Book: Одна ночь с миллиардером



Одна ночь с миллиардером

«Одна ночь с миллиардером»

Джессика Клэр

Серия Клуб миллиардеров» №6


Переводчик – Анастасия Конотоп

Редактор – Юлия Желисковская

Оформление – Наталия Павлова

Обложка – Наталия Айс

 Переведено специально для группы https://vk.com/beautiful_translation


Глава 1

 Единственная супер–сила, которой Кайли Дэниелс хотела обладать – это способность делать идеальную форму бровей одним лишь взглядом. Именно в этом нуждалась сидящая напротив нее женщина. Казалось, она выщипывала, а затем дорисовывала их в темноте. Мало того, она еще дорисовала в конце нечто вроде запятой. Иисус, Мария Иосиф.

Не то, чтобы Кайли была экспертным визажистом, … ладно, она была. Она была превосходным визажистом. Также он – дипломированный косметолог, работала со многими знаменитостями, и могла с помощью нужных кисточек скрыть даже самые глубокие поры и жирные прыщи.

Именно поэтому она сидела сейчас в офисе продюсерского центра «Грязный доллар» в этот чудесный июльский день, ерзая своей большой попой в ожидании собеседования. Одна ее знакомая – звездный стилист упомянула, что, они ищут спокойного, но креативного визажиста, готового отправиться в тур, вместе с клиентом. И вот знакомый знакомого договорился о собеседовании, и теперь Кайли сидела в ожидании, и надежде, что ее собственный макияж не потечет, вместе с потом.

В Лос–Анджелесе итак мало кто хотел нанимать пышную визажистку, и уж тем более шансы на работу уменьшаться, если она сама будет плохо выглядеть. Как никак макияж был ее визитной карточкой. Она обязана всегда идеально выглядеть, иначе люди начнут сомневаться в ее способностях. Так что вместо привычного сдержанного образа, который выбрал бы любой нормальный человек, идущий на собеседование, Кайли решила рискнуть. Из одежды она выбрала полосатую блузку, черную юбку в стиле русалки и красные туфли на каблуках. Она решила придерживаться образа кинозвезд 40х гг., поэтому сделала укладку «победные локоны», закрутив одну половину светлых волос в крупные роллы, а другую оставила лежать на плечах. Макияж тоже был кричащим: широкие брови, подведенные темным карандашом; светлая подводка, делающая ее кошачий разрез глаз более выразительным; накладные ресницы, чтобы предать объем своим, и темно–красная помада. И завершали образ серьги и подвеска в форме красных вишенок.

Немного броско, но ведь она была на собеседовании на должность визажиста Дафны Петти, а Дафна сама далеко не скромница. Дерзкие тексты, откровенные костюмы, репутация тусовщицы. С такой командой Кайли не придется скучать в турне.

Кайли оставалось надеяться, что ее новая клиентка будет лучше предыдущей, с которой она объехала всю Азию. В райдере Шантез были требования, чтобы все члены команды ходили только в белом, и молчали до тех пор, пока она к ним не обратиться. Кайли не могла дождаться окончания турне. По возвращению в Штаты, Кайли уволили со словами, что Шантез не устраивало то, что Кайли «не следила за собой», и такой внешний вид ее персонала плохо влиял на ее ауру.

Другими словами, меня смущает твоя жирная задница. Не приятно, но Кайли пыталась это пережить. К тому же, кто она такая, чтобы спорить с человеком, у которого туалетное сидение инкрустировано бриллиантами.

Так что сейчас Кайли была безработной, и очень хотела получить это место.

– Мисс Дэниелс? – окликнули ее, и Кайли поднялась со стула, сжимая в руках круглый чемоданчик.

Глубоко вздохнув, успокаивая нервы, она расправила юбку и протянула руку, подошедшему мужчине.

– Кайли Дэниелс, – представилась она, стараясь говорить спокойно и расслабленно, не смотря на оценивающий взгляд мужчины. Этот мужчина явно предпочитал консервативный стиль, но она надеялась, что его клиентка – нет.

– Спасибо, что пришли. Я – мистер Пауэрс. Прошу за мной, – ответил он, провожая в кабинет.

Она переложила в другую руку свой чемоданчик с косметикой, и пошла за ним, и промолчала, когда он прошел мимо лифта, и направился прямиком к лестнице. Ну, конечно, заставь толстую цыпочку на шпильках подниматься по лестнице, таща за собой 15ти килограммовый чемодан с косметикой. Она надеялась, он не возмутиться тому, что к концу пути она слегка вспотеет.

Кабинет мистера Пауэрса располагался на червертом этаже, поэтому к тому времени, как они поднялись, Кайли вспотела и тяжело дышала. Не в таком виде она хотела предстать на собеседовании, но ничего не поделаешь. Мистер Пауэрс всю дорогу молчал, затем указал на конференц–зал и вежливо улыбнулся.

Она вошла, поставила чемоданчик на стол, сама села на стул. Пауэрс ушел, но через 2 минуты вернулся со стопкой бумаг и ручкой.

– Мисс Дэниелс, мы бы хотели, чтобы вы подписали соглашение о неразглашении, ведь мы заботимся о репутации фирмы.

– Конечно, – буркнула Кайли, взяв ручку. Она подписывала нечто подобное перед началом работы у Шантез. Она быстро расписалась, и с улыбкой протянула бумагу. Видите какая я понимающая?

Мистер Пауэр не сел на один из восьми свободных рядом с ней стульев. Наоборот, он выглядел напряженным, затем поднял со стола бумаги. – Вы должны кое о чем узнать, прежде чем встретитесь с Мисс Петти.

– Хорошо. – Кайли, продолжала улыбаться, сцепила руки в замок, положила на колени. После нескольких лет работы в Голливуде, она была готова к любым новостям. Некоторые клиенты не любили, когда их фотографировали справа. Кто–то считал, что зеленый цвет негативно влияет на их ци, поэтому никаких зеленых теней. Не смотри клиенту прямо в глаза. Не задавай открытых вопросов, чтобы клиент решил, будто персонал бросает ему вызов. Клиент очень нервный, поэтому старайтесь быть сдержаннее.

– Мисс Петти уволила последнего визажиста из–за личных разногласий. – Он дважды проверил ее подпись на документе, затем вернулся взглядом к ней, при этом он явно нервничал. – Звукозаписывающая компания делает все в угоду мисс Петти, это понятно?

– Да. – К чему он ведет?

– Однако, он также заботиться и об образе мисс Петти. По правде, сейчас это наша первостепенная задача. Именно для этого вы нам и нужны.

– Хорошо. – Интересно, какого ответа он от меня ждет?

– Вкратце, люди платят большие деньги, спонсируя тур восхитительной, яркой Дафны Петти. Поэтому вы четко должны понимать поставленные перед вами задачи.

– Конечно, – ответила она, совершенно не понимая ход этой беседы.

– На этот раз у мисс Петти не будет права вас уволить. Это решение должна принять звукозаписывающая компания.

Ладно... если они не поладят, то Дафна не сможет ее уволить, то тогда как она уволила последнего визажиста? Все это выглядело странно. Она продолжала улыбаться, хотя начала немного волноваться. – Думаю, я со всем справлюсь.

– Отлично. Как я погляжу, вы прихватили с собой свои инструменты?

Она похлопала по чемоданчику.

– Разумеется.

– В качестве проверки, нам бы хотелось посмотреть, что вы сможете сделать с мисс Петти.

Это вполне понятно.

– Хорошо. В новом турне у нее будет какой–то определенный образ?

Мистер Пауэрс наградил ее странным взглядом.

– Здорового цвета лица будет достаточно.

Здорового?

– Уверена, я смогу предать ей цветущий вид.

– Отлично, – он немного улыбнулся. – Тогда я пойду, позову мисс Петти.

– Спасибо, – тихо ответила Кайли, и мистер Пауэрс оставил ее одну в конференц–зале. Слава богу, работал кондиционер, и тут не было слишком жарко. Пока она ждала Дафну Петти, ее влажный лоб высох, и она изучила висящие на стене награды за золотые и платиновые альбомы, и постеры с предыдущих туров. Для нее это будет отличной работой, большим прорывом в карьере, поэтому Кайли скрестила пальцы, чтобы у Дафны не было предрассудков относительно Кайли и ее большой по Голливудским стандартам задницы.

В скором времени она начала скучать. Она ждала уже 45 минут, но к ней никто так и не пришел. Кайли успела подправить собственный макияж, перебрала косметику в чемоданчике, мысленно пытаясь придумать образ Дафне. Насколько она помнила, у нее были большие широкие глаза, и она могла бы их подчеркнуть. Тени будут зависеть от цвета волос звезды, и судя по фотографиям в прессе, Дафна часто их перекрашивала. Может, на этот раз она вернулась к натуральному цвету? Кайли задумчиво перебирала помаду и палетки. У нее возникнут сложности, если Дафна будет с ярко–розовыми волосами...

Сильный удар во входную дверь заставил Кайли подпрыгнула на своем стуле. Она тут же обернулась. Через секунду дверь открылась и в проеме показалась фигура. Это была женщина в огромных очках, закрывающих половину ее лица. Короткий платиновый лоб, и казалось голову она не мыла целую неделю. Она была одета в старую толстовку, свободные капри, и едва стояла на ногах. – Это ты визажист?

Это была Дафна Петти. Голос хриплый, нечеткая речь.

– Да, это я. – Кайли поднялась и протянула руку. – Меня зовут Кайли Дэниелс. Рада с вами познакомиться, мисс Петти.

Дафна осмотрела ее с ног до головы.

– Ты похожа на жирную Мэрилин Монро. Или Бетти Пейдж. Знаешь, в ЛА не любят толстух, – прошептала Дафна. – Главное, чтобы мой личный тренер не видел нас рядом, иначе посадит меня на строгую диету, решив, что ты кормишь меня сладостями. – Она плюхнулась на стул рядом с Кайли, сняла очки, потирая лицо. – Ладно, я готова, – она махнула рукой. – Делай из меня красавицу.

Кайли с ужасом смотрела на нее. Когда–то жизнерадостная Дафна сейчас выглядела болезненно тощей. На руках следы от уколов, а на запястьях шрамы от порезов. Кожа была посеревшей, в некоторых местах с нарывами, а в уголках рта красные пятна. Под глазами мешки и круги, а глаза пожелтевшие.

Она выглядела ужасно.

И теперь, Кайли поняла, о чем говорил мистер Пауэрс. Дафна не могла ее уволить, потому очень сильно в ней нуждалась. И звукозаписывающая компания хочет не просто образ, они хотят, чтобы Кайки скрыла признаки состояния Дафны. Они хотят, чтобы на публике она выглядела нормальной и здоровой.

Но им нужен не косметолог, а настоящий волшебник. Кайли с жалостью посмотрела на Дафну. Дафну, чей взгляд блуждал по залу, но она не могла ни на чем сосредоточиться. Если не волшебник, то хотя бы целитель. Кайли не была ни тем, ни другим, но решила сделать все возможное. Достав набор кисточек, она дала Дафне очищающую салфетку. – Мы начнем, как только ты умоешь лицо. Думаю, для начала нам нужно будет выровнять тон.


***

Час спустя тощее лицо Дафны Петти выглядело более округлым. Острые скулы сглажены, через чур тонкий нос расширен, а Кайли пришлось откорректировать каждый сантиметр ее лица. Следы от уколов были замазаны. Красные пятна на лице тоже, Кайли молилась про себя, чтобы это не были следы от мета. Кайли решила сделать акцент на глаза, придать им цвет, и в довершении выбрала неяркую матовую помаду. Когда она закончила, она протянула зеркало Дафне, которая все это время сидела словно в забытье.

При виде своего лица, Дафна пришла в себя. – Ого, мне нравится. Отличная работа жирная Мэрилин.

Ого. Это прозвище воспринимать как комплимент? Кайли сомневалась, поэтому лишь усмехнулась. – Спасибо, я старалась.

Дафне посмотрела на нее с недоверием. – Могу я спросить, зачем тебе эта работа? Гастроли бывают тяжелыми, выматывающими, и большую часть этого времени я буду срываться и вести себя, как стерва.

– Я люблю путешествовать, – соврала Кайли. – Люблю посещать новые места.

– Брехня, – ответила Дафна. – Это мой четвертый тур по стране, и могу тебя заверить, единственное, что ты будешь видеть – это автобус и стены моей гримерной. Так почему бы тебе не ответить мне честно?

Справедливо.

– Вы мировая знаменитость, и мне поможет ваше имя в моем резюме. – Опять не совсем честно, но уже ближе.

Этот ответ явно обрадовал Дафну. Она знаючи коснулась кончика носа, а затем указала пальцем на Кайли.

– Вот теперь верю. Ладно, – сказала она, вставая со стула. Кажется, она начала отходить от того, что она себе ввела, и стала почти нормальной. – Полагаю мне лучше позвать мудака Пауэрса, и узнать его мнение. – Она подмигнула Кайли, и смахнула с лица платиновые волосы.

Кайли улыбнулась. Когда Дафна была в хорошем настроении, было не сложно понять, почему она стала такой популярной.

Дафна открыла дверь, высунула голову, и рявкнула.

– Пауэрс, тащи сюда свою задницу. – Он не заставил себя ждать, и уж через мгновение появился в своем строгом костюме и оценил работу Кайли. Он смотрел внимательно, затем взял Дафну за подбородок, покрутив ее голову из стороны в сторону.

К изумлению Кайли, Дафна просто стояла, принимая унизительное обращение с собой. Затем Пауэрс взял одну из рук Дафны в поисках следов, а потом посмотрел ей в глаза. Вся эта процедура напомнила Кайли покупку племенного жеребца. Кайли не сдержалась и буркнула. – А вы не хотите заодно проверить и ее зубы?

Дафна хихикнула.

Пауэрс повернулся к Кайли.

– Вы что–то сделали с ее зубами?

– Нет, это шутка, – ответила Дафна, стоя с вытянутыми руками. – Так что скажите?

Пауэрс посмотрел на Кайли, затем на Дафну, а после опять на Кайли. – Вы наняты. Принесите все необходимые документы в отдел кадров.

– Жирная Мэрилин, мы с тобой будем лучшими подругами, – объявила Дафна и ушла.

Почему–то жирная Мэрилин с этим была не согласна. Кайли ничего не могла с собой поделать, но она испытывала жалость к Дафне. Вероятно ее душевное состояние ничуть не лучше ее внешности.


***

Как только Кайли приняла предложение, она сразу же направилась в отдел кадров. Там она подписала контракт, обсудила зарплату и все детали своей работы, о которых не удосужились упомянуть Дафна и Пауэрс. К ее удивлению, никто не оспаривал размер ее зарплаты, молча согласились, и назначили дату, когда она приступит. Кайли понравилась сумма, которую она в итоге получит, даже если перед этим ей придется пробыть 4 месяца в дороге. Тот факт, что ей заплатят больше обычных расценок визажиста подсказал Кайли, что ей придется отработать каждый лишний пенни.


***

Довольная новой работой, Кайли собрала свои вещи и покинула здание. Но вместо того, чтобы возвращаться в квартиру своей подруги, она взяла такси до тихого спального района Лос–Анджелеса.

– Подождите здесь, – сказала она водителю. – Обещаю, я пробуду там меньше 20 минут.

– Я не буду останавливать счетчик, – ответил водитель.

У Кайли не было машины, поэтому у нее не оставалось другого выбора, как согласиться. – Ладно. Только не уезжайте.

Водитель поднял вверх большой палец, и включил громче радио. Сделав глубокий вдох, Кайли направилась к дому престарелых.

Войдя в здание, ее тут же обдало холодным воздухом от кондиционера. Полы коридора были стерильно белыми, а стены – нежного розового цвета. Все это отвлекало внимание от больших стеклянных дверей с чиповым ключом.

Она подошла к стойке, расписалась в списках посетителей. – Я пришла навестить Слоан Этертон.

– Минуточку, – ответила молодая медсестра. Она достала из держателя желтый конверт. – Меня попросили напомнить вам, что мы не получили оплату за прошлый месяц. Вас проводить в бухгалтерию, чтобы вы урегулировали этот вопрос?

Она отрицательно покачала головой.

– Нет, такого больше не повториться. Я … у меня были небольшие финансовые сложности последние несколько месяцев. – Кайли достала чековую книжку, и немедленно выписала чек. – Сейчас все улажено. Я только что подписала контракт, оплата поступит уже в понедельник. – Или сразу же, как она дозвониться до мистера Пауэрса. – Я могу выписать чек с будущей датой?

– Мы не можем принимать такие чеки.

– Понимаете, через несколько дней я уезжаю в турне, и не смогу внести отплату лично, – раздраженно ответила Кайли. – Так что или вы принимаете такой чек, или никакого.

Кажется Кайли произнесла волшебные слова, потому что медсестра тут же подняла на нее глаза. – В турне?

– С Дафной Петти, – сказала Кайли, выписывая чек, с оплатой за 2 месяца вперед. Это пробьет дыру в ее бюджете, но у нее не было выбора. – И я уверена, я смогу достать для вас билеты. – Она оторвала чек, и протянула его девушке. – Если вы примите чек с будущей датой.

– Уверена, я смогу подержать его у себя пару дней, – с улыбкой ответила она, принимая из рук Кайли чек.

Через несколько минут, Кайли уже шла по тихому коридору вместе с сопровождающим медбратом, который держал в руках карту ее бабушки. – Мисс Дэниелс, в последнее время мисс Слоан крайне возбуждена.

– Вы же знаете мою бабушку, – весело ответила Кайли. – С ней всегда были сложности. – Черт, сложности – это еще мягко сказано.

Медбрат не улыбнулся.

– Она продолжает попытки уйти. Вы же понимаете, сколько неприятностей она доставляет.

– Она едва ходит, и постоянно на успокоительном, – грустно продолжила Кайли. Ей уже не первый раз докладывают о выходках бабушки Слоан. – Я не понимаю, как это можно расценивать попытками уйти.



– К сожалению, это частое явление у пациентов со старческой деменцией. Они не понимают, где находятся, поэтому пытаются уйти. Именно поэтому нам приходится запирать двери. Иногда они придумывают изощренные способы, и в случае с вашей бабушкой – это становиться проблемой.

– Я с ней поговорю, – заверила Кайли, чувствуя задатки головной боли. – Но...

– Я знаю, это не имеет смысла, потому что у нее деменция, – учтиво ответил медбрат. – Но мы все равно будем стараться, чтобы она чувствовала себя здесь, как дома.

Это понятно, но, к сожалению не выполнимо. Никому не справиться с бабушкой Слоан. Кайли кивнула. – Я посмотрю, что можно будет сделать. А в остальном она в порядке?

– Если можно так сказать в ее состоянии. Она недовольна, когда ей ставят успокоительное, но в тоже время очень растеряна, если не принимает лекарств. И она пугает других пациентов.

Кайли слегка скривилась, представляя, как ее волевая бабушка наезжает на других пациентов.

– А как она сегодня?

– Сегодня был плохой день. Сейчас ей вкололи сильное лекарство, но если вы пробудете здесь несколько часов...

– Я не могу, – быстро ответила Кайли, чувствуя облегчение от того, что не придется ругаться с бабушкой. – Я просто ненадолго заскочила ее проведать.

Мужчина кивнул и открыл дверь.

– Дайте знать когда закончите, и я вас провожу.

Кайли зашла в комнату бабушки, сразу же почувствовав на плечах груз ответственности. В комнате было чисто и тихо. На прикроватной тумбочке стоял портрет, давно умершей мамы Кайли. Не было фотографий ни самой Кайли, ни ее отца. Но это ее не удивило, ведь она никогда не была любимицей бабушки Слоан.

Ты – обуза, Кайли Дэниелс. Мне приходилось работать на двух работах, чтобы накормить твою жирную задницу. Ты должна быть мне благодарна. Если бы твоя мама была жива.

Кайли прогнала плохие воспоминания, села на стул рядом с кроватью, и взяла бабушку на руку. Рука бабушки выглядела хрупкой, а кожа на ней сухой и потрескавшейся.

– Привет, бабуля, – прошептала Кайли. – Надеюсь, у тебя все хорошо. Сегодня я получила работу и уеду в турне, поэтому несколько месяцев не буду к тебе приходить. – Не то, чтобы ее бабушка замечала, навещала ее Кайли или нет. Большую часть времени она в своем мире, или же искала давно умершую дочь. – Но хорошая новость в том, что моей зарплаты хватит оплатить твое пребывание здесь до конца года. Я знаю, тебе здесь не нравится, но у них очень хороший уход. Нет, правда. Я позабочусь о тебе. Теперь это моя обязанность, и я тебя не брошу. – Она поднесла руку бабушки к губам. – Веди себя хорошо, пока меня не будет, ладно?

Она еще несколько минут подержала руку бабушки, погрузившись в свои мысли и переживания об обузе, семье и ответственности. Бабушка Слоан не проснулась, оно и к лучшему. Во сне она обретала покой. Она не плакала и не оскорбляла Кайли, крича, что той тут не место. Кайли могла вынесли оскорбления по поводу своего веса, волос или развратной одежды. Но ей становилось плохо, когда бабушка начинала говорить, что Кайли испортила ей жизнь и разрушила ее мечты.

К счастью морщинистое лицо бабушки сейчас выглядело расслабленным, в уголке рта немного капала слюна.

Кайли решила не мешать бабушке, и ушла.

С одной стороны ей было полезно иногда навещать бабушку Слоан. Это напоминало ей, ради чего она работает. Кайли могла не иметь крыши над головой, месяцами путешествовать в гастрольном автобусе, но она должна обеспечивать бабушке должный уход. Конечно, это была обуза для такой молодой девушки как она, но она должна была вернуть долг бабушке. И не важно, насколько сильно это портило ей жизнь. 

Глава 2

 Если бы Кейд Арчер мог предсказать, как он отметит свой 30-й день рождения, то он был бы частично прав. Окруженный братством – секретным обществом, созданным еще в колледже? Есть. Игра в покер в подвале клуба, владельцем которого он являлся? Есть. Мужчины, жующие сигары за обсуждением дел? А вот тут промашка.

– Вы только посмотрите, – сказал Риз Дарем, подталкивая на середину стола снимок узи. – У него член размером с детскую ручку.

Гриффин Верди взял фото, и начал внимательно его изучать.

– Так може,т это и есть детская ручка?

– Нет, – Риз жевал кончик своей сигары, при этом выглядя очень довольный собой. – Риз младший оснащен как надо.

Гриффин закатил глаза, положив фото обратно на стол. Риз тут же подхватил ее и протянул Хантеру. – Так, а когда вы с Гретхен обзаведетесь ребеночком?

– Может быть, на следующий год, – ответил Хантер, разглядывая фото. – После свадьбы.

– Мы тоже пока не спешим с детьми, – подключился Логан. – Вначале Бронте хочет закончить учебу. Да и я не хочу спешить.

– Аминь, – сказал Гриффин, но чуть погодя добавил. – Хотя я не буду возражать, если у нас с Майли будет нежданчик.

Сидящий рядом с ним Джонатан Лаенс бросил на стол горсть фишек. – Мы с Вайолет очень надеемся на нежданчик. И чем раньше, тем лучше.

– Ха, – выкрикнул Риз, толкая Джонатана в плечо. – Вперед, братишка. Заполняй ее своими шустриками. И у них может быть одна няня.

– Заполняй шустриками... Что за ужасное выражение, – возмутился Гриффин.

– Это значит никакой защиты...

– Господи! Я знаю, что это значит.

Кейд молча покачал головой, перебирая свои карты. Он явно не этого ожидал на свое тридцатилетие. Да, вечер в кругу друзей, но только не за обсуждением свадьбы и детей. Заядлый бабник Риз превратился в заботливого мужа и будущего отца.

За прошедший год все в их компании остепенились. Все, за исключением Кейда.

И дело не в том, что он не ходил на свидания. Ладно, возможно в этом. Не то, чтобы он не интересовался женщинами. Интересовался, но только одной единственной, и длилось это больше 15 лет. Он просто ждал момента, когда она поймет, что им суждено быть вместе.

Он подумал о Дафне, ее озорной улыбке, вызывающем поведении, о том, как она нежно обнимала его за шею … а потом у нее случилась передозировка, и она лежала у него на руках холодная, с посиневшими губами.

Может, не каждому суждено жениться и жить долго и счастливо. Он бросил на стол фишки.

– Отвечаю, Джон.

– Засранец, – с улыбкой ответил Джон, и разговор вновь вернулся к картам.

Кейд проверял телефон каждую минуту. Дафна должна была написать и сообщить, когда закончится ее репетиция. Последний раз когда они говорили, вернее переписывались, она сказала, что у нее нескончаемые репетиции и примерки перед турне, который вот−вот начнется. Но она хотела вместе отметить его день рождения. Она должна была сообщить ему свое расписание.

И это должно было произойти несколько дней назад, но Дафна так ему и не звонила.

И вот, сегодня ему исполнилось 30, и он один. Это должно было навести его на мысль. Дафне нравилось, что Кейд рядом, но только когда ей это было нужно. А в остальное время... она забывала о его существовании.

Может быть, однажды он усвоит урок. Раздосадованный, Кейд бросил фишки на стол.

– Играю.


***

Когда игра закончилась, Кейд шел по улице вместе с Ризом, который выиграл большинство сегодняшних партий, и отмечал успех своих круизных лайнеров. В планах было использовать лайнеры для съемок фильмов и популярных теле–шоу. Риз был в отличном настроении, Кейд же молчал, погрузившись в свои мысли.

– Эй, дружище, – спросил Риз, привлекая внимание Кейда. – У тебя все хорошо?

– Как всегда, – с улыбкой ответил Кейд. Если честно, ему не на что было жаловаться. Дела шли хорошо, он был здоров, его благотворительные организации собирали огромные суммы. Не было ничего, что омрачало бы ему жизнь.

Однако он был подавлен, возможно, просто завидовал семейному счастью своих друзей.

– Ты в последнее время совсем притих.

Кейд засунул руки в карманы.

– Просто задумался, ничего важного.

– Ты занят в эти выходные? Мы с Одри хотели бы поехать в твой домик. Надеюсь, ты не возражаешь?

Его домик в горах, где у них все началось? Кейд улыбнулся. – Ты же знаешь, вы можете посещать его, когда захотите.

– Да, у Одри выдалась тяжелая неделя. Гормональные всплески. Мне бы хотелось увезти ее в наше место, чтобы она немного успокоилась. Но ты тоже можешь поехать.

И быть третьим лишним? Наблюдать, как они воркуют? Он был счастлив за Риза, но ему было тяжело смотреть на жизнерадостную, здоровую Одри, и видеть в ней Дафну. Или вернее Дафну, которой она должна быть.

Когда–то давно, Дафна была улыбчивой, веселой, общительной, и он любил ее. А сейчас? Сейчас он сомневался в своих чувствах. Может, это была одержимость или наваждение? А может, и то и другое.

Он снова проверил телефон. Все еще ни одного сообщения от Дафны. Ни одного пропущенного звонка. Ничего. Черт. Он понимал, она была занята, но и он тоже. Неужели ей настолько на него наплевать?

– Эй? Ау? – у него перед лицом размахивали рукой.

– Прости, – извинился перед Ризом Кейд. – В последнее время я сам не свой.

– Домик? В эти выходные?

Кейд покачал головой. – Вы с Одри веселитесь, а я – пас, у меня свои планы. – Он на это надеялся.

– Ты проведешь время с Дафной, да? – он услышал отвращение в вопросе друга.

На какое–то мгновение, он захотел ответить отрицательно. Он знал, Риз не понимал его чувств к поп–звезде. Может, он считал, что у них продолжение интрижки, после их совместного пребывания в его домике. Но по правде, Кейд был влюблен в Дафну с 15 лет, когда они еще оба были неизвестными и жили в трейлерном парке. Сейчас, у Дафны проблемы, и будет жестоко бросить ее с пожеланием всего наилучшего. Особенно после того, как 8 месяцев назад они переспали, и она совершила попытку самоубийства. Черт, он сам до сих пор не мог отойти от того случая. Поэтому решил дать другу честный ответ. – Она во мне нуждается.

– Она нуждается в осознании своей проблемы, и хорошем лечении, – возразил Риз.

– Это сложно, – продолжил Кейд. Сложно понять, и еще сложнее об этом говорить. Иногда он понимал, почему она так быстро увлеклась красивой жизнью. Также как и она, он вырос в бедности. Самая бедная семья в районе, он бегал босиком с соседскими ребятами, и всегда приглядывал за симпатичными близняшками Петти, которые были на несколько лет младше его. Дафна Петти была его первой любовью, подарила ему первый поцелуй и стала его первой во всем остальном. Он была особенной: забавной, талантливой, умной, могла в любой момент обратить на себя внимание. Когда Кейд получил стипендию, перед тем как уехать в колледж, он попросил ее дождаться его. Он пообещал добиться успеха и обязательно вернуться к ней, вытащить из маленького городка. Вот только Дафна не дождалась. Она познакомилась с музыкальным продюсером, и Кейд не заметил, как голос его первой любви уже звучал на радио. Она очень сильно похудела, перекрасила волосы в броский оттенок, появлялась на телевидение в бикини, и начала продавать миллионы альбомов.

В начале, он очень ею гордился, Дафна всегда отличалась хорошим чувством юмора и это прослушивалось в ее дерзких песнях. Время шло, он стал много времени уделять собственной карьере, и они отдалились. Дафну все больше утягивал мир шоу–бизнеса, и из некогда красивой, рыжеволосой девушки, она превратилась в тощую тусовщицу, с силиконовой грудью и пристрастием к наркотикам.

Однако он все еще ее любил, и всегда будет. Но когда в таблоидах все чаще и чаще начали появляться статьи о ее зависимости, он заволновался. Попытался помочь ей как мог, даже не расстоянии.

Но этого было не достаточно. Именно поэтому 8 месяцев назад он решил основательно взяться за ее здоровье. Она пообещала ему, если он даст ей еще один шанс, то она обязательно бросит пагубную привычку. Но только без лечения в центре реабилитации. Если она вновь попадет в клинику, то об этом сразу напишут во всех газетах. Не мог ли он и Одри увезти ее куда–нибудь и помочь самостоятельно?

Он, как дурак, повелся на ее слова. И отлично справился со своей ролью. Он нанял лучших врачей, они дежурили неподалеку. Он использовал более легкие наркотики, чтобы резко не лишать ее организм привычного яда. Он поддерживал ее, а затем она поругалась с Одри. Она соблазнила его, украла лекарства, и едва не умерла от передозировки рядом с ним.

Такое сложно забыть и пережить. Их отношения всегда были запутанными, но он не знал, как сейчас относиться к своей первой любви, когда она переспала с ним, ради лекарства?

– Ты знаешь, Дафна моя свояченица, – сказал Риз, хлопая его по плечу, пока они шли из клуба. – И Одри расстроится, услышав мои слова, но Дафна – ходячая катастрофа. Сколько она продержалась без наркотиков, три недели?

– Она говорит, что не употребляет.

– Она много чего говорит. Я вижу, какую боль она причиняет Одри своими обещаниями. Мой тебе совет, дружище. Беги от нее при первой же возможности.

Хороший совет, он это понимал, но Кейду было тяжело ему следовать.

– Для начала, мне нужно с ней поговорить. – Узнать, состояли они в отношениях или нет. Если звукозаписывающая компания отправляла ее в турне, значит, она больше ничего не принимает. А если она чиста, возможно, они могут попробовать еще раз.

А если нет... может, действительно для Кейда пришло время двигаться дальше. В любом случае, ему нужно было все выяснить. 

Глава 3

 В день первого концерта турне Дафны Петти по Северной Америке, звезда была раздражена, и весь персонал в ужасе шарахался от нее. Кайли сидела в костюмерной до тех пор пока она не понадобилась. Она слышала, как в соседней комнате Дафна кричала на свою ассистентку.

– Разве я не просила крылышки баффало без костей? Вы что думаете, я буду их есть, пока они с костями? Нет, серьезно? Здесь хоть кто–нибудь читал мой гребаный райдер?

Кайли поморщилась. Она уже целую неделю работала на Дафну, и чем больше дней проходило, тем больше Кайли убеждалась, Дафна могла быть как самой милой, веселой девушкой на земле... так и последней стервой. Ее предупредили, не воспринимать на свой счет все оскорбления Дафны, и постараться не вступать с ней в конфликты. Она выговорится и успокоится.

Пока с Кайли Дафна вела себя более менее сносно. Иногда по утрам она ворчала, но ей нравилась работа Кайли, особенно крем по уходу за кожей, который Кайли применяла, поэтому после макияжа ее настроение улучшалось. Она до сих пор называла Кайли «жирной Мэрилин», но Кайли к этому уже привыкла. Как оказалось, Дафна плохо запоминает имена, поэтому дает всем прозвища. Костюмершу она называла «рыжая шалава» или просто Джинджер, из–за того, что та была рыжеволосой, лицо усыпано веснушками, и она носила облегающую одежду. Осветителя она называла «Ходор», звукорежиссера «Волосатый Дэйв», а свою ассистентку она называла «Снупи», потому что та, как « собака приносила все, что ее попросишь». Если подумать жирная Мэрилин не такое уж плохое прозвище. Она слышала, как она по всякому обзывала своих танцоров, в не зависимости от того, раздражали они ее или нет.

– Она была приятнее до наркотиков, – сказала Джинджер, пришивая паетки к третьему костюму Дафны. – Была очень милой, забавной девушкой. Сейчас она просто сука.

Кайли моргнула от таких грубых слов. – Со мной она нормально общается.

Джинджер пожала плечами. – На этой неделе она еще сносна, потому что ее новый танцор и по совместительству новая игрушка, снабжает ее хорошими наркотиками. – Она показала на наркомана, снюхивающего дорожку. – Он будет ее любимцем до тех пор, пока у него не закончится его зелье.

Ого, Кайли облизнула губы, ей стало не комфортно.

– А лейбл об этом знает? – Может ей стоит сообщить кому–то, до того, как Дафна выйдет на сцену?

– Им все равно, – ответила Джинджер. – Кто думаешь подсадил ее на наркотики? Так им легче контролировать звезд. И им плевать, пока они получают свою прибыть. – Джинджер в последний раз продела нитку и завязала узел. – Я с ней уже 5 лет. И каждый раз повторяется одно и тоже. Она не употребляет, но потом кто–нибудь предлагает ей что–то новенькое. Подсаживается, доводит себя до передозировки, попадает в реабилитационный центр, и на время опять перестает принимать. Затем опять появляется новый порошок и все начинается заново.

Дафна была заядлой наркоманкой. Кайли вспомнила следы уколов на ее руках. – Она плохо выглядит. Кто–нибудь заботиться о ее здоровье?

– Всех больше заботит прибыль, которую она приносит. – Джинджер откусила нитку, и расправила платье. – Тебе лучше пойти к себе, скоро ты ей понадобишься.

Кайли сморщилась, посмотрев на дверь гримерной , где Дафне полагалось отдыхать перед концертом. Но вместо этого из гримерной доносились крики. Если у Дафны будут покрасневшие глаза от слез, то Кайли не сможет нормально приклеить ей накладные ресницы. Тяжело вздохнув, Кайли собралась силами и пошла в гримерную.

Как она и подозревала, Дафна сидела на стуле перед зеркалом и плакала. Она вытирала глаза одной рукой, а другой рылась в косметике Кайли. Кайли подошла к ней, натянув улыбку. – Привет, Даф. Что ты ищешь?



Дафна продолжила плакать, громко шмыгая носом. – Ты не видела Марко?

– Марко? – переспросила Кайли.

– Марко Поло?

В начале Кайли подумала, что это шутка. Но Дафна не переставала рыдать, копаясь в тенях Кайли, и та поняла, вероятно это очередное прозвище. – У тебя есть что–нибудь?

– Что–нибудь?

– Таблетки, травка, что–нибудь? Мне нужно взбодриться. – Она потерла глаза кулаком, и в этот момент выглядела очень юной. – Я сейчас постоянно уставшая.

– У меня нет наркотиков, – осторожно она ответила Дафне. Одна ее часть хотела обнять и пожалеть девушку, а другая хорошенько ее встряхнуть. Кайли подняла с пола выпавшую помаду, и положила ее на место. – Может, мне принести тебе воды, или чего–нибудь еще?

Но Дафна вновь зарыдала.

– У Марко были отличные таблетки, но я не знаю где он. Я такая сонная. Я хочу спать, но мне через полтора часа выходить на сцену.

– Тебе не следует плакать, – немного строго сказала Кайли, протягивая Дафне коробку с носовыми платками. – Завтра твое лицо будет на всех обложках, и ты должна выглядеть безупречно, не так ли?

– Мне плевать на журналы. Я хочу спать. Почему Марко прячется от меня?

Кайли посмотрела на нее с сожалением.

– Может, я пойду его поищу... – она замолчала, когда увидела, как Снупи просигнализировала ей остановиться. Ладно, значит Марко «намеренно» не появлялся. Вероятно, они не хотели, чтобы Дафна выходила на сцену под действием наркотиков. Бедняжка. Она погладила Дафну по голове, жалея ее. Она должна быть в восторге от предстоящего концерта, а не страдать. – Знаешь, что? Я видела кофейню прямо через дорогу. Я могла бы сбегать и принести тебе чего–нибудь бодрящего, до того, как мы начнем делать тебе макияж.

Заплаканное лицо Дафны расцвело.

– Серьезно? Ты сделаешь это для меня, жирная Мэрилин?

– Ага, – ответила она, что угодно, лишь бы она перестала плакать. – Как на счет эспрессо?

Дафна хлопнула в ладоши. – Лучше большой холодный кофе, с четырьмя порциями эспрессо с горой сливок и сахара.

– Звучит отвратительно, – хихикнула Кайли. – Но это явно тебя взбодрит.

– Только проследи, чтобы они помололи кофейные зерна сразу вместе со льдом, – Дафна уже выглядела более счастливой. – Большое спасибо. Кофе мне не помешает. Надо добавить его в мой райдер, хотя его все равно никто не читает. – Последнюю часть она проговорила, поглядывая на Снупи.

– Все, я убежала за кофе, – сказала Кайли, схватила кошелек, и поспешила на выход.

– Беги отсюда пока можешь, – сказала ей Снупи, и Кайли расценила это, как хороший совет.


***

Кайли едва не подавилась слюной, увидев перед кофейней припаркованный розовый кабриолет марки Лаенс Моторс. Она так засмотрелась на машину, что машинально потянулась к ручке двери кофейни… и ее рука обхватила пряжку ремня и ткань ниже. И возможно не только ткань, но и чью–то промежность.

– Ой!– она быстро одернула руку. Какой позор. Она подняла глаза и… застыла на месте.

Стоит признать, у Кайли был отменный вкус. Если уж она схватила кого–то за промежность, то слава Богу это был этот мужчина. Потому что он был просто великолепен. Слегка растрепанные светлые волосы, серый деловой костюм, и пара изумленных голубых глаз.

– О Господи, прошу прощения, – заговорила Кайли. – Я думала вы – дверная ручка.

– Признаюсь, я впервые слышу, чтобы красивая женщина сравнивала меня с дверной ручкой. – Он улыбнулся, открыв перед ней дверь кофейни. – После вас.

Ее щеки покраснели от смущения, она склонила голову, заходя в кофейню, надеясь, что он не последует за ней. Но красавец мужчина зашел после нее. Она прикусила губу, задумываясь, стоит ли ей еще раз перед ним извиниться. Сказать, что–то умное, забавное. Хоть что–нибудь. Набравшись храбрости, она повернулась к нему. – Обычно, я не щупаю мужчин перед входом в кофейню, – сказала она. – Но раз я это сделала, то обязана, по крайней мере, угостить вас кофе.

Он запрокинул голову и расхохотался.

– А как сильно вы должны меня пощупать, чтобы угостить рогаликом?

– Рогалики дешевые, – продолжила шутку она. – Думаю, щипка за ягодицу будет достаточно.

– А если я захочу рогалик с маслом? – У него были очень голубые глаза, окруженные длинными ресницами. Он был похож на ангела. Очень озорного, флиртующего ангела.

– Все еще щипок за ягодицу, – с улыбкой ответила Кайли, и протянула ему руку. – Кайли.

– Кейд, – ответил он, пожимая ее руку. Он не отпускал ее руку, когда наклонился ближе. – Если честно, я сам могу купить себе рогалик, просто хотел узнать расценки.

Он флиртовал с ней или просто вел вежливую беседу? Когда он пропустил ее вперед в очереди, Кайли расценила это как простую галантность. Он был просто милым парнем в кофейне. Кайли неловко улыбнулась парню за стойкой. – Мне, пожалуйста, один маленький черный кофе, и большой холодный кофе, с четырьмя порциями эспрессо, с горой сливок и сахара.

Кейд усмехнулся.

– Это все тебе?

Она мотнула головой, протягивая деньги на кассу.

– Нет, мой черный. Мне нельзя столько сахара.

– Слишком сладкий?

Она отошла в сторону, чтобы он смог сделать заказ. И подумала, на сколько откровенной она могла с ним быть? Ведь она больше никогда его не увидит. – Слишком калорийно. Я итак довольно толстая.

– Простой черный кофе, – сказал Кейд парню за стойкой. Он оплатил заказ, и подошел к Кайли, пока они ждали свои напитки.

Повисла неловкая пауза, и Кайли заметила с какой внимательностью он ее разглядывал. Затем он сказал.

– К твоему сведению, я считаю тебя сногсшибательной.

Кайли расплылась в довольной улыбке. Очень мило с его стороны.

– Ой, спасибо. Спорю, ты говоришь это всем девушкам в кофейнях.

– Нет, я серьезно. Ты − очень миленькая. И я это говорю не для поддержания беседы. – Его улыбка была искренней. – Если бы я этого хотел, то сказал бы, что у меня есть знакомая, которая пьет точно такой кофе. Все эспрессо в мире с тонной сахара и взбитых сливок. Она это обожает.

– Это тоже для моей знакомой. – Она же могла считать тощую Дафну знакомой, да?

Он все еще улыбался, когда бариста протянул сначала их черный кофе, а затем начал готовить чудовищную смесь с кофеином для Дафны. Кейд передал Кайли ее стакан. Но его улыбка изменилась, она больше не была приветливой, скорее … грустно, немного отреченной. Ей стало любопытно.

– Так ты живешь здесь в Чикаго? – спросила она, раз он не ушел, после того, как получил свой заказ.

Он отрицательно покачал головой. – Нет, я приехал в гости к другу. А ты?

Она тоже покачала головой. – По работе, мы много переезжаем. – Она намеренно не сказала на кого работает. Она по опыту знала, даже если Кейд казался милым, нормальным, и чего греха таить красивым, стоит ей упомянуть Дафну, все сразу же просят ее раздобыть билеты. Она указала на улицу. – Я шла за кофе, но засмотрелась на машину у входа.

– На двухместный кабриолет? – выражение лица Кейда вновь изменилось.

– Именно, – сказала она. – Он просто бесподобен. – Так и было. Маленькая спортивная машина розового цвета и фиолетовой отделкой внутри. Кайли влюбилась в нее с одного взгляда, не смотря на ее непрактичность. Из–за специфики своей работы, ей не нужна была машина, но если бы она хотела купить себе машину, то обязательно бы приобрела такую красавицу. – Мне стало любопытно, кто ездит на такой машине.

– Ну, следующие пару часов – я, – ответил Кейд, отпивая кофе. И после ее удивленного взгляда добавил. – Это подарок моему давнему другу.

Давнему другу? Судя по цветам, эта машина явно предназначена женщине, и Кайли сразу же поняла, что это за друг. Естественно, все хорошие мужчины уже заняты. Конечно же, у Кейда должна быть любимая женщина. Он красив, обаятелен, забавен, хорошо одет и обеспечен, раз он мог купить в подарок машину.

– Тогда твоему другу крупно повезло.

Его глаза опять погрустнели, когда он посмотрел на машину, но ничего не ответил. У Кайли защемило сердце. Потому что, явно эта женщина не разделяла интересов этого красавца. Он не выглядел счастливым влюбленным. Он выглядел... отчаявшимся. Словно, у него закончились все варианты.

Бедный. Ей было неприятно видеть его таким. Кайли подошла ближе, сжимая в руках кофе.

– Кем бы ни был твой друг, знай, она дура, если после такого подарка не затащит тебя в койку и не будет выпускать целую неделю.

После этих слов, все внимание Кейда вновь сосредоточилось на Кайли.

– Как бы мне хотелось, чтобы она была похожа на тебя.

Мне бы самой хотелось оказаться на ее месте, подумала она, но промолчала, и лишь подмигнула. Кофе Дафны был готов, и пришло время уходить. Она махнула Кейду на прощание, он в ответ кивнул.

По дороге обратно, Кайли задумалась, сможет ли она когда–нибудь познакомиться с таким же парнем как Кейд? С тем, кто будет настолько внимательным, что в качестве сюрприза преподнесет ей машину... или хотя бы посмотрит на нее взглядом, говорящим насколько сильно он по ней соскучился. Почему у нее не может быть такого мужчины? Почему все хорошие парни уже заняты?

Несомненно, между ними возникла химия. Иногда просто встречаешь человека, и он тебе сразу нравится. Но Кайли не стала изводить себя, и просить его номер телефона, чтобы продолжить общение. Но она должна была сосредоточиться на работе, счета за дом престарелых сами собой не покроются.

Но одно она поняла наверняка, такие парни как Кейд встречаются только раз в жизни. И такой заурядной девушке как Кайли никогда не отбить его у другой. 

Глава 4

 Музыка на стадионе просто ревела, звукоизоляция не справлялась, и поэтому в гримерной уровень шума вызывал у Кейда головную боль. Он барабанил пальцами по коленке, сжимая в другой руке стакан с бурбоном, наблюдая, как мимо него прошли хихикающие девушки в костюмах школьниц. Он не знал, были они участницами коллектива Дафны или просто поклонницы, все собравшиеся здесь были странно одеты.

В сотый раз он спрашивал себя, какого черта он тут делал.

Кейд ждал в закрытой лаундж зоне Дафны. Вот только она была далеко не закрытая. Она была заполнена людьми разной степени опьянения, еще членами команды Дафны и прессой. И он понял, его личная встреча с Дафной будет не такой уж личной.

Он не знал, как поступить. Он думал, им с Дафной удасться поговорит наедине, выяснить отношения, разве не для этого она пригласила его встретиться после первого концерта. Она пообещала уделить ему время.

И он согласился, так как никогда не мог отказать Дафне. Вот только осматриваясь по сторонам, он сожалел о своем решении. В колонках заиграла очередная песня, и его стакан начал подпрыгивать от вибраций. Постеры на стенах представляли собой рекламные плакаты с фотографиями Дафны в милых костюмах, подмигивающей в камеру. На каждом плакате она выглядела здоровой и красивой, от чего в Кейде теплилась надежда, что в реальности она будет не чуть не хуже, чем на фотографиях. Что это не фотошоп.

Если его отошьет довольная и здоровая Дафна, он это переживет. Спрячет свое сердце в самый дальний угол, как делал это всю свою сознательную жизнь.

Он чувствовал себя не в своей тарелке, будучи одетым в костюм и галстук, в то время как собравшиеся были в джинсах, и в разной степени обнаженности. В углу он заметил девушку в платье, чуть больше кожаного ремня. Она снюхивала дорожку с маленького зеркала, от чего Кейд напрягся. Дафна знала, что ее окружение принимало наркотики? Если она хочет выздороветь, то должна держаться подальше от такого.

Иногда он гадал, а хотела ли Дафна завязать с наркотиками. Она клялась, что больше не употребляет, но в тоже время находилась среди людей, которые веселились, пили алкоголь и принимали наркотики, тем самым подрывая и без того слабую силу воли Дафны.

Вероятно, он хотел выздоровления Дафны сильнее, чем сама Дафна.

Кейд сделал глоток, ругая себя за подобные мысли. Конечно, Дафна хотела поправиться. Она сама так говорила, а еще говорила, что хочет быть с Кейдом.

Поэтому он был здесь, забыл о важной медицинской конференции, в ожидании поп–звезды, которая сообщит ему, что 8 месяцев ничего не употребляет, что любит его, и хочет дать шанс их странным отношениям.

Кейда пугала вероятность получить отрицательный ответ на свой вопрос, поэтому он допил свой бурбон, и пошел за новой порцией.

Ожидая возле бара, он заметил спорящих женщин. Одна несла пирамиду из чемоданчиков в крапинку, а у второй в руках была целая кипа платьев.

– Ты смухлевала, я не буду тебе платить, – говорила та, что с платьями.

– Как я могла смухлевать? – ответила другая. На ней были облегающие черные капри и туфли на платформе, в которых ее лодыжки выглядели изящно. Ее попка была сочной и аппетитной. Возможно чуть больше по меркам современных стандартов красоты, но Кейду она понравилась. После болезненной худобы Дафны, он все больше засматривался на пышных девушек. Если Дафна будет выглядеть как она, то Кейд не сможет оторваться от нее.

Девушка повернулась к нему лицом, и у Кейда округлились глаза. Это была красавица, что флиртовала с ним в кофейне. Кайли. Его член моментально ожил, и он поерзал на стуле. Он просто смотрел. Восхищение другой женщиной нисколько не уменьшает его интереса Дафной. Это означает, что он любовался красивыми формами. Когда–то давно Дафна тоже была рыжеволосой, с бледной кожей, и округлыми формами.

– Обманщица, – продолжала женщина с платьями. – Ты знала, что она испортит свой костюм.

Пухлые губы Кайли с алой помадой расплылись в широкой улыбке, и Кейд не мог оторвать от нее глаз.

– Я догадывалась, но не знала наверняка, – ответила ей Кайли. Она поставила один из чемоданов на стол, открыла его, и он оказался заполненный разнообразными тюбиками с косметикой. – Если она относиться к костюмам также, как косметике, ты должна была подумать заранее, прежде чем соглашаться на пари.

Другая женщина покачала головой, дала Кайли «пять» и ушла.

В этот момент бармен поставил перед Кейдом его стакан. Как раз вовремя. Кейд не мог сдержаться, и направился к Кайли с бурбоном в руках. Было в ней что–то притягательное. Хотя его намерения не были честными, он не мог не подойти и не поздороваться.

Она стояла, склонившись над коробкой с косметикой, и не видела его приближения. Это дало ему возможность хорошо ее рассмотреть. Ее фигуру в форме песочных часов идеально дополняла большая грудь, подчеркнутая обтягивающей блузкой с глубоким декольте. Казалось, она выбрала этот наряд специально для него. Он всегда был любителем пышной груди, и чем больше, тем лучше.

Он сделал очередной глоток. Отлично, теперь он говорил в точности, как Риз.

Кайли была невероятно красивой. Макияж в ретро–стиле, подчеркивающие ее большие карие глаза. Светлые волосы с красными концами были собраны в два хвоста. Челка накручена, и весь ее образ напоминал карточку пин–ап. И Кейду это нравилось. Она выглядела довольной, счастливой и такой жизнерадостной.

Почему Дафна не может быть такой ослепительной, как Кайли? Он помнил по недавним снимкам Дафны, что та еще была худой, и единственными округлостями в ее теле, была ее силиконовая грудь. 8 месяцев после реабилитационного центра, а она до сих пор плохо выглядела.

С другой стороны, если она была хоть наполовину похожей на Кайли, почему он так долго тянул со встречей? Сможет ли он проявить твердость характера и настоять на их воссоединении? Его сдерживала не только занятость Дафны. Он сомневался, зная ее неспособность противостоять пагубной привычке, и нежелание принимать помощь.

Увидев Кайли, он вспомнил о пробежавшей между ними искре.

– После того, как ты заказала тот ужасный кофе, я должен был догадаться, что ты работаешь с Дафной, – сказал он, подходя ближе. Он хотел подойти вплотную и прошептать на ухо, но побоялся испугать ее. – И снова здравствуй.

Кайли обернулась, ее рот открылся от изумления в форме идеальной красной буквы О, вызывая у Кейда неприличные мысли. Она быстро оправилась от шока, выбросила из рук помаду, и протянула ему руку.

– Ой, привет. Не ожидала тебя здесь увидеть!

Он пожал ее руку, радуясь какой теплой и сильной была ее рука. Идеальный маникюр с девчачьим розовым лаком.

– Очень рад тебя видеть.

На ее щеках заиграл румянец. – Что ты делаешь за кулисами?

– Я здесь кое с кем встречаюсь, – сказал он, отпустив ее руку, и по привычке убрал руку в карман пиджака. Из–за этой дурной привычки, он испортил немало хороших пиджаков.

Глаза Кайли блеснули, а лицо выражало радость.

– Ты шутишь, да?

– Машина, помнишь?

Огонек в глазах моментально потух, а щеки покраснели еще больше.

– Точно! – сказала она, и повернулась обратно к столу. – Она в туре с Дафной.

– Она − Дафна, – ответил он, все еще улыбаясь. – Как думаешь, ей понравится машина?

Губы Кайли опять сложились буквой О, и она смотрела на него, не произнося ни слова. На мгновение у нее был несчастный вид, но она быстро замаскировала его улыбкой.

– Мне следовало догадаться, что это Даф. Мужчины от нее без ума.

Мужчины? Кейд продолжал улыбаться, хотя ему было сложно это делать. Он хотел спросить у Кайли, много ли мужчин крутилось возле Дафны, но какой смысл ему знать? Они много месяцев не виделись. Ничего, если она с кем–то встречалась. Их отношения были неопределенными. Они не подходили под привычные рамки дружбы, или еще чего–нибудь. Это был... кошмар. Большой, неопределенный кошмар.

Обычно он не любил вещать ярлыки, но все изменилось после события в его домике.

– Дафна будет так рада тебя видеть, – продолжила Кайли, не отрывая глаз от косметики.

– Я очень на это надеюсь, – сказал Кейд, стараясь говорить непринужденно. – Так, а что ты тут делаешь? Ты тоже путешествуешь с Дафной? Ты одна из ее бэк–вокалисток?

Кайли покачала головой. – Мое пение напоминает рев бензопилы, – с улыбкой ответила Кайли. – Я ее визажист. – Она перебирала сотни тюбиков, которые вряд ли за одну жизнь можно израсходовать. – Обычно ей нужно обновить макияж после сцены, а сегодня у нее еще пресс–конференция, поэтому ты не против, если я буду готовиться? – На этот раз она нервно хихикнула.

Она вытерла влажные ладони о капри, и Кейд только сейчас заметил, как сильно она нервничала.

– Хочешь что–нибудь выпить? Могу принести тебе коктейль с бара, – спросил он.

Кайли подняла голову, и слегла потрясла ею, от чего ее светлые локоны начали развиваться. – Я на работе, поэтому мне нельзя пить. Но можешь выпить один за мой счет.

–Хорошо, – сказал Кейд, допивая остатки бурбона. Он сам редко пил, но сегодня... нуждался в жидкой удаче. – Ты не знаешь, как долго продлиться шоу?

Она снова подняла на него глаза, и он был ошеломлен ее красотой. – Так, давай посмотрим, сейчас она исполняет «Безнадежный», затем она придет на макияж, потом пресс–конференция, и раздача автографов. После этого она будет свободна.

Он взглянул на часы. Было уже половина одиннадцатого. Не то, чтобы он рано ложился спать, но Дафна освободиться не раньше полуночи. Тогда зачем она просила его приехать?

По крайней мере, она пообещала с ним увидеться. Кейд расстроенно покачал головой, отпивая бурбона. Последние 8 месяцев она держала в его неведение, и если он получит ответ не раньше 3х ночи, то так тому и быть.

Кайли возилась с замком на одном из своих кейсов, потом посмотрела на него сквозь свои густые ресницы. – Можно задать тебе вопрос?

– Конечно.

– Он немного личный.

Он улыбнулся, представляя, о чем она хочет спросить. Может, она опять начнет с ним флиртовать. Было ли странно, что ему сильно понравилась эта идея. – Задавай, я не против.

– А Дафна знает о твоем приходе?

Это... не то, что он ожидал. – Да, она сама просила меня приехать. Даже отправила ко мне свою ассистентку передать билеты.

– Ааа, – Кайли опять мотнула головой, словно прогоняя мысли. – Ладно. Уверена, она будет счастлива тебя увидеть.

Но Кайли сама не верила в сказанное, даже больше, казалось она избегала смотреть ему в глаза. У Кейда свело желудок, и он хотел спросить Кайли, в каком состоянии была Дафна. Но он также не хотел ставить Кайли в неудобное положение, выбирать между работодателем и им, поэтому он просто отпил свой бурбон и вернулся к барной стойке.

И он стал дожидаться Дафны. Все равно он уже был здесь.

К тому моменту как в зале зажгли свет и толпа оглушающе ревела, Кейд уже успел перебрать бурбона. Это было так на него не похоже, но он лишался здравого смысла, когда дело касалось Дафны. Он устало покачал головой и отодвинул от себя стакан. На сегодня хватит.

Он весь вечер наблюдал за Кайли. Она была такой общительной, женственной, и веселой. Она с вежливой улыбкой отказывалась от предлагаемых напитков и наркотиков, не переживая из–за своего отличия от других.

Почему Дафна не может вести себя также? Угомониться, стать более ответственной и приятной в общении? Он не мог отвезти от Кайли глаз, но решил больше не беспокоить ее, когда она дала ясно понять, что она сейчас на работе. Но она ему нравилась. Нравилось ее дружелюбие, с какой приветливостью она его встретила, и его тянуло к ней.

Лаундж зона начала заполняться людьми, Кейд поднялся со стула, поправил галстук, и вновь убрал руку в потрепанный карман своего пиджака. Он пытался высмотреть Дафну в толпе потных людей, зашедших в комнату, но это было проблематично из–за обилия ярких костюмов и цветных париков.

– Все вон, – прокричала ассистентка. – Все покиньте помещение, чтобы мисс Петти могла переодеться! Подождите все в коридоре. Пресса, вас это тоже касается.

Одно слово, и все молча направились к двери. Даже бармен вышел из–за стойки. Кейд подошел ближе к Кайли, не хотел, чтобы его придавило потоком людей. Как и остальных работников Дафны. Он был другом Дафны, черт побери, и не собирался выходить. Дафна лично его пригласила.

– Мне тоже подождать в коридоре? Я знаю, Дафна меня ждет.

Кайли прикусила пухлую губу, и Кейду опять пришлось унять свою похоть и отключить воображение. Почему в его глазах она была идеальной? Или все дело в алкоголе и предвкушении встречи с Дафной? Поэтому его член постоянно дергался?

– Я не знаю, – ответила Кайли. – Возможно, она бы предпочла встретиться с тобой чуть позже.

– Я видел ее во многих разных ситуациях, – заявил ей Кейд. Черт, они подростками купались вместе голышом, они вместе лишились невинности. – Уверен, я переживу, если увижу ее потной и немного растрепанной.

Кайли опять прикусила губу, затем подтолкнула его к ближайшему стулу. – Подожди здесь, а я пока спрошу у Снупи.

– Снупи?

– Ее ассистентку. – Кайли улыбнулась, нон заметил на ее щеках ямочки, прежде чем она отвернулась и ушла. А Кейд склонив голову на бок, любовался ее попкой, что было крайне не уместно, ведь он ждал Дафну. Это в нем говорит алкоголь.

Он видел, как Кайли подошла к девушке, и заговорила с ней. Девушка выглядела обеспокоенной, но просто развела руками и покачала головой. Кайли продолжала говорить, не обращая внимание на ходивших вокруг них людей. Ее собеседница едва не плакала. Интересно, что происходит?

Через минуту Кейд получил ответ на этот вопрос.

– Марко? – Прокричал знакомый голос. – Куда запропастился этот чертов Марко? – Двойные двери, ведущие на сцену распахнулись, и в комнату вошла Дафна – болезненно тощая, похожая на мокрую курицу в своем потном костюме. Темный парик съехал на бок, а макияж размазан по всему лицу. Взгляд был потерянным, и даже стоя на расстоянии от нее, Кейд мог с уверенностью сказать о ее плачевном состоянии.

Его грудь сдавило от боли.

Дафна также выглядела озлобленной. – Где, мать твою, Марко? – прорычала Дафна. – Я отработала положенный концерт. Где мои гребанные наркотики?

После этого у Кейда похолодело внутри.

И он надеялся, что Дафна изменится? Он должен был давно понять – она никогда не изменится. Кейда переполняли злость, растерянность и разочарование.

Но больше всего усталость. Он устал мириться с дерьмом Дафны, с ее пустыми обещаниями, и самое главное ее нежеланием завязать с наркотиками.

Все, с него хватит.


***

Кайли показалось или в комнате действительно была напряженная обстановка? Она держала перед лицом Дафны маленький вентилятор, поливая на него водой, стараясь хоть немного охладить Дафну, чтобы та перестала потеть. Дафна была в странном настроении, с оной стороны заведенная и довольная прошедшим концертом, но в тоже время она ворчала. Она была не способна усидеть на месте, сколько бы Кайли ее не просила. Кайли смыла концертный грим, и Дафна должна была перестать елозить и потеть, чтобы Кайли могла освежить лицо Дафны перед выходом на пресс–конференцию.

Но судя по состоянию Дафны, это случиться не скоро. Даже сейчас Дафна нервно постукивала ногой по полу.

– Ты сказала, я смогу увидеть Марко после концерта.

– Это сказала не я, а твой продюсер, – поправила Кайли, промокая лоб Дафны. – Для начала мне нужно поправить твой макияж.

– Да, а мне вот нужна моя доза. Почему его до сих пор нет? – Она крутила головой, в поисках Марко.

– Давай, я посмотрю, как побыстрее все закончить.

Поп–звезда слишком дергалась для основательного макияжа, поэтому Кайли решила просто выровнять тон ее кожи, немного подкрасить глаза, и нанести персиковый блеск, тем самым придав ее лицу здоровый вид. Она никак не могла скрыть выступающие вены на тощих руках Дафны. – Все, мы закончили.

– Супер, – сказала Дафна, сползая со стула. – Теперь мы можем веселиться до самого утра. – Она подмигнула Кайли, к ней явно вернулось хорошее настроение. – Не хочешь немного кокса, жирная Мэрилин?

– Я – пас, – твердо заявила Кайли. Она указала головой на мужчину в костюме, на Кейда сидящего в кресле. – Твой друг ждет тебя уже несколько часов. – И он такой милашка. И привез тебе розовую машину.

Дафна махнула Кейду издалека.

– Привет, малыш!

Он поднялся на ноги, с обеспокоенным лицом.

– Даф...

– Не могу пока говорить, – ответила она, направляясь к выходу. – У меня встреча с прессой, а затем я должна найти Марко. Мы обязательно поговорим позже!

– Погоди, – попытался остановить ее Кейд.

Дафна отмахнулась и скрылась за дверью. В тот же момент раздался гул ожидавших в холле людей. Кайли осталась наедине с пораженным Кейдом

Бедный парень. Он слишком хороший, и не заслуживает такого обращения. Слишком хороший, и через чур привлекательный.

– Уверена, она скоро вернется, – заверила она, сохраняя приветливую улыбку. – Подожди здесь.

Он еще какое–то мгновение смотрел на дверь, затем засунул руки в карман и повернулся к Кайли. – Она вернется до или после того, как примет наркотики?

Ой. Кайли поморщила нос, переживая, что он знал правду, не смотря на ее подбадривания. – Мне так жаль.

– Да, мне тоже. – Он провел рукой по лицу, грустно улыбаясь. – Не выпьешь со мной?

Она мотнула головой. – Мне лучше оставаться трезвой, на случай, если я ей понадоблюсь.

– Забавно, я пришел сюда с той же мыслью. Но сейчас мне кажется, нужно хорошенько напиться.

Он вернулся к барной стойке и потянулся за бутылкой. 

Глава 5

 Должно быть Марко дал Дафне отличные таблетки, подумала зевающая Кайли. Было уже 3 ночи, а она до сих пор веселилась. Она танцевала в самом центре зала, смеялась, не отлипая от хорошо накаченного Марко. Остальные танцоры тусовались вместе с ней, и помимо того, что практически у каждого в руках была бутылка с алкоголем, они еще один за одним бегали в туалет, снюхать дорожку. Гримерка вскоре вновь была заполнена народом. Но большая часть работников сцены ушла отдыхать в отель, перед ранним выездом на автобусе.

Кейд в одиночестве сидел в баре, медленно попивая свой напиток. Он наблюдал за Дафной, но не сделал ни одной попытки приблизиться к ней. Кайли тоже осталась, не смотря на позднее время, и только из–за Кейда, потому что ей стало его жалко. Вот он, отличный парень, явно без ума от Дафны, а та тусовалась с Марко, потому что тот снабжал ее отличными наркотиками. И не то, чтобы сегодня был первый день, когда у Марко появились наркотики. Он не отходил от Дафны с того самого дня, как она наняла его танцовщиком.

Но игнорировать Кейда, который пришел сюда только ради нее? Кайли никак не могла это понять. Идеальный, милый, сексуальный мужчина, а Дафна выбросила его, как ненужную вещь. Может, у Кайли была слабость к привлекательным мужчинам, или все дело в том, каким милым он был с ней? В любом случае, ей не нравилось, как с ним обращалась Дафна.

– Мне нужна еще доза, – громка и смеясь выкрикнула Дафна, извиваясь возле Марко. Она обняла его за шею, и поцеловала в губы. – Давай, потом я хорошенько тебя отблагодарю.

Марко наклонил голову в бок, делая вид, что обдумывает ее предложение.

– Ну я не знаю...

Дафно снова расхохоталась, и опустилась перед ним на колени.

– Обещаю, тебе понравиться...

Вся толпа хором засмеялась.

Кейд резко подскочил со своего места. Схватил ключи с барной стойки, те, что приготовил вручить Дафне в качестве подарка, когда она соизволит обратить на него внимание, и направился к двери.

У Кайли кольнуло в груди, она взяла свою сумку и поспешила за ним. Он весь вечер пил, и она не могла позволить ему сесть за руль. Только не в таком состоянии. Кто–то должен был проследить, чтобы он благополучно вернулся в свой отель. И особенно, кто–то должен был извиниться за отвратительное поведение Дафны, и дать понять, что кому–то он не безразличен.

Ей пришлось пробежаться, пока она не догнала его в длинном коридоре, ведущем к парковке. Плечи его были опущены, но он хотя бы шел прямо. Но это не имело значения, она видела сколько он выпил. – Кейд? – окликнула она. – Ты в порядке?

Он продолжал идти, засунув руки в карманы пиджака.

– Мне так жаль, – сказала она, идя вместе с ним в ногу. – Мне говорили, что она другая, когда ничего не употребляет.

Он остановился и посмотрел на нее.

– Как давно ты работаешь на Дафну?

– Месяц.

– Ты хоть раз видела, чтобы она не употребляла?

Кайли закусила губу. Стоит ли ей соврать, чтобы ему стало легче?

На лице Кейда появилась странная улыбка. – Твое молчание говорит само за себя.

– Мне жаль, – снова сказала она, когда он продолжил идти. Она пошла за ним, не желая отпускать его одного.

– Почему ты извиняешься? Ты весь вечер ни к чему не притронулась. Я заметил это, также как заметил твое поведение.

Так он весь вечер за ней наблюдал? Кайли испытала восторг, хотя не должна была этого делать.

– Я чувствую, что кто–то должен извиниться за ее поведение.

Он рассмеялся, устало качая головой.

– Тогда это должна быть Дафна, но нам обоим известно – этого не будет.

Кайли промолчала, лишь продолжила идти следом. Если кому сегодня и нужен был друг, то это Кейду, и она хотела его поддержать. А у Дафны полно подхалимов и наркотиков, которые составят ей компанию.

– Но самое смешное, – неожиданно заговорил Кейд. – Я давно знаком с Дафной. Знаю, какой заботливой, увлекающейся, и чудесной она может быть, когда ничего не принимает. Она необыкновенная. Именно за это я всегда ее любил. – Он посмотрел на Кайли, и она увидела грусть в его взгляде. – Но это не та девушка, что я увидел сегодня. И подумал, а увижу ли я еще хоть раз прежнюю Дафну.

– Не сдавайся, – сказала Кайли. У нее щемило в груди при виде боли в его глазах.

– Это продолжается ни один год, и я все гадаю, когда же настанет пора остановиться, – спокойно говорил Кейд. – Пожалуй, я устал гадать. Пришло время отпустить Дафну и двигаться дальше. Так будет лучше нам обоим.

– Я уверена она все еще будет нуждаться в друзьях, – возразила Кайли. – Представляю, однажды она поймет свои ошибки, и ей нужна будет поддержка близких.

– Если к тому моменту хоть кто–то останется, – Кейд покачал головой , глядя на Кайли. – Мы знакомы много лет, и меня уже не должно удивлять ее поведение, однако мне каждый раз … больно.

А Кайли было больно за него. Не подумав, она обвила его руку и осторожно обняла. Она плохо его знала, но в нынешней ситуации любой человек нуждался в объятиях. – Ты хороший человек, раз пытаешься помочь ни смотря не на что, – сказала она.

Он улыбнулся сонно. – Или упрямый.

– Или это, – улыбнулась она в ответ.

Розовая машина стояла практически одна на открытой стоянке.

– Вот и моя машина, – сказал Кейд.

Кайли посмотрела на него. – Сколько ты выпил?

– Я в порядке, – заверил ее Кейд. Затем он вытащил из кармана ключи, пошатнулся и выронил их из рук.

− Я вижу, − пробурчала она, и, опережая Кейда, подняла ключи. – Повторю вопрос, сколько ты выпил?

Он посмотрел на нее прищурив глаза, но она не купилась на его уловку. Она думала его глаза блестели от слез и расстройства, но приглядевшись поняла, у него просто рассеянный взгляд пьяного человека.

− Несколько стаканов, − признался он. – И обычно, я бы сказал, что безответственно садиться в таком состоянии за руль и ехать до своего отеля, но судя по происходящему в гримерке, я куда более ответственнее их.

И его губы растянулись в восхитительной, но глупой улыбке, которая подтвердила подозрения Кайли о его состоянии.

– А как же я? – заявила Кайли, не в силах сдержать улыбку. Боже, какой же он милый.

– Ты слишком хороша для этого сборища.

Какой галантный. Она сжала ключи крепче, когда он попытался до них дотянуться. – Хорошо, тогда слишком хорошая девушка отвезет тебя в твой отель, потому что ей ненавистна мысль, что с тобой может что–то случиться.

Кейд прыснул.

– Я сам могу доехать. Правда, не нужно со мной нянчиться.

Она едва не сказала, что целый день работала нянькой, одним больше одним меньше. Но ее слова скорее расстроят его нежели рассмешат. Он старался этого не показывать, но она знала, его угнетало поведение Дафны.

– Будем считать, что один друг приглядел за другим. А теперь, садись в машину. – Она нажала кнопку на брелоке, снимая машину с сигнализации.

– Кайли, правда, со мной все хорошо.

– Я настаиваю.

Уголки его губ дернулись, и он опять показал свою ослепительную улыбку. – Кто я такой, чтобы отказывать красивой женщине?

Эмм, красаве- мужчина любитель моделей? Но она промолчала. По крайней мере, он сел в чертову машину. Кайли села на водительское место, завела двигатель и настроила зеркала. Кейд был на несколько дюймов ее выше, поэтому ей пришлось немного придвинуть кресло. Пристегнувшись, она посмотрела на Кейда.

– Готов ехать?

Он смотрел на нее непонимающим взглядом.

– Кейд? Пристегнись. – Когда он продолжил смотреть на нее отсутствующим взглядом, она задумалась, вспомнит ли он об этом утром или нет? Не получив от него никакой реакции она наклонилась к нему и перекинула через него ремень безопасности, при этом ее рука опять случайно задела его пах, и Кайли быстро одернула руку. – О боже, прости!

– Не переживай, – прохрипел он, – я сам.

Она подождала, пока он закончит возиться с ремнем, как ни странно ему быстро удалось его защелкнуть. – Ладно, говори, в какой отель тебя отвезти.

– «Пенинсула».

Ну, конечно, он жил в самом дорогом отеле Чикаго. Члены команды Дафны жили в простых отелях, в то время как она сама жила в более фешенебельных.

– Ладно, – сказала Кайли, трогаясь с места. – Давай доставим тебя домой.

Поездка до отеля оказалась не долгой, хотя ночные улицы Чикаго все же были заполнены. Едва она остановила машину возле огромного здания, как к машине подошел швейцар. Она схватила сумочку и поспешила к Кейду. Он всю дорогу молчал, и Кайли решила, что он задремал.

Но он прекрасно самостоятельно вышел из машины. Он оперся на Кайли пока они поднимались по ступенькам, а затем вовсе обнял за плечи. И она ему позволила, раз он был выпивший. Она была уверена, этот жест ничего не значит. Такие парни как он, не клюют на девушек как она.

– Какой этаж? – поинтересовалась она, когда они зашли в здание.

– 18.

Она кивнула, направив их прямо к лифту. Кабина лифта закрылась, и они были в одиночестве. Она посмотрела на Кейда, и увидела, что он смотрит на нее тем же рассеянным взглядом. Она терялась от этого взгляда, не зная, как это понимать. Она похлопала его по груди свободной рукой, улыбнулась, стараясь вести себя непринужденно.

– Ты как? Держишься?

– Признаться честно, мне сейчас очень хорошо.

– Не тянет в сон?

– Ни в одном глазу.

Они вышли на 18 этаже, и Кайли осмотрелась по сторонам. Тут было не так много дверей, как она ожидала.

– Какая из них твоя? – Она начала подозревать, что он остановился в одном из пентхаусов. Хотя не удивительно, ведь он купил Дафне машину в подарок. Видя все это, Кайли еще раз напомнила себе, что такой парень далеко не ее уровня.

Кейд указал на дверь дальше по коридору, и они пошли в том направлении, и с каждый шагом Кайли стала замечать, что он все больше и больше наваливается на нее. Дойдя до двери, она посмотрела на него. – Ключ?

– В моем переднем кармане, – он как–то странно на нее посмотрел. – Полагаю, мне не удастся убедить тебя достать его для меня?

Боже правый, Кейд, что, с ней заигрывал? Вероятно, он в стельку пьян.

– Очень мило с твоей стороны, но сам доставай свой ключ.

– Попытка не пытка, – буркнул он.

– Ты пьян, – сказала она. – Трезвым ты бы этого не сделал.

– То, что я выпил, не означает, что у меня нет вкуса, – заверил ее он. Затем достал из кармана ключ–карту, подмигнул Кайли и вставил карту в сканер.

Раздался щелчок, дверь открылась, Кейд убрал руку с плеча Кайли. – Не хочешь ненадолго зайти?

Она замешкалась. Вероятно, это плохая идея заходить в номер с незнакомцем в 3 часа ночи. – Думаю, мне не стоит этого делать.

– Ненадолго. Компания мне сейчас не помешает.

Кайли помялась в дверях его номера. Она не горела желанием возвращаться в убогий отель на окраине Чикаго, она всегда хотела побывать в пентхаусе. Да и Кейд был безобидным. Он никогда на нее не наброситься... как бы сильно ей этого не хотелось. – Ладно, но только на минутку, – ответила она – а потом мне нужно будет возвращаться к себе.

Она прошла в номер, закрыла за собой дверь, стараясь не открыть от удивления рот, при виде его номера. Это было настоящее безумие. Роскошный и невероятно огромных размеров. Натертые до блеска полы, новая сверкающая мебель. Стены украшали картины – настоящие произведения искусства, а не убожество в дешевых мотелях. У каждой картины была своя подсветка. Пара раздвижных дверей вела к другому «крылу» номера, и Кайли хихикнула, войдя в гостиную. – Это что, рояль?

– Кабинетный рояль для всех желающих, – ответил он, подходя к Кайли с двумя бутылочками из мини–бара. – У меня никогда не было такого, что зайдя в номер, я бы сказал: «А где рояль, когда он так нужен», но вероятно у кого–то такое было.

Она засмеялась, отказываясь от предложенного алкоголя. – Нет, спасибо.

– Ты не поедешь обратно за рулем. Уже поздно и тебе лучше вызвать такси. И я не хочу пить один. А с тобой я точно не в одиночестве.

Его слова были приятны , поэтому она взяла крошечную бутылочку Патрона и открутила крышку. Он сделал тоже самое, и поднял бутылку для тоста.

– До дна, – сказала Кайли и отпила. Текила приятно обжигала горло. Она отпила еще, осматривая номер. – Сколько он стоит за ночь?

– Я не знаю, и если честно даже не хочу знать. Этим занимается мой ассистент.

Она прошлась по гостиной, выходы из которой вели во множество других комнат, а потом она заметила балкон. – Какая огромная лоджия.

– Не хочешь выйти? – он открыл дверь, пропуская вперед.

И не смотря на усталость, и то, что Кейду лучше лечь, она вышла на балкон. А с другой стороны, когда ей еще раз выпадет такой случай? Балкон украшал мраморный парапет, тяжелая деревянная мебель и горшки с цветами по всему периметру. С балкона открывался идеальный вид на ночной город. – Дух захватывает.

– Я знал, что тебе понравится. – Кейд улыбнулся, обводя взглядом ночной город, ветер трепал его светлые волосы. Он встал совсем рядом с ней, она чувствовала тепло его тела. – Признаюсь, я попросил этот номер только ради вида с балкона.

– Понимаю. В этом номере смело можно устроить вечеринку.

– И немного грустно, что я здесь один, – сказал он грустным тоном, и Кайли опять защемило сердце.

Она поднесла крошечную бутылку к губам, и залпом допила остатки, и почувствовала легкое опьянение.

– Мне жаль.

– Почему ты продолжаешь извиняться? – Кейд на мгновение перевел взгляд на ночной Чикаго, а затем обратно на нее. – Все это не твоя вина.

– Я знаю, – ответила она, и скрестила руки под грудью, чтобы согреться. Ее тонкая блузка не предназначена для ночных прогулок. – Мне бы хотелось, чтобы у тебя все сложилось иначе. Ты такой хороший парень.

К ее удивлению, Кейд состроил гримасу.

– В том то и проблема. Разве кто–то заботиться о чувствах хороших парней? – Он склонил голову набок и оглядел ее с ног до головы. – За исключением тебя.

Ее волосы развивались на ветру, и она тут же убрала их с лица, обдумывая происходящее. Что ей ответить, чтобы это не прозвучало глупо? Я весь вечер за тобой наблюдала? Ты мне сразу понравился, ты интересный парень? Жаль, что ты меня не замечаешь?

Она не сможет произнести все это, не опозорив при этом себя, поэтому она решила просто стоять молча, любуясь этим идеальным, красивым мужчиной, заслуживающим только самого лучшего.

– Забавно, – заговорил Кейд, шагая ближе к Кайли. Его волосы тоже развивались, и на секунду он напомнил ей павшего с небес ангела. – Сегодня, когда я увидел Дафну, знаешь, что первое мне пришло в голову? Не то, что я был рад ее видеть, или обеспокоен ее состоянием здоровья. Наверно это было ожидаемо. Первым было разочарование... что она не похожа на тебя.

Кайли нахмурила брови. Что?

– Кейд, ты пьян.

– Да, я пьян, – согласился он. – В противном случае я бы никогда этого не сказал. Но ты безумно сексуальная, и я тобой очарован еще с момента нашей первой встречи, хотя не должен был. И вот я здесь, на балконе посреди ночи, после самого жалкого вечера в моей жизни, и все о чем я могу думать – я не такой уж несчастный так как вижу тебя перед собой. – Он вытянул руку, и аккуратно убрал прядь волос со лба за ушко. – И если бы я был самоуверенным эгоистом, то попросил бы тебя провести со мной ночь.

Ее глаза округлились. Его пальцы продолжали нежно обводить ее ушную раковину, тем самым посылая ток по всему ее телу. Он не сдвинулся с места. Он говорил четко, но неужели он уже настолько пьян, что сделал Кайли такое предложение?

− Что... что ты подразумеваешь под провести с тобой ночь?

– Уже поздно, и ты божественна, – прямо ответил он, обхватывая ладонями ее пухлые щеки. – И я подумал, почему бы нам не поддаться искушению и не провести одну жаркую ночь? Что скажешь?

Она таращилась на его красивое лицо. Его пальцы согревали ее кожу, возбуждали каждую клеточку тела. Она хотела сказать да. Прошло два года с тех пор, как она с кем–то встречалась. Последним ее парнем был Джерред, который в самый неподходящий момент проявил себя настоящим мудаком. Он знал что сказать, как поступить, чтобы разрушить и без того хрупкую уверенность Кайли, тем самым отбив у нее желание заводить отношения. Путешествия в туре облегчали ей возможность избегать серьезных отношений. В эти периоды она не принадлежала сама себе, и многие месяцы отсутствовала дома. Находясь в туре, она была окружена множеством подтянутых, сексуальных танцоров (или поп–певиц), поэтому никто не обращал внимание на фигуристую Кайли. Обычно это ее не беспокоило, и она довольствовалась ролью невидимки.

Но сегодня... разве будет плохо поддаться соблазну провести в объятиях заинтересовавшегося ею мужчины? Тем более такого красивого как Кейд, который воплощал в себе ее представление об идеале.

Но Кайли была не такой девушкой. Совершенно не такой. Она была ответственной, даже если она мечтала хоть на одну ночь стать развязной и легкомысленной. Ей нужно успеть отдохнуть и до полудня следующего дня собрать свои вещи перед выездом в другой город. Было разумно вернутся к себе, лечь спать и забыть о случившемся. Забыть о грустных глазах Кейда, его развивающихся волосах, и о том, как он заигрывал с ней в кофейне, до того, как этот день превратился в настоящий кошмар.

Потому что она знала, чем все обернется. Утром он проснется, обнаружит в постели толстуху, ему станет стыдно, и им обоим будет неловко до того момента, пока Кайли не уйдет.

Она отрицательно мотнула головой, похлопав его по груди.

– Кейд, – нежно произнесла она. – Тебе больно, именно поэтому ты делаешь такое предложение...

– Это правда, – ответил Кейд. Его рука, крепкой хваткой переместилась ей на талию, и он притянул ее к себе, так, что Кейли вжалась грудью в его грудь. – Мне больно. Я раздавлен поведением Дафны. Она так сильно меня разочаровала, что я впервые за 15 лет решил оставить ее в прошлом и двигаться дальше. Но все это не означает, что меня не влечет к тебе. Даже наоборот. Я не мог перестать смотреть на тебя в кофейне, и я говорил себе, что смотреть позволено, потому что мы больше никогда не встретимся. Вот только мы встретились. И я пялился на тебя всю ночь в гримерке Дафны. Меня возбуждал каждый твой смех и улыбка. Мне жаль, что наша встреча произошла в такой поганый день, но я больше не хочу думать о плохом. Я хочу тебя. – Он подался вперед и осторожно поцеловал ее в губы.

Она ахнула, не ожидая поцелуя. Она... даже не могла об этом мечтать. И не смотря на то, что это было лишь легкое касание, этот поцелуй пробудил в ней желание большего.

Он коснулся подушечкой большого пальца ее нижней губы, пристально глядя ей в глаза.

– Я так сильно тебя хочу, что едва могу сдержаться. И это не потому, что ты оказалась здесь, а я пьян и меня тянет на блуд. Все потому, что здесь именно ты. Именно Кайли прижимается к моей груди, и именно от твоей улыбки мой член становится твердым. Ты проведешь со мной ночь?

Она смотрела на него, обдумывая его слова. Одна ее часть хотела кричать, что все это безумие. Что он просто хочет отомстить за выходку Дафне. Или с помощью Кайли вызвать у нее ревность, но Кейд не такой. Все его действия явно дают понять о его искреннем желании. То, как он смотрел на ее рот, когда она облизнула губы; или то, как он прижал ее к себе, свидетельствовало, что она его привлекала. Она – Кайли Дэниелс, также известная, как жирная Мэрилин.

И будет ли так ужасно провести с ним ночь? Он явно дал понять, что это на одну ночь, секс без обязательств. Восхитительный мужчина предлагал ей ночь горячего секса? Ни каких обещаний, обязательств и отношений? Разве можно от такого отказаться?

Кайли терзали сомнения. Все же Дафна была ее боссом, и она играла с огнем от одной лишь мысли о флирте с Кейдом. С другой стороны... разве Дафна сама не отказалась от него? Разве она своим поведением не дала четко понять, что ее больше интересовали наркотики и веселье, а не общение с Кейдом?

А Кейд был таким красивым, а Кайли ему сочувствовала, еще этот поцелуй, и немного текилы затуманили ей голову, было поздно и она уже плохо соображала. Она хотела этого мужчину, а он хотел ее. И что может случиться после одной ночи?

Закончив с размышлениями, Кайли прикусила губу, наклонилась вперед, и прижалась к нему губами, тем самым давая ответ на его вопрос. 

Глава 6

 Поцелуй Кейда Арчера был лучше мороженного. Сладкого, шоколадного мороженного с горой взбитых сливок. Вкусно, но не так будоражит ее чувства, как теплое дыхание целующего ее мужчины. Или его язык, проскользнувший в ее рот, в ответ на ее поцелуй. Или как он приоткрыл шире рот, впуская ее язык. Стон, который он издал, когда их губы сомкнулись, или как его рука переместилась на ее попку, прижимая к себе, словно она была красивой, сексуальной, и он хотел ее, как ни одну женщину ранее.

Когда их губы разомкнулись, Кайли расстроено вздохнула.

– Хочешь зайти внутрь? – буркнул Кейд, обхватывая ее лицо длинными пальцами.

– Мне, пожалуй, не стоит этого делать.

– Вопрос был не в том стоит или не стоит этого делать, а хочешь ли ты, – сказал он, проводя пальцем по ее пухлой нижней губе.

Она зажала его палец зубами, и облизнула подушечку. – Больше всего на свете.

– Тогда давай перестанем анализировать и отдадимся чувствам.

Заманчивое предложение. Она кивнула, он быстро чмокнул ее в губы, взял за руку, и повел обратно в гостиную. Включил свет, проводя по роскошному номеру, до тех пор, пока они не оказались в огромной спальне. Комната была обставлена в цвет темного дерева с кремовыми шторами. Кровать королевских размеров со множеством подушек и резным изголовьем. Она больше напоминала картинку из журнала о декоре, чем настоящую комнату.

– Я еще никогда не спала в таком роскошном отеле.

– Ты должна увидеть ванную комнату.

– А можно?

Он указал на дверь сбоку.

– Прошу.

Она прошмыгнула внутрь и ахнула. Ванная комната действительно была выше всяких похвал: душевая кабина с насадкой, имитирующей тропический дождь; джакузи; ворсистый коврик и все необходимые банные принадлежности. Она заглянула за дверь и засмеялась, увидев тренажеры. – Боже мой. Эта комната большем чем моя старая квартира.

– Ммм, я рад, что тебе здесь нравится.

Кейд дернул Кайли на себя, так, что прижалась спиной к его груди. Он обнял ее за талию, уткнулся носом в шею, убрал волосы на другую сторону и начал целовать шею.

Кайли задрожала. Она инстинктивно захотела убрать руки Кейда со своей талии, чтобы он не нащупал ее животик, но это было глупо. Он итак видел ее фигуру. Она не была подтянутой девушкой. У нее была большая грудь, и широкие бедра, и это никак не скрыть. Поэтому она заставила себя расслабиться в его объятиях. Если ему не понравится ее тело, то хорошо, что они больше никогда не увидятся.

Кайли развернулась, обняла его за шею и потянула на себя для долгого, неторопливого поцелуя. Она провела языком по его губам. – Я здесь все посмотрела, почему бы нам не вернуться в спальню.

Кейд застонал, крепко сжимая ее ягодицы. – Я возражать не буду. – Но он не перестал ее целовать. Вместо этого, он маленькими шажками повел их к двери, ведущей в спальню. И она хихикнула, целуя его в ответ.

Медленно, не расцепляя губы, они дошли до спальни. Она случайно наступила ему на ноги, и он поморщился. – Прости, – выдохнула она.

– Я могу тебя донести, – говорил он между поцелуями. Взгляд его голубых глаз был полон страсти, и Кайли никак не могла перестать таращиться на него. Он был божественен, с головы до кончиков пальцев. Ни один мужчина не должен иметь настолько идеальную форму губ. Это было просто не справедливо. А затем она поняла, что сказал этот восхитительный рот. – Донести меня?

Он кивнул, и начал приседать, чтобы подхватить ее на руки, но она остановила его. – Нет! Погоди.

– В чем дело?

– Вероятно, ты слишком пьян, если считаешь, что сможешь меня донести. – Она была здоровой девушкой 18-го размера, и с этим ничего не поделать. – Я совершенно не похожа на Дафну.

– И слава богу, – ответил он, положил руки ей на затылок, и потянул на себя для очередного поцелуя. – Мне нравится, как ты выглядишь, – бормотал он у ее губ. – Обожаю твое сочное тело. Это одна из причин, почему ты мне понравилась. – Его руки спустились по ее плечам, затем по рукам, он с удовольствием изучал ее тело. – У тебя великолепная грудь, бедра, тонкая талия. Ты такая мягкая, блять, и такая красивая.

Ладно, этот секс на одну ночь обещает быть интересней, чем она предполагала. Ее руки переместились на пуговицы его рубашки. – Я хочу увидеть твое тело.

– Только если сначала я увижу твое, – быстро ответил он, игриво улыбнувшись. – Я снимаю кое–что из одежды, затем ты.

– Так будет честно, – поддержала она. Эта игра снимет напряжение первого обнажения перед незнакомцем. – Но только я сама буду выбирать, что ты снимешь.

– Соглашусь, только если мне тоже будет позволено выбирать.

– Хорошо. Можно я начну?

– Конечно, как всегда дамы вперед, – ответил он.

Она постучала пальцем по губам, делая вид, что задумалась.

– Так, давай начнем с очевидного, прежде чем перейдем к самому интересному. Сними свой пиджак.

Кейд устроил целое представление, мыча под нос мелодию, словно он раздевается перед зрителями. Он покрутил пиджаком над головой и швырнул его в сторону, вызывая у Кайли смех и восторг.

Ей стало интересно, Кейд всегда был веселый или это в нем говорил алкоголь. Чтобы это ни было, ей все нравилось. Обычно она не была такой игривой в постели, неуверенность в себе не давала ей возможности полностью расслабиться. Но она забыла обо всем, глядя на то, как пьяный красавец устраивает перед ней стриптиз без музыки. Это так мило и забавно.

– Твоя очередь, – сказал Кейд, поигрывая бровями. Он постучал длинным пальцем по губам, повторяя за Кайли. Та в свою очередь тоже решила поиграть, подняла руки над головой, и покрутилась, демонстрируя ему все возможные варианты. – Как насчет... твоего бюстгальтера?

– Ты не можешь так сразу требовать мое белье, оно под всей одеждой, – возразила Кайли.

– Красавица, я не помню, чтобы мы устанавливали какие–нибудь правила. – Он демонстративно расправил несуществующие усы, как это делают злодеи, рассмешив при этом Кайли. – Давай, хочу твой бюстгальтер.

Кайли завела руку за спину, расстегнула крючки. Ее бюстгальтер был большим, поддерживающим, и совсем не сексуальным. Она аккуратно вытащила руки из рукавов, спустила лямки, чтобы Кейд не заметил ее простой бежевый лифчик. Дафна наверно носила только сексуальное белье, поэтому Кайли тревожила реакция Кейда.

Но Кейд лишь вытер рот ладонью, не отводя взгляда от ее свободной груди под блузкой.

– Мне кажется, я сейчас захлебнусь слюной.

В этот момент все ее волнение рассеялось. Кайли улыбнулась, бросила бюстгальтер рядом с его пиджаком, потом вновь просунула руки в рукава ее обтягивающей блузки, не обращая внимание, как ее грудь колыхалась при каждом движении. – Теперь опять моя очередь, да?

– Могу я посоветовать тебе обратить внимание на мои чудесные носки? Их целых два. – Кейд шутил, но Кайли сложно было не заметить, что взгляд Кейда был прикован к ее груди, от чего ее соски затвердели, а грудь налилась, требуя ласки. Между ног начало покалывать, и Кайли боролась с желанием сомкнуть ноги вместе.

Но она перевела все свои мысли на его одежду. На нем была рубашка, верхние пуговицы которой были расстегнуты; классические брюки и туфли. Под брюками вероятно всего были боксеры. Или он носил семейные трусы? Кайли точно не знала, но решила не портить сюрприз, переходя сразу к белью. Даже сейчас она видела выпуклость на брюках, и облизнула губы в предвкушении.

К ее удивлению, Кейд застонал, а его глаза потемнели от страсти.

– Хочу, чтобы ты знала, мне безумно нравятся твои губы.

Кайли намеренно еще раз их облизнула, а затем показала на его рубашку.

– Сними ее, хочу посмотреть на твою грудь.

Он быстро избавился от рубашки, без представления, и теперь Кайли отчетливо видела очертание его толстого и возбужденного члена. И там было на что посмотреть. Кейд явно хорошо оснащен в этой области. Да, она правильно сделала, что решила провести с ним ночь.

Кейд уже избавился от рубашки, теперь снимал майку, и Кайли ахнула при виде его обнаженного торса.

– Ого, – сказала она, не в силах устоять на месте, поэтому шагнула к нему, проводя рукой по выдающемуся торсу. – Ты бесподобен. – Она подумала, Дафна дура, если решила упустить такого мужчину. У Кейда была фигура пловца, в меру накаченная, грудь немного покрыта волосками, спускающимися вниз по животу. Правда на левом бицепсе была уродливая татуировка черепа, но она решила не заострять на ней внимание, а продолжить гладить его торс. Она трогала мужчину с кубиками пресса. Она – Кайли Дэниелс с большой попой и толстыми ляжками, прикасалась рукой, а вскоре губами к накаченному мужскому прессу. – Хочу заметить – это очень веселая игра, – произнесла она, обрисовывая ногтем его пупок.

Он застонал, закрыв глаза от ее прикосновений.

– Веселая, но в тоже время мучительная.

Она понимала о чем он говорил. Сейчас она была готова захлебнуться слюной.

–Думаю, теперь ты должен выбирать.

Его томный взгляд блуждал вверх вниз по ее телу. – Могу я потрогать тебя?

– Пока нет, – буркнула она, хотя сама продолжала водить руками по его груди. Она была не в силах оторваться от настолько идеального тела. Это же будет настоящее кощунство.

– Ладно, – ответил Кейд, – тогда я точно знаю, что хочу получить следующим.

– И что же? – выдохнула Кайли, наслаждаясь теплотой и запахом его кожи.

Он наклонился вперед, шепча ей на ухо. – Твои трусики.

И Кайли застонала. Он ведет нечестную игру. – Но они под моими штанами.

– А это уже не мои проблемы, – его голос был приятным, обволакивающим.

Она задрожала, продумывая варианты продления их игры. Как ей снять трусики не раздеваясь при этом. Но она ничего не смогла придумать. К тому же ей усложняли задачу близость Кейда и выпитая текила.

Не придумав ничего интересного, она вздохнула, сняла туфли, а после расстегнула штаны.

– Почему–то мне кажется, что ты жульничаешь, – произнесла она, повернулась к нему спиной. Расстегнув молнию, она покрутила бедрами так, что брюки спустились вниз по ее ногам. Теперь она стояла перед ним в одних трусиках и блузке. И ее трусики в отличие от лифчика была намного интереснее: кружевные с заниженной талией, и они почти не скрывали ее бледную попу. И при выборе их утром, она даже не предполагала как может закончится ее день. Ей нравилось бесшовное, миниатюрное белье, не выделяющееся сквозь одежду.

Кейд снова застонал, подходя к ней.

– Я без ума от твоей попки, умираю от желания ее погладить.

Не торопись, – она отпрыгнула в сторону, подальше от его рук, и избавилась от трусиков. – Я не давала тебе разрешения прикасаться к себе, – Кайли решила немного поиграть в недотрогу.

– Ничего не могу с собой поделать. Я хочу поцеловать, погладить, облизнуть. – Его голос перешел почти на шепот, он подошел ближе, но не прикасался к ней. – И еще больше пососать...

Кайли затрясло от желания. Она прокручивала в голове все места на своем теле, которые бы ей хотелось чтобы он поцеловал, облизнул и пососал. Она повернулась лицом к Кейду. – Твоя очередь. Я тоже хочу твое белье.

Он стоял так близко, и она удивлялась, как еще не ощущала спиной его эрекцию. Ей хотелось прижаться к нему спиной, ощутить его тепло и твердость. Пришло время закончить эту игру, потому что она сгорала и была влажной от желания.

Кейд не сводил с нее глаз, и Кайли отвечала ему тем же. Они не разорвали, зрительный контакт, даже когда она услышала звук расстегиваемой молнии, затем шуршание ткани и звук падающих на пол брюк. На его лице появилась сексуальная ухмылка, когда он стянул боксер. Он стоял перед ней обнаженный, и Кайли решила будет честно, если она тоже разденется до конца, и она потянулась к своей блузке.

Они стояли в темной комнате, она полностью обнажена, он – в одних носках. И как по команде, они одновременно потянулись друг к другу и слились в страстном поцелуе. Ее грудь прижалась к его теплой груди, а его твердая, горячая плоть прижималась к ее животу.

Они продолжали целоваться, и она ощущала на губах вкус алкоголя и мужчины, обещающего ей немалое наслаждение. –Кейд, простонала она.

– Блять, мне нравиться ощущение твоей груди, прижатой ко мне, – буркнул он возле ее губ. – К черту это «руками не трогать». Я хочу ощупать тебя всю.

И до того, как она смогла придумать остроумный ответ, его руки стиснули ее ягодицы, и он силой дернул ее на себя, чтобы она в полной мере ощутила насколько сильно он ее хочет. У Кайли перехватило дыхание, она не могла ничего сказать, поэтому простонала.

Кейд решил действовать. Он продолжил целовать ее, медленно подводя их к кровати. Когда она уткнулась в изножье кровати, он слегка подтолкнул ее, и Кайли упала на спину, и он сразу же накрыл ее своим телом. Поцелуи продолжились, Кейд устроился на ней, аккуратно разводя ее ноги своими коленями, после чего закинул ее ногу себе на бедро. Кайли простонала, цепляясь за его плечи.

– Ты такая красивая, – повторял он между поцелуями, плавно спускаясь к ее шее. – Я могу часами восхвалят твое тело. Ты только посмотри на эту грудь. – Он зажал пальцами сосок, от чего Кайли ахнула. – Она такая большая, упругая, с прекрасными розовыми сосками.

Его прикосновения были лучшим, что она когда–либо испытывала. Она жаждала его ласк, выгибала спину, подставляя грудь. Ей хотелось кричать от восторга, потребовать, чтобы он начал сосать, лизать и кусать ее как обезумевший, но постеснялась.

– Мне очень приятно, – тихо проговорила она, и поморщилась от того, как глупо прозвучали ее слова. Боже, Кайли, ну ты даешь. Разве так нужно подбадривать мужчину. Она зарылась пальцами в его золотые локоны, и потянула, наслаждаясь шелковистостью его волос.

– Кайли, а у тебя чувствительная грудь?

Она кивнула в ответ, заскулив, когда он опустил голову ниже, приближаясь к возбужденному соску.

– Тогда будет еще интереснее их дразнить, – шепнул он возле ее кожи, а затем лизнул вершинку.

Кайли выкрикнула, впиваясь ногтями в его кожу.

– О боже, сделай так еще раз.

– Я так и планировал, – ответил он, трясь щекой о вторую грудь. Его пальцы теребили один сосок, в то время, как губы ласкали другой. И когда Кайли думала, что уже не сможет возбудиться сильнее, его руки опустились ей между ног, задевая волоски на лобке. – Будь я проклят, но ты мокрая, да?

– Кейд, – простонала она, не в силах произнести ничего, кроме его имени. Ее тело изнывало от желания и отчаянно нуждалось в разрядке.

– Я не могу больше ждать, – пробормотал он, поднимаясь поцелуями к ее губам. Губы слились в поцелуе, она машинально приоткрыла рот, впуская его язык. Она тоже не могла больше ждать. – Да, прошу тебя.

Не смотря на то, что она сама торопила его, она испытала шок, когда он развел ее ноги шире и вошел в нее одним плавным движением. Она хотела напомнить о презервативе, но в этот момент он приподнял ее бедра, подкладывая под попу подушку, меняя угол наклона, и вошел глубже.

И ее тело оживилось. О Господи, вероятно, это и есть знаменитая точка G. Кейд двигался, нажимая на нужное место, сводя ее с ума от нетерпения и наслаждения. Из ее горла вырвался животный стон.

– Это то, о чем я думаю? – спросил он, дыша учащенно, как и Кайли.

Кайли как и прежде могла только кивнуть в ответ. Кейд сжал ее бедро, и начал двигаться сильными, уверенными толчками. Каждый следующий был лучше предыдущего, Кайли не заметила, как ее пальцы начали поджиматься, она крепко стиснула Кейда ногами и начала стонать как обезумевшая. Ее бедра приподнимались навстречу его толчкам, и ощущения были феноменальными.

– Ты близка? – просил он, продолжая двигаться. Он немного покрутил бедрами, и ее тело задрожало в ответ, и Кайли ухватилась за простынь, стараясь сдержаться.

О, Господь всемогущий, она была на грани. Он вколачивался в нее, как отбойный молоток, и двигался так резко, что кровать начала скользить, а грудь Кайли подпрыгивала при каждом движении. И это было невероятно. Ей еще никогда не было так хорошо. Если любой пьяный секс был таким хорошим, то она согласна заниматься им каждый день.

Он переместил руку с ее бедра на грудь, и начал теребить сосок, зажимая его между пальцами.

– Такая сексуальная, – повторял он. – Боже, какая же ты сексуальная.

Они двигались в унисон, и каждый его толчок возносил ее все ближе и ближе к блаженству. Затем Кейд застонал, его движения стали резкими, беспорядочными. Она ощутила горячую струю, когда он кончил. Кайли выгнулась и задрожала вместе с ним. Теперь его движения замедлились, но все равно посылали волну удовольствия через все ее тело.

Прошло несколько минут, до того, как он вышел из нее, поцеловал в губы и откатился в сторону тяжело дыша. Кайли лежала на спине, глядя в потолок, ощущая стекающую по ногам влагу. Черт, она была на 7м небе. Это был ее первый опыт секса с точной G, и она поняла, что явно много упустила в жизни. Она зевнула, лениво потянулась, и устало выдохнула. Ей необходимо было подмыться. Она обязательно это сделает, но чуть позже. Сейчас, если просто хотелось расслабиться и насладиться моментом.

– У меня еще никогда не было незащищенного секса, – шепнула она Кейду.

Он тихонько хмыкнул.

– Кстати, я на таблетках, так что можешь не переживать о незапланированной беременности. Как я понимаю, ты чист?

В ответ раздался тихий храп.

Удивленная, она посмотрела на Кейда, и заметила, что он заснул, слегка раскрыв рот. Его влажные ангельские кудри прилипли ко лбу, и она приподнялась на локте, чтобы получше его рассмотреть. Ее взгляд пробежался по его телу, задержался на члене, все еще немного твердым и блестящим от ее влаги. Она опустила взгляд ниже...

Он все еще был в носках. Кайли закрыла рот рукой, приглушая хихиканье.

Она поднялась с постели, выключила свет в гостиной и коридоре, затем прошла в ванную и привела себя в порядок. Затем, зевая, вернулась в спальню, достала из сумочки телефон. Поставила будильник на 7 утра, включив его на беззвучный режим. У нее чуткий сон, поэтому если она положит телефон рядом с собой на кровати, то проснется от вибрации. На этом и порешив, она положила телефон под подушку, легла на кровать, прижалась к Кейду и моментально уснула. 

Глава 7

 Кейд Арчер решил, он больше не будет пить. Никогда в жизни.

Он поморщился от яркого солнечного света, пробивающегося в окно номера, и закрыл глаза рукой. Черт, почему солнце так ярко светит? Он зевнул, перенес руку на лоб, который пульсировал даже при малейшем движении. Перекатившись на бок, он уткнулся лицом в подушку.

И сразу же уловил запах секса. Пиздец...

Он немедленно сел, игнорируя пульсирующую боль в висках. В памяти крутились обрывки пьяных воспоминаний. Он точно занимался вчера сексом? Простыни были скомканы, но в постели кроме него никого не было. Он был один. – Эй, тут есть кто–нибудь?

Тишина.

Может , его все это приснилось. Он снова уткнулся лицом в подушку, и еще раз ее понюхал. Нет, она определенно пахнет сексом.

Господи, сколько же он вчера выпил? Он еще плохо соображал, а значит, он до конца не протрезвел. Но Кейд не был из тех, кто занимался сексом на одну ночь. Последний раз такое было с Дафной, но он отказывался воспринимать их совместную ночь, как ничего не значащий секс. Он надеялся, что это нечто большее.

До того, как у нее случилась передозировка, и она разрушила все его мечты.

Он осмотрел комнату в попытке вспомнить вчерашнее. В памяти продолжали всплывать отрывочные воспоминания. Он помнил возбуждающий стриптиз, и большую, восхитительную грудь, и окрашенные красным волосы...

Кайли!

О Боже, он переспал по–пьяне с Кайли? В таких ситуациях положено спать с людьми, которые тебе безразличны и которых ты больше никогда не увидишь. Но ему понравилась Кайли. Даже слишком. Она милая, красивая, много смеялась, и была далека от его испоганенной жизни.

Аааа. Он продвинулся по кровати, потирая пульсирующую бровь. В этот момент он заметил крошечную записку возле своего телефона. Он взял лист, любуясь аккуратным почерком.


Кейд, спасибо за прошлую ночь. Надеюсь, ты нашел то, что искал.

Целую, Кайли.

P.S. Я спала на мокром месте, можешь не благодарить.


И все, ни телефона с просьбой позвонить. Ничего. Это определенно был секс на одну ночь, и она не просила о большем. Черт возьми, и ему это не нравилось. Кейд не был парнем, который затаскивает девушек в постель пустыми обещаниями. И он не простит себе, если он так поступил с Кайли. Она заслуживала мужчину, который будет всецело уделять ей внимание, будет относиться к ней как к принцессе, и будет часами заниматься с ней любовью, а не тыкать вялым членом, после чего отключиться.

Он должен позвонить ей и извиниться.

Он пошарил по тумбочке в поисках своего телефона, но его там не было. Ладно, вероятно он остался в пиджаке, или все еще в кармане брюк. Кейд встал с кровати и прошел к лежавшей на полу куче одежды, и только сейчас заметил, что на нем все еще были надеты носки. Голый... но в носках. Что о нем подумала Кайли? Он прыснул и подцепил пальцами брюки. Телефон был в кармане, также как и бумажник, в котором лежал запасной презерватив.

У Кейда пересохло во рту. Почесав подбородок, он выудил из кармана бумажник, боясь его открывать. Что, если вчера он не надел презерватив? Господи, а если Кайли забеременеет после их пьяного приключения? Она всю жизнь будет его ненавидеть. Поморщившись от этой мысли, он открыл бумажник и... увидел уголок фиолетовой упаковки презерватива.

– Твоооююю мааать.

Все, теперь он точно должен позвонить Кайли. Не только извиниться, но и объяснить свое поведение. Узнать, была ли она беременна, а может у нее есть венерические заболевания. Но самое главное выяснить презирает она его или нет.

Но у него не было номера Кайли. Что еще хуже, он не знал ее фамилию. Он закрыл глаза, стараясь сосредоточиться, но перед глазами всплывало ее красивое, улыбающееся личико, как развивались ее волосы при ходьбе, и как колыхалась ее грудь в то время, когда Кейд входил в нее …

Он провел рукой по лицу, в надежде унять утреннюю эрекцию. Но мысли об обнаженной, стонущей Кайли ему никак в этом не помогали.

Он не мог позвонить Дафне. Что он ей скажет? Эй, ты не занята? Помнишь я вчера приехал, чтобы поговорить, и подарить тебе машину, а ты меня продинамила? Так вот, надеюсь, ты не против, но я переключил свое внимание на твою милую визажистку. Мы переспали не предохраняясь, и теперь мне нужно выяснить, все ли у нее хорошо. Ты не скажешь мне её фамилию?

Потому что, зная Дафну, он с уверенностью мог сказать, что она будет против. Дафна имела множество недостатков, и эгоизм – главный из них. Она ревновала, когда дело касалось ее друзей. Ее расстраивало, если кто–то не плясал под ее дудку. А у Кейда не было желания усугублять и без того хрупкое эмоциональное состояние.

Кейд бросил телефон на кровать, решив для начала принять душ. К моменту выхода из ванной, у него созрел план. Он решил позвонить своему личному помощнику – Джерому. В отличие от своих друзей, он не часто обращался к своему помощнику с элементарными поручениями, такими как вернуть DVD, или забрать вещи с химчистки. Жена Риза – Одри, посоветовала ему начать обращаться к помощнику, иначе он совсем расслабиться.

Сейчас была прекрасная возможность воспользоваться его услугами.

– Как дела, босс? – ответил Джером после первого гудка.

– Мне жаль, что приходится тебя беспокоить.

– Никакого беспокойства, вы же платите мне зарплату, – Джером кажется, был удивлен извинением Кейда. – Меньшее что я могу сделать – это ответить на звонок.

– Мне нужна услуга.

– Говорите.

Он взглянул на часы. Час дня, команда Дафны уже уехала в другой город.

– Можешь сказать мне, в каком городе будет следующий концерт Дафны Петти?

Пауза. – Я могу, но в мире есть штука под названием «интернет».

– Давай представим, что я беспомощный человек с кучей денег и неспособностью делать что–то самостоятельно.

– Мне не придется сильно напрягаться, – пошутил он, и Кейд слышал в трубку, как тот печатал на клавиатуре. – Согласно заявленному турне, следующий концерт состоится завтра в Де–Мойне.

– Хорошо, мне нужны билеты и пропуск за кулисы.

– Возможно, я покажусь бестактным, но разве Дафна не может дать вам билеты? – Джером много лет работал на Кейда, и был в курсе их непростых отношений.

– Все... сложно.

– А вы объясните.

И он рассказал Джерому о прошлой ночи, начавшейся с катастрофы, но с изумительным завершением. А еще о том, как сильно он хотел связаться с Кайли но так, чтобы об этом не узнала Дафна.

Джером молчал, после того, как Кейд закончил рассказ.

– Так что с билетами? – спросил Кейд после долгой паузы.

– Хотите знать мое мнение босс?

– Нет, но ты все равно его озвучишь.

– Я считаю, вы должны держаться подальше от всего, что связано с Дафной Петти.

Значит, он не один так думал. Чем больше он был рядом с Дафной, тем больше его затягивало в трясину.

– И еще вы должны рассказать жене Риза о состоянии ее сестры.

Кейд потер лоб, головная боль усилилась. Он пошел к мини-бару в надежде найти что–нибудь прохладительное или алкогольное. – Понял.

– А еще вы должны провериться на венерические заболевания.

Он закрыл глаза, желая, чтобы этот кошмар закончился. Единственным светлым пятном в этом была Кайли. Добрая, улыбающаяся Кайли с роскошным телом и чудесной улыбкой. В мыслях всплыл образ, как она запрокидывает голову и кончает.

– Я уверен, она не чем не болеет.

– Вы также были уверены в том, что Дафна завязала с наркотиками.

Ой.

– Справедливо. Хорошо, каковы будут наши действия?

– Отдыхайте, я сам все сделаю. Достану вам билеты и пропуск на следующий концерт. И свяжусь с вашим личным врачом и узнаю, сможет ли он прилететь к вам в Чикаго.

– А ты позвонишь Ризу и Одри за меня?

– Черта с два. Оставлю все сложное вам.

Кейд нахмурился, заканчивая разговор, открыл крошечную бутылку текилы и залпом выпил. Черт, отвратительный запах, да и вкус тоже. Однако может это успокоит его нервы. Как он скажет женщине на 6м месяце беременности, что ее сестра вновь принимает наркотики?

У него опять появилось ощущение, что неделя будет сложной. Выкинув бутылку, он вернулся к кровати и посмотрел на записку Кайли. С ней было так легко и хорошо. Вся эта ситуация начала сводить его с ума.

Радует одно, он знал где найти Кайли. Куда бы не поехала Дафна, Кайли будет рядом, чтобы попытаться замаскировать ее состояние.

Как ему общаться с Кайли, но не попадаться на глаза Дафне?


***

После короткого сна в своем номере, душа и завтрака, Кайли чувствовала себя лучше и была готова к поездке в автобусе. Она сидела одна, разгадывала судоку, пила кофе, пока остальные болтали, смеялись или страдали от похмелья. Концерт Дафны получил хорошие отзывы в утренних газетах, поэтому все были в приподнятом настроении.

Кайли тоже была довольна, но по другой причине. Она провела ночь с божественным мужчиной. Она сделала то, на что никогда не решалась, и была в восторге от случившегося. Сначала она думала, это его попытка заменить Дафну, но его дикая страсть свидетельствует об обратном. Ему нужна была именно Кайли, и они оба получили все, что хотели. Кайли – умопомрачительный оргазм, от которого она едва не отключилась, и самое главное, она ушла утром до того, как все стало неловким и сложным.

Никаких извинений, обмена телефонами. Просто одна ночь страсти и все. Она даже не испытывала сожаления, хотя о чем сожалеть. Кейд изначально сказать – это только на одну ночь, и ничего большего.

Она продолжила дальше разгадывать кроссворд, радуясь несильной боли между ног, изредка вспоминая голубоглазого мужчину с вьющимися светлыми волосами.

– Привет, жирная Мэрилин, – сказала Дафна, потягивая низ своей дизайнерской футболки. Она облизнула пересохшие губы, а потом потерла глаза. – У тебя есть снотворное?

Кайли выпрямилась, отложила в сторону судоку.

– Почему ты думаешь, что у меня есть снотворное?

– Потому что я не могу уснуть, и я уже спросила у всех! – Дафна дергалась, ее глаза покраснели – первый признак, что она уже успела что–то принять. Дафна откинула голову на подголовник и к ужасу Кайли ее нижняя гудя начала сильно дрожать. – Я думаю, вчера мне дали какое–то дерьмо.

– Отстойно, – сочувственно ответила Кайли. – У меня где–то был Эдвил и Мидол.

– Дашь мне?

– Что именно?

– Обе.

Серьезно?

– Полагаю, ты можешь принять Эдвил, только если у тебя нет судорог? – Когда Дафна отрицательно мотнула головой, Кайли залезла в сумочку, и достала из бутылька 2 таблетки.

– Это все?

– Это все, что я могу тебе дать, – ответила ей Кайли.

Дафна фыркнула, но взяла таблетки, заглотнула их не запивая, и Кайли для себя уяснила, впредь ей стоит прятать свою сумку, на случай, если Дафне придет за добавкой. И так как ее босс не уходила, Кайли решила поговорить с Дафной, чтобы избавить от неловкого молчания. Кайли не нравилось, как Дафна обошлась вчера с Кейдом, но не хотела вмешиваться не в свое дело. Ей нужно занять нейтральную позицию, если она хочет сохранить свою работу. – Мне жаль, что ты плохо себя чувствуешь. Ты поздно вчера легла?

– Я не ложилась, – ответила Дафна потирая глаза. В этот момент она выглядела такой юной. – Или мне так кажется. Я плохо помню вчерашний день. А в газетах написали, концерт прошел хорошо, так что это главное.

– Ты совсем ничего не помнишь? – продолжила Кайли.

– Наркотики, – грустно ответила Дафна. – Я помню плохие наркотики, – и снова начала тереть глаза.

Кайли вытащила из сумки глазные капли, и протянула их Дафне. – А ты помнишь... как к тебе приезжал твой друг?

– Спасибо, – искренне поблагодарила ее Дафна. Она опять откинулась на спинку сиденья, закапала глаза, и отдала капли Кайли. – Нет. Я была в полном ауте. – Она вытерла уголки глаз, размазывая вчерашнюю подводку.

И как мамочка гусыня, Кайли достала упаковку салфеток, и протянула их Дафне.

Дафна засмеялась.

– Господи, что еще у тебя в этой сумке?

– Я просто люблю быть готовой ко всему, – гордо заявила Кайли. У нее было желание накричать на Дафну из–за ее отношения к Кейду, но она сдержалась, ведь ей еще с ней работать. – Так ты совершенно не помнишь о визите Кейда?

Дафна резко выпрямилась, выпучив глаза.

– Что?

Вот черт.

– Кейд Арчер? Симпатичный парень? Блондин? Он пришел вчера, а ты его продинамила. – Она пыталась говорить нейтрально, сдерживая осуждающий тон. Правда пыталась, но... безуспешно.

К ее изумлению Дафна залилась горькими слезами.

Дерьмо. Кайли неловко похлопала ее по плечу, пока все в автобусе пристально смотрели на них. Дафна продолжала плакать, и Кайли не осталось ничего, как достать из сумки упаковку салфеток и протянуть их Дафне. – Ты в порядке?

– Нет, – проскулила Дафна. – Кейд был здесь, а я его проигнорировала?

Ты еще едва не сделала минет другому парню у него на глазах, хотела сказать Кайли, но сдержалась. С соседнего ряда на них косо посмотрела Джинджер. В ответ Кайли покачала головой. – Скажем так, ты была занята весельем.

– Боже мой, – захныкала Дафна. – Он меня возненавидит. – И она уткнулась в плечо Кайли.

Кайли поморщившись, погладила Дафну по голове.

– Уверена, он тебя не возненавидит. Он хороший парень. Спорю, он даже не умеет ненавидеть. – Господи, зачем она утешала Дафну? Особенно после того, как Дафна вышвырнула Кейда, а Кайли его подняла.

Это было ужасно. Если Дафна узнает, что Кайли переспала с Кейдом то, конечно, же ее уволит. Она должна убедиться, чтобы Дафна никогда этого не узнала. Ей нужна эта работа. Нужны деньги, иначе она будет не в состоянии платить за дом престарелых бабушки Слоан.

– Кейд – мой давний друг, – сказала Дафна, плача горькими слезами. – Боже, те наркотики были просто ужасными. Не могу поверить, что я его даже не узнала. Я больше никогда не прикоснусь к наркотикам. Никогда, никогда.

Джинджер закатила глаза, возвращаясь к своему вязанию.

– Где мой телефон? – прокричала Дафна. – Снупи? Где мой гребаный телефон? Быстро набери мне Кейда. – Она поднялась с места и прошла по проходу.

Кайли вздохнула с облегчением после ухода Дафны. Вся эта ситуация была крайне неловкой. Было ясно, ей не стоит заикаться о ее связи с Кейдом прошлой ночью. Особенно если она не хочет рисковать своим местом. К тому же, Дафна явно была в плохом состоянии, и еще не известно как она отреагирует на новость о том, что Кайли переспала с ее мужчиной.

Кайли испуганно ахнула, когда Дафна нависла над ее креслом.

– Спасибо, жирная Мэрилин. Ты самая лучшая. – Она похлопала Кайли по щеке, подмигнула, и снова ушла к Снупи. – Почему я до сих пор не вижу свой чертов телефон?

Кайли вжалась в свое кресло. Ей очень хотелось стать невидимкой или спрятаться под журналом.

– Значит Кейд, да? – спросила Джинджер с соседнего ряда. – Старый друг Дафны?

– Похоже на него, – постаралась бодро ответить Кайли.

– Мне кто–то сказал, что видел, как ты уходила вчера с блондином в костюме.

Кайли почувствовала, как начала краснеть.

– Джинджер, прошу не надо...

– Я не скажу, – ответила та, распуская связанный кусок. – Но и ты не говори, если хочешь сохранить работу. Дафна очень жадная, когда дело касается ее игрушек... даже выброшенных ею. Ты меня поняла?

– Поняла, – ответила Кайли и отвернулась к окну. Разговоры об этом лишь усложняют и без того запутанную ситуацию.

Но она попыталась найти в этом и светлую сторону. У нее был секс без обязательств. И такого больше не повториться. Да и Дафна поклялась завязать с наркотиками. Разве это плохо?


***

Кейд оттягивал разговор с Одри Дарем как только мог. Но когда тянуть уже не было смысла, он взял телефон и... позвонил ее мужу Ризу. Не то, чтобы он не хотел общаться в Одри. Она была рассудительной, здравомыслящей, полной противоположностью своей близняшке.

Но также она была на 6м месяце беременности и страдала от перепадов настроения. Поэтому было правильно вначале прощупать почву, и поговорить с ее мужем.

– Привет, дружище, – сказал Риз, когда взял трубку. – Вовремя ты позвонил. Я только что с собрания учредителей. В ближайшее время мы запускаем «Круизы для знаменитостей».

– Здорово, поздравляю. – Он смотрел в окно гостиничного номера Чикаго. – У тебя есть время для личного разговора?

– Черт, ты кого–то обрюхатил? – пошутил Риз.

Кейд поморщился. Риз, насколько близок был к истине, с учетом того, что в бумажнике Кейда лежал неиспользованный презерватив. – Разговор не обо мне, а об Одри.

Риз затих.

– Что на счет Одри?

Кейд мог представить, как выглядел сейчас его друг: плечи расправлены, лицо серьезное, и в глазах желание защитить любимую жену. Риз всегда был повесой и бабником, но когда дело касается Одри, он становился настоящим защитником.

– Это Дафна, – продолжил Кейд. – У нее... проблемы.

– Блять, – выругался Риз. – В каком она состоянии?

– Я видел ее вчера, она была невменяемой, и выглядела хуже, чем раньше.

В голове всплыл образ тощей Дафны со впалыми глазами. – Вероятно даже хуже, чем до попадания в реабилитационный центр.

– Твою мать, она вышла всего 4 месяца назад. Да, что с ней не так?

Все, хотел сказать Кейд.

– Значит, она не только пьет?

– Вчера она умоляла о дозе новой наркоты.

Риз снова выругался.

– Я должен рассказать об этом Одри, – продолжил Кейд. – Чтобы она вмешалась, если понадобится. Но для начала я должен ее предупредить о состоянии сестры.

– Погоди, – перебил Риз. – Ты ничего не будешь рассказывать Одри.

Кейд опешил. – В смысле?

– Моя жена – на шестом месяце беременности, и без этого испытывает стресс от подготовки офиса Логана к ее предстоящему декретному отпуску. – Одри много лет работала личной помощницей Логана, и отказывалась уйти с работы, не смотря на брак с состоятельным мужчиной. – Мы оба знаем Дафна как яд, – продолжил он. – И я не хочу еще больше нервировать Одри. Ты же знаешь, какой у нее сильный токсикоз? Она очень тяжело переносить беременность.

Он это знал.

– Но Дафна...

– Дафна в плохом состоянии. Это я понимаю. Но дело в том, что она всегда в таком состоянии, – заявил Риз холодно и безразлично. – И я не желаю, чтобы моя жена изводила себя терзаниями о следующем передозе сестры. Если нужно поговори с людьми Дафны. Или с ней самой. Нам обоим известно, если она и послушает кого–то, то только тебя. Но прошу, не вовлекай в это Одри.

Кейд молчал. Он знал, Риз хочет защитить жену, но это было не правильно.

– А если вдруг что–то случится?

– Тогда я возьму всю ответственность на себя, – уверенно ответил Риз. – Одри не выдержит большего стресса. Она совсем не спит. У нее постоянные мигрени и тошнота. Ее врач боится наступления преэклампсии, поэтому Одри посадили на жесткую диету, от которой ее желудок расстраивается еще больше, из–за этого она не может принимать витамины и делает уколы, и постоянно плачет... – Он тяжело вздохнул. – Поэтому, прошу Кейд, сделай это ради меня, ладно? Я знаю, Одри у нас Мисс ответственность, но давай хотя бы на несколько месяцев избавим ее от этой проблемы?

Кейд неожиданно почувствовал себя виноватым. Он понятия не имел о серьезном состоянии Одри. При каждой встрече она даже не подавала вида, и они с Ризом всегда выглядели такими счастливыми.

– Я не знал.

– Одри не любит показывать свои слабости.

Так и есть. Кейд решил разрядить обстановку.

– Ты хоть понимаешь, что я не понял половины сказанного тобой?

Риз засмеялся.

– Мне бы тоже хотелось этого не знать. Но за время беременности жены, я узнал о детях и деторождении больше, чем мне нужно. А это я еще не начал рассказывать о слизистой пробке.

– Господи, этого я точно не хочу знать, – быстро ответил Кейд.

– Это точно, поверь мне на слово.

Кейд почесал лоб, чувствуя подступающую головную боль. – Ладно, я ничего не скажу Одри. Но если что–то измениться или станет хуже...

– Знаю, знаю, – сказал Риз. – Позвони и скажи мне, а я уже найду способ, как аккуратно рассказать об этом Одри, договорились? Ты в свою очередь попытайся поговорить с менеджерами Одри. Они, черт возьми, должны были за ней следить.

Кейд подозревал именно их к возобновлению пристрастия у Дафны.

– Хорошо, дружище. Буду держать тебя в курсе.

– Спасибо, Кейд, – ответил Риз.

Он повесил трубку и вышел на балкон. Скрестил руки на груди, закрыл глаза, подставляя лицо к ветру. В одном Риз был абсолютно прав – Дафна всегда приносила одни неприятности.

И впервые за всю жизнь он устал от этого. Он удивил сей факт. Он облокотился на балконные перила, оглядывая проплывающие внизу машины. Он помнил, как сильно Кайли понравился его балкон. Он обрывками помнил события прошлой ночи, но он отчетливо помнил эту часть, и то, как она расплылась в улыбке от вида с этого места.

Она такая жизнерадостная.

Такого он не мог сказать о Дафне. Куда делась энергичная, дерзкая и остроумная девчонка, в которую он влюбился много лет назад? Кейд сомневался, существовала ли она вообще или была лишь его воспоминанием, за которое он цеплялся и не хотел отпускать последние 10 лет?

С него хватит. Он готов двигаться дальше. Прошлая ночь с Кайли открыла ему глаза. Не потому что она была такой сексуальной и красивой, нет, все дело было в ее доброте, щедрости и заботе о его чувствах.

Он забыл каково, когда тебе нравится человек, которому ты не безразличен.

С Дафной покончено. Дверь закрыта. Девушка, которую он давно хотел − превратилась в кого–то другого. Осознание всего этого было как глотком свежего воздуха. Он стоял на балконе, ветер обдувал его лицо, и он чувствовал, как с его плеч спал тяжкий груз. Он снова стал собой и готовым к новой жизни.

Он чувствовал себя заново родившимся. Странно, как жизнь прошлым тянула его вниз. Ему должно быть грустно от того, что он отпускает ее, но вместо этого он чувствовал облегчение. Свободу. Так может, он никогда ее по–настоящему не любил? А сам того не понимая лишил себя нормальной жизни.

Но сегодня он с этим покончил. Теперь ему только нужно поговорить с Дафной, расставить все точки и потом... он должен увидеть Кайли.

Его телефон оповестил о приходе сообщения. Кейд выудил из кармана телефон, в надежде увидеть сообщение от Кайли.


Приветикк!!! Слышала ты приезжал вчера повидаться со мной! Прости, что не получилось. Перезвонишь?


Дафна. Он несколько минут смотрел на сообщение, а затем удалил его. Хватит потакать ее капризам. Хватит с него игр, ее переменчивого настроения, и того, с каким пренебрежением она к нему относилась. Он убрал телефон обратно в карман, и улыбаясь, продолжил смотреть в даль. 

Глава 8

 Какого черта она согласилась на эту работу? – Кайли задалась этим вопросом пока собирала косметику в гримерной. Прошедшие сутки Дафна была как Джекил и Хайд, в секунду превращаясь из милой девушки в обозленную суку. Она решила, что Кайли теперь ее лучшая подруга, поэтому проводила полдня рядом с ней, то болтая без устали, по плача.

Танцоры с опаской дали Дафне косяк. Она вроде не участвовала в вечеринке, но Кайли не знала, что происходит за кулисами в промежутке между выступлениями, поэтому не знала точно, было ли решение Дафны завязать искреннем, или она что–то принимала тайком.

Кайли радовалась началу очередного концерта, и тому, что Дафна наконец–то ушла на сцену и занята делом. По крайней мере несколько часов она отдохнет от ее переменчивого настроения. Она составила свои четыре чемодана один на один.

– Давай я помогу тебе с этим, – произнес знакомых, томный голос, забирая ношу из ее рук.

О святые небеса. Она моментально покраснела, уставившись с ужасом и удивлением на Кейда Арчера, пока он нес чемоданы на ее столик.

Он повернулся к ней и одарил ослепительной улыбкой.

– И снова здравствуй.

Господи, какой же он красавец. Это нечестно. На нем была темно–синяя рубашка с расстегнутым воротом, из–под которой выглядывала белая майка. Рукава закатаны до локтя, открывая вид на элитные часы. На нем снова были классические брюки. На этот раз без пиджака. Однако даже так он источал ауру сильного и состоятельного мужчины.

Кайли быстро заморгала, но он не исчез, соответственно не был плодом ее воображения. Вот дерьмо. Это последствия ее безрассудного поступка. – Что ты здесь делаешь?

– Я должен был тебя увидеть, – ответил он, сосредоточив взгляд своих голубых глаз на ее лице.

– Должен? – Ее радость испарилась, когда она поняла причину, по которой ему нужно было с ней встретиться. Не хотел, а должен был! Было несколько причин, по которой мужчина хотел видеть женщину после секса, и ни одна из них не была хорошей. – О, Боже, ты чем–то болен, да? Чем ты меня заразил?

Его глаза округлились, и затем он расхохотался.

– Кайли, у меня нет венерических заболеваний. – Его губы немного скривились. – Подумал, мне следует извиниться. Обычно я из тех парней, которые всегда надевают носок.

– А я обычно не занимаюсь сексом с незнакомцами, – буркнула она.

– Я тоже, – признался он. – Именно поэтому мне нужно было тебя увидеть.

– Но зачем? – она немного нахмурила брови. – Я полагала, это будет «вам–бам–спасибо–мадам» ночь. Я ничего не ожидала...

– Я знаю, – ответил он, и его красивые губы скривились в озорной улыбке. – Думаю это одно из качеств, которое мне в тебе нравится. Но может я захотел еще раз тебя увидеть? Я подумал, мы могли бы немного пообщаться, за обедом, например.

Ее первоначальный шок от встречи с ним перерос в откровенный ужас на ее лице.

– Ты, что?

– Я только что пригласил тебя на свидание, – сказал он, делая жалостливый взгляд. – Ой, прости, ты уже с кем–то встречаешься?

– Я, что? Нет! – Она покачала головой. – Я ни с кем не встречаюсь. – Она осмотрелась по сторонам, поймав на себе суровый взгляд Джинджер и Снупи, они обе наблюдали за ее с Кейдом разговором. Следовательно, скоро обо всем узнает Дафна. Она схватила его за руку, и потащила к дивану, предназначенных для гостей Дафны. – Дафна сейчас на сцене, – громко заявила она. – Но когда она закончит, уверена, она будет рада тебя видеть.

– Я здесь не ради Дафны, – сказал он, сцепив их пальцы.

О, Боже. Кайли закрыла глаза, приказывая себе не паниковать. –Кейд, ты даже не представляешь какие меня ждут неприятности из–за этого.

– Неприятности? – На этот раз пришла его очередь хмуриться, он посмотрел по сторонам, замечая, что за ними наблюдают. Он склонился к ней. – Ты не можешь говорить здесь?

– Это мягко сказано.

– Тогда давай пообедаем, где сможем нормально пообщаться.

– Я не могу, – машинально ответила Кайли. – Это будет очень, очень плохо.

– Хуже, чем говорить тут?

Тоже верно. Она посмотрела по сторонам, прикусывая губу. Толпа зрителей начала реветь, верный признак того, что Дафна начала выступление.

– Ты вернешься еще до того, как закончится шоу, – пообещал он.

Боже, у нее не было сил сопротивляться.

– Пойдем, я провожу тебя до выхода, – громко произнесла она. Если она оставит сумочку, никто не подумает, что она ушла.

Кейд улыбнулся, и сердце Кайли ёкнуло от радости видеть его красивую улыбку.

– Спасибо.

Когда они вышли на улицу, Кейд поднял руку, и водитель лимузина кивнул, и пошел открывать им дверь.

– После тебя, – сказал Кейд.

Лимузин?

– А почему лимузин прямо у входа?

– Потому что ему место здесь, а не на парковке, – с дьявольской улыбкой ответил он. – Запрыгивай.

Это было плохой идеей и, похоже, Кайли в последнее время поддавалась искушению. Кайли села в машину, потому что лучше так, чем возвращаться в гримерную и выслушивать упреки от коллег.

Кейд сел следом за ней.

– В ближайший ресторан, пожалуйста, – сказал он водителю. Потом он повернулся и на секунду задержал внимание на Кайли. – У меня непреодолимое желание поцеловать тебя.

Ой. Она сжала ноги, желая унять пульсацию в ее женских частях.

– Ты не можешь меня целовать, – в отчаяние произнесла она. – Нам не следует больше встречаться. Дафна...

– Дафна меня не интересует.

– Нет, ты не понимаешь, – перебила Кайли. – Той ночью она приняла что–то странное. Она даже не помнила о твоем визите. Когда я ей рассказала, она расстроилась и даже расплакалась. Она все еще тебя хочет, как и ты ее, верно? Она сказала, что покончит с наркотиками.

– Кайли, – спокойно произнес он, наклоняясь ближе. – Я уже много лет знаю Дафну. Спроси меня, сколько раз она клялась завязать с наркотиками.

– Сколько раз? – спросила она завороженная загорелой кожей его подбородка, пухлыми губами всего в дюйме от нее. Им правда нужно сесть дальше друг от друга.

– Дюжины, – ответил он. – А теперь спроси, сколько раз она по–настоящему завязывала?

– Сколько?

– Ни разу. Она только обещает, и никогда не исполняет. Никогда. Я устал ждать дня, который никогда не наступит.

– Откуда ты знаешь, может в этот раз все по−другому? – Кайли показалось Дафна была настроена серьезно. На самом деле, Дафна проплакала несколько часов, и выглядела несчастной, и Кайли стало ее жалко.

– Потому что я знаю Дафну, – продолжил Кейд. – И сегодня у меня нет желания с ней встречаться. Я хотел говорить с тобой. – Он взглянул на ее руку, лежащую на кожаном сиденье, и накрыл своей рукой. – И обсудить то, что было между нами.

Щеки Кайли порозовели.

– Ты о нашей ошибке?

Кейд скривился, но не отпустил ее руку.

– Все было так плохо, да? Я был сильно пьян, да?

У него провал в памяти? Она склонила голову на бок, изучая его.

– Ты ничего не помнишь?

– Только отрывками.

– Так ты не помнишь, как танцевал в моей одежде, а после разрешил себя накрасить?

Его глаза округлились. – Что?

– Или ту часть, где ты плакал как ребенок и сосал свой большой палец?

Кейд запрокинул голову назад и расхохотался. Кайли тоже улыбнулась и немного расслабилась, слыша его искренний смех. Он покачал головой, усмехнулся, сжимая ее руку. – На секунду, я поверил, что это правда.

– Так ты, правда, ничего не помнишь? Ты не выглядел слишком пьяным.

– Ты не первая, кто мне это говорит. В колледже я сводил друзей с ума, потому что пил и не пьянел, а затем сразу отрубался и не мог встать. Но я помню, что в тот вечер я изрядно выпил.

– Конечно, раз ты пригласил меня к себе, – согласилась она.

Кейд нахмурился глядя на нее, и сжал ее руку.

– Я не говорю, что не сожалею о случившемся...

В этот момент сердце Кайли было готово разбиться на миллион кусочков.

– Я сожалею о том, что так напился, что ничего не помню. Я не жалею о ночи, проведенной с тобой, но я очень, очень сожалею, что не использовал презерватив. Это очень опасно. – Он снова поморщился. – Обычно я не люблю рисковать.

– Я тоже, – призналась она. – Но ты был пьян, а затем мне стало так хорошо, что я не стала возражать. И кстати, я принимаю противозачаточные.

На его лице читалось явное облегчение.

– Вчера я прошел обследование у своего врача. Я чист.

– Я тоже. У меня уже 2 года не было секса, и я была здорова, когда проверялась последний раз, – честно рассказала она, не переставая улыбаться.– Значит, ты совсем ничего не помнишь?

– Я помню это, – сказал он, и свободной рукой потянулся к красным на концах локонам. – Помню, что они выглядели языками пламени на твоих бледных плечах. И я помню, как ты выглядела в момент оргазма, и как колыхалась твоя грудь, пока я тебя трахал. – Его взгляд был таким обжигающим. – Так что самое важное я помню.

Ей стало тяжело дышать, она представила все, о чем он говорит и возбудилась. Господи помоги.

– И я действительно хотел еще раз тебя увидеть, – сказал он, поднося ее ладонь к своим губам. – Только на этот раз трезвым.

– Кейд, мне тоже этого хотелось, – начала она. – Но мы не можем. Дафна...

– Меня больше не интересует, – твердо заявил он. – Наша последняя встреча показала мне, что она стала человеком, которого я совершенно не знаю, и не желаю знать.

Кейд, может, и чувствовал так, но у Дафны было свое мнение по этому поводу.

– Дафна все еще мой босс.

– И моя давняя подруга, так что когда она узнает, что я встречаюсь с тобой, то ей придется принять этот факт.

По телу Кайли пробежало тепло, она прикусила губу, обдумывая все это. Из его уст все звучало так просто.

– Я не знаю.

– Тогда позволь мне убедить тебя за обедом, – ответил он, и указал на крошечное окно лимузина. – Я искренне надеюсь, что ты в настроении для вафель.

Она выглянула в окно и хихикнула. Лимузин остановился у небольшой забегаловки. – Нет, но могу выпить кофе.

– Превосходно, – он отпустил ее руку, открыл дверь, и ждал, пока она выйдет из машины.

Кайли похлопала по карманам. – Я оставила бумажник в сумке.

– Думаю, я могу себе позволить обед на двоих.

И она снова хихикнула.

– Ты не часто ешь в таких местах, да?

– Признаюсь, я не был в таких забегаловках со времен колледжа. – Его улыбка была такой, открытой, мальчишеской и очаровательной, от чего ее сердце забилось чаще. – Но я в предвкушении обеда.

– Из–за вафель и жирного бекона?

– Из–за компании, – просто ответил он.

И вот так, ее сердце растаяло. Как ему удавалось всегда говорить то, что она хотела услышать?

Они вошли в забегаловку и сели на диван. Официантка принесла им две кофейные кружки и 2 пластиковых меню, и Кайли немного поерзала, думая, что Кейд предпочел бы пообедать в более изысканном месте. – Что бы вы посоветовали? – спросил он официантку.

– Поесть в другом месте, – ответила она, наливая им кофе.

Кайли снова хихикнула.

– Но если вы останетесь тут, можете заказать вафли, они у нас ничего, – добавила официантка и подмигнула Кайли.

– Тогда нам две тарелки вафель, – сказал Кейд.

– Ой нет, – возразила Кайли. – Я уже обедала. – Меньше всего ей хотелось быть толстухой, испачкавшейся сиропом на свидании с восхитительным мужчиной.

– Я настаиваю, – сказал Кейд, и официантка испарилась. Он наклонился и добавил. – Я решил, если я отравлюсь, то у меня хотя бы будет хорошая компания в скорой.

Кайли ничего не оставалась, как расхохотаться. Она покачала головой, поднимая кружку кофе.

– Ты неисправим.

– Да, мне это говорили.

Продолжая улыбаться, Кайли осмотрела помещение. Оно было практически пустым, за исключением пары человек за дальним от них столиком. По непонятной причине, здесь было уютно. Она вернула взгляд на своего кавалера, решила задать вопросы и узнать его лучше, как принято на первом свидании. А почему бы и нет? – Мне любопытно, чем ты занимаешься, Кейд?

– Я − миллиардер.

Она поперхнулась кофе. Горячая жидкость попала ей не в то горло, и она начала кашлять.

– С тобой все хорошо? – спросил он, наклоняясь вперед. – Мне вызвать команду личных врачей, чтобы они тебя осмотрели?

Кайли наполовину хрюкнула, наполовину засмеялась.

– Перестань меня смешить.

– Я, правда, миллиардер, – расплылся в улыбке Кейд.

– Ну кто бы сомневался, – буркнула она. А как же иначе. Он итак был идеален во всем остальном. Разве он мог быть никем иным как миллиардером. Ее это не удивило. – Ты всегда был богатым?

– Нет, я вырос в трейлере. – Он улыбнулся, видя ее изумленно лицо. – Это правда. Но, благодаря стипендии я поступил в колледж, и познакомился с нужными людьми. Закончив колледж с отличием, я начал работать в больнице в финансовом отделе, где встретил друга, который хотел запатентовать новое медицинское оборудование. Я вложился в его дело и стал его партнером. Спустя 2 года он продал патент за 70 миллионов. С того момента я начал поддерживать несколько новых разработок, и не успев моргнуть глазом, я стал совладельцем еще нескольких успешных патентов. А патенты в области медицинских технологий стоят целое состояние. – Он снова широко улыбнулся. – Но я стараюсь, чтобы это богатство не вскружило мне голову.

– Ну конечно, – пробормотала она, аккуратно отпивая кофе.

– Я серьезно. Я не какой–то там транжира.

– Угу, скажи мне, сколько у тебя машин?

На его лице опять появилась мальчишеская улыбка.

– 12, но мой друг владелец автозавода, так что это нечестный вопрос.

– Угу, – поддразнивала и улыбалась Кайли.

– Так, давай теперь о тебе. Почему ты решила стать визажистом?

Кайли ненадолго затихла. Как она могла объяснить красивому мужчине с кучей денег, что в детстве, она не считала себя красивой и нужной, поэтому научилась тому, как сделать себя красивой? Макияж был силой, и это ее способ обладать этой силой и уверенностью? Она сомневалась, что он поймет ее. Поэтому просто пожала плечами.

– Я всегда любила косметику.

Он сверлил ее взглядом, но не стал продолжать эту тему.

– А где ты живешь между разъездами?

– Малибу, – она опять пожала плечами. – Там дорого, жарко и мне это не особо нравится, но весь шоу-бизнес сосредоточен там, поэтому я тоже должна там быть. Я живу с подругой.

– У тебя нет парня, верно?

– Мне хватило одного, – состроив гримасу, ответила она.

Кейд приподнял бровь.

– Ты же не думаешь, что после такого я отстану, да?

Она тяжело вздохнула, ее щеки покраснели.

– Это глупая ситуация, уверена, тебе будет не интересно это слушать.

– Вот теперь я определенно заинтригован.

Кайли поерзала на своем месте.

– Да особо нечего рассказывать. – Боже, она была такой дурой, пока была с Джерредом. Что ей сказать, чтобы ее отвратительные отношения не выглядели такими? – У меня на протяжении 2х лет был парень, и у нас все было довольно серьезно. – Вернее у нее было, а ему просто нравилось трахаться. – Мы проводили много времени вместе, и решили, что пришло время съехаться. – Джерред думал, так у меня появится бесплатная домработница, и минет в любое время дня и ночи. – Поэтому я отказалась от своей квартиры, продала лишние вещи и переехала к нему. К сожалению, в это же время я осталась без работы. – Она опять пожала плечами, и уставилась на свой кофе.

Кейд промычал, давая ей понять, что желает услышать окончание истории. Точно.

– Спустя пару недель после того, как я осталась без работы, он предъявил, что я совсем не помогаю ему с оплатой аренды. – Что она была обузой, но Кайли не смогла произнести это вслух, слово застряло в ее горле. – Мы сильно поругались. И через неделю после этого, я пришла домой, и обнаружила, что он вышвырнул все мои вещи на улицу и сменил замки. Я не могла ничего сделать, так как не была вписана в договор аренды, так что я собрала вещи в коробки, и поняла, что нужно делать дальше.

Глаза Кейда округлились еще больше.

– И что же ты делала?

– Плакала днями напролет, – с улыбкой ответила Кайли.

Кейд не улыбнулся. Кайли дернула плечами.

– Все было не так плохо, как могло показаться. Я вынесла хороший урок. – Если ты хочешь быть любимой, то никогда, ни за что не должна быть обузой. – Я пару дней спала под мостом, и...

– Что? Под мостом? – воскликнул Кейд.

– Но я быстро встала на ноги, – успокоила она его. – Как я уже говорила, это был хороший урок.

– Как ты можешь называть это уроком? Для меня это кажется настоящим кошмаром.

– Оглядываясь назад, я радуюсь, что у нас с ним ничего не получилось, – она натянуто улыбнулась. – И после того случая я кое–что узнала о себе, как выяснилось мне не нравится быть кому–то обязанной.

Кейд выглядел недовольным и напряженным.

– Есть шансы, что я когда–нибудь встречусь с этим мужчиной?

– Сомневаюсь.

– Хорошо, – ответил Кейд. Он был готов метать молнии, и это удивило Кайли. Они едва были знакомы, но почему он хотел постоять за нее? Она... она не знала, как на это реагировать. Между ними повисла неловкая пауза. – Почему бы нам не вернуться к разговору о работе? – спросила Кайли. – Пожалуйста?

– Ладно, – пожал плечами Кейд. – Ты много путешествуешь?

– Да, это один из плюсов моей работы.

– Тебе нравится путешествовать?

– В большинстве случаев, да. Ты не задерживаешься долго на одном месте, так что оно не успевает надоесть. Но иногда устаешь от гостиниц. – Она покачала головой. – И иногда очень хочется иметь постоянную крышу над головой. Я даже не могу завести питомца. А мой адрес – это просто место, куда приходят счета. – Она слабо улыбнулась. – А что на счет тебя? Откуда ты?

– Из Нью–Йорка. Там дорого жить, летом не жарко, но пахнет странно, но мне все равно там нравиться. Этот город никогда не спит.

– Мне нравится Нью–Йорк, – сказала она. – Каждый раз приезжая туда, мне хочется там остаться.

Официантка принесла их вафли и ушла. Кейд посмотрел на свою тарелку, затем на ее. Потом поднял кружку с кофе и произнес тост.

– За хорошее пищеварение.

Кайли рассмеялась и чокнулась с ним кружкой.

Вафли на удивление оказались вкусными, и Кайли без раздумий съела всю тарелку, не задумываясь. Кейд от нее не отставал, и они за едой говорили о погоде, об интересных ресторанах в Нью–Йорке, и о других странах, в которых Кейд ездил по работе. Она дразнила его из–за количество домов (у него их было шесть), и сколькими корпорациями он владел (девять), а он в свою очередь не упустил момента поинтересоваться сколько у нее помад (десятки).

Когда их тарелки были пусты, и весь кофе был допит, они попросили счет. Кайли поняла, ей совершенно не хочется уходить. Ей нравилось в обществе Кейда, было легко и хорошо. Он умный, красивый, успешный, и полностью ею очарован. Он смеялся над ее глупыми шутками, находил их беседу увлекательной, ну и самое главное был бесподобен в постели. От каждой его улыбки у Кайли подкашивались ноги.

– Пожалуй, мне пора отвезти тебя обратно, – сказал он, глядя на часы. – Не хочу, чтобы у тебя были неприятности.

– Хорошо, – согласилась она, тем более она не должна была так надолго отлучаться.

– Так когда я увижу тебя в следующий раз? Завтра?

– Завтра мы уезжаем в Индионаполис, – ответила она. – У нас будет еще один концерт.

– Тогда послезавтра?

– Опять вечер в дороге.

– Тогда скажи, в какой день у тебя будет выходной, и мы сможем встретиться.

Кайли задумалась. Не то, чтобы ей не нравился Кейд, наоборот, очень нравился. Вот только ситуация с Дафной все портила.

– Я не знаю, – призналась она, – Я думаю, вначале ты должен поговорить с Дафной.

Она ожидала услышать возражения, но он согласно кивнул.

– Да, я действительно должен с ней поговорить. Тут в его глазах блеснул озорной огонек. – Значит до пятницы?

И она не удержалась и рассмеялась.

– Я пока не давала согласия.

Когда водитель привез их к стадиону, они обменялись телефонными номерами. Кайли установила на его номер только виброзвонок, тем самым сократила вероятность раскрытия их связи. Машина стояла у самого входа, и у нее больше не было повода задерживаться в машине. Но когда ее рука коснулась дверной ручки, Кейд ее остановил.

– Прежде чем ты уйдешь, я должен сделать то, о чем мечтал весь вечер.

Он подался вперед и осторожно ее поцеловал. Его губы очутились на ее верхней губе, и он очень нежно, чувственно прижался к ней своим ртом. А затем он целовал ее снова и снова, пока она сидела в оцепенении и возбуждении. Его язык коснулся ее раскрытых губ, и она сглотнула вырывающийся из горла стон. Она боялась произвести малейший звук, не желая тем самым останавливать это блаженство. Казалось этими осторожными, нежными поцелуями он занимается любовью с ее губами. К ней еще никогда в жизни не относились с таким трепетом, поэтому она просто наслаждалась происходящим.

– Кайли, у тебя такие восхитительные губы, – бормотал он между поцелуями. – Такие полные, мягкие, розовые. Я готов часами их целовать. И на вкус ты еще слаще, чем я помню.

На этот раз она все таки застонала. Кейд усмехнулся, словно понимал, какое оказывает на нее действие.

– Я чувствую тоже самое, – продолжил он, и пока его губы двигались, Кайли стало щекотно. Казалось, он не мог оторваться от нее, даже ради нескольких слов. И когда она открыла глаза, то увидела его томный, полный страсти взгляд. Он этого ее трусики намокли еще больше.

– Мне не следует тебя целовать, – на этот раз пробормотала она, также не в силах оторваться от него. Заканчивать этот поцелуй было последним, о чем она сейчас думала.

– Почему?

– Потому что … это все так сложно. – Потому что от этого зависит ее работа. Потому что она сомневалась, правда ли закончились его отношения с Дафной. Но больше всего она боялась, что он ее бросит, если Дафна завяжет с наркотиками и поманит его пальчиком.

– Тогда, мы не будем спешить, – твердо заявил он. И в последний раз коснулся ее губами. – Я приберегу поцелуи для нашего следующего свидания.

Опьяненная, она только и могла кивнуть. Его аромат заполнил ее ноздри, его тело прижималось к ней, и ей потребовалась вся сила воли, чтобы открыть дверь и выйти из лимузина. На этот раз он не стал ее останавливать. Они оба направились ко входу, а затем прошли по длинному коридору, попадая в гримерку Дафны.

Это место напоминало сумасшедший дом. Люди метались по помещению – это главный признак окончания шоу. Кайли услышала тревожный звоночек. Ей давно нужно было вернуться. Если Дафна уже ждала ее в кресле, то ее дела плохи, и все может закончится скандалом. Гримерка была переполнена людьми, пресса и фанаты ждали снаружи. Те смотрели на Кайли, как она взяла Кейда за руку и провела за собой в гримерку звезды. В самой комнате было тише, но все равно в ней творился балаган, а значит, они все-таки опоздали.

– Кажется, шоу уже закончилось, – сказала Кайли Кейду. – Ты останешься тут, чтобы увидится с Дафной?

– Не знаю, – сказал он. – Если честно, сегодня я хотел видеть только тебя.

От его слов ее щеки запылали от удовольствия. Она хотела ему улыбнуться, повернулась …. и заметила на его губах следы своего блеска для губ. О, господи. Ахнув в ужасе, она попыталась пальцами стереть ее с его губ.

– Кейд? – прохрипел голос сзади. – Бог мой, ты здесь!

Потная Дафна оттолкнула Кайли, бросившись в объятия Кейда. Кайли смотрела, как его глаза расширились, и он неуклюже обнял подругу.

– Привет, Даф.

Дафна обняла его за шею, покрывая поцелуями его лицо. Кейд был смущен таким поведением, пристально наблюдая за реакцией Кайли.

Кайли должна была это предвидеть. Подавляя свое раздражение, она прошагала к своему столику, и начала распаковывать косметику. Дафна захочет освежить макияж перед выходом к прессе. Но она не могла перестать таращиться на все еще обнимающуюся парочку.

Она была немного раздражена и ревновала, и что с того? Ей разрешалось ревновать, если она провела с парнем всего одну ночь, предполагающейся быть сексом без обязательств или нет? Их совместная ночь ничего не значила, но она никак не могла унять свою ревность.

Она смотрела, как Дафна прыгала в своем крошечном, блестящем костюме, после чего взяла Кейда за руки. – Я так рада, что ты здесь!

Он улыбнулся. – Я тоже этому рад.

– Ты не отвечал на мои сообщения!

– Я был занят, к тому же ты тоже мне не отвечала, – парировал он.

– Я тоже была занята. Так как ты здесь оказался?

Он повернул голову, встречаясь взглядом с Кайли.

– Если честно, Кайли...

– О? – Дафна повернулась, смотря на Кайли. – Жирная Мэрилин, ты его привела для меня? Как мило с твоей стороны.

– Жирная Мэрилин? – озадаченно спросил Кейд.

– Ладно, садись рядом, – продолжила Дафна, утягивая его за руку, игнорируя его вопрос. – Мы можем поболтать.

– Тебя ожидает пресса, – напомнила Дафне Снупи.

– Не ори на меня, – проревела Дафна, нагоняя на Снупи страха. Да и на Кайли тоже. Дафна несколько дней была в хорошем настроении, и ее реакция на Снупи обеспокоила всех.

В комнате все замолчали. – Может, я лучше пойду, – сказал Кейд.

– Нет! – крикнула Дафна, и прижалась к его груди. Ко всеобщему ужасу она начала плакать. – Кейд, ты так мне нужен. Мне совершенно не на кого положиться. Пожалуйста, не уходи. – Ее хрупкое тело начало содрогаться от рыданий. – Ты не представляешь, как мне тяжело....

– Шшшш, – успокаивал ее Кейд. – Давай присядем. Дафна, тебе нужно расслабиться. Ты сейчас очень напряжена. – Он осторожно подтолкнул ее в сторону, и усадил на мягкий диван. Она не отпустила его, даже наоборот, вцепилась крепче, и ему не оставалось ничего, как сесть рядом с ней. И как только он это сделал, Дафна уткнулась лицом в его грудь, и заскулила, как покалеченный щенок.

– Прошу тебя, Кейд, не бросай меня, – вторила она.

– Я здесь, – проговорил он, поглядывая на Кайли. Его взгляд выражал смесь грусти и смиренности, и она улыбнулась, пытаясь подбодрить его и сказать, что она не возражает против их объятий. Дафна нуждалась в нем сегодня, и если Кайли будет больно смотреть, как Дафна практически залезла на него, то так и быть. Кейд ей не принадлежит.

– Я так рада, что ты здесь, – бормотала Дафна ему в грудь, не поднимая головы.

Он гладил ее по голове.

– Почему бы тебе не выпить водички, а затем мы начнем готовить тебя к пресс–конференции, ладно?

– Но ты же останешься?

– Конечно, останусь, – тихо ответил он.


***

Вскоре все встало на свои места. Дафна успокоилась, и Кайли смогла смыть ее сценический макияж и нанести новый. Дафна постоянно вертелась и чесалась, усложняя задачу Кайли.

Кейд оставался неподалеку, и когда Дафна ушла на пресс–конференцию, она настояла, чтобы он ее дождался. Он так и сделал, было далеко за полночь, фанаты разошлись, и в гримерке остались только те, кто решил немного повеселиться. Ребята из балета принесли алкоголь, и парочка парней начали передавать по кругу наркотики.

Кайли собрала свои вещи, и снова украдкой посмотрела на Кейда и Дафну. Дафна не бегала каждые 5 минут в туалет, так что это прогресс. Наоборот, она взобралась на колени Кейду, пила пиво, пока разговаривала с кем–то другим.

А Кейд, вместо того, чтобы привлечь внимание Дафны, сверлил взглядом Кайли. Она должна была догадаться, что этим все кончится. Не важно каким замечательным он был, как хорошо им было на свидании. Он принадлежал Дафне. Кайли была лишь минутной слабостью. Он переспал с ней по–пьяни, как она и предполагала.

Но ничего. По крайне мере, Кейд ее не обманул. Он хотел быть с Дафной, а та, с кем он провел ночь секса без обязательств, смотрела на него влюбленными глазами. Вероятно ему неловко находится в одной комнате с Дафной и Кайли. Черт, наверно ему даже было жалко Кайли, ведь она была лишь заменой.

– Я ухожу, – заявила Джинджер. – Ты идешь?

– Иду, – ответила Кайли. Кайли не хотела больше участвовать в этом фарсе. Она взяла свою сумочку, закинула ее на плечо, и пошла вместе с остальными в отель.


***

Кейд смотрел, как Кайли уходит с персоналом, и попытался унять свою злость на Дафну, пока та цеплялась за его рубашку, сидя у него на коленях. Она сотню раз делала так в прошлом, и он прекрасно знал, что это ничего не значит.

Но Кайли этого не знала. И теперь, когда его интерес перешел на другую девушку, ему было не комфортно позволять Дафне сидеть у него на коленях.

Забавно, как быстро сменились его интересы. Еще неделю назад, он бы пел от радости, если бы Дафна проявила к нему хотя бы половину интереса, какой проявляет сейчас. Но неделю назад он еще не понимал, что Дафна нисколько не изменила своего отношения к наркотикам. Она все та же запутавшаяся девчонка. Неделю назад, в нем бы теплилась надежда, что ей помогло пребывание в реабилитационном центре.

Неделю назад он не был знаком с Кайли. Он еще не понимал, как хорошо, легко и замечательно, когда в твоей жизни есть кто–то нормальный.

– Кейд, принеси мне еще пива, – промурлыкала Дафна. – Я умираю от жажды после моих сексуальных выступлений на сцене. – Она похлопала ресницами, пытаясь выглядеть милой.

Но вместо этого, Кейд заметил сколько труда приложила Кайли над макияжем Дафны. Он помнил ее сосредоточенное лицо, пока она аккуратно наклеивала накладные ресницы, или как она наклонялась , нанося тени на веки.

Макияж еще никогда не казался ему таким эротичным. Но ему не следует думать об этом сейчас. Меньше всего ему нужна была эрекция с сидящей у него на коленях Дафной. Поэтому он снял Дафну с колен как можно аккуратней.

– Тебе не кажется, с тебя хватит пива на сегодня?

– Ничего подобного, – засмеялась девушка рядом. Вероятно одна из танцовщиц. Он видел, как она несколько раз убегала в туалет. Это означало, у нее были проблемы с желудком или же она бегала снюхать дорожку. Кейд был готов поставить деньги на второй вариант.

– Она выпила достаточно для того, кто пытается завязать, – твердо заявил Кейд, стараясь дать понять девушке, что он не хочет ее видеть рядом с Дафной.

– Тогда воды. Если мой мужчина хочет, чтобы я пила воду, то так тому и быть. – И она собственнически провела рукой по его груди.

Он быстро убрал ее руки. – Дафна, мы с тобой не вместе.

Он заметил боль в ее огромных глаза.

– Что ты имеешь в виду?

Танцовщица именно в это момент решила снова уйти ванную, и они остались вдвоем.

– Ты помнишь, что я приезжал к тебе 2 дня назад, чтобы поговорить? Ты пригласила меня на свой концерт. Обещала провести со мной время. Вместо этого, я провел ночь со стаканом бурбона на диване, пока ты клеилась к каждому встречному.

– Ревнуешь?

На удивление нет.

– Разочарован. Тебя больше интересовала доза, чем я. Ты всю ночь была под кайфом. И у меня не было желания общаться с той женщиной, которую я видел.

– В тот вечер кто–то дал мне плохую кислоту. Я не должна была быть такой...

– Да, не должна.

– Но иногда мне нужен небольшой допинг, потому что я слишком устала. – Она быстро заморгала, едва не заплакав. – Я стараюсь ничего не принимать, но это очень трудно.

Кейд сомневался, действительно ли она пыталась. Но не хотел отчитывать ее, когда она упала на самое дно.

– Я знаю, Даф. Но ты должна завязать с наркотиками. Они тебя убивают.

– Я знаю. – Ее нижняя губа начала трястись. – Я уже 2 дня ничего не принимала. С того самого дня, как мне сказали о твоем визите, а я этого даже не осознавала.

– Это хорошо, – успокаивал ее Кейд. – Это умное решение. – Мысленно он хотел свернуть ей шею. Целых 2 дня, а она считала это впечатляющим? – Двигайся в том же направлении.

– Ты мне поможешь?

– Как друг? Конечно.

Она рассмеялась, будто он сказал что–то смешное.

– О, Кейд. Мы всегда были больше, чем друзья.

Да, несколько раз. Но больше нет. Так что он просто улыбнулся и повторил.

– Как друзья. 

Глава 9

 Четверг


Кейд: Мне кажется, нам нужно поговорить о вчерашнем.

Кайли: О чем именно?

Кейд: Дафна призналась мне, что уже 2 дня ничего не употребляет. Два дня... это не много. Ты не могла бы за ней присмотреть? Дай мне знать, если она начнет часто отлучаться в уборную или шушукаться по углам с сомнительными типами?

Кайли: Конечно.

Кейд: Она моя давняя подруга и я о ней беспокоюсь.

Кайли: Ты не обязан мне ничего объяснять.

Кейд: Разве? А мне кажется, ты вчера ушла расстроенная.

Кайли: С чего это? Ты мне не принадлежишь, поэтому у меня нет никакого права расстраиваться.

Кейд: Точно?

Кайли: Ты свободный мужчина. И вправе выбирать кого угодно.

Кейд: Я думал, мой выбор очевиден. Я запал на девушку с милой улыбкой, звонким смехом и самой нежной кожей, к какой я когда–либо прикасался.

Кайли: Ты со мной заигрываешь?

Кейд: Возможно. А это помогает?

Кайли: Кейд... Ты мне действительно нравишься. Очень, очень нравишься, но я не могу соперничать с Дафной.

Кейд: Тебе этого и не нужно делать. Мы же просто разговариваем. Простая дружеская беседа. Мы же можем быть друзьями, так?

Кайли: ... так. А ты всем своим друзьям говоришь о мягкости их кожи?

Кейд: Только тем с кем спал.

Кайли: И почему я сейчас смеюсь?

Кейд: Не знаю, но теперь мне ясно, что мне нужно чаще тебя смешить, чтобы ты не игнорировала мои сообщения.

Кайли: Мне пора бежать


Пятница


Кейд: Как прошел сегодняшний концерт?

Кайли: Отлично! Зал аплодировал стоя. Было непривычно вернуться в гримерку и не увидеть там тебя.

Кейд: Никак не мог вырваться. Обещаю приехать на следующий концерт. Ты будешь меня там ждать?

Кайли: Умф.

Кейд: Умф? И все?

Кайли: Ты же знаешь, где Дафна там и я.

Кейд: Обидно. Как Даф?

Кайли: Мне кажется, она ничего не принимает, но мне тяжело судить. Иногда она в отличном настроении, а иногда... нет.

Кейд: Я рад.

Кайли: Я радо, что ты рад.

Кейд: А как же мы?

Кайли: Нет никаких нас.

Кейд: Я должно быть.

Кайли: Я тоже думаю, что должна быть 40 размера, но мы не всегда получаем то, что желаем.

Кейд: Я не понимаю, почему ты хочешь быть 40 размера. Я считаю тебя божественной.

Кайли: Ты просто ослеплен огромным количеством моей шелковистой кожи.

Кейд: Боже, так и есть. Вот теперь я представляю тебя, и мне сложно сосредоточиться.

Кайли: Можешь не благодарить.

Кейд: Ты со мной флиртуешь! Мне удалось пробиться через твою броню.

Кайли: Сладких снов, Кейд.

Кейд: Не сомневаюсь.

Кайли: Что ты имеешь в виду?

Кейд: Теперь меня точно ждут сладкие сны.


Суббота 01:00


Дафна: Привет, Кейд! Мне тебя очень не хватало сегодня. Ты придешь? Я приберегу место для моего любимого мужчины. ХОХОХ

Кейд: Даф. Я сегодня не могу. Но скоро увидимся, ладно.

Дафна: Окей.

Кейд: Будешь держаться подальше от наркотиков ради меня?

Дафна: Ладно–ладно. Ведешь себя как моя мамочка.


Вечер субботы


Кейд: Привет.

Кайли: И тебе привет.

Кейд: Где вы сегодня?

Кайли: Концерт в Луисвилле штат Кентукки. Ты заедешь поздороваться?

Кейд: Если бы я мог. Я сейчас в Ботсване.

Кайли: Я... даже не знаю где это. Что ты делаешь в Ботсване?

Кейд: Это в южной Африке, очень красивая страна. Одна из моих организаций открывает здесь новую клинику для ВИЧ–инфицированных и я хотел при этом присутствовать.

Кайли: Вау... очень благородно с твоей стороны.

Кейд: Мне просто нравится помогать всем, чем могу. Я не хочу дорожить своими деньгами как Скрудж МакДак.

Кайли: Ты только что сравнил себя с мультяшным персонажем?

Кейд: А это тебя развеселило?

Кайли: Да!

Кейд: Тогда, да, сравнил.

Кайли: Нет серьезно, ты такой благородный. Целая больница. Я даже не знаю, что сказать.

Кейд: Я не такой благородный, как кажется. Я продолжаю думать о наших поцелуях. О твоих мягких губах. И о том, как ты ощущалась подо мной. Я одержим тобой.

Кайли: Ты не должен.

Кейд: Почему нет? Мы оба взрослые люди. Ты хочешь, чтобы я от тебя отстал?

Кайли: Нет...но эти сложности с Дафной. Я знаю, что она хочет быть с тобой. Мне от этого неловко. И я хочу сохранить свою работу.

Кейд: Но мне не нужна Дафна.

Кайли: Серьезно? Мне так не показалось, когда она сидела у тебя на коленях.

Кейд: Во–первых, она сама села, а во–вторых, неужели я слышу ревность в твоем нежном голосе?

Кайли: В сообщении, правильно будет сказать в твоем нежно сообщении.

Кейд: Не увиливай от ответа.

Кайли: Я не увиливаю.

Кейд: Ну вот опять. Что касается Дафны, я просто стараюсь быть хорошим другом. Она отчаянно нуждается в них, когда борется с зависимостью.

Кайли: ... именно поэтому мы не должны быть вместе. Мне тяжело быть ее другом, когда мне хочется вырвать ей волосы за то, что она сидела у тебя на коленях.

Кейд: Я не ошибся – ты ревнуешь.

Кайли: Я промолчу.

Кейд: Я скучаю по тебе. Жаль ты сейчас не со мной в Ботсване.

Кайли: Почему? Кому–то из твоих знакомых нужен визажист?

Кейд: Мне! Но совершено для иных целей. Хочу еще раз услышать, как ты будешь кричать от наслаждения.

Кайли: Боже мой, зачем ты пишешь мне непристойности?

Кейд: Потому что меня это веселит, и я устал от 18ти часового перелета. А еще, я представляю, как ты сейчас смутилась. Так когда ты говоришь мы можем увидеться?

Кайли: Я ничего такого не говорила. Все, все, мне пора бежать.

Кейд: Я сейчас смотрю на расписание концертов Дафны, и у нее ничего не запланировано на среду. Только в четверг концерт в Вегасе. Я могу прилететь к тебе в среду.

Кайли: Кейд, нам не следует этого делать.

Кейд: Просто дружеская встреча. Ей не обязательно знать о моем приезде.

Кайли: Я... об этом подумаю.


Воскресенье


Дафна: Тебя сегодня ждать?

Кейд: Прости, но я сейчас в командировке.

Дафна: Отлично, и черт с тобой. Я думала мы друзья.

Кейд: Даф, ты же знаешь, у меня есть обязательства, как и у тебя. И это никак не связано с нашей дружбой.

Кейд: Ты тут?

Кейд: Даф, я надеюсь, ты продолжаешь держаться. Не ради меня, а ради своего здоровья.


Понедельник


Кейд: Ты все еще обдумываешь мое предложение?

Кайли: Это очень долгий процесс. Правда.

Кейд: Что мне сделать, чтобы тебя убедить?

Кайли: Пообещай мне, что Дафна не соврется, если узнает? Нет, лучше пообещай, что она совсем ничего не узнает.

Кейд: Она ни о чем не узнает.

Кайли: Угу.

Кейд: Мы все еще обсуждаем эту тему, а значит, ты хочешь пойти со мной на свидание.

Кайли: Вопрос не в том, хочу я или нет, а следует ли мне встречаться с мужчиной, на которого положила глаз моя богатая и знаменитая начальница, тем самым потерять свою работу? Я просила об этом свой магический шар, и он показал «нет».

Кейд: Эти штуки крайне ненадежные. Мой вот показывает да.

Кайли: Врунишка!

Кейд: Хорошо, а если такой вариант, ты соглашаешься. А я строю сиротский приют в какой–нибудь стране третьего мира?

Кайли: Так не честно.

Кейд: Я не обязан играть честно. У меня есть деньги.

Кайли: Ладно–ладно, я схожу с тобой на свидание.

Кейд: Отлично. Тогда до встречи в среду вечером.

Кайли: Давай... я скину тебе адрес моей гостиницы, хорошо? Давай не будем лишний раз попадаться Дафне на глаза. Она не должна знать, что ты в городе.

Кейд: Я тоже этого не хочу. Жду не дождусь нашей встречи.

Кайли: Предупреждаю сразу, никакого секса.

Кейд: Ничего страшного. Я просто хочу тебя увидеть. И возможно поцеловать.

Кайли: Возможно?

Кейд: Я думал тебя отпугнет, если я скажу, что хочу зацеловать каждый участок твоего роскошного тела. И как минимум дважды.

Кайли: Я этого не боюсь


Вторник


Дафна: Ты придешь на сегодняшний концерт?

Кейд: Не могу, много работы. Как твой отказ от наркотиков?

Кейд: Дафна?


***

Кайли напевала себе под нос, пока раскладывала палетку для макияжа Дафны. Глупо было иметь такое хорошее настроение, но она ничего не могла с собой поделать. Завтра она увидится с Кейдом, они будут болтать часами напролет, и отлично проведут время.

И она даже не собирается с ним спать. Просто для подтверждения, что ей это не нужно, чтобы понравится ему. Но она определенно ждет обещанных поцелуев.

И есть вероятность, что она наденет сексуальное белья, так, на всякий случай.

Она тысячу раз проверяла свой телефон, но Кейд должно быть занят. За весь день он прислал ей несколько коротких сообщений и пару смайликов, говорящих «думаю о тебе». Они переписывались и флиртовали всю неделю. Можно было взять телефон, позвонить и поговорить, но в их переписке было что–то легкое и забавное. Она заставляла себя отвечать не сразу, чтобы он не думал, будто она сидит с телефоном в руках в ожидании его сообщений.

Хотя... так и было. Но Кейду не обязательно об этом знать.

Она все еще напевала. Когда Дафна плюхнулась на кресло перед зеркалом, тыча пальцем на свое лицо.

– Давай, делай свое дело. Меня еще выступать сегодня перед плебеями.

Кайли внимательно посмотрела на поп-звезду. Интересно, кто она сейчас милая Дафна или стервозная Дафна? Иногда ей было сложно определить. Все чаще она общалась со стервозной Дафной.

– Хорошо, – ответила Кайли, стараясь говорить непринужденно. – Есть какие–нибудь пожелания?

– Мне понравились блестки и стразы, которые ты делала в прошлый раз, – сказала Дафна, прижимая пальцы ко лбу. Она даже не упомянула Жирную Мэрилин, значит сегодня она Милая Дафна. – Они отлично держаться, но давай на этот раз обойдемся без накладных ресниц. Ненавижу, когда они отклеиваются в середине выступления, такое чувство, будто на меня нападают пауки.

Кайли хихикнула.

– Понимаю, мы всегда можем сделать более обильную подводку и тушь, тем самым скрыть отсутствие накладных ресниц.

– Спасибо. Жирная Мэрилин. Не знаю, говорил тебе кто–нибудь или нет, но ты классная.

– Ого, спасибо. – Кайли была тронута похвалой Дафны. Знаменитостям было сложно угодить, так что похвала в ее работе – это редкость. Она даже проигнорировала прозвище. Сегодня определенно милая Дафна. – Как ты себя чувствуешь? – спросила она, ведь она обещала Кейду приглядывать за Дафной. – Выглядишь намного лучше.

– Серьезно?

– Конечно, – соврала Кайли. Дафна выглядела как всегда бледной и худой, но из–за ее хорошего отношения, Кайли решила ей польстить. – Все еще не употребляешь?

Дафна прищурила глаза и Кайли задумалась, а не перегнула ли она палку. Она перебирала кисточки. Как ни в чем не бывало.

– Ты как–то упоминала, что решила отказаться от наркотиков, только поэтому я и спросила.

– Понятно, все замечательно. Я отлично себя чувствую.

– Это же чудесно, – искренне порадовалась Кайли. Она достала тюбик с тональным кремом, спондж и начала наносить его на лицо Дафны. – Я так рада за тебя.

– Я целую неделю ничего не принимаю, – продолжила Дафна, послушно закрыв глаза и откинув назад голову, чтобы Кайли могла поработать с лицом и шеей. – Кейд будет мной гордится.

– Не сомневаюсь.

– Знаешь, я делаю это ради него. Он сказал, у него не может быть отношений с наркоманкой.

Кайли застыла. Дафна сидела с закрытыми глазами, поэтому не секундного замешательства Кайли. После чего та продолжила работать с лицом Дафны. – Значит вы в отношениях?

– Ага, – с улыбкой ответила Дафна. – Он отличный парень, ведь так?

– Самый лучший, – тихо ответила Кайли. Она кашлянула, сморгнул гневные слезы. – А теперь не двигайся. Нужно дать основе высохнуть.

На сценический макияж Дафны ушел целый час. Кайли пришлось скрывать следы на руках сначала с помощью тонального крема, а затем блестками. Кайли постаралась визуально округлить лицо Дафны, нанесла тени с блестками, обильно подвила глаза, чтобы не бросалось отсутствие накладных ресниц, и в конце украсила уголки глаз стразами. Когда она закончила она развернула Дафну к зеркалу.

– Нравится?

– Нравится, – воскликнула Дафна. – Еще раз спасибо. Все, побежала в гардеробную. – Спрыгивая со стула Дафна подмигнула Кайли, словно давней подружке. Заметив, что Дафна сейчас была во власти Джинджер, она начала собирать косметику. Ее руки затряслись, стоило ей вспомнить слова начальницы.

Действительно ли она была в отношениях с Кейдом? Неужели он ее обманул? В любом случае это была слишком запутанная ситуация. Ее мозг прокручивал неприятные мысли пока она собирала вещи, а после, чтоб хоть чем−то себя занять, она обновила собственный макияж. Не то, чтобы на нее кто−то смотрел, но она чувствовала себя более уверенно когда хорошо выглядела.

Через несколько минут Дафна вышла в первом концертном платье, Джинджер вышла следом с пачкой сигарет.

– Клянусь, эта девчонка рвет платья чаще, чем все, с кем я работала, − сказала она, закатив глаза. – Я уже устала их перешивать. – Она замолчала, глядя на Кайли. – Милая, что случилось?

Боже, неужели все так очевидно? Кайли быстро сморгнула слезы.

– Я−я в порядке.

− Врешь. Я − мама, и моей младшей 23 и я сразу вижу, когда кто−нибудь несчастен. – Она кивком указала на дверь. – Пойдем, выйдешь со мной покурить.

− Но я не курю, − ответила Кайли.

− Тогда просто постоишь рядом, − настойчиво сказала Джинджер.

− Ладно, − очевидно ей было что сказать, но она хотела сделать это наедине.

Джинджер быстро улыбнулась, направляясь к запасному выходу. Кайли пошла за ней, они показали бейджи охраннику, и обе пошли вдоль боковой стены здания. Джинджер откинулась спиной на стену, выудила сигарету и подкурила.

– Ты точно не хочешь? Ментоловые. Я пыталась перейти на электронные сигареты, но мне не нравится послевкусие.

– Нет, я не буду, – ответила Кайли. Скрестив руки на груди, она посмотрела вдаль, где возле ограждения начали собираться фанаты. Скоро они все окажутся в зале, и шоу начнется.

– Дафна, кажется, последнее время пребывает в хорошем настроении.

– Думаю, да.

– Она мне все уши прожужжала о новом парне, с которым она встречается, – она внимательно посмотрела на Кайли. – Это тот блондин, ее друг детства.

Кайли сморщилась, отвернув голову.

– Мммм.

– И я подумала, что должна показать тебе это. – Она вытащила из сумочки журнал Celebrity, и протянула Кайли.

Кайли послушно взяла журнал и посмотрела на обложку. На ней была изображена старлетка с грудным ребенком, в углу заголовок о чей–то измене, а на другой стороне фото постера Дафны с заголовком «ДАФНА ПЕТТИ: НОВОЕ ТУРНЕ – НОВАЯ ЛЮБОВЬ! ПРОДОЛЖЕНИЕ НА 12 СТР. Кайли была мозахисткой, поэтому сразу же открыла 12 страницу, она увидела фотографию Дафны сделанную в момент выступления, с микрофоном в руках в окружении танцоров. Дальше Кайли начала читать статью:

«Новое начало у проблемной звезды? Всеми любимая поп–принцесса – Дафна Петти начала первый гастрольный тур после прошлогоднего лечения в центре реабилитации, и ходят слухи, она полна энергии. Дафна нацелена сделать это турне самым ярким и масштабным. Также нам стало известно, что она была несколько раз замечена в обществе 30-тилетнего миллиардера–филантропа Кейда Арчера. Они пока не афишируют свои отношения, но как сообщают источники, парочка много времени проводит вместе. « Они друзья детства» – сообщает источник, – Кейд как никто понимает Дафну, и поддерживает ее. Он на протяжении нескольких лет был влюблен в Дафну, и просто ждал подходящего момента, признаться ей в своих чувствах. Кажется момент настал!»

ААА. Кайли захлопнула журнал, и протянула обратно Джинджер.

– Интересный журнал, ты так не считаешь? – сказала Джинджер, делая очередную затяжку. – Сплошные сплетни, но многие пиар–агентства делают такие публикации, дабы привлечь внимание к своим клиентам.

– Так ты думаешь, это сплетни? – спросила Кайли, стараясь скрыть нотки надежды в интонации.

– Без понятия, – призналась Джинджер. – Но он действительно часто тут появляется, они друзья детства, и Дафна уверяет всех, что они встречаются. Давай посмотрим правде в глаза, дорогая. Мы с тобой лишь работники сцены, в то время, как она мировая звезда. И если станет выбор между нею и тобой...

– Он выберет её, – тихо закончила Кайли. Конечно, так и будет. Он попробует самым вежливым способом избавиться от нее, и продолжит свою жизнь с Дафной. Как Кайли могло прийти в голову, что такой мужчина, как Кейд захочет быть с ней всю оставшуюся жизнь? – Спасибо за предупреждение Джинджер.

– Не за что, дорогая. Ты же понимаешь, я не хочу, чтобы ты страдала.

Для этого уже поздно, подумала Кайли. Она бы пережила, если бы все закончилось после той ночи. Если бы он не целовал ее в лимузине, не приглашал на ужин, и не слал ей забавные сообщения в течении недели.

Потому что сейчас он запал ей в сердце. Она хотела большего, и если они продолжат, то ей будет очень, очень больно. Лучше закончить все сейчас, а не ждать разбитого сердца.

Она достала телефон, и открыла сообщения.

– Чего делаешь? – спросила Джинджер, закуривая вторую сигарету.

– Да погоду проверяю, – соврала Кайли.

– Угу.


Кайли: Кое-что произошло, мы не сможем завтра увидеться.

Кейд: Плохо. Я могу чем–нибудь тебе помочь?

Кейд: Или может, ты хочешь перенести нашу встречу на четверг?

Кейд: Кайли?

Кайли: Занята, не могу сейчас говорить.

Кейд: А мы можем поговорить позже?

Кайли: Нет, все, мне пора!


***

Так, какого черта сейчас произошло? Кейд с непониманием смотрел на свой телефон.

Кайли – милая, улыбчивая Кайли дала ему отворот поворот? Он сказал что−то не то? Или сделал? Как он мог, если его больше недели не было в городе. А может, все дело в Дафне?

На этот раз он не стал писать сообщение, а попытался дозвониться, но она не брала трубку. Сбитый с толку, он смотрел на телефон, а затем написал сообщение току, кто считался экспертом по части женщин.


Кейд: Чтобы ты подумал, если девушка флиртует, соглашается сходить на свидание, а на следующий день все отменяет?

Риз: Кто это?

Кейд: Очень смешно. Я серьезно.

Риз: Черт, дело действительно серьезно, если ты не понял шутку. Это же не совет не касательно Дафны? Скажи, что нет.

Кейд: Нет. С ней покончено. Это визажист Дафны.

Риз: К сожалению, это небольшая разница. Я бы держал свой член подальше от любой, кто как−то связан с ней.

Кейд: Кайли другая. Поверь мне.

Риз: Ладно.

Кейд: И помоги мне. Мы уже переспали. Неделю флиртовали. Договорились сходить завтра на свидание, но 5 минут назад она прислала сообщение, сказав, что будет занята.

Риз: Ауч.

Кейд: Ты не помогаешь.

Риз: Уверен, ее отговорили.

Кейд: Ты так думаешь?

Риз: Ага, или ты ее чем−то наградил.

Кейд: Наградил?

Риз: Да, подарочком, который требует неприятного и длительного лечения.

Кейд: Господи, да не заражал я ее венерическими заболеваниями. И зачем я вообще тебе написал.

Риз: Потому что ты знаешь, что я прав. Если дело не в болячках, значит, кто−то помог ей принять это решение.

Кейд: Тогда как мне это исправить.

Риз: Убеди ее снова.

Кейд: Как? Она со мной не разговаривает.

Риз: Способом, который не требует слов.

Кейд: Зря я тебе написал.

Риз: Я не имею в виду те пошлости, о которых ты подумал (хотя они тоже могут помочь). Если она не хочет тебя видеть – отправь ей подарок. Или вынуди ее саму забрать подарок. Возможно, ей нужны доказательства того, как сильно она тебе нравится.

Кейд: И что это может быть?

Риз: Ювелирное украшение?

Кейд: Кажется, она их не любит.

Риз: Одри тоже. С любительницами блестяшек было бы куда проще. Тогда что еще нравится твоей девушке?

Кейд: Косметика?

Риз: Боже, тут я тебе точно не советчик.

Кейд: Ладно, тогда я сам что−нибудь придумаю. Получается мне нужно ее выманить и завалить подарками, да?

Риз: Бинго! А после этого ты затрахаешь ее до смерти. Сделай все, чтобы она больше не могла от тебя отделаться.

Кейд: Этого я и добиваюсь. 

Глава 10

 – Доставка для визажиста Дафны Петти, – сказала девушка с ресепшена Кайли по телефону. – Это все, что написано на коробке. Я позвонила в несколько других номеров, и они сказали обратиться к вам. Я же не ошиблась?

– Нет, – ответила Кайли, глядя на стену небольшого номера. – Там не указано от кого она?

– Нет. Может быть подарок. Но очень похоже на упаковку образцов или чего–то подобного.

– Хмм, я сейчас спущусь. – Кайли скользнула в шлепки, выключила телевизор, и прошла по коридору к лифту. Она не ждала никакой посылки, но иногда производители модной косметики находили способы прислать образцы знаменитостям. К тому же, когда ты бедный, глупо отказываться от бесплатной косметики. Она согласна получать все, пока это не доза наркотиков для Дафны.

Часть ее задумалась, был ли это подарок от Кейда, и от этой мысли ее сердце предательски дрогнуло.

Зевая, Кайли дошла до лифта и спустилась вниз к стойке администратора. Они были в Вегасе, то в холле отеля было очень оживленно. Она подошла к стойке в ожидании своей очереди. Администратор приветливо улыбнулась, Кайли показала свой пропуск.

– Я визажист Дафны. У вас для меня посылка, да?

– Да, но если честно... – девушка улыбнулась, доставая большую коробку, – она очень легкая. – Девушка с любопытством смотрела, как Кайли начала рассматривать посылку. Она не узнала обратный адрес, посылка точно была отправлена по почте. – У вас есть ножницы?

Девушка подала ножницы, заглядывая через стойку.

– От тайного поклонника?

– Господи, надеюсь нет, – сказала Кайли, но сердце все же дрогнуло. Она взяла ножницы, разрезала ленту, и раскрыла коробку, из которой вылетел розовый шарик. Кайли испуганно оттолкнула его от своего лица. Шар пролетел несколько дюймов и остановился, тогда Кайли заметила привязанную к нему записку и что–то, напоминающее завтрак.

– Эмм... это что, вафля? – спросила девушка, пока Кайли отвязывала записку. – Вафля, привязанная к шарику?

Кайли не ответила, она была слишком занята запиской.


Дорогая Кайли, я знаю, ты отменила наше свидание, но я не могу перестать думать о тебе. Ты сказала, у тебя нет времени, но я прошу всего 5 минут. Выйди из отеля, чтобы мы могли поговорить.

Кейд.

P.S. Если ты не выйдешь через 5 минут, то рядом со мной марширующий оркестр, готовый начать играть, и фейерверк, гласящий «Кайли, сходи на свидание с Кейдом». Это так, на всякий случай.

P.P.S. Я не шучу насчет 5 минут.


Кайли испуганно скомкала записку.

– Простите, что спрашиваю, но почему кто–то отправил вам вафлю? – повторила свой вопрос девушка.

– Потому что он безумец, – ответила она. – Настоящий безумец. – Она снова взяла ножницы, безжалостно перерезала ленточку, и выбежала узнать, для чего приехал Кейд. Он решил, что сможет на нее надавить и запугать? Если так, то пусть готовиться услышать отказ прямо в глаза.

Но вся ее злость испарилась, стоило ей увидеть на улице лимузин. Кейд стоял, откинувшись на дверь, сжимая в руках горшок с цветком. Она осмотрелась по сторонам, но оркестра нигде не было. Если честно там не было никого кроме них.

Он улыбнулся и выпрямился, увидев ее.

– Я так полагаю, ты получила мою вафлю?

– И где марширующий оркестр? – спросила она, поставив руки на пояс, готовясь к спору. – И обещанный фейерверк?

– У оркестра массовая простуда, – ответил он, – а на счет фейерверка я наврал. – Он протянул ей цветочный горшок. – Это тебе.

Она опешила, но потом взяла горшок. – Что это?

– Я хотел сделать тебе подарок. Я вспомнил, как ты говорила, что ты хотела, но не можешь завести питомца, и я подумал подарить именно его. Но не смог придумать никого, кого не нужно было выгулять, и кто сможет путешествовать вместе с тобой.

Кайли еле сдержала улыбку.

– Так что я решил подарить тебе фиалку в горшке, я слышал, им нужен минимальный уход. И я хотел, чтобы у тебя всегда кто–то был рядом. Так что или это или чихуахуа. – Он немного скривился после упоминания собачки. – И ты не поверишь, сколько всякого пишут об уходе за чихуахуа.

Кайли посмотрела на цветок в руках, затем обратно на Кейда.

– Я пытаюсь злиться на тебя.

Его улыбка стала шире, от чего стали видны ямочки на щеках.

– Я знаю, но не понимаю за что, но все равно стараюсь подлизаться к тебе.

– И у тебя это отлично получается. Но, Кейд, серьезно, тебе лучше уйти.

– Уйти? Но почему? – он вытянул руку, убирая прядь волос с ее плеча. – Я же только пришел, и не успел с тобой поговорить.

– Нас могут увидеть, – ответила она. – Тебе лучше уйти.

– Только после того, как ты мне все объяснишь. Скажи мне, чем я все испортил, и клянусь, я больше тебя не побеспокою.

Кайли прижала к груди горшок. Часть ее хотела устроить скандал. Сказать «ты знаешь, что ты сделал» и уйти. Но это будет совершенно по−детски. Взрослые высказывают свои претензии, а она, черт возьми, было взрослой женщиной. – Ты должен был рассказать мне о том, что встречаешься с Дафной.

Он наклонил голову, изучая ее.

– Ясно. Ну, я бы рассказал, если бы я встречался с ней. Но я не встречаюсь. Откуда вообще такие мысли?

− Из глянцевого журнала? Все только и говорят, что Дафна отказалась от наркотиков только ради тебя.

Его брови сошлись на переносице, и на мгновение он выглядел очень удивленным.

– Но откуда у тебя эта информация? Я не встречаюсь с Дафной. Я даже ни разу ее не видел с прошлой недели. Она несколько раз присылала мне сообщения, но я был занят, общаясь с тобой. Ты определенно видела ее чаще, чем я.

− Так она писала тебе сообщения? – спросила Кайли, и тут же пожалела о своих словах. Они прозвучали как неприкрытая ревность.

− Мы часто общались по средствам смс, − начал объяснять Кейд. – Но сейчас в моем телефоне только любовная переписка с тобой.

Кайли прыснула, чувствуя себя поверженной.

– Я не видела в них ничего любовного.

− Мечтать не вредно, ведь так? – Он достал телефон, снял блокировку, и протянул телефон ей. – Вот, сама убедись.

Кайли знала, она не должна быть такой подозрительной. Она должна была сказать, что верит и доверяет, и закрыть эту тему. Но так как она сомневалась, что такой мужчина как Кейд выбрал ее, а не поп−звезду Дафну, она взяла телефон и пробежалась по их переписке. Он не обманывал, там были только сообщения от Дафны, и ни одно из них не указывала на то, что они встречались. И раз Кайли получила доступ к его телефону, она также пробежалась по списку последних вызовов. Номера Дафны там тоже не было.

− Нашла что−нибудь интересное? – с улыбкой спросил Кейд.

Она протянула ему телефон. – Нет, и я извиняюсь за то, что была такой подозрительной. Но, Кейд, ты знаешь, нам не следует встречаться.

− Если честно, я не вижу ни одной причины, почему мы не можем это делать, − ответил он, подходя ближе. Святые угодники, он стоял так близко, что она улавливала запах его одеколона, и пах он восхитительно. Он наклонился ближе и прошептал. – Почему ты не хочешь сходить со мной на свидание? Только одно свидание. Мы поужинаем, пообщаемся, выпьем по бокалу вина, посмотрим, тянет ли нас друг другу. Если да− отлично, если нет, то я оставлю тебя в покое.

Из его уст это звучало так просто. Кайли задумалась, опуская взгляд на свои ноги. Затем подвигала пальцами в зеленых шлепанцах. Она могла использовать свой наряд как причину отказа. – Я не одета для ужина.

− Тогда мы пойдем в какое−нибудь простое место, − ответил он, развернулся, и открыл дверь лимузина.

− Мне лучше подняться наверх и переодеться. – настаивала Кайли.

− Ну уж нет. Я не отпущу тебя ни на секунду, до тех пор, пока мы не сходим на свидание, − он кивком показал на открытую дверь.

Он словно читал ее мысли. Вместо того, чтобы разозлиться, она была поражена, как хорошо он ее понимал. Она опять подалась в размышления.

− Тебя может кто−нибудь увидеть, − поддразнивал Кейд. – Безопасней сесть в машину.

− Черт, − хихикнула Кайли, а затем, прижимая к себе цветочный горшок, скользнула на заднее сиденье лимузина.

Не успела она сесть, как Кейд опустился на сиденье рядом. Он со всей страстью в глазах осмотрел ее с ног до головы.

– Ты замечательно выглядишь.

Как глупая школьница, она нервно пригладила волосы. На ней были старые джинсы, свободная футболка, а волосы слегка растрепаны. У нее даже начали проступать темные корни. Она совершенно не готова была к свиданию. Господи, ко всему прочему на ней было старое белье. Но теперь, когда она была в машине, было глупо сопротивляться. – Спасибо, ты и сам неплохо выглядишь. Мне жаль, что я отменила наше свидание.

− Мне тоже жаль, − ответил он, хотя его широкая улыбка свидетельствовала об обратном. – У тебя есть место, в которое ты хотела сегодня сходить?

– На твое усмотрение, – сказала Кайли. Ей было все равно куда они пойдут, главное, чтобы это было уединенное место, и они могут спокойно побыть вдвоем. Черт, она даже не будет простив, если он будет говорить, а она просто таращиться на него, ведь он такой восхитительный.

– Ладно, мы в Вегасе, значит, без труда в такое время найдем открытый ресторан. – Кейд улыбнулся, и сердце Кайли забилось чаще.

– Давай найдем тихое и простое место, – настаивала она. Кайли знала, что труппа Дафны ушла веселиться, и меньше всего ей хотелось наткнуться на кого–то из них.

– Хорошо. Ты любишь... морепродукты? Я знаю отличное место, и там подают изысканные вина.

«Изысканные вина» прозвучало слишком вычурно. Она же была в джинсах и шлепках, и не была готова к роскошному ресторану.

– Может, что–нибудь попроще?

– Хорошо. А ты любишь... – она на мгновение задумался, – фондю?

– Никогда не пробовала.

– Тогда решено, идем пробовать фондю.

– А что это вообще такое?

– Сыр в маленьком котле? – Кейд подал плечами. – Я не знаю. Это следующее по списку ресторанов в этом районе после морепродуктов.

Она рассмеялась.

– Ты гуглил этот район? Ты не знаешь Вегаса?

– Не так хорошо, как ты думаешь. Мой друг Риз знает его намного лучше меня. Боюсь, я больше осведомлен о больницах в этом районе, чем о злачных местах.

– Звучит... увлекательно.

– Ооо, поверь мне, нет ничего увлекательного в разговорах о новейших калоприемниках.

Кайли снова захихикала.

– Судя по твоим словам с тобой очень скучно.

Его улыбка была такой легкой и естественной.

– Так и есть, Кайли. Я скучный. Именно это я пытаюсь тебе сказать. 90% своего времени я провожу на работе. Я не хожу на свидания, не устраиваю загулы. Я даже не знаю, что такое фондю.

Она едва сдерживала смех. – Поэтому ты гуглил?

–А что мне еще оставалось делать. Мужчина должен быть готов, когда приглашает девушку на свидание.

– Но ты... миллиардер.

– И что?

Она всегда думала, миллиардеры живут не так, как обычные люди.

– Мне кажется странным, что ты гуглил сам. Разве у тебя нет личного помощника?

– Есть, а также 2 работающие руки, и я отлично лажу с интернетом. Разве я не могу быть простым парнем, и не просить его о каждой мелочи?

– Пожалуй, можешь. – Кайли тут же подумала о Дафне и ее бедной затравленной ассистентке. И о том, что ей нужен был визажист и еще уйма других помощников. А Кейд, с его деньгами хотел вести себя, как обычный парень?

Это было мило. Неожиданно, но мило.

Он нажал кнопку на двери, и опустилось стекло, разделяющее водителя и пассажиров.

– Фондю Хаус, – сказал он водителю, и вновь поднял стекло, чтобы они остались наедине.

Она внимательно изучила его.

– Что будет, если мы попробуем фондю, и оно нам не понравится?

– Снова будем приятелями по пищевому отравлению? – сказал он игривым тоном. – Я согласен на любую еду, главное провести это время с тобой. И как я уже говорил, я знаю отличные больницы в этом районе.

– Какое странное видение ужина.

– Да, но если он закончится смежными койками в больничной палате, но я не прочь попробовать, – ответил он, затем взял ее за руку и начал поглаживать.

– Тебе не следует думать, о том, как затащить девушку в больничную койку.

Его пальцы продолжали гладить ее ладонь, вызывая мурашки по всему телу.

– Я всю неделю думал о тебе. Я едва не сошел с ума, когда ты отменила свидание, и я не мог понять почему.

Так, теперь я чувствовала себя виноватой.

– Разве ты не читал журнал Celebrity? Или любое другое издание желтой прессы?

– Нет, я не слежу за светскими сплетнями.

Удивительно, учитывая его дружбу с Дафной. Кайли из опыта работы с мега-звездами знала, как часто они появляются на страницах таких газет.

– Там была целая статья, посвященная вашим с Дафной отношениям.

– Вероятно идея ее пиар–менеджера, – сказал он, проводя пальцем по венке на ее руке. – Они хотели развеять слухи о ее здоровье, показать ее с хорошей стороны, состоящей в стабильных серьезных отношениях. Хочешь, я попрошу мою команду написать опровержение?

Кайли было сложно сосредоточиться, пока он гладил ее. Ей потребовалась минутка, после чего она мотнула головой. Ей показалось, опровержение еще больше усложнит ситуацию. Дафна расстроится, если Кейд публично заявит, что они не встречаются. Это привлечет большего внимания к ним, и Кайли подозревала это никому из них не нужно было.

– Неа.

Он провел пальцем по ее костяшкам.

– Просто... если в следующий раз ты услышишь нелепицу от Дафны, уточни все у меня, ладно? Я всегда буду честен с тобой.

Кайли кивнула.

– Прости, что не доверяла тебе.

– Это понятно, мы плохо друг друга знаем. – Он пристально посмотрел на нее. – Но поверь, я собираюсь это исправить.

Она задрожала, пульс участился, и ее бросило в жар.

– Ты всегда такой напористый с женщинами?

– Только с тобой, – признался он. – Обычно, я не тороплю события, но чем больше ты стараешься отдалиться, тем сильнее мне хочется быть с тобой.

– Полагаю, я должна быть польщена. – Ее голос прозвучал тихо, и он мысленно поругала себя за неуверенность. Хотя во всем она винила его прикосновения. Касания его пальцев мешали её концентрации.

– Я не хочу, чтобы ты была польщена, – пробормотал он, поднося руку к своим губам. – Я хочу, чтобы ты сказала да. – И он поцеловал ее костяшки.

– Д–да, чему?

Она видела нескрываемую страсть в его пронзительных голубых глазах.

– Чего бы я не попросил.

О боже. Ей срочно нужен был веер.

– Так... о чем конкретно мы меня спрашиваешь?

– Пока ни о чем, но вечер только начался.

Так, ей определенно нужен этот веер.

Ресторан находился в соседнем квартале, и когда они подъехали, Кайли испытала облегчение увидев приглушенный свет и отсутствие большого количества посетителей. Идеально. Они могут спрятаться, и насладиться обществом друг друга. В ней проснулось чувство вины, за то, что ей придется врать Дафне о том, как она провела вечер. Но с другой стороны, это просто свидание, ни к чему серьезному оно не приведет. Они пообщаются, утолят любопытством, и разойдутся. Он вернется к Дафне, а она … она вернется к своей косметике. Однако она вспомнила о цветочном горшке, который теперь будет скрашивать ее одиночество в дороге. Очень милый подарок. Кейд единственный, кто задумался не чувствовала ли они себя одиноко во время турне. Больше никому не было до этого дела.

Но Кайли не могла отказаться от этой работы. У нее были обязательства. Бремя, которое можно было усугубить, флиртуя с мужчиной, которого ее босс считала своей собственностью.

Опять же забота Кейда отвлекала ее. Он задавал вопрос о прошлом, которое она хотела забыть. Он пробуждал ее страхи, сомнения, переживания. Кайли думала, она давно от них избавилась. Именно это делало ее уязвимой, но в тоже время топило ее сердце.

Кейд недолго поговорил с хостесс, пока Кайли стояла неподалеку. Она видела, как он несколько раз указал на дальний угол зала, используя свою широкую улыбку, от которой трусики Кайли мокли, так что они могла представить, что сейчас творилось с бедной девушкой. Кейд казался довольным, когда девушка кивнула, взяв 2 меню.

– Прошу за мной.

Кайли пошла вперед, Кейд шел рядом, собственнически положив руку ей на поясницу. Она начала краснеть, пока они шли между столами в дальнюю часть ресторана. Их столик был окружен еще 3мя, но все они были пустые. Девушка зажгла свечу и поставила ее на стол.

– Приятного вечера.

Кейд пропустил Кайли вперед, та села на диван. К ее изумлению, Кейд сел не напротив, а рядом с ней, задевая ее плечом и улыбаясь.

– Привет.

Кайли была благодарна приглушенному свету, потому что ее щеки вспыхнули с новой силой.

– Ты не хочешь сесть с другой стороны?

– Нет, тогда у меня не будет возможности быть ближе к тебе.

Кайли изумленно вскинула бровь.

– А если я правша, а ты–левша?

– Тогда мы весь вечер будет сталкиваться, когда будем тянуться к сыру, – непринужденно ответил он. – Зато сидя рядом, я с легкостью могу тебя касаться. – И он провел пальцами по ее ладони.

Кайли понимала, она должна была отсесть, но не могла себя заставить. Когда их пальцы переплелись, она сама начала поглаживать его большим пальцем, наслаждаясь ощущением его кожи. – Думаю, мы переживем это небольшое неудобство.

– Думаю, да, – согласился он.

Через секунду к столу подошла официантка.

– Привет! Добро пожаловать в «Фондю Хаус», – она протянула Кейду меню. – Если хотите, вот наша винная карта.

Он повернулся к Кайли.

– Ты любишь вино?

Она пожала плечами.

– Могу выпить бокал, когда не за рулем. Но я могу попить и воду.

– Даже не начинай, – перебил он, отдавая официантке винную карту. – Пожалуйста, белое вино, самое лучшее. И принесите сразу бутылку.

Официантка оживилась.

– Сейчас вернусь с вашими напитками.

Кейд слегка разочарованно покачал головой в сторону Кайли.

– Воду? Серьезно?

– Вода ко всему подходит, – заявила она. Плюс вода дешевая, и в последнее время Кайли привыкла жить в ограничении. Кайл хотела обеспечить бабушке Слоан лучший уход, пусть даже на это уходила большая часть ее заработка. – К тому же, ты никогда не знаешь, когда придется отвозить домой пьяного миллиардера.

Вместо того, чтобы обидеться от ее подкола, Кейд расплылся в своей медленной, ослепительной улыбке.

– Чтобы ты знала, та ночь была лучшей за последние несколько лет.

У нее тоже. Она посмотрела на их сцепленные руки, затем медленно высвободила свою. Именно из–за сцепленных рук ей будет тяжело произнести следующие слова.

– Кейд. По правде говоря, я пошла с тобой на свидание, потому что хотела сказать, что мы не можем встречаться. Мы правда, правда не можем. Мне нужна моя работа, а ты знаешь, Дафна рассвирепеет, когда узнает о нас. С моей стороны очень глупо подвергать себя такой опасности. – Не смотря на то, что она хотела, чтобы их отношения длились вечность.

– Я тебе говорил, я улажу вопрос с Дафной.

Проблема в том, Кайли не была уверена в способности Дафны трезво смотреть на эту ситуацию. Кайли не успела продолжить, так как к столику подошла официантка, с бутылкой вина, ведерком льда, и устроила целое шоу, откупоривая бутылку, и рассказывая об их фирменных блюдах. Они оба молчали, пока им наливали вино. Они подняли бокалы, неловко чокнулись и пригубили.

Вино было восхитительное: богатый, насыщенный, слегка сладковатый вкус. Кайли сделала еще один глоток, просто потому что не смогла удержаться, настолько оно было хорошим.

– Чудесное вино.

Они заказали ассорти, раз никто из них ни разу не пробовал фондю, и официантка сразу же поставила на стол небольшую горелку, сверху какелон, наполненный сыром, и подала им небольшие металлические шпажки и тарелку с овощами и хлебом.

Кайли попыталась наколоть небольшую морковку, но у нее ничего не получилось.

– Я... мне кажется, я сегодня останусь голодной.

Кейд хихикнул, наколол кусок хлеба, и обмакнул его в сыр.

– Так может, я тебя покормлю?

Она неловко поерзала на диване. Красавец мужчина кормит толстуху? И как это будет выглядеть со стороны? Она посмотрела по сторонам, и впервые заметила, что эта часть ресторана пустовала.

– Ого, у них сегодня совсем нет посетителей.

– Я предложил щедрые чаевые, если они оставят эти столики пустующими, – сказал Кейд, обмакивая хлеб в сыре, а затем поднося кусочек ко рту Кайли. – А теперь, открой рот.

– Кейд, – запротестовала она, – мы не...

– Если не сделаешь, то я откажусь помогать сиротам в Китае.

Она начала смеяться.

– Ты решил постоянно использовать эту отговорку?

– Ага, а теперь открой.

Она послушно открыла, и к ее удивлению, Кейд снял хлеб со шпажки, и аккуратно положил кусочек ей в рот, пальцами задевая губы. Ладно, это было очень чувственно. Вот так просто через ее тело снова пробежала волна желания. Она прожевала хлеб, и потянулась к вину. Ей не следует это делать. Правда не следует. Когда он собирался скормить ей еще один кусок, она отмахнулась, показывая, что пока хочет попить вина... что было правдой, потому что оно было вкусным.

– Вино потрясающее.

– Надо полагать, раз оно стоит 500 долларов за бутылку.

Кайли кашлянула.

– Ты сказал … 500 долларов? – Господи. Не удивительно, что оно такое хорошее. Она посмотрела на бутылку. Бокал Кейда был почти полон, и он не особо пил. Ей стало плохо от мысли, что они выкинут деньги на ветер, если не выпьют всю бутылку, так что она налила себе еще. – Тогда мы должны все допить.

Он поднял бокал.

– До дна?

– Отличный тост, – она чокнулась с его бокалом, и сделала большой глоток.

– Так как проходит турне? – спросил Кейд, после того как опустил свой бокал.

– На сцене или за ее пределами?

– Я начинаю волноваться, раз ты решила уточнить этот факт. – Его симпатичное лицо немного погрустнело. – Дафну часто тошнит?

– Тошнит? – Кайли снова отпила из бокала. Нет, правда, какая вкуснятина. – Я не виделась, чтобы ее тошнило?

– А она много курит?

Забавно... этого она не замечала. – Я не видела. А почему ты спрашиваешь?

– Она любит курить когда бросает наркотики. А ее часто навещал ее личный врач?

Кайли пожала плечами. – Вот об этом мне определенно нужно уточнить у Снупи.

– Снупи? – Кейд нахмурился. – Это ее настоящее имя?

–Не совсем. Ты знал, что Дафна всем дает прозвища?

– Какие прозвища?

– Ей сложно запомнить настоящие имена. Поэтому она придумывает новые. – Кайли взяла с тарелки кусок хлеба. – Я думаю, Снупи получила свое имя, потому что Дафна шутит, что общается с ней как с собачкой.

– Это... отвратительно. – Кейд выглядел шокированным.

– Я тоже так считаю, но все остальные смирились, так что мне остается делать тоже самое. Все закрывают глаза на поведение Дафны. – Она была удивлена, Кейд не был осведомлен о грубом поведении Дафны. Если они так близки, как думала Кайли, разве он не должен быть в курсе о ее поведении во время турне? О ее ежедневных истериках?

Кейд явно было неловко.

– Она дает прозвища... каждому?

Кайли кивнула, макая хлеб в сыр.

– И как она называет тебя?

Кайли смутилась, переводя взгляд на кусок хлеба.

– Эмм... она зовет меня жирной Мэрилин.

– Как?

Кайли покраснев, положила хлеб обратно на тарелку.

– «Жирной Мэрилин». В нашу первую встречу, я была одета в стиле ретро, и она, вероятно, посчитала меня похожей на Мэрилин Монро. Ну, а «жирной» по очевидным причинам.

Кайли заметила Кейд напрягся.

– Я слышал, как она говорила это, но думал, я ошибся. И это тебя не беспокоит?

О, еще как беспокоит. Но никто не смеет возражать Дафне. Особенно, когда она была так нестабильна.

– Да это пустяки.

– Ничего подобного. – Он провел рукой по подбородку. – Я поговорю с ней. У нее нет никакого права так обращаться со своими сотрудниками.

– Ой, не надо, прошу тебя. – Самое последнее, чего она добивалась, это излишнего внимания Дафны. Но увидев его раздувающиеся ноздри, Кайли поняла, Кейд действительно был зол. Ого. – Кейд, прошу. – Она сдала его руку. – Ради меня, не надо, ладно?

Она смотрела, как он нервно сглотнул, успокаиваясь. После этого он быстро кивнул .

– Ладно.

Сейчас все ее внутренности стянулись в узел. Она сделала еще один глоток, ощущая, как по телу разлилось приятное тепло.

– Чем больше я узнаю о Дафну, только больше расстраиваюсь, – тихо произнес Кейд. – Она не та девушка, какой я ее считал. Я не понимаю, почему я так долго этого не замечал.

– Это... непростая ситуация. Она сейчас очень ранима, и я думаю, многие прощают ей такое поведение, потому что так проще, чем спорить с ней. А если ты расстроишь Дафну, она несколько дней не даст тебе спуска. – Черт, Марко – ее любимая игрушка до сих пор был в немилости. А в последнее время любая мелочь могла испортить настроение Дафны. Поэтому все в турне были в невероятном напряжении.

– Возможно, мне стоит вмешаться, – все еще рассерженно сказал Кейд. – Если она не послушает меня, то никто не сможет на нее повлиять.

– А я думаю, – Кайли налила вина в оба бокала, – нам лучше еще выпить и перестать говорить о Дафне.

– За это я выпью, – нога Кейда задела Кайли.

Кайли сделала глоток, и с озорным огоньком посмотрела на Кейда. – Это твоя нога? Сэр, вы заигрываете со мной ногой под столом?

– Нет.

– Жаль, – ответила она, скидывая шлепок. Она провела босой ногой по его голени, с интересом наблюдая за его реакцией. Может, дело в вине, ладно, определенно во всем было виновато вино, но ей неожиданно захотелось пофлиртовать.

Он закрыл глаза и простонал.

– Ты же знаешь, я хочу ощущать не только твою ногу под столом.

– Да, – подмигнула она. – Но моя нога – это единственное, что ты получишь. Пей свое вино.

Он поднял бокал, салютуя ей. 

Глава 11

 За стенкой включили пылесос, и голова Кайли начала пульсировать от громкого гула. Она застонала, прижимая ладонь к больному виску. Даже подушка под ее головой казалась ей каменно−твердой. Разве можно так рано включать пылесос? Определенно же есть какое−то правило относительно шума.

Господи, ее голова просто раскалывалась. Все, она больше никогда не будет пить. Облизав пересохшие губы, Кайли накрыла голову подушкой.

Что−то на ее руке зацепилось за наволочку в тоже время, как теплая рука обняла ее за талию.

Не способная сложить эти два факта воедино, Кайл, превозмогая пульсацию в голове и скованность в теле, перевернулась на другой бок и столкнулась нос к носу со спящим Кейдом Арчером.

Она в шоке отпрянула от него. О, черт, черт, черт, черт.

Кейд продолжал спать. По всей видимости, его было трудно разбудить движением на кровати и Кайли была этому рада. Даже во сне он выглядел ослепительно: его пухлые губы слегка раскрыты, загорелое тело, обнаженное загорелое тело контрастировало с белой простыней. Пока он спал, она могла лучше рассмотреть его до неприличия длинные светлые ресницы, и идеально ровный нос. Какого черта он делал с такой девушкой как она?

И вообще, почему она была в постели с мужчиной, которого должна была избегать? Она аккуратно сползла с кровати, утягивая за собой покрывало. Она была совершенно голой. О святые небеса, вот что получаешь, когда не хочешь оставлять впустую потраченные 500 долларов на бутылку вина. Ей следовало лишь пригубить от бокала, поблагодарить Кейда за все, и удалиться. Вместо этого в памяти всплыли моменты, когда она слизывала шоколад с пальцев Кейда, их пьяная поездка в лимузине и …

Ладно, остальное было как в тумане. В большом, похотливом, непросветном тумане.

Боже, она, что недавно разбила зеркало или прошла под лестницей? За что ей такие несчастья? Кайли прошагала в ванную комнату. Может, все не так плохо, как она думает. Может, они оба были настолько пьяны, что были не в состоянии заняться сексом, и просто уснули голышом? Да, такое возможно, только если вам 12. Однако, пока она шла до ванной в ней теплилась надежда.

Когда она зашла в ванную, вся ее надежда рухнула, стоило ей увидеть огромный засос. Она опустила руку между ног и простонала. Влажно и чувствительно. Определенно не показатели спокойной ночи и приличного поведения. Также она обнаружила укус на груди, и, прикоснувшись к нему, поморщилась...

И тут она заметила огромное кольцо на пальце. Она едва не упала в обморок. Господь всемогущий, откуда оно взялось?

Кайли таращилась на свою руку. На безымянном пальце левой руки располагалось двойное кольцо, достаточно большое, чтобы прикрыть целую фалангу. Центральный камень был красным, квадратной формы, окруженный десятком сверкающих желтых камней, которые она надеялась, были фальшивыми. Второй ободок был серебряного цвета, также по всему периметру украшен желтыми камнями. Оно выглядело очень дорогим и настоящим.

О боже. Боже. Кайли задышала чаще. Она пошла с ним на свидание, хотя должна была бросить. Она напилась и запрыгнула на него, хотя понимала, насколько сильно она рискует своей работой.

Но ради всего святого, сколько же она выпила, что вышла за него замуж?

Прижимая покрывало к телу, она направилась обратно в спальню, осознавая, она была не в своем гостиничном номере. Этот был чересчур большим и роскошным. Так, где она была? Она подошла к тумбочке и прочитала название на телефоне – Беладжио. Ладно. Хорошо. Хорошо. Часы показывали 11−30, значит, у нее еще было время вернутся в свой отель, собрать вещи, и пойти на работу как ни в чем не бывало. Ей просто нужен горячий душ, таблетка, чтобы снять головную боль, и избавиться от кольца и мужа, приобретенных после бурной ночи.

Надо действовать постепенно, и первым она попыталась снять кольцо. Но оно не поддавалось. С ужасом она вертела огромный камень, в попытке сорвать его с пальца. Оно даже не двинулось. Тогда как же она снимет эту штуку? Она еще несколько раз повторила попытку, а затем убежала обратно в ванную, намылила палец и снова начала дергать. В этот момент она заметила, ободок был немного искривлен, именно поэтому оно не снималось. Вероятно, ювелир сможет аккуратно срезать его, но никакие молитвы и попытки Кайли снять кольцо самостоятельно не увенчались успехом. К тому же из−за грубого обращения палец покраснел и начал опухать. Теперь она точно не сможет его снять.

Из горла вырвался всхлип, и она поспешила вернуться в спальню.

– Кейд! Просыпайся!

Кейд начал ворочаться, еще больше тормоша свои светлые волнистые волосы. Его покрывало сползло на пояс, открывая исцарапанную и покрытую следами от укусов грудь.

– Что такое? Что случилось?

− Это, − выкрикнула она, показывая руку с огромным кольцом. – Вот что случилось! Мы действительно вчера поженились?

Кейд потер глаза.

– Ты, правда, ничего не помнишь?

− Сколько именно этого долбанного вина я выпила? – Она не помнила ничего после фондю. Ей было весело макать еду в сыр, и еще лучше запивать все отличным вином.

Кейд почесал голову, от чего его волосы вздыбились в разные стороны. Этот вид показался бы ей умилительным, если бы она сейчас не паниковала.

– Тебе так сильно понравилось вино, и мы заказали вторую бутылку. – Его губы слегка дернулись. – Ты очень настаивала.

О господи.

– И почему ты мне это позволил?

Теперь его губы растянулись в его фирменной соблазнительной улыбке.

– Потому что я не могу отказать, когда ты о чем−то меня просишь.

Она посмотрела вниз на тяжелое кольцо.

– И я… я попросила об этом?

− Если я правильно помню, я, между прочим, тоже был немного пьян, мы проезжали мимо ювелирного магазина, и я предложил, а ты обняла меня за шею и начала целовать. – Кейд улыбался, довольный собой. Вот ублюдок. – Тебе нравится кольцо? Мы посчитали, оно отлично подойдет твоим волосам. Рубин и желтые бриллианты.

Значит камни настоящие. И оно было невероятно дорогое.

– А ободок?

− Платина. – Он поднял сою левую руку. – Как и у меня.

− Не сомневаюсь, − ответила она, подходя к постели. Ее голос звучал тихо и неуверенно. – Посмотри с оборотной стороны. Я его погнула.

Кейд похлопал по матрасу, и так как Кайли в шоке едва могла стоять на ногах, она села рядом с ним, прижимая к груди покрывало, и показала ему свою руку.

− Оно не снимается, − произнесла она и всхлипнула, еле сдерживая слезы. Ей не хотелось плакать в его присутствии, но ее глупое тело не подчинялось ее воли. – Я полагала платина твердый и крепкий метал.

− Шшш, − заговорил он, взяв ее за руку. – Дай мне посмотреть.

Кайли тихонько всхлипнула, пока он осматривал ее руку, расставляя ее пальцы, чтобы лучше видеть ободок. Он был спокоен и сосредоточен. Затем покачал головой.

– Посмотри на свои бедные пальчики, − бормотал он, целуя один из них. – Кайли, ты же их натерла.

− Но кольцо…

− Останется на этом пальце, − продолжил он. На этот раз он поцеловал кончики пальцев, глядя Кайли прямо в глаза. – Я ни сколько не расстроен, увидев тебя в моей постели.

Касание его губ вызвали в ней дрожь. Боже, это неудачная идея. Ей нужно отодвинуться. Кейд уже целовал ее ладонь. Она уже сейчас уберет свою руку.

Его язык коснулся чувствительного места в центре ладони.

Вот, прямо сейчас возьмет и одернет руку.

Но когда он куснул нежную кожу, ей пришлось сдержать стон.

– Ты не мог бы сосредоточиться? – Она произнесла это с придыханием, и невероятно томно… потому что возбудилась. Но сейчас не время для этого. – Мы должны решить, как мы поступим.

− С чем? – Он вопросительно приподнял бровь, продолжал ласкать ее руку.

− С кольцами, с нами.

− Ну, я знаю, что я хочу сделать.

− И что же?

Он снова куснул ее, посылая мурашки по всему ее телу.

– Убрать покрывало с этой великолепной груди и опять прильнуть к ней губами. Часами ласкать тебя между ног, до тех пор пока ты опять не начнешь извиваться и умолять меня тебя трахнуть. Войти в тебя так глубоко, что в момент твоего оргазма буду ощущать как ты сжимаешься округ меня. – Он провел языком по всей ладони. – Снова.

Ее соски предательски отреагировали, превратившись в твердые вершинки.

− Но… брак…

− Как я слышал, у женатых пар потрясающий секс. – Он поцеловал кожу на внутренней стороне ее запястья, и начал подниматься вверх по руке.

− Но мы не должны были жениться! – Почему он ее не слушал? Неужели ему все равно? Это самое ужасное, что могло с ними произойти. Для него уж точно. Последнее что ему нужно – это жениться на бедной и толстой вижазистке. Она высвободила свою руку, осознавая весь масштаб случившегося. – О боже! Мы хотя бы подписали брачный договор?

− Я уверен, мы оба был слишком пьяны, чтобы подписывать какие−нибудь бумаги, − с усмешкой ответил он. Он придвинулся на кровати, убрал волосы с ее плеча, и начал целовать ее шею. – Но не беспокойся, я женился на тебе не ради твоих денег.

Как он мог шутить в такое время? Кайли было не до смеха. Особенно когда он целовал ее, и ее соски жаждали внимания, а ее киска сжималась от воспоминаний событий прошлой ночи, которые не помнил ее мозг. Ее висок пульсировал от боли, а подсознание кричало сию же секунду встать с кровати.

− Кейд, − сказала она, отталкивая его в сторону. – Послушай меня. Прошу, услышь меня.

− Я слушаю, − бормотал он, оттягивая ее покрывало. – Поверь мне, сейчас я полностью сосредоточен на тебе.

− Мы не можем остаться женатыми, − запротестовала она, пытаясь удержать на месте покрывало, хотя Кейду удалось открыть один сосок, который он тут же начал теребить пальцами. По телу Кайли пробежала волна желания, и ей пришлось сдержать стон, когда он начал ласкать ее сосок именно так как ей больше всего нравится. – Мы даже не должны были ходить вчера на свидание. Мы с тобой… это должно было быть на одну ночь, секс без обязательств, и ничего большего. Мы вообще не должны были больше встречаться.

− Но мы встретились, − продолжил он, зажимая сосок между пальцами, целуя ее плечо. – К тому же, та такая красивая без одежды. Мой член ноет от одного только взгляда не тебя.

На этот раз она была не в силах подавить стон.

– О, Кейд, нам не стоит…

− Еще как стоит. Нам определенно стоит продолжить. – Пока одна его рука была занята ее соском, другая сдернула покрывало, оголяя верхнюю часть ее тела. Он снова взял ее руку, поцеловал ладонь и положил на свой болезненно твердый член.

Она ахнула, не ожидая такого поворота событий. Ее пальцы моментально обхватили головку, и она была приятно удивлена, обнаружив там влагу. – Ты настолько возбужден?

− Ты шутишь? – Он взял ее большую, тяжелую грудь в руку, и приподнял, пока сосок не оказался на уровне его рта, а после лизнул его. – Один только взгляд на тебя, делает меня таким твердым, что я едва могу сдерживаться.

Кайли снова застонала. Ее пальцы сжались вокруг головки, и она опустила руку по стволу, пока она ласкал ее грудь. – Мы должны обсудить наш брак.

− Разговоры потом. Я занят твоей грудью.

− Но ты меня не слушаешь, − продолжила попытку она, задыхаясь от желания. – Нам не стоило жениться.

− Я не вижу причин не делать этого. Я хочу тебя. – Его рука накрыла ее руку на члене. – Ты видишь, насколько сильно я тебя хочу? – Затем его рука переместилась на ее бедра, раздвигая их, пробираясь к киске. – И я чувствую, насколько ты влажная. Кайли, ты будешь отрицать, что хочешь меня? Потому что у меня есть неопровержимые доказательства обратного. – Он поднял руку, показывая смоченные ее влагой пальцы.

Она мотала головой, сбитая с толку. – Кейд, мы не можем…

− Шшш, − он приложил пальцы к ее губам. Вкус ее соков на ее губах показался ей на удивление эротичным. Она опять ахнула.

− Соблазнительно смотрится, − он подался вперед, накрыл ее губы, а затем пососал ее губу, очищая ее от ее влаги. – Ммм.

− Кейд, − застонала она. О боже, он намеренно ее отвлекал. Она не могла здраво мыслить, когда он слизывал ее влагу с губ. Все, о чем она могла думать, это о его руке, накрывшей ее киску, и о ее руке, сживающей его член. Не смотря на то, что это было неправильно, и ей не следовало его ласкать, она больше не могла бороться с желанием ощутить его глубоко внутри.

− Презервативы, − буркнул он, поцеловав ее шею, а затем отстраняясь. – Нам нужны презервативы. – Он перегнулся через кровать, позволяя ей разглядеть его божественное, подтянутое, загорелое тело, и ее рука крепче обхватила его член, не желая отпускать. Он заглянул в ящик прикроватно тумбочки и тихо выругался. – Я знаю, у меня где-то были презервативы. – Он сел, быстро чмокнув ее в губы. – Я сейчас вернусь.

После того, как Кейд высвободился из крепкой хватки Кайли, он пробежал по спальне в ванную, сверкая упругими ягодицами.

В тот момент когда он ушел, Кайли пришла в себя. Что она делала? Им нужно срочно аннулировать брак, словно этого никогда не было. И последнее что ей сейчас нужно это снова заниматься с ним сексом. Черт подери, все предполагалось как одна ночь. Теперь ей точно не удастся все скрыть от Дафны. И она лишиться работы. И что дальше? Жить за счет Кейда? Позволить ему считать себя охотницей за его состоянием? Стать его содержанкой? У нее свело желудок от этой мысли.

Она слышала его передвижения по ванной комнате.

– Еще минутку, − крикнул он. – Я знаю, они точно где−то здесь.

Она опустила глаза вниз, и заметила возле кровати свои джинсы, схватила их, быстро натянула, и обула шлепки. Поспешно надела футболку, сгребла сумку и помчалась к двери, аккуратно закрывая ее за собой.

Да это был опрометчивый и трусливый поступок, но что с того? Она уверяла себя, Кейд был отличным парнем и поймет, почему ей нужно было сбежать. Почему она убежала так быстро, оставив в номере белье и невероятно возбужденного мужа. Она без устали нажимала кнопку лифта, оглядываясь на дверь гостиничного номера. Ну, давай же.

− Кайли? – услышала она вместе со спасительный звонок лифта.

Твою мать. Двери открылись, и из лифта на нее посмотрела пожилая пара. Она представила, как выглядела: волосы растрепаны, футболка мятая, грудь колыхалась из−за отсутствующего лифчика. Смутившись, она зашла внутрь кабины, и несколько раз начала кнопку закрывание двери.

Когда двери, наконец, начали закрываться, двери номера Кейда распахнулись, он вылетел в коридор, придерживая не застегнутые брюки. Их взгляды встретились, и прежде чем дверь полностью закрылась, она произнесла губами «извини». От нее не ускользнула вспышка ярости в его глазах.

Когда, наконец, она осталась в безопасности в кабине лифта, она закрыла глаза, и судорожно вздохнула, приказывая себе не плакать.

Скоро Кейд поймет – это было единственным правильным решением для них обоих. Он все поймет. Сейчас в нем говорила похоть. Он остынет, придет в себя и тогда они смогут спокойно поговорить об аннулировании брака.

Как только двери лифта открылись на первом этаже, Кайли поспешила к выходу, опасаясь и тут увидеть полуобнаженного, спустившегося по лестницу Кейда. На улице она запрыгнула в первое попавшееся такси.

– Поезжайте, − взмолилась она. – Прошу вас, езжайте.

Водитель включил счетчик, и они отъехали от отеля. Вздохнув с облегчением, она обернулась назад, но не увидела стоящего на обочине Кейда, наблюдавшего за отъезжающей машиной. Это к лучшему, повторяла она себе. Она назвала водителю адрес своего отеля, и пока они ехали, она пыталась привести себя в порядок.

Быстро добравшись до своего отеля, она заплатила водителю, зашла в здание и поднялась на свой этаж. Она шла с опущенной головой, боясь встретить знакомого.

Ей практически удалось, в момент когда она искала ключ от номера в своей безразмерной сумке, открылась дверь соседнего номера. Джинджер вышла в коридор, катя за собой небольшой чемодан.

Она на секунду встретились взглядом, после чего осмотрела Кайли с ног до головы.

– Возвращаешься после бурной ночи, да Кайли?

− Конечно, нет, − солгала Кайли, в надежде, что ее блеск для губ замаскировать припухлость губ, а распущенные волосы надежно скрывают засосы.

− Тогда почему ты без белья?

Кайли не нашла убедительного ответа на этот вопрос. Она стояла молча и Джинджер покачала головой.

– Девочка, ты играешь с огнем. Если ты не будешь осторожной, тебя вышвырнут отсюда пинком под зад.

− Я буду осторожной, − заверила подругу Кайли.

Но Джинджер только презрительно фыркнула, явно не веря словам Кайли, и покатила свой чемодан дальше по коридору.


***

Кайли чувствовала себя ужасно когда зазвонил телефон в номере. Она скривилась, увидел код города звонившего, но все же ответила. – Привет, бабушка.

− Кайли Дэниелс, − даже по телефону она сразу узнала раздраженный тон пожилой женщины. – Где ты?

Висок Кайли пульсировал от нового приступа боли.

– Занята.

− Не груби мне, юная леди. Ты знаешь, где я сейчас нахожусь?

О, нет.

– В доме престарелых? – Кайли молилась, чтобы ее бабушка снова не сбежала.

− Вот именно! Я ненавижу это место. Я тебе об этом говорила, но ты продолжаешь держать меня здесь, потому что ты зла на меня. Я права?

Кайли вспомнила знакомые с детства чувства.

– Ты там не потому, что я на тебя злюсь, бабушка. А потому что они могут обеспечить тебя должный уход. За тобой нужен круглосуточный присмотр.

− Врешь. Ты должна приехать и забрать меня отсюда.

− Бабушка, я не могу. Я сейчас на гастролях.

− На каких еще гастролях?

Ее бабушка постоянно забывала, чем Кайли зарабатывала на жизнь.

– Я работаю визажистом у певицы, бабушка. Помнишь? Это помогает мне оплачивать счета.

− Не напоминай мне о счетах, юная леди! Я 10 лет работала на двух работах, чтобы прокормить тебя. И какая от тебя благодарность? Никакой. Ты лишь продолжала много есть. Клянусь, ты была маленькой прожорливой свиньей. Поражаюсь, как еще под тобой не обвалился потолок. Твой дедушка перевернулся бы в гробу, узнай он, какой ты была обузой. – Голос женщины дрогнул. – Так что не надо говорить мне об ответственности. Я хорошо знаю, что это такое!

Вот оно это слово – обуза. Бабушка постоянно упрекала в этом Кайли. Оно причиняло больше боли, чем любое другое оскорбление.

– Ну, теперь я работаю и забочусь о тебе. И делаю это так, как могу. Как ты себя чувствуешь?

− Я ненавижу это место, − кричала она в трубку. – Немедленно приезжай и забирай меня отсюда.

− Я не могу. Я приехала, если бы могла. Но я должна работать.

− Тогда передай трубку своей маме. Я знаю, она точно приедет. Она не такая неблагодарная, как ты. Это у тебя от отца.

Голова Кайли раскалывалась от боли. Ей был неприятен этот разговор. Если она скажет бабушке, что ее дочь умерла, она не поймет, или еще хуже заплачет.

– Она в ванной, бабушка. Я скажу, чтобы она тебе перезвонила.

− Обязательно передай. Все, мне пора собираться на работу.

− Хорошо, бабушка. Поговорим позже. – У нее встал ком в горле, когда она положила трубку. Разговор с бабушкой всегда заставлял ее чувствовать себя ничтожеством. Нелюбимым, неблагодарным ничтожеством.

Удар под дых от единственного члена семьи в тот момент когда ей и без того было плохо. 

Глава 12

 К тому времени, как Дафне пора было выходить на сцену второго концерта в Вегасе, Кайли практически успокоилась.

Она помыла голову, сделав укладку крупными волнами, и закрепила их так, чтобы подчеркнуть заново подкрашенные красные концы. Она также избавилась от темных корней, и со всей тщательностью нанесла макияж. Все это было сделано, чтобы скрыть похмелье и темные круги под глазами. Если она будет выглядеть безупречно, ни у кого не возникнет мысли, что она могла провести ночь за пределами своего номера. Она также остановила свой выбор на платье с кружевным топом и пышной юбкой и дополнила наряд красно−синими босоножками. Сегодня она как никогда соответствовала своему прозвищу жирная Мэрилин. Яркий наряд должен был отвлечь внимание всех от обилия колец на ее пальцах, и в частности от одного на безымянном пальце, перевернутого камнем внутрь.

К счастью, никому не было до нее дела, и когда Кайли закончила с макияжем Дафны, она почувствовала себя лучше. Она повторяла, что Кейд все поймет после нескольких часов размышлений. Он придет в себя, и они как взрослые люди обсудят их ситуацию. Многие совершают ошибки в Вегасе под действием алкоголя, успокаивала она себя, когда убирала палетки в свой чемоданчик, заменяя их более нейтральными для вечернего макияжа Дафны перед ее общением с прессой.

Как только заиграла музыка и началось шоу, Кайли села на стул перед зеркалом, и начала массировать все еще ноющий висок. Она почти уговорила себя, что все в порядке. Вот только чем больше она терла лоб, тем дольше она смотрела на красно−желтое обручальное кольцо. Кольцо, которое не снималось, сколько бы Кайли не пыталась это сделать.

К тому же она осталась без телефона. Она оставила его, когда в спешке покидала номер Кейда. Ничего страшного. Она купит новый, как только получит следующую зарплату.

Джинджер с ней не разговаривала. Каждый раз видя Кайли, она с недовольством сжимала губы, и выходила из комнаты. Теперь она ходила на перекуры со Снупи, а не с ней, и Кайли каждый раз напрягалась, когда видела как подруга говорит с Дафной. Но Дафна не кричала, и была в хорошем настроении, поэтому Кайли была уверена, Джинджер ничего ей не сказала.

Ладно. Все почти было нормально.

Она с отсутствующим взглядом смотрела в зеркало, покручивая обручальное кольцо, гадая, чем сейчас был занят Кейд. Вернулся ли он в Ботсвану? Или сидит на медицинской конференции? А может, вернулся домой в Нью−Йорк? Может, именно сейчас он сидит в офисе юриста и занимается аннулированием их брака. Она проигнорировала испытанные чувства вины и разочарования.

Но так не должно быть. Ей следует вспомнить свои приоритеты в жизни. Ей следует позвонить бабушке и узнать, успокоилась ли она. А еще лучше связаться с бухгалтерией дома престарелых и убедиться, что они получили платеж. Узнать у медсестры о поведении бабушки, узнать продолжает ли она грубить всем. И выяснить, до сих пор ли она считает Кайли своей «обузой».

Но это было невозможно сделать без ее телефона. Он был у Кейда.

И словно читая ее мысли, дверь гримерной распахнулась, и в комнату вошел Кейд Арчер, выглядя божественно красивым, и безумно злым. Кайли застыла на своем месте, пока он яростно оглядывал комнату до тех пор, пока не заметил ее.


***

Кайли не хотела играть честно? Тогда он покажет ей, каким засранцем может быть.

Впервые за долгое время Кейд был так зол, что едва мог нормально соображать. Он так не злился, когда конкуренты украли один из его патентов, сделали некачественные копии и не продавали оборудование клиентам, уверяя, что они получают легальный товар. Он просто натравил на них своих юристов. Он не злился, когда одно из его щедрых пожертвований в страну третьего мира было украдено местными властями. Он просто заново купил медицинские инструменты, и проследил, чтобы все попало людям, которые в них нуждались. Он также не разозлился, узнав о новых пристрастиях Дафны. Он был лишь разочарован.

Но в случае с Кайли? Он был ослеплен яростью.

Почему она не могла принять тот факт, что они были женаты? Конечно, это случилось, когда они были пьяны, но Кейд стал считать, что это состояние дарит ему самые лучшие события в его жизни. В первый раз судьба подарила ему Кайли. А во второй раз они поженились. И он не считал их женитьбу проблемой, поэтому не понимал панику Кайли. Она боялась, что Дафна ее уволит? Так он уладит дело с Дафной. Или она переживала, что Кейд будет с ней несчастен? Разве это возможно, особенно если вспомнить с какой страстью и желанием она на него смотрела и прикасалась.

Поэтому он, блять, не понимал реакцию Кайли. А когда она как трусиха сбежала из его номера? Особенно когда они оба изнывали от потребности быть друг в друге? Когда он чувствовал ее вкус на своих губах? Все это потому, что она не могла найти нужно аргумента и не хотела поддаться своим чувствам?

Все это сводило его с ума. Ему пришлось снова позвонить Джерому.

– Мне нужен еще один билет на сегодняшнее шоу Дафне, а также пропуск за кулисы.

− Эм, босс, все хорошо? – спросил Джером. – Не хотите об этом поговорить?

Хотя они с Джеромом были больше друзья, чем начальник и подчиненный, Кейд не хотел сейчас ничего обсуждать.

– Просто достань мне билеты. Я все объясню, когда буду в лучшем настроении.

− Хорошо, но предупреждаю заранее, эти билеты выльются вам с целое состояние, так как давно были распроданы.

− Мне плевать, сколько они будут стоить, − огрызнулся Кейд. – Позвони мне, когда их достанешь.

− Понял.

Джером перезвонил через полчаса, озвучил сумму, в которую обошлись билеты, и рассказал детали. Кейд принял душ, попытался поработать, чтобы унять ярость, но у него не получилось. Оделся на шоу, нашел телефон Кайли, разозлился еще больше, а после поехал в огромный концертный зал, где проходил концерт Дафны. К тому моменту, как он получил билеты и пропуск за кулисы, он был в бешенстве, что было ему не свойственно, ведь именно он считался главным миротворцем среди своих друзей.

Но Кайли перешла все границы. Если она не захочет его выслушать, ему придется заставить ее это сделать.

Его руки были в карманах синего пиджака, когда он зашел в гримерную. Обручальное кольцо все еще на пальце, и оно там останется, черт подери. Кайли поймет, что их брак не был ошибкой. Ему уже нравилось быть женатым на ней. Каждое утро просыпаться рядом с ней? Каждую ночь трахать ее нежное, бесподобное тело? Постоянно слышать ее звонкий смех? Ему нравились эти мысли больше чем нужно.

Оказавшись в гримерке, он осмотрел комнату в поисках двоих человек. Дафны так как должен был избегать ее и Кайли, чтобы поговорить с ней. Из колонок доносилась музыка и голос Дафны, и он понял, о первом пункте пока можно было забыть. Его взгляд переключился на стоящий в углу стол с зеркалом, и тогда заметил ее.

Кайли.

Она отлично выглядела, макияж как всегда безупречен. Ее фигура в форме песочных часов подчеркнутая облегающим бело−синим платьем, делая акцент на большой груди, тонкой талии, и округлых бедрах в свободной юбке до колен. Она также надела босоножки и множество украшений, и выглядела ослепительно, а не разбитой как он… от чего он еще больше разозлился.

Разве она не страдала также как он? Или она так легко могла избавиться от сильной потребности, которую она чувствовали друг в друге, и жить как ни в чем не бывало? Он точно не мог.

Ее глаза округлились при виде его, она схватила один из своих чемоданчиков, прижала его к груди, опустила голову и поспешила к одной из двери с табличкой «Служебное помещение».

О, нет, ей не удастся снова сбежать от него. Он побежал за ней, и успел схватить ее за руку, до того, как она закрыла дверь.

−Оставь меня в покое, − прошипела она, стреляя в него раздраженным взглядом. – Я серьезно, Кейд!

Оставить ее в покое? Она, блять, его жена, нравится ей это или нет. И он не собирался оставлять ее. Он отпустил ее руку, и когда она зашла в дверь, он прошел за ней. Сразу за дверью стояла пара охранников, вероятно, тут находилась личная комната Дафны. Они внимательно следили за каждым его шагом.

Это может стать проблемой. Пришло время действовать.

– Кайли, − тихо произнес он. – Ты должна найти тихое место, где мы сможем поговорить…

− Нет, не должна…

− Если ты этого не сделаешь, я вернусь обратно и расскажу всем, как мы напились и поженились. После этого я уйду, и оставлю тебя разбираться с проблемой.

Она открыла рот от изумления. Быстро осмотрелась по сторонам, переложила чемоданчик под мышку, и свободной рукой утянула его за рукав пиджака.

– Пошли за мной.

Отлично, ему не важно куда она его ведет. Главное, чтобы они поговорили. Кайли нервно улыбнулась охранникам, отпустила его, для того, чтобы показать охранникам свой пропуск, и продолжила тянуть Кейда дальше по пустому коридору. Они молча шли по коридору, пока не остановились у двери справа от них. Кайли повернула ручку, открыла дверь, включила свет, и завела в нее Кейда.

Зайдя внутрь Кейд понял, что они укрылись в кладовой. В углу стояли швабры и метла, а у стены был стеллаж с разнообразными чистящими средствами. На самой нижней полке расставлены ведра.

Кайли закрыла за ними дверь, задвинула щеколду, и повернулась к нему, прижимая чемоданчик к груди в качестве щита.

– Кейд, что ты здесь делаешь? – Она выглядела виноватой. – Дафна еще час будет на сцене.

Кейд постарался успокоиться.

– Мы оба знаем я здесь не ради Дафны.

− А я не хочу тебя видеть! Ты должен оставить меня в покое.

− Ты поэтому сбежала прямо во время секса? Потому что я помню, как гладил тебя между ног, и ты была мокрой от желания.

Ее щеки покраснели, и она отвела взгляд в сторону.

– Это было не желание.

Серьезно?

– Тогда что?

Она вскинула подбородок.

– Ошибка?

Кейд потерял контроль.

– Значит, ошибка, да? – повторил он.

Глаза Кайли снова распахнулись и она согласно кивнула. Он с грацией готового к прыжку хищника шагнул вперед, замечая, как Кайли прижалась спиной к стене. Он не сводил с нее глаз. Что она думает, он собирается делать? Хотя, если посмотреть на румянец на ее щеках... что она хочет, чтобы он сделал?

– Ошибка? – снова переспросил он. Кейд взял чемоданчик из ее рук, поставил на ближайшую полку. Ее руки должны быть свободны. Затем он повернулся к ней, а его губы растянулись в опасной улыбке. Она хочет, чтобы он доказал ей обратное? Потому что он с удовольствием это сделает.

Он шагнул еще ближе так, что ее грудь, о господи ее большая, красивая грудь, коснулась пуговиц его рубашки. Ее глаза еще больше округлились, когда он вжал ее в стену, наклоняясь ближе.

– Давай еще раз уточним, ты считаешь страсть между нами ошибкой? – Он смотрел, как она нервно облизнула губы. Она ничего не сказала. Интересно, она хотела ответить, или не могла, потому что ее также как и его переполняли чувства?

– Твоя киска сочилась влагой, – говорил он хриплым голосом, наклоняясь так близко, несколько раз касаясь ее носа своим, словно собирался поцеловать. – Готов поспорить она даже сжималась, желая ощутить меня глубоко внутри.

Кайли приоткрыла рот, Кейд почувствовал ее учащенное дыхание. Она немного выгнула спину, выпячив затвердевшие соски, которые ему так не терпелось ущипнуть. Его рука опустилась ей на ногу, и он начал медленно задирать ее пышную юбку.

– Потому что, – он бормотал возле ее губ, – я помню, с какой силой ты сжимала мой член, будто была не в силах совладать с собой.

Кайли тихонько пискнула.

– Твои пальчики кружили по головке, размазывая мое семя. Ты помнишь это, Кайли? Ты чувствовала мой вкус на своих пальцах после того, как убежала?

Она взгляд был прикован к его лицу, а его рука в это время поднималась выше под ее юбку. Другой рукой он облокотился на стену, намеренно зажимая ее между стеной и своим телом.

Она в любом случае не смогла бы уйти. Одна ее рука все еще сжимала дверную ручку, но тот факт, что она не просила его остановиться, да и не произнесла ни звука говорили о многом. И чем выше поднималась его рука, тем чаще она дышала, свидетельствуя, что она сама себе противоречила.

– Скажи мне, Кайли, – произнес он, и затем пососал ее сочную нижнюю губу, потому что она была в такой близости, и он не смог удержаться. Ее судорожный вздох распалил его. Теперь его рука касалась нежной, шелковистой кожи ее бедра. Он продолжал лениво дразнить ее пальцами. – Если я сейчас коснусь твоих трусиков, они же будут влажными, я прав?

Она ахнула, закрыв глаза.

– Ты будешь меня останавливать? – спросил он, потираясь носом о ее нос. – Попросишь меня не касаться твоей сладкой киске, которая только и ждет ласки?

Ее губы задвигались, словно она приготовилась сказать нет, но смогла только проскулить.

– Тогда я сейчас потрогаю тебя там и выясню, насколько ты мокрая.

Его пальцы дразнили край ее трусиков в том месте, где он соприкасался с бедром. Даже сейчас он мог с уверенностью сказать – они были промокшими.

– Ох, милая, – бормотал он. – Тебе все это нравится. Не так ли?

Она прикусила губу, но ничего не ответила, лишь продолжала пристально смотреть на его рот. Да и ей не нужно ничего говорить. Как только он к ней прикоснется, они оба узнают правду. Когда она ласкает его, Кейд дичает от страсти, а когда он ласкает Кайли, она забывает обо всем. Медленно, его пальцы отодвинули мокрую ткань ее трусиков, и он добрался до влажных складок. Она не просто была влажной, а прямо таяла под его руками. Его пальцы с легкостью скользнули между складок, и он тут же начал потирать их взад–вперед, распыляя Кайли.

Голова Кайли запрокинулась и она простонала.

– Вот так, милая, – шепнул он, его член едва не вдавился в ширинку брюк. – Направляй меня. Покажи мне, как тебе нравится, чтобы тебя ласкали.

Ее рука легла ему на грудь, ресницы затрепетали. Он боялся что она его оттолкнет, скажет ему нет, но вместо этого Кайли схватила его за рубашку.

– Коснись его, Кейд, – пробормотала она с таким придыханием и так чертовски мило, что он едва не слетел с катушек.

− Ты хочешь, чтобы я потрогал твой клитор? – спросил он, пока его пальцы нащупывали чувствительный бугорок. Она качнула бедрами и кивнула, а затем начала двигаться, пытаясь подстроиться под ритм движения его руки.

И Кейду хотелось дать то, в чем она так нуждалась. Поэтому когда она начали вырисовывать круг бедрами – он скопировал ее движения, кружа подушечкой пальцев по клитору, наслаждаясь тем, как Кайли тянулась к нему, открыв рот в бесшумной мольбе. Господи, до чего же она красивая. Ему хотелось сжать ее большую, налитую грудь, и подразнить соски. Черт, да он хотел ласкать каждый участок ее тела, усилить ее ощущения, но он знал, она может убежать, если он уберет руку со стены.

Именно поэтому он ускорил свои движения, надавил на клитор чуть сильнее и увереннее. И Кайли снова застонала.

− Кайли, расставь ножки чуть шире, − приказал он, двигая пальцем вверх−вниз по ее складкам. Она была такой влажной, что он слышал хлюпающие звуки при каждом его касании. Он хотел трахнуть ее пальцами, а еще лучше нагнуть ее, притянуть ее округлые бедра и вогнать член в горячую, изнывающую киску.

Сейчас главное доказать ей свою правоту, напомнил он себе. Важно доказать Кайли она хотела его также сильно, как и он ее. Поэтому он продолжил ласкать пальцами ее киску, кружа по клитору и прикасаясь ко входу, именно там, где находились самые чувствительные нервные окончания.

Ее руки неожиданно обвили его шею, она снова вцепилась в его рубашку.

– О боже, Кейд, мне нужно… нужно, чтобы ты вошел в меня.

Ее слова были усладой для его ушей, но этот раз был только для ее удовольствия, без участия его члена. Но Кейд может его заменить чем−то другим. Он сложил два пальца вместе, коснулся клитора в последний раз, а затем скользнул мокрыми пальцами в ее жаркое лоно.

И они застонали в унисон.

− Объезжай мою руку, Кайли, − бормотал он, входя глубже. – Разведи ножки и трахни мою руку, милая.

− Да, − простонала Кайли, цепляясь за Кейда. – Давай глубже. Трахни меня.

Твою мать. Она не понимала, насколько ее слова сводили его с ума. Кейд уткнулся лицом в ее шею, и резче задвигал рукой. И каждый раз, когда его пальцы входили до упора, его ладонь терлась о клитор, стараясь довести ее до безумия.

−Мне нужно больше, − задыхаясь, произнесла она. Кайли подняла ногу, поставив ее на полку соседнего стеллажа, давая Кейду больше места. – Господи, прошу тебя. Я уже так близко.

− Кайли, ты хочешь, чтобы я зарылся лицом у тебя между ног.

В ответ она задрожала, плотно зажмурив глаза.

− Ты хочешь, чтобы мой рот оказался на твоем маленьком клиторе, и я сосал его, пока ты не кончишь?

Она снова задрожала и согласно кивнула.

− Тогда умоляй меня, милая. Скажи мне, как сильно ты в этом нуждаешься.

− Мне нужно сесть тебе на лицо, − сказала она, выгибая спину, прижимаясь к его руке.

Кейд сдержал стон удовольствия. Картина того, как его лицо у Кайли между ног пока она двигает бедрами, а он лакомиться ее киской была самой горячей вещью, какую он только мог представить. – Хочешь, чтобы я вылизал твою киску, пока ты не кончишь?

Она опять задрожала и еще раз кивнула.

– Умоляю, Кейд. Мне так это нужно.

Он убрал руку со стены, и обхватил ею подбородок Кайли.

− Кайли, посмотри на меня.

Медленно, ее божественные глазки открылись. Зрачки были черными от желания. Такая сексуальная и красивая.

Его.

− Ты должна будешь смотреть, − произнес он, и наклонился поцеловать ее, проводя языком по ее губам, показывая то, как он будет ласкать ее киску. – Ты же будешь наблюдать за тем, как я довожу тебя до оргазма?

В ответ лишь быстрый кивок.

Кейд опустился на колени, располагаясь между ее расставленных ног. Он с неохотой убрал руку с ее киски, но ему нужны были обе руки, чтобы собрать и заправить юбку, оголяя ее перед. Он опустил ногу Кайли, затем схватился за резинку ее крошечных трусиков, и аккуратно спустил их вниз. Когда трусики оказались на земле, он быстро убрал их в свой карман, заявляя на них свои права. Но Кайли похоже этого не заметила. Ее глаза снова были закрыты, дыхание ускоренным, а тело напряжено в ожидании.

Он решил больше не откладывать, подался лицом вперед, глубоко вдыхая аромат ее возбуждения, который он находил невероятно приятным. Его рот наполнился слюной.

– Кайли, ты смотришь?

Она застонала, но Кейд ничего не делал, ожидая пока она откроет глаза и посмотрит на него.

Когда их взгляды встретились, он придвинулся ближе, высунув язык, несколько раз касаясь ее клитора.

Кайли жадно втянула воздух, Кейд почувствовал, как задрожали ее ноги.

− Смотри на меня, − произнес он, не открывая губы от ее мокрой, вкусной киски. – Я буду продолжать, только если ты будешь смотреть.

Он видел, как она закусила губу, проскулила, но не отрывала от него взгляда. Она будет смотреть. Отлично. Он развел руками ее бедра, и зарылся лицом между ног, облизывая и посасывая ее. Одной рукой он слегка развел половые губы, открывая больше доступа к клитору, зажал его губами и начал теребить языком.

Стоны Кайли стали громче.

Кейд продолжал разводить ее складки, любуясь блестящей, розовой плотью, находящейся в его полном распоряжении. Он снова вошел двумя пальцами в ее лоно, и задвигал рукой, в то время как его язык дразнил клитор, и Кайли за всем этим наблюдала.

Он чувствовал как напряглись ее ноги за секунду то того, как его губах появилось еще больше ее соков, и затем Кайли простонала и кончила. Черт, это было очень сексуально. Она не разрывала зрительный контакт, даже когда он продолжил входить в нее, лизать и сосать, продлевая ее оргазм.

Когда Кайли наконец успокоилась, она откинулась на стену, делая несколько глубоких вдохов выдохов. Кейд последний раз провел языком по ее клитору, и с неохотой отстранился. Он мог часами провести в этой позе, удовлетворяя ее, лишь бы она согласилась с его точкой зрения.

− Это… было… нечестно, − произнесла она.

− А я больше не намерен действовать честно, − заявил Кейд, поднимаясь с пола. Его член болел и пульсировал, напоминая, что он так и не получил разрядки, но Кейд не для этого удовлетворял Кайли. Он сделал это для того, чтобы она поняла, насколько сильно она его хочет.

Но все же ему будет чертовски тяжело выйти с такой эрекцией из кладовой. Кейд уткнулся лбом в дверь, блокируя выход Кайли, закрыл глаза и постарался унять свое тело. Аромат и вкус влаги Кайли все еще оставался на его губах, тем самым усложняя ему задачу.

На удивление, теплая рука опустилась на его промежность, сжимая член.

– Ты, может быть, и не намерен действовать честно, − прошептала она, прижимаясь к нему грудью, а после чего начала медленно опускаться вниз. – Но я твердо верю в это.

В следующую секунду она уже стояла перед ним на коленях, расстегивая пряжку его ремня. И будь он проклят, но это была одна из его непристойных фантазий, увидеть алые губки Кайли вокруг его члена, пока она стояла перед ним на коленях, ублажая его.

Но в тоже время, он не хочет, чтобы она делала это только потому, что считала себя обязанной. Он покачал головой.

– Я ласкал тебя, не для того, чтобы получить минет.

− Думаешь, я этого не знаю? – Ее пухлые губки растянулись в соблазнительной улыбке. – Думаешь, я не смогу отличить мужчину, страстно желающего вылизать киску от того, кто делает это только потому, что это необходимо? Все дело в энтузиазме, и ты продемонстрировал этот энтузиазм. – Она снова улыбнулась. – От чего девушка хочет ответить взаимностью.

− Значит, вот что это для тебя? Простой обмен взаимностями.

− Ммм, не только. Еще я не люблю быть обязанной. Но самое главное такой мощный оргазм должен быть вознагражден.

− Если ты уверена…

− Абсолютно, а теперь цыц и не мешай мне. – Она расстегнула молнию, затем сначала спустила его брюки, а за ними боксеры. И перед ее лицом стоял его каменный член, с пурпурной головкой и капелькой предэкулята. Кейд смотрел, как Кайли обхватила рукой ствол, направляя головку к алым губам. – Ты будешь смотреть? – спросила она тихо, почти мурлыча.

− Как будто я смогу бы отвести взгляд, − прохрипел он. Эта картина надолго останется в его памяти.

Она провела головкой по своим губам, открыла рот, и лизнула головку. Его собственный рот открылся, когда Кайли обхватила головку губами, а ее язык начал кружить и дразнить ее. Его яйца подтянулись, руки впечатались в стену, пока он силой воли заставлял себя не кончить, желая дольше насладиться процессом.

Кайли выпустила его член изо рта, облизав его по всей длине.

– Продолжай смотреть, − приказала она, и снова взяла его в рот. Она втянула щеки, задвигала головой, проталкивая его глубже, в то время, как ее язык ласкал заднюю часть его члена. Блять, она настоящая мастерица.

Кайли ускорилась, плотно обхватив его губами, пока ее рука сживала основание члена. Ее рот был такой влажный и горячий, и было почти также приятно, как в ее киске.

− Кайли, − буркнул он, и его желание сжать ее горло, или запустить пальцы ей в волосы и трахнуть ее рот было настолько сильным, что он больше не мог сдерживаться. – Милая, отойди. Я сейчас кончу.

Ее глаза засияли от гордости, и она выпустила его изо рта. Но вместо того, чтобы отойти, она начала водить головкой по губам, дразня ее кончиком языка. Он понял, что она ему предлагала, и это было самое невероятное, что он мог вообразить. Он обхватил член и начал дрочить, пока она продолжала дразнить губками его головку.

Кейд быстро кончил, выстреливая спермой Кайли на язык и губы. Сперма начала стекать ей на подбородок, и Кайли моментально собрала ее языком, причмокивая, от чего Кейд застонал, продолжая кончать.

Тяжело дыша, Кейд смотрел, как она собрала пальцами всю оставленную на ее лице сперму, и быстро поднесла пальцы ко рту, и начисто их вылизала. И… боже, Кейд еще никогда не видел, чтобы его женщина это делала.

Теперь в его памяти навсегда будет образ, как Кайли смакует его семя, собирая все до последней капли с губ и подбородка.

− Господи, − простонал он.

Уж теперь он точно никогда с ней не разведется. 

Глава 13

 Так, подсобка со швабрами теперь была самым необычным местом, где Кайли занималась сексом. Ей не следовало этого делать. Тем более, не стоило делать ему минет, потому что это даст ему ложную надежду. Однако... в данный момент Кайли чувствовала себя чертовски хорошо. Во рту еще оставался вкус Кейда, ее киска была мокрой, и Кайли едва могла стоять на ногах от оргазма.

Была ли она королевой плохих решений? Определенно.

Кайли вытащила подол юбки из пояса и расправила ее. Она посмотрела по сторонам, но нигде не увидела свои трусики.

– Ты не знаешь, куда делось мое белье?

– Я думаю, мы должна поговорить, – спокойно произнес Кейд, заправляя член обратно в боксеры, и застегивая брюки.

– Мы можем поговорить позже. Мне нужно привести себя в порядок и вернуться в гримерную, пока никто не заметил моего отсутствия. Но вначале мне нужно отыскать свои трусики. – Отшвырнула ли она их в сторону, когда предложила Кейду вылизать ее киску? Вполне возможно. Она должна найти трусики, чтобы их не обнаружил бедный уборщик. Она обошла Кейда, внимательно разглядывая пол. Никаких трусиков.

– Кайли, – сказал Кейд, хватая ее за запястье. – Посмотри на меня.

Она нахмурилась, но смотрела в сторону. – Что?

– Мы должны поговорить о нас. – Его глаза сияли, губы покраснели и припухли от недавней активности. И его бесподобные белокурые волосы торчали в разные стороны. Он тоже хмурился.

– Что значит поговорить о нас? – Она высвободила руку. – Нет никаких нас, за исключением … этого. – Она показала пальцем на них обоих и ее щеки залились румянцем.

Кейд застыл.

– Ты действительно решила начать это снова? После того, что сейчас было? После того, как ты умоляла меня ласкать тебя ртом? – Он сжал в кулак подол ее юбки. – Ты хочешь, чтобы я еще раз доказал тебе связь между нами? Потому что я с удовольствием уткнуть лицом тебе между ног и часами не буду вылезать оттуда.

Кайли сжала ноги, предотвращая дрожь. Потом вырвала юбку из его хватки.

– Перестань.

– Или что? – Она еще не видела, чтобы его губы были так плотно сжаты. – Ты со мной порвешь? Ты итак уже пыталась от меня сбежать. Твои угрозы не имеют значения. Но я устал быть милым и играть с тобой по правилам, Кайли. Я устал давать тебе пространство. Тем более, чем больше у тебя пространства, тем дальше ты меня отталкиваешь. Так что больше никакой свободы. Ты теперь моя.

О нет. – О чем ты говоришь.

Его улыбка была такой холодной.

– Очевидно, я могу получить тебя, только ведя себя, как засранец. Полагаю отныне я буду засранцем. – Он подошел ближе. – Ты закончишь работу, а затем идешь домой. Со мной. Мы будем трахаться до самого рассвета, и я заставлю тебя кончить десятки раз, и после этого мы уснем в объятиях друг друга, как и положено женатой паре.

– Нет.

–Ты больше не сможешь мне возражать. Кайли, пойми, если я чего–то хочу, то обязательно этого добиваюсь.

– Серьезно? Ты не заполучил Дафну.

Кейд отшатнулся и Кайли задумалась, не переступила ли она черту.

– Я не это имела в виду.

– Именно это, – он быстро улыбнулся. – Но вот, в чем дело. Я начал понимать, я не хочет Дафну так сильно, как я думал, потому что меня не беспокоит, что она меня отшила. А вот твое бегство сводит меня с ума. – Взгляд Кейда пробежался по ней с ног до головы. – Так что сейчас ты возвращаешься на работу, а вечером мы уходим домой вместе.

– Ничего подобного.

Кейд пожал плечами.

– Ладно, тогда я сообщу всем, что ты переспали. Думаешь, меня волнует, что Дафна на меня разозлиться? К тому же, на кого, по−твоему, Дафна разозлится на тебя или меня?

Она прекрасно знала ответ на этот вопрос.

– Так не честно.

– Знаю, но мне все равно. – Он улыбнулся. – Но так я добьюсь своего, верно? Потому что один из нас очень хочет сохранить наши отношения в секрете.

Кайли оказалась в безвыходном положении.

– Если хочешь, мы можем и дальше притворяться, – его голос звучал низко и томно. Его пальцы вначале коснулись ее волос, а затем он провел подушечкой большого пальца по ее нижней губе. – Я буду весь вечер тебя игнорировать, но ты моя после того, как мы окажемся в лимузине.

Кайли пыталась придумать очередную отговорку. – Дафна заметит...

– Нет, – его палец снова прошелся по нижней губе. – Она ничего не поймет. Дафна видит только то, что хочет видеть, и я буду ей подыгрывать до тех пор, пока мы не останемся наедине.

Пока мы не останемся наедине? Кайли задрожала.

– И что будет потом?

– А потом я буду трахать свою жену, и не успокоюсь, пока она не охрипнет, выкрикивая мое имя.

– А если твоя жена скажет «нет»?

– Не скажет, – спокойно ответил он, и наклонился для поцелуя. Кайли следовало бы отвернуться, но вместо этого она запрокинула голову, подставляя свои губы.

– Почему ты уверен, что она не будет возражать?

Он едва ощутимо коснулся ее губ.

– Потому что, – выдохнул он, – ее рот будет занят моим членом.

Кайли не смогла сдержать вырвавшийся из нее стон. Эта идея показалась ей очень привлекательной.

– Только одна ночь, – прошептала она.

– Одна ночь, – согласился Кейд.


***

Кайли пришлось вернуться на работу без трусиков. И это очень ее отвлекало, потому что сегодня на ней была пышная юбка. Каждый раз как кто–то проходил рядом, она придерживала подол, беспокоясь, что все увидят ее оголенный зад. Она стояла перед зеркалом, поправляя макияж и прическу, стараясь избавиться от припухлости губ. Она также нанесла новую порцию духов, чтобы никто не уловил запах секса.

Она не находила себе места.

Кейд сидел на диване в дальнем углу. Он сдержал обещание, и не обращал на нее никакого внимания. Вместо этого он попивал виски и приклеился к экрану своего телефона.

А вот Кайли никак не могла забыть о его присутствии. Она уже несколько раз бегала в ванную, потому что чувствовала влагу между ног. Один взгляд на Кейда и она возбуждалась, представляя, как он в любой момент может вновь затащить ее в кладовую, доказывая ей, что может на минуту довести ее до оргазма. И одна тайная похотливая часть ее очень на это надеялась. Кайли пыталась подавить эту половину.

Когда она вернулась из ванной, ее телефон лежал на столике. Удивленная, она взяла телефон, и провела пальцем по экрану. Она знала, она оставила его в номере Кейда. Разблокировав экран, она открыла непрочитанное сообщение.


Кейд: Твои трусики у меня. Они все еще влажные, и если я запущу руку в карман, то пальцы будут пахнуть твоей киской. Мне хочется делать это снова и снова, просто потому что я обожаю аромат твоей киски.


Господь всемогущий, соски Кайли затвердели. Она ахнула и начала быстро набирать сообщение.


Кайли: Пожалуйста, верни мне мои трусики.

Кейд: А что я получу взамен?

Она нервно облизнула губы, слизывая клубничный блеск.

Кайли: А что ты хочешь?

Кейд: Что–нибудь оригинальное.

Кайли: Вечером я… я отсосу тебе в лимузине.


Она плотно сжала ноги, потому что от этой мысли вновь стала мокрой. Почему ей так сильно нравилась идея оказаться перед ним на коленях? Стоит ему улыбнуться, и она уже готова тянуться к его ширинке.

Кейд: Соблазнительно, но я думаю, нужен стимул побольше. Это очень мокрые трусики.

Она тихо застонала, и мельком взглянула на него узнать, смотрит ли он в ее сторону. Этот засранец лениво развалился на диване, в то время, как она сидела с твердыми соскам, и влагой между ног. И без гребаных трусиков!

А затем она увидела, как он непринужденно провел пальцами под носом. Понюхав их. Понюхав её. Господи, еще секунда и влага потечет по ее ногам и Кайли придется снова приводить себя в порядок в ванной.


Перестань, написала она.

Кейд: Или что?

Этот новый Кейд сводил ее с ума. Заставлял сгорать не только от злости, но и от желания. Я... я пришлю тебе голые селфи.

Кейд: Вот это уже равноценное предложение. Давай договоримся так, ты получишь назад свои трусики после того, как я увижу эти фотографии.

Кайли проскрежетала зубами.

Я отправлю фото позже, но трусики нужны мне прямо сейчас.


– С кем переписываешься? – спросила появившаяся рядом Джинджер.

Кайли отпрыгнула, едва не выронив телефон.

– А? Что?

Джинджер смотрела на нее с подозрением.

– Да что с тобой такое? Ты, как и Дафна под кайфом?

– Прости, – ответила Кайли. Положив руку на грудь. – Ты меня напугала.

– Еще бы, – пробурчала Джинджер. – У тебя было странное выражение лица, и ты печатала как обезумевшая. С кем переписываешься?

Вот же пристала. Кайли выдавила из себя невинную улыбку.

– Со старой школьной подругой. Она просит меня достать ей билеты.

– Угу, – Джинджер не поверила, но настаивать не стала. Вместо этого, она показала Кайли одно из серебряных кимоно Дафны. – Посмотри, у нее фиолетовая помада на воротнике, и я не могу ничем ее отстирать. Ты знаешь, как убрать это дерьмо с ткани? Или, может, у тебя есть хорошее средство для снятия макияжа? Я готова попробовать что угодно, или мне придется отпарывать воротник и пришивать новый.

– Дай подумать, – сказала Кайли, убирая телефон в сумочку, заблаговременно заблокировав экран, чтобы никто не увидел ее непристойную переписку с Кейдом. – У меня есть молочко для снятия помады, которые мы можем попробовать. – Она отложила кимоно и начала перебивать бутыльки в своем чемоданчике.

Удаление пятна заняло у нее много времени, но Кайли освободилась к тому времени, как послышался рев зрителей, и пришло время для макияжа Дафна для выхода к прессе. Кайли даже не думала о Кейде… ну, много не думала.

Ладно, думала, но при этом контролировала свои чувства.

Когда Дафна на спустилась по ступеньках на высоченных шпильках, она осмотрела гримерку, взвизгнула, срывая розовый парик.

– Кейд! Малыш! Ты приехал!

Кайли смотрела, как миллиардер поднялся с дивана, и Дафна бросила в объятия Кейда – в объятия мужа Кайли, и начала покрывать поцелуями его лицо. В этот момент Кайли сломала державший в руках карандаш для глаз. Его все равно пора было заменить, успокаивала она себя. Чертова дешевая косметика. Она перебирала свои вещи, стараясь не обращать внимания на Дафну и Кейда. Ей плевать, что они обнимаются и целуются. Домой он пойдет с Кайли, и то только потому что вынудил ее шантажом.

Еще одна ночь и с ним покончено. Она убедит его аннулировать брак, и они заживут привычной жизнью.


***

Единственная причина по которой Кейд разрешил Дафне поцеловать его была минутный приступ ревности Кайли. Она, может и пыталась скрыть их отношения, но по одному взгляду на ее лицо можно понять, насколько она недовольна поведением Дафны.

А Дафна вела себя как обычно: глуповато, напористо, но очаровательно.

Она еще раз смачно поцеловала его в щеку.

– Ты только посмотри на себя, мистер сексуальность! Отличный костюм. – Дафна улыбнулась, смазывая розовую помаду, оставленную на воротнике его рубашки. Затем она снова взвизгнула, и обняла его за шею. – Я по тебе соскучилась! Тебе давно пора было появиться.

Дафна была в отличном настроении, Кайли, в свою очередь была мрачнее тучи, отшвыривая косметику, словно они пузырьки с ядом. Кейд был доволен видеть злость и ревность Кайли. Из них двоих она хотела скрыть их отношения от Дафны. Именно из–за этого ему придется притворяться, что он здесь ради Дафны, а не ради своей новоиспеченной жены. С фальшивой улыбкой Кейд спросил. – Как прошел концерт?

– Разве ты не смотрел? Меня дважды вызывали на бис. – Дафна надула губки. – Мне нужно полотенце, я, блять, истекаю потом.

– Хочешь снять макияж? – спросила Кайли, четко проговаривая слова нейтральным тоном, от чего Кейд улыбнулся, потому что знал – внутри она кипела от злости.

– Позже, жирная Мэрилин. Мой медвежонок не против видеть меня с размазанным макияжем, правда, малыш? – И она подмигнула Кейду.

Блять, опять это «жирная Мэрилин».

– Дафна, это неподходящее имя, и ты это знаешь.

– Медвежонок? – Она посмотрела на него. Прежде чем он успел ее исправить, он заметил, как лицо Дафны скривилось, и она начала хныкать.

Кайли взглядом показала ему не вмешиваться, а Снупи бросилась к Дафне. Остальные в комнате застыли в ужасе, пока Дафна утирала слезы рукавом. Никто не знал, что делать. Все боялись, что одно неправильное слово и Дафна устроит истерику.

На помощь пришла ее ассистентка.

– Дафна, что такое? – Она положила руку на лоб Дафны. – Тебе не хорошо?

Дафна кивнула.

– Да, мне очень плохо.

– В чем именно дело? – продолжила Снупи.

– Я очень устала, – всхлипнула Дафна, сцепившись в руку Снупи. – Мне нужны таблетки от головы. Ты можешь дать мне парочку? – с мольбой в голосе сказала она.

Помощница замешкалась, обменялась взглядом с рядом стоящим мужчиной, который по мнению Кейда был тур менеджером Дафны. Ему не понравился этот взгляд.

– Да... я принесу тебе таблетки... от головы, – с заминкой ответила Снупи. – Сейчас вернусь.

– Двойную дозу, – крикнула ей вслед Дафна.

Молча, Кайли протянула Дафне салфетку, и та начала стирать макияж со вспотевшего лица. Кайли еще раз взглянула на Кейда, как бы говоря «Видишь? Видишь, почему мы должны держать все в секрете?»

– Дафна, ты в порядке? – спросил Кейд, подходя к давней подруге. Он положил руку ей на плечо, замечая тощие плечи под накладками костюма, а когда она смыла макияж, отчетливо стали заметны темные круги под глазами, бледное лицо и следы акне на лбу.

Она не выглядит как человек, завязавший с наркотиками. От чего Кейд снова заволновался.

Дафна раздраженно отмахнулась от него. – Не парься. Я просто устала, поэтому не в настроении.

– Хочешь, я тебе что–нибудь принесу? – вежливо спросил он. – Может, воды или сигарет?

– Снупи принесет все, что мне нужно. Ты как настоящий папа–медведь.

И к ним вернулась привычная Дафна. Кейд расслабился, убрал руку в карман... и коснулся мокрого материала. Он забыл о трусиках Кайли, и теперь не хотел вытаскивать руку.

Он также заметил, что Кайли тоже напряглась. Было очевидно, она следила за каждым его движением.

– Так, – заговорил он с Дафной. – Расскажи мне о концерте. Дважды вызывали на бис, да?

Дафна устало улыбнулась, поставила ногу на подставку стула, и начала расстегивать ботильоны.

– Ты бы их видел, Кейд. Могу поспорить, на сегодняшнем концерте присутствовал весь Вегас.

Кейд усмехнулся.

– Вероятно, так и было.


***

Они только друзья, повторяла про себя Кайли, пока делала Дафне макияж. Друзья любезничают и проводят время вместе. Это нормально. Кейд заверил ее, его не интересует Дафна, ему нужна Кайли. Нет причин ревновать.

Но сколько бы раз она это не повторяла, Кайли все равно испытывала спазм в животе, когда видела, как Дафна придвинула второй стул, чтобы Кейд сел рядом с ней. И неприятные ощущения повторялись каждый раз, когда они склонялись друг к другу, обмениваясь шуткой. И еще хуже стало после того, как Дафна водила Кейда по комнате, знакомя со всеми подряд. Кейд точно хотел быть с Кайли? Потому что он не выглядел несчастным, получая все внимание Дафны.

Кайли вздохнула с облегчением, когда пресс конференция закончилась, и началась вечеринка. Танцоры – самые отвязные тусовщики набросились на бар. Остальная часть команды – повар, костюмеры, помощница и т. п обычно к это время возвращались в отель, не желая принимать участие в веселье. Кайли немного расслабилась, увидев, как народ стал уходить.

Она устала, была раздражена, и хотела вернуться домой, переодеться в удобную пижаму, и начать зализывать раны.

Вот только она была не дома, а в Вегасе. И она не могла пойти домой, потому что теперь у нее был муж. Муж, который настаивал, чтобы они ушли домой вместе.

Одно она знала наверняка, чтобы Снупи не дала Дафне от ее «головной боли», это кардинально изменило ее настроение. Сегодня она была на высоте: милая, забавная, душа компании. Все смеялись над ее шутками, она дразнила своих любимых танцоров, и время от времени истерично хихикала. Снупи это не нравилось, но она молчала, скрывая свое негодование.

Кайли пыталась понаблюдать за Дафной. Увидеть, выходила ли та покурить, как упоминал Кейд, когда рассказывал о том, как она в прошлый раз бросала наркотики. Но она не видела, чтобы Дафна покидала комнату. Она не видела, чтобы той стало плохо или начало тошнить.

Наоборот, Дафна выглядела счастливой... даже слегка пугающе счастливой.

Кайли задумалась, стоит ли сказать об этом Кейду? А может он расценит это как ревность, а не забота о начальнице?

– Мы идем в отель, – сказала Джинджер, отвлекая Кайли от мыслей. – Ты с нами?

– Нет, я, эм, хочу пока остаться. – К огромному стыду, щеки Кайли продолжали предательски краснеть.

– Угу, – только ответила Джинджер, не купившись на ложь Кайли. – Тогда увидимся утром.

– Конечно, – быстро ответила Кайли, показывая большие пальцы, – до завтра.

Джинджер закатила глаза, взяла свою сумку, и с остальными пошла на выход. Теперь Кайли негодовала. Как именно она должна незаметно уйти, если Дафна висит на шее ее мужчины?

Боже. Ну что с ней такое если она считала Кейда своим мужчиной? Он даже ни разу на нее не взглянул, все его внимание приковано к Дафне. Кайли сомневалась, помнил ли он о ее существовании, и заметит ли, если она уйдет.

Вероятно, он блефовал про трусики, да? Теоретически да, но... Кайли намеревалась уйти, как ее телефон оповестил о приходе сообщения. Она сразу же его открыла.

Кейд: Уходи, и иди сразу к лимузину. Водитель уже тебя ждет. Я уйду минут через 5. Если я приду, а тебя в машине не окажется, то я презентую Дафне твои все еще влажные, миленькие трусики.

Господи, это не честно. Даже думая так, по ее телу все равно пробежала дрожь возбуждения. Почему она так реагировала на этого мужчину? Почему секс и общение с ним лишали ее здравого смысла. Это так раздражало.

Она должна набраться храбрости, и признаться Дафне, что переспала с Кейдом. И немного случайно вышла за него замуж. А потом позволила ему лизать киску прямо в подсобке со швабрами. Но на этом все. Окончательно и бесповоротно. Она больше не хочет его, не смотря на то, что обещала выслать ему обнаженные фотографии.

Будет намного проще, если она просто все расскажет Дафне, ведь так? И возможно Дафна ее не уволит. Может, Дафна посмеется над этой ситуацией и забудет? Она под кайфом, самое время сообщить ей плохую новость. Обдумывая эту идею Кайли посмотрела на компанию вокруг Дафны.

Все неожиданно замолчали, на лицах полный ужас. Верный признак скорой истерики.

Кайли сглотнула. Ладно, возможно сейчас не самое лучшее время откровенничать с начальницей. Кайли заметила, как Кейд наклонился к Дафне и что–то прошептал ей на ухо. Он поймал на себе взгляд Кайли, и быстрым кивком указал ей на дверь.

Да, хорошо. Она пойдет и займется великолепным сексом с сексуальным миллиардером. Как будто для нее это было наказанием. Она просто не будет думать о последствиях, которые могут выльется в истерику наркоманки, ее увольнение или же выселение бабушки Слоан из дома престарелых.

Конечно, Кейд – мистер Богач этого не допустит. Он вероятно без разговоров оплатит счета Кайли. Черт, но она будет ужасным человеком, если позволит ему это сделать. Она не собирается быть обузой для него.

Ей не нужен спаситель, ей нужно научиться принимать правильные решения в жизни.

К тому же, если она однажды позволит ему расплатиться с ее долгами, он будет и дальше это делать. А что потом? Сейчас он шантажировал ее трусиками. А после при каждой ссоре будет напоминать ей, кто и за что в их семье платит? Будет говорить сколько она ему должна? Что она сидит у него на шее? В итоге он устанет «содержать» ее, вышвырнет ее на улицу, оставив униженной и одинокой?

Кайли этого не допустит. Будет лучше, если Кейд не узнает о бабушке, и не будет вмешиваться в ее финансовые дела, даже если он будет утверждать, что деньги не проблема.

Она незаметно улизнула из гримерной, и пошла к главному выходу. Она уже привыкла видеть ожидающий ее у входа лимузин. Водитель стоял прислонившись спиной к машине, и выпрямился, когда Кайли подошла к нему.

– Я с мистером Арчером, – сказала она мужчине.

Мужчина удивленно на нее посмотрел, тем самым раздражая Кайли. Что, пышка, как она не заслуживает горячего, богатого мужчину? Ей не нравилось видеть такое выражение на лицах людей. Может, именно поэтому она так настойчиво отталкивала Кейда. Боялась, однажды он поймет. Кайли не такая уж красивая и бросит ее? Все будут ждать, когда он это поймет, так почему не она сама?

Она села в лимузин в плохом настроении. Его не улучшал молчавший телефон. Вероятно он передумал, и решил провести вечер в обществе Дафны, даже если она не интересует его в романтическом плане. Дафна в любом случае была интересней жирной Мэрилин, да? Может, он пожалел о своем напористом предложении провести ночь вместе? Он мог заполучить любую. Так почему он усердно добивался Кайли?

Кайли сверлила телефон взглядом, желая увидеть новое сообщение. Так прошло 5 минут, затем 10, а потом еще 20, и она была готова отправить сообщение похожее на «ты не забыл про меня?».

Но она знала Дафну, и знала, как иногда тяжело отделаться от нее, особенно если она захотела пообщаться именно с тобой. Поэтому Кайли проявить терпение.

Когда ее терпение было на исходе, дверь машины открылась, и Кейд скользнул на сидение. Водитель пошел к своему месту. И прежде чем Кайли успела высказать ему о долгом ожидании, Кейд обнял ее и крепко прижал к себе.

– Могу я побыть в твоих объятиях? – спросил он.

И все раздражение Кайли испарилось, потому что она ожидала услышать что угодно, но только не это. Она кивнула. Кейд обнял крепче, утыкаясь лицом в ее шею.

Кайли застыла, не зная, что об этом думать.

– Она снова принимает наркотики, – пробубнил он ей в шею, Кайли уловила нотки грусти в его голосе. – Я вижу это по ее поведению. Она говорит, что не принимает, но она явно под чем–то. И стоило мне поднять эту тему, как она быстро ее меняла.

Она осторожно погладила Кейда по голове. Какими бы запутанными не были их отношения, она прекрасно понимала чувства горечи и разочарования, когда ты видишь, как близкий тебе человек рушит свою жизнь.

– Я даже не могу ни о чем с ней сейчас поговорить. Она не в себе. Она ведет себя, как ни в чем не бывало, но она уже не та Дафна, которую я знал раньше. – Его объятия стали крепче. – И эта женщина для меня чужая. Это не должно было меня так удивить, но каждый раз...

– Каждый раз ты надеешься на лучшее... Я знаю. – Она испытывала тоже самое со своей бабушкой. При каждой встрече с бабушкой, Кайли ждет, что та обрадуется, увидев ее. Полюбит ее. Будет относиться к ней как к любимой внучке, а не обузе, напоминающей ей о потраченных на ее воспитание деньгах. Она знала, что такое неоправданные ожидания, и крах надежд. – Кейд, тебя нельзя винить за надежду на лучшее. – Ее пальцы продолжили гладить его шелковистые волосы. – Ты можешь грустить, потому что заботишься о ее будущем больше ее самой, но ты не можешь злиться за ожидание, что она измениться. Мне кажется, тот день когда мы перестанем надеяться, можно считать днем, когда нам становится все равно.

Кейд поднял голову, и посмотрел Кайли в глаза.

– Ты говоришь так, словно сама сталкивалась с таким.

– Может, так и было. – Она попыталась сменить тему. Кейду не нужно знать о ее грустной истории жизни. Не сегодня. Пришло время отвлечь его от грустных мыслей. – Означает ли это, что ты вернешь мне мои трусики?

В его глазах сверкнул озорной огонек, именно его она видела ранее в подсобке.

– Ни за что. 

Глава 14

 Кайли пребывала в состоянии предвосхищения, когда лимузин остановился у того же отеля, откуда она сбежала утром. Она оставила Кейда в процессе секса 12 часов назад... и что–то ей подсказывало, он такого больше не допустит. И если честно, она сама не горела желанием повторять утренние события.

Их эпизод в подсобке доказал ей, стоит Кейду щелкнуть пальцами и ее трусики исчезнут, а ноги разойдутся в ожидании его. Она хотела его больше всех, с кем она когда–либо встречалась. И дело было не только в потрясающем сексе. Дело в том, что рядом с Кейдом она чувствовала себя … красивой. Он никогда не смотрел на нее взглядом, которым одарил ее водитель лимузина. С ним она никогда не чувствовала уродливой в их паре. Рядом с ним она чувствовала себя желанной и его половиной.

Конечно, именно из–за этого ей было так тяжело от него отказаться. Потому что чем сильнее она его отталкивала, тем больше хотела. Чем больше она жаждала.

Они некоторое время молчали, он все еще обнимал ее, когда лимузин остановился. Вероятно он устал, говорила она себе. Потому что она была без сил. Ее голова весь день не переставала болеть, а из–за похмелья она выпила почти галлон воды. Обручальное кольцо оттягивало руку, Кайли постоянно его покручивала, как напоминание да, оно все еще здесь, и да, она вышла замуж за Кейда, хотя и была в беспамятстве.

Она совершенно не помнила церемонии. Не совсем, в памяти всплывали воспоминания о цветах, церкви с Элвисом, но это все. Вероятно, Кейд тоже ничего не помнил.

В этот момент Кайли осознала, их близость была под действием алкоголя. За исключением событий в подсобке, тут виной была злость. А как пройдет сегодняшняя ночь, когда они она трезвые.

Кайли продолжала терзаться в сомнениях, когда водитель открыл для нее дверь. Она вышла из машины, дожидаясь Кейда, прижимая к боку свою огромную сумку.

Кейд вышел сразу же следом за ней, и протянул водителю деньги.

– Спасибо, сэр. Вы нам понадобитесь завтра... – он посмотрел на Кайли. – Во сколько тебе нужно быть в автобусе.

– В 10.00.

– Хорошо. Подайте машину к 8.30 утра, – проинструктировал он водителя, и снова посмотрел на Кайли. – У тебя будет время спокойно собрать вещи, и присоединиться к группе в автобусе.

– Спасибо, – ответила она, немного довольная тем, как по собственнически рука Кейда легла ей на поясницу. Он подтолкнул ее в сторону отеля.

Они молчали, пока поднимались в его номер, и Кайли гадала, каким Кейд будет сегодня в постели? Таким же напористым, как в подсобке? Или веселым, забавным, каким он был всегда?

Когда за ними закрылась дверь, Кейд снял с плеча сумку Кайли, опустил ее в ближайшее кресло, подошел ближе и обхватил руками ее лицо. И начал целовать. Осторожно, нежно, сладко. От этого у Кайли защемило сердце. Она захотела того, кого не могла иметь.

– Прошу, – шептал Кейд между поцелуями. – Давай не будем сегодня спорить, позволь мне любить тебя, Кайли. Позволь мне ласкать и забыться в тебе. Сейчас мне это очень нужно.

Он снова ее поцеловал, закрыл глаза, и Кайли увидела грусть и переживания за Дафну. Кайли может и ревновала к ней, но все же Дафна была его другом детства, и она губила свою жизнь. И если Кейд нуждался сейчас в утешении, Кайли хотела быть единственной, кто мог дать ему это.

Именно поэтому она обняла его за шею, и ответила на поцелуй со всей страстью, с которой боролась весь день.

Кейд тихо застонал, они оба двинулись в сторону кровати, при этом Кейд сбросил пиджак. Кайли вцепилась в его рубашку, и она оба возились с пуговицами, желая поскорее избавить его от одежды. Через минуту Кейд стоял раздетый, и настала очередь Кайли. Она скинула туфли, стянула через голову топ, следом за которым на пол упали ее лифчик и юбка. И теперь она стояла обнаженная, как и он.

Кейд толкнул ее на кровать, его глаза сверкнули, когда он неотрываясь глазел на ее грудь. – Господи, я их обожаю, – произнес он, вытянув руку, сжимая один сосок. Он тут же затвердел от его прикосновения, по телу Кайли пробежала дрожь, когда она смотрела, как Кейд накрывает ее своим телом. Он опустил колено у нее между ног, и Кайли быстро развела их шире.

– У тебя самая красивая грудь, – бормотал он, обхватив ее руками, наклоняясь чтобы поцеловать соски. – Я хочу постоянно зарываться в нее лицом. Мужчина может умереть в парочке таких восхитительных сисек.

От его слов Кайли чувствовала себя красивой. Сексуальной, а не просто пышной. Ей это нравилось, поэтому она закинула руки за голову, прекрасно зная, что от этого ее грудь поднимется.

Кейд застонал от такого представления, и начал целовать ложбинку.

– Кайли, такая красивая. Такая мягкая, восхитительная, и вся моя. – Он поднял голову. – Если я пойду за презервативом, ты снова от меня сбежишь?

Она отрицательно мотнула головой. Она бы не смогла, даже если бы захотела. И это было последнее, о чем она сейчас думала. В данный момент ей нужен был только Кейд, между ее ног, вгоняющий член до самого основания.

– Ты нужен мне, – прошептала она.

Кейд поцеловал ее в грудь, и спрыгнул с кровати.

– Я сейчас вернусь.

Она смотрела на его упругую задницу, когда он ушел в ванную, и чувствовала себя полной дурой, когда он снова и снова оглядывался, словно был не уверен, попытается она сбежать или нет. Это был глупый поступок с ее стороны. Но сейчас он нуждался в ней. В ее утешении, ему необходимо было забыться в сексе.

Кайли никуда не уйдет.

Кейд вернулся в комнату с улыбкой на лице и пачкой презервативов в руках, у Кайли сдавило грудь от такой красоты. Кейд был идеальным во всем. Она молча произнесла молитву за то, что оказалась в нужном месте в нужное время.

Она облизнула губы, стоило Кейду достать один презерватив, а остальную пачку бросить на тумбочку. Разорвав упаковку, он аккуратно раскатал латекс. Кайли с предвкушением наблюдала за его движениями, и когда Кейд поднял голову, она протянула к нему руки.

Кейд лег сверху, Кайли закинула одну ногу ему на бедро, и он вошел в нее одним резким толчком, от чего Кайли ахнула. Она думала, они будут целоваться, немного поласкают друг друга, но Кейд прижался лбом в ее ложбинку, и начал резкие удары бедрами. Сегодня не будет взаимного удовольствия, только комфорт и забытие.

Однако она не намерена давать ему кончать в одиночку. Она сдвинула бедра, и начала раскачиваться, подстраиваясь под его удары. Она до сих пор была влажной, поэтому не чувствовала дискомфорта, когда он вошел... но ей нужна была дополнительная стимуляция, если она хотела кончить. Она подняла руку, лизнула свои пальцы, и эти движения привлекли его внимание.

Кейд смотрел на нее, Кайли улыбнулась, прежде чем опустила руку между ног, и начала поглаживать клитор.

Кейд застонал. Его пальцы впились в ее бедро, он запрокинул ее ногу себе на плечо. Эта поза позволила Кайли раскрыться шире, а Кейду входить глубже, резче как никогда прежде. Если ранее его поцелуи можно было считать проявлением нежности, то нынешние толчки заявляли о его власти и потребности. Грудь Кайли подпрыгивала от каждого движения, поэтому Кайли прижала ее руками, продолжая ласкать клитор.

– Боже, как горячо, – рычал Кейд. – Кайли, почему ты такая чертовски сексуальная?

Она не ответила, лишь снова облизнула пальцы, вернула их обратно на клитор и начала теребить его сильнее. Кейд теперь вколачивался в нее, двигая по матрасу, но трение их тел давало Кайли дополнительную стимуляцию. Спустя мгновение, она вскрикнула, задрожала, продолжая поглаживать клитор, не смотря на то, что ее киска плотно сжимала член Кейда. От этого он зарычал, сжал ее грудь и она ощутила, как его тело тряслось от испытанного оргазма. Он пару раз вошел в нее, а затем рухнул сверху, потный и тяжело дыша.

Кайли протяжно выдохнула, удивленная, что смогла так быстро кончить. Однако это был приятный сюрприз. Ей также нравилась, что Кейд лежал сверху, придавливая в матрас, но окутывая, словно теплое одеяло. Ее пальцы переместились ему в волосы, и она начала перебирать непослушные кудри, как всегда восхищаясь их шелковистостью.

– Я не слишком тяжелый, – бормотал он, обрисовывая пальцем сосок Кайли.

– Вовсе нет.

– Тогда ты не будешь возражать, если я еще немного полежу?

Кайли улыбнулась.

– Лежи сколько тебе надо.

Они несколько минут пролежали в этой позе: Кайли играла с его волосами, а дыхание Кейда обжигало ее кожу. Он водил подушечкой пальца по соску, но эти движения были едва ощутимы, но все же возбуждающие. Кайли не была уверена, хотел ли Кейд продолжения.

– Мне нужно будет ухать на пару недель, – заявил он, прерывая ее мысли.

– Да?

Он кивнул возле ее груди.

– Встреча с ЮНИСЕФ (прим.пер. - Международный чрезвычайный детский фонд ООН) по поводу финансирования проекта, а затем я должен буду целую неделю посещать заседание совета директоров. Это будет очень, очень скучная неделя. – Он поднял голову, извиняюще улыбаясь. – Но я запланировал эти встречи еще полгода назад, и не могу их перенести.

– Оо, – сказала она, потому что, что еще она могла сказать? Она была не вправе менять его рабочее расписание. К тому же она совершенно не знала его рабочие планы. Кайли должна была испытать облегчение, от того, что его не будет 2 недели, и она сможет сконцентрироваться на своей работе, а не беспокоиться, что он неожиданно заявиться, и утащит ублажать ее в ближайшую подсобку, уговаривая ее провести одну ночь с ним. Затем еще одну, и еще одну.

Но она не испытала облегчения, наоборот, ей стало грустно от того, что она не увидит его целых 2 недели. И ей это не понравилось.

– Означает ли это, что ты вернешь мои трусики?

Кейд фыркнул.

– Только после того, как получу свои фотографии. Мне же нужно будет что–то, что скрасит нудные дни в конференц–зале. – Он опустил голову, неторопливо облизывая сосок. – Что–то напоминающее о том, что ждет меня.

– Кейд, ты же знаешь, это на одну ночь. Только сегодня.

– Я соврал, – ответил он, покусывая ее грудь. – Кайли Дэниелс, с тобой мне нужна не только одна ночь. Я совершенно уверен, что хочу их все, до конца моей жизни.

Кайли жадно хватала ртом воздух. А что она должна была на это ответить? Она тоже хотела быть с ним. Но это не возможно, пока она была связана контрактом с Дафной. Она не получит зарплату до окончания турне, а ей очень нужны были эти деньги.

– Как бы то ни было, следующие две недели ты меня не получишь, – она постаралась говорить весело и непринужденно.

– Тогда сегодня я должен получить поцелуев на 2 недели вперед, – сказал он, снова облизывая ее сосок.

– Полагаю, ты прав, – ответила Кайли, притягивая его для первого их сотни поцелуев.


***

На следующее утро Кайли и Кейд ехали в лимузине державшись за руки. Кайли зевнула, прикрывая рот свободной рукой, и покраснела, когда Кейд тихо фыркнул. Они всю ночь занимались любовью. Иногда медленно и нежно, в другой раз страстно и грубо. Каждый раз Кайли испытывала мощный оргазм, и каждый раз все было идеально. Они болтали, дремали между раундами, а иногда просто лежали молча обнявшись.

Она начала влюбляться в Кейда, тем самым еще больше усложняя сложившуюся ситуацию. Но она решила, ей под силу справиться с этими трудностями. Если следующие 2 месяца она будет держать рот на замке, а Кейд большую часть времени отсутствовать, то у них все получится. Она сможет сбегать между концертами на встречу с ним, так, чтобы ни Дафна, ни другие участники команды ничего не заметили.

После окончания турне, она сможет до конца года оплатить дом престарелых для бабушки, а сама попробует найти постоянную работу в Нью–Йорке, где сможет жить с Кейдом. Ее услуги могут быть востребованы на Бродвее. А что, это будет интересно.


Тогда у них может все получиться, да?

Лимузин подъехал к ее отелю слишком быстро. Когда водитель открыл для нее дверь, Кайли вышла, закидывая на плечо лямку своей сумки. Кейд тоже вышел, и она повернулась к нему, и широко улыбнулась, не смотря на свое меланхоличное настроение. Он стоял перед ней, засунув руки в карманы пиджака, и выглядел как неуверенный парнишка, ждущий от нее первого шага.

И она его сделает. Она положила руки ему на грудь, желая еще раз почувствовать тепло его тела. Она уже скучала по нему.

– Две недели это долгий срок. Ты же меня не забудешь? – Черт, она хотела, чтобы ее слова прозвучали игриво, но ее голос предательски дрожал.

– Ни за что, – ответил Кейд, целуя ее в нос. – Я буду писать тебе так часто, что у тебя появиться ощущения, будто у тебя завелся преследователь.

Она улыбнулась.

– И ты вернешь мне трусики?

Его взгляд был полон страсти.

– Ты же знаешь, на каких условиях я верну тебе твои трусики.

Кайли улыбнулась

– Ты неисправим.

– Всего лишь хочу получить несколько фотографий. – В его голубых глазах заиграли озорные огоньки.

– Я, посмотрю, что смогу сделать, – буркнула она, запрокидывая голову, подставляя губы для поцелуя. По правде говоря, у нее уже было несколько идей для фотографий, которые она хотела ему выслать. Утром ему понравилось наблюдать за тем, как она наносит макияж, поэтому она обязательно должна отправить фото обнаженной перед зеркалом с тюбиком помадой в руках. А может, в белье или... у нее было множество вариантов.

Кейд поцеловал ее, слегка прикусив нижнюю губу, когда она хотела отдалиться. Когда они наконец разъединились, он прошептал. – Я уже скучаю по тебе.

Кайли пугало, что она чувствовала тоже самое.


***

Подойдя к гастрольному автобусу, первым делом она убрала чемодан в багажный отсек, а затем, прижав сумочку к боку прошла по проходу к своему привычному месту на первых рядах. Она аккуратно опустила цветочный горшок на свободное соседнее кресло. Курильщики, они же танцоры, любили сидеть сзади, выкуривая сигареты или косячки во время движения. Сегодня в автобусе пахло травкой, и это уже начало раздражать. Кайли открыла свое окно, в надежде хоть немного проветрить, с презрением поглядывая на заднюю часть автобуса. Кайли была в плохом настроении. Она 2 недели не увидит Кейда и это уже бесило ее, хотя они расстались чуть больше часа назад. Как ей пережить эти 2 недели разлуки?

Словно слыша ее мысли, у нее завибрировал телефон, и на экране выскочило сообщение со смайликом, от чего Кайли улыбнулась.

Две недели могут быть не такими плохими, как она думала, если она будет постоянно получать от него сообщения. А если она отправит ему фотографии, то хотела получить ответные от него. Это не обязательно должны быть неприличные, достаточно будет его фотографии сразу после пробуждения, от этого вида у нее подкашивались ноги.

Кайли была готова написать ответ, когда кто−то взял цветок и сел на свободное место.

− Привет, − поздоровалась Дафна, на которой все еще был вчерашний парик с выступления. А также макияж, если Кайли правильно помнила именно эти тени она наносила Дафне вечером. Получается она еще не ложилась?

Кайли быстро убрала телефон в сумку.

– Привет, Даф.

− Я рада, что ты здесь, жирная Мэрилин. Мне нужно кое о чем тебя спросить. – Дафна достала зажигалку, прикурила косяк и сделала затяжку.

− Эмм, о чем же? – Кайли махала рукой, прогоняя от себя дым.

Дафну это разозлило.

– Ты помнишь блондина в костюме, приходившего вчера ко мне после выступления? Кейда?

Кайли напряглась, предчувствуя беду.

– Да.

Дафна закинула ногу на ногу, затем поменяла их местами. Кайли заметила, что ее зрачки были расширены, неужели она с самого утра уже что−то приняла? Или это остаточный эффект после вчерашнего? Губы Дафны казались припухшими, значит, она определенно не в первый раз за сегодня курит косяк.

– Ты видела его ночью?

Кайли постаралась сосредоточить внимание на лице Дафны.

– Что?

Дафна раздраженно щелкнула пальцами у Кайли перед глазами.

– Соберись, жирная Мэрилин. Ты видела, чтобы Кейд уходил с кем−нибудь?

У Кайли пересохло во рту. Пытается ли Дафна вывести ее на чистую воду, тем самым добиваясь ее признания? Да, он уехал со мной, и мы всю ночь напролет занимались любовью в его гостиничном номере. Я до сих пор чувствую его вкус на своих губах.

− Эм, нет, я не видела, − солгала Кайли. – Кажется, я ушла раньше него.

На тот раз Дафна начала нервно постукивать ногой. Она сделала очередную затяжку, после чего засунула косяк между столиком и спинкой впередистоящего кресла, и опять недовольно посмотрела на Кайли.

– Мне кажется, этот козел встречается с кем−то за моей спиной.

− Ты в этом уверена? – Внутренности Кайли стянулись в тугой узел.

Дафна быстро кивнула.

– Он не отвечает на мои сообщения.

− Может, он занят?

− А мне плевать на его занятость, − ответила Дафна, ее ноздри раздувались от ярости. Она вытащила косяк, аккуратно удерживая его в месте залома. – Я из кожи вон лезу и ничего не принимаю, а он даже не может признаться в интрижке на стороне?

Кайли молчаливо посмотрела на пепел, упавший на пол, а после обратно на Дафну.

− Да ладно, − прыснула Дафна. – Это пустяк, когда я говорю, что пытаюсь соскочить, я имею в виду тяжелые препараты . Это же просто косячок. Тоже самое, что говорить о человеке, который постоянно пьет пиво, что он алкоголик.

Кайли не стала ее поправлять. Дафна тяжело вздохнула.

– Жирная Мэрилин, прости, что нагружаю тебя своими проблемами. Уверена, у тебя и без того хватает забот.

− Нет, все в порядке, − Кайли прижала сумочку к груди, чтобы заглушить вибрацию от очередного полученного сообщения от Кейда. – Я понимаю, что тебя это… расстраивает.

− Так и есть. Вероятно, он бросит свою потаскуху, как только я проявлю к нему интерес.

− Вероятно, − шепотом ответила Кайли, и ее желудок снова сжался. Но она вспомнила об обручальном кольце на пальце, о нежности Кейда, и решила проигнорировать грубость Дафны.

− Решено, я не буду выступать, пока он не появиться и не извиниться, − заявила Дафна. – Мне плевать на фанатов, пока я не налажу свою личную жизнь. – Она достала свой телефон, и начала с бешенной скоростью печатать сообщение.

Кайли была в ужасе.

– Дафна, ты не должна этого делать. Подумай о людях. О неустойке за отмененные концерты…

Дафна прижала пальцы ко лбу.

– Я не могу выступать, когда расстроена. Мне нужно мое лекарство. – Она поднялась с места, отпинывая в сторону цветочный горшок. – Снупи! Где мои таблетки?

− Ты же принимала их всего час назад, − тихо ответила помощница.

– Ой, прости, а я спрашивала твоего мнения? – громко прорычала дива. – Или же я попросила тебя принести мне таблетки? – Она направилась к задним рядам.

Кайли приподнялась с места, аккуратно собирая землю в цветочный горшок. Эта бедная фиалка точно не переживет эти два месяца. Слава богу это не котенок.

− Ты должна все исправить, − прошел кто−то рядом с Кайли. Она подняла глаза, замечал Джинджер на соседнем ряду. Взрослая женщина покачивала головой, держа в руках нитки, зашивая концертный костюм Дафны. – Кайли, ты мне нравишься, но эта женщина становиться невыносимой, и я не уверена, как долго я смогу хранить твой секрет.

− Джинджер, прошу тебя. Дафна просто ведет себя, как избалованный ребенок.

− Да, но этот избалованный ребенок платит мне зарплату. И если она узнает, что ты спала с ее мужчиной, она превратит нашу жизнь в ад, с ней невозможно будет работать. И вот в чем дело, если мне придется выбирать потерять работу или подыграть тебе, то я выберу свою работу. – Она смотрела на нее с презрением. – Так что не заставляй меня делать этот выбор, ты меня поняла?

Кайли кивнула, прижимая к себе растение.

– Чтобы ты знала, я порвала с ним, еще вчера, сразу после концерта.

Джинджер показала ей большой палец.

– Молодец, девочка. Она успокоиться, как только он выйдет с ней на связь.

−Да, − поддакивала Кайли. Ей хотелось написать Кейду о происходящем, но сейчас Джинджер не спускала с нее глаз. Теперь она будет постоянно за ней наблюдать. Кайли осмотрелась по сторонам, взяла сумочку, и направилась в туалет.

Туалет в автобусе напоминал крошечную кабину, даже меньше туалетов в самолете, но из−за вентиляции, кажется это было единственное место в автобусе, куда не попадал дым от травки. Также это было единственным местом, где Кайли могла уединиться. Она села на унитаз, достала телефон и написала сообщение Кейду.


Дафна в бешенстве. Она думает, ты с кем−то встречаешься, и не выйдет на сцену до тех пор, пока ты с ней не свяжешься. Прошу, даже умоляю, успокой ее, дай ей знать, что ты улетел в командировку. Может, это ее утихомирит. Все, мне пора бежать, иначе они что−то заподозрят.

Она перечитала сообщение, и подумала, не решит ли Кейд, что она опять его отшила. Поэтому быстро добавила.


Вышлю горячие фото позже. Целую.


После этого отключила звук на телефоне, засунула его на самое дно сумочки, и перед выходом из туалета обработала руки антисептиком. 

Глава 15

 Кейд: Привет, приятель. Не смогу быть на сегодняшней встрече братства. Я сейчас по бедам в Великобритании.

Риз: Понял, сэр!

Кейд: Я прямо представил, как ты произносишь это с ужасный акцентом.

Риз: Ты бы видел, как на меня посмотрела сейчас жена.

Кейд: Как протекает беременность?

Риз: Ее лодыжки такие же большие, как и живот. И она меня убьет, если узнает, что я тебе это сказал.

Риз: Но она такая милая, я это говорил? Сейчас она сходил с ума по соленым огурцам, везде их добавляет. К примеру, если мне захочется ласки, мне нужно будет окунуть член в огуречный рассол. Но Одри светиться от счастья. Сейчас мы выбираем имена.

Кейд: Рад за вас.

Риз: То есть ты не хочешь слышать варианты? В любом случае, встречи братства не будет. Моя свояченица собирается присутствовать, и Гриффин тоже приведет свою женщину. Я краем уха слышал, что на повестке будет выбор платьев для подружек невесты.

Кейд: Когда наш вечер в мужской компании превратился в чаепитие?

Риз: В тот момент, когда наши члены стали погружаться в одну единственную киску. Такое случается со всеми мужиками.

Кейд: Пожалуй, ты прав.

Риз: Так... как дела с Дафной?

Кейд: Она в ужасном состоянии. Снова начала употреблять.

Риз: А с другой девушкой? Тебе удалось ее охмурить?

Кейд: Лучше, я на ней женился.

Риз: Бро... нам нужно поговорить о том, как должен вести себя плейбой. Ты все делаешь не правильно.

Кейд: Знаешь, мне плевать на холостяцкую жизнь, если я могу всю жизнь провести с такой, как Кайли.

Риз: Я бы сказал, что ты идиот, но Одри лежит рядом, и радостно пищит от новости о твоей женитьбе. Но я тебя понимаю, правда понимаю.

Кейд: Передай Одри, что это секрет! Дафна не должна об этом знать, на то есть причины.

Риз: Черт, ладно, я что–нибудь придумаю.

Кейд: Спасибо дружище, и повеселитесь сегодня выбирая цвета платьев подружек невесты.

Риз: Да пошел ты...


***

Кейд: Привет, Даф. Ты тут?

Кейд: Даф? Ответь мне.

Кейд: Перестань, я знаю ты там. Не веди себя, как ребенок.

Дафна: Возможно.

Кейд: Я хочу знать, как ты себя чувствуешь. Как гастроли?

Дафна: Я в норме.

Кейд: Мне жаль, что я пару недель не смогу тебя навещать. У меня запланировано несколько командировок. Например, сейчас, я пишу тебе из Лондона.

Дафна:

Кейд: Обещаю, я приеду к тебе, как только вернусь в штаты, ладно?

Дафна: Я скучаю по тебе.

Кейд: Мне тоже тебя не хватает. Ты замечательный друг. Покажи им там класс, хорошо?

Дафна: Будет сделано.


***

Кейд: Прошу не злись, но я только что написал Дафне, что мне ее не хватает.

Кайли: Чтобы ты не сказал, это подействовало. У нее поднялось настроение, она улыбается… но, возможно, дело в косячке, который она сейчас курит.

Кейд: Ох.

Кайли: Я знаю. Поверь, я отлично тебя понимаю.

Кейд: Такое чувство, что меня нет уже целую вечность.

Кайли: Прошло всего 3 часа.

Кейд: Мне все равно кажется, что прошла вечность.

Кайли: Мне пора бежать, Джинджер вернулась в автобус. Целую.


Позже тем же вечером.


Кейд: Ты можешь говорить?

Кайли: Ого, уже так поздно. Почему ты не спишь?

Кейд: Я только проснулся. В Лондоне сейчас 7 утра. Ты скучала по мне?

Кайли: Возможно, но самую малость.

Кейд: Я скучал по тебе, и твоей пышной груди. Моя подушка даже на половину не такая мягкая, как твоя грудь.

Кайли: Так ты пытаешься выпросить у меня фото моих сисек?

Кейд: У меня получается?

Кайли: А на кону все еще мои трусики?

Кейд: Боюсь, мне придется ненадолго оставить их у себя. Они… прошлой ночью они составили мне компанию.

Кайли: Ах ты проказник.

Кейд: Это ты так на меня влияешь.

Кайли: Мило с твоей стороны. Думаю, ты заслужил фотографию.

Кайли: Получил?

Кейд: Господь всемогущий.

Кейд: Это… невероятно.

Кейд: Так, мне нужна минутка. Закрытое помещение, и возможно даже холодный душ.

Кайли: Это всего лишь буфера. Большие, голые буфера.

Кейд: Это не просто буфера. Это Буфера. Лучшая грудь, что я когда-либо видел.

Кайли: Ты быстро заслужил еще одну фотографию. Получишь ее завтра. Но я тоже хочу фото взамен.

Кейд: Увы, моя грудь не настолько впечатляющая.

Кайли: Во−первых, ты только что написал мне «увы»? А во−вторых, мне не нужна фотка твоей груди, я хочу видеть твою симпатичную мордашку.

Кейд: Это я могу. Пришлю после того, как получу от тебя фото твоего милого личика вместе с буферами.

Кайли: Договорились.


На следующий день.


Дафна: Мой концерт был настоящей бомбой. Не стоит благодарностей.

Кейд: Отличная работа.

Дафна: Так, когда мы увидимся?

Кейд: Скоро. Сейчас я занят делами.

Дафна: Ааа, ты и твоя работа. Почему я вообще об этом беспокоюсь?

Дафна: Ты же не пудришь мне мозги, да?

Дафна: Ау? Кейд?


Через 2 дня:


Дафна: Прости. Поговори со мной.

Кейд: Иногда я не знаю, что тебе сказать.

Дафна: Иногда я сама не понимаю, почему так себя веду.

Дафна: Только не бросай меня, ладно?

Кейд: Дафна, ты же знаешь, ты мне не безразлична, но мы не встречаемся.

Дафна: Пока, но я стараюсь. Я чиста, как стекло.

Кейд: Отличная новость. Твой менеджер тебя поддерживает?

Дафна: Нет, я сама справляюсь.

Кейд: А если я попрошу, ты сдашь тест на наркотики?

Кейд: Ау?

Кейд: Дафна?

Дафна: Поговорим позже, пока!


***

Последние 2 недели были самыми долгими в жизни Кейда. Он еще никогда так отчаянно не хотел покончить с делами. Еще никогда не жалел о бесконечных совещаниях, деловых обедах и вечеринках. Еще никогда не было отчаянного желания отменить все встречи, послать все к черту, и не глядя одобрить все проекты.

Но, конечно, он не мог этого сделать. В его жизни всегда будут совещания, инвесторы, которых нужно обхаживать, врачи, которым требуется его консультация; благотворительные фонды, требующие его внимания, и длинный перечень вещей, требующий его одобрения.

Если он не был на совещании, то был на презентациях, или изучал данные, материалы и цифры, благотворительные фонды или проекты на следующий год, которые заслуживали его тщательного изучения, а после обсуждения на совете директоров.

Слава богу, у него был телефон, который помогал ему не сойти с ума.

− Куда поедем, мистер Арчер? – спросил водитель, перед тем как открыть дверь машины.

Кейд посмотрел на часы. Почти полночь. Он только что прилетел из Нью−Йорка в Даллас, где проходил очередной концерт Дафны. К этому времени, Кайли уже должна была собрать косметику, и готовиться к уходу в отель, вместе с остальным персоналом. – К «Американ Эйрлайнс центру» − сказал он водителю

− Идете на концерт, сэр? – поинтересовался мужчина.

− Встречаюсь кое с кем, кто был на шоу, − ответил Кейд.

Машина выехала из аэропорта, и понеслась по улочкам Далласа. Кейд вытащил телефон, открыл галерею, просматривая фотографии, полученные за 2 последние недели. Кайли каждый день отправляла ему селфи, и каждая новая была горячее предыдущей. Сегодняшнюю он увидел сразу же, как только проснулся. И подрочил на нее. Дважды.

В Кайли было что−такое, от чего он не мог устоять. Он увеличил фото, разглядывая стоящую на коленях Кайли в полупрозрачном лифчике. Ее ноги в черных чулках были сведены, пряча киску, но она без сомнения была без трусиков. Акцент был на ее теле, но в кадр так же попали ее сексуальные, пухлые губки, накрашенные красной помадой.

Кейд нравились все отправленные ею фотографии. Он просмотрел их все, и его член дергался, реагируя на увиденное. На самой первой фотографии была только ее грудь – большая, упругая, с крошечными розовыми сосками. На следующей − ее милое личико с высунутым языком, облизывающим леденец, на месте которого Кейд представлял свой член. С того момента она присылала ему фото то своего лица, то тела, и на каждом снимке она была великолепна.

Кейду не терпелось схватить ее, утащить в свой номер, и затрахать до потери сознания. Казалось, эти 2 недели превращали его в натянутую струну, и как только он ее увидит, его терпение лопнет и он не сможет держать себя в руках.

Но Кейд ничего не имел против.


«Ты тут?» − написал он, ожидая ее мгновенного ответа. Кайли знала, что он должен был прилететь.

«Тут» быстро ответила Кайли.

Кейд: Я в Далласе, подъезжаю к «Американ Эйрлайнс центру». Не хочешь встретиться?

Кайли: Еще как хочу.


− Долго нам еще ехать? – спросил Кейд водителя.

− 10 минут.


Кейд: Буду через 10 минут. Ты успеешь собраться?

Кайли: Ага, Дафна пьет со своими поклонниками, так что я без труда смогу улизнуть из гримерки.


Кейд немного напрягся. – Она знает о моем приезде.


Кайли: КОНЕЧНО, НЕТ.


Он рассмеялся. Слава богу. Ему не хотелось иметь дело с Дафной и ее проблемами. Не сегодня. Сегодня он хотел провести ночь с женой.


Кейд: Не терпеться тебя увидеть.

Кайли: Мне тоже. Целую.


Кейд смотрел в окно на проплывающие улицы, и поскольку немного нервничал, он решил позвонить своего помощнику.

− Уже поздно, босс, − ответил Джером, когда взял трубку.

− Но ты все равно отвечаешь после первого гудка.

− Потому что вы мне за это платите.

− Ты забронировал мне номер?

− Как вы и просили. – И он рассказал Кейду все детали. – Люкс, а также два других номера на этаже, так что вас никто не потревожит.

− Отлично, а …

− Вино и закуски, как вы просили. А также целая пачка презервативов.

− Замечательно. Ты лучший.

− Я знаю, − самоуверенно ответил Джером, перед тем, как положить трубку.

Кейд улыбнулся. После, как ему показалось самой длинной поездки в истории, лимузин выехал на парковку «Американ Эйрлайнс центра». Водитель, подъезжая к зданию, проехал между машинами и стоящими рядом автобусами. Кейд не слышал музыку, поэтому он понял, концерт уже закончился.

И тут, в темноте, он увидел на тротуаре фигуру, с огромной сумкой под мышкой. На ней был плащ по колено, не смотря на то, что был август. Ночь была теплой, Кейд видел ее ноги, а значит на Кайли была одна из ее свободных, винтажных юбок, сводивших его с ума, потому что идеально подчеркивали ее фигуру в форме песочных часов.

− Остановитесь, − сказал Кейд водителю. – Я ее вижу.

Лимузин замедлил хоть, а когда совсем остановился, Кайли посмотрела в его сторону, и на ее круглом лице расцвела ослепительная улыбка. Она посмотрела по сторонам, и побежала через дорогу к машине. Водитель даже не успел выйти и открыть ей дверь, а Кайли уже оказалась внутри.

− Привет, − задыхаясь, произнесла она, когда села рядом.

Кейд перегнулся через Кайли, захлопнул за ней дверь, и дернул Кайли на себя, усаживая себе на колени. Они начали целоваться, Кайла обняла его за шею, потом запустила пальцы ему в волосы, а после начала прикасаться к его лицу, издавая тихие, жадные звуки. Блять, это было великолепно. Было очевидно, он не единственный кто считал прошедшие две недели долгими и одинокими.

− Я скучала по тебе, − бормотала она между поцелуями, ее язык быстро, с поддразниванием касался его губ. – Боже, как же я по тебе скучала.

− Я тоже скучал по вам, миссис Арчер, − ответил он, сжимая в кулак ее плащ.

Она хихикнула от его слов, показывая руку, полную колец. Огромное обручальное кольцо все еще было на пальце, перевернуто камнем во внутрь ладони, выглядевшее простым ободком.

– Наш секрет сохранен.

Он поднял свою руку, показывая свое обручальное кольцо, и Кайли быстро сплела их пальцы.

− Я немного волновалась, − сказала она, кусая пухлую, накрашенную алой помадой губу. – Что по прошествии двух недель ты передумаешь, и решишь развестись.

−Этого никогда не произойдет, − твердо ответил Кейд, пересаживая ее к себе на колени так, чтобы она оседлала его. Должно быть, на ней была юбка, он чувствовал, как она сжимала его обнаженными ногами. – И чтобы ты знала, я скучал больше тебя.

Она застенчиво улыбнулась. – Я рада, − сказала она, опуская руку на пояс плаща. – Потому что перед выходом я переоделась, ну так… на всякий случай.

И она распахнула плащ. Святая матерь божья, под плащом она была абсолютно голой. Ее большая грудь была обнажена, готовая к его ласкам, он также украдкой увидел ее киску. Невероятно.

− Куда едем, мистер Арчер? – просил водитель, напоминая о своем присутствии.

Кайли ахнула, запахнула плащ, и слезла с его колен.

Он не доживет пока они доедут до гостиницы, особенно после того, как увидел ее обнаженную грудь? Он хотел ее прямо сейчас.

– Покатайте нас около часа, − Кейд сказал на удивление спокойным голосом. – Моя жена хочет посмотреть на ночной Даллас.

− Понял, − ответил водитель, и закрыл затонированную перегородку.

Хороший мужчина, надо будет дать ему дополнительные чаевые, − подумал Кейд. После этого снова притянул к себе Кайли.

– Я хочу тебя, − бормотал он у ее губ.

− Боже, я тоже тебя хочу, − ответила она. – Я весь день на взводе от одной мысли о тебе.

− Ты себя ласкала? – поинтересовался он, раскрывая ее плащ, чтобы он снова мог полюбоваться на ее великолепную грудь. Он сжал их в руках, и застонал, ощущая ее тяжесть и мягкость. Настоящее блаженство.

Она отрицательно качнула головой.

– Хотела дождаться тебя. Тебе понравились мои фотографии?

− Ты даже не представляешь насколько, − ответил он, целуя в шею, прижимая к себе. – У меня появилась масса фантазий о твоей груди.

− Что за фантазии? – спросила она, задыхаясь от любопытства.

− Я хочу ее трахнуть, − честно ответил он. – Я много думал о том, как буду ее трахать.

Глаза Кайли загорелись, а на губах заиграла озорная улыбка.

– А сейчас? – Она дотянулась до своей огромной сумки, и начала копаться в ней.

Кейд смотрел на нее, любуясь ее бесподобным телом в одном плаще; алыми губами, и бело−красными кудрями, спадающими ей на плечи. Он день и ночь думал о ней, но реальность оказалась в миллион раз лучше его фантазий. Лениво он потянулся вперед, и начал играть с ее соском, заставляя его затвердеть. Кайли застонала, Кейду нравилось какой она была отзывчивой в его руках.

Затем она триумфально вытащила их сумки маленький тюбик.

− Что это? – спросил он.

− Крем, − сказала она, поигрывая бровями. Он наблюдал, как она открыла тюбик и выдавила крем на ладонь. Затем, глядя ему в глаза, начала растирать крем по ложбинке, самой груди, делая ее увлажненной и блестящей.

Кейд подавил стон, наблюдая за ней.

– Что ты делаешь?

Кайли загадочно улыбнулась, аккуратно сползла на пол лимузина, встав перед ним на колени. Теперь влажная, скользкая грудь практически легла ему на колени. Кайли развела его ноги, немного потянув на себя. После этого расстегнула ремень, ширинку, и высвободила его член. Она все это делала, удерживая его взгляд.

Спустя мгновение Кайли подалась вперед, зажала член между умопомрачительных сисек и начала потираться об него взад вперед. Скользя членом между влажной, теплой кожей? Ощущения были чистым блаженством. А вид происходящего еще лучше. Кейд дернул бедрами, наблюдая за тем, как член скользнул, едва не задев ее подбородок.

Кайли сжала груди плотнее, задвигалась быстрее, даря Кейду невероятные ощущения. Он запрокинул голову, открыв рот. Боже правый.

− Тебе нравится? – прошептала она.

− Безумно, − прорычал он. Его руки легли на руки Кайли, он сильнее стиснул ее грудь вокруг своего члена, продолжая проталкивать его вперед. Вид того, как головка едва не задевает подбородок, вызывая в нем желание скользнуть членом в ее влажный рот. Ощущения нарастали, Кейд ускорил темп, отрывая бедра от сидения, когда увидел, как Кайли высунула язычок, и начала облизывать головку каждый раз, когда она приближалась к ее подбородку.

Эта картина окончательно лишила его контроля. Со сдавленным стоном он кончил, выплескивая сперму ей на грудь, шею, подбородок. И опять же, это было невероятно красиво.

Кайли улыбнулась, довольная собой.

– Рада, что тебе понравилось.

− Больше, чем ты думаешь, − выдохнул Кейд, пока его член дергался от испытанного оргазма. Он осмотрелся по сторонам, в поисках того, чем можно было убрать устроенный им беспорядок, и когда он увидел, как Кайла достает из сумки упаковку салфеток, то не сдержал смешок. – Мне нравится, что у тебя все под рукой.

Она рассмеялась.

– Ага, учитывая, что на этот раз мои руки тут не при чем.

Он помог ей вытереть ее грудь, его член, и к тому времени, как она смогла застегнуть плащ, у них была целая гора грязных салфеток, которые Кайли выбросила в небольшой пластиковый пакет (она нашла его на полочке в лимузине). Кайли убрала пакет в свою сумку, чтобы выкинуть в номере. После этого она селя рядом, и Кейд тут же ее обнял.

Было приятно вновь ощущать ее рядом, вдыхать аромат ее волос, слышать тихое сопение. Наблюдая за ночным городом, Кейд не удержался, и сцепил их руки.

Кейду было хорошо рядом с Кайли, это чувствовалось правильным. Ни в какое сравнение с постоянной нервотрепкой и несчастьем рядом с Дафной. С Кайли он начал понимать, что такое понимание, настоящее счастье и… жгучая страсть.

Теперь он должен убедить ее и показать, что эти чувства могут быть навсегда. И судя по тому, как она его сегодня встретила, возможно Кайли была с ним полностью согласна. Кейд улыбнулся от этой мысли, и поцеловал Кайли в макушку. 

Глава 16

 Кайли наслаждалась идеальной неделей в своей непростой жизни. Турне шло хорошо, хорошо как это возможно, учитывая, что главная звезда была наркоманка с неустойчивой психикой. Но все же Дафна выходила на сцену, отрабатывала шоу, так что деньги текли рекой и ее менеджеры были довольны. Прибыль есть, а на остальное можно закрыть глаза. Это было грустно, но предсказуемо.

Кайли была на седьмом небе от счастья. Хотя может быть даже выше. Определенно, она была на десятом небе, и чувствовала себя прекрасно. Ее заработка хватит на оплату бабушкиного содержания почти на год вперед. Работа была терпимой, что тоже не плохо. Кейд дважды за эту неделю увозил ее на позднее свидание, а затем был страстный секс в его гостиничном номере. Они не могли постоянно быть вместе из–за расписания его командировок, но они часто переписывались, посылая друг другу глупые, романтические сообщения.

Она была счастлива. Даже больше, Кайли была влюблена. Даже когда Дафна ворчала или грубила на то, что Кайли не могла скрыть все последствия наркомании и ей не удавалось предать Дафне живой, цветущий вид, она никак на это не реагировала. Скоро все закончится. Через пару месяцев тур будет завершен. Ей осталось продержаться совсем недолго.

– Не этот оттенок, жирная Мэрилин, – прошипела Дафна, выбивая помаду из рук Кайли, прежде чем та успела добавить ее на палетку. – Сколько раз тебе повторять? Я хочу красный. Господи, ты что, настолько тупая?

Кайли старалась сохранить спокойствие, когда наклонилась поднять тюбик, прежде чем он успел закатиться под столик. Всем было ясно – сегодня Дафна была в плохом настроении. Она заливалась потом просто сидя на стуле перед зеркалом. Кайли пришлось несколько раз промокать ей лицо, но это не облегчало ей работу. Она убрала тюбик матовой красной помады обратно в чемоданчик. – Тогда покажи мне, какой цвет ты хочешь, – произнесла она, стараясь говорить равнодушно. Иногда ей казалось, что она имеет дело с избалованным ребенком.

Дафна указала на помаду кирпичного цвета.

– Как эта, только более яркая. – Потом указала на фиолетовую. – Смешай ее вон с той.

– От этого не получится красный...

– Тогда это, блять, будет не красный. Просто сделай, поняла? Кто здесь звезда, а? – Она взяла судоку Кайли, и начала обмахиваться. – Господи, я сейчас сварюсь. Кто–нибудь включите кондиционер.

– Сейчас сделаю, – сказала Снупи, прежде чем выбежать из комнаты. Кайли полагала, она искала причину хоть на минутку уйти от сварливой начальницы.

– Ладно, как скажешь, смешаю кирпичный и фиолетовый. – Она взяла тюбики, затем с помощью маленькой лопатки нанесла обе помады на палетку, и, взяв кисточки, начала смешивать цвет. В результате получился довольно едкий оттенок, но кто она такая, чтобы спорить. Если Дафна хочет, она это получит. – Разомкни немного губы.

Дафна открыла рот, запрокинула голову, в этот момент Кайли заметила, как по ее виску побежал пот. Губы были сухими и потрескавшимися. Но самым худшим был запах изо рта. Казалось кто–то заполз ей в рот и умер, Кайли пришлось задержать дыхание, после чего она наклонилась и накрасила Дафне губы.

– Так,– сказала она по окончанию. – Что ты думаешь об этом цвете? – Кайли отошла в сторону, чтобы Дафна могла посмотреться в зеркало. Тут телефон Кайли завибрировал, и она тут же подняла его, не в силах сдержаться.


Кейд: Думаю о тебе, дорогая. Держу сейчас твои трусики, и вспоминаю твой вкус. Жду не дождусь вечера. Ты удивишь меня сегодня нарядом?


Краснея, Кайли бросила телефон в открытую сумочку, лежавшую в дальнем углу стола. Она ответит ему сразу же, как Дафна выйдет на сцену.

Дафна посмотрела на выглядевшие разбитыми губы.

– Не буду врать, смотрится дерьмово. Лучше стереть и попробовать другой цвет.

– Хорошо, – сказала Кайли, намочила ватный диск смывкой, и протянула его Дафне. Раздался стук в дверь с надписью «Служебный вход». Кайли обернулась. Никто не спешил ее открывать.

– Спорю это Снупи, – сказала Дафна, отпивая от стакана, глядя на Кайли отсутствующим взглядом.

– Ок, сейчас вернусь, – ответила Кайли.

Она поспешила открыть дверь, как и ожидалось, там стояла бедная Снупи, ее руки были заняты любимой бутилированной водой Дафны.

– Спасибо, – сказала та, прогибаясь под тяжестью бутылок. – Они снова не читали райдер, придется приносить все самим. – Она протянула упаковку Кайли. – Поможешь мне убрать все в холодильник?

Они быстро заполнили холодильник водой, Снупи с благодарностью посмотрела на Кайли. Кайли поспешила вернуться к своему рабочему месте. Дафна не любила ждать, Кайли не хотела, чтобы та заскучала и начала портить ее косметику.

Но когда она подошла к столику, ее сердце ушло в пятки. Губы Дафны были все еще покрыты отвратительной помадой, словно у нее не было времени ее смыть. В руках она держала телефон в знакомом красном чехле.

Телефон Кайли.

И она просматривала ее сообщения. Затем было видно, как она перешла в галерею, и теперь пролистывала фотографии. Если это так, то она нашла все сообщения Кейда, присланные им фотографии в постели, без рубашки, указывающий на подушку с надписью «Скучаю по тебе».

Кайли задержала дыхание в ожидании неминуемой реакции.

Внимание Дафны переключилось на Кайли. Губы сжались в тонкую линию.

– Ах ты... сука!

Певица подняла руку, схватила что–то со стола Кайли. Зеленый объект полетел через комнату. Кайли поняла, что это тяжелый керамический цветочный горшок ровно за секунду до того, как он попал ей в голову, рассекая бровь.

– Ты чертова сука! – кричала Дафна, пока Кайли сползала на пол. Перед глазами были темные и красные пятна. Он коснулась лица, понимая, что у нее идет кровь. – Прямо у меня под носом? – продолжала истерику поп звезда. – Под моим сраным носом?

Кайли лишь моргала, глядя в потолок. Он был усыпан маленькими, мелькающими звездочками. В глазах потемнело, голова закружилась, и она не могла сосредоточиться. Повсюду была земля, а ее цветок вероятно уже не спасти.

Кайли почувствовала прикосновение, сильная хватка помогла ей сесть.

– Боже мой, жирная Мэрилин, – сказала Снупи ей в ухо. – Ты в порядке? Она попала тебе прямо в висок.

– Она гребаная воровка мужчин! – визжала Дафна. И в следующий момент аккуратно разложенная на столике косметика полетела на пол, а телефон Кайли ударил ей в плечо.

– Прекрати! – прокричала Снупи.

– Она украла его у меня, – крикнула в ответ Дафна. Ее окружили несколько танцоров, и спустя мгновение она начала хныкать

Кайли слышала разговоры, но не могла разобрать слов. Успокаивающий голос Снупи то пропадал, то снова появлялся. Голова Кайли пульсировала, и ей было сложно сконцентрироваться.

– Я в порядке, – буркнула она Снупи. – Помоги мне встать.

Но когда она поднялась, ее ноги подкосились, и она едва не рухнула обратно на пол.

– Позовите охрану, – громко сказала Снупи. – Мне кажется, нам нужен доктор.


***

Когда Кайли очнулась – она лежала в больничной палате. Ее голова пульсировала от резкой боли.

– Ой. – Во рту пересохло, она поднесла руку к лицу, целенаправленно трогая место над правой бровью. Там была повязка.

– Привет, – над кроватью нависла голова Снупи, и она приветливо улыбнулась. – Тебе что–нибудь нужно? Лед? Горячий медбрат? Утку?

Кайли хихикнула, но затем застонала, потому что ей было больно смеяться.

– Что случилось?

– Как оказалось можно получить сотрясение мозга, если кто–то швырнет в тебя цветочным горшком. Кто бы знал? – Снупи скривилась. – Доктора наложили тебе два шва, и решили на всякий случай оставить тебя на ночь.

– Сотрясение? – переспросила Кайли. Неудивительно, что ее голова напоминает расколовшийся орех. – Который час?

– Уже поздно, около 10 вечера.

Пальцы Кайли осторожно прошлись по повязке. Даже легкое касание вызывало у нее боль.

– Кто делал макияж Дафне?

– Ну, дело в том, – замялась Снупи. – Дафна неожиданно заболела, – Снупи произнесла последние слова, дополняя их воздушными кавычками. – Концерт перенесли на 2 дня.

– Понятно. А где мой телефон?

– Сломан. Дафна его растоптала, прежде чем бросить его в тебя. Она была в ярости. Но уверена компания оплатит тебе новый.

Да, но Кейд будет волноваться, почему Кайли ему не отвечает. О боже, тут Кайли действительно испугалась. – Надеюсь, этот инцидент не появиться в газетах?

– Нет, – заверила ее Снупи, печатая что–то на своем телефоне. – Представители компании сделали заявление, и по официальной версии ты напилась и споткнулась. Ты же знаешь, как вся труппа Дафны любит вечеринки.

Кайли фыркнула, а затем поморщилась, от этого ей тоже стало больно.

– Согласна, это полный бред, – поддержала ее Снупи. – Все устали от капризов Дафны, но нам некуда деваться, потому что... – она не договорила, поднимаясь со своего места. – К тебе идут продюсеры, – она посмотрела на Кайли, скрестила пальцы. – Удачи, я буду за дверью, если тебе вдруг что–то понадобиться.

Удачи? Кайли удивленно посмотрела на Снупи. Через минуту дверь палаты открылась, и в нее зашел высокий, худощавый мужчина в дорогом костюме.

Мистер Пауэрс со звукозаписывающей компании. Кайли узнала его , и его неприятную улыбку.

– Здравствуйте, – поздоровалась она, машинально касаясь повязки над бровью.

– Мисс Дэниелс, – поприветствовал он. – Как вы себя чувствуете?

– Ну, моя голова болит, – съязвила она. Она хотела спросить «зачем вы здесь»? Но у нее было чувство, что сейчас он сам об этом скажет. Поэтому решила подождать.

– Это плохо, – равнодушно сказал мужчина. Он подошел к изножью кровати и поставил на него портфель. Открыл его, достал бумаги и протянул их Кайли.

– Ч–что это?

– Ваш контракт, – все также холодно ответил он. – Я хочу, чтобы вы еще раз его прочитали, и вспомнили, на каких условиях мы вас наняли.

Кайли взяла бумаги, но шрифт был мелким, у нее еще кружилась голова, поэтому она не могла его прочитать. Кайли опустила бумаги, покачивая головой.

– Мне сейчас немного проблематично читать. Может, вы, быстро скажете мне суть?

– Если коротко: вы не имеете права подавать иск.

Каждое его слово отдавало болью в висок.

– Что?

– Я повторяю, вы не имеете права подать в суд, мисс Дэниелс. Это прописано в вашем контракте, все ваши расходы и потери во время тура берет на себя звукозаписывающая компания. Мы оплатим ваши больничные счета, а также возможные услуги пластического хирурга, если вы пожелаете избавиться от шрамов. Но это все. Вы не сможете подать в суд на мисс Петти за полученные увечья.

Не то чтобы Кайли планировала это сделать, но этот парень говорит так, будто все случилось по ее вине, и Кайли это не понравилось. – Вы в курсе, что она запустила в меня цветочным горшком? И это после того, как она порылась в моих личных вещах?

Он убрал контракт обратно в портфель, шурша при этом бумагой. Но даже этот маленький шум вызвал у Кайли новый приступ головной боли.

– Я поговорил с Дафной до того, как прийти сюда. И мне сказали, вы спровоцировали мисс Петти.

– С–спровоцирована? – заикаясь спросила Кайли. – Вы шутите, да?

– Да, все случилось по вашей вине. Ваши коллеги сказали, что вы спорили с Дафной относительно цвета губной помады, до того, как она нашла ваш телефон и сорвалась.

– Она не нашла, а намеренно вытащила его из моей сумочки. И если говорить на чистоту, почему бы не признать виновными в инциденте не меня, а наркотики? – начала возмущаться Кайли. Ее головная боль только усилилась. – Мы обсуждали цвет помады, а не спорили. Вы же знаете, Дафна сейчас принимает все, что ей попадется. От этого она постоянно не в настроении.

– Именно поэтому я здесь. Нам нужно обсудить возмещение ущерба.

– Возмещение ущерба? – Он что, серьезно?

– Да, этот пункт был в вашем договоре.

Кайли с трудом переносила головную боль. Зрение стало размытым, ей хотелось потереть виски, но это вероятно лишь усилит боль.

– Я не понимаю, что это за пункт.

– Этот пункт мы добавляем в каждый трудовой договор, который вы, по всей видимости не читали. – Кайли молчала, поэтому он продолжил. – Если ваши действия приведут к срыву гастролей или возможности мисс Петти выступать, то вы возмещаете все убытки.

Кайли затошнило.

– Убытки?

– Все правильно. И сейчас, мисс Петти отказывается выступать, мы перенесли концерт на 48 часов, но если она и тогда не выйдет на сцену, нам придется возвращать стоимость билетов. Звукозаписывающая компания надеется компенсировать свои убытки. А раз вы подписали контракт, и вы ответственны за срыв мисс Петти... – на его лице появилась отталкивающая улыбка. – Вы понимаете, к чему я клоню?

Кайли точно сейчас стошнит. В животе начались неприятные спазмы, в глазах появились темные пятна. Ее голова пульсировала так, словно за ее спиной отбивал ритм барабанщик.

– У меня нет денег, – шепотом ответила она.

– Студия заплатит несколько тысяч долларов за перенос концерта. Эти деньги будут вычтены из вашей зарплаты. Я оставлю смету здесь, чтобы вы могли убедиться, что все честно. – Он достал из портфеля новую кипу бумаг и положил ее на прикроватную тумбочку.

– Я... я уволена?

– Нет, я попытаюсь убедить мисс Петти. что она все еще нуждается в ваших услугах, хотя она все больше говорит об отмене гастролей. Думаю, вы согласитесь, что это никому не нужно. Поэтому, чтобы больше не расстраивать мисс Петти вам лучше прекратить любое общение с мистером Арчером.

– Вы имеете в виду до конца гастрольного тура?

– Навсегда. – Он протянул Кайли еще один документ. – Здесь вы можете увидеть, во сколько нам обошелся тур мисс Петти. А вот здесь указано, какой будет штраф за срыв гастролей. Именно это она и грозится сделать.

Кайли щурилась, но не могла толком разглядеть цифры, понимала только, что там было много нулей. Намного больше, чем на банковском счету Кайли. Ей стало совсем не хорошо.

– За прекращение связи с мистером Арчером звукозаписывающая компания готова простить вам часть суммы.

Значит, они намерены заставить ее бросить Кейда.

– Даже если я соглашусь, он захочет поговорить со мной лично...

– Мы принесем вам новый телефон. Вы сможете отправить ему сообщение, где скажете, что больше не желаете его видеть.

Как будто Кейд на это купится. Но все же, ей было тяжело даже думать об этом. Голова адски пульсировала, а у нее на коленях лежали бумаги со множеством чисел. Как она сможет выполнить свои обязательства, если на нее наложили такой огромный штраф? Удастся ли ей избежать последствий и вновь не стать содержанкой? Потому что, судя по всему, после уплаты всех неустоек она снова вернется жить в картонную коробку под мостом.

Кайли машинально коснулась левой руки, ее обручальное кольцо было на месте, хотя все остальные были сняты медсестрами. Конечно, им пришлось это сделать, когда они оказывали ей помощь. Кайли перевернула кольцо рубином вверх. Затем неуверенно протянула руку, демонстрируя ее мистеру Пауэрсу.

– Я вышла за него замуж.

– Что?

Кайли сморщилась, зажимая голову руками.

– В Вегасе. Мы поженились в Вегасе.

– Оо, – плечи мистера Паэурса расслабились. – Тогда это можно будет быстро исправить. Я сам займусь документами по аннулированию брака. Для Вегаса это обычное дело. – Он пристально посмотрел на Кайли. – И мы не будем посвящать в это Дафну, согласны?

– Да, – выдохнула Кайли, её одновременно тошнило и хотелось плакать. – Пожалуй, ей не стоит об этом знать.

– Отлично. Я вернусь завтра, и вы подпишите все необходимые документы. Помощница Дафны останется с вами, проследит, чтобы вас не беспокоили звонками и посещениями. – Он еще раз улыбнулся. – Мисс Дэниелс, я рад, что нам удалось все уладить.

– Конечно, – устало произнесла Кайли. Ее голова раскалывалась от боли так, что ей хотелось кричать.

– Отлично, – повторил мистер Пауэрс. Он собрал все бумаги, убрал их обратно в своей портфель. Кайли мечтала, чтобы он поскорее ушел. Желала, чтобы вся эта ситуация оказалась просто сном.

Когда она открыла глаза, Пауэрса не было, а Снупи сидела рядом, глядя на нее с сожалением.

– Я все слышала. Они решили наказать тебя за отвратительно поведение Дафны. – Она осторожно поправила одеяло, укрывая ноги Кайли, а затем протянула ей стаканчик со льдом. – И сообщили об этом пока ты находишься в больнице. Очень низко с их стороны.

Кайли с радостью взяла стакан, и тут же положила несколько кусочков в рот, смачивая пересохшие губы. Ее до сих пор тошнило, и она не понимала было это из–за сотрясения, или из–за сложившейся ситуации.

– Так, ты, правда, вышла замуж за этого парня?

Кайли кивнула, сдерживая слезы.

– Прости, что спрашиваю, но... разве он не богат? Ты не можешь подойти к нему и сказать. «Эй, звукозаписывающая компания давит на меня. И мне нужна твоя помощь». Он не сможет тебе помочь?

– Все не так просто, – шепнула Кайли. – Они решили взять с меня всю неустойку за отмененное турне. Я даже боюсь представить какая это огромная сумма.

–О боже, думаю деньги не малые.

Кайли кивнула.

– И мы едва знакомы. Наша женитьба была пьяной ошибкой. – Она покручивала кольцо на пальце. Ей не хотелось считать их брак ошибкой, но как еще она могла его назвать? Этого бы не случилось, будь они оба трезвыми. – Я не хочу просить у него денег, учитывая, что это может быть миллион. Или даже десятки миллионов.

– Почему?

– Потому что... – Потому что он может осознать, что я ему нравлюсь, но не насколько сильно. И потому что тогда я буду всю жизнь ему обязана. Он сможет упрекать меня этим, как делает сейчас звукозаписывающая компания. И я должна сама решать свои проблемы.

Но самое главное, я устала быть чьей–то обузой.

– Я устала быть должной людям.

– Понимаю, – сказала Снупи. Она села на стул рядом с кроватью Кайли. – Не знаю как ты, жирная Мэрилин, но мне уже осточертел этот тур.

В висках опять кольнуло, Кайли прикоснулась ко лбу, и даже от этого маленького касания ее голова едва не лопнула.

– Кайли. Меня зовут Кайли.

– Кармела. Мне тоже не нравилось прозвище, которым меня называла Дафна. Но могло быть хуже, например, дворняжка.

Кайли хихикнула, но это принесло ей новую волну боли, она едва не расплакалась. Она закрыла глаза, положила голову на подушку, мечтая, чтобы весь мир исчез.

В ее жизни больше не будет Кейда. Она даже не могла позвонить ему и все объяснить. Сказать ему, какой он чудесный, но она не может быть его содержанкой. Так как это было с Джерредом, и бабушкой. Она не хотела быть никому обузой. Возможно, кто–то посчитает это упрямством, или гордостью. А может и то и другое. Но у Кайли не было выбора. Бабушке Слоан нужен постоянный уход, и кроме Кайли у нее больше никого не осталось. Это единственное, что она могла сделать для женщины, которая работала на двух работах, чтобы обеспечить ей крышу над головой. Да бабушка ее вырастила, но не любила.

С другой стороны, может это к лучшему. Любовь приносит одни несчастья. Возможно, Кайли повезло, что звукозаписывающая компания избавила Кайли от страданий в будущем.

Вот только Кайли пока не чувствовала своего везения. 

Глава 17

 За последние пол часа Кейд дюжину раз заглядывал в свой телефон, но не находил там ни сообщения, ни электронного письма, ни одной фотографии. Обеспокоенный, он отложил в сторону телефон, и попытался сосредоточиться на речи докладчика, рассказывающего о возможности использования солнечной энергии и энергии ветра в новых отстроенных гостиницах в отдаленных местностях, таких как Фула в западной Африке, или арктической станции Мак–Мердо. Информация была интересной, все собравшиеся увлеченно слушали, но Кейд мог думать только о молчавшем телефоне.

Обычно, Кайли присылала ему короткие сообщение, или просто смайлики, говоря, что думает о нем. У нее было свободное время, поэтому она старалась регулярно общаться.

Но она молчала последние сутки. Кейд пытался ей дозвониться, но всегда попадал на голосовую почту. Возможно у нее проблемы с телефоном. Умерла батарея, и у нее не было возможности зарядить ее до тех пор, пока она не вернется в собственный номер. Он взглянул на часы, пытаясь подсчитать, сколько сейчас было времени в Портленде, именно там должен был состояться следующий концерт Дафны. Сам же Кейд находился в Стокгольме. Так, у них разница 9 часов, а значит в Штатах будет уже поздно, но для Кайли привычно ложиться поздно.

А может, она устала и легла спать? Ладно, он подождет еще немного и позвонит, когда у нее будет утро.

Прошло 8 часов, и с докладами на сегодня покончено. Он пожал руки членам палаты лордов. Вскоре начнется деловой ужин, и его «работа» продолжится до самой ночи. Сейчас самое удачное время позвонить Кайли. Он извинился и отошел в тихое место, где лучше всего ловил сигнал мобильного. Кейд набрал номер, но Кайли не ответила. Его звонок снова ушел в голосовое сообщение. Кейд не на шутку забеспокоился. Поэтому позвонил Джерому.

– Привет, босс, – сказал Джером, – а я как раз хотел вам звонить.

– Да? – Кейд моментально напрягся. Джером редко сам звонил, предпочитая беспокоить шефа только в случаях экстренной необходимости. – Что случилось?

– Ничего, просто хотел сообщить, утром вам прислали конверт. Похоже на документы из юридической фирмы. Я расписался за посылку, но не стал открывать, на случай если там конфиденциальная информация, о которой я не должен знать.

– Я не жду ничего подобного, – сказал Кейд, борясь с распирающим его любопытством. – Можешь открыть конверт. Но для начала мне нужно, чтобы ты кое что...

– Хммм, – произнес Джером, перебивая Кейда.

– Что?

– Ну, это странно. Это документы по аннулированию брака.

Кейду показалось, что у него вырвали сердце из груди.

– Повтори?

–Документы по аннулированию брака между мистером Кейдом Кристианом Арчером и мисс Кайли Энн Дэниелс. Причина: Нарушение дееспособности из–за наркотиков и/или алкоголя.

Кейд почувствовал себя раздавленным.

– Она не звонит, не пишет. Я не знаю, что происходит.

– Здесь также прилагается записка, – сказал Джером, и Кейд услышал, как его помощник фыркнул. – Так, посмотрим. Она даже не написана от руки, а напечатала на компьютере, еще и распечатана на фирменном листе юридической фирмы. Здесь сказано: «Дорогой, Кейд. Я так больше не могу. Мы оба знаем, нам не следовало жениться. Все должно было закончиться после одной ночи. Я подала на аннуляцию брака, прошу, уважай мое решение, и не пытайся со мной связаться. Твоя, Кайли.

– Что за хуйня! – возмутился Кейд.

– Воа, тише, – сказал Джером, удивленный реакцией босса.

– Чушь собачья, – продолжил Кейд. – Кому–то стало известно о нас, уверен, ее заставили. Мы всегда говорили, что это на одну ночь, но это не так. – Кейд мотал головой, прижимая трубку к уху, рванул по коридору к лифту. – Кайли бы поговорила со мной, написала, или еще что–то. Она не отвечает на мои звонки, мне кажется, с ней что–то случилось. Я должен лично с ней поговорить. Ты можешь забронировать мне рейс?

– Когда?

– Как можно быстрее.

– Частный самолет будет самым быстрым вариантом.

– Делай, – приказал Кейд, стуча по кнопке лифта. – Я должен поговорить с женой, прежде чем я что–либо подпишу.


***

Через 16 часов вымотанный Кейд был в Сиэтле. Концерт Дафны должен состояться в Кей Арене, и Кейд ждал на заднем сиденье лимузина, пока откроются кассы, и он сможет забрать свой билет, и пропуск за кулисы. Когда касса заработала, он ждал (весьма нетерпеливо) своей очереди, и стоило ему получить билет, он практически побежал за кулисы.

Оказавшись возле гримерки, его остановил охранник.

– Мисс Петти не должны беспокоить до выступления. Ей нужно настроиться на работу. Она встретиться с фанатами после концерта.

Скрепя зубами Кейд повторил попытку пройти.

– Я старый друг Мисс Петти, – он решил использовать свое знакомство и Дафной. Хотя у него не было никакого желания с ней встречаться. – Уверен, она захочет, чтобы я подождал ее внутри.

– Простите, сэр. Но у нас распоряжение не впускать никого до концерта.

К черту все. Кейд устал играть в добряка. Зарычав от раздражения, он пошел в другую сторону, на выход из здания, в поисках служебного входа. Кайли рассказывала, как некоторые ее коллеги выходят в переулок на перекуры.

Кейд завернул за угол, и увидел в переулке женщину. У нее на шее висел пропуск, и она разговаривала со второй девушкой. Обе держали в руках сигареты, и обе напряглись при виде его. Кейд поспешил к ним.

Женщины выбросили сигареты, и ринулись к ближайшей двери. Кейд ускорился, и едва успел до того, как они проскользнули внутрь. Навалившись на дверь, он произнес одно слово.

– Кайли?

Женщины переглянулись.

– Ей нельзя ни с кем встречаться, – сказала молодая девушка. – Звукозаписывающая компания сильно на нее насела.

– Я летел сюда из Швеции, – с отчаянием продолжил Кейд. – И я сойду с ума, если не увижу жену, и не выясню, что здесь происходит. Прошу вас. Я вам заплачу, любую сумму... Могу купить машины, или остров. Все, что пожелаете, только впустите меня внутрь.

Женщины снова переглянулись.

– Нет, Снупи, – заговорила старшая. – Ты же понимаешь, мы не должны вмешиваться во все это дерьмо.

– Снупи, – повторил Кейд, радуясь появившейся возможности. Он сильнее навалился на дверь на случай, если они попытаются его оттолкнуть. – Вы же знакомы с моей Кайли, не так ли?

Женщина смотрела сурово, скрестив руки на груди.

– Скажите мне, она здорова? С ней все хорошо? Она не отвечает на мои сообщения, а я места себе не нахожу от беспокойства.

Женщина постарше продолжала хмуро смотреть, но молодая начала метаться. Спустя минуту молодая заговорила.

– У нее разбит телефон, поэтому она не может вам ответить.

Другая женщина вскинула руки.

– Разбит телефон? – уточнил Кейд, эта мысль не приходила ему в голову. Если дело только в этом, к чему это аннулирование брака?

– Дафна растоптала его, – выпалила Снупи. – После того, как швырнуть в Кайли цветочный горшок.

Каждая мышца в теле Кейда напряглась.

– Что?

– Господи, началось, – пробубнила взрослая женщина. – Желаю удачи, Снупи. Теперь попробуй от него отделаться. – Она прищурила глаза, глядя на молодую коллегу. – Я умываю руки, разбирайся с ним сама.

Снупи стало не по себе, когда вторая женщина ушла, но собралась, стоило ей остаться наедине с Кейдом. – Меня зовут Кармела, а не Снупи. За последние несколько дней случилось много дерьма.

– Что случилось? Что с моей Кайли? – Кейда разрывало от страха и злости. – Почему Дафна запустила в Кайли цветочный горшок?

– Дафна давно не в себе, – добавила Снупи, нет – Кармелла. – У нее есть личный врач, который снабжает ее «таблетками от головы». – Она использовала воздушные кавычки, и закатила глаза. – Вот только готова спорить, это явно не лекарство от мигрени. Некоторое время они ей помогали, но потом у нее появился новый препарат, от которого вначале наступала эйфория, а затем она слетала с катушек. В тот день... Дафна... она взяла телефон Кайли. Просмотрела его, устроила скандал и начала бросать в Кайли вещи. Но все обошлось, Кайли наложили всего 2 стежка....

– Что? – закричал Кейд. Какие еще стежки?

– ... и сотрясение не слишком сильное...

– Повтори? – Сотрясение? Они все с ума посходили? До Кейд начало доходить вся суть произошедшего. Дафна увидела их личную переписку, пикантные фото, и напала на Кайли. Кейд подозревал, что она заревнует, если узнает о них, но никогда не мог представить, что Дафна причинит Кайли вред.

На его женщину, на его жену напали, а он в это время просиживал штаны на конференции. Кейд почувствовал себя эгоистичным ублюдком. Кайли пострадала из–за него. Поэтому она хотела расторгнуть их брак?

− Я впущу вас. Им меня не запугать, потому что мне нечего терять. Я устала наблюдать за этой несправедливостью. К тому же вы не единственный кто устал от дерьмового поведения Дафны.

С этими словами она просканировала свой пропуск, дверь открылась и она пропустила Кейда вперед. Кейд недолго думая поспешил в гримерку. Ему нужно было увидеть Кайли, убедиться, что с ней все в порядке, и она не пострадала еще больше. Откровенно говоря, Кейд был в шоке, как такое вообще могло произойти. Впервые в жизни он был на грани срыва, впервые ему захотелось перестать быть спокойным, понимающим и рассудительным.

Его жену обидели, и он не мог оставить это безнаказанным.

Он дошел до конца коридора и попал в гримерную. Кайли сидела за своим столиком спиной к нему. Дафны не было видно, в комнате стояла гробовая тишина, в отличие от привычного шума и веселья.

− Кайли, − произнес он, направляясь к ней.

Она обернулась, и он увидел огромный синяк на ее лице, и лейкопластырь, закрывающей место нанесения стежков. Не смотря на макияж, Кайли была бледной, выглядела нерешительной. Этот вид буквально разбил ему сердце. Его жизнерадостная, открытая, любящая Кайли стала такой понурой? Кто довел ее до такого состояния? От этого Кейд еще больше разозлился.

Кайли замешкалась при виде его, и это причинило Кейду боль. Словно она хотела броситься к нему, но не могла. Кейд раскрыл руки, и ждал ее решения. Он хотел знать, броситься ли она в его объятия или уже слишком поздно?

Кайли смотрела на него, решая как поступить. Затем она расплакалась и рванула к нему. Кейд испытал огромное облегчение, и начал гладить жену по голове, спине, успокаивая ее.

– Я здесь милая, − повторял он. – Я с тобой. 

Глава 18

 Было невероятно вновь держать в объятиях Кайли. И не важно, что она подписала документы на расторжения брака. Также было не важно, что она замешкалась, прежде чем броситься к нему.

В тот момент, когда она прижалась к нему, стало ясно – между ними все хорошо. Кейд знал, она нуждается в нем также сильно, как он в ней.

– Любимая, не плачь, – бормотал он. Он обхватил ее лицо руками, изучая уродливый синяк у нее на лбу. Он отливал фиолетовым и желтым по краям, верный знак, что он спадает, и раньше все выглядело намного хуже. Одной этой мысли хватило, чтобы он снова разозлился, но Кейд заставил себя сдержаться.

– Я здесь. Я позабочусь о тебе.

Но Кайли мотнула головой, и слезы полились с новой силой.

– Я – я не могу быть с тобой, Кейд.

– Почему нет? Кто нам помешает?

Кайли прикусила губу, и на мгновение она выглядела такой расстроенной, Кейд подумал она снова расплачется. И это разбивало ему сердце.

– Скажи мне, – спокойно сказал он. – Доверься мне.

Кайли побледнела. Затем посмотрела по сторонам, цепляясь за его рубашку, словно он в любой момент мог исчезнуть.

– Кейд. Я... я должна сказать тебе, что ты не можешь выбрать меня. Ты должен выбрать Дафну, понимаешь? – Она громко шмыгнула. – Мы с тобой были ошибкой.

Неужели опять все дело в Дафне. Кровь в его жилах опять начала закипать. – Так дело в этом? В желании избалованной эгоистки, да?

Кайли молчала, избегая его взгляда, но этого было достаточно, чтобы Кейд получил ответ на свой вопрос.

– Кайли, кому–то стало известно о нас? Поэтому ты подала на аннулирование брака? Они заставили тебя это сделать, потому что Дафне это не понравилось? – догадался он.

По щеке Кайли сбежала новая слеза.

– Мне запрещено об этом говорить, – прошептала она. – Это есть в моем договоре.

Кейд взорвался.

– Так вот в чем дело. Это не ты решила порвать со мной, это желание Дафны, если ей самой не нужна ее игрушка, она не хочет, чтобы и другому она досталась, так да?

В глазах Кайли читались боль и несчастье.

– Я в ловушке, – призналась она. – Я не знаю, что мне делать.

Он снова взял в ладони ее восхитительное и такое любимое личико.

– Тогда позволь мне самому все решить, – сказал он, и поцеловал ее в губы. – Позволь своему мужу позаботиться о тебе. – Тот факт, что Кайли до сих пор сомневалась разбивало ему сердце. – Ты хочешь, чтобы я выбрал Дафну вместо тебя? Этому не бывать. Ни сейчас, ни когда–то еще. И знаешь почему?

– Почему? – едва слышно спросила Кайли.

– Потому что она даже в половину не такая, как ты. – Кайли сжалась от его слов, Кейд осознал, вероятно она подумала, что он говорит о ее размере, но он продолжил, намереваясь убедить ее поверить ему. – Когда я был моложе, я был влюблен в Дафну. Она была открытой, ослепительной, и могла осветить комнату одной своей улыбкой. Когда люди пророчили ей популярность, я верил им, потому что любой, кто встречал Дафну тут же в нее влюблялся. Она была самой обворожительной из всех, кого я встречал, и я был от нее без ума. Будучи бедным 15летним парнишкой, живущим по соседству я ждал когда Дафна заметит меня и ответит мне взаимностью. И это продолжалось полову моей гребаной жизни. 15 лет коту под хвост. И знаешь почему?

На этот раз Кайли промолчала.

– Потому что в то время как я усердно старался стать достойным ее, она изменилась. Стала злой. Стала той, кто придумывает своим сотрудникам оскорбительные прозвища, потому что даже не удосуживается запомнить их имена. Она стала избалованной, наглой, эгоистичной. И я говорил себе «все хорошо». Это скоро пройдет. Она повзрослеет, и тогда мы сможем быть вместе.

Кайли закрыла глаза. Ее всегда безупречный макияж растекся, на щеках были заметны дорожки слез. Но в глазах Кейда она была прекрасна, как никогда.

− А затем, в вечер начала турне Дафны, я понял, она больше никогда не будет прежней, и я был глупцом. И ты знаешь, как я это понял? Я встретил другую. Девушку, которая была такой внимательной, что заметила мою боль, и пыталась составить мне компания, не смотря на то, что она меня даже не знала. Она отвезла меня домой, не хотела, чтобы со мной что−то случилось, потому что ей это было небезразлично. А затем она позволила мне утешиться в ее объятиях, не требуя ничего взамен. – Его пальцы пробежались по ее щеке, легли на подбородок, приподнимая его, заставляя Кайли посмотреть ему в глаза. – Именно тогда я понял, я всю жизнь ждал не того человека. – Он видел, как задрожали ее губы, и она закрыла глаза. Но он продолжил говорить, ему надо все сказать, чтобы она, наконец, поняла. – Мне казалось, я хочу избалованную девчонку, потому что я помнил, какой она была раньше, и в глубине души надеялся, что она еще там. Но я забыл – люди меняются, так может я тоже изменился. Потому что вместо того, чтобы быть без ума от нее, я был одержим Кайли. Ее поцелуями, тем, как она веселила меня в минуты меланхолии. Даже в минуты, когда я угрожал ей и шантажировал, она никогда не отвечала мне жестокостью. Она всегда была доброй, заботливой, любящей. И тогда я задумался, а что я сделаю, если Кайли меня бросит? И, знаешь, что я сделаю?

− Что? – спросила она тихим голосом, полным надежды.

− Я всю оставшуюся жизнь буду ждать дня, когда она вернется ко мне. – Кейд взял ее за руку, и поцеловал ладонь. – Я потратил 15 лет на ту, которая того не стоила. Но ту самую я готов ждать вечность.

− О, Кейд, − Кайли задрожала.

− Я люблю тебя, Кайли. Я знаю, сейчас не самое подходящее время. Я понимаю, я вел себя нечестно по отношению к тебе, но я люблю тебя. Ни Дафну. Как оказалось, я никогда ее не любил. Я люблю тебя, потому что ты ее полная противоположность. Ты единственная, с кем я хочу прожить остаток своих дней. Ты единственная, в чьих объятиях я хочу засыпать и просыпаться. И я категорически отказываюсь аннулировать наш брак.

По непонятной причине Кайли высвободила свою руку, на лице опять появилась гримаса отчаяния.

– Кейд, я тоже не хочу аннулировать наш брак, но в моем договоре…

− Они связывают тебя условиями контракта? – Кейда вновь накрыла волна гнева. Дело вовсе не в Кайли. Это Дафна. Как всегда Дафна. – Будь проклята эта эгоистка. Она самая несчастная из всех кого я встречал. Если она несчастна, то и все окружающие должны страдать. Любимая, забудь о Дафне. Я сам с ней поговорю и все улажу.

− В этом нет необходимости, − прозвучал безразличный голос позади них. – Избалованная эгоистка все слышала.

Кайли напряглась в объятиях Кейда.

Нет, с них хватит. Они больше не будут потакать прихотям Дафны. Кейд крепче обнял жену, и обернувшись, посмотрел на Дафну. Она уже переоделась для выхода на сцену в платье на бретельках, по цвету напоминающее цвет морской волны. В дополнение на ней был платинового цвета парик. Под глазами темные круги, лицо серое, глаза пустые. Она обнимала себя худыми руками, и Кейд понял, она еще больше похудела с тех пор, как он видел ее в последний раз.

– Может, я и избалованная, – сказала Дафна. – Может, грубая и эгоистичная, а может мне просто нужно знать, что не смотря на мое поведение, рядом со мной всегда будет близкий человек, который поддержит. – Она поджала светившиеся блеском губы. – Я... полагаю тут я ошибалась, да?

Она развернулась, с силой открыла двери, ведущие в ее личную комнату. В гримерке повисла неловкая пауза.

– Эй, может, нам стоит пойти за ней? – спросил один из танцоров. – Ей через 5 минут выходить на сцену.

– Я не пойду, – твердо заявила Кармела. – Я не хочу получить вазой по голове, как Кайли.

Кейд ее не винил.

– Не надо за ней ходить. Пусть сама справляется. – Ей было все равно, что в данный момент делала Дафна. Отчетливый синяк на лбу Кайли – доброй и заботливой Кайли, убил в Кейде сочувствие, которое он испытывал раньше к Дафне. Она ударила сотрудницу, и должна ответить за свой поступок. Но вместо этого, звукозаписывающая компания надавила на Кайли, лишь бы Дафна осталась довольна. Полнейшая несправедливость.

Именно поэтому его удивили следующие слова Кайли.

– Кейд, ты должен сходить к ней.

Он посмотрел на Кайли, не веря своим ушам.

– Я пришел сюда только ради тебя.

– Я знаю, – нежно произнесла она. – Но ты не видел ее поведение на этой неделе. Кейд, она не в себе. Ей плохо, и никто не знает, что с ней делать.

– Нет, у нее был шанс. Ей следовало извиниться перед тобой. Она могла хотя бы попробовать все исправить, но вместо этого она спустила на тебя собак. Я отказываюсь потакать ее выходкам.

Но Кайли мотала головой, цепляясь за лацканы его пиджака. – Дело сейчас не в этом, Кейд. Я люблю тебя, люблю всем сердцем, и я настаиваю, чтобы ты пошел за ней. Она сама не своя.

− Это точно, − согласился он, проводя пальцем по ссадине над бровью Кайли. Один лишь вид этой раны приводил его в бешенство.

− Вот именно, − продолжила Кайли, умоляя его. – Сейчас не важно, кто кого выбрал. Просто я… понимаешь, я беспокоюсь, что она может причинить себе вред. Ты единственный, кто хоть немного заботился о ней. А теперь у нее никого не осталось, и она в смятении, и может натворить глупостей. Прошу, сходи, поговори с ней.

Кейд задумался, потом тяжело вздохнул, взял Кайли за подбородок и чмокнул в губы.

– Вот за это я и люблю тебя, Кайли Дэниелс. Ты добра ко всем, не смотря ни на что.

− Я тоже тебя люблю, − прошептала она. – Сильно-сильно, хотя и не должна.

− Чушь собачья, еще как должна. Мне плевать на все то дерьмо, что тебе наговорили или принудили сделать. Я позабочусь о том, чтобы они больше тебя не трогали. Ты мне веришь?

Она медленно кивнула.

– Мы обсудим это позже, сейчас…

− Да, сейчас я пойду к Дафне. Но только ради тебя. – Кейд еще раз ее поцеловал, и ушел в ту сторону, куда еще недавно убежала Дафна. Кейд заметил, никто из команды Дафны к нему не присоединился, и это говорило о многом. Вероятно, она давно утратила уважение и преданность членов своей команды. Грустно, будучи на вершине успеха она была окружена людьми, а сейчас, в минуты слабости она совершенно одна.

Коридор был пуст, за исключением охранника возле самой дальней двери. Именно к ней Кейд и направился. По мере приближения, взгляд охранника становился все более суровым.

− Я пришел проведать Дафну, − заявил Кейд, хотя это было очевидно. – Ей пора выходить на сцену, и ее помощницы боятся, что она может причинить себе вред.

− Я… мне не положено никого впускать, − ответил мужчина.

− Хорошо, − сказал Кейд, доставая из кармана бумажник. Он вытащил несколько купюр, и протянул их мужчине. – Я уверен, это отличное правило, когда дело касается назойливых фанатов. Но я не фанат, я – обеспокоенный друг. Так что у нас 2 варианта. Первый, мы делаем вид, что я оттолкнул вас и зашел без разрешения, или же вы берете деньги с уверенностью, что будете работать на меня, если Дафна разозлиться и решит вас уволить. В том или ином случае, я попаду в ее комнату. Так какой вариант вы предпочитаете?

Охранник недолго сомневался, а затем взял деньги из рук Кейд, и засунул их в карман.

– Мне не платят за все это дерьмо. 85 долларов в час – недостаточная оплата за все, что мне приходится тут выслушивать. – Он качнул головой, отходя в сторону. – Я пошел на обед.

− Спасибо, − буркнул Кейд, дергая дверную ручку. Дверь была заперта. Он осторожно постучал в дверь. – Дафна, это Кейд. Впусти меня.

Тишина.

Кейд начал волноваться. А вдруг Кайли права, и Дафна попытается что−то сделать? Он уже был свидетелем ее передозировки.

– Дафна? – позвал ее Кейд, на этот раз стуча более настойчиво. – Открой дверь. Я серьезно, тебе пора выходить на сцену, тебя ждет 2 тысячи фанатов.

Никакого ответа. Кейд осмотрел дверь, тяжелая, металлическая, ему ни за что не выбить ее плечом. Он решил попробовать другой вариант, достав из бумажника кредитную карту, он попытался вскрыть замок. В кино это кажется довольно просто.

Пять минут спустя, карта была полностью уничтожена, но замок все-таки поддался. Кйд открыл дверь, быстро оглядывая комнату Дафны. В углу стоял ярко−красная старомодная софа, на которой лежало хрупкое тело Дафны. Кейд бросился прямо к ней. – Даф?

Та не ответила. Кейд перевернул ее на спину, глаза Дафны были закатаны, а рядом со щекой лежали три пустые пузырька из-под лекарств. Одна таблетка прилипла к уголку рта, с которого стекала слюна.

Блять. Кайли была права. Кейд сгреб пузырьки, убрал в карман, подхватил Дафну на руки.

– Держись, Дафна.

Он вынес ее из комнаты в гримерку, чтобы они могли позвонить в 911. 

Глава 19

 Чувство вины – это отвратительный спутник, решила для себя Кайли.

Она сидела рядом с Кейдом в больничной комнате ожидания. Кроме Кармелы и менеджера Дафны к ним никто больше не присоединился. Остальные в это время искали новое место работы, ведь оно им понадобиться, как только информация о передозировке Дафны просочиться в прессу.

Кейд сидел молча, царапая что–то на листке бумаги. Кайли не хотел отвлекать его от занятия, поэтому осторожно помассировала его плечи тем самым решив снять его напряжение. Странно, но она чувствовала угрызение совести за то, что сейчас была с ним. За то, что держала его за руку, пока они вызывали у Дафны рвоту, чтобы спасти ей жизнь. Кайли казалось, она наживается на несчастье Дафны, ведь в итоге именно ей достался парень. А Дафна... осталась с разрушенной карьерой.

Именно поэтому Кайли было неуютно.

В комнату вошел врач, Кейд тут же подскочил, также как менеджер Дафны.

– Она спит, – сказал врач. – Ее жизнь в неопасности, но мы подержим ее несколько часов под наблюдением.

Кайли видела как Кейд облегченно выдохнул. Менеджер Дафны просто кивнул и уткнулся в свой телефон. Кейд наблюдал за мужчиной, и его губы заметно напряглись с отвращением. Кейд покачал головой, затем сел обратно на свое место, и спрятал лицо в шее жены.

Она обняла его, косясь на Снупи. Та отвернулась в другую сторону, и Кайли понимала, Снупи была в смятении так же как и Кайли. Никто не хотел падения Дафны чтобы Кайли была счастлива. Даже сама Кайли.

− Ты в порядке? – пробурчала она, проводя рукой по волосам Кейда.

Кейд кивнул, выдыхая ей в шею.

– Мне нужно позвонить семье Даф, сказать, что ее жизнь в не опасности. Они должны узнать это от меня, до того, как эта информация появится в новостях. Он выпрямился, достал из кармана телефон и тихо выругался. – Нет сигнала.

Кайли слегка подтолкнула его.

– Иди, найди стационарный телефон. Я подожду тебя здесь, и позову, если вдруг что−то измениться.

Кейд посмотрел на нее с благодарностью, быстро поцеловал в губы, а затем ушел по коридору. Менеджер ушел следом за ним, также держа в руках телефон в попытке поймать сигнал.

В комнате остались только она и Снупи, вернее Кармела. Господи, Кайли ни чем не отличалась от Дафны.

Кармела повернулась к ней, немного подумала, но затем все же поднялась и подошла ближе.

– Мы можем поговорить?

− Конечно, − ответила Кайли и попыталась улыбнуться. Она догадывалась, о чем будет этот разговор.

− Послушай, − она плюхнулась на место рядом с Кайли, с неуверенностью пожевала свою губу, а затем продолжила. – Дафна не самый любимый мной человек на земле, и я сомневаюсь, что сейчас найдется хоть кто−то кто ее любит. И мне отвратительно то, как она с тобой поступила, и что сделала. – Она показала на рану на голове Кайли.

− Но? – спросила Кайли, предчувствуя продолжение.

− Но мне очень неловко, от того как ты и этот парень целуетесь, пока Дафна в больнице. Это кажется… ну, не знаю, неуважением, что ли.

− Я знаю, − вздохнув согласилась Кайли. Она тоже это чувствовала. Ее счастье строилось на чужом горе.

− Я хочу сказать, неужели вы не могли дождаться окончания турне? Вы же знали насколько она ранима, и ни для кого не секрет, что все могло закончиться именно так.

Кайли кивнула, ее никак не покидало чувство вины. Правильно ли она поступила по отношению к Дафне? Все понимали, какие ее ждут неприятности. Разве честно жертвовать своим счастьем ради того, чтобы не дай бог не расстроить драгоценную диву?

С другой стороны, она же сама подписала контракт, в котором были прописаны эти условия?

− Я просто… я не знаю. Мне ее жаль. У меня такое чувство, что сейчас она совершенно одна. Одна моя часть считает, что Дафна это заслужила, но другая думает, что никто не должен проходить через все это. Ты меня понимаешь?

− Понимаю, − тихо ответила Кайли, потому что сама думала точно также.


***

С каждым гудком внутренности Кейда все туже стягивались в узел. Господи, ему так не хотелось звонить Одри и сообщать ей плохие новости. Никто не должен слышать такое по телефону. Он подумал о последнем разе, когда он, Одри и Дафна были вместе. Это было в больничной палате, после того, как они с Дафной переспали, а позже у нее была передозировка, потому что Дафна думала, что испортила жизнь Одри. Именно поэтому она обманом добралась до таблеток, которые ей стоило принимать строго согласно дозировки.

Но Дафна никогда не любила правила.

После четвертого звонка, Риз все же поднял трубку. – Ты чего звонишь в такую рань, − простонал он в трубку. – Это должно быть действительно важно.

− Это Дафна, − тихо ответил Кейд. – Можешь позвать Одри к телефону? Она должна знать, у ее сестры вчера была очередная передозировка.

− Твою мать! – громко выругался Риз, от чего Кейд немного напрягся. – Вот же эгоистичная тварь. Если бы она знала через что Одри…

В трубке раздался женское бормотание, а потом Кейд услышал шуршание.

– Алло?

Даже сейчас Одри говорила спокойно, собранно. Полная противоположность слабой, неуверенной Дафны.

– Привет, Од, − промямлил Кейд. – Как малыш?

− Ребенок в порядке, Кейд.

− А ты? Как у тебя дела?

− Отлично. Может, ты уже перестанешь ходить вокруг да около и скажешь в чем дело? Не бойся, я все выдержу.

Кейд в этом нисколько не сомневался. Вероятно, она примет новости спокойней чем ее муж. Уж кто кто, а Одри отлично справлялась с кризисными ситуациями.

– Дафна. Вчера она расстроилась перед концертом, заперлась в комнате и наглоталась таблеток. – В трубке была абсолютная тишина, но он продолжил. – Тебе не стоит волноваться, мы вызвали скорую, они промыли ей желудок, и сейчас она в порядке.

− Хорошо, − безразлично ответила она. В данный момент она звучала точно как Дафна.

− Нам сказали, она несколько часов пробудет в интенсивной терапии, но я обязательно к ней поговорю, как только нам разрешат к ней пройти. Но я уверен, если ты приедешь, они пропустят тебя раньше…

– Кейд, я не приеду.

− Из−за ребенка, да? Тебе не безопасно летать? Дай трубу Ризу, и мы найдем безопасный способ…

− Нет, я хочу сказать, что вообще не приеду. Я говорила Дафне, если такое еще раз повториться, то ей придется справляться без меня. Я так больше не могу. Я не могу мчаться к ней всякий раз, когда она сталкивается с трудностями, и глотает таблетки, для того, чтобы напомнить людям какая она неуравновешенная. Я не могу сидеть возле ее больничной койки, гладить ее по руке и говорить, что все будет хорошо, чтобы она снова могла это сделать. В прошлый раз я поклялась – это был последний раз, и я намерена сдержать свое обещание. – Ее голос начал дрожать. – Ты уже звонил Гретхен?

Старшей сестре Дафны? – Я … еще нет.

− Хорошо, оставь это мне.

− Ты в этом уверена? – Беременная женщина не должна переживать такой стресс.

− Абсолютно. Мы оба знаем, она плохо реагирует в кризисных ситуациях. Она начнет истерить, а затем наговорит кучу лишнего.

Кейд слегка улыбнулся. Да, Гретхен всегда сначала говорит, потом думает.

– Од, я могу для тебя что−нибудь сделать?

Она на мгновение задумалась.

– Да, напугай мою близняшку до смерти, чтобы она больше никогда этого не делала.

− Обещаю, я сделаю все возможное, − заверил ее Кейд.

− Кейд, я знаю это жестоко, но… так больше не может продолжаться. Я так больше не могу, − ее голос сорвался. В телефоне вновь раздался шум, Риз взял трубку. – Спасибо, что позвонил, дружище. Можешь звонить мне, если тебе что−то понадобиться, договорились?

− Ладно.

− Будешь держать нас в курсе?

− Конечно, − успокоил их Кейд. Черт, ну почему Дафна разрушала так много жизней? Он знал, насколько тяжело было Одри… но в тоже время он завидовал тому, как она смогла обрубить все концы.

Вероятно, пришло время ему сделать тоже самое.


***

Прошло несколько часов, прежде чем врач Дафны разрешил пустить к ней посетителей. Кайли уехала в отель, поспать после бессонной ночи ожидания в больнице, но Кейд остался. Кто–то должен был быть с Дафной, и эта участь выпала ему.

Когда он все-таки прошел в ее палату, он испытал огромное облегчение от того, что ее перевели из интенсивной терапии в обычную одноместную палату. Дафна повернулась к нему, под глазами были темные круги, а улыбка слабой.

– Привет.

− Привет, Даф, − ответил он, подставляя стул к ее больничной койке. – Как ты себя чувствуешь?

− Дерьмово.

− Уверен, ты ждешь от меня нотации, но я здесь не для этого.

Дафна сжала пальцами трубку прикрепленную пластырем к ее руке.

– Дай угадаю, ты приберег это для Одри, да?

− Нет, Одри не приедет.

Дафна застыла.

– Она… что?

– Она не приедет. Она сказала, в прошлый раз она предупредила тебя, что больше не намерена реагировать на твои передозировки. – Ему было противно говорить это Дафне, но что ему оставалось? – И Гретхен тоже можешь не ждать.

Кейд наблюдал, как Дафна всхлипнула, шмыгнула, и вытерла нос рукой.

– Ну и пошли они. Конечно, зачем поддерживать сестру, когда она в них так нуждается. Пофиг, плевать. Уверена, мисс идеальная Одри только и твердила, какая я никчемная, да?

– Ничего подобного, – сказал Кейд. – Она была очень расстроена. Ты знаешь, она тебя любит, и ей тоже сейчас нелегко. И самое последнее, что мне хотелось делать – это сообщать беременной женщине, что ее сестра снова пыталась покончить жизнь самоубийством.

Дафна всхлипнула.

– По крайней мере, у меня есть ты.

– Ошибаешься, не после того, что случилось.

Глаза Дафны округлились.

− Я всегда буду любить тебя, как друг. Всегда. Но я решил двигаться дальше, и хочу, чтобы ты об этом знала. А сейчас, ты должна прочитать вот это, и сказать все ли тебе нравится. – Он передал ей листок с текстом, который он писал всю ночь.

Она взяла его, и, прочитав первые строки, сморщилась.

– Я вырос с Дафной Петти, когда она еще была конопатой, с рыжими волосами и любила быть в центре внимания. Прошли годы, и она совершенно не изменилась. – Дафна опустила руки. – Что это за ерунда?

− Речь, которую я буду произносить на твоих похоронах, которые как я полагаю, будут через год или два. Поэтому я хочу убедиться, что тебе понравиться то, что я буду о тебе говорить.

Руки, сжимавшие листок начали дрожать.

− И раз это последняя наша встреча, мне нужно твое одобрение, − спокойно произнес он.

− Ты тоже меня бросаешь, да? – Слезы бежали по ее щекам, а руки тряслись так сильно, будто у нее была конвульсия. – У меня никого не осталось.

− Дафна, все потому, что ты сама этого добивалась. Неужели наркотики, и вечеринки стоили того? – Кейд удивился, насколько хладнокровно звучал его голос, но Дафна все равно его слушала.

Дафна вытирала слезы руками, и в этот момент она выглядела такой юной и беззащитной.

– Я ненавижу наркотики. Неужели вы не понимаете? Ненавижу их всей душой, и презираю себя за свою зависимость, − дрожащим голосом говорила она. – Ненавижу себя, ненавижу той, кем я стала, − всхлипнула она, − и все остальные тоже меня презирают.

Бедная девочка. Впервые за долгое время он увидел ее истинное лицо. Не яркую девушку, о которой он раньше мечтал. Не испорченную популярностью девушку. Нет, перед ним была сломленная молодая женщина, которая нуждалась в поддержке и помощи, но не знавшая как ее получить.

Он взял ее за руку и крепко сжал.

– Дафна – ты больна. Я говорю тебе как друг, тебе нужна помощь.

Она издала нервный смешок.

– Только не от идиотов, которые заставляют меня заниматься пилатесом, выращивать цветы и говорить о моих раненых чувствах. Центры реабилитация – это полная ерунда. И знаешь почему? Потому что даже там я могла раздобыть наркотики. Моя сиделка была моей фанаткой. Я не могла избавиться от зависимости в месте, в котором мне полагалась вылечиться.

− Дафна, я говорю не только об излечении от наркозависимости, − сказал Кейд. – Я говорю о той, кем ты стала. Дафна которую я знал, была милой, веселой, доброй. А женщина которую я знаю сейчас… полная ее противоположность. Даф, ты даешь своим сотрудникам клички. Ты причинила одной из них физический вред. Твоя команда постоянно живет в страхе. – Он покачал головой. – Наркотики тут не при чем. Ты должна изменить свой характер и поведение.

− Я бы с радостью это сделала, − ответила она, с такой тоской в голосе, что Кейд по−настоящему стало ее жалко. – Я бы с удовольствием перестала быть собой. Я очень устала от Дафны Петти. Знаешь, а ведь меня никто не любит. Всем всегда что−то от меня надо. – Она крепко сжала его руку. – Но я это понимала, и уверяла себя, что мне плевать на это. Но это не так, − из ее глаз полились новые слеза. – Может, в этом и заключается моя проблема, что меня это сильно задевает.

− Так сделай что−нибудь с этим.

Она кивнула, опустив взгляд на их сцепленные руки.

– Знаешь… я всегда считала, что ты будешь тем, кто мне поможет. Я думала, ты будешь рядом, не смотря на то, как бы отвратительно я себя не вела, какие бы безумства не совершала. Я была уверена, что могу рассчитывать на тебя. Как на страховочную сеть. – Ее губы немного скривились. – Кейд− спаситель Дафны от ее самой. Но ты… ты двинулся дальше, да? Променял меня на жирную Мэрилин.

Кейд задышал чаще, и сжал руку Дафны чуть сильнее. – Даф, ее зовут не так.

− Точно, но я даже не помню ее настоящего имени. Помню лишь что она милая, толстая и любезная. И ее ненавижу ее за то, что она отбила тебя у меня.

− Я люблю ее, − просто ответил Кейд. – Она замечательная девушка и та, о ком я так долго мечтал.

− Ты любишь ее, − повторила Дафна, захлебываясь слезами. – Она толстая и никто, а я худая и знаменитая, и меня никто не любит.

Кейд больше не хотел жалеть Дафну.

– Да, Кайли не худышка и что с того? Мне все равно. Она необычайно сексуальная и я обожаю ее фигуру. Мне нравиться ее формы и то, как она наслаждается жизнью. Но больше всего я люблю насколько она отзывчивая и чудесная. Я обожаю то, что когда мы вместе, мы не замечаем никого вокруг. Вот что такое любовь, Дафна. Любовь – это желание быть лучше и дарить счастье другому человеку, а не надежда, что тебя не бросят, не смотря на твое отвратительное поведение.

Она высвободила руку и обняла себя.

– Так что, вы двое собираетесь пожениться?

Кейд поднял левую руку, демонстрируя обручальное кольцо. Он никогда его не снимал.

– Мы уже женаты.

По щеке Дафны скатилась огромная слеза.

– Значит, у меня действительно больше никого не осталось.

Так и есть, хотел сказать Кейд, но решил не говорить ей правду. – Ляг в больницу, избавься от наркозависимости. Не ради звукозаписывающей компании, фанатов или своих сестер. Сделай это ради себя. Если ты хочешь, я помогу тебе. Я заплачу людям, которые круглосуточно будут за тобой наблюдать.

− Они все равно будут случаться руководителей звукозаписывающей компании, − грустно произнесла она.

− Нет, если они будут работать на меня, − твердо заявил Кейд. Он снова взял Дафну за руку. – Но я не собираюсь просто так оплачивать их труд. Ты должна будешь работать над собой. Относиться к ним с должным уважением, не грубить и не придумывать им оскорбительные прозвища. Они будут каждую неделю докладывать мне о твоих успехах, и если я хоть раз услышу, что ты нагрубила или нарушила нашу договоренность, то я навсегда уйду из твоей жизни, и тогда ты точно останешься в полном одиночестве.

Ее нижняя губа задрожала.

– Почему ты так жесток ко мне, Кейд?

− Потому что добротой и пониманием от тебя ничего не добиться. И у меня нет никакого желания произносить речь на твоих похоронах.

Она взглянула на лист бумаги лежавший рядом и устало вздохнула.

– Ладно, ладно, я все поняла, и я это сделаю.

− Это будет нелегко, − предупредил ее Кейд.

− А ты думаешь, мне всегда все легко доставалось? Если ты так считаешь, может ты, тоже совсем меня не знаешь.

− Как я уже сказал, мое предложение остается в силе. Обдумай все. Я помогу тебе всем, чем только смогу. – Он повернул голову в сторону двери. – Кармела тоже хотела бы тебя навестить.

Брови Дафны сошлись на переносице. – Кто?

− Твоя помощница. Ту, что ты называла Снупи.

− Она ждет за дверью? Серьезно?

− Представь, кому-то все-таки на тебя не наплевать, − Кейд слегка улыбнулся.

− Хм, − Дафна пригладила растрепанные волосы, и улыбнулась в ответ. – Ну, тогда пусть она зайдет.


***

В отеле, всем сотрудникам было дано указание связаться с менеджерами звукозаписывающей компании для получения окончательного расчета и организации перелета домой. Новость о передозировке Данфы быстро просочилась в прессу, и все сотрудники собирались в конференц-зале отеля для подписания договора о не разглашении, прежде чем они получат последние чеки.

Кайли узнала об этом, когда столкнулась в коридоре с Джинджер.

– Я подумала, я должна тебе сказать, раз у тебя нет телефона, − сердито сказала Джинджер.

− Спасибо, Джинджер, − неловко улыбнулась Кайли.

− Меня зовут Кэрол, − ответила та, сверля Кайли взглядом. – И не смей меня благодарить, ведь я поступила правильно в отличие от тебя. Из−за тебя мне теперь нужно искать новое место. Спасибо тебе за то, что довела Дафну до безумия, уводя ее мужчину. – Она покачала головой, и пошла вперед, катя за собой чемодан, и бормоча себе под нос. – Нужно было давно все рассказать Дафне.

Ой, изумленная Кайли смотрела на уход взрослой коллеги. В какой−то степени она была права. Но это не полностью ее вина, верно? Да она встречалась с Кейдом, но они не афишировали свои отношения. И Кайли не виновата в том, что Дафна запустила в нее цветочным горшком, а затем решила наглотаться таблеток, когда узнала, что Кейд больше не хочет быть с ней.

Но когда она спускалась по лестнице, она ловила на себе недовольные взгляды коллег, а один даже показал ей средний палец перед тем, как Кайли прошла мимо него. Ладно, вероятно все были согласны с Джинджер, и винили во всем Кайли.

Она с тяжелым сердцем дошла до конференц-зала, у двери стояли несколько человек. Кайли узнала в них двух танцоров, бэк-вокалистку и осветителя. Они с презрением посмотрели на нее. Она старалась не обращать на них внимание, но это было тяжело. Она могла вынести несколько недовольных коллег, ведь Кейду в этот момент было тяжелее, он выяснял отношения с Дафной, и имел дело с ее семьей.

К тому времени как дошла очередь Кайли, она устала слушать перешептывания и ловить на себе взгляды. Она несколько раз слышала, как ее назвали шлюхой. Она игнорировал их, ведь что еще ей оставалось делать? Они знали только то, что она увела мужчину Дафны. Но они не знали Кейда, и все происходящее с его точки зрения, только мнение Дафны. А Дафна была под воздействием кокаина, марихуаны или метамфитаминов, или еще чем, что она принимала на этой неделе.

И почему бы им не принять сторону Дафны? Она знаменитая, красивая и богатая. А Кайли толстая, бедная, и зарабатывала на жизнь делая макияж.

Она расписалась в списке сотрудников, после чего зашла в конференц-зал. Она желала поскорее получиться свой чек, поговорить с Кейдом, уехать из города и забыть эту историю, как страшный сон. Возможно после того, как через несколько месяцев все уладиться, и между ними останутся какие−то чувства, они смогут все начать сначала. Потому что сейчас их отношения снова кажутся ей огромной ошибкой. Будто она решила объять необъятное. Сейчас в ней говорила ее неуверенность, ведь тяжело не считать себя виноватой, когда из−за тебя известная певица загремела в больницу, а все ее сотрудники открыто называли тебя сукой.

Но все стало хуже, стоило ей зайти в зал.

За столом сидел мистер Пауэрс, вместе с тур−менеджером Дафны женщина, которую Кайли не знала. Перед женщиной лежала купа бумаг и коробка с чеками.

Мистер Пауэрс указал на стул перед ними.

– Мисс Дениэлс, прошу, присаживайтесь.

Кайли села на стул, чувствуя себя провинившийся школьницей в кабинете директора.

− Это мисс Дрэйпер, − начал мистер Пауэрс, указывая на женщину, справа от себя. – Она занимается зарплатой всех сотрудников Дафны. Но прежде, чем мы полностью вас рассчитаем, наши адвокаты хотят, чтобы вы подписали договор о неразглашении. Мы бы предпочти, чтобы пресса не разузнала больше того, что им итак уже известно.

− Разумеется, − буркнула Кайли, взяв протянутую ей ручку. Они подтолкнули к ней лист бумаги с крошечным шрифтом. Внизу была графа с подписью, но Кайли решила пробежаться глазами по тексту. Бла−бла−бла, ей не разрешалось давать интервью, бла−бла−бла рассказывать о событиях, происходящих за кулисами. Она подписала договор, поставила дату, и протянула его обратно. – Я ни с кем не буду обсуждать эту тему.

Они с недовольством посмотрела на нее, и мисс Дрэйпер начала перебирать конверты с чеками в своей коробке в поисках нужного. Через мгновение она нашла нужный конверт, и положила его перед Кайли.

– Это ваш окончательный расчет, здесь сумма, включающая себя деньги на обратный билет, зарплата, которую вы должны были получить по договору за минусом всех издержек.

− Какие еще издержки? – Она взяла конверт, так как они все еще пристально за ней следили, открыла его и достала чек. 12 долларов и 37 центов.

У Кайли затряслись руки. Она должна была получить несколько тысяч. Даже несколько сотен тысяч.

– Эмм… почему…

− По вашей вине Дафна отменила 2 концерта. Неустойка была вычтена из вашей зарплаты.

− Вы не можете винить меня за отмененные концерты. Я не имею никакого отношения к ее передозировке. Я не запихивала таблетки ей в рот.

− Этот инцидент был спровоцирован вашим поведением. Если у вас остались какие−то вопросы, советую вам внимательней изучить ваш контракт. – Мистер Пауэрс натянуто улыбнулся. – Всего хорошего.

Кайли не моргая смотрела на всех троих. Она могла сидеть тут и спорить с ними, но это ничего не изменит. Она могла бороться, нанять адвоката, который бы растолковал ей все пункты подписанного контракта. Или даже представлял ее интересы в суде, тем самым отсудив часть положенных ей денег.

Но на это нужны были время и деньги… а денег у Кайли не было.

У Кейда есть деньги, говорил ей разум. Он может помочь тебе. А что потом? Быть ему обязанной? Позволить другому контролировать ее жизнь только потому, что она не смогла сама себя обеспечить? Стать такой же беспомощной, как бабушка Слоан?

В конце концов Кайли молча поднялась и вышла из конференц-зала, и поднялась в свой номер собирать вещи. Воспользовавшись телефоном в номере, она позвонила своей подруге Стар. Стар позволяла Кайли спать на своем диване между турне. Она часто помогала Кайли с деньгами, вернее продавала вещи Кайли на е−Бэй, после чего пересылала их Кайли. Кайли было легче продавать семейные драгоценности или реликвии, чем занимать деньги у кого−то, кто потом будет постоянно напоминать о долге.

Именно поэтому она связалась со Стар.

− Бургер-кинг, − ответила Стар, когда она взяла трубку. – Мы сделаем все по вашему вкусу.

− Стар, это я. – начала Кайли. Стар всегда что−то придумывала когда ей звонили с незнакомого номера. Она была немного сумасшедшей, но в хорошем смысле этого слова.

− Дорогая! Как ты? Как проходит турне? Ты не поверишь тому, что я видела в новостях. Ты знала…

− Да, я знаю, − стало произнесла Кайли. – Но мне запрещено об этом говорить. Ты не могла бы кое−что для меня сделать. Ты помнишь мои коробки, которые хранятся в твоем шкафу?

− Ага, что с ними?

− В одной из них лежит норковая шуба бабушки. Ты не могла бы продать ее на е−бэй и выслать мне денег?

− Секунду, − сказала Стар, положив телефон.

Кайли с нетерпением ждала возвращения подруги, нервно перебирая в руках телефонный провод. У Стар был наметан глаз на винтажные вещи. Она могла один раз взглянуть на вещь, и оценить сколько денег они могли выручить. Кайли надеялась ей хватит этих денег на покупку билета.

Стар вернулась спустя несколько минут.

– Ладно, я посмотрела на шубу. Она определенно середины прошлого века. Это хорошо, потому что люди любят натуральный мех, но только не мех недавно убитых животных. Хотя с удовольствием покупают вещи из меха животных, убитых полвека назад. Шуба в отличном состоянии, и у нее ходовой размер, что означает я с легкостью смогу ее продать. Мне удастся выручить тысячу или даже полторы тысячи долларов. Или ты хочешь, чтобы я продала ее дороже?

Они и раньше так делали, и Стар выполняла просьбы Кайли не задавая лишних вопросов. Сейчас Кайли была готова расцеловать верившую в астрологию подругу.

– Нет, тысячи будет достаточно для покупки билета.

− Хорошо, куколка, сейчас же займусь этим. У тебя грустный голос, у тебя все хорошо?

Кайли улыбнулась, сдерживая слезы.

– Да, просто выдалась тяжелая неделя.

− Всему виной ретроградный Меркурий, но через неделю все закончится.

− Поняла. Отправишь мне деньги ладно?

Когда они договорились о переводе, кайли искренне поблагодарила Стар. Возможно, Стар была немного эксцентричной, но она была преданной и верной подругой, и Кайли ее обожала. Далее Кайли позвонила в дом престарелых, и сообщила им, что не сможет в ближайшее время прислать им деньги, но она уже решает эту проблему и будет им благодарна, если они изменят сроки оплаты до тех пор, пока она вновь не встанет на ноги.

Они согласились, при этом подняв ежемесячную стоимость, но у Кайли не было другого выхода. Она не могла позволить, чтобы ее бабушка оказалась на улице. К счастью у Кайли была востребованная профессия, и она рано или поздно найдет новую работу.

Конечно, было бы легче обратиться за помощью к Кейду и позволить ему решить ее проблемы. Он все оплатит, и она забудет обо всем, как страшный сон. Но что потом? Стать зависимой от него? Ждать от него подачек? Постоянно думать о деньгах и о том, сколько она ему должна, и как она будет возвращать этот долг? Или гадать, когда он устанет решать ее проблемы и вышвырнет на улицу?

Она уже была в такой ситуации, и это было ужасно.

Она больше этого не допустит. Ей лишь нужно взять себя в руки, и самой найти выход. И если эти выходы не будут включать в себя Кейда, то так и быть. У нее не было времени думать о своей личной жизни. Она вытерла слезы, понимая, ей будет нелегко принять это решение, но у нее не было другого выхода.

Однако она была не готова открыв дверь увидеть за ней Кейда, выглядевшего измотанным и уставшим, но все же довольным при виде ее.

− Здравствуй, милая, − сказал он. – Я могу войти?

И она снова замешкалась. Больше всего на свете ей хотелось броситься ему на шею. Сказать, «входи Кейд, обними меня, и помоги мне». Но вместо этого она отрицательно покачала головой. – Мне нужно ехать в аэропорт.

− Что? Но почему?

− Я возвращаюсь домой, − ком в горле мешал ей говорить.

Кейд стал в дверях, загораживая ей проход.

– Я ничего не понимаю. Я думал у нас все хорошо. Вчера, когда я обнимал тебя…

Она снова мотнула головой.

– Между нами ничего не может быть. – У меня связаны руки, сейчас не самое подходящее время, и я не могу стать тебе обузой.

− Но почему?

− Потому что наши попытки быть вместе портят людям жизнь, − резко ответила она. – То, как ты публично заявил, что выбираешь меня, подтолкнуло Дафну совершить самоубийство.

Лицо Кейд покраснело от злости.

– Мы не отвечаем за поступки Дафны…

− Теперь еще масса народа потеряла работу. – А еще я должна заплатить 10000 долларов в течение двух недель или моя бабушка окажется на улице. – Я не могу думать только о себе, особенно когда на кону счастье стольких людей.

− А как же мое счастье? – тихо спросил он. – Разве оно не имеет значение?

О боже, еще как имеет. Но ей целый день пришлось сталкиваться с ненавистью и презрением коллег, а еще звукозаписывающая компания решила оштрафовать ее за то, что она не смогла держаться подальше от Кейда.

Но самое худшее она станет для него обузой. Не любовницей, дарящей счастье, а камнем на шее, стоящим ему денег. Обузой, которой ей хотелось быть меньше всего.

− Прости, Кейд, но я так не могу. Ты мне не безразличен…

− Вчера ты говорила, что любишь меня. – В этот момент она видела боль в его глазах.

− Я люблю, правда, люблю, − сказала Кайли. – Но это не значит, что мы можем быть вместе. Не сейчас. И возможно не когда−нибудь еще. Мне жаль.

− Кайли, я не понимаю. Не делай этого. Не разделяй нас. Чтобы тебя не тревожило, я помогу тебе. Если у тебя какие−то трудности, позволь мне разделить это с тобой…

И быть тебе обязанной. – Прости меня, − сказала она. Кайли протиснулась в двери, и пошла по коридору, зашла в лифт, двери которого вот−вот закроются.

Кейд не остановил ее. Кайли зажмурилась, мысленно уговаривая себя сдержать слезы до тех пор, пока она не окажется в такси по дороге в аэропорт.

Ей практически удалось это сделать. 

Глава 20

 Неделю спустя


− Как дела у Дафны? – спросил у Кармелы Кейд, пока сам ловил такси на оживленной улице Манхэттена. – Она уже обжилась?

− У нее все хорошо, − радостно ответила Кармела, − курит как паровоз, но уверена, позже мы сможем избавиться и от этой привычки. А еще она постоянно ворчит, и всем недовольна, но, несмотря на все это, она хорошо справляется. – Она ненадолго замолчала. – Она бы поздоровалась с тобой, но не может высунуть голову из унитаза.

Он улыбнулся, услышав это. По крайней мере, хоть у кого−то жизнь наладилась.

– Передай ей, что рвота скоро пройдет, и она почувствует себя намного лучше.

Опять пауза.

– Она говорит «пошел ты, и что она все выдержит», − сказала Кармела и усмехнулась. – Если серьезно, то она неплохо держится. Ну, большую часть времени. Даф, я пойду, принесу тебе еще сигарет, − прокричала Кармелла, и Кейд слышал в трубке, как она вышла из комнаты. Вероятно, она хотела что−то сообщить ему, но так, чтобы это не слышала Дафна.

Кармела теперь работала на него, и он удвоил ее жалование, чтобы она докладывала ему обо всем. Он хотел знать всю правду о происходящем, а не улучшенную версию. И Кармела отлично справлялась с новыми обязанностями.

Через минуту он услышал щелчок замка и Кармале выдохнула. – Ладно.

− Что случилось? – спросил Кейд, ступая в проулок, чтобы спокойно поговорить.

− Дело в том… в общем этот мудак, мистер Пауэрс. Помните, вы наняли в прошлом году для Дафны нового менеджера? Так вот, звукозаписывающей компании он не понравился, они практически сразу его уволили, и на его место взяли этого Пауэрса, а он помешан на контроле. То есть именно он дал Дафне окси, мотивируя тем, что лучше он будет снабжать ее качественным товаром, чтобы она не покупала всякую дрянь на улице, а так она сможет давать концерты − Кармела замолчала.

− Он же не пытался снова дать ей наркотики?

−Нет, пока нет. Но он заявился вчера и довел Дафну до слез. Сказал, что она должна звукозаписывающей компании целое состояние, и она полное ничтожество, разочаровывающее своих поклонников. Он назвал ее посмешищем. Сказал, у нее есть неделя, чтобы привести себя в порядок и если она не может закончить турне, то обязана хотя бы появиться в студии.

− Что? Ее программа реабилитации рассчитана по меньшей мере еще на месяц.

− Я в курсе, − с беспокойством ответила Кармела. – Дафна дала ему отпор, сказала это пустые угрозы, но на самом деле он очень сильно ее расстроил. Она немного поплакала, и весь оставшийся вечер курила и смотрела в окно. Мне потребовалось много времени, чтобы привести ее в чувства, − она тяжело вздохнула. – Я понимаю, все дело в звукозаписывающей компании. У нас были нелепые условия в контрактах, а у Дафны и того хуже. Она сама мне намекнула на это. Теперь я понимаю, почему она так нервничает.

Кейд крепко сжал телефон.

– Меньше всего ей сейчас нужно думать о соблюдении контракта.

− Я знаю, но что мы можем сделать? Мы могли бы обратиться к руководству, но мне кажется, он и есть то самое руководство.

− Я все улажу.

− Я просто не хочу, чтобы они поступили с Дафной также, как с Кайли.

Кейд напрягся.

– А что именно они сделали с Кайли? – Ему все еще было больно, каждый раз, когда он думал о ней. Он с надеждой проверят свой телефон, ожидая увидеть сообщение или звонок от нее. Хоть что–нибудь. Но она молчала. Прошла неделя, а он так и не смог пережить их расставание. Он отчаянно пытался понять, что стало причиной их расставания. Он думал, их чувства были настоящими.

− А вы не знаете? Они заставили ее заплатить огромную неустойку. Кайли отчаянно нуждалась в деньгах. Не знаю, может у нее большие долги или еще что−то. Она была очень, очень расстроена. Даже раздавлена этой новостью.

− Серьезно? – Кейд старался говорить спокойно, чтобы не взорваться от злости.

− Да. Я совершенно уверена, что они оштрафовали ее за оба отмененных концерта Дафны. Разжевали и выплюнули. А она не любит быть обузой.

− Я знаю, − тихо сказал Кейд. Нет ничего хуже, чем быть кому−то обязанной. Ее ужасный бывший внушил ей, что если она не приносит в дом денег, то она – ничтожество.

Может, поэтому Кайли его бросила.

− Я все улажу, − повторил Кейд, и неожиданно у него появилось желание прикупить себе звукозаписывающую компанию.


***

Что хорошего в том, что ты миллиардер? Ты можешь наказывать плохих парней.

Конечно, он не купил звукозаписывающую компанию целиком, только большую ее часть, став при этом главным в принятии важных решений.

Он собрал совещание, на котором с превеликим удовольствием уволил мистера Пауэрса. Мужчина был в шоке, а Кейд также поручил своим юристам внимательно изучить контракты Дафны и Кайли, и за прошедшую неделю он узнал много нового. Оказывается, последний альбом Дафны продавался намного лучше других артистов этой фирмы, а они в свою очередь забирали с нее самый большой процент от продаж, чем у кого−либо еще.

Кейд внедрил одного из своих юристов в руководство, заявив тем самым, что лично займется развитием карьеры Дафны Петти, и ни одно решение по ней не будет принято без его одобрения.

А раз у него была куча денег, им пришлось послушаться и принять его условия.

Когда он рассказал Дафне о том, как он изменил правление звукозаписывающей компании, и что они больше не будут давить на нее – она расплакалась. Он также заверил ее, что она может не беспокоиться о своей карьере. Он поможет и поддержит ее, после того, как она поправиться, и решит вернуться к работе, не важно, случиться это через 10 недель или 10 лет.

Это меньшее, что он мог сделать для своей подруги.

Также он удалил пункт из контракта Кайли, заставил бухгалтерию выписать ей новый чек, и прислать его ему в офис, чтобы он мог лично передать его, вместе с их извинениями за «случившееся недопонимание».

Если Кайли беспокоилась о деньгах и не хотела принимать его помощь, то она по крайней мере получится свои честно заработанные.

Но для начала ему нужно было поговорить с ней.


***

- Ты точно в порядке? – спросила Стар, – твоя аура сильно побледнела.

Кайли сдержала порыв закатить глаза. Стар действительно беспокоилась о ее самочувствии. Просто Кайли была не в настроении принимать чью–то заботу, особенно от любительницы мистики, переживающей о ее внутренней энергии. Кайли решила сменить тему. – Я просто задумалась, – успокоила она подругу, – надеюсь, мы сможем найти что–то стоящее на банковской распродаже.

Шуба бабушки ушла намного дороже, чем Кайли рассчитывала, поэтому у них со Стар были лишние деньги для покупки новых вещей. Это должно помочь ей продержаться до тех пор пока она не найдет новую работу. И вот сейчас, спустя 4 часа и 4 аукциона, на которых они нашли лишь безделушки, подруги решили купить ланч по дороге домой.

Стар пожала плечами, от чего бахрома на ее блузке начала колыхаться. – Иногда ты натыкаешься на золотую жилу, а иногда лишь стоптанную обувь и старые пластиковые контейнеры.

Да, чаще всего так и было.

– Возможно, я просто не умею выбирать правильные дома. Может, мне стоит перевести оставшиеся деньги в дом престарелых, и тогда они позволят мне ненадолго отсрочить платеж? Я не хочу, чтобы бабушка стала обузой. – Она запнулась от своих собственных слов. Или по крайней мере была обузой только для Кайли.

– Они не успокоятся, пока ты не заплатишь полную сумму, – ответила Стар. – Перестань волноваться. Они не выгонят твою бабушку на улицу из–за того, что ты на месяц задержишь оплату. – Она замолчала. – Или два. Ну, максимум три.

Кайли застонала.

– Спасибо, успокоила.

Но Стар только улыбнулась.

– Все наладится. Посылай Вселенной позитивные мысли, и они материализуются.

Кайли натянуто улыбнулась, согласно кивая. Позитивные мысли. Ага, конечно. Стар никогда не узнает насколько разбита сейчас Кайли, насколько она несчастна, одинока и очень близка к депрессии. Стар считала, от любой меланхолии и плохого настроения можно избавиться с помощью медитации, или прочтением гороскопа. Она воплощала в себе все то безумие, которые люди приписывают Лос–Анджелесу, но это не мешало ей быть хорошим другом.

– Так, – спустя минуту вновь заговорила Стар, – думаю, нам стоит посетить дом умершей звезды фильмов для взрослых, находящийся на другом конце города.

Кайли показала ей язык.

– Ладно, поехали. – Но вместо этого они убрали свои подносы, вернулись к крошечному, разбитому Форду Стар, и направились домой.

По стандартам Малибу у Стар была довольно просторная квартира. Конечно, она располагалась не в самом благополучном районе, ковровое покрытие давно пора было заменить, а потолки отштукатурить, но все минусы перекрывала большая кухня и гостиная, которая была аккуратно заставлена коробками с вещами на продажу. Когда Кайли не была в турне, ее домом был диван Стар, и сейчас ей очень хотелось лечь на диван, и побыть в одиночестве. К сожалению, этому не бывать пока она живет со Стар. Ее подруга села на кресло рядом, схватила пульт и включила «Антиквариат Roadshow».

– Знаешь, что? Я, пожалуй, пойду приму душ, – сказала Кайли. Она поднялась с дивана – он же кровать, и направилась в ванную. На данный момент, это было единственным местом, где она могла побыть наедине со своими мыслями.

Стоило ей закрыть за собой дверь, она тут же включила воду, и присела на край ванны, и ее глаза наполнились горькими слезами.

Она жутко скучала по Кейду. Скучала по его улыбке; объятиям; ощущению кожи под ее руками; по его подшучиваниями; его волнистым волосам; да по всему. Она скучала по тому, как он ее целовал – словно только он был удостоен этой привилегии. Ей не хватало его по ночам, а особенно его вида спросонья – заспанного и улыбающегося.

Она любила его. Очень любила, но ее жизнь была полным кошмаром, поэтому она не могла остаться с ним. Она будет ему обязательна, и он будет обижаться на нее так же, как она обижалась бабушка Слоан. А потом и возненавидит.

Она приняла правильное решение, но это не значит, что ей не одиноко, и она не жалеет о своем решении. В душе она ненавидела Дафну за то, как она с ней обошлась, и за то, что из–за плохого трудового договора Кайли осталась без денег. Но если честно, она винила во всем не Дафну, а себя, за, то что оставила телефон в сумочке, и ее поймали. Одна глупая ошибка стоила ей замечательного мужчины.

Кайли больше не могла сдерживаться, поэтому уткнулась в мочалку и разрыдалась. В дверь осторожно постучали.

– Эй, у тебя там все в порядке? – спросила Стар.

– Да, – быстро ответила Кайли, вытирая слезы. – Все хорошо.

– Я знаю, ты только зашла, но в дверях стоит незнакомый мне блондин и спрашивает тебя.

Кайли едва не ахнула от удивления. Кейд? Хотя чему она удивляется. Конечно, это был он. Она бросила его неожиданно и без объяснений. Она такая дура.

– Скажи ему, я не хочу его видеть.

– Ты в этом уверена? У него довольно яркая аура, – ответила Стар. – И лимузин. Для меня это два неплохих показателя.

– Уверена, – крикнула Кайли, включила душ сильнее, дабы не слышать любые другие возражения Стар.

Кайли старалась задержаться в ванной, как можно дольше. Именно поэтому она помылась, сделала пилинг, затем маску, подкрасила корни, побрила ноги, увлажнила тело кремом, накрасила ногти, она еще бы сделала укладку, но в ванной было слишком много пара. Накрутив на голову полотенце, она решила покинуть свое убежище.

Из–за угла тут же показалась голова Стар.

– Полегчало?

– Намного, – солгала Кайли. Покраснение и мешки под глазами стали почти незаметными. Почти. Но душ ей в этом не помощник, Кайли нужны были глазные капли.

– Мне потребовалась целая вечность, чтобы выпроводить этого парня, – продолжила Стар, качая головой. – Он кажется милым, и вежливым. А еще он – рак. Они очень надежные, и любят оказывать поддержку.

Только Стар могла выяснить знак зодиака у незнакомца.

– Отлично.

– А ты – рыбы, вы идеально друг другу подходите.

– Меня это не интересует, – повторила Кайли. Из нее ужасная врушка, но она должна была попробовать.

– Да, именно так я ему и сказала.

Сердце Кайли пропустило удар, и она силой заставила себя дойти до дивана, и спокойно сесть.

– А что он ответил?

Стар пожала плечами.

– Пробубнил что–то про группу, певцов, или нечто подобном, и ушел.

У Кайли защемило в груди. Певица? Он, наконец, решил выбрать Дафну, а не ту, что не может быть ему равной партнершей в отношениях? Неужели он понял, что она его не стоит, и отступил? Боже, почему ей так больно от этой мысли? Ей хотелось броситься за ним.

Но вся эта ситуация с деньгами останавливала ее.

Молча, Кайли свернулась клубочком на диване Стар, и прижала к груди подушку. Она это переживет. У нее нет другого выхода. Ей уже разбивали сердце однажды. Хуже ведь уже не будет, да? Ей просто нужно время залечить раны. Как бы она себя не успокаивала, она вновь начала плакать.

Стар в ужасе посмотрела на нее.

– Почему бы нам не съесть мороженого? – Стар плохо справлялась с эмоциональными проблемами.

– Спасибо, – с благодарной улыбкой ответила Кайли, вытирая глаза. Какая же она плакса.

Тут раздался звонок. Кайли напряглась, глядя с дивана на дверь.

– Стар?

– Минуточку, – прокричала подруга с кухни. – Я разлила шоколадный сироп.

Черт. Кайли решила не открывать, но в дверь снова позвонили.

– Ты не могла бы открыть? – крикнула Стар.

Ладно, Кайли итак понимала, что именно ей придется открывать дверь. Нехотя она прошлепала босыми ногами к двери, и посмотрела в глазок. Там стоял ребенок. Кайли была разочарована, не увидев там Кейда.

– Я могу тебе помочь?

Стоявший за дверью мальчик был одет в полосатую футболку и шорты, у него были светлые волнистые волосы, так похожие на волосы Кейда. На его лице появилась ангельская улыбка, а его руки были спрятаны за спиной.

– Вы, Кайли?

– Эмм, возможно.

Он улыбнулся шире.

– Я должен передать вам это. – Он вытащил из–за спины небольшую коробку с огромным белым бантом. – И если вы ее не примите, то приют, в котором я живу, не получит денег.

Кайли прищурила глаза, а сердце предательски сжалось.

– Вот так, да?

Мальчик кивнул, протягивая ей коробку. И даже зная, что ей не следуют ее брать, она ничего не могла с собой поделать. Мальчик убежал, пока она дрожащими пальцами развязывала бант. Внутри она увидела вафлю и записку.

Она нервно хихикнула. Вафля. Это точно от Кейда. Она сразу же вспомнила их глупые, но чудесные поздние свидания. Она взяла карточку, и, затаив дыхание, перевернула ее.


Чтобы ты знала, я привел с собой марширующий оркестр, и если ты через 2 минуты не появишься на парковке, они начнут исполнять саундтрек к «Красотке». И у твоей двери соберется масса сирот. На этот раз я не шучу. Нам нужно говорить, и ради этого я готов на любые безумства.

Кейд.


Чувствуя раздражение, Кайли бросила карточку в коробку, захлопнула крышку. Она не знала, как поступить. Здравый смысл подсказывал ей как взрослому человеку выйти и поговорить с Кейдом. Объяснить ему ее страхи и причину, по которой она не может быть с ним. Сказать, как сильно она не хотела быть ему обузой, перекладывать на него свои финансовые проблемы.

Но крошечная, уязвленная ее часть хотела вернуться домой, и сделать вид, что она не получала его записку. Показать ему, что она не поверила его блефу, и не позволит собой манипулировать.

Пока она сомневалась, с парковки здания раздалась музыка. По звукам похоже на ...тромбон. Или тубу. Кайли открыла рот от удивления, и ринулась на улицу. Он... он серьезно пришел с оркестром?

Стоило ей завернуть за угол, она увидела целый оркестр в полной амуниции, играющий припев из «Красотки».

Он не шутил. И вместо того, чтобы разозлиться или смутиться, Кайли не могла перестать смеяться. Стоит признать – это очень мило. Да и кто сможет устоять перед марширующим оркестром, а?

Оркестр начал синхронно двигаться, они разошлись в стороны, открывая Кайли длинный черный лимузин, рядом с которым стоял мужчина в сером костюме. Он держал в руках цветочный горшок со знакомой ей фиалкой, но вместо приветливой улыбки на лице Кейда было беспокойство. Словно он не знал чего ожидать.

Но, заметив Кайли, беспокойство исчезло, его губы расплылись с широкой улыбке, и сердце Кайли екнуло при виде его счастья. Оно снова екнуло, когда она заметила цветочный горшок. И если он не перестанет смотреть на нее таким пронзительным взглядом, она упадет замертво от остановки сердца.

Кейд поднял руку, сигнализируя оркестру, и он перестал играть, от чего немедленно наступила неловкая тишина. – Я решил ты не мне не поверишь, если я и на этот раз не появлюсь с оркестром, − заговорил Кейд. – Поэтому я пришел вместе с этими ребятами.

Она ничего не сказала. Огромный ком в горле мешал ей произнести хоть слово.

Ее молчание обеспокоило Кейда. Он поставил цветок на крышу лимузина, и шагнул к Кайли.

– Мы можем поговорить?

Плохая идея – твердил мозг.

Заткнись – кричали чресла.

Кайли замешкалась. Ее эмоции сражались со здравым смыслом, но в итоге она решила послушать именно чресла.

– Эм, конечно.

− Выбирай место. Мы пойдем куда захочешь. – Он стоят так близко, что она улавливала аромат его одеколона, и у нее подкосились ноги. Ну почему он так замечательно пахнет?

− Эм, − она посмотрела в сторону квартиры Стар. – Пожалуй, будет лучше поговорить дома. – Ей с каждой секундой становилось все труднее соображать в его присутствии. Тоска и желание все больше и больше брали верх над логикой и здравомыслием. Что, если быть честной, было не так уж плохо.

Кейд поднял руку, галантно пропуская Кайли вперед, что она и сделала, двинувшись в сторону квартиры. Ее тело моментально напряглось, когда его рука легка ей на поясницу. Это был простой жест, но очень собственнический, и Кайли не могла не думать о его значении.

Когда они зашли в квартиру, Кайли стало страшно, что Кейд подумает. Он всегда носил дорогие костюмы, и они никогда не видела его в повседневной одежде. Все отели, в которых он останавливался, были 5–ти звездочными, а номера не ниже люкса. Квартира Стар была увешана пестрыми постерами с изображением грибов, на дверях висели бусы, и пахло благовоньями. Диван старый, протертый, на нем лежало одеяло, под которым спала Кайли. Господи, что он о них подумает? Она поспешила в комнату, сгребла одеяло и подушку, и быстро отнесла в комнату Стар.

– Секундочку, давай я быстро все тут приберу.


Она бросила свои вещи в комнате подруги, а когда вернулась, увидела, как та очерчивала круги над головой Кейда розовым кристаллом.

– У тебя весьма яркая аура, – сказала она Кейду. – Это впечатляет.

– Спасибо, – ответил он, улыбаясь. – Тоже могу сказать и о тебе.

Стар улыбнулась, убирая кристалл.

– Хочешь что–нибудь выпить или перекусить? Мы с Кайли как раз собирались утопить нашу печать в мороженом.

– Вот как? – Он повернулся к Кайли, и она заметила, как его улыбка немного спала. Совсем чуть–чуть. – И насколько сильна ваша печать?

– Ой, ты даже не представляешь...

– Стар, – пригрозила Кайли. – Прошу тебя...

Та моргнула.

– Ой. Ну конечно, какая же я дура. Мистер отпадная аура, почему бы тебе не съесть мою порцию мороженного вместе с Кайли? Мне в любом случае нужно сбегать в магазин. У нас закончился скотч. – Она улыбнулась их гостю, взяла сумочку, и перед уходом подмигнула Кайли. – Увидимся через три часа.

Стар вышла из комнаты, Кейд снова повернулся к Кайли, нервно запуская руки в карманы пиджака.

– Может, ее отвезти в магазин? Мне неловко от того, что ей придется так далеко идти.

– Магазин прямо за углом, – успокоила его Кайли, уходя на кухню за мороженным. – Она просто очень хорошая подруга.

– Ааа, – сказал Кейд. – У меня тоже есть парочка таких друзей.

– Спорю никто из них не анализирует твою ауру, – пробубнила себе под нос Кайли, когда брала две миски с мороженным с ярко–зеленой столешницы. Боже, Стар сделала такие огромные порции. – Эмм, это не просто десерт, это наш ужин, – объяснила она, протягивая миску Кейду.

– Не хочешь добавить сюда вафлю? – спросил он, забирая из ее рук миску. – У меня как раз есть одна.

Она нервно хрюкнула. Молодец, Кайли. Они так и остались стоять на месте, неловко поглядывая друг на друга. Наконец, Кайли решила нарушить молчание. – Я бы предложила тебе расположиться в столовой, но это рабочая зона Стар.

– Она... экстрасенс? – спросил Кейд.

– Так может показаться, но нет. Она занимается продажей вещей умерших людей в интернете.

– Странное занятие.

– Она считает его приключением, и говорит это куда лучше, чем работать в офисе, – Кайли пожала плечами, и указала на диван. – Присядем?

Они оба сели, Кейд попробовал свое сливочное мороженное с шоколадной крошкой и вишневым сиропов, при этом не сводя глаз с Кайли. Кайли же не могла есть. Они слишком нервничала, ей было неловко, и очень хотелось броситься ему на шею, расплакаться, сказать, как сильно она его любила, но им не суждено быть вместе.

– Ты... ты не голодна? – спросил он, глядя на миску в руках Кайли.

Она силой заставила себя подчерпнуть немного мороженого, и положить его в рот. Шоколадное с зефиром – ее любимое. Но сегодня оно напоминала по вкусу клей. Кайли проглотила мороженное, и снова неловко улыбнулась.

– У Дафны все хорошо, – Кейд решил сам начать разговор, продолжая есть мороженное. – Она ненавидит центр реабилитации, но я нанял ей новых людей, и она действительно старается побороть свою зависимость. Кстати Кармела все также работает ее личной помощницей.

– Хорошо, – ответила Кайли. – Это хорошо. – Так, теперь она будет повторять свои же слова.

– Хорошо, – повторил Кейд.

Между ними вновь повисла пауза. Кайли мешала ложкой подтаявшее мороженное. Ее ноге было холодно, от того, что на ней стояла миска, но ее больше не куда было поставить. Кейд держал миску в руках, внимательно оглядывая квартиру Стар. Господи, до чего же неловкая ситуация.

Затем он снова посмотрел на Кайли своими божественными голубыми глазами, и улыбнулся.

– Знаешь, я немного по–другому представлял наше воссоединение. Думал, мы будем целоваться.

По непонятной причине, Кайли посчитала его слова забавными, и захихикала.

Он снова улыбнулся, и заметно расслабился.

– Это правда. Я думал, ты увидишь оркестр, бросишься в мои объятия, и мы уедем на лимузине в закат, ну или поедем вдоль Сансет Авеню. И я сожму тебя в своих объятиях, нет, даже обхвачу тебя руками и ногами, скажу, как сильно я тебя люблю, как скучаю по тебе, и мы начнем целоваться, и в итоге я буду весь в твоей помаде. И это будет замечательно.

Кайли хихикнула еще, глядя на свое мороженное. К ее ужасу, ее хихиканье превратились во всхлипы, и она начала плакать. Ну, вот опять.

– Кайли, прошу тебя, не плачь. Боже, мне больно видеть твои слезы, и знать, что я ничего не могу сделать. – Кейд поставил мороженое на пол, и придвинулся ближе. Его рука легла ей на талию, он дернул Кайли на себя, зарываясь носом в ее шее. – Прошу, если хочешь, я уйду. Только не грусти. Скажи, чтобы я ушел, и я уйду.

– Я … я не хочу чтобы ты уходил, – тихо призналась Кайли. Ей хотелось утонуть в его объятиях, и забыть обо всем вокруг.

Он взял ее мороженое и поставил на пол рядом со своим. Затем придвинулся еще ближе, и начал целовать ее шею, ушко. – Скажи мне остановиться и я остановлюсь.

Кайли судорожно выдохнуло.

– Не останавливайся.

Он взял ее за подбородок, желая, чтобы она посмотрела ему в глаза.

– Скажи мне перестать тебя любить.

Она … она не могла этого сказать.

– О, Кейд.

– Это не нет, – твердо заявил он.

– Я люблю тебя, – призналась ему Кайли. – Но я в ловушке, Кейд. – Она покачала головой, чувствуя беспомощность всей сложившейся ситуации. – Я люблю тебя. Я хочу быть с тобой больше всего на свете, но есть обстоятельства, которые не позволяют мне этого сделать. Я не хочу быть твоей обузой.

– Ты имеешь в виду зависеть от меня финансово? – предположил он.

Кайли напряглась.

– Ты... как?

– Кармела упомянула, как с тобой обошлась звукозаписывающая компания, потому что тоже самое они сделали и с Дафной. Именно поэтому я купил эту фирму.

– Ты что?

– Я купил себе звукозаписывающую компанию. Проверил все трудовые договора, и нашел много нарушений. Дафна теперь в надежных руках, а тебе я принес вот это. – Он вытащил конверт из кармана пиджака.

– Кейд, мне не нужны твои деньги.

– Мне приятно это слышать, но это не мои деньги, а твои. – Он более настойчиво протянул конверт, и Кайли с нетерпением его открыла.

Внутри лежал чек от звукозаписывающей компании ровно на сумму, которые они должны были заплатить ей за работу.

– Но как?

– Как я уже сказал, я приобрел звукозаписывающую компанию, вернее большую ее часть, и так как директора хотели угодить мне, они согласились на мои условия.

– С–спасибо, – Кайли в шоке смотрела на чек.

– Не стоит меня благодарить, – продолжил Кейд. – Поговори со мной, объясни, почему ты постоянно от меня убегаешь. – Он взял Кайли за руку. – Я отчетливо помню, как говорил тебе, что я – миллиардер. Ты могла бы прийти ко мне, я бы с радостью дал тебе денег.

Кайли сморщилась, выдергивая свою руку.

– И быть тебе должной? Стать тебе обузой?

– Вот опять это слово. Я не понимаю, почему ты считаешь обузой помощь и поддержку любимому человеку?

– Кейд, она оштрафовали меня на десятки тысяч долларов. Даже сотню, если быть точной.

– Хорошо, что у меня их миллиарды. Но дело ведь не только в деньгах, я прав?

Кайли посмотрела сначала на чек в своих руках, затем подняла глаза на Кейда.

– Я... я говорила тебе, что меня воспитывала бабушка?

– Да.

– Так вот. – Губы Кайли пересохли, она быстро их облизнула, чувствуя неловкость предстоящего разговора. – Моя бабушка... не самая добрая. Ее муж умер, когда ей было 50, а через 10 лет умерла и их единственная дочь. Я попала к ней, когда мне было всего 10 лет, и она не знала, что со мной делать. У ее мужа не было страховки, у моих родителей тоже, и поэтом,у чтобы вырастить меня, ей пришлось впервые в жизни пойти работать. Она ненавидела работать, и также из–за этого ненавидела и меня. – Кайли свело желудок от неприятных воспоминаний. – Она всегда напоминала мне, что я толстая, некрасивая и чтобы меня прокормить, ей приходилось работать на двух работах. И я не была красивой, стройной и умной, как моя мама. Я была для нее обузой, и она постоянно мне об этом напоминала. – Кайли слабо улыбнулась. – Но ирония в том, что когда мне исполнилось 20, у бабушки началось слабоумие. Ее пришлось поместить в дом престарелых, где за ней ведется круглосуточный уход. И теперь она обуза для меня. Ее уход очень дорого мне обходиться. Мне тяжело содержать ее, но так как у нее больше нет родственников, то у меня нет другого выбора.

– О, Кайли, – Кейд взял ее за руку. – Какая ужасная история. И пока ты росла, тебя никто не любил?

Она лишь пожала плечами.

– У меня всегда были друзья в школе. Родители любили. Я была желанным ребенком. Но все изменилось после их смерти. – Потому что бабушка Слоан ненавидела меня.

Ты – обуза, такая никчемная. Только посмотри, какая ты жирная. Даже не пытаешься следить за тобой. Не могу поверить, что она свалилась на мою голову. Надо было позвонить в службу опеки чтобы ее забрали в приют, но они этого не сделают, раз у нее есть живой родственник. Маленькая толстая мерзавка, из–за нее я больше никогда не буду счастлива.

Она увидела понимание в глазах Кейда.

– В тот день, когда мы ели вафли... ты рассказала мне, как твой бывший выгнал тебя на улицу. Та ситуация тоже сыграла свою роль, да?

– Боже, я такая очевидная, да?

– Ты боишься, что я сделаю тоже самое?

– Я думаю ты на такое не способен, – ответила Кайли. – Хотя про него я могла сказать тоже самое. Я просто... я не хочу взваливать свои проблемы на кого–то еще. – Она потерла лоб. Разговоры о болезненных событиях прошлого вызвали у нее головную боль. Но она должна была все рассказать. Она должна была объяснить, что дело не в Кейде, а в ней самой. Только в ней, и в ее прошлом.

– Я бы никогда...

– Но ты шантажировал меня, – напомнила она. – Я до сих пор не получила назад свои трусики.

Лицо Кейда выглядело печальным.

– Я был жесток с тобой, потому что я должен был тебя увидеть. Должен был заполучить тебя обратно в мою постель. Но теперь, зная твое прошлое, я понимаю, насколько неправильно я себя вел.

– Просто мне... мне трудно доверять людям, – призналась Кайли. – Мне каждый раз нужно ложиться спать, зная, что у меня все под контролем, и мне не нужно полагаться на другого, как эмоционально, так и финансово. Я хотела хоть один раз в жизни сама отвечать за свою жизнь. Понимаешь? – Она посмотрела по сторонам и тяжело вздохнула. – К сожалению, я пользуюсь добротой Стар. Я плачу ей 200 долларов в месяц за то, что сплю на ее диване, когда я дома, а когда меня нет, то на этот адрес приходит моя почта, но мне все равно неловко.

– Уверен, Стар так не считает, – сказал Кейд. – Она помогает подруге и готов поспорить, ей нравится компания. Потому что кем бы ты себя не считала, ты, Кайли замечательная. Ты добрая, заботливая, и очень открытая. И моя жизнь уже не та, если в ней нет тебя.

Она посмотрела в его небесно–голубые глаза, а затем на чек в своих руках.

– Это... поможет. Этими деньгами я хотела оплатить пребывание бабушки на год вперед, и проживание у Стар до моего следующего турне.

– У меня есть к тебе другое предложение, – Кейд потянул Кайли к себе. Он взял чек из ее рук, и бросил его на пол. Затем он обнял ее так, что она вжалась в него грудью, а их губы были так близко, ей казалось он вот–вот ее поцелует.

– И какое же? – у Кайли перехватило дыхание от его близости.

– Я знаю одну неплохую квартиру на Манхэттэне с изумительным холостяком, который ищет себе соседа. Я слышал, он готов брать весьма умеренную аренду, если он найдет подходящую женщину, желающую терпеть его и все его деньги. Понимаешь, он очень много путешествует, и ему нужно быть уверенным, что его женщине не будет одиноко в его отсутствии.

– Она будет занята своей работой, – выдохнула Кайли, ее сердце было готово выпрыгнуть из груди. – Так что спокойно сможет оплачивать аренду.

– Отличный план, – сказал Кейд. – Разумеется, оплата нужна будет первого числа каждого месяца. Но за это у нее будут неплохие льготы.

– Какие еще льготы?

– Ну, он любит черный кофе. Я слышал очень важно иметь схожие вкусы с соседом. У него есть розовый кабриолет, и он не знает, куда его деть, а еще очень, очень большая кровать и роскошный душ. Правда, нет рояля.

Кайли хихикнула, вспоминая номер отеля в их первую ночь.

– Но если для его соседки это важно, он немедленно его приобретет, – продолжил Кейд. – И самое лучшее, он работает с лучшими клиниками и домами престарелых города, поэтому он точно сможет найти самое подходящее место для бабушки своей соседки. Это один из главных плюсов быть миллиардером, заработавшим свое состояние на медицинском оборудовании.

– Мне кажется он просто идеальный, – бормотала Кайли. Их губы все еще были в дюйме друг от друга. Она хотела, чтобы он ее поцеловал. Черт, да она хотела повалить его на диван и заняться любовью.

– Не могу сказать, что он само совершенство, – сказал ей Кейд. – Он – трудоголик, иногда может быть неряхой, а еще он храпит.

Она рассмеялась.

– Да, так и есть.

– Но он безумно тебя любит, и он согласен на все, лишь бы ты чувствовала себя комфортно в этих отношениях. Кайли, если для этого я должен брать с тебя аренду и настаивать на том, чтобы ты работала, а не транжирила его деньги, то я согласен. – Он смотрел на нее, а его глаза были как никогда голубыми. – Скажи, что ты согласна поехать со мной домой.

Кайли была в ужасе. Боялась, что это огромная ошибка, но больше она боялась, что Кейд сейчас уйдет, и она больше никогда его не увидит.

– Скажи мне еще раз, что ты меня любишь.

– Я люблю тебя, – незамедлительно ответил он, нежно касаясь ее губ. – И аренда составит 500 долларов в месяц.

– Это дорого за один диван.

– Но это очень удобный диван, – ответил он, целуя ее. – И роскошная кровать. – Его язык прошелся по ее нижней губе. – И чудесная кухня. Нет, правда, там все такое потрясающее. – На этот раз он поцеловал ее и поцелуй был долгим, неторопливым и нежным. – Но только если ты будешь рядом.

Черт, опять эти проклятые слезы. Кайли попыталась их сморгнуть.

– Я так сильно люблю тебя.

– Тогда поехали со мной. Дай мне шанс.

Она кивнула, делая глубокий вдох.

– Да. Я поеду с тобой.

Он улыбнулся, и она ослепила ее, словно в комнате зажглась сотня прожекторов.

– Тебя точно не надо больше убеждать? А то я вооружился целой пачкой презервативов.

Она засмеялась, чувствуя себя легко и свободно, и ее руки метнулись к пуговицам на его рубашке. Она безумно его хотела, и была рада, что он чувствовал тоже самое.

– Я слышала, моей соседки не будет еще как минимум пару часов.

– Тогда давай сполна используем оплаченный тобой диван, – он улыбнулся, а затем страстно набросился на нее. Его игривость сменилось неутолимым голодом. Его рот буквально овладевал ею, и Кайли заскулила, как только его язык проник в ее рот. Его руки легли ей на грудь, сжимая, и теребя сосок через футболку.

Она застонала, срывая с него рубашку.

– Кейд, я хочу чувствовать твое тепло. Я безумно тебя хочу.

– Тогда перестань убегать от меня, – бормотал он у ее кожи. – Я весь твой.

– Я больше не сбегу, – заверила она.

Кейд вопросительно вскинул бровь.

– Я постараюсь больше не сбегать, – поправила она себя, улыбнувшись. – И в следующий раз когда я испугаюсь, обещаю поделиться с тобой.

– Справедливо, – Кейд перекатывал между пальцами ее сосок, заставляя их затвердеть. – А теперь мне просто жизненно необходимо коснуться губами твоей бархатистой кожи. Разденься для меня.

Она сделала, как он просил, быстро скидывая свою одежду, чтобы как можно скорее ощутить его кожей, тяжесть его тела, и горячую плоть. Сколько прошло времени с того, как они последний раз занимались сексом? Слишком долго, решила она. Кайли немного скривилась, показывая ему некрасивый бежевый лифчик и хлопковые шортики.

– Я тебя не ждала, – оправдывалась она. По крайней мере, она побрила ноги.

– Ты можешь быть в лохмотьях, но все равно останешься для меня самой красивой женщиной на земле, – сказал Кейд, и искренность на его лице заставила Кайли поверить его словам. Было сложно поверить в свою красоту, когда такой мужчина как Кейд смотрит на тебя, как на произведение искусства.

Когда она разделась, вернее, почти разделась, и их одежда стопкой лежала на ковре Стар, накаченный и рельефный торс Кейда был в полном ее расположении. Она бормотала от удовольствия, гладя его, Кейд отвечал ей тем же. Как обычно он уделил особое внимание ее груди – он обожал ее грудь, не смотря на то, что она не была подтянутой и очень упругой. Ее сиськи просто были большими. Она вся была большой, но она еще не чувствовала себя сексуальнее, чем в тот момент, когда Кейд посмотрел на нее, прежде чем обхватить губами сосок.

– Презерватив, – задыхаясь, сказала она. – Сейчас.

Кейд кивнув, и потянулся к куче одежды. Через секунду он триумфально показал ей пачку презервативов.

– Можно я сама? – Одна только мысль как она будет раскатывать латекс по его стволу, заставляла ее лоно ныть от желания.

Горящий блеск в его глазах стал для нее лучшим ответом. Он передал ей упаковку, она достала пакетик, и аккуратно разорвала его. Презерватив был скользский от смазки, и ее руки так сильно дрожали от желания, что она уронила его на пол. Прямо в миску с растаявшим мороженным.

Кайли моргнула, и залилась смехом.

– Хьюстон, у нас проблема.

– Разве? – уточнил Кейд, утыкаясь носом в ложбинку между грудей. – Ты все еще принимаешь противозачаточные?

Без презерватива? Ее дыхание участилось от этой мысли. Кейд в презервативе ощущался хорошо, но без него... все было так интенсивно. Так чувственно.

– Да, я все еще на таблетках.

– Тогда, может, мы... – он не стал договаривать, но это было не нужно. За него говорил его взгляд, когда он продолжал усыпать поцелуями ее грудь.

Она кивнула, протягивая к нему руки. Кайли легла на диван, не обращая внимание на то, что диванные подушки сдвинулись, а в скором времени совсем упадут. Это не имело значения. Главным сейчас был Кейд, и его колени разводящие ее ноги, его бедра, располагающиеся у нее между ног, и его член, прижимающийся к ее влажным складкам, и дразнящим клитор. Кайли застонала.

– Моя милая Кайли, – шептал Кейд. – Уже готова принять меня. Господи, как же сильно я тебя люблю.

– Я тоже тебя люблю, – дрожащим голосом сказала она.

И затем он вошел в нее, Кайли ахнула, насколько большим он ощущался, и какой узкой она была. Она расставила ноги шире, Кейд нашел идеальное положение, и они задвигались в унисон. Кайли приподнимала таз при каждом толчке Кейда, и уже совсем скоро она почувствовала нарастающее напряжение, начала стонать, впиваться ногтями в его спину, пока он продолжал вколачиваться к нее. Она кончила громко вскрикнув, и мгновение спустя Кейд последовал за ней. Он сделал еще несколько не торопливых движений, а потом рухнул на нее.

Совершенство. Кейд – это чистое, настоящее совершенство. Начиная от светлых ресниц, обрамляющих его бесподобные глаза, до растрепанных светлых кудрей, прилипших сейчас к его лбу. То, как он целовал ее шею, руки, и любого участка ее тела, до которого он мог дотянуться.

Совершенство. Ее совершенство.

– Я люблю тебя, – снова сказала она. Просто потому, что сейчас она полностью прочувствовала значение этих слов. А может, потому, что могла это сказать. Теперь они были вместе, они будут равными партнерами, и она не будет его содержанкой. Нежеланной, ненужной обузой. Только сейчас Кайли поняла, если ты любим, то какие бы у тебя не были трудности, твоя вторая половина поддержит и всегда поможет.

Может быть, именно этого ей всегда не хватало в жизни. И, может быть, поэтому в объятиях Кейда, она не боялась доверить свою жизнь другому человеку. 

Глава 21

 Спустя 2 недели.


Кайли нервно сжимала руку Кейда, пока они шли к клубу.

– Ты уверен, что твои друзья хотят со мной познакомиться? – В десятый раз за вечер спросила она. Она нервничала и дергалась весь день, снова и снова поправляла макияж, хотя для него она всегда выглядела идеально. Он знал, у его Кайли были проблемы с самооценкой, но она старалась избавиться от своей неуверенности.

Кейду лишь нужно продолжать ее любить, и заставлять чувствовать себя прекрасной, кой она и была. Не то, что ему было в тягость, с улыбкой подумал он, сжимая ее руку. Он радостью продолжит это делать до конца своих дней.

Переезд Кайли и бабушки Слоан в Нью–Йорк были одними из лучших дней в его жизни. Хоть он и не был большим фанатом бабушки Слоан (после историй, рассказанных Кайли), он чувствовал жалость к пожилой женщине со спутанным разумом. Они определили ее в один из лучших домов престарелых в штате, и использовав свое имя Кейд добился неплохой скидки для Кайли, так она настояла на желании самой оплачивать пребывание бабушки. Кейд был не против. Она может платить сама, до тех пор пока живет с ним, а он будет тратить свои деньги на нее. Если честно, это было ново и непривычно, что кто–то не отводит взгляд каждый раз, когда вам приносят чек.

Однако, Кайли не переставала дразнить его за его богатство. Она хохотала, пока он показывал ей свою квартиру, где, над каминов висела подлинная картина Моне.

– Что, когда ты обставлял квартиру не смог достать картину Пикассо? Или в музее отказывались продавать и Ван Гога?

За это Кейд начал щикотать ее, и они плавно переместились в постель.

Она дразнила его за простынь из Египетского хлопка. Неужели миллиардеру мало было обычных простыней? Она также шутила над ванной с мраморной отделкой, и по множеству других дорогих мелочей, расставленных по всей квартире. Кайли привыкла экономить, и если они будут жить вместе, Кейд согласен покупать продукты в обычном супермаркете, потому что никому не нужны бумажные полотенца за 80 долларов. Кейду было все равно. Ему плевать, если она обставит его квартиру пластиковой мебелью, и они начнут есть из одноразовой посуды. Самое главное, чтобы Кайли была довольна и каждую ночь засыпала в его объятиях. Тем более Кейд предпочитал отдать большую часть своих доходов на благотворительность. Ему и за две жизни не потратить того состояния, что у него есть. Кайли иногда приходила в восторг от мысли отдать все деньги на благотворительность.

Но Кейд никогда этого не сделает, ему нужны деньги баловать свою женщину, хочет она этого или нет.

Прямо как сегодня, они ужинали в одном из дорогих ресторанов Нью–Йорка, Кейду хотелось вывести Кайли в свет. Они заказали простое вино, чтобы Кайли не чувствовала себя обязанной выпить все до последней капли. Он также не показал ей меню, чтобы она не выбрала самое дешевое блюдо. Однако она остановила свой выбор на курице, в то время, как Кейд взял лобстера. Ничего страшного. Но за это он заставил ее разделить с ним десерт, просто чтобы у него было законное оправдание слизать остатки шоколада с ее полных губ.

Теперь настало время еженедельного собрания Братства, и он взял с собой Кайли, желая познакомить ее со своими друзьями. Она не знала об их тайном братстве. В последнее время оно перестало быть тайным, после того, как на каждой встрече начала появляться Гретхен, а вскоре и остальные девушки. На прошлой неделе Одри озвучила гениальную идею, мужчина пора потесниться, и Кейду не терпелось увидеть результат.

Он завел Кайли в клуб, затем провел ее по дальнему коридору, а она в это время провела пальцами под губой, проверяя не размазалась ли помада.

– Любимая, ты замечательно выглядишь, – успокоил ее Кейд. – Лучше чем замечательно. Ты просто ослепительна. – Он нисколько не преувеличивал. Сегодня она остановила свой выбор на облегающем черном платье, удачно подчеркивающем ее фигуру в форме песочных часов, и пышную грудь. Ее золотые волосы с ярко–красными концами были уложены крупными локонами и спадали по плечам.

Кейд снова увидел неуверенность в ее глазах.

– А они не будут ожидать увидеть тебя с Дафной? После всего, что между вами было?

Так вот что ее беспокоит? Кейд улыбнулся, представив реакцию друзей, если бы они увидели его под руку с Дафной.

– Я думаю, они бы усомнились в моем здравомыслии, если бы я привел ее. Никто не считал нас с Дафной подходящей парой. И им правда не терпится с тобой познакомиться.

– Даже сестры Дафны?

– Особенно они, – заявил Кейд. Как только он встретиться с энергичной Гретхен и рассудительной Одри, она пойдем, что зря волновалась. Никто из них даже близко не ведет себя как Дафна.

Кайли сжала его руку крепче, и он посмотрел вперед, в конец коридора, где стоял телохранитель Хантера, охраняя дверь в подвал.

– Я сейчас, – сказал Кейд, и подошел к двери. Он знал, мужчина его узнал, но Кейд был не один, поэтому нужно было показать тайный сигнал Братства: два пальца, спускающиеся по плечу, и задерживающиеся на татуировке в форме черепа.

Телохранитель кивнул, отступая в сторону.

– Любимая пойдем, – окликнул он взволнованную Кайли. Она с интересом смотрела по сторонам, спускаясь за Кейдом по ступенькам.

Кейд уже слышал доносившиеся снизу голоса. Справа сильный южный акцент Майли вперемешку с громким голосом Гретхен, а слева он распознал наглый комментарий Риза, сообщающий о выигранной партии. Они начали без него. Ничего страшного, тем более они с Кайли немного опоздали. Дойдя до последней ступеньки, он широко улыбнулся, замечая изменения.

Огромный подвал теперь был разделен на две части. Новая стена создала маленькую комнату, именно оттуда доносились женские голоса. Стены мужской половины зала были выкрашены в темно–зеленый цвет, а женской – в нежно розовый. В женской половине также стоял идентичный покерный стол с шестью стульями и тележка с напитками.

Они создали для своих дам собственный клуб, чтобы они перестали срывать их встречи. Отличная идея.

Прежде чем отправить Кайли к девушкам, он хотел, чтобы она познакомилась в его друзьями. Его братьями. Он взял жену за руку, и повел к столу, за которым сидели его друзья.

Заметив их, все пятеро поднялись со своих мест. Кедй был горд, пятеро могущественных мужчин встать, чтобы поприветствовать его женщину. Все приветливо улыбались, и Кейд заметил, как Риз нагло разглядывает его жену. Кейду очень хотелось дать другу подзатыльник.

– Парни, это Кайли. Кайли, познакомься с моими братьями.

Она смущенно улыбнулась.

– Привет.

– Очень приятно познакомиться, – начал Логан, но его прервал женский крик. – Все на выход! Мы обязаны познакомиться с новенькой!

Девушки ворвались в мужскую часть, и следующие полчаса напоминали небольшой ураган. Кейд представлял Кайли каждой паре. Вначале были Хантер и Гретхен, и как обычно в их паре больше говорила именно Гретхен. Он мог с уверенностью сказать, Кайли было неловко встречаться с Гретхен, когда та очень похожа на Дафну, но когда Гретхен сгребла ее в медвежьи объятия, заявляя, что она рада познакомиться с «любимой Кейда», Кайли заметно расслабилась. Затем были Майли и Гриффин, и очаровательная южанка сразу же расположила к себе Кайли, Гриффин был немногословен, но вежлив. Бронте – жена Логана, процитировала изречение о дружбе. Джонатан и Вайолет были приветливыми и любезными. Джонатан с понимаем посмотрел на друга, выказывая ему свое одобрение. Он лучше всех из его друзей знал его ситуацию с Дафной, и больше всех радовался тому, что друг решил двинуться дальше.

Затем вперед вышли Риз и глубоко беременная Одри. Кайли с удивлением смотрела на Одри, которая подняла вверх руку.

– Я знаю, мне многие это говорят. Мы с ней близняшки.

– Я просто... о, – Кайли закусила губу, и посмотрела на Кейда, ища помощи. – Рада с тобой познакомиться.

– Ты в этом уверена? Мне кажется это чертовски неловко, учитывая, что моя сестра запустила в тебя цветочным горшком. Кейд все нам рассказал.

– Она была не в себе, – спокойно ответила Кайли. – Я не держу на нее зла.

– Вот поэтому ты лучше меня, – ответила Одри, придерживая огромный живот. – Мы можем сесть? У меня спина отваливается.

– Конечно, – Кейд ринулся в женскую половину зала, чтобы принести Одри стул.

Девушки тоже решили уйти в свою комнату. Майли уже держала Кайли под руку, восхищаясь ее макияжем и прической, Гретхен задавала 100 вопросов в минуту. Кайли улыбалась, но это была не неуверенная улыбка. Она оказалась в кругу друзей.

– Спасибо, что привел ее Кейд, – сказала Одра, откидываясь на спинку своего стула. – Я так рада видеть тебя счастливым и женатым. Я уже начала думать, ты до конца жизни будешь страдать из–за Дафны.

– Я сам так думал, – честно признался Кейд. – Но затем я встретил Кайли, и в одно мгновение моя жизнь изменилась.

Выражение на лице Одри смягчилось, и она улыбнулась.

– Как у меня с Ризом.

– Именно так, – согласился он, улыбаясь в ответ. Кейд подошел к столу, и поцеловал Кайли, которая разрывалась между Майли и Гретхен. – Ты будешь в порядке? Может, тебе что–нибудь принести?

–Все с ней будет в порядке, – ответила Гретхен, прогоняя его. – Хватит ее опекать.

Кайли подавила улыбку.

– Спасибо любимый, мне ничего не надо. Иди и повеселись с друзьями.

– Так, – начала Одри, когда он выходил из комнаты. – Первое дело женского клуба – перекрасить комнату.

– Согласна, – выкрикнула Гретхен. – Кто додумался покрасить ее в розовый цвет?

Усмехнувшись, Кейд закрыл за собой дверь.

– Женский клуб – это гениально, – сказал Гриффин, когда Кейд садился на свой стул между Джонатаном и Ризом. – Мне всегда было неудобно оставлять Майли дома, зная, что я задержусь допоздна с друзьями.

– И теперь мы, наконец, сможем поиграть в карты в тишине, – сказал Джонатан.

В этот момент из женской комнаты раздался дикий хохот.

– Проигравшая снимает лифчик, – прокричала Гретхен. – Начнем, сучки!

Риз вскинул бровь, глядя на Джонатана.

– Что ты там говорил?

Кейд лишь улыбался. Кайли отлично поладит с девочками.

– Нам тоже пора сыграть.

– Раз речь зашла о лифчиках, – начал Риз. – Хочу спросит то, что очевидно волнует нас всех, Кейд, но не по этому ли ты взял Кайли в жены? – Риз сложил руки на груди, имитируя грудь Кайли. – Я думал у Одри отличные дыньки, но твоя Кайли ее обошла.

– Хорошо, что ты помнишь, что она моя, – Кейд пододвинул к себе фишки одной рукой. – Потому что теперь мне не придется тебя убивать.

Логан бросил фишки на центр стола, затем поднял свой бокал.

– Налейте Кейду, чтобы мы могли начать встречу братства.

Через секунду перед Кейдом появился стакан с виски, и все мужчины подняли свои бокалы, кто–то с алкоголем, другие с водой. Они чокнулись, и хором произнесли фразу, придуманную еще в колледже, сопровождавшую их на всем пути формирования их могущественных и успешных империй. Именно братство сделало их теми, кем они были сейчас. «Благосостояния братьям» скандировали ониа.

Оглядывая стол, Кейд еще никогда не чувствовал большего единения со своими братьями. Жизнь была хороша. Просто превосходна! 

Эпилог

 Прошло 6 месяцев


− Боже мой, ты можешь не вертеться? – раздраженно сказала Кайли, нанося больше блесток на веки. – Ты не можешь усидеть на месте, да?

Сидящий на стуле мужчина фыркнул. Выглядел он забавно, учитывая, что на нем было ярко−розовое боа и туфли на высоких каблуках.

– Прости.

− Не извиняйся, − улыбнулась ему Кайли. – Просто перестань ерзать, и сиди смирно, чтобы я могла докрасить твои глаза.

Участник трависти-шоу послушно закрыл глаза, и откинулся на спинку стула.

– Просто нанеси блестки, и позволь мне выйти на сцену.

Несколькими минутами позже она превратила податливого молодого мужчину с дневной щетиной в его сценическую личность. Сегодня они пробовали новую макияж для глаз, и Кайли убедилась, что он отлично смотрится на Карле, он же Карле Француженке. – Мне нравиться, а тебе?

Он открыл глаза, драматично похлопал накладными ресницами, затем критично посмотрел на свое отражение в зеркале.

– Нужно больше блеска.

Кайли еще раз внимательно посмотрела, затем кивнула, окуная кисточку в блестки.

– Будет сделано.

Последние 2 месяца Кайли была членом команды известного трависти−шоу, и она просто обожала эту работу. Нет лучше клиентов, нуждающихся в макияже, чем мужчины, перевоплощающиеся в женские образы. Здесь она чувствовала себя, как рыба в воде. Парни обожали ее макияж, обожали ее саму, но больше всего обожали, когда она предлагали экспериментировать с образами, тем самым делая свою работу интересней. Да и сами парни были настоящей находкой: забавные, благодарные, и никто из них не кидался в нее цветочным горшком. Ничего общего с ее предыдущим местом работы.

Она закончила, отошла в сторону, позволяя Карлу/Карле посмотреть на себя в зеркало.

– Отличная работа, крошка.

− Спасибо, − она была довольна собой, − А теперь иди и произведи там фурор.

− Как и всегда, − ответила Карла Француженка, закутываясь в розовое боа.

Кайли улыбнулась, начиная убираться на столе. Ей нужно было только убрать косметику, и оставить на вечер средства для снятия макияжа и побольше ватных дисков. То, что парни использовали раньше никуда не годилась, а Кайли заботилась о своих «холстах», ведь лица этих мужчин действительно можно было считать ее холстами.

Она как раз убрала последний тюбик, как в ее дверь постучали.

– Тук−тук, − сказала Тесса – менеджер сцены. – К тебе посетители.

Кайли подняла голову, и ахнула. В дверях, вместе с незнакомцем стояла мировая супер-звезда Дафна Петти.

Последние пол года, Дафне было не легко. Кайли не видела ее, но по рассказам Кейда, ей тяжело давалось лечение, и папарацци следовали по пятам, в надежде подловить в момент срыва. После 3 месяцев лечения, Дафна покинула реабилитационный центр, набрала вес, о чем немедленно сообщилось в прессе. Не было ни дня, чтобы Дафну не критиковали в той или иной статье.

Но… она выглядела чертовски хорошо. С их последней встречи, Дафна набрала как минимум 10 килограмм, а может, и все 15. Лицо округлилось, и она стала больше походить на свою сестру−близняшку Одри. На ней был каштановый парик, и ни грамма косметики. Тело приобрело аппетитные формы, подчеркнутые черным свитером и простыми джинсами. Дафну смущенно улыбнулась.

– Привет. Давно не виделись.

− Ого, − произнесла Кайли и пошла обнимать Дафну. – Я так рада тебя видеть! Как ты? – Она обняла ее, и была рада от того, что Дафна обняла ее в ответ.

− У меня все замечательно, − ответила Дафна. – И я хочу познакомить тебя с Уэсли. Он мой телохранитель/наставник /и тот, кто помогает мне держаться подальше от всего вредного. – Она махнула в сторону великана.

Кайли осмотрела его с ног до головы. Он был почти 2 метра ростом, с телом профессионального рестлера, и выглядел весьма… серьезно и устрашающе. Кайли протянула ему руку.

– Рада с вами познакомиться.

− Взаимно. – Он осмотрел комнату, и подошел ближе к Дафне, как бы оберегая ее, что Кайли посчитала весьма милым. Было приятно увидеть кого−то, кто заботился о ней, а не помогал разрушать ее жизнь.

−Так, − продолжила Кайли. – Я удивлена, что ты сейчас в Нью−Йорке. – Она убрала прядь волос за ухо, ругая себя за то, что давно их не подкрашивала, и у нее уже заметны темные корни. Просто она была занята. Если она не работала, то проводила время с девочками из «Женского клуба». Майли стала ее лучше подругой, и они часто бывали вместе

А огда она не была занята с подругами? Она была с Кейдом. С ее обожаемым, чудесным Кейдом, который разрывался между командировками, благотворительными встречами и работой в «Арчер Индастриз». Но как бы сильно он не был занят, он всегда находил время на Кайли, заставляя ее чувствовать себя любимой, избалованной, и безгранично обожаемой. Иногда Кайли сопровождала его в поездках, по после одной из них, где она провела 3 дня на скучной медицинской конференции, Кайли решила больше не ездить, а ждать его дома. Когда он уезжал, ее телефон разрывался от звонков, сообщений и фотографий, а после возвращения они наверстывали упущенное время, не выходя из спальни.

И это было чудесно. Идеально. А сейчас, когда она видела Дафну выздоровевшей и похорошевшей? Вместо того, чтобы чувствовать ревность и опасность, она испытывала искреннюю радость за то, что Дафна наконец нашла в себе силы изменить свою жизнь.

− Я сейчас работаю над альбомом, − начала Дафна. – Продюсер предложил записать сборник рождественских песен. И мне не нужно будет гастролировать.

Кайли моргнула.

– Ты не хочешь в турне?

− Пока слишком рано, − заботливо сказал Уэсли.

− О.

− Да, я еще не готова, − с недовольной гримасой согласилась Дафна. – Мне пока тяжело справляться с каждодневными соблазнами. – Она похлопала себя по животу. – И я ем, как свинья, потому что Уэсли запрещает мне курить.

Уэсли сурово посмотрел на Дафну, но Кайли показалось, она увидела в его взгляде обожание.

– Никотин – это еще одна зависимость. Если тебе хочется чем−то занять рот, то можешь погрызть морковку.

− Слышала? Он думает, я крольчиха.

Кайли не могла перестать улыбаться. Рядом с Уэсли Дафна выглядела не только счастливой, но и здоровой.

– Кейд сейчас в городе. Если ты не занята вечером, то он будет счастлив тебя увидеть.

−Оо, − Дафна была шокирована, и посмотрела на Уэса. – У нас билеты на вечернее шоу, но если честно, я бы предпочла встретиться с Кейдом. Уэс, ты не против?

Мускулистый телохранитель скрестил руки на груди.

– Я похож на того, кто будет сожалеть о пропущенном трависти−шоу?

Дафна похлопала его по руке.

– Я лучше промолчу.


***

Весь вечер Дафна была очаровательной и веселой, как Кейд всегда и говорил. Теперь, когда она не принимала наркотики, с ней было легко общаться. Кайли пришла домой вместе с Дафной, и была тронута, увидев на глазах мужа слезы радости, когда он обнимал давнюю подругу. Они поужинали дома, и вместо вина, сидели возле камина с кружками чая (идея Уэса), вспоминая истории из детства, или рассказывая Дафне о случаях с малышом Риза и Одри.

Перед уходом, они все обнялись, договорились поужинать на следующей неделе, так как Дафна на какое−то время задержится в Нью−Йорке.

Кайли мыла посуду, прокручивая в голове разные мысли.

– Ты притихла, − сказал Кейд обнимая ее сзади.

− Просто думаю о тебе и Дафне, − откровенно призналась она. – Только подумай, ты мог подождать еще каких−то полгода и был бы с Дафной, о которой так долго мечтал. Ты не жалеешь о том, что сдался?

− Ты шутишь, да? – Кейд забрал из ее рук тарелку, и развернул Кайли к себе. – Кайли, я люблю тебя. И с каждым днем все больше и больше.

− Я знаю, просто вернулись старые страхи. – Рядом с Кейдом ее самооценка намного поднялась, но появление изменившейся Дафны, пробудили старые чувства. – Сегодня она выглядела такой счастливой.

− Она счастлива, и я рад за нее, − ответил Кейд, прижимая к себе жену. – Но я уже не могу представить себя в отношениях с Дафной. Дафна из моих воспоминаний или новая Данфа, не важно, ей далеко до Кайли. До той, кого я люблю всем сердцем.

− Я тоже люблю тебя, малыш, − она положила руки ему на плечи, притягивая к себе для поцелуя.

Они некоторое время целовались, но остановились из−за нехватки воздуха. – Знаешь, я собирался подарить это завтра за обедом, но ты вынуждаешь меня сделать это раньше. – Он вытащил из нагрудного кармана крошечную бледно−голубую коробочку.

Тиффани.

Глаза Кайли округлились.

– Что это?

− А еще мне придется позвонить и отменить марширующий оркестр, − добавил Кейд. Кайли не сдвинулась с места, поэтому Кейд открыл коробку сам, демонстрируя ей кольцо с огромным, сверкающим бриллиантом. – Давай еще раз поженимся? Но только на этот раз никакого Вегаса, устроим церемонию с гостями и банкетом. Что скажешь?

Радостный визг Кайли был единственным полученным им ответом.

− Так ты согласна?

− Да, да, да! – ответила Кайли, покрывая его лицо поцелуями. – Тысячу раз да!

− Кайли Дэниелс, ты же знаешь, что я готов снова и снова жениться на тебе?

Она знала. О да, еще как знала. Об этом свидетельствовал каждый его взгляд, каждое прикосновение. Кайли бросилась ему на шею, повалила его на пол, продолжая целовать, и мысленно ругая себя за свою неуверенность.

Если ты любим, то, какие бы у тебя не были трудности, твоя вторая половина поддержит и всегда поможет. Она так сильно любила Кейда, что была готова следовать за ним куда угодно, и согласна ради него на все. Ведь именно в этом заключается любовь. Больше никаких страхов и сожалений, только счастье. И все это благодаря ему, ее мужу –Кейду Арчеру.


КОНЕЦ



home | my bookshelf | | Одна ночь с миллиардером |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу