Book: Надвигающаяся буря



Надвигающаяся буря

Пол Рудитис

Надвигающаяся буря

Раз в сто лет планеты выстраиваются так, что приливы и отливы Мирового океана смешаются и климат меняется, вызывая непредсказуемую погоду и землетрясения. Мир теряет равновесие. Спасти мир может только Огневержец. Он обязан в Ночь Эола собрать вместе Владык Стихий для священного ритуала. Демоны препятствуют воссоединению сил, способных уберечь мир. Они устраивают охоту на Тайлера и Владык Стихий: Зачарованные любой ценой должны предотвратить это...

Однако Ночь Эола неумолимо приближается...


Пролог


Весна в Сан-Франциско выдалась ранней, но была необычной — мрачной и ненастной. Четыре дня подряд погода приносила неожиданности, которые предсказать не могли даже метеорологи.

В понедельник с утра по всему городу расползся туман и держался целый день, несмотря на сильный ветер. Во вторник началась палящая жара. Однако с наступлением ночи температура упала ниже нуля. В среду ветер усилился и на город обрушился град. В четверг люди лопатами разгребали лед слоем в шесть дюймов, и в довершение всего повалил снег. К счастью, днем стало жарко, и снег и лед растаяли.

В пятницу Кристофер Ямг несся по умытым дождем улицам, испытывая на себе все метаморфозы погоды истекших дней, к которым для разнообразия добавились и легкие подземные толчки.

Как метеоролог Кристофер знал — с погодой происходит нечто необычное. Странные изменения климата медленно распространяются по всему миру. Каждый вечер в телевизионных новостях он старался успокоить население, обещая к воскресенью хорошую погоду и яркое солнце.

Однако он не говорил своим слушателям одного — такая странная погода была сто лет назад и связана с демонами, которые уже пять дней, как устроили за ним погоню.

Кристофер свернул машину с Бульвара Линкольна на стоянку Форт-Пойнт на такой скорости, что задние колеса заскользили по мокрой дороге и машина ударялась о ворота. Но Кристоферу удалось удержать руль, и повредилась лишь дверца пассажирского салона. Наконец он нашел парковочное место и поставил машину. Прежде чем выключить мотор, Кристофер посмотрел на приборную доску и увидел, что пошел пятый час. Через час ему предстояло выходить в эфир с последней сводкой погоды.

Кристофер выскочил из машины, не забыв на ходу прихватить сотовый телефон, и направился было в сторону моста «Золотые ворота», как позади него завизжали тормоза и остановилась машина с демонами. На какой-то миг Кристофер удивился, где это демоны все-таки раздобыли машину, но потом сообразил, что воровство для них ничто по сравнению с убийством. Он в третий раз за время погони нажал на сотовом кнопку скоростного набора номера.

Запись на автоответчике Кристофер слушал на бегу. Он не обращал внимания на то, что дождь хлещет его по лицу, главное было убежать от демонов и оставить информацию на автоответчик: «Это снова я. Не могу отделаться от этих ребят. Мне нельзя позволить им схватить себя. Поздравляю, ты теперь за главного. Этим утром я отправил тебе копию файлов. Сперва найди Тайлера. Это наш лучший шанс...»

Кристофер поскользнулся и выронил телефон. Тот покатился к сточной канаве, но Кристоферу было некогда искать трубку. Он слышал, как приближаются к нему демоны, и только сейчас понял, что зря тешил себя мыслью улизнуть от них.

Пока Кристофер бежал к мосту, дождь вдруг перестал, и через облака стало пробиваться солнце. Неожиданная перемена погоды не очень удивила Кристофера — уже целую неделю погода преподносила такие сюрпризы, и он воспринял солнце как знак, что поступает верно. Было бы не плохо, если бы солнце именно сейчас согрело его своими лучами.

Кристофер уже бежал по мосту, как вдруг увидел впереди группу туристов. Он остановился, понимая, что дальше бежать нельзя, иначе подвергнутся опасности ни в чем не повинные люди. Кристофер подумал, не применить ли против демонов свои силы. Но таким образом он сыграет им на руку. Косвенное нападение обернется неприятностями для туристов.

Демоны еще не были так близко, как ему казалось вначале, но, без сомнения, они настигают его. Большие, ужасные, похожие на людей демоны. Женщина весьма грозного вида и трое неповоротливых мужчин, явно неспособных бегать. Кристофер опять невольно удивился, почему эти скверные ребята почти никогда не бегают, словно быстрая ходьба выглядела более угрожающей. Он пожалел, что у него нет времени на разгадку этой тайны.

Кристофер собирался поднять руку, чтобы остановить машину, но сообразил, что если и найдется добрый водитель, который может подвезти вспотевшего, запыхавшегося, с безумными от страха глазами и промокшего от дождя человека, но никто не будет останавливаться посреди моста. Из этого положения есть всего один выход — умереть.

По крайней мере, он сам решит, как умереть.

Прямо на глазах у туристов Кристофер быстро перемахнул через ограждение и с горечью подумал, что о нем еще успеют сообщить в вечерних новостях. Но больше всего тревожил все-таки завтрашний вечер. Он всю неделю убегал от демонов, от этого многие дела для завтрашнего вечера остались незавершенными. Лишь еще один из них — Земледержец — знал о происходящем, но ее не было в городе. Кристофер волновался: если его уничтожат демоны, сможет ли ребенок по имени Тайлер заменить его на ритуале.

Женщина-демон протянула руку, чтобы схватить Кристофера, но он отпустил ограду и, падая, почувствовал, как греет солнце. Теплые потоки воздуха странным образом замедлили его падение. Пока он замедленно падал вниз, ему послышалось, как один из демонов сказал: «Ничего страшного. Мы знаем, где он живет». Но их голоса уж точно не могли падать вниз вместе с ним... Наверное, его разум сыграл с ним злую шутку. Кристофер на это надеялся. В противном случае его смерть — ошибка.

За долю секунды до погружения в воду Кристофера охватили языки пламени.


ГЛАВА 1


Солнечный Луч струился через замерзшее окно кухни Холлиуэлов прямо на записную книжку, лежавшую на разделочном столе. Пайпер по памяти вносила в нее ингредиенты, при этом медленно по часовой стрелке помешивала длинной деревянной ложкой какое-то варево в дымящейся кастрюле. Положив очередной ингредиент в кастрюлю, она ставила галочку в списке и тут же проверяла другие ингредиенты, сложенные перед ней в четком порядке. Ошибка почти исключалась — Пайпер точно отмеряла и добавляла травы в надлежащее время. Поднимавшийся из кастрюли пар источал приятный аромат, значит, она делала все верно.

— Привет, — произнесла Пейдж Мэттьюс, ее единокровная сестра, войдя на кухню и увидев происходящее. — Зелье?

 — Картошка. — Пайпер подняла разделочную доску, и аккуратно нарезанные дольки картошки посыпались в кастрюлю. — Я готовлю густой суп.

— На завтрак? — поинтересовалась Пейдж, подходя к плите и глубоко вдыхая аромат картошки.

— Как ни странно, на обед. — Пайпер опять проверила список и начала искать на разделочном столе следующий ингредиент, но не находила. — Ты можешь помешать? — спросила она и передала Пейдж ложку.

— Похоже, до обеда осталось часов десять, — сказала Пейдж, тыкая ложкой в гущу.

— Мешай медленно по часовой стрелке, — посоветовала ей Пайпер и повернулась к шкафчикам, чтобы просмотреть их содержимое. Сделала она это быстро, поскольку шкафчики были без дверец, их недавно разбили вдребезги, а Лео еще не успел вставить новые. — Сейчас положу все ингредиенты и начну готовить главное блюдо обеда, пока это потихоньку варится.

— Здорово. А по какому случаю вся эта готовка?

— Лео! — довольно громко произнесла Пайпер.

— Только не говори, что я забыла про его день рождения. — Пейдж сощурилась, пытаясь сообразить, что подарить Лео. — Думаю, ему всегда пригодится еще одна рубашка в клетку.

 — Его день рождения не сегодня, — заметила Пайпер, пропустив мимо ушей, замечание Пейдж по поводу пристрастий ее мужа к рубашкам в клетку. — Я позвала его по другой причине.

— Да, дорогая, — отозвался вошедший на кухню Лео, изображая веселость.

Пайпер знала, что его терпение иссякнет от того, что она опять вызвала его, как и несколько минут назад. Но ей сейчас было не до этого. Когда Пайпер занималась приготовлением еды, кулинарное искусство поглощало ее всю до конца. Уже давно она так не колдовала на кухне. Она специально освободила этот день для готовки, даже не пошла в клуб, чтобы насладиться собственной едой, которую готовила целый день. Такую роскошь можно себе позволить, когда являешься хозяйкой клуба. Правда, в субботний вечер там всегда много народу. «РЗ» становился довольно популярным местом и отнимал у Пайпер довольно много времени. Но надо делать и другие дела, поэтому пришлось в клубе взять свободный день для себя.

— Пожалуйста, сходи в магазин и купи немного фисташек... чищеных, если они есть.

— Тебе точно больше ничего не понадобится? — спросил Лео и тут же добавил: — ...любимая. Может, лучше войти в Интернет и там поискать рецепт?

Пайпер сдерживалась изо всех сил, чтобы не сорваться самой или не взорвать его, коли на то пошло. «Кое-кому невдомек, что повару собственные рецепты милее», — пыталась она успокоить себя.

Но его вопрос был не таким уж неуместным. Она уже несколько лет не исполняла обязанности повара, однако подозревала, что кулинарные способности не подведут ее.

— Разве я виновата, что мои файлы с рецептами погибли во время последнего нападения демона? — Пайпер надеялась, что муж понимает риторический характер этого вопроса. — Мне надо положить в блюдо фисташки до миндаля. В приготовлении пищи требуется предельная точность.

— Почему? — удивилась Пейдж.

Пайпер проигнорировала вопрос сестры, она знала, что вызван он простым любопытством, а не иронией.

— А теперь ступай, Лео. Быстрее ветра.

Чтобы придать сказанному больше веса,

Пайпер захлопала в ладоши. И тут зазвонил телефон.

Лео не стал спорить с ней и, не сказав ни слова, пошел выполнять поручение.

— Только не начинай сначала, — сказала Пайпер в радиотелефон и, успокаивая себя, глубоко вдохнула воздух. — Что еще?

Пейдж, продолжая медленно помешивать кастрюлю, заметила, что сестра все больше и больше волнуется.

— Не знаю. — Тон Пайпер был раздраженным. — Считай меня сумасшедшей, но если электрик говорит, что не может починить это до четырех часов, то, может, лучше пригласить другого электрика.

— Ну и ну, а я-то думала, что кулинария успокаивает, — констатировала Пейдж, когда Пайпер резко повесила на стену трубку и забрала у нее ложку.

— Я раньше любила готовить, — объяснила ей Пайпер. — Я с удовольствием работала в ресторане, но устала от суетливого менеджера. Сейчас у меня совсем не хватает времени, разве только на приготовление зелья для демонов. К тому же погибли мои рецепты...

— И ты поняла, что пора снова их собирать...

— Восстанавливать по памяти, — поправила Пайпер. — Но знаешь что? Моя память уже не та. Хочешь знать, почему? Сколько раз мое тело присваивали другие существа?

Пайпер застыла, вспоминая, как много существ пытались подчинить или погубить ее и сестер, и удивилась, что вообще может выкроить время на стряпню...

Снова зазвонил телефон.

«О чем это я? — подумала она, слушая, как телефон надрывается от звонков. — Какое тут еще свободное время?»

Пейдж хотела было подойти к телефону.

— Пусть звонит, — остановила ее Пайпер. — Телефон звонит уже все утро.

— Знаю, это было слышно даже на чердаке, — откликнулась Пейдж. — А в чем дело?

Словно подтверждая ее слова, телефон зазвонил снова,

— Вчера вечером в самом разгаре выступления певцов в «РЗ» из-за грозы отключилось электричество, — объяснила Пайпер. — Подскочило напряжение, и испортилась одна из электрогитар. Музыканты требуют, чтобы мы купили новую. Они почему-то не хотят считаться с заключенным между нами контрактом, в котором оговариваются форс-мажорные обстоятельства. Еще и кран в кладовой не работает, на него я пока не обращаю внимания — мне некогда. Я сегодня не хотела ничем заниматься, кроме стряпни, но, видимо, не получится.

В тот момент, когда телефон зазвонил в третий раз, на кухню вошла Фиби.

— Вы не берете трубку по конкретной причине?

— Да, — ответила Пайпер. — Только, пожалуйста, не заставляй меня объяснять все снова.

— Не слишком ли ты разоделась для субботы? — Пейдж с любопытством разглядывала Фиби.

Пайпер взглянула на очень нарядный черный жакет сестры и отметила про себя, что Фиби, как всегда, к наряду добавила свой «штрих»: надела жакет поверх красной кофты из шелка и короткой юбки с разрезом, который чересчур оголял бедро.

— Мне надо идти утрясать свой контракт, — заявила Фиби.

— Подожди, — перебила сестру Пайпер. — Ты все это время работаешь без контракта?

— Да, я проходила что-то вроде испытательного срока, — пояснила Фиби. — А теперь, когда моя колонка вроде бы пошла, Элиза считает, что нам следует снова обговорить и подписать контракт, чтобы учесть в нем ту работу, которую я делаю помимо писанины. Понимаешь... встречи с людьми, интервью. Речь даже шла о том, чтобы дать мне кого-нибудь в помощь. Я думаю, что стоит, наверное, завести агента... и коммерческого директора.

— Здорово. Разве мы не сильные мира сего?! — прокомментировала Пейдж. — Я чувствую себя такой лентяйкой.

— Ну вот еще, — произнесла Пайпер, обнимая младшую сестру. — В Центре ты делаешь важную работу. И ты знаешь это.

— Знаю, — согласилась Пейдж. — Пожалуй, там для меня можно найти другое занятие. Я в последнее время так увлеклась волшебством, что у окружающих создается впечатление, как будто я раздваиваюсь, недостаточно внимательна.

— Раз уж речь зашла об этом, — Фиби взяла из шкафчика готовый завтрак и надкусила его, — вы разузнали что-нибудь об этой странной погоде? Шторм почти всю ночь не давал мне спать, правда, он помог мне внимательно перечитать контракт. И это оказалось полезным. Адвокаты хотели вставить туда «моральный пунктик», гласящий, что мое поведение за пределами фирмы в определенном смысле сказывается на имидже рубрики «Спросите Фиби», и я должна вести себя соответствующе, иначе будут юридические последствия. Как раз эти последствия мне не очень понятны.

Пайпер попробовала на вкус блюдо, добавила щепотку карри, думая о Прю, о покойной своей сестре. Прю разобралась бы в любых юридических тонкостях контракта. Чем больше Фиби погружалась в свою работу, тем больше она походила на одержимую карьерой и всегда добивающуюся совершенства старшую Холлиуэл.

— Кажется, еще вчера ты забросила химию, чтобы обниматься и целоваться с Джошем Логином, — задумчиво сказала Пайпер.

— Да, но у нас получилась своя химия! — вздохнула Фиби. — Разве вы не знаете, что я уже взрослая и отвечаю за свои поступки? — Проглотив кусок пирога, Фиби продолжила: — Такое случается неожиданно.

— Мне казалось, что взрослые едят настоящий завтрак, — хитро улыбаясь, заметила Пайпер.

— Когда у них есть время, — парировала Фиби, уходя из кухни. — Позвоните, если что.

Стремительно входя в полицейский участок, инспектор Деррил Моррис взглянул на часы. Он опаздывал всего на две минуты, но эта задержка раздражала его. Деррил относился к тем людям, которые приходят на назначенную встречу минут за пятнадцать. С возрастом он изменился, особенно после рождения сына. Дети всегда вносят коррективы в жизнь родителей, и в том, что Деррил сегодня опоздал на работу, виноват оказался Деррил-младший.

Деррил Моррис хотел отвезти сына в пятницу вечером к бабушке с дедушкой, тогда бы он и Шейла, его прелестная жена, могли устроить себе романтические выходные. Но ночью нагрянул шторм, перепугавший мальчика так, что он отказался выходить из дома, несмотря на уверения отца, что в машине будет безопасно. Однако упрекать сына не в чем. От ярких вспышек молний и грома даже Деррилу-старшему становилось страшно. Он, правда, не показал своих переживаний сыну. От этого ребенку легче не станет. Деррил просто решил отвезти сына к бабушке с дедушкой утром. Вот почему в последнее утро шестидневной смены ему пришлось сделать крюк по пути на работу.

Деррил опустился на свой стул и бросил взгляд на аккуратно сложенные стопки бумаг. Он не относился к тем, кто имеет привычку накапливать дела, однако в последнее время написание рапортов требовало все больше и больше времени, поскольку их приходилось придумывать. Инспектор понимал, что никогда не сможет открыть правду многих дел, которые вел. На карту было поставлено слишком много жизней. Искажение правды не только спасало жизни, но и она сама была столь необычной, что никто бы не поверил в нее. Ведьмы, демоны, колдовство. До сих пор это была запретная тема для большей части весьма либерального населения Сан-Франциско. Какое найти объяснение тому, что подозреваемые, список которых рос, просто исчезали с лица земли?



Например, на прошлой неделе исчез негодяй, подозревавшийся в убийстве и торговле наркотиками. Начальство Деррила не видело ничего особенного в том, что наркоделец убирает своих клиентов. На самом деле преступник был демоном. Он продавал таинственную смесь из Индии, которая не только убивает, но и лишает человека семи чакр. Деррилу пришлось и найти объяснение наркотику, имевшему лишь отдаленное сходство с героином, и обойти тот факт, что Пайпер взорвала подозреваемого после того, как тот снес половину ее кухни.

При обычных обстоятельствах он и вовсе не упомянул бы о Зачарованных в рапорте, если бы бдительный сосед особняка Холлиуэл не вызвал полицию, услышав доносившиеся оттуда взрывы. И было это уже не один раз. Демон исчез, когда на место приехали помощники Деррила, однако свидетели утверждали, что видели, как в дом вошел «мужчина», соответствовавший описанию подозреваемого.

Прежде чем идти к шефу, Деррил последний раз взглянул на рапорт. Дело было не в том, чтобы поставить точки над i. Малейшая ошибка могла навлечь на него неприятности и подвергнуть опасности его друзей, которые, кстати, были ведьмами. Деррил, в конце концов, начинал признавать факт таинственной стычки, но не мог свыкнуться с этим до конца, особенно со своей ролью в произошедшем.

— Инспектор, — к нему обратилась детектив Уоррингтон, сидевшая за столом в противоположном конце комнаты, — откуда эта капризная погода? Разве она не связана с делом, которое ты расследуешь?

Деррил только улыбнулся в ответ и покачал головой. Он знал, что приобрел репутацию человека, занимающегося странными, какими-то «паранормальными» делами, что, естественно, усложняло ему задачу составления рапортов.

— Моррис, может, какой-нибудь Том-Тит-Тот насылает на нас весь этот дождь? — поддержала коллегу детектив Симпсон.

— А может, Зевс разбрасывается всеми этими молниями? — продолжала Уоррингтон.

— Может, мороз щиплет докрасна твой нос? — добавила Симпсон, и обе прыснули от смеха.

— Очень забавно, — сказал Деррил, хотя ему было совсем не смешно. Его удивило только, что Уоррингтон знала про греческого бога Зевса.

— У нас тут есть кое-что для тебя, — сказала Симпсон. — Вчера днем человек бросился с моста «Золотые ворота». Подумать только, это оказался метеоролог, выступающий в местных новостях с прогнозом погоды.

— В том, что прыгают с моста, нет ничего нового, — ответил Моррис, вставая, чтобы отнести рапорт шефу.

— Верно, — согласилась Уоррингтон. — Однако, по свидетельствам очевидцев, этот прыгун, прежде чем коснулся воды, превратился в огненный шар.

— Похоже, он хотел просто охладиться, — спокойно отреагировал Деррил и вышел. Ему не хотелось подтверждать репутацию человека, интересующегося паранормальными явлениями.

Постучав в дверь, Деррил вошел в кабинет шефа.

— Доброе утро, Деррил, — приветствовал его шеф, потягивая кофе.

— Доброе утро, шеф. Я принес рапорт об убийствах, связанных с наркотиками. — Моррис положил папку на стол и продолжал стоять,

— Исчез очередной подозреваемый? — поинтересовался шеф. — Мне не нравится, что в последнее время от нас ускользают преступники.

— Да, но, по крайней мере, после их исчезновения такого рода преступления больше не совершаются, — неубедительно возразил инспектор.

— Тем не менее мне не нравится, что эти дела не закрыты, — сказал шеф.

 «Мне тоже», — подумал Деррил. Он понимал, что ничего не может сделать, чтобы шеф был доволен. Никто не может дать ответа на происходящие странности.

— Уоррингтон и Симпсон мне только что говорили о деле, которым занимаются, — заметил Моррис. — Похоже, им понадобится помощь.

— Полагаю, они справятся с этим прыгуном, — отклонил его предложение шеф.

— Да, но речь идет о местной знаменитости, — возразил Моррис. — Вы же знаете, что обе дамы не очень-то умеют общаться с прессой.

— Пусть набираются опыта, — стоял на своем шеф. — Как раз это дело и поможет им научиться.

— Этот случай странноват. — Деррил опять сделал попытку подключиться к расследованию. — Вам не кажется? — мягко добавил он.

— Не более странный, чем дело, которое вы расследуете, — ответил шеф. В его голосе не чувствовалось упрека. Моррис знал, что шеф на службе уже не первый год, за это время повидал много странного, и его нельзя упрекнуть в плохом руководстве. На многие вещи шеф смотрит сквозь пальцы. — У меня для тебя найдется еще кое-что. — Шеф протянул Деррил у записку. — Только что звонили насчет пропавшего ребенка. Похоже, здесь нет ничего необычного... по крайней мере, если считать обычным делом похищение ребенка сумасшедшим.

 — Я немедленно займусь этим, — ответил Моррис, повернулся и вышел из кабинета. Инспектор Моррис терпеть не мог случаев с похищениями, но на этот раз ему очень хотелось заняться обычной работой полицейского, обычными подозреваемыми с обычными уликами.

Однако выбросить из головы необычное дело, о котором он только что узнал от коллег, Деррилу никак не удавалось, и он решил все- таки заглянуть к Зачарованным, поговорить о вспыхнувшем и сгоревшем прыгуне.


ГЛАВА 2


— Мы хотели дать ему поспать, — всхлипывая, говорила миссис Майкле. — Никому из нас не удавалось выспаться в течение этого сумасшедшего времени, когда оформляли документы на усыновление и... — Слезы не позволили ей договорить, и женщина в отчаянии прижалась к плечу мужа.

Мистер Майкле крепко держал жену, нашептывая ей что-то, но Моррис не мог разобрать что.

— Извините, — сказала миссис Майкле, шмыгая носом и пытаясь взять себя в руки.

Ее извинение было совершенно излишним.

Инспектор долго рассматривал фотографию одиннадцатилетнего мальчика, ожидая, когда женщина успокоится. На пропавшего ребенка у инспектора пока не было никаких данных, так что дело могло пойти по одному из двух вариантов: или о беглеце или о похищении.

Стивен и Мария Майклсы знали своего ребенка меньше года. Он только что, в начале этой недели, когда погода всех удивляла, официально стал их сыном и пропал. В делах подобного рода родители подозреваются в первую очередь. Но Моррис интуитивно чувствовал, что родители не замешаны ни в какой грязной игре против мальчика.

Инспектор не любил эту часть расследования — проверять каждое слово и поступок родителей. Он представить не мог, как бы сам повел себя, если бы, войдя в комнату сына, обнаружил, что тот исчез. Ему даже в мыслях не хотелось допускать подобное.

— Миссис Майкле, — произнес Моррис.

— Зовите меня Марией, пожалуйста, — ответила та, собираясь с духом.

— Когда вы точно обнаружили, что его нет? — Моррис осторожно пытался разговорить ее.

— За минуту до того, как мы позвонили в полицию. — Мария дотянулась до диванной подушки и начала теребить ее края.

— Вскоре после девяти часов, — тихо уточнил мистер Майкле.

— Я сразу поняла, что случилось неладное, — продолжила его жена. — Кровать была в полном беспорядке, а его вещи разбросаны по всему столу. За время усыновления он старался изо всех сил вести себя хорошо. Ему казалось, что мы вернем его назад, если в комнате будет беспорядок, и очень боялся этого.

Печальная улыбка мелькнула на лице инспектора и тут же исчезла.

— Окно было широко распахнуто, — добавил мистер Майкле к рассказу жены. — Я помню, что мы его закрыли из-за разразившейся прошлой ночью грозы.

Моррис уже успел подняться в комнату мальчика и бегло все осмотрел. На полу не было следов воды, и даже занавески не промокли, а это говорило о том, что возможное похищение произошло лишь после того, как утихла гроза. Эксперты тщательно все осмотрели, следов взлома не обнаружили. Правда, если окна не были заперты, то ничто не могло помешать кому-то просто открыть их снаружи, несмотря на то, что Майклсы жили на втором этаже. Дом был старинной постройки, невысоким.

К счастью или несчастью — в зависимости оттого, как оценивать ситуацию, — на расстоянии короткого прыжка от окна находилась ветка. Моррис не мог представить, что кто-то унес мальчика через окно, но нельзя было исключить, что похититель заставил его прыгнуть на ветку.

Инспектор готовился задать следующую серию трудных для Майклсов вопросов, как услышал, что позади кто-то откашлялся.

 Повернувшись, он увидел в фойе офицера Макги.

— Извините меня, я на минутку, — спокойно произнес Моррис, встал с дивана и вышел в фойе.

— Извините, что прерываю, — сказала Макги тоном, соответствующим царившей в доме тишине. Все говорили вполголоса, словно находились в библиотеке... или морге. — Похоже, вас ждут на улице.

В напряженном голосе и неловких жестах офицера было нечто такое, что тут же встревожило инспектора. Он оглянулся на миссис и мистера Майклсов, с виноватым видом вышел в передний дворик и сразу понял, почему Макги вела себя столь скованно.

На противоположной стороне улицы стояли два темных «Седана». Их принадлежность к ФБР была столь очевидна, что Моррис удивился, не увидев опознавательных знаков на машинах. За рулем одной из машин сидел человек и смотрел на дом, еще двое агентов находились в другой машине, а главный следователь уже поднимался по ступенькам к дворику.

— Я очень надеюсь, что следователи департамента полиции Сан-Франциско не наследили на месте преступления, относящегося к моей компетенции. — У агента ФБР была презрительная усмешка, отчего Макги напряглась до предела.

— А я надеюсь, что ФБР не уничтожит улики, которые мне удалось собрать, — огрызнулся Моррис, не глядя в сторону поднимающегося агента.

— Вы хотите сказать, что собрали их, задавая свои наивные вопросы? — отреагировал следователь ФБР.

Оба пристально посмотрели друг на друга, и Деррил улыбнулся.

— Как поживаешь, Сэм?

— Прекрасно, Дер, — улыбнувшись, ответил агент и протянул руку.

Моррис вместе с Сэмом Харкинсом когда- то расследовал — и большей частью успешно — несколько дел, связанных с исчезновением людей. Они относились с уважением друг к другу.

Инспектор полиции получил записку от шефа и знал, что кто-то приедет из ФБР. Поэтому обрадовался, когда увидел Харкинса.

— Итак, признайся, ты уже подготовил для меня рапорт об этом деле? — спросил Харкинс с еле заметной ноткой надежды в голосе.

— Увы, я только сейчас начал допрашивать родителей, — ответил Моррис. — Ты хочешь забрать это дело у меня прямо сейчас?

— Раз ты уже установил контакт, почему бы мне просто не понаблюдать за происходящим? — отозвался Харкинс.

Харкинс не относился к тем агентам, которые грубо вторгались в начатое дело и, предъявляя свои права, закрывали двери перед местной полицией. Именно поэтому большинство случаев, которые вместе расследовали Моррис и Харкинс, увенчались успехом.

 — Ты уже знаком с ситуацией? — опять задал вопрос Харкинс. — Что подсказывает интуиция?

— Еще нет. — Деррил задумался и насмешливо добавил: — Я как раз подхожу к самой забавной части.

— Начнем? — Харкинс указал в сторону открытой двери.

Моррис кивком дал знать Макги, чтобы она оставалась во дворике, и повел агента ФБР в дом. По дороге он кратко изложил то, что ему удалось выяснить. Войдя в гостиную, Деррил увидел, что миссис Майкле все так же сидит на диванчике и теребит подушку, в ткани уже появилась дырка. Мистер Майклс переместился к письменному столу и, похоже, раздумывал, стоит или не стоит выкурить сигарету — в руке он держал открытую пачку.

— Я пытаюсь бросить курить. Эту пачку я оставил на всякий случай, — объяснил он, кладя сигареты на место.

Мистер Майклс отошел от стола и вернулся к сидевшей на диване жене.

— Мистер и миссис Майклс, познакомьтесь, федеральный агент Сэм Харкинс, — представил Моррис своего товарища. — Он берет расследование в свои руки.

— Берет в свои руки? — Мария бросила на инспектора полиции полный испуга взгляд.

— Не волнуйтесь, мадам, — успокоил ее Харкинс. — Моррис никуда не уходит. Мы будем работать вместе.

 — Нам действительно нужно участие ФБР? — Мистер Майкле почувствовал, как серьезно обстоит дело, если к нему подключают важных персон. — Тайлер ведь не мог уйти далеко.

Моррис не собирался гадать, как далеко похититель увез их сына. Скорее всего, он пересек границы штата, иначе здесь не было бы ФБР.

— Нам нужно как можно больше помощников, — объяснил он, стараясь говорить спокойно, чтобы родители не волновались.

Видимо, это подействовало, ибо мистер Майклс пожал руку Харкинса.

— Пока я просто послушаю, — сказал Харкинс, пожав также руку Марии. — Пусть инспектор Моррис продолжает с того места, где его прервали.

— Хорошо, — согласился мистер Майклс, хотя в его голосе не чувствовалось радости.

— Вы говорили, что усыновление завершилось недавно, — начал Моррис, осторожно приближаясь к главной теме. Вмешательство в чужую жизнь было необходимо, чтобы раскрыть преступление. — Во время усыновления не возникали какие-нибудь непредвиденные обстоятельства, связанные, например, с настоящими родителями мальчика?

— Насколько нам известно, Тайлера уже много лет передают от одного опекуна к другому. Они в этом не принимают участия, — ответил мистер Майклс.

— В последней семье, где он жил, возникла проблема, — добавила его жена. — Приемные родители вдруг исчезли.

Моррис и Харкинс переглянулись. Этот поворот определенно заслуживал внимания — инспектор полиции невольно вспомнил загадочное исчезновение метеоролога.

— Что вы подразумеваете под словом «исчезли»? — спросил Харкинс.

— Мы точно не знаем, — ответила миссис Майклс, теребя подушку. — Тайлер совсем не хотел говорить об этом.

— Может, вам следует поговорить с работницей социальной службы, которая свела нас с Тайлером? — предложил мистер Майклс. — Мне все время казалось, что она хорошо осведомлена, но по каким-то причинам не желает или не может сказать нам обо всем.

При упоминании работницы социальной службы Моррис интуитивно насторожился. В городе было сотни, если не тысячи, социальных работников, и вероятность его подозрений, на первый взгляд, может оказаться незначительной. Однако почему-то при таинственных исчезновениях в судебных делах упоминаются работники социальной службы.

— Вам кажется, что эта работница каким-то образом замешана в этом? — Харкинс хотел более подробной информации.

— О господи, ни в коем случае! — испугалась миссис Майклс. — Она делала все, что могла, чтобы усыновление прошло гладко. Все относились к нам так чудесно.

— Вы можете назвать нам имя этой работницы? — подключился к разговору Моррис.

— Разумеется, — откликнулся мистер Майклс, вставая. Он снова подошел к столу, где лежали сигареты, но старался не замечать их. — Ее зовут Пейдж Мэттьюс. У меня где-то записано, как связаться с ней.

Моррис взял клочок бумаги, которую протянул ему мистер Майклс, хотя и так знал, что там написано, и передал Харкинсу.

Фиби въехала на стоянку, освещенную солнцем, но осталась сидеть за рулем. Она отметила, что плотный туман окутал все близлежащие здания, но к стоянке не приблизился. Фиби уже начинала подозревать, что капризы погоды как-то связаны с ней и ее сестрами, и почти уверовала в это, если бы по пути на работу не заметила еще несколько зданий, тоже окутанных туманом. Но не по этой причине она боялась войти в здание.

Фиби тревожил контракт. Подписав его, она окажется юридически привязанной к этой работе на какой-то период времени. В том, чем она занималась, сквозила какая-то безысходность. Как бы ей ни нравилось оказываемое ее персоне внимание, было что-то пугающее во всем этом. Вдруг она останется на этом месте на всю жизнь!

 Сегодня помимо контракта Фиби должна взять еще интервью вместо своего коллеги, разобраться с медицинской страховкой и продумать свои пенсионные дела. Последнее уж точно наводило на мысль, что она стара. Если добавить к этому и развод с Коулом, то вообще, не преждевременно ли она состарилась...

«Вот, опять я за свое», — подумала Фиби, глубоко вдохнув теплый воздух. Так не хотелось идти к окутанному туманом зданию редакции.

— Вот и ты, — сказала редактор Элиза Роман, когда Фиби направлялась к своему кабинету. — Спорю, что мне удастся подключить тебя к системе слежения! Тогда я буду знать, где ты находишься каждую минуту.

— Делай что хочешь. У меня голова совсем не соображает. — Фиби стало все сразу безразлично.

— Надеюсь, ты принесла свою последнюю колонку, — не унималась Элиза, — и свои замечания по поводу нового контракта.

Фиби не знала, что ответить, и поэтому ускорила шаг, но Элиза не отставала.

— Фиби, мы же должны выпускать газету, — напомнила Элиза, сурово глядя на свою сотрудницу.

— Элиза, я работаю над колонкой. Именно поэтому я здесь. Разве я хоть раз подводила тебя? — заворковала Фиби.

— Мне почему-то кажется, что ты нарушишь сроки подачи материалов. Я знаю, что все будет сделано в последний момент. — Элиза упорно шла за Фиби. — На самом деле мне надо поговорить с тобой совсем о другом. — Девушки вошли в кабинет, и Элиза села на стул, предназначенный для посетителей.



Фиби надеялась, что ей удастся приступить либо к статье, либо к контракту, как только она окажется в своем кабинете. Но раз Элиза села, дела придется отложить на более позднее время. Фиби уселась за свой стол.

— Да?

— Я знаю, что ты очень занята, — начала Элиза. — Но, я думаю, ты сможешь выручить меня.

— О, Элиза, ты же знаешь, что я рада тебе помочь, — заворковала опять Фиби и все-таки добавила: — Если смогу.

— Это как раз по твоей части, — тут же отреагировала Элиза, жестом руки давая понять, что дело пустяковое. — Видишь ли, бабушке Гудвудс пришлось взять короткий отпуск.

— Бабушке Гудвудс?

— Это наш редактор воскресного приложения для детей, — пояснила Элиза, будто Фиби следовало знать, о чем идет речь. — Дети просят у нее помощи. Например, «Мой друг все время дразнит меня», «Мой брат оторвал голову моей любимой кукле»... и бабушка Гудвудс дает им советы.

— Уф, — произнесла Фиби, неожиданно обнаружив, что у газеты есть еще один редактор-советчик. Ей действительно следовало быть в курсе дел.

— Так вот, — продолжила Элиза, — бабушка Гудвудс уехала на две недели в Торонто к сестре. Та попала в больницу.

— Надеюсь, с ней не случилось ничего серьезного? — заметила Фиби, чувствуя себя виноватой, что не знакома с бабушкой и даже не знает ее настоящего имени.

— Пока речь идет об анализах, — ответила Элиза. — Но ты можешь представить, как она будет занята. Вряд ли ей удастся сосредоточиться на колонке... И я подумала: всего на несколько недель ты могла бы стать бабушкой Гудвудс.

— Я? — удивилась Фиби. — Бабушкой Гудвудс?

Фиби не знала, что и сказать. Предложение довольно безобидное. Но в этом имени — бабушка Гудвудс — было нечто, не дававшее покоя.

Тут вошла в кабинет Нора Джонсон:

— Извините, что беспокою. Элиза, я хотела предупредить, что ухожу узнать подробности о похищенном ребенке.

Пока Элиза и Нора говорили о каком-то исчезнувшем Мальчике, Фиби разглядывала сверкающий серебристый нож для разрезания писем, пытаясь повернуть его так, чтобы увидеть собственное отражение. После разговора с редактором ей казалось, что она заметила у себя признаки морщин вокруг глаз.

— Фиби! — прозвучал голос Элизы.

 Фиби со стуком опустила нож на стол и увидела, что Нора уже ушла.

— Похищение? — произнесла она, надеясь на время отложить свои проблемы.

Она, конечно, поможет Элизе с «бабушкой», но ей хотелось привыкнуть к этой мысли.

— Или бегство... — Элиза задумалась. — Пока мы ничего не знаем. Сейчас речь идет лишь о пропавшем мальчике... Видишь ли, когда-то я воспринимала это как исчезновение. Возможно, теперь не так воспринимаю. Я начинаю уставать от всего этого.

Фиби понимала, о чем говорит Элиза. Ей удалось спасти столько невинных существ, но рассказывать об этом нельзя.

Надеюсь, мне, в конце концов, придет в голову, что могло случиться с несчастным маленьким Тайлером Майклсом. — Элиза вздохнула.

— Как ты сказала? — переспросила Фиби. Она не ожидала услышать знакомое имя. — Ты сказала Тайлер Майклс?

— Да, — ответила та. — А что?

— Помнишь, я сказала тебе, что у меня голова совсем не соображает? — Фиби встала.

— Да. — Элиза приподнялась на стуле, и на ее лице мелькнуло смущение.

— Так вот, моя голова начала соображать...

Пейдж разочарованно захлопнула «Книгу Теней».

«Вот невезение», — подумала она.

 Она искала разгадку странной погоде с тех самых пор, как ей на голову упал огромной величины град. Лео удалось вылечить ушиб, но он не сумел убедить ее, что град не предназначался именно ей. Потом даже Лео насторожился, видя, что погода продолжает вести себя самым загадочным образом.

Пейдж подозревала, что одной из причин, из-за которой не удается получить ответ в огромной книге, является ее неумение сосредоточиться. И на самом деле верно: Пейдж полностью посвятила себя работе, не причастной к ее волшебству.

Оформление усыновления Тайлера Майклса подействовало на нее самым неожиданным образом. Мальчик оказался Огневержцем, бежавшим от своих приемных родителей-демонов. Пейдж не смогла объяснить себе, почему последние приемные родители мальчика оказались демонами.

В Тайлере она увидела родственную душу, он так же, как и она, постигал силу, об обладании которой и не догадывался. Пейдж привела Тайлера домой, где он подружился со всей ее семьей, особенно с Пайпер. Сестры спасли мальчика, и Пайпер задалась мыслью пристроить его в хорошую семью.

Пейдж вскоре нашла Стивена и Марию Майклсов, но оформлением усыновления занималась слишком долго. Время, которое она потратила на эту работу, следовало бы посвятить изучению своей новой жизни в качестве Зачарованной. Она знала: волшебные силы должны быть самым главным в ее жизни, пора серьезно изучать «Книгу Теней».

Поэтому надо хотя бы найти причину, по которой капризничает погода. Однако вкусный запах варева Пайпер сводил ее с ума даже на чердаке, и ей захотелось спуститься вниз снять пробу.

Пайпер взяла пробу из кастрюли, слегка подув на ложку. Она немного подержала мясо во рту и затем проглотила. Как следует распробовав свое блюдо, Пайпер выключила плиту, поднесла кастрюлю к раковине, опрокинула содержимое на дуршлаг и наблюдала, как выливается мясной бульон. Поставив кастрюлю на разделочный стол, Пайпер взяла дуршлаг со смесью картофеля, орехов и других ингредиентов и выбросила все в мусорный контейнер.

— Лео! — позвала она так громко, что слышно было во всем доме, и взялась за карандаш.

Ее мужу понадобилось лишь мгновение, чтобы оказаться на кухне, — он как раз выходил из гостиной.

— Да, дорогая. — Лео натянуто улыбался. Он тут же заметил, что кастрюля пуста. — У меня такое ощущение, будто снова придется наведаться в магазин.

— Извини, —сказала Пайпер. — Но я хочу, чтобы это блюдо получилось совершенным. Все время звонят из клуба, я отвлекалась, и что-то не получилось...

— Пайпер, — начал Лео, тщательно обдумывая каждое слово. — Это ведь твой первый свободный день за... многие годы? Может, тебе следует... не знаю... отдохнуть?

— Я готовлю, чтобы отдохнуть, — ответила та. — Разве не видно, что я отдохнула?

Словно в ответ на вопрос Пайпер раздался звонок, и она, не глядя, протянула руку к телефону и треснула его об стену.

— Ладно. — Пайпер вздохнула. — Обещаю, что отдохну, когда начну готовить основное блюдо. Но, прежде чем я смогу приступить к нему, сходи в магазин... пожалуйста.

— Видишь ли, мои силы в самом деле предназначены для более полезных вещей. Я ведь не твой таинственный мальчик на побегушках, — сыронизировал Лео.

— Нет, ты мой нежный и понимающий супруг, — стала подлизываться Пайпер, — который получит обед для гурманов, если ради меня сходит еще разок в магазин.

Выведенный из себя Лео взглянул на Пайпер, и та без слов поняла, что обед должен быть произведением искусства и включать в себя еще и вкусный и утонченный десерт.

— Я люблю тебя, — добавила Пайпер, передавая Лео список покупок.

— Я тоже тебя люблю, — сказала Пейдж, входя на кухню как раз в тот момент, когда исчез Лео. — Что это за неожиданное признание в любви?

 — Просто умасливаю своего мужа. — Пайпер достала из контейнера мешочек для мусора и завязала его.

— А что с телефоном? — поинтересовалась Пейдж, почувствовав запах гари и заметив проводки, вылезающие из телефонного аппарата. — Я пропустила очередного демона? Откуда взялось это непреодолимое желание нападать на нашу кухню?

— Извини, моя хорошая, — ответила Пайпер, не вдаваясь в дальнейшие объяснения. — Удалось разузнать причины скверной погоды?

— Полная неудача. — Пейдж состроила гримасу.

— Обычно все проясняется, когда меньше всего думаешь об этом, — заметила Пайпер и, открыв дверь кухни, увидела своего юного друга Тайлера Майклса. Он явно запыхался и выглядел страшно напуганным. И одет был почему-то в пижаму.


ГЛАВА 3


 Демон верхнего уровня, известный под именем Ураган, откинулся на спинку каменного стула и свысока посмотрел на своего слугу, опустившегося перед ним на колени. Стул стоял на специальной платформе, так, чтобы слуге приходилось вытягивать шею перед повелителем. В этом как раз и заключался смысл расположения вещей в этом помещении.

Ураган сделал себе надежное убежище. Оно напоминало пещеру. В этом помещении всегда держалась приятная комнатная температура. Воздух здесь никогда не приходил в движение, как бы слуги в угоду повелителю ни размахивали веерами. Здесь никогда не загорался огонь. Никогда не текла вода. Даже пылинка не могла проникнуть в это чистое каменное помещение.

Но трудно выразить словами, как Ураган ненавидел это место, потому что мог покинуть его лишь один раз в сто лет.

Ураган подчеркнуто игнорировал слугу, сосредоточив внимание на пластиковом цилиндре, в котором вода циркулировала, словно вихрь. Он не понимал, как работает эта таинственная вещь, не знал, как она попала сюда. И это было неважно, главное, что она радовала его. Он следил за круговоротом воды и представлял себе силу урагана, сметающего целые города. Надо высвободить силы этого урагана, чтобы он, повинуясь воле демона, нагнал страху на человечество.

«Если иметь воображение, то дешевая маленькая игрушка может и в самом деле стать забавной», — подумал он.

— Можешь встать, — сказал Ураган слуге, отложив игрушку.

Когда младший демон встал, его голова оказалась на два фута ниже головы повелителя. На лице подчиненного расплылся синяк, правда, порез уже заживал.

Ураган посмотрел на своего подчиненного.

— Хорошо, можешь говорить, — произнес он.

— О великий и всемогущий! — начал тот.

— Прекрати пустословие, — прервал его Ураган. — С моим самолюбием и так все в порядке. Продолжай.

— Покорнейше прошу прощения за этот промах, — слуга говорил и кланялся.

— У меня начинается морская болезнь, — заметил Ураган. — Встань прямо! Веди себя, как подобает демону.

— Да, повелитель. Я так виноват, что снова подвел вас, — продолжил младший демон. — Я ничего не мог поделать. Я не был готов к тому, что произойдет дальше. Это меня не оправдывает. Я молю о прощении.

Ураган специально молчал, чтобы слуга помучился, не расслаблялся. Он взял папку, лежавшую на столе рядом со стулом, и пролистал ее. Вчерашний «промах» младшего демона на самом деле обернулся успехом. Хотя их добыча погибла, очень важную информацию удалось получить. В папке находились подробные сведения этого дела демонов. Да, одно довольно серьезное упущение, но его подчиненный быстро обнаружил его, так что все прошло гладко.

— Хорошо, — произнес Ураган.

— Хорошо, повелитель? — переспросил младший демон.

— Хорошо, я принимаю твое извинение, — ответил Ураган. — Наверное, ты подумал, что я убью тебя или сделаю еще что-нибудь?

— Ну... да. — По лицу младшего демона было видно, что он стал приходить в себя.

— Если я и в самом деле убил бы тебя, тогда мне пришлось бы искать кого-нибудь вместо тебя, — пояснил Ураган. — А ты знаешь, как трудно найти замену, когда безвылазно сидишь здесь?

 — Но сегодня вечером вы станете свободным, — возразил младший демон с притворной радостью, словно Ураган нуждался в этом напоминании.

— А если все пойдет по намеченному плану, возможно, мне больше не надо будет полагаться на своих подчиненных, — заметил Ураган. — Так что, как видишь, я все еще могу убить тебя.

На самом деле Ураган лукавил, он не обладал властью распоряжаться жизнью подчиненных ему демонов, однако они не знали об этом, и Ураган обращал их неосведомленность себе на пользу.

— Спасибо вам, мой повелитель, — поблагодарил младший демон.

«Мне действительно следует окружить себя более умными подчиненными», — подумал Ураган.

— Разумеется, ты уже догадываешься, что больше не возглавляешь демонов, — напомнил ему Ураган. — Эта ответственность передана более достойному.

— Лео! — снова позвала Пайпер.

И на этот раз Лео быстро возник перед ней, хотя уже шел в магазин.

— Ты что-то забыла добавить в список? — спросил он и увидел за столом Тайлера — он пил горячий шоколад. — Привет, Тайлер. Не думал, что ты заглянешь к нам... в пижаме.

Тайлер не оторвал глаз от своего напитка, как будто ничего не слышал.

Пайпер отвела Лео в сторону.

— Он только что нежданно появился и упорно молчит, — прошептала она. — В его глазах виден страх.

— Может, нам лучше позвонить его родителям? — предложил Лео.

— До того, как мы разберемся, что происходит? — спросила Пайпер. — Родители ведь ничего не знают о его силах.

— Ну они же должны знать, что происходит неладное, — объяснил Лео. — Должно быть, они страшно волнуются.

— А если мы позвоним, они обязательно захотят прийти сюда, — возразила Пайпер. — Пока его родители приедут, кто знает, что с ними может произойти? Я обещала Тайлеру нормальную жизнь.

— Мы сделаем все, чтобы она у него была. — Лео обнял ее за плечи. — Но мы не сумеем ничего сделать, если он не скажет нам, что происходит.

— Может, ему надо прийти в себя, — сказала Пайпер. — Я знаю, что мне он все расскажет.

Пайпер и Тайлер привязались друг к другу почти сразу же, как Пейдж привела его в их дом. Пайпер сначала хотела, чтобы он сохранил свои силы Огневержца и управлял огнем при помощи своего ума. Но когда Тайлер стал постигать, как пользоваться своими эмоциями для обуздания огня, который сам же порождал, Пайпер поняла, как эта способность подавляла мальчика, он хотел быть нормальным ребенком. В конце концов, она согласилась с его решением не пользоваться этими силами до тех пор, пока он не повзрослеет. Она даже сделала зелье для него, чтобы подавить эти силы. Пайпер общалась с Тайлером в течение всего периода усыновления, была рядом с ним на тот случай, если ему понадобится помощь.

И теперь, когда Тайлер несколько минут назад появился у них дома, она подумала, что его мечте о нормальной жизни пришел конец.

— Он что-нибудь сказал? — забеспокоился Лео.

— Я не хотела вынуждать его, — ответила Пайпер. — Я подумала, что немного горячего шоколада позволит ему прийти в себя.

В этот момент они услышали, как открылась входная дверь и со стуком захлопнулась.

— Пайпер! Пейдж! — крикнула Фиби, входя в дом. — Пожалуй, у нас возникла... — она вошла на кухню и увидела Тайлера, — ...проблема.

— Сестра, проблема возникла еще до твоего появления, — заметила Пейдж.

— Привет, Тайлер, — поздоровалась Фиби и повернулась к Пайпер: — Что случилось?

— Мы надеемся, что Тайлер сможет ответить на этот вопрос. — Пайпер подсела к своему юному другу.

Тайлер отпил еще один глоток горячего шоколада.

— Я думал, что все должно прекратиться, — заговорил он, — после того, как вы отобрали у меня силы.

— Тайлер, я не забирала твои силы, — поправила его Пайпер. — Твои силы все еще при тебе. Просто ты не можешь воспользоваться ими прямо сейчас.

— И поэтому он пришел за мной? — спросил мальчик.

— Кто? — задала вопрос Пайпер, тут же насторожившись. — Кто пришел за тобой?

— Не знаю. — Тайлер поставил кружку. — Я проснулся сегодня утром, этот парень напал на меня.

— Он был похож на обычного парня? — заинтересовалась Фиби. — Или в нем замечалось нечто демоническое?

— Демоническое? — переспросил Тайлер.

— Понимаешь, — сказала Пейдж. — Рога... блеск в глазах... хвост... и все такое.

— Он выглядел обычно. — Тайлер был обескуражен. Ведь большинство демонов, с которыми он и Зачарованные сталкивались, выглядели как люди. — Он давил мне на грудь и бормотал... о том, что больше не даст промаху или что-то вроде этого. Я думал, что тот Источник не будет больше интересоваться мною.

— Сейчас ты не должен об этом беспокоиться. Источник здесь ни при чем — успокоила его Пейдж. — Или... постой... или он снова вернулся? Ничего не понимаю.

 Пайпер, не обращая внимания на сестру, обратилась к Тайлеру:

— Тайлер, я не думаю, что это Источник. Его демоны смогут выследить тебя только в том случае, если ты воспользуешься своими силами. А пока они подавлены, то есть связаны, тебе ничто не должно угрожать. Что произошло потом?

— Я начал орать, но подумал, что этот парень может быть демоном, и мне не хотелось, чтобы Мария и Стивен... то есть мама и папа... пострадали. Поэтому я... — Тайлер умолк.

— Ничего страшного. — Пайпер обняла мальчика. — Нам ты можешь сказать.

— С тех пор как я переехал к родителям, — продолжил он, — у моей постели постоянно находится бейсбольная бита.

— Эй, бейсболист, я могу тебя кое-чему научить, — подбодрила его Пейдж. — Я играю центральным нападающим в команде по софтболу.

— Не думаю, что он приобрел биту ради этого, — сказала Пайпер. — Ты ведь взял ее, чтобы защищаться от демонов, правда?

Тайлер кивнул головой и стал рассказывать дальше:

— Демон уставился на мои руки. Он не глядел мне в лицо. Я протянул руку, схватил биту и ударил его по голове.

— Гол! — рассмеялась Пейдж.

— Он вроде как упал. Но не совсем. Он нетвердо держался на ногах. Я выпрыгнул из кровати, но он преградил мне путь к двери. Поэтому я открыл окно, спустился по дереву и бежал, — закончил Тайлер.

— Всю дорогу до нашего дома? — спросила Фиби. — Это же больше мили!

— Это не так далеко, — возразил Тайлер.— Я знаю, что демон гнался за мной, но уверен — мне удалось убежать от него. Мне пришлось затаиться и убедиться, что он потерял мой след.

Тайлер посмотрел в окно, проверяя, нет ли поблизости демонов.

— Я уверена, что он потерял твой след, — уверенно сказала Пайпер. — Иначе тебя схватили бы еще до того, как ты вошел в дом. Здесь ты в безопасности.

— Первым делом надо дать знать твоим родителям, что ты здесь, — стала размышлять Пейдж.

— Этого нельзя делать, — перебила ее Фиби. — Если об этом узнают газеты, то сюда заявится десяток репортеров. Добавьте к этому полицейских и, возможно, даже агентов ЦРУ. Не понимаю, как можно сообщить родителям, не привлекая внимание к нашему дому.

— Пожалуй, нам следует в первую очередь выяснить, кто его преследует, — вступил в разговор Лео. — Разобравшись в этом, мы сможем отвести Тайлера домой.

— Скорее идем в пещеру летучих мышей, к «Книге Теней». — Пейдж встала, за ней поднялись и все остальные.

 Пайпер взяла Тайлера за руку; выходя, она бросила прощальный взгляд на пустую плиту — сегодня вряд ли удастся вернуться к стряпне. Все уже преодолели первый пролет лестницы, как в дверь позвонили.

Все застыли.

— Ничего не поделаешь, — вздохнула Фиби. — Вы поднимайтесь на чердак, а я пойду открою дверь.

Пайпер, Лео, Пейдж и Тайлер стали подниматься вверх, а Фиби начала медленно спускаться вниз. Она посмотрела в окно, давая своим время беспрепятственно пройти на чердак, и увидела, что у двери стоит Деррил Моррис. Фиби буквально вздохнула с облегчением и пошла открывать ему дверь.

Моррис собирался позвонить еще раз, но увидел во дворе машину Пайпер и подумал, что сестры, скорее всего, дома, если только не перенеслись куда-нибудь. Он все еще не мог привыкнуть к их способности возникать в любом месте города. Заметив смотревшую в окно Фиби, инспектор сообразил, что они или на чердаке, или еще где-нибудь и поэтому не открывают дверь.

— Привет, Деррил, — сказала Фиби, впуская Морриса.

— Доброе утро, Фиби, — ответил тот. — Надеюсь, я не помешал?

— Нисколько. — Фиби широко улыбнулась ему.

 Не надо быть детективом, чтобы догадаться, что она чем-то занималась, когда он позвонил в дверь. Хотя Моррис был хорошо осведомлен о таинственных занятиях Зачарованных, но те все равно неохотно вовлекали инспектора в свои дела.

— Что же тебя привело к нам в субботу? — поинтересовалась Фиби.

— Фиби, я задам тебе вопрос прямо сейчас, но знаю, что ты ответишь «нет». Хорошо? — усмехнулся Моррис.

Фиби вопросительно посмотрела на него:

— Хорошо.

— Так вот, я занимаюсь делом о пропавшем ребенке, а во время расследования всплыло имя твоей сестры. Тебе ведь в последнее время не случалось встречать Тайлера Майклса?

Фиби посмотрела на Деррила и не ответила.

— Ладно, ты отвечаешь «нет», — сказал Моррис, словно ей нужна была подсказка.

Фиби легко могла ухватиться за эту под-сказку, но врать Моррису ей было неприятно — инспектор рыскал по всему городу в то время, как мальчик находился двумя этажами выше.

— Деррил, —произнесла она тоном, по ко-торому можно было догадаться, что он сейчас услышит нечто. — Я бы с удовольствием сказала «нет» — то, чего ты от меня ждешь... — Фиби выдержала, по мнению Деррила, слишком долгую паузу.

— Но?

— Но он наверху.

Моррис взглянул на лестницу и понял: Фиби сейчас подтвердила то, что он ожидал услышать с самого начала.

— Пошли, — вздохнув, сказала она и повела его наверх.

Моррис последовал за ней, пытаясь сооб-разить, сколько новых трудностей принесет ему этот день. С одной стороны, он нашел про-павшего ребенка в рекордно короткие сроки и, по крайней мере, сейчас Тайлер цел и невредим. С другой — трудно предположить, как долго мальчик будет в безопасности, если ему пришлось обратиться за помощью к Зачарованным.

Он не удивился, когда увидел Пайпер, Лео и Пейдж на чердаке вместе с исчезнувшим ребенком. Выражение его лица было сходно с выражением лица сына Морриса в ту памятную грозовую ночь. Надежда инспектора, что речь идет всего лишь о бегстве, исчезла, когда он заметил, как Пейдж пролистывает «Книгу Теней».

— Привет, Деррил. Как дела? — спросил Лео.

— Давай прикинем, — ответил Моррис. — Половина полиции и ФБР сейчас по всему городу ищут мальчика, который стоит рядом с тобой. Я бы сказал, что дела сейчас идут почти нормально.

Тайлер приблизился к Пайпер.

— Тайлер, это наш друг Деррил, — сказала Пайпер, чтобы успокоить и ободрить мальчика. — Он из полиции.

— Не волнуйся, — добавила Фиби. — Он хороший человек.

— Спасибо, — насмешливо произнес Моррис, кивком приветствуя Тайлера.

В ответ Тайлер робко улыбнулся.

— Вот она, здесь вся компания, — пробормотала Пейдж, дойдя до страницы об Огневержцах. Пейдж и в самом деле обрадовалась, что Деррил пришел, ибо лучше иметь полицию под рукой, когда она ищет того, кто стоит посередине вашего чердака. Помимо этого, Деррил ей очень нравился. Пейдж радушно улыбнулась Моррису и начала разбираться с Огневержцами. Вскоре она поняла, что в книге что-то произошло.

— Подумать только, — удивилась она. — Посмотрите сюда.

— Нашла что-нибудь? — Лео подошел к Пейдж.

— Тут новая запись под нашим маленьким Огневержцем. — Она указала на страницу.

— Огневержец? — переспросил Моррис. — Как в том кино?

— Почти, — ответила Пейдж и обратилась ко всем: — Здесь все еще перечисляются основные моменты... исключительно редкое и волшебное создание... сила связана с эмоциями... готовят для телохранителей Источника.

— Вот видите! — заволновался Тайлер.

— Мы уже раньше проходили это. — Пайпер старалась говорить уверенно. — Что тут новенького?

Пейдж продолжила чтение.

— Огневержцы играют существенно важную роль в Ночи Эола.

— Что такое Эол? — спросил Тайлер.

— Нечто, а кто, — поправила его Фиби. — Это греческий бог ветров. — Все с любопытством взглянули на нее. — Что тут такого? Я интересуюсь Древней Грецией. Я обожаю этот период истории, искусство, науку...

— Их моду, — добавила Пейдж.

— Что поделать, если я хорошо смотрюсь в красиво отделанных простынях?.. — кокетливо парировала Фиби.

— Да, хорошо, на день рождения мы подарим тебе греческий наряд. — Этими словами Пайпер попыталась закончить обсуждение достоинств Фиби, чтобы вернуться к главному вопросу: — Пейдж, а что с этой Ночью Эола?

Пейдж полистала книгу и нашла запись, на которую раньше не обращала внимание. Она прочитала ее про себя и сделала вывод:

— Что ж, это было актуально неделю назад. Погода в последнее время ведет себя столь капризно из-за Ночи Эола.


ГЛАВА 4


— «Ночь Эола, — начала громко читать Пейдж. — Один раз в сто лет планеты выстраиваются таким образом, что погода становится неустойчивой и Земля начинает подрагивать, поскольку мир теряет равновесие».

— Как здорово, нам снова придется спасать мир, — насмешливо пробормотала Фиби. — Сколько раз мы это уже проделывали за этот месяц?

— Послушайте, я зашел сюда в поисках исчезнувшего мальчика, — напомнил Моррис. — А это уже больше, чем я ожидал.

Тайлер заволновался, когда инспектор заговорил о нем.

— Не волнуйся, — сказала Пайпер. — Пока ты еще никуда, не идешь. Пейдж, как же нам сделать так, чтобы мир обрел равновесие?

 — Очевидно; это не удастся, — ответила Пейдж и продолжила чтение: «В Ночь Эола при свете полной луны стихии должны встретиться. Чтобы это осуществилось, Огневержцу, — она кивнула в сторону Тайлера, — полагается собрать других Владык Стихий в Круг Гейи для выполнения Ритуала Хранителей».

Тайлер еще больше забеспокоился:

— Что такое Владыка Стихий? Значит ли это, что есть еще такие, как я?

— Видишь ли, мы знали, что Огневержцы встречаются редко. Но это не означает, что ты единственный, — пояснила Пайпер.

— Не думаю, что речь идет только об Огневержцах, — предположила Фиби. — Пожалуй, под этим подразумеваются те, кто способен распоряжаться другими стихиями.

— Другими стихиями? — не понял Тайлер.

— Землей, ветром и водой, — уточнила Фиби.

— Землевержцы! Звучит глупо, — неудачно сострил Тайлер, скорее подбадривая себя, нежели других.

— Я уверена, что у них другие имена. — Пайпер старалась подыграть мальчику. — Поэтому лучше поможем Тайлеру вместе собрать других Владык Стихий. Когда наступает Ночь Эола?

— Сегодня. — Пейдж растерялась.

— Сегодня? — повторила Пайпер и подошла к сестре. — Почему мы раньше не нашли эту запись в книге?! Мы могли бы заниматься поисками Владык всю неделю. У нас ведь не вагон времени, чтобы бегать по городу и разыскивать трех человек, никакого понятия не имеющих о том, кто они такие.

— Утолите мое любопытство, — заговорил Моррис. — Что произойдет, если Огневержец не найдет... этих Владык Стихий и они не соберутся на Ритуал Хранителей в Круг... как вы сказали?

— Гейи, — подсказала Пейдж, взглянув на Тайлера. — Если Стихии не встретятся, погода будет продолжать извергать свой гнев... и может, в конце концов, разорвать мир на части.

— Подожди, — дрожащим голосом сказал Тайлер. — Ты хочешь сказать, что я должен спасти мир?

— Не беспокойся, у нас в этом деле большой опыт, — утешила его Пайпер. — Это не так трудно, как тебе кажется.

— Но... весь мир? — Тайлер был подавлен этой новостью.

— Пустяки. — Фиби положила руку на плечо мальчика, чтобы успокоить его. — Мы здесь, с тобой... — Голос Фиби оборвался. Она мысленно увидела, как кто-то забрался на ограду моста «Золотые ворота» и бросился вниз... затем превратился в огненный шар. Видение исчезло так же неожиданно, как и появилось.

— Что такое? — спросила Пайпер, почувствовав, что ее сестре явилось видение.

— Пожалуй, я знаю, почему в книге появилась эта запись. — Фиби посмотрела на Тайлера. — Думаю, Тайлер не должен участвовать в этом ритуале... и мы тоже.

— Что вы хотите сказать? — спросил инспектор. — Что происходит?

Фиби снова посмотрела на мальчика:

— Тайлер, почему бы тебе не спуститься вниз и не выпить еще горячего шоколада?

Тайлер пристально посмотрел на Фиби:

— Ты думаешь, что скажешь сейчас что-то очень страшное, что я себе представить не могу и мне лучше уйти?

— Смышленый ребенок, — заметила Пейдж.

— Фиби, что ты видела? — настаивала Пайпер. — Что ждет Тайлера в будущем?

— Нет, — ответила Фиби. — В видении Тайлера не было. Я видела одного парня... похоже, это был метеоролог, выступавший в новостях Сан-Франциско... я видела, как он бросился с моста «Золотые ворота» и вроде взорвался до того, как коснулся воды.

— Я знаю об этом, — сказал Моррис. — Но это случилось вчера. Это к будущему не относится.

— Вот вам и мои капризные силы, — усмехнулась Фиби.

— Но почему ты видела другого парня? Ты же прикасалась к Тайлеру, — поинтересовалась Пейдж.

— Похоже, тот парень тоже был Огневержцем, — заключил Лео. — Может, между ним и Тайлером есть какая-то опосредованная связь?

— И тот парень должен был собрать Владык Стихий, — попыталась разгадать эту головоломку Пайпер. — Но, когда он погиб, эта обязанность перешла к Тайлеру.

— Но почему он покончил жизнь самоубийством? — недоумевала Фиби. — То есть... я понимаю, спасать весь мир — это огромная ответственность, но мы же занимаемся этим не меньше одного раза в неделю!

— Думаю, это было не самоубийство, — произнес инспектор. — Свидетели утверждают, что за ним гнались какие-то ребята.

— Ты имеешь в виду демонов, — уточнила Фиби.

— Это действительно демоны! Я знал это! — воскликнул Тайлер.

— Прекрасно, — отозвался Лео. — Нам остается только вычислить, кто эти демоны...

— Или на кого они работают, — добавила Пайпер, просматривая страницу, которую открыла ее сестра. — Вот еще кое-что об этой Ночи Эола. Тут говорится: «Если Владыки Стихий используют Ритуал, чтобы передать силы Стихий демону Урагану, то он сможет властвовать над погодой и самой Землей».

— Я собиралась сказать то же самое, — пробормотала Пейдж.

— Прости, — отреагировала Пайпер.— Может, ты найдешь этого парня Урагана?

— Думаю, он из тех демонов, которые хотят распоряжаться погодой, чтобы все во время отпуска чувствовали себя скверно, — ответила Фиби.

— Давай выясним, — сказала Пейдж, листая книгу. — Посмотрим... Ураган... Ураган... вот здесь какой-то Урагус.

— Этот уже приходил к нам, я его побила, — заметила Пайпер.

Пейдж продолжала листать книгу.

— Вот... Ураган... Ой, как нехорошо.

— Посмотри, что там говорится в сноске, — посоветовала Пайпер.

— Так вот, если коротко: «Ураган — это власть над погодой...» — прочитала Пейдж.

— Это нам понятно, — прервала ее Фиби. — Перейдем к хорошим новостям.

— «Он был выдворен в изолированное пространство, которое может покинут лишь в Ночь Эола, — продолжила Пейдж. — Ураган заправляет квартетом демонов, способных лишить Владык Стихий сил...» Ой, вы только послушайте, они могут также перехватывать силы ведьм. Вот это да! Так вот, если демонам к Ночи Эола удастся извлечь силы из четырех стихий, то они передадут их своему повелителю, а тот сможет заправлять погодой во всем мире.

— Этим утром в комнату Тайлера нагрянул один из его подчиненных, — догадался Лео.

— Но тот ничего не добился, ибо силы Тайлера связаны, — обрадовалась Пайпер.

— Значит, у этого парня Урагана под рукой демоны, которые бегают повсюду и делают за него грязную работу? — спросил Моррис.

Вопрос был риторическим, ибо инспектор и так знал, что сообщество демонов имеет обыкновение прибегать к услугам лакеев.

— М-м-м-м, — промычала Пейдж. — Нам как раз этого только не хватает... лакеев. Мы могли бы натравить их на демонов, а сами сидели бы дома и сосали конфетки.

— Или готовили. — Пайпер вздохнула, вспомнив о своем увлечении кулинарией.

— Или пересматривали контракты, чтобы найти выход в случае, если руководство нарушит... — Фиби осеклась, поняв, что ушла в сто-рону. — Извините. Похоже, я начинаю разбираться в юридических тонкостях своего контракта.

— Ладно, так что же мы предпримем? — Деррилу надоело бездельничать, он хотел действовать. — Короче, мы имеем дело с этими Владыками Стихий, большим демоном и целой кучей демонов помельче.

— Пожалуй, мы должны сосредоточиться на Владыках Стихий, — сказал Лео.

— А где же находится Круг Гейи? — спросила Пейдж. — Надо узнать, как доставить туда Владык Стихий.

— А как все-таки демонам удалось найти Тайлера? — поинтересовалась Пайпер.

— Возможно, они почувствовали, к кому перешла ответственность от погибшего парня, — предположила Фиби.

— А что, если эти Владыки Стихий не окажутся на месте? — засомневалась Пейдж. — И как же нам отвести Тайлера туда, если пол- города разыскивает его? Пайпер, что, если отведать твое блюдо, прежде чем заняться делом? — Пайпер лишь сердито посмотрела на нее. — Ладно, тогда лучше потом.

Тайлер, все время молчавший, вдруг заговорил:

— Можно мне вернуть свои силы?

— Что? — растерялась Пайпер. — Зачем?

— Чтобы защитить себя, — промолвил мальчик, опустив голову.

— Но мы же можем защитить тебя! — изумилась Пайпер. — Как мы это сделали в последний раз.

—Дорогая, на самом деле, мне кажется, что он нас тоже немного защитил, — мягко отметил Лео.

— Обещаю пользоваться своими силами только в случае необходимости. — Тайлер поднял голову и посмотрел в глаза Пайпер.

— Пожалуй, они ему сегодня в любом случае пригодятся, — поддержала Тайлера Фиби.

Пайпер задумалась. Она привыкла к тому, что Тайлер живет обычной жизнью, и не хотела рисковать, возвращать ему силу. Ведь, судя по произошедшим событиям, судьба на этой неделе строила заговор против его жизни.

— Хорошо, — согласилась Пайпер. — Но не забывай, что эти силы зависят от твоих эмоций, поэтому тебе придется взять себя в руки.

— Я не забуду. Мне снова придется пить этот ужасный зеленый сок? — Тайлер поморщился.

 Пайпер улыбнулась. Зелье, которое она дала ему выпить, чтобы связать силы, по вкусу мало напоминало десерт для ребенка.

— Нет, — ответила она, листая «Книгу Теней». — Я так и думала, что наступит день, когда придется освободить силы, и составила для этого особое заклинание. Я никак не ожидала, что нам придется так скоро воспользоваться им.

Фиби подошла к Пайпер и Пейдж, стоявших у «Книги Теней»; сестры взялись за руки и в один голос прочитали:


Когда настанет час

Или крайняя нужда,

Развяжи его силу

И верни огонь.


— Получилось? — спросила Фиби, когда сестры разомкнули руки.

Тайлер посмотрел на Пайпер, затем протянул перед собой руку ладонью вверх. Он не сводил глаз с руки, и Пайпер поняла, что он сосредоточивается, чтобы вызвать огонь. Однако вместо ожидаемого им небольшого пламени вырвался громадный огненный шар, отбросил Тайлера назад и зажег коробку с рождественским украшениями.

Пайпер схватила огнетушитель и хладнокровно сбила огонь.

— Извините, — робко произнес Тайлер.

— Ничего страшного, — успокоила его Пайпер. — Твоя сила некоторое время находилась в спячке. И неудивительно, что при первой попытке она проявила себя столь энергично. Мне следовало предупредить тебя об этом.

— Может, кто-нибудь откроет окно? — предложила Фиби, когда чердак наполнился дымом и запахом химических веществ от пены огнетушителя.

— Понял, — откликнулся Моррис, подошел к ближайшему окну и открыл его, несмотря на резкий ветер. Инспектор высунулся из окна, чтобы подышать свежим воздухом, но тут же отпрянул.

— Что там такое? — спросила Пайпер, заметив его резкое движение.

— У нас будут гости, — ответил он, и в этот момент раздался звонок в дверь.


ГЛАВА 5


— Я в восторге! Демоны столь любезны, что звонят в дверь, — сказала Пейдж.

— Это не демон, — поправил ее Моррис, почти сожалея, что к ним не явился какой-нибудь злодей. Лучше бороться с ними с помощью волшебной силы. — Это агент Харкинс из ФБР.

— Федералы тоже охотятся за мной? — удивился Тайлер.

— Федералы? — переспросила Пайпер. — Сколько же родители позволяют тебе смотреть телевизор?

— Пайпер! — воскликнул Тайлер с тревогой в голосе.

— Формально ты пропавший ребенок, — напомнила ему Фиби.

— И таковым сейчас остаешься, — добавила Пайпер.

— Может, нам не надо открывать дверь? — засомневался Лео. — Если нас нет, то он может, скорее всего, уйти.

— Все было бы замечательно, если бы я только что не открыл окно. Как раз в этот момент Харкинс подходил к дому, — извиняющимся тоном произнес Деррил. Он не хотел, чтобы Харкинс входил в дом. — Не знаю, заметил ли он меня, но мне не хочется рисковать, когда здесь находится Тайлер. Он просто проверяет, какая связь между Пейдж и Тайлером. Лучше не будем давать ему повода для подозрений.

— Хорошо, — сказала Пейдж, отходя от «Книги Теней». — Я спущусь вниз вместе с Деррилом. А вы оставайтесь здесь и ведите себя тихо.

Спускаясь по лестнице, инспектор подготавливал Пейдж к возможному ходу разговора.

— Скорее всего, он спросит, когда ты в последний раз видела Тайлера и в каком тот был настроении.

— В начале этой недели, когда мы оформляли документы по усыновлению. И если промолчать о том, что за ним гнались демоны, то он казался довольно радостным ребенком. Наверное, он спросит еще о прежних родителях Тайлера, которые подозрительным образом исчезли, — перебирала события Пейдж.

— Да, лучше не говорить ему о том, что их взорвали, расплавили или разрезали на тысячу мелких частиц. — Моррис старался шутить, пытаясь поднять настроение ей и себе.

Он знал, что Пейдж отлично справится с вопросами Харкинса. Все Зачарованные умели хорошо объяснять необъяснимое. Инспектор заметил, что сам тоже начинал преуспевать в этом искусстве. Пейдж открыла дверь.

— Да? — произнесла она, увидев агента.

— Извините, что... — Харкинс умолк, заметив Морриса. — Инспектор Моррис, я не знал, где ты.

— Да, я не успел предупредить тебя, — ответил Деррил, быстро все вокруг осмотрев. Машина, припаркованная на улице, была без опознавательных знаков и явно принадлежала ФБР — в ней сидел тот же водитель. Моррис взглянул на небо: над головой буквально нависали грозовые облака. — Я знаком с Пейдж и ее сестрами, поэтому мне пришло в голову зайти сюда. Пейдж, это — Сэм Харкинс.

— Рада познакомиться, мистер Харкинс, — Пейдж протянула руку агенту ФБР.

— И я рад, мисс Мэттьюс, — Харкинс пожал ее руку. Он всем телом подался вперед, давая понять, что не против войти в дом. — Полагаю, инспектор Моррис проинформировал вас о ситуации?

— Да, — Пейдж загородила вход. — Вы узнали что-нибудь о Тайлере?

— Нет, — Харкинс развел руками. — Но я надеялся, что вы сможете нам помочь.

 — Я постараюсь. — Пейдж смотрела на Харкинса абсолютно невинными глазами. — Но к сожалению, не знаю, где он может быть.

— Она не видела его с начала этой недели, как только оформила документы на усыновление. — Моррис взял инициативу в собственные руки, надеясь побыстрее закончить разговор. — Мы только что перебрали места, где мальчик может быть, если он на самом деле сбежал.

— Да, к сожалению, я не очень много знаю мест, где он любит бывать. Вы не разговаривали с его школьными друзьями? — деловито спросила Пейдж.

— Мои агенты занимаются этим. — Харкинс почувствовал себя немного школьником перед учителем.

— Я знаю, что речь не идет о его прежних родителях. — Пейдж чуть ли не навела на мысль агента, но опомнилась: — Думаю, они к этому не имеют никакого отношения.

— Я первым делом навел справки на сей счет, — пояснил Моррис.

Инспектор понял, что от внимания агента не ускользнула странная согласованность их действий, и поэтому решил дать возможность говорить больше девушке, как вдруг сверху донесся страшный грохот.

Все трое настороженно оглянулись на лестницу, ожидая, что по ней что-то покатится, и агент вопросительно уставился на Морриса и Пейдж.

 — Это... должно быть... мои сестры. — Пейдж явно тянула время, молча глядя на агента.

— Они убирают чердак, — заполнил паузу инспектор. — Я пять минут звонил в дверь, прежде чем меня услышали.

— Да, когда мы чем-то занимаемся, то забываем обо всем, — объяснила Пейдж, но ее слова снова прервал грохот.

Моррис не мог понять, что происходит наверху, и волновался. Ведь Харкинс мог попросить разрешения войти.

— Здесь все ясно. — Инспектор надеялся, что Харкинс не уловит напряжения в его голосе. — Я завершу дело и доложу тебе.

Было заметно, что агент ФБР относится к его словам немного скептически.

— Пожалуй... — Харкинса прервал оглушительный грохот сверху, но у всех создалось впечатление, что шум идет с улицы.

Пейджи Моррис только отошли от двери, как в трех футах от агента на землю упали каминные часы и разбились вдребезги. Посмотрев вверх, Моррис, Пейдж и Харкинс увидели, что вместо окна зияет дыра.

Агент внимательно посмотрел настоявший перед ним дуэт.

— Извините! — прокричала Фиби, высунув голову из дыры окна.

Фиби исчезла так же быстро, как и появилась, словно кто-то втащил ее обратно, и инспектор понял, что Харкинса немедленно надо увести отсюда.

— Когда я навожу порядок у себя, обязательно что-то сломаю, — пытался спасти ситуацию Моррис. — Почему бы нам позднее не встретиться дома у Майклсов? Я тебе позвоню, если до этого найду что-нибудь.

— Может, мне зайти? — Харкинс чувствовал, что происходит что-то странное.

— О, дома такой беспорядок, — отговаривала его Пейдж, глядя на разбитые часы. — Мне как-то неловко перед вами.

— Я здесь все уже выяснил, — добавил инспектор.

— Если ты в этом уверен. — Харкинс посмотрел на Морриса. Тот кивнул в знак согласия, но агент не сдвинулся с места. — Деррил, можно переговорить с тобой наедине? — спросил он.

Моррис последовал за Харкинсом к тротуару.

— Знаю, мне надо было раньше сообщить, что я знаю Пейдж и ее сестер, — оправдывался инспектор. — Но я так был занят и только здесь спохватился, что забыл тебе сказать об этом.

— Разумеется, я понимаю тебя. Однако мы должны держать друг друга в курсе дела. Не веди себя как полицейский, ненавидящий ФБР. Я тебя знал другим, — упрекнул Харкинс друга.

— Ну что ты! — заверил его Моррис. — Я собирался позвонить тебе.

— Если бы на твоем месте был другой, я бы забеспокоился, что происходит. — Харкинс сделал вид, что все в порядке, он верит Моррису. — Держи меня в курсе, хорошо?

— Конечно. — И инспектор пожал руку агента.

Он стоял и смотрел, как Харкинс сел в машину. Машина тронулась, и Харкинс достал радиотелефон. Моррис понял: хитрость их не совсем удалась.

— Чуть не сорвалось, — промолвила Пейдж, когда Деррил вернулся к дому. — Тебе не кажется, что он вернется с ордером на обыск?

— Я думаю, он не получит ордера, даже если захочет. У него нет достаточных оснований для него, хотя мы вели себя очень глупо.

— Ты думаешь, он что-то заподозрил и вернется? — спросила Пейдж.

— Я думаю, что он оставит нас в покое не надолго. — При этих словах инспектора раздался грохот срывающейся с петель двери. — Нам лучше подняться наверх, — предложил Моррис.

Когда Пейдж и инспектор отправились вниз разговаривать с агентом ФБР, Пайпер затворила дверь и направилась к «Книге Теней»:

— Думаю, нам следует выяснить, где находятся другие Владыки Стихий.

Дойдя до книги, она услышала, как Фиби произнесла: «Новый поворот», — и поняла, что что-то не так. Пайпер обернулась и увидела трех довольно крупных мужчин, один из которых был похож на бегемота, и нехилого телосложения женщину. «Демоны», — подумала Пайпер и инстинктивно подняла руки, чтобы заморозить время. Однако ничего не произошло. Женщина-демон повторила движение Пайпер, и демоны непонятным образом схватили сестер и Лео. Женщина уже протянула руки к Тайлеру.

— Что это? — спросил Лео.

Но отвечать было некому. Фиби в это время наступила на ногу державшему ее демону и заехала ему локтем по животу, затем тремя гигантскими прыжками она пересекла комнату, приблизилась к сестре и поднялась над полом фута на три. После этого она ринулась на демона, державшего Пайпер. Ногой угодив демону в подбородок, Фиби отшвырнула его назад, и Пайпер вырвалась, нырнув в сторону от него.

Лео тоже не стоял сложа руки. Он отбросил своего демона, тот с грохотом врезался в зеркало.

Тайлер следил за борьбой и почувствовал, что женщина отвлеклась. Тогда он выскользнул из ее рук и спрятался было за одной из не обгоревших коробок для праздничных украшений. Однако женщина-демон схватила его за ногу и вытащила оттуда.

Тут Пайпер заметила, что мальчик сосредоточивается, стараясь пробудить свои силы.

— Тайлер, не надо! — крикнула она, бросилась головой вперед на женщину и отбросила обоих на стол.

Когда Пайпер поднялась, женщина лежала без сознания. Пайпер посмотрела по сторонам и увидела, что Фиби вступила в рукопашный бой с одним из демонов, а Лео, размахивая торшером, боролся с двоими.

— Мы не можем пользоваться своими силами, — наставляла Пайпер, помогая Тайлеру подняться с пола. — Демоны могут перехватить их и обратить против нас самих.

Теперь Пайпер понимала, что как раз это и случилось, когда она попыталась заморозить время,

— Спасибо за совет, — поблагодарила Фиби, нанося демону сильный удар в голову; тот растянулся на полу. — Однако поскольку ты и Тайлер наделены силами для обороны, то нам, пожалуй, особенно нечего опасаться.

Поскольку один демон уже выпал из игры, сестры кинулись помогать Лео. Эти огромные демоны дрались не на шутку.

В самый разгар борьбы женщина-демон очнулась и снова набросилась на Тайлера.

— Фиби! — закричала Пайпер не своим голосом.

Фиби двинулась в сторону сестры, но, проследив за ее взглядом, переместилась к Тайлеру. Она схватила каминные часы и швырнула их. Женщина-демон вовремя отреагировала — движением руки она направила часы в сторону окна. Часы пробили стекло и полетели вниз.

 Фиби воспользовалась этим моментом и нанесла сильный удар в лицо женщине-демону, потом подбежала к окну, чтобы убедиться, не угодили ли часы в кого-нибудь. Ведь там, во дворике, Деррил и Пейдж, наверное, еще разговаривали с агентом ФБР. Выглянув в окно, она убедилась, что все целы и невредимы и смотрят в ее сторону.

— Извините! — крикнула она им, и тут женщина-демон рванула ее назад.

Драка продолжалась. Хотя Пайпер, Лео и Фиби были в меньшинстве, им удавалось сдерживать натиск демонов. Тайлер тоже помогал как мог.

Фиби удалось разделаться с самым крупным и сильным демоном — швырнуть его так, что он сломал дверь чердака. Но оставшиеся все еще рьяно нападали. Тогда Пайпер протянула руку к столику рядом с «Книгой Теней» и взяла бутылку, в которой была зеленая жидкость.

— Только шевельнитесь, и вы пожалеете об этом! — предупредила она, изо всех сил стараясь, чтобы ее голос звучал угрожающе. — Возможно, вы и способны перехватить наши силы, но думаю, вы не справитесь с этим зельем — оно взорвет вас.

Похоже, демоны испугались, несмотря на то, что Пайпер держала всего одну бутылку.

— С нами еще не покончено, — произнесла женщина-демон, исчезая со своими двумя напарниками, которые не потеряли сознание, как самый крупный из них.

— Почему мы с ними не сумели покончить? — спросила Фиби, проверяя, всели в порядке с Тайлером. — Мы же Зачарованные...

— Здорово, что у тебя под рукой оказалось зелье, — заметил Лео.

— Да, это снотворное, которое состряпала Фиби, — произнесла Пайпер.

— Если бы ты бросила его в демонов, что бы случилось? — поинтересовался Тайлер.

— Ничего особенного, — ответила Пайпер. — Скорее всего, осталось бы просто противное пятно на полу.


ГЛАВА 6


— Кто потерял демона? — Пейдж вышла на чердак вместе с Моррисом. Последний волок за ноги демона.

— Куда его положить? — спросил инспектор.

— Давай сюда, на середину, — велела Пайпер, освобождая место для огромного демона. — Подождем, может, он расскажет что-нибудь, когда очухается.

Моррис бесцеремонно бросил демона.

— Хотите, я допрошу его? — предложил инспектор.

— Если честно, то мы неплохо умеем это делать. — Фиби схватила, несколько свеч со стола.

— К тому же он догадается, что ты человек... — добавила Пейдж и замолчала, спохватившись, что сболтнула лишнее.

— ...и следовательно, не представляю для него серьезной угрозы, — закончил за нее Деррил. — Не беспокойся, я уже многое понимаю.

— Если это утешит тебя, то мы можем в твою честь разыграть роль хорошего и плохого полицейского, — постаралась сгладить впечатление от своих слов Пейдж.

— Как прошел разговор с агентом ФБР? — поинтересовалась Фиби, расставляя свечи вокруг демона.

— Кажется, неплохо, — ответила Пейдж. — Он ушел.

— Но не навсегда, — уточнил инспектор. — Похоже, шум на чердаке все-таки вызвал у него подозрения, не говоря уже о том, что он почувствовал, как его не хотят пустить в дом. Скорее всего, сейчас сюда направляется машина с агентами, которым поручено наблюдать за особняком.

— А что здесь случилось? — Пейдж ходила по чердаку, собирая разбросанные вещи.

— И откуда он взялся? — Деррил указал, на безжизненное тело.

— На нас напали демоны Урагана, — объяснил Лео. — Трое сбежали, бросив своего друга.

Инспектор наблюдал за тем, как Фиби зажгла свечи, а Пайпер начала сыпать вокруг свеч какой-то порошок. Он решил, что этот ритуал похож на заклинание, не дающее демону возможность исчезнуть или причинить кому-нибудь вред.

— Моя помощь требуется сейчас? — Моррис переживал, что ничем не может помочь им.

— Было бы здорово, если бы ты отвел Тайлера вниз на некоторое время, — попросила Пайпер.

— Но Пайпер, я ведь не боюсь! — возразил мальчик, хотя с ужасом смотрел на демона.

— Я знаю, что ты не боишься, — успокоила ребенка Пайпер. — Ты вел себя просто замечательно, не испугался демонов. Но мне не хочется, чтобы этот негодяй отнял твои силы. Ты очень нужен в Ночь Эола, и мы не можем позволить, чтобы этот демон добрался до тебя, когда проснется.

— Но Пайпер! — снова попытался возразить Тайлер.

— Пошли, парень, — сказал инспектор, кладя руку ему на плечо. — Мы можем посмотреть телевизор. Думаю, «Поезд души» уже идет.

— Здорово, — пробормотал мальчик, уходя из комнаты, но продолжая смотреть на лежащего демона.

Покидая чердак, Моррис сообразил, что именно этот демон в то злосчастное утро пытался захватить Тайлера, — разошедшийся синяк на лице демона, скорее всего, появился, когда Тайлер ударил его битой. Моррис невольно зауважал ребенка, увидев, какой громадный этот демон. Инспектору не хотелось бы проснуться и обнаружить, как над ним нависает такое чудовище.

 Оказавшись в гостиной, Моррис предупредил Тайлера:

— Держись подальше от окон. Агенты Харкинса могут заглядывать в окна, а я пойду прикачу телевизор из оранжереи.

— У меня нет настроения смотреть телевизор, — сказал Тайлер.

Инспектор сел на диван рядом с Тайлером:

— Если бы мой сын сказал, что у него нет настроения смотреть телевизор, я бы тут же отвез его в больницу.

Мальчик едва заметно улыбнулся.

— У вас есть сын?

— Совсем маленький, — улыбнулся в ответ Моррис. — Деррил Майкл-младший. Его мама и я все время ищем няню. Когда все это закончится, я познакомлю вас.

— Мне всего лишь одиннадцать лет, — напомнил ему Тайлер.

— Ты уже взрослый мальчик, тебе уже по силам справляться с демонами. Мне потребовалось три года, чтобы привыкнуть к таким вещам, и все равно иногда у меня бывают галлюцинации. Думаю, ты сможешь присматривать за моим сыном.

На этот раз Тайлер наградил его искренней улыбкой.

— Мистер Моррис... — начал он.

— Пожалуйста, зови меня Деррилом, — прервал мальчика инспектор.

— Хорошо... Деррил, — согласился Тайлер. — Как вы думаете, я когда-нибудь буду жить нормальной жизнью?


Такого вопроса Моррис совсем не ожидал. Однако мальчик попал в самую точку. Жизнь самого Деррила неожиданно перевернулась после того, как его партнера убил демон и он обнаружил Зачарованных и все безумства, оказавшиеся действительностью. А инспектору так хотелось нормальной жизни.

Теперь инспектора все время преследовало гнетущее ощущение опасности, особенно для членов его семьи. Эти плохие ребята, с которыми он имел дело, были не из тех; кого можно надежно упрятать за решеткой.

— Деррил? — поторопил его Тайлер с ответом, отвлекая от собственных мыслей.

— Тайлер, я буду говорить с тобой честно. — Моррис понимал, что мальчик за свою короткую жизнь уже достаточно всего пережил и сможет справиться с правдой. — Я не знаю, что такое нормальная жизнь. Я не обладатель волшебных сил и попал в эту переделку точно так же, как и ты. Но я точно знаю, что эти дамы, — он указал наверх, — будут всегда присматривать за тобой. Если они говорят, что тебя ожидает нормальная жизнь, то она будет нормальной, они ее тебе сделают.

— Спасибо, Деррил. — Тайлер явно удовлетворился ответом.

Но у Морриса на душе не стало от этого легче.

— Пейдж, помнишь, как я наполнила сотейник мыльной водой и оставила его отмачиваться, пока готовила какао? — спросила Пайпер.

— Да, — ответила та.

— Ты не поухаживаешь за гостем? — Пайпер кивнула в сторону потерявшего сознание демона.

— С удовольствием,— откликнулась Пейдж, вытягивая руки. — Сотейник!

Сотейник прилетел из кухни прямо ей в руки. Она наклонила его над головой демона и стала тихонько выливать воду, но так, чтобы не разбрызгать ее и не затушить свечи. Демон проснулся и, чертыхаясь, начал выплевывать мыльную пену.

— Что за... — заорал было он, еще не сообразив, где находится, и тут же умолк.

— Привет, твоим друзьям пришлось уйти и бросить тебя. Но не волнуйся, мы пока никуда не уходим, — съехидничала Пайпер.

Демон сел и, как капризный ребенок, отвернулся от нее.

— Привет, можешь не крутить головой, это не поможет. Ты вроде как окружен. — Фиби нарочно лучезарно улыбалась демону

— Вы мне ничего не сможете сделать, — пробурчал он.

— Да? Я думаю, что сможем, — возразила Пайпер, встав рядом с сестрой. — Видишь ли, мы знаем, что ты способен перехватить наши силы и обратить их против нас, но, пожалуй, эта маленькая хитрость не сработает против зелья и заклинаний.

Она нарочито посмотрела на Фиби, а та непринужденно махала куском бумаги прямо перед лицом демона:

— Признаться, это не самое лучшее средство, но у нас было мало времени.

— А теперь расскажи нам, как тебе удалось выследить Тайлера, — спокойно приказала Пайпер.

— Мы его не выслеживали. — У демона забегали глаза.

— Но ты ведь здесь, — заметила Пейдж. — Так что, пожалуй, мы тебе вряд ли поверим.

— Мы знали, что он явится к вам, — неохотно ответил демон. — Так что мы никого не выслеживали.

— А как вы это узнали? — настаивала Пайпер. — Мы, например, не знали, что он собирается прийти сюда.

Но демон молчал.

— Фиби, заклинание! — скомандовала Пайпер, протягивая сестре руку.

— Ладно, я скажу, — согласился демон.

Пайпер знала, как обращаться с демонами-лакеями. Они редко хранили верность своим хозяевам, если им угрожала смерть.

— Мы стали искать этого мальчишку, когда потеряли первого Огневержца, — сквозь зубы процедил демон.

— Того, кто бросился с моста «Золотые ворота»? — задала Фиби уточняющий вопрос.

Демон кивнул.

— Тот не знал, что нам известно, где он живет... то есть когда он был еще живым. — Он рассмеялся над своей маленькой шуткой. — Этот Огневержец провел большое расследование, чтобы найти остальных Владык Стихий. Неплохая работа, правда? — Демон ждал ответа, но не дождался и продолжил: — Он был хорошим организатором. После него осталась папка с обстоятельными сведениями об остальных трех Владыках Стихий и маленьком Огневержце.

— Но он не знал, что силы Тайлера были связаны, — добавила Пайпер, думая о том, что правильно догадалась о существовании еще трех Владык Стихий.

— Да, об этом там ничего не говорилось. Я обнаружил это сегодня утром, когда пытался отнять силы у парня, — похвалил сам себя демон.

— По-моему, тебе неплохо заехали по голове, — напомнила ему Пайпер, разглядывая синяк демона.

Демон презрительно ухмыльнулся:

— Когда мальчишка сбежал от меня, мы взяли папку и просмотрели ее. Как я уже говорил, сведения там были очень обстоятельными, перечислялась куча мест, где можно найти мальчишку. Сначала мы решили проверить ваш дом. Когда увидели, как из окна повалил дым, то догадались, что вы освободили силы парня, и перешли в наступление.

— Как нам найти Урагана? — спросил Лео.

Демон как будто не заметил вопроса.

Пайпер понимала, что угроза пустить в ход заклинание может больше не сработать, и сменила тему:

— Где остальные Владыки Стихий?

— Я лучше умру, но не скажу, — вдруг запротестовал демон.

— Это можно устроить, — пригрозила Пайпер.

Она раздумывала, не спросить ли, где находится Круг Гейи, но демон может не ответить, только поймет, что они не осведомлены, и начнет наглеть.

— Что вы еще хотите узнать? — самодовольно поинтересовался тот. — У меня целый день впереди.

— На самом деле у тебя осталось совсем мало времени, — рассердилась Пайпер, почувствовав, что демон хочет потянуть время. — И у нас тоже... Фиби!

Фиби протянула бумагу, и три сестры вместе громко прочитали:


Этот отправится в ад.

За ним последуют трое других.

И Ураган нахмурит брови,

Узнав, что повержен наш враг.


Демон издал ужасный вопль и взорвался, словно фейерверк. К счастью, дым от горящего демона быстро улетучился в дыру окна.

— И Ураган нахмурит брови? — засомневалась Пейдж.

— Не придирайся, это все, что я смогла придумать за такое короткое время, — ответила Фиби.

Пайпер смотрела, как остатки дыма выплывают в окно, и заметила, что опять начался дождь:

— Нам надо заделать окно, чтобы дождь не залил чердак.

— Я займусь этим, — откликнулся Лео. Он привык срочно латать дом после погромов, которые устраивали непрошеные гости. — Но как же мы найдем остальных Владык Стихий? Это ведь самое главное.

— У меня появилась одна мысль на сей счет, — успокоила его Пайпер. — Встретимся внизу, когда ты заделаешь окно.


ГЛАВА 7


Инспектор чуть не подпрыгнул, когда по всему дому раздался душераздирающий вопль демона. Он понял, что демона уже нет в живых, но не ожидал, что крупное, неповоротливое существо перед смертью завопит голосом маленькой девочки.

— Что это было? — Тайлер спрыгнул с дивана и повернулся в ту сторону, откуда прозвучал крик.

— Полагаю, что тот, кто гнался за тобой сегодня утром, больше не будет преследовать тебя, — заключил Моррис.

— Хорошо, — тихо сказал Тайлер и снова сел.

Инспектор и Тайлер некоторое время молчали, ожидая, что произойдет дальше. Означал ли этот вопль, что Тайлеру больше ничто не угрожает? Моррису хотелось еще знать, был ли вопль слышен на улице. Ни в коем случае не надо, чтобы кто-то заявился сюда!

— Может быть, сейчас можно вернуться на чердак? — промолвил Тайлер, когда в гостиную входили сестры.

— Нет смысла, — ответила Пайпер. — Мы думаем, что здесь лучше.

Зачарованные рассказали Деррилу и Тайлеру о том, что произошло наверху и что им почти ничего не удалось разузнать.

— Так что же будем делать? — забеспокоился инспектор. — Как же мы найдем Владык Стихий?

— Тайлер, — обратилась к нему Пайпер, — я тебе когда-нибудь говорила о локации?

— Это когда ты используешь хрустальный шар и карту, чтобы разыскать кого-нибудь? — вспомнил Тайлер. — Пейдж этим способом обнаружила, где в городе находится Бритни Спирс.

Все взглянули на Пейдж.

— Он ведь несовершеннолетний, кого же еще он мог искать? — откликнулась Пейдж, оправдываясь.

— Вам не нужна какая-то вещь, с помощью которой можно разыскивать человека? — удивился Деррил.

— У Тайлера нашелся компактный диск Бритни, — объяснила ему Пейдж. — Этого оказалось достаточно.

— Я говорю о Владыках Стихий, — рассмеялся инспектор.

— А-а-а, — протянула Пейдж.

— Я думаю, что должна существовать какая-то связь между Тайлером и остальными Владыками Стихий, — сказала Пайпер. — Он заменит нам вещь, мы сможем определить, где они находятся, и встретиться с ними.

— И сообщить им, что если они среди ночи не пойдут с нами, то нашему миру придет конец? — догадалась Фиби.

— Вроде этого, — ответила Пайпер.

— Похоже, я нашла план! — воскликнула Фиби. 

— У нас есть план? — спросил появившийся Лео.

— Он только зарождается, — Пайпер вздохнула.

— На это не уйдет много времени. — Пейдж развернула на кофейном столике карту Сан-Франциско и протянула Тайлеру хрустальный шар: — А теперь, Тайлер, я хочу, чтобы ты водил шаром над картой.

Тайлер взялся за цепочку хрустального шара и стал водить его над картой.

— Здорово. — Пайпер положила руку поверх его руки. — Будем делать это вместе. Представь, что это планшетка для спиритических сеансов. Позволь своей руке плыть над картой, и эта фишка направит ее туда, куда надо.

— Вот так? — Тайлеру нужна была поддержка со стороны сестер даже в этом деле.

— Совершенно верно, — Пейдж улыбнулась ему. — Если нам повезет, то на это уйдет всего лишь...

Хрустальный шар упал на карту.

— Я все правильно делал? — Тайлер посмотрел на Пейдж.

— Вроде бы... — и Пейдж склонилась над картой. — Ты нашел сам себя.

Стоявший ближе всех к карте инспектор увидел, что хрустальный шар упал прямо на особняк Холлиуэлов.

— Хорошее начало, — подбодрил он. — Теперь найди остальных трех.

Деррил очень серьезно наблюдал за этой сумасшедшей волшебной возней и думал о том, что сам бы не смог бы в возрасте Тайлера проделывать все это.

Через несколько минут шар опустился еще на три точки карты Сан-Франциско. Первой оказалось здание в финансовом районе города. Инспектор подумал, что им повезло — в этом районе встретится меньше людей в субботний полдень. Следующим местом была начальная школа Вудро Вильсона в Стоунстауне — Деррил не мог представить, кто может там находиться в субботу, кроме обслуживающего персонала. Третье место — городская больница Сан-Франциско. Моррис удивился. Хорошо бы не наткнуться на какого-нибудь прикованного к постели пациента. Ему будет трудно добраться до Кольца Гейи, где бы оно ни находилось.

— Похоже, нам придется разделиться, — заметила Фиби.

— Я иду с Пайпер! — заявил Тайлер.

 Инспектор отметил про себя, что мальчик предпочитает Пайпер остальным сестрам, хотя Пейдж в ранге работника социальных проблем часто общалась с ним. Когда все это закончится, подумал Деррил, надо поинтересоваться, как Тайлер вообще вошел в их жизнь.

— Мне кажется, тебе надо быть с Деррилом, — предложила Пайпер. — Согласен?

Моррис понял, что она задает этот вопрос не Тайлеру, а ему.

— Согласен. — Он подошел к окну, посмотрел на улицу и увидел то, что и ожидал. — Харкинс прислал машину. Не пойму, правда, для чего — наблюдать за домом или за мной, но как бы то ни было, будет подозрительно, если я весь день просижу у вас вместе с мальчиком, которого должен искать.

— Хорошая мысль, — сказал Лео. — Сможешь отвести его в надежное место?

— Единственное место, где не станут его искать, — это мой дом, — ответил инспектор.

В ответ все промолчали — Лео и Зачарованным не хотелось ставить семью инспектора под удар.

— Мой сын проведет эту ночь у бабушки с дедушкой, — пояснил Деррил. — Шейла дома одна. Если эти демоны обнаружили Тайлера только потому, что ваш адрес записал какой-то парень, то у них почти нет шансов найти его в моем доме.

— А что, если они прямо сейчас наблюдают за особняком? — предположила Пейдж. — Они могут пойти за тобой и напасть.

— За свою жизнь я выследил многих и знаю, как избавиться от хвоста, — инспектор улыбнулся. — К тому же идти за мной нет смысла, поскольку я покину дом без Тайлера.

— Ты хочешь, чтобы я перенес тебя в твой дом? — Лео уловил его мысль.

— На самом деле ты сделаешь совсем другое, — вступила в разговор Пайпер. — Тайлера перенесет Пейдж.

— Я согласна. Может, нам по дороге удастся заглянуть в магазин купить тебе одежду. Конечно, если только ты не собираешься весь день ходить в пижаме.

— Одежда не помешала бы, — подтвердил Тайлер.

— Только будьте осторожны, — предупредила Фиби. — Думаю, по всему городу расклеены портреты Тайлера.

— Я ведь сама королева хитрости, — похвасталась Пейдж.

— А мне что при кажешь делать? — Лео посмотрел на жену.

— Отправляйся к Старейшинам, может, они знают, где расположено Кольцо Гейи. Думаю, если они, как это водится, ответят со скоростью молнии, долго ты там не пробудешь.

Вдали сверкнула молния, словно откликаясь на ее насмешку. Инспектор подумал, что при грозе ему будет легче уйти от хвоста.

Пока сестры делили, кому какого Владыку Стихий искать, Моррис еще раз посмотрел в окно: на другой стороне улицы все еще стоял «Седан», и агенты ФБР даже и не думали прятаться. Раз они не скрывались, значит, ждут появления Тайлера. Инспектор внимательно оглядел улицу, надеясь заметить еще кого-нибудь, но ничего необычного не было. А вдруг демоны, следившие за ними, могут стать невидимками?

— Итак, — Деррил отвернулся от окна, — я выйду первым. Пайпер и ты, Фиби, подождете несколько минут, затем двинетесь к своим машинам, чтобы не выглядело так, будто мы уходим одновременно. Скорее всего, агенты продолжат наблюдение за домом, если подумают, что там осталась Пейдж.

— Тебе не кажется, что им может стукнуть в голову подойти к двери? — опять предположила Пейдж.

— Откуда им знать? Ты же могла уйти до того, как они прибыли сюда, — объяснил Моррис. — Встречаемся в гараже. Пожалуй, Шейла задаст меньше вопросов, если не вы, а я приведу мальчика.

— Есть! — Пейдж шутливо отдала честь инспектору.

Тайлеру, похоже, не очень хотелось, покидать Зачарованных.

— Тайлер, — окликнул его Моррис, —тебе у меня понравится. У меня дома масса всяческих игр.


— У вас есть SSx3? — спросил Тайлер.

Деррил улыбнулся и кивнул, и Тайлеру захотелось скорее оказаться у него дома.

Пожелав сестрам и Лео удачи, Моррис вышел из особняка. Оказавшись под дождем, он быстро огляделся, но опять не заметил никого, кроме агентов. Он помахал им, садясь в свою машину, и не удивился, когда агенты помахали в ответ, подтверждая его мысль, что те и не думают скрывать своего присутствия.

Отъехав от дома, Моррис с облегчением вздохнул — агенты не последовали за ним. Будет нелегко убедить жену спрятать от ФБР у них дома пропавшего ребенка. Вот тебе и романтический вечер!

Он кружил по улицам Сан-Франциско, нарочно выбрав путь домой в три раза длиннее, чем обычно, тем самым давая Пейдж время облачить Тайлера в новую одежду, и совсем не удивился, когда увидел их в своем гараже.

— Ехал по длинному пути? — тихо задала вопрос Пейдж.

Инспектор знал, что можно и не шептаться, поскольку гараж не примыкал к дому, но судьбу не хотелось испытывать, поэтому заговорил вполголоса:

— Я почти уверен, что за мной не следили. Думаю, здесь мы в безопасности.

— На всякий случай возьми это, — Пейдж протянула ему бутылку с зельем. — Если заявится демон, бросай в него и ныряй. Этого будет достаточно.

 — А что, если демон придет не один? — Деррил разглядывал бутылку с красной жидкостью.

— Тогда беги, — посоветовала Пейдж. — У нас хватило ингредиентов только на одну бутылку.

Деррил осторожно положил зелье в карман и посмотрел на Тайлера. Тот выглядел так, будто сошел с рекламного плаката, и был спокойнее, чем в особняке.

— Тайлер, ты неплохо приоделся.

— Спасибо. — Тайлер приободрился.

— Да, мы еще по-настоящему не поблагодарили тебя за все. —Пейдж хотела было добавить еще что-то, но Инспектор, подняв руку, остановил ее:

— Я лишь делаю свою работу.


ГЛАВА 8


— Похоже, вы кое-что забыли. — Ураган негодующе посмотрел на троих подчиненных.

Женщина-демон шагнула вперед.

— Нас одолели, — заявила она. — Зачарованные оказались... сильными.

— Видимо, чересчур сильными. Почему вы так долго не возвращались? Не могли же они одолевать вас целый час?

— Нам не хотелось возвращаться с пустыми руками, — объяснила она.

— Однако вы вернулись с пустыми руками.

— Убежав из дома, мы ждали на улице, чтобы нанести еще один удар.

«Что ж, по крайней мере, недостаток сообразительности они компенсируют преданностью», — подумал Ураган.

 — Полагаю, эта возможность так и не появилась? — Ураган нахмурился.

Женщине-демону не очень хотелось отвечать, она оглянулась на остальных, но те не пришли ей на помощь.

— Мы видели, как один мужчина и две ведьмы покинули дом. Мы подумали, что с Огневержцем осталось только двое взрослых, — оправдывалась она.

— И что?

— Когда мы снова перенеслись в особняк, там никого не было! — Женщина-демон с трудом скрывала свое смятение. — Мы обыскали его полностью, но они, видимо, исчезли.

— Может, они действительно исчезли, — хмыкнул Ураган.

— Да, повелитель. Мы покорно просим прощения.

— Прекратите! — заорал Ураган, и тройка демонов начала кланяться. — Мы теряем время. Переходите к следующему этапу плана. Когда перехватите силы остальных Владык Стихий, можете снова заняться Огневержцем.

— Да, повелитель. — Женщина и остальные взглянули на своего хозяина с благоговейным страхом.

— Идите.

Передав инспектору Тайлера, Пейдж перенеслась в район Сан-Франциско под названием Стоунстаун прямо в актовый зал начальной школы Вудро Вильсона. Никого не обнаружив там, она пошла по школе, на ходу осматривая все подряд.

Эта была одна из новых школ города и определенно богатое учебное заведение. Пейдж заглянула в одну из комнат и увидела совершенно новые компьютеры «Эппл G-4», и там никого не было. Она пошла к другой — та оказалась закрытой.

Пейдж решила перенестись в нее посмотреть, что там находится, как грохот в другом конце коридора напомнил ей о цели ее визита. Пейдж отправилась туда, стараясь ни на что не наскочить. Ее предусмотрительность оправдалась: из класса вылетел стул и чуть не попал ей в голову — еще один шаг вперед, и она лежала бы без сознания на холодном начищенном до блеска полу.

С еще большей осторожностью Пейдж заглянула в классную комнату. Она не походила ни на один класс ее детства. Во-первых, на застланном ковром полу не оказалось парт, стояло лишь несколько стульев, а у стены, раскрашенной во все цвета радуги, лежала куча матрацев. Был еще стол, скорее всего, фирмы «Икса», а не из оптового магазина, торговавшего школьной мебелью. Этот стол казался довольно легким. Пейдж поняла, что какой- то человек прячется за ним, используя его в качестве защиты.

«Видимо, мой Владыка здесь», — подумала она.

 Демон, похожий на бегемота, с которым они дрались в особняке, стоял к ней спиной. Не броситься ли на него? Но это довольно крупное создание. Сестры предостерегали ее, чтобы она не вздумала применять свои силы против демона. Он может отправить ее в котельную. Правда, вряд ли в этой нашпигованной техникой школе есть котельная.

Демон приближался к хрупкому столу, когда куча матрацев полетела в его сторону.

— Не надо! — крикнула Пейдж, стараясь предупредить Владыку, чтобы тот не вздумал использовать свои силы, но было уже слишком поздно. Однако ее крик заставил неуклюжего бегемота обернуться, и в этот момент куча пухлых матрацев накрыла его.

Пейдж пробежала мимо демона к человеку, прятавшемуся за столом. Она опасалась, что стол недостаточно прочен, чтобы защищать одного или двух людей.

— Привет, я — Пейдж, — представилась она, наблюдая, как демон-бегемот вылезает из-под матрацев. — Сегодня я стану твоей спасительницей.

— Спасибо. Я — Рафаэль. Кто этот человек? И почему он хочет убить меня?

— Долго рассказывать, — ответила Пейдж. — Нам пора уносить ноги.

— Мне надо вывести отсюда этих животных, — сказал Рафаэль.

— Животных? — переспросила Пейдж. И только сейчас заметила, что у дальней от них стены стоят клетки и террариумы с игуанами и другими зверьками. Она оценила заботу этого парня об этих тварях, но он не знал, какая им угрожает опасность. — Что это за класс?

Ответа не последовало, ибо демон уже полностью освободился от матрацев и с грозным видом пошел на них.

— За этими животными можно вернуться потом, — торопливо убеждала Пейдж своего Владыку. — Нам надо найти более надежное место.

— Я отвлеку его. — Рафаэль закрыл глаза, чтобы сосредоточиться.

— Подожди, — предупредила она, но опять опоздала: на демона полетели куски мела.

— Беги! — крикнул Рафаэль и, выскочив из-за стола, пробежал мимо бегемота. Пейдж ничего не оставалось, как последовать за ним. Она пригнулась, готовясь к нападению, но этого не случилось. — Сюда! — Рафаэль побежал в том направлении, откуда пришла Пейдж, к актовому залу. — А теперь скажи, кто меня преследует и почему?

— Это демон, — произнесла Пейдж на бегу.

— Демон? — повторил Рафаэль, не веря своим ушам. — Ты имеешь в виду настоящего демона?

— Да, — в подтверждение своих слов Пейдж еще и кивнула. В это время они пробегали мимо компьютерной комнаты. — Демоны настоящие. Имей в виду, ты не должен направлять свои силы против них.

 — Значит, ты догадалась, что я способен на телекинез, — заключил Рафаэль. — Что навело тебя на эту мысль?

— О, ты умеешь не только это. Об этом потом. Только не пользуйся своими силами. Это может усугубить положение.

— Но пока не возникло никаких проблем, — возразил Рафаэль.

— Ты прав. Интересно, почему так получилось? — саму себя громко спросила Пейдж.

Наконец оба добежали до актового зала. Пейдж оглянулась и убедилась, что демон-бегемот не преследует их, видимо, все еще отбивается от града из кусков мела.

— Пожалуйста, объясни мне, что происходит, — попросил Рафаэль, когда они вошли в зал и пошли к сцене.

— Сейчас... — Пейдж поняла, что если скажет ему, что он является Владыкой и прямо сейчас должен спасать мир, тот забудет о происходящем. — Куда мы идем?

— Тут за кулисами настоящий лабиринт, — объяснил Рафаэль. — Кто бы ни был этот парень, через некоторое время ему надоест искать нас.

— Слабая надежда, — засомневалась Пейдж, пока оба бежали через сцену. — Что случилось до того, как я пришла сюда? И что ты делаешь в школе в субботу?

— Мать одного из моих учеников работает в зоопарке. — Рафаэль вел Пейдж за кулисы мимо маленьких классов и складских помещений. — Она одолжила на неделю животных, которых ты видела в моем классе. Я пришел забрать клетки, чтобы вернуть их в зоопарк, а мой друг может одолжить грузовик только в выходные дни.

— И на тебя напал демон; — продолжила за него Пейдж.

— Ты все время говоришь о демонах, — Рафаэль не верил тому, что слышал. Кто это? Слуга дьявола или нечто другое?

— Скорее, слуга. До дьявола он не дотягивает. Он пытался использовать против тебя какую-то силу? — Пейдж не винила его в незнании. Ему еще многое предстояло понять.

— Нет, он просто угрожал мне, я уже хотел было сразиться с ним, но ты же видела эти ручища, — Рафаэль как будто бы оправдывался.

— Да! — откликнулась Пейдж. Она предпочла не говорить о том, что ее сестры уже сражались с этим демоном-бегемотом.

— Сперва мне показалось, что это грабитель, — продолжал Рафаэль. — Но кто же станет грабить учителя, да еще в классной комнате?

Пейдж оглядела помещение, куда он привел ее, — настоящее кладбище компьютеров и вышедших из строя частей дорогого оборудования. Она пыталась сосредоточиться начисто «компьютерной» стороне этого помещения.

— Да, я знаю, школа на вид впечатляет, — заметил Рафаэль, читая ее мысли. — Но я все-таки преподаватель, а не мишень для грабителя.

— Конечно. А он не пытался добраться до твоего бумажника? — произнесла Пейдж.

— Здесь нас он не найдет, — заверил ее Рафаэль. — Так кто же ты на самом деле?

— Меня прислали спасти тебя. — Пейдж оглядела темное помещение. — Как я с этим справляюсь?

— Я пока живой, так что внесем это в твой актив. — Рафаэль совсем не понял, что она имела в виду.

— Нам следует подумать, как мы будем здесь защищаться, — пояснила Пейдж. — Демоны всегда умеют находить...

И тут дверь упала на Пейдж и сбила ее с ног — одним бойцом стало меньше.

— У меня на это нет времени! — заорал демон-бегемот, надвигаясь на Рафаэля.

Пейдж видела, что Рафаэль от страха или в силу привычки сосредоточился на демоне точно так же, как делал это Тайлер, стремясь вызвать огонь. Она не успела даже вымолвить слово, как бегемот выбросил руку и энергия небесно-голубого цвета перетекла из Рафаэля к демону. Парень сразу потерял свои способности, и его лицо исказил ужас.

— Вот, поешь немного, — сказала Шейла Моррис, ставя миску с приготовленными в микроволновой печи макаронами и пакетом сока перед Тайлером, сидевшим за столом на кухне. — Ешь. Если что понадобится, мы с Деррилом будем в гостиной.

Деррил знал, что ему влетит, и поэтому лишь вкратце и в общих чертах обрисовал цепь событий, которые заставили его тайком привести к себе в дом исчезнувшего ребенка. В присутствии мальчика Шейла, конечно, не станет ничего выяснять, но теперь, когда она отвлекла Тайлера едой и вытащила мужа из кухни, головомойки было не избежать.

— Позволь сказать слово, прежде чем ты набросишься на меня, — предупредил инспектор с беззаботной улыбкой, когда жена вошла за ним в гостиную.

— Не смей улыбаться, — приказала Шейла. — Что за люди ищут Тайлера?

— Это связано с его прошлым, — Деррил тщательно обдумывал слова. Ему не составляло труда скрыть правду от нее, однако нагло лгать жене не хотелось. Еще до того, как его усыновили.

— Так в чем же дело? Недобрые приемные родители? — не унималась Шейла.

— Вроде того, — Деррил выбрал самую легкую правду. — Вернуться домой прямо сейчас слишком опасно для него.

— И поэтому ты привел его сюда? — Шейла не злилась на мужа, она просто растерялась. — А что, если бы дома был Деррил-младший?

— Тогда бы я отвел Тайлера в другое место, — ответил муж. — Это самое безопасное место, которое я мог придумать.

 — Безопаснее, чем полицейский участок? — удивилась Шейла, садясь на диван. — Деррил, что происходит?

Инспектор достиг грани допустимой лжи:

— Здесь ничего нет такого, о чем стоит волноваться.

Он подумал, не сесть ли на диван рядом с женой, но передумал, решив сохранить дистанцию. Шейла могла стать грозной, если ее рассердить.

— Но я волнуюсь, — возмутилась она. — И не потому что я — жена полицейского. После смерти Энди происходят странные события.

Деррил внутренне согласился с ней. Его партнер Энди погиб, и вместе с его гибелью мир изменился. Появились волшебные существа, ведущие войну ради добра и зла, и Сан-Франциско стал одним из фронтов этой борьбы, а друзья инспектора — главными действующими лицами.

— Что странного в том, что исчез ребенок? — Деррил попытался сделать вид, что ничего не происходит.

— То, что ты приводишь его к себе домой, — не отступала Шейла.

— Разве только ты одна можешь работать дома? — не очень удачно сострил ее муж.

Шейла лишь едва заметно улыбнулась и покорно покачала головой:

— Надеюсь, что сестры Холлиуэл в этом никак не замешаны.

 Инспектору осталось лишь сохранить беспристрастное лицо, чтобы жена не заметила его испуг. Она, оказывается, знала о происходящем больше, чем он думал. Поразительная женщина!

— Деррил, если я спрошу Тайлера, знакомы ли ему Пайпер, Фиби и Пейдж, что он ответит? — Шейла встала с дивана и подошла к мужу.

— Что ты хороший детектив, — похвалил ее Деррил.

— Не пытайся умаслить меня, — предупредила жена. — Скажи мне, что происходит?

— Скажу, дорогая, я не держу от тебя секретов. Сейчас для меня главное — безопасность этого мальчика. Можно нам обсудить это в другой раз?

— Хорошо, — наконец-то согласилась Шейла. — Но не думай, что я забуду об этом.

— Я люблю тебя, — сказал Деррил.

— Правильно делаешь, — Шейла рассмеялась, и они стали целоваться.

Это мгновение прервал сотовый телефон, Деррил снял аппарат с ремня и неохотно оторвался от уст жены. Звонил шеф, видимо, ждавший рапорта о положении дел.

— Привет, шеф. — Инспектор вышел в холл. — Что случилось?

— Как раз это я и хотел узнать. — По голосу было ясно, шеф недоволен. — Ты согласуешь свои действия с ФБР? Я слышал, ты покинул место преступления.

 — Да. — Деррил полагал, что шефу стало известно об этом без участия Харкинса. — По пути мне пришлось зайти в один дом, чтобы проверить свою версию.

— Я только что получил рапорт. Следователи нашли следы крови на бите, которую мальчик держал в своей комнате. Это наводит на мысль о похищении. Я хочу, чтобы ты как можно быстрее встретился с Харкинсом у Майклсов, — потребовал шеф.

Моррис пытался найти какую-нибудь отговорку, если опоздает, но ничего не приходило в голову.

— Я буду на месте, как только проверю еще одну версию.

— Только побыстрее, — поторопил его шеф. — Держи меня в курсе.

Деррил отключил телефон и вернулся в гостиную. Шейла стояла, скрестив руки на груди, и смотрела на него. Он тут же пожалел о том, что вел разговор близко от гостиной.

— Твой босс даже не знает, что ты нашел этого мальчика? — спросила жена.

— Послушай, Шейла, это сложное дело. Я не могу впутывать в него слишком много людей.

— Тогда скажи хотя бы, известно ли, по крайней мере, его родителям, что их сын находится под защитой, — попросила она.

Молчание мужа стало ей ответом.

— Эти люди, вероятно, ужасно беспокоятся. Как ты можешь держать их ребенка здесь и позволить им так волноваться? — Шейле стало очень грустно.

— Я же сказал, что это сложное дело. — Инспектор задумался, что можно рассказать жене, чтобы она успокоилась.

— Это недопустимо, — возмутилась Шейла. — Иди к родителям и сообщи, что их сын в безопасности. Я присмотрю за Тайлером.

В этот момент к комнату заглянул Тайлер.

— Вы уходите? — Голос выдал его беспокойство.

— Деррил собирается передать твоим родителям, что с тобой все в порядке. — Шейла подошла к мальчику и положила ему руку на плечо. — Он скоро вернется.

Инспектор понял, что у него уже нет другого выбора: его жена заняла решительную позицию. К тому же появление на месте преступления избавит его от лишних подозрений начальства и Харкинса.

— Ты поел? — спросил инспектор мальчика.

— Я был не очень голоден, — ответил Тайлер.

— Я сейчас поговорю с ним, — обратился Деррил к жене и повел Тайлера на кухню.

— Вам надо уходить? — жалобно поинтересовался Тайлер.

— Я не надолго. Пожалуй, мне придется зайти к тебе домой. Хотя бы для того, чтобы дать твоим родителям знать, что ты жив. Я обязан это сделать.

 — Я тоже так думаю, — неохотно согласился Тайлер. — Похоже, ваша жена очень рассердилась.

— Нет, она просто очень решительная. — Деррил достал из кармана бутылку, которую ему дала Пейдж. — Возьми это зелье для защиты. Здесь ты в безопасности, но если вдруг появится демон, бросай в него бутылку, хватай Шейлу за руку и беги. Я хочу, чтобы ты присмотрел за моей женой, пока меня не будет, хорошо?

— Хорошо, — Тайлер заметно успокоился. Ведь ему дали поручение. Оружие тоже не помешает.

— Запомни, — предупредил Инспектор: — Не используй свои силы без крайней необходимости.

Деррил вернулся в гостиную и увидел, что Шейла уже держит в руках его куртку.

— Будь осторожен. — Жена поцеловала его.

— Не открывай дверь незнакомым людям, — предостерег Деррил, хотя и сомневался, что демоны воспользуются дверью, чтобы войти в дом. — А если кто-то проникнет в дом, не разыгрывай из себя героиню. Просто бери Тайлера и уходи.

— Я люблю тебя, — с этими словами Шейла подтолкнула мужа к двери.

— Я тоже люблю тебя, — Деррил улыбнулся ей, стараясь скрыть, как на сердце у него тяжело.


ГЛАВА 9


Фиби подъехала к гаражной стоянке городской больницы Сан-Франциско. Сделала несколько кругов, чтобы найти свободное место, что не предвещало ничего хорошего. Это была лишь одна из стоянок больницы, которая имела огромное количество корпусов, протянувшихся на несколько кварталов города. В каком из них искать Владыку?

Она вышла из машины, спустилась вниз на лифте и бегом пересекла улицу, чтобы не промокнуть. На девушке была короткая юбка, которую перед поездкой не мешало бы сменить, но на это не осталось времени.

В приемной больницы было полно народу, и спрашивать там, нет ли здесь пациента, обладающего способностью контролировать стихии, все равно что сразу лечь в психиатрическое отделение.

 Поэтому она обошла приемную и направилась по длинному коридору к реанимационному отделению. Вполне можно начать отсюда, ведь это неплохое место, если нападет один из демонов Урагана.

Сначала Фиби собиралась прикоснуться к любому проходящему мимо нее человеку в надежде, что ей откроется будущее Тайлера. Но этот план имеет слабые места. Прежде всего, невозможно долго ходить по больнице и дотрагиваться до каждого встречного. Другая проблема — будущее других людей могло отвлечь ее от главной цели. И в довершение всего больница не самое подходящее место для контакта с людьми, еще подхватишь какой-нибудь микроб.

Дойдя до реанимационного отделения, она увидела в углублении стены большой аквариум с тропическими рыбками. Вода в аквариуме кружилась с невероятной Скоростью вместе с рыбками. Сквозь воду Фиби увидела усталую черную американку в белом халате, просматривающую истории болезней. Девушка поняла: сфера ее поиска сузилась.

— Как удачно! — воскликнула Фиби, входя в комнату, которая напоминала приемную. — Извините, вы можете мне помочь?

— Прием больных производится в конце коридора, — ответила женщина, не отрываясь от своего занятия.

— Я имею в виду совсем другую помощь, — уточнила Фиби, глядя на аквариум. Вода кружилась еще быстрее. Врач не поднимала головы. — Мне хотелось бы знать, не вы ли это делаете?

— Что я делаю? — Врач не подняла голову и не посмотрела на Фиби.

— Вот это, — Фиби взяла руку врача в свою и указала в сторону аквариума.

Врач взглянула на воду и нисколько не удивилась ее быстрому вращению.

— Извините. Не понимаю, о чем вы говорите. — Она снова занялась историями болезни.

— Как бы не так! — громко произнесла Фиби. — Доктор, я почему-то не верю вам.

— Послушайте, мисс, — возмутилась женщина. — Официально я еще не врач, я студентка медицинского факультета... очень занятая студентка. Так что я не могу все бросить и смотреть, как плавают рыбки.

— У вас найдется время на то, чтобы бросить все и спасти мир? — Фиби догадалась, что наконец-то привлекла к себе ее внимание. Вода в аквариуме вдруг замерла. — Меня зовут Фиби Холлиуэл. А вас?

— Габриелла, Габриелла Чеймберс, — уточнила студентка. — Что вы имеете в виду, говоря о спасении мира?

— Начнем с самого начала. — Фиби присела. — Как давно вы управляете водой?

— Управляю водой? — повторила женщина, подсаживаясь к ней. — Не понимаю, о чем вы говорите.

 — Послушайте, у меня... у нас нет времени играть в игры, — сказала Фиби.

— Нет, честно, — недоумевала Габриелла. — Правда, я, не знаю о чем вы говорите. Всю жизнь мне приятно находиться у воды. Я люблю плавать, заниматься серфингом и кататься на лодке. Конечно, иногда я замечаю загадочные явления, например этот водоворот в аквариуме. Но я не управляю водой.

Фиби не знала, с чего начать. Одно дело говорить с посвященным человеком, рассказывать, как следует пользоваться своей силой, чтобы спасти мир, и совсем другое — сообщить студентке, считающей себя обыкновенной что она обладает силой, с помощью которой можно спасти мир.

— Правда, однажды я ходила по воде, — добавила Габриелла. — Мне показалось, что я стою на песчаном острове посреди океана. Вы хотите сказать, я сама это сделала? Что я способна делать с водой все, что хочу... подобно водяному?

— Мне кажется, водяной приказывает рыбе, — объяснила Фиби. — А вы можете заставить воду делать то, что вам захочется.

— Как здорово! — удивилась Габриелла.

Фиби дала студентке время переварить эту информацию, но вдруг услышала:

— Ладно, мне надо снова приниматься за работу.

— Подождите, — остановила ее Фиби.— И это все? Вы только что узнали, что обладаете волшебной силой, и успокоились?

— Фиби, я изучаю медицину, и мне тридцать шесть лет. Сейчас мне некогда сидеть и размышлять об этом. Я буду думать о своей волшебной силе, когда закончится моя смена... на следующей неделе.

— Вы изучаете медицину в тридцать шесть лет? —удивилась Фиби. —А я считала, что мне уже поздно делать карьеру... что я на всю жизнь застряну на одном месте.

— Это моя вторая карьера, — пояснила Габриелла. — В двадцать лет я была юристом.

— Вы променяли юриспруденцию на медицину? — изумилась Фиби.

— Формально я еще не врач, — напомнила ей Габриелла. — Сейчас меня ждет работа. Спасибо за новость.

— По правде говоря, это еще не все. — Фиби попыталась вернуться к теме «спасения мира».

— Извините, — рассердилась Габриелла. — У меня на другое просто не остается времени.

Пока Габриелла шла к двери, в аквариум влетел стул, вода разлилась, и тропические рыбки разлетелись в разные стороны.

Через разбитое стекло Фиби увидела, что в коридоре стоит уже знакомый ей демон.

Пайпер подошла к стеклянным дверям банка и потянула за ручку, уже догадываясь, что будет заперто. Она оказалась права. Как гласила табличка на дверях, банк закрылся час назад.

 — Эти дурацкие субботние часы, — пробормотала она про себя, прячась от дождя под навесом. Дождь усиливался, небо так потемнело, что день казался почти ночью.

Пайпер побарабанила по стеклянной двери и посмотрела через стекло, но внутри, казалось, никого не было.

— Эй! — позвала она и еще раз побарабанила по двери. — Там есть кто-нибудь?

На этот раз ее усилия не пропали даром — из самой дальней комнаты выходила пожилая женщина, лет за шестьдесят. Она была одета в строгий темно-синий костюм.

Почти целую минуту женщина пересекала огромный вестибюль банка, а Пайпер молкла под дождем и вспоминала слова, которые собиралась произнести. На мгновение Пайпер показалось, что будет нелегко убедить эту женщину пойти с ней ради того, чтобы не позволить демону подчинить себе погоду и захватить мир.

Подойдя к двери, женщина немедля отперла ее и впустила промокшую незнакомку в банк. Пайпер знала, что банковские служащие обычно так не поступают.

— Я почти потеряла надежду, что вы придете, — промолвила женщина. — Уже поздно.

— Извините. — Пайпер ступила на сухой пол. Воздух в банке был прохладнее, чем на улице, и промокшая Пайпер поежилась. — Наверное, вы не меня ждали.

— Ну, как сказать. Как вас зовут — Пайпер, Фиби или Пейдж? — Женщина оказалась осведомленной.

«Вот это неожиданность», — подумала Пайпер.

— Пайпер, — ответила она, не понимая, откуда этой женщине стало известно о ее визите, если она сама лишь несколько часов назад узнала о Владыках.

— Тогда вы как раз тот человек, которого я ждала, — уверенно сказала женщина.

— Как вы узнали, что я приду?

Женщина улыбнулась:

— Сначала самое главное. Полагаю, молодой Огневержец находится под вашей защитой, верно?

— Да. — Эта женщина все больше удивляла Пайпер.

— Очень хорошо. Тогда до начала Ритуала Хранителей осталось недолго ждать. — Женщина протянула Пайпер носовой платок для того, чтобы та могла вытереть лицо.


ГЛАВА 10


— Пейдж... помоги... — хриплым голосом произнес Рафаэль. Его сила продолжала вытекать из тела.

Пейдж не понимала, почему демон не выкачал ее до этого. Но некогда было раздумывать над этим, ибо ноги Рафаэля подкосились, и он рухнул на пол. К счастью, ее осенила хорошая мысль: исчезнуть и появиться у демона за спиной. Тем более что для этого наступил удачный момент. Пейдж нанесла удар демону, как и задумала, сзади, по ногам.

Бегемот пошатнулся и отпустил Рафаэля, а голубой свет, между ними разделился на два потока. Рафаэль казался очень слабым, но подняться уже смог.

— Попытайся расшевелить компьютеры, — посоветовала Пейдж, указывая на шкаф позади демона.

Рафаэль понял ее и сосредоточился на полках. Компьютеры стали подрагивать, и по мере того, как сила возвращалась к нему, все больше начали раскачиваться. В конце концов, они обрушились на демона. Пейдж тут же схватила Рафаэля за руку и вместе с ним выбежала из помещения.

— Мне казалось, что ты против того, чтобы я использовал свои силы. — Рафаэль явно ничего не понимал.

— Думаю, демон способен выкачать твои силы только в том случае, когда ты направляешь их прямо на него, — объяснила Пейдж, пока они бежали к конференц-залу. — Но это не означает, что тебе нельзя обрушивать на него столько вещей, сколько хочется.

— У меня возникла мысль, идем сюда, — Рафаэль указал ей на коридор слева от зала. Пейдж хотелось перенестись с ним домой, но демон-бегемот, скорее всего, последовал бы за ними. Надо было придумать, как разделаться с демоном здесь и сейчас, а потом доставить Рафаэля в надежное место.

— Итак, ты утверждала, что я не совсем владею телекинезом? — произнес Рафаэль, пока они бежали по коридору.

Пейдж пришлось отдать должное этому парню за способность в одно и то же время бежать и жевать резинку, точнее — спасаться бегством и вести беседу.

— По правде говоря, — сказала Пейдж, когда они завернули за угол и побежали по ступенькам вниз, — ты из тех, кого зовут Владыками.

— Пусть будет так, — согласился Рафаэль. — А какая разница между тем, кто владеет телекинезом, и...

— Владыкой.

— Вот именно.

Они проскочили через деревянные двери и оказались в физкультурном зале. Сначала Пейдж не могла понять, почему он привел ее сюда, ведь негде спрятаться, но затем увидела открытый шкаф со снарядами для физических упражнений. Оба подбежали к шкафу, чтобы подготовиться к бою.

— Телекинез — это власть ума над материей, — объясняла Пейдж, вытаскивая все из шкафа. — Ты же используешь свои эмоции, чтобы заставить ветер поднимать и переносить предметы. Ты не столько перемещаешь предметы, сколько позволяешь им передвигаться в потоках ветра, которые создаешь.

— Правда? — удивился Рафаэль, впечатленный самим собой. — Значит, я бы смог летать, если бы захотел?

— Да. Ты вроде как бы смог, — подтрунила она над учителем.

Пейдж почти уже заигрывала с этим парнем, но спохватилась и осеклась. В последнее время ей не очень везло с мужчинами. Она решила ограничить это знакомство определенными рамками, несмотря на то, что блестящие голубые глаза и черные как смоль волосы были в ее вкусе.

 — Что же творил со мной демон на компьютерной свалке? — задал вопрос Рафаэль.

— Он пытался украсть твою силу. — Пейдж вытащила диск странной формы, назначение которого не знала.

— С какой целью?

«Разве это не самый главный вопрос?» — подумала про себя Пейдж.

— Мы скоро это узнаем. Сначала нам надо разобраться с этим бегемотом.

Слегка побитый демон только что влетел в зал и застыл, когда заметил Пейдж и Рафаэля, стоявших посреди горы снарядов. Пейдж не дала демону возможности опомниться и начала перемещать снаряды над его головой, чтобы они обрушивались прямо на демона.

Рафаэль последовал ее примеру и стал управлять ветром: в воздухе залетали биты, мячи и все, на что он мог направить силу своих эмоций.

Инспектор Моррис ехал домой к Майклсам, надеясь сделать все быстро и без особого шума, но ничего не получилось: помимо патрульных машин с его участка и ФБР, на улице, где находился их дом, стояло несколько фургонов прессы. Это дело с похищением ребенка каким-то образом оказалось в центре внимания всех средств массовой информации.

«Только этого нам не хватало», — подумал Моррис. Теперь он понял, почему ему позвонил шеф и сказал вернуться к Майклсам.

Разношерстные представители прессы толпились посреди проезжей части улицы, брали интервью у соседей и десятков людей, которые просто глазели на репортеров. Похоже, проливной дождь не пугал людей, желавших не упустить шанс стать участником этого события. Деррила всегда поражал интерес публики к делам об исчезнувших детях. Он был осведомлен, что дети в Соединенных Штатах исчезают каждый день. Но к Тайлеру такого внимания средств массовой информации он не предполагал. Правда, у дела Тайлера были все необходимые для этого приметы. Рано утром в богатом квартале исчезает недавно усыновленный ребенок с Кавказа... найдена окровавленная бита.

Офицеры в полицейской форме обнесли район лентой, чтобы держать людей на расстоянии. Моррису пришлось предъявить свое удостоверение, чтобы попасть на эту улицу, и его жестом руки пригласили проехать.

Инспектор поставил машину и вышел, стараясь прикрыться от дождя хотя бы рукой. Он собирался без лишней суеты войти и покинуть дом, но это тоже оказалось невозможным. Харкинс устроил брифинг представителям прессы под одной из спешно установленных во дворике палаток — ее верх поддерживался только шестами. Моррис лишний раз обрадовался участию федералов в деле, ибо ему ни за что не удалось бы исчезнуть, окажись он ведущим следователем.

 Он показал значок одному из агентов, стоявших внизу лестницы, и ему разрешили пройти. Поднимаясь вверх по лестнице и обходя прессу, Моррис кивнул Харкинсу и вошел в дом. Инспектору теперь хотелось все сделать до того, как Харкинс отделается от прессы.

В доме несколько агентов суетились вокруг обеспокоенных родителей. Мистер Майклс явно решил, что ситуация приняла совершенно неожиданный оборот и можно закурить. Он уже собирался прикурить, как в фойе появился Моррис.

— Инспектор Моррис, — произнесла миссис Майклс. В ее голосе угадывалось облегчение. Она позвала мистера Майклса в гостиную. — Мы подумали, не случилось ли с вами что-нибудь.

— Зовите меня Деррилом. — Он вошел в гостиную. — Извините, мне пришлось кое-что проверить. Надеюсь, агент Харкинс не обижает вас.

— Вокруг него так много народу, что трудно переговорить с ним, — сказал мистер Майклс, вынув сигарету из рта. — Мы не жалуемся. Чем больше людей занимаются этим делом, тем лучше.

— Мы подумали, не могут ли они объявить желтую тревогу? — с надеждой в голосе спросила мать Тайлера.

Деррил понимал, что лишает ее этой надежды, поэтому ему пришлось объяснить:

— Мы можем сделать это лишь в том случае, если имеется информация, что с места преступления скрылась машина. Входя, я видел, что агент Харкинс делает все, чтобы распространить информацию через прессу. Это подействует не хуже официальной тревоги.

— Мы просто хотим использовать все возможности. — Мистер Майклс все еще держал незажженную сигарету.

Инспектору было тяжело смотреть на эту пару и знать, что их сын прямо сейчас занят, скорее всего, видеоиграми вместе с Шейлой.

— Послушайте, — произнес он приглушенным голосом из-за проходящего мимо них агента ФБР. — Тут найдется уединенное место, где можно поговорить?

— Разумеется, — ответил мистер Майклс, вставая с дивана и держа сигарету в руке. — Можно поговорить в кабинете. Агент Харкинс сказал, что там мы можем уединиться, когда устанем.

Инспектор отдал Харкинсу должное — этот парень знал, как вести себя в подобных ситуациях, и делал все, чтобы не усугубить нервное состояние родителей.

Моррис вошел в кабинет и подождал, пока отец Тайлера не закроет дверь.

— Стивен... Мария... у меня есть новости о Тайлере, — объявил он, осторожно начиная разговор.

Инспектор сам не знал, что собирается сделать. Если разговор пойдет как-то не так, он рискует не только своей работой, но и жизнями нескольких человек. Моррис взглянул на лица Стивена и Марии и понял, что находится на верном пути. Лицо Марии озарилось.

— Это... — выражение радости тут же исчезло с ее лица. Она, видимо, поняла, что новости могут быть и плохими. — Не может быть. Он...

— Пожалуй, с ним все в порядке, — тут же успокоил ее Деррил. — По крайней мере, в настоящее время. Это сложное дело...

— Оно связано с последними приемными родителями? — спросил мистер Майклс. — С теми, которые исчезли?

— В некотором смысле, — инспектор соврал, воспользовавшись мыслью отца Тайлера. — Создавшуюся ситуацию трудно объяснить. Она меняется с каждой минутой. Но я хотел сообщить вам, что помогает нам Пейдж Мэттьюс, она делает все возможное.

Деррил сначала не хотел упоминать имя Пейдж, но подумал, что в некоторой мере это удовлетворит их и, возможно, избавит его от лишних вопросов.

— Как замечательно! — вскрикнула миссис Майклс. — Когда мы сможем увидеть его?

Отец Тайлера вел себя сдержаннее.

— Деррил, почему вы не могли сказать нам это в гостиной? Что происходит?

На этот вопрос Моррис не собирался отвечать и неопределенно объяснил:

— Следующие несколько часов будут критическими.

 — Критическими? Что вы хотите сказать? — испугалась миссис Майклс. — Наш сын у вас или нет?

— Я знаю, где он, но совру, если не скажу, что его жизни все еще угрожает опасность. — Инспектор почувствовал, как тяжело дались ему эти слова.

— О Боже! — произнесла миссис Майклс, опускаясь в кресло.

— Как я уже говорил, у нас есть люди, которые занимаются этим. — В голосе инспектора появилась уверенность. — Я хочу, чтобы вы оба кое-что сделали для меня.

— Что? Все, что угодно, — откликнулась миссис Майклс, ее муж просто кивнул.

— Вы об этом не должны никому говорить. Хорошо. Понятно, — тут же согласился мистер Майклс.

— Я сказал «никому», — повторил Моррис. — В том числе и агенту Харкинсу. Это опасно. Если все пойдет по плану, Тайлер вернется к вам сегодня вечером.

Наступила долгая пауза, никто из Майклсов не хотел задать невысказанный вопрос.

— А если план сорвется? — все-таки произнес мистер Майклс.

— Не сорвется, — твердо и спокойно сказал Деррил. — Мы перевернем все вверх дном, чтобы вернуть вашего сына.

— Мне не по себе от этого. — Мистер Майклс смял сигарету и выбросил ее в корзину. — Но поскольку другого выбора у нас нет, я согласен. Правильно, дорогая?

— Если таким образом мы вернем Тайлера, я тоже согласна, — ответила его жена.

Все опасения, которые испытывал инспектор, придя в этот дом, улетучились. Он радовался, что Пейдж нашла для Тайлера таких замечательных родителей. Мальчику повезло. Все это прибавило Моррису решимости поскорее вернуть Тайлера туда, где он и должен находиться, — домой.

Выходя излома, инспектор столкнулся лицом к лицу с агентом Харкинсом.

— Деррил, — начал агент приветливо. — Я не знал, где ты. Узнал что-нибудь от работницы социальной службы?

— Ничего определенного. А здесь как идут дела?

— Мы делаем все возможное, располагая минимумом информации, — вздохнул Харкинс. — Как тебе кажется, ты сможешь предоставить мне официальный рапорт о Пейдж Мэттьюс и ее сестрах?

— Конечно. — Деррил не понимал, к чему клонит Харкинс. В прошлом они хорошо работали главным образом потому, что Харкинс принимал все за чистую монету и не задавал лишних вопросов. — Я собирался вернуться в участок.

Это была откровенная ложь, но инспектор подумал, что лучше соврать, чем говорить Харкинсу, куда он едет на самом деле.

— Прекрасно. — Харкинс рисовал что-то в своей записной книжке. — Но ты мог бы предупредить меня, что едешь туда.

 — Конечно, — промолвил Моррис. — Извини меня.

— Ничего, пустяки. — Харкинс засунул блокнот в карман. — Я просто не знал, что ты близко знаком с этой семьей.

— Что ты хочешь сказать? — поинтересовался Моррис, обеспокоенный направлением разговора.

— Я проверил кое-что. Странно, что в твоих делах часто появляется Пейдж Мэттьюс и особенно ее сестры.

— Какое странное совпадение! — инспектор постарался скрыть свои эмоции. Харкинс мог быть информирован из разных источников. Но Моррис понял, как он обнаружил эту связь. Он проверял самого инспектора.


ГЛАВА 11


— Ложись на пол! — закричала Фиби и вовремя сбила Габриеллу с ног, иначе бы в нее угодил огнетушитель, запущенный демоном в аквариум, который заменял еще и стену. На линолеуме было холодно и влажно, вокруг них прыгали тропические рыбки.

Демон прыгнул в комнату и, вытянув руки, шел к Габриелле, готовясь выкачать из нее силу, о существовании которой она только что узнала.

Видимо, Габриелла считала пол самым надежным местом, она заползла за стулья. Вместо упрямой женщины сейчас была перепуганная студентка-медичка, не соображавшая, что происходит.

Фиби отскочила назад, с помощью волшебной силы поднялась в воздух и обрушила на, демона град ударов, потом прижала его к стене. Приземляясь, она обнаружила, что шум привлек внимание людей, значит, ей придется либо оставаться на земле, либо взлететь и тем самым выдать секрет Зачарованной.

— Позовите охрану, — раздался в коридоре спокойный голос, из чего можно было сделать вывод, что хулиганство здесь довольно обычное явление.

«Как в телеспектакле», — подумала Фиби.

Она видела, как два рослых парня пытались прийти им на помощь, но демон швырнул их в другой конец комнаты. Фиби искала хоть какой-нибудь предмет, чтобы использовать его как оружие. Она заметила на полу, у торгового автомата, длинный кусок стекла от аквариума. Но как добраться до него раньше демона? Он следил за ней взглядом и заметил кусок стекла. Довольная ухмылка на его лице говорила о том, что он тоже считает это стекло подходящим оружием. Демон уставился на Фиби, приглашая ее сделать первый шаг.

В коридоре собиралась толпа, но среди нее не нашлось таких смельчаков, как те ребята, с которыми легко разделался демон. Может, как раз последнее обстоятельство и сделало всех безучастными наблюдателями.

«Сколько же времени надо, чтобы сюда пришла охрана?» — спрашивала себя Фиби, хотя на охранников особо и не рассчитывала. Скорее всего, они не будут вооружены. А если они к тому же еще и любезные бывшие полицейские, то у них мало шансов одолеть демона такого высокого роста. Поэтому без дальнейших раздумий Фиби бросилась к торговому автомату. Демон опоздал на полсекунды и низко наклонился, чтобы первым схватить кусок стекла, а Фиби, сделав несколько шагов, сильно толкнула его. Пол у торгового автомата был очень влажным, и падающий демон врезался в автомат. И Фиби со всех своих сил повалила автомат на демона.

Толпа разразилась одобрительными возгласами. В этот момент появился врач и усыпил демона, а прибывшие охранники подняли автомат уже со спящего демона. «Не скоро он придет в себя, — думала Фиби, — времени хватит явиться полицейским и увезти его до того, как он проснется и исчезнет».

Она не без удовольствия представляла, как демон вернется к Урагану без Габриеллы и тот будет рвать и метать.

Когда толпа начинала расходиться, а персонал спасал рыбок, Фиби услышала сирену приближавшейся полицейской машины. Фиби не собиралась дожидаться полиции. Сегодня она уже вела наблюдение за ее семьей и особняком. Не надо осложнять ситуацию.

— Нам нужно поговорить. — Фиби взяла Габриеллу за трясущуюся руку. — Где можно остаться наедине?

— В комнате отдыха для врача, — ответила та.

В крохотной комнате врача были только железные шкафчики и койка.

Габриелла села на койку.

— Мне лучше было оставаться адвокатом.

— Тогда демон пришел бы за тобой в адвокатскую контору, — произнесла Фиби.

Студентка-медичка посмотрела на Фиби как на сумасшедшую.

— Демон? Ты только что спасла меня от... кого? Он хотел меня убить?

— Похитить, — уточнила Фиби. — Я не столько остановила его, сколько помешала ему.

— Полицейские уведут его. Что касается меня, то все закончилось. — Габриелла опять стала упрямой.

— Нет, не закончилось, — возразила Фиби и спокойно объяснила почему.

Похоже, до студентки-медички все доходило быстро. Она вежливо слушала и не прерывала Фиби вопросами.

Фиби понимала Габриеллу и ждала. Не так- ' то легко разобраться, почему тебе поручено спасти весь мир. Когда до нее дойдет, что впереди более важная миссия, чем стать врачом, тогда можно перейти к следующей части разговора, решила Фиби.

— Извини, — сказала Габриелла, — но я никуда не пойду.

Пайпер пила горячий кофе, который ей приготовила та самая женщина, которая вышла на ее стук. Она сидела в ее кабинете. Мюриель Хэммонд была президентом этого банка.

— Итак, Пайпер, как вы и ваши сестры справляетесь с обязанностями, вытекающими из ваших способностей? — спросила Мюриель, сев за большой письменный стол из красного дерева. — Полагаю, Зачарованным приходится много работать.

— И не говорите, — откликнулась Пайпер, снова вспомнив о том, что ей за последнее время не удалось даже заняться своим хобби. — Но, прежде чем начать разговор, как вы узнали обо мне и моих сестрах? Мы стараемся держать это в тайне... Понимаете? В тайне.

— Видите ли, я так занята разгадыванием тайн жизни, что сама становлюсь тайной для окружающих меня людей. Думаю, вы это знаете, — иначе вы бы не пришли сюда. Я тоже обладаю определенной силой.

— Вы — Владыка, — уточнила ее слова Пайпер.

— Земледержец, — поправила Мюриель. — Знаю, звучит не очень привлекательно. Можно было стать Огневержцем, Владыкой Ветров или Водяным... Но я стала Земледержцем.

— Похоже, вы обладаете исключительной силой, — заметила Пайпер. Она всегда с радостью встречалась с другими волшебными существами, если эти существа были добрыми, такими, как эта женщина Мюриель Хэммонд.

— Вполне возможно, — произнесла Мюриель. — За свою жизнь я провела огромное исследование на сей счет. Эта сила может буквально изменить мир, если ею умело пользоваться. Разве вам не известно, какое искушение — знать то, что ты обладаешь силой, способной уничтожить любого, кто встанет на твоем пути? Но я никогда не злоупотребляю этой силой, — тут же добавила Мюриель. — Ну, если не считать одного раза. Та женщина в загородном клубе оказалась такой несносной... Ей точно надо было окунуться в бассейне, чтобы остудиться. Я только пошла ей навстречу — заставила землю чуть подтолкнуть ее.

Пайпер рассмеялась. Ей не разрешалось пользоваться своими силами ради личной выгоды. Она и сестры в последнее время находили способы внести поправку в это правило, но им всегда приходилось соблюдать осторожность, чтобы не переступить черту. А как приятно встретить человека, обладавшего силой, который при желании мог воспользоваться ею, однако по собственной воле этого не делает.

— Как давно вы узнали, что являетесь Земледержцем? — спросила Пайпер. Она и ее сестры узнали о себе будучи взрослыми, и их бабушек уже не было на этом свете.

— Да всю жизнь знала, — ответила Мюриель. — В книгах говорится, что Владыки Стихий встречаются редко. А у нас способность Земледержца является семейной чертой. Такое встречается еще реже. Эта сила передавалась из поколения в поколение, так что уже в десятилетнем возрасте я встряхивала вещи. Могу представить, как бы я напугалась, если бы не понимала, в чем дело.

— Да, действительно, — подтвердила Пайпер. Она вспомнила, как впервые встретила напуганного Тайлера, который понятия не имел, почему он укрощает языки пламени, которые вспыхивают вокруг него.

— Вы присматриваете за юным Огневержцем, — Мюриель затронула главную тему. — Похоже, его имя Тайлер.

— Откуда вы узнали об этом?

Мюриель встала и подошла к небольшому сейфу, быстро набрала цифровую комбинацию и вынула темно-коричневую папку.

— Вся информация здесь.

Пайпер пролистала папку и нашла фотографии Тайлера, в том числе, где он был снят вместе с ее сестрами, а также снимки латино-американца и чернокожей американки в белом халате. К приложенным к фотографиям документам говорилось, что чернокожая женщина работала в городской больнице Сан-Франциско. Были также описания способностей этих людей, включая Мюриель. «Час назад это пригодилось бы», — подумала Пайпер.

— Один джентльмен, с которым я недавно познакомилась, прислал мне это вчера утром, — пояснила Мюриель. — Это вся информация, которую он собрал о Ночи Эола и Ритуале Хранителей. Он был Огневержцем, на которого первоначально возлагалась обязанность собрать Владык Стихий, но он не успел выполнить свою миссию.

— Тот Огневержец, который бросился с моста «Золотые ворота», — угадала Пайпер.

Мюриель печально покачала головой:

— Кристофер... жаль, что меня не было здесь, когда он прислал эту папку. — Пайпер вопросительно посмотрела на нее. — Я на неделю уезжала в Лос-Анджелес, — Мюриель села и отхлебнула кофе, — и вернулась только сегодня утром. Мой стол был так завален бумагами, что только через полчаса я обнаружила эту папку, затем услышала сообщение об исчезнувшем мальчике. Я поняла, что если бы его захватили, то Ураган уже явился бы за мной.

— Вы знаете об Урагане? — изумилась Пайпер.

— Конечно. Я уже говорила, наша сила передается нам из поколения в поколение. Мои предки еще раньше имели дело с этим демоном, хотя лично я его не встречала. Возможно, я стара, но последний раз он разгуливал на воле сто лет назад.

— Но вы же знали, что Тайлер в бегах. — Пайпер недоумевала, почему эта женщина раньше не дала о себе знать.

— Я догадывалась, что он найдет приют у Зачарованных и будет в безопасности. — Мюриель сделала еще глоток кофе. — Когда до наступления Ночи Эола остается немного времени, именно Огневержец становится самым незащищенным для демонов Урагана. Огневержец должен найти и собрать других Владык Стихий, поэтому демоны первым делом набрасываются на него, чтобы потом заняться остальными. Огневержцы всегда ищут поддержку в случае чрезвычайных обстоятельств. Наблюдая за Тайлером, Кристофер случайно узнал, что мальчик знает вас и ваших сестер. Это случилось, когда вы на кухне дрались с демоном и победили его.

Пайпер не понравилось, что ее семья явно находится под наблюдением и даже не знает об этом.

— Но почему он не сообщил нам, что происходит?

Пайпер так увлеклась разговором, что совсем забыла о дымящейся чашке с кофе.

— Наверное, он считал, что в этом нет необходимости. — Мюриель поставила на стол свою чашку. — Кристофер был уверен, что демоны не знают, где он живет. Скорее всего, он полагал, что сможет опередить их. К сожалению, он ошибся. Я это поняла по сообщениям на моем автоответчике. — Мюриель вздохнула. — Если бы он позвонил по сотовому, я бы тут же вернулась в Сан-Франциско. Он шел к вам за помощью, но демоны догнали его у моста. Так что сейчас вы должны завершить начатое им дело.

— Я и мои сестры уже делают все возможное, чтобы найти Владык Стихий, — сообщила Пайпер.

— Значит, вы уже нашли их, — Мюриель заулыбалась. — Я знала, что добрая слава Зачарованных не преувеличена. Возможно, ваших сестер ждут трудности. Владыка Ветров и Водяной ничего не знают о ритуале.

— Если Кристофер связался с вами, почему он остальным не сказал об этом? — удивилась Пайпер.

— Он не связывался со мной, — поправила ее Мюриель. — Я нашла его. Огневержец должен предупредить остальных Владык Стихий лишь в последний момент, чтобы не подвергать их опасности. Кристофер искал любые сведения о каждом из нас, чтобы выяснить, как лучше сказать нам. А если всю жизнь не догадываться, кто ты на самом деле, то такая новость может вызвать шок.

— И не говорите, — пробормотала Пайпер.

— Поскольку я знала о приближении Ночи Эола, было нетрудно понять, что за мной следят, — продолжила Мюриель. — Я встретилась с Кристофером и предупредила его, что он может прекратить слежку за мной, накануне Ритуала я уезжаю из города на целую неделю, к тому же знаю, как защитить себя от демонов. Он очень обрадовался, что обо мне больше не надо беспокоиться.

— Тебе повезло, — раздался женский голос у входа. Обернувшись, Пайпер увидела знакомую женщину-демона. — В таком случае ты сможешь защититься от меня.

Пайпер встала, готовясь, к обороне. Она слышала, как позади нее Мюриель тоже встала.

— Я знаю, что ты не обладаешь силами, — Мюриель пыталась протянуть время. — Ты способна только выкачать наши силы, чтобы обратить их против нас.

— Что правда, то правда. Я не обладаю никакими силами. Но у меня есть вот это. — Женщина-демон засунула руку в жакет и вытащила пистолет.


ГЛАВА 12


Пейдж и Рафаэль взяли безжизненное тело демона за ноги и потащили по натертому до блеска полу физкультурного зала к шкафу для снарядов, или «шкафу оружия», как Пейдж окрестила его в уме. Заградительный огонь из футбольных мячей и хоккейных клюшек, обрушенный ими на демона, оказался столь эффективным, что отключил демона.

— Вернемся к Ритуалу Хранителей, — сказал Рафаэль. — Что я конкретно должен делать?

— Конкретно? — переспросила Пейдж, пытаясь найти какое-то объяснение. — Ну, мы конкретно... не знаем. Но это очень важно.

Непонятно почему, ей такое объяснение показалось убедительнее.

— Вот, эта часть мне понятна. — Рафаэль без лишних церемоний бросил демона в шкаф для снарядов. — И обрати внимание, я не задаю тебе вопросы, начинающиеся с «почему я должен».

— Я давно перестала задавать такие вопросы. — Пейдж улыбнулась ему. — Просто считай, что выдающиеся способности ко многому обязывают.

— Значит, я Спайдермен? — Рафаэль распрямил плечи. — Послушай, раз у тебя рыжие волосы...

— По крайней мере сейчас...

— Значит ли это, что ты Мэри Джейн? — игриво сказал он.

Хотя Пейдж старалась не заигрывать с ним, но невольно подыграла.

— Дорогой, я могла бы дать Мэри Джейн под зад.

Рафаэль подошел к ней совсем близко:

— Мне бы хотелось это увидеть.

Пейдж без умысла отстранилась, но подумала, что своим чувствам следует доверять.

— Извини. — Рафаэль тоже отстранился. — Видимо, потерявший сознание демон не очень настраивает на романтику.

— Если бы потерявшие сознание демоны портили мне романтику, я бы провела остаток жизни в одиночестве, — призналась Пейдж. — Простоя переживаю небольшой период самоанализа.

— Понял. — Рафаэль был немного разочарован. — Тебе не приходило в голову податься в преподаватели?

 — Как здорово. С чего ты взял это? — Пейдж захлопала глазами от неожиданного поворота разговора. — Я сама не знаю, что хочу получить от жизни. Сейчас хочу сосредоточиться на своих волшебных способностях.

— Я был в восторге от того, как ты легко просветила меня насчет моих способностей подчинять ветер и «спасать мир». К тому же ты не делала ничего лишнего во время сражения с демоном, и я подумал, что ты хорошо справилась бы со школьниками четвертого класса.

— Демоны... школьники... мне все равно, — рассмеялась Пейдж и достала из кармана зелье. — Это навело меня на другую мысль. В последнее время моя жизнь течет довольно однообразно... — Она вытащила пробку из бутылки с зеленой жидкостью. — Снотворное, — пояснила она, опережая вопрос Рафаэля. — Думаю, мы можем надолго усыпить его и оставить здесь, затем вернемся с другим зельем, чтобы сокрушить его... или же я приведу сюда сестру. Она хорошо справляется с такими делами.

— У тебя есть сестра? — у Рафаэля появился притворный интерес.

— Отстань, она замужем, — откликнулась Пейдж. — Правда, у меня есть еще одна сестра. Но она сейчас не очень расположена к романам.

— Тяжелый разрыв с супругом? — выпытывал он.

 — Развелась с демоном. — Пейдж опорожнила зелье в рот потерявшему сознание демону-бегемоту и сострила: — Знаешь, демоны очень симпатичны, когда спят.

Демон чуть не подавился микстурой, но не проснулся.

— Здесь до понедельника вряд ли кто появится. — Рафаэль задумался и добавил: — Нам надо вернуться до того, как сюда придут ученики.

— Принято к сведению. Нам надо отправиться ко мне и встретиться с сестрами. Я не знаю, что нам придется делать до начала ритуала.

— Хорошо. Но сначала я должен отвезти животных в зоопарк. Вдвоем нам будет легче перенести их в грузовик. — И оба вышли из физкультурного зала.

— А подождать до завтра нельзя? — Пейдж беспокоило то, что приближалась ночь, время неумолимо истекало.

Выйдя в коридор, они услышали, что разыгралась гроза.

— Пейдж, послушай, спасение мира не единственная обязанность, которую я должен выполнить сегодня. К тому же за это время ты успеешь рассказать мне о своей однообразной жизни, — весело сказал Рафаэль.

Пока на улице лил дождь, инспектор Моррис обдумывал варианты ответов Харкинсу о Пейдж и ее сестрах. Он, правда, надеялся, что кто-то громко заявит об обнаружении неожиданной улики, тогда Харкинсу будет некогда заниматься связями своего напарника из полиции. К сожалению, пока никто не преподнес никаких захватывающих сведений и улик.

— Зайдем в дом, — предложил Харкинс, когда дождь стал хлестать в дверной проем.

Инспектор не стал дожидаться вопроса от Харкинса:

— Как я уже говорил в особняке, от Пейдж больше ничего не удалось узнать. Вообще-то, она смогла сообщить мне не больше, чем мистер и миссис Майклсы.

— Я так и не понял, к чему давать домам столь претенциозные названия, — заметил Харкинс. — Дом, конечно, большой, по крайней мере, с внешней стороны, но называть его «особняком» немного нескромно, не так ли?

— Это семейная традиция. — Моррис тут же почувствовал, что сделал промах.

— Значит, ты хорошо знаешь эту семью? — Харкинс воспользовался неудачным ответом инспектора.

— Да, у одной из сестер вышел роман с моим напарником, — попытался выкрутиться инспектор.

— Да-а-а, — протянул Харкинс, искренне опечаленный. — Энди был хорошим парнем. А сестра разве не погибла?

— Эта семья и так испила свою горькую чашу страданий. Не вижу, какое это имеет отношение к делу, которым мы занимаемся. Ее сестры не связаны с ним. — Вероятно, это была самая большая ложь инспектора за весь день.

— Возможно, прямого отношения к нему они не имеют, — возразил агент ФБР, стараясь говорить тихо. — Но они все же косвенно связаны с этим и многими другими делами, которые ты расследовал.

— И что же ты хочешь сказать? — Моррис насторожился.

Харкинс отвел напарника подальше от людей, чтобы их не могли расслышать.

— Послушай, мне нравится расследовать с тобой подобные дела. Ты один из самых надежных парней в полиции. Даже в ФБР мы слышали, что тебя называют восходящей звездой. Однако в последнее время... пошли разговоры.

— Что за разговоры?

— Разговоры, которые идут за стенами твоего полицейского участка и в региональном штабе ФБР. Разговоры, которые могут серьезно сказаться на твоей карьере. — Было видно, что Харкинсу неприятно об этом говорить.

Моррис не мог поверить своим ушам. Одно дело — терпеть добродушное подтрунивание в участке. Другое — скрывать самые опасные данные. Но ведь он не нарушал закона. Раз уж на то пошло, помощь, которую он в течение многих лет оказывал Зачарованным, следовало бы отметить, нежели распускать слухи.

— Послушай, ты заслужил мое доверие, я верю тебе, что эти девушки не причастны к делу, — продолжил Харкинс. — Речь идет не обо мне, Деррил. Если ты и впредь будешь участвовать в странных делах, где исчезают подозреваемые и появляются эти девушки... я просто опасаюсь за твое будущее.

— Я ценю это, — искренне сказал Деррил. — Все находится под контролем. Уверяю тебя.

— Тогда все прекрасно. — Харкинс сменил тему: — Надо разыскать исчезнувшего ребенка.

— Я занимаюсь этим. — Моррис с притворным энтузиазмом направился к двери и последний раз оглянулся на приемных родителей Тайлера, снова сидевших на диване. Мария опять уничтожала подушку. «Хоть бы не выдали», — подумал инспектор.

— Держи меня в курсе дел, — напомнил ему Харкинс.

— Обязательно, — соврал Деррил, выходя под дождь.

Дождь шел сильнее, чем в тот момент, когда Деррил вошел в дом, ветер безжалостно трепал навес: несколько агентов пытались ухватиться за брезент, чтобы убрать его, но у них это плохо получалось.

От сверкавших молний и дождя была одна польза — он разогнал прессу по фургонам, и инспектору на пути к своей машине не пришлось протискиваться мимо репортеров с фотоаппаратами. Он осторожно выехал из забитой машинами улицы и направился домой, размышляя над словами Харкинса. Шутки Уоррингтон и Симпсон, затем попытка утаить правду от жены, откровенная ложь ФБР. Деррил понял, что это дело все больше погружает его в безвыходное положение.

Деррил прибавил скорости дворникам, ибо дождь продолжал лить как из ведра. Сидя в машине, он не расслышал слабый гул под колесами, услышал его, только когда дорога впереди начала коробиться. Деревья по обе стороны дороги вдруг закачались, и началось мощное землетрясение.

Инспектор удержался от соблазна нажать на тормоза, старался плавно остановиться, но резкий толчок сбросил его ногу на педаль газа. Машина тут же рванула вперед по мокрой дороге, Моррис потерял управление, и машина помчалась прямо на какое-то здание. Запаниковав, Моррис резко нажал на тормоза. Машину стало бросать из стороны в сторону, она начала вращаться, наскочила на бордюр и боком врезалась в здание.

Очнувшись, он увидел, что боковая аварийная подушка спустилась, а ремень безопасности приковал его к месту. Моррис почувствовал, что дождь бьет ему в лицо — переднего стекла не было. Однако уже не дождь беспокоил Морриса — кусок металла торчал из его груди. Он потерял сознание.


ГЛАВА 13


Пайпер уставилась на дуло пистолета, который демон навела на нее, раздумывая, сможет ли взорвать это оружие, не позволив наглой твари обратить ее силу против нее самой. В конце концов, она решила, что пуля причинит меньше вреда, чем взрыв.

— Послушай, ведьма, — заговорила демон. — Ты мне не нужна. Отдай мне Земледержца и можешь весело гулять дальше.

— Думаю, мы обе понимаем, что этому не бывать, — ответила Пайпер и загородила собою Мюриель. Пайпер могла бы заморозить время в момент выстрела, попыталась бы остановить пулю. При этом варианте демон не сможет воспользоваться ее силой, и тогда ее же сила не ударит бумерангом по ней самой. Разумеется, остановить летящую пулю — дело непростое. Но все же этот вариант лучше смерти.

Пайпер прислонилась к столу, все еще размышляя, что делать. Ее рука коснулась чашки с горячим кофе, и она тут же обрадовалась. Теперь надо было чем-то отвлечь демона.

Словно откликаясь на мысли Пайпер, под ней загудела земля. Отвлекающий момент зарождался, но пока еще не достиг желаемой силы.

Демон тоже услышала гул, и по ее лицу расплылась зловещая улыбка.

— Очень хорошо, Земледержец. Используй свои силы против меня.

— Мюриель, не надо, — Пайпер предупредила ее, не оглядываясь.

— Это не я, — отозвалась Мюриель. — Думаю, ты должна приготовиться... — Но она не успела договорить: произошел сильный толчок, и три женщины отчаянно попытались удержать равновесие. Справа, с полок, посыпались книги, а сзади с грохотом свалился компьютер. Как раз этого и ждала Пайпер. Вот он, отвлекающий момент!

Пайпер схватила чашку с кофе и, стараясь удержаться на ногах, швырнула ее демону в лицо. Женщина-демон истошно завопила и выронила пистолет.

— Бежим! — Пайпер взяла Мюриель за руку и выскочила вместе с ней из кабинета. Не забрать ли пистолет, мелькнула у Зачарованной мысль, но он был уже погребен под кучей книг, свалившихся с письменного стола.

Пока обе торопливо шли по вестибюлю банка, земля продолжала трястись, кругом падали компьютеры, выдвижные ящики, карандаши и степлеры.

— Нет ничего лучше счастливого спасения с Божьей помощью! — перекричала шум Мюриель.

Пайпер оценила ее замечание, оно уместно, в данной ситуации, хотя Мюриель, похоже, радовалась царившему кругом хаосу больше, чем следовало бы.

— Мне не было так весело с тех пор, как я спасалась от быков! — воскликнула женщина, когда подземные толчки начали затихать.

Пока обе шли к выходу, землетрясение прекратилось. Стеклянные двери покрылись трещинами, но устояли. Мюриель достала ключи, и тут раздался выстрел. Пуля не задела их, но угодила в бронированное стекло, и оно рассыпалось на мелкие кусочки.

Мюриель вовремя открыла дверь, и они под дождем побежали к стоянке.

— Алло. Чарли, во время землетрясения я оказалась в банке. С банком все в порядке, но одна из дверей разбита и широко открыта. Пошли сюда охранников и кого-нибудь, кто починит дверь, Я еду домой проверить, все ли там в порядке. — Мюриель отключила телефон раньше, чем говоривший на другом конце успел ответить.

 Когда обе добрались до машины, Пайпер удивленно посмотрела на свою спутницу.

— Это менеджер банка, — пояснила Мюриель. — Я не должна позволить какому-то демону воспрепятствовать бизнесу.

Пайпер восхитилась деловитостью этой женщины.

Они сели в машину, Пайпер пристегнулась, включила двигатель и, не глядя, рванула с места. Через проливной дождь она не заметила, что к ним приближается какая-то фигура. Молния озарила небо, и стало видно, как женщина-демон прицеливается пистолетом в них.

— Жми на газ! — Мюриель, пристегиваясь, ухватилась за приборную доску.

Пайпер надавила на педаль.

Демону удалось выстрелить в мчавшуюся прямо на нее машину, но она промахнулась — пуля лишь поцарапала зеркало бокового вида.

— Держись! — закричала Пайпер, чувствуя, что машина вот-вот врежется в демона.

Демону хотелось выстрелить еще раз, но, сообразив, что ее жизни угрожает большая опасность, она исчезла, воспользовавшись демонической силой.

Почти не тормозя, Пайпер развернула машину и по другой дороге поехала домой.

Подземные толчки были такой силы, что сбросили Габриеллу и Фиби на пол. И как раз вовремя, ибо койка, на которой сидела Габриелла, рухнула.

 — С тобой все в порядке? — спросила Фиби.

Габриелла внимательно осмотрела себя.

— Внутренних переломов нет. Голова не пострадала, так что нет сотрясения мозга. Хотя, похоже, пострадало самолюбие, — сказала она, потирая заднее место.

— А как ты?

— Со мной все в порядке, — ответила Фиби. — Как это ни печально, я привыкла, когда меня трясет.

Во время землетрясения в больнице погас свет, но через секунду заработал запасной генератор. В крохотной комнате отдыха для врача царил беспорядок — койка лежала на боку, раковина раскололась, текла вода, а сорвавшиеся с мест шкафчики загородили дверь.

— Думаю, здесь нет серьезных проблем. — Фиби подошла к шкафчикам. Она хотела пролезть под ними, но поняла, что толку мало, все равно дверь открывалась вовнутрь.

— Помоги мне, — попросила Фиби.

Габриелла подошла, и они обе налегли на кучу, чтобы как-то ее сдвинуть с места. Ничего из этого не получилось. Они опять навалились на шкафы, пытаясь столкнуть их.

Обе отошли на шаг посмотреть на результаты своего труда.

— Ты разве не можешь оторвать их от земли? — поинтересовалась Габриелла. — Ты же это сделала, когда на нас напал тот тип.

— Левитация срабатывает, когда на меня нападают, — объяснила Фиби. — Честно говоря, это не самая полезная сила. Здесь она нам не поможет. Мы тут можем проторчать, пока кто-нибудь не зайдет сюда.

— Мы находимся в больнице после приличной встряски, — заметила Габриелла. — Некоторое время все будут так заняты, что не станут искать нас.

Фиби оглядела комнату, пытаясь найти нечто вроде рычага, чтобы сдвинуть им шкафы. Рама сломанной койки казалась подходящим орудием, но Фиби вдруг заметила водопроводную трубу и задумалась.

— А что, если воспользоваться напором воды?

— Ты шутишь. — Габриелла проследила за взглядом Фиби и тоже увидела водопроводную трубу. Вода заливала комнату, лужа увеличивалась и приближалась к ним.

— Слушай, либо пробуем, либо нас убьет током, когда вода поднимется до разбитой лампы на стене, — угрожающе произнесла Фиби.

— Не устраивай трагедию, — возразила ей Габриелла. — Вода потечет под дверь в коридор. Тогда кто-нибудь найдет нас.

— Надо же, какая ты логичная! Им придется проломить дверь, чтобы попасть сюда. А ты можешь воспользоваться своим умением управлять водой, — напомнила ей Фиби.

Габриелла снова взглянула на выливавшуюся воду:

— Я никогда этим не пользовалась.

— Разве ты не говорила, что ходила по воде? — стала упрекать ее Фиби.

— Да, но в тот момент, я не знала, что хожу по воде! — возмутилась Габриелла.

— Послушай, ты же можешь сделать это. Я верю в тебя, — уверенно сказала Фиби.

— Но я не знаю, как это сделать, — простодушно ответила Габриелла.

— Насколько мне известно, твои силы связаны с эмоциями. Тебе надо всего лишь сосредоточиться.

— Замечательно, — произнесла Габриелла. — Я постараюсь.

Она посмотрела на воду и сделала сосредоточенное выражение, чтобы заставить свою силу подчиниться.

Ничего не произошло.

— Не думай, — посоветовала Фиби. Вероятность, что Габириелла перестанет думать, была, мягко говоря, очень маленькой. — Ты должна почувствовать воду. Пусть вода затронет твои эмоции.

Фиби сама понятия не имела, о чем говорит, но ее слова, похоже, подействовали. Лужа воды перестала расползаться по комнате и начала собираться под шкафами.

Габриелла стояла с закрытыми глазами и не подозревала, какие делает успехи.

— У тебя получается, — подбодрила ее Фиби, когда из трубы стало вытекать меньше воды.

— У меня получается? — Габриелла открыла глаза. — У меня получается!

Она так разволновалась, что это подействовало на ее способности, — вода неожиданно ринулась к шкафам и отбросила их к стене. Фиби и Габриелла одновременно подпрыгнули, когда вода устремилась к ним, но все равно промокли. Зато дверь теперь можно было свободно открыть.

— Это было здорово, — похвалила Фиби, положив руку на мокрую спину Габриеллы.

— Вот это да... — Больше Габриелла не могла вымолвить ни слова.

— А теперь я хочу, чтобы ты вместе со своими способностями пошла со мной... — начала было Фиби.

— Я же говорила тебе, что не могу, — прервала ее Габриелла.

— Но ты мне нужна, — настаивала Фиби. — Гроза и землетрясение только начинаются. Если в полночь ты не будешь вместе со мной, то тогда погода уже не будет волновать нас всех...

— Я говорила тебе, что не могу, у меня много дел, — сопротивлялась Габриелла. — Как по-твоему, сколько работы меня ждет сейчас?

Габриелла открыла дверь, чтобы подтвердить свои слова, и Фиби увидела сцену прямо как из фильма. Помимо причиненных землетрясением разрушений, коридор напоминал центр по оказанию помощи пострадавшим — его заполонили истекающие кровью люди.

 — Я совершенно права, — заключила Фиби. — Если ты прямо сейчас не пойдешь со мной, завтра так будет выглядеть весь мир.

— Габриелла! — закричал врач, перевязывающий пациента. — Ты нужна в первой кабине. Немедленно!

— Ты сказала в полночь? — уточнила Габриелла, выходя в коридор. — Куда я должна прийти?

— Мы пока не знаем. По правде говоря, ты понадобишься нам еще до наступления полночи.

— Слушай, я буду здесь. Приходи ко мне попозже. Посмотрим, может, мне удастся уйти, — вдруг согласилась Габриелла.

— А если не удастся? — забеспокоилась Фиби.

Габриелла пожала плечами и исчезла в огороженной простынями кабине реанимационного отделения. Фиби хотела последовать за ней, но раздавшиеся оттуда стоны говорили о том, что это не самое лучшее ее решение.

Всеобщая неразбериха в отделении росла, и Фиби поняла, что сейчас бесполезно убеждать Габриеллу уйти. Остается надеяться, что через несколько часов обстановка в больнице изменится.

Фиби вернулась к своей машине и стала связываться с сестрами по сотовому телефону, но слышала в ответ: «Не работает».

Когда машина Фиби выезжала из гаража-стоянки, дождь лил как из ведра, и с разных сторон неслось эхо сирен, ей пришлось затормозить, чтобы не столкнуться с пронесшейся мимо каретой «скорой помощи». Она осторожно выехала на улицу, не догадываясь, что проехавшая мимо нее машина «скорой помощи» увезла ее тяжело раненного друга — Деррила.


ГЛАВА 14


Перед Ураганом склонилась женщина-демон.

— Ты знаешь, что Ночь Эола наступает лишь один раз в сто лет, верно? — Ураган подождал, когда демон сделает ему низкий поклон, и продолжил: — Так вот, мне столько же лет, сколько длится время, и это может навести на мысль, что сотня лет, как говорится, капля в море. Скажу откровенно, я все еще ощущаю течение времени, все еще чувствую, как проходит каждый день, каждая минута. Я сижу в этом навевающем скуку помещении, а вы бываете везде и резвитесь под дождем при свете молнии, когда трясется земля.

— Извините, — откликнулась женщина-демон.

— Я признаю, что в предначертанном великом течении событий твой провал был не столь опасен, как остальные, — надменно, не обращая внимания на нее, продолжал Ураган. — Ты вернулась ко мне, а они еще нет.

— Я смогу найти их. Позвольте мне отправиться в больницу... в школу.

— Нет, — ответил Ураган. — Я хочу, чтобы хотя бы один из вас остался в живых до сегодняшней ночи. Конечно, это не абсолютная необходимость, но тогда мне точно будет легче сделать то, что хочу. Ты поработаешь со мной здесь над планом. Я трудился над ним в течение последнего столетия не для того, чтобы он сорвался. Остальные демоны вернутся, если смогут.

— А если не смогут? — спросила женщина-демон. — Что будет с ними?

— Ты думаешь, меня это волнует?

Пайпер почти час добиралась до дома из- за того, что по всему городу не было уличного освещения и светофоры не работали. Трудность проезда усугублялась проливным дождем и неразберихой на дороге, особенно на перекрестках. Водители не понимали, останавливаться или ехать дальше. Но дождь принес и пользу, остановил пожар в городе.

Пайпер вела машину по улицам, на которых стояли изуродованные брошенные машины и валялись обломки зданий и деревьев. Взирая на разрушения, Мюриель и Пайпер вдруг обнаружили, что им трудно говорить. Они понимали, что будет еще хуже, если Урагану до наступления полуночи удастся завладеть силами Владык Стихий.

— Наконец-то приехали, — сказала Пайпер.

Особняк неплохо перенес землетрясение, по крайней мере, с внешней стороны, что не удивило Пайпер. Этот дом уже привык к встряскам и взрывам, случавшимся в течение обычного дня.

Войдя в дом, она увидела, что вещи попадали, разбились, но ущерба было не больше, чем после нападений демонов.

— Лео! — позвала Пайпер, закрыв за собой дверь. — Лео, спускайся сюда!

— Кто такой Лео? — спросила Мюриель.

— Мой муж. Меня удивляет, что ты не прочитала о нем в папке Кристофера.

— Меня тоже, — Мюриель ухмыльнулась.

— Лео! — позвала она еще раз, ведя Мюриель в гостиную.

— Возможно, его здесь нет, — предположила Мюриель, не подозревая, что голос Пайпер слышен гораздо дальше стен этого дома.

— Да, я тоже так подумала. — Пайпер не стала выдавать его секрета.

Мюриель подошла к окну и вдруг увидела, как с неба приближались к дому два искрящихся огня, затем они слились вместе, и в гостиной стал вырисовываться муж Пайпер.

— Какой приятный фокус, — произнесла Мюриель, когда Лео обрел завершенную форму.

— У тебя гости? — Лео протянул Мюриель руку. — Привет, я — Лео.

 — Мюриель, — представилась она, пожимая ему руку. — Вам придется как-нибудь показать мне, как вы это проделываете.

— Извините, но это одно из врожденных свойств, — Лео застенчиво улыбнулся.

— Жаль, — откликнулась Мюриель, не сводя с него глаз.

Пайпер не была уверена, но ей показалось, что пожилая гражданка неравнодушна к ее мужу.

Лео оглядел все вокруг и обратился к Пайпер:

— Наверху гораздо хуже.

— Но я тут ни при чем, — Мюриель подняла руки с невинным выражением лица.

— Насколько я понимаю, Мюриель — Земледержец. — Лео пододвинул ей стул.

— Признаю свою вину, — садясь, пошутила Мюриель.

— Раз ты знаешь, кто она, скажи, помогли ли Старейшины? — поинтересовалась Пайпер.

— Я знаю, где можно найти Круг Гейи, — ответил он.

— Как хорошо! — обрадовалась Мюриель. — Кристофер его не указал. Поскольку Круг Гейи в каждую Ночь Эола перемещается на новое место, думаю, Кристофер опасался, что демоны могут найти круг, прочитав его записи.

— Кристофер? — переспросил Лео.

— Первый Огневержец, — объяснила Пайпер. — Значит, Ураган не узнает, куда переместится Круг Гейи.

 — Где твои сестры? — спросил Лео.

— Похоже, нарушилась сотовая связь. Или же она перегружена звонками. Ни до сестер, ни до Деррила мне не удалось дозвониться.

— Мне тоже никто из них не звонил, — заметил Лео. — Значит, они в безопасности.

— Будем надеяться, — промолвила Пайпер.

В гостиной появились еще две пары сверкающих огней, оказавшимися Пейдж и ее спутником.

— Привет, мои дорогие! Мы дома, — Пейдж радостно улыбнулась.

Все стали знакомиться. Когда Владыки Земли и Ветров пожимали друг другу руки, присутствующие почувствовали, как по комнате пробежала пульсирующая энергия.

— Все прошло нормально? — поинтересовалась Пайпер.

— Нам придется заняться демоном, который застрял в школе, а так все нормально, — отчиталась Пейдж.

— Ты поэтому так долго переносилась домой? — Лео не терпелось узнать, что случилось.

Пейдж и Рафаэль переглянулись.

— Не только. Знаешь, где не хочется оказаться во время землетрясения? — Пейдж не стала дожидаться ответа. — В зоопарке... или вблизи него, раз уж на это пошло. Мы задержались из-за того, что размещали животных по клеткам, и только потом перенеслись сюда.

— Этот способ перемещения оказался весьма забавным, — заметил Рафаэль. — Он очень хорош, когда опаздываешь на работу.

— Есть известия от Деррила и Фиби? — прервала его Пейдж.

— Нет. — Пайпер встала и начала расхаживать по комнате. Она знала, что Фиби способна постоять за себя, но ей, старшей, свойственно было волноваться.

— Нам нужно подытожить, что мы узнали, — предложил Лео.

Пайпер предположила, что он сказал это для того, чтобы отвлечь ее от мыслей о сестре. Она была благодарна ему, но когда рассказывала, что было с ней и Мюриель, все равно беспокоилась за Фиби.

Все последовали ее примеру и быстро выложили свои новости. Похоже, Рафаэлю было труднее всего свыкнуться с тем, что происходило. До всех этих событий он считал себя самым обычным человеком.

Все уже собирались послушать, что скажет Лео, когда в дверях появилась Фиби:

— Как хорошо, что особняк такой просторный. У нас очень много гостей...

Снова пришлось начать процедуру знакомства.

— Вижу, ты вернулась одна. — Пайпер старалась выглядеть бодрой — страшная гроза все время напоминала ей об опасной ситуации. — Мы привели своих Владык. А где твой?

— Габриелла сейчас немного занята. Я думаю, она постарается прийти сюда сегодня вечером. — Габриелла работает в реанимационном отделении. Сейчас там сумасшедший дом, — оправдывалась Фиби.

— Хорошо, но она же придет к нам. Верно? — уточнила Пайпер.

— Ну...

— Фиби? — Пайпер не любила, когда ее сестра так отвечала. Это всегда означало, что она услышит не очень приятные новости.

— Габриелла... очень целеустремленная личность. — Фиби было неприятно, что она не совсем справилась с заданием. — Она бросила работу юриста, чтобы заняться медициной. Представляете? А я думала, что всю оставшуюся жизнь проработаю в газете.

— Простите, — Мюриель приободрилась, — мне шестьдесят семь лет... я уже пять раз меняю профессию... и еще не собираюсь уходить на пенсию. Что тут такого? Насколько я понимаю, этой женщине придется поторопиться.

— И сбежать из больницы перед началом очень важного ритуала! — Пайпер старалась, чтобы в ее голосе не прозвучало упрека.

— Конечно. Если не считать Ночь Эола, моя семья всегда стремилась воспользоваться своими силами, чтобы помочь человечеству. Разумеется, мы пытались жить и для себя. Нас первым делом учили сосредоточиться на главном, а потом найти время для себя. Девочки, вы этому еще не научились? — удивилась Мюриель.

Пайпер не знала, поняла ли она ее правильно.

— Но ты ведь пожалела, что не смогла прийти сюда раньше, — напомнила она Мюриель.

— Дело в том, что я вряд ли могла бы остановить то, что произошло, — теперь оправдывалась Мюриель. — И мне угрожала бы та же опасность, что и Кристоферу, так что мое пребывание в Лос-Анджелесе пришлось кстати.

Пайпер впечатляла четкость, с какой Мюриель говорила о своих проблемах, потому что ее внимание всегда распылялось между обязанностями Зачарованной, работой и собственной жизнью. Она подумала, что если шестидесяти-семилетний банкир, обладающий волшебными силами, на неделю не боится оставить свою работу, то сама Пайпер могла бы выкроить немного времени для приготовления какого-нибудь блюда. И тут она снова по старой привычке начала беспокоиться о клубе, подумала, что он тоже не избежал землетрясения...

 — Ты же ничего не могла сделать, — шепнул ей Лео, прочитав ее мысли. — Что случилось, то случилось. Клуб еще не был открыт, когда произошло землетрясение.

— Как это у тебя получается? — прошептала она в ответ, задавая себе вопрос, способен ли Лео читать ее мысли.

— Я люблю тебя, — произнес он.

 — Внимание! Народ, нам надо сосредоточиться, — взяла в руки инициативу Пейдж. — Лео, что произошло у Старейшин? Ты выяснил, где находится Круг Гейи?

— У Водоема Прозрачных Источников, рядом с...

— ...разломом Сан-Андрэа, — договорили за него присутствовавшие.

— Я так и думала, — и заключила Пейдж.

Пайпер стала намечать план действий:

— Итак, мы заберем Тайлера и Водяного...

— Габриеллу, — добавила Фиби, затем пробормотала: — Если найдем ее.

— ...затем Лео и Пейдж смогут перенести нас туда, — заключила Пайпер.

— Это невозможно, дорогая, — предупредил ее Лео. — Старейшины наказали добираться к Кругу Гейи по земле.

— По земле? — переспросила Пайпер. — Что это конкретно означает? Можно поехать туда на моей машине?

— Я знаю людей, которые могут посчитать машину не совсем «земным» способом передвижения, — заметила Фиби.

— М-да, если придется идти пешком, то мы уже опоздали, — Лео покачал головой.

Пайпер посмотрела в окно и увидела, что вовсю бушует гроза.

— Все будет хорошо, когда мы туда доберемся. Да, чуть не забыла. Для ритуала нам кое-что понадобится, — успокоила их Мюриель.

— Например? — Пайпер посмотрела на нее.

 — Меч, кубок и несколько монет, — ответила Мюриель. — Век, когда монеты выпущены, не очень важен, но чем они старее, тем лучше.

— Все это найдется у меня на чердаке, — обрадовалась Пайпер.

Рафаэль с любопытством посмотрел на Пейдж:

— У тебя очень интересная семья.

— Ты еще не все знаешь, — улыбнулась она. — Что теперь будем делать?

— Ждать, — Пайпер встала и добавила: — Нам надо постараться привести сюда Деррила. Я звонила ему по сотовому, но не смогла дозвониться.

— Может, мне перенестись... — Пейдж прервал телефонный звонок.

— Ох, я забыла о телефоне наверху, — сказала Пайпер. — Дорогой, перенесись туда и принеси его.

— Мне бы не пришлось делать это, если бы ты не выпотрошила телефон на кухне, — засмеялся Лео и исчез.

Пайпер не могла не заметить, что Рафаэль и Мюриель странно смотрят на нее, услышав ответ Лео.

— Что такое? — поинтересовалась Мюриель. — Было бурное утро?

Но тут вернулся Лео с радиотелефоном.

— Шейла, я не слышу вас, — говорил он в трубку с озабоченным видом. — Плохо слышно... где Деррил?


ГЛАВА 15


Все в комнате застыли, когда услышали тревожный голос Лео. Пайпер тут же пожалела о том, что оставила Тайлера на попечение инспектора. Ведь он не может хорошо защититься от нападения демонов.

— Ладно... — Лео посмотрел на сестер. — Пейдж уже в пути и через две минуты будет у вас. Вас подвезти в больницу? — Зачарованные одновременно вздохнули, встали и подошли к Лео. — Я понимаю... Мы вас там встретим.

— Больница? — спросила Пайпер, когда Лео закончил разговор. — Произошло нападение? Как Тайлер?

— Нападения не было, — спокойно ответил Лео. — С Тайлером все в порядке. Деррил попал в аварию во время землетрясения. Он в критическом состоянии.

 — Не может быть, — Пайпер не желала верить этому.

Лео, не обратив внимания на слова жены, стал раздавать указания:

— Пейдж, перенесись в дом Деррила и забери Тайлера. Сделай вид, что ты ехала на машине, а я как будто по сотовому попросил тебя отправиться туда.

— Но...

— Шейла не в таком состоянии, чтобы интересоваться, как с тобой могли связаться по сотовому, — пояснил он. — Патрульная машина выехала туда, чтобы отвезти ее в больницу, так что ты должна забрать Тайлера прямо сейчас.

— Я уже в пути, — и Пейдж исчезла.

— Фиби, мы с тобой отправляемся в больницу, — сказал Лео.

Пайпер почему-то чувствовала себя виноватой за то, что Деррила впутали в это дело:

— Лео, мне, пожалуй, тоже следует...

— Нет, — тихо произнес Лео. — Я хочу, что-бы ты поднялась наверх и собрала необходимые для ритуала вещи.

— Я могу сделать это, — вызвалась помочь Фиби.

— Мне понадобится твоя помощь, — отклонил ее предложение Лео. — Час назад Деррила увезли в городскую больницу Сан-Франциско. У нас осталось мало времени. Ты поможешь убедить свою знакомую пропустить нас к Деррилу, чтобы я мог вылечить его.

 — И убедить ее пойти с нами, пока ты будешь этим заниматься, — весело закончила за него Мюриель, стараясь приободрить всех.

Но это ей не удалось.

— Дорогая! — Лео обнял жену.

— Иди, — спокойно, но уверенно сказала Пайпер.

Лео отпустил жену и взял Фиби за руку.

Пайпер глядела им вслед. Она была готова расплакаться: конечно, у них были и более тяжелые времена, но Деррил пострадал час назад. Трудно предсказать, успеет ли ее муж вовремя в больницу.

Поднявшись на чердак, Пайпер вспомнила, что забыла о выбитой двери. Казалось, что прошли века с тех пор, как они победили демонов, которые хотели перехватить силы Тайлера.

Полотно из пластика, которым Лео закрыл разбитое окно чердака, трепал ветер, на улице все продолжался дождь. Она быстро подошла к окну и повесила полотно на гвозди. Скорее всего, оно долго не продержится, однако есть дела поважнее, чем забота о промокшем поле чердака.

Пайпер отвернулась от окна и подошла к древнему сундуку, в котором хранилось старинное оружие. Она выбрала самый легкий меч, полагая, что его будет проще доставить к Кругу Гейи, и вспомнила о кубке и жезле. Их оказалось нетрудно найти, поскольку все колдовские атрибуты хранились в шкафу рядом с «Книгой Теней». Теперь остались монеты. У ее бабушек был мешок со старинными монетами. Она стала искать его в старом комоде. В первых двух ящиках кроме старых тряпок ничего не было, третий пустовал, нижний ящик застрял и, как Пайпер ни старалась, не выдвигался. С отчаяния она взмахнула руками и взорвала ящик. Он также оказался пустым.

— Хорошо, что в ящике ничего не было, — прокомментировала Мюриель, входя на чердак, — иначе ты наверняка уничтожила бы то, что искала.

— Ты права. — Пайпер искала теперь в аптечном шкафчике, который странно смотрелся в этом помещении. — Я должна найти эти монеты.

— То же самое произошло и с твоим телефоном? — спросила Мюриель веселым голосом, к которому Пайпер не могла привыкнуть. — Ты не могла найти его и поэтому взорвала?

— Утром я была немного взвинчена. — Пайпер с шумом выдвигала и задвигала ящики аптечного шкафчика. — Сейчас я тоже немного взвинчена.

— Я вижу. Все образуется, — успокоила ее Мюриель.

— Как ты можешь так говорить? — Пайпер, не останавливаясь, двигала другими ящиками.

— Потому что так всегда бывает.

Пайпер с шумом задвинула последний ящик:

 — Нет, не бывает. — Она вспоминала покойную сестру Прю, у которой перед смертью ничего не получалось.

— Верно. — Мюриель почувствовала, как что-то невысказанное пронзило их обеих. — Но жизнь продолжается, дорогая, и тебе надо жить.

— Но у меня так много обязанностей...

— Делай что можешь и продолжай жить. Всегда старайся найти то, что хоть немного облегчает жизнь. — Мюриель протянула руку, показывая Пайпер две монеты по двадцать пять центов, одну в десять и четыре цента. — Рафаэль нашел их в своем кармане.

— Ты говорила, что нужны старинные монеты.

— Нет, я сказала, что старинные монеты лучше, — поправила ее Мюриель. — Но если те монеты придется искать всю ночь, то лучше обойтись тем, что у нас есть. Не всегда надо стремиться к совершенству. Иногда можно обойтись тем, что хорошо.

Пайпер вспомнила блюдо, которое готовила утром. «А ведь Мюриель права», — подумала она.

Пейдж возникла прямо у входной двери дома Деррила и позвонила. Шейла открыла ей, прежде чем Пейдж успела промокнуть под дождем.

— Мне звонил Лео. — Пейдж вошла в дом, и ей тут же стало легче на душе — она увидела Тайлера, спокойно сидевшего на диване. Игры были включены, но у него, видимо, не было настроения играть. — Чем я могу помочь? Посидеть с Деррилом-младшим?

— Он с бабушкой и дедушкой, — объяснила Шейла. — Я звонила им, но просила не говорить сыну об отце, пока мы сами все не выясним.

— Мне очень жаль, что так произошло, — Пейдж невольно извинялась.

— Жен полицейских обычно сильно беспокоит другое, — Шейла едва сдерживала слезы. — Мне и в голову не пришло, что он может попасть в аварию или в землетрясение.

Пейдж промолчала, что это землетрясение было далеко не обычным явлением.

— Привет, Тайлер, — Пейдж надеялась приободрить мальчика. — Тебе нравится играть?

— Да. — В его голосе не чувствовалось радости. Ребенок винил себя в произошедшем не меньше, чем сестры, хотя никто из них не мог повлиять на случившееся.

Шум грозы заглушила сирена.

— Наверное, это машина, которую начальник прислал за мной. Вам надо увести Тайлера отсюда, — Шейла заторопилась.

— А вы...

— Идите... — Шейла подталкивала их к кухне. — Через заднюю дверь. Деррилу меньше всего надо, чтобы после выздоровления его допрашивали, как исчезнувший ребенок мог оказаться у него дома.

Хотя Шейла говорила логично, без упрека в голосе, Пейдж невольно подумала, что она во всем винит ее. И предпочла промолчать. Вместе с Тайлером она вышла на улицу. Как только дверь закрылась, оба перенеслись в гостиную особняка.

Рафаэль в одиночестве сидел на диване.

— Где все? — спросила Пейдж.

— Лео и Фиби в больнице. Пайпер с Мюриель на чердаке.

— Тайлер, это — Рафаэль, — представила Пейдж. — Между вами есть нечто общее. Рафаэль покоряет ветер и обнаружил эту способность сегодня днем. Так что ты в свои одиннадцать лет значительно опередил его.

Рафаэль и Тайлер неловко пожали друг другу руки — и снова в воздухе запульсировала энергия.

— Послушайте, у нас в холодильнике, похоже, найдется мороженое. Шоколадное с мятой, — предложила Пейдж.

— Горячий шоколад, гамбургер с сыром и мороженое — и все в один день, — перечислил Тайлер, вспоминая, какую мешанину он ел.

— Тебя надо чаще похищать, а? — произнесла Пейдж, прежде чем сообразила, что говорит. Хотя ее слова были неуместны и неостроумны, все трое неожиданно рассмеялись.

— Что я такого ужасного сделал, чтобы мне давали взбитые сливки?— Тайлер подыграл Пейдж.

Пейдж еще раз засмеялась:

— Я мигом вернусь.

Она зашла на кухню. Во время землетрясения кухне не очень повезло. Помимо выпотрошенного телефона и сорванных с двух шкафов дверей большая часть содержимого валялась на полу.

Пейдж схватила одну из неразбитых чашек и достала из холодильника мороженое. Когда она выкладывала его, на кухню вошел Рафаэль:

— Знаешь, я серьезно думаю, что тебе надо взяться за преподавание.

— Снова не вижу логики. Думаю, нам сейчас не следует оставлять Тайлера одного.

— Пайпер и Мюриель принесли атрибуты для ритуала, — объяснил он. — Но вернемся к преподаванию. Мне понравилось, как ты рассмешила Тайлера в этот нелегкий для него момент.

— Я приобрела большой опыт, работая с детьми в центре социальных проблем, — произнесла Пейдж.

— Но у меня такое ощущение, что в этом центре ты не получаешь то, к чему стремишься, — возразил Рафаэль. — Может оказаться, что твоим призванием является преподавание.

— Я уже нашла свое призвание. Я — ведьма, ты не забыл?

 — Нет, это твоя миссия, — поправил ее Рафаэль. — Призвание — это то, что ты хочешь делать, а не то, что приходится делать.

— Прямо сейчас я должна сосредоточиться на своем волшебстве. — Пейдж закрыла контейнер с мороженым и положила его обратно в холодильник.

— Но это не означает, что ты должна совсем забыть о своем призвании, — опять возразил Рафаэль. — Я уверен, ты вспомнишь о нем когда-нибудь.

Пейдж раздумывала над его словами и удивлялась, почему ей раньше не пришло в голову прекратить заигрывать с ним.

Лео и Фиби расхаживали перед операционной. Они пробыли в больнице уже пятнадцать минут, но пока узнали не очень много.

— Как ты думаешь, что там происходит? — спросила Фиби.

— Медсестра сказала, что рана глубокая. Такого рода операции нельзя делать в спешке.

— Ну ты ведь не сможешь спасти его, если он умрет на операционном столе, — раздраженно сказала Фиби. — Нам надо было взять Пайпер с собой. Она могла бы заморозить время, и нам удалось бы пройти в операционную.

— И чудесным образом вылечить его во время операции? — сыронизировал Лео. — Думаю, Старейшинам вряд ли понравился бы такой спектакль.

 Мне все равно, о чем сейчас думают Старейшины. — Фиби смотрела в сторону реанимационного отделения. Там толпилось гораздо больше народу, чем несколько часов назад.

— Разве ты не можешь вылечить всех этих людей и убрать их отсюда? — обратилась она к Лео.

Лео предпочел не отвечать ей, поскольку Фиби хорошо знала, что Старейшины отнеслись бы к этому неодобрительно.

Она расхаживали взад и вперед еще несколько минут.

— Я знаю, — у Пейдж был уверенный вид. — Мы могли бы надеть халаты и нагло войти, заявив, что являемся всемирно известными хирургами. Пусть освободят помещение, и мы продемонстрируем чудеса врачевания.

Лео застыл от удивления.

— В кино это всегда срабатывает, — рассмеялась Фиби. Она часто прибегала к шутке, чтобы разрядить обстановку.

— А как же твоя невинная... Габриелла? — напомнил Лео.

— Она должна быть где-то здесь, — Фиби оглянулась по сторонам и подумала: «Если Габриелла откажется, то придется забрать студентку-медичку против ее воли». Ритуал слишком важен, чтобы можно было позволить заработавшейся студентке сорвать его. И при этом Фиби, как ребенка, радовало, что день, который начался с попытки похищения, может закончиться настоящим похищением. — Пойду поищу ее.

 Хотя везде было достаточно много народу, она быстро нашла Габриеллу. Та успокаивала маленькую девочку со сломанной рукой. Фиби подождала, пока Габриелла отойдет от нее, и подошла.

— Габи! — Фиби была притворно весела.

— Меня зовут Габриелла, — устало отреагировала та. — Да, я просила тебя прийти позже, но ты же видишь, что здесь творится. Я не могу отойти.

— Мы еще поговорим об этом. Сейчас надо, чтобы ты пошла со мной.

— У меня пациенты, — упиралась Габриелла.

— Конечно, но у меня есть особый пациент, которому нужна твоя помощь, — ответила Фиби и потащила Габриеллу за собой.

Когда обе подошли к Лео, Фиби по его лицу увидела, что тот кое-что узнал.

— Операция закончилась, — сообщил он прежде, чем Фиби успела познакомить его с Габриеллой. — Деррил все еще в критическом состоянии. Медсестра не хочет впускать меня.

— Габриелла, тебе надо вывести эту медсестру в коридор, — приказала Фиби.

— Послушай, тебе и твоему другу следует понять, что медсестра должна делать свою работу, — объяснила Габриелла им, как детям. — И я тоже. Вам не следует этому мешать.

— Нет, следует, — резко возразила Фиби. — Мы должны спасти жизнь этому человеку.


ГЛАВА 16


— Габриелла, не ты одна обладаешь волшебными силами. — Фиби отвела студентку-медичку в сторону, чтобы сновавшие по коридору люди не могли расслышать их. — У моего друга они тоже есть, и он может помочь Деррилу. Он должен попасть в операционную! Прямо сейчас!

Габриелла с минуту раздумывала и, вздохнув, смилостивилась:

— Хорошо.

Фиби была удивлена, что Габриелла так быстро согласилась, и решила, что она это сделала, чтобы поскорее отвязаться от них, ибо догадывалась — эта парочка не отстанет, пока не войдет в операционную.

— Надо придумать причину, как вызвать медсестру из операционной, — вслух размышляла Фиби. — Поскольку это помещение для неотложных операций, то нужен какой-нибудь серьезный повод.

— Медсестра должна отлучиться на несколько минут, — предупредил Лео. — Ей нельзя сразу возвращаться, иначе...

— Почему вам просто не сменить ее? — спросила Габриелла снисходительным тоном.

— Ты можешь это устроить? — Фиби удивилась такому простому решению.

— Я занимаюсь медициной. Поэтому я и здесь... чтобы помочь. — и Габриелла направилась к операционной.

Фиби понимала, что ее отчитали, и промолчала. Эта студентка становилась для нее интересным объектом. Фиби редко встречала людей, которые так жестко сосредоточены на своей цели. «Жаль, что это мешает ей видеть всю картину в целом», — подумала Фиби.

Медсестра вышла из операционной, и Фиби и Лео, прежде чем войти, подождали, пока она не скроется.

— Ваш друг в тяжелом состоянии, — тут же заявила Габриелла.

— Все нормально, — Фиби бросила взгляд на Деррила, которому было далеко до нормального состояния, — до тех пор, пока он жив...

— А это моя забота, — завершил ее мысль Лео, подходя к постели.

— Что вы собираетесь делать? — спросила Габриелла.

— А ты посмотри, — предложила ей Фиби.

Лео положил руки на грудь Деррила и сосредоточился. Из его рук исходил голубой свет и проникал в тело Деррила. Даже Фиби, которой приходилось видеть многое, эта сила поражала.

Лео понадобилось много времени, прежде чем его сила подействовала. Вероятно, Деррил долго был без сознания. Наконец он открыл глаза.

— Что случилось? — тут же спросил он. — Наступил конец света?

— Нет еще, — ответила Фиби, мельком взглянув на Габриеллу.

Фиби и Лео рассказали Деррилу обо всем, что произошло, упомянули о нежелании Габриеллы пойти с ними. Та при этом состроила равнодушный вид, словно речь шла не о ней. Однако Фиби заметила в ее глазах что-что новое и подумала: «Все получится».

— Что я должен делать? — произнес Деррил как ни в чем не бывало.

— Выздоравливать. — Фиби погладила его по руке. — Ты и так много сделал. Дальше мы сами справимся.

— Послушайте, мне стало совсем хорошо, — Деррил благодарно кивнул Лео. — Не могу же я просто лежать здесь и ничего не делать.

— Еще как можешь. — В дверях стояла Шейла.

Инспектор посмотрел на жену и обрадовался:

— Привет, дорогая! Не волнуйся. Мне...

Шейла не дала ему договорить; сделав два больших шага, она оказалась у постели и крепко обняла его. Моррису стало немного больно, поскольку он еще не на все сто процентов оправился после того, как оказался на грани смерти, но он не подал виду.

— Ты напугал меня. — Шейла отстранилась от мужа и игриво отшлепала его.

Деррил хотел притвориться, что ему больно, но подумал, что такая шутка может оказаться жестокой. К тому же он не хотел портить ей настроения переднем, как опять огорчить ее.

— Мы подождем в коридоре, — Фиби подталкивала Лео к выходу.

— Я должна остаться и следить за приборами, — робко произнесла Габриелла. — Хотя, думаю, сейчас это вряд ли необходимо.

— Вы можете остаться, — разрешил Моррис. — Мне не хочется, чтобы у вас возникли неприятности из-за того, что вы ушли. — Он посмотрел на жену. — Как дела у Деррила-младшего? Он не испугался во время землетрясения?

— С ним все в порядке. Он хорошо проводит время у бабушки с дедушкой. Как ты себя чувствуешь? Отвечай, только честно.

— Немного покалывает в груди. — Моррис потер то место, где была рана. — А так я чувствую себя отлично.

— Хорошо, — Шейла с облегчением вздохнула. — Ты куда-то собирался?

Моррис посмотрел, закрыта ли дверь. Габриелла — единственный человек, кто их слышал, но она не помеха.

— Жизнь маленького мальчика все еще в опасности, — начал он. — И я должен выполнять свои обязанности.

— Фиби сказала, что ты сделал уже достаточно, — сказала Шейла.

— Сколько ты простояла за этой дверью? — Деррил мысленно вспоминал разговор с Фиби и Лео, опасаясь, что жена могла услышать его за дверью операционной.

— Достаточно долго и узнала, что ты им больше не нужен. Ты нужен мне. И своему сыну, — добавила Шейла.

Инспектор старался не смотреть в сторону Габриеллы. От присутствия чужого человека он почувствовал себя как-то неловко.

— Снова начнем говорить об обязанностях полицейского? — любезно поинтересовался Моррис.

— В это время у нас по плану должен быть романтический ужин, — напомнила ему Шейла.

— И он у нас будет. Обещаю. Сперва мне надо выйти отсюда.

— Врачи тебя не выпустят из больницы.

— Думаю, они так заняты, что не заметят моего отсутствия, особенно если моя жена начнет громко требовать, чтобы меня выписали, — пошутил Деррил.

— Насчет этого у меня большие сомнения. — Шейла обернулась к Габриелле, ожидая ее поддержки.

Габриелла лишь пожала плечами.

— Я посмотрю, что можно сделать. — Шейла еще раз обняла его. — До моего возвращения никуда не уходи.

— Куда я могу уйти? — Деррил показал на одеяла и больничный халат. — Под эти тонким халатом у меня ничего нет.

— Не дразни меня, — игривым тоном промолвила жена.

Теперь Деррилу было по-настоящему неловко от присутствия чужого человека.

— Вас вряд ли отпустят, — сообщила ему Габриелла, как только Шейла вышла. — Врачи даже не знают, что вы пришли в сознание.

— Не могут же они задержать меня, — Деррил пожал плечами. — Вы поможете мне с этим? — Он указал на провода и трубки, торчавшие из разных частей его тела.

Габриелла стояла в нерешительности, затем сдалась и все открепила.

— К тому же они заняты после землетрясения. — Он почувствовал себя свободным. — Много людей пострадало?

— Очень много, — вздохнула Габриелла.

— Что ж, мы займемся этим. — Деррил направился к брюкам, висевшим на дверях. Рубашки там не оказалось, и он понял, что ее разрезали на куски.

Инспектор застенчиво надел брюки, не снимая халата.

— Какой силой вы обладаете? — поинтересовалась Габриелла.

— Некоторые говорят, что моя сила заключается в обаянии.

— Нет, я серьезно, — улыбаясь, сказала она. — Какова ваша роль во всем этом?

— Формально у меня нет роли. — Деррил сел на постель, чтобы надеть носки и ботинки. — Я простой смертный.

Наступила пауза. Похоже, Габриелла обдумывала свой следующий вопрос:

— Тогда зачем вам подвергать свою жизнь опасности? У вас есть другие обязанности — жена, ребенок.

— Внесите в этот список еще и мою работу. Если откровенно, то начальник все время недоволен моими действиями.

— Тогда зачем вам такая работа? — не унималась Габриелла.

— Хороший вопрос. Жаль, что я не знаю ответа. — Деррил пересек комнату и открыл дверь. — Теперь можете войти, — обратился он к Фиби и Лео, стоявшим в коридоре.

— Тебе лучше? — спросила Фиби.

— Более или менее. Почему вы не вошли, когда вышла Шейла?

 — Мы хотели дать тебе и Габриелле возможность поговорить. — Фиби посмотрела на студентку-медичку. — Деррил уговорил тебя пойти с нами?

Габриелла растерялась:

— Как ты догадалась?

Фиби одарила Деррила улыбкой:

— Это его конек.


ГЛАВА 17


— Можно мне взять меч? — с волнением попросил Тайлер. Пайпер раздавала вещи, которые собрала на чердаке, и уже хотела отдать меч Рафаэлю.

— Прекрасно, — заметила Мюриель. — Символы огня и ветра взаимозаменяемы. Тайлер может взять меч, а Рафаэль — жезл.

— Но я хочу меч, — в шутку пожаловался Рафаэль. И все рассмеялись в первый раз после того, как Фиби и Лео вернулись вместе с Деррилом и Габриеллой.

Когда они появились и все четыре стихии впервые сошлись вместе, помещение буквально трещало от избытка энергии. На какое-то мгновение всем показалось, что даже бушевавшая на улице гроза чуть поутихла.

— Я же не сумасшедшая, чтобы давать меч одиннадцатилетнему мальчику, — откликнулась Пайпер с материнской озабоченностью. — Этой штукой ты можешь поранить себе лицо.

— Я буду осторожен, — уговаривал ее Тайлер. — Обещаю.

Пайпер раздумывала над его просьбой. Возможно, не очень здорово вооружать таким образом нормального ребенка, однако он, по ее мнению, уже доказал, что он особенный.

— Хорошо. — Она передала ему меч. — Но используй его только для ритуала. Не размахивай им без крайней необходимости.

— Клево! — Тайлер держал меч, и Пайпер видела, что ему так и хочется рубануть им.

Пайпер вручила Рафаэлю жезл, Габриелле — кубок, Мюриель — шестьдесят четыре цента.

— Вот это красавец! — Фиби смотрела, как по лестнице спускаются Деррил и Лео.

— Спасибо за комплимент, — скромно ответил Лео.

Пайпер знала, что ее сестра имела в виду Деррила, занявшего у Лео рубашку. Она была немного маловата для офицера полиции и обрисовывала его хорошо развитую мускулатуру. Пайпер посчитала, что эта рубашка на ее муже сидит лучше.

— Где Пейдж? — Деррил оглядел собравшихся.

— Миссия завершена, — отозвалась она. — Вычеркните одного демона.

— С какой стати вычеркивать одного демона? — поинтересовался Деррил.

На этот раз никто не рассмеялся.

 — Ну и ну, вы совсем потеряли чувство юмора, пока меня не было, — заключила Пейдж.

— Ты разделалась с тем демоном в школе? — стала выяснять Пайпер, чтобы Деррилу было ясно, о чем идет речь.

— Он исчез, и, видимо, о нем забыли, — сказала Пейдж. — По крайней мере, Ураган его забыл.

— Значит, остались два демона.

— И еще две бутылки с зельем, — добавила Пейдж, поднимая свою маленькую сумку со смертельными подарками для демонов. — Не говоря уже о бутылках для Урагана.

Донесся слабый гул, и все приготовились к новому более сильному толчку, но его не последовало.

— Извините меня, — прикрыв рукой рот, вежливо произнесла Мюриель, когда гул прекратился.

На этот раз все рассмеялись.

— Похоже, она обрела чувство юмора. — Пейдж игриво подтолкнула Рафаэля. Даже когда она старалась не заигрывать с ним, все равно это невольно получалось.

— Итак, помните план действия? — спросила Пайпер, и все в ответ закивали. Напряжение всех присутствующих было сильнее, чем импульсы энергии, которые Владыки Стихий периодически излучали.

— С тобой все в порядке? — Фиби села на диван рядом с Габриеллой.

— Мне немного не по себе. Это не входило в мои намерения. Видишь ли, у меня в жизни есть конкретный план, требующий рационального распоряжения временем.

— Думаю, не так уж плохо использовать время для того, чтобы спасти мир, — возразила Фиби.

— Но это не входит в мой план. Я хотела спросить, что я буду делать потом, если удастся спасти мир? Пожалуй, мы все погибнем, если не удастся, так что перед нами вполне последний, конкретный план. Я обладаю силой, о которой и не подозревала. Я похожа на супергероиню?

Фиби с удивлением смотрела, как эта невероятно собранная, любящая порядок и четкость женщина теряет самообладание.

— Нет, ты не супергероиня, — Фиби и сама задавалась подобным вопросом, поэтому отвечала сейчас практически себе самой: — Ты просто одаренная личность. Тебе решать, что делать. Видишь ли, планы можно строить на все случаи жизни. Но, в конце концов, произойдет нечто такое, что направит твою жизнь совсем по другому руслу. Посмотри на Мюриель. Она занималась массой разных дел и не позволяла никаким планам ограничивать себя. М-да, это интересно.

— Что? — спросила Габриелла.

— Похоже, я обнаружила моральное обоснование своей теории, — самодовольно заявила Фиби. — Давай взглянем на это с другой стороны. Из чего состоит тело? На восемьдесят процентов из воды. Похоже, выбранный тобою путь является частью твоего плана, только ты об этом не догадывалась, когда решила поменять профессию юриста на медика. Все равно вот таким странным образом ты выбрала воду.

Как только Фиби произнесла эти слова, она заметила перемену в Габриелле. Словно все приобрело для нее смысл, ее сила, оказывается, вписывается в ту жизнь, которую она вела до сих пор.

— Я подслушивала Фиби и Габриеллу, — Пейдж загадочно смотрела на Рафаэля.

— Знаешь, говорят, что первым шагом к решению проблемы является ее признание, — сказал Рафаэль. — Пожалуйста, дай мне знать, как я могу помочь тебе стать самой собой.

Пейдж пропустила его слова мимо ушей:

— Они говорили о смысле жизни.

— Вот как, это тема, с которой ты недавно познакомилась? — сыронизировал Рафаэль.

— Ты привык сводить своих учеников с ума? — возмутилась Пейдж.

— Не без того, — признался Рафаэль. — Жизнь гораздо веселее, если добавить немного безумия.

— Ну тогда моя жизнь — это цирк, — сделала заключение Пейдж. — Габриелла похожа на одержимого человека, который ничего не пускает на самотек.

— Да? Кто бы мог подумать! — Рафаэль насмехался над ней.

— Как бы то ни было, думаю, ты был прав. Мне некоторое время следует сосредоточиться на своем волшебстве и прикинуть, куда меня впоследствии приведет жизнь, — решила Пейдж.

— От этого дом не рухнет на тебя, — улыбнулся он.

— Это шутка для ведьмы, да? — ухмыляясь, поинтересовалась Пейдж.

На кухне Пайпер ждала, когда Тайлер наестся перед встречей с демонами. Молодой Огневержец уплетал остатки сэндвича с индюшатиной и допивал второй стакан молока.

— Спасибо, — сказал он.

— Не за что. Не забудь свой меч.

Тайлер с нежностью взял свой меч и отправился в гостиную к своим новым друзьям. По дороге он столкнулся с Мюриель. Она с удивлением посмотрела на мальчика.

— Почему он повсюду таскает за собой этот меч? — Мюриель зашла на кухню, чтобы перекусить.

— Думаю, этот вопрос лучше было бы не задавать. — Пайпер убирала со стола.

— Хороший подход, — откликнулась Мюриель. — Из тебя получится отличная мама. Не думала об этом?

— Думаю, но все безуспешно, — вздохнула Пайпер.

— Уверена, скоро что-нибудь получится. — Пайпер вопросительно посмотрела на нее. — О нет, моя способность управлять землей еще не означает, что у меня есть материнские предчувствия, — рассмеялась Мюриель. — У меня лишь возникло ощущение, что я и в самом деле могу представить тебя мамой.

— Мне поесть приготовить некогда, — объяснила Пайпер. — Как я смогу вырастить ребенка?

— Ты сумеешь, — заверила ее Мюриель. — Женщины занимаются этим все время.

— Да, конечно. Пожалуй, нам лучше отправиться в путь, — сказала Пайпер. — Иначе мы можем стать свидетелями конца этого времени.


ГЛАВА 18


Вся Компания ехала на двух машинах к Водоему Прозрачных Источников. Никто точно не знал, как далеко распространяется эдикт «передвижения земным способом», и не хотел подвергать все дело опасности. Дорога к Кругу Гейи занимает на машине два часа — вполне достаточно времени, чтобы добраться туда и приготовиться на случай, если придется схватиться с демонами.

Впереди ехала Пайпер на своей машине. С ней Лео, Тайлер, Деррил и Мюриель. Пока машина медленно двигалась по улицам города, по предложению Мюриель все пели походные песни. Пайпер подумала, что таким образом Мюриель хочет успокоить мальчика, но, поскольку тот сидел рядом с водительским местом, она заметила, что ему все это скучно.

Мюриель же, втиснувшаяся между Лео и Деррилом и распевавшая бойкие песенки, наоборот, очень веселилась.

«Более фантастической ситуации трудно придумать», — подумала Пайпер, продолжая петь вместе со всеми.

Несмотря на грозу и неосвещенные дороги, ехали без особых приключений, пока перед ними не вспыхнул яркий свет.

— Что это? — Тайлер указал через ветровое стекло на небо.

Пейдж сидела в пассажирском салоне второй машины и посматривала на машину Пайпер, а Фиби внимательно смотрела на дорогу. Улицы были усеяны обломками, в некоторых районах города все еще не горел свет, и ей было нелегко успевать по темным улицам за черной машиной Пайпер. Шел сильный дождь, возможно даже град, и дул шквальный ветер. Фиби беспрерывно смеялась над тем, что происходило на заднем сиденье.

Рафаэль явно перестал заигрывать с Пейдж, когда понял, что это ни к чему не приведет, и придвинулся к Габриелле, но та не реагировала. Пейдж стало немного досадно, что он потерял к ней интерес и занялся женщиной, которая была на десять лет старше нее. Дело, конечно, не в возрасте. Пейдж просто искала причину для недовольства. Ушло почти полчаса, прежде чем она поняла, что Габриелла не очень интересовала Рафаэля, — он поймал взгляд Пейдж в зеркале заднего обзора и скорчил ей рожу. Значит, Рафаэль просто дурачился, проверяя, удастся ли ему рассмешить Габриеллу.

— Знаете, вы ведь могли бы остановить этот дождь, если по-настоящему захотели, — обратился Рафаэль к Габриелле. — Дождь ведь всего лишь вода.

— Нет, на самом деле дождь — это результат сочетания окружающих нас климатических явлений, которые воздействуют на облака на высоте нескольких тысяч футов, — объяснила Габриелла.

— Я так и знал, что вы можете развеселить компанию, — заметил Рафаэль. — Посмотрите только, сколько в нашем распоряжении тем, на которые можно вести светские разговоры!

— Может быть, ты могла бы, по крайней мере, остановить дождь между нами и Пайпер? Я почти не вижу ее машину, — сказала Пейдж. Она не подыгрывала Рафаэлю, в действительности такая помощь пришлась бы кстати. Хотя и стало легче ехать, в этом месте почти не встречались машины, но совсем стемнело и при бушевавшем ливне почти не было видно хвостовых огней машины Пайпер.

— Я не совсем понимаю, как это сделать. — Габриеллу это незнание явно расстроило.

— К тому же ей следует беречь силы, — вставила Фиби. — Рафаэль, перестань подстрекать ее.

— Извини, мама, — отшутился он.

Пейдж невольно подумала, что Фиби стала раздражаться, когда он начал подтрунивать над ее знакомой. Пейдж хотела было заговорить, но вдруг ее внимание что-то отвлекло.

— Берегитесь! — закричала она, когда в небе показался гигантский огненный шар и устремился прямо на них.

Пайпер свернула машину налево, и огненный шар рухнул перед ними. Она знала, что тормоза не помогут вовремя остановиться.

— Держитесь! — крикнула она и инстинктивно протянула правую руку, чтобы удержать Тайлера, хотя на нем был ремень безопасности.

Пока машина скользила по полосам дороги, земля впереди вдруг начала коробиться и подниматься. Еще одно землетрясение? Но дорога медленно поднималась, образуя наклон, который замедлил ход машины и предохранил ее от столкновения. Машина остановилась в шести футах от крутой насыпи.

— У меня такое странное ощущение, будто я это уже видел, — произнес Деррил, массируя плечо.

Прежде чем кто-либо успел ответить, мимо них сверкнули фары более легкой машины Фиби. Вместо того чтобы сойти с дороги и упасть с насыпи, ее машина оторвалась от земли, как будто наклонившаяся дорога стала трамплином.

— Нет-нет! — причитала Пайпер.

Возникло ощущение, что сила ее голоса приобрела новое волшебное свойство, — машина Фиби вдруг застыла в полете. Пайпер подумала, что Рафаэль применил свои силы, но ветер швырял машину из стороны в сторону.

Все выскочили из машины Пайпер под дождь.

— Почему машина Фиби приземляется? — спросил Тайлер, глядя, как машина болтается в воздухе.

— Рафаэль не может управлять ею! — воскликнула Мюриель.

— Всем назад! — Лео перекричал нараставший ветер.

Все побежали через пустынную дорогу. В это время машина Фиби перевернулась в воздухе и дико заболталась.

— Лео, сделай что-нибудь! — закричала отчаянно Пайпер.

Ее муж еще не успел ничего предпринять, как перед ними остановились четыре пары искрящихся фар, и через секунду появились целыми и невредимыми Пейдж, Фиби, Рафаэль и Габриелла — они перенеслись на землю.

— Медленно опускайте ее, — умоляла Фиби.

— Я не могу удержать ее! — с досадой в голосе говорил Рафаэль.

Они снова почувствовали, как зашевелилась земля — на этот раз гораздо сильнее, чем при последнем землетрясении — и все, кроме Мюриель, рухнули на землю. Падение встряхнуло Рафаэля — он потерял контроль над ветрами как раз в тот момент, когда Мюриель подняла землю со стороны насыпи.

Машина упала с трех футов на плоскую возвышенность, которую создала возле дороги Земледержец.

Все от благоговения сели, потеряв дар речи.

Первой смогла заговорить Габриелла:

— Вот это да!

— Ты не могла бы перенести ее сюда? — Фиби обратилась к Пейдж, смотря на возвышенность, поднимавшуюся над дорогой на шесть футов.

— Я еще не завершила начатое, — предупредила Мюриель.

Земля легко затряслась, каким-то образом толкнула машину, и та покатилась вниз. Видно было, что ветер ее немного потрепал, но ущерб оказался минимальным, по крайней мере, с внешней стороны.

Все застыли, молча переваривая увиденное.

— Клянусь, я не имел никакого отношения к огненному шару, — начал оправдываться Тайлер.

— Мы знаем, — ответила Пайпер, хотя в душе она была этим немного обеспокоена.

— Думаю, все это означает, что нам пора переходить к «земным способам передвижения», — решительно сказал Лео.

— Здорово, — подхватила Пейдж, — особенно под ливнем.

— Думаю, с этим можно кое-что сделать. — Габриелла закрыла глаза и начала сосредотачиваться.

— Не забудь, — подсказала Пейдж. — Старайся почувствовать и не думай.

Габриелла открыла глаза, и дождь остановился, но он шел на высоте трех футов, поверх их голов, точнее, над головой Деррила, поскольку тот был самым высоким. Было видно, как дождь разделился, словно Красное море, и обходил их стороной.

— Нам следует держаться вместе. Я не могу отодвинуть дождь слишком далеко, — пояснила Габриелла.

— Ты прекрасно справилась, — похвалила ее Мюриель.

— Я мог бы высушить всех! — с нетерпением воскликнул Тайлер. — Мне только надо сосредоточиться.

— И так хорошо. — Пайпер подумала, что Тайлеру не терпелось похвастаться, что он тоже вносит определенный вклад, но ей не хотелось отдавать свою одежду и тело на милость его пламени. — Нам бы не помешал свет.

— Почему бы тебе не создать небольшой огненный шарик, который освещал бы дорогу в трех футах перед нами, — подсказала мальчику Мюриель.

Видно, Тайлеру эта мысль понравилась, и он позволил своим эмоциям сотворить маленький огненный шар. Ему захотелось идти впереди, но Пайпер не позволила, поскольку находиться впереди или в центре было опасно. Возглавил их группу ее муж, а Деррил замыкал. Он шел с краю дороги и думал о том, почему не сидит сейчас дома за романтическим ужином с женой.

Дождь продолжал лить, но не попадал на них. Неплохо быть Владыками Стихий, думал Деррил, как было бы хорошо, если бы всю оставшуюся жизнь можно было бы обойтись без зонта.

— Мы еще не пришли? — поинтересовался Рафаэль.

— Понятия не имею, — произнес Лео. — Старейшины не указали точных координат на карте.

— Узнаем, когда дойдем до тропинки, ведущей к Кругу Гейи, — ответила Мюриель. — Нечего волноваться.

А Деррил волновался. Вряд ли Ураган знал место ритуала, поскольку никто из них самих его тоже не знал. Но демоны способны и без этого приготовить какую-то пакость. Поэтому он насторожился, когда дождь совсем перестал. Деррил поднял голову и увидел чистое, освещенное луной небо, но не это удивило его: в трех футах от него дождь лил как из ведра.

— Неужели это моя работа? — Габриелла оглянулась назад и испытала благоговейный страх перед своими способностями.

— Нет, дорогая. Мы подошли к тропинке, — Мюриель указала ей на лес.

 Рядом с дорогой виднелась тропинка, уходящая в лес. Луна освещала тропинку, и Тайлер теперь мог погасить свой путеводный огненный шар. Тропинка не понравилась инспектору. На дороге, по крайней мере, можно обезопасить себя. В случае нападения деревья отличное прикрытие.

— Мне это не нравится. — Деррил посмотрел в сторону деревьев.

— Похоже, у нас по этому поводу одно мнение, — произнесла Пейдж.

Мюриель нажала кнопочку на своих часах, и циферблат на мгновение засветился.

— Что ж, нравится нам это или нет, но идти придется. Скоро полночь.

Инспектор вытащил пистолет и, руководствуясь скорее привычкой, нежели логикой, встал во главе группы.

— Деррил, — тихо сказала Пайпер. — Может, впереди пойдет тот, кто обладает силами?

— Я за то, чтобы впереди шел тот, у кого есть оружие, — возразила Мюриель. — Демоны ведь не могут перехватить силу оружия и обратить ее против нас.

— Верно, — согласилась Пайпер. — Пусть будет так. Деррил, иди впереди.

Моррис сошел с асфальта на тропинку. Тропинка довольно долго шла вверх. Казалось, все было гладко, когда впереди показалась опушка. Инспектор решил, что это и есть Круг Гейи.

— Похоже, мы пришли, — прошептал он и на секунду потерял бдительность.

Вдруг по его руке ударила ветка, и пистолет полетел в кусты.

Рядом с ним стоял единственный уцелевший на службе Урагана мужчина-демон.


ГЛАВА 19


Деррил быстро отреагировал и нанес удар кулаком в лицо демона.

— Не подходите, — предупредил он, увидев, что на опушке появилась женщина-демон.

Женщина подняла руку и прицелилась.

— Пистолет! — закричала Пейдж и перенесла к себе это оружие, но оно успело выстрелить и было еще горячим, когда ствол коснулся ее руки, и Пейдж невольно выронила пистолет.

В это время, когда летела пуля, остальные бросились искать укрытия. Пайпер упала на землю, потянув за собой Тайлера, и заморозила ту самую пулю, прежде чем та успела поразить Лео.

— Спасибо, дорогая, — с этими словами Лео выхватил у Тайлера меч и двинулся на мужчину-демона, а Фиби побежала к опушке и схватилась с женщиной, причем по правилам боевого искусства.

— Деррил, не подпускай Владык Стихий! — приказала Пайпер, присоединяясь к мужу.

Лео хорошо владел мечом, однако демон, несмотря на свои габариты, оказался на удивление ловким и уходил от меча. Пайпер раздумывала, не взорвать ли демона, пока его внимание отвлечено, и решила, что это слишком опасно.

Лео взмахнул мечом, но демон упал и сбил его с ног. Тяжело рухнув на землю, Лео выронил меч. Тогда Демон бросился к мечу. Пайпер тут же налетела на демона. Возможно, у того не было собственных волшебных способностей, но силой он точно не обделен и отшвырнул Пайпер.

— Пайпер, нет! — закричал Тайлер и, проскочив мимо Деррила, безрассудно бросился к опушке.

— Тайлер! — заорал Деррил и кинулся за ним.

Демон выскочил Тайлеру навстречу, ухватился за мальчика и тут же начал перекачивать его силы. Их тела светились, будто были раскалены докрасна.

Тогда Деррил снял куртку, обернул ее вокруг кулака и нанес демону мощный удар в подбородок, и демон оторвался от Тайлера. Но жара от перекачки силы была такой сильной, что куртка загорелась и обожгла Деррилу руку. Пытаясь ее снять, инспектор обжег и другую руку.

Лео увидел подходящий момент, схватил меч и пронзил грудь демона.

Рядом женщина-демон блокировала каждый удар Фиби, нанося контрудары. Даже сила Фиби, позволявшая ей подняться в воздух, не помогала, женщина не давала ею воспользоваться.

Когда Фиби удалось освободиться от женщины, ее отвлек бегущий к опушке Тайлер. Она только посмотрела в его сторону, как демон схватила ее за ногу и с силой бросила на землю.

Пейдж тут же подскочила к дерущимся с зельем. Однако женщина-демон перешла в наступление. Боевые приемы Пейдж не были столь отточены, как у сестры, но ей все-таки удалось нанести несколько увесистых ударов, прежде чем демон отшвырнула ее. Пейдж упала — бутылка с зельем разбилась.

Увидев, что напарник погиб, женщина-демон бросилась через опушку, схватила Тайлера и поставила перед собой как щит. Она пятилась назад, следя за всеми, и выкачивала силу мальчика.

— Тайлер! — закричала Пайпер. Она видела боль в глазах мальчика. Его тело мерцало красно-оранжевым светом.

— Не подходите, — предупредила демон. — Иначе я выжму из него все и убью.

— Нет. — И Пайпер подняла руки.

— Пайпер, подожди, — остановил ее Лео. — Ты не должна взрывать ее в такой близости от Тайлера. А если ты заморозишь время, мы застрянем здесь до тех пор, пока она не перекачает все его силы.

— Выбора нет. — Демон пристально смотрела на остальных Владык Стихий; которые были на безопасном расстоянии от нее. — Не волнуйтесь. Скоро наступит и ваша очередь. Я выжму вас одного за другим и передам дары вашей силы Урагану.

Пайпер! — шепнула Фиби, встав рядом с сестрой.

— Я знаю, — ответила Пайпер. Сестры засекли слабое место в плане демона. — Пейдж!

— Я этим займусь. — Пейдж перенеслась через опушку к Владыкам Стихий и что-то тихо прошептала им.

Спустя секунду она вместе с Владыками Стихий появилась на опушке.

— Как мило, что вы решили быть поближе ко мне, — ехидно произнесла демон. Глаза Тайлера начали уже угасать.

— Видишь, они даже облегчат тебе работу, — сказала Пайпер. — Они все сразу отдадут тебе свои силы.

Глаза демона округлились.

— Начали! — воскликнула Пейдж.

Мюриель, Рафаэль и Габриелла взялись за руки и направил и свои силы на женщину-демона, все еще державшую Тайлера. Но земля не затряслась, ветры не подули и дождь не пошел. Вместо этого троица под молчаливым руководством Мюриель выстрелила из своих тел коричневыми, небесно-голубыми и светлыми лучами.

— Нет! — завопила демон, одновременно впитывая в себя воздействие огня, воды, воздуха и ветра. Эта сила заставила ее бросить Тайлера на землю. Демон взорвалась над мальчиком, окутывая деревья клубами дыма.

Над опушкой воцарилась тишина.

— Получилось клево! — Тайлер стал подниматься.

— У этого ребенка странное чувство юмора, — заметила Пейдж.

— Мне это тоже показалось довольно клево, — поддержал мальчика Рафаэль.

— Говори сам за себя, — сказал Деррил, морщась от боли в обожженных руках.

— Позволь мне. — Лео взял руки Деррила и включил свои целительные силы.

— Это можно сделать более по-мужски, — Деррил старался шутить. — Может быть, за пивом сгонять?

— В следующий раз, — тоже отшутился Лео.

— После того как меня за один день исцелили дважды, надеюсь, следующего раза не понадобится, — произнес Деррил, когда Лео отпустил его исцеленные руки — на них не осталось даже следов ожогов.

— Мне не хочется прерывать столь трогательный момент, — пошутила Мюриель, снова сверяясь с часами, — но, как говорится, уже почти полночь.

— Кто говорит? — повернулся к ней Тайлер.

 — Это... такая присказка, — пояснила Пайпер, думая, что ей придется учиться задавать вопросы и отвечать на них, если заведет собственного ребенка.

— Сюда, — позвала Фиби, шедшая в это время по тропинке на другую сторону опушки.

Все насторожились больше прежнего, хорошо понимая, что Ураган должен находиться где-то поблизости. Каждый надеялся, что удастся обойтись без встречи с этим демоном, о котором они знали лишь понаслышке. Надежды эти оказались напрасными. Они добрались до новой опушки и увидели: посреди выложенного камнем круга стоит кто-то, похожий на человека.

— Привет, — усмехнулся Ураган. — Я жду вас.

— Да, это странно, — заметила Мюриель.

— Что? — спросила Пайпер.

— Я думала, что он выше ростом, — ответила та.

Ситуация была слишком напряженной, и никто не рассмеялся.

Однако Мюриель оказалась права. Стоявший напротив них Ураган был коротковат. Не совсем маленький, но и не столь внушительный, как его демоны-лакеи.

— Знаешь, — Пайпер вышла на опушку, — поскольку у твоих слуг не было собственных сил, думаю, их нет и у тебя.

— Возможно, ты и права, — опять усмехнулся Ураган.

Пайпер не ожидала, что он ответит столь охотно.

— И без помощи слуг, выступающих в роли проводников силы, — добавила Фиби, — полагаю, у тебя нет возможности выкачать энергию из Владык Стихий.

— Это тоже может оказаться правдой. — Ураган был спокоен.

— Значит, ты больше не представляешь никакой угрозы? — невинно поинтересовалась Пейдж.

— Видите ли, я мог бы убить вас и заставить Владык Стихий отдать мне свои силы во время ритуала, — Ураган почти издевался над ними.

— И как же ты мог бы сделать это? — снова задала вопрос Пайпер.

Пейдж поняла, что сестра специально привлекает к себе внимание демона, и вытащила из сумки две бутылки с зельем и одну из них незаметно передала Фиби.

— Возможно, мне недостает их сил, но, находясь в Круге Гейи, я могу властвовать над ними, — надменно сказал Ураган.

Пейдж и Фиби бросили бутылки с зельем, надеясь, что хоть одна из них достигнет цели. Бутылки вспыхнули и взорвались в нескольких футах от Урагана.

В этот момент Тайлер скрючился от боли, потеряв власть над своей силой..

— Видите, — демон указал на мальчика, — уже почти полночь, и осталось совсем немного времени до того момента, когда я буду полностью распоряжаться их силами и погодой.

— У нас нет запасного плана? — Пайпер подошла к сестрам.

— Что? — снисходительно поинтересовался Ураган. — Заклинание? Не думаю, что оно сработает, если я ничего не услышу.

Моргнув, Ураган вызвал ветер страшной силы, который сбил с ног Пайпер и Тайлера. Спустя мгновение упал Рафаэль, но не от ветра, — он тоже корчился от боли.

Едва держась на ногах, Зачарованные взялись за руки и стали монотонно напевать. Это ни к чему не привело. Ветер налетал на опушку и уносил слова за собой.

Лео потянулся к мечу Тайлера; из безоблачного неба вырвалась молния и сбила его с ног.

Пайпер попыталась взорвать демона, рассчитывая, что тому не удастся впитать ее силу. Но Ураган раскачал землю и заставил сестер встать, на колени; а Мюриель сбил с ног, завладев ее силой.

Как это ни удивительно, Габриелла, заметив поблизости Водоем Прозрачных Источников, хотела опередить Урагана и устроить наводнение, однако демон без особых усилий направил воду на нее и свалил ее.

Ураган пытался завладеть всеми четырьмя стихиями сразу. Зачарованные снова взялись за руки, чтобы произнести заклинание. Ураган заметил их и направил на них ветер и воду.

 Ветер, уносивший их слова, и вода, попадавшая им в уста, заставили их замолчать.

Ураган так увлекся купанием ведьм, что не заметил одного смертного, подкрадывавшегося к нему, — Деррил набросился на него и с силой выдернул из Круга Гейи.

Вместе с демоном он упал на траву и протяжно закричал Зачарованным:

— Давайте!

Пайпер, Фиби и Пейдж встали, взялись за руки и начали скандировать заклинание:


Силою Воды и Воздуха,

Силою Земли и Огня,

Силами, нам подвластными.

Поставим точку в жизни Урагана.


Деррил скатился с Урагана. Тело демона засверкало, становясь небесно-голубым, затем коричневым и, наконец, оранжевым, и взорвалось.

Все снова потеряли дар речи, понимая, что наконец избавились от демонов, которые охотились за ними весь день, и от Урагана. Мюриель посмотрела на часы.

— У нас остались считанные минуты, — заявила она. И все быстро пошли к каменному кругу.

Пайпер помогла встать Лео, пришедшему в себя после того, как его сердце поразил ток, и он присоединился к остальным, разглядывавшим каменный круг.

 Круг Гейи представлял собой простое возвышение, сделанное, видимо, из гранита. В нем вырезана пятиконечная звезда-пентаграмма.

— Каждый из нас должен взяться за одно ее острие, — наставляла Мюриель, проверяя, держат ли Владыки в руках символические атрибуты — меч, жезл, кубок и монеты. — Рафаэль берется за верхнее левое острие, а Габриелла — за нижнее левое. Тайлер, деточка, ты встанешь справа, рядом со мной. Берись за нижнее острие, а я вот за это.

Все заняли свои места у звезды.

— А как с верхним острием? — спросил Тайлер.

— Хороший вопрос, — ответила Мюриель. — Это острие предназначенно для Духа Стихий.

— Минуточку, — остановила ее Пейдж. — Какого Духа Стихий?

— Это самый сильный Владыка Стихий, — объяснила Мюриель. — Это он держит все стихии вместе: Человеческий Дух.

— О чем ты говоришь? — Пайпер взглянула на часы и увидела, что до полночи осталось всего две минуты. — Ты ничего не говорила о поиске Человеческого Духа.

— Не было надобности. Рядом с вами весь день находится очень сильный Человеческий Дух. Единственный среди нас человек во всех отношениях... Деррил, пожалуйста, займи свое место у верхнего острия, — распорядилась Мюриель.


ГЛАВА 20


— Не понимаю, о чем вы говорите, — отозвался Деррил, буквально пятясь от круга.

— Ты — единственный из нас, у кого нет никаких сил, способных подавить всю мощь человеческого духа. Послушайте, нам некогда обсуждать это. Время истекает. — Мюриель указала на верхнее острие звезды.

«Ничего не понимаю, — думал инспектор. — Мне предстоит участвовать в этом ритуале? Я здесь лишь потому... собственно, почему я здесь?»

— Тебе надо лишь встать сюда и принять участие в ритуале. Ведь это не так уж трудно! — воскликнула Мюриель.

«Нет, это очень трудно», — пронеслось у него в голове.

— Мюриель, почему в папке Кристофера ничего не говорилось о Духе Стихий? — заинтересовалась Пайпер, и Деррилу показалось, что она просто затягивает время, чтобы до него дошло — без его участия ритуал не может состояться.

— В обязанности Огневержца не входит розыск Духа Стихий, — терпеливо объяснила Мюриель. — Наоборот, как раз Дух и найдет Огневержца.

«Что ж, с формальной точки зрения я должен был найти Огневержца, — подумал Деррил. — И у меня на это ушло не очень много времени».

Инспектор посмотрел на меч, кубок, жезл и монеты, лежавшие у ног Владык Стихий.

— Но у меня нет символа собственной силы, — напомнил он.

— Нет, у тебя он есть. — Мюриель сошла с камней и подошла к Деррилу. — Твой символ — сердце. — Она спокойно подвела Деррила к предназначенному для него месту. — А теперь давайте начнем.

Деррил не знал, что должен делать, просто следовал примеру остальных и, когда Владыки Стихий взялись за руки, взял руки стоявших от него по бокам Габриелям и Тайлера.

— Тайлер, — произнесла Мюриель.

— Сейчас? — спросил тот.

Она улыбнулась и кивнула ему в знак согласия.

Тайлер закрыл глаза, и посреди круга вспыхнул огонь, он не был большим, но языки пламени поднимались высоко, что явно соответствовало уровню волнения Тайлера. Когда он успокаивался, языки пламени чуть-чуть стихали.

— Повторяйте за мной, — спокойно и очень серьезно сказала Мюриель:

— Хранители Севера, Запада, Юга и Востока...

— Хранители Севера, Запада, Юга и Востока...

...соединитесь вместе в духе этого круга...

...соединитесь вместе в духе этого круга...

...и принесите мир...

— И принесите мир... Успокойте ветры, задержите дожди, укротите огонь и дайте Земле отдохнуть. В сию Ночь Эола в этом Круге Гейи мы молим вас забрать вашу силу, используя наши способности.

Все говорили в унисон до тех пор, пока не закончилась устная часть ритуала. Деррилу было странно, что он произносил слова, какие никогда раньше не слышал, однако все казалось таким естественным. Он чувствовал, как по кругу энергия перетекает от Тайлера к нему, а затем к Габриелле.

Энергия, меняя цвет, совершила три круга, затем вырвалась из Владык Стихий и исчезла в огне в центре круга. Огонь потанцевал перед Владыками Стихий и Деррилом, взорвался и, ярко сверкая, устремился к небу. Только луна освещала опушку.

— На Земле воцарился мир, — торжественно произнесла Мюриель.


— Правда? — спросил Рафаэль. — Но я не чувствую никакой перемены.

Опушка не изменилась, она была такой же, как и до ритуала. Деррил почувствовал лишь легкий ветерок в довольно странной тишине.

— Перемена есть, — спокойно возразила Мюриель и весело взглянула на Тайлера: — Беги к своей машине.

Мальчик уже собирался рвануть с места, но остановился, поняв, что Мюриель шутит.

Пока все шли через, лес к дороге, Пейдж раздумывала над событиями истекшего дня. Она поняла, что пережили Тайлер, Рафаэль, Габриелла и даже Деррил. Обнаружив у себя неожиданный дар, они решились на ритуал и, несмотря на препятствия, не отступили и совершили его. Какой трудный путь они совершили за один только день!

Выйдя из леса, все обратили внимание на то, что небо точно такое же ясное, как и над Кругом Гейи, и ветерок ласкающий, легкий.

— Как здорово! — воскликнул Тайлер.

Молча каждый вспоминал пережитое.

Уже не надо было бороться со стихией, опасаться демонов Или тесниться на маленьком клочке сухой земли. Они просто шли к машинам.

Пейдж не удивилась бы, если бы из леса вышло небольшое стадо оленей и стало сопровождать их. Однако, когда они добрались до машин, никто так и не вышел им навстречу.

— Как бы не сглазить. — Фиби включила двигатель.

Пейдж, Рафаэль и Габриелла издали радостные возгласы — двигатель заработал. На этот раз следовать за хвостовыми огнями Пайпер было намного легче. В пути почти никто не говорил, так как все за день очень устали и физически, и эмоционально.

Фиби, въехав в город, оторвалась от машины Пайпер, чтобы доставить Рафаэля к его грузовику. Тот все еще стоял у зоопарка.

Пейдж вышла из машины, чтобы проводить Рафаэля. Фиби посигналила им, давая понять, что торопится.

— Фиби не слишком церемонится с тонкими чувствами, — заметил Рафаэль, пока оба шли к стоявшему неподалеку грузовику.

— Да, это точно, — согласилась Пейдж. — Послушай, я...

— Я понял, — прервал ее Рафаэль. — Поверь мне, я знаю, что тебе понадобится время.

— Я хочу понять, для чего мне работа и волшебные силы... и оставшаяся впереди жизнь.

— И зачем тебе парень, у которого два десятка детей по всему городу? — спросил Рафаэль.

Глаза Пейдж чуть ли не вылезли из орбит.

— Я же школьный учитель, ты забыла? — спросил он, лучезарно улыбаясь ей. — Что ж, до свидания. — Рафаэль никак не мог решить: то ли пожать ей руку, то ли поцеловаться.

Сделав шаг, Пейдж заметила отпечаток странной лапы на капоте грузовика:

 — Что ты думаешь об этом?

— Либо лапа обезьяны, либо утконоса, — ответил Рафаэль. — Похоже, некоторые животные воспользовались землетрясением и сбежали.

— Это, наверное, утконос... или утконосы, — поправила его Пейдж. — У них ведь перепончатые лапы.

— Знаю, — сказал Рафаэль. — Я просто хотел услышать, как ты произносишь слово «утконосы».

Он наклонился и нежно поцеловал ее в щеку.

Когда Пейдж вернулась в машину, Фиби поинтересовалась, что у нее за дела с симпатичным Рафаэлем. У Пейдж определенно улучшилось настроение, но было видно, что ей сейчас не особенно хочется развивать эту тему.

Выехав со стоянки, машина направилась к больнице, Габриелла именно туда настойчиво просила отвезти ее.

— Габриелла, ты точно не хочешь поехать домой и отдохнуть? — спросила Фиби.

— У меря как раз сейчас появилось второе дыхание.

— А мое второе дыхание только что уехало, — простонав, заявила Пейдж. — Извините. Я не хотела говорить об этом вслух, просто вырвалось.

Три женщины рассмеялись.

 — Теперь Габриелла, когда ты освоилась со своей новой способностью, как она вписывается в план твоей жизни? — Фиби было очень любопытно, что она ответит.

Та задумалась и ответила не сразу:

— Пока не знаю. Должна сказать, что я немного взволнована. Впервые я подумала, что в моем плане что-то не предусмотрено. Я сейчас ощущаю большую свободу, чем сегодня утром.

— Если бы ты действительно чувствовала себя свободной, то поехала бы домой и немного отдохнула — ты же сейчас не на работе.

— Поспешишь — людей насмешишь, Фиби, — заметила Габриелла. — Все надо делать постепенно.

В столь поздний час улицы были почти пусты. Теперь, когда гроза утихла, ущерб от землетрясения казался не таким большим. От зоопарка к больнице машина ехала уже по освещенным улицам.

— Вот и приехали. — Фиби остановилась перед входом в реанимационное отделение.

— Спасибо за все, — сказала Габриелла, выходя из машины.

— Ты справилась с самым трудным делом, — похвалила ее Пейдж.

— Все равно я чувствую, что должна поблагодарить вас. Ведь вы мне открыли глаза на то, кто я.

— Забудь об этом, — Пейдж улыбнулась. — Мы такое проделываем каждый день.

— Не спеши, — Фиби посмотрела на бывшего юриста. — Габриелла, ты разбираешься в контрактах?

Пайпер не могла не волноваться, когда вместе с Деррилом вела Тайлера к его дому. Дверь была заперта, и мальчик начал отчаянно звонить и стучать. Шум эхом отдавался по всему тихому району, но Пайпер не останавливала его. Было приятно, что мальчик так быстро вернулся к обычной жизни. Возвращаясь с Водоема Прозрачных Источников, она опять дала Тайлеру связующий напиток. Тайлер предпочел бы, конечно, заклинание, но оно действовало лишь для развязывания его сил.

Дверь распахнулась. Хотя был уже почти час ночи, мистер и миссис Майклс еще не спали, что нисколько не удивило Пайпер. Какой сон, если Тайлера нет дома! Оба тут же бросились к сыну и начали душить его в объятиях. Видно, Пейдж нашла Тайлеру идеальных родителей.

Пайпер оглянулась: Лео с Мюриель наблюдали из машины за происходящим. Воссоединение семьи закончилось на счастливой ноте, и Пайпер с Деррилом хотели уйти, чтобы избежать вопросов, но Стивен с Марией пригласили их в дом.

— Где вы нашли его? — спросил мистер Майклс в гостиной. Мария так и не отпускала своего сына.

 — Это долгая история. — Пайпер надеялась, что подобного ответа будет достаточно.

— Как я уже говорил, это было связано с его прежними приемными родителями, — добавил Деррил. Эту версию он и придумали еще в машине. — И с их исчезновением.

— Но сейчас все в порядке, — уверенным тоном успокоила их Пайпер.

— Он теперь в безопасности? Эти люди не вернутся? — все-таки переспросила миссис Майклс.

— Они больше не вернутся, — заверил ее Деррил. — Тайлер в полной безопасности.

Пайпер удивленно молчала — она сама не знала, как все сложится в дальнейшем. Ведь она думала, что Тайлер в безопасности, когда связывала его силы. Теперь надо будет время от времени наведываться к нему, чтобы не случилось нечто подобное произошедшему.

— Что же случилось? — Мистер Майклс явно не удовлетворился их объяснениями.

— На сегодня хватит, Стивен. — Мария обняла сына. — Утром поговорим об этом. Похоже, Тайлер совсем устал.

«Спасибо за помощь», — подумала Пайпер.

— Нам пора идти, — устало проговорил Деррил. — Все закончилось хорошо, семья в сборе, и пора всем спать.

Тайлер вырвался из рук мамы и на прощание крепко обнял Пайпер.

— Спасибо за все, Пайпер, — сказал он, отпуская ее. — И вам тоже, Деррил.


Он взял руку полицейского и по-мужски пожал ее.

— Ты здорово показал себя. Не забудь, что мне иногда понадобится приходящая няня. Может быть, на следующие выходные. Я прошлый раз обещал повести жену в ресторан, но не успел. Так что жду твоей помощи;

На прощание Пайпер обняла миссис и мистера Майклс, А Деррил ограничился рукопожатием. Они вышли и направились к машине.

— Итак, что ты конкретно собираешься написать в рапорте? — Пайпер терзала скорее тревога, нежели любопытство.

— Я буду придерживаться нашей версии. Пока хорошие ребята одерживают верх, шефа это устраивает.

— А агента Харкинса? — поинтересовалась Пайпер.

— Он тоже хороший парень. Харкинс будет задавать трудные вопросы, но я не сомневаюсь, что он, в конце концов, согласится с нашей версией, — успокоил ее инспектор.

— Деррил, — Пайпер остановилась недалеко от машины, — не знаю, сколько еще раз мне придется говорить это, но я благодарю тебя. Спасибо за все, что ты делаешь для нас. Мы бы не смогли справиться с этим делом, не будь твоей помощи. — Она крепко обняла Деррила. — Давай я отвезу тебя домой.

Лео и Мюриель ждали их теперь на тротуаре, у машины.

 — Все прошло нормально? — спросил Лео.

— Более-менее. — Пайпер обняла мужа.

— Мы договорились, что Лео доставит меня домой. — У Мюриель было взволнованное лицо. — Мне очень хочется попробовать этот номер с исчезновением!

Пайпер рассмеялась. Шестидесятисемилетняя женщина в этот момент выглядела моложе Тайлера — так на нее подействовал фокус с исчезновением.

— Не знаю, можно ли оставлять тебя одну с моим мужем, — пошутила Пайпер.

— Да ты же сейчас обнимала того большого парня, — игриво возразила Мюриель.

— Думаю, исчезновение отлично получится. — Пайпер сделала вид, что скептически относится ко всей этой затее.

Лео и Деррил отошли в сторону, чтобы женщины остались наедине.

— Спасибо за помощь, дорогая, — сказала Мюриель. — Без твоей помощи маленький Огневержец не справился бы.

— Мне ведь вы тоже очень помогли, — напомнила ей Пайпер.

— Однако руководила ты всем. Поверь мне, за всю свою жизнь я повидала разных руководителей. У тебя это получилось совсем легко, как и все, что ты делала в этот день.

— Возможно, мне снова стоит приготовить блюдо, которое я испортила, — пошутила Пайпер. — Мы так и не пообедали.

— Может, тебе следует начать новый роман с твоим мужем? — Мюриель подмигнула ей. — Твое блюдо никуда не убежит.

Пайпер эта мысль очень понравилась. Блюдо действительно можно отложить на потом. Они сердечно попрощались.

Пайпер с Деррилом наблюдали, как Лео и Мюриель исчезают. Оба стояли молча, думая о происшествиях истекшего дня.

— Давай я отвезу тебя домой, — наконец промолвила Пайпер.


Эпилог


Машина Пайпер растворилась в ночи. Шел второй час, в доме было темно. Шейла обычно оставляла для Деррила свет в гостиной, если он работал допоздна. Сейчас же знакомый свет в окне не встречал его. Инспектор не знал, виновато ли в этом землетрясение или их расставание в больнице, которое прошло не совсем гладко. Деррилу хотелось отложить предстоящий разговор до утра или совсем не возвращаться к нему. Но как только дверь приоткрылась, он услышал звук саксофона. Играл его любимый джазовый диск, и похоже, на кухне. Деррил направился туда.

По обе стороны стола горели тонкие свечи. На любимой льняной скатерти Шейлы стояла изысканная фарфоровая и хрустальная посуда. Деррил обрадовался, видя, что ни Шейла, ни посуда не пострадали во время землетрясения.

— С возвращением домой. — Шейла стояла с подносом в руках. На ней было черное шелковое платье. Она подошла к столу, поставила поднос и поцеловала мужа.

— Что все это значит? — спросил он.

— Похоже, у тебя был сумасшедший день, — ответила она. — Только не говори мне, что ты совсем забыл о нашем романтическом ужине.

В это мгновение Деррил понял, что любит свою жену больше, чем может себе это представить.

Шейла сняла крышку с подноса. Там были два сэндвича с ореховой пастой и желе.

— Мне не хотелось пользоваться газовой плитой, ведь землетрясение еще не закончилось.

Деррил не сказал, что о землетрясении больше не надо беспокоиться. Он просто обнял жену и начал медленно двигаться с ней под музыку.

— Извини, я...

— Не сегодня, — прервала его Шейла. — Я знаю, у тебя сумасшедшая жизнь. Я не хочу сделать ее еще более сумасшедшей.

— Спасибо. — Он поцеловал жену.

— Но мы к этому разговору когда-нибудь вернемся, — предупредила она.

— Да. Когда-нибудь... — Саксофон продолжал играть, пока они танцевали. Второй раз за эту ночь Деррил подумал, что находится там, где и должен быть.



home | my bookshelf | | Надвигающаяся буря |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу