Book: Туман и камень



Туман и камень

Дайана Г. Галлагер

Туман и камень

Посвящается Андреа Хааг с любовью и благодарностью за поддержку и помощь в создании этой книги.

Клубится в призрачном тумане

Нечеткий завтрашний день —

Он не высечен еще на камне,

А писан вилами по воде.

Глава 1

Пайпер бросила на кровать гору перчаток, шапок, наколенников, а также мотоциклетный шлем. Убрала со лба прядь волос и посмотрела на все свое барахло, которое вытащила из стенного шкафа, чтобы рассортировать.

За последние месяцы Пайпер не выбрасывала ничего из одежды, но теперь собиралась навести порядок. Большинство ее старых вещей лежало на чердаке, и отыскать что-нибудь нужное там, среди старых сундуков и ящиков, было весьма затруднительно. Сегодня они с Лео решили распределить обязанности: Пайпер наводила порядок дома, а Лео поехал покупать органайзер.

— Лео умеет выбрать себе самое легкое, — бурчала Пайпер. — Отправился в магазин, а мне предоставил управляться с барахлом.

Она вздохнула и окинула взглядом то, что осталось в шкафу. Помимо одежды в нем было полно обуви, находившейся в совершенном беспорядке.

Тут валялись грязные носки, а по углам стояло несколько коробок, заросших густой паутиной.

— Вам лучше бежать отсюда, — сказала Пайпер, увидев паука. — Я уже давно не сражалась с демонами, так что придется отыграться на вас.

Вытаскивая из шкафа какую-то пыльную коробку, она подумала, что борьба с демонами отнимает не только много нервов, но и львиную долю времени. Конечно, спасать мир и защищать невинных от сил зла было приятно, но вместе с тем и опасно.

Не успела она поставить коробку, как на ее голову упал перевернутый целлофановый пакет с теннисными мячами. Мячи принадлежали Фиби, которая в годы учебы целый семестр занималась спортом.

Поставив коробку на кровать, Пайпер собрала мячи и запихнула их обратно в пакет. Она решила положить его в шкаф Фиби и Коула, но там не оказалось столько свободного места, как в ее собственном шкафу. Тогда Пайпер положила пакет на место и заглянула в коробку.

— Так вот куда вы делись! — улыбнулась она, увидев стопку блокнотов на пружине, старых альбомов для открыток, плюшевого мишку, сдувшийся шарик и прочие вещи, напоминавшие о давно минувших событиях. Блокноты были заполнены кулинарными рецептами, выписанными из разных журналов и газет, а также услышанными по телевизору в подростковом возрасте. Она не могла отыскать их уже много лет.

— Надо же, а в шкаф заглянуть не догадалась, — пробормотала Пайпер. — Они лежали почти что на виду.

Едва она взялась за блокноты, как за спиной раздался какой-то странный звук. Пайпер встрепенулась и выбросила руки, чтобы остановить время.

Но вместо того чтобы обездвижить померещившегося, как ей показалось, демона, она взорвала падающую коробку с дешевыми книжками Лео.

Пайпер глядела пустыми глазами на то, как бумажные листы и цветные обложки превращаются в конфетти и засыпают обувь, стоявшую в шкафу.

Пайпер умела останавливать время, замедляя движение молекул. Но иногда что-то не срабатывало, и движение молекул ускорялось, вызывая взрывы. Со временем она научилась избегать нежелательного побочного эффекта, но в экстремальных ситуациях он все же возникал. А из-за борьбы с демонами нервы стали ни к черту.

Но поскольку в данный момент демоны оказались ни при чем, ей придется оправдываться перед Лео. Правда, насколько она знала его способности, он мог запросто восстановить уничтоженные ею книжки.

Тяжко вздыхая, Пайпер принялась убирать мусор. Дома никого не было. Младшая из сестер, Пейдж, полуведьма-полуангел, ушла на работу в социальную клинику. Коул Тернер, бывший демон и ее будущий зять, дневал и ночевал в университетской юридической библиотеке. Фиби отправилась устраиваться на работу. И надо бы убраться, пока никого нет. Все-таки стыдно настолько не владеть своею силой.

* * *

Пока Дональд Ремси читал поданную ему анкету, Фиби принялась разглядывать его. Ему было за тридцать, короткие каштановые волосы, карие глаза, правильный профиль создавали впечатление наиболее приятного человека из тех, что встретились ей за долгие месяцы поисков работы. Впрочем, если судить только о внешнем облике…

— Опыта у меня немного, но я понятливая, — заверила Фиби с улыбкой.

— Что не помешало вам учиться дольше обычного, — мистер Ремси, не глядя в ее сторону, положил анкету на стол.

— Да, так получилось. — Фиби действительно пропустила несколько семестров, вернувшись из Нью-Йорка в Сан-Франциско и став ведьмой. Но о своих делах она не хотела распространяться.

— И вам до сих пор не приходилось занимать должность со строго нормированным рабочим днем, — мистер Ремси сурово посмотрел на нее из-под густых бровей.

— Нет, но в школьные годы мне приходилось подрабатывать в разных местах, — сказала Фиби. — Разве я не идеальный работник для гибкого графика?

Мистер Ремси смерил ее тяжелым взглядом.

— Если у вас так мало свободного времени, как указано в анкете, то нет.

— Но так бывает не всегда, — возразила Фиби, скрывая досаду. Ей хотелось схватить опасную бритву и обрить его наголо, но правила добрых ведьм подобного не позволяли. — Просто сейчас у меня запарка.

Фиби считала, что, если ей только дадут шанс, она покажет, на что способна. И свободное время не имело значения. Нужно было отвечать на вопросы анкеты неправильно, да гордость не позволяла.

— Мне нужен работник, относящийся к своим обязанностям со всей ответственностью, — оставив в покое анкету, мистер Ремси соединил пальцы. — Наши клиенты не потерпят проволочек.

— Само собой, — согласилась Фиби.

— Я вовсе не проявляю к вам особую строгость, мисс Холлиуэл, но… — мистер Ремси наклонился к ней, — признайтесь честно, отвечаете ли вы нашим требованиям?

Естественно, никто не мог пообещать такого, а у Фиби вообще был особый случай. Зачарованные жили в постоянной готовности защищать невинных. Так что ей было необходимо свободно распоряжаться своим временем.

— Нет, мистер Ремси, не отвечаю, — Фиби поднялась на ноги. — Спасибо за внимание.

— Уж не обессудьте, — мистер Ремси тоже поднялся и пожал ей руку. — Я сохраню вашу анкету в папке. Может быть, вы нам еще пригодитесь.

— Понятно, — ответила Фиби и вышла из кабинета. Ее диплом психолога никому не требовался. Тем не менее она внимательно изучала все новые книги и журналы по психологии, чтобы быть готовой к работе.

«Чего только в жизни не бывает», — подумала она, садясь за руль и достав сотовый телефон.

— Привет, Пейдж. У тебя найдется свободная минутка?

— Найдется, но не больше. — По голосу было ясно, что та спешит. — Сейчас приедут полицейские и привезут дело одного мальчишки, которое занимает целый чемодан. Как твое собеседование?

— Я, как всегда, пролетела, — ответила Фиби. — Собеседование напомнило мне ту книгу, о которой ты говорила вчера вечером, где сказано о противоречиях отношений в двадцать первом веке.

— Конфликт головы и сердца? — уточнила Пейдж. — И как же она связана с твоим собеседованием?

— Видишь ли, она напомнила мне, что мой диплом может не только висеть в рамочке на стене. Может быть, я заскочу к тебе и возьму книгу? — спросила Фиби и добавила: — Или, может быть, сейчас неподходящее время?

Мистер Коуэн, начальник Пейдж, относился к посторонним занятиям подчиненных весьма строго. А Пейдж и без того приходилось постоянно отлучаться, выполняя обязанности Зачарованных, так что не стоило понапрасну дразнить гусей. Поскольку Лео, будучи ангелом, нигде не работал, всю семью кормили лишь Пайпер и Пейдж. Коул утверждал, что работает в престижной юридической фирме где-то за городом, но денег до сих пор не приносил.

— Книга лежит у меня на столе, — заметила Пейдж. — Так что отдать ее тебе я как-нибудь сумею.

— Замечательно. Если не застряну в пробке, подъеду минут через двадцать. — Фиби отключила телефон и перевела его в режим громкой связи.

Выруливая со стоянки, она решила позвонить Коулу и пригласить его на ланч, а после забрать два журнала по психологии, которые заказала в магазине, но это было не к спеху. Встреча с любимым могла отвлечь ее от дальнейших поисков работы. Так что лучше повременить.

«С тех пор как Коул устроился на работу, мы много раз закусывали вместе, — подумала Фиби со вздохом, выруливая на свободную полосу. — Пусть уж лучше занимается своими делами или сидит в библиотеке, чем выполняет капризы невесты. Пожалуй, я одна смогу выпить кофе», — решила Фиби.

* * *

— Я уже все изучила. — Пейдж прижала трубку подбородком к плечу и открыла папку с делом Тодда Кормена. Пять минут назад она отправила материалы о нем по факсу Рэю Марино.

Заново проглядывая полицейское досье, она никак не могла понять, почему администратор детского дома «Небесная бухта» не хотел забирать Тодда. Лишившись матери пять лет назад, он сразу же вступил в конфликт с законом. Сейчас ему еще не было двенадцати, но он без конца хулиганил, портил общественное имущество и успел сменить уже несколько приемных родителей, прожив в каждой семье не больше восьми месяцев. Так что его дело, заведенное в семилетнем возрасте, все время увеличивалось в объеме, словно русский эпический роман.

— Такое впечатление, что мальчишка нарочно нарывается на неприятности, — ответил Рэй.

— Поэтому я и звоню. Мне кажется, что ваше учреждение создано именно для таких мальчишек, — проговорила она с иронией.

Рэй вздохнул:

— Сейчас у меня находятся трое подростков, которых я едва сумел образумить. Им вовсе не нужно дурное влияние.

Пейдж перевела взгляд с папки на мальчика с растрепанными и давно не стриженными каштановыми волосами, сидевшего в смежном кабинете ее коллеги по имени Скотт. Веснушки, усыпавшие его нос и щеки, не смягчали напряженной линии плотно сжатых губ, а прищуренные карие глаза глядели агрессивно. Вот именно ради таких, как он, Пейдж и стала социальным работником. Она стремилась помогать людям, особенно тем, что попали в безнадежную ситуацию.

И не только в пределах родного города. Хотя поначалу магические силы несколько пугали ее, Пейдж ни за что бы не отказалась защищать все человечество от сверхъестественных сил зла.

Тодд, сидевший сложа руки, увидел, что она на него смотрит, и ударил ногой по краю стола, специально стремясь вызвать кого-нибудь на конфликт.

— Прекрати, Тодд! — Скотт поднялся и отодвинул свой стул от стола.

Пейдж отвернулась и произнесла, повысив голос:

— Просмотри дело еще раз, Рэй. Если ты не возьмешь мальчика, его заберут в колонию!

— В колонию? — переспросил Рэй и вздохнул. — Выходит, он действительно очень трудный подросток?

— Не знаю, — ответила Пейдж. Она не могла судить по первому впечатлению.

Полиция поймала его на окраине города через несколько часов после того, как Джон и Люси Гриссон сообщили, что он опять сбежал. Когда мальчика привезли в клинику, Пейдж усадила его в кабинете и дала посмотреть спортивные журналы. Стоило ей отвернуться, как он кинулся к двери. Скотт согласился присмотреть за ним, пока она будет разбираться с Рэем.

— Судя по материалам, можно решить, что Тодд неисправим, — заметил Скотт. — Но, кажется, никто, кроме тебя, не пытался по-настоящему помочь ему.

«Наверное, так оно и есть», — подумала Пейдж. Она узнала о существовании Тодда лишь сегодня утром, а дел у нее и без того было по горло. Однако она не собиралась отказываться от мальчика. «Небесная бухта» была заведением, дававшим последнюю надежду детям, казалось бы, потерянным для общества. Одно только плохо — такие дела сопровождались кучей бумажной работы.

— Разве твое начальство не вдохновляет тебя на битву, Рэй? — спросила Пейдж, скрестив пальцы на удачу.

— Ладно, ладно, — засмеялся Рэй. — Твоя взяла.

— Так, значит, ты согласен? — Пейдж поднялась на ноги.

— Что поделаешь, — вздохнул Рэй. — Но мне нужно время. Ты не могла бы привезти мальчика через пару часов, где-нибудь после обеда?

— Постараюсь, — Пейдж облегченно вздохнула. — Спасибо, Рэй. До встречи.

— Жду тебя с нетерпением, — ответил тот.

Пейдж положила трубку. Ей доводилось общаться с Рэем лишь по телефону, но она чувствовала всегда его доброту и заботу о детях. Он, казалось, получал большое удовольствие, делая из юных отщепенцев полноценных граждан.

Окрыленная, Пейдж шагнула в кабинет Скотта.

— Ну, что отвечают в «Небесной бухте»? — спросил тот заинтересованно.

— Они готовы принять Тодда, — объявила Пейдж с улыбкой. При взгляде на мальчика ее хорошее настроение улетучилось, но она старалась не показывать виду. — Мы поедем в детский дом через несколько часов. Вот только разберусь с бумагами…

— Я никуда не поеду, — ответил Тодд бесцветным голосом.

Пейдж ничуть не удивилась его неблагодарности. Он постоянно сопротивлялся тем, кто стремился ему помочь, всегда изливая свое раздражение на окружающих.

— И ты меня не заставишь! — Тодд поднялся на ноги, смахнул со стола у Скотта стопку папок и попытался прошмыгнуть мимо Пейдж.

«А чего от него ждать?» — подумала она. Помогать людям стало ее призванием, но с Тоддом Корменом предстояло помучиться.

* * *

Фиби от природы обладала хорошей реакцией, а Коул помог довести ее до совершенства. И когда навстречу ей вылетел из кабинета какой-то мальчишка, она инстинктивно кинулась наперерез.

— Попался! — воскликнула Фиби, загородив ему путь и схватив за руку. И тут подоспела Пейдж, вцепившись в его рубашку. Внезапно у Фиби началось видение, и она сжала пальцы изо всех сил.

Она увидела двух мужчин, стоявших лицом друг к другу и окутанных туманом. Тот, что повыше, находился у каменной стены. Его лицо было в тени, но наряд говорил о его принадлежности к классу Носителей Черного Света — существам, убивавшим ангелов-хранителей.

Фиби невольно содрогнулась и попыталась как следует разглядеть другого человека. Но видение неожиданно исчезло.

— Куда ты собрался, Тодд? — произнесла Пейдж жестко, пытаясь освободить мальчика от железной хватки сестры. — Ловко сработано, Фиби. Спасибо.

Та смогла только кивнуть в ответ.

Она поняла, что черный ангел наверняка охотится за Лео.



Глава 2

Пайпер вытащила бумагу, постеленную в буфете, и выбросила ее, удовлетворенно улыбаясь. Она собиралась поменять ее уже давно, однако в последнее время ей пришлось приводить дом в порядок после побоища с демонами.

Мурлыча под нос модную песенку, которую передавали по радио, Пайпер поставила обратно в буфет стопки тарелок и чашек. Всегда, когда дела шли неважно, она успокаивала себя домашними делами и музыкой. Но сегодня это средство не действовало.

Она закончила убираться в комнате за несколько минут до того, как вернулся Лео, который решил устанавливать купленный органайзер самостоятельно. Пайпер, вылизав дом, перестирав белье, вычистив кухонные шкафы, почувствовала, что у нее появилось свободное время, тем более что демонов поблизости не наблюдалось.

Она закрыла буфет и выключила радио, почти сразу, как только песня закончилась. Бессмысленная болтовня ди-джея резанула ее слух, словно скрип железа по стеклу, и Пайпер почувствовала, что снова заводится.

Тогда она вспомнила про свое основное средство успокоения — кулинарию. Достав краюшку итальянского хлеба, оставшуюся от вчерашнего ужина, головку чеснока, она положила их в глубокую кастрюлю, которую тут же поставила в духовку. Потом смешала распаренный хлеб с приготовленной заранее пастой. Когда Пайпер собралась достать из холодильника салат, за спиной раздался какой-то грохот.

Она резко развернулась, собираясь остановить время.

— Не бойся, это я! — крикнул муж.

— Лео! — Пайпер вовремя сжала кулаки, чтобы не натворить новых бед. Опустила глаза и увидела его пояс с инструментами, лежащий на полу.

— Извини, он свалился, — Лео поднял пояс и положил его на стол. — Кажется, ты немного не в себе. Может быть, в мое отсутствие что-то случилось?

Жена покачала головой:

— Нет, если не считать того, что твоя Пайпер шарахается без всякого повода, все нормально. В доме тишь и спокойствие, а мои нервы на пределе.

— А знаешь, что хуже всего? — Лео пододвинул стул и сел. — Ты чувствуешь затишье перед бурей.

— Точно! — Пайпер просветлела. — С тех пор как какой-то ужасный потусторонний вирус поджарил наш телевизор, уже целую неделю не происходит ничего опасного.

— Если не считать твоих выходок, — поддел жену Лео и выбросил вперед руки на ее манер. — Сколько вещей ты уничтожила сегодня?

— Помолчал бы лучше! — огрызнулась Пайпер, подавая ему салат и снова ставя кастрюлю на огонь. — Тебе бы все шуточки шутить, а тут…

— Что? — вскинулся Лео, пробуя салат.

— У меня действительно дурное предчувствие, — Пайпер порезала хлеб и сложила его в вазочку, стоявшую на столе, но сама так и не присела.

— Относительно себя или кого-то еще? — Лео взял кусок хлеба.

Пайпер достала из холодильника две бутылки минералки, вернулась к столу и бухнулась на стул. Протянула одну из бутылок Лео.

— Мне все время кажется, что нас всех ожидает что-то неминуемое и… совершенно ужасное.

— Но под такое определение подпадает буквально все, что происходит с Зачарованными, — заметил Лео.

— Согласись, что совсем нелегко томиться в ожидании следующей напасти. — Пайпер принялась за салат.

— Знаю, — ответил Лео уже серьезным тоном. — Но такова уж наша доля. Мы не можем жить и радоваться жизни, как все нормальные люди. Кто-то злобный и коварный обязательно дышит нам в спину.

— А я еще накаляю обстановку, утверждая, что любое затишье лишь временно, — вздохнула Пайпер.

— Все на этом свете временно, — ответил Лео. — Так что давай ценить каждую свободную минуту. И постарайся не взрывать хороших ребят, пока не убедишься, что они плохие.

Пайпер моргнула и отпрянула назад, поняв, что он просто дразнит ее.

Лео расхохотался и еле увернулся от шутливой затрещины.

— Вообще-то ты прав, — признала Пайпер. — Глупо тратить краткие минуты отдыха на дерганье. Кстати, когда ты закончишь устанавливать органайзер?

— Где-то через час. — Лео взял еще хлеба и склонил голову. — А что?

— Ну, я собиралась после полудня заняться своим высокопроизводительным огородом. — Пайпер подняла блокнот и положила его на стол.

Лео отложил вилку и стал наблюдать за Пайпер, разглядывавшей начерченную в блокноте схему.

— Ты действительно собираешься посадить столько овощей на таком маленьком участке?

— Да, и именно поэтому он называется высокопроизводительным огородом, — объяснила Пайпер. — Ученые рассчитали, что на таком ограниченном пространстве можно посадить множество овощей и прочих растений. Я вычитала рекомендации о нем в старом журнале, который выписывала еще наша бабушка и который теперь лежит на чердаке.

Лео кивнул:

— Ну да, ведь тебе нужна уйма всяких трав для зелий и талисманов.

— Не забывай и о готовке, — добавила Пайпер. — В данный момент мне нужно, чтобы кто-нибудь помог подготовить задний двор.

— А сестрички тебе не помогут? — спросил Лео уныло.

— Мне неловко их нагружать, — призналась Пайпер.

Половину заднего двора занимали кустарники и цветы, посаженные в строгом порядке. На другой половине, заросшей травой, можно было ставить столик и складные стулья. Сестрам нравилось отдыхать на свежем воздухе, хотя они пользовались садиком не так уж часто. Однако инстинкт ведьмы подсказывал Пайпер, что нужно развести побольше растений.

— Тогда покажи мне, где лопата, — отозвался Лео, потом опять отправил хлеб с чесноком в рот и закашлялся. — Тебе не кажется, что тут многовато жира?

— Ага, — Пайпер подняла бровь. Вообще-то ее муж был стройным и подтянутым, но она решила поддразнить его. — Может быть, если ты вскопаешь огород, в тебе самом будет поменьше жира?

— Неужели я начал толстеть? — Рука Лео замерла с откушенным куском.

* * *

— Ты точно видела Лео, Фиби? — спросила Пейдж, мельком взглянув на Тодда.

После того как сестры помешали ему удрать, они снова усадили его в кабинете Скотта. Тот ушел в копировальную, а мальчик вряд ли мог подслушать их разговор, тем не менее они не спускали с него глаз. Конечно, сообщение о видении не могло ждать. Ведь черный ангел скорее всего охотится за Лео. При мысли о Лео Фиби вздрогнула и произнесла:

— Точно. Может быть, на него еще не напали, но обязательно нападут.

— Я уже поняла, — Пейдж почувствовала озноб и потерла руки. — Но видение связано с Тоддом?

— Не знаю, — Фиби пожала плечами и посмотрела на мальчика.

Пейдж проследила за ее обеспокоенным взглядом. Тодд сидел, уставясь в пол и как будто совершенно не интересуясь их разговором.

— Как он здесь оказался? — спросила Фиби, повернувшись к мальчику спиной.

— У него нет родителей, а от приемных он без конца убегает. На него уже собрано слишком много материалов, — объяснила Пейдж.

— Тогда он вряд ли сможет стать ангелом-хранителем, — заметила Фиби. Мысль о том, что мальчишка мог бы превратиться в хранителя, показалась Пейдж просто абсурдной, она даже чуть не рассмеялась. Черные ангелы были вооружены арбалетами с отравленными стрелами, способными убить Лео. Они охотились на ангелов-хранителей и тех, кто мог ими стать. Значит, Тодду ничего не угрожало.

— У него есть один шанс из миллиона, — сказала Пейдж. — Я собираюсь отвезти его в детский дом к Рэю Марино, а иначе он так и останется шпаной.

Фиби задумчиво подняла бровь.

— Тебе что-нибудь пришло в голову? — спросила Пейдж.

— Поскольку Тодд не будет хранителем, — произнесла Фиби негромко, — Лео не может защищать его от черного ангела. Значит, он должен защищать мальчишку от чего-то еще.

— И черный ангел подстережет Лео? — спросила Пейдж. — По-моему, все слишком запутано.

— Может быть, — вздохнула Фиби. — Но ведь глупо думать, что Тодд окажется случайным свидетелем охоты на Лео. Именно благодаря ему у меня случилось видение. И он обязательно должен присутствовать при охоте.

— А может быть, жертва — я? — спросила Пейдж неожиданно. Ведь по отцу она тоже была ангелом-хранителем, и ей предстояло уделить Тодду немало времени. — Может быть, Лео должен защищать меня?

— Не исключено, — согласилась Фиби. — Но тебя я не видела.

«Однако это совсем не значит, что я там не была», — подумала Пейдж, но промолчала. Ведь даже смертельная опасность не заставит ее отказаться от обязанностей Зачарованных и от заботы о мальчике.

— А что, если черный ангел все же угрожает именно Тодду? — спросила она. — Ведь простые смертные иногда попадают под перекрестный огонь в поединках сверхъестественных сил.

— Вряд ли. А вообще-то кто его знает? — Фиби прищурилась и вновь пристально посмотрела на мальчика. — Я видела все его глазами, но мне показалось, что…

— …его совершенно не волнует происходящее, — закончила Пейдж.

Заляпанные грязью ботинки, потертые джинсы, растрепанные волосы — так выглядит любой ребенок, попавший в беду. Мальчик поднял глаза и посмотрел на Пейдж. В его взгляде читалось полное безразличие и к себе, и к окружающим.

Фиби отвела сестру еще дальше:

— Пока нам неизвестно, как все это связано с Лео, мы не должны спускать глаз с мальчишки.

— Да, конечно, — подтвердила Пейдж, — но я отвезу его сегодня в детский дом «Небесная бухта». Если Тодд попадет в колонию, то его точно оттуда не вытащишь. Везти его к себе домой тоже нельзя, поскольку он сразу же сбежит. Поэтому остается только детский дом. Но там будет слишком людно, чтобы следить за ним.

— А насколько безопасно в «Небесной бухте»? — спросила Фиби.

— Дом находится за городом, посреди леса. Сбежать оттуда легко, но ближайший населенный пункт слишком далеко. Ну, там почти нет никаких охранных устройств. — Пейдж постаралась вспомнить сведения, которые она недавно прочла об этом частном заведении.

До того как «Небесная бухта» стала детским домом, особняк принадлежал одному богатому семейству.

— Место довольно уединенное, персонал опытный, — уведомила Пейдж. — Там ему будет лучше, чем где бы то ни было. И я без труда смогу приглядывать за ним, а в случае чего — переместить.

— Лео тоже может, — подсказала Фиби. — В любое время дня и ночи.

— Дня и ночи? — не поняла Пейдж. — Что это значит?

— Туман и сумрак, — Фиби посмотрела ей в глаза. — Последнее, что я видела.

Фиби обеими руками сжимала руль и в то же время разговаривала с Пайпер по сотовику. Система громкой связи работала отлично.

— Если я тебя правильно поняла, — промолвила Пайпер, — какой-то неизвестный черный ангел попытается убить Лео, но мы не знаем где и когда.

Несмотря на радиопомехи, ее голос звучал четко, ясно и… совершенно измученно.

— В целом так, — ответила Фиби. — Если Лео не приблизится к Тодду Кормену, ему ничего не угрожает. Кроме того, беда не может случиться при дневном свете.

— Может быть, твои сведения нам помогут, — выговорила Пайпер. — Лео установил органайзер и вскопал задний дворик, поэтому страшно вымотался, а значит, сегодня уже не выйдет из дома, если только его не вызовут по тревоге.

«Значит, он будет беззащитен перед черным ангелом», — подумала Фиби со вздохом. Как и Пейдж, он не сможет отказать невинному в помощи.

— Кстати, а зачем он вскапывал дворик? — спросила Фиби, чтобы отвлечься от мрачных мыслей.

— Под огород, разве не помнишь? — ответила Пайпер.

— А, верно. — У Фиби давно вылетели из головы сумасбродные планы сестры. Пайпер безумно хотела завести огород в городе, на который сестрам было наплевать.

— Послушай, — начала Фиби. — Я собиралась заехать в магазин и забрать кое-какие журналы, которые я заказала, но теперь, наверное, поеду прямо домой. — Она поглядела на книгу «Конфликт головы и сердца», лежавшую на сиденье, и подумала о том, что чтение отвлечет ее на пару дней от тяжких дум о нависшей угрозе и о безработице.

— А как твое собеседование? — спросила Пайпер, как будто прочла ее мысли.

— Я все тебе расскажу дома, — ответила Фиби.

— Тогда поезжай за своими журналами, — приказала Пайпер не терпящим возражений тоном. — Все равно мы пока не сможем ничего выяснить о черном ангеле, а до заката нам бояться нечего. Если что-то случится, я тебе позвоню.

Фиби тяжело вздохнула, думая о своей тяжкой доле. Обычно она могла во всем видеть светлую сторону и даже не жаловалась на свою ведьмовскую долю. Но сегодня нормальная жизнь казалась ей недоступной мечтой.

— Может быть, кофе взбодрит меня, — пробормотала Фиби, сворачивая к магазину.

Она выключила зажигание, вышла из машины, заперла ее и направилась к центральному входу. У нее возникло твердое ощущение, что борьба с демонами закончится совсем скоро и, быть может, трагически.

По дороге Фиби увидела молодую женщину, которая одной рукой сжимала ладошку маленького ребенка, а другой пыталась запихнуть складную коляску в багажник своей машины. Мальчик поднял с тротуара упавшую конфету, но мать тут же вырвала ее с криком:

— Опять тащишь всякую гадость в рот, Карл! Она же вся в грязи!

Малыш начал реветь.

— Ну, не плачь, не плачь, мой сладенький, — мамаша подняла ребенка и усадила на сиденье. — После того как я схожу к зубному, сразу же поедим мороженого.

— Я хочу конфетку, — Карл шмыгнул носом и утер его ручонкой.

— Будет тебе конфетка, — женщина взглянула на часы и скользнула на водительское сиденье. — Надеюсь, меня примут, несмотря на опоздание. Если завтра не откроется после ремонта детский сад, я сойду с ума!

Глядя им вслед, Фиби подумала о том, что мать и ребенок живут в другом мире. Она не представляла себе родительских хлопот.

«Интересно, а не держит ли она Карла на коленях, когда чистит зубы?» — подумала Фиби, входя в книжный магазин. Борьба с демонами нравилась ей гораздо больше, чем материнские заботы.

Но когда она назвала продавщице свое имя, дети и зубные врачи вылетели у нее из головы. Пока та отправилась в служебное помещение за заказом, Фиби стала рассматривать книги на полках. Потом ее внимание привлек мужчина в деловом костюме, который покупал финансовую газету.

Держа газету одной рукой, другой он поднес к уху сотовый телефон. Высокий, красивый и элегантно одетый, мужчина чем-то напоминал Коула в тот период, когда тот еще оставался демоном. Теперь Белтазор мертв, и Коул стал обычным человеком.

«Коул не может забыть своего прошлого, прошлое всегда трудно забывается», — подумала Фиби. Она не собиралась скрывать от Коула свои ведьмовские дела. Ведь у будущих супругов не должно быть никаких секретов.

— Вот и ваш заказ, — продавщица протянула Фиби целлофановый пакет с фирменным знаком магазина. — С вас тридцать пять семьдесят шесть.

Фиби вздохнула и протянула ей свою кредитку, мечтая о том, что сможет найти работу, чтобы оплатить все счета.

Когда она повернулась к выходу, продавщица сняла трубку телефона и заговорила:

— Тебе действительно настолько плохо, что ты не можешь выйти на работу, Бетани? — Она прислушалась. — Нет, я не могу отработать за тебя всю смену. Дело в том, что я превысила лимит по кредитной карточке, и мне нужно сходить за деньгами.

Выходя из магазина, Фиби подумала о том, что и продавщица живет в другой реальности. Она испытывала затруднения с деньгами, зато не представляла, какое возникает ощущение, если твоему родственнику угрожает черный ангел с арбалетом.

«Мы как будто ходим по лезвию ножа», — размышляла Фиби. Три сестры далеки от многих проблем, с которыми постоянно сталкивались обычные люди, зато им приходилось отвечать за судьбы мира.

Фиби зашла в кафе и заказала себе обычный кофе со сливками и пирожное, отказавшись от всяких деликатесов. И тоска, охватившая ее после того как ее не приняли на работу, только усилилась. Раз уж никому не нужен ее диплом психолога, она была готова заняться любой работой, кроме разве что торговли. А еще, с тех пор как они с Коулом решили пожениться, ее постоянно преследовала мысль о том, что она не сможет быть одновременно ведьмой и хорошей женой.

Не то чтобы подобные вещи в принципе несовместимы. Пайпер была не менее могущественной ведьмой и отличной супругой. К тому же вся семья жила в основном за счет того, что она владела клубом.

Пейдж тоже много работала и была самостоятельной. Она стала настоящей сестрой, быстро привыкла к своим волшебным возможностям и с легкостью вписалась в трио Зачарованных. Пейдж не только спасала людей от сверхъестественного зла, но и на работе помогала тем, с кем жестоко обошлись люди.

Как и Пайпер, Пейдж никогда не пренебрегала своими обязанностями, даже если дело касалось такого мальчишки, как Тодд Кормен, не умевшего отличать плохое от хорошего.

О себе Фиби не могла так сказать. Ей казалось, что от нее нет абсолютно никакой пользы. Если не считать способности к видениям.

— Ваш заказ, мисс, — человек за стойкой прикрыл ее чашку пластиковой крышкой.

— Спасибо. — Фиби расплатилась с ним, взяла свой кофе и отошла от стойки со страстным желанием поскорее умчаться домой.

Как же ей хотелось, чтобы ее последнее видение было более четким. Являвшиеся ей картинки из будущего и прошлого всегда представлялись отрывочными вспышками, но от них зависела жизнь невинных.



Но на сей раз мальчик, к которому она случайно прикоснулась, был каким-то образом связан с силами зла, угрожавшими Лео.

Глава 3

— Тебе действительно ничего не нужно, Тодд? — спросила Пейдж, выезжая на шоссе.

Из вещей, которые прислала Люси Гриссон, мальчик выбрал лишь свою одежду. Но поскольку в «Небесной бухте» не было никаких складов, Пейдж решила кое-что прикупить для него, хотя бы зубную щетку и расческу.

— Ты оглохла? — ответил Тодд, сверкая глазами. — Я уже говорил, что не нужно.

Пейдж решила не реагировать на его резкие выражения. Слова, не подкрепленные делом, не произведут должного эффекта, а лишь вызовут новые оскорбления.

— Лучше выпусти меня, — мальчик скрестил руки.

— Разбежался. — Пейдж свернула с основной магистрали к заправке. Остановила свой зеленый «Фольксваген» на самом краю стоянки, подальше от магазина.

Все сорок пять минут езды ей удавалось сохранять спокойствие. Хотя самолюбие не было задето, профессиональная гордость все же оказалась ущемлена.

Большинство неблагополучных детей, с которыми она встречалась, были замучены излишней строгостью, поэтому тянулись к тем, кто обходился с ними по-хорошему. Тодд Кормен сам не понимал, что его худшие враги — собственный язык и агрессивность. И если он не научится уважать окружающих, Рэй Марино выгонит его из детского дома еще до того, как Пейдж успеет вернуться к себе на работу.

— Прежде чем мы доберемся до «Небесной бухты», ты должен запомнить несколько вещей.

— Еще чего, — Тодд собрался расстегнуть ремень безопасности. — Все равно я там не останусь.

— Никуда ты не денешься, — заперла Пейдж обе двери.

— Попробуй остановить меня, — Тодд снова взялся за ремень.

— Заперто, — Пейдж указала на пластиковую кнопку.

— Ты шутишь? — он как будто не замечал замка.

— Мое чувство юмора исчезло через шестьдесят секунд после того, как мы отправились в путь, — Пейдж вытащила кнопку, без которой открыть устройство было невозможно.

— Мне тоже не до смеху, — Тодд справился с ремнем и стал дергать дверную ручку.

Дверь не поддавалась, и Пейдж стоило больших усилий не рассмеяться. Чертыхнувшись сквозь зубы, Тодд стал снова и снова дергать ручку.

Потом потянулся к кнопке. Увидев, что ее нет, саданул по двери кулаком.

— Тебе ничего не поможет, так что успокойся, — обратилась к нему Пейдж спокойно. — В машине ты уже находишься под опекой воспитательной системы, так что сопротивление только навредит тебе.

— Может быть, — ответил Тодд, — но хоть душу отведу.

— Ненадолго, — Пейдж не сводила с него глаз. — Теперь у тебя только два пути. Либо ты будешь вести себя прилично и останешься в «Небесной бухте», либо попадешь в колонию.

— Тоже мне выбор, — пробурчал мальчик, отводя глаза. — Какая мне разница?

— В «Небесной бухте» тебя будут поощрять за хорошее поведение, даже если раньше ты и натворил глупостей, — ответила Пейдж. — Поживешь там немного, и все образуется.

— Все равно хорошего мало, — бросил Тодд.

— Ну, как знаешь, — обычно Пейдж не держалась так резко со столь юными подопечными, но мальчишка оказался слишком задиристым. — Если ты не образумишься, то тебя упрячут в колонию до восемнадцати лет.

— Один фиг, — Тодд скорчил рожу и уставился на приборную доску. — И там, и там тюрьма.

— Но я бы предпочла иметь отдельную комнату в доме, расположенном на природе, чем сидеть за решеткой, — сказала Пейдж. — Так что подумай.

Мальчик после ее слов не стал спорить. Кажется, он задумался. Может быть, наконец-то усвоил услышанное.

Дальше они ехали молча. Пейдж еще не бывала в «Небесной бухте». Ей самой хотелось познакомиться с этим заведением и лично пообщаться с его администратором.

Детский дом для трудных мальчиков «Небесная бухта» был создан фондом Каррингтона в начале семидесятых. Он имел собственную школу. Учителя проживали в нем вместе с учениками. Кроме того, в детском доме работали добровольные помощники. Дотации от фонда поступали регулярно первые двадцать пять лет, но потом начались финансовые неурядицы, что чуть не привело к закрытию учреждения. И тогда туда назначили Рэя Марино.

Всего за год новый администратор сумел привести дела в порядок и добиться крупной финансовой поддержки. Кроме того, при нем в детском доме появились профессиональные соцработники. Говорили, что у него доброе сердце, но оно не мешало держать воспитанников в строгости.

Пейдж заметила что-то бурое, промелькнувшее среди деревьев.

— Смотри, олень!

Тодд посмотрел вслед животному, скрывшемуся в чаще, и пробурчал:

— Подумаешь.

Пейдж не стала возражать. Ее приемные родители погибли в автокатастрофе, когда она была еще подростком, и она понимала состояние мальчишки. После пережитой трагедии люди проходят три стадии: отрицание происшедшего, ярость и принятие фактов. Тодд еще не миновал вторую стадию, однако она надеялась, что его жизнь вскоре потечет в нормальном русле.

Но его еще ждало новое переживание, связанное с видением Фиби. Ведь он должен оказаться рядом, когда Лео встретится с черным ангелом.

— Тебе не кажется, что мы заехали не туда? — Внешний вид здания явно поразил Тодда. У него даже широко открылись глаза от удивления.

— Нет, нам нужно именно сюда, — ответила Пейдж, подруливая к каменным колоннам, обрамлявшим вход.

Широкие железные ворота были открыты. Перед кирпичной стеной виднелись клумбы с цветами и кустарниками. Рядом с воротами стоял на каменной подставке огромный почтовый ящик.

Вокруг кирпичного здания простирался зеленый луг. Вдоль дороги росли могучие дубы и другие деревья. Сам уютный на вид дом, построенный в первой половине двадцатого века, как-то сразу навевал спокойствие и умиротворение.

— Похоже на жилище какого-то богача, — заметил Тодд. — Должно быть, детей держат в подвале, чтобы они ничего не видели.

— Жилые помещения — на третьем этаже, а классы — на втором, — Пейдж остановила машину и выключила мотор. — Идем.

— Но ведь моя дверь больше не открывается, — мальчик посмотрел на нее вопросительно.

— Тогда выбирайся через мое сиденье, — ответила Пейдж, решив вернуть кнопку на место лишь на обратном пути. Вскоре они вместе поднимались на каменное крыльцо.

Дверь открыл элегантный мужчина, одетый в черные брюки и рубашку с коротким рукавом.

— Я Пейдж Мэттьюс, а это Тодд.

— Рэй Марино, — представился мужчина с квадратной челюстью, густыми темными бровями, пронзительными карими глазами и типично армейской стрижкой. Вид у него казался довольно привлекательным. — Заходите, — Рэй отступил назад, придерживая дверь рукой.

Пейдж вслед за Тоддом прошла в просторный холл и окинула помещение взглядом. В центре находилась двустворчатая дверь, ведущая в библиотеку. Сквозь стеклянную дверь, расположенную слева, виднелась просторная комната. Простая обстановка говорила о том, что она использовалась для самых различных целей. В холле второго этажа стоял телевизор.

Лестница сворачивала в сторону, и конца ее не было видно. У дальней стены холла располагался длинный стол и несколько стульев с прямыми спинками. Справа находилась дверь, ведущая на кухню и в столовую.

— Ты не подождешь нас здесь, Тодд? — положил руку ему на плечо Рэй.

— А вы не боитесь, что я убегу? — ответил мальчик.

— Нет, — Рэй окинул взглядом помещение. — Нам с Пейдж нужно обсудить кое-что наедине.

Пейдж увидела, что Тодд смотрит на нее краем глаза. На мгновение ей показалось, что он в панике. Но когда она попробовала заглянуть ему в глаза, он поспешно отвернулся.

Пейдж вздохнула. Как бы не пришлось пожалеть, что она уговорила Рэя принять Тодда.

По дороге в кабинет администратора Пейдж заметила две камеры в дальнем конце холла и еще две — рядом с библиотекой. Выходит, здесь постоянно следят за детьми. Войдя в кабинет, она увидела ряд мониторов, и у нее возникло непреодолимое желание спрятаться.

— Садись, — пригласил Рэй и, устроившись за столом, открыл папку с делом Тодда.

Пейдж опустилась в удобное кресло напротив и постаралась сделать вид, что обстановка комнаты ее ничуть не смущает. Поскольку они с Лео могут переместиться к Тодду, нужно как следует запомнить здешнюю обстановку. Дверь, видневшаяся в дальнем конце кабинета, была закрыта, а дверь, находившаяся справа, вела в еще один маленький кабинет.

— Итак, давай выясним, правильно ли я понял историю Тодда, — проговорил Рэй. — Дети, которые попадают к нам, не слишком любят распространяться о своей жизни, а то, что они говорят, бывает наполовину неправдой. Но ты, конечно, сама знаешь.

— К сожалению, да, — кивнула Пейдж.

Рэй стал копаться в бумагах, которые она прислала ему по факсу.

— Здесь написано, что его мать Кэри умерла от болезни пять лет назад.

— Когда Тодду было семь лет, — добавила Пейдж. — Она получала минимальную зарплату, и у нее совсем не оказалось денег на лечение, поэтому она обратилась к врачу в последний момент.

— Да, печально, — вздохнул Рэй. Кажется, он точно так же, как и Пейдж, жалел о том, что не может помочь всем страждущим. — И больше у него никого не было?

— Родственников так и не смогли отыскать, — ответила Пейдж.

— А что случилось с отцом? — спросил Рэй.

— О нем почти ничего неизвестно. — Пейдж предугадала следующий вопрос: — Официальных сведений не сохранилось. Ни свидетельства о рождении Тодда, ни каких других документов. Но мать сказала ему, что его отца звали Брайан Джемисон. Он работал на стройке и бросил Кэри беременной.

— Крыса, сбежавшая с тонущего корабля, — пробормотал Рэй.

— Может быть, он не знал о ее состоянии, — Пейдж старалась никого не обвинять голословно. Прежде чем стать Зачарованной, она думала, что ее тоже бросил отец. На самом же деле решила от нее отказаться прежде всего мать. Поэтому ей больше не хотелось повторять подобных ошибок.

Рэй кивнул и перевернул страницу.

— Мальчишка убегал от приемных родителей быстрее, чем лед в кастрюле превращается в воду.

— Поэтому я и привезла его сюда, — заключила Пейдж. — За те восемь месяцев, что он прожил у Джона и Люси Гриссон, они с ним очень намучились.

Рэй снова заглянул в папку.

— Прежде чем сбежать от них, он перебил в доме почти все окна.

— А также разбил телевизор, — добавила Пейдж, — потому что ему не давали смотреть ужастики. Я вполне понимаю этих людей. Многие не выдерживают гораздо раньше.

— И поэтому ты решила, что он начал исправляться? — спросил Рэй с иронией.

— Ничего я не решила, — вздохнула Пейдж. — Просто хочу помочь ему.

Рэй улыбнулся и кивнул.

* * *

Увидев их, Тодд, сидевший в холле на неудобном стуле, тяжело вздохнул, стараясь не показывать, что у него на душе. Его мать умерла, и ее уже не вернешь. И хотя Пейдж очень похожа на нее, она не станет ею.

«Даже думать не стоит о несбыточном», — пронеслось в голове у мальчика. Пейдж была высокой, темноволосой и кареглазой, как и его мать. Но мама никогда бы не намалевала губы такой яркой помадой. Те несколько фотографий, что остались от Кэри Кормен, уже довольно сильно выцвели, поэтому трудно припомнить черты ее лица в мельчайших подробностях. Зато он помнил многое другое.

Она часто улыбалась, даже когда пыталась проявить строгость, а еще всегда внимательно слушала его. Даже в ту пору он не был паинькой и подолгу торчал на улице, но мама каждый раз прощала его и никогда не сердилась подолгу.

Так или иначе, но Пейдж напомнила Тодду, насколько ему не хватает матери.

«Они совсем не похожи, — старался он убедить себя. — Моя мама ни за что не отвезла бы меня даже в самый лучший детский дом только потому, что я побил стекла».

Ему припомнились лица Люси и Джона Гриссона, после того как он запустил бейсбольным мячом в телевизор.

— Если ты разбил телевизор, — сказала Люси, — то сегодня же отправишься в колонию. Я больше не намерена терпеть твои выходки.

— Да, мы не намерены, — поддержал ее Джон.

И Тодд сбежал из дома, швырнув несколько камней по окнам, прежде чем раствориться в ночи.

Мама ни за что не запретила бы ему смотреть ужастик. Правда, у нее иногда бывали срывы, но она не стала бы запугивать его, как Люси.

«И вот теперь появилась Пейдж», — подумал Тодд. Она кажется довольно милой, но ведь и Люси тоже казалась такой поначалу. А потом, как и всех предыдущих приемных родителей, ее перестали волновать его переживания. Поэтому он больше не мог никому довериться, даже такой симпатичной, похожей на его маму соцработнице.

Внимание мальчика привлекло мяуканье. Обернувшись, он увидел кошку с рыжими полосами. Заметив его движение, она застыла как вкопанная, уставившись на него желтыми глазами.

— Ну что, киса? Паршивый выдался денек? — Тодд медленно протянул к ней руку. — У меня тоже.

* * *

Рэй встрепенулся, услышав резкий кошачий визг, исполненный буквально человеческой боли.

— Что там? — Пейдж вскочила на ноги.

— Кошка. — Рэй выскочил в холл. — Что тут происходит?

Пейдж остановилась в дверях. Мимо пронеслась по лестнице рыжеватая кошка. Один из стульев, находившихся возле стола, опрокинулся. Тодд стоял рядом, обхватив одну руку другою.

— Эта глупая тварь оцарапала меня без всякого повода! — закричал он. Его лицо покраснело от ярости.

— Сомневаюсь, — ответил Рэй. — Хэди ни на кого не нападает.

— Я только хотел погладить ее, — сказал Тодд.

Пейдж пожала плечами. Обида Тодда могла быть искренней, потому что он не слишком привык задумываться над своими поступками. Может быть, его ласка действительно оказалась грубой. А если кто-то из мальчишек раньше обижал Хэди, она теперь царапает каждого, кто к ней прикоснется.

— Сильно она тебя? — спросила Пейдж.

— Как видишь, жив, — ответил мальчик и отдернул руку, когда Рэй попытался ее осмотреть.

— Понятно, — Рэй отошел в сторону. — Я покажу тебе, где у нас аптечка, а потом проведу экскурсию по зданию. Заодно выберешь то, что тебе необходимо для жизни.

— Как хотите, — Тодд слегка передернул плечами.

«У него такой вид, будто он покорился страшной участи», — подумала Пейдж.

— Он наверняка проголодался, — сообщила она вслух. — Со вчерашнего вечера не ел ничего, кроме пончика, который дал ему полицейский.

— Думаю, Чак согласится нарушить распорядок и даст ему бутерброд, — Рэй улыбнулся углом рта.

Пейдж заметила, что Тодду совсем не весело. Он снова замкнулся в себе. Пейдж полезла в свою сумку и достала оттуда свою визитку и ручку.

— Вот моя визитка на тот случай, если тебе что-нибудь понадобится, — она написала на обратной стороне свой домашний телефон.

— Мне ничего от тебя не надо, — огрызнулся Тодд.

— Кто знает, — Пейдж протянула ему карточку. — Возьми.

Мальчик взял визитку, скрипя зубами. Разглядывал ее секунду, потом протянул обратно и коротко бросил:

— Уходи.

— Я могу подъехать в любой момент, — пообещала Пейдж Рэю, засунула карточку обратно в карман и поглядела на мальчика. Он повернулся к ней спиной, не желая даже попрощаться. Но она не собиралась отступаться так просто и хотела, если понадобится, быть с ним целыми месяцами.

* * *

Пайпер присела на корточки и рукой в перчатке зачесала волосы назад. Лео работал неподалеку — рыхлил землю лопатой, разбивая крупные комья и выбрасывая траву.

— Пожалуй, надо передохнуть, — Пайпер бросила свой инструмент, поднялась и отряхнула грязь с коленей. — Как думаешь?

Лео воткнул лопату в землю и оперся на нее.

— Я-то согласен, только мы не сделали еще и половины.

— Да, изуродовать двор не так просто, как кажется, — Пайпер оглядела проделанную работу и сняла перчатки. Они натянули красные ленты между кранами разбрызгивателя, поэтому работали, не опасаясь повредить проложенные под землей пластиковые трубы. Кроме того, вбили по углам будущего огорода четыре колышка и натянули между ними веревку. Но вскапывать участочек размерами два на три метра оказалось все же довольно утомительно.

— Хочешь попить? — спросила Пайпер.

— Да, холодная вода не помешала бы, — ответил Лео.

— Идем. — Пайпер облегченно вздохнула, когда они оказались в прохладном коридоре. Она остановилась возле раковины, чтобы стереть пыль с лица мокрым полотенцем, и только потом полезла в холодильник. Если даже ей захотелось перекусить, то Лео уж точно проголодался.

«Пожалуй, сгодятся крекеры с сыром и крепкой горчицей, которую так любит Лео», — подумала Пайпер, доставая припасы, и вдруг вскинула руки, чтобы остановить непрошеного гостя.

— Что такое? — из гостиной появилась Фиби. В руках она держала дешевую книжку, заложив страницу пальцем. — Только не говорите, что в кладовой завелся демон?

— Это не демон, это мышь, — ответила Пайпер.

— Обездвиженная мышь, — Фиби уставилась на маленькое застывшее существо. Оно сидело, вытаращив глаза и прижав уши. — Кажется, она напугалась сильнее, чем ты.

— Просто она застала меня врасплох, — ответила Пайпер.

Фиби знала, что Пайпер стала слитком нервной. Ее самочувствие было частично обусловлено видением Фиби. Ожидать появления потустороннего противника ужасно, но все же угроза для Лео возникала не так уж часто. К счастью, лишь одно вещество во Вселенной могло убить его — яд, используемый черными ангелами.

— Как жестоко ты обошлась с бедной мышкой, — пролепетала Фиби.

— А могла бы и взорвать, — заметила Пайпер. Если бы так получилось, она сама очень бы опечалилась.

— Да, правда, — вздохнула Фиби. — Сейчас она оживет. Разрешим маленькой мышке забираться в нашу кладовую.

— Только пусть не пугает нас, когда мы сами сюда заглядываем, — Пайпер достала крекеры и поставила коробку на стол. Потом открыла буфет, вытащила оттуда пластиковый кофейник, подняла крышку. — И, пожалуй, пусть оживает на улице.

— Конечно, — подтвердила Фиби. — Тебе помочь?

— Шутишь, что ли? — Пайпер пристально посмотрела на нее. — Ведь она всего мышь, а не какая-нибудь потусторонняя тварь.

— Но она напугала тебя не меньше, — напомнила Фиби и добавила: — По-моему, ты совсем извелась из-за черного ангела.

— Дело не только в твоем видении, — призналась Пайпер. — С того момента, как на нас в последний раз нападали демоны, прошло довольно много времени, и поэтому мои нервы натянуты, как канаты. Конечно, тебе покажется странным, но лучше бы уж поскорее что-нибудь произошло, после чего я хоть немного расслаблюсь.

— Ладно, разбирайся с мышью, а я отправлюсь в зону, свободную от демонов, — Фиби помахала ей книжкой и направилась в гостиную.

Когда Пайпер приблизилась к кладовке, мышь ожила, и пришлось ее снова останавливать. Пайпер запихнула ее в кофейник и отдала его Лео.

— Она же обездвижена, — приподнял он крышку.

— Знаю. — Пайпер вымученно улыбнулась и, возвращаясь в комнату, бросила через плечо: — Закуски будут готовы через минуту.

Зазвонил телефон, и она поспешила к нему, хлопнув дверью.

— Алло, — Пайпер прижала трубку подбородком и открыла холодильник.

— Дом сестер Холлиуэл. — Оказывается, Фиби взяла трубку в комнате секундой позже.

— Это Пейдж. Как хорошо, что я застала вас обеих. — Ее голос звучал измученно.

— Подожди, я переключусь на громкую связь, — Пайпер оставила на столе кусок сыра и закрыла дверцу. Потом нажала кнопку на телефоне и положила трубку.

Фиби тоже положила свою, вновь пришла на кухню и переставила коробку с крекерами с одного стола на другой.

— Итак, Пейдж, что случилось?

— Ну, я отвезла Тодда в «Небесную бухту», — ответила та, — но у меня какое-то нехорошее ощущение.

Пайпер застыла с занесенным над сыром ножом.

— Из-за видения Фиби или еще из-за чего-то?

— Что-нибудь говорит о присутствии черного ангела? — спросила Фиби, беря быка за рога.

— Не знаю, — вздохнула Пейдж. — Не могу отделаться от ощущения, что мальчишка в гораздо большей опасности, чем нам казалось.

Слушая ее рассказ о поездке, Пайпер резала сыр. Напряженные нервы подсказывали ей, что сестрой двигала не столько забота о подопечном, сколько страхи, связанные с видением. Ей показалось странным, что Пейдж придает такое значение происшествию с кошкой.

— Может быть, Тодд дернул ее за хвост? — спросила Пайпер.

— Но почему же он тогда так расстроился? — ответила Пейдж озабоченно. — Мальчишка только ухмылялся, когда ему напоминали о разбитых стеклах в доме приемных родителей, но очень обиделся, когда Рэй предположил, что он мучил кошку.

— Должно быть, у него очень развитое чувство справедливости, — предположила Фиби.

— Как тебя понять? — спросила Пейдж.

— Просто я сужу по твоим рассказам о мальчишке, — ответила Фиби.

— Понятно, — ответила Пейдж.

Пайпер поставила на стол блюдо с нарезанным чеддером и три вида горчицы: острую, пряную и свою любимую сладко-острую. Потом разлила лимонад по стаканам.

— Возможно, Тодд ожидает наказания за содеянное и не боится его, — объясняла тем временем Фиби, — но он может страшно обидеться, если его обвиняют несправедливо.

Пайпер представила, как младшая сестра, слушая такие слова, прикусила губу.

— Тогда мой инстинкт меня не обманывает, — согласилась Пейдж после долгой паузы, — и Тодд не мучил кошку.

— Скорее всего нет, — согласилась Фиби.

— Ну и что же дальше следует? — Пайпер протянула ей стакан с лимонадом, а другой поставила на стол. Лео достаточно потрудился, и ему необходим перерыв. Поэтому она открыла дверь, чтобы позвать его.

Из динамика донесся громкий вздох Пейдж.

— Может быть, и ничего, но лучше, если бы он действительно не трогал беззащитных животных.

— Но то, что он не мучил кошку, еще ни о чем не говорит, — заметила Фиби. — Кое-кто из величайших тиранов любил живность.

Пайпер увидела, что Лео смотрит в ее сторону, и помахала ему рукой. Он воткнул лопату в землю, вошел в дом и уселся на стул.

— Я с тобой согласна, — произнесла Пейдж, — но мне станет спокойнее, если Лео приглядит за ним.

Пайпер приблизилась к телефону.

— Ты хочешь, чтобы Лео переместился в детский дом? Прямо сейчас?

— До заката еще далеко, — вспомнила Пейдж описание увиденного Фиби.

— Мальчик уже попал в беду? — Лео поднялся, чтобы вымыть руки.

— Именно это я и пытаюсь выяснить, — ответила Пейдж.

— Что же ты собираешься делать, Пейдж? — спросила Пайпер. В ее тоне послышалось беспокойство.

— Работать, — ответила Пейдж. — Я хочу прямо сейчас начать поиски папаши Тодда. Может быть, в архивах сохранились сведения о Брайане Джемисоне. Это самый простой путь.

Пайпер задумалась. Ведь им была неизвестна роль Тодда в поединке с черным ангелом.

— Если Лео станет невидимым, — настаивала Пейдж, — мы сможем видеть все и в то же время не попасться никому на глаза.

— Да, мысль понятна, — Лео подошел к столу и взял стакан. Выпил половину, потом взял бутерброд.

Пайпер лишь кивнула. Пока они не смогут доказать обратное, Тодд Кормен останется невинным, требующим от них защиты. И Лео, несмотря на угрозу для собственной жизни, должен отправиться к нему.

— Я подъеду на стоянку клиники, — проговорила Пейдж. — Давай встретимся там. Тебе необходимо знать кое-что о планировке «Небесной бухты».

— Лечу, — ответил Лео, допив лимонад.

— Спасибо, — Пейдж отключила связь.

Фиби почувствовала, насколько тяжело сестре, и попыталась ее успокоить:

— Мои видения всегда бывают точными, Пайпер. Сейчас светит яркое солнце и нет никакого тумана. А значит, Лео, тем более невидимому, ничто не угрожает.

— Я знаю, что ты, наверное, права, — ответила Пайпер, — Но ничего не могу с собой поделать.

— Уж поверь мне, Пайпер, пока что беспокоиться не о чем. Правда, Лео? — Фиби посмотрела на него, ища поддержки.

— Все будет нормально, — Лео чмокнул жену в щеку, стараясь не смотреть ей в глаза. — Я скоро вернусь.

— А ты не собираешься… — Пайпер поглядела на его грязную рубашку.

Но Лео уже исчез в синих лучах.

— …переодеться? — закончила Пайпер и посмотрела на Фиби. — Как странно, правда?

— Какая ему разница, во что он одет? — пожала плечами Фиби. — Его же никто, кроме Пейдж, не увидит.

— Тебе не кажется, что его действия слишком поспешны? — спросила Пайпер. — Такое впечатление, будто он что-то скрывает.

— Но что ему скрывать? — Фиби задумчиво потерла подбородок.

«Что бы там ни было, хорошего мало», — подумала Пайпер. Она даже не знала, что хуже: черный ангел или секреты Лео.

Глава 4

Лео появился в одном из кабинетов, находившихся на первом этаже трехэтажного здания. Сейчас там было пусто, как и предполагала Пейдж. Лео огляделся и выглянул из-за прозрачной двери.

Пейдж уехала отсюда всего час назад. И вот теперь, пройдя на кухню, Лео понял, что Тодд уже давно перекусил, как и обещал Рэй. Самого мальчика не видно — вместо него за угловым столиком сидели и пили кофе двое мужчин, один из которых был в халате повара.

— Когда же ты собираешься починить вентилятор, Герман? — спросил повар.

— Если он сломался, то прямо сейчас, — Герман подул на кофе и отхлебнул глоток. — Но если он работает и лишь слегка барахлит, можно и подождать. Рэй требует, чтобы к завтрашнему дню мы вычистили лужайку.

— Тогда подождем, — вздохнул Чак.

— Вот именно, — произнес завхоз.

— А еще нужно проверить кондиционер в кабинете Сонни, — продолжал повар. — Он дребезжит и совсем не охлаждает воздух.

— Тоже мне, проблема. — Лицо Германа сделалось кислым. — Коротышка мог бы и сам все исправить.

— Может быть, — вздохнул Чак, — но его ученики должны подготовиться к контрольной, и им придется долго заниматься в этом классе…

— А мне-то что за дело? — спросил Герман насмешливо.

Повар поднялся на ноги, а Лео зашагал по узкой служебной лестнице. Потом остановился, изучая план здания, висевший на стене.

Классы, учительская, лаборатория и основной кабинет Рэя занимали центр и западное крыло второго этажа. На нижнем этаже, за гаражом, находилось жилище завхоза, который совмещал работу садовника, а весь остальной персонал обитал в восточном крыле второго этажа. Жилища детей и комната отдыха, в которой стоял телевизор, были на третьем этаже. На чердаке располагался склад.

Появившись на втором этаже, Лео чуть не столкнулся с человеком в галстуке и рубашке с коротким рукавом. На нем были очки с толстыми стеклами, а на голове довольно редкие волосы. Одной рукой он держал стопку книг, а другой вытирал платком вспотевшую шею. Бормоча что-то, кажется, для того чтобы не забыть, мужчина вошел в класс и захлопнул за собой дверь.

«Наверное, это и есть учитель Сонни Хендрикс», — подумал Лео, прочитав висевшую на двери табличку. Кроме него, администратора, повара, завхоза, в «Небесной бухте» работал приходящий физрук, преподававший еще и ряд предметов. Единственной женщиной среди персонала была медсестра и психолог Лесли Крэй, также приходящая.

Похоже, кроме учителя, сейчас на этаже никого не было. Когда Лео двинулся вверх по узкой лестнице, раздался какой-то шум.

Обернувшись, он увидел обиженного мальчишку, стоявшего над валявшейся на полу грудой постельного белья и туалетных принадлежностей. Возвышавшийся рядом мужчина глядел на него с необычайным спокойствием. «Рэй Марино и Тодд Кормен», — догадался Лео.

— Только придурок может выполнять такие идиотские требования! — воскликнул мальчишка.

— И что на тебя нашло, Тодд? — спросил Рэй, сохраняя спокойствие. Вместо ответа Тодд поднял тюбик зубной пасты и запустил его по коридору. Он ударился о дверь и упал рядом с уже лежавшим там куском мыла.

Лео оказался не единственным свидетелем сцены. Из-за какой-то двери высунулась парочка любопытных пацанов.

Было ясно, что Рэй понимал, насколько важно выиграть поединок. Если новичка сразу же не приучить к дисциплине, то он уже никогда не поймет, как надо вести себя.

Тодд скрестил руки на груди и выпятил подбородок.

— Ничего на меня не нашло!

— Нет, нашло, — Рэй решил взять быка за рога. Прежде чем мальчик успел что-либо сообразить, он схватил его за руку и втащил в пустовавшую комнату.

Лео решил не упускать их из виду и прошел сквозь стену.

В комнате размерами четыре на четыре метра стояли кровать, тумбочка, платяной шкаф, письменный стол и две лампы. По сравнению с обстановкой колонии, здесь царил сущий рай. Тодд просто не понимал, насколько ему повезло.

— Я не собираюсь выполнять ваши дурацкие правила, — повторил Тодд. — И можете отправить меня за решетку хоть сейчас.

«Вот как, — подумал Лео. — Значит, его предупредили, что за плохое поведение он может угодить в колонию».

Мальчишки, до того наблюдавшие за происходящим из-за двери, перебежали коридор и заскочили в чью-то комнату. Потом появились в дверях вместе с еще одним из своих товарищей.

— Извини, Тодд, — возразил Рэй невозмутимо, — но выбраться отсюда не так просто, как тебе кажется.

Лео поднял брови, пораженный его самообладанием.

С криком ярости мальчик сбросил на пол матрац. Но увидев, что Рэй все также спокоен, выпрямился и упер руки в бока.

— Пока ты не приведешь постель в порядок, тебя не будут кормить, — сказал администратор.

Но Тодд тоже был крепким орешком.

— Вы могли привезти меня сюда, но не сможете ничего со мною сделать.

— Я не могу, — ответил Рэй и указал взглядом на троих мальчишек, стоявших в дверях: — А вот они могут.

— Еще чего! — пробормотал Тодд кисло.

— Если один из воспитанников ведет себя плохо, то наказывают всех, — объяснил Рэй. — Думаешь, они захотят лишиться телевизора и других удовольствий, потому что один из них не умеет держать себя в руках?

— Все равно мне плевать, — ответил Тодд, не обращая внимания на остальных мальчишек.

Лео наблюдал за поединком с некоторой тревогой. Тем временем Рэй захлопнул дверь ударом ноги.

— Вам меня не запугать, — отчеканил Тодд.

«Интересно, — подумал Лео, — он бравирует или ему действительно на все наплевать?»

— Если бы я пытался тебя запугать, то ты бы уже давно испугался, — ответил Рэй. — И если ты так умен, как хочешь казаться, то должен понять, что так вести себя глупо.

Тодд подвигал челюстью, но промолчал.

— Я не стану оскорблять здравый смысл лекциями о том, как легко тебе будет в жизни, если ты научишься ладить с окружающими, — продолжал Рэй.

— Вы бы сделали ошибку.

Лео заметил в глазах Тодда первые проблески любопытства. Конечно, его слегка настораживало поведение Тодда, но сообщить Пейдж пока что было нечего.

— У тебя есть над чем подумать, пока ты будешь приводить в порядок кровать, — Рэй шагнул за дверь. — Контролировать любую ситуацию можно, лишь управляя всеми, оказавшимися в ней. Но чтобы добиться этого, научись управлять собой.

Когда он вышел из комнаты, Тодд не сказал ни слова и не двинулся с места, а просто уставился на захлопнувшуюся дверь.

Лео заметил в его взгляде ярость. Казалось, что мальчик готов сам себя защитить от любой напасти.

Отправляясь домой, Лео подумал, что время работает против Тодда Кормена.

* * *

— Я понимаю, что тринадцать лет — довольно много, — заметила Пейдж в телефонную трубку, — но мы должны найти отца Тодда. Может быть, он даже не подозревает о том, что у него есть сын.

Положив трубку, она принялась просматривать дело Тодда. Клерк, которому она поручила отыскать Брайана Джемисона, должен будет перерыть сотню различных архивов. У нее самой тоже куча дел, но ей казалось необходимым найти Джемисона. Он сможет помочь мальчику как никто другой.

«Если только не окажется абсолютным подонком», — подумала Пейдж. Может быть, мальчик знает об отце немного больше, чем говорит? Малейшая деталь могла дать зацепку и увеличить шансы на успех.

Когда зазвонил телефон, Пейдж скрестила пальцы, надеясь, что у клерка уже готов список адресов, по которым можно искать гражданина Б. Джемисона. И вся напряглась, услышав голос Фиби.

— Ты не могла бы переместиться домой на пару минут? Лео только что вернулся из детского дома.

— Лечу, — Пейдж бросила раскрытую папку. Если ее спросят, где она была, можно ответить, что ходила в туалет. И прежде чем переместиться, Пейдж действительно заперлась в кабинке.

Она почувствовала необычайные вибрации, превращаясь в поток фотонов. Ее тело исчезло из физического мира и понеслось через пространство. Наконец оно сформировалось заново на чердаке особняка.

— Что-то ты долго? — спросила Пайпер и улыбнулась, оторвав взгляд от «Книги Теней».

Фиби сидела, держа в руках ручку и блокнот.

— Как бы мне хотелось иметь такую способность.

— Научись, — ответила Пейдж. Умея перемещаться за мгновение из одного места в другое, ей было намного проще вести двойную жизнь. — Правда, Лео?

Тот в глубокой задумчивости глядел в окно. Потом обернулся и недоуменно посмотрел на нее:

— Что ты говоришь?

— Ничего. Так, пустяки, — ответила Пейдж. — Так как дела у Тодда?

Лео вздохнул с таким видом, будто не знал, как преподнести дурные вести.

— С ним что-нибудь случилось? — встрепенулась Пейдж.

— Пока что нет, но… — Лео вздохнул. — Должен сказать тебе, Пейдж… Я никогда не видел ребенка, который бы испытывал такое же чувство, как Тодд… Он такой…

— Опустошенный? — закончила Пейдж, вспомнив, что не нашла в глазах мальчика даже намека на теплоту. — Безнадежный?

— И еще он ни о чем не сожалеет, — добавил Лео.

— Тодд вовсе не безнадежный, — Пайпер продолжала листать «Книгу Теней».

— Мы все равно попытаемся ему помочь.

— Согласен, — откликнулся Лео. — Но если мальчишку не начнет хоть что-то волновать, он вообще перестанет быть человеком.

Фиби наклонилась вперед, держа руки на коленях.

— На него собирается подействовать какая-то потусторонняя сила, а значит, в нем еще осталось, что спасать.

Пейдж очень хотелось поверить в сказанное Лео. После смерти матери Тодд постоянно находился в одном шаге от самоуничтожения. Его следовало спасать от самого себя, а может быть, еще и от неизвестного черного ангела.

— А что ты ищешь, Пайпер? — спросила Пейдж, кивнув в сторону книги.

— Сведения о черных ангелах. Только почти ничего не нашла, — ответила она. — Так что я в полной растерянности.

— Да, — согласилась Фиби. — По предыдущему опыту нам известно, что каждый черный ангел может охотиться лишь за определенными личностями.

— Лео уничтожил одного черного ангела, который пытался подтолкнуть к самоубийству Мегги Мерфи, чтобы она не стала хранителем, — напомнила Пейдж.

— И не забудьте про Алека, — добавила Фиби. — Пока Лео старался спасти Дейзи от его домогательств, тот чуть не прикончил его.

— Охота за хранителями — не единственная цель черных ангелов и в прошлом, и в будущем, — объяснил Лео. — Алек хотел соблазнить Дейзи, чтобы у него появилось такое же злое потомство.

— Значит, ряды черных ангелов пополняются редко? — спросила Пейдж, пытаясь за иронией скрыть свой страх.

— К сожалению, на свете полно всяких мерзавцев, — ответил Лео. — И они становятся черными ангелами точно так же, как хорошие люди — хранителями.

— Силы зла никогда не остановятся, — подхватила Фиби жестким голосом. — Они не успокоятся до тех пор, пока не покончат с добром.

— Но подобного не случится, пока мы живы, — Пайпер закрыла книгу и посмотрела на нее. — Как там с заклинанием для Силы Трех?

— С каким заклинанием? — Пейдж знала, что ей уже пора возвращаться на работу, но хотелось удостовериться, что сестры разобрались в ситуации.

Фиби подняла блокнот.

— Нам не удалось найти заклинание, помогающее опознать черного ангела, зато попалось заклинание, которое может уничтожить всю нечисть.

И когда Пейдж начала светиться, она прибавила:

— Надеюсь…

Глава 5

— Доброе утро! — Пейдж ворвалась на кухню и подскочила прямо к кофейнику, стоявшему на столе.

— Лео пережил эту ночь, — Пайпер стерла салфеткой с подбородка капли молока. — То есть утро действительно доброе.

— Я добрался до кофе и пончиков, — произнес Лео, показывая надкусанную выпечку, — и тем счастлив.

— Я тоже, но мое счастье совсем не связано с пончиками, — раздался голос Коула. Он обнял Фиби за плечи и улыбнулся.

Фиби же будто ничего не замечала. Потягивала кофе и поглядывала в блокнот. Судя по вычеркнутым строкам, с заклинанием ничего не получалось.

— Какие у нас планы на сегодня? — спросила Пейдж.

Вся семья еле-еле смогла дождаться рассвета. Но вот солнце засияло в вышине, а никаких известий от Рэя не пришло и никакие признаки таинственного черного ангела не проявились. Теперь у них появилось несколько новых дневных часов до следующего заката на то, чтобы разобраться в происходящем и защитить себя. Точнее, защитить Лео.

— Я отправлюсь в библиотеку, — Коул допил кофе и поднялся.

— А я буду заниматься заклинанием, — Фиби позволила ему поцеловать себя, потом снова погрузилась в блокнот.

— Меня ждет огород, — Пайпер просунула большие пальцы под штрипки своих рабочих штанов. — Надо наконец-то подготовить все к посадке овощей.

— Мне нужно переместиться к Тодду, — оповестил всех Лео. — Кто-то же должен за ним присматривать.

— Я своих визитов не распланировала, — произнесла Пейдж. — Честно говоря, я очень волнуюсь за Тодда. С тех пор как Фиби увидела черного ангела, мне кажется, что он невинный, которого мы должны защищать.

С ее словами все были согласны, ведь Зачарованные всегда помогали страждущим.

— К счастью, я могу быть невидимым для всех, — Лео старался не смотреть в глаза Пайпер.

— Тогда тебе придется побыть невидимкой все ближайшие дни, — вздохнула Пайпер.

— Да не дергайся ты так, — Лео чмокнул ее в щеку. — Ведь никто не узнает, что я в детском доме.

— А кто волнуется? — Пайпер шутливо толкнула его в бок. — Я собираюсь завтра пойти в магазин для огородников и купить рассаду помидоров и перца. Раз ты так занят, я посажу их сама.

— Ты собираешься покупать рассаду? — удивилась Фиби. — А почему не посеять семена?

— Редиска, морковь и травы, нужные для волшебства, могут подождать, — улыбнулась Пайпер. — А вот помидоры мне хочется вырастить как можно скорее.

— Не терпится увидеть плоды? — Пейдж похлопала ее по плечу. — Я точно такая же.

— Ты правда не волнуешься? — спросил Лeo несколько обескураженно.

— Конечно, я волнуюсь, — произнесла Пайпер со вздохом. — Но что же мне теперь — сидеть сложа руки?

— В любом случае нам известно, что черный ангел появится при определенных условиях, — выговорила Пейдж. — Опасность угрожает Лео только после заката.

— И только тогда, когда опустится туман, — добавила Пайпер.

— Но избегать данных условий, может быть, не так уж просто. Ведь мы в любом случае будем делать то, что необходимо для спасения невинных, — Фиби окинула всех взглядом. — Даже если опустится туман.

— А вообще-то, — Лео откашлялся, — туман может оказаться вовсе не погодным явлением. Возможно, он имеет символическое значение.

— Но мои видения всегда были реальными, — возразила Фиби.

— Неужели ее дар предвидения изменился? — Пейдж поднялась и налила себе еще кофе.

— Нет, но туман может что-то обозначать, — ответил Лео.

Фиби разом помрачнела. И недаром. Сестры всегда полагались на познания Лео в области магии. Он никогда не старался спасти себя ценой жизни подопечных. Но его заявление о символическом тумане прозвучало как-то странно.

— События, которые мне являются, всегда происходят в реальном мире, — добавила Фиби, повысив голос. — А теперь ты утверждаешь, что мое видение может оказаться неверным?

— Нет, я хотел сказать совсем другое, — Лео поднялся и зашагал взад-вперед. — В большинстве случаев туман в твоих видениях — обычный туман или дымка. Не больше чем взвешенные в воздухе частицы воды.

— А что же в остальных случаях? — Фиби сцепила пальцы.

Пейдж перевела взгляд с Лео на Фиби.

Пайпер смотрела на нее, соединив ладони, обескураженная словами мужа.

Лео засунул руки в карманы.

— В редких случаях…

— Насколько редких? — вступила в разговор Пейдж.

— Невероятно редких, — ответил Лео терпеливо. — В невероятно редких случаях такая дымка символизирует эффект тумана и камня.

— Что ты хочешь сказать? — пыталась разговорить его Фиби.

— Он означает, что увиденные события находятся в движении и все может измениться.

— Открыл Америку, — вымолвила Пайпер. — Мы почти каждый раз изменяем то, что видит Фиби.

— Но эффект тумана и камня — другое дело, — Лео опустился на стул и замолчал, подыскивая нужные слова. Потом произнес лекторским тоном: — Количество тумана умножает в прогрессии видения, рассеивающиеся в пропорции, направленной к точке, в которой они становятся неизменяемыми, то есть обращаются в камень.

Фиби заметила, что Пейдж и Пайпер смотрят на Лео как баран на новые ворота.

— Можешь перевести на человеческий язык? — спросила Пейдж, сделав большой глоток кофе.

— Попробую. — Лео почесал затылок, вздохнул и приступил к объяснению: — Если видение Фиби указывает именно на эффект тумана и камня, у нее случатся и другие видения, связанные с тем же событием, но уже несколько измененные. С каждым успешным видением тумана станет все меньше, потому что событие уже нельзя будет изменить.

— Ты что-нибудь поняла? — посмотрела Пейдж на Фиби.

— Кажется, да, — ответила та. — В подобных видениях количество тумана показывает, насколько возможно изменить данное событие.

— Умница, — Лео хлопнул в ладоши.

Пейдж кивнула, на мгновение растерявшись.

— Но ведь у Фиби больше не было видений.

— Тогда, может быть, перед ней предстал обычный туман? — спросила Пайпер.

Лео пожал плечами.

— До тех пор пока не случится следующее видение или не произойдет что-нибудь, ничего сказать нельзя.

Пейдж пыталась понять по лицу Пайпер, что она чувствует.

— Главное — мы знаем, что должно произойти, поэтому у нас есть время, чтобы подготовиться к нападению.

— Конечно, преимущество есть, — кивнула Пайпер, потом резко развернулась к мужу: — Но почему ты объяснил все только сейчас, а не раньше?

— По одной причине, — ответил тот. — Старейшины хотели, чтобы Фиби узнала об этом, только как следует освоившись со своим даром.

«Пожалуй, им не откажешь в логике, — подумала Пейдж. — Только теперь, когда видения стали частью натуры Фиби, можно было открыть их новые свойства».

Но Пайпер сурово подняла бровь.

— Я имею в виду, почему ты не предупредил, до того как отправился в детский дом.

— Потому что знал, что несколько часов ничего не решат, а вы бы только разволновались понапрасну, — ответил Лео просто.

— Не нужно скрывать от меня неприятные факты! — взвилась Пайпер. — Хотя я и могу сгоряча разнести все на атомы, я не какая-нибудь неженка!

— Знаю, — Лео бережно закинул прядь ее волос за ухо. — Но ты так вдохновенно трудилась в огороде, что мне не хотелось нарушать твою идиллию.

— Ладно, — успокоилась Пайпер. — На этот раз ты сумел выкрутиться.

— Не совсем, — заметила Пейдж. — Остается еще маленькая такая проблемка — черный ангел. Проблема, окутанная туманом, — добавила она.

— Проблема, которую нам придется решать дольше обычного, — Фиби покачала головой и вздохнула, явно расстроенная. — Мое видение пока что может принести нам мало пользы, а я не могу придумать заклинание для Силы Трех. Ведь в данном случае его нельзя выбирать на авось.

— Я уверена, что у тебя скоро наступит озарение, — обнадежила ее Пайпер, понимая, что ставка — жизнь ее мужа.

* * *

Тодд вошел в столовую последним. Вместе с тремя остальными мальчишками он провел долгие шесть часов в классе мистера Хендрикса, готовясь к завтрашней контрольной. За прошедшее время было всего лишь две короткие перемены.

Меняя одних за другими приемных родителей, Тодд привык держать язык за зубами, до тех пор пока не разберется в обстановке. В первый же день стало очевидно, что Рэй безраздельно управляет здесь и никто ему не перечит, даже учителя и персонал. За остаток вчерашнего дня новичок так и не понял, каким образом можно вывести Рэя из себя. В отличие от всех приемных родителей, Рэю было неважно, нравится он детям или нет, что давало ему большое преимущество.

Сильные и слабые стороны своих новых товарищей Тодд пока что не проверял.

Двое старших ребят, Ян Грегори и Тайрелл Уинс, на первой же перемене умчались в комнату отдыха, и мистеру Хендриксу пришлось специально ходить за ними. Третий, Хенк Маркос, старался выказывать дружелюбие, но когда Тодд дал понять, что не хочет с ним общаться, отстал от него.

Во время второй перемены Ян стал рассказывать о том, как здорово живется в «Небесной бухте». Он был знаком с теми, кто попал в государственные детские дома. И они казались по сравнению с «Небесной бухтой» настоящей каторгой, даже несмотря на строгости Рэя, который представал раз в десять добрее, чем руководители остальных подобных заведений.

Теперь, вспомнив о его рассказе, Тодд лишь пожал плечами и сел за большой стол. Остальные ребята пришли уже давно и ждали Рэя.

— Чудной ты какой-то, Тодд, — Тайрелл толкнул его ногой под столом. — Разговаривать совсем не хочешь.

— Наверное, он проголодался, как и мы, — предположил Ян. — Мы же ничего не ели с самого завтрака.

Тодд протянул руку через стол и схватил Тайрелла за рубашку. Он давно разуверился в людях и не собирался снова сходиться с ними.

— Только попробуй еще раз толкнуть меня!

— И что же будет? — Тайрелл потер подбородок.

— Да, что будет? — произнес Ян с вызовом. Он сидел слишком далеко, в самом углу.

Не обращая на него внимания, Тодд сверлил Тайрелла взглядом. Конечно, он лишь блефовал и решился задирать более старшего товарища лишь потому, что повар следил за ними.

— Лучше тебе не знать.

— Потому что ты будешь иметь дело с нами обоими, — неожиданно сказал Хенк.

— Послушай, я могу и сам за себя постоять, — отшил его Тодд.

— Вот как? — произнес Хенк.

Но больше никто не успел сказать ни слова, потому что в столовую вошел Рэй. Он захлопнул за собой дверь и стал переводить взгляд с одного лица на другое.

Повисло напряженное молчание. Рэй взял у Чака тарелку и направился к столу. На ней лежал огромный бутерброд с индейкой, сыром, латуком и помидорами, порезанный на части и проколотый зубочистками.

— Всем здесь и обед, и ужин, — заявил Рэй. — Называйте как хотите.

— И все? — спросил Ян. — До завтрашнего утра?

— Все, — ответил Рэй.

Трое остальных мальчишек переглянулись.

Тодд пристально поглядел на Рэя. Ему казалось, что тот никогда не делает ничего без особой причины. Пожалуй, сейчас происходило какое-то испытание.

«Наверное, он хочет посмотреть, что мы будем делать, — подумал Тодд. — Думает, что мы передеремся».

— Никаких правил? — спросил Тодд.

Все обернулись к нему, ожидая, что за его словами последует.

— Только одно. Никто не должен хватать бутерброд в течение шестидесяти секунд, — Рэй посмотрел на свои часы. — Начиная с этого момента.

— Есть лишь один выход, — предложил Тодд своим товарищам. — Нужно разделить его на всех.

— Не думаю, — ответил Тайрелл. — Если мы до завтра больше ничего не получим, то мне и этого мало.

— Раз ты намерен получить или все, или ничего, — сверкнул глазами Ян, — то не получишь ничего.

— А ты со мной согласен? — спросил Тодд у Хенка.

— Тридцать секунд, — предупредил Рэй.

Хенк кивнул, и Тодд повернулся к Яну:

— Ну, а ты? Кусок от бутерброда все же лучше, чем ничего.

Ян поглядел на Тайрелла. Тот был ниже его ростом, и Ян мог легко справиться с ним. Но не с Тоддом и Хенком одновременно.

— Я с вами, — кивнул Ян.

— Дураки, — пробурчал Тайрелл.

— Три, два, один! — Рэй опустил руку.

Ян и Хенк окружили Тайрелла и схватили его за руки. Тодд рванул к себе тарелку и вскочил на ноги.

Тайрелл сумел вырваться и попробовал ударить Яна. Тот успел увернуться. Кулак Тайрелла врезался в столешницу, и он вскрикнул от боли. Тайрелл кинулся к Тодду.

— Отвали, Тайрелл, — приказал Тодд. — Ты проиграл.

— Как бы не так, — ответил Тайрелл и снова попробовал ударить Яна, но тот опять увернулся.

— Тайрелл, выйди отсюда! — велел Рэй, указывая на двери.

Тайрелл выскочил в коридор, а Тодд поставил тарелку обратно на стол. Хенк и Ян тоже опустились на свои места. Тодд протянул каждому по четверти бутерброда и пододвинул тарелку к себе.

— Что это значит? — воскликнул Ян, глядя на лежащую перед Тоддом гору хлеба и мяса. — Почему ты взял себе половину?

— Потому, что я мозг всей команды, — ответил Тодд, видя, что Рэй все еще наблюдает за ними. Если он уважает ум, то поддержит его. — У тебя выявился большой недостаток сообразительности.

— Но так нечестно! — вскинулся Ян.

Тогда Тодд выдернул у него порцию бутерброда и протянул Хенку.

— Вот как я понимаю честность.

— Что? Но я… — Ян остался сидеть с открытым ртом, видя, что Рэй не спешит ему на помощь. Тогда он пнул ножку стола и вылетел за дверь.

— Спасибо, Тодд! — улыбнулся Хенк.

— Ты заработал свой ужин, — ответил Тодд. Он не хотел дать понять Рэю, что лишь отвечает товарищу на давнишние попытки подружиться. — Потому что поддержал меня.

Тодд принялся жевать, больше не глядя на Рэя и вообще не задаваясь вопросом, что думают о нем окружающие. И ему вовсе не хотелось становиться правой рукой администратора. Лишь одно было совершенно ясно: равнодушие — вот сила.

* * *

Рэй Марино вошел в кабинет, находившийся возле библиотеки, и включил мониторы, собираясь следить за воспитанниками.

Тодд и Хенк все еще сидели в столовой, хотя им давно пора было ложиться. Рэй проработал в детских домах уже двадцать лет, поэтому без труда понял, что Тодд никогда не сдается. Пока оставался хоть малейший шанс на победу, он продолжал бороться. Но то, что он еще ни разу не проигрывал, могло сыграть с ним злую шутку. Так случалось со многими строптивыми подростками.

Ян и Тайрелл сидели у телевизора на втором этаже. В свои четырнадцать лет Ян уже не очень любил мультфильмы, но ничего лучшего не находилось. Тайрелл был на год младше и обладал творческим складом ума, поэтому пробовал рисовать собственные мультфильмы.

Хенку было лишь одиннадцать, и у него были задатки манипулирования другими людьми. И хотя на сей раз Тодд использовал его для победы над двумя другими мальчишками, он вовремя смог примкнуть к сильнейшей стороне.

Рэй сел за письменный стол и задумчиво поглядел на телефон. Работа в «Небесной бухте» не слишком устраивала его, и он больше не строил иллюзий относительно своей карьеры. Идеалы, сделавшие Рэя социальным работником, постепенно таяли. Он посвятил два десятка лет работе с детьми, которые не обладали светлыми чувствами, амбициями, а то и просто мозгами. Понятно, что привить им что-то хорошее представлялось весьма затруднительным.

Правда, попав в «Небесную бухту», имевшую богатых покровителей, он несколько воспрянул духом. Но работа все равно не могла вознаградить его за столько лет неблагодарного труда и помочь ему сделать карьеру. Рэй понимал, что можно получать облегчение, изливая свое раздражение на детей, но не позволял себе такого.

Сейчас он снял трубку, собираясь доложить о поведении нового питомца. Он не стал стесняться в выражениях.

— Мальчик очень злой и раздражительный, совершенно не хочет идти навстречу тем, кто пытается сделать ему добро, — Рэй быстренько пролистал папку. — Тодда как будто не волнует ничего, кроме борьбы с системой и свержения авторитетов.

— И каково же ваше заключение?

— Я знаю его еще недостаточно, чтобы делать выводы, — ответил Рэй. — Думаю, он небезнадежен, если его изолировать от постороннего влияния.

— Вы имеете в виду кого-то из ваших сотрудников?

— Соцработницу, которая занимается его делом, — объяснил Рэй. — Пейдж старается держаться дружелюбно, но Тодд отталкивает ее, так что у нее может ничего не получиться.

Рэй не имел ничего против Пейдж, но в нем взыграла профессиональная ревность. Ему казалось, что она может затруднить, если вообще не свести на нет его работу.

— Нужно отстранить Пейдж от влияния на мальчика, — сказал Рэй. — Ее начальство не станет возражать попечителям «Небесной бухты».

— Я все улажу.

Рэй хотел поблагодарить собеседника, но в трубке уже послышались гудки.

Глава 6

— Желаю удачи, Пейдж, — Лайла вышла из копировальной, прижимая к груди ворох бумаг. Вид у нее был несчастный.

— А что случилось с твоим аппаратом? — спросила Пейдж, остановившись в дверях.

— Жует бумагу, — вздохнула Лайла. — Мистер Коуэн вызвал ремонтника, но тот придет только завтра.

— Значит, совсем не работает? — Пейдж нужно было сделать копии множества документов. Она собиралась отправить их по почте по дороге домой.

— Работает, только нужно обладать ангельским терпением, — криво усмехнулась Лайла. — Получается один раз из трех.

— Делать нечего, — Пейдж вошла в маленькую комнатку и захлопнула дверь. Положила свои папки на стол, открыла крышку ксерокса и пристроила лист отпечатанной стороной на стеклянную поверхность.

— Что ж, разберемся, — пробормотала она себе под нос, опуская крышку, потом нажала кнопку. Но аппарат сжевал несколько листов подряд.

Вынимая очередной смятый лист, Пейдж почувствовала неожиданный озноб, как будто ей в спину повеяло чье-то ледяное дыхание.

Но в комнатке никого больше не было.

«Может быть, нервозность Пайпер заразительна», — подумалось ей. Она снова принялась воевать с аппаратом. Пожалуй, тут стоит применить заклинание для быстрого ремонта. И хотя Пейдж была уверена, что поблизости никого нет, ей все же казалось, что за нею наблюдают.

«Да что такое с моими нервами?» — пронеслось у нее в голове. Она понятия не имела о том, как выглядит начальство Лео, но перед мысленным взором встали лица каких-то грозных бородатых старцев. Впрочем, ксерокс необходим многим людям, так что починить его с помощью магии, наверное, не будет проступком.

«Есть только один способ это выяснить», — подумала Пейдж, повторив в уме краткое заклинание, скрестила пальцы и принялась читать вслух:

Пусть все починится, от шестерен до плат,

Пусть вновь работает вот этот аппарат.

Из недр ксерокса донесся металлический лязг. Папки посыпались со стола, и Пейдж отскочила в сторону.

Она окинула комнату испуганным взглядом. В памяти неожиданно всплыли сведения о черных ангелах, почерпнутые из «Книги Теней». Существа обладали массой возможностей: телекинезом, невидимостью, а также способностью подражать голосам.

Пейдж застыла как вкопанная и простояла так несколько минут, пока в дверь не просунулась голова Скотта.

— Ты скоро закончишь? — спросил тот.

— Через пять минут, — Пейдж снова нажала кнопку, и ксерокс выдал отличную копию. Она почувствовала облегчение, но оно почти сразу же сменилось тревогой.

Действительно ли кто-то наблюдал за ней? Или у нее все-таки начался психоз?

* * *

— А где Лео? — спросила Фиби, пересекая двор. Она слишком перенапряглась, пытаясь придумать заклинание против черного ангела, и почувствовала, что ей необходимо проветриться.

— Он выбрасывает снятую траву в компостную яму, — Пайпер утерла перчаткой пот со лба.

Все ее лицо было в грязи, колени позеленели от травы, и казалось, будто она работает лопатой уже несколько дней без перерыва. На кончиках пальцев перчаток протерлись дырки.

«По крайней мере, пока сестричка занята, она никого не обездвижит и не взорвет», — подумала Фиби.

— Кажется, нашей лужайке пришел конец, — оглядела она вскопанную землю, гадая, что же здесь будет расти.

— Когда Лео покончит с травой, он отправится в детский дом посмотреть, как дела у Тодда. — Пайпер продолжала рыхлить землю.

— Вроде бы вчера он не заметил ничего странного, — Фиби наклонилась и вырвала пропущенный пучок травы.

— Абсолютно, — Пайпер присела на корточки. — Мальчишки все время сидели в классе.

Фиби переступила с ноги на ногу. Конечно, видения происходили помимо ее воли, но она все равно чувствовала вину за возникновение эффекта тумана и камня. Если только он в самом деле имел место.

Придумать заклинание для Силы Трех намного труднее, чем она себе представляла. Ей без конца мешало беспокойство за Лео.

— Может быть, Пейдж тоже подключится к нему? — произнесла Фиби. Она уже знала, что Лео успел прочесать все три этажа детского дома, чтобы Пейдж могла перемещаться, не опасаясь попасть на занятое место.

— Поскольку она наполовину хранитель, Лео решил, что ей не стоит появляться там без особой необходимости, — ответила Пайпер.

«Защищать нас — его обязанность», — подумала Фиби со вздохом. Она все-таки надеялась, что ее видение было обыкновенным, и поэтому страстно желала, чтобы оба хранителя к закату вернулись домой.

* * *

Сворачивая к заправке, Пейдж посмотрела на часы. Они показывали уже начало седьмого. Мало того что пришлось отправлять почту, так ее еще задержали на работе. Все, что можно было сделать для Тодда, она сделала. Теперь оставалось лишь ждать результатов.

Пейдж тяжело вздохнула. Людские судьбы не были такими ясными, как видения Фиби, но она согласна с Лео. Тодд явно свернул в тупик, и его жизнь могла вот-вот разлететься вдребезги.

«Если только мы не сумеем убедить мальчика, что в жизни бывают светлые стороны», — подумала Пейдж. Да, предстояла битва не только с черным ангелом. Тодд должен сам победить своих внутренних демонов.

Пейдж достала свою кредитку, убрала бумажник и вышла из машины. Процесс заправки ужасно раздражал ее. В жизни ведьмы слишком редко выдавались свободные минуты, и слишком обидно тратить их на подобные дела.

Вставив карточку в автомат, она задумалась над тем, не отложить ли поездку в «Небесную бухту» до завтра.

Ожидая, пока заполнится бак, Пейдж окинула взглядом заправку и находившихся там людей. За прилавком магазина стоял старик в бейсболке. Две девчонки-подростка покупали газировку и пакетики с чипсами.

У соседней колонки мужчина в строгом костюме заправлял свой дорогой «Седан». Он глядел под ноги, захваченный разговором по сотовому телефону.

— Я знаю, что обещал Билли поиграть с ним сегодня вечером, Клер, но обстоятельства изменились, — говорил мужчина, качая головой. — Рикмен — очень важный клиент.

Рядом с «Седаном» остановилась малолитражка, и оттуда вышла женщина. Она что-то сказала через опущенное окно детям, сидевшим на заднем сиденье. Девочка прижимала к себе плюшевого мишку, заливаясь слезами. Мальчик обиженно молчал.

— Это мишка Кейси, Майкл, — строго выговаривала мать. — Прекрати над ней издеваться или останешься без телевизора.

Едва она отвернулась, мальчик высунул язык.

Подача бензина прекратилась на отметке двенадцать долларов. Пейдж вынула наконечник из бака, и он неожиданно задрожал у нее в руках.

Ее охватили какой-то странный, необъяснимый жар и нестерпимое чувство надвигающейся катастрофы.

Пейдж схватилась за ручку своего «Фольксвагена» и вместе с ним перенеслась в дальний угол заправки. В следующее мгновение колонка, у которой она заправлялась, вспыхнула.

Люди кинулись бежать, но Пейдж поняла, что когда колонка взорвется, они все равно окажутся в зоне досягаемости.

— Колонка! — крикнула она, хотя ее вопль заглушил треск пламени. Пейдж махнула рукой в сторону дома, находившегося на противоположной стороне шоссе. Перед ним простирался широкий бассейн. — В воду!

Взрыв должен был вот-вот прогреметь, но колонку уже охватило белое сияние. Ближайшие несколько секунд показались Пейдж целой вечностью. Прежде чем колонка успела взорваться, она оказалась в бассейне. Оттуда поднялся настоящий гейзер из воды и огня.

Взрыв произошел настолько быстро, что никто не заметил манипуляций Пейдж. Ведь внимание всех захватила горящая колонка и гейзер.

— Нечего себе! Что за… — Бизнесмен только моргнул, когда вокруг развороченного бассейна пошел дождь из металлических и пластмассовых осколков. Потом посмотрел на свою пустую ладонь, которой секунду назад сжимал наконечник. Только теперь до него дошло, что лишь чудо спасло его от смерти.

— Сейчас я приеду, — бросил мужчина в трубку, потом швырнул телефон на сиденье и завел мотор.

Поскольку колонка исчезла, бензин выливался на цемент из подземного резервуара, и машина еле успела проскочить по сухому месту. Пейдж с облегчением посмотрела ей вслед.

Все остальные тоже спешили поскорее бежать с места происшествия.

Молодая мамаша, почти успевшая заправить машину, захлопнула дверцу, и ее автомобиль стремительно рванулся на шоссе.

Когда Пейдж села на свое место и повернула ключ зажигания, она увидела, как старик и девочки выскочили из магазина.

— Скорее бегите отсюда, девчонки! — крикнул старик. — Тут может все взорваться!

— Прямо как в кино! — воскликнула на бегу та из девочек, что была пониже ростом. — Никто нам не поверит, Мэенди!

— Не разговаривай, а беги, Донна! — оборвала ее подруга.

Вдалеке послышались звуки сирен.

Пейдж поняла, что ее помощь больше не потребуется, и выехала на шоссе как раз в тот момент, когда подоспели две пожарные и одна полицейская машины. Хотя она вела себя как настоящий герой, задерживаться здесь не следовало.

Несмотря на то что Дэррил Морис из полицейского управления надежно прикрывал Зачарованных, лишний допрос все равно ни к чему.

«К тому же у меня самой есть лишь вопросы, а не ответы, — подумала Пейдж, притормозив у светофора. Ноги стали будто ватные, а руки, вцепившиеся в руль, побелели. — Интересно, происшествие было обычное или за мной охотились?»

* * *

По темному дому двигалась высокая, тощая фигура, одетая в черное. Лицо существа пересекал глубокий шрам, начинавшийся от переносицы и кончавшийся у самого уха. Старая рана постоянно напоминала о мучениях, которые он перенес, переделках, в которых он выжил, и испытаниях, которые он прошел. Тот, кто ударил его по лицу коротким мечом, позже погиб от его руки. А ему самому была уготована вечность, на протяжении которой его все называют Шрамом.

В течение целых веков он совершенствовался в магических и житейских искусствах, поэтому давно ничему не удивлялся. И когда явился в социальную клинику, чтобы побольше узнать о соцработнице, курировавшей Тодда Кормена, для него не стало неожиданностью, что Пейдж Мэттьюс оказалась ведьмой. Небольшое представление, устроенное на заправочной станции, вполне подтвердило его предположение.

Однако он не ожидал, что сила Пейдж окажется такой огромной и что она сможет забросить горящую колонку в бассейн.

От неудачи Шрам разозлился и растерялся. Если бы ведьма погибла в случайном происшествии, то проблема ее усилий относительно Тодда и вообще «Небесной бухты» была бы решена. Правда, полученная информация тоже достаточно важна.

Черный ангел по прозвищу Шрам чувствовал приближение хранителей и понял, что отныне Пейдж стала его второй целью.

Только подумать, что она смогла переместить колонку в бассейн, сказав всего одно слово и протянув руку! И фонтан из осколков напугал даже его самого.

Случившемуся можно дать лишь одно объяснение: девчонка унаследовала способность к телекинезу от хранителя, а все остальное — от ведьмы, которую тот охранял. Такие союзы запрещались, поэтому никто не знал, к чему они могут привести.

Арбалет Шрам всегда носил с собой, но он решил пока не пользоваться им. Полуведьма была слишком редким экземпляром, и ему хотелось как следует изучить ее.

Шрам пристально разглядывал красивую и стройную девчонку и раздумывал над ее поведением. Пейдж переместила горящую колонку в бассейн, несмотря на то что окружающие могли догадаться о ее сверхспособностях. И только теперь, когда все спаслись, она тоже уехала.

«Без сомнения, ведьму прежде всего волнует забота о людях, — подумал Шрам. — И даже ее работа в социальной сфере связана с помощью окружающим. Может быть, после смерти ей предстоит стать полноценным ангелом-хранителем? Значит, я тем более должен расправиться с ней».

Но хотя Рэй просил отстранить ее от дел, с этим следовало повременить. Возможно, ее желание помочь мальчику сыграет на руку черному ангелу.

Шрам знал, где можно найти Пейдж, поэтому позволил ей спокойно уехать и решил пока что переключиться на другую цель.

Подняв арбалет, он достал новую стрелу и легким движением пальца вставил ее в ложе. Его губы сложились в жестокую ухмылку. Шрам спустил тетиву, и стрела врезалась еще в одну колонку. Началась цепная реакция, и пламя охватило все остальные колонки, резервуары и магазин.

Шрам наслаждался видом черного пепла, адского дыма, ревущего огня, раскаленного металла и плавящегося стекла.

* * *

Фиби сидела в гостиной, положив ноги на подлокотник кресла, и глядела на часы. Коул позвонил где-то около шести и сказал, что задержится в библиотеке. Ей нравилось, что он так серьезно относится к своей работе, но она терпеть не могла, когда он опаздывал. Ее претензии задевали его мужское достоинство, но с тех пор как возлюбленный стал обычным человеком, Фиби ничего не могла с собой поделать.

— Почему я должна дергаться весь вечер из-за того, что у него комплекс крутого парня? — пробурчала она себе под нос. Потом заложила в книжку закладку и потянулась к телефону.

— Что с тобой? — спросила Пайпер, сидевшая вместе с Лео на диване и смотревшая девятичасовые новости.

Пейдж разместилась прямо на полу, обхватив подушку. Она бросила взгляд на Фиби, потом снова вперилась в телевизор.

— Просто волнуюсь, вот и все, — ответила Фиби и начала набирать номер мобильника Коула.

— Вы только посмотрите! — воскликнула Пейдж, увидев, что начался репортаж о взрыве на бензоколонке.

Фиби бросила трубку, схватила пульт и увеличила громкость.

Пейдж уже успела рассказать всем о случившемся. И поскольку Дэррил так и не позвонил, они были уверены, что полиция не заметила ничего странного. Им просто хотелось узнать, что известно местным репортерам.

— Только чудом никто не пострадал в результате взрыва, произошедшего на бензоколонке сегодня вечером, — услышали они из уст молодой красивой журналистки с короткими прямыми волосами, одетой в строгое платье. Камера показала дымящиеся руины.

— «Ад во Фриско», — прочла Фиби надпись внизу экрана. Там же светились субтитры, сменявшиеся каждую секунду.

— Такое впечатление, будто разрушен целый город, — заметил Лео.

— Постой-ка, — встрепенулась Пейдж. — Она сказала — два взрыва?

Фиби снова увеличила громкость. Камера опять сфокусировалась на журналистке, потом перешла на разрушенный бассейн.

— По словам нескольких свидетелей, первый взрыв перебросил одну из колонок через четырехполосное шоссе прямо в бассейн, — продолжала журналистка. — Его владельцы оказались, к счастью, в отъезде. Бассейн практически уничтожен, но дом почти не пострадал.

— Какое облегчение, — Пайпер посмотрела на младшую сестру. — Как ты и надеялась, они думают, что взрыв оторвал колонку от земли.

«И все остались целы, — подумала Фиби. — Как хорошо, что там присутствовала Пейдж, а не Коул. Ведь он больше не может перемещаться, а значит, поджарился бы вместе со всеми».

— Я действовала совершенно автоматически, — Пейдж крепче обхватила подушку. — А вдруг кто-то видел, как я переместилась вместе с машиной?

— Если и так, то он не поверил собственным глазам, — заверила Фиби. — В такие моменты сознание блокирует незначительные детали.

Она помнила из уроков психологии, что в экстремальных ситуациях люди воспринимают события не такими, какие они есть на самом деле.

— Слава богу, — Пейдж хлопнула рукой по подушке и снова уставилась на экран.

— …Второй взрыв, который уничтожил остальные колонки и всю станцию, произошел через несколько минут, — лицо журналистки заполнило весь экран. — Причины взрыва до сих пор не выяснены. Розалин Стюарт, корреспондент студии…

Фиби убавила звук.

— Вам не кажется, что случившееся происшествие нам дорого обойдется?

— Но ведь никто не видел, как Пейдж перемещалась? — спросила Пайпер растерянно.

— Вряд ли взрыв произошел случайно, — продолжала Фиби. Она знала, что ее вовсе не охватила мания преследования. Ведь Зачарованные почти никогда не попадали в случайные истории. — А что, если Пейдж была мишенью?

— Мне такая мысль первым делом пришла в голову, — ответила Пейдж, — но мне кажется, мы просто слитком перенервничали из-за твоего видения.

— Но оно касается прежде всего Лео, — Пайпер поежилась. — Черный ангел охотится за моим мужем. А я еще вся издергалась из-за перерыва между боями, вместо того чтобы радоваться.

— Черный ангел может охотиться и за Пейдж, — Фиби обхватила себя руками и спустила ногу на пол.

— Но тогда почему он попытался ее взорвать, а не воспользовался арбалетом? — Лео снял руку с плеча жены, положил подбородок на сложенные ладони и задумчиво прищурился.

— Может быть, черный ангел спокойно стоял в стороне? — проговорила Фиби первое, что пришло в голову.

— Ага, не получил лицензию на убийство, — Лео покачал головой. — Не слишком убедительно.

— Он прав, — согласилась Пайпер. — Демоны высшего уровня всегда действуют наверняка.

Фиби задумалась, припоминая, какие мотивы двигали их противниками. Одни жаждали славы, другие стремились заполучить легендарную силу Зачарованных. «Их желания такие банальные, но вечные», — подумалось ей.

— Тогда взрыв на бензоколонке случайный? — вопросительно поглядела на Лео Фиби.

— Скорее всего, — ответил тот. — Второй взрыв произошел уже после того, как Пейдж уехала. Значит, не она была мишенью.

— Возможно, — поддержала Пайпер, — но судя по обстановке на демоническом фронте за последние несколько дней, нельзя исключать возможность, что у нас вновь появился сверхъестественный противник.

— Можно я скажу? — спросила Фиби и, не дожидаясь ответа, выпалила: — Мы можем сидеть тут и гадать на кофейной гуще хоть до утра, но так и не поймем, что делать прямо сейчас.

— Верно, — кивнула Пейдж. — Дискуссия вряд ли поможет мне спокойно заснуть.

— Мне тоже, но, по-моему, наша сестричка беспокоится вовсе не о том.

Пайпер придвинулась поближе к Лео.

— Так вот что я хочу сказать, — продолжала Фиби. — Если очередной демон решил убить кого-то из нас, то он не отступится. А нам остается лишь оставаться начеку.

— Но у нас нет никаких зацепок, — Пейдж соединила колени и покачнулась. — То, что из меня чуть не вышло жаркое, может оказаться случайностью, но ведь Лео точно предстоит встретиться с черным ангелом.

— Да, — вздохнула Фиби. — Верно.

Приносить дурные вести всегда тяжело, но куда хуже, если они касаются кого-то из близких. «Предупрежден — значит, защищен, — подумала она. — Благодаря видению Лео будет во всеоружии».

— Мне уже приходилось встречаться с черными ангелами, — поведал Лео.

— Может быть, и мне тоже, — Пейдж неожиданно отшвырнула подушку в сторону, давая понять, что никого не боится.

Бравада Пейдж не обманула Фиби, которая видела, что Пейдж заметно перепугалась. Хотя ее нельзя причислить к робкому десятку, здравый смысл все же вселял в ее душу ужас.

* * *

Невидимый и молчаливый, Шрам стоял в углу комнаты и прислушивался. Он не зря пришел в дом к ведьмам, поскольку получил довольно много полезной информации.

Ведьмы не были простыми любительницами магических искусств. Перед ним сидели Зачарованные — самые могущественные ведьмы всех времен.

«И они знают, что черный ангел охотится за ними», — подумал Шрам.

По мере того как демон из беседы узнавал их ближе, он проклинал себя за то, что не убил Пейдж на бензоколонке. Но, прислушавшись к разговору, Шрам понял, что поступил разумно. Оставшиеся в живых сестры начали бы мстить за ее смерть, и тогда возникли бы дополнительные трудности.

Теперь он знал: судьбы Зачарованных и мальчика тесно переплелись с его собственной, что давало ему сильное преимущество.

«И вместо одного хранителя я смогу уничтожить сразу двух», — подумал черный ангел.

Глава 7

Шрам наблюдал из-за деревьев за тем, как Рэй ведет четверых мальчишек в поле, простиравшееся за лесом. Он неплохо различал предметы и при тусклом свете полумесяца, но все-таки не был силен в ночном видении. Черный ангел получил информацию о Зачарованных лишь после долгого наблюдения за ними. А вот о пацанах мог сказать многое, судя по тому, как они двигаются, что говорят и как воспринимают ночную прогулку.

— Остановимся здесь, — приказал Рэй резко. В его твердом голосе не слышалось ни капли симпатии.

Четверо мальчишек замерли, скорее из опаски, чем из уважения.

Вечером Шрам велел Рэю разбудить их, поднять с постели и без всяких объяснений привести в лес. То, как они воспримут происходящее, будет первой проверкой.

— Я замерз, — поежился старший из мальчишек, Грегори, обхватив себя руками. По его позе стало видно, как ему неприятно. — Неужели в других детских домах…

— Заткнись! — прикрикнул Рэй.

Шрам совсем не удивился, что Ян поспешно захлопнул рот и уставился на Рэя расширившимися от страха глазами. По его совсем не атлетичной фигуре можно судить, что мальчик не привык к физическим нагрузкам. Но это его поведение совсем не означало, что он непригоден для исполнения планов черного ангела. Ведь он первым проявил свои чувства.

— Получай! — Тайрелл Уинс ударил рыжего Яна в живот, и тот только вскрикнул от удивления. Тайрелл рассмеялся и нанес еще один удар.

— Перестань! — Ян закрыл лицо обеими руками.

Но прежде чем Тайрелл успел продолжить атаку, между ними вырос Рэй, схватив его за руки:

— Стой спокойно, — приказал он.

— Пустите! — Мальчишка стал извиваться всем телом, пытаясь вырваться. Но чем сильнее он дергался, тем крепче держал его Рэй.

Шрам недовольно поморщился, видя, что Тайрелл не умеет себя контролировать. Ведь ясно, что ему не вырваться, но им двигал слепой инстинкт. А если он не умеет сдерживать свои силы, то не годится для Шрама.

Когда Тайрелл перестал бороться, Рэй разжал руки и оттолкнул его.

— Придурок, — прошептал Ян.

— Что ты сказал? — Тайрелл снова замахнулся на него.

— Да прекратите вы, — попросил младший из мальчишек, Хенк Маркос. Он дал о себе знать, когда опасность миновала. А значит, он тоже не годится.

— А ты вообще не лезь, — огрызнулся Тайрелл.

Хенк повернулся к четвертому мальчишке, который стоял чуть в стороне:

— Хоть ты их успокой, Тодд.

Черный ангел перевел взгляд на Тодда Кормена, не выражавшего никаких эмоций по поводу ночной прогулки в неизвестность. Он стоял прямо, с каменным лицом и совершенно невозмутимым взглядом.

— Это не мое дело, Хенк.

— Если они подерутся, Рэй лишит нас всех телевизора, — ответил тот.

— Пять кругов вокруг поля, — приказал Рэй, прерывая их спор. — Всем и немедленно.

— Пять! — воскликнул Ян.

— Еще чего! — сверкнул глазами Тайрелл.

— Десять, — ответил Рэй.

— Молодец, Тайрелл, удружил, — проворчал Ян, пускаясь бежать.

Шрам увидел, что Тодд тоже побежал, а Хенк — за ним. Если Тодд и думал, что Хенку очень хочется с ним подружиться и что возражения старших ребят не привели ни к чему хорошему, то он не показывал виду. Замкнутость и выдержка делали его основным кандидатом для исполнения планов черного ангела.

Если бескорыстные люди становились после смерти хранителями, то ожесточенное сердце делало человека черным ангелом. Шрам прожил тяжелую жизнь, снискав славу гладиатора, и принял смерть без страха. Его посмертное существование в качестве носителя ненависти и разрушения стало расплатой за боль и унижение, пережитые на арене.

Когда мальчишки пробегали мимо него, Тодд неожиданно увеличил скорость и сократил расстояние до старших товарищей.

— Подожди меня! — крикнул Хенк, тяжело дыша, но Тодд бежал, не оглядываясь.

«Они для него ничего не значат», — заметил Шрам. Его глаза загорелись гордостью за своего будущего ставленника. Расчет был верным. Сирота окажется самым лучшим кандидатом.

«Редкая удача», — подумал Шрам. Большинство малолетних преступников все же не годились в черные ангелы. История знала множество ужасных тиранов, но лишь немногие готовы открыто служить злу. И вот эти-то немногие получали силу потустороннего мира, которая была не по плечу слабым натурам.

На аренах Древнего Рима Шрам прославился под именем Страториуса — Устойчивого. Он был рожден для битвы и беспощадной жизни гладиатора, поэтому служение злу стало его предназначением.

Бесчеловечный двадцать первый век предоставлял самую плодородную почву для злых дел. Мальчишки выросли в мире, где учат лишь обманывать и убивать, Шрам мог сколотить целую армию непоколебимых и преданных ему бойцов.

«Ничего подобного никогда не знавала даже преисподняя», — подумал он, сжимая кулаки.

По своей натуре черные ангелы слишком независимы, высокомерны и самовлюбленны, чтобы готовить себе смену или действовать сообща. А Шрам собирался восполнить пробел, готовя себе смену.

Все прочие черные ангелы признают его главенство и станут истреблять хранителей с первобытной яростью.

За прошедшее тысячелетие многие пытались покончить с хранителями. У некоторых дела шли неплохо, но никому не удавалось довести свои планы до конца.

«Но уж я-то одержу победу», — подумал Шрам, глядя, как мальчишки бегут вокруг темного поля. Поражение совсем не входило в его планы. Никто из людей не мог победить Страториуса, самого известного гладиатора времен императора Октавиана Августа. И лишь троим львам удалось разорвать его когтями и клыками.

Даже больше чем девятнадцать веков спустя Шрам все еще слышал крики толпы, заполнившей Колизей и выкрикивавшей его имя.

* * *

— Страториус! Страториус!

Шрам шагал по новенькой арене, доминировавшей над всем римским пейзажем. Из-под сандалий вздымалась пыль, а ноздри раздувались при воспоминании о прежних боях. Выступая во славу Рима и на радость распаленной толпе в последний раз, он не взял с собой ни оружия, ни доспехов.

Несмотря на свой статус, он всю жизнь чувствовал себя свободным человеком и игнорировал указ императора о жалости, убивая побежденных гладиаторов одним резким взмахом меча.

В наказание за непослушание непобедимого Страториуса приговорили к смерти раба — не от человеческого копья или меча, а от зубов диких кошек.

Когда Шрам приблизился, звери натянули цепи, которыми их приковали к каменным колоннам. Львы, голодавшие в течение трех дней, выставляли острые клыки и грозно рычали в предвкушении сытного обеда. Но он не обращал на них внимания, помня о том, что никакой император не сможет отнять или отменить его триумф.

Его схватили и обратили в рабство двенадцатилетним мальчиком, надеясь сделать из него обычного прислужника. Но благодаря его воинственному нраву и прекрасному телосложению хозяин вскоре стал обучать его искусству гладиатора. Страториуса вовсе не удивляло такое решение хозяина. Вскоре он стал настоящим гладиатором.

Шрам остановился в центре Колизея, приветствуя многотысячную толпу, собравшуюся поглазеть на его смерть.

— Я сражаюсь для вас! — крикнул он, повернувшись спиной к императору и лицом к народу. Его голос разнесся эхом над трибунами: — И я умру для вас!

— Страториус! Страториус! — крик ширился и уносился к небу.

Он привык к приветствиям. Движимый амбициями, Шрам за два года бесконечных тренировок сумел добиться нечеловеческой силы. Первый раз он вышел на арену в семнадцать лет.

И противник рассек ему лицо.

Но Страториус проткнул его грудь копьем.

Вот уже пять лет ему удавалось выходить победителем из любого поединка. И хотя в его жизни не было ничего, кроме арены, сражаясь, он чувствовал себя свободным гражданином.

Как и всегда перед боем, Страториус ощупывал свое изуродованное лицо. Но в отличие от побежденных им людей, хищники не испытывали перед и им страха, им нужно было только набить брюхо.

Страториус поднял высоко голову, чтобы не видеть зверей. Гладиатор понимал, что не уцелеет, но хотел, чтобы радость императора при виде его гибели была неполной.

Когда львы кинулись на него, он не стал защищаться. Просто остался стоять на месте, принимая смерть так же невозмутимо, как принимал жизнь.

Шрам умирал, слыша, как трибуны скандируют его имя:

— Страториус! Страториус!

Когда он оказался в потустороннем мире зла, то принял свою судьбу как должное. Демоны вылечили его, и лишь один шрам он решил оставить на память о прежних битвах как напоминание о своем прозвище.

Ни жизнь, ни смерть не смогли одолеть его. И никогда не смогут.

* * *

Пейдж сидела на чердаке, глядя, как Пайпер листает «Книгу Теней». Лео стоял рядом с женой и массировал ей плечи, тоже поглядывая на переворачивающиеся страницы.

Сестры не могли заснуть из-за сильного возбуждения, поэтому в десять часов, сразу же после выпуска новостей, поднялись на чердак. Вскоре к ним присоединился Лео, который уже успел побывать в «Небесной бухте». Он сказал, что все четверо мальчишек легли спать, и Пейдж немного успокоилась.

Наступила полночь. Сестры целых два часа обсуждали события прошедшего дня. Как заранее и предсказывала Фиби, они продвинулись не слишком далеко.

— А что, если невидимая рука что-нибудь написала в «Книге Теней», с тех пор как мы туда последний раз заглядывали? — спросила Фиби, надеясь, что сестра сможет найти новые сведения, которые могли привнести призрачные предки Зачарованных. Сама она сидела на полу по-турецки с блокнотом в руках.

— Ничегошеньки нету, — ответила Пайпер, не оглядываясь. — А как у тебя дела?

— Наверное, моя муза в отпуске, — Фиби ткнула ручкой в блокнот.

— Что у тебя там? — спросил Лео.

— Да ручка что-то не пишет. Обещаю, что заклинание появится к тому моменту, как мы встретимся с черным ангелом, — Фиби засунула ручку в рот и принялась стирать написанное.

Пейдж понимала, из-за чего Фиби так переживает. Ведь именно она увидела черного ангела, и хотя ей не стоило переживать по такому поводу, но она чувствовала себя ответственной за последствия увиденного.

Пейдж прекрасно понимала ее и тоже ощущала ответственность за судьбу Тодда. Она достала из кармана визитку, которую вернул ей мальчик, и подбросила ее в воздух с тяжелым вздохом.

— Ну, а у тебя что? — спросил Лео.

— Просто волнуюсь за Тодда, — ответила Пейдж.

— В связи с черным ангелом или вообще? — Пайпер закрыла «Книгу» и толкнула Лео на груду подушек с криком: — Прекрати!

— Чесание спины — моя специальность, — Лео картинно пошевелил пальцами.

— Наверное, вообще, — ответила Пейдж, возвращаясь к разговору о Тодде. — Ведь черные ангелы не охотятся за смертными мальчишками.

— А что с ним еще? — спросила Фиби.

— Он совершенно нелюдимый, — объяснила Пейдж, показывая всем визитку. — Я хотела оставить ему свой телефон, чтобы он не думал, будто я его бросила.

— Тогда почему же карточка у тебя? — спросила Пайпер.

— Тодд не взял ее, — Пейдж со вздохом положила визитку на стол. — Мне показалось, что мальчик доверился мне, но он вновь повернулся спиной.

— А мне так не кажется, — возразила Фиби.

— Почему? — Пейдж поглядела на нее с надеждой. Хотя Фиби подходила к анализу психики любого подопечного слишком академически, она все же хорошо разбиралась в людях.

— Судя по его психическим всплеском, — начала Фиби, — по тому, что он убегал из дома, ломал вещи и сторонился всех, он лишь проверял окружающих.

— На что проверял? — Пайпер поглядела на нее с сомнением. — На прочность?

Фиби покачала головой.

— По-моему, он надеялся, что кто-нибудь полюбит его так сильно, что сможет прощать ему все на свете.

Пейдж пожала плечами, думая о том, что сестра, возможно, права. Она изучила дело Тодда и теперь поняла, что последние пять лет его жизни подтверждают ее предположение.

— Пожалуй, в твоем мнении что-то есть, Фиби, — согласилась она, поднявшись на ноги и шагая взад-вперед. — Впервые попав в чужую семью, он поначалу ничего не вытворял, но потом начинал чувствовать себя одиноким и никому не нужным.

— Должно быть, поначалу к нему относились более приветливо, — добавила Фиби.

— Но если к нему относились нормально, зачем он стал хулиганить? — спросил Лео.

— Наверное, Тодд не верил, что хорошее отношение продлится долго, и хотел проверить.

— Может быть, смерть матери он тоже воспринял как предательство.

— Разве ты так думаешь о нашей маме, Фиби? — спросила Пайпер. — Тебе кажется, что она нас бросила?

— Нет, — ответила та резко. — А ты?

Вопрос удивил Пайпер, но она ответила не задумываясь:

— Нет, она оставила нас не по своей вине, точно так же, как и мать Тодда.

— Верно, — Фиби улыбнулась, пытаясь снять напряжение. — Но он был слишком мал, чтобы трезво воспринимать случившееся.

— Ты была еще меньше, — возразила Пайпер. Ей все казалось, что сестра судит по себе.

— Вот именно. Я вообще ничего не понимала, — Фиби подалась вперед и взяла ее за руку. — К тому же у меня оставалась семья — бабушка и сестры, которые любили меня так же крепко, как и я их.

— А у Тодда не осталось никого, — закончили Пейдж негромко.

Когда погибли ее приемные родители, ей казалось, что она совершенно одна на свете. А еще Пейдж ощущала вину за их гибель, хотя была ни при чем. Ну, а семилетнему Тодду внезапная смерть матери причинила вообще непоправимую травму.

— А ты не смогла отыскать его отца? — спросил Лео.

— Еще нет, — ответила Пейдж.

— На него основная надежда, — заметила Фиби. — Отец может стать единственным в мире человеком, который изменит жизнь Тодда.

— Только неизвестно, к лучшему или к худшему, — заявила Пейдж. — А что, если Брайан Джемисон не захочет знать своего сына?

— Да, тогда будет совсем плохо, — вздохнула Фиби. — Большинство никогда не сталкиваются с подобными проблемами. Но кое-кто может заставить перейти черту, из-за которой нет возврата.

Пейдж кивнула:

— Для Тодда такой чертой может стать наш таинственный черный ангел.

* * *

На десятом кругу у Тодда начали болеть ноги и разрываться легкие. Он споткнулся о камень и едва не упал. Ему еще не приходилась так уставать, но им двигало природное упорство. Мальчик приземлился на четвереньки, чтобы не доставить удовольствия Рэю.

Хенк бежал впереди, довольно сильно обогнав его. Его силуэт едва виднелся в неверном лунном свете.

Тодд почувствовал новый прилив энергии, кинулся за ним и быстро догнал. Хенк не сказал ни слова.

«Неплохо», — подумал Тодд, глядя на Яна и Тайрелла, которые отстали от него.

— А ну-ка подтянитесь! — крикнул Рэй. — Никто не пойдет домой, пока все не закончат пробежку.

Старшие ребята набрали было скорость, но тут же снова отстали. Интересно, а следит ли Рэй за Хенком? С самого начала он покрикивал лишь на двоих нарушителей спокойствия, а про младшего из мальчишек будто бы забыл. Может быть, ему повезло, и администратор не заметил, сколько раз он срезал путь?

Неожиданно у Тодда волосы встали дыбом. Появилось неприятное ощущение, что за ним кто-то наблюдает из-за деревьев. Он решил, что во всем виновата темнота. В здешних лесах не может водиться никого, кроме птиц, насекомых да мелких зверюшек.

«Вот Рэй действительно меня пугает», — подумал Тодд. Его холодное спокойствие казалось куда более зловещим, чем ярость и вопли его приемных отцов. Вот почему он задумался над словами Рэя, после того как тот вышел вчера из его комнаты. С тем, кого боишься, нужно держать ухо востро.

«Контролировать любую ситуацию можно, лишь управляя всеми, оказавшимися в ней, — сказал ему Рэй. — Но чтобы добиться этого, научись управлять собой».

Тодд подозревал, что Рэй говорил детям подобные вещи лишь для того, чтобы они слушались, но сама по себе его мысль полезна. Рэй был жестким человеком и уважал всех, кто обладал такой же жестокостью.

«Тогда я стану еще жестче и выносливее», — решил Тодд, сжимая зубы от боли в боку. Ян и Тайрелл допустили ошибку, подставляя Рэю незащищенные тылы, однако они держались вместе.

Тодд будет беспрекословно выполнять все приказы Рэя. Так что если он провоцирует его на отпор, то не дождется. И тогда Рэй рано или поздно снова обратит основные силы против Яна и Тайрелла.

«Лучше уж на них, чем на меня», — подумал Тодд. Его силы были на исходе, ветер сбивал его с ног, но он уже достиг финиша. Остановился, уперся руками в колени и попробовал восстановить дыхание.

— Ты бежал слишком долго, — проговорил Рэй.

— В следующий… раз… получится… лучше, — ответил Тодд между вдохами.

— А тебе еще два круга, — Рэй грозно посмотрел на Хенка.

Слишком запуганный, чтобы возражать, Хенк лишь взглядом попросил у Тодда поддержки.

— Бегом, шагом или ползком, — начал Рэй, — ты должен добраться до финиша, Хенк. Пусть на это уйдет вся ночь. Лодырям в жизни нет хода.

Тодд поглядел на младшего товарища. Было ясно, что тот пытается дружить с ним лишь для того, чтобы уберечься от старших ребят, которые без конца изводили его. Тодд решил поддерживать его.

Но только не тогда, когда Рэй наблюдает за ним.

— Ты слышал, что тебе велели? — отозвался Тодд. — Давай-ка, пошел.

Хенк немного поколебался, потом двинулся дальше.

Тодд заметил краем глаза, что Рэй наблюдает за ним. Ему не хотелось, чтобы тот подумал, будто он дружит с Хенком. Если Рэй подумает, что он о ком-то заботится, то может использовать его привязанность против него.

«Не выйдет», — подумал Тодд. В десятилетнем возрасте он подобрал бездомную собаку, и приемный отец разрешил оставить ее. Он назвал пса Спарки и сильно привязался к нему, но приемный отец стал шантажировать его тем, что отнимет у него пса. Мальчик так боялся потерять четвероногого друга, что сам нашел ему нового хозяина.

С тех пор он решил никогда ни к чему не привязываться. Ведь твои чувства помогают врагам одолеть тебя.

— Демонстрацию оставь для других, Тодд, — Рэй подступил к нему, сжимая кулаки.

Мальчик промолчал.

— Самодисциплина, — произнес Рэй, повернувшись к Яну и Тайреллу, которые невольно сжались.

Тодд уставился в лесную чащу, стараясь забыть резкие слова Рэя и восстановить силы. Плохо, что он не услышал его совет насчет контроля над ситуацией прежде. Ведь мальчик убегал из дома и ломал вещи для того, чтобы скрыть свои чувства.

«И мои поступки не принесли мне ничего хорошего», — понял он наконец. Никто за прошедшие пять лет не захотел его выслушать. От него отворачивались, не желая дальнейших неприятностей.

Его единственная надежда — что он не останется вечно ребенком, которого каждый может пинать ногами. Когда-нибудь он расплатится с ними со всеми, и даже с Пейдж. А ведь утром ему показалось на мгновение, что она не такая, как все прочие, и что она по-настоящему заботится о нем.

— Черт, кажется, я ошибся! — пробурчал Тодд, проклиная себя за доверчивость. Если бы она не относилась к нему безразлично, то ни за что бы не оставила его с таким типом, как Рэй.

«Интересно, знает ли Пейдж о том, что он заставляет детей бегать по полю посреди ночи?» — подумал мальчик. Может быть, следовало все же взять у нее визитку, тем более что она написала там свой домашний номер. Но уже слишком поздно.

Хенк наконец-то добежал до финиша, и Рэй приказал всем возвращаться домой. Тодд настолько выдохся, что шагал, глядя только вниз, сосредоточившись лишь на движении ног. Рэй повел их под каменную арку, и Тодд немного удивился, ведь они покидали дом через кухню.

— Куда мы попали? — спросил Хенк дрожащим голосом.

Тодд огляделся по сторонам.

Они оказались на заднем дворе, который простирался до склона близлежащего холма. Массивная двустворчатая дверь говорила о том, что здесь есть вход в подвальный этаж.

Двор окружали четырехметровые каменные стены, оплетенные дикой лозой. По проложенному в каменном полу желобу бежал ручей. Под ногами шуршал ковер из пожухлых листьев. Кругом росли почерневшие ломкие растения. Посередине двора возвышалось засохшее дерево, вздымавшее к небу безжизненные ветви, будто бы о чем-то взывая из могилы. По сторонам виднелись искривленные каменные скамейки и безголовая статуя оленя.

— Прекрасное место для празднования Хэллоуина, — заметил Тайрелл.

— Ага, — откликнулся Ян. — Сюда с удовольствием слетятся черти и призраки.

— Я же говорю — отличное место… — Тайрелл замолчал, увидев, что Рэй открыл двустворчатую дверь. В ночной тишине разнесся громкий скрип проржавевших петель.

Хенк вскрикнул и схватил Тодда за руку.

— Отцепись, — Тодд сбросил его руку, одним глазом глядя на Рэя.

Ян отскочил от двери и пробормотал:

— Я первым не пойду.

Тодд заглянул в темный коридор, который освещала единственная лампочка без абажура. Кирпичные стены и потолок покрывала паутина. Где-то в темноте журчала вода.

— Тогда я пойду, — Тодд двинулся в тоннель, и ему показалось, что Рэй улыбнулся. Однако у него вылетело из головы все на свете, едва ноздри заполнил запах гниения. Он закашлялся и ускорил шаг.

Ян, оказавшийся вместе с ним, остановился и сказал:

— Меня сейчас вырвет!

— Тогда иди вон туда! — Тодд указал ему на стоявшую под окном большую ванну, вроде тех, что бывают в прачечных. Рядом с ней расположились промышленная мойка и сушилка.

Тодд так и подумал, что тут находится что-то вроде этого. По потолку тянулись трубы и вентили. Вдоль стен висели полки со всяким хламом. В углу под деревянной лестницей громоздились какие-то сундуки и коробки. Свет двух пыльных лампочек только подчеркивал мрачную атмосферу.

— Вон там душ, — Рэй указал на закуток размером два на два с половиной метра, в котором находилось четыре душевых кабинки. — Сперва вымойтесь, и только потом пойдете спать.

— Что-то я не вижу мыла, — огляделся по сторонам Тайрелл.

— И без мыла обойдетесь, — Рэй подошел поближе и открыл четыре крана.

Тодд понял, что сюда подавалась лишь холодная вода.

— Ну и не надо, — ответил Тайрелл, снимая рубашку. — Я хочу лишь лечь в постель и проспать миллиард часов.

— И я тоже, — Ян шагнул под струи и тут же отскочил. — Вода ледяная!

— Никто из вас не пойдет спать немытым, — скомандовал Рэй.

— Сколько же нужно там простоять? — спросил перепуганный Хенк, стуча зубами.

— Три минуты, — Рэй посмотрел на Тодда, который все еще не зашел под душ.

Мальчик поглядел на него, прищурившись от злости. Хотя он и решил не противоречить, в нем вдруг заговорило самолюбие.

— Тот, кто обращает внимание на физические неудобства, может стать неуправляемым, — пояснил Рэй тем же спокойным тоном, которым говорил о владении ситуацией.

Тайрелл, стоявший под душем, громко заругался.

Ян широко расставил ноги и скрестил руки, дрожа, словно работающий мотор.

Хенк зажмурился и стучал зубами.

Тодд подумал, что подобное садистское испытание должно отсеять более слабых. Если так, то все остальные пройдут его, хотя выглядит оно и не слишком красиво.

Сообразив, что у него нет выбора, Тодд стал раздеваться. Ему совсем не хотелось уступать Яну и Тайреллу. А то ведь задразнят.

Стало ясно, что Рэй снова прав. Тех, у кого нет слабостей, нельзя сломать. А если он сможет сконцентрироваться, то холодная вода не страшна.

Тодд ступил под обжигающие струи и спокойно встал, уперев руки в бока, начав думать о чем угодно, только не о сиюминутном моменте.

А потом вспомнил о Пейдж — единственной, кто мог вырвать его из лап Рэя.

Глава 8

— Привет, Рэй. Это Пейдж Мэттьюс. — Придя на работу, она услышала записанное автоответчиком сообщение о том, что ее просят не приезжать сегодня в «Небесную бухту». — Не ожидала, что ты позвонишь так рано.

Она должна была заняться формальностями, необходимыми для того, что ребенок закрепился в детском доме. А поскольку с Тоддом связаны столь необычные обстоятельства, Пейдж решила ехать без колебаний, и не только потому, что где-то поблизости крутился черный ангел. Она чувствовала, что Фиби права — о мальчишке никто никогда не заботился.

— Извини, что мое сообщение неожиданно, — заявил Рэй. — Просто я сегодня утром слегка вышел из себя. Департамент образования требует, чтобы все четверо моих воспитанников написали контрольную.

— Тогда я привезла Тодда как раз вовремя, — ответила Пейдж. — Если заеду сегодня, то посмотрю его результаты.

— Только мне совсем не по душе требования Департамента, — вздохнул Рэй, раздумывая, сказать ли, что у него на уме.

«Неужели он что-то скрывает?» — подумала Пейдж.

— У нас с Тоддом произошло несколько столкновений, — объяснил Рэй, — но они уже позади. Он обучается с поразительной скоростью.

Пейдж кивнула, вспомнив, что Лео говорил то же самое. Однако слова Рэя не рассеяли всех ее сомнений. Тодд поначалу всем казался хорошим мальчиком, так что его поведение было обычным.

— Он не сразу смог привыкнуть к новым обстоятельствам, — продолжал Рэй. — Ведь прежде Тодд бывал лишь в семьях, а не в детских домах, поэтому не приучился ни к каким правилам. Пусть он сперва освоится.

— Да, я верю, — солгала Пейдж. — А все же интересно самой полюбоваться на его успехи.

Когда она положила трубку, у нее все тряслось внутри. Хотя слова Рэя звучали убедительно, она усомнилась в их искренности. С профессиональной точки зрения администратор «Небесной бухты» слыл опытным специалистом. Однако она решила лично убедиться, что у Тодда все нормально.

Ей совсем не хотелось проводить расследование за спиной у Рэя, но ничего другого не оставалось. Если она обнаружит в детском доме какие-нибудь нарушения, клиника сможет устранить их официальным образом.

Пейдж вызвала очередного клиента и стала делать пометки в блокноте. Но предстоящий визит не шел у нее из головы.

«Как жалко, что я не могу прямо переместиться туда, — подумалось ей. — Но все-таки у меня есть преимущество».

Пейдж остановила машину, не доезжая до «Небесной бухты», и спрятала ее в кустах. Хотя она и не могла становиться невидимой, как Лео, благодаря чему он сумел многое разведать вчера, Пейдж решила перемещаться так, чтобы ее никто не заметил. Она сконцентрировалась на втором этаже, где находились классы, и оказалась в подсобке.

Хотя туда вряд ли мог кто-нибудь зайти, она с опаской огляделась по сторонам. Через узкое высокое окно падал тусклый свет, и вскоре Пейдж убедилась, что она одна.

Хотя Пейдж не знала лично учителя мистера Хендрикса, но была наслышана о нем. И коробки со школьными принадлежностями, и многочисленные книги, громоздившиеся здесь, говорили о том, как он предан своему делу.

Она осторожно приоткрыла дверь, оглядела пустой коридор и прислушалась. Тишину не нарушало ничего, кроме шороха бумаги и приглушенного кашля. Вспоминая описание второго этажа, Пейдж открыла дверь пошире. Прямо напротив нее находилась еще одна, распахнутая дверь, через которую было видно, что происходит в классе.

Тодд и еще двое мальчишек сидели за партами, склонившись над листами с заданием. Четвертый мальчик если и присутствовал в классе, то устроился где-то позади.

За большим столом, стоявшим у доски, сидел мужчина со шрамом, одетый в черный свитер. Он совсем не походил по описанию на мистера Хендрикса, и Пейдж решила, что он проверяющий из Департамента образования.

Человек со шрамом оторвался от книги, которую читал, и окинул класс взглядом, потом снова уставился на печатные страницы.

Тодд потянулся и потер шею, потом снова взялся за ручку.

Судя по тому, что происходило в классе, во всем детском доме ничего не случилось.

Пейдж тихонечко прикрыла дверь подсобки и почувствовала себя полной дурой. С чего она заподозрила Рэя во лжи? А впрочем, Зачарованные постоянно рисковали жизнью — и своей, и чужой, так что не грех лишний раз перестраховаться.

С такими мыслями Пейдж решила обшарить все здание. Хотя Лео подробно рассказал, что находится на других этажах, ей хотелось разведать все самой.

В ближайшие сорок минут она узнала, что Рэй и учитель работают на компьютерах в своих личных кабинетах, повар занят стряпней, а завхоз стрижет лужайку. Если с Тоддом пока все нормально, нужно переключиться на поиски его отца. Поэтому Пейдж вошла в одно из свободных помещений и испарилась.

* * *

— Полчаса, — Шрам возвышался над ребятами, приникшими к партам. Они почувствовали, что перед ними важная персона, а не их мягкосердечный учитель. — Вы должны уложиться.

Шрам остановился в дверях и оглянулся. Хотя он и не сказал им ничего страшного, мальчишки присмирели и не шевелились в его присутствии. Один лишь Тодд посмотрел ему в глаза. Всего на секунду, которой было достаточно, чтобы понять, что мальчик очень упрям.

— Поверь мне, — обратился к нему Шрам низким зловещим голосом, — ты еще пожалеешь о своем поступке.

Тодд заерзал и снова посмотрел на него с яростью хищника, ожидающего удобного момента для нападения.

Шрам поспешно отвел глаза. Потом повернулся и зашагал по коридору. Сонни Хендрикс вышел из своего кабинета, уткнувши нос в книгу.

Мельком увидел Шрама и тут же прижался к стене.

Учитель подумал, что лучше оставаться в своем кабинете, и поспешил вернуться туда. Дверь захлопнулась, черный ангел вышел на лестничную площадку и испарился. Когда он появился в кабинете Рэя, прямо перед письменным столом, тот аж подпрыгнул.

— Разве ты меня не ждал? — произнес Шрам насмешливо.

— Ждал, что вы войдете через дверь, как все нормальные люди, — ответил Рэй. — А если бы вас кто-то увидел?

— Ты думаешь, я такой дурак? — спросил Шрам.

— Нет, конечно. — Рэй негромко кашлянул и подумал, что не стоит обсуждать его действия.

Черный ангел уже много лет пытался найти достойного помощника среди людей, но ему никак не удавалось.

Когда-то Шрам решил создать группировку черных ангелов и начал рыскать по миру смертных в поисках кандидатов. Но вскоре выяснилось, что все не так-то просто. Бедные, брошенные и отчаявшиеся души, которыми изобиловали улицы здешних городов, с головой увязли в пороках. Воровство, убийство, предательство помогали им выжить. А черный ангел должен обладать железной выдержкой и жестокостью, необходимой в борьбе.

Мальчишки, попавшие в воспитательные учреждения, начинали приобретать качества, нужные для жизни в обществе, и забывали о своем прежнем поведении. Но в таких заведениях было легче вербовать их и воспитывать по-своему.

«Небесная бухта» полностью соответствовала подобной цели, поскольку считалась частным заведением. Но куда важнее, что ею руководил Рэй Марино, который придерживался весьма жестких принципов и идеально подходил для исполнения задач Шрама. Ну, а деньги довершили дело.

— Как проходит контрольная? — спросил Рэй.

Шрам понял, что тот хочет сменить тему, и сказал:

— Тодд умеет сосредоточиваться на достижении поставленной перед ним цели и подчиняться авторитетам. Однако названные мною качества не помешают ему искать ответы на многие вопросы и бороться из последних сил.

— Верно, — Рэй пнул кошку, устроившуюся у стола. — Когда-нибудь я прибью эту тварь, которую притащил сюда Хенк.

Он стал рассказывать о том, что сумел повернуть историю с кошкой так, чтобы Пейдж решила, будто Тодд мучает животных. И единственная живая душа в лице Пейдж, к которой потянулся мальчик, должна, по его мнению, отвернуться от него.

На самом же деле Тодд не сделал кошке больно. Просто ей частенько доставалось, и она никому не давалась в руки.

— Но здесь не должно быть никакой живности, — констатировал Шрам.

— Чак посадит ее в клетку, — ответил Рэй.

— Зачем такие сложности? — спросил черный ангел удивленно. — Ох уж мне этот двадцать первый век! Ее можно просто отравить или придушить.

— Блестящее предложение, — кивнул Рэй, но не двинулся с места.

Шрам поддал кошку ногой, собираясь прикончить ее, но тут зазвонил телефон. Он поднял трубку и ответил измененным женским голосом:

— Да?

— Это социальная клиника? — спросил Тодд.

Шрам поглядел на Рэя и улыбнулся. А тот, оказывается, совсем не глуп. Он соединил здешние телефоны таким образом, чтобы всякий, кто попытается позвонить, непременно попадал сюда.

— Да, социальная клиника, — ответил Шрам уже мужским тенором. — Чем могу помочь?

— Позовите, пожалуйста, Пейдж Мэттьюс, — попросил Тодд с замиранием сердца. По его голосу Шрам понял, что физические нагрузки прошли для него незаметно. Мальчик обладал прекрасными способностями.

Шрам прикрыл трубку ладонью и пояснил:

— Тодд хочет поговорить с соцработницей.

Рэй подошел к контрольной панели и включил один из мониторов. На экране появился Тодд, стоявший у письменного стола в небольшом кабинете.

— Он там, — Рэй указал на дверь, ведущую в соседнее помещение. — Значит, отыскал номер в справочнике.

«Тодд все больше меня удивляет, — подумал Шрам. — Надо же, звонить прямо под носом у администратора!»

— Пейдж Мэттьюс слушает, — начал подражать он ее голосу.

— Это Тодд… Тодд Кормен из «Небесной бухты», — произнес мальчик слегка испуганно, но решительно. — Вы должны забрать меня отсюда.

— Видишь ли, Тодд, вряд ли я смогу, — ответил Шрам дружелюбным, но слегка наигранным тоном. — Тебе нужно было раньше думать, прежде чем порывать со своими приемными родителями. А теперь я уже ничем не могу тебе помочь.

— Но Рэй поднял нас с постели посреди ночи и заставил бегать, — отчаяние слышалось в голосе Тодда. — А потом загнал под ледяной душ.

— Тебе разрешили мне звонить? — спросил Шрам.

— Нет, но Рэй…

— Послушай меня, Тодд. Послушай внимательно. — Способность Шрама подражать голосам должна навсегда поссорить мальчишку с Пейдж. — Клевета на мистера Марино не поможет тебе выбраться из «Небесной бухты».

— Я не…

— У меня дел по горло, Тодд, так что больше не звони мне. — Шрам повесил трубку и поглядел на закрытую дверь в соседнюю комнату.

Оглушительный вопль Тодда разнесся по всему этажу. Когда крик смолк, он принялся громить кабинет.

Шрам смотрел на него, удивляясь, что мальчишка способен произвести такие разрушении. Когда Рэй шагнул к двери, собираясь положить конец его вандализму, он схватил его за руку.

— Щенок все вверх дном перевернет, — возразил Рэй. — У него богатый опыт в подобных делах.

— Неважно, — ответил Шрам. — Рождается черный ангел.

Тем временем Тодд с громким криком оторвал от стены телефонный провод и выбросил в окно распределительный щиток. Сжав зубы, он стал выкидывать книги из шкафов и срывать со стен полки. Разбил об стол глиняную лампу. Ничто не могло укрыться от его гнева.

Шрам вполне понимал, насколько отравлена жизнь Тодда. Был ли мальчик всеми покинут на самом деле или только воображал это, но возненавидел он все и вся. Тодд поверил, что и Пейдж его предала. Теперь-то он действительно никому не нужен.

Черный ангел удовлетворенно кивнул. Семена порока, посеянные в человеческой душе, очень быстро прорастали и забивали все хорошее.

Тодд выбил окно и выглянул на улицу. Он дышал спокойно, однако блеск его глаз выдавал желание уничтожить все, что только попадется под руку.

«Включая Пейдж и всех остальных людей?» — подумал Шрам, видя, что у мальчика все сильнее проявляются задатки зла.

Шрам планировал превращать мальчишек и парней в черных ангелов, пока они еще не достигли зрелости. И ярость Тодда была ему на руку.

Ребенок, ставший черным ангелом, сможет куда эффективнее бороться с хранителями. Ведь они слишком наивны и верят в детскую чистоту, тем самым могут подпустить к себе юного убийцу совсем близко.

— Тодд уже почти наш, — произнес Шрам.

— Он и так наш, — отозвался Рэй, но, поняв, что тот имеет в виду вовсе не детский дом, вздрогнул. На его лице появилась гримаса ужаса. — Вы говорите о черных ангелах?

Шрам кивнул.

— И ему придется умереть? — голос Рэя задрожал.

— Только его смертному телу, — ответил Шрам. — И сразу же после этого он станет бессмертным.

Рэй поглядел на экран. Мальчик исчез из виду, а кабинет превратился в настоящий бедлам. «Конечно, еще неизвестно, станет ли он настоящим черным ангелом, — подумал Шрам. — Но все идет к этому. Скорее всего он станет на сторону злых сил. Я бы смог простыми словами убеждать таких мальчишек переходить на нашу сторону, и такой способ был бы довольно изящным».

Шрам надеялся создать элитный отряд черных ангелов, которые смогли бы доказать свою многовековую способность убивать хранителей и тех невинных, что могли превратиться в них. Тодд должен стать первым в его отряде, так что от удачи эксперимента зависело многое.

Теперь у Шрама появилась уникальная возможность ускорить процесс. Хотя человек не мог убить хранителя, он мог расправиться с Пейдж, в чьих жилах текла ангельская кровь.

* * *

— Ты не помнишь, куда я запихнул свой бумажник? — Коул остановился возле платяного шкафа, засунув руку в карман.

— Дай-ка подумать, — Фиби сидела на кровати, облокотившись на гору подушек, закрыв глаза и сжав пальцами виски. После того как ей удалось сосредоточиться, она открыла глаза и произнесла: — Поищи в брюках, в которых ходил вчера.

Коул поглядел на кучу одежды, которую бросил прямо на пол вчера вечером. Когда он вернулся домой, Фиби читала, лежа в постели. За день Коул так устал, что заснул, едва его голова коснулась подушки.

Фиби выгнула бровь, увидев, что он вытащил из кучи свои штаны и достал из кармана бумажник.

— Ты думаешь, что очень умная? — Коул хитро поглядел на нее.

— Еще бы, — Фиби откинулась назад. — Жаль, что я не могу сделать карьеру, разыскивая потерянные вещи.

— Снова не везет с работой? — Коул спрятал бумажник и достал ключи от машины.

— Хорошо, что я успела уйти, прежде чем превратила кое-кого в жабу, — ухмыльнулась Фиби. — Не знаю, понравится ли Дональду Рэмси жить амфибией, но ему самое место среди жаб.

— Ну, я бы мог завернуть к нему и набить ему морду, — пошутил Коул.

— Не стоит, — вздохнула Фиби. — А вдруг ему попадется клиент, который согласится долго ждать исполнения заказа?

— Как скажешь, — Коул наклонился, чтобы поцеловать ее на прощание. — Но пообещай позвать меня, если появится черный ангел.

— Ты снова отправляешься в библиотеку? — спросила Фиби.

— Да, — ответил он. — Я перевел свой сотовик в режим вибрации, чтобы никого не тревожить.

— Понятно, — Фиби подтянула ноги к груди и обхватила их руками. — Выпьешь кофе?

— Нет, ты позволила мне проспать слишком долго, — Коул надел темно-синий пиджак и, помахав ей рукой на прощание, вышел за дверь.

Фиби натянула удобные трикотажные брюки, тенниску, шлепанцы и спустилась вниз. Пейдж уже была на работе, Пайпер и Лео отправились в магазин, Коул умчался в библиотеку. Так что она осталась совершенно одна.

На кухне ощущение одиночества еще больше усилилось. Кофейник стоял пустым, посуда вымыта, а остатки вчерашнего позднего ужина исчезли. Зато на столе оказались ингредиенты для приготовления какого-то зелья.

Фиби с любопытством поглядела на чашку с влажной кофейной гущей, окруженную пакетами и коробками с разными травами. От темной массы в тазике поднимался резкий запах. Она поморщилась и взяла в руки листок, вырванный из блокнота. Там был написан почерком Пайпер рецепт удобрения.

— Интересно, — пробормотала Фиби. Хотя сестры не должны использовать свою силу в личных целях, она решила испробовать некое магическое средство, способствующее росту овощей. Результаты могли оказаться потрясающими.

«Может быть, сказка о Джеке и бобовом дереве имела под собой почву, — подумала Фиби, улыбаясь. — И там не обошлось без такого удобрения».

Она достала из холодильника бутылку с охлажденным травяным чаем, потом отыскала печенье и отправилась на чердак. К счастью, запах от смеси сюда не доходил, так что можно было вновь подумать над заклинанием против черного ангела.

Яркие лучи, бившие в окно, ужасно действовали на нервы. Ей казалось, что вот-вот начнется атака демонов, которая закончится Армагеддоном. Она знала, что такого случиться не должно в ближайшее время, но черный ангел мог явиться в любую минуту.

— Я должна взять себя в руки и закончить заклинание, — Фиби поставила чашку на стол и села в кресло-качалку.

Подняла с пола блокнот и ручку, распечатала печенье, откусила кусочек и уставилась в пространство.

Ничего.

Она изменила позу, откусила еще кусочек печенья и написала:

«Темный враг хранителей в дымке»…

Не зная, что писать дальше, Фиби стала подбирать рифмы к «дымке». Но на память пришли только «снимки». Тогда она зачеркнула «дымку» и написала «туман».

— Вот так-то лучше, — Фиби потянулась за бутылкой и вдруг заметила визитку Пейдж, которую та оставила вчера на столе. Фиби в задумчивости взяла ее в руки.

В тот же миг перед ее глазами вновь возникло видение, и она откинулась в кресле.

Лео стоял всего в паре метров от черного ангела, точно так же как в первом видении. Теперь серый туман стал более прозрачным, и она увидела порождение зла отчетливее. От его носа до уха пролегал глубокий шрам, а все лицо выражало дикую жестокость.

Он глядел на Лео не отрываясь. Потом изображение сместилось в сторону. Фиби вскрикнула от неожиданности, ее лоб покрылся испариной. Она не могла поверить увиденному, но ошибки быть не могло.

Тодд поднял арбалет и прицелился… в Лео.

Глава 9

После предательства Пейдж Тодд ощущал полную опустошенность. В его душе осталась лишь боль.

Пятнадцатиминутная перемена уже закончилась, но класс еще пустовал. Тодд скользнул на свое место и уронил голову на руки.

Боль в душе появилась еще пять лет назад, когда санитары увезли его мать на каталке в операционную. Он остался один в коридоре. У него затекла шея, потому что он смотрел телевизор, висевший под потолком. Передача была скучная, но только она могла отвлечь от мысли о том, что ему больше не увидеть свою мать. Поначалу боль пылала, словно шар из раскаленного металла, но со временем поутихла и почти совсем прошла.

И вот она вернулась вчера вечером, возродив, казалось бы, забытые чувства. Рэй совсем не походил на приемных родителей. Ему нравилось унижать детей. Он наслаждался тем, что может заставить их делать все, что угодно, потому что у них нет выбора.

Ночью, стоя под душем, мальчик вспомнил о Пейдж.

Он злился на нее за то, что она привезла его сюда, но потом вспомнил, что она предлагала ему свою визитку, чтобы он позвонил, если станет тяжело. Сейчас ему действительно захотелось позвонить ей и попросить подыскать ему новую семью.

Все соцработники, которых Тодд встречал в жизни, были мягкосердечными, и он надеялся, что Пейдж не откажет ему. И вот теперь мальчика всего трясло, оттого что она отказалась даже выслушать его.

Внезапный шок оказался настолько велик, что все происшедшее после разговора виделось ему словно в тумане. Тодд смутно помнил, что бил стекла и крушил разные вещи, но головокружение не прошло, до тех пор пока он не вернулся в класс.

Мальчик внезапно почувствовал, что за ним наблюдают, и поднял глаза.

Возле его парты стояли Рэй и проверяющий со шрамом.

Тодд тяжело сглотнул, пытаясь собраться с силами. Скорее всего Рэй узнал, что погром устроил он.

— Нам нужно поговорить, Тодд, — сказал Рэй наконец.

Шрам сел за учительский стол, предоставляя администратору самому разбираться во всем.

Тодд подобрался, встретив взгляд Рэя.

Шраму не терпелось прикончить дочь хранителя, ведь ее убийство станет началом осуществления его замыслов. Мальчишка с его хваткой и силой воли будет весьма ценным орудием в арсенале черного ангела.

— Я слушаю, — Тодд скрестил руки с видом полного безразличия.

Шрам молча кивнул. Встряска ускорит процесс и поможет мальчику совершить убийство.

— Мне позвонила Пейдж Мэттьюс, — заверил Рэй. — Она собирается завтра утром отвезти тебя в колонию.

Конечно, на самом деле она не звонила. Просто слова о Пейдж и колонии должны разозлить мальчика еще сильнее.

Но Тодд воспринял новость, не выказывая никаких эмоций.

— Вы просили ее об этом? — спросил он.

— Потому что ты звонил ей без разрешения и устроил погром в кабинете, — закончил Рэй спокойно.

— Да, — ответил мальчик бесцветным голосом.

— Нет, — вздохнул Рэй, ощущая некоторое беспокойство. — Очевидно, ты волнуешь Пейдж не так сильно, как она пыталась показать вчера.

Тодд лишь пожал плечами.

— Неужели ты не рад? — спросил Шрам с любопытством. Он надеялся, что думы о предательстве Пейдж толкнут мальчика на убийство.

— Лучше я останусь здесь. — По голосу Тодда стало ясно, что ему действительно все равно.

«Интересно, готов ли мальчик для мести?» — думал Шрам. Неважно, скрывает ли он то, что у него на душе, или он настолько бесчувственный. И то, и другое вполне сгодится для черного ангела.

* * *

Фиби вышла во двор. Она никак не могла дозвониться Пайпер и Лео после видения и решила попробовать еще раз на улице. Может быть, мешают стены дома.

«А что, если они отключили свой сотовик?» — подумала Фиби. Она пыталась позвонить на работу Пейдж, но ей пришлось выехать на дом к клиенту, а в таких случаях она отключала свой телефон.

Фиби остановилась возле небольшого столика и двух пластмассовых стульев. По-прежнему сжимая одной рукой визитку Пейдж, она поставила на стол остатки чая.

— Да куда же они все подевались? — спросила она у безоблачного синего неба.

— Кто? — раздался голос Пайпер. — Мы, что ли?

Обернувшись, Фиби увидела, что сестра с мужем выходят из-за угла дома. В руках они держали какие-то растения.

— Неужели покупка помидорной рассады занимает несколько часов? — спросила Фиби.

— Ты хоть раз помогала сестре ходить за покупками? — спросил Лео.

— Ладно, хватит, — вздохнула Фиби. Секрет кулинарного успеха Пайпер заключался в необычных ингредиентах.

Лео положил один из кустов на землю, и Фиби принялась его рассматривать.

— Да, они довольно милые.

— А будут еще лучше! — Пайпер сдула волосы с лица и уперла руки в бока. — Когда появится урожай.

— Хорошая рассада, немного волшебного удобрения… — Фиби посмотрела на сестру, хитро улыбаясь. — Каждая ведьма могла бы гордиться своим огородом.

— Наверное, — улыбнулась Пайпер. — Вот подожди, еще увидишь перечную рассаду. Что там у тебя стряслось?

— Ваш сотовик не отвечал, — ответила Фиби.

— Правда? — Пайпер достала телефон и вскинулась. — Ах, черт! Я забыла сменить батарейку.

— У меня куча новостей. — Фиби увидела, что Лео возвращается, и подождала, пока он положит растение на землю. — Мне явилось новое видение. И мне стало ясно, что мы действительно имеем дело с эффектом тумана и камня.

Лео уселся на траве, уступая стулья сестрам. После того как Фиби в подробностях пересказала свое видение, его лицо стало скорее растерянным, чем испуганным.

— И что же это значит? — спросила Пайпер. — Вместо черного ангела со шрамом Лео убьет Тодд?

— Такое просто невозможно, — возразил Лео. — Он же человек.

— Но у него будет арбалет черного ангела, — продолжала Фиби. — Помнишь хранительницу по имени Натали, которой не нравились твои методы защиты? Ее убил Эймс, обычный колдун, а не черный ангел.

— Но сначала он убил черного ангела и, забрав арбалет, получил достаточную силу, — возразил Лео. — Туман означает, что твое видение не предрешено. Ты видела, как полетела стрела? Видела меня умирающим?

Фиби помотала головой.

— Так что не отчаивайся, — успокоил Лео.

— Кажется, мы кое о чем забыли, — заметила Пайпер. — Я имею в виду Тодда. Может быть, Пейдж ошиблась в нем?

— Не думаю. Я сразу поняла, что он хулиган, но на служителя зла этот мальчишка не похож, — ответила Фиби. — А впрочем, я была рядом с ним всего несколько минут, в ее кабинете.

— Мы должны как можно скорее выяснить, невинный он или нет, — заключила Пайпер.

— Действительно, — Лео поднялся и отряхнул штаны. — Кажется, мы что-то упустили, хотя без конца мотались в «Небесную бухту» и обратно. Придется сгонять туда еще разок.

— Ты никуда больше не отправишься, — взвилась Пайпер. — Лучше отправим Пейдж. Ведь охотятся не за нею.

— Ей пришлось ехать к клиенту, — объяснила Фиби. — Не может же она исчезнуть у него на глазах…

Она не успела закончить фразу. Всю лужайку неожиданно охватило пламя.

* * *

Шрам наблюдал за тем, как двое из легендарных Зачарованных мечутся в огне.

Хранитель схватил Пайпер за руку и потащил ее в сторону цветника. Фиби взмыла в воздух, оставшись целой и невредимой. Она окинула все безумным взглядом, опасаясь, что кто-нибудь заметит ее полет над горящей травой.

Когда Фиби приземлилась за пределами огненного кольца, Пайпер спохватилась и, выбросив руки вперед, остановила время. Затем сорвала вентиль с ближайшего крана, к которому тянулась красная лента. Когда время вновь пошло, струи воды тут же потушили пламя.

— Что за чертовщина? — спросила Пайпер, оглядывая почерневшую землю.

— Предупреждение о неминуемом, — ответила Фиби.

— О встрече с черным ангелом? — уточнила Пайпер.

— Не знаю, — призналась Фиби. — Кто бы там ни был, если он метился в нас, то не произвел на меня впечатления.

«Еще произведу», — подумал Шрам, закрутившись в вихре черной золы. Он вернулся в подвал «Небесной бухты» и зашагал по черному туннелю, ведущему наружу. Очевидно, ведьмы будут действовать так, как ему и казалось.

Как только Фиби дозвонится Пейдж, та отправится в детский дом. И если видение было верным, хранитель последует за нею.

«Все в моих руках», — подумал Шрам, выходя на задний двор. Он не боялся ни Зачарованных, ни хранителя. Ведьм легко нейтрализовать, а Лео никуда не денется.

Шрам остановился, оглядев зачахнувшие растения. От его прикосновения высохшие листья рассыпались.

«Хорошее знамение», — подумал он, глядя на то, как ветер уносит темную пыль. И ведьма, и хранитель умрут от руки Тодда. Первая — еще не начав потустороннюю жизнь, второй — уже пройдя ее.

Глава 10

— Нет, я не верю, — держа в одной руке телефонную трубку, другой Пейдж изо всех сил сжимала руль. Пайпер несла что-то невпопад, и Пейдж с трудом поняла смысл сказанного — у Фиби случилось новое видение, в котором Тодд стрелял в Лeo.

— Нам тоже не хочется в такое верить, — ответила Пайпер.

Грусть, звучавшая в ее голосе, не оставляла сомнений в искренности. Она души не чаяла в Лео, а видения Фиби редко оказывались ошибочными. Поэтому забота о Тодде, который мог убить ее мужа, казалась ей неуместной.

«Но она одна из Зачарованных, — подумала Пейдж. — А значит, Тодд по-прежнему должен оставаться для нее невинным».

— Тодд не может служить злу, — сказала вслух Пейдж. — Я знаю.

— Мы должны убедиться, — возразила Пайпер.

— Ты сказала, что Фиби снова видела туман, — Пейдж решила остановиться и свернула к обочине. — А значит, камень еще не образовался.

— Да, но… — Пайпер помолчала, потом выпалила: — У нас еще кое-что случилось.

— Что? — Пейдж вырулила на обочину и нажала на тормоз.

— Лужайка загорелась, — торопливо объяснила Пайпер. — Среди бела дня, без всякой причины. В один миг во дворе запылал огонь.

— Два подобных случая не могут быть простым совпадением, — пояснила Пейдж. Ее сердце гулко забухало, но уже через минуту она пришла в себя. В таких ситуациях нужно оставаться спокойной.

— Наверное, — согласилась Пайпер. — Не похоже, чтобы к пожару был причастен демон высшего уровня.

— Но черный ангел вполне может, — закончила Пейдж. За последнее время в жизни Зачарованных вообще не было случайностей.

— Мы так и подумали. Если черный ангел поджег бензоколонку, то он скорее всего видел, как ты переместилась, и понял, что ты тоже хранитель.

— Верно, — Пейдж прикусила нижнюю губу. Ей и самой думалось о том же. Худшее действительно могло произойти.

— Пожалуй, тебе лучше вернуться домой, — предупредила ее Пайпер.

— Не могу, — Пейдж отпустила тормоза и снова рванула с места. — Нужно разобраться с Тоддом. Ведь в видениях мишенью стал Лео.

— Но если ты отправишься в «Небесную бухту»… — голос Пайпер неожиданно сорвался.

— Видение может измениться, Пейдж, — раздался голос Фиби. — Ты тоже можешь стать мишенью.

— Знаю, — Пейдж увидела просвет и снова выехала на трассу. — Но если Тодд невинен и мы заберем его к себе, черный ангел не сможет заставить его стрелять в Лео.

— Если только он не нападет на нас дома, — предположила Пайпер.

— Нет, — возразила Фиби. — Я видела высокую кирпичную стену, а у нас ее нет.

— В общем, я собираюсь забрать Тодда из «Небесной бухты», — пояснила Пейдж. — Ничего другого не остается.

— Береги себя, — Фиби больше не стала возражать.

Когда она отключилась, Пейдж отправилась на работу, чтобы предупредить начальство о поездке в детский дом за мальчиком. Она собиралась действовать официально, как соцработник, курирующий дело Тодда. Если Рэй станет возражать, можно будет сослаться на стандартную процедуру.

Ей почему-то казалось, что администратор пытается изолировать Тодда не только в воспитательных целях. Так что ради безопасности мальчика она решила обязательно ехать за ним.

* * *

Отключив телефон, Фиби уставилась на него.

— Может быть, попробуем остановить ее? — спросила Пайпер, прочтя тревогу на лице сестры.

— Нет, мы должны убедиться в том, что Тодд невинный, — ответила Фиби, убирая сотовик в карман. У нее тоже возникло дурное предчувствие, но для Зачарованных предчувствия были обычным делом. — Если Пейдж попадет в переделку, она сумеет переместиться.

Пайпер кивнула, повернулась кругом и окинула взглядом двор. Полоска выгоревшей травы размерами шестьдесят сантиметров на два метра тридцать сантиметров тянулась параллельно огороду. Влажная трава налипла на подошвы.

— Кстати, мне пришлось взорвать разбрызгиватель.

— По-моему, ты поступила правильно, — Фиби оглядела повреждения. Как ни странно, теперь Пайпер стала более спокойной, чем в предыдущие дни.

Лео принялся осматривать разбрызгиватель, потом утер лицо подолом рубашки.

— Я могу купить поломанные детали и все починить за несколько минут. Пара пустяков.

— Для такого мастера, как ты, — вздохнула Пайпер, еще раз окинув взглядом двор. — А что, если наш потусторонний пиротехник все еще здесь?

— Сомневаюсь, — Лео провел рукой по выжженной траве, но его целебный дар не действовал. — Он хотел, чтобы я проявил себя как хранитель, а вы воспользовались своей силой. Так что больше ему незачем здесь торчать.

— Но до заката нам нечего опасаться, — успокоила Фиби. — Правда, во втором видении стало немного светлее.

— Да, если не узнаем ничего нового от Пейдж, то у нас остается пара часов, — Пайпер скрестила руки и кивнула. — Мы с Лео можем заняться огородом.

— Ты занимайся, — Лео взял лопату, которую оставил здесь еще вчера. Воткнул ее в землю и приподнял пласт с обгоревшей травой. — А я должен очистить лужайку.

— Что ж, вполне рациональное предложение, — поддержала Пайпер. — Огород станет больше.

— А я должна закончить заклинание, — поспешила Фиби в дом, прежде чем Пайпер спросила ее об успехах.

Она запаслась еще одной бутылкой чая и поднялась на чердак. Нервы были натянуты из-за того, то невидимый враг мог оказаться неподалеку.

— Здесь ничего не изменилось, — опустилась Фиби в кресло-качалку, поставила бутылку на пол и достала блокнот.

Теперь, увидев черного ангела совсем близко, она решила работать упорнее. Его лица почти не было видно, кроме шрама, но и его оказалось достаточно. Фиби прочла вслух написанную строчку:

— «Темный враг хранителей в тумане»…

«Неплохо», — подумала она и написала несколько рифм: карман, банан, шаман, стакан. Уперлась ручкой в подбородок и написала следующую строку:

«Где смерть не вписана во времени и в камне»…

Фиби выпрямилась, восхищаясь собственным поэтическим вдохновением.

— Две строчки все же больше, чем ничего, — она грустно улыбнулась. Пока не придумано все заклинание, не может быть уверенности, что они подойдут.

Тишину нарушил звонок сотовика. Фиби достала его и поднесла к уху.

— Алло. — И тут ее лицо расплылось в широкой улыбке. — Привет, Коул! Устал от книжек?

— Где ты сейчас? — спросил он обеспокоенно. — Я пытался звонить по обычному телефону, но никто не берет трубку.

— Я на чердаке. Тут не слышно, — объяснила Фиби. — Пайпер и Лео во дворе играют в фермеров, а Пейдж поехала в «Небесную бухту» за мальчиком.

— Ты занята? — спросил Коул.

— Не очень, — Фиби отложила ручку и блокнот, подняла бутылку. — А что?

— Да тут одна неприятность, — вздохнул Коул. — Оставил ключи в запертой машине. Можешь привезти мне запасные? Они в верхнем ящике шкафа.

Фиби с трудом сдержала смех. Захлопнуть машину, забыв ключи внутри, — так по-человечески!

— Постараюсь, только у меня совсем мало времени. Нужно закончить заклинание до заката.

— Я решил вернуться пораньше, чтобы помочь вам. Если ты еще не заметила, я такой же, как Лео. — По его голосу чувствовалось, что он намерен оставаться в команде, несмотря ни на что. — Ты уверена, что на сей раз в видении стало светлее, чем в первый раз?

— Не совсем, — Фиби посмотрела на блокнот. — Без заклинания…

— Много лет назад я изучал английскую поэзию, — прервал ее Коул. — Привези мне ключи, и я помогу тебе.

— Написать заклинание? — спросила Фиби. — Вместе?

— Да вряд ли заклинание — такое сложное дело, — Коул снова вздохнул. — Пожалуйста, поверь мне, Фиби. Сколько раз мое знание темных сил выручало вас!

— Ладно, сдаюсь, — Фиби перевернула страницу. — Куда приезжать?

Сообщив Пайпер и Лео, куда она собралась, Фиби отправилась в путь.

Дорога оказалась не такой уж утомительной. Она без конца прокручивала в голове строчки заклинания.

К тому времени когда машина свернула с шоссе к университету, кое-что уже сложилось.

Фиби съехала на обочину и затормозила, чтобы записать заклинание, пока не забыла его. Когда строчки облеклись в чернила, она вырвала страницу из блокнота и положила в карман рядом с визиткой Пейдж. За все время ей так и не пришлось переодеться.

— Вот и хорошо, — снова вырулила на дорогу Фиби. — Коул должен оценить то, что я придумала.

Фиби хорошо знала расположение университета, поэтому проехала прямо к библиотеке и вскоре нашла то место, которое назвал Коул. Однако там стояла совершенно незнакомая машина.

Фиби пожала плечами. Неужели она неправильно записала номер? Так увлеклась заклинанием, что перепутала цифры? Тогда Фиби стала оглядывать стоянку, одновременно набирая номер его сотовика.

Ее охватило нехорошее предчувствие, которое все усиливалось, пока она переезжала от одной части стоянки к другой. Машины Коула нигде не было видно, и его номер не отвечал. Минут через пятнадцать до нее начало все доходить.

Коул обязательно дождался бы Фиби. Хотя он и крайне нетерпелив, но ни за что не стаи бы играть на ее нервах и чувствах. Если бы нечто непредвиденное заставило его покинуть стоянку, он бы позвонил ей. Что бы ни случилось.

«Но тогда куда же он девался и почему не позвонил?» — подумала Фиби, кинув взгляд на приборную доску, и отключила режим громкой связи. Может быть, громкая связь сломалась?

Но ответа все равно не было.

Уже начиная по-настоящему беспокоиться, Фиби набрала номера сотовиков сестер, а также телефон социальной клиники. Но ни один из них не отвечал.

Фиби снова включила режим громкой связи. У технических неполадок могло быть логическое объяснение. Но ведьма могла поверить скорее в сверхъестественные причины.

Существа из потустороннего мира могли запросто использовать технические приспособления для связи с живыми. А телефоны сестер Холлиуэл были напечатаны в справочниках.

Ей вспомнилось, что черный ангел умел подражать чужим голосам. «Значит, мне звонил вовсе не Коул!» — поняла Фиби, выезжая со стоянки, и постаралась не паниковать.

Враг позвонил для того, чтобы разделить сестер.

Сила Трех бесполезна, если Зачарованные не будут читать заклинание вместе. А теперь, когда они находятся в разных местах, такое уж точно невозможно.

* * *

Чем ближе подъезжала Пейдж к детскому дому, тем сильнее становилась ее тревога. Миновав ворота «Небесной бухты», она почувствовала страшную, удушливую тяжесть. Пейдж не могла отделаться от ощущения, что она собственными руками сунула Тодда в пасть вселенского зла.

Пейдж остановила свой «Фольксваген» у главного входа и немного посидела, собираясь с силами. Без сестер она слишком уязвима. Однако через минуту она смогла взбодриться, хотя ужас до конца не выветрился.

Телепортация была надежной защитой лишь в тех случаях, когда имеешь дело со смертными вроде Рэя. Но от черных ангелов так просто не убежишь. Они могли, например, вторгаться в чужое сознание и заставлять слышать несуществующие голоса. Пейдж решила, что, наверное, именно они навевали ей в детстве страшные сны, раз она была хранителем.

«И над постелью этого ребенка тоже склонилось чудовище», — подумала Пейдж, выходя из машины и направляясь к дверям.

Она позвонила и подождала немного. По прошествии нескольких секунд вытерла вспотевшую ладонь о рубашку и снова позвонила. Но снова никто и не думал открывать.

— Ладно, — произнесла она. Оставалось лишь перемещаться, не думая о том, что ее могут заметить. Их с Тоддом жизнь в опасности, поэтому раздумывать нечего. Что толку от секретности, если она погибнет?

— Пайпер бы тоже с ней согласилась, — пробормотала Пейдж и стала спускаться с крыльца. Нужно переместиться вместе с Тоддом в безопасное место и все ему объяснить потом. Но сперва придется спрятаться, чтобы никто не увидел ее из окон.

Едва она сделала всего несколько шагов, как дверь неожиданно открылась.

— Пейдж?

Она обернулась, узнав голос Рэя, и увидела его стоящим в дверях.

— Разве я неправильно понял наш утренний разговор? — спросил он. — Ведь мы решили отложить твой визит на несколько дней, пока Тодд как следует освоится.

Администратор выглядел растерянным, но Пейдж его состояние ничуть не смутило.

— Извини, Рэй, но мой начальник не терпит возражений, — Пейдж снова направилась к дверям. — Проще заехать сюда, чем уговорить мистера Коуэна отказаться от формальностей.

— Нет такого правила, которое нельзя было бы нарушить, — ответил Рэй, давая ей пройти.

— Только не для мистера Коуэна, — возразила Пейдж. — Ни нарушить, ни обойти.

Ее шутливый тон должен ввести Рэя в заблуждение. Сперва она хотела исчезнуть, ничего не объясняя. Но теперь, когда администратор знает о ее присутствии, такая позиция вызовет подозрения. Однако ее задача ни в коем случае не меняется — нужно как можно быстрее помочь Тодду. И если получится остаться с мальчиком наедине, то можно сразу же переместиться вместе с ним.

Когда Рэй закрывал дверь, Пейдж услышала жалобное мяуканье. Оглянувшись, она увидела стоявшую возле лестницы пластиковую клетку, заполненную рыжей шерстью.

— С Хэди что-то случилось? — спросила Пейдж, решив что кошку собираются нести к ветеринару.

— Небольшая царапина на голове, — ответил Рэй.

Тон его слов был таким, что Пейдж сперва ничего не заподозрила. Но когда она увидела жестокую ухмылку на лице Рэя и до нее дошла ужасная правда, она начала все понимать. Однако слишком поздно она заметила в руках у Рэя полицейскую дубинку. Он прятал ее за спиной.

Когда жесткая резина обрушилась ей на голову, все тело пронзила острая боль и перед глазами блеснула серая молния.

* * *

Как только Фиби поняла, что черный ангел специально разлучил их, она решила немедленно воссоединиться с сестрами.

Погруженная в свои мысли, она почти потеряла выезд со стоянки. Наконец отыскав его, вылетела на дорогу на полной скорости, но тут же пришлось тормозить у дорожного знака. И только выехав на шоссе, Фиби снова нажала на газ. Она неслась так быстро, что едва замечала проносящиеся мимо здания — мотель, две заправки, закусочную…

Подумав о Пайпер, оставшейся беззащитной, Фиби вспомнила, что действие видений происходило совсем не в их доме, а возле какого-то каменного строения.

Туда отправилась Пейдж. И должна отправиться она сама. И Пайпер.

Ее туманное видение по-прежнему оставалось не слишком ясным, но кое-что все-таки удалось понять. Лео предстоит попасть в «Небесную бухту», а вместе с ним туда отправится и Пайпер. Силы вселенской магии связывали Зачарованных так же крепко, как физические субатомные силы соединяют атомные частицы.

Сила Трех не терпела пустоты и все время стягивала их вместе.

Но сумеют ли они разрушить планы черного ангела?

«А в чем, собственно, его план? — подумала Фиби. — Почему арбалет держал не он, а Тодд?»

Она почувствовала, что Лео, одинаково любимый всеми тремя сестрами, был лишь пешкой в какой-то хитроумной игре.

Фиби еще увеличила скорость, которая помогала ей думать. Еще до того как на дворе возник огненный ад, она вспомнила то, о чем они с Пейдж разговаривали прошлой ночью. Сейчас разговор показался ей очень важным.

— Но кое-кто может заставить перейти черту, из-за которой нет возврата, — сказала тогда Фиби.

— Для Тодда этакой чертой может стать наш таинственный черный ангел, — ответила Пейдж.

Значит, Тодд будет участвовать в убийстве не случайно. Может быть, план черного ангела связан именно с ним?

«Но какой же?» — ломала голову Фиби, перебирая все, что знала о черных ангелах и ища хоть малейшую зацепку.

Хотя цель черных ангелов лишь одна — убивать хранителей, они всегда берутся за нее по-разному.

Черный ангел по имени Алек сжигал свои жертвы. И прежде чем сгинуть от собственной силы, пытался соблазнить Дейзи, невинную, которую должен был защищать Лео. Но такой вариант вряд ли подходил к нынешней ситуации.

Фиби гнала свою машину уже на предельной скорости, продолжая размышлять.

Она вспомнила колдуна Эймса, который убил черного ангела и завладел его силой, собираясь с ее помощью извести всех добрых ведьм. Его план оказался блестящим, но Зачарованные вместе с Лео смогли его одолеть.

«Но теперь мы имеем дело не с колдуном, — подумала Фиби. — Тот тип со шрамом — именно черный ангел».

Мэгги Мерфи чуть было не покончила с собой, потому что черный ангел внушил ей, будто она приносит несчастье тем, кому пытается помочь. Он сделал так, потому что не хотел, чтобы она стала хранителем, но ему не удалось его черное дело.

Фиби покачала головой. Такие бескорыстные люди, как Мэгги и Лео, после смерти превращаются в хранителей. Тогда, может быть, плохие люди становятся черными ангелами?

«Точно!» — подумала она. Лео как-то высказал мысль, подтверждающую ее догадку: «Черные ангелы пополняют свои ряды злыми людьми, точно так же как хранители — добрыми».

И Тодда как раз можно назвать хорошим кандидатом на такую грязную роль.

К своим двенадцати годам мальчишка успел стать отъявленным хулиганом, и его не заботило абсолютно ничего. Он попал в частный детский дом, поскольку ему оставался всего один шаг до колонии. Если Рэй Марино как-то связан с черными ангелами, то в его заведении готовятся кандидаты на их роль.

Машина чуть не вылетела на обочину, и Фиби пришлось слегка сбавить скорость. Конечно, она не сможет ничего доказать, пока не попадет в «Небесную бухту», но цепь своих рассуждений она считала верной.

Тот тип со шрамом облюбовал детский дом для своих гнусных целей, чтобы растить себе смену.

«А может быть, он задумал что-нибудь похуже?» — Фиби вскрикнула, вспомнив Тодда с арбалетом.

Если мальчик убьет Лео, он сразу же станет черным ангелом!

Никто из сестер до сих пор не додумался до такого исхода — слишком ужасным было подобное предположение. Но зато оно хорошо объясняло второе видение.

— Лео! — закричала Фиби, пытаясь связаться с ним по каналам, соединявшим ведьм с их хранителями. — Лео, у меня срочная новость!

Когда он не ответил, Фиби поняла, что он занят чем-то более важным, чем собственная безопасность.

Может быть, сейчас ему приходится спасать Пейдж?

Младшая сестра поехала в «Небесную бухту» выручать Тодда, не подозревая о том, что он, возможно, уже готов убивать хранителей. Если Лео почувствовал угрозу для ее жизни, он наверняка отправился следом за ней.

Фиби надеялась, что Пайпер не отпустила его одного. Ведь против черного ангела со шрамом поможет лишь Сила Трех.

Уверяя себя, что еще не все потеряно, Фиби потрогала в кармане бумажку с заклинанием. Ее пальцы коснулись визитки, благодаря которой случилось второе видение.

И тут же нахлынуло третье, куда более отчетливое. Она с трудом смогла удержать руль, но машина устремилась к обочине.

Глава 11

Придя в себя, Пейдж почувствовала две вещи — пронзительную боль и жесткую поверхность под собой. Она не пошевелилась и не открыла глаз на тот случай, если Рэй наблюдает за ней.

До нее доносились лишь журчание воды и шорох палых листьев на ветру Поверхность, на которой лежала Пейдж, на ощупь напоминала камень, кое-где поросший мхом.

Она осторожно открыла глаза и сразу же поняла, что лежит на заднем дворе. Лео описывал его именно так. С одной стороны находился склон холма, а с других поднимались каменные стены. Через арку, проделанную в одной из них, виднелся зеленый луг. Солнце еще только начинало опускаться за лес, находившийся вдали.

«Вот и сумерки, — подумала Пейдж. — Но тумана пока что нет». Она не знала, будут ли у Фиби новые видения или они уже обратились в камень.

И рядом не было Лео, который мог бы сообщить ей новости.

Ясно лишь одно — не стоит дожидаться возвращения Рэя.

Если только она сможет двигаться.

Пейдж пошевелилась, пытаясь приподнять руку или голову, но у нее не получилось. Тогда она попробовала переместиться, но сила покинула ее, будто бы вся вытекла по капле. И прежде чем она осознала ужасный факт полного бессилия, чьи-то жесткие пальцы схватили ее за волосы и поставили па колени.

— Куда мы собираемся? — произнес человек со шрамом, одетый, как и полагалось, во все черное. Его резкий голос гремел в ушах, словно гром.

Пейдж беспомощно глядела в его глаза, которые оказались слишком черными, чтобы отражать свет.

При виде ее страха на лице черного ангела появилось подобие улыбки. Упрямство Пейдж всегда доводило до белого каления ее приемных родителей и учителей. Вот и сейчас она отвела глаза, сопротивляясь его взгляду. Даже став беспомощной, ведьма собиралась умереть с честью.

— Должно быть, ты страшно напугана, Пейдж. — Черный ангел обернулся: — Правда, Тодд?

— Да, Шрам.

Когда Пейдж увидела мальчика, у нее перехватило горло. Он смотрел на нее так же жестко, как и его спутник.

— Не обманывайся, Пейдж, — произнес Шрам. — Ты абсолютно беспомощна.

В глазах ведьмы отражался страх. Но он был вызван не физическим превосходством врага, а полным отсутствием чувств на юном лице Тодда. Шрам неожиданно повалил Пейдж на бок и потащил к каменной стене.

Когда он отпустил ее волосы, она раскинулась безвольно, словно тряпичная кукла. Голова запрокинулась, поэтому ей стало не видно, что делает враг.

— Тебе, конечно, интересно, почему ты не можешь двигаться, — Шрам наклонился и заглянул ей в глаза. Видя, что ведьма не может отвести взгляд, он улыбнулся, чувствуя свою победу.

Тодд тоже приблизился и уставился на нее.

— Я родился в первом веке нашей эры, — проинформировал Шрам. — Да, ты не ослышалась. В первом веке.

Мальчик перевел взгляд на черного ангела, тоже удивленный его словами.

— Я славился на весь Рим как непобедимый гладиатор. Жители Рима знали и любили меня, завоевавшего славу на арене Колизея. — Шрам жестоко улыбнулся. — Конечно, многие зрители жаждали увидеть мою гибель. И я оправдал их надежды, но с момента гибели началось другое, куда более прекрасное существование.

Пейдж совсем не интересовала его история. Но чем дольше он говорил, тем возрастали ее шансы на спасение. Ведь если сестры увидят, что она не отвечает на звонки, то примчатся на помощь.

— Время было темное и очень интересное, — продолжал Шрам. — В подземном мире царила такая жестокость, которой не знали ни примитивные варвары, ни образованные римляне. И когда я очутился там, еще не канули в Лету первозданные секреты темных искусств.

— Какие секреты? — спросил Тодд.

— Например, зелье, отбирающее у хранителей способность перемещаться, — не отрывая взгляда от жертвы, Шрам достал из кармана маленький стеклянный фиал. — Его ингредиенты весьма редки и баснословно дороги, но зато эффект потрясающий, не правда ли?

Даже если бы Пейдж могла разговаривать, она бы не удостоила его ответа. Ведьма смотрела с испугом на то, как мальчик жадно ловит каждое слово черного ангела. Его речь буквально захватила юный, неокрепший ум.

— Не говори об этом никому, — произнес Шрам доверительным тоном, — но я единственный черный ангел, умеющий готовить такое зелье. И сейчас как раз оно может пригодиться.

От его слов в сердце у Пейдж будто бы пробежала электрическая искра. С помощью своего средства он запросто расправится со множеством хранителей.

— Большинство моих собратьев слишком трусливы или горды, чтобы пользоваться обездвиживающим зельем, — Шрам покачал головой. — И именно поэтому часто проигрывают в битве с хранителями.

«Интересно, а чем они занимаются в свободное от охоты время?» — подумала Пейдж, но Шрам заговорил совсем о другом:

— К сожалению, многие ингредиенты уже больше нигде не достать. Некоторые травы исчезли с лица земли, — Шрам притянул мальчика к себе и положил руку ему на плечо.

Приглядевшись, Пейдж увидела царапину на щеке Тодда и огромный кровоподтек на руке. Значит, он все еще оставался живым человеком.

— Рецепт зелья не погибнет. Он перейдет к моему ученику, — Шрам сверкнул глазами. — Но эта тайна умрет вместе с тобой.

Тодд не выказывал сочувствия к Пейдж, но она не могла поверить, что он уже стал хладнокровным убийцей. Если она в нем ошиблась, то в будущем не сможет поверить ни одному трудному ребенку.

Но будет ли у нее будущее — еще неизвестно.

Шрам поднял руку, и в ней появился арбалет. С острого наконечника стрелы капал черный яд. Он протянул оружие мальчику.

Пейдж не могла понять, присутствует ли в его глазах колебание. Он взял оружие, но опустил его к земле.

— Она приехала, чтобы увезти тебя отсюда, — сообщил Шрам. — Ты знаешь зачем.

Пейдж напряженно смотрела на Тодда, пытаясь прочесть ответ в его глазах. Шрам намеренно обманывал мальчика.

— Шесть лет за решеткой, до тех пор пока начальство не поймет, что тебе уже восемнадцать, — Шрам вздохнул. — Шесть лет без свободы, нормального питания и развлечений, зато с жестокими учителями. Вот какое будущее уготовила для тебя Пейдж.

Она попробовала помотать головой, но ничего не вышло. Она совсем не собиралась отдавать мальчика в колонию, но слова черного ангела звучали вполне убедительно. Он нарисовал картину мрачными красками, но ведь она сама совсем недавно описывала колонию точно так же.

— Если ты, конечно, проживешь так долго, — добавил Шрам. — Но ведь Пейдж абсолютно все равно, сколько ты проживешь. Не то что мне или Рэю.

Пейдж почувствовала, что эффект от зелья, кажется, начинает ослабевать. Но никакая демоническая сила не могла нанести ей такую рану, как ненависть в карих глазах Тодда.

Мальчишка почти потерян для людей, и на ее глаза навернулись слезы. Ведь Тодд оставался всего лишь ребенком. Позади у него была страшная трагедия, а впереди — беспощадное завтра. Если бы жестокий администратор и черный ангел не влияли па него, он никогда не встал бы па такой ужасный путь.

— Ты самый лучший воспитанник «Небесной бухты», — проговорил Шрам. — Но тебе нельзя здесь оставаться, если Пейдж останется жива.

Она увидела, как мальчик поднимает арбалет.

— Убей ее, Тодд, — напирал Шрам. — Это единственный способ.

Мальчик дрожащими руками натянул тетиву.

Пейдж вся подобралась. Она знала, что яд черных ангелов смертелен.

* * *

— О-ой!

Пайпер выпрямилась, отряхнула руки от земли и, увидев, что Лео перестал копать, спросила:

— Что случилось?

— Пейдж, — Лео бросил лопату. — Она в большой опасности.

— Нов какой? — Пайпер подпрыгнула на месте и стала стаскивать перчатки. Тревожно посмотрела на запад, думая о черном ангеле. Солнце уже садилось за дальние крыши.

— Не знаю, — ответил Лео. — Но отчетливо ощущаю ее ужас.

— Должно быть, все-таки черный ангел, — Пайпер поглядела под ноги. Теперь она тоже ощущала опасность, хотя и не разделяла ужаса сестры. Зачарованным много раз приходилось смотреть в лицо смерти, но в жилах старших сестер не текла кровь хранителей, поэтому она толком не понимала, насколько страшен черный ангел.

— Кажется, она во что-то врезалась, — предположил Лео.

— О, нет… — Пайпер зажала себе рот ладонью, она поняла — Лео чувствует, что сестра погибает.

— Пейдж? — спросила она тихо.

— Фиби, — покачал головой Лео. — Но у нее уже все прошло.

— Прошло? — переспросила Пайпер, бледнея. — Что это значит?

— Вспышка эмоций. Наверное, паника, — Лео снова покачал головой. — Не знаю, почему все произошло так быстро. Я на мгновение почувствовал Фиби, а потом — ничего.

У Пайпер пересохло в горле, и она с трудом смогла сдержать слезы.

— Фиби для меня вне зоны досягаемости, — Лео погладил ее по щеке. — Попробуй отыскать ее, а я отправлюсь спасать Пейдж.

Пайпер понимала, что он должен немедленно отправиться к младшей сестре. И сама она тоже не могла сидеть сложа руки, если все ее близкие в опасности.

Сила Трех могла одолеть черного ангела, но они не знали, где сейчас Фиби, что с ней и закончила ли она писать заклинание. А без Силы Трех оно бесполезно.

— Если черный ангел поймал Пейдж, то ты попадешь прямо в ловушку, — предупредила Пайпер.

— У меня нет выбора, — Лео отстранился от нее.

— Знаю, — вздохнула Пайпер. — Но я кое-что придумала. Конечно, рискованно, но ничего лучшего в голову не приходит.

— Тогда не тяни, — ответил Лео.

* * *

Фиби очнулась и застонала. Ее руки мертвой хваткой сжимали руль. Сначала она не могла вспомнить, где находится и что случилось. Выпрямилась, потрогала лоб и увидела, что пальцы в крови.

Фиби удивилась и моргнула, чтобы лучше видеть. Листок с заклинанием и визитка лежали у нее на коленях, а лобовое стекло разбилось. Пар, поднимавшийся над капотом, пробудил воспоминания.

Туман!

— О боже! — В памяти воскресло все, что она видела несколько минут назад. Машина съехала с шоссе, когда ее рука дотронулась до визитки и у нее случилось новое видение.

Приток адреналина побудил ее к немедленным действиям. Машина могла в любую минуту вспыхнуть. Фиби схватилась за дверную ручку, но дверь не открывалась. Оказалось, что автомобиль врезался в огромное дерево и весь перекорежился.

— Только без паники, — Фиби сделала глубокий вдох и заметила, что ключ зажигания все еще на месте.

Она нажала кнопку, убиравшую боковое стекло, но его заклинило.

Тогда Фиби решила выбираться с противоположной стороны и стала как безумная жать на другую кнопку. Когда и второе окно не открылось, она отстегнула ремень безопасности, схватила заклинание и сотовик и перебралась на заднее сиденье. Там ей удалось без труда открыть дверь и выбраться из машины на траву.

Коул долгими часами тренировал ее, и его уроки в который раз спасали ей жизнь. Фиби немедленно откатилась подальше от разбитой машины, потом вскочила на ноги и отбежала на безопасное расстояние. Вздохнула с облегчением и вытерла кровь, заливавшую глаза.

Да, машину она угробила, но могло быть куда хуже. Когда Фиби вошла в транс, автомобиль налетел на заросший травой холм. Прежде чем он врезался в дерево, подъем снизил скорость, и поэтому она осталась жива.

Только теперь Фиби сообразила, что могла погибнуть. А на раны, ушибы и царапины сейчас не стоило обращать внимания.

Она вспомнила, что в третьем видении увидела смерть, но не свою.

Фиби едва держалась на ногах, голова кружилась от боли. Она упала на колени, согнулась пополам, и ее вырвало. И теперь, когда наступила физическая реакция на случившееся, в ее сознании воскресли детали видения.

…Клочья тумана стелились над влажными, покрытыми мхом камнями, словно призраки… В глазах Пейдж отражался ужас. Стрела черного ангела вонзилась ей в самое сердце. Смерть наступила мгновенно, без мучений… Призрачный Тодд обернулся, и его плоть начала таять, обнажая кости… Он перезарядил арбалет и выстрелил в Лео…

Фиби вскрикнула. Больше всего ей хотелось стереть из памяти ужасные картины. Согласно видению, Тодд убьет Пейдж, потом черный ангел со шрамом убьет его, и новоявленный черный ангел убьет Лео. Остатки символического тумана означали, что все еще можно предотвратить.

Фиби поднялась на ноги, сжимая в руке заклинание, и окинула взглядом шоссе. С тех пор как она пришла в себя, не показалось ни одной машины. Да и до аварии магистраль оставалась пустынной.

Из разбитого радиатора все еще поднимался пар, но машина пока не взорвалась.

Фиби попробовала набрать помер Пейдж, но экран ее сотовика оставался пустым. Может быть, телефон разбился при аварии, может, села батарейка, а может, тут не обошлось без магии черного ангела. Она в сердцах швырнула бесполезный прибор наземь.

— Лео! — закричала Фиби, изо всех сил стараясь вызвать своего хранителя. Но после того как тог не появился, она решила, что он уже не придет, и зашагала к лесу.

«Неужели Лео погиб? — подумалось ей. — Или спасает Пейдж?»

Ответы на все вопросы можно найти лишь в «Небесной бухте». Поэтому она стала поскорее добираться туда.

О попутке нечего и думать. Во-первых, ни одной машины так и не появилось. А во-вторых, любой водитель немедленно повезет ее в больницу. Ведь она будто бы выпрыгнула из фильма-катастрофы.

— Сколько же мне придется добираться до детского дома? — произнесла Фиби вслух, углубляясь в лес. Стоило только удалиться от шоссе настолько, что ее никто не видел, как она зажала заклинание в зубах, взмыла в воздух и медленно поплыла над лесом.

Вскоре она увидела поворот, ведущий к «Небесной бухте». По дороге до нее было полтора километра. «А если полетит ворона или ведьма, то вдвое меньше», — подумала Фиби, вновь опускаясь на землю посреди леса.

* * *

Пейдж смотрела на арбалет. Как ни странно, она совершенно перестала волноваться. Собственное спокойствие перед лицом неотвратимой смерти удивило ее. Оправдались самые ужасные опасения, но все оказалось совсем не так страшно, как представлялось. Присутствие черного ангела и его комментарии не могли сломить ее духа.

— Продли мгновение, Тодд, — произнес Шрам. — Пусть в ее глазах подольше светится ужас. Заставь ее помучиться.

Его сиплый голос будто бы гипнотизировал мальчика. Он медленно наклонился, разглядывая Пейдж.

И она неожиданно поняла, что черный ангел вовсе не хочет, чтобы Тодд выстрелил, по крайней мере сейчас.

«Но почему? — подумала Пейдж, чувствуя сильное облегчение. — Дорога каждая секунда. Смерть может уступить место жизни в любой момент. Для меня. А для Лео?»

Да, именно из-за него она все еще оставалась жива.

И Пейдж тут же укорила себя за нахлынувшую было радость.

Черный ангел использует ее в качестве приманки. Хранитель почувствует ее страх и обязательно появится. Но если она умрет, то ничего не выйдет.

«Значит, я могу попытаться спасти своего защитника, — сообразила Пейдж. — Но каким образом? А что, если думать о чем-то хорошем?»

— Видишь? — указал на нее пальцем Шрам. — Ее глаза горят жаждой жизни и обманчивой надеждой. Как ты думаешь, положить конец ее надеждам или продлить ее муки?

«Так, — подумала Пейдж. — А что, если его цель все-таки не Лео? Я совсем запуталась».

Она неожиданно почувствовала, что может двигаться, но тут же замерла. Тело все еще слушалось плоховато, но теперь уже стало ясно, что действие зелья не продлится долго. Может быть, оттого, что она оставалась ангелом лишь наполовину.

Шрам пристально глядел на мальчика, ожидая ответа.

— Лучше подождать, — пе сводил глаз с Пейдж Годц.

— Правильно, подождем, — Шрам внезапно насторожился и оглядел двор. Пейдж поняла, что он ищет Лео. Ей по-прежнему было страшно, а значит, хранитель должен уже давно прийти на зов.

Но взглянув на трясущийся арбалет в руке Тодда, она подумала, что лучше бы Лео все же не появлялся. Мальчик еще не видел, как материализуются ангелы, даже Шрам, а значит, мог от испуга спустить тетиву.

А вот для самой Пейдж единственное спасение заключалось в перемещении, если только враг не заметит, что его зелье больше не действует.

Когда Шрам взглянул ей в лицо, она постаралась смотреть на него абсолютно бесстрастно. Если убийца что-то заподозрит, у нее не останется ни малейшего шанса. Она по-прежнему чувствовала тело ватным, но силы к ней постепенно возвращались.

У нее могла быть лишь одна попытка перемещения. Провал означал смерть. Шрам поднял ее и усадил возле стены. Левая рука оказалась скрытой от его глаз. И теперь можно пошевелить ею.

Пальцы задвигались.

Пейдж попыталась прекратить дрожь в руке, и каждый мускул напрягся. Действие зелья проходило даже быстрее, чем она предполагала.

«Сейчас или никогда», — решила она, как только Шрам неожиданно отвернулся. Собрав все силы, Пейдж начала готовить свое физическое тело к перемещению.

Заметив, что вся ее фигура засветилась, Тодд оторвал взгляд от арбалета и уставился на нее расширившимися глазами.

— Стреляй! — заорал Шрам.

«Ты опоздал», — подумала Пейдж, ускользая из когтей черного ангела. Но последнее, что она успела заметить перед исчезновением, были появившиеся Пайпер и Лео.

Глава 12

Увидев за деревьями здание детского дома, Фиби ускорила шаг. Пролетев по воздуху большую часть пути, она здорово сэкономила время.

Спрятавшись в тени могучего дуба, Фиби оглядела «Небесную бухту» и се окрестности. Между домом и лесом росло всего несколько деревьев. Издалека доносился шум трактора, который медленно двигался по лугу, освещая себе путь тусклыми фарами. За рулем, наверное, сидел садовник Герман.

Внимание водителя было сосредоточено на высоких стеблях, падающих под движущимися ножами. Трактор полз с трудом. Но когда он наконец-то скрылся из виду, Фиби вздохнула с облегчением.

Уроки Коула пригодились ей в очередной раз. Пока трактор делал разворот, а в окнах никого не видно, она кинулась к зданию на спринтерской скорости.

Фиби дышала глубоко и крепко сжимала листок с заклинанием, по возможности стараясь прятаться за деревьями. Ее подошвы равномерно шелестели, ступая по траве и выбивая ритм, что позволяло ей сосредоточиться.

Фиби старалась представить, что Коул наблюдает за ней и подбадривает. Когда она поняла, что сотовик не работает, а Пейдж и Лео в опасности, то постаралась уверить себя, что ее любимый до сих пор сидит в библиотеке. И вот теперь у нее возникло нехорошее предположение — а что, если ей звонил все-таки Коул? Может быть, он ждет ее на другой парковке?

«Как же он злится, — подумала Фиби. — Зато ему ничего не угрожает». Она выбросила Коула из головы и вдруг увидела белое свечение.

Пейдж материализовалась в сидячем положении возле бордюра. Едва возникнув из воздуха, она вскочила на ноги и кинулась бежать по дороге.

Фиби рванулась наперерез. Пейдж заметно шаталась; хотя способность перемещаться вернулась к ней, тело еще плохо ее слушалось.

— Фиби! — воскликнула она, увидев сестру, и измученно улыбнулась.

— Здесь слишком открытое место, — Фиби махнула рукой в сторону дома, а другой рукой схватила сестру за запястье и потянула ее. — Скорее.

Они проскользнули под ветвями двух невысоких деревьев и опустились на землю, спрятавшись в кустах.

— Что с тобой случилось? — спросила Фиби.

— Сперва меня вырубил Рэй, — Пейдж стала загибать пальцы, — потом Шрам обездвижил с помощью зелья, и наконец, чуть не убил Тодд.

— Значит, видение было верным! — воскликнула Фиби.

— Не совеем, — Пейдж замахала руками. — Он пытался убить меня, а не Лео.

— У меня случилось третье видение, — объяснила Фиби. — Тодд убил тебя, потом Шрам убил его. Он тоже стал черным ангелом и убил Лео.

— Ох, — простонала Пейдж. — А туман был?

— Да, — кивнула Фиби. — И то, что тебе удалось улизнуть, доказывает, что камень еще не образовался.

— Но Шрам ни за что не отступится, — Пейдж яростно сверкнула глазами. — Он хочет обратить Тодда ко злу, и может быть, остановить его уже невозможно.

— Если все Зачарованные собрались здесь… — начала Фиби, протягивая ей листок. — Я наконец-то придумала заклинание против черного ангела.

— Что ж, можешь на меня рассчитывать, — Пейдж сжала се руку.

Сколько бы раз Фиби ни перемещалась вместе с Лео и Пейдж, она так и не могла привыкнуть к такому действию. Когда она перемещалась, ее охватывал нестерпимый страх, но стоило ей вновь прийти в обычное состояние, как наступало облегчение. Впрочем, подобное происходило каждый раз при таких обстоятельствах, что выбирать не приходилось.

Сестры материализовались и каменном дворе в тот момент, когда солнце скрылось из виду. Последние блики падали на засохшие растения, влажные камни и разбитые скульптуры.

А вот тумана не оказалось, ни реального, ни символического.

Фиби была счастлива, что у нее не случилось четвертого и последнего видения, которое должно закрепить все в камне. Ее обычные видения можно назвать окнами в будущее, которое могло сбыться, если сестры не вмешаются. В нынешнем случае все многократно менялось. Поскольку Фиби не знала, какие варианты остались в запасе, она решила руководствоваться своим чутьем.

В тот момент, когда младшие сестры появились во дворе, Пайпер выбросила руки и обездвижила Тодда, который уже прицелился в Лео.

— Пару минут назад то же самое происходило со мной, — заверила Пейдж.

«Весьма похоже», — подумала Фиби, оглядев всю немую сцену.

Они с Пейдж стояли посреди каменного двора с засохшими потемневшими растениями. Пайпер и Лео находились в четырех метрах от них. Мальчик, готовый вот-вот выстрелить, застыл с выражением удивления на лице. Только сила Пайпер не дала ему сделать роковой шаг.

Черный ангел стоял в трех метрах от него, справа от Фиби. Высокий, атлетично сложенный, он устоял против магии.

— Где вы пропадали? — спросила Пайпер, поднимая бровь.

— Просто застряли в пробке, — ответила Фиби.

— Ты еще смеешь шутить в моем присутствии? — Черные глаза Шрама яростно блеснули. Вокруг него начали плясать вихри.

— Зато из тебя хорош шутник! — воскликнула Фиби. — Решил отнять у мальчишки человеческую жизнь!

Она не знала, сколько времени черный ангел будет разговаривать с ними. Если планы Шрама провалились, ему незачем здесь оставаться. Он может вернуться обратно в подземный мир и там начать копить силу для новых злодеяний. Зачарованные должны срочно остановить его, прочтя хором заклинание. Но ведь Пайпер стоит слишком далеко от сестер.

Фиби шагнула к старшей сестре и дернула Пейдж за блузку. Та едва заметно кивнула ей, поняв, что они должны присоединиться к Пайпер. Потом окинула взглядом каменную стену, прикидывая, можно ли незаметно пробраться вдоль нее.

Не спуская глаз с черного ангела, Фиби сделала еще один шаг, пытаясь отвлечь внимание черного ангела.

— Послушай, как тебя там… — начала она.

— Шрам, — представила его Пейдж, пробираясь к Пайпер. — Он называет себя Шрамом.

— Какая разница, — произнесла Пайпер.

Такое неуважительное отношение могло разозлить врага и спровоцировать его на необдуманные поступки.

— Как бы то ни было, — продолжала Фиби, — ты не можешь нам ничего сделать.

И тут Тодд пришел в движение. И прежде чем Пайпер снова остановила его, он натянул тетиву и изготовился к стрельбе.

— Так что же? — Шрам торжествующе ощерился.

Хотя Фиби беспокоилась за своих родных, она не забывала, что их главная обязанность — заботиться о невинных. И пока Тодд не перешел на сторону зла, его еще можно спасти.

— Тебе не получить ребенка, — заверила она. — Ты проиграл.

— Дурачье, — ответил Шрам. — Я всегда буду вас побеждать!

— Каким же образом? — спросил Лео.

Фиби продвинулась еще на шаг, не спуская глаз с черного ангела. Пейдж сделала еще несколько шагов к Пайпер.

— Когда ваша сила иссякнет, стрела полетит, и судьба Тодда будет решена, — выложил свой план Шрам таким тоном, будто имел дело со слабоумными.

Фиби не обратила на его слова внимания. Она понимала, что чувство собственного превосходства может сыграть с ним злую шутку.

Она изо всех сил заставляла себя двигаться медленно. Если Шрам поймет, что Зачарованные собираются соединиться, то он тут же исчезнет.

— Не так уж трудно сделать его душу черной, — продолжал Шрам. — После смерти Тодда она обязательно станет моей. Будет он мальчишкой или взрослым, мне все равно.

Фиби чувствовала, что надо ускорить их действия, чтобы враг не получил эту юную жертву себе.

«Сейчас увидим, насколько тебе все равно», — подумала Фиби. И вдруг Шрам начал светиться. Фиби стала скорее читать заклинание:

— Темный враг хранителей прячется в тумане…

Силуэт противника начал превращаться в пепел, но сестры продолжали скандировать, теперь уже вместе:

— Там, где смерть не вписана во времени и в камне…

У Фиби замерло сердце: она увидела, что черный ангел не может завершить перемещение. Тогда Зачарованные закончили заклинание:

— Но его сожжет огонь, подвластный нам,

Уничтожит тень его, и плоть, и кровь, и шрам.

Произнеся последнюю фразу, они все напряглись. Черный ангел начал корчиться в агонии — его охватило пламя, повалил черный дым. Никто не двинулся с места до тех пор, пока последние языки пламени не погасли.

— Тодд! — Пейдж обернулась к мальчику.

Фиби проследила за ее взглядом. Лицо Тодда исказилось. Он все еще сжимал оружие наизготовку.

— Трудно поверить, что он убийца. — Пайпер отпихнула Лео в сторону и загородила его собой. Стрела могла ранить ее, но яд стрелы безвреден для ведьмы.

— Он не станет им, — произнесла Пейдж с мукой. — Не сможет.

Фиби поняла, что Пейдж ни на минуту не сомневалась в своем подопечном. Если бы она ошиблась в нем, то как же она смогла бы дальше помогать людям?

— Тодд сам выбрал свою судьбу, — заметила Фиби. — Теперь ты не сможешь ему помочь.

— Я не могу поверить, что Тодд перешел на сторону зла. Чтобы доказать, я тоже встану на линию огня. Если он из тех, кто может убивать не задумываясь, мы узнаем, как только Пайпер позволит ему двигаться.

— А тебе умереть? Ну уж нет, — возразила Пайпер.

— Но я же могу переместиться, разве не помнишь? — предупредила Пейдж. — Если он выстрелит, я испарюсь.

— Мы должны во всем разобраться, чтобы не осталось никаких сомнений, — поддержала ее Фиби.

— Они правы, Пайпер, — произнес Лео. — Будущее мальчика зависит от его следующего шага.

— Ладно. Тогда приступим. Готовы? — Когда Пейдж кивнула, Пайпер вздохнула, выгнула пальцы и взмахнула рукой.

Хотя Пейдж и была уверена в своих силах, Фиби приготовилась оттолкнуть ее в сторону. Даже спасательные системы НАСА порой не срабатывают. Когда Тодд зашевелился, у нее перехватило дыхание.

Пейдж стояла неподвижно.

Крик ярости и отчаяния, застывший в горле Тодда, разнесся эхом в каменных стенах. Мальчик развернулся и выстрелил в безголовую статую оленя. Потом бросил оружие и разревелся.

Пейдж в мгновение ока оказалась рядом и обняла его, так что он уткнулся головой ей в плечо.

— Все хорошо, Тодд. Все закончилось. Слова Шрама были ложью. Все до единого. Ты в безопасности, Тодд. Ты в безопасности.

— Я не хотел стрелять в вас, — всхлипнул мальчик. — Я не хотел.

— Я знаю, — ответила Пейдж.

— Значит, Тодд все же оказался нашим невинным, — констатировала Пайпер.

— Будем считать, что так, — ответил Лео.

От безголовой статуи отвалился кусок цемента, и Пайпер инстинктивно взорвала одну из ее передних ног.

— Пайпер, — всплеснул руками Лео. — Опасность миновала!

— Сейчас, — она засунула руки в карманы и рассмеялась. — Я пошутила!

— Но кое-что ядовитое все-таки осталось, — заметила Фиби, указывая на стрелу и валявшийся у ног Тодда арбалет.

— Ах да, оружие нельзя здесь оставлять. — Пайпер отвела мальчика в сторону и взмахнула рукой. Оружие черного ангела исчезло в огненной вспышке.

— Но еще не все закончено. — Пайпер отступила на шаг от Тодда, держа его за плечи. — Еще нужно разобраться с Рэем Марино.

— А что, имеются следы преступления? — поинтересовался Лео.

— Все зависит от того, что скажет о нем Тодд, — выговорила Пейдж.

— Я все расскажу, — мальчик высвободился из рук Пайпер. — Этот гад ненавидит детей. Он продал нас Шраму.

— Лучше отыскать его, пока он не пустился в бега, — Фиби окинула взглядом двор. — Мы можем попасть в дом отсюда?

— Идемте, — Тодд махнул рукой в сторону огромных двустворчатых дверей. Фиби поражалась тому, как хорошо он держится после двух дней экстремального режима. Она надеялась, что решение, принятое им в трудной ситуации, наконец-то наставит его на путь истинный. Все пять лет мальчик отказывался признать, что мать умерла, и мстил миру за свое одиночество. Может быть, столкновение со вселенским злом заставит его увидеть в жизни дальнейшие перспективы. Если Тодд поймет, что имеет право быть счастливым и тем самым не предаст память матери, у него получится жить будущим, а не прошлым.

— А тут можно оборудовать склад динамита, — заметила Пайпер, оглядывая узкий проход.

— Интересно, почему Рэй оставил дверь открытой? — произнесла Пейдж.

Фиби возглавляла шествие. Длинный коридор освещала единственная тусклая лампочка, покрытая паутиной. Вскоре они оказались в огромном подвале, где находились прачечная и склад.

— Эта лестница ведет на кухню? — спросил Лео, занимая место впереди. Тодд кивнул, отступил в конец колонны и сказал шепотом:

— Вряд ли Рэй там.

Лео поднялся по лестнице и открыл дверь. На кухне было пусто, однако откуда-то издалека доносились рассерженные мужские голоса.

— А где остальные ребята? — спросил Лео негромко.

— Наверное, смотрят телевизор наверху, в комнате отдыха, — ответил Тодд.

Отряд бесшумно миновал кухню и выбрался в просторный вестибюль. Фиби узнала от Пейдж, что помимо Рэя и садовника здесь живут еще учитель и повар. Но она не могла понять, сколько человек спорят сейчас в кабинете администратора.

— Хэди! — Тодд кинулся к клетке, стоявшей на полу, и открыл дверцу. — Ты цела?

Рыжая кошка мяукнула в ответ.

Лео вошел в кабинет и воскликнул:

— Коул?

Ошеломленная Фиби застыла на месте. Коул прижимал Рэя к стене, сдавив его горло руками.

— А, привет, Лео, — улыбнулся он в ответ и кивнул в сторону мониторов: — Я застал нашего друга как раз в тот момент, когда он наблюдал за вами. Кажется, поражение черного ангела пришлось ему совсем не по душе.

Приблизившись, Фиби увидела на центральном мониторе запись гибели Шрама.

— Как ты сюда попал, Коул? — спросил Лео.

— Поскольку никто не отвечал на звонки, я понял, что вы отправились сюда, и помчался на подмогу. — Рэй начал вырываться, и Коул крепче сжал его шею. Потом улыбнулся своей любимой: — Привет, Фиби.

— Привет, — ответила та.

— Все живы? — спросил Коул. — Где там Пайпер и Пейдж?

— Они здесь, — ответила Фиби.

— Замечательно. Тогда можно его больше не держать. — Коул как следует размахнулся и врезал Рэю в челюсть. Потер руку и повернулся к Фиби: — Я думал, ты мне позвонишь.

— Правда? — улыбнулась Фиби. — Все хорошо, что хорошо кончается, так что нечего дуться.

Глава 13

— Привет! — Пейдж хлопнула дверью и вбежала на кухню. — А где все?

— Снаружи! — донесся через открытое окно голос Пайпер. Она улыбнулась и взмахнула лопатой. На ней были потертые джинсы, мятая рубашка, широкополая соломенная шляпа — вылитая деревенская девчонка.

Фиби сидела на пластиковом стуле, читая книжку и потягивая ледяной чай из высокого запотевшего стакана. Она сдвинула очки на кончик носа и улыбнулась:

— Запасайся питьем и присоединяйся к нам!

Пейдж бросила свою сумку на стол, достала из холодильника банку газировки, вышла во двор. И остолбенела, увидев, что тут устроила Пайпер. За неделю Пейдж так замоталась на работе, что совсем не обращала внимания на «ферму», как прозвали домашние огородик Пайпер.

— Что тут такое? — спросила Пейдж изумленно.

— Вот, смотри, — Пайпер указала на зеленые кусты. Они достигли роста в метр двадцать и держались на деревянных подпорках. На них висели налитые плоды размером с грейпфруты. — Это помидоры.

— Ничего себе, — Пейдж вскрыла банку и сделала большой глоток. — Не знаю, какое средство ты использовала, но его нужно обязательно запатентовать.

— Я уже предлагала, — вздохнула Фиби. — «Чудо-удобрение Компании сестер Холлиуэл» — звучит, а?

— Только патентование противоречит правилам ведьм, — ответила Пайпер. — И тут есть еще одна маленькая деталь.

— Какая еще деталь? — спросила Пейдж.

— У меня больше не получается такая смесь, — призналась Пайпер. — Опробовала первую партию на помидорах, потом приготовила еще пять порций, но ни одна из них не действует.

— Как и у Джека с бобовым деревом. — Фиби отхлебнула чай. — Чудо не повторяется.

— Если только у Джека правдивая история, а не выдумка, — подчеркнула Пайпер.

— Ладно, поговорим о другом. — Пейдж покачала головой и села рядом с Фиби. Положила ноги на пластиковый ящик, в котором лежали пакеты с удобрениями для цветов.

— А как дела у Тодда? — спросила Фиби.

— Блестяще! — Пейдж тут же забыла о лопнувшей компании и подалась вперед. — У него замечательный отец. Если бы Кэри попыталась найти Брайана Джемисона и сказала ему, что беременна, он бы обязательно женился на ней. И, наверное, они бы до сих пор жили счастливо.

— Значит, ты все-таки отыскала его. — Пайпер убрала свой совок в пакет и стала срывать помидоры.

— Вместе с женой, такой же чудесной, — добавила Фиби.

— Как ты догадалась? — спросила Пейдж.

Ей самой не верилось в то, что удалось найти Брайана и Келли Джемисон. После восьми лет совместной жизни бездетные супруги шесть месяцев назад решили усыновить ребенка. Прошение их и попалось ей в базе данных службы усыновления. Брайан понятия не имел о том, что у него есть сын. И узнав о нем, они с женой навсегда приняли Тодда в свой дом и в свои сердца.

— Теперь у них полная и дружная семья, — подняла свою банку Пейдж, чтобы чокнуться ею с Фиби.

— И у кошки тоже? — Фиби удивлялась тому, что нет плохих новостей. Тодд взял Хэди к себе сразу же после победы над Шрамом. И никакая сила не смогла бы их теперь разлучить.

— Я уверена, что новые родители Тодда разрешат ему держать кошку, — сказала Пейдж.

Фиби чокнулась с ней своим стаканом.

— За благополучный конец. И за наступление затишья.

— Будем надеяться. — Пайпер откусила от помидора.

— И может быть, у меня еще долго не будет туманных видений, — Фиби поежилась. — Эффект тумана и камня слишком действует на нервы!

Пейдж откинулась на спинку стула, впервые за много дней наслаждаясь жизнью. Конечно, она и впредь будет опасаться черных ангелов, но леденящий ужас был побежден. Убийца хранителей оказался просто очередным порождением зла, которое пришлось одолеть Зачарованным.

Тодд тоже справился со своими внутренними демонами. Пейдж как никто другой знала, насколько крепки и чудодейственны кровные узы.

Она поглядела на своих сестер, и ее захлестнула теплая волна удовлетворения.

«Неважно, сколько времени потребуется на то, чтобы обрести эти узы», — подумала она.


Туман и камень


home | my bookshelf | | Туман и камень |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу