Книга: Тень Кощеева



Тень Кощеева

Ирина Эльба, Татьяна Осинская

Тень Кощеева

© Осинская Т., Эльба И., 2019

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019

* * *

Память… Ее считают даром, храня на задворках сознания самые яркие события. Хоть порой она и подменяет важное совсем никчемным, глупым, оставляя как осадок легкий привкус досады. Отчего-то плохое вспоминается гораздо чаще хорошего, а моменты счастья вызывают глухую тоску. Так хочется запомнить все, постараться запечатлеть каждое мгновение… Но время и болезни не щадят никого. Они забирают память, а вместе с ней эмоции и чувства, которые вызывали когда-то значимые события. Одни очень расстраиваются по этому поводу, другие же…

Я ненавидела само понятие памяти. Презирала все, что связывало меня с прошлым, и желала лишь одного – забвения. Для меня именно оно было высшим даром, позволяя погрузиться в пучину блаженного забытья. Возможно, даже начать жить заново и наполнить разум новыми мыслями, эмоциями и чувствами, но… Проклятые богами не нужны никому. И за грехи предков, да и свои собственные, я буду расплачиваться до самого конца жизни. Если он, конечно, когда-нибудь настанет.

Ведь отпустить последнюю жрицу культа Проклятых не пожелает никто…

Глава 1

Весна… Волшебный миг пробуждения всего живого после долгого зимнего заточения. Самая древняя и чудесная магия, о которой уже мало кто помнит. Стерлись из летописей слова обрядов и таинств, которые когда-то проводили боги, наполняя этот мир жизнью. Потерялись в петлях времени сказки и предания, хранящие в себе невероятную силу Слова. Остались только понятия, странные ощущения, которые несли с собой эмоции и ожидание маленького чуда. От первого зимнего снега? Нежных зеленых почек? Или жаркого летнего ветра с дурманящим запахом разнотравья?

Не важно.

Значение имеет лишь короткий, порой незаметный момент счастья, когда мы неожиданно выныриваем из своих мыслей и дел, замираем и оглядываемся. Вдыхаем полной грудью свежий воздух, удивляемся ярким краскам мира и понимаем, что вот она – настоящая красота. Не рукотворная, а созданная силами, что нам никогда не постичь. Именно тогда приходит вдохновение, желание творить и жить! Жаль, что эти моменты так редки…

Вздрогнув всем телом, я схватилась за перила и закрыла глаза, пытаясь прийти в себя. А когда открыла, все исчезло. Передо мной, с высоты самой высокой башни – Иглы, простиралось царство Кощеево. Не величественные леса, только-только зашумевшие молодой листвой, не чудесные сады, что с приходом весны покрылись розовыми цветами. Передо мной раскинулись владения моего повелителя, вмиг ставшие серыми, унылыми и безразличными. Такими, какими и должны быть для темной, лишенной чувств и эмоций.

– Какая неожиданная встреча… – Раздавшийся за спиной голос был холодным, даже слегка злым.

– Здравствуй, царевич.

– Зачем ты пришла?

– По поручению хозяина, – тихо ответила я, вынимая из складок платья свиток и поворачиваясь к мужчине лицом. – Твой отец просил передать послание в надежде, что ты его прочтешь и дашь ответ.

– Отчего же он не пришел сам?

– Не время, да и не место для встречи. Возьми. – И я протянула пергамент Константину – будущему правителю царства Кощеева.

Зеленые глаза, чуть прищуренные от яркого весеннего солнца, смотрели с подозрением, но оно и понятно. Слишком много лишнего было сделано и сказано отцом и сыном. Последствия оказались очень непредсказуемыми для обоих.

– Где он сейчас? – наконец спросил царевич, забирая у меня послание.

– Далеко. Там, где нет места темным.

– Значит, сбежал к светлым, – с толикой неприязни произнес мужчина, а затем сорвал печать и развернул свиток.

Читал он быстро, жадно и чем ближе подходил к концу, тем больше хмурился. Я знала содержание письма. Сама записывала слова хозяина. Его просьбы… Его мольбы.

– Нет. – Короткий ответ, которого так боялся Кощей-старший и ожидала я. – Но ты ведь и так это знала.

– Знала, – не стала отпираться я, – поэтому получила позволение царя говорить от его имени.

– Как и всегда. – Показалось или нет, но в словах Константина появилась горечь. – Я слушаю.

– Ты хороший правитель. Заботишься о своем народе, пытаешься наладить связь с соседями и даруешь этим землям новую жизнь, но… Ты всего лишь царевич. Марионетка в руках отца, без согласия которого все твои дипломатические миссии – пустые слова, законы – ничего не значащие клочки бумаги, а власть – дань уважению. Но все это можно изменить. Если ты дашь свое согласие и поможешь отцу, то он официально отречется от престола, и это царство станет твоим. Заманчиво, не правда ли? И, как я погляжу, ты нисколько не удивлен моим предложением, значит, и сам обдумывал его.

– Нет, Тенья, не обдумывал, но, зная тебя, ожидал нечто подобное.

– Так что мне передать хозяину?

– Я подумаю. Удивлена?

– Ты ведь знаешь, что нет.

– Действительно. Успел подзабыть о твоем равнодушии. – Тонкие губы скривились в подобии улыбки, а затем прозвучал приказ: – Уходи и передай отцу, что я дам ответ через три дня.

– Как пожелаешь, царевич. Я вернусь на третьем закате и надеюсь, что услышу ответ, который спасет и твоего отца, и все царство.

Не прощаясь, я проскользнула мимо мужчины, спиной чувствуя задумчивый взгляд. Впрочем, от меня этот мальчик никогда не умел скрывать своих истинных эмоций. Да и не только он. Когда глаза не затуманены собственными чувствами, чужие эмоции и желания оказываются как на ладони. Ими так легко манипулировать, чем я чаще всего и занималась.

Последняя роль оказалась для меня самой сложной. Может, оттого, что заклинание, блокирующее чувства, дало сбой. А может, из-за фрагментов прошлой жизни, которые в последнее время стали всплывать все чаще. Как бы то ни было, но впервые за все время служения Кощею я вспомнила значение слова «сожаление». А все началось с того, что по приказу хозяина я приняла от Василисы – дочери Кощея – дар Яги.

Удивительная магия, которая в хороших руках и при должном обучении могла многое. Перед ней открывалось прошлое и будущее. Не имели границ аспекты волшебства, но главное ее достоинство было в единстве.

Магия рода Яг не просто объединяла – она связывала судьбы своих детей и прогоняла прочь такое мерзкое чувство, как одиночество. Ёжки были не подругами – сестрами, способными горы свернуть друг за друга.

Когда я впервые оказалась среди них, попав в Школу Сказок вместо Василисы, то эта странная магия тяготила. Она заставляла привязываться к девочкам и вызывала давно забытое желание защищать. Было невероятно тяжело бороться с чувствами, каждый раз напоминая себе, для чего именно меня послал хозяин. И я справилась.

Смогла отрешиться от эмоций и помочь Кощею выкрасть одну из Ёжек. Девочку, лишенную магии Яг, но принятую в семью благодаря своему удивительному дару. Именно за ним и охотился мой повелитель. Вернее, за кровью, полной живительной силы и энергии.

Путешественники… Сильнейшие маги миров, которых нередко сравнивали с богами, а многие и вовсе уверяли, что это они и есть. Их власть была настолько велика, что они могли гулять среди звезд, посещая разные планеты, реальности и миры. За этой силой и охотился Кощей.

Когда-то он был одним из могущественнейших магов наших земель, одно упоминание о котором нагоняло страх и на светлых, и на темных. Он вершил великие дела, иногда добрые, а иногда злые. Любил воровать принцесс, упиваясь их страхом, а иной раз и восторгами. А еще всецело отдавал себя силе и опытам, не думая о будущем и том моменте, когда придется платить по счетам. Зато время помнило…

Оно медленно подкрадывалось к царю, постепенно отнимая все, что составляло его суть. Кощей думал, что бессмертие – это дар, но жестоко ошибался, а когда спохватился, было уже слишком поздно. Пять артефактов, которые питали царя и даровали бессмертие, стали постепенно истощаться, выбрасывая в окружающий мир смертельную энергию. Она оказала губительное влияние на полотно мира. Кощей смог выстроить вокруг артефактов защиту и прекратить спонтанные выбросы, но магия уже ушла, а вместе с ней дряхлеющее тело стала покидать и жизненная сила. Некогда красивый мужчина начал превращаться в беспомощного старика.

Я помню, как мы встретились впервые. Молодая и гордая целительница, и он – уставший, но не потерявший надежду колдун. Помню его просьбу о помощи и свой отказ. Не потому, что не захотела, а потому, что не могла. Магия, о которой просил Кощей, была запретна для меня. Тогда еще запретна, и я боялась кары предков, даже не подозревая, что она настигла бы меня вне зависимости от помощи…

Но, как бы то ни было, Кощей все же смог найти способ вернуть себе силу. Узнал о нем от Жрецов Света – фанатиков Светлой империи, которые мечтали уничтожить всех темных. Ради этого они даже были готовы объединиться с царем Кощеем, который тоже легко предал своих.

Тогда я уже была тенью хозяина и присутствовала при беседе. Видела блеск надежды в глазах царя и насмешливые улыбки Жрецов, которые не верили в удачу темного. Однако она ему улыбнулась. Он встретил маленькую девочку – Янику, в которой почувствовал кровь Путешественников. Вначале девочка должна была стать приманкой для магов, которые, по преданиям, очень хорошо чувствовали родную кровь и не бросали своих.

Для усиления ее силы Жрецы Света даже помогли создать специальные яблоки, которые на протяжении долгих лет питали ребенка. Затем Василиса по велению отца заманила Янику в Сказочный мир, а дальше все пошло своим чередом.

Один из Путешественников действительно прибыл в наш мир и заинтересовался девочкой с родной магией. И все бы ничего, но эта самая магия неожиданно усилила дремлющий дар, наделяя Янику силой. Именно тем, что нужно было хозяину.

Новый приказ был ожидаем. Я помогла похитить Ёжку и подготовить ее к обряду «Ашшра Нтэль» – ритуалу наполнения силой. Что я чувствовала в тот момент? Ничего… Кощей вовремя заметил, что со мной происходит неладное, и подправил заклинания, вновь отключая эмоции, но, даже несмотря на это, я не пожелала участвовать в обряде и ушла.

Лишь потом узнала, что планы хозяина сорвались, а Янику спасли, но опять же не испытала абсолютно ничего. Да и некогда мне было: сначала помогала повелителю сбежать из плена, а затем выхаживала обессилевшего Кощея. Впрочем, именно этим я занималась и по сей день.

Мало кто знал, но хозяин в тот день все же вернул бессмертие. Оно заключалось в одном из яиц-артефактов, которое питало четыре других, по крупицам отдавая магию стихий. Многие славные воины полегли в царских подземельях, пытаясь отыскать эти сокровища и уничтожить Кощея, но ни одному из них это так и не удалось. Артефакты были надежно спрятаны в укромном месте и ждали своего часа, чтобы снова засветиться магической силой.

– Те-э-энь, – раздался тихий скрипучий голос из соседней комнаты. – Это ты?

– Да, господин, – отозвалась я, убирая в шкаф связку с бусинами переноса.

– Что? Что он сказал?

– Сказал, что даст ответ через три дня.

– До-о-олго, – протянул царь и закашлялся.

Набрав в кружку восстанавливающего отвара, я создала маленький светлячок и юркнула в темное, жарко натопленное помещение. Подошла к лежащему на кровати колдуну, вернее, к тому, что от него осталось. Мумия… Тонкая, словно пергамент, кожа обтягивала выступающие кости. Лицо с впалыми глазами почернело, покрывшись маленькими темными точками. Свободная рубаха только подчеркивала болезненную худобу. Кощей дышал тяжело, с хрипом, постоянно сжимая иссохшими пальцами одеяло. И не переносил света, даже такого слабого, как мой светлячок.

– Другого выхода у вас нет, хозяин.

– Есть… Ты могла бы… Ты…

– Не могла бы. Мы уже пробовали мои силы, и они оказались бесполезны.

– Не так уж бесполезны, раз ты смогла узнать про источник вечной молодости.

– Мой повелитель, это была всего лишь сказка. Старая легенда, которую изрядно приукрасили. Я не уверена, что он вообще существует.

– Не важно, Тень, не важно. Сейчас мне хватает и этой надежды, чтобы держаться за остатки разума.

Отвечать я не стала, да от меня этого и не требовали. Кощей был слишком слаб, и долгие разговоры утомляли его. Поэтому, как только он выпил весь отвар, я развеяла светлячка и покинула спальню.

– Госпожа Тенья, – учтиво склонил голову молодой мужчина, когда я вышла из отведенных нам с хозяином комнат. – Мастер просил зайти к нему.

– Благодарю, – так же учтиво кивнула я и пошла по слабо освещенному коридору до лестницы, чтобы спуститься на первый этаж.

Я не солгала Константину, когда сказала, что в это место нет хода темным. Только и светлым здесь не особо рады. Оно вообще не принимало ничью сторону, отторгая вынужденное разделение по виду силы. Сюда мог прийти каждый, вот только переступая порог Обители, он перерождался. Не в прямом смысле, но… изменение сознания ведь тоже можно назвать рождением?

Обитель Энастель специализировалась именно на этом. Живущие здесь презирали все условности и законы. Были далеки от политики и войны, что назревала между темными и светлыми. Энастель проповедовала силу разума, искренне веря, что именно в голове зарождается магия. Что наше сознание, повинуясь мыслям, само принимало решение, какой магией наделить тело, какую силу в него вложить.

«Есть только один Бог во вселенной – Я!» – гласило главное правило Обители.

Здесь был свой уклад, пусть немного странный и не всегда понятный, но в настоящее время играющий мне на руку. Энастель приняла нас с распростертыми объятиями, в обмен на кров и защиту выпросив Знания. Я согласилась, сразу оговорив, что расскажу и покажу все, на что имею право. Глава Обители, Мастер Ульсан, был согласен и на это. Он невероятно высоко ценил любые сведения, особенно те, что считались давно утерянными. Именно такими обладала я, и это мирило мастера со всеми моими просьбами.

Дойдя до кабинета Мастера, я коротко постучала и вошла, не дожидаясь ответа. Маг сидел за небольшим столом, медленно скользя взглядом по тонким, почти рассыпающимся листам пергамента – очередной находкой учеников Энастель, которые разлетались по всему миру в поисках древних свитков. Коричневая мантия свободно висела на худом теле, подчеркивая бледность кожи.

– Здравствуйте, Мастер, – поздоровалась я, приблизившись к столу.

– Здравствуй, Тенья, – со скупой улыбкой отозвался Ульсан, поднимая на меня взгляд. – Присаживайся.

– Спасибо, но у меня не так много времени. Скоро начнутся занятия.

– Знаю и именно о них хотел бы с тобой поговорить. Ты всего год преподаешь в Обители, но за это время успела заработать любовь своих учеников. Старшая группа и вовсе тебя боготворит, чему я бесконечно рад.

– Спасибо, Мастер. Приятно слышать, что я оправдала ваши ожидания, – бесстрастно отозвалась я.

– Более чем. Поэтому хотел попросить тебя об одолжении… – Судя по тому, что руки Мастера слегка дрогнули, а глаза заблестели, просьба была неординарной. – Тенья, я хочу, чтобы ты сопровождала выпускников на практике.

– Я вынуждена отказаться от этой чести, Мастер Ульсан. Во-первых, у меня недостаточно практического опыта. А во-вторых, я не могу бросить своего спутника одного. Мне жаль.

– Что касается первого пункта – мы с тобой оба знаем, что ты гораздо старше, нежели выглядишь, и опыт любого наставника в Обители вряд ли сравнится с твоим. Так что за это я даже не переживаю. А вот твой спутник – это да, это проблема. Однако и здесь есть решение – мы пригласим к нам Чаровницу. Она присмотрит за стариком и облегчит его боль.

Честно говоря, предложение Мастера сумело всколыхнуть мой эмоциональный барьер, вызывая легкое эхо удивления. Чаровницы – маги очень высокого порядка, обладающие редкими способностями. Возможно, слухи приписывали им больше, чем они могли, но все равно – привлечь такого специалиста к работе считалось высшей степенью удачи. Если одна из Чаровниц действительно согласилась бы поухаживать за хозяином, это бы существенно развязало мне руки.

– Спасибо за предложение, Мастер. Я могу поговорить со своим спутником и… подумать?

– Конечно, Тенья. До практики еще две седмицы, так что время есть. Но, я надеюсь, ты не станешь затягивать с ответом.

– Не стану, Мастер. Позволите идти?

– Ступай, а я буду ждать.

Поклонившись на прощание, я покинула кабинет главы Обители и направилась к учебным классам. Путь мой пролегал по длинному коридору, затем, свернув налево, я спустилась этажом ниже. Как я и говорила, главной ценностью в этом месте считались знания, которые по крупицам стекались в древние стены. Основными их добытчиками были именно ученики, которых засылали в самые отдаленные уголки земли на поиски затерянных городов, легендарных артефактов или вовсе невероятных мест. Пожалуй, источник вечной молодости можно было считать одним из них.

Об этой реликвии я узнала здесь, в стенах Обители, в одном из хранилищ, куда иногда спускалась. Упоминание источника я встречала несколько раз, причем в абсолютно разных хрониках. Но при этом точного описания нигде не было, что наводило на определенные мысли. Например, звание источника вполне мог получить сад с молодильными яблоками, который охраняли жар-птицы. Помнится, когда я училась в Школе Сказок, нас отправляли на сбор этих плодов, но проверить действие волшебных фруктов никто из девочек так и не решился.



Еще один вариант – живая и мертвая вода, но в случае с хозяином она оказалась бессильна – восстановление тела, увы, не гарантирует восстановления магии. А Кощей страдал именно от потери энергии, которая, как вода, утекала сквозь пальцы.

Три котла… Живой огонь… Все это лечило лишь телесную оболочку, а вот для магии было бесполезно. Но источник вечной молодости – он иного порядка.

В его силах было буквально повернуть время вспять в пределах одного организма, возвращая телу молодость, силу и энергию. А еще он восстанавливал душу, но это заявление было совсем на грани.

Как бы то ни было, я не смогла промолчать и рассказала о прочитанном Кощею. И он загорелся… Снова обрел надежду на спасение, а вместе с тем цель, на пути к которой для него не существовало преград. Оттого и было составлено письмо Константину, в котором хозяин умолял о помощи. Потому и позволил мне сделать предложение, от которого Кощей-младший вряд ли сможет отказаться. Осталось лишь дождаться, когда он сам свыкнется с этой мыслью и даст свое согласие…

– Здравствуйте! – раздался нестройный хор голосов, когда я вошла в учебный зал.

Мои ученики уже заняли свои места и успели разложить конспекты, готовясь записывать все, что я скажу. Они действительно были очарованы всегда спокойным преподавателем, который никогда не ругал за ошибки. С жадностью впитывали новые знания, нетерпеливо ожидая практики. И, кажется, были готовы сутками просиживать в кабинете, выполняя различные задания.

Иногда такое рвение вызывало подобие улыбки. Иной раз – странное чувство, отдаленно напоминающее гордость. Но чаще – безразличие, как и все остальное в моем существовании.

– Добрый день, ученики. Прежде чем приступим к изучению новой темы, предлагаю повторить пройденный материал. Работаем в обычном режиме: вопрос-ответ. Готовы?

– Да, мастер!

Последние два месяца мы изучали флору леса Забвения, подспудно разбирая все виды лекарств и ядов, которые можно было приготовить из растений и корней. Помимо этого лес Забвения изобиловал редкими видами нежити, нечисти и просто диковинными существами, которые также использовались в качестве ингредиентов.

Тема была интересной, но сложной и даже опасной в практическом плане. Впрочем, профессия зельевара трудна сама по себе. Для подобной работы нужно иметь не только отменную память, но и море терпения. Зато и без дела такие специалисты не сидят. По крайней мере, раньше так и было. Сейчас же все, что я могла – это передать свои навыки и знания следующему поколению.

– Мастер? – подал голос один из учеников, когда я закончила опрос.

– Да, Богдан.

– А правда, что вы будете нашим куратором на выпускной практике?

– И кто вам это сказал?

– Один из мастеров… обмолвился.

– Полагаю, этим мастером был Валлей?

Судя по дружному молчанию, я попала в точку, но догадаться было не сложно: с младшим мастером металла отношения не сложились в первый же день знакомства. Валлей являлся консерватором, свято верившим, что удел женщины – дом и семья. И с ученицами не работал принципиально, считая ниже своего достоинства обучать искусству боя девочек.

Когда же он узнал, что среди преподавательского состава будет пополнение в моем лице, то и вовсе устроил скандал. Единственная женщина-мастер? Нонсенс и личное оскорбление ему, Валлею. В общем, разговоров и разбирательств было много, но все это прошло мимо. В тот момент меня больше заботило состояние хозяина и поиск способа помочь ему.

Со временем Валлей чуть успокоился, но не упускал возможности бросить в мой адрес колкую шпильку. И возможное кураторство выпускников, по всей видимости, снова всколыхнуло недовольство мужчины.

– Пока это всего лишь слухи и бестолковые разговоры. Мне действительно предложили кураторство, но… не все так просто.

– Вы не хотите возиться с нами, да? – с толикой обиды спросила самая младшая девочка в группе.

– Не в этом дело, Нисса. У меня есть обязанности, от которых невозможно отказаться или переложить их на чужие плечи.

– А мы? Нас тоже нельзя перекладывать! Тем более на мастера Валлея!

– То есть, если я откажусь, вас передадут ему?

– Не знаем точно, но он обмолвился, что будет настаивать на этом.

– Любопытно, – протянула я, задумавшись.

– Так вы нас возьмете?

– Не могу ничего обещать. Все зависит от того, как сложатся обстоятельства. Но и Валлею вас не отдам, будьте уверены. А сейчас давайте вернемся к уроку. И наша новая тема: «Растительный мир острова Снежбрег».

– А там есть растения? – удивленно спросил Миробор.

– Вы себе даже не можете представить, насколько они разнообразны!

* * *

Три дня… Для меня они пролетели как один миг, заполненные лекциями, практическими занятиями и общением с учениками. Для моего хозяина – часами боли и мучений, от которых спасало лишь лекарство, но и его действие постепенно ослабевало.

Закончив последнее занятие, я некоторое время сидела в тишине, обдумывая свои дальнейшие действия. Нет, в том, что Константин согласится, я была уверена, но… Никогда не помешает иметь запасной план. Или еще более интересное предложение, от которого Кощей-младший точно не сможет отказаться.

Что предложить мужчине, у которого все есть? Чьи сокровищницы ломятся от золота и драгоценных камней, давно переплюнув отцовские. Который никогда не получал отказа у женщин, покоряя даже самых неприступных? Тому, кто в скором времени станет одним из самых влиятельных царей Сказочного мира?

Знания…

Древние тайны, о которых многие живущие успели позабыть. Старые обряды, чья мощь была невероятна. Для меня магия такого рода являлась чуждой, запретной, но для него – одного из сильнейших колдунов нашего мира – лишним поводом проверить свои силы. Так почему бы не сыграть на мужском азарте? Разрушить маску невозмутимости и воззвать к инстинктам, против которых бессилен даже разум?

Значит, так тому и быть…

Добравшись до своей комнаты и проверив напоследок Кощея, я раздавила бусину переноса и сделала шаг вперед, чтобы через мгновение оказаться в одном из залов Иглы. Башня встретила меня привычной тишиной, полумраком и тихим шелестом сквозняка. Мягко ступив на каменный пол, я неспешно дошла до лестницы, а оттуда начала подъем. Могла бы переместиться сразу на смотровую, но отчего-то хотелось оттянуть мгновение встречи. Дождаться, пока последний золотой луч солнца скроется за горами, и ступить на крышу вместе с ночными сумерками.

В темноте было гораздо проще сделать дело и уйти. Не видеть чужих эмоций и не чувствовать на себе прожигающий взгляд изумрудных глаз. Но, увы, дело было гораздо важнее желаний. Напомнив себе об этом, я выдохнула и раздавила еще одну бусину.

Царство, залитое розово-золотым светом зари, казалось игрушечным. Маленькие пряничные домики стояли на цветной глазури, дополненные линиями рек и озер. Правил всем этим тот, кто сейчас находился за моей спиной. Он мог поздороваться, хоть как-то привлечь к себе внимание, но предпочитал молчать. Возможно, как и я, ждал наступления темноты, а может, оттягивал время, снова и снова взвешивая ответ.

– Ты принял решение, царевич? – тихо спросила я, так и не повернувшись к Константину.

– Да.

– И что мне передать твоему отцу?

– Ты знаешь мой ответ.

– Рада, что мы сумели договориться.

– Не совсем, Тенья. – Эта фраза заставила меня медленно повернуться и настороженно замереть. – У меня есть два дополнительных условия.

– Не думаю, что они уместны. Наша сделка и так более чем выгодна.

– Я считаю иначе. Если хотите моей помощи, вам придется уступить. В противном случае я подожду, пока отец сойдет с ума от боли, и заберу царство на законных основаниях. Выбор за вами.

– Я внимаю, царевич.

– Ничего сверхъестественного, вроде просьбы Кощея, – даже не скрывая сарказма, произнес Константин. – Во-первых, я хочу, чтобы после передачи власти он отрекся от семьи и навсегда покинул царство без права возвращения.

– Беспокоишься за свой трон?

– За сестер, которых отец успел извести. И особенно за Василису, которую вы насильно заставили помогать.

– Что же, справедливое требование. Думаю, если все получится, Кощей и сам с удовольствием уйдет.

– Надеюсь на это.

– А второе условие, царевич?

– Здесь еще проще… – Лицо Константина неуловимо изменилось. На губах появилась очень странная улыбка, из-за чего у меня возникло нехорошее предчувствие. Глаза стали ярче, пронзительнее, загораясь колдовским пламенем, которое не щадило никого. – Ты уйдешь от отца и станешь моей… тенью.

– Неожиданное условие. Могу я знать, с чем оно связано?

– Я так хочу.

Вот и весь ответ, сказанный равнодушным голосом. И неясно, это действительно прихоть или желание отомстить Кощею. Все же я слишком долго была его помощницей, а в некоторых случаях и советником.

– Хорошо, царевич, будь по-твоему. Но второе условие я выполню только в том случае, если Кощей излечится, иначе я не оставлю хозяина.

– Чем же он подкупил тебя, Тенья? Как заработал такую безоговорочную преданность?

– Он не так плох, как все о нем думают.

– Неужели? Значит, обречь на смерть ни в чем не повинную девушку – достойный поступок? Или шантаж собственных дочерей?

– У Кощея великие цели…

– Которые требуют великих жертв? – не скрывая сарказма, спросил царевич.

– В данном случае жертвы были минимальны.

– У меня появилось еще одно условие. Во время нашего сотрудничества, да и после него, я не хочу больше слышать об отце. Ни о мотивах, ни о поступках. Я устал разбираться с последствиями его самодурства.

– Как скажешь. Завтра я принесу магический договор, а также те сведения, что мне удалось найти.

– Договор уже составлен, – с этими словами Константин вытащил из-за пояса свиток и протянул мне. – Как только отец его подпишет, наше соглашение вступит в силу. Буду ждать тебя с договором и материалами.

– Хорошо.

Прощаться не стала. Раздавила бусину перехода прямо на площадке, делая решительный шаг в мерцающее окно. Только вместо Обители вышла на берегу небольшого озера, что находилось почти на границе Светлой империи и Закатных земель. Во-первых, боялась, что Константин захочет проследить за мной, чтобы найти отца. Во-вторых, нужно было ознакомиться с договором и проверить его. Зная характер царевича, можно не сомневаться, что каждый пункт сформулирован в выгодном для него свете.

Но подписать его придется все равно. Константин был прав, когда рассуждал о безумии отца. Боль действительно сжигала хозяина изнутри, постепенно сводя с ума. Только царевич ошибся в одном – забрать трон он бы не смог. Царь – не просто титул, а очень древний обряд передачи артефактов, с которым к коронованному наследнику переходит право управления. Не только землями и подданными… Вместе с короной новый царь получал и бессмертие, которое гарантировало ему защиту на все время правления, до следующей передачи трона, а еще невероятное по своей мощи мертвое воинство.

Помню, как впервые увидела его. Огромное захоронение под Белыми Пиками, которые тянулись горной грядой между Закатными землями и бывшими Зелеными Холмами. Десятитысячная армия мертвецов, которая была создана самым первым Кощеем для защиты своих земель. Не могу забыть, как умоляла хозяина пробудить войско и дать бой тварям Хаоса. Но хозяин отказал… На тот момент он уже начал угасать, и такой всплеск силы мог подстегнуть процесс истощения. И я сдалась, именно в тот момент попросив не просто ослабить мои чувства – отключить их насовсем.

Всего на мгновение, но эти воспоминания прорвались сквозь заклинание, вызывая приступ боли. Не в силах сдержаться, я упала на землю и закрыла уши руками.

Крики… Стоны умирающих и вой тварей. Удушающий запах гари. Вонь паленой плоти. И я… Совсем одна. Беспомощная. Обессилевшая. Преданная.

Приступ длился не больше минуты, но мне показалось, что прошла вечность. Целая жизнь, в которой я снова и снова переживала свое страшное прошлое. То, что так отчаянно пыталась забыть и от чего бежала все эти долгие годы.

Как оказалось – напрасно…

Глава 2

– Здравствуйте, мастер! – радостно поздоровались ученики, занимая свои места в классе.

– Здравствуйте! Есть вопросы по вчерашнему материалу?

– Нет, мастер, – ответила за всех Марьям, теребя черную косу.

– У меня есть, – перебил ее Велимир. – Вы рассказывали про флору леса Забвения, которая оказалась на удивление богата галлюциногенными растениями. После занятий мы решили узнать историю возникновения самого этого места, но… ничего не нашли. Даже мастер Алес развел руками и сообщил, что это закрытая информация. А почему так – не сказал.

– Поэтому мы хотели попросить… – взяла слово Нисса, глядя на меня большими голубыми глазами. – Расскажите нам про этот лес.

– Пожа-а-алуйста! – последовал нестройный хор голосов, после чего все пять учеников состроили просительные мордашки.

– Это действительно закрытые знания. Лес Забвения неспроста считается одним из самых опасных в Закатных землях. Издревле он принадлежал роду Яг, пропитываясь их магией и силой. Кстати, что вы знаете о самих Ёжках?

– Если верить записям в наших архивах, то первая Яга была приемной дочерью богини Макошь. Она получила материнское благословение и стала Светлой Богиней, которая всячески помогала добрым людям и отводила от них беды. Позже сосватал ее бог Велес – правитель Трех миров. Вместе они дали начало роду Яг, которые получили возможности управлять Правью, Навью и Явью.

– А вот о том, как Яги стали злыми, ничего нет, – вздохнула Нисса.

– Что же, давайте я вам расскажу одну историю о Ёжках, которую сама услышала, будучи ученицей Школы Сказок. В далекие времена, когда по земле гуляли Создатели, жила-была прекрасная юная богиня с малахитовыми глазами и длинной русой косою – Йогиня. Прекраснее и добрее ее не было женщины на свете! Путешествуя по миру, Йогиня собирала осиротевших деток и спасала от гибели. В каждом многолюдном граде или поселении Богиню-Покровительницу узнавали по нарядным сапожкам, украшенным узорами, и люди сами показывали ей, где живут дети-сироты.

По-разному в народе называли Богиню: кто – Йогой-Златой-Ногой, а кто и совсем попросту – Йогиней-Матушкой, но любой произносил ее имя с нежностью. Детей-сирот Йогиня доставляла в свой предгорный Скит, который находился в самой чаще леса, у подножия Забытых гор. Там Йогиня-Матушка проводила детей через Огненный обряд посвящения Древним Вышним Богам, даруя новую жизнь. К сожалению, не все люди могли понять этот обряд, и злые языки извратили саму его суть, со временем превратив красавицу Йогиню в злую старуху Бабу-Ягу.

Но есть и еще одно толкование, которое намного ближе к правде. Ваши архивы не врут, и Ягиня действительно была Светлой Богиней, которая вышла замуж за мудрого Велеса. И родились у них две дочки, одна из которых получила возможность управлять Явью и Правью, а другая – Навью. Как известно, любая сила несет свой отпечаток, оставляя след на душе хранителя. Старшая дочь, Ягуня, унаследовавшая Правь и Явь, росла добрым и милым ребенком, со временем став помощницей матери и основательницей Ордена Яг. А вот младшая, Ага, слишком часто соприкасалась с загробным миром и тварями, что обитали в Сумерках. Желая вырваться из древнего заточения, сумеречные существа постепенно порабощали Агу, окутывая ее сердце тьмой злобы. И когда младшая дочь оказалась в полной власти Навьих детей, они заставили ее пойти против старшей сестры. Так началась битва Трех миров…

Во время столкновения, в результате магической трансформации волшебного леса Йогини и Велеса образовался лес Забвения. Часть его все еще хранит в себе первозданную красоту старины, питая Ёжек и радуя их своей красотой. А часть, что была поглощена Ягами-отступницами, каждый год порождает новых сумеречных тварей, с которыми Ордену Яг приходится бороться.

– А вы бывали в том лесу?

– Бывала и видела обе его стороны. Каждая из Яг отвечает за свой участок, отслеживая магические всплески и контролируя вырвавшихся тварей. Увы, в последние двадцать лет ситуация ухудшилась. Из-за близости к землям Хаоса прорывы сумеречных монстров учащаются, и гадость, что лезет с другой стороны, все опаснее и свирепее.

– А сколько сейчас Ёжек?

– К сожалению, намного меньше, чем нужно для защиты этого мира. Есть наследницы главного рода, которые являются прямыми потомками Йогини и Велеса, а есть Ёжки, которых выбрала магия Макоши. Дар Богини получает каждая седьмая дочь, и после пробуждения силы девочка отправляется к наставницам Ягам, чтобы научиться ею пользоваться.

– Здорово! – выдохнула восторженно Нисса. – Жаль, что я не седьмая дочь…

– У каждого из нас свой путь и своя магия, так что не стоит жалеть. Ну что, я ответила на ваши вопросы, ребята? Можем приступать к опросу по теме?

– Можем! – кивнул Миробор, сдувая с лица рыжую челку, а затем ойкнул и странно дернулся.

– Что с тобой?

Вместо ответа парень извлек из кармана небольшой коробок, который прямо в руках засветился и начал мелко дрожать.



– Мир, ты взял артефакт с собой?! – рыкнул на парня Богдан и вскочил с места.

– Мне нужно было наложить закрепитель. Я хотел закончить его на перерыве…

– Что это такое? – стремительно приблизившись к Миробору, уточнила я.

– Его дипломная работа. Артефакт спонтанного переноса без использования заданных векторов координат, – ответил мне Богдан, встав рядом. – Мир, его надо дезактивировать.

– Надо, но я не знаю как! – прошептал парень, а затем начал стремительно бледнеть, в то время как коробочка с артефактом разгоралась все ярче.

– Все на выход! – скомандовала я, и ребята даже успели сделать несколько шагов в сторону двери, когда артефакт активировался.

Вытянутая из Миробора сила подпитала устройство, наполнив контуры и позволяя создать брешь в материи мира, в которую нас стремительно начало затягивать. Я пыталась блокировать портал, но все, что мне удалось, это выровнять векторы перемещения и стабилизировать их, чтобы всех ребят выкинуло в одном месте и целиком.

Несколько ударов сердца, ощущение невесомости – и нас всех вместе с несколькими столами, стульями и учебными пособиями выбросило в неизвестном месте. На ногах удалось устоять только Богдану, который придержал и меня, не позволяя позорно упасть. Остальные кряхтели, медленно поднимаясь с земли и оглядываясь по сторонам. Я тоже решила осмотреться и то, что увидела, мне категорически не понравилось.

– Мир, ты как? – присев рядом с лежащим парнем, спросил Богдан.

– У него магическое истощение, – ответила я за него и тоже присела. – Миробор, как работает твой артефакт?

– По сути, это структурированная кристаллическая сетка, которой для перемещения достаточно впитать в себя мысленный приказ о конечной точке выхода. То есть теперь магу не обязательно расчерчивать схему переноса, достаточно просто представить место.

– И о чем ты думал, когда артефакт активировался?

– О лесе Забвения, – тихо признался ученик, а слышавший это Богдан выругался сквозь зубы.

– Не переживай, все хорошо. Лучше скажи, мы сможем открыть новый переход обратно в Обитель?

– Сильно сомневаюсь, – покаянно выдохнул Миробор. – Во-первых, он исчерпал все силы, а для новой зарядки понадобится не меньше суток.

– А если его зарядит кто-то из ребят?

– Не выйдет, мастер. Данный артефакт был создан именно под меня. Простите!

– Ничего страшного – выберемся, – постаралась успокоить учеников я. – К тому же можно сказать, что нам повезло! Выездная практика с возможностью пополнить запасы Обители диковинными растениями.

– Честно говоря, я уже жалею, что задала вам этот вопрос, – покаялась Марьям и огляделась, зябко передернув плечами то ли от страха, то ли от холода. – Куда нам сейчас?

– На юг. Если повезет, то выйдем к домику одной из Яг.

– А где юг? – смущенно уточнила Нисса, глядя на серое небо, с низкими темными облаками, грозящими в любой момент разразиться потоками мелкого холодного дождя.

– И чему вас только учил мастер Овий? В лесу, даже таком старом и мертвом, всегда можно найти мох. Это растение растет только с северной стороны деревьев, потому что очень не любит прямых солнечных лучей. Итак, где у нас мох? Значит, идем в противоположную сторону!

Закивав, ребята решительно двинулись следом за мной. Пока Богдан и Велимир помогали идти обессилевшему Миробору, девочки бегали от куста к кусту, по виду и запаху определяя растения и рассказывая мне об их свойствах. По большей части девочки ответили все верно, споткнувшись лишь дважды, когда встретились с растениями-обманщиками. Они приняли за грибы разновидность плотоядного кустарника из Сумерек. И не распознали яркий цветок Глюна, который был похож на своего безобидного соседа Тарута. Только если Тарут рос на бывших могильниках, то Глюн мог выскочить в любом месте и реагировал на приблизившуюся жертву облаком пыльцы, вызывающей галлюцинации. Остановить Ниссу от близкого знакомства с этой гадостью я сумела буквально в последний момент, оттащив подальше от желтого облачка дурмана.

Дальнейший путь тоже протекал не без осложнений: многочисленные корни деревьев то и дело норовили подлезть под ноги, вынуждая спотыкаться. Корявые ветки кустарников цеплялись за одежду, будто хотели оставить себе кусочек на память, а в результате сами ломались, повиснув причудливым украшением.

– Мастер, а кто населяет лес Забвения? – спросил Богдан, чутко прислушиваясь к звукам окружающего мира.

– Самые разные существа и зачастую опасные. А что такое?

– Мне кажется, впереди кто-то есть. Но не могу понять, живое оно или не очень.

– В таком случае поступим следующим образом. Ребята, лезьте на дерево. Оттуда и вид лучше, и редкая тварь сможет достать. А я схожу на разведку и узнаю, что ждет нас впереди.

– Я с вами, мастер Тенья!

– Даже не обсуждается, Богдан! Лезь со всеми.

– Вот именно, что не обсуждается, – качнул головой парень.

Он приблизился ко мне и пытался давить, глядя с высоты своего немалого роста.

– Я не отпущу вас одну!

– Думаешь, вдвоем убегать от чудища будет веселее?

– Думаю, что хотя бы вас я смогу защитить. Мастер, хотите вы того или нет, но я все равно пойду с вами.

– А остальные ребята? Кто будет защищать их, если ты уйдешь?

– Велимир справится. Пойдемте, учитель. Чем быстрее разберемся, тем быстрее двинемся дальше.

Я задумалась, не зная, как лучше поступить в данном случае.

– Хорошо, но в Обители нам с тобой предстоит серьезный разговор!

Кивнув, Богдан решительно направился вперед, и мне ничего не оставалось, как последовать за ним. Через десяток шагов мы нырнули в густые заросли фиолетового можайника[1], и с другой стороны нам открылась занимательная картина.

В небольшом овраге, прямо под нами, по опавшей листве каталось с два десятка шаров, похожих на Колобка Батьковича. Размер они имели поменьше, чем директор Школы Сказок, но зато превосходили его в количестве ртов с множеством острых зубов. Накатываясь друг на друга, они начинали грызться, чтобы через мгновение с визгом раскатиться в стороны. А затем снова и снова…

– Вы знаете, что это такое? – шепотом спросил Богдан, почти касаясь губами моего уха.

– Предполагаю, что создания Хаоса. Видимо, на границе был прорыв, и мелкие низшие смогли пробраться через него.

– Уверены, что они из Хаоса, а не Сумерек?

– Сумеречные твари в большинстве своем имеют туманные очертания, которые являются их отличительной чертой. Эти же вполне четко выглядят, так что определенно Хаос.

– Мерзкие создания. Интересно, это их максимальный размер?

– Боюсь, что нет, – шепнула я и указала на противоположную сторону оврага, где показался огромный зубастый шар. – Кажется, это мама с выводком.

– Если есть мама и дети, то где их папа…

Словно в ответ на это, со стороны оставленных ребят послышался крик. Первым в обратную сторону бросился Богдан, на ходу извлекая из-за пояса нож. Я же в этот момент формировала в руках сеть тьмы, очень надеясь, что она сможет остановить низшего.

Стоило нам выскочить из можайника, как все внимание зубастого шарика, который до этого грыз одно из деревьев, переключилось на нас. Зарычав, это странное существо стало раскачиваться из стороны в сторону, то ли пытаясь нас загипнотизировать, то ли не зная, в какую сторону покатиться. Недолго думая, Богдан начал обходить зубастика с левой стороны, в то время как я двинулась с правой, постепенно оплетая существо тьмой. В какой-то момент, видимо определившись с жертвой, зубастый шар неожиданно подскочил вверх почти на два локтя, а затем бросился на меня. Затянуть последний узел заклинания и активировать сеть я успела буквально в последний момент. Подвесив получившуюся сумку за силовую нить к дальней сосне, я раскинула поисковую сеть, ожидая в гости шарообразную мамашу с детками. Но нет. Она не только не собиралась спасать – наоборот, повела выводок в глубь леса.

– Я так понимаю, этот отвлекал нас от своих детишек? – предположил Богдан, пока остальные ученики спускались с дерева.

– Скорее всего, так и было.

– Да уж, вроде безмозглая тварь, а такая забота о потомстве, – хмыкнул Миробор.

– Защита потомства – один из основных инстинктов, для которого даже интеллект не нужен. Однако не стоит оценивать порождения земель Хаоса по аналогии с простыми животными. Несмотря на кажущуюся обособленность, каждый из низших связан с другими, и все вместе они подчиняются Кукловодам.

– Кукловодам? – удивленно спросила Нисса, подходя ближе и с интересом рассматривая пойманное существо.

– Именно. О них мало что известно. Это порождения иного мира, обладающие колоссальной ментальной магией. Во времена Смутной войны они подчиняли себе тварей Хаоса и натравливали на нас, чтобы поработить Сказочный мир. Их мало кто видел – это были существа высшего порядка, некие энергетические сущности, о которых мы не знали до недавнего времени. Ни в одной книге по истории вы не найдете полных сведений о Смутной войне. Советом Магов было решено уничтожить некоторые данные, чтобы не пугать будущие поколения. Но еще живые очевидцы до сих пор помнят то, что порой хотелось бы забыть… Из-за Кукловодов многие наши воины оказались перебежчиками, потеряв свою волю, они стали частью вражеской армии. Нашим бойцам приходилось сражаться со вчерашними союзниками и биться до последнего, потому что порабощенных Кукловодами соратников нельзя было спасти. Многие полегли от когтей и зубов тварей Хаоса, но еще больше от рук своих же… Это было страшное время, и я очень надеюсь, что оно не повторится.

– Вы говорите так, как будто были там, – тихо произнесла Марьям, не сводя с меня темных глаз.

– К сожалению, была. Но это уже другая история, для которой не место и не время. Нам нужно идти, чтобы до темноты добраться до Ёжек. А то мало ли что еще за твари пробрались сюда с земель Хаоса.

– Мастер, а что будем делать с этим… этим…

– Колобком! – подсказала Нисса.

– Колобком? – переспросила Марьям и окинула существо оценивающим взглядом. – Нет, ну если его делали из зерна, пораженного рожками спорыньи…

– Вперед! – приказала я детям. – Что касается Колобка из Хаоса, то оставлять его нельзя. Я уже запустила уничтожающее заклинание.

– Жа-а-алко, – протянула младшенькая ученица, бросая назад последний взгляд. – Его бы на опыты.

– Кого мы растим, – неслышно вздохнула я, погнав ребят вперед.

Благо что больше на нашем пути никто не встретился. Когда окружающий мир стал потихоньку темнеть, мы вышли к небольшой поляне, украшенной в лучших традициях Ёжек-отступниц. Старые корявые деревья с сухими сучьями украшали свисающие почти до земли лохмы серой паутины. Сквозь это полупрозрачное покрывало за каждым нашим шагом следило множество красных глаз. Оставалось надеяться, что это по большей части пауки, приглядывающие за избушкой на курьих ножках. Совсем ветхий маленький дом вселял необъяснимый ужас. Над входной дверью красовался череп невиданного существа, а около правой куриной ноги в будке на цыплячьих ножках сидел скелет, очертаниями напоминавший собаку.

– Эт-то чт-то? – икнула Нисса и спряталась за Богдана.

– Это обитель Яги – Избушка-на-курьих-ножках. Эй, избушка-избушка, повернись к нам передом, а к лесу – задним фасадом! – сделав несколько шагов вперед, попросила я.

В это же мгновение раздался жуткий скрип – плод чужой магии пришел в движение. За время, пока обитель Бабы-Яги делала оборот, пауки попрятались, а скелетик активно вилял отростком, заменяющим хвост.

Когда избушка сделала последний шаг, деревянная дверь отворилась и из нее вышла старая, даже древняя старушка с темной морщинистой кожей. Иссохшее лицо обрамляли седые спутанные волосы, выбившиеся из-под грязного платка. Лохмотья, которые с трудом можно было назвать одеждой, мешком висели на тщедушном теле, а довершала образ улыбка во весь рот, светившийся одним-единственным золотым зубом.

– Хто энто к нам забрел? – проскрипела старушка, обводя взглядом нашу группу. – Хто пожа… Тенья?

– Здравствуйте, Ядвига Еловна, – произнесла я и поклонилась бывшей наставнице.

– Здравствуй, Ёжка, – прошептала она в ответ, сбрасывая морок с себя и поляны.

В то же мгновение окружающий мир поплыл, меняясь прямо на глазах. Трухлявая избушка стала добротным домом на курьих ножках, одетых в гетры, из окна смотрела наглая морда раскормленного кота Баюна. Лес наполнился красками, радуя зеленью, а в траве показались яркие пятна маргариток. Скелетик собаки превратился в милейшего мопса Шарика, которого девочки очень любили тискать. Как же давно это было…

– Ну, что же вы там стоите, гости дорогие? – улыбнулась красивая женщина в ярком, расшитом бисером сарафане. – Проходите, будем пить чай с плюшками!

– А заодно устроим пытки, мур-р-р!

– Баюн! – возмутилась Ядвига Еловна, глядя на черного толстопуза.

– Что? Мне интересно, где эта блудная Ёжка столько пропадала и что за цыпляток с собой привела! Так что да, не стойте, заходите!

– Мастер? – тихо спросил Богдан, явно ожидая моего разрешения.

– Идемте, здесь нам нечего бояться.

Мы дружно пошли в дом, оставляя позади страшный лес Забвения. Расположившись за большим столом, ученики с интересом разглядывали внутреннее убранство избушки, полной грудью вдыхая дурманящий аромат сушеных трав, и отвечали на расспросы Баюна, который с удовольствием взялся за истязание подрастающего поколения. Я же в это время помогала Ядвиге Еловне нарезать пирог и ждала вопросов, которых было не избежать.

– Как ты поживаешь, Тенья?

– Все хорошо, наставница, спасибо. А вы как? Как девочки?

– Сейчас уже хорошо.

– Сейчас? – уточнила я.

– Темные времена наступили, Тенья. И, увы, не без участия Кощея. Ты ведь знаешь, что он послал свою дочь в земли Хаоса? Так вот, вместе с ней туда угодила и Радомила. Бедные девочки много всего натерпелись.

– Я видела Раду… и Василису тоже.

– Знаю, Тенья, они рассказали. Но знаешь ли ты, что происходит на Границе и что Светлая империя готовится к войне?

– К этому все шло изначально, – вздохнула я, прикрывая глаза.

– А ты ничего нам не рассказала…

– Я не могла, Ядвига Еловна, и сейчас не могу. Есть клятвы, которые не обойти и не нарушить. Простите.

– Не извиняйся, девочка моя, я все понимаю, но от этого не легче, – покачала головой Яга, а затем посмотрела на моих учеников. – Славные дети. Я так понимаю, ты сейчас в Обители?

– Наставница…

– Я интересуюсь не для мести Кощею и не из праздного любопытства. Грядет великое событие, Тенья. Мы собираемся закрыть Границу и уничтожить земли Хаоса.

– Но как?

– Нам помогает Путешественник, так что шансы на победу весьма высоки. А еще мы хотим отделить Закатные земли от Светлой империи. Так что если вы с Кощеем-старшим вдруг решите сбежать…

– Не решим, наставница. Кощей слишком слаб для путешествий.

– Прости меня, но я не могу сочувствовать магу, который подверг наш мир такой опасности.

– Если вы имеете в виду прорыв материи из-за артефактов Всевластия, то это не его вина. Вернее, не только его.

– Прорыв материи – полбеды. А вот то, что он помогал Джамалу свергнуть императора Светлых земель, а затем отдал им Белые Пики с живущими там Ар-сакайя…

– Повелитель не знал про магов смерти. Он считал желание Жрецов прихотью, за что уже поплатился. Царство Кощеево пострадало не меньше остальных земель.

– И что, оно того стоило?

– Мне нечего ответить на этот вопрос.

– Знаю, и от этого горше вдвойне. Тенья, неужели нет ни единой возможности освободить тебя от влияния Кощея?

– Нет, наставница. И он не так плох, как все о нем думают. У хозяина были великие цели…

– Которые разбились о его одержимость силой.

– Он хотел сделать этот мир лучше.

– Не оправдывай его, девочка. У каждого злодея благие цели, вот только никто из них никогда не задумывался, чем они оборачиваются для других. Ладно, не будем больше спорить на эту тему. Лучше покорми своих учеников и расскажи, как вы попали в лес Забвения?

– Небольшой эксперимент одного из учеников. В целом весьма удачный, хоть и сработал не вовремя. Ядвига Еловна, а можете рассказать чуть больше про уничтожение земель Хаоса?

– Могу, хотя и не должна.

– Если боитесь, что Кощей может помешать, то напрасно. Он выполнил все обещания перед Жрецами Света.

– Что же, Тенья, ты ведь в курсе всех планов Кощея. Знаешь, что он послал Василису в Сид-Ахай – самое сердце земель Хаоса, чтобы она уничтожила артефакт, удерживающий Границу? Ей это удалось, и барьер, отделяющий наши миры, пал. Сейчас объединенные войска удерживают натиск тварей, но все осложняется угрозой нападения Светлых. Поэтому было принято решение возвести между Закатными землями и Светлой империей новую Границу, а вот земли Хаоса мы перенесем в другое место.

– Но как это возможно?

– Благодаря знаниям Путешественника. И что-то мне подсказывает, что у нас все получится.

– Знаю, что вы мне не поверите, но я желаю вам удачи. Наш мир не заслужил всех тех испытаний, через которые ему пришлось пройти.

– И по чьей вине? – пробурчала наставница, явно намекая на Кощея.

Что же, у нее было полное право на это. Хозяин действительно был виноват, что вовремя не распознал опасность, исходящую из древних артефактов силы. Увлеченный своими опытами и любовными подвигами, он упустил момент, когда главный артефакт – яйцо Смерти – начал излучать энергию, разрушающую мировую материю. Многие считают, что именно из-за этого произошел прорыв. Я тоже так думала, пока не узнала всей правды и того, насколько во всем были замешаны Жрецы Света. Но что тогда, двадцать лет назад, что сейчас – переубеждать Совет магов было бессмысленно. Они нашли виновного в своих бедах и не желали ничего слушать, а Кощей устал говорить и доказывать, предпочитая тратить оставшуюся энергию на спасение собственной жизни.

– Тенья, сколько Кощею осталось? Он ведь умирает?

– Не знаю, – честно призналась я, потому что действительно не ведала, сколько хозяин проживет с учетом вернувшегося бессмертия.

– Когда его не станет, ты вернешься домой? Девочки скучают по тебе.

– После всего, что я сделала? Сильно сомневаюсь, Ядвига Еловна. Встреча с Радомилой в царстве Кощеевом лишь подтверждает мои предположения. Они не простили и никогда меня не простят.

– Ошибаешься, Тенья, но я не буду тебя переубеждать. Ты сама все поймешь, когда встретишься с ними.

– Если встречусь…

Я направилась к столу, за которым сидели ребята, с открытым ртом слушая рассказы черного кота. Поставив в центре блюдо с пирогом, несколько видов булочек, а так же конфеты и печенье, я устроилась возле окна и с легким отголоском грусти оглядела избушку. Как же давно я здесь не была. Столько всего произошло за это время, но… я ни о чем не жалела. Кончилась пора, когда совершенные поступки довлели надо мной. Свобода от чувств подарила свободу от сожалений, позволяя уверенно идти вперед.

У наставницы мы пробыли до самой ночи. Ядвига Еловна вместе с Баюном рассказывали моим ученикам жизненные и весьма нравоучительные истории, которые наверняка пригодятся ребятам в будущем. А после этого мне выдали портальный камень, настройку которого я доверила Богдану как самому старшему и опытному среди учеников. Напоследок распрощавшись с наставницей, я попросила ее не рассказывать остальным Ёжкам о моем визите. Не хотелось напоминать девочкам о своем существовании, да и не стоило оно того: у нас с ними были разные пути.

– Вот это приключение! – выдохнула улыбающаяся Нисса, когда мы вышли в портальном зале Обители. – Почаще бы!

– Уверена, что переживешь еще одну встречу с Колобком Хаоса?

– Нет, но как же это интересно! А еще поучительно! Мастер, спасибо, что познакомили нас с настоящей Ягой!

– Мы познакомились с настоящей Ягой гораздо раньше, – тихо, чтобы слышала только я, произнес Богдан, глядя на меня с высоты своего роста.

– У каждого в этой Обители свои тайны, – ответила я и отправила учеников по комнатам.

Мне предстояло проверить состояние Кощея и отобрать свитки для Константина. Впереди ждало еще одно не менее захватывающее путешествие.

Глава 3

– И это все? – не скрывая сарказма, спросил Константин, когда я разложила перед ним три свитка.

– Это самая достоверная информация. По крайней мере, именно так утверждают наши современники.

– Буду не против, если ты перескажешь содержимое своими словами.

– Как пожелаешь, царевич. Самый древний из свитков составлен за двести лет до Великого раздела, и именно в нем впервые встречается упоминание Источника вечной молодости. Автор текста утверждает, что обнаружил его во время путешествия по миру, когда в один из переходов сбился с пути и случайно угодил в расщелину. Провалившись под землю, путешественник угодил в небольшое светящееся озеро, которое назвал «странным». В чем именно проявлялась странность, увы, неизвестно, но после купания с этим искателем приключений начали происходить необычные вещи. Он стал намного выносливее, помолодел, а еще обрел так называемый душевный покой. Помимо этого я выяснила, что автор написал еще несколько трактатов, последний из которых был составлен спустя шестьсот лет. О дальнейшей судьбе автора этого текста неизвестно.

– А место? Что о нем известно и где стоит искать?

– Очень размыто, но, возможно, ты сможешь разобраться в описании. – И я подвинула свиток Кощею-младшему.

– Позже обязательно ознакомлюсь. Что дальше?

– Вторая запись была сделана светлым магом, который вместе со своими коллегами совершал экспедицию. В один из переходов их настигла магическая гроза, из-за которой светлым пришлось искать убежище. Им стала небольшая пещера, на которую маги наткнулись в лесу. Забравшись внутрь, маги обнаружили проход, уходящий под землю. Ожидая окончания грозы, они пошли бродить по тоннелю и вышли к огромной подземной пещере, в которой тоже имелось озеро. Только на сей раз автор описывал не странную воду, а небольшой островок в центре, на котором росло дерево с золотыми листьями. К сожалению, разобрать остальной текст не удалось, но здесь упоминается, что светлые изучали прилегающие к империи острова.

– С чего ты взяла, что эта пещера с деревом имеет к нам отношение?

– Эти светлые прожили невероятно долгую жизнь и были причислены к лику святых. Дату их смерти, кстати, я так и не нашла.

– Неожиданно. А третий?

– В нем про Источник упоминается лишь вскользь, зато подробно рассказывается о диковинном острове, где происходят странные вещи. Какого именно плана – неясно, но это место совпадает с тем, что описывали светлые.

– Не против, если я передам свитки своим людям? Как только они разберутся и смогут определить местонахождение источника, я отправлю туда отряд.

– Хорошо. Только предупреди, пожалуйста, заранее, когда мы выдвигаемся.

– Мы?

– Да, царевич. Я обязана проследить за выполнением договора, так что отправлюсь вместе с отрядом.

– Этот вопрос даже не обсуждается!

– Согласна, тут и обсуждать нечего.

– Тенья!

– Царевич.

– Шантажистка! – недовольно произнес Константин, а я испытала пусть и мимолетное, но удовлетворение от маленькой мести.

– Ничего подобного, я всего лишь контролирую соблюдение договора. Если вопросов больше нет, я пойду. Ты знаешь, как со мной связаться.

– Тебе необязательно уходить. Можешь остаться в тереме, в своей прежней комнате.

– Спасибо, царевич, но на данный момент твой отец зависит от меня, и я не имею права его бросить.

– Я… могу забрать его, – с запинкой произнес Константин, но выражение лица даже не изменилось.

– Не стоит.

– А что с ним станет, когда ты уйдешь на поиски Источника? Кто о нем позаботится?

– Самая лучшая сиделка, которой даже твои маги неровня.

– Я заинтригован.

– Прости, но я не могу рассказать. Мне пора. Я буду ждать твоего зова.

Больше не слушая возражений, я использовала переход, как и в прошлый раз запутывая следы, прежде чем выйти в Обители. Проверив Кощея и убедившись, что он крепко спит, отправилась к Мастеру Ульсану.

После короткого стука и разрешения войти я прошла внутрь и замерла перед маленьким столиком, за которым сидел Глава Обители.

– Присаживайся, Тенья. Я ждал тебя, – произнес Мастер, разливая по чашкам зеленый травяной напиток.

– Думаю, вы знаете, о чем я хотела поговорить.

– Знаю и уже вызвал Чаровницу. Она прибудет через два дня.

– Меня удивляет ваша способность знать будущее, не имея дара предвидения.

– Иногда достаточно обладать нужными знаниями, чтобы «предвидеть» грядущие события.

Вместо ответа я склонила голову, отдавая дань уважения талантам Главы Обители.

– Мастер, вы уже решили, куда хотите отправить старшекурсников?

– Решил, но твой вариант меня тоже устраивает. Многие мастера пытались найти Источник, но, увы, никто не смог. Я не верю в удачу этого похода, но надеюсь, дети смогут получить хороший жизненный урок. Заодно посмотрят на мир.

– Не самые обнадеживающие слова, но спасибо, что не отговариваете и не запрещаете.

– Каждый имеет право на свои ошибки, и, возможно, в будущем они помогут избежать новых.

– Возможно, – не стала спорить я. – Мастер, скажите, вы действительно хотели отдать моих учеников Валлею?

– Нет, – Ульсан сделал несколько мелких глотков из чаши, – но вероятность этого помогла тебе принять правильное решение, на которое я рассчитывал. Ты ведь и так догадалась об этом. Умная и талантливая девочка.

– Спасибо, Мастер. Вот только… Вы ведь понимаете, что это путешествие может быть опасным?

– Не может, а будет. Но не бойся, ты со всем справишься. У тебя надежная опора, – ответил Ульсан, еле заметно улыбаясь. – Иди, Тенья, порадуй своих учеников. Ответы на остальные вопросы даст только время.

– Благодарю, Мастер.

Коротко поклонившись, я вышла из кабинета, размышляя о словах Ульсана. За время, проведенное в Обители, я уже успела убедиться – ее глава никогда и ничего не говорит просто так. Значит, стоит тщательно подготовиться к путешествию и настроить учеников соответствующим образом.

В классе я поприветствовала учеников и медленно обвела взглядом каждого из пяти подопечных. Видя их настороженность, я еле заметно улыбнулась. Выражение на лицах тут же сменилось на удивление. Нет, от меня не ждали подвоха, просто… Я впервые им улыбнулась. Осознание этого подвело меня к мысли, что в последнее время заклинание, блокирующее эмоции, стало непозволительно быстро истощаться. Видимо, придется в дороге изучить материалы по работе с эмоциональным заслоном.

– У меня для вас новости, – наконец произнесла я, когда даже самый спокойный и взрослый Богдан заерзал на месте. – Даже две. Как вы уже догадались, одна хорошая и одна плохая. С какой начать?

– С хорошей, – тут же откликнулась Нисса, подпрыгивая на месте от нетерпения.

– Совсем скоро вам придется покинуть стены Обители.

– А какая тогда плохая?

– Вы покинете ее вместе со мной.

– То есть?.. – недоверчиво протянул Велимир.

– Мы отправляемся на практику.

Конец фразы потонул в громогласном «Ура!», которое наверняка было слышно и в соседних кабинетах. Дождавшись, пока ученики успокоятся, я поспешила вернуть их с небес на землю.

– Я тоже рада, ведь это такой уникальный шанс – продемонстрировать полученные в области зельеварения знания и усвоить на практике новые. С этого дня мы начинаем готовить универсальное зелье в дорогу, поскольку я пока не знаю точно, куда мы отправимся. Вопросы?

– Нет, только замечание, – ухмыльнулся Богдан. – Вы у нас самая лучшая!

– Надеюсь, после практики твое мнение не изменится.

Иногда мне казалось, что с тех самых пор, как я закрылась от эмоций, мир вокруг превратился в череду однообразных событий. Порой менялись действующие лица либо результат тех или иных решений, но… Передо мной словно листали пожелтевшие страницы истории. Истории любви и предательства, напрасных обещаний и глупых надежд. Чувства заставляли людей пропускать все через себя, придавая событиям эмоциональную окраску, а без них все казалось пустым. Значение имела лишь воля моего хозяина, которая приводила меня к нужному ему результату.

Мои дни походили один на другой. На рассвете я шла в лабораторию и готовила для Кощея зелье, которое помогало ослабить боль. Затем был незатейливый завтрак и занятия со средней группой, в которой учились ребята не старше четырнадцати лет. После этого снова возвращение к хозяину и опять зелье. Обед. Занятия. Кощей…

Размеренный ход событий нарушил глухой стук в дверь. Я как раз закончила поить повелителя и собиралась на завтрак. Если кто и нарушал наше уединение, то только присланные Главой Обители служки, поэтому я спокойно открыла дверь и в следующее мгновение отшатнулась. В проеме стояла Чаровница.

Сильнейший чаромаг, который посредством воздействия на сознание мог творить с телом все, что угодно. Наведенные ими чары обманывали чувства и разум, заставляли видеть то, чего нет, и не видеть вещи, которые находятся прямо перед глазами, слышать мнимые звуки или создавать двойников. Чаровница могла создать путаный лабиринт внутри чужого сознания, и душа, неспособная выбраться из него по своей воле, так и плутала. Окружающим казалось, что перед ними пустая, но живая телесная оболочка – овощ. Он ни на что не реагировал, но при этом оставался живым… А могло быть иначе, когда, несмотря на все болезни тела, человек чувствовал себя совершенно здоровым, и это облегчало его страдания.

Помощь такого профессионала стоила невероятно дорого, и не всегда удавалось расплатиться деньгами. Отличительным признаком Чаровниц являлись рисунки по всему телу, в том числе и на лице. Они складывались в странные, постоянно движущиеся узоры. Прикасаясь к кому-то, Чаровницы передавали ему часть узоров и именно с их помощью творили свою странную магию.

– Госпожа Тенья?

– Да, – кивнула я и сделала приглашающий жест. – А вы?

– Санавер, – представилась гостья, не сводя с меня взгляда черных глаз.

– Мастер Ульсан ввел вас в курс дела?

– Да, Затворник поведал о вашей проблеме. Где больной?

Показав Санавер комнату Кощея, я поинтересовалась, что ей будет нужно для работы и чем я могу помочь. Отрицательно покачав головой, Чаровница отправила меня к Мастеру Ульсану и полностью сосредоточилась на моем подопечном. Мне хотелось понаблюдать за ее действиями, но интуиция подсказывала, что сейчас лучше оставить их наедине, поэтому я направилась в кабинет Главы Обители, недоумевая, что могло понадобиться ему в столь ранний час.

– Доброе утро, – поздоровалась я, привлекая к себе внимание.

– Хорошего дня, Тенья. Полчаса назад у меня в кабинете появился свиток с печатью Кощея-младшего.

– Странно… – Я нахмурилась. – Он должен был переместиться прямо ко мне.

– Защита Обители.

Удовлетворившись объяснением, я переключилась на послание: сломала печать, быстро пробежалась глазами по тексту, а затем посмотрела на Ульсана. Вроде бы и знала, что совсем скоро придется покинуть это место и отправиться в путь, но даже не предполагала, что это произойдет так скоро.

– Царевич сообщает, что его летописцы смогли найти записи, в которых упоминается Источник молодости. Они сопоставили их с теми сведениями, которые были у меня – теперь у нас появилось направление для поиска. Завтра мы выдвигаемся.

– Тенья, он уже знает, что ты отправляешься в компании учеников?

– Еще нет.

– Тогда удачи, девочка. Она тебе определенно пригодится.

– На что вы намекаете?

– Скоро узнаешь, – улыбнулся Мастер и вернулся к своим делам.

Задумавшись, я отправилась собираться в дорогу. Самые необходимые вещи были уже подготовлены, оставалось доложить кое-какую мелочь и еще раз все перепроверить. Ну и обрадовать учеников.

* * *

– И как это понимать?

– Никак. Просто принять как данность.

– Да неужели? Тенья, отойдем!

Мы находились в одном из залов башни Иглы, оборудованном стационарным порталом. Меня оттащили за ближайшую колонну, где я услышала сердитое:

– Это что такое?

– Как я уже говорила ранее – мои ученики.

– Не буду спрашивать, где ты их взяла. Меня больше интересует, зачем ты их притащила?

– Они отправятся вместе со мной. Помогут в поисках и заодно пройдут практику.

– Тенья… – как-то обреченно протянул царевич и прикрыл глаза. – Так, давай начнем сначала. У нас с тобой был уговор, по которому я помогаю отцу вылечиться, а он передает мне артефакты власти. Так?

– Пока все верно.

– Тогда поясни мне, пожалуйста, в каком из пунктов говорилось про довесок из пяти детей?

– Они не такие уж и дети, все же самой младшей шестнадцать лет.

– Недоросли в договор тоже не входили…

– Это дополнительное условие договора, обозначенное звездочкой.

– Издеваешься?

– В договоре на самом деле есть пункт, который значится как «Непредвиденные ситуации». Это как раз такой случай.

– То есть пять полностью укомплектованных к походу учеников – непредвиденная ситуация?

– Скорее, кураторство над ними оказалось непредвиденным, даже неожиданным. А сборы в дорогу прошли в полном соответствии с планом и указаниями опытных наставников.

– Тенья-а-а, – нехорошо протянул Кощей-младший, но я даже не вздрогнула. – Или отправляешь их обратно, откуда взяла, или мы остаемся здесь!

– Константин, ты можешь остаться. Я вообще не рассчитывала на твое присутствие, ведь была обещана группа специалистов.

– Я передумал и, как оказалось, не зря. Так что либо твои ученики остаются, либо остаемся все вместе.

– Остаться мы в любом случае не можем. Согласно магическому договору…

– Не уступишь, значит?

– Нет.

– Что ж, хорошо. Тогда за все последствия будешь отвечать сама. Я и пальцем не пошевелю для спасения этой малышни!

– Я и не надеялась на подобное.

У меня даже голос не дрогнул, я действительно не собиралась перекладывать ответственность на Константина.

– Больше вопросов нет?

Вместо ответа царевич недовольно сверкнул зелеными глазами и стремительно зашагал в сторону сгрудившихся учеников. Окинув всех хмурым взглядом, Константин подхватил свою дорожную сумку и кивнул магу, разрешая активировать переход. Судя по тому, что он решил воспользоваться стационарным порталом, путешествие предстояло на большое расстояние. Как только голубая пленка пространственной магии затянула арку прохода, царевич сделал последние шаги и скрылся за мерцающим пологом.

– Богдан, ты первый, – глядя на своих притихших учеников, скомандовала я. – Следом по старшинству.

Удобнее перехватив вещи и сумки с припасами, ребята выстроились в линию и один за другим ныряли в портал. Заминка произошла, лишь когда очередь дошла до младшенькой. Немного потоптавшись на месте, она жалобно посмотрела на меня, а потом призналась:

– Никогда не пользовалась такими переходами.

– В нем нет ничего страшного, Нисса. Своей структурой он похож на стандартный портал, через который мы с тобой пришли в этот зал.

– Да-а-а… Только мастер Валлей рассказывал, что при использовании стационара шанс остаться без одной из частей тела очень велик.

– И чем же обусловлен этот шанс?

– Стационарные порталы требуют большое количество сил. Если маг, активирующий его, недостаточно силен, то из-за потери энергии происходит разрыв и…

– Юная госпожа, – заговорил тот самый маг, который открыл переход, – поверьте, я достаточно силен, чтобы продержать портал час. Но да, чем дольше вы медлите, тем слабее я становлюсь, и…

Дослушивать Нисса не стала, нырнув в проход. А я, поблагодарив мага за помощь, поняла одну печальную вещь – Валлей забивал головы детей глупостями. И какими – мне только предстояло узнать.

Короткое чувство полета… И чужие руки резко дернули меня в сторону, прижимая к теплому телу. Я вопросительно посмотрела на Богдана, который оттащил меня от портала, но, не получив ответа, осмотрелась. Оказалось, переход выходил прямо около дерева, и, судя по потирающим лоб мальчикам, их не миновало близкое общение. Даже Нисса набила шишку, видимо, потому, что поспешила нырнуть в переход.

– Не ушиблись? – заботливо поинтересовался ученик, продолжая меня придерживать.

– Все хорошо, спасибо. Достать вам мазь от ушибов?

– Само пройдет, – пробурчал Миробор, настороженно озираясь по сторонам.

Местность была незнакомая. Густые сумерки мешали хорошенько рассмотреть деревья и травы, но все равно окружающее мало походило на природу Сказочного мира.

– Странно, – пробормотала я, снова всматриваясь в растительность под ногами.

– Что такое? – тут же откликнулся Богдан, который по-прежнему стоял рядом.

– Травы… Никогда не встречала такого необычного соседства. Да и цвет отличается от привычного. Не могу понять, где мы.

– Неудивительно, ведь ты вряд ли бывала здесь раньше, – раздался голос из-за деревьев, а следом появился и его обладатель.

– Где мы?

– На острове Буяне. В княжестве Гвидона-светлого.

Сумка с вещами выпала из ослабевших рук, а дыхание на мгновение сбилось. Это имя знали все темные. Им пугали маленьких детей, на его примере разбирали боевые заклинания светлых магов, а Жрецы Света мечтали заполучить в свои ряды.

Князь Гвидон – примечательная личность. Будучи простым человеком, он сумел победить темного мага. Не рядового, а очень сильного мага. Никто доподлинно не знал, как ему это удалось, но после смерти чародея в князе проснулась новая, колоссальная сила. Долгое время правители Закатных земель опасались, что светлые смогут привлечь Гвидона к противостоянию между магами, поскольку он был выходцем из Светлой империи. Прошли годы, а князь так ни разу не ступил на наши земли, предпочитая жить на острове. А вот свое уединение оберегал люто.

Были глупцы из темных магов, что мечтали отомстить за гибель соратника и перемещались на Буян. Никто не знал, что с ними стало, поскольку с тех пор их не видели.

– Отойдем? – Теперь уже на приватном разговоре решила настоять я, с удивлением отмечая, что злюсь.

Направившись к Константину, я прошла мимо него и нырнула в сумрак леса. Кощей последовал за мной, бесшумно ступая по мягкой траве. Убедившись, что теперь ученики нас не услышат, я недовольно посмотрела на царевича.

– Ты мог изначально предупредить о месте назначения?

– Мог. Точно так же, как ты могла предупредить о своих учениках.

– То есть это месть?

– Всего лишь пункт, который значится как «Непредвиденные ситуации».

– Ясно, все-таки месть, – вздохнула я, беря эмоции под контроль. – Что нас здесь ждет?

– Судя по многочисленным слухам, ничего хорошего.

– С чего ты вообще взял, что Источник находится именно здесь?

– Не ты ли снабдила меня подсказками? – Константин изогнул бровь, иронично глядя мне в глаза. – Подумай сама, как обычный человек, не наделенный силой, смог сразиться с темным магом? При этом не просто остаться в живых, а победить его? Напрашивается вывод: либо у князя припрятан очень мощный артефакт, либо под боком волшебный Источник, который питал его и придавал сил. Далее, подумай, сколько этой истории лет? А заезжие в Закатные земли купцы до сих пор рассказывают, что Гвидон жив, здоров и даже не состарился. Я могу предположить, что его дети унаследовали внешность отца, но на фоне остального…

Царевич немного помолчал.

– Именно про этот остров писали светлые маги, которых причислили к лику святых.

– Но там же упоминались острова…

– Не острова, а остров. Буян.

– Мы должны вернуть детей обратно!

– Прости, но это невозможно. У меня с собой только один портальный камень. Если я использую его сейчас, то мы больше не вернемся на остров. Не в этом году точно.

– Почему?

– Не сможем пробить защиту.

– Но сейчас же мы ее пробили!

– Прислушайся, Тенья.

Замолчав, я последовала совету царевича. Сначала был слышен лишь шелест деревьев, смешивающийся с тихим свистом ветра. Затем вдали раздались приглушенные раскаты грома и всплески воды. Но главное, в воздухе отчетливо пахло озоном и чувствовались силовые вибрации.

– Магическая гроза?

– Да. Сейчас на Море-океане сезон дождей. Именно это помогло нам незамеченными попасть на остров, пробив защиту. На то, чтобы найти Источник, у нас неделя.

– Ты знаешь, в какой части острова нужно искать?

– Не точно, но предположения есть. Сейчас разобьем лагерь, переждем непогоду, а потом выдвинемся в путь.

– В ночь?

– Время на острове совпадает с нашим, Тенья.

Эта информация не порадовала. Какой же силы должна быть спешащая к нам гроза, если она погрузила весь мир во мрак и заставила животных пугливо разбежаться по норам?

– Надеюсь, гроза – самое страшное, что нам предстоит пережить на этом острове.

– Надейся… – последовал весьма оптимистичный совет.

Когда мы вернулись, ученики уже разбивали лагерь. Умница Богдан тоже почувствовал приближение непогоды и взял на себя роль старшего. Никто из ребят не возражал, признавая его лидерство.

– Мы расставили вокруг лагеря охранные кристаллы, – отчитался Богдан, как только мы с царевичем вышли из леса. – Если мы их активируем, нас не засекут?

– Нет, магический фон сейчас нестабилен, и такой маленький всплеск, скорее всего, отнесут к грозе. Активируйте.

Тонкая магическая пленка, слегка светящаяся в сгустившейся темноте, накрыла нашу поляну, отрезая от внешнего мира. Звуки стали глуше, а буйство стихии и вовсе пропало. И как раз вовремя: порыв ветра, налетевший непонятно откуда, практически прижал верхушки деревьев к земле. Под вспышки молний было видно, как ломаются сучья и тонкоствольный молодняк. Наблюдая за разразившейся грозой и затянутым черными тучами небом, я размышляла о том, как мы будем искать Источник.

Магическая гроза – феномен, который появился еще после первой войны магов. Во время сражения из-за столкновения стихийных заклинаний над землей стали скапливаться остатки волшебной энергии, постепенно закручивающиеся в единый поток. К нему постепенно добавлялись и атмосферные осадки. Со стороны это явление действительно походило на грозу. В результате непрерывной циркуляции магии грозовой фронт постепенно расширял свои границы и в скором времени дорос до размеров территории Светлых земель.

Последствия самой первой грозы были ужасны. Разрушительная сила скопившейся магии не только нарушила естественное течение волшебных потоков, но и изменила их, что привело к образованию брешей в материи мироздания. Магам всех стихий пришлось объединиться, чтобы предотвратить утечку земной энергии в другие миры.

Какие-то «дыры» удалось залатать, силу грозы – уменьшить, но вот истончившуюся материю мироздания восстановить не смогли. Многие считают, что именно из-за этого артефакты Всевластия Кощея в активной фазе повредили целостность энергетических потоков, в результате чего произошло непоправимое: Зеленые Холмы исчезли с карты Сказочного мира, а на их месте образовались земли Хаоса.

Очередные воспоминания повлекли за собой знакомую боль в груди, от которой на мгновение потемнело в глазах. Сделав несколько глубоких вдохов, я отошла к краю купола и почувствовала чужой пристальный взгляд.

– Ты в порядке? – спросил Константин, протягивая мне кружку с травяным отваром.

– Да, спасибо. Надеюсь, купол выдержит непогоду. В этих местах гроза намного сильнее, чем у нас.

– Не переживай, я влил в кристаллы свою силу.

– Спасибо, царевич.

– Тенья, ты ведь знаешь, что я не люблю формальности.

– Ой ли?

– Не в твоих устах, – произнес Кощей-младший и отошел обратно к огню.

Сделав глоток отвара, я все же не смогла сдержать улыбку. Сладкий… Кажется, помимо Константина и бывших подруг-Ёжек, никто и не знал, что я предпочитаю именно такой.

– Мастер, – позвала меня Марьям, – что нам делать?

– Раз выпало немного свободного времени, то поговорим об этом месте, а затем о стационарных порталах. Как выяснилось, у вас есть пробел в знаниях.

Рассевшись полукругом у костра, ребята притихли и приготовились слушать.

– Первое упоминание об острове Буяне появилось во времена царя Салтана. Из исторических хроник известно, что в период одной из войн с соседями он вынужденно покинул свое царство, оставив дома молодую жену в положении. Чтобы воспрепятствовать рождению наследника и узурпировать царскую власть, родственники Салтана устроили заговор и обманом избавились от царицы. О том, как ей удалось выжить, история умалчивает, но поговаривают, что остров сам откликнулся на молитвы женщины и появился прямо посреди Моря-океана.

– То есть это Живая земля? – благоговейно прошептала Нисса.

– Сами понимаете, что доказательств ни у кого нет, но именно так и считают исследователи.

– Значит, остров принял женщину, признав ее своей хозяйкой. Но для чего?

– Удивительно то, что на остров ступила уже молодая мать с сыном. Было ли это подарком судьбы для оклеветанной царицы или же живой остров устал от одиночества, мне неведомо. Если повезет, то мы с вами сможем разгадать и эту тайну, а пока слушайте дальше. После того как мать с ребенком выбрались из бочки, долгое время они жили одни. Остров помогал им и оберегал, наблюдая, как маленький мальчик превращается в сильного мужчину. И однажды подстроил его встречу с небезызвестной нам магиней – царевной-лебедью. Что было дальше, думаю, знает каждый.

– Смерть чародея, создание Града и возведение Гвидона на престол, – отчеканил Велимир.

– Затем наполнение казны благодаря золотым орехам, укрепление военной мощи при поддержке богатырей и свадьба Гвидона, – закончила мысль Марьям.

– Если коротко, то да. Но на самом деле все было не так гладко, как рассказывают легенды. Да и сейчас этот остров окутан пологом загадок и тайн. Так что будьте осторожны и постарайтесь не привлекать к себе ненужное внимание. А теперь поговорим о порталах. Нисса, прошу.

– А что я? – смутилась девушка, опуская голову.

– А ты у нас самая осторожная, так что тебе и слово, – мягко улыбнулась я.

Слушая ответ ученицы, я мысленно поминала Валлея не самыми добрыми словами. Затем попросила всех достать письменные принадлежности и принялась рассказывать, как на самом деле устроены порталы и принцип их работы. Ученики слушали очень внимательно, иногда делая пометки в блокнотах и задавая уточняющие вопросы. Вместе с ними в мои объяснения вслушивался и Константин, очень странно улыбаясь.

Гроза закончилась после обеда. Под разбросанными всюду ветками просматривались большие лужи, а палящее солнце, неожиданно выскочившее из-за облаков, обещало тяжелую дорогу. Но выбора у нас не было. Собрав лагерь, мы замаскировали следы нашего пребывания и двинулись в путь, на поиски Источника.

Глава 4

Идти было тяжело. В основном из-за грязи, чавкающей под ногами. Густые ветви деревьев то и дело пытались зацепиться за волосы или одежду, царапали кожу, оставляя на нас зеленоватую пыльцу. Я ненадолго остановилась, чтобы собрать ее во флакон для дальнейшего изучения. Не нравился мне этот остров, да и лес не внушал доверия. Все время казалось, что по телу скользит чей-то злой жадный взгляд. Догнав Богдана, который замыкал наш небольшой отряд, я пристроилась рядом.

– В чем дело? – спросила я, глядя на сосредоточенное лицо ученика.

– Не знаю, мастер, но мне как-то неспокойно.

– Поэтому я хочу, чтобы ты шел впереди меня.

– Нет.

– Что значит «нет»?

– Простите, мастер, но вы женщина. В случае нападения от вас будет мало проку, поэтому замыкающим останусь я.

– Богдан, – мягко начала я, – твое желание защищать очень похвально. Я ценю проявляемые тобой качества, но пойми, на практике именно я несу за вас ответственность.

– Несите, а я немного помогу и облегчу вашу ношу, – открыто улыбнулся ученик и подтолкнул меня вперед. – Мы отстаем, мастер.

Спорить я не стала, тем более мы действительно отстали. Но поведение ученика взяла на заметку. Столь ярое желание защищать и оберегать могло привести к печальным последствиям, когда смельчак идет на безумные подвиги, стараясь спасти других ценой своей жизни, при этом в запале не рассмотрев все возможные варианты спасения. На практике я такого допустить не могла.

– Мастер, расскажите, пожалуйста, для чего именно мы прибыли на остров? Только ради практики или…

– Совмещаем. У вас будет уникальная возможность получить тайные знания об острове Буяне, порадовав ими Мастера Ульсана. А я постараюсь помочь одному магу, который очень нуждается в чуде.

– Хорошему магу?

– Мне сложно ответить на этот вопрос. Каждый из нас по-своему понимает значение слов «хорошо» и «плохо». При этом вряд ли найдется среди живущих хоть кто-то без греха за душой.

– Но только не вы. Вы очень хорошая и добрая!

– Внешность обманчива, – грустно улыбнулась я, а перед мысленным взором появилось лицо.

Знакомое до боли, до каждой черточки и морщинки. Образ, который я пронесла с собой сквозь годы и по вине которого стала такой…

– Мастер, – тихо позвал Богдан, к чему-то прислушиваясь, – вы ничего не чувствуете?

Я настороженно остановилась, пытаясь понять, что вызвало тревогу ученика. Лес немного пугал звенящей тишиной, не нарушаемой ни птичьими трелями, ни шелестом листьев, но это было обычным явлением после грозы. Магические потоки тоже молчали, а вот нехорошее предчувствие возникло неожиданно.

– Чувствую, но пока не могу сказать, что именно. Не зевай и не отставай, – поторопила я, глядя вслед ушедшей вперед группе.

С учетом того, что Богдан был почти на две головы выше меня и больше раза в полтора… Хмыкнув, парень подхватил меня на руки и стремительно рванул вперед, сокращая расстояние до поляны, на которую как раз вышли остальные и поджидали нас. Под ледяным взглядом Кощея-младшего меня поставили на землю, а затем еще и придержали за плечи.

– В чем дело? – недовольно спросил Константин.

– Не уверена, но кажется, за нами следят.

– Моя сигнальная сеть молчит, – отрицательно покачал головой царевич.

– Магические потоки тоже, однако я все равно чувствую чужое присутствие. Только пока не могу сказать, кто или что это.

– Что ты предлагаешь?

– Продолжить путь, но надо активировать защитные амулеты на детях.

«Дети» недовольно поджали губы.

– Не выйдет. После магической грозы окружающий фон нестабилен. Артефакты могут либо дать сбой, либо совсем выйти из строя. Не стоит рисковать.

– Хорошо, тогда поступим иначе. Богдан, ты лучше знаешь ребят. Сможешь построить их так, чтобы в случае нападения они друг друга подстраховывали?

Кивнув, Богдан неприязненно покосился на Константина, а затем отошел к остальной четверке. Пока они разговаривали, я услышала в свой адрес весьма странное замечание.

– Тебе не кажется, что заводить отношения с собственным учеником – не этично?

– К чему ты это сказал?

– Тенья, только слепой не заметит, как на тебя смотрит этот мальчишка.

– И как же?

– Так, как когда-то смотрел и я, – обезоруживающе честно произнес царевич, не сводя с меня взгляда изумрудных глаз.

– В таком случае должна тебя огорчить.

Он вопросительно изогнул бровь.

– Ты и сейчас на меня так смотришь, – ответив честностью на честность, я поспешила отойти, не имея никакого желания и дальше продолжать разговор.

Вот только мое мнение в данном случае никого не интересовало. Перехватив мою руку, Константин осторожно вернул меня на место и нахмурился. Он молчал, непонятно чего ожидая, а я думала. Вот дернула нечисть за язык, а теперь в голове ни одной умной мысли, как замять неприятную тему.

– Царевич, что еще ты хочешь от меня услышать? – наконец не выдержала я, спиной чувствуя любопытные взгляды учеников.

– Знаешь, на сегодня действительно хватит. Уже есть пища для размышлений.

– Не о чем размышлять.

– Это уже мне решать, – качнул головой Константин и отпустил.


Больше ни на кого не обращая внимания, он двинулся вперед. Нам ничего не оставалось, как отправиться за ним следом. Процессию снова закрывали мы с Богданом, только на этот раз на все попытки парня заговорить, я отвечала коротко и односложно, задумавшись над словами Кощея.

Если проанализировать поведение Богдана, то ничего предосудительного в нем не было. Весьма любознательный ученик часто оставался после занятий, задавал много вопросов. Я наблюдала в нем интерес к неизведанному и восхищение мной как мастером, но не как женщиной. Возможно ли, что это чувство Константин и принял за увлечение?

Покосившись на Богдана, я была вынуждена признать, что на мальчишку он походил меньше всего. Скорее на молодого мужчину, весьма симпатичного и улыбчивого, но при этом рассудительного и ответственного. Небольшая татуировка на шее и смуглая кожа выдавали в нем выходца приморского края, и тонкая косичка с бусинами, выделявшаяся на фоне короткого ежика волос, лишь подтверждала это предположение.

– Богдан, если не секрет, как ты оказался в Обители? – тихо спросила я, не сумев сдержать неожиданное любопытство.

– Меня нашел и привез один из бывших учеников Мастера Ульсана.

– Нашел?

– Когда-то я жил на Севере, но не среди вечных льдов и снега, а там, где Альма-река впадала в море. Эту небольшую часть берега круглый год оберегало Огненное течение, принося с собой тепло и стаи крупных рыб. С морского дна мы добывали жемчуг с мой кулак, – согнув пальцы, парень продемонстрировал поистине огромные размеры камней, – целебные водоросли и морских обитателей. У нас была налажена торговля с соседними поселениями и островами, к которым мы ходили на лодках. Мы регулярно устраивали праздники в честь Огня – нашего покровителя – и наслаждались жизнью. Моя деревня была райским местом, пока не произошел прорыв… В него хлынули твари Хаоса. Мне едва стукнуло три года, когда это произошло, но я помню все: кровь, крики и чавкающие звуки от пожирающих плоть монстров. Чувствую запах гари и соленый вкус маминых слез, когда она прятала меня в разломе скалы и закрывала своей спиной. Помню, как угасла жизнь в ее глазах и побелела кожа. Она спасла меня ценой своей души, позволяя узнать этот мир и познакомиться с людьми, которые сделали его ярче.

– Пусть ее душу хранят боги, – прошептала я, на мгновение прикрывая глаза. – Понимаю, что не имею права просить о таком, но все же – не повторяй судьбу матери. Не рискуй своей жизнью понапрасну. Умереть легко, это может каждый. А вот сражаться за жизнь дано лишь единицам, и я очень надеюсь, что ты окажешься в их числе.

Разговор не мешал следить за магическими потоками и окружающим миром. И когда на миг, всего одно короткое мгновение, силовые нити зазвенели, я тут же активировала защитные амулеты учеников. Успела…

Первое человекоподобное существо появилось сверху, прыгнув на спину Миробора. Вцепившись руками и ногами, оно стало стремительно изменять свои конечности, оплетая парня тонкими веточками, стараясь обездвижить. Таким образом Оплетай – а это был именно он – получал доступ к беззащитной шее жертвы, куда впивался острыми клыками ради свежей горячей крови.

Девочки завизжали. Я не успела подскочить к Миробору, как на поляне появились собратья нежити, причем были среди них и женщины со свисающей до пупка грудью, и мужчины с отвратительными наростами по всему телу, напоминающими гнойные волдыри. Оплетаи бросались на тех, кто оказывался ближе всего, пытались забраться на спину или повалить на землю, при этом отчаянно повизгивая.

Нападающих было значительно больше, поэтому мои ученики не смогли полностью избежать контакта с нежитью. Девочки кричали и пытались сначала оттолкнуть, а потом хотя бы сбросить с себя нежить. Велимир использовал магию, которая, впрочем, не причиняла Оплетаям никакого вреда. И только один человек оставался спокоен. Вытащив из ножен меч, он легко раскидывал нежить, на лету перерубая существ пополам и не обращая внимания на брызжущую во все стороны зеленую слизь.

Оплетаи визжали и шипели, но отступать не собирались, нападая снова и снова. Подкравшаяся ко мне со спины особь чуть не захватила в свои силки, но вовремя среагировавший Богдан оттолкнул меня в сторону и поймал уродливую женщину на свой меч. Схватка продолжалась не меньше четверти часа, пока последняя тварь не опала наземь двумя половинками. После этого пришел черед тех, кто успел оплести ребят ветками и заключить в непроницаемый деревянный кокон. Благо артефакт защиты сработал как надо, и ученикам ничего не угрожало. В физическом плане. А вот морально…

Забрав у Богдана охотничий нож с диковинной костяной рукоятью, я поспешила к обездвиженной Ниссе. Оттянув назад голову визжащего Оплетая, который пытался пробить защиту, перерезала ему горло и с силой дернула на себя, отделяя ее от тела. После этого облила деревянный кокон одним из имеющихся в запасе составов, который за десять секунд уничтожил силки. Присев рядом с подрагивающей девочкой, я прижала ее к себе и стала гладить по волосам, стараясь успокоить. Миробор, освобожденный Богданом, спокойнее отреагировал на нападение, а вот Марьям залилась слезами и бросилась на шею царевичу, который ее освободил. Она непрерывно шептала слова благодарности.

Убедившись, что все остались целы, я в принудительном порядке заставила их достать из сумок успокоительное зелье и принять.

– Не ожидал от вас, – произнес Богдан тихо, когда мы двинулись в путь.

– Чего именно?

– Ловко вы с ножом…

– Я уже говорила и не раз – внешность обманчива.

– Действительно. Иной раз она преподносит удивительные сюрпризы.

– Не то слово, – пробурчала я, прикрывая глаза.

Очередная вспышка воспоминаний накрыла совершенно неожиданно, принося с собой поток сожаления, боль в сорванном от крика горле и вкус крови на губах. Оплетай был не первым существом, которое я убила…


До самого вечера все было спокойно. Мы нашли новую поляну – небольшую, но окруженную соснами и неподалеку от реки. Пока мальчики ставили защиту и разбивали лагерь, мы с девочками занялись ужином. Все это время я наблюдала за Ниссой и Марьям, стараясь оценить их состояние. Если младшенькая выглядела испуганной, дергаясь от каждого шороха, то старшая настораживала задумчивостью и рассеянностью.

После того как все поели, кто-то из ребят подал идею поплавать. Вечер был довольно теплым, а речка спокойной. Попросив Константина проверить ее магически, я дождалась одобрения и позволила купаться только в проверенном месте. Еще и охранные кристаллы рядом активировала. Удивительно, но даже Кощей поддержал общий энтузиазм, правда, уединиться решил выше по течению, за ивовыми кущами.

Наблюдая, как парни входят в воду, а Нисса робко топчется у кромки, я поняла, что кое-кого не хватает. Марьям дольше всех копалась в вещах, а сейчас ее не было видно. Убедившись, что охранка работает исправно, я наказала ребятам следить друг за другом и отправилась на поляну. Здесь никого не было. Интуиция молчала, и беды ничто не предвещало, однако чем быстрее найдется ученица, тем лучше. Я создала маленький зеленый огонек и пустила его над землей, слегка подсвечивая себе дорогу, так легче было идти вдоль берега, обходя кусты и топкие места. Чутко прислушиваясь к колебанию магических потоков, я пыталась определить, не притаилась ли поблизости очередная диковинная нечисть или, не дай Прядильщицы, хозяева острова.

Когда за очередным пушистым кустом раздался тихий, но знакомый голос, я с облегчением выдохнула. Осторожно раздвинув ветки, выглянула из своего укрытия и понимающе, немного грустно, улыбнулась.

Константин стоял по пояс в воде. В ярком свете месяца было видно, как с черных распущенных волос стекала вода тонкими струйками по обнаженному телу. Но при этом весь облик его казался скучающим. Как и всегда, когда очередная легкая добыча падала к ногам.

Марьям… Она стояла в одной нижней рубашке, чуть прикрывающей бедра, почти вплотную к царевичу, и преданно заглядывала в его глаза. От воды ткань плотно облегала тело, но она будто не замечала этого, продолжая шептать что-то неразборчивое. Затем резко замолчала, смущенно опустив голову. Протянув руку вперед, Кощей осторожно коснулся девичьего подбородка, приподнял лицо, и…

Я сделала шаг назад. Потом еще один и еще, не желая и не имея права подглядывать. Мне было безумно жаль: внезапная влюбленность редко бывает счастливой, но все же… Не царевич должен был стать для Марьям первым мужчиной. Не тот, кто привык брать, ничего не отдавая взамен. Не тот, кто считал, что не умеет любить.

Но это не мое дело. Хоть я и воспринимала своих учеников детьми, но Марьям была уже взрослой девушкой. Она была вправе сама решать, с кем ей быть. И если это станет ошибкой, то лишь одной из многих на жизненном пути. Рано или поздно она вспомнится либо с улыбкой, либо с чувством сожаления.

Зеленый светлячок медленно плыл над землей, уводя меня все дальше от пары. В какой-то момент я вновь вышла к берегу реки у небольшой запруды. Проверив магические потоки, я не почувствовала ничего необычного, поэтому разделась и погрузилась в воду. Раньше, кажется уже в прошлой жизни, я очень любила плавать. Будучи ребенком, частенько бегала с соседской детворой на речку, порой часами просиживая в студеной воде. До синих губ, до сморщенной кожи на руках и ногах. А затем, изрядно замерзшая, вылезала на берег и отогревалась на палящем солнце, жадно вдыхая неповторимый аромат луговых трав.

Позже, будучи шестнадцатилетней девушкой, променяла речку на зеркальную озерную гладь. Туда мы ходили с подругами, большую часть времени посвящая уже не купанию, а разговорам о парнях. Там же я впервые повстречала мужчину, который стал для меня смыслом жизни и с уходом которого она оборвалась…

Сделав глубокий вдох, я с головой ушла под воду, позволяя течению ласково касаться тела и играть с волосами. Мелкий песок приятно перекатывался под ногами, лишь иногда обнажая скользкие камни. Здесь, под мерцающей гладью, было невероятно тихо и спокойно. Все звуки и мысли исчезли, оставляя после себя звенящую тишину. Кажется, я могла бы просидеть так целую вечность, если бы неожиданно сильные руки не дернули меня на поверхность, заставляя вынырнуть.

– Мастер, вы в порядке? – взволнованно спросил Богдан, убирая с моего лица налипшие пряди.

– Все в порядке, – вздохнула я, стараясь не демонстрировать свое разочарование от утраченного одиночества.

– Простите, не хотел вам мешать, но… Вас слишком долго не было на поверхности, и я заволновался.

– Спасибо, – мягко поблагодарила я и попыталась вывернуться из мужских рук, которые обжигали своим жаром сквозь тонкую ткань сорочки.

– Осторожно, здесь скользко, – качнул головой Богдан, а затем аккуратно вывел меня на берег.

Развернув свой плащ, Богдан накинул его мне на плечи, а затем отступил, отводя взгляд медовых глаз. Смущался, что выглядело смешным и милым одновременно. Он не пытался продлить прикосновение, хотя явно этого хотел. Не пробовал соблазнить, используя свое обаяние. Просто был рядом, подозрительно оглядывая ближайшие кусты, и терпеливо ждал, пока я оденусь. Такая трогательная забота вызвала очередной приступ сожаления, только на этот раз по поводу чувств ученика. Некоторое время назад я жалела Марьям и ее безответные чувства, осуждая поведение Кощея. Теперь же… сама оказалась на его месте, не имея права, да и возможности ответить на чувства Богдана.

– Спасибо. – Я вернула плащ.

– Мастер, мы вас чем-то обидели?

– С чего ты так решил?

– Я не могу понять, почему вы ушли так далеко, да еще одна! Это… из-за вашего спутника?

– Вовсе нет. – Я покачала головой, услышав в вопросе нотки ревности. – Иногда людям необходимо одиночество, чтобы собраться с мыслями и принять правильное решение.

– Нужно, но только не в такое время и не в таком месте. Простите, но это был безответственный поступок!

– Кажется, сегодня днем мы уже выяснили, что я не так беззащитна, как кажется.

– И все же я вас очень прошу больше так не делать. Не хочется следить за вами тайком.

– Я бы попросила тебя вообще за мной не следить и прекратить опекать. Хотя подозреваю, что это бесполезно.

– Бесполезно, – пожал могучими плечами Богдан, обезоруживающе улыбаясь. – Если вам так хочется, я создам иллюзию одиночества, но оставлять вас не намерен. Уж простите меня мнительного.

– Ты бы лучше об остальных ребятах подумал, прежде чем бросать их совсем одних.


Когда мы вернулись, все уже спали. Оглушенная воспоминаниями и заботой ученика, я легла на самой границе защитного полога, подальше от пляшущих язычков пламени. Уже проваливаясь в сон, я поняла страшное – заклинание хозяина, напитанное силой всего несколько дней назад, снова переставало действовать.

Не помню, что мне снилось ночью. Вначале был холод и тьма, которые медленно подкрадывались со всех сторон, затягивая в свою пучину, а затем пришло тепло. Оно окутало совершенно неожиданно, принося с собой покой. За этим теплом я и потянулась, в какой-то момент осознав себя лежащей не на тонком одеяле, а на мужской груди.

– Зачем? – тихо спросила я, не поднимая головы и не имея никакого желания выбираться из теплого кокона в холодное серое утро.

– Ты дрожала, – ответил Кощей равнодушным голосом.

– Костя…

– Пожалуйста, просто помолчи. Ты замерзала, я не дал тебе простудиться. Никакого подтекста, никаких намеков.

– Ты никогда не умел врать.

– Умел, только не тебе. Пора вставать.

Я молчала. Не открывая глаз, вдыхала мужской аромат и думала. Пыталась вспомнить, когда все это началось, и не находила ответа.

С Константином я впервые встретилась, когда он был десятилетним мальчиком. Несчастный ребенок, лишенный родительской любви. Его окружали наставники, призванные воспитать будущего правителя. Он не играл со сверстниками, все время отдавая учебе и поездкам по царству. Никогда не слышал похвалы от отца – тот был слишком занят собственными проблемами. Все время ходил с ушибами и ссадинами, полученными на тренировках. Никто не видел, как он плакал, замазывая раны мазями. Не слышал, как он шипел сквозь зубы от боли. А я знала…

Обычно никто из окружающих не мог пошатнуть моего равнодушия, но, кажется, тогда заклинание хозяина впервые дало сбой, и я пожалела ребенка. Вначале обрабатывала ушибы, одновременно заживляя наговором особо глубокие раны. Затем беседовала с мальчишкой, отвечая на многочисленные вопросы. А после…

– Гроза приближается, – раздалось над головой.

Константин осторожно посадил меня и отошел к костру. Вернулся уже с кружкой травяного сбора.

– Сколько у нас времени?

– Около двух часов. Может, меньше.

– А сколько нам идти до места?

– Дольше.

– Тогда предлагаю немедля выдвигаться, а прямо перед грозой снова сделать привал. Не хочу задерживаться в этом месте дольше необходимого.

– Как скажешь.

Царевич не стал спорить, а вернулся к костру, у которого уже сидели мальчики. Я перехватила взгляд, которым сверлил Константина Богдан, и мне это очень не понравилось.

Собрались все быстро, а вот двигались чрезвычайно медленно. Лес неожиданно стал гуще, а земля словно засасывала, мешая нормально переставлять ноги. Девочкам, не привыкшим к физическим нагрузкам, приходилось особенно тяжело. К тому моменту, как раскаты грома начали сотрясать землю, мы не прошли и половины намеченного. Самое неприятное заключалось в том, что гроза застала нас прямо в лесу, среди покосившихся от старости деревьев и сломанных веток.

– Царевич, нужно останавливаться!

– Впереди есть поляна, осталось совсем немного. – Он с трудом перекрикивал шум ветра.

Спорить я не стала, доверившись в этом вопросе более опытному человеку. В подростковом возрасте Константина часто отправляли в походы вместе с дружиной, чтобы он знакомился с владениями и теми, кто проживал на его территории. Частенько после возвращения домой он закрывался в своих покоях и подолгу сидел в одиночестве, а могучие дядьки за кружкой медовухи отзывались о будущем правителе уважительно.

Это были смутные времена для царства Кощеева. Правитель метался по свету в поисках спасения и в своих владениях появлялся лишь для очередного обряда. Приближенные к трону прихлебатели постепенно распустились, обворовывая, мухлюя, повышая налоги. Соседи, глядя на бесхозные земли, потихоньку совершали набеги, явно готовя полный захват. Царство приходило в упадок и беднело.

В наследнике зрела злость на отца, который бросил царство в угоду собственным желаниям. Помню день, когда спустя месяцы скитаний с хозяином я вернулась в Иглу, чтобы забрать несколько книг для царя. Тогда Косте было не больше четырнадцати, но взгляд изумрудных глаз уже казался не по годам мудрым и усталым. Закрыв за собой дверь отцовского кабинета, Константин долго не решался заговорить, обдумывал, подбирал слова.

– Тенья, скажи, когда отец вернется?

– Прости, царевич, но у меня нет ответа.

– Значит, очередные эксперименты, – с грустной улыбкой покачал головой наследник. – Он знает, что творится в царстве? Или его это больше не волнует?

– Ты сам ответил на свой вопрос.

– Тенья, ты его правая рука, советник. Ты знаешь о царстве все, и тебя знают все приближенные. Они прислушиваются к твоему мнению. Прошу, помоги мне.

– Чего ты хочешь, царевич?

– Спасти то, что мне предстоит унаследовать.

– И ты знаешь как?

Он кивнул, доставая из-за пояса скрученный в тугой свиток пергамент.

– Я составил ряд указов на ближайшие три года. Это поможет замедлить упадок и наладить сотрудничество с соседями. Посмотришь?

Приняв из рук Кощея-младшего документ, я долго вчитывалась в ровный, красивый почерк, оценивая и ум подрастающего наследника, и его желание защищать свои владения. Тогда, втайне от хозяина, я помогла Константину встать у власти и получить поддержку знати. И он не подвел, дав царству Кощееву новую жизнь.

В реальность меня вернула огромная капля, упавшая на лицо. Вздрогнув, я вытерла ее рукавом и посмотрела на почерневшее небо, в котором все чаще мелькали фиолетовые молнии. От силы грома в ушах неприятно звенело, а по телу расползалась мелкая вибрация. Шум приближающегося ливня нарастал, заставляя идти быстрее. Туда, где можно спрятаться от беснующейся стихии и отдохнуть от тяжелого пути.

На поляну, о которой говорил Кощей, мы с ребятами выскочили именно в тот момент, когда с неба хлынула стена дождя. Спасибо царевичу, который немного опередил нас и активировал кристаллы, тем самым обеспечив поляне сухость. Запустив всех под купол, я нырнула сама, с удовольствием снимая с себя насквозь промокший плащ. Рубашка тоже вымокла, облепив тело и холодя его, но я старалась не обращать на это внимания, в первую очередь озаботившись состоянием учеников.

Мальчики под руководством Богдана занялись костром, пока девочки топтались неподалеку и зябко растирали плечи. Оглядевшись, я приметила небольшой кустарник, который попал под защиту купола. Поманив учениц, я дала им разогревающую мазь и отправила переодеваться.

Заметив, что девчонки скрылись, парни тоже решили сменить рубашки, тем самым вызывая невольную улыбку. Ведь и не поймешь, то ли настолько воспитанные, что не хотели смущать одноклассниц своим видом, то ли сами стеснялись. Но в любом случае это говорило в пользу мальчиков.

Окинув поляну быстрым взглядом, совершенно случайно зацепилась за Богдана, который как раз надевал рубашку. Почти всю верхнюю половину тела украшали диковинные татуировки, часть из которых напоминала причудливые вязи рун, а другая – огромные, незнакомые мне символы. Засмотревшись, я пропустила момент, когда ко мне приблизился Кощей, своим телом закрывая обзор.

– Что-то случилось? – спросила я, переведя взгляд на хмурое лицо.

– Ты дрожишь, – ровно ответил Константин, а затем опустил мне на плечи свой плащ.

– Не надо, промокнет. Сейчас девочки выйдут, и я переоденусь.

– Я подожду.

– Чего? – не поняла я.

– Пока ты переоденешься, а то здесь слишком много желающих тебе помочь.

– Царевич, это мои ученики. Вполне естественно, что они уважают меня и стараются услужить.

– Не уверен, что поступки некоторых из них обусловлены только этим.

– А чем обусловлены твои? – глядя в горящие зеленью глаза, спросила я.

– Заботой о ценном помощнике.

– Спасибо, если это действительно так, – вздохнула я и попыталась растереть замерзшие руки. Константин отреагировал сразу, взяв мои ладони и согревая дыханием, от которого поднялось облачко пара. – Странно…

– Что?

– Температура воздуха падает, хотя под куполом она должна держаться на одном уровне.

– Вряд ли его создатели брали в расчет влияние магической грозы.

– Возможно, но это плохо. Ребята и так промокли, а если температура продолжит опускаться, то они наверняка простудятся. Это в лучшем случае, потому что я понятия не имею, какая зараза водится на этом острове.

– Справимся, – спокойно произнес царевич, а затем кивнул на кусты, из которых выбрались девочки. – Иди.

Достав из сумки сухую рубашку, я нехотя отдала плащ Кощею-младшему и скрылась за густой растительностью. Наспех втерев мазь в кожу, я надела рубашку и бросила косой взгляд в сторону леса – почудилось, что за куполом мелькнула тень. Чем больше времени мы проводили в этом месте, тем меньше оно мне нравилось. Кто знает, какие еще существа, давно уничтоженные в Закатных землях, могли сохраниться здесь? И почему Гвидон не истребил их, отдав почти половину острова? Может, он специально разводит этих тварей, чтобы они встречали нежданных гостей?

Вынырнув из своего укрытия, я поблагодарила Константина за плащ, а затем направилась к огню. Нужно было приготовить травяной сбор, чтобы предотвратить возможную простуду. Приблизившись, я с некоторым удивлением посмотрела на Марьям, которая отчаянно прижималась к Миробору, дрожа всем телом. На Константина она демонстративно не обращала внимания, что всколыхнуло внутри легкое любопытство, но я быстро сосредоточилась на важных делах.

– Ребята, доставайте одеяла и укутывайтесь, – попросила я, когда заметила изморозь на траве за куполом. – А затем все выпиваем по кружке отвара.

Пока ученики выполняли наказ, я подошла к краю защитной преграды и стала наблюдать за крупными хлопьями снега, падающими с неба.

– Как думаешь, что будет, когда гроза пройдет? – тихо спросила я у подошедшего царевича.

– Этот остров находится в южных широтах, так что, скорее всего, выглянет солнце. Снег начнет таять, и земля превратится в болото, что снова замедлит нас. Вернее, нас замедлят твои ученики.

– Не наговаривай на них, – вступилась я за ребят, испытывая легкое раздражение. – Они справляются с переходом не хуже нас.

– Но без них мы двигались бы гораздо быстрее. Тенья, они обуза, которая тормозит наши поиски и увеличивает вероятность обнаружения.

– И что ты предлагаешь? Отправить их обратно мы все равно не сможем.

– Но можем оставить здесь. Внутри купола им ничего не угрожает, а запасов еды хватит на неделю. Мы успеем осмотреть остров и вернуться обратно.

– Ты хочешь, чтобы я бросила их одних? Константин, они еще дети!

Царевич нарочито медленным взглядом обвел моих учеников, самой младшей из которых было шестнадцать лет, а затем выразительно посмотрел на меня.

– Даже слушать ничего не хочу! Я не оставлю их.

– Ты привела их для практики, но пока, кроме скитаний по лесу, они ничего не видели.

– Видели, – не согласилась я. – Они столкнулись с Оплетаями, которых считали вымершими существами. Добыли его ткани, что поможет им поупражняться в зельеварении. Также собрали редкие травы. Кто знает, какими свойствами они обладают?

– Не уступишь?

– Нечего уступать. И… – договорить я не успела, замолчав из-за прикосновения мужских пальцев к губам. – В чем дело?

– У нас гости. Собери своих учеников и следи за ними.

Повторять дважды не пришлось. Сгруппировав ребят так, чтобы слабые оказались внутри круга, сама стала наблюдать за Константином. Его поведение откровенно пугало, потому что даже в момент нападения Оплетаев он был спокоен, а сейчас…

– Бегите! – приказал Кощей и нырнул за деревья, откуда раздался леденящий душу рык.

В следующее мгновение наш защитный купол схлопнулся. Повторять дважды не пришлось. В противоположную от царевича сторону первым побежал Миробор, увлекая за собой девушек. За ними рванул Велимир. Только Богдан оставался рядом, отказываясь идти без меня. Пришлось припустить, задавая темп. Пронизывающий ветер свистел в ушах, мешая расслышать хоть что-то, кроме звука собственного сердца. Гром над головой, кажется, сотрясал землю, вызывая глупое желание пригнуться и закрыться руками, а чувство опасности упорно гнало вперед. Я то и дело оборачивалась, надеясь увидеть следующего за нами Константина.

– Куда бежать? – перекрикивая очередной раскат, спросила Марьям.

– Надо найти укрытие!

Самой мне не верилось, что нам удастся спастись. Пугали меня не только неведомые чудовища, с которыми остался расправляться Константин, но и молнии, сверкающие прямо над головой. Они били в высокие деревья, и, если бы не мокрый снег, уже начался бы пожар.

– Осторожно!

После предупреждения меня дернули в сторону, спасая от твари, что подкралась сбоку. Прыжок волкодлака закончился у ближайшего дерева, но его это не остановило. Соскочив с места и отряхнув налипшую листву, он пригнулся к земле для нового нападения.

Спрятав меня за спину, Богдан достал меч и приготовился к атаке. Я же в это время быстро перебирала склянки с зельями. Достав нужное, открыла и попыталась кинуть в тварь, но она выбрала именно этот момент для прыжка. Отскочив в сторону, чтобы не мешать ученику, я снова попробовала прицелиться, но… Не учла, что волкодлаки – стайные хищники, и там, где один, будут и другие.

От резкого удара в спину я упала лицом вперед, при этом еле сдержав крик боли – когти нежити глубоко впились в плоть. Через силу прикрыв шею одной рукой, второй, в которой держала остатки зелья, плеснула назад. Судя по неистовому вою и пропавшим когтям, попала. Кое-как перекатившись, я извлекла еще одну склянку и бросила в одного из волкодлаков, атакующих Богдана. С двумя другими он расправился сам, но на подходе были еще монстры, и мы не знали, сколько их.

Выудив остатки зелья, я с трудом поднялась на ноги и даже сделала несколько шагов в сторону ученика, но неожиданно земля стала уходить из-под ног. Причем в прямом смысле этого слова. В яму я падала лишь с одной мыслью – детей не уберегла…

Глава 5

Падение, словно вспышка, и от удара о землю из легких выбило воздух. Но на этом проблемы не закончились, потому что попытка подняться привела к дальнейшему падению. Я заскользила на животе куда-то вниз, а сверху на меня сыпались земля и лесной мусор. Я чудом успела зажмуриться, спасая глаза, но вот спине не повезло: раны от волкодлака растревожились и стали болеть сильнее. Приостановить скольжение мне тоже не удавалось.

Я потеряла ощущение времени. Спуск не был идеально ровным, и от постоянных ударов мне казалось, что я падаю уже целую вечность, но при этом окончания пути я одновременно и желала, и боялась. В конечном итоге вылетев из лаза, я упала на бок, пребольно ударившись, и затихла. Все тело болело, а дыхание вырывалось с хрипами. По-хорошему надо было попытаться осмотреться, убедиться, что здесь нет хищников, но я не могла, да и не хотела. Усталость и слабость навалились непосильным грузом, мешая даже думать. В голове шумело, а в ушах все еще стоял свист ветра и раскаты грома. Видимо, поэтому я не услышала, что здесь стало на одного человека больше, пока Константин не перевернул меня на спину. Он что-то у меня спрашивал, но я могла лишь жалобно стонать. По телу медленно распространялся яд волкодлака, будто обжигая изнутри. Он не превращал в нежить, но обездвиживал и вызывал галлюцинации.

– Тенья, что болит? – словно издалека донесся голос Константина.

– Все.

– У тебя есть зелье против яда? Моей магии не хватит на все.

– Да, в сумке. Т-темно-синяя склянка… Должна пахнуть хвоей.

Некоторое время было слышно лишь мое тяжелое дыхание и звон стекла, перебираемого царевичем. Затем по спине заскользил легкий холодок, унимающий боль, и наступила блаженная эйфория. Ее не смог прогнать даже горький вкус лекарства.

– Лучше? – спросил Костя, помогая мне сесть.

– Намного. А ты? С тобой все в порядке?

– Устал и истратил всю магию, но в остальном нормально.

– Дети… – прошептала я и дернулась, но Константин удержал на месте.

– С ними все хорошо, не переживай.

– Где они?

– В моем дворце, – спокойно произнес Кощей-младший.

– Ты использовал артефакт? Константин, ты должен был уйти с ними!

– Во-первых, я в любом случае не бросил бы тебя. Во-вторых, я всегда выполняю свои обещания.

– Это не тот случай. – Я невольно нахмурилась. – Ты царь и в первую очередь должен думать о своих подданных!

– Именно о них я и думаю. Ты сама сказала, что без этого Источника отец не передаст мне трон.

– Кость, мы с тобой оба прекрасно понимаем, что это был всего лишь предлог.

– Так позволь мне заблуждаться дальше и оправдывать свой поступок именно этим, – мягко проговорил царевич, убирая волосы с моего лица.

– Дурак, – беззлобно выдохнула я и снова прикрыла глаза.

Зелье постепенно очищало кровь, снимая жар, но при этом вызывая сонливость. Прислонившись к мужскому плечу, я некоторое время помолчала, а потом решила все же спросить:

– Что теперь? Что мы будем делать?

– Конкретно сейчас – отдыхать, а дальше выбираться отсюда.

Я улыбнулась, как-то незаметно уплывая в сон.

* * *

– Тенья, пора вставать, – мягкий голос выдернул меня из дремы.

Открыв глаза, я некоторое время смотрела на каменный потолок, слабо освещаемый магическим огоньком, а затем повернулась на бок, лицом к Константину.

– Как ты себя чувствуешь? – спросил он, нарушая затянувшуюся тишину.

– Лучше, чем можно было предположить. А ты? Магия восстановилась?

– Нет, и что-то мне подсказывает, что это произойдет не скоро. В стенах пещеры прожилки аллюита, которые мешают нормальному течению энергетических потоков.

– Значит, надо выбираться отсюда. Есть возможность подняться по тоннелю, через которой мы сюда попали?

– Дыра почти под потолком и под таким углом, что влезть без магии не представляется возможным. Надо искать другой выход.

– Понятно. Тогда поищу, что из моих запасов нам поможет.

Отыскав сумку, я зарылась в нее, проверяя состояние и содержание склянок. Радовало, что все осталось целым даже после падения с приличной высоты, а вот с назначением зелий было сложнее – кое-что перепуталось. При подготовке к путешествию я укладывала зелья в специальный чехол со множеством отделений: противоядия в одну сторону, восстанавливающие настои – в другую, агрессивные – в третью… Были еще лечебные снадобья и алхимические порошки. Теперь нужно будет по цвету склянок и запаху наводить порядок.

Протянув восстанавливающий отвар Константину, себе я достала бутылочку с настоем, придающим бодрости. Есть нам было особо нечего, кроме завалявшихся на дне сумки сухарей, поэтому вскоре мы принялись за изучение пещеры. Она оказалась достаточно большой, но деревянные, почти сгнившие опоры говорили о ее рукотворном появлении. Шаг за шагом мы добрели до выхода… даже двух.

– Какой выберем? – хмыкнул царевич, переводя взгляд с одного темного провала на другой.

– Сейчас узнаем.

Закрыв нос рукой, я сделала несколько шагов внутрь одного из проходов, а затем вдохнула. Воздух был тяжелый, спертый, из-за чего сразу же появилось желание закашляться. Снова закрыв нос, повторила действия уже со вторым проходом и довольно улыбнулась.

– Нам сюда, – констатировала я, повернувшись к внимательно наблюдавшему за мной царевичу.

– Где ты этому научилась?

– Когда была маленькой, мы ватагой частенько бегали в заброшенные горные копи. Сам понимаешь, без определенных навыков заблудиться там ничего не стоило.

– Чем больше узнаю тебя, тем сильнее восхищаюсь.

– Если бы ты действительно узнал меня – бежал бы без оглядки.

– Уверена?

– К сожалению, нет…

Потому что действительно не знала, как Константин отреагировал бы на ворох моих тайн. Возможно, и не убежал бы, но… Относиться уж точно стал по-другому. Хотя, может, так было бы лучше? Тогда он смог бы побороть свою привязанность, пока она не превратилась в одержимость. Только желания изливать душу не было. Я и так боялась лишний раз вспоминать прошлое, стараясь не провоцировать приступы и не тревожить заклинание хозяина, которое постепенно ослабевало. А уж теперь, вдали от магических потоков, оно и вовсе могло растаять, возвращая боль.

– Тенья?

– Кость, пожалуйста, давай закроем тему. Тем более мы не знаем, кто живет в этих пещерах и откуда ждать опасности.

Царевич не ответил, но я отчего-то была уверена, что мы еще вернемся к этому разговору. А пока мы двинулись в путь. Шли медленно, пару раз натыкаясь на небольшие завалы. Один раз встретили короткое ответвление с тупиком, в конце которого высилась горка костей. Не человеческих, но радости это открытие почему-то не принесло.

– Судя по костям, здесь обитают пещерные крысы.

– Значит, мы не так глубоко под землей, как мне показалось, – согласно кивнул Кощей.

– Да, но тогда с поиском выхода могут быть проблемы. Я выбирала этот ход, ориентируясь на ветерок. Если здесь живут крысы, то вполне возможно, что воздух идет из прорытых к поверхности нор.

– Не думаю. Тоннели рукотворные, значит, где-то в любом случае будет выход.

– Меня больше смущает отсутствие других ходов. Интересно, кому нужно было строить такой длинный коридор без ответвлений? Думаешь, его создавали только из-за пещеры, в которой мы были?

– Возможно, из-за нее, а может, и из-за того, что хранится в конце другого хода.

– Радует, что учеников с нами нет. Еще раз спасибо, что спас их!

– Не стоит.

Еще как стоило, но переубеждать я не стала. Царевич никогда не любил благодарностей, тем более за добрые дела. Кощеи вообще предпочитали создавать вокруг себя репутацию злодеев, стараясь тем самым отгородиться от лишнего внимания соседей.

– Ты слышишь?

Остановившись и затаив дыхание, я стала вслушиваться в окружающую тишину. Вначале не было ничего, кроме стука собственного сердца и тихого дыхания Константина. А затем я смогла различить шуршание и звук осыпающейся земли.

– Есть предположения, кто это?

– Есть, и не самые радужные, – извлекая меч из ножен, ответил царевич. – У тебя есть зеркало?

– Пожалуйста, скажи, что ты просто хочешь на себя полюбоваться! – начиная перебирать содержимое карманов, в одном из которых как раз было маленькое зеркало, попросила я.

А когда нашла искомое и протянула Кощею, натолкнулась на удивленный, даже слегка шокированный взгляд.

– Что такое?

– Впервые слышу, чтобы ты шутила…

– Это нервное.

– Ты не нервничала раньше…

– Я и с василиском впервые сталкиваюсь, так что меня можно понять! Ты возьмешь зеркало или нет?

Смерив меня еще одним пристальным взглядом, Константин медленно двинулся вперед. Я же зарылась в сумку, на этот раз в поисках зелья, способного разъедать даже некоторые металлы. На-деюсь, с его помощью получится ослепить василиска и выжить.

Как он вообще здесь оказался? Эти твари давно не показывались людям, скрываясь либо в горах, либо в глубоких пещерах. Я никак не ожидала встретить это почти мифическое существо на окруженном со всех сторон водой Буяне. В дополнение к этим страхам меня беспокоили слова царевича – раз даже он заметил не присущие мне обычно юмор и нервозность, значит, с заклинанием, блокирующим эмоции, все хуже, чем я думала.

– Тенья, тебе лучше вернуться обратно. Подожди меня в тупике, где мы видели скелеты.

– Я предлагаю нам обоим вернуться к этому месту, – голос сорвался на шепот. – Я ослеплю василиска, и, возможно, он проползет мимо нас.

– Мало шансов, да и не хочу оставлять за спиной такого врага.

– У тебя за спиной я, так что волноваться не о чем.

– Тенья, ты шутишь уже второй раз. Уверена, что волноваться не о чем?

– Кощей, давай уже решать, что будем делать, а с моим поведением разберемся потом!

– Ловлю на слове, – хмыкнул царевич, а затем приказал: – Теперь беги в тупик и жди меня там!

– И не подумаю, – упрямо качнула головой я.

Прежде чем Константин успел что-то сказать, я сделала несколько шагов вперед и швырнула в тоннель первую склянку, при этом закрывая ладонями глаза себе и Косте. Яркая вспышка совпала с протяжным шипением, вместе с которым до нас долетел зловонный воздух. Досчитав до пяти, я отправила в полет то самое – разъедающее – зелье.

– А теперь твоя очередь! – Я сделала несколько шагов назад.

– Да я уж догадался.

Движения Кощея были стремительными, почти неуловимыми. Понять, где он находится, я могла только по маленьким огонькам, что кружили над ним и отчаянно шипящим василиском. Огромная змеиная голова моталась из стороны в сторону, задевая опоры тоннеля. Несколько из них сломались после первого же удара, опадая на пол вместе с землей. Поднявшаяся пыль постепенно заволокла все вокруг, мешая дышать.

Закрыв лицо краем рукава, я до рези в глазах вглядывалась в сгустившуюся темноту, стараясь различить знакомую фигуру. Но, увы… Только когда шипение окончательно стихло, я нерешительно позвала:

– Константин?

– Иди на мой голос. Только осторожно, здесь небольшой обвал. И смотри под ноги, кажется, я выбил ему несколько зубов.

– Живодер. Совести у тебя нет.

– Я этого никогда не скрывал, – насмешливо отозвался царевич, а в следующее мгновение поймал споткнувшуюся меня. – Я же просил смотреть под ноги.

– С учетом того, что я и тебя еле вижу… Ты не ранен?

– Пара царапин, ничего серьезного. У нас с тобой другая проблема.

– Мы не сможем здесь пройти?

– Не сможем, – со вздохом подтвердил Кощей. – Василиск оказался несколько больше, чем я предполагал. Прости.

– За что? Ты не виноват.

– Надо было тебя послушать и вернуться обратно. Если бы мы встретились с ним в зале…

– То не факт, что справились бы. Предлагаю продолжить этот разговор в более подходящих условиях. Возвращаемся?

– Да, только возьмем с собой мяса. Давно я не ел такого деликатеса!

– Я бы предпочла не есть и дальше. – Поморщившись, я отстранилась от Константина, предоставляя ему возможность освежевать тушу.

Обратно мы шли гораздо быстрее. Отчасти этому способствовала пыль, которая все никак не хотела оседать. Отрезав от рубашки небольшой кусок ткани, я разделила его надвое и смочила обеззараживающим отваром. Не бог весть какая защита, но дышать все же стало легче. А еще я напоила Константина очередным восстанавливающим зельем, переживая за его физическое состояние после битвы с василиском. Нет, он, конечно, даже вида не подал, что устал, но я слишком хорошо знала, каково организму, когда нет возможности использовать магические потоки.

В зал, в котором началось наше утро, я входила с толикой злой радости. Ну а вдруг именно это место станет нашей могилой? Кто знает, что еще за твари рыщут по этим тоннелям и поджидают зазевавшихся путников?

– Тенья, с тобой все в порядке? – поинтересовался Кощей, видя, как я замерла у стены, глядя невидящим взглядом.

– Все нормально, просто задумалась.

– Не переживай, мы найдем выход.

– Как скажешь, – послушно согласилась я. – Ну что, ты готовишь или я?

– Предлагаю заняться этим увлекательным делом вместе. Ты пока нарежь мясо, а я попробую набрать воды.

Я вспомнила, что при осмотре мы обнаружили в дальнем конце пещеры стекающие по стене две тоненькие струйки. Кажется, что это было очень давно. К тому моменту, как Кощей набрал больше трети фляги воды, я все нарезала. Ополоснув мясо, мы натерли его солью и уложили куски на плоский камень, под которым горел огненный кристалл.

– Тенья, что с тобой происходит? – мягко спросил Константин, но я все равно вздрогнула.

– Ничего.

– Не лги мне, пожалуйста.

– Ничего, что стоило бы твоего внимания.

– Мне важно все, что связано с тобой. Я хочу помочь.

– Не сможешь. Никто не сможет, кроме хозяина. – При упоминании отца царевич зло сузил глаза и сжал кулаки.

– Что он с тобой сделал?

– Спас, – честно призналась я.

– А взамен сделал своей рабыней?

– Костя, я сама пошла на это. Не приписывай отцу лишних грехов.

– Не буду, если ты все расскажешь. Я имею право знать!

– Вообще-то не имеешь. И прошу, хватить расспросов о прошлом – они угнетают.

– Боюсь, что в нашем случае разговоры о будущем тоже будут малоприятны.

– Тогда давай просто помолчим.

Он и вправду замолчал, но надолго ли? И смогу ли я в следующий раз взять свои чувства под контроль и смолчать? И будет ли он – следующий раз?

После вполне сносного и сытного ужина мы легли отдыхать. Сон не шел, но тело было благодарно и за такую передышку. Лежа на боку, я пыталась отрешиться от всех мыслей, но они упорно лезли вновь и вновь, вызывая в памяти знакомые лица. Людей, которых давно уже нет в живых, но каждый из них навсегда останется в моем сердце, ядом разъедая душу.

– Тенья? – тихо позвал Константин, и от его голоса я невольно вздрогнула.

– Что? – Я с трудом выровняла дыхание.

– Ничего, – резко оборвал он себя, а потом перевернул меня на спину, нависая сверху.

Вглядевшись в мое лицо, он осторожно стер мокрые дорожки слез, которые я даже не почувствовала, а затем, снова улегшись, притянул к себе и крепко обнял.

Такая простая попытка утешить, поддержать заставила судорожно вздохнуть и вызвала новый поток слез. Внутренне сжавшись, я ждала расспросов, но Кощей молчал. Просто обнимал, позволяя самой успокоиться и взять себя в руки. Только это оказалось очень сложно. Кажется, я так и уснула, даже во сне продолжая оплакивать призраков далекого прошлого.

* * *

– Странно это, – произнесла я, рассматривая небольшую дыру в стене.

– Согласен, – подтвердил Константин, опускаясь на колени рядом с провалом.

Мы обнаружили его через некоторое время после пробуждения, когда, вновь позавтракав мясом, выпили зелья и двинулись в путь. Вначале второй тоннель выглядел заброшенным, причем довольно давно, о чем свидетельствовали гирлянды паутины. Но чем дальше мы продвигались, тем более облагороженным становился проход. На место паутины пришли магические кристаллы, которые пусть и тускло, но подсвечивали ход. Опоры были зачарованы от гниения и вредителей, а вдоль стен обнаружились небольшие ниши с тонкими струйками воды. И вот теперь этот лаз, из которого тянуло свежим воздухом. Да и земля была не утрамбованная, явно свежевыкопанная.

– Как думаешь, кто его прорыл?

– Сложно сказать. Я не вижу следов, да и слизи на стенках нет.

– Что будем делать? Попробуем выбраться?

– Только в том случае, если не останется другого выхода. Он достаточно большой, чтобы в него можно было пролезть, но по части маневренности оставляет желать лучшего. В случае нападения мы будем беззащитны.

– Идем дальше?

– Не устала? Если хочешь, можем отдохнуть.

– Единственное, что я хочу, это поскорее выбраться отсюда!

– Тогда идем, – произнес Константин, окидывая меня странным взглядом.

– Что? – хмуро спросила я.

– Тебя пугает возможность новой встречи с опасными тварями или само пребывание в этом месте?

– Не имеет значения!

– Имеет. Ответь, пожалуйста.

– Я не люблю подземелья и пещеры, вот и все.

– Почему?

– Константин…

– Почему, Тенья? Ты ведь сама рассказывала, что когда была маленькой, гуляла по пещерам.

– Зато потом обходила их десятой стороной.

– Потерялась? Или встретила кого-то, кто напугал тебя?

– Да, встретила, – чувствуя, как начинают трястись руки, ответила я.

– Нежить?

– Свою судьбу. Царевич, хватит мучить меня расспросами! Мое прошлое тебя не касается, так что оставь его в покое!

– Нет…

От тихого голоса у меня озноб по спине прошел, а Константин развернулся и двинулся дальше. Я чувствовала, как из самых потаенных уголков души медленно поднимается злость. Вместо того чтобы остановиться и успокоиться, я выругалась и поспешила догнать царевича, собираясь высказать все, что о нем думаю.

– Кощей! – срываясь на шипение, окрикнула я.

– Слушаю?

– Хватит лезть в мою жизнь!

– Я еще даже не начинал.

– Однако уже успел достать! Я требую, слышишь, требую, чтобы ты перестал копаться в моем прошлом!

– Пока я не выполнил свою часть сделки, у тебя есть возможность ограничить меня. А вот после… Ты сама согласилась стать моей.

– Я согласилась уйти от хозяина и перейти на службу к тебе, – хмуро глядя на царевича, произнесла я.

– Уверена? – Его губы изогнулись в подобие улыбки.

– Что ты сделал?

– То, что давно хотел, но это мы обсудим гораздо позже, когда выберемся отсюда.

– Ну уж нет! Я хочу знать сейчас! – пробурчала я, а затем схватила царевича за руку, пытаясь остановить.

Только вместо этого неожиданно оказалась впечатанной в стену, всем телом чувствуя тепло, исходящее от мужчины. Гордо задрав голову, давая понять, что нисколько его не боюсь, я попыталась вырваться. Тщетно. Он держал крепко, вглядываясь в мое лицо и отчего-то улыбаясь. И это бесило сильнее всего!

– Отпусти меня!

– Нет.

– Константин, убери руки!

– И не подумаю. – Царевич потихоньку склонялся к моему лицу.

– Только попробуй…

Но моя угроза его не впечатлила. Он продолжал медленно наклоняться, явно собираясь меня поцеловать. Не было ни единой возможности освободиться, уклониться и сбежать. Только стоять и беспомощно смотреть в изумрудные глаза, которые с каждым мгновением разгорались все сильнее.

– Костя, не надо… – жалобно попросила я, но голос подвел, превратив слова в беззвучный шепот.

А затем…

Звон, от которого по всему тоннелю пошла вибрация, отражаясь от стен, вызывал боль в ушах. Отскочив друг от друга, мы переглянулись и, не сговариваясь, поспешили вперед, чтобы узнать, что же это было. Источник звука оказался в нескольких десятках шагов, за большой каменной дверью, испещренной старыми символами. Осторожно приблизившись, Константин сначала долго вслушивался в воцарившуюся тишину, а затем все же решил открыть проход.

– Что это? – тихо спросила я, когда из-за толстой каменной двери хлынул яркий свет.

– Энергетические шары, – ответил Костя и кивнул наверх.

А там, под высоким потолком, действительно летали сгустки энергии, собранные в причудливые коконы. Сталкиваясь друг с другом, они осыпались на землю снопами искр и золотого песка, от которого все вокруг было в разводах. Ступив под своды пещеры, мы с интересом рассматривали узоры на стенах, медленно продвигаясь вперед.

– Слышишь? – спросил Кощей, и я напрягла слух, действительно за шипением шаров различив голоса. – Уже совсем близко. Будь готова.

Кивнув, я принялась до рези в глазах вглядываться вперед, пытаясь понять, откуда идет звук, но тщетно. С каждым ударом сердца слова становились все отчетливее, но говоривших увидеть не получалось, что очень настораживало. А еще я никак не могла поймать воспоминание о подобном явлении, которое когда-то встречала в старых книгах.

– Здравствуй, народ малый! – неожиданно громко произнес Константин, вглядываясь в пустоту. – Мы пришли с миром и мира ждем от вас. Покажись, люд невиданный, выйди поздороваться.

– Не кричи, добрый молодец, чай не глухие! – раздалось совсем рядом, а затем один из шаров спустился с потолка, обретая человеческое очертание. – И тебе здоровьишка, и девице твоей красавице.

Как только сияние угасло, перед нами предстал высокий старик с седой бородой до пола и густыми кудрями, часть из которых спадала на лоб. Одет он был в льняные штаны и такую же серую рубаху, подпоясанную разноцветной тесьмой. Поглядывая на нас с насмешкой, он покручивал усы и чего-то ждал, притопывая ногою.

– Как величать тебя, отец? – спросил Кощей, не сводя глаз со старика, в то время как я смотрела на энергетические сгустки.

– Батькой и величай. Все так называют. А вы?

– Я – Константин, а моя спутница…

– Тая. – Я на всякий случай представилась другим именем и подозрительно огляделась. – Вы сказали, что все называют вас Батькой. А все – это кто?

Шары, что до этого парили под потолком, устремились вниз и в один миг вспыхнули, подобно старому Батьке превращаясь в людей. Таких же рослых, красивых и светлых. Старые наряды, редко встречающиеся теперь в Сказочном мире, цепляли взгляд диковинными узорами-оберегами, которые разбегались по воротникам, рукавам и подолу. Древние символы, которые хранили в себе силу природы, и сами по себе были силой. В наше время редкий мастер сможет повторить такой узор, чтобы не прервалась ни одна ниточка, ни один узелок не нарушил силовой вязи. Я действительно уже сталкивалась и с этими людьми, и с их магией. В старой-старой теткиной книге, где описывался загадочный магический народ, прозванный Дивьими людьми.

Глава 6

– Невероятно, – прошептала я, глядя на мужчин и женщин, окруживших нас.

– Отчего же невероятно, красавица?

– Я думала, вы сказка. Плод чужой фантазии.

– Во всякой сказке есть доля правды, но, увы, увидеть ее может не каждый. А кто-то не хочет видеть, предпочитая жить в собственном маленьком мире, где нет места волшебству.

– Откуда вы здесь? – спросил Константин, снова привлекая к себе внимание старца.

– Это долгая история, которую лучше рассказывать у костра с кружкой чогги. Будьте нашими гостями, странники!

– Почтем за честь! – чуть поклонился Костя и пошел следом за Батькой, при этом удерживая меня за руку.

Каменный коридор, по которому мы шли, постепенно расширялся. Я любовалась разводами аллюита и других неизвестных металлов, сплетающимися в удивительные узоры на стенах. От некоторых из них шел мягкий голубоватый свет, помогающий лучше видеть неровную дорогу, постепенно выходящую на поверхность. Когда за очередным поворотом показалась огромная пещера, я на мгновение зажмурилась. Солнечный свет, льющийся из проема в потолке, был слишком ярким для привыкших к темноте глаз. Проморгавшись, я сделала несколько шагов вперед, да так и замерла, в восхищении разглядывая невероятный живой ковер, простирающийся под нашими ногами. Все пространство было засажено диковинными кустарниками, мягкими травами, радующими глаз буйной зеленью с разноцветными точками цветов. Их сладкий аромат приносил с собой ветер, свободно гуляющий под сводами пещеры.

– Пойдемте, – позвал нас Батька и первым начал спуск по каменной лестнице, которую я поначалу даже не заметила.

Спускаясь следом, я то и дело ловила на себе любопытные взгляды людей, выныривающих из-за деревьев. Сколько же их здесь! Поравнявшись со встречающими, мы с Костей поздоровались и последовали дальше, в центр пещеры, где под солнечными лучами на небольшом возвышении плясало золотое пламя.

– Не нравится мне это, – шепнула я, когда мы подошли ближе.

– Не бойся, это всего лишь проверка.

– Это действительно проверка, девочка. Жизнь научила нас не верить внешности и красивым словам и быть осторожными. Если вы пришли к нам с добром, пламя Душ Предков не тронет вас. Наоборот, поможет восстановить силы и залечить раны. А коли пришли со злым умыслом…

Договаривать Батька не стал, но и так было ясно, что ждет злодеев. Что же, нам с Костей скрывать было нечего. Мы вообще не ожидали встретиться с дивным народом и даже не догадывались о его существовании. Так что и намерения у нас были самыми обычными – узнать побольше о сказочных людях и попросить у них помощи.

Поднявшись следом за Кощеем, я немного испугалась, поняв, что перед нами не обычный костер, вроде тех, через которые прыгает молодежь в ночь на Ивана Купалу, а словно огненное море перетекало по ограниченной загадочными знаками площади. Но испуг быстро прошел, стоило протянуть руку вперед. Я неотрывно следила за пламенем, в котором плясали золотые песчинки. Эта пляска завораживала, чаруя маленькими вихрями, что возникали среди языков желтого пламени. Прикоснувшись к одному из вихрей, я осторожно провела по нему пальцами, чувствуя ласковое тепло.

Когда испытание прошел и Константин, Батька довольно крякнул.

– Действительно добрые гости! – сказал он, отвлекая меня от созерцания маленького чуда. – Как себя чувствуете?

– Замечательно. Это энергетический источник или…

– Или, – усмехнулся старец в бороду. – Это древняя магия Дивьего народа, о которой я не могу рассказать. Зато с удовольствием расскажу другие истории и послушаю вашу. Идемте.

Бросив короткий взгляд на пламя, которое всего за несколько мгновений напитало меня силой и позволило взять под контроль эмоции, я поспешила за мужчинами. В соседнем помещении, у обычного очага нас и вправду ждал накрытый стол с ароматным напитком в глиняных кружках, горячими хлебными лепешками и разнообразными фруктами. Чогга, о которой говорил Батька, готовилась из соцветий Алого Куста, что и придавало напитку кровавый оттенок и чуть сладковатый вкус. По весне женщины собирали соцветия и сушили на солнце. Впитывая в себя тепло небесного светила, заваренные травы делились им со всеми в чогге. Вкупе с добавленными листьями лимонника этот напиток получался на диво вкусным, а еще тонизирующим.

– Простите, что не потчуем вас плотными блюдами. Мы не едим животные продукты, предпочитая питаться фруктами и солнечной энергией.

– Мы благодарны за пищу, которую вы разделили с нами, – ответил Константин и перешел к вопросам: – Скажите, уважаемый Батька, как вы здесь оказались?

– Здесь, это в пещерах или на Острове? – усмехнулся старец. – История, в общем-то, старая и обычная для нашего народа. В далекие времена предки наши жили у подножия Забытых гор. Мы, как обычные люди, обрабатывали поля, взращивали сады и жили в мире, не зная горестей и бед. Наш многочисленный народ был счастлив, водя дружбу с волшебными существами и от них получая вести из Закатных земель и не только. Разными были те новости, некоторые радостными, а некоторые тревожными. Однажды предки услышали о столкновении магов. Мы, дивный народ, владеющий изначальными стихиями, прекрасно знали, чем может грозить война магов, и начали постепенно готовиться к ее последствиям. Так и вышло: когда грянула первая магическая гроза, мы уже были под землей, скрываясь от разбушевавшейся непогоды в отстроенных городах. Вот только мы не учли, что земли наши, напитавшиеся магией, отреагируют на буйство стихии… Произошел огромный выброс энергии, в результате которого весь наш град переместился сюда, на остров Буян. Вот так мы и оказались на Живой Земле, приспособившись к новым условиям жизни.

– Но почему вы не вышли на поверхность? – не удержалась от вопроса я.

– Отчего же не вышли? Часть нашего народа покинула пещеры и обосновалась в Светлом Граде. Остальная часть предпочитает уединенную жизнь вблизи пламени Душ Предков и в надежде, что мы когда-нибудь вернемся домой.

– А это место – не ваш дом?

– Дом, но лишь отчасти. Да и есть у нас, стариков, такая особенность – желание вернуться на родную землю, чтобы быть ближе к тем, кого уже давно нет рядом.

– Не только старики мечтают об этом, – тихо произнесла я и отвернулась, не желая встречаться взглядом с царевичем.

– Теперь ваша очередь, гости добрые. Какими ветрами вас занесло на Буян?

– Видимо, попутными. Мы искали одно место, о котором Тая вычитала в древних свитках. Открыли портал, чтобы переместиться туда, а оказались на Буяне. Не ожидали, что здесь настолько сильные магические грозы, за что чуть не поплатились жизнью. На нас напали волкодлаки, от которых мы чудом отбились. А затем Тая провалилась под землю, отыскав дорогу к вам.

– Как провалилась, так и отыскала? – усмехнулся Батька.

– Не совсем. Вначале мы пошли другой дорогой, но повстречали василиска, – ответила я. – Как вы уживались с ним все это время?

– Очень просто, красавица. Он наш страж, который бережет подземный город вот уже много лет.

– Ох, – выдохнула я, закрывая рот ладонью. – А мы его…

– Не охай, девочка, ничего вы ему не сделали. Наш Змей бессмертен, и никакая магия или оружие не могут это изменить.

– Но мы ведь его…

– Умертвили, да, вот только с первыми лучами солнца он ожил и продолжил свое дело. А раз вас не тронул, значит, и обиды не держал.

– Надеюсь на это, – тихо ответила я. – А большой у вас город, Батька?

– Большой, красавица. Как раз не так давно закончили строить третий подземный ярус для новых семей. Да вы, коли захотите, можете сами прогуляться и посмотреть на него.

– Мы бы с радостью, уважаемый Батька, да только дела у нас есть. Нам бы выбраться к Светлому Граду.

– Эх, что же вас всех к нему тянет?

– Дык разве на этом острове еще какой город есть?

– Сколько через нас гостей прошло… – Батька будто не услышал моего вопроса. – Были среди них и обычные путники, заблудившиеся, как и вы, в дороге. А были и те, кто пришел со злом, но пламя Душ Предков их не отпускало.

– А что с ними стало? – настороженно спросила я.

– Так остались с нами, с новой памятью и новой жизнью. Мы не убивцы, девонька.

Это заявление порадовало, однако мы все равно не спешили расслабляться. После сытного застолья нас все-таки уговорили посмотреть подземный город. Вернее, ту его часть, которая поднималась к поверхности и вела прямо к Светлому Граду.

Поблагодарив Батьку за помощь и интересный рассказ, мы с Кощеем открыли неприметную деревянную дверь. Выглянув наружу, я огляделась. Напротив нас возвышалась белокаменная стена. Откуда-то сверху доносились голоса, но разглядеть говоривших не представлялось возможным. Стоило сделать шаг за порог, как дверь за нашими спинами растворилась, словно ее и не было.

– Где все?

– Не имеет значения. Нас все равно обнаружат, так что можно либо посидеть здесь и подождать стражу, либо прогуляться по городу, пока есть возможность. Что предпочитаешь?

– Мне все равно, – спокойно отозвалась я, пожимая плечами.

– Тенья? – нахмурившись, Кощей подошел ко мне и пристально посмотрел в глаза. – Снова…

– Да, – кивнула, чувствуя уже привычное безразличие ко всему происходящему.

Магические потоки, от которых я до этого была отрезана, наполнили заклинание хозяина до отказа, и оно вновь активировалось. Я была этому невероятно рада, не желая бередить память и думать о том, что чувствовала.

– Значит, подождем здесь, – решил за нас обоих царевич и опустился на зеленую траву.

Усевшись напротив Кощея, я стала внимательно его разглядывать, одновременно пытаясь понять, что со мной случилось в подземелье. В этот раз возвращение чувств было несколько… другим. Раньше, если заклинание ослабевало, приходили воспоминания, от которых я так стремительно бежала. Но в этот раз… В этот раз меня отвлек Константин и его поведение, которое лишний раз напомнило о чувствах, что он испытывал. И от этого было почему-то горько.

Рядом со мной этот мужчина становился другим – мягким, нежным… слабым. Он проявлял заботу, которой я была недостойна. Подобный диссонанс вызывал неприязнь. Значит, стоит разобраться с этими глупыми чувствами и подсказать царевичу верный путь. Не зря ведь я была советником Кощея-старшего так долго.

– Идут.

Поднявшись на ноги, я повернулась на шум и закрыла глаза руками. Свет, что исходил от явившихся за нами магов, резал глаза, вызывая жгучее желание вернуться обратно в подземелье. Я даже сделала несколько шагов в том направлении, но была перехвачена Константином. А затем меня и вовсе подхватили на руки, отрезая все пути к отступлению.

– Что с девушкой? – раздался над головой раскатистый голос.

– Истощена магическим переходом, – ответил Кощей, пряча мое лицо у себя на груди.

– А ты сам в состоянии идти?

– Вполне.

– Тогда следуй за нами.

Царевич так и последовал, неся меня на руках. Попытка высвободиться не увенчалась успехом.

– Отпусти, пожалуйста, – шепотом попросила я.

– Рано. Отпущу, когда останемся одни.

– Я сама в состоянии дойти.

– Знаю, но перед защитной магией золотой стражи ты беспомощна. Если я отпущу, то тебе снова станет плохо. А растянуть свой щит на двоих я пока неспособен.

– Ясно, – спорить с такими аргументами было бессмысленно.

Шли мы долго, то останавливаясь, пока стражники с кем-то переговаривались, то снова возобновляя путь. Вынужденное бездействие заставило задуматься о том, что я как-то не сталкивалась с упоминаниями золотой стражи в летописях. Стоило при случае узнать о них подробнее.

Когда мы добрались до пункта назначения, я почувствовала, что эмоции вновь пытаются вырваться из-под контроля. В груди нарастало недовольство. Пока еще отголосками, но это был повод для беспокойства.

– Ждите здесь, – произнес зычный голос, и сразу за этим раздался стук закрываемой двери.

Только тогда царевич поставил меня на ноги, но не отступил, придерживая за плечи.

– Ты в порядке?

– Да, спасибо. Интересно, где мы?

– Предполагаю, что в кабинете князя. Когда он придет, разговаривать буду я. Надеюсь на твое благоразумие и невмешательство.

– Как скажешь, – не стала спорить я.

– Если бы ты только знала, как меня раздражает твоя покорность, – недовольно произнес Константин, гипнотизируя взглядом зеленых глаз.

– Ты бы предпочел, чтобы я устроила истерику и взяла инициативу в свои руки?

– Знаешь… Да. Любое проявление эмоций лучше холодного равнодушия!

– Я не умею…

– Врешь, – оборвал царевич. – Там, в тоннелях, я видел тебя настоящую. И я хочу, чтобы она вернулась вновь.

– Поверь, для тебя лучше, чтобы этого никогда не произошло, – качнула головой я и отступила от Константина на шаг. – Кто-то идет.

В кабинет вошел высокий мужчина. Золотые кудри вились из-под княжеского венца, подчеркивая смуглость лица и обозначая резкие черты. Он смотрел на нас чуть прищуренными глазами, и у меня появилось подсознательное желание спрятаться где-нибудь подальше. От бегства меня спас Кощей, закрыв от прожигающего взгляда своей спиной.

– Здрав буде, княже, – произнес Константин, почтительно кланяясь.

– И ты здрав будь, – ответил мужчина низким голосом. – Как тебя величать?

– Константин.

– И с чем ты пожаловал на мои земли?

– С добром. Мы путники, которые из-за магической грозы сбились с пути.

– Да, гроза в этот год разыгралась не на шутку, – задумчиво протянул Гвидон. – Кто твоя спутница?

– Тая – моя жена.

От этих слов я дернулась и попыталась возразить, но царевич не дал, ловко меня перехватив.

– Что ж, добро пожаловать в град. Будьте нашими гостями.

– Благодарствуем, княже. Мы постараемся не злоупотреблять вашим гостеприимством и, как только гроза минует, покинем остров.

– Добре, – кивнул Гвидон, после чего вышел вон.

Буквально пару минут спустя появился один из стражников и поманил за собой. Он проводил нас до небольшого дома с красивым палисадником. Рядышком на скамье среди цветов сидела пожилая женщина.

– Теть Матрена, здраве! – произнес стражник, низко кланяясь. – Принимай гостей!

– И тебе того же, – чуть улыбнулась бабушка, переводя взгляд бесцветных глаз на нас. – Отчего же не принять. Гостям я завсегда рада.

– Тогда оставляю их на вас, а мне пора бежать на службу.

Попрощавшись, бабушка медленно поднялась со скамейки и приглашающе махнула в сторону входной двери.

– Проходите, ребятушки, в ногах правды нет.

– Спасибо, – отозвался Кощей, ведя меня следом за собой.

Убранство дома было весьма простое, но при этом уютное. Каждая мелочь выбиралась с любовью. Во всем чувствовалась забота хозяйки. На подоконниках стояли горшки с фиалками, радующие глаз разнообразием цветов. На стенах висели удивительные картины, расшитые атласными лентами. Все было такое живое, теплое, что на мгновение защемило сердце, воскрешая в памяти одно из позабытых воспоминаний.

«Я сидела на стуле и уже второй час упорно пыталась вышить цветочек. Увы, ничего не выходило. Нитки путались, то ли испытывая терпение рукодельницы, то ли, согласно примете, обещая долгую жизнь. Сделав еще несколько стежков, я решительно отбросила пяльцы в сторону и с завистью посмотрела на тетю, которая уже заканчивала свою картину. На полотне была изображена арка, увитая виноградной лозой, в густой зелени которой проглядывали сочные грозди. В центре картины на небольшом стульчике сидел мальчик с сахарным петушком в руках. Маленький белокурый ангелочек, в котором без труда угадывались черты братишки.

– Ну и чего ты нос повесила? – спросила Бажена, отвлекаясь от своего занятия.

– Завидую, – честно призналась я, тяжело вздыхая.

– Было бы чему, – усмехнулась тетя. – У каждого человека свой талант, свое призвание. Твое – создавать уникальные зелья, которые славятся на всю округу.

– Славятся, но… Я хочу чего-то другого. Чего-то большего, чем просто зелья.

– А именно? – замерев, тетя перевела на меня внимательный взгляд.

– Не знаю, но я чувствую, что способна на нечто большее!

– А ты уверена, что и это «большее» не надоест тебе через некоторое время?

– Уверена! – твердо ответила я, для наглядности еще и качнув головой.

– Значит, так тому и быть. Но помни, девочка, это было твое решение.

– О чем ты, тетя Бажена?

– Скоро узнаешь…»

Воспоминание схлынуло, а на его место пришли усталость и легкое головокружение. Открыв глаза, я осознала себя лежащей на небольшом диванчике, неподалеку от которого суетилась бабушка. Константин сидел рядом, крепко сжимая мою руку и делясь энергией.

– Как ты?

– Уже в порядке, – тихо ответила я, снова прикрывая глаза.

– Я могу тебе чем-нибудь помочь?

– Все хорошо, правда. Надо просто немного отдохнуть.

– Отдыхай, девонька, отдыхай, – раздался рядом голос тети Матрены. – На вот, попей отвара, а я вам пока постелю в гостевой.

– Спасибо, – пресекая мои возражения на корню, поблагодарил царевич, затем помог сесть и протянул кружку с ароматным отваром.

Определив по запаху составляющие компоненты, я выпила половину, а остальное протянула Косте. Этот сбор был схож с моим восстанавливающим зельем и должен был хотя бы немного подпитать ослабший от потери энергии организм.

– Что с тобой происходит? – спросил Кощей, когда мы остались наедине.

– Побочное явление пребывания в подземелье.

– А именно?

– Неважно.

– Еще как важно, Тенья. Сейчас важно все. Мы с тобой оказались в чужом княжестве, где любая мелочь может сыграть против нас. Если это произойдет, последствия будут не самыми приятными.

– Для нас?

– Для них. Я сделаю все, чтобы защитить тебя.

Его словам я поверила сразу, безоговорочно. Константин не красовался, не пытался покорить бездумными обещаниями. Он действительно мог многое, в чем я уже убеждалась и не раз.

– Я знаю, что сделаешь. Именно поэтому прошу – не надо. Цена твоей жизни не сравнима с моей. Ты царь…

– Тенья, я сказал, ты услышала, – оборвал меня Константин, а затем подхватил на руки и понес в ту сторону, где скрылась хозяйка дома.

Пройдя по небольшому коридору, Кощей вошел в открытую дверь и замер напротив кровати, уже застеленной белой простыней, по краю украшенной интересными узорами.

– Ну вот, опускай женушку – пусть отдыхает. А мы с тобой пойдем обедать, – произнесла тетя Матрена, удерживая в руках лоскутный плед.

– Спасибо, но я не голоден.

– Ничего с твоей драгоценной не станется, не переживай. Отобедаем и вернешься.

– Кость, иди, – мягко попросила я, заглядывая в зеленые глаза. – Со мной правда все хорошо.

– Позже. Подскажите, пожалуйста, где у вас можно смыть дорожную пыль?

– Вон дверца прямо за ковром, там и можно. Ладушки, пошла я кушать, а вы как надумаете – присоединяйтесь.

Бабушка ушла, прикрыв за собой дверь, а мы отправились в купальню. Я ожидала увидеть деревянную лохань или бадью, но все оказалось гораздо привычнее.

– Сможешь немного постоять? – спросил Константин, замерев напротив ванны.

– Смогу и много. Я в порядке.

То, что мои слова проигнорировали, я поняла, когда попыталась отойти в сторону, стоило ногам коснуться пола. Мне не дали. Удерживая меня за талию, Кощей сначала открыл краны, чтобы набрать ванну, а затем встал за спиной, щекоча дыханием шею. Положив ладони на плечи, он огладил руки до запястий, а затем снова вверх, неожиданно вызывая легкую дрожь в теле. Ненадолго замерев, пальцы мужчины скользнули вперед и запорхали по пуговицам моей рубашки.

– Царевич, – позвала я, впрочем, не пытаясь остановить или помешать.

– Я тебя очень внимательно слушаю…

От прикосновения горячих губ к мочке уха я вздрогнула.

– А что ты делаешь?

– Помогаю тебе избавиться от одежды, – ответил царевич, разводя полы рубашки в стороны.

– А зачем?

– Чтобы смыть пыль и грязь подземелья.

– Спасибо, конечно, но я и сама могу помыться.

– Прости, но с некоторых пор я не очень доверяю твоим словам.

Это заявление вызвало возмущение, которое я с трудом подавила, а вслед за ним пришло беспокойство по поводу появления эмоций.

Скинув на пол верхнюю рубашку, Кощей на некоторое время замер, шевеля неровным дыханием волосы на макушке, а затем снова вернулся к плечам, медленно сдвигая в сторону тонкие лямки нижней рубахи. От прикосновения прохладных пальцев по коже побежали мурашки, я снова попыталась вырваться. На этот раз почти успешно – на целый шаг вперед. Только победа оказалась короткой, завершившись новыми объятиями, но теперь лицом к лицу.

– Зачем ты это делаешь? – выдохнула я, не в силах подавить новую волну непонятных чувств.

– Что именно? Забочусь о тебе? Потому что хочу и могу.

– Ты прекрасно понял, о чем я говорю. И «заботой» это можно назвать в последнюю очередь!

– Как же это тогда называется? – с легкой улыбкой уточнил Кощей, явно поддразнивая.

– Ты меня соблазняешь!

– Даже если так, то что? Разве я не имею права оказывать знаки внимания женщине, которую люблю?

– Костя, это не любовь… – тихо прошептала я, касаясь мужской щеки. – Это мания, одержимость… Желание. Что угодно, но только не любовь.

– Ты действительно так считаешь?

– Не считаю – знаю. Мы с тобой не умеем любить.

Прозвучало жестоко, очень подло и некрасиво, но подобрать других слов не удалось. Мы с ним действительно были далеки от любви и всего, что с ней связано. Он – просто потому, что привык играть людьми и их чувствами, извлекая выгоду из любых слабостей, любых привязанностей. А я… Потому что уже однажды была наказана за свои чувства, которые принесли только боль и горе.

– Тогда я ошибался, считая тебя умной женщиной, – без толики злости произнес Константин, перехватывая мою ладонь и целуя внутреннюю сторону.

Затем молча раздел и помог забраться в ванну. Мне бы возмутиться, попытаться объяснить и отстраниться, но я не смогла. Усталость взяла свое, оставляя на душе холодное равнодушие с горьким привкусом отчаянья. Я не сопротивлялась, когда он мыл мне голову, осторожно перебирая и распутывая белые пряди. Не протестовала, когда вытирал льняным полотенцем и закутывал в простыню. Только смотрела на него и понимала… Время пришло.

Когда мы выберемся с этого острова и исполним обещание, данное Кощею-старшему, я уйду. Уйду туда, где меня уже давно ждут. За Грань…

Глава 7

Обедать мы все-таки пошли. Вернее, пошел Константин, снова неся меня на руках. Глядя на это, тетя Матрена только покачала головой и пожурила чересчур заботливого супруга, которого, впрочем, это нисколько не задело. Наполнив наши тарелки, он вначале сам попробовал угощение и только затем позволил мне, чем вызвал странную улыбку у хозяйки.

Впрочем, эта женщина в принципе казалась… странной. С первого взгляда она была милой и отзывчивой, но чувствовалось в ней нечто опасное. Не злое, но внимательное, подмечающее каждую мелочь, каждый жест и слово. Это настораживало, закономерно заставляя следить за собой и думать на несколько шагов вперед. А в моем состоянии это оказалось чрезвычайно трудно, поскольку сосредоточиться удавалось с большим трудом. Уж не знаю, было это связано с усталостью, участившимися видениями или поведением Кости, но я понимала, что по рассеянности в любой момент могу совершить ошибку, а в нашей ситуации это было недопустимо.

– О чем задумалась, девонька?

– Хотела уточнить, теть Матрена, как часто у вас бывают магические грозы и долго ли длятся?

– Раньше раз в год случалось. Залетит в наши края на несколько дней, польет обильным дождем, попугает свистящим ветром да раскатистым громом – и поминай как звали. Но в последние годы каждый сезон почитай с грозы начинается, да и гостить она стала подольше, неделями не покидает Остров. Люди бачут, это все с земель Хаоса тянет, оттуда все напасти. Хорошо, что наши волшебники смогли создать щит, который теперь защищает от магического влияния этих гроз. Все, что до нас доходит – это раскаты грома да дождик.

– Значит, скоро эта напасть начнет сходить на нет, – как бы невзначай сказала я, исподволь наблюдая за хозяйкой.

– От чего же?

– Так ведь магам Сказочного мира удалось закрыть все бреши в землях Хаоса и очистить наши земли от тварей!

– Закрыть-то закрыли, вот только магический всплеск был слишком сильным. Как бы не стало только хуже…

– И то верно, – вздохнула я и посмотрела на последний блин с мясной начинкой на своей тарелке.

– Наелась? – спросил Костя, уже расправившись со своей порцией.

– Боюсь, что переела. Все было очень вкусно! – улыбнулась я бабушке.

– Кушай, деточка, а то такая маленькая, худенькая. Как детишек-то рожать будешь своему богатырю?

Отвечать я не стала, опустив голову и пряча глаза. Думать старалась о чем угодно, кроме этих слов, но они упорно лезли в голову, снова и снова вызывая дрожь в теле.

– Родная? – взволнованно спросил Костя, касаясь моей ладони.

– Что-то мне снова нездоровится. Проводишь в комнату? Простите, теть Матрена, сегодня из нас плохие собеседники.

– Ничего-ничего, девонька, отдыхай. У нас еще будет время поговорить, чай, грозу в этом сезоне обещают затяжную.

– Спасибо, – прошептала я уже в плечо Константина, прикрывая глаза.

Очередная волна эмоций медленно затягивала в пучину отчаяния, заставляя до крови закусывать губы, чтобы не кричать. Заклинание хозяина снова ослабло, несмотря на недавнюю подпитку. Оно будто осыпалось под натиском вырывающихся на свободу чувств. Боль накатывала волнами, и я судорожно цеплялась пальцами за единственную опору…

– Что с тобой, душа моя? – спросил Константин, сжимая руками мое лицо.

– Заклинание… Пожалуйста, обнови заклинание…

– Какое? Что за заклинание?

– Запирающее чувства и блокирующее воспоминания, – выдохнула я и расплакалась.

– Вот как…

Вслед за спокойным голосом вокруг тут же заклубилась чужая сила. Она плотным коконом окутала мое тело, постепенно впитываясь в кожу. Облегчение наступило почти мгновенно. Магия не убрала чувства, нет, но превратила бурную реку в маленький ручеек, с которым было намного проще справиться.

Откинувшись на подушки, я некоторое время лежала без движения, приходя в себя и стараясь собрать мысли. Отголосок пережитого все еще гулял в сознании, эхом напоминая о прошлом и обещая столь же безрадостное будущее.

– Лучше?

– Да. Спасибо тебе.

– Боюсь, простым спасибо тут не обойтись. Тенья…

– Нам надо серьезно поговорить? – хмыкнула я, припоминая когда-то сказанное.

– Именно, – подтвердил Кощей, нависнув надо мной. – Рассказывай.

– Мне нечего сказать сверх того, что ты и так знаешь.

– После недавних событий мне начинает казаться, что я вообще тебя не знаю.

– Это и к лучшему.

– Позволь, я сам решу. А ты мне пока расскажешь, что именно с тобой происходит и как в этом замешан отец.

– Ты не отступишь, да?

– Уж тебе ли не знать ответ, – чуть улыбнувшись, отозвался царевич, а затем прислушался к чему-то. – У нас гости.

Я хотела было уточнить, кто именно пожаловал, но не смогла. Костя наклонился еще ниже, внимательно вглядываясь в глаза и согревая дыханием губы. Эта близость неожиданно заставила смутиться, окрашивая щеки румянцем.

– Что же ты от меня скрываешь, мое сладкое наваждение?

– Ты себе даже не представляешь, сколько тайн я храню.

– Расскажешь?

– Ни за что.

– Сопротивляешься? Что ж, тогда придется применить пытки.

– И какие же?

– Например, такие.

С этими словами мужские губы накрыли мои, прикасаясь невероятно нежно, давая возможность отстраниться. В любой другой ситуации я бы непременно его оттолкнула, но недавние воспоминания и оставшаяся после них горечь требовали отвлечься. И поцелуй прекрасно в этом помогал, постепенно увлекая, прогоняя прочь все мысли.

– Видишь, это совсем не страшно, – чуть отстранившись, произнес Константин.

– Тогда какая это пытка? – хмыкнула я и отвела глаза в сторону. – Нас еще подслушивают?

– Нет, тетя Матрена ушла. Кстати, слишком уж она наслышана о новостях Сказочного мира.

– Я заметила. И вот мне интересно, кем именно эта старушка приходится князю.

– Кем-то явно близким, ее мнению доверяют. Если князь будет спрашивать про твои приступы, скажем, что это остаточная реакция организма после магического истощения.

– Сказать мы можем многое, другое дело, что они будут нас проверять. Уже проверяют.

– Справимся. – Большим пальцем Костя нежно обвел мои губы. – Теперь вернемся к нашему разговору. Я хочу знать, почему на тебя было наложено блокирующее заклинание.

– Чтобы заблокировать чувства? – невинно спросила я, улыбнувшись.

– Тенья, я серьезно.

– Я тоже. В моей жизни был сложный период, о котором я очень хотела забыть. Твой отец помог мне с этим, за что я безмерно ему благодарна.

– И ты верна ему только из-за этого?

– Не только, но это основная причина.

– А остальные?

– О них мы поговорим в другой раз. Сейчас я хочу отдохнуть, да и тебе не помешает.

– Договорились.

Избавившись от рубашки, Кощей лег лицом ко мне и стал рассматривать. Повернувшись на бок, я стала смотреть в ответ. Пыталась понять, как избавить его от этой странной привязанности, и не находила ответа. Слишком глубоко въелась эта зараза, оплетая его сердце и дурманя разум.

– О чем ты думаешь?

– О тебе, – честно призналась я. – Совсем скоро исполнится твоя заветная мечта – ты станешь полноправным властителем царства. И все изменится…

– На самом деле не изменится ничего. Отец давно отошел от дел, разве что иногда вставлял палки в колеса. Не без твоей помощи, стоит заметить, – усмехнулся Константин.

– Сам виноват, что не слушаешься старших. Я вмешивалась только в крайних случаях.

– Знаю. Скоро у тебя появится возможность вмешиваться все время.

– Не боишься давать мне такую власть?

– Нет.

– А стоило бы. Я ведь могу этим воспользоваться в своих целях.

– Можешь, и я не буду мешать.

– Костя, так нельзя! – возразила я, пытаясь сесть. – Ты – правитель. От тебя зависит благополучие всего народа, а эта слепая вера ставит его под удар.

– Не ставит. Ты не поставишь, потому что считаешь этих людей своими. Ты знакома с каждым боярином, знаешь всех воинов, каждого в тайной канцелярии. Тенья, они уважают тебя и прислушиваются к твоим словам. Добиться такого может не каждый правитель, чего уж говорить о советнике.

– Это потому, что я была единственной, кто мог достучаться до твоего отца. Но ты – не он.

– Да, и прекрасно вижу сокровище, которое он упустил.

– Костя… Так нельзя. Рано или поздно ты найдешь свою судьбу и поймешь, что твоя детская влюбленность всего лишь искра по сравнению с настоящим пожаром любви.

– Может, и так. А может, однажды я смогу раздуть из этой искры пламя, которое ты разделишь со мной. Спи, мое сердце. Нам действительно стоит отдохнуть.

– Да, – не стала спорить я, поворачиваясь на другой бок и закрывая глаза.

Рано или поздно я смогу убедить Кощея забыть меня. Заставлю прогнать из своей жизни. Но прежде помогу обрести настоящее счастье. Ведь как бы я ни отрицала, а Константин был мне дорог…

* * *

– Просыпайся, соня, – раздался тихий голос над головой, за которым последовало нежное прикосновение к щеке.

Открыв глаза, я смерила сонным взглядом Костю, а затем посмотрела в окно, где светило яркое солнце.

– Который час?

– Десять утра. Предугадывая твой следующий вопрос – да, ты проспала весь прошлый день и ночь.

– Знатно меня приложило.

– Если бы ты изначально все объяснила, мы могли избежать этого.

– Ну, прости. Я не привыкла посвящать чужих людей в свои проблемы.

– Чужих, значит, – с грустью повторил царевич, помогая мне сесть на кровати и протягивая кружку с отваром.

– Костя, чего ты от меня хочешь?

– Хочу, чтобы ты выпила лекарство, а затем отправимся умываться. После этого позавтракаем и немного погуляем. Все.

– Замечательно, спасибо за подробный план. Только все эти действия я в состоянии проделать самостоятельно.

– Пожалуйста, делай. Я только проконтролирую.

– Царевич, в последнее время тебя слишком много в моей жизни.

– И это всего лишь начало.

– Смотрю, ты решил взяться за меня всерьез, – вздохнула я, вставая с кровати.

– Будешь сопротивляться?

– Зачем? Ведь бесполезное занятие. Мне проще не реагировать, как и всегда.

– А сможешь? – улыбнулся Кощей, а в следующее мгновение притянул к себе, целуя в уголок губ.

– Благодаря обновленному заклинанию – смогу.

– А без него? Если бы этого заклинания не было?

– Без него не было бы и меня. Слишком тяжело вспоминать прошлое.

– У каждого из нас свои призраки. Одни справляются с ними и отпускают, находя успокоение в каждом новом дне. Другие же до конца жизни проживают моменты боли, зацикливая на них свою беспомощность и обиду. Но и первым, и вторым нужна поддержка. Твердая опора, которая станет якорем в бушующем океане чувств и точкой возврата.

– И ты думаешь, что сможешь стать моей опорой?

– Я всегда ею был, просто ты отказывалась замечать. Пойдем, душа моя. Не будем заставлять нашу гостеприимную хозяйку ждать.

С ответом я не нашлась. Да и что сказать мужчине, который уже все для себя решил? К сожалению, в таких случаях мало слов. Нужны действия, но не спонтанные, построенные на сиюминутных эмоциях, а тщательно продуманные и выверенные.

– Идем, родная. Обдумывать коварный план побега можно и в ванне.

– С чего ты решил, что я думаю о побеге?

– Я знаю этот взгляд и догадываюсь, что за ним последует.

– Ты невыносим, – вздохнула я, качая головой.

– Знаю, – подхватив меня на руки, чуть улыбнулся царевич. – И ты одна из немногих, кого не пугает эта черта моего характера.

– Это потому, что мой ничуть не лучше.

– Видишь, мы идеальная пара.

– Время покажет.

– Не перекладывай свои решения на высшие силы. Это только наш с тобой выбор.

– О каком выборе речь, если ты ставишь меня перед фактом?

– Это не факт, а маленькая помощь в принятии правильного решения. И хватит со мной пререкаться, женщина!

– Еще даже не начинала, царевич. Все самое интересное впереди.

– С нетерпением буду ждать, – улыбнулся Константин, а затем принялся воплощать утренний список дел в жизнь.

Когда мы вернулись в комнату, то меня ждал необычный подарок – платье. Красивое, насыщенного вишневого цвета, с белой вышивкой на воротнике-стойке, рукавах и подоле. Грудь же украшали серебряные пуговицы-кнопки с затейливыми символами. К чудесному наряду прилагались мягкие коричневые туфли, а еще лента для волос, которая тут же оказалась в руках Кощея.

– Ну как? Не зачарована? – спросила я, остановившись у зеркала.

– Все в порядке. Тебе помочь одеться?

– Спасибо, конечно, но сегодня я справлюсь сама.

– Уверена? – приблизившись и нависая надо мной, уточнил мужчина.

– Вполне. Все-таки твой опыт больше по части раздевания, а не одевания.

– Я всегда открыт для новых знаний… – усмехнулся царевич, медленно наклоняясь.

– Умничка! Только давай ты будешь отрабатывать их на других?

– Зачем мне другие, когда есть ты?

– Костя! – возмущенно прервала я, а затем замерла, прислушиваясь к своим эмоциям. – Странно…

Обычно после применения заклинания блокировки мои чувства были заперты, позволяя держать разум чистым, незамутненным эмоциями. Сейчас же я отчетливо чувствовала раздражение с толикой нежности и тепла, но они не пугали, а скорее наоборот, делали картинку мира более четкой. И это непривычное состояние вызывало некий диссонанс.

– В чем дело?

– Константин, скажи, пожалуйста, а что случилось с заклинанием, блокирующим мои чувства?

– Оно развеялось под действием здешней магии и магической грозы.

– Тогда второй вопрос: какое заклинание ты на меня наложил?

– Схожее…

– Насколько схожее?

– Об этом ты узнаешь сама. Со временем.

– Стукнуть бы тебя, так обвинят в покушении на наследника.

– Не обвинят. Ты входишь в круг лиц, имеющих доступ к царственному телу…

– Кощей! – возмутилась я и все-таки оттолкнула от себя этого наглого типа с чересчур игривым настроением. – Кто собирался завтракать и гулять?

– Одно другому не мешает, но так и быть, в этот раз я уступлю.

Сделав пару глубоких вдохов чтобы успокоиться, я взяла платье и ушла в ванную. Ради разнообразия – одна. Оделась, заплела косу и вышла обратно к ожидающему меня царевичу.

– Ну что, дорогая супруга, готова к прогулке по городу? – Я поймала на себе его восхищенный взгляд.

– Готова, но не уверена, что это хорошая идея.

– Ты ведь понимаешь, что наше затворничество будет выглядеть подозрительно?

– Понимаю и именно поэтому не возражаю.

– Просто идеальная жена!

– К сожалению, не могу сказать о вас то же самое, дорогой муж.

– Обещаю исправиться, – улыбнулся Костя, беря меня за руку.

На кухне нас уже ждала тетя Матрена и гора пирожков, манящих золотой корочкой и дурманящим запахом сдобы. Поздоровавшись с хозяйкой, мы принялись за еду и обсуждения. В частности, Кощей выспрашивал, какие места стоит посетить и на что полюбоваться в граде. Получив наставления от хозяйки, мы отправились на осмотр окрестностей. И первым пунктом значилась белка с золотыми орехами.

Архитектура города поражала своей простотой, но в то же время было в окружающих домах нечто особенное. Возможно, тому виной диковинная роспись: причудливым образом перемежающиеся животные, растения и виденные мною ранее символы. Может, маленькие палисадники, разбитые напротив каждого дома и радующие глаз яркими цветами. Я даже не исключала вероятность влияния магии, абсолютно незнакомой, но при этом такой заманчивой, со странным привкусом силы.

Люди здесь тоже были особенные. Приветливые и улыбчивые, не ведающие ужасов войны или нападения тварей Хаоса, постепенно вытягивающих из Сказочного мира энергию и жизнь. Местные не ведали, что такое горе многих поколений, каково в одночасье лишиться родных и любимых. А я была одной из тех, кто потерял все…

– О чем ты думаешь, душа моя?

– О своем прошлом, – честно призналась я и приготовилась к боли, которая неизменно сопровождала мои воспоминания, но ее не последовало.

– Ты когда-нибудь пробовала отпустить его? Пыталась забыть и попробовать жить дальше?

– Нет, потому что не хочу забывать. Не желаю прощаться с теми, кто был моей жизнью.

– Вот именно – был. А спустя столько времени превратился в призрак, который разъедает тебя изнутри.

– Не разъедает… Напоминает об ошибке, которую я когда-то совершила, избрав не тот путь. И предостерегает от повторения…

– И оно того стоит? Твоя боль стоит этих воспоминаний?

– Они – это все, что у меня осталось.

– Неправда. У тебя есть целый мир, который я готов положить к твоим ногам.

– Только он мне не нужен…

Остановившись, Константин повернул меня к себе лицом и стал внимательно вглядываться в глаза.

– А что тебе нужно? Чего ты хочешь?

– Помочь твоему отцу избавиться от недуга, который его снедает. Помочь тебе стать царем. Помочь…

– Тенья, это желания разума, а я хочу знать, чего желает твое сердце?

– Покоя, – с легкой улыбкой отозвалась я.

– Не дождешься, – отрицательно качнул головой Костя и неожиданно прижал меня к себе, целуя в губы.

В этом поцелуе было все: и страх потери, и безграничная нежность, которая не находила выхода. Но главное, в ней были отголоски тех чувств, что я уже когда-то испытывала.

– Я не отпущу тебя, мое наваждение. Последую даже за Грань, если потребуется. Прячься от меня – я найду. Убегай – я догоню. Отталкивай – я все равно буду рядом.

– Почему?

– Потому что люблю.

Вздрогнув от этих слов, я сделала шаг назад. Царевич не мешал, позволяя отстраниться, но не более. Он действительно не собирался меня отпускать, и это пугало. И не потому, что Константин пытался ограничить мою свободу, к этому я как раз привыкла. Меня испугала его решимость. Раньше он пытался за мной ухаживать, но, наталкиваясь на стену отчужденности, уступал, позволяя мне ускользнуть. Теперь же что-то неуловимо поменялось. Что-то заставило его изменить тактику и пойти напролом. И мне очень интересно было знать, что же послужило причиной.

– Вот это любовь! – раздался неподалеку завистливый девичий голос, следом за которым последовало несколько протяжных вздохов.

Они-то и вернули меня в реальность, заставляя взять себя в руки и вспомнить, где и зачем мы находимся. А разобраться с многочисленными мыслями можно будет позже, когда я останусь одна.

Взяв Кощея под руку, я повела его дальше. Мы то и дело ловили на себе любопытные взгляды, что лишний раз напоминало нам о том, как редко бывают гости на острове Буяне. Улица постепенно расширялась, обрастая лавками и наполняясь людьми. В какой-то момент мы вышли на площадь. Народ был повсюду: толпился у многочисленных палаток, спорил у аршинных весов, закусывал пирожками, купленными у лоточников. Над всем этим гомоном тонкой струйкой текла нежная мелодия, и журчал девичий голосок.

– Кажется, нам туда, – улыбнулась я, кивая в сторону необычной ели, которая неизвестно как оказалась посреди площади.

– Идем.

Крепко взяв меня за руку, Константин повел за собой, стремительно шагая сквозь толпу. Люди расступались перед ним, даже не думая возмущаться, инстинктивно чувствуя и признавая его силу. И так было всегда. Окружающие ощущали его мощь, но она заключалась вовсе не в магии, а в несгибаемом характере.

– Пришли, – долетел до меня голос царевича.

Я вышла из-за спины Константина и оказалась прямо перед елью, возле которой высился хрустальный терем. Внутри него, на площадке среди кадок сидела маленькая рыжая белка и грызла орешки, отделяя драгоценные ядра от золотых скорлупок. Происходило это под веселую песенку, от которой народ то и дело начинал приплясывать.

– Интересная магия, – тихо произнесла я, не отрывая взгляда от кадки с орехами: сколько бы белочка ни брала оттуда, содержимое нисколько не уменьшалось. – Как думаешь, какое заклинание использовал создатель этих орешков?

– Либо пространственное, либо заклинание раздвоения предметов.

– Я тоже о них подумала, но в первом случае любопытно, откуда она берет эти орешки в таком количестве, а во втором – почему при множественном раздвоении изначального предмета последующие не утратили своих свойств?

– Волшебство, – хмыкнул Константин, целуя меня в макушку и крепко обнимая.

Не знаю, сколько мы так простояли, но в какой-то момент нас отвлекла яркая вспышка, следом за которой раздался раскатистый гром. Он прозвучал неожиданно и довольно близко, заставляя меня вздрогнуть и прижаться к царевичу. После грома мир озарила новая вспышка, а затем еще одна и еще. Магическая гроза подкралась неожиданно, застав врасплох окружающих.

– Кость, гроза…

– Не бойся. Над городом стоит щит, который поглощает магические импульсы и не дает навредить людям. Максимум, что нам грозит – намокнуть под дождем.

– И все же я бы предпочла не рисковать. Вернемся домой?

– Как скажешь.

Только как бы мы ни спешили, гроза оказалась гораздо проворнее. Она застала нас на полпути, сначала обдав порывами холодного воздуха с горьким привкусом моря, а затем крупными каплями дождя. Они стучали по крышам, по быстро закрывающимся окнам, по оставленным ведрам. Очередные вспышки молний, и раскаты сменились шелестом дождя, который накрыл нас сплошной стеной.

Весь мир пропал, отгородившись размытой серой пеленой, единственной защитой от которой оказался камзол царевича, накинутый на меня. Мне одной прятаться под камзолом не хотелось, поэтому я растянула промокшую ткань на двоих.

Повернувшись ко мне лицом, Константин медленно перевел взгляд с глаз на губы, а затем обратно, пытаясь что-то рассмотреть в вишневой глубине. Что именно, я, увы, не знала. Мой порыв был спонтанным и не имел никакого объяснения.

По крайней мере, для меня. Кощей же разглядел в этом жесте нечто иное, более глубокое. Взгляд его говорил больше любых слов, и от него мне сделалось страшно. Потому что в самом центре моего холодного сердца неожиданно появился отголосок. Эхо чувств, которые когда-то назывались симпатией. Хотя нет… Эта эмоция имела совершенно другой вкус.

Меня влекло к мужчине, что сейчас стоял напротив, согревая дыханием губы. Я любовалась пусть и не идеальным, но невероятно обаятельным магом, ощущая потребность… Прикоснуться? Убрать с лица мокрые пряди и пройтись пальцами по соболиным бровям? Или снова почувствовать вкус его поцелуя, который дурманил разум?

– О чем ты думаешь, душа моя? – задал любимый вопрос царевич.

– О тебе. Силюсь понять, что ты сделал со мной, и не нахожу ответа.

– Что тебя пугает?

– Ты и та власть, что у тебя появилась.

– Ты сама согласилась стать моей.

– Да, но это другое… Я согласилась пойти к тебе в услужение, обменяв тело и разум. Тебе же оказалось этого мало.

– Мало, – согласно кивнул Константин, очерчивая большим пальцем контур моих губ. – Я хочу, чтобы ты принадлежала мне полностью: и телом, и душой, и сердцем.

– И для этого ты применил ко мне магию?

– Для этого я блокировал магию, которая мешала тебе быть собой.

– Костя… – выдохнула я, пытаясь подобрать слова, чтобы переубедить. Вернуть все как было.

– Не спеши осуждать меня, Тенья. Все, что я делал и делаю – для тебя.

– Для меня ли? – немного грустно улыбнулась я и вздрогнула от раската грома. – Пойдем.

– Нет, бежим. Это только начало грозы. Дальше будет хуже, – и Константин поспешил вперед.

Не знаю, как он ориентировался, но через десять минут мы оказались у порога дома. В отведенную нам комнату пришлось добираться аккуратно, чтобы не залить стекающей водой половики. Только в ванной комнате я смогла перевести дыхание и задуматься, как снять с себя мокрую одежду. Платье плотно облепило тело, пальцы не слушались.

– Помочь? – с улыбкой глядя на мои потуги, спросил Кощей.

– Помоги, – кивнула я, подойдя ближе.

Все, что мне удалось сделать, это расстегнуть передние кнопки, открывая вид на нижнюю рубашку. Прикоснувшись пальцами к полам платья, Константин просунул руки под них и заскользил от груди к плечам, медленно спуская мокрую ткань. При этом царевичу пришлось приблизиться, практически прижаться ко мне. Вымокла я насквозь, и белая ткань от воды стала слегка прозрачной, что не укрылось от пылкого взора царевича. Остановившись, он тяжело выдохнул, а затем прикрыл глаза.

– В чем дело?

– Кажется, я переоценил свои силы.

– О чем ты?

– О том влиянии, что ты на меня оказываешь. И о своих желаниях, которые приходится сдерживать.

– Ты сам мучаешь нас обоих. Мог бы просто отпустить меня…

– Не мог, – покачал головой Кощей, наклоняясь к моему лицу. – Никогда не смогу.

«Придется!» – подумала я про себя, в то время как губы были заняты другим – бесполезным, но таким приятным занятием.

Глава 8

– Куда пойдем?

– Предлагаю прогуляться к морю.

– Я не против, только…

– Что?

– Кушать хочется, – смущенно призналась я.

– Меня радует твой аппетит, – улыбнулся Константин, поглаживая мою ладонь.

– Он есть всегда… Другое дело, что не всегда хватало времени и сил его удовлетворить, – сказала и тут же пожалела об этом. – Но меня все устраивает!

– Я учту, – кивнул царевич, и непонятно, к какой части фразы это относилось.

Дальше мы шли молча, каждый думал о своем. Не знаю, какие мысли в голове Кости вызывали хмурую складочку между бровями, я же размышляла о своем поведении и той легкости, что пришла на место застарелой боли от потревоженных воспоминаний. С одной стороны, это оказалось невероятным счастьем – сбросить груз прошлого и попробовать жить настоящим. Но с другой… Я не могла, не имела права забыть совершенные ошибки. А их на моем пути было очень много. Эта двойственность восприятия разъедала, мешая сосредоточиться на деле.

– Константин, когда мы приступим к поискам Источника?

– Мы в процессе.

– То есть?

– В первую очередь я решил проверить все волшебные места острова, среди которых был княжеский терем, ель с хрустальным домом, а теперь и берег моря, ближе всех подступающий к городской стене.

– То есть это не праздная прогулка по окрестностям?

– Скажем так, я совмещаю приятное с полезным. Нам сюда.

С этими словами царевич свернул к одной из построек, над которой висела вывеска «Веселая печка». Внутри было светло, несмотря на клонящееся к горизонту солнце. В центре зала стояла большая печка – белая, с изящным орнаментом по бокам и массивным дымоходом. Справа от нее стоял столик с пирогами и пирожками, а слева – самовар и кружки. По кругу от печки располагались столы со стульями, за которыми сидели посетители.

Приблизившись к столу с выпечкой, Костя вопросительно посмотрел на меня, предлагая сделать выбор. Вот зря он это! Пироги я любила, и очень. Особенно те, что готовила Скатерть-самобранка на поляне у девочек. Да и сами посиделки с долгими разговорами…

– Тенья?

– Прости, сейчас.

Выбрав пирог с мясом и несколько пирожков с ягодами, я положила их на тарелку и передала царевичу. Сама же взяла чай, от которого шел потрясающий аромат облепихи, и указала на столик поближе к окну.

– Расскажешь, что тебя опечалило? – спросил Кощей, когда мы устроились.

– Вспомнила Школу Сказок и девочек.

– Скучаешь по ним? Если захочешь, я организую вам встречу, когда вернемся.

– Не стоит, – невесело улыбнулась я, опуская голову. – Они даже не захотят со мной разговаривать.

– Пока не попробуешь – не узнаешь. Не грусти, душа моя. Все будет хорошо.

– Для кого-нибудь точно. Какие у нас планы? – решила я сменить тему.

– Для начала сходим на морской берег и полюбуемся на смену караула, а заодно проверим воду. Кто знает, может, Источник находится на дне. Если нет, тогда придется обследовать пещеры. В любом случае, если верить моим людям, он должен располагаться именно в этой части острова.

– А что, если Источник все же внутри терема?

– Не переживай, разберемся. Сейчас главное не привлекать к себе лишнее внимание.

– Считаешь, наши прогулки по берегу и пещерам не заинтересуют стражу?

– Заинтересуют, но… Мы с тобой молодожены, душа моя. Нам можно искать укромные уголки, чтобы побыть вдвоем.

Это было сказано так, что я невольно покраснела, опуская взгляд на скатерть. Знала, что Костя поддразнивает меня, специально вызывая эмоции, но ничего не могла с собой поделать. Из-за обновленного заклинания чувства брали верх над разумом, заставляя вести себя импульсивно.

– Мне нравится, как ты краснеешь.

– Поэтому ты все время говоришь и делаешь возмутительные вещи?

– Например?

– Например, в ванной, когда помогал снять платье.

– Но помог ведь.

С этим было трудно поспорить. Он действительно стянул с меня мокрое платье, а затем принялся за рубашку. При этом не прекращая поцелуя и ласк, от которых кружилась голова, а тело наливалось тяжестью. Он сводил меня с ума до тех пор, пока ванна не наполнилась водой. Смотреть, как я буду отогреваться, царевич не стал, скрывшись в неизвестном направлении. Чему я только порадовалась – слишком уж бурно реагировала на прикосновения, слишком сладкими казались поцелуи.

Вернувшись спустя полчаса, Костя вытащил сонную меня из воды и отнес на постель, позволяя отдохнуть. Когда я проснулась, гроза уже прошла, не оставив и следа. На улице вовсю светило солнце и слышались веселые голоса.

– Совести у тебя нет, – выдохнула я, снова заливаясь краской от воспоминаний.

– Ни капельки, – подтвердил бессовестный царевич и улыбнулся так, что мне сделалось жарко.

После перекуса мы действительно отправились на морской берег. Край солнца уже коснулся воды, словно растворяясь в ней и делясь красными красками с темной пучиной. Небо тоже не осталось в стороне, позаимствовав у светила розовые росчерки. На фоне великолепного заката из пенных шапок медленно выходили богатыри, которые казались призрачным видением. Ожившей сказкой, о которой я столько раз слышала. Прав был Батька, в каждой сказке есть доля были!

– Невероятно… – выдохнула я, греясь в объятиях Кощея.

– Согласен, весьма интригующее зрелище.

– Думаешь, Источник на дне морском?

– Предполагаю. В противном случае даже не знаю, что богатыри там делают.

– Возможно, они дети Золотой рыбки, как Злата? Тогда можно объяснить и их кольчугу, похожую на чешую, и привязанность к морю.

– Не исключаю и этого варианта, но тогда становится любопытно, как они оказались на службе у Гвидона.

– Знаешь, я слышала несколько легенд. Одну рассказывала детям на поляне, она была самая приемлемая. А остальные… Слишком уж они нереальные.

– Расскажешь? У нас как раз есть время до захода солнца.

– Расскажу, только не смейся. Так вот, по одной из них, отец Гвидона – царь Салтан – женился на девушке, которая пообещала родить ему не одного богатыря, а тридцать три. Не спрашивай как, это все народная молва! В указанный срок она действительно родила тридцать три мальчика, а тридцать четвертым, как чудо, был Гвидон. Поговаривали, что у него ножки были в серебре, ручки по локоть в золоте, а во лбу горела звезда. Народ испугался его, поэтому мать и малыша закрыли в бочке и выкинули в море. Что было дальше, ты знаешь.

– Любопытная версия. Ты только самому Гвидону о ней не рассказывай.

– Костя, я же просила не смеяться!

– И в мыслях не было, – с явной улыбкой в голосе произнес царевич, целуя меня в макушку. – Я серьезен, как никогда, и жажду услышать вторую историю.

– По второй легенде, тридцать три богатыря – это войско богов материального мира – Яви, предводителем у которых является Перун. Одиннадцать богатырей – защитники земли, еще одиннадцать – неба, и последние – вод.

– Знаешь, а этот вариант не лишен логики. Но, как бы там ни было, море нам стоит проверить. И сейчас как раз подходящее время.

Солнце действительно село, оставляя после себя розовую дымку да отблески пока еще редких звезд. Золотая стража тоже покинула берег, скрывшись в густых зарослях леса. Выждав на всякий случай еще несколько минут, мы спустились к воде и замерли. Вернее, это я замерла, не зная, что делать. А вот Кощей принялся раздеваться, избавившись вначале от камзола, а затем от рубашки и сапог.

– Собираешься нырять в платье?

– Честно говоря, вообще не собиралась. Я думала, достаточно будет проверить воду на содержание магии.

– Недостаточно. Ты находишься на Живом Острове, который одним своим существованием уже меняет фон местности. Плюс магическая гроза. Нет, чтобы найти Источник, придется нырять.

– А ты не мог предупредить об этом раньше?

– От этого что-то изменилось бы? Тенья, если ты не хочешь, можешь подождать меня на берегу.

– Ты ведь знаешь, что от моего желания ничего не зависит?

– Зависит, душа моя. Ты можешь дождаться здесь, а можешь отправиться вместе со мной. В договоре четко прописано – Источник должен искать я. Ты всего лишь наблюдатель.

– Нет, там была другая формулировка.

– Изначально – другая, а потом стала такой.

– Константин, ты… ты… – слов у меня не нашлось. – И что еще ты поменял в договоре?

– Давай обсудим это позже, когда окажемся дома, в постели.

Как-то оно двусмысленно прозвучало…

– Кощей, одним словом! – все же нашла определение я и принялась стягивать платье.

– У меня были хорошие учителя.

А вот это был камень в мой огород, но я его проигнорировала, воюя с застежками. Царевич порывался помочь, но, памятуя о предыдущей «помощи», я стойко отказалась. Справившись, аккуратно сложила платье на траве и прошлась по песчаному берегу, наслаждаясь ощущениями. Вода оказалась теплой, и волны будто оглаживали. Костя шел рядом, то и дело бросая в мою сторону довольные взгляды и заставляя нервничать.

Оказавшись по пояс в воде, царевич протянул мне небольшую бусину-артефакт. Раздавив ее, я почувствовала, как по телу заструилась магия, окутывая его невидимым защитным коконом. Дождавшись, пока она покроет меня с головы до ног, я бросила на Костю быстрый взгляд, создала светлячок и нырнула.

Маленький шар света плыл впереди, освещая толщу воды и привлекая рыбешек. Они подплывали к светлячку, с любопытством рассматривая маленькое чудо, но, завидев меня, тут же разлетались, скрываясь в темноте.

Запустив еще с десяток светлячков, я разослала их в разные стороны и принялась осматриваться. Невдалеке, почти возле скал, на дне лежали раковины с черными жемчужинами, слегка поблескивая в свете огней. Еще дальше от берега плавала большая рыба с зеленой чешуей и желтым гребнем, которая подозрительно косилась в нашу сторону, но подплывать пока не спешила.

Морские обитатели… Живность и разнообразные водоросли. Но ничего похожего на Источник я так и не заметила. Разве что…

Подплыв к Кощею, я тронула его за руку и указала вперед, туда, где на дне светилось нечто большое и очень странное. Кивнув, мужчина поплыл вперед, рассекая воду сильными гребками. Я отправилась за ним следом, не сводя взгляда с источника свечения. Чем ближе мы подплывали, тем быстрее стучало сердце. И вовсе не от страха, нет. От красоты, которую я никак не ожидала увидеть.

Это был поселок. Прозрачный купол, отливающий перламутром, накрывал несколько десятков домов, расположенных на песчаном дне. Он же служил источником мягкого желтого света. По дорожкам, вымощенным розовым камнем, бегали дети, распугивая свободно разгуливающих кур. Неподалеку, на деревянной скамейке развалился рыжий кот и лениво щурился. На лавочке возле одного из домов сидели женщины и наблюдали за детьми, а другие занимались своими делами в разных концах поселка.

Погасив огоньки, я некоторое время рассматривала жителей, внешне не отличимых от обычных людей, а затем вопросительно посмотрела на Константина. Кивнув мне, он прикрыл глаза, раскинул руки в стороны и завис, принявшись сканировать окружающее пространство. Магия медленно, даже лениво расползалась в стороны, что подтверждало слова Кощея о воздействии острова и грозы на воду.

Пока маг был занят делом, я продолжила рассматривать поселение. Не думала, что кто-то добровольно может уйти на дно, чтобы жить там. Одно дело, если твоя стихия – вода или ты принадлежишь к древнему роду Морских. И совсем другое, когда обычные люди уходят, чтобы жить со своими любимыми. В том, что это были семьи богатырей, я даже не сомневалась.

Почувствовав прикосновение к своей руке, резко обернулась и оказалась нос к носу с Константином. Придержав меня, он отрицательно качнул головой и указал в обратном направлении, намекая, что нам пора.

Бросив прощальный взгляд на укрытые куполом дома, я поплыла рядом с царевичем, который был подозрительно задумчив. Когда над головой показалась искаженная водной толщей луна, Костя придержал меня за руку. Указав в сторону берега, он жестами объяснил, что там кто-то есть и необходимо снять нашу магическую защиту. Согласно кивнув, я сделала глубокий вдох, а затем почувствовала, как вода обволакивает тело. Дождавшись полного истощения кокона, я в один рывок вынырнула на поверхность, бросая на берег быстрый взгляд. Кощей вынырнул с опозданием в несколько секунд, тут же прижимая меня к себе и впиваясь в губы поцелуем. Значит, пришло время отыгрывать легенду о молодоженах.

– Ушли? – прошептала я некоторое время спустя, когда получила возможность дышать.

– Да, – тихо произнес Костя, легко поцеловав в уголок губ. – Ты хорошо себя чувствуешь?

– Вполне. А что такое?

– Непривычно видеть румянец на твоих щеках, – улыбнулся этот бессовестный искуситель и снова чмокнул, только на этот раз в нос.

– Это не румянец! Просто… подскочило давление от резкого подъема на поверхность!

– Давление так давление, – усмехнулся Кощей и медленно поплыл в сторону берега.

– Именно оно! И вообще, ночь на дворе! Как ты разглядел… – и сама оборвала себя на полуслове, решив сменить тему. – Ну что? Что ты почувствовал на дне?

– Это не Источник, но магия довольно сильная и древняя. Скорее всего, подводный город тоже создал остров.

– Как думаешь, он знает, зачем мы здесь?

– С Живой Землей я сталкивался всего один раз, поэтому мне сложно судить об уровне ее интеллекта. Но вполне возможно, что Буян в курсе и наблюдает за нами.

– Пока препятствий с его стороны не было.

– Это потому, что мы ничего не предпринимаем. Гуляем, смотрим и только.

– Тоже верно, – вздохнула я, выходя на берег. – Что теперь?

– Придется снова проверить терем.

– Константин, а что, если поговорить с Гвидоном на чистоту? Попробовать договориться?

– Я думал об этом, но к решению так и не пришел. Князь весьма отрицательно относится к темным магам, а уж к семейству Кощеев и подавно.

– Согласна, но что, если с ним буду говорить я?

– От лица отца?

– Нет, от своего.

– А можно с этого места немного подробнее? – подойдя ближе, попросил царевич.

– Твой отец не просто так приблизил меня к себе, хотя ты это и так знаешь. Я обладаю весьма ценными знаниями, часть из которых вполне можно обменять на одно посещение Источника.

– Ты уверена, что он заинтересуется?

– Не-а, но другого выбора нет. Если стража поймает нас, договориться будет значительно труднее.

– Согласен. Тогда – завтра?

– Да, а пока, если ты не против, давай еще поплаваем?

– Как пожелаешь, душа моя.

Вдоволь наплававшись, мы вернулись домой далеко за полночь. И, пожалуй, это был один из самых лучших вечеров за очень-очень долгое время, который обязательно останется в моем сердце.

* * *

– Вы записаны? – спросил секретарь, поглядывая на нас из-за стопки бумаг.

– Нет, мы хотели попрощаться. Разве для этого запись нужна? – растерянно произнесла я и посмотрела на «мужа».

– Попрощаться? – недоуменно переспросил секретарь.

– Ну да. Мы с женой попали на остров случайно, из-за магической грозы. Теперь решили попробовать вернуться обратно домой, но прежде хотели попрощаться с князем. Но если для этого нужна запись…

Задумчиво погладив бороду, секретарь пробормотал себе под нос что-то неразборчивое, а затем попросил нас немного подождать и скрылся в кабинете.

– Интересно, получится?

– Уверен, – хмыкнул царевич, а затем погладил меня по руке. – Не переживай, все будет хорошо.

Я кивнула, хотя совсем не чувствовала уверенности. Да и секретарь что-то задерживался. Только несколько минут спустя он выглянул из кабинета князя и, поклонившись нам, пригласил пройти внутрь.

– А я все думал, когда же вы придете, – усмехнулся Гвидон, откидываясь на спинку кресла. – Ну, присаживайтесь, гости дорогие, в ногах правды нет. А она нам с вами ой как понадобится, не так ли?

– Истинно так, – подтвердил Кощей, внимательно глядя на мужчину. – И для начала, наверное, стоит представиться.

– О том, кто вы, мне было известно сразу. Трудно не узнать Кощея-младшего – слишком уж похож на отца.

– Прошу простить меня за обман, князь, – чуть склонив голову, извинился царевич.

– Прощаю и зла не держу. Мне любопытно, как вы на самом деле оказались на острове и для чего? На этот раз, надеюсь, вы ответите честно.

– На Буян мы попали через стационарный портал. Благодаря магической грозе определить его положение было нетрудно. А пришли мы в поисках Источника вечной молодости.

– Любопытно… А с чего вы решили, что Источник находится у меня на острове?

– Моим людям удалось найти несколько свитков, в которых фигурировало твое имя, князь.

– Что же, отвечу честностью на честность: на Буяне действительно есть источник, который помогает вернуть силу телу и излечить душу. Но с чего вы взяли, что я пущу вас к нему?

– Мы хотим предложить вам сделку, – подала голос я, привлекая к себе внимание.

– И что же мне может предложить жрица Проклятых?

– Знания, – чуть улыбнулась я, нисколько не удивленная осведомленностью хозяина здешних земель.

– Сомневаюсь, что ты обладаешь теми сведениями, что мне нужны.

– Поверьте, обладаю. И знаю, как вам помочь. Ведь для любого мужчины, особенно правителя, нет большей радости, чем рождение наследника…

Гвидон улыбнулся. Медленно, понимающе. Без веры в мои силы, но с надеждой, которая зажглась в глазах. Отсутствие детей было его самой большой слабостью, которую он тщательно скрывал. О ней я узнала совершенно случайно, даже, скорее, догадалась и решила воспользоваться, не особо веря в успех, но удача была на нашей стороне, позволяя начать переговоры.

– Неужели Кощей-старший совсем плох, раз рискнул просить помощи у меня?

– Он не знает, где мы. Но вы правы, мы искали Источник для царя, – кивнула я, внимательно глядя на правителя. – Что вы скажете? Согласитесь заключить сделку с темными?

– С темными бы не рискнул, а с тобой, девочка, заключу. Не удивляйся так, это не мое желание. Так хочет Остров.

Этот ответ поразил, вызывая желание узнать причины согласия Буяна, но я сдержалась. Сейчас было важно закрепить наш договор, а все подробности можно выведать позже. Вопросительно посмотрев на Константина и получив его одобрение, я протянула руку Гвидону и вместе с ним начала повторять слова заклинания, которое должно было скрепить нашу договоренность. После того как отзвучало последнее слово, на наших руках появилась красная вязь, которая исчезнет после выполнения сторонами условий. Свою часть князь, судя по всему, вознамерился исполнить в ближайшее время.

– Вечером мои люди откроют портал. Вы приведете Кощея, после чего мы все вместе спустимся к Источнику.

– А мне для подготовки обряда понадобятся некоторые травы и ваше с супругой присутствие.

– И что – никакого жертвоприношения и привязки к полнолунию?

– Это древняя магия, которой не нужны условия. Она рядом с нами, в нас самих. Ее нужно лишь пробудить.

– Напиши список, что тебе нужно. В течение часа я все раздобуду.

Кивнув, я приняла из рук Гвидона перо и бумагу и принялась писать составляющие. На самом деле они нужны были мне, чтобы сварить усиливающее зелье, которое поможет создать и поддерживать нужное заклинание.

Как и обещал князь, уже через час мне выделили комнату во дворце, куда принесли все необходимое. Пожелав самой себе удачи, я приступила к приготовлениям, стараясь не отвлекаться на Кощея, который сидел в углу и внимательно следил за моими действиями. Контролировал, не желая даже на минуту оставить одну.

Это немного раздражало, мешая сосредоточиться на деле, но мне была приятна забота царевича, которую он демонстрировал во всем. И эти теплые чувства пугали все больше, заставляя сомневаться в собственных решениях.

– Готово, – спустя три часа кропотливой работы выдохнула я, глядя на серебряную жидкость в кружке. – Можно начинать. Кость, тебе придется самому привести отца.

– Сходим вместе. Я не оставлю тебя одну на острове.

– После обряда я буду обессилена и могу стать обузой.

– Значит, сдвинем наши планы.

– Кость…

– Тенья, я все сказал. Одна ты здесь не останешься.

– Тиран, – пробурчала я, покидая комнату и следуя за слугой в покои князя.

Стоило переступить порог, как я уставилась в пол и отпустила свою магию, настраиваясь на присутствующих здесь женщину и мужчину. Вернее, мужчин, потому что царевич снова не пожелал оставлять меня без своего присмотра.

– Кощей, тебе нельзя здесь быть.

– Почему?

– Потому что все происходящее будет не для лишних глаз.

– Тогда я просто отвернусь, – хмыкнул царевич, вызывая у меня желание сказать несколько крепких словечек. Но я сдержалась, не желая спорить.

– Что от нас требуется? – спросил подошедший князь, рядом с которым я чувствовала мощную женскую энергетику, но глаз так и не подняла.

– Исполнить супружеский долг. Именно во время него я проведу обряд, который поможет зачать наследника.

Пока присутствующие обдумывали услышанное, я медленно потягивала напиток, из-за которого ослабевали магические барьеры собственного тела, чтобы через него было проще пропускать энергетические потоки и направлять их. Процесс был тяжелым и имел не самые приятные последствия, но в сложившейся ситуации без него никак не обойтись.

– Так тому и быть, – ответил князь и пошел вперед, вынуждая следовать за ним. Миновав двери спальни, я попыталась закрыть их, чтобы не пропускать Константина, но он со смешком отодвинул меня в сторону.

– Кость, что ты делаешь?

– Кажется, мы уже обсудили этот вопрос.

– Мне надо сосредоточиться, а ты мешаешь!

– Поверь, я, наоборот, стараюсь помочь! И для этого сейчас накину на влюбленных полог невидимости и тишины.

– И тем самым собьешь мне все настройки. Ну уж нет! Если смущаешься, просто подожди за дверью!

– Смущаюсь, значит, – с явной улыбкой в голосе произнес мужчина, а затем стал передо мной, загораживая вид на кровать.

– Я и так не собиралась смотреть, – вздохнула я, уже понимая, что просить или требовать что-либо бесполезно. – Ладно, боги с тобой. Делай что хочешь, только не вмешивайся.

Царевич не ответил, а я закрыла глаза, погружаясь в магические потоки, которые окутывали все пространство. На энергетическом уровне мир выглядел совершенно иначе, более ярко и красочно, но описать это словами было невозможно. Пожалуй, единственным человеком, который мог разделить мой восторг, была Яника.

Ее дар позволял видеть все это, не прибегая к дополнительным заклинаниям и отварам. Она сама по себе являлась источником силы, которая только-только начинала просыпаться, в дальнейшем обещая девушке великую судьбу. Но это будет в будущем, а здесь и сейчас я медленно перебирала нити князя и его жены, сплетая их воедино и наполняя магией. Вслушивалась в их неровное дыхание и ждала момента, чтобы зажечь огонек новой жизни.

Именно за этот обряд мы и были прокляты богами, когда-то посмев посягнуть на их силу. За это мой род постепенно вырождался, пока не осталась последняя жрица – та, что должна была умереть еще двадцать лет назад, но… Никто не принял мою душу, заставляя жить и день за днем переживать самую большую боль. Боль потери…

Задумавшись о своем, я чуть не пропустила нужный момент. Но легкое прикосновение Константина вернуло меня в реальность, позволяя исполнить свою часть уговора и подарить правящей чете наследника, о котором они так долго мечтали.

С последним довольным стоном женщины я начала медленно оседать на пол, не в силах устоять на ногах. Силы ушли, оставив после себя полное опустошение и… благодарность. Нежность к человеку, который подхватил меня на руки и вынес из чужой спальни, бережно прижимая к себе и шепча ласковые слова.

Расслабившись, я не обратила внимания, куда меня несут, только почувствовала, когда уложили на кровать. Константин расположился рядом, и я доверчиво прижалась к нему, наслаждаясь теплом и силой.

– Все-таки за отцом тебе придется идти самому, – прошептала я, не в силах даже открыть глаза.

– Отдыхай, душа моя. Думаю, Гвидон даст нам отсрочку и позволит погостить на острове лишний день.

– Нет, больше нельзя откладывать. Твой отец мучается, а я этого не хочу. Царевич, пожалуйста…

– А я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось. И не надо на меня так смотреть, не подействует.

– А если так? – тихо спросила я и, притянув голову царевича ближе к себе, поцеловала.

Легкое прикосновение к губам и ничего более, но тело мужчины тут же напряглось, отзываясь на столь невинную ласку дрожью. Немного отстранившись, я погладила его по лицу, а затем снова заглянула в зеленые глаза.

– Вот теперь тем более не оставлю, – хмыкнул он, крепко обнимая и устраивая голову на моей макушке. – Ты – мое сокровище, а для Кощеев нет ничего важнее этого.

– Именно для того, чтобы я окончательно стала твоей, тебе необходимо выполнить свою часть договора с хозяином. Как только он искупается в Источнике, к тебе перейдет и царство, и я. Разве оно того не стоит?

– Не стоит.

– Костя, почему ты не хочешь оставлять меня одну? Ты что-то знаешь, чего не знаю я? – Судя по многозначительному молчанию, я попала в точку. – Ко-о-ость, в чем дело?

– В острове. Я чувствую, что он не просто так дал свое разрешение. Ему что-то нужно и именно от тебя.

– Если это действительно так, то его ничто не остановит. Здесь все живет и дышит по его законам, и мы в данном случае бессильны. Не накручивай себя и не переживай понапрасну. Чему быть, того не миновать.

– Я бы поспорил с этим утверждением, но не с тобой и не сейчас. Закрывай глаза и отдыхай, мое сердце. Все будет хорошо.

– И в кого ты такой непробиваемый?

– У меня были хорошие учителя, – со смешком в голосе ответил Кощей, явно намекая на меня. Ну и пожалуйста, на правду ведь не обижаются.

Улыбнувшись, я прикрыла глаза и расслабилась, позволяя себе минутный отдых в надежных объятиях. Так странно… Я уже успела позабыть, каково это, чувствовать себя защищенной. Доверять свою жизнь другому человеку и не ждать удара в спину. Не опасаться, что он обидит или предаст. Просто быть собой и наслаждаться жизнью, принимая каждый ее день с благодарностью.

– Знаешь, а я ведь сама выбрала участь жрицы Проклятых. Сама настояла на обучении, желая новых знаний и силы. Иногда мне кажется, что именно я накликала беду на свою семью. Привлекла ненужное внимание богов, за что очень дорого поплатилась.

– Возможно, а возможно и нет. Никто из нас не знает, что было бы, выбери мы другой путь. Оно и к лучшему – меньше сожалений.

– Если бы… На протяжении двух десятков лет я мучаюсь вопросом: «А что, если бы?» – и не нахожу ответа. А еще жутко боюсь. Переживаю, что все это может повториться вновь, и я опять потеряю всех, кто стал мне дорог.

– Поэтому ты не подпускаешь меня?

– Да, Кость. Я не хочу, чтобы ты пострадал. Не хочу делать тебе больно.

– Не переживай, душа моя. Я вынесу все, что бы ни приготовила эта жизнь. Главное, чтобы ты была рядом.

– Когда-нибудь ты вспомнишь эти слова и пожалеешь о них. Не я должна быть рядом с тобой, совсем не я.

– Позволь мне самому решать, кого выбирать в спутницы жизни. И не сравнивай меня с тем, другим. Я никогда не оставлю свою женщину.

– Он бы тоже не оставил, но есть то, над чем мы не властны.

– Например?

– Смерть.

– В нашем случае даже она будет бессильна. Я не уйду за Грань и не отпущу тебя, даже если станешь просить об этом. Эгоистично? Возможно, но я не люблю и не хочу врать. Тем более тебе. Надеюсь, ты поймешь и примешь это.

– Я уже говорила, что ты тиран?

– Говорила, и неоднократно.

– Тогда ты знаешь мое отношение к происходящему, – хмыкнула я, удобнее устраиваясь на мужском плече. – И за Кощеем-старшим мы все-таки отправимся вместе.

– Как ты собираешься идти?

– Понесешь меня на руках, – улыбнулась я, но ответа уже не расслышала, уплывая в лечебный сон.

Глава 9

За те несколько часов, что я провела в царстве сновидений, мои силы полностью восстановились. Не было даже головной боли, что обычно сопровождала такого рода магию. Я знала наверняка, кого стоит благодарить за такую помощь, вот только пока не понимала причину столь пристального внимания, и это настораживало. Живая Земля могла потребовать любую плату, и не факт, что она будет посильной.

Обитель Энастель встретила нас привычным гомоном учеников, прохладой древнего камня и странным чувством в груди. Не совсем тревога, но что-то давящее, щемящее. Это ощущение усилилось, стоило увидеть улыбающегося Мастера Ульсана, который вышел к нам навстречу.

– Так вот где вы скрывались, – немного удивленно произнес Константин, оглядываясь. – Хитро.

– Самое безопасное место, когда бежишь ото всех, – пожала плечами я, а затем поклонилась Главе Обители. – Приветствую вас, Мастер!

– И я приветствую вас, дети. Рад, что с вами все хорошо. Ученики очень переживали и хотели отправиться на ваше спасение.

– Премного благодарен, что вы их не пустили, магистр, – произнес царевич, кивая Ульсану. – Давно не виделись.

– С самого твоего выпуска, – приветственно кивнул Мастер в ответ.

– Почему я об этом не знаю? – Удивление в голосе мне скрыть не удалось, слишком я привыкла полагаться на заклинание, блокирующее эмоции, и совсем разучилась контролировать их самостоятельно.

– Как выяснилось, мы многое друг о друге не знаем. Но у нас все впереди, – улыбнулся Костя, а затем перевел взгляд на Главу Обители. – Как мой отец?

– Хотел бы сказать, что с ним все хорошо, но, увы. Чаровница поддерживает его силы, но сам понимаешь – это не жизнь и даже не существование. Ему требуется помощь.

– Именно поэтому мы и вернулись. Но эта информация не должна покидать пределы Обители. Во всяком случае, пока.

– Хорошо, – кивнул Ульсан. – Тогда не смею вас задерживать. Пусть судьба будет к вам благосклонна.

Я знала, что эти слова Мастера – не простое пожелание, но на уточнение подробностей времени не было. Попрощавшись, я поспешила в сторону жилых комнат, туда, где нас ждал царь Кощей. Но быстро достигнуть цели не удалось: по пути нам то и дело попадались ученики. Оказалось, многие были наслышаны о том, что с практики группа вернулась без наставницы, и поэтому, завидев меня, ребята останавливались поприветствовать или справиться о здоровье. Как ни странно, но там минутка, тут пара слов – и время до покоев значительно увеличилось. Царевич не мешал, словно вовсе никуда не спешил, что немного удивляло, и в то же время настораживало. Однако и его невозмутимость дала трещину, когда нам на пути попался Богдан. На загорелом лице ученика сверкала широкая улыбка, которая была предназначена мне одной. Правда, она чуть померкла, когда Константин положил руку мне на талию и притянул к себе.

– Вернулись! – поравнявшись с нами, облегченно выдохнул Богдан. – Вы не представляете, как мы волновались!

– Я тоже очень за вас переживала. Все ребята целы? Никто не пострадал?

– Все хорошо, мастер, не переживайте. Ваш спутник вытащил нас оттуда, за что я выражаю благодарность от всей нашей группы.

С этими словами парень почтительно поклонился Константину, вызывая у меня улыбку. Нет, уже не парень – мужчина. Взрослый человек, который ценит чужие жизни и умеет быть признательным даже тому, к кому испытывает антипатию.

– Рад, что с вами все хорошо, – чуть улыбнулся царевич, – но, к сожалению, нам надо спешить.

– Да, конечно, – кивнул Богдан и снова посмотрел на меня. – Надеюсь, что вскоре вы сможете вернуться к занятиям! Мы соскучились!

– И я надеюсь, что смогу снова увидеться с вами.

Когда мы отошли на приличное расстояние, я укоризненно посмотрела на царевича, ожидая от него объяснений.

– Что?

– Что это была за демонстрация?

– Никакой демонстрации. Просто обнял любимую женщину.

– Константин! – устало выдохнула я, качая головой.

Ну и что мне с ним делать?

– Ты не возражаешь, если мы не будем больше ни с кем здороваться?

Не успела я уточнить, что Костя имеет в виду, как нас окутал полог невидимости. Это значительно ускорило передвижение и позволило сосредоточиться на цели визита и предстоящем общении. Стоило нам войти в покои, предназначенные для гостей Обители, как Чаровница вышла навстречу из спальни. Мы только поприветствовали друг друга легкими кивками, как, не говоря ни слова, Санавер быстро собрала свои вещи и покинула комнаты, оставляя нас наедине с Кощеем-старшим.

Проводив чаромага задумчивым взглядом, я посмотрела на Костю и отошла на пару шагов, рукой указывая на дверь в опочивальню.

– Что? – непонимающе спросил он, переводя рассеянный взгляд с двери на меня.

– Иди. Я подожду здесь.

– Нет.

– Кость, иди. Вам надо поговорить.

– У нас еще будет время.

– А если не будет? Если что-то пойдет не так?

– Значит, так пожелали высшие силы. Тенья, не заставляй меня. Я не готов с ним разговаривать. Не после всего, что он сделал.

– Неужели ты не можешь его простить?

– Возможно, когда-нибудь и прощу, но не сейчас.

– А меня?

– Тебя мне не за что прощать. Ты действовала по его указу.

– Не всегда.

– Тебе я прощу все, – царевич усмехнулся, – поэтому можешь не прятаться и раскрыть мне все свои тайны.

Я тяжело вздохнула.

– Твоими бы устами да мед пить…

– Хм, можем попробовать. – Константин подошел вплотную.

Его губы растянулись в предвкушающей улыбке, а в глазах плясали такие бесенята, что я покраснела. Однако здесь было не место и не время для флирта.

– Ты даешь мне слишком большую власть над собой, царевич, – укоризненно покачала я головой.

– Потому что доверяю тебе и знаю, что ты не предашь.

– Не надо. Не верь мне. Так будет проще нам обоим.

– Поговорим об этом позже. Нам пора возвращаться на Буян.

– Да, – кивнула я, первой входя в темную натопленную спальню.

Сейчас, когда эмоции вновь были доступны мне, я почувствовала острую жалость при виде лежащего на кровати скелета, обтянутого тонкой, словно пергамент, кожей. Мне было безумно жаль некогда великого волшебника, который довел себя до такого состояния в погоне за могуществом и нелепыми легендами. Мужчину, что предал свой народ и семью в попытке вернуть ускользающую сквозь пальцы магию.

А ведь когда-то он был столь же могущественен, как сейчас Константин. Столь же красив и пользовался неимоверной популярностью у женщин. Опять же, как и Костя…

От этих мыслей я вздрогнула, невольно оглядываясь назад. Что, если ему уготовлено повторить судьбу отца? Что сделать, чтобы не допустить этого? Как защитить этого безумно дорогого человека от самого себя?

Ответ напрашивался сам собой – быть рядом. Вот только хватит ли мне сил помочь, если могущество начнет туманить разум? Смогу ли остановить его и не дать совершить ошибки отца? Не пожалеет ли он о своих чувствах, когда узнает меня настоящую?

– Здравствуй, отец, – прозвучал ледяной голос царевича, врываясь в мои мысли.

– Константин… – прошелестел живой скелет и закашлялся. – Ты пришел.

– Пришел, чтобы выполнить свою часть сделки. Но для этого нам нужно переместиться в одно место. У тебя хватит сил?

– Хватит, – решительно отозвался Кощей. – Поможешь старику?

Вместо ответа царевич склонился над кроватью, а затем поднял отца на руки. Именно сейчас некогда всемогущий волшебник выглядел настолько жалким, что я не выдержала и отвернулась, стирая слезы с лица.

– Душа моя, портал, – мягко произнес Константин, явно заметив мое состояние.

– Да, сейчас!

Вытащив из кармана переданный Гвидоном кристалл, я приблизилась к мужчинам и активировала его. Короткий миг перехода – и мы вышли в просторном зале подземного этажа из вычурной арки. Нас встречал сам князь. Он стоял, прислонившись плечом к одной из опорных колонн, и выглядел абсолютно расслабленным.

– Ну, здравствуй, старый враг, – произнес Гвидон, глядя на Кощея-старшего.

– И тебе не хворать, – скрипуче ответил царь, искоса поглядывая на князя. – Не ожидал тебя увидеть.

– Не поверишь, но я тоже. И не увидел бы, если б не твоя помощница. Хорошая девочка, – с полуулыбкой произнес Гвидон, бросая на меня короткий взгляд.

– Хорошая, – подтвердил хозяин, – но уже не моя. Впрочем, об этом мы можем потолковать и позже. Меня больше интересует причина моего пребывания на острове. Кто бы мог подумать, что Источник находится на Буяне…

– Мало кто, и я надеюсь, что так будет и впредь. Остров у меня маленький, трупы прятать негде.

– Не переживай, князь, больше никто не узнает, – качнул головой Константин.

– Это радует. Что же, раз все в сборе – прошу.

Развернувшись, он размашистым шагом направился к единственному выходу из зала. Переглянувшись с царевичем, мы последовали за ним. Кощей затих на руках сына, прикрыв глаза, видимо, беседа отняла последние силы.

После зала переходов был длинный каменный коридор, освещаемый тусклым светом магических огней да заплутавшими бродячими светлячками. Затем пришлось спускаться по крутой, но широкой лестнице, уходящей глубоко под землю. Несколько раз я порывалась остановить процессию, чтобы дать Косте передохнуть, но всякий раз одергивала себя. Не любят мужчины, когда вслух говорят об их слабости. Все, что мне оставалось, это внимательно следить за царевичем, отмечая любое изменение его состояния.

К счастью, мои переживания оказались напрасны. Кощей-младший был не только сильным магом, но и сильным мужчиной. Он мог стать опорой для любой женщины, превратив ее жизнь в сказку. Вот только среди всех красавиц, которые его окружали, он отчего-то выбрал меня. Понять это было выше моих сил.

– Пришли, – услышала я эхо голоса князя, донесшееся от самых нижних ступеней, скрывающихся за каменной аркой.

Там, в глубине, разливалось мягкое синее свечение, разгоняющее подземную тьму. Сделав последний шаг, я замерла под аркой, с интересом рассматривая знаки. Знакомые символы, уже виденные на простыне, которой была застелена наша с Константином постель.

– Князь, позволь узнать? – спросила я, не отрывая взгляда от рисунка. – Что означают эти узоры?

– Это символы жизни. Древний язык Буяна, наполненный силой.

– А для чего их вышивают на вещах?

– Они встречаются очень редко. Либо на одежде беременной женщины, чтобы поддержать ее и малыша. Либо на белье молодоженов, чтобы помочь зачать здоровое потомство.

– А-а-а, – пробормотала я, сразу же покраснев и потеряв интерес. – Спасибо.

На Константина, который прислушивался к нашему разговору, я старалась не смотреть. Не потому, что было стыдно. Я неожиданно поймала себя на мысли, что не отказалась бы стать матерью его детей. Осознание этого напугало. От всколыхнувшихся воспоминаний я вздрогнула всем телом, инстинктивно прижимая руки к животу. Нет, не хочу! Больше не хочу…

Поздно поняла, что Константин все видел и запомнил. Была уверена, что, когда мы останемся наедине, от него последуют вопросы. Возвращающиеся чувства мешали мыслить трезво и контролировать собственное тело, что невероятно раздражало и… радовало.

– Добро пожаловать в сердце острова Буяна! – нарушил тишину голос Гвидона, отвлекая от невеселых мыслей. – Перед вами Источник – сгусток древней магии, которая пришла к нам из другого мира.

– О чем ты? – спросил царевич, подходя ближе к светящейся субстанции.

Перед нами словно расстилалось небольшое подземное озеро, источающее слабое салатовое свечение. Крутой берег был выложен белыми камнями с высеченными на них рунами.

– Твой отец знает, о чем я, – ответил Гвидон, присев на край камня и запуская руку в эту жидкую энергию. – Он гонялся за этой силой около двух десятков лет. Взращивал ее, усиливая с помощью своей магии и силы светлых. Придумал гениальный план, который в итоге разлетелся вдребезги. И все ради чего? Ради силы Путешественников, которая все это время была так близко.

– То есть этот Источник…

– Это колодец жизни. Колыбель Путешественников, из которой они появились на свет. А остров – их дом. Не просто Живая Земля – живой сгусток магии, который кочует из мира в мир. И мы вместе с ним. В вашем мире мы – легенда, которой несколько сотен лет. За это время легенда обросла слухами и историями, что позволило ей скрываться в тихих глубинах острова. С одной стороны, нашу жизнь продлевает Источник, и мы ему безмерно благодарны. С другой – многочисленные миры, в которых время течет гораздо медленнее. Собственно, светлые в свое время пытались склонить меня на свою сторону не случайно. Им была нужна не моя сила, а острова.

– Я так долго искал спасения, даже не подозревая, как близко оно было… – хрипло пробормотал Кощей-старший. – И ты молчал?

– Тогда было не время.

– А сейчас?

– Сейчас все встало на свои места. История Сказочного мира пошла по единственному верному пути. Осталась лишь самая малость.

– О чем вы? – спросила я, чувствуя непонятный холодок, заскользивший по коже от этих слов.

– Неважно. Время. Опускай его! – приказал Гвидон, и царевич повиновался, бережно погрузив отца в светящийся омут.

Сила на мгновение расступилась, принимая немощное тело, а затем накрыла с головой, забурлив и задымившись. Постепенно цвет из светло-голубого становился синим, даже черным, словно магия Источника вытягивала из тела хозяина отраву, которая мешала тому жить. Освобождала от тяжкого бремени, тем самым излечивая и тело, и душу.

Это было настолько невероятное зрелище, что я невольно подалась вперед, встав на самый край. Я полностью отрешилась от реального мира, за что и поплатилась… Толчок. И я полетела вперед. Туда, где клубилась древняя магия Путешественников, распахнувшая свои радушные объятия.

Свет. Он был повсюду, обволакивая тело и впитываясь в него. В какой-то момент он стал мной, слившись в единое целое. Странное ощущение, но очень приятное, оставляющее после себя тепло в груди и мечтательную улыбку на губах. Я летела сквозь этот свет, играла с ним и снова была им, распадаясь сотней кусочков и становясь цельной вновь.

– Нравится? – спросил женский голос, в какой-то момент выдергивая из эйфории, в которой я потерялась.

– Очень, – улыбнулась я и повернулась в ту сторону, откуда доносились слова.

– Здравствуй, дитя.

– Здравствуй… – прошептала я, и свет исчез.

Прошла эйфория, ушла радость и легкость. Исчезло все, кроме этого родного и одновременно ненавистного лица. Лица женщины, которая подарила мне весь мир, а затем жестоко отобрала его. Женщины, которая растила меня и раскрыла секрет рода. Моей тети…

– Прости, дитя, что выбрала эту форму. Но мне показалось, что она для тебя ближе всего.

– Вам показалось… – с трудом выдавила я, а затем сделала шаг вперед. – Кто вы?

– Душа Источника. Его сила. Его магия.

– А я?

– А ты моя гостья, милая девочка. Моя избранница, к встрече с которой я так долго шла.

– Не понимаю, – честно призналась я, еще не до конца придя в себя.

– Знаю, но мы это исправим. Я расскажу тебе одну историю, длинную, запутанную, и ты поймешь. Все станет на свои места, главное слушай. И верь…

Я помню, как зарождался этот мир. Помню тех, кто создал его и наполнил магией, черпая мою силу. Я видела, как появился первый человек. Чувствовала, как в нем просыпалась магия. Я была этим миром, разделяя с духом планеты все радости и горести. Так стоит ли удивляться, что в какой-то момент именно он стал моим любимым пристанищем среди сотни других миров?

Именно сюда я возвращалась чаще всего, наслаждаясь чистыми потоками силы. Питалась светлыми эмоциями своих созданий и была счастлива. Вначале одна, иногда беседуя с духами природы, а затем с юным мальчиком, который стал моим ребенком.

Я делала все для этой планеты, чтобы она жила и процветала. Берегла ее, как могла, но… В какой-то момент ошиблась и ушла в другой мир на слишком долгий срок, чтобы по возвращении найти свой маленький рай разрушенным.

Первым ударом для меня стала война магов, которая изменила магический фон и ослабила энергетические потоки мира, сделав его уязвимым для чужой силы. Вторым стало появление инородной силы других систем, которых привлекла моя частичка в духе планеты. Это была моя ошибка, которая теперь угрожает самому существованию мира.

К сожалению, все это я поняла слишком поздно, почти на самой грани разрушения. Тогда я начала вмешиваться в вероятности будущего. Делала все, чтобы привести эту землю к единственной верной спирали, следуя по которой мир выживет. В этой реальности у моих созданий было много мучений и боли, были потери и лишения. Но вы выжили. Смогли преодолеть все и зацепиться за новый виток, который постепенно стал раскручиваться. Основной контрольной точкой была Грань, которую вы закрыли, разделив наш мир и Умирающий.

Хотелось бы сказать, что это конец, но увы. Это было только начало нового пути. Брешь, которую закрыли, была первой из десятка, которые откроются в будущем. И я боюсь, что одна из них собьет мир с правильной дороги и вернет к хаосу. Поэтому ты и здесь. С твоей помощью мы пройдем вторую контрольную точку и окончательно закрепимся в полотне судьбы, выплетая для этой планеты новый узор.

– Но при чем здесь я?

– Ты станешь моим орудием. Моими руками и устами, которые вернут покой этой планете.

– А князь? Почему не он?

– Гвидон слишком стар для этого. Его жизнь поддерживается Источником, и я не хочу рисковать своим мальчиком. Ты же, в отличие от него, свободна и полна сил. Теперь полна. Я вернула всю твою магию, добавив к ней частичку своей сущности. Для наглядности – теперь ты так же сильна, как твой темный избранник. И даже чуточку сильнее.

– Он не мой! – воскликнула я, но затем отвернулась, не выдержав насмешливого взгляда духа.

– Как хочешь, дитя. Все зависит только от тебя.

– Что от меня требуется?

– Найти истинного наследника империи Светлых.

– Что? – удивленно выдохнула я.

– Ты ведь знаешь, что нынешний правитель занял трон не по праву. Он предал императорскую семью и уничтожил ее. Вернее, почти уничтожил, упустив из виду главное – младшего сына императора, которого успели выкрасть и спрятать.

– Это сделали вы?

– Не совсем. Я лишь подтолкнула людей к нужной мысли.

– Но если вы знаете, что истинный наследник жив, разве вы не можете найти его?

– Не могу. Он скрыт ото всех, и причина кроется в нынешнем правителе. В заговоре против императорской семьи ему помогали не только Жрецы Света, но и выходцы из другого мира, которые хотели разобщить магов. Ослабить их, а затем нанести сокрушительный удар, который бы уничтожил все живое. Частично мне удалось не допустить этого: я свела нужных людей в нужное время и помогла закрыть брешь. Но маги все равно разделились, и это необходимо исправить. Именно поэтому ты должна найти истинного наследника и помочь ему.

– Но как? Граница со светлыми закрыта.

– Она закрыта для темных, дитя.

– Нет…

– Да, милая. Я вернула твою истинную силу. Магию, что была дарована тебе от рождения. Не бойся, все будет хорошо. Тебе помогут друзья, и даже враги. Ты справишься, ведь от этого зависит жизнь всего мира.

– Не надо… Не возлагайте на меня такую ответственность!

– Прости, дитя, но механизм уже запущен. У тебя просто нет выбора.

– Но что мне делать? Как искать его?

– Я рассказала все, что могла, – покачала головой женщина, намекая, что больше помощи ждать не стоит. – Удачи, моя милая. И пусть Вселенная хранит тебя…

Я хотела остановить духа. Задать еще вопросы и попытаться разобраться в происходящем, но опоздала. Свет снова наполнил мое тело, ласково гладя по волосам, словно с сожалением прощаясь, а затем был очередной толчок и я вынырнула.

Открыв глаза, я медленно оглядывалась, пока не зацепилась взглядом за трех мужчин, что стояли у самого края. Двое из них руками и магией держали третьего, не давая ему сделать последний шаг и прыгнуть в Источник. Осторожно ступая по каменному дну, я приблизилась к ним и, не сводя взгляда с лица Константина, протянула к нему руки. Гвидон и Кощей-старший отпустили его мгновенно, позволяя вытащить меня из колодца жизни.

– Душа моя… – прошептал царевич, крепко обнимая и целуя в макушку. – Как ты? Ничего не болит?

– Все хорошо, – тихо ответила я, наслаждаясь крепкими объятиями. – Теперь уже хорошо.

Я нежилась в руках дорогого мужчины, тая от его прикосновений и ласковых слов. Впитывала его тепло и нежность, не понимая, как все это время могла его отталкивать. Как находила в себе силы противостоять обаянию и отнекиваться от чувств. Сейчас же, когда ко мне вернулись все ощущения, все эмоции, я внезапно поняла, что пропала. Влюбилась в самого неподходящего на свете мага и нисколько об этом не жалею…

– Ну надо же… – ворвался в наш маленький мир голос князя. – Светлая.

Эти слова были подобны ушату ледяной воды. Вздрогнув, я нехотя отстранилась от Константина, а затем отступила, чтобы видеть его лицо. Чтобы понимать, как он отреагирует на эту новость.

– Вот оно как, – хмыкнул Кощей-старший, приближаясь. – Значит, Источник вернул тебя прежнюю.

– Как и вас. – Я посмотрела на красивого и статного мужчину, полного сил. – У нас все получилось.

– Получилось, и я невероятно рад этому, Тенья.

– Больше не Тенья, – хмыкнула я, а затем перевела взгляд на Константина. – Мирослава.

– Что? – не понял он, медленно пропуская сквозь пальцы прядь моих медных волос.

– Меня зовут Мирослава. – Я отчего-то смутилась и опустила взгляд.

– Давно я не слышал этого имени, но ты права. Наш с тобой договор больше недействителен, и ты перестала быть моей тенью. Но если вдруг захочешь снова поработать вместе…

– Ни за что! – ответил за меня царевич, а затем подхватил на руки и повернулся к Гвидону. – Спасибо тебе, князь, и за помощь, и за гостеприимство, но хорошего понемногу. Если ты не возражаешь, мы с невестой хотели бы вернуться домой.

– Ступай, царевич. Переход в твоем распоряжении. Что же касается твоей невесты… она всегда желанный гость на острове.

– Спасибо, князь.

– Ну, а ты, верный враг? Тоже спешишь?

– Пожалуй, сегодня сыну будет не до старика. Так что, с твоего позволения, останусь потолковать. А заодно не откажусь от стаканчика вашего местного вина.

– Даже не сомневался, – усмехнулся Гвидон и спросил что-то еще, но я уже не слышала, вместе с Костей поднимаясь вверх по ступенькам.

Он молчал, пока мы шли по коридорам. Молчал, когда ступали в переход. Не проронил ни слова, пока следовали по коридорам его терема. И только войдя в свою спальню и осторожно поставив меня на ноги, произнес:

– Сейчас принесу поесть, а ты пока собирайся с мыслями.

– Какими?

– Со всеми. Я долго откладывал этот разговор, но теперь пришло время. Я хочу знать твою историю, душа моя. А еще жажду подробностей, зачем ты понадобилась Источнику.

– Хорошо, – покладисто кивнула я, а затем забыла, как дышать.

Меня поцеловали. Так сладко, что закружилась голова, а все мысли растворились, будто соль в воде. Так неистово, что кровь мгновенно вскипела, заставляя медленно плавиться и просить пощады. Но вместо этого я ответила, с не меньшим жаром лаская мужчину, который стал для меня всем.

– Еда. Затем рассказ, – произнес Константин через некоторое время, словно самому себе напоминая, что нужно сделать. – Я скоро.

Снова коснувшись моих губ, на этот раз мимолетным касанием, он отстранился и вышел, оставляя наедине со своими мыслями. Вот только их не было. Была странная радость от того, что я вернулась. Снова стала той беззаботной девушкой, для которой счастье состояло в тихой семейной жизни, рядом с дорогими людьми. Но все же что-то было иначе.

Опыт никуда не делся, и прожитые годы не прошли зря. Я стала сильнее. Не мудрее, но хитрее и искуснее. Именно на эти качества я надеялась в предстоящем деле, от которого Костя наверняка будет не в восторге.

Подойдя к окну, я выглянула на улицу и улыбнулась. Здесь, в царстве Кощеевом, весна полностью вступила в свои права, украсив мир сочной молодой зеленью. В закатных сумерках слышались тихие трели птиц и журчание небольшого ручья. Так хорошо и спокойно. Жаль, что этот миг так скоротечен и совсем скоро все изменится…

– О чем задумалась, душа моя?

– О будущем, – честно ответила я и подошла к царевичу, чтобы помочь составить тарелки на столик. – Прости, что заставила волноваться. Я не хотела…

– Знаю. И ты прости, что не вытащил тебя сразу. Гвидон не пустил.

– Не вини его, Костя. Нам с Источником нужно было время, чтобы пообщаться.

– И о чем вы говорили?

– Он попросил помощи, и я была вынуждена согласиться.

– Что нужно сделать?

– Отыскать настоящего наследника Светлой империи и объединить светлых и темных магов. – А дальше я пересказала весь разговор с духом Источника, надеясь на понимание Кощея.

– Одна ты никуда не пойдешь! – изрек он, в общем-то, ожидаемую фразу.

– Мне придется, Кость. Граница пропускает только светлых. Я смогу пройти, а ты – нет.

– Значит, и ты никуда не пойдешь!

– Я не могу отказаться. Уже не могу. Но, поверь, я сделаю все, чтобы вернуться к тебе.

– Мирослава, – выдохнул он мое имя, а я невольно улыбнулась. – Ты ведь не отступишь?

– Не отступлю. Просто не имею права. У меня долг перед силой, которой не отказывают, и я обязана его вернуть.

– Это из-за твоего преображения?

– Скорее, возвращения. Ты… расстроен?

– Почему ты так решила? Из-за того, что ты светлая? Разве это что-то меняет?

– Многое. В светлых сейчас видят врагов, которые чуть не уничтожили весь мир.

– Мне все равно, кто и что думает. Ты часть моей жизни, и только это имеет значение.

– Спасибо тебе, Костя. За все спасибо.

– Тебе не за что меня благодарить. Отец разрушил твою жизнь и превратил в свою тень. Я лишь исправил содеянное.

– Ошибаешься. Твой отец спас меня от безумия. Знаешь, время действительно пришло. Сегодня я расскажу тебе свою историю. Все, как было на самом деле…

Глава 10

Я жила в чудесном месте, по соседству с Закатными землями и Светлой империей, которое называли Зеленые Холмы. Между горными хребтами простирались дивные долины, устланные коврами из пышного разнотравья. Любое поселение тут утопало в цветущих садах. Быстрые реки, петляя по ущельям, завершали свой путь в кристально чистых озерах. Здесь одинаково радовались созданиям как с темным даром, так и со светлым, приучая молодых находить во всем положительные стороны. Вокруг проживало много магов. Они не ограничивали себя, изучая как темную магию, так и светлую.

Мне было десять, когда тетя Бажена, воспитывающая меня, впервые заговорила о том, что я могу быть не только целителем или хорошим зельеваром, а могущественной волшебницей. Сейчас я понимаю, что она всегда искала повод заинтересовать меня тайными знаниями, но долгое время я винила во всем свою несдержанность и глупое хвастовство перед подругами. Соседкам легко давалась любая магия, одна подчиняла себе огонь, другая изменяла материю предметов… А я только и могла, что лечить. Видела источник болезни и устраняла его, а потом под руководством тети готовила различные отвары, восстанавливающие пошатнувшееся здоровье. Сейчас я понимаю, что дар целителя куда ценнее любой силы, но тогда… Мне было завидно и немного обидно, а тетя сказала, что можно все изменить.

На одиннадцатилетие Бажена подарила мне древнюю книгу, полную заковыристых текстов и непонятных схем. Родовой гримуар Проклятых, который передавался из поколения в поколение. Очередная хозяйка со временем дополняла его новыми знаниями. Получив такой своеобразный подарок, я сначала расстроилась, но потом тетя начала мое обучение, и от новых знаний меня было не оторвать.

Каждый вечер мы с тетей уходили в горы. К огромной пещере с небольшим озером, находящейся высоко в горах, вело несколько тайных ходов, существенно сокращающих путь. Один из них начинался у самого нашего дома. Именно в этой пещере и обосновалась жрица культа Проклятых, проводя редкие обряды. Я не могла понять, почему Бажена не пользуется той силой, что была ей доступна, если верить гримуару, а только изучает новые заклинания и обряды и, соотнеся их с магией Проклятых, заносит в родовую книгу. Мне казалось, что уж я-то найду, как наилучшим способом использовать могущество.

За изучением книги и приготовлением зелий время пролетало незаметно. Сменяли друг друга сезоны, наш городок разросся, нередко привлекая одаренных магов, а кто-то, наоборот, срывался с насиженных мест и отправлялся странствовать. Жизнь текла своим чередом, меняя не только окружающий мир, но и меня. За семь лет я научилась многому, развив и свой целительский дар, чем снискала славу далеко за пределами нашей долины. К нам приезжали издалека, чтобы получить мою помощь. Я лечила болезни, от которых отмахивались другие маги. И не заметила, как начала упиваться своей властью над смертью, даже не задумываясь, какую цену должна буду заплатить…

В один из жарких летних дней мы с подругами отправились на озеро, но не учли, что начался сезон выбора невест. Не успели насладиться теплой водицей, как парни устроили на нас «охоту». Сколько было визга, смеха, криков. Мы убегали, они догоняли, мы прятались, они находили. За учебой я не заметила, как превратилась из нескладного ребенка в молодую привлекательную девушку. А сын местного купца заметил и повязал мне венчальную ленту.

Мой суженый был замечательным молодым мужчиной. Он часто бывал в других городах и из каждого путешествия привозил мне новую книгу. Иногда по магии, иногда по истории, легенды или сказания – значения не имело. Я была рада, что судьба свела меня именно с ним. Он уважал мое желание учиться и учился сам, у нас были общие увлечения, но главное – только рядом с ним мое сердце замирало от сладкого предвкушения или билось часто-часто в преддверии поцелуя. Мы были помолвлены полгода, после чего я с легким сердцем согласилась на свадьбу. Редкое явление, ведь обычно девушки испытывали своих женихов не меньше двенадцати месяцев. Я же не видела смысла тянуть.

Таинство первой ночи мы провели в той самой пещере, где прежде я рассказала суженому, чему обучала меня тетя. Опасалась, что он может отвернуться, и предпочитала узнать об этом до свадьбы. На мое счастье, опасения не подтвердились. Даньяр спокойно принял мою тайну, попросив только, чтобы я берегла силы и была осторожна.

Мой Даньяр оказался лучшим мужем на свете, подарившим мне множество счастливых минут. За год, что мы прожили вместе, не было ни одной ссоры, ни одной слезинки. Он окружил меня любовью и заботой, и я отвечала ему тем же. А затем я узнала, что под сердцем бьется новая жизнь…

Это такое невероятное счастье: любимый муж, желанное дитя и дело по душе. Что может быть лучше? Я больше не грезила могуществом, не завидовала способностям подруг, я стала спокойнее относиться к своим успехам в целительстве… У меня было все, о чем только можно мечтать.

Было…

Я до сих пор помню, как шла к тете, чтобы рассказать о своем маленьком счастье. В воздухе витало множество ароматов, но я не могу стереть из памяти только приторный запах дикой розы, оплетающей забор дома. Разве могла я ждать беды от того теплого солнечного дня?

Услышав о моей радости, Бажена крепко обняла, а затем, отступив на пару шагов, утерла слезы. Я не удивилась, у самой глаза были на мокром месте от переполняющего счастья. Возможно, поэтому я поздно заметила, что в глазах близкого человека поселилась тоска. Но я и подумать не могла, что готовит мне судьба. Я забросила занятия с тетей, целительство и даже гримуар, сосредоточившись на предстоящем материнстве. Я жила в собственном мире. Мире, которому в скором времени суждено было исчезнуть.

В первый день зимы, когда солнце уже село за горы, Бажена прислала за мной соседского мальчишку с просьбой срочно прийти. Испугавшись, что что-то случилось с ее маленьким сыном, я поспешила, не оставив даже записки для мужа. С удивлением обнаружив пустой дом, я взволнованно осмотрела все комнаты, а затем побежала по подземному ходу, твердо зная, что найду Бажену в нашей пещере.

Так и вышло. Тетя была там, сидела у костра и медленно помешивала в котле ароматное варево. От витавшего вокруг запаха у меня закружилась голова.

– Тетя Бажена, что случилось? Соседский мальчишка сказал поспешить, а ты тут… готовишь?

Подойдя ближе, я с любопытством заглянула в котел.

– Мой последний урок, – слабо улыбнулась тетя, даже не подняв на меня взгляд. – Зелье, которое подарит тебе невиданную силу. То, о чем ты так мечтала все эти годы.

Она была права, я действительно хотела стать сильной – даже всемогущей, чтобы потешить собственное самолюбие и тщеславие. Но все это было до встречи с Даньяром. До того, как я узнала вкус настоящего счастья и любви.

– Тетя… Я больше не хочу этого. Мне хватает того, что есть. И за все это мне стоит благодарить тебя.

– Поверь, не стоит, – покачала головой тетя наконец, посмотрев на меня.

В вишневых глазах стояли слезы, которые мгновенно растревожили сердце. Бажена заменила мне родителей, она и ее маленький сын были единственными близкими людьми, пока я не вышла замуж. Я хотела ее обнять, но она отстранилась, взяла с полки кружку и, зачерпнув зелье, поставила на стол.

– Тетя, ты пугаешь меня…

От нехорошего предчувствия у меня закружилась голова, в ногах появилась слабость. Я взяла Бажену за руку и стала выспрашивать, в чем дело. Но она молчала, приобняла меня и стала раскачиваться из стороны в сторону. От удушливого запаха и крепких объятий черные точки заплясали перед глазами, я не поняла, как оказалась на земле. Всего несколько секунд – и тетя влила мне в рот полную кружку своего зелья, а затем… Мир рухнул.

Боль, охватившая тело, была невыносимой. Она проникала в каждую клеточку, выжигая ее. Я чувствовала, как меня заполняет темнота, что-то страшное, инородное. Я кричала на пределе возможностей, но не слышала себя. Захлебывалась собственными слезами и умоляла о помощи, но тщетно.

Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем все кончилось. В какой-то момент я открыла глаза и поняла, что стала другой. Моя магия изменилась, тьма поглотила свет. Медленно сев, я посмотрела на свои окровавленные руки, еще не осознавая, что это значит.

– Нет… – то ли крик, то ли вой сорвался с моих губ. – Нет! Нет! Нет!

Подол юбки был весь в крови, а живота не было.

– Тетя… – проревела я. – Мой ребенок… Где мой ребенок?

– Тише, Мира, тише… Все так, как должно быть. Ему уже не помочь.

– Нет! Нет! – снова закричала я, а затем закрыла лицо руками. – За что? За что ты так со мной?

– Так нужно было, моя девочка. Таков завершающий обряд культа для жриц Проклятых.

– Но я не хотела быть жрицей! Я не хотела этого!

– Хотела. Ты сама дала свое согласие.

– Неправда. – Я с трудом поднялась на ноги. – Я не этого просила! Не такой ценой.

– Именно такой, Мира. Лишь боль потери делает нас теми, кто мы есть. Делает нас Проклятыми.

– Не-е-ет! – завыла я, цепляясь за свой опустевший живот. – Не-е-ет!

– Успокойся, моя девочка. Все уже позади. Я тоже прошла через это. Поверь, со временем станет проще. У тебя еще будут дети…

Тетя попыталась меня обнять, но я не дала. Только не она, не та, кому я безоговорочно доверяла… Бажена отобрала самое дорогое, растоптав душу. Она разрушила мой мир, превратив его в сплошную тьму.

Не знаю, как так получилось. Возможно, новоприобретенная магия сделала меня сильнее, а может, боль и ненависть. Я оттолкнула Бажену, не желая ее прикосновений, стараясь отдалиться от нее. Отгородиться от этого чудовища, которое пряталось под маской любящей тети. Но вместо этого ударила так сильно, что она отлетела к противоположной стене.

Я почувствовала, как от удара оборвалась ее жизнь. Знала, что больше тетя не встанет – я убила ее. Но все равно с трудом дошла до нее и начала трясти. Пыталась привести в чувство, не обращая внимания на расползающееся кровавое пятно. Кричала, звала, била по щекам и плакала. Когда силы полностью оставили меня, я завалилась на бок и какое-то время лежала не шевелясь, бездумно уставившись в одну точку.

Не знаю, сколько бы еще времени я находилась в подобном оцепенении, если бы стены пещеры не содрогнулись. Это было похоже на землетрясение, но при этом я почувствовала, как содрогнулся магический фон. В одно мгновение порвались и искорежились потоки энергии. Кажется, я потеряла сознание, не выдержав всего случившегося. Но когда пришла в себя, пожалела, что не умерла в этой пещере.

С высоты хорошо просматривалась долина, где стоял наш город. Ночами я любовалась загадочным, вечно меняющимся рисунком, что образовывали огни в окнах домов. А днем наслаждалась сочной зеленью и цветущими садами. Но сейчас на деревьях не осталось ни одного листочка, все крыши были словно присыпаны пеплом, а сверху город накрывала странная пленка, дрожащая, будто летнее марево. Она переливалась радужными бликами в лучах восходящего солнца. Прижав руки к бешено стучащему сердцу, я поковыляла к подземным ходам. Тело болело, было невероятно тяжелым, но я упорно шла. Интуиция кричала об опасности и гнала вперед. В долине оставался любимый муж, я не могла потерять еще и его. Но, как бы я ни спешила, добраться мне было не суждено…

Неожиданно возникшая силовая стена перекрыла ход, не реагируя ни на заклинания, ни на новоприобретенную темную силу. Выбравшись на поверхность далеко от города, я раз за разом пыталась преодолеть барьер, но попытка пройти не увенчалась успехом. Все, что мне оставалось, это медленно брести вдоль непонятной стены, снова и снова пытаясь пробить ее. Пока меня не остановили.

Я не запомнила, кто это был, какие-то маги. Силы окончательно покинули меня, и я стала заваливаться, пока чьи-то руки не подхватили и не отнесли в лагерь, где я вновь потеряла сознание, придя в себя лишь через несколько дней.

Так я лишилась дома. За одну ночь неизвестные твари уничтожили все наше поселение, а вскоре Зеленые Холмы были стерты с лица земли чужеродной магией, о которой на тот момент мы ничего не знали. А вместе с ними умер весь мой народ. Моя любовь и мое сердце.

Узнав все это, я попыталась покончить с собой, но не смогла. Магия тьмы, которая теперь стала моей сутью, не позволила. Все попытки оказались безрезультатны, постепенно вгоняя меня в бездну безумия. Несколько раз я вступала в бой с вырвавшимися из-за Грани монстрами, но всякий раз отделывалась магическим истощением да сломанными костями.

Знаешь, меня никто не пытался остановить. Новость о моем горе и силе быстро облетела округу. Воины сочувствовали, но не спешили отпускать, пользуясь вырывающейся тьмой в своих целях.

Не знаю, сколько бы это продолжалось, если бы у выстраиваемой границы не появился Кощей. Как я потом поняла, до него долетели слухи о последней выжившей жительнице Зеленых Холмов, и он захотел меня увидеть. Слава о силе и легкости, с которыми я уничтожала тварей Хаоса, неслась впереди меня. Я сразу узнала в нем мужчину, который несколько лет назад обращался ко мне за помощью, но тогда я сказала «нет». Теперь же он предложил сделку, от которой я не смогла отказаться.

Так на свет появилась Тенья, которая обменяла свои силу и знания на безразличие. Так появился верный слуга и помощник, который долгие годы поддерживал Кощея во всех его начинаниях. А Мирослава умерла, похоронив себя вместе с семьей…

* * *

Закончив рассказ, я еще некоторое время бездумно смотрела в окно, заново переживая события минувших дней. В груди было тяжело, но та боль, что снедала меня долгие годы, неожиданно утихла, оставляя после себя лишь горечь потери.

– Как так получилось? – тихо спросила я у царевича, прижимаясь к его плечу.

Я не заметила, как оказалась в плотном кольце его рук, но была очень благодарна. Его поддержка оказалась очень важна, особенно после того, как он узнал тайну моего прошлого.

– Что именно, душа моя?

– Как ты забрал мою боль, но при этом оставил чувства?

– Заклинанием. Самым обычным заклинанием блокировки, которое мог использовать и отец. Но вместо этого он предпочел полностью лишить тебя чувств.

– Не вини его, Кость. Я сама попросила об этом, получив взамен намного больше.

– Что именно? Годы рабства и испытаний?

– Опыт. – Я улыбнулась и подняла взгляд. – А еще знания, которых никогда не бывает много. И, я надеюсь, этот багаж поможет мне в Светлой империи.

– Мира…

– Кость, это необходимо. Я не хочу, чтобы в землях Хаоса снова открылась брешь. Не хочу, чтобы кто-то повторил мою судьбу и пережил все это. Я хочу помочь и хотя бы так искупить свою вину.

– Ты ни в чем не виновата!

– Еще как виновата. На моем счету множество поступков, которыми я не горжусь. О них я тоже расскажу, но позже. Я хочу, чтобы ты знал все.

– Я знаю, душа моя. Знаю и мне все равно. Я темный маг, один из сильнейших во всем Сказочном мире. И один из самых жестких, а такое звание не дается просто так.

– Мы стоим друг друга, – грустно улыбнулась я. – И знаешь, тебя могут называть как угодно, но это не отменит главного.

– Чего же?

– Скоро ты станешь самым могущественным царем нашего мира. Надо отдать приказ, чтобы слуги готовили Иглу к празднеству.

– Отпраздновать можно и потом. Сейчас на первом месте ты и твое путешествие. Я эту затею не одобряю.

– Знаю, но надеюсь, не откажешь в помощи.

– Ты знаешь, что тебе в помощи я никогда не откажу, но почему мне слышится подвох в твоих словах?

Я с трудом сдержала улыбку.

– Я хочу, чтобы ты стал царем. Двух дней вполне хватит, чтобы все подготовить. Я переживаю, что твой отец найдет в вашем договоре оставленную мною лазейку… Время его правления должно закончиться. Помимо этого торжества по случаю венчания на царство, соберут сильнейших магов нашего мира. Можно будет спросить совета, а где-то даже заручиться поддержкой. Насколько я помню, один из богатырей так и не вернулся в наши земли, а значит, он по-прежнему у светлых. Если мне удастся связаться с ним, то я буду не одна.

– Я думал об этом, но меня беспокоит князь Альтеры.

– Перед лицом общей опасности даже старый враг может стать другом. Китар умен и знает, когда стоит отодвинуть в сторону эмоции и включить голову.

– Если ты так считаешь, быть посему. Я распоряжусь о подготовке мероприятий, а также нашей помолвки.

– Что?

– Я не шутил, когда назвал тебя своей невестой. Ты отправишься в Светлую империю только после церемонии.

– Хочешь активировать защитную родовую магию, – вздохнула я, понимая, к чему ведет эта помолвка. – Вот только на скорую свадьбу даже не рассчитывай!

– Думаешь, поиски наследника затянутся?

– Не без этого. Но вообще это был намек, что я барышня приличная, чтущая традиции предков, так что выйду за тебя не раньше чем через год!

– Насколько я помню, однажды ты уже нарушала эти «традиции». Так что я очень постараюсь, чтобы это случилось вновь.

– Буду ждать твоих стараний с нетерпением. – Я почувствовала, как от нашей пикировки у меня не только поднимается настроение, но и на душе становится так легко, как уже давно не было.

– Я не ослышался? – удивленно спросил царевич, осторожно касаясь моего лица.

– Не ослышался. – Я чувствовала, как полыхает лицо, однако взгляд не отвела. – Признаюсь, в самом начале наших поисков я хотела уйти от тебя, чтобы не делать больно обоим. Но затем что-то неуловимо изменилось. Я осознала, что не хочу тебя никому уступать. Наверное, стоит сказать спасибо твоему упрямству.

– Это не упрямство, душа моя. Это любовь. Мне неважно, какой магией ты владеешь. Меня не волнует твое прошлое и грехи, за которые ты сама себя уже осудила. Главное, чтобы ты была рядом. Всегда, во всех мирах и даже за Гранью.

– Надоем ведь, – хмыкнула я, обнимая царевича.

– Для этого тебе придется очень постараться, – улыбнулся мой личный тиран, а затем поцеловал, стирая из головы все глупости.


В последующие дни, как и обещал Константин, все царство готовилось к смене власти. Большого удивления или недовольства это не вызвало. В кругу особо приближенных даже, наоборот, вырвался вздох облегчения, что наконец-то царевич займет трон на законных основаниях. Кощей-младший давно и прочно завоевал уважение и преданность народа.

Новость о нашей помолвке я попросила пока не озвучивать. Светлая империя вполне могла оставить в Закатных землях и царстве Кощеевом свои глаза и уши, а мне огласка была ни к чему. Для надежности я даже попросила Костю помочь с мороком, который скрыл бы не только изменения в моей внешности, но и силу.

В день восхождения нового царя на престол по всему государству гремел праздник, на котором чествовали теперь уже законного правителя. Но главные торжества проходили в Игле, куда прибывали особые гости. Аура могущества и силы не просто витала в воздухе, казалось, что он искрил от напряжения, превращая Иглу из обычной башни в магический символ власти Кощеевой.

Главы царств и княжеств Закатных земель, властители севера и юга, лучшие воины и сильнейшие из магов Сказочного мира собрались, чтобы засвидетельствовать свое почтение новому владыке. Всех их сопровождали в тронный зал, где вскоре должно было начаться главное действо. От осознания того, что мой избранник скоро станет царем, одним из могущественных правителей Сказочного мира, меня охватила нервная дрожь. Чувствовать волнение и трепет, переживать столь яркие эмоции – сейчас все это было для меня будто в диковинку. За долгие годы я позабыла, насколько прекрасными бывают переживания, и наслаждалась каждой прожитой секундой, впитывая в себя новые ощущения.

Бросив последний взгляд на горизонт, который уходящее солнце расчертило сиреневыми полосами, я спустилась в зал и встала справа от трона среди царских советников. Оглядевшись, с удовольствием отметила, что все знатные представители Сказочного мира были здесь. Когда взгляд скользнул по бывшим наставницам, сердце на мгновение сжалось в груди, воскрешая в памяти давно минувшие дни. Время, когда я вместе с другими Ёжками обучалась в Школе Сказок, наставляя девочек и помогая по мере сил. Всем, кроме Яники, которую пришлось предать по приказу хозяина. Бывшего хозяина, легкого на помине.

В гробовой тишине, воцарившейся при его появлении, Кощей-старший медленно прошел по живому коридору, одаривая собравшихся победными улыбками. Он явно наслаждался произведенным эффектом и, не стесняясь, демонстрировал обновленное тело. Приблизившись к трону, Кощей по-хозяйски устроился в нем, закинув ногу на ногу. Над залом тут же поднялся гул голосов, но он быстро пошел на убыль в ожидании появления последнего действующего лица.

Виновник торжества ворвался стремительно, на ходу приветствуя гостей. Он приблизился к трону, замер на мгновение, а после встал на одно колено, склоняя голову перед отцом и царем. В звенящем молчании Кощей-старший поднялся с кресла и снял со своей головы корону. Спустившись на три ступеньки, он встал напротив сына и заговорил:

– Константин, сын Тьмы и Ночи, клянешься ли ты служить своему народу и оберегать силу рода до последнего вздоха?

– Клянусь.

– Клянешься ли ты защищать свое царство даже ценой собственной жизни?

– Клянусь.

– Клянешься ли ты передать корону наследнику, когда наступит его время? – Последние слова клятвы прозвучали немного ехидно, но, пожалуй, это заметила только я.

– Клянусь.

– Нерушима будет твоя клятва и непобедима сила, пока процветает царство Кощеево и в мире живет его народ! Поднимись, Константин, сын Тьмы и Ночи. Отныне ты – царь Кощей, правитель земель предков и их защитник!

Как только корона оказалась на голове Кости, зал взорвался криками ликования и возгласами поздравлений.

Свершилось! После стольких лет правления в тени отца Константин наконец-то взошел на трон, который заслужил не только по праву рождения, но и упорным трудом, вложенным в благополучие царства.

Отец и сын поменялись местами. Новый царь Кощей взошел на трон, а его предшественник отступил и незаметно растворился среди гостей, которые выстроились в очередь, чтобы поздравить нового владыку и преподнести ему подарки в знак уважения и поддержки. Первыми, как и ожидалось, были Иван-сорок-девятый с сыном, а за ними князья Закатных земель. После того как с уст последнего приглашенного сорвались слова поздравления, всех сопроводили в обеденный зал, где слуги уже накрыли столы.

Пир стоял горой в лучших традициях Сказочного мира. Каждый присутствующий счел себя обязанным поднять тост за царя Кощея, поэтому медовуха и пиво текли рекой. Веселье набирало градусы, а общение – обороты. В атмосфере всеобщего праздника обычные гости и не заметили, как сильнейшие мира сего стали потихоньку исчезать, вместе с особо приближенными скрываясь за дверями зала Советов. Проводив взглядом последнего участника собрания, я кивнула следившему за мной Косте и направилась к потайному ходу, ожидая царя там.

– Ты как? – первым делом спросил он, когда створка с тихим шорохом задвинулась.

– Нервничаю, – призналась я, прижимаясь к надежной груди.

– Не переживай, все будет хорошо.

– Очень надеюсь на это. Не хотелось бы начинать путь со ссоры.

– Ссор не будет. Надеюсь, Совету хватит благоразумия не конфликтовать с будущей царицей.

– Кость, может, отложим помолвку? Ты ведь понимаешь, что я могу не вернуться…

– Даже не смей думать об этом, – обнимая, произнес Константин, – иначе останешься в тереме, и пусть весь мир скатывается в Хаос!

– Спасибо за поддержку. – У меня вырвался нервный смешок. – Пойдем? Не будем заставлять гостей ждать.

– Идем, – кивнул Кощей, крепко сжимая мою руку.

Стоило войти в комнату, как взгляды присутствующих скрестились на нас, и постепенно на лице каждого отражалось недоумение и удивление. Мы стояли с молчаливым почтением к гостям, давая им возможность осознать ситуацию. За долгие годы я действительно научилась многому, и в том числе держать лицо в любых обстоятельствах, что при дворе было особенно полезным навыком.

– Царь Кощей? – первым нарушил тишину Игнат Коршунов, верховный колдун царя Ивана.

– Еще раз приветствую вас, дорогие гости! – Константин окинул присутствующих цепким взглядом. – Я благодарю вас за поздравления, а особенно за то, что вы согласились приехать и подтвердить наши добрососедские отношения и сохранение текущих договоренностей. Эта поддержка очень важна для меня, особенно в столь знаменательный день.

– Правильно ли мы догадываемся, что он знаменателен для тебя не только вступлением на трон? – спросила Сияющая, одна из принцесс Севера.

Константин сделал шаг в сторону, и я оказалась в центре внимания.

– Позвольте представить вам мою невесту…

– Она? – неприязненно выплюнул Китар телл Нарго, поднимаясь из-за стола. – Та, что предала своих сестер и обрекла одну из них на смерть? Та, что была в сговоре со светлыми? Тень твоего отца…

– Больше нет, – раздался насмешливый голос от потайной двери, заставляя всех обернуться. – К сожалению, по своей глупости я потерял столь ценную помощницу, но рад, что она не ушла из семьи.

Кощей-старший стоял в самом углу, прислонившись к стене, и картинно отрезал от сочного яблока небольшие кусочки. А рядом с ним столь же насмешливым взглядом гостей осматривал князь Гвидон. Вот уж кого я не ожидала увидеть не только на празднике, но и на совете.

– Пообщались? – хмыкнул Костя, снова привлекая к себе внимание. – Тогда я продолжу. Прошу познакомиться, это Мирослава, моя невеста, будущая царица царства Кощеева…

– И моя названая дочь, – прозвучал громовой голос Гвидона, от которого вздрогнули многие присутствующие. – Сынок, будь добр, сними уже с девочки этот отвратительный морок.

Мгновение, и колдовство распалось, являя миру красный нарядный сарафан на белой рубахе, медные волосы, заплетенные в сложные косы, мягкий вишневый взор, неуловимо изменившиеся черты лица, а главное – силу светлого мага. Если кто-то из членов совета и задавался вопросом, как сильнейший светлый мог назвать дочерью темную, то теперь таких не осталось.

– Немыслимо, – раздался чей-то шепот.

– Но как это возможно? – подала голос Ягиня Костеяловна. – Я отчетливо чувствую магию Яг, которая все еще течет в ее теле. Но чтобы такое – и в светлой девочке?

– Позвольте, я объясню, – снова взял слово Гвидон, а затем приблизился к нам и встал по левую руку. – Дело в том, что с некоторых пор эта девочка получила особое благословление. Но любой подарок нужно заслужить. На долю Мирославы выпало нелегкое бремя спасения этого мира, как бы громко это ни звучало. И я очень надеюсь на вашу помощь.

– Что значит – спасение? – нахмурился Мстислав Коршунов, ректор знаменитой академии Темных Боевых Искусств. – Мы ведь разобрались с землями Хаоса и закрыли проход.

– Всего один проход из множества, которые скоро начнут открываться, – вздохнула я, привлекая к себе внимание. – Смутная война, магические битвы, грозы, нарушающие нормальное течение энергии, – все они оставили раны не только на «теле», но и на «душе» нашего мира, если можно так сказать. Эти раны разрастаются, позволяя чужеземной заразе проникать внутрь. Земли Хаоса были первым очагом заражения, с которым мы боролись долгие двадцать лет. Цена за избавление от него была невероятно высока, – глядя на Владыку сидхаев, произнесла я.

Сидхаи были древнейшей расой, наделенной особой магией. В разгар Смутной войны, когда произошел первый прорыв из мира Хаоса, именно Великий Владыка собрал все бреши в одну и огородил опасное место защитным пологом, создав Границу. К сожалению, твари продолжали наступать, и тогда Владыка повел своих воинов за наведенную пелену, чтобы там, на землях Хаоса, сразиться с тварями и их хозяевами – Кукловодами.

Долгое время о них ходили легенды, пока некоторое время назад Граница не пала, являя миру не только живых воинов, но и величественный город. Благодаря совместным усилиям сильнейших магов наш мир сумел избавиться от чужеродного паразита, но это была лишь первая вспышка заразы в череде новых.

– А теперь посудите сами, что будет, если откроются новые бреши? Кто на этот раз пожертвует своей жизнью, чтобы закрыть прорывы и защитить мир?

– Что ты предлагаешь? – спросила принцесса Севера.

– Мне подсказали… – поймав в обращенных на меня взглядах вопрос, уточнила: – Сейчас не время обсуждать кто, но поводов сомневаться в совете нет. Так вот, мне подсказали, как можно решить проблему целиком и восстановить энергетическую структуру мира. Но для этого нам необходимо объединиться с магами Светлой империи.

После этих слов в комнате поднялся шум. Маги заговорили одновременно, раз за разом повторяя то, что мне и так было известно – от светлых помощи ждать не стоит.

– Не стоит, – не стала спорить я. – Точно не от тех, кто сейчас у власти.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Нужно восстановить истинное престолонаследие в империи.

– Тогда мы точно обречены, – покачала головой Янат Бубуковна – одна из наставниц-Ёжек, которая обладала даром Прядильщицы. – С тех пор как род Варишей оборвался, я не смогла отыскать на полотне судьбы ни единой ниточки, дающей надежду на продолжение рода.

– Потому что она скрыта. Скрыта ото всех, чтобы дать нам шанс на спасение. Светлые в своей жажде уничтожить темных магов пошли на сделку с неведомыми нам силами. Коварными и алчными, которые желают заполучить нашу землю и ее население. В качестве кого мы им нужны – не мне вам рассказывать. И если мы не отыщем наследника, замысел завоевателей непременно удастся.

– Но что он сможет сделать? Небось ребенок же совсем еще…

– Не знаю, но верю тому, кто указал этот путь спасения…

Тут я не выдержала и бросила взгляд на Гвидона, ища поддержки. Все же очень сложно убеждать в чем-то могущественных и сильнейших представителей соседних держав, в то время когда не можешь сказать всей правды, а главное – рассказать про колодец жизни.

– Что требуется от нас? – спросил Игнат Яромирович, сверкая темными глазами.

– В Светлых землях у вас есть шпионы… Пока я буду искать наследника, их помощь мне не повредит. Вам же следует начать приготовления к грядущей войне, но делать это очень осторожно, чтобы светлые ни о чем не прознали. Есть время найти забытые артефакты, поискать подсказки и помощь в древних летописях. Нам пригодится все.

– Откуда нам знать, что ты не лжешь? – спросил один из старых магов, входящих в Совет.

– Пожалуй, ниоткуда, – пожала плечами я, – вы можете только прислушаться к своему сердцу. С вашей помощью или без, я все равно отправлюсь в Светлую империю, поскольку должна отыскать истинного правителя. Другое дело, сколько времени это займет. Ценного времени.

Замолчав, я обвела взглядом всех присутствующих, пытаясь уловить их мысли и намерения. Кто-то был настроен скептически, не веря рассказам той, что так внезапно изменилась. Другие настороженно сомневались, пытаясь не прогадать. Но были и те, кто поверил и собирался помочь. Среди них оказались наставницы, и осознание этого грело сердце, помогая смириться с грядущими трудностями.

– Мы обсудим этот вопрос завтра, – наконец произнес Владыка Сид-Ахая, – а сегодня мы собрались для иного дела. От всего своего народа поздравляю вас с помолвкой!

– Спасибо, Владыка, но пока еще рано, – загадочно улыбнулся Константин, а затем повернулся ко мне, выуживая из кармана золотую ленту. – Мирослава, рожденная Навье-Ло и последняя из рода Навье, этой лентой я связываю наши с тобой судьбы. Принимаешь ли ты меня?

Церемонные слова из далекого прошлого на мгновение заставили пошатнуться, отчего-то вызывая слезы на глазах. Это была не просто помолвка, это было предложение по обычаям моего народа, которые казались забытыми. Но он нашел их и сделал самый замечательный подарок, о котором я только могла мечтать.

– Я, Мирослава Навье-Ло и последняя из рода Навье, принимаю тебя, Константин, царь Кощеев, и даю обещание связать свою судьбу с твоей.

С этими словами я протянула Косте руку, на которую он тут же повязал венчальную ленту. Ярко засветившись, она на мгновение нагрелась, обжигая запястье, а затем расплавленным золотом впиталась в кожу, оставляя на ней узоры.

Новый царь Кощей притянул меня, касаясь губ нежным поцелуем, а затем нехотя отстранился и прошептал:

– А вот теперь нас можно поздравлять…

Глава 11

– Надеюсь, нам недолго осталось идти, – остановившись на очередной привал, пробормотала я и осмотрелась. – И кто так охраняет границу?

– По сути, это мы охраняем границу от них. Светлые уверены в своей безопасности.

– Или просто отлынивают от службы, – хмыкнула я.

С самого утра, как мы преодолели разделяющую Светлые и Темные земли границу, нам не повстречался ни один маг, ни один патруль не прошел мимо. Это невероятно удивляло и настораживало. Первый час пребывания в стане врага мы двигались медленно, опасаясь, что стражи сидят в засаде и наблюдают, прежде чем схватить незваных гостей. Однако солнце неспешно поднималось ввысь, мы все глубже проникали на территорию империи, а нас никто не останавливал. Я спокойно пила квас, отдыхая на мягкой траве, и слушала птичьи трели, незаметно погружаясь в воспоминания.

Как и обещал Владыка Сид-Ахай, на следующий день после нашей с Константином помолвки был собран Большой Совет, на котором присутствовали все, кроме разве что Кощея-старшего (его больше не интересовали проблемы этого мира) да князя Китара, сославшегося на неотложные дела и оставившего вместо себя брата. После долгих разговоров и споров сильные мира сего решили все-таки оказать посильную помощь. Мне выдали имена тех, кто способен помочь на той стороне либо советом, либо прикрытием, а то и кровом. На сборы в дорогу, а также проработку легенды ушло чуть больше недели. Я невероятно устала, не столько физически, сколько морально. Константин, видя мое состояние, не оставлял попыток отговорить от затеи, обещая придумать другой способ найти наследника. Но тут я решила довериться душе Источника, которая дала понять, что поиски необходимо начать у истоков.

После стольких разговоров, я даже не сразу поверила, что действительно пробралась на территорию империи. Деревья как деревья – лес Забвения чем-то напоминают, птички тоже по-нашему поют. Шарика – верного сторожа Ядвиги Еловны – для пущей схожести не хватало…

С этой мыслью я перевела взгляд на Богдана, жующего пирожок. Парень поперхнулся, а откашлявшись, поспешил свернуть привал. Забавный мальчик, я даже рада, что жених именно его выбрал мне в напарники – хоть с одним из учеников доведу практику до конца.

Для меня стало неожиданностью, что Богдан скрывал задатки светлого мага. Правда всплыла на Буяне, когда Богдан, отбиваясь от волкодлаков, применил одно из заклинаний света. Тогда Костя смолчал и не подал вида, что в курсе способностей моего ученика. Зато воспользовался знанием, когда мне понадобилась помощь.

Вздохнув, я сделала еще глоток из фляги, поправила наплечную сумку, и мы продолжили путь. Климат здесь был намного теплее, и кругом уже царило полноправное лето. Неподалеку журчала река, легкий ветерок напевал игривую песню. День был чудесным, но предстоящая встреча не давала расслабиться, заставляя за каждым кустом ожидать врага.

Уже под вечер мы наконец-то заметили палаточный лагерь. Сосредоточившись на легенде, я повела спутника в пасть чуда-юда, на ходу оценивая обстановку. Редкие воины, находящиеся в поле зрения, были поглощены своими заботами, поэтому заметили нас, только когда мы переступили охранный контур. Сорвавшись со своих мест, они быстро окружили нас и недобро рассматривали, уделив повышенное внимание сумкам.

– Вы кто такие?

Судя по всему, в нашу сторону направлялся командир этого отряда. Строгий взгляд, в руке энергетический шар, скорее всего, с парализующими свойствами. Богдан молча постарался прикрыть меня спиной, чуть не испортив мне задачу. Пришлось вцепиться пальцами в его рукав, обводя испуганными глазами мужчин, а затем я уронила на землю сумку, села на нее и расплакалась. Этого хватило, чтобы уже через несколько минут нас усадили перед костром с кружкой ароматного отвара. Несколько человек расселись рядом, а остальные разошлись по постам.

– Вы как сюда попали? – осторожно спросил старший, сев напротив.

– С земель темных, – ответила я, а затем жалостливо протянула. – Не отдавайте нас им, пожа-а-алуйста-а!

Богдан успокаивающе поглаживал меня по спине и шептал успокаивающие слова.

– Не отдадим, не волнуйся! Как вы там вообще оказались?

– Нас держал в плену один из темных колдунов, от которого мы еле-еле сбежали. Если вы нас выставите обратно, он непременно найдет и запрет нас в своем замке! Не отдавайте на-а-ас!

– Тише, девонька, тише. Все будет хорошо. Раз вы местные, у вас же и родственники, наверно, есть?

– У нас брат был… Но я не знаю, что с ним с тех пор стало… – Я всхлипнула и только собралась разразиться очередным рыданием, как Богдан шустро приблизил кружку к моим губам.

– Назови нам его имя, мы попробуем его найти и как-то связаться.

– Его зовут Янар ли Ра, он маг огня.

– Найдем, – пообещал старший, а затем велел своим людям проводить меня с Богданом в палатку для отдыха.

Скрывшись за тканевыми стенами, я некоторое время прислушивалась к разговорам воинов, а затем попросила ученика покараулить. Сама легла на койку и, прикрыв глаза, сжала в руке медальон. Не прошло и пары секунд, как он нагрелся, а затем потянул мой дух далеко отсюда: за горы, за леса, туда, где остался мой любимый.

– Мира? – взволнованно спросил Кощей, подавшись вперед.

– Все хорошо, – улыбнулась я, бесплотной тенью паря перед теми, кто остался погостить в царстве, чтобы помочь Константину направлять мои действия. – Мы добрались до светлых и назвали имя мага, как договаривались. Скоро они с ним свяжутся. Надеюсь, его успели предупредить и нас не ждут неприятности…

– Не беспокойся, – усмехнулся верховый колдун, – с ним проблем не будет.

– Ты уверена, что местные вам поверили? – вступил в беседу Мстислав Коршунов.

– Думаю, да. Все прошло, как и оговаривали. Теперь осталось ждать.

– Умница, – улыбнулась Ядвига Еловна. – Главное добраться до столицы, а там вам помогут.

– Доберемся, – пообещала я и посмотрела на Костю, который все это время не отрывал глаз от моей тени. – Не переживай, все будет хорошо.

– Знаю, – кивнул жених и тепло улыбнулся, – однако помни, если что-то пойдет не так, вы всегда можете переместиться.

– Помню, если что-то пойдет не так, ты достанешь меня и с того света, – засмеялась я, а затем прислушалась к себе, вернее, к ощущениям тела, которое осталось в палатке. – Простите, мне пора. Выйду на связь, как смогу.

Быстро попрощавшись, я вернулась обратно в себя и медленно открыла глаза, сонно промаргиваясь. Надо мной склонился Богдан, аккуратно тряся за плечо.

– Что-то случилось? – хрипло спросила я.

– Ты уснула, а за нами пришли, – ответил он громко и выпрямился. – Идем.

Кивнув, я схватила свою сумку и поспешила за новоявленным братом. В центре поляны уже толпились вояки, с нескрываемым любопытством поглядывая на одного из Жрецов культа Света, красная мантия которого особенно ярко выделялась в этом сером палаточном лагере. Увидев мага, я на мгновение замерла. Нерешительно переминаясь с ноги на ногу, я издалека пыталась поймать взгляд голубых глаз. Костя предупреждал, что мой союзник будет не совсем обыкновенным светлым, но чтобы один из фанатиков…

– Сестра! – патетично воскликнул он и протянул ко мне руки.

– Братик! – не осталась я в долгу и, уронив сумку на землю, радостно бросилась в его объятия. – Наконец-то мы встретились!

Я повисла у «родственника» на шее, пустив скупую трогательную слезу.

– Ты не представляешь, как я был рад получить о вас вести!

Мне показалось, что слова сочились изрядной долей сарказма.

– Столько месяцев бесплодных поисков, и вот мне сообщают, что вы здесь…

– Янар, забери нас скорее домой! Пожалуйста! Мы так устали и так соскучились.

Аккуратно поставив на землю, Янар меня приобнял, поприветствовав Богдана.

– А измучились-то как! Мы сейчас же отправляемся, – кивнул огненный маг, а затем обратился к остальным: – Благодарю всех за оказанную помощь! Братство не забудет эту услугу!

Снова в сказанном послышался сарказм напополам с издевкой, что, впрочем, было недалеко от истины. Братство действительно не забудет, уж я постараюсь и сделаю все возможное!

Как только с расшаркиваниями было покончено, Янар активировал портал и переместил нас… Ну, я так полагаю, что к себе домой.

– Как самочувствие? – поинтересовался «братик», проходя в соседнее помещение.

– Все хорошо, спасибо.

Я внимательно рассматривала этого фанатика, Жреца культа Чистого Света, неожиданно ставшего нашим помощником.

– Ой, вот только не надо так смотреть. Как будто вы не знали, с кем будете жить.

– Честно говоря, не знали. Совет, конечно, обещал сюрприз, но я не думала, что он будет такой.

– Рад, что смог удивить, – хмыкнул Янар и повел нас на кухню.

Усадив меня с Богданом за стол, он начал расставлять тарелки с сырной и мясной нарезкой, пирожные, чашки и последним водрузил какой-то дымящийся напиток в кувшине.

– Ну, друзья, давайте знакомиться. А затем я с удовольствием послушаю, за каким харрашем вы приперлись в империю!

– Меня зовут Мирослава. Официально мне двадцать три, светлая целительница. А это Богдан, наш младший брат.

– Вообще-то для тебя старший, – хмыкнул ученик, соорудив себе внушительный бутерброд. – Мне двадцать шесть, так что в данном случае вы у нас младшая сестренка.

– Тогда не стоит обращаться к ней на вы, чтобы не вызывать вопросов. Значит, вы мои утерянные родственнички, которых я так долго искал, что успел позабыть об этом, – усмехнулся Янар, откидываясь на спинку стула. – Итак, теперь я жажду подробностей по делу.

– Дело у нас весьма важное и непростое – найти истинного наследника Светлой империи. Это нужно для объединения темных и светлых магов и предотвращения разрушения нашего мира. Если мы не объединимся, то прорывы из Хаоса будут появляться все чаще, постепенно разъедая и уничтожая наши территории.

– Масштабненько, но весьма расплывчато. У вас есть четкий план на ближайшее время?

– Для начала осмотреться. Таким образом мы сможем выяснить, следят ли за нами…

– А за вами в любом случае следят, – перебил меня маг. – Все пришедшие из Закатных земель находятся под контролем короны.

– Тогда тем более стоит погулять, примелькаться, чтобы продемонстрировать нашу любовь и восхищение исторической родиной. А заодно посетим местные достопримечательности… галереи какие-нибудь.

Поймав удивленный взгляд Янара, я усмехнулась.

– Понимаешь, братик, у нас ведь совсем никаких зацепок, мы даже имени не знаем, не то что приметы какие-нибудь. А ты просишь четкий план! Поэтому первым делом надо найти хоть что-то, связанное с младшим сыном последнего императора Вариша. На то, что сохранилось что-то из вещей, я, конечно, не рассчитываю, но должны же были остаться какие-то портреты… гравюры… в родословных книгах или картинных галереях. Если б можно было пробраться в архив, я бы и там порылась. Нам пригодится все, что касается прежней императорской семьи.

– Ладно, пока и это сойдет за план. Я набросаю перечень мест, которые вы сможете посетить вдвоем, не вызывая подозрений, а вот в городской архив мы наведаемся с тобой вместе, пока средненький посидит дома.

– Я не отпущу ее одну! – упрямо качнул головой Богдан.

– Похвальное рвение, но абсолютно неуместное. Во-первых, рядом со мной ей ничего не грозит. Если ты не в курсе, к Жрецам Света на этих землях особое отношение.

– Хорошее? – насмешливо уточнил ученик.

– Боязливое. Нас боятся, так что лезть не посмеют, хоть и недолюбливают. Плюс будет странно, если в архив пойдет молодой парень. У нас несколько иные, нежели в темных землях, нравы.

– То есть?

– Тебе бы я посоветовал прогуляться в бар и схожие с ним заведения. Не хочешь привлекать к себе лишнее внимание, мимикрируй под окружающих.

– Значит, если с Мирославой пойду я, это вызовет вопросы, а если ты…

– Все решат, что я помогаю младшенькой восполнить пробелы в знаниях. А тебе они неинтересны, потому что ты недалекий оболтус, вернувшийся домой просто за компанию. Не стоит демонстрировать свои ум и силу. Если вдруг что-то пойдет не так, для светлых ты станешь неприятным сюрпризом. Ну и ко всему прочему, Мирославу не пустят в архив без меня.

– Почему?

– Потому что в такие места абы кого не пускают. Да и любой интерес к прежней императорской семье вызовет ненужные вопросы. А я ее подстрахую и помогу избежать подозрений.

– Спасибо. Как думаешь, сколько потребуется времени, чтобы наблюдатели ослабили контроль?

– Думаю, недели хватит. А возможно, уже через пару дней о вас забудут. Все же родство со Жрецом Света дает свои бонусы.

– Это самое большое заблуждение светлых, – вздохнула я, качая головой. – Откуда такая вера в братство Света?

– Поверь, Жрецы умеют убеждать.

– А как так вышло, что ты оказался по ту сторону?

– Думаю, мы еще слишком мало знакомы, чтобы обсуждать такие темы.

– Как скажешь, – пожала я плечами, уважая чужие тайны.

Поговорив еще некоторое время на отвлеченные темы, Янар проводил нас в выделенные комнаты. Распрощавшись с мальчиками и поблагодарив за помощь, я принялась раскладывать свои немногочисленные вещи. Завтра придется отправиться на изучение столицы, а заодно по магазинам. Будем знакомиться с тобой, Светлая империя!

Немного отдохнув, я решила пройтись по дому и изучить обстановку, которая весьма ощутимо отличалась от привычной. Светлые были весьма посредственными магами, лишь иногда у них рождались одаренные таланты. Именно поэтому местное население отдавало должное науке, которая помогала облегчить жизнь и сделать ее более комфортной. Удобства дома я оценила сразу, впечатлившись изобретательностью светлых и их любовью к роскоши.

На следующий день, как и планировала, отправилась в магазин за покупками. Мальчики, узнав о моих планах, вначале немного повздыхали, но затем вызвались сопровождать. В компании я, если честно, не нуждалась, но отказываться не стала.

Торговый дом, к которому привез нас Янар, поразил воображение еще издалека. Он представлял собой семиэтажное здание, у которого вместо окон были большие экраны, транслирующие рекламу. Я тут же вспомнила, что при проведении Ёжкиных игр мы смотрели соревнования на чем-то похожем. Проводя экскурс по зданию, маг добрался и до круглой крыши. На ней был разбит сад с диковинными растениями и цветами, а прямо на входе имелся бассейн, в котором плавали золотые дельфины. Я замерла на некоторое время, с любопытством рассматривая это чудо. Видя мой интерес, Янар начал пояснять:

– Несколько лет назад ученые пытались привить гены Золотой рыбки другим рыбам, таким образом надеясь воссоздать у них способности к магии. Как видишь, опыт провалился, зато подопытные приобрели весьма неординарный окрас и в настоящее время пользуются большим спросом у коллекционеров и ценителей диковинок.

– А откуда они взяли гены Золотой рыбки? – вычленила я для себя главное.

– Поверь, лучше тебе не знать, – покачал головой огненный, а затем продолжил мысль: – Ты сама светлая и знаешь, как сильна в нас жажда экспериментов. Порой она выливается вот в такие опыты, на пути к которым человечность становится неприятной помехой. Многие предпочитают отключать ее, замораживая свои чувства и довольствуясь холодным разумом.

– Мне это знакомо, – невесело улыбнулась я, вспоминая свои собственные давние опыты. – Но неужели их никто не контролирует? Ни разу не пытался помешать и освободить… подопытных.

– Пытались, Мирослава. Только никто не знает, где они теперь. Император поощряет ученых и делает все, чтобы они работали на благо империи. Оттого любая попытка поднять бунт карается очень жестоко.

– Даже не сомневаюсь в этом, иначе нас бы не прислали, – вздохнула я, продолжив осмотр.

Внутри здание было столь же впечатляющим, как и снаружи. В самом его центре с потолка падали сверкающие струи то ли воды, то ли энергии. Долетая до уровня первого этажа, они сталкивались с невидимым куполом и растекались радужными разводами.

Вдоль длинных коридоров стояли небольшие стеклянные деревья, на каждой веточке горели маленькие лампочки. Имелись удобные диванчики для отдыха, многочисленные тележки с мороженым и напитками, которые тоже были подсвечены… Складывалось ощущение, что светлые были помешаны на свете во всех его проявлениях, словно старались лишний раз подчеркнуть свое происхождение. Сначала мне было все интересно, я наслаждалась прогулкой, но уже через пару часов успела устать от яркой пестроты и мерцания.

– Хотите посидеть в кафе? – заметив мое состояние, неожиданно предложил Янар.

– Хотим, но если оно будет таким же… светлым, то я не выдержу.

– Не переживай, я знаю одно место, которое придется вам по вкусу. Заодно немного подкорректируем план.

– Вперед!

Добравшись до лестницы, мы спустились в подвальное помещение, которое и вправду радовало отсутствием ярких вывесок и сплошной подсветки. Здесь царил мягкий свет живого огня, танцующего в стеклянных светильниках на уровне колен. Потолок же был выполнен из зеркальной мозаики. Отражения огня перетекали снизу вверх и обратно, создавая уютный полумрак.

– Это заведение принадлежит болотным огонькам, которые в силу специфики своей магии не могут жить на землях темных, но и на поверхности у светлых им не очень комфортно. В связи с этим много лет назад конклав магов создал сеть подземных ходов, которые были отданы Полуночникам. Здесь можно встретить множество светлых существ, но не обольщайтесь цветом их силы. Сами знаете, как опасно может быть «добро».

– Не опасно ли вести такие разговоры в общественном месте, да еще и Жрецу Света? – спросил Богдан, подозрительно оглядываясь.

– Я позаботился о безопасности. Но к слову, Полуночники довольно прохладно относятся к своим собратьям, предпочитая сводить общение к деловому минимуму.

– И не скрывают своей позиции? – удивилась я. – Тогда странно, что император еще не уничтожил их.

– Они не представляют угрозы для правительства, но при этом полезны и приносят постоянный доход в казну. Сами посмотрите, сколько здесь народу.

Действительно, мы вышли к залу, который занимали столики с самыми разными представителями светлых. Они пили, ели и смеялись, явно наслаждаясь пребыванием под землей. Видимо, от политики нынешнего императора и его диктатуры многие порядком устали. Это место являлось для них островом свободы, где можно отдохнуть от проблем и хотя бы на время расслабиться.

Поманив нас за собой, Янар подошел к стене и открыл дверь, которую я поначалу даже не заметила. За ней располагалась небольшая комната, в центре которой стоял большой деревянный пенек, явно заменяющий стол, а вокруг него валялись ароматные охапки сена, заменяющие стулья. Удивленно приподняв брови, я прошла вперед и плюхнулась прямо в сено, с удовольствием вытягивая ноющие ноги. Аналог кресла тут же принял форму моего тела, позволяя устроиться с еще большим комфортом.

– Боги, как же хорошо!

– Рад, что ты оценила это место. Что будете заказывать?

– Я доверюсь твоему вкусу. Мне сейчас настолько хорошо, что все равно.

– А мне что-нибудь мясное, острое и побольше! – ответил Богдан, вызывая у меня улыбку.

Кивнув, Янар принялся пролистывать светящийся экран, делая заказ, а я продолжила осмотр. На стенах висели живые картины, одна из которых имитировала окно в лесную чащу, где бегали животные, а вторая – морской берег с пенными шапками волн. В качестве освещения служили все те же стеклянные светильники с заговоренным огнем, только теперь они располагались почти под потолком.

– Сейчас все принесут, – оповестил нас маг, а затем сложил руки перед собой в замок и опустил на них подбородок. – Ну, рассказывайте.

– Что?

– Почему в Империю отправили именно вас.

– Того, что мы светлые на стороне темных, недостаточно?

– Мирослава, на территории империи полно засланцев, любому из которых можно было поручить поиски наследника. Однако выбрали именно вас, и я хочу знать, что такого особенного в простой целительнице и… Кстати, Богдан, а ты кто?

– Ученик Обители Энастель. И предугадывая твой следующий вопрос – меня отправили за компанию, буквально выдернув с занятий. Я знаю не больше твоего.

– Значит, Мирослава, у тебя целых два слушателя. Итак?

– Думаю, мы с тобой еще слишком мало знакомы, чтобы обсуждать такие темы, – хмыкнула я, возвращая Янару его же фразу.

– Злопамятная?

– Просто память хорошая. – Я улыбнулась. – Хочешь правды, тогда раскрой свою причину.

– Я ведь могу все узнать у Совета.

– Как и я, – пожав плечами, я смерила мужчину насмешливым взглядом, – но мы не делаем этого, потому что прекрасно понимаем, чем все закончится. Нам раскроют карты, но перед этим хорошенько отчитают, что двое взрослых людей не могут договориться.

– Взрослых?

– Не обманывайся моим возрастом, маг. Вся жизнь – иллюзия, которую мы сами старательно возводим.

– Я бы поспорил, но мы здесь не для этого. Хочешь знать, почему я помогаю темным? Потому что знаю, какая участь уготована народу Светлой империи. Слышал речи лжеимператора и видел планы по захвату Сказочного мира. Не такой участи я желаю своей родине и своим любимым.

– Радует, что цели у нас общие. Я тоже не хочу, чтобы мои близкие пали от рук фанатика, который заключил сделку с иномирными захватчиками, а они уже близко. Намного ближе, чем Джамал[2] может даже представить. Ты был у Границы? Видел, какие твари там обитали? А теперь представь, что такие разрывы появятся по всему миру. Как думаешь, сколько мы продержимся по отдельности?

– Боюсь, что даже общие войска не смогут совладать с такой мощью, – покачал головой Янар. – Я не только видел, но и сражался с тварями Хаоса. А ведь это были всего лишь низшие, созданные чужой волей.

– Тогда ты понимаешь, как важно не допустить, чтобы в наш мир явились их создатели. Переубеждать Джамала и переманивать на нашу сторону уже поздно, да и его власть весьма условна. Лишь сила истинного наследника может помочь в… В общем, просто помочь.

– Нет уж, договаривай, сестренка. Совет хочет использовать наследника для воскрешения войска Света?

– Не Совет, а я. Каждому царю придется прибегнуть к древней магии и оживить легионы. Одни мы не справимся в этой войне.

– Знаешь, что меня смущает? Когда я разговаривал с Советом магов, они убеждали меня, что ты знаешь способ остановить вторжение. Теперь же выясняется, что ты хочешь воскресить сильнейшие армии мира. Не хочешь объяснить?

– Все просто, Янар: я не уверена, что справлюсь в срок. Для того чтобы отыскать истинного правителя, у меня есть не больше пары месяцев, после чего произойдет первый прорыв. Настолько мощный, что земли Хаоса по сравнению с ним покажутся песочницей. Как только инородная сила ослабит энергетическую структуру нашей планеты, разрывы пойдут по всей земле и их будет не остановить.

– В этом случае я не совсем понимаю, зачем тебе истинный наследник.

– Чтобы остановить вторжение и восстановить мировую материю, сильнейшим магам Сказочного мира придется использовать очень мощное заклинание. Наследник Светлой империи – один из этих магов, но без трона и артефактов силы он бесполезен. К тому же, если мы не успеем, только Владыкам будет под силу призвать мертвые воинства. Так что наследник нам нужен, и очень.

– Почему бы тогда сначала не избавиться от императора, чтобы спокойно вести поиски без врага за спиной?

– Думаю, ты и сам прекрасно понимаешь, что такие перевороты делаются не за пару месяцев. Но даже в случае внезапной удачи – вся власть перейдет к Жрецам Света, которые в сговоре с иномирцами. Они обвинят Закатные земли в предательстве и поднимут народ на борьбу с темными, тем самым ослабив обе стороны.

– С чего ты это взяла?

– Видела. Сотни вариаций нашего будущего, ни одно из которых пока не закреплено, но стоит сделать всего лишь один неверный шаг, и мы будем обречены…

– Так если ты видела будущее, что тебе мешает найти наследника?

– Он сокрыт силами, которые нам неподвластны, через их заслон не пробиться никому. В этом и заключается самая большая проблема.

– Вся наша жизнь одна сплошная проблема, – хмыкнул Янар и посмотрел на открывшуюся дверь.

В нее по очереди стали залетать тарелки с ароматным содержимым, под каждой из которых парили маленькие мохнатые огоньки с большими зелеными глазками. Расставив блюда на столе, они пропищали нечто позитивное, а затем так же строем скрылись за дверью.

Переведя взгляд на заставленный стол, я на некоторое время застыла, разглядывая еду. Дело было не столько в экзотичности продуктов, хотя и без этого не обошлось, а в подаче. Каждая тарелка представляла собой произведение искусства – на ней изображались представители Сказочного мира. Здесь был и салат «Леший», который порадовал восхитительным вкусом маринованных грибов и огурчиков. И невероятно нежное мясо с картофельным гарниром в виде Избушки на курьих ножках, от которого я была в полном восторге. Но больше всего меня покорил черничный десерт «Драконья кладка». Блюда у мужчин были не менее интересными и привлекательными.

– Ну как? – спросил Янар, когда я пододвинула к себе сладкое.

– Очень вкусно, но есть было жалко.

– Теперь понимаете, почему это место пользуется такой популярностью?

– Понимаем и задаемся одним вопросом: какова вероятность, что наследник тоже может оказаться здесь?

– Один к ста, – хмыкнул маг, промакивая губы салфеткой. – Я давно не верю в такие подарки судьбы.

– Я тоже, но иногда мечтать не вредно.

– Только если это не мешает делу, а оно у нас следующее. Помнится, ты хотела посетить городской архив и просмотреть записи по императорской семье. Предлагаю заняться этим завтра же.

– Хорошо.

– Ты не будешь против, если нам помогут?

– Все зависит от того, насколько этому человеку можно доверять.

– Он не раз доказал свою преданность темным, так что очень даже.

– А Жрецы ничего не заподозрят?

– Об этом не переживай, я все устрою.

– Тогда мне остается только поблагодарить тебя за помощь, – улыбнулась я.

– Пока рано, сестренка. Все самое веселое у нас с вами впереди.

– Зато жить нескучно, – хмыкнула я, выдавая любимое выражение Ёжек.

– Нескучно, – поддакнул Янар, окинув меня задумчивым взглядом, но я уже не придала этому значения, погрузившись в исследование «Драконьей кладки».

После кафе мы отнесли вещи домой, а затем решили прогуляться по ночной столице. Точнее, это решил огненный маг, а мы с Богданом не нашли причин для отказа. Город действительно потрясал, наполненный смешением магии и технологий. Жители, несмотря на многочисленные ограничения, которые ввел новый император, были веселыми и жизнерадостными. Сюда долетали лишь отголоски войны, которая назревала на границе. Местные не задумывались об угрозе, что стремительно надвигалась к нам из других миров. Как большинство обывателей, они предпочитали жить здесь и сейчас. Лишь этим ярким мгновением, наполненным вспышками света, музыкой и смехом.

Рассматривая многочисленные огни с самой высокой башни города, я с неожиданной тоской вспомнила другое место и другого мужчину. Мы с Костей не виделись всего два дня, а сердце уже ныло от тоски, заставляя раз за разом прикасаться к кулону на шее. Меньше месяца потребовалось коварному Кощею, чтобы покорить мою душу и пленить мысли. Как так вышло, я не знала, но иногда закрадывался противный червячок сомнений, который шептал, что здесь не обошлось без магии. От этих мыслей становилось очень противно, но прогнать их не выходило.

– Мирослава? – позвал Богдан, осторожно прикасаясь к руке.

– А? – смаргивая наваждение, откликнулась я.

– Мы уж подумали, что ты ушла в астрал, – усмехнулся светлый и указал на палатку с мороженым. – Будешь?

– Буду, но прежде ответь на один вопрос. Ты что, пытаешься меня откормить?

– С чего такие выводы?

– Ты целый день предлагаешь то булочки, то сладости, то мороженое. Богдану-то можно – он растущий организм, а я уже и не знаю, что думать.

– Ну, можно сказать и так. Не обижайся, но ты действительно очень худая и маленькая. Именно поэтому мне сложно воспринимать тебя как взрослого человека.

– Мне, кстати, тоже.

Скептически посмотрев на мужчин, которые возвышались надо мной на две головы, я хмыкнула, но от вкусностей отказываться не стала. После возвращения чувств все вокруг воспринималось иначе, и я стремительно пыталась заполнить прошлую темную пустоту новыми эмоциями, с радостью впитывая и поддерживая их.

– Если не секрет, сколько тебе на самом деле лет?

– Сорок три.

– Хорошо сохранилась, – усмехнулся Янар, бросая на меня косой взгляд.

– Спасибо, – поблагодарила я одновременно и за комплимент, и за мороженое.

– А как так получилась, что вы… ты не постарела? – удивленно спросил ученик.

– Небольшой бонус от сотрудничества с Кощеем-старшим. Можно сказать, что он поделился своим бессмертием, заморозив для меня время.

– Невероятная магия! – с легкой завистью прокомментировал Богдан и на этом закончил с расспросами.

В целом этот день можно было считать очень продуктивным и позитивным. Главное, что мне удалось наладить контакт с «братишкой» и немного понять его мотивы. Не знаю, насколько он был откровенен, но я и сама не раскрыла всей правды, утаив некоторые подробности. Что поделаешь, жизнь научила меня быть скрытной и доверять только тем, кто доказал свою преданность. Янару же это только предстояло.

На следующий день прямо с утра мы со Жрецом Света отправились в императорский архив, который располагался на верхнем этаже здания библиотеки. В общий зал пускали свободно, позволяя просматривать кристаллы с копиями древних свитков и книг, но на них хранилась информация с цензурой, удобной для правительства. Для того же, чтобы получить полный доступ к историческим хроникам, необходимо было попасть в дополнительные секции, где содержались оригиналы. Начать я решила с общей информации, ведь даже если ее изменили по указанию императора, там могли быть подсказки.

Аппараты для просмотра записей на кристаллах располагались вдоль стен, отгороженные друг от друга небольшими перегородками. Это создавало у посетителей иллюзию уединенности и не отвлекало от работы. Устроившись в кресле, я вставила кристалл и запустила просмотр.

Первая летопись рассказывала о том времени, когда на земле появились люди с даром. Следом история плавно уходила в повествование о существах, населявших Сказочный мир в общем и Светлую империю в частности. Рассказ был неспешным и интересным, но, как только дело касалось действительно важных вопросов, переходил на другую тему, запутывая слушателя и заставляя переключаться.

Сделано было очень хитро, а главное настолько качественно, что многие вещи, знакомые мне как темному магу, приобретали совершенно другую окраску. По всему выходило, что с давних времен темные были коварными захватчиками, которые по сей день стараются изжить светлых и прибрать к рукам их территории. Также меня поразило, что в истории не было даже упоминания о том, что раньше темные и светлые вполне мирно сосуществовали на одной территории, обмениваясь не только товарами, но и знаниями.

А ведь издревле обширные земли Сказочного мира были поделены между народами с разным Даром. Те, кому по рождению достались способности к светлой магии, объединились под предводительством самого сильного белого мага – Шериада Вариша, прозванного Миротворцем. Он стал первым императором Светлой империи, положив начало династии Варишей.

Все существа с темным даром обосновались на территории, впоследствии получившей название Закатные земли. Многочисленные царства и княжества не признавали единой власти, однако, чтобы не скатиться в пучину междоусобиц, вверили себя Посланникам Мира, избранным от каждого удела, которые образовали Совет магов.

Но были и те, кто не желал ограничивать себя только светом или тьмой. Заняв свободные территории, что соседствовали с Закатными землями и Светлой империей, они создали свой маленький мир и назвали его Зеленые Холмы. Чудесное место, где одинаково радовались созданиям с любым даром или вообще без оного. Волшебный край с дивными садами и кристальной чистоты озерами, где не знали горестей и бед. Пока не началась Смутная война…

Так гласила история, известная и темным, и светлым. Каждая из сторон обвиняла другую, стараясь обелить себя в лице соседей и своего народа, но…

– Ложь, – усмехнулась я, глядя на фрагменты иллюзии Смутной войны.

– Что именно? – уточнил Янар, отвлекаясь от свитка, который до этого читал.

– Все, что втолковывали детям о последней войне. Маги обвиняли в ней друг друга, хотя прекрасно знали, что вина лежит на обеих сторонах.

– С чего ты взяла?

– Знаю, – грустно улыбнулась я, глядя на мужчину. – Мне потребовалось больше двадцати лет, чтобы собрать воедино всю головоломку, но лучше бы я ничего не знала. Не знала о вине Кощея-старшего, из-за артефактов которого грань между мирами истончилась окончательно. Не знала о заговоре против Малина Вариша, до этого времени считавшегося последним представителем рода Варишей. Столько тайн, столько связанных судеб и столько смертей, о которых просто забыли…

– Ты слышала изречение: «Историю пишут победители»? Каждый правитель хочет возвысить себя и свое правление в глазах потомков. Оправдать те или иные поступки и увековечить имя в летах. Я понимаю и в какой-то мере даже уважаю это стремление, но… Ты права, есть вещи, которые нельзя забывать и менять. Возможно, когда-нибудь мир узнает правду и вспомнит все, что было. Вопрос лишь в том, когда он будет готов для этого?

Грустно улыбнувшись, я продолжила просмотр, вставив следующий кристалл. На сей раз мне повезло, и он был посвящен генеалогическому древу главных родов Светлой империи. Основным, естественно, был род Варишей, который на протяжении долгих лет правил этими землями. Сильные маги, хорошие воины и преданные своему народу правители. При всех хвалебных одах мне было странно, что после свержения Малина никто не задался вопросом, почему и как это произошло. Понимаю, скорее всего, Джамал задавил неугодных, попытавшихся докопаться до истины. Но неужели их были единицы? Как остальные могли закрыть глаза на столь вопиющий факт и продолжить жить своей жизнью? Не удержавшись, я задала эти вопросы Янару, получив достаточно жесткий ответ.

– А кому какое дело? – с усмешкой спросил маг, окончательно откладывая свиток. – О власти думают лишь тогда, когда эта самая власть полезна. Войны, столкновения с соседними государствами и междоусобицы – вот основные причины, из-за которых народ вспоминал про императора. В другое же время у каждого из нас своя жизнь, и в ней нет места посторонним мыслям. К тому же чем дальше люди от столицы, тем меньше их беспокоит, кто именно ими правит. Главное, чтобы не поднимали налоги и не лезли с новыми законами. Когда произошла смена правящей династии, Роатор очень быстро избавился от всех, кто мог задавать вопросы или поднять бунт. Для всего мира гибель семьи Варишей преподнесли как трагедию, обвинив во всем коварных темных, а затем устроив замечательные проводы за Грань. Народ погоревал пару дней, а затем, когда понял, что не изменилось ничего, кроме имени правителя, просто забыл.

– Как и обо всем другом. В этом и заключается наша самая большая проблема.

– Это не проблема, Мирослава, это выбор.

– Наверное, ты прав, но от этого не легче.

Снова вернувшись к просмотру кристалла, я неожиданно зацепилась взглядом за предпоследнего императора Светлой империи – Валентина Вариша. Его внешность, осанка – все это было смутно знакомо, но где и при каких обстоятельствах я могла встретить такого человека? Возможно, если бы не кипевшее внутри меня негодование, я смогла бы вспомнить и понять, но, увы, пока эмоции застилали глаза, сосредоточиться было невозможно.

Зажмурившись, я устало потерла виски и постаралась расслабиться. Разложить в голове всю полученную информацию и выделить из нее основное. Пока о бывших императорах я знала только одно – у них на теле имелись родимые пятна, характерные только для их рода. Еще бы узнать, как они выглядели…

– Перерыв? – спросил Янар, отвлекая меня от размышлений.

– Было бы неплохо, – ответила я, глядя, как огненный скручивает свиток и убирает его в тубу. – Кстати, а ты что читаешь?

– Это дневник одного отшельника, который обошел весь мир в поисках истины.

– И как, нашел?

– А почему нет? У каждого ведь своя истина, – хмыкнул маг. – Но меня в его дневнике привлекло другое. Когда ты рассказала о брешах в иные миры, я заинтересовался самим этим феноменом и решил проверить старые источники на предмет упоминания прорывов.

– Насколько я знаю, раньше их не было. Энергетическая оболочка планеты была намного прочнее и препятствовала появлению иномирной гадости.

– А вот тут ты ошибаешься, сестренка, – хмыкнул Янар. – Прорывов действительно не было, но это не мешало существам приходить на нашу землю через порталы. Силы это, конечно, требовало колоссальной, но… Мы с тобой знаем народ, который способен на межмирные прогулки и по сей день.

– Знаем, – подтвердила я, – но я не совсем понимаю, к чему ты клонишь.

– Первая магическая война, Вторая, Раскол и Смутная война. Что, если все они были вызваны именно этими иномирными гостями, которые хотели прибрать к рукам наш мир? И я сейчас говорю вовсе не о Путешественниках. Что, если среди нас живут те, кто все это время раздувал войны? Если они не просто пришли, а именно живут здесь?

– Я не думала об этом…

– Я тоже, а тут словно озарило.

– Интересная тема. Держи в курсе, если найдешь что-то интересное.

– Найду, – самоуверенно заявил Янар, но я отчего-то даже не усомнилась в его словах.

Глава 12

– Здравствуй, – прошептала я и несмело улыбнулась, глядя на жениха.

– Здравствуй, душа моя! – произнес Константин в ответ и приблизился, проводя рукой рядом с моей тенью. – Как ты?

– Все хорошо, не переживай. Правда, результатов пока нет, но я и не рассчитывала на быструю удачу. А как твои дела? Готовишься к обряду передачи артефактов силы?

– Если честно, не особо.

– Костя! Мы ведь договаривались, что ты проконтролируешь отца!

– Договаривались, но мне не до этого. Мы еще с несколькими членами Совета пытаемся найти другой путь или хоть какие-то зацепки, чтобы побыстрее вытащить тебя оттуда. Я беспокоюсь о твоей безопасности…

– Я буду в безопасности только с бессмертным мужем, с которым у нас будут связаны жизни. К тому же только с помощью этих артефактов ты сможешь поднять мертвое воинство. И вообще, ты что мне обещал?

– Много чего и все выполню.

– Просто так, как тебе удобнее, – вздохнула я, глядя на любимого. – И что мне с тобой делать?

– Поскорее возвращаться. Я соскучился.

– Я тоже. – Я не удержалась и протянула к нему призрачную руку, касаясь щеки. – Я стараюсь, правда, но пока впустую.

– Я верю, что ты справишься, душа моя.

– Спасибо.

От слов Кости на сердце стало теплее, а глухая тоска, которая терзала вот уже который день, на время отпустила. Пожелав любимому хорошего дня и пообещав связаться с ним ночью, я вернулась в реальность и сладко потянулась. Сегодня предстояло снова идти в архив, чего делать совершенно не хотелось. История, даже в той части, которая скрывалась от широкой общественности, сильно разнилась с действительностью, тем самым рождая глухое раздражение. Всякий раз, услышав новую глупость, я сердито сопела, чем вызывала усмешку на губах Янара. Это тоже очень раздражало, хотя я и старалась не показывать. С тех пор как заклинание перестало блокировать эмоции, я будто заново училась их контролировать, с ужасом понимая, насколько это непросто.

– Сестренка, ты уже проснулась? – негромко спросил огненный маг, легкий на помине.

– Уже встаю! – крикнула в ответ и принялась собираться.

В этом доме я пробыла всего три дня, но уже успела заметить за его хозяином одну особенность – он не садился трапезничать один. Все время ждал нас с Богданом, хотя не показывал этого напрямую. Узнавать причину такого поведения я посчитала некорректным, но старалась лишний раз не задерживаться. Да и вообще, несмотря на то, что Янар был светлым на всю голову и ко всему прочему Жрецом, он мне импонировал. С ним было интересно разговаривать, обсуждать новости и делиться своими предположениями. Я редко встречала людей, с которыми было настолько легко, поэтому умела их ценить.

– Доброе утро! – поздоровался Янар, когда я появилась на кухне.

– А еще раннее, хмурое и холодное. И куда делось вчерашнее солнце?

– Над Светлой империей сейчас сезон магических гроз, так что не удивляйся непогоде.

– Что, опять? – протянула я, вспоминая грозу на Буяне.

– Повезло, что вы добрались до столицы не в разгар сезона. Здесь хотя бы есть защитный купол, а вот за пределами…

– Можешь не рассказывать. Я уже успела побывать в самом сердце магической грозы. На память остались не самые приятные впечатления.

– Когда это ты успела? Насколько помню, грозовой фронт задевает самый край Закатных земель.

– Зато не обходит стороной некоторые острова, – ответил за меня появившийся следом Богдан, а затем накинул мне на плечи теплый плед, за что заработал благодарный взгляд. – Не так давно у нас была весьма занимательная практика за пределами Обители. Незабываемые впечатления!

– И куда же вас занесло?

– На остров Буян, – выдала я тайну, с удовольствием наблюдая за округляющимися глазами Янара.

– Шутите?

– Не-а, серьезны, как никогда. Кстати, именно там я узнала, что нашему миру грозит беда. И как-то так получилось, что заняться его спасением пришлось именно мне. Вот и ученика еще прихватила.

– Вообще-то меня не прихватывали, а нагло выдернули из Обители, чтобы я защищал кое-кого. Но этот кое-кто упорно от меня убегает! – немного обиженно произнес Богдан, плюхаясь на стул и придвигая к себе тарелку с блинами.

– Ко мне без претензий, это его идея, – кивнула я на Янара и тоже села за стол.

– Я действую в ваших же интересах. Так что там с магической грозой?

– Она была очень сильной и пробила наш защитный полог, из-за чего мы подверглись нападению волкодлаков. Затем Мирослава провалилась в подземную пещеру и… Кстати, а что было потом?

– Мы плутали по коридорам и выбрались к Светлому граду, где познакомились с Гвидоном.

– Так он существует? После прошедших лет Жрецы отчаялись его найти.

– Даже если бы нашли, сильно сомневаюсь, что он согласился бы сотрудничать.

– Значит, не любит светлых. А темных?

– Знаешь, мне кажется, что его симпатия зависит вовсе не от силы, а от личностных качеств.

– Ты отзываешься о нем с уважением. Хороший правитель?

– Мудрый человек и сильно мне помог. Но мы отошли от темы. Так вот, когда мы были на Буяне и попали в магическую грозу, там пошел снег. Что-то мне подсказывает, что Светлую империю ожидает нечто подобное. Отсюда назрел вопрос: что нам делать? Я купила только летние вещи.

– Думаю, я смогу вам помочь, – задумчиво произнес Янар, как-то враз посмурнев и постарев на несколько лет.

В молчании доев завтрак, он попросил его немного подождать и ушел. Мне оставалось только молча убрать посуду и ждать. Глядя в окно, я наблюдала, как крупные капли тарабанят по мощеной улице. А где-то там, высоко над городом, в едва заметный купол раз за разом врезались молнии, освещая пространство фиолетовыми вспышками.

– Заметила смену его настроения? – спросил Богдан, встав рядом.

– Заметила, но спрашивать ни о чем не буду. Если захочет, сам расскажет.

– Вот, возьмите, – раздалось из-за спины.

Повернувшись к Янару, я приняла из его рук бежевую вязаную кофту, явно принадлежащую женщине. Богдану огненный передал сверток из теплых штанов и рубашки. Я с благодарностью оделась и вопросительно посмотрела на мага.

– Планы не меняются. Мы с тобой отправляемся в архив, а Богдан может погулять, если захочет, – хмыкнул Янар. – Только предлагаю нам с тобой сегодня воспользоваться наземным транспортом.

– Как скажешь. Куда идти?

Вместо ответа меня поманили на нижний этаж дома, куда я спускалась впервые. Большое помещение, без разбивки на комнаты и закуточки, почти полностью было оборудовано под лабораторию, и только часть отводилась под стоянку для… саней.

– А как? – удивленно спросила я, когда Янар отворил створки ворот, ведущие на улицу.

– Как в сказке, – хмыкнул огненный маг, сначала посадив меня, а затем запрыгнув следом. – А ну-ка, сани, езжайте сами!

И да, сани поехали. Да еще и на такой скорости, что меня буквально вжало в мягкую спинку, вызывая вначале испуг, а затем неподдельный восторг. Выехав на дорогу, мы влились в поток еще с десяток таких же саней, которые везли своих хозяев по делам. От дождя, барабанящего по земле, и от ветра, завывающего на все лады, нас спасал невидимый купол. Правда, был у нашего транспорта один минус – он не защищал от холода. Если бы мы поехали в центр города, как делали до этого на общественном летательном транспорте, я не успела бы замерзнуть, а так, наворачивая круги по городу… Замерзло все: и руки, и ноги, и даже нос, притом что на дворе было раннее лето!

– Ты чего дрожишь?

– Холодно, – пробормотала я, снова вздрогнув.

– А почему не сказала сразу? Женщины, как же с вами трудно! – страдальчески произнес Янар и сгреб меня себе под бок. Затем извлек из-под сиденья шерстяной плед и накрыл им. – Так лучше?

– Намного, – шмыгнула я носом, прижимаясь к теплому телу.

– И откуда ты взялась, такая мерзлявая?

– Откуда взялась – там больше нет.

– Надо срочно купить тебе теплые вещи. – Янар наконец-то перестал хмуриться. – В этом году гроза действительно странная.

– Из-за снижения температуры?

– В том числе. Раньше купол защищал от стихийного воздействия, блокируя не только энергетическую, но и климатическую составляющую – не было ни дождя, ни ветра. Не понимаю, что с куполом.

– А что, если дело вовсе не в куполе?

– Что ты имеешь в виду?

– Может, маги правы и гроза снова начала накапливать магическую энергию, напитавшись силой в процессе уничтожения земель Хаоса?

– Конечно, это многое бы объяснило, но… Еще до того как нас накрыл грозовой фронт, погодники предупреждали об аномальной активности энергетического поля. Но на тот момент я даже не подумал связать погоду и уничтожение бреши.

– Наверняка у тебя были дела важнее, чем размышления о грозе, а вот ваше правительство вполне могло знать. Только вот почему они не предупредили население?

– Возможно, не ожидали такого ухудшения погодных условий, а может, не сочли нужным. Ты согрелась?

– Да, спасибо большое! Ой…

– Что такое?

– Снег пошел, – вместе с облачком пара выдохнула я, глядя, как на зеленые деревья медленно опускаются белые хлопья.

– А вот это уже совсем не хорошо. Мирослава, я сейчас проведу тебя в архив и оставлю там под присмотром помощника, а сам съезжу в Храм. Постараюсь выяснить, что происходит.

– Хорошо, только можно тебя попросить оставить мне плед?

– Мерзлячка, – беззлобно поддел Янар, потрепав меня по голове.

Этот жест вызвал удивление и даже негодование, но я промолчала. У каждого человека есть своя тайна, которая иногда прорывается наружу даже против желания, проявляясь в мимолетных словах или действиях. У огненного мага имелся свой секрет, который оставил глубокий след в его душе, и связан он был с женщиной. Подругой, любимой или кем-то более близким? Тем, кто даже спустя годы заставлял его страдать, отравляя горечью потери.

Добравшись до архива, Янар некоторое время провел со мной, обеспечив горячим чаем и шоколадом, а затем появился его помощник…

– Добренького! – произнес молодой рыжеволосый парень с бледной кожей, на которой отчетливо виднелись веснушки. – Ну и погодка!

– Радуйся, что сегодня весь день проведешь в тепле и приятном обществе, – хмыкнул Янар и кивнул на меня. – Знакомься, это моя сестра – Мирослава.

– Не знал, что у вас есть сестра! – удивленно произнес парень, переводя взгляд с меня на мага и обратно.

– Я тоже не так давно узнал об этом, – отмахнулся от рыжего Янар. – Мирослава, знакомься, это…

– Антошка, – закончила я, глядя в знакомое лицо.

– Верно. А откуда ты знаешь? Видящая?

– Да нет, встречались.

– Где? – еще больше удивился бывший богатырь, почесав кудрявую голову.

– Мне тоже любопытно, когда и как вы познакомились, но об этом я послушаю в следующий раз – пора бежать. Я вернусь ближе к вечеру и заберу вас.

– Хорошо. Удачи, – попрощалась я, а затем переключилась на нетерпеливо ерзающего парня. – Ну что, не вспомнил?

– Пытаюсь, но, увы…

– Даю подсказку – мы были знакомы еще до того, как ты стал целителем и попал в Светлую империю. На тот момент ты был одним из богатырей и учился в АТБИ.

– Хорошие были времена, – улыбнулся Антошка. – Тогда я дружил с несколькими ведьмочками из академии и Ёжками, у которых были самые лучшие пирожки на свете! Но, увы, тебя я среди них не помню. Да и чтобы светлая училась в Школе Сказок?

– Светлой я стала относительно недавно.

– Все равно не помню, – вздохнул парень.

– Знаешь, может, это и к лучшему. Вспомнишь – хорошо, нет так нет.

– Так нечестно! Сначала разбудила любопытство, а теперь… Хотя ладно, люблю отгадывать загадки!

– В нынешней ситуации данное качество нам пригодится. Янар ввел тебя в курс дела?

– Ввел, так что готов помогать всем, чем смогу.

– Замечательно! Смотри, я выписала несколько символов, а может, даже рун, значение и происхождение которых мне неизвестно. Сможешь поискать их?

– Постараюсь, – кивнул Антошка, забирая у меня блокнот. – Что-то еще?

– К сожалению, на данный момент это все зацепки, что у нас есть.

– Ничего, справимся! – оптимистично заявил парень, а затем отправился на поиски информации.

Хотелось бы и мне разделить его оптимизм, но пока повода для радости не было. Когда я отправлялась на задание, то и не рассчитывала на легкую победу, но при этом надеялась, что будут хоть какие-то зацепки. Пока же мне попадались лишь крупицы, достоверность которых еще предстояло выяснить. Еще некоторое время поразмышляв о несправедливости жизни, я запустила очередной кристалл и принялась просматривать сводки, в который раз поражаясь фантазии светлых и их умению подменять историю.

* * *

– Мирослава? Ты меня слышишь?

– А? – удивленно спросила я, переводя взгляд с иллюзий на Янара.

– Надо же, откликнулась! – хмыкнул он. – Ты домой собираешься?

– А что, уже пора?

– Пора. Архив закрывается через десять минут.

– Уже вечер? – еще более ошарашенно спросила я, а затем перевела взгляд на окно, за которым действительно стемнело. – Надо же, я даже не заметила.

– Я так и понял. Нашла что-то полезное?

– Нет, и все больше сомневаюсь, что найду. Здесь поработали очень талантливые маги, которые основательно подправили события и даты. Даже не подкопаешься.

– Есть еще идеи, как искать нужного нам человека?

– Ни одной, но, может, Антошке повезло больше. Я попросила его изучить руны, которые были у представителей рода Варишей.

– В любом случае об этом мы узнаем только завтра – я отправил его домой.

– Хорошо, – кивнула я, а затем еле-еле поднялась с кресла.

Все тело затекло, а по ногам забегали противные иголочки, которые через пару минут обещали превратиться в ноющую боль. Потянувшись, я укуталась в плед и подошла к Янару, ожидая дальнейших указаний.

– Так, это отдай мне. – У меня забрали шерстяную накидку. – А тебе – вот.

Только сейчас я обратила внимание, что маг был не с пустыми руками. В одной он держал пару высоких теплых сапожек, а во второй длинный плащ с капюшоном, подбитый мехом.

– Что, все настолько плохо?

– Скоро увидишь.

Согласно кивнув, я быстро оделась и вместе с магом отправилась на улицу. А там… была зима. Самая настоящая, снежная-снежная, с высокими сугробами и пушистыми хлопьями, падающими с неба. Холодный ветер то и дело поднимал ворох снежинок, стучась в закрытые окна и стараясь заглянуть в лица редких прохожих, чтобы наградить их ледяными поцелуями. Поежившись, я лишний раз поблагодарила мага за теплый подарок, с удовольствием кутаясь в меховушку. На санях мы снова ехали в обнимку, укрывшись спасительным пледом. Температура стремительно падала вниз, разрисовывая окна морозными узорами и превращая некогда цветущие деревья в ледяные статуи.

– Ты узнал, что происходит?

– К сожалению, пока погодники и сами не знают, в чем дело. Обычно гроза находила на пару часов, а затем сползала к морю, но в этот раз… Такое ощущение, что ее кто-то здесь держит.

– Но для чего и кто? Какая выгода от снега?

– Я бы тоже не отказался узнать.

– Странно все это, а на фоне грядущих бед, еще и зловеще.

– Не нагнетай, рыжик. Скорее всего, это новая аномалия грозы, которая действительно связана с уничтожением земель Хаоса.

– Надеюсь, что так, – вздохнула я, закрывая замерзший нос воротником.

По возвращении домой меня ждал приятный сюрприз в виде жарко натопленного камина, от которого во все стороны расползалось тепло, вкусной еды, распространяющей умопомрачительные ароматы и… допроса. Вернее даже не допроса, а любопытства со стороны Янара: откуда я знаю Антошку. Отделавшись общими фразами, что мы когда-то вместе учились, я попрощалась с мужчинами и отправилась в свою комнату. Настроение было откровенно плохим, и виной тому не только отсутствие подсказок, где искать наследника, но и унылое завывание ветра за окном. Устроившись на кровати, я сжала в руках кристалл и закрыла глаза, желая поговорить с Костей.

Неважно, о чем были наши беседы – о деле, личном или просто размышления. Мне становилось спокойнее просто от того, что он есть, что ждет меня и скучает. Забытое чувство дома внезапно обрело новую жизнь, теплым комочком поселившись в груди, рядом с сердцем. Тихая радость разливалась по телу и придавала сил для борьбы. Никому, кроме него, я не могла признаться, как мне страшно – до ужаса, до отчаянного крика. Меня пугала сама вероятность того, что я не справлюсь. Что снова стану свидетелем страшного пира тварей Хаоса, который долгие годы снился в кошмарах, снедая меня изнутри.

Не знаю, сколько мы беседовали с Кощеем – час или два. Время утекало сквозь пальцы, не давая возможности зацепиться, остановить его и тем более вернуть. Костя помогал мне хоть ненадолго забыть, что с каждым ударом сердца я все ближе подбиралась к точке невозврата, которая станет началом конца для нашего мира. Я была реалистом и понимала, что к этому все и идет.

На часах уже давно миновала полночь. С Константином я распрощалась, отправив спать, так как он начинал походить на недавний иссушенный образ отца. Сон все не шел, голова была тяжелой от множества мыслей, не давая остановиться на чем-то одном. Проворочавшись еще с полчаса, я решила прибегнуть к помощи природы и заварить себе успокаивающий сбор. Накинув на плечи халат, я медленно побрела на кухню, на ходу потирая уставшие от чтения и просмотра кристаллов глаза. Идти старалась тихо, чтобы не разбудить домочадцев. Не глядя по сторонам, зашла на кухню и прямиком направилась к шкафу, где хранились купленные мною травы.

– Янар, это кто? – словно сквозь толщу воды донесся тихий голос.

Вздрогнув, я медленно перевела взгляд на обеденный стол, на котором стояло небольшое резное зеркало. За ним расположился Янар и сейчас с укором смотрел на меня, но я оставила этот взгляд без ответа, рассматривая девушку в зеркальном отражении.

– Это моя сестра, – отозвался маг, поворачиваясь к своей собеседнице.

– Сестра, значит, – произнесла девушка дрожащим голосом, не поверив. – Что же, тогда не буду вам мешать. Поговорим в другой раз…

Она уже протянула руку, чтобы оборвать связь, когда я не выдержала и позвала ее.

– Снежа? – Голос вышел на удивление хриплым и ломким.

– Да? – удивленно ответили из зазеркалья, а я подошла ближе, с жадностью рассматривая такие знакомые черты бывшей подруги. – Мы знакомы?

– Я… – начала я, но голос дрогнул. – Нет, ничего. Простите, что помешала.

Отступив, я уже развернулась и хотела убежать, когда Ёжка окликнула меня, заставляя замереть.

– Тенья? – Голос, полный недоверия и сомнений. – Это правда ты?

– Больше нет. – Я покачала головой и смущенно улыбнулась. – Мое имя Мирослава.

– Я думала, что никогда больше тебя не увижу!

– Я часто вас вспоминаю. Как вы там?

– Хорошо, – улыбнулась Снежана и неожиданно расплакалась. – Мы по тебе скучали!

– Снежа, не плачь, пожалуйста, а то разбудишь остальных, – попросил Янар, переводя взгляд с нее на меня.

– Точно, остальные! Тенья… Ой, Мирослава, никуда не уходи! Я сейчас!

С этими словами дочь Мороза Ивановича подскочила с места и понеслась куда-то, оставляя меня один на один с задумчивым магом.

– Что? – наконец не выдержала я взгляда Янара.

– Значит, ты та самая тень Кощея, о которой я столько слышал от Жрецов и Снежки.

– Как я уже сказала, больше нет. Теперь я сама себе хозяйка и не хочу вспоминать о прошлом.

– И все же мне интересно, как стихийный маг тьмы неожиданно стал светлым целителем?

– Это очень длинная история, которую я пока не готова рассказывать.

– Хорошо, я подожду, – кивнул огненный маг, а затем перевел взгляд обратно на зеркало и присвистнул. – Ну, здравствуйте, девушки.

– И тебе не хворать! – хмыкнула розововолосая нимфа. – Давненько не виделись.

– Соскучились по мне? – обаятельно улыбнулся маг, за что заработал недовольный взгляд от Снежи. – Все-все, молчу! Мне можно поприсутствовать или оставить вас наедине?

– Ну-у-у… – протянула Химаэнир и покосилась на Снежану.

– Мы тебя потом позовем, – пообещала беловолосая красавица, а затем посмотрела на меня. – Девочки, никого не узнаете?

После этого вопроса одиннадцать пар глаз обратились на меня, скользя по распущенным рыжим волосам. Внимательно вглядываясь в лицо, на котором застыло виноватое выражение.

– Тенья? – первой прошептала Радомила, подаваясь вперед.

– Мирослава, – поправила я ее, занимая место, на котором до этого сидел Янар.

– Но как такое возможно? Где ты сейчас? И почему… такая?

– Девочки, это долгая история…

– А мы никуда не спешим! – ответила некромантка, с кряхтением устраиваясь на диване. – Вся ночь впереди!

– А может, ты все-таки пойдешь отдыхать, а мы тебе потом все расскажем? – предложила Хима, за что заработала очень тяжелый взгляд. – Киан нас убьет и больше не пустит тебя ночевать в Избушку!

– Со своим мужем я сама как-нибудь разберусь! – отмахнулась Рада и снова посмотрела на меня. – Рассказывай!

– Смотрю, у вас тоже есть о чем рассказать, – улыбнулась я и… не заметила, как начала повествование.

Без прикрас и отговорок, так, как было на самом деле. Все с самого начала, с той далекой истории, которая превратила меня в верную тень Кощея. Говорила тихим, даже каким-то монотонным голосом, не замечая, как по щекам девочек катятся слезы. Поведала, как помогала повелителю и его союзникам, лишь изредка чувствуя сожаление о содеянном. На этом месте я не сдержалась и прямо посмотрела на Янику, не надеясь на прощение, но все-таки желая объяснить и постараться в будущем хоть как-то загладить свою вину.

– Я не держу зла, – прошептала девушка с яркими бирюзовыми кончиками волос, улыбаясь мне сквозь пелену слез. – Даже тогда не злилась, понимая, что ты под принуждением.

– К сожалению, это было не принуждение, а добровольная верность. Сейчас я понимаю, что нельзя было отгораживаться от чувств и эмоций, вверяя свою волю другому. Но тогда я не могла поступить иначе, боль застилала мне разум. Столько всего можно было избежать, если бы я смогла вразумить Кощея, достучаться до него. Но, увы, я оставалась безмолвна, покорная его желаниям и воле. Сильнее всего я сожалею о той боли, что причинила вам, девочки. Посещение Школы Сказок – это то, за что я всегда буду благодарна прежнему царю Кощею. Вы лучшее, что было в жизни Теньи. Простите меня за все, девочки.

– Простим, когда вернешься к нам, – отмахнулась Любава, теребя толстую рыжую косу. – Тем более что мы не в обиде. Ведь если бы не вся эта история, девочки не познакомились бы со своими женихами и супругами.

– Тоже верно! – довольно кивнула Рада, поглаживая свой уже заметный живот. – И тебе кого-нибудь обязательно найдем!

– Спасибо, конечно, но я уже… – и отодвинув рукав халата, продемонстрировала девочкам обручальную вязь.

– И ты до сих пор молчала! – единодушно возмутились девчонки. – Кто он?

– Константин, царь Кощей, – смущенно отозвалась я в наступившей тишине.

– Обалдеть! – выдохнула Радомила, глядя на меня круглыми глазами. – А как вы? А где? Он ведь всегда ни-ни, а тут… Обалдеть!

– Ну, сами понимаете, знакомы мы с ним достаточно давно, ну и как-то так получилось…

Еще с полчаса у меня ушло на рассказ о нашем знакомстве, потом Ёжки выпытали все про приключения на Буяне, после которых я освободилась от Кощея-старшего и перешла к Кощею-младшему. Причем была уверена, что стану просто помощницей, а оно вон как вышло!

– Умер-р-реть от счастья, – протянула Верея.

– Романтика-а-а! – подхватили остальные девчонки.

– Я только понять не могу, как и для чего он тебя отпустил в Светлую империю?

– А вот это последний пункт моего рассказа. Меня отправили сюда на поиски истинного наследника светлого престола.

– Кто отправил?

– Можно сказать, что древний дух, который не один век оберегал нашу планету от гибели. По его указу я отправилась в Светлые земли, а еще снова стала светлой.

– Но как ты перебралась через границу?

– Мне помогли. – Я обвела девочек виноватым взглядом, понимая, что после моих слов последует череда семейных скандалов. – Совет магов и главы княжеств в курсе миссии.

– Значит, наши все знали, – нехорошо прищурившись, прошипела Радомила. – Знали и ни словом не обмолвились!

– А наставницы знали? – нахмурилась Любава.

– Они первыми поддержали меня.

– Девочки, чувствуете, чем пахнет? – разминая пальцы, спросила Химаэнир.

– Заговором! – кивнула Яника. – Предлагаю ответить симметрично!

– Точно, давайте тоже заговор устроим! – поддержала Алёнушка.

– А что заговаривать-то будем? – поинтересовалась Ульяна, а остальные захихикали.

– Они умолчали, чтобы защитить вас! – постаралась я сгладить назревающий скандал. – Сами понимаете, это задание – не увеселительная прогулка. Нынешний император и Жрецы Света способны на многое, чтобы сохранить свои позиции… Не осуждайте мужчин за любовь и опеку!

– Неважно, какие мотивы ими двигали. Мы имели право знать! – отмахнулась от меня Алёнка, у которой, насколько я помнила, были весьма странные отношения с верховным колдуном. – Ух я ему покажу!

– А кому, если не секрет? – полюбопытствовала я.

– Игнату, кому же еще! Дожала, наконец-то! – усмехнулась Радомила, за что получила кулак под нос. – Что? Я правду говорю!

– А можно мне тоже правду рассказать? – подалась я вперед, глядя на Ёжек с нескрываемым интересом. – Кажется, я слишком много всего пропустила…

– А это история еще на полночи, но об этом вы поговорите завтра! – Янар, про которого я уже успела позабыть, встал рядом со мной и посмотрел на девочек. – Время видели? Кому завтра на занятия, а?

– Так мы это, бастуем! – ответила Хима, но под насмешливым взглядом огненного мага сдулась.

– Бастуйте, я не против, даже за. Но вот этому рыжему чуду, – и маг указал на меня, – завтра снова предстоит весь день просидеть в библиотеке. Пожалейте подругу!

– А зачем ты там сидишь? – удивленно спросила Голуба.

– Надеялась, что в исторических справочниках будет хоть какая-то информация.

– И как?

– Глухо, – покачала головой я. – Ни одной зацепки, ни одного намека. Понимаю, что тороплю события, но… я надеялась хоть на что-то.

– Мы можем помочь?

– Сомневаюсь, – покачала я головой. – Только если у вас в Светлой империи есть гениальный сыщик, который поможет мне и не проболтается Жрецам.

– Возможно, что есть, – задумчиво пробормотала Химаэнир, постукивая пальцами по подбородку. – Девчонки, вы помните Айну?

– Айну Фимилу? Теневого оборотня? – уточнила Любава, глядя на подругу.

– Ее самую. Если я не ошибаюсь, а я не ошибаюсь, оборотни ее вида обладают удивительной способностью найти любого человека всего по капельке крови. Не спрашивайте как – понятия не имею, но точно читала об этом в книге!

– Любопытно, но что нам это даст? Где этот оборотень и где мы?

– Вот где она точно, не знаю, но определенно на территории Светлой империи. Осталось только найти ее и уговорить помочь!

– Действительно, сущие пустяки с учетом многомиллионного населения империи! – хмыкнул Янар, за что получил сразу тринадцать недружелюбных взглядов.

– В любом случае найти оборотня, зная его имя и фамилию, гораздо проще, чем призрачного наследника! – хмуро произнесла Радомила. – Мы постараемся выяснить все, что известно об Айне, а вы не палитесь и не теряйте надежду. Справимся!

– Точно справимся, ведь теперь мы снова вместе! – улыбнулась Яника, и все девчонки закивали, вызывая у меня новый поток слез.

– Вот только женской истерики мне не хватало, – простонал Янар, а затем решительно отодвинул меня вместе со стулом от стола. – Так, все, сеанс связи закончен, поговорите завтра. Снежка, люблю тебя! До встречи!

Янар отключился, пряча зеркало в шкаф. Затем повернулся ко мне, сложив руки на груди, и очень многозначительно посмотрел.

– Что?

– Я тут совершенно случайно все подслушал…

– И я тоже, – донеся хмурый голос от двери.

Застонав, я поднялась со стула и все-таки занялась завариванием чая, понимая, что после общения с девочками теперь точно не усну.

– Я честно-честно случайно подслушал. И у меня просто невероятно много вопросов! – произнес Янар, извлекая из холодильника остатки мясного пирога.

– А я не случайно, но от этого у меня не меньше вопросов, – поддержал хозяина дома Богдан.

– А давайте поговорим завтра, а?

– Ты хотела сказать – сегодня днем?

– В общем, потом. Согласны?

– Веревки из нас вьешь, – хмыкнул Янар, но настаивать не стал, за что я была невероятно благодарна.

Выпив по чашке успокаивающего чая и закусив пирогом, мы разбрелись по своим комнатам, благополучно проспав до самого обеда.

Глава 13

– Это точно она? – шепотом спросила я, глядя на эфемерное создание, с улыбкой расфасовывающее фруктовый чай по пакетикам.

– Она, – хмуро подтвердил огненный и отвернулся к полкам, делая вид, что внимательно изучает товар.

– Но Ёжки говорили, что у Айны был характерный для оборотней красный цвет волос… Хотя краска творит чудеса. Янар, что с тобой?

– Я вспомнил эту девушку. Лучше тебе самой с ней пообщаться и про меня не рассказывать.

– Почему?

– Я причинил ей боль. Ёжки даже не сказали, что это будет именно она. Месть?

– Не знаю, – покачала головой я. – Что ты сделал?

– Она леяка. Жрецы хотели использовать ее таланты в своих целях. Когда Айну похитили и пытали, я был вместе с ними. Тогда цели императора казались мне великими, а средства для их достижения не имели значения. Я молча наблюдал за происходящим и ничего не делал.

– Все мы совершаем ошибки, Янар. Но также мы можем попытаться исправить содеянное.

Янар недоверчиво хмыкнул.

– Не знаю, как ты, а я устала здесь стоять. К тому же дома ждет Богдан и теплый камин! – Я направилась к леяке, которая пока не обращала на нас внимания, занятая другими покупателями.

– Мира, куда без меня?

– Куплю успокаивающий чай, – усмехнулась я, глядя на недовольного огненного, – а то кто-то в последнее время стал слишком нервным.

– Не удивлюсь, если скоро начну лысеть, – пробурчал Янар, крепко держа меня за локоть. – Твои подружки мне чуть плешь не проели, угрожая расправой, если я разобью сердце Снежке. Делали они это независимо друг от друга с интервалом в пару часов!

– Они волнуются, – постаралась я сгладить ситуацию. – У Снежи в прошлом очень печальная история, которая и превратила ее в одну из Снегурочек. Сам понимаешь, девами с ледяным сердцем просто так не становятся.

– Расскажешь?

– Прости, но это не моя тайна. Думаю, когда-нибудь она сама тебе все расскажет.

– Надеюсь на это. Не представляешь, как сложно находиться вдали от нее!

– Очень даже представляю, – грустно улыбнулась я.

– Прости, забыл.

– Так, все, не отвлекай меня и не сбивай с мысли!

В чайной лавке, которая располагалась на первом этаже одного из магазинов, было людно, но, пока мы разговаривали, покупатели незаметно рассосались. Бывшая ученица АТБИ[3] приветливо улыбалась каждому, ловко смешивая травы, сухоцветы и сушеные фрукты, составляя свою особенную композицию. Когда подошла наша очередь, я неловко замерла, не зная, с чего начать разговор.

– Здравствуйте! Выбрали определенный чай или что-нибудь посоветовать?

– Добрый день! – улыбнулась я, кивая. – Наверное, посоветовать. Хотелось бы чего-то особенного, что напомнит о далеком доме, где тебя любят и ждут. Нечто фруктовое, как пироги, которые создавал чудесный артефакт на солнечной поляне.

– Интересное пожелание. – Айна взяла пакетик и начала выбирать ингредиенты. – А насколько далек этот дом?

– Очень далеко. Иногда мне кажется, что он находится за самой границей, отделяющей Темные и Светлые земли.

– Действительно далеко, – прошептала леяка, улыбаясь уже не так ярко.

– А можно личный вопрос? – Я внимательно наблюдала за реакцией продавщицы.

– Какой?

– Что стало с вашими волосами? Красный шел вам гораздо больше…

– Вот ваш чай! – Улыбка стала откровенно натянутой, а взгляд, брошенный поверх моего плеча, испуганным.

– Не бойтесь, Айна. Я пришла от тех, кто однажды спас вас, вырвав из рук Жрецов. Сейчас им… нам нужна ваша помощь, от которой слишком многое зависит.

– Не понимаю, о чем вы говорите!

– Жаль, но надеюсь, поймете. Будем рады видеть в гостях. Все-таки пробовать такой чудесный чай без мастера, который его создал, не так вкусно.

С этими словами я положила на стол деньги, среди которых была маленькая бумажка с адресом Янара. Выходя из магазина, я чувствовала спиной тяжелый взгляд.

Сев в сани и укрывшись полюбившимся пледом, я некоторое время рассматривала заваленный снегом город, выбеливший улицы и дома. Затем людей, которые мелкими перебежками передвигались от здания к зданию, на бегу выпуская облака пара. Огненный маг сидел рядом с пасмурным лицом и подозрительно молчал.

– Янар, а как вы познакомились со Снежей? – тихо спросила я, глядя на погруженного в мысли мага.

– Она спасла меня. Не знаю, чем я заслужил эту милость, но… Она спасла меня в прямом и переносном смысле. После встречи со Снежкой я пересмотрел свои взгляды на политику императора и действия Жрецов. Знаешь, словно пелена спала с глаз, позволяя разглядеть то, что происходит на самом деле.

– А с остальными девочками? И с Химой в частности?

– С Химаэнир у нас была своя отдельная история, – усмехнулся маг и как-то подозрительно довольно улыбнулся. – Несколько лет назад меня отправили в Закатные земли на поиски магов, полезных для Светлой империи. Джамал собирал армию, и ему нужны были все силы, а особенно темные, которые не жалко было пустить в расход. Первой моей находкой оказалась Химаэнир, которая могла призывать огненные сущности и превращать их в смертоносных существ. Я был очарован ее силой, ее красотой и… похитил, предложив сотрудничество, а затем и замужество.

– И она тебя не покалечила за это? – удивилась я.

– Шишка от дубинки в счет?

– Понятно, даже не сомневалась. – Губы растянулись в понимающей улыбке. – А как к этому отнесся ее муж?

– Опустим постыдные подробности моего общения с Мстиславом. В общем, Хима мне отказала, за что я ей очень благодарен. Что же касается остальных девочек, то с ними мы столкнулись немного позже, когда я в очередной раз попытался украсть орчанку. Они увязались за нами и оказались в зале, где Жрецы Света планировали принести Айну в жертву. Произошла небольшая стычка, в ходе которой я уничтожил нескольких Жрецов, попытавшихся убить Ёжек. Не спрашивай, почему я это сделал – сам до сих пор не знаю. Наверное, уже тогда начал понимать, что учения светлых не такие уж светлые, как я думал. Тогда же я познакомился со Снежаной, которая помогла мне сбежать, спасая от явившихся темных. После этого случая я честно пытался забыть ее и снова стать верным подданным своей империи, но не вышло… Именно из-за Снежи я стал шпионом, чтобы получить возможность вернуться в Закатные земли. Я рискую всем ради нее и жизни дорогих ей нелюдей, в надежде, что когда-нибудь эта война закончится и мы сможем быть вместе.

– Сможете, – сжав руку Янара, пообещала я. – Обязательно сможете. Я сделаю все, чтобы помочь вам.

– Спасибо, – улыбнулся маг и приобнял меня. – Надеюсь, что Айна придет, иначе мы снова засядем в архиве.

– Придет, потому что помнит добро, которое сделали девочки. Но ты был прав, вам с ней лучше пока не пересекаться. Она не забыла тебя, несмотря на то что к ее пыткам ты не имеешь отношения. Не имеешь ведь?

– Мира, не спорю, я делал не самые хорошие вещи, но никогда не поднимал руку на женщин! Может, я и мерзавец, но мерзавец с принципами.

– Я не хотела тебя обидеть. Мне необходимо понять, как выстраивать разговор с леякой.

– Боюсь, тут я тебе не советчик.

Я вздохнула. Мне необходимо было как-то отвлечься от предстоящей встречи. Насколько проще все получалось, когда я ничего не чувствовала. Однако оценив все преимущества и недостатки текущего положения, я пришла к выводу, что не хочу возвращаться к прошлой жизни. Не хочу отказываться от ярких красок, расчерчивающих мои дни, а значит, необходимо было успокоиться. Поэтому я решила вспомнить забытый способ отвлечения и немного похозяйничать, занявшись выпечкой. Так уж сложилось, что я давно не замешивала тесто и успела немного позабыть рецепт, но тут на помощь пришла кулинарная книга, которая обнаружилась в одном из кухонных ящиков. Под ней я с удивлением увидела парочку романов о любви и исторических саг. Было чрезвычайно интересно узнать, кто ими увлекается, но я решила не поднимать эту тему.

– А что ты делаешь? – Богдан подкрался ко мне, когда я укладывала пироги на противень.

– А на что это похоже? – Я загрузила выпечку в духовку и посмотрела на ученика.

– На то, что скоро у нас будет колобок…

– Ой, не напоминай. – Я передернула плечами, вспоминая встречу в лесу с зубастыми шарами. – Я хотела немного отвлечься, а то совсем разучилась управлять своими эмоциями.

– Непривычно видеть тебя нервничающей.

– Мне тоже непривычно, вот я и задумалась.

– О чем, если не секрет?

– О будущем. – Я села за стол и жестом предложила Богдану сделать то же самое. – Переживаю, что не смогу уговорить леяку, не найду наследника, не справлюсь… Прости за эту слабость.

– Вы давно знакомы с Кощеем-младшим? – неожиданно сменил тему парень.

– Давно, – вздохнула я, понимая, что этого разговора не избежать. – Я помню его нескладным подростком, всегда хмурым и серьезным. На него уже тогда было возложено много обязанностей. Помню юношей, стремящимся восстановить былое величие своего царства. Знаю мужчиной, который добился всего сам и смог возродить царство Кощеево из руин.

– Ты говоришь о нем как об очень достойном правителе. Но что он за человек?

– Самый обычный, со своими достоинствами и недостатками. Да и кто из нас без греха?

– Грехи бывают разные, Мирослава. Да и недостатки тоже. Не все из них можно и нужно принимать.

– Если любишь человека, учишься идти на компромиссы.

– Прощение измены – это компромисс?

– Богдан, пожалуйста, не надо. Я сделала свой выбор и не собираюсь его менять. Пройдет время, и я стану женой одного из сильнейших правителей Сказочного мира. А вместе с троном получу и бессмертие. Согласись, ради такого можно закрыть глаза на некоторые проступки избранника.

– Хорошая попытка свести все к браку по расчету, но за прошедшее время я успел узнать тебя. Ты не такая, Мира.

– А какая я, Богдан? Подскажи мне, потому что сама я не знаю! Моя жизнь, настоящая жизнь, вернулась всего несколько недель назад. Теперь я совершенно другая, и меня нынешнюю не знает никто. Так что не строй никаких иллюзий и не придумывай того, чего нет. Образ, который ты создал в голове, всего лишь морок, и он не стоит твоего внимания.

– Позволь мне самому решать, что внимания стоит, а что нет. К тому же раз ты сама не знаешь себя нынешнюю, как можешь быть уверена в данном обещании? Только потому, что Кощей был рядом и первым сделал тебе предложение? Так нечестно, и ты сама скоро это поймешь.

– Что ты собираешься делать? – нахмурилась я, глядя на решительно настроенного ученика.

– Скоро увидишь. Ладно, не буду мешать вам с леякой. Вернусь поздно.

Останавливать Богдана я не стала. Ему требовалось проветриться, а мне подумать, как вести себя дальше. За приготовлениями и не самым приятным разговором время пролетело незаметно, накрывая столицу полотном темноты. Снег немного успокоился и теперь опускался на землю крупными хлопьями. Переливчатая мелодия звонка раздалась после девяти вечера, когда я доставала из печи последний пирог. Поправив косынку и фартук, я поспешила в прихожую, с радостной улыбкой открывая двери.

– Светлых дней вам, трия, – тихо произнесла Айна, переступая с ноги на ногу и бросая настороженные взгляды мне за спину.

– Здравствуйте! Меня зовут Мирослава, – улыбнулась я и отодвинулась в сторону, пропуская гостью в дом. – Не опасайтесь встретить моего спутника, он ушел по делам, так что мы одни.

После этих слов леяка заметно расслабилась, а я почувствовала острую потребность узнать подробности произошедшего с подругой Ёжек. Это бы значительно помогло мне вести разговор, но я прекрасно понимала, что не имела права выспрашивать.

– Спасибо, что пришли.

Я проводила гостью на кухню и предложила сесть. Стол уже ломился от угощений. Заварник источал потрясающий аромат чая с нотками апельсина, облепихи и легким флером имбиря. Чудесная витаминная смесь, которая лучше всего подходила для столь лютой погоды. Я принялась выкладывать последние нарезанные куски пирога на тарелки, поглядывая на чайник, который вот-вот должен был закипеть.

– Вы упомянули Ёжек, – тихо произнесла девушка, когда я села напротив нее. – Откуда вы их знаете?

– Может, перейдем на «ты»? – Дождавшись кивка, я продолжила, невольно улыбаясь воспоминаниям. – С девочками мы вместе учились в Школе Сказок. У нас с ними своя непростая история, но сейчас я хотела бы поговорить о другом. Нам нужна твоя помощь, Айна. Помощь теневого оборотня, который может найти кого угодно и где угодно. Раньше я бы ни за что не потревожила тебя, но, увы… у меня безвыходное положение.

– Девочки многое для меня сделали, и я в долгу перед ними, но… Если я воспользуюсь своей силой, меня найдут.

– Кто? Жрецы?

– Если бы, – грустно улыбнулась Айна. – За мной придут сестры, а я не могу этого допустить.

– Ты поэтому спряталась в Светлой империи?

– Да. Сюда нет хода темным.

– Кстати, как ты здесь оказалась?

– Мне помогли, и я бы очень не хотела подводить этого человека.

– Понимаю. – Я печально вздохнула. – Ну что же, я не вправе тебя заставлять, да и не хочу этого. Спасибо и на том, что пришла и все объяснила.

– Скажи, вам нужен именно теневой оборотень, или, может, я сама смогу чем-то помочь?

– Именно оборотень. Мы ищем одного человека, и у нас нет ни единой зацепки. Он может находиться в любой точке Светлой империи, да и Закатных земель, если честно.

– Для вас этот человек очень важен?

– Даже не представляешь насколько. И не только для Ёжек – для всех нас. Я его обязательно отыщу, чтобы такие, как ты, больше не боялись Жрецов Света.

– А он может им как-то помешать?

– Не просто помешать – изгнать из империи, а возможно, и уничтожить, – вздохнула я, а затем отпила из кружки. – Спасибо за чай, очень вкусный сбор получился.

– Пожалуйста, – задумчиво ответила леяка, а затем поднялась и направилась к выходу.

– Айна, ты куда? Давай я вызову тебе извозчика?

– Не стоит, – покачала головой леяка, медленно застегивая пуговицы отчего-то дрожащими руками. – Хочу немного пройтись.

Я не стала спорить, понимая, что ей нужно подумать. Ее явно заинтересовали мои слова, но страх перед другими леяками был сильнее, заставляя скрываться здесь, в самом недружелюбном для темных месте. Возможно, стоило быть жестче и надавить, использовать ее чувство благодарности к Ёжкам и ненависть к Жрецам. Раньше я бы непременно так поступила, но сейчас… Я сильно изменилась. На проснувшиеся эмоции наложилось общение с Костей, Ёжками и даже Янаром. Наивная вера Богдана в мои светлые качества также оставила свой отпечаток.

– До свидания, Мирослава!

– До встречи, Айна, – ответ улетел уже в темноту ночи.

Добравшись до своей комнаты, я опустилась на кровать и прикрыла глаза. Странная тревога не отпускала с самого вечера, но тогда я списала ее на разговор с учеником и ожидание гостьи, от которой слишком многое зависело. Теперь же, когда она ушла, ситуация лишь усугубилась. Объективного повода для волнения я не видела, поскольку предполагала такой исход разговора и морально подготовилась к нему. Однако что-то меня беспокоило.

В очередной раз перевернувшись с боку на бок, я краем глаза заметила движение за окном. Словно там кто-то стоял и подсматривал, но поспешно спрятался, стоило мне повернуться. Сделав вид, что ничего не заметила, я заворочалась, а затем и вовсе встала. Нужно было что-то делать…

С одной стороны, дом был защищен, и вряд ли сюда сможет пробраться кто-то посторонний, рискуя получить магический разряд. С другой же… тревога не отпускала, холодной змеей свернувшись в груди и требуя уйти из комнаты. Спрятаться, скрыться, сбежать…

Решив прислушаться к внезапно расшалившимся чувствам, я спокойно дошла до двери и даже открыла ее, ничем не показывая волнения, когда внезапно раздался треск. Странный, похожий на шум льда, ломающегося весной на реке. Резко повернувшись, я с удивлением посмотрела на стену, по которой поползли искрящиеся трещины. Чем больше они становились, тем чаще вспыхивала защита, явно не справляясь с чужим воздействием. А потом… раздался взрыв.

Удар был такой силы, что меня выкинуло в коридор и приложило о дальнюю стену, выбивая воздух из легких. В ушах противно зазвенело, а мир стал мутным, потеряв четкость и яркость. На пол я буквально сползла, чувствуя боль каждой частью тела. От попытки пошевелиться прострелило спину, заставляя тихо застонать.

Я чувствовала, что сознание вот-вот оставит меня, но из последних сил цеплялась за него, боясь окончательно погрузиться во тьму. Напавший вполне мог повторить удар и пробраться внутрь. Сейчас я была абсолютно беззащитна, и все, что мне оставалось – собственная магия. Но, к сожалению, целителям не дано было лечить свои раны. Медленно делая маленькие вдохи, чтобы лишний раз не тревожить спину, я до рези в глазах всматривалась в образовавшийся проем, за которым царила ночь. Отчего-то чудилось, что враг стоит там. С любопытством рассматривает мое израненное тело и ждет. А вот чего – было загадкой.

Неожиданно мое внимание привлекли спешные шаги по коридору. Собравшись с остатками сил, я сплела парализующее заклинание, надеясь хотя бы так остановить нападавшего, но затем услышала взволнованное: «Мирослава!»

Ко мне подбежал Янар и, убедившись, что я в сознании, попытался узнать, что произошло. В голове снова зазвенело, и я поняла, что погружаюсь в объятия мягкой тьмы. На грани сознания почувствовала, как Янар подхватил меня на руки и понес в другую комнату. Я до крови прикусила губу, и эта боль помогла не уплыть в беспамятство. Оказавшись на диване, я застонала. Огненный маг пытался аккуратно снять с меня остатки свитера, но ощущения были такие, словно он сдирал с меня кожу. Слезы катились по щекам, отчего обожженная кожа нещадно щипала, но я не могла перестать плакать. Сознание то отключалось, то вновь выкидывало меня в эпицентр боли. Когда показалось, что я больше не вынесу, неожиданно все прекратилось.

Я не перестала чувствовать тело, нет, но теперь оно казалось ватным и ослабленным. Попытки пошевелить рукой или ногой не увенчались успехом. Когда над моим лицом появилась ладонь, из которой полился мягкий золотой свет, я вздрогнула. Это свечение несло с собой облегчение, постепенно избавляя от головной боли и отгоняя отвратительный запах паленых волос. Мир вокруг снова обретал четкость, позволяя разглядеть целителя, который надо мной колдовал.

– Антошка… – слабо улыбнулась я, глядя на сосредоточенное лицо парня.

– Потерпи немного, я почти закончил.

– Хорошо, – кивнула я, а затем нахмурилась. – Где Янар?

– Отправился по следу напавшего мага. Мирослава, не дергайся! С ним ничего не случится, а тебе необходим отдых.

– Ты не понимаешь! Этот маг очень силен! Он пробил защиту дома, понимаешь? А на это способен не каждый!

– Поверь, Янар тоже не так прост, как кажется. И в круг Жрецов Света входит не за смазливое лицо. – Антошка распрямился и утер пот со лба. – Все, ожоги я вылечил. Переломы срастил. Сейчас сниму с тебя стазис, и попробуем сесть, хорошо?

Кивнув, я сцепила зубы, понимая, что после отмены заклинания будет небольшой откат. Так и произошло – волна боли на мгновение затопила с головой, вызывая желание выругаться, а затем столь же поспешно отступила, оставляя общую слабость. На практике при сложных и тяжелых операциях целители накладывали специальное заклинание, которое вводило пациента в искусственный сон, тем самым подавляя сопротивление организма чужой магии. Но бывали случаи, когда на введение в сон не было времени, и тогда пострадавшего на время обезболивали, чтобы устранить серьезные ранения. Такой метод был более быстрым, но, увы, имел последствия.

– Так, давай потихонечку встанем… – буквально поднимая меня с подушек, произнес целитель. – Умничка! Как сейчас самочувствие? Голова не болит?

– Пока все хорошо, но нужно подкрепиться. Проводишь до кухни?

– А давай ты посидишь здесь, а я все принесу?

– Нет, пойдем вместе. Не хочу оставаться одна…

– Прости, не подумал, – пробормотал бывший богатырь, а затем осторожно подхватил меня на руки и понес на кухню.

Устроив меня на небольшой кушетке, стоящей в самом углу, Антошка принялся деловито заваривать чай и разогревать пироги. Я же, следя за ним из-под опущенных ресниц, думала о том, как неизвестному магу удалось пробить защиту? Причем не только дома, но и ту, что ставил на меня Костя? А еще пыталась понять, из-за чего покушение произошло именно на меня?

Возможно, кто-то заметил интерес к истории, а особенно к императорской семье, но… За любопытство ведь не убивают? Хотя если учесть, как нынешний император трепетно относится к своей власти, то вполне возможно, что убивают. Тогда почему так долго ждали, а не убрали сразу?

О втором варианте думать и вовсе не хотелось, но все произошло именно после разговора с Айной. Вот тут я не знала, что и предположить. Сама леяка не могла напасть: уровень силы не тот, да и не обладают оборотни стихийной магией. А вот кому-то рассказать о моих словах – вполне. Но, опять же, непонятно, кому и зачем.

В этой ситуации мне оставалось надеяться только на одно – что Янар все-таки найдет нападавшего и сможет узнать его мотивы. С другой стороны, меньше всего мне хотелось, чтобы огненный пострадал.

Получив от Антошки кусок пирога и кружку до приторности сладкого чая, я на время оставила все мысли, молясь только об одном – чтобы Янар поскорее вернулся.

За всеми переживаниями я как-то забыла о девочках, которые обещали с нами связаться ближе к полуночи. Когда по кухне разнесся тихий звон, я невольно вздрогнула, но затем поспешно активировала связь и устало улыбнулась Ёжкам.

– Что случилось? – сразу же задала правильный вопрос Любава.

– Нападение. Не спрашивайте, девочки, я и сама пока не знаю, что и как.

– А Янар? – взволнованно спросила Снежа.

– Отправился по следу нападавшего.

После моих слов Снегурочка прижала руки к груди, словно стараясь унять нервную дрожь. Мне хотелось бы ее успокоить, сказав, что все будет хорошо, но я не могла. Сама переживала за Янара, не зная, с какой силой ему предстояло столкнуться.

– А с Айной что? Как все прошло? – спросила Химаэнир, нервно постукивая пальцами по подлокотнику дивана. – Удалось поговорить?

– Поговорить удалось, но она слишком напугана и вполне может отказать.

– А чем напугана?

– Встречей с сестрами из клана. Если хотя бы толика легенд о теневых оборотнях правда – я не могу винить ее за этот страх.

– Ты объяснила ей, что от этого зависит судьба всей империи?

– Я не имею правда давить на нее, девочки. Тем более, если она откажется помогать, эта информация может навредить и ей, и нам.

В этот момент на кухню вернулся целитель, явно привлеченный голосами, да так и застыл, с удивлением глядя на зеркало.

– Ёжки? – спросил он, а затем смешно икнул.

– Антошка! – раздался нестройный хор голосов, следом за которым посыпались вопросы.

Парень немного заторможенно отвечал на них, переводя взгляд с меня на девочек, а потом обратно. Затем и вовсе сел рядом, при этом накинув на меня еще один теплый плед, за что я была невероятно благодарна.

– А вы как познакомились? – когда девочки чуть подустали, спросил у меня парень.

– Ты что, не помнишь ее? – удивилась Радомила, а затем уже мне: – Ты ему не сказала, да?

– Решила дать возможность вспомнить самому, – улыбнулась я. – Пока не вспомнил.

– Я действительно не помню, – удивился Антон. – И вроде раньше никогда не жаловался на память, а тут… Хотя если мыслить логически. Но нет, не может быть!

– Что не может?

– Я помню только одну девушку, которая училась вместе с Ёжками, но выглядела она иначе.

– С седыми волосами и вишневыми глазами?

– Д-да, – выдохнул он, а затем чуть подался вперед. – Так это правда ты?! Тенья?

– Когда-то была ею, – кивнула я.

– Я тебя даже не узнал! Ты так изменилась! Да и твоя магия… Светлая магия!

– Родная сила, которая покинула меня из-за череды не самых приятных событий.

– Но как ты вернула ее?

– Помогли высшие силы, – честно призналась я, а затем вздрогнула, услышав, как хлопнула входная дверь.

Пару мгновений спустя на кухне появились Янар с Богданом. Злой, измазанный в какой-то странной жиже, но при этом живой и невредимый огненный маг и хмурый ученик Обители Энастель.

– Как приятно, когда после тяжелого рабочего дня тебя встречает такой цветник! – хмыкнул Янар, переводя усталый взгляд с меня на девочек.

– И тебе привет! – помахала Хима, не дождавшись никакой реакции от взволнованной Снежаны.

– Снежик, все хорошо, – уже мягко улыбнулся маг, а затем подошел ко мне. – Живая?

– Не дождешься, – со смешком отозвалась я, тем самым стараясь скрыть волнение. – Ты нашел нападавшего?

– Нашел. Правда, узнать, зачем он это сделал, уже не смог.

– Почему?

– От него избавились. Сначала наняли для покушения, а затем очень качественно замели следы. К сожалению, даже духа допросить не выйдет – заклинание полного разрушения сущности.

– Мразь, – выругалась Радомила, которая была потомственным некромантом и весьма щепетильно относилась к посмертию.

– Согласен, – вздохнул Янар, а затем сел прямо на пол, упираясь спиной в кушетку, на которой я лежала.

Антошка тут же протянул магу кружку с чаем, а также солидный кусок пирога, чем заработал благодарный кивок. Пока маг ел, восполняя потраченные силы, я решила порассуждать вслух.

– Янар, скажи, раньше такое было?

– Если ты про нападения – то были, неоднократно. Сама понимаешь, у Жрецов Света много врагов. Что же касается убийства исполнителя… Да, тоже было – светлые умеют мастерски заметать следы.

– Вот уж одно название «светлые», – пробурчала Радомила, а затем к чему-то прислушалась. – Так, кажется, за мной пришли.

– За тобой еще час назад пришли, – флегматично отозвалась Голуба, в данный момент явно пребывая мыслями где-то далеко. – Просто Избушка его блокировала, чтобы дать нам время пообщаться.

– Ой… – выдохнула некромантка и поднялась со скрипучего дивана. – Так, я убежала, а с вас подопытный материал.

– В смысле? – не поняла я.

– Труп заказчика, который посмел напасть на одну из Ёжек! Обещаю, уж я ему устрою веселую загробную жизнь!

– Знаешь, с каждым днем меня все больше пугает твоя кровожадность, – пробормотала Химаэнир, переводя настороженный взгляд с лица подруги на ее живот. – Четыре некроманта в одном – это страшно!

– Еще слово – и прокляну! – пробурчала Рада. – Будешь ходить сразу с пятью, а то и шестью!

– Типун тебе на язык!

– То-то же! – усмехнулась некромантка, а затем помахала нам и потопала на выход.

В то время как девочки смотрели на беременное чудо с нескрываемым умилением, я с трудом подавила сожаление и зависть. Я ведь могла уже быть бабушкой, если бы в один из летних дней мою жизнь не разрушили. Эта утрата все никак не желала отпускать, даже с учетом того, что уже не приносила прежней боли. Даже странно… Впрочем, сейчас были проблемы поважнее.

– Значит, нападения на тебя совершались и до этого?

– И неоднократно, но чтобы дома – впервые. Здесь очень сильная защита… была. Даже не представляю, какой силой обладал этот наемник.

– А может, у него имелся какой-то артефакт, увеличивающий резерв или мощность заклинания?

– Вполне может быть, но, если и так, заказчик его забрал.

– Спланированное покушение с использованием значительных магических ресурсов. Могло ли быть так, что наемник перепутал нас с тобой и напал по ошибке? Допускаю такую возможность, но отчего-то мало верится.

– Мне тоже кажется, что покушение было именно на тебя. Либо же с целью запугать Янара. Но вот для чего? – задумчиво спросила Хима. – Котик, ты в последнее время не участвовал в темных делишках?

– Если не брать в расчет «наше дело», – последнюю часть фразы огненный выделил интонацией, – то нет, не участвовал. Но не факт, что это связано с последними делами. Возможно, кто-то из старых врагов долго и тщательно готовил план, чтобы мне отомстить.

– Вариант отпадает, – покачала я головой. – Если бы хотели достать тебя, то били бы напрямую.

– Совсем не факт, – вздохнул огненный маг и устало прикрыл глаза. – Светлые умеют мстить, а главное – любят и практикуют. Чем больше боли они доставляют своим врагам, тем слаще расплата. В моей жизни имеется случай, когда из-за моей глупости пострадал близкий человек. Так что, Мирослава, этот удар вполне мог быть направлен на меня, а тебя выбрали в качестве орудия мести.

– Знаешь, если это правда, то так даже лучше. Хуже было бы, если бы кто-то посторонний узнал о нашем… деле.

– Не стоит списывать и этот вариант, – нахмурившись, произнесла Яника. – Кто-то мог заметить ваш интерес к истории и императорской семье и доложить об этом соответствующим товарищам.

– Что возвращает нас к необходимости найти заказчика и выяснить его мотивы, – вздохнул Янар.

– Снова поиски, – пробурчала Хима. – И это в очередной раз доказывает, что мы должны привлечь к делу теневого оборотня. Без нее нам не обойтись.

– Я не могу заставить ее… – устало покачала головой я.

– А я смогу, – спокойно произнес Богдан, но мне отчего-то совсем не понравилось выражение его лица.

Глава 14

– Доброе утро! – сонно поздоровалась я, вползая на кухню и тут же заворачиваясь в плед.

– Ты чего так рано? – удивленно спросил Янар, отодвигая для меня стул.

– Да я сама в состоянии…

– Знаю, но меня мучает совесть, так что дай за тобой поухаживать.

Огненный маг протянул мне кружку с чаем.

– Ну и чего она тебя мучает?

– Я все-таки считаю, что этот удар был направлен именно на меня, а тебя выбрали в качестве жертвы.

– А я все так же считаю, что это могло быть нападение из-за повышенного интереса к императорской семье. Поэтому давай просто закроем тему. Скажи, а как ты решил вопрос с защитой дома и разрушенной стеной?

Янар тяжело вздохнул.

– Стену пока заложили досками, после чего я восстановил защиту всего периметра и отдельно наложил запирающее заклинание на комнату. Твои вещи мы перенесли в гостиную, заберешь, когда захочешь.

– Да, – протянула я, – доставили мы тебе хлопот. Кстати, меня никто не искал?

– А-а-а, так вот из-за чего ты встала в такую рань, – понимающе улыбнулся хозяин дома. – Искал-искал, но я сказал, что ты спишь. Он пообещал связаться с тобой чуть позже.

– А как… как он выглядел? – Я отчего-то засмущалась.

– Как мужчина, готовый сорваться с места, чтобы прибыть в недружественную страну и забрать свою невесту. Злился он, Мира, и я прекрасно понимаю его чувства. Знаешь, мне кажется, что тебе стоит вернуться в Закатные земли.

– Что?

– Ты умная девочка, и я уже успел оценить это твое достоинство, так что выслушай меня и постарайся понять. Ты не просто Ёжка, которую отправили на задание по «спасению мира», хотя и это страшно: если с тобой что-то случится, Яги не успокоятся, пока не накажут всех виновных. Но это полбеды. Намного страшнее, если за тебя начнет мстить Кощей. Я видел его силу, Мирослава. Читал, на что способно мертвое воинство. Это на самом деле страшно. Начнется война, и я не уверен, что другие князья и цари останутся в стороне. Все твои подруги очень удачно нашли женихов, и сейчас в руках рода Яг фактически вся военная мощь Закатных земель. Сами они очень милые девочки, которые захотят избежать кровопролития. Но вот если на них повлияет Кощей, а он наверняка сможет, плохо будет всем. И когда придет время давать отпор иномирному вторжению, мы будем ослаблены из-за внутренних междоусобиц. – Янар ненадолго замолчал, будто собираясь с мыслями. – Мое мнение – тебе стоит исчезнуть из Светлой империи и позволить мне самому продолжить поиски.

– Спасибо за предложение, но я не могу. Ты по-своему прав, не спорю, но… Если Источник выбрал меня, значит, на то были свои причины. Я буду до конца участвовать в поисках и очень надеюсь на твою помощь.

– Да куда уж я денусь? – хмыкнул Янар. – Тем более за такие пироги я готов практически на все.

– Льстец! – улыбнулась я в ответ, а затем не выдержала: – Янар, если не хочешь, можешь не отвечать, но все же… Вчера ты сказал, что однажды из-за твоей глупости кто-то пострадал. Кто это был?

В первое мгновение мне показалось, что маг встанет и уйдет. Лицо его осунулось, плечи поникли. Боль, появившаяся во взгляде, ясно говорила, что Янар до сих пор не смирился с потерей. Я прекрасно понимала его чувства – сама прошла через это, и, если бы он попросил, закрыла тему. Но мужчина продолжал молчать, безучастно глядя в свою полупустую кружку, а я его не торопила, давая возможность собраться с мыслями.

– Ее звали Янира, – тихо сказал маг, произнеся имя девушки на выдохе, с надрывом. – Моя маленькая сестренка. Мой рыжик. Самое светлое и веселое создание в империи. От ее улыбки даже пасмурный день становился ярче. Она была замечательной девочкой – с боевым характером, но при этом умела сочувствовать и всегда старалась всем помочь. Я часто ругал ее за это стремление, прекрасно понимая, что времена добра минули. В наше время светлые уважают только силу, стараясь раздавить тех, кто слаб. Она была беззащитна перед подлостью, но для этого и нужны старшие братья, чтобы оберегать и защищать. Тогда я еще не понимал, что именно Янира – моя главная слабость. Зато это отчетливо осознавали Жрецы Света, которым пришлись по душе моя магия и амбиции. Они пестовали оба этих качества, постепенно из рядового мага возведя меня в ранг доверенных лиц. Не передать словами, как я радовался! Как гордился собой, упиваясь властью и собственной значимостью. Знаешь, никогда не забуду день своего посвящения. Невероятное чувство величия вначале и полное опустошение в конце. Думаю, ты уже догадалась, что произошло… Как только я стал одним из Жрецов, мою малышку убили. Не хочу рассказывать как – слишком тяжело. Но тогда они все свалили на темных, которые якобы прокрались на наши земли, чтобы уничтожить самое ценное – детей. В тот черный день погибла не только Янира. Горе пришло в дома сотни семей, вместе с болью утраты рождая черную, всепоглощающую ненависть к тем, кто это сделал.

Янар прервался и сделал глоток чая. Закрыл глаза, словно отсчитывая секунды, а затем продолжил.

– Если бы ты только знала, как я ненавидел темных. С каким наслаждением уничтожал их, стараясь чужой болью заглушить собственную. Но все было напрасно… Иногда мне кажется, что в моем сердце навсегда останется рана, которую не сможет зарастить даже время.

– Когда ты узнал, что твою сестру убили Жрецы?

– Начал догадываться, когда впервые столкнулся с Химой. Выполнял поручения светлых, а сам потихоньку наводил справки, желая узнать имена тех, кто оборвал жизни детей. Знаешь, было слишком много недомолвок, нестыковок, которые в момент ярости теряют свое значение. Но стоит лишь задуматься, и все случившееся приобретает иной окрас. В конечном счете я узнал, что произошло на самом деле. Вычислил каждого, кто разработал этот план и привел его в исполнение…

– И что ты сделал?

– Отомстил… и мщу до сих пор, раз за разом отнимая у них самое дорогое – власть. Вполне возможно, что они меня раскрыли и пытаются убрать. Да я почти уверен в этом! Но если раньше меня это не волновало, потому что больше нечего было терять, то теперь у меня есть Снежка, а еще ты. Такое же искреннее и светлое создание, как моя Янира.

– Не сравнивай меня со своей сестрой, Янар, не пятнай ее память. Я вовсе не такая, какой ты хочешь меня видеть. В моей жизни было много тьмы и много крови. Я светлая лишь силой, но не душой…

– У нас с тобой разные взгляды на жизнь и на совершенные поступки, однако одно я могу сказать точно – я сделаю все для того, чтобы больше ты не пострадала. Просто потому что ты – это ты, такая, какая есть. Хотя твои подруги в гневе тоже страшны, – рассмеялся Янар, пытаясь разрядить обстановку.

– Спасибо, – улыбнулась я, а затем смахнула с лица слезы. – Ну вот, смотри, заставил девушку плакать! Совести у тебя нет!

– Я тоже так считаю, – неожиданно донесся голос из зеркала, который заставил вздрогнуть нас обоих. – Душа моя?

– Костя! – воскликнула я, чувствуя, как на губах расцветает счастливая улыбка.

– Как ты? Сильно пострадала?

– Все хорошо, не переживай, пожалуйста. Меня сразу же вылечили, затем напоили чаем и обеспечили подругами, которым я смогла пожаловаться.

– Уже наслышан. С утра мне поступило десять посланий с предложением выкрасть тебя у светлых и вернуть домой.

– Девочки нажаловались своим мужьям, да?

– Не просто нажаловались, а описали в красках, как ты чуть не пала смертью храбрых. Кажется, минимум в двух княжествах готовятся возвести твою статую в полный рост.

– Издеваешься, да?

– Нисколько, душа моя. Знаешь, я действительно уже почти готов забрать тебя. Пока меня останавливают лишь обещания твоих защитников.

– И как много ты слышал?

– Достаточно, чтобы прийти к тем же выводам, что и Янар. Его вычислили, и раз не убрали сразу, значит, доказательств пока нет. Из этого легко сделать вывод – ты станешь новой мишенью. Той слабостью, которой его будут шантажировать, или снова попытаются лишить.

– Не исключаю такого варианта, но это ничего не меняет. Я продолжу поиски и сделаю все, чтобы найти наследника.

– Знаю, душа моя, и именно поэтому мы решили тебе помочь. Найдите Айну и поговорите с ней.

– Уже, Кость. Она отказалась.

– Да, мне передали, что она боится встречи с сестрами. Пусть не переживает, мы займемся ими. Передайте, что теневым оборотням в ближайшее время будет некогда искать сбежавшую сестру.

– Что вы собираетесь делать?

– То, что давно следовало. Пора расширить территории Закатных земель.

– Война?

– Душа моя, там крошечный остров. У них на войну не хватит ни сил, ни возможностей. Поиграем с ними, чтобы отвлечь, а затем покажем, на что способны объединенные войска Заката. Не переживай, все будет хорошо.

Я улыбнулась, тая под внимательным взглядом изумрудных глаз.

– Я соскучилась.

– Не передать словами, насколько соскучился я, моя царица. И очень жду твоего возвращения. Думаю, пары месяцев вполне хватит, чтобы продемонстрировать силу наших чувств и сыграть свадьбу.

– Я… подумаю, – сдержать улыбку оказалось выше моих сил.

– Люблю тебя, душа моя.

– А я тебя. До встречи.

Попрощавшись, я отключила зеркало и перевела рассеянный взгляд на Янара.

– Да-а-а, любовь – она такая, – понимающе усмехнулся огненный маг и протянул мне новую порцию чая.

– А любовь ли? – негромко спросил Богдан, но когда я обернулась на голос, увидела только спину.

– Мирослава, прими совет от старшего брата – не жалей чувства мальчишки. Твоя жалость будет восприниматься как надежда, а она порой сильно ранит.

– Знаю, Янар, знаю, – вздохнула я. – Ладно, я пошла собираться.

– Куда?

– Надо съездить к Айне и поговорить.

– Ну-ну, – насмешливо произнес Янар и усадил меня обратно за стол, пододвигая блюдо с пирогом. – Никуда ты одна не поедешь, да и мне лучше пока не высовываться. Есть другое предложение…

В итоге решили снова пригласить Айну в гости, только на этот раз записку поручили передать Богдану. В результате почти весь день прошел на нервах, заставляя меня метаться между библиотекой и окном в гостиной, откуда просматривалась улица. Также спокойствия не добавлял Янар, который хвостом следовал за мной, но при каждом косом взгляде делал вид, что идет в совершенно другую сторону. Вначале я старалась его игнорировать, но чем дольше продолжалось это представление, тем больше закипала. В какой-то момент я попыталась закрыться в своей новой комнате, чтобы хоть немного успокоиться, но огненный ввалился и туда, что стало последней каплей.

– Янар, – начала я, стараясь не сорваться на рычание, – я понимаю, что ты беспокоишься обо мне, и очень ценю это, но… Если мне захотят навредить, то сделают это, когда ты будешь вне дома, либо поймают где-нибудь на улице. Так что перестань уже ходить за мной и займись чем-нибудь полезным!

Хорошо, что я не выразила свои мысли ранее, когда нас подслушивал Кощей, иначе бы уже сейчас металась не по дому светлого, а по кабинету Кости.

– Под полезным ты понимаешь…

– Вот ты знаешь, как теневые оборотни ищут своих жертв?

– Думаю, по отпечатку силы, но не уверен.

– Вот и я не знаю, так что давай ты поищешь какие-нибудь книги, почитаешь, а потом расскажешь мне?

– И зачем, если через час к нам придет полноценный источник информации?

– Ладно, тогда давай поговорим о погоде. Как думаешь, сколько нам еще терпеть это снежное безобразие?

– Вот чего не знаю, того не знаю. Погодники разводят руками и утверждают, что не в их силах рассеять магическую грозу такой силы, а другие и вовсе боятся лезть.

– Неужели никто не выдвинул даже предположений по ее происхождению? Вот у меня уже целых три! Как я уже говорила: на грозу могло повлиять уничтожение земель Хаоса, которое сопровождалось колоссальным выбросом силы. Второй вариант, что шаманят сами светлые. Возможно, проводился или даже проводится какой-то запрещенный ритуал, оказавший влияние на грозовой фронт. И самое неприятное предположение – те несколько месяцев, на которые я рассчитывала, начиная поиски, внезапно закончились раньше времени…

– О чем ты?

– Что, если новая брешь, угрожающая нашему миру, уже открылась и такие погодные аномалии – последствия разрыва материи?

– Слушай, да ты оптимистка!

– Я только выдвигаю предположения, до которых могли додуматься и ваши маги. И меня очень волнует: какую версию они считают наиболее вероятной и знают ли, как исправить положение…

– К сожалению, мой уровень доступа не поможет нам получить ответ на эти вопросы.

– А жаль… Я бы покопалась в секретных архивах.

– Вот как возведешь на престол нового императора, так его и попросишь, – хмыкнул огненный маг.

– Только для начала его нужно найти, – раздался смущенный голос от двери. – Простите, что без стука. Меня провел ваш брат.

– Ничего страшного, – улыбнулась я, вставая с места. – Привет. Чай будешь?

– Если остались вчерашние пироги – буду.

– Вчерашних не осталось, – покосившись на прожорливых мужчин, прокомментировала я, – зато есть сегодняшние.

– Представляешь, она даже кусочка мне не дала! – обиженно отозвался маг, при этом стараясь держаться от напряженной леяки на расстоянии.

– Не заслужил! Пойдем, Айна. По старому обычаю рода Яг – сначала мы тебя накормим…

– Сразу говорю, бани у меня нет! – хмыкнул за моей спиной Янар.

– У меня упрощенная версия гостеприимства, – отмахнулась я от вредного мага и повела гостью на кухню. – В общем, не буду томить и расскажу все как есть. Изначально меня отправили к тебе подруги, которые знали о способностях теневых оборотней. Я действовала сама, без поддержки Совета магов, поэтому не могла обещать тебе ни защиты, ни благодарности за помощь. Теперь же все изменилось. Совет просит твоего участия в поисках и обещает, что отвлечет твоих сестер на это время. Затем, если захочешь, вернешься обратно в Закатные земли – маги смогут обеспечить твою защиту, а нет – останешься в Светлой империи. Что скажешь?

– Что, по всей видимости, мне просто не оставили выбора, – невесело усмехнулась девушка. – Впрочем, после вчерашнего разговора и сегодняшней беседы. – Короткий взгляд в сторону Богдана заставил меня чуть нахмуриться. – Я и сама поняла необходимость перемен, так что да, я согласна вам помочь.

– Хоть одна хорошая новость за весь день, – отозвался от двери Янар. – Что тебе нужно для поиска?

– Кровь ближайшего родственника, – пожала хрупкими плечиками Айна.

– Мда-а-а, поспешил я с радостью, – пробормотал огненный маг, а затем достал из шкафа бутылку, налил из нее по полбокала себе и Богдану и выпил махом.

– А мне? – с наигранной обидой протянула я, подозревая, что пьют они что-то покрепче чая.

– Мала еще, – отмахнулся от меня Янар и посмотрел на Айну. – Без крови точно никак?

– Увы, – развела руками девушка. – Лишь по крови мы можем определить местоположение нашей жертвы с точностью до десяти шагов. Даже не представляете, сколько в ней хранится информации!

– Айна, прости, что заставляю вспоминать неприятное, но это может быть важно. Когда Жрецы поймали тебя и держали в замке, они не говорили, для чего ты им?

– Может, и говорили, но я мало что помню. Состояние было… не то.

– Прости, – тихо произнес огненный маг и отвернулся.

Он явно чувствовал свою вину за случившееся, но изменить прошлое не в наших силах.

– Янар, как думаешь, возможно, с помощью леяки Жрецы хотели кого-то отыскать?

– Скорее всего. Мысль, конечно, бредовая, но что, если они догадались, что не все наследники императорского рода погибли?

– Исключено. Он был надежно спрятан ото всех!

– Одно дело – спрятать, и совсем другое – скрыть силу наследника, – задумчиво произнес Богдан. – У любой правящей династии есть свои обряды, которые передаются из поколения в поколение именно по крови. Бывали случаи, когда магия крови применялась родом, не принадлежащим к правящему, но срабатывала она только в случаях, когда все прямые потомки были мертвы. Если предположить, что нынешний император попытался провести один из обрядов рода Варишей, но у него ничего не получилось, тогда он мог обо всем догадаться.

– А если учесть нашу заинтересованность этим вопросом… – произнесла я и посмотрела на Янара. – Значит, охота идет на нас всех.

– Что возвращает к необходимости поиска. Так, допустим, что вы правы и Жрецы хотели отыскать наследника по крови. Значит, где-то в храме имеется сосуд с образцом этого ценного элемента. Вопрос только, где они его хранят.

– А еще – откуда взяли, – дополнил мысль Антошка, который пришел чуть позже ребят. – Не думаю, что Роатор хранил кровь врага в своем кабинете.

– Если намекаешь на трупы, то вряд ли. Все тела были сожжены.

– Но откуда-то они ее взяли?

– Выясню! – хмуро произнес Янар.

– Мы выясним, – поправила я. – Антошка, сможешь составить список обрядов, доступных истинному императору? Возможно, на основании этого мы сможем узнать, что планировал сделать Джамал. Айна, тебе пока стоит вернуться к работе. Если вдруг кто-то заинтересуется нашим знакомством, списывай все на требовательную клиентку, которая заказала особую смесь для чая.

– А вы?

– А мы раздобудем кровушку. Заодно попьем ее у Жрецов.

– Рискуешь, Мира, – нахмурился огненный.

– Другого выхода нет.

Распрощавшись с ребятами, которым не стоило знать подробности нашего плана для их же блага, мы с Янаром и Богданом вернулись на кухню и сели думать. Дело само по себе было нелегким, а внимание Жрецов лишь усложняло его. С одной стороны, нам уже нечего было терять – мы и так прокололись, слишком активно и неаккуратно перебирая архивные документы. С другой стороны, светлые не знали, для чего и для кого мы это делаем. Надеюсь, что не знали. Поэтому, прежде чем продолжать поиски, следовало узнать точное местоположение крови, а уже потом разработать план по ее извлечению. Для этого задания требовался посторонний человек, приближенный к Жрецам, но при этом не замеченный с нами.

– Есть идеи, кого можно попросить?

– Есть, и даже не одна. В свое время я оказал несколько услуг полезным людям, которые так и не стали Жрецами, но приближены к ним. Попробую подергать за ниточки.

– Хорошо, а я тогда посоветуюсь с подругами и…

– Не стоит, Мира. Я сильный маг, но среди светлых встречаются и сильнее.

– Боишься, что нас могут подслушать?

– Небезосновательно опасаюсь этого. Лучше пока держать все в тайне и на время осесть. Возможно, так мы немного ослабим внимание к себе. Я попытаюсь поговорить с другими жрецами и расскажу историю о сестре, которой долго не было дома, и теперь она интересуется историей. Но сама понимаешь, что это очень притянуто.

– Понимаю, поэтому прошу тебя не рисковать и не соваться в этот гадюшник.

– Мне в любом случае придется там появиться, иначе мое отсутствие будет выглядеть подозрительно. Не стоит давать им лишнюю пищу для размышлений.

– Согласна и… Знаешь, о чем я сейчас подумала? А что, если посетить императорский склеп? Ты сказал, что Джамал уничтожил весь род Варишей, а затем сжег, но усыпальницы-то он не трогал. Возможно, что там сохранились тела в более или менее приличном виде, которые можно будет использовать.

– И каким образом? – удивленно спросил ученик, внимательно прислушиваясь к нашей беседе.

– Воссоздать их кровь!

– Не хочу тебя огорчать, но это нереально, – покачал головой Янар.

– Если мы о чем-то не знаем, то это не говорит о его невозможности! Яна-а-ар, мне надо поговорить с девочками!

– Опасно.

– Знаю, но очень надо! Рада – некромант, она многое знает о темных ритуалах, а Хима…

– И кто же моя несостоявшаяся невестушка?

– Маг крови, – нехотя ответила я.

– Однако, – удивленно вскинул брови Янар. – Ладно, но для начала надо обезопасить вас. Сейчас обновлю защиту и свяжусь с Советом, чтобы они дали доступ к нашей тайной линии связи.

– Спасибо! Тогда с тебя налаживание контактов, а с меня чай и блины!

– Ты всегда готовишь, когда нервничаешь?

– Я? Да нет вроде…

– Тогда поздравляю, у тебя появилась вредная привычка, из-за которой я скоро не влезу ни в одну вещь.

– Не ты один, – хмыкнул Богдан. – А мне что делать?

– Будешь помогать с начинкой! – решила я и принялась за готовку.

Нервничала ли я? Очень! Было страшно услышать отрицательный ответ от Ёжек и тем самым подставить Янара под удар. А еще хотелось поскорее закончить наши поиски и вернуться обратно, в надежные объятия Константина, по которому я очень соскучилась.

Янар появился на кухне спустя час, когда на тарелке уже красовалась внушительная стопка тонких кружевных блинчиков, а рядом расположились вазочки с нежным творожным кремом, медом и арбузным вареньем. Посмотрев на эти гастрономические красоты, огненный маг как-то особенно тяжело вздохнул и водрузил на стол свое зеркало.

– Все настроил. Девочки уже ждут.

– Связывайся! – поторопила я и села рядом, внимательно вглядываясь в зеркальную гладь.

– Привет! – заулыбались подруги и синхронно помахали. – Как дела?

– Привет! Хотелось бы сказать, что отлично, но пока очень под вопросом. Кто там с вами?

– Мужья, – хмуро ответили мне и покосились за зеркало.

– Больше никого?

– Не-а, другие ждут в коридоре. А что такое?

– А мужья знают все ваши секреты? – очень тихо спросила я, так, чтобы слышали только девочки.

– И даже больше! – внезапно раздался голос за кадром, после чего за спиной Рады появился знакомый беловолосый мужчина с весьма примечательной татуировкой на лице. – Добрый вечер.

– Здравствуйте! – поздоровалась в ответ и покосилась на мальчиков, не зная, стоит ли их представлять или как.

– Здравствуй, Киан, – словно отвечая на мой невысказанный вопрос, произнес Янар. – Я так понимаю, Мстислав тоже там?

– Думал, оставлю жену с тобой наедине? – усмехнулся ректор АТБИ, тоже появляясь в поле зрения.

– Напрасно переживаешь. Я понял, что наши с ней чувства были ошибкой. Орчанка с дубинкой за спиной убивает романтическое настроение на взлете.

– Ничего-ничего, ты еще здесь появишься. Мы тебе все припомним, морда огненная! – показала язык Химаэнир, а затем посмотрела на меня. – Так о чем ты хотела поговорить?

– В общем, тут такое дело. Мы уговорили Айну помочь нам с поиском наследника, но… для этого нужна кровь прямого родственника.

– Зомби мне в мужья! – вырвалось у некромантки.

– Дорогая, надеюсь это не пожелание? – тут же поинтересовался ее муж, отчего Радомила закашлялась.

– А каковы шансы найти эту кровь? – вмешалась в разговор Хима.

– Это вы мне скажите. Я даже готова рассмотреть вариант ее воспроизводства из мертвого тела.

– То есть вы хотите найти предков Варишей и выжать кровь из их останков? – скривилась Алёнушка, слегка побледнев. – Неожиданное решение.

Рядом поперхнулся Богдан, который как раз решил выпить чаю.

– К сожалению, Мир, я тебя ничем не порадую, – вновь взяла слово Радомила. – В некромантии нет ни единого обряда, который смог бы превратить мертвое в живое. Создать подобие жизни – легко, но воскресить…

– А ты что скажешь, Хим?

– Надо переговорить с бабушкой. Она лучше меня разбирается в этих вопросах. Но, возможно, я и смогу вам помочь. В голове крутится старый рассказ об обряде воскрешения, но мне нужно уточнить. Мстислав, перенесешь меня? Скоро будем!

– Ждем! – кивнула я и, как только Хима переместилась, посмотрела на Раду. – Милая, как я поняла, у тебя тройня? Ты пьешь укрепляющие отвары?

– Не могу, – ответила некромантка и поморщилась. – Мне от них нехорошо.

– Оно и видно, – нахмурилась я, глядя на темные круги под глазами подруги. – Есть где записать состав? Отдашь его наставницам, они приготовят.

– Так, может, я сама?

– Нет, тебе сейчас лучше отказаться от использования магии. Не знаю, в чем дело, но твои силы словно утекают в никуда. Не могу понять, что это такое, но мне не нравится.

– Я тоже чувствую, что в последнее время происходит что-то неладное, – нехотя призналась Радомила и покосилась на напрягшегося мужа. – Прости, что не сказала.

– Позже поговорим. Мирослава, диктуйте, я все передам старшим Ягам.

– Спасибо. И еще… Советую на время надеть на Раду блокирующие браслеты.

– Что?! – возмутилась некромантка и соскочила со своего места.

– Сядь, – холодно приказала я, внимательно глядя на подругу. – Хочешь, чтобы дети лишились магии? Или вовсе потерять их? Успокойся и сама подумай, что произойдет с тобой и малышами, если достигнешь критического уровня. С браслетами же магия будет накапливаться внутри тебя, что позволит вернуть силы.

– Но я не хочу оставаться беззащитной…

– Твой муж – сидхай, и, как я поняла, не самый слабый. Рядом с вами постоянно находятся наставницы, которые защитят любой ценой. Про Ёжек и вовсе молчу. Так о чем речь?

– Ты права, прости, – прошептала Рада и прижалась к груди мужа. – Не против, если мы уйдем?

Кивнув, я продиктовала Киану состав укрепляющего сбора, который сама готовила для будущих одаренных мам, а затем попрощалась и устало откинулась на спинку стула. В ожидании возвращения Химы собеседники разбрелись по делам, а мы вновь задумались о насущных проблемах.

– В чем дело, Мира? – напряженно спросил Янар.

– Я боюсь.

– Чего?

– Рада одна из немногих, кто побывал в землях Хаоса. Во время своего злоключения она столкнулась с тварью, которых у нас называли Кукловодами. Когда маги собрались для уничтожения мертвых территорий, один из Кукловодов зацепился за них и чуть не сорвал весь обряд, но Радомила и ее малыши смогли помешать ему.

– И? Они ведь смогли переместить земли Хаоса в другой мир и запечатали переход.

– Что возвращает нас к моему предположению о возникшей бреши.

– Что за предположение? – уточнил Богдан, до этого безмолвно находящийся рядом.

– Я считаю, что твари Хаоса снова попали в наш мир. Иначе я ничем не могу объяснить потерю Радомилой сил.

– Почему ты не сказала ей об этом?

– Не стоит волновать беременную женщину. Расскажу все Косте, а он проверит и, если я права, поставит в известность остальных.

– Надеюсь, ты ошибаешься.

– Я тоже…

Пока ждали Химаэнир, выпили еще по чашке чая, а затем как-то незаметно перешли на вино. В доме, несмотря на камин, было довольно прохладно, и в какой-то момент я поняла, что даже плед не спасает. Так что, посовещавшись, мы с ребятами решили сварить глинтвейн. Пока Янар доставал запасы красного полусладкого из подвала, я порезала дольками апельсины, извлекла из хладокамеры замороженную вишню и поставила на огонь кастрюлю с небольшим количеством воды. К моменту возвращения Янара с пыльной бутылкой специи уже были отмерены, фрукты закинуты, оставалось дело за малым.

– Неплохо вы устроились, – хмыкнула Хима, глядя сквозь зеркало, как я разливаю ароматный напиток по стеклянным кружкам.

– Отогреваемся. У нас, между прочим, зима. – И я продемонстрировала шерстяное платье, поверх которого накинула плед.

– Знаю. Наставницы рассказали, что над Светлыми землями бушует удивительная по своим свойствам и мощи гроза. Правда, наши пока не выяснили, с чем это связано. Так, касаемо нашего дела. У меня для вас две хорошие новости и две плохие. С чего начинать?

– Давай с хорошей, – вздохнула я и отправила в рот кусочек сыра.

– Бабушка сказала, что есть обряд, с помощью которого можно воссоздать кровь давно умершего!

– Да ладно! – выдохнула я и с улыбкой посмотрела на Янара. – Я же сказала!

– Не спеши радоваться, – осадил меня маг и повернулся к Химе. – Что еще?

– Вторая хорошая новость: у вас есть один из ингредиентов – светлая магия.

– А плохие?

– Нужен один маг крови и один некромант. И они даже есть, но вот только до вас не доберутся.

– Да уж, проблема, – протянул Янар, а я задумалась.

– Вам действительно не стоит соваться в Светлую империю – сейчас здесь очень нестабильная обстановка. Но ведь в Закатных землях остались Светлые, которые не пожелали возвращаться. Хима, что еще нужно для обряда? Возможно, мы сможем вам это переслать…

– Интересно как? Границы хорошо охраняются – вас сразу засекут.

– Когда мы переместились на Светлые земли, то прошли несколько километров, прежде чем нарвались на пост. Поэтому охраняются – это громко сказано. Тем более с учетом текущих погодных условий…

– Вот-вот, с вашей грозой лучше не высовываться из дома, – покачал головой Мстислав, крепко обнимая жену. – Мы можем воспользоваться артефактами и переправить все необходимое с их помощью.

– Что за артефакты?

– Велимиров ларец. Раньше их использовали для пересылки писем и небольших предметов на дальние расстояния, но из-за малой вместительности со временем ими почти перестали пользоваться. Насколько я знаю, в Главном Имперском музее такой ларец хранится как экспонат.

– Ты прав, я действительно встречал нечто подобное. А у вас есть?

– Да, есть парочка в АТБИ. Показываем студентам в качестве наглядного пособия.

– Здорово! Значит, других светлых искать не придется, – обрадовалась Химаэнир. – Тогда нам для обряда понадобится еще генетический материал… кусочек плоти кого-то из почившей императорской семьи. Мы подготовим промежуточный состав и переправим вам. А ты, Мира, закончишь обряд.

– Всего ничего, – нервно рассмеялась я, – попасть в музей, выкрасть ларец, а затем отыскать останки в императорской усыпальнице и провести передачу.

– Не переживай, справимся, – подбодрил меня Янар и обнял за плечи, прижимая к себе.

– Светлый, я одного не могу понять: откуда такая тяга к чужим невестам? – глядя на нас, хмуро спросил Мстислав.

– Не завидуй! – хмыкнул огненный маг, а затем поцеловал меня в макушку.

– Хватит дразнить моего мужа! – погрозив кулаком, фыркнула Хима. – Тем более что он прав – убери руки от чужой невесты. У тебя своя есть, которая к тому же места себе не находит от волнения.

– И ты не завидуй – сама за меня не пошла! – улыбнулся Янар, а я не выдержала и стукнула его по плечу. – Ладно-ладно, молчу. Итак, значит, с нас – ларец и останки, с вас все остальное. Эх, давно я разбоем не занимался!

– Не разбоем, а временным изъятием чужого имущества, – не согласилась с определением я. – Но если в общем, то да – достаем все необходимое и молимся богам, чтобы у нас все получилось. Ребята, мы с вами свяжемся, как все раздобудем.

– Будем ждать. Берегите себя.

Оборвав связь, мы некоторое время посидели молча, а потом разошлись по своим комнатам – обдумывать предстоящую… конфискацию.

Глава 15

– Слушай, я все понимаю – нервы сдают, домой хочется, но ты можешь улыбнуться? Так, я передумал. Лучше верни, как было.

– Янар! – шепотом возмутилась я, толкая огненного мага в бок.

– Что? – Он тоже перешел на шепот. – Мы наслаждаемся красотами столичного музея, а у тебя лицо, будто ты пришла убивать.

– Я сейчас действительно кое-кого убью! Ты можешь помолчать хоть минуту?

– Не могу, иначе выражением своего лица ты привлекаешь к нам внимание. – Янар остановился около древнего блестящего подноса и указал пальцем на мое отражение. – Расслабься, сестренка, мы просто гуляем и наслаждаемся раритетами. Например, сейчас подойдем к знаменитому Корыту Искушения.

– Корыто? – усмехнулась я.

– Между прочим, древний артефакт, который пробуждает в человеке жадность. Из-за него в свое время и прославилась Золотая рыбка. Помнишь ту историю про старика и три желания?

– Помню, но не думала, что причина всех бед старухи крылась в артефакте. Вернемся домой – расспрошу Злату[4]. Подозреваю, что ваши летописцы опять все переврали.

– Зря не веришь. Большинство злоключений происходит именно из-за истинных артефактов! Вот и наш тоже… – Меня аккуратно развернули в сторону воссозданного кабинета светлого мага-ученого, где на постаменте стоял Велимиров ларец.

В общем-то, обычный деревянный сундук с красивым орнаментом, окованный серебром. На месте замка красовался прозрачный камень. Не считая зачарованного стекла, отделяющего ларец от посетителей, никак особенно он больше не охранялся.

– И что дальше?

Вопрос был не праздным, потому что точного плана по изъятию почтового устройства мы пока не придумали. Да и не точного мне никто не рассказал! Утром меня поставили перед фактом, что мы идем в музей, затем замотали в теплые вещи и повезли к нужному зданию.

– А не сходить ли нам в гости? – загадочно ответил маг и повел к выходу из зала.

– Ой, а что это? – остановилась я около небольшой деревянной панели. На ней были выбиты какие-то забавные черточки.

– Сейчас прочтем, я раньше этого экспоната не видел.

Таблица гласила «Скрижаль истины». Найдена при строительстве храма Света. Надпись расшифровке не подлежит.

– А это надпись? – удивилась я. – Больше похоже, что кто-то, заточенный в темнице, отсчитывал дни до освобождения.

– Хм… интересно, что ты видишь черточки. – Янар пристально всматривался в скрижаль. – Чем дольше я смотрю, тем больше меняется рисунок, сплетаясь в замысловатые буквы.

– Если рассуждать логически, получается, тебе скрижаль хочет открыть некую истину, раз ты видишь не то, что я.

– Мира, это все хорошо, но нам сейчас своих загадок хватает. Давай пока отложим обсуждение экспонатов музея Светлой империи.

– Ты прав, – вздохнула я.

Мысли постоянно возвращались к этому артефакту: пока спускались по лестнице, шли по коридору, плутали по подвальным помещениям. Я чувствовала, что загадка скрижали не отпустит, пока я ее не разрешу. Только у неприметной двери с коричневой табличкой и золотыми буквами я заставила себя сосредоточиться на текущих вопросах. Янар втащил меня в комнату, не дожидаясь приглашения. Все, что я успела прочитать на табличке – лишь имя Марфа.

– Я тебя не приглашала! – раздался весьма недовольный женский голос.

Его обладательница сидела за столом и вертела в руках небольшой, песочного цвета осколок. Видимо, до нашего появления хозяйка кабинета работала. Марфа выглядела лет на сорок, может, чуть меньше, но чувствовалось в ней некое несоответствие. Словно во взгляде карих глаз хранилась мудрость не одного прожитого века.

– Дорогая, ты ведь знаешь, что я всегда прихожу без приглашения! – заулыбался огненный маг, а затем жестом фокусника извлек из кармана пальто небольшой прямоугольник, обернутый бумагой.

– Это что?

– Маленький подарок самой очаровательной женщине Светлой империи!

«Самая очаровательная женщина» опустила на кончик носа квадратные очки с толстыми стеклами и посмотрела на Янара поверх них. В этом взгляде отражалось абсолютно все, что она думала по поводу мага и его подарка.

– Янар, я знаю тебя как облупленного. Ты пытаешься либо загладить вину, либо дать мне взятку.

– Марфа, как ты могла обо мне так подумать!

– Я тебя с пеленок знаю, вредитель огненный. – Лучезарная улыбка моего напарника несколько померкла, однако он не оставил попыток подлизаться.

– Марфочка…

– Что в свертке?

– Книга старых времен. Ценой жизни раздобыл в одном древнем храме…

– Значит, что-то хочешь, – сделала правильный вывод Марфа и посмотрела на меня. – Невеста?

– Подруга. Мирослава.

– Ага, сочувствовать тебе пока рано, но если вдруг станешь невестой – соболезную заранее.

– Я знаю его невесту, так что передам. – Мило улыбнувшись, я покосилась на поморщившегося мага.

– Так что вы хотели, дети?

– Помощи, – честно признался огненный. – Нам нужен один предмет из коллекции Золотого века империи.

– Что именно?

– Велимиров ларец.

– Даже не буду спрашивать, зачем вам понадобился этот раритет.

– Умные женщины такая редкость в наше время…

– Не балагурь, я еще не дала свое согласие на помощь.

– Но ведь дашь? Марфочка, прошу, очень надо! Вернем его сразу же, в целости и сохранности.

– Про последний артефакт ты тоже так говорил, а мы одного кусочка до сих пор не можем найти!

– Это другое дело, там артефакт был боевой. А этот ларец – простой почтовик.

– Видимо, не такой уж простой, раз ты решился прийти ко мне.

– Творится нечто странное, – перестав улыбаться и шутить, маг в один миг подобрался. – В империи осталось мало людей и нелюдей, которым я могу доверять. Ты одна из них, поэтому я очень надеюсь на помощь. А еще прошу сохранить мой визит в тайне.

– Сохраню, куда ж я денусь, – вздохнула хранительница древностей и поднялась со своего места, извлекая из стола желтую карточку. – Через три дня Велимиров ларец снимут с показа для реставрации. У тебя будет ровно ночь, больше дать не смогу.

– Больше и не нужно. Спасибо, Марфа. В ближайшее время не афишируй наше знакомство. Сюда я спустился под заклинанием отвода глаз, так что нас никто не видел.

– Поняла. Янар, во что ты опять ввязался?

– Не опять. Этой истории много лет, и пришло время положить ей конец. Мы будем через три дня. Береги себя.

– И ты себя, мой мальчик.

Кабинет Марфы мы покидали в молчании. Молчали, когда выходили из музея и шли к саням. Даже когда устроились в уже знакомой кабинке на подземном этаже торгового центра, Янар о чем-то думал, а я не хотела отвлекать. Лишь после сервировки стола огненный отмер.

– Давно у нее не был.

– Почему?

– Как я уже говорил, Жрецов не любят. Знакомство с нами чревато проблемами для близких. Ты уже сполна прочувствовала мое тлетворное влияние.

– Давай не забывать, что это «влияние» могло иметь абсолютно другие мотивы, так что не наговаривай. А Марфа с виду умная и не пугливая женщина, которая может за себя постоять. Так что зря ты ее игнорировал.

– Не игнорировал – оберегал. И видимо, напрасно, раз теперь сам подставил под удар.

– Янар, не ты ли меня убеждал, что все будет хорошо? Куда делся твой оптимизм?

– Коплю его для похода в склеп императорского рода. Для этого у нас всего два дня.

– Нужно подготовиться! Посмотреть планы, прикинуть, когда туда лучше идти… Да, у нас куча дел, а мы сидим тут и едим!

– Про план и прочее я могу рассказать и сам. Склеп императорского рода находится на нижних этажах главного храма. Охраны там нет, а заклинания можно обойти. Единственная проблема – за мной наверняка будут следить и заинтересуются, зачем я спускался вниз. Значит, Богдану придется пойти со мной. Пока я буду отвлекать Жрецов, он проникнет к склепам и соберет то, что сможет найти.

– Пойду я, и это не обсуждается. Не хочу втягивать ребенка в наши дела.

– Он уже втянут, так что поздно ты спохватилась. Тем более одну он тебя все равно не отпустит.

– Тогда пойдем вместе. Прогулка по темному и холодному склепу – что может быть увлекательнее. Расскажешь подробнее, куда идти и что делать?

– И даже нарисую. Сегодня подготовимся, а завтра пойдем на дело.

– Трепещите, светлые, – улыбнулась я и приступила к обеду.

Возвратившись домой, Янар действительно нарисовал, рассказал и даже заставил нас с Богданом несколько раз повторить план, чтобы наверняка. На следующий день, укомплектовавшись амулетами и артефактами, мы на санях отправились в храм. Город по-прежнему был в снегу, и с каждым днем белое покрывало становилось все толще. Если бы не маги, чистящие улицы, я даже не представляю, во что бы превратилась столица Светлой империи.

О Храме Света я могла сказать лишь одно – впечатляет. Не знаю, когда его строили, но однозначно давно. Здание было невероятно красивым и величественным. Орнамент на каждой из стен представлял собой некую историческую сцену. Сюжет плавно перетекал с одного рисунка на другой. Присмотревшись, я поняла, что это даже не рисунки, а лепнина, которая ко всему прочему двигалась! Сюжеты и исполнение завораживали своей красотой, я не могла налюбоваться. В глубине души зародилось сожаление, что столь чудесное здание оккупировали религиозные фанатики.

Пока Янар осматривал храм на предмет лишних свидетелей и способов отвлечения внимания, мы с Богданом стояли в неприметном углу у входа. Как только маг дал знак, мы приблизились к нему и пристроились следом. Провожая нас к спуску в закрытые помещения, он давал ценные указания и заодно проговаривал план.

– Сейчас вас не видно, так что старайтесь идти за мной шаг в шаг, чтобы никто случайно не зацепил. Как только подам знак, добегите до конца коридора и приложите амулет-стрелку к двери. После спуститесь вниз и…

– Два поворота налево, один направо и прямо до упора. Я помню, Янар, не переживай.

– Не могу, – вздохнул огненный маг. – Страшно отпускать вас.

– Не переживай, мы справимся.

– Знаю. Все, прекращаем болтать и привлекать внимание. Время пошло!

Стоило нам пройти в закрытую часть храма, как к Янару стали подходить то один, то другой служащий. Кто с документами, кто с вопросами, но Янар ловко уходил от общения, предлагая дождаться его в одном из кабинетов. Свернув в очередной коридор, он начал картинно заваливаться на бок на глазах у служащих храма. Это было для нас сигналом.

Нет, изначально маг хотел с кем-нибудь подраться, таким образом привлекая всеобщее внимание, но я была категорически против. Во-первых, не хотела, чтобы он пострадал, а во-вторых, не аристократично это. Обморок показался мне более подходящим способом. Пока разберутся, что к чему, наверняка заподозрят магическое нападение. Мои предположения оправдались, стоило Янару упасть – забегали все вокруг. Нападение на Жреца такого высокого ранга в святой обители было немыслимым.

Пока Жрецы поднимали тревогу и пытались оказать Янару помощь, мы с Богданом спокойно проскочили в нужную дверь и припустили по коридорам, стараясь не пролететь нужные повороты. Свернув в последний раз, мы едва успели затормозить. У массивной деревянной двери стояла стража, которой здесь не должно было быть.

– Нет охраны, значит, – пробурчал мой ученик, извлекая из ножен меч.

– Их наличие лишь подтверждает предположение о том, что нас раскрыли. Кто-то догадывается, что Янар ищет наследника, и активные действия – вопрос времени.

– То есть нападение на тебя – не активные действия?

– Скажем так, это была репетиция. Мне страшно подумать о том, что ждет нас впереди. Но об этом поговорим позже. Сейчас надо понять, что делать с этими верзилами? Можем бросить что-нибудь в конце коридора и подождать, пока они сходят проверить?

– Пойдет только один, а второй наверняка останется.

– Ладно. Использовать заклинание напрямую грозит разоблачением и тоже отпадает. Тогда что?

– Я подкрадусь к ним, вырублю обоих мечом и…

– Не выйдет. Думаешь, второй охранник будет стоять и ждать, пока ты подойдешь к нему и дашь по голове? Нет, нужно что-то более изящное.

Пока я размышляла, охранники о чем-то переговаривались, а затем один из них нагнулся и извлек из неприметной ниши кувшин и два стакана. Быстро разлив напиток, он протянул стакан напарнику и, оглядевшись, быстро осушил свой до дна. Второй последовал примеру и, довольно зажмурившись, вернул стакан.

Глядя на спонтанный сабантуй, я довольно прищурилась, а затем принялась магичить. Воздействовать на охранников напрямую мы не могли, а вот увеличить содержание алкоголя в крови – запросто. Охранники захмелели буквально за пару секунд. Когда оба привалились к стеночке, а затем сползли, оглашая коридор звучным храпом, я совершила победное шествие до двери. Правда, у нее меня сдвинули в сторону. Богдан с трудом приоткрыл тяжелую створку, и мы проскользнули в темное помещение, напрочь лишенное источников света.

Создав несколько маленьких светлячков, я окинула взглядом уходящее в зловещую темноту помещение, а после решительно направилась вперед. По описанию Янара мы примерно представляли, где лежали тела последних трех императоров. Многочисленные гробницы украшали тяжелые каменные плиты, на каждой из которых было указано имя правителя и годы жизни. Присмотревшись, я обнаружила на тяжелой плите знаки, которые блокировали темную магию, запрещая оживлять императорские кости.

– И куда нам? – оглядев огромный мрачный зал с многочисленными гробами и статуями из светлого камня с нимбами, уточнил Богдан.

– Если верить Янару, то последних Варишей хоронили в сотом ряду.

– А сколько их здесь всего?

– Много, очень много. И, к сожалению, большая часть не дожила и до пятнадцати лет. Трон Светлого престола всегда был лакомым кусочком.

– Никогда не понимал людей, рвущихся к власти. Да и что дает эта власть, кроме постоянного страха за свою жизнь и ответственности?

– Возможность почувствовать себя богом, способным вершить чужие судьбы, – вздохнула я. – Но некоторым власть достается в наследство, и тогда приходится ставить нужды государства выше собственных.

Двигаясь вперед, я отсчитывала ряды, больше всего боясь сбиться. Определившись с первым подопытным саркофагом, я попыталась сдвинуть крышку, но была остановлена весьма красноречивым покашливанием. Смущенно отойдя в сторону, я пропустила вперед мужчину. Крышка была толстой и тяжелой, но следы рук на слое пыли подсказывали, что ее уже сдвигали. Судя по всему, не так давно – год, может, чуть меньше. Неужели предположение ребят оказалось верным, и Айну держали в плену, чтобы в итоге заставить сотрудничать и найти наследника по крови?

– Богдан, каков шанс, что о нашем заклинании орочьих шаманов известно светлым?

– Один к ста, потому что даже среди скрижалей в обители я не встречал ничего подобного. А я перечитал почти все. Значит, об этом обряде донес кто-то из своих.

– При возведении границы между нашими землями Совет искал предателей только среди магов и приближенных Кощея-старшего, а про другие народы даже не подумали. Надо сообщить Ёжкам.

– Сообщишь, но позже. Смотри, столько хватит?

Богдан сдвинул крышку примерно на локоть, вполне достаточно, чтобы заглянуть внутрь и проверить состояние тела. Влетевший в щель светлячок озарил богатую одежду, не утратившую свой блеск даже с течением стольких лет. Множество артефактов неизвестного происхождения и… кости. Абсолютно чистые кости, на которых не было даже намека на плоть.

– Пошли к следующему гробу. Добыча императорской плоти обещает быть занимательной!

Дальше все повторилось еще два раза, и только на четвертом гробу повезло, если это можно было назвать везением. Нашему взору предстал достаточно свежий мертвец, со всеми вытекающими… В прямом смысле этого слова. Поглядев на представшую красоту, я порадовалась своей запасливости и, помимо баночек для плоти, вытащила из сумки перчатки. Ну-с, приступим!

Процесс добычи магического материала был мерзким и гадким, но я держалась из последних сил. Стоило закончить, как я почувствовала прилив гордости и попросила быстро скрыть доказательства нашего мародерства.

Теперь осталось незаметно проскользнуть мимо стражи и подняться наверх. Прокравшись к двери, мы прислушались к доносившимся звукам, прежде чем приоткрыть ее. Только убедившись в том, что стражники продолжают сладко спать, оглашая коридоры богатырским храпом, я облегченно выдохнула. Помолившись всем богам на удачу, мы побежали вперед, отсчитывая новые двери и повороты. Выходить предстояло с другой стороны храма, через подсобные помещения, примыкающие к лазарету. Где-то здесь нас должен был ждать Янар с новым представлением для благодарных зрителей.

Нащупав металлическую пластину, я сжала ее, посылая сигнал о нашем скором явлении. Громкий звук разбивающегося стекла, затем крики и новый звон подсказали нам, что пора рвать когти. Этим мы и занялись, не остановившись ни разу, пока не оказались в наших санях. Устроившись на скамейке, я прижала руки к быстро колотящемуся сердцу и выдохнула. Получилось! И тут меня сжали в крепких объятиях.

– Э-э-э, Богдан? – Я попыталась аккуратно выбраться из мужских рук.

– Мира, у нас получилось! – радостно произнес мой ученик, стискивая объятия сильнее.

– Я бы на твоем месте отодвинулся от девушки, – усмехнулся неожиданно появившийся огненный маг. Он выглядел подозрительно довольным и очень веселым. – Давно я так не развлекался. Оказывается, простой обморок может взбодрить большое количество народу, заставив изрядно понервничать.

– Вроде мелочь, а приятно.

Обратную дорогу до дома я провела в полусонном состоянии, чувствуя себя как содержимое одного из вскрытых саркофагов. Под конец пути, видимо, уснула, потому что очнулась уже на кровати в обнимку с теплым пледом. Некоторое время я лежала, глядя в потолок, а затем, услышав доносящиеся голоса, подскочила и побежала на кухню.

– Да, все получили и завтра ночью переправим вам. Сколько потребуется времени для проведения ритуала?

– Около двух часов, – ответила Химаэнир, а затем увидела меня и помахала рукой. – Привет юным расхитительницам! Ты как?

– Незабываемо! – улыбнулась я и, присев рядом с Янаром, отняла у него кружку с чаем. – Можно даже повторить.

– Наша порода! – гордо произнесла Рада, которая выглядела гораздо лучше, чем несколько дней назад.

– Я бы, конечно, поспорил. – Янар покосился в мою сторону. – Но не буду. Мирослава с Богданом действительно молодцы, и благодаря им у нас теперь есть шанс. Дело осталось за вами, девочки.

– Кстати, а что потребуется от меня? – решила я уточнить у Химы.

– На самом деле ничего особенного – шарахнуть по останкам целительской силой.

– Для чего это?

– Ну, если вкратце, то сначала Рада…

– Не Рада, – покачала я головой, глядя на Ёжек. – Найдите другого некроманта.

– Но… – попыталась возмутиться подруга, но я прервала ее и покачала головой.

– Нельзя, моя хорошая. Я уже говорила, пока тебе стоит отказаться от использования магии. Просто поверь, это для твоих малышей.

– Верю, – вздохнула Радомила и сложила руки на животе.

– Ну, значит, не Рада, а кто-то еще окончательно умертвит полученную плоть, чтобы разорвать связь духа с телом. После этого я воззову к крови предков, подготавливая останки к оживлению. Ну а ты, собственно, их оживишь.

– Звучит отвратительно, – поморщился Янар, глядя на нас.

– Поверь, вживую будет еще хуже, но что не сделаешь ради спасения мира. Очередного, между прочим, спасения! – пробурчала Радомила, за что была награждена нежным поцелуем от подошедшего к ней мужа.

– Пойдем, спасительница моя. Время пить отвар и медитировать, – улыбнулся он, вытаскивая супругу из кресла. – Дашь мне пару минут?

– Секреты? – недобро протянула некромантка, но послушно попрощалась с нами и вышла из комнаты.

Стоило двери закрыться, как улыбка слетела с губ Киана, а между бровями появилась глубокая морщина.

– Мирослава, ты ведь не просто так запретила Раде пользоваться магией и дала рецепт отвара с блокирующим компонентом?

– Не просто, – не стала скрывать я. – У меня есть подозрения, что в наш мир вернулись Кукловоды.

– Почему ты не сказала раньше?

– Не хочу разводить панику на пустом месте, поскольку у меня нет полной уверенности. Это все на уровне предположений.

– Мирослава, лучше мы перестрахуемся и подготовимся, чем встретим врага безоружными. Я сообщу Совету о твоих опасениях.

– Хорошо, но только уточни, что это все на интуитивном уровне, у меня нет никаких доказательств.

– С этим мы разберемся сами, а вы берегите себя. И спасибо за помощь!

Кивнув в ответ, я проводила мужчину печальным взглядом. Первоначально я хотела обо всем рассказать Косте, но так и не смогла с ним связаться. Очень переживала из-за этого, пока подруги не передали, что Кощей временно ограничил связь со всеми княжествами и королевствами. Причину он, конечно же, не назвал, но мне было достаточно и этого, чтобы понять – Костя начал ритуал принятия силы и власти, а это весьма долгая и болезненная процедура.

Поговорив еще немного, мы с Химой согласовали время обряда, пожелали друг другу удачи и распрощались.

– Твоя знакомая позволит нам дождаться ответной посылки в музее?

– Позволит, – улыбнулся Янар. – Марфа, несмотря на вредный характер, преданный человек.

– Главное, чтобы никто лишний не узнал про нашу затею и не помешал, – пробурчал хмурый Богдан.

Он вообще в последнее время казался непривычно молчаливым и хмурым, а я отчего-то чувствовала себя виноватой.

– Я позабочусь об этом, не переживай, – усмехнулся хозяин дома. – После сегодняшнего дела нам всем необходимо хорошенько отдохнуть. Предлагаю устроить вечер настольных игр. С Миры вкусняшки, с нас подготовка поля боя.

– Завязывал бы ты с вкусняшками, а то скоро даже в мантию не влезешь, – поддела я, но послушно отправилась за книгой с рецептами.

– Я по своей натуре огненный кот, а нам положено быть мягкими, пушистыми и объемными!

– Надо будет потом рассказать Снежке, с кем она связалась.

– Заодно выпиши ей рецепт своих пирогов, а? Иначе будем приходить к вам с Кощеем в гости!

– Приходите, разве я против? – вздохнула я тоскливо.

– Поймал на слове. И вообще, не вешай нос – скоро свидитесь. Осталось совсем чуть-чуть – завтра у нас будет кровь, а послезавтра и наследник!

– А дальше? До сих пор я не задумывалась над дальнейшими действиями, ограничиваясь моментом поиска. Но теперь, когда мы так близко к цели… Как мы убедим мужчину в его происхождении и необходимости встать во главе целой империи? Да и кто знает, каким правителем он будет? Вдруг еще хуже, чем Джамал?

– Вряд ли Источник посоветовал бы плохое, но… всякое может быть. Возможно, он окажется жестоким тираном, а может, безвольной игрушкой в руках Совета. В любом случае это будет уже не твоя проблема. Ты выполнишь свой долг и вернешься к родным.

– Янар, я не смогу уйти, пока не доведу дело до конца.

– А что ты считаешь концом? – уточнил Богдан, глядя на меня из-под насупленных бровей.

– Мы должны не просто перекрыть доступ в наш мир тварям из Хаоса, но и уничтожить любые воспоминания о них у тех, кто причастен к прорывам. У тех, кто пытается обменять благополучие нашего мира на мнимое могущество.

– Ты ведь представляешь объем работы? Не считая императора Джамала, любой Жрец Света, приближенный к трону или владеющий знаниями о Кукловодах и прорывах, является потенциальной угрозой.

– Причастных, конечно, много, но ведь необязательно всех убивать, – усмехнулась я. – Мужчины всегда думают о крайних мерах. Можно же стереть им память.

– Хм, об этом я как-то не подумал.

– Ну, вот и обдумайте на досуге, а пока кыш с кухни. Встретимся в гостиной через час!

Вот за такими нехитрыми развлечениями и прошло наше время до встречи с Марфой и Велимировым ларцом. В музее мы оказались уже после закрытия, куда знакомая Янара провела нас тайными тропами. Звенящая тишина, царившая вокруг, неприятно щекотала нервы. Напряжение отпустило меня, только когда в кабинете, на столе с многочисленными бумагами, я увидела заветный ларец.

– Марфушечка, душечка моя, лучше бы тебе отправиться домой, – с улыбкой проговорил огненный маг, но в его взгляде сквозило волнение.

– И не подумаю. Я дала обещание твоим родителям, и я его сдержу.

– Сдержала уже, и не один раз. А сейчас обстоятельства могут быть опасны для тебя.

– Мальчик мой, я свое отжила и смерти не боюсь. А вам может понадобиться моя помощь. Вы знаете, как настраивать артефакт?

Я неуверенно кивнула и продемонстрировала Марфе листок, на котором записала все наставления Мстислава. Эксперт быстро пробежалась глазами по ровным строчкам и вздохнула:

– Так и знала, что без меня не обойдетесь. Эта инструкция хоть и верна, но предназначена для ларцов последнего поколения, а наш – один из первых. Соответственно, и подход нужен другой. Так, что вам надо отправить?

Протянув черный тканевый кошель, внутри которого лежала склянка с нашей добычей, я отошла к двери и замерла около Богдана. А вот Янар не захотел остаться молчаливым наблюдателем и попытался вмешаться в процесс пересылки. Между ним и Марфой завязалось бурное обсуждение, пока я не напомнила про время. Покосившись на меня, маг вздохнул и отошел от стола, позволяя знакомой самой заниматься настройкой раритета.

Прикрыв глаза, Марфа положила руки на крышку, а затем что-то тихо зашептала. Постепенно по ее пальцам начала струиться магия, которая впитывалась в дерево, заставляя ларец светиться все ярче и ярче. В какой-то момент он полыхнул светом, заливая все пространство мягким теплом, а затем угас, оставляя после себя чуть покачивающуюся Марфу. Янар подхватил ее и аккуратно усадил на стул, а затем порылся в одном из шкафов, извлекая бутылку и коробку шоколадных конфет.

– Ну-с, теперь осталось только ждать, – прокомментировал свои действия огненный маг и разлил по бокалам янтарный напиток. – Думаю, нам всем не помешает расслабиться.

– А нас не засекут? Все-таки такой всплеск светлой силы… – уточнил Богдан.

– Молодой человек, мы в магическом музее. Тут постоянно происходят всплески, – устало отмахнулась Марфа и приняла из рук Янара полный бокал.

Ну, раз она так спокойна, значит, действительно не стоит волноваться. По крайней мере пока. Устроившись на свободном стуле, я отказалась от спиртного, зато с удовольствием налегла на конфеты с фруктовой помадкой.

Время тянулось подобно хорошему дрожжевому тесту – медленно и лениво. Тихий разговор Янара и Марфы немного отвлекал от переживаний, но… Я все равно нервничала, не в силах справиться с волнением. Ну а вдруг что-то пошло не так и подруги не получили посылку? Или, того хуже, не смогли провести обряд? А если возникнут сложности с отправкой обратно? Что нам тогда делать? Повторное посещение усыпальницы не входило в мои планы. Да и не снимать же вновь ларец для реставрации. Разве что плюнуть на все запреты и самим доставить материал в Закатные земли.

А еще я переживала за Константина. Знала, что он со всем справится и с достоинством примет бремя силы, но сердце было не на месте. Кощей-старший вполне мог сделать какую-нибудь гадость. Не со зла – несмотря на все разногласия, единственного сына он любил и гордился им, – а потому, что характер был вредный и иногда в нем просыпалось желание повоспитывать сына. Мой бывший хозяин никак не мог понять, что опоздал на добрый десяток лет. Когда Кощей действительно нужен был сыну, он скитался по миру то в поисках запретных тайн, то желая спасти остатки своей магии. Теперь же Костя стал взрослым самостоятельным человеком. У него была только одна слабость – я. В последнее время я все чаще задавалась вопросом: а правильно ли поступила, приняв ухаживания этого мужчины?

В его чувствах я не сомневалась, да и в своих разобралась довольно быстро, вот только разум твердил, что я совершила ошибку. Сплоховала, официально заключив помолвку и дав нашим врагам возможность сыграть на чувствах любимого.

Не знаю, до чего бы еще я додумалась, если бы комнату не озарила яркая вспышка, сопровождающаяся тихим звоном. Подскочив к ларцу, я замерла, не решаясь сделать последний шаг. Волнение грызло не на шутку, заставляя дыхание сбиваться, а руки трястись. Пока я пыталась справиться с расшалившимися чувствами, Марфа лениво встала, подошла к артефакту и медленно открыла крышку, заглядывая внутрь. Помолчала немного, а затем извлекла из недр знакомый черный кошель.

– Вы ждали это?

– Надеемся, что эту, – ответил вместо меня Янар, забирая ценную посылку.

Сквозь стекло хорошо просматривалось порошкообразное вещество, в свете магических светильников кажущееся черным. Придвинувшись ближе, я недоверчиво посмотрела на сосуд, а затем на Янара.

– Готова? – улыбнулся маг, протягивая посылку мне.

– Не уверена, – честно ответила я. – Госпожа Марфа, позволите воспользоваться магией в вашем кабинете?

– Если не собираешься ничего ломать, то можно.

– Не ломать – созидать, – пояснила я, а затем отошла от Янара на пару шагов и, зажав склянку в руках, прикрыла глаза.

Целительская сила тонкими струйками полилась из моих пальцев, постепенно заворачиваясь в тугой кокон. Многочисленные жгуты аккуратно касались крошечной пыли, смешиваясь с остатками чужой магии. Медленно, капля за каплей, я отдавала свою энергию и очень надеялась, что все получится. Должно было получиться!

В какой-то момент я упустила контроль над магией, чересчур погрузившись в собственные переживания. Светлая сила мгновенно выжгла остаточные следы темной магии, отрезая прах от чужого влияния. Это сопровождалось таким ослепляющим заревом, что я невольно зажмурилась.

Моя сила накрыла волной всю комнату, постепенно рассеиваясь. От резко оскудевшего магического резерва я не удержалась на ногах и начала медленно оседать, но склянку так и не выпустила. Голова кружилась от слабости, а перед глазами летали белые мошки, мешавшие сосредоточиться и хоть что-то разглядеть. Зато чужие руки, подхватившие меня в полете, узнала сразу и благодарно улыбнулась Богдану.

– Вот это я понимаю созидание, – донесся до меня удивленный голос Марфы, и я вздрогнула. – Столько лет суставами мучилась – никто не мог помочь, а тут от одного сеанса излечилась. Сильна, девочка.

Я не стала отвечать, потому что не до конца была уверена: а моя ли это сила? Что-то подсказывало, что Источник предполагал нечто подобное и поэтому влил в меня частичку своей магии. Но об этом я спрошу позже, когда будет подходящее время.

А пока, медленно раскрыв ладонь, показала ее Янару и тихо спросила, боясь услышать ответ:

– Ну как?

– У меня есть две новости: хорошая и плохая. С какой начать?

– С плохой.

– Кажется, мы с тобой скоро расстанемся.

– Почему? – удивленно спросила я и даже смогла сосредоточиться на лице огненного мага.

– А это вторая новость. Потому что у нас все получилось, Мирослава! – улыбнулся Янар.

Несколько раз моргнув, я перевела все еще недоверчивый взгляд на собственную руку, а затем медленно расплылась в улыбке. На светлой коже рубиновым камнем выделялась стеклянная бутылочка с кровью истинных правителей Светлой империи.

Глава 16

– Этого хватит? – спросила я, протягивая Айне результат проведенного обряда.

– Вполне.

– А что нужно для поиска?

– Только моя магия. Так что можем начинать.

Почти сутки я проспала, восстанавливаясь после выброса энергии. Несколько раз просыпалась, через силу ела, пила зелье и снова уплывала в сон. К вечеру следующего после обряда дня я наконец-то почувствовала себя готовой к подвигам, и только тогда Янар пригласил в гости теневого оборотня.

– Единственная проблема – я смогу взять с собой только одного, – произнесла Айна, глядя на нас. – Больше моя тень не вытянет.

– Больше и не нужно – я пойду! – подался вперед огненный маг, но я схватила его за руку и покачала головой.

– Теперь пришел мой черед выполнять обещание, данное Источнику. Ты и так сделал очень много.

– Мира, это может быть опасно. Неизвестно, куда вас заведет кровь наследника.

– Не имеет значения. Если что-то пойдет не так, Айна перенесет нас обратно.

– И все же я волнуюсь за вас.

– Я тоже, поэтому пойду сам! – произнес Богдан.

– Даже не думай, – хмуро глядя на ученика, я подошла к Айне вплотную, пресекая любые попытки мужчин мне помешать. – Это мой путь, и я должна проделать его сама. Спасибо вам за беспокойство, я очень ценю это. Мы справимся, правда. Верьте в нас!

Улыбнувшись, я помахала друзьям на прощание. Пожалуй, после всего, через что мы прошли, я с полной уверенностью могла назвать их друзьями. Неважно, какое у каждого из нас было прошлое и сколько в нем темных пятен. Главное, что сейчас мы все на стороне истины и помощь Источнику нас сплотила.

– Айна, пора, – кивнула я леяке.

– Выйдите, пожалуйста, из комнаты, – попросила она мужчин и, только когда за ними закрылась дверь, приступила к таинству.

Мне было интересно наблюдать за магией теневых оборотней. Ранее я никогда не сталкивалась с ними и сейчас с любопытством отмечала детали. Айна откупорила емкость с кровью, сделала глубокий вдох, а затем поднесла к губам и выпила, жмурясь от удовольствия.

– Идем, кровь зовет, – тихо произнесла леяка, не открывая глаз, а затем протянула мне руку.

Этот переход был похож на скольжение в грозовом облаке, когда мимо проплывают лишь смутные силуэты. Чужая темнота проникала под кожу, заполняла легкие и в какой-то момент стала смыслом существования, стирая границы реальности. Страха не было, только восторг от внезапной свободы, которая пьянила и манила за собой. Это было странное чувство, и краем сознания я понимала, что оно неправильное, чужое, но ничего не могла с этим поделать.

Не знаю, сколько мы плутали в сумрачных тенях нашего мира. Да и какая разница, если здесь мне было хорошо и уютно? Не нужно было переживать о спасении мира, находящегося на пороге захвата. Не стоило волноваться за других людей, которые рано или поздно уйдут за Грань, оставляя частичку своей энергии и силы.

Идти тропой теневого оборотня было восхитительно, и я почти решилась не сходить с нее никогда, как неведомая сила разделила нас. Чувство невесомости покинуло, оставляя после себя тяжесть смертного тела и головокружение.

– Что случилось? – донесся до меня подозрительно знакомый голос.

Сжав виски пальцами, я осмотрелась. Мы находились на кухне в доме огненного мага. Леяка странно кружила вокруг Богдана, стоящего около окна. Глаза ее, наполненные тьмой, были слегка прикрыты, а ноздри трепетали. Сейчас она больше походила на зверя, идущего по следу, чем на человека.

– У вас ничего не получилось? – обеспокоенно спросил Янар.

Он сидел за столом с чашкой чая. От его голоса Айна дернулась и отвлеклась от Богдана, переключаясь на огненного.

– Не знаю. – Обеспокоенно наблюдая за леякой, я опустилась на стул. – Айна, что произошло?

– То, что и должно было, – усмехнулась леяка, опускаясь на соседний стул и как-то странно улыбаясь. – Сила привела меня туда, куда нужно. К вашему наследнику. Даже к двум…

– Что?

– Мирослава, ты все это время искала последнего Вариша, а он неотступно следовал за тобой.

– Не понимаю. – Я покачала головой.

– Кровь наследника Светлой империи течет в Богдане. – Леяка красноречиво посмотрела на парня, который непонимающе хлопал глазами. – Но, что удивительно, в Янаре она также есть. Сильно разбавленная, но все равно способная привлечь теневого оборотня, идущего по следу.

– Невероятно… – прошептала я, переводя ошарашенный взгляд с одного мужчины на другого. – Как же так?

– Я ничего не знал! – поспешно произнес Янар и посмотрел на свои руки, словно они могли дать ответ на вопрос о его рождении.

– Я тоже, – добавил Богдан и перевел взгляд на леяку. – Ты уверена?

– Более чем. И не стоит так смотреть, я не пытаюсь запутать вас. И на Жрецов, как вы понимаете, тоже не работаю. Моя сила не врет, Ваше Высочество. Я ведь могу вас так называть? – усмехнулась Айна.

– Лучше не надо, – поспешно вмешалась в беседу я. – Янар, у тебя есть что-нибудь покрепче чая? Нам надо серьезно поговорить.

– Мне казалось, я уже доказал свое гостеприимство, – делано вздохнул он. – Для таких дорогих гостей у меня есть кактусовая самогонка[5]. Да-да, та самая, раздобытая у орков.

Мы подождали, пока хозяин дома достал из запасов столь ценный напиток, выпили и после этого продолжили разговор.

– Богдан, я понимаю, что эта тема для тебя болезненная, но все-таки попрошу рассказать о своем детстве.

– Расскажу, хотя в нем нет ничего необычного.

Три пары глаз молча буравили наследника Светлой империи, и, тяжело вздохнув, он приступил к рассказу.

– Один из бывших учеников Мастера Ульсана нашел меня и привез в Обитель с северного берега, омываемого Огненным течением. Моя деревня находилась в райском месте, где когда-то жизнь била ключом. Чудесный край, полный волшебства, диковинных животных и счастья. Все закончилось после прорыва мировой материи, когда на нас напали твари Хаоса. Я единственный выжил.

– Как?

– Магия, – усмехнулся Богдан. – Смерть матери у меня на глазах сорвала внутренние барьеры, и всплеск светлой силы сжег всех тварей, но было слишком поздно. Когда я очнулся, в деревне не осталось ничего, кроме пепла.

– Ты помнишь своего отца?

– Никогда его не видел, а мама не успела ничего рассказать.

– Что же, это многое объясняет, – вздохнула я и посмотрела на парня. – Много лет назад, задолго до твоего рождения, в жизнь Светлой империи вмешались силы, неподвластные ни одному смертному. Они меняли реальность, создавали случайности, и все это делалось для того, чтобы спасти наш мир. Одна из таких случайностей закинула тебя в это спрятанное ото всех место, другая – скрыла в Обители и позволила прожить спокойную жизнь под присмотром учителей. Но, к сожалению, прятаться больше не получится.

– Мне с трудом верится в происходящее, – покачал головой мой, теперь уже бывший, ученик, запуская пальцы в волосы.

– Повторяю, я не ошиблась, – вновь уточнила леяка, хмуро глядя на парня, – а значит, теперь ты – главная ценность империи, которую нужно охранять!

– Айна права, Богдана нужно спрятать. – Судя по выражению лица, огненный маг уже обдумывал, как это лучше сделать.

– Как и тебя, Янар. Вы последние наследники великого рода, и мы не имеем права рисковать вами. Нам нужно связаться с Советом, чтобы решить, что с вами делать.

– Знаешь, Мира, это сейчас не очень хорошо прозвучало, – усмехнулся Янар, – но я понял задачу. Вечером организую связь.


До вечера я не знала, чем себя занять. Погода не благоволила пешим прогулкам. Убираться в доме Янар мне не разрешил, мотивировав тем, что сначала закончит ремонт и тогда уже пригласит домовых, профессионально прибирающих дома. Для успокоения нервов оставалась только готовка, но от одной мысли о пирогах я почувствовала, как мои бока увеличиваются в размерах.

Когда я поняла, что уже в третий раз, задумавшись, подхожу к письменному столу и двигаю на нем предметы с места на место, то решила махнуть рукой на лишний вес и отправиться на кухню.

– Мирослава… – остановил меня в дверях Богдан, – ты куда-то спешишь? Я хотел поговорить.

– Готовить, – рассмеялась я. – Совершенно не могу спокойно ждать. Нужно себя чем-то занять, пока не извелась сомнениями и опасениями. О чем ты хотел поговорить?

Богдан прошел в комнату, и я, закрыв дверь, приготовилась его слушать.

– Не знаю, с чего начать. – Он стоял с опущенной головой, старательно избегая моего взгляда. – Новость о том, что я потомок древнего императорского рода, была неожиданной, а перспектива стать императором испугала не на шутку.

Парень резко поднял голову и пристально посмотрел мне в глаза. Горевший в его взгляде огонь заставил напрячься, не предвещая ничего хорошего.

– Как-то ты сказала, что ради трона можно закрыть глаза на… избранника.

– Это очень вольная интерпретация моих слов. – Я недобро прищурилась, но на Богдана угроза не произвела впечатления.

– Если я вскоре займу трон, моя избранница станет императрицей. Целая Светлая империя к твоим ногам – полагаю, такой подарок ничуть не хуже какого-то там царства?

Мне захотелось его стукнуть, чтобы выбить эти мысли из головы. С одной стороны, я понимала – первая влюбленность туманит мальчишке разум, но с другой – в попытке добиться желаемого он сам не заметил, как оскорбил меня.

– Я уже сделала свой выбор и не намерена его менять, – произнесла я беспристрастным, насколько это возможно, голосом. – Богдан, ты сейчас напоминаешь ребенка, старающегося любыми способами заполучить желанную игрушку. Но жена – это не кусок фарфора. Союз двух сердец должен основываться на взаимности.

– Хочешь сказать, с Кощеем у тебя взаимно? – зло бросил парень и, подойдя ко мне вплотную, схватил за плечи. – Я не верю, что ты – светлая – могла полюбить темного мага. Самого… самого…

– Богдан, не надо. – Я не стала ждать, когда он подберет слово побольнее. – Пожалуйста, смирись с моим выбором и отпусти. Тем более сейчас тебе надо думать не о девушках, а как забрать власть у того, кто завладел ею обманом.

– Тебе миссия о замужестве думать не мешала, – зло процедил Богдан и накрыл мои губы поцелуем.

В первое мгновение я опешила от неожиданности, но объятия становились все крепче, поцелуй грубее, и я начала вырываться. Физически я все же сильно уступала молодому тренированному мужчине, поэтому стала быстро перебирать в голове подходящие заклинания, чтоб и не особо покалечить, но и вразумить.

Однако магию я применить не успела. Раздался гром, закружил вихрь, в комнате заметно потемнело. Одновременно с яркой вспышкой Богдана отшвырнуло от меня на другой конец комнаты, а пространство между нами стало заполняться темной дымкой, будто черная хмарь стала зарождаться прямо здесь – в стенах дома огненного мага.

– Смертный, как ты посмел коснуться моей невесты? – раздался яростный и до боли знакомый голос.

Ответить мы ничего не успели, дверь от удара распахнулась, и в мою скромную обитель ворвался Янар с огненным шаром на изготовку, да так и застыл на входе.

– Константин, прекрати пугать моих друзей, – попросила я, не сумев скрыть нежность в голосе. Я была безумно рада его появлению.

Из тьмы на деревянный пол ступил новый повелитель царства Кощеева. Суровый, могущественный, неотразимый. Весь в черном – рубашка, брюки, заправленные в сапоги, и плащ.

– Друзья чужих невест не отбивают, – все так же зло произнес Костя, глядя на Богдана, а затем повернулся ко мне: – Здравствуй, душа моя.

Я не просто шагнула – кинулась ему на шею. Соскучилась, истосковалась по тому единственному, ради кого сейчас билось мое сердце.

– Пойдем, любовь моя. Твоя миссия на благо мира закончена.

– Как ты смог открыть сюда портал? – ошарашенно спросил Янар, помогая Богдану подняться.

Я знала ответ на этот вопрос. Константин завершил ритуал принятия силы, и, судя по тому, насколько невероятное перемещение совершил, древняя сила также приняла своего нового хозяина.

– Кость, тут еще надо кое-что решить… – Я попыталась аккуратно выскользнуть из объятий, но поняла, что оказалась в ловушке.

– Не обсуждается.

Напоследок окинув комнату внимательным взглядом, Кощей зажал в руке полу длинного черного плаща и, сделав широкий замах, укрыл меня.

Я почувствовала, что проваливаюсь в портал, а вслед нам несся голос наследника Светлой империи: «Не смей решать за нее».

Несколько мгновений звенящей тишины, и я почувствовала твердь под ногами.

– Не смей решать за нее! – вновь раздался злой голос.

Прямо за спиной Кости, вцепившись руками в его плащ, стоял Богдан, а из-за него с совершенно ошалелым видом выглядывал Янар.

– Где это мы? – поинтересовался огненный маг.

Судя по тому, как на лице Константина маска суровости и всемогущества сменялась неловким смущением, я поняла – в свою спальню Кощей приводить посторонних не планировал.

– Полагаю, в царском тереме, – улыбнулась я. – Кажется, вопрос укрывательства наследника решился сам собой.

– Но Совет собирать все равно надо. Полагаю, теперь мы сможем провести его даже в бо́льшей безопасности.

– Только предлагаю созывать Совет не полным составом. – Константин активировал сферу для призыва слуг. – Вас двоих сейчас проводят в гостиную, где вы сможете подождать, пока соберутся самые доверенные.

Костя несколько мгновений сверлил взглядом Богдана и в конце концов добавил:

– Твой выбор: будешь ждать как гость или как узник в одной из темниц?

– Нам надо поговорить, – недовольно произнес Богдан. – Мирослава пока тебе не жена и может передумать!

– Мне не о чем с тобой разговаривать. – Кощей махнул рукой, и дверь в спальню открылась, являя нашему взору стоящего за ней слугу. – Или ты идешь по добру, или…

– Мы подождем вас в библиотеке, – поспешил вмешаться Янар и силой вывел за собой наследника империи.

– Пожалей мальчика, – когда дверь закрылась, негромко произнесла я, касаясь лица любимого мужчины. – На него многое свалилось в последнее время…

– И еще многое свалится. – Костя вздохнул и сжал меня в крепких объятиях. – Если вы не хотите, чтоб он сломался, не надо его жалеть. Нужно учить справляться с трудностями и вовремя отступать, если столкнется с заведомо проигрышным делом.

– Таким, как свержение Джамала?

– Таким, как попытка отнять душу у Кощея Бессмертного, – склоняясь к моим губам, прошептал Костя.

Поцелуй был невероятно сладким, нежным, головокружительным. Я еще не успела прийти в себя от перехода, и ноги стали подкашиваться от слабости.

– Люблю тебя, – произнес Костя, подхватывая меня на руки. – Люблю и никуда не отпущу.

Он опустил меня на широкую постель и лег рядом, внимательно всматриваясь в черты лица.

– Я и не собираюсь никуда уходить, – с нежностью глядя в зеленые глаза, я обняла жениха за шею.

– У тебя это и не получится, – хрипло произнес Константин.

Он зажмурился, затем тряхнул головой и резко поднялся. Подошел к одной из стен и приложил к ней ладонь. Спустя удар сердца от руки пошло свечение. Я не уловила, в какой момент в совершенно гладкой и ровной поверхности открылся тайник.

Когда Константин вернулся ко мне, в руке он держал яйцо. Скорлупа его была из тончайшего прозрачного стекла с легким рубиновым оттенком. Внутри клубился и бурлил туман, меняя оттенки от бирюзового до чернильно-черного.

– Знаешь, что это? – Костя присел на покрывало и протянул мне раскрытую ладонь. – По глазам вижу, что догадалась. Никто добровольно не отдаст свою душу… не отпустит. Если когда-нибудь ты захочешь уйти от меня… – Голос властителя царства дрогнул. – Поднимись на Иглу и разбей это яйцо.

С этими словами Костя вложил свою смерть в мою руку. От переполнявших эмоций у меня на глаза навернулись слезы, а горло перехватило спазмом. Я не заслужила этого мужчину, но была безумно благодарна судьбе, которая нас свела! Или не судьбе? На задворках сознания мелькнул образ Источника, но мне было уже не до размышлений. Я подалась вперед и крепко обняла любимого Кощея. Кощея Бессмертного – в этом я была уверена.

Эпилог

Совет собрался к обеду следующего дня, и тайну его проведения нам удалось сохранить до последнего. От княжества Альтеры прибыл Китар телл Нарго со своей избранницей Ёжкой Яникой. Как представители наиболее крупного царства в Закатных землях – Тридевятого – явились братья Коршуновы – Игнат и Мстислав, также в сопровождении Ёжек – Алёнушки и Химаэнир. Когда в зал для особых встреч вошел Киан Лиркан, представляющий легендарных воинов-сидхаев, я невольно начала искать взглядом еще одну Ёжку – Радомилу – и выдохнула с облегчением, когда поняла, что беременную подругу оставили дома – не для нее все эти новости. Последний вошедший мужчина вогнал меня в ступор: синяя кожа, лысая голова, обнаженный могучий торс и черепушка какого-то несчастного животного, болтающаяся на бедрах поверх льняных штанов. Оказалось, что это вождь Северного племени орков – Рдагар. Его появление именно сегодня в принципе многих удивило, пока Хима не пояснила, что пригласила его она.

Последними в распахнутые двери вошли Ядвига Еловна, Янат Бубуковна и Ари Вреднюковна – любимые наставницы Ёжек. Первая была главной среди Яг, хранительницей обширных знаний и богатого опыта. Вторая обладала даром Прядильщицы, а третья специализировалась на всяческих бедствиях. Именно поэтому в предстоящем деле их помощь была неоценимой.

Когда после непродолжительного разговора в зал вошли сами виновники встречи Богдан и Янар – шок испытали все. Особенно «лучшие друзья» огненного мага – Мстислав и Китар. Лишь некоторое время спустя, когда маги пришли в себя, обсуждение насущных вопросов продолжилось. В одном все присутствующие были единогласны – на данный момент заявлять права на трон было бессмысленно. Сначала следовало обучить Богдана всем премудростям правления и найти единомышленников среди светлых, параллельно с этим занявшись поиском способа возведения наследника на трон. Точнее, благодаря Ягам-наставницам способов вспомнили аж несколько, но это все оказались древние ритуалы-испытания, и пройти их должны были все претенденты на трон. В том числе действующий император. А Джамал вряд ли добровольно согласился бы подвергнуть свою жизнь опасности. Значит, во время обучения Богдана требовалось найти способ принудить Роатора к участию в испытаниях. Конечно же, эту почетную миссию решили возложить на мудрых Ёжек.

С обучением, кстати, тоже получилось интересно. В самый разгар споров об обучении наследника в зал вошел князь Гвидон. По понятным причинам его на Совет не приглашали, поэтому всех заинтересовала цель визита. Она оказалась невероятна.

Источник древней магии, таящийся на острове Буяне, выразил намерение лично подготовить последнего представителя династии Варишей. Вначале члены Совета были против, не желая отдавать будущего союзника в чужие руки. Но после нескольких весьма весомых доводов со стороны князя Гвидона все-таки согласились. Не откладывая в долгий ящик, Кощей тут же спровадил «дорогого гостя» в дальний путь.

Из окна терема я наблюдала, как Гвидон и Богдан вышли за ворота, чтобы беспрепятственно открыть портал. Прощаться с бывшим учеником я не стала: ни к чему было бередить его раны и давать ложную надежду. Он вырос целеустремленным, умным мужчиной, и я верила, что вскоре Богдан станет замечательным императором, у которого обязательно все будет хорошо.

Как только я радостно выдохнула в связи с окончанием своей непростой миссии, то смогла обратить внимание на окружающих: Янар не просто маялся от скуки в Кощеевом тереме, он явно был чем-то обеспокоен. Сначала я думала, что он переживает об оставленных в империи Антошке и Айне: мы так внезапно исчезли, что они могли поднять шум и влипнуть в неприятности. Пришлось вновь задействовать потайные каналы связи, чтобы передать весточку оставленным соратникам. Когда после этого я вновь увидела огненного мага мрачным и задумчивым, то приступила к допросу:

– Янар, ты ничего не хочешь мне сказать?

Мы стояли в одной из многочисленных горниц терема, и я с удивлением всматривалась в растерянное лицо того, кто еще недавно без страха и сомнений похищал Ёжек[6] и шпионил в тылу врага.

– Я – в Закатных землях, – как-то потерянно произнес огненный маг.

– Ты удивишься, но я тоже.

– Ты не понимаешь, Мирослава! – Он обеими руками сжал мои плечи. – Я – в Закатных землях!

– Это плохо? – Я аккуратно высвободилась из захвата, не очень понимая, что происходит.

– Это замечательно, наверное…

– Янар, ты можешь сказать прямо, в чем дело?

– В Снежке. Мы столько времени общались через зеркало, а теперь у нас появилась возможность встретиться и… Я немного волнуюсь.

– Поверь, она боится этой встречи не меньше. Возможно, тебе трудно будет подобрать слова, чтобы выразить свои чувства и мысли, но, знаешь, влюбленным достаточно одного взгляда, легкого прикосновения, и они понимают друг друга. А нужные слова придут позже и будут принадлежать только вам двоим.

– Наверное, ты права. Мира… Поможешь мне?

– Хочешь увидеть ее?

– Очень хочу. Думаю, ты тоже не откажешься встретиться с Ёжками.

– А заодно отвлечь их от твоей персоны, – с улыбкой закончила я мысль и кивнула. – Я действительно хочу встретиться с девочками без посторонних. Мне есть что им сказать и за что извиниться. Сейчас попрошу Костю открыть портал в Школу Сказок.

– Спасибо! – поблагодарил друг, сжав мою руку.

Не прошло и получаса, как мы с огненным магом стояли на поляне перед нашим крылатым общежитием. Избушка переминалась с одной куриной лапы на другую и выражала недоумение протяжным «ко-ко». Впрочем, на нее мало кто обращал внимание, которое целиком захватили маг огня и ледяная фея. Ни одна моя попытка увести девчонок не увенчалась успехом – история любви двух столь разных магов, прошедших через испытание расстоянием, не оставила равнодушным никого. Они были полной противоположностью во всем, а главное – в дарованной им силе, и в то же время как нельзя лучше подходили друг другу. То, что происходило сейчас между Янаром и Снежкой, было очень личным и волшебным. Мы с девочками стали свидетелями древней магии, разрушающей проклятие Снегурочек. Некогда ледяное сердце одной из Ёжек растаяло, забирая вместе с собой снежную силу, но одаривая взамен гораздо бо́льшим – любовью.

Чувством, ради которого мы меняли мир и менялись сами, лишь бы находиться рядом с любимыми. Счастье, за которое сражались с тварями Хаоса, защищая тех, кто нам дорог. И пока наши сердца бьются, мы будем бороться за тех, кто навсегда останется частичкой нашей души.

Еще одной сказки усвоен урок,

Где зло и добро так зеркально похожи.

Секреты истории скрыты меж строк,

Но тайны героев так душу тревожат…

У Тени свой путь. Был ли честен обмен

Разбитого сердца на службу без боли?

И лишь Константин ее поднял с колен,

Вернув Мире душу, надежду и волю.

И в вечной борьбе между силами зла

Их выбрали боги, послав испытания.

Они все смогли, не утратив себя,

В награду приняв и любовь, и признание.

А Сказочный мир вновь меняет тона,

Так много врагов нынче скрыто в тумане.

Ведь тьма – это свет, а свет – это тьма.

Не верьте тому, что не видели сами!

Еще одной сказки усвоен урок,

Где зло и добро – это так, аллегории.

Поставлена точка. И все – эпилог?

Отнюдь. Это только начало истории.[7]

Примечания

1

Можайник – пышный кустарник, отличается наличием колючих листьев насыщенного фиолетового цвета.

2

Джамал Роатор – действующий император Светлой империи.

3

АТБИ – Академия темных боевых искусств. Подробно описывается в книге «Ёжка против ректора».

4

Злата – одна из Ёжек. Дочка Золотой рыбки из седьмой икринки седьмого помета. Отец неизвестен.

5

Кактусовая самогонка – редкий напиток, употребляемый в племенах орков. Процесс изготовления описан в книге «Ёжка против ректора» И. Эльба и Т. Осинской.

6

Подробнее описано в книге «Ёжка против ректора» И. Эльба и Т. Осинской.

7

Автор стихотворения Марина Анисимова.


на главную | моя полка | | Тень Кощеева |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу