Book: Муза капитана



Муза капитана

Рейчел Бейли

Муза капитана

Глава 1

Последним любящим взглядом Делла Уолш обвела мельбурнскую бухту и ступила на трап «Коры Мэй». Этот роскошный круизный лайнер Делла звала домом. На палубе толпилась группа мужчин в деловых костюмах, они окружали человека, стоящего спиной к Делле. Девушка замешкалась. Ей были видны только широкие плечи и русый затылок мужчины в центре группы, но его дорогой пиджак и уверенная осанка привлекли внимание Деллы. Капитан корабля стоял рядом с мужчиной, а члены команды внимательно наблюдали за происходящим с разных сторон главного вестибюля.

Все это означало, что Делла знала имя этого мужчины. Люк Марлоу, человек, который унаследовал «Кору Мэй», наконец прибыл. Одолеваемая любопытством, Делла шагнула в вестибюль. Она, как и многие старшие члены экипажа, была сегодня приглашена на оглашение завещания Патрика Марлоу. Всем не терпелось узнать, что сделает Люк Марлоу, племянник и наследник, когда получит корабль. Продаст? Отремонтирует? Будет ли вмешиваться в повседневную жизнь команды? Делле, пожалуй, было еще интереснее, чем остальным. Годами Патрик рассказывал ей истории из жизни Люка, и девушке казалось, что о нем она знает больше, чем о некоторых своих друзьях.

Подойдя ближе, она услышала голос капитана Тайнана:

— Мы немедленно займемся этим порезом.

Рука Люка Марлоу была обернута носовым платком.

— Незачем, сполосну под краном и заклею пластырем.

Капитан заметил Деллу:

— Доктор Уолш, как вы вовремя! Мистер Марлоу порезался, может понадобиться пара швов.

Делла нацепила вежливую улыбку и приготовилась исполнять свои служебные обязанности, как если бы это был обычный пациент, а не ее будущий босс.

— Добрый день, мистер Марлоу. Пожалуйста, пройдемте в медпункт.

Люк Марлоу медленно повернулся на звук ее голоса, и Делла встретилась со взглядом его серо-стальных глаз. Казалось, воздух между ней и мужчиной заискрился от электричества, и ее охватила дрожь. Было ли это волнение от того, что от Марлоу зависели их судьбы? Или виной была его внешность, лицо падшего ангела: резкие скулы, прямой нос и чувственные губы? Что бы ни послужило причиной, результат Делле не понравился. Она постаралась подавить эмоции.

— С другой стороны, — протянул Марлоу, не отрывая от нее взгляда, — возможно, швы в самом деле могут понадобиться.

Капитан удовлетворенно кивнул:

— Я позабочусь о ваших людях, а стюард проводит вас из медпункта, когда вы закончите.

Как во сне, толпа расступилась, и Люк Марлоу оказался перед девушкой. От близости высокой широкоплечей фигуры сердце Деллы забилось часто и неровно. С ее губ исчезла улыбка. Это было слишком. Делла поклялась никогда больше не позволять себе влюбляться. Никогда. А этот мужчина к тому же должен стать ее боссом, определить ее будущее. Изо всех сил сопротивляясь тому, как бездумно реагировало ее тело, Делла выпрямилась во весь рост — примерно до подбородка мужчины — и снова заставила себя вежливо улыбнуться.

— Следуйте за мной.

Люк согласно склонил голову и пошел по роскошному вестибюлю рядом с девушкой. Делла гадала, замечает ли он направленные на него настороженные взгляды.

— Скажите мне кое-что, доктор Уолш…

От этого голоса, в котором сексуальная хрипотца оттеняла любопытство, по телу Деллы прошла новая волна дрожи. С трудом с ней справившись, она остановилась перед лифтами.

— Если смогу.

— Гостей всегда встречает столько народа?

Двери лифта раскрылись, пара вошла, и Делла нажала кнопку третьей палубы.

— Нет, но вы же не обычный гость.

— А какой я гость? — вопросительно выгнул бровь мужчина.

«Единственный, от которого у меня подламываются колени». И дело было даже не в том, что он единственный будил в ней настолько сильные чувства. Марлоу единственный, кто вообще разбудил их с тех пор, как… Делла отбросила эту мысль и постаралась выглядеть спокойно-дружелюбной.

— Мы слышали, что вы вероятный владелец «Коры Мэй».

— Ах вот оно что.

Неужели он думал, что никто не знает? Все эти годы Патрик Марлоу не делал секрета из того, что считает единственного племянника своим наследником.

— Слухи по кораблю распространяются быстро.

— Слухи? — Темно-русая бровь снова приподнялась. — Их больше, чем один?

На «Коре Мэй» жили и работали триста тридцать человек. Среди них были сезонные рабочие, которые желали повидать мир. Обычно они трудились упорно и расслаблялись на широкую ногу. Но еще были те, кто считал корабль своим домом, сообщество, ядро команды. И в обеих этих группах бурлили слухи и обрывки информации о Люке Марлоу. Патрик часто рассказывал Делле об успехах Люка с сетью отелей Марлоу, об уважении, заслуженном в деловых кругах. Но эти рассказы не подготовили Деллу к той дрожи, которую у нее вызывало близкое присутствие этого мужчины.

Двери лифта раскрылись, и она повела Люка по узкому коридору.

— Слухов ходит много, — признала она. — Большая часть наверняка беспочвенна.

— Расскажите.

Делла чуть улыбнулась при мысли о возможности рассказывать сплетни о нем самом человеку, от которого вскоре будет зависеть ее карьера и дом.

— Вряд ли это хорошая идея.

В медпункте Делла остановилась перед постом дежурной сестры:

— Джоди, доктор Бэйтман на месте?

Что-то в Люке Марлоу вызывало у нее беспокойство. Возможно, его будущее положение или мужская харизма, а может, его присутствие напоминало Делле о том, что ее друг Патрик умер всего две недели назад. Как бы то ни было, Делла знала, что с ее стороны будет правильнее передать пациента коллеге.

Услышав свое имя, Кэл Бэйтман вышел в приемную, и Делла вздохнула с облегчением.

— Кэл, мистеру Марлоу нужно зашить порез.

Доктор Бэйтман о вас позаботится, — сказала она пациенту.

Но прежде чем Делла смогла уйти, низкий голос Люка остановил ее: — Нет.

С дрогнувшим сердцем Делла обернулась:

— Простите?

Взгляд Люка не был ни строгим, ни ободряющим.

— Я бы предпочел, чтобы швы мне накладывали вы, доктор Уолш.

«Какая ему разница?» — озадаченно смотрела на него девушка.

— Уверяю вас, доктор Бэйтман — непревзойденный хирург, в том числе пластический. Он оставит гораздо меньший шрам, чем я.

— Я не против шрама, — отозвался Люк безразлично. — Я предпочитаю вас.

У Деллы замерло сердце. «Он со мной флиртует?» Никто не пытался это делать со времен… после ее мужа. Делла старательно создавала впечатление недосягаемости, чтобы этого избежать. Хотя Люк Марлоу казался не из тех, кто замечал такие вещи. Делла сдержала вздох. Что бы там ни было, она была профессионалом. Она сделает для племянника Патрика все, что в ее силах.

— Конечно, — сказала она, провожая мужчину в смотровой кабинет и доставая все нужное. — Пожалуйста, присядьте сюда, мистер Марлоу.

— Люк, — подал голос он, опускаясь на стул для пациентов.

— Если не возражаете, я бы предпочла «мистер Марлоу». — Делла сняла свой врачебный халат с крючка за дверью и сунула руки в рукава. — Скорее всего, через пару часов вы станете моим начальником.

— Возражаю. Вы вот-вот воткнете в меня острую иголку. Я бы чувствовал себя лучше, если бы мы оставили церемонный тон позади.

Делла взглянула на мужчину, растянувшегося на черном виниловом кресле и абсолютно расслабленного, несмотря на грозящие швы. Но раз уж «Кора Мэй» будет принадлежать ему, он мог тут распоряжаться. Делла кивнула:

— Хорошо, Люк.

Он взглянул на бедж на ее халате:

— Доктор Адель Уолш. Могу я называть вас Адель?

Ей удалось не вздрогнуть. Только муж звал ее так. Милое лицо Шейна всплыло в памяти, и Делла с усилием заставила себя не поддаваться чувствам и сосредоточиться на пациенте.

— Я предпочитаю имя Делла.

— Делла. — Мужчина медленно моргнул, глядя на нее. — Мне нравится. А теперь, когда мы на дружеской ноге, расскажите мне, какие еще слухи тут ходят.

Делла не сдержала смешок.

— Хорошая попытка, Люк. — Опершись бедром о раковину, она скрестила руки на груди. — Вам в самом деле настолько интересно?

— Пожалуй, нет. Но кое о чем другом я хотел бы спросить.

Она на миг задержала дыхание, зная, о чем будет вопрос. Рано или поздно эта тема должна была всплыть, так лучше раньше, до оглашения завещания. Сделав глубокий вдох, Делла нашла силы на улыбку.

— Спрашивайте.

— Нам сказали, что один из судовых врачей заботился о моем дяде во время болезни. Вернее, одна из врачей.

— Да, — отозвалась девушка несколько нетвердо.

— Это были вы?

От эмоций у Деллы сжалось горло, так что она только кивнула. Ей все еще не верилось, что Патрика больше нет. Он всегда был так полон жизни, и вдруг Делле больше не было с кем болтать и шутить. А еще смерть Патрика заставила ее острее вспомнить о потере мужа.

— Спасибо за вашу заботу, — серьезно сказал Люк.

— Пожалуйста, — сглотнув, ответила Делла. — Вернее, не за что, я считала Патрика другом. Он заслуживал провести последние дни на корабле, а не в хосписе.

— Я одного не понимаю — никто из семьи не знал, что он умирает. Я звонил ему несколько раз за эти месяцы, и он ничего не говорил. Каждые три месяца он на пару дней останавливался у моей матери, и мы знали, что он был слишком нездоров последнее время, но никто не подозревал, что все настолько плохо. — Мужчина внимательно смотрел на Деллу. — Почему мы не знали?

Делла вспомнила все те беседы, когда она пыталась убедить Патрика рассказать семье, как далеко зашла его болезнь. Но ее друг был непреклонен. Он не хотел, чтобы родные видели его слабым и беспомощным, и сам не хотел видеть их реакцию на его состояние. По его словам, он желал, чтобы его запомнили прежним. Делла гадала, было ли это защитной реакцией, ведь с появлением расстроенной семьи Патрик не смог бы избегать мыслей о смерти.

Она плотнее сплела руки на груди.

— Патрик был гордым. Он считал, что так будет лучше для всех.

— Как долго он болел? — тихо спросил Люк.

— Рак диагностировали почти год назад, Патрик прошел два курса химиотерапии, но через четыре месяца его состояние ухудшилось. Однако он почти все это время оставался активным, принимал участие в управлении кораблем до последних трех недель.

— Он… — Люк запнулся и провел здоровой рукой по волосам. Я не сомневаюсь в вашей компетенции, но его осматривали другие врачи?

Ему не было нужды извиняться, Делла понимала. На его месте она задавала бы те же вопросы.

— Его лечением занималась специалист из сиднейского королевского госпиталя, и я поддерживала с ней постоянную связь. Я могу дать вам ее контакты…

Люк качнул головой, и она продолжила:

— Последние два месяца Патрик лично оплачивал врача, который вместо меня исполнял мои основные обязанности, чтобы я могла полностью сосредоточиться на вашем дяде. Кроме того, мы нанимали сиделку, так что рядом с ним круглосуточно кто-нибудь находился.

Хотя даже с сиделкой на посту Делла с трудом оставляла друга и часто заглядывала для проверки.

Люк кивнул с долгим вздохом, принимая ее слова.

— Вы будете присутствовать на оглашении завещания?

— Да.

Патрик заставил ее пообещать это. Он сказал, что оставил ей кое-что, и пропустил мимо ушей ее возражения.

— Многие из команды приглашены присутствовать.

— Я надеюсь, Патрик упомянул вас за все, что вы для него сделали. Но если у него не было времени изменить завещание, я позабочусь, чтобы вы получили что-нибудь значимое.

Ощутив укол скорби, Делла поняла, что его искренность напоминает ей о Патрике, обо всех историях, которые он рассказывал о племяннике. Делла часто гадала, преувеличивал ли ее друг, или Люк в самом деле был настолько хорошим человеком.

— Очень любезно с вашей стороны, — сказала она. — Но в этом нет необходимости. Я делала свою работу, и, как я сказала, я очень уважала Патрика и считала другом. Я не смогла бы поступить как-либо иначе. И если вы хотите попасть на это оглашение, нам пора заняться этим порезом.

Люк взглянул на часы:

— Вы правы.

Делла вымыла руки, надела перчатки и развернула на столе стерильную салфетку.

— Пожалуйста, положите руку сюда.

Глядя в глаза доктора Деллы Уолш, Люк положил руку на стол, ладонью вверх. Доктор вызывала у него интерес. Заботиться о его упрямом дяде в открытом море наверняка было непросто, но когда капитан две недели назад сообщил семье о смерти Патрика, то уверил, что тот получал первоклассный уход. И что-то еще заставило Люка настоять, чтобы его порезом занялась именно она. Что-то таинственное исходило от этой женщины. Она не пользовалась косметикой, но пленяла Люка больше, чем любая красотка из высшего света. В карих глазах доктора Уолш Люк видел ум, волю и обещание чего-то большего.

Отведя взгляд, он нахмурился. Казалось неправильным думать так о враче, которая заботилась о Патрике до последних его мгновений. Делла аккуратно развернула платок, которым Люк перевязал руку. Рана не была серьезной, так, небольшой порез у основания большого пальца. Но доктор Уолш отнеслась к нему со всей серьезностью. Мысль от том, что девушка так же старательно заботилась о Патрике в его последние дни, утешала Люка.

— Я сделаю вам местное обезболивание, — сказала Делла, набирая лекарство в шприц.

Два укола в ладонь не были приятными, но Люк чувствовал тепло ее кожи сквозь перчатку, когда Делла придерживала его руку. Протерев его кожу антисептиком, она промыла рану стерильным физраствором и склонила голову, внимательно рассматривая порез.

— Что с вами случилось?

— Небольшая авария.

Делла взглянула ему в лицо, потом осмотрела шею и плечи мужчины, насколько могла.

— Вы еще где-нибудь ранены? А другие, кто был с вами в машине?

— Мы все в порядке, — небрежно пожал плечом Люк. — Строго говоря, едва ли это можно назвать аварией. Я взял из мини-бара воду и наливал ее в стакан…

— Я думала, вы были в машине, — моргнула Делла.

— В лимузине. — Люку нужно было встретиться с несколькими людьми, и он терпеть не мог впустую тратить время в дороге, так что аренда большой машины окупалась с лихвой. — Водителю пришлось резко свернуть, он задел чужой бампер, меня бросило вперед, стакан в моей руке ударился о холодильник и разбился.

— Вам повезло, — сказала Делла, снова взглянув на его руку.

Порез был пустяковый, но он послужил поводом для их встречи, так что, может быть, Люку в самом деле повезло. Его взгляд скользнул по мягким каштановым волосам доктора Уолш.

— Пошевелите большим пальцем. Теперь указательным.

Люк послушно согнул и распрямил пальцы.

— Хорошо. Теперь скажите, чувствуете ли вы это. — Едва касаясь, она провела затянутым в латекс пальцем по ладони мужчины.

— Да.

Делла довольно кивнула и взяла пинцет.

— Я проверю, не осталось ли в ране осколков. Больно не будет.

Темные ресницы затенили ее взгляд, пока девушка работала. В другой ситуации Люк пригласил бы ее выпить или поужинать, но если она скоро станет его сотрудницей, это будет нарушением правил. Кроме того, он сомневался, что она примет его приглашение. Делла провела вдоль длинного прямого шрама у основания его большого пальца.

— Похоже, это был серьезный порез.

— Детская травма. Случайность, — чуть улыбнулся Люк.

По правде, в этом не было ничего случайного, в тринадцать лет он вполне намеренно разрезал ладонь ножом, чтобы прижать кровоточащую рану к трем таким же порезам на руках его друзей. В ту ночь в темной спальне пансиона они стали побратимами, и эта троица оставалась самыми близкими его друзьями по сей момент.

Делла отложила пинцет и взяла иглу.

— Как там дела? — спросил Люк.

— Все хорошо, — уверила его девушка.

Игла проткнула его кожу, но Люк почувствовал только легкое натяжение, когда доктор сделала стежок. Делла работала быстро и аккуратно, ее пальцы двигались легко и точно, завязывая и обрезая нить. Сделав третий стежок, она подняла на пациента взгляд карих глаз.

— Как давно вам делали прививку от столбняка?

— Около года назад.

Кивнув, Делла встала и сняла перчатки.

— Хорошо. Антибиотики вам не нужны, порез чистый. — Отойдя к раковине, она вымыла руки и повернулась к пациенту. — Примерно через неделю швы нужно будет снять. Если вы будете здесь, приходите в медпункт, Кэл или я это сделаем. Если уедете, обратитесь к врачу на месте.

Укол сожаления удивил Люка.

— Я здесь всего на пару ночей. — Он собирался узнать детали завещания Патрика, оценить состояние судна и сойти на берег в Сиднее.

— Вы не останетесь на весь рейс? — нахмурилась Делла. — Не посмотрите, как «Кора Мэй» идет по Тихому океану?

— В этом нет необходимости. — В его планы на этот корабль не входили круизы ни по Тихому, ни по другим океанам.

— Тогда через неделю обратитесь к вашему врачу, мистер Марлоу, — сказала Делла со своей вежливой профессиональной улыбкой. — Или раньше, если рана покраснеет, припухнет или начнет болеть сильнее.

Люк понял, что встреча закончилась и если сейчас он просто выйдет за дверь, то вряд ли еще когда-нибудь еще останется с Деллой наедине. Возможно, это только к лучшему. Кивнув, он взялся за ручку двери:

— Признателен за помощь, доктор Уолш, спасибо.

— Пожалуйста, мистер Марлоу, — ответила она спокойно и ровно.

Что-то в ней пробуждало интерес Люка, и это было редкостью. Что, если все-таки…



«Уходи сейчас же, — сказала разумная его часть. — Эта женщина не для тебя». Что было правдой. Мрачно качнув головой, Люк вышел из кабинета, едва справившись с желанием обернуться и бросить последний взгляд на доктора Деллу Уолш.

Глава 2

Меньше чем через час Делла поспешила в конференц-зал, где уже наверняка начали оглашать завещание Патрика Марлоу. Делла ненавидела опаздывать, просто ненавидела. Опоздать означало привлечь к себе внимание, а это всегда вызывало у нее неловкость. К тому же сейчас был такой важный повод, опоздать казалось неуважением к памяти Патрика.

Жизнь судового врача была не настолько суматошной по сравнению с обычными больницами, но иногда и на корабле пациенты выстраивались в очередь. После ухода Люка медпункт подвергся нашествию пассажиров, вернувшихся с берега: один ребенок с укусом пчелы, другой с вывихом запястья, женщина с мигренью и мужчина с сильным солнечным ожогом. Делла не могла оставить их всех на Кэла. Она взглянула на часы: всего три минуты третьего, люди, наверное, только рассаживаются. Приоткрыв дверь, она с облегчением вздохнула — все уже сидели, но по комнате еще бродили шепотки, пока невысокий седой мужчина перекладывал бумаги на столе. Почти все места были заняты, но Делла нашла крайний стул в последнем ряду и кивнула женщине по соседству.

— Я что-нибудь пропустила? — прошептала она.

— Нет, — отозвалась Джеки. — Он только попросил всех занять места. Все это так странно, правда? Я все еще не могу поверить, что Патрика нет, а мы сидим и обсуждаем его деньги. — Джеки заведовала хозяйственной частью и, как и многие старшие члены экипажа, дружила с владельцем судна.

Делла сморгнула подступившие слезы.

— Даже зная, насколько он болен, мы надеялись, что все обойдется.

— Он сам так думал, — сказала Джеки, покачивая головой с печальной улыбкой. — Когда я видела его последний раз, он строил планы.

У Деллы перехватило дыхание, и ей не сразу удалось снова заговорить:

— Упрямство и оптимизм помогли ему прожить дольше, чем рассчитывали его врачи.

— И твоя помощь, Делла. — Джеки взяла ее за руку. — Мы все знаем, сколько времени ты была с ним, сколько сделала, чтобы ему было легче. И Патрик это знал. Он всем нам говорил, насколько он в долгу перед тобой.

Делла выдавила кривую улыбку, но ничего сказать не смогла — горе сдавило грудь. К счастью, в следующую минуту мужчина за столом прочистил горло и представился адвокатом Патрика Марлоу и исполнителем его воли. Пока он говорил, взгляд Деллы скользнул к Люку Марлоу, который тоже сидел на крайнем стуле, но в первом ряду, рядом с капитаном. С первой минуты, как она увидела его, ей трудно было отвести глаза от его широких плеч. В этом мужчине было что-то невероятно притягательное. Потом Люк повернулся, словно почувствовав ее взгляд, оглядел зал и нашел Деллу. По спине девушки прошла волна дрожи. Люк чуть кивнул ей, и Делла ответила тем же, после чего мужчина отвернулся. Убрав за ухо прядь волос, Делла постаралась выбросить Люка Марлоу из головы. Она пришла сюда ради Патрика. Адвокат закончил читать вступительную часть завещания и перешел к разделу имущества. Патрик оставил коллекцию редких книг своей невестке, матери Люка, которая, по словам адвоката, не смогла присутствовать. Небольшие памятные вещицы вроде запонок и заколок для галстука предназначались нескольким членам экипажа.

— «Что же касается владения круизным лайнером „Кора Мэй“, — адвокат сдавленно кашлянул и стрельнул взглядом в зал, — половинную долю я оставляю своему племяннику, Люку Марлоу».

Долгую секунду в зале царило потрясенное молчание, потом всколыхнулись волны приглушенных голосов. «Люк унаследовал половину?» Пока Делла пыталась осознать услышанное, ее взгляд метнулся к мужчине. Тот сидел на своем стуле абсолютно неподвижный. Половинная доля означала… что был кто-то еще. Делла видела напряжение всего экипажа: если раньше они были не уверены в своем будущем, то теперь просто не знали, чего ждать. Девушка мысленно перебрала рассказы Патрика о семье, обвела взглядом фигуры в первом ряду. Старшие офицеры были напряжены, но не так, как неподвижно сидящий и сосредоточенный Люк.

— «Оставшуюся половинную долю, — продолжил адвокат, — я оставляю доктору Делле Уолш».

«Что?» Ее сердце замерло, потом пустилось вскачь, болезненно стучась о ребра. «О боже! Это ошибка!..» Делла мысленно прокрутила услышанное, ища, что она могла понять не так, но не нашла. «Патрик, что ты наделал?»

Люди оборачивались со своих мест, чтобы посмотреть на нее, кто-то с открытым ртом, кто-то хмурился, некоторые изумленно шептали ее имя. А Делла так старалась не привлекать к себе внимания! Немного истерический смешок едва не сорвался с ее губ, но увял под гневным взглядом серых глаз. Делла даже откинулась на спинку стула от мощи этого молчаливого обвинения. Внезапно мужчина встал, и внимание людей переключилось на него. Делла похолодела, когда Люк шагнул по проходу и остановился, нависнув над ней.

— Доктор Уолш, — сказал он сквозь сжатые зубы, — могу я поговорить с вами наедине?

Он протянул руку, явно не ожидая отказа. У Деллы слишком дрожали колени, но она заставила себя встать. Повернувшись к выходу, она споткнулась, и теплая сильная рука надежно и твердо взяла ее за локоть, спасая от унижения. Делла повернула голову, но слова благодарности застыли на ее губах при виде горящего взгляда Люка. С нервной дрожью Делла позволила ему вывести ее в коридор. Когда дверь конференц-зала закрылась за их спинами, Люк оглядел коридор:

— Где нам не помешают?

Делла указала на дверь слева, и Люк направился туда, все еще удерживая ее за локоть. Эта комната была небольшой, человек на десять, с креслами вокруг прямоугольного стола и одним иллюминатором.

Едва захлопнулась дверь, Люк выпустил локоть спутницы и упер руки в бока, излучая настороженность и гнев всем сильным телом.

— Скажите, доктор Уолш, — процедил мужчина с ухмылкой, — чем именно вы занимались с моим дядей, что заслужили полкорабля?

У Деллы ушло мгновение, чтобы понять, потом смысл его слов обрушился на нее. Люк думал, что она продала себя, использовала свое тело, чтобы выманить из милого, доброго Патрика вознаграждение. Ярость полыхнула в груди Деллы, дикая и обжигающая. Сама не успев понять, что делает, она вскинула руку. Люк распахнул глаза, попытался уклониться, но не успел. Звонкий звук пощечины разнесся по комнате, от силы удара голова Люка мотнулась в сторону. Жаркая боль обожгла ладонь Деллы, хотя остальное ее тело сковал лед, и удар она ощутила всей рукой до плеча. Делла замерла неподвижно. Она от злости ударила человека. Поступок казался уродливым, чуждым. Глядя на свою ладонь, Делла чувствовала собственное тело чужим. А когда она несмело подняла взгляд к лицу Люка и увидела отпечаток ладони на его щеке, ей едва не стало дурно.


Люк тихо выругался. Никогда раньше он не получал пощечину. Теперь, когда у него был этот опыт, Люк не желал его повторения. Щека чертовски болела. Бледная Делла все еще держала руку на весу, словно не знала, что с ней делать. Что бы Люк ни думал о ней, пощечина явно не была в ее характере. Впрочем, это не имело значения. Важно было то, что сам Люк сорвался. Чтобы контролировать ситуацию, он в первую очередь должен был держать под контролем себя самого. Никаких больше вспышек ярости, ему нужна ясная голова.

Развернувшись, Люк ушел в другой конец комнаты, чтобы собраться с мыслями. Ему попалась на глаза фотография в рамке, первая «Кора Мэй», гордо входящая в Сиднейский залив более пятидесяти лет назад. Корабль его дяди был назван в честь этого судна, которое принадлежало деду Люка и носило имя бабушки Люка, Коры Мэй Марлоу. А теперь наследник делил лайнер с незнакомкой… по крайней мере, пока. Люк тяжело вздохнул. О чем только Патрик думал?

— Я должен знать, — сказал Люк, все еще глядя на фото «Коры Мэй» на стене. — Раньше, когда вы зашивали мне руку… вы знали, что Патрик оставил вам половину корабля?

Он повернулся к Делле и увидел, что она сидит в кресле, опустив голову и левой рукой держа правое запястье, словно боялась новых сюрпризов от взбунтовавшейся конечности. Эти пальцы касались Люка так аккуратно, почти нежно. Кто мог знать, что они способны на подобное.

— Нет, — твердо сказала девушка. — Я понятия не имела.

— Вряд ли столь немалый подарок может оказаться неожиданным.

— Патрик много раз говорил, как благодарен, что я устроила все, чтобы он мог провести последние дни на «Коре Мэй». Корабль был его домом. Патрик поэтому так долго скрывал симптомы — боялся, что не сможет остаться на борту… — Делла на мгновение зажмурилась, а когда открыла глаза, то смотрела в потолок. — Он упоминал, что оставит мне кое-что. Я говорила ему — это не нужно, я всего лишь делаю свою работу.

— Но вы не просто выполняли обязанности, — сказал Люк негромко. — Вы были с ним почти постоянно.

— Да. — Карие глаза девушки блестели, но голос звучал спокойно и ровно. — Я любила его и сделала бы для него все что угодно. Я понимаю, на что вы намекаете, но между нами все было не так. Патрик был членом моей семьи, наставником и другом.

— Друг, благодаря которому вы разбогатели.

— Тогда оспорьте это чертово завещание! — Делла была великолепна в гневе, ее темные глаза сверкали, а щеки пылали румянцем. — Потащите его в суд! Скажите, что Патрик был не в себе, когда составлял документ!

Ее слова привели Люка в чувство. Оспаривать завещание на основе невменяемости Патрика означало запятнать его память, но что еще Люку оставалось? Смириться с уплывающим на сторону наследством? В комнате повисла тяжелая тишина, и стук в дверь заставил Люка вздрогнуть. Делла повернулась и распахнула дверь. Там стоял кто-то из экипажа.

— Адвокат просит мистера Марлоу вернуться в зал. Он распределяет личное имущество, вас наверняка еще раз упомянут.

Люк кивнул и повернулся к Делле:

— Этот разговор не закончен.

— С нетерпением ожидаю продолжения, — огрызнулась она, покидая комнату.

Люк смотрел ей вслед, на покачивание ее бедер под мягкими брюками, на то, как темные завитки волос касаются ее плеч. Он потряс головой. «Только этого мне не хватало!» Переговоры и так обещали быть трудными, а желание, которое разгоралось в нем при виде милого доктора, было последним, что Люку сейчас нужно. Одной пощечины ему более чем хватило, следующий раз при встрече с Деллой Уолш он будет держать свои эмоции и свое тело под железным контролем.

Остаток чтения Делла просидела в последнем ряду, слушая, как различные предметы уходят к членам семьи и друзьям Патрика из экипажа. Помимо воли ее взгляд возвращался к Люку Марлоу, его обвинения снова и снова звучали в ее мыслях. Конечно, он не знал ее, не мог знать, что его предположения немыслимы, но это не делало их менее обидными. Плечи Люка были напряжены, Делла предполагала, что зубы он тоже сжимал. Красивый и умный наследник богатых родителей, Люк Марлоу наверняка не привык к разочарованиям. Но Делла тут ни при чем. Если Люк подаст в суд, половина экипажа подтвердит, что Патрик был вменяем практически до конца. Делла, конечно, не ждала подарка такого размера, но не собиралась от него отказываться только потому, что золотой мальчик привык всегда получать желаемое. Делле нужно было все хорошенько обдумать.

Когда адвокат закончил и сказал, что свяжется со всеми наследниками позже, девушка выскользнула за дверь и поспешила в свою каюту. Она была не в состоянии выслушивать вопросы экипажа или продолжать прерванный разговор с Люком. После чашки кофе и получаса времени, понадобившегося ей, чтобы прийти в себя, она позвонила родителям и попыталась выяснить, знали ли они о планах Патрика. Несмотря на близкую дружбу ее отца с Патриком, они были так же удивлены, как она, но, в отличие от дочери, очень обрадованы.

Делла пропустила ланч, не в силах есть, и сидела перед иллюминатором, мысленно проигрывая утренние события. Ничего не придумав, к обеду она знала одно: ей придется выйти из каюты. Мысль о том, что она стала главной темой для разговоров на корабле, заставляла Деллу морщиться, но она отказывалась прятаться. Капитан будет ждать ее присутствия. Делла надела атласное платье и понадеялась, что любимый наряд и в этот раз, как всегда, поднимет ей настроение. Сделав глубокий вдох, она открыла дверь, готовая к неизбежным вопросам, неизбежному вниманию и неизбежной встрече с определенным мужчиной.

Люк сидел за капитанским столом, разговаривая о пустяках, но по большей части высматривая в толпе Деллу Уолш. Весь день он пытался ее найти, но на рабочем месте ее не было, а экипаж защищал ее, отказываясь делиться информацией. С каждым вопросом Люк словно на стену натыкался — таким щитом команда «Коры Мэй» встала вокруг своего доктора. Но капитан обмолвился, что ожидает Деллу к ужину, а девушка ни разу не пропустила ужин, когда ее ждали. Поэтому Люк появился раньше и выжидал благоприятного момента. Их разговор с доктором Уолш о завещании Патрика состоится сегодня.

Взгляд Люка скользил с одной фигуры на другую, с мужчин в костюмах на женщин в ярких вечерних платьях и мерцающих драгоценностях. Потом он увидел ее, идущую между столиками, и его сердце сбилось с ритма. Ткань ее платья переливалась под светом ламп, ее каштановые волосы мягкими волнами лежали на плечах. Делла встретила взгляд Люка на одно прекрасное мгновение, но потом возле нее появилась какая-то женщина и завладела ее вниманием. Когда Делла отвернулась, Люк смотрел на нее долгие пять секунд, едва слушая, о чем говорит капитан. «Прекрасная» было слишком бледным словом для нее. Потом Люк заставил себя собраться с мыслями. Он встречал много красивых женщин. За некоторыми он ухаживал, некоторыми любовался со стороны, на одной даже женился. Но у него было золотое правило: не отвлекаться на женщину и не полагаться ни на кого. И Люк придерживался этого правила всегда, не считая его злополучного брака. Единственным исключением были три друга, те кровные братья со времен учебы. Люк часто с ними виделся, играл в бильярд, но даже от них часть себя он хранил в тайне. В безопасности.

Делла наконец добралась до стола, и официант усадил ее справа от Люка.

— Добрый вечер, доктор Уолш.

Она приподняла бровь на это обращение, ведь в медпункте Люк так настаивал на сокращении дистанции. Но ему нужно было напоминание, что их разделяет потенциальная сделка. Люк не собирался рисковать будущим семейного состояния ради красивой женщины. Одной осечки ему хватило, чтобы тщательно избегать повторения. К счастью, в то время его отец еще был жив и Люк не успел унаследовать семейное дело, иначе катастрофа с Джиллиан была бы еще кошмарнее.

Делла развернула салфетку и положила ее на колени:

— Добрый вечер, мистер Марлоу.

— Надеюсь, вы хорошо провели день. Я не смог вас найти, чтобы продолжить разговор.

— Прошу прощения, — отозвалась девушка вежливо, совершенно очевидно не сожалея. — К счастью, на нашем корабле вы можете найти сотни способов с удовольствием провести время.

Прежде чем Люк смог ответить, мужчина средних лет в белоснежной форме старшего офицера остановился возле девушки.

— Делла, я был крайне рад услышать о решении Патрика. Мы все за тебя очень рады.

— Спасибо, Колин, я признательна.

Мужчина взглянул на Люка, словно вспомнив о его присутствии.

— И за вас тоже, мистер Марлоу.

— Благодарю, — сказал Люк. Он уловил общее настроение — команда радовалась, что часть их дома и места работы унаследовал кто-то из своих. Люк их понимал, даже если это положение не могло сохраниться надолго.

Колин снова взглянул на Деллу:

— Полагаю, ты уйдешь с должности врача?

— Я еще ничего не решила, — спокойно отозвалась девушка. — Кроме того, я не хочу, чтобы доктор Бэйтман так внезапно остался без помощи.

Поверх бокала Люк смотрел, как Колин дружески похлопал ее по плечу, прежде чем удалиться. Острое неудовольствие от вида руки другого мужчины на обнаженном плече Деллы стало для Люка неприятным сюрпризом. А настроение девушки изменилось, когда Колин сказал, что рад за нее. И вот сейчас, когда женщина через два стула от Деллы наклонилась и выразила свои поздравления, доктор Уолш явно ощущала себя неловко. Она выглядела так, как будто радость коллег за нее заставляла ее нервничать. «Как любопытно», — подумал Люк. Когда Делла повернулась, он положил руку на ее предплечье, чтобы обеспечить себе ее внимание. Делла вскинула взгляд, словно испуганная этим прикосновением, но Люк не убрал руку.

— Нам нужно поговорить. Закончить тот разговор.

Делла нервно облизнула губы:

— Я знаю.

Еще один член экипажа возник за ее плечом, и девушка начала поворачиваться к нему, но Люк слегка сжал ее руку. Делла взглянула ему в глаза, и моряк отступил.

— Здесь нам поговорить не дадут, — заметил Люк. — Как только ужин закончится, нам нужно найти место, где нам не будут постоянно мешать… — Окинув беглым взглядом всех, кто украдкой или в открытую наблюдали за ними, он добавил: И не смогут подслушать.



После некоторого колебания Делла кивнула:

— Я знаю такое.

— Хорошо. Как только закончим с едой, вы меня туда отведете.

Он предпочел бы уйти немедленно, но приличия стоило соблюсти. Экипажу полезно видеть, что он решает вопрос спокойно. Нервозность экипажа плохо отражалась на пассажирах. Обжалование завещания по суду тоже плохо бы отразилось на всех, поэтому Люк предпочел бы уладить все полюбовно. Вот если ничего не получится — на этот случай оставался план «Б», юридический.

Делла улыбнулась пожилой паре, которая занимала места по другую сторону от нее.

— Мистер Флак, миссис Флак, рада видеть вас снова. — Повернувшись к Люку, она представила соседей: — Мистер Марлоу, это мистер и миссис Флак, они частые гости на «Коре Мэй».

— Приятно познакомиться, — сказала миссис Флак.

Люк привстал, мистер Флак потянулся мимо Деллы, чтобы пожать ему руку, и Люка окутало облако духов девушки, нежный и тонкий аромат ванили. Усилием воли удерживая дыхание ровным, Люк сел на место и запретил себе реагировать на невольное прикосновение к плечу Деллы.

Официанты принесли напитки, скоро все десять мест за столом оказались заняты, и капитан Тайнан завел светскую беседу. У него явно был в этом большой опыт, так что Люк мог исподволь наблюдать за Деллой Уолш. Предварительное расследование играло ключевую роль в любых переговорах, а предстоящая беседа была крайне важной.

Когда официант принял их заказы и общая беседа угасла, Люк повернулся к Делле:

— Расскажите мне о себе.

Девушка сделала глоток вина, прежде чем ответить. Она напоминала Люку кошку, отстраненную и готовую развернуться и уйти в ответ на малейший повод. Мужчине стало любопытно, «Кора Мэй» тому причиной или он сам.

— Вы вряд ли пришли на ужин, чтобы говорить обо мне. Как вам нравится ваша каюта?

— На удивление комфортабельная, — ответил он, откидываясь на спинку стула. В спешке найденный для него люкс был гораздо просторнее и пышнее, чем на корабле, который Люк помнил из детства. Лайнеры сильно изменились за четверть века или этот конкретный изменился. — Честно говоря, я удивлен такому роскошеству.

— «Кора Мэй» — элитный круизный лайнер. Наши гости ожидают высочайшего качества. — Делла склонила голову, намекая на дорогую обстановку обеденного зала.

Стены были задрапированы легкой сиреневой тканью, на столах сиял белоснежный фарфор и искрился хрусталь. В мягком свете зала сама Делла выглядела потрясающе. В простом бирюзовом платье, с едва заметным макияжем и легкими локонами, она заставляла сердце Люка биться чаще. Он откашлялся.

— Когда я ушел из медотсека, у вас было много работы?

— Нет, я оставалась там только до оглашения завещания, — отозвалась Делла, рассеянно проводя пальцем по бокалу.

— Никаких швов?

Уголок ее губ выгнулся в невольной улыбке.

— Только ваши. После вас я занималась солнечным ожогом, вывихом из-за падения на коврике и укусом пчелы.

— Коврик был корабельный? — спросил Люк небрежно.

Делла покачала головой:

— Гость провел день на берегу.

Кивнув, Люк отпил вина. Он только что унаследовал этот корабль — пусть полкорабля, — судебный иск по возмещению ущерба был бы плохим стартом. Мужчина приподнял бокал.

— Так что, я был самым интересным случаем за день?

— Можно сказать и так, — признала Делла с улыбкой.

На мгновение в ее взгляде появились задорные искорки, и эмоции заставили кровь Люка бежать в жилах быстрее, жарче. Потом Делла моргнула, и это ощущение исчезло, но Люк по-прежнему чувствовал притяжение между ними. И видел, что Делла тоже знает о нем и недовольна этим. Люку никогда не приходилось тратить много сил, чтобы завоевать женщину. Даже Джиллиан вручила ему себя чуть не на тарелке с каемочкой. И мысль о том, что Делла Уолш, при несомненном влечении к нему, предпочитает избегать его общества, завораживала Люка больше, чем он мог ожидать.

Подали еду, и другие пассажиры втянули Деллу в разговоры. Люк побеседовал с капитаном и пассажирами, но часть его внимания была прикована к Делле, хотел он этого или нет. Он замечал, как она ела салат, как касалась салфеткой губ, он слушал ее тихий смех и чувствовал тонкий запах ванили. И ругал себя за это, потому что скоро ему предстояло встретиться в жесткой схватке.

Глава 3

Делла отперла дверь в библиотеку и включила свет. В те несколько часов, когда комната была открыта в течение дня, здесь было полно членов экипажа, но в остальное время это место оставалось тайным убежищем Деллы.

Люк оглядел книжные полки и кивнул:

— Нам не помешают те, кто захочет взять книгу на ночь?

— Библиотека давно закрыта. До десяти завтрашнего утра никто не придет.

Мужчина выгнул бровь:

— Судовому врачу положено иметь ключ от этой двери?

— Вообще-то нет, — отозвалась Делла, невольно улыбаясь. — Мой отец был капитаном этого корабля, он дал мне ключ, потому что знал, насколько мне тут нравится. Когда папа вышел на пенсию, я сказала новому капитану о ключе, и он оставил все как было.

А еще библиотекарь сказала капитану, что Делла в свои частые визиты помогала восстанавливать порядок на полках, так что ей разрешили допуск хотя бы уже за это. Когда Делла не могла заснуть, она любила заниматься книгами. Расставлять их по местам, создавать порядок из хаоса. А сходя на берег, она покупала книги и отдавала их в библиотеку, наслаждаясь ощущением принадлежности к этому особенному месту.

— Конечно, — кивнул Люк. — Ваш отец — Деннис Уолш. Патрик упоминал о нем.

Деллу это не удивило, но ей не хотелось обсуждать свою семью с Люком Марлоу. Так что она указала на пару кресел, села в одно и молча взглянула на мужчину. Люк устроился в другом и соединил кончики пальцев.

— Я все обдумал. Патрик явно хотел оставить вам больше, чем, скажем, бутылку редкого вина. У него не было свободных наличных, все активы были привязаны к «Коре Мэй». Так что, отписывая вам половину лайнера, он знал, что я ее выкуплю, и этим он обеспечит вам финансовое благополучие.

— Почему вы думаете, что он не хотел оставить мне именно половину корабля?

— Отец Патрика, мой дед, Артур Марлоу, основал компанию «Марлоу и сыновья», — ответил Люк без колебаний. — Компания владела многими кораблями, включая первую «Кору Мэй», названную в честь жены Артура.

Делла знала историю лайнера от Патрика и представляла, к чему Люк ведет.

— В холле висит портрет вашей бабушки. Если хотите, я вам позже его покажу.

— Буду благодарен, — кивнул Люк. — Когда Артур умер, по его завещанию компания была разделена между двумя его сыновьями. Мой отец продал свои корабли и купил отели, которые после его смерти унаследовал я. Патрик остался в корабельном бизнесе. Он начинал с нескольких кораблей, но после разных трудностей остался с одним, с флагманом, «Корой Мэй». Когда стало ясно, что своих детей у него не будет, Патрик настоял на объединении семейного дела в моем лице.

Делла откинулась на спинку кресла. Люк вполне логично ждал этого наследства, но события в жизни не всегда выстраиваются ровными рядами, как книги на полках. Делла понятия не имела, о чем думал Патрик на самом деле, оставляя ей половину корабля, но у него наверняка была какая-то причина. Делле всего лишь нужно ее разгадать.

— Вы говорите, — она выбирала слова с осторожностью, — что раз «Кора Мэй» принадлежала вашей семье, то должна в ней остаться только поэтому?

Люк сузил глаза:

— Мы говорим о корабле, названном в честь моей бабушки. Это не просто имущество, этот лайнер — часть истории моей семьи.

— И вы думаете, Патрик не планировал, что я оставлю его долю себе?

— Это единственное разумное предположение, — пожал плечами мужчина. — Я выкуплю вашу долю, и вы получите крупное наследство, которое дядя хотел вам оставить.

Делла взглянула в иллюминатор, на лунную дорожку, мерцающую на океанских волнах. Согласиться на эту сделку было бы самым легким выходом, но она не хотела спешить.

— Что случится, если я не соглашусь продать вам мою часть?

— Сложится весьма неудачная ситуация. С половинными долями ни один из нас не будет обладать правом руководства, нам придется договариваться о каждом крупном решении в управлении кораблем.

Делла понимала сложность нынешней ситуации, но не могла не задаваться вопросом: что, если Патрик почему-то хотел, чтобы у нее была именно половина корабля, а не деньги? Он знал, как сильно Делла любила «Кору Мэй». Она выросла на кораблях, где работали ее родители, и ее отец был капитаном «Коры Мэй», пока не вышел на пенсию год назад. Когда он предложил ей работать врачом вместе с матерью, Делла ухватилась за этот шанс и провела чудесный год в круизах рядом со своей семьей. Ее мать ушла на пенсию вместе с отцом, но Делла осталась. В море она чувствовала себя дома больше, чем на суше, а «Кора Мэй» была ее любимым кораблем, так что неудивительно, что Делла словно бы и так немножко владела этим лайнером. Она поднялась и оправила платье.

— Мне надо все это обдумать, Люк. Мне нелегко будет решиться на эту продажу.

В следующий миг Люк оказался рядом с ней.

— Как насчет варианта? Продайте мне десять процентов доли. Я заплачу двойную цену. — Он достал из кармана сложенный листок бумаги и протянул девушке. — Несколько дней назад я провел оценку корабля. Возьмите десять процентов от общей суммы и удвойте их.

При взгляде на цифры у Деллы широко распахнулись глаза — денег было больше, чем она когда-либо мечтала.

— Это даст мне возможность управлять кораблем, — продолжил Люк, — а вы по-прежнему сохраните с ним связь плюс получите наличные. Все останутся в выигрыше.

У Деллы замерло сердце. Мысль о том, что она сможет влиять на судьбу любимого лайнера и получит деньги, а с ними свободу, кружила голову. Но что, если Люк ошибался, а у Патрика были причины оставить ей именно половину корабля? Делле было мало нескольких часов, прошедших после чтения завещания, чтобы собраться с мыслями.

— Мне нужно все обдумать. — Снова сложив листок, она протянула его Люку, но вместо того, чтобы взять его, мужчина охватил ее руку своей, сминая бумагу в их пальцах и согревая кожу Деллы своим теплом.

— Чем дольше это длится, тем хуже для корабля и команды. Им нужна стабильность, — сказал он, интонацией и взглядом пытаясь убедить девушку согласиться.

У Деллы упало сердце. Ее решение повлияет на жизнь стольких людей! Но от этого только важнее было сделать правильный выбор.

— Извините, мистер Марлоу, — сказала она, выпрямляясь. Я не могу принять такое решение в спешке. Я сообщу вам, когда все обдумаю.

Люк наградил ее долгим недовольным взглядом.

— Я не намерен ждать долго, — сказал он и ушел, оставив Деллу одну в библиотеке.


Тридцать шесть часов спустя, во время которых он не получил ни единого знака от Деллы Уолш, Люк шел по дорожке сиднейского ботанического сада. Лайнер причалил в Сиднее утром, и раньше, чем Люк смог найти ее, Делла сошла на берег. У Люка не было ни лишнего времени, ни терпения. Помимо неразберихи с завещанием дяди, ему нужно было заниматься управлением отелями Марлоу, так что ждать, пока доктор Уолш удостоит его вниманием, было некогда. Поэтому, выяснив, куда она пошла, Люк устремился следом.

Наконец он высмотрел девушку в толпе. От вида ее грациозной походки и того, как мягкие каштановые волосы колыхались на ветру, у Люка замерло сердце, и он на опасно долгое мгновение позволил себе забыть, зачем искал ее, и просто любовался ею.

Но потом заставил себя встряхнуться. Слишком многое поставлено на карту.

— Хороший день для прогулки, — сказал он, поравнявшись с Деллой.

Она обернулась, карие глаза удивленно расширились, потом подозрительно сузились.

— Мистер Марлоу. Какое совпадение.

— Не особенно, — небрежно пожал плечом Люк. — Капитан сказал мне, что у вас выходной.

— И вы угадали, что в городе с населением в четыре с половиной миллиона я выберу именно это место? — Делла выгнула темную бровь. — Впечатляюще.

Люк невольно улыбнулся:

— Капитан также мог упомянуть, что вам нравится этот сад.

— Вот как… — Она отвела взгляд. — Мило с его стороны. Обычно право экипажа на личную жизнь уважают больше.

— Я не обычный пассажир. А вы с некоторых пор не просто член экипажа.

— Возможно, но я все еще судовой врач.

Она была права, и этого Люк тоже не понимал. А должен был, если хотел знать мотивы его дяди.

— Я хотел спросить вас кое о чем.

Делла коротко взглянула на него и снова отвела взгляд.

— Предчувствую, что пожалею об этом, но спрашивайте.

— Я видел ваше резюме. Почему вы тратите свои навыки на корабле, где едва ими пользуетесь?

— Я лечу людей каждый день.

— От морской болезни и солнечных ожогов?

— Да, некоторые случаи незначительны, но мы обучены справляться со вспышками инфекций и последствиями катастроф. Пассажирам случается серьезно заболевать во время круиза. Очень важно иметь в экипаже высококвалифицированных врачей.

— С этим я не спорю. Но почему такой молодой и перспективный врач, вместо того чтобы строить блестящую карьеру, выбирает место, где девяносто девять процентов случаев может вылечить с закрытыми глазами?

— Я люблю эту работу, — пожала плечами девушка. — Вы это хотели узнать?

Взяв Деллу за локоть, Люк отвел ее в сторону:

— Нам нужно решить вопрос с завещанием. Я должен вернуться к работе, лететь в Мельбурн. Мне нужен ваш ответ на мое предложение.

Делла явно занервничала.

— Так быстро?

— Мы попали в новости, и если оставить все как есть, эта неопределенность может повлиять на биржевую стоимость акций моей компании.

— Я не знаю… — начала Делла, но Люк перебил ее:

— У меня есть предложение. Корабль уходит из Сиднея в полночь. Поужинайте сегодня в моей каюте. Там нам никто не помешает, и мы обо всем договоримся. И я смогу сойти на берег до того, как «Кора Мэй» направится в Новую Зеландию.

Делла нахмурилась, потом вздохнула:

— Хорошо. В полшестого?

— Прекрасно, — отозвался Люк, расслабляясь. Он во всем разберется и к утру будет в Мельбурне.

Несколько минут они шли молча, каждый наедине со своими мыслями.

— Мне нужно кое-что знать, — наконец сказал Люк, переводя взгляд на Деллу. — Когда вы узнали, насколько серьезно болен Патрик, что он не проживет долго, почему вы не позвонили его семье, даже вопреки его желанию?

Неуверенность мелькнула в карих глазах Деллы, и Люк это заметил. Она скрестила руки на груди:

— У меня встречный вопрос: почему вы не навещали Патрика?

Сожаление, горе и вина встали комом у Люка в горле.

— Это не важно, — отрывисто бросил он. В конце концов, он не обязан объяснять свои поступки практически незнакомому человеку.

— Патрик часто вас приглашал, — мягко продолжила Делла. — Если бы вы появились на корабле, особенно в последний год, вы бы сами увидели, насколько болен ваш дядя.

— Никогда не любил корабли. Кроме того, мы виделись, когда он сходил на берег, так что в моих визитах на борт не было нужды. — Но этот логичный ответ никак не успокаивал вину, которая разъедала душу Люка. — Мне нужно вернуться на корабль и сделать несколько звонков. Увидимся в пять тридцать. — Коротко кивнув Делле, он развернулся и покинул ее.


К половине шестого Люк принял душ и переоделся к ужину. Предвкушение сделало его походку пружинистой, и, осознав это, Люк остановился. Когда он последний раз настолько ждал ужина с девушкой? Доктор Делла интересовала его, каждое ее слово, каждый поступок вызывали у него вопросы, требующие немедленных ответов. Или заставляли задавать вопросы себе, как сегодня днем, когда она говорила о Патрике. В любом случае он слишком часто думал о ней. Это опасно. Люк выпрямился. Он не позволит мыслям о женщине отвлечь его от важной сделки.

Оглядев стол, накрытый к ужину, Люк остался доволен. Стюард предложил ему услуги официанта, но Люк отказался, переговоры намечались слишком деликатные, и он не хотел присутствия посторонних. Когда в дверь постучали, он как раз доставал белое вино. С бутылкой в руке Люк пересек комнату и открыл дверь. У него замерло дыхание. В простом летнем платье с цветочным узором и сандалиях Делла была прекрасна. Ее распущенные волосы мерцали в свете ламп, и рука Люка дрогнула от желания намотать один из этих мягких локонов на палец. Делла улыбнулась, хотя ее взгляд остался настороженным, словно она была не уверена, насколько разумно она поступила, придя сюда.

Прочистив горло, Люк открыл дверь шире, чтобы дать ей войти.

— Рад, что вы пришли.

— Спасибо, — сказала она тихо, оставаясь на месте.

Люк мягко взял ее за руку и заставил переступить порог.

— Входите. — Закрыв за девушкой дверь, он приподнял бутылку. — Предпочитаете белое, красное или шампанское?

Делла сглотнула, явно пытаясь решить, предстояла ей чисто деловая встреча или нужно было соблюдать светские любезности. Люк удерживал ее взгляд, ни к чему не принуждая, но и не давая уклониться. Приняв решение, Делла кивнула:

— Белое, пожалуйста.

Люк улыбнулся от удовольствия — она не собиралась упрямиться. Это позволяло ему решить вопрос миром, не привлекая суды и юристов. Он разлил совиньон по бокалам и указал Делле на кресло.

— Вы голодны?

— Да.

— Тогда давайте сделаем заказ.

Делла взяла предложенное меню, но не открыла его. Люк вспомнил, что она жила здесь, так что наверняка знала выбор наизусть. Устроившись на диване, он спросил:

— Что порекомендуете?

— Зависит от того, что вам нравится. Все очень вкусное, так что вы не ошибетесь. — Делла пожала плечами, все еще держась настороженно.

Люк увидел возможность растопить лед и наладить будущие переговоры.

— Почему бы вам не сделать заказ для нас обоих?

Делла едва заметно нахмурилась, пытаясь оценить его искренность.

— Как вы относитесь к итальянской кухне?

— Звучит заманчиво.

— Могу я позвонить?

— Пожалуйста. — Люк потянулся к аппарату на столике у дивана и передал ей трубку.

Девушка набрала номер.

— Энджи, привет, это Делла. Эдоардо сегодня работает? Спроси его, пожалуйста, найдутся ли у него баклажаны по-пармски… две порции, в люкс Люка Марлоу. Прекрасно, спасибо, — добавила она после паузы и повесила трубку.

Люк забрал у нее телефонную трубку.

— Я буду прав, если предположу, что вы заказали что-то, чего нет в меню?

— Да, — кивнула девушка. — Эдоардо готовил это для себя, но когда люди пробовали, то заказывали на следующий день, потом еще, и это блюдо стало чем-то вроде местной легенды. Теперь Эдоардо приходит на смену раньше и готовит для голодного экипажа. Обычно у него всегда есть несколько порций в запасе.

Что-то еще скрывалось за ее словами, какой-то кусочек головоломки по имени Делла Уолш. Люк смерил ее взглядом:

— У «Коры Мэй» больше трехсот человек экипажа. Этот повар готовит так, что хватает всем?

Делла повела плечами:

— Он готовит тем, кто работает в вечернюю смену, на подаче ужина или в сфере развлечений.

— Все равно это очень много народа. — Опустившая ресницы девушка напомнила Люку кинозвезд шестидесятых — прекрасная, утонченная и недоступная. Отстраненная от мира вокруг, наблюдающая за ним из-под непроницаемой маски. — Не весь экипаж знает о тайном угощении, не так ли?

— У нас много временных работников. Они нанимаются на год, чтобы повидать мир, а потом уходят и оседают где-нибудь.

— Но не вы. — Люк сделал глоток вина, глядя на собеседницу поверх бокала.

— Я живу здесь, — отозвалась Делла. — Как и некоторые другие.

«Те, кто подходил поздравлять ее с подарком судьбы».

— Клуб любителей баклажанов по-пармски.

— Можно и так сказать.

Люк поставил пустой бокал на стол и снова откинулся на спинку дивана.

— Вы не думаете о том, что когда-нибудь захотите осесть на суше? Выйти замуж?

— Я никогда не выйду замуж, — уверенно сказала Делла.

Что-то скрывалось за этими словами, но по тому, как она вздернула подбородок, Люк понял, что подробностей не услышит. Он мог это понять. Его собственный брак был худшей ошибкой в его жизни.

— Расскажите мне про «Кору Мэй», — сменил тему мужчина.

Как он и рассчитывал, карие глаза потеплели.

— Она прекрасна. Просто кусочек рая на плаву. Убежище от невзгод. — Последние слова она почти прошептала, словно бы невольно. Кашлянув, Делла продолжила громче: — Дизайн прогулочной палубы, очень сложный по конструкции, выиграл несколько престижных призов.

Люк вполуха слушал, как девушка расписывала прелести лайнера. Почему доктору Делле Уолш, молодой, красивой, прекрасно образованной, нужно убежище? От каких невзгод? У ее ног должен бы лежать весь мир. Было ли это связано с застарелой болью, отголоски которой Люк иногда замечал в карих глазах? Мужчина раздраженно остановил себя. Какое ему дело до ее мыслей? Пора заканчивать эти игры.

— Доктор Уолш, как я могу вас убедить продать мне вашу долю или хотя бы ее часть?

Глава 4

Делла окинула взглядом каюту Люка, один фрагмент корабля, который так любила: бордовое с позолотой убранство, теплое дерево и мягкие обводы стен. Чего ей будет стоить продажа половины корабля Патрика?

— Все не так просто, — сказала она, поерзав в кресле. — Если бы я знала, что Патрик собирается завещать мне часть «Коры Мэй», я бы, конечно, его отговорила. Тогда он бы смог мне объяснить, зачем он это делает. Но этот разговор не случился. Как же я могу отказаться от чего-то, если не понимаю, почему это получила?

Люк напрягся, разговор принимал нежелательный оборот.

— Значит, вы не согласитесь, пока не получите какого-нибудь тайного письма или иного намека на объяснения?

— Может быть. Не знаю. — Услышав эти слова, Делла поняла, что в самом деле надеялась на письмо, в котором Патрик все объяснил бы. Несмотря на то что шансов на это практически нет, ведь если бы Патрик написал что-то такое, то приложил бы письмо к завещанию или оставил у адвоката. Но должен же был быть хоть какой-то намек? — Наверняка мы сможем как-то узнать, почему он распорядился именно таким образом?

— Более вероятно, что мы никогда не узнаем, — раздраженно отозвался Люк.

Делла разгладила юбку на коленях.

— Извините, я пока не могу дать вам ответ.

Люк потер лоб, словно пытаясь разгладить морщины.

— Вы так хотите быть совладелицей лайнера?

— За те два года, что я живу и работаю на «Коре Мэй», я стала чувствовать себя так, словно уже в какой-то степени владею ей. Мы с Патриком подружились не только из-за того, что он дружил с моими родителями. Это случилось и потому, что мы много обсуждали корабль. Я часто думала о том, что хотела бы здесь изменить.

— Но вы медик, — сказал Люк медленно. — Не менеджер.

— Справедливо. Но я всю жизнь провела, наблюдая за тем, как управляют кораблями. Я слушала разговоры об этом с тех пор, как была ребенком. Думаю, с этими знаниями мой вклад в управление «Корой Мэй» может оказаться весомым. И признаюсь, — Делла позволила себе легкую улыбку, — мне не терпится попробовать.

Постукивая пальцем по столу, Люк не отводил взгляд от ее лица.

— Как же ваша медицинская карьера?

— Я всегда думала, что хотела работать судовым врачом — как мама. Возможно, пришло время следовать путем отца, больше влиять на будущее корабля. А теперь, когда я поделилась своими мыслями, расскажите про свои. Что вы планируете для «Коры Мэй»? Оставите ее на нынешнем тихоокеанском маршруте?

Люк остался неподвижен, но что-то неуловимо изменилось в нем. Он снова выглядел бизнесменом, уверенным в своем плане.

— Некоторые детали еще требуют доработки, но я собираюсь поставить этот корабль на постоянный якорь в Большом барьерном рифе, как первый плавучий отель корпорации Марлоу.

Делла отшатнулась от него всем телом.

— Что? Почему? — сорвалось с ее губ.

— Расходы на содержание корабля сократятся на стоимость топлива и обслуживания двигателей, а гости смогут наслаждаться одним из семи чудес живой природы. Они получат ежедневный доступ к подводным экскурсиям по рифу.

Делла прикусила губу. Мысль о том, что «Кору Мэй» лишат ее предназначения — скользить по океанской глади, — ужасала ее.

— Почему просто не построить отель на одном из островов?

— Слишком мало земли, — спокойно отозвался Люк. — Большинство островов уже принадлежат турфирмам или частным собственникам. Корабль на постоянном якоре создаст, по сути, мой собственный островок недвижимости в одной из самых желанных частей света.

— Но разве это не испортит экологию?

— Ничуть, — отмахнулся мужчина. — С нашими системами переработки воды и мусора вреда не будет практически никакого.

— Да, но лайнер будет привязан к месту, — нахмурилась Делла, не скрывая неудовольствия. — Лишен свободы.

Люк улыбнулся этому замечанию, потом снова посерьезнел.

— Это деловое решение. Я не могу позволить сентиментальности влиять на финансовые операции.

— Поэтому вы прикуете «Кору Мэй» к месту — чтобы сделать еще больше денег! Ей придется…

Стук в дверь прервал Деллу. Люк встал из кресла и пересек комнату, наверняка довольный перерывом. Стюард поздоровался и вкатил в каюту тележку. Узнав его, Делла улыбнулась:

— Привет, Макс.

— Добрый вечер, доктор Уолш, — отозвался парень с игривой улыбкой. Он пару раз приглашал Деллу на свидание, она отказывалась, но жизнерадостный Макс не терял надежды.

Люк подозрительно взглянул на него, потом, нахмурившись, на девушку, и Деллу охватила дрожь. Что-то горело в серых глазах, жар, который она не понимала, но от которого мир вокруг словно тускнел, оставляя только этого мужчину в центре вселенной Деллы… Люк сжал губы и отвернулся, и иллюзия рассеялась.

— Спасибо, дальше я сам, — вежливо сказал Люк стюарду, выпроваживая того из каюты.

Делла моргнула, пытаясь собраться с мыслями. Этот бесконечный и такой короткий момент, когда их взгляды встретились, заставил ее задохнуться. Это не должно было повториться. Она не могла себе позволить привязанности к мужчине, а тем более к тому, с кем предстояло вести переговоры по деликатному вопросу. Делла скрестила руки на груди, напоминая себе о том, что скрывала ее блузка. О том, что не могло понравиться ни одному мужчине, и уж точно не такому, как Люк Марлоу, привыкшему к совершенству. Вот только у ее тела, похоже, были свои соображения по этому вопросу.

— Вообще-то сервировкой положено заниматься Максу, — сказала она, отгоняя мысли о прикосновении мужчины. Именно этого мужчины. — Это его работа.

Встав из кресла, она подошла к столу, куда Люк подкатил тележку. Он поднял на нее взгляд:

— Я бы предпочел, чтобы нам никто не мешал.

— Спорить без свидетелей?

— Обсуждать, — поправил ее Люк с улыбкой. — Но на время ужина предлагаю заключить перемирие.

Кивнув, Делла села за стол. Люк поставил перед ней тарелку с баклажанами и наполнил бокал. Глядя на него, Делла невольно задавалась мыслью, как это провести по его широким плечам, от шеи к сильным рукам… Она едва не застонала, изо всех сил пытаясь справиться с эмоциями.

— Пахнет чудесно. — Бархатный голос ворвался в ее мысли.

Делла оглядела содержимое тарелки. Это блюдо она ела, когда хотела почувствовать себя лучше. Сейчас баклажаны едва ли справятся с задачей.

— Вы сказали, что провели на кораблях все детство?

— С трех лет, — ответила Делла, убирая прядь волос за ухо. — Отец дослужился до капитана еще молодым, с ним и мамой я повидала весь свет. На борту я чувствую себя больше дома, чем на суше.

— А как же учеба?

— Домашнее обучение, а когда я закончила школьный курс и поступила в медицинский, то жила на берегу.

Люк отрезал кусочек баклажана и смерил девушку задумчивым взглядом.

— На «Коре Мэй» вы два года, но ваш отец был капитаном шесть лет. Вы оставались на суше после получения диплома?

Делла помолчала. Необходимость говорить о том времени все еще заставляла ее душу сжиматься, но пора было преодолеть это и двигаться дальше.

— Пока я училась, я встретила мужчину, — сказала она негромко. — Мы поженились и жили вместе. — Как бесцветно звучали эти слова, нисколько не описывая ее любовь к Шейну.

— Что случилось?

— Он умер. — Впервые за два года на этой фразе ее голос прозвучал ровно. — После этого отец предложил мне работу, и я согласилась. Я не поднималась на «Кору Мэй» дольше чем на выходные, но поселиться здесь… я словно вернулась домой. — «И хватит о моем прошлом». Нанизав на вилку кусочек баклажана, Делла решила сменить тему: — Сколько у вас отелей?

— Двадцать три, по всей Австралии и Новой Зеландии.

Делла несла ответственность за здоровье людей, но она представить не могла, каково это — принимать решения, влияющие на компанию такой величины.

— Вам нравится этим заниматься?

Несколько секунд Люк смотрел на нее так, словно не понимал, о чем она, потом пожал плечом и потянулся за бокалом.

— Это моя работа.

Делла не могла не проверить догадку:

— Разве вам не доставляет удовольствие управлять отелями?

— В какой-то мере.

— Тогда зачем этим заниматься? — Заинтригованная, Делла склонилась ближе, глядя, как он играет с ножкой бокала.

— Компания принадлежала моему отцу, я работал в ней с юности. На кухне и уборке номеров во время школьных каникул, на ресепшн и в головном офисе между университетскими семестрами. — Чувственные губы Люка выгнулись в усмешке. — Я ничего другого не знаю.

Делла улыбнулась, представляя, как отец передавал сыну свои знания, например за ужином, объясняя, что он сделал за день, какие решения принял и почему.

— Он тоже учил вас дома?

— Я едва виделся с родителями, — ответил Люк слишком спокойным, лишенным эмоций тоном. — В тринадцать меня отправили в школу-пансион, а на каникулах если я не был с Патриком, то работал в отелях.

Делла затаила дыхание. Оказалось, под маской этой спокойной уверенности Люк Марлоу скрывал пару-другую собственных шрамов. Патрик никогда не упоминал, что его племянника отсылали в пансион.

— Наверно, вам было одиноко, — сказала она мягко.

Люк отмел ее слова взмахом руки:

— Думаю, пора вернуться к основной теме.

Он прав. Его прошлое Деллы не касалось. Сделав глоток вина, она спросила:

— Вы всерьез собираетесь сделать из «Коры Мэй» плавучий отель?

— Абсолютно. Я думал об этом и раньше, мои люди изучили вопрос и составили план. Сейчас они заняты проработкой деталей.

Делле пришла неожиданная мысль: что, если именно поэтому Патрик оставил полкорабля ей? Вдруг он знал, что собирается сделать с лайнером Люк, и хотел, чтобы она этому помешала? Она сплела пальцы и сделала глубокий вдох.

— Вы говорили с Патриком об этом?

— Мы начинали это обсуждать.

— И?

— Патрик согласился, что у идеи превращения корабля в отель есть будущее.

— Но вы обсуждали такую судьбу именно для «Коры Мэй»?

— Не в деталях. Это было несколько лет назад, Патрик был еще совершенно здоров.

— Понимаю. — Аккуратно промокнув губы салфеткой, Делла положила ее на стол. — Я нисколько не сомневаюсь, что Патрик хотел бы, чтобы «Кора Мэй» продолжала ходить по своему маршруту. Думаю, именно поэтому он оставил мне половину этого лайнера — чтобы, когда Патрика не станет, я защитила его корабль.

Люк запустил пятерню в волосы.

— Как бы я ни хотел, чтобы мой дядя был с нами, его больше нет, — сказал он хрипловато. — И мы не можем вести дела, пытаясь угадать, чего он мог хотеть. Нам придется принимать решения исходя из текущего момента.

На словах это звучало так просто, так удобно. Но Делла была устроена по-другому. Облизнув губы, она слегка вздернула подбородок:

— Как совладелец «Коры Мэй», я сделаю все, что в моих силах, чтобы лайнер оставался на маршруте.

Это было ее ответственностью. Делла не собиралась подводить Патрика.

— Делла, у вас нет ни малейшей возможности выкупить мою долю, так что ваши планы на этот лайнер будет трудно осуществить. Нам либо придется договориться, что на данном этапе кажется невозможным, либо вы должны продать мне вашу долю.

— Но зачем нужны такие изменения? Корабль приносит прибыль, не так ли? Назначьте менеджера. Назначьте меня! Я продолжу делать то, что делал Патрик, зачем швартовать «Кору Мэй» и оставлять ее двигатели ржаветь?

— Ради прибыли, Делла. На якоре она принесет гораздо больший доход.

— Люк, она особенная. Если бы вы видели дальше цифр в финансовой ведомости, вы бы поняли.

— В итоге важна прибыль, — сказал он терпеливо. — Так устроен финансовый мир.

— И вы?

— Для меня это вторая натура. — В серых глазах мелькнула искра.

Делла сделала медленный глоток из своего бокала, задумчиво глядя на мужчину.

— За этим стоит что-то большее, не так ли?

Люк кивнул:

— Такова сама жизнь. Мой бизнес — единственная вещь в моей жизни, которая никогда не давала осечку, не подводила меня. Единственная надежная постоянная. А люди сохраняют верность лишь до тех пор, пока не сменится ветер. На людей никогда нельзя полагаться в трудные времена. — Люк вдруг замолчал, вскинул на нее взгляд и нахмурился, только сейчас осознав, насколько глубоко открылся.

— Прощу прощения, — сказала Делла, — мне не следовало…

Люк покачал головой, отметая ее беспокойство:

— По крайней мере, мы выяснили, что происходим из двух совершенно разных миров. Так что касаемо некоторых аспектов ситуации мы никогда не придем к соглашению.

Конечно, он прав, но должен найтись другой выход. Всегда есть другой выход.

— Скажите мне, что вы думаете о корабле сейчас?

— Достаточно неплохое место, — отозвался Люк, снова наполняя их бокалы.

— Так и есть. Вы можете жить на борту круглый год и совершенно не скучать по суше.

Люк бросил на девушку внимательный взгляд:

— Вы не скучаете по суше?

— Никогда. Но я имела в виду пассажиров, — поторопилась добавить Делла, пока Люк не перевел разговор на нее. — У нас есть все, чего только можно хотеть, от спа-салонов до ресторанов. Вы наверняка уже оценили, как работают Интернет и сотовая связь. А что касается отдыха, скалодром, теннисные корты и ледовый каток — это даже не весь выбор. У нас есть пол-акра газона на двенадцатой палубе, на случай, если вы скучаете по ощущению живой травы под ногами или хотите устроить пикник посреди океана.

Люк выгнул бровь:

— И вы не скучаете по какому-нибудь городу?

— На корабле есть больше, чем можно найти в любом городе. А каждые несколько дней мы останавливаемся в самых живописных уголках мира.

И в этом была сама суть путешествий. Суть «Коры Мэй».

Люк сдвинул пустую тарелку в сторону.

— Делла, я вас понимаю. Но я не могу принимать деловое решение исходя из того, что плавание по морю — это приятное времяпрепровождение.

Делла потерла пульсирующий висок. «Как же мне доказать ему, что „Кора Мэй“ — нечто большее?»

— Люк, у меня к вам просьба. Проведите месяц на борту «Коры Мэй», дайте мне это время, чтобы я могла показать вам прелесть плавания, океана, постоянной смены портов. До того как вы примете окончательное решение, подарите кораблю этот шанс.

Люк забарабанил пальцами по столу, и Делла подумала, что просит слишком многого. Месяц для бизнесмена такого уровня — это много, даже с возможностью оставаться на связи. Но потом Люк задумчиво соединил кончики пальцев.

— Я дам вам три недели. Но пока я буду внимать прелестям моря, я хочу, чтобы вы всерьез рассмотрели продажу мне вашей доли, независимо от того, встанет лайнер на вечный якорь или останется на маршруте.

— Согласна, — вздохнула Делла с облегчением. Убедить его за три недели будет нелегко, но она готова к испытанию.

Они подняли бокалы в тосте, и хрусталь мелодично зазвенел.


Делла покачивалась на хрустально-синих волнах укромного новозеландского пляжа. Когда лайнер причаливал в этом порту, она всегда сходила на берег и приходила сюда поплавать. Кэл Бэйтман сегодня дежурил, так что Делла была восхитительно свободна. Если не считать работу по убеждению Люка Марлоу. Она взглянула на свое «задание». Мужчина плавал чуть в стороне, мерил прозрачную воду длинными сильными гребками. Он вообще когда-нибудь расслаблялся? Даже когда он стоял неподвижно, то напоминал туго скрученную пружину.

Люк вынырнул неподалеку от Деллы и ладонью согнал воду с лица. Его потемневшие мокрые волосы были убраны назад, серые глаза казались ярче обычного. Девушка с трудом отвела от него взгляд. Здесь, в укромном уголке, среди прозрачной синевы прибоя и белоснежного песка пляжа, Делла почти могла поверить, что они с Люком были просто двумя людьми, которые проводили время вместе потому, что им нравилось общество друг друга. И что в любую минуту Делла могла преодолеть ту короткую дистанцию, что их разделяла, и обвить руками эту широкую обнаженную грудь.

Люк скользил сквозь воду с легкостью морского котика. Когда он снова вынырнул на поверхность, на этот раз еще ближе, вода стекала по его загорелой коже блестящими струйками. Делле так хотелось протянуть руку и поймать несколько капель… Но все это лишь иллюзия, фантазия. А у Деллы была реальная цель, которая не включала прикосновения, не важно насколько соблазнителен этот практически обнаженный мужчина рядом с ней.

— Тут просто прекрасно, — сказал Люк, оглядывая пейзаж. — Я постоянно бываю в Новой Зеландии, но про этот пляж не знал.

— Подозреваю, вы летаете сюда на деловые встречи?

— А они редко проходят на пляжах, — кивнул мужчина, признавая ее аргумент. — И все-таки, что мы здесь делаем?

Делла приподняла брови. Когда она сказала ему ждать ее в холле и прихватить плавки, то сочла, что причина будет очевидна.

— Вы успели забыть наш уговор, мистер Марлоу?

— Он касался «Коры Мэй». Или вы подрабатываете на стороне на местный департамент туризма?

— Путешествия — это гораздо больше, чем только корабль. Это еще места, которые вы посещаете, как вот этот пляж. — Делла широким жестом обвела синий горизонт и белый песок. — День-два вы проводите в комфорте лайнера, а потом прибываете в какое-нибудь экзотическое место. Плавучий отель такого не даст.

— Справедливо, — сказал мужчина, но Делла не могла понять, насколько он искренен. — А что в корзине, которую я принес?

— Продукты, любезно предоставленные рестораном. — Такие корзины с ланчем были особенностью «Коры Мэй», и пассажиров всегда впечатляло и качество угощения, и забота об их комфорте.

— Я на это надеялся. Одиннадцать часов — не слишком рано для ланча?

— Прелесть путешествия в том, что никогда не рано и не поздно чем-то заняться, — отозвалась Делла с широкой улыбкой. — День целиком наш, можем распоряжаться временем как хотим.

— Тогда не будем тратить его зря. — Люк поймал ее за руку и потянул к берегу.

Его пальцы, теплые и сильные, заставили кровь Деллы вспениться, как шампанское. Охваченная дрожью, она нырнула, чтобы разорвать контакт. «Не то время и не тот мужчина, чтобы думать о глупостях», — сказала она себе, выходя на белоснежный песок. Особенно при том, что Делла не знала, искренен Люк с ней или просто пытается очаровать, чтобы добыть ее долю корабля. Люк Марлоу непрост, его не следовало недооценивать. Отложив пушистое полотенце и разворачивая футболку, она заметила взгляд Люка, устремленный на ее грудь. Делла взглянула вниз и обнаружила, что край ее купальника сдвинулся, открыв шрамы. В панике девушка поправила эластик и торопливо натянула футболку.

Люк нахмурился, когда Делла сжалась под его взглядом. Она оделась и прикрыла следы, но Люк шагнул ближе и оттянул ворот футболки. Он хотел убедиться, что ему не примерещилось.

— Делла, что с вами случилось? — прошептал он.

— Ничего. — Она отвернулась, но мужчина повернулся вместе с ней, его пальцы все еще лежали на ее ключице.

— Такие шрамы не появляются из ничего.

Делла стояла совершенно неподвижно.

— Это не важно.

— Мне так не кажется. Расскажите?

— Поищите в Интернете, — поморщилась девушка. — Эта история попала во все газеты.

Дурное предчувствие повисло в воздухе, сдавило горло Люка.

— Я не хочу узнавать из газет. Хочу услышать от вас.

Делла смотрела на море, ее лицо было слишком бледным, слишком спокойным.

— Два года назад мы с мужем шли по ночному Мельбурну и услышали женский крик. Шейн тоже был врачом. Мы хотели помочь.

Люк легко взял ее за руку:

— Конечно.

— В переулке было темно. — Делла сглотнула. — И никого вокруг, только жертва и четверо мужчин. Мы не могли ее там оставить. — Она посмотрела на Люка, и тот сжал ее руку.

— Я бы тоже не смог.

— Шейн пошел по переулку, окликнул их, надеясь отвлечь, а я достала телефон и позвонила в полицию. Прежде чем я смогла назвать адрес, один из нападавших выбил у меня телефон и швырнул его в стену. Они бросили жертву и пошли на нас.

— Ох, Делла, — вздохнул Люк.

Его сердце колотилось, все тело напряглось в попытке защитить ее, но он опоздал на несколько лет, и теперь мог только стоять рядом с девушкой, поглаживая ее руку.

— Я очнулась в больнице. К счастью, та женщина побежала за помощью. К Шейну они опоздали. Его ударили ножом в грудь, несколько раз, один удар попал в сердце.

— Мне жаль. — Гнев горел в груди Люка, но Делла не нуждалась в его ярости. Ей были нужны поддержка и забота, так что Люк взял и другую ее руку, согревая. — Что они сделали с вами?

— То же самое. Думали, что я мертва, но хирургам удалось меня спасти. — Слезы блестели на ее щеках.

Люк не знал, что еще сказать, поэтому он просто обнял ее, надеясь, что сможет успокоить ее дрожь и дать чувство безопасности хотя бы сейчас. Он уже жалел, что убедил Деллу рассказать эту историю. Часть его хотела отвлечь ее от воспоминаний, лучше всего зацеловать до беспамятства, но это означало воспользоваться ее уязвимым состоянием. Такого Люк себе позволить не мог. Но все это хотя бы объясняло ту дистанцию, которую Делла держала с мужчинами, — что с тем стюардом за ужином, что с самим Люком. Она прятала шрамы из неловкости, может, даже стыда. Делла Уолш не считала себя желанной. Конечно, Люк мог сказать ей, как это глупо, но она бы ему не поверила. И сейчас не то время, чтобы убеждать ее действием. Не важно, насколько колотилось сердце Люка от того, как ее тело прижималось к нему.

Наконец девушка шевельнулась и отстранилась.

— Прошу прощения, — сказала она, вытирая лицо.

— Нет, это я должен извиниться. Не нужно было спрашивать. А вы должны были послать меня к черту. — Уголок ее губ дрогнул, и Люк вздохнул от облегчения, что хоть немного развеял ее темные мысли. — Строго говоря, можете сделать это прямо сейчас.

Делла взглянула на него из-под темных ресниц:

— Я должна всячески убеждать вас в преимуществах жизни на борту, а не посылать подальше.

— Честно говоря, вы сделаете мне одолжение, — сказал Люк, видя, что Делла чуть порозовела и расслабилась, и продолжил в том же духе: — Если мы оставим все как есть, я буду чувствовать себя виноватым, загрущу, это повлияет на мою работу, и моя компания обанкротится.

— Правда?

Люк полюбовался смешливыми искрами в карих глазах и улыбнулся сам.

— Абсолютно. Единственный способ избежать катастрофы — ваша помощь.

Делла нерешительно провела по мокрым волосам:

— Я не…

— И назовите меня по имени, чтобы лучше подействовало.

Делла усмехнулась, и этот звук показался Люку волшебным.

— Давайте, — Люк подтолкнул ее плечом. — Вам же хочется.

Она наконец рассмеялась.

— Хорошо. Дайте мне секунду. — Ее лицо стало серьезным, но глаза по-прежнему искрились. — Идите к черту, Люк.

— Мило, но неубедительно. Попробуйте еще разок.

Делла ахнула в шутливом возмущении и сузила глаза.

— Идите к черту, Люк!

Это прозвучало с большим чувством, но она тут же прикусила губу, сдерживая улыбку, словно сама удивлялась собственной смелости.

— Лучше, — сказал Люк мягко.

— Осторожнее, — выгнула бровь Делла. — Это может стать моей любимой фразой.

Если раньше Люк хотел поцеловать ее, то теперь жажда прижать к себе и завладеть ее губами стала такой острой, что он едва мог дышать. Зрачки Деллы расширились, на ее шее затрепетала жилка. Она тоже это чувствовала. Люк отдал бы что угодно, чтобы обнять ее сейчас. Но не мог. Повернувшись к морю, он провел ладонью по лицу. «Ничего, это ненадолго». Скоро он найдет время и место, чтобы поцеловать Деллу Уолш.

Глава 5

Следующим утром они встретились для экскурсии по кораблю — очередной ступеньки в плане Деллы убедить Люка оставить «Кору Мэй» на маршруте. Весь вечер она перебирала в памяти рассказы Патрика о племяннике, выискивая, что могло бы ей пригодиться. Но упоминания о бывшей жене Люка, которую Патрик ненавидел, или высоких оценках в университете не казались подходящими. Потом Делла вспомнила кое-что особенное. Одна из поварих работала на старом лайнере и, как Делла разузнала, помнила Люка. Это могло стать хорошей попыткой разбудить сердце холодного бизнесмена.

— Где начнется наш таинственный тур? — спросил ее Люк.

— Под палубой, на второй кухне.

— Ну вот, а я предвкушал еще один ленивый день на пляже.

Делла вспомнила, как капли воды стекали по его груди и плоскому животу к поясу плавок, и ее бросило в жар. Сглотнув, она отвела глаза.

— Может, в другой раз. — «Когда я приду в себя от предыдущего».

— Во что полагается одеваться для таких экскурсий? — поинтересовался Люк, покачиваясь на каблуках.

Делла окинула взглядом его брюки и рубашку поло.

— Вы одеты вполне подходяще.

— Вы всем парням такие приятные вещи говорите или только мне? — подмигнул ей Люк.

— Напрашиваетесь на комплимент, мистер Марлоу?

Мужчина склонил голову к плечу:

— Честно говоря, я получаю странное удовольствие от того, что не слышу их.

— Боже мой, — усмехнулась Делла. — Как, наверное, трудно вам живется, если вы устаете от комплиментов.

— Искренняя похвала — это неплохо. Но от лести, жеманства или расчета быстро устаешь.

«Сколько неискренних комплиментов он может получать с его богатством, властью и эффектной внешностью?» — подумала Делла.

— Хорошо, очень постараюсь свести жеманство до минимума, — сказала она, открывая двери в кухню.

— Как мило с вашей стороны, — иронично отозвался мужчина.

Среди столов и людей Делла высмотрела цель своего визита.

— Привет, Рокси.

Рыжеволосая женщина средних лет обернулась и широко улыбнулась ей.

— Доктор Уолш, так рада вас видеть. — Она глянула через плечо девушки. — Мистер Марлоу, надо же, совсем уже взрослый. Я слышала, что вы на борту, но не думала, что увижу вас.

Делла затаила дыхание.

Люк сдвинул брови, напрягая память.

— Мы знакомы?

— Вы вряд ли меня помните, совсем мальчиком были. Вы иногда спускались на кухню старой «Принцессы Коры», навещали меня.

Серые глаза мужчины распахнулись от изумления.

— Миссис Эпплби?

Рокси просияла:

— Она самая!

— Вы тайком давали мне печенье с изюмом. — Взгляд Люка затуманился от воспоминаний.

— Мои любимые! — Круглое лицо женщины погрустнело. — Жаль вашего дядю. Хороший был человек.

— Спасибо, я ценю ваши слова, — негромко сказал мужчина. Оглядевшись, он понизил голос: — А вы все еще готовите это печенье?

Рокси широко улыбнулась:

— В меню его нету давно, но я как услышала, что вы на борту, так вчера напекла немножко… — Она опустила ресницы и порозовела сильнее. — На всякий случай.

— Не пробовал правильного печенья с изюмом с двенадцати лет. — Люк одарил ее обаятельной улыбкой, благодаря которой наверняка мог получить все, чего ему хотелось. — Вот если бы крошечку…

— Так я сейчас принесу.

Глядя, как Рокси поспешила за печеньем, Делла спрятала улыбку. Это еще не победа, но уверенный шаг к ней. Она представила Люку одного из шеф-поваров, и мужчины разговорились об оборудовании кухни. Когда Рокси вернулась с аккуратным бумажным пакетом, Люк одарил ее еще одной теплой улыбкой.

— Спасибо большое, миссис Эпплби.

— Дайте знать, когда добавки захотите, я еще испеку.

Попрощавшись с Рокси, Делла вывела спутника в коридор.

— Угостить вас печеньем? — спросил Люк, держа пакет на весу. — Тут еще минимум восемь штук.

— Только если позволите мне угостить вас кофе.

— Договорились.

Делла привела его в свое любимое кафе, «Вкус Парижа», где повар-француз готовил божественный кофе и пирожные, которые таяли во рту.

— Я сделаю заказ, — сказала она, занимая столик перед окнами кафе. — Что вы пьете?

— Двойной эспрессо, черный.

Когда она вернулась с кофе и пустой тарелкой, Люк сидел спиной к витрине кафе, вытянув длинные ноги и обозревая жизнь, текущую мимо. Открыв пакет, Люк переложил печенье на тарелку.

— Вы знали, что Рокси Эпплби тайком кормила меня печеньем.

— Патрик рассказывал.

Люк от души рассмеялся, и этот низкий бархатный звук отозвался трепетом в ее теле.

— Я думал, что прокрадывался, как ниндзя, а старый разбойник, оказывается, обо всем знал.

Делла улыбнулась. Она не собиралась рассказывать, как доволен был Патрик, когда его слишком серьезный племянник расслаблялся достаточно, чтобы начать шалить. Под ее взглядом Люк высыпал печенье на тарелку.

— Вы нарочно меня туда привели, чтобы создать эмоциональную связь между мной и командой.

Девушка одарила его ангельски-невинным взглядом.

— Я не могла упустить такую возможность. А еще я хотела, чтобы вы увидели тех, кто зависит от наших решений.

Люк отломил кусочек печенья.

— Но Рокси вполне может остаться на посту, когда «Кора Мэй» станет отелем.

— Она может не захотеть остаться. Несколько лет она прожила на суше с семьей, а сейчас у нее сын здесь на мостике, дочь в Сиднее и еще один сын живет в Новой Зеландии с женой. Так что Рокси предпочтет найти другой корабль с примерно тем же маршрутом, чтобы видеться с детьми.

Хмурясь, мужчина сделал глоток кофе:

— Вы хотите, чтобы я определял будущее своей компании в зависимости от того, где предпочитает работать Рокси Эпплби?

— Нет, конечно нет. Я помогаю вам увидеть корабль и его команду и представляю на ваш суд вопросы, которые могут возникнуть. — Вопросы, которые, как Делла надеялась, внесут зерно сомнения в его идеальный план и помогут ей продвинуться дальше. — После ланча мне нужно на работу, но у нас еще есть время. Мы можем пойти кататься на коньках, играть в гольф или теннис — все развлечения корабля в нашем распоряжении. Как вы относитесь к скалолазанию?

Люк пожал плечами:

— Предпочитаю гольф.

— Мини-гольф, симуляторы или настоящую траву? — перечислила Делла, загибая пальцы.

Люка задумчиво потер подбородок:

— Зависит от настроения.

— Предупреждаю сразу, клюшки я подавать не буду.

Чувственные губы Люка выгнулись в усмешке.

— А я-то думал, вы готовы на все ради цели. Вы сами играете?

— В мини-гольф.

— Ни разу не пробовал. Предпочитаю настоящую игру.

Глядя на огонь в его глазах, Делла довольно улыбнулась. Она хотела, чтобы Люк расслабился, получил удовольствие, чтобы понял, как прекрасна «Кора Мэй».

— Тогда как насчет тренировочной площадки?

— Почему бы и нет, — отозвался мужчина, вставая.

Взглянув на него снизу вверх, Делла внезапно поняла, «почему бы и нет», — наблюдение за тем, как этот широкоплечий красавец делает замах за замахом, стопроцентно отвлечет ее от стоящей перед ней задачи. Но она сделала глубокий вздох и решительно встала. В конце концов, ей необязательно смотреть на то, как Люк играет.


Люк наблюдал, как Делла кладет мяч в сетку тренировочной площадки. Дежурный профи сообщил им про скорость и траекторию полета их мячей, дал пару советов и перешел к другому пассажиру, оставив их вдвоем. Делла заняла позицию, которой научил ее Люк, замахнулась и со звонким ударом отправила мяч в полет. Люк заставил себя оторвать взгляд от ее очаровательной фигурки и проследить за полетом мяча.

— Опять по кривой, но уже лучше, — сказал он, словно следил за ударом, а не глазел на упругую попку прекрасной докторши.

— Вы всем девушкам такие приятные вещи говорите или только мне? — вернула ему Делла его же слова и скорчила гримасу. — Это сложнее, чем мини-гольф.

— Немного. — Люк постарался сдержать смешок. — Но вы прирожденная гольфистка. Если бы я вам не доверял, то заподозрил бы, что вы не первый раз играете.

Едва слова слетели с его губ, Люк застыл. Когда это он начал ей доверять? Вчера на пляже, осознал он, холодея. Горе в ее голосе изменило что-то в его душе. Доверие означало власть, Делла получала власть над ним, над его решениями… Люк был совершенно не рад этому. Делла отошла, уступая ему место, Люк решительно сжал клюшку, не обращая внимания на боль в зашитой ладони, и встал в стойку. И вспомнил, куда смотрел, когда так стояла Делла. А куда сейчас смотрела она? Если он обернется, поймает ли он строгую доктора Уолш за разглядыванием его задницы? Сердце Люка забилось чаще, но он заставил себя сделать глубокий вдох и сосредоточиться на ударе. Он не имел право отвлекаться.

— Во сколько вы должны быть на работе? — спросил он, выставляя новый мяч и уступая место.

— В полдень, — ответила Делла, не глядя на него. — Пытаетесь меня отвлечь?

«Скорее, себя», — подумал Люк.

— Виновен.

— Я только учусь, а вы уже считаете, что мы соревнуемся?

— Дух соперничества входит в комплект с игрек-хромосомой, — усмехнулся мужчина.

Делла задумчиво качнула клюшкой:

— Тогда как насчет ставок?

— Здесь?

— Тут трудно считать очки. На мини-гольфе. — Она посмотрела на часы. — После закрытия медпункта у нас будет вдоволь времени.

Ее знание поля против навыков Люка вполне могло стать игрой на равных.

— И каковы будут ставки?

— Если вы выиграете, я продолжу убеждать вас в прелестях плавания. Если я выиграю, вы оставите «Кору Мэй» круизным лайнером.

В этот раз Люк не сдержал смех.

— Хорошая попытка, доктор Уолш. К счастью, к моему духу соперничества не прилагается безрассудство. Давайте сохраним ставки на уровне игры. Если вы выиграете, я полезу на скалодром.

— Это не составит вам труда, — протянула Делла задумчиво. — Если я выиграю, вы проведете день в спа-салоне.

Люк содрогнулся:

— Пушистые белые халаты и зеленая жижа, которую намазывают на лицо?

Уголок губ девушки дрогнул.

— Насколько я слышала.

— Вы сами никогда там не были? — изумленно выгнул бровь Люк.

Делла спокойно пожала плечами:

— Я уверена, они оказывают первоклассные услуги.

— Хорошо, — протянул Люк. — Если вы выиграете, я пойду в спа. А если я выиграю, то пойдете вы.

Карие глаза изумленно распахнулись. Люку удалось удивить ее, и от этого он ощутил невероятное удовольствие.

— Договорились?

— Договорились, — ответила Делла.

Мужчина снова встал над мячом, довольно улыбаясь.


В половине четвертого Делла переоделась в шорты, закрытый топ, кеды и бейсболку и поднялась к площадке для мини-гольфа на верхней палубе. Она собиралась выиграть. В ее плане стояла попытка заставить Люка расслабиться, но она предчувствовала сопротивление. Спа-салон, с тамошним массажем и сауной, должен был помочь ему в этом, помочь влюбиться в «Кору Мэй», увидеть ее роскошь, а не цифры в расчетах.

Делла увидела Люка у стойки, под обожающим взглядом девушки, которая заведовала спорт-палубой. При приближении Деллы Люк приподнял солнечные очки, и она успела заметить жар в его взгляде, тут же взятый под контроль.

— Я тут рассказывал Кристине о наших ставках.

Кристина энергично закивала.

— По-моему, это очень весело! — с восторгом сказала она, не сводя глаз с мужчины.

Делла иронично усмехнулась — Люк завоевал еще одно сердце. Справедливости ради, у Кристины было мало шансов устоять, если уж даже на саму Деллу действовало притяжение этого мужчины. Девушка радостно пожелала им удачи, когда они взяли клюшки и карточку и пошли к стартовой линии.

— Похоже, вы обзавелись группой поддержки, — сказала Делла.

— Она милый ребенок, — рассеянно отозвался Люк, и маленькая частичка Деллы, которой она не гордилась, обрадовалась, что Люк так легко отмахнулся от внимания привлекательной молодой девушки.

Делла бросила на него взгляд украдкой, но мужчина изучал первую лунку.

— Обычно я бросаю монетку, но в этот раз дама вперед.

— Я предложила эту игру, так что вы мой гость и должны бить первым.

— Похоже, нам все-таки понадобится бросить монетку, — хмыкнул Люк, доставая из кармана сияющий серебряный четвертак. — Орел или решка?

— Решка.

Монета блеснула, вращаясь в воздухе, Люк прихлопнул ее ладонями и показал Делле. Решка. Сунув монету в карман, он положил клюшку на плечи и взялся за нее обеими руками.

— Готов любоваться вашим искусством покорения лунок.

— Польщена, — отозвалась Делла, устанавливая мяч и оценивая траекторию будущего удара.

— О, это не лесть, а констатация факта.

— Опять пытаетесь меня отвлечь, мистер Марлоу?

— У нашей игры высокие ставки, доктор Уолш, — хмыкнул он, вставая над своим мячом. — Хороший удар, кстати. И похоже, у нас ничья.

— Всего лишь по одной лунке, — заметила Делла, записывая счет в карточку.

Следующая лунка дала Люку преимущество в один удар, третья снова сравняла счет.

— Не похоже, что вы играете в мини-гольф впервые.

— Ну что я могу сказать, я мужчина, а это игра с мячом.

— Биологическая предрасположенность? — улыбнулась Делла, украдкой бросая на него взгляд.

Широкоплечий и узкобедрый, он был в прекрасной форме, сильные мускулы на руках играли, когда мужчина замахивался клюшкой.

— Точно, — широко улыбнулся он. — И считаю себя обязанным заметить, что, когда «Кора Мэй» встанет на вечный якорь, ее гости смогут точно так же играть в мини-гольф.

— Да, но на движущемся судне это делать гораздо интереснее. Плавучий отель не даст того же ощущения, как от игры в гольф посреди океана.

Взглянув на синие волны, Люк потер подбородок:

— Поверю вам на слово. Вы часто здесь играете?

— Время от времени, когда желающих немного. Жаль, что погода такая ясная, я специализируюсь на игре в шторм.

На самом деле, даже в шторм лайнер едва качало, но достаточно, чтобы повлиять на удар.

— Значит, мне повезло, — улыбнулся Люк.

Делла больше склонялась к мысли, что погода ему подыгрывала, как и все остальное в его жизни. И все-таки она планировала выиграть. Через шесть лунок Люк опережал ее на два удара.

— В этих спа-салонах делают маникюр и педикюр, не так ли? — спросил он невинно. — Мне нравится мысль о красном лаке на пальчиках ваших ног.

Делла подождала, пока он приготовится ударить.

— Уж не фетишист ли вы, мистер Марлоу?

Он расхохотался, и мяч улетел совсем не туда.

— О, какая жалость, — невинно посочувствовала девушка.

Люк посмотрела на ее сандалии.

— Определенно красный. Или даже пламенно-алый.

— Вы всего на два удара впереди, — заметила Делла, выставляя свой мяч. — Погодите с фантазиями.

И она выиграла у него эту лунку, сократив разрыв до одного удара, а потом снова отвлекла Люка и обыграла на предпоследней. Записывая очки в карточку, Делла прикусила губу. Если ей удастся отправить Люка в спа со всеми тамошними удовольствиями, от массажа и горячих камней да сауны, он, возможно, сумеет расслабиться и станет слушать ее внимательнее. А для этого ей всего лишь надо выиграть. Развернув плечи, Делла положила мяч на черту.

Люк наблюдал, как Делла рассчитывает удар в последнюю лунку. Она явно была настроена на победу, но Люк распланировал, как закончится эта игра, раньше, чем они вышли на старт. Он действительно не играл в мини-гольф раньше, но навыки из других игр помогали ему рассчитать силу и угол ударов. Гораздо сложнее было сделать так, чтобы Делла ничего не заподозрила. Хорошо, что бросок монеты дал ей право бить первой.

— Пожелайте мне удачи.

— Конечно, — невинно улыбнулась девушка. — Желаю удачи в выигрыше и приятного дня в салоне.

— Премного благодарен, — с притворной сухостью отозвался он, замахиваясь.

Удар получился слишком удачным для его расчетов. Люк был мысленно согласен на спа, он честно пытался увидеть корабль с точки зрения Деллы. Вот только еще он надеялся, что Делла также честно рассматривает его предложение о плавучем отеле. Но если он должен будет провести несколько часов в приторно пахнущем кошмаре салона, пусть Делла составит ему компанию, это справедливо. К тому же Люку было любопытно, почему она за два года ни разу не была в таком месте. Из-за шрама, который Делла поспешно закрыла от его взгляда? Нахмурившись, Люк поменял позицию.

— Неудобное положение, — заметила девушка.

— Не настолько. — Примерившись для удара, он ощутил тепло — Делла придвинулась ближе.

Она собиралась предпринять еще одну попытку отвлечь его. И Люк собирался ей это позволить. Как давно последний раз доктор Уолш позволяла кому-то ухаживать за ней, баловать ее, позволяла себе получать удовольствие? Слишком давно, предполагал Люк. Пора это исправить. Он постарался сдержать улыбку и поднял клюшку. В этой игре он не собирался выигрывать.

— Как ваши швы?

Люк почти промазал по мячу, и тот откатился в сторону.

— Ваша забота о моем здоровье очень трогательна, — протянул он, насмешливо оглядывая расстояние до лунки. — И полезна.

— Мистер Марлоу, вы же не думаете, что я говорила вам под руку? Это было бы так нечестно с моей стороны! — Делла подняла на него ангельски-чистый взор. — Я всего лишь соблюдаю клятву Гиппократа и забочусь о своем пациенте.

Пациент обошел мяч и приготовился к следующему удару.

— И порез не мешает вам держать клюшку? — спросила Делла, передвинувшись так, чтобы Люк ее видел.

— Немного чувствуется, но ничего серьезного. Все равно практически всю работу я делаю другой рукой. — И уж точно мини-гольф не требовал таких усилий, чем раньше — тренировочная площадка и удары в сетку.

К счастью, в этот раз ему удалось попасть так, как он рассчитывал, и следующим ударом Люк загнал мяч в лунку.

— Каков счет, док?

— У нас ничья, — нахмурилась Делла. Похоже, о таком результате она не думала.

Люк ухмыльнулся:

— Похоже, мы оба идем в салон.

Возможно, с ухмылкой он переборщил. Делла уперла руку в бедро и сощурилась.

— Почему у меня такое чувство, что вы задумывали это с самого начала?

— Потому что вы подозрительны от природы? — невинно предположил Люк.

— Вы сказали, что не играли в мини-гольф.

— И это правда. Но я много играл в бильярд, принципы те же.

Делла покачала головой:

— Я попалась на удочку.

— Может быть, но если ваш спа-салон так хорош, как вы говорите, мы оба остались в выигрыше.

Делла рассмеялась, забавно наморщив нос. У Люка замерло сердце, когда мир вокруг словно бы погас, оставив только эти мерцающие смехом бездонные карие глаза и темные волосы, которые перебирал легкий ветер. Даже если бы настал конец света, это не помешало бы Люку смеяться вместе с Деллой.

И тут он понял, что произошло. Он начал расслабляться. Впервые за очень долгое время Люк чувствовал себя действительно на отдыхе. Несмотря на горечь потери любимого дяди и горы работы, которой Люк занимался, пока Делла была на смене. Несмотря на глубокую нелюбовь расслабляться рядом с кем-то, кроме его побратимов, потому что это неминуемо вело к потере контроля.

Люк мысленно выругался. Опустив клюшку с плеч — какая глупая, ребяческая поза! — он сжал рукоять сильнее. Пора сосредоточиться на работе. Встретив взгляд Деллы, он постарался придать своему лицу нейтральное выражение, более подходящее для компании делового партнера.

— Что в планах на вечер?

Делла приподняла брови, явно заметив смену его настроения. Искры веселья исчезли из ее взгляда, и Люк осознал, насколько она расслаблялась рядом с ним. С вежливым кивком Делла отступила на шаг, и Люк немедленно пожалел об этом.

— Думаю, вы заслужили свободный вечер.

Пауза, чтобы собраться с мыслями, — именно это ему и было нужно, но почему же он разочарован?

— Зачем попусту тратить время? — Слова сорвались с его губ раньше, чем Люк успел их остановить.

Девушка прикусила губу.

— Меня ждет работа, но я свободна после ужина.

Встречаемся в вестибюле, на лестнице, в семь.

Люк кивнул. Этого времени ему хватит, чтобы прийти в себя и продумать новый план: с этого вечера он начнет убеждать Деллу Уолш в преимуществах превращения лайнера в отель. Хватит игр.

Глава 6

Ожидая появления Люка, Делла нервно поправляла вырез нового топа. Эта вещь была самой откровенной из того, что появлялось в ее гардеробе за многие годы. Делла захотела купить этот топ, едва увидела его в витрине одного из корабельных бутиков. И встревожилась. Со дня смерти мужа она принципиально носила только самую простую одежду, а теперь… «Я меняюсь?» — изумленно спросила она себя, по привычке проверяя, прикрыты ли шрамы.

А потом она увидела Люка, и все мысли вылетели у нее из головы. То притяжение, что Делла испытала, впервые увидев его на палубе, охватило ее с новой силой. Влажные светлые волосы были аккуратно зачесаны, голубая рубашка подчеркивала ширину плеч, и Делла вытерла ладони о юбку, пытаясь справиться с порывом потянуться и ощутить мышцы этой сильной груди под пальцами.

— Добрый вечер, Делла, — улыбнулся ей Люк. — Вы чудесно выглядите.

— Спасибо. — Она надеялась, что за ее сияющей улыбкой мужчина не увидит, как горят ее щеки. — Чем хотите заняться, Люк? Может, сходим на концерт? Или на дегустацию вина?

— Где у вас тут танцуют?

— В зависимости от ваших вкусов. — Делла с облегчением переключилась в режим экскурсовода. — Если вам нравится современная атмосфера, на пятой палубе есть ночной клуб. Ретродиско танцуют на девятой, а вальс — в «Лунном сиянии» на четвертой.

Люк смерил ее медленным взглядом и выгнул бровь.

— И куда ходите вы?

— Я… — У Деллы сжалось горло и сердце затрепетало в груди. Этого она не планировала. — Никуда. — Даже для нее самой это прозвучало слишком резко, с большим значением, чем простая констатация факта. Сглотнув, Делла сочла нужным продолжить: Я не люблю танцевать. Но я отведу вас, куда захотите. Уверена, вы без труда найдете партнершу.

— Я предпочитаю вас. — Голос Люка звучал мягко и бархатно, и прежде, чем Делла смогла что-нибудь сказать, он протянул руку: — Потанцуйте со мной, доктор Уолш.

Делла молча смотрела на сделанные ею аккуратные швы на его коже. Последний мужчина, которого она держала за руку — по-настоящему, — был ее муж. А приглашение на танец значило больше, чем просто прикосновение… Но у Деллы была цель, и это означало — никаких отговорок. Тем более что в глубине души Делле самой хотелось этого танца. «Ну что плохого может случиться?..»

Через десять минут, скользя по паркету «Лунного сияния» в надежных объятиях Люка Марлоу, Делла пыталась заново научиться дышать. Ей нравился этот клуб, гирлянды на темно-синих стенах напоминали созвездия, и певец мурлыкал одну из ее любимых песен, но она не могла расслабиться. Даже при том, что Люк держал ее на приличном расстоянии, быть так близко к нему казалось ей неправильным по дюжине разных причин.

«Ты сама на это согласилась!»

— Я не кусаюсь, — шепнул Люк ей на ухо.

От неожиданности Делла вздрогнула. Конечно, он не кусался, это она вела себя глупо. Они всего лишь танцевали, она делала это и раньше… Очень давно. Делла сделала глубокий вдох и сознательно расслабила одеревеневшую спину.

— Так намного лучше, — прошептал Люк.

Его ободряющий голос помог, и Делла увереннее оперлась на его плечо. Запах его кожи кружил ей голову, сильные руки казались надежными… приятными. Сердце Деллы забилось чаще, уже не от тревоги. Люк слегка притянул ее к себе, и она подняла на него взгляд.

— Извините, — было единственным, что пришло ей в голову.

— За что? — спросил мужчина мягко. — Вы развлекали меня весь день, а теперь танцуете со мной. Вам не за что извиняться. Это я должен вас благодарить.

Делла улыбнулась ему. Она не могла бы найти лучшего спутника для первого свидания. То есть у них не свидание, но они делали все то, что положено делать парочкам. Может, когда Люк сойдет на берег, Делла перестанет сторониться общества… Может, ей пора поискать не отношений, еще нет, но хотя бы приятной компании? Другие пассажиры скользили по танцполу вокруг них, некоторые роскошно одетые дамы просто сияли драгоценностями. Делла не обращала на них внимания. Никто не мог сравниться с Люком Марлоу.

Его рука скользнула ниже по ее спине, медленно поглаживая и посылая волны легкой дрожи по ее телу. Уводя Деллу в очередной поворот, Люк притянул ее еще немного ближе, так что теперь она чувствовала тепло его тела, его дыхание на своей щеке. И внезапно Делла поняла — ей больше не хочется танцевать. Ей нужно, чтобы Люк прижал ее к себе, обнял крепче, поцеловал, ее так давно не целовали…

Холод хлынул в душу Деллы. Как она могла такое подумать? Целоваться с кем-то, кроме мужа, начать отношения, которые прервутся так скоро… Она остановилась посреди танцпола, снова закаменев всем телом, и умоляюще взглянула на мужчину.

— Мы можем?..

— Хотите чего-нибудь выпить? — аккуратно перебил ее Люк.

— Спасибо, — поблагодарила Делла больше за понимание, чем за напиток. — Содовую с лаймом.

Люк отвел ее к бару и заказал воду и виски для себя. Устроившись на высоком барном табурете, Делла смотрела, как он лениво оглядывает зал. «Дает мне время прийти в себя или?..»

— Ищете кого-нибудь?

— Нет. — Он обаятельно улыбнулся Делле. — Я тут практически никого, кроме вас, не знаю.

Почему-то Делла почувствовала себя неловко от этих слов.

— Вы и меня не особенно знаете, Люк, — сказала она мягко. Он столького не понимал.

Глядя на нее, мужчина сделал глоток виски.

— Тогда расскажите мне о себе.

Делла подавила желание поежиться под его взглядом.

— У нас есть гораздо более интересные темы для разговора. Вы знаете, что на «Коре Мэй» есть трехъярусный зал для концертов?

Люк смерил ее медленным взглядом, и Делла затаила дыхание. Она чувствовала, что, если он настоит, она расскажет ему всю свою жизнь.

— Хорошо, — сказал он наконец, поднимая бокал. — Расскажите мне об экипаже.

— У нас прекрасная команда организаторов досуга, — с облегчением выдохнула девушка. — Они устраивают игры, йогу по утрам…

— Вы принимаете участие в этих мероприятиях?

Делла занималась йогой одна, так некому было видеть ее шрамы. Чужое любопытство не способствовало расслаблению и концентрации.

— Я не слишком люблю большие компании.

Судя по взгляду, Люк не принял ее отговорку.

— Вы не скучаете по суше, но и в море держитесь от всех в стороне. Любопытно.

— Перестаньте пытаться меня расшифровать, — сухо сказала Делла.

Люк видел, что она опять ускользает от него. Несколько минут назад на танцполе она расслабилась было в его объятиях, но это длилось недолго. Вопреки здравому смыслу Люк хотел снова обнять ее. Это было чертовски приятным ощущением, лучшим, что он испытывал за долгое время. Сжав зубы, мужчина сдержал ругательство. Пора покинуть клуб.

— Я толком не видел верхние палубы. Покажете?

Делла кивнула с очевидным облегчением:

— Конечно.

Когда они пробирались сквозь толпу танцующих к выходу, он положил руку на талию девушки и вздохнул от удовольствия. Тонкая ткань скользила по ее коже, и Люку казалось, что в любой момент он может притянуть Деллу к себе, еще ближе, чем во время танца, ощутить ее тепло… Люк сжал свободную руку в кулак, потом заставил себя расслабить пальцы. «Три недели? Как я продержусь три недели?»

Он рассеянно следил сквозь прозрачные двери лифта за проплывшими мимо этажами, пока не понял, что Делла смотрит на его отражение в стекле. С замершим сердцем Люк встретился с ней взглядом, и воротничок рубашки показался ему слишком тугим — таким волнующим был этот момент. В следующий миг двери лифта с шелестом разошлись, унося с собой волшебство.

— Это предпоследняя палуба, — сказала Делла, выходя из кабины. — На последней, тринадцатой, только бар и несколько бассейнов с подогревом.

Она снова выглядела деловито и собранно. С сожалением отведя от нее взгляд, Люк посмотрел вверх, где из дверей бара доносились тяжелые басы рок-музыки. На их палубе, двенадцатой, гуляла только одна пара, но они были далеко и слишком заняты друг другом.

— Здесь пусто.

— Так всегда в это время. Большинство пассажиров на ужине или развлекаются в театре или в барах.

— Или на танцах, — пробормотал Люк, вспоминая, как чувствовал ее в своих объятиях.

— Или на танцах, — спокойно согласилась Делла. — Но днем здесь многолюдно. Гости плавают в бассейне или сидят в шезлонгах, читают или загорают.

Люк не мог вспомнить, когда плавал последний раз, не считая недавнего пикника на пляже. Несколько лет назад, понял он с удивлением. У него не было времени на отдых. Он занимался в тренажерном зале в офисе, но только для здоровья и поддержания себя в форме. Мерцающая подсвеченная вода в изогнутом бассейне вдруг показалась ему очень соблазнительной.

— Вы, наверное, каждый день плаваете.

— Здесь — никогда, — ровно отозвалась Делла.

Глубже сунув руки в карманы, Люк взглянул на нее:

— Со мной же вы плавали.

— Предпочитаю делать это в безлюдных местах. Вы видели нашу шахматную доску? — Она отвернулась от него и указала влево.

Шрамы, вспомнил Люк. Ему захотелось взять девушку за плечи и сказать ей, что несколько шрамов не портят ее красоту, но он знал — она не будет слушать. Заставив себя отвести глаза, он повернулся к доске с ростовыми фигурами.

— Нет, не видел.

Делла провела по вершине пешки, которая доходила до ее плеча.

— Вы играете?

— Конечно. А вы?

— Не играла много лет… — Она поколебалась, бросила взгляд на него и снова на доску. — Но могу попробовать, если вы хотите сыграть партию.

Люк выгнул бровь, разгадав ее маневр: она хотела оставаться вне зоны прикосновения. Разумно с ее стороны. Строго говоря, ему следовало действовать так же.

Нет, он должен действовать так же.

— Я буду играть черными, — сказал он, переходя на противоположную сторону доски.

Делла передвинула одну из пешек на две клетки вперед.

— Предсказуемое начало, — отозвался Люк, перенося коня на линию перед пешками.

— Только потому, что ход предсказуемый, не значит, что он неверный.

— Возможно. — Пока она обдумывала следующий ход, мужчина наблюдал за ней и пару раз поймал ответный взгляд украдкой из-под ресниц.

Делла словно состояла из противоречий: наблюдая за миром и точно подмечая мелочи, она явно чувствовала себя неуютно, когда кто-то наблюдал за ней самой. Бесконечно могла рассказывать о корабле, но отделывалась отговорками на вопросы о собственной жизни. Что было этому причиной? Та личная трагедия, которой она поделилась на пляже?

Движение в небе привлекло внимание мужчины, он взглянул вверх и в следующий миг оказался рядом с Деллой, одной рукой обвивая ее талию, другой указывая в ночное небо.

— Падающая звезда.

Делла изумленно выдохнула, следя глазами за ярким росчерком в темноте. На миг она расслабилась, позволив себе прижаться к Люку, откинуть голову на его плечо. Ощущать ее в объятиях было завораживающе.

— Загадайте желание, — шепнул он ей на ухо.

Поцелуй. Все, чего он хотел в это мгновение, — это развернуть ее к себе и коснуться губами ее губ. Это было неправильно, и Люк знал это, но пульс бился у него в висках, и кровь все быстрее бежала по венам. Звезда погасла, вокруг было тихо, только низко рокотали двигатели лайнера и легкий ветер перебирал волосы Деллы. Люк не двигался, боясь спугнуть мгновение, но потом склонил голову к девушке и ощутил ее легкую дрожь.

— Хотите знать, что я загадал? — спросил он тихо.

Глаза Деллы закрылись.

— Вы не должны говорить. Не сбудется.

— Может быть. — Его губы коснулись мочки ее уха. — А может, в ваших силах исполнить это желание.

Люк поцеловал ее в шею чуть ниже уха. Делла не шевельнулась, но и не отодвинулась.

— Я не умею исполнять желания.

— Мне так не кажется. — На этот раз он поцеловал ее нежную щеку.

Коснувшись шеи Деллы, Люк ощутил ее быстрый пульс и наконец развернул ее к себе. Делла издала протестующий возглас, но подняла лицо и, едва касаясь, поцеловала мужчину в губы. Все силы Люка ушли на то, чтобы не двигаться. Делла так долго сдерживалась, он не хотел все испортить и спугнуть ее. Девушка переводила взгляд с его губ в глаза и обратно, явно сражаясь с собой, потом приподнялась и оставила на его губах еще один легчайший поцелуй, потом еще один. Люк отвечал, нежно, но не больше, сдерживаясь как мог, хотя ее запах окутывал его мысли сладким туманом. Наконец, третий поцелуй Деллы стал более уверенным, и она обвила шею мужчины руками. Дождавшись этого разрешения, Люк со стоном привлек ее к себе и сделал поцелуй глубже, жарче. Он желал ее с того мгновения, как она появилась из толпы на палубе лайнера, но сейчас Люк хотел ее так, что мир вокруг него качался, как в шторм. Сжимая Деллу в объятиях, он скользнул ладонью по ее спине к изгибу бедра, потом вверх, охватывая мягкий холмик груди. От прикосновения ее рук его кровь горела только жарче.

— Делла, — выдохнул Люк, отрываясь от ее губ, чтобы сделать вдох. Одного поцелуя было мало, ему нужна была вся она, и немедленно.

Она замерла и вскинула на него взгляд, полный тревоги.

— Все хорошо, — шепнул Люк, кончиками пальцев поглаживая ее щеку.

Ее руки соскользнули с его шеи и безвольно повисли вдоль тела.

— Нет, — сказала Делла тихо, отведя взгляд. Потом, сделав глубокий вздох, она снова взглянула ему в глаза. — Люк, ты этого не хочешь.

Он чуть не засмеялся от того, насколько далеко это было от истины.

— Уверяю тебя, мое тело с этими словами категорически не согласно. — Кончики его пальцев скользнули вниз по ее спине, пытаясь вернуть настроение предыдущей минуты.

На секунду ее карие глаза потемнели в ответ на ласку, но Делла моргнула, стряхивая ощущение.

— Твое тело думает, что получит продолжение.

— Не хочу озвучивать очевидное, — протянул Люк, — но твое тело явно думает так же.

Делла сжала губы, все еще яркие от их поцелуя.

— Люк, ты должен кое-что узнать.

— Я слушаю, — отозвался мужчина, глядя на ее рот, желая, чтобы она приподнялась на цыпочки и…

— Нет, ты должен действительно меня выслушать.

Люк поднял взгляд к ее глазам. Делла была права, он больше слушал звук ее голоса, чем понимал смысл слов. Собрав все силы, Люк сделал крошечный шаг назад и упер руки в бедра.

— Ладно, говори.

— Я поклялась больше не вступать в отношения.

Люк подумал, что ослышался.

— Ты серьезно?

Обхватив себя руками, девушка кивнула: — Я не хочу давать тебе ложных надежд.

Люк пытался осознать эту новость, которую его возбужденное тело принимать не желало.

— Ты дала обет после смерти мужа?

Сделав короткий вдох, Делла отошла к перилам. Люк последовал за ней, держась на некотором расстоянии.

— Не обет. — Она снова повернулась к нему. — Но и не причуда.

На ее щеках горел румянец, Люк видел, как ей нелегко объясняться. Однако он ее не понимал.

— Ты слишком хорошо целуешься для того, кто не хочет заниматься сексом, — пробормотал он.

— Мне жаль, это была ошибка.

— Мне так не кажется, — попытался протестовать Люк.

— Это первый мой поцелуй за два года. И это больше не повторится. — Голос Деллы был полон спокойной уверенности. — Ты не сможешь сделать или сказать ничего, чтобы заставить меня передумать. Не ставь нас обоих в неловкое положение, пытаясь меня переубедить.

Сделав глубокий вздох, Люк убрал один из ее локонов за ухо.

— Я был бы рад тебя переубедить, но я уважаю твое решение. Но я хотел бы спросить: это из-за твоих шрамов? Ты сомневаешься, что я хочу тебя?

Делла медленно покачала головой:

— Все сложнее, но, пожалуйста, не спрашивай. Ты первый, кому я рассказала, и только потому, что я не хочу, чтобы ты тратил время на недостижимую цель. — Она попыталась улыбнуться, но улыбка вышла неискренней. — Я пыталась увести нас с этого курса, но ты настойчивый.

Люк улыбнулся в ответ, признавая ее правоту.

— Я ценю твою честность. Хотя я расстроен больше, чем ты можешь представить, но это твой выбор. — Он по-прежнему не понимал причин, но был готов оставить все как есть. Пока.

— Спасибо, — прошептала девушка.

Люк проводил ее до ее каюты и даже не поцеловал в щеку. Вернувшись на палубу, он оперся на перила, вдохнул морской воздух и поднял глаза к ночному небу. Такого поворота событий он точно не ждал. Как она могла целоваться так страстно и не хотеть продолжения? Люк был честен, когда обещал ей уважать ее решение, но теперь он еще больше хотел понять эту противоречивую девушку.

Глава 7

Делла замерла за своим столом, когда сквозь приоткрытую дверь донесся голос медсестры.

— Доброе утро, мистер Марлоу, — сказала Джоди. — Чем я могу вам помочь?

Закусив губу, Делла прикинула, получится ли у нее закрыть дверь так, чтобы не привлечь внимание. С момента их головокружительного поцелуя она избегала Люка Марлоу. Весь вчерашний день, несмотря на то, что должна была убеждать его в своей правоте относительно «Коры Мэй». Делла вздохнула. Пора прекратить зря тратить время.

— Я хотел бы показаться доктору Уолш по поводу швов, — прозвучал знакомый голос, глубокий и притягательный.

Этот звук пронзил все тело Деллы, заставив ее закрыть глаза. Воспоминания о поцелуе всплыли в ее мыслях — как его ладонь лежала на ее затылке, как ее кровь шампанским искрилась в венах, когда их губы соприкоснулись.

— Я посмотрю, свободна ли она, — сказала Джоди.

Делла переплела пальцы до белизны костяшек. Два года назад в больнице она страдала от потери Шейна едва ли не больше, чем от ран. Тогда она пообещала себе, что никогда, никогда больше не полюбит, не станет уязвимой, не испытает такой боли. Умом Делла понимала, что пора отказаться от этой клятвы, но эмоционально не была готова. И Люк не представлял, какое уродство скрывалось под ее одеждой. Ни один мужчина не сможет сдержать отвращение… Если до этого момента вообще дошло бы. Нет, она была права, остановив Люка — избавив его от хлопот, а себя от боли.

Джоди проскользнула в ее кабинет и прикрыла дверь за собой.

— Отправить его к Кэлу? — спросила медсестра тихо.

Искушение было велико, но Делла покачала головой. Она просила Джоди и других говорить, что ее нет на месте, если Люк будет звонить. Она ничего не объясняла, а ее команда была достаточно деликатна, чтобы не спрашивать. Делле требовалось время, чтобы собраться с мыслями, чтобы забыть этот поцелуй и сосредоточиться на деловых вопросах. Она должна была встретить Люка профессионально, спокойно и невозмутимо. А это означало, что отправить этого пациента к Кэлу не выйдет.

— Все в порядке, проводи его сюда.

Через мгновение Люк появился в ее кабинете, растрепанный, словно гулял на верхних палубах, где ветер ерошил его светлые волосы. Делла оставалась за столом, цепляясь за иллюзию безопасности.

— Вас беспокоят швы?

Люк приподнял бровь, показывая, что заметил ее деловую сдержанность, но обошелся без комментариев.

— Возможно, вам стоит взглянуть, доктор Уолш.

— Конечно, — спокойно улыбнулась Делла. — Джоди, можешь заглянуть на минуту?

Медсестра появилась в дверях:

— Да, доктор Уолш?

— Будь добра, сними повязку и проверь швы на наличие инфекции, пока я открываю карту мистера Марлоу.

Пряча улыбку, Джоди пошла к раковине. Серые глаза мужчины расширились от удивления, потом подозрительно сузились, но затем Люк выгнул уголки губ в едва заметной улыбке, признавая, что его переиграли. Ожидая, пока загрузится его файл, Делла чувствовала недостойное врача самодовольство.

— Мистер Марлоу, пожалуйста, присядьте сюда, — пригласила его Джоди.

Краем глаза Делла смотрела, как медсестра снимает повязку и протирает кожу антисептиком. Как Делла и ждала, порез хорошо заживал.

— Никакого покраснения или припухлости. Болит?

Люк отозвался, глядя на Деллу:

— Не болит, но что-то с этим всем не так.

Делла бросила быстрый взгляд на Джоди, но медсестра, казалось, не услышала в этих словах никакого подтекста.

— Когда я так делаю, больно? — Джоди легко провела по ладони мужчины.

— Нет.

— Джоди, удали швы, уже пора, — сказала Делла, проверив дату.

Она сделала в файле соответствующие пометки, затылком ощущая взгляд Люка. Ее кожа покрылась мурашками, но Делла не оглядывалась. Через некоторое время Джоди поднялась и сняла перчатки.

— Что-нибудь еще, доктор Уолш?

— Нет, спасибо, Джоди, — отозвалась Делла и наконец перевела взгляд на мужчину, который не спешил уходить. — Если это все… — начала она, но Люк ее перебил:

— Ты мне не перезвонила.

Делла сделала глубокий вздох:

— У меня не было времени…

— Почему ты от меня прячешься? — негромко сказал Люк. — Ты рассказала мне о себе, я сказал, что уважаю твое решение. Что мешает нам проводить время вместе?

Сердце Деллы затрепетало, губы вдруг пересохли.

— И ты не будешь ждать большего?

— Я буду рад, если ты передумаешь, но ты это знаешь.

— Люк, со мной у тебя нет будущего.

— Я это понимаю. Но я ничего и не жду, мне интересно то, что у нас есть здесь и сейчас.

Делла видела достаточно круизных романов, все они были мимолетными фантазиями. Она не подходила для таких фантазий.

— Кроме того, — продолжил Люк, обходя ее стол, — убеждать меня не менять судьбу «Коры Мэй», находясь на другом конце лайнера, заметно сложнее, тебе не кажется?

— Я… — Делла сглотнула, — я думала, нам обоим нужно время…

— Целый день прошел, — заметил Люк. — Я думал о том, что ты рассказала. Дело в твоих шрамах, не так ли?

Делла дрогнула. Слышать об этом от кого-то было еще неприятнее, чем думать самой.

— Частично. — Она не собиралась объяснять Люку Марлоу — или кому бы то ни было — про свой страх потерять любовь.

Люк присел на край ее стола.

— Наверное, это страшно, открыться перед кем-то. Трудно доверять.

— Да. — Горло Деллы сжималось, голос звучал хрипло.

— Мне ты можешь доверять, — шепнул мужчина.

— Не знаю… я этого не знаю.

— Делла…

— Бессмысленно разговаривать об этом.

Под его нежным взглядом ее решительность начинала таять.

— Что, если я пообещаю выключить весь свет в каюте? — Люк провел ладонью по ее щеке. — Тебе будет легче, если я не смогу тебя видеть?

Ее ресницы опустились, и Делла невольно прижалась к его руке. Он понимает, в самом деле понимает ее. И готов найти способ, чтобы она чувствовала себя с ним в безопасности. Быть с ним… Искушение было очень велико. Делла сглотнула.

— Честно, я не знаю.

— Поужинай со мной, — предложил Люк. — В любом случае мы можем разделить ужин и поговорить о корабле.

На словах это звучало так просто. Может, она и вправду все усложняет?

— Мне нужно подумать.

— Подумай заодно над этим. — Склонившись к ней, Люк накрыл ее губы своими.

Густой огонь разгорелся в самом центре ее существа, наполняя все тело, пока она не застонала.

— Хорошо, я согласна, — выдохнула Делла, когда Люк отстранился, оставив ее трепетать от желания.

Глядя на то, с какой довольной улыбкой он повернулся и вышел из ее кабинета, Делла осознала, что сильно недооценивала Люка Марлоу.


Подходя вечером к его каюте, Делла была все так же далека от окончательного решения. Этот шаг они не смогут отыграть назад. Если Люк ужаснется ее телу или пожалеет ее… Делла не знала, сможет ли она сохранить над собой контроль, чтобы продолжить переговоры о корабле.

Дверь распахнулась после первого же ее стука, и у Деллы замерло сердце. Стоя в дверном проеме, словно в картинной раме, Люк, свежевыбритый, в темной рубашке и светлых брюках, выглядел роскошно. Долгое мгновение его темный взгляд был прикован к ней, и она ощутила, как дрожь предвкушения охватывает ее тело. Потом Люк втянул ее в комнату, целомудренно поцеловав в щеку.

— Рад тебя видеть.

— Ты думал, я не приду? — Голос Деллы дрожал — легчайшее прикосновение его губ отозвалось искрами на ее коже, и ей захотелось повернуться к Люку и потребовать большего. Усилием она заставила себя собраться и сохранять ясную голову.

— Надеялся, что придешь, но я научился не строить предположений, когда дело касается тебя.

Свет в его каюте был приглушен, на столе мерцали свечи. Делла сглотнула, стараясь не думать, куда все это может зайти.

— Разольешь вино? — Люк указал на бутылку белого вина в ведерке со льдом. — А я пока разберусь с ужином. Рокси Эпплби снабдила корзину пошаговой инструкцией, чтобы даже идиот не мог ошибиться.

Делла кивнула, обрадованная возможностью чем-то занять руки. Запах одеколона Люка кружил ей голову, и вся эта обстановка, рассчитанная на соблазнение, нервировала ее. «Нервировала? И это ваш диагноз, доктор Уолш?» Качнув головой, Делла тихо рассмеялась. Ирония помогла ей расслабиться, и она с наполненными бокалами подошла к столу, где Люк раскладывал салат. Мужчина стоял спиной к ней, и больше всего на свете в этот момент ей хотелось ощутить его сильные плечи под своими ладонями. Наверняка его кожа была теплой и гладкой… Пульс Деллы стучал в висках. Если она согласится, то сможет прикоснуться к этим плечам уже сегодня. Ее сердце забилось еще быстрее.

— Твое вино, — сказала она пересохшими губами.

— Спасибо. — Отложив приборы, Люк взял у нее протянутый бокал.

Их пальцы на миг соприкоснулись, и Делла едва удержалась, чтобы не продлить это касание. Торопливо поднеся собственный бокал к губам, она замерла, когда Люк коснулся ее запястья.

— За возможности, — сказал он негромко.

— За возможности, — эхом отозвалась Делла, дрожа всем телом.

Прохладное вино не могло остудить жар, разгорающийся в глубине ее тела под темным взглядом серых глаз. Отрицать было бессмысленно — она хотела Люка. Очень. Когда мужчина забрал у нее бокал, Делла не сопротивлялась, а потом Люк поцеловал ее. Вначале нежно, потом глубже, делясь с ней вкусом вина, и этого было недостаточно. Делла вплела пальцы в его волосы и прижалась сильнее, ощущая, как тепло его тела воспламеняет ее кровь.

— Делла, — шепнул Люк в ее губы. — Я так хочу тебя, что в глазах темнеет.

Она с неохотой начала отстраняться, но мужчина провел ладонью по ее спине, снова привлекая Деллу к себе.

— Позволь мне выключить свет.

От его хриплого голоса у нее кружилась голова.

— Позволь мне заняться с тобой любовью.

Паника поднялась в ее груди, но Делла заставила ее отступить. Она хотела этого, хотела Люка. И впервые за долгое время это желание было сильнее страха.

— Да, — шепнула она, потом повторила громче: — Да.

— Ты не пожалеешь, обещаю. — Люк улыбнулся, его глаза горели. — Даже если ужин запоздает.

Взяв девушку за руку, он повел ее в спальню. Занавески перед балконной дверью уже были задернуты, Люк щелкнул пультом, и вся каюта погрузилась в сумрак. Осталась гореть только одна лампа в спальне. В ее мягком свете Люк был похож на падшего ангела — русые волосы обрамляли красивое лицо, глаза горели искушением, а этот рот… У Деллы сбилось дыхание, когда она представила, на что способен этот рот. Словно читая ее мысли, Люк нежно поцеловал ее и отстранился, глядя ей в глаза.

— Можешь остановить меня в любой момент… — Еще один легчайший поцелуй тронул уголок ее губ. — Но я постараюсь сделать так, чтобы ты этого не захотела.

С еще одним нажатием кнопки темнота окутала их. Пульс стучал в висках Деллы от осознания, насколько важным был момент. Она никогда не будет прежней, если пойдет на это. Но отказаться она уже не могла… и не хотела. Привстав на цыпочки, она поцеловала Люка, чтобы показать, что сделала выбор и выбрала его. Его стон она почувствовала всей грудью, но Люк не двигался, не пытался перехватить контроль. Осмелев, Делла легко прикусила его нижнюю губу и погладила его плечи, которыми любовалась все это время. Она не могла его видеть, но слышала его тяжелое дыхание, чувствовала его тепло под руками и запах его кожи с легкой ноткой одеколона. Обвив рукой ее талию, Люк притянул девушку ближе, и она вздохнула, ощущая себя тяжелой, словно одурманенной поцелуем. Развернув ее спиной к себе, Люк поднял ее руки над головой, потом медленно потянул ее блузку вверх. Защищенная темнотой, Делла отпустила свои страхи и позволила себе отдаться ощущениям. Просто чувствовать. Пальцы Люка касались ее кожи, дразня, обещая большее. Блузка с шуршанием упала на пол у ее ног, Делла насторожилась, но Люк провел от кончиков ее пальцев по рукам, потом по спине и остановил ладони на ее талии. Делла чуть не растаяла в его руках, когда горячее дыхание Люка коснулось ее шеи.

— Я с ума сходил от желания.

Волна возбуждения охватила Деллу, в мире не существовало ничего больше, только они с Люком и это мгновение. Опустив руки, Делла откинулась назад, наслаждаясь теплом и надежностью его груди. Сердце мужчины билось так сильно, что она чувствовала эти удары всем телом, как будто этот ритм принадлежал ей. Осторожно отстранившись, Люк расстегнул ее бюстгальтер, позволил лямочкам соскользнуть с ее плеч, и Делла сладко поежилась, когда теплый вечерний воздух тронул ее напряженные соски.

Кончики пальцев Люка погладили ее живот и поднялись выше, заставив Деллу замереть, когда он тронул один из ее шрамов. На словах Люк принял ее несовершенство, но столкновение с реальностью было совсем другим делом, и Делла затаила дыхание, пока Люк исследовал ее тело от живота до ключиц.

— Ты прекрасна, — выдохнул мужчина.

— Но…

Люк прижал палец к ее губам, заглушая ее протест.

— Твои шрамы — доказательство твоей внутренней силы. Ты пережила этот ужас и живешь дальше. А я нахожу внутреннюю силу притягательной. Неотразимой.

Дрожь охватила Деллу от этих слов, и она наконец смогла выпустить все эмоции, что сдерживала так долго. Развернувшись, Делла поцеловала Люка, жадно, со всей страстью, которую питала к этому мужчине. И он поцеловал ее в ответ, еще более жарко. Густое пламя желания затопило Деллу с головой, и прикосновение Люка к ее обнаженной коже ощущалось как сладкий ожог. Пальцы мужчины нащупали и расстегнули молнию на ее юбке, шелестящее скольжение материи по ногам Деллы было почти таким же чувственным, как ласки Люка. Сильные нежные руки скользнули под резинку ее трусиков, отправляя их на пол вслед за юбкой, Делла перешагнула через упавшую одежду и сбросила туфли. Никогда раньше ее не раздевали так тщательно, так эротично.

— А ты? — прошептала она, нащупывая и расстегивая ремень его брюк.

Люк накрыл ее руки своими, останавливая.

— Дай мне сначала узнать твое тело. Я не могу видеть, значит, придется изучать тебя на ощупь.

Прикусив губу, Делла выпустила ремень и дала Люку возможность, о которой он просил. Нежные губы коснулись ее шеи, легкие пальцы прошлись по ключицам. На каждом шраме, который находили эти пальцы, Люк оставлял поцелуй, и сердце Деллы таяло. От прикосновения горячего языка к груди она ахнула, Люк накрыл ее другую грудь ладонью, и его пальцы скользнули к ее бедрам. Не в силах больше ждать, Делла снова потянулась к нему.

— Моя очередь.

— Наша очередь, — поправил он, выпрямляясь и легко прикусывая мочку ее уха.

У Деллы подкосились колени, и Люк отступил вместе с ней на шаг, пока ее лодыжки не уперлись в край кровати. Делла услышала шелест сдвигаемого покрывала, потом ладони Люка снова скользнула на ее талию, где им было самое место. Делла легла, не отпуская сильные плечи, утягивая мужчину за собой. Как она смогла так долго ждать этого момента?

— Люк… — Она не знала, что еще сказать, как дать ему понять, что она чувствует.

Он накрыл ее рот долгим поцелуем, потом отстранился.

— Не теряй мысль, я сейчас вернусь.

Делла услышала шелест одежды, падающей на пол, звук открытого ящика и треск разорванной обертки. В следующий миг кровать просела под весом Люка, и девушка поежилась от его тяжелого дыхания на своей коже.

— Я много дней не мог думать ни о чем, кроме этого.

— Я тоже, — призналась Делла.

Люк замер:

— Мне казалось, ты этого не хотела.

— Я не думала, что это правильно. — Она нашла в темноте его лицо, желая, чтобы он понял, насколько она искренна. — Но я думала об этом, мечтала. О тебе.

— Ох, Делла, — простонал Люк.

Его губы прошли цепочкой поцелуев по ее шее и ключице к груди. Делла знала, что он чувствовал неровные края ее шрамов, но сейчас ей было все равно. И когда рот мужчины снова накрыл ее грудь, Делла забыла обо всем, растворяясь в блаженстве. Она жадно гладила Люка везде, где могла дотянуться: сильные плечи, жесткие волоски на его груди, плоские кубики пресса, твердую тяжесть внизу его живота. Люк задохнулся от ее прикосновения, Делла прошептала его имя и отчаянно выгнулась навстречу.

Когда он вошел в нее, замерев глубоко внутри, все существо Деллы затрепетало от этого чувства. Слишком много и совершенно недостаточно. Она скрестила лодыжки за спиной Люка и выдохнула:

— Еще.

С хриплым стоном Люк приподнял ее бедра, и его движения стали резче, ритм сбился. Волна возносила Деллу все выше и выше, и на одно прекрасное бесконечное мгновение вселенная замерла. Существовали только удовольствие и Люк. Потом наслаждение захлестнуло Деллу, наполняя каждую клетку ее тела. С последним мощным толчком Люк последовал за ней, и она обняла его за плечи, желая, чтобы этот момент никогда не кончался.

Несколько минут они лежали в объятиях друг друга, дрожа от силы пережитых эмоций. Люк был прав — Делла не жалела ни о чем, ни о единой секунде. Она позволила себе разделить близость с мужчиной, и это оказалось прекрасно. Даже если Люк вскоре исчезнет из ее жизни.

Глава 8

Заказав два кофе, Люк вернулся к Делле, которая с легкой улыбкой любовалась белым пляжем и легкими волнами прибоя. Вид с террасы лучшего французского ресторана открывался действительно прекрасный, но Люку больше хотелось смотреть на свою спутницу. Делла светилась спокойствием и удовольствием, и Люк льстил себе мыслью, что причастен к этому. Она-то уж точно была ответственна за то, как чувствовал себя Люк, — такого глубокого удовлетворения он не испытывал много лет. Делла приходила к нему эти несколько ночей, и, не считая темноты, нужной ей, чтобы расслабиться, их секс становился все более чувственным.

Повернув голову, Делла встретилась с ним взглядом и улыбнулась. Внезапная мысль заставила Люка содрогнуться.

— О чем ты думаешь? — спросила Делла.

— Так, ни о чем. — Он запнулся, не зная, что может соскользнуть с его губ, и торопливо перевел разговор: — Расскажи мне, как это — расти на корабле?

— Это здорово. — Карие глаза потеплели. — Есть и плюсы и минусы, конечно…

— Какие минусы?

Делла пожала плечами:

— Я всегда должна была хорошо себя вести вне нашей каюты. Не с кем было играть.

— А дети других пассажиров?

— Их было немного. — Делла благодарно кивнула официантке, принесшей кофе, и снова взглянула на Люка. — Родители по большей части работали на элитных лайнерах, а в такие круизы ходят пары или пенсионеры. Кроме того, им приходилось выбирать корабли, где одновременно требовались капитан и судовой врач, а еще — где владельцы соглашались, чтобы на борту жил ребенок. Многие этого не разрешали.

Люк сплел свои пальцы с ее, наслаждаясь даже таким простым прикосновением. Три ночи с Деллой совершенно не утолили его жажду. Скоро он убедит ее оставить свет. Она прекрасна, а если он увидит шрамы, которые уже знает на ощупь, это ничего не изменит. Люк хотел видеть, как она теряет контроль над собой. Скоро, пообещал он себе, подавляя дрожь предвкушения.

— Расскажи о плюсах.

— Я видела самые разные уголки мира. Проводила массу времени с родителями. Знакомилась с интересными людьми.

В детстве Люк мечтал жить так, как Делла описывала.

— Ты часто бывала на берегу?

Девушка кивнула:

— Мы с мамой жили на берегу, пока мне не исполнилось три года, потом отец стал капитаном и смог взять ее на борт. На школьных каникулах я навещала моих двоюродных братьев и сестер или бабушек и дедушек. Иногда кто-то из них оставался с нами на корабле на часть круиза.

— Знаешь, я завидую твоему детству, — сказал Люк, откидываясь на спинку кресла.

Делла выгнула брови.

— Правда?

— У меня была сестра. Сара. — Назвать ее имя по-прежнему стоило ему усилия, даже после стольких лет. Поэтому он редко о ней рассказывал.

На лице Деллы отразилось искреннее сочувствие.

— Она умерла?

— Когда мне было тринадцать, — ответил Люк ровным тоном, как будто это могло унять старую боль. — Утонула.

Девушка сильнее сжала его руку:

— Ох, Люк, мне так жаль.

— Насмешка судьбы — семья, сделавшая состояние на кораблях, потеряла дочь в море.

Несколько секунд Делла молчала, потом мягко спросила:

— Твой отец после этого отошел от морского бизнеса?

— Нет, он боялся воды еще с детства, так что перешел в гостиничный бизнес, как только получил наследство. Когда Сара умерла, это только усугубило его страх.

— Ты был с ней дружен?

Люк кивнул:

— Она была на год младше, мы проводили много времени вместе.

— Ох, Люк, — сочувственно вздохнула Делла, — наверное, было тяжело ее потерять.

— Хуже, чем тяжело. — Он кашлянул, прочищая горло. — А через месяц меня отправили в школу с пансионом.

Делла ахнула:

— Родители тебя отослали?

— Это был давний план, они и так собирались, сколько бы я ни протестовал. Но пока Сара была жива, я думал, они позволят мне остаться.

— Потеряв одного ребенка, я не отпустила бы другого от себя. — Делла недоуменно склонила голову.

«Я в это верю. К сожалению, моя семья не была такой…»

— Видишь ли, я был не таким ребенком, которого хотелось держать поблизости, — усмехнулся Люк, переводя взгляд на лазурную кромку океана.

— Что ты имеешь в виду?

— Сара была идеальной дочерью, всегда чувствовала, как порадовать родителей. А я… — Он провел по запотевшему бокалу, не особенно желая вспоминать те времена. — Со мной им было трудно.

— Дай угадаю. — Делла улыбнулась грустно и понимающе. — После смерти сестры с тобой стало еще труднее?

— Можно и так сказать, — хмыкнул Люк.

Взгляд Деллы полыхнул гневом, и он постарался сдержать улыбку. В том, что давняя несправедливость так ее возмущала, было что-то трогательное, и румянец на ее бледных щеках выглядел прелестно.

— И пока ты был вне себя от горя, — протянула Делла, — они тебя отослали. И за месяц ты практически потерял всю семью. Но ты был всего лишь мальчишкой, конечно, ты бунтовал!

— Взрослые не слишком понимали мою точку зрения, — отозвался Люк сухо, не выдавая эмоций. Это было огромным преуменьшением, его родители были слишком заняты друг другом и собой, чтобы вообще его замечать. — Кроме Патрика, — уточнил Люк. Помимо Сары, дядя был его любимым родственником.

— Ты часто с ним виделся?

— Каждый раз, когда корабль приходил в Сидней. Патрик на день забирал меня из школы. — Это были самые счастливые воспоминания его детства. Патрик всегда находил способы сделать самые скучные вещи интересными и рассмешить племянника.

— Теперь я понимаю. Я жила так, как хотел ты, на корабле, рядом с родителями и Патриком.

Люк попытался улыбнуться:

— Вроде того.

— Мне жаль. — Склонившись ближе, Делла погладила его руку. — Тебе было непросто.

Пожатием плеча он отмел ее сочувствие:

— Это дало мне ценный урок — не полагаться на других.

Люди могли обещать золотые горы, но в самые темные времена их никогда не было рядом. Конечно, у Люка были друзья, школьные побратимы, но никогда он не будет зависеть от них или подпускать слишком близко к сердцу.

— А как же отношения? — спросила Делла, убирая локон за ухо. — Партнеры должны доверять друг другу, без этого ничего не получится.

Люк с трудом сдержал гримасу. «Отношения». Последнее, что он искал.

— У меня не особенно хорошо с доверием. — Хотя он не мог вспомнить, кому еще рассказывал про Сару или про то, что хотел жить с Патриком. Даже его бывшая жена Джиллиан не знала об этом, что было показательно для их брака. Что-то в Делле заставляло его терять контроль над собой. И это означало, что он должен прилагать больше усилий, чтобы контролировать ситуацию. — Делла, ты должна понять, — сказал он, ловя ее взгляд. — Связь со мной может быть только временной.

Она должна была уже понять это, но никогда не мешает лишний раз напомнить. И себе в том числе.

Делла опустила глаза.

— Ты хочешь прожить жизнь один?

— У Патрика это отлично получилось, у меня тоже получится. — В приятной женской компании время от времени и с хорошими друзьями. «Один» не значит «одинокий», это значит «держа жизнь под контролем».

— Люк, тебе не приходило в голову, что ты недолюбливаешь «Кору Мэй»? — спросила Делла мягко. — Патрик уходил от тебя на этот корабль и не разрешал тебе следовать за ним. Может, ты поэтому хочешь поставить «Кору Мэй» на якорь, — чтобы она больше не уплывала от тебя?

Мужчина поморщился. Это звучало как колонка психолога в глянцевом журнале, но что-то в глубине его души отозвалось на слова девушки. Люк пожал плечами:

— Кто знает, как работает подсознание. В любом случае это прибыльное решение. Что ты знаешь о плавучих отелях?

— Видела фотографии, слышала истории.

— Уверяю тебя, истории и твердые цифры — это большая разница. Моя команда заканчивает предварительный проект реконструкции «Коры Мэй», я должен полететь в Мельбурн на одну ночь, чтобы все проверить. Поезжай со мной.

В начале знакомства Люк думал о том, чтобы показать ей планы, и отказался от этой мысли, ожидая, что Делла и так продаст ему свою долю. Но сейчас что-то изменилось. Он хотел, чтобы она поняла, что его идея — лучшее будущее для корабля, чтобы согласилась с ним, сама захотела переделать свой дом. Когда между ними все кончится, Люк хотел, чтобы Делла вспоминала их отношения без сожалений, без чувства потери. Решение о «Коре Мэй» должно было быть выгодным для них обоих.

Делла задумчиво прикусила губу:

— Когда?

Люк мысленно перебрал их будущие порты и возможные авиарейсы.

— Ты сможешь найти кого-нибудь, кто подменит тебя на работе?

— Смотря как срочно. — Делла нахмурилась. — Но я не знаю, какой в этом смысл, я и так понимаю идею.

Мужчина взял ее за руку:

— Я согласился провести три недели, слушая твои аргументы. Будет справедливо, если ты сделаешь то же самое, и мне даже не потребуется трех недель, только пара дней.

Вздохнув, Делла кивнула:

— Я узнаю насчет замены.

— Спасибо. — Люк откинулся на спинку стула, расслабляясь. Теперь оставалось убедить Деллу в преимуществах его плана, и сделать это быстро, пока они не привязались друг к другу слишком сильно.


Делла пришла к нему в каюту после ужина. Капитан пригласил их обоих за свой стол, и по взаимной договоренности они не показывали чувств друг к другу на публике. Вернее, там, где публика могла заметить, — длинные скатерти были отличным прикрытием для ищущих рук. И к счастью, потому что Делла не вынесла бы не касаться Люка весь долгий ужин.

— Кофе? — сухо предложил Люк.

— Нет, спасибо. — Делла попыталась сдержать улыбку, но не преуспела.

Под ее взглядом Люк ослабил галстук.

— Чаю? Вина?

— Нет. — Она подошла так близко, что он чувствовал тепло ее кожи.

— Ничего не хочешь?

Ладони Деллы легли на его грудь, ощущая твердость его мышц под белоснежной рубашкой.

— О, кое-чего я очень хочу, хотела весь вечер.

— За капитанским столом можно найти все что угодно, — выгнул бровь мужчина. — Чего ты такого хотела, что они не могли подать?

— Этого. — И Делла поцеловала его, глубоко и медленно, как хотела на всем протяжении ужина. Скорее всего, ее разговоры с соседями по столу были рассеянными, потому что думать она могла только об этом поцелуе.

Не отрываясь от нее, Люк подхватил ее на руки, унес в спальню и только там позволил встать на ноги. Делла потерлась о его шею, втянула запах его кожи и выдохнула:

— Ловкий трюк.

Люк вынудил ее отступить на шаг, пока за спиной Деллы не оказалась стена.

— Поцелуй меня еще раз.

Подняв лицо, она встретила его губы, вкладывая в поцелуй всю страсть, что чувствовала, когда он был рядом с ней.

— Делла, — голос мужчины был хриплым от желания, — я хочу видеть тебя.

Кровь застыла у нее в жилах. Делла медленно опустила руки. Как он мог не понимать, о чем просил? После сладкой расслабленности минуту назад напрягшимся плечам было почти больно.

— Тебе недостаточно того, что есть? — глухо спросила она.

— Это чудесно, то, что между нами! — Люк склонил голову, пытаясь заглянуть в ее лицо. — Но я хочу видеть твои глаза, когда ты скользишь через край. Хочу, чтобы ты видела меня, когда я вхожу в тебя.

Ресницы Деллы невольно опустились, когда она представила эти сцены. Она бы сделала все, чтобы видеть лицо мужчины… почти все. Но не то, о чем он просил. Повернув голову, Делла устремила взгляд в ночное небо за окном.

— Прости, Люк, я не могу.

Нежно взяв ее за подбородок, он повернул ее голову так, что их глаза встретились.

— Почему ты думаешь, что я не смогу принять, как выглядит твое тело? — В его тихом голосе Делла слышала обвинение и обиду.

— Я не смогу расслабиться, — качнула она головой. — Буду слишком напряжена, чтобы получить удовольствие.

— Ладно, тогда другой план, — сказал мужчина, легонько касаясь губами кончика ее носа. — Останься в платье. — Он отвлек Деллу нежным поцелуем, поднял ее руку, скользнул пальцами под ее трусики и стащил кружево по ее бедрам.

Этот шанс засиял перед Деллой, как драгоценность. Если она доверится Люку, то сможет увидеть его в момент наивысшего удовольствия, до глубины души. Ее сердце забилось чаще, когда она снова обвила его шею руками.

— Если я соглашусь оставить свет, что получу в награду?

— А чего ты хочешь? — спросил он с медленной улыбкой.

Делла развязала его галстук, вытащила из-под воротничка и бросила в другой конец комнаты.

— Ты снимаешь все.

— Нечестно, — хмыкнул Люк. — Я оставлю один предмет одежды, как и ты. Хотя на тебе даже два, учитывая бюстгальтер под платьем.

— О нет, долой все! — Делла коснулась кончиком языка верхней губы и смотрела, как взгляд Люка опустился к ее рту. — В обмен на свет. И сейчас же, пока мы не начали.

Уголки его чувственных губ дрогнули.

— С тобой трудно вести переговоры.

С медленной улыбкой он отступил на шаг, разулся и снял брюки и рубашку. Протянув руку, Делла скользнула ладонью по его груди. В тот день на пляже она видела его почти обнаженным, но сейчас, так близко и с возможностью прикоснуться… Сладкая дрожь пробежала по ее телу.

— Остальное тоже, — выдохнула Делла хрипло.

— Позже. — Снова вжав ее в стену, Люк завладел ее губами в жадном поцелуе.

Делла полностью отдалась ощущению его губ, его рук, скользивших по ее телу, но поверх платья, как он и обещал.

— Хочу видеть тебя, — прошептал мужчина, полуоткрытым ртом скользя по ее горлу и плечам, потом ниже.

Делла ласкала его шею, затылок и плечи, пока Люк, стоя на коленях, снимал с нее туфли. Его руки скользнули по ее лодыжкам, погладили колени, собрали подол юбки, открывая ее бедра, и Люк коснулся поцелуем средоточения ее женственности. Делла застонала от прикосновения горячего языка, от силы его рук, удерживающих ее у стены. Впившись в его плечи для опоры, она выдохнула невнятную мольбу, сама не зная о чем. Словно не услышав, Люк продолжал ласку, медленно сводя Деллу с ума.

— Люк, — ахнула она за мгновение до того, как наслаждение взорвалось в ней огненным фейерверком.

Цепочкой поцелуев Люк поднялся по ее телу, поддерживая Деллу, пока та приходила в себя. Когда она смогла открыть глаза, то увидела, что Люк смотрит на нее.

— Спасибо, — шепнул он.

Она усмехнулась.

— Это я должна тебя благодарить.

— Сколько угодно, — ухмыльнулся Люк. — Спасибо тебе за то, что доверилась мне.

Делла погладила его сильные плечи, наслаждаясь гладкостью его кожи.

— Я этому рада.

— По-моему, это должно звучать как «Я рада, что доверилась тебе, Люк», — сказал мужчина, поднимая одну ее ногу к себе на талию.

По телу Деллы прошла дрожь предвкушения.

— Согласна. И готова радоваться столько, сколько ты захочешь.

— Вот и чудесно. — Он сунул пальцы за пояс плавок и жестом фокусника извлек пакетик с презервативом.

Делла перевела взгляд с его руки на плавки и обратно.

— И как долго он у тебя там был?

— Сорок секунд. — Люк снял плавки и отбросил их в сторону. — Достал из брюк, когда вставал.

— Мне нравятся предусмотрительные мужчины, — пробормотала Делла, вскрывая упаковку и раскатывая тонкий латекс по твердой плоти.

— Надеюсь, это тебе тоже понравится. — Люк подхватил ее и поднял другую ее ногу, так что Делла скрестила ноги на его бедрах.

— Надеешься? — ахнула она, чувствуя, как он прижимается к ней. — Можешь быть уверен!

От полноты ощущений ее ресницы невольно опустились, и Люк замер.

— Открой глаза, — потребовал он хрипло.

Заставив себя послушаться, Делла встретилась с ним взглядом.

— Так-то лучше, — прошептал Люк. — Хочу видеть тебя.

Он начал двигаться короткими дразнящими движениями, пока Делла, потеряв терпение, не выгнулась в его руках, словно моля о большем. Люк с шипением втянул воздух сквозь зубы, но продолжал смотреть ей в глаза. Чувствовать, как он наполняет ее, видеть его лицо, не скрытое темнотой, — Делла больше не могла притворяться, что не думает именно об этом мужчине. Именно Люк занимался с ней любовью, и именно Люка Марлоу Делла хотела, как никого больше за долгое-долгое время.

Мужчина простонал ее имя, дрожа от напряжения, и Делла притянула его голову для жадного поцелуя. Жаркие искры пронзали ее тело от каждого глубокого толчка, и Люк возносил ее все выше, выше, не отрывая от нее взгляда, шепча ее имя, говоря, как она прекрасна, пока Делла не выгнулась с криком, отдаваясь обжигающей волне наслаждения. Мгновением позже содрогнулся сам Люк, опустив ресницы только в самый последний миг.

Через несколько минут — или часов? — он опустил ее ноги, и оба они упали в постель. Несмотря на усталость, все существо Деллы наполняла радость. Устроившись у Люка под боком, Делла уткнулась в его плечо, а в следующую минуту похолодела от возникшей вдруг мрачной мысли: она что, влюбляется? «О боже, надеюсь, что нет!» Люк был хорошим человеком, но не желал отношений, а если она позволит себе опять полюбить и потерять, то просто не переживет этого. Глядя на профиль спящего мужчины, она безжалостно оттолкнула ощущение счастья, которое испытывала еще мгновение назад. Она не позволит себе любить. Просто получит удовольствие от хорошего секса, а потом уйдет и сохранит сердце целым. Не слушая насмешливый внутренний голос, Делла обняла любовника и постаралась заснуть.

Глава 9

Через три дня Люк отпер дверь своего мельбурнского пентхауса, чтобы впустить туда Деллу. К счастью, одна из врачей смогла подменить Деллу и Кэла на выходных, так что Люк быстро организовал поездку в родной город. Они прилетели из Самоа утром, и остаток дня Люк провел в офисе, занимаясь накопившимися бумагами, чтобы следующий день полностью освободить для Деллы и планов, касающихся лайнера. Деллу он забрал после обеда с ее родителями. Они Люку понравились, и не только потому, что были друзьями Патрика.

Заперев дверь квартиры, Люк отнес их с Деллой сумки в спальню и повел плечами в попытке расслабиться. Вся легкость, которую он приобрел на «Коре Мэй», исчезла, стоило ему шагнуть в офис корпорации «Отели Марлоу», где бремя ответственности снова налегло на него всем весом. Деллу он нашел в гостиной, она стояла у дивана и оглядывала комнату.

— У этого места какой-то… нежилой вид.

Ослабив галстук, Люк тоже осмотрелся:

— Я нечасто здесь бываю. Большую часть дня провожу в офисе, а отдыхаю обычно с друзьями. И много езжу, проверяю работу отелей.

Делла сдвинулась с места и остановилась у панорамных окон. Мельбурн волшебно мерцал в наступивших сумерках. Люк любил это время суток больше всего, и в том числе поэтому купил квартиру с таким видом. Но сейчас его внимание занимал не пейзаж, а девушка у окна. Люк подошел к ней, обнял со спины и через ее плечо посмотрел в окно. Держать ее в объятиях казалось настолько правильным, что Люка это чувство слегка беспокоило.

— Очень красиво, — сказала Делла, откидывая голову на его плечо.

— Ты красивее. — Развернув ее к себе, Люк поцеловал ее, чувствуя, как даже от легкого поцелуя его сердце ускоряет ритм. — Мне не терпится уложить тебя в постель. — Это было уже не просто желание, а глубокая первобытная жажда обладания, заняться с ней любовью здесь, в его доме.

— С этим планом я готова согласиться, — отозвалась Делла.

— Но сначала надо тебя покормить, — вздохнул Люк, отстраняясь подальше от искушения. — Боюсь, мои кулинарные способности ограничиваются завтраками, так что придется заказать доставку.

Делла моргнула от удивления:

— Ты готовишь завтраки?

— Омлет, яичницу с помидорами, вафли — все разновидности. Но не ужины. — Хотя бы потому, что вечерами Люк редко бывал дома. — Посмотри меню у телефона и выбери, что захочешь. Мне нужно кое-что сделать.

На борту лайнера он посвящал время работе, хотя не так много, как обычно в офисе, и накопившиеся стопки документов были свидетельством того, что он слишком расслабился. Пора было это прекратить. Дожидаясь, пока загрузится ноутбук, Люк поднял взгляд на Деллу. Девушка говорила по телефону, заказывая еду, и у Люка что-то дрогнуло в груди: Делла хорошо смотрелась на его кухне. Он никогда раньше не приводил женщин в эту квартиру, не хотел внушать им ложных надежд. Но с Деллой все было иначе. По большей части потому, что она не хотела жить на суше, так что явно не могла планировать вселиться к мужчине. Люк задумчиво потер подбородок — было что-то еще. Что-то в самой Делле, в том, как Люк чувствовал рядом с ней. Другим человеком. Может быть, собой?.. Вздрогнув, Люк заставил свои мысли сойти с этой колеи, пока она не завела его слишком далеко. Он не нуждался в женщине, чтобы хорошо себя чувствовать. Он ни в ком не нуждался. А Делла Уолш появилась в его жизни на время.

Повесив трубку, Делла смотрела, как пальцы Люка летают над клавиатурой. Он заботился о ней по-прежнему и вызывал у нее те же чувства, но Делла не могла отделаться от впечатления, что это не тот человек, которого она знала на корабле. Люк даже выглядел по-другому — с напряженными плечами и более прямой спиной, и в повороте его головы сквозило больше высокомерия. Он изменился, когда они приземлились в Мельбурне, и это стало еще заметнее, когда он забрал Деллу после ее ланча с родителями. На самом деле с каждой минутой, проведенной им в городе, эта разница становилась все ярче. Это был Люк-бизнесмен, тот человек, который после чтения завещания Патрика хотел получить ее долю корабля. Тот, кому она дала пощечину. За время, которое они провели вместе, он расслабился и перестал воспринимать ее как врага. Стал тем, кто смотрел на нее с нежностью, был терпелив с ее страхами и смеялся с ней за мини-гольфом. Который из них настоящий Люк — жесткий бизнесмен или нежный любовник? Почувствовав ее взгляд, мужчина поднял голову, натянуто улыбнулся и вернулся к работе. Смущенная тем, что была поймана за разглядыванием, Делла ушла на кухню и стала доставать тарелки и приборы. Но ее мысли отказывались сходить с этой колеи. На отдыхе люди часто вели себя не так, как в жизни, поэтому курортные и круизные романы длились недолго, это общеизвестно. А пребывание на «Коре Мэй» невольно стало для Люка отдыхом. Непрошеная мысль закралась в голову Деллы: прошло больше двух недель с тех пор, как Люк согласился на ее план, но от собственного он явно отступать не планировал. Что, если он просто тянул время, притворялся, что слушает ее, чтобы просто с ней развлечься? У Деллы упало сердце. Что, если есть только один, целеустремленный бизнесмен? А тот, другой, был только ролью… Что, если Делла влюбилась в мираж? «Влюбилась?! О нет. О боже». Дрожащими руками она осторожно положила приборы на стол. «Я же пообещала себе, больше никакой любви!..»

Люк закрыл ноутбук, потянулся, встал и улыбнулся ей, и все внутри Деллы растаяло.

— Когда привезут еду? — спросил он.

Делла сглотнула, пытаясь справиться с собой:

— Через полчаса.

— Хватит, чтобы показать тебе мою кровать. — Люк пересек комнату и обвил Деллу руками. — Пойдем, — шепнул он, легко прикусывая мочку ее уха.

Волна желания прокатилась по ее телу. Да, это желание, не любовь. Круизный роман, который скоро кончится. Если Делла будет думать так, ее сердце останется в безопасности.

Она провела по мускулистой груди мужчины:

— Придется поторопиться.

— Обещаю, ты не останешься недовольной, — прошептал он с коварным блеском во взгляде.

Делла позволила увести ее дальше по коридору. Она намеревалась получить максимум удовольствия — независимо от того, какой Люк перед ней, пока он с ней.

Потому что совсем скоро их пути разойдутся навсегда.


На следующее утро Делла оглядела конференц-зал, прилегающий к офису Люка. Это здание располагалось в нескольких кварталах от его квартиры, поэтому вид из огромных окон на город внизу был почти таким же. И таким же безликим было оформление, только в офисе оно казалось вполне уместным. Хотя Делла подозревала, что, учитывая образ жизни Люка, скорее его квартира оформлена под офис.

— Кофе? — спросил ее Люк, кивая на столик у стены, щедро уставленный всевозможной выпечкой.

— Ожидается массовый набег?

— Только мы, хотя, если возникнут вопросы, можем позвать разработчиков. Мои помощники всегда с запасом обеспечивают комнату нужным, если ожидается, что кто-то будет тут работать.

— Только кофе, спасибо.

Делла подошла к столу, на котором были разложены планы, включая подробные чертежи систем обработки отходов, источников энергии и рециклирования воды. По краям высились стопки отчетов, на ближайшей она увидела доклад экологов. На экране проектора сменялись слайды ЗD-модели «Коры Мэй» в декорациях Большого барьерного рифа.

Люк протянул Делле кружку ароматного кофе и указал на план жилой палубы.

— Эти каюты будут переделаны в исследовательскую лабораторию для морских биологов. Кроме того, мы введем постоянную ставку эколога для слежения за влиянием, оказываемым на риф.

— Интересно, — пробормотала Делла, рассматривая планы. Многих вещей она не ждала увидеть, и то, что Люк о них подумал, приятно удивило ее.

За два часа, допив вторую кружку кофе, Делла изучила практически всю презентацию проекта.

Опершись бедром о стол, Люк скрестил руки на груди.

— Ну, что скажешь?

— Честно говоря, все не так плохо, как я ожидала, — призналась Делла.

Мужчина склонил голову к плечу:

— А чего ты ожидала?

— Не знаю. — Она взглянула на проекцию лайнера на экране. — Увидеть птицу в клетке.

— А теперь?

— На постоянном якоре она выглядит частью пейзажа. — Делла подняла взгляд на Люка, сама удивленная направлением своих мыслей. — Она больше не просто проходит мимо, она нашла свое место.

Люк кивнул:

— Постоянное место также будет значить, что команда сможет выбирать, жить на борту как сейчас или поселиться на берегу и работать по графику. Им не придется принимать таких решений, как твоим родителям, когда ты родилась. Вы все можете остаться вместе, как семья.

— Да, но тогда я пропустила бы столько путешествий… — Делла улыбнулась воспоминаниям. — Возможность столькому научиться, которой не было у других детей.

Люк с любопытством смотрел не нее.

— Например?

— Когда мне было двенадцать, лайнер шел по Средиземному морю, и мама учила меня истории Древней Греции и Рима. Пока мы были в море, то изучали факты и даты, а когда причаливали, бродили по руинам и достопримечательностям.

— Знаешь, ты была права, — сказал мужчина, окинув ее долгим взглядом. — У тебя было детство, о котором я мечтал, пока был заперт в пансионе.

— Как птица в клетке, — сказала Делла мягко.

— Возможно, — согласился, Люк, невидяще глядя в большие окна. — И когда ты спросила, питаю ли я неприязнь к «Коре Мэй»…

— Может, это не неприязнь? — В ответ на удивленный взгляд серых глаз девушка прикусила губу. — Что, если детство без праздников и свободы может заставить человека хотеть пришпилить кусочек праздника и отдыха к одному месту, чтобы всегда знать, где его найти?

Люк задумчиво потер подбородок.

— Может быть. А я думаю, что, если человек, который вырос в сплошном путешествии, а во время жизни на суше пережил трагедию, переносит свои страхи на корабль?

Делла ощутила, как уголки ее губ выгибаются в невольной улыбке.

— Возможно, — признала она.

— Экая мы пара, — усмехнулся Люк.

Маска бизнесмена соскользнула с него, и перед Деллой сидел тот человек, которого она знала на лайнере. Ободренная этой переменой, она нашла в себе смелость сделать то, о чем думала уже некоторое время.

— Можно я спрошу кое-что личное?

— Еще более личное, чем психоанализ моего детства и его влияния на нынешние деловые решения?

Делла улыбнулась, потом посерьезнела:

— Патрик часто о тебе рассказывал, поэтому я знала многое еще до того, как мы с тобой встретились. Но кое о чем ты ни разу не заговаривал.

Люк пожал широкими плечами:

— Спрашивай, что хочешь.

— Ты был женат, — сказала Делла прямо.

— Был, — очень спокойно ответил мужчина.

— Ты никогда не говоришь о бывшей жене. — Делла бы понятия не имела о ее наличии, если бы не рассказы Патрика.

— Не приходилось к слову, — отозвался Люк, разворачивая ближайший отчет.

Интуиция настаивала, что лучше отступить, но Делла хотела знать.

— Но ты рассказал о смерти сестры, а я — о том, что была замужем. Мы были довольно откровенны друг с другом.

— Намекаешь, что я нарочно избегаю этой темы?

Делла выдержала его взгляд.

— А это так?

— Возможно, — признал Люк, роняя отчет обратно на стол. — Я стараюсь по возможности о ней не думать.

— Почему?

— В основном потому, что чувствую себя идиотом, — усмехнулся Люк.

— Когда Патрик рассказывал о твоем браке… — Делла запнулась, но решительно продолжила: — Он злился, но никогда не объяснял почему.

Невеселый смешок сорвался с губ Люка.

— Потому что он раскусил ее с самого начала.

— Что случилось?

— Она работала в корпорации Марлоу, — вздохнул Люк, — пока не решила, что лучше быть женой босса, чем его секретаршей.

— Она тебя использовала?!

— С самого начала.

Внезапно Делле стали понятны многие вещи: его слова о неискренних комплиментах, его подозрения о том, как она получила свою половину корабля…

— Я хочу, чтобы ты знал, — сказала она медленно. Я не делала такого с Патриком.

Люк дотянулся и взял ее за руку.

— Я давно верю в это. Кроме того, Патрик слишком хорошо разбирался в людях. Он не позволил бы собой манипулировать.

Делла подозревала, что Люк не стал бы с ней спать, если бы подозревал в подобном влиянии, но все равно его признание было как гора с ее плеч. Устроившись рядом с ним, она положила голову ему на плечо, и он обнял ее за плечи.

— Знаешь, ты был его самым любимым человеком в мире, — пробормотала она.

Люк молчал так долго, что она уже не ждала ответа.

— Мне нужно было чаще его навещать, — сказал он наконец хриплым от эмоций голосом.

Подняв голову, она взглянула в серые глаза:

— Он знал, что ты приедешь, если он позовет.

— Я рад, что ты была рядом с ним. — Люк нежно дотронулся до ее щеки. — Что в последние дни рядом был человек с таким большим сердцем.

Глаза Деллы наполнились слезами, Люк коснулся губами ее ресниц, потом губ. И тогда Делла поняла, что отрицать дальше было бесполезно: она любила этого мужчину, любила так сильно, что душа ее парила над миром. И хотя Делла знала, что закончится все снова болью и горем, сейчас ей было все равно. Сейчас ей нужен был только Люк Марлоу. Закинув руки ему на шею, Делла поцеловала его снова.

Глава 10

Делла заступила на утреннюю смену в медпункте всего через полчаса после ухода из каюты Люка. Они были на борту два дня, проводя каждую свободную минуту вместе, обычно в его постели. Пройдя по трапу «Коры Мэй» в Фиджи, Люк снова начал расслабляться, что было хорошо, но ее собственное огромное облегчение от возвращения на корабль стало для Деллы неприятным сюрпризом.

— Доброе утро, доктор Уолш. Хорошо выспались? — спросила Джоди.

Лукавые искры в ее глазах заставила Деллу отвести взгляд. Похоже, слухи распространялись по кораблю с феноменальной скоростью. Делла гадала, удастся ли ей и Люку сохранить связь в тайне, теперь она знала ответ.

— Да, спасибо. — Делла взяла журнал вчерашних вызовов и просмотрела его, чтобы быть в курсе событий и чтобы скрыть свой румянец. — А ты?

Джоди преувеличенно пожала плечами:

— Одна моя соседка по комнате пришла поздно, другая храпит, попробуй с ними выспись. Это вам хорошо… — Медсестра поправила карандаши на столе и подняла невинный взгляд. — Совершенно одна в каюте, никого рядом, никто не будит посреди ночи, можно спать сколько угодно…

Проглотив смешок, Делла положила журнал на стол и скрестила руки на груди.

— Ты хочешь что-то сказать?

— Нет-нет, — мило улыбнулась Джоди. — А вы ничего не хотите сказать, доктор Уолш?

Делла задумалась. Возможно, разговор с Джоди поможет ей разобраться со всеми этими перепутанными чувствами. В конце концов, она знала ее два года и доверяла ей. Но прежде чем она приняла решение, раздался сигнал по аварийной линии.

— Говорит мостик, команде медиков немедленно прибыть во вторую кухню, там пожар. Бригады пожарных уже на месте, ждем оценку состояния жертв и развертывание пункта первой помощи.

Делла сорвалась с места, хватая из шкафа рюкзак с набором для оказания первой помощи и бросая другой Джоди.

— Сейчас будем.

Дверь медпункта открылась, и вошла вторая медсестра, Мари. Делла задержалась, чтобы сказать ей:

— Пожар на второй кухне. Вызови Кэла и бегите туда.

И они с Джоди выскользнули в коридор.

У Деллы колотилось сердце. Пожар был худшим врагом на корабле, и она представления не имела, с чем им придется столкнуться. Если им повезет, к их прибытию уже все потушат.

Пока они бежали по коридорам и лестницам, по системе громкой связи раздалось спокойное сообщение о том, что на одной из кухонь случился небольшой пожар и в качестве меры предосторожности сектор четыре будет эвакуирован, пока пожарные бригады не сочтут, что инцидент исчерпан. К счастью, лайнер стоял в порту, и в середине дня большинство пассажиров осматривали Веллингтон, столицу Новой Зеландии. При погрузке всем им читали лекцию о поведении в чрезвычайных ситуациях, но когда большей части этой толпы не было на борту, все становилось немного легче.

Стюард Макс стоял на страже у закрытых дверей, отмечавших границу четвертого сектора.

— Что у нас здесь? — спросила Делла, слегка запыхавшись.

Группа рабочих кухни, эвакуированных из опасной зоны, стояла поодаль. Трое пожарных, поправляя шлемы, пробежали по коридору, Макс посторонился, чтобы дать им дорогу.

— Первая бригада говорит, что пожар не распространяется дальше второй кухни. Станцию первой помощи можете развернуть в офисе слева.

— Спасибо.

Делла и Джоди сбросили рюкзаки, когда еще нескольких человек вывели через двери.

Макс показал им на медиков, и девушки занялись работой, проверяя пострадавших на ожоги и отравление дымом. Кэл появился, когда пожарные выводили из кухни еще нескольких человек.

— Где я нужен?

Делла взглянула на него.

— Проверь, если в соседнем офисе достаточно места, разверни там вторую станцию.

— Понял. — Кэл исчез вместе с Мари, потом появился снова, натянул перчатки и перенаправил часть ожидающей очереди в другую комнату.

Делла ухватила со стола резинку и подняла волосы в высокий хвост. С минуты на минуту должны были отключить вентиляцию, и даже по эту сторону стены ощущался жар.

Появились еще несколько человек. Некоторые кашляли, наглотавшись дыма раньше, чем их успели вывести, или получили ожоги, пытаясь погасить пламя. Запах гари висел в воздухе, но никто не впадал в панику — они все не единожды проходили тренировки на такой случай. Делла знала, что команда способна справиться практически с чем угодно, но огонь был непредсказуемой, коварной стихией. Это место было ее домом, люди — ее семьей. Делла вознесла короткую молитву о том, чтобы никто не пострадал, и продолжала работать.

— Чем я могу помочь? — раздался глубокий спокойный голос за ее спиной.

Обернувшись, она увидела Люка, такого высокого, сильного, невозмутимого, и внезапно ее страх пропал.

— Ты умеешь оказывать первую помощь?

— Расширенные курсы, ежегодные тренировки.

— Отлично. Возьми у Джоди перчатки, займи ее место. Джоди, поступают еще люди, ты можешь встать на сортировку?

— Сделаю, — отозвалась медсестра, уступая место Люку.

Работать рядом с ним было очень легко. Между ними немедленно возникло взаимопонимание. Делла передавала Люку легких пациентов, и он следовал ее инструкциям без единого возражения. Они практически понимали друг друга без слов.

Взглянув на следующего пациента, Делла увидела Рокси Эпплби.

— Рокси, как ты?

— Чуток запястье прижгла, и только, — отозвалась повариха, усаживаясь в кресло.

— Дай взглянуть. — Делла взяла ее руку и убедилась, что ожог неглубокий. — Ты видела, как начался пожар?

Рокси вздохнула:

— Я не видела, но огонь разошелся быстро, и мы все ринулись тушить его. Два повара взяли огнетушители, и система на потолке включилась, но огонь там все еще горит.

— Я рада, что ты не пострадала сильнее. Когда мы закончим, я хочу, чтобы ты поднялась на верхнюю палубу, на свежий воздух. Мы отправляем туда всех пациентов. — Она повернулась к Люку. — Можешь дать Рокси кислород, пока я обрабатываю ожог?

— Конечно, — ответил Люк и завел с Рокси отвлекающий разговор, пока Делла накладывала повязку.

Они работали бок о бок еще минут десять, пока в комнату не ворвался Макс.

— Доктор Уолш, вы нужны там внутри. Сказали, шеф упал, и они хотят, чтобы вы посмотрели, можно ли его передвигать. Он обгорел.

С упавшим сердцем Делла кивнула, пытаясь вспомнить, кого из шеф-поваров не видела в коридоре.

— Для меня есть костюм?

— Ага, все готово, — сказал Макс, сопровождая ее к двери.

Люк шагнул следом за ней:

— Я иду с тобой.

Его уверенность и лишняя пара рук очень пригодилась бы, но Делла не могла этого позволить.

— Правила не допускают не членов экипажа в зону пожара. — С натянутой улыбкой она взяла из рук стюарда оранжевый костюм. — Со мной все будет в порядке.

— Доктор Уолш! — В голосе Люка звучало все могущество хозяина финансовой империи. — Я совладелец этого корабля, и я обучен первой помощи. Вам может понадобиться помощь, и вы не можете отвлекать одну из медсестер от работы.

«Он прав, — подумала Делла. — К совладельцу правила, наверное, не относятся».

— Ты уверен?

— Абсолютно. — Взгляд серых глаз был тверд как сталь.

Делла кивнула:

— Джоди, займи мое место и вызови двух членов экипажа с сертификатами первой помощи. Мы с мистером Марлоу идем в кухню.

Вслед за ней Люк влез в костюм, надел шлем и взял носилки. Но прежде он коротко сжал пальцы Деллы, и она послала ему благодарный взгляд.

В секторе четыре было жарко и темно — электричество вырубили, но в шлемах стояли фонари, и пара легко нашла дорогу сквозь комнаты ко второй кухне. Столы с полуготовыми блюдами были покрыты копотью и пеной, даже сквозь шлем Делла чувствовала запах гари. Пробравшись через скамейки, она увидела одного из пожарных, который указал на лежащего на полу мужчину. Делла склонилась над шеф-поваром в опаленной белой униформе. Этого человека она помнила смутно, и табличку с его именем проверила дважды.

— Привет, Тэд, я доктор Уолш. С вами все будет в порядке.

Она проверила его дыхание и пульс и, пока Люк успокаивающе говорил с Тэдом, оценила его состояние. Состояние его легких вызвало у нее тревогу, но, кроме нескольких ожогов, больше повреждений Делла не нашла, поэтому они вдвоем с Люком подняли Тэда на носилки и вынесли из сектора четыре. В коридоре Макс немедленно перехватил конец носилок у Деллы, и она сорвала с себя маску в надежде, что худшее закончилось.

— Джоди, звони в городскую больницу, — сказала она, выбираясь из костюма. — Нам срочно нужна скорая.

Медсестра потянулась к телефону, Делла повесила костюм на спинку кресла и взяла конец носилок у Люка, чтобы тот мог снять свой костюм.

— Нужно вынести его в вестибюль. Ты сможешь?

— Да, — ответил Люк, снова принимая у нее носилки.

— Макс, отправь кого-нибудь в медпункт, нам нужно больше перевязочного материала. Джоди, сможешь поехать с Тэдом в «скорой»?

— Конечно, — отозвалась медсестра.

Делла заглянула во вторую комнату.

— Мари, тебе придется пока заменить нас, Джоди сопровождает пациента в город. Я вернусь, как только смогу, помощь вот-вот прибудет.

Остаток дня прошел как в тумане. К моменту начала пожара кухня была полна поваров и официантов, которые подавали поздний завтрак и начинали готовить ланч, и каждого человека надо было осмотреть. К счастью, никто больше не пострадал так сильно, как шеф-повар Тэд, но и у него дела шли неплохо, как сообщила Джоди, вернувшаяся через пару часов. Со всем остальным команда медиков «Коры Мэй» могла справиться. Люк стойко работал рядом, делая все, что ему поручала Делла, и каждый раз, когда она оборачивалась к нему, получала ободряющую улыбку.

Отправив на верхнюю палубу последнего пациента, Делла устало распрямила плечи. Она была вымотана и отчаянно хотела в душ, но сначала надо было прибрать офис, в котором они развернули станцию первой помощи. Положив руку на плечо Деллы, Люк развернул ее к себе:

— Позволь другим заняться уборкой.

Делла оглядела свою команду, медиков и помощников из экипажа.

— Мы все работали на равных, — сказала она, — я не хочу…

— Ты не увиливаешь от работы, нас хочет видеть капитан Тайнан.

— Иди, — подал голос Кэл, — нам тут будет легче с уборкой, чем тебе там на совещании.

— Ну спасибо, — вздохнула Делла, следуя за Люком к двери.

В коридоре Люк обнял ее и пожал плечами в ответ на ее удивленный взгляд.

— Вся команда и так наверняка знает, а тебе не помешает немного поддержки после трудного дня.

Вспомнив утренние слова Джоди, девушка слабо улыбнулась:

— Они точно знают.

* * *

Капитан Тайнан поднял голову от чертежей корабля, разложенных на столе.

— А, мистер Марлоу, доктор Уолш, вы оба тут. Прекрасно, так будет даже легче. Когда Патрик жил на борту, нам не приходилось звонить в офис компании, чтобы получить разрешение на ремонт.

Делла прикусила губу. Когда Патрик рассказывал ей про большие решения, вроде смены маршрута или культурной программы, о ремонте речь не заходила. Ей придется постараться, чтобы все понять. А Люк, как человек, привыкший быть во главе, прошел к столу капитана и развернул чертежи к себе.

— Что известно о повреждениях?

— Пока только то, что смогли оценить пожарные.

Люк взглянул на капитана, который постукивал карандашом по столу:

— Так плохо?

— Насколько мы понимаем, конструкция корабля не пострадала благодаря усилиям работников кухни и пожарных. Повреждена только вторая кухня. — Капитан указал на план, и Делла нагнулась посмотреть, хотя знала эти чертежи наизусть.

Выпрямившись, Люк скрестил руки на груди:

— Другие кухни могут взять на себя часть работы, пока вторую будут ремонтировать?

— Да, с изменениями в графике работы. И меню премиум-класса придется несколько сократить, чтобы их кухня тоже могла помогать.

— Прекрасно, — отозвался Люк, явно довольный планом. — Хорошо, что мы в порту, с непосредственным доступом к материалу и рабочим.

— И хорошо, что оба совладельца смогут сразу дать разрешение на расходы, ведь мы наверняка превысим бюджет.

«Капитанский бюджет?» Делла понятия не имела, сколько денег было в запасе у «Коры Мэй».

«Почему я не подумала спросить об этом после чтения завещания?»

— Как скоро пожарные смогут дать полный отчет о повреждениях, чтобы мы могли составить точный план ремонта? — Люк снова склонился к чертежам.

Делла продолжала слушать его разговор с капитаном и старшими офицерами, и сердце ее сжималось. Повреждения, затраты на ремонт и планы аварийных работ — что она знала о таких вещах? Она могла справиться с ожогами, отравлением дымом и обезвоживанием, а сейчас была совершенно лишней. К счастью, Люк знал, что делать. Конечно, он же был профессионалом, владельцем двадцати трех отелей, одного происшествия такого рода было недостаточно, чтобы выбить его из колеи. Делла представила, что получилось бы, оставь ей Патрик контрольную долю, и ей стало дурно — подобные случаи, требующие срочных действий, постоянно натыкались бы о ее нерешительность и нехватку знаний. Это стало бы катастрофой для корабля и экипажа. И откуда возьмутся деньги на ремонт? Делла крепко обняла себя руками, борясь с тошнотой, и пододвинулась к Люку.

— Можно тебя на минуту?

Тот рассеянно кивнул.

— Извините нас, — сказал он капитану и проследовал за Деллой в дальний угол комнаты — капитанский офис был достаточно большим, чтобы другие их не слышали. — В чем дело? — спросил он.

— В деньгах. — Делла постаралась сдержать дрожь в голосе. — Если ремонт превысит капитанский бюджет, недостачу придется откуда-то брать, правильно?

Люк с видимым безразличием пожал плечами:

— Большую часть покроет страховка.

— Но не все.

— Без точных данных о повреждениях трудно сказать. — Серые глаза напряженно следили за людьми в другом конце комнаты.

— Но по твоему опыту… — Делла оставила фразу висеть в воздухе, и Люк наконец взглянул на нее.

— По моему опыту, будут внешние издержки, — ответил он со вздохом. — Но корпорация «Отели Марлоу» их покроет.

— Ты владеешь только половиной «Коры Мэй», — напомнила ему Делла. — Значит, на тебя ложится только половина от суммы потерь.

Дверь кабинета открылась, и вошли главный шеф-повар и судовой интендант.

— Мы закончили предварительный осмотр второй кухни.

— Можем потом договорить? — Люк взглянул на вошедших через плечо девушки. — Мне надо знать их оценку.

Услышав это «мне», Делла вздохнула и смирилась. Конечно, он прав, от нее в этой оценке будет мало проку. Как и во всей ситуации в целом.

Делла сделала шаг назад и послала Люку улыбку.

— Конечно. Извинись за меня, ладно? Мне нужно кое-что сделать. И не беспокойся о согласовании решений со мной, просто сделай все, что сочтешь нужным.

Люк нахмурился и открыл было рот, но Делла выскользнула из комнаты, прежде чем он успел что-либо сказать. Управленческие навыки Люка нужны были капитану и команде. А Делле нужно было уйти оттуда… куда угодно.

Через два часа Люк нашел ее на верхней палубе. Опираясь на поручни, Делла смотрела на раскинувшиеся перед ней портовые районы. После их короткого разговора о затратах на ремонт обеспокоенное выражение ее лица не выходило у Люка из головы. У Деллы совершенно точно не было средств на покрытие внешних издержек, но Люк чувствовал, что за ее подавленностью скрывалось что-то еще. И он хотел знать что.

— Эй, я тебя везде искал, — сказал он негромко, опираясь на поручни рядом с ней, так что их плечи соприкоснулись.

— Я была тут, думала… — Голос девушки звучал отстраненно. Повернувшись, она улыбнулась Люку одними губами. — Ты хорошо поработал сегодня.

Люк покачал головой:

— Я по большей части просто слушался тебя. Это ты молодец.

— Я про то, что было после пожара. — Ее глаза были такими пустыми, что у Люка защемило сердце.

— Ничего особенного, — ответил он. — Обычное совещание.

— Для тебя обычное. Для меня — нечто большее.

Люк очень хотел знать, что именно, чтобы понять, как снова сделать Деллу счастливой. Протянув руку, он тронул каштановый локон.

— Делла, в чем дело?

Она повернулась спиной к поручнями и скрестила руки на груди.

— Во время пожара я точно знала, что делать. Ты помогал мне, потому что у меня были нужные знания и навыки. Но я не могла тебе помочь с деловыми решениями, потому что ничего об этом не знаю. У меня нет навыков, чтобы управлять кораблем.

Люк с самого начала хотел, чтобы она это поняла, но сейчас чувство глубокой утраты в карих глазах разрывало ему сердце.

— Делла…

Девушка прижала палец к его губам.

— Кроме того, у меня нет денег, чтобы покрыть эти расходы, не говоря уже о следующих, которые могут возникнуть. А у тебя есть для этого своя корпорация. «Кора Мэй» и ее команда заслуживают стабильности…

— Ты хочешь сказать, что приняла решение? — тихо спросил Люк, вглядываясь в ее глаза.

Делла кивнула:

— Я продам тебе свою половину, всю или часть. Можешь владеть контрольной долей или всем кораблем, как захочешь. «Коре Мэй» будет хорошо в твоих руках, Люк.

Он сжал перила так, что пальцы побелели. Это была не та победа, он не хотел, чтобы Делла отказывалась от своей мечты. Но именно этого решения он ждал все это время, почему же оно казалось таким неправильным? Разжав руки, Люк притянул девушку к себе, словно ее близость могла успокоить его мятущиеся мысли.

— Мы поговорим об этом утром. Ты не в том состоянии, чтобы принимать подобные решения.

— Я не передумаю, — предупредила его Делла дрожащим голосом.

— Может быть, но я отказываюсь заключать сделку с тем, кто еле стоит на ногах. Пойдем ко мне, поедим, выспимся и потом все обсудим.

«И что потом? — спросил его внутренний голос. — Ты закончишь эти переговоры с ней, и что? Отпустишь ее?» У Люка сжалось сердце. Сжав Деллу крепче в объятиях, он оттолкнул эту мысль. Слишком рано думать о том, чтобы потерять Деллу.

Не теперь, когда она наконец была в его руках, в его постели.

Глава 11

Делла позволила Люку отвести ее в его каюту. Он был прав, она была вымотана, физически и морально. Она не передумает, но сейчас у нее не было сил обсуждать детали сделки.

— Доставьте его через сорок пять минут, — сказал Люк в телефон, заказав ужин.

Словно в ответ, у Деллы заурчало в желудке.

— Почему не сразу?

Люк взял ее за руку и переплел их пальцы.

— Сначала тебе нужно привести себя в порядок. У тебя сажа на щеках и волосы пахнут дымом. После душа ты почувствуешь себя лучше.

— Хорошая мысль. — Когда система кондиционирования отключилась, Делла промокла от пота и теперь чувствовала себя жутко грязной. Не будь она такой усталой, сама бы вспомнила о душе.

Люк довел ее до ванной и повернул лицом к себе.

— Делла, я знаю, ты не хочешь, чтобы я видел твои шрамы, но пожалуйста, дай мне помочь. Доверься мне. Обещаю, ты в безопасности.

Делла вздохнула. Она так устала, а его голос звучал так мягко, так убедительно. Да и что ей терять? Их время вместе все равно закончилось — завтра утром она подпишет нужные бумаги, и Люк наверняка уже к обеду покинет корабль. Закусив губу в попытке унять трепещущее сердце, Делла стянула футболку через голову и уронила ее на пол, потом завела руки за спину, расстегнула бюстгальтер и тоже позволила ему упасть. Мурашки пробежали по ее коже — от прохладного воздуха и от страха. Первый раз Деллу видел полуобнаженной кто-то, кроме ее врачей. Подняв подбородок, она ждала реакции Люка, молясь, что это будет не жалость. Не отвращение.

А он просто развернул ее спиной к себе, расстегнул ее брюки и стащил их вниз вместе с трусиками, придержав ее бедра, когда Делла переступила через одежду. Она нахмурилась. «Он что, не увидел?..» Оглянувшись на звук включенного душа, она увидела, что Люк тоже раздевается. Шагнув под струи воды, он отрегулировал краны и мягко втянул Деллу к себе. Ошеломленная, она вгляделась в его лицо, но увидела лишь нежную улыбку. Люк не замечал ее шрамов. Она столько волновалась, а он вел себя так, словно у нее нормальное тело. От невероятного облегчения у Деллы слезы навернулись на глаза. Люк обнял ее, и она прижалась щекой к его плечу и тихо заплакала, от усталости после долгого дня на пожаре и решения перестать бороться за судьбу лайнера. Люк гладил ее по волосам и шептал что-то успокаивающее. Патрик оказался прав — его племянник был прекрасным человеком.

Через несколько минут слезы Деллы словно бы закончились вместе с чувствами, оставив девушку сонно-спокойной. Люк намылил мочалку гелем с запахом сандала и начал мыть Деллу, неторопливо и тщательно. Его прикосновения не казались сексуальными, но от их чувственности по ее телу бежали мурашки. Люк повернул ее и намылил грудь и живот, потом ноги, медленно и трепетно, словно поклонялся ее телу. Вода, текущая по его лицу, только усиливала его сходство с падшим ангелом, когда Люк мыл ее ступни. Отложив мочалку, он взбил каплю геля в ладонях и осторожно провел по шее Деллы, по ее лицу, смывая пот и гарь. Она прикрыла глаза, позволяя себе принимать его заботу, его ласку. Она любила этого мужчину всем сердцем.

Придерживая ее за затылок, Люк умыл ее и коснулся ее губ легким, хоть и долгим поцелуем. Чувства захлестнули Деллу, она обвила его шею руками и не дала ему отстраниться, продлевая поцелуй. Стон Люка отозвался эхом во всем ее теле. Делла с трудом заставила себя оторваться от него и потянулась за мочалкой. Смывая пену с его спины, сильных плеч, широкой груди, она целовала чистую бронзовую кожу, спускаясь все ниже. Возбуждение Люка зримо росло, но мужчина не двигался, ни пока Делла мыла его ноги, от сильных бедер до самых кончиков, ни когда она так же нежно умывала ладонями его лицо, которое теперь так хорошо знала и любила. Как и он минуту назад, она завершила процесс легким поцелуем, но Люк прошептал ее имя, и одного поцелуя стало недостаточно. Потянувшись вниз, Делла охватила ладонью горячую твердую плоть и задрожала от стона мужчины. Прежде чем она могла продолжить, Люк локтем выключил воду, осторожно отстранился и схватил с полки мягкое полотенце. Его движения, когда он вытирал Деллу, были далеко не такими сосредоточенными, и широкая грудь часто вздымалась. Наскоро он вытерся сам, взял Деллу за руку и увел к кровати.

Несколькими секундами и одним вскрытым пакетиком позже Делла взяла лицо мужчины в ладони, заставляя его остановиться. Ей важно было, чтобы он знал, что сделал для нее, приняв ее несовершенство так спокойно. Одним простым купанием Люк вернул ей самоуважение, дал ощутить себя желанной. Глядя в его темные от страсти глаза, Делла едва могла поверить, что лежит в постели с мужчиной, который хочет ее такой, какая она есть, целиком и полностью.

— Не важно, что случится завтра, — сказала она дрожащим голосом. — Я всегда буду тебя помнить, всегда буду тебе благодарна.

Люк сдвинул брови, пытаясь понять ее слова сквозь туман желания, застилающий его мысли. Делла его благодарит? Он сходил с ума от желания, а она ему благодарна? Как будто он спал с ней из жалости! Благодарность за сегодняшний день — это одно, но Делла явно говорила не об том. Как она вообще могла думать о чем-то, когда он тут едва дышит?

— Я хочу, чтобы ты знала кое-что, — прорычал он сквозь сжатые зубы, впиваясь в ее губы жадным поцелуем, чтобы показать, что она делает с ним. — Я хотел тебя с первого же дня. И сейчас я хочу тебя еще больше.

Одним сильным движением он вошел в нее и вдохнул восхищенный возглас с ее губ. Он хотел сделать эту ночь долгой и нежной, но сейчас важнее стало показать Делле его страсть, дать ей увидеть, как близко к черте он из-за нее. Каким настоящим все было между ними, более настоящим, чем вся остальная его жизнь.

Его мощные быстрые толчки заставляли Деллу судорожно цепляться за его спину, плечи, руки, и боль от ее хватки Люк принимал как доказательство ее желания. Опустив руку между ними, он тронул центр ее наслаждения и ощутил, как тело Деллы напряглось под ним, потом содрогнулось в разрядке, утягивая его следом. Дрейфуя в дымке наслаждения, Люк чувствовал, что никогда не станет прежним. И это было правильно.


Проснувшись, Делла моргнула и огляделась. Люк сидел на краю кровати, уже одетый в легкие брюки и рубашку поло, и держал поднос с дымящимся кофейником, двумя стаканами апельсинового сока и тарелкой с выпечкой.

— Доброе утро, соня, — сказал мужчина, целуя Деллу в лоб.

— Доброе утро, — отозвалась она, зевая. — Кофе пахнет просто божественно.

— Это ты выглядишь божественно, — улыбнулся Люк.

У Деллы потеплело в груди, но потом воспоминания о вчерашнем дне всплыли в ее памяти. Она отдаст «Кору Мэй». Люк уедет, возможно, сегодня. Сердце Деллы дрогнуло и сжалось.

— Который час? — спросила она пересохшими губами.

Люк наполнил чашку и протянул ей:

— Шесть. Я не знал, нужно ли тебе на работу с утра.

— Нет, Кэл в утреннюю смену, но мне все равно пора вставать. — Сделав глоток кофе, она прикрыла глаза. Богатый, насыщенный вкус немного примирял ее с судьбой.

— Я тут подумал… — протянул Люк, наливая кофе и себе.

Вся надежда на неспешный завтрак, который мог стать их последним, исчезла, — его тон был деловым.

— Если речь о продаже моей доли, я не передумала.

— У меня есть встречное предложение.

Делла немедленно насторожилась.

— Расскажи. — Она взяла рогалик с яблочным джемом и надкусила его.

— С утра я позвонил в офис и велел выставить несколько отелей на продажу. На эти деньги я намерен открыть собственную круизную линию.

Делла чуть не подавилась рогаликом, и Люк спокойно подал ей стакан сока.

— Собственную линию? — переспросила она, откашлявшись.

Люк кивнул, словно резкая смена курса по сравнению с еще вчерашним была в порядке вещей.

— Три корабля для начала, а там постепенно расширимся.

— Три корабля, — повторила Делла слабым голосом. Все это время она уговаривала Люка сохранить один корабль, а теперь он хочет три. Взгляд серых глаз был совершенно серьезным, даже предвкушающим.

— Я не смогу все время жить на борту, как это делал Патрик, но намерен проводить на этих кораблях много времени. — Встав, Люк пересек комнату и вернулся, словно возбуждение от новой идеи не давало ему сидеть спокойно. — Конечно, днем буду работать, как в офисе, зато вечером все удовольствия будут в моем распоряжении. Не говоря уже о выходных в разнообразных портах.

Делла чувствовала себя так, словно они поменялись ролями, и теперь он убеждает ее в прелестях круизной жизни. Она глотнула кофе, чтобы дать себе секунду подумать.

— Впечатляющая перемена.

— Пожар заставил меня задуматься. — Снова сев рядом с ней, Люк взял ее за руку. — Меня впечатлила сплоченность команды, и этот образ жизни я тоже успел полюбить. Благодаря тебе.

— Я не думала, что была так уж убедительна, — слабо сказала Делла.

Люк усмехнулся, глядя на нее:

— На «Коре Мэй» я расслабился впервые за бог знает сколько лет. Умирая, я хочу оглянуться назад и увидеть не только карьеру, но и хорошо прожитую жизнь. Без сожалений.

— Вот теперь я вижу семейное сходство, — улыбнулась Делла.

Смех наполнил серые глаза, Люк был явно польщен сравнением.

— Дядя Патрик прожил жизнь так, как он хотел, и в конце, думаю, мало о чем жалел.

— Ты прав. — Она прикусила губу, но решила, что Люк заслуживает знать это. — Он говорил, что жалеет только о том, что проводил мало времени с тобой.

Люк моргнул и отвел взгляд.

— Он часто приглашал меня на «Кору Мэй» и другие корабли, пока они были, но я был слишком занят в корпорации Марлоу, так что виделся с ним только на берегу.

— Он знал, что ты его любишь.

Люкс трудом сглотнул и прокашлялся, прочищая горло.

— Спасибо. Мне важно это слышать.

— И он был бы в восторге от твоего плана.

— Теперь я понимаю, почему он жил на борту и сколько всего я пропустил. Я не хочу больше ждать. Смерть Патрика напомнила мне, что жизнь коротка.

— Я очень рада за тебя, правда. — Делла видела, что бизнесмен и расслабленный отпускник слились в Люке в одно гармоничное целое, создав именно такого Люка, каким он должен был быть. Ее сердце пело от счастья, даже если одновременно и рвалось на куски — этого мужчину она не могла получить. Он не собирался больше жениться, а Делла не могла согласиться ни на что меньшее, чем «пока смерть не разлучит вас». Поэтому их отношения обречены. — Похоже, теперь еще более подходящий момент, чтобы продать тебе мою долю.

— Есть предложение получше: я превращу твою долю в двадцать процентов новой круизной компании. Можешь быть негласным партнером или принимать более активное участие в бизнесе, решай сама.

Делла поставила свою чашку на поднос, чтобы не пролить, и вгляделась в Люка. Серые глаза были совершенно серьезны.

— Но двадцать процентов — это гораздо больше того, что я вношу.

Люк отмахнулся от ее возражения и взял пирожное.

— Без тебя новой компании не было бы. За демонстрацию мне прелестей круизной жизни ты заслуживаешь лишний процент.

Делла представила, какую жизнь предлагает он ей: акционер круизной линии, с активным участием в жизни «Коры Мэй», если захочет, и постоянными встречами с Люком только на деловой основе. Работать с ним, любя его и зная, что он встречается с другими… Нет, на такую пытку она не согласится. Кроме того, Делле пора взять контроль над собственной жизнью.

— Люк, я тоже много думала. — Почти всю ночь мысли кружились в ее голове, не давая уснуть. — И поняла, что на корабле я прячусь. Патрик жил так, как ты сказал, но я скрывалась от воспоминаний о смерти мужа.

Люк непонимающе потер лоб:

— Но ты говорила, что хочешь всю жизнь прожить в море, как твои родители.

— Мне так казалось. Но они и Патрик сделали сознательный выбор, а я боялась жить на суше, что совсем другое дело. — Готовность Люка принять ее помогла ей это увидеть. — Я поняла, что должна жить дальше и преодолеть свои страхи.

— Каким способом? — спросил Люк настороженно.

Делла подтянула колени к груди и обняла их, словно так могла справиться с поднимающимся волнением.

— Я схожу на берег. Вернусь на работу в больницу, найду квартиру. Продам тебе долю «Коры Мэй» целиком, если хочешь, потому что теперь верю — она останется в надежных руках.

Люк замер. Едва он решился жить на борту, Делла решила уйти? Он прокашлялся.

— Ты уходишь?

— Да, — подтвердила Делла, не встречаясь с ним взглядом.

Мужчина снова встал и пересек комнату, чувствуя, как его захлестывает отчаяние.

— Когда?

— Скоро. Решение принято, откладывать бессмысленно. Я предупрежу капитана и позабочусь о замене, и все скоро войдет в колею.

«Скоро?» Люк даже из постели не хотел ее выпускать, особенно после прошлой ночи. Делла так доверилась ему, он думал, между ними все изменилось…

— А если я попрошу тебя остаться? — спросил он через силу.

— Рано или поздно мы все равно расстанемся, — пожала плечами девушка. — Ты много раз говорил, что не хочешь постоянных отношений. Лучше разойтись сейчас и не ждать, чтобы все усложнилось.

«Как она может говорить так равнодушно? — Пульс бился у Люка в висках. — Неужели время, которое мы провели вместе, ничего для нее не значит?» Потом он заметил, как дрожит ее рука, убирающая локон за ухо, и сердце Люка словно сжали железные тиски. Делла была не спокойнее него. А еще она была права насчет его. Если бы их отношения продлились, а потом испортились, вести дела стало бы крайне неловко. Расстаться сейчас было лучшим выходом. Вот только сердце Люка так сжималось, что он боялся потерять сознание.

— Это неправильно, — выдохнул он хрипло.

Делла наградила его дрожащей улыбкой:

— Это потому, что ты привык все делать по-своему.

— Возможно, ты права…

— Тебе не следовало учить меня посылать тебя к черту.

Опустившись на край кровати, Люк взял ее руку и поцеловал.

— Больше я такой ошибки не сделаю. Делла, я хочу, чтобы ты знала… — Он запнулся и нахмурился. Как он мог выразить словами то, что у него на душе? Но она заслуживала, чтобы он хотя бы попытался. — Я не хочу постоянных отношений, но если бы захотел, если бы был на них способен, я бы выбрал тебя.

Единственная слезинка скатилась по щеке девушки, прежде чем Делла отняла руку и вытерла лицо.

— Мне пора, — сказала она, потянувшись за одеждой. — Мне нужно всех предупредить, сделать несколько звонков…

Выскользнув из-под одеяла, Делла быстро оделась, поцеловала Люка в щеку и исчезла из его каюты. И из его жизни. И в полном замешательстве Люк смотрел на это, совершенно не в силах ничего предотвратить.

Глава 12

Делла опустилась в кресло на посту медсестры, потерла глаза и открыла карту пациента, которого только что осматривала. Привычка работать сменами постепенно возвращалась к ней, но бессонные ночи в этом не помогали — вместо того чтобы высыпаться, Делла лежала в постели, смотрела в потолок и думала о Люке. О его улыбке, о том, как звучало ее имя на его губах, о том, как он целовал ее… Со вздохом она сделала глоток воды из бутылки, завинтила крышку и достала ручку из кармана халата.

К жизни на суше она привыкла удивительно легко. В то утро, когда она сказала Люку, что уходит, — неужели все это случилось только пять дней назад? — Делла предупредила капитана Тайнана. К счастью, Джейн Оливер, которая замещала ее на выходные, не только была рада подать заявление на место Деллы, но и капитана ее кандидатура устроила. Ожидая прибытия сменщицы в тот же день, Делла упаковала немногочисленные пожитки и позвонила в больницу, в которой работала в Мельбурне. Им не хватало рабочих рук, и место Делла получила без труда. Ее родители были в восторге и предложили жить у них, сколько Делла захочет. Не давая себе слишком долго думать, чтобы не струсить, она приняла оба предложения.

Как только доктор Оливер прибыла на борт, Делла передала ей дела и оставила свою замену в заботливых руках Джоди и Кэла. С большинством друзей она уже попрощалась, сократив проводы насколько это возможно. Прощание с Люком стоило ей гораздо больших нервов, но Делла хотя бы смогла не расплакаться и сохранить остатки собственного достоинства. И через четырнадцать часов после того, как она сказала Люку о том, что уходит, она поднялась на борт самолета до Мельбурна. Делла боялась, что ей понадобятся недели на адаптацию, но жизнь вошла в колею с пугающей быстротой.

Когда она перечитывала свои заметки в карте пациента, зазвонил ее мобильный. Мало кто знал ее номер: родители, сотрудники, кое-кто из экипажа «Коры Мэй»… и Люк. Им все еще предстояло уладить кое-какие детали с продажей ее доли, так что Люку нужен был способ с ней связаться. И теперь каждый звонок заставлял Деллу вздрагивать — не Люк ли это. Она хотела, чтобы это был он. Надеялась, что это не он. Что в сумме было сумасшествием, потому что пора было привыкать к жизни, в которой не существовало Люка Марлоу.

Качнув головой, она взглянула на экран телефона — один из номеров «Коры Мэй». С колотящимся сердцем Делла поднесла мобильный к уху.

— Доброе утро, Делла. — Глубокий низкий голос окутал ее, проник в самое сердце, которое ныло без него.

— Привет, Люк. — Ее голос звучал сухо, сдавленно. Делла развернула кресло к окну и попыталась еще раз. — Рада тебя слышать.

— Как твои дела?

— Загружена работой. Мне дали место в отделении скорой, но много работы — это даже хорошо.

— Ты в порядке? — нежно спросил он, и Делла поняла, о чем он, ведь она сошла на берег, чтобы встретиться со своими страхами. За это беспокойство она любила Люка еще больше.

— Ты знаешь, да. — На самолете из Веллингтона ее едва не мутило от волнения, однако вернуться в город, где убили Шейна и едва не убили ее, оказалось тяжело, но не настолько, как она боялась.

В конце первой смены она даже зашла в палату, где приходила в себя те два года назад. Страха больше не было. Тяжелее всего оказалось слышать упоминания о Шейне от тех, кто его помнил. Еще несколько месяцев назад Делла не смогла бы этого вынести, теперь же их слова сочувствия только вызывали в ней волну печали, которая, как она подозревала, останется с ней навсегда. Делла обнаружила, что пережила часть своего горя, что оказалась сильнее, чем думала сама. И за это она тоже должна была благодарить Люка.

— Рад это слышать, — сказал мужчина.

— Как идет ремонт на «Коре Мэй»? — спросила Делла, чтобы сменить тему разговора.

— Полным ходом. Мы дали рабочим в Веллингтоне два лишних дня, но нагнали график в Тасмановом море. Мы причалили в Мельбурне пару часов назад.

— Я не знала. — Так странно было не знать о местонахождении «Коры Мэй» после двух лет ежедневной жизни по ее графику.

Люк кашлянул.

— Ты сможешь найти время заехать сегодня в док? Я бы хотел обсудить с тобой пару вещей.

У Деллы задрожали руки, она уронила ручку и нагнулась за ней.

— Конечно, — отозвалась она, надеясь, что голос не дрожит, как все ее тело. Делла бросила взгляд на часы. — Я работаю в ночь, смена кончится через пару часов. Дай мне время принять душ, и я приеду.

— Тогда увидимся.

Он повесил трубку, а Делла осталась смотреть на телефон в руке, не понимая, почему так легко согласилась на эту встречу. Ее чувства к Люку все еще свежи, насколько разумным с ее стороны это было?.. Впрочем, если она сможет спокойно пройти через эту встречу, ей будет легче строить новую жизнь без него. Возможно.


С колотящимся сердцем Делла вошла в вестибюль «Коры Мэй» и огляделась. Несколько членов экипажа с улыбками помахали ей, словно она вернулась из недолгой прогулки по городу, и Делла помахала в ответ. Но что-то было не так. В воздухе висело напряжение, на нее было направлено слишком много глаз.

Она ощутила присутствие Люка раньше, чем увидела его, — сладкая дрожь прошла по ее телу, и все в вестибюле словно бы затаили дыхание. Обернувшись, Делла увидела, как Люк идет к ней, высокий, широкоплечий, воплощенное ее желание… Аура силы окружала его как обычно, но взгляд серых глаз казался немного неуверенным. Краем глаза Делла заметила, как один из членов экипажа на главной лестнице склонился и прошептал что-то на ухо соседу. Все это слишком напоминало тот день, когда Люк появился на борту «Коры Мэй», только теперь они с Деллой поменялись местами — он жил здесь, а она была гостьей, о которой шептались.

А потом Люк подошел к ней, и из головы Деллы вылетели мысли обо всех, кроме него. Ей хотелось коснуться его лица, ее губы покалывало от жажды поцелуя, ее сердце изнывало от желания оказаться в его объятиях.

— Делла, — выдохнул мужчина хрипло, — я так рад тебя видеть. — Взяв ее за руки, он поцеловал ее в щеку.

Прикосновение его губ подарило ей кусочек рая, но слишком скоро Люк отстранился, унося с собой осколок ее души.

— Привет, Люк. — Делла высвободила руки, не в силах выносить тепло его кожи, если не могла получить большего.

Люк опустил взгляд на их разомкнутые пальцы и нахмурился, потом сунул руки глубоко в карманы и одарил Деллу совершенно неубедительной улыбкой.

— Поговорим наедине?

Чувствуя на себе взгляды чуть ли не сотен глаз, Делла кивнула:

— Хорошая мысль.

Пока они поднимались по лестнице, Люк не касался Деллы. Казалось, он нарочно следил, чтобы они даже не задевали друг друга. И хотя Делла сама высвободила руки минуту назад, она не могла не мечтать о том, чтобы он обнял ее за талию или улыбнулся, если бы она потянулась к нему. Все встречавшиеся им по пути провожали их взглядами, и странность происходящего наконец отвлекла девушку от Люка.

— Что происходит? — спросила Делла тихо. — Я чего-то не знаю?

— О чем ты? — отозвался Люк непроницаемо.

Она оглядела прогулочную палубу, по которой они шли.

— На нас все смотрят.

Мужчина пожал плечами.

— Ты не простой гость, — сказал он, напоминая Делле ее же слова в день их знакомства.

— Так это из-за слухов? — не удержалась Делла, невольно улыбаясь.

— Уверен, ты знаешь, с какой скоростью разносятся слухи на корабле.

Люк открыл перед ней дверь «Лунного сияния», и Делла замешкалась на пороге. Клуб был местом не для заключения сделок, а для коктейлей и танцев. Здесь она впервые оказалась в объятиях Люка… Но мужчина держал дверь открытой, и Делла нерешительно вошла. Клуб был пуст, закрыт до вечера.

— Я думала, мы будем разговаривать в офисе или конференц-зале, — нервно сказала Делла.

Люк щелкнул выключателем, мягкий свет залил танцпол, и гирлянды на стенах ожили.

— Наш разговор — не для офиса.

Сердце Деллы пропустило удар, потом понеслось вскачь.

— Ты сказал по телефону, что нам нужно обсудить детали.

— Так и есть, — серьезно ответил мужчина, беря ее за руку. — Но это детали не о сделке, а о нас.

У Деллы перехватило дыхание.

— Что ты имеешь в виду — о нас?

— О тебе и обо мне. О том, что между нами.

Делла вздрогнула. Слова Люка только усиливали чувство пустоты в ее груди.

— Люк, я не хочу начинать все заново. Не могу.

— Я не предлагаю начинать заново. Наши отношения не закончились.

Делла зажмурилась, потом встретилась со взглядом серых глаз.

— Мы это обсуждали. Если у нас не может быть никакого будущего, зачем растягивать финал?

— Скажи мне, — Люк погладил ее пальцы, — ты хочешь, чтобы мы расстались?

Его прикосновение обжигало, и Делла сделала шаг назад, снова разрывая связь их рук.

— Люк, я буду честной. — Меньше всего ей хотелось навлекать на себя еще боли, но другого способа заставить его понять она не видела. Крепко охватив себя руками, Делла подняла взгляд на мужчину. — Мои чувства к тебе превратились в большее, чем я ожидала. Я не могу больше тебя видеть. Пожалуйста, не проси меня, я не выдержу.

— Потому что испытываешь ко мне большее, чем ожидала или хотела? — медленно повторил за ней Люк.

— Пожалуйста, не делай все еще хуже, — взмолилась девушка дрожащим голосом и повернулась к двери, готовая сбежать. — Если все это не про «Кору Мэй» и мою долю, то я…

Люк обошел ее, так что она снова видела его бледное лицо.

— Делла, я попросил тебя приехать, чтобы сказать, как я тебе благодарен за то, что ты показала мне «Кору Мэй». Время, которое ты потратила на меня, чтобы убедить оставить корабль на море, изменило мою жизнь.

Делла сглотнула ком в горле.

— Люк, я рада за тебя, но…

— Но одной вещи я не понимал, пока ты не ушла: что жизнь, которая мне так понравилась, состояла не только из корабля и круиза. Еще в ней была ты.

— Люк… — Делла надеялась, что в ее голосе звучало предупреждение, хотя это скорее походило на мольбу.

— Корабль не тот без тебя. — Люк сделал еще шаг к ней. — Ты как будто унесла часть волшебства с собой. Это жадность с моей стороны, Делла, но я хочу обладать всем.

Столько искренности было в его взгляде, и это потрясло Деллу больше, чем его слова.

— Всем? — переспросила она слишком высоким от волнения голосом.

— Я хочу и корабли и тебя. — Он подошел так близко, что Делла чувствовала жар его тела, но в этот раз не пытался дотронуться до нее. — И если бы мне пришлось выбрать что-то одно, я бы выбрал тебя.

Делла прижала руку к животу, чтобы сдержать внутренний трепет.

— Ты отказался бы от кораблей после того, как переделал всю свою компанию?

— Без колебаний. Я люблю тебя, Делла. Уже давно, хотя долго не понимал этого… — Он провел рукой по волосам. — Или не хотел понимать.

— Что это значит для тебя? — спросила Делла настороженно. — Для нас?

— Это значит, что я отказываюсь от глупой мысли никогда не жениться и не подпускать никого близко. Когда ты исчезла, я понял, что на самом деле мне нужна только ты. — Протянув руку, Люк убрал локон за ее ухо. — Я думал, что не смогу никому доверять. Я боялся, что люди подведут и бросят меня, но ты не такая. Ты была готова двигаться вперед после всего ужаса, что пережила, и, глядя на тебя, я понял, что я просто трус. Ты помогла мне понять и победить это. Черт, я хочу прожить эту жизнь как следует! С тобой.

Делла попыталась не дать горячим слезам пролиться, не безуспешно.

— Ох, Люк, я так тебя люблю.

Он вздрогнул всем телом и в следующий миг заключил ее в объятия. Делла обвила его руками, не желая отпускать больше никогда. Люк любил ее. Это было волшебством, чудом.

— Я люблю тебя всем сердцем, — пробормотал он в ее волосы, потом отстранился и нежно вытер ее слезы. — Выходи за меня. Я знаю, что ты хочешь снова жить на суше, я не буду на тебя давить. Мы можем жить в городе, или здесь, на «Коре Мэй», или и там и тут, как ты захочешь. Главное — чтобы мы были вместе.

Сердце Деллы трепетало, она получила больше, чем когда-либо могла мечтать.

— Я согласна, — отозвалась она со слезами в голосе. — На все.

Делла поцеловала Люка и растворилась в поцелуе, чувствуя, что вернулась домой. Если они никогда не сойдут с этого места, ее это вполне устроит, пока Люк будет ее обнимать.

Но он в конце концов отстранился, пошарил в кармане и вынул маленькую бархатную коробочку. Дрожащими руками Делла открыла крышку и прикусила губу, глядя на одиночный бриллиант в оправе из белого золота. Люк выбрал для нее такую простую и элегантную классику, как же хорошо он ее знал…

— Оно прекрасно, — выдохнула Делла.

— В этом вся ты, — улыбнулся Люк, надевая кольцо ей на палец.

Делла привстала на цыпочки и поцеловала Люка еще раз, но до того, как они могли зайти дальше, Люк, тяжело дыша, заставил себя отступить на шаг. С улыбкой поцеловав руку Деллы, он отошел к двери и громко стукнул три раза. Дверь распахнулась, и в зал хлынули люди, выпуская воздушные шары и бросая серпантин. Делла ошарашенно смотрела на собравшуюся вокруг них толпу. Огромный поздравительный баннер появился словно из ниоткуда, и громкие возгласы и аплодисменты наполнили зал.

Джоди пробралась сквозь толпу и с широкой улыбкой обняла Деллу.

— Я так и знала, что вы и Люк созданы друг для друга! Так и знала!

Прежде чем Делла смогла ответить, ее оттеснил Макс.

— Если с Марлоу не получится, — шепнул он, обнимая ее, — вы знаете, где меня найти. — И, подмигнув, растворился в толпе.

Делла все еще не могла перевести дыхание, когда Кэл обнял ее и пожал руку Люка, поздравляя обоих. Рокси Эпплби подтащила Люка к Делле и соединила их руки.

— Я так за вас рада! — счастливо вздохнула она.

Глядя на удаляющуюся повариху, Делла заметила капитана Тайнана. Он приподнял бокал, салютуя ей, Делла помахала в ответ. А зал все еще наполнялся людьми. Повернувшись, Делла прошептала Люку:

— На меня поэтому все так смотрели?

Он с усмешкой притянул ее ближе:

— Когда ты уехала, меня отзывали в сторону один член экипажа за другим. Два дня подряд все и каждый говорили мне, какой я идиот.

Делла закашлялась от смеха и открыла было рот, чтобы возразить, но Люк прижал палец к ее губам.

— Они были правы. И единственным способом прекратить их нравоучения было дать слово, что я добуду тебя обратно. Слух обошел корабль за секунду, и все захотели участвовать в подготовке праздника. Я только заставил их пообещать, что никто не помешает нашему разговору, пока ты не примешь решение.

— Спасибо за это. — Делла поежилась, представив, что бы она чувствовала, если бы пришлось объясняться на глазах у стольких людей.

Люк пожал широкими плечами:

— Если бы на тебя смотрели, ты бы чувствовала себя обязанной согласиться, а я хотел быть на сто процентов уверен, что ты хочешь быть со мной.

— А что ты думаешь теперь?

Люк прижался губами к ее виску:

— Это невероятное чудо, но ты, кажется, в самом деле меня любишь.

— Правда, — отозвалась Делла с улыбкой.

Когда Люк отвел ее подальше от остальных и привлек к себе для еще одного поцелуя, Делла слышала радостные вопли команды, но вскоре все вокруг растворилось в блаженстве, и остались только объятия мужчины, которого она любила.


home | my bookshelf | | Муза капитана |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу