Book: Хочу жить вечно



Рыбаченко Олег

Хочу жить вечно

Грудью, вдыхая воздух широкой волной

Ярко сверкает звездный ковер бесконечный!

Чувства бурлят, ты ведь здоровый живой

В небе летать, с солнцем играть — хочется вечно!


Наша отчизна в сердце солдата поет

Яркий луч света нам озаряет мгновенья!

Крылья, расправив, мы устремились в полет

Ангел Господний рай подарил, вдохновенье!


Гибель, найдя средь неистовых бурь

Бога всевышнего души просили!

Дай на прощанье любви поцелуй

Чтобы служить век священной России!


Родина наша в вселенной чужой

Бренная плоть распалась, каменея!

Я за отчизну иду смело в бой

Участь готов разделить Прометея!


Перед иконою стань на колени боец

И в преисподней Господа лик не угаснет!

Смерть лишь начало, а не печальный конец

Кто за отечество жил, и погиб, будет счастье!


ПРОЛОГ

Плохо потерять жизнь, но куда хуже утратить бессмертие!

Лучше один час полетать, чем сто лет ползать!

Капитан в отставке Степан Громов почувствовал сильный удар в плечо. Бандитская пуля пробила еще сильные, не смотря на более чем солидный возраст, плечи, но старик все же устоял на ногах. Следующая автоматная очередь должна была прошить грудь, но спасла фронтовая реакция. Громов нырнул вниз, свинцовый град прошел по верху. Степан упал и перекатился. В голове мелькнула мысль: — Зачем?!

Кому понадобился он, бывший капитан, а теперь профессор, физик. Жил тихо скромно, сначала на одну зарплату, а потом и нищенскую пенсию. Была у него лишь одна мечта, создать такой двигатель, с помощью которого можно было бы летать к звездам. Уже ясно, что ему никогда не увидеть иные миры, но мечта осталась. Как казалось Степану прямо с сиреневого неба падали осенние золотистые листья, солнце умирало. Подходит к концу и твоя долгая жизнь. Он старик и ему уже нечего терять. Автоматчики сместили прицел пониже, пули зло щелкнули, одна и них самая злобная и коварная пробила бок.

Больно, по одежде стекает кровь. Ты кажешься абсолютно беззащитным. В руке судорожно зажата бутылка из-под молока. Звучит противный пропитый голос:

— А, дедок то, живуч.

Другой голос подхватывает:

— Старик впал в детство. Смотри, и молочко при нем.

Громов напрягся и с силой метнул бутылку. Бросок оказался снайперским, точно поразив разбойничью рожу.

Бандит вскрикнул и почти в слепую открыл огонь на поражение. Пули прошли мимо, а вот автоматная очередь главаря оказалась гораздо точнее. Свинцовые жала вонзились в грудь. Адская боль пронзила тело, а затем погасла. Старик дернулся и затих. На всякий случай атаман подбежал поближе и выпустил в висок целый магазин. От головы осталось лишь кровавая труха, рваные обломки костей торчали из свороченной шеи.

— Фу, наконец покончено с ним. Сколько можно возиться с инвалидом. Интересно правда, кому ты настолько досадил, что наняли целую бригаду расправиться с таким сморчком?

Главарь выплюнул окурок и, перещелкнув автомат с глушителем, нервно зашагал по дороге. Рядом с ним скулил один из напарников. Четверка бандитов уселась в автомобиль, сверкнули фары, опавшие листья приподнялись сдуваемые ветром, и машина плавно рванула по магистрали.

ГЛАВА 1

Смерть — это тоже приключение! / \Кощей Бессмертный/

Что такое смерть? Редко можно найти человека, который не задумывался бы об этом. Неужели это финиш, тебя закопают, и все твои помыслы и эмоции исчезнут? Даже ужасно подумать, что подобное возможно. Каждый из нас свой конец представляет по разному, но страх перед черной странницей испытывают практически все, даже верующие люди убежденные в том, что заслужили рай!

Степан Громов не был верующим. Еще во время войны он вступил в комсомол, потом стал членом партии. Военной карьеры, правда, не сделал, так как его влекла, подобно морской волне, наука. Ученым Степан был трудолюбивым, но не особенно удачливым, поэтому он так и остался без Государственной премии, но профессором, доктором наук, что тоже не мало. Давно разменяв восьмой десяток, Громов смирился со смертью, представляя ее пусть не приятным, но естественным концом, который не грех отдалить диетой и регулярными занятиями спортом. Но старуха с косой пришла внезапно в форме четырех автоматчиков.

Первоначально Степан ничего не чувствовал, потом появились странные ощущения.

— Я мертв, мелькнула в голове мысль, или нет? Я еще способен мыслить значит, еще жив.

Он попытался поднять руку, но не смог осязать своего тела. В месте с тем, стал слышен шум сирены и топот ног. Степан сделал отчаянную попытку открыть глаза, но ему это не удалось. Тем не менее, он каким-то не постижимым образом увидел склонившееся над ним худое и строгое лицо медэксперта:

— Старик готов. — Произносит он. — Мертвее и быть не может.

Громов едва не поперхнулся. Ему хотелось крикнуть:

— Не правда, я еще жив!

И он действительно кричит, но его никто не слышит. Степан дергается и вот он уже видит себя со стороны. Медики заворачивают в целлофановый пакет его труп. А эксперты продолжают собирать гильзы. Степан пробует коснуться милиционера рукой, но она не встретив сопротивления, проскакивает мимо массивного туловища.

Громов удивился:

— Это сон или я сошел с ума?

Он посмотрел на свою руку, она стала бледной и полупрозрачной. Затем капитан окинул взглядом свое новое тело. Оно стало другим, ноги в белых похожих на тапочки сандалиях, а сам он словно завернут в молочный саван. И при этом ощущение необычайной легкости. Степан подпрыгнул и медленно опустился на землю — его тело утратило вес.

— Меня убили, и я стал призраком. Что же, это не так уж и плохо.

Громов засмеялся. Почему-то ему стало весело.

— Есть все-таки иной свет, а я не верил.

Что-то изменилось в нем. В последние годы у него болели практически все органы, а сейчас он чувствовал себя абсолютно здоровым. Никакой ломки в спине, ни больных почек, ни бьющегося как заяц сердца, ни боли в старых, полученных еще в Великую Отечественную войну ранах. Понятно, почувствовав подобное облегчение, у любого подымится настроение. А главное, он уже умер и переход в другой мир состоялся, ничего страшного не случилось. Степан решил прогуляться по городу. Так как его относительно небольшой провинциальный городок был скучен, то почему бы не проехаться в Москву. Там даже у призрака найдется не мало возможностей поразвлечься. Степан припустил по улице, дул холодный осенний ветер, сквозь него пролетали буро-рыжие листья. Улица кишела от множества автомобилей. Большое количество пешеходов спешило на работу или по своим делам. Степан нарочно сталкивался с ними, возникало чувство, словно от легкого электростатического соприкосновения. Затем и это ощущение пропало, он совершенно спокойно проходил сквозь телеграфные столбы. Новое тело страстно желала необычных впечатлений. Степан с разгона врезался в стену, на короткое мгновение он оказался в толще мрамора и бетона, но при этом продолжал по инерции двигаться и тут же ввалился в еще не докрашенный офис фирмы.

— Привет! — произнес Громов. На него нахлынули воспоминания, как он, примерно в это время, точнее чуть позже, уже на выпавшем первом снегу, вступал в комсомол. Рядом стояли его уже взрослые товарищи с трофейными немецкими автоматами. Немецкий автомат был намного легче и меньше советского и по этому партизаны предпочитали "шмайстеры", отечественному автомату Ока. Торжественный салют и клятвы в вечной верности. Ну, это там, в далеком прошлом. Уже нет той партии, развалился Советский Союз. Куда все подевалось, пришел новый век, век капитализма. То чем их пугали с детства, стало реальностью. Бандиты спустились с экранов сериалов в реальную жизнь. Ох, будь его воля, он постарался бы вернуть доброе утерянное прошлое, а так живи или точнее уже не живи в новом обществе — хищном и коварном. Пройдя насквозь офис, бормотавших что-то свое людей, Степан оказался в цеху. Там работали, что-то шили и кроили подневольные люди.

— Вот подпольные "цеховики" основали производство. Милицию бы на них — живо бы турнули.

Потом в голове мелькнула мысль, что наверняка милиционеры знают об этом и находятся в доле. У Степана зачесались руки расправиться с местными авторитетами самому.

Только как это сделать, когда у тебя нет реального тела? Пройдя цех, Громов вновь выскочил на улицу. Быстрым шагом, игнорируя проносящиеся мимо машины, он подошел к столовой. Готовили не слишком аппетитно, да чувство голода не ведомо призракам. Тем не менее, появились знакомые ощущения. Степану захотелось попробовать еды. Какова она на вкус в новом-то теле.

Однако ни ложку или вилку взять в руки призраку не удалось. Напрасно помучившись, Громов попытался поступить по- дикарски. А именно, подобно свинье засунул лицо в гуляш. Это, впрочем, не помогло, челюсти не встречая сопротивления, проходили сквозь пищу, а на языке не было никаких вкусовых ощущений. Вообще он словно утратил осязание. Да и запах свежее поджаренного мяса практически не ощущался. Настроение сразу упало.

Все же без тела существовать не так уж и хорошо. Степан подтянулся и чтобы не огорчать себя лишний раз, двинулся в сторону таксопарка. В этот момент его интересовало только одно, кто заказал его убийство. Помимо слов он ощущал и мысли, правда, образы были весьма расплывчаты и не устойчивы. По ним трудно было сориентироваться. Наконец он сумел уловить не ясный негативный фон и решительным образом направился в сторону, где изливалась ненависть. Все же в этом есть преимущество духа, он мог передвигаться гораздо быстрее людей, не испытывая при этом усталости. Вот он приблизился к внушительному "Кадиллаку", машина-зверь остановилась, и из нее вылезли два охранника и внушительный босс. Рядом с ним был высокий худой человек в темных очках. Стоящая у входа многочисленная охрана с собаками и автоматами почтительно расступилась. Громадные позолоченные грифоны с рубиновыми глазами зловеще смотрелись у входа. Хотя камни наверняка были не настоящими, смотрелось все очень богато и красочно. Мраморный пол покрыт причудливыми узорами. Босс лениво махнул рукой, и они отправились по коридорам к кабинету начальника. Шеф тяжело дышал, видимо ему мешал живот. По этому, когда он плюхнулся в кожаное кресло, Степан уловил в его мыслях нотки облегчения. Бандит не стал тянуть резину, а сразу перешел к делу:

— Наконец-то, — босс затянулся сигарой. — Слушай меня, — обратился он к человеку в черных очках, — скоро в наш город должен приехать известный певец Алекс Лоcа. Он мне спутал кое-какие карты. Твоя задача аккуратно во время концерта снять его снайперским выстрелом. За это ты получишь двадцать штук баксов. Концерт состоится послезавтра и у тебя будет время на подготовку.

Киллер кивнул. Сквозь черные очки Степан разглядел холодные фиолетовые глаза.

Но наемный убийца сделал попытку поторговаться:

— Лоcа этот, известный певец, и за один свой концерт берет столько, сколько вы предлагаете за его устранение. А такой человек, стоит по меньшей мере пятьдесят тысяч.

— Тридцать кусков и ни цента больше, — грубо оборвал босс.

Поняв, что это окончательная цена наемник смирился.

— Считайте, что Алекс Лоса уже мертв.

— Ты у меня смотри, без фокусов, — шеф поперхнулся дымом, тяжело закашлял. — Твои услуги нам еще понадобятся. Сколько диких бригад осаждает наш город.

Авторитет показал свой жирный кулак:

— Вот как я их всех прижму. Главное это — убийство, убийство и еще раз убийство.

— Твои слова, да сатане в уши, — веселым тоном поддакнул наемник.

Степан весь пылал от гнева и хотя это невозможно, ему показалось, что у него повысилась температура. Громов подпрыгнул и со всего размаха ударил главу мафиози в подбородок. Кулак пролетел мимо, не встретив сопротивления. Степан продолжал атаковать, используя руки и ноги. Он не плохо умел драться еще со времен войны, постигая те или иные приемы. Но сейчас все его умение растрачивалось впустую. Спарринг выглядел весьма бессмысленным. У Степана в голове мелькнула мысль, что он выглядит смешно. Прекратив бесполезное махание, Громов отскочил в сторону и разразился ругательствами. Все равно его никто не слышал и лишь кот, подобный своему хозяину такой же толстый и ленивый, стал проявлять беспокойство.

— Плохо без тела, я теперь знаю, что эти изверги замыслили убийство, но не в силах его предотвратить. — Степан готов был заскулить от отчаяния. Именно в этот момент над ним загорелось странное и не понятное свечение. Громов на минуту отвлекся, казалось, что прямо над потолком горит постоянно растущий в объеме огненный шар. Свечение от раскаленного диска все ярче и ярче. Степан смотрел на него как завороженный. Похоже, никто в кабинете, кроме него и не видит яркой иллюминации. Послышался приятный ласкающий голос:

— Человек, сделай шаг на встречу судьбе. Прыгни в шар, тебе духу нечего опасаться перемен!

Громов собрался с силами и оторвался от земли. В следующее мгновение его руки вошли в светящийся диск, а затем туда, словно пылесосом, засосало всю духовную субстанцию советского капитана. Степан оказался внутри шара. В следующее мгновение его словно оторвало от Земли, громадный особняк босса оказался далеко в низу. Были видны лишь позолоченные шпиль и серебряный флюгер. Однако они быстро уменьшились и, вот уже дворец мафиозного олигарха превратился в маленькую точку. Затем и весь город постепенно исчез за облаками. Все, как оказалось, стремительно уменьшалось. Вот и сама Земля, словно на ладони. Ничего себе шар, не слишком, правда, велик, голубенький с желтизной. Кажется, совсем рядом видно солнце, оно выглядит большим и агрессивным. Однако и родная планета, и светило постепенно уменьшились в размерах. Вот земля сначала с тележное колесо, потом яйцо, а затем и вовсе маковое зернышко. Хотя у Степана от природы неплохое зрение, он уже не может различать утонувшую в черной бездне голубую планету. Да солнце уже выглядит, как простая не слишком яркая звездочка. Постепенно проступая из мрака, делается видной вся галактика. Какая она большая и спиралеобразная, миллиарды звезд сверкают на небольшой части неба.

Степан оглянулся: — Куда он летит? Его галактика отдаляется, а другие системы не становятся ближе. Что его ждет в дальнейшем? Не засосет ли его в черную дыру? Громов, забыв про свой атеизм, суеверно перекрестился. В этот момент он увидел перед собой абсолютно черное пространство. Исполинская воронка засасывала материю, напоминая страшный коллапс смерти.

Профессор вспомнил физику. Вокруг черных дыр нет никакого вещества, а есть лишь сильно стянутое пространство.

— Неужели сюда в эти ужасающие отростки летят все наши души после смерти? Чем сгинуть в этой дыре, уж лучше было навечно остаться призраком. Зачем я запрыгнул в огненный шар?

Черная дыра заполнила весь горизонт, пламенный диск со всего размаха влетел в ее центр.

Как считают ученые, время в черной дыре замедляется, и падение в нее может продолжаться вечно. Правда, не известно, как огромная в миллионы джи гравитация влияет на призрак. Степан не успел над этим подумать, внезапно на него налетела волна, и он погрузился в подобие сна.

Очнулся ветеран от милого, как звон колокольчика, женского голоса:

— Какое счастье, у нас родился такой очаровательный мальчик. Яркий свет резанул глаза, и Громов невольно зажмурился, все померкло.

Когда, наконец, а это заняло считанные секунды, Степан пришел в сознание, первым его ощущение было плавное движение. Спина покоилась на чем-то мягком и теплом.

— Какой замечательный младенец.

В ушах прозвучал мелодичный голос. Бывший профессор с трудом разлепил веки и осмотрелся. Шея ворочалась по началу медленно, затем стало легче. Тем не менее, было видно — стены странного помещения утопали в розовых облаках. И лишь лучистое изображение странной, напоминающей доброго ангела женщины, словно мигало на расплывчатом фоне. Степан попытался пошевелить руками, и тут же испугался своего порыва. Вместо стариковских, но все еще крепких частей тела он увидел две маленькие, как у младенца ручонки, крохотные пальчики шевелились словно мох. Это было выше всякого понимания, Громов ощущал свое тело, оно стало почти невесомым. Профессор попытался подтянуть колени, но вместо этого ему в грудь уперлись два отростка. Тут произошло то, чего он меньше всего от себя ожидал, из горла раздался отчаянный крик.

Красивая девушка в розовом халате, она казалась Степану огромной, положила свою прохладную ладонь на разгоряченный лобик. Ее голос был удивительно музыкальным:

— Не плач малыш. Ничего страшного с тобой не случилось. Просто ты вначале умер, а теперь вновь родился, что бы жить в новом мире.

Степан попытался ответить. Его голос звучал пискляво и не вполне разборчиво, но видно добрая няня имела не малый опыт в общении с подобными младенцами. Кроме того, возможно свою роль играла телепатия, во всяком случае, профессору казалось, что с ним говорят на чистейшем русском языке.



— Где я?! Куда занесла меня нелегкая судьба?

Девушка тряхнула золотистыми кудрями, тембр ее голоса стал на пол октавы выше:

— Ты в другой Вселенной. Именно сюда попадают души умерших.

Степан от изумления едва не лишился дара речи:

— Как в другой? Значит, мой дух перелетел межпространственный барьер?

— Да, и теперь ты в новом мире. Радуйся, у тебя теперь будет возможность зажить полноценной жизнью.

Профессор все понял, не даром он получил свое звание, его ум был по-прежнему остер.

— Так значит, я превратился в младенца. И теперь буду ходить в ползунках и с подгузником?

Девушка сверкнула не передаваемой улыбкой:

— Необязательно! Твое тело теперь более совершенно и ты гораздо реже нуждаешься в оправлении естественной нужды.

— И все же, как это не привычно быть маленьким. Я вообще то прочел не мало книг про реаркарнацию, но не думал, что это выглядит именно так.

Степан попытался встать. Его ножки держались не совсем уверенно, Но все-таки держали. Сила тяжести была примерно равна земной, и он попытался сделать первый шаг. Неожиданно девушка взяла его на руки.

— Будь осторожнее. В нашем мире шесть измерений и ты, передвигаясь не правильно, можешь разбить себе лобик.

— Шесть! — В голове профессора закружилось. — Вот это да. А я, честно говоря, с большим трудом описал мир, где было всего четыре измерения, не считая времени.

— Я тебя понимаю. Я сама в прошлой жизни жила в трехмерной вселенной и для меня поначалу многое здесь было необычным и странным.

— Так ты тоже из умерших?

— Да. Здесь все когда-то проживали в ином мироздании, а после смерти переместились, что бы жить, увы, тоже не вечно. Хотя стареют тела здесь гораздо медленнее.

— Вот как. Физиологические процессы замедлены и значит, я в течение десятилетий буду младенцем.

Девушка ласково улыбнулась:

— Нет! Ты вырастешь очень быстро. Только надолго застрянешь в юношеском возрасте. Тебе ведь многому предстоит научиться. Ты, с какой планеты?

— Земля. Солнечная система, — на всякий случай добавил Степан. Затем, смутившись, прошептал:

— Как вас, кстати, зовут?

— Меня зовут Энзера Вайд. Я не знаю такой планеты Земля, но мой компьютер знает почти все.

Она коснулась запястья, на котором висел браслет в форме искрящейся сороконожки, и тронула один усик. Тут же возникла гигантская объемная голограмма. Низкий голос произнес:

— Что ты хочешь узнать, Энзера Вайд?

— Сведение о планете Земля в солнечной системе.

Компьютер заговорил, он очень быстро сбрасывал слова-коды, одновременно с ураганной скоростью мелькали голографические изображения. Девушка внимательно смотрела необычайное кино. Ее зрачки то сужались, то расширялись, по лбу стекала тонкая струйка пота:

— Довольно! — Произнесла она и щелчком пальцев выключила компьютер.

— Я все поняла. Твоя планета все еще находится на довольно низком уровне развития. Что же, я проведу тебя в первый класс. Как кстати твое имя?

— Степан Громов.

— Теперь ты будешь называться Зером Солнцев. Фамилия в честь вашего светила, а Зером значит первый. На этой планете ты первый, воплощенный из загадочного мира Земля. Вступай в новую жизнь.

Она подхватила свежеиспеченного Зерома на руки, и понесла по коридору. Степан задергался, затем растеряно уставился в прозрачный потолок. Небо было оранжевым и на нем не было солнца. Хотя глазам было больно, младенец успел рассмотреть две необычайные светящиеся формы. Огненно-красный треугольник, его лучи больно терзали сетчатку глаза, и пурпурно-фиолетовый ромб, испускающий ласковое голубое сияние. Зером по-детски ткнул пальцем в небо:

— Это искусственные светила?

Девушка качнула головой:

— Ошибаешься. Это все пока еще природное, наша вселенная еще молода и звезды не успели погаснуть.

— А почему они треугольные? Ведь шаровидная форма естественна для звезды.

— Это чудеса шести измерений. Когда я впервые увидела, меня это тоже поразило. Иное натяжение материи, совсем по-другому протекают термоядерные реакции и, как следствие, вместо традиционного шара ромб и острые углы. Если тебе повезет, и ты проживешь хотя бы двести циклов, привыкнешь. Хотя цикл у нас условность, они все разные. Этот мир гораздо загадочнее и абсолютно непредсказуемый.

Степан вздохнул:

— Трудно найти более непредсказуемый мир, чем наша планета Земля.

В этот момент, словно в ответ, треугольник вместо красного вспыхнул желтым светом. Лучи полились более сильным потоком, стало намного жарче. Светило словно подмигивало жгучим спектром. Громов зажмурил глаза, ему вновь стало больно. Довольно не приятно ощущать себя беспомощным младенцем, которого несут на руках в новую жизнь. Интересно, какие в этом мире компьютеры, один он уже видел, и это произвело на него впечатление. Вот они встали на движущуюся дорожку, и она потекла ручейком, потом остановилась. Энзера вошла в лифт, на какое-то мгновение свет вокруг них дрогнул, а затем они оказались в просторном конусообразном помещении. С верху спускались гирлянды, а в низу копошились голенькие дети. Некоторые такие младенцы, как и он сам, их впрочем, было меньшинство, а остальные постарше. Судя по серьезным лицам, это были переселенцы с другой, может его, а может быть и с параллельной вселенной.

Прекрасная фея поставила его на ноги. На встречу ей подошла похожая на нее женщина с лилово-фиолетовыми волосами.

— Пополнение прибыло. Как зовут этого очаровательного малыша?

— Меня зовут Зером Солнцев. — Младенец предпочел ответить сам.

Энзера улыбнулась:

— Он не по годам развит, воплотился только сегодня и возможно был на своей планете гением. Я права, Зером?

Степан уже стал привыкать к своему новому имени, он сразу покраснел:

— Ну, нет, это не правда. Талантливым меня называли, а гением нет.

— Он еще и скромный.

Воспитательница посмотрела на него своими васильковыми глазами:

— Тебе будет хорошо у нас. Мы научим тебя всему, что нужно для жизни в новой вселенной.

Зером не уверено встал на свои стройные маленькие ножки. Он попытался сделать шаг, но все вокруг его подкосилось, и он неожиданно подпрыгнул вверх. Приземление, к счастью, пришлось на мягкий пол, какой-то на вид трехлетний мальчишка помог подняться.

— Ты не ушибся дружок? — Произнес новый друг свищущим тоном.

— Нет. А что это такое?

— Шесть измерений, надо ходить очень аккуратно, если немного не так повернуть ногу тебя может забросить далеко вверх.

Ребенок прижал палец к губам. Воспитательница вмешалась:

— Ты уже почти взрослый Слев Игра. Значит, можешь объяснить и показать ему как следует шагать по этой планете.

— Компьютер это сделает лучше меня. Сейчас тебя поведут в специальный зал для новорожденных, где тебе с помощью виртуальных голограмм покажут, как надо общаться и жить в этом мире.

— Неужели мне придется снова ходить в школу?

— Недолго, всего какой-то цикл и тебя образно говоря выпустят на свободу. Ты станешь полноценным гражданином великой Тамерлии.

Год не так уж и долго, можно и потерпеть. Его отвели в зал, наполненный подобием игровых автоматов. Маленькие дети лежали в прозрачных креслах. Они то и дело дергались, шевелили руками и ногами.

"Няня" подошла к блестящему автомату, провела рукой, оттуда выпрыгнула близкая разновидность золотого венка. Ее нежные руки опустились на маленькую головку Зерома.

— Посиди спокойно, сейчас я подключу Гиперплазменный компьютер, и он познакомит тебя с историей нашего мира.

— Это человек, уровень развития цивилизации 153. коэффициент интеллекта 3209,- сообщала могучая программа, ребенка форсированно до мельчайшей элементарной частицы сканировали.

Затем девушка аккуратно надела венок. Микросхемы сработали и тысячи толщиной с ядро водорода щупальцев разом проникли в мозг. Зером почти сразу же отключился от реальности. В первое мгновение он оказался словно в космическом вакууме. Вокруг светились призмы, эллипсы, квадраты, треугольники и многочисленные еще более сложные светящиеся фигуры, образовывающие звезды.

А вот показана и его, ставшая второй родиной, планета Фарогол. Она тоже очень необычна, похожа на кубик, слегка сдвинутый в центре. Да и вращается это тело, как наглядно показал компьютер, не по стандартному эллипсу, а по сложной многократно изломанной орбите, с характерным отсутствием плавных переходов и наличием многочисленных острых углов. Бывшего профессора это поразило, как может быть такое, ведь подобное движение противоречит всем законам физики. А гиперплазменный компьютер продолжал показывать. Мало того, что ставшее новой родиной небесное тело двигалось сразу вокруг двух звезд по многоугольной орбите, так оно еще постоянно меняло скорость то, ускоряясь, то, замедляя свое движение. Зером с трудом переваривал информацию, добавка лишних трех измерений решающим образом повлияла на космическую механику. Ньютон застрелился бы, узнав, насколько попираются здесь основы мироздания. Профессор жадно поглощал информацию, сбрасываемую компьютером. Кибернетическое устройство продолжало переворачивать представление о законах природы. В частности, здесь основой термоядерного синтеза был не водород, а гелий. В то же самое время процесс слияния легких частиц позволял получать такие сверхтяжелые элементы, как плутоний или уран. А вот радиация здесь была целебной, излечивала многие болезни и ускоряла процесс регенерации тканей. Впрочем, робот не стал задерживаться на теории, а сразу перешел к практическим занятиям. Первый пункт: как перемещаться на ровной поверхности. Если в обычном мире кратчайшее расстояние между двумя линиями это прямая. То здесь, если хочешь быстрее переместиться, надо по-особому закручивать носок ноги и отталкиваться от пола, чуть сгибая колено. А неосторожный прыжок мог и вовсе вогнать в грунт, или ты ударишься головой о твердую поверхность. Компьютер не только объяснял, тут действовала и обратная связь, Зером становился ногами на дорожку, сначала ровную как зеркало, а затем изломанную с большими буграми. Его то и дело заносило из стороны в сторону, а иногда при неловком движении вертело волчком. С колоссальным трудом бывший профессор осваивал науку ходить. Он то и дело падал, в этот момент вспыхивал красный свет и било гравио-током. Он, правда, больше щекотал, чем причинял страдания. Тем не менее, было неприятно и, мальчик сказал:

— Как это жестоко. Ты мучаешь ребенка.-

Зером говорил о себе как бы в третьем лице. Электронный монстр, впрочем, отлично понял.

— Ты не ребенок, а взрослый человек в детском теле. В своей вселенной ты терпел боль, научись ее мужественно переносить и в этой.

Кто сказал, что он не знал боль? Еще во время Великой Отечественной войны, когда фашисты живыми сожгли его родителей, а также сестру и брата, он испытал такое потрясение, что телесные страдание были на этом фоне совершенной мелочью. С другой стороны, он тогда не верил в загробную жизнь. А теперь он точно знает, что посмертное, да еще вполне полнокровное существование, реальность. Значит и его родители, возможно, обитают в этом мире. Может быть, где-то там, на соседней планете или вычурно вогнутой галактике. Тут даже звезды расположены ровными линиями, квадратиками и в форме семигранных свастик и большого множества других фигур. Явно это вселенная зародилась не путем большого взрыва. Пытливый ум профессора на секунду воспарил к вершинам космоса, и словно в отместку его голова врезалась в бегущую дорожку. Из глаз посыпались искры, казалось, электроразряд пронзил тело.

— Человек, ты не внимателен. Будешь и дальше задирать голову, это может кончиться для тебя большой болью.

Зером попытался отогнать нахлынувшие лавиной мысли и более внимательно всмотрелся в перемещающуюся фигуру, чьи движения ему следовало повторить. В следующий раз все пошло намного легче. Наличие шести измерений позволяло передвигаться по планете с гораздо большей скоростью. Теперь он даже не шел, а словно порхал по поверхности. Кибернетический разум все усложнял и усложнял задачу. Прошло несколько часов, наконец, механический голос произнес:

— Для начала достаточно. Перерыв на обед.

Зером не успел моргнуть глазом, как вновь оказался в обширной комнате. Остальные дети также закончили сеанс связи и строились в линейку. На Солнцева вновь нахлынули воспоминания о далеком детстве. Вот точно также они, будучи октябрятами, маршировали по городу Минску мимо памятников Ленину и Сталину. Он вместе со всеми отдавал тогда салют. Счастливые были времена, потом его принимали в пионеры, прошло, полгода и началась война. Дальше жизнь превратилась в кошмар. Когда гитлеровцы уничтожили его родных, мальчик пошел в партизаны. Первого своего немца, он убил ножом, точный удар в шею оборвал жизнь фашиста. Тогда он ничего не испытывал, кроме радости и удовлетворения. Потом, подхватив автомат, который выронил немец, он расстрелял еще троих фрицев. С тех пор прошло уже много времени, а воспоминания эти так и стоят перед глазами. Зером четко чеканил шаг, другие дети более расслабленно. Иногда его подбрасывало вверх, но в целом терпимо, тело казалось легким почти невесомым. Коридор был увешан массивными картинами. На них были изображены люди, а также существа с других планет. Когда они проходили мимо них, портреты приветствовали и раздавали поклоны. Похожие на розовые шары с ушами воронками, инопланетяне подмигивали, или криво улыбались. Некоторые из них напоминали улыбающихся чудовищ, не страшных и, пожалуй, даже смешных. Когда Зером показал палец, монстр в ответ расхохотался и поднял хвост. Так марширую и, обмениваясь впечатлениями, они шли по пушистому полу. Мягкие ворсинки щекотали голые пятки, было смешно и приятно. Столовая очень большая, хотя когда ты маленький, все вокруг тебя кажется огромным. Стены покрыты движущимися мозаичными рисунками. Звезды то и дело меняют цвета, а необычные животные раскраску. Даже трава, постоянно меняет свои оттенки, то она салатово-изумрудная, то золотисто-желтая. И это все сопровождается восхитительной, ранее не слышанной на земле музыкой. По полям бегали четырехголовые с тремя как у верблюдов горбами жирафы, они поворачивали свои веселые мордочки с тремя ноздрями и раскрывали зубастые пасти. Мимо пробегали босоногие девчонки в сиреневых платьицах, они протягивали печенье жирафам и те с удовольствием его поедали.

Зером почувствовал зверский аппетит, он ожидал увидеть традиционные тарелки с ложками. Однако вместо этого им подвели специальные трубки.

— Засуньте их в рот. Питательная жидкость сама потечет в ваши желудки.

Солнцев так и сделал. Что-то сладкое похожее на мед полилось в рот. Младенец закашлялся, затем справился и влил в себя изрядную порцию приторного питья. Потом ему сунули в рот жвачку, челюсти заработали, и зубы перестали ныть.

— Теперь скажите дети спасибо.

Маленькие ребята вскочили и дружным хором прокричали:

— Спасибо!

Зером был сыт, по жилам заструилась энергия, и ему показалось, что он начал расти. Возможно, так оно и было. Тут все как в сказке. "И растет ребенок там не по дням, а по часам". Поднявшись, младенец расправил плечики, в нем бушевала сила.

— А теперь дети, — хлопнула в ладони большая и красивая женщина в зеленом платье. — Можете расслабиться, погулять и пообщаться друг с другом. Следующие занятия спустя два часа.

Зерон и прочие ребята побежали в комнату для игр. Там в большом количестве были представлены разнообразные компьютеры, причем большинство детей предпочитало подключаться непосредственно к мозгу через уже знакомый венок. Крошечные, размерами с молекулы нити, легко проникали сквозь череп и могли вызвать любую иллюзию.

Солнцев увидел уже знакомого Слева Игра. Подбежав к нему, он толкнул его рукой:

— Привет Слев. Хочешь уйти в виртуальный мир?

— А почему бы и нет. Здесь все так интересно и реально, словно попадаешь в другую вселенную. Можно выбрать любое мироздание, любую эпоху, в том числе с магами, колдунами, феями.

Зером в прошлой жизни не увлекался компьютерными играми, считая себя слишком старым для них. Правда сейчас он выглядит как младенец, но ум остается прежним.

— Это еще успеется, расскажи мне лучше, откуда ты.

Слев замялся:

— Это не так интересно как кажется, я не люблю вспоминать свое прошлое.

— У меня тоже полно тяжелых воспоминаний, о которых я не прочь забыть, но все-таки от них никуда не деться.

Слев всхлипнул, на глаза навернулись слезы:

— Моя планета Вирджесия, была прекрасной и процветающей. Мы уже летали в космос, освоили соседние миры Гейл и Фобс. Я был летчиком, а потом стал командором звездного флота. Мы полетели к другой звездной системе, рассчитывая со временем освоить тамошние планеты. Но по пути на нас напали представители жестокой цивилизации Варум. Они уничтожили наш флот, а я чудом спасся. Увы, Господь не послал мне смерть, видимо, для того чтобы я вкусил неизмеримые страдания. Варумцы атаковали нашу планету и соседние миры. Они сбрасывали тяжелые термокварковые бомбы и макси-аннигиляционые снаряды. Им удалось уничтожить все наши города и практически все селения. Девяносто девять процентов населения нашего мира сгорело в пламени космической войны, а те не многие кто выжил, оказались в клетках для рабов. Эти членистоногие варварски издевались над нами, я сам оказался за импульсно-плазменной решеткой. Каждый мой шаг был пропитан болью и страданием, стоило чуть-чуть шевельнуться и меня било гравиорадиацией. Затем меня отправили на урановые рудники. Моя кожа покрылась язвами, волосы и ногти выпали, десны кровоточили и, в конце концов, вытекли глаза. Меня даже отказались застрелить, еще живого выбросив на помойку с разлагающимися трупами. Там я умирал медленно и страшно, черви и гусеницы-мутанты грызли мое тело, особенно мучительным было воздействие полусверхпроводниковых муравьев. Они выпускали разряды в сто раз усиливающие боль, прожигая плоть от пяток до мозга.



— Полусверхпроводниковые? Как это может быть так? — Удивился Зером.

— В них семь разновидностей тока и они текут в заданном направлении, не встречая сопротивления в телах этих тварей. Причем когда на них капает кровь, то идет процесс размножения. А негативные эмоции питают их, порождают электричество.

— Вот ужас!

— Согласен! Мне казалось, что я уже умер и попал в ад. Опухшим языком и воспаленными губами я шептал молитвы и обращался к Господу. И, наконец, Всевышний Бог услышал меня и послал мне смерть. Когда мой путь на Вирджесии прервался, я оказался здесь, в этом своеобразном детском садике, но эти кошмары остались со мной и порой преследуют во сне. Правда, я слышал, что с помощью психозонда могут стереть негативную память, но я отказался — буду злее с твердым характером.

Зером наклонил голову:

— Я все понимаю. Сам пережил ужасную войну, не дай Господь испытать это другому. И четко помню, до сих пор стоит как видеозапись перед глазами и гибель родных и умирающих на руках товарищей. Что же, мы оба были солдатами, надеюсь, сумеем подружиться.

— Я тоже так думаю. Кроме того, остальные вокруг нас сугубо штатские люди, а кое-кто впал в детство.

— Это заметно. — Зером усмехнулся, — Видишь, как смеются и играют, видно и забыли, что они на самом деле взрослые.

Слев Игра ухмыльнулся:

— Ты знаешь, при желании, это я уже тебе говорил, могут подчистить память и даже создать новую личность. Возможно, кое-кто этим воспользовался и теперь пребывает в младенческом неведении.

Действительно, многие продолжали смеяться даже в кибернетическом сне. Их веселые усмешки впрочем не вызывали раздражения. Разве могут нормального человека раздражать детские улыбки.

— Может и мы, пока не началась очередная кибернетическая муштра, поиграем? — предложил Слев. — Можно, в частности, вдвоем пройтись по электронному миру. Ты лично, какую эпоху и расу предпочитаешь? Гуманоидную, технотронную или мир магии, или сам хочешь стать представителем другого вида или типа, может даже и небелкового. Здесь имеется несколько тысяч вариантов, мы можем пройтись по любому. От первобытных дикарей до невиданных, даже здесь гипер нанотехнологий.

В глазах Зерома блеснули молнии:

— Я предпочитаю атомный век вместе с магией. Что же, я ни разу не играл в современные киберигры, так что давай на пару пройдемся.

Оба ребенка разом надели шлемы.

ГЛАВА 2

Сначала миска, а потом мысли. \ \Пес Шарик.\

Преступления и насилие составляли стержень жизни Адольфа Шифера. Будучи главой гангстерского синдиката, он занимался активным распространением наркотиков в первую очередь на бескрайний российский рынок. Благодаря продажным "ментам" и приличным связям среди русской мафии, его синдикат процветал и постоянно расширял поле деятельности. Его резиденцией был семиэтажный дворец с мраморными в позолоте колоннами. Кабинет главаря был огромный с высоким потолком, украшенным громадной люстрой в форме черепа густо обрамленного позолотой. На столе из драгоценного сандалового дерева громоздились два золотых грифона с рубиновыми глазами. Рядом с ними сцепились четыре платиновых льва, создавалось впечатление, что их гривы развеваются по ветру. Череп, казалось, зловеще смотрел на всякого входящего в "тронный зал", высоченные зеркала, висевшие на стенах, отражали сидящее в кресле "чудовище" в дорогом кремовом костюме.

Высокий лоб субъекта говорил об уме, а широкая челюсть и толстые скулы о низменных страстях.

В данный момент Адольф, немец по отцу и американец по матери, злобно ругался в трубку как простой грузчик.

— Вы должны обеспечить переброску пяти партий героина или я вас порежу на куски.

Адольф оскалился, его толстая физиономия растянулась в умильной улыбке. Мысль об убийстве, как всегда доставляла радость. Вот и сейчас, он с большим удовольствием отдавал приказ о физическом устранении провинившихся соратников:

— Хаустовича закатать в асфальт, а перед этим вырвать щипцами все зубы. Грызли растворить живьем в соляной кислоте, а Танка положить на рельсы.

Адольф откинулся на спинку кресла и затянулся сигарой с опиумом. Главный поставщик дури в Россию любил побаловаться косячком.

Тем не менее, Шифер, чья кличка в криминальном мире звучало очень хлестко — "Гитлер", не был дураком. В его изощренном уме вертелись сотни комбинаций и тысячи возможных ходов.

Докурив сигару, страшный босс произнес хриплым голосом:

— Даже Аль Капонне не был таким кровавым как я. И, тем не менее, не все гладко в моей империи. Я чую, что кто-то из моего окружения под меня копает.

Секретарша, продувная бестия и, вместе с тем ослепительная блондинка посоветовала звонким голосом:- Я думаю, что надо проверить совет пяти.

Она как всегда точно угадала мысли Адольфа.

— Вот именно, совет пяти в последнее время взял на себя слишком много власти. Я полагаю, его полномочия должны быть урезаны. А может лучше убрать всех его членов. Давно следовало обновить команду.

Главарь вновь закурил. В дверь аккуратно постучали, затем вкрадчиво, как собака, подбежал телохранитель, двухметровый горилла со свернутым носом:

— Извиняйте шеф, но вам срочный вызов в прокуратуру.

— Что! — Взгляд Адольфа полыхнул адским пламенем. — Кто посмел меня вызвать?

— Судя по повестке, заместитель генерального прокурора.

— Вот как. А если я проигнорирую?

Охранник совсем растерялся и промолчал.

— Передай этой крысе, что мне некогда заниматься подобной дребеденью. А если он не успокоиться, то его ждет свидание с киллером.

Адольф рявкнул, затем глубоко затянулся сигарой. Не то, чтобы вызов так уж сильно обеспокоил его, у "Гитлера" хватало покровителей, как среди высших германских кругов, так и со стороны российской политической элиты. Так что какой-то заместитель генпрокурора, это тьфу и размазать.

Выйдя из кабинета, Шифер в сопровождении многочисленной охраны, направился по коридорам внушительного дворца. Его туфли из кожи крокодила и подковками из платины оглушающее топали по мраморному полу, телохранители наоборот старались двигаться бесшумно. Дворец был выстроен в древневосточном стиле, купола завитушки, красочные колоны и золоченые статуи. Все было подчеркнуто роскошно, видимо в сооружение была вбухана не одна сотня миллионов долларов — денег полученных на крови и слезах многих тысяч людей. У входа в здание перед безвкусными барельефами стояла колонна машин. Самый большой автомобиль красовался у входа. Он блистал серебряной броней и небольшими жемчужными вкраплениями. Такая машина стоила целое состояние, одно стекло было толще брони танка "Амбрамс".

Нажатием на клавиатуру открылась массивная дверь, титановые полосы разъехались, и Адольф с удовольствием закинул свою тушу на мягкое кресло. Затем в салон запрыгнула дюжина, накачанных как шкафы, амбалов, и дверь задвинулась. В этой крепости на колесах можно было вести небольшую войну.

Шифер, попыхивая сигарой, положил ноги на чью-то спину и поддал каблуком. Громоздкая "тачка" тронулась, замелькали аккуратные улочки Берлина. Босс уже начал подремывать, как вдруг, словно удавка защемила шею. Он вскочил едва, не стукнувшись в высокий потолок, затем снова рухнул. Ноги стали как ватные, руки обвисли. Машина наполнялась фиолетовым газом. Охранники также задергались, кое-кого начало рвать. Исполинский, изготовленный по спецзаказу "Линкольн" потерял управление и врезался в витрину, словно струи водопада посыпались выбитые разноцветные стекла.

Адольф Шифер упал на покрытие, его глаза остекленели, руки еще раз судорожно дернулись, и продажная черная душа вылетела из тела.

Теперь уже бывший босс мафии парил над перегруженной автомобилями улицей, машины сбились в пробку. Выли сирены, подъезжала полиция.

— Я порхаю как бабочка и жалю как оса.-

Глупо рассмеялся Адольф. Затем неожиданная мысль молнией ударила его.

— Я что, умер?

"Гитлеру" стало страшно. Всю свою жизнь с раннего возраста он только и делал, что совершал преступления. А это значит, что его ждет Ад!

— Я не хочу умирать. — Адольф, размахивая руками, спикировал вниз и со всего размаха, словно сквозь туман пролетел бронированную крышу машины. Его еще неостывший труп замер в смертельной гримасе, что исказила посиневшее лицо. Он попытался вновь забраться в тело, но лишь проскакивал мимо, какая-то сила выталкивала его наружу. Мертвые не потеют, тем не менее, Адольф рычал от натуги. Полицейские тем временем подогнали мощный сварной аппарат и вскрыли дверь. Положив на носилки, тушу босса, врачи скорой помощи надели на лицо кислородную маску и пытались сделать энергичный массаж сердца.

— Он мертв. Нервно-паралитический газ сделал свое дело,

— проговорил врач в очках.

Адольф испустил дикий вой. Он, отправивший на тот свет не одну сотню людей, сам стал трупом.

То, что осталось от Адольфа Шифера, погрузили на каталку и повезли в реанимацию. Правда, это уже не могло помочь. Его телохранители также были мертвы, и Шифер отчаянно пытался докричаться до них. Однако когда нет тела, что толку в крике, все равно, что зевок рыбы в воздухе. Адольф некоторое время подергался, а потом устремился за скорой помощью. Его полет, впрочем, был не долог. Прямо на встречу ему несся черный шар, огненные молнии исходили от него, зажигая окружающее пространство. "Гитлер" развернулся, его перекосило от страха. И уже не шар, а десница господня преследует отступника. Адольф отчаянно замахал руками, стараясь уйти от расплаты. Угольная дыра преследовала его, словно сильный магнит. Настигнув, она проглотила фюрера от мафии. Шифер оказался в мрачном мешке, он продолжал дергаться, стараясь вырваться, но все его усилия были тщетны, его держало мертвой хваткой. Кое-как перевернувшись, Адольф уставился в темноту, затем его сознание отключилось.

Очнулся он под жгучим светом прожектора, разрезающего голубые волны. Дикий возглас:- Вот так давай, Ферсман! — Терзал уши.

Шифер ощущал себя, словно в виде пузыря наполненного водой, руки плескались в какой-то мути. Желудок был вроде пуст и одновременно наполнен сжатым воздухом. Легкие словно заполнились клеем, а мозги, нет не ощущаешь головы и мозга, кажется будто их размазали по асфальту.

— Ну, быстрее делись, воспроизведи очередного космического воина. Может помочь тебе лазером?

И сумасшедший хохот, напоминающий хрюканье свиней.

Адольф попытался открыть глаза, но совершенно неожиданно для себя уловил, что не чувствует их. Такое ощущение, что органы зрения находятся везде и нигде. Тем не менее, густой туман постепенно рассеивался, и бывший босс увидел сквозь муть, несколько странных существ. Они были каким- то своеобразным гибридом гриба и толстой гусеницы со щупальцами осьминогов, багрово- красного цвета в зеленый горошек. Но сам факт, что они не похожи на чертей, действовал на Адольфа успокаивающе, хотя на монстрах и висел целый арсенал многоствольного оружия. Шифер продолжал внимательно осматривать помещение, изображение становилось все более четким. Это был зал в форме усеченной пирамиды, на потолке сверкала восьмиконечная звезда. Стены покрыты решеткой в клеточку. Адольф обратил внимание, что окружающие его странные существа словно плавают в растворе. Один из них самый крупный произнес:

— Что, уже отпочковался? Не коси, мы видим, ты пришел в себя, твой цвет стал ярче. Так что новичок, добро пожаловать в Ад!

Шифер словно поперхнулся, привычного рта не было, вместо него практически в центре живота открылась сумка, гул собственного голоса показался глухим и словно квакающим, правда клей в легких вроде стал более жидким:

— Если это Ад, то Сатана должен быть мною доволен. Я никогда не молился и много грешил в своей жизни, не боясь хулить Бога.

Монстры вновь захрюкали:

— Мы тоже грешили. Ты смельчак, с какой планеты?

— Земля, вот номер в "центуре" не знаю, а всего у нас девять планет и вертятся они вокруг Солнца. Постарался блеснуть эрудицией Адольф. — Было больше, семнадцать самых жирных миров, я проглотил.

Странные бандиты-иногалакты оценили юмор. Один из них просвистел:

— Да ты земляк. Как звать тебя?

— Адольф Шифер.

Гибрид гриба подпрыгнул и плеснул конечностями:

— Адольф славное имя. Я в прошлой жизни был гаупманом СС — меня зовут Герман Геринг. Погиб с честью и в битве, в тот момент, когда русские варвары брали Берлин. Так ты немец?

— Наполовину. Во мне течет также американская кровь.

— Жаль, не люблю янки. Хотя, они и практичная нация, но напрасно не объединились с нами. Мы могли бы вместе разгромить проклятую Россию.

Шифер неуклюже кивнул:

— Могли. К счастью потом Россия распалась. Теперь она, правда, стала подниматься за счет цен на нефть, но я не дремал, энергично душил ее потоком наркотиков.

— Это правильно, наркотики классная вещь. А русская нефть должна принадлежать третьему, вернее четвертому рейху.

Адольф попытался растянуться в улыбке:

— Я финансировал ребят, мечтающих о восстановлении режима нацистов. К сожалению, немецкая нация сильно постарела и заражена пацифизмом. Женщины отучились рожать, все чаще гражданство получают арабы и негры. И, тем не менее, есть немало немцев, что поддерживают Гитлера и его идеи.

Главарь перебил:

— Хватит рассуждать о прошлом отсталой планеты. Плевать, кем ты был в прежней жизни, а здесь ты всего лишь рядовой боец великой армии генералиссимуса Цаварры Мигейла. Запомни, мы гигантские вирусы, состоящие из одной, хотя очень сложной клетки и размножаемся почкованием. Твой отец Аттила Леви. Меня зовут — Красс Путан, я отныне твой непосредственный начальник.

— Гигантские вирусы! — Адольфа едва не хватил удар, но он быстро взял себя в руки. И хотя воспринял без энтузиазма, то что ему боссу мафии будет приказывать какой-то одноклеточный, но, понимая, что конфликт ни к чему хорошему не приведет, сделал вид, что подчинился:

— Я служил в Бундесвере и знаю, что такое дисциплина.

— У нас, у великой расы Букерти не бывает штатских. Есть только рабы из покоренных нами видов, мы их заставляем работать на себя. Кстати, вирусы, нарушившие воинский устав также становятся невольниками, а это хуже смерти. Мы ознакомим тебя солдат со всеми нашими правилами. Сначала покажите ему, как надо отдавать честь.

Стоящий справа вирус надулся и отдал честь, приложив подобие руки к шляпке гриба.

— Слава, великому Букертаю!

Красс Путан, махнул лапой:

— Повтори.

— Слава, великому Букертаю! — Адольф оказался способным учеником. Правда от резкого движения его слегка повело, довольно плотная жидкость, в которой плавали вирусы, слегка сковывала движения. Оболочка ощущала все волны, нервные узлы дрожали и чуть-чуть искрили. Вот и руки сгибаешь пальцы, нет кости и, тем не менее, часть плоти твердеет, образуется каркас и структура. Затем, правда жесткость пропадает и плоть становиться мягче. Гамма ощущений совсем не похожа на прежнее человеческое тело и, тем не менее, то и дело возникают сходные аналогии. Прежняя память и душа усиленно борются, стараясь вернуть то, что было раньше. Не смотря на то, что разум, понимает эфемерность подобных попыток. Никогда вирусу не стать человеком, возможно в этом и состоит наказание Божье для грешников. Он попытался выровняться и завертелся волчком. Красс все понял и прозвенел куда более тонким голосом:

— Мы плаваем в очень легкой и прозрачной фракции нефти, это своего рода очищенный природой бензин. Он лишь не многим легче нашего тела. Так что смотри, не расшиби башку Адольф, да, и еще в этой вселенной шесть измерений. Когда плаваешь, это не так заметно, но когда мы полетим в космос, тебя станет заносить и дергать из стороны в сторону. А по сему тебе придется пройти горловину учений, прежде чем удастся выковать полноценную боевую единицу. Ты из числа безволосых приматов, таких как вы много и, как правило, бывшие люди быстро осваивают военные программы. А теперь в "чистилище".

Адольф обиделся, что его назвали приматом, но подавил в себе возмущение. "Ничего, скоро мы будем участвовать в боях, тогда Красс берегись за свою спину".

Вирусы были высокотехнологичным видом. С помощью пространства нуль-перехода они одним движением руки добрались до гигантского стадиона. Там прыгали и носились, затянутые в прозрачные пояса вирусы-букертайцы с широкоствольным оружием в руках. Судя по всему, их активно натаскивали. Боевые многорукие роботы били током отстающих или тех, кто не очень прислушивался к командам компьютера. Адольф вздрогнул, по телу пошли зеленые пятна, он представил, как не приятно ощущать прикосновение электричества. А ведь он сам был палачом, варварски пытал провинившихся.

Шифера слегка подтолкнули, мол, одевай пояс. Адольф взглянул на потолок, он был прозрачен, зеленое светило слабо отсвечивало в розоватом небе. Оно напоминало пятиугольник, внезапно его спектр сместился, загорелся ядовито-желтый свет. Шифер почувствовал удар электроразряда, его клетка дернулась в конвульсии.

— Новичок, не отвлекайся.

— Голос робота был стальным и без эмоций.

"На каком языке, он говорит?" — подумал Адольф, ведь это другая вселенная, а мне кажется, что я шпарю на немецком.

На него натянули пояс, и спустя мгновение он оказался по ту сторону реальности. В его руках возникли четыре массивные "пушки". Это обрадовало Адольфа, стрелять он любил. А вот и первые жертвы, две небольшие птицы с четырьмя головами каждая, при попадании они разлетелись на мелкие брызги, полыхнула плазма. "Счет открыт"- промурлыкал компьютер. В следующее мгновение появились злобные насекомые с острыми носами. Сначала их было четыре, потом восемь, а затем все больше и больше. Битва шла по нарастающей, Адольф просто нажал на курки, заклинив палец, и водил сразу четырьмя лучами. Некоторые из числа членистоногих умудрялись долететь до него, и тогда он получал жгучий укол в грудь.

Ты ранен примат, а теперь убит," — констатировал робот и тут же ударил зарядом. У Адольфа вылезли все десять глаз из орбит, и он скрючился, подрезанный болью. Затем бывший криминальный фюрер взвыл и обвис. Впрочем, боль прошла быстро, а цель сменилась. По салатовому полю катились похожие на пузыри с гусеницами танки. Их длинные дула светились зловещим светом. Броня была пятнистой и слегка отсвечивала. "Переведи лучеметы на уровень М"- скомандовал все тот же голос. Адольф обратил внимание на лучеметы: виден шершавый диск, регулирующий мощность. Какие-то буковки, цифры. Автоматически ставишь рычажок на литеру М. Поворот- щелчок и все в полном ажуре. Правда, скорострельность заметно упала. Первый танк взрывается, сыплются голубые обломки. Они разлетаются по-особому, двигаясь по спирали и подпрыгивая. Следующая машина извергает из дюжины дул огневые потоки. Адольф падает, охваченный виртуальным пламенем. "Включи силовое защитное поле."

— Где! — Ревет Шифер.

— Сзади у тебя ранец. Существуют различные способы отдачи приказа. Ручной, визуальный, то есть наведением глаз или словами. В специальных системах можно отдать приказ мысленной командой. В данном случае используй самый элементарный ручной способ.

Адольф стянул с плеч ранец и получил очередной шоковый удар.

— Ошибка! Перевод в ручное управление достигается, не снимая амуницию со спины. Смотри внимательней.

Перед глазами у Шифера возник созданный из микроволн вирус. Он весьма доходчиво показал, как активировать устройство.

— Теперь ты!

Адольф, это было легко, тем более два глаза переместилось за спину, вывернул рычажок.

Силовое поле включилось, что-то пиликнуло. Вновь появились танки, они словно спички ломали высоченные пальмы и грызли носом грунт. Бывший босс хищно взял их на прицел, выстрел, и пузырь лопается. Стрелять не трудно, в этом он большой дока, но комп вновь усложняет задачу.

— В шестимерном пространстве иногда происходит искривление линий и надо по-особому брать прицел.

Изображение танков поплыло, они стали дергаться и перемещаться, словно во вращающихся зеркалах.

Адольф по-прежнему нажимал на курки, стреляя сразу с четырех рук, но лучи изгибались и летели мимо.

— Переключи лучеметы в режим самонаводящегося гиперплазменного корректора.

Команда робота и очередной болезненный удар.

Шифер растеряно трет лучемет не в силах найти кибернетический корректор. Тогда компьютер вновь запускает изображение букертайца. Адольф повторяет за ним малейшие движения. Теперь дела идут на лад и виртуальные "громыхалки" продолжают взрываться. Приятное возбуждение охватывает бывшего босса.

Затем декорации вновь меняются. Звездное небо с прямоугольными звездами и багровым оттенком. Разрезая пространство, несутся космические истребители, они движутся очень быстро, маневрируют и в них очень трудно попасть. Кажется что эти точки и вовсе не машины смерти, а молекулы кипяченой воды, насколько стремительно они снуют туда-сюда.

Адольф, конечно, стреляет по ним, но попасть очень трудно, больше промахов, чем попаданий.

— Плохо стреляешь новичок, да и мощь оружия слабовата. Переведи его на уровень Т. Будь настоящим букертайцем.

На сей раз, Шифер выполнил команду практически автоматически. Однако скорострельность еще более упала. С большим трудом за десять минут боя ему удалось подбить всего пару самолетов.

— Очень плохо, в реальном бою они бы уничтожили тебя в самом лучшем случае за десять секунд. Даже силовое поле может отразить максимум шесть выстрелов. Что же, нам придется продолжить тренировки.

Ландшафт изменился, поплыли свинцовые облака, а само небо стало белым. По нему теперь летели семиглавые драконы.

Адольф не дожидаясь напоминания, переставил лучеметы на последнюю букву Ю, что означало максимальную мощь. Затем навел оружие на летящего впереди дракона. Отдача от выстрела была настолько мощной, что Шифера отбросило на спину и вдавило в грунт. А чешуйчатокрылый попал в огненное кольцо, испарившись в плазменной геенне. Летящие сзади драконы были разбросаны в стороны. Хотя Адольфу и было очень больно, он захохотал:

— Изжарил я "дракошу".

Кибернетическое устройство выдало:

— Опять ошибка! Для драконов достаточно уровня М.

Вновь последовало жестокое внушение, а затем виртуальная муштра до потери сознания. Когда Адольф, наконец, выбрался из киберурагана, его тело, казалось, расплавились, а перед глазами "глючило".

— А теперь всем пора подкрепить силы! -

Скомандовал старший вирус.

Построившись в колонну, одноклеточные солдаты промаршировали в столовую. Туда они перенеслись посредством нуль-перехода, по крайней мере, так описывают это устройство в человеческой фантастике. Обеденный зал был украшен колоннами и картинами с батальными сценами, где вирусы безжалостно крушили многоклеточных всех видов. Звездолеты взрывались и вспыхивали как сверхновые звезды, картины двигались. Все дышало агрессией и злобой. Даже создавалось такое впечатление, что пылающие осколки и обломки уничтоженных кораблей рыдают, искаженные болью. Бывший главарь чувствовал себя как на "разборке", подобие кислоты и щелочи быстрее разгонялось по телу. Это было волнующе и приятно. Во время обеда Адольфа ожидал очередной сюрприз. Вместо ожидаемых тюбиков им положили вполне обычные тарелки, а в тарелках плавало красное мясо.

Красс вошел, вернее, заплыл в помещение. Солдаты дружно вскочили, приветствуя своего военачальника.

— Отставить! Можете сесть букертайцы. Я знаю, что многие из вас новички и совсем недавно отпочковались. Поэтому сегодня вас ждет ваше первое крещение, а именно, впервые вы вкусите мясо разумных существ. Понятно? А тот, кто откажется, есть, будет немедленно аннигилирован!

Отказников не было. Адольф до этого еще ни разу не ел разумных существ, и ему было интересно, какие они на вкус.

Мясо было несколько необычным, но глоталось приятно. Вообще то вирусы по другому ощущают вкус, не так как люди. Например, мясо субъективно ощущается как слоеное пирожное, бифштекс и в самом деле состоит из множества пластов. Вот интересно, какая на вкус "человечинка"? — Адольф съел все, даже вылизал тарелку, затем его взгляд остановился на картине, где грибоподобные вирусы пожирали, кого вы бы думали? — Самых натуральных людей. Кое-кого из коллег Шифера стошнило, а он наоборот смотрел на это с удовольствием. Даже слюнки потекли.

— Вот это должно быть счастье пожирать людей. Если это Ад, то до чего же мне повезло, что я стал грешником. Спасибо дьяволу!

Адольф попросил добавки и ему тут же поставили новую порцию мяса. В титановой миске плавал обломок крыла большой бабочки. Шифер сразу ощутил разочарование. Нет, это не люди, не их плоть. В голове пронеслась песня:

Крылья бабочки той были так хороши

Гном утратил покой и сказал от души!…

— Быстрее жрите, впереди новые занятия!-

Проорал, обрывая мысли, Красс.

Счастье как всегда не постоянно. Впереди вновь изнурительные тренировки, когда из них выжимают все соки, готовя настоящих солдат. В своей прошлой жизни Адольф служил в Бундесвере, но по сравнению с новой казармой, старая немецкая армия казалась лагерем для скаутов. Ведь здесь их гоняли беспрерывно. Виртуальное натаскивание сменялось жестокими спаррингами. Спарринги с живыми напарниками сменялись поединками с роботами. Шифер вначале дрался без оружия, его партнер такой же вирус, как и он сам, был примерно равен по силе. Однако в жидкой среде все удары утратили резкость, их битва напоминала неуклюжий танец. После этой неудачной попытки подраться, им выдали холодное оружие — мега-лазерные шесты. Они работали по принципу механического луча, резали все, могли даже пробить силовое поле. Адольф сразу ожил, в атаке он умудрился срезать конечности своему противнику. Впрочем, для вируса это пустяк, новая плоть нарастает быстро, все же быть одноклеточным кое в чем лучше, чем человеком. За это он заработал дополнительные очки. Потом против него выставили более опытного напарника, и уже Адольф расстался со своими руками. Из обрубков капала сиреневая жидкость, подобие крови. Его тут же окунули в раствор, ускоряющий регенерацию, и подкормили свежим мясом.

— Вот черт, это больно.

Шифер был готов клясть, на чем свет стоит, все эти варварские игры.

— Я не понимаю, зачем нам рубиться в полный контакт, если можно использовать виртуальное и безопасное оружие?

Красс резко оборвал:

— Для того, чтобы ты солдат не слишком расслаблялся. Виртуальное оружие не может тебя убить, а реальный лазер может, и ты рядовой должен напрягать все усилия своих еще сырых мышц, чтобы избежать гибели.

Адольф оценил справедливость слов.

— Конечно, с боевыми лазерами лучше.

Конечности отрасли за пару часов, правда в период ускоренной регенерации температура тела слегка поднялась и он даже начал бредить. Адольфу снилось, что он снова на земле и попал в руки конкурирующего клана.

Бритоголовый горилла в черной бейсболке, вытащил из шкафа утюг. Другой субъект маленький и шустрый с лицом, смахивающим на мышь, достал из кармана целый набор иголок. Адольф попытался вырваться, но веревки держали его крепко. Громила завис над ним и рассмеялся:

— Жалкий паук приклеился к липучке, может, поджарим ему внутренности?

Амбал разорвал пиджак и со всего размаха приложил разогретый утюг. Адольф взвизгнул, задергался, однако мощные руки крепко держали инструмент пыток. Кожа на животе покраснела, начала слезать, запахло горелым. Шифер завыл и ее рев был вполне натурален. Коротенький человечек захихикал, затем всадил ему иглу в руку.

— Вот так, бывший босс, король петухов. Колесо фортуны вертится, ты истязал сам, теперь истязают тебя.

И вновь игла воткнулась в сустав пальца.

Адольф выгнулся дугой и плюнул коротышке в лицо. Тот среагировал хладнокровно, вытер плевок, затем со всего размаха всадил иглу в лоб, проколов череп.

— Вот так "Гитлер", теперь ты нем как рыба и никому не сможешь причинить вреда.

Шифер выпучил глаза и… очнулся.

— Давай солдат, кончай бредить. — Подтолкнул его под локоть вирус с отличительными знаками офицера. — Заживление окончено пора за работу.

Тот, кто считает, что солдатский хлеб легок, полный идиот. Ратный каравай пропах порохом и пропитан потом. Адольф вновь погрузился в виртуальную стрельбу по монстрам.

Теперь они двигались гораздо быстрее, стреляли интенсивнее. Каждое ответное попадание уже автоматически било током. Постепенно у него выработался условный рефлекс, он научился выворачиваться и включать силовое поле на большую интенсивность. Спали вирусы очень мало, питались либо мясом, либо синтетическими консервантами. Все было до такой степени насыщено тренировками, что они практически не разговаривали. Правда, в группе Адольфа большинство солдат были такими же, как и он, новичками, недавно отпочковавшимися. Найти земляка было не простым делом. Вселенная большая, миров в ней многие триллионы и то, что он практически сразу же встретился со своим земляком-нацистом, было невероятным везением. Лишь еще один вирус оказался мужчиной с Земли, он был американским спецназовцем погибшим в Ираке. Звали его Генри Ропат. Адольф, обычно хладнокровный и жестокий, почти по детски радовался присутствию человека, новая вселенная казалась холодной, в ней было грустно и одиноко. А когда все твое время заполняет дрессировка, то поневоле начинаешь думать, что Бог есть, и он превратил твою жизнь в милитаризированный Ад. Тянулись мучительные, похожие один на другой дни. Светило, парящее над ними, иногда заходило за горизонт, и выплывали сразу три луны: квадратная, треугольная и пятиконечная. Из-за толщи нефти они светили тускло, а так как Адольф и прочие новички не покидали помещения, то природа, в которой жили вирусы, по-прежнему была загадочной. Воображение рисовало слонов с пастями кашалота, бронтозавров с шеями змей, колючих ящериц, медуз размерами с кальмара и, прочих монстров, которых щедро изображали в виртуальных поединках.

Генри Ропат, казалось, не унывал и стоически переносил тяготы службы. Пожалуй, он находил удовольствие в жестоких играх.

— Ты знаешь, Адольф, если бы мы вернулись в свое время, то мальчишки умерли бы от зависти, узнав в какие восхитительные игры режутся вирусы.

— Мальчишки, может быть, и умерли бы, но мы не дети. Когда мне было пятнадцать лет, я впервые застрелил человека, это была как бы черта расставания с детством.-

Прошипел Адольф.

— Мне тоже приходилось убивать, но ведь это радостное ощущение, ловишь кайф. — Подмигнул американский спецназовец.

— Да! Я ловлю и не такие "глюки". В тот день я стал настоящим мужчиной. Мне было весело, но в любом случае убийство это серьезно и радость должна сочетаться с глубокой ответственностью.

Здесь Адольфу очень захотелось затянуться сигарой, но, к сожалению, новичкам не выдавали наркотики.

Дальнейший разговор заглох сам собой, очень хотелось спать.

На следующий день им устроили настоящее гладиаторское сражение, выпустив против группы новичков отряд искушенных в рукопашных схватках бойцов. Место боя, полукруглый зал, был выкрашен в голубой и пурпурный цвет. Одновременно сражалось по сотне бойцов с обеих сторон. Дрались на мега-лазерных саблях. Адольф уже не плохо освоил это оружие. Став плечом к плечу с Генри, они разом атаковали ближайшего партнера. Была проведена простая комбинация, двойная мельница. Четыре "меча" против двух и конечности вируса были легко отсечены. Потом им, правда, пришлось туго, сразу пять вирусов напали на них. И все же они не сдавались, продолжая отбиваться, от числено превосходящего противника. При этом помогало то, что их зрение давало обзор в триста шестьдесят градусов, а глаза могли смотреть одновременно и вверх и вниз. Медленно отступая, они стали на пурпурный квадрат, затем Генри, все-таки опыт войны сказывается, поднырнул под низ и срезал два столбика, заменяющие букертайцам ноги.

— Один-ноль, вернее два — ноль в нашу пользу.

Адольф попытался оскалить улыбку. Генри с трудом отбил очередной выпад.

— Следи за врагами, а то худо будет.

— Нам и так плохо.

Остальные солдаты, еще недостаточно искушенные в рукопашном бою, теряя конечности, отступали, а кое-кто даже сдался в плен. Их пара держалась дольше всех, но когда на них налетела целая дюжина, они смогли продержаться не больше трех секунд. Их зверски, почти до смерти изрубили, словно мстя за упорное сопротивление, затем то, что от них осталось, бросили на каталку. Благодаря отсутствию центральной нервной системы вирусы очень живучи и даже превращенные в подобие салата способны быстро восстанавливаться.

Спустя несколько часов, их, уже восстановивший силы отряд, был построен. Вновь появился Красс, он зачитал короткое приветствие и особенно рьяно выделил Адольфа и Генри:

— Вот эта пара показала себя настоящими воинами. Они дрались как гиперплазменные львы. За это я готов им вручить первую скромную награду.

Появился офицер, он быстрым движение прилепил к груди Генри и Адольфа светлые кружочки, на которых чернела надпись — "За усердие".

— Что же я думаю, что вас уже можно перевести из разряда "сырое мясо" в состав регулярных частей. Все остальные пока продолжат тренировки.

По шеренге прошлось подобие стона.

— Ну а вы, марш из строя, вас ждет боевой звездолет.

Наконец кончились изуверские учения, вместо этого они будут покорять вселенную! Адольф мчался как на крыльях, опасаясь, не передумает ли капризный начальник. Генри бежал вслед за ним, едва не оттоптав все четыре ноги. Видимо, не смотря на внешнюю браваду, и ему надоела муштра. Остальные букертайцы подтянули животы и выпучили все десять глаз, провожая молчаливыми взглядами удаляющуюся пару. Адольф и Генри были остановлены грозным окриком:

— Куда разогнались? Сначала наденьте пояса и шлемы.

Лишь приведя себя в порядок, бывшие земляне смогли, наконец, отправиться за пределы огромного и уже порядком надоевшего здания. Им никогда раньше не приходилось ходить по боковым коридорам, они были узкие, а стены покрыты разноцветной чешуей. Сзади за ними следовал букертаец с петлицами капрала. Он то и дело покрикивал на новичков, порой подгоняя их нейтронным хлыстом. Впрочем, он больше пугал, чем бил. Пробежка была довольно солидной, вирусы даже почувствовали легкую усталость. Чтобы двигаться быстрее сквозь толщу нефти, приходилось помогать взмахами конечностей. Наконец последняя дверь с шумом раскрылась, и они выскочили на красную в лиловых пятнах лужайку. За ней находилась гладкая площадка космодрома, где громоздились крупные звездолеты. Они были похожи на стоящие торчком огурцы с прилепленными плавниками. Адольф обратил внимание, что, не смотря на то, что каждая штуковина была намного больше размерами, чем авиалайнер, чтобы смотреть на них не приходилось задирать к верху голову.

— Это потому, что у нас поликулярное зрение. — Объяснил ему Генри. — Хорошо быть многоглазыми.

— Согласен. Какой из них наш? — Спросил Шифер.

— Вот этот, салаги. — Капрал указал на звездолет со слегка сплющенным носом.

Адольф с уважение посмотрел на летающую субмарину, одних только плазменных пушек было сто двадцать штук. Помимо этого торчали вакумализаторы, дезинтеграторы материи, гравиоразрыватели и многое другое.

— Теперь вы полноценные воины, — произнес капрал. — А вот и ваш командир.

Из трапа выплыл внушительный вирус в массивном боекостюме. Его подсвеченные лазером знаки отличия ярко блестели, а знаков на них было целых пять и все разные по форме. Не смотря на это, Адольф узнал Германа Геринга, дважды земляка — бывшего человека и немца.

— Хайль, Гитлер!-

Адольф вскинул руку вверх.

— Зиг хайль!-

Ответил Герман. Свежеиспеченный друг американец растерялся, все же фашисты были врагами США.

— Ну, теперь вы мои. Помните голубчики, что вам пощады не будет, хотя вы и земляки. Кстати, для вас есть и хорошая новость, скоро мой звездолет полетит в систему Медуза, там у нас будет прекрасная возможность повоевать и пограбить. Многие из букертайцев смогут заработать себе состояние.

Адольф и напарник дружно кивнули:

— Мы об этом лишь и мечтаем. Поскорее бы в бой, крови зачерпнуть хмельной.

Герман стал в позу:

— Как говорил великий фюрер: война это воздух для легких, война это солнце для злаков, война это кровь с крепким хмелем, текущая в жилах солдата. Нужно всем сердцем стремиться к победе. Быть смелым и храбрым арийцем и тогда везде будет править фашизм!

— Зиг хайль! — Поддержал порыв Адольф.

— Вообще то надо кричать: — Слава Величайшему Цаварре!

Вирус-фашист сделал приглашающий жест:

— А теперь за мной в звездный корабль.

Не теряя времени на раскачку, они запрыгнули на тонкую пластину. Она поднялась вверх, люк раздвинулся, причудливое трио залетело в ненасытное чрево звездолета.

ГЛАВА 3

Жизнь любит оптимистов. \ \Людоед Лекер.\

Араге Фортен, студентка пятого курса, ужасно не хотела умирать, скажи ей, что уже завтра никогда не увидит земного солнца, девушка рассмеялась бы ему в лицо. Здоровая, спортивная, очень красивая, она словно лебедь плыла по волнам реки, что зовется жизнью. Не богатая, но любимая, способная спеть и сплясать, а также решить в уме самую сложную задачу — была чудом, а не женщиной. Ее светлые волосы имели такой яркий натуральный цвет, что любая краска только ухудшила впечатление. Вот и с такими данными живи долго и счастливо!

Тем не менее, смерть пришла к ней внезапно, во сне. Террористы, не имеющие ни веры, ни национальности, взорвали многоэтажный дом. Двадцатидвухлетняя девушка погибла, так и не успев осознать свою смерть. В этот момент ей снился чудесный сон, будто она со своим любимым парнем порхает между звездами. И ей очень приятно, блаженство, словно в раю. Ее возлюбленный, сложенный как древнегреческий бог, светловолосый и голубоглазый почти обнаженный, парил рядом с ней. Затем все исчезло, и она оказалась в абсолютной пустоте. Девушке стало страшно, чернота пугала ее. Скрестила перед собой руки и увидела лишь слабо мерцающую оболочку, конечности стали прозрачными, почти невидимыми и это ужасало. Она попыталась ущипнуть себя и проснуться, но ее рука ничего не чувствовала. А бездна, тем не менее, не казалось совсем уж пустой. В глубинах космоса сновали угольные пауки и черви, чернильные драконы и акулы, воображение поспешно рисовало все новых и новых чудовищ. Уж лучше бы в небе увидеть хоть маленькую звездочку, хотя бы самый ничтожный источник света. Араге заплакала, даже ее слезы казались сухими и не орошали щеки. А тьма, казалось, все росла и росла, тянула мохнатые щупальца. В этот момент величайшего отчаяния в бездонной пустоте появилась искорка. Тогда Араге взмахнула руками и, словно пловчиха поплыла в этом направлении. Она загребала вакуум и, тем не менее, не проходило ощущение, что она от чего-то отталкивается, словно среда была упругой.

Искорка становилась все ярче и ярче, постепенно превращаясь в светящуюся спиральку.

Араге заметно повеселела, многочисленные мрачные мокрицы и скорпионы, казалось, развеялись как туман, и она заулыбалась свету. Еще немного и девушка, словно ракета влетела в пространство, наполненное светом.

— Вот он вход в новый мир, — прошептала она.

В новой вселенной, звезды напоминали свежие васильки, ромашки, колокольчики и розы, выложенные из драгоценных камней и ослепительно блестевшие на черном бархате небесного ковра. Все казалось настолько прекрасным, что душа Араге пела, она пальцами зачерпнула небесную росу, и ей показалось, что все звезды разом сдвинулись со своих орбит. Она продолжала, словно дельфин скользить по небесному океану, как вдруг перед ней появилась похожая на детскую юлу планета. Она разом завертелась, словно приветствуя новую сестричку, затем остановилась. На короткое мгновение Араге сковала сладкая истома, ресницы налились свинцом, и она отключилась.

Очнулась девушка в мягкой постели. Одеяло казалось пушистым и воздушным, а комнату с высоким потолком заливал свет.

— Ух, надо же, какой мне сон приснился. Надо рассказать подругам.

Араге резво вскочила с кровати и тут же зависла под потолком. Ее тело словно стало невесомым. Девушка замерла, опасаясь пошевелиться, какая-то сила плавно опустила ее на пол. Комната также была необычной, по ней были разбросаны игрушки, все крупные, изображающие множество неизвестных зверьков. Хотя Араге Фортен давно вышла из детского возраста ее руки потянулись к куклам. Она поправила им платья, и закрыла широкие ротики. Затем девушка, вновь подпрыгнув, подлетела к окну и раскрыла ставни. Сладкий, словно медовый воздух обдул ее лицо, искрящиеся волосы отлетели назад. Вместо многоэтажного дома, она оказалась в высоком резном тереме. Вдали виднелся сказочный лес, деревья были особенные, стволы отливали чистым золотом, а листья серебром. На ветвях громоздились похожие на драгоценные камни, плоды и цветы. А какие необычные бабочки и стрекозы рассекали крыльями атмосферу! Трудно найти описание в человеческом языке подобному великолепию. Небо задавало тон целой симфонией волшебных соцветий, сразу четыре "солнца" создавали целый калейдоскоп из пересекающихся радуг.

Араге приземлилась и стала босыми ногами на бордовую траву, которая приятно щекотала голые пятки. Девушка прошептала:

— Никто не поверит, что такие сны могут сниться. Как мне хорошо.

— Ошибаешься милое дитя, это вовсе не сон.

Перед лицом Араге возникли зеркальные пузырьки. Они переливались в лучах четырех солнц, и их становилось все больше и больше. Затем они слились в единое целое, и перед ней возник зверек неизвестной породы. Вместо ушей и носа у него были янтарные шарики, а когда он раскрывал рот, казалось что булькает вода.

— Кто ты, такой странный, такое бывает только во сне. Как зовут тебя, "Чебурашка"?

— Я не "Чебурашка", а просто Пупух. Я пришел сообщить тебе девочка две новости. Одна печальная, другая хорошая.

— Говори.

— Во-первых, ты умерла, что печально, а во-вторых, и это хорошо, ты попала в сказочную вселенную, где господствует волшебство. Раз ты воплотилась на планете Павиан — значит, тебя ждет славное будущее.

Араге широко раскрыла глаза, Пупух выражался чересчур мудрено. Трудно было понять, правда, это или очередной бред.

Вновь она попыталась ущипнуть себя. На этот раз девушка почувствовала явную боль.

— Так неужели это правда и я в другой вселенной? Должно быть это замечательно. Но почему я умерла?

— Твой дом взорвали террористы, — пояснил Пупух. Фортен ужаснулась: — А как же ее папа с мамой? Что с ними? Может они тоже попали в другую вселенную? Вспомнила она и Игоря, неужели она его не увидит. Перед внутренним взором мелькнуло его волевое лицо. Девушке на мгновение стало грустно, затем она оживилась, ведь ничто не вечно под луной. Может быть, когда ни будь, она с ними встретится. Отбросив назад волосы, они стали длиннее и шелковистее, Араге сделала круг над зверком:

— Так я теперь ведьма?

— Нет, скорее фея. Но тебе еще много надо учиться. Я проведу тебя до школы волшебства, там ты, возможно, станешь великой чародейкой.

— Тогда пошли быстрее.

Парила в воздухе Араге, впрочем, не очень хорошо, несколько раз сбивалась с пути и в конечном итоге залетела в кусты.

Оттуда с диким ревом выполз трехголовый шестилапый медведь. Его черная шкура блестела, глаза светились. Схватив Араге за голые ноги, он вытащил ее из кустарника. Девушка не успела испугаться, глаза у медведя были очень добрые:

— Ну, ты и скверная девчонка, я из-за тебя чуть не заработал икоту.

Инопланетный гризли повернулся боком и потер спину:

— Но я тебя прощаю фея, подлечи мой бок и мы в расчете.

Араге растерялась:

— Как это лечить? — Обратилась она к Пупуху.

— Очень просто, приложи свои ладони к его спине и тогда боль пройдет.

Фортен именно это и сделала. Медведь покряхтел, потом сладко зевнул.

— Хорошо. Это именно то, что мне нужно. Теперь я посплю. Да, и еще передай моему брату, что на завтра намечается большая охота, а то клубника совсем обнаглела. Вон посмотри, и даже не стесняется.

Крупная, размером с бочонок и на тонких ножках, клубника выглянула из травы и подмигнула тремя глазами. Раздался писк:

— Съешь меня, съешь.

— Стой, не шевелись. — Трехголовый медведь-гризли приподнялся, резким броском через спину попытался достать наглую ягоду. Но не тут то было, мелькнув красным цветом, клубника растворилась в траве.

— До чего же ловка, бесстыжая, ну вы чего стоите, ступайте себе мимо. Я сам разберусь.

— Мне кажется, что ягодка любит ласку.

Став на корточки, Араге позвала нежным голосом:

— Ты моя красавица не бойся, я не сделаю тебе ничего плохого, ты приди ко мне.

Ее голос звенел ручейком. Однако ни одна ягода так и не появилась.

— Они бояться тебя, думают, что ты фея, вот и привораживаешь их. А на самом деле в тебе колдовской силы очень мало. Так что ступай поскорее в школу деточка.

Араге это сильно обидело, досадно, что с ней взрослой женщиной обращаются как с ребенком. Поэтому она повернулась к медведю спиной и, взмахнув руками, взлетела в воздух. Пупух понесся за ней, не забывая указывать направление. Во время полета хищные ветви елок и то и дело пытались ухватить девушку за ногу, по этому она отчаянно пыталась набрать высоту. Иглы слегка оцарапали ее кожу.

— Не бойся — это они так играют. — Произнес Пупух.

— На этой планете вообще нет злых зверей или растений.

— И во вселенной тоже? — С надеждой спросила Фортен.

— Если бы так! Ты же понимаешь, что не все волшебники добрые, есть и злые. Впрочем, насчет нашей планеты я уверен, что Фаланда де Мэтра у нас нет.

Араге удивилась, знакомому словосочетанию:

— Я ты откуда про него знаешь?

Пупух хихикнул:

— А ты что думаешь, первая на нашей планете. Возможно, в школе ты встретишься со своими земляками.

— Что же, это будет интересно.

Араге хлопнула в ладоши, между ними пробежала искра.

— Кажется, кое-что получается. По физике у меня всегда была пятерка, а по языку… Не так уж и сильно, но почерк у меня хромает.

— Главное для феи, чтобы у тебя была душа поэта. Вот придумай рифмованное заклинание.

Араге задумалась, затем пропела:

— Жабу болотную бросьте в котел

И накрошите мышиных хвостов!

Смысл заклинаний как бритва остер

А результат из кошмарнейших снов!

Пупух с усилием сдержал смешок:

— Для начала и не плохо, а вот посмотри, в отдалении твоя школа.

Араге уставилась в сторону, куда пузырчатый зверек указал пальцем. Вдали блестела едва заметная точка, казалась, что она прорисовалась в небе.

— Это скорее луна, чем школа.

— Нет, это она и есть, просто учебное заведение, висит в воздухе.

— Ах! Ну, это понятно воздушный замок.

Араге вновь хихикнула, последние полчаса ей было очень весело, и разбирал смех. Она сложила ладони в трубочку и словно биноклем попыталась приблизить изображение к глазам. И снова чудо ей удалось. И в самом деле, школа напоминала очень красивый средневековый замок. Били фонтаны, сверкали купола, отливали золотом статуи.

— Вот это я понимаю, прекрасное место, чтобы учиться. Не то, что здание нашего института, серая развалина. Араге с грустью вспомнила вуз и свой пыльный город. Здесь все было необычным, большим и ярким.

— Я люблю тебя новая вселенная!

Совершив мертвую петлю, девушка повернула к прекрасному исполинскому сооружению, зависшему в пространстве. И без того не маленький замок, по мере приближения к нему продолжал расти в размерах. В полете Араге заметила прозрачный лифт, в нем ехали дети примерно одиннадцати-двенадцати лет. Увидев ее летящей, они приветливо заулыбались. Араге сделала вираж. Странно, но лететь теперь ей было легко, словно она всю жизнь только и делала, что порхала бабочкой. Хотя до этого у нее был только опыт, как правило, пышных вычурных сновидений. Выполнив очередной вираж, она приземлилась на мраморную площадку перед большими, почти в десять метров высотой воротами. Здесь ее поджидало несколько девушек в нарядных платьях. Издали они казались такими маленькими, а Араге к своему неудовольствию обнаружила, что она с ними одного роста.

— Какие все-таки здесь большие дети. — Шепнули ее губы.

Девушки подошли к ней:

— Привет ты, наверное, новенькая и вместе с тем очень способная ученица.

Фортен покраснела:

— Почему вы так думаете?

— То, что ты способная это сразу видно, взлететь к замку Титили, способен не каждый. А что ты новенькая, это заметно. Во-первых, с тобой Пупух, а он сопровождает одних новичков, а во-вторых, ты бегаешь босиком.

Разговаривающая с ней белокурая девушка стукнула хрустальной туфелькой по мрамору.

— Я только что с постели. Хотя не буду скрывать, я впервые в этом мире и все мне кажется необычным.

— Нам тоже так казалось в начале, но сейчас мы более-менее привыкли.

Араге удивилась:

— Так вы тоже умерли?

— Можно и так сказать. Давай лучше познакомимся. Меня зовут Аэмоно. А это Ватирана, Вакара, Фиеста. Мы дружим между собой. Если тебе повезет, ты попадешь с нами на один факультет.

— А они, что разные?-

Араге задала вопрос.

— Конечно, а у вас, разве не так?

— Да так, я ведь в прошлой жизни училась в институте. Правда, загробную жизнь представляла несколько по иному. Не знала, что мне придется учиться магии.

Аэмоно положили руку на плечо Фортен:

— Пройдя курсы магии, ты станешь волшебницей. Не каждому дано поступить в эту школу, это удел элиты. Потом, ты сможешь сама перемещаться по другим мирам и даже вселенным. Но сначала надо овладеть всей полнотой искусства.

Аэмоно прикрыла ладонью глаза:

— Что же, я готова.

Прямо сквозь ворота прошел юноша, на вид ему было лет семнадцать, высокий и, как отметила Араге, агрессивно-красивый. Он был в красном плаще, а когда улыбнулся, то обнажил небольшие клыки.

— Я рад приветствовать тебя Араге. Мне поручили сопровождать тебя по школе.

Фортен неуверенно протянула ему руку. Парень пожал ее и сверкнул глазами:

— Меня зовут Драко Мультини. Держись за меня крепче, иначе можно расшибиться головой о золотые ворота.

Араге слегка напряглась, когда они приблизились к воротам. Ей показалось, что острые гвоздики, покрывающие их поверхность, вопьются ей в тело. Однако при соприкосновении она почувствовала лишь легкий удар электричества, затем погружение в темноту, и они проскользнули внутрь.

Как и предполагала Фортен, внутри замок был великолепнее, чем снаружи. Красочные колонны, витиеватые лестницы, статуи из драгоценных камней, прекрасные картины — все это производило неизгладимое впечатление. Пожалуй, драгоценностей было слишком много, в форме цветов и орнамента они покрывали все стены, вследствие чего, институт магов производил веселое впечатление. Портреты не были застывшими, разнообразные существа, многие совершенно не похожие на людей, приветствовали их. Внезапно в пространстве вспыхнуло и появилось гигантское зеркало. Араге увидела себя летящей рядом с клыкастым Мультини. Ее слегка шокировало, вместо взрослой женщины с роскошным бюстом на нее смотрела худенькая девушка в белоснежной сорочке. Лишь волосы на голове стали пышнее и горели как солнце. Драко сочувственно вздохнул:

— Многих это шокирует. Возможно, ты была намного старше?

— Я была в самом расцвете юности, а теперь стала почти ребенком. Странно я себя чувствую, будто заново родилась.

— Зато, какая легкость в теле. В своей прошлой жизни я был уже стар, мне минуло десять тысяч лет, а здесь снова бодр и полон сил.

Араге повернулась к нему лицом.

— Ты, с какой планеты?

— Я со звездной империи Тукано, родился в инкубаторе и всю свою жизнь летал на звездолетах. Так что трудно сказать с какой я планеты.

— Жених и невеста колотили тесто.

Несколько зеленых существ, больше похожих на тритонов, чем на людей, свистели и показывали на них пальцами.

— Это земноводные, тупая раса, самый глупый факультет лодырей. Удивительно, как их еще держат в школе.

— Сейчас я с ними разберусь.

Араге сделала крен в сторону хулиганов.

— Не стоит, — крикнул Мультини. Но разве остановишь криком разъяренную девушку. Араге таранила зеленокожих, они едва успели отпрыгнуть в стороны. Одного из них Фортен зацепила, и он кубарем полетел вдоль стены. Араге испугалась, что он разобьется, но в воздухе возник плавательный бассейн и зеленый плюхнулся, взметнув тучу брызг.

— Не бойся, — Мультини провел руками по поверхности, вода поднялась и поставила озорника на место.

— Здесь не возможно разбиться, а что касается этих сосунков, то с ними можно поступить проще.

Из пальцев вылетели молнии, они совершили вираж и вернулись обратно.

— Это молниеносное заклинание чризи. По-моему и ты способна на такое.

Араге рассмеялась:

— Я тоже могу ударить энергией?

— Не стоит, и расходы большие, и можешь своих задеть. Лучше научись простейшим заклинаниям первого уровня, так безопаснее и практичнее.

— А кто нас будет учить?

— Увидишь. Вот смотри, один учитель идет.

Араге уставилась на снующего рядом типа. До чего же он похож на ниндзю-черепашку, только уши как у чебурашки.

Мультини поприветствовал его взмахом руки. Тот в ответ энергично кивнул:

— Мультини, не забыл выучить домашнее задание?

— Я никогда ни чего не забываю.

Мультини ничуть не обиделся, что к нему обращаются как к мальчишке. Араге подлетела к учителю:

— Когда занятия?

— Спустя два часа, — ответил он. — Только прошу, называйте меня по имени. Меня зовут Хотами.

— Хорошо Хотами, два часа земных или местных?

— Конечно местных. Ты видно недавно вылупилась из яйца.

— Нет, мы не вылупливаемся из яиц, мы рождаемся.

— Вот как, тогда поздравляю. — Хотами улыбнулся. — Ты случайно не из числа людей?

— Да, я человек.

— У нас есть учитель, тоже бывший человек. Ты можешь с ним познакомиться.

— А что, среди учеников нет людей?

— Увы, среди нынешних нет.

— Тем лучше, все по-новому.

Араге не сильно огорчило отсутствие земляков, чем меньше людей получат доступ к волшебному искусству, тем лучше. Совершив очередной кульбит, она приземлилась на лестницу. Мультини присел рядом:

— Прежде чем ты приступишь к учебе, тебя определят на факультет. Для этого ты должна будешь стать перед зеркалом судьбы, оно и решит, кем быть тебе.

— Но способности у меня, кажется, есть. А какой факультет самый лучший?

— Тот, на котором учусь я: Имени Наварро. Все остальное, мягко говоря "фигня".

— Тогда я попрошусь в Наварро.

— Это не от просьб зависит. — Проревел голос.

Трехголовый медведь возник в воздухе:

— Что испугалась?

— Ни чуть. Я уже такого видела.

— И как поживает мой брат?

— Нормально. Приглашал тебя на охоту.

— Обязательно схожу. А пока прошу пожаловать в главный зал. Там уже собрались преподаватели.

Араге смутилась:

— И как я пойду к ним в таком виде?

— Ну, это пара пустяков.

Медведь хлопнул в ладоши. В ту же секунду взвилось облачко дыма и, на Фортен засияло потрясающее платье и хрустальные туфельки.

— Вот мы и решили проблему. Теперь ты можешь смело идти.

Провожая взглядом массивную спину, девушка старалась не отставать. Туфельки стучали по мрамору, отдаваясь серебряным звоном. Тем не менее, они такие твердые на вид, не жали, ногам было очень удобно.

Главный зал как, и следовало ожидать, был колоссальных размеров. На его фоне галерка, где сидело две дюжины преподавателей, казалась совсем маленькой. В основном они были похожи на людей, но встречались и экзотичные особи. Два типа были собраны из сплошного электричества и светились, как лампочки. Зеркало судьбы неожиданно оказалось относительно небольшим, в человеческий рост. Араге стала напротив него. Отражения не было, поверхность оставалась черной.

Затем все переменилось, зажегся ослепительный свет. Казалось, ее просвечивает насквозь.

— Факультет Наварро. —

Прозвучал тоненький голос. Араге вскинула руки, свершилось. Наставники дружно зааплодировали. Причиной столь бурного энтузиазма, стал необычайно высокий уровень способностей, высвеченный зеркалом. Старший из преподавателей,

Хирум де Маар поднялся и произнес:

— Теперь для тебя начинается новая жизнь, насыщенная стремлением к знаниям и борьбой за светлое. Будь достойна.

Араге шутливо вскинула руку как пионер:

— Всегда готова!

Ее, не совсем обычный для данной аудитории жест, произвел впечатление только на одного человека. Он вздрогнул и прошептал:

— Неужели эта девочка красная?

Ей задали несколько вопросов, на которые она дала короткие ответы. Затем Араге отвели в класс для занятий. Первый урок был весьма занимателен, учили, как смешивать ингредиенты и получать колдовское зелье. Учитель напоминал мартышку, два его хвоста постоянно спутывались, отчего урок казался забавным и интересным. Фортен сразу увлеклась, и ей удалось приготовить неплохую смесь. Следующий урок был посвящен превращениям. Преподаватель строгая, но красивая женщина сначала телепортировала в просторный зал слона, а затем превратила его в целый выводок мышей. Многие девушки подскакивали на столы, а Араге рубанула молнией, подпалив пару крупных мышей. За что и была наказана, ее поставили в угол, а факультет Наварро заработал штрафное очко. Мыши же превратились в пахучие розы, а затем и вовсе исчезли.

— А теперь попробуйте превратить спички в конский волос.

К концу урока только одна девочка, старая знакомая Аэмоно, смогла сделать спичку мягкой и подвижной. Она свернулась как червяк, и учительница сделала замечание.

— Не совсем то, что нужно. А ты, Араге, поучись тонкой работе, это не то, что молнии метать.

Фортен покраснела, ей показалось, что учительница нарочно к ней придирается. Глаза заслезились, но она сумела сдержаться.

Когда урок, наконец, закончился, их повели обедать. В обширном зале столовой собрались ученики большинства факультетов. Здесь, кроме человекообразных, были представлены самые разнообразные формы жизни, похожие на змей, медуз, черепах, двуглавых орлов и даже лев с человеческим туловищем. Правда, иные виды были все-таки в меньшинстве. Все грустные мысли Араге разом развеялись, когда она увидела, насколько забавны, могут быть инопланетные создания. Затем, словно по мановению волшебной палочки, появилась еда. Она была роскошной и обильной. Нагромождение самых экзотичных овощей и фруктов, жареная птица, пироги, пирожные, торты и многое другое заполняло черные, вырезанные из дерева столы. Все было свежим и отлично приготовленным, причем разложено в самых необычайных формах. Например, хлеб и торты были выпечены в форме парусных кораблей или крепостей, некоторые покрыты букетами цветов из крема. Жареная птица казалась живой, и была завернута в золотую и серебряную фольгу. Столовые приборы были сделаны из желтого металла и украшены резьбой. В кубках был налит освежающий напиток. Это было поистине королевское пиршество.

Прежде чем они приступили к еде, тонкий невидимый голос произнес:

— Все что вы видите, и кушанья и столовые приборы, создано магией. Произнесите краткую молитву, чтобы наполниться силой.

— Какую молитву? — Недоуменно спросила Араге, в прошлой жизни она перед едой ни разу не молилась.

— Самую простую! Да изольется на нас потоком волшебство, и прибудет чарующая мощь!

— Я повторю!

Ученики быстро помолились и приступили к еде. Никогда Араге так вкусно не кушала. В конце концов, как часто бывает, она переела. Ей стало дурно, лицо покраснела. Аэмоно заметила это и тут же предложила.

— Давай я тебя вылечу.

И не дожидаясь ответа, произнесла заклинание:

— Самлода, валторн, кун.

Араге сразу стало легче, но в животе ощущалась пустота, и вновь захотелось есть. Но не тут-то было, перед ними возникла кошачья голова. Она промурлыкала:

— Обед закончен.

Вся еда, питье и столовые приборы разом исчезли, оставив девушку голодной. Тем не менее, Фортен рассмеялась:

— Что же, говорят, на голодный желудок знания лучше усваиваются.

Дальнейшие занятия также отличались разнообразие и сложностью. К концу долгого дня у Араге голова трещала от заклинаний, чревовещания, превращений, предсказаний, различных колдовских смесей и много другого.

Особенно тяжелым был урок по защите от темных сил, там летали и прыгали такие страшилища, что Фортен едва не начала заикаться. Впрочем, после того как она, на сей раз с разрешения учителя, запустила огненный шар, и монстр одним махом превратился в дым, весь страх ушел. Осталось только чувство глубокого удовлетворения.

Аэмоно также справилась со своим заданием, а вот одну девушку исчадия ада загнали под стол. Впрочем, демоны были не материальные, а значит, не особенно опасны, вот только веяло от них ледяным холодом. У Араге зуб на зуб не попадал, а пол покрылся инеем. После уроков, когда перед отбоем осталось немного времени, девушки разговорились.

— Темные силы очень много поглощают энергии. Настоящие плазменные пылесосы.

— Да, они тянут капитально. Кстати, у вас пылесосы из плазмы? Как это может быть, ведь плазма имеет температуру в миллионы градусов.

Аэмоно поправила прическу. Затем повела золотыми кудрями:

— Как тебе сказать. Принцип плазмы и гиперплазмы был очень распространен в моей республике. У нас все приборы, компьютеры и летательные аппараты созданы на принципе гиперплазмы.

— А что такое гиперплазма?

— Ну, как это объяснить проще. Есть в природе пять состояний материи: твердое, жидкое, газообразное, ионизированное и, наконец, плазменное. Причем с каждым разом скорость движения частиц материи все возрастает. В плазме температура уже в десятки миллионов градусов. Так вот, сначала наши ученые открыли холодную и стабильную плазму с температурой всего в тысячи градусов. Потом, после открытия термокваркового синтеза, была получена гиперплазма с температурой в миллиарды и триллионы градусов, а также с частицами, летающими со сверхсветовой скоростью. Это был прорыв, со временем наши мудрецы научились создавать стабильную и ультрастабильную плазму, с температурой близкой к абсолютному нулю. Вскоре гиперплазму стали везде использовать в производстве и даже в пылесосах. Их не надо вставлять в розетку, они очень мощные и экономичные. Главное, в них вмонтирован компьютер, и они все делают сами. Вообще у нас высокотехнологичная цивилизация, республика Царикус раскинулась на несколько галактик.

— Замечательно. А вот у нас на Земле…

Араге хотела сказать, что у них пока обжита лишь одна планета, но сдержалась. Ей вдруг стало стыдно, что земляне такие ущербные. Вот и Мультини из звездной империи Тукано, тоже видно могучая цивилизация.

— А вот наша Земная империя раскинулась на десятки, нет сотни галактик. — Явно приврала Араге. Аэмоно, впрочем, поверила:

— Что же я очень рада за вас. Значит, ты просто экзаменовала меня, а сама отлично знаешь все свойства гиперплазмы.

— Конечно, у нас и не такое есть.

— Это хорошо, но для меня лично могущество моей расы осталось в прошлом. Хотя говорят, что могущественные волшебники могут перемещаться и по другим вселенным. Но вот как этого достичь.

— А что, в школе этому не учат?

— О, здесь только первая ступень, могут сделать мастера. А вот гроссмейстер и великий магистр… Этому учат в высшей академии магов. Но даже стать мастером в этой школе проблематично, обычно дают степень бакалавра, а для получения более высокой ступени нужно слетать в академию.

— Она на другой планете? — Спросила Араге.

— Нет, в другом измерении. — Совершенно серьезно сказала Аэмоно.

— Вот как, а разве измерений не четыре, включая и время?

— В этой вселенной нет, тут много скрытых измерений, можно например, залезть в дупло дерева и попасть в совершенно иной мир. Впрочем, нам это делать запрещено. Существует множество охранных заклинаний, что не дадут нам вступить на запретную территорию.

— Понятно. Так значит, мы можем путешествовать между мирами.

— Мастера и даже бакалавры могут перелетать от одной планеты к другой. А я пока не умею, для этого требуется специальное комплексное заклинание.

— Научимся. Вот у нас, — Араге стала сочинять,

— есть такие шлемы, надеваешь на голову и он телепортирует тебя в любую точку империи. Планеты и звезды проносятся под тобой диким вихрем.

— В любую из галактик?

— Да!

— Вот это техника! — Аэмоно удивилась. — Мы так еще не умеем.

Араге гордо надулась. Приятно сознавать свое превосходство над представителем республики Царикус. Хотя это, честно говоря, виртуальная выдумка, но если ее постоянно внушать, то и сам начнешь в это верить.

— А у нас еще бомбы такие есть. Если одна рванет, то уничтожит целую галактику.

Аэмоно дрогнула:

— Это ужасно, а если какой ни будь несчастный случай и триллионы живых существ разом прекратят свое существование?

— У нас подобное не возможно. — Араге выпятила грудь.

— Ну почему невозможно. Ты хоть знаешь, от чего я погибла?

— Знаю! Война!

Аэмоно отрицательно мотнула головой:

— Это произошло в результате неудачного эксперимента. Проводился опыт по слиянию еще более мелкий элементарных частиц, чем кварки и преоны. Но ученые ошиблись, и как мне кажется, взорвалась целая планета. Я тут же испарилась, и мой дух долго кружил над обломками, прежде чем попасть в новый мир. Однако в прошлой жизни у меня остались два мужа и трое очаровательных детей, каково мне было с ними расстаться. До сих пор вспоминаю своих малюток, они были такие красивые и веселые.


В этот момент их прервали. Появился полупрозрачный субъект, похожий на рыцаря из средневековых романов. Он был в латах, а лоб пересекал шрам.

— Достопочтимые сударыни. Вы сейчас беседуете о высоких материях не понятных простому рыцарю Дон Чисаро де Борофа. Но я хочу предупредить, особенно новенькую.

Рыцарь кивнул Араге:

— Здесь, в тот краткий момент, когда спят во время сумрака, бродят призраки.

— Они опасны? — Спросила Араге.

— Нет, но могут до смерти напугать. Хотя вижу вы храбрые дамы.

— Конечно храбрые, — ответила Араге. — Нас не испугаешь дешевой театральщиной.

— А как на счет этого?

Рыцарь снял свою голову, и положил подмышку.

— Ну, ничего особенного, этот трюк может привести в трепет либо младенцев, либо откровенных идиотов.

Аэмоно согласно кивнула:

— Эту шутку я уже видела.

Рыцарь явно обиделся, и присел, словно призадумался.

— Да ну его, — махнула рукой Араге. Как вдруг призрак пришел в движение, резко вырос в размерах, прямо на глазах превращаясь в исполинского льва. Зверь был настолько живым и ярким, что Араге невольно вскрикнула, и пустилась бежать по белоснежной лестнице. Затем в ее голове мелькнула мысль "тебя пугают" и она остановилась. Ей стало стыдно за невольный порыв, тем более что Аэмоно продолжала стоять на месте и улыбаться:

— Не бойся! — Девушка помахала рукой. — Он ручной.

Словно опровергая ее слова, лев рявкнул и щелкнул сразу тремя хвостами. Араге по-прежнему было страшно, но она взяла себя в руки.

— Можешь погладить его. — Аэмоно провела рукой по шерстке.

Успокоившись, Фортен робко дотронулась рукой до шкуры. Такое ощущение, что пальцы попали в туман, не много сыро и холодно, а так никаких ощущений.

— Так ты сделан из пустоты. Впрочем, я не испугалась, а просто разыгрывала вас.

Аэмоно сделала вид что поверила:

— Разуметься ты храбрая девушка и не станешь бояться того, что не может причинить тебе вреда.

Несколько девушек тоже заметили льва, они толкались и смеялись. Видимо это ему надоело, и перед, Араге и Аэмоно возник прежний облик рыцаря. Он был настолько похож на Дон Кихота, что Фортен рассмеялась.

— Не понимаю, что тебя смешит?

— Если бы ты пожила на нашей планете, поняла. В древности у нас был такой субъект.

— А-аа! Понимаю. У нас тоже, но это не повод чтобы хохотать без причины. Ведь ты уже не маленькая девочка.


Дон Чисаро де Борофа, потер бородку:

— Не стоит сориться достойные дамы. Вы обе очень хороши и интеллигентны.

Араге мотнула головой:

— Я вовсе не интеллигентная, а злая капризная злыдня. Ну ладно, на сей раз прощаю. А у вас коллеги есть?

— Еще двадцать четыре призрака, со мной двадцать пять.

— Вот и отлично. И вы все умерли?

Дон Чисаро глупо моргнул:

— Конечно, хотя абсолютной смерти не бывает, душа бессмертна.

— А если мы умрем здесь. Что с нами будет?

Дон Чисаро не уверенно пожал плечами:

— Не знаю. Говорят, что вы можете попасть в иную вселенную, может еще сложнее этой. Я лично не знаю, за пять тысяч лет наслышался разного.

— За пять тысяч! Это не много. — Араге произнесла это таким тоном, будто люди в ее мире жили миллионы веков.

— И все же достаточно, чтобы услышать всевозможное, порой непостижимое. — Аэмоно приблизила свое лицо, ее зубы сверкали как жемчуг. Призрак содрогнулся:

— Хорошо, я скажу. Я это слышал от других, что есть такие могучие волшебники, что они смогли проникнуть в другую вселенную, где встретили души тех, кто умер в этой. И что там есть другая жизнь, которая проходит по бесконечной цепочке реаркарнаций с сохранением памяти и знаний, а возможно, даже могущества накопленного в предыдущих мирозданиях.

Араге хлопнула в ладоши:

— Так значит значит, мы бессмертны и весь наш жизненный путь это постоянное совершенствование. Когда ни будь, мы достигнем уровня богов. О, это гораздо лучше того, чему учит Православная церковь.

Аэмоно спросила:

— А чему она учит?

— Какой-то ерунде, а какой я и сама толком не знаю. Большинство людей называют себя православными, не понимая сути концепции, и даже не зная церковных правил. Ходила правда к баптистам, они были очень вежливые, благовоспитанные, аккуратные, шарахались от сигарет и спиртного. И что толку, у них не учение, а какой-то ужас. Все эти россказни об вечном Аде, я потом уснуть не могла, а когда погрузилась в сон, мне снились кошмары.

Девушка скрестила пальцы:

— Я понимаю, вот меня замучили наши атеисты. Я так боялась, что потом ничего нет, и душа просто исчезает. А теперь я спокойна и не боюсь смерти. Хотя это всего лишь слова призрака, который и сам многого не видел.

Низкий и глубокий звук трубы прервал разговор.

— Это звучит отбой. Нам пора спать. — Аэмоно слегка пригнула голову. — Спальный отдел здесь.

Лестница выгнулась, как бы указывая путь. Араге подпрыгнула и взлетела, нет ничего приятней чувства полета.

Двери спального сектора распахнулись, и Фортен вплыла в зал. У каждой девушки была отдельная комната, а кровать висела в воздухе. Пахло цветами, голова закружилась, и сильно захотелось спать. Ноги Араге подогнулись, на сегодня у нее было столько впечатлений, что только сон мог вернуть бодрость и спокойствие духа.

ГЛАВА 4

Всю жизнь ненавидел мышей, пока. не пришли крысы. \ \Кот Леопольд.\

Зером Солнцев впервые оказался в виртуальном мире. Здесь все казалось натуральным, трава, деревья, запахи, сразу четыре солнца, причем два круглых и вполне земных. Дымились обломки кирпичного здания, обожженные деревья шевелили черными ветками, асфальт потрескался, были видны капли запекшийся крови. Зером шагнул и наступил на кусок оплавленной гусеницы танка. Даже сквозь сапог чувствовалась, какая она горячая. Было жарко, сухой ветер обдувал загорелую кожу. Единственным утешением было то, что теперь он и его напарник выглядели как зрелые люди. Слев Игра был крепким малым, в "виртуалке" он выглядел так: широкие плечи, высокий рост, черные волосы и голубые глаза. Форма пятнистая, как у российских десантников. Звучит металлический голос.

— Добро пожаловать в игру "Стальной хаос", если вас страшат страдания, можете отключить болевую опцию. А теперь объясняю правила, вы должны войти в селение и уничтожить штаб. В случае успеха вам будет начислено пятьдесят семь очков. В случае гибели, вас выбросит из игры, но поскольку вы новички, у вас остается право выбрать количество жизней.

Зером несколько лениво произнес:

— В реальности у меня только одна жизнь и я чувствую боль. Значит и в виртуалке мне не будет снисхождения.

Слев Игра добавил:

— Я буду играть только при равных условиях с моим напарником.

Компьютер пропищал.

— Тогда приступайте и помните, у вас только одна жизнь.

Вдали послышался шум, Зером заметил вращающийся винт вертолета.

— Кажется, прилетел по нашу душу.

— Простая жестянка. — Слев передернул затвор. — Хороший разряд плазмы и "вертушка" сбита.

Бывший профессор скептически посмотрел на свой автомат, он напоминал АКМ.

— Похоже, что это огнестрельное оружие, а не плазменное. Мы с таким вряд ли собьем вертолет. Лучше спрятаться в кустах и подождать когда он пролетит мимо.

— То есть ты хочешь, чтобы мы поступили как крысы?

— Не как крысы, а как разумные люди.

— Я не человек! — Гордо произнес Слев, однако не стал упрямиться и вместе с Зеромом спрятался в густых колючках. Было, правда, больновато, иглы царапали кожу, но в принципе для бывалых бойцов терпимо. Зером вспомнил, как в прошлой жизни он сидел в засаде, прячась от немцев. Это было, похоже, с той лишь разницей, что у фашистов не было вертолетов. — Надо проверить наш арсенал. — Шепнул Зером.

В наличии, оказалось, по четыре гранаты, по два кинжала, дюжина обойм и пистолет за поясом.

— Не густо, мы что, почти голыми руками будем воевать с армией?

— Надо найти раскуроченный грузовик или подземный лаз. Вот тогда мы и обзаведемся более современным оружием.

Прошептал более опытный в компьютерных играх Слев Игра.

— Что же это мысль, только в какой стороне нам искать.

— Лучше всего тихонько двигаться вправо.

Зером кивнул, вертолет пролетел мимо, и они поползли на животе. Затем привстали и слегка согнувшись, пустились трусцой. Бежать, впрочем, было нелегко, сапоги вязли, влажность как в бане, а вдобавок доставали насекомые.

Опять затрещал компьютер:

— Многие членистоногие и животные ядовиты. Проверьте наличие лекарств в аптечках.

Зером на ходу посмотрел в сумку с шестигранной синей звездой, интуиция подсказывала, что эта эмблема заменяет красный крест. Здесь были разноцветные ампулы, шприцы, а также бинты с йодом. В целом вполне стандартный набор только вопрос, где антидот.

— По идее, нас должны были снабдить инструкцией, как этим пользоваться, ведь у каждой твари свой яд.

Словно нарочно, его тут же укусила небольшая в крапинку змейка. Тело практически сразу забила дрожь. Зером развернул ампулу, где было написано — "Антидот змеиный" и вколол себе в руку. Озноб прошел, в жилах забурлила кровь. Вот, наконец, и разбитый грузовик. Он изрядно оброс густой сиреневой травой и его едва видно. Несколько крупных стрекоз с крысиными головами, атаковали отважных солдат. Зером и Слев выхватили кинжалы и на ходу стали поражать крылатых противников. Уцелевшие стрекозы отлетели, правда, одно из насекомых умудрилось порвать Слеву куртку.

В самом грузовике удалось найти тяжелые противотанковые ружья, пару гранатометов, 90-миллиметровый миномет и ручные пусковые ракеты. Короче говоря, нагрузились под завязку, тащить было тяжело. Тем более, что местность была умеренно-болотистой и ноги то и дело проваливались в трясину. Впрочем, в этой игре им дали хорошие выносливые тела, а иначе они бы и не выбрались. Едва успели выкарабкаться, как новая напасть, старый знакомый вертолет вновь зажужжал назойливой мухой.

— Хоть бы "Стингер", какой или "Игла". — С досадой промолвил Зером. Слев поднял гранатомет.

— Ты что, из него тебе не сбить летающую цель.

— А это мы еще посмотрим.

Пропустив "вертушку" Игра загнал ей заряд под хвост. Взрыв, и остатки машины зарылись в землю. Дальнейший путь они проделали бегом. Вот впереди деревня, едет танк по форме напоминающий "Королевский тигр", только с пушкой большего калибра. Стальную махину лучше пропустить, не всякий гранатомет возьмет ее. Зером вспомнил свою первую встречу с очень похожим немецким танком. Тогда они его попытались поджечь "коктейлем Молотова". Правда попытка оказалась неудачной, бензобак был надежно прикрыт броней и не захотел загораться, а два штурмовых пулемета, активно прошлись свинцовым градом по их рядам. Бросив связку гранат, удалось подорвать лишь широкие гусеницы. И все же потом, не смотря на большие потери, "Королевского тигра" подбили. Но тогда их был целый отряд, а теперь только двое. Слев, тем не менее, вскинул гранатомет и послал заряд в тыл машины. От мощного взрыва, бензобак все-таки взорвался, стальную махину перекосило. Она пыталась развернуться, но башню заклинило, почти в слепую строчили пулеметы. Зером метким выстрелом сбил одну "плевалку", потом скосил танкистов, попытавшихся выбраться из горящего танка. Последний автоматический монстр, продолжал отстреливать патроны, Зерома слега задело, между пальцами потекла густая кровь, и было немного больно. Слев точным выстрелом из гранатомета добил противника, бронированное чудовище было обезврежено. Плохо только, что выстрелы и взрывы привлекли внимание и теперь за ними будет устроена настоящая охота.

В соседних домах появились солдаты, они вели огонь из примерно таких же автоматов, как и у друзей, но главное их было много. Большинство из них напоминало скорпионов с большими головами или трехруких обезьян. Зером и Слев метко отстреливались, казалось, что их рефлексы обострились, а реакция возросла. То и дело кто ни будь из противников, истекая кровью, падал. Многие разноплеменные воины визжали и с сумасшедшим ревом и цоканьем хотели их вывести из себя. Огонь становился все плотнее и, чтобы уцелеть пришлось отступать, медленно пятясь назад. Вот Зером снова получил ранение, затем срезал обвешанную оружием гориллу. Рядом рванула граната, осколки зацепили Слева. С верху вновь появились "вертушки", они с большой высоты били из крупнокалиберных пулеметов. Потом попытались снизиться, хищным коршуном приблизившись к добыче. Зером знал, что попасть в движущуюся мишень из гранатомета почти невозможно. Но именно почти, ведь его напарник сбил вертолет. Практически не целясь, доверившись лишь интуиции, он нажал на курок, почувствовал отдачу, и в следующее мгновение заряд угодил в лобовое стекло летательного аппарата — этот сбит, экипаж уничтожен. Его напарник тоже выстрелил, но промахнулся, рвануло сзади и лишь слегка посекло винт. Впрочем, этого оказалось достаточно, чтобы летчики поняли, кто перед ними и вновь набрали высоту. На большой дистанции шквальный огонь не был таким губительным, но все же пули свистели практически рядом. Кроме того, активно доставали передвигающиеся по суши инопланетные бойцы.

— Надо быстрее отходить, Слев, иначе нам конец.

— Прокричал Зером.

— А я что, по-твоему, испугаюсь примитивного сброда?

— Я предлагаю не бегство, а тактический маневр, чтобы выжить и продолжить борьбу.

— Всему свое время.

В этот момент удача Слева кончилась, и автоматная очередь раздробила руку, а несколько пуль застряло в бронежилете, оставив болезненные синяки. Вновь угодили и в Зерома, прострелив ногу. Перед глазами поплыло, было очень больно, сапог наполнился красной жидкостью. Солнцев дрожащими руками капнул улучшенным йодом, казалось, рану опалило огнем, затем стало легче. Стрельба продолжилась с новой силой. Они были вынуждены беречь патроны, экономно отстреливаясь, постепенно их окружили, заставив залечь в канаву с грязной водой. Уродливые головы время от времени высовывались из-за кустов, чтобы получить свое. Вот она последняя обойма, Зером перещелкнул на одиночные, Слев поступил точно также. Теперь со стороны бойцов невидимого фронта, смерть собирала свою дань маленькими порциями. Зером тщательно целился и с большим трудом сумел из десяти выстрелов выбить девять, он уже давно забыл, что идет виртуальная игра, настолько все было натуральным и ярким. К ним подходили все ближе и ближе в довершение ко всему, вновь появился танк. На этот раз, он не стал приближаться, а выстрелил с дистанции. Осколки снова посекли и без того истерзанные тела, лужа, где они сидели, покрылась кровавыми пузырями. В них как в зеркале отражались их вспотевшие, окровавленные лица, разодранная форма. Слев последним гранатометным зарядом угодил в гусеницу стальной громады. Но это уже не могло спасти их. Монстр ударил осколочным снарядом, кусок свинца пробил бронежилет, застрял у Зерома в животе, Слеву оторвало ступню. Еще один выстрел был бы для них роковым. Поэтому тяжело раненый Солнцев подхватил последнюю гранату, пополз к танку. По пути ему пару раз попадались уродливые силуэты гориллоподобных неприятелей. Российский капитан, застрелил одного из их, а в другого метнул нож. После чего он едва не потерял сознание. В голове била тысяча колоколов, перед глазами муть, и лишь стальной слон продолжал выплевать свинцовую жвачку.

— Наверное, Слев погиб. Но я свой долг выполню.

Собрав остатки сил Зером, бросился к танку.


Его заметили и сразу несколько очередей прошили тело. Он был уже мертв, но не известно какие силы, земные или небесные позволили пробежать ему еще пару шагов, швырнув противотанковую гранату прямо в дуло. Она прошлась по каналу и рванула прямо в механизме пушки. Правда этого Зером уже не видел, солдат совершенно отключился, а его многострадальная душа вылетела из тела. Когда он очнулся, Слев уже стоял рядом. По-прежнему выглядевший как мальчишка, Игра казалось, подрос, а на лобике появились морщинки. Но это все было иллюзией, только перед глазами мельтешили картины недавней битвы.

— Не принимай так близко к сердцу:

— Слев казался веселым.

— Мы живы и это главное.

— Да это главное. Все же мы проиграли, и будь это реальная война, нас ждала бы смерть.

— Ну, это игра и мы это знали.

— Наоборот, к игре надо относиться с ответственностью, иначе можно угодить в серьезные неприятности.

Слев усмехнулся:

— Да мы уже умерли, куда уж больше. Бессмертные не знают страха.

Зером повернулся боком, и его вновь закружило вокруг оси. Он попытался остановиться, но его неуклюжие подергивания лишь увеличивали скорость.

Вновь появилась фея в белоснежном, с завитушками платье.

— Вы отдохнули дети, теперь на занятия. А ты волчок замри. И повела рукой.

Зером застыл с раскрытым ртом. Другие дети оглянулись на него. Будь они настоящими младенцами, наверняка звучал бы дикий смех, но ведь на самом деле у них взрослая душа. Лишь один мальчишка рассмеялся и тут же замолк, его личико покраснело. И все же Зерому было не приятно, только что он был взрослым воином, а сейчас всего лишь ребенок. Правда никогда он не чувствовал себя таким легким, казалось, раскинь руки и полетишь. Зером не удержался и помахал руками, его пятки слегка оторвались от поверхности, и он завис в десяти сантиметрах от пола. Провисев пол минуты, он опустился на шершавую поверхность.

— Ого, да ты, похоже, уже овладеваешь тайнами шестимерного пространства.

Девушка подпрыгнула вверх, пролетела под куполом дивного зала, люстры давали блики в ее распущенных светлых волосах, распространяя переливистые оттенки. Затем она мягко приземлилась. Дети зааплодировали.

— Волшебство. — Прошептал Зером. Фея изобразила на лице улыбку:

— Да нет мой мальчик, никакой магии. Просто техника антигравитационных волн. Скоро и ты этому научишься.

Смущаясь, он засеменил в зал обучения. В нем все осталось по-прежнему, такие же золотые венки совершенно не похожие на игральные шлемы. На сей раз, Зером одел его сам, погрузившись в мир сказочной науки.

Его продолжали обучать хождению, а поскольку большинство планет были многоугольные, то и гравитация на них не была одинаковой. На острие меньше, ближе к центру больше. Это приходилось учитывать и при строительстве зданий или при запуске космических кораблей. С другой стороны это вело к тому, что практически рядом лежали разные климатические зоны. Зима и лето шли рука об руку, по одну линию лежали глубокие сугробы, а по другу росли пальмы и зрели бананы, манго, ананасы и многие другие фрукты, не имеющие земных аналогов. Деревья здесь были очень большие, иные достигали в высоты пятнадцать-двадцать километров, уносясь своей кроной в стратосферу, а на один листик вполне мог приземлиться небольшой звездолет. Компьютер многое показал в цвете и красках, вкратце познакомил с историей. Планета Фарогол входила в республику Кидд. Это была большая раскинувшаяся на пол миллиона звездных систем республика. Она была относительно мирной и стабильной. Но на границе с ней располагалась гангстерская империя Сумбулистан. Это агрессивное образование давно искало себе союзников, в одиночку напасть на Кидд было делом рискованным. Сама республика пережила примерно десяток звездных войн, выйдя из них победителем и заметно расширив владения. Управлял державой двухпалатный парламент, однако из-за большого количества планет, система выборов была многоуровневой, а при заседании палат часто присутствовали голограммы вместо людей и прочих видов иногалактической жизни. Тем не менее, была многопартийная система, свобода слова, высокий уровень развития технологий и жизни. Фарогол была относительно пустынной планетой с еще не тронутой первозданной природой, и это нравилось Зерому.

— Вот бы, повидать ваши большие города, ведь если верить компьютеру мы живем во времена всеобщего благоденствия. Сколько у вас стоит булка хлеба?

— Еда, товары первой необходимости и общественный транспорт у нас бесплатные. За деньги продают только транспортные средства, предметы роскоши, и еще довольно узкий список товаров.

— Вот как, а если человек не захочет работать?

Кибернетическое изображение приняло облик прекрасной женщины.

— А у нас девяносто пять процентов населения только формально счисляться на работе, а фактически ничего не делают, получая впрочем, зарплату. Всю тяжелую работу и большую часть интеллектуальной, выполняют роботы и компьютеры и населению практически нечем заняться. Многие пишут романы, рисуют картины, сочиняют стихи и развлекаются, благо индустрия веселья у нас очень развита. В целом все живут счастливо, стариков практически нет, медицина позволяет избавиться от многих болезней.

— А мы случайно не бессмертные?

Женщина развела руками:

— К сожалению, нет, прожив около двух тысяч циклов, вы часто в полном здравии отключаетесь и умираете. Потом ваш дух летит в другую вселенную, продолжая вечный круговорот.

— И так до бесконечности. Жаль, я всю жизнь мечтал пожить при коммунизме, а теперь вижу, что срок моей жизни ограничен всего двумя тысячелетиями. — Иронически произнес Зером, вспомнив продолжительность жизни на Земле — А потом снова реаркарнация и неизвестная реальность. Если конечно со мной раньше не случится несчастный случай.

— Не расстраивайся человек. Не исключено, что еще одна вселенная будет лучше предыдущей. Ведь бесконечный и мудрый создатель хочет блага для всего живого во всех неисчислимых мирах.

— Да, а если там будет девять или двенадцать измерений. Даже шесть слишком много, я рискую запутаться.

— Ничего, еще привыкнешь. Ты уже не плохо освоился, в новом мире есть масса преимуществ по сравнению с Землей, в частности ты можешь гораздо быстрее достигнуть той или иной точки планеты. Если будешь правильно двигаться.

Девушка улыбнулась. Внезапно Зером почувствовал желание, даже не физическое, а чисто платоническое иметь рядом с собой любимую. Но эта волна, внезапно налетев, тут же пропала.

Компьютер вновь задал изображение странной системы из двадцати планет и пяти звезд в одном клубке.

— Вот здесь находиться наша столица. Ее прикрывает сильная армия. — И действительно, рядом со светилами плавали громадные, похожие на шары, утыканные крошечными стволами звездолеты. Большинство кораблей имело круглую или каплеобразную форму, видимо для того, чтобы труднее было попасть, а обтекаемая форма позволяла быстрее двигаться в плотной среде. Звездолеты ощетинились орудиями, и Зером почувствовал уважение к инопланетной мощи. Еще бы, один такой корабль вполне способен уничтожить Землю, а их здесь тысячи, а у республики их даже миллионы. Вновь нахлынули воспоминания о далеком прошлом. Если бы одного такого исполина да во время Великой Отечественной войны. Тогда бы смели немцев, а от Германии остались бы одни головешки, прежде чем фашистские орды приблизились бы к советской границе. И тогда многие его товарищи, а главное родители остались бы, живы. До сих пор он не может простить этого нацистам, чья потрясающая жестокость будет кровавой звездой светить в веках, напоминая о себе не только музейными экспонатами, но и вечно живой памятью. Можно ли исправить минувшее? Неужели перемещения в прошлое невозможны и в его вселенную нет возврата?

Девушка видимо уловила его мысли:

— Нет ничего не возможного. Но любое вмешательство в былые времена чревато непредсказуемыми последствиями. Если убить Гитлера, то второй мировой войны, возможно и не будет, но изменившийся вектор событий может привести к таким последствиям, что они, возможно, уничтожат человечество.

— Как так? — Зером округлил глаза.

— Очень просто. Допустим в мире, из которого изъят Гитлер, появился более острожный фашистский диктатор. Он напал на СССР, уже обзаведясь ядерной бомбой. И тогда это уже ядерная война с катастрофическими последствиями. Или другой вариант, столкновение с США. Причем в ситуации, когда у них намного больше атомных зарядов. Следует обмен ударами и планетарная катастрофа. То есть тут возможны разнообразные варианты, включая масштабный конфликт с Китаем. И как следствие, еще более катастрофическое развитие событий.

— Ну не ужели все так мрачно, и люди рождены, чтобы уничтожать друг друга. Я лично верю в лучшую перспективу. Кроме того, если бы не один сумасшедший Гитлер, то многих жертв удалось бы избежать, а так я думаю, у людей хватило бы здравого смысла остановить безумие.

— Люди, к сожалению или к счастью все разные, как, в прочем и не люди. Есть злые, есть добрые, но при этом присутствует равновесие сил. Благо, если баланс сдвигается в сторону добра. Иногда равновесие смещается в противоположную крайность. Тем не менее, в этой вселенной все немного другое, чем в предыдущей. Я имею в виду не только шесть измерений, но главное, что вы имеете опыт прошлой жизни, а следовательно стали мудрее. А мудрость подразумевает и возросшую доброту, то, что вы не будете применять наобум насилие, а вместо этого станете решать свои проблемы путем переговоров.

— Но ведь и в вашей истории были войны!

— Это потому, что одной жизни, к сожалению, для самосовершенствования мало. Величайший создатель бесконечен, а по сему создал несметное количество вселенных. Рано или поздно творение достигнет совершенства и станет угодно творцу, вот тогда может быть смертей больше не будет, и вы встретитесь с теми созданиями, что были вам дороги на Земле и еще станут вам близки в этом и следующих мирах. Пока ты подружился лишь со Слевом Игрой, но он ведь не последний твой друг. А когда ты станешь постарше, у тебя появится подруга и могут быть дети.

— А они, что тоже будут нести память о прошлой жизни?

— В большинстве случаев да, но иногда рождаются абсолютно чистые малютки, их память девственна. Считается, что они не имели прошлой жизни, а Всевышний Господь сразу воплотил их в этой вселенной. Счастливы родители, что имеют таких первенцев.

— Тогда я надеюсь, что мне повезет.

— А пока я тебя поучу немного физике будущего, чтобы ты мог точнее понять принцип действия тех или иных приборов, кораблей, летательных аппаратов.

Зером сосредоточился, ему профессору было очень интересно, побольше узнать про науку будущего. Однако многое из того, что говорил ему компьютер, было не понятно, и он активно переспрашивал. Девушка приобрела розовый оттенок, у нее появилось множество рук, она показывала те или иные голограммы. Особенно долго ей пришлось объяснять принцип работы гиперплазменых субстанций. Она многократно показывала несущиеся со сверхсветовой скоростью частицы, причем гиперплазма в их шестимерном мире, имела восемнадцать измерений. Это было особенно трудно понять доктору физико-математических наук. Как это совмещается в одном и том же пространстве. А принцип получения гиперплазмы он усвоил быстро, хотя способов было несколько и всякий раз получали отличную по свойствам материю. В частности, ультрастабильная гиперплазма насчитывала пятнадцать, а в некоторых фазах даже двадцать одно измерение. А агрессивная, наоборот ограничивалась двенадцатью. Правда есть еще и ультраагрессивная гиперплазма с температурой в секстильоны градусов, в ней может быть до тридцати шести измерений, но реализовать такой потенциал пока очень трудно. Предпочтение отдавали не столь опасным и разрушительным проявлениям разумной гиперсилы. Гиперплазма в новом мире стало своего рода аналогом того чем являлось для человечества электричество. Где ее только не использовали, сам главный обучающийся компьютер работал на этом принципе. Впрочем, слишком долго изучать многочисленные сложные науки будущего вредно. И был объявлен перерыв. "Дети" поснимали золотистые венки, и пошли укладываться спать. Постели в спальнях были на воздушной подушке, а потолок усеян неяркими звездами. Сон у младенцев был краток, изменившаяся генетика позволяла быстрее восстанавливать силы. А что касается дня, то на планете Фарогол темное время суток пролетает практически незаметно, а светлое длиться сорок восемь часов. А это вполне естественно для многозвездного мира. Кроме того, Зером наблюдал и вовсе странное явление, когда звезды разделялись на две-три части, а затем вновь сходились. Как это объяснить с точки зрения физики? "Мальчик" решил задать вопрос компьютеру.

Машина выдала долгий и малопонятный ответ. Затем, видно осознав, что его не понимают, плазмо-комп показал элементарный пример.

— Вот представь себе, дети пляшут в хороводе. Темп танца все нарастает, руки устают и, в конце концов, они разрываются. Затем ребята отдыхают, собирают силы и соединяются вновь. Так и звезды, в них течет реакция посильнее термоядерной, но слабее термокварковой, иногда она превосходит силу гравитации и чтобы не разорваться звездам приходиться разделяться, сбрасывая напряжение и слегка остывая. А потом сила отталкивания слабеет, и они вновь сходятся. Возникает пляска звезд.

— Я все понял. Посмотрю на это еще раз, это так красиво.

Действительно зрелище было впечатляющим. Сначала светило переливалось всеми оттенками спектра, от рубиново-красного, до сапфирово-фиолетового. Затем оно замерло и изменило форму, превращаясь в овал. Цвет звезды стал как у радуги, после чего она приобрела вид восьмерки, прежде чем окончательно развалиться на две половинки.

— Вау! — Зером был в восторге. Звезды стали восьмигранными, одна изумрудная, вторая золотая. Он во все глаза наблюдал за ними. Необыкновенная игра света завораживала, а лепестки короны казалось, гладили ставшее оранжевым небо.

Еще не тронутое процессом разъединения треугольное "Солнце" подмигнуло Зерому, мол, так держать малыш.

И все же у него было слишком мало времени, чтобы наслаждаться зрелищем, вновь его позвали на учебу.

"Ребенок" рос не по дням, а по часам, вот ему на вид уже пяти лет, а Слеву Игре семь. Их впервые вывели на прогулку, в сопровождении, разуметься воспитательницы и двух роботов. Было весело, под босыми детскими ногами шевелилась нежная трава. Казалось, что ты ступаешь по сплошному бархату. Зерому это напоминало счастливое время, когда он был совсем ребенком и мир казался таким же огромным, таинственным и веселым. Особенно летом, когда нежные детские пяточки приятно покалывают камушки, на ручки садятся насекомые, перебирая лапками. Все кажется новым и чудесным, даже заурядный комарик. Тут же не насекомые, а крылатые узоры, летающий орнамент. А ведь приходил в восхищение даже обычного одуванчика, а что говорить о другой вселенной. Вот и здесь такие необычные деревья, одни напоминают пушистые пальмы, другие павлиньи хвосты, третьи перевернутые ананасы с шевелящейся корочкой или толстые змеи. Кое-кто из ребят испугался. На это летающий робот просигналил:

— Не бойтесь, все животные и растения абсолютно безвредные.

"Дети" рассмеялись, а один из них, Артур Папара хищно прищурился, и как заправский каратист взмахнул ногой:

— Эйя! Сокрушу зверюгу я!

Слев насмешливо посмотрел на него:

— Кем ты был в прошлой жизни?

— Чемпионом планеты по борьбе.

— Земли? — С надеждой спросил Зером.

— Нет, Вегирумы.

— А какой у вас вид борьбы?

— Это называется искусство пустой руки!

Артур разбежался и ударил ногой в ананас. Тут же он вскрикнул, иглы пробили голую ступню. Внешне Папара похож на ребенка лет семи-восьми, по этому его рев вызывает сочувствие. Подбежал робот, выдернул колючки из пятки, потом капнул антисептиком.

— Будьте осторожны. Растения хоть и мирные, но могут дать сдачи драчунам.

Ребята слегка сбились с ноги. Вот, наконец, показалась янтарного цвета река. Ее воды вяло текли по глубокому руслу.

— Можете купаться, дно абсолютно стерильно. — Промурлыкал кибер-воспитатель. Шагающая с ними девушка подтвердила:

— Здесь безопасно как в бассейне, смотрите только на глубину, далеко не заплывайте.

Однако взрослые дети бегом залетели в апельсиновую гладь. Зером плюхнулся животом и поперхнулся. Вода по вкусу напоминало смесь манго, папайи и чего-то вообще замечательного и непередаваемого, что произрастает только на этой планете. Слев также глотнул.

— Замечательно. Это что-то неповторимое.

Они яростно плескались, вздымая волны из брызг. Когда выбрались из воды, роботы бросили им мяч, и, разбившись на команды, ребята начали играть в игру, напоминающую водное поло. Стихийно сложилось две команды красная, роботы прихватили краску, и синяя, по цвету раскрашенных лиц. Зером играл за красных. Мячик был кибернетическим и чрезвычайно подвижным. Управляемый антигравом он то и дело взлетал, вертелся волчком, причудливо меняя траекторию. Мальчишка, подпрыгнув, с трудом поймал бешеный шарик и умудрился забить его в сетку.

— Отлично Зером, вот так и действуй! — Прокричал Слев.

Противники напирали готовые сорвать ворота с места. Команда Солнцева вела в счете. Затем игра выровнялась, "синие", они на вид чуть постарше яростно атаковали. Пропустив несколько голов, "красные" ринулись в рукопашную. Борьба в воде выглядела очень забавно, в довершение ко всему заиграла музыка, ритмичный танец добавил юным бойцам прыти. Было очень весело и незаметно пролетело время, отведенное на прогулку. Кибер-воспитатели протрубили сбор, и ребята неохотно покинули ласковую, как парное молоко речку.

— Здесь лучше, чем в бассейне. — Зером тряхнул головой, полетели капли.

— Конечно, на свежем воздухе всегда лучше, чем в помещении. Честно говоря, мне до смерти надоела школа. Хочу по- быстрее стать свободным гражданином и попутешествовать по республике, а в дальнейшем посетить другие миры.

— Мне этого тоже хочется, надоело быть привязанному к одному хоть и большому зданию. А тут это напоминает комфортабельную тюрьму.

— Насколько я понял, Зером, России принадлежала только одна планета.

— Да, моей Родине только одна, да и та не полностью. Примерно седьмая часть наша, а остальное, чужие земли.

— Да, это тяжело. Каково жить, будучи привязанными, к относительно небольшой глыбе камня.

— А у нас еще спутники есть. Луна, например, наши космонавты, там уже побывали.

Слав спросил:

— И создали станцию?

— Пока нет! — Зером не любил врать.

— Вот и отлично. Вернее это плохо, но ваша цивилизация молодая и у вас все впереди.


Обучение продолжалось, из общих фраз они перешли к подробным деталям и изучению тех или иных процессов. Это было сложно, но очень интересно. Зерому, правда, больше нравились компьютерные игры. Особенно запомнилось, когда им удалось завладеть сильной магией. Впервые были испробованные пульсары, они показали себя на высоте. Один выстрел и танки врываются. Особенно эффективно действовали молнии класса Зэт, с их помощью обстреливались вертолеты и самолеты. Интересно было наблюдать, как охваченные огненным коконом машины разваливаются на части, особенно, когда рванул атомный бомбардировщик. Ядерная вспышка, от которой они укрылись за волшебной защитой, была очень красива. Сказочная и вместе с тем бурная игра красок. Потом был виден горящий поселок, варварски разрушенный взрывной волной. Даже титановые танки пылали от адского жара, бункеры расплавились и испарились. Те, кто не погиб сразу, умирали в чудовищных муках. Были видны обугленные скелеты, наполовину сожженные трупы, картина смерти очень натуральная.

— Да, хотя это битва и виртуальная, ощущение ужасное. Нажал кнопку и раз, нет целой армии.-

Передернул плечами Слев.

— И мне это не нравится. Ведь магии в действительности не существует. И будучи разбалованными легкими победами, в реальном бою мы проиграем. Это напоминает цыплят привыкших тормошить чучело лисы, но совершенно забывших какой на самом деле это опасный для них зверь.

— Я это понимаю. Но, скорее всего в этой республике нам не придется воевать, а расслабиться после учебы ой как хочется.

А то на уроке напрягайся и здесь у тебя должна болеть голова.

— А что ты хочешь. Вся жизнь борьба. Мы не должны расслабляться даже во внешне благополучном мире. — Возразил более опытный Зером.

— От перенапряжения все болезни. — Рассмеялся Слев Игра.

Постепенно, впрочем, мальчики привыкли к нагрузкам. Помимо виртуальных занятий их все больше загружали физическими упражнениями. И это понятно, они и дальше продолжали расти со сказочной быстротой. Зером уже выглядел лет на двенадцать, а Слев на тринадцать, правда, затем их стремительное движение во взрослый мир несколько замедлилось. Как предупреждал компьютер, они должны надолго застрять в юношеском возрасте.

Слев подпрыгнул высоко вверх и плавно опустился:

— А ты знаешь, так оно лучше. Юность это прекрасная пора и расставаться с ней тяжело. Тем более, что обучение уже подходит к концу. Еще один генеральный экзамен и будем свободными гражданами великой страны.

— Тем лучше, мне и самому эти уроки изрядно поднадоели. Как поется в песне:

Над нами солнце светит не жизнь, а благодать

Тем, кто за нас в ответе давно пора понять!

Тем, кто за нас в ответе давно пора понять

Мы маленькие дети нам хочется гулять!

Слев подхватил мотив:

А нам говорят, что гелий сливается с водородом.

А мы в ответ запляшем причудливым хороводом!

А нам говорят, что космос сплошная пустота…

Их прервал Артур Папара:

— Что, школьники, поете? Может, хотите размяться?

— Давай чемпион. Мы не из слабого десятка. — Сделал шаг вперед Слев Игра.

— Тогда в стойку.

Оба парня встали друг против друга. Артур явно недооценивал своего противника. С презрительной усмешкой он сделал выпад правой рукой. Слев легко парировал и провел встречный резкий удар, лишь реакция чемпиона позволила избежать нокаута, кулак только скользнул по подбородку. Артур ойкнул и поддал ногой, но и это подергивание было отбито. Игра в совершенстве владел приемами рукопашного боя. Затем обменялись косыми свингами, после чего разошлись в разные стороны. Артур подпрыгнул и атаковал, проведя целую серию молниеносных выпадов. Слев частично отбил, частично уклонился, пару раз ему попало по ребрам. Извернулся, потом встретил противника ударом в голову. Артур парировал выпад, но выбил палец. Игра почувствовал его растерянность и провел сложную комбинацию из тринадцати ударов. Последний, тринадцатый едва не угодил в висок. Папара пошатнул и раскрыл челюсть. Слев ударил, но слегка ошибся, кулак вновь прошел вскользь. Артур отчаянно контратаковал, но гнев это плохой советчик. Пропустив взмах ноги, Слев пригнулся и ударил в пах. На сей раз, шок был такой, что соперник отключился надолго.

Игра подскочил к нему и принялся массировать пятку. Это помогло, Папара открыл глаза. Его посиневшие губы прошептали:

— Где ты так научился драться?

— В яслях! — Ухмыльнулся Слев. Перехватив отчаянный взгляд, продолжил.

— В своей звездной империи. Я был полководцем, а полководец должен в совершенстве владеть оружием.

— Замечательно! Я согласен с тобой. Покажи мне кое-какие приемы.

— А ты не будешь применять их против слабых?

— Клянусь, что нет!

— Тогда кое-что я покажу вас обоим. Тебе Зером тоже не мешает научиться ультрасовременным приемам. В частности "рваной шестеренке". Зером согласно кивнул головой:

— Давно пора, а то тратим время на детские игры.

— Это тоже тренировка.

— Да, особенно с магией.

— Не будем сориться, скоро отбой, а мне спать не хочется. Давайте потихоньку выберемся и погуляем в ночной прохладе.

Артур Папара скривился:

— Тут везде роботы, нам из здания не выйти.

— Есть способ, я "оддолжил" ключ у воспитательницы.

Слев достал продолговатый предмет. Артур на всякий случай провел по нему рукой.

— Вот видите это не блеф. Внутри мини-компьютер.

— Хорошо, значит сегодня ночью.

Друзья с нетерпение дождались отбоя. Затем аккуратно на цыпочках вышли из спального зала. Коридор был увешан сплошными гирляндами. Идти пришлось долго по разрисованным коридорам. Казалось, что везде им грозит опасность, мерещились внезапно ставшие страшными и отвратительными роботы-воспитатели. Вдобавок ко всему, было очень светло. Лишь когда, наконец, они подошли к двери, треугольное солнце спряталось за горизонт, а квадрат потускнел.

— Теперь мы прорвемся.

Слев тихонько повернул пластину, двери бесшумно раскрылись.

— Теперь в путь.

Артур словно мышь прошмыгнул следом. Зером аккуратно сунулся за ними. В принципе существовал риск, что они могут попасть под наружное наблюдение, но им повезло. Без особых проблем им удалось добраться до уже знакомой речки. Артур и Слев окунулись, а Зером остался на берегу. Затем они выбрались и слегка поразмявшись, приступили к отработке ударов и приемом. Слев показывал, ребята повторяли.

— А вы способные ученики, еще не много и будете драться лучше меня.

Наконец после очередного удачного выпада слегка запыхавшие парни хотели, было идти назад, как постоянно находящийся в напряжении, Зером произнес:

— Вы слышите свист? Что-то случилась там в небе.

Юноши подняли головы. В темно-оранжевом облаке блеснул силуэт звездолета, напоминающий по форме черную акулу. Исполинский корабли приземлялся, рев нарастал. Последовали вспышки лазеров и грохот мощнейших взрывов. Горячая волна ударила в лицо.

ГЛАВА 5

Лучше один раз ударить, чем сто раз. сказать. \Майкл Тайсон\

Звездолет с вирусами стартовал. Адольф Шифер присел в желеобразное кресло, ожидая сильнейшей перегрузки. Ему приходилось смотреть фильмы про космонавтов, и он знал, как жестко их давит. Вопреки ожиданиям, он практически не ощутил старта, настолько мягок был подъем.

— Это работает антиграв. Он преобразует гиперплазменную энергию в анти-поле, которое гасит гравитацию и инерцию. — Произнес Герман Геринг. Ропата утверждающе кивнул:

— В прошлой жизни я летал на сверхзвуковом истребителе, когда он разгоняется, то тоже сильно вдавливает в кресло.

— Это понятно, ничего удивительного в этом нет. Мне приходилось как-то опробовать нашу лучшую машину реактивную "Саламандру", у нее скорость не многим уступает звуковой. Так меня чуть в первом бою не расквасило, такая большая стремительность и резкость в маневрировании. Правда, я сумел подбить трех русских Яков.

— Да, наша германская техника самая лучшая. Вот если бы американцы нас не предали, то мы могли бы раздавить проклятую Россию.

— Запросто! — Геринг сжал кулак. Американец Генри Ропата смутился, его голос выдавал волнение.

— Это все Рузвельт. Будь у власти Трумэн, такого безобразия не было бы. Мы бы вместе уничтожили главного врага. Они поддались глупым эмоциям.

— Ну вот, а теперь столь великолепный шанс упущен. — Адольф выдавил ужасающую улыбку. — Между прочим, глупые янки, у нас есть сведения, что о теракте 11 сентября было известно российским спецслужбам, но они промолчали.

Генри уставился всеми десятью глазами.

— Это надежные сведенья?

Адольф выпятил подобие груди.

— Конечно, мафия все знает.

— Почему вы не передали эту информацию нам?

— Мы то передали, но ЦРУ предпочло скрыть правду от своего президента. Джордж Буш горяч и вполне мог нанести в ответ ядерный удар по Москве, что привело бы к катастрофе планетарного масштаба.

— Вот русские сволочи, жаль, если бы не ядерное оружие, то мы бы их разбомбили с воздуха. — Генри тяжело вздохнул.

Адольф с трудом подавил смешок, его шутка удалась на все сто процентов, видишь, как завелся янки. На самом деле события 11 сентября интересовали его чисто с прагматических позиций, можно ли на этом заработать и он ничего не знал о роли ФСБ, хотя многие говорили, что самостоятельно арабы до такого эффектного теракта не додумались бы.

— Зато теперь у нас есть такое оружие, что если нам попадется Земля, то мы ее, — Герман изобразил тройной кукиш, — сотрем в порошок. Планета расколется, затем разлетится на кварки. Кстати заболтался я с вами, а вот звучит сигнал, кое-кто посмел пересечь нам дорогу.

Компьютер и впрямь выдал им изображение звездной трассы. По гиперпространственному коридору скользил тяжело нагруженный звездолет. По контурам он напоминал кита, хотя на гравиорадаре силуэт был крайне расплывчатым.

— Чую! Ох, чувствую богатую добычу. — Геринг дал знак остальным вирусам.

— Всем придти в полную боевую готовность.

Космические корсары спешно нацепили на себя боевые костюмы. Их лапы тряслись в сладострастном предвкушении боя.

— Будьте готовы к абордажу. Мы каперы и наш долг брать в плен чужие субмарины.

Звездолет развернулся и пошел на сближение, атаковать в гиперпространстве не просто. Многочисленные звезды мерцали размытыми силуэтами, они напоминали лица призраков, устрашающие и многоцветные. От гравитационного ускорения трещала обшивка. Надо приблизиться на дистанцию боевого воздействия и попытаться сбить скорость врага, прежде чем удастся войти в плотное соприкосновение. Капер развернул орудия и стал заливать пространство гиперплазменными треугольниками. Жгучие вспышки настигли транспорт, врезаясь в его борт. Звездолет пиратов имел на вооружении сорок плазменных, восемь ракетных пушек и две гравиорадиационные установки. Прежний, еще более мощный, был оставлен на ремонтной базе, гравио-мотор барахлил, а пополнить казну надо немедленно. Из-за этого вирусы особенно активно месили вакуум, пытаясь затолкнуть транспорт в миниатюрную черную дыру. Это удалось лишь отчасти, корабль интенсивно отстреливался, а его силовое поле дрожало и вибрировало при попадании. Ответные залпы не причиняли разбойникам существенного вреда, лобовая защита была довольно сильной. Поэтому, они продолжали сближаться, постепенно настигая звездолет. Интенсивность артподготовки достигла наивысшей точки когда, наконец, особо удачный залп пиратов накрыл хвост корабля, повредив гиперплазменные моторы. Скорость и маневр сразу упали, звездолет превратился в легкую добычу.

— Приготовить десантные капсулы. — Скомандовал Геринг.

Пираты практически молниеносно выдвинули кибернетические модули. Они, используя лазерные сверла, вгрызлись в борт корабля. Адольф одним из первых продырявил покрытие и оказался на судне. Узкие коридоры и тусклое освещение ждало их. Правда передвигаться было намного легче, жидкая среда не стесняла движения. Можно было смело стрелять из лучевого оружия. У себя на планете они в основном использовали гамма-пистолеты и нейтрино-сканеры с минимальным воздействием на окружающую субстанцию. Шифер яростно палил, используя все четыре лапы. Вот впереди кто-то закричал, будучи разрезанным лазером. По стенкам коридора были разбрызганы капли алой и лимонной крови. Адольф расчехлил скафандр, раскрыл пасть и слизнул ее шершавым языком. В тот же миг его опалило сухим, почти ядовитым воздухом. Одноклеточный пират стал задыхаться, на теле проступили бордовые пятна.

— Как не осторожно, прикрой пасть. — Рявкнул Генри.

— Это у тебя пасть, отморозок. — Буркнул Адольф. И тут же едва не получил лучом лазера, охранник звездолета выстрелил навскидку и ему удалось зацепить скафандр. Легкие фракции нефти забулькали и загорелись. Пламя разлилось тонкой струйкой. Однако сатана не обидел Адольфа реакцией, и он сумел точным залпом срезать трехлапого противника. Кое-как зажав вытекающую смесь, Шифер перебинтовал самоклейкой поврежденную поверхность боекостюма. Теперь он снова обрел способность двигаться, его взгляд упал на стенку, на ней был изображен разрезанный лазером дракон, а практически рядом надпись. "Человек, знай, что разум важнее грубой силы".

— Ну, это мы и так знаем. Хотя столько примеров, где сила важнее. Сколько умников под землей закопано.

— Надо спешить, а то другие парни всю добычу растащат. — Генри Ропата устремился вперед, кованные магнитной гравиосталью подошвы четырех сапог, глухо отдавались в пустом коридоре. Адольф припустил за ним. Абордажная схватка продолжалась. Наслышавшись о нравах вирусов, экипаж сражался с яростью обреченных.

Коридоры были сильно изогнуты и, часто стрелять приходилось вплотную. Кроме того, защитники корабля активно применяли лазерные шесты. Вот один из пиратов рухнул раскромсанный твердым лучом пополам. Нефть вспыхнула, разлившись огненной радугой. Адольф также выхватил палку. Генри, тем временем повернул рычаг у себя на животе.

— Смотри, "Адик" — новое оружие, его нам следует использовать.

Две шаровые молнии с умопомрачительной быстротой завращались вокруг одноклеточного тела. Они как бы создавали коронку. Адольф, у которого был тот же ранец, сплюнул с досады.

— Как я сразу не догадался. И полез лапами к переключателю. Однако, как часто бывает, в впопыхах сдвинул не тот рычажок. Вместо шаровых молний он тут же погрузился в спасательный кибермодуль. Компьютер самостоятельно направил своего незадачливого клиента к выходу. Как пробка шампанского Шифер вылетел в космос. Пока он там летал, внутри продолжала кипеть схватка. Генри со всего размаха таранил своего противника, накрыв его шариком. Соприкосновение с подобным зарядом оказалось убийственным для человека, его разнесло на молекулы. А из ранца бывшего американского рейнджера выскользнул еще один убийственный пульсар. Вирусы-пираты явно одолевали, их было больше, и они гораздо мощнее вооружены. Битва, тем не менее, продолжалась, остатки экипажа заблокировались в капитанской каюте. Для того чтобы выдавить их оттуда, пришлось пустить в дело крейсерный танк с пятью лазерными пушками. Сосредоточив огонь орудий в одном месте, танк прожег толстенную покрытую силовым полем дверь. Корсары, размахивая лазерами, влетели вовнутрь. Вирусы бурным потоком захлестнули корабль. Капитан был убит, а уцелевшие космонавты, в основном женщины, подняли руки. Адольф успел лишь к этому кульминационному моменту, пропустив значительную часть боя.

Герман Геринг развязной походкой прошествовал перед пленными. Женщины, в большинстве человеческой расы, были мрачны и вздрагивали, одноклеточные чудовища вызывали смесь страха и омерзения. Главарь пиратов процедил:

— Раздевайтесь. Все ценности и одежду складывайте в кучу.

Прошел гул, одна из наиболее смелых женщин спросила:

— Все снимать?

— Конечно. Если вы не хотите что мы вас оголили, а потом распилили на запчасти.

Нехотя и довольно медленно женщины стали раздеваться. Почти все одни были молодые, здоровые и крепкие и их обнаженные тела смотрелись соблазнительно в розовом свете прожекторов звездолета. Заминка произошла, когда подошла очередь нижнего белья. Тут возникло сопротивление. Герман пальнул из лазера в потолок, затем силой сорвал бюстгальтер, обнажив пышные формы. Грубо ущипнув за грудь, он шлепнул женщину по заду. Заставив ее, уже нагой отжиматься от пола. Некоторые женщины были без нижнего белья, им проще, краснея и смущаясь, они выстроились в шеренгу, прикрываясь руками.

— Вот так-то оно лучше, — с довольной ухмылкой произнес Геринг. Отвыкший от человеческих тел, Адольф жадно пожирал их глазами.

— Хороши телки. Ох, до чего хороши. А теперь мы будем назначать вам выкуп. Среди вас есть девственницы?

Женщины дрожали, но молчали.

— Очень жаль. На невольничьих рынках за вас заплатили бы большую цену. А теперь поскольку среди вас нет дев, то мы без проблем развлечемся.

Геринг повернулся к солдатам. Самый крупный из них пробурчал:

— А как мы это сделаем?

— Я тебе давал слово? Два наряда вне очереди. А вы что пригорюнились. Да, мы бесполые и размножаемся делением. Но у нас самая совершенная техника в галактике. Так вот, любуйтесь, прекрасное изобретение великой науки, искусственный киберфалос. Электроника множество узлов и мегаплазменных соединений. А на самок, вне зависимости от расы, действует потрясающе. Ну и мы вирусы можем получить необычным путем не доступное удовольствие.

Пираты загоготали. Одна из девушек простонала:

— Я в прошлой жизни была мужчиной, не надо меня насиловать.

Пираты дружно извергнули дикий рев из пастей:

— Тем лучше, ты поймаешь неведомый ранее кайф.

— А я вот раньше был женщиной и всегда мечтал стать самцом. Вот теперь я не то и не другое. — Захохотал один из звездных корсаров. — Я хочу своего коллегу.

— Он твой! — Пробурчал Геринг, поправив семиствольный бластер.

— А где у нас есть подобное сокровище? — Робко спросил Генри, затем добавил — Я имею в виду штучку страсти.

— Там же в ранце. Возьмите его в руки и проведите по голубой линии. Вот так медленно напротив молнии. Она сама и откроется.

Адольф провел своей лапой по голубой линии, что-то щелкнуло, ранец раскрылся и перед его глазами возник блистающий фаллос.

— Присоедините его вот сюда.

— Плотнее, плотнее. Вот так. Ну, а теперь наступил праздник плоти. Ох, девочки вам это так понравиться, что больше не захочется человеческих мужчин. Эй, вы куда поперли!

— Главарь одернул наиболее ретивых:

— Становись в очередь. Будете подходить, и спариваться по команде. У нас армия, а не бордель.

На бедных девушек было страшно смотреть. Эти ужасающие монстры с десятью блестящими и горящими похотью глазами были готовы их разорвать. Не выдержав, самая младшая из них завопила и ринулась бежать. Вирус ударил по ее голым ногам парализующей плеткой. Красавица упала, сзади к ней подошел Генри.

— Мистер Геринг может, начнем?

— За то, что ты вылез и устроил самоволку, будешь последним. А первым начнет Адольф. И запомните одноклеточные, у вас будет только по одной попытке, так что попытайтесь оттянуться по полной. Пираты не довольно загалдели, но так как их было гораздо больше, чем женщин, им пришлось смириться. Что было далее, настоящая садомазохистская оргия, подробности которой лучше пропустить или домыслить самим. Единственное что можно сказать так это то, что женщины все же испытывали противоестественное удовольствие. Видимо техника есть техника, сексуальные мини-роботы были сделаны на славу. Вирусы тоже получили свою порцию наслаждения и завалились спать. Геринг ушел последним, он до такой степени пересытился животными ощущениями, что его студенистая плоть истерично тряслась. Оболочка сильно зудела, пришлось вколоть себе успокаивающий укол. Впрочем, вирусам в сутки нужно не больше часа сна, затем они снова полны сил и энергии. На корабле было несколько детей, их Геринг решил оставить их на сладкое, а может быть даже съесть в одиночку. Адольф видел это и у него потекли слюнки. Он чуть ли не ползком подплыл к Герингу:

— Оставь мне хотя бы кусочек.

Командир отмахнулся:

— Ты что, больной? Я не собираюсь их есть.

— А затем они тебе?

— Это дети очень богатых и влиятельных родителей. Мы можем взять за них выкуп.

— Вот как, я об этом не подумал.

— А ты Адольф, всегда думаешь желудком. Бери пример с Гитлера, он был вообще вегетарианец, а сколько народа уничтожил.

— О! Гитлер. — Адольф не переставал восхищаться своим тезкой.

— И когда эти времена вернуться?

— Скоро. Очень скоро начнется полномасштабная война, в которой будут сгорать целые галактики, а разумные существа гибнуть миллиардами. Вот тогда и будет для нас раздолье.

— А откуда тебе это известно?

— В столицу нашей империи прибыл посол Сумбулистана. Думаешь просто так? Да, его визит был неофициальным, но ранг посланца слишком высок для увеселительной прогулки. Все это говорит о готовящейся войне. Кроме того, наша экономика уже давно переведена на военные рельсы, нам требуется все больше и больше рабов. Как говорит пословица: — Если выковал меч, то руби. От безделья и сталь ржавеет.

— Это вполне, по- человечески. И что, может быть, реальный Гитлер воплотился среди нас?

— Скорее всего, нет, иначе мы бы об этом знали. Такой человек не мог пройти не замеченным.

— Возможно, он сохраняет свое инкогнито, а может быть находиться в другом секторе бескрайней вселенной. — Герман лениво зевнул.

— В одной нашей империи десятки миллиардов вирусов, при таком количестве трудно за всеми уследить. А ведь некоторые в прошлой жизни были крупнейшими шишками.

— Такие есть и в нашей команде?

— Ну, если не считать тебя, то это Нарк Аслана. Он был генералом звездного флота в могучей империи. Вот от него постоянно ждешь удара в спину, хотя обычно он угрюмо молчит.

Адольф потер лапой коридорное покрытие:

— Молчуны самые опасные. Мое предложение, пока он не ударил в спину, застрели его, в горячке боя никто и не заметит. цыя

— Я уже думал об этом, но у нас так поступать не принято. Только из-за подозрения, ликвидировать в целом хорошего вояку. Мое мнение, пусть сначала даст повод, а лишь потом я его уберу.

— Заметано! Я думаю впрочем, что ожидание может тебе дорого стоить. Попалась змея под каблук, топчи!

Вирусы еще долго могли говорить, но прозвучало предупреждение компьютера:

— Прямо по курсу патрульный крейсер, рекомендую развернуться и сменить траекторию.

Герман Геринг сплюнул:

— Вот, опять нас ждут неприятности. А ведь если честно говорить, то добыча была не особенно ценной. Всего на всего пурпурный перец и любирецкий табак. И то звездолет был полупустой. Какая приблизительно мощь крейсера?

— Судя по показаниям радара, корабль примерно 6 класса.

— О, это как минимум сто плазменных пушек. Лучше ретироваться пока не поздно. — Геринг повернулся и встретился взглядом с Адольфом. Его слегка покоробило.

— Этот корабль вдвое мощнее нашего. Нет смысла рисковать.

— Согласен, перебазируемся.

Так как поверженный транспорт был относительно тихоходен то, прихватив немногие ценности, пираты обратились в бегство. В захваченное судно была заложена взрывчатка, после чего его подорвали с помощью гравиорадио. Однако было уже поздно, крейсер их обнаружил. Началась долгая и мучительная погоня. Оба звездолета казалось, застыли в пространстве, расстояние не уменьшалось и не увеличивалось. Равноценные по силе двигатели выбрасывали мегатонны энергии, но никак не могли изменить внешне хрупкий баланс. Звездные корсары все же находились в менее выгодном положении, так как перемещались в чужом секторе, а значит, не могли получить помощь, в то время как крейсер имел основания рассчитывать, что ему на выручку прилетят товарищи.

— Это империя Парупа. — Геринг почесал между глаз. — Большинство населения человекоподобные, раса развитая, но с пиратами не церемонятся.

— А если мы сдадимся?

— О, это медленная смерть на каторге. Лучше умереть в бою. Впрочем, попытаюсь слегка оторваться.

Каперский звездолет сделал веер и направился к пятиугольной звезде. Ему удалось слегка увеличить скорость, используя силу притяжения ярко-коричневого светила. Затем он скользнул буквально по протуберанцу. Стало жарче, одно из огненных щупалец коснулось корпуса корабля. Затем звездолет, врубив все резервы, прошел на прямую сколь плазменный угол звезды. Как и предполагал Геринг, нервы у командира крейсера были послабее, или, скорее он был более осторожным, скорость у корабля упала, а расстояние выросло. Тем не менее, полностью оторваться не удалось, дистанция между ними по-прежнему позволяла отслеживать путь капера.

— Вот черт! Повторим маневр. — Геринг вновь рванул к звезде, и постарался пронзить ее напрямую, однако на сей раз, маневр не увенчался успехом. Наоборот расстояние сократилось, видимо командир крейсера сделал соответствующие выводы и сумел вовремя скорректировать курс. Теперь погоня стала еще более драматичной, мало того видимо правительственный корабль сумел найти дополнительные резервы в двигателе и дистанция между звездолетами медленно, но неумолимо сокращалась.

Геринг задрожал, его вынуждали принять не равный бой, тем более опасный, что у врага, что стало очевидным при сближении, оказалось не вдвое, а в трое больше пушек. Да и гравитационные установки были в пять раз мощнее, чем на капере. Еще чуть-чуть и их накроет залп из дальнобойных орудий. В этот момент Адольфу пришла в голову идея.

— У нас же катер есть. Я предлагаю посадить в него десяток вирусов и направить на перехват крейсера. Они применят против него гравио-кварковую бомбу и если и не собьют, то задержать.

— А что. — Геринг оживился. — Это логично. Мы так и поступим. Отберем добровольцев и…

Но тут же выяснилось, что пиратам очень не хочется становиться пушечным мясом, идя на верную смерть. Тогда Герман в приказном порядке назначил десяток камикадзе. Среди них был и Нарк Аслана. Однако многие вирусы были не довольны подобным назначением.

— Как назначать Нарка, то ты в первую очередь. А вот, почему Адольф ходит у тебя в любимчиках?.

Герман рявкнул:.

— Не ваше дело! Я ваш командир и как приказал, так и будет!

— Нет! Так не будет! Долой засилье землян! Пускай Адольф и Генри войдут в состав атакующей группы.

Герман растерялся, вирусы трясли лазерами и были очень агрессивны. На какой-то момент его воля ослабла, и он махнул рукой.

— Будь что будет!

Корсары обрадовались и, подхватив под руки Адольфа и Генри, силой втолкнули их в катер.

— Вот теперь все по правилам.

Вирусы теперь были довольны, и небольшое судно стартовало с кормы звездолета, а Нарк остался на борту. Адольф испугался, его назначили командиром катера, а он не знает толком что делать. Конечности ходят ходуном, он отчаянно пытался нащупать рычаги. У него есть целых две самонаводящихся гравиоракеты. С их помощью вполне можно причинить серьезные повреждения крейсеру. Надо только как следует сблизиться и избежать поражения лазерными пушками. Вот тут и заключен парадокс, чтобы сбить, надо быть как можно ближе, чтобы самому, наоборот, не быть сбитым как можно дольше. Адольф не был профессиональным военным, он просто струсил, повернув рычаги управления, стал удаляться от крейсера. Генри Ропата вмешался.

— Мы должны спасти своих. Атакуй врага.

— Ты хочешь, чтобы нас всех убили? — Прошипел Адольф.

— Так по мне и смерть не страшна. Надоело быть бесполым одноклеточным вирусом. Может быть в другой вселенной нам дадут нормальные тела.

Адольф на какое-то мгновение почувствовал соблазн, ведь смерти нет, есть лишь вечное движение, возможно, все измениться в лучшую сторону. А ведь все равно страшно, не известно кем станешь, может вообще крысой на помойке. А здесь все-таки могучая цивилизация. Но Генри, профессиональный военный не стал слушать, схватив рычаги, он направил машину на встречу смерти. Звезды на экране прыгали как зайцы, их траектории смешались. Сам катер бросало из стороны в сторону, он уже вошел в зону поражения от лазерных пушек. Слабое силовое не могло долго противостоять лучам, поэтому решение вести машину на сближение по изломанной траектории было верным. Таким образом, пираты, хотя и страдали от одиночных попаданий, могли сохранить себя для последующей борьбы. Адольф сзади накинулся на Генри, пытаясь оттащить его от пульта управления. Генри отбился, и при этом продолжал держать руль и пусковой механизм в руках. Остальные корсары ругались и извергали проклятия. Несколько вирусов схватили, было Адольфа и оторвали от бывшего американского спецназовца, тогда он выхватил лучемет. Первый выстрел едва не прожег обшивку, пираты подались назад. А вот второй, уже прицельный выброс плазмы, едва не прикончил Генри. Буквально в последнюю долю секунды тот дернулся, нажав на клавиши. Гравиореактивный снаряд стартовал с платформы. Его хвост оттолкнул катер, и как раз во время, прямо перед ним рванула гравиобомба. Взрыв так сильно тряхнул корсарское судно, что вирусы как горох ударились в пятнистый потолок. Потом их несколько раз перекинуло по борту тряся, словно детскую погремушку. Второй заряд сработал сам собой от сотрясения. Пиратам опять повезло, гравиоснаряды поразили цель, синхронно пробив силовое поле и проделав внушительную дыру в обшивке звездолета. Скорость крейсера сразу упала, и он вынужден был развернуться и сосредоточить огонь на дерзкой мухе, посмевшей укусить слона. Спастись от столь плотного водопада гиперплазмы не было никакой возможности, катер рассыпался на кусочки. Адольф, Генри и еще несколько пиратов, успели катапультироваться. Спасательные модули поместили их в трудно проницаемую, почти невидимую шубу. Однако правительственный крейсер продолжал палить по опустевшему пространству. Кроме того, из чрева корабля вылетело дюжина одноместных истребителей. Они кружились и просматривали космос. Два незадачливых напарника погибли от случайных выстрелов, остались лишь Адольф и Генри. Они замерли, включив на максимальную мощность маскировку, и не двигались, опасаясь выдать себя. Шифер дрожал от страха, особенно он боялся, похожих на стервятников истребителей империи Парупа. Генри был более хладнокровен, он почти равнодушно следил за машинами. Несколько раз они пролетали практически рядом, силовые поля оставляли едва заметные переливающие полосы на стреловидных крыльях. Острые чуть согнутые носы, истребителей поблескивали дулами лучеметов. Они то и дело пролетали мимо, но ни разу не задели. Вот половина самолетов повернула к звездолету, а остальные дали крен вправо. Адольф вздохнул с облегчением, но в этот момент задний истребитель замер и неожиданно повернул к нему свою страшную, напоминающую клюв ястреба морду. Душа ушла в пятки, не выдержав, он включил мини-двигатель и рванул в сторону. Самолет полыхнул зеленым лучом, из его клюва вылетела искристая сеть. Она настигла и разом облепила скафандр Адольфа, и тот забился как комар в паутине. Генри продолжал спокойно висеть, и может быть, его бы не заметили, но летчик истребителя оказался ушлым малым.

— Там где один вирус есть и еще. Они редко летают в одиночку. Обшарить все пространство.

Бывший американский спецназовец предпочитал парить, он понял, что сканирующая аппаратура реагирует на малейшее движение. И все же многочисленные истребители настолько тщательно обследовали пространство бездонного космического океана что, в конце концов, нащупали и его.

— Попалась рыбка в сеть.

Удовлетворенно хмыкнул имперский полковник.


Два вируса были доставлены на борт. Их не били, всего лишь просветили нейтрино-рентгеном, проверили на компьютере. Скафандры не снимали, так как кислородная атмосфера для вирусов ядовита. Их приволокли в командирскую каюту. Там их уже ждал генерал Март Шатун. Звездолет был велик, коридоры довольно широкие с движущимися дорожками. Боевые роботы, с большим количеством щупалец и множеством лазерных стволов, сновали как пауки по потолкам, стараясь не мешать людям. Половина членов экипажа вполне гуманоидна, похожи на строгих мускулистых людей. Остальные разномастные особи. Есть змеевидные и подобные на кальмаров, но больше всего четырехруких горилл с орлиными головами. Они злобно цокали клювами, с садистской усмешкой поглядывая на пленных вирусов. Одно объединяет все эти виды, они дышат кислородом и белковые по структуре. А они, вирусы даже состоят из легких жидких металлов, совершенно не гуманоидные создания. Тела людей, как правило, в доспехах и зеркальных шлемах, лиц не видно. Как знать может они страшненькие и похожи на чертей. Вот тут то и начался ад. Адольф не любил и боялся боли, а то, что на допросах их будут пытать, он не сомневался.

"Все расскажу" — решил он про себя. Генри наоборот был спокоен. Бывший спецназовец конечно знал, что с пленными обычно не церемонятся, но был внешне холоден. Смерть его не пугала, а муки можно перетерпеть. Кроме того, если будут пытать, почему не выдать то, что знаешь. Другое дело, что знают они так мало, что вряд ли им за это купить свободу или даже такую ненужную вещь как жизнь.

Каюта генерала была просторной, на потолке светились наполненные разреженной плазмой шары. Стоял стол, на нем была прорисована голограмма со звездным небом. Генри до сих не переставал удивляться тем необычным формам светил, а также тому, что они постоянно менялись, то, разделяясь на несколько частей, то, соединяясь вновь. А главное у них не было стабильного цвета, спектр был необычайно богат. Когда меня будут пытать, можно отвлечься от боли наблюдая звездные символы. — От этой мысли стало легче.

Генерал шагал по кабинету, грохоча сапогами, ее лицо было прикрыто золотой маской слегка причудливой формы, но при этом строго функциональной. В довершение ко всему, ее венчали небольшие рога.

— Вот черт. — Прошептал Адольф.

Март Шатун раздвинул широкие плечи:

— Да! Я для вас черт. Вы попали в самое пекло.

И остановился, наслаждаясь эффектом.

— Мы ничего не скажем вам. — С напором начал Генри. — Если вы не гарантируете, что выведав все секреты, отпустите нас на свободу.

Март усмехнулся:

— Вот как! А вы думаете, что ваших ничтожных знаний будет достаточно, чтобы вас отпустили? Сколько им лет, Ридимар?-

Генерал обратился к компьютеру.

— Сорок восемь суток младшему, старшему пятьдесят шесть.

— Всего-то, да вы еще совсем зеленые. Значит, вряд ли сможете что-то ценное нам передать.

— Все что знаю, скажу! — Простонал Адольф. — Только не надо нас мучить.

Март покачал головой.

— Как это не надо? А кто даст гарантию, что вы не соврете. А вот если вас подвергнуть психозондированию, то ваши мысли будут полностью вывернуты на изнанку.

— А зачем это нужно. Мы не настолько преданы империи вирусов, чтобы врать. — Генри попытался торговаться.

Генерал крутанул пальцами:

— Я должен посмотреть, как работает наша машина дознания. Кроме того, мы можем считать часть информации из-под сознания, а там сведения гораздо ценнее.

— Считывайте что угодно. Только оставьте жизнь, я прошу.

— Значит, ты не веришь, что тебя впереди ждет лучшая жизнь? Отлично, значит, ты не умрешь во время допроса.

Генерал повел пальцами, и их подхватили роботы и потащили в небольшой отсек.

— Ничего страшного, сейчас в ваши тела войдут небольшие, размером в пол микрона плазмо-компы, они с помощью щупальцев окутают все тело и мозг.

Адольфа и Генри опустили в пузырящуюся емкость, а к порам кожи подвели шланги с жидкостью позволяющей им дышать.

Затем что-то включили, свет померк. Появился летящий квадрат, от него отходило несколько щупалец, одно из них вонзилось между глаз Адольфа, предположительно там где должен находиться главный нервный центр вируса, а остальные разошлись по телу. На короткое мгновение он потерял сознание.

Когда очнулся, сразу не понял где он. Вокруг шумел огромный хвойный лес, лежали сугробы. Адольф бросил взгляд на свое тело, белела пышная шкурка, лапки и характерный хвост.

— Заяц! Я заяц! — Мелькнуло в голове. — Не ужели я умер и реаркарнировался в "косого"?

Однако раздумывать ему было некогда. В кустах сверкнули чьи-то острые зубы, большущая, как показалась Адольфу, в человеческий рост пасть, раскрылась. Бывший главарь мафии запищал и пустился наутек. Волчище следовал за ним, огромными прыжками сокращая расстояние. Сердце бешено стучало, готовое лопнуть от перегрузки, лапы заплетались от быстрого бега, а страх жег огнем. Впрочем, как не старался бедный заяц, все было тщетным, его настигли и зубы сомкнулись, откусив задние лапы. Боль на мгновение парализовала Адольфа, затем каленым железом заполнила все тело.

Снова сжимаются страшные челюсти, хотя Шифер и зажмурил веки, он их прекрасно видит. Брызжет жгучая слюна, трещат поломанные кости, глоток и он проваливается в необъятный волчий желудок. Там темно и каждая клетка наполнена страданием. Его переваривают, он чувствует, как рассыпается каждая косточка. Наконец он попадает в кишечник, там царит сырость и нечем дышать. "Когда, наконец, все это кончится ведь меня давно съели и переварили". Наконец в тот момент, когда он уже должен выйти вместе с фекалиями все исчезает. Адольф оказывается в пустыне. Видны барханы, редкие кактусы, сразу два жгучих солнца, одно привычное круглое, другое тупое квадратное, в небе ни облачка. Что за нелепость? Он в рваном женском платье, а его плоть, это тело тринадцатилетней девочки. Раскаленный песок обжигает почти детские босые ноги. Шифер начинает подпрыгивать, чтобы хоть на мгновение унять дикий жар, охвативший его ступни, их поджаривает как на сковороде без масла. Внезапно слышаться рев гепарда, и вдали видны черные и белые кони бедуинов.

Адольф понимает, что с ним сейчас должно произойти и срывается в бег. Он бежит словно по обнаженным кинжалам, лай собак и рев гепарда все ближе. Адольф задыхается, бедное девичье сердце готово разорваться на части. Оскаленные морды все ближе и ближе. "А ведь и я когда-то устраивал подобные развлечения и получал удовольствие," — звучит в голове мысль позднего покаяния. Наконец он падает в полном изнеможении, песок шипит от упавших капелек пота.

Псы и гепард останавливаются рядом, Адольф ожидает когда, наконец, они вцепляться в него и покончат со страданиями. Однако вместо этого противные звери лижут его или ее языками. Ожидание смерти тяжелее самой смерти. Наконец подъезжают те, кого он принял за бедуинов. Какие они страшные рогатые, все в прыщах и бородавках, а из рта торчат клыки. "Сейчас они меня съедят"- подумал Адольф. Вместо этого они набросились на него, сорвали остатки платья, раздвинули ноги и стали делать то, что обычно делают с пленницами. Девственное тело Адольфа отозвалось сильной болью. Он то искренне считал, что все бабы, даже малолетки — шлюхи и ловят кайф от секса, а теперь убедился, что это не так. Страдания от этого извращения были страшные, его изнасиловали и унизили. Впервые за всю свою жизнь он обратился к Богу. "Господи помоги мне! Обещаю, что больше никогда не буду насиловать женщин и мужчин. Клянусь". Мучили его очень долго, буквально разорвав все внутренности, каждое мгновение было наполнено муками и казалось бесконечным. Наконец насильники, их было двадцать, удовлетворили свою похоть. К нему подбежал гепард и одним рыком перекусил его пополам. От болевого шока Адольф, наконец, отключился. Вновь в себя пришел что бы, наконец, почувствовать себя в третьей ипостаси. На сей раз, у него не было глаз, но он все равно все видел. Растение, ничтожный сорняк вот кто он теперь. Беззащитный, не в силах даже пошевелить пальцами. Как мучительна неподвижность, насколько больно вот так вот стоять, замерев в неестественной для человека позе. Время словно ускорилось, вот он буквально умирает от жажды, корни сохнут, а листья тянутся к чистому небу. Ловят каждое облачко, наконец, появилась тяжелая свинцовая туча, Адольф вздохнул было с облегчением, как на него обрушились кубышки льда. У растений нет нервных клеток, это он знал еще из школы, но, тем не менее ему очень больно, словно молотят ломом по голове. Такие страдания, листики покорежены и прибиты. Правда, наконец, льдинки растаяли, и живительная влага наполнила все клетки организма. Однако долго насладиться не удается, после дождя появились насекомые — жучки, гусеницы, муравьи. Кажется, они живьем обгладывают плоть. Видно, как изъеденный листик становиться прозрачным, видны тонкие прожилки. Адольф еле дышит, ему хочется придавить надоедливого членистоногого, но он лишь колышим ветром.

"Каково это быть растением, не ужели они тоже испытывают такие мучения, но это антинаучно". — И тут же в голову лезет другая мысль. — Что ты знаешь о науке, троечник несчастный. — Да, Адольф учился неважно и, тем не менее стал миллиардером и главой синдиката. Насекомые кушают медленно, потом слегка отползают, давая вновь затянуться ранкам, потом опять начинают грызть. Адольф до такой степени исстрадался, что появление коровы было как манна небес. Все притупилось и, оказавшись в желудке, он вновь отключился. Когда очнулся, его завертело по длинному черному коридору.

ГЛАВА 6

Даром преподаватели время со мною тратили!

Даром со мною мучался самый искусный маг!

\Гарри Поттер\.

Араге спала как младенец. Ей снился такой замечательный сон, что она проснулась, сожалея об утраченном миге блаженства. Фортен подтянулась и словно рыбка выплыла из комнаты. Летать для нее стало настолько естественным, что она уже не мыслила по другому своей жизни. Аэмоно вышла ей на встречу.

— До занятий еще два часа может, ты пополнишь коллекцию своих причиндалов?

Араге всплеснула руками:

— Да, я совсем забыла, мне нужно приобрести волшебную палочку.

Аэмоно изумилась:

— Палочку? А зачем, это что, твой фетиш или артефакт?

— Нет! Да не ужели ты не читала Гарри Поттера?

— Впервые слышу о нем. Хотя нет, один из учителей и трехголовый медведь говорили, что на Земле очень популярна сказка о маленьком волшебнике. Но, я ее не читала.

— Так знай, у него была такая вот, — Араге развела руки — волшебная палочка и с ее помощью он творил великие дела.

— А понимаю, тебе нужен аккумулятор магической мощности, вместе с волшебным артефактом. Ну что же, я помогу тебе приобрести его. Но в виде палочки он встречается редко. Обычно предпочитают кольца. Это и удобнее и использовать гораздо легче.

Аэмоно показала свою руку.

— Этот перстень я купила в кредит, так как настоящие волшебные камни очень дорогие. Это сказочный агат. Но я не самая выдающаяся чародейка. Тебе я думаю, нужен колдовской алмаз, а он стоит целое состояние.

Араге вздохнула:

— А у меня нет ни цента.

— Не расстраивайся, во-первых, всем новичкам дают кредиты, а во-вторых, нам платят стипендию, а особенно одаренным выплачивают королевский гонорар. С твоими способностями я думаю, ты быстро добьешься признания и денег.

— А что, тут у вас есть король?

— Конечно. Он живет примерно в ста милях отсюда. Вы можете к нему смело подойти, правда, он не в ладах с соседями, но мы маги не даем вспыхнуть масштабной войне.

— Какими силами король располагает?

— Не малыми, у него есть драконы, громадные динозавры и бронтозавры, летучие лебеди-мамонты и многое другое. Но главная сила каждого короля, это боевые маги.

— А как же звездолеты, пушки, танки, самолеты?

Аэмоно вздохнула:

— Этой техникой они не пользуются. На этой планете и в значительной части вселенной всю технику заменило волшебство.

— Понятно, затем техника, если по мановению руки можно разрушить город или построить дворец.

— А ты молодец, понимаешь. И все же некоторые ученики мастерят технические самоделки. Вот я, например, мечтаю соорудить гравитационные крылья. Я не знаю, как у тебя столь замечательно получается, но я летаю плохо. А вот с помощью антигравитации можно развивать субсветовую скорость.

— А сверхсветовую?

— Тоже, если конструкция будет более тяжелой и совершенной. Но это очень опасно, летать на таких скоростях без выхода в гиперпространство. Можно расплющиться или сгореть. Правда, с помощью заклинаний путешествовать гораздо быстрее и безопаснее. Но для этого нужен специальный медальон, а его выдают только тем, кто закончил школу.

— Жаль, я бы хотела посетить другие миры. Но хватит разговоров. Где можно получить кредит?

— В центральном казначействе, оно находиться в верхнем подвале школьного замка.

— В верхнем подвале, забавно!

Араге засмеялась. Воздух был пропитан волшебством. Она медленно парила сначала по коридорам, потом между лестниц, приветствуя руками забавных зверюшек, изображенных на портретах. Те отвечали ей веселыми возгласами, статуи также пришли в движения, словно живые киборги. Это сильно напомнило, что-то похожее на фильм о Гарри Поттере. Только сам замок был намного больше, красочней, блистая изысканной роскошью и обилием золота с магическими камнями, а портреты и статуи разнообразней, вычурней. У нее появилось не хорошее предчувствие, словно кто-то за ней наблюдает. Она только добавила скорости, как ее на встречу вылетел Мультини:

— Марш вампиров! — Со смехом произнес он. Прокрутив в воздухе петлю, взял юную фею за руку.

— Хочешь купить кольцо?

— А как ты догадался?

— Все новенькие этого хотят. Еще ни одна девушка не отказалась от такого артефакта.

Тут Араге заметила на шее у Мультини внушительный медальон серебристого цвета.

— Вот какая классная у тебя вещь. С ее помощью ты можешь посещать иные миры и планеты.

— Какая ты быстрая Араге. Всего две минуты поучилась в школе, а тебя так и тянет на подвиги. А ты знаешь, что на других планетах может быть очень опасно. Страшные монстры, дышащие плазмой чудовища, а самое главное злые колдуны и волшебники шастают по мирам и звездным системам. А ты еще такая зеленая, не умеешь пользоваться магией.

— Зато способная. Я хочу получить кредит, поможешь мне?

— Без проблем.

Школьный банк внешне был не заметен, располагаясь в пасти дракона. Зубы чудовища сверкали как алмазы, а глаза сияли жгучими рубинами. За столом в передвижном кресле сидела похожая на пчелку банкирша. Ее полосатое брюшко отливало кораллом, сиреневые полоски красиво смотрелись на овальном теле. Правда в отличие от пчелы, ее физиономию венчала полнозубая улыбка чеширского кота:

— Мы рады приветствовать нашего нового клиента. Хотите открыть счет или взять кредит?

Араге потрясла пустые карманы:

— К сожалению, я не могу открыть счет. Вот если взять бы кредит.

— Вы ученица, следовательно, можете получить кредит в тысячу монархов. А если вас признают элитной феей, то до пяти тысяч. Какую вы сумму хотите?

— Давайте сразу тысячу!

— Хорошо! Вернете через три года! Со своих мы не берем процентов.

Мультини изящным движением наклонил голову.

— Такой способной девушке необходим розовый алмаз типа "фарси". А он стоит три тысячи монахов.

— Алмаз "фарси" только для элитных фей. Пусть принес свой аттестат.

— Но для этого ей надо ждать полгода. Поэтому оформите и на меня кредит. Как элитному магу в три тысячи монахов.

— А вы не исчерпали свой лимит?

— Волшебное зеркало покажет.-

"Пчелка" улыбнулась.

— Хорошо, я оформлю обоих.

В окне появился сказочный, очень яркий и красочный змей. Он раскрыл свою пасть и из нее посыпались золотые монеты.

Мультини подставил кошель, мелькнул маленький язычок разом слизнувший монеты. Араге вздрогнула:

— Не бойся, это просто волшебная вещь. В его желудке все наши деньги свернуты упаковочным заклинанием. Вот попробуй на вес.

Девушка взяла похожий на лягушку мешочек в руку. Он ничего не весил.

— Очень удобная вещь в него можно запихнуть целый банк и спрятать за пояс.

— Это замечательно! А где продают перстни?

— Здесь недалеко есть лавка, где покупают всякие драгоценности. Но я тебе скажу, самые ценные вещи можно приобрести только в столице у старых волшебников.

— У нас мало времени, мы не успеем к занятиям.

— А медальон на что. Он перенесет нас в мгновение ока.

Мультини повернул свой талисман и прошептал заклинание.

Как быстро все переменилось, совсем не давно они стояли возле пасти школьного банка, а теперь оказались в большом городе.

Араге с удивлением разглядывала величественную столицу. Тут были высокие замки из белого мрамора и золоченые крыши. Поражали воображение висячие сады, и купола в древневосточном стиле. Множество пышных дворцов с вычурной архитектурой, статуи богам, героям, женщинам воителям, существам настолько странным, что им нельзя даже подобрать аналоги на Земле. Дороги были ровные из зеленого или желтого кирпича, а в самом центре столицы они текли ручейком, облегчая путь прохожим. Одно из зданий напоминало по форме ананас и медленно вращалось, из него били прожектора. Другое было как оранжевый апельсин, висело в воздухе. Араге протянула руку словно ребенок, указав пальцем:

— Это силовое поле или антигравитация?

— Магия! Сила волшебства пропитывает весь город. Ты знаешь, сколько на службе у короля чародеев?

— Нет! Но я думаю, что самые лучшие не с ним.

— Верно, высшая элита предпочитает свободу.

— Дворец у короля внушительный.

Араге вновь по-детски ткнула пальцем. Действительно, сооружение впечатляло, высота в три километра, исполинские купола с ярко сверкающими гербами на вершине. Самый большой купол, естественно венчал герб короля. Он изображал семиглавого дракона с мечами в шести лапах. Затем следовали эмблемы вассальных герцогов, князей и графов.

Каких только зверей здесь не было, грифоны, драконы, акулы. Сверкали трехглавые крокодилы, слоны, тигры, медведи. А один герб был в форме обнаженной девы с усеянным шипами веером в руке. Араге была поражена:

— Грандиозно. — Прошептали губы. — И какой нужно техникой обладать, чтобы соорудить подобное.

— А что ты думала, станешь феей и не такое сможешь. Вот учись хорошо в школе и тебя ждет великое будущее.

— Я надеюсь, а теперь покажите, где я могу приобрести камень.

— Следуй за мной.

Столица была очень большим городом, не меньше чем Лондон и вместе с тем очень чистым. Хотя в городе было много лошадей, по пути не встретилось ни одной лепешки. Многие экипажи были самодвижущиеся и проносились по воздуху. Кареты, как правило, были резные и чрезвычайно роскошные. На улицах было много живописно одетых детей, правда, в основном в юношеском возрасте. Хотя большинство из них имели прошлую жизнь, вид у всех был самый жизнерадостный, мир казался вполне счастливым. Аккуратные магазины были полны товаров, продукты были сложены в причудливые горки, и смотрелись весьма аппетитно. Араге вспомнила, что еще не завтракала:

— Мультини, давай зайдем куда ни будь и купим пирожков.

— Это можно.

Они подлетели к ларьку. Мультини кинул золотую монету и, получив горсть сдачи, получил две пышные аппетитные булочки.

Они были мягкие, как сахарная вата, а внутри было мясо, отдаленно напоминающее кальмара. Проглотив пирожок, Араге почувствовала себя предельно сытой, а тело клокотало от энергии.

— Замечательно, это чудная страна.

— Не все то золото, что блестит. Ты еще познакомишься с гнусными пороками нашего общества. Вот смотри.

Вдалеке показалась гигантская летающая рыба. На ее спине сидела женщина невиданной красоты. Ее пышные огненно-рыжие волосы напоминали сверкающую лаву вулкана. Лицо было злым и решительным, платье покрыто алмазной коркой, ногти длинные алые, пальцы в перстнях. В целом она производила двойственное впечатление, восхищала и пугала одновременно.

— Кто это? — Прошептала Араге.

— Верховная жрица королевства. Личный маг короля, ее зовут Атила. Очень сильная и, вместе с тем мстительная женщина, не прощает обид. Ходят слухи, что в прошлой жизни она была толи царем, толи президентом. Лучше поклонись и не поднимай глаз, а то мало ли что.

Однако Араге не послушалась, и когда рыба пролетала мимо, подняла глаза. Их взгляды встретились, и ей показалось, что изумрудно-коралловый взгляд сверкнул молнией. Следом за ними пронеслась стража на крылатых черных и белых конях с длинными гривами.

Мультини повернулся:

— Она тебя запомнила. И как знать, какие мысли придут ей в голову. Может она уже приготовила тебе пакость.

— Но я же ей ничего не сделала, только посмотрела в глаза.

— Это похоже на вызов. Ну ладно, тем быстрее тебе нужно обзавестись камнем. Для этого нужно попасть в тринадцатый переулок.

Место куда они прилетели, было, пожалуй, самым мрачным в столице. Дома угольного цвета, деревья серые, мостовая фиолетовая. На стоящем, на тротуаре полосатом столбе, было написано: "Тринадцатый переулок — туши свет". И действительно, сразу четыре светила померкли, словно зашли за тучу. Араге почувствовала сильное покалывание в ладонях. Мультини взял ее под руку:

— Теперь нам надо точно войти в столб и тогда окажемся в магической лавке. Представь, что там дверь и не бойся, все у тебя получится.

Араге зажмурилась и тут же почувствовала удар по голове, на лбу вздулась шишка. Мультини в свою очередь прошел без проблем. Вернувшись, он с досадой произнес:

— Не надо бояться. Это дверь, а не столб. Вот представь себе, что высшие силы сделали специально для тебя дорожку. А это так, голограмма, фантом.

— Хорошо я постараюсь.

— И держи глаза открытыми.

На этот раз, Араге сумела сдержать эмоции. Она почувствовала легкий удар электричества и оказалась на другой стороне реальности.

Над нею было ночное небо, сразу семь лун: одна в форме бублика, другая кренделя, третья вишни, четвертая чашки, пятая тарелки, шестая вазы, а седьмая скрипки вяло плескались в черном обрамленном жемчугом звезд бархате ковра.

Араге остановилась, любуясь пейзажем.

— Я согласен, красиво, но у нас мало времени. Ты разве забыла, зачем мы пришли?

Девушка кивнула. Они направились к стоящему на лапах дракона резному домику. Двери раздвинулись. Внутри дом был гораздо просторнее, чем казался снаружи. Это был настоящий магазин волшебных вещей. Длинные полки, маленькие дракончики в клетках, сверкающие бабочки и стеллажи книг, великое множество предметов: от таких традиционных, как мечи, щиты, сапоги-скороходы, ковры-самолеты, жернов, золотая рыбка в аквариуме и многое другое, до самых необычных вещей, вроде огня в колбах, воющего ветра, обыкновенного кленового листочка и даже телевизора с дубовым корпусом. Помимо этого, тысячи узеньких коробочек с неизвестными предметами выстроились вдоль стен от пола до потолка. Кольца также были на витрине, от больших, их можно было надеть на шею или на ногу слону, до маленьких, размерами с булавочную головку.

Араге даже раскрыла рот от изумления, а Мультини, судя по его уверенному виду, успел побывать в лавке. Продавец был, под стать помещению, напоминая простое полутораметровое березовое полено. Три глаза красный, желтый и зеленый придавали ему сходство со светофором. Маленький рот оскалил зеленые, как горошек зубы:

— О, прибыли маленькие друзья. Привет Мультини, как зовут твою подругу?

— Меня зовут Араге. — Слегка смутившись, девушка сделала реверанс.

— Отлично. Будем знакомы, меня зовут Кнур. — Полено подало сухую шестипалую руку. Мультини пожал ее, потом дошла очередь Араге. Ее ладони от волнения стали влажными.

— Э-эх! Не надо так трясти, вам кажется, что я похож на полено?

— Да!

— Многие так говорят. Вы, с какой планеты?

— Земля.

— Ого, значит, вам нужен какой-то особый камень.

— Она очень способная девушка, сама практически сразу научилась летать, ей нужен алмаз "Фарси".

Кнур сделал отрицательный жест:

— Нет! Не человек, выбирает камень, а камень человека. Если между ними не будет полного согласия, то и волшебства не будет. Ты помнишь, как долго мы подбирали твой алмаз?

— Да, мне этого не забыть, чуть всю лавку не разнесли.

— Так приступим.

Полено, с неожиданной грацией подошло к прилавку и вложило изумруд в нежную руку Араге. Девушка почувствовала ледяной холод.

— Постарайся произнести желание, например, поднять вот эту вазу.

Кнур указал, на подобие платинового горшка.

Араге дернулась, но ничего не случилось.

— Вот видишь, камешек тебе не подходит. Следующий.

Затем последовал крупный рубин, он опять отдал в руку стужей. На этот раз, правда, ваза слегка сдвинулась, появилась не большая вмятина. Потом был сапфир, он слегка поискрил и тут же погас.

— Я тебе говорю, нужен алмаз "Фарси". Как у меня.

— Ну, алмаз так алмаз.

Кнур достал бриллиант и вложил Араге в руку. Девушке камень показался горячим.

— А теперь аккуратно подыми вот это. "Полено" указало рукой на платиновую, уже изрядно прогнутую емкость.

Араге сжала камень посильнее, последовала вспышка и взрыв. Помещение разом превратилась в бедлам, все колдовские вещи оказались перемешаны, многие поломаны, клубился дым, пахло паленым. Кнур и то слегка почернел, а физиономия Араге стала чумазой как у негритенка.

— Вот так! А ты говорил "Фарси". Нет полной гармонии. От того и случаются катаклизмы. Нет, в следующий раз я надену противогаз с бронежилетом.

— Извини Кнур, я и сам не ожидал такого эффекта, но нам нужен камень и без него мы не уйдем. — Лицо Мультини слегка покраснело, но осталось чистым. А вот клыки удлинились, он стал очень похож на вампира.

— А кто сказал, что она не получит камень, но выбирая в слепую мы рискуем взорвать всю лавку.

Кнур поднял перстень, качнул лапой, полился бирюзовый свет и все вещи встали на месте, а чумазая рожица Араге стала чистой как у младенца.

— Вот теперь мы займемся делом.

Он подошел к девушке положил ей на голову фрукт. Наливное яблочко сделало оборот вокруг головы, заискрилось, потом прошло еще один круг. Зазвучал мелодичный голос.

— Человек, этот предмет уникальный, и его силе нет ограничений. Камень нужен особый, астральный из волшебных пределов.

— Вот у меня как раз есть такой неповторимый. Глаз дракона.

— А что в глазе дракона неповторимого, у каждого десятого такой камень?

— А то что, смотря, какой дракон. Это глаз императорского, крайне редкого и необыкновенного зверя.

— Императорского! — Мультини вскинул брови. — Но ведь он непобедим, как же вы его добыли?

— Иногда зверь отдает самое ценное, что у него есть, добровольно. Сейчас я его принесу.

Кнур скрылся за стеллажами, затем последовало бормотание, несколько заклинаний слетело с его губ.

Спустя несколько секунд, он появился уже в обновленном виде. На нем был коричневый сюртук, а на голове бубенчики.

— Вот, тебе. — Он протянул фиолетовый с виду, пожалуй, тусклый камень.

— Он твой, возьми его в руки.

Араге протянула ладони, глаз дракона сразу нагрелся. Затем послышалась чудная музыка, и он стал менять цвет.

Сначала стал, синим, потом голубым, зеленым, после желтым, оранжевым, и на конец красным, ярче любого рубина.

— Замечательно, он узнал тебя. Быть тебе вечной хозяйкой. А теперь я сделаю вам кольцо, помещу драгоценность в оправу.

Кнур произнес заклинание, и на указательном пальце правой руки Араге возникло чудесное колечко с постоянно меняющим цвета артефактом.

— Ну, теперь ты в порядке.

— Сколько с нас? — С едва заметной дрожью в голосе произнес Мультини.

— Тысяча монархов. На самом деле этот камень не имеет цены, но я не буду требовать слишком много.

— Отлично. Бери их.

Мультини достал магический кошелек и, отсчитав монеты, протянул их Кнуру. После чего сказал слегка сонным тоном:

— Я хотел бы приобрести у тебя медальон, надеюсь, что выбор не займет много времени.

— О! Я вижу, ты хочешь полностью укомплектовать свою подругу. Однако тебе известно, что ученикам первого курса его не положено иметь. А я правил не нарушаю.

— Но ради этой девушки, сделай, пожалуйста, исключение. Ведь, возможно, что она избранная.

— А ты я вижу, тоже помнишь легенду. Когда разразится большая война, девушка из другого мира спасет нашу вселенную.

Но это всего лишь легенда. На самом деле бродит слишком много слухов и сказок, не всем следует верить.

— А разве ты не слышал, что окраины миров подверглись нашествию странных пришельцев, чье присутствие убивает все живое. Не исключено, что они придут и в наш мир.

Кнур смутился:

— Сразу два артефакта за раз. Это слишком много. Кроме того, мне понадобится время, чтобы подобрать подходящий медальон. Оставь, девочка, прядь твоих волос и тогда я, возможно, смогу сделать правильный выбор.

Араге взяла с полки серебряные ножнички и аккуратно обрезала тонкую прядь. Затем протянула отливающие золотом волосы Кнуру, тот спрятал их в хрустальную коробочку. Мультики взглянул на часы:

— Теперь нам пора, через полчаса занятия. Мы и так у вас задержались.

— Летите детки, летите! — Кнур помахал было деревянной лапой, но Араге не удержав любопытства, спросила:

— Кем вы были в прошлой жизни?

"Полено" качнулось:

— У меня девочка нет прошлой жизни. Я родился на этой планете десять тысяч лет назад. А сколько буду жить, и куда пойдет мой дух после смерти, по совести не знаю. Тут у нас разные существа встречаются, единственное, что я чувствую, что скоро живущим на вашей планете придется столкнуться с серьезным испытанием.

— Я это и сама чувствую!

Поклонившись, Араге и Мультини последовали к выходу. Избушка на лапах дракона, после просторного помещения показалась маленькой и серой. Она, также крякнув, отвесила поклон, рядом пролетел шестиглавый змей. Мультини машинально вскинул руку с перстнем. Однако, гадина, покружившись, пролетела мимо. Видимо монстр был лишь страшен с виду.

— В этом параллельном мире все по-другому, чем на нашей планете, можно наткнуться на опасных существ.

Они быстрым шагом направились к столбу, как неожиданно перед ним вырос многорукий паук с корявыми ветками вместо ног.

— Это кливвер. Уже серьезно, попытаюсь его обойти.

Однако чудовище внезапно прыгнуло на них. Его внешне неуклюжее движение, было стремительным и два юных волшебника едва успели встретить его лучами. Кольцо Араге сработало автоматически. Отделился пурпурный луч и практически сразу прожог симбиоз растения и животного. Оранжевый луч Мультини, был послабее и, тем не менее, тоже нанес существенный урон монстру. Смесь паука и пня заревела, но продолжала напирать. Ребята были вынуждены разойтись в разные стороны. Араге взлетела в верх и, направив поток энергии попыталась испепелить нежить.

Однако зверь оказался очень стойким, одни ветви сгорали, и на их месте появлялись новые побеги. Тем временем он завис над Мультини, у которого ни как не получалось взлететь. В отчаянии юноша достал медальон и попытался создать подобие защиты. Вокруг него возник перламутровый пузырь. Эта защита, впрочем, была не совсем надежной и трещала под напором кливвера. Тогда Араге, неожиданно для себя решилась на таран. Сделав мертвую петлю, она со всего размаха врезалась в монстра. Паучий пенек громыхнул, пламя рвануло до неба, осветив понурый пейзаж. Когда огонь спал, остался один только пепел. Мультини поднялся, его слегка поцарапало, но, в общем, ничего серьезного. А вот Араге пострадала сильнее, на лице ожоги и синяки, платье в черных пятнах.

— Ты могла погибнуть. Как ты неосторожна, моя девочка. — Мультини провел пальцем по закопченной щеке.

— Я спасала тебя мальчишка. Твоя защита долго не выдержала бы напор кливвера.

— Ты права, с меня пот так и хлещет. Но вот почему он взбесился? Обычно они не агрессивны.

— Может верховная жрица?

— А, эта ведьма. Не думаю что так скоро. Что, у ее других нет дел, кроме как воевать с нами? — Мультини откинул голову. — Хотя кто ее знает. Но в таком виде ты не пойдешь в школу. Надо окунуться в волшебный ручей.

— А пока, миновать столб.

На этот раз в город они попали без сучка и зазоринки. Миновали суровый квартал и выбрались на центральную площадь. По прежнему, светили постепенно подбираясь к зениту, четыре солнца. Город выглядел нарядным и, хотя прошло чуть больше часа казалось, что здесь они не были очень давно. Араге сильно смущалась своего ободранного вида, на нее оглядывались прохожие и, она с мольбой обратилась к напарнику:

— А может, попробуем заклинание восстановления? Ты ведь опытный маг и все умеешь.

— Кто тебе это сказал, я всего лишь на третьем курсе. Ну ладно, попробую, хотя целебный источник вернее. — Став напротив девушки, юный волшебник скороговоркой прочел длинное заклинание. Подул сильный ветер, синяки и царапины на лице исчезли, платье стало свежим даже накрахмаленным. Только одно плохо, девушка стала полупрозрачной.

— Ну, ты Мульт, даешь. Я как привидение.

— Извини Араге. Я не много ленив и вероятно спутал пару звуков в заклинании, поэтому и возник подобный эффект.

— Лень мать всех пороков. Что мне, явиться в таком виде к подругам?

— Нет, окунемся в целебный ручей.

Они подлетели к скульптурам богов с обнаженными мечами, обрамляющим большие ворота. Многочисленная толпа людей скопилась возле источника. Мультини сразу обмяк.

— Похоже тут очередь. Ладно, поправлю сам.

Он вновь произнес заклинание. Вокруг Араге вспыхнул ореол и спустя мгновение она оказалась снова в своих лохмотьях.

— Ну, ничего лучше ты придумать не мог. Возращение на круги своя.

— Нет! Теперь я повторно произнесу волшебные слова и буду очень стараться ничего не напутать.

Мультини и впрямь покраснел от натуги, и ему удалось провести магическую операцию идеально. Даже дым из ушей повалил.

— Ну, не стоит так стараться! Лопнешь, — засмеялась девушка. Затем подняла руку и выпустила лучик в оранжевую струю. Вода брызнула и обдала обоих волшебников с ног до головы.

— Вот теперь нам придется сушиться. — Мультини опять произнес заклинания и от них повалил пар.

— А ты я вижу, очень многого не умеешь. Вот когда я стану волшебницей, то буду делать все.

— Абсолютно все знать, невозможно.

Пара взлетела и, сделав прощальный вираж, покинула город. По крайней мере, с заклинаниями перемещений, Мультини умел обращаться.

На урок, как и следовало, ожидать они опоздали. Им поставили штрафные балы и развели по классам. Араге вызвали к доске, она накануне прочла учебник и отвечала правильно. Ей поставили девятку и отправили на место. Многие ученики и ученицы с завистью посматривали на ее новый перстень. На перемене к ней подошла Аэмоно с подругами.

— Какой восхитительный камень. Никогда такого не видела.

— Это глаз императорского дракона. — С гордостью ответила Араге.

— Императорского? Ого! И где родился рыцарь способный победить такого зверя?

— На Земле, я думаю.

— В вашей славной империи? Но ты ведь знаешь, на этого зверя не действует магия.

— А зачем магия, если лазерные пушки, реактивные гравиоракеты, силовые поля.

Аэмоно возразила:

— Здесь другая цивилизация, кроме того, мне кажется, что эти монстры состоят из гиперплазмы и их невозможно убить обычным, даже самым современным оружием.

— Тем лучше, значит, мой перстень даст мне много силы.

— Не особенно обольщайся, это очень тяжелая ноша.

— Как ни будь, снесу.

Араге выпустила молнию, едва не сбив трехголовую сову. Птица, сделав вираж, проверещала:

— У тебя, что, крыша поехала? Так же насмерть убить можно.

Девушка смутилась, а ты не ползай под лучами.

— Ну, я тебе это припомню.

— Хочешь еще!

Сова поспешно скрылась в соседней комнате.

— Вот так припугнула. — Араге рассмеялась.

На следующем уроке ей, как еще новенькой, выдали портфель. Туда она и сложила учебники. А когда она на перемене полетела в библиотеку, ей удалось приобрести два интересных, но очень толстых тома в старинном переплете, а также пять книг поменьше. Портфель впрочем, так и остался невесомым, это было очень удобно, и Араге в очередной раз поблагодарила магию, облегчающую местную жизнь. Следующий урок выдался очень веселым. Их тренировали в стрельбе виртуальными молния, и учили превращать одних животных в других. Особенно интересно было превратить муху в осла. С помощью кольца девушке это сразу удалось и, она даже проехала на спине ишака.

— Вот как интересно.

Очередное занятие было посвящено магическому трансу. Похожая на смесь мыши и краба учительница объясняла им:

— С помощью специального сложного настоя и заклинаний можно погрузиться в магический сон. Там во сне увидеть необычайные вещи, некоторые волшебного свойства, а также вполне обычные. С помощью специальных приемов их можно извлечь из сна и перенести в реальность. Правда наспать что-то серьезное могут лишь опытные и очень продвинутые маги, по этому этот урок пробный. Если ничего не получится, прошу не огорчаться.

Наставница развернула клешни.

Араге и другие ученики приготовили настойку, прочли заклинание, но из-за сильного возбуждения долго не могли уснуть. Когда же погрузились в подобие сна, перед глазами девушки мелькали одни цветы и мыльные пузыри. Несмотря на все усилия, ей так и не удалось сосредоточиться.

Когда она проснулась, в руках унее был букетик помятых цветов. Другим абитуриентам повезло еще меньше, лишь Аэмоно смогла извлечь подобие пейджера, вещицы в данном случае совершенно бесполезной.

— Ну, ничего, не огорчайтесь. — Учительница щелкнула хвостом. — По мере накопления опыта у вас будет получаться все лучше и лучше.

Уроки магии, Араге, очень увлекали, она погрузилась в необычный сказочный мир. Когда первая волна занятий кончилась, и они получили домашние задания, девушка принялась искать Мультини. Ей почему-то очень нравился этот загадочный парень. Кроме того, в глубине души она мечтала в свободное время слетать вместе с ним в город.

— Как кстати называется ваша столица?-

Спросила она Аэмоно.

— Эльвира!

— По-моему очень красивое имя для города! Сегодня я буду там.

Араге помахала подругам рукой. Однако Мультини задержался, на третьем курсе одним уроком больше, и она уселась в одно из многочисленных кресел и стала ждать. Чтобы не терять даром времени она решила просмотреть роскошно оформленную большую энциклопедию паранормальных явлений. Ее особенно понравились подвижные картинки, словно живой телевизор на каждой странице. Теперь она, наконец, сможет почерпнуть мудрость древнейшего искусства.

Араге подняла портфель и уже просунула в него руку, как неожиданно, у него появились зубы и он пребольно вцепился ей в ладонь. Девушка вскрикнула — школьная сумка превратилась в плотоядное чудовище. Из оскаленного рта капала слюна, с трудом, оборвав кожу, Араге удалось вырвать руку. "Зверь" подпрыгнул и попытался вцепиться ей в горло, девушка встретила его ударом локтя. Она не много владела приемами рукопашного боя, занималась в прошлой жизни в секции, и это спасало. Встретив очередной прыжок монстра ногой, она повернула кольцо и послала молнию. Однако промахнулась, мишень недостаточно крупная и, очень подвижная. Вывернувшись, сумка вцепилась ей в лодыжку. Было очень больно, у Араге выступили слезы. Не смотря на это, она все же пустила луч, угодив в округлую спину. Хватка ослабла, портфель вывалился, разжав зубы, которые на глазах растаяли словно льдинки.

— Вот черт!

Араге прихрамывая, подошла к креслу и рухнула в него. Изящная рука была разодрана и опухла, платье порвалось, а в довершение ко всему был разбит нос.

— Ничего себе портфели выдают школьникам.

Девушка вновь ткнула ногой ненавистную сумку. К ней подошла Аэмоно.

— Что случилось Араге.

— Да вот бешеный портфель искусал, что и у тебя есть такой?

— Конечно! Надо же куда-то складывать школьные принадлежности. Но, в отличие от твоего, мой не кусается. Здесь что-то не чисто. А тебе надо к врачу. Он мигом исцелит все твои повреждения.

— Нет, я, как ни будь сама!

— Самой опасно! Портфели просто так на школьников не кидаются, значит, кто-то его заколдовал.

— И кто это мог сделать?

— Разберутся. А пока пошли.

Аэмоно подала руку, и Араге сделала шаг, а затем, не удержавшись, взмахнув руками, взлетела.

Не смотря, на боль она запела:-

Как бабочка фея над штормом порхает

Спасти рыбаков она в тайне мечтает!

А злой ураган все сильнее скорлупку бросает!…

Так и не завершив куплета, она чуть не рухнула вниз, едва не столкнувшись с дракончиком. Маленькие звереныши часто летали по замку, они были скорее красивы, чем устрашающи и многие школьники стремились обзавестись маленьким дружком.

Араге, впрочем, не стала возмущаться, ей на встречу летел ни кто иной как Мультини. Парень улыбался, его светлые волосы развевались по ветру.

— Привет Араге, ты видимо снова подралась?

— А ты впервые получил десятку. Какой у тебя цветущий вид.

— Ну, что-то всегда случается в первый раз. Не хмурься Фортен, если ты подралась, то это не повод печалиться.

— Да конечно, особенно если это твой портфель. Слушай, ты можешь меня восстановить?

— В две секунды, но почему он на тебя напал? — Не знаю. — Фортен нетерпеливо дернулась.

Мультини потер пальцами медальон, затем прошептал заклинание.

Араге накрыло белое облако, она забилась в пене.

— Ты что сдурел?

— Сейчас! Раз, два, три!

Юноша вновь повторил заклинание. Облако исчезло, зато появились ландыши, они выросли у Араге прямо на голове.

Правда, царапины исчезли. Девушка попыталась их выдернуть, но получила лишь сильную боль.

— Проклятье, чем ты занимаешься?

— Это магия восстановления и жизни. Видишь, сколько у тебя позитивной энергии, даже цветы распустились.

— Издеваешься. Вот я тебя.-

Араге произнесла только что выученное на предыдущем уроке заклинание. Мультини заулыбался и вдруг отчаянно задергал ногами. У него выросли хвост и ослиные уши. В одном из громадных зеркал он увидел себя.

— Что ты наделала, вздорная девчонка. Был красивый парень, а теперь дубленка!

— Не остроумно Мультини, а как ты изуродовал меня своими цветами?

— Так я не нарочно! К тому же я знаю, как исправить заклинание, а ты нет.

— Я тоже знаю! Трах тибидох! Ух, и эх!

Араге прочла обратную формулу. Уши исчезли, хвост отпал.

— А ты талантливая.

— Не хвали, а лучше исправь свою ошибку.

Мультини пробормотал волшебные слова. Однако вновь, осечка, вместо ландышей из ноздрей и ушей посыпались фейерверки.

— А что, по-моему, очень красиво.

— Если ты сейчас же меня не расколдуешь, я из тебя даже не осла, а козла сделаю.

— А я не боюсь.

В этот момент словно из воздуха вырос преподаватель Шлем Бонифаций. Он был похож на человека, только три красных подпиленных рога и массивные плечи выдавали его не совсем гуманоидное происхождение.

— Что это за разборки между учениками. Мультини, как вам не стыдно издеваться над новенькой.

— Я не нарочно. — Робко возразил юный маг.

— Тем более. Такой не умеха, а еще носишь алмаз "фарси". Элита магов, а не можешь справиться с элементарным заклинанием.

— Да я сейчас исправлю.

— Отставить.

Шлем махнул рукой. Фейерверки разом погасли.

— Прежде чем колдовать, думать надо. И еще, штрафных балов вам начислять не буду, но если поймаю еще раз, так просто не отделаетесь.

— Мы больше так не будем. — Пробормотал Мультини. Араге возразила:

— А почему вы его осуждаете? Ведь те знания, что мы получаем в школе, бесполезны без практического применения. Мы тренируемся и порой необходимо набивать шишки.

Шлем провел пальцем по основанию рога:

— Вот когда у тебя такие будут, то ты поймешь, как дорого обходиться каждая шишка. А теперь ребята, я вас предупреждаю, если будете в городе. а вы туда собрались, ни в коем случае не подлетайте к королевскому дворцу.

— А почему! — Мультини поднял голову.

— А этого вам знать не положено. Впрочем, король не в духе и злопыхатели подбивают его закрыть магическую школу.

— Понятно, но город и без дворца велик, — произнесла Араге.

— Ну, тогда с богом.

Девушка про себя подумала, до чего обманчива внешность. Вот Шлем, на вид такой хмурый и грозный в глубине души мягкий и снисходительный. А вот не понятно, зачем он подпиливает рога? Наверняка, они бы не испортили ему внешность. Или он боится, что его примут за черта?

— Ну что Мульт. Рванем!

— Я пока свободен на пару часов, но вечером у меня снова дела, так что не рассчитывай на слишком долгое счастье.

— У нас сегодня выходной день и можно поразвлечься!

Медальон сверкнул, на мгновение все померкло, а затем они оказались в чудесном городе.

Все было красочно и величественно.

— Куда теперь? — С надеждой спросила Араге.

— К королевскому дворцу. Мне кажется, за предупреждением Шлема скрывается, какая то тайна.

ГЛАВА 7

Туши свет!. \А. Чубайс.\

Исполинская акула продолжала извергать потоки плазмы. Здание учебного центра накренилось, а затем обрушилось вниз. Зером пригнулся, Артур попытался нащупать оружие, но у него под руками была только палка. Он довольно глупо по-детски сжал ее и мысленно ударил лазером. Тем временем сражение продолжалось, в небе появились еще два корабля. Они сбросили бомбы. Над поляной возник бордового цвета гриб. А от яркой вспышки глаза временно ослепли, кожа покрылась ожогами.

— Это не большие термокварковые бомбы, — прошептал Слев. — Когда на нас напали пришельцы, то у них были подобные, только еще более мощные.

Парни попрыгали в воду, она подогрелась и шипела. Это спасло им жизнь, следующий взрыв был гораздо мощнее. Плазменный вихрь прокатился, вскипятив и отчасти испарив воду. Артур взвизгнул от боли, его задело, на спине остался ожог. Так как он тоже был профессиональным военным, то сумел сдержать крик. Улучшенные тела позволяли довольно долго сидеть под водой, тем не менее, когда запасы кислорода кончились, они были вынуждены вынырнуть.

Артур опомнился первым:

— Вот он и спарринг. Не успели размяться, а с верху сыплются ракеты.

— Но это спасло нам жизнь. — Слев подул на покрасневшую кожу. — А жизнь ценная штука. Душа болит, что случилась с нашими товарищами?

Остальные скорбно опустили головы. Зером повернулся и подпрыгнул, раскаленная земля жгла босые пятки.

— Это ужасно, и ребята, и воспитатели погибли. Исчезли, провалившись в черную дыру.

В небе тем временем разыгралась целая баталия. Несколько звездолетов сражались в пределах атмосферы. Они кружились, обмениваясь ударами. При этом воздух им явно мешал маневрировать. Корабли принимали удар за ударом, силовые поля мерцали, их мощь быстро истощалась. В конце концов, один из них, по форме похожий на каплю, рухнул в низ. Очередной взрыв вызвал небольшое землетрясение, заставив ребят попрятаться в, и без того, горячий ручей. Кое-как укрывшись от огненного вихря, они лежали, уткнувшись лицом в дно. На конец жар спал, и они вновь выбрались на поверхность.

В небе стало гораздо спокойнее, звездолеты покинули атмосферу, битва переместилась в космос. Обугленные деревья, разбитые осколки, обломки зданий дышали жаром. Зером осторожно ступая, стараясь не попадать голыми ногами в горящую пыль, двинулся в направлении громадной воронки. Однако Слев схватил его за руку.

— Лучше всего нам как можно быстрее, бегом убраться отсюда. Эти заряды радиактивны.

— Я понимаю. Не атомные снаряды, но все же сеют смерть.

Парни не споря, обратились в бегство. Все равно вряд ли кто уцелел, впрочем, практически сразу их настигли кареты скорой помощи. Спасательные фланеры зеленого цвета спешно слетались к обломкам. Артур вымазался как чертенок и махнул рукой. Его практически сразу заметили. Полицейский гравиолок спланировал вниз. Не рассуждая долго, их запихнули в силовую сеть. Оказавшись в коконе, ребята лишь для вида оказали сопротивление. На самом же деле были только рады, их кожа начала гноиться и покрываться язвами, они нуждались во врачебной помощи. Иначе мучительная смерть. Кое-как их упаковали в медицинские капсулы, вколов регенерирующий раствор отключивший сознание. Когда спишь, раны заживают быстрее. Зером стонал во сне и ворочался. Ему снился кошмар. Немецкая "Пантера" словно вынырнула из-под земли и наехала на юного партизана. А у него нет никакого оружия, сам он полуголый. В отчаянии Зером пускается из-за всех сил бежать. Немецкий танк, однако, обладал хорошей скоростью и маневренностью. Настигнув, он ударил мальчишку дулом, повалил его на грунт и втоптал гусеницами. Боль была адской, ломало ребра, живьем сдирало кожу. Зером стонал и мучился, нацисты издевались над ним, звучала музыка. Танк крутился то в одну, то в другую сторону, проделав настоящий котлован. Тут он заметил, что ребра у него срастаются, а раны исцеляются прямо на глазах. Тогда он почувствовал прилив свежих сил, даже "Пантера" все еще ползающая по спине показалась не слишком тяжелой. Зером вскочил и скинул ее с плеч. Монстр отлетел два десятка метров, перевернулся и, не смотря на повреждения, попытался вращать башней. Зером подскочил к нему, поднял на вытянутые руки, затем швырнул вверх. Стальная громадина подлетела под небеса, затем с грохотом рухнула на громадный валун, взорвавшись.

— Вот так, смерть фашисту!

Впереди ехало несколько десятков "Пантер" и "Королевских тигров", но страха не было. Наоборот ощущался задор, хотелось рвать и метать железо. Зером видел себя как бы с двух плоскостей, с одной стороны он атакует машины с другой как бы находиться с боку, разрывая их голыми руками.


На мгновение он вообразил себя великим волшебником и поднял руки. Из них вылетели молнии, они накрыли поверхность огненным ковром, разом испепелив колонну бронетехники. Остатки вражеского войска разбегались, но их настигало страшное пламя, сжигая и испаряя. Наконец все стихло, Зером поднял голову, подтянулся, вдохнув полной грудью и… проснулся.

— Процесс регенерации и очистки организма полностью завершен. Можете вставать.

Зером поднялся, рядом с ним уже стоял Слев. Артур поднялся чуть позже, он долго тер глаза. В воздухе висело несколько шарообразных серебристого цвета коек. Они слегка качались и вибрировали.

— Ну, наконец-то. Мы в норме, посмотрим, что будем делать дальше. — Артур попытался встать, его слегка шатало. Тогда рукой он облокотился на Слева.

— Ну, ничего страшного. Так, просто кружиться голова.

— Это от радиации. Похоже, что теперь наша жизнь изменилась.

В комнату вошел человек в звездно-полосатом камуфляже, на голове сверкал зеркальный шлем.

— Что приуныли парни?

— А что случилось?

Военный вздохнул:

— На нашу республику было совершено провокационное нападение. Даже объявлена частичная мобилизация. Похоже на то, что это дело рук Сумбулистана и вирусов-пиратов.

— Вот как? — Зером словно школьник поднял руку.

— Что хочешь спросить?

— Мы все трое профессиональные военные и хотели бы записаться добровольцами в армию. — Перебил его Артур. Слев недовольно заерзал.

— Почему сразу в армию? И что ты говоришь за всех нас. Может мы, не горим желанием возвращаться в казарму.

— Но наш долг, перед новой родиной республикой Кидд. — Возразил Зером. — В общем, вы как хотите, но я готов поступить на службу.

Слев вздохнул:

— Если бы вы знали, как еще в прошлой жизни мне надоела служба и казарма. Тут было так приятно, ощущал себя невинным беззаботным ребенком, а теперь снова в строй.

Зером улыбаясь, произнес:

— Это дело сугубо добровольное никто тебя не заставляет. Хочешь, перейдешь в другой учебный центр, нам ведь не долго осталось, вот-вот и мы бы сдали экзамены. После этого ты сможешь вести сытную и радостную жизнь гражданина республики Кидд.

Слев тряхнул коротко остриженной головой:

— Нет! Я не люблю сытое и ленивое существование. Со временем я надеюсь у нас воцариться мир, а пока играют военные трубы, я буду сражаться.

— Тогда давайте скрестим руки и будем вместе как три мушкетера.

— Как кто? — С удивлением спросил Артур, он то не читал Дюма.

— Мушкетеры это самая лучшая часть королевской гвардии — элита!

— Понятно! Что же будем элитой, мы ведь были не последними солдатами в прошлой жизни.

И похожие на молодых парней, зрелые ветераны сложили вместе три руки.

Неожиданно для них, военный протянул все четыре руки. Он оказался не совсем человеком.

— А вы молодцы. Однако по республиканским законам, вы все еще являетесь несовершеннолетними. Так что вас сначала отправят в учебный центр, а лишь потом в армию.

— Годиться, нам и самим было бы не плохо подучиться современным методам войны.

— Тогда в капсулу.

Все трое не подозревая подвоха, залезли цилиндр. Затем их прочно закупорили. Потек сонный газ и она снова отключились.

Очнулись уже в космосе, кругом тревожно светились прямоугольные звезды. Стена стала прозрачной, неизвестное чудовище с четырьмя рядами зубов царапало поверхность. Сверхпрочная прозрачная броня слегка вибрировала, метровые ногти издавали жуткий скрип. Зером невольно зажмурился. Более уродливого и кошмарного существа ему не приходилось видеть. Крылья чем-то напоминали летучую мышь и отливали синим пламенем, на каждой лапе была дюжина пальцев и все они были в кошмарном движении, напоминая зловещую игру на пианино.

— Я не знаю, что это за монстр. — Прошептал Слев. — Но мы явно попались, если он разрушит капсулу, нас убьет вакуум.

— А как мы здесь вообще оказались? — Недоуменно хлопнул глазами Артур.

— Нас должны были отвезти в учебный центр, но видимо по пути случилась накладка. А может даже, на нас напали, уничтожив звездолет.

— Все может быть, но не все происходит.

Артур повернулся на бок и погрозил страшилищу. Неизвестная помесь млекопитающего и членистоногого продолжала царапаться и брыкаться.

— А он упорный парень. Будь у нас лазеры, мы бы с ним посчитались.

Зером покрутился, постучал по стенке, но ничего не добившись, просто улегся, стараясь внимательнее рассмотреть окружающее пространство. Он впервые был в открытом космосе и мог во отчую наблюдать его красоты. Вдалеке были видны розовые, фиолетовые и зеленые хвосты комет, они сплетались в чудный орнамент. Ближайшая звезда была оранжевой и пятиугольной. Ее активная корона с угрожающе шевелящимися лепестками была отчетливо видна на черно-бархатном фоне. Она казалась живой и подвижной, щупальца тянулись к квадратным чуть сплюснутым планетам. Все было очень насыщено светом и слепило глаза.

— Ты знаешь, не далеко от нас есть планета. Может, приземлимся туда, и это чудовище отстанет, а мы найдем помощь?

— А как ты это сделаешь? Ведь у нас нет двигателя.-

Спросил Артур.

— Очень просто мы будем раскачиваться, постепенно направляя движение к этой глыбе. Зером ткнул пальцем в квадрат.

— А ты думаешь, наши ничтожные усилия что ни будь, изменят? — Слев поперхнулся и закашлялся.

— Ну, все же лучше чем лежать и ничего не делать. Я лично предпочитаю движение тупому сну.

Они быстро пришли к согласию. В такт они раскачивались и били ногами основание капсулы. Она от этого постепенно сдвигалась в пространстве. Кроме того, чудовище также своими толчками изменило траекторию. Вскоре появился еще один монстр, он был похож на гигантскую каракатицу с конечностями краба. Раскрыв клешни, порождение ада попыталось атаковать с разбега. Результат получился не самый удачный, прозрачный сосуд тряхнуло и ребята впечатались в стенку. Однако толчок имел и другой побочный эффект, он подтолкнул их поближе к планете, и они попали в ее гравитационные объятья. Пока монстры извергали огонь и бесновались, Зером и его товарищи всячески пытались ускорить движение. Они вели себя как дети в игре поезд, надували щеки и прыгали. Скорость постепенно увеличивалась, космические разбойники слега отстали, и они со всего размаха врезались в верхние слои атмосферы. Похоже, что их скорость была слишком высокой, от сгорающих частиц возникло зарево. Стало жарко, ребята покрылись потом. Постепенно, по мере вхождения в более плотные слои атмосферы, их скорость снижалась. И уже можно было рассмотреть, окружающий пейзаж. Деревья были огромные, некоторые достигали в высоту нескольких километров, листва огненно-красная или оранжевая, листья большие и толстые на некоторых вполне можно играть в футбол. Вот их капсула и врезалась в листик, пробила его насквозь, и изрядно замедлив движение, понеслась к бархатной траве. Впрочем, в низу трава росла редко, в основном были разбросаны камни и гравий. Гигантские живые папоротники и громадные змеи ползали по стволам. Зером и его напарники сжались в комок, ожидая страшного удара. Одна вопреки ожиданиям приземление было мягким, сработали автоматические амортизаторы. Заработали анализаторы воздуха, которыми, к счастью, была снабжена капсула. Воздух был пригоден для дыхания, и прозрачный фужер, в котором они прибыли раскрылся, путешественники выскочили наружу. После раскаленной атмосферы, ветерок показался им приятным и прохладным. В небе во всю светило два "солнца", было весело и хотелось смеяться. Крупные растущие между камней цветы источали пьянящий медовый аромат, он кружил голову и вызывал эйфорию. Артур, дурачась, сплел себе венок и водрузил на голову. Какие здесь красочные бутоны, всех цветов радуги. Зерому тоже очень хотелось прыгать и кувыркаться, но он сдержал себя. Действительно, почему вполне взрослые люди превратились в маленьких детей и их так и тянет на шалости?

— Это наркотик. Растения, произрастающие здесь обладают эффектом дури. Нам надо взять себя в руки поскорее покинуть это место.

— А у меня вот что есть. — Слев достал миниатюрный карманный лучемет.

— Откуда он у тебя?

— Мне это трудно объяснить, но когда я увидел, что у военного пластиковая кобура расстегнута, то не удержался и раз, спрятал бластер себе в плавки. Он какой-то детский и явно не его.

— Как, не его?

— Не знаю. Может забрал, у кого ни будь. Я подозреваю, что такое оружие должны выдавать нам, юным абитуриентам.

— Очень даже может быть. — Зером с удовольствием растянул губы.

— Теперь мы вооружены. А так я себя чувствовал голым и беззащитным. Теперь в путь.

— А в какую сторону?

— Лучше всего по солнцу, чтобы не терять ориентиры.

И они направились в сторону, где светил пятиконечный даритель жизни. Идти было легко, только слишком часть попадались острые камни, да крупный нагретый черный гравий было не приятно ощущать босыми ногами. По этому когда, наконец, они выбрались на траву, ощущение было блаженным. Прошло уже несколько часов, ребята проголодались. Не высоко над землей висело подобие очень толстого громадного банана. Слев предложил взобраться и съесть.

— Не известно, сколько мы еще времени пробудем в этом мире, а подкрепиться не помешает.

— А если он ядовит?

— Судя по его яркому оранжевому цвету, он уже созрел. А птицы не бояться на него садиться, видишь, клюют. Кожура у него очень тонкая и мягкая, значит и нам пойдет.

Артур поддержал своего товарища и Зером согласился. Кора была вся в трещинах и разъемах, по ней было легко подниматься. Взобравшись наверх, они столкнулись с исполинской гусеницей. Тридцати метровый монстр угрожающе поднял щупальца, Слев выхватил лучемет, однако не стал стрелять. Мохнатое чудовище не было плотоядным, слегка пошипев, оно успокоилась, и они, без особых усилий, добрались к фрукту. Сверху пронеслась громадная, как вертолет стрекоза, ее крылья выдали воздушную волну, едва их не сбросив. Наконец Зером, кое-как удержавшись на поверхности, вонзил свои крепкие зубы в сочную мякоть.

— А это вкусно ребята, налетай.

Есть было не очень удобно. Они вымазалась как черти, и стали липкими. Что бы смыть это с себя потребовалось срочно спуститься и найти ручей. Поиск был не очень легкий, едва они забрались в воду, как появилось, похожее на муравья, огромное насекомое. На этот раз оно, было плотоядным и судя по всему голодным. Зером и его товарищи бросились, было бежать, сбивая ноги об колючки и камни, но разъяренный монстр настигал их. Пришлось Слеву почти в упор выстрелить из бластера, разрезав членистоногого пополам. Зером с трудом переводя дыхание, крикнул:

— Вот так Слев, хорошо иногда быть вором.

Игра обиделся:

— Это не кража, а временная экспроприация. Кроме того, это спасло нам жизнь, не представляю, как можно иначе выжить в таком враждебном мире.

Словно в подтверждение его слов из колючего кустарника выбежали еще два "муравья". Они бежали со скоростью очень хорошей скаковой лошади. Слев срезал их короткой очередью.

— Осторожнее. — Зером скрестил пальцы. — Мы должны беречь патроны.

— Здесь нет этого примитива. Одна гиперплазма, спрятанная в магнитную ловушку. — Поправил Слава.

— Тем более, когда плазма кончится, мы будем беззащитны.

— Я буду стараться ее беречь. Хотя я изучал в школе, что есть лучеметы, которые можно подзаряжать простой водой. В них стоит преобразователь, который расщепляет водород на вещество и антивещество, потом происходить реакция аннигиляции.

— Ну, это в настоящих больших лучеметах, а в таком детском, скорее всего, быстро закончится.

— Это можно проверить. Смотри, что здесь написано? — Слев показал меленькие буквы.

— Я читать умею. Ого, рекомендуется заправлять водой. Как все отлично, теперь мы получили неиссякаемый лазер.

— Если конечно это не шутка. — Подмигнул Артур. — Например, как в детском пистолетике. Тоже водой заряжается.

— Не шути так. От этого оружия зависит наша жизнь. Нам, возможно, придется здесь провести не один месяц. Ведь судя по всему, планета очень дикая.

— Мне кажется, что деревья становятся ниже. Возможно, там есть подобие цивилизации. — Слев как всегда оставался оптимистом.

По сути, идти было довольно опасно. Похожие на самолет бабочки, стрекозы и жуки не сильно их доставали, а вот плотоядные хищники, в частности двенадцатилапый лев, встречались дважды, естественно луч лазера великолепно их укрощал.

— Хороший аркан световой поток. — Слев подбежал к ручью и попытался зарядить оружие водой. Ничего не получалось, лучемет упрямо не желал поглощать жидкость.

— Вот гиперплазменный дракон в зад. Теперь мы в любой момент можем оказаться беззащитными.

— Может ты, что-то не так делаешь. Надо куда-то нажать или повернуть.

— Вот попробуй сам.

Зером долго крутил и нажимал на все части, кроме пусковой кнопки. Мартышкин труд, все пошло прахом.

— Вот мы и влипли. Ну ничего, может озарение придет со временем.

— Сначала надо выжить.

Вновь они пошли быстрым шагом, почти бегом, теперь они уже выглядели лет на восемнадцать. Начало смеркаться, после многочасового перехода ныли ноги, натруженные ступни горели и чесались, парни уже прихрамывали. Главное светило уже спряталось за горизонт, остался лишь зеленый " шарик.

— Стоять! — Внезапно произнес Артур.

— В чем дело? — Зером поднял голову.

— Ты замечаешь, что насекомые не жужжат и вообще тишина?

— Ага! — Слев поднес ладонь к уху, стараясь уловить хоть какой-нибудь звук.

Однако лес молчал. Даже ветерок шевелил макушки деревьев абсолютно беззвучно.

— Ничего не слышу. — Признался Зером. — А у нас ведь замечательный слух.

— Может тут всегда так, когда темнеет, — предположил Слев.

— Пора на ночлег, мы устали.

— Пройдем чуть дальше и там разведем костер.

— Зачем себя обнаруживать. Не исключено, что местные твари не боятся огня, а мы только выдадим себя.

— На месте решим. Скоро мои ноги отвалятся. — Артур слегка захромал.

Они снова двинулись в путь. Мысли Зерома были не веселые. Если так и дальше пойдет, то даже пару дней прожить будет большой удачей, а вот спать придется по очереди. Вот только не окажутся ли они, прикованы к этой планете навсегда. Ведь не исключено, что здесь нет ни одного разумного существа.

Додумать этой мысли он не успел. Тонкая петля, быстрая как жало змеи, затянулось на его шее, перехватив дыхание и едва не задушив. Зером вздернул руку и был тут же мгновенно опутан чем-то вроде паутины. Ударили по ногам, и он упал. Слев попытался выхватить лазер, но провалился вниз, почти сразу ему врезали чем-то тяжелым по голове, отключив сознание. Артур попытался сопротивляться, но на него набросились сразу несколько рослых полуобнаженных людей. Они размахивали копьями и дубинками. Парень сумел провести лоукик, свалив противника ударом в пах, однако получил дубиной по ноге. Паутина мешала двигаться и показать свое боевое искусство. Поэтому дикари довольно быстро его одолели, предварительно избив дубинами.

Самый крупный из них проорал:

— Акунатара!

Из кустов вышел еще один абориген, судя по реакции дикарей, это был главарь банды. Он был старше других и походил на человека. Длинные волосы с проседью слегка вились, борода была черной. Внимательно посмотрев на пленников, он посопел, чмокнул губами и, повернувшись к своим соплеменникам, авторитетно заявил:

— Мадагаскара.

Даже со своего неудобно места Зером заметил, что дикарей здесь собралось несколько десятков. Стало стыдно, он не новичок, а прошляпил такую засаду. А ведь, еще будучи подростком, устраивал подобное на немцев.

Между тем главарь произнес еще несколько слов, и ему принесли пятнистую шкуру. Он ее расправил, а затем изготовился к прыжку. Подпрыгнув, он ударил Зерома ногами в грудь, тот пошатнулся. Затем ему надели этот балахон на голову. Подхватив за руки и ноги, его потащили сначала по равнине затем вверх.

Когда, наконец, сняли шкуру, он увидел, что оказался в селении. Тут аборигенов собралось больше тысячи, и они привязали его к столбу. Зером почувствовал облегчение, когда увидел, что рядом с ним находятся Артур и Слев.

— Значит, пока есть не будут, — прохрипел он, внимательно разглядывая туземцев. На вид как люди, лицами похожи на негров, кожа черная с фиолетовым отливом. Одежда: набедренные повязки и бусы. Много женщин, причем многие из них молодые и симпатичные, вот только, почему- то, у некоторых головы выбриты, может, наказали их. Звучит примитивная музыка. Барабаны выбивают драйв. Аборигены их также рассматривают. — Внешне ничего особенного, они выглядят как молодые парни, только с очень рельефной мускулатурой. Загар почти такой же, как у местных, шоколадный с сиреневым оттенком, а из одежды одни плавки, ну сами как типичные дикари, только волосы светлые. Слев пришел в себя и практически сразу выдал вариант действий:

— Давайте объявим себя богами.

— Так мы на божество, явно не тянем.

— Эх, мой бы лучемет сюда. Я бы им показал кто бог, кто черт.

— А вот посмотри, не твое ли случайно?

Высокий крепкий тип с золотыми браслетами, судя по красочному одеянию, вождь, уселся на низкое кресло. Ему подали захваченный у Слева лучемет, и он с интересом стал его рассматривать. Дернул, нажал на курок.

— Смотри, сейчас выстрелит.

— Не бойся, он на предохранителе. Система блокировки надежная.

— Жаль, было бы лучше, если бы он снес себе голову.

Внезапно, вождь взял лучемет в рот, сжал челюсти. Затем выплюнул. Глупо уставившись, он произнес на тарабарском языке:

— Негритатая вундеркатороова.

— Мы не понимаем. — Резко ответил Зером.

Главарь выпучил глаза.

— Акунатара! Имбири!

Перед ними появился человек в шкуре льва, с косточкой, проткнувшей нос. Он постоянно бормотал, на груди болтались бусы из человеческих зубов.

— Похож на колдуна. — Прошептал Зером.

— Мусли! Мусли! Мусли! — Проверещал тот.

Вождь проревел что-то на своем языке, и шаман подскочил к пленникам. Достав флягу, он помазал лицо сначала Артуру, затем Зерому, а после Слеву чем-то желтым, по запаху, напоминающему кровь. Затем он отскочил в сторону и провизжал:

— Убридли хохотами!

— Ну, как теперь вы меня понимаете. — Прогнусавил вождь.

Зером разом оживился. Похоже, что магия действует:

— Да понимаем. Зачем вы связали нас?

Дикари рассмеялись в ответ. Вождь звякнул колокольчиком, и они замолчали.

— Вы очень похожи на шпионов. Из числа ратиборцев. Сидели в засаде и выслеживали наше племя.

— Нет. Мы не шпионы, мы путешественники с другого мира. Освободите нас и мы поделимся с вами нашими знаниями.

Главарь оскалился:

— Знания зло. Мы их искореняем. Надо быть ближе к природе. А вы строите города, загоняете народ в тесные жилища.

Вот посмотри, наше селение находится на дереве.

Зером повернул голову, как это он сразу не догадался. Действительно, деревня дикарей располагалась на верхушке не слишком высокого, но очень широкого ствола.

— Вот теперь, — продолжил вождь — пришли вы и готовы распространить заразу. Я считаю, что вас надо убить. Всыпьте им плетей для начала.

Высокий и кряжистый дикарь ударил Зерома плетью по ребрам, но тот лишь улыбнулся в ответ.

В разговор вступил Слев:

— Разве у вас нет врагов? Племен, которые желают вам смерти.

— Хватает!

— Так дайте нам возможность послужить вашему племени. Мы сильные воины, способны сражаться вместе с вами.

Вождь захохотал:

— Вас ведь скрутили как котят и вы после этого называете себя сильными.

— Подвергните нас испытанию. Давайте я сражусь с самым могучим из ваших бойцов. Если выиграю, то вы предоставите нам свободу, а проиграю, делайте что хотите.

Идея понравилась вождю.

— Ладно, доставим себе удовольствие. С вами будет драться Варум, ему нет равных.

Покалывая копьями, Слева отвязали от столба, лишь ноги были оставлены связанными.

— Зачем? Это делает бой неравным.

— А затем, чтобы ты не сбежал.

Воины, прикрывшись щитами, образовали круг, расчистив площадку для битвы. Слев, припрыгивая, стал в центр. Как и предполагал опытный спецназовец, его противник был огромен, напоминал быка и имел свыше двух метров роста. Игра, по сравнению с ним выглядел просто ребенком, да еще ноги спутаны. Дикари поспешно заключали ставки, естественно в пользу местного терминатора. Варум презрительным взглядом окинул соперника, подняв пудовые кулаки.

Вождь отошел в сторону и хлопнул в ладоши.

— Бокс. Первый раунд. — Прошептал Зером.

Варум размахнулся кулаком, но Слев ловко подпрыгнув, врезал пятками в грудь варвара. Тот даже не пошатнулся, хотя удар был ощутим. В следующую минуту Слев вновь подпрыгнул и ударил рукой в висок. Аборигенному богатырю сразу стало очень больно, вздулась шишка. Он яростно размахивал могучими кулаками, но это ему мало помогало. Слев был резв, стремителен, его удары следовали в чувствительные центры. После одного такого хука в шею, Варум обмяк и Слев, воспользовавшись этим, сразу двумя ногами ударил в солнечное сплетение, вложив всю свою силу. Наконец громадная туша рухнула наземь. Туземцы заулюлюкали, исход боя был явно неожидан. Вождь привстал и почесал засаленную макушку:

— Мошка бьет муравья, а значит, муравей слаб. (На этой планете муравей величиной со слона)

Наполовину обнаженные дикари пустились в дикий пляс. Тем временем Слев принялся распутывать веревки на ногах. Узлы были завязаны прочно, но постепенно поддавались. Наконец он вскочил и присоединился к танцующим. Аборигены встретили подобное проявление энтузиазма с одобрением. Они окружили Слева и стали бросать в него лепестки растения, напоминающего тюльпан. Парень продолжал кружиться, затем неуловимым движением подхватил кинжал и, продолжая выполнять дикие скачки, приблизился к столбам. Легкое движение, веревки упали вниз, и Артур освободился. Зером отчаянно дергаясь, сумел вырвать руки из тисков не много раньше и теперь развязывал ноги. Слев успел заметить следы на руках от прутьев и след от плетки.

— Давай быстрее. Режь.

Вся троица была свободна. Воспользовавшись моментом, Артур подскочил к вождю. Два телохранителя, заподозрив не ладное, выскочили на встречу. Один из них тут же свалился от удара ногой в пах, другой получил пальцем в глаз, брызнула алая кровь. Поднырнув, Артур схватил лучемет, но вождь вцепился мертвой хваткой в рукоятку, дернул, и парень рухнул на него. Однако не даром он в прошлой жизни был чемпионом планеты по борьбе, ударил головой в нос и туземный вождь обмяк. Выхватив оружие, Артур направил короткий луч, срезав десяток дикарей. Затем проорал со всех сил страшным голосом:

— Как вы посмели, презренные пигмеи поднять руку на богов?

Дикари замерли, многих перекосило, вид разрезанных трупов отбивал охоту к сопротивлению. Лишь один шаман сохранил хладнокровие, сделав шаг вперед, он ехидным тоном произнес.

— Это не боги, а самозванцы. Убейте их!

Артур ударил лазером, но колдун успел отскочить в сторону, выпустив по огненный треугольник. Зерома слегка задело, и Артур в ярости дал длинную очередь, срезавшую сразу три десятка аборигенов и отсекшую чародею голову.

Даже потеряв столь важную часть своего туловища, шаман продолжал угрожать и размахивать руками пока, наконец, Артур не испепелил остатки тела.

— Конец магии! — Прокричал Слев. — Теперь мы, наконец, сможем скрутить врага.

Племя было полностью деморализовано, побросав копья и топоры, они пали на колени, изображая покорность.

— Вот так то оно лучше. А тот, кто сомневается, будет аннигилирован как гусеница. — Артур угрожающе провел пистолетом.

— Наша сила повелевает небесами.

Побитый вождь слегка приподнялся, его нос опух, голова трещала. Он молитвенно сложил руки.

— Мои боги. Я потрясен вашей неимоверной силой и прошу пощадить наши жизни.

— И будете нам верны! — Артур состроил ужасную гримасу.

— Да, о великие.

— Тогда отныне я ваш вождь. А ты займешь место моего помощника.

Чернокожий атаман поклонился, затем снял золотую с камушками цепь. После чего надел ее на шею Артуру.

— Ты доблестный воин и тебе надлежит командовать нами.

Туземцы криками приветствовали нового вождя. Артур засмеялся, ему было приятно. Не успели, однако смолкнуть крики приветствия, как прозвучал тревожный горн. Стоящий на вышке дикарь подавал сигнал тревоги.

— А это еще что такое?

Артур был обеспокоен:

— Похоже, к нам пожаловали гости.

Друзья забрались на вышку. Им было отчетливо видно, как громадное войско маршировало под пологом исполинского леса. Солдаты были одеты в легкие кольчуги и латы, вооружены короткими мечами и длинными копьями. Часть воинов сидела на крупных муравьях, с боку членистоногих были приделаны заостренные косы, вид боевых колесниц вызывал трепет. Еще более угрожающе смотрелись громадные как динозавры пауки, на каждом из них располагалось четыре башни с лучниками. Даже удивительно, что кому-то удалось приручить таких высотой в десять, а шириной в двадцать пять метров монстров. Тяжелые катапульты и баллисты на их спинах смотрелись угрожающе. Большая часть воинов, шла в пешем строю, выстроившись ровными когортами. В довершение ко всему несколько всадников ехало на белоснежных животных с шестью ногами и тремя рогами. Один из них, самый крупный в блестящих доспехах, похоже, был полководцем. Своим острым зрением Зером сумел рассмотреть знак паука на его груди, выложенный алмазами и черным жемчугом, суровые черты лица. Куда направлялась столь внушительная "бригада". Как ни странно, но воины принялись окружать исполинское дерево. Они стали карабкаться вверх, используя специальные пружинные стрелы, подбрасывающие раскручивающиеся лестницы. По ним тяжелой поступью вбирались воины. Судя по отлаженности и четкости движений, это были опытные и закаленные солдаты. Одно странно, зачем пригонять такую большую армию для штурма столь незначительного поселка, это напоминало стрельбу по воробьям из пушки. Часть солдат взбиралась по лианам, они подсаживали друг друга. Единственное более или менее удобное место подъема, и сооруженную лестницу уже подожгли туземные часовые. Зерома это слегка удивило, он подошел к вождю:

— А ну, признавайся. Что такое натворила твое племя, что за ним прислали целую армию?

Вождь покрылся холодным потом:

— Ничего особенного.

Зером зло ухмыльнулся и сжал ему горло:

— А ну, говори.

— Это все шаман. — Прохрипел вождь. — Он обокрал казну султаната Миглей и теперь ее ищут в этих глухих местах. Попутно они хотят пополнить запас рабов.

— А где золото и камни?

Вождь замялся, тогда Зером усилил хватку.

— Скажу, все скажу. Вон там. — Дикарь указал пальцем в сложенную из трех исполинских листьев юрту. — Там все наши сокровища. Мы отдадим вам все, только спасите нас боги, от злого нашествия.

— А ты не столь примитивен, как хочешь казаться. Сразу почувствовал запах жареного и просишь, чтобы вам помогли. Наш ответ- это мы еще решим.

Артур подбежал к краю древесного отростка и тщательно прицелился. Слев остановил его.

— Зачем стрелять, если дело можно решить миром. Тем более что их слишком много, а у нас каждый заряд на счету.

— Может достаточно один раз пальнуть для острастки, а остальные разбегутся?

— Не думаю. Судя по их действиям, это сильные и храбрые воины. Ты подумай, сколько мужества надо, чтобы укротить муравьев и пауков.

— Думаю, что не малое. — Артур опустил бластер. — Однако перед силой лазера многие пасуют.

— Мы вступим с ними в переговоры. — Подал идею Зером. Он выбежал вперед и быстро спустился по лианам, проделав это с такой легкостью, будто все время жил в джунглях. И хотя на него уставились сотни копий и лучников, Зером смело промолвил:

— Мир и доблесть вам.

Воины загалдели:

— Чего он хочет? Вот еще один, сопляк выискался.

— Воины, я хочу говорить с вашим главным полководцем.

— Князь Кальканти, не слушает дикарей. — Проорал один из офицеров. Но подъехавший на белом трехроге военачальник с алмазным пауком, осадил его.

— Не твое дело определять, с кем мне встречаться. Деревня хочет вступить в переговоры. Это ее право. А наше право отказать. Даже если они и вернут все ценности, то все равно должны понести наказание за проступок.

В туже минуту в Зерома полетели стрелы. Он едва успел спрятаться, но одна из них пробила левую руку.

Вытащив наконечник, Зером прокричал:

— Да гореть вам в пламени аннигиляции.

Артур нажал на кнопку. Лазерный луч испепелял врагов десятками. Он жег своей безжалостной силой. Однако, как и предвидел Зером, помешать атаке, он был не в силах. Кроме того, со стороны неприятеля прозвучал сигнал и катапульты пришли в движение, бросая горшки с горящей смесью. А также целые бочки с зажженной смолой. Селение запылало, многие жители горели живьем, пытаясь сбросить с себя хищное пламя. Артур усилил огонь, переведя оружие на более широкую полосу. Потери среди вражеского войска возрастали. Наконец что-то рвануло, видимо лазер добрался до обоза, где хранилась горючая смесь. Началась паника, ряды вражьего войска смешались.

— Еще чуть-чуть и они обратятся в бегство. — Злорадно сообщил Артур.

— Рано радуешься, посмотри на небо. — Слев повернул голову Артура. В лимонно-оранжевом небе в больших количествах возникли точки. Это летели исполинские комары, на шее каждого из них сидел воин с луком.

— Это большая проблема. — Шепотом произнес Зером.

ГЛАВА 8

Что такое естественный отбор?. Это когда все отбирают и это естественно. \ \Налоговая полиция.\

- Когда нет клеток не чувствуешь боли, но я чувствую. — Адольф Шифер ощутил тошноту. Его буквально разрывало на части, такое ощущение, что ты кусок урана и силы распада распыляют твое тело. Видимо так чувствует себя человек, которого колесуют. Он и впрямь превратился в сверхтяжелый атом и ощущал разрыв, сопровождаемый страданием, а затем элементарные частицы вновь сходились, и вирус испытывал страшную ломку. Это было так необычно, словно тебя режут на кусочки тупым ножом, что Адольф даже попытался обдумать свое положение, чтобы не так остро воспринимать боль. Наконец ему вроде бы стало легче, скованность спала. Он вновь очнулся на белоснежном столе, покрытый пульсирующим излучением. Прозвучал механический голос:

— Допрос окончен. Все данные сняты. Кибервставки отсутствуют, матрица чистая. Знает не много.

Март Шатун ухмыльнулся:

— Я так и знал. А как насчет возможности работать на нас?

— Вот это вполне вероятно. У него нет ни чести, ни совести, он вполне может предать свою расу. Впрочем, пока он себя полноценным вирусом не ощущает.

— А что другой?

— Аналогично. Хотя Генри и более честен, чем Адольф, но вполне может работать и на нас, тем более что идеология вирусов ему не очень нравится.

— А кому может понравиться бредятина, что одноклеточные высшая форма жизни. И удивительно, как вирусам удалось создать огромную империю.

— Это эволюция, а при ней не редко побеждает простейший организм. Впрочем, клетка, из которой они состоят довольно сложная, в ней очень длинные цепи молекул, а также полупроводниковые элементы, ускоряющие обмен веществ. Если учесть, что эти вирусы живут в бескислородной среде то…

— Все и так ясно. Но получатся ли из них хорошие агенты?

— Если платить, то да, несомненно, Адольф удавиться за деньги, а с Генри, его нация, нация торгашей, тоже проблем не будет.

— Тогда давай их еще раз хорошенько обработаем.

Когда вирусы высунули свои головные отростки, роботы снова смяли их, закатав в кресла, ударив при этом током. Тонкая оболочка засветилась и стала прозрачной. Затем началось "пропесочивание", мозги или, что осталось от них вывернули на изнанку, потом поместили обоих в центрифугу. Разгон был ужасен, сила гравитации вдавила их, расплющив в блин. После чего крохотные роботы вновь вошли в тело. Их движение причиняло ужасные страдания, казалось, была изранена каждая молекула тела. Адольф даже не мог думать, настолько чудовищные ощущения он испытывал. Секунды тянулись долго словно минуты, а минуты казались часами. Мини-кибоги не теряли даром времени, они считывали всю информацию и закладывали свою, причем, явно не церемонясь с военнопленными. Когда на мгновение стало легче, Адольф прошептал:

— А как же Женевская конвенция, о гуманном отношении к военнопленным?

— О чем это он?

Компьютер тут же выдал в ответ:

— Сегмент его памяти из прошлой жизни. У него всплыло то, что на планете Земля существует конвенция о гуманном отношении к военнопленным.

— Так вы же не военнопленные, а простые пираты, да еще каннибалы.

Адольф проскрежетал:

— Все равно у нас есть права. В цивилизованных странах даже террористов не пытают.

— Только формально! — Перебил компьютер. — А фактически с такими, гадами как вы, и на вашей планете не церемонятся. Ты сам знаешь, как в тюрьмах обрабатывают вашего брата. Между прочим, этот тип и по меркам своего мира преступник. На нем кровь более пятисот человек.

— Вот как, уголовник!-

Генерал всплеснул руками, достал платиновый с крупными рубинами портсигар и раскурил массивную, словно ствол бамбуку сигару. Его голос звучал сладким медом:

— Я люблю криминал. Из таких как вы людей, без чести и совести, рождаются самые лучшие и надежные шпионы. Я думаю, мы сработаемся.

Март Шатун сбросил пепел. Адольф просипел:

— Я на все согласен. Только перестаньте меня терзать.

— А что скажет Генри?

— Я готов вам служить. — Бывший американский спецназовец простонал, его выжали как лимон. — Я американец, а не вирус, к тому же бывший человек. А вы тоже люди. Слушайте, а с вашим могуществом вы могли бы дать мне человеческое тело?

Генерал грозно свел брови вместе:

— Это еще надо заслужить. А от вас пока толку, ни какого. Но те, кто на нас работал, всегда получали наивысшие награды. Возможности империи Парупа велики и очень скоро от Сумбулистана и вашей вирусной империи Букертай не останется и кварка на кварке.

— Мы верим в это! — Дружно прокричали Адольф и Генри.

— Ну, а теперь подпишем контакт, как это у нас принято, кровью. Это магический символ и он гарантирует, что вы нас не предадите.

Роботы отключили центрифуги, а микронные компьютеры, прожигая оболочку лазерами, вылетели из тела. К ноздрям вирусов были подсоединены трубки с нефтью, и они могли дышать.

— Да, и вот что я хочу сказать. Вас специально не пытали, на самом деле современнейшая гиперплазменная техника способна причинить еще более сильную боль. Примерно в семь тысяч раз большую, чем вы испытывали. Так что подумайте, что ожидает вас, если вы решите нас предать, букертайцы!

— У нас даже мыслей таких не было. — Адольфа шатало, и он с трудом переставлял конечности. — Дайте сюда вашу бумагу.

Киборг мягким движением сунул подобие пергамента, тускло сверкнула игла, выступила желто-коричневая кровь. Пальцы не слушались Адольфа, и он с большим трудом поставил свою подпись. Генри последовал за ним, его лапа не дрожала, практицизм превыше всего.

— Вот так одноклеточные, теперь мы связаны кровавой тайной. В ваши мозги внедрены специальные чипы, которые практически невозможно обнаружить с помощью нанотехнологий или нейтринного сканирования. Они будут следить за вами и в случае предательства взорвется крохотная бомба, что аннигилирует весь ваш организм. Передавать сведенья будете через гравиопередатчик, он будет посылать волны, которые можно вылавливать лишь специальной аппаратурой.

Так что бациллы, запомните, если связь прекратится, это будет означать предательство с вашей стороны. Ну а последствия объяснять не надо.

— А мы что, без понятия! Все будет в ажуре. — Адольф даже перекрестился. Генри был не особенно верующим протестантом, по этому лишь взял под козырек, прошептав молитву.

Засверкали лампы. Яркий калейдоскопический отблеск кружился по стенам. Свежеиспеченных агентов тщательно отсканировали и переписали все сведения. Потом ним подошел похожий на скорпиона киборг:

— Сейчас главная задача, доставить вас в расположение своих войск. Для этого мы готовы пожертвовать одним из своих катеров. По новой легенде вы его угнали.

На голографическом столе зажглись новые точки.

— Ха-ха-ха! Нам опять повезло восемь вражеских звездолетов, судя по конструкции букертайских, летят к нам. Мы встретим их залпами из пушек. А вы готовьте катер, в суматохе боя ваше бегство будет смотреться правдоподобнее.

Хотя Парупарских звездолетов было всего трое, они были гораздо крупнее. Таким образом, общее количество пушек было примерно одинаковым, а значит, бой предстоял интересный. Восьмерка букертайских звездолетов попыталась взять парупов в кольцо. Они обложили их по всем правилам военного искусства, в свою очередь парупайцы избегая окружения, активно перемещались, маневрируя и атакуя. Обстрел продолжался, ракеты взрывались, а сгустки плазмы выбрасывались так активно, что казалось, вакуум загорелся и сыплет искрами. Вирусы не были дураками и, сразу в шестером, оставив по одному кораблю для сковывания противника, атаковали звездолет. Битва вследствие этого переросла в настоящую охоту. Парупарское судно вынужденно было отступать, чтобы избежать гибели от соединенного удара. И как назло атакованным оказался звездолет, где находились Адольф и Генри. Бравые вирусы ни как не могли вырваться из огненного кольца. В звездолет время от времени попадали, но силовое поле выдерживало. Тем не менее, температура поднялась, становилось жарко, правда букертайцы были в скафандрах и не потели. А вот люди и гирруны, пятирукие создания покрылись липкой жидкостью, начали испытывать дискомфорт. Когда вирусы все же залезли в катер, обстановка на поле боя внезапно изменилась. Один из каперских звездолетов был подбит, наполовину разрушенный он плавно пульсировал по пространству. Тогда парупарский корабль прижал его к цилиндрической зеленоватой с красными пятнами звезде. Капер не выдержал давления искусственной и природной плазмы, и взорвался. Не теряя даром времени, звездолет полетел на выручку, с трудом отбивающему натиск коллеге. Он подоспел как раз во время, судно уже успело получить серьезные повреждения, и его уничтожение было лишь вопросом времени. Рисунок боя слегка изменился, и вирусная пара воспользовалась этим, чтобы выскользнуть из чрева корабля.

— Давай крути джойстик. — Скомандовал Адольф. Их рвануло слегка в сторону.

Катер имел двойное управление, с помощью сканера и движения рук или ручное, на случай повреждения аппаратуры с помощью штурвала и джойстика. Будь они представителями империи Парупа, то для них могли сделать и третью модель управления. С помощью телепатического шлема. А так им пришлось на ходу приспосабливаться к инопланетной технике.

Оставив позади корабли и проносясь мимо плазменных вспышек, букертайцы, попытались было повернуть к своим. И, как и следовало ожидать, были встречены градом снарядов. Едва успели уйти, относительно слабое силовое поле катера вряд ли выдержало бы больше десяти попаданий. А ракетных зарядов и вовсе хватило бы одного.

— Вот, придурки. — Не выдержал Адольф. — Они же убьют нас.

Катер дернулся, потом его тряхнуло, так что обоих вирусов подбросило как мячики.

— Нет, я этого просто не понимаю. — Генри прорвался к ручному управлению и попытался вывести машину из-под обстрела.

— Как это можно быть такими беспечными. И упустить такую деталь.

— Надо сделать срочное сообщение своим хозяевам. Адольф напрягся и попытался дать мысленный приказ гравиопередатчику.

Их снова тряхнуло. Послышался треск, лопнула оболочка катера. Зазвучал раздирающий душу скрежет.

— У нас повреждения, мы гибнем. — Генри наклонился над подобием динамика и проорал в вакуум. Как ни странно, это помогло Адольфу успокоиться, и он чрезвычайным усилием послал сообщение на борт корабля.

Ответ пришел незамедлительно.

— Включите гравиорадиопередатчик, он находится под сканирующим устройством киберуправления. Затем перещелкните его на волну Зем-4, это обычная передача для вирусов. Ну, а дальше кричите, что вы букертайцы и удрали из плена.

В этот момент в них снова попали, свет в катере погас. Генри впрочем, сразу включил подсветку боекостюма. Их машина горела, поэтому передача была более чем истеричной.

— Алло! Это мы свои, вирусы Адольф и Генри. Нам чудом удалось убежать из плена. Мы просим нас спасти.

И так далее. Речь в целом получилась глупой, и огонь по ним усилился, катер накренился, оболочка раскалилась готовая лопнуть. Адольф уже было распрощался с жизнью, как залпы смолкли. Стало тихо. В наушниках прозвучал знакомый голос.

— Это ты, Адольф?

— Я Герман! Мы убежали из плена и просим поддержки.

— Можете считать, что вы ее уже получили. Я объявлю, что это наши!

Геринг обратился к своим:

— Пропустите их.

— А ты уверен, что это не провокация парупайцев?-

Спросил командующий каперской группой.

— На войне все возможно! Но я знаю этих ребят, они не подведут и вполне способны вырваться из плена.

— Даже готов поручиться?

— Да готов!

— Тогда пропустите их, пусть катер спрячется в трюм.

Адольф и Генри, только что, избежав смерти, светились от счастья. Как приятно снова оказаться среди своих.

Чаша весов тем временем, окончательно склонилась в пользу парупайцев. Третьему звездолету вновь удалось подбить капер и присоединиться к остальным. Вследствие чего, перевес перешел на их сторону. Вирусы отступали, их звездолеты, предельно разогнавшись, ушли в гиперпрыжок. Звезды стремительно замелькали за кормой, было видно, что они сливаются в сплошное зарево. Их спектр переливался, особенно сильно светило впереди корабля, они слились в сплошной ореол с миллионом оттенков, если бы не светофильтры, то вирусы ослепли бы. Впрочем, их зрение позволяло наслаждаться картиной в инфракрасном и ультрафиолетовом диапазоне, а также в волшебных и красочных гамма-лучах. Передать, на что похож цвет гамма-лучей невозможно, надо увидеть их самому, но то, что это потрясающе, очевидно любому разумному существу. Адольф и Генри сквозь гиперсканер наблюдали за игрой цвета.

— Восхитительное зрелище. Даже если все драгоценные камни, что есть на Земле собрать вместе, то даже в этом случае они не сравнятся с этим калейдоскопом.

Адольф расплылся в улыбке. Генри словно нехотя согласился:

— И все же Земля есть Земля, наша родная планета и никаким космическим эффектам с ней не сравниться. Хотя, согласен, выглядит все прекрасно.

Опасаясь видимо нарваться на засаду, парупайские звездолеты прекратили преследование. Дышать стало легче, Адольф и Генри расслабились и уснули. Но если Генри спал, как младенец, то Адольфа преследовали кошмары.

Ему снилось, что он вирус попал в организм и за ним гонится большая таблетка с хищной пастью акулы и лазерным автоматом на плече. И впрямь это было ужасно, луч то и дело задевал его. Адольф прыгал как заяц и в конечном итоге ему прострелили ноги, аккуратно срезав конечности. Затем таблетка раскрыла пасть и откусила полтела. Это сразу напомнило волка, вот точно также он преследовал его, когда Адольф был беззащитным зайцем. Потом его заглотнуло целиком. Правда на этот раз, он не плавал по кишечнику, а оказался в лаборатории, где его разрезали на части и ставили опыты. В частности растворяли оболочку в реактиве, затем крошили на куски. Это было ужасно, и Адольф проснулся.

— Опять эти кошмары. Они замучили меня. — В нетерпении он ткнул Генри под бок.

— Надо попросить у судового врача таблетку. — Спросонья произнес американец.

После такого упоминания, у Адольфа начался нервный спазм, и он ударил Генри. Вспыхнула драка, оба вируса молотили друг друга, не причиняя особого вреда. Когда, наконец, вспышка гнева закончилась, они приостановили "разборку".

Генри произнес с укоризной:

— Ты вроде взрослый, а ведешь себя как ребенок. Почему кидаешься с кулаками?

— Просто разминаюсь. А ты не плох.

— Я тебе не понимаю. Тебя словно что-то завело.

— Да эта проклятая таблетка, опять снился кошмар.

— Посоветуйся с врачом. Солдат ведь обслуживают бесплатно.

— А что он поможет?

— Даст, что ни будь и сновидений не будет.

Адольф не хотя согласился. Целые сутки он ходил хмурый, ел без аппетита. И лишь известие, что они, наконец, достигли планеты, где находиться их база снабжения слегка оживило его.

— Наконец, хоть увижу чужой мир.

Под шестиугольным светилом плавала причудливая, рыжего цвета восьмерка. Она уже довольно долго входила в империю Букертай, вокруг нее сновали звездолеты, ракетные катера и легкие истребители. Плавали самонаводящиеся мины. Впрочем, планета не была покрыта нефтяной оболочкой, и ходить приходилось в скафандрах, за исключением самого большого города Стакилема, в этом прикрытом силовым полем ангаре была залита нефть. Растительность была пышной, преобладали серебристые и фиолетовые пальмы и лианы. Климат теплый, лишь высоко в горах лежал бронзовый снег. Розовые реки и озера ласкали взор. На планете было шесть континентов и восемь океанов, четыре зачаточных цивилизации местных туземцев, кислородно-гелиевая атмосфера. Адольф с любопытством рассматривал необычную конфигурацию планеты, которая вращалась по сложной многоуровневой орбите, что делало смену дня и ночи трудно предсказуемым явлением, в частности свет мог померкнуть в момент нахождения светила в зените, а рассвет наступал внезапно, как взрыв бомбы. Генри, по этому поводу философски заметил:

— Иной мир как раскаленная сковородка, сколько не прыгай, все равно не привыкнешь.

Космопорт, где они приземлились, был огромным, а вся поверхность зеркально отшлифована. Рядом со зданием космопорта стояли мощные восьмигранные башни, а также массивные сооружения в виде небоскребов. Большинство из них было круглыми, и уходили глубоко под землю. Это было понятно, база военная и находится рядом с границей. Большинство рабов работали в скафандрах, их подгоняли роботы-надсмотрщики. Когда пираты проходили мимо, невольники низко кланялись. Адольфу было приятно видеть чужое унижение. Он не удержался и со всего размаха ударил, похожего на трехногого кузнечика, раба по спине. От удара лопнул скафандр, невольник задергался, захлебнувшись в нефтяной массе. Он умирал в мучительной агонии, и никто не оказал ему помощи. А вот к Адольфу тут же подскочили полицейские, они окружили его, один даже применил электрошокер. В гравиафоне прозвучало:

— Это частная собственность солдат. Ты убил раба и должен за него заплатить.

Тут Адольф и осунулся, денег у него не было. За последний набег они ничего не успели получить.

— У меня нет денег.

— Тогда проследуй в тюрьму.

Его заключили в силовой кокон и так скованного поволокли. Тюрьма, как и, следовало ожидать, располагалась глубоко под землей. Помещение, подсвеченное ультрафиолетовыми лампами с многоствольными гамма-пушками. Охрана — роботы, вирусы и страшный аналог собак рыбы-иглы. Последние твари выглядели очень грозно, их феноменальное чутье вошло в легенды, а острый нос излучал лазерные и нейтронные импульсы способные парализовать любое существо. Урагганы, как еще называли этих рыб, были к тому же примитивными телепатами, способными поглощать позитивные эмоции, высасывая жизненные силы. Адольф под их злобными взглядами сразу почувствовал себя неуютно, в голову словно вбили гвоздь, а мозги потекли. Ощущение аналогичное просверленной черепной коробке, из которой, в живую выпивают содержимое. Пират застонал, боль усилилась, стоящий на страже охранник одернул урагган, и стало значительно легче, но все равно было плохо. Его отвели в темный кабинет и тщательно просканировали, а затем заперли в камере. Помещение было тесным, с одной лампой и узкой койкой. Вирусу было не очень удобно, но он прилег, размышляя о смысле жизни: Вот они, превратности судьбы, сначала пират, затем шпион, а после арестант. Хорошо еще, что метку не обнаружили, все-таки надежно маскируются парупайцы. Вот ты так и сидишь в этом пластиковом мешке и не знаешь куда деться. Вспомнились события прошлой жизни: поставки оружия мятежной Чечне. Дело, пока хорошо платили, было выгодным, но потом международные потоки переключились на Ирак и Афганистан. Тогда переброска оружия резко сократилась. В принципе России повезло, теракт 11 сентября отвлек внимание исламских экстремистских группировок на США. Таким образом, Америка косвенным образом защитила Россию. Зато от потока наркотиков, страна была беззащитной. Сколько они заработали на этом необъятном рынке? Миллиарды, заставив потесниться многие кланы. Размышления были резко прерваны, дверь камеры открылась, на пороге возникли три фигуры. Одна из них принадлежала Герману Герингу:

— Ну, что Адик! Опять влип в неприятность? Ну ничего, крепись друг, я заплатил за тебя.

— Я обязательно верну.

— Конечно, вернешь, скоро наш звездолет опять полетит за добычей. Кстати, хорошая новость, на наш корабль, возможно, поставят новый экспериментальный гравио-преоновый двигатель. Тогда наша скорость станет недостигаемой для звездолетов противника, даже империи Парупа.

— Замечательно, вот тогда мы и насшибаем добра.

У Адольфа потекли слюнки.

Оба вояки поспешили покинуть тюрьму. Тем более урагганы продолжали завывать и посылать враждебные импульсы. Подземный лифт, как бы не хотя открылся, выпустив их на свободу. Геринг просипел:

— Не распускай руки. Особенно потому, что ты новичок, тебя могут подставить. Мой тебе совет, принимай транквилизаторы.

— Да я вполне уравновешенный, просто, когда тебе так низко кланяются трудно удержаться от того чтобы не дать под зад. Шестиугольник над головами приобрел пурпурно-коричневый цвет. Стало слегка припекать, хотя в нефтяных слоях это не очень заметно. Часть зданий висело на тонких ниточках в воздухе, они казалось, парили. Некоторые сооружения и впрямь напоминали голубей с распростертыми крыльями. Пара уселась в легкий экипаж с крыльями и полетела вдоль проспекта.

— Тут есть бордель и казино. В борделе самый современный набор услуг, включая кукол и роботов. Есть и чисто виртуальный секс, где партнеров выбирают на основании подсознательных предпочтений, предварительно сканировав мозг. Но в живую, на мой взгляд, гораздо приятнее. В казино игры, некоторые тебе знакомы по прошлой жизни, остальные не обычны, то есть существует шанс, остаться без штанов.

Адольф призадумался. Мошенничать в карты ему приходилось, причем не раз и не два. А кошелек свой пополнить не мешало бы. Не все же время жить за счет Геринга. С другой стороны, после последних приключений, не плохо было бы удовлетворить похоть. После некоторых колебаний, Адольф решил, что финансы, прежде всего.

— Давай в казино, развлечемся в карты по маленькой.

— В карты! Что же, я люблю их.

— А ты умеешь мошенничать?

— Не много.

— Я научу тебя, как профессионал. В первую очередь обзаведись зеркальцем.

Как глава мафии, Адольф много чего знал. Здание казино напоминало утыканную шипами монету и висело в воздухе.

Охрана у входа, в том числе и цепные вычурные животные, один вид которых бросает в дрожь. Есть и дополнительные удобства. Например, у робота можно купить за наличные фишки. Многочисленные прозрачные столики, напоминающие рулетку. Более сложные приспособления в форме винтового крана, дюжина гидродавлических термометров, урановый мячик, разрезанный пополам арбуз с помеченными цифрами косточками и, наконец, голограмма, обозначающая сложную планетарную систему. В ней ставишь фишки на ту или иную планету и многое другое. Фантазия иного разума безгранична, чего, например, стоят павлины с драгоценными хвостами, можно прилепить фишку к перу и сделать ставку, потом дернуть за клюв и по перьям побегут огни. Это интереснее, чем просто бросать шарик. Адольф не очень доверял слепой фортуне, по этому предпочел искать одиночных клиентов. Это было не легкой задачей. В зале были практически одни вирусы, база была закрытой и туристов не особенно пускали. С большим трудом удалось найти пару, да и те согласились сыграть лишь по маленькой.

Игра оказалась довольно скучной, выигрыши чередовались с проигрышами. Тогда Адольф и пустился в мошенничество.

Ему удалось взять несколько партий, но потом он снова проиграл. Герман Геринг тоже нервничал, капитан каперского звездолета верил в своего свежеиспеченного друга, а тут такая оказия. Очень сильно все затянулось и когда дела вновь пошли на лад, наступила ночь, а затем утро. Противостоящие им вирусы, два каперских капитана были тертыми калачами, и их оказалось трудно взять. Наконец после долгих мытарств, они разошлись. Адольф подсчитывал прибыль, она оказалось не слишком большой, но и не маленькой. Хватило и на штраф за раба и даже на посещение борделя.

— Что же, не может вести бесконечно, а жульничать надо осторожно. — Начал оправдываться он перед Герингом.

— Да нет! Я вполне удовлетворен. Скажу тебе честно, прежние посещения казино кончались тем, что я спускал все. А теперь мы и удовольствие получили и при деньгах.

— А сейчас получим еще больше.

Аппарат рванул и набрал высоту. Публичный дом напоминал цветок на тонком стебле и был густо утыкан шипами. Светились голограммы, они поражали своей откровенностью и своеобразием. Так как вирусы были бесполыми, их сексуальными партнерами были или рабы или роботы. Развлекаться друг с другом считалось дурным тоном. Это было даже смешно, физиологически лишенные радости секса букертайцы придумали для себя извращения. Большинство из них в прошлой жизни были двуполые и, исходя из этого, подбирали партнеров. Вход в бордель также охранялся, хотя стража казалась чисто декоративной. Геринг подмигнул охранникам:

— Стоите на стреме, а самим, небось, завидно!

Похожие на тараканов роботы проигнорировали его высказывание. Внутри здание поражало своим великолепием. Гирлянды огней и цветов, картины, статуи, множество полуобнаженных человеческих женщин, а также представительниц иногалактической жизни. Все чисто надраенное, коллекции оружия, батальные сцены, — не публичный дом, а музей. Лестницы широкие мраморные, ступени высокие, выложенные коврами.

Адольф пропел:

Все сверкает как зарница,

Красота, но только вот,

В этом здании девица

Страстно миленького ждет!

Главный сутенер, тоже вирус, вышел им на встречу. По бокам у него суетились две девушки. Когда Адольф протянул к ним лапы, они бросились на встречу и чуть не задушили. Он отбивался из всех сил, наконец, хватка ослабла. Сутенер скомандовал:

— Ну, вы, с ним, полегче. А ты не бойся, это роботы — они убить не могут, только покалечат. Вирус хихикнул:

— Что ж, мне не впервой.

Более опытный Геринг перебил:

— Нам с другом нужны приличные девицы и желательно не роботы, а живые.

Сутенер сделал довольное лицо:

— Конечно, будут живые — только они стоят гораздо дороже. Между прочим, роботы высокого уровня и ощущения он них ничуть не хуже. Большинство ваших солдат предпочитают либо их, либо "виртуалку".

— Для виртуалки вовсе необязательно ходить в бордель. Мы это и на звездолете можем у себя устроить, главный кайф, именно с живыми.


Их отвели в отдельную комнату, обставленную зеркалами. Там их уже ждали несчастные человекоподобные самки. Адольфу они не понравились:

— Нужды девицы посвежее.

— Как вам будет угодно.-

Пробурчал робот. Загорелись розовые лампочки и по движущей дорожке им подогнали двух восхитительных полуобнаженных жриц любви. Они буквально источали эротику и желание.

— Вот, развлекайтесь с ними как хотите.

Герман Геринг прикрыл двери.


Гетеры начали медленно исполнять эротический танец, сбрасывая остатки одежды.

— Мы доставим вам истинное наслаждение, лучшие солдаты во вселенной.

Девушки продолжали плясать, блестела медно-оливковая кожа, тряслись плоские животы, ходили роскошные бедра. Каждое их движение завораживало, вызывало приступ не преодолимого желания. А волшебные руки так и тянулись к одноклеточным существам,

поглаживая и лаская их. Вирусам казалось, что они находятся в раю. Всем было хорошо и вирусам и женщинам. Стоны и вздохи, сладострастные крики все смешалось в один звуковой ком. Когда, наконец, все закончилось, в номер заглянул напоминающий гусеницу суперкиборг. Он поставил поднос с четырьмя бутылками шампанского. Бокалы блистали хрусталем. В номере не было нефти, вирусы дышали через трубки, по этому шампанское лилось рекой. Адольф пригубил напиток. На вкус он напоминал крепкий сидр, приятный и слегка воздушный. Выпил, затем налил еще. Геринг пил более сдержано, смакуя напиток. В общем, им это очень понравилось. Девицы лишь слегка пригубили бокалы, у них еще будут клиенты и напиваться рановато.

— Выпьем за нашу окончательную победу над всеми расами во вселенной, как этой, так и других.

Адольф вновь опрокинул бокал, ему стало хорошо и весело. Наконец прикончив свою бутылку он обратил внимание на девиц.

— А почему наши гейши не пьют?

Девушки покраснели и чтобы избежать скандала, быстро осушили бокалы. Это, однако, не устроило подвыпившего Адольфа.

— Нет, вы должны выпить всю бутылку до дна.

Девушки густо покраснели и стали уговаривать Адольфа.

— У нас впереди еще целая куча клиентов. Мы устали и нас может развести.

Тогда Адольф достал бластер и перещелкнул его в боевой режим.

— Вы что хотите, чтобы я вас испепелил? Немедленно пейте.

Сумасшедший взгляд вируса напугал девчат, и они поспешно влили в себя добрый литр шампанского. После чего, их зашатало, и они пустились в дикий пляс. Геринг стоял, набычившись, его взгляд казалось, не выражал ничего кроме одобрения:

— Гут! Гут! Коровы, давай танцуйте.

Наконец это им надоело и, сделав пару выстрелов по ногам, бравые солдаты Букертая выползли из номера. Топая ногами по лестницам борделя, они распевали малопристойные песни. Девушек слегка зацепило, они были ранены.

Небрежно кинув пачку денег хозяину заведения, они покинули это гостеприимное место. Городок был невелик, и можно было свободно объехать его на мотоцикле. Вот так любуясь, они проехали мимо Киотской пирамиды. Затем забрались в Кашмирский парк. Здесь росли исполинские деревья с крупной листвой и длиннейшими иглами. Хорошенько покружив по парку, вирусы решили передохнуть и выпить чего-то покрепче шампанского. Сказано, сделано, они пили и болтали. В этот момент несколько типов с лазерами, решили их ограбить.

— Эй вы, паскудные вирусы. А ну выкладывайте наличность.

Похожий на божью коровку субъект достал лазерный меч.

Адольф молниеносно выхватил бластер, а Геринг оказался еще быстрее. Он даже успел послать заряд. Тут же неожиданно для всех, "божья коровка" мечом отбил заряд.

— Сдавайтесь или вас ждет смерть. — Несколько, по театральному произнес он.

— Ну, нет, это, ни в какие ворота не лезет.

Адольф выпустил длинную очередь. Как бы не ловок противник с мечом, столь густой залп, несущийся со скоростью света, никто парировать не в силах. Несколько волосатых, стоящих сзади субъектов были разрезаны на части. А вот сам пятнистый главарь исчез, словно его и не было. Геринг поразился:

— Не поймешь, это дух или живое существо?

— Я и сам не понимаю, как в нашем городе завелись грабители. Нужно подать протест мэру.

Трупы слегка пузырились в нефти, была видна синяя кровь. Оскаленные морды напоминали диких зверей. Оружие холодное и смехотворное по современным понятиям, булава, колья, цепи, ножи, и ни какого лучевого или плазменного.

— Шуты, а не грабители. — Презрительно плюнул Геринг. — Не понимаю, кому понадобилось устраивать подобный маскарад?

— Да! С таким оружием только клопов давить. И кого они собирались ограбить?

— Не знаю. Во всяком случае, нашла коса на камень.

Дальнейший осмотр ничего не дал.

— Не понимаю. Куда делся этот, который с мечом? — Адольф выпучил глаза.

— Я тоже в растерянности. Может телепортировался. У нас я слышал, идут разработки установок по телепортации. Правда пока удалось переместить на большие дистанции лишь мелкие предметы, да и то нужен встречный модуль-приемник.

— Я знаю. При обучении нас ознакомили с основами техники. Но это иномиряне, у них могут быть свои разработки.

Геринг качнул торсом:

— Все таки это странно, такие технологии и нет даже элементарных лучеметов.

— Тогда остается только одно объяснение.

— Какое?

— Колдовство! — Адольф оживился. — Я читал и смотрел фильмы про третий рейх. Там создавалось новое паранормальное оружие. И главной ударной мощью должны были стать волшебные демонические силы. Таким образом, даже великий фюрер верил в колдовство и магию.

— Да, я слышал о чудо-оружии. Наши ученые смогли создать серьезные образцы боевой техники. Как я говорил ранее, "Саламандра" была лучшим истребителем второй мировой войны. Я не был профессиональным летчиком и то сумел причинить серьезные неприятности воздушному флоту союзников и русским. А между прочим, больше ста девяти наших асов сбили свыше ста самолетов каждый. О чем это говорит? О том, что Люфтваффе лучшая авиация мира.

— Не петушись особо. Все равно русские вас победили и взяли Берлин. Да и у них были асы.

— Были, но мощь нашей авиации сломили не они и даже не союзники, а голод, бензиновый голод. У моей великой Германии не было нефти, и наши самолеты буквально умирали, сердце останавливалось без крови.

— Зато теперь мы с тобой буквально купаемся в нефти. Может потому мы и воплотились в вирусов, что мечтали залиться горючим. — Адольф скрестил конечности.

— Ценю твое чувство юмора, но, похоже, ты не веришь в нашу победу!

— Какую победу? Вторая мировая война уже в прошлом. Гитлер покончил с собой, мы в другой вселенной. Нам нужно не вспоминать прошлое, бередя старые раны, а думать о будущем. В частности, о карьере. Ведь мы умные вирусы и все можем.

— Для того чтобы сделать карьеру, нужна большая и серьезная война. Вот совершишь подвиг и пойдешь на повышение.

— Ты уже говорил о Сумбулистане. Что там за раса управляет?

— Это многонациональное государство, но в основном у власти находится правящая радиоактивная династия. При чем, в отличие от нас с тобой и многих других, члены их клана не имеют прошлой жизни. То есть они в этой вселенной и начали жить. Живут впрочем, долго, по этому и обрели несусветное влияние. Сумбулистан это неограниченная монархия, полуфеодальная страна с высокими технологиями. Честно говоря, я ее немного боюсь.

— Ну не стоит! Чем примитивнее зверь, тем менее он жизнеспособен. Динозавры вымерли, остались более совершенные млекопитающие, следовательно, и мы похороним этого гада.

— Да поможет нам фюрер!

Вирус произносил это таким тоном, словно Гитлер был жив и всемогущ. Вирусы допили спиртное. Шестиугольное светило жгло, приближаясь к зениту. Дышалось легко, природа казалась красочной и безмятежной. Внезапно набежала тень, и оно скрылось за высоко стоящим горизонтом.

— Вот опять причуды шестимерного пространства, к ним трудно привыкнуть. — Адольф нервно сжал кулаки.

— Меня тоже они до сих пор поражают. Вот, кажется, и давно тут живешь, а все никак не привыкнуть.

Геринг поболтал остатки в бутылке и слил капли себе в рот. Затем отшвырнул ее в кусты, острые иглы дернулись и впились в добычу, стараясь разъесть прозрачный пластик.

— Ни чего у вас не выйдет! — Зло просвистел Адольф. — Сломаете когти.

— Ладно, шут с ними с этими хищниками. Пойдем, прогуляемся. — Геринга слегка шатало. Он с трудом уселся в летающий мотоцикл, Адольф примостился сзади. Машина плавно стартовала, уносясь вверх. Вскоре они разогнались, и так и мчались, пока не уперлись в силовой барьер. Прозрачное защитное поле мягко отбросило их назад. Геринг выругался.

— Я хотел покинуть этот город. А нас не пускают.

После повторной попытки их едва не расплющило в лепешку. Мотоцикл подбросило и опрокинуло вверх тормашками. Вирусы попадали вниз. Если бы не более плотная нефтяная среда они бы разбились. А так отделались легкими ушибами. Адольф поднялся первым и встряхнулся, он явно был не в себе. Постоял немного и повалился спать. Геринг и вовсе не стал подниматься, смачно захрапев. Так достойная пара и дремала в кустах, не замечая того, что весь город пришел в движение. Прозвучал сигнал тревоги, несколько крупных теней возникло над куполом. Толстые лазерные лучи врезались в силовое поле, послышался дребезжащий как от циркулярной пилы звук.

ГЛАВА 9

Я прошу не удивляться никого, если будет совершаться волшебство!. \Граф Дракула.\

Как и следовало ожидать, город бурлил, необычное оживление поражало. Араге и Мультини запутались среди несметных поклаж, подвод, телег. Всюду были развешаны ковры, на площади перед дворцом играл настоящий оркестр. Плясали танцовщики, как люди, так и самые экзотичные звери и экстравагантные существа. По небу летали ковры-самолеты, самодвижущиеся экипажи, исполинские бабочки и совы. Искрились высоченные до полукилометра фонтаны, наполнение многоцветной водой. Был явно какой-то праздник. На куполе стоял колдун, он надувал щеки и махал тростью. В тот же миг по сигналу небо загораживала густая черная туча. Становилось темно и в дивном мраке вспыхивали фейерверки. Араге оживилась:

— Под покровом ночи можно проникнуть во дворец, никто не заметит.

Мультини отрицательно мотнул головой.

— Можно и самим запутаться, я предлагаю использовать заклятие невидимости.

— А ты сумеешь? Ведь это тонкая работа наложить такие чары.

— Мой медальон справится. А я не настолько туп.

Мультини взял свое сокровище в руку и стал произносить заклинания, другой рукой он держал теплую ладонь Араге.

После нескольких пассов свет вокруг них слегка помутнел, добавив фиолетового оттенка, а в воздухе ощущался запах сирени.

— Ну, теперь можно смело лететь к дворцу.

— Может быть, сначала пройдемся по ярмарке, проверим нашу невидимость?

— А что, логично.

Они направилась между столиками и лавками, народу было довольно много, и Мультини нетерпеливо расталкивал их плечами. Люди ругались, отталкивались и дергались, многие не понимающе смотрели в пустоту. Было видно, что они недоумевают. Неожиданно он споткнулся, упал и сбил с ног тощего верзилу. Он заорал, и тут же вспыхнула не шуточная кулачная потасовка. Королевская стража ринулась разнимать дерущихся. В кирасах со стальными надраенными шлемами они напоминали, импровизированных пугал. Размахивая копями и короткими дубинками, стражники кое-как обуздали толпу, а нескольких самых рьяных отправили в тюрьму. Их волокли, бесцеремонно и грубо толкая, несколько человек были легко ранены, один довольно серьезно. К нему подлетел маг с сачком в руках и в красной, вышитой жемчугом чалме, он принялся врачевать. Спустя минуту, страшная рана на животе стала затягиваться, раненый открыл глаза. Мультини схватил Араге за руку и поспешно взлетел. Уже в полете, он прошептал:

— Это сильным чародей и он может нас увидеть, несмотря на заклинание.

— Вот как. А я думала, что он сачком бабочек ловит. А вот ты Мульт зря спровоцировал драку, нужно быть внимательнее.

— Извини, я нечаянно. Слушай, я проголодался, давай прихватим что-нибудь перекусить.

Под ними мелькали разноцветные шатры, они то переливались в лучах четырех солнц, то погружались во мрак. Мультини сделал круг, затем, прокрутив петлю, прихватил два аппетитных шашлыка. Судя по всему, их жарили из крокодильего мяса. Хозяин даже не заметил маневра, когда мясо пропало, он тупо уставился на жердочки и глупо протирал глаза, стараясь уяснить себе, было или не было. Юный маг, тем временем набрав скорость, вновь поймал за руку Араге и прошептал:

— Это лисардские трехголовые крокодилы, их мясо очень полезно и продлевает молодость. А какая сочная приправа!

Араге попробовала, и впрямь было очень вкусно, а сил как будто прибавилось. Она освободила руку, прокрутила восьмерку, потом виртуозно исполнила прием, именуемый летчиками как двойная стрекоза. Мультини сделал знак рукой:

— Будь осторожна и не отрывайся от меня надолго, а то может пропасть поле невидимости.

— Я поняла.

Все-таки как он красив, Драко Мультини. Чем-то напоминает звездного мальчика или переодетую девушку, со светлыми слегка припудренными золотом волосами. Будь она физически постарше то… А так пока она сама юная девушка, то и восприятие стало каким-то детским. Тянет на шутки, помидор подложить или кнопку. Будто и не было прошлой жизни, хотя все воспоминания как на ладони. Некоторые волнующие, другие пугающие. А какой под ними дворец! Она еще в детстве побывала на экскурсии в Зимнем дворце, где была поражена дивным великолепием. Приходилось бывать и в музеях Кремля. А сейчас она наяву увидела скульптуры высотой от ста до двухсот пятидесяти метров, даже американская статуя Свободы меркнет перед ними. Их ровно сто двадцать восемь. Они расположены рядом с золотыми, покрытыми алмазами куполами, образуя своеобразный ансамбль. Некоторые из монументов посвящены богам, другие героям, третьи прекрасным женщинам, есть также экзотичные звери, единороги, грифоны, саблезубые четыреххвостые тигры, трехглавые львы и многое другое.

Есть даже хищные розы держащие в руках копье. Араге с придыханием произнесла:

— Интересно, они на самом деле существуют или это выдумка скульпторов?

Мультини ласково ответил:

— Все что здесь изображено, существует на самом деле. Волшебники, что создали подобную композицию, не включали свою фантазию, а брали примеры из жизни. Если ты посетишь другие миры и планеты, то и не такое увидишь.

— Однако странно, в прошлый раз статуи изображали гербы королевства. А сейчас скульптуры стали совершенно другими и появились алмазные купола.

— Это магия! Чародеи время от времени меняют композицию дворца, чтобы было интереснее. Всякий раз при посещении, ты будешь находить дворец немного измененным. Здесь не строят, а колдуют.

Араге подарила ему саму ослепительную улыбку:

— Скоро мы посетим снова магическую лавку, и мне подберут медальон.

Девушке и раньше приходилось видеть световую игру на золотых куполах, но чтобы купола покрывали алмазы, такого еще не было. А еще представьте себе, в нем играет не одно солнце, а целых четыре. Такие необычные переливы, игру красок, калейдоскопические изменения спектра невозможно описать бедным человеческим языком. Это просто миллионы оттенков, глаза слезятся от бликов. Араге невольно залюбовалась куполами, как сказочно они выглядели вблизи, она словно околдованная могла еще долго наслаждаться подобным зрелищем, но Драко подхватил ее, помчал в глубины дворца.

— Мы с тобой еще не раз полюбуемся этим великолепием, а пока давай разузнаем тайну, почему нам нельзя спускаться во дворец. Может она гораздо интереснее.

Узнать тайное, что может быть заманчивее для начинающей феи. Они проскользнули мимо купола, стремительно залетели в одно из открытых широких окон. Было жарко, хорошо, что на этой планете отсутствовали насекомые паразиты. Внутри дворец, разуметься также блистал роскошью. По стенам были развешаны доспехи, многие статуй были целиком вырезаны из драгоценных камней. Мультини пощупал гладкую поверхность, ему стало весело:

— Маленькие, но очень ценные. Может похитить одну и расколоть? Будет целое состояние.

— Не смей Мульт! Я не потерплю, что бы моим другом стал вор.

— Это зовется по- другому, экспроприация! Грабь награбленное!

— Тогда на обратном пути. — Араге стало смешно, она представила, как бы это выглядело.

По столь обширному замку бродить можно было не один час. Хотя слуг не было, все смотрелось с иголочки, ни пыли, и ни грязи.

— Кто же здесь убирает?

— Скорее всего, магические слуги. Есть такие, невидимые и очень быстрые. Когда ни будь, мы сами себе таких наколдуем.

— Непременно.

Араге прибавила шагу, подняв руку с кольцом, она отталкивала двери. Мультини придерживал ее, призывая быть более осторожной.

— Я включу магическое прослушивание, может тогда, что ни будь интересное, сумеем узнать.

На этот раз, Драко очень постарался, и Араге услышала шепот. Затем чей-то внятный голос.

Они подлетели поближе, стало слышно гораздо лучше. Похоже, они приблизились к покоям короля, так как драгоценностей на стенах стало еще больше, они превратились в богатые ювелирные лавки. Бегом, по жемчужным и коралловым ступеням, направлялся высокий широкоплечий, но очень смешной человечек. Он был одет ярко даже роскошно, увешан драгоценностями как новогодняя елка. Голову субъекта, правда, венчал колпак с золотыми бубенчиками, он явно напоминал шута, и по сути, и был им.

— Ваше величество, лечу на семи крыльях.

Шут и впрямь имел крылышки за спиной. У дверей королевских покоев, стояла стража. Это были голые по пояс воины очень могучего телосложения. В руках ятаганы, сквозь ноздри продето кольцо. Когда шут пробежал мимо, и они приветствовали его ревом, из рта вырвалось изумрудное пламя.

— Это ифриты. —

Еле слышно прошептал Мультини. — Не пойдем дальше, будем слушать на расстоянии.

Драгоценные двери закрылись за шутом, и лишь благодаря магическому заклинанию, был услышан королевский голос. Он был низким и глубоким:

— Что, дурак! Если что у тебя новое?

Слуга веселья испустил смешок:

— Все новое, кленовое. Во-первых, король Лихе заключил союз с ультрагерцогом Бида. Они договорились вместе действовать против нашего королевства, так что вторжения следует ожидать с минуты на минуту. В лучше случае со дня на день.

— Вот как, дурак! А ведь они обычно враждовали друг с другом. Кто сумел помирить заклятых врагов?

— Есть тут один страшный колдун Алибаса. Вот он давно уже зубы на наше королевство точит.

— Я давно слышал об Алибасе, говорят он некромант, и пьет тайную силу у других волшебников.

— Да, это черная душа, может даже самая кошмарная на этой планете.

— А что наша верховная жрица, ведь в боях решают не только копья, но и сила магов.

— Леди Атилла, слов нет, сильна, но больше предпочитает строить крепости и дворцы, чем сражаться на поле брани. Я думаю лучше всего обратиться в высшую школу магии, там готовят лучших специалистов на планете.

— Я знаю, но большинство преподавателей придерживается политики нейтралитета. Да и вообще шут, от куда у тебя такие мысли?

— В прошлой жизни я служил в разведке и привык просчитывать разнообразные варианты развития событиях. Если на нас нападут, то у врага будет полуторное превосходство в людях. Правда у нас высокие стены и прочные башни, но если противник загонит нас в крепость, то на его стороне могут выступить и другие народы. Особенно меня беспокоит империя Заир. Она самая могущественная на планете и от ее слова зависит многое.

Король тяжело вздохнул:

— Это действительно могучая империя, но обычно она в дела остальных государств не вмешивается. А вообще, предоставь стратегическое мышление мне. А то, как говорят, не по всаднику конь. Да, и что бы ты мне посоветовал?

Явно противореча себе, пробурчал король.

— В первую очередь объявить всеобщую мобилизацию, поставить под копье всех, кто способен носить оружие. Второе, обзавестись союзниками. Золота, у нас много, можно нанять наемников в среде иногоросов и мервинов. У них есть не только сильные воины, но и могучие колдуны. Причем нам надо поторопиться, прежде чем нас не опередили враги. Да, еще и могучее королевство Заир, вот там тоже могут оказать нам военную помощь. За деньги император охотно отдает свои войска.

— Да шут! А потом потребуют за это часть нашей территории.

— Но мы можем это компенсировать, захватив под свой контроль, королевства Бида и Лихе. В этом случае у нас будет могучая империя, и в будущем мы разберемся с Заиром.

— А если Заир пошлет свои войска и магов против нас?

Шут кашлянул:

— Вот это нам и следует предотвратить. Действуйте решительно, посылайте послов.

— Ты, дурак не советуй мне что делать. Впрочем, выгорит дельце, сделаю тебя графом. Был шут, а теперь граф. Ха-ха-ха!

Голос у короля был громовой и, хотя его самого не видно, чувствовалось, что это очень сильный человек, правда не самого выдающегося ума.

Послышалась надрывная, словно кого-то режут музыка. Король охнул, и прямо перед ним возникла под хрустальный звон разбивающихся сосулек, леди.

— Леди Атилла, ты как всегда внезапно и под музыкальное сопровождение. Может быть, репертуар сменишь и сыграешь что-то веселое?

Голос верховной жрицы звучал властно и колюче:

— Не до веселья мне. Я только что узнала о заговоре.

Августейшая особа даже поперхнулся:

— Заговор? Это так интересно. Не томи Атилла.

Жрица скрипнула кистями рук:

— Известные страны Бида и Лихе прислали шпионов не только в столицу. Их люди внедрились также в школу волшебства. Как называют это заведение — академия Доллароса! И им удалось кое-кого перевербовать на свою сторону.

Араге и Мультини задрожали, ведь речь шла об их учебном заведении. Неужели там завелся предатель? Или это блеф.

Шут попытался возразить:

— Я знаю эту школу, там учат, самых лучших и способных из числа перемещенных, магии и многим чудесным вещам. В конце концов, это они построили этот замечательный дворец.

Злая фея шевельнула прядями волос:

— Никто не отрицает их заслуг. Особенно в прошлом. Но сейчас настоящее, а в настоящем мы стоим на пороге войны. А враг хочет ослабить нас, засылая своих агентов. Я полагаю надо тщательно проверить полученную информацию и направить в школу наших эмиссаров. В частности, мой ученик Макс Доуэл, вполне способен провести тщательное расследование. Подозреваемых в предательстве, мы отправим в тюрьмы, где наши дознаватели быстро заставят их говорить.

— Конечно, под пытками они заставят любого признаться.

— Есть еще и магические методы дознания. Они исключают самооговор.

Король хлопнул в ладоши:

— Все решено. Даю разрешение на самое тщательное расследование. Действительно, заговор магов это дело серьезное.

— Да ваше величество. И, кроме того, надо особенно тщательно проверить новичков, тех, кто не так давно реаркарнировался.

Именно таких чаще всего и вербуют.

Драко сжал Араге руку:

— Это случайно не про тебя?

— Вполне возможно. Ну и мстительная змея, но я не верю, что все это из-за одного взгляда. Тут скрывается что-то другое.

Атилла прошуршала платьем по полу.

— Все будет тщательнейшим образом проверено.

— А не лучше ли, — вставил шут, — что бы вы лично вызвали на дуэль и сразились с Алибасой? Тогда мы могли бы разом предотвратить грозную опасность, убрав основного подстрекателя.

— Алибаса не будет драться со мной. Он может спрятаться и отсидеться в горах, забравшись в самую глубокую пещеру. Вот если хочет, пускай его дурак и вызывает, тоже, небось, какой-то маг.

— Я еще только начинающий колдун и моя профессия смешить короля, а также не много шпионить.

— Вот и посмеши!

Жрица поперхнулась, послышался звон бокала. Отдавалось разбуженным хрусталем.

Шут состроил страшную рожу, потом выпучил глаза. Король хихикнул:

— Воистину твои шутки плоски, а юмор безобразен. Что же, оставайся шпионом.

Араге прильнула к уху Мультини:

— Мне кажется, что сейчас они скажут что-то важное. Усиль подслушивающее заклинание.

Драко тихо зашептал, сделал пару пассов руками. В этот момент ифрит дернулся, словно что-то почуял. Его напарник обернулся.

— Ты слышал, я ощущаю здесь чужую магию.

Ифрит потянул носом:- Определенно. Давай проверим направление из зала.

— А как же дверь?

— Ее стережет охранное заклинание. Никто чужой не пройдет.

Два монстра направились в комнату, где залегли Мультини и Араге. Юные волшебники не стали дожидаться развязки, драться с такими могучими воинами было чистейшим безумием, а устремились в бегство. Хорошо еще, что оба отлично летали. Впрочем, на беду им, ифриты тоже умели прекрасно разрезать воздух, без всяких крыльев. Словно две собаки взявшие след, они помчались за ними. Вид мускулистых тел, размахивающих двухметровыми ятаганами, внушал ужас. Араге на лету подняла перстень и хотела было послать разряд, но Мультини остановил ее:

— Не стоит их дразнить. Они слишком сильные и их бояться даже магистры.

— Тогда прибавим скорость.

Роскошные комнаты и залы дворца остались позади. Ребята пролетели над блистающим куполом. Вместо статуи женщины вновь стал проявляться королевский герб. Семиглавый дракон выпустил огненный фейерверк из пасти. Араге едва не попала под струю. Ифриты их явно заметили, прыжки стали совершено дикими, казалось, что воздух раскачивается. Летящий справа, метнул огненную струю, на короткое мгновение юные волшебники стали видимыми и их зацепило. Мультини обжегся и в ярости повернул кольцо. Полыхнул огненный шарик. Ифрит его просто рассек одним взмахом меча. Тогда в бой вступила Араге. Она направила на врага глаз дракона. Ее пульсар оказался более действенным, от удара ятаган чудовища расплавился. Ифрит дернулся от ожога, затем скрестив пальцы, послал сплошной энергетический поток. Казалось что это бревно из огня, Араге уклонилась от него, а вот Мультини серьезно обожгло. Юноша рухнул вниз, зацепившись за гребень пятиглавого петуха. Его лицо превратилось в сплошной ожог. Араге вскрикнула, ее переполняла ярость. На этот раз, туго пришлось ифритам. Они попали под бешеную атаку, огненные пульсары обрушились на них. Парящий справа воин, был подбит, на широкой груди проступили кровавые пятна, закапала голубая кровь. Тот, что слева, запустил в ответ огненным пауком, расставивши лапки, он попытался заскочить Араге на шею, но был сбит чистой энергией. Араге не хватало теоретических знаний, и она всаживала свои разряды, повинуясь инстинкту и помня лишь малую часть волшебной книги. Ифрит тем временем атаковал, совершив кульбит, он как реактивный истребитель, попытался зайти в тыл Араге. Начинающая фея была начеку, встретив врага потоком пламени. Правда и монстр не остался в долгу, выпустив пулеметную очередь из раскаленной паутины. Араге слегка задело, на нежном личике вздулись волдыри. Чудовище приободрилось, усилив натиск, посылая заряд за зарядом. Вот на волшебницу обрушилась сеть, она стала неумолимо сжиматься, пытаясь ее задушить. Дышать становилось все тяжелее и тяжелее, трещали кости, огненные полосы впились в кожу, прожигая платье. Бедная девушка совершенно неожиданно для себя вспомнила одно мощное заклинание. Как оно действует на ифритов не известно, но в этом ее единственный шанс. С трудом прошептав, запекшимися губами, она послала волевой импульс, стараясь действовать через кольцо.

Первые полминуты ничего не происходило, наоборот хватка усилилась, и она уже начала терять сознание. Ифрит дико захохотал, оскалив крупные зубы. Внезапно его смех прекратился, он замер и стал заваливаться. Араге стало легче дышать, пруты опали, в этот момент она увидела, что порождение злой магии окаменело и рухнуло вниз. От падения на мрамор ифрит раскололся. Его уцелевший напарник, увидев столь страшную судьбу, обратился в бегство, скрывшись в глубинах дворца и отчаянно взывая о помощи. Араге поняла, что надо спешить, еще не много и сюда слетятся, новые магические существа, и тогда ей совсем еще зеленой колдунье не справиться. Подлетев к Мультини, она взяла в руки его медальон и ласково хлопнула по щекам: — Мульт, приди в себя. Нам нужно поскорее уходить отсюда.

Драко открыл глаза, они были воспалены:

— Ты хочешь быстрее? Тогда обними меня крепче.

Араге выполнила это.

— А теперь поцелуй.

Девочка вместо этого едва не силой впихнула ему медальон.

— Колдуй быстрее, иначе нам крышка.

— Это не сработает, пока ты меня не поцелуешь.

Как не хотелось Араге залепить ему оплеуху, она сдержалась и робко чмокнула его в щечку.

— Нет. Не так целуют того, кого любят.

Девушка вздрогнула, затем, пересилив смущение, поцеловала его в губы. Мультини порозовел и, схватив обеими рукам свой талисман, прошептал:

— Аугоро лющерара.

Их разом перенесло, свет на мгновение померк, и они очутились на розовой лужайке. Крупные пурпурные цветы украшали мягкую траву. Мультини сорвал пучок и протер свои пылающие губы и приподнялся. Рядом тек голубой ручеек, плескалась прозрачная вода. Араге, сама обожженная, шагнула к зеркальной глади. Сбросив одежду, она окунулась, стало прохладнее и приятнее, боль от ожогов утихла. Мультини тоже с удовольствием плескался. Выкупавшись, они выбрались на берег. Араге заметила, что волдыри на лице ее напарника стали разглаживаться и исчезать. Это обрадовало девушку, но с другой стороны ее собственный вид внушал опасение:

— Ты знаешь Мульт, нас могут наказать за самовольное посещение дворца и схватку с ифритами.

— Могут. Но сейчас попробую убрать все следы. Да, и еще не зови меня "Мульт", если тебе не нравиться моя фамилия, то называй меня просто Драко.

— Или дракон. Что же я буду звать тебя драконом.

— Эта идея мне нравится.

Мультини откинулся и попытался сосредоточиться, затем набрав в рот воздух, прошептал заклинание.

Ничего, однако, не изменилось, подул только легкий ветерок, светлые слегка опаленные волосы распались, колыхались.

— Ты что, опять перепутал ударения?

— Нет! Просто понимаешь как это трудно, вот так с пылу с жару раскрутить полновесное колдовство.

Перехватив полный недоверия взгляд, Мультини словно поперхнулся.

— Короче, девочка не мешай сосредоточиться, а лучше помоги. Дай мне свой перстень.

— Еще чего, чтобы ты взорвал меня. Нет, обходись своими силами.

Юноша сильно напрягся, на лбу выступил пот, и тем не менее губы продолжали шептать. На этот раз вокруг Араге засияло ярчайшее зарево, затем последовал хлопок, и раз, девушка оказалась совершенно голой. Правда, все повреждения исчезли.

— Ну, а теперь что ты будешь делать?

— А что, заклинание удалось.

— А кто вернет одежду?

— Я!

Мультини вновь закрутил свои чары. Араге смотрела на него с явным скепсисом, должно быть, ожидая, что исчезнет кожа. Однако все вышло не так трагично. После того как нахлынуло облачко, небо заискрило, и одежда вернулась. Она была чистой и даже слегка отутюженной.

— Вот так-то оно лучше. Теперь рванем в школу или еще попутешествуем?

— Что в школе мы забыли? Не знаю как тебе, а мне она надоела как горькая редька. Предлагаю, посетить какую ни будь из враждебных столиц. Например, королевства Лихе. Я там еще не был, а вот в нашей столице нам лучше неделю не появляться. В случае чего, мы можем и Биду посетить.

— Звучит интригующе. Ты там не был?

— Был. Местечко не такое уж и страшное, но лично для меня там приятного было мало. Ты знаешь, они танки и самолеты делают, а это серьезно.

— Как, самые настоящие?

— Ну да! Почему это ультрагерцогство назвали Бида? В свое время там была настоящая охота на волшебников. Когда-то там правила династия Юл, но потом был осуществлен военный переворот. Короля и его семью полностью уничтожили и к власти пришел президент, бывший генерал Жучу. Но правил он не долго. Вскоре и его сместила группировка "отбойные молотки", это были, крайне левые. Но власть свою они опять не удержали, тогда привалила новая напасть в лице черных львов. Это был крайне жесткий тоталитарный режим, но даже ему не удалось надолго устоять. Наконец, к власти пришел Бида, по слухам красный злой колдун и некромант. А ты знаешь, что у нас наркомания запрещена, ведь она препятствует нормальному обороту душ и не дает им реаркарнироваться в других вселенных?

— А что, Бида, опаснее, чем Алибаса?

— Этого никто не знает, но ему удалось перебить всех колдунов в своем королевстве. Потом он объявил себя ультрагерцогом. Пока его режим стабилен. В горах, правда есть повстанцы, но они слабы и их основные силы уже перемолоты в ходе зачисток. Бида, в отличие от других королей первым осознал всю силу и могущество современной техники. Другие царственные особы или не имеют прошлой жизни, или пришли из относительно отсталых миров. Вот какое господствует мнение: зачем прогресс, если есть магия. Моя цивилизация была дольно высоко развитой, но даже мы не владели мгновенной телепортацией и не могли так быстро строить величественные дворцы. Да ты сама видела. Кстати, я примерно знаю ваш технический уровень и то, что ты наплела Аэмоно про тысячу захваченных галактик очевидный блеф.

— А ты откуда можешь это знать?

— Учитель Кром в прошлой жизни был человеком, как-то мы с ним разговорились, и он мне подробно рассказал о своей планете, а также о войнах, что на ней гремели. Ни что так не символизирует научно-технический прогресс, как хорошая война.

— Вот как? А может он нарочно, как опытный разведчик принижает наш потенциал.

— Не думаю, кроме того, я чувствую, когда мне лгут.

— Личные ощущения могут обманывать. Я вот, например, тоже много чего чувствую.

— Что конкретно.

— А то, что скоро одолею Атиллу. Слишком много мнит о себе верховная жрица!

— Вот это верно! Может твои чувства тебя и не подводят.

— Я знаю, почему она против меня. Чувствует мою растущую силу и боится конкурента.

— Это вполне возможно. Чтобы ученик первого курса одолел ифрита! Тебе должны начислить дополнительные очки.

— А что, у вас тоже есть соревнования как в Гарри Поттере.

— Я уже несколько раз от тебя слышал это имя. Это киногерой?

— Можно и так сказать. Мальчик и сильный маг. Есть целых семь книг, где описываются его подвиги.

— Семь, это не много! У нас тоже есть киногерои волшебники, например жемчужный Кусторо, так про него сняли десять тысяч пятьсот двадцать одну серию!

— Ого! Круто!

— А ты знаешь, я бы хотел прочитать эти книги.

— Но ведь это невозможно. Они остались в моей вселенной.

— Ты их прочитала, значит запомнила.

— Я не могу все вспомнить до запятой.

— Зато твое подсознание помнит. Не бойся, мы введем тебя в состояние транса, и ты вспомнишь. Твои воспоминания запишутся в волшебной книге, и всякий сможет их прочесть.

— Замечательно! Мне самой хотелось еще раз прочитать эти книги.

— Нет проблем, когда мы не много продвинемся в магии, то сможем наколдовать кинофильм с такими спецэффектами, что даже гиперплазменный компьютер сгорит от зависти.

В кустах зашуршало. Араге напряглась и подняла перстень. Не разбирая толком дороги, к ручью пробирался оранжевый волк. Он был ранен, дыхание с шумом вырывалось из груди, кровь не была особо заметной в розовой траве, но когда он добрался до воды, она сразу окрасилась в красный цвет. Зверь упал, захлебываясь в ручье. Двигаемая, неизвестно каким порывом, Араге подбежала к нему и приложила перстень к открытой ране.

— Фортен! Остановись, это самоубийство! — Крикнул Мультини. Но девушка продолжала гладить спутанную, в пятнах шерсть.

Тогда Драко подбежал к ней. Животное вовсе не проявляло агрессии, наоборот, боль в глазах исчезла и они стали добрыми, почти человеческими. Кровь перестала струиться, рана прямо на глазах затягивалась.

— Ты видишь. Он тоже может чувствовать.

В глазах зверя светилась благодарность. Тогда Араге чмокнула его в нос. В следующее мгновение со зверем стали происходить метаморфозы. Шерсть опала, рассыпавшись и растаяв словно снег, лапы и пасть подтянулись, и спустя полминуты перед ними оказалась красивая девушка, на вид лет восемнадцати. Она была черноволосой и смуглой с восточными чертами лица. А вот глаза, вопреки цвету кожи, были голубые, они как сапфиры горели на ее лице.

— Он из оборотней, а может быть аннидак. — Удивленно сказал Мультини.

— Кто вы? — Со вздохом спросила девушка.

— Мы волшебники. — Ответила Араге. — Случайно оказались здесь. А кто вас ранил?

— К сожалению, я не помню. Те дни, когда я воплощаюсь в волка, проходят как дурной сон. В таком состоянии я могу убить маму, полностью отсутствует контроль над собой.

— Я это знаю. Оборотни, в отличие от аннидаков, себя не контролируют. Это все происходит спонтанно, как удар молнии.

Мультини протянул руку:

— А теперь давайте познакомимся, меня зовут Драко Мультини.

— Я Перламут. Мне надо спрятаться, меня преследует страшных местный колдун Абаз, он и натравил на меня жителей деревни. Подозреваю, что именно он и наложил на меня страшное заклятие.

— Мы разберемся с эти чародеем. Веди нас к нему!

— Но вы ведь еще такие юные. Он вас просто сожжет адским пламенем.

— И не таких видели! — Мультини сделал грозный вид.

Араге насупилась:

— Видимо этот старый монстр не одной тебе причинил горе. Мы будем правы, избавив планету от такого пугала. Укажи нам путь.

— Как ни странно, я вам верю. Следуйте за мной.

Путь был довольно долгим, девушка шла быстро, но для умеющих летать Мультини и Араге время текло мучительно медленно. В конце концов, не выдержав, они подхватили ее под руки и взлетели над голубыми соснами. Так было гораздо быстрее. Вот и деревня. Она довольно большая и богатая на вид, крепкие дома, нарядно одетые люди. Увидев летящую тройку, они удивленно вскрикивали и указывали пальцами.

— Где дом колдуна? — Прошептал Мультини.

— Вот этот, из черного камня, самый большой. — Еле слышно прошептала Перламут.

— Если он там, ему конец.

— Осторожнее, у него охрана.

Два железных истукана с кривыми топорами перекрыли вход. Вид у них был грозный и одновременно смешной, носы как винтики, руки в пупырышках, уроды, одним словом. Размеры, правда, внушали почтение, по пять метров.

Мультини, как и положено парню, первым послал луч из своего перстня. Удар поразил стражника в ногу, он дернулся и завалился на спину. Вдохновленный успехом, Драко выстрелил другому истукану в глаз. Разряд пролетел мимо и ударил в камень, выбив сноп искр. Дом колдуна был страшный, зловеще поблескивая, он по форме он напоминал древнерусский княжеский терем, маковку которого венчал белый череп с ярко поблескивающими красными глазами. Араге огненным шаром выстрелила в череп, неожиданно он ударил в ответ чем-то похожим на автоматную очередь. Многострадальное платье снова прошило насквозь, к счастью не задев тело, и это взбесило девушку. Она в ярости, создала целый ком из бушующего пламени. Закрутив его над головой, Араге, подобно опытным баскетболистам, запустила сгусток смерти в цель. На этот раз, взрыв был настолько мощным, что снесло весь верху дома. Наблюдающие за ними жители деревни, онемели от страха, а затем стали разбегаться, лишь любопытные дети оказались более храбрыми и остались следить за схваткой. Громилы тем временем подняли свои секиры и принялись неуклюже попрыгивать. Араге усмехнулась и выпустила свой "лазер". Полыхнуло жаром, металлические чудовища покраснели и стали плавиться. Их фигуры постепенно теряли форму, а ноги поджигали траву. Сизый дым поднимался в воздух, клубился и щекотал ноздри. Ребятишки дружно скандировали, поддерживая юных волшебников:

— Дави! Гаси! Абаз — жаба!

— А у нас есть болельщики. — Мультини помахал детворе рукой. Те засвистели в ответ. Араге засмеялась, затем повернулась и прошептала:

— Ледяной ком.

И прочертила ладонями в воздухе. Драко повернулся к ней:

— Нет Араге, ты делаешь неправильно. Это заклинание произноситься так.

Выдав очередную порцию тарабарщины, Мультини запустил шар льда.

Ударившись, он разлетелся, поразив на половину расплавленных истуканов. Разом съежившись, они рассыпались в ржавую пыль.

Араге улыбаясь, выдала:

Повержен враг на землю так красиво

Противник пал, рассыпался в труху!

Победа наша — это справедливо

Змея раздавлена — орлы же на верху!

— Вы не орлы, а цыплята. —

Прохрипел противный голос. Небо закрыла свинцовая туча, перед ребятами возникла громадная тень, она тянула к ним хищные клешни. Араге глянула в низ. Колдун, спускающий тьму, не особенно впечатлял. Толстый, жирный с тройным подбородком, он больше напоминал перекормленного аббата, чем грозного чародея.

— Что, хочешь с нами потягаться? — Мультини увернулся от жадной лапы. — Так получи.

Драко прошептал заклинание, затем махнул перстнем. Загорелся яркий золотисто-зеленый свет. Тень попала под лучи и тут же съежилась и опала. Чернокнижник напрягся, толстое лицо побагровело. Растопырив когтистые руки, он выстрелил огненной сеточкой.

— Это уже было. — Хихикнула Араге. И не дожидаясь, когда ее схватят медвежьи объятья, сплела рукой ножницы и рубанула наотмашь.

— Ну, ты даешь. — Удивлено воскликнул Мультини, когда созданное из пламени оружие раскромсало сеть.

— А что ты думал, что одними лишь шариками балуюсь. Сейчас мы этого монстра выпотрошим.

Ножницы рванулись к большому животу, пытаясь его пропороть. Чародей злобно рявкнул и усилием воли вогнал их в землю и, раскрыв пасть, выплюнул целый вулкан бурного пламени. Мультини и Араге легко уклонились. Сделав бабочку, Мультини прокричал:

— Ты знаешь, к сожалению, я пока не могу наколдовать лазерную пушку, но зато попробую меч.

И он выдал скороговорку. В руках мелькнула молния. Словно застыв, она обратилась в меч.

— Теперь колдун тебе конец.

Злой маг также поднялся в воздух, по прозрачной поверхности потекли волны мутной энергии.

— Я подстригу тебе голову. — В его руках грозно сверкнула секира.

Они сошлись лицом к лицу, глаза в глаза! Началась битва. Оба противника поначалу обменивались ударами, сыпался дождь искр и заклинаний. У Абаза был видимо большой опыт владения клинком, он выписывал сложные фигуры — тройной винт, двойной конь, саблезубая кобра и многие другие. Тем не менее, хотя колдун отлично фехтовал, более молодой и стройный Мультини, избегал всех выпадов и довольно ловко, а главное быстро наносил ответные удары. Вот один такой выпад, и живот Абаза окрасился кровью. Отпрыгнул назад, чародей постарался сотворить фантома. Призрак мелькнул и с разбега атаковал Мультини. Юноша парировал удар и пронзил привидение насквозь, после чего оно растаяло как дым. Абаз завизжал, отбросил секиру, и из его шершавых ладоней полился целый поток вредоносных разноцветных фантомов, летающих змей и прочих уродливых тварей. Они окружили, с трудом отбивающегося, Мультини. Он практически сразу был ранен, внешне бесплотные чудовища были способны разить и жалить. Чтобы избежать гибели, Драко попытался настроить защиту. Но его заклинания не давали большого эффекта. Араге поняла, что ее другу приходиться туго и обрушила на колдуна звездный дождь. Абаз завизжал и поставил защиту, но его фантомы потеряли силу и стали тускнеть. Энергично вращая мечом, Мультини разогнал тварей, изрубил на куски. Теперь уже колдуну пришлось туго, он попал под двойной удар.

Тем не менее, злодей еще не выложил все свои козыри. Сорвав с шеи цепь, он швырнул ее в низ. Она рассыпалась, на землю упали звенья. Прямо на глазах они стали превращаться в псов оборотней и дурно пахнущих упырей с длинными клыками. Дико завывая, эти страшные чудовища ринулись на детей. Ребята кинулись в рассыпную, в пыли замелькали голые пятки, но исчадья ада настигали их, рвали на части, проглатывая целиком целые части тела. Араге вскрикнула и перенесла огонь на порождения тьмы.

— Я должна спасти детей. Сражайся один.

Мультини замер. Воспользовавшись, что его подруга отвлечена, Абаз всеми силами обрушился на юношу.

ГЛАВА 10

Нищета омерзительна!. \Скрудж Магдак.\

— Проблема! Что я по твоему не смогу прихлопнуть комара?-

Артур повернул лучемет в небо. Он и впрямь не плохо стрелял. Несколько десятков "штурмовиков" были подбиты. Это было очень красиво, яркий изумрудно-рубиновый луч, при попадании в комаров детонировал их огнеопасную кровь и они взрывались как хлопушка в фейерверке. Сидящие на них воины кричали и падали в низ. Но вопреки ожиданиям, рой не рассеялся, а наоборот, воины стали в ответ бросать пузыри, наполненные маслом с тлеющими фитилями. Кроме того, в дома полетели зажженные стрелы. Пламя охватило хижины, сотни людей горели заживо, особенно страшно было смотреть на маленьких детей. Зером досадно плюнул, потом схватил камень и точным броском поразил в голову одного из бойцов. Дернув ногами, тот свалился, врезавшись в дерево. Дикари разбегались, никто не думал о сопротивлении, лишь отважная тройка продолжала держаться. Напор тем временем возрос, часть воинов, перебралась через стены и осыпала ребят стрелами. Вскрикнул Артур, в него попали, плечо пронзило насквозь. Досталось Зерому и Слеву, одного ранило в руку, другого в ногу. Выдернув стрелы, парни продолжали отстреливаться. Но их положение было уже безнадежным, хотя нападавшая сторона тоже несла ощутимые потери. К тому же луч лазера заметно потускнел и стал разрезать гораздо медленнее.

— Надо уходить, Артур. — Зером тронул друга за руку. — Заряд иссякает и нас скоро всех убьют.

Меняем диспозицию.-

Артур прекратил пальбу. Спрятав оружие за пояс, он побежал, напрягая силы. За ним ринулись Зером и Слев. Кругом, то и дело летели стрелы, к счастью дымило во всю, и можно было без проблем укрыться за плотной завесой. Но даже в слепую тебя могут подбить. Зером получил очередное касательное ранение, а Слев, которому пробило ногу, слегка прихрамывал, замедляя бег.

— Терпи брат, иначе мы все погибнем.

— Я понимаю. Наша гибель на этой отсталой планете войдет в историю.

— С какой стати? Мы не так уж много воинов перебили, всего несколько сотен. Если учесть, что у нас современное оружие, можно было намного больше.

— Похоже это камушек в мой огород. — Обиделся Артур.

— Нет, стреляешь ты не плохо. Вот пистолет подвел, я подозреваю, что в нем неполная плазменная обойма.

— Вообще-то ты прав, в стандартном оружии должно хватить на более длительный срок, час или два форсированной стрельбы. А теперь мы безоружны. — Артур осторожно погладил рану.


Послышался свист, и Зером едва отклонился от горшка с маслом. Тем не менее емкость лопнула и ему опалило голые ноги.

— Черт, больно! Хоть примитивно, зато эффективно. Интересно, знают ли они секрет пороха?

— Скорее всего, нет. И это хорошо. Ни пороха, ни динамита, со временем мы станем королями этого мира, — вставил Артур.

Слев был настроен более скептично:

— Смотри не окажись рабом.

— Или трупом?

Артур на бегу скосил глаза.

— Что нас ждет после смерти? Новая вселенная или, что то иное?

— Логичнее всего предположить, что жизнь не кончается, и мы реаркарнируемся снова, став младенцами с сохранение памяти и личности.

Слев сделал решительный жест:

— Значит опять младенцем, а я еще и так слишком юн. — Нет, умирать нам рановато, есть у нас в этом мире дела. — Пропел Зером.

Перед ними мелькнула тень. Блестящий от пота воин занес меч. Зером наклонился, избегая клинка, затем поднырнул и, со всего размаха ударил головой в солнечное сплетение. От удара ратник согнулся и выронил оружие, которое тут же подхватил Солнцев.

— Порядок, хоть меч есть и то не такой голый.

Юноши продолжали свой бег, судя по шуму, многие бойцы уже ворвались в селение. Шел откровенный грабеж, слышались стоны насилуемых женщин. Отважные ребята вновь нарвались на врагов. Артур вырубил противника ударом ноги в пах, Слев сломал горло, Зером пробил мечом грудь. Затем они вырвали мечи, и продолжили свой танец смерти. Все трое умели прекрасно драться, кроме того, их выращенные в инкубаторах тела были более совершены, это позволяло вести на равных схватку с дюжиной закаленных воинов. Зером, вновь как рыбка поднырнул, подрубив ноги, Артур ударил коленом в челюсть, Слев поразил врага мечом в висок. Молодые воины столь стремительно махали оружием, что десять человек были убиты на месте, уцелевшие два обратились в бегство, но их настигли.

— Нечего щадить насильников! — Прокричал Артур. — Мы безжалостные воины — харакири!

— Причем здесь харакири? — Недоуменно спросил Зером.

— Харакири — это великие воины. Были в нашей звездной империи наподобие спецназа, только в глухой древности.-

Объяснил Артур.

— Тогда понятно. А у нас песня есть.

Там сакура в каждой квартире

А тем, кто не хочет жить в мире

С размаху ножом харакири!

— Это, когда кишки из живота выпускают? — Спросил Слев. Да. — Ответил Зером. — Но хватит болтать, надо беречь дыхание и прибавить скорости.

Юноши выжимали, сколько могли, поверхность горела. Огонь обжигал босые ноги, было больно, но это лишь подстегивало их. По пути пару раз пришлось взмахнуть мечом, но основную, разящую металлом толпу они миновали. Подбежав к краю ветки, они глянули в низ. Было довольно высоко, метров пятьсот-шестьсот. Взяв оружие в зубы, они стали аккуратно спускаться по шершавой коре. Поверхность была довольно колючей и руки и ноги были исколоты и кровоточили, спуск давался с трудом. Где-то на середине пути их заметили с верху. Два десятка воинов стали их обстреливать. Стрелы втыкались практически рядом, одна даже задела Артура. Ребята ускорили темп, царапая кожу, они практически бегом сползали со ствола. Несмотря на то, что обстрел был очень частый, воины были в дыму и практически ничего не видели. Это спасло жизнь. Наконец, заметив у подножие пышный и высокий мох, Зером скомандовал:

— Группируйтесь! Прыгаем! Его голос звучал несколько глухо, мешал кривой меч, торчащий в зубах.

— А ты уверен? — Промычал Артур. — Может там твердо.

— Риск, благородное дело!

Зером отпустил руки, он был относительно легок и на лету слегка зацепил дерево ногой, притормозив полет. Приземление было довольно мягким. Слев и Артур совершили более жесткую посадку. Постанывая и охая, они выбрались из мха. Мягкость оказалась обманчивой, в природном бархате затаились колючки. Артур, хромая ринулся к Зерому:

— Это все ты! Из-за тебя мы как ежики.

Слев схватил Артура за руку:

— Не кипятись. У нас не было другого выхода. И будь мужчиной, а не бабой.

— Это я баба? Да ты, сопляк.-

Артур размахнулся кулаком. Ему не стоило это делать против такого опытного мастера. Выпад прошел мимо, а он сам завалился в кусты. Он, правда, тут же вскочил и, не смотря на раны, попытался провести целую серию ударов. Слев частично парировал, частично уклонился, затем контратаковал. Ему удалось поразить противника в чувствительный нерв. Артур дернулся и затих.

— Ну вот, теперь его придется нести, пока не очухается.

— А мы по очереди.

Артур пришел в себя быстро, ему было стыдно за свою несдержанность. Парни ускорили шаг, на их счастье воины атаковали лишь с одной стороны. Путь выдался тяжелым: острые камни, колючки, шишки, словно природа нарочно ополчилась на отважных путешественников. К тому же знойно палило сразу два светила. Кроме того, одно из них разделилось на три части и стало еще жарче, заныла смуглая кожа. Прошло несколько часов, наконец, они вышли к ручью и окунули в прохладную воду босые израненные ступни. Так они просидели добрых пол часа. Молча наблюдали за полетом практически бесшумных маленьких насекомых. Артур первым нарушил тишину:

— Вы простите меня ребята. Я вел себя как свинья, просто нервы на взводе. Да еще знаете, в прошлой жизни, я был космодесантником, и нас там так гоняли.

— Я понимаю, армия есть армия. Я ведь тоже не в бирюльки играл, а был генералом. Но ведь не беснуюсь. — Оборвал Слев.

— Ту еще и гормоны играют! — Артур потянулся.

— Какие гормоны, физически мы еще слишком юны! — Оборвал Зером.

— Как бы не так. Нам сейчас приблизительно лет семнадцать, самое время. Мы уже не дети, да еще у нас вполне взрослая личность. Я знаю, вы умерли уже в солидном возрасте, а я был молодой. Вот и противоречие, сердцем я, может быть, и хочу женщину, а физически не очень. А у вас уже все перегорело.

Слев возразил:

— Да, у меня уже был солидный возраст, но, благодаря успехам нашей медицины, я мог бы еще жить минимум в десять раз больше, чем прожил. Так что проблем с женщинами у меня не было. Наоборот, многие из них меня обожали, поклонницы толпами ходили за мной.

— Ну, тогда, я не знаю. Впрочем, я слышал, что в прошлой жизни у тебя было не мало горя. А я был счастлив, только что женился и имел дочь. Теперь мне хочется жить, и сделать то, что не успел в прошлой жизни — карьеру!

— Вот как. Счастье это относительное понятие и хотя мне довелось испытать не мало горя, я жалею лишь о том, что не сумел защитить свою Родину. Что до карьеры, то у нас тут не плохие возможности. Мы внешне молоды, может быть даже чересчур, но зато у нас огромный опыт. Прекрасно владеем оружием, много знаем. Вот если изготовить тот же порох или динамит, то можно будет создать непобедимую армию.

— А термокварковую бомбу еще лучше! — Хихикнул Артур. — Тут у нас два пути, или в рабы или в боги!

Зером поднялся.

— Я был атеистом, но лучше в боги!

— А мы один раз уже пробовали. Даже лучемет не помог. — Ухмыльнулся Слев. — Я думаю, пока следует умерить амбиции и стать просто хорошими воинами. Поступить, например, на службу местному царьку. Кто, за?

— Да тут спорить не о чем, похоже, у нас нет другого выбора.

Юноши пожали друг другу руки.

— Тогда в путь.

Ночь на этой планете была очень короткой, а когда так ярко светит местное солнце, не хочется спать. Юные воины смело брели сквозь чащу пока, наконец, не вышли на мощеную булыжниками дорогу.

Зером хохотнул:

— Вот и дорожка из желтого кирпича.

Артур тоже улыбнулся:

— Мне не нравиться этот цвет. Я больше люблю красный цвет, цвет крови.

— Ничего, еще нахлебаешься. Затошнит.

Слев качнул головой. Идти стало веселее, ребята прибавили шагу. Деревья здесь были пониже, зато росли гуще. Цвет у них стал совсем неестественный — фиолетовый. Крупные, разлет крыльев до трех метров, бабочки сверкали на солнцах как драгоценные камни. Впрочем, любоваться времени не было. Они вышли на перекресток, в центре стояла высокая башня с четырьмя стражниками на верху. На шлемах у охраны красовались перья, они пили вино, веселились и пели. Парни остановились, призадумавшись, куда идти дальше.

— Вот торчит указатель. Столица там, вот туда прямо к монарху мы и отправимся.-

Начал Артур.

— В таком виде? Может сначала, приоденемся. А то выглядим как последние нищие. — Возразил Зером.

— Это почему нищие, на нас лохмотьев нет. А тут жара, подумают что спортсмены.

— Предположил Артур.

— Не говори глупостей. Тут не пляж и мы не нудисты.

— На нас плавки.

— Все равно.

— Вы лучше посмотрите на право. — Зером повернул голову.

По дороге не спешно двигалась колонна. Впереди, сзади и по бокам шли солдаты. Судя по их вспотевшим лицам, не легко давался им путь по такой жаре. Посредине брели полуголые люди. Взрослые были скованы цепью, детей связали веревками за шею. Вид у них был самый измученный, спина и плечи покрыты шрамами и рубцами от плетей. У истощенных пленников проступали ребра, почти все они были молодыми и, тем не менее, запавшие глаза делали из них стариков. Зером смотрел на невольников с сочувствием, особенно было жалко детей, совсем голые, даже без набедренных повязок, они производили жалкое зрелище. Ехавшие на десятилапых муравьях надсмотрщики, безжалостно хлестали их кнутом. Несколько смуглых, но белоголовых ребят упали, и на них обрушились бичи. Артур достал лучемет, Слев жестом остановил его:

— Не стоит, их больше ста бойцов. Нас просто задавят числом. А бластер и так еле дышит.

Зером дрожал от гнева, но он тоже понимал какие скользкие у них шансы. Ребята колебались между чувствами и холодным рассудком. Однако жизнь решила за них.

— Что за странные нищие? Они похожи на беглых рабов. А ну взять их! — Скомандовал старший надсмотрщик, в отличие от своих собратьев он ехал на шестиногом коне. Охрана тут же кинулась на отважных, но юных воинов. Ребята приняли бой с превосходящими силами противника. Тем не менее, воины их просто задавили численностью. Зером вонзил меч в тело и был тут же погребен под массой солдат. Слев оказался более удачливым, его раны уже поджили, и он встретил противника ударом ноги в висок. Затем подпрыгнул и рубанул по шее. Перемещаться только, перемещаться, избегая окружения. Однако воспроизвести это было очень трудно, врагов слишком много и они окружили сплошной стеной. Артур так же попал под удар, его спасло лишь то, что воины сами уже устали, преодолевая в доспехах путь по солнцепеку. А значит, они были недостаточно быстры. Артур дрался отчаянно, пускал в ход ноги, а когда его прихватили за голову, даже зубы. Укушенный солдат дико завыл, из руки текла кровь. Парень облизнул губы, а затем наотмашь ударил мечом. Но опытные воины не были рохлями и тяжело ранили Артура в бедро. Он упал, его оружие выбили, крепко схватив за руки. Вновь пустив в ход зубы, Артур сумел выскользнуть и выхватить лучемет. Даже потускневший луч был еще достаточно сильным, чтобы разом уложить три десятка "легионеров". Остальные солдаты, видя не завидную участь своих товарищей, устремились в бегство, бросая мечи, копья, латы. Пленники понурые и усталые остались стоять. Они с недоумение смотрели на воинов, выглядевших так молодо.

— Вы свободны, — крикнул Зером. — Теперь можете идти по домам.

Старших из мужчин, позвякивая цепями, произнес:

— У нас нет дома. Все наши дома сожжены, нам некуда идти.

— Тогда снимите цепи и уходите в леса. Вы же вольные люди, человек должны быть свободен.

Взрослые громко заспорили, а дети, схватив камни принялись перепиливать веревки. Они радовались и смеялись, пиная мертвых солдат. Слев подошел к растерзанному надсмотрщику и рывков сорвал с пояса ключи. Затем стал ловким движением снимать с людей оковы. Они не сопротивлялись, но смотрели как-то не весело, словно не рады были своему освобождению. Ключ то и дело заедал, Слев нервничал. В конце концов, ему удалось все же освободить всех невольников.

— Теперь за дело, нам надо забраться в надежное убежище пока не прибыли войска.

Старейшина выступил вперед:

— Мне уже скоро сто лет, а вы еще слишком молодые воины и, похоже, совсем не знаете нашу страну. Султан жесток и коварен, если нас поймают, то живьем сдерут кожу и повесят сушиться.

— Но в рабстве, с вами делают тоже самое, только медленно. — Прокричал Артур. — Не ужели вы хотите остаться униженными невольниками? Это участь не достойна людей.

Старик махнул рукой и продолжил более спокойным тоном:

— Но мы уже сбросили цепи и нас все равно не пощадят. Единственный наш шанс, это укрыться в дуплах на больших деревьях. Лес способен дать нам пищу. Но разве это жизнь среди дикарей.

Зером перебил:

— Влачить ярмо не лучше. Я полагаю, мы должны поднять обширное восстание. Если мы сумеем разжечь факел гражданской войны, то в ней сгорит весь султанат.

И, шутя добавил:

— Построим коммунизм на отдельно взятой планете. А потом, победное шествие по всей вселенной.

Рабы недоуменно уставились на него, они не знали, что такое коммунизм и имели смутное представление о вселенной. Слова взял Слев:

— Здесь существует рабство, а значит есть униженные и недовольные, так что будет легче поднять восстание. Скорее берите в руки мечи, готовьтесь к боям. Для вас единственный шанс выжить — это научиться драться.

Вперед выступил могучий невольник. На его мускулистом теле были видны глубокие, явно причиненные оружием шрамы. Голос звучал глубоким басом:

— Я Грунт, бывший беглый гладиатор. Не раз смотрел смерти в лицо. Нас специально натаскивали, чтобы убивать друг друга. Таких как я, много. В городе Цкакуя есть большая школа гладиаторов. Там девять тысяч человек и нас развозят по всему султанату. Вот если бы удалось освободить наших братьев и захватить арсенал с оружием, то мы смогли бы устроить не шуточную заварушку. Рабов миллионы, и можно победить, при условии, если все они возьмутся за оружие. Братья верьте им, у нас нет другого выбора, только сражаться или умереть.

— Да будет так!

Не особенно дружно прокричали невольники и принялись разбирать оружие. Особый энтузиазм проявили дети. Зером и его товарищи даже прикрикнули на них, чтобы вели себя спокойнее.

— Оружия мало и в первую очередь его должны получить взрослые и самые сильные. — Зером заточил о камень клинок, и они нестройными рядами направились, было, в сторону больших деревьев. Неожиданно просвистела стрела и едва не сразила Слева.

Рядом с ними вонзилось еще три.

— Это стреляют лучники с башни. Надо выбить дверь.

Подхватив валяющееся рядом бревно, бывшие рабы со всего размаха всадили его в толстую дверь. От удара она заскрипела, но устояла. Последовали новые удары. Тем временем лучники продолжали стрельбу, в основном целясь в друзей. Это снизило количество жертв среди нападавших. Когда дверь, наконец, рухнула, первыми туда заскочили Зером и Артур. Быстро взбежав по ступенькам, они увернулись от стального клинка, что обрушил стоящий с верху воин. Резкий выпад и противник летит в низ. Затем Зером нанес удар в прыжке стоящему справа лучнику. Точный взмах, и Артур сразил мечом воина, что замахнулся на него слева. Последний из лучников бросился на колени. Он отчаянно кричал, прося сохранить ему жизнь. Артур, хотел было перерезать ему горло, но Зером остановил его;

— Давай сначала допросим.

Накинув веревку на шею пленнику, они повели его в низ. Следовало поторопиться и поскорее увести людей со столь оживленной дороги. По пути они задавали вопросы:

— Сколько идти до столицы?

— Сто тридцать сиклей.

— А в сикле сколько шагов?

— Ровно две тысячи.

Воин был слегка удивлен, эту меру длины все знали.

— Не далеко. А какие есть рядом города?

— Цкакуя, Ревелок, Шершень.

— Хорошо они укреплены?

Воин замялся. Артур сделал угрожающий жест, потянувшись к мечу.

— Не плохо. Имеются высокие стены и глубокий вал, башни с лучниками.

— М да, не легко будет их взять. Каковы наши шансы?

Слев нахмурил лоб:

— Я, как имеющий самый большой опыт стратегического планирования, скажу следующее. Шансов у нас не много, очень трудно пехоте устоять против такой тяжелой кавалерии, как муравьи, а тем более пауки. Не говоря уже о "комарильне". Тоже своего рода авиация. Не имея у себя стольких обученных воевать животных, мы обречены.

— То есть, не получится сыграть роль освободителей. — Произнес Зером.

— Да именно. Восстание при такой разнице в вооружении обреченно.

— Но эти же люди надеются на нас и ищут лучшей доли. Неужели мы предадим их?

— Я так не думаю. Султанат не единственная держава в этом мире. Можно привести их в другую страну и стать солдатами иного владыки.

— Это проблематично. Да и где другая страна? Впрочем, спроси у пленного воина.

— Эй ты! С какими державами граничит ваша страна?

— С империей Тургор и Гили. Но отсюда далеко до границы. Примерно пятьсот сиклей. А там, куда вы идете, на юге одни лишь дикие племена. Они могут вас съесть.

— А мы не из пугливых. Прибавить шагу.

Вскоре на пути появился ручей. Что бы скрыть следы, Зером завел туда рабов. После горячих камней, вода приятно холодила ноги. Многие из людей искупались. А дети и вовсе плескались и лишь окрики взрослых заставили их держать строй. По руслу шли довольно долго, затем выбрались на сушу.

И без того уставшие рабы, спустя несколько часов, окончательно выбились из сил. Небольшой отряд расположился на привал. Деревья снова стали гигантскими. Крупные как бочки, красные и оранжевые фрукты висели относительно не высоко, и все же пришлось повозиться, прежде чем их достали. Для этого, мальчишки и несколько крепких мужчин, взобрались наверх и срезали черенки. При падении плоды разбились на большие куски, но это лишь облегчило их использование. На вкус они напоминали папайю и манго, приятные и довольно сытные. Закончив с едой, невольники прошли еще несколько километров, углубившись в лес. Потом, не выдержав напряжения, многие, особенно дети попадали, погрузившись в сон. Стало к тому же темнеть, наступили сумерки. На небе стали появляться звезды, они словно горящие угольки утыкали пепельного цвета ковер небосклона. Впрочем, будь фон темнее, они бы смотрелись куда более эффектно. Тем не менее, по-прежнему было тепло, и ребята, примостившись на опавшей листве, приготовились спать.

— Как мы не осторожны. — Стукнул себя кулаком по лбу Слев. — Мы забыли выставить караул. Ведь нас могут захватить спящими.

— Вот это верно. Охрана никогда не помешает. Это моя оплошность.

Зером поднялся и подошел к уже уснувшим рабам. Выбрав из них наиболее сильных, он решительно растолкал их кулаками:

— Будете нести караульную службу, следить, чтобы на нас не напали. Да и хищные звери порой встречаются.

— Они обычно на группы людей не нападают. — Произнес старец.

— Не надо расслабляться. Возможно, уже по нашим следам идут ловцы.

— И всем укрыться большими листьями, что бы было не так заметно. А то, как знать, могут попытаться засечь с воздуха. — Возразил Слев.

Люди быстро уснули, сомкнулись глаза и у дружной троицы.

Сон Зерома был тревожен. Ему снился рев самолетов и падение бомб, колонны эсесовцев на марше, лай собак, лагерь смерти. Ужасающий крематорий, где заживо сжигали людей, стоял черных дым, и отвратительно пахло паленым. Он перевернулся на другой бок. Ему стало спокойнее, снился космос, причем нормальный без треугольных звезд и квадратных планет. Вот они родимые кругленькие яркие, многоцветные. Он парит над просторами, рядом кольца Сатурна, кружащая радуга. А все планеты такие красочные, самых сказочных оттенков. Не мир, а идиллия. Внезапно на все это великолепие набежала мутная грязно-коричневая тень. Звучит фашистская музыка, а в космосе плывут немецкие танки. Их много, миллионы, скрежет ржавой стали. Вот один танк, огромный как гора, разворачивает свое дуло и палит прямо в лицо. Взрыв обдает огнем и Зером кричит, просыпаясь. Фу! Даже лицо покраснело, насколько все реалистично. Юноша вскочил и быстрым шагом обошел весь лагерь. Караульные тоже спят, но пока, слава Богу, ничего не случилось. Зером ударил их по лицу, те в страхе проснулись, вид у них был встревоженный, на лицах отпечатались ладони.

— Ну, что сони! В следующий раз я отрублю вам головы. Вы должны сторожить, а не спать.

Те поморщились и попросили прощения. Один, правда, сквозь зубы просипел:

— Молод ты, мне указывать.

За что получил удар в челюсть. Хотя это было и неприятно, но Зером понимал, что здесь признают только грубую силу. Он бил аккуратно, чтобы ничего не сломать. Однако тычок получился резкий и хлесткий, верзила растянулся между корней. Это оказало хорошее воспитательное воздействие на остальных. Теперь караул несли более бдительно. Спать уже не хотелось, да и короткая ночь подошла к концу. Оранжевое пятиугольное светило медленно выплывало из-за горизонта. Рассвет был очень красивым, сначала прошла розово-жемчужная волна, потом янтарно-желтая, затем изумрудно-зеленая. Было видно, как лучи скользили по крупным листьям исполинских деревьев, как переливалась красная, оранжевая, зеленая и синяя листва. Все было насыщенным и ярким. Зером с удовольствием наблюдал то, чего до этого ни разу не видел. Ему захотелось стать художником и нарисовать все это маслом. Зером вздохнул, пошевелил ногой, начертив большим пальцем звезду, потом цветок. После пририсовал две стрелки. Затем, спустившись, изобразил маленького человечка с тонкими ножками. И тут же рассмеялся. Новое молодое тело оказывало сильное влияние и на сознание. Постоянно хотелось двигаться бегать и прыгать, а главное душу переполняло беспричинное веселье. Вот в данный момент их положение было хуже некуда. Сзади наверняка рыщет целое войско, впереди густые леса с хищниками и дикарями-людоедами. И, тем не менее, не хочется думать об этом. Наоборот ты ощущаешь, будто попал в опасное, но жутко интересное приключение.

— Я, похоже, и мыслить начинаю как юнец. Странно, весь мой жизненный опыт подсказывает, что нам очень туго, а эмоции остаются радостными.-

В слух произнес Зером. Внезапно, его ухо уловило подозрительный шелест, затем отдаленный визг летящего вдали комара. Сощурив глаза, он всмотрелся в высь. Так и есть, одинокий крылатый разведчик, высоко парил над деревьями. Вероятно, он занимался поиском пропавших рабов, а может быть, высматривал движение неприятельских армий. Зером присмотрелся к сторожам. Дал сигнал, затем растолкал Артура и Слева. Ребята поднялись неохотно.

— Сколько можно храпеть. Похоже, за нами пришли. Вернее прилетели.

— Это всего лишь один разведчик-одиночка. Он может нас и не заметить.-

Слев приставил ладонь к глазам.

— Надеяться не вредно, но на всякий случай сохраняйте бдительность.

Еще не успевших отдохнуть людей будить не стали, только слегка замаскировали опавшими листьями. Сами спрятались за стволы.

— Не плохо было сюда снайперскую винтовку или хотя бы хороший лук. А так мы беззащитны.-

С горечью произнес Зером.

— Добудем в бою или сделаем сами.-

Бодро ответил Артур.

Парни следили, затаив дыхание. Было тревожно, хотелось упасть и раствориться в траве. Стать невидимыми, крохотными как букашки. Наконец комар развернулся и улетел. Только крылышки мелькнули.

— Вот демон. Не известно заметил он нас или нет.

Слев стряхнул с себя пыль.

— Да же если и нет, то лучше всего быстрее удалиться. Пока на нас не насела целая армия.

— Тогда буди всех и вперед.

Разбудить было не простым делом. Рабы, особенно дети не хотели просыпаться. Пришлось применить физическое воздействие.

— Мы все это делаем ради вашего блага. Ведь если вас поймают…

Дальнейшие объяснения излишни. Вскочив, невольники побрели по заросшей травой дороге. Теперь идти стало веселее. Привычные к тяжелому физическому труду, люди добавили шагу. Хотя ноги у них ныли и в животах почти пусто, но они были свободными, и это заставляло их быстрее двигаться.

Зером, Артур и Слев продолжали на ходу обсуждать дальнейшие возможные шаги.

Артур доказывал, потрясая кулаком:

— Дикари тоже страдают от гнета султаната. Надо объединить все племена в единый кулак, а затем, подняв рабов, ударить по столице.

— Заманчивое предложение, но вот если племена откажутся нас слушать? Ведь это вполне вероятно. Тогда мы станем едой.

Слев кивнул головой:

— Да, конечно риск у нас есть. Самое главное, что мы практически не знаем эту планеты. Да и вселенная совсем недавно стала нашим домом. Мое предложение: давай посоветуемся с кем ни будь из местных.

Зером обратился к бывшему гладиатору:

— Слушай меня внимательно, от этого зависит наша жизнь. Ты не знаешь, если среди диких племен туземцы, с которыми мы могли бы объединиться?

Грунт ответил, хмурясь:

— Большинство племен- это людоеды. Но среди них есть дольно большое племя Бамако. Его вождь Сулейман активно сражается против султаната. Вот если бы нам удалось с ними связаться, то вместе мы бы смогли продолжить борьбу. А так, можно плутать вечно.

— А как найти это племя?

— Хороший вопрос. Многие беглые рабы ищут его. Сулейман принимает всех. Но вот в чем проблема, султанские войска тоже его ищут. И он вынужден скрываться.

— Тогда понятно. С одной стороны он нуждается в новых воинах, с другой, должен заметать следы. Но есть же какие-то знаки, что оставляют и беглым рабам.

— Я слышал об этом, но сам их не знаю.

Зером почувствовал разочарование, вот так и иди в слепую. Потом все же спросил:

— А кем ты был в прошлой жизни?

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, я например, явился из другого более развитого, чем у вас мира. А до этого умер и перенесся в тело младенца. Потом подрос. С тобой то же самое было?

— Нет! Я родился в этом мире и не помню своей прежней жизни. А вот Хаборт помнит.

— Кто Хаборт?

— Наш старейшина.

Грунт указал рукой на того самого внешне бодрого старика, что первым заговорил с ребятами.

— Вот как, — произнес Артур. — Значит ты тоже из умерших?

Хаборт, не смотря на возраст, был еще крепок, густые седые волосы и аккуратная, не смотря на унижение рабства, борода придавали ему весьма почтенный вид.

— Да, я уже умирал. Причем дважды. В своей первой жизни я выглядел примерно как сейчас. Две руки, две ноги, гладкая кожа. Что касается системы управления, у нас был царь, а я был знатен. Жил и сражался, мы воевали, у меня были свои воины. В конце концов, я завоевал для себя графство. Жизнь была хороша, жена четверо здоровых детей, богатые земли, тучные стада, послушные поданные. Царь Верн, любил и жаловал меня и хотел сделать герцогом. Но нашлись завистники, которые отравили меня. Я до сих пор с содроганием вспоминаю свою смерть. Адский огонь жег меня изнутри, волосы выпали, кожа облезла. Нестерпимая жажда мучила меня, мне было так плохо, что я хотел покончить жизнь самоубийством. В конце концов, как-то ночью я выбрался из постели. Встал на дрожащие ноги, с большим трудом вытащил стальной клинок. И вот, глядя на блестящую при свечах поверхность меча, я вспомнил своих предков. В частности дедушку, отрубившему голову герцогу Дуруму, и своего отца, отважного воина не знавшего поражений на турнирах. И мне вдруг стало стыдно за свое малодушие. Я хотел отложить меч в сторонку, но мои ослабевшие ноги подогнулись, и я упал на клинок. Мне пропороло живот, я еще несколько минут подергался и умер. Потом я увидел себя как бы со стороны. Выглядел ужасно, исхудавшее тело, землистое лицо, почти черная кровь и зо рта. Я взвыл и попытался порвать себе волосы, но мои руки проходили сквозь голову. Вот она смерть, — подумал я, стал на колени и обратился с мольбой к всевышнему с просьбой облегчить мою посмертную участь.

— А что было дальше?

— Дальше я помню смутно. Меня куда-то перенесло. Словно это уже был и не я. Наблюдаешь за всем как бы со стороны. Когда, наконец, я пришел в себя, то был в другом мире. Новый мир ждал меня. Я сильно изменился и стал младенцем, у меня появились жабры и перепонки на руках. Мы жили под водой, охотились на рыб, у нас были копья и крючья, сети и трезубцы. И тоже свой собственный король. Цивилизация подводная, богатая, относительно сытая жизнь. Поначалу меня угнетало то, что слишком мало света. Но потом я привык к этому. Мои зрачки отлично видели в темноте, я научился с помощью зрения различать, где тепло, а где холодно. С самого начала, еда казалась мне необычной по вкусу. Словно смешали мясо и ананасы, а рыбный вкус практически не ощущался. Зато телу было очень легко. Как открыл в свое время славный ученый Дакоррос, тело становиться легче, на объем вытесненной воды.

— Это был Архимед. — Не удержался Зером.

— На вашей планете может быть и Архимед, а у нас Дакоррос. Так вот, благодаря его открытию я практически не чувствовал усталости и мог спать на ходу. У нас были богатые плантации, где мы собирали урожаи, хотя в основном предпочитали рыбу. Ты спросишь, а были ли у нас войны. Конечно, были. Причем довольно жестокие. Вскоре, я как человек имеющий военный опыт еще в прошлой жизни, был возвышен королем. Он дал мне под руководство отряд, я храбро воевал и даже пленил глубоководного генерала. Это была славная битва, пролилось целое море зеленой крови. Трупов были тысячи, большинство было обглодано потом морскими шакалами. Я видел косточки и мне, честно говоря, было жалко воинов сложивших голову в сражении. Король заметил меня, наградил и сделал генералом. Были другие войны, и вот вскоре я получил княжеский титул и стал подводным владыкой. Но началась большая война, и наша нация стала терпеть поражение за поражением. Враги обложили подводную столицу, был жестокий штурм. Я сражался вместе с королем, до конца прикрывал его своим телом. Их было слишком много, меня изранили копьями и мечами. Даже умирая, я продолжал сражаться, второй раз погибнуть не страшно. Наконец мой дух снова вышел из тела, тогда я был даже этому рад. Надоело плавать, как приятно взлететь над морем, прокатиться по морским волнам. Я летал и забавлялся, но меня повлекло вверх, и я впервые увидел звезды. Что было самым поразительным, они были не круглыми, а многоугольными. Как восхитительно порхать между ними, наслаждаясь красотой. Но вот мое счастье кончилось. Я вновь воплотился в чужую плоть, став младенцем.

— Это разве плохо?

— Вот именно! Не знаю, за какие грехи я стал сыном одного из рабов. Детства практически не было, рос я очень быстро, и когда мне на вид стало пять лет, меня заставили вращать жернов. Потом отправили в каменоломни. Но я был сильным и сообразительным парнишкой. Вскоре приехал покупатель из школы гладиаторов. Меня купили и стали учить убивать для потехи толпы. Я объездил многие цирки и Колизеи, несколько раз был тяжело ранен, но сумел выжить.

По древнему обычаю, гладиатор сумевший выжить после ста боев получает свободу. Вот, наконец, и я получил ее. После чего, меня в добровольно-принудительном порядке записали в гвардию. И снова началась моя военная карьера. Я стал десятником, моя сила весьма ценилась, но потом произошло следующее. Наши ученые мужи изобрели новые катапульты и я…

— Стойте, слышите шум, к нам кто-то приближается.

Отряд рабов остановился, в кустах послышалось движение.

ГЛАВА 11

Мы отстаиваем мир и боремся за дело мира. \Адольф Гитлер\.

Оба пьяницы смачно храпели, хотя звуки, издаваемые при этом, были далеки от обычных, человеческих. Большие корабли, пока неизвестной цивилизации, продолжали бомбить ту часть планеты, которая не была прикрыта силовым полем. После ярких вспышек поднимались похожие на ядерные грибы клубы дыма. В городе началось землетрясение, некоторые, не особенно устойчивые дома рухнули. Один круглый шар сорвался с силового барьера и, рухнув вниз, едва не придавил спящих вирусов. Грохот от падения был впрочем, такой, что мог разбудить и мертвого. И все же Герман и Адольф так бы и не проснулись, если бы не команда, вбиваемая в шлемы.

— Тревога! Тревога! Угроза класса "А"! Всем занять боевые места.

Адольф поднял налитые свинцом веки. Попытался встать, но ноги-отростки были как спагетти. Когда взорвалось за барьером, яркие блики, ослепили глаза. Было видно, как радиоактивные лучи отражаются, попадая в барьер. Геринг с трудом выпрямился, перед глазами плыло, и шум битвы долетал, словно сквозь рев оркестра. Рядом с ними, как стадо бешеных слонов, бегали одноклеточные солдаты. Похоже, что хорошо укрепленный город не был готов к нападению. Находящиеся на вражеских звездолетах командиры отдавали команды. В ответ с поверхности стреляли тяжелые плазменные пушки. Они выбрасывали потоки гиперплазмы, которая в свою очередь врезалась в силовые поля. Все буквально сотрясалось, защита искрила и разогревалась. Что бы избежать перегрузок, звездолеты маневрировали, стараясь подставлять под удар разные борта. Наконец, один из них загорелся почти невидимым голубоватым пламенем, похоже, что обшивку удалось пробить. Корабль завис, а затем стал удаляться. Вдогонку выплевывались снаряды с температурой на многие миллионы градусов. Они настигали свою жертву, раскрылись подземные ангары и несколько термокварковых ракет, словно хищные акулы устремились за поврежденным судном. Контр-ракеты сумели сбить лишь два заряда, остальные настигли отчаянно дергающийся раскуроченный звездолет. Ослепляющая вспышка, и те, из полутора тысячного экипажа, кто не успел эвакуироваться, испарились в плазме. Командир эскадры в гневе сжал кулак. Силовое поле, прикрывающее город по-прежнему было неуязвимо.

— Уничтожьте генераторы. Они защищают этот гадюшник.

Эта команда, как не странно, достигла шлема Адольфа. Он повернулся и завизжал, звуковая волна ударила по коже. Ведь вместо привычных ушей он слушал практически всем телом.

— Геринг. Полки преисподней обрушились на нас.

— Успокойся Адик. Сейчас мы примем пилюли, и нам станет легче.

Оба вируса все еще не вышли из ступора. А между тем, враг приступил к высадке десанта. На поверхность высаживались транспорты с десятками тысяч бойцов на борту, одетых в тяжелые боекостюмы. Большинство десантников напоминали шестируких гиббонов, много было и человеческих фигур. Встречались похожие на каракатиц, змей, пауков со щупальцами и клешням, и прочее порождение мегакосмической эволюции. Рептилии предпочитали передвигаться без громоздкой брони, а лишь в одних гибких комбинезонах. Много было и боевых роботов, на колесиках или антигравитационных гусеницах. Часть из них по форме напоминала танки с обтекаемой заостренной броней. Другие смахивали на утюги или лампочки с хвостами. Общими были лишь короткие дула, торчащие из-под брони. Впереди всех двигались работы-взломщики. Они несли миниатюрные силовые установки, способные прожигать дыры в защите. Они должные были проделать проходы к могучим генераторам. Однако вокруг была внушительная охрана, и

битва вспыхнула еще на подступах. Вирусы встретили разномастную орду плотным огнем. Заработали спрятанные в засаде и в секретах лазерные пулеметы. Атакующие ряды, попав под ливень плазмы, не дрогнули, а наоборот стали отстреливаться. Они активно огрызались. Было очевидно, что если столица планеты останется без прикрытия, то ее уничтожат залпами с орбиты.

Адольф принял пилюлю, нейтрализующую токсины, стало легче, мозговые извилины прояснились. Геринг, как только ожил, выхватил лучеметы, он принял бойцовскую стойку:

— Что обезьяны, мы вас сотрем в дорожную пыль.

Герман бегом побежал к арсеналу, затем. словно опомнился и проорал в шлемофон:

— Эй вы! Космические флибустьеры, черт вас побери! Давайте в звездолет, будем готовиться к прорыву.

Адольф выпучил половину глаз:

— Как это к прорыву. Мы что, сматываемся?

— А ты что думал? Такими силами нас атакуют, главное сохранить экипаж.

Мощь и впрямь на них обрушилась немалая. Новые, еще более крупные корабли, вынырнули из космической бездны. Они как карающий меч Немезиды обрушили шквал мощного огня. Территория, что окружала столицу планеты Стакилем, напоминала радиоактивную пустыню, в гигантских кратерах пробитых ракетами клокотало адское пламя. Местные аборигены (создания похожие на бесхвостых и очень симпатичных горилл) гибли миллионами, шахты разрушились те, кто случайно выжили, умирали в чудовищных муках. Такова участь раба, работать бесплатно, а потом первому шагнуть в бездонную пропасть. Шифер и Геринг по растерянности забыли включить антигравы и поэтому мчались бегом. Путь, однако, был не близкий, в небе также происходила битва. Превосходящие силы противника смяли слабое прикрытие, посбивав немногочисленные корабли букертайцев. Впрочем, сам Космопорт был надежно прикрыт, и часть судов все еще находилось в нем.

— Судя по всему, на нас напала империя Парупа. Их флот зачем-то скапливался возле наших границ.-

Пробурчал Геринг.

— Вполне возможно. Реально решили отомстить за наши пиратские вылазки.

Тем временем войска Парупа, преодолев первые две линии обороны, вплотную подошли к генераторам. Последний третий рубеж был самым укрепленным. В бой вступили плазмометы, и гравиапушки. Кроме того, почувствовав, что им приходиться туго, вирусы применили секретное оружие, вакуумный дестабилизатор. От него пространство теряло привычные очертания, скручивалось в клубок или на оборот растягивалось как резинка. Потери нападавших выросли, но они лезли вперед словно биороботы, ну а настоящие роботы тем более не знают страха и прут напролом. В ответ на применение дестабилизаторов, танки стали выплевывать аннигиляционные ракеты. Их взрывы словно прожигали пространство, делая менее эффективным применение супероружия. Обе стороны бросили на чашу весов все силы. На помощь парупайцам подходили все новые и новые подкрепления. Все небо было изукрашено транспортами с десантом, а возле звездолетов уже становилось тесно. Наконец несколько танков смогло настолько близко подойти к генераторам, что их прицельные выстрелы повредили броневое покрытие. Силовое поле задрожало и прошлось волнами, в излучении, что подавали машины, наметились перебои. Атакующие монстры обрадовались, по рядам прошелся гул. Атака усилилась, сотни тысяч зарядов сотрясали и без того изувеченный грунт.

Адольф и Герман поняли, что на своих четверых далеко не ускачешь и включили антигравы, их скорость возросла, и они стремительно приближались к космопорту. Сверху штормило, воспользовавшись ослаблением защиты, вражеские звездолеты поливали их плазменным ливнем. Отдельные капли доставали город, принося колоссальные разрушения. Рушились вычурные здания, пузырились и трескались подвижные дорожки. На границе города из-за трещин пролилась легкая нефть, попав в кислородную атмосферу, она загорелась. Пламя выписывало вычурные узоры, разлетаясь по воздуху.

— Конец света! — Промычал Адольф.

— Что-то подобное я видел, когда русские штурмовали Берлин. Тоже море огня и взрывов, жертвы и разрушения. Впрочем, в этом мы немцы сами виноваты. Оказались слабаками. Господь уберег меня от лишних мук, и, слава Богу, я не попал в плен. А то представляю, как бы надо мной издевались победители, или страшную холодную Сибирь, где замерзает плевок. Жуть!

— Да, Сибирь! Ужасно! Самое жуткое место в России! Смертная казнь и то гуманнее. — Адольф не дернулся. Даже будучи главарем мафии, он страшно боялся попасть в заключение. Хотя с его связями и деньгами неплохо можно было жить и в тюрьме, но слишком много желающих его прикончить.

Прямо перед ними упал небоскреб, статуи вирусов в кольчугах распались в раскаленную труху. Даже сквозь боекостюмы ощущался жар.

— Да, это тебе не шутки. Рухнет, не встанешь!

— А это еще что за фрукт?-

Геринг повернул голову.

— Это медведь. Только не российский, а безобидный детский.

— А медведь! А вот Гитлеру больше нравился Кинг-Конг. Он символизировал мощь Запада способную порвать русского зверя! Хайль Гитлер!

— Зиг хайль!

Вирусы-фашисты рассмеялись. Адольф состроил мину.

— Интересно, если следовать арийской расовой теории, мы одноклеточные вирусы, под какую категорию попадаем?

— Одноклеточных арийцев. Ведь главное не плоть, а дух. Если у нас с тобой национал-социалистическое мышление, значит мы гитлеровцы.

Геринг сделал пальцем кружок.

— Да воплотятся идеи фюрера, во всех вселенных!-

Адольф произнес это, выбросив лапу вверх, затем взвизгнул, осколок, пробил иглой легкую броню, и застрял в теле.

Схватка возле генераторов подошла к концу, не выдержав превосходящих сил, вирусы сломались. Машины, своим излучением прикрывавшие столицу, были взорваны. Они вспыхнули, словно термокварковые бомбы. Чтобы избежать потерь, многие парупайцы подались назад и все равно были испепелены ветром плазменной геенны.

— Барьер сломлен! Разрушить город. — Отдал приказ главнокомандующий.

Битва перешла в ту стадию, когда один уже смертельно раненый зверь утратил мужество и лишь дергается, а другой монстр, пользуясь выгодным моментом, вонзает ему когти в брюхо. Истекая кровью, вирусы лишь отбивались, причем их конвульсии становились все слабее и слабее.

Шквал, обрушившийся на город, был страшен, бомбардировка разом превращала в глубокие кратера все, что возводилось в течение многих столетий. Одно из исполинских зданий, выполненное в форме пирамиды и увешанное километровыми рекламными щитами, медленно накренилось, а когда в него угодила ракета, рассыпалось на пылающие осколки. Бордель также был уничтожен. Многие "ночные феи" успели выскочить наружу и нашли свою смерть в клокочущей нефти. Было ужасно смотреть на обугленные тела, совсем еще недавно прекрасных женщин. Роботам повезло больше, но кого интересуют бездушные машины.

Адольф, впрочем, не отличался особой сентиментальностью. Его больше интересовала собственная шкура. Рядом разила смерть, но двое мерзавцев успели добежать до космопорта. Высились гиперстальные конструкции, в форме шипастого шара или капель воды. Торчали длинные дула плазменных пушек. Герман едва не упал, ступив на зеркальное покрытие звездного аэродрома. Звездолетов осталось лишь несколько, и между ними виднелась знакомая конструкция. Еще один рывок и… Там их ждал поспешно собранный экипаж, хотя кое-кого успели потерять. Генри, земляк по прошлой жизни, был на месте. Адольф скрестил скользкие пальцы, своеобразным жестом приветствуя старого знакомого.

Впрочем, времени на сюсюканье не было. Вот-вот должен рухнуть последний барьер, и тогда их ничто не спасет. Капитан корабля Герман Геринг, растолкав остальных корсаров, ринулся в рубку. Звездолет дернулся и стартовал с поверхности. Именно в этот момент последний генератор был уничтожен. Космопорт был тут же взорван термокварковой бомбой, образовалась исполинская воронка. В нее разом, словно пылесосом, были засосаны застывшие в суровой могильной позе корабли. Легкие фракции нефти уже целиком охватило пламя, она растеклась по поверхности, с высоты напоминая медленно распускавшийся цветок с огненными лепестками. Практические все здания в Стакилеме были уничтожены, город превращался в сплошную рану, где подобно червям копошились войска оккупантов. Вирусы негодовали, но реально, что им оставалось делать? Только одно, по быстрее удрать. Иначе, настигнет такая же, может даже, не столь доблестная, смерть. Прежде чем вырваться, Геринг включил маскировочное поле невидимости. При такой защите звездолет не мог вести огонь, кроме того, оно требовало больших затрат энергии. Но другого способа избежать гибели не было. Даже при такой защите, их можно было обнаружить, для этого надо было включить специальный гравиорадар, но в горячке боя видимо об этом забыли. Вражеских кораблей было много, они словно мухи носились туда сюда. Битва в космосе не была проиграна, она даже не начиналась, большинство звездолетов буркетайцев даже не успели стартовать. Преодолев притяжение планеты, выполненной в форме вычурной восьмерки, звездолет с большим трудом выбрался из системы. Наконец неприятельские корабли остались позади и можно отключить маскировочный "халат".

— Фу, наконец-то, а то слишком уж дорого обходиться эта шуба. Нам придется подлететь к звезде и подзарядиться. — С досадой проговорил Геринг.

— Что же, отдохнем. А потом в бой. — Адольф ухмыльнулся. Потом вдруг вспомнил, что он агент империи Парупа. Ему стало не по себе, вдруг его обнаружат. С другой стороны странно, что, планируя нападение на планету, они не использовали его. Или у них здесь были другие шпионы, или…

Адольф не заметно вошел в коридорчик и неслышными шагами подобрался к бывшему американскому спецназовцу.

— Генри, — вирус аккуратно хлопнул его по плечу, — признавайся, передавал сведения империи Парупа?

Напарник смутился:

— Ну, передал, а куда я денусь. Ведь мы повязаны.

— Вот как. И много ценного им сообщил?

— Да не много. Лишь количество звездолетов в порту. А сколько на этой планете пушек и танков, я и сам не знаю. Того минимума, что я им сообщил не достаточно, что бы принять решение о вторжении.

— А ты уверен?

— На все сто!

— В любом случае мы с тобой предатели и наша шея всунута в петлю.

— Как раз у вирусов не бывает шеи Адольф.

— Ну, а я хоть и изменился физически, но по-прежнему ощущаю себя человеком. Хотя наши новые тела подвижнее старых. Да и десять глаз не два.

Генри вздохнул:

— А ты знаешь, я до сих пор пользоваться своими способностями не умею. И мне по-прежнему кажется, что у меня два глаза.

— Кажется, креститься надо. У нас возникает сразу несколько видов — впереди сзади и по бокам. Мы видим сразу набор картинок. Кроме того, есть более короткие и длинные излучения, которые мы тоже видим. Те же гамма-лучи. Хотя если честно говорить, без предварительной настройки мы их не видим.

— Это ясно. В прошлой жизни мы не привыкли смотреть на мир в альфа-лучах. Поэтому даже нашему новому мозгу требуются усилия для просмотра.

— Да, это верно! Ну а почему они обратились к тебе, а не ко мне? Ведь знаем то мы одинаково.

— Вот сделай им запрос и спроси.

— Ну ладно. Это само собой. Сделаю!

Адольфа и впрямь распирало любопытство. С чего это вдруг к нему проявлен подобный либерализм? Связь можно набрать концентрированным мысленным приказом. Но только после боя и пьянки очень трудно сосредоточиться. Адольф перебирал и ту фразу и эту, ругался, скрежетал шипучими зубами. Ничего не получалось. Тогда в полном отчаянии он уже собирался бросить затею и не много выпить, как послышался звон и тихий голос.

— Агент 45. Что вы хотите передать?

Несмотря на растерянность, Адольф ответил:

— Почему меня не предупредили о готовящемся нападении на Стакилему? Ведь я мог бы погибнуть.

— Потому, что так надо было. Запомни — ничто не делается просто так. Ведь если бы ты погиб, то это было бы нашим просчетом.

— Мы были на грани. А нападение, я и вовсе проспал.

— Когда ни будь, мы ответим на твои вопросы, а пока не время знать лишнее! Будет дополнительная информация, сообщай.

Связь прервалась, Адольф досадливо поморщился. Что за тайны, и направился к своему любимому Герингу.

Звездолет тем временем подзаряжался от большой сине-фиолетовой, похожей на два соединенных треугольника звезды. Он мог находиться в таком положении довольно долго, но опять незадача, из-за звезды вынырнули четыре неприятельских корабля. Они шли на полном ходу словно знали, кого им надо искать. Не закончив зарядки, Геринг скомандовал отход. Капер рванул с максимальной скоростью. Он напоминал мышку, пытающуюся найти щель в стене, что бы скрыться от страшного кота. Четверка видимо заметила движение и припустила в погоню. Геринг, похоже, страшно нервничал, он перевел звездолет в режим гипердрайфа. Это немного помогло, но и противник не думал отрываться. Началась космическая погоня. Геринг перебирал пальцами и пытался изыскать резервы двигателя, что бы оторваться. Он был в панике. Адольф наоборот был хладнокровен, уверенность, что специально его не убьют, подтверждалась расчетом. И хотя другие пираты растерянно молчали, он высказал свое мнение:

— Мы находимся в границах своей космической империи. Самое простое это не удирать бесцельно, а подвести противника к какой ни будь нашей базе. Там его и уничтожат.

Геринг перестал дрожать:

— А что, это идея. Как все просто, я совершенно отупел от гражданской жизни. Карту мне.

Вспыхнуло голографическое изображение.

— Значит, отступим вот сюда.

Геринг ткнул пальцем в планету Зебра. Она по-другому называлась форт-Мага и была сильно укреплена. Звездолет поменял направление полета, расстояние с преследователями слегка сократилось, но продолжало оставаться относительно безопасным. Гонка продолжилась, четверка настолько увлеклась, что не замечала того, что звезды стали гуще, а между ними все чаще мелькали планеты.

— Сюда мои птенчики, сюда! — Подбадривал их Геринг. Для того, чтобы раздразнить противника он вышел в прямой эфир и обратился с оскорбительной фразой. Это вызвало реакцию. Звездолеты окрасились плазменным дымом, они явно пытались достать дерзкого вируса. Уже в прямом гравиоэфире зазвучал ответ:

— Одноклеточный, мы сделаем для тебя дезинфекцию. Скоро укол вонзится тебе в зад!

Геринг покрутил пальцем там, где у людей находится голова.

— Быстрее сдохнете вы, приматы. Вам будет припарка.

Когда ты кого-то завлекаешь в ловушку, то время для тебя идет очень медленно. Геринг много ругался, вспомнил русский мат и, в конце концов, испустил ослиный рев, затем прокукарекал. Планета Зебра словно выплывала из космического тумана. Она была овальной и внешне не особенно страшной. Герин заурчал обрадовано:

— Вот она, земля обетованная. Теперь вы получите сполна. — Погрозил кулаком в адрес вражеских звездолетов.

Враги, впрочем, опасность проигнорировали и продолжали гнаться. И лишь когда из тумана выплыл целый ряд хорошо вооруженных субмарин, они поняли, что угодили в ловушку. Однако было уже поздно…

Корабли Парупа, хотя и были окружены, все же попытались вырваться. Сотни ракет обрушились на них, один из звездолетов практически сразу был подбит. Остальные рассыпались в разные стороны. Их встретили ударами лазеров, кусками гиперплазмы, и шаровыми пульсарами. Еще два корабля были сбиты, а последний, сдался на милость победителям.

Глядя на это, Адольф дико смеялся. Затем подтолкнул под бок Генри:

— Парупайцы полные идиоты. Они абсолютно не страшные, мы их сотрем в порошок.

— А ты не боишься, что после победы, нас свои собственные спецслужбы и уничтожат.

— Вот черт! Это возможно. Тогда, будем надееться, что эта война продлиться вечно. Или наши проиграют.

Генри зябко провел подобием плеч:

— Нет! Уж тогда лучше пусть будет мир. Война ты думаешь, уже началась?

— Никто подобного не простит. Судя по тому, насколько милитаризирована наша империя, прощения врагам не будет.

— Я тоже рассчитываю на это. Но бои тут такие жестокие, от прежней планеты не осталось живого места. Может все данные о нас сгорят в плазменной топке?

— Надеюсь. Кстати, я точно не разглядел, но мне кажется, что наш последний мир, он был в форме восьмерки, раскололся на две части.

— То есть жизнь на нем мертва? — В голосе Генри послышалась горечь.

— Да! — Адольф довольно потер руки. — Мне нравится картина космического апокалипсиса. Она потрясает и завораживает одновременно. Но вот эта планета, надеюсь, не расколется!

Она напоминает яйцо.

Зебра, она же форт-Мага, была густонаселенным миром. Некогда она принадлежала могучей цивилизации Вихорр, но потом была завоевана одноклеточными существами. Многие ее жители превратились в рабов, они работали на фабриках, подземных заводах, фермах, огромных полях и садах. Мир был богат, тем не менее, еще пару столетий назад, он состоял из одних сплошных котлованов и кратеров, последствия термокварковой войны. Но затем был восстановлен. Невольники, сухопутные ракообразные существа с гибкими шестипалыми клешнями, где два больших пальца противостояли друг другу, прилежно работали, причем им повсеместно помогала техника. Вирусы были господами. Но и здесь были проблемы в атмосфере, которая была кислородно-азотной, так что приходилось одевать скафандры. Несколько городов, правда, были залито нефтью, но это дорого и не вполне рационально. Геринг покружил над сделанным в форме орла с разбросанными крыльями, космопортом. Множество летальных аппаратов рассекали атмосферу. Особенно много было летающего транспорта над городами. Кое-где были видны руины величественных сооружений покоренной цивилизации. Да, это были развалины, но даже в них ощущалась былая мощь. Приземление было мягким, словно опустились на бархат. Когда вирусы вышли из звездолета, подобное впечатление усилилось. Подвижные дорожки текли, словно ручейки и отдаленно напоминали пластилин. Герман и Адольф отправились на прогулку. Так как казино и бордель уже были, им хотелось чего-то более экзотичного. На кроваво-розовом небе сверкали три звезды. Они изливали желто-лимонный, пурпурно-красный, и изумрудно-зеленый цвет. В общем, как и на многих планетах, множество разнообразных по форме светил, богатый спектр, довольно тепло. Пока это еще щекочет воображение, интересно и ты пялишься на небо. Впрочем, Геринг уже подобного насмотрелся и больше смотрел по сторонам, в поисках чего ни будь забавного. Ему надоело двигаться по дорожке, и он предпочел взлететь. С высоты, великолепная панорама города видна гораздо лучше. Третьим за ними увязался Генри. Бедный американец думал, что таким образом он сумеет отвязаться от навязчивых звонков со стороны империи Парупа.

Втроем лететь было интереснее. Завязался разговор. Генри указал на напоминающее ступенчатую пирамиду здание. Оно было сплошь испещрено надписями, уходя на добрых шесть с половиной миль в высоту.

— А это, что такое? Геринг ответил:

— Мавзолей павших воинов. Здесь выбиты портреты, и имена всех, кто геройски погиб, сражаясь за Букертай.

— Понятно! А в Германии есть такой памятник, посвященный солдатам Рейха?

Адольф быстро ответил:

— К сожалению, нет, и в основном по вине американцев.

— А мы то здесь причем?!

— А кто не дает восстановить третий рейх? Русские оккупанты убрались, Германия едина и только натовские войска мешают возрождению великой империи.

Генри возразил:

— Да ваш народ не хочет. Сколько проходило свободных демократических выборов, а много ли набирали нацисты? С маковое зерно.

— Это по вашей вине. Кроме того, ни разу в Германии не прошли по настоящему свободные выборы. Вот если бы их не сфальсифицировали, то все бы с радостью отдали голоса преемникам фюрера. Вы американцы мешаете нашей нации подняться с колен.-

Оскалился Адольф, словно забыл, что по матери он гражданин США.

Генри энергично возразил:

— Сколько американских солдат находится в Германии? После Иракской войны осталось всего тридцать тысяч. И что, этим числом можно удержать восемьдесят миллионов? Да черта с два! Если бы вы сами хотели восстановить тоталитарный режим, то уже давно восстановили бы. А так, может быть немцы и не хотят вашего нового порядка — тюрем, СС, концлагерей, всеобщего страха.

В разговор вмешался Геринг:

— Как это можно не хотеть того, что сделает нас выше всех наций на земле. Ведь мировое господство для Германии, даст каждому немцу поместье, много женщин и рабов. А кто откажется от этого? Надо быть совершенным безумцем, что бы променять величие нации, на позорную оккупацию.

Генри ответил со злобой:

— А кто вам даст господствовать над миром? Если вы немцы рыпнетесь, то вас в порошок сотрут.

— Вот ты себя и выдал, американешка! Вы хотите скрутить нас колючей проволокой тотального американизма.

Адольф и Герман набросились на Генри, тот стал отбиваться и угодил в струю газового фонтана. Если бы не боекостюм, его бы изрядно опалило, а так отделался легким испугом.

— Вот так, маленький янки! США оплот мировой реакции и будут уничтожены. Хайль Гитлер!-

Геринг вытянул лапу.

Генри хотел послать его подальше, но подумал, что оскорблять командира чревато и просипел.

— У каждого свое мнение, но пока мы сама сильная в мире держава.

— А во всей вселенной скоро станут господствовать вирусы.

Геринг и Адольф облетели высокие, до километра в высоту газовые фонтаны. Они и впрямь были восхитительные, давая многоликий свет. Генри следовал за ними, ему было слегка досадно, но небоскребы у вирусов были гораздо выше американских, по три-четыре километра и очень вычурной формы. Растения также были очень своеобразные, по мимо, всем известных висячих садов, многие из них просто плавали в нефти. Живые острова с пышными пахучими бутонами и длинными слегка загнутыми колючками. Полицейские катера внимательно наблюдали за тем, чтобы они не столкнулись с воздушными транспортами. Одета полиция была в голубую с зелеными пятнами форму, скафандры был легкие и подвижные. Разумеется, было много роботов, одни из них регулировали движение, другие, до блеска выдраивали поверхность улиц и стены домов, следя за тем, чтобы некоторые вращающееся конструкции не столкнулись с машинами или друг с другом. Адольф произнес с чувством:

— Если бы я был поклонником коммунизма, то этот город был бы воплощением футуристической мечты. Но я не коммунист и думаю, что вот, сколько денег даром выброшено и было бы неплохо их подобрать.

— Если ты имеешь в виду сооружения, то Гитлер был сильным архитектором и хотел построить образцовую столицу третьего Рейха. Как ты видишь, технологии развились. Вот посмотри на этот храм.

Геринг указал на сооружение, напоминающее тридцатиглавый собор, с выложенными изумрудами и рубинами куполами, добрых пяти километров в высоту. На верхушке у каждой башни громоздились статуи, часть в виде людей в странных одеждах, многие с крыльями. А некоторые в форме экзотических зверей и существ с других галактик. Статуи были большие литые, они вращались вокруг своей оси. Из центральной, самой крупной извергался сноп яркого пламени, оно исходило лучистыми потоками из раскинутых в стороны рук. Голову этой статуи обрамлял четырехцветный сверкающий нимб, фигура дышала спокойствием и достоинством.

— Что это такое? — Спросил Генри.

— Культовое здание! Здесь наши вирусы отправляют обряды и молятся, что бы им послали удачу или большие деньги. Иногда помогает.

— О! Интересно, какой у них Бог?

Геринг сощурился:

— А вот на этот счет нет определенного мнения. Ведь мы практически целиком состоим из переселенцев. Большинство имеют уже сформировавшиеся взгляды на религию. Для меня лично, Библия как еврейская книга, не приемлема. Хотя верю в единого всемогущего творца. Но воплощением живого Бога на земле, для меня был Великий Адольф Гитлер. Именно он открыл нам его суть и воплощение немцев, как высшей богоизбранной нации.

Генри как американец и протестант не сумел сдержаться:

— Да ваш Гитлер был чудовищем, и верить нужно только Библии. И разуметься Иисусу Христу.

Адольф глупо гигикнул, а Геринг прорычал:

— Замечательно, ты веришь Христу? Так получай!

Он попытался ударить Генри, но тот отклонился.

— Чего удираешь? Ведь Христос учил, ударили тебя по правой щеке, подставь левую. А также не противься злу.

Бывший спецназовец бодро ответил:

— Это надо понимать метафорически. То есть фигурально, а в реальной жизни должно действовать правило — око за око, зуб за зуб!

Адольф вмешался в спор: — Вот как ты заговорил. Вы американцы даже Библию используете под себя. А мое мнение, не может быть разных толкований, и если назвался христианином, плати за зло добром. Что толку, добром воздавать за добро, так и язычники делают.

Генри, впрочем, не полез за ответом в карман:

— А ты фашист, от тебя даже слово божье слышать противно. Ибо кто именем моим прикрываясь, зло и беззаконие творит, от тех и молитва мерзость.

Геринг внимательно рассматривал эмблемы, теологические споры его не интересовали. Главная фигура храма и впрямь была похожа на Христа, именно таким он запомнился Герману в католическом храме. С детства, веря только в силу, он не уважал Иисуса. В свое время он задал отцу вопрос:

— Разве этот слабак может быть Богом?

Папаша ответил.

— Конечно, нет! Это евреи придумали, что он бог, чтобы сделать нас слабее, и чтобы было легче покорить великую нацию.

Да, его отец был мудр, не даром дослужился до штандартенфюрера СС. Еще немного и быть бы ему генералом, но проклятые русские убили его. Вот это действительно не полноценная раса. Этих славян надо переработать на пуговицы и сумки. Такая паскудная нация, и янки ни чем не лучше. Может взять и замочить Генри? Уж больно он хорохорится. Нет, лучше в бою, сунуть в самое горячее место, так его убьют враги. Пора прервать дискуссию:

— То, что христианство слабая и пацифистская религия, это очевидно, с ней жить нельзя. Я полагаю пора переключиться на более жизненные проблемы. Кстати, существо, чья статуя выше всех, не Христос. Это Вувульф, учитель расы Миньонов, самой массовой среди вирусов-переселенцев. Миньоны могущественная, хотя изрядно прогнившая империя. У нее высокий технический уровень, но разложившаяся мораль. Короче говоря, это уже сонное царство сытых ублюдков. Но вот их учитель, воплощение Бога Вувульф, учит правильно, только вот не очень его слушаются. Он проповедует истину, что нужно держать свои тела в крепости, а дух в бодрости. А также превозносит войну.

— Миньоны часто воюют? — спросил Генри.

Они уже пять тысячелетий не берут в руки оружие. — Геринг презрительно фыркнул. — Разве это нация? Но здесь их немного воспитали, приучили ходить строем и теперь древние культы снова в моде. Вот жаль, что для нашего фюрера не нашлось алтаря, ну ничего, он живет в моем сердце.

— Америка христианская страна, но постоянно воюет. Христианство вовсе не пацифистская, а милитаристская религия.-

Вновь начал Генри, но Адольф его перебил:

— Мы не попы, чтобы спорить, переливая из пустого в порожнее. Давайте лучше посмотрим, как он выглядит внутри.

Подобное предложение не вызвало возражений. Ступеньки культового здания были подвижные, как эскалатор в метро. Они отливали гранитом и мрамором, магнитные подковы отдавались глухим звуком. Как старший по званию, Геринг вошел первым, пройдя через ста пятидесяти метровые ворота. Они раздвигались в стороны как двери лифта. На страже стояли роботы, они напоминали десятируких ангелов с бластерами. Кивнув в знак приветствия, охрана она везде охрана, киборги обдули пахнущей духами свежей волной. Внутри собора было светло, яркие иконы и лики святых и героев, ангелов и демонов, богов и нимф различных миров, казались причудливо перемешанными. Впрочем, внимательный взгляд уловил бы в их расположении определенную систему. Было ровно тридцать исполинских алтарей, видимо по числу основных концессий и каждый являл собой неповторимую индивидуальность. Внимание Генри привлек алтарь, где на кибернетических, а значит движущихся картинах, располагались растения, разнообразные овощи и фрукты в красочных пестрых одеждах. На некоторых картинах растения молились, на других приносили жертву или участвовали в служении. Особенно завораживало, когда рисунки двигались, это напоминало мультики. Кое-где растения летали на самых настоящих гравиолетах или перемещались на универсальных подводных и космических субмаринах, это было красиво и по-своему уникально. Увидев, как изумился Генри, Адольф довольно грубо дернул его:

— Эка, невидаль. Чиполино, что ли не видел?

— Какой Чиполино?

— А такой. Был "писателишко" Джани Родари. Он писал про всяких гуманоидов в форме растений.

— Но тут ведь это реально, не сказка, быль.

— Мало ли что. Все эти разумные растительные формы жизни не новость в просторах вселенных. Человек, да и всякое живое существо само создает себе бога по образу и подобию своему. Вот у киви, бог похож на киви, в крапивы на крапиву, у змеи на змея — ничего особенного. Да и святые из того же разряда. Как правило, это или военные лидеры или ораторы.


— Да вы из меня скоро атеиста сделаете. — Генри досадно повертел головой. — Ты хочешь сказать, что наша вера ничего не стоит?

— Я лишь констатирую факты. А факты упрямая вещь их не отбросишь как стоптанный башмак. А вообще самым главным аргументом атеистов во все времена было великое множество вер. Разве стал бы Всевышний терпеть подобное безобразие? Нет, он бы давно навел порядок и установил единую правильную веру.

— А как же свобода выбора?

— Какая свобода?! Зачем это нужно Богу! Я бы на его месте не потерпел подобного беспредела, а уж тем более издевательств над собой.

— Так это ты, а это Он! Разница есть и в морали и в нравственности. Всевышний велик духом. Он, если можно сказать, демократ и позволяет каждой расе и нации понимать себя по-своему.

Тут и Адольф, и Герман загоготали как слоны:

— Ну даешь, глупые предрассудки переносишь в живой мир.

Несколько верующих вирусов оглянулись. Пружинистой походкой в сопровождении двух роботов к ним подошел священник:

— Это дом поклонения. Здесь индивиды всех миров совершают молитву и обряды. Не мешайте им.

— Чего, — начал, было, Геринг.

Но вид грозных, увешанных оружием роботов, заставил замолчать. Кроме того, они подданные империи Букерти и им не следует применять насилие против своих братьев.

— Просто смешную историю нам рассказали. Вот вы сами, если хотите, можете послушать.

— Не хочу слушать глупости и ересь. Вы к какой концессии принадлежите?

— Мы сами по себе!

— Тогда проходите тихо, если хотите полюбоваться, и ни кому не мешайте.

Священник кивнул головой, напоминающей утыканного иголками ежика:

— Киборги вас проводят.

— Не стоит, мы сами.

И веселая тройка направилась к центральному залу. Там было много народа. Многие преклонили колени и шептали, каждый свое, творя индивидуальную молитву. Геринг набычился:

— Я не против молитвы, но в первую очередь надо рассчитывать на свои мускулы. Можете полюбоваться на картины, они действительно превосходны.

Адольф хотел, было возразить, как его слова оборвал сильнейший взрыв. Тысячи тел были разом подняты вверх, полетело разорванное в клочья мясо.

ГЛАВА 12

Колдун батяня, батяня колдун

Ты врезался братец с размаха о стул!

\Из протокола.\

Уже в полете, Абаз разделился на несколько частей и атаковал с разных сторон. Раненый Мультини отчаянно отбивался, с него гроздями капал пот, смешанный с кровью. А летающие чудовища продолжали наседать. Араге, тем временем, сбивала своими молниями монстров. Дети визжали, те, кто попадал в страшные зубы, дергались мучительно умирая. Чтобы ослабить на себя давление, Драко стал отступать, выписывая в воздухе виражи. Атакующий волшебник посылал волну за волной, но никак не мог попасть в подвижную мишень. Тогда чародей достал из кармана сеть и попытался набросить ее на парня. Первая попытка не удалась, Мультини легко увернулся, а вот второй бросок был более действенным. Судя по всему, сеть была самонаводящейся. Она накрыла Драко, спеленав его как младенца. Абаз оскалился в ухмылке:

— Попался, щенок! Теперь из тебя будет баранье седло.

Пруты сдавили Мультини, да так сильно, что ребра затрещали. Юный волшебник задергался. Старый колдун вновь выбросил сильное пламя, из которого образовалось внушительное копье.

— Теперь я насажу тебя на вертел.

Мультини понял, что это не шутки, и вскоре ему придется узнать, каково это куску мяса на крюку у мясника. В душе боролись гордость и желание жить. Победила жизнь. Еще раз дернувшись, он прокричал:

— Араге, спаси меня!

Девушка тем временем продолжала уничтожать порождения дьявола. Вот их уже осталось немного, всего два. Услышав крик своего напарника, она выпустила два солнечных зайчика. Они ударили в спину жутким тварям, рассыпав монстров в пыль,

затем развернулась. Чародей бросил копье, и Араге едва успела парировать, отклонив острие от цели. Оно устремилось вниз, пролетев, глубоко вонзилось в землю.

Теперь девушка оказалась лицом к лицу с колдуном.

— Вот как ты ведешь себя, старый хрыч.

Абаз напыжился, он не любил когда его называли старым. Выпустив заряд, он и несколько его ипостасей, ринулись на Араге. Девчонка подняла перстень. В нем светилась такая мощь, что даже жгло руку.

— Амбра кадабра! — Произнесла Араге заклинание.

Густой световой поток обрушился на злого волшебника. Удар невероятной силы просветил его насквозь. Были видны даже черные ребра. Колдун попытался поставить защиту, но вся его энергия иссякла. Араге вошла в раж. Увидев плавающий меч Мультини, она подхватила его и бросилась с ним на колдуна. Фехтовать Араге не умела, но Абаз настолько ослаб, что с трудом ворочал мечом. Быстрая и ловкая девчонка воспроизвела подсмотренную у Мультини фигуру и отсекла кисть. Абаз пошатнулся и попытался уйти, но его скорость была как у черепахи, он с трудом двигался. Араге настигла его и приставила меч к горлу:

— Сдавайся колдун или тебе придется ответить за все зло, что ты совершил.

Абаз простонал:

— Пощади меня храбрая фея. Я больше не буду.

— Ну, ты прямо ребенок. А кто ответит за трупы?-

Араге кивнула в сторону окровавленных детских тел.

— Да, я! Я же не хотел.

Абаз пустил слюни, явно кося под сумасшедшего. Мультини сбросил с себя сеть, звездные осколки осыпались. Вновь прошептав заклинание, он наколдовал меч и взмахнул им:

— Хватит церемонница с некромантом. Лучше убей его!

— Пусть он сначала отменит свои заклинания, а потом может быть, мы сохраним ему жизнь.

Абаз не внятно промычал. Тогда Араге надавила клинком на шею. Выступила розовая роса.

— Не коси под дурака, а то ликвидируем, а потом сами найдем способ справиться с враждебной магией. Не получится, старшекурсники помогут.

— Я все сделаю. Только сохраните мне жизнь.-

Абаз молитвенно сложил руки.

— Начинай и будь конкретен и краток. Помни, твоя жизнь на волоске.

Абаз отлично помнил. Он шептал заклинания, снимая наведенные чары или порчу, а то и заклятие оборотней, даже дети поврежденные вурдалаками были, в основном ранены, а не убиты и их удалось восстановить. Те, кто погиб совсем не давно и душа еще не успела улететь в иной мир, воскресли. Жизнь дороже, и Абаз старался во всю. Так как силы его были истощены, то Араге ему помогала. Колдун говорил ей, какие заклинания нужно произнести, а она пользовалась своей магией. Когда все, что можно хорошего сделать, было исполнено, Араге и Мультини призадумались над участью пленника.

Убивать его расхотелось, а вот от потенциальной опасности в его лице следовало избавиться. Мультини как более опытный произнес:

— Я полагаю, что тебя надо лишить волшебства. Ты слишком опасен.

— И я так думаю. — Добавила Араге. — Одним злым чернокнижником будет меньше.

Абаз прогнусавил:

— Не надо! Как я буду жить простым человеком?

— А так, молча. Как все живут. Будешь работать, но если ты предпочитаешь смерть то…

— Я согласен. Из двух зол надо выбирать меньшее.

Мультини растерялся, заклинание, лишающее другого волшебства, было сложным, его вообще изучают только на последнем седьмом курсе. А он простой третьекурсник тайно подслушал заклинание и хотел применить на обидчике. Правда, потом они помирились. Странно, но он ощущал определенную дрожь в коленях. А что если не сработает? То-то позору будет.

Араге нахмурилась:

— Если не уверен в своих силах, перескажи его мне, а уж я то сумею!

В Мультини заговорила гордость:

— Нет, я сам! И у меня хватит сил, но сначала обездвижь его.

Араге послала дополнительный заряд. Абаза передернуло, он вытянул язык.

— А теперь приступаем.

Мультини прочел длинную мантру, потом послал соединенный импульс от медальона и перстня. Колдун задымился и обмяк, потеряв сознание.

— Это все? — Удивлено пропищала Араге.

— В принципе все!

Мультини хлопнул в ладоши.

— Готово!

Абаз заискрился и стал прозрачным. Его жирное лицо тряслось, взгляд остекленел. Араге присвистнула:

— Похоже, что ты его заморозил.

— Оттает.

Колдун так и остался стоять с высунутым языком и каменным взором. Мультини постучал по застывшей руке, она, отдавалась хрустальным звоном.

— Как бы то не было, он теперь не будет вредить. А теперь куда, может назад в школу?

— Сначала разберемся с нашими поклонниками.

Многочисленные ребята обступили их как медиа-звезд и наперебой требовали автографы.

Мультини достал магическую ручку и принялся расписываться. Он делал это с удовольствием, ощущая себя суперменом. Араге была более скромной, но все же также решила расписаться. Ей это удалось со всей свойственной ей грацией. Какие изящные получились закорючки. Драко был весел и общителен, когда его очень вежливо попросили рассказать о прошлых подвигах, он начал беззастенчиво привирать:

— Я летал на планету Оххела, где живут исполинские драконы. Нехорошие твари, совершающие набеги на другие миры, пожирающие детей. Они имели свою собственную империю с лазерными пушками и плазмометами. Когда я прилетел, против меня было целое войско. Тогда я предложил дуэль местному царю. Он согласился и прихватил с собой гиперплазменную установку. У меня же был лишь медальон и кольцо. Но я не испугался варвара. Сначала установил мощную магическую защиту, затем отбил его огненные залпы и сам перешел в наступление. Выбрасывая салюты из магической энергии, я перебил ему крылья, потом схватил меч и отсек все семь голов. После чего началось. Тысячи кошмарных созданий устремились на меня, они словно горная лавина уничтожали все на своем пути. Тогда я применил новое заклятие — лезвия ледяного ветра. Лава застыла, стала хрупкой как фарфор. Тогда я ударил лучом по ней и разбил на мелкие осколки. Драконье войско было повержено, а я очистил от захватчиков целую планету.

— Вы должно быть очень богаты?-

Спросил один из мальчишек.

— Да, пожалуй, не беден.

— Нет, вы не просто не бедны, а чудовищно разбогатели, ведь у вас должны быть сокровища драконов. Даже у одного долго живущего зверя это целое состояние, а уж у тысяч…

Тут Мультини понял, что заврался, но остановиться не мог:

— Я все раздал людям, ведь на великом множестве планет во вселенной столько нищеты. Многие дети голодают, а вы я вижу вполне сытые и довольные.

— У меня, например, обуви нет.-

С досадой произнесла босоногая девочка.

— А в такую жару, зачем вам обувь. Босиком ходить гораздо удобнее. А если на пару дней выпадет снег, то для вас что-нибудь найдется.-

Хихикнул Мультини. Более взрослые люди закивали.

— Спасибо, что ты избавил нас от колдуна. Обложил ирод данью, хуже не куда.

— Вот давно бы так. А то вас спасай, так они еще и денег требуют.

Сердечно пожав руки Мультини и Араге, люди вежливо раскланялись. Ребята потерли медальон и покинули деревню. Но видимо слишком много было потрачено магической энергии и они опять не долетели до школы. Медальон противно зашипел — авария, не видать вам дома! Вместо этого они приземлились туда, где происходило что-то напоминающее большой сбор. Целая армия маршировала, чеканя шаг. Тысячи солдат на оленях и лосях с заостренными рогами, воины, закованные в тяжелые рыцарские латы, пеший строй могучих бойцов в легких доспехах и кольчугах с длинными копьями, все они выстроились в фалангу. Правда, у части воинов за плечами мушкеты со штыками. То есть огнестрельное оружие на этой планете уже есть.

— Дикари. — С презрение произнес Мультини. — Тут проживает очень много переселенцев, но никто не сумел воспроизвести достаточно мощное оружие. Даже простых автоматов нет, не то, что лазерных. А эти копья, фаланга, после того как изобрели огнестрельное оружие, стали каменным веком.

Араге возразила:

— Тут прогресс пошел магическим путем. Вместо техники волшебство. Так что главная сила, это не пушки, а боевые маги.

— Даже магии нужен лазер. Вот того самого колдуна можно было бы срезать одним выстрелом. А так пришлось повозиться. Если бы не твой могучий перстень, то досталось бы мне.

— Это лишний раз говорит о том, что нужно совершенствоваться в колдовском искусстве. Ходить в школу не пропускать уроки. Набирать форму, в конце концов.

Мульти улыбнулся:

— Мы этим занимаемся каждый день. О! Вот посмотри, пушки какие-то не обычные.

Действительно, по дороге прошли гигантские сороконожки. Они тащили за собой громадные многоствольные пушки. Некоторые имели три дула, другие семь, а отдельные экземпляры полсотни, правда не очень больших стволов. Такие орудия волокли на специальных широких колесах, что бы пружинить и смягчать ход. Дула были длинные черные и смотрелись устрашающе. Араге была, слегка, ошарашена их видом:

— Он смотрятся словно орудие судного дня. Какая в них скрыта мощь!

— Ой, Араге, не смеши меня, примитивное оружие. Я видел много сражений, а также документальных фильмов про войну и там было такое… Тысячи звездолетов и миллионы ракет сшибались в космосе. Целые звездные системы выгорали, словно по ним прошелся тайфун аннигиляции. История нашей цивилизации это сплошные космические конфликты, в одном даже я участвовал. Правда, как следует, повоевать не пришлось, противник оказался слабым технически и был быстро разбит. О чем это говорит? Что надо в первую очередь наращивать научно-технический потенциал. Как говорил Великий Ирки: — Техника, в период войны решает все!

— А как говорил один наш вождь Сталин: — техника без духа мертва! Мы должны быть идеалистической империей и верить в духовное начало, его господство над материей.

— Араге, я разговаривал с учителем с планеты Земля. Он говорил, что Сталин кровавый и жестокий тиран. А ты его цитируешь.

— Не знаю, кем он был в прошлой жизни, может быть диссидентом, но Сталин великий правитель. Он сделал нашу Родину самой сильной страной на Земле, мы выиграли войну, нас ценил и уважал весь мир. А что касается жестокости, то великий правитель и должен быть жесток. Иначе не будет порядка, и тебе сядут на голову мерзкие твари.

— Жестокость должна быть разумной. А в целом, я с тобой согласен — сильная власть — жесткая власть. Но ведь у нас была демократия, и народ имел избирательное право.

— У нас тоже была демократия и народная выборная власть. Советы самый демократический институт в мире.

— Тогда я согласен, у вас не плохая империя.

Тем временем армия стала выстраиваться в кружочки. Впереди замаячили стены крепости. Мультини отвлекся от дискуссии:

— Ого, Араге. Похоже, сейчас будет штурм.

— Вот только, что они будут брать на приступ? Как ты думаешь, чья эта крепость?

— Разберемся!

Крепость, стоящая на пути была темно-вишневого цвета. Куцые башни с толстыми зубцами тускло отсвечивались в лучах четырех солнц. Довольно большая цитадель с глубоким рвом, наполненным багровой плескающейся лавой. Она казалась живой, от нее тянулись длинные щупальца. Когда самый дерзкий из всадников подскочил к ней, его схватило раскаленной лапой. Лось взвизгнул и трепыхнул ногами, а седок испарился в огне. В ответ армия начала перестраиваться. По передним рядам прошли огненные полосы, это защитники начали стрелять.

— Похоже на трассирующие пули. Может у защитников есть пулеметы?

Араге протянула руку:

— Это вряд ли, тогда было бы противоречие между техникой и общим уровнем прогресса. Другое дело, что обычные ружья могли усилить магией.

— Вот это гораздо понятнее.

Войска, марширующие под флагом каракатицы, развернулись назад, отводя солдат. Главный генерал, он был в черных латах, не растерялся. Его вид наоборот стал напыщенным и гордым. Надувшись, он скомандовал:

— Развернуть артиллерию.

Пушки пришли в движение, их расположили таким образом, что они были недосягаемы для выстрелов из крепости и, в тоже время могли разить наповал. Под колесами ломались небольшие деревца, от отдачи стальные туши подавались назад. Даже на расстоянии было страшно, от их грохота закладывало уши.

— Ого, Араге! Похоже, что это "глушилка".

— Нет, это гром. Вон и градины.

Тяжелые ядра с грохотом врезались в башни и стены. Слышались разрывы, взметалась в небо земля, осколки камней и кирпичей. Вес отдельных ядер достигал трех пудов, и они пробивали внушительные бреши.

Генерал пыжился и что-то орал, из-за грохота его не было слышно. В ответ заговорили крепостные пушки, они были небольшие и били на меньшую дистанцию. Правда, порой они доставали осадную артиллерию, причиняя ей повреждения.

Командир опять отдал приказ и в ход пошли бомбы. Они с воем летели по воздуху, а потом взрывались, разбрасывая осколки. Араге внимательно смотрела на стену. Одна из бомб упала рядом с седоусым солдатом в тот момент, когда тот набивал трубку. Хладнокровно подпалив табак, он затем сунул ее в рот. А когда рядом упала еще одна бомба, просто сплюнул.

— Не эффективно, зато эффектно.

— То есть не эстетично, зато практично.-

Засмеялась Араге.

Обстрел усилился, одна из пушек стреляющей крепости была сбита, она полетела в ров, плюхнувшись в красную жижу. Место падения зашипело. Генерал довольно потер руки. Артподготовка была доведена до своего максимума.

И, тем не менее, оставались резервы. В частности, какой-то человек в желтом халате подходил к пушкам и произносил заклинания, после чего они били гораздо чаще и их снаряды обретали разрушительную силу. Вот стоящая на торце между стен башня раскололась, затем ее остатки обвалились. Стены тоже покрылись сначала крупными трещинами, потом в них возникли внушительные бреши. Все это сопровождалось приветственными криками и радостным улюлюканьем. Наконец огонь перенесли и на сам ров. Бомбы и ядра еще больше разогрели огненную жидкость, заставив ее биться фонтаном. После чего стрельба еще больше усилилась, рухнула другая башня, а затем окончательно обвалилась стена. Ответная пальба заметно ослабела.

Разрушения становились все значительней, силы защитников таяли.

Генерал — его звали Джакопо, скомандовал:

— Вперед! На штурм, на слом!

Несколько десятков тысяч солдат пришли в движение, хлынули серо-желтой массой. Те, что бежали впереди несли с собой туго связанные фашины. Они старались укрыться за ними от редкого ружейного огня. Вот живая ощетинившая штыками река, достигла полу засыпанного, взъерошенного ядрами рва, кидая смоченные в воде связки, засыпала лаву. Быстро преодолев препятствие, солдаты рванули в искрошенный кусками железа коридор. Внезапно их ликующие возгласы прервал сдавленный крик, уже разрушенная в труху стена, вновь встала у них на пути. Атака захлебнулась, многих солдат придавило. А из выросшего на их пути препятствия полилась зажженная смола и подобие напалма.

— Вот те раз! — Удивился Мультини.

— Магия! — Глубок вздохнув, пробурчала Араге. — Причем большой силы.

Воины ревели и горели, лава во рве вспыхнула с новой силой. Не выдержав подобного издевательства, они подались назад. Это было даже не отступление, а повальное бегство. Армия, гонимая словно стадо баранов, бросала оружие.

Джакопо бросился на встречу отступающей орде. Звучным голосом он приказал остановиться и перестроить ряды. Отборные всадники бросились ему на помощь, с большим трудом они остановив пехоту. На ходу войска перестроились клином, а пушечный огонь достиг своего предела. Однако он был бесполезен, ядра попадали в стены, пробивая дыры, но они тут же восстанавливались. Многие пушки уже раскололись, одна из самых крупных треснула, другую и вовсе разорвало. Покалеченных воинов оттаскивали в медицинские палатки. Кое-как восстановив свои ряды, войска королевства Лихе, принадлежность армии ребята определили по гербу на знамени, отошли на безопасную дистанцию. Вскоре огонь смолк, убедившись в бесполезности обстрела, канониры дали орудиям отдых. Дальнейшее противостояние обещало затянуться, и Араге предложила убраться назад в школу.

— Нам пора уже укладываться спать. Скоро проверка и нас хватятся.

— И ты хочешь, что бы мы пропустили столь занимательное зрелище?

— А что здесь такого интересного? Войска станут в правильную осаду, и она продлится не один месяц. Ты же видишь, что крепость защищена магией и практически неприступна.

— Да вижу. Но война, это явление динамичное и никто не позволит целой армии стоять долгие месяцы. Скорее всего, они или снимут осаду или предпримут какую-то хитрость. Должен же найтись у них козырь в рукаве.

Араге с сомнение посмотрела на "солнца", четыре светила уже начали слегка тускнеть. Вместо ночи на этой планете лишь легкие сумерки, но и этого вполне достаточно для короткого освежающего сна.

— А если у них не окажется козыря? То тогда мы останемся в дураках. Кроме того, верховная жрица пришлет ревизоров. А им покажется очень подозрительным, что мы так долго задержались.

— У нас выходной день и это наше право!

Мультини был упрям. С другой стороны и он понимал, что они задержались в гостях.

— Ладно, давай договоримся так. Если пройдет полчаса, и ничего не изменится, то мы рванем назад. А если будут новости, то просмотрим их до конца.

— Смотря, что ты имеешь в виду под концом и новостями. Мы сегодня уже достаточно рисковали жизнью, и я лично решила ни во что не вмешиваться.

— Ах, ты решила. Это эгоизм.-

Мультини скривился.-

— Но я тебе прощаю. Слушай Араге. А вот если бы ты была полководцем, что бы предприняла на месте осаждающих?

— Кто, я? Надо подумать. Атака по суше захлебнулась. Логично применение авиации, но где ее взять, не тот технический уровень. Кроме того, мое мнение, что если бы у меня и были самолеты, то их следовало пускать в ход сразу. Внезапный авиаудар мог бы решить дело.

— А если у них есть заклинания против авиации? Например: "Воздушная блокада".

— Тогда это скверно. Но остается еще путь под землей. А вообще так ли уж важна эта крепость, не лучше ли ее обойти.

— Обходной маневр типичен для ударной стратегии примитивных и не очень примитивных веков. Что же, дерзай.

Араге улыбнулась. Небо стало светло-рубиновым, по нему прошлись зеленые тучки. Вглядевшись, повнимательней, она засмеялась:

— Вон смотри, и дракончики прилетели. Какие они красивые.

Мультини посмотрел вверх:

— Вижу, они действительно очень красивые, разноцветные словно бабочки. А главное их много. Вот теперь крепость "подшерстят".

Драконы и впрямь были величественные, производя впечатление размерами и изяществом линий. Они имели от одной до трех голов, и лишь один из них, видимо самый главный, насчитывал целых семь. Это была внушительная армада, в полете, они выстроились в правильные фигуры, стройные линии, и вычурные завитушки, и с ходу атаковали крепость с воздуха. Из пастей извергались огненные языки и клубы дыма, это напоминало рой метеоритов. Удар стратегической авиации был страшен. Башни и стены сравняло с землей, а крепостную артиллерию просто расплавило в красные ручейки из жидкого металла. И все же цитадель не сразу сдалась, ее сооружения тут же восстанавливались, казалась, что валы не зыблемы. Тем не менее, удары следовали за ударами, грунт планеты кипел и горел, словно политый бензином. И если стены еще и могли восстановиться, то воскресить защитников, магия была видимо не в силах. Крепость постепенно пустела, воины гибли, а мирного населения в ней практически не было. Вот драконы приземлились, дали крыльями сигнал. Армия пришла в движение, устремившись на очередной штурм. Монстры так старательно махали крыльями, что лава во рву быстро потухла.

Солдаты, закидав ров вязанками, вновь прошли по нему, для них теперь не существовало преград. Войска стремительно заполняли крепость, началось повальное мародерство.

Казалось что уже все кончено. Араге дернула за руку Мультини:

— Неплохое было зрелище, а теперь по домам. Или ты хочешь, чтобы у нас тоже были неприятности?

— Да я уже тоже насытился. Явный перебор. Хотя посмотри внимательнее, что эти солдаты делают?

Несколько солдат волокли за волосы молодую и очень красивую девушку в роскошном платье. Они столь откровенно щупали и задирали ей юбку, что не оставалось ни каких сомнений в их грязных намерениях. Вот они стали срывать с нее одежду, обнажив высокую грудь. Этого, прирожденный джентльмен Мультини, выдержать не мог и словно комета пронесся, диким коршуном обрушившись на насильников. Его меч мелькнул словно молния, зарубив пятерых растерявшихся вояк. Затем он подхватил девушку на руки. Араге не сразу среагировала, а, придя в себя запустила в солдат пульсаром. Жгучий удар разбросал их в стороны. Редкие выстрелы не могли причинить вреда, а драконы словно впали в спячку и, израсходовав огонь, блистали благодушием. Мультини, не смотря на лишний вес, легко поднимался, обнаженная девушка крепко приникла к нему, ее золотистые волосы щекотали лицо, а губы неуклюже чмокнули в щеку:

— Ты, мой рыцарь.

— Да! Я потомственный солдат.

Мультини гордо выпрямился. Его взгляд и щеки горели, он явно смутился. Будучи физически еще совсем юным, он имел разум взрослого человека и, тем не менее, ощущал себя девственником. Его пассия впрочем, напоминала невинного ягненка. Глядя в ее глубокие изумрудные глаза, трудно было удержаться от мирских соблазнов. Араге сразу почувствовала ревность:

— Не забывай, что у нас слишком мало времени. Надо доставить ее в безопасное место и возвращаться, сам знаешь куда.

— Я то понимаю. Но не вежливо бросить ее вот так одну, не расспросив толком.

— Я принцесса Наварро из страны Буцефал, она находится в трехстах милях отсюда. Я приехала сюда погостить, как на крепость напали представители королевства Лихе. Не исключено, что мой отец объявит им войну.

Мультини зло воскликнул:

— Давно пора. А кому принадлежала крепость?

— Королевству Цветандо, которым правит король Цветанд, вы его знаете?

Мультини улыбнулся:

— Да, это наш король. Мы его уже не плохо знаем.

— А вы маги из школы Доллароса? Еще видимо ученики?

— Да! А ты кем была в прошлой жизни? Может быть сыщиком?

— Нет! Я была балериной, а потом, совершенно случайно, была избрана депутатом парламента. Вот на этой должности меня и убили.

— Понятно, депутатов часто убивают.

Араге вспомнила историю своей страны. Ей стало стыдно, что она врала про тысячу галактик.

— Мне кажется, в цивилизованных странах убийств быть не должно. — Проворчал Мультини.

— А мы были не очень цивилизованы. Например, король, он в прошлой жизни принадлежал к более высокоразвитому миру, но, тем не менее, отказался от научно-технического прогресса, за исключением лишь водопровода и электростанции. Конечно, и магия может все осветить, но так надежнее.

— Это яснее ясного! — Араге все еще не доверяла волшебным штучкам. Мультини нахмурил лоб:

— До твоего дома триста миль, это много. Лучше всего воспользоваться заклинанием перемещения.

— Так пользуйся быстрее.-

Араге в нетерпении топнула ногой.

— Но я ни разу там не был, могу ошибиться.

Девушка протянула руку:

— Дай мне свой медальон. Не бойся, у меня был похожий, я давно научилась им пользоваться.

Мультини невольно посмотрел на обнаженную грудь. Затем смущенно пробормотал:

— Вы восхитительны, но если в таком виде прибудете во дворец, нас не правильно поймут. Араге подтвердила опасения, на ограбленной принцессе были только хрустальные туфельки, даже удивительно, что солдаты не успели содрать подобную драгоценность.

Девушка смутилась, и поспешно прикрыла грудь. Мультини стал в позу:

— Сейчас прочту заклинание и наколдую платье. Правда сотканное из чистого волшебства он просуществует лишь несколько часов, но его будет достаточно, чтобы вам в достойном виде предстать перед отцом.

Наварро перестала смущаться, ее глаза задергались. Получив одобрение, Мультини произнес заклинание.


Араге вздрогнула, послышалось жужжание пчел, они кружились вокруг Наварро, правда не кусали.

— Вот черт! Опять ты напутал. — Араге была в ярости.

— О Боже, когда я, наконец, смогу сама овладеть всей полнотой магии.

Принцесса, впрочем, не растерялась:

— Ну и что! Произошла ошибка. Наш придворный маг Чихалино, живет уже скоро триста лет, а все равно порой ошибается. Вот эти пчелки такие ласковые и совсем не кусаются. Пускай попробует еще раз.

Мультини сильно напрягся, даже закапал пот. Затем не без труда выдавил очередное заклинание.

Наэтот раз, отчасти удалось, на Наварро возникло воздушное полупрозрачное платье. Правда очередная коллизия, туфельки исчезли, и принцесса оказалась босой. Впрочем, ее ножки отличались красотой и изяществом.

— Ты что Мульт! Нарочно! — Араге возмутилась.

— Нет! Но это было не много другое заклинание. Видимо вместо чистого волшебства, на платье пошла материя из туфель. Можно я исправлю?

— Я думаю, и так сойдет. — Прозвенела соловьем Наварро. — Кроме того, постоянно ходить в смеси хрусталя и алмазов очень не удобно, мои ноги устали.

— Тогда нам пора! Возьми медальон и произнеси волшебную фразу. А то Драко опять что-нибудь напутает.

Девушка аккуратно взяла пальчиками волшебный артефакт. Он блеснул желтым цветом. Наварро зашептала в него, затем остановилась:

— Да он совсем холодный, надо его подзарядить. У вас есть перстни, так сбрызните в него энергии.

Араге хотела кивнуть, так вдруг ее голос оборвался:

— Смотрите, дракон.

Действительно, трехголовое чудовище появилось из-за сплетенных в кружева туч. Он был огромен и полыхал пламенем.

Принцесса вскрикнула:

— А он агрессивен. Пора быстрее уходить!


— Сейчас я с ним разберусь. Кажется, я знаю одно заклинание против драконов, — расхрабрился Мультини.

— Не надо!-

Закричала Араге и дернула его за руку.-

— Он еще спутает полярность. Давай, переноси нас быстрее.

Наварро крепко сжала медальон и зашептала. Спустя мгновение, вновь, как обычно бывает при переносах, стало темно. Затем мрак рассеялся. Перед ними возник изумительный город. Он был голубым. Высокие башни цвета небесной лазури, на башнях реющие флаги, все это занимало лишь часть спектра.

Увидев изумленные лица друзей, Наварро объяснила:

— Здесь все голубое только с наружи. Не даром этот город называют Голубой улыбкой.

— Замечательно! — Воскликнула Араге. — Внутри, за высокими стенами у нас множество цветов, однообразие утомляет. Можете проследовать за мной.

Солдаты, стоящие на башнях, а это были в основном серебряные мишки, отсалютовали летящей Наварро. Несколько васильковых драконов круживших над стенами, также подняли вверх свои хищные пасти. Тем не менее, не смотря на грозный вид, они были доброжелательны. На спине у каждого из них сидел воин с позолоченным луком. Вот один из воинов выстрелил вверх, стрела рассыпалась изящным фейерверком. Сам город, лежащий в низу, смотрелся богато, его улицы были широкие и прямые, дома красочные и немного вычурные. Народу на улицах много, большинство из них, как и ожидала Араге, одеты в голубую одежду, но есть также и много других красок неистощимой палитры. По небу скользило несколько крылатых экипажей, чем-то это напоминало уже покинутую столицу королевства Цветандо. Тем не менее, город отличался своеобразием, купола, и крыши были в основном покрыты серебром и алмазной пылью. Кроме того, было много зданий похожих на минареты, увенчанные крупными рубинами. Лишь четыре солнца прежние, и лучи переливаются разными красками. Араге, и даже более пресыщенный зрелищами Мультини, невольно залюбовались. Сооружения вращались вокруг оси, оживляя переливы световой гаммы. Засмотревшись, Араге чуть не врезалась во флюгер.

Развернулась и едва не выругалась. Город большой, не меньше Санкт-Петербурга, а, пожалуй, и больше. Но королевский дворец виден издалека. На колоссальных куполах видны громадные, словно литые из платины рыбки с десятью плавниками, касатки, акулы, трехглавые тюлени. А вот и самый главный символ, личный герб короля — внушительный богатырь с рыбьим хвостом и трезубцем. Ему принадлежит все подводное царство.

— Нептун! — С изумлением произнесла Араге. — Потрясатель Земли.

Мультини показал себя более грамотным:

— Нет, это бог космического ветра Сомон!

— Почему тогда с рыбьим хвостом?

На этот раз, ответила Наварро:

— Потому, что это символизирует единство космической и планетарной природы.

— Вот как! Бывает. А вот у меня возникла ассоциация с русалкой.

Принцесса засмеялась:

— С русалкой? Замечательно. Одни из них, кстати, с другой планеты будут гостить у моего отца. Я вас познакомлю с родителями. Они вам, обязательно, что ни будь подарят в благодарность за мое спасение. Прошу не отказывать им, это будет кровная обида.

Мультини залюбовался ею:

— Ты восхитительна. Особенно волосы. Чем ты их моешь?

— Слезами единорога и соком лотоса. А что, ты хочешь попробовать?

— Ничего зазорного нет в том, что мужчина ухаживает за своими волосами. Я лично предпочитаю магическую шампунь "Листрол", она придает им цвет звезды.

Юноша тряхнул короткими пышными локонами.

— Да, ты красив, я не спорю. — Принцесса подмигнула. — Но ты еще молод для брака.

— А ты знаешь, это от индивида зависит, некоторые растут, словно на своей планете, а другие быстрее, хотя чаще всего встречается, когда процесс взросления идет медленнее, видимо это связано с тем, что пропущена фаза раннего детства.

Мультини вздохнул. Наварро смеясь, ответила:

— А разве плохо быть подольше юным? Если ты и испытываешь, какой то дискомфорт, то это все из-за воспоминаний о прошлой жизни. У меня тоже были подобные проблемы, но я переболела этим. Не расстраивайся, а лучше подыми повыше голову, мой отец не любит пессимистов.

У Араге вертелся на языке вопрос:

— А как вы с ним ладите? Ведь и у него и у тебя была прошлая богатая жизнь. Следовательно, вы абсолютно разные личности связанные лишь условным актом рождения.

Наварро мотнула головой:

— Я принцесса не по факту рождения, а потому, что это предопределенно магией. Волшебная сила определила меня быть принцессой, как в свое время решила судьбу короля. Да девочка, кому править, а кому пахать, решают чародеи. Вот и ты обрела такой мощный камень не без вмешательства высших сил.

Пока длился разговор, они подлетели вплотную к главному куполу дворца. Оттуда, словно по мановению руки выплыла лестница. Четверо стражников с лицами добрых касаток, держа в длинных плавниках мечи и копья, отсалютовали приблизившимся путешественникам.

— Вот теперь мы все вместе. Ступаем!

Три фигуры приземлились. Лестница была словно выложена из хрусталя. Араге и Мультини звонко шлепнулись башмаками, а Наварро была почти бесшумной. Охрана вновь отсалютовала им. Девушка махнула рукой, и они направились в роскошные покои.

Тут все, как и в предыдущем дворце было пышно, великолепно, напоминало дворцы Петергофа, только было еще величественнее, больше размерами с обилием драгоценностей. Самым великолепным произведением искусства был, разумеется, тронный зал. По своим размерам он напоминал стадион, а его стены были украшены великолепными картинами. Искусственная магия давала свет, который еще больше усиливал впечатление. Пол был зеркальным и в нем отжались выложенные мозаики и картины. Араге показала палец, он отразился и стал длиннее, ноготок слегка вырос.

— Тоже колдовство.

Девушка откинула волосы и, поборов робость, глянула на трон, рассчитывая увидеть там великодержавного владыку. Он ей представлялся в шитой золотом горностаевой мантии, весь увешанный драгоценностями, словно новогодняя елка. Но к ее удивлению на высоченном тройном троне никого не было. Сам престол был великолепен, настоящее произведение искусства. Правда, вместо ожидаемых львов или грифонов, подлокотники подпирали нарвалы с крыльями. Они сверкали ярче золота и не вольно приковывали взгляд. А вот и сам король, он стоит перед ними, видимо заранее сойдя с трона. Не в мантии, а в черном строгом костюме он больше напоминал не монарха, а лорда в британском парламенте. На голове солидный цилиндр, черные волосы, бакенбарды. На груди лента с блестящим в форме звезды орденом. Лицо величавое и вместе с тем дружественное:

— Пожалуй, он больше похож на президента Западной державы, чем на августейшую особу. — Подумала Араге.

Мультини смущаясь, поклонился, он впервые заслужил аудиенции у монарха и по этому нервничал. Наварро решительно поддержала его за руку:

— Папа, этот скромный юноша и эта девушка, — она кивнула в сторону Араге, — спасли мне жизнь и самое главное, честь, когда изуверские воины империи Лихе пытались меня изнасиловать.

Король улыбнулся, его уста были широки как море:

— Я благодарен вам. Особенно тебе храбрая девушка. Насколько я вижу у тебя на пальце, сверкает перстень глаза дракона?

— Да, государь. — Араге смутилась. — Я его приобрела в лавке.

— Да ну! Такие вещи на лавках не валяются. Расскажешь мне поподробнее.

Король подошел и хлопнул Мультини по плечу.

— А вы храбрый юноша. Надеюсь, не струсили?

Наварро произнесла с укором:

— Фактически, он меня и спас. Покажи отцу саблю, на ней должны быть пятна крови.

Драко достал из-за пояса магическое оружие, в отличие от обычного, его можно было сложить в карман.

Монарху было достаточно мельком взглянуть, чтобы оценить подвиг рыцаря.

— Да ты боец! И к тому же маг. Что же, ты достоен награды, а пока, прошу к столу.

Едва король произнес эти слова, как страшно загрохотало. Потолки затряслись, тихая музыка смокла, в зале стало темно.

— Какого черта! — Прокричал монарх.

ГЛАВА 13

Гость для меня, это святое!. "Шамиль Басаев."

Все боится времени, а время боится лишь пирамид!. "Сергей Мавроди."

Ломая, словно былинки деревья, на поляну выбежал гигантский диплодок. Он напоминал скалу, от стопудовых ног образовывались вмятины, которые тут же наполнялись водой. Хаборт задрожал, его лицо вытянулось. Зером смотрел на зверя без страха, потом повернулся к старейшине:

— Это вполне мирный зверь. Не понимаю, что тебя напугало?

— Ты ошибаешься. Это хищная разновидность динозавра. Он нас всех съест.

Зером поднял меч. Громила принюхивался, раздувал небольшие ноздри. Он явно чуял людей и хотел броситься на них. В глазах сверкало, хищник сделал шаг вперед, люди стали разбегаться в разные стороны. Слев тоже схватил меч и метнул его в глаз чудовищу. Бросок был неплох, но прошел чуть косо, и лишь разрезал веко. Диплодок взвыл и рванулся к нему. Слев увернулся, пропуская мимо исполинскую тушу. Когда зверь упал и на секунду замер, Зером метнул свое оружие. На этот раз, бросок был точен, прямо в глаз. Динозавр хрюкнул и испустил из своей глотки поток пламени. Жгучая субстанция слегка зацепила Зерома, он охнул, огонь прошелся по голым ногам. Затем адское пламя полыхнуло по деревьям, задело верхушки. Артур хотел, было применить лазерный луч, но передумал. Он метнул меч во второй глаз. Опять небольшой промах, монстр дернулся и открыл пасть, лезвие вонзилось в язык. Исчадие ада плюнуло смесью крови и огня. Зером высоко, как только мог, подпрыгнул вверх и оказался на спине динозавра, побежал по туловищу. Подхватив второй меч, он со всего размаха ударил по толстой шее. Удар был хорош, но бронированное бревно не поддалось. Зверь попытался достать его передними лапами. Острый коготь угодил в плечо, глубоко расцарапав его. Зером, сделав сальто, отпрыгнул назад. Слев тем временем подобрал меч, раненый зверь уже не казался таким опасным, и, подскочив, на этот раз точно поразил уцелевший правый глаз. Динозавр полностью ослеп и мог теперь ориентироваться лишь на запах и слух. Однако в бою это не такая уж надежная система наводки. Запрыгивая на туловище, парни наносили удары мечами по шее. Пусть сразу перерубить и не удавалось, зато постепенно удары накапливались, шрамы пересекались и становились глубже. Лилово-фиолетовая кровь так и хлестала. При попадании на кожу она жгла, но в целом была безопасной. Ребята действовали согласовано. Наконец, Зером с удачного разворота настолько точно подрубил кость, что чудовище замерло, видимо оказался парализован спиной мозг. Парни по детски весело рассмеялись, затем дорубили шею до конца, отделив довольно крупную голову. Из разрубленного горла продолжал клубиться дымок, вяло горело пламя. Втроем они выволокли, похожую на пасть бегемота голову, после чего Зером крикнул:

— Победа! Чудовище повержено, собирайте отряд.

Несколько самых смелых мужчин и стайка любопытных ребятишек наблюдали за схваткой. Они спешно созывали своих товарищей, вскоре весь отряд был в сборе. Почти никто не пострадал, лишь несколько человек получили ранения.

Артур первый взял слово:

— Вот видите, этот монстр наводил страх и ужас. И всего лишь три молодых человека без всякого супероружия одними мечами победили его. О чем это говорит? Надо быть храбрыми и ничего не бояться. Пока мы вместе, мы непобедимы. Наша армия скоро станет большой и могучей. Славные дела ждут нас впереди.

Зером встал в позу и пропел:

Вихри враждебные реют над нами

Марш, марш вперед рабочий народ!

Вступим мы смело в схватку с врагами

Марш, марш вперед рабочий народ!

Его голос звучал все громче и громче.

На бой кровавый святой и правый

Марш, марш вперед рабочий народ!

На богатеев найдем мы управу

Братья и сестры все вместе в поход!

Рабы дружно подхватили песню, не зная слов, они на ходу придумывали свои. Она лилась полноводной рекой, затопляя многомерные берега.

Когда, наконец, песня закончилась, подростки и дети еще долго насвистывали мелодию слегка измененного пролетарского гимна. Маршировать стало легче, и по пути Зером захотел дослушать историю Хаборта, тем более что обожженные ступни слегка побаливали, и хотелось отвлечься. Старейшина охотно продолжил разговор, ему явно хотелось выговориться.

— Как я уже говорил, наши ученые мужи изобрели новейшие катапульты. Они были такие необычные с пружинами, имели до дюжины лопастей, а одна была настоящим шедевром и приводилась в действие силой пара. Так вот мы осаждали крепость, и мне поручили охранять драгоценную машину. Наша армия обложила крепость по всем правилам военного искусства. Были вырыты рвы, воздвигнуты стены, казалось, что все сделано для того, чтобы предотвратить внезапную вылазку противника. Ну, вот мой десяток и был поставлен охранять катапульты. Во время последнего набега нам удалось разжиться бочонком чудесного вина и свежей бараньей тушей. Тогда мы разожгли костер и стали жарить мясо. Ну а мясо лучше всего идет под розовую дурманящую жидкость.

— Понятно, решили расслабиться.

— Да, и к тому же день был слишком жарким, и мы очень вымотались. Не успели мы произнести заздравные речи, как нас развезло, но мы все равно пытались допить бочонок.

— Это вполне по-русски.

— Короче говоря, хорошенько приложившись, мы открыли для себя дверь в блаженную страну. Потом нам было весело, мы захмелели, превратились в храпунов. Враг же, эти пусаланцы, оказался коварен. Они аккуратно выбрались, затем на муравьях сбросили в ров вязанки хвороста. Тихонько перебрались и подошли к катапультам. Частично разломали, частично подожгли. А отряд вырезали, я уцелел случайно, кинжал сломался об кольчугу, а голова оказалась в чужой крови. Но что толку, впереди меня ждал суд. По законам военного времени за преступную халатность меня должны были казнить, но потом решили, что просто повесить слишком гуманно. Тогда меня приговорили к пожизненному рабству. Сначала были галеры, потом каменоломни. Я устал, держался из последних сил и, скорее всего, загнулся бы, но на мое счастье меня купил мудрый господин, который поручил мне обучать своих детей военному искусству. У него было легче, но рабство есть рабство, все равно свою долю унижений и побоев получишь. В конечном итоге он умер, и меня опять перепродали. Так получилось, что на старости лет я должен был кончить дни в каменоломне, но теперь пришли вы и я не знаю, что еще ждать от капризной судьбы.

— Ты прав. Колесо фортуны вертится, и нам я думаю, придется еще не раз столкнуться с ее капризами. Что теперь мы будем делать?

— Пойдем к Сулейману. В одиночку мы погибнем. А так может нам и удастся поднять народное восстание.

Артур встрял в разговор:

— Это тоже не панацея. Не известно как он нас примет. Да и еще, где его искать?

— Есть едва заметные знаки, какие только я один могу прочитать.

Артур подмигнул:

— В инковерском зале мышь белая!

Зерома это слегка удивило:

— Что ты сказал?

— Это намек на то, что придется довериться чутью слепого!

— Но слепые, как раз не плохо чуют.

— Вот именно, раз цель не видна, рассчитывай на нюх!

— На нюх, так на нюх! Тоже не худшая альтернатива.

Дальнейшее движение напоминало скачки активности. С верху то и дело появлялись насекомые с всадниками, но они летали далеко и не были особо опасными. А вот маленькие змейки с ядом — это проблема. На пути уже было несколько укусов, раненым оказали первую помощь, отсосав и выплюнув кровь.

Двигаться впрочем, стало легче, отряд вышел на ровную тропинку.

— Теперь надо быть осторожными, здесь часто ходят дикари. — Пробормотал Хаборт.

— А то я не знал. Спасибо что просветил.

В словах Зерома ощущалась ирония. Слев, тем временем посчитывал силы на случай боя. Их всего около двухсот человек, из которых восемьдесят — дети. Не густо, вооружение слабое, более-менее хорошо владеют мечом лишь бывшие гладиаторы, а таких всего десять. Если придется вступить в бой, никаких шансов против серьезного отряда или племени. Переход затягивался, Хаборт все более чутко всматривался в следы. Ему явно хотелось помочь своим собратьям. Наконец когда все вымотались, он радостно прокричал.

— Вот наконец-то, уже близко. Там наши! Сулейман ждет нас!

Зером внимательно прислушался. Его обостренный слух уловил шорох. С быстротой обезьяны, он промчался в направлении шума. Как выяснилось, не зря. Довольно рослый дикарь сорвался с места, он сидел за высоким папоротником и рванул по бурелому. Зером, однако, бежал быстрее. Когда абориген попытался ударить его копьем, он перехватил его рукой, вырвал и ловко сунул между ног. Рывок, и туземец полетел вверх тормашками. Зером перехватил руку и вывернул ее. Дикарь простонал:

— Не надо меня калечить.

Зером сделал страшное лицо:

— Как не надо? Шпион.

Видимо для аборигена это слово было слишком сложным, но суть он уловил.

— Я не шпион. Я всего лишь наблюдаю за дорогой, чтобы предупредить господина о появлении врагов.

— А господин кто? Случайно не Сулейман?

— Я не могу сказать.

Зером вывернул руку сильнее. У туземца на лоб вылезли глаза:

— Хорошо скажу. Да Сулейман.

— Мы беглые рабы. Так ты проводишь нас к нему?

Дикарь, заикаясь, произнес:

— Да я, с удовольствием. Следуйте за мной.

— А пока я тебя привяжу веревкой.

Слев, не спеша подошел к нему:

— Я бы на твоем месте не стал ему доверять. Он может завести нас в засаду.

— Тогда он первым и умрет.

Зером прочертил мечом над головой круг. Пленник впрочем, сразу пробормотал:

— Я тоже бывший раб и никогда не выдам своих товарищей.

— Может, поверим? Однако, что скажет Хаборт?

Старик, прихрамывая, приблизился к ним. Он скептически посмотрел на дикаря и произнес:

— Я вижу у тебя на груди клеймо. Похоже, ты из наших. Что ж, скажи Сулейману, что к нему прибыло пополнение.

Бывший раб прогнусавил:

— Разуметься скажу!

— Тогда веселее. Шагом марш!-

Скомандовал Зером. Отряд подтянулся, Артур внимательно смотрел, чтобы невольники не отставалиг. Он бегал вокруг них и покрикивал:

— Быстрее! Не отставать!

Затем время от времени, наносил хлесткие удары по не расторопным рабам. Это возымело действие, колонна подтянулась. Дети и подростки довольно весело встретили новое увлечение Артура. Один, правда самый рослый парень не подчинился и получил жесткий хук в челюсть. Остальные рассмеялись, когда он улетел в кусты. Артур почесал пальцы и подул на костяшки. Похоже, что он перестарался и мальчугана придется нести на носилках, челюсть полетела. Слев похлопал его по плечу:

— Ты крепок додакор.

— А это еще что?

— Нечто вроде киллера-спецназовца. Чаще всего их используют в качестве смертников-самоубийц.

— Быть смертником, это не по мне. Лучше победить и остаться в живых. Иначе как воспользоваться плодами победы.

— Да никак. Пускай они достанутся потомкам!

Зером подтвердил:

— Когда мы воевали с немцами, каждый из нас был готов отдать жизнь ради победы.

А вы сами то, готовы? Конечно, второй раз умирать не страшно, но кто даст гарантию, что ты не превратишься в паука или кролика.

— А может быть разумное растение. Смотри, какие красивые розы. — Слев указал на высокие в три метра цветы. Их головки напряженно шевелились.

Лицо Хаборта перекосилась:

— Это хищники!

Стоящий поблизости цветок подпрыгнул и, увернувшись от меча, полоснул раба острым, как лезвие бритвы ребром листика по горлу. Тот, захлебнувшись кровью, упал. Зером ловко подпрыгнул и, дотянувшись клинком, перерубил стебель. Растение разом съежилось и увяло. Однако диких роз еще была целая дюжина. Они зашипели, ощетинились шипами, а из лепестков капала жидкость, смахивающая на кровь. Артур и Слев пришли на помощь товарищу, помимо прочего к ним присоединился бывший гладиатор. Отважная четверка врубилась в ряды плотоядных растений. Кромсая и терзая живую массу, они прорубили коридор. Розы не были особенно быстрыми, но все же пребольно стегали листьями с шипами. В результате все четверо оказались более-менее серьезно поранены, зато от представителей враждебной флоры ничего не осталось. Завершив "зачистку", юные воины вернулись к своим. Зером сплюнул:

— Вот так странный мир, даже цветы опасны.

— Мы в нем живем. — Хмуро ответил гладиатор.

После чего они снова запылили по каменистой тропе. Внезапно она оборвалась, впереди были только колючие кусты.

Зером слегка растерялся и подтолкнул пленника:

— Куда идти? — Грозно сведя брови, спросил он.

— Дальше прямо, я пойду впереди.

— Ты выбирай тропинку по лучше, я не хочу, что бы невольники погибли.

— Меня не даром прозвали Крадущийся лис. Я вас выведу в целости и сохранности.

Идти через кусты было делом не легким, особенно тяжело пришлось взрослым, дети оказались более верткими. Тем не менее, и они были сильно изранены. Кое-как проплутав, на глаз миль десять, отряд, наконец, приблизился к колоссальному дереву. Высота его была почти пять километров, и на верху оно образовывало ровную площадку.

— Вон там на верху и живет Сулейман с товарищами. — Пролепетал Крадущийся лис.

Листва на дереве была рыжей, кора гладкой, она тускло поблескивала на солнце, по такому так просто не поднимешся.

— Ну, ты нам укажешь, как взбираться или мы сами отыщем путь. — Злобно прищурился Зером.

— Укажу! Укажу! — Лис повел их вдоль толстого, диаметром в километр, ствола, и указал на едва заметную ложбинку между корнями, которая затем тонкой змейкой подымалась на верх.

— Вот он путь. — Дикарь вздохнл. — Только знайте, Сулейман может быть капризным.

Группа рабов стала осторожно подниматься по ложбинке. Двигаться пришлось гуськом, опасаясь срыва. Зером полз впереди, поддерживая за веревку Крадущегося Лиса. Он по прежнему не доверял пойманному дикарю. Постепенно они забирались все выше и выше. Невольники растянулись, тем не менее, практически все они были сильные и крепкие ребята, иначе в рабстве не выжить. Прошло несколько часов, стало слегка прохладнее, ласковый ветер приятно обдувал обнаженную кожу. Наконец вверху заалела круча, значит скоро конец долгого пути. У входа бдительно несли дозор четверо, размалеванных как павлины, стражников. Они внимательно осмотрели веретеницу невольников. Им уже было не впервые принимать беглецов, но ни разу им не встречалась столь внушительная группа. К тому же удивительно было, что предводители у них тройка совсем еще молодых парней. Правда кое-кто из повстанцев, по слухам и сам Сулейман, проживали уже вторую жизнь, но все-таки это смотрелось подозрительно.

— А ну стойте! Кто такие?

— Беглые рабы!-

Ответил Артур.

— А почему вас так много!

— Мы отбили большой караван с невольниками.

Караульный поднял оптическую трубку, увеличивающую изображение. Другой страж просвистел в свисток. По краям сразу выросла стена воинов. Они ощетинились копьями и прикрылись щитами. За их спинами, словно горох, рассыпались лучники. В случае битвы, у зависших на узкой тропе рабов не было никаких шансов.

— Слушай мою команду. Выходить по одному, сложить оружие и стать на колени.

Артур сразу полез в амбицию:

— Мы не встанем!

Лучники сразу напряглись. Зером решил спасти ситуацию:

— Все встанут, кроме нас троих. Мы все-таки командиры и должны вести переговоры на равных.

Устрашающе раскрашенный головорез, поднял кривой трезубец. Видимо он был главарем:

— Ты несешь бред вялого дракона. Кто ты такой, чтобы разговаривать на равных?

— Граф Вимурака! — Набычился Артур и сделал шаг вперед.

Когда здоровенный дикарь бросился на него, то он сделал ловкую подсечку, выбил оружие из рук. Затем вертушка и удар стопой по затылку.

Воины охнули, несколько стрел полетело в сторону Артура, но он успел уйти, лишь одна слегка зацепила кожу.

— Черт! — Ругнулся парень.

Стоящий в стороне, широкоплечий человек в зеленом плаще вмешался:

— Это храбрый воин, если сумел вырубить самого Хертейна. Я разрешаю им приветствовать нас стоя. И даже оставлю оружие. А остальные в сторону. Раз вы бывшие рабы, то знайте свое место.

Невольники не возражали, привыкшие к покорности они бросили оружие и стали на колени. Охрана подобрало вооружение.

— Но это же клинки регулярных войск! — Послышались удивленные крики. Затем Артур, Зером, Слев были отведены в дальний угол.

— С вами хочет поговорить сам Сулейман. — Шепнули их на ухо. — Проследуйте за нами в крепость.

На вершине дерева и впрямь располагался поселок впечатляющих размеров. Многие хижины были разрисованы, но смотрелись весьма аккуратно. Центральная дорога была очищена от растительности и выложена белым булыжником, развевались флаги. Улицы ровные, видны аллеи, и видимо царь-дерево было изрядно запылено.

Слев толкнул Зерома под бок:

— Как ты думаешь, это бури занесли сюда землю или может быть торнадо?

— Я полагаю, что этому удивительному представителю флоры не одна сотня, а может и тысяча лет. И за это время он мог заросли грязью под завязку.

— Зато люди расчистили.

Главный дом располагался в центре села. Он был построен из черного кирпича, и напоминал миниатюрную цитадель. У входа стоял бдительный караул, а рядом паслись крупные муравьи. На спине у каждого сидел воин с луком. Зером обратил внимание, что Сулеймана прилично охраняли в его собственном селе. А это значит, что он не очень доверял своим подданным. Втроем они вошли в помещение. Вопреки ожиданиям, обстановка в доме была скромной, на стенах висели лишь воинские трофеи и оружие. Коридор, по которому их вели, уходил под землю, вернее вгрызался в дерево. Там в выдолбленной глубине и располагался зал для допросов. В нем находились кандалы, шипы, шарики, утыканные острыми иглами и другие орудия истязаний. Два палача, один толстый обрюзглый тип, другой худой, уставились на вошедших. Истязатель растянул губы в улыбке: — Теперь мы можем поговорить. Вы лично, что предпочитаете, раскаленные гвозди или ядовитые иглы?

Артур смело поставил свою босую ногу на пылающие угли и даже не поморщился.

— Я лично люблю щипцы по горячее.

Зером, хотя имел душу взрослого человека, даже деда, был видно во власти ребяческих гормонов. Он также поставил стопу на уголь. Его сразу обожгло и пронзило болью, и он до крови прокусил губу, чтобы сдержать крик. Он тяжело задышал, закапал пот. Но воля оказалась сильнее, продержал ногу некоторое время на углях он не спеша, убрал ее. Стопа пылала, на огрубевшей подошве вздулись волдыри. Зером из-за всех сил старался не хромать, а вот Артур словно и не напрягался, можно подумать, что ходить по углям это для него привычная забава.

Слев, видимо, чтобы не выделяться, также стал на раскаленные угли, причем сразу двумя босыми ногами. Парень постоял затем, едва заметно поморщившись, соскочил и без видимых усилий зашагал по выложенному булыжником полу.

Толстый палач хлопнул в ладони:

— А вы, предводители рабов молодцы. Неплохо было бы вас пропустить через полный набор пыток, что бы узнать предел вашей прочности. Сумеете ли вы сохранить тайну и никого не выдать?

— Хорошая идея. —

Человек в зеленом плаще кивнул головой.

— Но если их допросить или испытать, таким образом, то это займет много времени. Да и парни надолго выйдут из строя.

— Почему. На нас все быстро заживает. — Начал Артур. — И если надо, мы готовы пройти все испытания.

— Я не ожидал от тебя мазохистских наклонностей. — Пробурчал Зером. — Но если надо, мы выдержим.

В голове всплыло воспоминание о допросе у немцев. Его раздели, потом долго избивали резиновыми шлангами. После чего его голого выгнали на лютый мороз, и он босиком целых три часа брел по сугробам. Руки сзади были скучены проволокой, которая впилась в кожу, а эсесовец то и дело легонько покалывал в избитую спину штыком. Капала кровь и красные бисеринки усеяли жемчужную поверхность. При двадцати градусном морозе снег жег ступни сильнее и злее огня. Он посинел от холода, ноги опухли. Потом его снова били, особенно больно было получать по отмороженным пяткам. Его ждала смерть, но в холодной камере он еще совсем юнец умудрился выломать проржавевший прут от решетки. Он с детства отличался не дюжей силой. Потом удар фашистскому часовому по затылку и в руках немецкий автомат. Прихватив его и нацепив великоватую эсесовскую форму, Громов начал мстить. Он взорвал комендатуру и три мотоцикла. Поджег склад с дефицитным авиационным бензином, потом добрался до леса. Особую радость ему доставило то, что удалось уничтожить главного палача оберштурмбанфюрера СС Фитереса. Этот садист лично прикладывал ему зажженную сигарету, то к груди, то к пяткам, то к лицу. Отвратительный тип, одно вызывало досаду, не успел немец, как следует помучиться. Воспоминания пронеслись быстро, в течение нескольких секунд. Потом исчезли.

Человек в зеленом плаще и в маске проговорил:

— Теперь я вижу вашу храбрость. Но и наглости у вас тоже хватает. Предлагаю побиться о заклад, что вы не сможете и часа продержаться против моих палачей.

— А кто ты такой, что бы предлагать нам такое пари?

— Я Сулейман де Багатур, граф Зеленой долины. Я хозяин всех беглых рабов.

У Зерома в голове мелькнула было мысль, что это глупо вот так с бухты-барахты обречь себя на лишние мучения, но гордость не позволяла отступать. Артур положил конец колебаниям:

— Мы принимаем вызов. Однако если мы выиграем, ты, во-первых, назначишь нас командирами всех тех рабов, что мы привели к тебе. Во-вторых, поскольку мы имеем не малый опыт обучения солдат, то ты определишь нас главными наставниками над войсками. И, в-третьих, сделаешь нас своими советниками, что бы мы совместно разрабатывали планы дальнейших спецопераций, или ударов.

Сулейман провел пальцем овал, что означало знак согласия.

— Замечательно! Я принимаю такие условия! Только учтите в течение часа ни стона, ни крика, ну уж тем более слез.

Главарь повстанцев указал на висящие в позолоченной подставке песочные часы. Рука в перчатке потянулась к ним и перевернула.

— Когда упадет последняя песчинка, ваши муки кончатся.

После чего началось, два палача и шестеро их помощников в масках набросились на ребят. Они словно сорвались с цепи. Вздернув парней на дыбу, они стали ломать и выкручивать суставы, дергать. Затем в ход пошли пылающие гвозди и щипцы. Послышался хруст сломанных костей. Помещение наполнилось запахом паленого мяса, казалось, что жарят шашлыки. Истязатели старались во всю, хлестали бичами из скрученной колючей проволоки, капали на раны кислоту, сыпали соль, и палили, палили! Одновременно не забывая варварски растягивать связки, рвать сухожилия. Боль была чудовищной, Зером от шока почти потерял сознание, он впал в почти коматозное состояние и практически не реагировал на боль. Слев и Артур умели локализовать потоки боли, отключая от восприятия любые части тела. Все трое, за время пыток не издали даже стона. Истязатели усилили натиск, но ничего не добились. Наконец время истекло, и Сулейман скомандовал:

— Довольно! Они выдержали испытание.

Последовал издевательский смех:

— А теперь вы калеки ни на что не годные. Ну, какие из вас теперь командиры? Вы мужественные ребята, но вас остается только выкинуть на помойку, такие солдаты мне не нужны.

Зером потерял сознание, поэтому ответил Слев:

— Рано радуешься. Спустя сутки мы снова будем готовы сражать. А пока дай нам что ни будь поесть.

Из разбитого рта слова вылетали с шипением, но смысл разобрать было не сложно.

Сулейман поднял руку:

— Я вам могу дать лишь гнилых фруктов, большего вы не заслужили. А теперь вынесите их на воздух.

Палачи и их помощники, подхватив ребят за руки и ноги, поволокли наружу. Здесь их выбросили на свалку. Некоторое время они лежали неподвижно, затем начали шевелиться. Хотя руки и ноги были сломаны, парни отчаянно дергались. Вокруг них собрались любопытные, послышались сочувственные и осуждающие возгласы.

Придя в себя, Зером прошептал:

— Я хочу есть. — Другие тут же подхватили.

— Хотим есть. Дайте нам хотя бы кусочек.

Им сунули разрезанные на части фрукты и сваренные овощи. Несмотря на то, что большая часть зубов была выбита, они ели жадно, проглатывая большие куски. Питание отяжелило животы и их потянуло на сон. И хотя практически вся кожа с головы до пят была сожжена, а язвы разведены солью, ребята уснули. Вокруг них продолжали шушукаться воины и жители села.

— Кто эти парни? Предводители восставших рабов. Как их зверски пытали. Сулейман настоящий зверь. —

Еле слышно шептались в толпе. Люди и впрямь боялись своего вождя. Вдали маячило сразу семь виселиц, где висели, слегка раскачиваясь, два уже разложившихся трупа. Над ними кружились мохнатые стервятники. Юноши крепко спали, крутясь и ворочаясь во сне. Раны уже начали подсыхать, к Зерому подползла мохнатая гусеница. Она мягко прошлась по голой уже зажившей пятке — щекотно. Он открыл глаза, смотреть было не много больно, все виделось сквозь багрово-кровавый оттенок, придававший зловещий вид пейзажу. Зерому стало противно, он с отвращением подумал о той личности, что стала их начальником. Служить, вернее, прислуживать тирану, это мерзко. Другое дело, когда речь идет о борьбе за свободу, только вот не сменит ли в их случае одна тирания другую. Мысли, однако, путались, и он в изнеможении закрыл глаза, провалившись в тяжелый сон.

Снова ему снилась война, а потом последние минуты жизни, где его безжалостно изрешетили автоматными очередями. Затем был кошмар, он превратился в маленькую девочку заложницу. Арабские террористы отрезали ей пальчики на руках и ногах, потом ушки, после тупым ножом искромсали горло. Ужасная смерть. Стало тихо — душа отлетела в рай. Он собирал цветы, спетая в венок, пышные бутоны. Хорошо быть невинным ребенком, кругом кружились ангелочки и такие же, как он дети. Все были веселые, вдали маячил дворец, где жили архангелы. Великолепие рая невозможно передать словами, а главное все так легко и прекрасно — дух ликует, мысли поют! А какие дивные бабочки не то, что местные кровососы. Но все хорошее кончается, и он проснулся. Ребята тоже открыли глаза, все-таки хорошо, когда ты рождаешься не в утробе, а в инкубаторе. В этом случае они бы остались калеками до конца недолгой жизни, а может быть, и умерли под пытками. А вместо этого, парни дружно вскочили, на телах остались лишь шрамы, да и те постепенно бледнели исчезая. Ребята похудели, а их кожа стала слегка светлее, а вместо сожженных волос, короткий и жесткий ежик. Артур был настроен наиболее оптимистично:

— Вот видите, классное у нас получилось приключение. Показали себя настоящими мужчинами.

— И получили неслыханное наслаждение. — Буркнул Зером и пощупал языком зубы. Они были мелкими, похоже, еще не до конца отросшими, ужасно чесались и ныли.

— Я словно младенец, у которого режутся зубы. Надо поесть, станет легче.

Жители села вновь стали собираться, особенно много было детей. Они показывали пальцами и шептались о чуде. Некоторые суеверно "крестились", то есть делали сложенную ладонью пантомиму.

— Это видимо боги! — волной пробежало по толпе.

— Вот сейчас самое время брать власть в свои руки. — Прошептал Зером.

Однако хитрый вожак не дремал. Появились стройные шеренги воинов, острые копья разогнали толпу. На муравье выехал сам его "величество" Сулейман. По-прежнему не смотря на жару закутанный в плащ, маска стала красной, напоминая палача, он был грозен и величествен:

— Приветствую вас странники. Вы показали свое мужество, смелость и героизм. Теперь мы хотим выполнить данное вам обещание. Отныне вы становитесь моими ближайшими советниками и наставниками повстанцев. Также под ваше непосредственное командование отдается недавно приведенный отряд. А теперь я лично жалую вам звания генералов. Приветствуйте новых сановников.

Большая куча, словно стадо слонов ревела, размахивая руками.

— Слава новым вождям!

Громко, стараясь перекричать толпу, Артур проорал:

— Отныне спокойное времяпровождение окончилось. Впереди вас ждут суровые трудовые будни. Наш лозунг жесткость и дисциплина, укрепляющие нацию.

Крики стали еще громче. Слово взял Зером:

— Настанет время, когда свободными станут все угнетенные этой планеты!

Когда крики и шумы смолкли, заговорил Сулейман:

— Храбрые воины. Отныне вы под моим крылом. Мы вместе выиграем войну или погибнем.

Вновь стуки и гул одобрения.

— А теперь за работу.

Сулейман все же был не плохим организатором. В селении было больше тысячи взрослых воинов и, примерно столько же детей. Всех их упорно тренировали. Разбив всех на три группы, Зером, Артур и Слев обучали приемам рукопашного боя, умению владеть своим телом и оружием. У Сулеймана было несколько ручных комаров, и ребята впервые получили возможность полетать. Особенно был поражен Зером, до этого он ни разу не летал на истребителях или гравиопланерах и это было ему в диковинку.

Инструктор из числа бывших гладиаторов подвел их к "аппарату". Насекомое лениво перебирало конечностями. Они вяло мельтешились. Одно из солнц, разделилось на четыре части и жарило особенно зло. Другое светило было спокойным, но изменило свой цвет на оранжевый. Что впрочем, характерно для шестимерного мира. Прозрачные крылья, размахом в добрые пять метров переливались цветовой гаммой. Это была чудесная игра изумрудно-зеленого, красно-рубинового, желто-агатового цвета.

— А я не думал, что комары бывают такие красивые, — с удивлением произнес Зером.

Рассекая воздух, они взлетели. Внизу под ними раскинулось село. Дома были выкрашенны в бурый, рыжий и красный цвет и не были особенно заметны на фоне колоссального дерева. По белым дорожкам шли люди и бегали дети. Про себя Зером отметил, что молочный цвет демаскирует деревню, надо будет это исправить. Они постепенно набирали высоту, воздух был плотен и насыщен кислородом. Подул упругий ветер, он мчался на встречу, гладил куцые головы, свистел в ушах. Он все усиливался, казалось, что он оторвет их от комара, сбросит вниз. Ребята пригнулись к самой спине, но и это не помогало.

— Ложись Слев! — скомандовал Зером, вытягиваясь во весь рост. — Артур и Слев последовали его примеру.

— Ну что? Лучше стало? — крикнул Зером.

— Немножко.

И в самом деле, напор ветра был уже не так силен. Теперь можно было открыть глаза и даже оглядеться по сторонам.

Не поднимая головы, Артур крикнул:

— Когда я в первый раз летал на истребителе, было страшнее.

Зерому стало стыдно, и он ответил:

— Если нас расшибет, то путь в этой вселенной будет слишком краток.

Комар мчался плавно, то, взлетая на воздушные горы, то стремительно скатываясь в низ.

— Не плохие летные характеристики для насекомого. — Зером потер рукой хитиновую кожу.

— Ты еще не летал на гравиопланерах. — Засмеялся Слев.

— В киберреальности я и не на таких летал. — Отмахнулся Зером.

— Сравнил, бластер с луком. — Ухмыльнулся Артур.

— Зерому не хотелось вступать в перебранку, и он внимательно следил за работой слюдяный комариных крыльев, это было очень красиво.

Два передних крыла стояли в воздухе почти неподвижно. Их движения были еле заметны. Изредка они выгибались то вверх то вниз, и тогда комар или опускался ниже или взлетал еще выше. Эти крылья видимо управляли насекомым в полете. Зато два задних крыла мелькали, как пропеллеры. Они гудели и выли, быстро разгребая воздух и отталкивая его, гнали живую машину смерти вперед. Но вот задние крылья стали приподыматься вверх и вдруг стали ребром, как паруса. В спину подул ровный бриз, разгоняющий зеленые облака. Комар бесшумно, как воздушная яхта, поплыл в воздухе. Зерому вспомнилась песня, он уже хотел ее запеть, но услышал голос Артура.

— Внимание! Я вижу впереди скопление насекомых, целая стая!

Угрожающий рой приближался, ребятам на мгновение стало страшно, но они усилием воли подавили дрожь в коленях. Мимо, точно встречные поезда, проносились, обдавая парней ветром, огромные крылатые звери. Они пролетали так быстро, что даже нельзя было понять, кто они такие.

Птицы? Пчелы? Стрекозы? Или комары?

— Держать курс Норд-Ост. — Скомандовал Артур. Зером покрутил пальцем у виска. Комары впрочем, не растерялись, и летели, как ни в чем не бывало.

Слев чуть было не столкнулся в воздухе с каким-то гигантским, величиною с танк жуком. Весь разукрашенный золотыми и фиолетовыми полосами, он так ослепительно сверкал на "солнцах", что на него не возможно было смотреть. Чудовище летело прямо на комара, столкновение казалось неизбежным, но вдруг он с такой же быстротой, даже не поворачиваясь, помчался назад.

— Задний ход! — удивлено прокричал Зером. — Это невероятно.

Артур попытался совершить пируэт в воздухе, но "самолет" не слушался.

— Это видимо антигравитация — безинертное тело.

Слев рассмеялся:

— Да какая тут антигравитация! Просто такая конструкция. Могучий парень и ладно сложен.

Внезапно под крыльями что-то зашуршало, завыло. Откуда-то, снизу вынырнуло волосатое круглое животное. Поджав под себя мохнатые ноги, оно с гудением мчалось навстречу, бросаясь из стороны в сторону. Зеленоватые крылья насекомого сияли в лучах четырех солнц, то, вспыхивая яркими зелеными и синими огнями, то угасая.

— А это что за фрукт? — Удивился Артур. Зером рассмеялся:

— Муха! Только очень большая. Как под микроскопом!

Расстояние между мухой и комаром становилось все меньше и меньше. Зером продолжал смеяться. Проказница была такая большая как на плакатах: "Берегитесь мух — они распространяют заразу".

Насекомое нырнуло сторону, и понеслась куда-то вниз.

— Смоталось пернатое членистоногое. — Артур покачал головой. Снова мелькнула тень и показалась стрекоза. Она была огромной, почти как авиалайнер. Живой истребитель повернул, точно на стрежне, свою огромную голову вправо, влево, вверх, вниз, сверкнул голубовато-зелеными хрусталиками глаз и кинулся вслед за комаром, на котором сидел Зером. Летающий скакун не нашел ничего лучшего как спасаться бегством. Парню стало немного не по себе. У этого монстра и в самом деле были удивительные глаза — огромные, выпуклые, вроде стеклянных фонарей. Покрытые тысячами ровных граней, они светились изнутри голубовато-зелеными огнями. И эти странные глаза смотрели сразу и на Зерома, и на Артура со Слевом, и на другие летающие объекты. Казалось в каждом глазу, светились тысячи отдельных зеленоватых звездочек, и все они смотрели внимательно и зорко. Жуткое зрелище, в дополнение было видно еще три маленьких коричневых глаза, они словно впивались во внутренности. Но и это было не самым главным. На спине у чудовища замерла дюжина воинов с луками. Вот они и управляли машиной смерти, стараясь уничтожить Зерома.

— Держись брат! — Только и успел крикнуть Артур.

Начались крутые повороты, стремительные спуски, подъемы.

Преследуя комара, стрекоза то падала вниз камнем, то описывала петли, то скользила боком. Расстояние все сокращалось, лучники открыли огонь. Зером задергался, старясь избежать стрел. Вскоре преследователи прекратили стрельбу, рассчитывая взять его живьем. Наконец членистоногий кошмар налетел на комара и протянул к нему огромные покрытые шипами клещи.

Зером едва не слетел со спины, когда его "скакун" перевернулся, брюхом к верху. Его лапы угрожающе вытянулись, стараясь оттолкнуть прочь неумолимые клещи. Но это мало помогало. Конечности насекомого сомкнулись вместе, превратившись в корзинку. Комар был пойман словно сачком.

— Пи-пи-пи! — Жалобно запищал покоритель воздушных просторов.

Воины ринулись на абордаж — двенадцать взрослых хорошо вооруженных мужчин против полуголого парня с мечом. Ко всему прочему одна из стрел пробила ногу, и Зером с трудом вытянул кривое железное жало.

ГЛАВА 14

Я хочу подарить вам всю полноту своей любви и бурных чувств. "Маркиз де Сад"

Храм сотрясало от разрывов. Посыпался мрамор, гранит и известь. На Адольфа рухнул кусок статуи, оглушив и слегка помяв шлем. Вирус завалился, брызнула пахучая жидкость. Герман Геринг также оказался придавлен, если бы не боекостюм, то его бы раздавило в лепешку. Лишь один Генри отделался легким испугом. Святое место загорелось, пламя было серебристым и очень жгучим. Бывший спецназовец подхватил Адольфа и поволок, словно куль. С верху продолжало сыпаться, наполовину раздавленный робот истерично палил из лучемета. Уцелевшие вирусы бежали как стадо перепуганных баранов. Адольф был в бредовом состоянии, тем нее сумел прошептать:

— Генри брось меня и беги, спасай командира.

— Геринга!? А где он?

Адольф не ответил, десяток глаз налились кровью, затем поплыли в тумане. Продолжало грохотать, горел и плавился камень, купол был пробит, в нем сияло покрытое клубами дыма небо. Легкий бензин заменяющий атмосферу шипел и разлагался. Разрушения были значительные, словно пронеслось ядерное торнадо, похоже, что погибла не одна тысяча одноклеточных бойцов.

— Это теракт! Космический Бен Ладен. — Пропищал Генри.

Вокруг было шумно, словно стервятники слетались полицейские и пожарные машины. Они нарезали круги, вертелись волчком, светились тревожные огни. Пожарные из широких коротких шлангов выбрасывали клейкую жидкость, она падала на рыжие и зеленые языки, придавливая их липкой массой. Помимо прочего, огонь подавляли ударами электроразряда, светлая корона вспыхивала, и пламя опадало. Похожие на осьминогов роботы разгребали завалы, извлекая трупы и чуть живых букертайцев. Мертвые вирусы выглядели омерзительно, расплющенные, синюшные, покрытые грязными пятнами.

В небе тускло блеснул серый корпус звездолета, территорию спешно оцепили. Кобры, у каждой по тринадцать лап, раздували свои капюшоны. Солдаты внутренних войск были одеты в зеркальную форму и ярко блестели в лучах трех солнц. Одна из змеюк повернула голову и приняла угрожающую стойку. Перехватив удивленный и отчасти испуганный взгляд Генри, полицейский одернул зверюгу, затем охотно объяснил:

— Не бойся, раздувая капюшон, ящер-кобра расширяет нюхательные рецепторы. При нападении она наоборот сдувается.

Урагганы гораздо опаснее.

Генри одобрительно кивнул и поманил зверя пальцем. Ящер-кобра извивалась, шипела, затем свернулась в клубок.

Бывший спецназовец не стал задерживаться. Кругом по-прежнему царил хаос. Вот из-под развалин извлекли полузадушенного Геринга. Его изрядно сплющило, но главарь пиратов был еще жив. Его ударили электрошокером, и он надулся. У вирусов нет сердца в человеческом понимании, зато есть сложные цепочки молекул, что выполняют его функции. Генри подмигнул:

— Ничего братишка. Тебя поставят на ноги.

Геринг был без сознания и лишь невнятно бормотал. А вот Адольф постепенно приходил в себя. В боекостюме был запас регенерирующего раствора и живительной микстуры. Он взбодрился, глаза открылись.

— Мы, что еще в трансе?

— В каком трансе?

— То есть я хотел сказать в транс-зале. Где справляют религиозные культы.

— Нет! Транс-зал разрушен.

— Господь их накажет.

Адольф встал и задвигал конечностями. Ящер-кобра проползла мимо, ее кожа светилась. Вирус крякнул и отошел подальше. В воздухе опять рвануло, послышалась стрельба.

— Ого, кого-то повяжут. — Адольф ткнул лапой.

Горящий танк выплыл из-за внезапно налетевших туч. Они, как-то по ненормальному, калейдоскопическим веером сновали по небу. Генри, впрочем, не растерялся:

— Террор, это значит террор!

Адольф огрызнулся:

— Что ты болтаешь?

Пираты рванули по улице, не смотря на все повреждения, гравиопояса у них еще работали. Тем не менее, лететь было тяжело, их то и дело трясло, заносило влево. С большим трудом они добрались до своего звездолета. Вскоре туда же привезли и Германа Геринга. Тот уже успел оправиться от потрясения, и ему очень хотелось есть. Так как местная кухня его не устраивала, он предпочел отправиться в дорогой фешенебельный ресторан "Миньон". Это заведение было чрезвычайно дорогим. Генри и Адольф не очень хотели идти туда — ради кормежки расшевелить свой и без того тощий кошелек, но Геринг оказался упрямым. Мало того, он решил взять и прокатиться на роскошном гравиопланере. Весь, словно выложенный из драгоценностей он сиял неповторимым светом. Генри даже неуклюже перекрестился:

— О господи, похоже, что тебя крепко двинуло.

Геринг угрожающе поднял лучемет:

— Я командир корабля, а ты мой подчиненный, за нарушение субординации, будешь драить сортир. Три наряда вне очереди.

Дисциплина есть дисциплина, и Генри заткнулся.

Город был велик, и вирусы могли наслаждаться зрелищем внушительного мегаполиса. Летели, не спеша и довольно долго, стал пробуждаться аппетит. Ресторан по форме напоминал прозрачную рыбешку, восемнадцать желто-золотистых плавников вяло шевелились нагоняя волну. Столики были разные по форме и размерам: большие, размерами с теннисный корт и, совсем крохотные. Публика была самой разнообразной — были существа похожие на улитку с тремя усиками, они ели что-то клейкое, а также забавные грызуны. За отдельной перегородкой питались радиоактивные существа. Они напоминали смесь поставленных друг на друга пентагонов, каждый разного цвета, от сиреневого до бирюзового. А уж светилось от них, что так и хотело пропеть: — Какие люди в Голливуде, сплошные звезды, а не люди! Конечно, эти типы были самыми необычными. Генри и Адольф еще не утратили свежего любопытства и с удовольствием рассматривали их. Геринг, обратив на это внимание, прервал их самым бесцеремонным образом:

— Вы что сдурели, да у вас глаза ослепнуть. Это кварри, на них нельзя долго смотреть. Давайте лучше закажем чего ни будь по дороже.

— А расплатится кто, Пушкин? — Пробурчал Адольф.

— Ну ладно, с чего это вас так беспокоит содержимое моего кошелька? У меня еще есть заначка, а я словно заново родился. Кроме того, нутром чую, будут у нас еще большие деньги!

— Ну, раз за ваш счет, то можно.-

Просипел Генри.

Роботы-официанты напоминали по форме спелые груши с множеством рук. Они ловко перебирали подносы и нанесли целую груду иногалактической экзотики.

Одно из блюд особенно понравилась Адольфу, крупная улитка с алмазным домиком, очень уж она напоминала разумных существ сидящих в зале. А съесть наделенного разумом, особенно приятно. Герман заказал практически одно мясо, гарнира было чуть-чуть. Кое-что прожевать было очень сложно — вязло на зубах. Видя, как мучается Адольф, Геринг объяснил:

— Это сверхпроводниковое мясо, что бы оно стало нежным нужно послать в него небольшой электрический заряд.

Командир пиратов достал электрический хлыст, ударило током. У Адольфа свело бородавчатый рот. Вирус рыгнул на пол.

Тут же подкатили услужливые киборги, вытерли, хрустальная поверхность стала блестеть еще ярче.

— Хочешь ты, или не хочешь, а доешь. Зря я, что ли выкинул такие бабки.

Доедать было легче. Животы у одноклеточных разбухли и не много болели, помимо белка они проглотили не мало тяжелых и даже ультратяжелых металлов. А когда им принесли счет, даже Геринг побагровел:

— Это не ресторан, а притон грабителей. Такую сумму за легкий завтрак.

— Тебя предупреждали Герман. А теперь надо заплатить. — Промурлыкал Адольф.

— Да ну их к дьяволу! Ничего не получат! — Геринг выхватил лучемет. В туже секунду их окружили боевые роботы.

— Или вы заплатите, или в тюрьму! — проорал толстый вирус. — Сейчас мы сдадим вас полиции.

Геринг попытался что-то сказать, как его конечности парализовало, лучемет со звоном рухнул на пол.

Адольф почувствовал себя неуютно, их привлекут к ответственности. И с рядовых пиратов-каперов спросят очень жестко. Лишь один Генри был спокоен, будто его это и не касается.

— Взять их! — Прозвучала команда. В эту секунду золотистый голосок прервал бросок вышибал.

— Не стоит поступать с ними так строго. Я заплачу.

Такой дивный голос, обычно может принадлежать красивейшей девушке. Перед глазами Адольфа возникла фея с золотыми волосами, она была прекрасна.

— Да, это не хилый "прикид". — Прошептал Генри.

На самом деле вместо феи перед ними возник представитель цивилизации кварри. Он или она, состоял из шести пентагонов — то есть пятиугольников. Существо на редкость красивое с ангельским голосом. Его речь текла как медовая река:

— Эти славные воины бесконечного космоса соскучились по хорошей еде. Каково им глотать все время синтетические пилюли. Как я их понимаю.

— Чеком или наличными? — Перебил вирус-хозяин.

— Наличными. Наша империя, дружественна вашей и, согласно договору, нашу валюту принимают как ваши собственные деньги.

— Мы это знаем, отсчитайте.

Существо, состоящее из транс-плутоновых элементов, небрежно достало несколько, то и дело меняющих свой цвет, бумажек.

Мощный робот проверил их на сканере и удовлетворенно хмыкнул:

— Настоящие. Вы свободны!

Геринг, Генри и Адольф вздохнули с облегчением. А представитель цивилизации кварри подсел к ним.

— Ребята, что приуныли? — Он слегка наклонился, тонкие конечности, их было двенадцать, зашевелились. — Есть возможность серьезно заработать.

— А мы этим постоянно занимаемся. Как вас там зовут мистер?

— Эфора. Но речь в данном случае пойдет не просто о деньгах, и даже не больших деньга, а о космических суммах, за которые можно приобрести целую планету.

— Вот уже теплее. — Геринг оживился, — расскажи подробнее.

Эфора изошелся лучистым светом, вирусы зажмурили глаза.

— Не здесь и не сейчас, давайте найдем более безопасное место.

— Тогда наш звездолет подойдет для этого как нельзя кстати. — Галантно произнес Геринг.

— Идет.

Капитанская каюта была увешана различными изображениями, среди них выделялся портрет Гитлера, а также Геринга: причем "наци" два был весь увешан оружием словно терминатор — глаза красные и горят безумием. Адольф подмигнул портрету, Генри поморщился. Эфора, видимо не понимал большой разницы и отличий нацистских деятелей прошлого крошечной планеты. Он сразу перешел к делу.

— Вам известно, что такое "Мега-квазар"?

Геринг кивнул:

— Да, это самое большое казино в галактике. Формально принадлежит империи Парупа, а реально, государство в государстве.

— Вот именно. В этом месте не работают законы и крутятся триллионы кредиток. — Эфора прижал ко рту руку с десятью гибкими пальцами. — Вот где и можно извлечь прибыль.

— Э нет! — безнадежно махнул рукой Геринг. — Я ни за что не сунусь туда. Этим местом правит межгалактическая мафия. У них так все схвачено, что скорее они тебя разденут до нитки или сделают рабом, прежде чем ты унесешь хоть какую ни будь прибыль.

Эфора мягко провел конечностями по воздуху:

— Это, смотря как играть. Если действовать разумно и естественно, можно получить баснословные суммы, как с самого казино, так и с частных клиентов.

— Это как, естественно? — Почесал подобие головы Геринг. — Там игроки слишком опытные, не смошенничаешь. А так, с азартными играми мне не слишком везет. Спасибо Адольфу, он спас меня от разорения, в последнем злачном месте хоть что-то да заработали.

Состоящий из одних ультра-радиоактивных элементов, тип захихикал:

— Я буду с вами, и вы обязательно выиграете. Есть такие штучки как телепатия, телекинез, гипноз, сканирование информации. То есть паранормальные способности высокого уровня.

Адольф выпучил глаза:

— И ты ими?

— Да! В совершенстве. — Эфора выпятился. — Могу доказать.

Кобура с лучеметом расстегнулась, и оружие поплыло по каюте.

— Вот как. А зачем тогда мы, ты можешь все проделать и один.

— Я слишком ценный агент империи Кварри, чтобы мною разбрасываться. По известным причинам я не должен светиться. А вы индивиды малоизвестные, к вам ни кто не прицепится. Кроме того, букертайцы имеют репутацию безнадежных игроков, ни кто из них никогда не выигрывал в "Мега-квазаре". Поэтому вас не будут бояться, а примут за тупых и недалеких пиратов готовых спустить с себя семь шкур.

— А что, логично. — Геринг сразу оживился, глаза заблестели. — А выигрыш разделим поровну.

— Нет! Условия будут несколько иные. — Рядом с казино пройдет аукцион, на котором будет продаваться минеральный цветок — "Цимада". Вот вы его и купите, передав мне. А всю сумму, что у вас останется после торга, можете забрать себе.

— Окей! — крикнул Генри — мы согласны.

Геринг, однако, опять нахмурился:

— Это же мафия, страшные бандиты, нам не дадут уйти с цветком — хотя на кой черт он им нужен с большими деньгами.

— Не бойтесь. Путь отхода предусмотрен заранее.

— Ну, тогда можно рискнуть. Я лично, за!

Адольф поморщился и поднял лапу вверх:

— Конечно, это очень заманчиво, но все-таки не лежит к этому мое сердце. Много риска.

— А разве беря на абордаж корабли, мы не рискуем своей жизнью? — Генри крутанул руками. — А тут, всего на всего сыграть и заработать столько, что и не снилось никаким разбойникам. Соглашайся Адольф.

— А если это ловушка?

— Да кому мы нужны. Не такие уж мы важные птицы, что бы нас специально заманивать в сети. В конечном итоге все ясно, их империи зачем-то нужен цветок, а нам нужны деньги. Кроме того, скоро станет слишком жарко и как бы нам вообще не сгореть.

— Ну ладно, летим! Но я остаюсь при своем мнении! Авантюра! — Адольф хлопнул кулаком по гиперрезиновому покрытию.

Так как игорный дом располагался в системе, густо насыщенной войсками, лететь туда на каперском корабле не представлялось возможным. Поэтому, в качестве транспорта, вирусы избрали пассажирский звездолет. Склонный к экономии Адольф, настаивал на третьем классе, но Эфора и Геринг сумели убедить его, и пересели в первый класс.

Здесь вирусы во всю могли насладиться комфортом и удобствами недоступными для простых смертных. Правда, у одноклеточных свои понятия о кайфе. Например, чего стоит электрический бассейн. Ведь не в воде купаться существам, живущим в нефтяной среде. Когда по твоему телу проходят разряды определенной полярности, вот это уже сумасшедший балдеж. Номер большой, в тринадцать комнат, изысканные кушанья и крепкие вина. А вот, наконец, и редкостное удовольствие, просмотр гравиовизора. На своем капере вирусы отвыкли от роскоши — казарма есть казарма. И особенно интересно посмотреть межгалактические программы. Гравиовизор был снабжен синхронным переводом, по этому многочисленные передачи и фильмы были понятны. Адольф почти сразу настроился на порноканал, где потрясающие, вычурно раскрашенные телки и мускулистые самцы творили чудеса секса. Особенно интересно было смотреть на разновидовую любовь. Адольф наслаждался диковинным зрелищем, с помощью пульта он воссоздал сразу двадцать шестимерных проекций, по два на каждый глаз и буквально трясся от возбуждения. Уж какие он только удовольствия не испытал на Земле, здесь было что-то запредельное. В конце концом он не выдержал и заказал себе сразу четыре проститутки. Геринг лишь злорадно подбодрил.

— Тебе будет с ними в кайф. Только вот ты забыл кибер-фалосс.

— Вот черт! Что я теперь буду делать?


Генри предпочитал фантастические боевики с масштабными космическими сражениями и легкую эротику. Геринг же внимательно просматривал галактические новости. Стараясь уловить общую тенденцию.

— Все идет к тотальной войне! — с удовлетворением заключил он. — Значит, будем грабить и убивать.

Адольф отрицательно мотнул всем своим телом, шея не особенно шевелилась.

— Я предпочитаю хитрость слепому навалу.

Они еще некоторое время смотрели передачи, после чего сытно поели. Стол, конечно, самый изысканный. Эфора питался отдельно, он поглощал коктейль, состоящий из изотопов животных и растений. Это экзотическое пойло светилось столь ярко, что Геринг невольно подумал, что из транс-плутоновика можно соорудить неплохой маяк. Спали все в разных комнатах, храпа не было, а сны, особенно у Адольфа и Генри, самые сумасшедшие. Снова скачки между звездами, прыжки и скручивание миров. Так они и качались в карусели, хорошо еще что обошлось без пыток. Лететь довольно долго и проснувшись, вирусы, решили прогуляться по звездолету. Красивый отсек со скульптурами, фонтанами, цветочными клумбами. Есть даже стадион, где можно поиграть с такими как они вирусами, в прочем, подобных им, практически не было, только роботы имитаторы, а также с другими иномирянинами. Геринг с энтузиазмом вступил в игру, ландшафт постоянно менялся, то вырастали горы, то плескалось море. Пустыни и льды, безвоздушное пространство и горячая магма — условия постоянно менялись, менялись и партнеры. Игра в войну самое увлекательное, что есть на свете и, хотя веселая тройка уже была пересыщена боями во время подготовки, они с энтузиазмом ввязались в баталию. Когда им это надоело и силы иссякли, пираты отправились в свой номер, поели потом снова кибер-зал. Им это нравилось. После просмотра гравиовизора, вирусы балдели, заказывали бронтозавров с алмазным панцирем, ежей с золотыми иглами, рыбок с платиновой чешуей. Запивали изысканными винами, особенно ценными были приготовленные из крови животных. Особым вкусом отличалась кровь дракона. Очень терпкая она обжигала и холодила одновременно. А в голову ударяла сильнее героина, вызывая грезы, подобные галлюцинации. Даже Эфора не удержался от соблазна, глотнут жидкости — по стоимости превосходящей алмазы. Затем вновь здоровый сон и снова игры, развлечения, электромассаж. Все чин чином. Потом вирусы, которым приелись человекоподобные женщины, пригласили существ, похожих на кошек. Это добавило шика и разнообразия. В конечном итоге не выдержал представитель цивилизации Кварри, тоже заказал себе шлюх, таких же как и он сам жгучих и радиоактивных. Всем было весело, и путь показался коротким. Незадолго до высадки Адольф все же спросил Эфора:

— Кем ты был в прошлой жизни?

Кваррианец слегка смущаясь, ответил:

— Я был разведчиком, космической империи Дао-да!

— Тоже радиоактивная форма жизни?

— Да нет, белковая, в отличие от пятиполых кварри, мы были двуполые.

У Адольфа мелькнула догадка:

— И ты была самкой?

Эфора засиял розовым светом:

— Да! И я не вижу в этом ничего позорного. Лучше быть женщиной, чем дураком.

— Согласен. Но твои способности от этого не пострадают.

— Хочешь, я назову, кем ты был в прошлой жизни.

— Ну?

— Боссом мафии! Торговал наркотой, а также рэкет, вымогательства, похищения людей, заказные убийства.

Адольф покрылся багровыми пятнами:

— А ты слишком много знаешь!

— Таких убивают! — Закончил Эфора!

— Да, в прошлой жизни я бы приказал тебя ликвидировать. А пока живи.

Геринг был более практичным:

— Это значит, что у него выдающиеся способности, так что выигрыш нам обеспечен.

Адольф скривился:

— Это мафия. Ты понимаешь, что мы можем себе нажить врагов, на всю не слишком длинную жизнь. И что они могут найти нас и в другой вселенной!

Эфора успокоил:

— Хотя вы все одноклеточные смотритесь на одно лицо, слегка изменить физиономии вам не помешает. А здесь вы все записаны под чужими именами. Так что все в порядке, вас не найдут, ведь вирусов триллионы.

— Изменить свою внешность — это дело.

— Мы высадимся на планете Эпселон. Там и устроим маскарад.

Мир Эпселон напоминал большую грушу. Гравитация была немногим больше земной. Небоскребы висели на воздушных подушках, между ними сновали многочисленные летательные аппараты. Мегаполис раскинулся на несколько тысяч километров, опоясав планету. Почти половину населения составляли человекоподобные существа. Благодаря развитой в империи Парупа биоинженерии, они были, как правило, красивые и молодые. На представителей других рас смотрели как на существ второго сорта, хотя формально они и имели равные права. В могучей космической державе была конституционная монархия с большими полномочиями вселенского парламента. Космопорт блистал вычурной роскошью, высоченные золотые штили с рубиновыми гербами вонзались в изумрудно-зеленое небо. Похожее на факел солнце изливало ярко-алый свет. Звезда очень большая, но ласковая. Атмосфера плотная, богатая кислородом и аргоном. Посадочных площадок много, на некоторых из них находились настоящие космические крепости, увешанные оружием. На выходе из корабля их встретила охрана, накаченные молодцы в фиолетовых боекостюмах с зеркальными шлемами. Они были вежливы и улыбались:

— Господа туристы! Вам должны быть известны правила действующие в нашем мегаполисе. Прошу вас сдать оружие. Вы получите его, когда будете нас покидать. Ваш багаж будет доставлен в номера ваших отелей после досмотра. Это займет не много времени.

Не говоря ни слова, Эфора достал мощный лучевой пистолет и отдал его "таможеннику". Тот подошел к компьютеру, набрал карточку и передал ее радиоактивному "киллеру".

— Свое оружие вы получите при выезде, когда предъявите эту карточку.

Вирусы также покорно сдали стволы. Адольф себя чувствовал крайне неуютно, словно голый младенец. Наконец, эта не очень приятная процедура закончилась. Четверка спустилась на лифте, до ста двадцатого уровня. Там они встали на движущийся тротуар, а затем сели на антигравы. Город, конечно, впечатлял, особенно много рекламных щитов и голограмм. По ним транслировались настоящие кинофильмы, трехмерные проекции вырастали до километра и выше. Вирусам было весело, каждый город по-своему уникален, здесь довольно много развалин памятников старины. Адольф не удержался от комментария:

— Не понимаю, зачем нужно терять так много места на эти руины? Небоскребы гораздо привлекательнее.

Герин вяло возразил:

— У каждого народа своя культура и надо чтить традиции предков.

Добравшись до отеля "Красный скорпион", вирусы сняли отдельный номер на троих. Оглядевшись в помещении, они потрогали гравиовизор и компьютер, затем проверили на наличие жучков. Впрочем, сканирующий прибор не самая надежная вещь. Эфора, впрочем, помог им, используя свой собственный излучатель.

— Будьте спокойны. Здесь чисто!

— Ну и что дальше? — буркнул Геринг.

— Нужно сходить в торговый центр и приодеться. Иначе с нами не сядет играть солидная клиентура, в частности мультимиллиардеры.

— Ну что же, прибарахлимся.

— Для начала, смажьте морды вот этим.

— Эфора протянул крем.

Супермаркет был огромен и охранялся, похожими на консервную банку с множеством щупалец, роботами. Выбор одежды самый богатый, для всех миров. Эфора потащил пиратов в спецотдел для богатых клиентов.

— Лазерные роботы молниеносно обеспечат вас одеждой по персональному заказу.

Действительно, вирусов и транс-плутоновика встретили с улыбками. Очаровательные девушки, с многоцветными прическами принесли прейскуранты.

— А какая одежда считается самой престижной? — Побулькал Геринг.

— Из натуральной кожи и шерсти. Синтетика ничего не стоит.

— Это я и сам знаю. Приходилось потрошить богатых, меха ценились во все времена.

Кибернетические устройства отсканировали и подогнали одежду. Вирусы стали похожи на медведей-мутантов. Сверкающие богатейшей палитрой балахоны, похожие на шубы, и кожаные штаны с блестящими сапогами дополняли картину богатого ужаса. Эфора тоже приоделся, на нем все смотрелось гораздо естественней и красивей. Одежда, в общей сложности, потянула на десять тысяч кредиток. Продавец, тип похожий на человека с головой кактуса, скептически смотрел на корсаров. И лишь когда Эфора сунул ему двадцати тысячную купюру, расплылся в кошмарной зеленой улыбке.


Проверив купюру на гиперплазменном сканере, продавец вежливо осведомился, в какой валюте вернуть сдачу.

— В той же! — Отрезал Эфора.

Робот отъехал и после минутной задержки вернул им десять тысячных бумажек.

Эфора удовлетворенно хмыкнул:

— А теперь в ювелирный отдел. Какие мы богачи, если на нас нет драгоценностей.

Этот отдел был прикрыт силовым полем и усиленно охранялся как роботами, так и живыми пятирукими охранниками. Они были столь густо увешаны лучеметами, что напоминали арсенал. Даже видавший виды Геринг был поражен, когда увидел изделия из таких камней, по сравнению с которыми, алмазы тусклые блестяшки. Действительно, натуральные камни, добытые на астероидах и кометах, заменяли традиционные драгоценности — они были несравнимо богаче цветовой гаммой и оттенками, сверкали гораздо ярче. Например, акиф, улучшенный аналог изумруда, давал необыкновенные оттенки и мог светиться в абсолютной темноте. Кафал, отдаленно похожий на рубин, очаровательный и таинственный, как маленькое солнышко. Нукур, что-то вроде сапфира, но это камень ни с чем не спутаешь, поэзия застыла в нем. Вообще разнообразных кристаллов очень много, а оттенков миллионы. Но вот арагос, вселенский король драгоценностей, способен осветить собой стадион. Такое зрелище протрясает, внутри его пылает энергия тысячи солнц.

Эфора сам выбирал украшения — деньги его! После того как вирусы догрузились драгоценностями, они стали столь сексапильны, что в пору, надевать намордники. А стоило все это тысяч триста.

Продавец, на этот раз человек с красивой фигурой, осведомился:

— Давно прилетели?

— Полтора часа назад. А что, это заметно?

— Еще бы! У нас здесь большие фишки в ходу.

Эфора испустил заряд:

— Не все золото то, что блестит. Но ты прав, поиграем, да так, что чертям станет тошно.

Казино "Мега-квазар" плавало в космосе и напоминало смесь астры и жабы выточенную из астероида. Для полета Эфора нанял отшлифованный до зеркально блеска бот. Размеры игорного заведения поражали — десять на десять километров. А какие громадные фонтаны били из звезд и кувшинок, искрили фейерверками! И охрана, разумеется, настоящие электронные гиганты. У Адольфа вновь заныл несуществующий живот, возможно, им так и не удастся отсюда выбраться. Дюжина тяжелых звездолетов плавала не вдалеке. Игорный зал производил сильное впечатление. В кассе Эфора поменял целый миллион и его провожали восторженными взглядами. Фишки, с вкраплениями из кафал, легкие и ценные, перешли в руки вирусов. Началась игра. Зал номер шесть, рулетка на хвосте Фаинина. Играл Геринг. Первые ставки он сделал от фонаря и проиграл все, кроме белого цвета. Пират со злостью посмотрел на Эфора. Тот отошел в сторону и резался в "кибер-танки". Затем рисунок игры изменился. Стоит вирусам поставить на цвет или на сектор, они проигрывали. А вот когда они делали хорошую ставку на букву или точку, стрелка как заколдованная упорно указывала в их пользу. После чего Геринга охватил азарт, и он повысил ставки.

Эфора был, впрочем, начеку и послал Герингу сигнал:

— Поменять зал. Не стоит вызывать лишние подозрения.

Командир корсаров сделал жест и перешел в другое помещение. Теперь это была самая распространенная рулетка. И снова фокусы, выигрыш чередуется с проигрышем, но опять если уж хапать деньги то по- крупному. Все расходы с лихвой окупились, и карманы начали отягощаться фишками. Каждый уровень был украшен картинами, статуями, цветами, поющими птицами и насекомыми. Даже пройтись по нему интересно не то, что играть. Деньги липнут к деньгам — магия в действии. Вирусы богатели, как Крез.

Спустя несколько часов к ним подошел Эфора:

— Ну, на сегодня достаточно. Перекусим, а заодно посмотрим предмет для торга, "Цимаду".

Наскоро подкрепившись в ресторане, они, по плавающей в космосе дорожке, перебрались в центральное здание. Вопреки ожиданиям Геринга, минеральный цветок не особенно велик, с человеческую голову, а стебелек толщиной с руку. Практически все лепестки разного цвета или оттенка. Тем не менее, производит сильнейшее впечатление. Даже прикрытый светофильтрами и силовым полем, способным выдержать залп крейсерных пушек он представляет феерическое зрелище. Поляризированный свет переливается и играет. Кажется, что цветок живет своей непонятной жизнью. Вирусы замерли словно зачарованные. Из состояния ступора их вывел металлический голос охранника:

— Извините иномиряне. Слишком долгий взгляд на Цимаду может свести с ума. Или зачаровать на смерть. У нас есть установка, чтобы никто не задерживался больше чем на десять симилей.

Пираты неохотно ушли, провожая бутон взглядами. Затем сделали еще несколько заходов, в частности попробовали сыграть в азартную игру "Звездные войны" — она популярнее традиционной рулетки. Когда делаешь правильную ставку, в кибернетический звездолет врезается ракета, и он взрывается. Красиво и эффектно. И главное прибыльно.

Время уже позднее, а азарт сумасшедший, подхлестывает аппетит. Вирусы поднялись на сто тридцатый уровень, где заскочили в тринадцатый бар. Эфора уже там. Улыбается транс-плутоновик. Некоторые из посетителей бандиты, и бросают на него плотоядные взгляды. Но ему наплевать и он энергично заглатывает искрящуюся смесь урана и радия.

Геринг заказал дорогой коньяк и сел рядом с ним. Недалеко музыкальная колонка, она визжит, грохочет и вздыхает. Так их гораздо труднее прослушать.

— Ну, как игра?

— Пока везет, уже прилично выиграли.-

Геринг потянул коньяк.

— Пока я с вами, фортуна не отвернется. А пока нам нужно достать маленькую аннигиляционную бомбу.

Адольф вытянул морду:

— А это еще зачем?

— Вы хотите уйти отсюда живыми? Мы рванем ее, уберем свидетелей и под шумок покинем эту клоаку.

Эфора подмигнул тремя из пяти глазами:

— Отличная мысль, но как же мафия? — Адольф выпучил глаза.

— Мафия конечно бессмертна, но состоит из смертных индивидов. К тому же ничто человеческое им не чуждо. За большие деньги можно кого угодно купить. А вы пока играйте. Миллионов мало, нам понадобятся миллиарды. А теперь за дело, пройдемся по борделю случайностей еще раз. Да, и не забудьте, лучеметы можно купить и здесь, только за очень большие деньги.

Геринг потер руками акифовую цепь:

— Разберемся.

— Скоро сюда заявятся несколько мультимиллиардеров. Нам надо быть готовыми к торгу.

Опять бесконечная гонка за длинным рублем. Ставки, словно качели вверх вниз. И так до изнеможения, перед глазами мельтешит. Наконец вирусов сморил сон, и они отправились в комнату отдыха, находящуюся при казино. Спали разуметься плохо, во сне дергались, мучили кошмары.

Потом, перед тем как пройти в игорный зал, еще раз прошли по ключевым точкам. Эфора успокоил их:

— Все схвачено! Не беспокойтесь.

Грандиозная игра состоялась в Зале номер 1. Это самое большое и роскошное помещение. Желающих попытать счастья в такой игре набилось столько, что не просочится даже муха. Половина из присутствующих — люди, но помимо их, полным полно иногалактиков всех видов. Некоторые очень крупные как слоны, другие маленькие, словно белочки. Одеты пышно, многие в драгоценностях — это слет очень богатых людей. Были здесь и представители подводного мира, а также существа, плавающие в плазме и жидком гелии.

Старший крупье похож на малинового кузнечика, скрипучим голос он объявил:

— Граждане вселенского содружества. Прежде чем вы приступите к назначению ставок, напомню вам. Если вы не сможете выплатить сумму до десяти тысяч, до за вас заплатит казино. Только не обольщайтесь, после этого вы станете рабами и будете работать пока не восполните проигранную сумму. А если проигрыш превысит десять тысяч, то мы платить не будем, но вас будет ждать вечная каторга и кибер-мучения. А посему кто беден, пусть уходит, пока цел!

Первые ставки идут с тысячи, что явно мелочь. Разномастная орда хохочет.

— Не смейтесь, скоро все взлетит до миллионов! — Пропищал компьютер.

И он прав, все идет в гору. Миллионы нагромождаются на миллионы. Вот уже Геринг беспомощно моргает, но ему на помощь приходит Эфора.

— Вот тут на карточке миллиард. Ставь сразу миллиард!

Геринг подымает увесистую конечность.

— Отвечаю, миллиард!

Воцаряется тишина. Это уже потрясающая ставка.

— Отвечаю! — Слышится голос полупрозрачной медузы.

— Отвечаю! — торопливо произносит высокий человек в черном, с цепью из крупных арагосов.

— Отвечаю! — после паузы произносит утыканное шипами, похожее на гвоздику растение.

Пятый прецедент на игру бросает на вирусов убийственный взгляд, отворачивается и отходит к другому столу. Четверка финансовых монстров, вносит залог и подходит к выточенной из нукуров стойке бара. Блестящий робот пищит:

— Мы угощаем вас. Чего изволите: коньяку, ликера?

Геринг сипит:

— Коньяку, да побольше.

Выпьешь и на душе сразу спокойнее, все выглядит таким воздушным, нереальным.

Мультимиллиардеры сдержано знакомятся. Медуза сверхпроводниковая и зовут ее Капа да Рала. Человек — Лорд Дарок. А растение — Гикоса Ан Терна. Все известные игроки и промышленники. Геринг представился под чужим именем:

— Я Скрудж Магдак! — произнес он, вспомнив веселый анекдот, рассказанный Генри. Об условиях договорились быстро — будут играть классику. Слепая игра поднимает ставку в десять раз. Кибернетические устройства тем временем готовили стол6, устанавливали табло для записи игры, электромагнитную колоду будет тасовать гиперплазменное устройство.

— Ну, господа, начнем! — обьявил человек. — Битва будет кровавой.

— На бой кровавый, святой и правый марш, марш вперед рабочий народ! — не совсем к месту промурлыкал Геринг.

Заняли место за столом и начали разыгрывать первую раздачу. Карты разбрасывал Капа, внешне неуклюжая медуза, но очень проворная. После четырех раскладов холм у всех раскладывается примерно поровну. Лишь Лорд Дарок умудрился загрести девять взяток. Потом он съезжает на нуль. Карты не совсем обычные, вместо традиционных королей, дам, валетов и тузов — звездолеты, боевые комические корабли различных мастей и калибров. Хотя что-то есть и от традиционного виста.

Геринг не растерялся и в первой боевой раздаче заказал распасы, чтобы застолбиться на второй ступени. Проигрыша избегал. Холм все растет, многоопытные партнеры все сильнее поджимали бывшего эсесовца. Тот отчаянно отбивался, ему уже казалось, что куски плазмы свистят над головой.

При очередной раздаче Геринг обнаружил у себя ракетный катер, большой крейсер и три мелких субмарины. Хотел он пойти в атаку, но чей-то писклявый голос проверещал: "В прикупе лежит ударный кулак", а лорд Дарок готов зайти, используя сердечко.

— Телепатия! Браво Эфора! — Геринг сбросил прикуп, затем перебил противника лазерным эсминцем, зашел сердечком. Так и есть, флагманский Линкор. Сбросил его и два крейсера — своя игра. Десять миллиардов в кармане.

Следующая раздача его. Открыв прикуп, он отошел от стола и заказал горячий ликер. Пил и искал глазами Эфора — куда этот транс-плутоновик подевался? Неожиданно прозвучал голос:

— Не теряйся, и не играй в темную. Скоро они заведутся и подымут ставки.

— Это понятно — куй железо пока горячо.

Его партнеры, разыграв партию, тоже подошли к стойке и сделали заказы.

— А ты крутой игрок. Такой прикуп сдал. — Прогнусавил Дарок. — Если бы не эта редкая удача, то ты был бы должен двадцать миллиардов!

Геринг усмехнулся.

— Это мелочь, я и не такие ставки выигрывал и проигрывал!

— Ты видно известный пират! Почему я не знаю Скруджа Магдака!?

— А кто под своим именем играет.

Лорд рассмеялся:

— Ну что, продолжим баталию?

ГЛАВА 15

Я люблю на ночь рассказывать веселые, добрые сказки.

"Юрий Петухов"

Грохот усилился, стены стали расплываться, зазвучала заунывная замогильная музыка. В воздухе запахло грозой. Араге втянула голову в плечи. Король впрочем, повеселел.

— Это наша сирена Вильчидо вернулась.

— Сирена!? — переспросил Мультини.

— Ты удивлен?

— Нет, я вообще-то слышал о них, но так вот, во отчую не видел.

Снова тряхнуло, зашипел сизый дым, и в зал вползло не понятное существо. Больше всего оно напоминало русалку с фиолетовыми волосами и четырьмя хвостами.

Араге впрочем, не особенно удивилась. Ее васильковые глаза недоуменно моргнули. Вильчидо развернулась и небрежно поклонилась королю. Ее длинные волосы вились как змеи, а голос надрывно скрипел:

— Я только что прилетела с планеты Эпселон. Там была нешуточная катавасия. Много трупов и крови.

Сирена выпустила зеленоватый лучик, он ударил в зеркало и несколько раз отразившись, облетел помещение.

Хотя вид у Вильчидо был далеко не безобидный, Наварро улыбнулась и протянула ей руку. Мультини последовал ее примеру, пальцы сирены были мокрые и липкие, он невольно поморщился. Неожиданно сирена положила ему руку на плечо:

— Очаровательный юноша и видимо сильный маг.

Драко покачал головой:

— Я еще третьекурсник.

— Но твои способности велики и у тебя восхитительный медальон. С ним можно посещать не только другие планеты, но и вселенные.

Араге изумилась:

— Но ведь это доступно только немногим избранным. Проникнуть в другое измерение сложнее, чем перепрыгнуть с одной планеты на другую.

Вильчидо блеснула голубо-лазурным светом:

— Я чувствую магические способности, если хотите, я вас научу.

Араге, хотела было ответить согласием, но Драко неожиданно возразил:

— Нам пора в школу. Мы и так уже слишком задержались.

Король расцвел в лучезарной улыбке:

— Вы я вижу прилежные ученики. Но я не дам вам уйти без подарка. За выдающиеся заслуги вам жалуются титулы. Маркиза тебе, — монарх кивнул Мультини, — и графини вам мадам…

— Араге де Фортен.

— Фортен! Какая замечательная фамилия. Погостите у меня пол часа, вам выправят документы и грамоты. А пока пообедаем.

Зал, где его величество устраивал обед, не уступал в великолепии тронному. Это была обычная трапеза, а не пир горой и поэтому людей присутствовало немного. В основном это были самые знатные дворяне королевства. Огромный стол в форме буквы "П" имел специальное возвышение там, где располагались коронованные особы. Он был вырезан сразу из нескольких ценных древесных пород и инструктирован золотом и драгоценными камнями. Сверху на потолке горели магические огоньки. Восхитительные девушки в легких, не скрывающих фигуры костюмах, расставляли роскошные яства и благоухающие напитки.

Мультини невольно залюбовался ими. Среди блюд выделялся олень с платиновыми ветвистыми рогами, а также крупный дикобраз с алмазными иглами. Много было и другого. В частности подавали хлеб в форме крепостей или парусных кораблей, покрытый хрустящей корочкой. Подносы из серебра и золота были огромны, и при этом очень искусно сделаны. Араге также отметила изящество работы столовых приборов.

— Даже трудно поверить, что такое можно сделать без высоких технологий.

— Это волшебство. Ни чему не удивляйся.

— Какие глупые слова, ведь наоборот, если ты человек, то весь мир вокруг тебя должен быть светлым и удивительным.

Мультини засмеялся:

— Если хорошенько налить себя вином, то и не то почудится. Я вот, например, представляю себя супервоином. Так выпьем за это.

Араге потянула напиток, настойка была крепкой, сладкой и очень приятной на вкус. После двух бокалов в голове заиграла музыка, стало весело. Девушка впала в состояние эйфории. Им наливали все вина, от холодного фиолетового, до жгучего красного. Становилось все веселее, оркестр набирал обороты. Не удержавшись, Араге встала из-за стола и пустилась в пляс. Это была настоящая цыганочка, как лихо она отплясывала. Мультини захмелел гораздо в меньшей степени, сохранив контроль над собой. Слуги принесли десерт, мороженое в шоколаде и с невиданными на земле фруктами. Араге сразу оживилась, она обожала подобные лакомства и с удовольствием их попробовала. Это было приятно и вкусно, еда тяжелила. Вскоре все поели, сирена произнесла заклинание, стол стал чистым как свежее залитый каток.

В обеденный зал торжественно вплыли чиновники, они внесли литые грамоты.

На них было начертано, что на вечное пользование дарятся поместья, земли и титулы.

— Приветствуем маркиза Драко де Мультини и графиню Араге де Фортен!

Сотни труб разом взревели, за окном прогремел салют. И хотя на фоне четырех солнц, это и не очень то видно, на небе расцвели такие чудные цветы, да и еще в придачу дурманящий запах пороха.

Ребята гордо подняли над головой титульные листы:

— Принимаем!

Монарх и появившийся рядом жрец, освятили их. Пришло время прощаться, расставание было кратким и торжественным.

— В ближайшее время навестите нас еще! — Попросил король. А принцесса добавила:

— У вас будет крутая магия! Скоро должен вернуться Чихалино!

В школу Доллароса они прибыли, едва не опоздав на первый урок. Голова была забита свежими впечатлениями, кроме того, Араге была пьяна. Тем не менее, она отвечала довольно успешно, получив десятку за ведьмологию. Следующий урок прошел сумбурно, девушка размела на кусочки камень, зацепив своих подруг и серьезно поранив малознакомого паренька. Его унесли на носилках.

И хотя хмельные напитки и не имели запаха, все стали оглядываться на Араге, понимая, что здесь что-то не так. Та сильно покраснела, когда профессор Капца прямо спросил:

— Ты что пьяна!

— Я была на королевском пире! — Гордо ответила Араге.

— Нашего короля?

— Нет, чужого! — Девушка гордо сунула грамоту под нос.

— Ах, вы графиня! Поздравляю! Но на уроки ходить надо в трезвом виде! Учитывая твои заслуги, ограничимся строгим выговором.

Араге не сильно расстроилась, это не сильное наказание. День пролетел как пустой сон. Университет магии казался простым и обыденным. Генеральная инспекция все еще не прибыла, и было спокойно. Но угроза продолжала нависать. Вокруг школьного замка носились красноватые тени. Они были полупрозрачные и когда их кто ни будь замечал, то они рассыпались туманом или скрывались в облаках. Араге как-то даже нацелила на них свой перстень и разрядила огненным зарядом. Молнии прошили тени и растворились во мгле. Рядом с ними появилась массивная фигура Шлема Бонифация.

— Это очень странно. Словно кто-то решил испытать наше терпение. И еще, они напоминают шпионов.

Мультини ответил:

— Ну да! Возможно это происки конкурирующей организации. Или наоборот, чужая империя хочет на нас напасть вот и щупает магическую защиту.

Шлем поморщил лоб, подпиленные рога слегка сдвинулись, на руках заиграли красные мускулы.

— Только что королевство Лихе разрушило нашу крепость в Нагории. Как нам стало известно, именно вы и спасли принцессу. Таким образом, у нас появился сильный союзник. Поэтому Лихе и ультрагерцогство Бида, заняли выжидательную позицию. Они ищут для себя новые силы, нанимают лебедей-мамонтов, формируют полки. Война становиться неизбежной.

Араге потерла пальцами виски: — Научите меня, пожалуйста, боевым заклинаниям. Ведь скоро нам предстоит сражаться с превосходящей силой чужой магии.

Бонифаций пожал плечами:

— Ты наша самая способная ученица и твоя мощь велика. Пожалуй, если на институт волшебства нападут, ты поможешь нам отбиться. Конечно, я попытаюсь научить тебя и твоего взбаломошного друга всему тому, что знаю. Следуйте за мной.

Они отправились в зеркальный зал, где охранные заклинания не давали выйти из-под контроля разрушительному процессу.

Там он и преподал им несколько уроков как защитного действия, так и резко атакующих. Могущество Араге впрочем, произвело впечатление даже на него.

— Ты не простая девушка, а наверняка из числа избранных. Тогда я покажу тебе и твоему другу еще кое-что.

Рогатый волшебник достал маленькую книжку.

— Тут есть одно очень сильное заклинание. Но только в момент, когда его произносишь, надо думать о самом радостном событии в жизни. А это сложно, и не всякому дано.

— Почему! — Встрял Мультини. — Ведь радоваться всегда легче, чем печалиться.

— А ты сам попробуй. Это очень короткое заклинание.

Драко стал в боевую позу и произнес текст.


Полыхнуло пустым желтым светом. Затем все опало. Противный дым забивал ноздри.

Шлем тряхнул головой.

— Э нет, так не пойдет! Ты о чем думал?

— О том, как я завоевываю галактику!

— Это не то. Так у тебя ничего не выйдет, это должно быть по настоящему светлое воспоминание. Попробуй ты, Араге.

Девушка прошептала заклинание. Прочертила руками. Вновь вспышка и ничего кроме дымоухи.

— И это все, на что ты способна. О чем ты думала?

— Сначала о своем дне рождения. Потом о первом своем полете. Это так восхитительно.

Учитель улыбнулся:

— Уже лучше. Это все непередаваемо. Ты знаешь, ведь каждый представляет самое радостное событие в своей жизни по- своему. Ну что же, на сегодня хватит. Зайдите ко мне завтра.

Араге и Мультини покинули зал. На следующий день они вновь встретили Шлема, он им опять кое-что показал, но главное заклинание они так и не сумели воспроизвести.

— Не расстраивайся Араге. Мы и так многое умеем. А когда посетим лавку и получим медальон, то нам сам демон не брат. — Утешал Мультини.

С трудом дождавшись выходного, Араге и Мультини вновь отправились в столицу. Здесь ощущалось приближение войны. Улицы были переполнены солдатами и боевыми динозаврами с квадратными вращающимися башнями. Чудовища старались ступать мягко, но все равно отдельные экземпляры так топали, что тряслись дома, дребезжали стекла. Многочисленные воины были в латах и густо увешаны холодным оружием. Араге удивилась:

— Как их много. Словно это сплошная казарма.

— Да ты лучше посмотри на небо. Какие птицы-монстры.

Араге подняла голову. В небе с неподражаемом грацией парили лебеди-мамонты. Огромные, с размахом крыльев до полусотни метров с колоссальными бивнями они производили ужасающее впечатление. Особенно грозно смотрелись три длинных хобота, концы дымились, слегка палило желто-розовым пламенем.

— Будь осторожна Араге. Они могут и пламенем дохнуть. Летающие огнеметы.

— Я и так осторожна. Как бабочка перед свечкой.

Один из лебедь-мамонтов развернулся, его крылья закрыли сразу два "солнца", впрочем, теней на этой планете практически не было. Покружив, монстр обдал их воздушной волной, затем набрал высоту.

— У! Зверюга! — Погрозил кулаком Мультини.

Ребята взлетели, направившись в черный переулок. Драко смутно опасался, что ранее действовавшие приметы могут исчезнуть. Впрочем, все оставалось по-прежнему, асфальт блестел фиолетовым цветом, здания по-прежнему серые, а четыре солнца исчезли за дымкой. Полосатый столб по-старому стоит на месте, значит, пока не перекрыли вход.

— Ну, Араге. Теперь ты уже знаешь, как надо проходить. Возьмемся за руки, и вперед.

Бросок и в самом деле был осуществлен без проблем. Девушка уже не боялась и легко пересекла линию между двумя мирами. И снова довольно светлая ночь, даже прибавилась восьмая луна, она напоминала латинскую букву С.

Булыжник под ногами, правда, изменился и приобрел оранжевый оттенок.

— Как тут все знакомо и вместе с тем необычно. — Проговорила Араге. — Вот найдем лавку и заберем медальон.

Теремок на драконьих лапах был на месте. Обстановка самая идиллическая. Араге решила подшутить:

— Избушка избушка, повернись ко мне передом, а к лесу задом.

Теремок скрипнул, и две лапы потерлись одна о другую.

— Нет никакой реакции.

Араге вздохнула:

— Давай лучше пройдем в дом. Мультини решительно шагнул по ступенькам.

Внутри было все как обычно, чисто и все аккуратно сложено. Другое дело, что хозяина не было. Араге несколько раз прокричала, но все было без толку.

— Кто в теремочке живет, кто, в не высоком живет?

Драко остановил ее:

— Похоже, хозяина нет. Так может быть, подождем? — Ребята уселись на лавку. Что бы было не так скучно, Араге достала толстый учебник по магии. Мультини решал длинные электронные кроссворды, изображенные на волшебном многоразовом пергаменте. Ждать пришлось довольно долго. В окне мелькнула белая ворона, она чирикнула как воробей и растворилась в воздухе. Араге взмахнула рукой:

— Чур, меня.

Наконец послышался скрип ржавого замка. Закрутился дым, и возникло розовое облако. Оно кашлянуло и трехглазый "светофор" вновь заискрил глазами:

— Кхе! Кхе! Заждались меня?

— Кнур, где ты пропадал?

Полено подмигнуло:

— А что у меня не может быть дел? У вас учеба, а у меня "мучеба"!

Кнур приоткрыл не большой рот. Молодые люди хихикнули.

— Мы понимаем — бизнес. Уже прошло две недели, и мы хотим знать, что с медальоном?

Кнур хлопнул себя по лбу:

— Ах да! Конечно, вы имеете право! Пройдемте в подвал. Я покажу вам кое-что интересное.

Араге и Мультини взялись за руки. Продавец прочертил на полу круг. Засветилось, и возникла глубокая дыра. Драко первый просунул туда голову. Коридор был лиловый и уходил во мглу.

— Не бойтесь. Там светло. — Успокоил маг.

— А здесь ступеньки. — Произнесла Араге.

Спускаться было не трудно. По сторонам коридора горели свечи, это напоминало сказочный замок. Тихо играла печальная музыка.

Наконец они уперлись в отливающую сталью дверь. Кнур протянул свои сухие лапы, в них мелькнул ключ, повернул замок.

Араге и Драко впервые оказались здесь. Неожиданно для них сверху засветило сразу три солнца, стало жарко, подули горячие ветры.

— Да тут пустыня. — Удивился Мультини. Под ногами скрипел песок, извивались ящерицы.

— Это другой мир. Своего рода параллельная вселенная. — Пробурчал Кнур. — Планету мы не покинули, но все же сместились в пространстве. Обрати внимание на прямоугольные формы светил.

— Действительно. Они напоминают не цветы, а строгие геометрические фигуры, — с придыханием произнесла Араге.

— Это всего лишь ничтожная крупица в бесконечном мироздании. — Певучим голосом начал Кнур. — Есть бесчисленные вселенные, что расположены параллельно нам, как стопка карт в колоде, а есть и смещенные в пространстве, находящиеся за триллионы парсеков. И, тем не менее, даже к ним можно получить допуск с помощью волшебства или чудо техники. А здесь, вы наблюдаете всего лишь один мир — песчинку в океане. Впрочем, здесь великое множество планет и звезд, когда ни будь, вы по нему попутешествуете.

— К чему такие сложности?

— В мою лавку могут заглянуть и злые волшебники и просто грабители. Я не хочу терять самое ценное, что у меня есть. А где надежнее всего спрятать, как не в другой реальности. Пройдемте еще пятьсот шагов, и я покажу вам кое-что интересное.

Напоминающий смесь сожженной травы и размолотых изумрудов, песок прожигал даже сквозь хрустальные туфли. В них и так ходить не удобно, и Араге мечтала о кроссовках, а здесь и каблуки вязнут и поверхность, словно горящий уголь. Мультини, хотя и был в лакированных ботинках, тоже морщился, по-видимому жгло сквозь подошвы. Кнур казался деревянным, а дерево боли не чувствует. Вроде не много это пятьсот шагов, а если брести по вязкой пустыне, то довольно мучительно.

— Если здесь все планеты, такие как эта, то для чего нам эта вселенная. — Пробормотала Араге.

— Это видимо для грешников — тяжелый мир преступников.

— Да не волнуйтесь, здесь все планеты разные. Есть такие, где расположены сумасшедшие мегаполисы, включающие в себя целые конгломераты миров. А есть и джунгли, моря, все, что можно только себе представить и много сверх того.

— Я верю. Только мои пальцы слишком уж жжет.-

Закапризничала Араге. Но всякому пути есть конец. Вот и небольшой холм. Словно по мановению волшебной палочки в руках у Кнура возникает лопата. Пара взмахов и готова яма, кривые руки извлекли сундук.

— Вот смотри, мое дитя. Внутри его находится талисман. Предмет, которым по праву гордились императоры космической империи. Я вручаю его тебе и не требую плату, потому что подобную вещь нельзя купить, а можно лишь подарить.

Кнур приложил свою ладонь и сундук раскрылся. На дне его лежал обрамленный неизвестными драгоценными камнями талисман. Он был не очень большой, напоминал медальон Мультини. Араге протянула руку. На ощупь теплый и, кажется, что внутри его бьется сердце.

— Теперь он твой. Отныне, у тебя самый богатый набор артефактов на этой планете.

Девушка надела волшебный предмет на шею, он сильно напоминал насекомое со сложенными крыльями. Сразу показалось, что в нее влились свежие силы, стало прохладнее. Внезапно крылья распрямились, и бабочка взлетела.

— Она живая! — Вскрикнула Араге.

— Разумеется! — "махаон" подмигнул одним из трех глаз. — Я конечно живой и умею летать.

Но многие слишком часто принимают меня за мертвую вещь. Я же могу замирать, принимая неподвижные формы.

— А по другим планетам ты нас покатаешь?

— Если буду в хорошем настроении.

— Ну, теперь пойдем назад?

— Нет, почему, можно сразу вернуться в лавку.

Кнур воспроизвел несколько пасов, и они вновь взбирались по ступенькам наверх. Обратный путь казался легче и удобнее. На прощание "светофор" произнес:

— Будьте осторожнее, друзья мои. Я чувствую, что в окрестностях появился пятнистый медведь — чудовищный зверь, на которого не действует обычная магия. Я полагаю, что вы должны быть в курсе.

— Как ни будь, отобьемся. — Небрежно повел плечами Мультини. — Я вот хотел вам сделать ответный подарок.

— Какой?!

— Тысячу золотых монет. Не должна ваша щедрость остаться без награды.

Кнур принял веселый вид.

— Если вы думаете, что я нуждаюсь в деньгах, то заблуждаетесь. Вам студентам они нужнее.

— Я маркиз и могу позволить себе подобную щедрость. Да и не удобно чувствовать себя должником.

— Тогда я принимаю дар. Только, что бы вас не обидеть.

Драко щедро, не считая, отсыпал из маленького кошелька, Кнур подставил корявые руки. Горка золота слегка рассыпалась, "светофор" быстро собирал монеты. Араге наклонилась и немного помогла. Наконец с этим было покончено, и довольные собой ребята покинули теремок. Драконья нога поднялась и приветственно помахала им в след.

— До свидания. — Араге махнула рукой в ответ.

Перед ними словно была разослана скатерть, дорога стала ровной, словно из свежего асфальта. Юные волшебники бодро зашагали по ней. Лун вновь стало семь, востмая исчезла. Араге удивленно спросила:

— А что, здесь все время ночь? Когда наступает день?

— Спроси, что ни будь, попроще. В принципе, надо было об этом спросить у Кнура.

— Я забыла. — С грустью произнесла Араге. — Может, вернемся?

— Возвращаться плохая примета. — Изрек Мультини.

"До чего же похожи обычаи в разных мирах" — подумала Араге. Внезапно ее мысли прервались. Стоящая вдали бугристая скала ожила и пришла в движение. Монстр, с двумя головами раскрыл пасти.

Драко вздрогнул: — Вот он, пятнистый медведь. Давай врежем ему.

Мультини выпустил заряд. Подбитый зверь зарычал гораздо громче — уши заложило. Огненный пульсар, выпущенный Араге, опалил шкуру и исчез. Девушка попробовала еще, но все без толку. Шерсть слегка обгорела и тут же заросла, бордовые пятна стали еще крупнее и ярче. Чудовище двигалось все стремительней. Араге попыталась использовать заклинание, переданное ей рогатым Шлемом, но у нее опять не получилось. Девушка была в отчаянии, ее обдало огнем, медведь умел извергать пламя. А какие у него размеры, с тридцатиэтажный дом! Мультини и Араге отчаявшись пробить оборону противника, бросились в разные стороны. Они попытались спастись бегством или закружить зверя. Но этот ход, продиктованный отчаянием, был обречен на неудачу. Подняв лапы медведь испустил желтые волны. Они словно паутина спеленали Мультини и Араге, а затем стали подтягивать к огромной, как у кашалота пасти. Это было ужасно, на девушке загорелось платье, она корчилась. Мультини прокричал:

— Араге! Используй свою бабочку.

— Как!

— Читай заклинание перемещения.

Араге забормотала.

Зверь, только попытался забросить их в хищные пасти, как молодые люди исчезли. Не было ни вспышки, ни взрыва, они просто пропали, словно их и не было.

Араге и Мультини на секунду потеряли сознание. Когда же они очнулись, их рот и нос заливала вода. Они оказались в подводной стихии.

— Мама, — прошептала Араге.

— А ты потри свой перстень и произнеси про себя: — Кваромо, каросто.

Прозвучал незнакомый голос. Фортен послушалась. Спустя секунду она и Мультини оказались в воздушных коконах, они обтягивали их словно скафандры. Дышать стало легче, Араге внимательно осмотрелась.

Вода была хрустально прозрачной и светилась. На многие сотни метров был виден необычный пейзаж. Круглые разноцветные водоросли, громадные, размером с дом кувшинки, исполинские ракушки плавали в морской толще. Где-то вдали, плескались рыбки. Они с легким потрескиванием расправляли свои плавники и слегка искрили, словно были заряжены электричеством. Араге развернулась и взмахнув руками, стала перемещаться:

— Мы в глубинах океана, Мультини. Нам надо как можно быстрее выбраться на поверхность.

Драко подтвердил:

— Меня практически не давит, значит, доплывем очень скоро.

Громадная как танк черепаха, испуганно выпучив черные блестящие глаза, явно обеспокоилась. Она водила головой на длиной вытянутой шее, ныряла, бросалась из стороны в сторону, распластав широкие, плоские, словно весла лапы, потом птицей взмыла вверх.

Радуясь быстроте и ловкости своих движений, счастливо смеясь, Араге носилась вслед за черепахой, не отставая от нее. То, хватая ее за ласты или за короткий, толстый у основания и острый у конца хвост. То почти совсем ложась на ее горбатую твердую спину, всю из овальных как зеленые изразцы, щитков.

Мультини посмеивался и дул в сложенные рупором ладони. Кругом их шныряли синеполосатые лоцманы, пестрые губаны и попугаи рыбы. Многие виды фауны были вполне узнаваемые. Медленно проплывали пятнистые спинороги с твердой крупной чешуей и тремя острыми лучами на спине, молнией проносились великолепные золотистые дорады. Компания больших бледно-бурых морских угрей, извиваясь, проскользнула стороной куда-то по своим делам.

Горе путешественники добавили скорости, двигаясь вверх и усиленно работая конечностями. Насмерть перепуганная этим необычным волнением, еж-рыба со всех сил устремилась в глубину. Ее похожий на хоботок нос раздулся в шар, она откинулась на спину, выставив во все стороны, на страх врагам свои многочисленные алмазные иглы.

Стадо физалий, прекрасных сифонов, блистающих роскошью золотисто-синей окраски, окружило Араге и ее черепаху. Однако их бурная возня тут же рассеяла красочный конвой.

Рептилия, наконец, совсем обезумела, Араге схватила ее за хвост и попыталась использовать как буксир. Ей видимо было больно. Раскрыв свой твердый коричневый клюв, она со всех сил загребала ластами, видимо, пытаясь сбросить упорную наездницу. Вот на их пути возникла завеса водорослей. Они врезались в нее ракетой, внеся ужас и смятение в мир существ, населяющий эти подводные джунгли.

Вокруг Араге и черепахи взметнулся целый рой креветок, рачков и морских пауков, живущих на стеблях водорослей. Маленькие и крупные рыбы юркнули в чащу, девушка даже не успела их рассмотреть. Впрочем, ей было не до этого.

Араге совершенно не предвидела того, что могут сделать эти хрупкие, скользкие, состоящие на девяносто процентов из воды растения, когда они встречаются в такой массе. Изумрудная черепаха навертела на свои ласты, хвост и толстую шею столько стеблей, что не в силах была сделать ни одного движения. Араге оказалась не в лучшем положении, она с трудом двигалась, напоминая куколку бабочки.

— Драко, я застряла!

— Я вижу! Зачем ты полезла в эти джунгли?

— Увлеклась! Я еще ни разу в жизни не каталась на подводной черепахе.

— Попробуй разрезать их магическим лучом.

Араге посмотрела на водоросли с любопытством. Они обвились вокруг нее, прямые и спокойные, сплетенные в несокрушимую, как будто тюремную решетку. Их коричневые, оранжевые, золотисто-оливковые круглые стебли несли на себе длинные то мелко зазубренные, то с крупными вырезами листья, согнутые по длине как ладонь. Другие стебли, безлистые, разветвлялись на массу мелких тоненьких веточек. Но все они были усыпаны, то крупными, то мелкими воздушными пузырями, державшимися как вишни, на тонких черенках. Стебли и листья были покрыты будто пятнами белого мха. Араге нащупала магическое кольцо. Стоит применить какое ни будь разрушительное заклинание и живая стена рухнет, но ей вдруг стало их жалко. Колонии странных блестящих животных, образовывали кружевной узор, словно выгравированный на слоновой кости.

Девушка не могла налюбоваться их скромной красотой. Они напоминали ей старинную китайскую шкатулку, выложенную бриллиантами. И это все может быть уничтожено.

— Нет! Я не хочу все это истреблять! Мульт, придумай, что ни будь!

— Ты, что Араге, растения жалеешь? Да им грош цена!

Девушка промолчала. Вдруг рядом с ней на плоском листе водорослей зашевелилось какое-то серовато-белое пятно, выпустило лапки и усики, подняло клещи. Еще миг — и крохотный, но самый настоящий краб оливкового цвета, с белым пятнышком на спине, быстро побежал по листу. Он ловко лавировал между стебельками изящных гидроидных полипов разросшихся крохотной рощицей. В это время, маленький червячок наполовину высунулся из закрученной раковины как раз на пути краба. Прежде чем он успел юркнуть обратно в свою норку, маленький монстрик схватил его клешней, вырвал целиком из раковины и отправил в рот. Араге хихикнула:

— Вот обжора! А он забавен.

— Кто?

— Да эти животные.

Араге забыла обо всем, захваченная необыкновенным зрелищем. Белые пятна то здесь, то там начинали вдруг двигаться и оказывались то на спине темно-зеленой креветки или оливкового краба, то венчиком серых щупалец на маленькой золотисто-оранжевой актинии.

— Вот это мир! Какой не обычный океан! Интересно, а что на поверхности?

Незнакомый голосок побулькал:

— А ничего! У этого моря нет дна и берегов.

Девушка замерла, затем прошептала:

— Кто это со мной говорит?

— Да я! Ты, что не видишь?

Араге внимательно всмотрелась в водоросли. Во всех щелях между стеблями и листьями показывались и исчезали странные существа, которых юная волшебница поначалу не заметила. Все они были невелики, пятнадцати — двадцати сантиметров в длину, и держались в воде вертикально, как будто стоя. Их головы и шеи были похожи на лошадиные, при этом, передняя часть головы была вытянута в трубку, посредине на бугорке, вроде бородавки, торчали к верху два длинных луча, загнутых как клыки. На гордо изогнутой шее стояла дыбом растрепанная реденькая сиреневая грива. Брюшко было круглым и блестело. На спине был, похожий на полукруглый веер без ручки, плавник. Сзади развевалось сразу три гибких хвоста, скрученных причудливой спиралью.

Бледная пепельно-бурая окраска этих странных существа отливала порой то тускло-синим, то зеленоватым светом.

— Какие вы забавные, — пробормотала Араге, — напоминаете шахматные фигурки. Вы должно быть разумные?

Морские коньки закивали головами, девушка резко дернулась и, освободив одну руку, поманила их пальцем.

Тонкий голос пропищал:

— Да не они, глупая девчонка. Это я с тобой разговариваю.

Девушка удивилась:

— Да ты кто? Конь?

— Нет! Я та волшебная бабочка, что тебе продал Кнур.

Араге с трудом достала отливающий радугой предмет. Крылья, казалось, стали сверкать гораздо ярче.

— Так это ты забросил нам сюда. Отвечай, где мы?

Бабочка обиделась:

— Вы сами прочли заклинание и переместились даже не на другую планету, а в совершенно иное мироздание.

— Иное?

— Да, в другую вселенную, которую для вашего удобства будем называть система Нептун! В отличие от вашего мира, здесь нет ни звезд, ни планет. Она целиком заполнена водой, на многие миллиарды парсеков.

— А как же свет? Откуда он берется, если нет звезд?

— Инфатазины, микро-существа размерами с атом водорода. Они дают постоянный свет, от инфра — красного до мульти-мега-гамма. Так что, в этой вселенной все время царствует день.

— Так это замечательно. Я не люблю темноты. — Араге вздохнула. — Ты можешь нас отсюда перенести?

— Могу! Но только не сразу в наш мир. Своим дилетантским заклинанием вы сбили мой биоритм, и теперь нам придется посетить несколько параллельных миров, прежде чем мы попадем на прежнее место.

— Ну и отлично. Хоть попутешествуем. Между вселенными прыг-прыг! А пока посмотрим этот мир.

Морские коньки, во множестве проносились в светло-зеленых щелях между водорослями. Некоторые, обвив хвостом стебли, покачивались на них, по видимому, отдыхая и высматривая добычу. При этом четыре их глаза, вертелись в разные стороны, не зависимо друг от друга, как у хамелеона. Две веселые фигурки, быстро проплывая на встречу друг другу, неожиданно сцепились хвостами, намертво переплелись. Они делали отчаяные усилия, что бы освободиться, дергались в разные стороны, зацепившись подбородками за ближайшие стебли.

Араге, затаив дыхание, не сводила взгляда с этих комичных лошадок, как будто сорвавшихся с шахматной доски.

— А они, похоже, не очень умные. А интересно, в этом мире есть разумная жизнь?

— Конечно!

Неожиданно перед самыми глазами Араге повис бордовый в шипах пузырь с длинным хоботком.

— Смотри, слон!

Девушка по детски ткнула пальцем. В ответ зверек, пристально посмотрел на Араге, выпучив глаза под смешной растрепанной прической из нескольких серебряных волосков. Вдруг на нижней части брюшка "слоника" кожа зашевелилась, и открылась щель. Из отверстия показалась маленькая острая мордочка, и сейчас же из этого открывшегося карманы выскочила фигурка, напоминающая прозрачного ежика с двумя хоботками. Он был настолько смешон и забавен, что Араге не могла больше удержаться и громко рассмеялась. Вслед за первым, из передника выскочили один за другим несколько десятков этих миниатюрных созданий. Они грандиозно кружились вокруг своего плавучего дома, внезапно "слоник" начал тускнеть, потом вспыхнул и бесследно растворился в хрустальной воде. Мелкие "ежики" стремительно устремились за ним.

Араге не сразу заметила, что именно, так напугало это жизнерадостное семейство. Но вот среди слегка колышущихся пятнистых листьев она заметила глаза — угрюмые, злобные, под хмуро нависшими бровями. Потом вырисовывались толстые, мясистые губы, изогнутые, опущенные в углах с массивными кривыми клыками. Наконец проступила и вся толстая голова, с лохматыми рогами и лоскутной бородой. Казалось, что вся рыба состоит из шевелящихся лоскутьев и лохмотьев, которые заменяли ей плавники и хвост, а большей частью вообще неизвестно зачем были насажены и болтались на голове, под головой, по всему телу. Множество белых и серых пятен, было рассыпано по бронированной чешуе этой странной рыбы — они придавил ей зловещее очертание.

Тем не менее, именно странные лохмотья и кляксы делали ее совершенно не заметной в чаще колышущихся водорослей.

— Камуфляж спецназа! Подводная "Альфа".

Монстр неподвижно повисел несколько секунд, не сводя угрюмых глаз с девушки. Он был десяти метров в длину, напоминая кашалота в нищенской одежде. Затем раскрыл свою исполинскую пасть, с пятью рядами зубов.

Араге стало страшно и она, напрягшись, подняла руку и прошептала заклинание. Из перстня исторгнулся васильковый луч, он ударил в толстое брюхо. Поначалу, чудовище не обращало на него внимание, продолжая по шире раскрывать рот. Затем его цвет изменился, оно покраснело и лопнуло. На месте взрыва остались лишь многоцветные пузырьки. Они красиво разлетелись в разные стороны, двигаясь по спирали, постепенно замедляя движения.

— Чистая работа. — Произнес Мультини. — Остались только бивни.

Два огромных клыка крутились, волчком разрывая стебли.

— Теперь давай я!

Драко выпалил направленным пучком, выстрел был по- снайперски точен. Кости разлетелись на мельчайшие осколки, которые в свою очередь исчезли в круговерти. Испуганные морские коньки, разбежались в разные стороны, несколько водорослей загорелось. Араге полностью освободилась от захвата и теперь попыталась унять пламя. Она даже не удивилась морскому пожару и обратилась к талисману.

— Помоги мне справиться.

— А ты что, не умеешь? — пропищал тонкий голос.

— Я забыла.

— Шепчи — мугамба лукумба.

— Мугамба лукумба!

Пламя сразу погасло, но переполох, устроенный непрошенными гостями, не прошел не замеченным.

В водной стихии появилось странное существо. Больше всего, оно напоминало сказочную русалку, только хвостов было три. Распустив золотые волосы, она тревожно рассматривала чужаков. В ее руке была полупрозрачная, с розовым оттенком палочка. Она навела ее на Мультини, прозвучал мелодичный голос:

— Вы кто? Откуда явились, жгучие странники?

Араге сразу успокоилась. Если звучит знакомая речь, значит она разумная. А с умным существом всегда можно договориться:

— Из созвездия Белых роз! — Девушка помахала ладонью. — А вы, русалка?

— Нет! Я грифида! Зовут меня Маха! А кто такие русалки?

— Девушки, похожие на вас!

— Какие у тебя странные хвосты! — Грифида указала пальцем на ноги Араге. — Они острые и блестящие.

— Это ноги, для того, что бы ходить по земле.

Маха удивилась:

— А что такое земля?

— Вы никогда не бродили по суше?

— Я не знаю, что это такое! — Грифида махнула плавниками.

— Ах да! У вас вся вселенная сплошная вода. Жаль что не спирт. Тогда балдеешь прямо на месте.

Мультини вмешался в разговор:

— Суша, это когда подобные водоросли, только сухие, заполняют собой огромные пространства. В длину примерно как миллион таких русалок как ты.

Маха удивленно прожужжала:

— Так не бывает, таких больших зарослей, чтобы в длину миллион как я. Хотя мир он ведь так велик, никто не знает ни конца его, ни края. Мой далекий предок пытался доплыть до предела воды. Он построил гидросамолет и уплыл далеко, но так и не вернулся.

Мультини прищурился:

— Однако даже у этой вселенной есть конец и интересно узнать, что там за барьером.

Араге презрительно фыркнула:

— Скорее всего, пустота, а дальше за пустотой другая вселенная из керосина, или оливкового масла.

— А может чистейшего Перуанского вина. — Мечтательно произнес Мультини.

— Попрыгаем, узнаете. — Прошипел медальон.

Маха тем временем взяла Араге за руку, ее пальцы были мягкими и нежными.

— Вы такие не обычные существа и видимо иностранцы, прибывшие издалека. Хотите, я вас представлю своему отцу.

— Он что, король?

— Нет, бог! Правда, не из самых высших! Но властвует над этой страной, а я, можно сказать, принцесса.

— Почему, можно сказать?

— Потому что дочерей у него тысячи, а настоящие принцессы должные иметь собственные поместья.

— Понятно! — Кивнул Драко.

— Ничего, скоро будет война, и я отвоюю себе кусок. Вы я вижу, крепкие ребята, присоединяйтесь к моему войску!

— Подумаем! — Мультини сказал это таким тоном, что можно было принять за вежливое нет.

— А теперь во дворец. Я думаю, вы многих удивите!

ГЛАВА 16

Мы орденами так просто не разбрасываемся. "Леонид Брежнев."

На узкой спине стрекозы было очень трудно маневрировать и воины, прикрывшись щитами, попытались придавить Зерома к хитиновому покрову. Парень вывернулся и ударил ближайшего воина по ногам, разрубив кость. Боец вскрикнул и рухнул вниз. Зером увернулся от меча, благо его скорость была значительно выше, чем у простого человека, провел обманный выпад в голову. Юноша, с опытом ветерана, провел тройную мельницу, убив противника. Затем он пропустил удар и ушел в сторону. Самый крупный, и, по видимому, опытный воин, умудрился ударить его щитом по раненой ноге. Зером непроизвольно вскрикнул и нанес удар по шлему, воин, правда был начеку и сумел отвести меч, другой солдат сделал выпад и слегка оцарапал смуглую грудь. Зером охнул и подпрыгнув, не щадя босой ноги, врезал в железный шлем. От резкого и хлесткого удара, громила присел и он воспользовался этим, поразив его в шею, фонтаном брызнула кровь. Правда, ему самому этот прыжок стоил неимоверной боли. Уцелевшие воины, видя, что их командир убит, совсем растерялись, они уже не представляли собой монолитной массы, и сражаться с ними стало проще. Прием тройная стрекоза позволил сбросить вниз сразу двоих противников. Потом шоковый лоукик в пах, боец закрутился налету. Меч словно лезвие бритвы смял последнее сопротивление. Единственный уцелевший воин сдался в плен, упав перед победителем на колени. Зером аккуратно отстранил его от себя, чего доброго еще заразишься:

— Кончай дергаться. Лучше протяни руки, я тебя свяжу, а на земле тебя допросят.

Пленник промычал что-то невнятное и покорно дал себя связать. Слегка опьяненный победой, Зером попытался оседлать стрекозу. Как ни странно, это громадное насекомое покорно и охотно подчинилось новому хозяину. Развернув "фланер," он направил его, плавно пикируя, в сторону поселения. Стрекоза летела как самолет, могучие крылья шумели, захватывая воздух, над головой свистел протяжно ветер. Далеко впереди плыли, покачиваясь, огромные цветные крылья с ровными полосками по краям. Концы громадных пропеллеров были покрыты темными бархатными пятнами.

— А это еще, что за зверь? Может тоже с солдатами? — Прошептал Зером.

Крылья подпрыгивали в воздухе, словно красивый летун танцевал то падая вниз, то взлетая вверх. Под ними можно было видеть извивающее тело, похожее на полосатый дирижабль. Длинные усы с рубиновыми набалдашниками на концах беспокойно вздрагивали, как бы готовясь сразиться с хищной стрекозой. Крылатый громила напоминал размерами стратегический бомбардировщик — "Летающая крепость". В случае схватки, могла начаться грандиозная воздушная баталия.

— Назад! — Зером потянул на себя насекомое.

Битва таких чудовищ не могла привести ни к чему хорошему.

Подлетев поближе, он увидел на крыльях огромную чешую, покрытую пушистой цветной пылью. Насекомое бестолково кружилось в воздухе, крылья трепетали, как паруса на ветру. Заметив стрекозу, оно засветилось, мягко захлопало крыльями, затем, сложив их, начало падать вниз.

— Какой большой, а тебя боится или может быть меня!

Зерому стало весело, и он слегка отпустил ремни. Воспользовавшись этим, стрекоза словно истребитель ринулась вниз, догнала и проглотила крупную муху, а потом погналась за комаром. Бесхозное насекомое тоже нашло свою кончину в ее желудке. Стрекоза проглотила еще и огромную бабочку, белую с лазурными пятнами. Наевшись, она успокоилась и даже слегка отяжелела. Зером направил ее к поселку, сколько можно охотиться!

По пути он встретил своих друзей на комарах. Поначалу они в растерянности, а затем радостно приветствовали его, размахивая руками и мечами.

— Я всего лишь обуздал насекомое. Теперь у нас появилась новая боевая единица.

Их окружили почетным строем и так приветствуя, сопровождали до "аэродрома". Сам главарь повстанцев в зеленом плаще встретил его, протянув неизменно холодную и твердую руку.

— А ты герой! Кто это с тобой связанный?

— Да вот была стычка, захватил с собой пленного.

Сулейман де Багатур прохрипел:

— Ну что же, мы выпытаем его тайны.

Зером покрутил пальцы, затем скрестил их:

— Только, прошу вас, помягче.

— Пытки мягкими не бывают, а из него надо выжать все сведенья. А вы, ребята, продолжайте обучение, скоро поход.

Пленника увели. Зером не стал возражать и либеральничать — идет война, а значит поступать надо по законам военного времени.

Спустя час он был на построении. Втроем они спешно обучали ополченцев. Большинство новобранцев были сильными людьми, постоянная тяжелая работы в рабстве закалила мускулы, слабые просто не выдерживали и умирали. По этому материал был хоть и сырой, но очень качественный. Правда приходилось по много раз повторять движения, те или иные приемы, вбивая их в головы.

Невольники учились быстро, особенно все схватывали на лету подростки и дети. Спустя две недели они уже довольно прилично владели режущими предметами и прыгали как обезьяны. Впрочем, реально подготовка могла занять не один месяц. Ведь не так просто овладеть приемами, хотя, как свидетельствует опыт многих инструкторов, жителей малоцивилизованного мира гораздо легче обучить войне. Видимо потому, что их сознание девственно чисто и хорошо воспринимает информацию. Однако, довести до конца процесс, не удалось. Сулейман вызвал их всех троих, его глаза сквозь прорези маски, сверкали огнем. Голос был по-особому резок:

— Я вас пригласил, мои советники, что бы сообщить малоприятное известие. Пленник показал, что вражеские лазутчики уже довольно долго ищут мой лагерь. А значит, в любой момент к нам может нагрянуть наемная армия.

Таким образом, нам нужно будет подумать или о смене места дислокации, или самим атаковать.

Слев энергично возразил:

— Наши войска не готовы. Бойцы не успели до конца пройти сложную школу боевых искусств. Оптимальный срок подготовки новобранцев, три-четыре месяца.

Сулейман был непреклонен:

— Многие воины уже не плохо обучены драться. Затем их учить по вашей системе? Лучшая практика в бою.

— Наша школа лучше! — Вмешался Артур. — Мы можем подготовить кадровую армию!

— Мгновение дает победу! — Мятежный граф, провел кистью по столу, послышался скрежет.

— Поспешай не торопясь. — Парировал Зером.

— Ладно, я дам вам еще две недели. Форсируйте подготовку, а потом выступаем. Можете идти.

Парни удалились. Слев прошептал:

— У него вполне современный язык. Похоже, что прошлую жизнь он провел в цивилизованном мире.

— А в его словах есть резон. Если промедлим, то враги могут ударить первыми. Хотя здесь и удобно держать оборону, возможна тотальная блокада. Зером сдвинул брови: — Надо поднажать, будем работать круглые сутки.

И снова изматывающие тренировки. Для бойцов были сооружены специальные, довольно примитивные, но эффективные тренажеры. На них они и тренировались. Особое рвение проявила Аслана. Это была женщина — огонь, ее темно-рыжие волосы казалось, могли зажечь пожар. Не много ниже Зерома, она была крайне мускулиста и подвижна, с не- женской мускулатурой. Хотя она и была одним из заместителей Сулеймана, ходила все время полуголой в одной набедренной повязке и с открытой грудью. Аслана это объясняла тем, что так удобнее. Эта женщина-львица прыгала и ловко уворачивалась от разящих тренажеров, и довольно сносно разбиралась в военной тактике.

Зером даже поинтересовался, кем она была в прошлой жизни:

— Если ты, в отличие от большинства туземцев, имела прошлую жизнь, то, наверное, была солдатом.


— Я была не просто солдатом. Я была мужчиной! — Аслана гордо выпятила грудь. — А это тело мне по-прежнему не привычно.

— У вас какой уровень развития — были пушки, ракеты, звездолеты?

— Нет, только холодное оружие. Но при этом, весьма эффективное. Правда, наши настырные соседи владели секретом пороха, но я, к сожалению, не знаю этой тайны.

— Мы знаем. Но изготовить порох так просто, что есть опасение, что и наши противники переймут технологию. Мы еще не решили, стоит ли его демонстрировать. Вот, правда, Слев настоящая ходячая энциклопедия. Он предложил делать ракеты и при этом использовать не порох, а более сложную смесь. Зато и разрушительная сила, не в пример будет выше.

Аслана откинула прическу, ее кожа была темно-шоколадной, а соски горели как клубника.

— Новое оружие, что изготовите вы, поможет нам в борьбе с рабством. Наш учитель говорил, что раньше такого не было, чтобы людей унижали и топтали. Все должны быть свободными и работать добровольно за достойную плату.

Зером утвердительно кивнул:

— Это верно, в перспективе мы должны построить справедливое общество. В своей прошлой жизни я был коммунистом и мечтал, что мы построим коммунизм, а когда партия развалилась, то вступил в "Трудовую Россию". С оружием в руках я защищал парламент.

Аслана удивлено спросила:

— А что такое коммунизм?

Зером опешил. Ну и вопрос.

— Это светлое царство будущего. Общество, где царит равенство, братство и справедливость. Все свободны и счастливы, нет ни голода, ни болезней.

— Что-то вроде рая на Варогоне?

— Да! Но этот рай не свалится с неба. Надо трудиться. Для того, что бы реализовать главный лозунг — От каждого по способностям — каждому по труду!

Аслана хитро прищурилась:

— А как же господа? Ведь и в новом обществе будут командиры. А им захочется особых привилегий — слуг, рабов, лишней земли, роскошных дворцов. Они первыми все захватят, и снова будет нищета и голод.

Зером объяснил:

— В этом и состоит принцип коммунизма: высокий уровень сознательности! Когда вожди и командиры добровольно отказываются от льгот и живут как простые смертные. То есть руководство должно быть таким, что ставит общественные интересы выше своих шкурных.

Аслана усмехнулась:

— Но где найти таких людей? — Их мало. И альтруизм редко встречается. Но, тем не менее, есть идеал и к нему надо стремиться. А пока надо свергнуть тиранию. Султанат эта реакционная форма правления, нужна республика.

Зером посмотрел на Аслану. Все-таки довольно красивая чертовка, напоминает дикарку. Жаль, что она была мужчиной, это сразу как-то напрягает и отталкивает. Зато можно относиться к ней как к товарищу.

— Мы победим и первым нашим указом будет отмена рабства! А пока, приготовим противнику несколько сюрпризов.

Прошла еще одна неделя, затем вторая. Ребята изготовили несколько десятков ракет. Это было не плохое оружие, простое и эффективное. А вот с огнеметами не заладилось. Слишком сложно воспроизвести нужную форму, дюжина опытных кузнецов была в отчаянии. Парни сами впряглись в дело и вот первая форма готова. Проблема, правда, с горючей смесью, нефть найти не просто, поэтому пришлось использовать эфирное масло и сок юртавии, клеша, виниковы. Затем они долго экспериментировали в поисках нужной пропорции. Наконец это им удалось, и малопривлекательный агрегат возвысился посреди выложенной песком и гравием площадки.

Зером и Артур с трудом вытащили его, железные колеса были не совсем ровные и постоянно застревали. Слев был, в свою очередь, погружен в сложные расчеты. Он нарисовал сложный чертеж на листе, напоминающем папирус. Надо быть предельно точными, когда готовишь подобное оружие.

Сулейман также присутствовал. Он напоминал зеленый манекен. Зером подумал: — Неужели ему не жарко? Тут даже в спокойные дни в тени за сорок, а на солнцепеке и вовсе сковородка. А сейчас наверно, уже далеко за шестьдесят. Опять светило разделилось на пять частей. Даже привычным к экстремальному климату туземцам не легко, движения стали вялыми. Ребята развернули огнемет, раскаленный темный гравий скрипел под босыми ногами, даже сквозь огрубевшую мозолистую подошву довольно больно жгло. Юноши терпели и улыбались. Стоящие вокруг воины махали руками. Наконец орудие было заправлено, залито до половины.

Зером повернул винт, щелкнул кремень — вспыхнуло яркое пламя. Раздались приветственные крики, особенно радовались дети и подростки. Они подпрыгивали вверх, исполняли дикие танцы, свистели. Огненный язык, вырывающийся из железного хобота, все рос и рос. Вот он уже десяти метров в длину. Такой рыжий, красивый. Зером стабилизировал мощность.

Сулейман прокричал:

— А еще больше можешь?

— Могу, но это опасно!

Великий вождь рявкнул:

— Я приказываю тебе, увеличь мощность.

Зером секунду поколебался, а потом обреченно повернул рычаг. Пламя еще больше выросло, но внутри механизма что-то задрожало, забулькало, а затем и вовсе стало визжать. Он повернул рычаг назад, но было уже поздно. Огнемет лопнул, а горючая смесь обожгла всех, кто находился рядом. Особенно пострадали сам Зером и его товарищи, Артур и Слев. Убитых к счастью не было, а ранено было полсотни. К счастью, улучшенные формы людей регенерируются очень быстро. На следующий день Зером, Артур и Слев, как ни в чем не было продолжали обучение. Правда было потеряно хорошее и перспективное оружие. Пришлось его делать заново. Для повышения транспортабельности, было бы не плохо изготовить колеса из каучука, но где его найдешь. Что-то подобное здесь правда росло, но сделать даже подобие шин не получилось. Вот в принципе и все. Правда, Слев, вот это ходячая энциклопедия, пробовал создать бинарное оружие, но это оказалось не просто. Самое главное не хватало времени. Вдруг, прямо над их головами, раздался звон, в небо взмыли комары.

Оказалось, разведчик, спрятавшись за облако, сумел подобраться поближе к лагерю. Сквозь оптическое стекло его заметили. Зером и его друзья взлетели. Лазутчик попытался бежать. Рассекая воздух и плотный воющий ветер, Артур настиг его. Бросок лассо и противник пойман. Допрос на сей раз, был краток. Выяснилось, что в султанате уже вычислили, где находиться лагерь повстанцев и беглых рабов. Военный совет принял единогласное решение — наступать. Сулейман также присутствовал и одобрил:

— Ну что же, мы застоялись. Да, я понимаю, что оружие не готово, солдаты не до конца обучены, но у нас нет другого выхода. Нам остается надеться, что к восстанию присоединяться другие рабы и бедняки.

Армия, примерно полторы тысячи человек, из них почти половина подростки и дети, а треть женщины, выступила. Самым сильным звеном были беглые гладиаторы. Из них особой сообразительностью выделялся Форс. Еще совсем молодой, он уже успел прославиться в жестоких битвах, которые устраивали среди юношей и подростков. Естественно были и их старые знакомые — Гурт и Хаборт. Они тоже при начальстве, гладиатор Гурт участвовал в обучении молодежи, он показал себя многоопытным бойцом. Поход начали под утро, когда жара слегка спадает, а светила только показываются из-за горизонтом. Аккуратно спустившись, армия направилась к шахтам и каменоломням. Именно там и трудились десятки и сотни тысяч невольников. Они могли существенно пополнить повстанческую армию.

Зером в быстром темпе обошел ряды, заставляя повстанцев держать строй. Дисциплина улучшилась, даже дети, более-менее соблюдали походный порядок, чеканили шаг. Правда, сам путь был не прост, идти приходилось через колючие заросли, все воины сильно исцарапались. Приходилось пользоваться щитами и мечами. С большим трудом, удалось прорубиться. Опасаясь, что на хвост им сядут войска султана, Сулейман приказал спуститься в ручей, что бы сбить зверей со следа. Идти пришлось десять суток подряд. Многие, особенно дети, сильно устали, их тела покрылись синяками и ссадинами. Наконец, вдали, замаячили фиолетово-коричневые горы с рыжими вершинами.

— Вот это место, где на шахтах добывают драгоценные камни.

Ехавший на муравье Сулейман, воспроизвел выразительный жест, глаза сверкнули:

— Теперь было бы не плохо разведать силы противника и освободить невольников. С этой стороны нас не ждут, и мы можем добиться успеха.

— Что же, это правильно. Я попытаюсь проникнуть на территорию рудника.

Зером вспомнил свое военное детство. Как он, будучи партизаном, ходил в разведку в расположение частей немцев, подкладывал мины и гранаты. И тогда было трудно, попробуй, обмани легендарную немецкую овчарку. И, тем не менее, пролезал, доставал ценнейшие сведенья для лесных мстителей. Здесь также приходилось быть осторожным. Зером полз по кустам, обходя дозоры. Прежде чем отправиться в столь рискованную вылазку, он вымазался выделениями желез виторожной исполинской пчелы. Этого монстра смертельно боялись восьмилапые собаки, которые следили за тем, что бы рабы не сбежали. Так он обошел заслоны, вышки со стражей, не большие группы охранников, которые сопровождали невольников. Не смотря на позднее время, в шахтах и открытых штольнях кипела работа. Зером подполз поближе.

Тяжело брела колонна женщин, они уже закончили рабочий день. Надзиратели собирали корзины. Несчастные рабыни были совсем нагими, кроме цепей на них не висело ни малейшей тряпки. Головы начисто выбриты, обнаженная шоколадно-оливковая кожа блестела от пота.

— Как вас изуродовали! — прошептал Зером.

Одна из невольниц привлекла его внимание, высокая, очень мускулистая, она была великолепно сложена и красива. Даже походка у нее особенная, хотя к обеим ногам прикованы цепи, девушка шагала словно царица. На широких плечах у нее не одно клеймо, как это принято у обычных рабов, а сразу два — справа и слева.

Тем временем надсмотрщики приступили к досмотру рабынь. Их заставляли открывать рот, осматривали ноздри, уши, между пальцев рук, ног и даже щупали интимные места. Женщинам это было очень противно, но они, привычные ко всему терпели.

Вот дошла очередь и до "королевы", крупная девушка презрительно ухмыльнулась и показала жемчужные зубы. Но когда ей попытались залезть между ног, она дернулась и ударила голой ногой надсмотрщика. На нее тут же обрушился бич из толстого паучьего волоса, пара сильных ударов рассекла кожу, высокая грудь задрожала от сотрясения.

— Эта чертова Караема, все корчит из себя неизвестно кого.

Девушка тяжело вздохнула и наклонилась, коснувшись руками земли. Молча, она перенесла унизительный обыск, проходящий под ухмылки стражников. Потом распрямилась и, сверкая гордым взглядом, направилась в барак. Там рабынь приковывали толстой цепью за ноги одна к другой, и они спали на полусгнившем необструганном деревянном настиле. Зером сжал кулаки:

— Скоро мы будем здесь. И вы станете свободными.

Затем он внимательно осмотрел другие стоянки. Здесь работали тысячи взрослых мужчин, а также дети, самым маленьким было лет шесть-семь. Больно было видеть, как малыши тащат корзины с ценной породой, мелькают грязные пятки, сзади свистит кнут и бьет по босым ногам. Дети кричали и бежали быстрее. Одно объединяло всех их, они были голые и бритые наголо, хозяева очень боялись, что раб может утаить драгоценный камень и сбежать вместе с ним. Причем среди надсмотрщиков было много женщин. Они подразнивали и издевались над невольниками, хлестали плетьми.

Один из подростков получил такой сильный удар, что потерял сознание. На него спустили собаку, зверюга укусила парня за руку. Он пришел в себя, взвыл и принялся быстро разгребать лопаткой камни. Надзирательницы смеялись, самая толстая из них поманила раба пальцем.

— Сегодня ночью будешь спать со мной.

Паренек и впрямь был красив, с рельефной мускулатурой, только многочисленные ссадины на спине и боках и грустный взгляд портили впечатление. Он похоже не испытывал энтузиазма от предстоящего сексуального опыта. Мегера схватила его рукой за подбородок и вывернула голову:

— Борода у тебя еще не растет. Тем лучше, не люблю колючих.

Она щелкнула его по носу, затем со звоном шлепнула плетью по многострадальной спине, юноша вскрикнул от боли и унижения.

Зером, впрочем, не предавался сантиментам, а внимательно подсчитывал силы. Лагерь охраняло примерно две с половиной тысячи солдат и примерно столько же надсмотрщиков. Правда, одно дело избивать беззащитных рабов кнутом, другое сражаться в открытом бою. После краткого осмотра Солнцев принял однозначное решение, напасть на лагерь и освободить рабов.

Сулейман еще не спал, Артур, Слев и Аслана на корточках сидели рядом с ним. Зеленый граф с невероятной быстротой чертил схему. Когда Зером явился, он поднял на него прикрытые маской глаза.

— Мой храбрый советник прибыл. Что показала разведка?

— Лагерь, где примерно тридцать тысяч рабов, охраняется пятью тысячами солдат и надзирателей. Лучше всего незаметно подойти со стороны гигантских папоротников. Тогда мы сможем внезапно напасть на казарму и подавить основное сопротивление.

Слев кивнул:

— Это хороший план. Я сам только что вернулся с разведки и могу помочь провести вас самой кратчайшей тропой.

— Но вперед нужно отправить самых сильных, обученных и опытных воинов. Они снимут часовых и обеспечат проход остальной армии.

Сулейман хлопнул в ладоши:

— Прямо сейчас и выступаем. Один бросок, и победа.

Восставшие рабы выступили, ловя тот короткий момент, когда на землю наползает сумрак. Зером, Слев, Артур и Форс вооружились тонкими дротиками и чакрами. Подкравшись поближе, они швырнули все это в часовых, аккуратно сняв их. Затем перерезали глотки дремавшим охранникам. Преодолев первый барьер, они отправились дальше. Форс был самым крупным среди них, чакры метал он очень хорошо, а чем меньше людей движется, тем труднее их перемещение заметить. Второй заслон был также убран, не много пришлось повозиться с собаками. Эти звери подняли вой, и парням пришлось прорубаться. Схватка выдалась жаркой, Зером и Артур получили ранения. Они не стали себя перевязывать, кровь быстро свернулась, вместо этого прибавили шагу. Последний, третий дозор, был самым многочисленным. К нему пришлось пробираться целым отрядом, вся кожа, руки и ноги были изранены в колючих кустах. Затем метание лезвий и быстрый бросок. Зером, рубился сразу двумя мечами. В ходе боя потеряли троих рабов, зато караульный отряд был полностью перебит. После это осталось снять лишь несколько часовых прикрывающих казармы, и дальнейшая схватка переросла в элементарную резню. Это выглядело страшно, пылало пламя, под ногами чавкала кровь. Слев, в дымящемся полумраке случайно налетел на копье. Оно вошло в грудь и уперлось в ребро. Парень перерубил древко и снес голову наносившему удар. Многие воины были убиты прямо в постели. Зером поморщился, запах в казарме не самый приятный, а нос у него очень чувствительный. Командир охранного полка полковник Гиперос был взят в плен, его оглушили ударом по голове. После чего сопротивление оказывали лишь надсмотрщики. Правда, перебить их было не трудно. Услышав шум битвы, рабы присоединились к нападавшим, сбивали камнями цепи, давили ненавистных надзирателей. Лагерь ревел и пылал все короткое время сумерек. Затем успокоился. По приказу Сулеймана собрали всех освобожденных невольников. Люди, сбросившие цепи, распрямили спины и смотрели гордо. Их были тысячи и тысячи — большая сила. Большинство, посрывали одежду со стражников и нацепили на себя набедренные повязки. Некоторые оделись посущественней. Те, что постарше надели туники и сандалии. Толпа шумела. Все успокоились лишь тогда, когда на импровизированную трибуну вышел Сулейман. По-прежнему в плаще и безликий, он обратился к толпе громовым голосом:

— Братья и сестры! Вы свободны! Но ваша свобода зыбка как щепка во время шторма. В любой момент могут нагрянуть войска султаната, и те, кто останутся в живых позавидуют мертвым. Что бы сберечь свободу и нашу жизнь, мы должны сплотиться и создать огромную армию. Возьмитесь за оружие! Мы пойдем на столицу Часару и станем свободными и богатыми людьми. А иначе нас всех ждет гибель!

Рабы дружно скандировали:

— Веди нас! Мы с тобой! На Часару!

Из их рядов вышла высокая женщина. Зером сразу узнал рабыню Караема. Она накинула лишь тонкий кусок ткани на бедра, по-прежнему оставаясь с открытой грудью. Ее голос звучал как труба:

— У нас нет другого выбора! И мы все встанем под знамена свободы! А теперь слушайте меня внимательно. Я дочь покойного султана, принцесса Пай-пай! Законный престол принадлежит мене и моему брату. Султан Кевелик всего лишь узурпатор! Таким образом, я готова возглавить армию.

Ее слова вызвали гул. Караема напоминала больше рабыню с грубыми мозолистыми руками и ногами, чем принцессу.

— Мы тебя не знаем! Ты такая же рабыня, как и мы! Наш командир зеленый султан Сулейман!

Слышались выкрики в толпе. Поняв, что ее инициатива преждевременна, Караема прокричала:

— Верховным главнокомандующим войск повстанцев будет Сулейман, а также его помощники! — она ткнула пальцем в Зерома.

Я же буду сражаться в его рядах.

Сулейман удивил всех. Припав на одно колено, он произнес:

— Я буду командовать войском, пока не посажу на престол законную принцессу Пай-пай!

Рабы это приняли приветственным воем. Вверх полетели комья земли. Сулейман опустил руку.

— Ну, а пока повинуйтесь мне беспрекословно!

Повстанцы опять закричали:

— Веди нас!

Зерому и его товарищам прибавилось работы. Армия выросла до тридцати тысяч, а оружия всем не хватало. Поэтому решено было, захваченное в бою разделить между самыми сильными рабами. Остальные выламывали себе дубинки, делали луки, затачивали колья. Трофейные муравьи — их было примерно пятьсот, достались лучшим воинам. В ангаре нашлось также два десятка комаров, три стрекозы и примерно сотня собак. Новобранцы, особенно мужчины, были сильными и выносливыми, но, как правило, плохо обученными. Их приходилось тренировать на ходу. Так как опытных бойцов не хватало, Зером предложил разгромить школу гладиаторов в Цкакуе. Это могло дать существенное пополнение. Гурт поддержал подобную инициативу, он хорошо знал все подступы, сам учился там.

— Вы сильные парни, из вас получились бы неплохие бойцы. Может даже вы стали бы королями кровавой арены.

— Нас это не привлекает, — возразил Зером. — Надо разделить армию на полки, каждый со своим названием.

Так как новая армия была революционной, он предложил назвать ее красной.

— Под цвет крови. Это оригинально!

Султан выразил свое одобрение:

— Пусть внушает всем страх. Красный цвет самый агрессивный, это цвет огня и крови!

Слев возразил:

— Страх должны внушать наши победы, а не название.

Артур, наоборот, горячо поддержал:

— Черный цвет чересчур мрачно, белый символ капитуляции, желтый измены, голубой извращение. Поэтому самый лучший это красный.

Названия полков подбирать было труднее. Зером хотел, было, представить названия: имени Разина, Пугачева, Сталина.

Однако Сулейман возразил:

— Их никто в этом мире не знает! Это твои герои. Лучше просто пронумеруем их. А в будущем будем называть их именами командиров наиболее отличившимся в боях!

Зером согласился, остальные тоже не возражали. Один из полков возглавила принцесса Пай-пай.

После краткой реорганизации, громадная армия выступила в поход. От их движения поднималась столбом пыль. Они вышли на центральную дорогу. Небольшой отряд бойцов султаната, человек пятьсот, попался им на пути. Его тут же окружили, частично перебив, частично взяв в плен. Многие повстанцы впервые окровавили мечи. К вечеру они подошли к небольшому селению. Большой мраморный дворец возвышался на холме. Он принадлежал одному из князей. Его окружали рощи из странных деревьев, причудливо искривленных и в завитушках листьев. Некоторые из них напоминали оливки и кипарисы. Сотни рабов, некоторые в цепях, другие связанные веревками, трудились на полях.

— Взять штурмом, — скомандовал Сулейман.

Используя заранее приготовленные штурмовые лестницы, рабы ворвались в слабо защищенный замок, потеряв лишь полсотни человек. Первыми на стену забралась веселая тройка: Зером, Артур, Слев. Они яростно рубились. Хозяин замка упал на колени, его оглушили и связали.

— Возьмем выкуп или казним, — заявил Сулейман.


Дворец был так велик, что в нем и соседних домах заночевала вся армия. Перед этим был устроен смотр захваченной добычи. Большое количество золота, серебра, тканей, драгоценных камней было свалено в кучу и поделено поровну. В подвалах нашлись запасы копченых окороков, большие круги сыра и запечатанные кувшины старого вина. По утру к ним присоединилось около трех тысяч невольников, некоторые явились с топорами, косами, кузнечными молотами. Помимо прочего, были освобождены сидевшие в подземелье рабы. Зером, в сопровождении дрожащего от страха управляющего поместьем, спустился в подземную тюрьму. В сырых мрачных подвалах содержались не покорные или провинившиеся рабы. Кожа у многих, из-за отсутствия солнца посерела. Закованные в цепи, они вертели тяжелые жернова, тесали камни для фундаментов, выполняли непосильную работу.

Зером приказал разбить цепи и вывести их наружу. Ослепленные светом, они глупо щурились и бурно благодарили избавителей.

Помимо рабов, к повстанцам присоединилось большое количество формально свободных, но фактически забитых и униженных бедняков. В самом дворце удалось найти полторы тысячи мечей, пятьсот копий, две тысячи щитов плюс оружие, захваченное у защитников.

Сулейман не стал медлить и приказал продолжить движение. По пути им то и дело попадались богатые поместья, небольшие селения и раздробленные отряды. И всюду к ним присоединялись восставшие толпы. Армия быстро росла. Наконец они подошли к Цкакуе. Этот город был хорошо укреплен, высокие толстые стены, массивные башни, сильный гарнизон. Сулейман приказал остановиться. Слегка потемнело, стало не так душно, и Зерома пригласила к себе принцесса Пай-пай.

Девушка всю дорогу шагала пешком по горячим камням и по этому, с удовольствием окунула ноги в медный таз.

— Зером, я твоя законная королева. И это большая честь обслужить меня.

Парень не возражал. Ласковыми движениями он потер огрубевшие мозолистые ступни августейшей особы. Похоже, королева никогда не знала что такое обувь, насколько твердая как кость у нее была кожа. Зером напряженно тер мочалкой, стараясь отодрать вековую грязь. В конечном итоге его титанические усилия увенчались успехом. Отмытые от грязи пятки у принцессы стали розовыми, длинные пальцы были изящны, и он почувствовал в ней породу.

— Потри мне спину и сделай массаж. — Промурлыкала Пай-пай.

Зером склонился над ее широченной спиной. Если бы не крупные груди и пышные бедра, то принцессу можно было принять за мужчину, такая она большая и мускулистая. Крепкая спина вся в едва заметных шрамах, судя по всему, доставалось ей не мало.

— И давно ты в рабстве? — Вырвался невольный вопрос.

— С пяти лет. — Охотно ответила принцесса.

— И все это время тебя били?

— Они хотели меня унизить. Хотели, что бы я забыла, кто я есть, содержали меня как последнюю рабыню. Пороли довольно часто, но я выжила и выросла. Давай массируй.

Зером энергично разминал спину. Прикосновения мощного женского тела возбуждали.

— У тебя сильные руки. Будь ты хоть не много старше, я бы с удовольствием занялась с тобой любовь. А так ты для меня слишком молод.

— Я не ребенок. — Возразил Зером, — в прошлой жизни мне было за восемьдесят лет. И я много знаю.

— Прошлая жизнь не имеет значения. У меня она была очень короткая. Я ее почти не помню. Другие и этого не имеют. Одно меня смущает, если я стану королевой, то куда денутся два клейма. Она указала на неровные ромбы "украшавшие" плечи.

Зером нахмурился. Это проблема его не касалась.

— В будущем мы создадим лекарства, вот посмотри на меня, столько ранений и ни одного шрама. — Юноша указал на свою гладкую, чистую кожу.

— Когда возмужаешь, я, может быть, сделаю тебя своим мужем, красавчик.

Зером прикинул. Девушка на вид неплохая, но уж слишком большая, почти два метра. От тяжелой работы выступили вены и сухожилия, пресс выложен плиточками. На голове отрастают светлые с желтым отливом волосы. Судя по всему, у нее будет густая львиная грива.

Продолжая энергично мять спину, он, тем не менее, вглядывался в стены. Как пробраться сквозь такую махину?

Смуглый посыльный мальчишка подбежал к нему:

— Тебя вызывает Сулейман.

Зером сделал легкий поклон и хлопнул ладонью по спине Пай-пай. Та вскочила и своей огрубевшей рукой постаралась врезать в ответ, но юноша ушел от удара.

— Это шутка. Не сердись королева.

— На дурачков не обижаюсь.

Сулейман уже ждал их. В палатке, скрестив ноги, сидели Слев, Артур, Гурт и Форс. Сулейман нацепил себе на голову золотой венок, захваченный во дворце. Его голос стал еще ниже, полнозвучнее:

— Этот город настоящая крепость, а наши войска плохо вооружены и слабо обучены. Единственный в данном положении выход, это подорвать противника изнутри.

Зером понял с полуслова:

— Значит, мы должны проникнуть в школу гладиаторов, поднять их на бунт, потом прорваться к воротам.

— Да именно. Гурт говорит, что их примерно девять тысяч, хотя на самом деле их может быть еще больше. Это грозная сила, кроме того, в городе находится целый арсенал. Самое меньшее, двадцать тысяч мечей, копий, доспехов. Тогда мы станем громадной силой.

— А как перебраться через стены? — Спросил Зером. Слев ответил:

— Я сделал специальные приспособления для лазанья через стены. — Он указал присоски с загнутыми металлическими когтями. — Они впиваются в стены, и мы легко переберемся. Скоро начнется сильный ливень и нас не заметят.

— Отлично, а по улицам мы проберемся сами.

— Вот только кого взять с собой? Форс сильный парень, и еще относительно легок. А вот Гурт тяжеловат, он может не перебраться.

— Вы меня недооцениваете. Думаете, что только вы можете лазить как макаки. Тем более что меня там знают.

— Меня тоже все знают. — Вставил Форс, — кроме того, гладиаторам уже известно, что к городу подошла целая армия, они лишь ждут сигнала. И не имеет значения, кто им принесет славную весть.

— А каково им опытным воякам будет узнать, что ими будут командовать совсем молодые парни. А за старшим им пойти будет легче.

Слово взял Зером:

— Стены очень высокие, ты в любой момент можешь сорваться. Лучше, если пойдут воины полегче. А когда ты гниешь в рабстве или тебя впереди ждет смерть или увечье на арене, то на возраст внимания не обращают. Кроме того, и здесь известно, что существуют люди, проживающие не одну жизнь. Значит опытный юнец, для них привычно.

Сулейман положил конец спору:

— В город пойдете вчетвером. Будьте скрытны, как ящерицы в пустыне. А дальше, вы настолько опытные ветераны, что я не буду давать вам советы.

Ребята вместе соединили руки, и вышли из бархатного шатра. Гурт сердито тряхнул бородкой, но промолчал. Перемещались они быстро, подойдя к стенам, замедлили движение, стали скрываться в кустах. Караульные несли службу не слишком бдительно, явно не ценя противника даже в медный грош.

Наполненный водой ров переплыть было не просто, мешала амуниция. Вдали ударила молния, и пошел сильный дождь. После неумолимого жара, теплые струйки были очень приятны.

— Кем ты был в прошлой жизни? — Шепотом спросил Артур Форса.

— Никем! Я живу лишь в первый раз, — ответил юноша.

— Так ты малолетка. — Артур был явно разочарован.

Что бы их в сумраке не выдали светлые волосы, юноши замазали их грязью. Смуглые тела сливались с шершавой каменной стеной. Взбираться, даже с помощью присосок, было нелегко, по этому парни ползли молча. Первым змейкой двигался Зером, за ним Слев и Форс. Артур последний. Преодолев полсотни метров, бывший партизан перелез через стену, по бокам торчали зубья.

— Аккуратно за мной. — Еле слышно прошептал он.

ГЛАВА 17

Все боятся времени, а время боится лишь пирамид. "Сергей Мавроди."

— Что наша жизнь — игра! — Вспомнил Герман, продолжая накручивать ставки. Краткий отдых пошел ему на пользу. Денег сбрасывалось все больше и больше. После короткой передышки и сытного экзотического обеда, Адольф и Генри, почти под чистую, обобрали павлина и различные модификации рулетки. Геринг заметил, что игра слегка выровнялась. Партнеры все больше рисковали и подсаживались в гиперпрыжок. С появлением Эфора, который устроился за соседним столом, где играли во что-то отдалено напоминающее тысячу, игра повернулась в его пользу. Правда, транс-плутоновик слегка упростился, вместо интересных раскладов регулярно сообщал содержимое прикупа, а также высвечивал боевые единицы партнеров. Это тоже помогало, Геринг был опытный картежник, мог и сам исхитриться.

Уже к самому ужину, когда на руках у бывшего эсесовца остался сомнительный боевой резерв, вирус задумался, стоит ли рисковать. Эфора подсказал:

— Наступай! Сноси антигравитационные звездолеты, а Капа да Рала сделает по ним третий заход. Тогда и сбросишь гиперплазменную ударную группировку.

Битва гремела, кибернетические карты стреляли. К позднему вечеру выигрыш вируса приблизился почти к четыремстам миллиардам. Геринг был в азарте и хотел играть всю ночь. Лорд Дарок возразил:

— Игра пошла серьезная, требуется свежая голова и ясность мысли. Давайте через час прервемся до утра.

Капа да Рала и Гикоса Ан Терна — растение и медуза поддержали его. Мимо пролетела разумная бабочка с пестрыми крылышками, ее появление слегка успокоило нервы.

Геринг не возражал и за час с помощью Эфора увеличил свой выигрыш еще на сорок миллиардов. Напрасны надежды его партнеров, что за ночь полоса его везений прервется. Попробуй, одолей паранормальных монстров.

Вирус и сам изрядно замотался и активно подкрепился в баре. Смесь кислоты и спирта его взбодрила. Двое дружков заработали гораздо скромнее, но все-таки лучше, чем ничего. Эфора передал Герингу небольшой пакетик:

— Здесь наша жизнь.

— Неужели жизнь?

Эфора начал искрить не много сильнее:

— В красной бумаге — летимор, аннигиляционные бомбы. Взрыватели настроены на телепатическую волну. Рвану я сам, а ты будь осторожен, здесь такая мощь, что можно целый город взорвать, чистая антиматерия в гравитационной ловушке. Есть у меня еще кое-что, но это сюрприз.

— А если точнее? Мне же надо будет как-то уйти.

— Отдельные вещества способны давать сильные парализующие излучения. Мини-компьютер сделает так, что они сработают вовремя.

— Это уже лучше!

У себя в номере вирус ловко подготовил снаряжение. Видно, что Геринг матерый пират. Парализующее вещество рассовали по наркотическим спичкам. Это что-то вроде сигарет, но более тонких и коротких с сильным эйфоризирующим эффектом. Потом, скурив их наполовину можно приклеить к стене или к крышке утилизатора. Почти не заметно.

Что же, это тоже оружие.

Один взрыватель мгновенного действия Герин не активизировал, а спрятал в кармашек, лишний козырь в рукаве не помешает.

Есть у него и еще сюрпризы. В номер вошли Адольф и Генри. Адольф также при оружии.

— Вот время торгов, мы тебя прикроем. Эфора нам только что сказал, что рядом с казино будет плавать скоростной авиалайнер. Мы прорвемся.

Адольф был настроен скептически:

— А охранные звездолеты, крепости — астероиды, кибернетические мины? Они способны остановить любой звездолет, и даже боевой крейсер.

— Эфора позаботится об этом.

— Как?

— Я и сам пока не знаю.

— Так разыщи его!

Геринг сверкнул глазами:

— Дайте поспать, хотя бы пару часов. И вообще заткнись. Я твой командир и могу распылить тебя на фотоны.

— Извините босс.

Геринг завалился спать, сон был глубок и бесшумен. Проснувшись, он отправился на поиски своего закадычного "друга". Попытка связаться через копм-телефон была безуспешна.

— Отключился, гад.

Вирус поднялся на сто пятнадцатый уровень отеля. У входа роботы и портье, напоминающий бледно-розовую жабу.

Вялым тоном он сообщил, что Эфора ушел в неизвестном направлении.

— Куда?

— Я сказал, в неизвестном.

— Один?

"Жаба" зевнула, широко раскрывая рот. Геринг решил прибегнуть к испытанному способу дознания. Сунул хрустящую купюру с портретом крокодила.

— Транс-плутоновик умчался в номер уровень 321, Отель "Гипергалактика".

Это был самый дорогой и роскошный отель. У входа его остановили киборги, пришлось сунуть фишку. На фоне последнего выигрыша это так, мелочь. До чего тут все коррумпировано, даже роботы берут взятки.

Едва Геринг свернул в коридор, ведущий в отмеченный номер, как его остановил рев:

— Туда нельзя!

Вынырнул необъятный телохранитель, настоящий бегемот с лазерным автоматом. Вид у громилы самоуверенный, что для него какой-то одноклеточный.

— Почему нельзя? Я по срочному делу.

Вирус сделал шаг вперед, охранник ухмыльнулся. Геринг, не даром матерый пират, прыжок и удар с разворота, зря его подпустили на столь близкое расстояние. Лазерный автомат врезался в стену и приклеился. Геринг хихикнул, наклонился над обездвиженным телом, достал из-за пояса миниатюрный бластер.

— Без оружия скверно.

У раздвижных дверей номера сразу четверо боевиков с арсеналом. В переговоры не вступают, а сразу навели плазменные "пушки". К счастью в резерве есть парализующее вещество. Чуть-чуть сдавил, и охрана завалилась без сознания.

Бронированная дверь казалась неприступной, но у звездного корсара колоссальный опыт. Через пять минут он взломал код и проник в номер. Громадная шикарная гостинная пуста. Следующая комната тоже, обстановка везде вычурно роскошная, в соседней кто-то есть. Кажется, шумит реактивный истребитель, искрит и вспыхивает. Геринг аккуратно вполз. На дне довольно приличного бассейна, правда без воды, происходит что-то невероятное. Кажется, что горит и мерцает ореол из радуги, глаза слепит. Лишь натянув солнцезащитные очки, вирус рассмотрел: Эфора и другой неизвестный, но тоже радиоактивный тип тесно прижавшись, друг к другу занимались любовью. От этого их сотрясало, казалось, что рвутся миниатюрные бомбы. Конечно это восхитительное зрелище, можно долго заворожено смотреть на столь необычное соитие. Наконец Эфора заметил Геринга. На какое-то мгновение свет потускнел, и биполярное существо оторвалось от своего партнера. Прыгнув, оно схватило Геринга:

— У тебя, что, плазма вскипела? Ты срываешь мне всю операцию! — И с силой толкнул вируса к двери.

— Дело серьезное! — завизжал Геринг.

— После! Я утром буду рядом с вами и обговорим. А пока не позорь свою расу. А на счет космолайнера не беспокойся, все нужных людей я взял в оборот.

— Торгуешь телом?

— Глупости! У нас с Вирикоролом любовь. По расчету, разумеется. Он крупнейший специалист в галактике по кибернетике.

— Ну и что!

— Если хочешь выжить, поймешь. А пока проваливай.

— А я думал, ты балдеешь!