Книга: В шоке



В шоке
В шоке

Алексис Опсокополос

В ШОКЕ

Глава 1

ВАМ ПРИСВОЕН 10 УРОВЕНЬ!

Надпись резанула по глазам и исчезла. Стоп! По каким глазам? Они же закрыты! Не успел я их открыть, как появилась следующая:

ВАМ НАЧИСЛЕНЫ ОЧКИ ХАРАКТЕРИСТИК! 10 ОХ

Так! Просыпаемся! Я открыл глаза и увидел прямо перед собой двух мужчин в строгих серых костюмах. Они стояли прямо у меня в ногах и деловито беседовали. Один коренастый, невысокий, а другой длинный и сухой. От неожиданности я закрыл глаза. Интересно, они заметили, что я на них посмотрел? Вроде нет, слишком уж увлечены своим разговором.

Перед глазами, а точнее где-то там, в голове, появилась ещё одна надпись:

ВНИМАНИЕ! ОБНАРУЖЕНО КРИТИЧЕСКОЕ НЕСООТВЕТСТВИЕ ОСНОВНЫХ ПАРАМЕТРОВ И ХАРАКТЕРИСТИК ТЕКУЩЕМУ УРОВНЮ!

Странно. Что это за хрень вообще? Какие параметры? Какому уровню? Где я? Пока понятно, что лежу, это я всем телом ощущаю. В теле, между прочим, довольно сильный дискомфорт, будто меня нехило пропинали накануне. А не в больнице ли я? Похоже на то. Может снова открыть глаза и попытаться разглядеть, где я? Нет. Как-то стрёмно, а если честно, то страшно. И что это за «люди в сером»? Кто это такие и о чём они говорят? Вот я дурак, слушать-то я могу.

Я прислушался. Сразу же уловил мягкий спокойный голос:

— Я всё понимаю, но почему десятый уровень?

О чём это они? Десятый уровень? Я вспомнил первую надпись. Они что, тоже её видели? Если честно, я думал, что это всё остатки какого-то сна. В этот момент в голове появилось ещё:

ВНИМАНИЕ! ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ 10! СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ ПОДНЯТЬ ПАРАМЕТРЫ И ХАРАКТЕРИСТИКИ! НАИБОЛЕЕ СЛАБЫЕ ПОЗИЦИИ: ЗДОРОВЬЕ, СИЛА. ДОСТУПНО СВОБОДНЫХ ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК 10, ОЧКОВ РАЗВИТИЯ 0

Упс! Глюки! Или таки сон? Похоже на глюки. Переиграл в игрушки? Да я вообще-то не так много играю. Вот мой кореш Вован, тот сутками рубится во всё, во что только можно, а когда нет сил рубиться, то смотрит на ютуб-каналах видосы с прохождением этих же игр. Вот ему давно пора было крышей поехать, а мне-то за что? Блин, опять я отвлёкся, а мужики-то, между прочим, обо мне говорят.

— Надо за ним понаблюдать, — сказал второй голос, более высокий, я бы даже сказал, писклявый, видимо принадлежал тощему. — Я его технично пробью по базе. С ходу по нему ничего не вышло, обычный задрот, но мало ли, может это кто из наших под глубоким прикрытием.

А за задрота ответишь! Как-нибудь. Может быть. Если повезёт. Слушаю дальше, глаза открывать боюсь.

— Откуда он вообще взялся? — спросил первый голос.

— На скорой его вчера привезли в двадцать восьмую больницу, после драки возле стадиона. Там их штук сорок дебилов схлестнулось. Зачинщиков менты приняли, а пострадавших прямиком в больницу доставили. В основном с травмами, а этот без сознания. Хер пойми, что с ним там произошло.

Точно! Вспомнил! Нехило вчера замесились с мясными после матча. А ты, тощий, сам — дебил! У нас была честная драка. Фирма на фирму. Двадцать на двадцать. Посторонних не трогали. Без кастетов и ножей. Только на кулаках. Только вот я почему-то деталей не помню. И не помню, как тут оказался. Ладно, послушаю лучше, может, что расскажут ещё интересного.

Голоса не подвели и продолжили делиться информацией о моих вчерашних приключениях.

— Он сначала просто лежал в реанимации, вместе ещё с тремя порезанными. А потом, когда его наш куратор посмотрел, — писклявый немного запнулся. — Ты же знаешь, хоть и формальность, но смотрим. Так вот как увидел, так и охренел. Ну его сразу же сюда и перевезли.

Трое порезанных? Это как? Наши парни точно без ножей были! Неужели мясные слово не сдержали? Всегда знал, что им нельзя доверять. Хотя вроде тоже нормальные пацаны были. Может провокация? Или к нам или к ним засланный казачок пробрался. Да уж, не весело. Твою мать! Да какая разница? Тут обо мне говорят, а я опять в размышления ушёл.

Голоса, тем временем, продолжали:

— А потом сразу меня вызвали, ну а я тебя. Собственно и всё. Особо никто про него не в курсе.

— Да уж, — протянул первый голос. — Херня какая-то. Ну вот как у него может быть десятый уровень? Я вообще ни хрена не понимаю!

— Но ведь как-то есть! Сам же видишь! Десятый!

Я не удержался и немного приоткрыл один глаз. С непривычки ослепило светом лампы, и я снова зажмурился. Но почти сразу же опять предпринял попытку оглядеть комнату. Мужики разговаривали, не глядя на меня. Я немного успокоился и пригляделся к ним.

Опа! Над головой длинного появились какие-то цифры и буквы. Вашу маму! Как в компьютерной игре! Я от неожиданности не нашёл ничего лучше, чем опять закрыть глаза. Лежу. Размышляю. Неужели-таки глюки? Да вроде не бухал вчера, а вещества я давно не потребляю. Снова приоткрыл глаза. Вгляделся в тощего. Цифры и буквы приобрели читаемые очертания:


Леонид Черноволов, 36 лет, куратор, капитан, КСК

Открытые базовые характеристики

Персональный уровень: 8/50

Здоровье: 57/100

Интеллект: 73/100

Сила: 63/100

Скрытые характеристики

Уровень государственной ценности: 8

Пассивные характеристики

Толерантность: +27

Коммуникабельность: +21

Обучаемость: +34

Негативные характеристики

Склонность к агрессии: +28

Склонность к противоправным действиям: +6

Ваша репутация у Леонида Черноволова

Уважение: -18

Симпатия: -11

Влечение: заблокировано ориентацией объекта

Что за КСК такая? Видимо спецслужба, раз звания выдают. И видимо секретная, раз я о ней раньше не слыхал.

Остальную полученную информацию, все эти цифры и значения я даже и не пытался проанализировать. Слишком много всего, и почти всё непонятно. Я перевёл взгляд на второго и сфокусировал зрение на нём. Буквы и цифры над ним тоже стали читаемыми:


Антон Железняк, 38 лет, следователь, майор, КСК

Открытые базовые характеристики

Персональный уровень: 8/50

Здоровье: 78/100

Интеллект: 76/100

Сила: 83/100

Скрытые характеристики

Уровень государственной ценности: 8

Пассивные характеристики

Толерантность: +34

Коммуникабельность: +41

Обучаемость: +35

Негативные характеристики

Склонность к агрессии: +9

Склонность к противоправным действиям: +2

Ваша репутация у Антона Железняка

Уважение: -2

Симпатия: +1

Влечение: заблокировано ориентацией объекта

Последний пункт меня порадовал. Моей чести, если я вдруг опять потеряю сознание, ничего не грозило. И ещё меня почему-то развеселило, что уровень у обоих ребят был меньше моего. Теперь стало понятно, почему они пребывают в таком, мягко говоря, удивлении. Интересно, а я могу как-то посмотреть свои характеристики? Уж больно интересно.

Я задумался о том, какие они у меня могут быть, и почти сразу же вернулся к другой, самой главной мысли этого дня: какого хрена? Что вообще происходит? Что это вообще за цифры? Почему я их вижу? Что со мной?

В пору было паниковать. Только очень тихо. Чтобы не выдать, что я пришёл в сознание. На всякий случай я прикрыл глаза и продолжил тихо паниковать с закрытыми глазами.

— Ну что? — прервал мою панику голос Железняка. — Поехали в контору! Пока он не очнулся, нам тут делать нечего. Покопаемся в базе, может, ещё такие случаи были.

— Поехали! — согласился Черноволов. — У меня ещё другой работы вагон.

Далее я услышал звук их удаляющихся шагов и хлопок закрывающейся дери. Можно было открывать глаза во всю широту век. Открыл. Оглядел комнату. Немного приподнялся на локте. На реанимацию не похоже. Видимо палата интенсивной терапии.

Промежуточная опасность в виде двух непонятных сотрудников неизвестной спецслужбы миновала. К тому, что со мной происходит что-то непонятное, я ещё не привык, но уже с этим почти смирился. Дикий стресс понемногу начал отступать. И тут мне стало просто невероятно грустно.

Грустил я не долго, появлявшаяся ранее надпись, явилась снова и быстро вернула меня из печального транса в мою странную нереальную реальность.

ВНИМАНИЕ! ОБНАРУЖЕНО КРИТИЧЕСКОЕ НЕСООТВЕТСТВИЕ ОСНОВНЫХ ПАРАМЕТРОВ И ХАРАКТЕРИСТИК ТЕКУЩЕМУ УРОВНЮ!

Знаю, в курсе! Я мысленно огрызнулся и, не имея возможности бороться с нахлынувшей грустью, просто забил на неё. Сел на кровати. Оказалось, что под простыней, которой меня предусмотрительно накрыли, я был вообще без одежды, ну то есть совершенно голым. Почему так, было непонятно. Может, они меня препарировать собирались? Неприятный холодок опять пробежал по спине.

Оглядев комнату более внимательным взглядом, я обнаружил на тумбочке в углу больничную пижаму: штаны и рубашку. Встал с кровати, пошёл к тумбочке, во время ходьбы почувствовал небольшой дискомфорт в правом колене, вспомнил, как вчера получил в него прямой удар ботинком. Учитывая, каким был удар, я ещё довольно бодро передвигаюсь. И ещё бок ноет. Пару раз по рёбрам я тоже душевно отхватил. И болели костяшки пальцев на правой руке, но то была уже боль приятная, сопровождающаяся сладким воспоминанием, как я несколько раз заехал кулаком по лбу некоторым оппонентам. Да, славно вчера повеселились. Только вот, как я сюда попал? То есть, как сюда, я уже знаю. А вот как попал в двадцать восьмую, это пока ещё тайна покрытая мраком. Впрочем, у меня сейчас и других тайн выше крыши. Причём, намного более важных.

Я добрался до пижамы и надел её. Удивительно, но подошла. Жаль, обуви никакой нет, босиком не комильфо. Я вернулся на кровать. Услышал шум в коридоре и на всякий случай залез обратно в кровать под простынь. Прямо в пижаме.

В комнату вошла женщина лет шестидесяти, видимо санитарка. Я прищурил глаза, но полностью закрывать их не стал. Определил, что над головой женщины тоже крутились какие-то символы, но сквозь сощуренные глаза рассмотреть их было трудно. Вошедшая подошла к тумбочке, что-то на неё положила, после чего вышла в коридор. Почти сразу же вернулась с ведром и тряпкой и принялась мыть пол. Дождавшись, пока она повернётся ко мне спиной, я сфокусировал на ней взгляд. Результат снова не заставил себя ждать:

Маргарита Симакова, 59 лет, санитарка, вне сообществ

Открытые базовые характеристики

Персональный уровень: 3/50

Здоровье: 58/100

Интеллект: 64/100

Сила: 55/100

Скрытые характеристики

Уровень государственной ценности: 2

Пассивные характеристики

Толерантность: +41

Коммуникабельность: +27

Обучаемость: +17

Негативные характеристики

Склонность к агрессии: +16

Склонность к противоправным действиям: +11

Ваша репутация у Маргариты Симаковой

Уважение: 0

Симпатия: +2

Влечение: +7

Последний пункт меня напряг, но я надеюсь, это по стобальной шкале.

Маргарита Симакова мыла пол не спеша, я почти всё время был вынужден притворятся спящим, пока действительно не заснул. Когда проснулся, в палате никого не было. Неприятные мысли снова поглотили меня, но я как мог, давал им отпор. Первым делом я решил, что надо как-то попытаться узнать свои характеристики. Думать о том, что произошло и почему я это всё вижу, я не хотел. Боялся, что крыша не выдержит и поедет. Поэтому принял все эти изменения как данность и старался на эту тему пока не заморачиваться. Вспомнил кучу разных книг, где герои попадали в компьютерную игру, либо где наш мир превращался в игру. Кажется, это называется ЛитРПГ. Я даже пару таких книг читал. Никогда бы не смог подумать, что сам окажусь в подобной ситуации. Попытался вспомнить, как герои этих книг вызывали информацию о себе и вообще какую-либо информацию. После чего около часа пыхтел, тужился, закатывал глаза, выпучивал их, смотрел внутрь себя, в общем, чего только ни делал. Толку не было.

Устав от всего этого уснул. Проспал час или два, проснулся и почувствовал себя намного более бодрым, чем до сна. Сначала вообще забыл, где я нахожусь. Но почти сразу вспомнил и снова загрустил.

Поразмыслив над ситуацией, решил разведать обстановку. Не потому что так имело смысл делать, а просто так. По глупости.

Осторожно вышел в коридор. Там никого не было. Прошёл по коридору до лестницы и озадачился проблемой — спускаться ли по ней или подниматься? Мою дилемму разрешил доносящийся снизу голос. Он был знакомым и принадлежал Железняку:

— Не то, чтобы я рад, но мы оба понимаем, что так лучше!

Чему был рад майор, мне узнать хотелось, но ещё больше захотелось убежать. Давить в себе это чувство я не стал и рванул назад в палату. Там опять в пижаме залез под одеяло, натянув его до самых глаз, как во время их первого визита.

Сотрудники странной КСК вошли в палату. Я лежал с закрытыми глазами.

— Может разбудить его? — спросил Черноволов.

— Зачем? — немного удивился, судя по интонации, его товарищ.

— Допросим. Ну, в смысле, поговорим.

— Ага! — недовольно фыркнул Железняк. — Давай поближе познакомимся. Поболтаем. За жизнь. А между делом можно сообщить ему, что мы только что отдали приказ о его ликвидации.

А вот с этого момента, пожалуйста, поподробнее! Охреневаю и чувствую, как пот прошибает меня от волос на макушке до кончиков пальцев на ногах. Тут же в голове вылезает красное сообщение:

ВНИМАНИЕ! ОПАСНОСТЬ! ВЫ НАХОДИТЕСЬ В СОСТОЯНИИ СТРЕССА! ЧАСТОТА СЕРДЕЧНЫХ СОКРАЩЕНИЙ УВЕЛИЧИЛАСЬ НА 87 %, АРТЕРИАЛЬНОЕ ДАВЛЕНИЕ ПОДНЯЛОСЬ НА 42 %, ВЫБРОС В КРОВЬ КОРТИЗОЛА И АДРЕНАЛИНА НЕ КОНТРОЛИРУЕТСЯ. ЖЕЛАЕТЕ ЗАБЛОКИРОВАТЬ ДЕЙСТВИЕ СТРЕССА?

Да просто пипец как желаю! А что толку? Как это сделать? Стараюсь хотя бы контролировать участившееся дыхание и, по возможности не наделать от страха под себя. А это не так-то просто, уж поверьте мне. Но, тем не менее, каким-то чудом беру себя в руки, ну или мне так кажется. Эу! Пацанчики! Вы чего удумали? Какая на фиг ликвидация? Я не согласен!

Голоса в свою очередь продолжили:

— Не мы, а ты! — осторожно поправил товарища капитан. — Я такими полномочиями не обладаю.

— Подстраховываешься? — с усмешкой произнёс майор. — Хорошо, я принял решение. И в случае чего, за него отвечу. А будить не будем. Не люблю я со смертниками общаться, жалко мне их.

Ух ты ж, блин, какой жалостливый, падла. Мороз сменяется на моей коже жаром и сразу же наоборот.

— Да просто интересно было бы узнать, что за опции у него разблокировались. Интересно же, кто он такой? — не унимался Черноволов.

— Да ясно, кто он такой, обычный придурок. Учитывая, что он девяносто пятого года, то явно он один из тех, кому достались экспериментальные чипы. Их в течение нескольких месяцев ставили всем подряд, в основном в Северо-Западном округе.

— Кстати, а на хера?

— Да по ошибке, — майор сделал паузу, словно вспоминал. — Там сделали пять тысяч штук этих хитрых чипов, хотели эксперимент провести какой-то, но потом правительство решило, не рисковать и свернуло это дело. Все экспериментальные чипы уничтожили, кроме небольшой партии в пятьсот штук, её по ошибке отправили на распределение. А когда спохватились, оказалось, что все уже поставили. Не грохать же детей было? Тем более, на каждом таком чипе стоит полная блокировка всех дополнительных опций.

— Ну видимо не на всех, раз этот ни с того, ни с сего прыгнул на десятый уровень.

— Что-то произошло. Само по себе такого случиться не могло. За эти двадцать три года нам известно всего три разблокировки. Одного бедолагу молнией ударило, а двоим в больнице дефибрилляцию делали. Видимо что-то там в этом чипе переклинивает от чрезмерных электрических нагрузок. Этого придурка во время задержания никто электрошокером не чпокнул?

Железняк рассмеялся, а Черноволов спокойно ответил:

— Да нет, его без сознания нашли.

Твою мать! Вспомнил! Я вспомнил! Когда менты приехалии начали всех принимать, я хотел спрятаться и обнаружил какую-то будку с дверью. Я попытался влезть в эту будку. За дверью было темно, а потом сразу стало очень светло. И больно. А потом я ничего не помнил. Да, прав майор, я реально придурок. Это же я пытался в трансформаторную будку залезть. Хорошо, хоть не убило. Видимо, пацаны наши меня от этой будки оттащили, раз менты не поняли, в чём дело. Да уж, это прикольный поворот. Только что это за чип такой? Что он во мне делает, и кто его туда поставил?

От размышлений на эту тему меня снова отвлёк голос капитана:

— Ну пошли тогда отсюда, чего время терять, раз нельзя разбудить и расспросить?

— Погоди немного! Сейчас медсестра придёт, укол ему вколет, тогда и пойдём, чтобы уж быть уверенными, что проблема решена.

Охренеть! Решатели проблем, а не пошли бы вы на фиг? Я поймал себя на мысли, что я категорически не согласен с таким решением. Но что делать? Два крепких мужика, явно со специальной подготовкой, скорее всего ещё и вооружены. Что я могу им противопоставить? Да ничего. Что у меня есть такого, что можно использовать как оружие? Какой-то чип в башке? А как его использовать? И почему в башке? Может, в заднице. С другой стороны, какая разница, где он? От страха мысли разбегались и не хотели строиться. Думай, Максимка, думай! Что у тебя есть? Так одна мысль оказалась более-менее вменяемой. Фактор внезапности! Да, пожалуй, это единственное, что у меня есть. Смогу ли я его использовать? Да хрен его знает!

Я лежал и обдумывал варианты, а мужики тем временем уже обсуждали какую-то коллегу и степень её моральной распущенности. Один из них с ней переспал, а второй очень хотел, но не вышло. Самое интересное, что тот, у которого не вышло, считал коллегу падшей женщиной, а тот, у которого выгорело, наоборот, считал, что девушка она порядочная, не хуже других. Не найдя логики в словах ни того, ни другого, я поймал себя на том, что слушаю весь этот бред вместо того, чтобы прикидывать варианты своего спасения.



В этот момент в палату кто-то вошёл. Услышав шаги, я осторожно приоткрыл один глаз. На пороге стояла медсестра. В руке она держала шприц, явно приготовленный для меня. Во рту пересохло, пульс участился настолько, что казалось, ещё минуту и им уже даже укол не понадобится. Моё сердце грозило само разорваться в клочья. И очередная надпись вылезла. Как же они задолбали!

СИСТЕМА СГЕНЕРИРОВАЛА ДЛЯ ВАС КВЕСТ «ВЫЖИТЬ 1». ЖЕЛАЕТЕ ПРИНЯТЬ?

Да идите вы в задницу! Кто бы вы ни были, те, кто это всё мне в башку пихает! Я выжить желаю! Безо всяких квестов! Тупо выжить!!!

— Ааааааааааа!

С диким криком, отбросив простыню, я вскочил с кровати и бросился прямо на медсестру. Та интуитивно прижалась к дверному проёму и освободила мне проход. Обалдевшие от увиденного мужики переглянулись, потеряли на этом деле пару секунд и бросились вслед за мной.

— Стой! Не бойся! — доносился мне в спину голос майора.

Ага, щас! Аж два раза! Стою, не боюсь и жду, пока вы мне инъекцию с ядом вколите. Я промчался до конца коридора и рванул было вниз по лестнице, но сразу же увидел внизу вооруженного охранника. Вариантов не было, пришлось бежать наверх.

Перескакивая через три ступеньки и слыша за спиной крики сотрудников неизвестного КСК, я бежал на верхний третий этаж, он же, как потом оказалось, последний. Дыхание сбивалось, голова грозилась расколоться от стучавшей в висках крови. Заскочив на этаж, я на секунду остановился, чтобы хоть немного отдышаться и оглядеться. А хрен там! Не получается оглядеться! Очередная надпись перед глазами закрыла весь обзор:

ВНИМАНИЕ! РЕСУРСЫ ОРГАНИЗМА ИСПОЛЬЗУЮТСЯ НА УРОВНЕ 43 %. ДЛЯ ПОЛНОЦЕННОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РЕСУРСОВ ОРГАНИЗМА ТРЕБУЕТСЯ СОН В ТЕЧЕНИЕ 7 ЧАСОВ 40 МИНУТ. ВОЗМОЖНА ВРЕМЕННАЯ АКТИВАЦИЯ РЕЖИМА «ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ»

Не успел я это всё прочитать, как надпись сменилась другой:

ВНИМАНИЕ! ВРЕМЕННАЯ АКТИВАЦИЯ РЕЖИМА «ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ» НЕВОЗМОЖНА ИЗ-ЗА НИЗКОГО УРОВНЯ ЗДОРОВЬЯ И ЖИЗНЕННЫХ СИЛ! ЖЕЛАЕТЕ ОТОЙТИ КО СНУ НА 7 ЧАСОВ 40 МИНУТ ПРЯМО СЕЙЧАС?

Да вы там глумитесь надо мной что ли? Чего ванну не предложили перед сном принять? Кем бы вы ни были, я вас ненавижу!

Рефлекторно начинаю размахивать руками перед собой, словно разгоняю рой комаров, крутящихся у меня перед глазами. Надпись исчезает, я быстро смотрю по сторонам. Справа по коридору ряд дверей, скорее всего в палаты. Слева то же самое, но в самом конце ещё присутствует какая-то маленькая лесенка. Возможно на чердак. Резонно прикидываю, что в палаты бежать смысла нет. Там, скорее всего, решётки на окнах, если это больница режимная, а если даже и нет, то прыгнуть с третьего этажа духу могло не хватить. Хоть бы и под угрозой злополучной инъекции. Побежал к лесенке.

Примерно на полпути, когда на этаж уже забежали преследователи, мелькнула мысль: а там не закрыто случаем? Отгоняю мысль как не имеющую никакой ценности, ибо других вариантов всё равно не было, бегу дальше. Подбегаю к лесенке. О, чудо! Мало того, что вижу приоткрытый люк на чердак, так ещё оказывается, что эта лесенка ни к чему не прикреплена. Её просто принесли и поставили, уперев нижней частью в плинтус, а верхней в край люка. Быстро взбираюсь по лестнице до люка и толкаю его крышку. Та без особых проблем откидывается наверх. Вверху темный чердак. Быстро поднимаюсь туда, сразу же хватаю лесенку и начинаю тянуть её к себе. Бегущий первым Железняк, страшно матерясь, в прыжке пытается схватить исчезающую лесенку, цепляется за неё кончиками пальцев правой руки, но этого недостаточно. Вырываю лестницу и утаскиваю её наверх. Железняк матерится ещё громче и яростнее, подбегает Черноволов.

Пока майор изрыгает ругательства, капитан пытается меня заговорить:

— Пацан! Ты чего побежал-то?

— Я всё слышал! — желания что-то объяснять нет, отвечаю короткими фразами.

— Что ты слышал?

— Всё! Всё, что вы про меня говорили! И про укол!

— Твою мать! — снова выругался Железняк, капитан же сохранял самообладание намного лучше.

— Ты нас не правильно понял.

— Да ну?

Я нервно рассмеялся. Эти парни действительно думают, что я полный идиот. Смотрю на Черноволова, ожидаю очередного бредового откровения, и боковым зрением замечаю, как Железняк лезет куда-то под пиджак. В карман? Или в кобуру?

Быстро захлопываю люк и интуитивно прыгаю в сторону, вглубь чердака. Одновременно с этим слышу три глухих выстрела. В полуметре оттого места, куда я упал в полу чердака зияют три пулевые отверстия. Сквозь них проникает свет, в лучах которого танцуют свой незамысловатый танец многочисленные пылинки. Снизу матерятся уже двое. Майор на меня, а капитан вроде как на майора, несмотря на субординацию.

Лежу. Встать боюсь. А ну как майор снова начнёт стрелять на звук? Думать ни о чём не могу, так как в голове уже столько всего намешалось и перепуталось, что она просто отказывается соображать. И в этот момент вылезает очередная надпись:

КВЕСТ «ВЫЖИТЬ 1» ПРОЙДЕН. ВАМ НАЧИСЛЕНЫ ОЧКИ РАЗВИТИЯ! 5 ОР

Как и раньше взмахом руки «отгоняю» буквы и цифры. Пытаюсь опять взять себя в руки. Долго тут лежать нельзя, они там уже явно побежали за другой лестницей. Как отсюда выбираться, тоже не понятно. А время идёт.

Осторожно встаю на ноги. Пол подо мной не скрипит, вряд ли меня вычислят на звук. Только сейчас понимаю, что всё это время бегал босиком. Сразу же начинаю чувствовать, что в левую ступню что-то воткнулось и неприятно покалывает. Пик стресса потихоньку отступает, чувства и ощущения возвращаются. Стараюсь контролировать дыхание, пытаюсь привыкнуть к темноте чердака и определить направление движения. Пока глаза привыкают, меня снова накрывают пугающие мысли.

Что вообще происходит со мной? Почему это всё появляется? Что за чип в меня воткнули, и кто это сделал? И почему в меня? И самое главное: что мне теперь делать? Как жить дальше? Как мне, в конце концов, просто выжить?

Глава 2. Часть 1

Долго пребывать в размышлениях было: во-первых, опасно — с минуты на минуту мужики должны были притащить лестницу, а во-вторых, глупо — чего толку размышлять, если информации с гулькин нос? А та, что есть, не поддаётся анализу и не слабо пугает. Потом будем думать, сейчас — действовать! К темноте я уже почти привык. Чердак оказался техническим этажом, на котором стояли выносные блоки от систем вентиляции, щитки распределения да просто валялся разный хлам. И ещё чердак казался очень длинным. Причём, если идти в одну сторону от меня, то примерно метрах в тридцати технический этаж уже заканчивался, а вот в другую сторону он простирался очень далеко, а учитывая темноту в глубине, то казалось, что до бесконечности. Будь это здание жилым домом, в нём должно было быть не менее двадцати подъездов. Я осторожно, но быстро пошёл в сторону чердачной бесконечности. Пройдя метров тридцать, я обнаружил на стене небольшой глухо забитый лючок из металла, примерно полметра на полметра. Будто раньше в этом месте было окно, а потом его заделали. Заделали хорошо, лишь по небольшому просвету, пропускавшему предательски яркий луч солнца, было понятно, что в стене что-то есть: то ли трещина, то ли глухое окно. Подошёл, попытался отодрать от стены плотно прилегающий люк. Фиг там. Приварили что ли? Пригляделся. Нет, на четырёх болтах по углам держится. Уже хорошо. Но чем эти болты выкрутить? Либо чем саму железяку подцепить?

Огляделся по сторонам. Ничего нет подходящего. И времени нет. Чувствую, начинаю нервничать. Идти дальше? Но охота открыть люк и глянуть, что там во дворе? Может там охрана и колючая проволока по периметру? Хрен его знает, куда меня привезли. Но и время терять нельзя. Иду дальше. Итак они слишком долго лестницу тащат. Или не тащат? Может они меня, наоборот, с той стороны встречают, просчитав, что кроме как в том направлении мне идти некуда? Стало опять как-то не по себе, и внизу живота образовался холодок. И ещё эта тишина на уши давит. Так и с ума сойти не долго. От страха. Но хоть к темноте привык, уже хорошо. Нет, не привык. Не замечаю под ногами кучу хлама, спотыкаюсь об него и с грохотом падаю. Больно. Локоть сильно ушиб о какой-то железный баллон. Или бидон. Приглядываюсь. Огнетушитель. Да их тут куча. Видимо старые списанные. Чердак явно выполняет и функции места для сбора всякой ненужной ерунды. Приглядываюсь к куче. Помимо огнетушителей, есть старые гидранты и…. О, праздник! Багор! Старый ржавый пожарный багор! Хватаю его и бегу назад к лючку в стене, ну не отпускает он меня, зараза.

С багром, конечно, пошло веселее. Поддел снизу, надавил, и вот уже два нижних болта вылетели и лежат на полу. Сбавил силу нажима и сдвинул её в левую сторону. Есть! Левый верхний болт вылетел! Этого хватает. Полноценную дыру в стене я делать не хочу. Мало ли, что там, за окном.

Осторожно сдвигаю лучок в сторону. Яркий свет режет глаза. Щурюсь, жмурюсь, пугаюсь того, что теперь после этой вспышки я не вижу, что в тёмной глубине чердака происходит. Но не до чердака сейчас, аккуратно высовываю в окно голову. Миллиметр за миллиметром, словно там во дворе неведомый снайпер только и ждёт, когда моя глупая голова явит себя улице.

Высовываю голову наполовину. Снайпера нет. Вообще никого нет. Обычный двор больницы. Но видно, что какой-то он не такой, режимностью так и веет. Оглядываю двор и обнаруживаю, что какой-то он маленький. Метров пятьдесят в длину и, максимум, тридцать в ширину. А ведь когда я шёл по чердаку, было ощущение, что там метров двести ещё идти и идти до конца здания.

Вот я тормоз! А здание то после забора продолжается! Точно! Видимо эти ребята из неизвестного мне КСК отжали часть здания у какой-то больницы. В принципе грамотно. Уверен, что никто и не знает, что в этом крыле режимный объект. Больница, да и больница. И это здорово!

Пытаюсь разглядеть грязный пол, с трудом нахожу на нём один из выпавших болтов. Поднимаю его. Аккуратно при помощи этого болта прикрепляю назад лючок. На соплях, конечно, на двух верхних, на честном слове держащихся. Но мне главное, чтобы он полчасика хотя бы провисел.

Подхватываю с пола багор и почти бегом двигаю туда, где по моим представлениям должна находиться гражданская часть больницы. С размаху налетаю на решётку, перекрывающую дорогу и чуть не разбиваю себе всё лицо. Решётка черная, прутья тонкие, увидеть ей с расстояния больше метра в такой темноте было практически не возможно. Повезло, что я на подлёте к ней решил глянуть себе под ноги и слегка склонил голову. Поэтому ударился верхней частью лба, а не носом и губами. Больно, конечно, но сильно ничего не разбил. Однако, тот, кто посылает мне в голову надписи, был иного мнения и поспешил меня поставить об этом в известность.

ВНИМАНИЕ! ВЫ НАНЕСЛИ СЕБЕ ЛЁГКОЕ ПОВРЕЖДЕНИЕ! ВАШ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ ПОНИЗИЛСЯ НА 1 ПУНКТ. ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ 36/100.

Это выходит было 37. Из ста? Маловато что-то. С другой стороны, меня вчера неслабо пропинали и вдогонку ещё и током шандарахнуло. В принципе, могло быть и хуже. Залезь я поглубже в трансформатор, можно было вообще по показателю здоровья в невозвратные минуса уйти.

Опять ловлю себя на мысли, что обсуждаю хрен пойми что. Какие-то цифры. Как же это всё похоже на сон. Но почему я тогда никак не могу проснуться? Ладно, нечего думать о разном и время терять, пока не пришли и не усыпили навсегда. Оглядываю решётку. Она перекрывает полностью весь чердак. Видимо тут и проходит граница между гражданской и режимной частями больницы. Могли бы и покрепче стену поставить. А с другой стороны, зачем? Ведь, если подумать… Блин, да сколько можно думать обо всякой ерунде! Валить надо отсюда! Злюсь на себя и прикидываю, как багром разжать прутья решётки. Иду вдоль неё, в надежде обнаружить где выломанный прут или ещё какое слабое место. Мест таких не нашёл, но обнаружил дверь. Тоже пойдёт! Так, дверь, как тебя вскрыть? Приглядываюсь. Да вы смеётесь? И это дверь в режимном объекте? На хлипеньких ушках коряво приваренных к решётчатой двери, висит простой навесной замок. Усмехаюсь, отхожу на место, где я впечатался в решётку, поднимаю выпавший в тот момент из рук багор.

Под натиском багра ушки отлетели от дверцы как пробка от шампанского, резво и с шумом. Толкаю дверь — не тут-то было. Приглядываюсь, в самой двери есть ещё один небольшой замок, сразу под ручкой. Где ты мой верный багор? Несколько ударов наконечником багра прямо в сердечник замка и решётчатая дверь распахивает передо мной свои объятия. И довершает торжественность момента луч яркого света, бьющий в меня из той части чердака, откуда я пришёл. И вот я стою весь такой в луче, только фанфар не хватает.

Вашу маму, «люди в сером»! Таки нашли лестницу! Да ещё и фонарь какой-то притащили мега-яркий. Я, что было сил, рванул по открывшейся мне части чердака. Надо признать, гражданские за своей частью технического этажа следили лучше. На полу не было ни грязи, ни хлама. Только блоки систем кондиционирования. Бежал я быстро, плохо соображая, думая лишь о том, что Железняк может в любой момент выстрелить. В процессе бега я яростно разглядывал пол, в надежде обнаружить где-нибудь люк, ведущий вниз.

Железняк таки выстрелил. Я не знаю, где именно пролетела пуля, но ощущение у меня было, что она просвистела прямо возле моего уха. И тут же вторая просвистела возле другого. Возникло ощущение, что если не от пули, то от страха я сейчас точно уйду в окончательный минус по всем показателям. Поёжился и отогнал эту мысль.

ВНИМАНИЕ! ОПАСНОСТЬ! ВЫ НАХОДИТЕСЬ В СОСТОЯНИИ СТРЕССА! ЧАСТОТА СЕРДЕЧНЫХ СОКРАЩЕНИЙ УВЕЛИЧИЛАСЬ НА 98 %, АРТЕРИАЛЬНОЕ ДАВЛЕНИЕ ПОДНЯЛОСЬ НА 63 %, ВЫБРОС В КРОВЬ КОРТИЗОЛА И АДРЕНАЛИНА…

Знаю! Знаю! Машу руками, развевая надпись по воздуху. Надо же, как не вовремя. Толку-то от этих надписей, если я не знаю, что это? А отвлекают не слабо.

Бегу дальше и прямо перед носом вижу люк вниз. Останавливаюсь, пытаюсь подцепить багром, чтобы сломать замки и засовы. Не понадобилось. Люк оказался вообще не закрыт. Первый раз повезло за сегодня. Открываю его, похоже, везение закончилось, лестницы внизу нет. С другой стороны, тут два с половиной метра максимум, на фига тебе лестница, Максимка?

Готовлюсь прыгнуть вниз, слышу ещё один выстрел. А ведь я сейчас освещаемый светом с нижнего этажа просто как на ладони! Опять всё холодеет, спускаю ноги в проём, бросаю случайный взгляд на крышку люка, на его сторону обращённую обычно вниз. Массивная ручка и задвижка. Нет, всё же мне повезло. Она ведь могла быть задвинута в блокирующее положение.

Задвижка… А это мысль! А вдруг получится? Ничего ведь не теряю, зря что ли спортом занимаюсь? Оно понятно, что здоровья сейчас тридцать шесть процентов, но сноровку и ловкость-то из меня вчера не выбили. Берусь двумя руками заручку люка и прыгаю вниз, захлопывая за собой люк.

Да! Получилось! Я удержался! Похоже, немного вывернул плечевой сустав, но удержался. Вишу на ручке, болтаю ногами, пытаясь остановить хаотичное раскачивание. Так, а теперь попробуем! Собрав все силы в правой руке, и перекинув на неё вес тела, отпускаю левую. Силы есть, держусь. Левой рукой резко захлопываю задвижку в блокирующее положение. Готово! Вздох облегчения, правая рука разжимается, падаю вниз.

Приземлился на ноги, немного не устоял и плюхнулся на пятую точку. Но не больно, поэтому быстро встал и побежал по коридору в сторону лестницы. Уже спускаясь на нижний этаж, услышал выстрелы и звон пуль, пробивающих люк. Давайте парни, за автоматом сбегайте, просто так эту задвижку не отстрелить.

Спустился на второй этаж. Обычное отделение. Больные в пижамах ходят туда-сюда. Тишина, спокойствие. Перевязанных много, наверное, травматология или хирургия. От того, что я полностью слился с окружающими, на секунду стало спокойнее. Мысль о том, как я в пижаме пойду по городу, спокойствие прогнала. Надо раздобыть нормальную одежду. Осознание того, что мне нужна одежда, настолько сильно занимает мой разум, что перед глазами возникает надпись:

СИСТЕМА СГЕНЕРИРОВАЛА ДЛЯ ВАС КВЕСТ «ДОБЫТЬ ОДЕЖДУ 1». ЖЕЛАЕТЕ ПРИНЯТЬ?

Ага! И мотоцикл! Вспоминаю фильм со Шварцом, невольно улыбаюсь и отмахиваюсь от надписи. Осознаю, что времени у меня не много, явно на верхнем этаже народ уже столпился снизу у люка. Хотя дураков не много будет открывать люк непонятно кому, учитывая, что незнакомцы на чердаке вооружены и стреляют куда попало.

Так или иначе, надо спешить. Иду по коридору, заглядываю в одну палату, вторую, третью. Везде ловлю удивлённые взгляды больных, делаю вид, что ошибся и иду дальше. Бинго! В пятой палате никого нет! Захожу, оглядываюсь. На тумбочке небрежно сложены джинсы и футболка. Такое ощущение, что размера на два больше моего, но не до жиру, ремень на штанах есть, а футболка точно не спадёт. Хочу тут же переодеться, но боюсь, что хозяин шмота или его соседи по палате в любой момент могут вернуться. Лучше забрать вещи и переодеться в туалете. Хватаю их, запихиваю под пижамную рубашку и получаю психологический удар по дых в виде очередной надписи:



ВНИМАНИЕ! ВЫ СОВЕРШИЛИ ПРОТИВОПРАВНОЕ ДЕЙСТВИЕ — КРАЖУ! ВАША СКЛОННОСТЬ К ПРОТИВОПРАВНЫМ ДЕЙСТВИЯМ УВЕЛИЧИВАЕТСЯ НА 1 ПУНКТ. ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ +11/50

Ёпта! Кто бы вы там ни были, а как, по-вашему, я должен был раздобыть себе одежду? Пойти санитаром устроиться и заработать на новые штаны? Да идите вы в задницу с такими квестами!

— И да, — говорю я глядя куда-то под потолок, словно там находится тот, кто посылает мне все эти надписи. — Раз уж пошла такая пьянка, я ещё кроссовки возьму! Запишите на мой счёт!

Хватаю кроссовки, стоящие возле кровати, и выбегаю из палаты. На удивление, никаких надписей не возникло. Видимо кроссы пошли прицепом к вещам, и как отдельную кражу их не зачли. Спасибо! По понятиям! Считается!

Забегаю в туалет, быстро переодеваюсь под сообщение системы, что квест мне не засчитали, ибо в процессе его выполнения я совершил противоправные действия. Да и хрен с вами! Мне бы сейчас с ума не сойти. Вот, что главное!

Штаны, как я и думал, велики на два размера, но ремень выручил. Натягиваю майку, надеваю кроссовки, смотрю на себя в зеркало над раковиной. Жесть! Одежда не по размеру и вся морда в черной копоти и грязи, видимо на чердаке измазался. Смесь бомжа с погорельцем. Быстро умываюсь, вытираю лицо старой пижамой и аккуратно запихиваю её в урну, чтобы не светилась лишний раз.

Через несколько минут я уже стою на улице за воротами больницы. Прохладный ветерок развевают огромную майку и обдувает лицо.

Хорошо! Красота! Домой бы, пивка выпить, поспать пару часов, а потом проснуться и понять, что это всё было страшным сном. Мысли о доме, мягкой кровати и холодном пиве прошли сквозь меня волнами спокойствия и умиротворения. И мне так сильно захотелось домой, вот прямо аж зубы свело, как захотелось.

СИСТЕМА СГЕНЕРИРОВАЛА ДЛЯ ВАС КВЕСТ «ДОБРАТЬСЯ ДОМОЙ 1». ЖЕЛАЕТЕ ПРИНЯТЬ?

Ну вашу маму! Ну что вы вечно влезаете? Да кто вы вообще такие? В ярости размахиваю перед собой руками, словно не виртуальную надпись разгоняю, а рой свирепых пчёл-убийц. Надпись исчезает, а я возвращаюсь к реальности.

Глава 2. Часть 2

Дохожу до ближайшей улицы, читаю табличку с названием — Суворовский проспект. Это ж я почти в самом центре города! Опаньки! Сюрприз! До моего дома на окраине Выборгского района часа четыре пешком через весь город топать. А деньги и мобильный у меня отжали доблестные сотрудники КСК. Ни такси поймать, ни друзьям позвонить, чтобы приехали за мной. Можно, конечно, попробовать просочиться в метро или попытаться там же у кого-нибудь стрельнуть жетон. Мало ли, вдруг есть ещё добрые люди. Или можно попросить у кого-нибудь телефон, чтобы друзьям позвонить. Вспоминаю свой вид и понимаю, что среднестатистический гражданин при виде меня будет стопроцентно уверен, что едва его телефон коснётся моей руки, я вместе с ценным гаджетом рвану в ближайшую подворотню. Да и стрёмно как-то ходить в таком виде и к людям приставать. Начинаю грустить, но быстро завязываю с этим делом, так как понимаю, что толку от этого будет не много. На улице мне стоять не комфортно, всё кажется, что сейчас меня нагонят Черноволов с Железняком. Быстрым шагом прохожу кварталов пять-шесть, шаря глазами по сторонам в поисках временного укрытия. Обнаруживаю на Седьмой Советской перекрытый строительными лесами вход в какой-то двор. Протискиваюсь между ограждением и стеной дома и попадаю в каменный колодец.

А здесь не плохо. Видимо идёт ремонт фасада здания и заодно всего внутреннего пространства двора. Но сегодня тишина, возможно выходной. Вижу у одной из стен лавочку, почти полностью заваленную огромными листами полигаля. Листы стоят, прислонившись к стене, так что над лавочкой есть немного пространства, эдакая пещерка, в которую при желании можно залезть. Явно по ночам или во время дождя там отдыхают бомжи. А сейчас отдохну я! С этой мыслью лезу на лавочку. Полежу немного, приду в себя.

Как уснул, даже не заметил. Проснувшись, по ощущениям понял, что спал часа два. Голова была ясная, а руки и ноги занемели. Будь я в другом городе, я бы тут просидел до ночи, чтобы потом в темноте незаметно пойти домой. Но в Питере летом ждать темноты бесполезно, поэтому вылезаю и думаю, что с новыми силами можно и замахнуться на долгий путь до дома. Ещё раз вспоминаю, где я нахожусь, пытаюсь в уме прикинуть маршрут, и меня прошибает словно током — Вован!

Я вспоминаю, что в паре кварталов отсюда, на Лиговском, живёт Вован! Точно! Как же я сразу не вспомнил! Дома, конечно хорошо: родная кроватка и пиво, но четыре часа идти ножками даже сейчас никак не радует. Да и кто кроме Вована, помешанного на всяких компьютерных игрушках и фантастических книжках, ещё мне поверит, если я расскажу, что со мной происходит? А рассказать очень хочется, вот прямо аж язык чешется, как хочется хоть кому-нибудь поведать про всю эту хрень.

Быстро пробегаю расстояние до Вовановского дома, захожу в классический питерский дворик, ныряю в парадную и через несколько минут стою перед разинувшим рот другом на пороге его квартиры. Да, мне в очередной раз везёт, Вован оказывается дома. Хотя после того, что со мной произошло, слово «везёт» надо выбрасывать из лексикона слов, как-то связанных со мной.

Оглядываю Вована, не удерживаюсь, чтобы не прочитать его «циферки»:

Владияр Гладких, 24 года, геймер, вне сообществ

Открытые базовые характеристики

Персональный уровень: 2/50

Здоровье: 64/100

Интеллект: 71/100

Сила: 68/100

Скрытые характеристики

Уровень государственной ценности: 1

Пассивные характеристики

Толерантность: +38

Коммуникабельность: +29

Обучаемость: +43

Негативные характеристики

Склонность к агрессии: +3

Склонность к противоправным действиям: -7

Ваша репутация у Владияра Гладких

Уважение: -1

Симпатия: -8

Влечение: заблокировано ориентацией объекта

Владияр? Вы что, серьёзно? Никогда бы не подумал. Вован, да Вован. Меня настолько развеселило полное имя товарища, что на некоторое время я не реагировал на немного странные его характеристики, вроде зашкаливающей толерантности и отрицательной склонности к противоправной деятельности. Ну не отличался Вован никогда толерантностью и законопослушным гражданином никогда не был. А отрицательный уровень уважения и симпатии ко мне окончательно завели меня в тупик. Друзья же! Или нет? Неужто змеюка шифровался всё время нашего знакомства?

Додумать я не успел, так как передо мной выскочило очередное уведомление, которое, к слову, немного разъяснило мне ситуацию:

ВНИМАНИЕ! ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ФОН ВЛАДИЯРА ГЛАДКИХ ПРИБЛИЖАЕТСЯ К ВЕРХНЕЙ ГРАНИЦЕ! ПОКАЗАТЕЛИ «СТРАХ» И «ВОЗБУЖДЕНИЕ» ДОСТИГЛИ КРИТИЧЕСКОЙ ОТМЕТКИ! НАХОЖДЕНИЕ РЯДОМ МОЖЕТ БЫТЬ ОПАСНО! ЖЕЛАЕТЕ ПРОДОЛЖИТЬ ОБЩЕНИЕ С ВЛАДИЯРОМ ГЛАДКИХ?

Игнорирую надпись. Просто игнорирую, не руками же махать. Если Вован на лютой измене, то он от любого резкого движения инфаркт отхватит. Неизвестная система принимает моё спокойное поведение, как повод раздувать тему с Вованом дальше:

СИСТЕМА СГЕНЕРИРОВАЛА ДЛЯ ВАС КВЕСТ «УСПОКОИТЬ ВЛАДИЯРА ГЛАДКИХ 1». ЖЕЛАЕТЕ ПРИНЯТЬ?

Да задолбали вы меня своими квестами! Да и какого хрена предлагать, если я не знаю, как их принять? Ловлю себя на мысли, что это всё как-то слишком сюрреалистично и всё ещё похоже на сон. Пытаюсь переключить внимание на Вована. Смотрю внимательно. Удивляюсь. Держится вроде ничего так. Или это от страха? Приглядываюсь, действительно, рот открыл и молчит.

— Здорово! — протягиваю руку и вхожу в квартиру.

Вован жмёт мне руку и ещё сильнее открывает рот, но ничего не говорит. Вот теперь до меня доходит всё окончательно.

— К тебе приходили?

Вован утверждающе кивает, не находя то ли слов, то ли сил, чтобы эти слова произнести. Оно и понятно, представляю, как его зашугали. Аж толерантность повысилась. Но как они успели? Или я часа четыре спал? А они ребята шустрые. Видимо пробили весь круг моих друзей и родственников и уже навестили все тех, кто ближе всего к месту, где я сбежал.

— Не бойся! Всё нормально будет!

Говорю и понимаю, что нормально уже что-то будет вряд ли. Поэтому решаю, с товарищем не сюсюкаться. Да и какой он мне теперь товарищ с симпатией ко мне аж на минус восемь? Так, знакомый. Посему действую быстро и решительно.

— Денег дай!

— А? Что? — Вован разве что не дрожит.

— Дай денег! Убью!

— Нет! Не надо! Забирай всё! Хочешь комп забери, только не убивай! — вот теперь уже и дрожит.

— Не нужен мне твой комп! Да не трясись ты! Дай мне денег хоть сколько-нибудь! Я жрать хочу и на проезд нет!

— Да я на мели. Вот…

Вован достаёт из висячей на вешалке куртки бумажник и пытается его открыть. Выхватываю бумажник, быстро открываю. Совсем не густо, и тысячи рублей не наберётся. Вытаскиваю это всё из бумажника, замечаю проездной на метро, его тоже забираю вместе с какими-то купонами на скидки. Зачем они мне? Видимо это с голодухи. Увидел рисунок пиццы на карточке и забрал. Бумажник отдаю назад Вовану.

— А что случилось? — рожает Вован первую осознанную им фразу.

Не отвечаю. Сохраняю имидж сурового парня. Не разуваясь, прохожу на кухню. Открываю холодильник. Он неестественно пуст и блестящ. Девственную чистоту холодильника портит лишь бутылка пива, что стоит в дверце и завёрнутая в оберточную бумагу огромная палка колбасы, салями или сервелат. И ничего больше. Нет стандартных для среднестатистического холодильника масла, яиц, майонеза и недоеденной пиццы. Ничего, кроме вышеперечисленного, нет! Но мне хватает и этого, и не просто хватает, а очень даже неплохой выбор. Достаю пиво и колбасу, иду к выходу.

— Ты бы колбасу оставил, она не моя! А пиво бери! Колбасу соседка принесла, на время, у неё холодильник сломался. Нельзя её брать! — как-то быстро разговорился Вован.

— Убью!

Снова срабатывает. Вован затыкается и молчит уже до самого моего ухода. Едва я выхожу из квартиры и захлопываю за собой дверь, возникает очередная надпись. Если честно, я уже запереживал, не забыли ли про меня?

ВНИМАНИЕ! ВЫ СОВЕРШИЛИ ПРОТИВОПРАВНОЕ ДЕЙСТВИЕ — ОГРАБЛЕНИЕ! ВАША СКЛОННОСТЬ К ПРОТИВОПРАВНЫМ ДЕЙСТВИЯМ УВЕЛИЧИВАЕТСЯ НА 2 ПУНКТА ЗА ОГРАБЛЕНИЕ И НА 1 ПУНКТ ЗА РЕЦИДИВ В ТЕЧЕНИЕ ДНЯ. ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ +14/50

Привычно отмахиваюсь. Давайте, позвоните ещё маме, пожалуйтесь!

Следующая надпись тоже не заставила себя ждать:

КВЕСТ «УСПОКОИТЬ ВЛАДИЯРА ГЛАДКИХ 1» НЕ ПРОЙДЕН! ЖЕЛАЕТЕ ПРОЙТИ ЗАНОВО?

Ага, ща всё брошу и пойду Вована успокаивать. Выхожу из парадной, открываю пиво о скамейку, делаю пару жадных глотков. Хорошо! Закусываю колбасой и понимаю, насколько сильно я хочу есть. Проходящие люди меня сторонятся, а некоторые прямо-таки шарахаются. Оно и понятно. Посредине Лиговского проспекта стоит какой-то ушлёпок в одежде на два размера больше, пьёт пиво из горла и жрёт колбасу, откусывая от огромного батона. Кстати, это оказалась салями.

Ладно, хватит тут хомячить, опасно тут, идти надо отсюда и подальше. И словно в подтверждение моим мыслям об опасности, передо мной, едва не наехав на мои трофейные кроссовки, резко тормозит черный блестящий микроавтобус без номеров и окон. Он останавливается прямо возле меня, а я не нахожу ничего лучше, чем с ещё большей скоростью продолжать жрать колбасу. В принципе логично, организм сделал правильный выбор: бежать бесполезно, так хоть подкрепиться про запас. Когда теперь покормят, и покормят ли вообще, неизвестно.

Глава 3. Часть 1

Двери микроавтобуса резко распахиваются и пятеро бойцов в камуфляже, но без опознавательных знаков ломятся во двор Вовановского дома, едва не сбивая меня с ног по дороге. Я удивлён и, чего тут скрывать, невероятно обрадован. Может и не стоит забывать про везение пока? Ведь неизвестно, может ещё окажется, что это всё вылезет мне каким-нибудь жизненным бонусом. Все эти буковки и циферки. Может это начало новой интересной жизни? Понимаю, что это я себя пытаюсь успокаивать. Какие могут быть бонусы? Меня хотят поймать и убить! А это далеко не бонус!

Причём ребята в камуфляже, по всей видимости, настолько озадачены выполнением задания по моей ликвидации, что ломанулись к Вовану даже не посмотрев на бомжеватого прохожего на улице. А ведь глянь хоть один из них на мои циферки… Или не все могут их видеть? А может я избранный? Это меняет дело! Может я будущий организатор и руководитель какого-нибудь восстания против сбрендивших машин или тоталитарного мирового правительства? И меня должны обезвредить любой ценой и любым способом! Я — надежда человечества!

Ничего так меня понесло. Салями у Вована что ли с начинкой из смешных грибов? То-то он её отдавать не хотел. С другой стороны, а почему бы и не помечтать? Никому же не мешаю. Откусываю ещё колбасы, но жую уже не быстро, а медленно с достоинством и полным осознанием своей крутизны. Примерно полминуты упиваюсь своей значительностью и уникальностью, но потихоньку осознаю, что из всего, о чём я подумал, реален только один момент — меня хотят поймать и уничтожить. Это понимание приводит меня в чувство, и я осторожно, но быстро сваливаю от микроавтобуса на другую сторону Лиговского, и делаю оттуда ноги, по пути продолжая поедать колбасу.

Прошагав с пяток кварталов, напугав ещё нескольких прохожих, решаю передохнуть и присаживаюсь на лавочку, чтобы в спокойной обстановке доесть-таки салями. Стараюсь ни о чём плохом не думать. Вредно это, думать о плохом во время еды. Я по телевизору видел. Есть надо в радости или хотя бы в спокойствии.

Но, несмотря на блокировку от плохих мыслей, одна неприятная мыслишка всё же пробивается в мою черепную коробку. И снова мелкая дрожь проходит по всему телу, и мои ноги становятся ватными. Не сидел бы, а стоял, точно бы упал.

Понимание простой и очевидной вещи было сродни тому самому удару током в трансформаторной будке. Идиот! Четыре часа ему до дома идти лень было! А то, что дома тебя давно ждут, ты не подумал? Это же надо быть таким тупым?! Хорошо, что Ваван оказался ближе, чем дом. Это друзей и знакомых просто предупредили, а дома-то явно засада. В горле пересыхает от ужаса и окончательного осознания того, в какой я нахожусь заднице. Потом приходит понимание, что возможно до окончательного осознания глубины этой самой задницы ещё очень-очень далеко. И это открытие тоже не радует. Но нельзя не признать, что мне опять повезло в том, что я домой не сунулся. Пересохший язык щёлкает по сухому нёбу, я вливаю в себя остатки пива. Некоторое время сижу ошарашенный на лавочке и на сухую, не отдавая себе отчёта в происходящем, доедаю салями.

Доел колбасу и немного прихожу в себя. И чего я тут сижу? Мужики в камуфляже явно уже отрапортовали, что у Вована меня нет, район, скорее всего, уже прочёсывают. Вскакиваю, как ужаленный и быстро иду подальше от дома друга. В метро соваться нельзя, как минимум, на ближайших станциях. Денег на такси хватит на одну поездку. Поэтому надо точно определить, куда стоит ехать? Понятно, что ни домой, ни к кому-то из друзей ехать смысла нет. Не факт, что все друзья окажутся такими трусами как Вован, но с другой стороны, я уже достаточно познакомился с этими ребятами из КСК. Если им надо кого-то убедить в необходимости сотрудничества, я уверен, они смогут это сделать.

Пересчитаю-ка я по ходу экспроприированную наличность, да проверю, что там за карточки и визитки у Вована были в бумажнике, надо их внимательно рассмотреть, может там есть какой-нибудь купон на бесплатный ужин в шаверме. Достаю их из кармана, перебираю и… не верю своим глазам: среди всякого ненужного хлама затесалась кредитная карта Вована! Как он так лажанулся? С другой стороны, а мне не всё равно? Надо бегом бежать в какой-нибудь гастроном. Наличность снять я с карты не смогу, а вот купить что-нибудь пожрать — запросто! Сейчас не везде проверяют документ у расплачивающихся карточкой. Впрочем, вид у меня такой чуханский, что могут и проверить. Вот же ж! Я и забыл, что выгляжу как бомжара! Да мне не в гастроном, мне в торговый центр надо бежать, да попытаться приодеться!

По пути примечаю не очень пафосный торговый центр. Самое то для меня в нынешнем положении. Боясь, что Вован спохватится и заблокирует карту, времени не теряю, захожу в первый попавшийся бутик, где продают китайские реплики некоторых известных брендов. Выбираю джинсы — китайский CALVIN KLEIN за две с половиной тысячи рублей, китайскую же рубашку POLO ASSN за полторы тысячи и какие-то стильные с виду, но картонные на ощупь слипоны NO BREND за тысячу четыреста.

Старательно улыбаясь, протягиваю карточку продавцу и надеюсь, что платёжеспособность Вована перекроет необходимую сумму в пять тысяч четыреста рублей. Милая девушка второго уровня государственной ценности по имени Алёна, двадцати двух лет от роду, дарит мне в ответ потрясающую улыбку и просит ввести пин-код. Чувствую, что моя улыбка с лица стекает прямо в украденные кроссовки.

— Как так, пин-код? Ты чего, Алёна? Никогда он не требовался! — нагло вру, ибо ничего другого не остаётся.

— Мы знакомы? — девушка удивляется, услышав от меня своё имя.

— Конечно! — вру дальше. — Я же Вован! Я на третьем этаже работаю! Мы же на фодкорте познакомились!

Алёна смотрит на карточку, читая на ней имя, и пытается припомнить, когда это мы с ней знакомились на фудкорте. Не даю ей опомниться.

— Ладно, давай назад карточку, не помню я пин-код. Тупо забыл. Не проблема.

Сейчас главное, чтобы она не подняла шум и не изъяла карту. Я точно помню, в некоторых магазинах пин-код не запрашивают. Надо попытать счастья в других бутиках. Однако, Алёна не просто не забирает карточку, она совершает полноценный акт человеколюбия и взаимовыручки.

— У нас тоже до трёх тысяч система не запрашивает пин-код. Давайте мы двумя суммами проведём. Отдельно джинсы и отдельно рубашку с башмаками.

Алёна! Ты — супер! Радостно киваю, и девушка пробивает мне в два этапа мой новый гардероб. Забираю карточку и приобретённые вещички и с благодарностью смотрю на Алёну.

— Я твой должник! С меня завтра хот-дог!

— Я же вегетарианка, — растерянно отвечает девушка.

— Договорились! Тебе булочку, мне сосиску! До завтра!

Девушка смеётся и немного краснеет. Я же мчусь в ближайший туалет и там быстро переодеваюсь. В процессе переодевания понимаю, что стоило купить ещё трусы и носки. Но и так хорошо.

Через некоторое время я гордо иду по торговому центру, щеголяя обновками. А чего? Если к швам не приглядываться, то чем не CALVIN KLEIN? Всё же заглядываю в отдел нижнего белья, выбираю трусы по дешевле и, надеясь, что тут тоже на небольшие суммы пин-код не запрашивают, иду к кассе. Протягиваю карточку, улыбаюсь и получаю в ответ лёгкий психологический нокдаун.

— Ваша карта заблокирована! — продавец так радостно улыбается, словно сообщает мне не о блокировке карты, а о выигрыше в лотерею.

— Точно? Вы уверены?

— Абсолютно!

Выхватываю карту и возвращаюсь в Алёне. Хватаю носки за сто пятьдесят рублей и прошу их пробить. Но и Алёна не радует.

— Ой, а карта заблокирована!

Алёна смотрит на меня, словно ждёт каких-то объяснений. Надо что-то говорить, и желательно такое, чтобы она отвлеклась от карточки.

— Куда катится этот мир? Ты знаешь, сколько капибар убили, чтобы связать эти носки? Нет, я не хочу их носить!

Отдаю носки, выхватываю карточку и на пороге добиваю.

— До завтра! И помни, мы договорились! Ты — булочка, я — сосиска!

Идиот! Хотел же сказать: «Тебе булочка, мне сосиска». Какая-то прям поФрейду оговорочка вышла. То-то она окончательно покраснела. Ладно, переживёт.

А Вован-таки спохватился. Хорошо хоть я приодеться успел. Надо валить скорее отсюда, если у них по базе видно, где карточка засветилась, то надо делать ноги как можно быстрее. В принципе вид у меня теперь приличный, в глаза сильно не бросаюсь, но и расслабляться нельзя.

Куда податься-то? К друзьям нельзя, опасно, к знакомым тоже не желательно. Да и к тому же, уже вечер. Вряд ли в субботу вечером кто-то из моих друзей и знакомых окажется дома. По кабакам, да по клубам висят все.

По клубам! А вот это мысль! Надо ехать в какой-нибудь клуб! Да выбрать покруче. В крутом клубе есть шанс не встретить друзей, которым явно про меня сообщили, ибо нет у них денег на такие клубы. Но там есть шанс наткнуться на знакомых, к которым можно обратиться за помощью, не рассказывая сути проблемы. Вдруг кто-нибудь денег займёт. Более серьёзного плана у меня всё равно пока нет, да и быть не может, так как я ни фига не понимаю, что же со мной такое происходит.

Думаю, в какой клуб идти? Перебиваю все возможные варианты. «Люксор»! Однозначно «Люксор»! Да, там не дёшево, но на бокал пива у меня хватит, а там по обстановке.

До «Люксора» я добирася долго. Он находится на окраине города, а при его строительстве близость к метро не являлась приоритетом. Мне вообще кажется, что кроме меня туда никто никогда на подземке не ездил, даже персонал. А мне ещё чтобы в метро с минимальным риском зайти, пришлось от Площади Восстания по верху три станции пройти. Так или иначе, сойдя на конечной, я ещё шел пешком около часа, пока не добрался до заветного клуба. И вот он стоит передо мной во всей своей красе и во все три этажа.

Что сказать? Богато! Уже на подходе к ночному клубу ощущаешь всю роскошь и великолепие этого места. Да, простым смертным типа меня тут делать нечего. Раньше я слышал, что в «Люксоре» один из самых строгих фейс-контролей в городе. Как бы случайно вспомнив об этом, начинаю переваривать мелькнувшую мысль. А почему было не вспомнить об этом раньше? Вздыхаю, вспоминая поговорку о хорошей мысле, что приходит позже, чем надо. Но делать нечего, раз уж притащился, надо попытаться войти. Чтобы никто из охраны не заметил, что я пришёл пешком неизвестно откуда, я незаметно заруливаю на огромную стоянку, со стороны выезда с неё. Прячусь на пару минут за роскошным внедорожником, набираю наглости во взгляд и выплываю из-за машины, так словно, я только что из неё вылез и иду ко входу. Не доходя метров тридцати замечаю, как охрана на входе тормозит двух ребят, внешне выглядящих намного респектабельней, чем я. Что-то во мне ёкает, и весь мой настрой и вся моя напускная наглость куда-то уходят.

Хлопаю себя по карману, словно что-то забыл и возвращаюсь на стоянку. Думаю, что делать. Меня явно не пустят, по мне видно, что я не из круга завсегдатаев «Люксора». Могу ли я как-то использовать свои новые способности для достижения этой цели? Пока не знаю. Я напрягаю мозг, мозг в ответ рожает очередную надпись:

СИСТЕМА СГЕНЕРИРОВАЛА ДЛЯ ВАС КВЕСТ «ПРОЙТИ В НОЧНОЙ КЛУБ 1». ЖЕЛАЕТЕ ПРИНЯТЬ?

Глава 3. Часть 2

Да уж, я ловлю себя на мысли, что мне порой кажется, что это всё, все эти буквы и цифры, плоды деятельности моего уставшего в последнее время, но взбодрённого электрическим разрядом, мозга. Так или иначе, надпись рассыпается, а реальная задача попасть в «Люксор» остаётся.

Может подойти к охраннику, прочитать информацию о нём и прикинуться его одноклассником или другом детства? Не факт, что прокатит. А если надписи над ним не будет? Или ещё хуже, пошлёт он меня подальше. Тогда уж точно я внутрь не попаду. Стою в раздумьях и наблюдаю, как на стоянку заплывает, иное слово тут не подходит, умопомрачительный кабриолет. За рулём кабрика сидит сухопарый паренёк южной наружности в дорогом костюме, а на заднем сидении томно возлежат две роскошные девушки, каждая из которых смело может претендовать на то, чтобы украсить обложку Пентхауса или Плейбоя. Этих точно пустят. Ещё и дверь откроют и прогнутся в поклоне. Вглядываюсь в парня до проявления над ним надписей.


Ильяс Смаилов, 27 лет, безработный, вне сообществ

Открытые базовые характеристики

Персональный уровень: 3/50

Здоровье: 78/100

Интеллект: 67/100

Сила: 83/100

Скрытые характеристики

Уровень государственной ценности: 7

Пассивные характеристики

Толерантность: +4

Коммуникабельность: +11

Обучаемость: +3

Негативные характеристики

Склонность к агрессии: +17

Склонность к противоправным действиям: +18

Ваша репутация у Ильяса Смаилова

Уважение: нет данных для просчёта

Симпатия: нет данных для просчёта

Влечение: нет данных для просчёта


Интересно, за какие такие заслуги безработный Смаилов получил такой высокий уровень государственной ценности? Может всем владельцем кабриолетов стоимостью выше ста тысяч евро такую степень присваивают?

Тем временем гражданин Смаилов выходит из машины и потягивается, ожидая, когда его спутницы последуют его примеру. А ведь это шанс. Осторожно притаиваюсь за каким-то геликом и дожидаюсь пока троица выдвинется в сторону входа. Примерно на половине пути нагоняю их быстрым шагом и громко вскрикиваю:

— Ильяс!

Смаилов разворачивается и напряжённо смотрит на меня, видимо пытается вспомнить, где он мог меня видеть. Не даю ему опомниться.

— Как сам вообще? Слышал, ты недавно фейерично отжёг.

Иду наугад, надеясь, что такой парень может и должен время от времени отжигать.

— Да было дело, — отмахивается Смаилов, я внутри ликую, угадал, с какой стороны зайти.

Одна из девушек внимательно осматривает меня и с некоторой ноткой презрения выдаёт, произнося слова, словно на распев:

— Илья-а-ас! А это кто-о-о?

В отличие от её кавалера, от неё кривые строчки китайского POLO ASSN легкий вечерний сумрак скрыть не способен. Быстро читаю надписи над девочками: Маша и Мариша из службы эскорта. Значит, и вести себя будем соответственно их статусу и сразу зайдём с козырей.

— Машуня, ты себе уже всю память сторчала? Неужели меня не помнишь? Это я! Макс!

Девушка хочет возмутиться, но сначала смотрит на Смаилова, мало ли, может я из таких парней, что лучше проглотить обиду. А того мои слова рассмешили, он улыбается, дав понять Маше, что скандал поднимать не стоит. Я же решаю закрепить эту небольшую победу с помощью Марины. Ведь какая красивая девушка откажется удачно выделиться на фоне подруги? Ну, например, похвастать хорошей памятью.

— Мариш, ты-то хоть меня помнишь? — с хитрым прищуром смотрю на девушку.

— Конечно, помню! — отвечает она, чем вызывает недовольство подруги и усиливает задумчивость Смаилова.

К тому времени мы подходим ко входу. Прямо перед носом у охраны аккуратно похлопываю Смаилова по плечу и жму ему руку.

— Ладно, меня тут ждут, но ты не представляешь, как я был рад тебя видеть!

— Взаимно! Давай, Макс, увидимся!

Смаилов хлопает меня в ответ по плечу, а охрана почтительно расступается, давая нам пройти. Делаю несколько шагов вглубь помещения и вижу перед носом очередную надпись:

КВЕСТ «ПРОЙТИ В НОЧНОЙ КЛУБ 1» ПРОЙДЕН. ВАМ НАЧИСЛЕНЫ ОЧКИ РАЗВИТИЯ! 5 ОР

Ну и славно, знать бы только, что это за очки развития такие, зачем они мне и как их можно использовать? И кто вообще мне их начисляет?

В клубе играла какая-то модная музыка, признаюсь, я в этом разбираюсь не очень хорошо. Не люблю танцевальную музыку. Я пошёл к бару, где взял бокал самого дешёвого пива, на что у меня ушла ровно половина отжатых у Вована денег. В принципе, я думал, будет хуже. А так мне ещё на один бокал хватит. Или девушку могу угостить. Мне стало смешно от мысли, что кто-то из девушек, посещающих это место, может купиться на бокал пива от неизвестного бедолаги в джинсах с кривыми швами.

Сижу. Пью пиво. Совершенно не представляю, что делать потом, после того, как я выпью оба запланированных на вечер бокала. Надеюсь, туалет тут бесплатный. То, что я дал маху, поехав именно сюда, я уже понял. Мой план встретить тут каких-нибудь крутых знакомых и перехватить у них несколько тысяч рублей провалился. «Люксор» был настолько крут, что уровень крутизны моих самых крутых знакомых не дотягивал, по всей видимости, даже до уровня, на котором тут просто пропускает охрана на входе.

И что теперь делать? Никакие мысли не лезут в голову, а тут ещё в сторону бара из глубины зала направилась… я и слов-то таких подобрать не могу, чтобы описать эту девушку. Если вкратце, то наиболее подходящим словосочетанием будет избитое: «роковая брюнетка». Девушка была просто шикарна! Я думаю, любая женщина позавидовала бы такой внешности. Идеальная фигура, подчёркнутая коротким черным платьем, густые смоляные локоны, спадающие на загорелые плечи, красивое правильное лицо, с минимумом косметики, с небольшими ямочками на щеках, чувственными немного пухлыми губами и огромными черными глазами. Она была роскошна! Конечно, если придираться, то можно было заметить, что для топ-модели ей не хватало сантиметров десяти роста, и грудь её выбивалась из стандарта 90-60-90 в сторону небольшого увеличения параметра. Но если первое вообще не могло считаться недостатком, то второе можно было смело записывать в достоинства. По крайней мере, я это записал именно туда.

И она шла в мою сторону! Нет, я понимал, что она просто идёт к бару, но как же мне хотелось думать, что она идёт в мою сторону. Я невольно сглотнул слюну и почувствовал какой-то животный инстинкт в нижней части живота. Я должен с такой роскошной женщиной хотя бы поговорить! Я испытываю в этом просто физическую потребность! Если не обладать, то хотя бы поговорить! Я не идиот, я прекрасно понимаю, что обладать такой красавицей в этой жизни мне не светит. Но поговорить же можно! Я даже боюсь представить каким прекрасным у этой фам фаталь должен быть голос.

Только вот как с ней заговорить? Я в общении с девушками никогда не был скромником, поэтому завязать беседу труда мне не составит. Но о чём я с ней могу говорить? Точнее, о чём такая шикарная женщина может говорить с парнем в джинсах с кривыми швами, пьющим самое дешевое пиво в клубе?

Так, хватит смотреть на грудь, и на лицо хватить смотреть! Смотри на голову, Макс! Сейчас появятся цифры! Должны появиться! Где эти долбанные цифры? Первый раз они мне по-настоящему очень нужны! Концентрируемся не на её красоте, а на фигуре… тьфу ты, не на фигуре, а на образе! Просто смотрю на силуэт и словно пытаюсь взглядом проникнуть внутрь её головы. Бинго! Они появляются! Циферки обретают очертания! Сейчас главное не перевести взгляд обратно на грудь.

Ну вот, сейчас символы превратятся в нормальный текст, я узнаю её имя и… закошу под одноклассника! Точно! Возраста мы вроде одного, закошу под одноклассника, а это минимум пару минут разговора. Есть надпись! Читаю:

Ольга Фролова, 23 года…

Дочитать не успеваю, так как давлюсь пивом. Закашливаюсь, пиво норовит запениться во рту и вырваться наружу через ноздри. Офигенное начало для знакомства с девушкой — пускать из носа пивную пену. Зато внимание красавицы привлёк, что есть — того не отнять.

Она смотрит на меня с интересом, я смотрю на неё с открытым ртом. Ольга Фролова. Бывают же совпадения такие, я хотел заговорить с незнакомкой, прикинувшись её одноклассником, а она и есть моя одноклассница! Интересный поворот!

Нет, Оля и в школе была одна из лучших, но чтобы вот так вот расцвести, этого, я думаю, никто из нашего класса не мог бы предположить. Читаю снова:

Ольга Фролова, 23 года, аналитик, WMAP16

Открытые базовые характеристики

Персональный уровень: 5/50

Здоровье: 74/100

Интеллект: 68/100

Сила: 59/100

Скрытые характеристики

Уровень государственной ценности: 8

Пассивные характеристики

Толерантность: +18

Коммуникабельность: +31

Обучаемость: +42

Негативные характеристики

Склонность к агрессии: +4

Склонность к противоправным действиям: +14

Ваша репутация у Ольги Фроловой

Уважение: +14

Симпатия: +12

Влечение: +3

Вот оно как. Плюс три! Меньше, чем у уборщицы Маргариты Симаковой. Что-то мне от этого как-то грустно сделалось. Нет, меня, конечно, радует, что уважение и симпатия больше десяти, но в данный момент я был готов загнать все показатели её отношения ко мне в минуса, ради увеличения цифр в последней строчке. Хотя это глупо — удивляться, что девушка на глазах у которой ты пускал из носа пивные пузыри не испытывает к тебе влечения. А вот почему у тебя, Оля, такая склонность к противоправным действиям? ПДД что ли часто нарушаешь?

И уровень государственной ценности удивил. Интересно, у всех, кто может тусить в таком месте он не ниже седьмого? А у меня тогда какой? Первый? Блин, как же свои характеристики-то посмотреть? И вообще, кто это всё высчитывает-просчитывает? И по-че-му я это вижу?!

Пока я снова чуть было не впал в истерику, Ольга подошла к бару, изящно взгромоздилась на стул перед стойкой, бросила на меня ещё один мимолётный взгляд и обратилась к бармену:

— Кампари с водкой сделай!

Оригинальный выбор для девушки, однако, тут я Олю узнаю, онf всегда была решительной и суровой.

— Оля… — невольно вырывается у меня.

Бывшая одноклассница внимательно смотрит на меня.

— Вы что-то сказали?

— Оль, ты — офигенная! — говорю, сам не осознавая, что творю.

Ольга хочет разозлиться, но это у неё не выходит, она сквозь улыбку спрашивает:

— Мы разве знакомы?

— Ну как бы если одиннадцать лет в одном классе можно считать знакомством, то да, знакомы, — отвечаю я.

Она внимательно вглядывается в моё лицо, пытаясь узнать, я кидаю подсказку:

— Макс…

— Седов! — подхватывает она и смеётся. — Ни за чтобы не подумала, что могу тебя здесь встретить!

А вот это было обидно, стараюсь не подать виду, но она замечает.

— Прости, я не так выразилась…

— Да нет, всё нормально, не парься, — я не хочу, чтобы ей было неловко из-за меня. В конце концов, она же не виновата, что я по жизни лузер и лошара, и она не ожидала меня увидеть в приличном месте.

Пытаясь найти хоть какую-то тему для разговора, опять пялюсь словно сквозь неё и снова всплывают эти цифры.

Что? Что это там такое, в последней строке?

Влечение: +8

Как? Её влечение ко мне увеличилось в два с половиной раза после того, как она меня унизила? Садо-мазо что ли? Любит унижать ид оминировать и заводится от этого? Может предложить ей меня отшлёпать? Почему бы и нет? Ради неё я и на такое согласен. Только без…

Стоп! Опять понесло! Надо срочно сказать ей что-то нейтральное. Но не успеваю, Оля меня опережает:

— Ты извини, говорю глупости. Просто у меня настроение ужасное, я со своим парнем поссорилась.

Так, а зачем ты мне это рассказываешь? Жилетку во мне что ли увидела? Вот это самое мерзкое, когда красивая девушка рассказывает тебе, что она рассталась со своим бывшим. Сейчас она тебе ещё расскажет, какой он урод, и все мужики скоты, ну кроме меня, потому что я не такой, раз её слушаю и успокаиваю. А там два варианта: воспользоваться ситуацией и успокоить её так, что утром, покинув твою квартиру, она будет считать тебя очередным козлом, либо реально выслушать всё это, успокоить и уже сам себя считать козлом, ослом и дятлом. Что ж делать-то? Таки выслушать и вместе поплакать? Нет, на это я пойти не могу! Я на другое ещё могу сгодиться! Тем не мене иду по убийственному пути и задаю самый тупой вопрос:

— А почему?

Она смотрит на меня и отвечает:

— Потому что он — урод!

Собственно я мог бы и не спрашивать, девяносто девять процентов девушек на этот вопрос ответили бы также. Задаю вопрос второй, не такой глупый, но примерно из той же серии:

— А давно?

— Два месяца уже.

Упс! А вот ответ интересный. Может она всё же не жаловаться мне собиралась, а таким образом проинформировала о своём статусе?

— Ну если урод, то зачем о нём сейчас говорить? — похоже я набрёл на нужную тропинку, так как Оля опять улыбнулась.

Я бессознательно бросаю взгляд на её параметры и потихоньку теряю дар речи.

Влечение: +19

Я не знаю, почему это, и как долго это продержится, но надо ковать железо пока есть, что ковать. В подтверждение моим мыслям перед глазами возникла привычная надпись:

СИСТЕМА СГЕНЕРИРОВАЛА ДЛЯ ВАС КВЕСТ «ВСТУПИТЬ В ОТНОШЕНИЯ С ОЛЬГОЙ ФРОЛОВОЙ 1». ЖЕЛАЕТЕ ПРИНЯТЬ?

Ещё как желаю! Что за идиотские вопросы? Кто бы ты там ни был, присылающий мне эти надписи, ты сам-то как думаешь? Какой дурак-то откажется от такого квеста? Стало быть, принимаю, хотя не представляю, как это осуществить на деле, сам факт приёма задания. Может они там мои настроения улавливают? Так или иначе, надпись исчезла, а я приступил к выполнению самого приятного квеста, за всё время с начала проявления «циферек».

— Мы, наверное, года три не виделись с тобой… — смотрю ей в глаза и улыбаюсь.

Эх, была не была, я не могу упустить этот шанс и поэтому буду действовать прямо в лоб.

— Ты обалденно красивая!

Она смущается. Честное слово, она смущается! Мне самому становится неловко за то, что я её смутил, но я продолжаю:

— Я не знаю, кем надо быть, уродом или просто идиотом, чтобы расстаться с такой девушкой, но пожалуйста, не думай об этом! Если хочешь, если позволишь, если у тебя нет каких-то других планов на этот вечер, я постараюсь, я сделаю всё, чтобы ты сегодня больше ни разу не загрустила!

Красиво сказал, если бы ещё в кармане в подтверждение этим словам было хоть что-то кроме примерно пятисот рублей, то вообще бы цены мне не было как ухажеру. Отгоняю эти мысли и снова смотрю на символы над этой прекрасной головкой.

Влечение: +37

Блин, а это классная штука, циферки эти! Реально очень классная штука и невероятно полезная. Очень придаёт уверенности в себе.

Беру Ольгу за руку, смотрю ей в глаза и негромко произношу:

— Только, что-то шумно тут как-то.

Не отвожу глаз, стараюсь заглянуть ей через них прямо в душу. Руку тоже не отпускаю. Но и не прилагаю усилий, чтобы удержать её. Только лёгкое и нежное, еда уловимое прикосновение. Мне уже кажется, что я слышу, как бьётся её сердце. Смотрю на заветную строку в характеристиках — уже +43!

Ну что же ты, Оля? Что ж ты, Оленька, медлишь? Я же вижу, что это должно произойти! Этого не может не произойти! Да я, может быть, всю свою жизнь ждал именно этого дня и этого момента! Не подведи меня, Оля!

И вот! Бинго! Бинго! Бинго! Это происходит!

Влажные от только что допитого коктейля губы едва раскрываются, и до моих ушей долетает едва слышное, но такое долгожданное:

— Ты прав. Стрёмно здесь. Поехали ко мне!

Глава 4. Часть 1

Темно. Почему-то не могу открыть глаза. Слышу голоса. Отчётливо различаю голос Черноволова:

— Сначала укол сделаем, чтобы не мучился?

— Нет уж, — отвечает ему Железняк. — Сначала я чип из него достану!

— А ты знаешь, где он у него стоит?

— Как у всех — в сердце!

— Ты что собираешься ему вскрывать грудную клетку и доставать сердце, даже не обезболив? Может всё же сначала убить?

— Нет! У него был шанс умереть безболезненно! Но он сбежал, а мне, между прочим, выговор из-за этого влепили! — огрызнулся Железняк. — Всё! Не мешай!

— Мне его подержать? — прекращает спорить Черноволов.

— Не надо, он обездвижен.

Я покрываюсь холодным потом и пытаюсь пошевелить рукой или ногой. Бесполезно. Тело не слушается, даже глаза не могу открыть. И снова слышу голос Железняка:

— Ты бы, Лёнь, отошёл. А то сейчас кровью костюм забрызгаю, опять орать будешь!

Пипец! Где я опять? Как я тут оказался? Неужели мне в «Люксоре» что-то в пиво подмешали? Дикий страх сковывает всё тело, очень тяжело дышать, я все свои силы бросаю на то, чтобы хотя бы открыть глаза и словно проваливаюсь куда-то. Какое-то непонятное ощущение свободного полёта и гул в ушах. Резкая пустота внутри и тишина. Открываю всё-таки глаза и тяжело дышу. Вскакиваю на кровати. Рядом мирно спит Ольга, свернувшись калачиком и обняв одеяло. Разумеется, в комнате никого нет: ни Черноволова, ни Железняка. Хорошо, что не заорал во сне — перепугал бы девушку.

Так, хватить дышать, словно полумарафон пробежал, надо успокоиться и подумать, что делать дальше. Вот же уроды эти двое из КСК, такое утро испоганили. Даже в такой ситуации умудрились мне всё испортить. И вообще, они теперь меня и во сне что ли доставать будут? Непроизвольно ёжусь. А ведь я мог проснуться в прекрасном настроении, обнять спящую Олю, или наоборот, она бы проснулась и меня разбудила. Эх…

Хотя, что мне мешает сейчас её обнять? Ловлю себя на мысли, что боюсь прикасаться к Ольге. Боюсь, что с её пробуждением моя вчерашняя сказка под названием «Макс — супермачо!» закончится. Вчера мы как сумасшедшие сорвались из «Люксора», прыгнули в такси и поехали к ней. Мы еле дождались, пока машина доставит нас на квартиру. Будь у меня с собой деньги, я бы на полдороге остановил мотор, отдал всё, что есть таксисту и попросил его погулять полчасика. Но денег не было. Зато была роскошная женщина, которая сгорала от желания мне отдаться, и было предвкушение безумной фантастической ночи. Надо признать, я до последнего момента боялся, что по приезду к ней домой, Ольга передумает, уж очень это всё было как-то удивительно. Но она не передумала, более того, она лишь ещё больше завелась от долгой поездки. Хорошо, что хоть дошли до квартиры, а то было бы реалити шоу 18+ для охраны, следящей за камерами в подъезде. Хотя за рубашкой я потом на лестничную площадку всё же возвращался.

Таких ночей у меня ещё не было, да и женщин таких не было тоже. Не знаю, Ольга ли такая страстная женщина, либо организм мой после пережитых стрессов нуждался в разрядке, но это была самая лучшая ночь в моей жизни.

И вот я лежу и смотрю на эту роскошную женщину и боюсь её разбудить. Скорее всего, вчера она со мной просто выплеснула напряжение, скопившееся в ней после разлуки с её парнем, возможно, ещё какие-то стрессы или неприятности у неё были, возможно, кампари с водкой подогрел её чувства. Но она получила разрядку и, возможно, сейчас проснётся уже совершенно другая Ольга. Я ведь прекрасно помню её +3 влечения ко мне в начале нашей встречи. Как бы сейчас этот показатель не ушёл в минуса, после того, как она проснётся и увидит меня рядом. С другой стороны, я молодой, спортивный и красивый, даже самые привередливые девушки находят меня как минимум симпатичным. Поэтому ожидать, что она после того, как проснётся, придёт в ужас, не стоит. Но и на продолжение чего-либо, ясное дело, лучше не рассчитывать. Я и раньше не представлял особой ценности в плане серьёзных отношений, а после всей этой истории с надписями в воздухе, непонятным чипом и страшным КСК, я точно не тот человек, с кем стоит строить совместные планы более чем на два часа. И джинсы на полу валяются, вывернутые наизнанку, предательским кривым швом наружу.

Тихо, но тяжело вздыхаю. Осторожно приподнимаюсь, стараясь не разбудить девушку, и сажусь на кровати, прислонившись спиной к спинке. Красивая спальня, видно, что в ремонт денег не пожалели. С другой стороны мало кто жалеет деньги на ремонт, когда покупает квартиру в элитной новостройке на Крестовском. Интересно, а чем она занимается? По циферкам я ничего не понял. Что за аналитик в WMAP16? Точнее, что за WMAP16? Что такое аналитик, я в курсе. Видимо WMAP1 — это какая-то зарубежная фирма или фонд. Чтобы купить такую квартиру, надо быть очень платежеспособным, а буржуи как раз неплохо платят.

А может она её снимает? Или для неё кто-то снимает это жильё? С другой стороны, она не похожа на девушку-содержанку. Опять же Маша и Мариша из службы эскорта были первого уровня государственной ценности, а у Ольги он аж восьмой! Может любовница какого-то крутого папика? Мне стало стыдно. Сам ничего не добился к своим двадцати трём годам и считаю, что все такие же. А может она нашла достойную работу, а квартиру в ипотеку взяла? И вообще, хватит думать обо всякой фигне! Наслаждайся моментом, Макс! Пока эта шикарная женщина не проснулась и не выгнала тебя! Захотелось проверить, какой сейчас показатель влечения, но не стал этого делать. Пообманываюсь немного.

Лежу и смотрю. И размышляю. Какая же она всё-таки красивая! Нежная бархатная кожа, упругое загорелое тело в белоснежном белье, рассыпанные по алой шелковой простыне черные волосы. У меня аж дух захватило. Ночью это всё было моим! Чего уж скрывать, многое я бы отдал, чтобы это побыло моим ещё хоть какое-то время. Интересно, каким надо быть придурком, чтобы бросить такую женщину?

Сейчас бы сигарету. Подумал, и самому стало смешно. Я никогда не курил, не считая нескольких экспериментов в средних классах. Всё же спорт и курево вещи несовместимые, а спортом я занимался всегда. Но сейчас я вспомнил старые фильмы про Джеймса Бонда и всяких других крутых парней. Классика же! Широкая кровать, ты сидишь, раскинув руки с выражением лица как у мистера вселенная, рядом спит потрясающая нимфа, и в голове у тебя лишь одна мысль: Остановись мгновенье!

А ведь в школе и после школы я даже и не думал никогда об Ольге с позиции, что между нами может что-то быть. Она всегда казалась мне слишком недоступной для меня, какой-то слишком хорошей что ли. Я был не самым лучшим учеником, а ещё и хулиганом по школьным меркам. Подумать, так и не было ничего хорошего, что можно было бы вспомнить обо мне в мои школьные годы. Разве что был капитаном школьной футбольной команды. Но этого было недостаточно, чтобы подбивать клинья к самой красивой девушке в классе. Я и не подбивал. А сейчас мы в одной постели. И самое смешное, что это всё благодаря каким-то непонятным циферкам и моему, неизвестно откуда появившемуся умению их видеть. Воистину, жизнь — странная штука! Ещё бы никто за мной не гонялся, вообще бы всё было прекрасно.

Посидел так примерно полчаса, аж тело затекло. Но хочешь — не хочешь, а надо будить Олю и возвращаться к реальности. Можно было бы сказать, серой и унылой, как костюмы сотрудников КСК. Но после вчерашнего приключения в больнице и после этой ночи, так говорить язык не поворачивается. Всё же надо признать, жизнь заиграла яркими красками. Просто страшно очень. Ладно, ещё минутку и начну будить. Интересно, хоть кофейком угостит? Сигарета, конечно, перебор, а вот чашечка кофе была бы в самый раз, так сказать, чтобы довершить всё на максимально мажорной ноте.

Ладно, чего уж оттягивать неизбежное, осторожно протягиваю руку к девушке, тяжело вздыхаю и… слышу трель дверного звонка.

Ольга просыпается мгновенно. Смотрит на меня, затем в сторону коридора.

— Быстро в шкаф! Это муж! — она спрыгивает с кровати и начинает истерично запихивать под неё мои вещи.

— Нифига вещи-то под кровать закинула? Я что голый должен в шкаф лезть?

Я прыгаю под кровать и достаю хотя бы штаны, быстро их надеваю.

— Лезь в шкаф! И тихо тут! Надеюсь, он в спальню не пойдёт! — с этими словами Ольга мчится открывать дверь, так как трель звонка становится всё настойчивее.

Залезаю в шкаф, благо он огромный встроенный, места там для пятерых хватит.

Стою и не могу поверить в происходящее. Это, конечно, поворот! Весь вечер я её утешал, как мог, сопереживал тому, что она со своим парнем расстроилась, а с утра муж заявился. Конечно, сразу стало понятно, откуда такая квартира, но зато других вопросов добавилось. Почему не сказала, что замужем? Побоялась, что я струшу и не поеду к ней? Или почему тогда рано утром меня не выпроводила? Банально проспала? С другой стороны, какая теперь разница? В более нелепой ситуации я ещё не был: стою в одних штанах в шкафу и гадаю, вычислит ли меня муж моей бывшей одноклассницы, которому я всю ночь наставлял рога? Нет, вчера в больнице ситуация была более страшной, но эта однозначно более нелепая и глупая.

Слышу шум шагов. Такое ощущение, будто несколько человек входят в комнату. Ещё там что ли кто-то, кроме Ольги и её мужа?

— Где он?

От этих слов у меня всё внутри оборвалось, а снаружи похолодело. Вот тебе и не пошёл муж в спальню. Аж дышать не могу от страха. Хотя нет, не от страха. От неловкости и стыда. Не убьёт же он меня, бояться особо не чего. Но невероятно стыдно и неудобно перед мужиком. Возможно, поэтому Ольга и не сказала про мужа, видимо как-то прочувствовала, что на чужую жену я глаз не положу. Кем бы ни был муж, но чужая жена для меня — табу! Как бы ни нравилась мне девушка, каким бы козлом ни был её муж, но моральная граница для меня всегда была неприкосновенна. Набить уроду морду, чтобы не обижал — всегда пожалуйста! Приехать среди ночи, угомонить распоясавшегося мужа, помочь собрать вещи и отвезти девушку к маме — легко! Но никаких отношений с замужними женщинами, кроме деловых и дружеских! Это одно из правил жизни! А тут такое. Некрасиво, в общем, получилось. Как в заезженноманекдоте: стою в шкафу и ожидаю мести мужа.

Из раздумий меня вывел голос Ольги:

— В шкафу!

Что за фигня, вообще? Почему она так спокойно, и даже покорно, отвечает? А он, кстати, тоже так буднично спросил. Не нравится мне всё это. Может это у них такие ролевые игры? Только я в это играть не хочу! Конкретно же я вляпался.

Однако, весь масштаб вляпывания я ощутил секундой позже, когда дверца шкафа открылась и я увидел перед собой Железняка. Он стоял в полуметре от меня, криво ухмылялся и наставлял свой пистолет прямо мне в лицо. За ним стояли два огромных спецназовца в полной боевой экипировке. То-то мне показалось, что там несколько человек идёт.

Тяжело вздыхаю. Ну вашу же маму, так её перетак! Я просто уже устал пугаться! То-то голос «мужа» мне показался знакомым. И этот «сон в руку», как же я устал от всего этого.

— Не бойся, вылезай из шкафа, — довольно миролюбиво сказал Железняк. — Приказ о твоей ликвидации отменили. Слишком многие уже о тебе знают. Поехали в Контору, будем решать, что с тобой делать.

Я осторожно вышел из шкафа.

— Можно вещи из-под кровати достать?

Железняк кивнул одному из спецназовцев, тот занырнул под кровать и достал остатки моего гардероба. Положил всё на кровать.

Я полностью одеваюсь и смотрю на Ольгу, на её лице ни капли вины или сожаления. Наоборот, какая-то странная уверенность.

— Макс, так будет лучше!

Её слова пронзают меня похлеще того удара током. Собираюсь с мыслями и готовлюсь высказать ей всё, что о ней думаю. Но вырывается только тихое короткое:

— Сука.

Она отворачивается, я выхожу из комнаты и покидаю квартиру в сопровождении двух спецназовцев. И в качестве контрольного выстрела в мою итак израненную психику перед глазами выплывает запоздалое:

КВЕСТ «ВСТУПИТЬ В ОТНОШЕНИЯ С ОЛЬГОЙ ФРОЛОВОЙ 1» ПРОЙДЕН. ВАМ НАЧИСЛЕНЫ ОЧКИ РАЗВИТИЯ! 5 ОР

Да пошли вы все с такими отношениями! Кто бы вы ни были! Не-на-ви-жу!!!

Нас нагоняет Железняк.

— Стойте! — говорит он немного запыхавшимся голосом. — Я сам его отведу в машину, вернитесь, квартиру прошерстите, может, там его сообщники остались!

Спецназовцы молча кивнули и пошли обратно в квартиру. Железняк толкнул меня в плечо и приказал:

— Давай, шустрее! Иди!

Я пошёл вперёд, но по какой-то неведомой мне причине, обернулся. Дыхание моё опять перехватило, а ноги снова стали ватными, как вчера в больнице — Железняк достал пистолет и направлял его на меня.

— Ты чего делаешь? — еле выдавил я из себя. — Ты же сказал, что отменили приказ!

— Так надо, пацан, не задавай ненужных вопросов.

Глава 4. Часть 2

Я стоял раздираемый паникой и страхом. Паника подбивала меня делать хоть что-то, лишь бы делать. Страх приковал меня к тому месту, где я стоял, и не давал сделать и шагу.

— Беги, пацан!

Железняк сказал это, как ни в чём не бывало, словно за пивом меня отправлял в ларёк.

— Ага! А ты меня в спину как при попытке к бегству, да? — я уже начинал нервно повышать голос.

— Не ори! Беги!

— Не побегу!

— Ну тогда придётся в упор стрелять, в грудь и оформлять как нападение. Просто при побеге было бы логичнее.

Железняк так спокойно рассуждал, словно меня не было рядом, или речь шла не обо мне. Страх настолько сильно сковал меня, что очередная надпись не заставила себя долго ждать:

ВНИМАНИЕ! ОПАСНОСТЬ! ВЫ НАХОДИТЕСЬ В СОСТОЯНИИ СТРЕССА! ЧАСТОТА СЕРДЕЧНЫХ СОКРАЩЕНИЙ УВЕЛИЧИЛАСЬ НА 81 %, АРТЕРИАЛЬНОЕ ДАВЛЕНИЕ ПОДНЯЛОСЬ НА 72 %, ВЫБРОС В КРОВЬ КОРТИЗОЛА И АДРЕНАЛИНА НЕ КОНТРОЛИРУЕТСЯ И УЖЕ ПРЕВЫШАЕТ НОРМУ В 5 РАЗ

Железняк вытянул руку с пистолетом и сделал шаг по направлению ко мне.

— Может, побежишь всё же? Трудно тебе что ли? Всё равно же убью!

И новая надпись застилает взор:

ВНИМАНИЕ! ОПАСНОСТЬ! ВАМ УГРОЖАЮТ ОГНЕСТРЕЛЬНЫМ ОРУЖИЕМ! ЖЕЛАЕТЕ ПРИОБРЕСТИ И АКТИВИРОВАТЬ СИСТЕМНУЮ ОПЦИЮ «НЕУБИВАЕМЫЙ»?

— Да-а-а!!! — ору я что есть мочи, надеясь, что эта загадочная опция будет таким образом активирована, ибо других вариантов сообщить, что я очень желаю её получить, я не вижу.

— Чего орать-то так? — искренне удивляется Железняк. — Если да, то беги давай! Чего стоишь?

Но я уже не слушаю майора, я читаю очередную надпись:

ВНИМАНИЕ! СИСТЕМНУЮ ОПЦИЮ «НЕУБИВАЕМЫЙ» НЕВОЗМОЖНО ПРИОБРЕСТИ И АКТИВИРОВАТЬ ИЗ-ЗА ОТСУТСТВИЯ СРЕДСТВ НА СЧЕТУ. ЖЕЛАЕТЕ ПОЛУЧИТЬ И АКТИВИРОВАТЬ БЕСПЛАТНУЮ РЕКЛАМНУЮ ВЕРСИЮ ОПЦИИ «НЕУБИВАЕМЫЙ» НА 3 ЧАСА?

— Да! Да! Да! — ору я что есть мочи.

— Идиот какой-то, — удивлённо шепчет Железняк. — Если да, то стой не дёргайся!

Он прицеливается мне в грудь, я мысленно прощаюсь со всем белым светом и вижу, как Железняк роняет пистолет и двумя руками хватается за голову. Он прислоняется к стене и по ней сползает на пол. Обалдев, смотрю сначала на него, а потом на появившуюся надпись:

АТАКА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ УСПЕШНО БЛОКИРОВАНА СИСТЕМОЙ. ДО КОНЦА ДЕЙСТВИЯ БЕСПЛАТНОЙ РЕКЛАМНОЙ ВЕРСИИ ОПЦИИ «НЕУБИВАЕМЫЙ» ОСТАЛОСЬ 2 ЧАСА 57 МИНУТ. ПО ОКОНЧАНИИ ЭТОГО СРОКА ВЫ МОЖЕТЕ ПРИОБРЕСТИ ПОЛНУЮ ВЕРСИЮ СО СКИДКОЙ 20 %.

Пока я ошарашеный произошедшим, сначала смотрел на Железняка, а затем читал надписи, вернулись спецназовцы. Один из них сразу бросился к майору, а второй ткнул мне в бок ствол своего автомата. Я на всякий случай поднял руки.

— Что случилось? — спецназовец помог встать Железняку.

— Да как-то внезапно голова заболела, я думал инсульт, но вроде пронесло.

Опираясь на руку спецназовца, Железняк с трудом встал, вид у него был такой, будто он действительно только что перенёс инсульт. Он посмотрел на меня с отвращением и, как мне показалось, с некоторым испугом.

— Что это было? — прошипел он на меня.

— Не знаю, — честно ответил я и пожал плечами.

Подошла Ольги и с некоторой тревогой оглядела всех нас. В какой-то момент мы встретились взглядами, и она отвела глаза. Ой, какие мы впечатлительные! Я злобно сплюнул на пол.

— Ведите его в машину! — рявкнул майор спецназовцам.

— Может Вас по дороге в госпиталь завезти? — участливо предложил один из бойцов.

— В машину! — заорал Железняк так, что реально чуть не поймал инсульт.

Он опять схватился за голову и ещё сильнее побледнел, а меня повели к машине. Это оказался такой же микроавтобус, как приезжал к Вовану, меня быстро погрузили, и мы тронулись в путь.

Куда меня привезли, я не понял, ехали где-то около часа, возможно за город выехали. Когда открыли дверь микроавтобуса, прямо передо мной на расстоянии метра была серая стена с небольшой дверью. Я вышел из автомобиля и сразу же вошёл в здание. Разумеется, ничего по сторонам разглядеть я не успел, хотя хотелось.

Меня сразу же повели к какому-то начальнику. В большом кабинете без окон было неуютно. Наверное, в таких кабинетах оборотни в погонах и прочие суровые ребята из разных спецслужб и пытают своих жертв. Помимо меня в кабинете был Железняк, некий капитан КСК Зайцев, два спецназовца, что меня привезли, два местных конвоира и тот самый начальник, полковник КСК Ткаченко. Всё-таки хорошая это фича — возможность характеристики смотреть. Глянул, и не надо гадать, кто перед тобой. Реально удобно.

Полковник расположился в большом уютном кресле за столом. Я сидел на стуле практически посреди комнаты. Остальные все стояли. Разве что Железняк изредка тоже присаживался, видимо его не до конца ещё отпустило, и постоянно быть на ногах ему было тяжело.

Положа руку на сердце, я так и не понял, куда меня привели: то ли на допрос, то ли на вербовку. Мы говорили примерно около часа. Я строил из себя дурачка, говорил, что ничего не понимаю и просил отпустить меня домой. Было понятно, что мне тут не очень-то верят, но я твёрдо решил никому не рассказывать ни про странные надписи и квесты, ни даже про то, что я вижу все их характеристики. А учитывая, что даже у Ткаченко уровень был ниже, чем у меня, то пусть парни не знают, что я это вижу. Комплексовать будут меньше.

Меня то пугали, то объясняли, как хорошо дружить с такой могущественной организацией как КСК. По прошествии часа и после в сотый раз заданного и оставшегося без ответа вопроса, полковник сказал:

— Ладно, устал я. Вижу, ты нас боишься. И ничего не хочешь говорить.

Я где-то там, в глубине своей души, искренне расхохотался. А ты догадливый, мужик! Вы тут меня второй день пытаетесь убить, и вот ты сейчас догадался, что я вас боюсь. Ещё какие откровения будут?

Но откровений от полковника не было, он посмотрел на Железняка, в этот момент сидевшего на стуле в дальнем углу кабинета, и махнул ему рукой.

— Антон, иди-ка сюда, поближе! Давай, подробно расскажи нам, что с тобой произошло?

Майор кивнул на меня и спросил:

— При нём?

— А смысл от него что-то скрывать? В завершении нашей беседы, он либо будет с нами, либо… — полковник подбирал слова. — Либо его вообще не будет.

Я, конечно, не знаю до конца, ребята, кто вы такие, но я уже почти согласен быть с вами. Ибо второй вариант ну никак меня не устраивает. Но и рассказывать им всё тоже совершенно не хотелось.

— Хорошо, — пожал плечами Железняк и начал рассказ. — Я когда достал пистолет и направил в него, сначала всё нормально было. Потом он начал что-то орать, вроде «Да! Да!», я так и не понял, что он хотел. Пока я держал пистолет, ничего не происходило, но когда я принял решение выстрелить, у меня перед глазами какая-то надпись появилась…

— Какая надпись? — полковник аж привстал в своём кресле.

— Красная. И словно в воздухе висит перед глазами. Не такие, как когда характеристики смотришь. Те как бы в стороне висят, а эта будто прямо в голове моей появилась.

— Детали потом расскажешь, — полковник сгорал от нетерпения. — Написано там что было?

— На Ваши действия наложено системное ограничение.

— Что? — полковник уже встал.

— Говорю же, — Железняк занервничал. — Написано было: На Ваши действия наложено системное ограничение.

— Охренеть! Система защищает его! — полковник плюхнулся в кресло и развёл руками. — Но как? Почему?

— А разве Система может кого-то защищать? — осторожно спросил Зайцев.

— Выходит, что может, — задумчиво произнёс полковник. — Интересно, что она ещё может, о чём мы не знаем?

Вид у всех присутствующих был настолько растерянным, что и я невольно занервничал. Что это за Система такая? Почему она меня защищает? Правда, в отличие от остальных, я хотя бы знал, что это результат загадочной опции «НЕУБИВАЕМЫЙ». Но почему загадочная Система меня защищает? Что это вообще за Система?

«Вы слышите меня? Кто бы вы ни были! Что это за Система у вас? Почему она меня защищает? — истерично орал я про себя, обращаясь к кому-то находящемуся, как я понял, повсюду вокруг меня. — Что такое Система?»

Неожиданно я получил ответ. Как всегда в виде надписи. Это был не ответ на вопрос, но хоть что-то.

ДОСТУП К СПРАВОЧНОМУ ФУНКЦИОНАЛУ БУДЕТ ДОСТУПЕН С 12 УРОВНЯ.

Опаньки! А вот это интересно? Эй, кто ты там такой? А скажи, как до двенадцатого-то прокачаться? Увы, на этот вопрос ответа не было. Ну всё равно, даже полученная крупица информации обладала огромной ценностью. Надо потренироваться, может ещё на какие-нибудь вопросы какая-нибудь надпись с информацией вылезет. А там и до мирового господства недалеко. Если не прихлопнут, конечно.

Глава 5. Часть 1

Из размышлений о том, как мне наладить контакт с загадочной Системой, меня вывел голос полковника:

— Хорошо, потом, после надписи что было?

— Потом после надписи, я нажал на курок, — продолжил Железняк. — Ну то есть, почти нажал. Как только я стал нажимать, сразу же дико заболела голова, в глазах потемнело, такая слабость накатила, я…. я даже пистолет почти выронил.

— Ага! Почти! На пол ты его уронил! — не удержался я.

— Заткнись! — крикнул на меня полковник и кивнул Железняку, чтобы продолжал.

— Хорошо, что ребята вернулись как раз в это время. И мне помогли, и его задержали.

— А зачем ты в него стрелять решил? — наконец-то дошло до полковника задать логичный вопрос, который стоило задать с самого начала.

— Он хотел на меня напасть, — не моргнув глазом ответил Железняк.

— И? — полковник искренне удивился. — Ты хочешь сказать, что не смог бы справиться с этим щенком без пистолета? Может тебе, Антоха, на пенсию пора?

— Виноват! — Антоха понял, что лучше не спорить, но тут в разговор опять влез я.

— Он сначала меня хотел убить при попытке к бегству! Так и сказал, типа, беги! А я не побежал. Тогда он сказал, что по любому меня пристрелит, хотя если в лицо, то это будет труднее потом обосновать, чем при побеге!

Полковник поднял руку, давая мне знак замолчать, и снова спросил у Железняка:

— Зачем ты хотел его убить?

— Он опасен! Я знаю, я чувствую, он опасен! Его надо уничтожить! — глаза майора налились ненавистью. — Его нельзя оставлять в живых! Мы же даже не знаем, что он такое!

Мне от последних слов немного поплохело, но я держался.

— Железняк! — рявкнул полковник. — Ты — следователь! Ты не шеф Конторы и не президент WMAP16! Ты даже не какой-нибудь вшивый аналитик или агент! Ты — грёбаный тупой следак! Ты не должен думать и что-то там решать! Какого хера ты возомнил, что имеешь право решать, как поступить с этим объектом? Твоё дело поймать и привезти в Контору для изучения!

Как-то мне совсем стало неуютно. Все эти слова «объект», «для изучения», они просто неимоверно меня напрягали.

Полковник выдержал небольшую паузу, видно было, что он принимает непростое решение. После чего он показал пальцем на Железняка и приказал конвоирам:

— Арестовать!

Железняк, не ожидавший такого, вмиг побледнел и закричал:

— Вы что с ума все сошли? За что арестовать? За то, что я хотел нас всех спасти?

— За превышение должностных полномочий и за подозрение в связях с… — полковник Ткаченко запнулся, видимо не придумал, с кем в связях мог быть Железняк, либо не хотел произносить это вслух. — Мы ещё разберёмся, кто и зачем тебе отдал приказ его уничтожить!

— Никто! — кричал в ответ Железняк. — Я сам! Он — угроза! Я знаю! Поверьте мне, вы ещё все пожалеете, что оставили его в живых!

— Уводите! — полковник махнул конвоирам. — До моего особого распоряжения держать на «секретке», никого к нему не пускать ни под каким предлогом!

Конвоиры разоружили и увели возмущающегося майора, а полковник посмотрел на меня. Он не мог не заметить довольной улыбки на моём лице.

— Что лыбишься? Рад, что Антохе плохо? Понимаю. Но сильно не радуйся. Он не убил, другие в любой момент смогут.

Моя морда лица расплылась в ещё более наглой и ехидной ухмылке.

— Или ты думаешь, что ты бессмертный? А может это просто глюк Системы был, не думал об этом? Микросбой. Баг! Хочешь, проверим?

— Как? — настороженно спросил я.

— Да легко!

Полковник достал пистолет, встал из-за стола и подошёл ко мне. Он направил оружие на меня и посмотрел мне прямо в глаза.

— Вот выстрелю тебе сейчас в пузо, и поглядим! Боишься?

— Боюсь, — усмехнулся я. — Боюсь, что вы сейчас ничего не сможете проверить. Я не знаю, что это за Система у вас такая, но я так понимаю, что она различает, когда вы понтитесь, а когда реально хотите убить!

— А вот и проверим!

Полковник вскинул пистолет и надавил на курок. Я уже устал пугаться, и вроде бы уже должен был привыкнуть, но, тем не менее, в очередной раз мгновенно вспотел и чуть не упал в обморок.

А вот полковник упал. С грохотом, со всей высоты своего роста, прямо на пол, уронив при этом пистолет, и стал задыхаться. Он схватился руками за горло, лицо его сначала покраснело, а затем начало синеть.

От наблюдений за полковником меня отвлекла привычная надпись:

АТАКА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ УСПЕШНО БЛОКИРОВАНА СИСТЕМОЙ. ДО КОНЦА ДЕЙСТВИЯ БЕСПЛАТНОЙ РЕКЛАМНОЙ ВЕРСИИ ОПЦИИ «НЕУБИВАЕМЫЙ» ОСТАЛОСЬ 0 ЧАСОВ 2 МИНУТЫ. ПО ОКОНЧАНИИ ЭТОГО СРОКА ВЫ МОЖЕТЕ ПРИОБРЕСТИ ПОЛНУЮ ВЕРСИЮ СО СКИДКОЙ 20 %.

Тут я вспотел ещё сильнее. От осознания того, что реши Ткаченко на каких-то три минуты позже устроить свою проверку, её результат был бы для меня весьма плачевным.

Тем временем любитель экспериментов, похоже, помирал и из последних сил показывал пальцем на свой стол. Зайцев первый понял, чего он хочет. Полковник показывал не на стол, а на небольшую аптечку, на полке за столом. Капитан бросился к аптечке, быстро её вскрыл и высыпал на стол всё её содержимое. Затем схватил со стола какую-то ампулу и шприц.

— Инсулин? — крикнул он начальнику.

Синеющий полковник отрицательно замахал руками. Зайцев взял со стола другую ампулу.

— Адреналин?

Полковник из последних сил утвердительно закивал, показал указательным пальцем правой руки на вены на левой, давая понять, куда ему надо вводить лекарство, и как-то совсем страшно захрипел.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Зайцев молниеносно достал шприц, вскрыл ампулу и уже через несколько секунд вводил адреналин полковнику в вену левой руки. Я ранее от страха отскочил в угол комнаты. Спецназовцы сначала было наставили по привычке на меня автоматы, но тут же быстро их отвели. Усвоили урок быстро.

Секунд через тридцать дыхание полковника стало более-менее нормальным, а через пару минут он уже сидел на полу и ошалело вертел головой по сторонам.

Это что ж, я теперь настолько крутой, что могу никого не бояться? Конечно, при условии, что как-то смогу получить эту опцию в постоянное пользование. Не скрою, приятно.

Из этой приятности меня вывела надпись:

ВНИМАНИЕ! ДЕЙСТВИЕ БЕСПЛАТНОЙ РЕКЛАМНОЙ ВЕРСИИ ОПЦИИ «НЕУБИВАЕМЫЙ» ЗАВЕРШЕНО! ВЫ МОЖЕТЕ ПРИОБРЕСТИ ПОЛНУЮ ВЕРСИЮ СО СКИДКОЙ 20 %. СКИДКА ДЕЙСТВУЕТ В ТЕЧЕНИЕ 24 ЧАСОВ С МОМЕНТА ПРЕКРАЩЕНИЯ ДЕЙСТВИЯ РЕКЛАМНОЙ ВЕРСИИ.

Дайте две, блин! Злюсь на непонятную Систему, которая лишь дразнится и понимаю, что надо теперь как-то не провоцировать граждан на другие проверки. Ибо ни денег на полную версию мега-плюшки у меня нет, ни как её купить, я не знаю.

Полковник тем временем при помощи капитана встал с пола, подошёл к столу и прямо из графина попил воды. Затем он посмотрел на одного из спецназовцев и сказал:

— Ну-ка, дай ему по зубам!

Полковник кивнул в мою сторону, а боец испуганно посмотрел на меня и пробормотал:

— Так он же это… — бедолага не мог подобрать слов, но ему очень не хотелось меня бить.

Полковник обратился к Зайцеву:

— Ты, понял, о чём я?

— Думаю да, но если не проверим — не узнаем!

С этими словами капитан подошёл ко мне и наотмашь ударил меня по лицу. Я отлетел к стене и больно ударился об неё головой.

Сразу же вылезло:

ВНИМАНИЕ! ВЫ ПОЛУЧИЛИ ПОВРЕЖДЕНИЕ СРЕДНЕЙ ТЯЖЕСТИ! ВАШ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ ПОНИЗИЛСЯ НА 4 ПУНКТА. ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ 58/100.

Ого! Уже 58! Даже после понижения на 4. Видимо сказался отдых. А если бы ночью ещё и выспался, то вообще бы почти в форме был. А этот Зайцев смелый парень, вот ниндзя-черепашка в бронежилете испугался меня бить, а капитан рисковый.

— Я так и думал, — почему-то весело произнёс полковник. — Убить его нельзя. А вот бить можно! Ну-ка дайте ему пару раз по рёбрам ещё! Я из-за этого сучёнка чуть ласты сейчас не склеил.

— А не фиг было… — фразу я не закончил, так как быстрый и точный удар спецназовца в печень, сбил мою мысль.

Боль была дикая. Воздуха не хватало. Я присел на четвереньки, а эта туша в бронежилете добавила мне с ноги в грудь, припечатав к стене.

Надписи о вреде здоровью не успевали даже сменять друг дружку, а просто наслаивались одна на другую, а я только обрадовался, что оно вверх пошло.

— Хватит! — крикнул полковник.

Меня перестали бить, а полковник поднёс мне графин с водой и молча его протянул. Я взял графин и попил, во рту действительно пересохло. Странно, почему он из графина пьёт, стаканов нет что ли?

— Надеюсь, ты теперь понял, что даже если тебя невозможно убить, то очень даже возможно пожизненно держать в одиночке где-нибудь заполярным кругом. И бить! Больно, часто и много! Как тебе такая перспектива?

Скажу честно, перспектива была не самая хорошая.

— Я же не специально, — попытался я оправдаться. — Вы же сами пистолет на меня направили.

Ткаченко меня не слушал, он уже обращался к Зайцеву:

— Странно, что я его убивать-то не собирался. Я хотел ему в плечо выстрелить.

— Ну либо Система реагирует на сам факт применения оружия, — предположи капитан. — Либо решила, что есть риск того, что Вы промахнётесь и попадёте в жизненно важный орган. Можно это легко проверить, если выстрелить ему в ногу, куда-нибудь пониже, в ступню, например. Это для жизни не опасно.

— Вы издеваетесь? — заорал я. — Да что я вам сделал? Ловите, убить хотите, бьёте, пугаете! А я ведь даже ничего плохого не сделал никому!

— Угомонись! — прервал меня полковник. — Не будем мы в тебя стрелять.

Полковник потёр ладонями шею, видимо состояние дискомфорта ещё не прошло.

— Мне другое интересно, почему на нас с Антоном Система по разному воздействовала? Я чуть не задохнулся ведь. Натуральный быстрый отёк Квинке. Как в тот раз, когда меня пчела в горло ужалила.

— Это как раз таки не удивительно, — спокойно ответил Зайцев. — Видимо бьёт по слабым местам. Железняк же еле прошёл медкомиссию в последний раз. У него там проблемы с сосудами были, в госпитале лежал, но вроде вылечили. А у Вас аллергия слабое место. Вот ему инсульт, а Вам отёк!

— Не нравится мне всё это, — мрачно произнёс полковник.

— И мне! — сдуру вякнул я.

Ткаченко оглядел меня оценивающе и отдал приказ Зайцеву:

— Конвой ему вызови! Чего гадать? Давай-ка отдадим его Петровичу на опыты.

Глава 5. Часть 2

Я сжал кулаки и ощетинился, мозгом понимая, что толку от этого никакого, сломают меня эти спецназовцы и не моргнут. Но с другой стороны, вот так вот покорно пойти на какие-то там опыты, нет, это не про меня. Зайцев увидел мой настрой и расхохотался.

— Андрей Николаевич, — обратился он к полковнику. — Пацан чуть не обосрался только что, хватит с него на сегодня. К чему такие строгости? Разрешите, я его сам отведу?

За «обосрался» я, конечно, обиделся. Уж после двух попыток меня пристрелить, простое упоминание о каких-то опытах до такого меня довести не могло. Но струхнул, этого не отнять.

Ткаченко махнул рукой, давая понять, что не возражает, а Зайцев, всё ещё смеясь, обратился ко мне:

— Не бойся, шутим мы так. Петрович — начальник нашей исследовательской лаборатории. Все опыты — это анализы да полное сканирование организма. Не больно и не опасно. Пошли!

Зайцев привёл меня во что-то наподобие госпиталя, в лаборатории которого мне действительно сделали несколько обследований да взяли кровь. После чего поместили в уютной одноместной палате и накормили ужином. Ну что ж, не тюремная камера, уже хорошо. Понимая, что бежать отсюда смысла нет, да и как это осуществить я не представляю, и осознав, что жизни моей тут ничего пока не грозит, я решил выспаться. Может это и глупо, а какие ещё варианты? Посплю, а на свежую голову буду думать, что делать дальше.

Спал я, судя по всему долго, а разбудил меня звук открывающейся двери. В палату зашел Зайцев с двумя конвоирами.

— Вставай, пацан! — Почему-то весело произнёс капитан. — Получили мы результаты всех твоих обследований, да ещё из головного кое-какую информацию, не представляешь ты для общества и государства никакой ценности, а потому дальше ожидать, решения своего дела будешь на общих основаниях.

— Это как?

— Не как, а где! В СИЗО.

Не дав мне опомниться, меня вывели из палаты, а затем на улицу и отвели в здание, стоявшее напротив госпиталя. В нём, судя по всему, и было то самое СИЗО. Меня закинули в небольшую камеру, в углу которой сидел щуплый паренёк в тертых джинсах, поношенной толстовке и грязной бейсболке, надвинутой на самые глаза.

Едва я зашел в камеру, паренёк испуганно посмотрел на меня и не отводил взгляда. Мне это показалось смешным.

— Ты чего так на меня смотришь? Не бойся!

Я прилёг на нары и услышал в ответ:

— А я и не боюсь!

Странный голос, какой-то высокий, будто пацан под бабу косит. С кем это меня посадили? Блин, вот теперь я боюсь.

Больше желания разговаривать со странным пареньком у меня не возникало, так мы и просидели до самого вечера. Вечером принесли ужин, к слову для такого места неплохой. Пацан съел едва ли половину своей порции, а когда я смёл всё, что было у меня в тарелке, он сказал:

— Если не наелся, и не брезгуешь, можешь моё доесть. Я аккуратно ела.

Ела? Девчонка что ли? Вот я придурок! Полдня остерегался непонятного пацана, вместо того, чтобы поболтать с девчонкой. Я ведь и подумать не мог, что у них тут камеры не разделяются по гендерному принципу. Она хоть и заморышная какая-то, маленькая, серенькая, но мне же с ней не целоваться, поболтать можно было бы.

— Спасибо! Не откажусь! — я подошёл и взял у девушки тарелку. — Тебя как зовут? Меня Макс.

— Катя.

— А давно ты здесь?

— Пятый день.

Я присвистнул. Да тут не по одному дню сидят, оказывается.

— А за что тебя?

— За то же, за что и тебя!

— Да меня ни за что! — возмутился я.

— Вот и меня за это же, — ответила Катя.

— А ты не очень разговорчивая. Может, хоть скажешь, чего мы тут ждём?

— Чего и все. Отправки на точку Ч.

Все загадками разговаривают, даже эта заморышная Катя.

— А что там, на этой точке Ч?

— Там всё.

И вот как её понять? Что значит «всё»? В смысле, что там есть много чего? Или в смысле, что это всё — конец? Час от часу не легче. То циферки над головами, то Система какая-то всемогущая, то КСК непонятная, теперь вот точка Ч. За два дня моя спокойная размеренная, ну или почти размеренная, жизнь превратилась в хрен пойми что! Кстати, циферки! Как я про них забыл! Сидел полдня гадал, кто передо мной. Ну-ка, Катя, дай-ка я на тебя посмотрю!

Катя тем временем, явно не желая продолжать разговор, отвернулась. Ну что ж, так даже удобнее её рассматривать. Напрягаю глаза и мозг. Есть!

Анастасия Котова, 25 лет, IT-специалист, террористическая организация Шанс 95

После первой строчки ловлю ступор и не могу соотнести прочитанное с тем, что вижу перед собой. Вот это, с виду безобидное забитое существо — член террористической организации? Хотя сам факт, что обманула с именем, уже настораживает. Интересно, если ей сказать, что я знаю, что она не Катя, а Настя? Нет, лучше никому не говорить, что я могу это читать. Я уже понял, что это умеют не все. Так зачем палить свои возможности? Читаю дальше:

Открытые базовые характеристики

Персональный уровень: 5/50

Здоровье: 63/100

Интеллект: 77/100

Сила: 51/100

Скрытые характеристики

Уровень государственной ценности: 2

Пассивные характеристики

Толерантность: -32

Коммуникабельность: +3

Обучаемость: +45

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Негативные характеристики

Склонность к агрессии: -7

Склонность к противоправным действиям: +43

Ваша репутация у Анастасии Котовой

Уважение: 0

Симпатия: +2

Влечение: -1

Ого! Влечение минус один, это как? По-моему, это уже отвращение. Чем же я тебе так не приглянулся, Катя-Настя? С другой стороны, это не Ольга, в случае с которой меня изначальный малый показатель влечения страшно расстроил. Тут всё нормально, тут как раз таки меня это очень устраивает. С этим существом мне шуры-муры не нужны. Да и вообще в это время и в этом месте, они мне даже с Ольгой были бы не нужны.

Ольга… не хочу о ней думать. Пытаюсь прогонять мысли о ней. Как же я хочу её ненавидеть, но что-то не даёт. Вот так, наверное, и прощают мужики и неверных жён-изменниц, и подруг продавших их ради денег или иной выгоды. Меня передёрнуло. Не хочу быть таким! Эта тварь должна ответить! Завожусь, чувствую, аж пульс участился. И тут же смотрю на это всё со стороны. До Ольги ли мне сейчас? Наверное, надо простить. Меня бы всё равно поймали, а так я получил самую лучшую ночь в моей жизни. Стоп! Опять! Вот так это и происходит! Нет, я не хочу быть таким! Нет! Не прощу! Но как хочется простить. Не за ту ночь, а просто, чтобы успокоится, чтобы не отвлекаться на ненужный гнев. Нет! Не могу! Хочу, но не могу! Я обхватываю голову руками и непроизвольно вою.

— Что с тобой? — слышу голос Кати-Насти.

Странно, я так и буду называть её про себя двойным именем? Глупо. Пусть будет Катя, раз уж ей так хочется.

— С ума схожу, — честно отвечаю на вопрос. — Скажи, ты можешь нормально объяснить, что такое точка Ч?

— А ты типа не знаешь?

— Нет.

— То есть, ты сидишь в СИЗО для граждан, представляющих угрозу Системе, и не в курсе, что такое точка Ч?

— Катя! — я встаю и пытаюсь максимально искренне и медленно произнести свои слова. — Я даже не знаю, что такое Система! Я вообще ничего не знаю! И буду очень благодарен, если ты мне хоть что-то расскажешь об этом!

— Не верю я тебе, — спокойно ответила Катя и отвернулась.

Я вскочил и хотел сказать ей всё, чтодумаю, в том числе и про её враньё про имя, вообще про всё, что накипело на душе, я уже почти открыл рот, но не мог подобрать, с какой бы фразы начать.

В этот момент Катя повернулась обратно ко мне и от моего вида аж вздрогнула.

— Что с тобой?

— Плохо мне, — честно ответил я. — Я действительно ничего не знаю, и меня уже два дня пытаются то убить, то запугать. И постоянно про эту Систему говорят. Сил нет уже.

Видимо уж очень искренними показались Кате мои слова, во всяком случае, она надо мной сжалилась.

— Ладно, только без подробностей, а то самой тошно.

— Да хоть что-то расскажи! — радостно соглашаюсь я.

— У тебя в голове стоит чип, и у меня, и у большинства людей на земле. Этот чип вживлён в нервную систему, там всё очень хитро, технологии я не знаю…

— Погоди! — перебиваю я её. — Это как чип вживлён? Что-то я не помню, чтобы в меня что-то вживляли!

— Да? А ты много что помнишь из того, что с тобой в роддоме делали?

— Но у меня никаких шрамов на голове нет и не было!

— Ты думаешь, что тебе башку вскрывали что ли? Внутривенная инъекция и пошёл чип по кровотоку, как до мозга дошёл там и закрепился.

— А как он там закрепляется?

— Спроси чего-нибудь полегче. Я откуда знаю? Как-то крепится, к мозгу подключается. Там нано размеры. У чипа всех задач-то: сливать в Систему инфу о тебе, да давать тебе инфу от Системы, если конечно у тебя доступ есть. На самом чипе нет никакой информации. Вся инфа о каждом чипованном жителе Земли хранится в Системе.

— А как система эту информацию получает-сливает?

— Мобильные сети, вай-фай.

То-то я смотрю вай-фай сейчас везде, где надо и где не надо. Теперь хоть понятно, для чего.

— И как давно эта хрень происходит?

— С девяносто пятого года.

— А кто раньше родился, те без чипа?

— Почти все с чипами. С девяносто пятого по двухтысячный чипировали девяносто процентов населения. Тех, кто в теме — открыто, а основной народ через разные программы, в основном через вакцинации.

— А многие в теме?

— Каждый двадцатый.

— Это же до фига! И все молчат? Никто об этом не рассказывает?

— Есть те, кто рассказывает, но им всем дорога сразу на точку Ч. Короче, не задавай глупых вопросов, а то ничего рассказывать не буду больше. Как я уже сказала, вся информация со всех людей в мире поступает в единый центр, там обрабатывается, хранится и изучается. У каждого из нас там есть свой файл со всеми логами, за всю его жизнь с момента чипования. Контролирует это всё одна программа, вот собственно её и называют Системой. В более обобщённом понимании, Система это всё, что с этой программой связано. Как-то так.

Я сидел на нарах и пытался осознать услышанное, конечно, за эти два дня я научился ничему не удивляться, но не удивляться было невозможно. Это же грёбаная матрица! Я с самого рождения живу в матрице! И даже не подозревал об этом, пока не залез в трансформаторную будку.

— Матрица… — еле слышно прошептал я, переполняемый эмоциями.

— Какая ещё матрица? Всё до боли реально. Просто всё под контролем.

— Да я в шоке, вообще!

— Я когда узнала, тоже в шоке была, со временем привыкнешь. Хотя… — Катя осеклась. — Времени у тебя, как и у меня, максимум пара дней. До точки.

— А там всё, — передразнил я её. — Помню.

— Я не понимаю, чему ты радуешься? — удивилась Катя.

— Да ничему, нервное это. Скажи, если эта хрень мировая, то кто там рулит? Кто самый главный?

Но ответа на свой вопрос я не получил, так как в этот момент дверь камеры открылась. Мы обернулись ко входу. На пороге стояли четверо конвоиров. Старший произнёс:

— Котова, Седов! На выход по одному! Быстро!

Глава 6. Часть 1

Я вежливо позволил даме первой покинуть камеру, вышел следом, и нас повели по коридору.

Через пять минут мы уже ехали в чёрном микроавтобусе. Неизвестно куда и неизвестно зачем. Хотя догадки были, и не очень хорошие. В салоне с нами сидел один охранник, а второй был за рулём. Интересно, у них сегодня водитель на работу не вышел, или так положено?

Надо сказать, обращались с нами не как с уголовниками, наручники не надевали, в спину не толкали. Вежливо проводили в микроавтобус, позволили сесть, как хотим, и вообще охранник, казалось, не обращал на нас внимания. Он сидел в углу салона пялился почти всё время в мобильный и лишь изредка поглядывал на нас. С его молчаливого согласия, я развалился на двойном сидении и немного задремал.

Сильный боковой удар и ужасный грохот были настолько неожиданными и пугающими, что я невольно закричал. Снаружи послышалась короткая автоматная очередь, я заметил, как окрасилась красным кабина водителя. Охранник, находившийся в салоне, спешно доставал выпавший от удара и завалившийся под сиденье напротив, автомат. Мы с Катей сидели, от ужаса не смея пошевелиться.

Всё произошло за считанные секунды. Несколько выстрелов в боковую дверь микроавтобуса, и вот она уже открыта настежь. Рывок охранника, почти доставшего автомат из-под сидения и несколько ярких вспышек, оглушающий звук выстрелов и неприятный запах пороха. Охранник, шатаясь, пытается выстрелить в ответ, но его очередь слишком коротка и бьёт в пол. Он падает и затихает, а в салон микроавтобуса бьёт ослепляющий луч фонаря.

— Есть тут шакалы живые? — послышался неприятный нервный голос.

— Нет! — неожиданно быстро среагировала Катя.

— Выходите! — приказал нам тот же голос.

Мы вышли, на всякий случай, подняв руки над головой.

На дороге стояли пятеро человек, все в коричнево-чёрном камуфляже, в масках и четверо из них были с оружием. Пятый стоял немного поодаль.

Тот, с неприятным голосом оглядел нас с Катей и спросил:

— А где Урсус?

— Кто? — непроизвольно переспросил я.

Мужик не стал отвечать, а заскочил в микроавтобус и оглядел его изнутри. Он понимал, что там никого нет, и явно сделал это от отчаяния, нежели исходя из здравого смысла. После чего он выпрыгнул наружу, срывая злобу, ударил меня под дых прикладом автомата и бросился к тому, что был без оружия.

— Где Урсус, сука? — он сорвал маску с того, к кому обращался, и по камуфляжу рассыпалась до боли знакомая смоль.

— Должен был быть здесь, — механическим голосом без эмоций ответила Ольга.

— Ты что, нас кинула что ли?

— Он должен был быть здесь, — всё с той же интонацией прозвучало в ответ.

Мужик с автоматом быстро подошёл к Ольге вплотную и резко ударил её прикладом по лицу. Ольга вскрикнула и упала на асфальт. Я бросился на её обидчика, но короткая автоматная очередь разве что не прошлась по моим ногам. Я быстро затормозил и злобно посмотрел сначала на того, кто стрелял, потом на того, кто ударил Ольгу. А он продолжал задавать вопросы:

— Ты, дура, понимаешь, что ты сделала?

— Он должен был быть здесь.

— Зуб, ты что не видишь? Эта сука издевается над нами! Ей, наверное, нужно было вытащить кого-то из этих двоих, — второй мужик с пистолетом в руке подошёл к лежащей на земле Ольге и пнул её по ноге. — Кого из них спасала, мразь?

Я опять было дёрнулся, но ствол автомата уже упирался мне в подбородок.

— Он должен был быть здесь, — опять повторила Ольга.

— Но его здесь нет! Ты не выполнила условия сделки, я выписываю тебе штраф!

После этих слов мужик поднял пистолет и выстрелил в Ольгу несколько раз. Она вскрикнула и сжалась на асфальте калачиком, схватившись за живот. Лужица крови увеличивалась на глазах. Я смотрел на всё это не в состоянии пошевелиться, так как дуло автомата всё ещё упиралось мне в лицо.

— Кончай этих, Зуб, и поехали! — крикнул напарнику стрелявший в Ольгу. — Нам теперь надо хорошо схорониться, и чем быстрее, тем лучше!

Зуб посмотрел мне в глаза и ответил товарищу:

— Не надо их трогать! Кем бы они ни были, не их вина, что эта сука нас кинула. Их везли на точку явно не просто так. А я шакалам помогать не буду!

— Может и так, — согласился второй. — Сваливать надо быстрее!

Погоди сваливать, урод, дай-ка я на тебя посмотрю, надеюсь, маска твоя в этом деле мне не помеха. Я пытаюсь сконцентрироваться на отморозке, и у меня получается:


Герман Буковский, 37 лет, учитель, террористическая организация Послы Хаоса

Открытые базовые характеристики

Персональный уровень: 5/50

Здоровье: 81/100

Интеллект: 64/100

Сила: 73/100

Скрытые характеристики

Уровень государственной ценности: 2

Пассивные характеристики

Толерантность: -28

Коммуникабельность: +7

Обучаемость: +23

Негативные характеристики

Склонность к агрессии: +43

Склонность к противоправным действиям: +41

Ваша репутация у Германа Буковского

Уважение: -11

Симпатия: -21

Влечение: заблокировано ориентацией объекта

Я тебя запомню, урод, и обязательно найду! С этой минуты для меня это станет делом номер один! Я стоял и с ненавистью смотрел то на Буковского, то на Ольгу, истекающую кровью, то на дуло направленного мне в лицо автомата.

СИСТЕМА СГЕНЕРИРОВАЛА ДЛЯ ВАС КВЕСТ «УБИТЬ ГЕРМАНА БУКОВСКОГО 1». ЖЕЛАЕТЕ ПРИНЯТЬ?

Появившаяся надпись ввела меня в ступор, как своей неожиданностью, так и вываленной информацией.

«Да!!! — шиплю сквозь зубы. — Желаю!»

Надпись исчезает. Интересные квесты эта Система раздаёт. С каждым разом всё веселее и веселее. Это точно не компьютерная игра? Или, скажем так, я точно не сошёл с ума? Из размышлений меня вывел удар прикладом по голове. Я упал, а Зуб, как и его подельники со всех ног побежал к стоявшей неподалёку машине.

ВНИМАНИЕ! ВЫ ПОЛУЧИЛИ НЕЗНАЧИТЕЛЬНОЕ ПОВРЕЖДЕНИЕ! ВАШ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ ПОНИЗИЛСЯ НА 1 ПУНКТ. ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ 57/100.

Да в курсе я, что мне прикладом в бубен припечатали, могли бы и не писать, я вскочил и со всех ног бросился к Ольге.

— Оля! Ольга! Ты слышишь меня?

Я осторожно приподнял её голову и попытался нащупать пульс на шее. Пульс пробивался. Ольга открыла глаза.

— Прости…, они мне сказали, что ты нужен Конторе, что тебя ждёт контракт, что выбор небольшой: или ты работаешь с нами, или на точку Ч. Я им поверила. Они обещали, что дадут мне с тобой поговорить и самой всё объяснить. Они обманули.

— Да хрен с ними! Забудь! — глажу Ольгу по лицу и по волосам. — Ты только держись, родная! Ты не умирай главное!

— Прости меня. Они обещали, что с тобой не случится ничего плохого, если ты согласишься сотрудничать. А иначе было нельзя. Иначе тебя всё равно бы поймали, а там точка Ч. А после Машки я не могла допустить, чтобы кто-то ещё туда попал. Я — дура. Я им поверила. А сегодня узнала, что тебя всё равно распределили на точку. Сначала Машка, потом ты, я должна была что-то делать.

— Уходить отсюда надо! — перебивая Ольгу, крикнула Катя. — С минуты на минуту шакалы приедут. Вот тогда реально все наточку Ч попадём!

— Оля! — смотрю ей в глаза и говорю медленно. — Сейчас мы отвезём тебя в больницу и оставим там! Тебя спасут! Никто не знает, что ты тут была, и что как-то к этому причастна!

Ольга грустно улыбнулась, что-то хотела сказать, но прикрыла глаза.

— Ага, никто не знает, как же, — совершенно спокойно сказала Катя, словно у её ног не умирал человек. — Система уже явно отчёт об этом происшествии составила и разослала куда надо. Нельзя её в больницу!

— А куда её тогда? — разозлился я. — Тут бросить в благодарность за спасение?

— Да куда хочешь! Ладно, я пошла. Пока! Приятно было пообщаться!

— Это куда ты пошла? Стоять! — я просто взорвался. — Охренела что ли? Человек жизнью рисковал, тебя спасал, а ты пошла?

— Она тебя спасала! — резонно возразила Катя.

— Катя! — я постарался говорить максимально убедительно. — Всего один вопрос! Скажи, ты реально такая сука?

— Нет, — Катя вздохнула. — Просто вас мне ещё только не хватало. Ладно, давай посмотрим, что с ней.

Катя подошла и стала расстёгивать камуфляж на груди у Ольги, я отвернулся, понимая, что не смогу на это смотреть.

— Что за цирк?

Слова Кати заставили меня повернуться назад.

— Она в бронежилете! — возмущённо воскликнула Катя, приглашая меня собственными глазами на это взглянуть.

— А кровь откуда?

— Одна пуля в руку попала, сквозь ткани прошла, кость не задела, судя по всему. Возможно, пара ребер сломано, гематомы большие. Но угрозы для жизни я тут не вижу.

Я подбежал к Ольге и помог Кате снять с неё бронежилет. Вся грудь Ольги была в синяках, но огнестрельных ранений не было. Кроме одного в руку, которое и дало ту лужицу крови.

— Что ж ты нас так пугаешь, глупая, а? Умирать тут собралась, а сама в бронежилете, оказывается, — я снова погладил Ольгу по лицу и вытер слезинку, скатившуюся у неё из уголка глаза.

— Я думала, он не выдержал. Больно очень.

— Радуйся, что он с Макарова стрелял! С калаша бы тебя прошил, так и попрощаться бы не успели! — деловито заметила Катя. — А раз кроме руки, серьёзных ран нет, то уходим быстрее отсюда! Сейчас перетяну, а обработаем в берлоге.

— Где? — переспрашиваю я, но ответа не получаю.

Катя злобно отмахивается, отрывает рукав от Ольгиной куртки и им туго перевязывает руку выше раны. Затем встаёт и машет нам, призывая встать и идти за ней. Помогаю Ольге подняться. Катя быстро идёт вперёд к дороге, мы по мере возможности за ней.

Дошли до небольшого пролеска, Ольге стало совсем плохо, видимо даже такой небольшой потери крови ей оказалось достаточно, чтобы обессилеть. Уложили её в небольшом овражке, сели думать, что делать дальше.

— Так она никуда не дойдёт, — озвучила очевидное Катя. — А учитывая, что Система уже подняла всех на уши, то единственный возможный вариант, это кому-то отправиться на поиски машины. Интересно, тут есть поблизости хоть какой-то посёлок или ферма? Где мы вообще?

— Мне кажется, проще на трассе попытаться остановить попутку.

— Перевозку шакалью ты на трассе остановишь, наши лица сейчас во всех ориентировках!

— Не факт, — еле слышно произнесла Ольга.

— Вроде в башку тебе не попали, а такой бред несёшь, — огрызнулась Катя.

— Я знаю, что говорю. Наш отдел как раз этой проблемой и занимался, — Ольге было трудно говорить, но она продолжила. — В последнее время Система перестала передавать в WMAP16 информацию о некоторых людях, даже если они и нарушали закон. Они вроде и в системе, но и как бы вне её. Например, Макса смогли выследить лишь через банальный просмотр отчёта по камерам оперативным сотрудником. Камеры на парковке возле «Люксора», подключены помимо Системы, к местной базе по правонарушениям. Вот эта база и сопоставила запись с камеры и фото Макса с ориентировки.

— Есть ещё какая-то база вне Системы? — удивилась Катя.

— Конечно, а как, по-твоему, средний и низший полицейский состав должен преступников искать? Им про Систему никто ничего не говорил, они по старинке работают. Вот так и вычислили Макса.

— Я думала, все менты про Систему знают.

— Нет, в МВД почти никто, в ФСБ только высшие чины и специальные отделы. Для того и создали в своё время КСК, чтобы всё в тайне легче держать было.

— Выходит Система меня не вычислила? — вклинился я в разговор.

— Либо не вычислила, либо не захотела выдавать полиции, но я не представляю, чтобы она не смогла вычислить. Почему-то не сдала, — ответила мне Ольга.

— Этого не может быть! — Катя недовольно фыркнула.

— Может! — разозлилась Ольга. — В последнее время с Системой творится что-то странное. WMAP16 не может понять, что это. То ли глюки, то ли какие-то секретные протоколы стали проявлять себя.

— В смысле? — мне всё это стало очень интересно.

— Начали появляться люди, которые утверждают, что Система выдаёт им какие-то квесты, начисляет очки, и ещё куча всего непонятного творится. Буквально недавно поймали маньяка: убивал жертв и потрошил их, уверял, что искал в жертвах лут. Причём убивал людей с уровнем не меньше пятого, иначе, говорит, очки характеристик за квесты не начисляли.

— Какие квесты? — что-то мне всё меньше и меньше нравился Ольгин рассказ.

— Я же говорю, он утверждал, что Система выдаёт ему некие квесты, для выполнения которых он должен убивать людей. Он, конечно, обычный маньяк, съехавший на компьютерных игрушках с элементами насилия, но очень странно то, что Система не фиксировала его правонарушения и не сигнализировала о них ни к нам в агентство, ни в полицию. Его задержали случайно, одна из жертв смогла оказать сопротивление и позвать на помощь.

Тут я вспомнил, как Система предложила мне квест на убийство Буковского, и с какой радостью я на него согласился. Мне стало не по себе от возможных перспектив.

Глава 6. Часть 2

— Ладно, не трать силы, — остановил я Ольгу. — Потом расскажешь, пойду я лучше попытаюсь машину раздобыть, каждая минута на вес золота, а мы болтаем.

— Я с тобой! — Катя поднялась с места.

— Сам справлюсь!

— С чем ты справишься? Кто тебе остановит?

— Катя, — усмехнулся я. — Ты переоцениваешь свой потенциальный уровень обольщения.

— И, похоже, мозги твои я тоже переоценила, а жаль. Подумай, кому больше шансов, что остановят на безлюдной дороге: здоровому непонятному мужику в худи или хрупкой девушке?

Логично, крыть мне нечем, поэтому молчу.

— Ты спрячешься на обочине в кустах. Я остановлю машину. В тот момент, когда я буду разговаривать с водителем, подбежишь и… в общем, сам всё понимаешь.

— Хорошо, пошли, — соглашаюсь я и получаю на это дело одобрение Системы.

СИСТЕМА СГЕНЕРИРОВАЛА ДЛЯ ВАС КВЕСТ «НАЙТИ МАШИНУ 1». ЖЕЛАЕТЕ ПРИНЯТЬ?

Про себя, но очень громко кричу «Да!» и надпись исчезает.

Оставив Ольгу в овражке, немного прикидав её укрытие ветками, мы выдвинулись на поиски машины. Дойдя до трассы и простояв на ней минут пятнадцать, мы поняли, что возможно, дело нам предстоит не такое уж и простое. За эти пятнадцать минут по трассе проехала лишь одна фура и один дорогой внедорожник. Фура нам была не нужна, а водителю внедорожника была не интересна Катя.

Стояли мы молча, но в какой-то момент Кате молчать надоело:

— Почему ты до сих пор не спросил меня?

— О чём? — удивился я.

— О том, почему у меня в характеристиках другое имя. Я ещё в СИЗО поняла, когда ты мои статы прочитал, что ты хочешь это спросить.

— Так ты заметила, что я читал характеристики?

— Как было не заметить? Ты глаза выпучил как камбала.

Катя усмехнулась, а я понял, что скрывать что-либо смысла не было.

— Не хотел, чтобы ты знала, что я могу это читать.

— Дурак что ли?

Я сердито посмотрел на девушку,

— А ты не приборзела, Катя-Настя? Плевать мне, как тебя зовут! Я удивился тогда, что ты террористка!

— У тебя десятый уровень! — решила пояснить Катя. — С четвёртого уже можно читать имена, а с восьмого все базовые характеристики!

Теперь до меня дошло, почему меня никто в КСК не спрашивал, могу ли я читать над ними надписи. Они просто знали наверняка, что могу. А я пытался держать это в секрете. Действительно, дурак.

— Ладно, не обижайся. Прости! Раз уж речь зашла, почему Катя, а не Настя?

— Потому что мама так назвала. А когда нас набирали в диверсионную школу, нам всем сменили имена и фамилии. Меня сделали Настей, под этим именем я зарегистрирована в Системе. Так она и выдаёт.

Я рассмеялся.

— Куда? В диверсионную школу? Тебя? Что-то ты не очень-то похожа на диверсанта!

— Тебе бомбу сделать из говна и пенопласта, чтобы ты поверил? — разозлилась девушка. — Из меня готовили IT-диверсанта!

— И как? Получилось?

— Вполне!

— А кроме IT, что можешь?

— Практически всё. Кроме… — Катя тяжело вздохнула. — Драться не могу. Боюсь боли. Пристрелить могу, а драться боюсь.

Я было усмехнулся после этого «пристрелить могу», но посмотрев Кате в глаза, я неожиданно понял, что она не шутит. Да и, как сказал Зуб, просто так на точку Ч мало кого возят. Видимо та ещё штучка эта Катя-Настя.

— А как ты из диверсантки стала террористкой? И что за «Шанс 95» такой?

— Меня со второго курса универа забрали в диверсионную школу, я глупая была, показалось, что это круто. Пересмотрела в детстве киношек про крутых тёток. Тоже так захотелось.

Я посмотрел на заморышную Катю в грязной бесформенной толстовке и мятой бейсболке и сравнил её с крутыми тётками из шпионских боевиков. В этот раз я не смог сдержать смех. Хорошо, что она не поняла причину моего веселья, решила, наверное, что я над глупостью её поступка смеюсь, и не обиделась. Ну и ладно. Пронесло. Хотя если забыть о крутых тётках, то чисто с позиции террористки внешность у неё самое то. Неприметная, серенькая, куда угодно прошмыгнёт и бомбу подложит.

— А потом со временем, — продолжила Катя. — Когда увидела, во что Система нас превращает, пришло понимание того, в какую задницу мы все сами себя затолкали. Ну не мы с тобой, конечно, а те, кто принял это решение, довериться во всём компьютерной программе, тогда в девяносто пятом.

Катя грустно вздохнула, было видно, что её очень волнует обсуждаемая тема.

— Сначала стала задавать себе вопросы. Потом возникли сомнения. Со временем пришло понимание того, что всё вокруг не так и что с этим надо бороться. И что если не бороться сейчас, то наступит момент, когда будет совсем поздно. Потихоньку собирала информацию, вышла на ребят, таких же, кому не всё равно. Но ты не представляешь, как тяжело бороться с системой, которая знает о тебе всё и контролирует каждый твой шаг.

— А ты отчаянная, с виду по тебе и не скажешь, — сказал я без всяких шуток.

— Пока есть шанс, что-то изменить, надо пытаться менять.

— «Шанс 95»? Кстати, а почему так назвали?

— Я же сказала, тогда в девяносто пятом был шанс пойти по другому пути. Но не пошли. А мы хотим вернуть этот шанс. Самое обидное, что тогда правительства многих стран были против тотального чипования, объединения данных в одну систему и тотального контроля. Россия могла этому помешать, вроде даже какое-то время мы одни из мировых держав были против. Но корпорации продвинули эту идею. Транснациональные компании, крупнейшие банки и корпорации выделили уйму денег на создание и тестирование Системы. Попытки её создать начались ещё в восьмидесятые, но лишь в девяностых до этого дошли в плане технических возможностей. А в девяносто пятом на секретном саммите шестнадцати наиболее развитых стран было принято решение о запуске Системы.

— Так эта хрень всего в шестнадцати странах работает?

Катя грустно улыбнулась.

— Если бы. Потом весь мир присоединился. Кто-то сам, кого-то заставили.

— А если кто-то не хотел?

— А это мало кого волновало. Не так уж сложно заставить коррумпированное руководство отдельно взятой небольшой страны принять условия сильных мира сего.

— И вот прям из всех руководителей этих стран, ни один не нашёлся, кто бы сказал: «Да идите вы все лесом!»?

— Каддафи сказал. Помнишь, чем это всё закончилось?

— Жесть! — мне было трудно в это поверить. — И Саддама за это?

— Саддама за то, что отморозок был. А полковник был последним, кто осознавал опасность этой Системы. И единственным, кто не испугался выступить против, когда увидел, к чему это всё ведёт! — Катя вгляделась вдаль. — Свали быстро! Кто-то едет.

Я тоже заметил приближающуюся машину и нырнул в придорожные кусты. Через несколько секунд возле моей сообщницы притормозила старая разбитая Приора.

— Работаем? Или просто пожрать на халяву да бухнуть охота? — пошёл сразу с места в карьер водитель, полноватый лысеющий мужик лет сорока.

— Смотря что пожрать есть? — поддержала беседу Катя, да так как по-деловому, что я проникся уважением к её актёрскому таланту, видимо не зря в диверсионной школе парту полировала.

— Не волнуйся, голодной не останешься, садись! Поехали! Тебе понравится!

Катя подошла к машине и заглянула в окно.

— А можно я за руль?

— Что? — водитель сначала опешил, а потом расхохотался от такой наглости придорожной девки. — За руль что ли охота подержаться? А давай-ка я тебе лучше ручник дам передёрнуть, а? Понимаешь о чём я?

Мужик так смеялся, что даже не заметил, ни как я подошёл к машине, ни даже как стал возле его двери в полный рост.

— Слышь, Петросян! — мрачно рявкнул я шутнику почти в самое ухо. — Поди-ка в лесу свой ручник передёрни, пока есть что передёргивать!

Очень уж мне не понравились его шутки в адрес Кати, да и вообще не люблю я категорию мужчин, снимающих женщин за еду и выпивку. Смеяться мужик перестал сразу же. То ли морда у меня была совсем суровая, то ли позаимствованный у убитого охранника автомат я держал слишком вызывающе, но любитель дорожных развлечений долго раздумывать не стал, а пулей выскочил из машины и рванул со всех ног к лесу, ни разу не оглянувшись за всё время своего бега.

— Можно я за руль? — уже мне повторила свой вопрос Катя, и на всякий случай сразу пресекла все мои попытки обыграть её предыдущий разговор с хозяином машины. — Просто да или нет?

— Да, садись, садись!

Мы сели в машину и Катя объяснила:

— Долго будет объяснять, куда ехать. Проще самой.

Она завела машину, мы тронулись, и перед глазами появилась надпись:

КВЕСТ «НАЙТИ МАШИНУ 1» ПРОЙДЕН. ВАМ НАЧИСЛЕНЫ ОЧКИ РАЗВИТИЯ! 5 ОР

Интересно, вчера Система оштрафовала меня за украденные кроссовки и не засчитала квест, а сейчас закрыла глаза на грабёж и угон? И очки развития начислила! Приятно, конечно, но пугает тенденция. Я опять вспомнил Ольгин рассказ про маньяка. Интересно, как эти очки расходовать? Если их вообще как-то можно расходовать. Но с другой стороны, раз начисляют, тоне просто так. Как бы в этом всём разобраться?

Не знаю, Система ли меня услышала, либо просто так совпало, но у меня перед глазами вылезла очередная надпись:

У ВАС 20 НЕРАСПРЕДЕЛЁННЫХ ОЧКОВ РАЗВИТИЯ! ЖЕЛАЕТЕ ВЛОЖИТЬ ОЧКИ РАЗВИТИЯ ДЛЯ ПОВЫШЕНИЯ НАВЫКОВ ИЛИ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ИХ ДЛЯ ПЕРЕХОДА НА СЛЕДУЮЩИЙ УРОВЕНЬ?

У меня всё внутри замерло, Катя что-то там рассказывала про необходимость борьбы с Системой, а я всецело был поглощён попыткой с этой самой Системой наладить контакт. Главное сейчас сдуру на что-нибудь ненужное интуитивно не согласиться.

ВНИМАНИЕ! ВАМ ДОСТУПЕН ПЕРЕХОД НА СЛЕДУЮЩИЙ УРОВЕНЬ! ДЛЯ ЭТОГО ПОТРЕБУЕТСЯ 20 ОЧКОВ РАЗВИТИЯ. ЖЕЛАЕТЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ СВОИ ОЧКИ РАЗВИТИЯ И ПЕРЕЙТИ?

— Да! — заорал я на всякий случай так громко, что Катя чуть не выпустила руль из рук.

ВЫ ПЕРЕШЛИ НА 11 УРОВЕНЬ! ВЫ ПОЛУЧАЕТЕ ДОСТУП К СВОЕМУ ИГРОВОМУ СЧЁТУ! ВЫ МОЖЕТЕ ВИДЕТЬ КЛАНОВУЮ ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ ДРУГИХ ИГРОКОВ И ВСТУПАТЬ В КЛАНЫ! ВАМ НАЧИСЛЕНЫ ОЧКИ ХАРАКТЕРИСТИК! 10 ОХ

Какие ещё кланы? Какие игроки? Какой игровой счёт? Я только более-менее разобрался и принял факт, что всем миром рулит какая-то Система. И сразу же на меня вываливается дополнительная информация, которую я уже точно не в силах сразу переварить.

ЖЕЛАЕТЕ РАСПРЕДЕЛИТЬ ОЧКИ ХАРАКТЕРИСТИК? У ВАС 20 НЕРАСПРЕДЕЛЁННЫХ ОХ

— Нееет! — опять пугаю я Катю истеричным воплем.

Нет, ребята, в данный момент я желаю только одного — не сойти с ума! А очки характеристик подождут, никуда они не денутся, тем более я понятия не имею, как и куда их надо распределять.

Глава 7. Часть 1

Вернувшись, мы застали Ольгу неподвижно лежащей на дне овражка. Она лежала на боку, поджав ноги, видимо, за тот час с небольшим, пока мы добывали машину, ей стало заметно хуже

— Оль, это мы! — громко сказал я и спустился к ней. — Ты как?

Ольга посмотрела на меня, но ничего не ответила, только немного поморщилась. Она была очень бледной, холодный пот проступил у неё на лбу. Я взял её за руку, рука была прохладной.

Этого ещё только нам не хватало. Нет, меня пугало не то, что с раненой Ольгой мы становились связаны по рукам и ногам, мне было просто страшно за её жизнь. Конечно, я давно её простил. Разумеется, при удобном случае, я всё рвано расспрошу её, зачем и почему она так поступила. Но сейчас это всё было не важно. Она лежала передо мной, держалась за живот в районе левого подреберья и тихо, почти неслышно, стонала.

«Убить Буковского! Убить Буковского! Найти и убить Буковского!» — эта мысль пронзала меня насквозь, она стучала в моих висках в унисон с биением моего сердца.

— Тошнит? — поинтересовалась Катя.

— Нет, — еле слышно ответила Ольга.

— Есть ощущение, что теряешь сознание?

— Нет.

— Пить хочешь?

— Да.

— А это плохо.

Меня покоробили Катины слова, она говорила как-то сухо, практически без сочувствия. Интересно, этому в диверсионной школе учат, или она по натуре своей такая бессердечная? А может это то самое чувство неприязни, которое по умолчанию присутствует у страшненьких девушек в отношении красавиц? Так или иначе я вспылил:

— Да что плохого в том, что человек пить хочет? Не нагнетай! Всё будет хорошо! Оль, ты слышишь меня? Всё будет хорошо! Наверное, ребро сломано, вот и больно! Где болит? Где рёбра, да?

— Нет. Живот. Вверху и слева. И как будто туда назад отдаёт, к спине, к плечу.

— Скорее всего, разрыв селезёнки и внутреннее кровотечение. Все признаки налицо. Разве что сознание не теряет. Но это пока и не обязательно, — всё так же спокойно сказала Катя. — Обычная заброневая травма. Ничего удивительного.

— Держи свои домыслы при себе! — крикнул я и резко обернулся к Кате.

Я с ненавистью посмотрел ей прямо в глаза. Она не отвела взгляд. Мне стали неприятны эти гляделки. Дура. Просто дура. Или бесчувственная сука. Даже и не знаю, что хуже. Я повернулся назад к Ольге

— Всё будет в порядке, моя хорошая! — я гладил Ольгу по щеке и рукам. — Не слушай её, она дура! Ты будешь жить долго и счастливо! Мы будем!

— Будете, — всё тем же равнодушно-спокойным голосом добавила Катя. — Если ей в ближайшие часы селезёнку зашьют или удалят. Я бы на вашем месте, чем охать-ахать, поехала в ближайшую больницу.

— Я не поеду в больницу! — неожиданно громко сказала Ольга. — Я давала присягу, меня трибунал ждёт и точка Ч.

— Не факт, — заметила Катя. — Но вот если не поедешь, то тебя гарантированно ждёт крематорий!

После чего Катя посмотрела на меня.

— Вези её в ближайшую больницу и оставляй там. Есть шанс, что спасут. Не теряй время!

— Я не поеду в больницу! Лучше оставьте меня здесь! — уже почти кричала Ольга.

— В овраге умирать? Красиво, конечно. Романтично. Короче, вы тут решайте, а я в машине подожду, — жестокость Кати казалась уже просто невероятной, либо она понимала, что в тот момент с нами только так и можно было разговаривать.

Она пошла к машине, и я услышал, как открылась, а затем, закрываясь, хлопнула дверца. Я приготовился услышать звук заводящегося двигателя. Сомнений в том, что Катя сейчас уедет, оставив нас одних, у меня не было.

Но звука двигателя я не услышал. Ни сразу, ни через минуту. Неужели, действительно ждёт нас? Надо было принимать решение. Я посмотрел на Ольгу, погладил её влажное от холодного пота лицо и сказал максимально решительным голосом:

— Оля! Хорошая моя, слушай меня внимательно! Мы сделаем так! Не ехать в больницу мы не можем, твоя жизнь сейчас — это самое важное для нас, и мы должны за неё бороться! Но и бросать тебя там я не намерен! Ты поняла меня?

Ольга едва заметно кивнула.

— Помнишь Лёху Савченко?

На некоторое время Ольга задумалась, после чего опять едва заметно кивнула, видимо вспомнила-таки нашего одноклассника Лёху.

— Он же медицинский окончил, сейчас работает в НИИ Скорой Помощи. В приёмном покое дежурным хирургом. Позавчера мы на игру ходили, он жаловался, что пришлось из-за этого меняться дежурствами и теперь у него два ночных. Значит, он сейчас на работе. Едем к нему, он поможет!

— Не будет нам никто помогать, — печально прошептала Ольга. — Ты плохо знаешь Контору.

— А ты плохо знаешь Лёху Савченко! Давай попробуем осторожно встать, и пошли к машине. Пока это прибабахнутая не передумала нас ждать и не уехала.

Оля улыбнулась, несмотря на испытываемую боль, ей понравилось, что я назвал Катю прибабахнутой. Ох уж эти женщины. Чую, трудно мне с ними будет.

Я помог Ольге добраться до машины и сесть на заднее сиденье, сам сел рядом. Катя повернулась и вопросительно посмотрела на меня

— В Купчино поехали, — сказал я ей. — НИИ Скорой Помощи знаешь где?

— Знаю.

Катя и завела машину и рванула с места. Я взял Ольгину ладонь в свою руку и крепко сжал, в ответ на это Ольга придвинулась ко мне и прижалась к моей груди. Я погладил её по волосам и поцеловал в макушку.

— Всё будет хорошо. Всё будет хорошо!

Время было уже к полночи, машин на дороге встречалось не много. Примерно через полчаса езды мы подъехали к городу. Ехали молча, Катя видимо решила, что я хочу отвезти Ольгу в больницу и оставить там. Я заранее не стал лишать её этой надежды. Проехав пару кварталов по городу, Катя остановилась у первого попавшегося супермаркета и повернулась к нам.

— У тебя деньги есть? — спросила она у Ольги.

— Только карточка, — ответила та.

— Не пойдёт, — покачала головой Катя. — А есть что-то ценное? Телефон, часы, золото?

— Телефон есть. Но он разобран, аккумулятор отдельно.

— А смысл, прятать телефон, когда у тебя чип в башке? — усмехнулась Катя. Давай его сюда!

Ольга осторожно, через боль достала из кармана куртки новенький смартфон и аккумулятор к нему. Катя схватила гаджет, прикинула его стоимость, удовлетворённо хмыкнула и тут же выскочила из машины.

Отсутствовала она не долго, не более десяти минут и вернулась с небольшим пакетом. Сев в машину Катя достала из пакета полуторалитровую бутылку воды и протянула Ольге.

— Спасибо, — прошептала Ольга, а я взял бутылку, открыл и помог ей напиться.

Затем немного отхлебнул сам и вернул бутылку Кате, которая к этому времени вытащила из пакета большой пакет со льдом, который тоже протянула Ольге.

— Приложи к животу! Туда где болит. Что бы у тебя там ни было, это не помешает.

Ольга приложила лёд к верхней части живота, а Катя достала из пакета рулон фольги и две бейсболки: синюю и розовую.

— Обмотайте головы фольгой, да хорошо обмотайте, а потом бейсболками прикроете!

Я не выдержал и рассмеялся. Да, смех был не к месту, но другой реакции мой организм выдать не мог.

— Шапочки из фольги? — с трудом сквозь смех произнёс я. — Ты издеваешься? Ты реально хочешь, чтобы мы сделали себе шапочки из фольги?

— Я сказала обмотать головы и надеть бейсболки! — рыкнула Катя.

— Да ты гонишь! — не унимался я.

Я сразу вспомнил этот заезженный интернет-мем «шапочки из фольги», различные картинки на эту тему и истории про ненормальных, которые носят такие шапочки, чтобы в их мозг извне не могли послать никакую информацию, и их мысли тоже не могли считать.

И тут я перестал смеяться. Катя это заметила и спросила:

— Дошло?

— Вроде да, — ответил я. — Но, блин, это же просто жесть! Столько приколов на эту тему. А оказывается…

Я не мог найти слов, но Катя выручила.

— А оказывается, все эти люди с шапочками на головах всё это время были правы. Пока Система копается в твоей башке, человек в шапочке из фольги для неё недоступен.

Я просто не мог поверить. Час от часу всё интереснее и интереснее жить. Сколько ещё открытий мне предстоит сделать? Когда мне скажут, что «Люди В Чёрном» существуют и что путешествия в овремени реальность?

— А себе? — спросил я. — Или ты сразу с фольгой была?

— Нет, — ответила Катя. — Шакалы первым делом оборвали мне алюминиевую подложку с бейсболки. Я уже намотала. Катя приподняла край бейсболки, и я увидел под ним фольгу.

А может она издевается? Шутит так. Да нет, глупо это, шутить в такой ситуации. Смотрю на Ольгу.

— Ты слышала про это?

Та кивает. Значит, надо наматывать. Катя уже тронулась, я осторожно намотал пару слоёв фольги наголову Ольге и прикрыл это дело бейсболкой, осторожно подогнул края, чтобы не торчали. Затем проделал все эти манипуляции с собой. И всё-таки мне не верится, что я это делаю. Это уже полный сюрреализм. С другой стороны, дёшево и сердито, но должно быть, действует.

— И это реально помогает?

— Процентов на восемьдесят-девяносто блокирует поступление сигналов на чип, и почти на сто процентов с чипа. Не такой уж мощный передатчик у него. Не пробивает через фольгу. А вот если попасть в хорошую зону вай-фай то до чипа сигнал пробьёт.

— То есть, — уточняю. — Я от Системы информацию ещё могу получить, но она меня точно не видит?

— Да. А это намного важнее.

— Отлично. Тогда мы можем ехать в больницу?

— Да, — ответила Катя. — Но только при условии, что ты собираешься высадить её на крыльце.

— На каком ещё крыльце? Мы едем к моему другу, он нам поможет.

— То есть ты планируешь шариться по больнице?

Катя резко остановила машину.

— Ты чего встала?

— Думаю.

— Не время думать! Езжай быстрее!

— Наверное, ты лучше сам езжай, появляться там дольше, чем на тридцать секунд без глушилки — самоубийство! Я точно на это не пойду.

— Без какой-ещё глушилки? Как же вы все меня достали уже с вашими прибамбасами и системами! — я уж был на грани, чтобы окончательно не взорваться от злости.

Катя усмехнулась.

— Ты помнишь, как Система работает? Я ж тебе говорила. У тебя в башке чип. Он подключен к твоему мозгу. Почти всегда! Так как ты почти всегда в зоне приёма сигнала. Всё что ты видишь, всё что ты слышишь, в режиме реального времени видит и слышит Система. При желании она даже может делать запись. Каждые несколько секунд Система дёргает картинку, которую ты видишь, сканирует её на предмет нахождения в поле твоего зрения запрещённых предметов или людей. Понимаешь, о чём я?

— Не совсем, — честно признался я.

— Даже если ты с фольгой на башке и не видим для системы, то ты будешь отображаться в глазах у каждого, кто на тебя посмотрит. Конечно, ты можешь проскользнуть, опустив голову по коридору, но как ты будешь со своим другом разговаривать? В первые десять секунд вашего общения, его чип отправит сигнал Системе, что он общается с человеком в розыске.


— По-моему, вы все слишком пуганые. В конце концов, почему тогда ваша Система меня полдня не могла вычислить, пока меня Ольга не сдала… — сказал я и осёкся, во-первых стало неудобно перед Ольгой, а во-вторых, не стоило Кате этого знать.

— Она тебя сдала? — мне показалось, что глаза у Кати стали шире, а каменное выражение лица куда-то пропало.

Глава 7. Часть 2

Я не знал, как правильно на это отреагировать и решил ответить, как говорится, уклончиво:

— Тебе не по фигу?

— Я тебя не сдавала! — влезла в разговор Ольга. — Тебя засекли полицейские по обычной камере. Перед этим Железняк сделал выборку всех твоих друзей и знакомых, в том числе и одноклассников, почему, собственно, я в неё и попала. А когда он понял, что ты в «Люксоре», то сделал запрос, кто из той выборки ближе всех к клубу. А я как раз была там. Ещё и сотрудница WMAP16. Разумеется, он позвонил мне и попросил помочь тебя вывести из клуба. Я должна была это делать и сообщить ему, а так как я не сообщила до утра, он утром пробил, что я дома и приехал без звонка.

— А почему ты не сообщила?

— Я не хочу об этом говорить.

Возникла неловкая пауза, которую Ольга поспешила ликвидировать.

— И да, если бы Железняк объявил тебя в розыск, Система бы нашла тебя за пару минут. Но он почему-то этого не сделал.

— А ты ещё не поняла, почему?

Мне стало неприятно от воспоминаний о том, как Железняк несколько раз пытался меня убить. Зачем это ему? Что я ему плохого сделал? Или могу сделать? Ох, не нравится мне это всё.

Из грустных раздумий меня вывела Катя.

— Я правильно понимаю? — сказала она с некоторой ноткой искусственного восхищения. — Сначала она тебя сдаёт Конторе, а потом лезет под пули, чтобы спасти? Ты из-за неё едешь на точку Ч, а потом везёшь её в больницу, рискуя жизнью?

Катя глубокомысленно подняла брови.

— Высокие отношения! Завидую! Честно.

— Я никого не сдавала! — крикнула Ольга так громко, что ей стало больно.

Она замолчала, скривила от боли лицо и схватилась ладонью за верх живота.

— Да ты не ори! — усмехнулась Катя. — А то сознание потеряешь. Он правильно заметил, мне по фигу.

После этого она посмотрел на меня и добавила:

— Давай решай быстрее! Со мной за глушилкой или сами в больничку?

— Поехали за твоей глушилкой. Только, пожалуйста, побыстрее! — ответил я.

Катя так рванула с места, что о последнем своём слове я тут же пожалел. Нет, я не боюсь быстрой езды, и к женщине за рулём отношусь положительно, но то, что Катя вытворяла со старой развалюхой, заставило меня вцепиться рукой в боковую ручку до боли в ногтях. Приора, казалось, вот-вот взлетит.

— Что хоть за глушилка такая? — попытался я отвлечься от дороги.

— Подавитель всех мобильных частот, как официальных, так и тех, на которых Система информацией с чипами обменивается. Ну и вай-фай гасит заодно.

— И что с ней можно спокойно ходить?

— Ну не спокойно, если увидят, что народ начинает телефоны трясти в поисках сигнала, то могут и проверить. Но пройти с ней по коридору и переговорить быстро с другом — самое то.

— Ну а потом мы же уйдём, и Лёха снова будет в Системе!

— И что? Тебя-то рядом не будет! Чип не записывает и не хранит информацию, и твой мозг тоже! В смысле как цифровой накопитель. Записывает только Система у себя на сервере лишь то, что ты ей передал. Следовательно, если разговор был во время глушения, то потом Система никак про него не узнает. А как бы по другому люди с Системой боролись? Нас бы всех давно переловили бы уже!

— А у тех придурков она по пути сдохла, а запасную они забыли взять, — неожиданно весело сказала Ольга. — Они всю дорогу потом спорили и ругались. Зуб требовал ехать за новой, а тот псих боялся упустить перевозку и решил идти напролом. Вот он поэтому и дёргался так. Сумасшедший риск, лица засветили и всё зря.

— Засветили… — я призадумался и через некоторое время добавил. — Мы все засветили. Но система не сообщила Конторе, что мы сбежали! Я в этом уверен!

— Да странно, что нас не ловят. Точнее не поймали, до того, как мы фольгой обмотались. Но рисковать я не хочу, тем более тут недалеко, — сказала Катя и выжала из несчастной Приоры ещё немного дури.

За глушилкой заехали в какой-то парк, где Катя её выкопала из-под старой коряги, как она потом рассказала, у них по всему городу расположены такие тайники. После чего мы, не теряя времени, направились в больницу.

В приёмном покое была толпа, народ шумел, галдел и требовал помощи. Врачи и медсестры носились туда-сюда, осматривали пациентов, заполняли бумаги, выписывали, прописывали и записывали, помогали, выручали, спасали. Глядя на всё это я в очередной раз проникся уважением к Лёхе и его профессии, только вот его самого нигде не было видно. А долго находится среди этих людей я не мог, так как уже заметил, что пара человек, которые во время моего появления разговаривали по мобильному, уже с удивлением смотрели в экраны своих гаджетов, пытаясь выяснить, почему прервался разговор и где сигнал. Я быстро подошёл к молоденькой медсестре и спросил её:

— Здравствуйте! Скажите, пожалуйста, Коробейников Алексей сегодня дежурит?

— Здрасьте! Да, дежурит, — ответила девушка, оглядела приёмный покой и, не дожидаясь моего второго вопроса, добавила. — Он, наверное, сейчас в ординаторской.

Я поблагодарил медсестру и быстро пошёл к месту предполагаемой Лёхиной дислокации.

Лёха действительно сидел в ординаторской и поедал бутерброд с ветчиной и сыром, наспех запивая его кофе. Вид у него был уставший.

— Здорово, Лёха! — выпалил я, и решил не терять время на лишние объяснения. — Тебе звонили?

— Приезжали! — ответил Лёха, дожёвывая бутерброд. — Вчера.

Шустрые ребята, видимо самых близких друзей решили навестить, не надеясь, что звонок сможет передать всю серьёзность ситуации. Но хорошо, что приезжали вчера, видимо это были ещё люди Железняка, возможно, действительно, сегодня Система ещё не объявила тревогу.

— Лёх, я долго не могу объяснять, просто скажи, помочь можешь?

— Смотря, что делать надо.

— То, что умеешь. Но я сейчас не про это.

— Про ментов что ли? — Лёха усмехнулся. — Да срать на них! Ты же знаешь, как я их «люблю».

— Это не менты.

— Все они менты! Что надо?

— Глянь человека, пожалуйста! Там травма, возможно очень тяжёлая. Но надо неофициально.

— Это я уже понял, — Лёха дожевал бутерброд и допил кофе. — Тогда сразу сюда веди.

— И ещё, — я невольно замялся. — Это Ольга Фролова. Помнишь её? Так вот, ты, пожалуйста, лишних вопросов не задавай.

— Фролова? — Лёха удивлённо вскинул брови. — Ты с ней что ли замутил?

— Типа того, пожалуйста, давай без вопросов!

— А она ничего была такая, — Лёха с прищуром поглядел на меня. — Распечатал всё-таки?

— Лёха, она там в машине умирает, а ты херню всякую несёшь!

— Ну так сюда её тащи, пока не умерла!

Я быстро привёл Ольгу, и они с Лёхой сразу куда-то ушли. Я остался в ординаторской, на это время, выключив глушилку, от греха подальше, в надежде, что фольга на головах нам поможет, не вызывая лишних подозрений в виде помех мобильной связи.

Ждал я примерно полчаса. Когда они вернулись, по Лёхиной довольной морде я понял, что жить Ольга пока будет.

— В общем, ситуация такая, — отчитался мой медицинский друг. — Мы сделали рентгенографию органов брюшной полости и грудной клетки. Рёбра целые, разрывов органов и скопления крови в брюшной области я не заметил. Чтобы быть уверенным полностью, надо проводить лапароскопию. Но её так быстро не сделаешь, да, если честно, я и смысла не вижу. Там гематома у неё слева в районе девятого-десятого ребра растёт на глазах. Она и болит, ушиб ребра не слабый. Как будто в неё кто-то выстрелил из пистолета через бронежилет.

Мы с Ольгой затаили дыхание.

— Буквально неделю назад похожий случай был, мужика привозили, — продолжил Лёха. — То ли мент, то ли эфэсбэшник, очень похоже было, только у него ещё и трещина была. А у Ольги рентген показал, что все рёбра целы, так что повезло. Опасности для жизни я не вижу. Укол обезболивающий сделал, должно полегче стать. В район гематомы лёд ещё хотя бы на пару часов, и лежать. С рукой тоже ничего страшного, пуля прошла сквозь мягкую ткань, даже не прошла, а так зацепила. Я обработал и перевязал. Дальше повязки сами меняйте, это не сложно, рана не большая. Через неделю кроме шрама ничего не останется. А с рёбрами, если я не ошибся с диагнозом, то два-три дня и явный дискомфорт исчезнет, ну а там какое-то время надо просто наблюдать, пока гематома не рассосётся.

— Спасибо, брат! — я обнял Лёху, всё-таки он красавчик, даже не спросил, кто в нас стрелял.

Ольга тоже его поблагодарила, и мы с ней быстро покинули больницу.

Вышли на улицу, сделали несколько шагов по направлению к машине и… застыли на месте. Приоры не было.

— Уехала-таки, — горько усмехнулся я. — Слабенькие нервы у нашей выпускницы диверсионной школы. Не дождалась.

— Что? — не поняла Ольга.

— Не дождалась, говорю. Ладно, дай подумать, варианты всегда есть.

Подумать я не успел, так как моё внимание привлёк стоящий неподалёку Киа Рио, что несколько раз уже маякнул фарами. Я невольно обратил на это внимание и пригляделся к машине. Сразу же после мигания фарами, опустилось стекло в дверце водителя, и оттуда высунулась знакомая рука в синей толстовке и начала махать нам, призывая быстрее идти к машине и садиться.

Едва мы погрузились на заднее сиденье корейского чудо-мобиля, Катя в привычном для себя стиле «Шумахер» рванула с места.

— Я думал, ты нас бросила, — честно признался я.

— Нельзя было дальше на Приоре рассекать, она явно уже в розыске. А по дороге к берлоге спалиться из-за угнанной машины не охота.

— Не спорю, — соглашаюсь я, — Но и тут бросать её нельзя, это подстава для Лёхи. Где Приора?

— В один из дворов загнала, чтобы сразу не нашли.

— Так не пойдёт, конторские не идиоты, догадаются, что мы в больнице были, тем более там кровь на сидении осталась.

Я призадумался, что делать, но решение нашёл быстро.

— Так сделаем: вы езжайте к твоей берлоге. Я сажусь в Приору и еду за вами. По дороге, у первой же больницы, мы Приору скидываем. Заодно и на ложный след преследователей пустим, пока они всю ту больницу перетрясут.

Катя вопросов задавать не стала, и мы поступили согласно моему плану. В своём виртуальном журнале поощрений я выписал особую благодарность выпускнице диверсионной школы за очередной грамотный поступок. Надо с ней осторожнее. Мало ли что у неё на уме. Но с другой стороны, без неё мы сейчас точно пропадём. Опыта скрываться от Системы ей не занимать, а мы в этом деле с Ольгой щенки слепые.

Интересно, почему я больше не получаю квесты? Кончилась халява что ли? Обидно, я тут уже губу на двенадцатый уровень раскатал. Очень надеялся, что за спасение девушки мне дадут хоть какой-то бонус. Хотя если честно, то какое тут спасение? Лёха же сказал, что угрозы жизни не было. Но всё равно обидно.

Отъехав на достаточное расстояние от НИИ Скорой Помощи, я решил снять бейсболку и фольгу с головы. Пусть Система меня засечёт, приведу след к другой больнице, там фольгу намотаю, и пусть меня в той больнице ищут, тратят время. Едва я отмотал фольгу, как перед глазами всплыло сообщение:

СИСТЕМА СГЕНЕРИРОВАЛА ДЛЯ ВАС КВЕСТ «СПАСТИ ОЛЬГУ ФРОЛОВУ 1». ЖЕЛАЕТЕ ПРИНЯТЬ?

Я расхохотался. Вот же я тормоз, обмотался фольгой и жду от Системы квеста. А он давно уже готов, и ждал пока я на связь выйду. Интересно, зачтут его? Система же не видела, что я Ольгу типа спас. Но даже если и не зачтут, я только что получил лишнее подтверждение, что ребята с шапочками из фольги далеко не дураки, в отличие от тех, кто над ними смеётся.

Глава 8. Часть 1

Проехав ещё несколько кварталов, я заметил, что Киа остановился возле какой-то больницы. Я поставил Приору рядом, намотал на голову фольгу, надел кепку и перебрался в машину к девушкам.

Минут через двадцать мы выехали из города и примерно ещё через час езды подъехали к какому-то дачному посёлку. Было около четырёх утра, светло уже было как днём, но улицы были ещё пустые. Поплутав по дачному посёлку, Катя остановила машину возле унылого покосившегося дома.

— Это и есть твоя берлога? — не смог скрыть я своего разочарования. — Это типа мега-укрытие?

— Это не моя берлога, и именно об этом я хочу с вами поговорить! — ответила Катя. — Я не должна была сюда ехать. Во-первых, она только для экстренных случаев, если кому-то просто негде больше скрыться и переждать пик преследования, а во-вторых, мои товарищи рассержены на меня. История долгая, они думают, что я подставила одного из наших, но там всё слишком запутано, и я не виновата. Короче, для вас это лишняя информацию. Просто знайте, что Слон на меня злой, и поэтому, скорее всего, будет нам не рад.

— Кто? — переспрашиваю.

— Слон. Это наш товарищ. Он следит за берлогой. Он мужик резкий и недружелюбный, но не обращайте внимания на это, я думаю, мне удастся уговорить его нам помочь. В любом случае, нам сейчас реально некуда больше податься.

Мы вошли на территорию участка и подошли к дому. Катя нажала на кнопку звонка, прибитую на стену возле крыльца, и немного развернулась, став лицом в сторону окна. Она выдавила из себя улыбку, видимо откуда-то с той стороны на нас смотрела скрытая камера видеонаблюдения. Так мы стояли примерно полчаса, каждые пять минут из которых, Катя давила на звонок. У меня уже сложилось впечатление, что никто к нам не выйдет, но так как идти нам больше было некуда, я не стал спорить с Катей и спокойно стоял. Ну или почти спокойно, так как быть по-настоящему спокойным в такой ситуации было невозможно.

В итоге минут через сорок, мы услышали скрип внутри дома, и почти сразу же дверь хибары открылась, и на пороге показался тот самый Слон. При первом взгляде на него стало понятно, за что он получил такую кличку. Роста в нём было метро два, и определённый избыток веса тоже присутствовал. Несмотря на внушительные габариты, на бойца он не походил, скорее на заплывшего жирком здоровяка. Но даже при таком раскладе, глядя на него, желания с ним ссориться не возникало, всё-таки кабан был здоровый.

Слон вышел на крыльцо и оглядел нас, он задержал свой взгляд на Кате.

— Что надо?

— Слон, послушай, не сердись, у нас очень тяжелая ситуация…

— Не хочу я тебя слушать, марамойка поганая! Идите на хер!

— Слон! — закричала Катя. — Я тебя очень прошу! Помоги нам! Нам просто некуда идти! А за прошлое не надо сейчас! Не время! Я потом всё объясню!

Слон презрительно посмотрел на Катю, затем ещё раз внимательно оглядел нас с Ольгой и сказал:

— На хер идите!

Всё бы ничего, мало ли, что там Катя раньше натворила, возможно, мужик имеет право на неё так сердиться, но я заметил у этого кабана небольшую, едва уловимую улыбку и налёт превосходства во взгляде. Этот урод явно получал удовольствия от того, что послал нас, от того, что не получив его помощи, мы остаёмся наверняка в безвыходной ситуации.

Мне стало физически плохо, настолько мерзко и тошно, что избавить меня от этого могло только одно — драка со Слоном. Но я понимал, что надо было держаться, по крайней мере, пока.

— Слон! Я очень тебя прошу! Эта девушка умирает! — Катя показала на Ольгу. — Ей просто нужно где-то отдохнуть! Если злишься на меня, то разреши хотя бы им остаться. Или хотя бы раненой! Хотя бы до утра! Будь человеком, Слон!

Было видно, что Кате с трудом даются эти слова. Но Слон человеком становиться не торопился. Ухмылка на его роже уже стала совершенно демонстративной, он оглядел Ольгу и процедил:

— Да пусть она хоть сейчас сдохнет. Что мне с того? Какого хера я должен помогать какой-то шмаре?

Так, всё, я больше не могу. У меня не то, что кулаки чешутся, у меня по всему телу зуд нестерпимый пошёл.

Смотрю на Катю, на которую, к слову, без слёз уже смотреть не возможно и спрашиваю:

— Катя, ты скажи, вот этот сарай реально самое лучшее убежище, что ты знаешь?

— Там внизу бункер, под домом, берлога, — не поднимая глаз, отвечает она.

Ну что ж, это меняет дело, и очень даже сильно. Спрашиваю дальше:

— И выходит, если бы он нас пустил, мы бы там могли полноценно отдохнуть?

Катя кивает.

— А так как этот урод нас не пускает, то мы не можем…

— Хайло залепи, петушара! — не даёт мне договорить Слон.

А вот это уже лучше, хоть и обидно. Это меня заводит, без куража на такого бугая рыпаться не с руки. Только вот, что за феня? Сидел что ли Слоник наш? Тогда надо аккуратнее, такой и заточкой пырнуть может, не задумываясь.

— То есть, — игнорирую урода и опять обращаюсь к Кате. — Этот упырь — единственная преграда, между нами и местом, где мы можем отдохнуть? Я правильно понимаю?

Катя снова кивает, снова не поднимая глаз. Ну что ж, Слон, извини, если что. Ты просто оказался на нашем пути и сделал не правильный выбор. Ничего личного!

Делаю резкий небольшой шаг к Слону и в продолжение движения, прямо от бедра, согнутой в локте рукой, с размаху наношу ему прямо в челюсть практически идеальный хук. Причем, метился я в висок, однако немного не рассчитал. Но и в челюсть тоже хорошо прилетело. Слон заваливается назад и падает, прислоняясь к стене дома.

— Ничего личного, Слон! — повторяю я свои мысли уже вслух. — Нам просто надо где-то спрятаться!

Слон, опираясь на стену, пытается встать. Осознавая разницу в наших комплекциях, понимаю, что допускать этого нельзя. Прямой ногой бью его в грудь, прибивая обратно к дому. Катя от ужаса закрывает глаза, видимо мой поступок — это крах всем её надеждам на примирение с товарищами. Ольга, наоборот, с огнём в глазах наблюдает за тем, как её мужчина пытается обеспечить ей временный кров и убежище. Спасибо, Оленька, этот твой взгляд сейчас для меня дорогого стоит!

Заношу руку, чтобы припечатать Слону кулаком в череп, но он резко дёргается в сторону и перекатом уходит вправо от меня. Делаю шаг к нему, прикидывая, куда бы лучше нанести удар ногой. Уже мало что соображаю, адреналин зашкаливает. Заношу правую ногу для удара уже не важно куда. В эту же секунду получаю по опорной левой черенком от лопаты, который Слон каким-то чудом нащупал в траве возле дома. Падаю, боль в ноге дикая, прикидывая шансы на перелом. Слон же чудесным образом резко вскакивает и замахивается черенком, намереваясь со всей своей дури заехать им мне по голове. Я резко одёргиваю назад голову, черенок проходит в паре сантиметров от головы, цепляет козырёк бейсболки и сбивает её с головы вместе с фольгой. Я делаю пару шагов назад и в ту же секунду получаю сообщение:

ВНИМАНИЕ! ВЫ В ОПАСНОСТИ! ВЫ АТАКОВАНЫ НЕИЗВЕСТНЫМ ИГРОКОМ! ВЕРОЯТНОСТЬ…

Что там была за вероятность, я не узнаю, так как, отвлекшись на надпись, пропускаю мощнейший удар черенком по плечу. Урод целился явно в голову, но в последний момент я смог-таки отклонить её и рефлекторно подставить под удар плечо. Так, правая рука сегодня тоже уже ни на что не годится. Это вывод номер один. А вывод номер два — Слон для такого здорового кабана не умеет драться. Видимо всю жизнь брал массой. И сейчас лупит черенком наотмашь и особо не глядя. И это надо использовать. Я отхожу от противника на небольшое расстояние. Он перехватывает черенок двумя руками и движется на меня, как был натряпку.

— Убью, сука! — глаза его наливались злобой.

Парень оказался не оригинален в плане высказываний перед заключительной схваткой. Он в ярости и, что самое главное, не имеет плана на драку. Впрочем, как и я. Поэтому не тяну время и не раздумываю, а резко бросаюсь на Слона и в прыжке наношу ему удар ногой в грудь, который принадлежащем исполнении можно было бы назвать джампинг-кик. Но я не кик-боксёр и поэтому получилось, как получилось, но и этого оказалось достаточно, чтобы здоровяк отлетел к стене дома и, падая, ударился об неё головой.

Не теряю времени и тут же подлетаю и начинаю наносить частые и сильные удары ногами по лежащему на земле противнику. Да, знаю, пинать лежачего не красиво, но Слон сам «отсушил» мне черенком правую руку, поэтому выбора у меня нет, дерусь как могу.

Поверженный противник лежит на земле и пытается закрываться от моих ударов, которые я всё наношу и наношу. Я же просто не могу остановиться, я чувствую, как с каждым ударом меня отпускает навалившееся за последние дни напряжение, уходит стресс, испаряется страх.

Я уже отвоевал себе и своим женщинам убежище, чистый бизнес уже закончился, теперь начинается то самое «личное».

Это тебе, урод, за «пусть она хоть сейчас сдохнет» и за «шмару» — пинаю Слона в печень. Это тебе за «марамойку» и за Катины унижения — пинаю в живот. Это тебе за «петушару» — пинаю по голове.

Пинаю, пинаю, пинаю. Не замечаю испуганных лиц Ольги и Кати, не слышу криков Слона и его просьб остановиться, не чувствую ни жалости, ни моральных угрызений. Получаю необъяснимое удовольствие и какое-то непонятное, но приятное ощущение, сродни освобождению. Словно я окончательно освобождаюсь от сковывающего меня эти дни страха, словно какие-то предохранители во мне перегорели, и я больше не хочу ни бояться, ни прятаться.

Я хочу действовать! Я хочу драться! За себя, за свою жизнь! За Олю и Катя! Я хочу и буду драться! Извини, Слон, но сейчас ты отгребёшься за всех, за Железняка и Черноволова, за полковника КСК Ткаченко и террориста Буковского, за Систему, за всё, что я пережил и возможно ещё переживу. Да, ты не виноват, но ты первый начал, а ведь у тебя всего лишь попросили помощи.

Я чувствую себя опьянённым, впервые за последние дни я ничего и никого не боюсь. Я дерусь, и мне нравиться драться! И я буду драться! Я буду убивать! Всех кто встанет у меня на пути! От Слона до генералов КСК. Я не выбирал эту мою новую жизнь в новом для меня мире, но я выбираю свой образ жизни в нём! Я буду драться за свою жизнь и за жизни близких мне людей! И каждый, кто встанет у меня на пути, будет убит! Я чувствую, как ярость застилает мне взор, всё вокруг становится черно-красным, а перед глазами вспыхивает надпись:

ВЫ ВЫИГРАЛИ СВОЙ ПЕРВЫЙ ПОЕДИНОК В ИГРЕ! ЗА ПОБЕДУ ВАМ НАЧИСЛЕНО: 5 ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК. БОНУС ЗА ОТРАЖЕНИЕ АГРЕССИИ: 5 ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК. ПОВЫШЕНЫ НАВЫКИ: РУКОПАШНЫЙ БОЙ +3, ДУХ +4, ЯРОСТЬ +7, ИНТЕГРАЦИЯ С СИСТЕМОЙ +5.

До конца не понимаю смысл прочитанного, но понимаю, что это круто. Слышу где-то рядом крики, чувствую, что на мне что-то или кто-то висит, пытаюсь прийти в себя.

Крики становятся ближе и яснее:

— Макс! Не надо! Прошу тебя! Остановись! — это кричит Ольга.

— Ты убьёшь его, придурок! — это Катя.

Девушки висят на мне с двух сторон, пытаясь, таким образом, хоть как-то меня остановить. У моих ног весь в крови, закрывая голову руками, свернулся калачиком Слон и навзрыд плачет от ужаса. Вид плачущего здоровенного мужика окончательно привёл меня в чувство.

Не скажу, что мне стало стыдно или неловко. Ну, возможно, самую малость, и то лишь перед девушками за то, что я их напугал. Слона жалко не было, он получил то, на что напрашивался с самого начала его хамского разговора с Катей. Хотя, надо признать, я всё же переборщил. Но сейчас было не до рефлексии, я схватил Слона за шиворот и потащил внутрь дома.

— Мы останемся тут сколько захотим! Ты меня понял?

Слон что-то заскулил в ответ, слов я не разобрал, но сделал вывод, что он больше не возражает против нашего тут присутствия.

Глава 8. Часть 2

Я заставил Слона открыть нам вход в бункер, и мы все вместе туда спустились.

Да, надо признать, местечко это было продуманное и впечатляющее. Находясь внутри бункера, создавалось ощущение, что ты находишься в огромной квартире, только без окон.

Первым делом я хорошенько связал Слона и посадил его дальше скулить у одной из стен в самой большой комнате. После чего обратился к Кате:

— Ты понимаешь, что тебе назад в твою банду, или как там у вас это называется, пути нет?

Катя печально кивнула.

— Ты понимаешь, что и без этого шансов было не много, учитывая, как он тебя принял?

Катя кивнула ещё раз.

— И самое главное, ты понимаешь, что у нас не было других вариантов, и что я поступил так ради нас всех, и в том числе и ради тебя?

И снова кивок в ответ.

— У тебя есть ко мне обиды или претензии? Не бойся, говори правду!

Катя посмотрела на меня и грустно сказала.

— Да нет обид, просто досадно, что так получилось. Глупо. У меня теперь никого нет.

— У тебя есть мы! — сказал я и сразу же понял, насколько это фальшиво и шаблонно прозвучало.

— Обосраться можно от счастья! — огрызнулась Катя, отвернулась и начала уходить.

— Стой! — крикнул я ей вслед.

Катя остановилась и медленно повернулась ко мне. Взгляд её был мрачен, и я прямо ощутил, как она напряглась.

— Ты тут всё знаешь, найди комнату, где бы Слона можно было развязать и запереть, да поищи ему аптечку, пожалуйста!

— Хорошо, — ответила Катя успокоившись.

Она полезла в какой-то шкаф, достала оттуда две аптечки, одну из них отдала Ольге.

— Это тебе, перевязку делать. Кстати, фольгу можно смотать, тут она не нужна.

— Мега-глушилка стоит? — усмехнулся я.

— Нет, глушилки в берлоге нет, не полезно это для здоровья, с ней рядом постоянно находиться. Тут вокруг бункера настоящая клетка Фарадея, ни один сигнал не проскочит.

То-то я и думаю, что как только мы в дом зашли, Система про меня забыла. Только вот…

Стоит ли говорить девчонкам, что Система меня вычислила во время драки? Они либо не заметили, как я кепку потерял, либо думают, что Слон с глушилкой выходил. Так или иначе, но этот момент от них ускользнул. Хотя может и выходил Слон с глушилкой, да я её пинками разбил. Он-то с не покрытой головой был.

Таким образом, передо мной встала дилемма: рассказать Кате и Ольге, что Система меня обнаружила там наверху, и вместе принять решение, как в связи с этим поступить? Или принять это решение самому, а им вообще ничего не рассказывать?

Выбор был не из лёгких, если Система решит меня сдать Конторе, то нам всем троим конец. Но что-то мне подсказывало, что Система меня не сдаст. Иначе к чему все эти очки и навыки? Нет, она меня не сдаст. Я ей чем-то приглянулся. Но чем? Я осознавал, что совершаю, возможно, самый глупый и необдуманный поступок в своей жизни, но я принял решение ничего не рассказывать девушкам. Я вообще часто принимал в своей жизни глупые решения, но в большинстве случаев, жизнь меня за это не наказывала, возможно, срабатывал старый принцип, что дуракам везёт. Вот и в этот раз я принял решение исходя из… Да по большому счёту, вообще, ни из чего не исходя я его принял. Просто очень уж мне хотелось верить, что есть какие-то алгоритмы и правила, по которым Система просто не может меня сдать КСК.

Я вспомнил, как пинал Слона и как получил за это очки характеристик, и довольно улыбнулся. Мне всё сильнее и сильнее хотелось узнать, как их распределять? В том, что это возможно я уже не сомневался.

А может, просто их пока мало? Как только будет достаточно, Система сама намекнёт. Только как их ещё заработать? Ещё кого-то избить? Вряд ли. Тут мне явно повезло, я начал драку, но потерял фольгу с головы в момент, когда на меня кинулся Слон с черенком. Система решила, что это он на меня напал. За это и бонус дали, якобы атаку отразил. Или может попробовать? Интересно, кому ещё можно навешать и за что?

И тут я вспомнил рассказ Ольги про маньяка, убивавшего людей в поисках лута. Мне снова стало не по себе.

Вернулась Катя и сказала, что нашла комнатку для Слона, по её мнению с этой функцией лучше всего справился бы чулан, в котором хранятся различные бытовые принадлежности. Я пошёл с ней и оглядел помещение. Небольшое. Примерно три на три с половиной метра. По периметру расположены металлические стеллажи с разным барахлом. И самое главное, это было одно из немногих помещений, которое снаружи закрывалось на ключ.

Я сходил за Слоном и приволок его в чулан.

— Мы так поступим: я тебя развяжу и тут закрою, а когда мы отдохнём и решим уйти, то я тебя выпущу. Договорились?

Слон проигнорировал мои слова, а лишь мрачно на меня посмотрел. Мне стало неприятно.

— Не надо на меня так смотреть! Не я виноват, что в твоём сердце не нашлось капли жалости. Пустил бы нас отдохнуть, всё было бы по-другому, — почему-то попытался я оправдаться.

— К вам не может быть жалости, — без особой злобы, но с плохо скрываемым презрением сказал Слон.

А паренёк-то не простой. В такой ситуации находится и всё равно стоит на своём. Как-то мне сразу расхотелось его развязывать. Спасибо тебе, Слон, что не дал мне сделать ошибку.

— Я хочу в туалет! — Слон пошёл по стандартному пути, чем меня немного развеселил.

— Видишь ли, у меня тоже нет к тебе жалости! — сказал я, наигранно улыбаясь. — Поэтому придётся тебе ссать в штаны! Ну или терпеть до упора. Но не советую, потому как закончится всё равно тем, что придётся ссать в штаны!

Я посадил Слона на пол, спиной к одной из крепких металлических стоек, и примотал его к стойке скотчем, который обнаружил на одной из полок. В том момент, я не лукавил, мне действительно не было его жалко, и развязывать его, чтобы он сходил по нужде, у меня однозначно не было никакого желания.

— Не грусти, вечером пожрать закинем!

С этими словами я вышел из чулана и закрыл дверь на ключ.

Зайдя в общую комнату, я натолкнулся на Ольгу.

— Там Катя мне показала, где они продукты хранят, — с ходу выпалила она. — Так что минут через пятнадцать будет готов обед.

— Завтрак! — поправил я Ольгу и пошёл рассматривать берлогу.

Надо признать, что продумано там всё было максимально грамотно. В самом центре берлоги была общая комната, довольно-таки большая для бункера, не менее двадцати пяти квадратов. Половину этой комнаты занимал угловой диван, большой стол и штук восемь стульев. Во второй половине был расположен кухонный блок, очень похожий на обычный кухонный уголок в квартире-студии: стол для готовки, варочная панель, холодильник и раковина.

В эту комнату был один вход, а из неё было три выхода в небольшие коридоры. В каждом коридоре было попять дверей. В двух коридорах за каждой из дверей располагалась небольшая комнатка по типу капсульного отеля в аэропорту, я в таком в своё время в Шереметьево останавливался. Помещение квадратов десять и почти всё место занимает кровать. В отличие от отеля в Шереметьево, тут не было отдельной ванной комнаты. Как потом я выяснил, душевая и туалет были в третьем коридоре и приходились по одному на все десять гостевых помещений. В этом же коридоре были и три подсобных помещения, в одном из которых я и разместил Слона.

После более-менее детального осмотра, пришлось признать, что эта ячейка Катиной террористической организации была спроектирована и построена очень грамотно, и находиться внутри неё было комфортно.

Я обошёл берлогу и вернулся в обеденный блок, Ольга вовсю накрывала на стол.

— Помочь? — спросил я, но как-то без энтузиазма, чему даже сам удивился.

— Нет, я сама, — девушка угадала мою неискренность.

— А Катя где?

Ольга в ответ пожала плечами.

Я немного занервничал, всё же не мог я доверять этой дипломированной диверсантке, уж очень она была странная. Но мои переживания развеялись почти сразу же, и причиной тому стало появление Кати.

— Смотрите, что нашла! — улыбаясь, подошла она ко мне и протянула наручники.

Я посмотрел на них и не удержался от смеха.

— А Слоник-то наш, проказник! Дай-ка сюда!

Наручники были не простые. Точнее это были обычные полицейские наручники, но их аккуратно обшили красной бархатной тканью, на манер наручников из сексшопов. Как говорится, дёшево и сердито. И надёжно.

— Ты где их взяла? — спросил я сквозь смех.

— У Слона в комнате.

Я вопросительно посмотрел на Катю.

— А что? — удивилась та. — Ты сам сказал, мне назад к своим мне дороги нет. Поэтому терять нечего, а выживать нам как-то надо. Вот я и покопалась у него в комнате на предмет спрятанных денег или какого-нибудь неприметного оружия. Или ты так и собираешься с калашом ходить?

Что ж, не поспоришь, действует, как учили, молодец Катя.

— Ну и как, нашла что-нибудь?

— Нет, но НЗ тут явно есть. Надо или ещё поискать, или Слона запытать.

А всё-таки чем-то она мне нравится. Я взял у Кати наручники, оглядел их и сказал:

— Хорошая находка, а то с одной стороны жалко Слона связанным держать, а с другой просто так развязывать опасно. Вы пока начинайте есть, я быстро!

Я пошёл в чулан. Едва я его открыл, мне в нос ударил неприятный запах. Гляди-ка, не врал Слон, что в туалет хочет. Я вошёл и оглядел своего пленника. Так и есть, под ним была лужа. Я попытался отмахнуться от угрызений совести, но ничего не вышло, мне стало стыдно.

— Смотри, что я нашёл! — я показал Слону наручники. — Твои?

— Дарю! — огрызнулся пленник.

— Спасибо, но тебе нужнее.

Я подошёл к Слону и освободил все полки и всё пространство вокруг него на расстоянии двух метров от любых предметов. После чего я надел один наручник на правую руку Слона, а второй пристегнул к металлической стойке. Предварительно я проверил её на прочность, она была просто намертво вмонтирована краями в пол и в потолок.

Зафиксировав Слона наручниками к стойке, я ножом разрезал скотч и верёвки. Слон, насколько ему позволили браслеты, размял затёкшие конечности.

— Короче, пока мы не уйдём, тебе придётся просидеть тут и так. Извини, как говорится, ничего личного, — я развёл руками. — Сам виноват! И да! В туалет я тебя водить не буду, тоже извини, но не до тебя. Поэтому вот тебе!

Я придвинул к Слону два пустых пластиковых ведра.

— На пару дней хватит, а больше мы здесь не задержимся.

— Принеси мне вещи переодеться, — уже другим тоном произнёс пленник. — У меня в комнате в шкафу.

— Хорошо, я Кате скажу, она закинет.

— Сам принеси! Не будь гадом!

— Хорошо, — соглашаюсь я.

Действительно это было чересчур, так унижать Слона, представлять его перед девушкой в обмочившемся виде. С другой стороны, я это не специально, поэтому без проблем, принесу сам.

— Сейчас вещи и воду принесу, а чуть позже пожрать.

Я сходил в комнату к Слону, взял его вещи и отнёс их ему в чулан, по пути прихватив упаковку бутилированной воды. После чего с чистой совестью присоединился к девушкам, заканчивающим трапезу.

Глава 9. Часть 1

Я быстро жевал успевший остыть за время моих визитов к Слону омлет с ветчиной, Ольга пила чай, а Катя молча смотрела на меня. Я перехватил её взгляд и, не переставая жевать, спросил:

— Ты что так смотришь?

— Макс, — каким-то не свойственным для неё тоном протянула Катя. — А давай Слона убьём, а?

Я от неожиданности подавился и закашлялся.

— Ага, убьём, распотрошим и лут поищем! С ума сошла что ли?

Катю мой ответ не смутил.

— Макс, ну сам посуди, от него живого только проблемы будут. Он ведь нашим всё расскажет. А это не простая организация. Зачем вам к ним в черный список попадать? Они будут мстить.

— Испугалась что ли? Не бойся!

— Я не боюсь, просто к чему проблемы?

Я полностью прокашлялся и отодвинул от себя тарелку с недоеденным омлетом.

— Катя, откуда такая кровожадность? Он хоть, судя по всему, тот ещё мудак, но всё же живой человек!

— Я просто подумала, что нам проблемы не нужны.

— Да что ты заладила? Проблемы, проблемы! На фоне происходящего, Слон моя самая маленькая проблема! Да и кто его валить должен? Я, что ли? Нет уж, я грех на душу брать не буду, безоружного связанного человека убивать. Ни за что! Или может, сама пойдёшь задушишь его или зарежешь?

— Знаешь же, что я не могу, — грустно сказала Катя. — Хотя я могу попробовать его из калаша, если ты не против.

Я в этот раз не подавился лишь по причине того, что ничего не жевал. Но челюсть у меня отпала так же, как и минуту назад.

«Нет, разлюбезная Катерина Матвеевна, пулемёт я тебе не дам!» — смешал я в мыслях два крылатых изречения из культового фильма.

— А ты уверена, что сможешь? — сказал вслух.

— Ну хотя бы попробую, — спокойно сказала Катя, словно речь шла и том, чтобы пожарить картошку.

Я вдруг неожиданно понял, что передо мной сидит страшный человек.

— Давай-ка сейчас мы отдохнём, а потом на свежую голову, всё обговорим. Твоё предложение не лишено смысла, но его реально надо обдумать, — попытался я перенести финал разговора. — А Слон точно никуда не денется за это время.

— Ты прав, — неожиданно быстро согласилась Катя. — Такие вещи надо решать на свежую голову. Пойду я отдохну немного, а вы идите в комнату с номером два. Она типа для VIP-гостей. Там и места побольше и кровать двуспальная.

— Я лучше пойду машину в лес отгоню, — ответил я. — Да так, чтобы она поближе к соседней деревне оказалась. А то в подполье ушли, а машина наверху как одинокий маяк наше местоположение высвечивает.

Я посмотрел на часы, было чуть больше девяти утра.

— Я постараюсь быстро обернуться. Если честно, сил уже нет, с ног валюсь. Кстати! — я посмотрел на Катю. — Какова вероятность, что сюда ещё кто-то кроме нас сегодня пожалует?

— Вероятность всегда есть, — ответила дипломированная диверсантка. — Но не большая. Это резервная берлога, только для крайних случаев, сюда просто так не приезжают.

— Ну вот и славно! — немного успокаиваюсь. — Тогда до вечера спокойно отдыхаем, набираемся сил, а там решим, как дальше действовать!

Катя встала из-за стола и пошла к двери в один из коридоров, я же направился к выходу из берлоги. Перед выходом обернулся и увидел смотрящую на меня Ольгу.

— Всё будет хорошо! Иди, отдыхай! — сказал я глупые дежурные слова, Ольга вежливо дежурно улыбнулась.

Я вышел из бункера наружу, достал из машины автомат, хотел отнести в дом, но чтобы не терять время, спрятал его во дворе, после чего погнал машину в лес.

Управился я действительно быстро, и менее чем через час снова был в берлоге.

Я осторожно прошёл в ту самую комнату номер два. Комната была небольшой, почти всё её пространство занимала двуспальная кровать, хотя больше она была похожа на полуторку. Я осторожно разделся, стараясь не разбудить Ольгу, и прилёг с краю.

Ольга спала, подложив здоровую руку под голову, а раненую протянув в сторону. Рассыпанные по подушке волосы, ровное дыхание, едва уловимый запах её тела вызвали во мне неожиданное ощущение спокойствия. Я осторожно, чтобы не разбудить, погладил Ольгу по голове.

Странно всё, непривычно. У меня уже около двух лет не было серьёзных отношений, да признаться, они мне были и не нужны. Не сказать, чтобы я перебивался совсем уж случайными связями, но что-то типа того. Знакомства в барах или на футболе, секс без обязательств, созвоны, встречи на пару недель и новое знакомство. И не то, чтобы меня это устраивало, но и менять ничего не хотелось.

А сейчас я лежу, хрен знает где, в каком-то бункере, с чипом в башке, как выяснилось. Меня ищет некое могущественное КСК, за мной следит ещё более могущественная Система, и мой разум время от времени отказывается всё это принимать за реально происходящее. Но зато у меня теперь есть серьёзные отношения с очень красивой и сексуальной девушкой! Сюрреализм!

Интересно, почему Ольга меня спасла ценой потери всего, что у неё было? Неужели только из-за угрызений совести? Или было что-то ещё? И всё-таки, кто мы теперь друг другу? Экстремальные любовники или всё же между нами есть что-то большее? А хочу ли я сам, чтобы это «что-то» было между нами? На этот вопрос ответа я пока дать не мог. Я понимал мозгом, что она теперь моя женщина, но готов ли я принять это сердцем? Готов ли я соответствовать? На эти вопросы ответов тоже не было. Как же всё-таки непредсказуема жизнь.

Я в очередной раз провёл рукой по Ольгиным волосам и немного не рассчитал силу. Она проснулась и повернула голову, посмотрела на меня и улыбнулась, еле уловимо, одними лишь уголками губ и сонными глазами. Я посмотрел в эти глаза и виновато улыбнулся.

— Чего смотришь? — прошептала Ольга.

— Да вот обнять тебя хотел, но разбудить боялся.

— А ты не бойся.

Я осторожно приобнял Ольгу, но вышло настолько целомудренно, что она посмотрела на меня с нескрываемым удивлением.

— Руку твою боюсь задеть, — поспешил я оправдаться.

— А ты не бойся!

Сказала Ольга уже далеко уже не шепотом и крепко притянула меня к себе.

Проснулись мы от ударов в дверь. Я вскочил с кровати, огляделся по сторонам и сразу же пожалел, что не притащил сюда калаш. Я спешно стал оглядывать комнату в поисках хоть чего-то, что можно было бы использовать как оружие, но ничего подходящего не было. Я быстро отломал ножку от стула, не весть что, но хоть что-то. Это больше психологически помогало поверить, что я вооружён. Стук продолжился. Затем резко прекратился. А затем щёлкнул замок, дверь немного приоткрылась, и до нас донёсся голос Кати:

— Эй! Народ! Вы там живые? Я захожу!

Дверь открылась полностью, и мы увидели на пороге Катю.

— Катя! Ты совсем охренела?! Ты что творишь? — я был просто вне себя от ярости. — А если бы я сюда калаш взял? Я ведь прошил бы тебя на хрен сквозь дверь! Нафига так тарабанить?

— Я вообще-то минут пятнадцать просто стучала, а потом уже подумала, вдруг что случилось?

— А что с нами могло тут случиться? — резонно спросил я.

— Ну ведь не открывали! — не менее резонно ответила Катя.

— А с какого перепугу мы должны тебе открывать? — неожиданно взорвалась Ольга. — Кто ты вообще такая? Чего ты сюда припёрлась?

— Кто я? — вспыхнула в ответ Катя. — Я борец с Системой! А вот кто ты? Шакалка!

— Тварь! Что ты там вякаешь? Я шакалка? — Ольга вскочила с кровати и бросилась на Катю, вытянув вперёд руки, в том числе и раненую.

Я успел перехватить Ольгу за талию и крепко прижал её к себе, не давая подойти к Кате, которая в свою очередь подогревала:

— Отпусти её! Мало ей одной простреленной руки, так я ей щас вторую сломаю!

— Я сама тебя сломаю, сучка страшная! — яростно вырывалась Ольга.

— Овца тупая! — парировала Катя.

— Да заткнитесь вы обе! — не сдержавшись, заорал я. — Вам внешних проблем не хватает? Решили изнутри себя извести?

Мой вопль возымел эффект: Катя замолчала, а Ольга перестала вырываться.

— Совсем больные что ли? — я отпустил Ольгу. — На пустом месте устроили хер пойми что! Нам сейчас надо решать, что дальше делать! И как мы будем что-то решать, когда вы перегрызлись как две кошки?

Я выдержал небольшую паузу и обратился к Кате:

— Ну вот скажи, тебе действительно надо было так срочно нас разбудить?

— Так девять вечера уже, — оправдывалась Катя.

— Сколько? — я увидел, как вытянулось лицо у Ольги, видимо у меня было такое же.

Выходит, мы спали почти двенадцать часов. В принципе после таких стрессов и бессонной ночи не мудрено.

— Хорошо, — согласился я. — Нас стоило разбудить. Просто не надо было так тарабанить и пугать! Ты иди! Мы сейчас тоже подойдём. Если не трудно, кофе сделай, пожалуйста!

Через десять минут мы все втроём сидели за столом в большой комнате, пили кофе, и, казалось, что никакого скандала не было, девушки общались, как ни в чём не бывало. Это их преображение напугало меня больше, чем едва не состоявшаяся перед этим драка. Похоже, им обеим палец в рот не клади.

— Не знаю, как правильно себя вести в такой ситуации, но нам надо как-то принять совместное решение, что дальше делать, — начал я тяжёлый разговор.

— А что тут поделаешь? К прошлой жизни возврата нет, — грустно констатировала Катя. — Система любого из нас без фольги на башке враз сдаст, да и с фольгой много не побегаешь, камер по всему городу понатыкано. Поэтому по мне так только один вариант есть — Свободный Город. Ну или точка Ч, но мне этот второй вариант не нравится, я его поэтому и не рассматриваю.

— Мне тоже, — соглашаюсь я. — не нравится. А что за город такой?

— Есть такое место у нас на севере, где-то возле Архангельска. Там особенная природная зона, большие электромагнитные аномалии, поэтому там не работает мобильная связь и там нельзя отследить никого. И там живут свободные люди. Говорят, что их не трогают, потому что у них есть соглашение с Конторой.

— Что за соглашение?

— Они грозятся раскрыть тайну по всему миру, если их тронут. Вот их и не трогают. Но от них по факту и вреда-то никакого нет, ни обществу, ни Конторе, ни Системе. Живут там сами по себе, никому не мешают. Но если тайна всё же когда-то кем-то будет раскрыта, то все эти Свободные Города выжгут за пару дней. По большому счёту, живут там как на вулкане, — грустно резюмировала Катя.

— Их что несколько?

— Мне известно о пяти: в России, Мексике, Нигерии, Индии и Испании. Они между собой связаны, и руководит ими Союз Свободных Людей. Правда, где он находится, я не знаю.

— Оль, ты слышала о таких городах? — решил я уточнить информацию у сотрудника WMAP16.

— Нет, первый раз слышу.

— Таким как ты не говорят, — парировала Катя.

— Каким, таким? — мрачно спросила Ольга, и я заметил, как её глаза опять налились злобой.

— Имею в виду, тем, кто на должности, как у тебя, — спокойно пояснила Катя, на корню погасив очередной потенциальный конфликт.

Ольга успокоилась, а Катя продолжила.

— Говорят, что если туда попасть, то будешь в безопасности. Только вот попасть туда не так просто. Желающих не быть рабами Системы — миллионы, поэтому Контора всячески пресекает попытки бегства людей в Свободный Город. Кого по дороге поймают — отправляют на точку Ч. Но с другой стороны, вариантов у нас других нет!

Глава 9. Часть 2

— Не нравится мне это, — сказала Ольга уже спокойным тоном. — Непонятный город, неизвестно где, и фиг туда дойдёшь. Я слышала, что есть вариант перепрошить чип, так что Система тебя потеряет, правда ни разу не сталкивалась с теми, кто это делал.

— В любом случае, — подытоживаю я. — Город ли искать, или перепрошиваться, что бы мы ни выбрали, мы даже не знаем, с чего начать.

— Я пока вы спали, написала одному другу, что мне надо Свободный Город найти, может, поможет чем-нибудь. Он нормальный, один из немногих поверил, что я не предавала наших.

— Погоди! — до меня медленно дошёл смысл первой половины Катиной фразы. — Что ты сделала? Написала?

— Ну да, отсюда есть выход в интернет, через кучу прокси-серверов со всякими обходами, канал дохлый, разве что почту проверить, да в поисковике полазить, даже аудио-поток не тянет. Но хоть что-то.

— А что ты раньше не сказала?

— Да вы и не спрашивали, — спокойно ответила Катя. — Тебе так срочно надо почту проверить?

— Мне надо, — тихо сказала Ольга. — Мне надо маме написать, что я живая, ей могли сказать, что я погибла. У нас так часто делают.

Да, маме написать бы не помешало. Моя тоже возможно уже волнуется. Так-то мы с ней созваниваемся один-два раза в неделю, но вполне возможно, что именно за эти два дня она мне звонила, и, не дозвонившись, теперь переживает. Надо написать ей на почту, что я потерял телефон и рад этому, потому как задолбало быть всегда на связи, и что я позвоню, как куплю новый.

— Пошли, я покажу, где комп, — сказала Катя Ольге. — Он стационарный, связь с миром через кабель, вай-фай же тут не ловит.

Пока девушки ходили, я мучительно думал, как же мне поступать? Однозначно, искать какой-то Свободный Город и жить в нём до конца жизни — не вариант. Но, с другой стороны, это смотря с чем сравнивать. Если с нормальной жизнью, то не вариант. А если с путешествием на точку Ч, то очень даже вариант.

Пока я размышлял, вернулись девушки. Как-то очень быстро вернулись, и обе выглядели взволнованными.

— Макс! — начала Ольга. — Я проверила свою почту. У меня там несколько сообщений от Ильи.

— От кого? — переспрашиваю на автомате.

— От моего бывшего.

— Какая ты впечатлительная, — меня этот факт неожиданно зацепил, но я решил отшутиться. — Напиши ему, что между вами всё кончено, и что твоё сердце и простреленная рука принадлежат теперь другому.

— Не перебивай её! — почти крикнула на меня Катя, и я от неожиданности прикусил язык.

— Илья работает в Конторе, — продолжила Ольга. — В Чрезвычайном отделе. Это особо секретный отдел, никто толком не знает, чем они занимаются. Так вот, он пишет мне, что всё знает: про нас, про побег, про то, что я это организовала. Он смог наложить гриф секретности на это дело, поэтому официально нас не ищут. Официально вас отвезли на точку, а я на больничном. Но это долго не продлится, он не всемогущ. Но он пишет, что может нам помочь…

Ольга запнулась.

— Мне помочь. Но это не важно, важно, что может помочь. А если может мне, то значит и вам сможет, при определённом раскладе. Нам надо с ним поговорить!

— Хотя мне эта идея не нравится, — честно призналась Катя.

— Мне тоже, — поддержал её я. — Как-то не вижу я расклада, при котором он стал бы мне помогать.

Я посмотрел на Ольгу и, стараясь не обидеть её, спросил:

— Это и есть тот самый «урод» про которого ты мне рассказывала той первой ночью?

Ольга опустила глаза и кивнула.

— Насколько тебе будет неприятно с ним общаться?

— Если это нам поможет, я готова с ним общаться, сколько потребуется.

— Всё же главная проблема в том, что помочь он хочет только тебе! — снова заметила Катя. — С чего ему нам помогать?

— Значит, надо поставить его в такую ситуацию, чтобы захотел помочь нам всем! — обрезал я споры. — Оль, напиши ему, что готова с ним встретиться и спроси, где и когда?

Мы вместе пошли к компьютеру, и Ольга написала своему бывшему. Ответ пришёл почти сразу же. Илья предлагал Ольге приехать к нему домой, объясняя этот тем, что там самое безопасное место.

Мы стояли напротив монитора, и я читал переписку.

— Пиши, что согласна! — сказал я Ольге. — Спроси, во сколько?

Ольга напечатала, и почти мгновенно пришёл ответ: ДА ХОТЬ СЕЙЧАС

— Пиши, что сейчас не можешь, что приедешь утром в восемь часов!

Ольга удивлённо на меня посмотрела.

— Пиши, пиши!

И снова ответ не заставил себя ждать: ХОРОШО. В 8 УТРА. ЖДУ. НЕ БОЙСЯ)))

— Весельчак херов, — меня почему-то взбесили смайлики в конце предложения, возможно, это была банальная ревность. — Можно, я тоже маме письмо отправлю, а потом объясню свой план?

На самом деле девушек я обманул, мне было нечего им объяснять, у меня пока не было никакого плана, были только намётки. Поэтому для начала я действительно набрал письмо маме, а потом начал думать, что делать с Ильёй и стоит ли к нему идти. Ответ, что не стоит, лежал на поверхности, но с другой стороны, я просто чувствовал, что встретиться мне с ним необходимо. Я отправил письмо и вернулся в главную комнату.

— План такой, девчонки! — радостно сообщил я. — Мы едем к Илье! Но не к восьми утра, а к четырём! Поднимем его тёпленького и обо всём расспросим. Судя по всему, мэн он крутой, и если решил нас брать по приходу, то явно группа захвата прибудет не раньше семи. Нафига они ему дома всю ночь?

— План не лишён смысла, — согласилась Катя. — Но это если его рассматривать, как план просто встретиться. Если ты хочешь с ним о чём-то поговорить и, тем более, на что-то уговорить, то могут быть проблемы. Не известно, как он отреагирует на нашу инициативу с ночным визитом. Да и вообще, ты тут планы строишь на нас троих. Ты её спросил, хочет ли она нас с тобой туда брать?

Ольга снова со злостью посмотрела на Катю, но та опять не стала усугублять конфликт.

— Не надо так на меня смотреть! Я, между прочим, о тебе думаю! Если ты реально готова к нему вернуться, чтобы он тебе помог, то на хрена нам с Максом с тобой идти? Чтобы всё испортить? Давай без обид! Я пойму, и он, наверное, поймёт, — Катя кивнула на меня. — Тут речь идёт о твоей жизни! Если хочешь вернуться и воспользоваться его помощью, просто скажи. И иди одна. Если мы пойдём втроём, конструктивного разговора, скорее всего, не будет!

— Она права, — подтверждаю я. — Оль, мы не обидимся. Я точно. Дело не в наших с тобой отношениях. Катя права, дело в шансе спасти твою жизнь. Подумай хорошо, зачем тебе эти проблемы? Если он поможет тебе вернуть твою прежнюю жизнь, то не надо нас тянуть с собой. Иди одна.

— Прежней жизни не будет, — отрезала Ольга и, повернувшись к нам спиной, пошла к кухонному блоку, показывая, что разговор окончен. — Кофе кто-нибудь хочет?

— Делай на всех, — ответил я, давая, таким образом, своё согласие на окончание разговора.

Мы выпили кофе, и поняли, что этого мало и давно пора ужинать. После чего Катя приготовила ужин, мы поели, я отнес еды Слону. Потом ещё немного отдохнули, а около двух часов ночи я пошёл за машиной, в надежде, что она ещё стоит там, где я её оставил.

Машина была на месте, я заехал за девушками и калашниковым, и мы, обмотав головы фольгой, поехали к Илье.

Бывший парень моей нынешней девушки жил в пригороде. Его роскошный особняк выделялся на фоне соседских домов: был массивнее и отделан более дорогими материалами. А вокруг дома стоял высокий двухметровый забор, состоящий из толстых чугунных прутьев, оканчивающихся острыми наконечниками. Сквозь прутья забора хорошо можно было рассмотреть двор с ухоженным газоном, но вот перелезть через такое заграждение будет не легко.

— Неплохо, поди, зарабатывают в этом Чрезвычайном отделе, — усмехнулся я. — Домик под миллион баксов тянет.

— У Ильи отец генерал, есть большой семейный бизнес, которым мама и старший брат занимаются, очень успешный, — пояснила Ольга.

Ну да, это же классика, у каждого генерала спецслужб жена занимается успешным бизнесом. Я вообще не встречал ещё, чтобы у жён генералов или депутатов бизнес был не успешный.

— Не нравится мне, что дом двухэтажный, — сказал я, оглядев жилище Ильи, присмотрелся к нему внимательнее и добавил. — И особенно мне не нравится, что на окнах решётки. Даже на втором этаже.

— Да, а через дверь не вариант, — добавила Катя.

— Скажи, обратился я к Ольге. — Спальня у него на каком этаже? Только не говори, что…

— На втором, — сказала Ольга то, чего я очень не хотел услышать.

— Ещё скажи, что собаку дома держит, — вздохнул я.

— Нет. У него на животных аллергия. Он однажды рыбку завёл, и ту пришлось выбросить.

— Трогательно, — я ещё раз оглядел дом. — А не скажешь, почему я камер видеонаблюдения не вижу? Только не говори, что их тут нет.

— Конечно, есть, — ответила Ольга усмехнувшись. — Потому и не видишь, что грамотно стоят. Но они, когда хозяин дома, работают в обычном режиме записи.

— То есть, сейчас, если он не спит, то видит нас, как мы тут ходим. Будем надеяться, что спит. А с какой стороны дома спальня?

— С этой, — Ольга показала рукой в направлении правого от нас угла дома. — Вот там, угловая комната!

— Ну хоть так, — я повернулся к Кате. — Скажи, ты у Слона в закромах много денег нарыла?

— Ну, не то, чтобы… — уклончива начала Катя.

— Тысяч семь есть? — перебил её я.

— Семь есть.

— Тогда садитесь в машину! — сказал я и первым сел за руль.

Мы съездили на ближайшую заправку, где я купил шесть пятиметровых буксировочных тросов, а ещё один новый я обнаружил в багажнике. От забора, до окна спальни навскидку было не больше тридцати метров, так что длины всех скреплённых вместе тросов должно было хватить. Во время поездки я лишний раз подумал, что пора бы уже сменить машину, просто чудо, что хозяин Киа ещё не хватился своего автомобиля и не заявил об угоне. Хотя может, уже и заявил. Я постарался отогнать эту мысль, твёрдо дав себе слово, не быть таким беспечным и после разговора с Ильёй сменить машину.

План мой был прост: я пробираюсь во двор, залезаю на второй этаж к окну спальни, прикрепляю тросы к решётке, после чего Катя рванёт на машине от дома. По моей логике, это должно было сработать, тросы я взял способные выдержать пять тонн. Вряд ли такую нагрузку выдержит, скорее всего, декоративная решётка на окне. Хотя, конечно, всякое могло быть, но плана Б у меня в голове не возникло, поэтому я решил реализовывать план А.

Мы вернулись к дому Ильи и вышли из машины.

— Девчонки, я сейчас сниму фольгу с башки, не спорьте, так надо! Просто поверьте мне! — я снял с головы кепку с фольгой. — Но вам этого делать нельзя!

Катя, казалось, никак не среагировала на мои действия, а на лице Ольги я прочитал испуг. Я обнял её за плечи, посмотрел ей в глаза и тихо произнёс:

— Всё будет хорошо! Верь мне! Я знаю, что делаю! Не бойся!

Ольга напряженно улыбнулась и ответила:

— Всё нормально. Я не боюсь. Я в порядке.

И сразу же после её слов перед моими глазами возникла надпись:

КВЕСТ «СПАСТИ ОЛЬГУ ФРОЛОВУ 1» ПРОЙДЕН. ВАМ НАЧИСЛЕНЫ ОЧКИ РАЗВИТИЯ! 5 ОР

Я невольно рассмеялся, чем очень удивил и даже немного испугал девушек, особенно Ольгу.

Глава 10. Часть 1

Бедная Система совсем запуталась. Она выдала мне вчера квест на спасение Ольги, а потом я пропал из её видимости, и Ольга пропала, а квест висел. Так как Система не видела, как мы спасли Ольгу, то и квест считался не пройденным. И вот как только я вернулся в поле зрения Системы, и моими глазами Система увидела, как Ольга говорит, что она в порядке, так мне сразу же всё и засчитали, и очков характеристик подкинули. Ну что ж, спасибо. Неожиданно и приятно.

Я поймал себя на мысли, что соскучился по этим сообщениям. Надо признать, это всё затягивало. Было непривычно, страшно, но некий азарт постепенно захватывал меня, как школьника-геймера затягивает новая компьютерная игра. Только это была не игра. Но с другой стороны, и я уже не школьник. Тем веселее. Знать бы ещё, как эти очки характеристик распределять, и что за это реально можно получить? Всё же мы не в компьютерной игре, я понимал, что с Системой мы завязаны сильно, но не сможет же она мне враз увеличить силу или выносливость лишь потому, что я в эти характеристики закину очки. Или сможет? Ох, как же мне хотелось поскорее с этим разобраться.

Я подогнал машину максимально близко к чугунным прутьям, чтобы с её крыши было легче перелезть через забор. Достал из багажника калаш и повесил его через плечо. После чего быстро взобравшись на крышу Киа, я без особого труда смог влезть и на забор. Повезло, что по верху забора шла горизонтальная металлическая пластина, сквозь которую прутья были продеты, и которая их и держала. За неё я и смог зацепиться и на ней удержался в момент нахождения на вершине забора.

Спрыгнув на мягкий газон на приусадебном участке сотрудника Чрезвычайного отдела, я поднялся на ноги и подошёл к девушкам, оставшимся на той стороне.

— Сейчас подгони машину так, чтобы у троса был прямой путь от неё до окна спальни, — сказал я Кате. — Чтобы он во время рывка ни за что не зацепился и не перетёрся.

Катя перегнала машину, задним бампером вплотную к забору.

«Эх, сейчас бы вместо Киа Рио, хотя бы Киа Спортейдж, а лучше Крузак», — подумал я и с этими мыслями прицепил трос за крюк под бампером.

Впрочем, размышлять уже было поздно, оставалось лишь надеяться, что корейская малышка не подведёт, и действовать.

— Как только я закреплю трос, — обратился я к Кате. — И махну рукой, ты сразу же дёргай. Если окна у него не пуленепробиваемые, то я выбиваю окно, вежливо бужу хозяина дома и прошу его открыть ворота и дверь и впустить в дом двух милых девушек.

Катя кивнула, и я почти уже побежал к дому, как меня окликнула Ольга.

— Макс! Не надо ему говорить про нас с тобой. После Машки я долго лечилась у психолога. Меня к работе не допускали, Илья через своего отца за меня разводил. Он поверит, что я это сделала не ради тебя. Ну, то есть, что я ради кого угодно бы это сделала. Они ведь меня опять обманули.

Ольга стояла возле решётки и держалась за прутья. Я подошёл к ней и взялся за решётку поверх её рук. Как-то неприятно стало, словно мы в тюрьме на свидании.

— Не волнуйся, не скажу. Я не причиню тебе вреда.

— Не мне! Тебе! — Ольга высвободила руку и погладила меня по лицу, теперь это стало на все сто процентов напоминать тюремное свидание. — Я хочу, чтобы ты себе не навредил! Илья — больной на всю голову! Я уверена, что он не хочет мне помочь. Он хочет, чтобы я его об этом просила. Хочет показать, что я без него — никто! Я не исключаю, что он мне и поможет, чтобы я до конца жизни была ему обязана, он любит унижать. Но он не хочет меня вернуть, я это знаю. Но, несмотря на это, он очень ревнивый, хоть я ему и не нужна, но тебе он не простит, что я ему предпочла тебя. И вообще, лучше сказать, что вы с Катей пара.

— Нет уж, — я посмотрел на несуразную Катю, серую мышку в грязной толстовке и бейсболке и усмехнулся. — Давай я буду сам по себе, ладно?

Ольга кивнула.

— Давай. Тем более, я не исключаю, что на самом деле, ему нужен ты!

— Скоро узнаем! — сказал я и поцеловал Ольгу сквозь решётку, о чём тут же пожалел, ну никак не мог я отделаться от неприятных ассоциаций. После чего я пригнулся и побежал в сторону дома.

Добежал до стены и внимательно стал разглядывать её, прикидывая, как по ней взобраться на второй этаж. Почти сразу же понял, что шансов это сделать без лестницы, у меня нет.

Я стоял, пригнувшись, возле стены дома и не мог ничего придумать, кроме того, что можно разогнуться и думать в нормальном положении. Передо мной было окно в какую-то комнату, в какую именно я разглядеть не мог, так как в комнате было очень темно, на окне были горизонтальные жалюзи, почти полностью закрывавшие его.

Я, тем не менее, всё равно попытался разглядеть, что было внутри, скорее, из любопытства. Едва мои глаза привыкли, и я начал различать в комнате очертания предметов, как в ней зажегся свет, и я увидел на пороге мужчину.

Я мгновенно рухнул на землю, в надежде, что он меня не заметил. Мой пульс участился, и мозг заработал с утроенной силой и скоростью. Понимая, что шансов быть замеченным у меня было не много, я осторожно приподнялся и заглянул в окно. Мужчина подошёл к большому столу, на котором стоял огромный монитор, и лежала клавиатура. Он немного пригнулся, видимо включил системный блок, так как тут же зажегся монитор. На экране стала отображаться загрузка операционной системы.

Это был счастливый билет. Конечно, ворваться к сонному было бы удобнее с той стороны, что спящему человеку нужно больше времени, чтобы прийти в себя и оказать сопротивление, но с другой стороны, я не представлял, как подлезть к окну на втором этаже. Поэтому действовать надо было сейчас. Причём счёт шел едва ли не на секунды. Сверху на монитор была прикреплена веб-камера, на которой мигал индикатор включения. Если мужик решил початиться с кем-то или устроить видеоконференцию, то его собеседник на другом конце будет видеть всё, что происходит в комнате.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Медлить было нельзя. Времени на то, чтобы перегнать машину и поставить её напротив этого окна, не было, и я решил рискнуть и в этом. Вроде прутья забора круглые, без острых граней, не должен трос перетереться или порваться.

Я быстро прицепил трос к краю решётки, так чтобы сила рывка не распределилась на все крепления равномерно, а пришлась почти полностью на крепления одного угла решётки. Увидев, мои действия и зажжённый свет, Катя сразу поняла, что я буду делать, и уже сидела за рулём.

Ну, давай тросик, давай Киа, давай Катя! Давайте, не подведите! Я глубоко вздохнул и дал отмашку рукой. До меня донёсся сначала звук разгоняющейся машины, сразу же за ним звон натянутого троса, и вслед за ним треск вырывающейся с корнем решётки.

Поднимаюсь во весь рост и прикладом автомата разбиваю окно. Вижу, как мужчина открывает ящик стола, и, не раздумывая, стреляю короткой очередью в монитор. Осколки монитора и веб-камера разлетаются по комнате, мужчина застывает над открытым ящиком стола. Он стоит спиной ко мне, а его рука находится внутри ящика.

— Стоять! — кричу я в окно. — Не шевелись!

Мужчина слушается.

— Медленно и аккуратно вытащи руку из стола!

Однако, ничего не происходит. Мужчина не вытаскивает руку из ящика.

Надо сразу показать, кто здесь главный и пресечь любые попытки неповиновения. Делаю ещё один выстрел. Разношу в дребезги настольную лампу. Мужчина вздрагивает, но руку из ящика не вытаскивает. Что у него там, пистолет или тревожная кнопка? Если кнопка, то давно бы нажал, да спокойно вытащил бы руку. Видимо, всё же оружие.

— Руку вытащи! Медленно!

— Ты кто? — слышу я вместо повиновения.

— Третий выстрел будет в ногу! — предупреждаю я, и это имеет эффект, мужик аккуратно достаёт руку из ящика и поднимает обе руки над головой.

— Иди и стань лицом к стене! Руки держи поднятыми! — командую я, но мужик не сильно торопится. — Иди, я сказал! Быстро!

Хозяин дома подошёл к стене и стал к ней лицом.

— И долго мне так стоять? Кто ты? — по его голосу показалось, что он совершенно спокоен.

— Сейчас залезу в окно, пообщаемся, расскажу, — так же спокойно ответил я.

Выбиваю прикладом остатки стекла в нижней части окна, чтобы не порезаться, и осторожно влезаю в комнату, не перестаю держать мужика на прицеле.

Вглядываюсь в него, пытаюсь прочитать характеристики, ничего не выходит.

— Повернись! — командую я.

Мужчина поворачивается. На долю секунды мы пересекаемся взглядами, а затем смотрим куда-то выше, одновременно вчитываясь в характеристики друг друга.


Илья «Видбор» Карпов, 28 лет, инспектор, майор, КСК, клан «Стражи Истины»

Открытые базовые характеристики

Персональный уровень: 12/50

Здоровье: 88/100

Интеллект: 84/100

Сила: 85/100

Скрытые характеристики

Уровень государственной ценности: 8

Пассивные характеристики

Толерантность: +6

Коммуникабельность: +30

Обучаемость: +39

Негативные характеристики

Склонность к агрессии: +31

Склонность к противоправным действиям: +14

Ваша репутация у Германа Буковского

Уважение: -4

Симпатия: -21

Влечение: заблокировано ориентацией объекта

Мы одновременно закончили читать и опять встретились взглядами.

— Одиннадцатый значит? — усмехнулся Илья. — А ведь я должен был предусмотреть и такой вариант. Тебя же никто, кто выше восьмого, не видел. А для них все, кто выше десятого — десятый.

— Я и был десятый, вчера прокачался.

— Молодец, как качался?

— На квестах.

— Не ври, — скривился Илья. — На квестах тебе бы год понадобился, Система даёт их не чаще чем раз в два-три месяца. Или хочешь сказать, что ты больше года в игре? И ни разу не засветился? Тоже не верю.

— Может, и в то, что у меня одиннадцатый уровень, не веришь?

— Так как ты прокачался? — Илья проигнорировал мою иронию.

— Бодро и весело! — его настойчивость мне не понравилась. — Ты лучше скажи, что это за клан у тебя?

— Тебя интересуют подробности о моём клане, или ты хочешь знать, как такое вообще возможно?

— Второе!

— Для игроков возможно многое. Каждый месяц Система дарит нам сюрпризы. Я повторю вопрос, как давно ты в игре?

— Два месяца, — соврал я.

— Два месяца и поднял уровень? Читер, что ли? — Илья расхохотался.

Он смеялся так искренне, что я понял, что, по его мнению, за два месяца никак нельзя было поднять игровой уровень. Но я поднял за два дня! Как так получилось? А может, я действительно читер? Было бы не плохо. Но с чего вдруг мне такие плюшки? Неужели это из-за того, что меня током шибануло? С другой стороны уже было понятно, что электрический разряд активировал одну доселе спрятанную функцию моего чипа, так может он там ещё чего-то пожёг, и я действительно стал читером? Похоже на бред, но с другой стороны, всё, что со мной происходит последние три — дня похоже на бред. Ладно, не стоит сильно выпендриваться, некоторый уровень контакта надо сохранить, может чего и узнаю важного.


— Если честно, хер пойми как. Система просто сказала, что у меня достаточно очков и предложила поднять уровень, — почти не соврал я.

Илья внимательно оглядел меня и задал вопрос, которого я не ожидал:

— А на хера ты монитор разбил? Не мог в стену или в пол выстрелить?

— Для страховки, вдруг у тебя там видеозвонок или конференция была, — опять сказал я правду.

— Резонно. Может, присядем? — предложил Илья, руки к тому времени он уже опустил.

— Только без фокусов! — я продолжал держать его на прицеле.

Мы сели в два больших мягких кожаных кресла, стоявших друг напротив друга.

Глава 10. Часть 2

— Зачем пришёл? — Илья спросил меня тоном директора, к которому в кабинет вошёл подчинённый, видимо привычка у него такая на работе выработалась.

Но мне этот тон категорически не понравился.

— Денег занять. Есть баксов сто до послезавтра?

— Шутник что ли? — не оценил Илья моего юмора. — Так себе шуточка.

— Ну какой вопрос, такой и ответ! — огрызнулся я. — Ты сам позвал Ольгу.

— Но не тебя же! — логично возразил хозяин дома.

— Ольга снаружи в машине, я решил сначала разведать, один ли ты.

— Дорого мне твоя разведка выходит, — Илья посмотрел на разбитые монитор и окно.

— Зачем тебе Ольга? — мне не хотелось обсуждать материальный ущерб.

— Жалко её, дурочку. Отдай её мне!

— Что значит отдай? Она свободный человек, что хочет, то и делает.

— Ну да, ну да, — Илья опять громко и искренне рассмеялся.

Затем он неожиданно стал очень серьёзным и совершенно другим тоном сказал:

— Ты понимаешь, какой дар ты получил? Ты осознаёшь, что никто тебя с ним один на один не оставит?

— Пугаешь что ли? — усмехнулся я. — Так ты опоздал, меня за эти три дня уже столько пугали, что я к этому делу иммунитет выработал.

— Не пугаю! Спрашиваю! — Илья неприятно осклабился. — И не пугали тебя вовсе. Если бы пугали, как положено, не думаю, что ты был бы сейчас в состоянии со мной разговаривать.

Ой, мама, до чего же мы крутые! Меня почему-то рассмешили слова этого инспектора КСК. Парень вошёл в роль и забыл, что из нас двоих в данный момент автомат есть только у меня. А это как бы намекало, что модератор ситуации тут я. И, учитывая, что долго разглагольствовать мне не хотелось, я решил перевести разговор в нужное мне русло.

— Что означает название твоего клана?

— Тебе не знакомы значения слов «Стражи» и «Истина»?

Он что собирается надо мной глумиться до утра? Или специально выводит из себя, чтобы было легче меня запутать? Я демонстративно перекидываю автомат с одной руки на другую.

— Мне ещё системный блок прострелить, чтобы у нас разговор нормально пошёл?

Вот же зараза! Этот урод расхохотался! Он меня совершенно не боится! Он хохочет во весь голос, даже за живот немного держится. А может ему ногу прострелить? Нет. Так не пойдёт, ради Ольги не стоит с ним так отношения портить.

— Ладно, ладно, давай сделаем вид, что я испугался за системный блок, — просмеявшись ответил Илья. — Наш клан стоит на страже истины, точнее, истинной сути Игры, понимаешь? Вижу, что не понимаешь! Рано тебе ещё об этом рассказывать. А времени болтать с тобой у меня нет, да и желания не много, поэтому чисто в качестве жеста доброй воли я готов тебе кое-что рассказать и ответить на три вопроса.

— Всего на три?

— Моя добрая воля к тебе не так уж велика.

— Есть ещё другие кланы?

— Ну конечно же, есть! Вопрос настолько глупый, что я его даже засчитывать не буду.

— Тогда сначала расскажи, — здравый смысл во мне наконец-то возобладал над любопытством.

— Твой десятый уровень, — начал Илья. — Он равен первому уровню игры. И как ты уже, наверное, понял, играть могут не все. Далеко не все. Людей с уровнями от десятого и выше, очень мало. У нас стоит особый чип, он даёт нам доступ к функционалу Игры. У обычных людей чип проще, он отвечает только за контроль и небольшое взаимодействие с Системой. Такие люди, официально мы их называем «обычные граждане» или просто «граждане», имеют уровни от первого до восьмого. Девятого нет. Восьмой считается высшим, лишь обладатели восьмого уровня могут читать базовые характеристики граждан. Как я уже сказал, всех игроков любых уровней они видят такими же, как и они сами, только десятого уровня. Уровни с пятого по седьмой могут читать лишь основные характеристики граждан. Это имя, возраст, должность, место работы или сообщество, персональный уровень, да уровень государственной ценности. Собственно и всё. Уровни с первого по четвёртый про Систему и чип в своей голове не знают вообще, а кто узнаёт, тот молчит, и не спрашивай, почему молчит. Но таких мало. Общий ликбез я тебе дал, вываливай поскорее три вопроса, и я хочу видеть Ольгу!

— Игра это часть Системы? — ляпнул я, совершенно не подумав, просто слетело с языка.

— Вопрос сложный, мы до сих пор не разобрались. То ли часть, то ли это отдельная программа, контролируемая Системой. Просто примерно два с половиной года назад некоторые люди обнаружили, что Система перевела их на десятый уровень, и появился псевдо-игровой интерфейс. Но по существу на этот вопрос мне тебе ответить нечего. Поэтому, я его тоже не засчитаю.

Спасибо, чего уж там. Какое небывалое благородство. Мне бы как-то надо вопросы грамотно выбрать, пока парень такой добрый. Права была Ольга, скользкий тип. И тщеславный. Играет в доброго всезнающего простого парня. Ладно, сделаю вид, что я поверил в твою доброту и простоту, господин инспектор Чрезвычайного отдела КСК. Так-то я понимаю, что с простреленной ногой и дулом у виска ты мне ответишь и на тридцать, и на триста вопросов, но ради Ольги я приму твои правила.

— Скажи, почему Система меня не выдаёт КСК?

— Потому что ты — игрок!

— Что это значит?

— Ничего, кроме того, что я сказал. Ты просто игрок!

— И что я должен делать?

— Играть! Ясно же, — он говорил со мной как со школьником. — В принципе, играть, конечно, не обязательно, но я не видел никого, кто бы отказался. Я помогу тебе, я даже дам тебе рекомендацию в наш клан, хотя не обещаю, что тебя в него примут. Только оставь Ольгу!

— С чего ты решил, что мы вместе?

— Я вижу.

— Чего ты видишь? — меня уже начал раздражать этот разговор и тон Ильи.

— Много чего. Например, как ты её поцеловал перед тем, как к дому бежать. Очень трогательно было, я аж прослезился. Я бы тебе показал запись, если бы ты монитор охранной системы не расхерачил.

Я почувствовал себя идиотом. Он просто издевался надо мной. Да и я хорош. Расслабился, что Система меня не видит. Решил, что Илья спит и забил на камеры наблюдения. Догадался Ольгу поцеловать под этими самыми камерами. Да уж, облажался по полной. Выходит, он видел, все наши приготовления к штурму его дома. Просто я неожиданно быстро его провёл, да ещё и стрелять начал, чем, возможно, сбил его план. А каким он был? Этого я не знал, и это тоже напрягало неимоверно.

— Не парься, — миролюбиво сказал Илья, словно мог читать мои мысли. — Бывает. Только Ольге не говори, что я видел вас у забора.

Илья выдержал небольшую паузу и добавил:

— У нас сейчас сложный период в отношениях, Оля — девушка гордая, я — не подарок, в общем, есть сложности. Но ей лучше быть со мной, мы оба это понимаем, и будет очень здорово, если и ты это поймёшь.

— А если она не хочет быть с тобой?

Илья помрачнел.

— А давай мы в этом сами разберёмся? Просто оставь её мне и всё! Я готов забыть эти её глупости и, возможно, даже простить. Потом, когда-нибудь. Наши отношения — это наши отношения. Ты для себя реши! Или она для тебя дорога, тогда уходи и борись за неё, но я тебя разотру в порошок. Или это для тебя не серьёзно, тогда отойди, и мы с тобой останемся друзьями.

Как у него всё просто. И мнение Ольги он совершенно не учитывает, что говорит о нём, как о властном человеке, для которого девушка лишь вещь. Немудрено, что она с ним рассталась. Готов ли он её простить, или врёт? Похоже, что ни то, ни другое. Ему всё равно. Она его вещь и просто нужна ему. Возможно, наиграется и выбросит, возможно, прикипит к ней на всю жизнь.

Я неожиданно поймал себя на том, что рассуждаю об Илье и осуждаю Илью. А что же я сам? Кто Ольга для меня? Могу ли я её как вещь просто взять и уступить этому самодовольному типу? Хочу ли я пробыть с ней, если не всю жизнь, то хотя бы какое-то время? Я мысленно уже не раз называл её своей женщиной. Но что я вкладывал в эти слова? Констатацию факта, что мы спим вместе или нечто иное, намного большее? Я не знал. Я не мог ответить себе на эти вопросы.

Я если я не знаю, кто для меня Ольга и что она для меня значит, то как я могу ответить на вопросы Ильи? Что мне делать? Бороться за Ольгу и подвергнуть её огромному риску или уступить её, тем самым гарантировав ей хотя бы безопасность?

Илья, видимо, понял, что меня раздирают внутренние противоречия и молча смотрел на меня, не отвлекая.

К моему ужасному разочарованию, я так и не смог ответить для себя, кем Ольга для меня является. То ли мне не хватало жизненного опыта, то ли накладывал отпечаток общий стрессовый фон, но мысли мои путались, ощущения противоречили друг другу, а все пазлы моего чувства к Ольге, категорически не хотели складываться в целую картину. А ведь мне всего-навсего надо было ответить на простой вопрос: люблю ли я её? Да, я хочу её, желаю её. Да, мне с ней хорошо в постели. Да, мне льстит, что такая красивая и сексуальная девушка выбрала меня. Да, у меня никогда не было женщины даже близко стоящей к Ольге. Да, за неё я готов убить кого-угодно, и сам готов рисковать ради неё жизнью. Но любовь ли это? Я не знал.

Да и вообще, что такое любовь? Не в целом, а именно для меня? Может возможность дать человеку, который тебе нравится, право самому выбирать, с кем быть, это и есть первый шаг на пути к любви? Возможно. А, может, и нет. Но, так или иначе, я решил строить свои отношения с Ольгой с этого шага.

— Я не могу отдать её тебе, — сказал я Илье. — Как и не могу оставить её у себя. Она сама решает такие вопросы. Конечно, она мне нравится, но с тобой ей будет безопаснее. Поэтому…

Я не договорил. Меня перебили. И в этот раз Илья расхохотался. Я чудом не выпустил в него очередь из автомата. Это урод так заливисто смеялся, что я начал понимать, почему Ольга его бросила. Волна ярости накрыла меня с головой, и я почувствовал палец на спусковом крючке.

Илью спасла Катя.

— Долго нам ещё на улице жать? — раздался из окна её крик.

— Сейчас открою ворота, — сказал Илья и приготовился встать с кресла, вопросительно посмотрев на меня, ожидая разрешения встать.

Я вновь оказался перед выбором: допустить его к пульту управления системой умного дома, а именно таковая, судя по всему, стояла у Ильи, или запретить, опасаясь, что он незаметно может подать сигнал тревоги? Но в этот раз выход я нашёл.

— Сиди! — скомандовал я Илье, а затем обратился к Кате. — Лезь сюда!

Катя быстро влезла в окно.

— Не хочу я его пускать по дому ходить, — объяснил я Кате, а косвенно и Илье свои мотивы. — Ты сейчас изнутри открой и дом и ворота, пусть Ольга зайдёт.

Катя вышла из комнаты, Илья, усмехнувшись, опять развалился в кресле. Я решил воспользоваться ситуацией, пока мы вдвоём и ещё задать пару вопросов.

— Как распределять очки характеристик?

— Ты свой лимит вопросов исчерпал! — наглая морда инспектора КСК снова расплылась в неприятной ухмылке.

Глава 11. Часть 1

Я смотрел на Илью и не знал, как поступить. Идти на конфликт? Глупо. Проглотить насмешку? Обидно. Надо было как-то красиво выходить из ситуации. В голову не лезло ничего, кроме идеи прострелить уроду ногу. Однако, Илья сам разрядил обстановку:

— Да ладно, шучу я. Что ещё хотел спросить?

— Про очки характеристик. Что они дают и как их распределять?

— Что дают? Характеристики повышают, ясно же из названия, — Илья опять усмехнулся. — Конечно, не как в обычной игре. Если ты все очки в силу закинешь, то ясное дело, сразу сильным не станешь. Но всё рвано связь какая-то есть. Мы сейчас пытаемся это выяснить. Я же уже говорил, все эти чудеса с игровым интерфейсом начались не так уж и давно, мы просто физически ещё многого не изучили.

— А этим кто-то специально занимается?

— Конечно, это ведь terra incognita! Неизведанная и загадочная!

— Понял, — соглашаюсь я. — Ну а всё-таки, как очки характеристик распределять?

— Да просто! Там всего-то надо…

Но Илья не договорил, так как в комнату вошли Катя и Ольга.

— Оленька! Радость моя! — Илья переключил всё своё внимание с меня на свою бывшую девушку. — Как же я рад тебя видеть! Как же я рад, что ты сделала правильный выбор и приехала ко мне! Извини, не могу подбежать и обнять тебя! Ворвался ту один ко мне в дом и угрожает автоматом. Поэтому просто лови мой горячий воздушный поцелуй!

Илья картинно отправил Ольге воздушный поцелуй.

— Здравствуй! — реакция Ольги на такое приветствие была более чем сдержанной.

— Так вот! — продолжил Илья, нисколько не смутившись холодному приветствию, — Делов ты, конечно, наворотила, но!

Он выдержал небольшую паузу и торжественно закончил предложение:

— Но! Дорогая моя! Я могу сделать так, что никто никогда не вспомнит о вчерашнем происшествии. И ты знаешь, что я не обманываю. Я это действительно могу. Тебе всего лишь надо этого захотеть! — казалось, что майор КСК упивается ощущением собственной значимости.

— А что с ними? — Ольга указала на нас с Катей.

— С ними? — Илья пожал плечами. — Вообще-то ничего хорошего. Впрочем, и тут я могу помочь.

— Ты можешь переправить нас в Свободный Город? — не удержалась Катя.

Илья расхохотался, он смеялся так искренне, что не хотелось его даже прерывать.

— Глупая девочка, — сказал он просмеявшись. — Ты уверена, что хочешь попасть туда? Туда, откуда потом будет уже не уйти?

— А какие у нас варианты? — огрызнулась Катя.

— Варианты есть всегда! Но, скажу честно, именно в твоём случае их совсем не много. Я бы даже сказал, что практически нет.

— Ну тогда тем более, раз вариантов нет, остаётся только Свободный Город, — резюмировала Катя. — Так ты можешь помочь туда попасть?

— Если Ольга останется со мной, я помогу вам двоим! — и снова эта мерзкая самодовольная улыбка.

— Я не останусь с тобой, — сухо сказала Ольга.

— Дорогая, ты так сразу решение не принимай! Хочешь, я тебе расскажу, что такое Свободный Город? Только персонально на ушко. Как пока ещё действующему сотруднику Конторы, я могу это тебе рассказать.

Илья посмотрел на часы на стене.

— Совсем поздно уже. Или это рано? Милая, — он опять обратился к Ольге. — Ты не могла бы сходить на кухню и сварить нам кофе? Я думаю, что никто не откажется от свежезаваренного кофе, а?

Последняя фраза относилась уже к нам с Катей. Почему бы и не выпить? Я утвердительно кивнул головой.

— Хорошо, сейчас договорим, и я сделаю тебе кофе, — ответила Ольга.

— Дорогая, а ты не могла бы прямо сейчас пойти и сделать? Кстати, в холодильнике есть соевое молоко! Держу для тебя!

Мне не понравилась его настойчивость, и я решил немного убавить напор Ильи.

— Тебе же сказали, получишь свой кофе позже!

— А я хочу сейчас! — Илья стал каким-то нервным и снова обратился к Ольге. — Пожалуйста, пойди сейчас на кухню и сделай нам кофе!

Меня это уже стало откровенно раздражать, будет ещё какой-то мент, пусть и навороченный, моей девушкой командовать.

— Кофе хочешь прямо сейчас? А пулю в ногу прямо сейчас не хочешь?

Илья снова усмехнулся и сказал:

— Ты думаешь, что вот этот калаш делает тебя хозяином положения?

— Примерно так я и думаю, — резко ответил я.

— Нет. Это не так. Это далеко не так! Ты не хозяин положения! Ты кролик, на которого ведётся охота! И я тебе очень не завидую, потому что ты — почти труп!

— Ну, так или иначе, в данный момент у кролика есть автомат, и…

Договорить я не успел, так как отвлёкся на надпись, возникшую у меня перед носом:

СИСТЕМА СГЕНЕРИРОВАЛА ДЛЯ ВАС ТРОЙНОЙ КВЕСТ: «СПАСТИСЬ САМОМУ 1», «СПАСТИ ОЛЬГУ ФРОЛОВУ 2», «СПАСТИ АНАСТАСИЮ КОТОВУ 1»

Спасибо, конечно, но что-то глючит Система, от кого мне спасаться? От безоружного майора КСК? Или я чего-то не знаю, и он может стрелять из глаза отравленными дротиками? Мне стало смешно, однако, Система упорно предлагала мне квест:

ЭТО УНИКАЛЬНЫЙ КВЕСТ. В СЛУЧАЕ ЕГО ВЫПОЛНЕНИЯ, ВЫ ПОЛУЧИТЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ БОНУС И ВОЗМОЖНОСТЬ В БУДУЩЕМ ПОЛУЧАТЬ СЛОЖНЫЕ КВЕСТЫ. ЕСЛИ ВЫ НЕ ВЫПОЛНИТЕ ХОТЯ БЫ ОДНУ ИЗ ЕГО ЧАСТЕЙ, ВЕСЬ КВЕСТ БУДЕТ СЧИТАТЬСЯ НЕ ВЫПОЛНЕННЫМ. ЖЕЛАЕТЕ ПРИНЯТЬ ТРОЙНОЙ КВЕСТ ИЛИ ЗАМЕНИТЬ ЕГО НА ПРОСТОЙ «СПАСТИСЬ САМОМУ 1»?

Лицо Ильи немного изменилось, появились некие тревожные нотки в его мимике и взгляде, он снова мельком взглянул на часы. И тут до меня дошло: он чего-то ждёт и настойчиво пытается выгнать Ольгу из комнаты. А чего он может ждать, кроме операции по нашему задержанию? И Система вовсе не заглючила! Слова Ильи о том, что я кролик, что на меня ведётся охота и что я почти труп, она восприняла как то, что мой противник объявил мне о том, что сейчас меня начнут ловить. И сразу же выдала квест с задачей спастись. Бахвальство Ильи, возможно, спасло мне жизнь, или может спасти, если я буду действовать чётко и быстро.

Ай да Система! В который раз уже она меня спасает. Времени на рассуждения и объяснения не было. Я вскочил, крикнул Системе: «Тройной!» и подбежал к Илье.

— Быстро вставай!

Илья продолжал сидеть в кресле. Я не раздумывая, выстрелил одиночным ему в ногу, стараясь попасть в мягкую ткань бедра. Мне удалось то, что я задумал: пуля чиркнула по внешней стороне бедра, немного порвав ткани. Больно, страшно, но не опасно. Илья вскрикнул от неожиданности и боли, а я заорал:

— Следующая в колено! Быстро встал, урод!

Илья беспрекословно подчинился и встал.

— Где у тебя стоит машина?

— У него паркинг под домом! — ответила за Илью Ольга. — Можно туда не выходя из дома попасть. Что случилось?

— Сейчас узнаешь! Бегом! — кричал я во всё гордо, подгоняя и Илью, и девушек, и себя.

Мы вышли из комнаты, прошли в холл, а оттуда быстро спустились по винтовой лестнице в гараж, которому из-за его размеров, действительно больше подходило название «паркинг».

Неплохо, видимо, зарабатывают майоры в КСК, вид автопарка Ильи впечатлял: прямо перед нами стояли Range Rover, Bentley Continental и Porsche Panamera. Как говорится, на все случаи жизни. А в глубине паркинга ещё пылились Mercedes Gelandewagen и какой-то кабриолет, чью марку я издалека не мог распознать.

— Где ключи от рейнджика? — спросил я Илью.

— Дай вспомнить, — ответил он, явно затягивая время.

— Не нужен нам рейнджик, это просто дорогая игрушка. Вон что нам надо! — вступила в разговор Ольга и указала на второй внедорожник.

— Гелик? — переспросил я.

— Это не просто гелик, это бронированный AMG от INKAS! Его главная гордость.

— Сука! — казалось, Илья был готов растерзать Ольгу.

Секундное помутнение, потеря контроля лишь на мгновение, и приклад автомата впечатывается в висок Ильи. Майор КСК падает на пол, словно мешок с песком, а я стою и обескураженно держу в руках автомат.

Это конечно было глупо. Нельзя давать эмоциям так брать над собой верх. Я был готов врезать прикладом самому себе, так сильно я на себя разозлился. Но хорошо, что хоть не пристрелил. Я бросился к Илье и попытался привести его в чувство. Бесполезно! Майор был без сознания.

Что и подтвердила Система очередным сообщением:

ВЫ НАНЕСЛИ ИЛЬЕ КАРПОВУ КРИТИЧЕСКИЙ УДАР С ПЕРВОЙ ПОПЫТКИ. ПОВЫШЕНЫ НАВЫКИ: РУКОПАШНЫЙ БОЙ +4, ЯРОСТЬ +5

— Как-то само получилось, — оправдываюсь я, то ли перед Системой, то ли перед девушками, но в глубине души радуюсь повышенным навыкам.

Ольге, конечно, польстило, что я заступился за её честь, а вот Катя сразу же поняла, что мой необдуманный поступок очень сильно усложнит нашу ситуацию.

— Сразу бы пристрелил, чё уж… — процедила она сквозь зубы. — И меня заодно. К шакалам я больше попадаться не хочу.

Я не знал, что на это ответить, но Ольга выручила.

— Вон в том шкафчике у него ключи от машин, — она указала на висящий на стене небольшой шкаф.

Я бросился к нему, обнаружил внутри пять комплектов ключей и выбрал тот, что от мерседеса. В этот момент до нас донеслись звуки выстрелов и шума на первом этаже.

— Бегом! Они начали операцию! — крикнул я, и мы все понеслись к внедорожнику.

Искать пульт от ворот времени не было, оставалось надеяться, что бронировка машины крепче бронировки двери гаража. Я быстро запрыгнул на пассажирское сиденье и скомандовал:

— Обе назад!

Девушки послушно сели на заднее сиденье. Я положил автомат рядом с собой и попытался нарисовать в своей голове хоть какой-то план побега. Ничего кроме как «протаранить дверь гаража, а потом ворота и убегать» не возникало. Но я понимал, что бронированный автомобиль не сможет скрыться от погони. Особенно если в группе захвата есть обычные скоростные автомобили. Значит, придётся отстреливаться. Но чем? Запасного магазина у меня не было. Я, конечно, молодец, что кроме небольшой очереди в монитор, всё время стрелял одиночными, но сколько патронов есть сейчас в магазине? Проверять времени нет, да и ничего это не изменит. Надо просто очень бережно относиться к тому, что осталось. Я повернулся и посмотрел на девушек. Кому дать автомат? Ольга не привычна к стрельбе и спецоперациям, он может сразу же опустошить остатки магазина. Кате не привыкать быть в подобных ситуациях, но сможет ли она справиться со своим страхом стрельбы в людей?

Я не знал, что мне делать. Заведённый двигатель уже звал в дорогу, а ответа на вопрос, кому дать автомат, не было. В этот момент в паркинге появились вооруженные люди, сходу оценив ситуацию, они побежали в нашу сторону. Мне стало страшно. Я испытал неприятный животный страх, как тогда, когда мне наставляли в живот пистолет или когда Катя выжимала на ночной трассе двести процентов ресурса из старой, готовой развалиться, Приоры.

Твою мать! Какой же я тупой! Эта мысль пронзила меня от макушки до пяток! И с чего я решил, что должен сам вести машину, когда в команде есть водитель на порядок круче?

— Катя, за руль! — скомандовал я и заметил, как бегущие к нам люди на ходу готовятся стрелять. — Выходи с водительской стороны!

Я выскочил из машины, по привычке встал в полный рост и едва успел пригнуться. По мерседесу застучали первые очереди. Бронированный автомобиль надёжно прикрывал нас, но времени у нас было не больше пары секунд. Катя выскочила из машины и запрыгнула на переднее сиденье. Я нырнул на заднее, Ольга захлопнула за мной дверь. Автоматные очереди, казалось, вот-вот разнесут машину на части.

Глава 11. Часть 2

Катя рванула с места, даже не захлопнув дверь, она сделала это уже на ходу. От угла, где стояла машина до ворот было достаточно далеко, и что самое главное, ехать надо было по прямой. Это позволило мерседесу разогнаться до приличной скорости.

Из-за возникшей паники, мысли о том, сможет ли машина пробить ворота, улетучились. Мы просто действовали, надеясь на удачу. И в этот раз она не подвела, бронированный внедорожник не просто смог справиться с задачей, он сделал это блестяще. Металлические подымающиеся вверх гаражные ворота разнесло на несколько фрагментов, и я мысленно выразил глубочайший «респект» немецким автопроизводителям.

Катя, выехав наружу, быстро сориентировалась и направила наш бронемобиль прямо к главным воротам. Глядя в окно я заметил, что весь двор просто кишит спецназовцами, возникло ощущение, что тут происходит, как минимум, свержение небольшого африканского диктатора или поимка латиноамериканского наркобарона. Мало того, что дом был оцеплен по периметру, так помимо этого на территории между домом и забором находилась ещё группа бойцов. Разумеется, все тут же обратили внимание на нас. Несколько автоматных очередей сразу же проверили нашу бронь на прочность.

— Как вылетим на улицу, притормози! — крикнул я Кате. — Поезжай мимо их машин, я им по колёсам пройдусь!

— Приняла! — крикнула в ответ Катя, и почти сразу же мы врезались в главные ворота.

В этот раз удар был что надо. Возникло ощущение, что мы врезались в бетонную стену. Чугунные прутья ворот были сделаны на совесть. Пристёгнутую Катю тряхануло так, что она ненадолго даже выпустила руль из рук. Нас же с Ольгой так ударило о спинки передних кресел, что мне показалось, что я получил ка минимум сотрясение мозга. Ольга вытирала кровь с разбитого лица, а я прочитал возникшую перед глазами надпись:

ВНИМАНИЕ! ВЫ ПОЛУЧИЛИ ПОВРЕЖДЕНИЕ СРЕДНЕЙ ТЯЖЕСТИ! ВАШ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ ПОНИЗИЛСЯ НА 6 ПУНКТОВ. ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ 68/100.

Пристёгиваться, конечно, надо. Ладно, не критично, тем более, пока я у Слона отсыпался, здоровье немного подправилось. Надеюсь, и с Ольгой тоже всё не так уж плохо. Я быстро огляделся по сторонам. Вдоль забора стояли два внедорожника и три микроавтобуса, вроде того, что приезжал к Вовану.

— Давай мимо машин! Не очень быстро! — скомандовал я и начал открывать окно.

Катя поравнялась с первым внедорожником и практически остановилась, но я всё ещё не мог открыть окно, видимо что-то заклинило, так как автоматные очереди сотрудников КСК хоть и не смогли пробить дверь насквозь, но изрядно покорёжили её.

— И долго мне ждать? Пока в нас гранату не кинут? — нервно крикнула Катя.

— Езжай! Быстро! — крикнул я в ответ. — Окно не открывается!

Катя быстро пронеслась мимо припаркованных вдоль забора автомобилей КСК, а я бросился к правому заднему окну и попытался его открыть. Мне повезло, вторая дверь пострадала меньше и это окно открылось.

— А теперь разворачивайся и назад! Мимо машин!

Сказав что-то невнятное и неприличное, Катя резко развернула машину. К тому времени некоторые бойцы КСК стояли и стреляли нам в след, а особо ретивые даже бежали. Также первая из стоящих машин, армейский внедорожник уже тронулся с места, чтобы бросится за нами в погоню. Каково же было их удивление, когда наш бронемобиль развернулся и понёсся назад, прямо на них.

Я взял автомат и приготовился стрелять по колёсам автомобилей, убивать людей я, как и Катя, пока готов не был. По моим подсчётам, в магазине должно было быть не менее двадцати патронов. Пять машин, по четыре патронов на каждую. Если стрелять мелкими очередями по два-четыре выстрела на машину, то должно было хватить. Стреляем кучненько в одно переднее колесо, и забываем про это транспортное средство до смены запаски, а это минимум десять минут, вряд ли эти ребята проходили практику на пит-стопе и умеют переобувать машину за пару минут.

Я поставил переводчик огня на автоматический режим стрельбы, и услышал крик Кати:

— Пристегнитесь!

Эта девка однозначно не дружила с головой. Она направила наш внедорожник в лобовой таран на ту самую машину, что отъехала за нами в погоню.

Ольга чудом успела пристегнуться, я же успел только вцепиться руками в переднее кресло. Катя протаранила вражеский внедорожник почти лоб в лоб. И нам однозначно повезло, что то был обычный автомобиль, а не подобие нашего бронированного. Машину противника покорёжило, её переднее правое колесо вывернулось так, что ехать на ней было уже невозможно. Ну что ж, плюс четыре сэкономленных патрона и плюс ещё одно сотрясение. Я помотал головой из стороны в стороны, пытаясь избавиться от легкого помутнения в глазах, и схватил автомат. Ясность взора вроде вернулась, зато возникла другая помеха: прямо перед глазами возникла очередная надпись:

ВНИМАНИЕ! ВЫ ПОЛУЧИЛИ ПОВРЕЖДЕНИЕ СРЕДНЕЙ ТЯЖЕСТИ! ВАШ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ ПОНИЗИЛСЯ НА 5 ПУНКТОВ. ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ 63/100.

— Исчезни! — заорал я и надпись растворилась.

— Что? — переспросила Катя?

— Ничего! Тормози лучше!

Катя притормозила возле первого микроавтобуса, и я выпустил в открытое окно небольшую очередь по переднему колесу машины.

Есть! Сработало! Попал! Машина заметно накренилась. Эти ребята за нами сейчас точно не поедут! А Катя уже напротив второго микроавтобуса, я повторяю тот же самый трюк, и ещё одна машина лишается возможности ввязаться в погоню. Всё пока по плану, Катя напротив третьей машины, я готовлюсь нажимать на спусковой механизм, но что-то обжигает мне щёку, а треск внутри салона заставляют вжать голову в плечи. Я понимаю, что через открытое окно в салон выпустили автоматную очередь, а одна из пуль прошлась мне по щеке.

Я быстро стреляю по колесу третьего микроавтобуса и едва успеваю откинуться назад, в мёртвую для обстрела зону, как вновь несколько очередей пересекают доступную обстрелу часть салона. Ольга лежит на полу, Катю впереди тоже не достать, но я больше не могу высунуться в окно. Пули влетают через него в салон одна за другой. Кажется, все кто там снаружи, уже прибежали и стреляют по нам.

Остался один внедорожник, Катя уже просто остановилась напротив него, но я физически не могу выглянуть в окно, чтобы сделать выстрелы.

— Или стреляй, или я поехала! — истерично кричит Катя. — Пока они в окно гранату не закинули!

До меня доходит смысл сказанных Катей слов, холодный пот опять пробивает меня, и я принимаю единственный возможный к реализации план: высовываю руку в окно и наугад, не целясь, выпускаю длинной очередью во внедорожник все оставшиеся патроны.

Ответным огнём мне ранит руку и разбивает автомат, который я бросаю на улицу. Я пытаюсь закрыть окно, поднимаю его буквально на двадцать сантиметров и именно в это место, которое я только что прикрыл, прилетает граната. Встретив преграду в виде поднятого стекла, и ударившись о него, граната падает на землю с той стороны, практически под мою дверь. Я пытаюсь прикинуть все шансы нашей брони против взрыва гранаты, но в эту секунду Катя срывается с места. Граната взрывается, когда наш бронемобиль отъезжает на несколько метров, а осколки вреда ему не наносят.

Я смотрю в заднее окно и констатирую факт, что моя длинная очередь в сторону последней машины оказалась не напрасной. Она так же накренилась на передний правый бок, как и остальные транспортные средства этой группы захвата. Ехать за нами не на чем. Но это вовсе не значит, что за нами не отправят погоню с других мест, поэтому расслабляться нельзя ни на минуту.

Катя помчалась по улицам в её стандартном режиме «испуганный сумасшедший гонщик». Мы с Ольгой просто боялись смотреть в окна. Проехав пару десятков кварталов, Катя резко заскочила в один из дворов. Она припарковала изуродованный пулями бронемобиль в глубине двора и выскочила наружу. Выпускница диверсионной школы, видимо, в состоянии стресса вспомнила всё, чему её учили. Он быстро оббежала стоявшие во дворе машины, внимательно осмотрела их лобовые стёкла, видимо оглядывала их с целью обнаружить присутствие в автомобиле сигнализации. Как правило об этом сигнализирует маленькая красная или синяя лампочки, что мигают, когда авто стоит в режиме охраны.

Наконец, выбрав подходящий автомобиль, небольшой Renault Logan, Катя подобранным с земли камнем разбила окно водительской двери и открыла машину. Занырнув под руль и выдернув провода, Катя быстро завела автомобиль. К тому времени мы с Ольгой уже покинули мерседес и перебрались на заднее сидение логана.

Катя быстро выехала со двора и поехала в сторону центра города.

— Ты куда едешь? — спросил я её.

— Сейчас в центр, там затеряемся. А куда дальше, сам говори. Я так понимаю, от преследования мы оторвались.

— Пока нет.

Я призадумался, почему Система не сообщает мне о выполнении квеста? Вроде же убежали. Или не убежали? Это молчание Системы стало меня пугать.

Катя молча вела машину в сторону центра, я сидел и размышлял о том, почему мне не засчитали квест, а Ольга ощупывала своё ушибленное лицо. Поняв, что на ощупь ничего не понять, она сказала:

— Кать, посмотри там, в бардачке, может зеркало есть?

Катя в бардачок заглядывать не стала. Она откинула теневой козырёк, что находится вверху перед водителем и имеет в себе встроенное зеркало, и оторвала его с корнем. После чего протянула Ольге.

— Спасибо! — Ольга взяла зеркало и стала рассматривать себя в нём, непрерывно охая.

Что касается моего мнения, тоне так уж она и сильно пострадала. Кроме разбитой губы и немного отёкшего носа, никаких следов удара на лице не было. А это всё уже завтра не будетзаметно. На своём опыте, как экстремальный футбольный фанат, побывавший в огромном количестве драк, знаю. Но, тем не менее, как свою девушку мне Ольгу было жаль. Я обнял её, крепко прижал к себе и сказал:

— Всё будет хорошо! Не бойся! Главное, нам удалось скрыться, а губа твоя заживёт! Дай-ка я помогу!

Я осторожно поцеловал Ольгу в разбитую губу и припухший нос, она улыбнулась и прижалась ко мне. В этот же момент перед глазами возникла долгожданная надпись:

УНИКАЛЬНЫЙ ТРОЙНОЙ КВЕСТ «СПАСТИСЬ САМОМУ 1», «СПАСТИ ОЛЬГУ ФРОЛОВУ 2», «СПАСТИ АНАСТАСИЮ КОТОВУ 1» ПРОЙДЕН. ВАМ НАЧИСЛЕНЫ ОЧКИ РАЗВИТИЯ! 20 ОР

Ого! Аж двадцать очков развития! Вот теперь заживем! Спасибо тебе, Системушка! Я, чего скрывать, надеялся, что будет больше, чем обычно. Но чтобы двадцать, это, конечно, сюрприз. Видимо, за меня и Катю дали по пять, а за Ольгу десять, так как формально квест по ней считался более сложной категории, ведь её я спасал уже второй раз. А вот что явилось причиной того, что квест засчитали именно в этот момент, я не знал. То ли Система ждала, когда Ольга почувствует себя в безопасности, то ли на самом деле только сейчас мы оторвались от преследований. Но, так или иначе, я поспешил поделиться новостью с девушками.

— А вот теперь мы оторвались! — произнёс я громко и торжественно.

— И? — потребовала Катя уточнений.

— И поехали к Слону! Думаю, нам всем не мешает отдохнуть! И надо как-то определяться с планами, если не на жизнь, то хотя бы на ближайшие дни. Только давайте сначала мне руку перевяжем, рана хоть и поверхностная, но кровь надо остановить.

Кате пришлось-таки заглянуть в бардачок, где к моей радости оказалась аптечка, в которой, в свою очередь, оказались перекись и бинт. Ольга быстро обработала мою рану и перевязала руку, после чего я осторожно поцеловал её в разбитый нос и откинулся на сидении. Перед моим взором возникла ещё одна надпись:

ВЫ СПАСЛИ ВАШУ КОМАНДУ И ПЕРСОНАЛЬНО РУКОВОДИЛИ ОПЕРАЦИЕЙ СПАСЕНИЯ. ВЫ ПРИВЛЕКЛИ К УЧАСТИЮ В ОПЕРАЦИИ ВСЕХ ЧЛЕНОВ ВАШЕЙ КОМАНДЫ. ВЫ ПОЛУЧАЕТЕ ВОЗМОЖНОСТЬ РАЗВИВАТЬ НАВЫК ЛИДЕРСТВА. ВАШ НАВЫК ЛИДЕРСТВА УВЕЛИЧИВАЕТСЯ НА 10 И СОСТАВЛЯЕТ 10. ВЫ ПОЛУЧАЕТЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ СТАТУС ЛИДЕР (1 УРОВЕНЬ) И 5 ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК

Ну а это вообще класс! Можно сказать, бонус. Балуешь ты меня, Система! Вот только этот урод мне так и не рассказал, как эти очки характеристик распределять.

Глава 12. Часть 1

До посёлка, в котором находилась берлога, доехали быстро. Пробок в том направлении не было. Мы все уже предвкушали, как выспимся на гостеприимных берложьих кроватях, так как выжата вся наша группа была полностью: и физически и психологически. Но так уж получилось, что судьба решила, что некий запас прочности в нас ещё остался, поэтому подготовила нам очередной сюрприз: приехав на место, мы обнаружили у берлоги несколько автомобилей. Что это были за машины, гадать нам не хотелось, поэтому Катя свернула на соседнюю улицу, не доехав до берлоги два переулка. Проехав насквозь через весь посёлок, мы вновь выехали на трассу.

— Что теперь будем делать? — прервала молчание Катя.

— Надо где-то отдохнуть, голова вообще не соображает, — я не врал, думать после всего пережитого, было действительно трудно.

— Как думаете, они заметили, на какой мы машине? — тревожно спросила Ольга. — Может машину поменять?

— Не думаю, что они разглядели машину, и не факт, что они догадались, что это мы, — успокоил я её насколько мог. — Но вероятность того, что хозяин уже спохватился и пишет сейчас заявление об угоне, тоже есть. Долго нам на ней ездить нельзя. Кать, как думаешь, Слоник таки сам развязался?

— Вряд ли, скорее всего кто-то из наших… — Катя запнулась, видимо неприятные воспоминания не оставляли её. — Кто-то приехал в берлогу и всё увидел. И Слона отпустил.

— Тогда предлагаю сложившуюся ситуацию считать везеньем! — я попытался пошутить. — Ведь они могли приехать позже, когда бы мы там расположились на отдых.

Однако попытка шутки не удалась. А отдохнуть нам было просто необходимо. Я вспомнил, как в одном из голливудских фильмов подростки развлекались тем, что забирались в дома миллионеров и устраивали там вечеринки.

— Нам бы сейчас не вечеринку, а просто поспать, да и дом можно попроще, — я не заметил, как сказал вслух последнюю мысль.

— Что? — практически хором спросили девушки.

— Да, вспомнил, как народ в кино в чужие дома заламывается, — пояснил я. — Я бы тоже сейчас вломился. Да не знаю к кому.

— Я знаю! — Катя резко остановила машину. — К моему бывшему шефу!

— А ты уверена, что его дома нет?

— Неделю назад на Бали свалил, и ещё неделю там должен быть.

Мне идея понравилась, мне бы что угодно понравилось, лишь бы была возможность отдохнуть, но сомнения были.

— А как мы к нему попадём? У него что, охраны нет, сигнализации там, или ещё чего?

— Есть! Лучшая на данный момент сигнализация стоит! Я сама ставила год назад! — ответила Катя.

— Ты что, знаешь пароль от домашней сигналки своего шефа? Это ж как он тебе доверяет?

— Не доверяет этот козёл никому, — судя по тону, Катя не шибко любила своего бывшего шефа. — Ему самому лень было этим заниматься, он мне поручил. Я с охранной фирмой всё поставила. Пароль был временный. Пока систему тестировала на предмет оповещений, если кто-то проник, или если неправильный пароль ввели, для обратной связи использовали мой телефон, чтобы шефа не дёргать. На него приходили все СМС. Шеф, когда пароль сменил, должен был и привязанный номер поменять, а он забыл. И я забыла. А месяц назад мне СМС пришло от охранной конторы, что у них там акция какая-то. И я поняла, что он номер так и не поменял. Видимо забегался и забыл. В общем, попробовать можно.

— Так ведь нужен твой телефон.

— Нужен любой телефон, симка у меня с собой.

— А ведь у меня был телефон, — задумчиво признесла Ольга.

— Твой телефон сейчас у тебя на голове в виде фольги и бейсболки! — огрызнулась Катя и обратилась ко мне. — Отожми просто у кого-нибудь мобилу и всё!

Почему бы и нет? После такого количества противоправных поступков, ограбить кого-то на телефон было сущей мелочью.

«Интересно, а Система не даст квест „Найти телефон“?» — раскатал я губу, но Система в этот раз ничего не дала, не смотря на то, что в отличие от девушек, я был без фольги на голове. Видимо на такую ерунду, как поиски мобильника, Система не заморачивается.

Катя остановила машину возле небольшого парка. Я вышел и пошёл по направлению его центра. Легко сказать, отожми у кого-нибудь телефон, но на деле это оказалось не так уж и просто. Одно дело пинать Слона или стрелять в машины КСК, а другое дело забрать вещь у ни в чём не повинного человека.

Но неожиданно мне повезло. Моё внимание привлекли сидящие на лавочке парень с девушкой. Им было на вид лет по шестнадцать-восемнадцать. Со стороны казалось, что молодой человек навязывает даме своё общение, но самое главное, в руке у него был смартфон!

Когда я незаметно подошёл, мои догадки оправдались.

— Да ладно ты, одну фотку, не ломайся! — парень пытался приобнять девушку. — Я даже никуда выкладывать не буду, так пацанам покажу! Ну или выложу, тебе чё, жалко?

Девушка пыталась отпихнуть его, но робко, видимо боялась спровоцировать парня на агрессию. А напротив них стоял ещё один молодой человек и довольно улыбался, видимо он был основным зрителем разыгрываемой клоунады. Что ж всё ясно, два великовозрастных придурка решили развлечься тем, что донимали девушку. Да это то, что мне надо!

Я осторожно подошёл к паре со стороны парня.

— А давай ты лучше на видео скажешь, что я твой парень? — парень заржал, и попытался запустить на своём телефоне режим видеозаписи. — Чё тебе жалко? А у меня просмотров в контакте сразу много станет, ты же ничё такая.

Девушка уже хотела встать, но молодой недоумок схватил её за руку и не позволил этого сделать.

— Э! Куда? Скажи сначала, что ты моя девушка, а потом иди!

Второй отморозок вовсю покатывался со смеха, глядя на это действо. Таким уродам я бы и просто так навалял, а тут ещё и телефон нужен, в общем, всё сложилось как надо.

Я резко выхватил телефон из руки наглеца и присел рядом на лавочку.

— Слышь, клоун, а давай лучше я скажу, что ты моя девчонка, а? Прикинь, сколько у тебя просмотров сразу станет?

Парень что-то хотел возразить, но удар моего локтя ему в солнечное сплетение, не дал ему произнести ни слова. Девушка, воспользовавшись ситуацией, вскочила с лавочки и отбежала в сторону.

— Вы не бойтесь и не переживайте! — крикнул я ей вслед. — Эти уроды к вам больше не подойдут.

— Спасибо Вам! — произнесла девушка и быстро пошла прочь.

А перед моими глазами зажглась надпись:

ВЫ СПАСЛИ НЕЗНАКОМУЮ ДЕВУШКУ ОТ АГРЕССИИ. ВАШ НАВЫК ЛИДЕРСТВА УВЕЛИЧИВАЕТСЯ НА 2 И СОСТАВЛЯЕТ 12. УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ УВЕЛИЧИВАЕТСЯ НА 3 И СОСТАВЛЯЕТ 61. ВЫ ПОЛУЧАЕТЕ 2 ОЧКА ХАРАКТЕРИСТИК

Что ж, мелочь, а приятно. Я посмотрел на второго парня, который успел отбежать на безопасное расстояние. Однако мне всё равно удалось прочитать его характеристики. Что ж, используем это для дела.

— Севрюков! Димон! — крикнул я ему, вооружённый информацией. — Иди сюда!

Услышав своё имя и фамилию, парень растерялся и не знал, что ему делать.

— Бегом, я сказал!

Я поглядел на любителя селфи, которого тоже впечатлило, что я знаю имя и фамилию его друга. Я быстро прочитал и его характеристики.

— Ты чё, Ванька? — произнёс я, получив информацию. — Совсем охренел? Зачем до тёлки докопался? Что за палево?

— Откуда Вы меня знаете? — удивился парень.

— Да я за вами придурками слежу уже полгода!

— Зачем? — хором произнесли ребята.

— Потому что вас выбрали! А вы идиоты, палитесь! Девок обижаете на виду у всего города!

Я повернулся в сторону и подал вдаль несколько знаков руками, словно кому-то даю некую команду.

— Ладно! В отчёте указывать не буду.

— А вы кто? — наконец смог выдавить из себя Иван.

— Патриот я, Ваня! — пафосно сказал я и похлопал парня по плечу. — Дальше связь будем держать по телефону. Я поставлю тебе специальную программу, она гасит все прослушки. Завтра в это же время будь здесь. Я верну телефон и расскажу, что да как. Если не ссышь, конечно.

Я посмотрел парню в глаза. Он отрицательно замотал головой.

— Не ссу.

— Молодец! Именно поэтому тебя и выбрали! Пароль есть на телефоне?

— Нет.

— Плохо, завтра сразу же поставь! А ты! — я повернулся к Севрюкову. — В зал ходи и не бухай!

— Да не бухаю я, — попытался оправдаться парень. — Почти…

— Вообще не бухай! Ты нам нужен сильным!

Я понял, что парни напуганы уже достаточно, и пора красиво уходить.

— Ладно! За мной приехали! А вы сидите тут, а через пять минут расходитесь в разные стороны! И не бойтесь, пока вы не дали присягу, вы ни за что не отвечаете. И вашей жизни ничего не грозит, — я выдержал паузу и добавил. — Если, конечно, не будете трепаться направо и налево!

Я встал с лавочки и быстро пошёл прочь, оставив двух подростков в состоянии удивления и страха. В принципе я мог не устраивать этот цирк и просто забрать мобильный. Но, во-первых, парень мог заявить о пропаже и заблокировать аппарат. А во-вторых, так просто веселее. Устал я от постоянного напряжения. Я пошёл к машине, положив смартфон в карман.

— Ты магазин грабил что ли? — возмущённо спросила Катя, едва я сел в машину. — Мы уже думали, что тебя замели.

Она осторожно отогнула козырёк свой бейсболки и достала оттуда СИМ-карту. Я дал ей смартфон Ивана. Катя осторожно достала из него СИМ-карту, выбросила её в окно и поставила на её место свою. Некоторое время она копошилась в телефоне, после чего сказала:

— Судя по свежим фоткам в фейсбуке, этот козёл ещё на Бали. Можно смело ехать!

— А потом? — спросила сидевшая до этого молча, Ольга. — Ну отдохнём мы. А потом? Потом что делать?

По её тону было видно, что она на грани. Я осторожно приобнял Ольгу и сказал:

— Вот там в спокойной обстановке и будем решать, что делать потом. Как-то очень уж толсто Илья намекал, что нам не надо в Свободный Город. Теперь мне точно хочется про него узнать как можно больше. Возможно, попасть туда — действительно единственный наш шанс на спасение.

— Мне надо почту проверить. Я писала другу, может, ответил уже, — сказала Катя.

— Не нравится мне этот ваш город, — Ольга была мрачна и напугана.

— Ну оставалась бы у своего Ильи, если не нравится! — Катя неожиданно пошла на конфликт.

— Тебя забыла спросить, что мне делать! — взорвалась в ответ Ольга.

— Давайте сначала отдохнём! Пожалуйста! — перекричал я обоих, и в машине после этого воцарилась тишина.

Катя завела двигатель, и мы поехали домой к её бывшему шефу.

Глава 12. Часть 2

— Катя, а скажи, пожалуйста, где ты работала, и кто твой бывший шеф? — спросил я, стоя перед роскошнейшим трёхэтажным особняком. — На чём ещё кроме нефти, оружия и наркотиков можно заработать на такой дом?

Ольга тоже находилась под впечатлением, но спрашивать ничего не стала, так как всё ещё злилась на Катю.

— Я работала в крупной IT-компании, а мой шеф — непосредственный её руководитель и хозяин. Кепку надень, чтобы, как у предыдущего хмыря, лицо на камеры не запалить!

Я надел кепку, без всякой фольги и натянул козырёк на нос. Ольга и Катя сделали то же самое.

— Подождите тут! — скомандовала Катя. — Как вырублю сигналку и видеонаблюдение, позову.

Катя ушла, а мы остались ждать сигнала.

— Не нравится она мне, — мрачно сказала Ольга. — Нет никакого Свободного Города. Сказки это всё. Если бы был, я бы уж знала.

— Не факт, — я притянул к себе Ольгу и поцеловал её. — Не переживай! Разберёмся. И с городами и со всем остальным. Нам просто надо немного отдохнуть, чтобы голова начала соображать.

Издалека с крыльца дома помахала рукой Катя, и мы пошли к ней.

Едва я переступил через порог, Система напомнила о себе оригинальной надписью:

ВНИМАНИЕ! ВЫ ВСТУПАЕТЕ НА ТЕРРИТОРИЮ РЕЗИДЕНЦИИ КЛАНА «РУБИНОВАЯ ЗВЕЗДА». ВАШИ ОТНОШЕНИЯ С КЛАНОМ «РУБИНОВАЯ ЗВЕЗДА»: НЕЙТРАЛЬНЫЕ.

Опаньки! Вот это мы зашли! Интересно, а Катюха в курсе, что дома у её шефа находится резиденция клана? И название какое-то примитивное. Рубинова звезда. Типа красная что ли? Вояки или ФСБ-шники рулят, наверное, в этом клане. Дальше додумать не успеваю, так как получаю следующую надпись под нос.

ВЫ ЖЕЛАЕТЕ ОПОВЕСТИТЬ КЛАН «РУБИНОВАЯ ЗВЕЗДА» О ВАШЕМ ПРИБЫТИИ И ОТПРАВИТЬ ЗАПРОС НА ДРУЖБУ ИЛИ ПРЕДПОЧИТАЕТЕ ВКЛЮЧИТЬ РЕЖИМ РАЗВЕДЧИКА?

«Разведчика! Разведчика! Разведчика!» — мысленно повторял я, не желая произносить это вслух.

Система меня услышала, о чём тут же и оповестила.

ВЫ НАХОДИТЕСЬ В РЕЗИДЕНЦИИ КЛАНА «РУБИНОВАЯ ЗВЕЗДА» В СТАТУСЕ РАЗВЕДЧИКА. СИСТЕМА СГЕНЕРИРОВАЛА ДЛЯ ВАС КВЕСТ «НАЙТИ ГЛАВНЫЙ АРТЕФАКТ КЛАНА „РУБИНОВАЯ ЗВЕЗДА“». ЖЕЛАЕТЕ ПРИНЯТЬ?

«Да! Да! Два! Желаю принять!» — и в этот раз мысленный сигнал доходит до Системы и надпись развеивается.

Что-то мне подсказывало, что этот квест я провалю, ибо искать неизвестно что в таком огромном особняке казалось невозможным. А вот с Катей надо серьёзно поговорить, девочка не настолько проста, как хочет казаться.

— Скажи мне, Катя — начал я осторожно, но сразу давая понять, что разговор у нас будет серьёзным. — Ты же не думаешь, что я верю в эту историю про то, что хозяин этого навороченного особняка, такой лошара, что ты можешь спокойно проникать в его дом? И даже отключать камеры внутреннего и наружного наблюдения. Или от них тоже тебе на мобильный пароль присылают?

— Да, я вас обманула, — как-то совершенно спокойно отреагировала Катя. — Просто мне не хотелось рассказывать, что я тут жила ещё неделю назад. А хозяин этого дома, в любом случае, лошара. Коды мог бы и сменить. Но он был настолько уверен, что меня шакалы сразу на точку Ч увезут, что и мысли не допустил, что я могу вернуться.

— Твой шеф — твой муж что ли? — не удержалась Ольга.

Катя рассмеялась и ничего не ответила.

— Скажи, а чем ваша компания вообще занималась? — я попытался увести разговор на другую тему, боясь, что тема личных отношений с бывшим шефом может разозлить Катю.

— Мы разрабатывали разный софт для взаимодействия с Системой. В рамках разрешённого правилами. Ну типа различных запросов, анализа информации и ещё в этом роде. Я работала в отделе проверки на уязвимость наших программ. Ну, то есть, мы их ломали и пытались встраивать туда всякую фигню. Это не очень интересно. Намного интереснее было, что в процессе работы я иногда имела доступ к очень ценной информации.

— Ты её собирала с какой целью?

— Передавала Сопротивлению.

— А зачем?

— Чтобы бороться с Системой! — Катя говорила всё более взволнованно. — Когда меня завербовали в Сопротивление. Хотя меня даже и не вербовали особо, как-то так само получилось. Чем больше я вникала в возможности Системы, в её тотальный контроль над людьми, тем больше я понимала, какую ужасную ошибку мы сделали. Я уже испытывала потребность сделать хоть что-то, чтобы изменить ситуацию. Когда на меня вышли мои будущие товарищи, меня уже не надо было ни агитировать, ни уговаривать. Было сложно, часто я была на грани провала, но, во-первых, было ощущение, что делаешь что-то важное, а это всегда придаёт силы, а во-вторых, какой-то странный азарт, доселе неизведанный, чувство риска что ли, толкали меня только вперёд. Страха не было, в какой-то момент я даже поняла, что готова погибнуть ради Сопротивления. А потом в определённый момент всё упёрлось в то, что мне стало не хватать доступа к некоторым программам. Фигню всякую ломала, а к серьёзным программам меня не допускали. Пришлось понравиться шефу, ну и вступить с ним в отношения.

Катя осеклась, видимо мы с Ольгой выдали себя своими улыбками. Катя сурово оглядела нас и прошипела:

— Не надо ржать и строить из себя девочек невинных! Я это делала ради сопротивления! Я думала, что это как-то поможет людям! … дура.

Лицо Кати перекосилось от злости, но это была злость не на нас, а на нечто, что всплыло в её воспоминаниях. Ольга хотела что-то сказать, но я схватил её за руку, сжав кисть, давая понять, что лучше немного помолчать.

А Катя снова неверно интерпретировала наши улыбки. Она решила, что мы улыбаемся, осуждая её поступок. А нам было просто смешно от того, что эта серая мышка в растянутой толстовке и грязной бейсболке так спокойно рассказывала о том, что ей пришлось понравиться крутому богатому мужику. Однако, смех смехом, но учитывая, что вариант с тем, что Катя была любовницей шефа отпадал, то как тогда она тут жила? На каком основании? Или может он страшненьких любит? Так или иначе, но между вариантом «Катя врёт» и вариантом «Катин шеф любит страшненьких» я бы предпочёл второй.

— Ладно, давайте отдыхать, — сказала Катя успокоившись. — Вам дом показать или сами освоитесь?

— А вопросы про твоего шефа и его работу ещё можно задать? — осторожно спросил я. — В той области, где они не касаются ваших отношений?

— Дай отдохнуть, а? — Катя это сказала таким тоном, что я понял: на некоторое время лучше с вопросами подождать.

Мы прошли немного в глубь дома и вышли в небольшой внутренний двор, который был накрыт стеклянным куполом, а посреди имел довольно большой бассейн. Парень, что владеет этим, однозначно имеет хороший заработок.

— Поплавать можно? — вежливо поинтересовалась Ольга. — Охота по-настоящему расслабиться.

— Плавай, бассейн с подогревом, — Кате казалось было безразлично, кто и чем тут будет заниматься. — Купальник тебе поискать?

— Зачем?

Ольга с видом первой красавицы школы посмотрела на Катю, мельком бросила взгляд на меня и медленно пошла к бассейну. Она грациозно разделась и полностью обнажённая осторожно вошла в воду, держа над поверхностью руку, на которой ещё была небольшая повязка. Как-то это выглядело слишком демонстративно, мне даже стало жалко несуразную Катю в растянутых джинсах. Ольга, с её красивым сексуальным телом, на фоне Кати выглядела так, словно обладатель Феррари решил покрасоваться своим болидом на фоне стоящей во дворе Лады Калины. Но мне льстило, что часть этой демонстрации предназначалась мне, что греха таить, очень льстило.

— Халат и полотенце тоже не нужны? — Катю совершенно не смущало происходящее, видимо она просто не рассматривала Ольгу как потенциальную соперницу, слишком уж разные у них весовые категории в области женского обаяния.

— Пока нет, а там посмотрим! — весело крикнула Ольга и поплыла на спине, выставив на обозрение свою красивую грудь.

Катя ушла, а мне в воду лезть не хотелось, я просто разделся по пояс, так как возле бассейна было достаточно тепло, обогреватели, включенные Катей, заработали во всю мощь.

Ольга подплыла ко мне и игриво брызнула на меня водой. Я наклонился к краю бассейна и поцеловал её в кончик носа.

— Врёт она, — тихо сказала Ольга.

— Ты про то, что она была любовницей хозяина всего этого великолепия? — усмехнулся я. — Я ведь тоже так подумал. Но мало ли. Как-то же она сюда нас провела?

— Да какое «мало»? — Ольга заводилась. — Она явно что-то недоговаривает. Мега-шпионка, блин, охмурила шефа. Да кого такая может охмурить? Ты посмотри на не…

Ольга не договорила. Она с открытым ртом застыла и выпучила глаза куда-то за мою спину. Я резко обернулся и тоже раскрыл рот и выпучил глаза. К нам шла Катя. В красном открытом купальнике с распущенными волосами, в одной руке она несла бутылку шампанского, а в другой небольшой поднос с тремя бокалами и вазочкой с клубникой. Шаблоны треснули в моей голове и начали рассыпаться и рушиться с неимоверным грохотом. Катя была обворожительна. Мне просто хотелось протереть глаза, я отказывался верить, что с этой девушкой я уже нахожусь бок о бок два дня. Куда подевалась та мышь в растянутых джинсах и толстовке и грязной бейсболке? Или то была маскировка? Действительно, не прошла даром школа диверсантов. И волосы она ни разу не доставала за эти дни из-под бейсболки. Прекрасные длинные прямые и густые волосы платинового цвета. И фигура, которую скрывали толстовка и джинсы, была идеальной. Уж на что фигура Ольги, как мне казалось, выглядела на все сто, то тут на все сто пятьдесят. Толстовку и джинсы надо было приговорить к расстрелу за то, что они скрывали такую красоту. И я понял, что за эти два дня Катя ни разу не улыбалась, ухмылки в расчёт я не брал. А сейчас улыбка полностью преобразила её лицо. Оно было светлым, женственным и просто очень красивым.

И как же изящно она шла! Как легко она присела на край шезлонга и поставила на столик шампанское и поднос. Шаблоны уже вылетели полностью, и в моей пустой голове временно гулял ветер. Я посмотрел на Ольгу и заметил некую растерянность у неё на лице, видимо она заметила, с каким удивлением, и чего греха таить, удовольствием, я разглядывал Катю. Мне стало стыдно. Не за то, что разглядывал. В конце концов, в этом не было ничего постыдного, я ведь не возжелал Катю, я просто поразился тому, насколько она оказалась красивой. Тому, как серая мышь превратилась в принцессу. Стыдно мне было лишь за то, что своими несдержанными чувствами, я, скорее всего, расстроил свою девушку.

— Кто тут хотел расслабиться по-настоящему? Шампанское будете? — сказала Катя, открывая бутылку и разливая вино по бокалам. — Там в холодильнике ещё две замороженные пиццы лежат! Вечеринка обещает быть славной! Предлагаю тост: За то, чтобы нас не убили!

Что ж, тост был из серии «За родителей», не выпить было нельзя. Я взял бокал и протянул ещё один Ольге. Мы втроём чокнулись, я осушил свой бокал до дна, а Ольга лишь пригубила.

— Кислятина, — поморщилась она и поставила бокал на поднос.

— Brut, — ответила Катя. — А что ты хотела?

— Dolce! — ответила Ольга и снова нырнула в бассейн, но только в этот раз сделала это без прошлого самолюбования, а просто, чтобы окунуться.

— Dolce… — на автомате повторил я. — Dolce vita… Сладкая жизнь.

Действительно, а чем с виду не сладкая жизнь? Бассейн, шампанское, клубника и две потрясающие обворожительные сексуальные красавицы. Ещё бы бассейн был мой и никто бы не ловил и не хотел бы убить, вообще бы всё здорово было.

Глава 13. Часть 1

И тут я зачем-то посмотрел на характеристики Кати, мне почему-то захотелось проверить ту их часть, где выражается её отношение ко мне. Поглядел:

Ваша репутация у Анастасии Котовой

Уважение: +8

Симпатия: +4

Влечение: -3

Уважение и симпатия прибавились, причём уважение больше. Что в принципе и логично, мы с ней уже два дня в связке и нормальных поступков за это время я совершил больше, чем глупых, думаю, на восемь пунктов наработал. Интересно, а всего их сколько? Сто? Но почему влечение минус три? Вроде минус один было? Почему я дальше в минуса пошёл? Может выросшая за два дня щетина отталкивает её от меня? Или волосатая грудь? Я же разделся по пояс. Или недостаточно мускулист? Да вроде нормально с этим делом всё, качаюсь же.

«Макс! Что ты делаешь? Ты в своём уме? — закричал я сам на себя мысленно, но изо всех сил. — Вон твоя девушка плавает в бассейне! Да ещё какая девушка! Что тебе кроме этого надо, придурок?»

И действительно, что мне было нужно? Да ничего! Но зачем я тогда начал смотреть характеристики Кати? Не знаю. Наверное, инстинкт самца, увидевшего красивую самку. Просто узнать, как я ей? Ведь пока Катя была серой мышкой, мне и в голову такого не приходило, а тут вдруг потянуло проверять. Мне прям самому перед собой стало стыдно. И в этот момент Система выдала контрольный в голову в виде убийственной надписи:

СИСТЕМА СГЕНЕРИРОВАЛА ДЛЯ ВАС КВЕСТ «ВСТУПИТЬ В ОТНОШЕНИЯ С АНАСТАСИЕЙ КОТОВОЙ 1». ЖЕЛАЕТЕ ПРИНЯТЬ?

Эй! Система! Ты что творишь? На хрена мне такие квесты? Я просто так посмотрел! Ничего я не желаю принимать! Нет! Нет! И ещё раз, нет!

Я, не снимая обуви и штанов, нырнул в бассейн, мне просто необходимо было охладиться.

Обе девушки удивились моему поступку, действительно со стороны это выглядело не логично, и мне стоило раздеться. Но мне сейчас было не до мокрой одежды. Если не просушим, то подберём что-нибудь их гардероба хозяина, мне бы просто взять себя в руки.

Нырнув несколько раз и сплавав до дальнего бортика и обратно, я вылез из бассейна.

— Просто захотелось! — ответил я на выразительное молчание Кати и её вопросительный взгляд. — У шефа твоего для меня найдётся что-нибудь? Он какой комплекции?

— Думаю, подберёшь. Иди на второй этаж, там увидишь спальню, из неё вход в гардеробную. Там ищи.

Сказав это, Катя выпила ещё немного шампанского, закусила его клубникой и нырнула в бассейн. Я же оценил предоставленную возможность одному походить по дому и не стал терять время.

Спальню и гардеробную я нашёл быстро. К моей радости, мы с хозяином дома были примерно одного роста, но видимо он был немного полноватым. По длине мне все его вещи подходили, но в ширину были чуть больше, чем надо. Однако, я быстро нашёл комплект одежды, который сел на меня почти идеально, после чего спешно переоделся, нашёл подходящую обувь и отправился рассматривать дом.

Поплутав по двум верхним этажам, я наткнулся на необычную комнату, которая сочетала в себе черты рабочего кабинета и оружейной. По центру стоял огромный стол, обитый кожей, на котором лежал здоровенный ноутбук и какие-то бумаги. На стенах висело огромное количество разнообразного холодного оружия.

Я подошёл к ближайшей стене и осторожно снял с креплений небольшой меч, очень похожий на самурайскую катану, только немного покороче. Честно говоря, в холодном оружии я разбирался не очень, поэтому просто держал меч в руках и любовался его холодной красотой. Неожиданно перед глазами возникла надпись:

ВАКИДЗАСИ (КОРОТКИЙ САМУРАЙСКИЙ МЕЧ). ПОВЫШАЕТ НАВЫК ВЛАДЕНИЯ ХОЛОДНЫМ ОРУЖИЕМ НА 4. ДАЁТ +7 К УВЕРЕННОСТИ, +3 К ЛОВКОСТИ

Охренеть! Но как? Я понимаю, к уверенности даёт, это я сам почувствовал, держа его в руках, но мне калаш все плюс сто к уверенности добавлял без всяких надписей! А вот как может в реальной жизни предмет дать плюс три к ловкости? Я понимаю, в компьютерной игре. Но в реальной жизни-то как? Или эта их ИГРА настолько уже связана с реалом, что это всё работает? Если это так, то надо быстрее во всём этом разобраться!

Поражённый я сел на кресло и не сводил взгляда с вакидзаси. Загадок становилось всё больше и больше. И я чувствовал, что все разгадки где-то не далеко, но при этом не имел ни малейшего понятия, куда двигаться, чтобы их получить.

Я встал и аккуратно повесил клинок на его место. Оглядел стену и снял с неё двуручный рыцарский меч. Повертел его в руках и пригляделся к нему. Вертел и смотрел на него минут пять и так, и эдак, пока не понял, что, видимо, не всё оружие на стене имело игровые характеристики. Скорее всего, большинство висело для красоты. Либо для маскировки ценных предметов.

Я пересмотрел и перетрогал почти всё, что было в комнате, нашёл ещё несколько предметов с игровыми характеристиками, но заветный артефакт клана был надёжно спрятан, что было логично. Кто будет оставлять такую ценную вещь на виду, покидая дом на пару недель? Возможно, тут где-то есть сейф, но времени его искать, не было, не хотелось, чтобы Катя заподозрила неладное.

Я хотел было залезть в ноутбук, но решил, что он явно запоролен. Поэтому не стал его запускать, чтобы ничего не испортить. Возможно, для программистки-диверсантки залезть в него не будет проблемой.

Стоило мне вспомнить Катю, как она появилась в комнате. В белом махровом халате, накинутом на купальник, и заправленными назад мокрыми блестящими волосами. Ну вот, что ни говори, хороша! Ну не мог я ещё принять этот её новый образ. Хорошо хоть характеристики посмотрел, а то бы ещё решил, уверенный в своей неотразимости, что она пришла сюда мне глазки строить.

— Приоделся?

— Ага, — ответил я. — И интересную комнату нашёл.

— Это личный кабинет Артура, — Катя впервые назвала бывшего шефа по имени, мне с непривычки это даже резануло слух. — Он сюда никому не разрешал входить.

— А что ж он даже на замок его не закрыл на время отъезда?

— Закрыл, тут в каждой двери стоит особый магнитный замок. Когда хозяина нет дома, все двери заперты. Но я же вырубила всю систему, — Катя перехватила мой недоверчивый взгляд. — Я долго тренировалась в те дни, когда была одна дома, и в итоге научилась вырубать всё, в том числе комнаты, которые закрываются отдельным цифровым ключом. На всякий случай. И как оказалось, не зря!

— Молодец! — сказал я искренне.

— Меня этому учили не один год.

— Только зачем был нужен этот цирк с телефоном? Если ты и так всё отрубила?

— Я на телефон скачала программу, без которой ничего не получилось бы.

— Понял, — уважительно кивнул я головой. — А ноут его взломать можешь?

У Кати на лице возникло выражения испуга.

— Я надеюсь, ты не пытался его включить?

— Нет, а что ты так испугалась?

— Взломать-то я его взломаю, но как только начну это делать, операционная система отправит ему на почту сообщение, что к компу пытаются получить несанкционированный доступ. Он пришлёт сюда группу в течение пятнадцати минут.

— А если его с собой забрать?

— Можно, но из комнаты лучше не выносить до того момента, как будем покидать этот дом навсегда. Вообще, ничего из этой комнаты лучше до этого момента не выносить. Пошли отсюда!

Мы вышли из кабинета и пошли назад к бассейну.

— Тебе, наверное, очень неприятно здесь находиться?

— Хорошего мало, — ответила мне Катя. — Но я знала, что рано или поздно, всё закончится примерно этим.

Катя тяжело вздохнула и присела на ступеньку лестницы, ведущей на первый этаж. Она немного помолчала и снова вздохнула, было видно, что разговор даётся ей трудно, но она хотела его продолжать.

— Я же не дура. Прекрасно понимала, что долго это всё не продлится. Я жила с Артуром, работала на него и воровала у него информацию. Я видела, как время от времени моих товарищей ловят и увозят на точку Ч. Рано или поздно попадались даже самые осторожные. Я знала, что и мой час настанет. И понимала, что конец нашим отношениям с Артуром не за горами. Но что он будет таким, я и представить не могла.

Катя ещё на некоторое время замолчала, а потом продолжила свой рассказ:

— Однажды я пришла сюда незапланированно, должна была тот вечер провести с подругой, но у неё не получилось, и я поехала сюда. Без предупреждения. Приехала, а они сидят в гостиной за столом и пьют виски. И мило беседуют.

— Твой шеф и другая женщина? — участливо спросил я.

— Если бы! Это было бы лучшим вариантом! Мой шеф и лидер Сопротивления! Я его сразу узнала. Они не стали от меня ничего скрывать. Рассказали, что вся эта история с Сопротивлением была специально создана Конторой, чтобы держать на контроле недовольных. Шеф Сопротивления вообще был офицером КСК под прикрытием, он с Артуром вместе в своё время учился в академии ФСБ, и вообще, они друзья. Они ведь и со мной всё провернули согласно своего плана. Артур прощупал моё недовольство, а шеф Сопротивления направил ко мне вербовщика. Мне иногда казалось, что они даже и не работают, а просто играют в какую-то игру, тика казаки-разбойники. И все эти люди, на работе, в Сопротивлении, вся наша возня, борьба, иногда даже и убийства, всё это просто часть какой-то странной игры.

«Игры, Катенька! Именно Игры, — подумал я. — Ты даже не представляешь, насколько точно ты описываешь ситуацию».

Информация, которую на меня вываливала Катя, была настолько важной, что я боялся упустить даже маленький её кусочек.

— Кать, я не понимаю, а зачем недовольных на контроле держать? Не проще всех на точку Ч? — спросил я, хотя в душе понимал, что они это делали ради Игры.

— Не проще. Свезёшь ты одних на точку Ч, а через некоторое время другие самоорганизуются и вытворят неизвестно что, где и когда. А так наше Сопротивление было самым крупным на Северо-Западе страны. Все романтики и революционеры стремились попасть к нам. Конечно, есть небольшие радикальные группировки, типа тех, что нас освободили. Вот они самое что ни есть настоящее сопротивление, хоть и отморозки. Но размах, конечно, у них не тот. Наша организация была основной. И до сих пор есть. Это потом я поняла, когда стала работать двойным агентом, что всё что мы делаем, это мышиная возня. Самых умных и реальных борцов с Системой выводили из процесса.

— Ты работала двойным?

— А какие у меня были варианты, после того, как я всё узнала? Поняв, что реального сопротивления нет, я была благодарна и за такой расклад. На точку Ч не хотелось. Вот я и работала и на Контору, и на Сопротивление. Получала команды не только от шефа на официальной работе, но и от шефа Сопротивления. Рядовые сотрудники, что там, что там, были уверены в моей идейности. А я занималась тем, что сливала нужную шефам информацию в нужное время нужным людям и там, и там. Предавала и тех, и тех. Сам понимаешь, что от моей романтики не осталось и следа. Ты просто не представляешь, какой сукой, каким ничтожеством я себя ощущала. Особенно, когда в результате моих действий страдали люди, считавшие меня своим товарищем. Да и сейчас ощущаю.

Катя опять замолчала, мне показалось, что по её щеке покатилась слеза.

Глава 13. Часть 2

Я оказался прав, Катя вытерла слезу и грустно улыбнулась, словно застеснявшись этого.

— А взять и всем всё рассказать не пробовала? — продолжил я разговор.

— Сначала хотела, но когда увидела, как у них всё связано и повязано, то руки опустились. Просто стало страшно. Очень не хотелось на точку Ч. Со временем нашла смысл жизни в другом: пыталась, как могла, помогать ребятам, по возможности саботировала, иногда искажала информацию, тем самым спасая людей от неминуемой гибели или от точки Ч, что собственно одно и то же.

— А почему ты в итоге оказалась в той тюрьме? — мне было неудобно задавать Кате такие тяжелые вопросы, но каждая крупица информации была на вес золота.

— Отношения с Артуром испортились после всего этого. Мы ещё формально были вместе, но это было уже не то. С одной стороны, я не могла ему простить, что он меня так подставил. Но с другой стороны, формально я его предала, и это факт. Я обманывала его и воровала у него информацию. А это как ни крути, предательство. Какие уж тут могут быть отношения? — Катя грустно посмотрела на меня и добавила. — Чистый секс. Два раза в неделю, извини за подробности. Ему было хорошо со мной в постели, а мне это давало гарантию, что он меня не отправит на точку.

— Но всё-таки отправил? — не удержался я и перебил.

— Не совсем так. Неделю назад шакалы решили устроить западню для некоторых наиболее активных участников Сопротивления. Я должна была закинуть ребятам наживку: информацию, что к нам в офис привезут на съёмных носителях очень важные коды для взаимодействия с Системой. Настолько важные, что их нельзя даже передавать через сеть. Я когда информацию закидывала, не знала, для чего. Думала, что потом я типа им с этих носителей должна буду что-то слить. А шеф Сопротивления дал ребятам приказ напасть на наш офис и добыть эти диски с данными. Ребята стали готовить нападение. Их всех должны были там убить. Не знаю, зачем понадобилось устраивать побоище.

«Зато я знаю, — опять подумал я. — С позиции Игры это всё очень объяснимо и имеет смысл. Битва! Два главаря решили устроить битву между своими кланами. Настоящую битву с оружием. Да эти парни играют по крупному и ничьих жизней в этой Игре не щадят».

— Там, кстати, Слон должен был быть, ещё несколько ребят, всего около десяти, — продолжила Катя. — Я когда узнала, что их ожидает, хотела предупредить, но Артур как почувствовал, посадил меня под домашний арест и двоих охранников приставил. С охраной-то я справилась, забрала у одного из них мобильный, стала звонить нашим, но они отключили телефоны. Во время операций мы только спецсвязь используем, а у меня рации не было. Я дозвонилась до Кости, это паренёк новенький из Сопротивления. Его ещё не брали на опасные дела. Я ему всё рассказала и велела мчаться наперехват и попытаться не допустить того, чтобы ребята попали в западню. Но Костя не успел буквально на пару минут. Убили почти всех, только Слон и ещё один парень спаслись. Хотя и бойцы Сопротивления тоже много шакалов положили, говорят, побоище было будто на войне.

Я представил, какая там могла быть бойня, и мне теперь стало понятно, почему Слон так отреагировал на приезд к нему Кати. А она тем временем продолжала рассказывать:

— Меня обвинили в предательстве. Костя пытался меня оправдать, рассказал, что я ему звонила, но ему никто не поверил. Кроме шефа Сопротивления.

Катя грустно усмехнулась.

— А тот среагировал быстро, позвонил Артуру, и уже через два часа я сидела в той камере, где мы с тобой познакомились.

— Ну что ж, — попытался я сказать как можно бодрее. — Новость, что нет организованного настоящего сопротивления — не самая приятная. Но то, что есть идейные борцы с Системой, всё равно радует!

— Нет сопротивления? — донёсся до нас голос Ольги. — И Свободного Города, значит, нет никакого! Вы чего здесь сидите на лестнице? Я задолбалась там одна плавать. Кто-то нас пиццей пугал, между прочим! Даже двумя!

Ольга подошла к нам. От неё пахнуло запахом холодной хлорированной воды и горячего женского тела. Я взял её за руку. Всё-таки она у меня лучше всех, и я это понимал, несмотря на всякие глупости, которые иногда лезут в голову. Но на то она и голова, чтобы туда время от времени глупости лезли. Куда им ещё лезть-то?

— А вот тут не всё так просто! — Катя заметно оживилась и проигнорировала намёк на пиццы. — В Сопротивлении почему-то всегда пресекались разговоры на эту тему. Возможно потому, что как раз в Свободном Городе и есть настоящее Сопротивление! Из всех нас о нем больше всех Костя говорил. Я с ним и списывалась из берлоги. Он единственный, кто мне верит. Ну с того самого момента. Я ему потом рассказала обо всём, и о том, что шеф Сопротивления — офицер КСК, но просила дальше не передавать информацию. Неизвестно, сколько среди нас было и есть крыс. Но Костя теперь понял, когда узнал правду о Сопротивлении, что Свободный Город это теперь и его единственный шанс. Он сейчас выясняет информацию. Завтра мы с ним встретимся, он хочет с нами туда идти.

— Почему бы и нет? Лишний боец в дороге нам не помешает, — я поймал себя на том, что сам начинаю мыслить категориями Игры.

— Пошлите на кухню, — Катя поднялась со ступенек и поправила съехавший с плеча халат. — Поедим, да спать пора.

Мы поужинали и разбрелись по спальням. Нам с Ольгой досталась гостевая, оформленная в романтическом стиле. То ли совпадение, то ли Катя специально нас туда отправила. Так или иначе, спасибо ей за это я мысленно отправил за тот вечер не раз.

Проснулись мы от стука в дверь и крика Кати через дверь.

— Подъём! Жду вас на кухне!

Не могу сказать, что мы выспались, но вариантов не было, поэтому после быстрого посещения ванной комнаты мы притащились на кухню. На правах бывшей «почти хозяйки» этого дома, Катя накрыла завтрак и сварила кофе.

— Через два часа, — сказала Катя, жуя бутерброд с паштетом и глядя на часы. — Мы встречаемся с Костей.

— Ну время есть, можно было ещё хоть полчасика поспать, — вздохнул я. — Чего так рано подняла?

— Нет времени! — отрезала Катя. — Он нас в Кировске ждёт, а туда в лучшем случае часа полтора ехать.

— Да мне кажется, ты и за час доедешь, — сказал я, поёжившись от воспоминаний о Катиной манере езды.

Катя проигнорировала мои слова, допила кофе и сказала:

— Доедайте, собирайтесь, через пятнадцать минут забираем ноутбук и уходим!

— Без меня в кабинет не иди, я заодно себе какое-нибудь оружие хочу взять, — попросил я её.

— Там только холодное, — удивилась Катя. — На фига оно тебе?

— На память, — отшутился я, потому как не мог ей объяснить, что рефлекс геймера уже требовал с меня выбрать и утащить из логова врага самый большой меч с самыми лучшими характеристиками.

Мы быстро доели завтрак, переоделись и, будучи готовыми к выходу, поднялись в кабинет главы клана «Рубиновая звезда».

— Если не трудно, возьми ноут, — обратилась Катя к Ольге. — А то он сейчас зациклится на оружии, а у меня тоже руки заняты будут.

Ольга взяла ноутбук, я же снял со стены увесистый палаш и принялся изучать его характеристики. Катя в это время подошла к стоящему в углу комнаты стеклянному шкафчику, в котором находилась бейсбольная бита. Это была не простая бита, в бейсбол ею явно не играли. Она была либо целиком сделана из какого-то дорогого сорта дерева, либо инкрустирована вставками из него, с беглого взгляда разобраться было сложно. Рукоять биты украшали какие-то надписи на неизвестном мне языке. Сам факт того, что она стояла отдельно в стеклянном шкафчике, указывал на то, что она была дорога хозяину. Возможно, с её помощью в своё время он выбил из какого-то бизнесмена свой первый стартовый капитал, после чего его дела пошли в гору.

Стеклянный шкафчик, в котором стояла бита, не имел дверцы, словно она находилась внутри запаянного со всех сторон стеклянного параллелепипеда. Интересно, а как её оттуда достать?

Катя не стала ломать голову, над вопросом открывания стеклянного шкафа.

— На всё у нас не более десяти минут! — с этими словами Катя пнула прозрачный параллелепипед.

Он упал на пол и разбился, сотни осколков разлетелись по полу, бита шлёпнулась на паркет, а Катя изящно её подняла и встала в стойку варвара.

Не успели я ничего ни подумать, ни сказать, как Катя обрушила биту на кожаную поверхность стола. Раздался треск, кожа порвалась, а столешница проломилась.

— Ты что творишь? На хера вещь портишь? — крикнул я, подскочил к Кате и схватился за биту рукой.

— Отвали! — Катя попыталась вырвать биту. — Я тут много чего сейчас попорчу!

— Да хоть весь дом сожги! Биту отдай! — я всё-таки смог выхватить чудесный спортинвентарь.

Ну не мог я, футбольный фанат со стажем, имеющий богатый опыт использования бейсбольных бит в драках, позволить, чтобы такую красоту разбивали о какой-то там стол. Я быстро пробежался взглядом по стенам и остановил его на массивной булаве с металлическим шипованным навершием. Взяв булаву со стены, я протянул её Кате.

— Держи! С неё и толку больше, железная и с шипами. А биту я себе заберу!

Катя была не против, она взяла булаву и с маниакальным энтузиазмом стала крошить ею всё, что попадалось ей под руку.

— Через пять минут в гараже! — крикнула она и вышла из кабинета.

Куда она пошла, мы не знали, но судя по доносившемуся до нас грохоту, было ясно, времени Катя даром не теряет.

— А можно я пойду телевизор в гостиной разобью? — неожиданно спросила Ольга.

— Зачем? — удивился я.

— Просто, — немного смутившись, ответила девушка. — Там такой большой красивый телевизор. Дорогой, наверное. Когда ещё такая возможность представится?

Моя женщина в очередной раз меня удивила.

— Ну беги, если раньше неё успеешь! Ноут только не разбей в угаре!

Ольга быстро убежала, я усмехнулся и стал рассматривать биту, как ни странно, сильный удар о стол она пережила достойно: ни вмятины, ни царапины.

Бита была шикарна! Отличная балансировка и на удивление большой вес, возможно, внутри был металлический стержень. Да, она однозначно была сделана не для занятий спортом.

Я любовно погладил биту по блестящей гладкой поверхности, и в ту же секунду перед глазами всплыла надпись:

УНИКАЛЬНЫЙ СУПЕР-КВЕСТ «НАЙТИ ГЛАВНЫЙ АРТЕФАКТ КЛАНА „РУБИНОВАЯ ЗВЕЗДА“» ПРОЙДЕН. ВАМ НАЧИСЛЕНЫ ОЧКИ РАЗВИТИЯ! 25 ОР

— Охренеть! — вырвалось у меня на всю комнату.

Глава 14. Часть 1

Я сразу и не смог понять, что меня удивило больше: то, что бейсбольная бита оказалась артефактом клана, или то, что за супер-квест дали двадцать пять очков развития. Я осторожно погладил биту ещё раз и увидел новую надпись:

БИТА (МОДЕРНИЗИРОВАННАЯ). ПОВЫШАЕТ НАВЫК ВЛАДЕНИЯ ХОЛОДНЫМ ОРУЖИЕМ НА 8. ДАЁТ +15 К УВЕРЕННОСТИ, +7 К ЛОВКОСТИ

УНИКАЛЬНЫЕ СВОЙСТВА: АРТЕФАКТ КЛАНА (КЛАН «РУБИНОВОЙ ЗВЕЗДЫ»). ДАЁТ ВОЗМОЖНОСТЬ СОЗДАТЬ И ВОЗГЛАВИТЬ КЛАН (ПРИ ДОСТИЖЕНИИ 15 УРОВНЯ), ПОВЫШАЕТ НАВЫК ЛИДЕРСТВА НА 15 (ПРИ АКТИВАЦИИ АРТЕФАКТА). ДОПОЛНИТЕЛЬНО ДАЁТ +8 К ДУХУ, +15 ХАРИЗМЕ

Не слабо и очень замечательно. Что касается харизмы, то по мне, такая бита на плече при любом раскладе должна была её прибавлять, и системное сообщение лишь подтвердило это. А вот касаемо всего остального, это были приятные сюрпризы. И хоть мне с моим одиннадцатым уровнем свой клан пока создать не грозило, я понял, что ценный артефакт надо забрать и спрятать в надёжном месте до лучших времён. То, что они настанут, я очень надеялся. Заодно пришло понимание, что бывший шеф Кати имел минимум пятнадцатый уровень, раз смог создать свой клан. Да, врага я нажил себе серьёзного.

Куда мне лучше спрятать ценный артефакт, я подумать не успел, так как пришлось читать очередное сообщение:

ВЫ ПОЛУЧИЛИ ГЛАВНЫЙ АРТЕФАКТ КЛАНА «РУБИНОВАЯ ЗВЕЗДА». ВЫ МОЖЕТЕ ВЕРНУТЬ КЛАНУ ЕГО АРТЕФАКТ, ПОЛУЧИТЬ ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ И СТАТЬ ИСТИННЫМ ДРУГОМ КЛАНА ИЛИ ПРИСВОИТЬ АРТЕФАКТ СЕБЕ И СТАТЬ ЗАКЛЯТЫМ ВРАГОМ КЛАНА «РУБИНОВАЯ ЗВЕЗДА».

ЖЕЛАЕТЕ ВЕРНУТЬ АРТЕФАКТ И ВСТУПИТЬ В ПЕРЕГОВОРЫ С РУКОВОДСТВОМ КЛАНА «РУБИНОВАЯ ЗВЕЗДА» ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ СУММЫ ВОЗНАГРАЖДЕНИЯ ИЛИ ЖЕЛАЕТЕ ПРИСВОИТЬ АРТЕФАКТ?

— Присвоить, — негромко сказал я и увидел следующую надпись.

ВЫ ПРИСВОИЛИ ГЛАВНЫЙ АРТЕФАКТ КЛАНА «РУБИНОВАЯ ЗВЕЗДА». ЕСЛИ В ТЕЧЕНИЕ ТРИДЦАТИ ДНЕЙ АРТЕФАКТ НЕ БУДЕТ ВОЗВРАЩЁН КЛАНУ И НЕ БУДЕТ ПРОВЕДЕНА ЦЕРЕМОНИЯ ОЧИЩЕНИЯ, КЛАН «РУБИНОВАЯ ЗВЕЗДА» БУДЕТ РАСФОРМИРОВАН. ГЛАВА КЛАНА БУДЕТ ПОНИЖЕН В УРОВНЕ НА 1. АРТЕФАКТ ПОЛУЧИТ СВОБОДНЫЙ СТАТУС

Отличная новость! Всего-то месячишко надо поныкать артефактик по помойкам и можно свой клан создавать. Ну ещё за этот месяц четыре уровня поднять надо. Даже и не скажешь сразу, какая из задач сложнее.

Я быстро оглядел комнату в надежде, что где-нибудь у хозяина ещё и огнестрел завалялся, но ничего подобного видно не было. А бегать по городу с арбалетом или алебардой мне не хотелось, поэтому я больше ничего в этой комнате брать не стал, а просто быстро вышел из кабинета и направился вниз, к гаражу.

В гараже возле заведённого Лексуса стояли Катя и Ольга.

— Я так понимаю, ты решила, раз уж он всё равно на нас обидится, то почему бы у него ещё и машину не забрать? — обратился я к Кате, подойдя поближе.

— Типа того, — согласилась она. — Я ещё сейф смогла вскрыть. Правда, там денег почти не было, но хоть что-то. На некоторое время нам хватит. И вот ещё.

Катя достала из-за пояса автоматический пистолет Стечкина и протянула его мне. Я взял оружие и пригляделся к нему, в надежде увидеть какие-то особые характеристики. Да, Игра уже начинала давить на психику. Поняв, что это обычный пистолет и, посмеявшись в душе над самим собой, я проверил магазин. Он был полон патронами, что не могло не обрадовать.

— Я так понимаю, это мне? Ты ведь всё равно стрелять не сможешь? — спросил я и, не дожидаясь ответа, поставил пистолет на предохранитель и положил его во внутренний карман куртки.

Да, кобура бы не помешала, учитывая не самые маленькие размеры Стечкина. Но придётся пока таскать его в кармане. Катя же кивнула головой и тяжело вздохнула.

— Не переживай ты так! Ну не можешь в человека выстрелить, ну и что? Если подумать, это не такой уж и большой недостаток для девушки, — я пытался как-то приободрить Катю. — Ну что мы можем сделать, чтобы тебе стало совсем хорошо? Ну хочешь, схожу кран в ванной открою, чтобы тут всё затопило?

Я просто шутил, но Катя восприняла всё всерьёз.

— А можно его сжечь?

— Кого? — опешил я.

— Дом!

Катя продолжала удивлять. А мне пришлось её расстроить.

— Думаю, это не самая лучшая идея. На пожар все сбегутся, и твой Артур уже сегодня будет знать, что тут кто-то был. И скорее всего, выяснит — кто. Нам это разве надо?

— Не надо, — согласилась несостоявшаяся поджигательница и села за руль.

Мы с Ольгой сели на заднее сиденье. Катя завела Лексус, включила радио, и под песню «Гни свою линию» группы Сплин мы покинули разоренное жилище бывшего Катиного шефа, по совместительству главаря Клана «Рубиновая звезда». Не знаю, чувствовала ли Катя моральное удовлетворение от содеянного, но я был уверен, узнай она, что её Артур ещё и лишился своего главного артефакта, ей бы стало вдвойне приятно. Но пока я не мог ей этого рассказывать.

Как я и предполагал, с таким водителем до Кировска мы долетела чуть больше, чем за час. И при этом ещё сделали небольшую остановку в лесу сразу же после выезда из города. Как мне ни хотелось таскать с собой везде свой трофей, но я понимал, что пока я не достигну пятнадцатого уровня, бита для меня не более чем оружие в драке. Но, не смотря на внушительные характеристики этого оружия, как артефакт, позволяющий создать клан, бита была в тысячу раз ценнее. Поэтому я решил спрятать её до лучших времён. Катя и тут выручила. Оказалось, что в лесу у неё есть пара схронов с сухарями и мобильными телефонами. Мимо одного из них мы и проехали. Катя очень удивилась тому, что я решил так надёжно спрятать обычную биту, но спорить со мной не стала. Мы достали из тайника мобильный телефон, положили туда биту и продолжили путь в Кировск.

Едва мы въехали в город, Катя свернула в какой-то проулок и остановила Лексус возле маленькой серебристой малолитражки, я даже не смог разобрать, что за марка была у этой машины.

Возле автомобиля стоял невысокий щуплый паренёк в джинсовом костюме и в шапочке из фольги, прикрытой бейсболкой. По просьбе Кати я тоже заранее надел бейсболку, чтобы не нервировать парня, только в отличие от девушек, не подложил под неё фольгу.

Мы вышли из Лексуса и направились к парню.

— Костя! — громко сказал он ипротянул нам руку, шагая навстречу.

— Я — Макс! — я пожал протянутую руку. — А это Оля!

Все по очереди сказали, как всем приятно познакомиться, после чего Костя кивнул на Лексус.

— Угнали?

Катя кивнула.

— Тогда на моей поедем, рисковать нельзя. Моя — чистая, — Костя рукой пригласил нас сесть в малолитражку.

— Эх, Макс! Зря ты биту с собой не взял! — неожиданно сказала Катя.

— Зачем тебе бита? — удивился я.

— Хотелось этому уроду стёкла и фары разбить!

Да, с Катей надо быть осторожнее, девушка очень необычная. И надо ей как-то помочь. Я огляделся по сторонам и увидел неподалёку на дороге здоровенный кирпич. Я поднял его и протянул Кате.

— Нет времени каждую фару бить. На вот, кинь в лобовое, и поехали быстро!

Катя взяла кирпич, однако бросать его не стала. Она подошла к Лексусу и с размаху опустила каменюку на капот, оставив на нём внушительную вмятину. И лишь после этого она швырнула кирпич в лобовое стекло, полностью проломив его. После чего, как ни в чём не бывало, Катя запрыгнула на переднее пассажирское сиденье. Мы все к этому времени уже были в машине.

— Нам сейчас в Тихвин, там мне один камрад передаст точную карту, — сказал Костя, едва мы тронулись. — Этой карты нет в сети, её оберегают от Системы. Передают только на бумаге и смотреть на неё можно, только если голова в фольге. Точнее он даже не даст нам её, а покажет. Мы должны будем запомнить.

— А копию нельзя сделать? — спросила Ольга. — Будем потом смотреть на неё только когда с фольгой.

— А если нас поймают? — ответил вопросом на вопрос Костя. — И капец тогда Свободному Городу! Копию нельзя! Но нас же четверо! Неужели не запомним?

— Запомним, запомним, — успокоил я парня. — Ты главное, поторопись, опоздать ещё не хватало.

— Успеем! — радостно ответил Костя. — У нас три часа до встречи. Хотя нам надо по дороге на заправку заскочить!

— А мы из Тихвина сразу в Свободный Город поедем? — снова спросила Ольга, и я заметил, что она нервничает.

— Лучше сразу, — ответил Костя. — Не знаю, как вы, а я себя чувствую как под прицелом. Особенно, когда начал эту тему пробивать, с Городом. Мы теперь, зная, где он, станем для шакалов желанной добычей.

Я обнял Ольгу, поцеловал её в висок и негромко прошептал ей на ухо:

— Не волнуйся, всё будет хорошо.

Конечно же, уверенности, что всё будет именно так, у меня не былоникакой, но что я её ещё мог сказать?

По пути до Тихвина мы останавливались пару раз на заправках: один раз залить в бак бензина, другой — залить в себя кофе.

К двум часам дня мы добрались до своей цели. Не доезжая пару десятков километров до города, Костя свернул на просёлочную дорогу, поплутал по лесу и вывел машину к невзрачному домику, стоявшему на небольшой полянке. Дом походил на сторожку егеря, причём заброшенную.

Костя заглушил двигатель и достал ключи из зажигания. Мы стали выбираться из машины.

— Погодите! — остановил нас Костя. — Подождите тут! Я пока один.

— Почему? — удивилась уже успевшая выйти из машины Катя.

— Да они тут подозрительные, — ответил Костя, как-то странно смутившись. — Я сейчас их успокою, а потом вас позову.

Паренёк быстро убежал в дом, а я серьёзно призадумался о его поведении. Как-то странно он себя вёл.

— Кать, — обратился я к профессиональной диверсантке. — Тебе не кажется странным, что останавливаясь на заправках, он оставлял ключи в зажигании, а сейчас он их взял с собой? С чего бы это?

— Может случайно? — предположила Ольга.

— Меня больше удивило, что он нас с собой не взял, — проигнорировала Катя Олино предположение. — И как-то заволновался, когда мы захотели с ним пойти.

— Заволновался — не то слово! Заведи-ка машину! У тебя это лучше получается, — нехорошие мысли упорно лезли в мою голову. — Ему вообще насколько можно доверять?

— Доверять нельзя никому, — ответила Катя, садясь на водительское место. — Но приходится.


Катя наклонилась, вырвала провода зажигания и коротнула их, машина завелась. Я на всякий случай достал Стечкина, снял его с предохранителя и перевёл на режим одиночного огня. Я становился окончательным параноиком, но с другой стороны, а что мне было делать в сложившейся ситуации? Лучше потом извиниться перед Костей, чем…

Я не успел закончить мысль, её прервала автоматная очередь, прошившая нашу машину.

Глава 14. Часть 2

ВНИМАНИЕ! ОПАСНОСТЬ! ВЫ АТАКОВАНЫ НЕИЗВЕСТНЫМ ПРОТИВНИКОМ! ЖЕЛАЕТЕ ВСТУПИТЬ В БОЙ?

Я отвлёкся на надпись и не сразу заметил в боковом зеркале заднего вида стоящего позади машины человека с автоматом. Как мы его прозевали? Автоматчик дал по нам ещё одну очередь. И в это же время из дома выбежали ещё трое. Я не смог их разглядеть, так как опять отвлёкся, уже на другую надпись, пришедшую на смену растворившейся в воздухе предыдущей:

СИСТЕМА СГЕНЕРИРОВАЛА ДЛЯ ВАС КВЕСТ «СПАСТИСЬ САМОМУ И СПАСТИ СВОЮ КОМАНДУ 1». ЖЕЛАЕТЕ ПРИНЯТЬ?

— Да! — кричу и отмечаю, что Система не разделяет нас больше, а отмечает как команду.

Так и до клана недалеко. Я снова отвлекаюсь на всякую ерунду в момент смертельной опасности. Глупо, очень глупо. Кстати, а что там насчёт команды, которую я должен спасти? Меня пули не задели, Катю, судя по её поведению, тоже. А вот что там происходило с сидящей сзади Ольгой, было неизвестно.

— Оля! Ты как? — крикнул я ей.

— Нормально, — отозвалась она испуганным голосом.

— На пол ложись! Быстро!

По начавшейся сзади возне, я понял, что Ольга бросилась на пол и пытается там удобно расположиться. В этот момент Катя резко дала назад и направила машину на стрелявшего в нас автоматчика. Парень в азарте не заметил, что стоит спиной буквально в полуметре от огромной сосны. Стрелок он был явно не профессиональный, так как сходу выпустил в нас за несколько секунд весь магазин и сейчас спешно менял его на новый. Сделать это, ему было не суждено. Я почувствовал сильный удар, услышал скрежет мнущегося металла, и меня придавило к спинке кресла. Сразу же отпружинило лбом в переднюю панель.

ВНИМАНИЕ! ВЫ ПОЛУЧИЛИ ПОВРЕЖДЕНИЕ СРЕДНЕЙ ТЯЖЕСТИ! ВАШ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ ПОНИЗИЛСЯ НА 4 ПУНКТА. ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ 67/100.

Я потёр ушибленный лоб и разбитую бровь, отмахнулся от надписи про урон и до моих ушей донёсся истеричный вопль.

Крик шёл снаружи, сзади. Картина там была не весёлая: Катя расплющила всю нижнюю часть тела парня о дерево. Разумеется, он кричал. И очень громко. Я вгляделся в искажённое гримасой боли лицо и узнал Слона.

Волна ярости накрыла меня, я вытянул пистолет, чтобы добить раненого противника, но сделать это у меня не получилось. Машина рванула вперёд, в направлении троих, ранее вышедших из дома. Двое из них стали стрелять в нас из пистолетов, а третий бросился убегать. Я быстро перевёл Стечкин в режим автоматического огня, как смог прицелился и выстрелил в одного из стреляющих. Он тут же упал на землю, схватившись за бок. Увидев это дело, второй стрелявший бросил свой пистолет и побежал в дом. Ребята были явно не бойцы, а просто рассчитывали на весёлое развлечение, выйдя помочь Слону.

Я перевёл взгляд на того, кто убегал и опознал в нём Костю. Хотел сначала в него выстрелить, но не успел. Точнее не стал стрелять, очарованный действиями Кати. Она нагнала своего бывшего товарища и ехала вслед за ним буквально по пятам, готовая в любой момент его переехать. Костя бежал по грунтовой дороге, не глядя под ноги, но неожиданно резко дал в сторону и побежал в сторону небольшого поля с подсолнухами. Видимо понял, что там ему будет проще уйти от машины. Катя так быстро поменять направление не смогла, поэтому немного отстала. Я опять достал пистолет, готовый свершить возмездие, если это не получится сделать при помощи автомобиля.

Ехать по бездорожью было труднее, но всё же машина, есть машина. Катя нагнала Костю перед тем как он подбежал к небольшому заборчику, ограждающему поле. А далее произошло нечто очень забавное: Костя решил на полном ходу перепрыгнуть через заборчик и что было сил прыгнул вверх, а Катя парой секунд ранее выжала из машины всю дурь, решив не затягивать и раздавить предателя. И так получилось, что передний бампер машины настиг Костю в момент его нахождения в наивысшей точке прыжка. Сильный удар пришёлся на ноги, Костю подбросило ещё выше, немного развернуло, и он оказался распластанным на капоте.

Я бы на месте Кати, резко остановился или сдал назад, чтобы скинуть, а затем переехать противника. Но выпускница школы диверсантов выбрала более изощрённый способ: она, не сбавляя ходу, плавно развернула машину и снова выехала на грунтовку. После чего, набирая скорость, поехала в сторону трассы. Что ж, это Катино дело, пусть как хочет, так и наказывает предателя. Хочет на машине переедет, а хочет просто сбросит с капота где-нибудь на трассе на скорости под сто двадцать.

Похоже, Катя выбрала второй вариант и выжимала из развалюхи всё, что можно выжать на грунтовке. А когда она выехала на трассу, это «всё что можно» увеличилось. Скорость была уже приличной, с выпученными от ужаса глазами, Костя лежал на капоте, пытаясь ухватиться за дворники, чтобы не слететь под колёса. Водители двух попавшихся навстречу машин, едва не свернули шеи, глядя на человека, едущего на капоте на скорости под сто.

— Долго ты его так катать будешь? — спросил я Катю и, не дожидаясь ответа, обернулся к Ольге. — А ты чего лежишь? Вставай, уже не опасно!

Ответа не последовало, меня тут же словно пронзило насквозь раскалённой иглой от ужасного предположения, и я резко перегнулся назад, через спинку своего сидения. Ольга лежала на полу в луже крови и держалась за бок.

Да что же это такое! Кровавое и дикое дежавю. Почему опять Ольга? За что?

— Останови машину! Ольгу ранили! — крикнул я, и Катя резко ударила по тормозам.

Костя скатился с капота на дорогу, Катя выскочила из машины и накинулась на него. Я же бросился к своей девушке.

— Оля! Ты слышишь меня?

— Да… не кричи… — еле слышно ответила Ольга.

— Прости, прости, родная, — сказал я почти шёпотом. — Как? Когда? Ты же сказала, что Слон в тебя не попал. Неужели эти уроды из пистолета?

Ольга лишь простонала в ответ. Да, её ранил тот отморозок, что палил из пистолета. Машина была старая, металл тонкий и наполовину проржавевший. Он не стал большой преградой на пути пули.

— Потерпи, родная, мы сейчас отвезём тебя в больницу, всё будет хорошо.

Я говорил, пытался как-то успокоить Ольгу, а дикое чувство страшного дежавю, словно жестокая насмешка судьбы разрывало мой мозг.

— Не говори ничего, — прошептала Ольга. — Я устала… я очень устала… я хочу домой…

— Всё будет, и дом у нас будет, сейчас главное тебя спасти. Давай мы тебя уложим на сидение! Там удобнее лежать, а заодно я рану посмотрю.

Рану посмотреть было необходимо как можно быстрее, судя по всему кровотечение было обильным, надо было как-то его приостановить, хотя бы ненамного.

После беглого осмотра, я понял, что ранение пришлось в брюшную полость, примерно в область печени. Это всё что я мог понять, исходя из моих скудных медицинских познаний. Я бросился к бардачку и обнаружил там аптечку. Вскрыл её, но кроме бинтов там ничего не оказалось. Но хоть стерильные, уже что-то. Я сделал небольшую повязку и наложил её на рану. Велел Ольге немного придавить, насколько это возможно, чтобы хоть как-то приостановить кровотечение. Хотя уверенности, что я поступаю правильно, не было. После этого я выскочил из машины.

Моему взгляду предстала следующая картина: Костя лежал на земле, а Катя истерично пинала его по ногам. Из-за своего страха бить человека, она не могла пнуть его по голове или в живот, но ярость её переполняла, поэтому она просто пинала его по ногам. Правда Катя не учла, что в данном случае, Костя явно предпочёл бы пинки в живот, чем по переломанным машиной ногам. Бедолага выл и катался по земле, а Катя истерично орала:

— Тварь! Крыса! Предатель!

— Да кто бы говорил! Ты сама на два фронта шакалила! — огрызался Костя.

— Заткнись, урод! — я не виновата в этом!

— Катя! Оставь его! — мне не хотелось наблюдать их разборки, когда моя девушка истекала кровью. — Олю ранили, похоже, намного серьёзней, чем в прошлый раз. Надо ехать в больницу!

— Хорошо! — ответила Катя и опять пнула Костю. — Представляешь, этот урод нас выменял на карту к Свободному Городу!

— Как это? — удивился я.

— А вот так! Оказывается, её не так-то легко получить! Кому попало не дают. Но он знал, что карта есть у Слона, и что Слон нас ищет. Вот и выменял сучёнок наши жизни на карту!

— Ну так забирай её, карту эту, и поехали быстрее!

— Не отдаёт!

— Как это не отдаёт? Совсем охренел что ли? — похоже, это стало для меня последней каплей, и я рванул в машину за Стечкиным.

Взяв пистолет, я подошёл к Косте и выстрелил ему в колено. Правда забыл, что стоит режим автоматического огня, инесколько пуль довольно кучно, расстояние-то маленькое, вошли в Костину ногу. Он взвыл ещё громче и укатился в сторону.

Я подошёл к нему, пнул в бок и громко сказал:

— Давай карту! А то следующий выстрел будет в голову! А там труп облутаю и всё равно её достану!

«Облутаю». Почему я так сказал? Не «обыщу», не «обшмонаю», а «облутаю»? Похоже, Игра сильно засела у меня в подсознании.

Костя трясущейся рукой полез в карман брюк, и достал оттуда сложенную в несколько раз бумажку и протянул её мне. После чего сразу схватился за раздробленное одной из пуль колено и вновь громко застонал. Парню было не просто больно, а очень больно. Однако, жалости к нему у меня не было ни капли. Наоборот, было острое желание его добить.

— Давай, Макс! Добивай его и поехали! Сам в больницу торопился! Чего ждёшь? — подлила масла в огонь моей ярости Катя.

Я направил пистолет в голову Косте. Бедняга не услышал Катиных слов, и он не видел того, что я делаю. Он полностью был занят своей болью. Так даже лучше. Я итак добиваю лежачего, не хватало ещё, чтобы он мне в глаза смотрел. Я прицелился. Интересно, что мне дадут за убийство врага?

Стоп! Стоп!!! СТОП!!!!!

Меня пронзило словно электричеством, как тогда в трансформаторной будке. Пронзило насквозь. В голове зазвенело и стало удивительно ясно. Словно рассудок вернулся ко мне после сеанса гипноза. Меня только что интересовало, что мне дадут за убийство! Я только что собирался убить человека за какие-то грёбаные очки характеристик или развития! И даже Ольга тут не причём. Если бы я хотел отомстить за Ольгу, я убил бы его сразу же, как только выскочил из машины. А я хотел убить его ради экспы! Долбаная Игра! А ведь я и не играл ещё толком, но она уже правит моими инстинктами. А что будет дальше? Я представляю теперь, что из себя на самом деле представляют те же Илья и Артур, которые в Игре давно.

Нет, я не палач и не убийца. И никакая Игра, ни какая Система меня таким не сделают. По крайней мере, я буду этому противиться изо всех сил.

— Гнида! — я смачно плюнул на валяющегося на земле Костю и выстрелил в землю возле него.

Костя затих в ожидании неизбежной расправы. Я решил постоять так несколько секунд, чтобы предатель прочувствовал ситуацию по полной. Костя заплакал, громко, навзрыд. И, похоже, что обмочился. Пожалуй, с него хватит, да и каждая секунда была на вес золота.

— Не буду себе карму портить. Надеюсь, сам сдохнешь!

Я быстро пошёл к машине и сел на заднее сиденье, Катя сразу же рванула с места.

— Куда? В Тихвин? — спросила она, набирая скорость.

— Даже не знаю. Рана, судя по всему, тяжелая. До Питера далеко, можем не… — я запнулся, чуть не сказав вслух лишнего. — Давай в Тихвин!

Катя сконцентрировалась на дороге, а я посмотрел на Ольгу. Она лежала, закрыв глаза, и тихонько стонала.

— Потерпи, родная. Ты уж прости, опять я тебя подставил, — я был готов сожрать сам себя от понимания того, что всё, что происходило с Ольгой, происходило из-за меня. — Потерпи, любимая моя, моя хорошая, скоро будем в больнице.

Ольга открыла глаза и попыталась немного повернуться. Ей стало больно, она застонала чуть сильнее, а боль отразилась жуткой гримасой на её красивом лице.

— Надо было выпить, — прошептала она. — Тогда…

— Что выпить? Когда? — я не понимал, о чём она говорит. — Ты пить хочешь?

— Тогда. Когда она предложила тост… за то, чтобы нас не убили… я не выпила…. а надо было… выпить…

Ольга закрыла глаза и затихла.

Глава 15. Часть 1

— Оля! — закричал я во всё горло. — Оля, родная! Не надо!

Мне хотелось трясти её изо всех сил, чтобы привести в чувство, но я боялся сделать ей больно. Поэтому лишь гладил её по заплаканным щекам и кричал. Кричал от чувства безысходности, от обиды, от злости, от невозможности исправить ситуацию.

Ольга еле слышно застонала. Я тут же заткнулся. Прислушался. Она простонала ещё раз. Она была жива. Значит, шансы ещё были. Больше я ничего не говорил, а лишь гладил Ольгу по рукам и лицу, да проклинал себя за всё произошедшее.

Через некоторое время мы подъехали к Тихвину. Едва мы въехали в город, я попросил Катю остановиться.

— Выходи, поговорим! — мне не хотелось разговаривать при Ольге, неизвестно, в какое русло могла зайти беседа.

Катя притормозила на обочине, и мы вышли из машины.

— Ты ведь понимаешь, что в этот раз ситуация совсем плохая, — как бы мне ни было трудно, но я говорил как есть. — Я не знаю, что там за рана, и выживет ли Ольга. Но я должен сделать для этого всё, что смогу.

Катя согласно кивнула головой, а я продолжил.

— Поэтому сейчас мы разделимся. И не спорь! Я повезу Олю в больницу, а ты езжай в Свободный Город. Карта у тебя теперь есть, а с транспортом у тебя проблем не бывает.

Я достал карту и протянул Кате, однако, она её не взяла.

— Я одна не поеду. Я поеду с вами.

— С нами? В больницу? — я начинал психовать. — Ты видела её состояние? Я повезу её в главную городскую больницу! И, скорее всего, я не смогу её там оставить просто так. Да и не хочу я её бросать. Я буду с ней до тех пор, пока не решится вопрос с оказанием ей всей возможной помощи. Или пока меня не арестуют. Так или иначе, не хрен тебе с нами там делать!

— Я не поеду без вас в Свободный Город! — стояла на своём Катя.

— Давай так! — я огляделся по сторонам и приметил неподалёку небольшое кафе под романтичным названием «Дубок». — Иди в ту кафешку и жди меня там! Я думаю, у нас с Ольгой на всё про всё уйдёт часа три-четыре. Берём с запасом, если я через шесть часов не вернусь, то ты уходишь отсюда и одна двигаешь в Свободный Город!

Катя отрицательно покачала головой.

— Хорошо! Жди меня там до десяти вечера! Если в десять я не приду, то уходи! Ежу понятно, что за это время, я либо вернусь, либо меня арестуют шакалы.

Катя снова отрицательно покачала головой. Меня это окончательно вывело из себя.

— Катя! Не тупи! И не зли меня! Ты же не дура! Должна понять, что шансов у меня не много! Но чтобы ты была уверена, приди сюда ещё завтра днём, в двенадцать. А после этого вали на хрен в этот долбаный Свободный Город! Если Ольга не выживет, если меня поймают и отправят на точку Ч, то хотя бы ты доберись в этот сраный город! Доберись, чтобы наши жертвы были не напрасны!

Меня уже практически трясло. И от Катиной упёртости, и от понимания, что на счету каждая секунда, а я теряю время. Я опять протянул Кате карту!

— На! Держи!

— Она мне не нужна, я одна не поеду, — несговорчивая девушка твёрдо стояла на своём. — А если и уеду, то как вы тогда потом туда попадёте?

— Как? Легко, блин! — я бросился в машину и достал оттуда валяющуюся на полу Ольгину бейсболку с фольгой. — Сейчас я надену фольгу и внимательно изучу карту. Система может видеть моими глазами, но она не может копаться в моей памяти! Я запомню карту, а потом доберусь в этот твой город!

Я так и сделал. Обмотав голову, я взял у Кати карту и тщательно её изучил. Если она была верна, то Свободный Город действительно находился между Архангельском и Северодвинском. По мне, так не самое лучшее место проживания, но возможно там действительно присутствует какая-то природная аномалия, которая гасит в этих местах всепроникающие щупальца Системы.

— Всё! Я запомнил! — я отдал Кате карту. — Дай мне телефон, тот с лесного тайника. Там интернет есть?

— Должен быть? А тебе зачем?

— Вконтакте хочу повисеть, пока буду в тюрьме сидеть! — съязвил я. — Больницу найти!

Катя достала смартфон, включила его и протянула мне. Я взял его, крепко, как сестру, обнял Катю и запрыгнул в машину.

— Завтра в двенадцать уходи в Город! — крикнул я в окно и сорвался с места.

— Я без вас не поеду… — едва донеслось в ответ, но мне было уже не до Кати.

Отъехав пару кварталов, я остановился и, быстро изучив в интернете карту города, построил маршрут к главному медицинскому учреждению в городе — межрайонной больнице.

Тихвин — город красивый, но небольшой. До больницы доехали за пять минут. Я припарковался у входа в отделение скорой медицинской помощи, выскочил из машины и забежал в здание.

— Носилки! Срочно! — закричал я, вбежав внутрь. — У меня в машине женщина с огнестрельным ранением в живот!

Двое сотрудников, по виду санитаров, тотчас схватили каталку и покатили её к выходу. Через минуту мы уже перекладывали Ольгу с сиденья машины на эту каталку.

Санитары скрылись, увозя мою девушку внутрь больницы. Я смотрел им вслед и принимал, возможно, самое важное решение за последние дни.

Если я хочу уйти, то должен это делать сейчас. Позже шансов может не быть. Конечно, я могу уйти и через полчаса, а может и через час, если к этому времени меня не арестуют. Но что мне даст этот час? Ольгу за это время явно спасти не успеют, а уйти от погони будет намного труднее. Если уходить, то только сейчас. Или не уходить вообще.

Что будет со мной, если я не уйду? Ответа на этот вопрос, я точно не знал. Но скорее всего, отправят на точку Ч. Если не убьют при задержании. С другой стороны, а чего им меня при задержании убивать? А с третьей стороны, а почему бы и нет? Всегда что-то может пойти не так, все мы люди, все на нервах. В любом случае, если я останусь, мне это не сулит ничего хорошего.


Так имеет ли смысл тогда оставаться? Чем я могу помочь Ольге? В данной ситуации однозначно ничем. Тогда почему я не ухожу? Возможно, потому что хочу быть рядом, несмотря на опасность. Потому что я должен быть рядом!

Отогнав от себя все сомнения и ненужные мысли, я направился в приёмный покой. Придя туда, я увидел, как над Ольгой склонился мужчина лет сорока пяти. Он внимательно разглядывал рану на её животе и еле слышно цокал языком. Я подошёл к нему.

— Я вижу, что рана серьёзная, — начал я сразу и в лоб. — Просто скажите, есть у неё шанс выжить?

— А вы кто? — ответил вопросом на вопрос доктор.

— Муж, — соврал я, испугавшись, что в противном случае, мне ничего не расскажут.

— Ранение тяжёлое, — вздохнул врач. — Но насколько тяжёлое, я прямо сейчас сказать не могу. Скорее всего, задеты внутренние органы, слишком обильное кровотечение. Её надо просто как можно быстрее прооперировать…

— Ну так оперируйте! — практически закричал я.

— Не перебивайте! — неожиданно сурово сказал доктор. — В наших нынешних условиях это не возможно. Операция требуется сложная и не каждый хирург её потянет. Того, кто это сможет сделать у нас, сейчас в больнице нет. Хочу Вам напомнить, что сегодня воскресенье, на работе только дежурный хирург, и он сейчас на операции. Освободится часа через полтора.

— Да она кровью за это время истечёт! — опять не удержался я.

— За это не переживайте, — спокойно ответил доктор. — Кровь ей сейчас перельют, анализ на определение группы уже взяли. Только вот кроме этого, боюсь, в ближайшие пару часов ничего сделать не получится. Разве что, снять боль и сделать возможные на данном этапе обследования.

Доктор замолчал, призадумался и вполголоса добавил:

— А её надо срочно оперировать.

— А Вы? Почему Вы не можете её прооперировать?

— Потому что я — детский хирург, это раз. И операционная такого уровня, как требуется, у нас одна, это два! А там, как я Вам уже сказал, сейчас уже идёт одна операция. Недавно началась.

— А если её в Питер отвезти?

— Разве что на вертолёте МЧС. На скорой не доедет. Тут каждые пять минут важны, а сейчас пробки, кто на дачу выехал, кто с дачи возвращается.

Доктор промолчал некоторое время и добавил:

— Будем пытаться продержать её до того момента, как освободятся оперирующий хирург и операционная. Надеюсь, рана позволит дотянуть.

Мне категорически не понравился этот план. Я понимал, что другого нет, но и имеющийся от этого не становился приемлемым. Надо было что-то делать. А что можно было сделать, кроме как найти вертолёт МЧС и заставить его отвезти Ольгу в Питер? Я прекрасно понимал, что мне это не под силу. Но я знал, кто это сможет сделать!

В этот момент в приёмный покой вошли полицейские. Что ж, ребята, вы-то мне и нужны. Быстро читаю характеристики того, кто постарше званием.

Андрей Чистяков, 34 года, оперативный работник, капитан, МВД

Открытые базовые характеристики

Персональный уровень: 4/50

Здоровье: 63/100

Интеллект: 65/100

Сила: 76/100

Скрытые характеристики

Уровень государственной ценности: 8

Пассивные характеристики

Толерантность: +28

Коммуникабельность: +19

Обучаемость: +20

Негативные характеристики

Склонность к агрессии: +33

Склонность к противоправным действиям: +8

Ваша репутация у Леонида Черноволова

Уважение: 0

Симпатия: -1

Влечение: заблокировано ориентацией объекта


Попробуем ещё раз использовать свои новые возможности.

— Кто из вас Чистяков? — спрашиваю у полицейских, стараясь не глядеть на капитана.

— Я. — отвечает тот. — А что?

— Вы должны были быть тут ещё пять минут назад! — сбиваю сразу же мужика с толку.

— Да мне пять минут назад только сообщили! Хорошо, что мы рядом проезжали! — начал оправдываться Чистяков. — А вы кто?

— Лейтенант ФСБ Седов! — отрапортовал я и подумал, а ФСБ-шники так вообще представляются?

Однако на капитана это подействовало, но ненадолго.

— Можно Ваше удостоверение? — осторожно спросил он.

— С собой нет, я с задания, не видите, мою напарницу ранили? — я понимал, что ещё чуть-чуть и Чистяков таки догадается, что я вожу его за нос. — Спецсвязь есть?

— Рация только.

— Доложите руководству, что я здесь, что секретная операция под угрозой срыва! Мои средства связи вышли из строя! Агент Фролова смертельно ранена! Пусть свяжутся с Управлением ФСБ по Санкт-Петербургу и области! Срочно! Надо передать информацию для майора Карпова. Для Ильи Карпова!

Возможно, всё, что я делал, было глупо, Чистяков в любой момент мог меня раскусить, его руководство могло послать его на фиг и просто велеть доставить меня в отделение. В конце концов, Илья мог числиться не в ФСБ, а в МВД или вообще быть секретным агентом. Но другого варианта у меня не было. Надо было делать хоть что-то, вот я и делал, подгоняемый страхом потерять Ольгу из-за промедления с операцией.

Капитан связался с руководством и, косясь в мою сторону, передал им всю полученную от меня информацию. Ольге в это время сделали какой-то укол и увезли в процедурную для переливания крови.

Минут пять мы с Чистяковым постояли молча, косясь на его рацию, но зазвенел его мобильный. Капитан ответил, прижав трубку к уху, и сразу же его лицо вытянулось в удивлённой гримасе.

— Вас! — негромко сказал он, протянув мне трубку.

— Седов, ты? — услышал я знакомый голос.

Всё же мой выстрел наугад в пустоту попал в нужную мне цель.

— Да, я.

— Лейтенант, мля… — голос у Ильи был не шибко приветлив. — Что с Ольгой?

— Она ранена. Очень сильно. В живот.

— А что вы в Тихвине делаете?

— Так получилось, сейчас это не важно, — меня раздражал спокойный тон Карпова. — Её надо спасать! Тут нет возможности сделать операцию. Надо везти её в Питер! На скорой не довезут, нужен вертолёт МЧС. Я знаю, ты сможешь. Не ты, так отец твой.

На том конце невидимого провода возникла пауза.

— Зачем мне это?

— Не будь мудаком! Она твоя бывшая девушка!

— Ну так ведь бывшая, — тем же спокойным тоном ответил Илья. — А ты сам-то сильно хочешь ей помочь?

— Тупой вопрос! — я еле сдерживался, чтобы не перейти на маты.

— Насколько сильно ты хочешь ей помочь? — я просто чувствовал, как где-то там далеко в Питере ухмыляется эта рожа. — Ты готов лично привезти её к нам в госпиталь?

— Нужен вертолёт! — я в состоянии стресса сразу и не понял, к чему он клонит.

— Я пришлю вертолёт. Считай, что он уже летит. Но у меня одно условие: ты лично доставишь её в госпиталь. А я вас там встречу. Тоже лично.

— А если я откажусь лететь к тебе?

— Что ж, хорошая Ольга была девушка, но глупая, не с тем связалась, — я просто ощущал, как он там упивается своей значимостью и моим ничтожеством. — Если она в сознании, передавай привет!

Илья положил трубку. Это был верх цинизма и самонадеянности, но это сработало. Я быстро нажал кнопку вызова последнего входящего номера и сказал в трубку:

— Я согласен. Высылай вертолёт.

— Скоро будет. И ещё, — Илья выдержал паузу. — Той своей легенды, что ты из ФСБ, и придерживайся. Не стоит ни ментам, ни ЧС-никам лишнего знать. Я им уже подтвердил, что ты наш под прикрытием. Соответственно себя и веди. Только не вздумай ничего учудить. Её начнут оперировать, только когда ты переступишь порог моего кабинета.

— Это подло!

— Не спорю, — согласился Илья. — Но это работает!

Я сбросил звонок и вернул телефон Чистякову. Ехать к Илье было категорически не охота. Мрачные мысли о грядущих перспективах начали заполнять мою голову.

Но по крайне мере, я теперь знал, ради чего я не убежал, а остался. Уйди я, и ей бы точно никто не помог. А так у неё появлялся шанс. В тот момент для меня это было главным.

Глава 15. Часть 2

Вертолёт прибыл довольно быстро. Мы погрузились и вылетели в Питер. По прилёту Ольгу прямиком отправили в больницу на операцию, а меня доставили в уже знакомую мне тюрьму. Таким образом, мой побег из неё продлился меньше недели. Да уж, не круто. Надеюсь, Катя мой рекорд побьёт намного. Лишь бы дурью не маялась и завтра в двенадцать выдвинулась в этот свой долбаный Свободный Город.

Мне даже показалось, что меня поместили в ту же камеру. Пользуясь тем, что сокамерников не было, я решил прилечь на нары и немного вздремнуть. Стресс вымотал меня, а впереди ждало неизвестно что. Силы в такой ситуации пригодятся.

Однако, это оказалось не так просто, из головы не выходили мысли об Ольге. Я встал и прошёлся по камере туда-сюда. А потом появилась надпись:

КВЕСТ «СПАСТИСЬ САМОМУ И СПАСТИ СВОЮ КОМАНДУ 1» НЕ ПРОЙДЕН. ВАША КОМАНДА ЛИШИЛАСЬ ОДНОГО ИГРОКА. НАВЫК ЛИДЕРСТВА УМЕНЬШЕН НА 5, УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ УМЕНЬШЕНА НА 5

Я встал как вкопанный посередине камеры и не хотел верить полученной информации. В данный момент мне было плевать на все эти навыки и характеристики. «Ваша команда лишилась одного игрока» — эти слова пронзали посильнее самого острого клинка.

— Не успели, — сказал я негромко сам себе и сел на пол, прислонившись спиной к стене.

Внутри были пустота, чувство потери близкого человека и чувство вины за это.

Не знаю, сколько времени я так просидел, но вывел меня из этого состояния звук отпираемого замка. Я встал. На пороге камеры возникли два конвоира. Их вид окончательно вернул меня к действительности, и я впервые за последние часы подумал о себе. Пришло полное осознание того, что я влип. Причём, влип не по-детски. И как бы мне ни было жаль Ольгу, как бы ни было больно от её потери, чтобы попытаться выжить самому, надо было прекращать думать о ней. Как бы дико это ни звучало, первое, что я должен был сделать на пути к спасению, это забыть об Ольге.

— На выход! — буркнул один из конвоиров.

Я спорить не стал и вышел из камеры.

— Лицом к стене! Руки за спину! — продолжил раздавать указания конвоир.

Я стал лицом к стене и протянул назад руки, мне надели на них наручники, после чего мы проследовали на выход из блока.

Меня привели в небольшой кабинет, судя по обстановке, принадлежавший какому-то следователю. Конвоиры велели мне стоять у стены, и сами стали рядом. Так мы и простояли минут десять-пятнадцать. После чего пришёл Илья. Он был в отличном расположении и сходу отдал приказ:

— Подождите снаружи!

Конвоиры послушно покинули кабинет, а Илья плюхнулся в кресло за столом.

— Да ты садись! — сказал он мне, довольно улыбаясь. — Наручники, прости, не сниму, а вот в остальном чувствуй себя как дома! Могу кофе сделать. Хочешь?

— Спасибо, не хочу, — меня бесило его веселье, он ведь не мог не знать, что Ольга умерла.

Или он это делал специально, чтобы меня позлить? Тогда это глупо.

— Твой кабинет? — я тоже попытался усмехнуться. — Я думал, ты покруче должность занимаешь.

Илья расхохотался.

— Из моего кабинета Смольный виден, а это какого-то следака конура, даже и не знаю, чья.

Илья ещё раз с довольной ухмылкой оглядел меня, видимо моё нахождение тут в наручниках доставляло ему не малое удовольствие.

— Не важно, чей это кабинет, — продолжил он начатый разговор. — Главное, что мы встретились в нём!

— Да хер бы мы встретились, если бы Ольге не нужна была операция!

— Если бы… — он опять рассмеялся, что за мерзкая привычка. — Если бы у меня был чит к Системе, я был бы Императором Земли! Но мы исходим из того, что есть, а не из того, что было бы!

Чит к Системе. Хорошая мысль. Интересно, а он существует в природе? Нет, я, конечно, не претендую на роль Императора Земли. Я даже на роль мэра Санкт-Петербурга не претендую, но было бы не плохо иметь такую штуку.

— Спасибо за наводку, займусь на досуге поисками. А то я уже пять дней в Игре и ни одной пасхалки.

Илья проигнорировал мою не самую удачную шутку.

— За то, что ты сделал с моей машиной, я сначала хотел тебя убить! Но это было бы слишком просто! — тут он на секунду перестал улыбаться, видимо действительно мы его тогда сильно расстроили, аж не может об этом спокойно говорить.

— Да, да, я уже понял, поэтому ты решил отправить меня на точку Ч. Один раз уже проходили.

— Но сначала в коробочку! — и эта рожа снова расплылась в улыбке.

— Куда? Что ещё за коробочка? — я понял, что существует что-то похуже точки Ч, и мне это не понравилось.

— А скоро узнаешь.

Ну узнаю, так узнаю. В любом случае, если он ожидал сейчас увидеть мой испуг, то напрасно терял время.

— Я хочу проститься с Ольгой! — высказал я свою единственную и, возможно, последнюю просьбу.

— А свидание вам не организовать?

Всё-таки он был конченным моральным уродом, раз мог в такой ситуации сидеть и ухмыляться.

— Упырь ты, а не человек! Она ведь твоя бывшая девушка!

— Моя девушка? Да кому нужна эта шлюха? — Илья опять рассмеялся. — Ну, разумеется, кроме тебя.

Я не выдержал и бросился к нему, намереваясь ударить его головой или ногой. Однако, не получилось. Головой надо бить неожиданно, поэтому я лишь получил локтем в висок и отлетел к стене. Падать с наручниками за спиной оказалось тоже не очень весело. Я разбил лоб и вывихнул левое плечо. Система не заставила себя долго ждать:

ВНИМАНИЕ! ВЫ ПОЛУЧИЛИ ПОВРЕЖДЕНИЕ СРЕДНЕЙ ТЯЖЕСТИ! ВАШ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ ПОНИЗИЛСЯ НА 4 ПУНКТА. ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ 63/100.

Я осторожно встал на ноги, опираясь на стену здоровым плечом.

— Думаешь, я не знаю о ваших отношениях? — рыкнул Илья.

Я промолчал. Оспаривать было глупо. Соглашаться я не хотел из принципа. Я вообще не хотел сейчас говорить об Ольге. Но один вопрос задал, не удержался.

— А на хрена ты тогда её к себе пригласил?

— Да потому что знал, что она с тобой придёт!

— А я тебе зачем?

— Понимаешь ли, любой новый десятый — это событие. Игроков не так уж и много. Каждый новый Игрок это либо твой союзник, либо твой враг. Третьего не дано. Возможно, мы бы и смогли стать союзниками. Я так смотрю, ты мужик шустрый и ушлый. Вон, — он опять усмехнулся. — Ребята из Рубиновой Звезды за твою голову уже не слабую премию объявили.

— А знаешь, почему?

— Нет, но хотелось бы.

— Давай, я тебе расскажу, а ты мне объяснишь, как очки распределять?

Илья расхохотался.

— Да, ты реальный жук! Только после коробочки тебе эти знания не понадобятся!

Илья подошёл к двери, открыл её и крикнул конвоирам:

— В коробочку его! До моих дополнительных распоряжений!

Меня быстро вывели в коридор, и я напоследок ещё раз увидел довольную ухмыляющуюся морду Ильи. Вот бы по ней заехать. Да с ноги. Да с разбегу. А ещё лучше моей новой битой. Как же сильно мне этого захотелось. Эх, мечты, мечты.

В старую камеру мы больше не вернулись. Меня отвели глубоко в подвал и впихнули в небольшое тесное помещение, похожее на карцер. Размером она была примерно три на три метра. Под потолком горела, а точнее постоянно мигала, еле живая лампочка, создавая ощущения дополнительной нервозности. Вдоль двух противоположных стен стояли двухъярусные нары. Выходит, камера была рассчитана на четверых, что явно нарушало все нормы содержания заключенных. На одних нарах внизу лежал паренёк, на вид лет восемнадцати. Больше в комнате никого не было. Конвоиры сняли с меня наручники и молча впихнули в камеру, после чего закрыли за мной дверь.

Я, стараясь привыкнуть к мерцающему свету, попытался разглядеть будущего сокамерника. Попробовал вглядеться в его характеристики, но ничего не получилось.

— Что глаза вылупил? — усмехнулся парень. — Пытаешься мои статы прочитать?

— Хотел, — честно признался я.

— Ничего не выйдет, мы в коробочке! — сказал парень и, поймав мой недоумённый взгляд добавил. — Эта камера обита железом. Система нас не видит. Контакта с ней тут нет.

— И какой в этом смысл?

— Ты реально не в курсе?

Я покачал головой.

— Смысл в том, что проведя трое суток вне Системы, ты теряешь один уровень! У тебя сейчас какой?

— Одиннадцатый.

— Ну вот. Значит, шесть дней, и ты — девятый! — почему-то весело сказал парень. — А это что значит?

— Да откуда я знаю, что это значит? — паренёк начал меня раздражать. — Если знаешь, то говори!

— Это значит, что забудь про Игру! Кого опустили ниже десятого, тот никогда не возвращается, — парень резво поднялся с нар и подошёл ко мне. — Колян!

Он протянул руку, причём сделал это так искренне и по-доброму, что я перестал на него злиться.

— Макс! — ответил я и пожал руку.

Глава 16. Часть 1

Некоторое время я переваривал информацию. Принять то, что я своё уже отыграл, по сути, так и не начав играть по-настоящему, было трудно. Я не знал, что меня сильнее расстроило: сам факт, что я не смогу больше быть Игроком, или что я не смогу быть Игроком в мире, где многие играют? Скорее всего, именно второе. Будь у меня возможность вернуть тот мир, что был у меня неделю назад, я бы ни на секунду не задумывался. В редкие минуты покоя я с грустью и нежностью вспоминал те славные времена. Но пути назад не было. Тот мир исчез. В данный момент я находился в совершенно ином мире. Мире, населённом «игроками» и «гражданами». И какая-то сволочь, по имени Илья Карпов, переводила меня из первой категории во вторую. Переводила без моего согласия, ещё и получая с этого удовольствие. Сказать, что мне это не нравилось, считай, что ничего не сказать. И на то, чтобы избежать это, у меня было чуть менее шести суток. Нельзя сказать, что задача казалась мне выполнимой, но и заранее сдаваться не хотелось. Всегда стоит надеяться на удачное стечение обстоятельств, в крайнем случае, на чудо. А так как в данный момент чуда я не наблюдал, то чтобы не тратить понапрасну драгоценное время решил порасспросить у Коляна обо всём, что он знает. Парень, судя по всему, тут заскучал один, и явно не прочь поболтать.

— А ты сам-то тут давно? — начал я осторожно и издалека.

— Да уж третья неделя пошла, — грустно сказал Колян. — Опустили суки. Полностью опустили.

— Тебя не парит это слово «опустили»? — меня такой термин в контексте нахождения в тюрьме, напрягал, вроде я никогда не имел отношений с уголовниками, но вот не нравилось мне это слово, и всё тут.

— Меня парит, что опустили, — ещё более грустно ответил Колян.

— А какой у тебя был?

— Шестнадцатый.

— Фига се! — я аж присвистнул. — Не врёшь?

Колян отрицательно покачал головой.

— Я полтора года качался.

— А за что тебя?

— По сути, ни за что. За то, что качался сам по себе, ни в какие кланы не вступал, от шакалов прятался. А у них принцип такой: или ты с ними, ну то есть, шестеришь на них, или они тебя убирают. Мне, когда первый раз поймали, так и сказали сразу: сбивай сам себе уровень до десятого и иди к нам в клан рядовым бойцом.

— А как самому сбить?

— Не тупи! Башку фольгой обмотай и всё.

Я кивнул головой, действительно, что-то я туплю из-за этого стресса.

— Разумеется, я пообещал, чтобы отпустили, а потом свалил из города. Я вообще из Воронежа. В Москву сначала хотел, но потом решил, что в Питере шакалов поменьше. Думал, спрячусь. Не получилось. Поймали.

— Ну а на фига весь этот гемор? Держать тебя тут, сбивать уровни, можно ведь было просто тебя грохнуть!

— Экспу зарабатывают. Если просто грохнуть, то никаких ништяков они с этого не словят. А так тебя вносят в кос-лист клана и начинают охоту. Потом ловят, опускают и официально на клан получают за это все твои бонусы, экспу и ещё по мелочи плюшек ловят на тебе.

— Интересно, это придумано для того чтобы Игру разнообразить, или чтобы народ не валил всех неугодных направо и налево?

— Да хрен его знает, — пожал плечами Колян. — Но я не думаю, что разница большая. Что бы меня сразу завалили, что на точку Ч отправят.

— Разница есть, — не согласился я. — Если бы тебя сразу завалили, мы бы с тобой сейчас не разговаривали. Кстати, а что это за точка такая? Все про неё говорят, но никто не рассказывает подробностей.

— А никто и не знает. Кроме самой верхушки шакальей конторы. Одни говорят, что там просто всех валят и закапывают в братские могилы, другие — что там людям как-то память стирают, а потом отправляют в Сибирь на химию, где они тупо работают. По мне так, второй вариант лучше. Хотя, конечно пахать овощем на заготовке леса не самый лучший вариант, но однозначно лучше, чем в расход. Так или иначе, скоро узнаем, — Колян совсем загрустил и замолчал.

— Ладно, не ссы! Безвыходных положений не бывает! — попытался я подбодрить сокамерника, но это получилось совершенно неубедительно.

Я решил перевести разговор на другую тему и немного разузнать про Игру и Систему.

— Скажи, раз ты до пятнадцатого дошёл, то явно знаешь, как уровни повышать?

— Конечно, знаю. Чего там знать-то? Как в любой игре, кидаешь очки развития в повышение уровня и готов левел ап.

— А очки-то как туда кидать?

Колян рассмеялся, он понемногу возвращался в разговор, видимо был такого склада, что не мог долго находиться в унынии.

— Значит, ты тоже хапнул одиннадцатый, а после этого завис, хотя и экспы набрал?

Я согласно кивнул головой.

— На самом деле всё проще простого. Надо просто дать Системе команду вложить накопленные очки в повышения уровня.

— Просто дать команду? И всё?

— Ну да!

— Ты хочешь сказать, — я не верил своим ушам. — Что Системе можно давать команды?

— Конечно, хоть они и ограничены, но можно. Говорю же, тут всё как в обычной компьютерной игре. Хочешь повысить характеристики, даёшь команду, хочешь повысить уровень, даёшь команду. Если есть на что повышать, ну то есть очки развития и характеристик, то Система повышает. Можно потом перераспределять. Да много чего можно, ну типа опцию можешь ещё активировать, если есть какая-нибудь, — Колян снова загрустил, видимо вспомнил, что он этого всего лишён навсегда.

— Но как, блин, ей команду давать? — мне хотелось узнать как можно больше.

— Да легко! До пятнадцатого уровня, как только Система сообщает о новых очках, пока висит надпись, надо мысленно, но очень настойчиво сказать: «распределить очки». А лучше вслух, чтобы наверняка. А с пятнадцатого открывается постоянный интерфейс общения с Системой, и вообще всё легко становится.

— И всё? Просто сказать? — я до сих пор не верил своим ушам, столько времени я пытался разгадать этот секрет, а всё оказалось настолько просто.

— Ну да. Пока висят надписи, открыт временный интерфейс. Можно что-то спросить или дать команду.

— А во время каких надписей это работает?

— Во время любых. Сам факт появления надписи означает, что Система на связи.

Я, не совладав с эмоциями, хлопнул себя ладонью по лбу. Колян рассмеялся.

— У меня так же было. При наборе двадцати очков развития, Система предлагает перейти на одиннадцатый, ну типа показывает, что левел ап возможен. Ну а потом ты сам должен раскопать, как это делается. За это она тоже, кстати, бонус даёт, типа это квест такой. Мне правда не дала.

— Почему?

— Да я не сам раскопал, а мне подсказали.

Я подумал, что возможно мне Система эти очки даст, ведь она не видела, что мне тоже подсказали. Имело смысл надеяться, что это зачтётся как самостоятельное решение квеста. И вообще стоило надеяться на лучшее.

«Рано паниковать, ещё только первый день начался», — мысленно сказал я сам себе и поудобнее устроился на нарах.

Через два с половиной дня паниковать я всё же начал. Я уже знал об Игре и Системе очень много, Колян оказался очень эрудированным и общительным парнем. Но что мне теперь было с того? Менее чем через двенадцать часов я снова стану десятого уровня. А по прошествии ещё трёх суток, меня как они выражаются, опустят до уровня, с которого нет возврата.

Вечером третьего дня пребывания в камере я лежал на нарах, осознавая, что имею в запасе тридцать семь очков характеристик и пятьдесят очков развития, и даже знаю теперь, как это всё можно использовать, но поезд ушёл. Потихоньку я начал понимать состояние и ощущения Коляна. Тоска накатывала всё сильнее и сильнее.

Неожиданно открылась дверь, что было странным, ужин к тому времени уже принесли. Послышался голос конвоира:

— Седов! На выход!

Я поднялся и вышел из камеры, без напоминаний повернулся лицом к стене и протянул конвоиру руки. На меня надели наручники и куда-то повели. Пройдя половину пути, я видимо вновь попал в зону охвата Системы, потому как перед глазами замигала ядовито-красная надпись:

ВНИМАНИЕ! ОПАСНОСТЬ НАИВЫСШЕГО УРОВНЯ! ВЫ НАХОДИЛИСЬ ВНЕ ДОСТУПА СИСТЕМЫ В ТЕЧЕНИЕ ШЕСТИДЕСЯТИ ДВУХ ЧАСОВ И ВОСЬМИ МИНУТ! В СЛУЧАЕ ПРЕБЫВАНИЯ ВНЕ ДОСТУПА СИСТЕМЫ ЕЩЁ В ТЕЧЕНИЕ ДЕВЯТИ ЧАСОВ ПЯТИДЕСЯТИ ДВУХ МИНУТ, ВЫ БУДЕТЕ ПОНИЖЕНЫ В ИГРОВОМ УРОВНЕ!

— И что мне делать? — пробурчал я негромко себе под нос, глядя на надпись.

Не то, чтобы я собирался сейчас что-то делать, но этот вопрос был наиболее логичным, чтобы проверить слова Коляна о том, что с Системой можно общаться. Конвоир же счёл такой риторический вопрос вслух за проявление моей начинающейся истерики и никак на это не отреагировал. А вот Система отреагировала почти мгновенно:

ВО ИЗБЕЖАНИЕ ПОНИЖЕНИЯ В УРОВНЕ, ВАМ НЕОБХОДИМО СРОЧНО ОБНУЛИТЬ СЧЁТЧИК ПРЕБЫВАНИЯ ВНЕ ДОСТУПА СИСТЕМЫ!

— Как? — опять пробормотал я, скорее уже интуитивно.

Конвоир уже покосился на меня, а Система снова выдала ответ:

СЧЁТЧИК ПРЕБЫВАНИЯ ВНЕ ДОСТУПА СИСТЕМЫ ОБНУЛЯЕТСЯ ПУТЁМ ПРЕБЫВАНИЯ В ДОСТУПЕ В ТЕЧЕНИЕ СЕМИДЕСЯТИ ДВУХ ЧАСОВ!

Что ж, логично. Как говорится, клин клином. Никаких лишних заморочек. Только вот неосуществимо в данный момент, к моему огромному сожалению.

Пока я об этом размышлял, надпись исчезла, и продолжение сеанса связи с Системой я благополучно прошляпил. С другой стороны, конвоир бы всё равно не дал нормально пообщаться. Ладно, зато теперь я знаю, как себя вести и что делать, если удастся отсюда свалить до того как «опустят» ниже десятого.

Меня опять привели в тот же кабинет, где я ранее разговаривал с Ильёй. Но в этот раз он уже находился на месте и встречал меня своей мерзкой улыбкой.

— Здравствуй, мой пока ещё одиннадцатиуровневый друг! — ехидно произнёс Карпов глядя мне в глаза.

— И тебе привет, пока ещё двенадцатый!

Илья рассмеялся. Я понял, что бы я сейчас ни говорил, ему всё будет доставлять удовольствие. Сам факт моего нахождения здесь перед ним в наручниках, уже являлся для него отличным поводом для веселья.

Интересно, почему он вызвал меня сейчас, а не потом, когда я потеряю уровни? В этом явно был какой-то смысл. Скорее всего, он хотел насладиться моим страхом. Потом, потеряв всё, я буду подавлен и расстроен, что в этом интересного? На что там будет смотреть? А сейчас он хочет увидеть в моих глазах страх. Страх перед неизбежным крахом. Возможно, надеется, что я буду умолять его сжалиться надо мной. Хренов извращенец, уж что-что, а страха ты не увидишь! Хотя что-то подсказывало, что не тот Илья человек, чтобы тратить своё время лишь нато, чтобы насладится зрелищем моей паники. Что-то ему от меня надо. Но что?

— Ты уже в курсе, что тебя ожидает через три дня? — продолжил он разговор.

— Да уж, рассказали.

— Это хорошо. Что рассказали, — Илья продолжал лыбиться. — Но этой участи можно избежать. Хочешь?

— Ты реально держишь меня за идиота? — меня взбесили его слова. — Да я ни за что не поверю, что ты хочешь мне помочь!

— Да я тебя убить хочу за мой ушатанный гелик! — улыбка впервые исчезла с лица Ильи. — Но у тебя есть шанс загладить вину. Куда ты дел артефакт Рубиновой Звезды?

— Съел! Веришь, нет? У них в роли артефакта выступала кура-гриль! — теперь уже улыбался я.

Сразу всё встало на свои места, и стало понятно, что этому упырю от меня надо. Я ещё раз убедился, что идея прихватить с собой биту, оказалась удачной. Впрочем, сейчас как в любой игре, брать с собой надо всё, что можно взять. Пригодиться может всё, что угодно, в любой момент. Жаль только, что как в компьютерной игре нет безразмерного вещмешка.

Глава 16. Часть 2

Пока я собирал в своей голове пазл текущей ситуации, майор КСК взял себя в руки и опять улыбнулся.

— Меня радует, что ты находишь в себе силы для шуток, пусть и идиотских. Но я бы на твоём месте не артачился. Подумай, что тебя ждёт?

Что меня ждёт? Интересно, он сам такой тупой, или считает настолько тупым меня? Что меня ждёт? Да точка Ч меня ждёт! Независимо от того, отдам я ему артефакт, или не отдам! Так я лучше не отдам! Пусть он удавится от досады!

— Меня ждёт величие и слава! — я постарался улыбнуться как можно шире и наглее.

— А больше похоже на слабоумие и невменяемость, — парировал Илья, видимо я перестарался с улыбкой.

Он ухмыльнулся и добавил:

— Давай так, я сейчас не буду торопить тебя с ответом. Посиди ещё в коробочке, подумай, поразмысли. У тебя ещё три дня есть, до момента невозврата.

— Да хрен там! — заорал я на весь кабинет. — Шесть!

Я сорвался с места и с разгону ударился головой о стену. В глазах потемнело, я упал на пол. Со стороны это на двести процентов подтверждало слова Ильи о слабоумии и невменяемости, но меня это мало волновало. Желанная надпись появилась-таки перед глазами:

ВНИМАНИЕ! ВЫ НАНЕСЛИ СЕБЕ ЛЁКГОЕ ПОВРЕЖДЕНИЕ! ВАШ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ ПОНИЗИЛСЯ НА 2 ПУНКТА. ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ 61/100.

— Поднять уровень! — заорал я, пока надпись не исчезла, да во всё горло, не скрывая своей цели от Ильи.

Система ответила мгновенно:

ВНИМАНИЕ! ВАМ ДОСТУПЕН ПЕРЕХОД НА СЛЕДУЮЩИЙ УРОВЕНЬ! ДЛЯ ЭТОГО ПОТРЕБУЕТСЯ 40 ОЧКОВ РАЗВИТИЯ. ЖЕЛАЕТЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ СВОИ ОЧКИ РАЗВИТИЯ И ПЕРЕЙТИ?

— Да! — тороплю я Систему, пока Илья не лишил меня возможности общаться с ней.

Я понимал, что если он набросится на меня, то в завязавшейся драке я утеряю контакт с Системой, и интерфейс закроется. Но Карпова это всё изрядно веселило, и он явно не хотел вмешиваться в мои попытки прокачаться.

ВЫ ПЕРЕШЛИ НА 12 УРОВЕНЬ! ВЫ ПОЛУЧАЕТЕ ДОСТУП К СПРАВОЧНОМУ ФУНКЦИОНАЛУ ИГРЫ! ВАМ НАЧИСЛЕНЫ ОЧКИ ХАРАКТЕРИСТИК! 10 ОХ

Да! Я сделал это! Я выбил себе ещё три дня! Возможно, это ничего не значит, и через неделю меня «опущенного» отправят на точку Ч, а возможно, это спасёт мне жизнь. Так или иначе, но надо делать всё возможное, для прокачки и выживания. Главное, не сдаваться!

ЖЕЛАЕТЕ РАСПРЕДЕЛИТЬ ОЧКИ ХАРАКТЕРИСТИК? У ВАС 47 НЕРАСПРЕДЕЛЁННЫХ ОХ

Я хотел было распределить и очки характеристик, учитывая, что их набралось просто неприличное количество, но подумал, что в данный момент это будет глупо. Куда их лучше бросать, я не знал, а делать это лишь ради того, чтобы их потратить, было не рационально.

Надпись исчезла, её сменила следующая:

ВЫ ВЫПОЛНИЛИ СКРЫТЫЙ СИСТЕМНЫЙ КВЕСТ «ИЗУЧЕНИЕ ПОВЫШЕНИЯ УРОВНЕЙ». ВАМ НАЧИСЛЕНО: 5 ОЧКОВ РАЗВИТИЯ. ПОВЫШЕНЫ НАВЫКИ: ИНТУИЦИЯ +5, ИНТЕГРАЦИЯ С СИСТЕМОЙ +5, ВОЛЯ +4. БОНУС ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ КВЕСТА В УСЛОВИЯХ АГРЕССИВНОЙ СРЕДЫ: 5 ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК

— Куда их лучше распределить? — крикнул я, пока окно интерфейса не закрылось.

ВНИМАНИЕ! ОПАСНОСТЬ НАИВЫСШЕГО УРОВНЯ! ВЫ НАХОДИЛИСЬ ВНЕ ДОСТУПА СИСТЕМЫ В ТЕЧЕНИЕ ШЕСТИДЕСЯТИ ДВУХ ЧАСОВ И ВОСЬМИ МИНУТ! В СЛУЧАЕ ПРЕБЫВАНИЯ ВНЕ ДОСТУПА СИСТЕМЫ ЕЩЁ В ТЕЧЕНИЕ ДЕВЯТИ ЧАСОВ ПЯТИДЕСЯТИ ДВУХ МИНУТ, ВЫ БУДЕТЕ ПОНИЖЕНЫ В ИГРОВОМ УРОВНЕ!

Вообще-то это я уже читал сегодня. Глюканула Система что ли? Или просто пришло время повторить страшилку? Однако я вопрос задавал, причём, очень важный вопрос.

— Что распределять собрался, если не секрет? Может, я могу чем-то помочь? — Илья уже просто глумился надо мной.

Я злобно зыркнул на него и… потерял из виду надпись. Окно интерфейса захлопнулось. Вот же зараза! Я уже было начал мысленно посыпать голову пеплом, но Система опять дала о себе знать:

ВО ИЗБЕЖАНИЕ ПОНИЖЕНИЯ В УРОВНЕ, ВАМ НЕОБХОДИМО СРОЧНО ОБНУЛИТЬ СЧЁТЧИК ПРЕБЫВАНИЯ ВНЕ ДОСТУПА СИСТЕМЫ!

Снова здорово! Таки реально глюканула!

— Да не могу я! — закричал я в отчаянии, не обращая внимания на Илью, которому разве что попкорна в руках не хватало, настолько он был увлечён разворачивающимся у него на глазах зрелищем.

ЕСЛИ ВЫ НЕ МОЖЕТЕ ОБНУЛИТЬ СЧЁТЧИК ПРЕБЫВАНИЯ ВНЕ ДОСТУПА СИСТЕМЫ, ВАМ НЕОБХОДИМО ПРИОБРЕСТИ ОПЦИЮ «РЕЖИМ ОФФ-ЛАЙН» И АКТИВИРОВАТЬ ЕЁ ПЕРЕД КАЖДЫМ РАЗРЫВОМ СВЯЗИ С СИСТЕМОЙ! ЭТО ПОЗВОЛИТ НЕ ЗАПУСКАТЬ СЧЁТЧИК ПРЕБЫВАНИЯ ВНЕ ДОСТУПА СИСТЕМЫ И ИЗБЕЖАТЬ В ДАЛЬНЕЙШЕМ ПОНИЖЕНИЯ В ИГРОВОМ УРОВНЕ!

Опаньки! А вот тут, пожалуйста, поподробней! Я весь превратился в сплошной зрительный нерв, а Система не заставила себя долго ждать:

ВЫ ПОЛУЧИЛИ РЕДКИЙ ШАНС ПРИОБРЕСТИ УНИКАЛЬНУЮ ОПЦИЮ «РЕЖИМ ОФФ-ЛАЙН»! ОПЦИЯ «РЕЖИМ ОФФ-ЛАЙН» ЯВЛЯЕТСЯ СЕКРЕТНОЙ И БЫВАЕТ ДОСТУПНА ЛИШЬ ПРИ НАЛИЧИИ СРЕДСТВ НА ЕЁ ПРИОБРЕТЕНИЕ И УГРОЗЕ ПОНИЖЕНИЯ В УРОВНЕ. ВЫ ПЕРВЫЙ ИГРОК, КОТОРОМУ ПРЕДОСТАВЛЕНА ВОЗМОЖНОСТЬ ПРИОБРЕСТИ ОПЦИЮ «РЕЖИМ ОФФ-ЛАЙН»! СТОИМОСТЬ ОПЦИИ 50 ОХ. ЖЕЛАЕТЕ ПРИОБРЕСТИ?

И тут до меня дошло, что все эти надписи появлялись не просто так, это Система таким образом отвечала на мой вопрос о распределении очков характеристик. Пусть витиевато, но зато очень доходчиво.

— Даааааааа!!! — заорал я так громко, что даже напугал Илью.

ВЫ ПРИОБРЕЛИ ОПЦИЮ «РЕЖИМ ОФФ-ЛАЙН»

Вот так вот коротко и лаконично выглядела перед моими глазами надпись, гарантировавшая мне, что теперь я не вылечу из Игры, ну по крайней мере, пока жив.

ОПЦИЮ РЕКОМЕНДУЕТСЯ АКТИВИРОВАТЬ КАЖДЫЙ РАЗ ДО ПРЕДПОЛАГАЕМОГО РАЗРЫВА СВЯЗИ С СИСТЕМОЙ. В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ, ЕСТЬ РИСК СБОЯ АКТИВАЦИИ И РАБОТЫ ОПЦИИ

У меня перехватило дыхание. Вот это супер-плюха! Это конечно не чит-код, но очень близко к нему.

Илья по моему довольному лицу уже начал подозревать, что творится что-то странное, и скорее всего, не входящее в его планы. Ему уже было не смешно.

— Ты чего там делаешь? — он встал с кресла. — Несколько уровней решил взять?

Карпов быстро подошёл ко мне и ударил меня кулаком в живот. С наручниками за спиной я мог в этой ситуации лишь согнуться и упасть. Что я и сделал. Было больно, но радовало, что этот урод больше не веселится.

— Увести! — крикнул он в коридор, открыв дверь.

После чего он вернулся ко мне и добавил ещё в живот, на этот раз с ноги. Решив, что этого мало, добавил ещё пару раз по рёбрам, тоже ногой. К тому времени подоспели конвоиры.

А я улыбался во весь рот, несмотря на, скорее всего, сломанное ребро. Я лежал на полу, не обращая внимания, ни на удары Ильи, ни на попытки конвоиров поднять меня с пола. Лежал, приготовившись прочитать очередной отчёт о среднем или большом уроне здоровью. Однако, надпись вышла другая, видимо они отражались исходя их важности, и баллы здоровья просто были сняты без уведомления.

КАК ПЕРВЫЙ ИГРОК, ПОЛУЧИВШИЙ ДОСТУП К ОПЦИИ «РЕЖИМ ОФФ-ЛАЙН», ВЫ ПОЛУЧАЕТЕ АПГРЕЙД ОПЦИИ. ТЕПЕРЬ ОНА МОЖЕТ БЫТЬ АКТИВИРОВАНА КАК ВАМИ, ТАК И АВТОМАТИЧЕСКИ, КАЖДЫЙ РАЗ ПРИ РАЗРЫВЕ СВЯЗИ С СИСТЕМОЙ. ОТКЛЮЧЕНИЕ ДЕЙСТВИЯ ОПЦИИ ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО В РУЧНОМ РЕЖИМЕ

Ну вообще супер! Теперь даже если на меня спящего наденут мешок из фольги, ничего не будет грозить моим игровым уровням. Неужели это всё мне? Чем я мог заслужить такие мега-пряники? Опьяненный полученными плюхами я совсем потерял ощущение реальности, забыл про матерящегося Карпова и конвоиров, поднявших меня с пола и тянувших к выходу из кабинета. Я снова в полный голос заорал:

— А что ещё есть?

И как выяснилось, это действительно было ещё не всё! И хоть вопрос был сформулирован по-идиотски, но я получил на него ответ:

ИГРОК, ПОЛУЧИВШИЙ ДОСТУП К ОПЦИИ «РЕЖИМ ОФФ-ЛАЙН» ИМЕЕТ ПРАВО НА СКИДКУ ПРИ ПОКУПКЕ ОПЦИИ «СОКРЫТИЕ ИСТИННОГО УРОВНЯ». СТОИМОСТЬ ОПЦИИ 100 ОХ. ВАША УНИКАЛЬНАЯ СКИДКА, КАК ПЕРВОМУ КУПИВШЕМУ ОПЦИЮ «РЕЖИМ ОФФ-ЛАЙН» СОСТАВЛЯЕТ 98 %. ЖЕЛАЕТЕ ПРИОБРЕСТИ ОПЦИЮ «СОКРЫТИЕ ИСТИННОГО УРОВНЯ» ЗА 2 ОХ?

— Да! — завопил я снова со всей дури, упираясь ногами в дверной проём, всеми силами не давая вытолкнуть меня из кабинета.

Систему просто распирало на подарки, и я не мог этим не воспользоваться. А Илья, перекрикивая меня, орал на конвоиров:

— Чего копаетесь? Быстро его в коробочку! На неделю! А лучше на две!

Удар конвоира кулаком мне в колено, выбил мою ногу, выполнявшую роль распорки, и меня таки выпихнули в коридор. Я в это время читал очередную надпись:

ВЫ ПРИОБРЕЛИ ОПЦИЮ «СОКРЫТИЕ ИСТИННОГО УРОВНЯ»

Счастливого меня потащили прочь, подальше от кабинета. Я же продолжал, как мог, упираться ногами в пол, и использовал последние секунды текущего сеанса общения с Системой.

— Как ей пользоваться? — кричал я, пытаясь вырваться из рук конвоиров и вернуться к кабинету, но они уже крепко зафиксировали меня и тащили вглубь коридора.

— Пользоваться как? — повторил я вопрос, но вместо ответа на него увидел совершенно другую надпись.

УРОВЕНЬ СВЯЗИ С СИСТЕМОЙ КРИТИЧЕСКИ МАЛ. АКТИВИРУЕТСЯ ОПЦИЯ «РЕЖИМ ОФФ-ЛАЙН»

Надпись моргнула и исчезла, а меня потащили дальше. Потащили в коробочку. Побитого и счастливого.

Лишь в камере, лёжа на нарах и прокручивая в голове произошедшее, я понял насколько мне повезло со второй опцией. Ведь без неё в нынешней ситуации мега-плюха с офф-лайном не имела бы никакой ценности. Через две недели меня бы вытащили, увидели, что уровни не уменьшаются и просто бы грохнули. А теперь у меня есть шанс это скрыть. Главное, успеть это сделать до того, как я попаду в поле зрения кого-то умеющего читать характеристики.

Я лежал на нарах, а Колян с интересом смотрел на меня.

— Тренировались на тебе шакалы что ли? Экспу себе набивали? — сочувственно поинтересовался мой сокамерник.

— Нет. Просто старого знакомого встретил, — попытался я отшутиться.

— Видимо, он был не рад вашей встрече.

— Наоборот, обнял, аж рёбра затрещали. Кажется, одно даже сломалось.

— Дай гляну, — Колян подошёл ко мне. — Я в медучилище полтора года отучился. Сломанное ребро от целого отличить могу.

Спустя пару минут, потыкав пальцами мне в бок и глубокомысленно почесав затылок, Колян сообщил, что рёбра мои целы, и кроме ушибов ничего страшного у меня нет. Как показало потом время, он не ошибся.

Глава 17. Часть 1

Следующие десять дней я провёл в развлекательных и познавательных беседах с Коляном. Мы болтали на разные темы от футбола до тонкостей взаимоотношений с Системой. В футбольной теме я, как опытный фанат, мог часами рассказывать сокамернику интересные вещи. Несмотря на то, что Колян как истинный уроженец Воронежа и ярый фанат ФК «Факел», не разделял мою сине-бело-голубую страсть, мы всё же нашли точку соприкосновения, выяснив, что оба являемся также большими поклонниками футбольного клуба «Барселона».

А вот что касается разговоров на темы Игры и Системы, тут всё было ровно наоборот, Колян рассказывал, а я как губка впитывал в себя новую и полезную информацию. Я уже умел подключаться к справочному функционалу игры, доступ к которому я получил вместе с переходом на двенадцатый уровень. Это оказалось до неприличия просто: надо было хотя бы на секунду закрыть глаза и отчётливо представить перед собой букву П, что означало «помощь». После чего по идее должен был открываться интерфейс общения с Системой, и я мог задавать вопросы на некоторые темы. Колян немного меня расстроил, рассказав, что доступ к этому самому справочному функционалу имеет несколько уровней. И я на двенадцатом игровом получил лишь самый начальный первый уровень доступа к справке. Но и этого мне было бы достаточно на первое время, но к моему большому сожалению, все мои мысленно нарисованные при закрытых глазах буквы П переходили в одну и ту же картинку: едва заметную полупрозрачную серую букву С. Что означало отсутствие связи с системой.

После очередного спора о том, каких успехов мог бы достичь Месси, если бы помимо своего гения ещё бы и тренировался до изнеможения как Роналду, мы опять перешли на тему Игры. Что скрывать, я хотел говорить на эту тему постоянно.

— Ну вот ты скажи, как ты смог до шестнадцатого прокачаться? — донимал я сокамерника.

— Да повезло, — спокойно ответил Колян. — Ни одного квеста не запорол. Потом понял, что если делать некоторые дела, которые кажутся Системе правильными, то она тоже за это очки подкидывает. Ну и две дуэли. Без них, конечно, никак бы.

— Дуэли?

— Ну да. Официальная дуэль — классная штука. Но только для того, кто выигрывает, — Колян усмехнулся. — А мне повезло оба раза выиграть. Считай два уровня без очереди.

— Это как? Достаточно просто выиграть у кого-то дуэль, и за это можно получить уровень? — я просто не верил своим ушам, это же просто халява какая-то.

— Не всё так просто, — поспешил охладить мой пыл Колян. — Во-первых, нельзя кого попало вызвать на дуэль. То есть, ты, конечно, можешь вызывать хоть каждого встречного и избивать его до полусмерти, но Система не придаст этим дракам статус дуэли, и считай, всё зря.

— А что надо чтобы этот статус она придала?

— Должна быть очень веская причина. Дело чести, или ещё что-то подобное. Разработчики, видимо, дёрнули эти установки с какого-то средневекового дворянского кодекса. И во-вторых, даже при таких раскладах, ты можешь бросать вызов не чаще одного раза в определённый промежуток времени. Я, если честно, даже не разобрался, сколько времени должно пройти между вызовами.

— Ну у тебя сколько прошло? — не унимался я.

— А я сам не вызывал, меня вызывали! А принимать вызов ты можешь хоть каждый день.

— А отказаться нельзя?

— Можно, но не всегда. Если тебя вызывает игрок уровнем выше твоего или как у тебя, то ты можешь спокойно послать его, и ничего тебе не будет. Это сделано, чтобы народ так не прокачивался за счёт слабых. А вот вызов низкоуровневого игрока проигнорировать без последствий не получится. Первый раз отказал — предупреждение, второй — понижение в уровне. Всё как в футболе, брат, сначала желтая, затем красная.

Колян рассмеялся, а просмеявшись добавил:

— Ну и репутация ссыкуна.

— А тебя низкоуровневые вызывали?

— Обижаешь, — Колян и вправду обиделся и насупился. — Первый раз, когда я одиннадцатым был, меня вообще пятнадцатый вызвал. А второй раз на меня тринадцатого наехал четырнадцатый.

— И как ты одиннадцатый пятнадцатого победил? — мне показалось, что Колян заливает, а сидеть и слушать это с открытым ртом, мне не хотелось.

— Да легко! Это всё же не компьютерная игра! — сокамерник завёлся. — Система хоть и помогает, глядя на уровни твоей прокачки, как в целом, так и по отдельным характеристикам, но не надо забывать, что мы все реальные люди! А некоторые идиоты об этом забывают. Тот дурак, пятнадцатый, что меня вызвал, повёлся на мои небольшие характеристики и свою прокачку. Думал, вынесет меня с полпинка, только прикол в том, что тот, кого вызвали, выбирает оружие. А вариантов два: холодное оружие или рукопашка. Огнестрел запрещён, ограничили разработчики, слишком это палевно, если народ стреляться начнёт постоянно.

— А у тебя было прокаченное оружие? — перебил я Коляна.

— А у меня была и есть бронза по муай-таю на чемпионате России, и я выбирал рукопашку!

Тут засмеялся я.

— А как вообще эти дуэли проходят? Сам же сказал, не компьютерная же игра, не убьёшь же противника. Или валят?

— Если не сдаётся, то валят, не без этого. Но обычно хватает для победы, чтобы соперник сдался. У меня оба раза так было. Дураков-то мало, до конца идти. Лучше уровень потерять, чем жизнь. Когда рожа разбита, и ноги сломаны, возвращается ощущение реальности.

— Ну это у того, кто проигрывает, тому, кто победил, наверное, трудно остановиться? — не согласился я.

— Если хочешь уровень получить, остановишься. Как только один игрок кричит, что сдаётся, у второго перед мордой вылезает надпись об окончании дуэли. А после этого если не остановишься, то штраф и никакого левел апа.

— Выходит, Система и тут всё контролирует.

— А как иначе? Там всё сложно. Целая процедура. Например, если рядом нет секундантов из числа других игроков, то хрен тебе дуэль. Пока не найдёшь секунданта, Система не даст добро на дуэль. И ещё кое-что по мелочи. Но тебе это уже не важно, ни мне, ни тебе на дуэль выйти уже не светит.

Колян резко взгрустнул, оглядев стены «коробочки», а рассказывать ему о том, что у меня, возможно, всё ещё впереди, я не стал.

— Скажи, а ты в курсе, зачем это всё? Только ради Игры, или есть какой-то скрытый смысл в этом всём? Может дополнительный естественный отбор? Кто вообще эту Систему запустил и контролирует? Кто эту Игру придумал?

— Тебе с нуля начинать рассказывать? — с тоской посмотрел на меня Колян.

— Ну общую суть я уже знаю, про Систему и кто и как её запустил. Друзья рассказали уже. Но они не игроки, а мне хотелось бы хоть что-то узнать про Игру. Зачем она?

— Насколько мне удалось узнать, ни зачем.

— Это как? — удивился я.

— А никак!

Я с подозрением посмотрел на Коляна, похоже он переутомился от наших разговоров.

— Система контролирует жизнь людей по всему миру, — продолжил рассказывать мой сокамерник. — Когда весь этот проект запускали, возникла потребность в написании специальной глобальной программы, которая бы это всё контролировала. Разумеется, все тут же начали тянуть одеяло на себя. И америкосы, и китайцы, и европейцы, и наши хотели участвовать в написании программы. Даже создали единую группу, но там все пересрались, и ничего не вышло. Тогда объявили тендер. Говорят, что штаты и Китай предложили отличные программы, но другие страны испугались, что там могут быть какие-то скрытые протоколы, и что Система будет шпионить над всем миром в пользу этих стран. В итоге победил проект независимой японской корпорации, занимавшейся разработкой различных онлайн-игр.

— Ага, типа японцы не могут запихать туда шпионских штучек, — усмехнулся я. — Да и по мне, что штатовская, что японская, один хрен, все они на ЦРУ работают.

— Да хоть на «Моссад», проблема в другом. То ли времени японцам не хватило, то ли от жадности они решили сэкономить и ничего нового не разрабатывать, но в итоге за основу Системы взяли программу, на основе которой хотели делать прототип онлайн-игры с полным погружением. Они её лет десять до этого разрабатывали, кучу денег в это вбухали, и в итоге почти прогорели. Потому как программная часть игры была готова, а вот с капсулами погружения возникли проблемы. И тут такой заказ. Вот они и пропихнули своё детище, немного переделав. Сначала, когда Систему запустили, и она всё взяла под свой контроль, всё было хорошо. Но со временем у неё начали проклёвываться первоначальные функции, разработанные для онлайн-игры. Поначалу народ не разобрался, правительства и спецслужбы тоже этого не замечали. А когда осознали, что происходит, то было поздно. Процесс вышел из-под контроля, эта зараза решила, что мы все в Игре.

Колян грустно вздохнул, выдержал паузу и продолжил:

— И с тех пор Система пытается изменить всё под Игру, даже интерфейс потихоньку меняет. Она провела свой апгрейд и добавила дополнительные характеристики людям. Ведь сначала были только те, что сейчас называются базовыми. Всё остальное это уже отсебятина Системы, её игровой начинки. И пошли все эти квесты и бонусы за их выполнение. Так мир и разделился на Игроков и остальных.

— А от чего зависит?

— Говорят, что от чипа. У большинства людей стоят обычные, но было выпущено большое количество экспериментальных, как у нас с тобой, — Колян постучал себя пальцем по голове. — Опять же по совету японцев, типа для лучшей интеграции с Системой. А последние два года, говорят, только экспериментальные и ставят, вроде простые больше не выпускают.

— Это что, скоро все станут игроками? — мне становилось страшно от полученной информации.

— Похоже да. Все станем частью Игры и будем надеяться, что у неё в запасе нет варианта сценария типа «Апокалипсис».

— Охренеть… — только и смог проговорить я. — И что, ничего нельзя сделать?

— Ничего, — Колян пожал плечами. — Восемнадцатый параграф лицензионного соглашения, принимаемого по умолчанию каждым, в ком есть чип, не даёт с ней бороться. Сначала, конечно пытались, но Система уничтожает всех, кто покушается на неё. Эта зараза полностью обеспечивает свою безопасность. Говорят, она может убить человека тем, что запускает в его организме какие-то процессы. Хотя, по мне это перебор.

— А вот это как раз-таки я сам видел, — сказал я, вспомнив Железняка. — Но ведь можно надеть эти шапки из фольги и отрубить сервера!

— В мире наступит хаос.

— Да лучше хаос, чем такие перспективы!

— Никто точно не знает ничего о перспективах, — возразил Колян. — В основном она не вмешивается в жизнь людей. Страны соперничают, государства охотятся за неугодными. Система нейтральна. Хотя, конечно, сидим на бомбе. Что от неё ожидать в будущем, неизвестно. Да и фанатов Игры всё больше и больше. Сейчас Система не разрешает убивать. Но кто знает, что будет через год или два? Она постоянно саморазвивается. Это стало заметно по тому, что каждые полгода выходит всё больше и больше игровых апгрейдов. И всё больше и больше игроков начинают жить по правилам Игры, а не по законам своих стран. И Система помогает им в этом. Раздаёт квесты и бонусы, помогает иногда даже скрываться от полиции. И эти люди не дадут ни вырубить сервера, ни сделать чего-либо другого, что может лишить их Игры. Я слышал, что руководство большинства стран и спецслужб уже подсели на Игру.

Я был ошарашен полученной информацией.

Глава 17. Часть 2

Я, конечно, с самого первого дня моей новой жизни, с той встречи в больнице с Железняком и Черноволовым, понял, что нахожусь, мягко говоря, в заднице, и со временем убеждался в этом всё больше и больше. Но лишь после общения с Коляном, я осознал, что в этой заднице находится весь мир. И ещё я осознал всю её глубину, черноту и холод.

Меня и раньше напрягала Система, завораживала и при этом пугала Игра, но я и подумать не мог, что это никем не контролируется! Никем, кроме непонятной мутной компьютерной программы. Какая ирония: капсулы погружения в виртуальные миры мы ещё не придумали, а вот жизни свои искину уже доверили. Не стали дожидаться погружения в виртмиры, а в реальном мире доверили себя железяке. И если, как сказал Колян, эта Система саморазвивающаяся и заточена под Игру, то всё что мы видим вокруг, это ещё цветочки. Весь наш мир представился мне огромным космическим кораблём, что несётся сквозь просторы космоса, управляемый автопилотом, а мы, все жители Земли, как пассажиры этого корабля, летим неизвестно куда, в надежде, что электронный мозг автопилота направил нас не в черную дыру, а к новым прекрасным мирам. Однако, глядя на происходящее, я больше склонялся к версии с черной дырой.

Я подумал, что надо бы рассказать родителям, чтобы были в курсе, когда начнётся… А ведь я даже не смогу им нормально объяснить, что именно начнётся. Тогда стоит ли что-то рассказывать? Что им это даст, кроме гарантированных переживаний за меня? Да. Не стоит. Пусть живут как раньше, как я несколько недель назад.

И вообще чтобы предупредить родителей, или друзей, да вообще хоть кого-то, для начала нужно получить возможность это физически сделать. Я так много размышлял о судьбе и перспективах мира и человечества, что забыл о том, что в данный момент мне больше всего стоит думать о своих перспективах. О человечестве будем думать позже. Если не лёжа на шезлонге у бассейна, то хотя бы не на нарах. А сейчас надо было думать о том, как выбраться на свободу.

Но полноценно мне об этом задуматься не удалось, так как пришлось отвлечься на щелчок дверного замка. Дверь открылась, и привычное «Седов! На выход!» оповестило меня о перспективах очередного приключения.

Несколько секунд на наручники, и меня опять куда-то повели, скорее всего, опять к Карпову. Примерно на середине пути перед моими глазами сначала вспыхнула зелёная буква С, как индикатор показавшая, что я опять в зоне доступа Системы, а затем сразу же вылетела надпись:

ВНИМАНИЕ! УРОВЕНЬ КОНТАКТА С СИСТЕМОЙ ДОСТАТОЧЕН ДЛЯ ВЫКЛЮЧЕНИЯ ОПЦИИ «РЕЖИМ ОФФ-ЛАЙН». ЖЕЛАЕТЕ ОТКЛЮЧИТЬ?

— Да, — прошептал я еле слышно, тоном больше похожим на мысли вслух, чем на ответ.

ВНИМАНИЕ! ОПЦИЯ «РЕЖИМ ОФФ-ЛАЙН» ОТКЛЮЧЕНА. НЕ ЗАБУДЬТЕ ВКЛЮЧИТЬ ЕЁ ВНОВЬ, ЕСЛИ ПЛАНИРУЕТЕ НАХОДИТЬСЯ ВНЕ ДОСТУПА СИСТЕМЫ БОЛЕЕ, ЧЕМ НА 30 МИНУТ!

Конвоиры не обратили на бормотание внимания, и я ещё тише произнес:

— Хочу активировать опцию…

— Ты чего там бормочешь? — тут же рявкнул конвоир, и я осёкся. — Чего ты там хочешь?

Я ничего не ответил, боясь, что мой ответ собьёт с толку Систему и просто отрицательно закачал головой.

Надпись перед глазами исчезла, и интерфейс общения с Системой закрылся. Это было печально: представать перед Ильёй опять в двенадцатом уровне мне было категорически нельзя. Оставался один вариант, опять биться головой о стену. Как же это было символично.

Но Система пошла навстречу и в этот раз. Не дополучив информацию и выждав определённое время, она решила уточнить:

КАКУЮ ОПЦИЮ ВЫ ХОТИТЕ АКТИВИРОВАТЬ?

Как мне ни хотелось ответить, но я боялся говорить вслух название своей мега-плюшки. Даже если конвоиры не игроки, а так оно явно и было, то, даже не поняв, в чём дело, они могли бы передать все мои слова Карпову. А уж он-то быстро бы понял, что к чему, и моё секретное оружие тут же перестало бы быть секретным. Поэтому пришлось промолчать, от досады прикусив губу.

Но Система опять доказала, что интеллект у неё присутствует, хоть и искусственный.

АНАЛИЗ ВСЕХ ДОСТУПНЫХ ОПЦИЙ ПОКАЗАЛ, ЧТО НАИБЕЛЕЕ ПОДХОДЯЩЕЙ И РЕКОМЕНДУЕМОЙ К АКТИВАЦИИ В ДАННЫЙ МОМЕНТ, ЯВЛЯЕТСЯ ОПЦИЯ «СОКРЫТИЕ ИСТИННОГО УРОВНЯ». ЖЕЛАЕТЕ АКТИВИРОВАТЬ ОПЦИЮ «СОКРЫТИЕ ИСТИННОГО УРОВНЯ»?

— Да… — шепчу я уже совсем тихо, и тут же получаю толчок в спину от конвоира.

— Молчать!

Я молчу, а Система присылает мне логичный вопрос:

ВЫБЕРИТЕ УРОВЕНЬ ДЛЯ ОТОБРАЖЕНИЯ В ВАШИХ ХАРАКТЕРИСТИКАХ. ОН БУДЕТ ВИДЕН ВСЕМ ДРУГИМ ИГРОКАМ И ДОЛЖЕН БЫТЬ НИЖЕ ТЕКУЩЕГО

Я понимаю, что ещё слово и конвоир точно всё это перескажет Карпову, вспоминаю все теоретические уроки Коляна по общению с Системой и, не замедляя хода, на секунду зажмуриваю глаза и пытаюсь отчетливо представить перед лицом цифру 7.

Почти мгновенно получаю ответ Системы:

ВНИМАНИЕ! АКТИВИРОВАНА ОПЦИЯ «СОКРЫТИЕ ИСТИННОГО УРОВНЯ». УРОВЕНЬ ОТОБРАЖАЕМЫЙ В ХАРАКТЕРИСТИКАХ: СЕДЬМОЙ.

У меня получилось! Я смог дать команду не размыкая губ! Надеюсь, я правильно посчитал дни, количество которых аккуратно ежедневно отмечал насечками на стене в камере.

ВНИМАНИЕ! ВО ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЯ ОПЦИИ «СОКРЫТИЕ ИСТИННОГО УРОВНЯ» НА ВАС НАЛОЖЕН РЯД ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ОГРАНИЧЕНИЙ! ПОДРОБНО ОЗНАКОМИТЬСЯ СО СПИСКОМ ОГРАНИЧЕНИЙ ВЫ МОЖЕТЕ В РАЗДЕЛЕ СПРАВОЧНОГО ФУНКЦИОНАЛА ИГРЫ. ЖЕЛАЕТЕ ПЕРЕЙТИ К СПРАВОЧНОМУ ФУНКЦИОНАЛУ?

Отвечать я не стал, ни вслух, ни мысленно, поэтому через несколько секунд надпись исчезла. А мы к тому времени подошли к уже знакомому кабинету. В этот раз Карпов тоже пришел заранее, и как в прошлый раз сидел в кресле, пребывая в отличном настроении. Он тут же прочитал мои характеристики, и его настроение улучшилось ещё, хотя казалось, что больше уже некуда. Он просто светился от счастья.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Здравствуй, седьмой!

— Привет, пока ещё двенадцатый! — ответил я на приветствие фразой, уже ставшей у нас традиционной.

— Как самочувствие?

— Нормально.

На этом обмен любезностями закончился и Карпов сказал:

— Я надеюсь, ты уже понял, что я могу сделать с тобой всё что угодно?

— Ну, надеюсь, что до содомского греха не дойдёт, а то больно уж морда у тебя сладкая, и девушка, как выяснилось, тебе больше не нужна, — я решил хоть немного вывести Илью из себя, очень уж меня бесила его довольная физиономия.

Но Карпов неожиданно рассмеялся и сказал:

— Шутишь, это хорошо! Хоть и опять тупо, но всё равно хорошо. Значит, мозги ещё работают. А раз работают, то постарайся понять, всё, что я тебе сейчас скажу!

Он снова стал предельно серьёзным.

— Ты, наверно, думаешь, что самое худшее, что может с тобой случиться, это отправка на точку Ч?

Я не ответил, а он продолжил:

— Нет, это далеко не так. Я оформлю твой перевод на точку, но по пути ты сбежишь, — Илья показал пальцами знак кавычек. — И «сбежишь» ты прямо в подвал моего дома, где я буду пытать тебя до тех пор, пока ты мне не расскажешь, куда ты дел артефакт Рубиновой Звезды. Причём, я даже не пообещаю после этого тебя отпустить. Через пару дней, максимум неделю, ты мне расскажешь, где артефакт, лишь за обещание скорого и безболезненного окончания мучений! А я ещё подумаю, сжалиться и убить тебя, или оставить подыхать долго и мучительно!

Что-то подсказало мне, что Карпов не шутит. Как Ольга могла связаться с таким отморозком? Или таким его сделала Игра? Если второе, то мне всё это не нравится. Да мне вообще всё не нравилось в сложившейся ситуации.

— Но у тебя есть возможность отдать мне артефакт и спокойно поехать на точку, — подытожил Карпов. — И кстати, чтобы ты знал, на точке Ч твоя жизнь не оборвётся. Поэтому, думай.

Илья наконец-то подтвердил мои догадки, что точка Ч является не местом, где всех пускают в расход, а возможно большой тюрьмой или колонией. Но всё равно такая перспектива меня не радовала. Сидеть до конца своих дней за колючей проволокой мне никак не хотелось.

— И думай быстро! Даю тебе две минуты! — выражения лица Карпова снова приобрело обычный мерзковато-довольный вид.

— А фигли тут думать? — спокойно ответил я. — Я вызываю тебя на дуэль, урод!

Последнее слово в конце я добавил не столько для красоты фразы, сколько для того, чтобы внести в вызов ещё и элемент личного оскорбления.

Карпов на некоторое время выпучил глаза от такой моей наглости, а затем расхохотался так, что чуть не упал с кресла. У меня же перед глазами появилась надпись:

ВНИМАНИЕ! ВЫЗОВ НА ДУЭЛЬ ОТКЛОНЁН! У ВАС НЕТ ПОВОДА ВЫЗВАТЬ НА ДУЭЛЬ ИЛЬЮ «ВИДБОРА» КАРПОВА!

Вот же зараза! Я особо и не надеялся, что прокатит, но, тем не менее, расстроился.

— Ты дурак? — спросил Илья просмеявшись. — Крышей поехал в коробочке?

— Я вызываю тебя на дуэль! — повторил я, прокричав эти слова так, что их, скорее всего, можно было услышать даже за дверью в коридоре.

Предупреждение Системы о невозможности дуэли опять промелькнуло перед глазами, а Илья вмиг стал серьёзным, встал с кресла, подошёл ко мне и схватил меня за грудки.

— Ты чего орёшь на всё СИЗО? — злобно прошипел он, глядя мне прямо в глаза. — На хера палишься перед конвоирами? Думаешь, такие вещи Система прощает? Да она за это и тебя грохнет, и меня оштрафует!

Мне показалось, что он выглядел испуганным.

— Да посрать! — сказал я всё ещё громко, но уже не так, чтобы это было слышно в коридоре. — Я вызываю тебя на дуэль! Долбанное ты ссыкло!

— Ты не можешь вызвать меня на дуэль со своим седьмым уровнем! — продолжал шипеть Карпов. — И вообще ты не можешь меня вызвать! Это не так просто! Есть правила!

— А мне плевать на уровни направила! И повод у меня есть! Я спал с твоей девушкой и считаю тебя ничтожеством! Поэтому вызываю тебя на дуэль!

Да, это было не совсем красиво, приплетать сюда Ольгу, но Илья знал о наших отношениях, поэтому никакой тайны я ему не открыл. А вот повод для дуэли был уже, как мне казалось, весомый.

— С моей девушкой? — он опять рассмеялся. — Ты ошибаешься! Эта блядь — твоя тёлка, а не моя!

После таких слов мне захотелось без всякой дуэли бросится на этого урода, но понимание что с наручниками за спиной, это бессмысленно, меня кое-как остановило. Впрочем, Карпов таким высказыванием уже перешёл все грани, и я сделал ещё одну попытку.

— Ты оскорбил мою девушку! Я вызываю тебя на дуэль!

Бинго! Долгожданная надпись появилась перед глазами:

ВЫ ВЫЗВАЛИ НА ДУЭЛЬ ИЛЬЮ «ВИДБОРА» КАРПОВА! В СЛУЧАЕ ЕГО СОГЛАСИЯ, БУДЬТЕ ГОТОВЫ ВЫБРАТЬ ВРЕМЯ И МЕСТО ПОЕДИНКА И ПРЕДОСТАВИТЬ СЕКУНДАНТА. ВЫБОР ОРУЖИЯ ОСТАЁТСЯ ЗА СТОРОНОЙ ПОЛУЧИВШЕЙ ВЫЗОВ

Я перевёл взгляд с надписи на Карпова и обнаружил его в состоянии столбняка с выпученными глазами. Видимо, он получил извещение о вызове на дуэль и сейчас перечитывал его, пытаясь переварить информацию.

— Но как? — только и смог выдавить он из себя.

Глава 18. Часть 1

Давно я не видел перед собой настолько растерянного человека. Было понятно, что его так сильно обескуражил не факт дуэли. Он не мог понять, как простой «гражданин» седьмого уровня смог бросить ему вызов.

— Как? — сказал Илья уже громче, и по его виду казалось, что если я ему тотчас же не отвечу, то он меня съест.

— Легко, — спокойно ответил я. — Ты на вызов-то ответь. Или зассал?

Лицо Карпова побагровело, и я тут же прочитал перед носом надпись:

ИЛЬЯ «ВИДБОР» КАРПОВ ПРИНЯЛ ВАШ ВЫЗОВ НА ДУЭЛЬ. ИЛЬЯ «ВИДБОР» КАРПОВ ВЫБРАЛ ТИП ДУЭЛИ: НА ХОЛОДНОМ ОРУЖИИ. ИЛЬЯ «ВИДБОР» КАРПОВ ВЫБРАЛ ВИД ОРУЖИЯ: ЛИЧНОЕ ОРУЖИЕ

Вызов Илья принял, и явно не потому, что я вывел его из себя. Он просто не мог его не принять. С его-то самолюбием отказать в дуэли семиуровневому выскочке и прослыть трусом, вряд ли он пошёл бы на это. Возможно, об отказе никто бы никогда не узнал, а вдруг Система это всё засчитывает и при желании такую информацию можно поднять? Тогда это однозначно не добавит уважения ни среди соклановцев, ни среди кого бы то ни было.

Тем временем появилась следующая надпись:

ВЫБЕРИТЕ ВРЕМЯ И МЕСТО ДУЭЛИ!

— Завтра, в семь утра, в лесу на четвёртом километре от КАДа по трассе Р-21 в сторону Кировска, — сказал я вслух, чтобы и Карпов заодно услышал.

Он и услышал, и прочитал, после чего удивленно посмотрел на меня.

— И на хера за город ехать? Надеешься по дороге свалить? Сразу предупреждаю, и не пытайся! Это за отказ от дуэли штраф в виде понижения на уровень. За уклонение после принятия вызова санкции намного хуже.

— Схрон у меня там в лесу, с оружием. Ты же сам выбрал, что на личном будем драться. А моё личное там, — ответил я.

Карпов махнул рукой, а Система задала новый вопрос:

ВЫБЕРИТЕ СЕБЕ СЕКУНДАНТА!

— Колян, — ответил я вслух и уточнил. — Николай Кабанов. Из Воронежа.

Система отреагировала почти сразу:

НИКОЛАЙ КАБАНОВ НАХОДИТСЯ ВНЕ ДОСТУПА СИСТЕМЫ! ВЫБЕРИТЕ ДРУГОГО СЕКУНДАНТА ИЛИ ВОЗЬМИТЕ НА СЕБЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ДОСТАВКУ НИКОЛАЯ КАБАНОВА К МЕСТУ ДУЭЛИ

— Дайте пару-тройку минут! — сказал я и посмотрел на Карпова.

Вариантов не было, пришлось его просить.

— У меня проблема с секундантом. Я не знаком ни с одним игроком, кроме Коляна, с которым я сижу. Но Система его не видит, и хочет, чтобы я взял на себя гарантии, что он будет.

— А тёлок тебе не подогнать накануне? — огрызнулся Карпов.

— А какие у меня варианты? По правилам не могу взять незнакомого Игрока!

— Зачем тогда вызов бросал?

— Какая разница? Ты ответил на него, давай теперь вместе думать, что делать, — я не отступал, да и отступать — то было некуда.

— А ничего я делать не буду! Нет секунданта, значит, ты не смог подготовиться к дуэли! Мне же лучше.

Карпов неожиданно повеселел, подошёл к двери и открыл её.

— Уводите! — крикнул он в коридор.

— Ставлю артефакт! — быстро выпалил я.

В эту же секунду в кабинет вошли конвоиры.

— Ждите снаружи! — скомандовал им Карпов, дождался пока они выйдут и закроют за собой дверь, после чего вопросительно посмотрел на меня.

— Артефакт Рубиновой Звезды. Ставлю его на себя!

Лицо Карпова стало серьёзным. Видимо он прикидывал, что ему удобнее: спрыгнуть с дуэли и потом замучить меня пытками и отобрать артефакт, или забрать его в честном бою? И там, и там были свои плюсы и минусы. Главным плюсом честного боя была гарантия, что артефакт будет на месте. И возможность поднять уровень тоже стоило учитывать. Минусом была возможность проиграть. Но не думаю, что Карпов этого сильно боялся. Он явно был уверен в своём превосходстве. У варианта пытать меня, плюсом было то, что Карпов не рисковал уровнем и репутацией, но из минусов, что я мог и не расколоться про место нахождения артефакта. Да и вся эта возня с организацией якобы побега и прочего, тоже была явно не таким уж простым мероприятием.

Что же касается меня, то у меня не было никакой уверенности, что я выиграю дуэль. Но это было хоть что-то, хоть какой-то шанс на изменение ситуации. В отличие от гарантированных мучений в подвале у Карпова.

— А ты ставь на кон мою свободу! И Коляна! — добавил я.

— У нас дуэль, а не турнир! — возразил Илья. — Какие ещё ставки?

Однако моё предложение его явно заинтересовало, не смог он отказаться от того, чтобы встретится с желанным артефактом. Ещё немного подумав, он сказал:

— Ладно, хрен с тобой, в принципе я согласен. Но не на ставки, а только на секунданта!

Это было логично с его стороны. Зачем ему честная ставка, которую придётся выполнять под контролем Системы, если, в случае победы, можно просто отобрать у меня артефакт?

— Допустим, я организую тебе этого Кабанова, допустим, мы возьмём его с собой. Но как он сможет быть секундантом? — Карпов посмотрел мне прямо в глаза. — Он тут полтора месяца сидит, у него давно первый уровень!

— Этого я не знаю, — честно признался я. — Но Система утвердила его кандидатуру на роль секунданта, только потребовала, чтобы я его сам доставил на место дуэли, так как она до него не может добить.

— Я ни хера не понимаю, сначала ты с седьмым уровнем смог бросить вызов, потом он… — Карпов призадумался.

— А что не так-то? У него хоть уровень и упал, но видимо он всё равно Игрок. Просто Игрок первого уровня.

— Для Системы десятый — первый!

— Ну значит, минус десятого! Главное, что Игрок!

— Хорошо, допустим, — согласился Карпов. — Но как у тебя получилось?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Повезло, — я пожал плечами и улыбнулся.

К этому времени истекли запрошенные мною три минуты, и всплыла очередная надпись:

ВЫ ВЫБИРАЕТЕ ДРУГОГО СЕКУНДАНТА ИЛИ БЕРЁТЕ НА СЕБЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ДОСТАВКУ НИКОЛАЯ КАБАНОВА К МЕСТУ ДУЭЛИ?

— Илья Карпов берёт на себя ответственность за доставку Николая Кабанова к месту дуэли! — радостно выпалил я.

Карпов снова выпучил на меня глаза.

— Она просит гарантий, что я его доставлю. Я сейчас пообещаю, а ты меня подставишь, и я встряну по полной.

— Но так нельзя, это же… — начал было Карпов, но замолчал и застыл, видимо начал читать появившуюся перед ним надпись.

Что там было, я догадался.

— Да. Гарантирую, — сказал Илья, спустя несколько секунд и злобно зыркнул на меня. — Чтобы мы к семи до твоего леса доехали, рассчитай, во сколько ты должен выехать, чтобы перед этим артефакт забрать!

— Так ведь без ставок! — съязвил я.

— Нет артефакта — нет Кабанова! — тут же прилетел ответ.

Я понял, что дальше злить без толку Илью не стоит и спокойно объяснил:

— Не надо никуда заезжать. Артефакт тоже там. Так что сам рассчитывай, я не знаю, где мы находимся.

— В такую рань за полчаса доедем. И чтобы без сюрпризов с артефактом! — сказал Илья и опять выглянул в коридор. — Уводите! А через два часа Кабанова сюда!

Поймав мой недоумённый взгляд, он прикрыл дверь перед носом уже ничего не понимавших конвоиров и пояснил:

— Познакомлю его с моим секундантом. Думаешь, это так просто, дуэль? Они должны будут формально утвердить оружие, выбрать арбитра, решить, нужен ли врач и ещё до фига чего. И хер пойми, как твой Кабанов будет это всё утверждать, не имея контакта с Системой!

Карпов вздохнул и продолжил:

— И давай сразу договоримся, чтобы им облегчить работу, до первой крови будем драться или до результата?

Насколько я помнил, в старинных дуэльных кодексах «до результата» означало — до гибели одного из дуэлянтов. Убивать Илью мне не хотелось, да и самому быть результатом не прельщало.

— Не хочу я тебя убивать, — честно признался я.

— А я тебя хочу, — не мене честно ответил Карпов. — А по дуэльному кодексу, после дуэли я не должен тебя ни преследовать, ни добивать, ни как-то мстить. Считается, что все наши проблемы будут решены и мы должны стать если не друзьями, то, как минимум, приятелями. А мне такие приятели на хер не нужны!

— Аналогично! — парировал я. — Но ты сильно-то хвост не распускай, пусть процентов десять, но есть вероятность моей победы! Ты реально готов, если что, завтра сдохнуть?

Карпов, судя по всему, сдохнуть был не готов и, немного подумав, ответил:

— Ладно, хрен с тобой, до первой крови!

— И ещё вопрос, — я не рассчитывал на откровенность, но всё же спросил. — Скажи, а зачем тебе артефакт?

Карпов усмехнулся.

— Идиот что ли? Свой клан организовать. А зачем ещё нужен артефакт клана? И только не спрашивай, зачем мне свой клан. Всё, давай, вали! И сильно не обольщайся относительно моего к тебе неожиданно доброго отношения. Мы теперь соперники на дуэли, Система следит, чтобы мы уважительно относились друг к другу. Но я сотру тебя в порошок и закопаю в том же лесу с толстым удовольствием!

— Так ведь до первой крови, нет? — напомнил я.

Карпов не ответил, а распахнул дверь. Вошли конвоиры и увели меня в камеру.

В «коробочке» я рассказал Коляну о предстоящем нам обоим завтра приключении, тот невероятно оживился и начал мне давать огромное количество советов. Коляна можно было понять, просидев полтора месяца в камере, будешь рад любому развлечению, а тут такое веселье намечалось.

В ожидании секунданта Карпова, мы с Коляном на несколько раз обсудили все наши пожелания и условия, но представитель моего противника так и не пришёл. Однако вечером сам Илья почтил нас своим визитом и сообщил, что его друг физически не смог выкроить время, чтобы подъехать, но всё в силе, просто выедем утром на полчаса раньше запланированного, чтобы на месте уладить все секундантские формальности.

Почти вся ночь прошла в раздумьях и некоторой тревоге. Вроде не впервой было на драку выходить, но определённая нервозность присутствовала. Не столько от самого факта предстоящего поединка, подраться-то я люблю, сколько от осознания важности предстоящего мероприятия и понимания того, что проигрыш будет равносилен подписанию себе смертного приговора. Хоть и не до «результата» будем биться, но победив и забрав у меня артефакт, Карпов сделает всё возможное, чтобы сгноить меня в тюрьме или на точке Ч. И хорошо ещё, что лишь до первой крови договорились биться, а то бы я до самого утра не уснул.

Утром в полшестого нас разбудил звук открывающейся двери. Мы с Коляном подскочили на нарах и увидели стоящего на пороге камеры охранника.

— Через полчаса у вас обоих этап на новое место, завтрак получить не успеете, — сказал он. — Илья Алексеевич распорядился передать вам это!

Охранник поставил на пол большой бумажный пакет и удалился, закрыв снаружи дверь на замок.

— Подгон от начальника что ли?

С этими словами Колян соскочил с нар, подошёл к пакету и поднял его с пола.

— Не, ну чё, уважуха, — сказал мой сокамерник, выкладывая на нары содержимое пакета: два бургера, картошку фри, куриные крылышки и два больших картонных стакана с кофе.

— Согласен, считается, — подтвердил я, сняв крышку с кофе и обнаружив, что напиток ещё горячий, видимо ресторан быстрого питания, из которого всё это принесли, находился совсем рядом.

Что подвигло Илью на этот поступок так и осталось для меня загадкой. Возможно, он таким образом решил заработать себе плюс в карму и показать Системе, как он заботится о сопернике, а возможно, остатки чего-то человеческого ещё сохранились где-то в глубине его души. Так или иначе, жуя сочный бургер и запивая его горячим кофе, я искренне отправил мысленное «спасибо» своему противнику. И даже пожалел, что Система не даёт отправлять персональные сообщения другим игрокам. Честное слово, отправил бы благодарность. После чего я подумал, что к теме персональных сообщений надо бы ещё вернуться покопаться в функционале. Ну не могли разработчики такую важную вещь упустить. Может, просто с более высоких уровней эта фишка доступна?

Глава 18. Часть 2

Старый Катин схрон, куда я спрятал биту, я приметил сразу, как только мы добрались до леса, но благоразумно не стал подводить к нему ни Карпова, ни его друзей. Не хватало ещё, чтобы он меня банально пристрелил и забрал артефакт. Однозначно, имело смысл сначала дождаться об объявлении дуэли, а уже потом доставать артефакт.

Хоть по правилам дуэли на месте поединка не полагалось быть посторонним, но кроме дуэлянтов и их секундантов, ещё требовалось присутствие арбитра и, по желанию, врача. Последнего мы конечно же пожелали иметь под рукой, таким образом, на меня и Коляна приходилось четверо представителей противника. Протестовать против того, что арбитр и врач были со стороны Илья, не имело смысла, и было просто глупо: мне некого было позвать. Но в данный момент из четверых одного не хватало, секундант опаздывал.

Пока к нам ехал друг Ильи, я выбрал большую ровную поляну метрах в пятидесяти от схрона и предложил её как место поединка. Карпов не возражал, но я просто ощущал его нервозность. Не думаю, что он боялся драки, скорее всего, переживал, что я могу обмануть с артефактом.

Мы оба тщательно осмотрели поляну на предмет ям, канав и прочих сюрпризов, а к этому времени подоспел второй секундант. Он приехал на большом черном внедорожнике, который поставил на краю поляны, и быстрым шагом подошёл к нам.

— Прошу прощения! Работа, — деловито произнёс он и протянул мне руку. — Савицкий! Егор!

«Знаю я вашу работу, шакалы» — подумал я, но вслух произнёс лишь своё имя и пожал протянутую руку. Быстро пробежался по характеристикам.


Егор «Финист» Савицкий, 26 лет, инспектор, капитан, КСК, клан «Стражи Истины»

Открытые базовые характеристики

Персональный уровень: 11/50

Здоровье: 83/100

Интеллект: 82/100

Сила: 87/100

Скрытые характеристики

Уровень государственной ценности: 8

Пассивные характеристики

Толерантность: +11

Коммуникабельность: +23

Обучаемость: +36

Негативные характеристики

Склонность к агрессии: +29

Склонность к противоправным действиям: +11

Ваша репутация у Егора Савицкого

Уважение: 0

Симпатия: -7

Влечение: заблокировано ориентацией объекта


Ясный Сокол поздоровался за руку со всеми остальными, по-братски обнял Карпова и обратился к Коляну:

— Ну что, попробуем как-то всё это дело оформить, хотя не представляю, как это сделать, если у тебя нет доступа к Системе… — Савицкий осёкся и посмотрел на меня, а затем опять на Коляна. — Мы же на «ты»? А то с этим дуэльным кодексом, всё что угодно может быть зачтено, как неуважение к противнику.

Мы с Коляном согласно кивнули, и он продолжил:

— Илья сказал, что Система тебя утвердила, значит, должны быть какие-то механизмы.

Савицкий ненадолго ушёл в себя, видимо вызвал интерфейс, после чего опять обратился к Коляну.

— Пишет, что ты не подал запрос на право быть секундантом. Возможно, она сейчас ждёт от тебя сигнала, но ты этого не видишь просто. Давай попробуем дать сигнал. Скажи вслух, что ты согласен быть секундантом!

— Я даю своё согласие быть секундантом на дуэли! — громко произнёс Колян.

— Ни фига, — покачал головой Савицкий. — Ну, по крайней мере, мне ничего нового она не сообщила.

— Ну так понятно, — влез я в разговор. — Колян ты нормально скажи, что за дуэль и всё такое!

— Я даю своё согласие быть секундантом на дуэли между Максимом Седовым и Ильёй Карповым! — ещё громче сказал Колян.

— Есть! — радостно воскликнул Савицкий и обратился к Коляну. — Система представила мне тебя как второго официального секунданта.

Он не врал, потому что и у меня перед глазами возникло объявление:

НИКОЛАЙ КАБАНОВ ДАЛ СОГЛАСИЕ БЫТЬ ВАШИМ СЕКУНДАНТОМ НА ДУЭЛИ С ИЛЬЁЙ «ВИДБОРОМ» КАРПОВЫМ. ВЫ ДОВЕРЯЕТЕ НИКОЛАЮ КАБАНОВУ ВЕСТИ ВСЕ ПЕРЕГОВОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С ОРГАНИЗАЦИЕЙ ДУЭЛИ, ОТ ВАШЕГО ИМЕНИ?

«Да!» — мысленно произнёс я и тут же увидел следующую надпись.

ВЫ ПЕРЕДАЛИ ВСЕ ПОЛНОМОЧИЯ ПО ОРГАНИЗАЦИИ ВАШЕЙ ДУЭЛИ С ИЛЬЁЙ «ВИДБОРОМ» КАРПОВЫМ НИКОЛАЮ КАБАНОВУ. ВСЁ РЕШЕНИЯ, ПРИНЯТЫЕ НИКОЛАЕМ КАБАНОВЫМ В РАМКАХ ПРЕДСТОЯЩЕЙ ДУЭЛИ, БУДУТ ЯВЛЯТЬСЯ ДЛЯ ВАС ОБЯЗАТЕЛЬНЫМИ И В СЛУЧАЕ ИХ НЕ ВЫПОЛНЕНИЯ, ВЫ БУДЕТЫ ПОДВЕРГНУТЫ НАКАЗАНИЮ

Надпись исчезла, а мне оставалось лишь надеяться, что Колян примет правильные решения. По крайней мере, накануне мы с ним обсудили всё, что только можно.

— Система пишет, что до окончания дуэли, все сообщения связанные с поединком будет нам с тобой отправлять синхронно. Это вообще здорово! Я тебе буду их зачитывать, а ты просто вслух отвечай. В направлении от тебя к Системе контакт полный, — сказал Савицкий Коляну и опять ненадолго завис.

— Требует указать оружие! — Савицкий посмотрел на Коляна, а затем на меня.

Колян тоже посмотрел на меня, и я ответил на его немой вопрос:

— Бейсбольная бита!

Тут же на меня посмотрели все остальные.

— Другого нет! — буркнул я.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Бейсбольная бита! — громко произнёс Колян.

Савицкий завис почти на минуту, а затем сказал:

— Я ввёл от нашей стороны предложения по арбитру, врачу и виду дуэли. Сейчас она спросит тебя, согласна ли ваша сторона на эти варианты. Просто отвечай, что согласен.

— Согласен! — громко сказал Колян.

Савицкий рукой дал знак подождать, видимо Система меняла вопрос, а через секунд десять он кивнул головой, призывая продолжать.

— Согласен! — опять сказал Колян.

И нова пауза. И третье «согласен» от Коляна.

— Вроде всё утвердили, — довольно произнёс Савицкий. — Сейчас итоговый вопрос: обязуешься ли ты не разглашать тайну этой дуэли, никому о ней не рассказывать и согласен ли ты после поединка, вне зависимости от его результата, не иметь никаких претензий ни ко мне, ни к Илье, ни к врачу, ни к арбитру, и не предпринимать каких-либо попыток отомстить?

— Да! Обязуюсь никому не рассказывать про дуэль и не иметь ни к кому из присутствующих претензий! — произнёс Колян.

— Всё! — радостно сказал Савицкий. — Получилось! Дуэль зарегистрирована! Всех поздравляю!

В подтверждение его словам у меня перед глазами возникла большая надпись:

ВНИМАНИЕ! СИСТЕМА ПОДТВЕРЖДАЕТ ОФИЦИАЛЬНЫЙ СТАТУС ВАШЕЙ ДУЭЛИ С ИЛЬЁЙ «ВИДБОРОМ» КАРПОВЫМ! ВАШ СЕКУНДАНТ — НИКОЛАЙ КАБАНОВ. СЕКУНДАНТ ИЛЬИ «ВИДБОРА» КАРПОВА — ЕГОР «ФИНИСТ» САВИЦКИЙ. АРБИТР — АРМЕН КАЗАРЯН. ВРАЧ — СТЕПАН КОВАЛЕНКО. ВАШЕ ОРУЖИЕ — БЕЙСБОЛЬНАЯ БИТА. ОРУЖИЕ ИЛЬИ «ВИДБОРА» КАРПОВА — ДВУРУЧНЫЙ МЕЧ. ВИД ДУЭЛИ — ДО РЕЗУЛЬТАТА.

После прочтения информации о виде дуэли я с трудом воспринимал продолжение надписи, но, тем не менее, дочитал её до конца.

ЗА ОТКАЗ ОТ ДУЭЛИ, ЗА УКЛОНЕНИЕ ОТ ДУЭЛИ, ЗА ПРЕКРАЩЕНИЕ ДУЭЛИ ДО ОГОВОРЕННОГО РЕЗУЛЬТАТА, ЗА БЕГСТВО С МЕСТА ДУЭЛИ ПРЕДУСМОТРЕНЫ НАКАЗАНИЯ СОГЛАСНО ДУЭЛЬНОМУ КОДЕКСУ ИГРЫ. ПОДТВЕРДИТЕ, ЧТО ОЗНАКОМЛЕНЫ С ПОЛУЧЕННОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ И ДЕЙСТВУЙТЕ ДАЛЕЕ СОГЛАСНО ДУЭЛЬНОМУ КОДЕКСУ И УКАЗАНИЯМ СЕКУНДАНТОВ!

— Что за херня?! — взорвался я. — Мы же до первой крови договаривались?

— А я передумал, — Карпов снова лыбился своей мерзкой улыбкой.

— Но я не хочу тебя убивать!

— А я хочу! Тебя! Убить! — сказал Илья, чеканя слова.

— Кинули уроды! — я сгоряча пнул ни в чём не повинный мухомор, таким образом, открыв счёт жертвам этой дуэли.

— А куда твой секундант смотрел? — Карпов мерзко рассмеялся своей шутке, стоящий возле него Савицкий тоже довольно ухмылялся.

Колян виновато пожал плечами, словно он мог что-то предотвратить. Однозначно, общение с Системой вслепую — не самый лучший выбор.

— Карпов, ты идиот! — я практически закричал. — Зачем? Тебе нужен артефакт? Ты его итак получишь, если выиграешь! И уровень мой заберёшь! Нахера до результата? Ты больной придурок!

Мне не на шутку стало страшно, причём я до конца не понимал, чего я боюсь больше: того что меня могут убить, или того, что придётся убивать самому?

— Если до результата драться, то экспы намного больше можно хапнуть, — тихо объяснил Колян. — Вот прям совсем намного. Но я первый раз вижу, чтобы до результата дрались. Сам только до крови бился. Да и все, кого знаю. А этот урод реально больной.

— Ты давай соглашайся быстрее! — крикнул мне Карпов. — Это уже формальность. Всё равно уже не спрыгнешь, ты утвердил секунданта, а он выбрал условия!

Как же, так вот прямо сходу и согласился. Я решил попытаться изменить грустную перспективу, тем более, надпись всё ещё висела, ожидая моего утверждения.

«Я могу изменить условия или сейчас отказаться?» — мысленно произнёс я.

ОТКАЗ ОТ ДУЭЛИ, А ТАК ЖЕ ИЗМЕНЕНИЕ УСЛОВИЙ, ПОСЛЕ ИХ УТВЕРЖДЕНИЯ СЕКУНДАНТАМИ НЕВОЗМОЖЕН! В СЛУЧАЕ ОТКАЗА, ВЫ БУДЕТЕ ПОДВЕРГНУТЫ НАКАЗАНИЮ СОГЛАСНО ДУЭЛЬНОМУ КОДЕКСУ ИГРЫ! ПОЖАЛУЙСТА, ПОДТВЕРДИТЕ, ЧТО ОЗНАКОМЛЕНЫ С ПОЛУЧЕННОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ И ДЕЙСТВУЙТЕ ДАЛЕЕ СОГЛАСНО ДУЭЛЬНОМУ КОДЕКСУ И УКАЗАНИЯМ СЕКУНДАНТОВ!

Да уж, встрял. Подтверждать дуэль до результата мне до одури не хотелось. Но какие у меня были варианты? Отказаться? Вне зависимости от того, как меня накажет Система, Карпов меня наказал бы намного сильнее. Меня бы ожидали пытки до того же самого результата, теперь я был точно уверен, что он маньяк. Как Ольга могла с ним иметь какие-то отношения? Или раньше он был другим, а таким его сделала Игра? Мурашки пробежали у меня по спине от мысли, что я тоже могу сделаться таким. Но в тот момент было не до размышлений об Игре и её влиянии на неокрепшие умы. Надо было принимать решение: либо как мужик выйти на смертельный поединок с отмороженным на всю башку противником, либо как трус отказаться и подарить этому уроду свою жизнь, право меня мучить и артефакт. То, что его найдут, прочесав местность, я не сомневался. Вот такой вот выбор у меня был. Точнее, не было никакого выбора. Я это понял, и сразу стало легко и на удивление спокойно.

— Ознакомлен, принимаю! — сказал я вслух нарочито громко и мрачно.

После чего сплюнул под ноги, посмотрел на Карпова и добавил:

— П****ц тебе, больной урод!

Глава 19. Часть 1

— Ой, боюсь, боюсь, — сказал Карпов, разумеется, нисколько не испугавшись. — Давай уже, иди, выкапывай свою биту, и артефакт не забудь!

Я сходил к схрону, достал из него биту и вернулся на поляну. За это время Карпов достал из машины свой меч. Я не очень хорошо разбираюсь в холодном оружии, но мне показалось, что это всё же полутораручный меч, длина его была не больше метра, маловата для двуручного. Но с другой стороны он был с длинной рукоятью, удобной для хвата двумя руками и широким массивным клинком. Впрочем, какая мне была разница, как он классифицировался? Главным было, как от него уберечься. Но всё же, не признать, что клинок был прекрасен, было нельзя. Просто классика романского меча.

Илья оглядел меня и спросил:

— Артефакт где?

— Не помню, — улыбнувшись, сказал я. — При чём тут артефакт?

Довольная ухмылка начала сползать с морды Карпова, а я ускорил этот процесс.

— Как ты, так и я! В условиях утверждённых секундантами нет пункта об артефакте, так что иди лесом, дружок! Тебе будет не трудно это сделать, благо мы уже в лесу! Хрен тебе, а не артефакт! Надо было слово держать!

Лицо Карпова сначала побледнело, а затем начало наливаться кровью. Он крепко сжал свой меч и начал его поднимать.

— Илья, после сигнала! — поспешил вмешаться Савицкий. — А то ещё засчитает как нападение на соперника до дуэли.

— Да не сцы, я не такое дерьмо, как ты, — презрительно бросил я Карпову. — Бита и есть артефакт! На, посмотри!

Я протянул биту вперёд и подошёл к нему на расстояние, с которого можно было прочитать её характеристики.

Карпов проигнорировал мои оскорбления и вгляделся в биту. Некоторое время читал характеристики, затем перевёл удивлённый взгляд на меня и спросил:

— Ты собираешься драться артефактом?

— Ага, — спокойно ответил я. — Мне больше нечем.

Все присутствующие, и даже Колян, посмотрели на меня, как на идиота, а Карпов высказал мысль, что была у каждого на языке:

— Ты дурак? — спросил он искренне, без привычного для него высокомерия. — Его же разбить можно!

— Можно, — согласился я. — Поэтому ты аккуратнее своей тыкалкой маши! Тебе артефакт больше, чем мне нужен!

И я был прав. Потому что, если я просто понимал, что мне повезло иметь такую штуку при себе, и строил в отношении артефакта далеко идущие планы, то Карпов просто был одержим идеей его заполучить. И хоть мне понравилось сначала наблюдать, как он пыхтел и краснел, думая, что я его кинул, но с позиции предстоящей драки важнее было сказать правду. Польза от того, что теперь Илья будет бояться разбить артефакт, была очевидна и перевешивала удовольствие от наблюдения за его обескураженной мордой.

Карпов не успел мне ничего ответить, потому что своё слово наконец-то решил взять арбитр.

— Мужики, давайте начинать, а? Реально дел ещё сегодня куча, — почему-то очень грустно сказал гражданин Казарян и посмотрел на нас так, словно уговаривал нас разгрузить фуру с картошкой, а не броситься убивать друг друга. — Ещё же труп потом утилизировать, а это тоже время!

— Командуй! Как мы без тебя начнём? — ответил ему Карпов.

— Господа! Прошу вас занять свои места у барьеров! Объявляю трёхминутную готовность! — уже совершенно другим голосом произнёс арбитр.

Мы с Карповым вышли на середину поляны и стали друг напротив друга на расстоянии примерно четырёх метров. Барьеров никаких не было, видимо Казарян сказал о них для красного словца. Едва мы встали, как перед носом у каждого из нас появилась надпись.

ВНИМАНИЕ! ПОСЛЕ СТАРТА ПОЕДИНКА И ДО ЕГО ОКОНЧАНИЯ ИГРОКАМ БУДУТ ДОСТУПНЫ ТОЛЬКО СИСТЕМНЫЕ СООБЩЕНИЯ О ПОЛУЧЕННОМ УРОНЕ, А ТАК ЖЕ РЯД ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ СООБЩЕНИЙ! КАЖДОЕ СООБЩЕНИЕ БУДЕТ ДУБЛИРОВАТЬСЯ ОБОИМ ИГРОКАМ!

— Макс! — крикнул мне Колян. — После того, как арбитр объявит начало, сразу не ломись в драку! Надо дождаться отмашки Системы! А то оштрафует!

Я кивнул головой и переложил биту из одной руки в другую, а затем обратно. А вслед за упоминанием Коляном Системы, она сама решила напомнить мне о себе.

ВНИМАНИЕ! НА ВРЕМЯ ПРОВЕДЕНИЯ ДУЭЛИ НАСТОЯТЕЛЬНО РЕКОМЕНДУЕТСЯ ОТКЛЮЧИТЬ ОПЦИЮ «СОКРЫТИЕ ИСТИННОГО УРОВНЯ», ТАК КАК ОНА НАКЛАДЫВАЕТ НА ВАС РЯД ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ОГРАНИЧЕНИЙ! ПОДРОБНО ОЗНАКОМИТЬСЯ СО СПИСКОМ ОГРАНИЧЕНИЙ ВЫ МОЖЕТЕ В РАЗДЕЛЕ СПРАВОЧНОГО ФУНКЦИОНАЛА ИГРЫ. ЖЕЛАЕТЕ ПЕРЕЙТИ К СПРАВОЧНОМУ ФУНКЦИОНАЛУ?

«Нет, — сказал я про себя, по возможности представляя в голове даже, как пишется это слово. — Можно её отключить автоматически через три минуты?»

ТАКАЯ ФУНКЦИЯ ПРЕДУСМОТРЕНА

Это было замечательно, и я выдал Системе команду:

«Хочу отключить опцию „Сокрытие Истинного Уровня“ через три минуты!»

Система спорить не стала и подтвердила готовность выполнить приказ:

ОПЦИЯ «СОКРЫТИЕ ИСТИННОГО УРОВНЯ» БУДЕТ ОТКЛЮЧЕНА ЧЕРЕЗ ТРИ МИНУТЫ

Мысли о том, как «обрадуется» моей смене уровня Илья почти заставили меня улыбнуться, хотя было не до улыбок. Надо было как-то настроиться на поединок. Но я понимал, что с этим у меня проблемы. Во-первых, мне было банально страшно, во-вторых, с этими долгими ритуалами и процедурами, я, казалось, немного перегорел, а в третьих, я просто не знал, как идти с битой на меч.

С другой стороны, вариантов не было: или я его, или он меня. Всё моё естество голосовало за первый вариант. Надо было просто настроиться. Хотя бы немного для начала, а там после пары ударов, я уже буду готов его сожрать. Лишь бы эти пара ударов, не снесли мне голову. А чтобы не снесли, надо самому атаковать. Тем более такая славная бита в руках. Сколько драк у меня было на счету с различными битами, все и не упомнишь. И ведь не всегда хотелось драться, но как-то же настраивался. Вот и сейчас надо.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍«Шарфик бы на тебя красно-белый надеть, мне бы легче было настроиться» — подумал я, глядя на Карпова и поглаживая гладкую полированную поверхность биты, вспоминая славные времена фанатских побоищ.

Карпов стоял совершенно спокойно, не шелохнувшись и не мигая, смотрел на меня, поставив меч острием на землю и положив ладони на крестовину.

Тем временем Казарян подошёл к нам, оглядел нас обоих и торжественно произнёс:

— Господа! Вам известны условия дуэли, вы их одобрили. Я напоминаю вам, что честь обязывает вас драться до оговоренного результата и не покидать место дуэли ни при каких условиях!

Арбитр сделал небольшую паузу, и мне показалось, что я слышу, как бьётся моё сердце. Дуэль. Самая настоящая. Из которой живым выйдет лишь один из нас. Это был апофеоз моих злоключений за последние недели. Просто вишенка на торте! Мог лия подумать о таком когда-либо раньше, в той самой прошлой жизни? Впрочем, хватит уже её вспоминать. Того, что было, уже не будет. И велик шанс, что не будет итого, что есть сейчас. Я сжал биту до хруста в костяшках пальцев.

— Господа, начинайте! — прозвучал голос арбитра.

ГОСПОДА, НАЧИНАЙТЕ!

Система выдала команду почти одновременно с Казаряном.

Я провёл битой в воздухе, рисуя перед собой букву Z. Привычка, тут уже ничего не поделаешь. Карпов поднял меч и крепко взял его в руки. Несколько секунд мы стояли неподвижно, словно переваривая информацию о начале поединка. Затем Карпов резко бросился на меня, занеся надомной меч для бокового удара сверху. Интуитивно я подставил биту под удар, в такие моменты забываешь, что у тебя в руках артефакт. Но Карпов, видимо, об этом не забыл и в последнюю секунду повернул меч в руках, так что бита приняла на себя не острое лезвие, а плоскую сторону клинка.

— Ты на хера артефакт подставляешь под лезвие? — заорал Карпов.

— А что мне, голову подставлять? — злобно ответил я. — Ты, дебил, вообще понимаешь, что говоришь?

Карпов не ответил, он оскалился и сделал ещё один выпад, нанеся в этот раз удар прямо сверху. Я же в этот раз не стал подставлять биту, а ударил ею сбоку по опускающемуся на меня клинку. Это позволило увести меч в сторону, и он прошёл правее меня и воткнулся в землю. До того, как Карпов поднял его, я успел врезать ему битой по плечу. Удар был не сильным, в силу того, что бил я почти без размаха. Но, удар есть удар. Как говорится, по очкам я повёл.

Карпов потёр ушибленное плечо, скорее рефлекторно, такой удар не мог доставить ему хлопот. Вот по голове бы ему заехать, вот это было бы дело.

Надо признать, мне откровенно повезло, что Карпов выбрал для дуэли двуручный меч. Такое оружие противника было для меня практически самым идеальным вариантом. Меч был намного тяжелее биты, поэтому скорость манёвров и ударов Карпова была ниже моей. А самое главное и неоспоримое преимущество меча против биты — возможность разрубить её пополам и добить безоружного противника, Илья использовать не мог. Вероятность, что артефакт утратит свои способности, если его сломать, была почти сто процентов. На протяжении всего поединка я замечал, как вздрагивал Карпов при каждом сильном соприкосновении нашего оружия. Очень уж ему хотелось получить предмет, дававший возможность создать свой клан.

Выбери Карпов для дуэли шпагу или рапиру, мне пришёл бы конец в первую же минуту поединка. Хоть я, имея огромный опыт в этом деле, и пользовался битой почти как Брюс Ли нунчаками, но против лёгкой шпаги, позволяющей сопернику делать быстрые выпады, мне было бы не реально что-то противопоставить. Отбить быстрый прямой выпад шпаги прямо в живот, тут я даже боюсь представить, каковы были бы мои шансы на удачное парирование. Безусловно, и мечом можно сделать выпад, но это уже не то, его габариты и вес не позволяли Карпову делать опасные колющие удары. Так что ему пришлось довольствоваться рубящими. А отбивать битой рубящие удары меча было хоть и трудно, но реально. Основная проблема была, не подставить её под само лезвие.

После ещё нескольких выпадов мы стояли друг напротив друга и тяжело дышали. К этому времени я уже получил по рёбрам плоской стороной клинка, а бита познакомилась и со вторым плечом майора КСК.

Карпов смотрел на меня ненавидящим взглядом, но неожиданно его лицо вытянулось в очень глупом выражении. Он заморгал и пригляделся ко мне, словно внимательно читал мои характеристики, а потом немного отпрянул, как будто увидел перед лицом что-то неприятное. Видимо Система вернула мне мой настоящий уровень, и Карпов это заметил. Я даже не удержался и улыбнулся, настолько смешным было это зрелище.

— Сука! — прошипел Илья. — Но как?

— Ты про мой невероятный уровень фехтования битой? — не удержался я от шутки.

— Я про игровой уровень!

— А ты погугли в интернете слово «читер»! — не удержался я и от глупого выпендрёжа.

Конечно же, удачно подогнанная Системой фича вовсе не делала меня читером, но, чего уж скрывать, очень сильно помогала. Да и почему бы не соврать противнику? Вдруг это сможет его деморализовать.

Глава 19. Часть 2

Действительно, возвращение мне двенадцатого уровня немного выбило Карпова из себя. Физически он это не ощутил, всё же не в вирте рубились, где вернувшиеся пять уровней сделали бы меня сразу в полтора раза сильнее. Но в психологическом плане это был удар. Илья теперь ожидал от меня ещё каких-либо сюрпризов. Я заметил это по его возросшей нервозности, хотя возможно просто это было следствием затянувшегося поединка.

Мы топтались по поляне, пытаясь нанести друг другу хоть какие-то ранения, оба при этом опасались испортить артефакт. Несколько раз даже попали друг другу по рукам и ногам, Карпов нанёс мне небольшой порез, зацепив плечо, я пару раз приложил его битой по хребту, хотя и не сильно. Время от времени вылетали системные сообщения о полученных то мной, то Ильёй уроне, но я не обращал на них внимания.

Минут через десять я заметил, что Илья начал уставать. Это было логично, махать трёхкилограммовым мечом было труднее, чем килограммовой битой. Карпов однозначно устал. Он уже меньше двигался и наносил больше рубящих ударов, чем колющих. Размахивать мечом ему было легче, чем держать его на вытянутых руках.

При этом время от времени он пытался совершать и выпады. Во время одного из них, Илья споткнулся за какую-то кочку и, в силу усталости, не удержал меч в воздухе, а с размаху вонзил его в землю. Я тут же бросился на него, размашисто замахнувшись битой, планируя ударить его по голове. Но Илья успел-таки быстро поднять меч и прикрыл им верхнюю часть тела. Однако мне удалось, не сбавляя скорости, нагнуться и нырнуть к его ногам и изо всей силы, со всего моего широчайшего размаха заехать ему по ногам. Так получилось, что удар пришелся на правую ногу Карпова, прямо в коленную чашечку. Он вскрикнул и припал на одно колено. Тут же вспыхнула надпись:

ИЛЬЯ «ВИДБОР» КАРПОВ ПОЛУЧИЛ ПОВРЕЖДЕНИЕ СРЕДНЕЙ ТЯЖЕСТИ! УРОВЕНЬ ЕГО ЗДОРОВЬЯ ПОНИЗИЛСЯ НА 5 ПУНКТОВ. ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ 83/100

Его бы сейчас добить, но после нырка я, не желая получить мечом по спине или в рёбра, перекатился в сторону, после чего отскочил на безопасное расстояние. Карпов поднялся и по его лицу я понял, что ему больно. Причём, больно по-настоящему. Похоже, первый раз за всё время поединка, я смог сделать действительно хороший удар. Чтобы проверить степень нанесённой травмы, я обошёл Карпова сбоку и сделал вид, что хочу броситься в атаку, тем самым вынуждая его сделать пару шагов. И он их сделал, и я увидел, что он захромал. Что ж, уже хорошо, противник был не только измотан, но и сильно ограничен в движении. Интересно, он уже сожалел, что отказался биться до первой крови, или в пылу поединка не думал об этом?

Я обходил Карпова по кругу, заставляя его крутиться вокруг собственной оси.

— Колян, скажи! — крикнул я своему секунданту. — А ногами-руками бить можно?

— Да делай что хочешь, — ответил Колян. — Главное не убегай с места поединка. Не с графом же дерёшься, можно и с ноги заехать! Я ни разу не слышал, чтобы за это штрафовали.

Не то чтобы я собирался бить Карпова ногами, но мой вопрос явно мог сбить его с толку и заставить нервничать ещё сильнее, размышляя о выбранной мной тактике боя.

Я сделал ещё пару выпадов, но Карпов неплохо оборонялся. Наступать он уже не хотел, но оборону держал отлично. Конечно, я мог ещё хоть час прыгать вокруг него, время работало на меня. У Карпова на лице уже вовсю сверкали капли пота, я же был ещё достаточно свеж.

С другой стороны, чем больше мы тут прыгаем, тем больше шансов, что я рано или поздно совершу какую-нибудь ошибку. Её мог совершить и Карпов, но мог и я. А мне не хотелось прыгать до ошибки, мне хотелось просто взять и победить, используя ситуацию.

Сказано, точнее подумано — сделано! Оценив ещё раз силы Карпова, и убедившись, что ему очень больно ходить, я решился на хитрый и рискованный трюк. Раньше я его уже использовал несколько раз, но ситуации были другие, жизнь на кону не стояла. Но всё равно рискнуть стоило.

Взяв биту в одну руку и достаточно далеко отойдя от Карпова, я дико заорал и резко бросился на него, словно намеревался с размаху раздробить его череп. Именно так Илья и прочитал мои намерения. Резкий мой рывок и истеричный крик заставили его забыть о всякой логике поединка, он просто инстинктивно выставил меч вперёд, справедливо полагая, что тот станет серьёзной преградой на моём пути. Я должен был либо на него напороться, либо попытаться под него поднырнуть, чтобы сделать удар. Других вариантов не было, бита была короче меча.

Однако план у меня был другой. Понимая, что на раненой ноге Карпов вперёд не бросится, а будет ждать меня там, где стоит, я резко остановился за полметра до острия его меча.

Да, я остановился. А вот бита продолжила свой путь. Я метнул её прямо в лоб противнику, выше протянутого в мою сторону меча. Скорость моего рывка, широта размаха вытянутой руки, сила броска, энергия моей ярости и ненависти и отлично сбалансированная бита, всё слилось воедино и прилетело в лицо Карпову. Попал я, правда, не в лоб, а в нос, что было не хуже, а возможно даже лучше. Нос явно сломался, и не в одном месте, всё лицо Карпова залила кровь.

ИЛЬЯ «ВИДБОР» КАРПОВ ПОЛУЧИЛ СИЛЬНОЕ ПОВРЕЖДЕНИЕ! УРОВЕНЬ ЕГО ЗДОРОВЬЯ ПОНИЗИЛСЯ НА 11 ПУНКТОВ. ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ 72/100

Увидев летящую в лицо биту, Илья резко отпрянул назад, подняв при этом вверх меч, возможно, надеялся им прикрыться. А так как у него ничего не вышло, он, получив удар, рухнул на спину, удерживая меч над головой. По моему плану я должен был тут же сорваться подбирать биту, но бросив взгляд на Карпова, я изменил план. Противник лежал в полутора метрах от меня, на спине, с широко расставленными ногами. Тут и думать было нечего. Я прыгнул к нему и изо всех сил припечатал ему пинком прямо между ног. Затем сразу же ушёл влево, так как в руках противник всё ещё держал меч, и я опасался, что он инстинктивно им меня рубанёт. Но Карпову стало не до меча. Он отпустил его рукоять и обеими руками схватился за пах.

ИЛЬЯ «ВИДБОР» КАРПОВ ПОЛУЧИЛ ПОВРЕЖДЕНИЕ СРЕДНЕЙ ТЯЖЕСТИ! УРОВЕНЬ ЕГО ЗДОРОВЬЯ ПОНИЗИЛСЯ НА 14 ПУНКТОВ. ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ 69/100

Удар был хорош. Всё же я не только футбольный фанат, но и не плохой футболист-любитель. И похоже в тот момент я пробил свой самый главный пенальти в жизни. Карпов стонал и держался за свои детородные органы, а выражение его лица передавало картину истинной боли. Почти такое же выражение было на лицах секундантов и арбитра. Видимо даже глядя со стороны, это выглядело больно. Лишь доктор Коваленко равнодушно ел яблоко. Видимо, и не к такому привык.

Долго смотреть на Карпова у меня желания не было, надо было действовать, пока у него не прошёл болевой шок. Я, было, снова дёрнулся к бите, но и в этот раз изменил план, рванув к забытому Ильёй мечу. Лишь подхватив меч, я подобрал и биту. Карпов увидев меня с мечом и битой, понял, что спешить ему уже некуда и некоторое время ещё стонал и держался за пах.

Я посмотрел на его залитое кровью лицо и задал самый напрашивающийся в этой ситуации вопрос:

— Ну что, придурок, не пожалел ещё, что передумал до первой крови драться?

Карпов осторожно потрогал разбитое лицо, скривился от боли, посмотрел на ставшие красными от крови ладони и сказал:

— Я сдаюсь!

От неожиданности я рассмеялся. Смех был нервным, видимо так выходил стресс.

— Карпов, ты реально дурак? Ты выбрал дуэль до результата!

— Я сдаюсь! — снова сказал Карпов, и мне показалось, что он немного не в себе.

Мне даже стало его немного жалко, но что я мог поделать?

— Мне больно… — совсем тихо проговорил Карпов. — Позовите доктора…

Коваленко уже стоял неподалёку, но подойти не решался.

— Илья, ты же знаешь, я не могу тебе помочь, — виновато начал он. — Если бы до крови, тогда да. А ведь до результата же. А тут моя обязанность только убедиться, что результат достигнут.

— Мне больно… помоги… — уже простонал Карпов.

— Ты прости, брат, — тоже почти стонал в ответ Коваленко. — Но ты же знаешь. Что нельзя помогать никому, если до результата. Там пипец наказание, одним снятым уровнем не отделаюсь.

— Ты чего ноешь как баба? — неожиданно влез в разговор Колян. — Хотел до результата? Получи результат! Макс вали его на хер!

Сильно занозил Карпов моему секунданту, лишив его Игры. Сам же майор КСК к тому времени почти пришёл в себя. Сознание вернулось к нему, он повернулся ко мне и посмотрел на меня безумными от страха глазами.

— Не убивай меня! Я сдаюсь…

— Ну вот и на хера ты это сделал? Договаривались же до крови! Сейчас бы дуэль уже закончилась. Но ты выпендрился, до результата запросил. И что теперь мне делать? Правила нарушать?

— Не убивай меня, прошу, — скулил Карпов. — Я тебе всё отдам. Всё, что у меня есть. У меня много денег. У моего отца много денег! Пожалуйста! Не убивай!

— Ага, а завтра придёшь и назад отберёшь! Идиотом надо быть, чтобы тебе верить.

— Не убиваааааай… — продолжал выть майор КСК.

Мне однозначно не хотелось убивать Карпова. Нет, жалости у меня к нему не было. На секунду, было, возникла, но жалость та была сродни чувству, которое испытываешь, когда смотришь документальные хроники на которых замёрзшие, обмотанные в тряпьё, исхудалые фашисты сдаются в плен. Вроде по-человечески жалко, но потом вспоминаешь другую хронику, с расстрелами стариков, женщин и детей, очередями в газовые камеры, улицами блокадного Ленинграда, и секундная жалость уступает место ненависти и животной ярости. Нельзя сказать, чтобы Карпов был прямо-таки фашистом, но чувства у меня к нему были почти такими же, как и к ним. Секундная жалость к человеку, размазывающему кровь поразбитому лицу, сменилась ненавистью к отморозку, желавшему меня убить, оскорблявшему мою погибшую девушку, лишившему Игры моего нового товарища Коляна.

Но быть палачом при этом, всё равно не хотелось.

— Я не хочу его убивать! Он сдаётся! — прокричал я куда-то вверх, словно Система следила за нами из космоса.

И тут же пришёл ответ:

ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ! ДУЭЛЬ ДО РЕЗУЛЬТАТА НЕ ПОДРАЗУМЕВАЕТ И НЕ ДОПУСКАЕТ СДАЧУ ИГРОКА! ЕСЛИ ПОЕДИНОК БУДЕТ ПРЕРВАН РАНЕЕ, ЧЕМ ДОВЕДЁН ДО РЕЗУЛЬТАТА, ТО ОБА ИГРОКА БУДУТ ПОДВЕРГНУТЫ НАКАЗАНИЮ И ЗНАЧИТЕЛЬНО ПОНИЖЕНЫ В УРОВНЕ! СИСТЕМА НАСТОЯТЕЛЬНО РЕКОМЕНДУЕТ ПРОДОЛЖИТЬ ДУЭЛЬ И ДОВЕСТИ ЕЁ ДО РЕЗУЛЬТАТА!

Глава 20

Видимо Система не реагировала на слова Карпова о том, что он сдаётся, так как считала, что это просто эмоции, и они не повлияют на мою решимость его убить. А вот когда я выразил желание оставить его в живых, тут она и вмешалась.

— Но как я его убью? Я же не палач! Поединок-то по факту окончен!

ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ! ПОЕДИНОК НЕ ОКОНЧЕН! ДЛЯ ОКОНЧАНИЯ ПОЕДИНКА ТРЕБУЕТСЯ, ЧТОБЫ ОДИН ИЗ ПРОТИВНИКОВ БЫЛ УБИТ ИЛИ УСЛОВНО УБИТ!

— Что значит, условно убит? — искренне удивился я.

ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ! ИГРОК МОЖЕТ СЧИТАТЬСЯ УСЛОВНО УБИТЫМ, ЕСЛИ УРОВЕНЬ ЕГО ЖИЗНИ НАХОДИТСЯ НИЖЕ ОТМЕТКИ 20. УСЛОВНО УБИТЫЙ ИГРОК ИМЕЕТ ПРАВО СДАТЬСЯ. В ЭТОМ СЛУЧАЕ ЕГО ИГРОВОЙ УРОВЕНЬ БУДЕТ ПОНИЖЕН НА ДВА. ТАК ЖЕ БУДУТ ЗНАЧИТЕЛЬНО ПОНИЖЕНЫ СЛЕДУЮЩИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ И НАВЫКИ: ЛИДЕРСТВО, ДУХ, ВОЛЯ, УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ, ХАРИЗМА, САМООБЛАДАНИЕ, ВЛАДЕНИЕ ОРУЖИЕМ. ТАКЖЕ ИГРОК, КОТОРЫЙ ПОКИНУЛ МЕСТО ДУЭЛИ ИЛИ СДАЛСЯ, ЛИШАЕТСЯ ПРАВА САМОМУ ВЫЗЫВАТЬ НА ДУЭЛЬ ДРУГИХ ИГРОКОВ В ТЕЧЕНИЕ ТРЁХ ЛЕТ, ПРАВА ПРЕДСТАВЛЯТЬ СВОЙ КЛАН НА ТУРНИРАХ В ТЕЧЕНИЕ ТРЁХ ЛЕТ, ПРАВА СОЗДАВАТЬ СВОЙ СОБСТВЕННЫЙ КЛАН В ТЕЧЕНИЕ ПЯТИ ЛЕТ

Я невольно усмехнулся, вот ведь какая ирония, Карпов так хотел организовать свой клан, ради этого пошёл на поединок и такой финал. Впрочем, не надо было менять правила.

«А победителю дадут тоже два уровня?» — уже мысленно спросил я.

ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ! УРОВНИ, СНЯТЫЕ С УСЛОВНО УБИТОГО ДУЭЛЯНТА ПОПРОСИВШЕГО ПОЩАДЫ В ДУЭЛИ НА РЕЗУЛЬТАТ СНИМАЮТСЯ В ПОЛЬЗУ ВЫИГРАВШЕГО ДУЭЛЬ!

Это был уже совсем праздник, только вот уровень жизни у Карпова был шестьдесят три, даже после тех ударов, что я ему нанёс. Ему до условно убитого надо было ещё отгребать и отгребать. С другой стороны, мне было не жалко, я мог отвесить, сколько потребуется. За два халявных уровня-то. Однако вслух я сказал:

— Прости, но ничего не выйдет.

— Прошу… пожалуйста… — Карпов уже натурально плакал, сидя на земле и размазывая кровь, сопли и слёзы по разбитому лицу.

Я выдержал паузу, словно принимаю решение, а затем присел на корточки прямо напротив Ильи и посмотрел ему в глаза.

— Если хочешь сохранить себе жизнь, то слушай меня внимательно! Сейчас ты прикажешь всем своим людям свалить отсюда на хрен! И этим троим и всем остальным!

— Каким остальным? — искренне удивился Карпов. — Тут кроме нас нет никого.

— Карпов! Я знаю тебя, тут в округ минимум человек двадцать прячется.

— Тут нет никого кроме нас! — ответил Илья относительно твёрдым голосом, он возвращался к своему обычному состоянию.

Я понял, что, во-первых, теряю время, а во-вторых, сильно рискую, начиная разговаривать с Карповым с позиции переговоров. Резко встав, я со всей силы пнул Илью в грудь. Он резко повалился назад, а я даже испугался, что сломал ему грудную клетку.

ИЛЬЯ «ВИДБОР» КАРПОВ ПОЛУЧИЛ ПОВРЕЖДЕНИЕ СРЕДНЕЙ ТЯЖЕСТИ! УРОВЕНЬ ЕГО ЗДОРОВЬЯ ПОНИЗИЛСЯ НА 5 ПУНКТОВ. ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ 64/100

Страх снова появился в глазах Карпова, и я решил не дать этому чувству испариться. Он лежал на спине, ощупывая место удара, однако сразу подниматься не рискнул. Я воспользовался этой секундной заминкой, подошёл к нему, поставил свою ногу ему на грудь и приставил меч к его горлу.

— Прикажи всем своим свалить на хрен! Хотя нет, вели им всем сейчас сюда прийти! — я надавил острием трофейного меча Карпову прямо на адамово яблоко. — И пусть подойдут все! В том числе и те, кто спрятался!

— Никто не спрятался… — простонал Карпов, но уже как-то неуверенно.

— Я сейчас дам запрос Системе на предмет проверки соблюдения правил дуэли. Она мне скажет, сколько человек находится в радиусе километра. Если я хоть одного не досчитаюсь, то моя рука не дрогнет!

— Больше нет никого.

Откуда у него взялась такая неожиданная храбрость? Или может он, наоборот, со страху не хотел признаваться? В том, что кто-то ещё был вокруг, я не сомневался. Иначе Карпов бы просто не был бы самим собой.

— Хорошо, видимо ты не веришь, что я могу дать такой запрос, — я понял, что с наскоку взять Илью, как говориться, «на понт» не получилось, но отступать было некуда. — Ты так же не верил, что я могу с седьмым уровнем тебя на дуэль вызвать. Но поверь, читерство хорошая штука!

Я придавил ещё сильнее меч к шее и немного надрезал кожу Карпова. С раны потекла струйка крови, а перед глазами всплыло сообщение:

ИЛЬЯ «ВИДБОР» КАРПОВ ПОЛУЧИЛ НЕЗНАЧИТЕЛЬНОЕ ПОВРЕЖДЕНИЕ! УРОВЕНЬ ЕГО ЗДОРОВЬЯ ПОНИЗИЛСЯ НА 1 ПУНКТ. ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ 63/100

Отлично, это мне и нужно! Интерфейс общения с Системой открыт.

— Я хочу сделать запрос! — сказал я громко и размеренно.

И это сработало! Я понимал, что Система ни при каком раскладе не расскажет мне, сколько народа спрятано вокруг, так как читером я был пока лишь в своих мечтах и в догадках Карпова, но отреагировать хоть как-то она должна была. И она отреагировала:

ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ! КАКОЙ ЗАПРОС ВЫ ХОТИТЕ СДЕЛАТЬ?

Всё же хорошая это фишка, что во время дуэли сообщения Системы дублируются обоим соперникам. Карпов прочитал это вместе со мной. А теперь всё зависело от того, насколько медные были тестикулы у майора КСК. В прямом смысле они оказались не очень прочными, и предстояло выяснить их прочность в переносном смысле. Хотя судя по тому, как Карпов просил пощады, меди в их составе было не больше, чем в творожной запеканке. И я в Карпове не ошибся.

— Не надо запрос! — истошно заорал он.

— Запрос отменяется! — тут же сказал я, от греха подальше, пока Система не выдала что-либо типа: «Запрос невозможен».

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Все подойдут, — простонал он.

— Пусть подходят, а потом я всё же сделаю запрос. Если никого не останется спрятанным, ты будешь жить!

— Егор, — жалобным голосом приказал Карпов своему секунданту. — Позови всех!

Савицкий достал телефон и отправил сообщение, видимо в чат.

Примерно через минуту к нам подошли пятеро бойцов какого-то спецподразделения.

— Пусть сложат всё оружие в кучу! — приказал я Карпову, продолжая давить мечом на кадык. Все пусть сложат! И телефоны тоже!

— Оружие сложите… — прохрипел Илья.

Савицкий кивнул спецназовцам, после чего те сложили всё своё оружие и телефоны в кучку на краю поляны. Савицкий с Казаряном последовали их примеру. Доктор же развёл руками, показывая, что он оружия при себе не имел.

— Чего руками машешь? — прикрикнул на Коваленко Колян. — Телефона тоже типа нет?

Доктор спохватился и положил мобильный на кучу.

— А теперь все, — я обращался к противникам уже напрямую, не убирая при этом лезвия с горла Ильи. — Идите и залезайте в машину Савицкого! И бегом!

— На фига в мою машину-то? — осторожно поинтересовался секундант Карпова.

— Узнаешь, — бросил я ему в ответ. — Коляну ключи отдай!

Савицкий спорить не стал, отдал ключи, а через пару минут спецназовцы, врач, арбитр и секундант моего противника. Сидели во внедорожнике Савицкого. Как они там все уместились, я не понял. Отдал команду, не задумываясь можно ли её выполнить. Но ребята как-то справились, влезли ввосьмером в один внедорожник.

— Колян, возьми с кучи автомат, закрой их в машине, — я говорил негромко, чтобы кроме Коляна и Ильи никто не мог меня расслышать. — В общем, ты знаешь, что делать.

Колян пожал плечами и сходил за автоматом, после чего направился к машине. Однако на полпути к ней, он развернулся и подошёл ко мне.

— Макс, ты уверен? — осторожно спросил он. — Может, хотя бы секунданта не валить? Это реально косяк, Система может не простить.

Тут у меня всё похолодело внутри. Я осознал, что несколько секунд назад был на краю непоправимого.

— Колян, не гони! Какой валить? — у меня просто перехватило дыхание от ужаса при мысли о том, какой катастрофы мы только что чудом избежали. — Я имел ввиду, закрой их в машине и прострели колёса! Чтобы не поехали за нами!

— Да хрен тебя поймёшь, — спокойно ответил Колян. — В следующий раз так и говори, без намёков. А то начал, знаешь, что делать. А что с шакалами ещё делать, как не валить?

На последний риторический вопрос я отвечать не стал, а просто махнул на Коляна рукой, чтобы он скорее шёл выполнять моё задание.

Через несколько минут, всё кроме нас с Коляном и Ильёй, сидели в машине. Мой секундант аккуратно прострелил из автомата все четыре колеса и вернулся к нам.

— А вот теперь начнётся самое интересное, — сказал я, не без улыбки глядя на Карпова. — Как жизнь до двадцати сбивать будем?

Илья ничего не ответил, а я расправил плечи и отодвинул меч от его шеи.

— Понеслась! — весело сказал я и пнул Илью довольно-таки сильно в бок.

ИЛЬЯ «ВИДБОР» КАРПОВ ПОЛУЧИЛ НЕЗНАЧИТЕЛЬНОЕ ПОВРЕЖДЕНИЕ! УРОВЕНЬ ЕГО ЗДОРОВЬЯ ПОНИЗИЛСЯ НА 1 ПУНКТ. ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ 62/100

— Да уж, так мы будем до утра тут торчать, — я действительно был озадачен сложившейся ситуацией.

Одно дело — лупить врага в бою, другое дело — вот так вот, когда он лежит перед тобой.

— Короче, вариантов у нас нет, считай, что я типа доктора, сейчас будет больно, но так надо, зато жизнь сохранишь! — высказался я витиевато и пафосно, после чего припечатал в тот же бок, но уже со всей сил.

Карпов застонал и схватился за пострадавший бок.

ИЛЬЯ «ВИДБОР» КАРПОВ ПОЛУЧИЛ ПОВРЕЖДЕНИЕ СРЕДНЕЙ ТЯЖЕСТИ! УРОВЕНЬ ЕГО ЗДОРОВЬЯ ПОНИЗИЛСЯ НА 5 ПУНКТОВ. ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ 59/100

— Ты мне рёбра сломал, — прохрипел Илья, и, судя по снятым статам, он был прав.

Я проигнорировал его слова и пнул его опять в то же самое место. Карпов застонал намного громче. Видимо во второй раз я ему действительно что-то сломал, потому что пинал я на совесть.

— Не бей туда больше, больно очень — жалобно промямлил майор КСК.

— А куда тебя бить? — удивился я. — Как тебе ещё уровень сносить до двадцатки? Башку могу разбить вдребезги, а остальное и бить неинтересно. Хотя…

Я пригляделся и подумал, что дружбы с Ильёй у меня всё рано не будет, а вот заканчивать поединок надо было началом побега. Для этого противник не должен иметь возможности меня догнать. Перерезать подколенные сухожилия или разбить коленные чашечки? Меч или бита? Да, такие дилеммы я решать мог, умел и любил.

Выбор пал в пользу привычного и любимого оружия. Я осторожно положил меч на траву, неподалёку от нас. Разрешения вставать я Карпову не давал, поэтому он продолжал лежать на траве, затравленно поглядывая на меня.

Я же взял биту, подошёл к Илье и неожиданно для него со всего размаха раздробил ему правое колено. Карпов взвыл и схватился за ногу. Он свернулся калачиком и лежал на траве. Лежал и матерился. А перед глазами у каждого из нас повисло системное уведомление:

ИЛЬЯ «ВИДБОР» КАРПОВ ПОЛУЧИЛ ПОВРЕЖДЕНИЕ СРЕДНЕЙ ТЯЖЕСТИ! УРОВЕНЬ ЕГО ЗДОРОВЬЯ ПОНИЗИЛСЯ НА 6 ПУНКТОВ. ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ 53/100

Колян, глядя на мои манипуляции, на всякий случай взял автомат и отошёл поближе к набитому друзьями Карпова внедорожнику, давая понять, что выход из машины, чреват пулевым ранением.

Карпов же катался по земле, держался за колено и громко орал:


— Если ты мне второе колено разобьёшь, я с тебя потом кожу живьём сдеру!

В этот момент ко мне пришла мысль, что возможно убить его было бы лучшим вариантом. Но очень уж мне не хотелось становиться палачом раненого безоружного противника, хоть и полного ничтожества и подонка. Да и второй уровень на халяву неимоверно прельщал.

Я понимал, что мстить Карпов мне начнёт, даже толком не придя в сознание, я знал, какие проблемы он может мне сделать, оставшись в живых. Но с другой стороны, в случае убийства Ильи, я наживал себе другого врага, более могущественного и более сильного — Карпова-старшего. Дураком надо быть, чтобы не понимать, как будет мстить отец за убитого сына. Поэтому я понимал, убей я Карпова, или пощади, разница была не большая, при любом варианте после дуэли у меня будет кровный враг, либо Илья, либо его отец. Но при первом варианте мне ещё могли приписать официальное убийство офицера КСК при побеге, и я терял второй уровень. Поэтому вариантов не было, надо было как-то сносить этому уроду ещё тридцать три пункта здоровья.

— Ты хочешь, чтобы я передумал тебе аккуратно жизнь сносить до двадцати? Может тебя реально проще завалить? — вежливо поинтересовался я.

Карпов видимо понял, что играет с огнём и умерил агрессию. Однако он всё ещё лежал согнутым в калачик и прикрывал оба колена.

— Не ломай колени! — в отчаянии крикнул он. — Убери на хер эту биту!

— В жопу бы тебе её засунуть! — разозлился я. — Но артефакт всё-таки!

Карпов замолчал, возможно, решил, что я могу это исполнить.

— Ладно, хрен с тобой, — я отложил в сторону биту и взял меч.

У меня возникла мысль, что может вид крови добавит внушительности ранениям. И я решил попробовать наносить не опасные, но эффектные раны.

Карпов так и лежал калачиком, когда я подошёл к нему с мечом. Он посмотрел на меня как раненый волк и начал инстинктивно отползать от меня. Я без лишних раздумий подошёл и воткнул ему меч в мягкие ткани бедра, практически в ягодицу. В последнюю секунду Карпов попытался увернуться, но не успел. Рана получилась болезненная и кровоточащая. Что сразу и подтвердила Система:

ИЛЬЯ «ВИДБОР» КАРПОВ ПОЛУЧИЛ СИЛЬНОЕ ПОВРЕЖДЕНИЕ! УРОВЕНЬ ЕГО ЗДОРОВЬЯ ПОНИЗИЛСЯ НА 8 ПУНКТОВ. ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ 45/100

Карпов взвыл, а я спокойно сказал:

— Идиот! Не дёргайся! Я тебе чуть в бедренную артерию не попал! Сдох бы за пять минут!

— Да пошёл ты! — снова огрызнулся Илья, воя и катаясь по земле.

— Макс! Давай шустрее! — крикнул мне Колян. — Эти в машине реально напрягаются. Как бы не вызвали подмогу.

И то верно, времени сюсюкаться с Карповым, не было.

— Короче, потерпи! — как можно более душевно и подбадривающе я сказал Карпову и быстро, один за другим нанёс ему пять колющих ударов в различные части тела, стараясь избегать попаданий в жизненно важные органы.

Пять уведомлений вылетели одно задругим, и последнее из них сообщило, что уровень здоровья у Ильи был: двадцать один пункт из ста.

Карпов уже просто выл, мне показалось, что болевой шок сделал его невменяемым. Я осторожно пихнул его в бок носком кроссовка.

— Слышишь меня?

Карпов что-то простонал в ответ, я это принял за утверждение.

— Ещё один удар и ты сможешь сдаться. Потом я уйду. Знаю, ты будешь пытаться меня найти и убить. Не делай этого! Сегодня я тебя пощадил, в следующий раз убью! Ты понял?

Карпов злобно посмотрел на меня, но ничего не сказал.

Я понимал, что всё это пустой разговор, и Карпов бросится меня ловить, как только ему обработают раны, а то и раньше. Но надо же было что-то говорить.

— Я повторяю вопрос: ты понял меня? — для убедительности я надавил ногой на одну из открытых ран.

Карпов взвыл и прохрипел:

— Понял.

— Ну если понял, то хорошо, держи на прощание!

Я душевно с размаху заехал ногой Карпову по лицу. Это был, конечно, перебор, но я не удержался, очень уж хотелось эффектно закончить разговор.

ИЛЬЯ «ВИДБОР» КАРПОВ ПОЛУЧИЛ ПОВРЕЖДЕНИЕ СРЕДНЕЙ ТЯЖЕСТИ! УРОВЕНЬ ЕГО ЗДОРОВЬЯ ПОНИЗИЛСЯ НА 4 ПУНКТА. ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ ЗДОРОВЬЯ 17/100. ИЛЬЯ «ВИДБОР» КАРПОВ УСЛОВНО УБИТ!

Не рассчитал я с ударом, но зато наверняка. Карпов опять заскулил и схватился за лицо.

— Долго собираешься валяться и ныть? — поинтересовался я. Ничего не забыл?

— Я сдаюсь! — громко простонал Карпов.

ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ! УСЛОВНО УБИТЫЙ ИЛЬЯ «ВИДБОР» КАРПОВ ЖЕЛАЕТ СДАТЬСЯ! МАКСИМУ СЕДОВУ НАДЛЕЖИТ НЕМЕДЛЕННО ПРИНЯТЬ СДАЧУ ИЛИ ДОВЕСТИ ПОЕДИНОК ДО РЕЗУЛЬТАТА!

Сообщение провисело несколько секунд и сменилось другим:

ПЕРСОНАЛЬНОЕ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ! ВЫ ПРИНИМАЕТЕ СДАЧУ ИЛЬИ «ВИДБОРА» КАРПОВА?

«Принимаю» — мысленно произнёс я.

ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ ДЛЯ УЧАСТНИКОВ ДУЭЛИ, СЕКУНДАНТОВ И ПРОЧИХ ПРИЧАСТНЫХ ЛИЦ! ПОЕДИНОК ОКОНЧЕН! ИТОГ ПОЕДИНКА: СДАЧА УСЛОВНО УБИТОГО ИЛЬИ «ВИДБОРА» КАРПОВА НА МИЛОСТЬ ПОБЕДИТЕЛЯ МАКСИМА СЕДОВА. ДУЭЛЬ ОФИЦИАЛЬНО ОКОНЧЕНА!

— Колян! — крикнул я тотчас же своему секунданту. — Система написала, что дуэль официально окончена. Что дальше?

— Дальше валить отсюда! И побыстрее! — ответил Колян.

Он подошёл к нам с Карповым, оглядел лежащего на земле майора КСК и грустно сказал:

— Завидую я тебе Макс, мне б хоть раз ему вшатать, я реально из-за него всё потерял.

— Ну так вшатай, в чём проблема-то? Даже с ноги можешь. Только не переусердствуй, у него жизни семнадцать, как бы не сдох, — ответил я товарищу.


Колян, особо не раздумывая, заехал Карпову ногой по его многострадальному носу. В этот раз Карпов не застонал, а просто отключился.

— Убил что ли? — спросил я Коляна, приглядываясь к затихшему Карпову.

— Да не, наверное, сознание потерял, — ответил мне мой секундант, но как-то без уверенности в голосе.

Я хотел наклониться и пощупать у Ильи пульс но меня отвлекло очередное сообщение, да такое приятно, что я на несколько секунд забыл про Илью.

ВЫ ПЕРЕШЛИ НА 13 УРОВЕНЬ! ВЫ ПОЛУЧАЕТЕ ДОСТУП К ПОСТОЯННО ОБНОВЛЯЮЩЕМУСЯ СПИСКУ ДОСТУПНЫХ КВЕСТОВ! ВАМ НАЧИСЛЕНЫ ОЧКИ ХАРАКТЕРИСТИК! 10 ОХ

Ого! Список квестов, что ни уровень, то подарок! Читать это всё было приятно, а предвкушение изучения списка квестов заставило даже забыть об Илье. А Система тут же подкинула ещё плюшек:

ВЫ ПОБЕДИЛИ В ОФИЦИАЛЬНОЙ ДУЭЛИ! ВЫ ПОЛУЧАЕТЕ ВОЗМОЖНОСТЬ РАЗВИВАТЬ НАВЫК ДУЭЛЬНЫХ ПОЕДИНКОВ. ВАШ НАВЫК ДУЭЛЬНЫХ ПОЕДИНКОВ УВЕЛИЧИВАЕТСЯ НА 5 И СОСТАВЛЯЕТ 5. ВЫ ПОЛУЧАЕТЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ СТАТУС БРЕТЁР (1 УРОВЕНЬ) И 5 ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК. ПОВЫШЕНЫ СЛЕДУЮЩИЕ НАВЫКИ И ХАРАКТЕРИСТИКИ: ФЕХТОВАНИЕ +10, РУКОПАШНЫЙ БОЙ +5, СИЛА+5, ДУХ +10, ВОЛЯ +7, ВЫНОСЛИВОСТЬ +3, ЛОВКОСТЬ +5, САМООБЛАДАНИЕ +10

Ничего себе, ну просто осыпала меня Система подарками и плюшками. Правда почему-то всего один уровень дала. Но не успел я толком об этом подумать, как вылетело новое сообщение:

ВЫ ПЕРЕШЛИ НА 14 УРОВЕНЬ! ВЫ ПОЛУЧАЕТЕ ВОЗМОЖНОСТЬ ВИДЕТЬ ВСЕ СВОИ ХАРАКТЕРИСТИКИ И ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ДРУГИХ ИГРОКОВ. ВАМ НАЧИСЛЕНЫ ОЧКИ ХАРАКТЕРИСТИК! 10 ОХ

А вот это круто! Я наконец-то получил возможность глянуть, что я из себя представляю. Тем временем Система продолжила раздачу слонов:

ВЫ ВЫНУДИЛИ В ОФИЦИАЛЬНОЙ ДУЭЛИ СДАТЬСЯ УСЛОВНО УБИТОГО ПРОТИВНИКА И ПРОЯВИЛИ ГУММАНИЗМ, ПРИНЯВ ЕГО СДАЧУ! ВАШ НАВЫК ДУЭЛЬНЫХ ПОЕДИНКОВ УВЕЛИЧИВАЕТСЯ НА 5 И СОСТАВЛЯЕТ 10. ВЫ ПОЛУЧАЕТЕ БОНУС: 5 ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК. ПОВЫШЕНЫ СЛЕДУЮЩИЕ НАВЫКИ И ХАРАКТЕРИСТИКИ: УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ +10, ВНУШЕНИЕ +5, ЛИДЕРСТВО +5, УДАЧА +5.

«Ну, это просто праздник какой-то!» — вспомнил я знаменитые слова.

Однако полностью насладится эмоциями от полученных плюшек и пряников я не успел, вывел меня из состояния эйфории голос моего секунданта.

— Макс! Ты чего завис?

— Ништяки считаю! — честно ответил я.

— Потом посчитаешь, валить надо!

— Надо, съязвил я. — Только ты его вырубил, а я у него даже ключи от машины не успел забрать!

С этими словами я наклонился к Карпову и обшарил его карманы. Нашёл ключи от машины и бумажник. Забрал из бумажника наличные, подобрал с земли меч Карпова и биту и кивнул Коляну.

— Надо перетащить в машину их вещи, и валим!

В это время у меня перед носом появилась очередная надпись:

СПИСОК ЛУТА: МЕЧ-БАСТАРД ПОЛУТОРАРУЧНЫЙ ИМЕННОЙ, КЛЮЧИ ОТ МАШИНЫ, ДВАДЦАТЬ ТРИ ТЫСЯЧИ СОРОК РУБЛЕЙ

От необычности надписи я удивился, но потом вспомнил, что для Системы Карпов-то условно помер. И это выходит, что я труп облутал. Я невольно рассмеялся, Система, как могла, подгоняла реальный мир под правила Игры.

Мне ещё очень хотелось узнать, какие штрафы в итоге были наложены на Карпова, но, увы, после окончания поединка, это было невозможным.

Мы побежали к куче с оружием и телефонами и быстро перетащили это всё в машину, после чего, я протянул Коляну ключи:

— За руль садись, я хоть отдохну немного, да попробую новые очки характеристик раскидать раз уж теперь умею это делать.

Колян взял ключи, прыгнул за руль, я уселся на заднее сиденье, в надежде, что смогу там расположиться покомфортнее, всё же тело после поединка ныло, а некоторые его части побаливали.

Машина рванула с места, а когда мы покидали район, я увидел, как друзья Карпова выскочили из внедорожника и бросились к нему.

Некоторое время мы ехали молча, потом Колян задал напрашивающийся вопрос:

— Куда едем?

— Надо бы в сторону Архангельска, но лучше назад, в Питер.

— Почему?

— Машину надо сменить побыстрее, доедем до города, там сразу же на окраине что-нибудь незаметное подберём.

— Ясно, — не стал спорить Колян. — А в Архангельск зачем?

— Свободный Город там, — ответил я и вздохнул, вспомнив, чем закончилась моя предыдущая попытка туда добраться. — Ты лучше мне вот что скажи: ты же намного больше меня в этом всём шаришь, Системе, Игре и прочем, я вот собрался очки характеристик распределять, но какой смысл в этих характеристиках? Особенно в таких, как дух или харизма? Мы ж не в виртуале. Ну задеру я себе харизму очками развития до потолка, а что толку? Разве от этого у меня настоящей харизмы прибавится?

— Дело не в том, прибавится или нет, ответил Колян. — Есть ряд ситуаций, при которых они нужны. Новые большие уровни или создать клан. Там нужны хорошие показатели. Без них многое будет недоступно.

— Ясно, тогда не трогай меня полчасика. Буду распределять!

Глава 21. Часть 1

Я, конечно, с получасом перегнул, не стоило столько времени ехать на «палёной» машине майора КСК. Но и Колян — не дурак, я был уверен, что он всё отлично понимает и без меня, поэтому спокойно погрузился в то, чем давно уже мечтал заняться. Мечтал, но не мог осуществить: то не знал, как это делать, то не было контакта с Системой.

Для удобства я прикрыл глаза и мысленно произнёс:

«Хочу посмотреть свои характеристики».

Система среагировала мгновенно, перед моими глазами растянулась большая портянка с цифрами. Читать было неудобно.

«Можно увеличить?» — поинтересовался я.

ВАМ НЕОБХОДИМО ЗАДАТЬ ПАРАМЕТР УВЕЛИЧЕНИЯ В ПРОЦЕНТАХ, ЛИБО ВЫБРАТЬ РЕЖИМ ПОКАЗА ХАРАКТЕРИСТИК ПО БЛОКАМ

Командую: «По блокам!»

И тут же вылез первый блок.


Максим Седов, 23 года, копирайтер, вне сообществ, вне клана

Открытые базовые характеристики

Персональный уровень: 14/50

Здоровье: 57/100

Интеллект: 83/100

Сила: 46/100

Это всё то, что я обычно у других видел. С уровнем всё понятно. Здоровье, ясное дело, после дуэли, не ахти какое, показатель силы тоже не впечатлил, причём, насколько я понял, он во время поединка не уменьшался, а просто сам по себе был таким неважным. На их фоне интеллект заметно выделялся, но… у Карпова был восемьдесят четыре! Это что, выходит, что я тупее него на целый пункт? Мелочь, но обидно. Хотя может, он это дело просто прокачал? Может и так. Но всё равно обидно. Надо и мне будет немного прокачать.

«Следующий блок!»

И тут же новая надпись:


Скрытые характеристики

Уровень государственной ценности: 3

Пассивные характеристики

Толерантность: +36/50

Коммуникабельность: +41/50

Обучаемость: +11/50

Да уж, невелика моя ценность для государства, однако, я с этого ничуть не расстроился, а расстроил меня уровень моей обучаемости. Неужели я такой упёртый необучаемый баран? Зато коммуникабельность на высоте, и почему-то толерантность. Понять мой уровень толерантности аж в тридцать шесть пунктов из пятидесяти, я просто был не в состоянии. Неужели я настолько толерантен? Я вспомнил, как приходил в бешенство от одного только вида бело-красного или красно-синего флага на стадионе, а тут такое. Однако, я многого о себе не знаю. Либо Система не знает многого обо мне. И ещё, как я понял, у этих характеристик перед числовым значением стоит знак плюс. Значит, их можно выводить, как говориться «в минуса». Что ж, познавательно. Идём дальше.

«Следующий блок!»


Негативные характеристики

Склонность к агрессии: +24/50

Склонность к противоправным действиям: +22/50

Склонность к обману: +28/50

Ну тут ничего удивительного: что агрессии, что противоправных действий я совершил достаточно. А вот третий пункт меня удивил. Почему-то раньше, читая статы других игроков, я такого не встречал.

«Система, а что такое Склонность к обману?»

«СКЛОННОСТЬ К ОБМАНУ» — УНИКАЛЬНАЯ НЕГАТИВНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА, КОТОРАЯ ВЫСЧИТЫВАЕТСЯ СИСТЕМОЙ НА ОСНОВАНИИ ГЛУБОКОГО АНАЛИЗА ДЕЙСТВИЙ ИГРОКА ЗА ВСЮ ЕГО ЖИЗНЬ: ЕГО СЛОВ И ПОСТУПКОВ И СООТВЕТСТВИЯ ОДНОГО ДРУГОМУ. УНИКАЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА «СКЛОННОСТЬ К ОБМАНУ» ЯВЛЯЕТСЯ СКРЫТОЙ, СПОСОБНОСТЬ ВИДЕТЬ ЕЁ У ДРУГИХ ИГРОКОВ ПОЯВЛЯЕТСЯ ПРИ ДОСТИЖЕНИИ ВЫСОКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ СЛЕДУЮЩИХ НАВЫКОВ И ХАРАКТЕРИСТИК: ИНТЕЛЛЕКТ (НЕ МЕНЕЕ 80/100), ИНТУИЦИЯ (НЕ МЕНЕЕ 40/50) И ИММУНИТЕТ К ВНЕШНЕМУ ВЛИЯНИЮ (НЕ МЕНЕЕ 40/50)

А это хорошая опция, она стоит того, чтобы прокачать все те характеристики, что позволяют её видеть. Что там у нас? С интеллектом пока всё нормально, а вот до интуиции и иммунитета к внешнему воздействию я ещё не добрался. Значит, идём дальше. Хотя один вопрос ещё остался. С чего это вдруг у меня такая большая склонность к обману? И чем это вообще чревато? Не отразится ли на карме? Надо бы спросить.

«Система! А склонность к обману двадцать восемь, это совсем плохо, или нормально?»

Система ничего не стала объяснять, а просто выдала небольшую таблицу:


Градации значений негативной характеристики «Склонность к обману»:

1 — 10 минимальный уровень, присутствует у некоторых детей и у наивных или очень порядочных людей

10–20 средний допустимый уровень, присутствует у большинства людей, не стоит опасаться

20–30 уровень выше среднего, присутствует у людей вынужденных в силу профессии часто обманывать и у мелких мошенников, надо быть начеку

30–40 высокий уровень, присутствует у профессиональных мошенников и у неверных супругов, по возможности следует максимально минимизировать контакты

40–50 присутствует у людей вынужденных постоянно скрывать правду:

мошенников высокого класса, специальных агентов под прикрытием, разведчиков

или людей с психическими отклонениями, следует быть предельно осторожными

и при возможности избегать контакта.

Выходит, я либо мелкий мошенник, либо часто обманывал в силу профессии. Что ж два с половиной года работы в рекламном агентстве не прошли даром. Это последние полгода я дослужился до копирайтера, а два года перед этим справно тянул лямку менеджера по работе с клиентами.

«Я выбил для вас на ТВ скидку пятнадцать процентов! Поверьте, это всё, что можно было выбить на ваш бюджет!» — а сам при этом не забываю о выбитой тридцатипроцентной скидке.

«Пять привлечённых дизайнеров работали неделю день и ночь, поверьте, это лучший вариант макета!» — а сам показываю залепуху, сделанную за ночь помощником штатного дизайнера.

«Поверьте, три миллиона рублей, это оптимальная смета на ваш видеоролик, мы даже агентскую комиссию не накинули!» — а сам думаю, кому из подрядчиков отдать заказ, тому, что сделает за миллион, но как попало, или тому, что за полтора, более менее, нормально.

И так два года! Врал с утра до вечера. Немудрено, что скилл вранья прокачался почти до уровня неверного супруга или профессионального мошенника.

Да уж, весело. Идём дальше!

«Следующий блок!»

Персональные характеристики

Призвание: Беттер

Дополнительные статусы

Лидер 1 уровень

Бретёр 1 уровень

Врождённые навыки:

Интуиция: 31/50

Внушение: 18/50

Интересно, а с чего Система взяла, что моё призвание быть беттером? Нет, я не отрицаю, что на ставках я зарабатывал в месяц иной раз в два-три раза больше, чем на официальной работе, но как-то я надеялся, что призвание моё в другом. А вот статусы Лидер и Бретёр душу грели. И до интуиции наконец-то дошли. Уровень меня обрадовал. Не требуемые сорок, но и не в первой десятке. Всего-то девять пунктов до необходимых сорока. А внушение меня пока не интересует, позже разберёмся для чего оно нужно. А интуицию желательно прокачать прямо сейчас.

«Система! Как прокачать интуицию?» — закидываю очередной мысленный вопрос.

ВРОЖДЁННЫЙ НАВЫК «ИНТУИЦИЯ» КАК И ПРОЧИЕ НАВЫКИ МОЖНО ПОДНЯТЬ ПУТЁМ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ СВОБОДНЫХ ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК ИЛИ ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЯ УЖЕ РАСПРЕДЕЛЁННЫХ. ЗА ОДИН ИГРОВОЙ УРОВЕНЬ ПОДНЯТЬ НАВЫК «ИНТУИЦИЯ» МОЖНО НЕ БОЛЕЕ, ЧЕМ НА ТРИ ПУНКТА

«На три и всё? Это все так, что ли?»

Сказать, что я был обескуражен, считай, что ничего не сказать.

ВСЕ НАВЫКИ, В ТОМ ЧИСЛЕ И ВРОЖДЁННЫЕ, МОЖНО ПОДНЯТЬ ИЛИ ОПУСТИТЬ НЕ БОЛЕЕ, ЧЕМ НА ТРИ ПУНКТА ЗА ОДИН ИГРОВОЙ УРОВЕНЬ. РЕКОМЕНДУЕТСЯ НАВЫКИ РАЗВИВАТЬ ЕСТЕСТВЕННЫМ ОБРАЗОМ

Что ж логично. Всё же не вирт, надо как-то ограничивать прокачку, чтобы статы с реальными возможностями коррелировали.

Так что у меня там с интуицией? Тридцать один? Это мне три уровня надо, чтобы её до сорока прокачать, если Система по ходу плюшек не подкинет. Ну что ж, главное, начать двигаться по пути прокачки, а там посмотрим.

«А мой навык интуиции нормальный?» — спросил я Систему, хотя догадывался, что это очень неплохой уровень.

Видимо захотелось похвалы, которую я тут же и получил.

ВАШ ПОКАЗАТЕЛЬ ВРОЖДЁННОГО НАВЫКА «ИНТУИЦИЯ» СОСТАВЛЯЕТ 31/50, ЧТО ЯВЛЯЕТСЯ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ВЫСОКИМ ПОКАЗАТЕЛЕМ, ПРИСУЩИМ МЕНЕЕ ЧЕМ ПЯТИ ПРОЦЕНТАМ ИГРОКОВ

Ого! Да я крут! Не прошли даром бессонные ночи в попытках угадать результаты футбольных матчей, да очерёдность и количество событий в них. Но при всей навороченности Системы, она, пытаясь подогнать реальный мир под игровой процесс, кое-где делала перекосы. Вот и по части интуиции она явно ошиблась. Нельзя сказать, что я был таким уж крутым парнем в области предвидения или предсказания. Но за годы наблюдения за мной Система видела тысячи моих букмекерских ставок и отмечала, что многие из них оказывались точными. Количество ли их, или качество, а скорее всего и то, и другое, дали ей уверенность, что я обладаю очень сильной интуицией. Именно поэтому, несмотря на моё основное официальное занятие копирайтинг, в качестве призвания Система определила беттинг и выдала такие отличные показания интуиции. И я мог этому лишь радоваться. Сейчас мне это было на руку.

«Следующий блок!» — опять скомандовал я.

Приобретённые навыки:

Беттинг: 24/50

Футбол: 18/50

Рукопашный бей: 16/50

Компьютерные игры: 14/50

Лидерство: 12/50

Интеграция с Системой: 10/50

Фехтование: 10/50

Бретёрство: 10/50

Вождение автомобиля: 8/50

Копирайтинг: 3/50

Плавание: 3/50

Игра на гитаре: 2/50

Ну теперь окончательно всё встало на свои места по части моего жизненного призвания. Мои способности угадывать результаты футбольных матчей Система оценила больше любого другого моего навыка. Двадцать четыре из пятидесяти! Копирайтинг, которым я занимался профессионально, был оценён на три пункта! И это было обидно. И водитель я, по мнению Системы, был не важный. Да вообще, по большому счёту, тут всё надо развивать и развивать. В первую очередь лидерство. Я подспудно не расставался с мечтой рано или поздно использовать свой артефакт по назначению. И как бы потом не вылезли какие-либо ограничения из-за непрокаченного лидерского навыка. Вот я просто ощущал, что он будет востребован.

«Следующий блок!»

Активные характеристики

Использование ресурсов организма: 43 %

Восстановление организма: 56/100

Дух: 76/100

Воля: 64/100

Уверенность в себе: 61/100

Выносливость: 68/100

Ловкость: 61/100


Ярость: 12/100

Харизма: +15/50

Иммунитет к внешнему влиянию: +27/50

Целеустремлённость: +14/50

Самообладание: +34/50

Счастье: +7/50

Спокойствие: -18/50

Удача: +5/50

Интересный блок. Столько всего. Я давно обратил внимание, что часть характеристик, считалась по стобальной системе, а часть по пятидесятибальной. И у вторых шёл впереди знак плюса. Наконец-то я увидел характеристику со знаком минус: уровень моего спокойствия был ниже плинтуса и ниже нулевой отметки — минус восемнадцать! И это доказывало, что все навыки и характеристики имели градацию в сто пунктов. Просто у одних она шла от нуля до ста, а у других от минус пятидесяти, до плюс пятидесяти.

Из всех показанных характеристик, в свете прокачки умения видеть Склонность к обману, меня больше всего интересовал Иммунитет к внешнему влиянию. В принципе неплохо, аж двадцать семь! На фоне харизмы в пятнадцать пунктов и целеустремлённости в четырнадцать, вообще шикарно. Хотя при этом обидно за Целеустремлённость. Впрочем, я дал себе слово не расстраиваться из-за нелогичных с моей точки зрения показателей.

«А как характеристики поднимать? Как и навыки?» — не удержался я от очередного вопроса Системе.

ВСЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ МОЖНО ПОДНЯТЬ ПУТЁМ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ СВОБОДНЫХ ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК ИЛИ ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЯ УЖЕ РАСПРЕДЕЛЁННЫХ. ЗА ОДИН ИГРОВОЙ УРОВЕНЬ ЛЮБУЮ ХАРАКТЕРИСТИКУ МОЖНО ПОДНЯТЬ ИЛИ ОПУСТИТЬ НЕ БОЛЕЕ, ЧЕМ НА ПЯТЬ ПУНКТОВ. РЕКОМЕНДУЕТСЯ УЛУЧШАТЬ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЕСТЕСТВЕННЫМ ОБРАЗОМ

Глава 21. Часть 2

В принципе, всё было пока понятно, но только вот само количество очков характеристик и развития Система мне пока не показывала.

«Следующий блок!» — поторопил я Систему.

ОЧКИ РАЗВИТИЯ: 15

ОЧКИ ХАРАКТЕРИСТИК: 30

Системные опции:

«Режим ОФФ-ЛАЙН» с апгрейдом до автоматической активации

«Сокрытие истинного уровня»

А вот и они родные, мои нераспределённые очки! Не густо, конечно, но будем добывать. Интересно, сколько там до следующего уровня? Надо это выяснить, как только закончу смотреть статы. Хотя прежде, чем переходить, надо на этом качнуть всё, что нужно, раз тут такие суровые ограничения на прокачку. Тридцать очков характеристик было достаточно, чтобы прокачать на один шаг десять навыков или шесть характеристик. Но с другой стороны и совсем без очков характеристик оставаться не хотелось. Мало ли что впереди, вон как большой их запас мне в своё время пригодился. Поэтому, наверное, половину потрачу, а половину оставлю. Хотя ещё же вроде можно перераспределять. Надо будет перекинуть из ненужных навыков в полезные всё, что возможно. Но чуть позже.

Я пробежался по списку опций, ничего нового, всего две, и я про них очень даже в курсе. Никаких сладких сюрпризов в виде скрытых неактивированных опций не было. Значит, можно идти дальше.

«Следующий блок!»


ОРУЖИЕ

Персональное:

Бита модернизированная

В арсенале:

Арсенал пуст

АРТЕФАКТЫ

Артефакт клана (статус: украден Вами)

ПРОЧИЙ ИГРОВОЙ ИНВЕНТАРЬ, КУПОНЫ, СКИДКИ, ЛУТ

Пролонгированная скидка (20 %) на полную версию опции «НЕУБИВАЕМЫЙ» (срок действия: бессрочная)

Меч-бастард полутораручный именной

Ключи от машины

Двадцать три тысячи сорок рублей

Я не выдержал и расхохотался, да так, что даже Колян испуганно обернулся ко мне. Я махнул ему рукой, чтобы не отвлекался от дороги и ещё раз перечитал висящую перед глазами надпись.

Ключи от машины и двадцать три тысячи сорок рублей! Это было сильно! Система посчитала это моим лутом, собранным с условно убитого врага, заслуженным трофеем и почётно внесла в список награбленного. Неважно, что ключи я уже отдал Коляну. По факту они мои. Да уж, бедная Система, как может, приспосабливается к реальной жизни. Хотя, надо признать, в целом это у неё неплохо получается.

Меня удивило, что меч Карпова находился не в ОРУЖИИ, а в ИНВЕНТАРЕ, но видимо это потому, что он был именным клинком Ильи, и поэтому не мог быть засчитан моим оружием. Пока что это лишь трофей, в соответствии с этим и распределён. Явно, его можно как-то очистить, надо и этим будет заняться на досуге.

А вот самый первый пункт в списке инвентаря — скидка на опцию «Неубиваемый» порадовала неимоверно. Я думал, она давно уже сгорела, но Система видимо решила дать мне такой подарочек в тот день, за мучения в СИЗО. На самом деле меня радовала не столько сама скидка, сколько возможность её использовать. Как я уже понимал, опция «Неубиваемый» была очень редкой плюшкой и не у каждого появлялась возможность такую приобрести. Однозначно надо будет узнать её стоимость и как можно быстрее накопить нужную сумму или количество очков для её приобретения.

«Идём дальше! Следующий блок!» — подал я очередную мысленную команду.


КВЕСТЫ В ПРОЦЕССЕ ВЫПОЛНЕНИЯ

Убить Германа Буковского 1

КОС-ЛИСТЫ

Ваш персональный кос-лист

Нет записей

Кос-лист Вашего клана

Неактивирован (Вы не состоите в клане)

Ваше присутствие в кос-листах

Кос-лист Клана «Рубиновая звезда» (объявлена награда за Вашу голову: 20 000 000 рублей)

Кос-лист Клана «Стражи истины»

Персональный кос-лист Антона Железняка

Да уж, если не смотреть на квесты, то это самая неприятная часть текстовой портянки. Всего-то ничего в Игре, а сколько врагов уже нажил. Впрочем, никто меня не заставлял артефакт клана воровать, так что всё было по-честному. А размер награды за мою голову даже заставил немного возгордиться. Лично у меня таких денег никогда не было, и мне это казалось чрезвычайно большой суммой.

Я сначала ещё удивился, что меня нет в персональном кос-листе Карпова, но потом вспомнил, что по дуэльному кодексу мы не имели права враждовать после окончания поединка. И, судя по всему, такое нарушение тоже каралось, поэтому Илья ограничился внесением меня в кос-лист своего клана. И явно сделал это чужими руками.

Единственное, что мне было непонятно, зачем мне нужен мой кос-лист? Неужели я забуду кого-либо из своих врагов, таких, которых хочу убить при встрече? Не думаю. А если и забуду, то значит не такие уж они мне и враги. Видимо этот момент тоже дань традиции. Ну что ж, идём дальше.

«Следующий блок! — дал я команду. — Надеюсь, там что-то приятное?»

Но там не было ни приятного, ни неприятного, а просто короткое сообщение:

СПИСОК ЗАКОНЧЕН

— А куда делся блок с репутацией? — от неожиданности я произнёс это вслух.

БЛОК «РЕПУТАЦИЯ», В ТОМ ЧИСЛЕ И ЕГО СКРЫТАЯ ЧАСТЬ, МОЖЕТ БЫТЬ ВИДЕН ЛИШЬ В ХАРАКТЕРИСТИКАХ ДРУГОГО ИГРОКА И ОТОБРАЖАЕТСЯ ПО ЕГО ОТНОШЕНИЮ К ВАМ. РЕПУТАЦИЯ ПО ОТНОШЕНИЮ К САМОМУ СЕБЕ НЕВОЗМОЖНА

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Это было логично, что-то я затупил, видимо слишком много получил информации. Некоторое время я попытался просто ехать с закрытыми глазами, стараясь ни о чём не думать. Глаза закрыть получилось, не думать — нет.

Но отвлечься надо было, хотя бы на разговор с Коляном.

— Не попадалось ещё, что ли, нормального транспорта бесхозного? А то я с закрытыми глазами сидел, — начал я разговор.

— Добрался, наконец, до интерфейса? — с некоторой завистью в голосе ответил Колян вопросом на вопрос.

— Да, статы свои читал. В первый раз.

— Ну и как?

— Ничего так, жить можно, — ответил я честно. — Непонятно, правда, до хера, но как-нибудь разберусь.

— Ну ты спрашивай, может я чем смогу.

— Спрашиваю: чего так долго катаемся?

— Да вот уже в Кудрово въезжаем, — начал оправдываться мой товарищ. — Чего было что попало брать? Тут явно выбор побольше, чем на трассе у заправок.

Спорить я не стал, так как Колян был прав. Мы въехали в Кудрово и немного поплутав, обнаружили большую открытую парковку около одного из крупных жилых комплексов. Дом был класса люкс, и большинство машин соответствовали его статусу. Не знал, что в Кудрово есть такие пафосные жилые комплексы.

Колян поставил машину на этой парковке, мы вышли из неё и стали вальяжно поглядывать по сторонам, словно кого-то ждём.

— А ты машины угонять умеешь? А то у меня с этим не очень, — честно признался я и с грустью вспомнил Катю.

— Перед десятым и одиннадцатым классами летом на СТО подрабатывал, — удовлетворил моё любопытство Колян.

— Кем?

— Помощником авто-маляра.

Мне было трудно оценить, насколько помощник маляра мог управиться с системой зажигания автомобиля, поэтому я уточнил:

— То есть, можешь?

Колян убедительно кивнул головой и тоже задал вопрос:

— Какую возьмём?

— Мне по фигу, давай посмотрим, у которой на стекле пыли больше, ту и возьмём. Угонять машину, которую через полчаса хватятся, что-то не охота.

Мы снова начали шарить глазами по парковке, в поисках подходящей машины.

— Что скажешь насчёт вон той Камри? — Колян кивнул на стоящую невдалеке тойоту.

— Если заведёшь, то вперёд!

Мы медленно выдвинулись в сторону выбранной машины. Камри, серебристого цвета, пятидесятая модель, надёжная, неприметная, в принципе, то, что нужно чтобы рвануть по трассе до самого Архангельска. Но чем ближе я к ней подходил, тем больше осознавал, что внутри меня возникало какое-то непонятное чувство.

И я понял, что это было за чувство: мне претило вот так вот воровать чужую машину, потому как в душе я понимал, что это мы были в Игре, а простые люди жили своей обычной жизнью. И сегодня кто-то придёт и обнаружит, что его машину угнали. И скорее всего, она не застрахована от угона и возможно, этот человек копил на неё всю свою жизнь. Возможно, он на ней зарабатывает на жизнь или возит каждый день своих детей в школу. А я хочу её у него забрать. Но что я мог поделать? У меня просто не было выбора. Мне не детей надо было в школу везти, мне необходимо было свою жизнь спасать. Поэтому выбора не было. Но что-то всё равно стучало по мозгам и давило на сердце, видимо совесть. Всё же раньше мы были в иных ситуациях, то раненая Ольга, то погоня на хвосте, тогда действительно было не до раздумий. Но теперь, хоть мы и были в бегах, непосредственной угрозы жизни не было.

— Колян, — обратился я к товарищу. — А тебя не парит, что мы машину хотим угнать?

— Нет, а что? — удивился Колян. — Тебя парит что ли?

— Ну вообще-то да. Это кража.

— Не бойся, не поймают.

— Да я не про то! Мы же кого-то лишаем транспорта. А если он на неё всю жизнь копил? А если он на ней детей в школу возит?

— И что теперь? На автобусе в Архангельск поедем? — задал Колян логичный вопрос.

— А может, просто номера у кого-нибудь украдём и прилепим на Карповскую машину? Номера не страшно красть, их недорого поменять.

— А ты уверен, что в этой тачке нет GPS-маячка, и за нами уже не едут?

— Не уверен, — вздохнул я. — Ну вот реально, так стрёмно угонять у простых людей машины.

Мы стояли озадаченные. Я был озадачен муками совести, а Колян был озадачен мной.

— Ну давай тогда вон того мерса угоним! — предложил Колян, показывая на стоящий чуть поодаль автомобиль. — На нём номера какие-то борзые. Точно служебные, но не спецслужб. Может с горадминистрации тачка, или депутата какого-нибудь возит.

Это было гениально! Это было решение! Колян, человек не обременённый моральными терзаниями, не стал отвлекаться на постороннее, а принял мои слова, как задание. Не охота обижать простых людей? Тогда давай украдём машину, принадлежащую горадминистрации или депутату! Это воистину было шикарным решением проблемы и ещё раз подтвердило непреложную истину: другой выход всегда есть, просто надо его искать! А перед этим надо захотеть его найти!

Мы направились к мерседесу.

Глава 22. Часть 1

Машина была новая, дорогая, Е-класс. По сравнению с пятидесятой Камри, она однозначно будет привлекать к себе внимание. Хорошо хоть цвет тоже был неприметный, белый.

— Лишь бы на ней какой-нибудь хитрой противоугонки не было, — сказал я, подойдя ближе. — Машина-то дорогая.

— Точно не будет! — успокоил меня Колян. — Это коммерсы за свои дорогие тачки боятся, так как они сами их себе покупают. А чиновникам по фигу. Эту угонят, завтра другую купят. Бюджет же резиновый. Да и какой дурак, ну кроме нас, будет такие угонять? Это же вся братва ментовская на уши встанет, чтобы её найти. И я думаю, хозяин её вот-вот выйдет, чтобы на работу ехать.

Я прикинул, который час мог быть в данный момент? Скорее всего, где-то около восьми. Да, если хозяин этого мерседеса планирует на нём поехать на работу, то он вот-вот должен был выйти. Или, может, в том доме водитель жил. Так или иначе, надо было торопиться. И заодно я подумал, что было бы неплохо приобрести наручные часы. Я давно уже их не носил, определяя время по мобильному, но сейчас иметь телефон было непозволительной и опасной роскошью. А знать точное время хотелось.

Колян вопросительно смотрел на меня. И вопрос, который читался в его глазах, был таким: «Макс, ты всё ещё хочешь угнать машину, которую хватятся через полчаса и будут искать изо всех сил?»

— Ты давай заводи, а я пока номера с самой грязной или лучше сломанной сниму, — сказал я, проигнорировав его немой вопрос, и пошёл по стоянке, ища подходящую машину.

Почти сразу же я нашёл старую ржавую Ниву, которая к тому же двумя дисками стояла на кирпичах. Её хозяин точно сегодня на ней никуда не соберётся ехать. Я быстро снял номера, мысленно отправив в космос просьбу извинить меня, и надеясь, что космос переправит её прямо хозяину Нивы. Но всё же кража номеров была не таким серьёзным преступлением, и совесть решила по этому поводу меня сильно не долбить. Будь я побогаче и посовестливей, я бы оставил в бардачке пять тысяч рублей компенсации, но до такого уровня просветления я ещё не дорос.

Когда я подошёл к мерседесу, Колян уже сидел за рулём, а новенький двигатель довольно урчал, готовый в любую секунду сорвать машину с места.

— К Карповской тачке езжай, перекинем трофеи, — сказал я Коляну и отправился к машине Ильи пешком.

Мы быстро перекинули всё, что забрали у Карпова и его друзей в багажник мерседеса. Туда же я закинул номера от Нивы, времени сразу их навешивать, не было, в любой момент мог прийти хозяин машины.

Я прыгнул на переднее пассажирское сиденье, и Колян рванул со стоянки. Проехав, буквально пару кварталов, мы сменили номера, после чего направились к КАДу, чтобы по нему поехать в сторону Московского шоссе, а там уже на выезд из города. Пришлось пойти на этот крюк, так как выезжать опять по трассе «Кола» было опасно, могли лоб в лоб столкнуться с возвращающимися с места дуэли бывшими противниками.

Колян не без удовольствия гнал новенький мощный автомобиль, по Московскому шоссе, я же развалился на кожаном сидении и, к моему большому счастью, не испытывал никаких угрызений совести. Как-никак, тот, у кого мы угнали машину, будь он хоть работником администрации города, хоть депутатом, являлся «слугой народа». А я и Колян — народ! Так почему бы нам не одолжить на некоторое время у нашего слуги машину? Я не видел в этом ничего противоестественного и предосудительного.

Путь наш лежал сначала до Вологды, на это нам должно было понадобиться часов девять или десять, в зависимости от пробок. По дороге я должен был хоть как-то отоспаться, а в Вологде сменить Коляна за рулём и вести машину оставшиеся до Архангельска семь-восемь часов. С учётом остановок на перекусы и разминку костей, я планировал, что мы доберёмся до окрестностей Архангельска где-то к часу ночи, максимум к двум. Далее по плану было заночевать где-нибудь в лесу и на рассвете прошарить окрестности в поисках Свободного Города. Я хоть и довольно-таки хорошо запомнил карту, но гарантий, что сходу найду нужное место, не было.

Потом я вспомнил о Кате. Мне очень хотелось верить, что оставшаяся у неё карта помогла моей недавней спутнице добраться до Свободного Города. И если повезёт, то возможно, мы с ней там ещё встретимся.

Из размышлений меня вывел голос Коляна:

— Гляди! Макс! Тут пропуск какой-то! Прочти, что там?

Колян протянул мне ламинированную карточку. Пока я предавался мыслям, мой товарищ изучил содержимое бардачка.

Я взял карточку и прочитал:

— Пропуск. От администрации Красногвардейского района. Типа «подателя сего везде пущать», жаль, что на машину, а не на человека, — я усмехнулся. — А ты реально угадал, брат! Интуиция сто из пятидесяти!

— Да что там гадать? — немного смутился Колян.

— Кстати, насчёт интуиции… — сказал я уже не Коляну, а самому себе. — Хотел же прокачать.

Я прикрыл глаза и мысленно настроился на контакт с Системой, перед этим отметив, что она никак не отреагировала на угон машины. Видимо Игра и игровой процесс для неё важнее, чем уголовный кодекс Российской Федерации.

«Хочу вызвать справочный функционал, есть вопросы» — отправил я мысленный сигнал и тотчас получил ответ.

ВЫ МОЖЕТЕ ЗАДАВАТЬ ВОПРОСЫ. ЕСЛИ ОНИ ОТНОСЯТСЯ К ТЕМАМ, РАЗРЕШЁННЫМ К ОБСУЖДЕНИЮ, ВЫ ПОЛУЧИТЕ ОТВЕТЫ НА ВАШИ ВОПРОСЫ

«Зачем нужен кос-лист?» — этот вопрос меня очень интересовал. Я не видел смысла вести запись своих врагов ради того, чтобы просто их не забыть. Значит, был иной смысл.

ВНЕСЕНИЕ ИГРОКОВ В КОС-ЛИСТЫ СПОСОБСТВУЕТ ПОВЫШЕНИЮ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТИ ИГРОВОГО ПРОЦЕССА. ПРИ УБИЙСТВЕ ИГРОКА ИЗ ВАШЕГО КОС-ЛИСТА ВЫ ПОЛУЧАЕТЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ БОНУСЫ. ПРИ ОТРАЖЕНИИ АТАКИ ИГРОКА, В КОСЛИСТЕ КОТОРОГО ВЫ СОСТОИТЕ, ВЫ ПОЛУЧАЕТЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ БОНУСЫ. ТО ЖЕ САМОЕ КАСАЕТСЯ КОС-ЛИСТОВ КЛАНОВ. ВНИМАНИЕ! СИСТЕМА РАССМАТРИВАЕТ КАЖДЫЙ СЛУЧАЙ ВНЕСЕНИЯ В КОС-ЛИСТ В ОТДЕЛЬНОСТИ И МОЖЕТ ОТКАЗАТЬ, ЕСЛИ ВЫ ВКЛЮЧАЕТЕ ДРУГОГО ИГРОКА В СВОЙ КОС-ЛИСТ БЕЗ ОСОБЫХ НА ЭТО ПРИЧИН

Ну хоть так, всех подряд нельзя включать и валить, уже хорошо. Но всё равно я был в шоке. Игра просто-напросто открыто призывает убивать друг друга и мотивирует на это бонусами к прокачке. Это просто лютая жесть! Ой, как нравится мне всё это. Реально они там в девяносто пятом ящик Пандоры открыли. Это сейчас Система предлагает игрокам мочить друг друга якобы за дело, а что если через год она решит раздавать очки характеристик за собранные скальпы простых граждан? Я аж поёжился от мысли, что может начаться при таком раскладе. И что самое страшное, мы были от этого теперь совершенно не застрахованы. Я вздохнул и продолжил задавать вопросы, страхи страхами, а лучше бояться, владея информацией.

«Как перераспределять очки?»

ПРИ ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИИ ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК С ОДНОГО НАВЫКА НА ДРУГОЙ ИЛИ С ОДНОЙ ХАРАКТЕРИСТИКИ НА ДРУГУЮ, УРОВЕНЬ НАВЫКА-ДОНОРА ИЛИ ХАРАКТЕРИСТИКИ-ДОНОРА ОПУСКАЕТСЯ НА КОЛИЧЕСТВО ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЁННЫХ ПУНКТОВ + 1 ПУНКТ. НЕ ДОПУСКАЕТСЯ ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЯ ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК С НАВЫКА НА ХАРАКТЕРИСТИКУ И НАОБОРОТ. ОЧКИ РАЗВИТИЯ ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЮ НЕ ПОДЛЕЖАТ

Ясненько, если уж перераспределять, то попять сразу, чтобы не зря одно сверху терять. Но с другой стороны, прежде чем тратить кровью и потом заработанные свободные очки, лучше для начала перераспределить те, что лежат в совершенно ненужных навыках. Например, у меня сейчас два очка в навыке игры на гитаре. Пусть в случае перераспределения, потери составят пятьдесят процентов, но и это стоит того. Зачем мне эти два очка? Откуда они у меня вообще, я же на гитаре играть совершенно не умею! Видимо мне их дали за все мои попытки научится этому делу и выученные три аккорда. Меня вообще этот навык, очень развеселил. Мало того, что играть я не научился, так ещё и слуха у меня не было. Но видимо все те часы, что я провёл в попытках освоить это дело, зачлись мне в карму и трудовые два пункта в этом навыке я имел заслуженно. Вот их-то я и решил перераспределить первыми, однозначно, не имело смысла держать этот навык в арсенале. И хоть Система возьмёт свою «комиссию» в виде одного очка, это всё равно стоит того. Я решил проверить, как это работает, не откладывая.

«Я хочу перераспределить очки с навыка Игра на гитаре в навык Лидерство» — отправил я приказ Системе, и тут же получил разочарование в ответ.

В ДАННЫЙ МОМЕНТ ВЫ НЕ МОЖЕТЕ ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЯТЬ ОЧКИ. ДЛЯ ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЯ ОЧКОВ НЕОБХОДИМА АКТИВАЦИЯ КУПОНОВ ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЯ. У ВАС НЕТ КУПОНОВ ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЯ

Да уж, не всё так просто. Не сдаёмся, идём дальше!

«Ещё вопрос: очки развития и характеристик для чего?» — да, вопрос был тупой, но меня интересовало, есть ли у них ещё какое-то применение, кроме того, о котором я уже знаю. А сложно формулировать вопрос не хотелось.

ОЧКИ РАЗВИТИЯ НЕОБХОДИМЫ ДЛЯ ПЕРЕХОДА НА СЛЕДУЮЩИЙ ИГРОВОЙ УРОВЕНЬ. ОЧКИ ХАРАКТЕРИСТИК НЕОБХОДИМЫ ДЛЯ ПОВЫШЕНИЯ ИГРОВЫХ ХАРАКТЕРИСТИК И НАВЫКОВ

Как-то куце ответила, пожалуй, стоило уточнить.

«И всё? А ещё на что можно их потратить?»

ПРИ ПОМОЩИ ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК ВЫ МОЖЕТЕ УВЕЛИЧИВАТЬ НАВЫКИ И АКТИВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ. ПАССИВНЫЕ И НЕГАТИВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ РАЗВИВАЮТСЯ И УВЕЛИЧИВАЮТСЯ ТОЛЬКО ЕСТЕСТВЕННЫМ ОБРАЗОМ

Да уж, уточнил, называется. Думал, Система ещё что-то добавит, а она ранее выданную информацию обрезала. Ладно, главное, я теперь знал достаточно для того, чтобы хоть как-то начать развиваться. И хоть мне это всё не нравилось, но выбора у меня не было, надо было прокачиваться. Учитывая, что очки развития мне нужны на поднятия уровней, а больше их в любом случае ни на что не потратишь, про них временно забываем. А свободных очков характеристик у меня не так уж и много. Не то, что было раньше, когда я не знал, как их распределять. С другой стороны, то незнание в итоге спасло меня от… А ведь я и не знал, от чего это меня спасло, так как даже не представлял, что Карпов собирался со мной сделать. В общем, сильно спасло.

Но очень уж хотелось протестировать распределение очков, закинуть по пять штук в пару характеристик, чтобы, так сказать, обкатать механику. В конце концов, тридцать свободных очков характеристик это не так уж и мало. Можно половину распределить, а половину оставить. Но с другой стороны, если тут такие ограничения на прокачку на один игровой уровень, то может вообще их все раскидать? Не факт, что уровни часто буду менять. Да, однозначно так и следовало поступить.

«Я хочу распределить свободные очки характеристик!» — пусть мысленно, но пафосно приказал я.

ОПРЕДЕЛИТЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ И НАВЫКИ, КОТОРЫЕ ВЫ ХОТИТЕ УВЕЛИЧИТЬ И КОЛИЧЕСТВО ОЧКОВ ДЛЯ КАЖДОЙ. У ВАС 3 °CВОБОДНЫХ ОХ

Так, пока без сюрпризов. Куда будем кидать? Однозначно первым делом развиваем интуицию и иммунитет к внешнему влиянию, уж очень охота получить возможность вычислять заядлых врунов. И ещё интеллект, не то чтобы надо, но охота. А остатки как получится.

«Распределить по три очка в навыки: Интуиция, Внушение, Лидерство, Интеграция с Системой и Рукопашный бой и по пять очков в характеристики Интеллект, Иммунитет к внешнему влиянию и Харизма!»

Ответ я получил почти мгновенно.

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ СВОБОДНЫХ ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК ЗАВЕРШЕНО. ВСЕ ВЫБРАННЫЕ НАВЫКИ И ХАРАКТЕРИСТИКИ ПОВЫШЕНЫ, ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ ХАРАКТЕРИСТИКИ «ИНТЕЛЛЕКТ». НОВЫЕ ЗНАЧЕНИЯ ПОВЫШЕННЫХ НАВЫКОВ: ИНТУИЦИЯ 34/50, ВНУШЕНИЕ 21/50, ЛИДЕРСТВО 15/50, ИНТЕГРАЦИЯ С СИСТЕМОЙ 13/50, РУКОПАШНЫЙ БОЙ 19/50. НОВЫЕ ЗНАЧЕНИЯ ПОВЫШЕННЫХ ХАРАКТЕРИСТИК: ИММУНИТЕТ К ВНЕШНЕМУ ВЛИЯНИЮ +32/50, ХАРИЗМА +20/50

«А почему Интеллект не повысился?» — задал я естественный вопрос.

БАЗОВЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЗДОРОВЬЕ, ИНТЕЛЛЕКТ, СИЛА МОЖНО ПОДНЯТЬ НЕ БОЛЕЕ, ЧЕМ НА ДВА ПУНКТА ЗА ОДИН ИГРОВОЙ УРОВЕНЬ.

«Хорошо, пусть на два! Хочу на два пункта поднять Интеллект!»

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ СВОБОДНЫХ ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК ЗАВЕРШЕНО. НОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ БАЗОВОЙ ХАРКТЕРИСТИКИ ИНТЕЛЛЕКТ 85/100

Ну хоть так, уже хорошо. Хоть на один пункт теперь, но больше, чем у Карпова. Даже не представляю, почему мне так хотелось, чтобы мой интеллект был выше, чем у Ильи, но если уж так хотелось, то почему было не доставить себе такую маленькую радость?

У ВАС ОСТАЛОСЬ 3 НЕРАСПРЕДЕЛЁННЫХ ОЧКА ХАРАКТЕРИСТИК. ЖЕЛАЕТЕ ИХ РАСПРЕДЕЛИТЬ?

Я сначала хотел было влупить оставшуюся трёшку ещё в какой-нибудь навык, но передумал. Не хотелось, оставлять «очковые закрома», как я называл запас нераспределённых очков, пустыми.

Надо было ещё выяснить, сколько мне очков развития нужно для перехода на следующий уровень, и разобраться со списком квестов. Но я резко почувствовал усталость, и меня потянуло в сон. Зная свой организм, я понимал, что если я сейчас не подчинюсь этому позыву и не усну, то через минут десять-пятнадцать включится второе дыхание, и я не усну уже до утра. А учитывая, что мне в ночь сменять Коляна за рулём, внезапное желание организма упускать было нельзя. Я максимально откинул назад сиденье, попросил товарища немного убавить музыку, и почти мгновенно отключился.

Глава 22. Часть 2

Проснулся я почти сразу, то ли от того, что машина на кочке подпрыгнула, то ли от сигнала встречной фуры. Даже сон никакой посмотреть не успел. Приподнялся на сидении и сразу весь скрючился, тело не слушалось, все суставы и мышцы затекли, и движение доставляло большой дискомфорт. Это что ещё за баф такой? Неужели и такое можно? Я испуганно посмотрел на Коляна. Тот весело мне подмигнул и спросил:

— Проснулся наконец-то?

— Что значит «наконец-то»? Я что долго спал?

— Да часов пять, не меньше, я вообще думал, что ты зажмурился! — Коляна всё очень веселило. — Я останавливался несколько раз, и в лес по делам бегал, и на заправке кофе купить, а ты не то, что не проснулся, даже позы не поменял за всё время.

— Это я уже прочувствовал, — ответил я, осторожно разминая конечности. — Что позы не поменял. Всё тело затекло. Останови, пожалуйста, на минутку, хоть разомнусь выйду, реально не чую ни рук, ни ног. Да и в лес, как ты выражаешься, по делам надо заскочить.

Колян остановился на обочине почти сразу же, выбрав место, где до края придорожного леса было не более десяти метров. Мы вышли из машины. Точнее, Колян вышел, а я натурально выкарабкался.

— А где мы сейчас? — спросил я, оглядываясь по сторонам.

— Да уже Череповец скоро. Минут двадцать назад был знак, что до него сто восемьдесят километров. Так что сейчас сто сорок где-то осталось, не больше.

Я сбегал в лес и вернулся уже полностью пришедший себя, голова окончательно проснулась, мышцы и суставы разработались.

— Жрать охота, — признался я товарищу. — До Череповца дотянем или в первой попавшейся на трассе кафешке поедим?

— Да иди ты, Макс! — возмутился Колян. — Я жрать хочу, как лошадь! Просто тебя жалко было будить, а одному стрёмно хомячить. А так давно бы остановился и пожрал где-нибудь шавуху на дороге! Надо было так и сделать, один хрен ты без задних ног дрых.

Я не знал, как хочет жрать лошадь, но поверил Коляну, что это серьёзно.

— Ладно, ладно! Не кипиши, останови там, где понравится, поедим.

Понравилась Коляну первая же попавшаяся кафешка на ближайшей заправке. Мы перекусили, взяли по кофе с собой и продолжили путь. В Череповец решили не заезжать, а держать путь прямо до Вологды, где я должен был сменить Коляна. После чего мне уже будет не до общения с Системой, поэтому не стоило терять время, а всё то, что оставалось до смены водителя, имело смысл посвятить продолжению изучения игровых правил. У меня оставались ещё два неизведанных крупных момента: список доступных квестов и алгоритм переходов на следующие уровни. В этот раз я собрался действовать немного иначе. Прежде чем общаться с Системой, я решил расспросить Коляна, так сказать, узнать мнение пользователя.

— Колян, ты же шаришь неплохо в этой теме: Система, Игра и всё такое. Можешь рассказать, сколько очков характеристик мне надо, чтобы пятнадцатый уровень получить? А то у меня уже глаза болят, реально запарился их пучить, задавая Системе вопросы.

— Ну вслух произноси! — усмехнулся Колян.

— А тебе западло рассказать? — разозлился я. — Или не в курсе?

— Примерно в курсе, — спокойно ответил Колян. — Там арифметическая прогрессия. На каждый уровень надо очков на двадцать больше, чем надо было на предыдущий. Но иногда она может и плюс сорок сделать. Если как-то накосячил. Уровни за дуэли не в счёт. Поэтому трудно сказать, сколько тебе надо. Кому-то на пятнадцатый все сто сорок очков характеристик надо, а тебе, если два на халяву прилетело, может не больше шестидесяти. Ты, всё равно, лучше у неё спроси! И, если у тебя ещё осталась та фича по скрыванию уровня, то скрой его нафиг до пятого или третьего. На хера тебе проблемы? Шакалы в штатском постоянно рыщут, ищут независимых игроков. И разведчики разных кланов тоже ищут.

— А зачем? — удивился я.

— Одни кланы, которые считают, что чем больше игроков, тем лучше, чтобы привлечь к себе, бойцы-то всем нужны. Другие, которые считают, что Игра — удел избранных, наоборот, чтобы завалить. Расчищают пространство для себя любимых.

— А шакалы?

— Да хрен их поймёшь, я особо не вникал, просто бегал от них. Мне бы в своё время такую фичу, как у тебя, хер бы они меня поймали. Твари!

— Ясно, прямо сейчас и спрячу реальный уровень, спасибо! — сказал я и подумал, что ничего не ясно и что с каждой минутой всё запутаннее и запутаннее.

Но всё же решил запуск опции не откладывать, устроился поудобнее на сиденье и вызвал Систему на общение.

Хочу активировать опцию «Скрытие истинного уровня!»

ВЫБЕРИТЕ УРОВЕНЬ ДЛЯ ОТОБРАЖЕНИЯ В ВАШИХ ХАРАКТЕРИСТИКАХ. ОН БУДЕТ ВИДЕН ВСЕМ ДРУГИМ ИГРОКАМ И ДОЛЖЕН БЫТЬ НИЖЕ ТЕКУЩЕГО

«Третий!» — и пусть все думают, что я даже чужие характеристики читать не умею.

ВНИМАНИЕ! АКТИВИРОВАНА ОПЦИЯ «СОКРЫТИЕ ИСТИННОГО УРОВНЯ». ОТОБРАЖАЕМЫЙ В ХАРАКТЕРИСТИКАХ УРОВЕНЬ: ТРЕТИЙ

ВНИМАНИЕ! ВО ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЯ ОПЦИИ «СОКРЫТИЕ ИСТИННОГО УРОВНЯ» НА ВАС НАЛОЖЕН РЯД ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ОГРАНИЧЕНИЙ! ПОДРОБНО ОЗНАКОМИТЬСЯ СО СПИСКОМ ОГРАНИЧЕНИЙ ВЫ МОЖЕТЕ В РАЗДЕЛЕ СПРАВОЧНОГО ФУНКЦИОНАЛА ИГРЫ. ЖЕЛАЕТЕ ПЕРЕЙТИ К СПРАВОЧНОМУ ФУНКЦИОНАЛУ?

«Желаю отключить это напоминание!» — не сдержался я.

ВНИМАНИЕ! СИСТЕМНОЕ ОПОВЕЩЕНИЕ О НЕОБХОДИМОСТИ ПОСЕЩЕНИЯ СПРАВОЧНОГО ФУНКЦИОНАЛА ПРИ КАЖДОМ ПОДКЛЮЧЕНИИ ОПЦИИ «СОКРЫТИЕ ИСТИННОГО УРОВНЯ» ОТКЛЮЧЕНО. ВЫ МОЖЕТЕ ВКЛЮЧИТЬ ЕГО ПОЗЖЕ

«Обязательно, — съязвил я мысленно. — Сколько мне нужно очков до следующего уровня?»

Однако Система не ответила. Я повторил запрос, но она и во второй раз не ответила.

— Прикинь, Колян! Система не отвечает на вопрос, сколько мне до следующего уровня! Может это оттого, что я до третьего понизил фальшивый уровень? — я даже не знал, что предположить. — Или на тему левел апа говорить не хочет. Хрен её поймёшь!

— А что-нибудь другое спроси! — посоветовал Колян.

Я мысленно спросил Систему, какой у меня уровень интеллекта и снова не получил ответа.

— Ни фига! Не отвечает! — я занервничал ещё сильнее.

Не слишком ли я низко уровень опустил? А ведь мне предлагали мануал прочитать!

— Ну подними до восьмого и проверь! — посоветовал мой товарищ.

— А как я подниму, если она меня не слышит?

— Вслух скажи, блин! Может так услышит!

— Система! — заорал я на всю машину.

ВЫ В СЕТИ. ЖЕЛАЕТЕ СДЕЛАТЬ ЗАПРОС?

На сердце сразу стало спокойнее.

— Ответила! — радостно сообщил я Коляну.

Тот немного призадумался и сказал:

— Слушай, брат, а ты не расслабился случайно?

Я вопроса не понял.

— В смысле, расслабился?

— Ты ей как вопросы задавал, когда контакт потерялся? Не перестал часом перед глазами прорисовывать?

— Блин, по ходу перестал. Так, мысленно задавал.

— Ну так а чего ты тогда от неё хочешь? — усмехнулся Колян. — Она же твои мысли читать не может! Перестал перед глазами рисовать буквы, вот и потерял контакт.

— Да я как-то и не заметил. Просто устал глаза пучить. Ну реально болят уже, — попытался я оправдаться.

— Ну так не пучь! Вслух негромко произноси! Или такие там у тебя секреты важные, что боишься, что я услышу?

— Да нет, какие тут могут быть секреты? Просто тебе не хотел мешать, отвлекать своим бухтением.

— Да мне по херу, бухти хоть до самого Архангельска, — добродушно ответил Колян. — Шансон только вслух не пой!

Я невольно улыбнулся, меня отпустило, но стресс я испытал нешуточный. Привык уже к общению с Системой, а тут такое. Но, век живи — век учись! Хорошо, Колян подсказал такую простую вещь — обратиться к Системе вслух. А я ведь сам в панике сразу и не догадался.

— Система! — опять прошептал я вполголоса.

ВЫ В СЕТИ. ЖЕЛАЕТЕ СДЕЛАТЬ ЗАПРОС?

— Да. Сколько мне нужно очков до следующего уровня?

ВАШ ТЕКУЩИЙ ИГРОВОЙ УРОВЕНЬ: 14. ДЛЯ ПЕРЕХОДА НА СЛЕДУЮЩИЙ УРОВЕНЬ ВАМ ТРЕБУЕТСЯ 60 ОР. В ДАННЫЙ МОМЕНТ У ВАС 15 ОР. ВНИМАНИЕ! ВЫ НЕ МОЖЕТЕ ПЕРЕЙТИ НА СЛЕДУЮЩИЙ УРОВЕНЬ

Да и не надо! Главное, что всё работает. Я радовался как ребёнок, чего уж тут скрывать. Для перехода надо было ещё сорок пять очков развития, но это задача выполнимая. Хотя, конечно, и не самая простая. А наиболее действенный способ с нею справиться — это получить парочку квестов и выполнить их.

— Хочу посмотреть список квестов!

Система снова отреагировала мгновенно:

ВНИМАНИЕ! ПРЕЖДЕ ЧЕМ В ПЕРВЫЙ РАЗ ВОЙТИ В СПИСОК КВЕСТОВ, ВАМ СЛЕДУЕТ ОЗНАКОМИТЬСЯ С МАНУАЛОМ ПО ИСПОЛЬЗОВАНИЮ ДАННОЙ ИГРОВОЙ ОПЦИИ!

Логично. Почему бы и не ознакомиться с мануалом по такому важному разделу? Вдруг там всё запутанно, а напортачить категорически не хотелось.

Я уже было начал просить Систему показать мне его, но, как выяснилось, этого не требовалось. Система сама выставила нужную информацию на обозрение.

СПИСОК ДОСТУПНЫХ КВЕСТОВ СОСТОИТ ИЗ ПЯТИ КАТЕГОРИЙ: СУПЕРКВЕСТЫ, КВЕСТЫ НА РАЗВИТИЕ, КВЕСТЫ НА РЕПУТАЦИЮ, ГЕРОИЧЕСКИЕ КВЕСТЫ, СЛУЧАЙНЫЕ КВЕСТЫ

КАЖДАЯ КАТЕГОРИЯ СОДЕРЖИТ ТРИ КВЕСТА РАЗНОЙ СЛОЖНОСТИ. НАГРАДЫ ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ КВЕСТОВ: 1 УРОВЕНЬ — 20 ОХ, 2 УРОВЕНЬ — 10 ОХ, 3 УРОВЕНЬ — 5 ОХ

ВЫ МОЖЕТЕ ВЫБРАТЬ ЛИШЬ ОДИН КВЕСТ В КАЖДОЙ КАТЕГОРИИ. ПОСЛЕ ВЫБОРА КВЕСТА ДВА ДРУГИХ ИЗ ЭТОЙ КАТЕГОРИИ ИСЧЕЗАЮТ. НО ЭТО НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО ОНИ НЕ МОГУТ ПОЗЖЕ ВНОВЬ ПОЯВИТЬСЯ

Глава 23. Часть 1

— А непосредственно выбирать-то когда можно будет? Надеюсь, мне не надо прокачать до ста какой-нибудь навык, чтобы получить такую возможность? — спросил я в нетерпении.

ЖЕЛАЕТЕ ОЗНАКОМИТЬСЯ СО СПИСКОМ КВЕСТОВ?

— Нет, блин, давай мне три первых из списка, и пусть это будет сюрпризом! — ляпнул я сгоряча и тут же спохватился. — Да! Хочу ознакомиться со списком квестов!

ВНИМАНИЕ! В ВАШЕМ ПЕРСОНАЛЬНОМ СПИСКЕ ПРИНЯТЫХ КВЕСТОВ МОЖЕТ НАХОДИТЬСЯ НЕ БОЛЕЕ ПЯТИ КВЕСТОВ! ВНИМАНИЕ! НЕ ОСТАВИВ СВОБОДНОГО МЕСТА В СПИСКЕ ПРИНЯТЫХ КВЕСТОВ, ВЫ РИСКУЕТЕ НЕ ПОЛУЧИТЬ ОТ СИСТЕМЫ ТЕКУЩИЕ ИГРОВЫЕ КВЕСТЫ И ЗАТОРМОЗИТЬ ПРОКАЧКУ ПЕРСОНАЖА!

Не более пяти, значит, можно брать? Видимо поэтому и пять категорий сделали, чтобы при желании можно было весь список забить, учитывая, что два из одной категории брать было нельзя. Но, судя по предупреждению, все забивать не стоило. А у меня Буковский повис камнем на шее. Вспышка секундной ярости и забитый слот в списке. Надо в следующий раз думать лучше. Теперь пока Буковского не найду и не завалю, смогу лишь по четыре квеста брать. И надо всё взвешивать, чтобы ещё один трудновыполнимый не взять. А учитывая, что Система, чего душой кривить, меня квестами балует, то сейчас надо максимум ещё два выбрать из списка, а пару мест свободными оставить. Так и сделаю.

— А квесты-то можно всё-таки посмотреть? — делаю очередной заход, в надежде увидеть желанный список.

ЖЕЛАЕТЕ ПОЛУЧИТЬ ВЕСЬ СПИСОК СРАЗУ ИЛИ ПО КАТЕГОРИЯМ?

— По категориям, — ответил я, вспомнив портянку характеристик.

Список доступных квестов

Суперквесты

(за выполнение квестов данной категории, помимо стандартных очков развития, Вы получаете максимальное количество бонусов)

Попасть в Свободный город 20 ОР

Переехать жить на Майорку 10 ОР

Вернуться домой 5 ОР

Переехать жить на Майорку? Вы серьёзно? Или Система так прикалывается надо мной? После небольшого праведного гнева на Систему за её неприкрытый цинизм, до меня дошло, что это я знаю Систему около месяца, а она-то за мной следит всю мою жизнь. И сразу всё встало на свои места. Майорка была моим любимым местом отдыха. И хоть я был там всего два раза, но это были два феерических фантастически прекрасных раза. Всегда, когда мне казалось, что я устал и жизнь слишком тяжела и сложна, я говорил, что надо свалить на Майорку и жить там. Хоть впроголодь, собирая бутылки на пляже и сдавая их по пять евроцентов за штуку, но там. Хотя можно было не только бутылки собирать, можно было стать сетевым писателем и продавать книжки в интернете. Тоже заработок. А если и бутылки собирать, и книжки продавать, то вообще можно было жить на широкую ногу и каждое утро на завтрак есть тортилью с хамоном. Возможно, поэтому Система и включила такой квест мне в подборку. Но как она об этом узнала? Она же мысли не читает! Только что в этом убедились. Или всё же читает? Мне стало не по себе. Но я смог быстро справится с этим приступом паранойи. Я ведь всем всегда говорил о том, что мечтаю жить на Майорке и родителям, и друзьям, вот Система и запомнила. Про возвращение домой — из той же области несбыточных желаний. А насчёт паранойи… Мне стало смешно. Как можно бояться паранойи, когда у тебя в голове кто-то постоянно строчит тексты и отдаёт тебе приказы? И не важно, Система ли это, или голос из розетки, мне не должна быть страшна никакая паранойя, я уже уровнем круче любого параноика.

А первый квест надо сразу забрать. Чтобы потом время не тратить на возврат к этой категории. Хороший квест, жирный, двадцать очков, и, что самое главное, я по любому иду в Свободный Город. Однозначно, надо брать!

— Я беру квест «Попасть в Свободный Город»!

И тут же ответ Системы:

ВНИМАНИЕ! НЕЛЬЗЯ ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ВЫПОЛНЕНИЯ ПРИНЯТОГО КВЕСТА! В СЛУЧАЕ ОТКАЗА ОТ ВЫПОЛНЕНИЯ ПРИНЯТОГО КВЕСТА ПРЕДУСМОТРЕН ШТРАФ И УМЕНЬШЕНИЕ НЕКОТОРЫХ ХРАКТЕРИСТИК! ВЫ ПРИНИМАЕТЕ КВЕСТ «ПОПАСТЬ В СВОБОДНЫЙ ГОРОД»?

— Принимаю! А можно узнать сразу, какие ещё бонусы будут за него?

БОНУСЫ В ВИДЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ ОЧКОВ РАЗВИТИЯ, ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК И УВЕЛИЧЕНИЯ НАВЫКОВ И ХАРАКТЕРИСТИК РАССЧИТЫВАЮТСЯ ИСТЕМОЙ В ИНДИВИДУАЛЬНОМ ПОРЯДКЕ ПО ФАКТУ ПРОХОЖДЕНИЯ КВЕСТА И НЕ ПОДЛЕЖАТ ОПРЕДЕЛЕНИЮ ЗАРАНЕЕ

Ясно, не прокатило, идём дальше.

— Давайте следующую категорию!

Квесты на развитие

(за выполнение квестов данной категории, помимо стандартных очков развития и бонусов, Вы получаете увеличение некоторых приобретённых навыков)

Создать свой клан 20 ОР

Изучить видение скрытой негативной характеристики «Склонность к обману» 10 ОР

Тренировать фехтование в течение 80 часов 5 ОР

Изучать видение склонности к обману я тоже собирался в ближайшее время, но брать этот квест не рискнул. Как и не прельщало меня тренировать фехтование восемьдесят часов за пять очков характеристик. Предпочтительней было сохранить квест на создание своего клана. В принципе, я его и без квеста собирался, если повезёт, создавать, но побаивался, что дело это не простое и возможно будет сопряжено с различными проблемами и может потребовать ряд условий. А то и вообще может оказаться недоступным. А пока есть такой квест, как минимум, я буду знать, что это возможно. Поэтому идём дальше.

— Можно следующую категорию? — мне не хотелось надолго растягивать все эти выборы.

Квесты на репутацию

(за выполнение квестов данной категории, помимо стандартных очков развития и бонусов, Вы получаете увеличение некоторых активных характеристик)

Раскрыть тайну Николая Кабанова 20 ОР

Помириться с Кланом «Рубиновой Звезды» 10 ОР

Вступить в отношения с Анастасией Котовой 5 ОР

Это что за тайна такая у Коляна, что за неё дают больше чем за примирение с теми, с кем невозможно примириться? Ну что за дела? Теперь и к Коляну надо приглядываться. Час от часу не легче. И как объяснить Системе, что я не хочу вступать в отношения с женщиной, чьё влечение ко мне выражается значением со знаком минус? Мне бы просто её найти. Я неожиданно понял, что после того, как все мои друзья, родители и коллеги остались в прошлой жизни, а Ольга погибла, Катя стала единственным близким мне человеком. Я очень надеялся, что мы ещё встретимся.

Родители. Я упомянул их в своих мыслях вскользь, стараясь, не останавливаться на этой теме. Всё, время, что я был в Игре, я старательно отгонял от себя мысли о родителях. Мне просто не хотелось думать о том, что, скорее всего, я их больше никогда не увижу. Мне страшно хотелось всё бросить, дать крюк, заехать к родителям. Но зачем? Попрощаться? Сто раз я уже мусолил эту тему. Но не стоило, во-первых, подвергать их опасности, во-вторых расстраивать. Я подумал, что имело смысл в Вологде «отжать» у кого-нибудь мобильный и позвонить маме. Придумать что-нибудь, чтобы хоть на месяц не беспокоилась, что я не звоню. Хоть так. Пока хоть так. А как дальше, я просто не знал. Ладно, чего душу себе рвать, идём дальше.

— Пожалуйста, следующую!

Героические квесты

(за выполнение квестов данной категории, помимо стандартных очков развития и бонусов, начисляются дополнительные очки характеристик с правом их распределения в любые навыки и характеристики, независимо от квот уровня)

Убить главу Клана «Стражи Истины» 20 ОР

Спасти Анастасию Котову 2 10 ОР

Угнать машину у депутата 5 ОР

Убить главу крутого клана? А почему бы и нет? Как минимум, это логично, ибо не фиг меня в кос-лист ставить! Но рановато мне пока на такое замахиваться. Дальше что там? Катю спасти?

Что? Спасти Катю?

Некоторое время я пребывал в ступоре. Но потом пришло понимание, что этот квест мне Система дала не просто так. Это подсказка! Катя в беде! Понятное дело, что надо было её спасать и брать этот квест!

— Я беру квест «Спасти Катю!»! — не увидел ответа Системы и тут же поправился. — «Спасти Анастасию Котову!»

ВНИМАНИЕ! НЕЛЬЗЯ ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ВЫПОЛНЕНИЯ ПРИНЯТОГО КВЕСТА! В СЛУЧАЕ ОТКАЗА ОТ ВЫПОЛНЕНИЯ ПРИНЯТОГО КВЕСТА ПРЕДУСМОТРЕН ШТРАФ И УМЕНЬШЕНИЕ НЕКОТОРЫХ ХРАКТЕРИСТИК! ВЫ ПРИНИМАЕТЕ КВЕСТ «СПАСТИ АНАСТАСИЮ КОТОВУ 2»?

— Да! Принимаю! А где она?

Разумеется, Система мне ничего не ответила. А ведь знает. Стопроцентно знает, но не скажет. Это для меня Катя — близкий товарищ, а для Системы обычный игрок. И спасение Кати Система поставила между убийством главы чужого клана и угоном машины у депутата. Не будь я так взволнован, я обязательно оценил бы эту шутку искина. Видимо Система, услышав из нашего разговора с Коляном, что угнать машину у администрации города и у депутата, это что-то для нас достойное, решила, раз уж мы у администрации угнали, так почему бы не мотивировать меня на угон у депутата? Но сейчас было не до того. Я выбрал спасение Кати, и жизнь клана «Стражи Истины» и машина неизвестного депутата остались пока что вне опасности.

Я выбрал спасение Кати. Легко сказать. А где она и как её спасти?

— Колян! Тормози! — крикнул я товарищу, да так, что тот резко ударил по тормозам.

— Что случилось? — Колян развернулся и испуганно посмотрел на меня.

— Ща объясню, давай пока местами поменяемся! — сказал я, выскакивая из машины.

Колян уступил мне место и буквально спустя полминуты, мы уже мчались по трассе в направлении обратном тому, которым ехали прежде.

— Может, объяснишь, что происходит? Куда мы едем? — недовольно пробурчал Колян.

— В Тихвин!

— На фига нам в Тихвин? Ты ещё позже не мог развернуться? На подъезде к Архангельску, например?

— Прости, брат, не мог, — искренне ответил я. — Вот если бы в список квестов раньше зашёл, то раньше бы развернулся. Но получилось так.

— Ты издеваешься? — Колян аж подпрыгнул на сидении. — Мы из-за какого-то квеста назад едем? Когда на нас, наверное, уже охота идёт! Ты там не перегрелся глаза пучить?

— Это не просто квест. Это квест на спасение Кати. Я же тебе про неё рассказывал. И сейчас она в опасности, раз мне Система дала квест на её спасение.

— Ты же говорил, что она должна в Свободном Городе уже быть?

— Значит, не добралась до него.

— А почему ты решил, что она в Тихвине? — не унимался Колян.

— Последний раз я её видел там, значит оттуда надо начинать искать, — я ещё сильнее вдавил педаль газа в пол.

Глава 23. Часть 2

Я гнал по трассе как ошпаренный, выжимая из «ешки» все её соки, Колян даже пристегнулся. По дороге Система два раза предлагала мне досмотреть оставшуюся пятую категорию квестов, но я оба раза отмахивался, и она оставила меня в покое. До Тихвина от Череповца ехать не более трёх с половиной часов, но мне кажется, что я уложился в два. Лишь остановив машину напротив знакомого мне кафе «Дубок», я посмотрел на часы, встроенные в музыкальный центр мерседеса. Было начало седьмого. У входа в кафешку стояли и курили какие-то неприятные ребята, впрочем, мне до этого не было никакого дела. Попросив Коляна остаться в машине и следить за тем, что происходит вокруг, я направился в «Дубок». Разумеется, ждать условленных десяти вечера или полдня не имело смысла. Вряд ли Катя могла в течение нескольких недель сюда ежедневно ходить. А вот расспросить бармена или официантов стоило, даже если Катя дня три или четыре ходила сюда два раза в день, они уже должны были её запомнить.

Стоявшие у входа двое охранников равнодушно оглядели меня с головы до ног, но ничего не сказали. Внутри «Дубка» оказалось не так уж и приятно. Я совершенно не понял, зачем те ребята выходили курить на улицу, когда внутри кафешки можно было топор вешать, от сизого дыма видимость была не больше пяти метров. Видимо в этом заведении про закон о запрете курения в общественных местах не слышали.

За барной стойкой стоял довольно здоровый тип лет примерно тридцати с небольшим. Несмотря на то, что в помещении было прохладно, бармен был в майке без рукавов. Эту жертву он приносил явно ради обильных татуировок, которые закрывали половину его тела и в том числе плечи, выставленные напоказ. К слову, татуировки были красивые: не воровские, а что-то типа байкерских или рок-н-рольных.

Я подошёл к бармену и внимательно посмотрел на него, пока он, отвернувшись, делал кому-то коктейль.

Степан Савельев, 34 года, бармен, вне сообществ

Открытые базовые характеристики

Персональный уровень: 2/50

Здоровье: 57/100

Интеллект: 73/100

Сила: 63/100

Скрытые характеристики

Уровень государственной ценности: 2

Пассивные характеристики

Толерантность: +7

Коммуникабельность: +11

Обучаемость: +24

Негативные характеристики

Склонность к агрессии: +38

Склонность к противоправным действиям: +36

Ваша репутация у Степана Савельева

Уважение: -2

Симпатия: -3

Влечение: заблокировано ориентацией объекта

Да уж, Стёпа был парнем, судя по всему, не самым приятным в общении: с толерантностью семь и коммуникабельностью одиннадцать. А учитывая повышенную склонность к противоправным действиям и к агрессии, однозначно, слова при разговоре с ним стоило подбирать хорошо. Но я понимал, что говорить надо было именно с ним. Не знаю, почему, но у меня было твёрдое ощущение, что поступать надо было именно так.

— Добрый день! — не слишком радостно, но достаточно приветливо произнёс я, подходя к стойке. — Мне бы пива! Тёмного или нефильтрованного.

— И то, и то есть, — спокойно, особо на меня не отвлекаясь, ответил бармен Стёпа.

— Тогда то, которое недавно открыли!

— Хугарден будешь? — бармен Стёпа неожиданно посмотрел мне прямо в глаза. — Только что кег поставил.

— С удовольствием!

Спустя минуту Степан поставил передо мной кружку пива и пододвинул по стойке две тарелочки: одну с солёным арахисом, другую с рыбной соломкой. Рыбу я подвинул ему обратно, а арахис с удовольствием закинул в рот. Запив его несколькими глотками действительно свежего пива, я удовлетворённо вздохнул. В принципе начало моего расследования было приятным.

— Ищешь кого-то? — бармен снова застал меня врасплох.

С другой стороны, так даже лучше, не надо выводит его на беседу, он итак для своих одиннадцати пунктов коммуникабельности слишком болтлив.

— Девушку свою ищу, Катя зовут, блондинка, примерно моего роста, у неё некоторые проблемы сейчас, она после большого стресса, поэтому немного странная, — я решил немного приврать. — Мне сказали, что её тут видели.

В принципе я не ожидал сразу больших результатов от такого опроса, но бармен опять меня удивил.

— Да, припоминаю, красивая девушка. Она недели две сюда каждый день приходила. Два раза: утром и вечером. А потом пропала.

— А когда именно пропала?

— Точно не помню, говорю же, недели две назад, примерно. Плюс-минус.

— А не знаешь, может с ней тут кто-то общался?

— Да нет, я как-то попытался её склеить. — Степан немного смутился. — Ну ты пойми, я же не знал, что она не свободна…

— Да не вопрос, понимаю. И что?

— Но она так конкретно меня отшила, и нервная такая была, что я больше не стал её трогать. Потом пару раз от заведения угощал, чтобы тот инцидент замять. И всё!

— Как думаешь, — я посмотрел бармену прямо в глаза. — Если я официантов поспрашиваю?

— Попробуй, — бармен пожал плечами, нисколько не смутившись. — Но я не думаю, что она с кем-то тут общалась. Приходила два раза в день. Или кофе пила, или что-то поесть заказывала. Ни с кем не общалась, кроме как с официантами по заказу.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Я положил на стойку тысячу рублей, кивком поблагодарил бармена, допил пиво и отправился расспрашивать официантов. Но в итоге толку от этого было не больше, чем от разговора с барменом, и я вернулся в машину.

— Ну что там? — спросил меня уже заскучавший Колян.

— Глухо. Была здесь, но две недели назад исчезла и не появлялась. Но чую я, Колян, что она далеко не уехала. В Тихвине она.

— Тут чуйки мало, тут план поисков нужен! — резонно заметил мой товарищ.

— План пока один: переговорить с официантами нормально. Какие-то они все там шуганые. Особенно один с длинными волосами, чуть ли заикаться не стал, когда я его про Катю спросил. Может, она что-нибудь тут учудила?

— А могла?

— Легко! Вот я и хочу дождаться, когда он со смены пойдёт и выловить его да шугануть. Думаю, поделится инфой, если хоть что-то знает. Понимаешь, вот просто внутри у меня что-то аж переворачивается, как будто не на месте всё.

Мне действительно было не по себе. Было странное ощущение, что Катя где-то рядом. И что хуже, было ощущение, что ей нужна моя помощь. Впрочем, про помощь и гадать не стоило, так как это итак было ясно по названию квеста. Но вот это чувство, что она рядом, оно меня просто выворачивало. Хотя, скорее всего, и это было результатом самовнушения. Но вот только бармен… Какой-то он слишком любезный был для парня с такими характеристиками, так охотно про Катю рассказывал, на вопросы отвечал, словно чувство вины пытался загладить. Конечно, я в последнее время подозревал всех и во всём, но бармен точно был странный.

— Я в туалет к ним сгоняю. Ты же пока никуда не идёшь? — спросил меня Колян.

— Гоняй, тут я пока. Куда мне идти-то? Буду официанта волосатого ждать.

Колян ходил минут двадцать. Всё это время я сидел и рассуждал о том, как всего-то около месяца назад, там, в доме Артура, плавая в бассейне с двумя роскошными женщинами, я ощущал себя настоящим альфа-самцом, эдаким Джеймсом Бондом на пороге новой неизвестной и загадочной жизни. И вот, спустя совсем немного времени, одна из этих женщин по моей глупости погибла, а вторая по моей же глупости сейчас находилась в беде, и я ничем не мог ей помочь. Меньше месяца занял мой путь от альфа-самца до полного ничтожества. От бессилия захотелось взвыть, но Колян бы не понял, поэтому я себя сдержал. Да и ничтожеством я быть категорически не хотел, поэтому вариант оставался один: искать Катю.

— Я думал, ты там уснул, — «подколол» я вернувшегося товарища.

— Да там тема такая получилась, — начал оправдываться Колян. — Я когда туалет искал, не по той лестнице в подвал пошёл, толком не спустился, а мне навстречу чувак в майке, весь забитый портачками. Наехал на меня, типа, чего я там делаю. Я сказал, что сортир ищу, он меня проводил к другой лестнице. И постоянно оглядывался в сторону той, куда я чуть не спустился. Реально не здоровая тема. Не знаю, где твоя подруга, но кабак мутный. Надо официанта твоего волосатого расспросить, что у них там в подвале? Может притон, или бордель?

— Не будем мы волосатого ждать! Сядь за руль и заведи машину! Я быстро!

Я не понял, что это было. Словно мозг пронзило острой стрелой. Время будто остановилось, в ушах зазвенело. Кровь закипела, сердце забарабанило как перфоратор. Словно находясь в каком-то сне, я взял биту и быстро пошёл в сторону «Дубка». Охранники, было, хотели меня о чём-то спросить, и я даже догадываюсь, о чём, но оба рухнули на землю. Один со сломанной ключицей, другой с разбитой головой. Я быстро вбежал в помещение и направился к бару. Увидев меня, официант Стёпа, резко достал что-то из-под стойки и начал протягивать это в мою сторону. То был или травмат, или настоящий ствол, разглядеть я не успел, так как удар биты обрушился на не выпрямившуюся руку и пришёлся на локоть, Степан вскрикнул, я и его понимаю, было больно. И ещё больнее стало сразу же после этого, когда бита чиркнула по голове бармена. Удар пришёлся вскользь, но и этого хватило. На пару секунд Степан дезориентировался. Я быстро запихал биту за пояс брюк, со стороны спины, пусть неудобно, но руки мне были нужны свободными обе. После чего одной рукой я схватил бармена за волосы, а другой сделал небольшой надрез у него на щеке ножом для стейка, подхваченным по пути с одного из столов.

— Веришь, что могу зарезать? — прорычал я ему в самое ухо.

— Да! — заорал в ответ Степан.

— Веди меня к ней!

В этот момент перед моими глазами появилась надпись, которая видимо, по мнению Системы, должна была меня очень обрадовать:

ВЫ СЛОМИЛИ СОПРОТИВЛЕНИЕ ПРОТИВНИКА И ЗАВЛАДЕЛИ ИНИЦИАТИВОЙ! ЗА УДАЧНЫЕ ДЕЙСТВИЯ ВАМ НАЧИСЛЕНО: 3 ОЧКА ХАРАКТЕРИСТИК. ПОВЫШЕНЫ НАВЫКИ: РУКОПАШНЫЙ БОЙ +3, ЛИДЕРСТВО +2. ПОВЫШЕНЫ ХАРАКТЕРИСТИКИ: УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ +5, ЯРОСТЬ +4, ЦЕЛЕУСТРЕМЛЁННОСТЬ +2

Ничего так, душевно отсыпала, спасибо! Причём, я так до сих пор и не понял, по какому принципу Система определяла, какие драки считать игровыми, а какие бытовыми? Вот почему, когда я бил Костю и прострелил ему колено, Система не обратила на это внимания, а сейчас таких приятных плюшек накидала? Может, это было связано с тем, что сейчас я действовал в рамках выполнения квеста? Возможно и так. В общем, разбираться ещё и разбираться. Но не в данную минуту.

— Не сейчас! — крикнул я Системе, имея в виду, что мне не до надписей.

— А когда? — испуганно переспросил Степан, думая, что я обращался к нему.

— Сейчас! Быстро! — заорал я на него.

Ничего не понимая, бармен осторожно взял связку ключей с полки. Он оказался смышлёным парнем и дурочку валять не стал. Под неодобрительные взгляды посетителей и охраны мы пошли к лестнице, ведущей в подвал. Нож я спустил от щеки к шее и далеко от неё не убирал.

Стёпа трясущимися руками открыл замок и отворил дверь. Я протолкнул его внутрь, отбросил нож и, быстро выхватив из-за пояса биту, врезал ею по Стёпиной макушке. Рухнул паренёк как мешок с картошкой — громко и внушительно. Я видимо немного перестарался с ударом, хотел лишь немного оглушить, но вырубил полностью. Но раз Система не выдала никаких бонусов за первое убийство в Игре, то, скорее всего, Стёпа был жив. Я перешагнул через него и огляделся. Мы находились в большой подсобке, освещённой слабой лампочкой. В самом углу комнаты, на полу, на куче какого-то тряпья, прикованная наручниками к стеллажной стойке сидела Катя. Она молча смотрела на меня. Меня поразил её взгляд. В нём не было страха. Была усталость, злость, боль, но не было ни капельки страха. Я подскочил к ней, припал на одно колено и обнял её. Хрупкая девушка прижалась ко мне всем телом, будто я был самым близким для неё человеком. А ведь в данный момент так оно и было.

Глава 24. Финальная, большая

— Ты как? — я посмотрел Кате прямо в глаза. — Что он с тобой делал?

— Пока ничего не успел, повезло, — спокойно ответила девушка и уточнила. — Ему повезло. Ждал урод. Сломать хотел меня сначала морально.

Мне казалось, что она вот-вот разрыдается, а она неожиданно улыбнулась.

— И не такие пытались, и обломались.

И всё же она заплакала. Какая бы она ни была суровая выпускница школы диверсантов, но по сути это была молодая хрупкая девушка, которая на секунду позволила себе забыть, кто она и где она, и просто расплакалась, почувствовав себя защищённой. Но это были всё же слёзы радости, а не слёзы страха. Я обнимал Катю, вытирал её слёзы, гладил её по волосам и прижимал так, словно её кто-то хотел у меня забрать.

И самое ужасное, я не удержался и посмотрел на её статы. Ну что я мог поделать против своей мужской натуры? Причём, учитывая, что я ещё не отошёл от пережитой мною потери Ольги, и вообще не известно было, когда я от неё отойду, у меня и в мыслях не могло быть что-то там «мутить» с Катей. Мне просто стало любопытно: мой, чего уж скромничать, геройский поступок хоть на каплю изменил её отношение ко мне?

Лучше бы не смотрел. Уровень влечения ко мне — минус один. Кремень, а не девка. Да уж, если на своего друга и освободителя реакция минусовая, то Стёпе даже с его стильными татуировками вообще ничего не светило. Просто без вариантов.

Со своей секундной слабостью Катя справилась быстро, небольшой запас слёз закончился менее чем за минуту. И на меня опять смотрели, пусть немного покрасневшие, но такие же бесстрашные, умные и немного злые глаза.

— У него на связке ключи от наручников! — сказала Катя, предугадав мой вопрос.

Я поднял с пола связку ключей, быстро нашёл нужный и освободил свою подругу.

— Идти сможешь?

— Конечно! — ответила Катя, разминая ноги и спину.

Только вот как нам было выйти и не оказаться в западне? Явно, ни охрана, ни возможные друзья бармена, просто так это дело не оставили. И неизвестно, что нам ждало снаружи. Тишина из-за двери меня обмануть не могла. Там нас однозначно поджидали. И ни бита, ни нож от стейка справиться с толпой мне не помогут, тем более, если нас встретят на тесной лестнице.

— Да, не стоило его так сильно вырубать, — я посмотрел на лежащего в отключке Степана. — Сейчас бы им опять прикрылись.

Других вариантов, кроме как приставить бармену снова нож к горлу и таким образом выйти наружу и дойти до машины, я не видел. Но Стёпа предательски не шевелился. Я огляделся по сторонам и обнаружил на полке упаковку полуторалитровых бутылок с водой. Достав одну из них, я вылил её содержимое прямо на голову и лицо Степана. Толку не было.

Катя тоже подошла к полке и взяла с неё пакет томатного сока и также стала поливать голову бармена, но мне показалось, что она это делает просто, чтобы выразить таким образом свою к нему неприязнь. Да и ладно, пусть, если хочется, со Стёпы не убудет. А вот сок меня на мысль натолкнул. Я прошарил по полкам и обнаружил небольшие бутылочки с концентрированным соком лайма. Раз уж нашатыря не было, надо было приводить Степана в чувство другими раздражителями. Я открыл бутылочку и начал лить сок лайма бармену на лицо, стараясь попасть на глаза, а для надёжности ещё и оттянул левое веко. План сработал, Стёпа резко дёрнулся, заорал и истерично начал тереть глаза.

— Тихо, тихо! — сказал я ему в самое ухо, приставив поднятый заранее нож к горлу.

— Воды дайте! — взвыл бармен, раздирая себе глаз, в принципе я его понимал.

— Кать, подай воды! — бросил я не глядя.

— Нет! — услышал в ответ.

Я обернулся, посмотрел на Катю, и спорить с ней у меня желания не возникло. Ну нет, значит нет. Значит, Стёпа пойдёт на выход так, не умывшись. В конце концов, Катя имеет полное право на моральную компенсацию.

— Не получилось с водой, прости, чувак, — сочувственно сказал я Степану. — Но ты давай шустрее вставай и пошли! Быстрее выйдем, быстрее умоешься!

Мотивационные ли мои слова, или нож для стейков у горла подействовали на Степана, но к выходу он пошёл бодро.

— Биту захвати! — сказал я Кате. — И иди за нами!

Осторожно толкая перед собой Степана, не отводя нож от его горла, я вышел из подсобки и начал пробираться вверх по лестнице. Наверху было подозрительно тихо. На самой лестнице сюрпризов тоже пока не было. Мы поднялись наверх, и моему взору предстала следующая картина: все посетители кафе, все официанты и охрана стояли в дальнем углу зала и смотрели, почти не мигая, в сторону барной стойки. За стойкой, на месте бармена стоял Колян. Левой рукой он держал какой-то бутерброд, от которого аппетитно откусывал большие куски и жадно глотал, а правой мой друг держал АКМ, направленный на толпу в углу. Не знаю, как он их всех туда согнал, но я оценил то, что Колян не стал выполнять моё поручение и ждать меня в машине. В принципе, с этим парнем можно за «языком» ходить.

Я, увидев такой расклад, и поняв, что Стёпа в роли щита мне больше не нужен, толкнул его назад в сторону кладовки, и бармен, толком не продрав глаза, покатился вниз по лестнице. Мы с Катей подошли к входной двери и остановились, ожидая Коляна.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Макс, — немного стесняющимся голосом произнёс мой товарищ, дожёвывая бутерброд. — Ты не против, если я по люстрам шмальну? Очень хочется.

Я хотел было возразить, что стрелять из автомата в центре города, пусть даже и внутри кафе, это не самая лучшая затея, но посмотрев на горящий взор Коляна, махнул рукой:

— Да посрать. Стреляй, если хочется. Только не зацепи никого!

Колян расплылся в улыбке, взял автомат двумя руками и как в фильме про Рембо прошёлся длинной очередью по висящим под потолком люстрам, выпустив в них весь рожок.

И тут я подумал, что затея была не самая удачная. С пустым рожком АКМ уже не представлялся таким грозным. Однако, испугался я зря. Все стоящие в углу уже поняли, что мы сейчас уйдём и не причиним им никакого вреда. Поэтому желающих бросаться на нас и проверять на своей шкуре, пуст магазин или нет, не было. Да и Колян практически сразу же отстегнул рожок и поставил на его место другой, который достал из заднего кармана.

Мы быстро добежали до машины, Колян снова сел за руль, так как мне не терпелось поговорить с Катей, не отвлекаясь на дорогу. К нашей радости никто не вызвал полицию и никакой проезжающий мимо патруль не среагировал на звуки выстрелов. И буквально через десять минут мы покинули гостеприимный Тихвин. Едва последние очертания города исчезли из зеркала заднего вида, у меня перед глазами возникла надпись:

КВЕСТ «СПАСТИ АНАСТАСИЮ КОТОВУ 2» ПРОЙДЕН. ВАМ НАЧИСЛЕНЫ ОЧКИ РАЗВИТИЯ! 10 ОР. ВЫ ПОЛУЧАЕТЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ БОНУС: ПОВЫШЕНИЕ НАВЫКОВ: ИНТУИЦИЯ +5, ИНТЕГРАЦИЯ С СИСТЕМОЙ +2, ПОВЫШЕНИЕ ХАРАКТЕРИСТИК: ВОЛЯ +5, ХАРИЗМА +4, УДАЧА +2. ВЫ ВЫПОЛНИЛИ КВЕСТ ИЗ КАТЕГОРИИ ГЕРОИЧЕСКИХ И ПОЛУЧАЕТЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ СТАТУС ГЕРОЙ (1 УРОВЕНЬ) И 5 ОЧКОВ ХАРАКТЕРИСТИК. ВЫ СПАСЛИ ЧЛЕНА ВАШЕЙ КОМАНДЫ И ПРИВЛЕКЛИ ДЛЯ ЭТОГО ДРУГИХ ЧЛЕНОВ КОМАНДЫ. ВАШ НАВЫК ЛИДЕРСТВА УВЕЛИЧИВАЕТСЯ НА 10

Не сказать «спасибо» за такие плюшки я не мог. Но всё это было вторично по сравнению с тем, за что я был благодарен по-настоящему. За подсказку, за намёк, за такой удачный и своевременный квест. Ведь Система, по сути, отправила меня спасать Катю, практически прямым текстом указав, что она в опасности

«Ай да Система! Чем больше ты мне помогаешь, тем больше я себя ощущаю в долгу» — эта мысль не оставляла меня потом всю дорогу до Архангельска. Мне оставалось лишь надеяться, что всемогущий искин действительно не может читать мысли и не представляет, насколько я ему был благодарен.

Даже если очень гнать, то ехать до Архангельска нам предстояло не менее двенадцати часов. Решили нигде не останавливаться, вести машину по очереди, чтобы к восьми утра прибыть в нужный нам район.

По пути Катя рассказала о своих приключениях. Как оказалось, она честно каждый день в десять вечера и в полдень приходила в «Дубок» и ждала нас с Ольгой. Со временем она примелькалась Степану, который, как оказалось, был хозяином кафе. Через какое-то время у Кати закончились деньги, и Стёпа решил воспользоваться ситуацией. Он предложил Кате работу официанткой, та согласилась, так как ей уже, чтобы не помереть с голода, пришлось пару раз воровать в магазинах шоколадки. Несколько дней назад Степан послал Катю в одиннадцать тридцать утра на базар, но та сказала опрометчиво, что каждый полдень она должна быть в кафе, что она ждёт друга. Хозяин «Дубка» неожиданно взбесился и запер Катю в подсобке. Она сначала не стала сопротивляться, чтобы не портить со Степаном отношения, надеясь, что он перебесится и извинится. Но Стёпа продержал свою пленницу в подсобке больше суток, а когда наконец-то пришёл за ней, Катя была уже в бешенстве. Она ударила Степана по голове бутылкой вина и убежала из подсобки. К сожалению, на выходе её поймали охранники. Озверевший Степан вернул Катю в подвал, где и приковал её наручниками. Так она и просидела там три дня. А потом приехали мы с Коляном. Выслушав эту историю, мне хотелось задать лишь один вопрос, и я его задал:

— Кать, зачем?

Поймав вопросительный взгляд Кати, добавил:

— Зачем ты меня так долго ждала? Я же сказал, не ждать нас! У тебя есть карта. Это вообще чудо, что я смог вернуться!

— А у меня вариантов не было, — спокойно ответила Катя. — Ты думаешь, в Свободный Город так просто попасть? Типа, приехал и зашёл через проходную? Да у меня одной на это шансов почти не было! А вот втроём попробуем. У вас ещё оружие есть?

— Есть, но что-то меня напрягли твои слова, — я сказал правду, они меня действительно напрягли, но развивать эту тему я не стал, а перевёл разговор на другую тему. — А где ты вообще жила все эти дня? Где ночевала?

— Ты уверен, что тебе это надо знать? — Катя посмотрела мне прямо в глаза, и по этому взгляду я понял, что мне этого знать не нужно.

— Извини, — сказал я первое, что пришло в голову.

Катя нахмурилась и мрачно сказала:

— Не нравится мне твой тон и взгляд. Не хотела говорить, но лучше правду скажу, чем ты себе чего-то нафантазируешь лишнего.

— Ты не обязана ничего говорить!

— Деньги кончились на второй день, деваться было некуда, пришлось идти в самый крутой местный клуб. Привела себя в порядок. В женском туалете у добрых девчонок одолжила косметичку на двадцать минут. Ну а там всё, как нас учили: хочешь выжить, отбрось моральные принципы. Заприметила одного мажорика, денежного, наглого. Всех официанток клеил. Подошла, попросила прикурить.

— Кать, не стоит об этом рассказывать! — я уже сильно пожалел, что задал неуместный вопрос.

— Да ладно ты, Макс! — неожиданно включился Колян. — Пусть рассказывает, если её это не парит, интересно же!

Я махнул рукой, если Катя готова рассказывать такие подробности своей жизни, а Коляну так хочется это знать, то какого хрена я тут буду морализаторствовать? В конце концов, это я вынудил девчонку заниматься всякой фигнёй, бросив её здесь.

— Короче, — Катю рассказ завёл. — Он мне дал зажигалку и сходу с места в карьер: не хотите, говорит, заработать немного денег? А ему отвечаю, что меня «немного» не интересует. Он смеётся и достаёт бумажник, вытаскивает из него сто долларов, кладёт на стол. И говорит, что это начало, что сейчас мы поедем к нему домой, а там он посмотрит, насколько ему понравится и даст денег от души.

— Ну и как, понравилось ему? — не выдержал Колян.

— А сам как думаешь? — усмехнулась Катя. — Тебе бы понравилось, если бы тебя, как только ты в машину сел, мордой об руль три раза, до потери сознания? А потом пока ты в отключке был, на твой телефон сделали фото твоей пьяной морды на фоне голой женской груди крупным планом и жене на ватсап отправили? С припиской «Вот что я люблю! А ты бревно!»

Колян заржал как конь, а у меня аж перехватило дыхание от услышанного.

— А зачем жене фото высылать? Да ещё с такой надписью? — искренне удивился я.

— А чтобы ему было не до бумажника, который я забрала, — рассмеялась Катя.

— Вот ты жжешь! — сквозь смех сказал Колян, а потом совершенно серьёзным тоном добавил. — Если я когда тебя случайно чем-то обижу, ты сразу мне об этом скажи. Я извинюсь. Не проблема. Главное, обиду не держи!

В этот раз уже и я рассмеялся, а Катя закончила историю.

— На эти деньги я комнату в мотеле сняла.

После этого она замолчала, и мы некоторое время ехали в тишине. Затем Катя осторожно взяла меня за руку. Она явно хотела что-то сказать, но не решалась. По её лицу было видно, что ей очень хочется спросить меня о чём-то. И я даже знал о чём. А точнее, о ком. В итоге Катя решилась.

— Макс, я с самого начала хочу спросить, но боюсь… — она запнулась, не решаясь договорить.

— Не спрашивай. Ничего хорошего я не скажу.

Второй раз за вечер Катя заплакала.

После долго ехали молча, лишь изредка Колян рассуждал о преимуществах немецкого автопрома над отечественным. Но мы эти темы не поддерживали, несмотря на полное с ним согласие, и наш водитель умолкал.

Проезжая Вологду в пригороде остановились в хозяйственном магазине, где купили лопату, рулон полиэтиленовой плёнки и скотч. А после, уже отъехав от города, в первом же попавшемся на дороге лесу устроили схрон, в котором спрятали весь наш арсенал за исключением двух АКМ с парой магазинов каждый. Меч и биту я тоже закопал. Не знаю почему, но что-то мне настоятельно подсказывало, что это надо было сделать. Может, возросший скилл интуиции давал о себе знать?

Примерно в третьем часу ночи добрались до деревни Усть-Паденьга, где рассчитывали прикупить хоть какого-нибудь кофе, хотя бы растворимого в круглосуточном магазине. Колян за рулём уже засыпал, так как гнал под сто пятьдесят, почти не сбавляя скорости, и это его сильно притомило. Я должен был его сменить, но тоже клевал носом, а Катя хоть и давала мне фору в плане вождения, но тоже после пережитого стресса была, как говорится, «в состоянии отходняка». Поэтому кофе был необходим.

В поисках магазина мы набрели на небольшой мотель, куда можно было заселиться, не предъявляя документов и не отвечая ни на какие вопросы. Это был знак. Да и к тому же, все понимали, приедем ли мы к Свободному Городу к восьми, или немного поспим и приедем к обеду, большой разницы не будет. А вот если нам придётся к нему пробиваться с боем, то лучше это было делать хоть немного отдохнувшими. Мы взяли один большой номер с двумя кроватями и диваном и, заведя стоявший на тумбочке электронный будильник на восемь утра, легли спать.

Через десять минут после подъёма мы уже покинули Усть-Паденьгу, почти сразу же на заправке на трассе купили себе нормальный свежесваренный кофе и по хот-догу. После чего сытые и полные сил и оптимизма поехали на встречу Свободному Городу и неизвестности.

С утра очередь вести машину была моя, но после перекуса Катя попросила пустить за руль её. Я был не против, а вот Колян съязвил на счёт того, что было бы не плохо до вечера добраться до пункта назначения. Кода я пристегнулся, он отпустил ещё какую-то шутку, но мы с Катей промолчали и ничего ему не ответили. А через пять минут после этого Колян пристегнулся сам и старался не глядеть в окно почти до самого Архангельска.

Так как Катя сохранила карту, мне не пришлось вспоминать маршрут. Я честно сидел рядом с водителем, с этой картой в руках, выполняя роль штурмана. Надевать при этом шапочку из фольги я не стал. Скрывать от Системы то, что я еду в Свободный Город после того, как взял квест с этим заданием? Ничего глупее нельзя было придумать.

Примерно за час до предполагаемого места расположения цели нашего путешествия мы остановились на очередной заправке, чтобы опять выпить кофейку, да взять чего-нибудь перекусить на ходу.

Пока Катя с Коляном выбирали, какой они хотят, чтобы им разогрели сэндвич, я вышел на улицу и понаблюдал за интересной картиной: мужик лет пятидесяти, рабочего вида, немного помятый ходил по заправке и кричал в телефон.

— Марина, ты совсем дура? Как я тебе перезвоню, если у меня нет денет на телефоне? Денег, говорю, нет! Глухая, что ли? Не могу закинуть! Позвони сама через час! Что? Марина, не будь падлой! Не бросай тру…

Мужик убрал трубку от уха и ударил ею себя по бедру. Видимо Марина отказала ему в просьбе «не быть падлой» и таки прервала разговор.

— Падла! — громко объявил мужик и, увидев, что я за ним наблюдаю, объяснил. — Ну как я ей позвоню, если у меня денег на телефоне нет? Даже десяти рублей!

Что ж, это тоже был для меня знак.

— Уважаемый, — вежливо обратился я к мужику. — Я могу тебе пятьсот рублей на телефон закинуть. Дашь позвонить?

— Да это… — мужик растерялся. — Вообще не вопрос! Я бы тебе и так дал, братишка, но нет денег на балансе.

— Говорю же, сейчас закину. Номер говори!

Мы зашли в здание заправки и через стоявший там терминал мгновенной оплаты, я закинул мужику на счёт его мобильного пятьсот рублей. После чего мы вышли на улицу, я отошёл немного в сторонку, а мужик понимающе остался ждать неподалёку.

Я быстро ввёл на телефоне нужный код, чтобы активировать опцию анти определителя номера, благо у мужика оказалась сим-карта знакомого мне оператора. После чего собрался духом и набрал привычную комбинацию из одиннадцати цифр.

— Да! — послышался в трубке родной голос.

У меня перехватило дыхание, внезапно возникший ком в горле не дал произнести ни слова. Отголосок той, прежней жизни пронзительно напомнил мне всё, что я потерял. Мне так захотелось обратно. Всего лишь на месяц назад. Туда в прошлую жизнь. В которую, скорее всего, я уже никогда не вернусь.

— Кто это звонит? — встревоженно спросил голос.

— Это я, мама.

— Максим? А что это за номер? Почему ты не звонишь со своего телефона? Где ты вообще? Я звоню тебе каждый день! Почему ты выключил телефон? С тобой всё нормально?

У мамы накопилось столько вопросов, что она задавала их, не дожидаясь ответов.

— Мам, со мной всё нормально, я осторожно подбирал слова и думал лишь о том, чтобы не дрогнул голос. — Номер такой, потому что я с Финляндии звоню. Мой телефон в Питере остался. Я тут на один проект устроился, сценаристом в реалити-шоу. Ну, типа, как на острове все выживали, помнишь?

— Ну помню. И что?

— Вот тут также, только в заполярье. Проект совместный. Платят хорошо. Только по контракту мы все телефоны сдали, чтобы никто не разгласил информацию, кто тут победит. Мы будем снимать и в эфир почти сразу выпускать.

— А на каком канале?

Тут я запнулся. Так хорошо начал придумывать, и такой каверзный вопрос.

— На финском. По лицензии сначала у них первый сезон. Если пойдёт на ура, то у нас под Архангельском с нашими переснимем. Поэтому не переживай за меня! Не теряй! Сама-то как? Как здоровье?

— А то ты не знаешь, как у меня здоровье? Как чего съем, так сразу справа тяжесть, — посетовала мама. — Вот завтра опять к врачу пойду.

— Мам, ты бы заехала ко мне домой. У меня в спальне в комоде в самом нижнем ящике лежат деньги. Возьми их. Все забери!

— Максим, у меня есть деньги, я позавчера получила пенсию!

Узнаю маму, она всегда растягивала свою пенсию и категорически отказывалась брать у меня деньги. Когда я жил рядом было проще, просто привозил ей домой хорошие продукты полными багажниками и покупал сам ей все лекарства. Мысль о том, как она теперь будет без меня, сдавила сердце.

— Мам, давай ты не будешь спорить! Забери деньги! Оттуда возьми сколько надо на лечение, а остальное у себя держи, чего они в пустой квартире лежат?

Вообще, хорошо, что речь об этом зашла. Понятно, что домой я уже не вернусь, а все мои вещи хозяин арендованной мною квартиры рано или поздно выбросит. Я буквально накануне того злосчастного похода на стадион закинул ему арендную плату. Со дня на день хозяин может начать меня вызванивать, чтобы получить очередной взнос. А там, как не найдёт, то домой притащится. Или заяву накатает, менты придут, прошарят всё и плакали мои сбережения. Надо маму поторопить. Ей эти деньги очень понадобятся.

— Мама! Послушай меня! Прямо завтра поезжай и забери деньги! Там около миллиона рублей, а замки в квартире очень ненадёжные! Выручи! — я знал, на что надавить, мама не может не выручить и не поехать, думая, что у сына могут украсть деньги из-за плохих замков.

— Хорошо, сынок. Завтра поеду.

— Ну вот и славно! В общем, не теряй меня, мам! После проекта выйду на связь!

— А долго он этот проект?

— Долго, мам, полгода! — больше я сказать не мог, это вызвало бы подозрения. — Но другой работы нет, ты же знаешь. Ладно, пока! Лечись! Я тебя люблю!

— Пока! Одевайся там теплее! — услышал я возможно последнее в своей жизни напутствие мамы.

Комок снова подкатил к горлу. Хорошо хоть «прощай» не ляпнул.

Я отдал мужику телефон и пошёл в магазин при заправке. Душа просила водки, много и сразу. Много было нельзя, но совсем не выпить я не мог. Иначе этот ком так бы и остался сидеть в горле, не давая мне дышать. Водки не было. Из спиртного были только пиво, виски и метакса. Взял метаксу, расплатился и пошёл к машине. Катя и Колян уже сидели и нетерпеливо выглядывали меня. Я быстро плюхнулся на переднее пассажирское сиденье.

— Без меня же управитесь за рулём? — спросил я, открывая бутылку.

— Легко, — ответила Катя, выезжая с заправки. — А чего ты вдруг?

Я отмахнулся и выпил залпом примерно треть бутылки. Комок в горле стал растворяться, но на душе было всё так же тяжело.

— Значит надо ему! — философски произнёс Колян. — Дай, брат, глоточек!

Я протянул бутылку назад, Колян сделал несколько глотков.

— Мне больше нельзя, — грустно сказал он, передавая метаксу мне назад.

Я не стал спрашивать о причинах, не позволяющих Коляну много выпивать, а сделал ещё несколько больших глотков. Понимая, что остановиться я не смогу, слишком уж скребли на душе кошки когтями, я открыл окно и выбросил на обочину недопитую бутылку.

К двум часам дня мы подъехали к точке, отмеченной на карте, как пункт нашего назначения. Она находилась примерно в трёх километрах по трассе М-8 от поселка Цигломень, если ехать в сторону Северодвинска. На карте это была черная точка, от которой строго по направлению на юг была нарисована красная стрелка. На деле это было ответвление от трассы небольшой просёлочной дороги, которая вела, как и стрелка на карте, строго на юг. Дорога была, что называется, «убитая». Мы проехали по ней пару километров и въехали в лес, по которому проехали ещё километров десять. После леса началась странная болотистая местность, дорога уже полностью стала грунтовкой, и если это единственный путь в Свободный Город, то я не представляю, как они ездят в него зимой. Пару раз приходила мысль, что нам дали ненастоящую карту. Но я старался её сразу отгонять. Проехав немного по болотам, мы неожиданно выбрались на большую сухую пустошь, а наша убитая дорога уперлась в забор из колючей проволоки. Приглядевшись, я увидел, что две секции забора, те, что проходили над дорогой, распахивались на манер ворот. На этих условных воротах висел ржавый амбарный замок и табличка с обозначением радиационной угрозы. Весело, ничего не скажешь. Это поэтому в Свободном Городе Система ничего не видит, что там радиации через край? Хотя возможно, это просто маскировка от ненужных любопытных глаз. А само ранее высказываемое многими утверждение, что Система не знает, где Свободный Город, казалось мне смешным. Как она тогда узнает, выполнил ли я квест? Хотя, возможно, просто раньше никто не получал такие квесты. Так или иначе, было ясно, что скоро я всё узнаю. Я посмотрел сквозь забор, пытаясь разглядеть, куда ведёт дорога, но толку от этого не было. Она вела немного вверх, а примерно через километр заходила на вершину большого холма и за ней терялась. Явно вела с него вниз.

— Ну что, ломаем замок? — спросил Колян.

— Нет, поцелуем ворота и поедем назад, — почему-то разозлился я, видимо не сильно мне помогла метакса справиться со стрессом. — Конечно, ломаем!

Колян быстро смотался к машине и принёс лопату. С третьего удара ребром полотна ему удалось сбить замок. Сам он был добротным, но держался на хлипких ушках. Впрочем, его тут повесили явно не для того, чтобы сделать эти ворота непреодолимой преградой на пути.

— А что это там? — неожиданно сказала Катя и указала на восток.

С той стороны в нашу сторону прямо по бездорожью нёсся какой-то внедорожник.

— В машину! — крикнул я, распахивая ворота, и все рванули к мерседесу.

Ключи были в зажигании, я быстро завёл двигатель и, едва Катя и Колян сели, машина рванула с места.

— Похоже, там армейский хаммер, — сказал Колян, глядя в заднее стекло. — Явно не грибники на нём едут. И явно за нами.

Мне некогда было размышлять, я гнал изо всех сил по грунтовке к вершине холма. Перевалив через неё, я увидел вдали какое-то поселение, ни разу не напоминавшее город, которое было обнесено высоченным серым забором. До забора было около двух километров, и дорога вела прямо к нему. Но это было не всё. Примерно на середине дороги стояла большая сторожевая вышка, как в фильмах про немцев и войну, только больше. Вышка стояла прямо над дорогой, так что едущей машину пришлось бы проехать прямо под вышкой, между её стойками. Был ли кто-то наверху, разглядеть было сложно. Я вдавил педаль газа в пол и рванул к серому забору.

— Макс, давай нафиг эту вышку объедим! — закричал Колян. — Мало личто там наверху! Вдруг пулемёт!

— Думаешь, по бездорожью на мерине мы от хаммера убежим? — поделился я своими опасениями.

Но всё же я решил послушать товарища, и уже начал выворачивать руль вправо, чтобы съехать с дороги, но в последний момент не стал этого делать, и возможно это спасло нам жизнь. По полю справа от нас, потому месту, где мы должны были проехать, выворачивая и подбрасывая куски земли, прошлась пулемётная очередь.

— Пулемёт! — Колян исполнил обязанности Капитана Очевидность.

Да, на вышке действительно был пулемёт. Очередь прошла так близко, что зацепила наше крыло и пробила правое переднее колесо. Машину занесло, но я смог удержать руль. За доли секунды в голове промелькнуло несколько вариантов развития ситуации.

Попытаться держать руль и проехать насколько можно дальше? Но сколько я проеду с пробитым колесом? А помимо этого ещё и получу очередь из пулемёта в спину. Не вариант. Да и хаммер приближается.

Заехать под вышку, выскочить из машины и из калашей снять пулемётчика? Если бы, опять же, не хаммер, это был бы вариант. Но хаммер приближался.

Времени думать, не было, а действовать необдуманно было смертельно опасно. В этот момент я отметил, что вышка была деревянной. То-то она мне сразу напомнила вышки из фильмов про войну. За те же доли секунды я принял единственно верное, хотя глядя со стороны, не совсем однозначное решение: я, изо всех сил стараясь удержать направление движения, пустил машину прямо на ближайшую стойку вышки.

— Держитесь крепко! — заорал я товарищам.

Не знаю, успели ли они как-то среагировать на мои слова, потому что спустя пару секунд мерседес со всего размаху влетел в деревянную стойку. Машину развернуло и вынесло из-под вышки, саму её накренило, но она, несмотря на то, что я сломал одну из четырёх опор, хоть и наклонилась, но устояла. Но главное было не это, и цель была достигнута! Прямо перед носом машины, едва ли не к нам на капот рухнул пулемётчик. А в паре метров от него на землю упал новенький РПК-16 с барабанным магазином. Я быстро выскочил из машины, прихватив с собой автомат, и приставил ствол к голове не успевшего прийти в себя пулемётчика.

— Не стреляй! — жалобно проскулил тот.

— Ты, значит, в нас стрелял, а как я, так сразу не стреляй? Где справедливость? — возмутился я так, словно речь шла о какой-то бытовой проблеме.

— Я не в вас стрелял! А сбоку от вас!

— А на хера? На крота охотился, может?

— Мне показалось, вы хотите съехать с дороги, — оправдывался пулемётчик. — Я выстрелил, чтобы не дать вам съехать!

— Чтобы мы под тобой проехали, и ты нам в спину выстрелил?

— Нет! — мужик искренне покачал головой из стороны в сторону. — Поле заминировано!

— Да не гони! — не удержался Колян. — Я же проверю!

Колян подошёл к пулемёту, поднял его с земли, на глаз проверил, не повредился ли он и ещё раз обратился к пулемётчику:

— Если врёшь, то кончу тебя!

После этого Колян дал большую рассеянную очередь по полю. Расстреляв почти весь магазин, он мрачно посмотрел на пулемётчика и грустно сказал:

— Соврал. Убить нас хотел, отродье шакалье!

— Да не вру я! Клянусь, там всё заминировано! Я вас спасти хотел! — пулемётчик бросился хватать с земли обломки стойки и кидать их на поле.

К этому времени хаммер подъехал и остановился метрах в ста от нас. Из машины никто не выходил. Пулемётчик бросил очередной кусок стойки на поле, и я не выдержал:

— Прекращай цирк!

Но мужик прекращать и не думал, обломки кончились, и тогда он сорвал с ноги ботинок и бросил его.

Взрыв был серьёзный. Разлетевшиеся куски грунта долетели даже до нас. Выражение лица Коляна поменялось с сердитого на озабоченное.

— Я же говорю, заминировано! — радостно заорал пулемётчик. — Не так густо, вон еле попал в мину. Но на машине тут точно не проедешь!

— А мне кажется, ты сейчас по ходу переобулся, — не поверил я пулемётчику. Пусть там и минное поле, но стрелял ты однозначно в нас!

— Не в вас! Клянусь!

— Засунь свою клятву, знаешь куда? — я разозлился и схватил мужика за шиворот. — Пошли!

Я потащил пулемётчика в сторону хаммера. Прошёл половину расстояния до внедорожника, после чего приставил автомат к голове своего пленника и стал в выжидательную позу. Через полминуты в хаммере меня поняли, и какой-то мужик в униформе без опознавательных знаков вышел из машины и пошёл в нашу сторону. Держа руки перед собой, ладонями к нам. Не дойдя до нас метров двадцать, он громко спросил:

— Зачем вы захватили заложника?

— Затем, чтобы вы от нас отстали! — ответил я в грубой форме, надеясь быть крутым и избежать перехода разговора на темы, в которых я не очень разбираюсь.

— А вас никто не трогает! — спокойно возразил мужик. — Чего вы реально хотите?

— Уйти за забор!

— Ну так идите! Кто вас держит?

— Вы! — меня страшно бесил этот разговор и этот мужик.

— Мы? — он сказал это с таким искренним удивлением? — Но как? Мы просто наблюдаем со стороны.

— Он в нас стрелял! — я дёрнул пулемётчика за шиворот.

— Он стрелял не в вас!

— Короче! Достали! — я уже просто вышел из себя! — Если вы просто наблюдаете, то сейчас вы останетесь здесь! А он проводит нас до забора и потом вернётся к вам! Ясно?

— Ясно, — спокойно ответил мужик с хаммера. — Ты не нервничай только! Убери ствол от его головы!

— А нехер меня нервировать! — огрызнулся я напоследок и также с дулом автомата у головы пулемётчика направился назад к товарищам.

Подойдя к ним, я, не говоря ни слова, просто кивнул головой, приглашая идти за мной, и пошёл в сторону серого забора, толкая перед собой пленника стволом в спину. Катя пошла рядом со мной, а Колян закрывал нашу группу, шагая практически спиной вперёд, не отрывая взгляд от хаммера и держа пулемёт на весу. Но мужикам во внедорожнике, похоже, действительно не было до нас никакого дела. Едва мы отошли метров на пятьсот от вышки, они подъехали к ней, вышли из машины и начали разглядывать повреждённую конструкцию. Видимо пытались оценить степень ущерба.

Минут за десять мы дошли до серого забора. К моему удивлению, никаких ворот или хотя бы двери я не обнаружил.

— И как мы туда попадём? — немного нервным голосом спросил Колян.

У меня ответа на этот вопрос не было.

— К камере подойдите! Они откроют, — посоветовал пулемётчик.

Я хотел было его спросить, о какой камере идёт речь, но приглядевшись, заметил в верхней части забора едва заметный глазок объектива.

— Колян, пригляди за ним! — я передал пленника товарищу и подошёл к камере.

Примерно минуту я смотрел прямо в объектив, и когда уже в моей голове начали рождаться не самые приятные мысли, послышался негромкий гул. В, казалось, совершенно монолитной стене вырисовались щели, очертившие контуры двери. Спустя некоторое время, дверь немного приоткрылась, примерно сантиметров на десять уйдя внутрь.

Я осторожно подошёл и рукой надавил на дверь, она послушно подалась и приоткрылась наполовину. Я хотел было сразу войти, но испытал какое-то странное чувство: смесь тревоги и нетерпения. Я, не заходя внутрь, заглянул в открывшийся проём и увиденное меня, прямо скажем, поразило. За дверью…. ничего не было. Вообще ничего!

Я отчётливо помнил, что с холма я видел очертания, если не города, то, как минимум, какого-то посёлка, но за забором ничего не было!

Пока я приходил в себя, ко мне подошёл Колян, очень уже ему не терпелось тоже заглянуть внутрь. Пленника он при этом держал обеими руками.

— Что за хрень? — от неожиданности вскрикнул мой товарищ. — Там же нет ничего! Как так?

— А то я, блин, не вижу! — огрызнулся я, а затем посмотрел на Катю испросил уж её. — Ты в курсе, что это вообще такое?

— Я что, была здесь раньше? — резонно ответила девушка. — Пошли, узнаем, что там. Не назад же идти.

— Не назад, — согласился я.

— А его куда? — спросил Колян, показывая на пулемётчика. — Отпускать?

— Нет, — покачал я головой. — Пока пусть с нами идёт. Отпустить его мы всегда успеем.

И тут произошло нечто странное. Пулемётчик заорал, словно увидел разом все свои детские страхи.

— Я не пойду туда! Вы обещали отпустить! Вы же обещали! Я не пойду за стену!

Он истерично верещал глядя на каждого из нас по очереди, надеясь, что кто-то подтвердит, что его обещали отпустить у стены.

— Пожалуйста! Я вас прошу! — здоровый мужик упал на колени и натурально заплакал. — У меня семья, двое детей, прошу вас! Отпустите! Вы же обещали!

Нам всем стало не по себе, лично мне, например, сразу же самому расхотелось идти за стену.

— Успокойся! — крикнул я на пленника. — А что там такого, что ты так обосрался?

— Не знаю! — вопил тот в ответ. — Никто не знает! Но оттуда нельзя выйти! У меня дети! Прошу вас! Я ведь простой солдат! Я вас от мин спас! Прошу!

Мужик бросился к моим ногам и, обхватив меня за правую, зарыдал.

— Да успокойся ты! — заорал я на него, чтобы привести в чувство. — Не пойдёшь ты туда! Обещаю. Просто скажи, ну хоть что-нибудь ты знаешь о том, что там?

— Нет, я не знаю. Моё дело маленькое, стоять на вышке и следить, чтобы никто оттуда не прорвался.

— Погоди! — тут до меня наконец-то дошло. — Так это всё, вышка, пулемёт, мины, заборы, не для того, чтобы туда не пускать, а для того, чтобы не выпускать оттуда?

Пулемётчик закивал головой.

— Ладно, иди! — я махнул на него рукой.

Мужик побежал от нас так, словно за ним гналось стадо разъярённых бизонов. Я посмотрел на товарищей. Колян стоял побледневший. Катя более-менее держалась.

— Блин, я туда реально не хочу идти! — честно признался Колян.

— У меня как-то тоже энтузиазма поубавилось, — честно признался я.

— И что? Назад пойдёте? К шакалам сдаваться? — мрачно спросила нас Катя.

— К шакалам не вариант, особенно после того, что мы с Карповым сделали, но, блин, как-то не так я себе представлял Свободный Город! — ответил ей я. — И вообще, Кать, у меня такое ощущение, что ты знаешь что-то об этом городе и не рассказываешь нам.

— Ничего я не знаю! — огрызнулась Катя. — Так вы идёте или нет?

— Я точно нет! — ответил Колян. — Я лучше назад. У меня пулемёт есть и автомат. Не факт, что меня шакалы сразу поймают!

— А знаешь, сколько таких пулемётов у них в том хаммере лежит? — усмехнулась Катя и перевела взгляд на меня. — Макс! Ты идёшь?

Как же мне не хотелось туда идти. Я в своей жизни часто шагал в неизвестность, но вот чтобы эта неизвестность была настолько неизвестной и пугающей, такого ещё не было. Я посмотрел на Коляна и на Катю.

— Ладно, ребят, без обид, удачи! — и Колян медленно с пулемётом наперевес побрёл назад.

Катя же просто усмехнулась и шагнула в открытый проём.

— Катя! Стой! — крикнул я и бросился к ней, пытаясь не дать ей войти.

Но не успел. Катя уже была внутри и осторожно, оглядываясь по сторонам, мелкими шагами уходила в неизвестность.

Колян же уверенно шёл к хаммеру.

Я стоял на пороге Свободного Города, или чего-то другого, непонятного и таинственного, что мы все по ошибке приняли за Свободный Город и не мог принять решения. Если я пойду за Коляном, то я примерно представлял, что меня ждёт, если за Катей, то даже боялся представить. Но за последний месяц я так часто всего боялся, что страх перестал для меня быть чем-то важным. Ну страшно, ну и что? Ну непонятно. Так тут жизнь такая, всё не понятно. Что я потеряю, если туда пойду? Всё, что у меня есть! А что у меня есть? Ничего у меня нет! Значит ли это, что я ничего не потеряю? Вполне может быть! Странная она всё-таки штука, жизнь! Такие сюрпризы порой преподносит. Особенно в последний месяц. Поэтому, почему бы и нет?

Я шагнул в дверной проём.

Внутри было пусто, вот именно пусто, словно я попал в какой-то другой мир. И какая-то звенящая тишина, непонятно откуда идущий свет и куда ни глянь, ничего вокруг. Просто пустота. И что самое хреновое, нигде не было Кати.

— Катя! — я закричал изо всех сил, но в ответ никто не отозвался.

Мне захотелось броситься назад и бежать от этого места как можно дальше, жуткий страх сковал меня. Бежать куда угодно! Хоть к Карпову в кабинет, только отсюда! Но ноги не слушались. И ещё не хотелось оставлять тут Катю.

— Макс! Ты чего орёшь? — в проём вошёл Коляни тут же виновато объяснился. — Я подумал, одному как-то стрёмно переть на хаммер с вооруженными мужиками. Так что я с вами.

Колян подошёл ко мне и огляделся по сторонам.

— Надо Катю найти, — сказал я, вглядываясь в окружавшую меня пустоту.

Сзади послышался громкий звук, похожий на лязг захлопывающейся двери. Я резко обернулся. На том месте, где была дверь, не было даже намёка на её присутствие.

— Колян, ты это видишь? — спросил я товарища, повернувшись к нему.

Коляна не было.

Вокруг была пугающая звенящая пустота. Ни Кати, ни Коляна, только пустота и тревога.

И тут я окончательно понял, что мне это всё не нравится. Вот просто категорически не нравится. Но вариантов не было. Я уже был тут.

— Здравствуй, Свободный Город! Я пришёл! — громко крикнул я и пошёл в пустоту, крепко сжимая в руках АКМ.


КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ

Продолжение следует…


на главную | моя полка | | В шоке |     цвет текста