Книга: Личная воровка герцога



Личная воровка герцога

Личная воровка герцога

Глава 1

Выбрать свой путь - твое врожденное право.

Я знаю - дрожит рука, когда отвергает сталь.

Я знаю, что лучший щит - забвение и печаль:

Они - броня для слишком скупых сердец…

Когда сожжены мосты, моря переходят вброд.

Но знал ли об этом ты, ступая на тонкий лед?

Из раны сочится мед, пока твоя боль жива.

Я знаю, что кровь пойдет, когда иссякнут слова.

Л.Бочарова.


ГЛАВА ПЕРВАЯ.

Александра отчаянно скучала. И не потому, что ей не чем было заняться, просто девушке казалось, что помпезно одетые дамы и их кавалеры впустую тратят свое время. А ведь это единственное, что изначально есть у человека и смешно спускать его на танцы и выпивку.

Время от времени, не смотря на все старания, ей все же сводило скулы от раздражения на вульгарно накрашенных светских львиц. Именно так называли себя эти стремительно стареющие дамы, что обивали пороги дома ее отца в тщетных попытках найти богатого мужа. Он часто устраивал званые вечера и тематические балы, на них проще презентовать новые шедевры ювелирного искусства, которыми Леонид Федорович плотно занимался больше тридцати лет, переняв талант и фамилию у своего отца.

Женщины: все сплошь нежные блондинки с акульими улыбками и роковые брюнетки, стремились продемонстрировать девушке свое наигранное почтение, в котором Саша ничуть не нуждалась. Она прекрасно видела, что приседая в подобии средневекового книксена возле нее и отца, каждая дама на самом деле стремиться продемонстрировать не отточенные манеры, а лишь глубину и пышность своего декольте.

И никого из них не смущало, что модный в этом сезоне четвертый размер груди и форма, у всех женщин на приеме был одинаков. Менялись только прически, длина и цвет волос, фасон и ткань платьев. Даже глаза и те были сотворены руками модного и талантливого хирурга Петра Самойленко, словно на конвейере. А ведь попасть к нему было так же тяжело, как к ее отцу, известному ювелиру с отменным вкусом, очередь к которому уже давно исчислялась не количеством заказчиков, а годами.

Отец, Леонид Федорович Козырь, пожилой, но еще крепкий статный мужчина, которого седина не только не превратила в дряхлого старика, а напротив, облагородила: тихо посмеивался, принимая правила игры. А иногда, когда все надоедало, он решительно придумывал новые правила и вводил их безжалостно, наблюдая, как женщины и мужчины покорно идут у него на поводу.

Вот и сейчас, демонстрируя, что попадает в ловко расставленные сети к каждой из присевших возле его ног дам, он исправно заглядывал в охотно подставленные прелести. Александра только мысленно морщилась, но помнила как это важно для ее отца и молчала: здесь так принято.

Ходить на модные сборы в Москве с натуральным цветом волос, было так же не принято. Это дурной тон и верный признак того, что ты не можешь оплатить хорошего стилиста. Не знать кто такой Врубель или Айвазовский не страшно, а вот пропустить пятничный ужин в ресторане Прага, вот это да, самый настоящий грех, который мог сказаться даже на карьере. Но Александре на все это было глубоко плевать, она не считала нужным подчиняться законам теневого мира, в который была вынуждена иногда окунаться и то, по большой просьбе отца, уж ему-то она не могла отказать.

Из-за миниатюрной фигуры, вызывающей в Сашке только чувство стеснения, девушка называла себя карлицей, хотя на самом деле была похожа на фарфоровую куколку. Такие красавицы, ростом метр пятьдесят создаются вручную по заказу для очень богатых людей и их коллекций. Рост Александры не далеко ушел от своих искусственных сестер. Девушке приходилось одеваться в Детском мире и подростковых магазинах, иначе пришлось бы ходить раздетой. В этом был свой плюс: у ее сверстниц точно не было такого же гардероба, как у нее. И хотя финансовые возможности позволяли шить на заказ, Саша не любила тратить деньги на ветер, в свои двадцать два года зная, как тяжело бывает их заработать.

От вынужденной улыбки, которую девушка старательно держала уже около часа, у нее онемело лицо:

- Папа, - позвала она, почти не разжимая губ и легким движением головы отвечая на приветствие очередной трясогузки.

Сегодня был дан первый бал в честь прихода весны, где обязательным условием стал определенный внешний вид: платья и костюмы предыдущих эпох. Дамы, придя в полный восторг, изгалялись, насколько хватало фантазии, и позволял кошелек. Провожая взглядом очередную гостью, Александра вздернула брови, пытаясь вспомнить, в какое время и в какой стране, женщина голубых кровей одевала сильно декольтированное платье со шнуровкой и прозрачными юбками, сквозь которое практически было видно все нижнее белье.

Сама девушка любила элегантную одежду без лишней вычурности. С ее-то ростом и бараньим весом, одевать облегающие короткие юбки и топы с пуш-апом было смешно. Поэтому осознавая, что роскошные формы это не ее сильная сторона, Саша делала ставку на безупречный вкус и умение подчеркивать имеющиеся достоинства, скрывая при этом недостатки. Твой мужчина не должен сомневаться, куда он попал: в дешевое порно или легкую классику и он сможет ли он получить эстетический экстаз от богатого и ироничного содержания.

- Что случилось, дорогая?

- Не хочу жаловаться, но либо я сейчас что-нибудь выпью, чтобы разбавить тошноту от этого террариума, - все так же с улыбкой, но мрачным голосом проговорила Сашка, - либо меня вырвет кому-нибудь в вырез платья. Они так услужливо подставляются, что я боюсь не удержаться от соблазна.

Отец сочувствующе улыбнулся, но успел подмигнуть проходящей мимо красотке, облаченной в странный костюм. Сверху это было довольно строгое платье, а вот низ привлекал внимание полупрозрачной юбкой, что открывала всем желающим вид на пояс верности. Блондинка с кричаще-коралловыми губами, томно улыбнулась, и старательно виляя одновременно всеми частями тела, неспешно отчалила прочь.

- Все так плохо?

- Не знаю, как у тебя еще голова не кружится, они ведь все одинаковые, а у меня в глазах сплошные белые точки.

Отец, внимательно слушавший дочь, вдруг обиделся:

- Не правда! Вон у той брюнетки в красном сарафане колье из моей прошлогодней коллекции, а рядом стоит женщина, смотри, в наряде персидской принцессы, комплект из моих последних работ.

Александре оставалось только вздохнуть: Леонид тоже не вписывался в местный бомонд. Он засматривался не на прекрасных женщин, по крайней мере, все именно таковыми себя и считали, а на украшения, что те носили.

Ее мама, прекрасная женщина во всех отношениях и камни, вот две самые важные и, пожалуй, единственные страсти в его жизни. Местные акулы не желали верить, что после тридцати лет брака, люди могут оставаться любящими и верными друг другу, и изо всех сил пытались подобраться к Леониду Федоровичу, делавшему вид, что не замечает их намеков. Саша всегда была рядом с ним и тихо посмеивалась над безуспешными стараниями девиц.

- Но если тебе и правда, плохо, то лучше отойди на пару минут, освежись, - все-таки смилостивился отец, - только не далеко. Что-то барышни сегодня совсем взбесились, я с ними один не справлюсь.

Александра косо глянула в сторону холостых охотниц за чужим добром и ухмыльнулась, на миг, перестав быть похожей на холодную, надменную королеву: тем хуже для них.

Девушка подобрала тяжелые полы бархатного, темно-вишневого платья, с золотистой вышивкой по подолу и величественно прошла вперед, к центру Бального зала их родового поместья. Суета. Девушка терпеть ее не могла, потому что она мешала сосредотачиваться и думать. И зал она этот тоже не любила, только терпела, потому что этот дом, больше напоминающий замок, строил ее любимый дед, а здесь хочешь, не хочешь, а придется с этим мириться.

Но больше всего раздражали пятиметровые стены, обтянутые золотисто-голубым шелком, как делали в прошлых веках. По периметру зала на самом верху, расположились чудесные маленькие балкончики с ажурными золотыми перилами, их поддерживали величественные колонны, окрашенные под оникс. Единственное, что вызывало у нее чувство гордости, так это стоящий у одной из стен, самый что ни на есть настоящий орган. Девушке, лишенной слуха, безумно нравилось, как он звучит, но только тогда, когда в родительском доме не было никого из посторонних.

Александра быстро прошла мимо танцующих пар и просто развлекающихся гостей, вышла через коридор на задний двор, где пройдя небольшую площадку с фонтаном, можно было попасть в роскошный фруктовый сад. И пусть сейчас еще прохладно, на календаре всего лишь третье марта, девушке был необходим свежий воздух.

Едва она переступила порог дома, как призывно пиликнул телефон, надежно спрятанный под ажурную резинку чулка. Посмотрев по сторонам, не видит ли кто-нибудь ее в таком виде, она задрала платье и, выхватив телефон, тут же открыла пришедшее смс. В него была вложена фотография дорого кольца с россыпью бриллиантов, но такого плохого качества, что девушка оставила без внимания текст сообщения и безжалостно удалила. Александра бралась только за крупные заказы и если клиент не может даже нормально сфотографировать желаемую вещь, то она и подавно не станет тратить свое время.

В обычной жизни успешная студентка-химик, идущая на красный диплом, Александра, устав от всего наносного и фальшивого, иногда бежала в иной мир, который ее отец когда-то попытался приоткрыть, но испугался и, в конце концов, не стал связываться. Но Саша, переняв опыт дедушки, бывший для нее примером, с удовольствием превращалась в изворотливую мошенницу, обожавшую риск и авантюры. И если отец не любил вспоминать, как их предки заработали стартовое состояние, которое он с успехом приумножил, то девушка, в тайне, от отца, не стала искать легких путей и, воспользовавшись известной фамилией в определенных кругах, стала не менее знаменитой воровкой экстра-класса, даже более успешной, чем ее дед и прадед. В рамках обычной морали гордиться тут конечно было не чем, поэтому Александра тщательно оберегала репутацию отца от подобной информации.

Нестандартная внешность, не пугающая, а наоборот притягивающая своим шармом и талант, помноженный на чертовскую удачливость, принесли Сашке славу и хорошие деньги. Прекрасно разбираясь в камнях и ювелирных украшениях, а также предметах старины и зная, как сделать из обычной вещи самый настоящий антиквариат, Александра стала независима еще в очень юном возрасте. Привыкшая к роскоши с самого детства, она знала, как тяжело зарабатываются деньги, но не цеплялась за бумажки, как многие из круга отца, считая, что бог дал, бог взял. Не стремясь копить, потому что много ей было не надо, она работала скорее для получения порции адреналина и удовлетворения собственного эго.

Иногда совесть все же просыпалась, а может это была не совесть, а часть противоречивого характера Александры и она перечисляла колоссальные суммы на благотворительность в больницы и детские дома. Это не было синдромом Робин Гуда, потому что Сашка, походя, могла сесть в автобус и выйти с чьим-нибудь кошельком, а потом просто выкинуть его где-нибудь в людном месте. Так она становилась слепым орудием Колеса Фортуны. Жалеть взрослых людей было не в ее правилах, это дети нуждаются в заботе и средствах, а все остальные равны: что богатые, что бедные. Все одинаково стремятся вцепиться в глотку и оторвать кусок как можно жирней, и она знала, что все это грани одной монеты.

Убрав телефон обратно на законное место, Александра вдохнула полной грудью воздух свободы: что за чудесный вечер, не смотря даже на то, что сейчас нужно поворачиваться и идти обратно.

- Александра? – мягко пропел чей-то грудной женский голос, такой должен принадлежать особе знающей и умеющей командовать мужчинами разных возрастов.

Девушка резко обернулась, сердце почему-то забилось как перепуганная белка, хотя внешне никакой опасности не было, но Саша не спешила расслабляться, чутье ее еще ни разу не подвело. От этой незнакомки, молодой симпатичной блондинки, одной из тех, что сейчас танцуют в Бальном зале, исходила волна ненависти, и это не смотря на внешнее спокойствие и радушную улыбку. Александра никогда не ошибалась в людях и была уверенна, что от этой дамы стоит ждать неприятностей.

- Что вам надо? – Александра произнесла это чуть более резко, чем хотела.

Она не любила когда выдержка начинала подводить ее по пустякам. Блондинка же сделала над собой видимое усилие, чтобы не растерять благожелательную маску на лице и проворковала:

- Ничего особенного. Можно было бы конечно подойти к вашему отцу, но он такой занятой, что к нему не пробиться. А вот вы, думаю, сумеете мне помочь!

Помочь можно, только почему-то очень не хочется, а ноги сами собой разворачиваются в сторону от этой странной женщины. Вглядевшись внимательней, Александра поняла, что ее так удивило в облике собеседницы: она была натуральной, даже не смотря на чересчур откровенное платье. Волосы с чудесным золотистым отливом, такого не добиться никакими современными химическими средствами, тонкие губы, но приятной правильной формы, что не были обезображены уколами. Да и возраст не самый юный, молодая уверенная в себе женщина тридцати пяти-сорока лет, не меньше.

Желание позорно убежать возросло в несколько раз. Глаза незнакомки возбужденно заблестели при виде озадаченного лица ни о чем не подозревающей девушки. Сандра, а именно так звали эту женщину, забавляло то, как подрагивают тонкие крылья красиво вылепленного носа Александры, девушка чувствовала, что что-то не так, но не могла понять причину своей реакции. Прекрасно, если у Саши так хорошо развита чувствительность, а тем более если она так ловка и умна, как о ней говорят, то девушка сможет выжить в другом мире: там, где не смогла внучатая племянница герцога Альбрехта фон Хонштейна. Вернее, где она не захотела жить, потому что существовать, пресмыкаясь перед другими, было не для нее.

- И чем я должна вам помочь? – после непродолжительного молчания, спокойно осведомилась Александра, приказывая себе успокоиться, кончики пальцев уже начали заметно подрагивать.

Сандра широко улыбалась, чтобы показать, насколько она открыта и доброжелательна. Женщина ловко достала из v-образного декольте толстый золотой браслет сложного плетения. В дочери ювелира слабо шевельнулось любопытство: девушка не могла не отметить необычность этого изделия, поскольку раньше ничего подобного не видела.

- Посмотрите на это произведение искусства, как оно вам?

Оно без сомнения притягивало к себе. Как завороженная, Сашка протянула руку, желая дотронуться до демонстрируемого украшения, но незнакомка сама подошла к ней и ловко одела браслет на запястье так, что девушка не сразу поняла, что произошло.

- Я и не сомневалась, что оно вам подойдет лучше, чем мне, - туманно проворковала Сандра, с удовлетворением смотря на то, что сделала.

Саша тут же отпрянула назад, чуть не запутавшись в юбках, и затрясла рукой, не веря собственным глазам: браслет в считанные секунды уменьшился в размере и держался на запястье как влитой. С отчаянно бьющимся сердцем, она поднесла украшение к глазам и отметила, что крошечный замочек с каким-то хитрым механизмом исчез. Как теперь снимать этот диковинный предмет без специализированной посторонней помощи она не знала, отчего и разозлилась на женщину.

Сандра смотрела на хмурую девушку со смешенным чувством удовлетворения от проделанной работы и зависти, что девице удалось сдержаться от желания закатить истерику. Она сама, к примеру, никогда бы не отказалась от подобной возможности. Не было ни визга, ни ругани, ни требований, чтобы Сандра немедленно что-то сделала, чтобы помочь ей. Саша просто опустила руку, держа ее чуть в стороне от тела, и смерила родственницу герцога задумчивым, изучающим взглядом.

Сандре едва ли не впервые в жизни вдруг стало неуютно, если не сказать страшно, хотя на первый взгляд комплекция Александры не внушала опасений. Была во взгляде девушки какая-то необъяснимая сила, которая заставила Сандру напрячься и подумать о том, что неплохо было бы уйти отсюда прямо сейчас. Выгнув тщательно подведенную бровь, Александра потрясла перед незнакомкой рукой с браслетом и спокойно поинтересовалась:

- Это какая-то нано технология? Вы поэтому хотели показать мне эту вещицу, не дождавшись отца? Наверно, вы сделали правильно, что начали с меня, отец не любит искусственные материалы, считает, что это убивает всю индивидуальность и суть искусства. Но я сама не занимаюсь оценкой, хотя ваш экземпляр мне понравился.

Разозлившись на себя за излишнюю мнительность, но все равно отступая от девушки на пару шагов, Сандра натужно рассмеялась:



- О нет, хотя я давно мечтала познакомиться с вашим отцом, благо его имя известно даже в тех местах, откуда я родом, но именно вы мне и нужны.

Александра не смогла оттянуть браслет от кожи. Его нельзя было даже перевернуть, так плотно он прилегал к запястью и, будучи весьма хрупким на вид, на самом деле отличался исключительной прочностью. А в центре в плюс к оригинальному плетению, красовался овальный черный камень не понятного происхождения. Девушка даже засомневалась, смогут ли тут помочь специальные щипцы.

- Я вам уже сказала, что не занимаюсь подобными делами. Снимите, наконец, ваше украшение и разойдемся, я спешу к отцу.

Саша протянула странной женщине свою руку, но та все с той же тонкой улыбкой оттолкнула ее от себя:

- Даже если бы захотела, то не могу. Дело в том, что это родовой браслет служения, который передается в моей семье из поколения в поколение по достижению определенного возраста или обстоятельств. Но иногда, достаточно редко, он сам выбирает себе хозяина, в вашем случае хозяйку. И пока вы живы, снять эту вещицу никак нельзя. Это просто невероятно, но он, наконец, нашел мне замену и смею надеяться что достойную, так что я свободна!

Александра запоздало поняла, что умудрилась вляпаться во что-то очень скверное, но пока плохо представляла себе истинный масштаб происходящего:

- Вы сумасшедшая? – холодно поинтересовалась она, - вы сейчас же говорите мне, как ЭТО снять, а потом мы идем к охране, и вас сюда больше никто не пропустит. Если только со справкой, из психдиспансера, а то вдруг вы еще и заразны?

Сандра улыбнулась еще шире:

- Шутница? Это хорошо, его светлость Альбрехт таких любит. Ему бедняжке скучно, с ним всегда соглашаются, все его окружение состоит только из лизоблюдов, что бояться ему хоть одно слово сказать против, ничтожества. Так что может быть, он тебя еще и пожалеет.

- Альбрехт - это ваш психиатр? – мрачно осведомилась Сашка и отстраненно подумала, а не стукнуть ли эту сумасшедшую чем-нибудь тяжелым, а то кто знает, вдруг она буйная, с ней же потом не справишься.

- Нет, моя милая, - как-то грустно ответила женщина, нервно поправляя волосы, - это глава старшего рода, он еще недавно был моим господином, но теперь, когда браслет на тебе, его собственностью стала именно ты. Так что тебе стоило быть вежливей и расспросить меня о чем-нибудь, пока у нас есть пара минут, а потом я активирую Переход и уже ничем не смогу тебе помочь.

Александре было не выносимо слушать подобный бред, ей казалось, что на ее территорию проникла какая-то зараза и если не предпринять решительных действий, под опасным влиянием окажутся все. А к своей территории, памятуя наставления любимого дедушки, она относилась очень ревностно и готова была пойти на все, чтобы защитить свои владения.

Сашка решила отбросить все приличия и вцепилась несговорчивой женщине в ворот платья. Сандра, не то, что не ожидала ничего подобного, но и за всю жизнь ни разу не видела такого обращения. Она лишь тихо охнула, когда хрупкая на вид девушка с силой притянула женщину к себе и отчеканила:

- Вы в своих фантазиях зашли слишком далеко и забыли, что без спроса пришли в мой дом, а потом так же, не спросив, одели на меня свою безделушку и еще смеете угрожать? Либо вы снимаете браслет, либо мы с вами будем разговаривать совсем в другом тоне и уверяю, вам он не понравится!

Ноги Сандры подкосились, от ужаса она не смогла сразу достойно ответить наглой выскочке без малейшей примеси благородной крови. Александра крепко держала обидчицу и, судя по сосредоточенному выражению лица, отпускать не собиралась. Уж насколько герцог Альбрехт был страшен в гневе и то, он не позволял себе опускаться до прямых угроз, предпочитая скрывать свой яд за медовой сладостью. Но сейчас, оказавшись в столь щекотливом положении, Сандра не знала, кого боялась больше – бывшего хозяина, делавшего все, чтобы защитить корону и не гнушавшийся никаких методов, или эту девицу, у которой дела со словами никогда не расходились.

Сандра долго наблюдала за Александрой, однажды услышав, как про нее говорят ее знакомые и месяц назад, собрав достаточно информации о ней, решила, что эта девушка именно та, кто сможет заменить ее в другом мире. А сегодня, собираясь, наконец, встретиться с ней вживую и объяснить всю суть предложения, и подумать не могла, что весь разговор сведется к угрозам. А ведь Сандра простодушно хотела предупредить девушку об опасностях своего мира и дать ценные наставления. Правда сейчас она немного поменяла свои цели: она хотела только одного, наказать нахалку за то, что так посмела так с ней обращаться.

Сандра, наконец, очнулась, оскорбленно взвизгнула и попыталась влепить девице пощечину, но получилось только отмахнуться от нее, и если бы Саша не поддержала женщину, та бы упала, споткнувшись о ступеньку.

- Я так понимаю, помогать снять мне эту вещь ты не собираешься? Ну, ничего, я и сама справлюсь, а вот ты шла бы из моего дома!

Александра подхватила многочисленные юбки своего платья и уверенно двинулась на незнакомку. Сандра была аристократкой с очень богатой родословной и всех их с детства учили не только соблюдать хладнокровие в любой ситуации, но и уметь постоять за себя, живя интересами герцогов Хонштейнов, готовых положить свои головы во благо государства. И только благодаря вбитым с детства навыкам, женщина сумела справиться с паникой, и ловко ухватив дочь ювелира, нажала на камень, впаянный в браслет.

С триумфом глядя на замелькавшую фигуру ничего не понимающей Александры, которая затем вовсе исчезла, внучатая племянница герцога прижалась лбом к спасительно-прохладной колонне.

- Ну что ж, Альбрехт, вот я и выполнила свою часть договора…

И заодно отомстила беспринципному мерзавцу, считавшимся ее родственником. Она долго искала девушку, которую сложно будет смутить, застать врасплох и тем паче манипулировать ею. Другими словами делала все, чтобы усложнить жизнь герцогу.

- Ну, ничего, - довольно ухмыльнулась Сандра, открывая глаза и счастливо глядя в звездное небо, - эту девушку тебе так просто сломать не получиться. Ах, как бы я хотела посмотреть на твои страдания, Альбрехт, как бы я хотела…

Глава 2

ГЛАВА ВТОРАЯ.

Страх – странная штука. При первом взгляде на Сандру испуг только осторожно поскреб по сердцу и тут же испарился. Сейчас же он сковал в ледяной плен все нутро Александры, и как только она не старалась сейчас справиться с ним, у нее ничего не получалось. Ей казалось, что она парит как птица в черной пустоте, откуда нет возврата. Девушка ничего не видела, только изредка мелькали ослепительные вспышки яркого белого света. Потом резко пропал звук, Сашка перестала ощущать полет и начала стремительно падать куда-то вниз и когда поняла это, пронзительно закричала. Единственное, чего Александра действительно боялась в жизни, так это летать. Одна мысль о предстоящей встрече с самолетом нагоняла на девушку дикую тоску, а здесь и подавно не было страховки в виде парашюта.

Полет прекратился так же резко, как и начался. Приземлившись со всего размаха на что-то мягкое, она почувствовала, что сверху на нее тотчас навалилась целая кипа каких-то тканей. Плохо соображая, что происходит и где она находится, Сашка отчаянно завозилась, пытаясь выбраться наружу. Ее несказанно обрадовал тот факт, что она наконец-то снова все чувствует, правда пока не видит, но ничего, сейчас она и это поправит.

Устав бороться с вещами, оказавшимися легкими пледами и чьей-то одеждой, девушка на последнем издыхании прошипела:

- Да сколько можно-то!..

Наконец, последняя вещь была отброшена и, выбравшись из-под одеяла, Сашка с недоумением уставилась на женскую деталь нижнего белья, почему-то оказавшуюся у нее в руках. Взяв тоненькую шелковую ткань двумя пальцами обеих рук, девушка расправила нечто среднее между трусиками и панталонами и задумчиво огляделась. Александра сидела в огромной кровати, каркас которой был вырезан из костей крупных животных. Все было бы прекрасно, если бы она знала, куда именно ее занесло, потому что ни в доме ее отца, ни в ее квартире на Новом Арбате не было ничего подобного.

Решив разобраться в сложившейся ситуации и не паниковать раньше времени, Сашка отбросила вещичку из интимного гардероба в сторону, отметив про себя, что вокруг нее этого добра валяется слишком много и приблизилась к висевшему над кроватью балдахину. Он был вышит из темно-красной плотной парчи, так что творилось снаружи, она не видела, пока не решилась раздвинуть тяжелую ткань. А после этого, вгляделась в творившееся в комнате безобразие, и с едва слышным писком задернув все обратно, отодвинулась от края кровати.

- Вот это я называю прямым попаданием!

Там, самозабвенно занимаясь сексом прямо на столе, развалилась хрупкая пышногрудая брюнетка. Она страстно прижимала к себе мужчину атлетического телосложения и время от времени, чтобы показать ему какой он прекрасный любовник, после очередного фальшивого стона аккуратно впивалась алыми коготками в его сильные руки. В такой ситуации вылезать и спрашивать, где она находится, девушке показалось не совсем уместным.

- Ах, Бутончик, еще, не останавливайся!

От слащавого голоска темноволосой барышни Сашку чуть не стошнило, а когда до нее дошло, как именно она обозвала своего любовника, девушку разобрал смех, с которым она едва сумела справиться до того, как быть услышанной. Наплевав на то, что подглядывать, не совсем прилично, ей захотелось узнать, почему брюнетка употребила именно это слово.

Чуть отодвинув край балдахина, она осторожно высунула нос наружу, но разглядеть что-то в подробностях было не возможно, кроме одного: мужчина поднял девушку, развернул ее так, чтобы она легла на круглый стол животом, после чего намотал длинные взлохмаченные волосы на кулак и пристроился сзади. Перед Сашкой открылся будоражащий вид на подтянутые ягодицы, о которые в такт движениям бился кончик толстой косы мужчины. Девушка даже рот приоткрыла от удивления: такого льняного оттенка, а тем более такой длины она ни у кого из мужчин еще не видела. Забывшись, Александра осторожно вылезла из своего укрытия и, держась на руках, чуть приблизилась к любовникам. Как любительницу всего красивого и необычного, ее очень заинтересовала небольшая золотистая татуировка на пояснице мужчины, что плавно переходила на левую ягодицу.

- Бутончик, ты сегодня великолепен!

- Видимо бутончик наконец-то распустился, - ехидно прокомментировала Александра и испуганно замерла: увлекшись разглядыванием странной татуировки, она совсем забыла, что была не одна.

Мужчина замер на излете движения, не доделав свое дело до конца, и только сейчас девушка поняла, что большую часть стен в богато обставленной спальне в романском стиле, занимали зеркала. Именно туда любовник брюнетки сейчас и всматривался, напряженно сведя брови в одну линию. Их глаза встретились: его, прозрачные светло-зеленые, словно выцветшие и ее бархатные, орехового оттенка с россыпью золотых искорок. Чувствуя себя невероятно глупо, Саша быстро вернулась в исходное положение, с неудовольствием отметив, что мужчина не просто привлекателен, а красив какой-то неземной, жестокой красотой, которая скорее способна вынести карающий приговор, чем согреть. Такой тип ей никогда не нравился, она почему-то внутренне боялась его.

Альбрехт не мигая, спокойно рассматривал странную гостью, которая неуверенно замерла в ворохе одежд Эсси, его нынешней фаворитки. Кто-то из королевских прихвостней решил выставить его на посмешище или разыграть, прислав этого ребенка? Присмотревшись внимательней, мужчина вынужден был признать, что немного ошибся: девочка, несомненно, очень молода, но далеко не ребенок, хоть по комплекции не ушла от субтильных девиц лет тринадцати.

Видя, что никто не бросается с оружием, отмерла Эсси и, подняв от столешницы голову, с любопытством уставилась на Александру. Высмотрев, что в их уединенное гнездышко проникли не враги, а какая-то наглая девица и теперь пожирает взглядом ее любимого, она пришла в самое настоящее бешенство. Застучав кулачками и надеясь, что в таком виде выглядит привлекательно, Эсса завизжала:

- Бутончик, почему в нашей постели женщина?!

«Бутончик» наконец сообразил отпустить пышную грудь фаворитки, наклонится и, подобрав с пола какую-то розовую тряпку, обернул ее вокруг своих бедер. Мужчина все это проделал, не отводя взгляда от лица побледневшей Александры, которая возненавидела его с первой же секунды.

- Бутончик!

Поморщившись от неприятного голоса фаворитки, Сашка спешно выбралась из постели. Что-то ей подсказывало, что сейчас самое мудрое решение, это оказаться отсюда как можно дальше и чем быстрее, тем лучше.

- Барышня, не стоит так кричать, я всего лишь потеряла сережку, но уже нашла, не волнуйтесь!

Александра показала отцовский подарок, прекрасный экземпляр длинной серьги с бриллиантами и крупными сапфирами, но Эсси завизжала еще сильнее и как будто бы трагичнее. Сообразив, что это прозвучало двусмысленно, потому что женщина обычно теряет украшения в чужих постелях только в одном конкретном случае и выдохнула. Сделав вид, что она ничего не видит и никуда не смотрит, девушка прикрыла ладонью глаза и широкими размашистыми шагами направилась к двери, к счастью, она находилась не так далеко, всего в пятнадцати шагах.

- Милый!

Услышав новое обращение, Сашка усмехнулась и уверенно проговорила:

- Спокойно! Продолжайте в том же духе, я уже ухожу!

Но не тут-то было, девушку неожиданно догнал уверенный голос:

- Вообще-то я вам уходить не разрешал. Вы кто такая и что здесь делаете? Вас Андре прислал? - спокойно проговорил мужчина и сама того не желая, девушка послушалась.

Была в его голосе какая-то повелительная нотка, пойти против которой было очень сложно. Он сделал попытку развернуться и подойти к ней, но тут Александра очнулась и увидела притороченные к изголовью кровати ножны и богато украшенную рукоять меча. Девушка понятия не имела, где она оказалась и как, но ведь об этом можно подумать и на досуге, а спасать свою шкуру необходимо было здесь и сейчас. А у кого в руках оружие, пусть даже такое специфическое, тот и прав. Поэтому Саша быстро выхватила меч и направила его в сторону любовников, после чего неспешно подошла на достаточное расстояние, чтобы если что можно было атаковать первой и защитить себя от неожиданностей: вдруг блондину захочется поиграть в героев и он попытается забрать у нее оружие.

- Слушайте, я понятия не имею, кто такой Андре и как я здесь оказалась, - чистосердечно призналась Александра, - и вас совершенно не знаю и самое главное, знать не хочу. Поэтому я сейчас спокойно выйду из спальни, и мы забудем это недоразумение, идет?

Блондин криво усмехнулся, казалось, его совершенно не пугает наличие у девушки оружия, а скорее наоборот, забавляет:

- Ну, выйдешь ты из моей спальни, а что дальше? В замке полно гвардейцев, тебя поймают быстрее, чем ты спустишься на этаж ниже. А про то, чтобы дойти до ворот, вообще можешь не мечтать.

- Замок? – непроизвольно вырвалось у Саши, но она тут же прикусила язык: о ее проблемах никому знать не обязательно, - и мы не знакомы, чтобы переходить на «ты».

Улыбка мужчины стала еще шире, он чуть прищурил глаза, внимательно следя за девушкой. Он старался, но никак не мог определить по ее лицу, из каких она земель. Судя по роскошному, пусть и слегка помятому платью, она явно из богатой аристократической семьи, вся тонкая, нервная, изящная, форма пальцев рук и ногтей настолько изумительны, словно их творил какой-то искусный ювелир. Лицо с узким подбородком и высоко очерченными скулами не могло похвастаться идеально правильными чертами, но в нем чувствовалась определенная порода.

Девушка не была совершенной красавицей, коих он видит каждый день. Но яркие, беспокойные глаза незнакомки сразу приковали к себе взгляд: они горели, звали окунуться в свой безумный мир, а потом резко бросали в холод, когда девица пыталась изобразить равнодушие. Но самое главное, он поверил этим глазам сразу и безоговорочно. Альбрехт не запомнил, как она выглядит, мельком окинув взглядом ее фигуру, но от глаз оторваться уже не мог.

- Так давайте познакомимся, - любезно предложил герцог, ничуть не смущаясь своей наготы.

Альбрехт фон Хонштейн в принципе ничего уже не смущался, за свою жизнь он побывал в разных ситуациях. А вот Эсса, заметив явный интерес своего господина к пришлой девке, наконец, соизволила приподняться со стола, и развернутся к ней. Женщина с кошачьей грацией демонстративно выгнулась, чтобы все видели ее совершенное тело и ревниво бросила:

- Господин, как бы можете расходовать свое время на какую-то бродяжку? Наверняка это воровка, которая забралась сюда, чтобы что-то стащить!



- Пять баллов на сообразительность, - ничуть не обидевшись, тут же ответила Александра, но Альбрехт ее перебил, сказав своей протеже только одно короткое слово:

- Заткнись.

Эсса часто-часто заморгала, пытаясь нагнать слезу, но к ней уже потеряли всякий интерес. А какой толк плакать, если на тебя уже никто не смотрит? Только макияж портить. Саша же устала держать меч, он был намного более тяжелым, чем ей показалось на первый взгляд и, помогая себе второй рукой, отрицательно качнула головой:

- Можете считать меня старомодной, но знакомиться в спальне с мужчиной, тем более не одетым, я считаю не приличным.

Выразительно взглянув на кровать, Альбрехт хмыкнул:

- А подсматривать, значит, можно? Но вообще, я могу одеться.

Если позволить им одеться, то, как только Саша выйдет за дверь, они сразу же позовут охрану и тогда она точно отсюда никуда не денется. А ей нужно было время, чтобы подумать о том, что же произошло и как действовать дальше. От справедливого замечания в свой адрес, Александра покрылась легким румянцем, но желая признавать собственное поражение, она лишь неопределенно дернула кончиком меча:

- Было бы, на что тут смотреть, а так вы мне еще заплатить должны. А одеться вы в ближайшие полчаса точно не сможете.

Девушка зря прошлась по мужской гордости, она и сама об этом подумала, но сказанных слов не вернешь, а Альбрехт, услышав подобный комментарий, заскрипел зубами. И без того холодные глаза превратились в два куска льда, но тщательно следя за собственным тоном, он проронил:

- Почему же?

Вместо ответа, чтобы обойти скользкую тему, Александра косо взглянула на Эссу и приказала:

- Собери все вещи и выкинь с балкона.

Пусть немного времени, но Сашка выиграет. Только вот фаворитка герцога не спешила выполнять приказание, прижимаясь к хозяину. Тот, без эмоций смотрел на Александру, и не делал не малейших попыток хоть как-то ей помешать. Но ей все равно казалось, что он давно определил приговор и если она ему попадется, то ей несдобровать. Поэтому надо как можно быстрее свалить из этого странного дома, каким бы замком он его не называл. Пусть хоть он отстроил самый настоящий дворец, ей все равно.

Скорее всего в момент драки Александра ударилась обо что-то головой, а та странная женщина, одевшая ей на руку браслет, мстя за обиду, отвезла в дом к какому-нибудь новому русскому, обожавшему подобную кричаще богатую обстановку и уехала, оставив ее разбираться со всем этим. Ничего, она и не из таких передряг выбиралась. Демонстрируя полную готовность действовать более решительно, Александра рявкнула:

- Я сказала живо!

Альбрехт снова никак на это не отреагировал и Эсса решилась. Быстро собрала вещи любовника, свое платье и все принадлежности к нему, при этом, не забывая активно вилять обнаженными бедрами, и подошла к огромным, метра на четыре, окнам, куда-то нажала, и один проем сам по себе отъехал в сторону. Про балкон Сашка сказала наобум, даже не зная, открываются ли здесь окна или нет, но на этот раз ей повезло.

- Возьми простыни и привяжи его к кровати, - чуть подумав, снова приказала Александра.

Вязать девушку она не видела смысла, с ней можно обойтись и без этих фокусов, эта нервная красотка и так не высунет свой нос из покоев даже под страхом смерти. Стыдно будет. Хотя, береженого, бог бережет…

Саша смерила ее придирчивым взглядом: нет, при таких развратных движениях ей даже за радость будет пробежаться за помощью, ну да ничего, она сама ее привяжет.

- Вы по-прежнему не желаете знакомиться? Мне кажется уже пора, и кстати, я в восторге от вашей фантазии, хотелось бы опробовать ее в деле, – со смешком отозвался Альбрехт, добровольно подойдя к кровати и положив руки на длинную перекладину.

Мужчина в один прекрасный момент разглядел браслет подчинения, принадлежавшей сбежавшей год назад родственнице, когда он хотел призвать ее на службу, и сразу все понял. Сандра, перед тем как исчезнуть, оставила ему письмо с извинениями и клятвенным обещанием, что найдет себе более достойную замену, чем она сама. Конечно, он тогда не поверил в искренность слов племянницы и послал несколько особо одаренных следопытов найти Сандру, но те, оббежав все возможные места, куда бы она могла залечь, понял, что женщина сбежала в какой-то другой мир. Не желая оставлять все как есть, он с помощью известных магов и алхимиков, высчитал, в какой именно мир она могла уйти, и послал туда двоих помощников, чтобы они нашли ее и, обрив наголо, а именно так следует поступать с предателями женского пола, притащили ее ко двору.

И сейчас, плотоядно глядя на Александру, оценивая ее со всех ракурсов, он был вынужден признать, что ее фактура гораздо лучше вписывается в его план, чем Сандра. Пожалуй стоит отозвать следопытов, пока они в правду ее не нашли. Выбирая между двумя, Альбрехт останавливается именно на Сашке, тем более, что браслет уже плотно сидел на руке девушки, и куда бы она не делась, он сможет всюду отыскать ее. А пока пусть побегает, ему интересно, насколько далеко она сможет уйти. Ему совсем не нужна глупая пугливая наседка типа Сандры, для его плана это был бы губительный персонаж.

- Вы не поверите, но я сейчас не хочу даже больше, чем вначале, - горячо заверила его Саша, стоило Эссе привязать его к столбу трясущимися руками.

- Подумай еще раз, прежде чем уйти, - тихо произнес герцог, застыв со связанными руками и ногами, но не чувствуя себя при этом хоть сколь-нибудь беспомощным.

Будучи наполовину эльфом, он обладал огромной силой и если его стальные оковы не могут остановить, то, что уж говорить о нескольких тряпках. Предвкушая интересную погоню за девушкой, которая даже не подозревает, что она изначально находится в ловушке, Альбрехт не скрывал улыбки. Александра пропустила предупреждение мимо ушей, ее сейчас занимало совсем другое: как можно выйти отсюда и что делать дальше. Девушка надеялась, что если ее и увезли из Москвы, то недалеко. Поманив Эссу пальцем и видя, что та категорически не хочет к ней приближаться, Александра добавила в голос металла:

- Подойди ко мне по-хорошему.

Постоянно оглядываясь на своего господина, юная фаворитка подошла ближе. Саша легонько толкнула девушку по направлению к стулу, та не удержавшись на ногах и упала прямо туда. Нарезав с помощью меча из простыни еще несколько полосок вместо веревок, девушка быстро связала Эссу и прикрыла ее сверху каким-то покрывалом, что валялся под ногами.

Отряхнувшись и полюбовавшись на дело рук своих, Александра вдруг заметила интересные серьги в форме удлиненных красных капель в ушах девицы. Внутри тут же загорелся огонек вожделения, она никогда не видела такого необычного дизайна, а сама огранка камня ей показалась незнакомой. Руки сами потянулись к украшению и в два счета сняли с ушей жертвы.

Через мгновение опомнившись, Эсса возмущенно закричала:

- Да как ты смеешь трогать меня! Верни на место, тебя только за моего господина повесят, а за эти серьги еще и четвертуют, я сама лично буду присутствовать на этом процессе! Они стоят целое состояние!

- Состояние говоришь? – Александра задумчиво взялась за золотое основание, искусно выполненное в виде цветоложа, и приподняла изделие на уровне глаз.

Конечно, жаль, что сейчас у нее не было под рукой специального оборудования, но для первичной оценки можно было обойтись и без него. А потом она окажется у себя дома и проверит камень более детально.

- Великолепно, - не веря своим глазам, прошептала Саша.

Девушка уже не жалела, что оказалась здесь, пусть и в такой малопривлекательной компании:

- Это же биксбит.

Ее удивление было понятно, потому биксбит – это редчайший красный берилл, вес которого редко превышал более двух-трех карат. В мире было известно всего несколько камней, свыше этого веса и, глядя сейчас на украшение Эссы, она не могла понять, откуда у нее такое сокровище.

- Ограненных биксбитов в мире не более трех с половиной тысяч и все они достаточно небольших размеров и давно распределены по сокровищницам богачей. Откуда он у вас?

Видя пораженное лицо нахалки, что смела залезть в постель ее любовника, Эсса презрительно скривилась:

- Откуда тебе знать, что это, плебейка. Небось, прислуживаешь в чьем-то господском доме и частенько подслушиваешь?

Александра не сводила сияющего взгляда уже со своего сокровища и простодушно ответила:

- Да нет, читала.

Фаворитка едва не упала в обморок, услышав это, но прикусила язык: здесь не принято читать. Этим занимаются только ученые, писари в секретариатах господ и маги. Девица не представилась, всячески отказывалась говорить кто она, а что если и правда, ведьма? Такая проклянет и глазом не моргнет, а сильных магов мало, на пересчет, вдруг Эссе после этой девки никто не сможет помочь. Подумав об этом, девушка решила вести себя как можно более незаметно.

Услышав о том, что Александра умеет читать, Альбрехт пришел в полный восторг, все складывалось как нельзя лучше, он даже и мечтать не мог о таком подарке. Сандру он едва-едва сумел научить читать по буквам и то, она быстро все забывала, а писала так, что разобраться в ее закорючках было невозможно. Неужели и здесь стопроцентное попадание?

Почувствовав, что за ней наблюдают, Александра резко обернулась, наткнулась на взгляд полный умиления и, не поняв, что могло вдруг так резко измениться, пробормотала:

- Я заберу это как плату за доставленные мне не удобства. Передайте вашей сумасшедшей, что привезла меня сюда: я обязательно ее найду, и камнями она не отделается.

Подумав, Саша быстро убрала серьги в корсаж платья и осторожно попрыгала, а то вдруг они вываляться в самый не подходящий момент. Проходя мимо мужчины, с покорным видом замершего у перекладины, Александра сама не зная зачем, хлопнула блондина чуть пониже спины и шепнула ему на ухо:

- Прости за прямоту, ты конечно не красавец, но вот нижняя часть тела у тебя просто выше всяких похвал.

Выдав это, девушка припустила из комнаты что есть духу. Альбрехт постоял немного, переваривая полученную информацию и рассмеялся: эта девушка его клад, среди своих фавориток или просто приближенных ко двору короля, такую он не найдет. Мужчина слегка пошевелил пальцами, проверяя, не затекли ли руки и спокойно разорвал хлипкие тряпочки, казавшиеся Александре надежными путами. Влюбленно глядя на любовника, Эсса прошептала:

- Ваша светлость, почему вы не сделали этого раньше, а дали этой мерзавке уйти? Видя, что вы не сопротивляетесь, я молчала, это было правильно?

Поведя плечами, герцог танцующей походкой приблизился к девушке и присел возле ее ног. Думая, что сейчас он набросится на нее и сделает то, что планировал, пока не вмешалась эта пигалица, едва достававшая ей до подбородка, Эсса взволнованно прикусила полные вишневые губы. Темные глаза заволокло предвкушением наслаждения, но то, что произошло дальше, напугало ее так, что у девушки отказали ноги.

Альбрехт, смотря на любовницу, кстати, уже бывшую, как на обычного клопа, вдруг протянул руку, но не для того, чтобы похлопать по щеке, как делал это раньше, а сжал тонкое горло с покорно бьющейся голубой жилкой. Глаза фаворитки пораженно расширились, она боялась издать хотя бы звук, чтобы не вызвать этим у своего господина малейшее неудовольствие:

- Я, кажется, велел тебе заткнуться?

Эсса взглядом дала понять, что услышала и больше не скажет ни слова, пока его светлость что-то у нее не спросит. Альбрехт раздумывал, нажать ли немного посильнее и избавиться от нее или не заморачиваться, не хотелось портить прекрасное настроение, которое подарила ему та маленькая девушка. Он вспомнил, как она, проходя мимо, хлопнула его по ягодице, и скрипнул зубами. Первое, что он сделает, когда ему надоест, что она блуждает по его замку, то это научит манерам. С ним его люди должны быть учтивы и покорны.

Глава 3

ГЛАВА ТРЕТЬЯ.

Не помня себя от избытка пережитых эмоций, Александра едва выбежав из спальни от того странного мужчины, замерла посреди огромного безлюдного коридора. Стены были выложены из каменных плит разных размеров и ничем не заделаны, что резко контрастировало с предыдущей уютной комнатой. Мрачную суровость лишь немного разбавляли повсеместно висящие картины и гобелены, да темно-красный ковер, зовущий за собой куда-то вдаль. Боясь встретить кого-то из персонала, кто убирал этот, судя по всему огромный дом или хуже того, представителя охраны, Сашка тут же сняла каблуки и, прижимаясь к стене, крадясь на кошачий манер, неслышно двинулась вперед. Куда именно идти, девушка, конечно же, не знала, поэтому полностью доверилась своему чутью. Вскоре галерея закончилась, впереди, через пару арок она увидела сквозные порталы и ведомая светом из окон, резко сменила направление движения. Ей хотелось посмотреть, что там снаружи, чтобыхотя бы примерно понять, где она сейчас находится. Хотя если вспомнить внешний вид этих хором, можно было даже не думать о чем-то позитивном. Мужчина с таким цветом и длиной волос, в приличное место точно не уедет. Дай бог, чтобы это была хотя бы московская область!

Саша вдруг вспомнила, что под специальной резинкой на чулке она всегда носила с собой телефон, если конечно собиралась надевать платье. Это было очень удобно, он всегда под рукой, даже если что-то пойдет не так: кто будет обыскивать девушку в таком месте. Молча ликуя и называя себя предусмотрительной умницей, она сунула руку под юбку и, нащупав вожделенный кусок пластика, выдохнула: на месте! Какое счастье, что идиоты, которые привезли сюда ее бессознательное тело, не догадались об этом тайнике.

Поднеся экран к глазам, девушка моментально оборвала все радостные эмоции по поводу своей находки: сеть не ловила. Какой толк от телефона, если она даже позвонить никуда не может? Присмотревшись ко времени внимательней, она потрясла аппаратом, но он упорно продолжал показывать те же цифры, что и до этого: десять часов утра тысяча сто пятого года. Можно было бы списать это на сбой программы, мало ли что там случилось с прошивкой телефона, но ведь в самой системе никогда не было подобной даты.

Закусив губу, девушка полезла в настройки, но как ни старалась, дальше тысяча девятисотого года так заглянуть и не смогла. Где-то впереди некстати послышалось торопливое шарканье сапог с железными набойками. Оглядевшись в поисках места для отступления, Сашка приметила рядом с собой какую-то небольшую дверцу с ржавыми петлями и юркнула туда: в небольшой комнате, где хранилось белье и чистая одежда местных служащих, тут же зажегся свет. Задрав голову и не увидев привычного светильника, девушка растерянно замерла, неприлично открыв рот: под самым потолком висел круглый переливающийся шар. Он жил своей жизнью, то увеличивался сам по себе, то уменьшался и постоянно вращался, чем-то смахивая на компьютерную голограмму.

Мимо временного убежища Александры промчалась обеспокоенная пара молодых людей:

- Валлар сказал, что его светлость вызывает его к себе и приказал нескольким группам гвардейцев собраться возле его спальни.

Это бы сказано таким испуганным тоном, словно вот-вот должна была начаться самая настоящая война. Даже Александра, не обладающая излишней впечатлительностью, прониклась торжественностью момента и непроизвольно вытянулась в струнку.

- Значит и правда случилось что-то серьезное, Альбрехт никогда не собирает солдат просто так, - с грустной обреченностью резюмировал его оппонент и шаги, наконец, стихли.

Девушке показалось, что она ослышалась. Альбрехт – именно так испуганно называла какого-то мужчину та сумасшедшая блондинка, впадая от одного упоминания этого имени в плохо контролируемое истеричное состояние. Что если этот человек действительно так опасен, и отсюда надо бежать как можно скорее?

Вспомнив, с каким удовольствием она шлепнула его по подтянутой ягодице и еще сказала напоследок, что задница у него хороша в отличие от всего остального, Сашка зажмурилась: что вообще на нее нашло в тот момент? Конечно же, он вызвал охрану, которая теперь в спешном порядке начнет искать мерзавку, позволившую вольности в отношении его персоны. Возникает только один вопрос: что они будут делать, если найдут ее? Ответ очевиден: для Александры в этом не было ничего хорошего.

Девушка с усилием подавила в себе желание заметаться по комнате и, взглянув на вещи прислуги, принялась в спешном порядке подбирать себе одежду. Вдруг ей повезет, и она сумеет сойти за свою, хотя бы на небольшой отрезок времени, а дальше видно будет.

Пока Саша перебирала все возможные размеры платьев, которые нашла на полках, в спальню к герцогу фон Хонштейну степенной походкой, не потрудившись постучаться, вошел высокий мужчина лет тридцати на вид. Темно-коричневый удлиненный камзол с блестящими бляхами на вороте и манжетах, шли ему гораздо больше обычной одежды. Было все-таки что-то такое в военной форме, что делало даже из безусого юнца уверенного в себе мужчину.

Альбрехт, давно отправивший опостылевшую любовницу к себе, сидел за широким письменным столом и что-то старательно выводил на бумаге. Он не стал тратить время и облачаться во что-то более достойное своему статусу, просто обернул вокруг себя простыню и принялся за срочные дела.

Вошедший, молодой граф Валлар фон Тибериас, был лучшим другом Альбрехта. Он замер на пороге с удивлением и восторгом рассматривая разбросанные по комнате вещи, некоторые из которых были безнадежно сломаны или порваны. Стол оказался перевернутым, а оторванная ножка валялась в нескольких метрах, один из трех стульев вообще разлетелся в щепки, постельное белье частично было разорванно и валялось прямо при входе, а частично висело как флаг на ветвистой люстре. Горный хрусталь, красиво выгравированный в форме капель, остался на ней лишь местами, основная часть валялась под ногами и осколки неприятно хрустели при малейшем движении стоп.

Миндалевидные глаза графа, теплого шоколадного оттенка, при виде такого беспорядка изумленно расширились. На смуглом лице с безупречно правильными благородными чертами и прямым носом, это смотрелось несколько экзотично. Этот мужчина не привык удивляться, ему больше шло выражение спокойной иронии, лишь изредка менявшееся на искреннюю улыбку. Тонкие губы чуть дрогнули, а затем непроизвольно изогнулись в многозначительной усмешке:

- Глазам своим не верю: у твоей прелестницы Эссы появился темперамент?

Герцог, слышавший, что кто-то вошел в его покои без стука, даже бровью не повел в сторону друга:

- Он у нее всегда был, если ты не помнишь. Но это сделала не она, а совсем другая женщина: она появилась здесь как вихрь и так же неожиданно исчезла. Кроме глаз и всклокоченных светлых волос у меня в памяти ничего не отложилось.

Валлар дернул плечом и принялся не торопливо прохаживаться по комнате, с любопытством рассматривая царивший вокруг беспорядок. Черные, отполированные до блеска сапоги, сходившиеся у щиколоток в гармошку, со смаком наступили в женские панталоны. В Эссе все было прекрасно, и происхождение, и богатые имения отца, и налитое сочное тело с очаровательным кукольным личиком, но вот вкуса у нее не было и это ставило крест на благополучной жизни девушки в роли супруги одного из них.

Услышав комментарий друга по поводу любовницы, граф с возмущением фыркнул:

- Это у Эссминды темперамент? Брат мой, мы сейчас точно говорим об одной и той же женщине? Не смеши меня, я изучил эту малышку вдоль и поперек, не вовремя попав на крючок своей любознательности. Как-то наслушался восторженных поэм от барона Дерота, который ухаживал за ней с самого раннего возраста и не удержался. И каково было мое разочарование, когда я понял, что это не женщина, а пресное тесто?

- Тесто? – переспросил Альбрехт рассеянно, явно не слушая бурную тираду товарища, но тот не заметил этой досадной помехи и самозабвенно продолжил делиться своим сомнительным жизненным опытом:

- Именно, самое настоящее пресное тесто! Из него можно лепить все, что твоей душе угодно: да, сначала это даже забавно, но потом тесто начинает липнуть к рукам и становиться не просто скучно, возникает главный вопрос: зачем ты теряешь свое время на очередную пустышку?

У герцога непроизвольно дернулась рука и с пера сорвалась сочная капля, превратившись на желтом пергаменте в жирную кляксу, вместо аккуратной точки, которой мужчина хотел завершить длинное предложение. Пальцы сами по себе взялись за новый лист, но Альбрехт подумал, что для Сандры сойдет и такой черновой вариант, и оставил все как есть.

- Насколько я помню, именно такие женщины, которые не обременяют твою жизнь своим изрядным содержанием, тебе и нравятся. А сейчас ты брызжешь слюной только потому, что в конечном итоге она предпочла меня, а не тебя.

Валлару было неприятно слышать про себя такие речи, но ничего с этим он поделать не мог: Альбрехт, с которым они росли вместе с самого рождения, знал графа как облупленного.

- Не скрою, так и было, но тогда я был юн и безнадежно пленен красотой женской души. И вообще, когда ты успел стать таким занудой? Эсса определенно плохо на тебя влияет, я давно не видел твоего хорошего настроения, ты все время хмуришься и ворчишь.

Альбрехт не поднимая головы от письма, хмыкнул:

- Теперь это так называется? Что ж, я буду знать, где именно у женщин находится душа.

Валлар пафосно приложил две ладони к вискам, демонстрируя, как сильно его ранят слова приятеля и вскрикнул:

- О, тебе лишь бы все опошлить, чтобы я не мог расправить крыльев, но это все от зависти, друг мой, от черной удушающей зависти. Ты можешь думать все, что угодно, тем более что я теперь обращаю внимание на более важные вещи, чем просто смазливое личико и томные речи.

Граф скорбно поджал губы, так и не добившись должного внимания со стороны товарища, и присел на краешек кровати. Повертев головой, мужчина брезгливо взял двумя пальцами зеленый плед из грубой шерсти и отбросил его в сторону, подальше от себя. Большая часть ткани была безнадежно испорчена какими-то пятнами. Сопроводив грязную вещицу задумчивым взглядом, он с интересом проговорил:

- Друг мой, у тебя ведь в роду сплошь высокородные эльфы да самые знатные дочери среди монарших отпрысков Золотого Эдраха, где же твое хваленое чувство прекрасного? Ты скоро зарастешь не только пылью, но и коростой, да простит меня твоя покойная матушка, чудесная была женщина, терпеливая. А ты все такой же, оболтус… Ты давно приказывал служанкам прибраться здесь?

Замечание было более чем справедливым, покои герцога действительно не могли похвастаться образцовым порядком и чистотой. Великолепный паркет, созданный по эскизам одного из лучших художников империи, уже больше месяца покрывался мхом из пыли и остатков пролитого вина, да кусочков оброненной пищи.

Альбрехт на самом деле не был свиньей, скорее педантом и превыше всего ценил порядок, но вот один пунктик перечеркивал все его порывы наладить личный быт: он ненавидел посторонних на своей территории. Поэтому служанки, зная подобные заскоки своего господина, не входили к нему без особого приглашения и ждали, когда он уедет из замка по делам, чтобы быстро исправить все недочеты в его отсутствие. Благо его светлость, уезжал довольно часто и на продолжительное время, поскольку негласно возглавлял службу внешней разведки Империи Эдрах и ему был необходим постоянный контакт с императором.

Видя, что герцог окончательно погряз в каких-то своих думах и не идет на контакт, Валлар попробовал зайти с другого бока:

- Ты сказал, что к тебе ворвалась какая-то незнакомка и устроила весь этот погром? Где же эта отважная женщина, которая не побоялась попасться тебе под горячую руку? Только не говори, что ты запер бедняжку в подвал, такое отчаянное мужество надо вознаграждать. Если хочешь, можешь отдать ее мне.

Альбрехт тут же вскинулся:

- Даже думать об этом забудь.

Валлар всмотрелся в напряженное лицо герцога и счел за лучшее пойти на попятную, примирительно подняв руки вверх: не из-за бабы же в самом деле, ссориться с лучшим другом.

- Понятия не имею, как она оказалась здесь, но она выскочила, когда я был вместе с Эссой, кхм, да…

- Был, в смысле прям был? – зачем-то уточнил граф, стараясь не слишком посмеиваться, герцог-то был почему-то напряжен и как-никогда серьезен, как будто речь шла не об очередной женщине, а о спасении рода или даже императора.

Альбрехт раздраженно кивнул:

- Прям был, да, ты правильно меня понял!

- Тогда не пойму, чему ты удивляешься, - довольно протянул Валлар, - женщины терпеть не могут конкуренток, особенно если те красивее их. Я, можно сказать вообще поражен, что ты не посадил нахалку за решетку, где это видано, что так себя вели в доме хозяина? Она что, забыла, где ее место?

Альбрехт, наконец, закончил с письмом, поставил сургучную печать и протянул приятелю:

- Найдешь Сандру и отдашь ей лично в руки, она прячется где-то в другом мире, понятие не имею где именно, меня это не интересует.

- А что там?

- Документ о признании ее свободной от родовой клятвы и прочих обязанностей, теперь она не баронесса, а простая богатая дурочка.

Валлар бережно принял документ и ловко спрятал его во внутренний карман:

- Погоди, я ничего не понимаю, расскажи мне по порядку: что ты сделал с девчонкой, которая осмелилась устроить тебе сцену ревности, и почему ты освободил Сандру от клятвы, тебе же она нужна была для дела или ты передумал?

Альбрехт на мгновение устало прикрыл глаза, перед его внутренним взором тут же возник хрупкий, даже какой-то по-детски нескладный девичий силуэт в безобразно дорогом платье, которое не всякая королева сможет себе позволить. Такую на цепь в подземелье не посадишь, если ее родичи узнают, то, не смотря на репутацию и многочисленные связи герцога, начнутся разбирательства, даже если девушка из другого мира, в чем он нисколько не сомневался.

Мужчина потер лоб: он так и не вспомнил каких-либо черт незнакомки. Он видел перед собой только большие, блестящие глаза с золотыми искорками в обрамлении длинных, черных ресниц. Эти глаза не давали ему покоя даже теперь, когда их хозяйки не было рядом. Живая, какая-то настоящая, безрассудно смелая, а как она быстро сориентировалась, когда поняла, что оказалась неизвестно где, а перед ней стоят два обнаженных человека? Альбрехт сразу понял, что для исполнения его задумки ему нужна только эта девушка, больше никто с этим справиться не сможет: ума и смекалки может и хватит, а вот решительности и духа точно нет. Он хорошо разбирался в людях и видел, каким живым азартом горит его будущий личный трофей.

Стараясь не утонуть в излишних подробностях, герцог, стараясь следить за бесстрастностью своего голоса, рассказал другу об этой незнакомке, что попала к нему прямо в постель при помощи Сандры. Валлар слушал внимательно, а когда друг замолчал, то задумчиво поскреб затылок своей огромной пятерней: такими руками надо подковы гнуть или медведей на охоте давить.

Раздался характерный звук, как будто кто-то ломал сухое дерево: волосы у графа были густыми, очень жесткими и что ему особенно не нравилось в себе, слегка вились. Поэтому мужчина, в тайне завидуя шевелюре друга, чуть ли не со слезами стригся коротко? чтобы уши оставались открытыми. Так он меньше походил на барашка, чем, если бы отращивал копну хотя бы до плеч.

- Значит, ты отпускаешь Сандру, потому что она каким-то образом сумела надеть на ту девушку, что свалилась к тебе, браслет подчинения? Ловкая дамочка, ничего не скажешь. Что-то сомневаюсь я, что она удосужилась объяснить девчонке, что все это значит, иначе бы она не тратила свои силы на попытку побега: ты же теперь ее везде найдешь, хоть под землей.

- Мне нравится сам факт того, что она пытается скрыться, - удовлетворенно улыбнулся Альбрехт.

Пусть девочка тренируется, возможно, очень скоро ей понадобиться подобный опыт. Но и надолго упускать ее из виду он тоже не хотел: желание познакомиться поближе и увидеть, как она отреагирует, что теперь ей предстоит пожизненно находиться в его руках, начинало не греть, а раздирать изнутри.

Валлар, знавший, как герцог любит загонять дичь, попытался мудро предостеречь его:

- Если она и вправду из другого мира, то может, стоит первое время действовать немного мягче? Нам ведь не надо, чтобы она перепугалась и стала, к примеру, заикой? Тогда все дела пойдут коту под хвост.

Герцог поджал тонкие, бескровные губы и безапелляционно заявил:

- Нет. Чем меньше мы будем с ней возиться, тем быстрее она привыкнет и не станет строить излишних иллюзий на свой счет.

- А если она очень знатного рода, у ее родни есть возможность обратиться к сильным магам или даже ее отец, маг, что тогда?

Об этом Альбрехт не хотел думать, в любом случае браслет подчинения просто так не снять, даже он не в силах что-либо изменить, это древний закон его мира и им придется подчиняться сложившемуся порядку.

- Значит, им просто не повезло, а я в своем праве.

Валлар осуждающе покачал головой:

- Ладно, если она простушка, таких много, не жалко, но если это леди, действовать вот так нахрапом нельзя, друг мой. Это может плохо кончиться и имей в виду, мне это не нравиться.

Альбрехт попытался сгладить слишком жесткое впечатление друга о своем настрое и улыбнулся:

- Именно поэтому я и позвал тебя. Приказ закрыть ворота и вывести основной гарнизон за пределы замка, пусть сегодня проведут учения на защитной стене, я уже отдал. Мне хочется посмотреть, как далеко зайдет наша «заклятница», гвардейцы могут только помешать. А остальных возьми и не торопясь проверяй этаж за этажом, комнату за комнатой, пусть у нее создаться впечатление, что он ней помнят и все-таки ищут.

Валлар скривился от такой перспективы, но покорно склонил голову, потому что если не пойдет он, то загонять девушку отправиться сам герцог, а он человек более жесткий и резкий, может произойти все, что угодно.

- И долго мне так ее «ловить»?

- Дай ей несколько часов, - чуть помедлив, ответил Альбрехт, - чтобы не сильно устала, у нас будет очень долгий разговор.

Валлар молча встал и не попрощавшись, как подобает младшему со страшим, вышел из покоев герцога, оставив того томиться в сладостном ожидании скорой встречи. Идея друга ему нравилась все меньше и меньше, он не мог понять почему, в конце концов, здесь не было ничего предрассудительного, это ведь «заклятница», но своему чутью он привык всецело доверять.

Перед покоями Альбрехта фон Хонштейна, старательно вытянувшись, стояло двенадцать гвардейцев. Герцог, человек высокого ранга и владелец огромного, постоянно растущего состояния, не только имел личные цвета пожалованные императором, но и заказывал для своих наемников специальную форму, по которой можно было бы сразу определить его хозяина. Гвардейцы были одеты в ливрейные кафтаны глубокого винного оттенка, с нашитым на левом предплечье гербом древнего рода Хонштейнов. Поясные ремни из кожи хорошей выделки, ножны и рукояти мечей, отделанные латунными деталями покрытыми позолотой, все это только подчеркивало статус герцога.

Валлар коротко кивнул гвардейцам:

- За мной, сейчас я введу вас в курс дела…

Пока граф старательно объяснял наемным воинам, что хотел от них добиться, Александра, наконец, перестала мучить темно-коричневую юбку, которая болталась на ней как на швабре и привалилась к холодной шершавой стене. Нечего и думать, чтобы выйти в таком виде отсюда, все сразу увидят, что она самозванка. Если в рубашке она еще худо-бедно не утонула, то, что делать со второй деталью гардероба, было не понятно. Но опускать руки девушка не любила даже в том случае, если крах уже наступил и тут рассеянно блуждавший по деревянным полкам взгляд, упал на длинную тонкую веревку, лежащую на самом верху. Но как назло, ничего похожего на стремянку рядом не было и в помине. Поплевав на ладони, Александра решительно сбросила свои драгоценные туфли и полезла наверх. Полки держались разве что на соплях, и девушка впервые в жизни обрадовалась, что она так мало весит. Будь она повыше и мясистей, свалилась бы на пол со всеми вещами и полками в придачу.

Быстро обмотав веревку вокруг талии не меньше, чем в десять раз, Сашка попыталась критически осмотреть себя со стороны. Юбка, которая раньше доходила ей до пят, теперь была выше чуть ли не на ладонь от ступней. Справедливо сомневаясь, что у повернутого на средневековье хозяина, женщины в обслуживающем персонале вряд ли позволяют себе так оголяться, девушка слегка расстроилась: столько усилий и все мимо.

Порыскав взглядом по чужому добру еще немного, она с восторгом вытащила на божий свет длинные шерстяные носки, больше напоминавшие гольфы. Девушка похлопала себя по талии и не обнаружила ее: не тело, а сплошной прямоугольник и только концы веревки вызывающе торчат из-под кофты на уровне пупка. Саша тут же перевязала их и оставила под грудью, теперь никто ничего не заметит. Заканчивая свой новый образ, девушка накинула сверху своей униформы белоснежный накрахмаленный фартучек и с трудом убрала пышную копну волос под чепец. От впечатляющего объема шевелюры его тут же раздуло и казалось, что у девушки под шапочкой растет вторая голова. Она тут же сплела косу, свернула ее в клубок и закрепила сверху этой конструкции головной убор, который невзлюбила с самого начала.

Не зная, вернется ли она сюда еще раз, девушка все же предусмотрительно сложила свое платье и туфли на самое дно одного из хозяйственных сундуков, где валялась всякая ненужная мелочь типа старых тряпок и полотенец. Украшения она, конечно, оставлять не собиралась и ловко спрятала за ту самую специальную резинку у левого чулка. Найдя в этой же бесценной подсобке обувь, больше похожую на нечто среднее между грубыми мужскими ботинками и колошами, девушка, с непривычки прихрамывая, выглянула наружу. Никого.

Главы 4-5.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ.

С трудом передвигаясь в неудобных башмаках, девушка шмыгнула через арку в светлую галерею, красиво украшенную орнаментами, отдаленно напоминавшие цветочные мотивы. Постоянно осматриваясь по сторонам, Саша подлетела к витражам и припала к одному из окон.

- Это еще что такое?

Вид был великолепен, если не одно но: принять заливные луга с распускающимися цветами, когда в городе еще вчера везде лежали снега, Александра не могла. Нащупав одной рукой широкий подоконник, она с размаху плюхнулась на него и, достав из потаенного места свой телефон, еще раз глянула на экран. Но дата, как назло, осталась прежней: 1105 год. В перемещение во времени девушка не верила и даже думать про это не хотела, но каких-то иных, более правдоподобных версий у нее не было.

Подхватившись, Сашка решительно скользнула через несколько сквозных порталов и оказалась в другом коридоре, где на стенах висели семейные портреты. Картины были искусно нарисованы в средний человеческий рост и подсвечивались со всех сторон прямо по раме. Александра поджала губы и, прислушиваясь к шагам, мало ли кому захочется прогуляться рядом, принялась изучать все, что было представлено в коридоре.

Каждый портрет был похож на работу кисти знаменитого фламандского живописца Ян Ван Эйка, но, несмотря на безусловное мастерство, это был не он. Девушка осмотрела каждую картину, напоследок вцепившись в изображение красивой брюнетки в возрасте. Внимательно прощупав цепким взглядом лицевую и оборотную сторону, Александра тяжело вздохнула. Ничего, что можно было бы использовать как зацепку. Сашке казалось, что еще немного и она, наконец, все поймет, пазл сложиться, но чего-то важного ей так и не хватило.

Постояв, Саша принялась анализировать структуру холста, насколько это конечно можно было сделать в столь ограниченных условиях, а потом внимательно осмотрела подрамник. Ничего похожего дома девушка в руках еще не держала. Ах, как бы она хотела посмотреть, из чего сделан верхний слой картины, он мог бы многое ей рассказать. Одно было ясно, даже будь владелец этого замка клиническим идиотом, такие бесценные вещи в домах никто не хранит, а значит, девушка ну никак не может находиться даже за сотню километров от родного дома. Александра начала допускать панические мысли, что тот белобрысый мужчина никого не заставляет жить в псевдо средневековье, а все происходит по-настоящему.

- Ну и почему мы стоим на господском этаже, да еще и прохлаждаемся? – басом громыхнуло над ухом задумавшейся Александры.

Девушка резко обернулась на голос и постаралась изобразить испуг, хотя в нынешней ситуации для этого можно было сильно не стараться, у нее и так все было написано на лице. Александра готова была увидеть перед собой кого угодно, но только не высокую худощавую женщину с вытянутым строгим лицом. Средних лет, ее было сложно назвать хоть сколько-нибудь привлекательной, если бы не ее небольшие, но выразительные серые глаза, смотрящие на мир с материнской заботой. Увидев удивленное лицо девушки, женщина тут же деловито поправила выбившиеся из пучка на затылке темные прядки волос и в свойственной ей манере, грубовато поинтересовалась:

- Ты новенькая что ли, да? То-то я тебя здесь раньше не видела, только почему сразу ко мне не подошла? Что молчишь-то, как звать?

Саша не знала, как правильно себя вести, поэтому долго подбирала слова: вот так ляпни что-нибудь, эта ушлая дама, окидывавшая девушку цепким взглядом, сразу же поймет, что она не местная.

- Александра.

Девушка запоздало сообразила, что таких имен здесь просто могут не носить, но и придумывать что-то не хотела. Слава богу, женщина не обратила на это особого внимания, только почему-то хмурилась, когда вытирала руки о белый передник.

- Тебя что, не ввели в курс дела, что ты так меня рассматриваешь-то?

Александра порадовалась, что выбрала правильную одежду, хотя в той подсобке она была достаточно разнообразной: ее собеседница была одета точно в такую же темно-коричневую форму, как и Сашка.

Не получив сразу ответа на свой вопрос, женщина вдруг ухватила девушку за подбородок и подвела ее лицо к своему носу. Тщательно осмотрев Александру, которая стояла, боясь вдохнуть, поскольку от нее крепко пахло потом, каким-то специями и одновременно хозяйственным мылом, женщина вдруг резко бросила:

- Смазливенькая, кожа нежная, не обветренная… Кто сюда привел, что молчишь? Говори, все равно же узнаю.

Александра знала только три имени, которые относились к этому месту, но назвать хозяина и белобрысую мерзавку с браслетом, по понятным причинам не спешила. Только вот говорить что-то все равно было нужно, и она неуверенно выдала:

- Валлар…

Женщина, услышав это имя, от избытка чувств даже всплеснула руками:

- Валлар… Кто ж так господ величает, кто-нибудь из высших узнает, плетей тебе ж сразу вкатит за неуважение и будет прав! Нет, ты конечно девка видная, спору нет, хоть вся какая-то тощая и мелкая, на любителя, но место свое знать должна всегда. Его светлость Валлар, ты меня поняла?

Сообразив, что эта простодушная женщина посчитала ее любовницей какого-то неизвестного ей лорда, Александра бы с удовольствием возмутилась по этому поводу, но сейчас ей пришлось это проглотить: не время и не место для гонора и гордости. И какая собственно разница, детей-то ей ни с этой дамой, ни с этим Валларом не крестить.

Девушка поклонилась и сухо проронила:

- Я все поняла, спасибо.

- За что спасибо-то, за правду? Кто ж тебе ее еще так в лицо скажет, здесь все только и мечтают, чтоб красивых да молодых, кому повезло, наказали, вдруг место тепленькое освободиться, так что гляди в оба… Меня, кстати, Марта зову, я экономка и главная на кухне его светлости Альбрехта.

Экономка, это значит главная по хозяйству, Сашке можно сказать несказанно повезло познакомиться именно с ней. Марта вдруг очаровательно покраснела, чего не ожидаешь от взрослой прожжённой жизнью женщины и заговорщицки подмигнула девушке:

- Милая, а ты часом не беременна? Раз уж господин соизволил тебя сюда из деревни притащить, значит пожалел. Ты первая на моей памяти, о ком из крестьянок он так позаботился, так что можешь собой гордиться.

- Нет, - уверенно проговорила девушка, мысленно усмехнувшись такому поводу для гордости.

Она примерно представляла, как красочно экономка разнесет новости по всему замку и как будет подмочена репутация неизвестного мужчины. Не то, чтобы ей было перед ним неудобно, но сбежать отсюда надо раньше, чем до него дойдут слухи о беременной служанке, а то вдруг ему захочется посмотреть на счастливицу? Доказывай потом, что просто пошутила. Марта видимо очень интересовалась подобной стороной жизни своих господ, потому что спросила еще раз и на этот раз с нажимом:

- Точно, ты уверенна?

Интересно, а как она собирается проверять правдивость слов? Девушка скрипнула зубами от подобной беспардонности, но заверила экономку:

- Точно. Я предохраняюсь.

- Я не поняла, что ты делаешь? – Марта смотрела на Сашку добрыми глазами с прямыми ресницами, как на источник новых новостей, жизнь на ближайшее время обещала быть насыщенной, - ведьма, что ли?

Александра едва не взвыла: мало того, что застряла неизвестно где, так еще здесь и ведьмы есть!

- Можно сказать и так, но редко, когда настроение плохое.

Это была больше шутка, чем правда, но экономка приняла все за чистую монету. Марта тут же посетовала на несправедливую жизнь:

- Жаль, коли такая талантливая, образование ведь только для благородных или тех, у кого есть деньги. Ладно, хватит лясы точить, работа сама себя не сделает, пойдем со мной на кухню, а там видно будет, куда именно тебя пристроить.

Марта обладала весьма не маленькой физической силой, это Саша поняла сразу, когда та схватила ее за плечо и потащила за собой по крутым витым лестницам прямо на первый этаж. Как ни странно, но он оказался более освященным и уютным, чем господские уровни.

- Ты, девка, только не горюй, поняла? Слезы по мужику лить последнее дело.

- С чего вы взяли, что я собралась это делать? – удивилась девушка, едва поспевая за уверенными размашистыми шагами экономки.

Марта была не только очень цепкой и хозяйственной, но и прямолинейной женщиной, не обремененной излишней стеснительностью, чему способствовала и ее служба в том числе, поэтому она тут же с ходу авторитетно заявила:

- Как с чего? Тебя ж его светлость Валлар обязательно бросит, если уже это не сделал. Сама понимаешь, он господин, не ему якшаться с нами, хотя если ты здесь, да еще и ведьма, значит чего-то, да стоишь. Но мой тебе совет: ищи парня своего уровня, оно вернее будет, да и в замке их полно!

Услышав такое пожелание, Александра незаметно за спиной скрестила пальцы одной руки: ей только сейчас амуров для полного счастья не хватает, мало ей туманных перспектив в будущем.

- Я разберусь, - заверила девушка экономку, надеясь, что та закроет эту тему и больше к ней не вернется.

Но женщина и не думала отставать, получив в свои руки такое сокровище:

- А как вы познакомились?

Александра легко могла бы придумать слезливую романтическую историю и преподнести ее в таком свете, что весь замок бы рыдал дня три, но вряд ли местные аристократы влюбляются в крестьянок и меняют свою жизнь так, как в сказке о Золушке. А кроме фантазии, она понятия не имела как лорды кадрят простых девушек, не с цветами же и вином ждут возлюбленную возле окошка?

Марта, уверенно печатая шаги, выжидательно посматривала на нее, так что промолчать, не получиться.

- Ну, он просто подошел ко мне…

Большего экономке и не надо было, она с жаром воскликнула:

- И сразу же забрал к себе? Как это похоже на господина Валлара, ах, что же за удивительный мужчина, чистый клад, всегда такой обходительный, учтивый. Любая женщина замка тайно вздыхает по его чудесным карим глазам…

«Понятно, обаятельный бабник», - отстраненно подумала Александра и старательно запоминала дорогу, по которой ее вела экономка, благо они успешно миновали несколько выходов из замка. Девушка уже решила, что попробует выбраться из замка ночью, когда большая часть проживающих здесь людей, будет спать. Главное, собрать хоть немного информации о том месте, где она сейчас была вынуждена находиться.

Марта оббежала Сашку, старавшуюся слиться с местностью и, толкнув две простые дубовые двери, приглашающе махнула девушке рукой. Идти за этой чересчур бодрой женщиной ей не хотелось, но иного выбора у нее не было. Пришлось запихнуть свои желания в самое глубокое место и постараться не вспоминать про них.

Кухней оказался просторный зал, где у одной из стен расположили огромный очаг. Дым от него выходил через специально установленную к потолку закопченную трубу. Выглядело это довольно примитивно, зато и зимой здесь было тепло, да и Саша как-то сразу поняла, что не встретит здесь современной плиты, не говоря уже о телевизоре и прочих благах человечества.

- Знакомьтесь, это наша новая помощница, - довольным голосом сообщила Марта, дружелюбно стукая девушку по плечу.

Александра не была готова к подобному выражению чувств, поэтому от удара слегка присела в коленях. К девушке, заслышав громоподобный голос главной поварихи, обернулась стоявшая возле котла хрупкая девушка со смешным носом похожим на небольшой пятачок и россыпью задорных веснушек по впалым щекам. Что-то резавший сухонький старик, даже Саше не достававший до подбородка, не обратил на триумфальное появление новенькой никакого внимания. Александру полностью это устроило, поскольку она не видела никакого толка в знакомствах на час.

Марта наклонилась к Саше и шепнула:

- Не смотри так на старика, это наша местная знаменитость, Джошуа, поэтому ему многое позволяется, все-таки гений и практически небожитель. Так великолепно готовит соусы, что общаться с нами, простыми смертными ему не с руки.

Девушка усмехнулась, совершенно не желая знать, чем кормят в поднебесном мире. Ей вполне хватило одного взгляда на огромные столы, заваленные всяческой снедью, чтобы понять, что есть здесь она не станет. Жирные руки с явным грибком на ногтях, которым Джошуа задумчиво перебирал разномастные ножи для свежевания мяса, аппетита ей не прибавили.

Заметив, что Александра не испытывает должного интереса, Марта махнула рукой в сторону веснушчатой девушки:

- Это Фрэнсис, наше сокровище, умеющее делать не только самое лучшее жаркое в империи, но и великолепный кодл, просто не оторваться!

Саша хотела спросить, какую именно империю экономка сейчас имеет в виду, но уточнила лишь о названии незнакомого продукта:

- Что такое кодл?

Фрэнсис сдержанно захихикала, видимо девушка сказала что-то очень смешное, но экономка нахмурила седовато-рыжие брови:

- Ты из какой деревни свалилась, милая? Где тебя такую его светлость Валлар откапал, не понятно… Кодл, это напиток богов!

Александра тут же закивала:

- Спасибо за разъяснение, теперь я все поняла!

На самом деле это был своеобразный напиток из вина, молока и яиц, но никто не стал ей этого объяснять. Марта поощрительно кивнула девушке, а потом ткнула пальцем на стоящие на широком подоконнике глиняные горшки:

- Я пока пойду, доложу, что обед будет через час, а ты помоги Фрэнсис с рыбой и стоит ей сказать только одно слово, тебя тут же здесь не будет, не смотря на благосклонность лорда, поняла? Мне лентяйки на кухне не нужны, пойдешь уборные чистить.

Сашка была не в обиде за подобное обращение, она прекрасно понимала, что могло бы быть еще хуже, поэтому покорно кивнула: чего-чего, а ленивой она не была.

Едва Марта удалилась, чинно виляя тем местом, где у обычных женщин располагаются бедра, к мрачной Саше тихо подошла та самая, малоприметная служанка. У нее были удивительно милый ямочки на щеках, на которые девушка засмотрелась против воли: улыбаясь, она напоминала собой невинного младенца.

- Как тебя зовут?

Саша и в этот раз могла назвать что-то нейтральное, но уж больно ей хотелось остаться собой, поэтому она уверенно произнесла:

- Александра.

На кухне, где готовили еду только для господ и их гостей, повисла пауза. Фрэнсис и старик-кондитер, до этого ни разу не посмотревший на гостью, выжидательно стихли, уставившись на девушку странными взглядами. Видя, что она не собирается больше ничего добавлять к уже сказанному, к ней на помощь тут же пришла молоденькая повариха:

- Не совсем расслышала, но ты имела в виду, что тебя зовут Сандра? Видать, родители крепко тебя любят, раз дали господское имя. Или у тебя отец из благородных? Больно уж ты на цветочек похожа, личико такое чистое, хоть и загорелое…

Саше было все равно, что о ней думают и если можно, чтобы у нее был отец из благородного сословия, пусть так и будет, какая разница, да и обращаются к ней так, как им удобно.

Фрэнсис попросила помочь перетащить горшочки на свободный стол, что девушка тут же и проделала, попутно пытаясь выяснить, куда она попала. Задавать прямые вопросы она пока что опасалась, это будет выглядеть странно, поэтому Сашка болтала обо всем сразу, лишь изредка пытаясь закинуть крючок. Но пока, кроме того, что все эти земли, на которых они живут и оказалась сама Александра, а это двадцать деревень и три города, входят в герцогство Хонштейн, что принадлежит молодому, но хваткому лорду Альбрехту – ей ничего узнать не удалось.

Александре повезло, потому что Фрэнсис уже сама почистила и выпотрошила рыбу, которую здесь собирались подать на обед. Девушке лишь осталось сдобрить ее специями, разложить по горшочкам и залить это приготовленным Джошуа бульоном. Как только это было сделано, повариха, беспечно щебеча, о сыне местного портного, вытащила на свет божий дюжину умерщвлённых ежей.

Увидев несчастных малышей, с которыми часто любила поиграть в детстве, Сашка отшатнулась. Заметив, как стремительно побледнела девушка, Фрэнсис тут же сочувственно поинтересовалась:

- Тебе плохо? Это наверно из-за печи, да? Здесь и правда чересчур жарковато, но лучше уж так, чем чистить портки гвардейцам или уборные, уж поверь мне, я знаю, о чем говорю.

Справившись с первым рвотным позывом, Саша с трудом отвела взгляд и соврала:

- Просто что-то голова закружилась, а что мы с этим будем делать?

Фрэнсис поставила перед ней огромную банку:

- Как что? Я их полдня в рассоле вымачивала, наш лорд любит свежих ежей. Обмазывай их глиной и ставь на угли.

- У вас не лорд, а самый настоящий живодер, - прошептала Сашка, вспомнив светло-зеленые глаза Альбрехта, из-за взгляда которых даже сердце начинало медленнее биться и застывать от холода.

- Сандра, - повариха хоть и занималась тяжелой физической работой, изо дня в день, крутясь на этой кухне, постоянно переставляя тяжелые котлы и кастрюли, но была худой и имела вид не старше шестнадцати лет:

- Марта сказала, что тебя сюда сам лорд Тибериас привез?

- Тибериас, это Валлар? – подозрительно уточнила Сашка, брезгливо трогая маленькую лапку одного из колючих хищников и тут вдруг заметила, что ногти у нее покрыты ярко-алый шеллаком.

Если это заметит кто-нибудь еще, то возникнет много вопросов: вряд ли обычная чернь делает себе маникюр, да еще и цветной. Заявление, что она еще и ведьма, в этот раз вряд ли прокатит. В этом была только одна проблема: просто так этот лак не снять, а начни она сгрызать покрытие с ногтей при всех, мало ли что о ней еще подумают.

- Ты что, даже не знала кто он? – в полном восторге прошептала Фрэнсис, откладывая в сторону темно-серую лепешку из ржаной муки и прижимая к груди две маленькие ладошки.

Все еще веселее: она даже не знает о ком идет речь и как он выглядит.

- Мы как-то не обсуждали эту тему.

- Это так романтично! – чуть ли не хлопая в ладоши, повариха с удвоенной силой навалилась на изготовление теста для хлеба.

- Ты даже не представляешь себе, насколько, - мрачно буркнула Александра, пытаясь встать к девице спиной и проделать все необходимые манипуляции так, чтобы она не видела ее рук.

Получив пищу для размышлений, Фрэнсис никак не унималась, и заговорщицки понизив голос, пробормотала:

- Сандра, а скажи, какой он в постели?

У девушки из рук едва не выпала банка с глиной. У нее у самой никогда не было настолько серьезных отношений, которыми можно было бы поделиться с подружками, но ей ни разу не пришло в голову обсуждать подобные подвиги своих бывших кавалеров. Тем более по этой девице, буквально запертой на кухне, было сразу видно, что она чиста и непорочна, как Дева Мария. Собирает информацию для будущих опытов?

Александра, положа руку на сердце, честно отрапортовала:

- Как бревно!

Сияние в глазах поварихи, которая все еще верила в сказки со счастливым концом, моментально погасло:

- Что, все так плохо?

Мысленно извинившись перед незнакомым мужчиной, за то, что репутации дамского угодника осталось жить всего несколько часов, Сашка прошептала любопытной девочке прямо на ухо:

- Поверь моему опыту, но лучше уж жабу в рот, чем еще раз оказаться с ним наедине. Мы кстати из-за этого с ним и расстались, я девушка темпераментная, а у него уже здоровье не то, что было в молодости.

- В молодости? – переспросила Фрэнсис, сморщив узкий лоб, - так он вроде бы не старый, хотя кто их, магов, разберет…

- Так он маг? – сделала вид, что все поняла и этому обрадовалась, сказала Александра, - тогда это многое объясняет: точно возраст, помяни мое слово, он наверняка на самом деле дряхлый старик, уж меня-то в этом вопросе не обманешь.

Девушки переглянулись: Сашка весьма довольна собой, чтоб ее больше не будут дергать с глупыми вопросами, а повариха расстроенная, что восхищение к прекрасному лорду было основано только на ее девичьих фантазиях. Едва с ежами все было кончено, на кухню, как торнадо ворвалась Марта. Она с ходу повела длинным носом, отметив, что пахнет просто божественно и повернулась к Фрэнсис, которая как раз заканчивала с хлебом. Сашка в этом время вылавливала из большой кастрюли с длинными ручками сварившуюся свеклу: здесь ее резали на несколько частей и ели как яблоки.

- Ну что, нашли общий язык?

Повариха радостно закивала:

- Все хорошо, Марта, Сандра чудесная девушка, старательная, я думаю, его светлость Валлар правильно сделал, что привез ее.

- Действительно? – Марта окинула девушку цепким взглядом и, подойдя ближе, заговорила, максимально понизив голос:

- Я как раз только от лорда Хонштейна и должна сказать, там наверху большой переполох, я еще не видела, чтобы наш хозяин был так зол. Обычно он держит себя в руках, его так и прозвали: Альбрехт Каменный.

Сердце у девушки забилось перепуганной птицей, если экономка знает причину переполоха и обладает хоть каким-то логическим мышлением, она свяжет исчезновение Сашки и появление новой служанки-Сандры.

Нарезав свеклу, девушка принялась промывать в тазу гранаты и инжир, других фруктов в этом замке не ели, ей уже об этом рассказали. У местной знати были очень привередливые вкусы. Закончив с этим, Сашка взяла из большой миски продолговатый овощ, сильно напоминавшей морковь, только он был не обычного оранжевого цвета, а зеленовато-желтым: Фрэнсис велела почистить и нарезать брусочками.

Не дождавшись от девушки реакции, Марта поджала губы и продолжила:

- И знаешь, почему он зол, а гвардейцы бегают по этажам вместе с лордом Тибериасом?

Изобразив легкую степень удивления, Сашка проворковала:

- А я должна знать, что там у господ на уме?

- Я надеялась, что да, потому что его светлость Валлар ищет именно тебя. Имя они конечно не называли, но по внешности очень подходит. Никого не напоминает: маленькая, вертлявая, тощая, черная как головешка девица с большими выпученными глазами?

Вот ситуация и прояснилась, а раз нет смысла изображать невинность, то и терпеть такие слова в свой адрес Александра была не намеренна. Отложив нож в сторону, и спокойно сняв некогда белый фартук, девушка развернулась к экономке и четко отрезала:

- Я не тощая, а миниатюрная. И глаза у меня не выпученные, а просто большие и выразительные, вы с этим не согласны? А про загар вообще нет смысла разговаривать, чтобы его получить, я заплатила очень приличные деньги. Мы поняли друг друга?

Сашка не собиралась хамить и тон был вполне вежливым, но она ясно дала понять, что обсуждать свою персону ни с кем из присутствующих на этой кухне не будет. Казалось Марта, должна была вспылить, поскольку давно и прочно чувствовала себя непризнанной королевой бала, но почему-то довольно улыбнулась:

- Дерзкая? А ведь я сразу поняла, что ты не местная.

Взгляд экономки упал на овощ, который Александра продолжала крепко сжимать в руке и ловко ухватила ее за запястье:

- Какая мягкая кожа, ни одной мозольки, ухоженная, маникюр тоже не здешний. Сдается мне, если ты и любовница лорда, то явно не из черни, так что брось морковку, не тебе ее резать. А это что?

Женщина ловко закатала рукав и увидела предательски блеснувший браслет, который Александра так и не смогла снять, он намертво пристал к коже.

- Браслет подчинения? Так ты «заклятница» рода Хонштейнов?

Сашка выдернула руку, ни слова не поняв из того, что только что ей сказали и шепотом потребовала:

- Понятия не имею о чем это вы, но требую немедленного разъяснения!

Женщина, услышав недвусмысленную угрозу, расхохоталась. На них обернулась улыбающаяся Фрэнсис, думая, что с ней тут же поделятся поводом для веселья, но экономка тут же шикнула на нее, чтобы та не отвлекалась от своих обязанностей. По кухне уже начал витать слабый запах свежеиспеченного хлеба.

- Ишь ты, требовать она от меня что-то будет, не в том ты положении, милая.

Понимая, что если бы экономка хотела поднять крик, чтобы гвардейцы враз нашли источник шума и непосредственно ее, но не сделала это, Александра попыталась договориться по-хорошему:

- А если я не требую, а прошу?

- Ты не только наглая, как я погляжу, но еще и хитрая, - одобрительно протянула Марта, - только мне ничего не надо, ты мне просто понравилась, не часто встретишь благородную даму, которая добровольно решит облачиться в подобную хламиду. А главное, от наших лордов еще ни одна девушка сама по себе не захотела сбежать, ты первая.

- Первая, последняя, какая разница, вы мне просто скажите, что это за браслет и где я нахожусь?

Марта сочувствующе покачала головой, но все же решила помочь ей, и уже было открыла рот, чтобы внести хоть какую-нибудь ясность в общую сумятицу, но ей помешали. От удара сапог двери на кухню распахнулись, еще немного и они просто бы слетели с петель. Внутрь вбежало трое подтянутых мужчин с суровым выражением на вытянутых лицах, хорошо еще они не обнажали мечи, висевшие по бокам, только зло смотрели на всех, кто находился в помещении. Чуть погодя, на кухню прошел высокий статный мужчина белоснежно улыбавшийся самому себе.

- Не паникуем, продолжаем работать дальше, мы всего лишь хотим осмотреть помещение, - как ни в чем не бывало, лениво проговорил он.

Голос у него был что надо, как раз таким бархатным баритоном с легкой хрипотцой на окончаниях слов можно было очаровывать пустоголовых барышень, мечтающих о принцах на белых мерседесах. Или жеребцах, кому что: миры может быть и разные, но женщины одинаковы везде.

Сашка, до этого не знавшая как именно выглядит лорд Валлар, почему-то сразу поняла, что это он, но отвернуться и заняться хоть чем-нибудь, лишь бы не зацепить на себе его взгляд, не успела. Он смотрел прямо на нее, и в этом взгляде не было ничего хорошего.

- Марта, хорошая моя, не подскажешь, у нас новые лица или я что-то путаю?

Экономка побледнела, но эта девушка ей действительно понравилась и она не хотела ее сдавать так просто, поэтому попыталась соврать, хотя и понимала, что ее за это могут жестоко наказать. Альбрехт не отличался особым тактом ни к себе, ни к своим людям и спокойно мог приказать содрать с провинившегося шкуру. Марта лишь надеялась, что именно ее это не коснется.

- Это новенькая, вчера прибыла, с Большого Хутора, его светлость говорил, что я могу взять кого-нибудь на усиление, втроем сложно обслуживать господ, гости ведь почти каждый день…

Валлар может быть и поверил ей, по сути, ему было все равно кого и откуда она берет на работу, он особо не присматривается к служанкам, но тут зачем-то вступила Фрэнсис, видимо не любившая не точностей:

- Марта, ты, наверно забыла, ты привела ее чуть больше часа назад? Это ведь любовни…

Юная повариха вдруг поняла, что предполагаемый любовник Сандры как раз сейчас и стоял на кухне и не мог бы не узнать возлюбленную, если бы она была ею. Но сказанного не воротишь и, решившись, было уйти, лорд резко развернулся, но Фрэнсис уже закусила удила, поняв, что только что совершила ошибку.

Валлар попытался подбодрить девушку:

- Ну-ну, так чья это любовница?

Фрэнсис перевала взгляд на закатившую глаза Сашку, потом обратно на лорда и заикаясь, едва слышно выдавила из себя:

- В-ваша…

Марта прикрыла ладонью глаза, показывая всем своим видом, что она здесь не причем, и вообще ее тут нет. Валлар изумленно вздернув темные брови едва ли не на затылок, нехорошим голосом переспросил:

- Моя?

Александра, понимая, что терять уже нечего и вообще, ей надоел весь этот фарс, бросила морковку на пол и хмыкнула:

- Ваша, ваша или вы против?


ГЛАВА ПЯТАЯ.

Валлар не ожидал такого прямолинейного перехода на личности и не привык, чтобы девушки так отчетливо изъявляли свои желания, поэтому растерялся и не знал, что ответить. Он внимательно осмотрел странную девушку, которая стояла в десяти шагах от него и недовольно кривила губы, словно он был подпорченным товаром, а она думала купить его за бесценок или пусть лежит, и портиться дальше. Взгляд сам по себе упал на тонкое запястье девушки и печально знакомый браслет подчинения, который передавался у младшего рода дома Хонштейнов по наследству. Все тут же встало на свои места.

Довольно цокнув, он улыбнулся.

- Я совсем не против и даже очень за, только этот вопрос надо будет поднять с вашим опекуном. Пройдёмте со мной, миледи?

Услышав подобное обращение к Сашке, Фрэнсис испуганно прикрыла открывшийся рот ладошками. Марта подошла к своей подопечной и отвесила ей незаметный подзатыльник, чтобы в следующий раз говорила только тогда, когда она разрешит или ее напрямую спросил сам лорд.

Александра тоже удивилась, услышав, что ее не относят к простому люду и, оправив юбку из грубой ткани, плавной походкой подошла к выходу. Искать пути отхода она в ближайшее время не планировала, очень уже хотелось понять, что за браслет ей втюхала та блондинка. Да и проигрывать она умела: раз уж не удалось вовремя сбежать, то надо принимать это с достоинством, а то может статься, что это единственное, что у нее еще есть. Кроме, конечно же, украшений любимого отца и тех серег, что она забрала утром из спальни Альбрехта.

- Наверно, не стоит говорить, что никакого опекуна у меня нет, я совершеннолетняя и даже нахожусь в своем уме, хоть и не все с этим согласятся. И куда вы собрались меня вести, если не секрет, ваша светлость? Надеюсь не в холодную?

Валлар, пристально рассматривавший девушку, никак не мог понять, как это хрупкое создание могло разгромить покои его лучшего друга. На первый взгляд она не производила впечатления невменяемой особы или той фурии, образ которой он нарисовал в своей голове, наслушавшись завуалированных жалоб герцога.

Чтобы как-то наладить первый контакт, он осторожно взял безвольные, холодные пальчики прелестницы и учтиво поцеловал их. В нос ударил сильный запах рыбы, а так уж получилось, что он с детства ненавидел все, что связано с водой, если конечно дело не касалось прекрасных русалок. Мужчина не смог сдержать порыв и чуть сморщился. Александра, заметив перемены в дамском угоднике, выдернула руку и насмешливо поинтересовалась:

- Что-то не так?

- Миледи, - чуть подумав, спокойно проговорил Валлар, - обещайте мне, что если вам когда-нибудь еще раз придет в голову помочь на кухне, хотя не знаю, как это возможно, то обещайте мне, что эта помощь не будет связана с рыбой.

Раздавать подобные обещания было легко, поэтому Сашка согласилась не думая. Поняв, что худо-бедно, но что-то похожее на консенсус между ними двумя все же достигнут, лорд пропустил девушку вперед. Ей ничего не оставалось, как оглянуться на замершую у столов Марту и последовать за мужчиной. А все так хорошо начиналось, она даже была уверенна, что уже ночью сможет посмотреть окрестности и считать себя свободной…

- Так куда вы меня ведете, ваша светлость?

- Можете называть меня просто Валларом, я буду безмерно рад такой оказанной чести, - едва не мурлыкал лорд, распуская перед девушкой невидимый павлиний хвост.

Такие худосочные особы были не в его вкусе, он никогда не понимал, как можно было обнимать жердь и что-то при этом испытывать, но эта незнакомка вызывала в нем очень странное желание защитить ее и помочь. Может быть, дело было в ее миниатюрности или в том, что девушка доверчиво шла за ним, покорно семеня маленькими ножками, которые не портили даже эти ужасные башмаки и выглядывающие из-под грубой юбки толстые шерстяные носки.

Александра сразу заметила, какие плотоядные взгляды кидает на нее местный Казанова, но не подала виду. Так еще сохраняется призрачный шанс, что он не перейдет к открытым действиям, потому что не знает, как она может на это отреагировать: вдруг испугается. Судя по тактичному обращению с ней, то ему и его хозяину, что-то очень было от нее нужно. А если она напряжется и сумеет это им дать, то возможно скоро окажется дома. Эта мысль несказанно грела девушку, поэтому она заставила себя улыбнуться идущему рядом мужчине и даже изобразить нечто, похожее на скромность:

- Я бы тоже хотела этого, ваша светлость, но я не смею воспользоваться вашим предложением.

Валлар едва не таял, вообразив себя галантным героем, который может прикрыть прекрасную и беззащитную леди от коварного монстра, роль которого сейчас играл его друг.

- Почему же?

- Мы с вами еще не знакомы, да и я до сих пор не знаю, куда именно мы идем.

Лорд осторожно, чтобы ненароком не нанести травм, хлопнул ладошкой себе по лбу:

- Это я от радости, что встретил вас, совсем забыл спросить, как ваше имя. И не беспокойтесь, я никому не дам вас в обиду, сейчас мы пройдем в Малый трапезный зал, там гораздо удобнее беседовать.

Сравнив обращение Альбрехта и Валлара, Саша пришла к выводу, что второй мужчина ей гораздо приятнее. Она хотя бы знает, как вести себя с подобными типами, что отвлекаются на малейшее движение женского тела. Подумав, что учтивость еще никому не сломала хребет, она лукаво улыбнулась:

- Вы можете называть меня Сандрой, а по поводу защиты, я обязательно подумаю.

Услышав это имя, молодой граф едва не споткнулся на ровном месте, но все же удержался от падения и всю последующую дорогу, они шли молча, что девушку вполне устраивало. Притворяться и играть она умела блестяще, но делать это против воли не любила. Одно дело продумать все до мелочей и заставить нужных людей действовать по своим правилам, и совсем другое быть в заведомо зависимом положении от других. Никакого удовольствия от процесса.

Малый трапезный зал находился на втором этаже в восточном крыле замка и когда туда вошли Сашка с графом, в сопровождении гвардейцев, за накрытым столом на десять персон уже сидел Альбрехт. Вкусно пахнущая еда, на первый взгляд не выглядящая привлекательно, неожиданно взбудоражил желудок Александры, и ей пришлось вспомнить, что она ела только в институте после пар, то есть около суток назад.

В полной тишине и на весь зал предательский стон желудка подтвердил ее догадки, а заодно известил всех о том, что за питанием этой девушки должен следить кто-то посторонний. Лицо Александры осталось таким же каменным, с каким она вошла в трапезную, хоть ей и захотелось провалиться сквозь блестящий от воска паркет. Валлар, желая разбавить затянувшуюся паузу и неловкость, стиснул свои ребра и торжественно объявил:

- Я так голоден, что способен в одиночку съесть дикого кабана! Мне об этом даже уже мой организм говорит.

Против воли, девушка кинула в сторону лорда взгляд полный затаенной благодарности, но к счастью он этого не заметил, иначе обязательно бы воспользовался моментом. Сопроводив ее к столу и усадив во главе, прямо напротив молча пившего красное вино герцога, Валлар плюхнулся аккурат между ними. Он не хотел терять девушку из виду, поэтому заранее выбрал нейтральную сторону.

Альбрехт заметил перемены, резко произошедшие в друге сразу же, едва они вошли, но комментировать ничего не стал, лишь два раза хлопнул в ладоши. Из ниш, занавешенных белой тканью, что гармонировали с персиковыми стенами, тут же выбежали молоденькие лакеи. Одни несли серебряные приборы, другие искусно вышитые полотенца, третьи миски с ароматно пахнущей водой. Одна такая посудина быстро появилась перед Александрой, а рядом встал улыбчивый кудрявый юноша, держа на вытянутых руках переливающуюся светлую ткань: самое настоящее произведение искусства.

Девушка уверенно смочила кончики пальцев в воде и так же легко промокнула о полотенце, стараясь не коснуться лакея: дурной тон. Альбрехт следил за ней, не скрывая при этом своего интереса и удовлетворенно отметил, что этикет ей вовсе не чужд и не надо будет хотя бы здесь тратить свое время. Воспитание это очень большой труд, а еще больше – нервы.

Александра чувствовала взгляд сидящего напротив мужчины, но пока предпочитала молчать, в конце концов, именно она здесь гостья, при чем, голодная. Если кому-то что-то от нее надо, то пусть первым и открывает рот. Подбежал еще один юноша, поставил около девушки несколько бокалов, и ловко орудуя темными бутылками, поочередно налил в них красное и белое вино. И лишь в последний бокал, более вытянутый, чем первые два, нацедил варево, больше похожее на жидкое варенье. Незаметно принюхавшись, Саша решила, что пробовать это точно не станет, ей нужно максимально сохранить свое здоровье.

Лорды молча орудовали ножами и вилками, делая вид, что Александры за столом вообще нет. Пожав плечами, девушка ухватилась за вилку с широким, в виде лопатки основанием, имеющей пять зубцов и аккуратно переложила к себе в тарелку небольшой кусочек запеченной рыбы, добившись, чтобы по пути к ней она не развалилась. Порыскав голодным взглядом по столу, но не найдя чего-то более-менее приличного, она решила попробовать местной каши. Вот только здесь ее ждал сюрприз: она была твердой, как позавчерашний хлеб. Не подав виду, что удивлена, девушка осторожно отрезала солидный кусок и бросила рядом с отвоеванной ранее рыбой. Взяв нужные приборы и приготовившись к худшему, девушка отправила первый кусочек в рот. Все оказалось еще хуже, чем она думала: еда была не просто переперченной и сильно пересоленной, эту резину невозможно было пережевать без растворителя. Царская водка, которая вступает в реакцию даже с золотом, вполне могла бы здесь пригодиться, жаль только ее нельзя употреблять в пищу.

Альбрехт, заметивший небольшую заминку, ехидно поинтересовался:

- Что-то не так?

С трудом проглотив местный шедевр кулинарии, девушка отпила красного вина, отметив, что хотя бы это здесь умеют делать на достойном уровне и спокойно проговорила:

- Все не так.

Не ожидавший такой откровенности, герцог чуть нахмурил тонкие светлые брови:

- Не хотите раскрыть нам подробности?

Александра как раз в этот момент увидела перед собой соус в богато инкрустированном агатами, серебряном кувшинчике и с надеждами ухватилась за него. Не в интересах Марты врать, что Джошуа небожитель по сравнению со всеми остальными, может хотя бы с его стряпней пища покажется более съедобной.

- А зачем?

Валлар кинул приятелю предостерегающий взгляд и уткнулся в свою тарелку, полностью абстрагировавшись от происходящего. Герцог напротив не притрагивался к еде, предпочитая обедать только вином, и наливал себе уже третий по счету бокал.

- Просто потому, что я так хочу.

- Ну и хотите себе на здоровье, я-то тут при чем?

Девушка была голодна и злилась на то, что ей никак не дают удовлетворить свои обычные потребности. У нее было правило, которое она переняла еще у деда: всему свое время, пище одно, делам другое. И она не видела никаких причин для того, чтобы сейчас взять и все поменять, только потому, что одному с рождения избалованному белобрысому недомерку так захотелось.

Альбрехт спокойно улыбался и мысленно представил, как браслет нагревается. Девушка как раз думала, выплюнуть ли ей кусок рыбы, вымоченный в белом соусе, который по вкусу походил на оконную замазку или это будет слишком. Почувствовав сильное жжение в руке, которое перешло в нестерпимую боль, она с тихим шипением задернула рукав и изумленно уставилась на браслет: он накалялся прямо на глазах. Плохо соображая, что она делает, девушка вскочила и яростно затрясла рукой. Увидев, как Сандра пляшет у стола и отчаянно ругается какими-то непонятными ему словами, граф недовольно повернулся к улыбающемуся Альбрехту и прикрикнул:

- Прекрати немедленно!

Острая боль тут же прекратилась, но обычная, ноющая, какая бывает при сильном ожоге, осталась. Александра не доверчиво рассматривала запястье, на котором вспухли самые настоящие волдыри. Первый болевой шок начал постепенно спадать и на глазах девушки навернулись слезы, она прекрасно слышала, что сказал Валлар и, хотя не понимала, как герцог мог быть причастен к этому происшествию, с ненавистью уставилась на него. Слезы, не получив разрешения течь, застыли на длинных ресницах и в скором времени высохли.

Не чувствуя себя не правым, напротив, считая, что эту выскочку надо поставить на место сразу и даже хорошо, что таким жестоким методом, лениво поднялся из глубокого кресла, и четко печатая блестящими ботинками-лодочками шаг, направился к девушке. Александра выпрямилась, отсчитывая, сколько шагов осталось до нее, и едва герцог приблизился, коротко размахнулась и впечатала мужчине полновесную оплеуху, мало имеющего общего с обычной женской пощечиной.

У Валлара, глядя на то, как стремительно наливается краснотой и опухает левая сторона лица Хонштейна-старшего, выпал из пальцев нож, которым он до этого примеривался к запеченному ежу. Понимая, что секунда-другая и от девушки, позволившей себе дотронуться до владетельного герцога, в сторону которого боялись коситься даже императорские отпрыски, граф вскочил и, отдернув Александру, быстро спрятал ее себе за спину.

Девушка прекрасно понимала, что рискует всем, но униженно просить прощения не собиралась. Пусть этот монстр летит в ад ко всем чертям, пусть даже и с ней. Там она сумеет выбить себе местечко погорячее, чтобы быть рядом с обидчиком и подкидывать ему дров в котел.

- Даже не думай, - глядя другу прямо в глаза, твердо проговорил Валлар.

- И это говоришь мне ты? – прошипел герцог, однако, не делая попытки как-то обойти мужчину.

Он готов был собственноручно оторвать ей голову, и ему не нужно было для этого пользоваться браслетом. От подобного шага останавливало только то, что эта девица была нужна ему, как воздух. Только он начал сомневаться, пойдет ли она с ним по собственному желанию и не знал, что ждать от нее в дальнейшем: такие существа, как она, не успокаиваются.

Когда-то у него был подобный конь, сколько кнутов он об него стесал, чтобы тот приноровился к седлу и не скидывал его, когда ему надоест нести всадника, было просто не счесть. Он падал, обтекал кровью, варился на жаре, куда Альбрехт специально ставил его и не давал при этом питья, но не смирился. В назидание всем и скрепя сердцем, что так и не сумел справиться с диким мустангом, как-то ранним утром он добил его, чтобы больше не мучить ни его, ни себя. Ветер, а именно так его звали, принял это решение с благодарностью.

- Ты видел, что она сделала?

Валлар видел, и как к этому отнестись не знал, но калечить ценный трофей не хотел:

- Видел и давай успокоимся, сядем и все проясним. Ты ведь даже не ввел девушку в курс дела, сразу набросился. Она ведь понятия не имеет: где оказалась, ни кто ты такой, и уж тем более не знает, что за украшения ей придется носить до конца своих дней.

Альбрехт и сам прекрасно это знал, но оставлять все как есть, не имел права, иначе его авторитет, который он зарабатывал буквально потом и кровью на протяжении многих лет, в одночасье рухнет без возможности восстановления.

- Все равно будет наказана.

Продолжая испытывать незаслуженную боль от сильного ожога, и услышав, что ей предстоит за это ответить еще, не выдержала и выглянула из-за спины нежданного защитника:

- Вам видимо понравилось?

Вообще, Александра имела в виду оплеуху, но на ее счастье герцог подумал о браслете и неопределенно качнул головой:

- Я могу обойтись и без физического наказания, но поверь, узнав, что тебя ждет, ты бы с радостью поменяла его на еще одно такое же украшение.

Он указал взглядом на ожог, и девушка сразу поверила, что так оно и есть. Есть что-то такое, что он может с ней сделать, что гораздо хуже физических страданий. Вот только признать это означало проиграть и после этого он точно размажет ее по стенке, чего допускать было никак нельзя. Понимая, по какому тонкому льду она ступает, девушка без страха посмотрела Альбрехту в глаза:

- Вы об этом пожалеете.

Герцог был человеком осторожным и не видел в спорах никакого смысла, поэтому равнодушно согласился:

- Может быть.

Уступая неодобрительному взгляду друга, Хонштейн-старший скривился, но все же взял Александру под руку, да еще именно в том месте, где красовались багровые волдыри размером с двух рублевую монету. Девушка даже охнуть не успела, хотя ожидала приступ острой боли от подобного прикосновения, но этого не произошло: сначала прошла краснота, а потом и сам ожог исчез без следа.

Герцог удовлетворенно причмокнул губами:

- Так лучше? – и, не дожидаясь ответа и уж тем более благодарностей, вернулся на свое место.

Александра была в шоке от всего происходящего и не могла поверить собственным глазам: сначала браслет сам по себе нагрелся, потом так же неожиданно исчезли появившиеся волдыри. Чудеса, да и только! Только девушка в них не верила, и начинать не собиралась. Именно в эту минуту она поняла, что действительно попала и все угрозы, которыми сыпала блондинка в ее адрес, имели под собой основание. Девушка ни на кого не глядя, села в кресло и залпом осушила бокал с белым вином. Как по мановению волшебной палочки он тут же наполнился снова, только рядом не было ни кого, кто мог бы поучаствовать в этом процессе. Вино лилось прямо из воздуха.

Сглотнув, Александра мрачно поинтересовалась:

- Это какая-то магия?

Валлар и Альбрехт обменялись непонимающими взглядами и, получив разрешение, граф тут же спросил:

- Откуда такое пренебрежение? И вовсе не какая-то, а самая настоящая. У вас в мире так не делают?

- У нас в мире так не делают… - спокойно повторила девушка и, взяв тот самый бокал, привалилась к спинке.

Раз уж плавать на самом дне, то хоть с комфортом.

- Никогда не слышал о местах, где магии нет, - попытавшись узнать о ней как можно больше подробностей, осторожно пробормотал лорд Тибериас.

- А я никогда не слышала о местах, где она есть, - в том ему тут же ответила Сашка.

Она сделала большой глоток и наконец, почувствовала, как колоссальное напряжение, которое сводило даже мышцы ног, начало ее отпускать. Не зря отец говорил, что бокал хорошего вина может решить добрую половину проблем, а два – все остальные. Главное, чтобы это было действительно хорошее вино.

- В каком простите, захолустье вы росли?

Графу тяжело было представить, как можно жить без ощущения силы, которая заставляет все бурлить внутри. В глубине его мохнатой души зашевелилось что-то, отдаленно напоминающее жалость.

- В таком, где вас никогда не будет.

Александра прикрыла глаза, вспоминая великолепный вид, открывающейся на рассветный город со смотровой площадки одной из башен Москва-Сити и улыбнулась. А чего стоит вкус горячего глинтвейна с легким намеком на пряность гвоздики и корицы, когда тело продрогло и мечтает о тепле, а за окнами бушует снежная стихия и все рейсы из Екатеринбурга отменили? Или порывистый, пропитанный солью и свободой воздух в Кронштадте, что как верный пес, охраняет статный Петроград, и по сей день? Едва ли все это захочешь променять на кашу, большую похожую по твердости на брауншвейгскую колбасу.

- Тем не менее, добро пожаловать в Теллус, - со смешком припечатал Альбрехт, ревниво думая о том, каким именно мыслям сейчас улыбается девушка.

Для него было отрадно видеть, что она довольно спокойно восприняла перенос из своего дома сюда, хоть в тайне был готов к бурной девичьей истерике.

- Теллус? – Александра соизволила открыть один глаз, но и тот тут же сощурила, - так называется этот мир? Забавно, именно так у нас древние римляне называли Землю, откуда я родом. Но что-то вы не слишком похожи на тех римлян и я даже не знаю, как именно вас назвать.

На самом деле Сашка хотела их «обозвать» каким-нибудь красным словцом, но говорить об этом вот так сразу поостереглась. Память об ожоге еще не успела выветриться из ее головы.

- А мы не римляне, - широко улыбаясь, проговорил Валлар, с удовольствием глядя на нее, - мы эдрахи и живем в империи Золотого Эдраха, названной в честь ее основателя. Ко мне я уже говорил, как можно обращаться и надеюсь на взаимность, но мое полное имя граф Валлар фон Тибериас Адваррейский. К сожалению, в своих землях я не был давно из-за службы, которая постоянно требует моего присутствия рядом с его светлостью Альбрехтом. Но все же я буду мечтать о том дне, когда вы решите навестить меня в скромном замке на южном побережье. Я единственный в Эдрахе, кто владеет землями близ океана, там чудесная природа.

Сашке на это оставалось только вежливо улыбаться и кивать в такт словам, после второго бокала вина сделать это оказалось не так уж и сложно и чтобы вообще забыть, что здесь существует кто-то еще, помимо нее самой, девушка потянулась за третьим. Обычно она не позволяла себе таких опрометчивых поступков, но все когда-то бывает в первый раз. Альбрехт, внимательной следивший за всем, что происходит за столом, едва сумел дотянуться ногой до разомлевшего Валлара и с силой пнуть его. Приятель тут же перестал раздевать его «заклятницу» глазами и посерьезнел. Не заметив этого, Александра зацепилась за незнакомое слово:

- Ну и название у вашей империи, не могли что-то попроще придумать? Люди, наверное, языки ломают.

Альбрехт оскорбленно дернулся и процедил сквозь зубы:

- А мы не люди.

Сашка помотала головой, но после того, как убедилась в наличии параллельных вселенных, для нее даже эта информация не стала неожиданностью, она понимала, что здесь и сейчас возможно абсолютно все.

- А кто?

- Об этом не принято говорить, - поспешил вмешаться Валлар, опасливо косясь на окаменевшего друга, у которого только желваки изредка ходили на лице, выдавая в нем живого человека, а не восковую куклу:

- Когда-то очень давно дети от союзов разных рас сильно не приветствовались и всячески притеснялись, ровно до тех пор, пока узкому кругу избранных это не надоело. Они собрали всех желающих, построили и выкупили корабли и отправились на отдельный, огромный материк, половину которого впоследствии заняли и отстроили империю Эдрах.

Услышав такое пояснение, Александра захохотала, а когда потребность в смехе резко отпала, абсолютно трезвым голосом произнесла:

- Ну, это просто несостоявшаяся история про Колумба и Америку, только в вашем случае этот настырный исследователь все-таки открыл именно то, что хотел вначале своего путешествия. И что вам нужно от простой и честной девушки? Только не говорите, что я здесь для того, чтобы изучать вашу историю.

Граф горячо заверил ее:

- Ни в коем случае, для этого у нас есть свои писцы и ученые. Вы, как бы это сказать, в некотором роде, так уж сложилось, часть семьи сидящего перед вами лорда Хонштейна.

Александра хмуро взглянула на молчавшего все это время лорда и несогласно покачала головой:

- Не получится, я свой род знаю вплоть до троюродной прабабушки в седьмом поколении, а глубже связи все равно не считаются. И никого с такими малопривлекательными чертами, как ваш герцог, у меня в семье нет. Уж поверьте, я бы знала.

Граф не знал, как подобрать нужные слова, чтобы сразу не испугать Сашку, но тут ему на помощь, в свое нестандартной манере пришел сам Альбрехт.

- Меня мало радует присутствие подобной особы в моем доме, но я вынужден с этим мириться. Как ваше имя?

Проглотив шпильку, Сашка спокойно ответила:

- Сандра.

Реакция герцога была столь же неоднозначной, что и у его друга, но он быстро справился со своими эмоциями:

- Видимо это судьба, жизнь не так часто преподносит подобные сюрпризы. Уж не знаю, при каких обстоятельствах вы примерили этот браслет, - герцог покосился на руку Александры, - но прежнюю хозяйку, которой он достался по прямому наследованию, звали так же, Сандрой.

Сашка прикусила верхнюю губу, такой подлянки от своей тезки она не ожидала.

- Если дело в этом, то я с радостью отдам его вам, вы передадите своей родственнице и разойдемся на этом.

Наслаждаясь вспыхнувшей надеждой в ореховых глазах новоявленной Сандры, Альбрехт со вкусом произнес:

- Это не возможно. Сандра, была последней из оставшихся в живых представителей младшей ветви рода Хонштейнов, баронессой Дризен. Так сложилось, что моя семья с самого начала становления императорского дома, заботилась о безопасности нового государства, а младшая ветвь рода с радостью прикрывала собой императорскую семью. Мне даже сложно подсчитать, сколько из них погибло, закрывая собой от врагов главных эдрахов страны, но на сегодняшний день осталась только она.

Александре совершенно не хотелось слушать, в какую передрягу от рождения попала ее тезка, но судя по всему у нее не было выбора.

- Не всегда служение императорскому дому было добровольным, - поджав губы, неодобрительно произнес герцог, словно это было верхом кощунства, - поэтому одним из магов, которого уже давно нет в живых, был изобретен браслет подчинения, и он надевался на самого старшего в семье Дризен.

- Сочувствую, тяжелая жизнь, раз даже деньги и прочие блага не помогли купить верность, - немного раздраженно проговорила Сашка, - и я так понимаю, не желая гробить свою жизнь в самом расцвете сил, ваша родственница сбежала. Очень мудро с ее стороны, я бы поступила точно так же. В конце концов, она не воин и не самурай какой-нибудь, чтобы защищать своим телом взрослого мужика на троне.

- Помолчите, - рыкнул Альбрехт и, добившись полной тишины, продолжил, - да, сбежала, не успев примерить браслет подчинения. За сутки до торжественной церемонии. Она оставила только письмо, в котором умоляла ее простить и не искать хотя бы ближайший год, а она в свою очередь найдет достойного преемника, который сможет начать заново доблестный отчет в младшей ветви Хонштейнов и сделает для империи много больше, чем могла бы лично она.

Дождавшись паузы, Александра похлопала в ладоши:

- Чудесная история, по ней бы роман написать или даже фильм снять, я бы на такую картину сходила бы. Только, мне-то, зачем вы все это рассказываете, хотите, чтобы я поведала, где ваша прекрасная дама? Вот убейте, не знаю и более того, знать не хочу, а если вам нужна моя помощь в ее поисках, так предложите что-то, что простимулирует мое желание!

- Не буду я никого искать, тем более, что она сдержала свое слово и прислала вместо себя человека, - отрезал герцог, не желая вступать в дискуссию.

Александра резко наклонилась вперед:

- Это меня что ли?

Альбрехт поймал мученический взгляд Валлара, которому порядком надоела эта перепалка и громыхнул:

- Хотите вы этого или нет, но у вас нет другого выбора, кроме как смириться и послужить своего новому господину. Браслет подчинения не зря так называется, вы видели, на что он способен! Снять его вы тоже не сможете, как не сумею и я, здесь мы с вами наравне. Как видите, все решено без нашего участия.

Александра слушала его внимательно, проникшись торжественностью момента: герцог даже пристав со своего кресла и вцепившись в ажурную спинку, вещал хорошо поставленным голосом о вечных ценностях, гордости, верности и священном праве погибнуть по имя интересов страны. Он не учел только одного момента: погибать Александра не хотела категорически, по крайней мере, не за интересы чужого дядьки, для этого у нее было собственное государство, которое на ее скромный взгляд заслуживало подобной щепетильности гораздо больше. И поэтому, когда герцог выдохся и посмотрел на гостью сияющими глазами, невероятно преобразившись в этот момент: сильный, с прямым орлиным носом, дерзким уверенный взглядом, весь в блестящем серебристом костюме, что на дневном свете просто вспыхнул золотом, Сашка встала рядом и молча показала ему оттопыренный средний палец.

К сожалению, ни граф, ни тем более Хонштейн-старший не поняли этого странного жеста, и пришлось пуститься в объяснения:

- Идите к дьяволу, так понятней?

Глаза Альбрехта неуловимо потемнели, теперь это была не свежая апрельская трава, только-только набирающая живительную силу. Сейчас он напоминал огромный ледник, что когда-то помог утонуть Титанику. Глубоко вздохнув, он проговорил нейтральным голосом:

- Я вас предупреждал, что неподчинения не потерплю.

- Можете превратить все мое тело в сплошной ожог, - непреклонно заявила Александра, уже приготовившись к адской боли, - но мой ответ окончателен: нет. Это вам не челядь шпынять в пьяном угаре, моя фамилия Козырь, потрудитесь запомнить, потому что услышите ее еще не один раз!

- Зачем же портить такую красоту? – фальшиво удивился мужчина и кивнул мрачному Валлару:

- Помоги мне ее раздеть. Там на плацу как раз сейчас должно быть построение, пусть мои гвардейцы хоть немного порадуются жизни, а то все тренировки, да тренировки, до простого созерцания прекрасного нет даже минуточки.

Не надо было быть семь пядей во лбу, чтобы не понять, что об этом они говорят на самом деле. Конечно, прилюдное унижение, тем более в таком патриархальном мире, где репутация цениться превыше всего остального, могло стать для нее крахом. Именно на это понимание и рассчитывали эти полукровки.

- Только попробуйте ко мне прикоснуться, и я за себя не отвечаю, - стараясь не паниковать, рявкнула Сашка.

Альбрехт не стал ничего отвечать, все и так было понятно, и не меняя ленивой размеренной походки, направился к девушке. Валлар закатил глаза, меньше всего ему хотелось участвовать в избиении младенцев, но и он понимал, что бунт должен быть подавлен любыми способами и лучше уж так, чем физические мучения, он встал сзади девушки, готовясь схватить ее по первому приказу Альбрехта.

Герцог замер в шаге от жертвы, жестко усмехнулся и пропел, заводя руку:

- Поиграем?

Главы 6-7.

ГЛАВА ШЕСТАЯ.

- Поиграем?

- С удовольствием, - пробормотала Александра, сжимая в руке бокал с недопитым вином и делая не твердый шаг назад.

Весь хмель, попавший в кровь и растворивший в себе часть нервозности, выветрился, стоило девушке поймать на себе холодный взгляд герцога. О, с каким предвкушением мужчина смотрел на Александру, словно только в мести к ней и был заключен весь смысл его существования в это мгновение. Он не мог понять, почему судьба подкинула ему именно эту особу с полнейшим отсутствием инстинкта самосохранения и до невозможности упрямую. Признаваться себе, что в глубине души он испытывал раздражение на девушку из-за того, что узнавал в ней себя в пору становления герцогом, ему не хотелось. Это выглядело слишком мелочно.

На узкие плечи, хрупкость которых не могла скрыть даже убогая одежда служанки, предостерегающе легли мужские мозолистые ладони и слегка сжали их. Валлар хотел таким образом удержать ее от возможных глупостей, а заодно поддержать, но вышло так, словно он собирался скрутить девушку, пока Альбрехт не исполнит задуманное.

Сам герцог, уверенный в своей власти от того, что браслет никогда не подводил прославленный род Хонштейнов, дразняще провел указательным пальцем по бескровным, искусанным от постоянного волнения губам Александры. Вернее он только собирался это сделать, примериваясь, как это сделать максимально не комфортно для девушки и уже было потянул к ней руку, но Сашка не двусмысленно осклабилась, приглашающе облизнув языком уголки губ: откусит палец не задумываясь и плевать ей на последствия. Иногда вкус секундного триумфа важнее самого тяжкого наказания. Ему ли это не знать.

Герцог нерешительно замер с протянутой рукой, думая, стоит ли оно того и решил, что обязательно сделает это, но позже.

- Тебе помочь или сама разденешься? Не будем заставлять ждать Ларайе, он уже выгнал гвардейцев на тренировку на задний двор.

Девушке было страшно, но она храбрилась из последних сил. Подавшись вперед, Александра тут же убедилась, что Валлар держит ее крепко и отпускать не собирается, хрипло проговорила:

- Помочь. Я люблю, когда мне прислуживают.

Альбрехт сделал вид, что несговорчивость девушки его очень сильно расстроила, что он прямо-таки вынужден приступить к показательным действиям, но в этом виновата только она одна и кивнул графу:

- Милорд, помогите леди Дризен пройти во владения нашего дорогого сквайра.

- Может не стоит пугать леди вот так с ходу? Я бы вообще запретил Ларайе появляться на публике, он…

- Валлар! – герцог не повышал голоса, но по едва изменившемуся тону мужчины было ясно, что тему, которую поднял граф, не стоит развивать дальше.

Графу не хотелось обострять отношения со старым другом, но подобное отношение к женщине коробило его сильнее, чем беспокойство за то, как Альбрехт отнесется к его словам, поэтому он все же выдавил из себя:

- Ваша светлость, может, все-таки обсудим сложившуюся ситуацию в вашем кабинете? У меня кажется, что леди Сандра все еще не совсем понимает…

- Ваша светлость, - с улыбкой произнес Альбрехт, и графу не оставалось ничего, кроме как замолчать.

Валлару не нравилось все то, что происходило и он, мысленно вздохнув, дал себе обещание, что потом обязательно поговорит с другом обо всем, но уже с глазу на глаз. Он давно не видел Хонштейна-старшего в таком возбужденном состоянии, хотя явного повода так выходить из себя у того не было. Подумаешь, девчонка не в восторге от браслета, ну так ей простительно, она не знает местных правил и жизни. А Альбрехт вцепился в нее мертвой хваткой, как будто не видит, что своей настойчивостью делает только хуже, это ведь не его Эсса и даже не прошлая Сандра, которые предпочитают язык силы. Все женщины разные и подход к ним должен быть соответственный.

- Леди Дризен, - мягко попросил граф девушку, склоняясь к ее уху, - пойдёмте, здесь не далеко.

Александра дернулась и так же шепотом проговорила:

- Козырь, ваша светлость. Во времена Союза даже кэгэбисты не смогли заставить деда сменить не прилично звучащую, по их мнению, фамилию. Он всегда говорил, что раз фашисты не смогли его согнуть, когда взяли в плен и двое суток пытали, желая узнать, где партизанская лежка, то и под своих, он не подстроиться. Надеюсь вам понятно, к чему я это говорю?

Валлар смог уловить только общий смысл сказанного девушкой, но понял, что знать подробностей этого ему точно не хочется и только спросил:

- А дедушка у вас кто?

Александра была уверенная, что говорить о том, что он заслуженный вор с богатым прошлым, здесь не стоит, поэтому твердо произнесла:

- Он был настоящим человеком и что так редко в наше время, никогда не изменял себе своим принципам.

Это было достойным определением в глазах самой Сашки, но о чем именно шла речь, ни для графа, ни для Альбрехта не было понятно в силу особенностей их происхождения. Кровь всех имперцев была так сильно разбавлена многочисленными расами, что найти среди них чистокровного человека было практически невозможным делом. Зато здесь никто не косился друг на друга, как в других землях.

Валлар галантно предложил Саше руку, которую она с блеском проигнорировала и осталась стоять на месте, упрямо поджав губы. Альбрехт развернулся на каблуках и направился вон из зала, на ходу бросив через плечо:

- Или вы идете за нами добровольно, или я снова воспользуюсь браслетом. Если мне захочется, я могу даже приказать вам сброситься с крепостной стены и орать при этом какую-нибудь веселую песню.

- Вряд ли вы пойдете на это, по крайней мере, до тех пор, пока я вам нужна.

- Вы конечно интересная женщина, но если в вашем мире все такие, я лучше подумаю над вариантом, чтобы отправиться туда и купить верность нужного человека. Ну, так что?

Как можно было купить такую редкую драгоценность, как верность, Саша не знала, но мысленно пожелала ему успехов в этом неблагодарном деле.

- А вы не тратьте ни мое время, ни свое. Приказывайте. Я добровольно выполнять ваши «хотелки» не собираюсь, - отрезала Александра, сложив руки и вызывающе посмотрев на удаляющиеся спины дворян.

Она отчаянно шла на принцип не для того, чтобы что-то доказать Альбрехту, кто он вообще такой, чтобы о нем постоянно думать. А для того, чтобы понимать реальные возможности браслета подчинения и почему герцог, напропалую угрожая им, пока что воспользовался своим оружием лишь раз.

Альбрехт отвернулся, ничего не сказав, но буквально через несколько секунд тело Сашки ожило и против воли само пошло вперед. Движения поначалу были несколько деревянными, но потом походка выровнялась и даже ускорилась. Девушка быстро догнала лордов уже у лестницы, выкованной из потемневшей от времени бронзы. Чувствовала она себя при этом довольно жалко, пыталась сконцентрироваться и если уж не перехватить контроль над телом, то хотя бы частично ослабить его. Внутренняя борьба давалась чрезвычайно сложно, лоб девушки через некоторое время покрылся испариной, пальцы затрясло от колоссального напряжения, которое она испытывала, но скоро, ей удалось чуть-чуть сжать мизинец на ноге. Поняв, что лазейка все-таки есть, Сашка тут же расслабилась.

Она искала подтверждения своей догадке, и она ее получила. Получалось, что браслет не ломал волю магией, в которую ей не очень хотелось верить, но все же приходилось: он напрямую давал возможность Альбрехту воздействовать на ее мозг. Из-за такого насильно наведенного моста между ее сознанием и герцогом, который знал, как с этим управляться, она была беззащитна ровно до тех пор, пока его воля сильнее ее. Оставалось лишь понять, как сделать так, чтобы сравнять их шансы.

Спустившись на первый этаж со стороны правого крыла, где челядь практически не попадалась на глаза, словно почуяли приближение хозяина и попрятались, они вышли во двор. Валлар пропустил девушку вперед, проводив ее сочувственным взглядом и как бы говоря, что нужно немного потерпеть и скоро все образумиться, а затем и сам вышел.

Задний двор по площади был не таким большим, как основной, в который входил даже фруктовый сад для прогулок хозяина и его гостей. Здесь, кроме кузницы и еще нескольких мастерских, больше ничего не было. Земля была полностью укрыта под серыми плоскими булыжниками, а на ней столпилось три десятка молодых мужчин, одетых в просторную темную одежду. Они все были босы, только что после пробежки и готовились к разминочным упражнениям: ходили с места на место, крутили руками и пытались восстановить дыхание.

Еще два десятка гвардейцев, которых поставили охранять крепостную стену и смотреть за всем, что твориться за ее пределами, с любопытством припали к маленьким бойницам и следили за товарищами внизу. А за всем этим беспределом, присматривал крепкий коренастый мужчина лет тридцати пяти, сидевший на каменном основании колодца. Прямо напротив него располагалась кузница, из которой доносился характерный звон ковавшегося металла.

Александра не сразу его заметила, но стоило ему шевельнуться и посмотреть в сторону улыбающегося Альбрехта и хмурого Валлара, как он попытался встать и подойти, но был остановлен рукой герцога. Приказ есть приказ, мужчина тут же потерял к ним всяческий интерес, отвернулся и принялся командовать своими гвардейцами. Тренировка шла полным ходом.

Альбрехт, сияя, словно тульский самовар и едва не потирая руки, повернулся к девушке:

- Ну что, посмотрим, как леди Дризен умеет очаровывать мужчин? Нам очень пригодиться эта способность, так что жду, не дождусь, так хочется увидеть, насколько она у вас развита, Сандра.

- Козырь, - неприязненно откликнулась Сашка, не понимая, чего именно он собирается этим добиться, - и определитесь уже, мы на «вы» или все-таки на «ты».

Скажем так, ситуация складывалась неприятная, но не смертельная. Да, он намеренно хотел сломить ее волю и унизить, и будь она немного другого воспитания, может быть, даже впала в истерику, но девушка думала об этом, как о походе на пляж или в бассейн. С одним лишь исключением: все остальные так не думали и вряд ли когда-нибудь видели нечто подобное. Тем более она видела, во что одеваются местные женщины: это лишь отдаленно напоминало то белье, которое любила носить она. Так уж получилось, что под платье на прием к отцу она надела черное кружевное боди с открытой спиной и без лямок, в нем она даже со своей цыплячьей фигурой выглядела как фотомодель с модного журнала. Так что решение герцога ее, конечно, не приводило в восторг, но она не сомневалась, что он себе роет яму точно так же как и гвардейцам, изголодавшимся на службе по женским чарам.

- Какая разница, - фыркнул герцог и щелкнул пальцами, словно в ресторане и сейчас из-за угла вот-вот выбежит официант, - можете начинать.

Руки девушки сами взметнулись к горлышку блузки, стиснули первую пуговицу и начали расстегивать одежду, сначала неуверенно, словно ждали, когда их владелица начнет умолять простить ее и обещать, что с этого момента будет самой послушной девочкой на свете. Александра лишь усмехнулась, глядя в потемневшие от ожидания глаза герцога:

- Жаль, музыки нет, тогда я бы не только очаровала, но и заставила бы на себе жениться, вас, например.

- Спешу вас огорчить, но вам это не светит, - хмуро сообщил Альбрехт, глядя на то, как пальцы девушки взялись на вторую пуговицу.

- Я счастлива, - искренне выдохнула Сашка.

Она перешла к самой пикантной части раздевания, схватилась за ткань между ложбинкой груди и резко развела в стороны, рубашка с треском разошлась по швам. Валлар многозначительно посмотрел на своего друга, говоря взглядом, что теперь все происходящее уж точно является перебором. Сашка сбросила окончательно испорченную деталь туалета и взялась за пояс юбки, успев с тоской подумать о том, что под ней у нее чулки с вызывающе широкой ажурной резинкой. Неожиданно, она почувствовала, что может самостоятельно шевелить руками и с недоумением посмотрела на герцога: что произошло, раз он резко прекратил весь этот фарс?

Герцог, обладатель белой мраморной кожи, стоял от нее в двух шагах и стремительно наливался пунцовой краской, рассматривая открывшийся перед ним восхитительный по своей недозволенности вид. Практически полное отсутствие груди сейчас с успехом скрывалось с помощью двух поролоновых чашечек с эффектом пуш-апа, заманчиво затянутых прозрачной вуалью с мелкой россыпью черных блестящих камешков. Альбрехт против воли отступил, не понимая, как девушка могла додуматься одеть такую развратную вещицу, а главное, где она могла ее взять.

- Вы же практически голая! Где ваша нижняя рубашка? Я не думал, что вы настолько низко падшая женщина, которая вместо нижнего белья может нацепить на себя прозрачные обноски!

Александра недоуменно моргнула от такого неожиданного наезда на ее внешний вид, хотя разве не это ли желал он получить, заявляя, что научит ее манерам и, притащив сюда, приказал снять верх? Девушка сжала кулаки и прошипела:

- Это не вид, это безумно дорогое белье от Lascivious! О каких приличиях идет речь, когда вы захотели, чтобы я перед вами оголилась! Сами притащили сюда, думали, что посмеетесь над моим унижением, а теперь возмущаетесь. Самому не смешно?

- Вы падшая женщина, - повторил взъяренный Альбрехт, с трудом отводя взгляд от соблазнительных изгибов загорелой талии Сандры с очаровательным углублением на месте пупка, - чистейший разврат. Нормальная женщина от одной мысли о том, что предстоит прилюдно снять верхнюю одежду, упала бы без чувств на том же месте, и именно этого я и добивался от вас, признания и впечатлительности! И хотя такая беспардонность мне только на руку сейчас, но как вы могли…

- Сначала на себя посмотрите, пользуете барышень направо и налево в разных позах, - обиделась Сашка, припомнив герцогу ранее утро, - бутончик то еще завял от вашего вранья? Или как вас там называли?

- Бутончик? – непроизвольно хрюкнул Валлар, многозначительно косясь на друга.

Судя по довольному виду графа, он только что получил огромное преимущество перед Альбрехтом и обязательно им воспользуется. Мужчина тактично отвернулся от откровенного боди девушки и пытался не смотреть в ее сторону, хотя время от времени инстинкты дамского угодника все же побеждали. Девушка же была зла: мало того, что ее попытались выставить на посмешище, так она оказалась еще и виноватой, что не правильно реагирует на действия Альбрехта. В обморок она, видите ли, мерзавка такая, не упала.

Задумавшись, лорды и Сашка, не сразу заметили, какая напряженная тишина стоит над двором. Гвардейцы стояли столбами и смотрели в их сторону, раскрыв рты, а к ней стремительно приближался тот самый мужчина, что ранее смотрел за процессом тренировки. На вытянутых руках он нес какую-то старую хламиду, которую сразу же бросил девушке на плечи и укрыл ее по самое горло. После чего развернулся к раздосадованному герцогу, и едва не срываясь от бешенства, просипел:

- Это что за представление на моей территории? Альбрехт, я видел, что после смерти отца, ты совсем отбился от рук, но я и подумать не мог, что все настолько серьезно! Как ты посмел вытворять здесь подобную нелепицу, да еще на моих глазах?

Сашу больше всего поразило не то, кто-то смеет разговаривать с герцогом так не почтительно, пусть и, понизив голос, чтобы посторонние не догадались о чем идет речь, а то, что он это проглотил. Альбрехт весь как-то разом сдулся, став похожим на нашкодившего подростка и пробурчал:

- Ларайе, все совсем не так, как тебе показалось.

Мужчина, стоя к Александре спиной, поинтересовался с усмешкой:

- Это как? Здесь на самом деле не стоит полуголая девица? Вот ты мне скажи: ко мне вы зачем пришли? Чтобы мои ребята оценили? Ну, так если тебе уже мало остаться с женщиной наедине, так позови слуг. А ты…

Ларайе сурово взглянул на потупившегося Валлара:

- Ты же старше его, пусть всего на десять лет, но я так надеялся, что мозгов в твоей голове больше, чем у него и ты станешь за ним приглядывать. Видимо, зря.

Александра, с восторгом смотревшая, как легко и быстро этот удивительный человек усмирил двух лордов и, желая выразить ему свою признательность за то, что не побоялся вступиться за нее, легонько тронула мужчину за плечо. Он неожиданно напрягся и развернулся к девушке: медленно, словно нехотя. Сашка сразу поняла, почему воин, а это глядя на военную выправку и стать, был, несомненно, он: не убирал отросшие темные пряди волос в хвост или косу. Так он старался скрыть безобразный багровый шрам, начинающийся с левой скулы и заканчивающийся на середине лба. Удивительно, как только ему удалось сохранить глаза в целости и сохранности, которые сразу же расположили Сашку к себе.

Ясные, ярко голубые, выделявшиеся на закопченном от солнца лице как два василька среди чернозема. Вот только смотрели они на нее устало и как на пустое место. Александра вдруг с горечью поняла, что Ларайе спасал не ее, а репутацию герцога, заигравшегося во всесильного господина. Мужчина сдвинул соболиные брови на переносице, лоб сразу же исполосовали морщины, сделавшие лицо еще более мужественным. Герцог перехватил его взгляд и поспешил вмешаться:

- Ты не понял, Ларайе, это не любовница, а моя заклятница.

Хмурый взгляд воина немного посветлел, но не стал менее подозрительным:

- А куда делась Сандра? Насколько я помню, это именно она была последней из младшей ветви твоего рода или я не в курсе каких-то новостей? В любом случае, кем бы ни была эта девушка, почему она стоит здесь в таком неподобающем виде, а ты потворствуешь этому?

Александра хотела было сказать, что не только потворствует, но является инициатором всего этого безобразия, на что герцог поспешно вставил:

- Это долгая история.

Альбрехт не знал, как объяснить сквайру все так, чтобы он его понял и не подозревал в какой-то подлости. Возможно, он и был не прав, когда решил, что сможет сыграть на чувствах стыда девушки, но кто же знал, что она не начнет хотя бы как-нибудь высказывать свои эмоции, когда он через браслет приказал Сандре расстегнуть рубашку. Это только ее вина, что все получилось именно так, он то рассчитывал совсем на другой эффект!

Ларайе, прекрасно зная своего воспитанника, которого взращивал с самых пеленок, невозмутимо проговорил:

- Лично я никуда не тороплюсь.

Было понятно, что избавиться от него не получиться, скваир был очень дотошным эдрахом, даром что в его теле текла часть драконьей крови, придававшая и без того тяжелому характеру неприятный колорит каменного упрямства. Он был единственным, кого слушал герцог и позволял не только высказывать свое мнение, но и спорить с ним. Все дело в безмерном уважении и том, что Ларайе не раз спасал жизнь Альбрехту. Собственно он так и получил свой шрам, когда однажды прикрыл тело воспитанника. Сквайр знал, что имеет влияние на герцога, но пользовался им крайне редко, как например, сейчас, посчитав, что его мальчик по недальновидности может себе навредить.

Александра не знала подоплеку отношений этих мужчин, но видела, что герцог прислушивается к Ларайе, поэтому все же вставила и свое слово:

- Я тоже никуда не тороплюсь и послушаю, почему его светлость так настойчиво отвлекает меня от своих личных дел.

Мужчина чуть заметно улыбнулся, обнажив жемчужные, аккуратные зубы и подмигнул ей. Герцог не собирался выяснять отношения в присутствии посторонних и, махнув заинтересованным лицам рукой, направился вглубь двора, обогнул кланяющихся ему и графу гвардейцев. Затем скользнул в углубление между работающей кузницей и другими пристройками, попав в темный длинный коридор. Девушке идти туда совершенно не хотелось, это место наводило на мысли о средневековых пыточных подвалах: сырость, копоть на стенах и потолках от открытых светильников, странного вида железные кольца и крюки, вбитые под самый потолок. Заметив, как Александра обеспокоенно оглядывается по сторонам, Валлар выдавил из себя завывающим голосом:

- Вот она, дорога в Преисподнюю…

Сашке показалось, что Ларайе едва не отвесил весельчаку крепкий подзатыльник, сдержавшись лишь в последний момент, буркнул:

- Шут.

Валлар пристыженно замолчал, больше не делая попыток заговорить, что вполне всех устроило. А сквайр тем временем пояснил специально для Саши:

- Я давно не живу на господских этажах, поскольку отвечаю за безопасность замка и мне необходимо иметь возможность быстро оказаться на стене, если что-то случиться. Поэтому его светлость Альбрехт любезно подготовил для меня жилье прямо здесь.

Мужчина резко остановился, толкнул неприметную дверь и вошел самым последним, пропуская вперед лордов и Сашку. Чуть задержавшись и стараясь не смущать мужчину рассматриванием его посеченного лица, Сашка опустила взгляд на свои уродливые башмаки и шепнула:

- А почему вас называют сквайром?

Ларайе приподнял брови: как можно не знать таких простых вещей, но все же ответил:

- Сквайрами называют младших сыновей дворян, у которых есть земельные владения. Я не вхожу в высшее общество, не представлен ко двору, хоть и лорд. Но больше мне нравится обращение: капитан. Я с юных лет служил его светлости Адольру, отцу Альбрехта, потом был его наставником, научил всему, что знаю сам и теперь доживаю свою жизнь в роли капитана его личной гвардии.

- Судя по вашему рассказу вам должно быть не меньше шестидесяти лет, - растерялась девушка.

Мужчина, услышал такой милый бред, коротко хохотнул:

- Должно быть, но мне, к сожалению, раза в четыре больше.

Александра сочла за лучшее промолчать и, подняв взгляд, осмотрелась: жил капитан намного лучше своего ученика. Беднее конечно, здесь не было тех модных деталей интерьера, что Сашка уже видела в спальне герцога, но в простом убранстве светлых оттенков, девушка чувствовала себя лучше, чем в роскошных покоях владельца замка.

Не дожидаясь, пока единственное кресло займет кто-нибудь из ушлых лордов, в него тут же опустилась Александра и приглашающе махнула в сторону кровати и единственного стула напротив него:

- Садитесь, господа, в ногах правды нет.


ГЛАВА СЕДЬМАЯ.

Пока высокородные лорды мешкали, Ларайе успел сесть на стул рядом с Александрой и весело поинтересоваться у воспитанника, где он откопал столь шуструю заклятницу. Герцог вестись на провокацию не спешил и лишь мрачно разглядывал браслет на руке девушки, раздумывая над тем, не воспользоваться ли им еще раз. Поймав изучающий взгляд Альбрехта, она демонстративно выставила оголенную руку с украшением на всеобщее обозрение.

- Будь моя воля, закопал бы, но искать кого-то еще, у меня уже нет времени.

Альбрехт не слишком стеснялся в выражениях, рассказывая капитану, как получилось, что Сашка оказалась в их мире. По всему выходило, что здесь есть только одна жертва и это сам герцог, а уж никак не девушка, которую втянуло в разборки неудачное стечение обстоятельств. Александра слушала этот треп, нервно сцепив пальцы: герцог и рад бы отпустить ее, но она идеально подходила ему для одного давно разработанного плана. Да и браслет находился именно на ее руке, а ведь он закрывается далеко не на каждом претенденте, хочет она того или нет.

- Я про это дело уже в сотый раз слышу, а подробностей никаких. Может, вы все же попробуете найти со мной точку соприкосновения? – резонно заметила Саша, посмотрев на герцога в упор, но тот едва не подскочил от подобной наглости с ее стороны.

- Я не обязан с вами ничего искать, на вас браслет и это главное. Никакого согласия мне не требуется! – раздраженно выдал Альбрехт, - вы сейчас в моем мире, а не у себя дома, поэтому забудьте о том, что все должны спрашивать ваше мнение.

Александра и не думала, что ей кто-то что-то должен, точно так же, как и она, никому ничего не должна. Поэтому на вспышку герцога девушка лишь покладисто кивнула, не тратить же впустую свои нервы:

- Хорошо.

Вот еще, будет она потакать спору с самовлюбленным идиотом. Саша один раз попыталась сгладить конфликт и даже намекнула Альбрехту, что он вполне может попытаться заинтересовать ее в профессиональном плане, если готов вложиться не только морально, но и материально. Девушка была обладателем авантюрного склада характера и не раз с блеском выполняла довольно щекотливые просьбы заказчиков, разумеется, за хорошее вознаграждение, поэтому не видела ничего предрассудительного, если бы герцог обратился к ней с подобной просьбой. Тем более ей уже было интересно, что у него там за тайны мадридского двора. Но вот сотрудничать через принуждение она не будет никогда. Стоит прогнуться всего лишь один раз и жизнь станет похожей на одну большую уступку и все не в ее пользу.

Альбрехт и Валлар, переглянулись между собой: им сразу было ясно, девушка согласилась не просто так. Но в дальнейший разговор вступил именно сквайр, единственный, кто на самом деле хотел сгладить острые грани:

- Ну не стоит вот так сразу все отрезать, Альбрехт, ты, в самом деле, расскажи девочке, какова была роль Сандры, а потом уже будем думать, что делать с тем, что натворила твоя дальняя родственница. Вот уж кто мне никогда не нравился, так это она: хитрая и беспринципная особа.

Ларайе успокаивающе похлопал девушку по ладони и продолжил:

- Я не совсем понимаю, почему именно наша гостья, попавшая сюда не по своей и даже не по твоей воле, должна выполнять ее работу. Валлар, ты согласен со мной?

Граф, прислонившись спиной к стене, обтянутой светло-голубым шелком, пригревшись, начал потихоньку засыпать, а обращение капитана застало его врасплох:

- Да!

- Что да? – поинтересовался сквайр с улыбкой.

Валлар приоткрыл один глаз и уверенно кивнул:

- На все - да. Вы же знаете, я вам во всем доверяю.

- Я польщен, но ты хоть знаешь, о чем идет речь?

Граф не выдержал такого давления и был вынужден приоткрыть и второй глаз:

- А зачем мне это? Я ведь уже сказал, что во всем вам доверяю, разве этого не достаточно?

Альбрехт кратко рассказал наставнику, как именно Александра оказалась в этом мире, делая акцент на том, что браслет не закрылся бы на руке «пустышки». А потом завел какой-то странный разговор о том, что Карл, их горячо любимый и всеми уважаемый император, уже очень стар и вряд ли протянет больше двух лет. Вот отсюда-то и начинается головная боль герцога, как внештатного безопасника, головой отвечающего за благополучие и целостность государства.

Карл, то ли страдая старческим маразмом, то ли просто преследуя какие-то свои цели, не доступные для понимания простым смертным типа того же Альбрехта, до сих пор не назвал преемника трона. Проблем бы не было, будь в Золотом Эдрахе заведено одно мудрое правило: кто родился первым, того и тапки. Ну, в смысле корона, почет и уважение подданных. Вместо грамотно изложенного закона имелось два взрослых и очень амбициозных сына, которые с самых малых лет не особо дружили между собой, матери-то у них были разные. Раньше Его Величество Карл вел довольно беспорядочную семейную жизнь и не брезговал связями на стороне. Что и явилось причиной для расставания с первой супругой, которая, как водиться, была насильно сведена в жрицы.

И если с личностью и взглядами старшего сына, Генри Вермонтского все было понятно и его биография не вызывала со стороны герцога никакого интереса, то младшенький, юный безусый Дональд Монтихо, наоборот, только и делал что, провоцировал к себе нездоровое любопытство со стороны безопасников. Александра, которая терпеть не могла подводные камни в обществе отца, даже думать не хотела, что твориться при таких значимых фигурах, как их Карл. Но, как и всякая женщина, была чрезмерно любопытна, поэтому стоило герцогу ненадолго замолчать, как она начала его торопить:

- И чем же этот Дональд вам не угодил?

Дональд внешне угодил всем и вся: большой оптимист, он всегда лучился хорошим настроением и никогда, в отличие от отца, не срывался даже на слуг и более того, относился к низшему сословию так же, как к аристократам.

- Наверно вам, всем из себя таким благородным, это не очень нравится, - с многозначительной улыбкой протянула Сашка, понимая, что младший сын падет жертвой в распрях тех, кто хочет больше власти и денег.

Если уж этот Дональд дает понять окружению, что не слишком-то намерен на них опираться, то, конечно же, они будут искать причины не допустить его до коронации, если венценосный родитель все же преставиться в скором времени. Альбрехт на провокацию не повелся, и грубить в ответ не стал, наверно ожидал, что она именно это и скажет.

- Не в этом дело. Его Высочество восемь месяцев назад став совершеннолетним, отправился получать образование в Академию Талантов, в Асадаль. Это священная гора демонов, под ней у них выстроен свой собственный мир, куда посторонним нет входа.

- Не поняла: эта академия находится на горе или под землей?

Александра постаралась не зацикливаться на демонах, о которых только что услышала. Альбрехт, не заметив реакцию девушки, терпеливо пояснил, что академия находится на самой горе, но дело не в этом, а в том, что там неопытный и открытый для общения принц, познакомился с неким Эльфредом де Арагац. На него было сложно собирать информацию, в виду того, что он был жителем той самой подземной страны, но у герцога через некоторое время все же получилось кое-что узнать, только было уже поздно: Дональд попал под влияние чистокровного демона.

- Даже интересно узнать, что с ним стало, - Александра не ерничала, ей и правда было любопытно, - начал есть младенцев на завтрак или требовать в жертву молоденьких девственниц?

Девушка сразу поняла, что сказала совсем не то, что от нее хотели услышать. Сквайр досадливо крякнул, но предпочел, чтобы с ее невежеством разбирался непосредственно тот, с кем она была связана. Герцог потемнел лицом, он не терпел, когда в адрес императорской семьи бросался даже косой взгляд, но умудрился сдержаться и в этот раз:

- Нет, с чего вы взяли, что демоны едят детей и предпочитают девственниц? Они же далеко не идиоты, в употреблении гораздо более приятно иметь опытную женщину, а не робкую девицу, которую еще и уговорить надо.

Александра впервые за время своего нахождения здесь смутилась, но искренне понадеялась, что этого никто не заметил.

- Личный опыт, - поспешно вставила она, но поймав красноречивые взгляды лордов, тут же попыталась исправиться:

- В смысле у нас тоже когда-то жили демоны, и про них ходят очень много мифов и легенд, так что в историю человечества о них вошло все только самое жуткое.

Валлар очнулся от короткого сна и брезгливо передернул плечами:

- Какой-то жутковатый у вас мир, леди Козырь, но к счастью, наши демоны за такими деяниями замечены не были.

Саша на слово обычно никому не верила, поэтому решила уточнить:

- Может быть, тогда у них есть рога, копыта, хвост или хотя бы красная кожа к примеру?

Тут уже не выдержал Ларайе, осторожно пробормотав:

- Я бы не хотел оказаться в вашем мире, леди.

- Не думаю, что мой мир скорбел бы по этому поводу, - любезно отозвалась Сашка, - так что не так с этим Эльфредом? Если демоны такие все из себя милые, то не вижу причин, из-за чего вам бы стоило так переживать.

- Принц не просто поддался обаянию этого демона, но и начал посещать какие-то тайные сборища, куда ни я, ни мои сотрудники не имеют доступа и что именно там происходит, сказать не могу. Скажу вам больше, мы даже не знаем, кто именно входит в этот тайный круг, только несколько отдельных лиц, но этого мало. Вдруг они тайно готовят переворот во главе с младшим принцем?

Сашка вполне разделяла опасения герцога, все это выглядело странно, но не могла не поддеть его:

- Так может у них просто кружок вышивания, а вы своей попыткой вмешаться в дела принца, просто смутите его и он вам этого не простит? Тайные дела не всегда означают какую-то жуткую интригу.

- Будьте более сдержанны, когда говорите об особе императорской крови, - прошипел Альбрехт.

Отказать мужчине, когда он смотрит таким горячим взглядом, как герцог, было невозможно, и Саша решила уступить его просьбе.

- Мы думаем, - герцог подчеркнул слово «мы», - что на их сборищах, обсуждается будущая политика Золотого Эдраха. А поскольку его ближайший друг – демон, то новые взгляды принца, в случае его коронации, могут стать для всех нас большой проблемой.

Вывод был сделан даже не из-за личности Эльфредо, друга Дональда, а потому что полгода назад принц начал активно уговаривать отца, отдать демонам Инстанские острова, которые мы взяли у них в аренду не совсем законным путем. Конечно, стоит признать, что, по сути, юный Дональд прав, подобные шаги хороши для крепких добрососедских отношений, с другой стороны это может нанести значительный урон государственной казне: на островах нашли огромные залежи драгоценных камней, при чем, настолько хорошего качества, что в Эдрахе на ближайшие тридцать лет можно не бояться дефицита бюджета.

- Его Высочеству хорошо промыли мозги и активно бороться с этим, не вызвав неудовольствия у императора, мы не можем.

- Так его отец не в курсе? – это так удивило Александру, что она резко развернулась к Альбрехту, тот поморщился, вопрос не пришелся ему по вкусу, потому что задевал профессиональную гордость, на что девушке по большому счету было плевать:

- Не в курсе, мы стараемся не утомлять его излишними подробностями, он и так очень слаб, хотя до сих пор передвигается сам. Но дело даже не в этом и далеко не в том, что принц Дональд стал склоняться в своей политике к демонам. Все гораздо хуже.

Валлар, подтверждая слова своего друга детства, тут же усиленно закивал и добавил:

- По сравнению с кражей диадемы первой императрицы Эдраха, это действительно мелочь.

Альбрехт с неудовольствием посмотрел в сторону приятеля, и как ни в чем не бывало, продолжил:

- Два месяца назад, у Ее императорского Величества был круглый юбилей, шестьсот лет, дата грандиозная и отмечающаяся с размахом. На таком мероприятии, так же как и на коронации, принято выносить родовую реликвию императорского рода Эдрахов, ту самую диадему первой императрицы. За восемь поколений императоров, род основателей Золотой империи не прерывался, и в народе давно укрепилась вера в то, что эта диадема священна и хранит нашу страну от страшных потрясений. Существует легенда, в которой говориться, что тот день, когда исчезнет корона Матери, будет началом конца.

Услышав, сколько лет их императрице, Сашка сочла за благо промолчать, но очень желая посмотреть на то, что как эта венценосная особа выглядит. Это был чисто научный интерес.

- Почему ты раньше не говорил, что диадема похищена? – побледнев, прошептал сквайр.

Судя по всему, на него эта история произвела впечатление. Альбрехт с несвойственной ему горечью проговорил:

- А чтобы это изменило? Кроме членов императорской семьи и вас, об этом больше никто не в курсе. Мы старались осторожно прощупать всех заинтересованных лиц, но следов императорской диадемы обнаружено не было. Исчезнуть из дворца она не могла, даже если бы на нее наложили мощное заглушающее заклятие, но поиски ничего не дали. Без помощи извне мы не справимся, а император со дня на день может умереть и тогда…

- Если народ узнает, что священной диадемы, охраняющей власть больше нет, поднимется бунт, - хмуро вставил окончательно проснувшийся Валлар, - я даже боюсь себе представить, что здесь будет твориться. Императорская семья, сродни богам и если они потеряют благословение, начнутся жестокие внутриполитические распри, в разгар которых те же самые демоны легко смогут захватить нас и диктовать свои условия. У них есть отличный шанс для мести, лично я бы им воспользовался.

- А зачем им вам мстить?

Никто не хотел вываливать грязное белье, поэтому стремились представить свою страну чистой, белой и пушистой, но Сашка прекрасно знала, что такого не бывает и любое сообщество старается жить лучше других и зачастую любыми способами. И если появляется возможность отжать у соседа хороший кусок, надо пользоваться этим шансом, а не быть идиотом. Верить в сказки о благородстве, это, несомненно, хорошо, но только когда ты окончил школу и полон энтузиазма, дабы приложить свою энергию во благо человечества, ну а потом неизменно возникают проблемы с адекватной оценкой происходящего вокруг тебя.

- Да хотя бы из-за тех островов, - видя, что никто не спешит просвещать Александру, сообщил сквайр, - и честно говоря, я бы за такой обман, когда плодородные земли с залежами драгоценных металлом продаются как маленький садовый участок, тоже решил бы мстить. После той сделки дела Асадаля пошли не очень хорошо, торговый обмен между многими странами, прекратился, потому что основной выход к океану демоны потеряли.

Александра сочувственно покивала всем присутствующим лордам, что загрустили, задумавшись о своей дальнейшей судьбе, но у девушки была своя собственная жизнь, которую она ценила гораздо больше, чем новых невольных знакомых. Поэтому, не стесняясь, она все же решила напомнить о себе:

- Конечно, все это очень грустно, но позвольте спросить, причем тут леди Сандра, а теперь еще и я?

Альбрехт, тщательно скрывал сочувствие к девушке, которое совершенно неожиданно шевельнулось у него в душе, когда он посмотрел на ее детскую комплекцию. Но тут же вспомнив, во что она одета и грубо отрезал:

- Леди Сандра последние годы выполняла многие щекотливые просьбы, которые я время от времени подкидывал ей, чтобы она не забывала долг младшей семьи Хонштейнов перед императорской семьей. Но год назад, она вдруг заявила, что она трепетная женщина, которая достойна любви и семейного очага и, заручившись поддержкой одного из магов, сбежала в другой мир.

- Первое время он искал ее очень тщательно, - с усмешкой проговорил Ларайе, склонившись к девушке и шепча на ухо так, что она задрожала от щекотки:

- А потом видимо взыграло мужское самолюбие, всплыли невысказанные обиды, следом начались проблемы на службе из-за младшего принца. Леди Сандра сбегает, потом являешься ты, ведешь себя дерзко, слушать ничего не хочешь и всячески отвергаешь авторитет и волю герцога, хотя, по сути, он сейчас твой господин.

Пропустив половину тирады наставника герцога мимо ушей, девушка догадливо протянула:

- Он с ней спал, а девушка не оценила великих достоинств герцога и сбежала?

Сквайр моргнул, не ожидая, что она так превратно воспримет его слова, но как честный и прямолинейный эдрах, опровергать версию девушки не спешил, просто потому что это тоже было правдой. Саша оценила откровенность Ларайе и развернулась к другим участникам конфликта:

- У вас тут нарисовалась любовно-политическая драма, в чем я вам искренне сочувствую, но кто-нибудь мне объяснит, при чем тут моя персона?

- А вы так еще и не поняли этого, леди Сандра? – как-то грустно осведомился Валлар, заработав от своего приятеля весьма красноречивый взгляд, советующий ему заткнуться.

- Диадему украл кто-то из своих, кто желает изменить порядок в империи и никто лучше Его Высочества Дональда с его дружком на эту роль не подходят, - решительно высказался Альбрехт.

Испытывая нервное напряжение, которое уже не отпускало его последние несколько месяцев, герцог встал и принялся мерить небольшую комнату лорда Ларайе размашистыми шагами. Он понимал, что, по сути, эта девушка здесь не при чем, но отпустить ее не мог. Если для сохранения спокойствия в Империи Эдрах понадобиться согнать на службу сотню таких девиц, он сделает это не моргнув глазом.

Иногда ему приходиться решаться на очень низкие и порой ужасные поступки, чтобы сохранить покой императорской семьи, с этим уже ничего не сделаешь. И пусть иногда он начинал сам себя ненавидеть за необходимость заниматься грязными делами и слушать о себе много не лестных отзывов, но кто еще, как не он? Другие аристократы были слишком святы, чтобы заботиться о своем доме так, как велит Альбрехту его долг.

- Вмешаться напрямую мы не можем, поэтому мне нужен наблюдатель, который сможет не только втереться в доверие к демону и принцу, но и изучить его настолько, чтобы предугадывать его шаги и даже их нашептывать. Понимаете, о чем я?

Александра, конечно, понимала, но играть роль шпионки-любовницы, а ведь только близкая женщина может влиять на мужчину так, как имеет в виду Альбрехт, ей не хотелось даже за деньги. Она была мошенницей, самой талантливой ученицей своего деда и с успехом скрывала подобные увлечения от отца, который не хотел иметь с настоящей историей семьи ничего общего. Да, она воровка, иногда не гнушающаяся стащить кошелек из кармана какого-нибудь зазевавшегося пассажира в метро, но она не продает свои симпатии за валюту. Более того, она понимала и мотивы герцога, вот только дороги у них были разные: так уж сложились обстоятельства.

Она ни в коем случае не думала плохо о тех женщинах, что таким образом добывали сведения для своей страны, наоборот, бесконечно уважала их, но сейчас-то ей предлагают это вовсе не для блага родины, а во имя чужих интересов. Если его светлости Альбрехту так нужен это демон, пусть сам припудривает свой носик и отправляется за ним в эту Академию.

- С трудом, - соврала девушка, беззастенчиво разглядывая герцога.

Она не обманулась на счет его красоты тогда, когда впервые увидела сегодня утром. Холодный, беспринципный тип, который ничего и никого не пожалеет ради своих целей. Императору сильно повезло, что этот беловолосый эдрах увлекся именно политикой и души не чает в Его Величестве Карле, иначе бы давно с успехом провел королевский переворот.

Альбрехт легко прочитал по глазам Александры, что она врет и неожиданно улыбнулся:

- Я не собираюсь требовать от вас сверх того, что мог бы достать мужчина-агент. Или вы думаете, что женщины настолько ограничены, что могут влиять на ход событий только из постели?

Саша оценила ловкий ход герцога, не получилось надавить на прямую, он пытается нащупать брешь в гордости и ощущении собственной исключительности. Для девушки это был давно пройденный этап, она уже прошла период, когда чувствуешь себя центром вселенной, вокруг которой должно было все крутиться.

- Да мне собственно все равно, кто ограничен, а кто нет. Ваши заботы, ваши решения. Это все, о чем вы хотели мне рассказать?

Альбрехт не ожидал, что она так резко свернет разговор. Наоборот, мужчина приготовился к долгой осаде и уже придумал несколько сложных ходов, которые могли бы не заметно опутать строптивую девушку и склонить ее на их сторону.

Ларайе, внимательно слушавший диалог леди Сандры и своего ученика, неожиданно понял, чем можно было пронять эту девушку: правдой. Не надо было пытаться завуалировать неприглядные фразы за красивой мишурой, она и так видела истину, которую Альбрехт пытался скрыть, неумело щадя ее чувства. А вот честный подход, который она явно предпочитала видеть в своих партнерах, мог бы сработать. И если герцог хотел сделать леди Сандру своей правой рукой, то никакой браслет ему в том не поможет так, как предложение сделать ее равным партнером. Вздохнув, он с разбегу кинулся в омут, чтобы помощь воспитаннику, который не видел столь очевидных фактов, уповая лишь на собственную власть и силу:

- Леди Сандра, это очень сложное дело, но, как и все сложные дела, оно требует полной самоотдачи. Вы спрашивали, что хотят именно от вас? Его светлость не смог вам сказать это в лицо, слишком хорошо воспитан и еще немного наивен, так что позвольте в курс дела вас введу я?

Александре было все равно, кто будет держать слово, но, тем не менее, ее заинтересовала подобная инициатива сквайра, она согласилась:

- Попробуйте, только я уже сказала, мне все это не интересно и можете сразу приказать через браслет сброситься с крепостной стены. Прислуживать вам я не буду все равно. А постоянно контролировать меня у герцога силенок не хватит. Он может сколько угодно строить из себя хозяина, но я уже заметила, что каждое использование браслета подчинения забирает у него очень много сил. И кто знает, что будет, если я усиленно начну сопротивляться, может, проверим?

Герцог ошарашенно хмыкнул, невольно проникаясь к Сандре чем-то отдаленно похожим на уважение. Это ж надо, не только попыталась разобраться в принципах работы браслета, так еще, ткнув пальцем в небо, неожиданно попала туда, куда нужно!

Ларайе решительно отмел все предложения девушки:

- Мы не будем ничего предпринимать, чтобы причинить вред друг другу, и давайте не вспоминать о досадных случайностях, которые были между нами в прошлом. Леди Сандра?

Девушке было любопытно, что ей хотел предложить сквайр, поскольку она видела в нем ту естественную мужскую поддержку, которая не станет обманывать и использовать женскую доверчивость в своих целях. Если уж с кем она и стала бы заключать сделку, так с лордом Ларайе.

- Хорошо, я готова послушать, но только исключительно из уважения к вам.

- Я не могу сказать вам, что именно нужно сделать, чтобы очаровать Эльфредо де Арагац, тем более что он сам по себе довольно скользкий и малоприятный тип.

- А что, более полной информации по вашему демону нет? И вообще, вы же практически всесильны, в ваших руках сконцентрировано столько власти, а значит возможностей, почему бы вам просто не убрать его и дело с концом?

Александра не любила искать проблемы там, где их не было. Вот и сейчас девушка не знала, почему все так сгустились вокруг персоны друга принца, когда подобные вопросы решаются быстро и легко. Герцог многозначительно ухмыльнулся, говоря взглядом своему наставнику, что эта девушка даже еще более кровожадна, чем он сам, но Ларайе смотрел только на леди Сандру и другое его сейчас не интересовало:

- Это было бы не сложно, если бы он не был дальним родственником Повелителя Асадаля, если уж быть точным, кузеном будущего наследника. Более подробно мы не смогли его изучить, поскольку демоны живут очень закрыто. Кого-то подослать к ним так же практически нереально, они из любого способны вытрясти душу, видя насквозь. Остается единственный шанс…

Александра не могла с этим не согласиться, по крайней мере, это было бы самым простым выходом:

- Подослать женщину.

Ларайе нехотя кивнул:

- Печальнее то, что я не могу сказать, что на самом деле вам бы предстояло сделать, чтобы стать для него незаменимым помощником, другом или чем-то еще, все равно, лишь бы получить контроль над его мыслями. Возможно, и вариант с постелью не исключена, вы же понимаете, на кону слишком большая цена – контролируя предпочтения младшего сына Его Величества Карла, мы возможно сохраняем целостность Эдраха.

Сашка не ошиблась в сквайре, он на самом деле не стал строить воздушные замки, а выразился прямым текстом, объяснив, как лучше действовать предполагаемой шпионке, чтобы добиться нужного результата. А вот герцог с приятелем, не желая пачкать свои благородные ручки, сделали вид, что не слушают, о чем идет речь. Девушке стало смешно: как Альбрехт смог заработать репутацию страшного и сурового карателя, когда пытается строить из себя наивную девственницу?

- И вас интересует только то, чем Эльфредо цепляет принца, как проходят их тайные собрания, о чем они совещаются, говорят между собой или что-то еще?

- Нет, - отрицательно качнул головой Ларайе и сурово посмотрел в сторону старательно отворачивающегося герцога, - может, поучаствуешь в разговоре?

Альбрехт участвовать в этом не хотел, ему было неприятно, что он становится тем, кто кидает молодую девушку в стан врага. Но делать было нечего, он развернулся к ним с таким достоинством, словно находился, по меньшей мере, перед венценосными особами в пятом поколении:

- Больше всего нас интересует, кто взял диадему и куда ее спрятал. Именно это необходимо узнать, попав к ним в ближний круг общения, все остальное лишь приятный бонус.

В целом девушке стало понятно, что он нее требуется, остались сущие пустяки: снять браслет подчинения и подумать, стоит ли ей ввязываться в эту авантюру и если да, что потребовать взамен? То, что она не будет работать под пристальным присмотром герцога, даже не обсуждалось. Побарабанив кончиками пальцев о деревянную поверхность отполированной круглой столешницы, Александра задумчиво протянула:

- Допустим, я соглашусь сыграть с вами в шпионов, кем уже только не была, но информацию подобного рода еще не добывала. Обычно все наоборот и меня просят что-то украсть, а не вернуть пропажу.

- Так вы еще и воровка, - с брезгливой миной на холеном лице отозвался герцог, не сумев сдержать эмоций, о чем тут же пожалел.

Не ему судить о людях, когда он сам не ангел с крыльями. И стоило Саше услышать подобные слова в свой адрес, как она спокойно парировала:

- А вы у нас кто, простите, святой? Я хотя бы не скрываю, кем являюсь, в отличие от вас. Знаете, есть такая фраза, которую я не редко вспоминаю, когда мне жизнь подкидывает очередное испытание в виде общения подобными вам.

- Какая же? – герцог замер напротив девушки, с неестественно прямой спиной, было видно, что он хоть и постарался скрыть, как ее слова задели его тонкую душевную организацию, но до конца сделать этого не сумел.

Александра вытянув губы трубочкой, с удовольствием проговорила:

- Лучше быть честной сволочью, чем тихой, воспитанной тварью. Я, по крайней мере, никогда не ударю в спину.

- Вы меня в чем-то обвиняете? – холодно процедил Альбрехт, не став реагировать на тварь из уст симпатичной девушки, а сама Сашка развернулась к Ларайе, который только посмеивался глядя на них и, потирая руки, произнесла:

- Я готова согласиться на эту безрассудную авантюру, но с двумя условиями.

Герцог не поверил своим ушам: она согласна? Стоило столько сидеть, выспрашивать, выделываться, чтобы потом продаться за монеты точно так же, как многие другие его агенты. Но услышав, что дальше начала говорить Александра, что-то старательно сверяя в уме, он опешил. Ее не интересовали деньги. Совсем.

- Во-первых, вы снимаете с меня этот браслет и мы на равных заключаем с вами договор, разумеется, с подписями и печатями. У вас же есть суд?

Альбрехт не понимал, при чем здесь суд, но на всякий случай кивнул. Девушка ему не поверила, и вопросительно выгнув бровь, посмотрела в сторону Ларайе, тот тут же поднял ладони вверх:

- Слово дворянина закон, не беспокойтесь, если вы подпишете с его светлостью договор, ему придется его соблюдать. Наше общество не допускает нарушение прописанных документов.

- Прекрасно, а второе: после этого дела вы помогаете мне вернуться домой, и сейчас же снимаете браслет подчинения. Если оказание вам услуги один раз вызывает у меня определённый интерес, то постоянное сотрудничество это не ко мне, я не благотворительный фонд.

- Мы вам заплатим, леди Сандра, - оскорбленный в лучших чувствах, тут же возмущенно выдавил из себя Валлар, но был задавлен красноречивым взглядом сквайра и больше не высовывался.

- Заплатите, - кивнула девушка и посмотрела на Альбрехта, - только деньги меня не интересуют.

- Тогда что вам нужно? – не понял герцог.

По его мнению, большой суммы денег было бы вполне достаточно, что женщинам еще надо?

- Помните, я забрала из вашей спальни чудесные серьги из биксбита, ваша любовница еще кричала, что они стоят целое состояние и за них меня четвертуют, повесят и далее по списку?

Сашка не стала говорить, что на такие серьги она может с легкостью купить двухуровневую квартиру на Арбате, хотя ей они были нужны вовсе не для продажи. От деда девушке досталась коллекция царских украшений, начинающая свою историю с восемнадцатого века и полноценный комплект из этого бесценного камня, мог бы стать венцом его, а теперь уже и ее собрания.

Поняв, что леди Сандра мало того, что требует полноценного партнерского договора, что само по себе не укладывалось у него в голове, так девушка захотела получить все украшения Эссы. Да если леди Эссминда услышит про это, то устроит колоссальной скандал, вернее попытается, потому что герцог сейчас был не в настроении выслушивать женские слезы. В знак благодарности Альбрехт просто подарит своей бывшей фаворитке какой-то равный по стоимости участок земли и несколько комплектов украшений. Не смертельно, но требует некоторых усилий со стороны Хонштейна-старшего. Подумав, что возможно откупается малой кровью, герцог нехотя проговорил:

- По поводу комплекта, леди Сандра, вы можете быть спокойны, я все сделаю, вы получите все уже сегодня вечером, как аванс, но вот с браслетом ничего сделать не могу. Эту вещь заклял один из восьми Великих Магов, которые жили на земле в очень древние времена. Браслет можно снять только с мертвого тела владельца, вы случаем не хотите попробовать этот вариант?

Александра не оценила шутки герцога, буркнула:

- Я нет, а вот вы видимо очень.

- Не вижу смысла и выгоды для себя, тем более вы вроде начали идти на уступки.

Она делает это только потому, что Альбрехт сам начал немного сдавать позиции, видимо понял, что по-другому ему ничего не добиться.

- Подождите, но ведь кроме Великих Магов у вас есть еще и обычные, может быть, даже потомки тех самых. Вдруг кто-то из них сможет помочь и открыть украшение? Понимание того, что вы в любой момент можете дернуть меня за ниточку, сильно раздражает. Да и ваш демон наверняка обратит на это внимание.

- Даже если обратит, то ничего страшного, - спокойно парировал Альбрехт, - никто, кроме рода Хонштейнов, не знает, что у нас есть младшая ветвь, служащая императорской семье.

- Вы хотите сказать, что люди гибли за венценосных особ, но им ни разу не говорили, кто именно прикрыл их собой?

Александра была поражена подобной циничностью. Конечно, может и не стоило кричать о них на каждом углу как о героях, но высокородная чета обязана знать, благодаря кому жила. Хотя бы в память о тех, чей род иссяк на Сандре, которая просто вовремя сбежала в другой мир.

- Это долг рода Дризен, - сурово проговорил герцог, и остальные лорды поддержали его согласным молчанием.

Девушка не разбиралась в политике, но не видела здесь ничего, что могло бы навредить императору, узнай он, кому нужно изредка молиться, за то, что его спасли.

- Хорошо, - через некоторое время произнесла Сашка, - плевать на то, что вы говорите, что браслет снять нельзя. Давайте тогда согласимся с тем, что вы не будете использовать свою силу против меня и найдете способ отправить домой. И конечно скажете имена и координаты самых сильных магов, чтобы я могла к ним обратиться.

- Так боитесь попасть под мое крыло? – сухо осведомился Альбрехт, ему было не очень приятно осознавать, что девушка так сильно брезгует им, что ее коробит от одного упоминания о нем.

Александра боялась не столько этого, сколько стать зависимой и то, что, в конечном счете, ей это понравится. Она достаточно насмотрелась на самодостаточных уверенных в себе подруг, которые однажды, по совершенно разным причинам оказывались в зависимости от мужчин и ничего хорошего из этого не выходило. Терять свою волю она не согласна даже из-за непомерной любознательности и возможности пополнить бесценную коллекцию.

- Нет, боюсь оттуда не вернуться, - она хотела сказать «по своему желанию», но не стала, мало ли, еще примет на свой счет и возгордиться.

- Хорошо, - скрепя сердцем согласился герцог, - я назову вам имена лучших магов империи, тем более что один из них преподает в той самой Академии Талантов, куда после представления вас к императорскому двору, вам придется отправиться.

- Вы хотите послать меня на учебу? – в ужасе воскликнула девушка.

Ей и так заморочек с учебой хватало, чтобы погружаться сейчас в чужие программы. Тем более, насколько поняла, там учатся маги, одаренные специфическим даром личности, а это точно не про нее.

- А как вы собираетесь втираться в доверие к Эльфредо, когда он большую часть своего времени проводит именно в стенах Академии? – сухо уточнил герцог и отрезал, - давайте с планом действий буду определяться именно я.

Главы 8-10

ГЛАВА ВОСЬМАЯ.

- Так мы партнеры или вы думаете, что схема господин – подчиненный, у вас сработает и в отношении меня? – тем же тоном отозвалась Сашка, желая расставить все точки над «i» раз и навсегда.

Валлар, не понимая причин ее паники, хмыкнул:

- Необходимость быть представленной ко двору Его Величества Карла вас не смущает, а побыть какое-то время в академии, волнует так сильно? Неужто боитесь демонов? А я-то грешным делом думал, что вы бесстрашна.

Демонов Сашка если и боялась, то только вышедших из мифов, а так она прекрасно понимала, что если эти существа мирно живут с другими и до сих пор не были истреблены, как класс, то трястись при упоминании их имени нет смысла. Больше всего ее беспокоила тенденция герцога постоянно перетягивать одеяло на себя, если он будет постоянно изображать из себя бога, ей будет трудно что-то для него сделать.

- Не стоит их бояться, - равнодушно проговорил Ларайе, уверенный, что в ближайшее время все наладиться и эти двое смогут найти общий язык, - вы ведь человек? Ваш запах не может меня обмануть, не сможет и их: а демоны простыми людьми не интересуются, даже если они короли. Вам не о чем беспокоиться.

- Тем более, что Академия Талантов, это международное сообщество и никакому государству не подчиняется, там есть как преподаватели из Асадаля, так и из Эдраха и многих других стран, рас. Да и делать вам ничего не надо будет, просто походите там немного на лекции и постараетесь обратить на себя внимание Эльфредо. Справитесь за два дня, прекрасно, за месяц, ничего, мы подождем.

Валлар немного помолчал, переводя дух и тихо добавил:

- Главное, чтобы император дождался возвращения диадемы.

- Другими словами, колдовать меня никто не заставит? – с сомнением протянула девушка, боясь попасться там при первой же проверке.

Важно, чтобы все выглядело натурально, иначе не только у нее, но и у остальных могут начаться проблемы и тогда диадему им точно никто не вернет. Услышав про колдовство, лорды не смогли сдержаться от смеха и даже Валлар, который пришел в себя быстрее остальных, не смог удержаться и простонал:

- Я плохо понимаю, что именно вы имеете в виду под магией, но не беспокойтесь, у вас там никаких проблем не возникнет, это точно.

Девушке было сложно в это поверить, но с другой стороны, им было не зачем подставлять ее, и она решила не напрягаться раньше времени. Если что, Александра сможет разобраться прямо на месте. Гораздо больше ее волновал другой вопрос:

- Вы, - Саша ткнула пальцем в сторону скривившегося от такого непочтительного обращения Альбрехта, - напишите в договоре, что не станете применять в отношении меня браслет подчинения. Ну и остальные договоренности тоже обстоятельно укажете в алфавитном порядке, не забыв указать, что эта работа разовая, и вы отправите меня домой.

- Это что же, я должен прописывать только свои обязанности? – нехорошо усмехнувшись, поинтересовался герцог, на что девушка тут же замахала двумя руками:

- Да ладно вам, конечно же, нет, это ведь равнозначный договор, продумайте и пропишите и мои обязанности тоже, я ведь, как и вы, буду нести ответственность за свои слова и действия. Это и называется сотрудничеством, не так ли? Хотя, не удивлюсь, если такое слово вам не знакомо.

Подобная постановка вопроса несколько удивила не только герцога, но и его приближенных. Они уже привыкли, что те, кто требует прав и их фиксации, обычно забывают про ответные шаги: свои обязанности. Альбрехт должен был признаться себе, что после того, как девчонка вцепилась в свою мнимую свободу и готова была костьми лечь, но сохранить ее для себя, герцог видел, что она нужна ему как воздух. Лучшей кандидатуры на роль подруги демона и принца ему было не найти. Жители Асадаля славятся своими странными повадками, и леди Сандра вполне в них вписывалась: со своими претензиями к жизни, она имела что-то неуловимо похожее с женщинами демонов. Вдруг ей и правда удастся узнать, кто украл диадему Матери и где она находится сейчас. Ради такого он даже готов подписать два договора, ему не жалко ни чернил, ни пергамента. Альбрехт подумал, что ему, в общем-то, повезло и может и правда не стоит пытаться решить все силой, улыбнулся:

- Хорошо. Предлагаю вам, леди Сандра, подняться ко мне в кабинет и подписать договор, а потом обсудим и сам план действий.

Выспавшийся граф, обрадовавшись, что этот долгий и тяжелый разговор, наконец, закончился, начал подниматься, но тяжелая рука любезно улыбающегося Ларайе пригвоздила его к кровати, не давая пошевелиться:

- Я думаю, дальше они и без нас разберутся. Альбрехт, я надеюсь, ты больше не станешь раздевать леди Сандру, особенно теперь, когда она любезно согласилась побыть частью твоего плана?

Герцог, протягивая руку девушке, опешившей от подобной галантности, отрицательно качнул головой:

- Так – не стану.

Почувствовав не досказанность в словах лорда, Сашка вышла из покоев капитана следом за торопящимся Альбрехтом и подозрительно уточнила:

- «Так – не стану» это как, в каком смысле?

Дотошность девушки восхищала и одновременно раздражала Альбрехта, ей нужно было докопаться до каждой мелочи и попробовать ее на зуб. А как же интрига, без нее ведь будет не интересно. Решив немного подразнить девицу, которая семенила следом за ним и то и дело кидала предостерегающие взгляды в его сторону, герцог едва ли не облизнулся:

- Терпение, в свое время вы все узнаете.

Оказавшись в рабочем кабинете герцога Альбрехта фон Хонштейна, девушка огляделась вокруг со сдержанным любопытством и была вынуждена признать: у этого эдраха было врожденное чувство вкуса. Вряд ли здесь была популярна такая профессия как дизайнера, а Альбрехт создает впечатление мужчины, который ни одно дело не пускает на самотек, абсолютно всем, занимаясь лично.

- Прошу вас, леди Сандра, садитесь в любое понравившееся кресло, - равнодушно предложил герцог, поворачиваясь к Сашке спиной, чтобы задернуть высокие арочные окна тяжелыми парчовыми шторами с золотой бахромой.

В просторном помещении, где стоял стол и всего два гостевых кресла и больше ничего, за исключением книжных полок, сразу стало темно. Через мгновение, стоило об этом подумать, на большом письменном столе из редкого красного дерева, сама по себе зажглась лампа с зеленым плафоном в форме луковицы. Как по мановению волшебной палочки под потолком тут же вспыхнули сотни крошечных звёздочек, создав впечатление, что сидишь где-то под открытым ночным небом, а вокруг только звезды и тишина.

- Спасибо, - искренне поблагодарила Александра, задрав голову и непроизвольно любуясь открывшимся видом, - но я уже давно сижу.

Герцог обернулся к девушке и, подражая большинству учителей, потряс перед ней указательным пальцем:

- Давайте договоримся, что в следующий раз вы потрудитесь подождать, пока вас не пригласят присесть. Вам знакомы правила этикета или мне стоит заострить на этом внимание, чтобы не попасть из-за вас впросак?

Это было справедливым замечанием, Сама и сама поняла, что начала вести себя чересчур развязно, но это скорее от того, что она чувствовала здесь себя не в своей тарелке. Своеобразная защитная реакция.

- Знакома, но буду признательна, если вы мне расскажете о некоторых нюансах, это мне поможет. А что там такое?

Герцог подошел к оливковой стене, где почти в полный рост в тяжелой бронзовой раме висел портрет сурового старика с глубоко запавшими, пронзительными зелеными глазами. Он был чем-то неуловимо похож на Альбрехта, хозяина замка, только сам герцог был светлее не только внешне, но и смотрел на мир более добрым взглядом. Хотя уличить в доброте Хонштейна-старшего еще никто не смог.

Смотреть на портрет старика Сашке не хотелось, он давил своей мрачной аурой, словно вытягивал остатки позитивного настроя. Но хуже того, ей казалось, что тот мужчина, с седыми волосами, тщательно зачесанными назад, оживал, стоило отвести взгляд от него чуть в сторону. Это было жутковато, и не выдержав, Саша на мгновение зажмурилась.

- Это лорд Витан, мой дедушка по материнской линии, чистокровный человек и скотина, каких мало. Так и не простил моей матери, что она вышла замуж за эльфийского смеска, хоть герцог Адольр и был дальним родственником императора Карла. Надеюсь, вы знаете, что все герцоги, какую страну не возьми, дальние родственники монархов?

Александра может, и знала об этом, но не помнила, зато поняла, почему Альбрехт так трясся над сохранностью императорской семьи: случилось что-то с ними, первый кто попадет под раздачу, был он сам. Хотя девушка не исключала и благородный мотив: верность, а ей тоже это было не чуждо, хотя она частенько и высмеивала это качество.

- Смесок звучит грубовато, вы не находите?

- Зато справедливо, - равнодушно бросил герцог, с каким-то внутренним удовлетворением нажимая на изображение деда в районе глаз, - за пределами Империи, всех выходцев Эдраха именно так и называют: смесками. Правда, за глаза, иначе бы быстро лишились головы.

Картина медленно, с противным скрипом отъехала в сторону, явив на всеобщее обозрение огромный железный сейф, чем-то напоминавший ее собственный. Александра в предвкушении подалась вперед, с интересом ожидая увидеть, что же с таким трепетом хранит герцог, но тот видимо почувствовал интерес девушки к своим сокровищам и надежно прикрыл спиной, шаря внутри свободной рукой. Другой конечностью он прикрывал дверцей содержимое сейфа от излишне любопытной девицы.

Наконец, Альбрехт выудил из глубины какой-то желтоватый свиток из плотной бумаги с водяными знаками и уже нанесенными по краям гербом и родовыми печатями. К нему прилагался еще один свиток, так же как и первый, но уже без различных пометок. Сев в роскошное темно-красное бархатное кресло с высокой спинкой и полукруглыми подлокотниками, герцог достал из верхнего ящичка стола письменные принадлежности: ониксовую чернильницу и несколько перьев. Увидев этот набор, девушка пришла в восторг и едва не захлопала в ладоши:

- Если бы вы были кудрявым брюнетом, я бы не поверила происходящему и решила, что это все сон, а передом мной сидит Александр Сергеевич Пушкин и собирается записать какой-нибудь из своих шедевров.

Альбрехт, макнув перо в чернильницу-непроливайку, даже не посмотрел в сторону девушки, сосредоточившись на заполнении документа.

- Даже знать не хочу, кто это.

Александра и не думала обижаться на сварливый тон герцога, тут же с ним согласившись:

- И правильно, сравнение то не в вашу пользу.

Герцог тяжело вздохнул:

- Лучше подумайте о том, что через три дня в столице Эдраха будет дан большой бал во дворце императорского семейства в честь Дня Материнства: праздник всех женщин, которые подарили этому миру новую жизнь, и мы должны будем там присутствовать.

Александра не любила подобных сборищ, ей хватало светской жизни дочери знаменитого ювелира, но раз герцог говорит, что они должны там быть, значит, они там будут:

- Естественно, за это время я приложу все усилия, чтобы натаскать вас, - многозначительно посмотрев на девушку, проговорил Альбрехт и вновь вернулся к своему прежнему занятию.

- Я только «за», но вы хорошо подумали о том, чтобы представить меня к императорскому двору?

- Леди Сандра, - не отрываясь от письма, суровым тоном произнес герцог, - не поймите меня превратно, но в любом деле может быть только один лидер. Вот и подумайте, стоит ли ввязываться, если вы не готовы довериться и подчиниться мне, хотя бы в главных моментах.

Что-что, а Сашка прекрасно это знала и не собиралась играть роль первой скрипки, ей не нужна была дополнительная головная боль, своей хватало.

- Я имела в виду, что вряд ли Эльфредо поверит женщине, которую представляет личный телохранитель императора, не так ли?

- А я и не говорил, что сопровождать вас на бал буду я.

Услышав это, Александра поощрительно кивнула и поинтересовалась:

- Разумно конечно, но кто тогда?

Испытывая мелочную радость от маленькой мести, которую он смог себе позволить, Альбрехт почти что пропел:

- Какое сопровождение может быть у обнищавшей баронессы с далеких диких земель? Я тут как раз думаю, какое имя вам написать в документе и место, откуда ваша милость родом.

- Мне конечно без разницы, какую именно роль играть, но разве не нашлось чего-то более приличного?

- Может быть, и нашлось, но не для вас.

Альбрехт ответил моментально, не желая обидеть леди Сандру, но мельком взглянув на ее вытянувшееся лицо, мужчина расхохотался:

- Не воспринимайте это на личный счет, я всего лишь имел в виду, что о девушке малозначимого рода известно меньше, чем о первых красавицах Эдраха. Никому в голову не придет узнавать о забытой нищей баронессе, прибывшей с диких окраин какой-нибудь Дербии.

- Дело ваше, - немного подумав, проговорила Сашка, - но если нет разницы, какую фамилию выбирать, вы же все равно готовите поддельный документ, то запишите меня как Козырь, здесь все равно такого слова никто не знает.

Альбрехт хотел сказать что-нибудь резкое по поводу ее высказывания, но подумал и согласился под конец: а почему бы и нет? Документ и правда был банальной подделкой, пусть и высшего качества, а фамилия уже особой роли не играет. Леди Сандра либо обратит на себя внимание нужной персоны, либо нет.

Он не стал ей говорить, что у него готов полноценный план, чтобы внедрить ее персону в общество принца, а то мало ли, начнет сопротивляться. Ей совсем не повредит, если она догадается обо всем немного позже. А он в любом случае будет рядом и сможет ее подстраховать, если ситуация того потребует.

- В любом случае, во дворец вы прибудете одна, а нужным антуражем и документами я вас снабжу. Посмотрим, как общество среагирует на вашу внешнюю беззащитность, демона это должно привлечь.

Александре было все равно, быть представленной герцогом или самой приложить к этому руку, хотя последний вариант предпочтительней.

Альбрехт, наконец, закончил заполнять договор и с довольным видом протянул свиток девушке, она взяла его сразу двумя руками, чтобы не помять и вдумчиво углубилась в чтение. К чести герцога, он не стал юлить и вписывать что-то мелким шрифтом, добросовестно перечислив все договоренности, к которым они пришли совсем недавно, и не забыв при этом про обязанности Александры.

Ткнув пальцем в один из пунктов, она хмуро поинтересовалась:

- Беспрекословное подчинение приказам, касающимся государственной безопасности империи Эдрах… Меня смущает слово «беспрекословное».

- Почему, оно вам не знакомо, леди Сандра?

Голос герцога был сладким, как патока, вот только Сашка не была одной из той мух, которая мечтает увязнуть в сахарной неге. Ее передернуло:

- Оно меня просто смущает, мало ли что вы можете принять за необходимость, относящуюся к вашей империи. Специально использовали такую расплывчатую фразу?

- Я не прошу ничего, чего вы не смогли бы сделать. Нам нужна только диадема и понимание, насколько сильно влияние демона на принца Дональда, это тоже есть в договоре.

- Да, я видела.

Звучало правдиво, но девушка сомневалась и то, больше из-за нежелания связывать себя вообще какими-либо узами, хотя именно она и была инициатором договора. Метаться из угла в угол было бы смешно, поэтому Сашка помялась для вида еще немного, и неуверенно взяв в руки перо, поставила внизу свою размашистую подпись.

Повертев перо перед глазами, девушка пробормотала:

- Лебединое? Кто бы знал, что писать этой штукой на самом деле очень неудобно.

- У меня есть металлическое, они только вошли в моду, - любезно пояснил герцог, рассматривая подпись девушки и ставя рядышком свою, - но я люблю все натуральное, поэтому иным не пользуюсь.

Едва стоило Альбрехту поставить точку, как буквы договора вспыхнули слабым золотистым светом, пергамент свернулся в трубку сам по себе и покрылся серебристой паутиной, весьма крепкой на вид. Внутренне запястье девушки слегка обожгло, там же на глазах появилась метка, отдаленно напоминающая ловчую сеть. Альбрехт задрал рукава камзола и рубашки и продемонстрировал ей точно такой же знак:

- Договор заключен по всем правилам магической печати, теперь, пока мы оба не исполним наши обязанности, эти метки не исчезнут.

Услышав, что это не навсегда, девушка испытала самое настоящее облегчение, ей бы не хотелось оставлять на своем теле подобные упоминания о своих злоключениях. С пристрастием рассмотрев крошечную метку, она поинтересовалась:

- А что будет, если нарушить договор?

Герцог встал, чтобы убрать свиток в сейф:

- А что, вы собрались вести двойную игру?

- Нет, - Сашка качнула головой, - просто привыкла узнавать все обстоятельства положения, куда умудряюсь попадать.

- Смерть. Если вы откажетесь выполнять взятые на себя обязательства, погибнете, то же самое работает и в отношении меня. Как видите, в суд нам обращаться в таком случае не надо, магическая печать охраняет договор гораздо лучше закона.

Саша плохо представляла себе как это возможно, но герцог говорил таким убедительным голосом, да и смысл ему обманывать, что она сразу же поверила, а стоило Альбрехту положить перед ней несколько книг в дорогих обложках, очнулась:

- Подождите, а где мой экземпляр договора?

- Леди Сандра, - мысленно передергиваясь от дотошности девушки, любезно улыбаясь, начал говорить герцог, - договор с магической печатью бывает одним в своем роде, никакие копии в таком случае не нужны и не делаются. Вам мало подтверждения в виде метки на руке?

Александра была отъявленной материалисткой и даже если допустить, что договор с магической печатью существует только в единственном экземпляре, то пусть он храниться у нее. Девушке так спокойнее, только вот по глазам Альбрехта было видно: не отдаст, даже если она начнет его умолять на коленях.

- Допустим достаточно, - торопливо проговорила Сашка, не желая спорить.

Она и без него разрешит все свои потребности, и не будет тратить впустую время на бесполезные уговоры. Альбрехт, довольный правильным решением девушки, продолжил:

- Вы обратили внимание, что я положил перед вами несколько книг? Одна из них по истории Империи Эдраха, еще одна по принятому придворному этикету. Но самая важная, это талмуд о родословной дворян и их геральдике, вам обязательно нужно внимательно изучить ее, чтобы не попасть при дворе в глупое положение, ведь вы хоть и из нищего рода, но очень древнего и гордого, вы должны знать о себе и своих предках все.

Саша была согласна с этим и готова приступить к изучению материальной части хоть сейчас, но ее смущало кое-что еще:

- И чей же род я должна представлять? Почему бы просто не придумать что-то нейтральное, ведь кто-то может узнать тех, чьи данные мне предстоит присвоить?

- Не узнает, - уверенно произнес герцог и показал ей документ, - Дербия, небольшой островное государство, где кроме скал и рыбы ничего нет, и находится оно так далеко отсюда, что никому и в голову не придет приезжать ко двору.

- Кроме меня, нищей баронессы, - со смешком отозвалась Александра, выхватывая взглядом из текста имя Сандры де Козэрь Дербинской.

Альбрехт пропустил сарказм девушки мимо ушей и терпеливо подтвердил:

- Кроме вас. Потому что, добраться до Академии Талантов у леди Дербинской просто не хватает средств, а во дворце установлен телепорт. После бала всех студентов отправят обратно на учебу, вы экономите очень приличную сумму, что и является основным критерием для выбора маршрута. Приглашение от Академии я вам организую завтра к вечеру, как и приказ о зачислении.

Сашка была вынуждена признать, что все это выглядело достаточно правдоподобно.

- Но, я надеюсь, на самом деле вы без денег меня не оставите?

Герцог давно ждал этого вопроса, и признаться, боялся его. Ему не было жалко денег, уж не ему-то их считать, просто он не мог доверять в этом вопросе женщине: Альбрехт полностью снабдит ее всем необходимым, а она начнет сорить средствами налево и направо и вся легенда о бедной, но благородной девушке быстро сойдет на «нет». Поэтому искушать судьбу он был не намерен и денег выделять ей не хотел.

Видя, как мнется его светлость, Сашка хмыкнула:

- Значит, и правда собрались держать меня в черном теле, для правдоподобности?

- В Академии полный пансионат и неплохая стипендия, - словно оправдываясь, поспешно проговорил Альбрехт, ему было неприятно выступать в роли скряги, - вы не думайте, как только все закончится, я дам вам денег помимо тех украшений, что вы попросили.

Услышав это, Александра удивилась:

- А какая разница, что я о вас думаю? Разберемся, не пропаду.

И правда, какая ему разница, он тоже об этом подумал, но все равно, мысль о том, что леди Сандра может посчитать его скупым или хуже того, безденежным, почему-то скребла душу.

Он решительно поднялся из-за стола:

- Вы пока побудьте здесь и никуда не уходите, рискуете заблудиться и навлечь на себя неприятностей. А я пока велю привести портного и врача.

- Не имею ничего против портного, но врач-то зачем?

Девушка была обеспокоена и даже то, что она хорошо держала себя в руках, не могло скрыть самую настоящую тревогу. Герцог едва сдержал улыбку, находя леди Сандру в этот момент очень забавной:

- Тротула Салернская специализируется на женской красоте, а вы не слишком-то похожи баронессу.

Стараясь скрыть неудовольствие от его слов, Александра гордо вздернула нос:

- Так вы, ваша светлость, сами сказали, что я нищая, откуда у меня нашлись бы деньги на платья и врачей?

- А я и не собираюсь полностью создавать для вас гардероб, а леди Тротула всего лишь поможет вам походить на наших женщин, так что не обольщайтесь.

С этими словами герцог стремительно вышел из своего кабинета, оставив девушку одну. Если Альбрехту надо выступить с показательными заявлениями в ее адрес, то ради бога, у Сашки сейчас было более важное дело.

Воспользовавшись отсутствием хозяина замка, девушка подхватилась и бросилась к страшному портрету деда герцога. Осторожно нажав двумя пальцами ему прямо на глаза, так же как это делал Его светлость, девушка с лихорадочно бьющимся сердцем услышала, как что-то рядышком щелкнуло и тут же картина начала медленно отъезжать в сторону, призывно блеснул металлический корпус сейфа.

Припав к дверце, девушка вытащила из волос припасенную булавку, которую она нашла, работая утром на кухне. На первый взгляд замок был простым, хотя на самом деле это не имело никакого значения. Главный секрет любого замка в том, что вскрыть с помощью подручных средств его можно было легко. Нужно лишь знать теорию правильного использования дефектов механизмов.

Быстро определив, что перед ней именно горизонтальная модель замка, девушка обрадовалась: тело этого механизма состоит из двух металлических пластин, находящихся в неподвижном состоянии, пока не вставляется нужный ключ. Высунув от усердия язык, Сашка вставила своеобразную отмычку, пытаясь поднять штифтовые пары механизма, чтобы зазор между ними выровнялся с зазором между пластинами. Секунд пятнадцать ничего не происходило, потом раздался характерный щелчок, и девушка смогла открыть дверцу сейфа.

Свиток договора лежал прямо перед ее носом, на увесистом бордовом мешочке. Не долго думая, Сашка взяла и то и другое, потом машинально протерла все, до чего дотрагивалась краем юбки, и захлопнув сейф, вернулась на свое место так, словно ничего и не было. Портрет родственника Альбрехта медленно вернулся в исходное положение, только сейчас девушке казалось, что этот страшный дед смотрит прямо на нее.

Герцог вернулся в кабинет быстро, всего через несколько мгновений после того, как девушка упрятала под хламиду свиток и мешочек, и деловито расправила несуществующую складку на юбке.

- Леди Сандра, я надеюсь, вы не скучали?

Девушка едва не ляпнула, что была бы счастлива, если бы лорд вообще забыл о ее существовании, но нашла в себе силы улыбнуться:

- Нет, но еще немного, ваша светлость и я бы точно уснула.

Сашка хотела спросить, удачно ли он сходил по своим делам, но осеклась на полуслове: следом за герцогом в кабинет вошел упитанный старик с сальными седыми волосами, собранными в маленький хвостик на макушке и высокая дама с умиротворенным выражением на вытянутом лице.

На мужчину Александра взглянула постольку поскольку, но вот женщина привлекла все ее внимание: у дамы было непропорциональное лицо с очень высоким лбом, бледная кожа и специально обесцвеченные брови. Это выглядело непривычно, но Сашку напугало другое: у женщины была гладко выбрита передняя линия волос надо лбом. Остальную прическу дамы видно не было, она убрала волосы под гененн: высокий конусообразный убор, обтянутый синим шелком в тон глухому платью прямого кроя. Смерив привставшую с места Сашку, эта дама немного подумала, как правильнее ей среагировать на девушку и наконец, придумав, ахнула, прижав ко рту крошечный ажурный платочек:

- Ваша светлость, так это с ней мне нужно поработать? Это же запущенный случай, здесь необходимо проводить недельные процедуры, нам не хватит той пары часов, о которых вы говорили!

Александра сразу поняла, что эта та самая Тротула Салернская, женщина-врач. Она еще раз посмотрела на полупрозрачные брови местного косметолога, обесцвеченные ресницы и припудренное свинцовыми белилами лицо, которые с успехом скрывали глубокие рытвины на коже и решительно заявила:

- Ваша светлость, у вас нет причин меня любить, но так издеваться вам над собой я не позволю!

Альбрехт только посмеивался, прекрасно понимая, почему девица так всполошилась, но объяснять ей, что Тротула выглядит столь малопривлекательно только потому, что уже второй год носит траур по любимому мужу, не собирался. В конце конов, он ведь имеет хоть какое-то право на небольшую моральную компенсацию, а с леди Сандрой ничего не случится, если она немного поволнуется.

- Позвольте, милая, - Тротула была не из тез женщин, про которую можно было говорить в третьем лице, - его светлость Альбрехт, соизволил обратить внимание на столь серую мышь, а вы еще смеете быть не довольны и более того, откровенно демонстрировать это?

Сашка не привыкла, чтобы ей так прямо делали замечание незнакомые люди, что растерялась, но тут же взяла себя в руки: не время и не место растекаться в лужицу. Она с достоинством приподняла подбородок и присев обратно, припечатала:

- У нас с его светлостью сугубо деловые отношения.

Дама не стала вступать в полемику, это был не ее уровень, чтобы общаться с плохо воспитанными служанками и обратилась к герцогу, который даже не счел нужным скрыть довольную усмешку.

- Ваша светлость, мне нужно будет подготовиться, так что я смогу забрать ее только завтра, с самого утра и на целый день.

- Это очень долго, - Альбрехт чуть нахмурился, девушка нужна была ему для обсуждения некоторых деталей, которые он только-только наметил.

Но Тротула не была склонна пререкаться даже со своим господином. Железная женщина.

- Ваша светлость, вам нужна королева или служанка для личных покоев? Если второй вариант, то хватит и трех часов.

- Королевы не надо, давайте остановимся на благородной леди, - поспешно поправился герцог, окидывая леди Сандру заинтересованным взглядом.

У королевы могут оказаться слишком большие запросы и свой личный план игры, чего позволить он никак не мог. Лучше он будет иметь союзника, которого сможет контролировать, тем более что девушка серьезно настроена на то, чтобы найти способ снять браслет. Конечно, магическую печать договора тоже было невозможно обойти, но мало ли, вдруг в жизни бывают исключения, нужно всегда подразумевать, что бывают даже случайности.

Дама присела в почтительном поклоне перед своим герцогом и не торопясь выплыла из кабинета, провожаемая двумя восхищенными взглядами и одним мрачным: Сашка не ждала благоприятных перемен. Но делать было нечего, она сама согласилась на это и даже после всего сказанного, была уверенна: биксбит стоит и этого.

- Ну-с, милая девушка, встаньте в середину комнаты, дайте посмотреть на вас, - тут же потирая вспотевшие руки, вступил старик.

Александра не стала спорить с портным, в самом деле, не ходить же ей постоянно в юбке служанки и грязной хламиде, которую любезно накинул на нее Ларайе. Старик, непрестанно напевающий себе под нос какой-то мотив, вытащил из просторного рукава удлиненной рубахи что-то, сильно напоминавшее сантиметр, но только из кожи. Не смотря на тучность фигуры, он ловко закружился вокруг девушки, измеряя ее параметры, при этом, не оскорбляя своими прикосновениями. Как только основная часть была закончена, портной так же ловко отпрыгнул от Сашки и умоляюще покосился в сторону герцога. Все это время тот стоял, опершись поясницей о стол, и лишь изредка посматривал в их сторону, предпочитая изучать какие-то документы.

- Ваша светлость, если позволите, то не могли бы вы выйти всего на одну минутку?

Эта просьба так удивила Альбрехта, что он даже повернул в сторону говорившего голову:

- Зачем?

Старик немного стушевался, он не часто общался с герцогом вот так напрямую, получая заказы через помощников. Александре надоело стоять столбом, вытягивая при этом руки в стороны, ей хотелось, чтобы эта экзекуция поскорее закончилась, поэтому она нетерпеливо проговорила:

- А затем, что уважаемый.. э-э…

Портной суетливо переминался с ноги на ногу:

- Леон, леди Сандра, зовите меня просто Леоном.

Девушка кивнула, ей по большому счету было все равно, как и кого называть:

- Уважаемый Леон хочет снять не только общие мерки, но и более индивидуальные, для которых мне надо раздеться, поэтому он и просит вас выйти.

Альбрехт и без ее комментария знал, чего добивается портной, поэтому неоднозначно хмыкнув, вернулся к своим документам:

- Его просьба отклоняется без рассмотрения: он и без этого сможет снять все нужные мерки, я ведь не хватаю мастера за руки.

Саша почувствовала, что у нее начинаются чесаться кулаки, девушке очень хотелось стереть эту самодовольную улыбку с лица своего партнера. Он ведь прекрасно понимал, что именно она имеет в виду, но все равно решил прицепиться к словам.

- Хорошо, а моя просьба?

Альбрехт помахал перед своими глазами какими-то карточками и сделал вид, что не понимает, о чем идет речь:

- Просьба? Так вы же ничего не просили.

Саша едва сдержала улыбку: это могло длиться до бесконечности, герцог мог делать и говорить все, что угодно и это воспринималось нормой, здесь именно он и бог, и судья. Что ж, если Альбрехт хочет добиться от нее скандала или мольбы, то ждать ему придется еще очень долго.

К счастью, у портного остались еще зачатки достоинства, и хоть он трясся так, что пенсне, едва ли не сваливалось с широкого носа, пробормотал:

- Но ваша светлость, ведь это не совсем удобно… Леди Сандра… Мы ведь должны еще обсудить с ней несколько наиболее подходящих ей фасонов, ее вкусы…

Альбрехт бросил документы на стол, уселся на них сверху, беспечно болтая мыском сапога и жестко выдал:

- Никаких обсуждений с леди Сандрой. Вам ведь плачу именно я и мы уже договорились, вы должны подготовить за два дня: за сегодня и завтра.

Леон пришел в ужас, вытаращил на господина водянистые голубые глаза с красными прожилками полопавшихся сосудов. И без того красный лоб покрылся испариной:

- Но ваша светлость, помилуйте, как я успею пошить целый гардероб за столь малое время?

Герцог покосился на старательно изображавшую равнодушие леди Сандру и пояснил старику:

- А вам и не надо ничего шить, подберите из готовых вариантов.

У Сашки потемнело в глазах, но ни один мускул на каменном лице не дрогнул: опять ее сравнивают с любовницами герцога. Ей конечно до этого нет никакого дела, но ведь все равно в подобной ситуации нет ничего приятного.

Герцог натянул бледные губы в слабом подобии улыбки:

- Ушьете.

Понимая, что на этом разговор исчерпан, портной повернулся к Александре и сложил ладони в умоляющем жесте. Девушка молча скинула с себя хламиду, стараясь чтобы свиток при этом не выпал из укромного места. Пройдя обратно на середину кабинета, она специально развернулась к герцогу спиной и принялась медленно разматывать веревку, благодаря которой юбка все это время держалась на месте. Стоило ей это сделать, как последняя деталь одежды тут же упала к ее ногам.

Сашка все с тем же лицом, безразличным ко всему происходящему, перешагнула ее, встала боком и принялась стаскивать с широкой резинки чулка специально крепление, которое держало телефон и несколько приятных сердцу мелочей. Все это время, она не переставая, следила краем глаза за реакцией герцога, но тот был крепким орешком, попробуй, удиви такого сухаря второй раз видом своего нездешнего белья.

Не зная, зачем она это делает, но ей хотелось вывести мужчину из себя любым способом. Она подумала и плавно выгнулась так, чтобы согнутая в колене нога казалась еще длиннее и стройнее, а зад выгодно подчеркивался тонкой черной полоской боди. Закусив губку так, чтобы она наливалась краснотой и казалась пухлее, чем есть на самом деле, Сашка принялась поправлять чулок, натягивая резинку чуть выше и время от времени проводя ладонью по ноге.

Как герцог не старался показать, что ему все это не интересно, она видела, что зрачки зеленых глаз партнера все же дрогнули, и он с трудом удержался от того, чтобы не отвернуться. Рядом, не замечая возникшего напряжения между своим господином и молодой леди, одетой в невероятно откровенную комбинацию, закудахтал Леон. Он впервые в жизни видел нечто подобное, хотя за семьсот лет чего только не встречал.

Взяв трясущимися руками свой сантиметр, он вновь закружил вокруг Александры, все это время не сводящей глаз с герцога. Неосознанно принимая вызов, мужчина следил за каждым ее движением, не понимая, как мог раньше думать о ней, как о тощем угловатом подростке. Леон, спросив разрешения, снял с головы леди Сандры безобразный чепец, что-то задел и волна разноцветных светлых волос упала ей на спину. Девушка в одну секунду стала похожей на фарфоровую статуэтку.

Это была ухоженная особа, с идеально гладкой кожей, чей загорелый цвет только подчеркивал изящность линий миниатюрного тела. Ей даже не надо было ничего делать, любое движение кричало о природной грации девушки: как он мог не видеть этого за безобразной одеждой служанки, ведь все было на поверхности. Ему просто было не интересно, это только сейчас, зацепившись взглядом за ее демонстративно-зовущие движения, он начал видеть в ней не только способ достижения своих целей. Зачем он решил отдать ее в руки Тротулы, чтобы лишний раз унизить? Сандра вполне может промолчать, сделав вид, что не заметила, но не простит.

Пока Леон восхищался блестящими волосами этой маленькой женщины, которая не обращала внимания на свою наготу и тепло, словно солнышко искренне улыбалась портному, герцог, пользуясь тем, что она перестала смотреть в его сторону, скользнул взглядом по ногам девушки.

Альбрехт против воли уставился на беззащитно оголенные щиколотки, тонкие и чуть вытянутые, говорившие о породе леди Сандры и задумался: отправить девушку в Асадаль одну онне сможет. Ей обязательно нужно будет взять с собой служанку, чтобы не было каких-то ненужных разговоров, но главное, чтобы было кому за ней присмотреть.

От хмурых мыслей герцога отвлек радостный вскрик старика Леона, он целовал смеющейся девушке кончики пальцев и уверял, что постарается сделать для нее нечто удивительное, чтобы подчеркнуть ее свежесть и красоту. Внутри герцога шевельнулось что-то черное и мохнатое, грозившее перерасти в неконтролируемую ярость, о которой в Эдрахе ходили жуткие легенды.

Приподнявшись со стола, Хонштейн-старший процедил:

- Вы сделали все, что вам нужно?

Услышав холодный тон господина, Леон осекся и испуганно посмотрел в его сторону:

- Да, ваша светлость, я все замерил.

- Тогда почему вы все еще здесь?

Леон тут подхватился, больше не говоря ни слова, и добравшись до дверей тремя мощными прыжками, исчез в коридоре. Александра, удивляясь резкой смене настроения герцога, повернулась к нему и хмуро поинтересовалась:

- Я надеюсь, теперь мне можно одеться?

Герцогу и самому хотелось, чтобы она не маячила перед его глазами в таком виде, но почему-то медлил с прямым указанием. Не торопясь, он подошел к леди Сандре, чувствуя, что она настороженно смотрит на него прямо в упор и явно ждет какой-то гадости с его стороны, он нагнулся, чтобы поднять юбку и протянул ей.

Сандра и правда ждала подвоха, хотя бы какого-нибудь саркастического замечания в свой адрес, простым же языком герцог не общался. Поэтому когда он, играя роль галантного кавалера, молча протянул ей юбку, она едва сумела скрыть свою растерянность за полуулыбкой. Со стороны это выглядело так, будто девушка брезгливо скривилась, отчего черная злоба внутри Альбрехта, неожиданно разбуженная пару минут назад, заворочалась активней. Необычный романтический флер, который он испытал, когда смотрел на Сандру новым взглядом, испарился без следа: он видел, что над ним издеваются и вынести этого не мог.

Хмуро посмотрев Александре в лицо и заметив, как от ее улыбки на высоко очерченных скулах заиграли милый ямочки, он сам не зная зачем это делает, схватил пискнувшую девушку за шею, благо она едва доставала ему до плеча, и держа за волосы, жадно припал к приоткрывшимся губам. Он не собирался делать ей больно или как-то наказывать за чересчур вольное поведение, ведь сам же заставил девушку раздеваться при нем, но что-то нужно было делать, а других мыслей в этот момент в его голове просто не водилось.

Сашка сразу поняла, что атмосфера резко переменилась, когда мужчина сжал протянутую юбку в кулак и поднял на нее тяжелый взгляд: глаза герцога были мутными, а потом начали загораться каким-то пугающим пламенем. Только она не могла представить, что она станет так грубо хватать ее и врываться в личное пространство, хотя стоит признать, решительные мужчины ей всегда нравились.

А еще: он пах океаном. Терпким, монотонным и непрестанно пульсирующим, темным, холодным, с соленым привкусом и нежной пеной от постоянного движения волн. Но сейчас он застыл, готовясь к буре.

Не чувствуя ничего, кроме грубой ласки языка мужчины, Александра неловко взмахнула руками, с отчаяньем думая, что делать, но Альбрехт и на этот раз все решил сам, без ее участия. С легкостью подняв невесомое тело леди Сандры, он, не прерывая попыток добиться от девушки взаимного поцелуя, отнес ее на стол и осторожно положил на гладкую поверхность. Крепкая мужская ладонь беззастенчиво легла на грудь девушки, маленькую, но вызывающе крепкую. Ему всегда нравилась именно такая, аккуратная, словно вырезанная искусным художником, чем мягкое тесто его фавориток, считающих, чем больше, тем лучше.

Сандра, наконец, решительно ответила на поцелуй, дразняще прикусив заводящегося Альбрехта за кончик языка и в этот момент, наконец, нащупала что-то, чем можно было защититься от сошедшего с ума герцога. А тот, не зная, что сейчас его жизнь висит на волоске, с упоением принялся покрываться нежную шею девушки быстрыми точечными поцелуями. На него накатила такая волна возбуждения, что мысли о том, что все это неправильно и следует остановиться, умерли в зародыше.

А потом, взревев от неожиданной острой боли, пронзившей плечо, мужчина с удивлением уставился на лезвие тонкого кинжала для бумаг, твердо сжимаемое маленькой ручкой. Продемонстрировав свое оружие, Александра тут уперла острый конец ножа прямо в сонную артерию герцога.

Теперь Сашка держала Альбрехта за волосы, глядя ему в расширившиеся от возбуждения зрачки. Она не знала, до чего может дойти в желании прекратить притязания герцога, но ему об этом знать не обязательно, он должен быть уверен в том, что она легко сможет проткнуть его.

Тяжело дыша, она медленно села на стол, с трудом свела ноги, которые герцог неистово гладил несколько мгновений назад, и спустила их на пол, покрытый мягким персиковым ковром. Мужчина в этом время, повинуясь ее молчаливому приказу, встал на колени прямо напротив нее, отказываясь верить в происходящее. А она тем временем хрипло предложила, повторив те же самые слова, что герцог сказал ей несколько часов назад:

- Поиграем?


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ.

- Можно и поиграть, - герцог не испытывал страха, хотя прекрасно видел, что девушка настроена весьма решительно и если ее рука дрогнет хоть немного, то последствия могут быть очень печальными.

Можно конечно было одним движением выкрутить ей запястье, чтобы неповадно было угрожать самому герцогу, он ведь не какой-нибудь сапожник или пекарь. Но мужчина не хотел прибегать к столь радикальным мерам, потому что сделать это безболезненно и так, чтобы не оставить следов, было невозможно. А Альбрехт и так, по сути, сейчас был виноват перед ней и если бы он не поддался порыву, то они оба не оказались бы в этой глупой ситуации. Это не было чувством вины, Альбрехту все эти эмоциональные переживания никогда не были близки. Но вот справедливое отношение к себе и окружающим, он всегда старался поддерживать, как мог. Поэтому мужчина решил, что повременит с решительными действиями и даст леди Сандре немного отдышаться и осознать, что это была лишь минутная слабость и ей больше ничего не грозит.

О чем бы ни думал сам Хонштейн, но успокаиваться Сашке не надо было, она и так неплохо себя чувствовала, за исключением незнания, что ей делать дальше. Сидеть и молчать, приставив к горлу герцога нож, это было бы конечно пикантно, но долго продолжаться не могло. Дурочкой она никогда не была и видела, что его не пугает возможность быть проткнутым, но даже если девушка сейчас отведет лезвие в сторону, и он не наброситься на нее, то в любом случае герцог запомнит это унижение. И только один бог знает, во что выльется его злопамятство.

О каком партнерстве двух равных людей она вообще думала? Это было возможно с человеком ее мира и социального круга, но никак не с дворянином, служившим цепным псом императора. Он привык брать, не встречая сопротивления, вот как сейчас, только девчонка на этот раз попалась больно ловкая. Отвечать за свою правоту Сашка не хотела, поэтому еще крепче сжала рукоять ножа, раздумывая, насколько верно утверждение: нет человека, нет проблем. Этот мыслительный процесс не укрылся от внимания Альбрехта и, глядя в возбужденные глаза леди Сандры, упорно борющейся со своими страхами, герцог хмыкнул:

- Если вы все-таки решите меня убить, то советую вам передумать.

Девушка встряхнулась, убегая от собственных дум, и неприязненно покосилась на стоявшего перед ней на коленях мужчину.

- Собираетесь убедить меня в том, что в таком случае мир потеряет талантливого мага и хорошего человека?

Альбрехт едва не рассмеялся: все его таланты были сосредоточенны на защите семьи своего государя, а уж хорошим человеком ему и подавно было не стать. В силу того, что к человеческому племени мужчина относился лишь частично.

- Вовсе нет, да и не такой уж я талантливый в плане магии, я просто беспокоюсь за вас, леди Сандра.

- А при чем тут я? – Сашка удивленно похлопала глазами, - или вы думаете, что после всего я останусь здесь и буду терпеливо ждать, пока меня схватит ваша стража?

Альбрехт улыбнулся, но глаза оставались холодными и цепкими:

- Нет, у меня почему-то нет сомнений, что, в конце концов, вы сможете выйти из замка, дело в ином. Убив того, с кем вы заключили договор с применением магической печати, тем самым добровольно подписываете себе смертный приговор. Вот и выходит, что нам нужно беречь друг друга.

Сашка понятия не имела, говорит ли он правду или пытается таким образом выкрутиться, но проверять не хотелось, мало ли, вдруг герцог и в самом деле сейчас не врет.

- Вы это заранее придумали, с магической печатью, чтобы обезопасить себя и делать все, что захочется, да? – Александра, словно прозрев, с яростью смотрела на молодого лорда и жалела, что ее рука никогда не сможет подняться на живое существо, пусть и такое подлое.

Хонштейн-старший понимал, что девушка теперь все время будет ему припоминать про его неосторожные действия в отношении нее, но он и так уже начинал мысленно корить себя за это. А заодно и напряженно думать, почему он ни с того ни с сего слетел с катушек, дело ведь не в привлекательности этой маленькой женщины. Если быть до конца объективным и взять, к примеру, леди Эссминду, то вторая больше отвечает стандартным канонам красоты, чем эта иномирянка.

- Вы забываетесь, леди Сандра. Не вы ли сами просили меня о составлении между нами договора? Это ведь не мои проблемы, что вы не удосужились уточнить о некоторых особенностях данного действия.

Упрек был справедливым, девушка и правда немного расслабилась, хотя ничего не знала ни об этом мире, ни о магии, ни как здесь живут и какие законы чтят. Ей даже в голову не пришло, то надо по десять раз все переспрашивать и перепроверять, хотя она приложила достаточно усилий, чтобы обезопасить себя. Но выходит, что, не смотря на скрепляющие их узы договора, она все так же беззащитна.

Думая о том, что теперь и шага не ступит без предварительной проверки, Александра мысленно перебрала весь текст подписанного договора и ахнула: вот что ее все это время смущало! Этот пройдоха, лишь по недоразумению записавшийся в дворяне, хитрил и не указал срок, когда обязуется отправить ее обратно домой! Нет, он написал, что она может быть свободна от его притязаний после того, как будет найдена и возвращена диадема Матери, артефакт императорской семьи, но про время возврата не упомянул. А значит, скитаться по этому миру она рискует до самой старости.

Девушка хотела было возмутиться по поводу этого факта, но промолчала: не стоит сейчас начинать скандал, чтобы он полез в сейф и увидел, что он вскрыт. А ведь Хонштейн оставлял кабинет на время, пока именно она здесь и находилась. На кого в таком случае падут все подозрения? Конечно же, на нее, а ей этого вовсе сейчас не надо. Нет уж, Сашка лучше промолчит и намотает это на воображаемый ус и в следующий раз будет осторожнее.

Чуть ослабив давление лезвия на кожу герцога, Александра хмуро констатировала:

- И расторгнуть с вами этот договор в одностороннем порядке, конечно же, нельзя, а добровольно вы на такое никогда не согласитесь.

Альбрехт ухмыльнулся:

- Правильно мыслите, леди Сандра. Может, если мы нашли общий язык, то вы позволите мне встать?

- Зачем? – очень натурально удивилась девушка, - таким вы мне нравитесь гораздо больше.

Услышав это, его светлость опешил:

- Вам нравится, когда мужчины падают к вашим ногам?

- Зачем мне мужчины, когда сам герцог Хонштейн с удовольствием занял это место?

Сашка очень рисковала, разговаривая с лордом в таком тоне, но не могла себе отказать в таком удовольствии. Кроме этой маленькой возможности получить моральное удовлетворение, у нее в данный момент больше ничего не было. И Альбрехт это понимал, поэтому сумел удержаться, чтобы не скрипнуть зубами, но понял, что пора уже заканчивать с этой театральной постановкой. Мало ли, вдруг сейчас кому-то понадобиться войти в кабинет и герцогу не очень-то хотелось, чтобы его видели в таком неприглядном виде.

- Леди Сандра, я вас уверяю, подобного недоразумения между нами больше не повториться, было и прошло. Сами подумайте, нам ведь еще вместе работать, мы по-прежнему связаны меткой.

Александра сама думала об этом, но смерила Альбрехта подозрительным взглядом:

- Другими словами, вы извиняетесь?

Герцог не извинялся, он не умел этого делать и более того, не имел никакого желания даже пробовать, мужчина просто хотел перевести тему и не нагнетать обстановку. Александра и сама поняла, что сказала глупость: кто она и кто он.

Альбрехт в нетерпении выдохнул:

- Ну же, леди Сандра, решайтесь, либо наносите удар, либо будем считать инцидент исчерпанным.

Получить что-то более похожее на извинения ей все равно не светило, поэтому девушка бросила нож на ковер и приготовилась к тому, что герцогу захочется выместить на ней свою злость. Ну не убийца она: подделать документ, обмануть, запутать, стянуть понравившееся украшение, выполнить чей-то заказ – пожалуйста, но нанести вред даже такому, как Альбрехт, она не могла. Но герцог ее удивил: он и не собирался ничего делать, момент уже был упущен, а мстить женщине - это ниже его достоинства.

Он поднялся на ноги и посоветовал понурившейся девушке одеться, а сам подошел к углу кабинета, где едва заметно выделялась выкрашенная в тон комнаты толстая труба. На уровне груди мужчины в железном основании виделась небольшая дверца и, дождавшись, когда девушка в спешке примется натягивать на себя юбку из формы служанки, он приоткрыл ее, чтобы подергать длинную веревку, спускавшуюся на первый этаж. Сашка едва не зажала уши от неприятного звона колокольчиков, который тут же залил комнату. За неимением телефона, такой вид связи был весьма актуальным в этом мире, но леди Сандра понадеялась, что ничего подобного больше не услышит.

- Сейчас придет прислуга, и вас отведут в гостевые покои, с вами мы встретимся только завтра. Ужин вам подадут в апартаменты, чтобы вы пришли в себя и немного привыкли к обстановке. Думаю, вам нужно привести некоторые мысли в порядок, - Альбрехт старался говорить мягче, чем делал это обычно.

Вот на счет чего не переживала Сашка, так это на счет еды, ей бы сейчас и кусок в горло не полез. Она распрямилась, крепко сжимая сверток договора в кулаке, прикрытый накидкой. Это единственное, что радовало девушку в эту минуту, ну разве что кроме того самого мешочка из сейфа, куда она еще не успела заглянуть. Можно сказать, что они с герцогом даже квиты, только он пока еще об этом даже не догадывается, а если и подумает, что это именно Саша постаралась с сейфом, так это ведь еще надо доказать.

В дверь уверенно постучали и, дождавшись окрика герцога «войдите!», внутрь просочилась та самая экономка, которая заставила девушку утром помогать молоденькой поварихе. Высокая женщина, ростом почти с самого герцога, мазнула по Сашке ничем не выражающим взглядом и молча склонила длинную спину с выпирающими ключицами перед своим господином. Альбрехт, как ни в чем не бывало, вновь сидел за рабочим столом, на котором только что пытался добиться расположения леди Сандры и перебирал изрядно помятые бумаги.

- Марта, проводи нашу гостью в апартаменты в крыле для членов семьи герцога и императорской четы. В какие именно комнаты, можешь выбрать на свой вкус.

На лице суровой женщины не дрогнул ни единый мускул, она только уточнила будничным тоном:

- Ваша светлость, поближе к вашим апартаментам или нет разницы?

В кабинете повисла напряженная тишина, девушка, не скрывая своего недовольства по поводу столь откровенных намеков в свой адрес, развернулась к Альбрехту. Говорить что-то при экономке было чревато лишними слухами, но и по ее красноречивому взгляду было понятно, что ей не нравится такая постановка вопроса. Герцог полюбовался на гневное лицо леди Сандры и задумчиво выдал:

- Дай-ка подумать, есть ли в этом смысл…

Александра нахмурилась, подумав о том, а не стоит ли ей вмешаться, но герцог тут же хмыкнул:

- Ладно, мне все равно, я уже получил, что хотел, - и многозначительно улыбнувшись, вновь погрузился в работу.

Сашка почувствовала себя оплеванной: теперь весь замок станет сравнивать девушку с Эссой и выбор будет не в ее пользу, потому что дама сердца герцога живет здесь на правах теневой хозяйки, а ее Альбрехт даже не стал селить рядом с собой. Александра видела, что экономка развесила уши и восприняла все именно так, как и планировал лорд Хонштейн, поэтому плюхнулась в кресло, закинула ногу на ногу и, прикрыв глаза, томно прошептала:

- Жаль, что не могу сказать того же. Наше общение, ваша светлость, было столько коротким, что я не успела ничего понять.

Герцог чуть улыбнулся, оценив реакцию леди Сандры на свои слова и не отрываясь от бумаг, любезно предложил:

- Хотите, мы сейчас же продолжим?

Рука девушки дернулась, чтобы перекреститься, но Сашка тут же себя одернула, а то мало ли как на этот жест отреагирует экономка и ее господин.

- Думаю, на сегодня эмоциональных потрясений для меня более чем хватит.

- Тогда не смею вас больше задерживать, леди Сандра.

Он вежливо склонил перед девушкой голову и перестал обращать на нее внимание, как будто она в одночасье стала списанным материалом. Как только она вышла из кабинета в заботливо приоткрытую экономкой дверь, герцог тут же попросил Марту прислать ему леди Эссу и подобрать личную прислугу для высокородной гостьи. Главное, что служанку можно было отправить не только во дворец к Его Императорскому Величеству, но и в Академию Талантов.

Эссминда собралась с рекордной для красивой женщины скоростью и не успела Сашка оценить богатство и роскошь апартаментов, которые располагались прямо напротив покоев герцога, облачилась в одно из своих лучших платьев и даже не стала подкрашивать губы, все равно помада размажется.

Тряхнув роскошной черной гривой, которую Эсса со всей любовью к себе начесывала перед зеркалом несколько часов подряд, она без стука впорхнула в кабинет любовника. Утром, он посмел выставить ее в грубой форме, заявив, что теперь она вольна делать все, что захочет, после того как девушка имела несчастье нарваться на сумасшедшую девицу, неизвестно как, оказавшуюся в постели ее Бутончика. И теперь, получив приглашение от герцога, Эсса надеялась на возобновление отношений, по крайней мере, она готова для этого сделать все возможное.

Альбрехт слышал, как вошла его бывшая фаворитка, и уже успел пожалеть, что позвал именно ее. Здесь сработала привычка, но никак не реальное желание ее видеть. Эсса была прекрасна во всех отношениях, невероятно красива, обаятельна, умна, умела подарить ни с чем несравнимые минуты удовольствия, такая любовница ценилась на вес золота. Вот только ее непомерное тщеславие и желание оказаться на вершине пьедестала успели изрядно утомить его светлость за тот год, что он терпел ее возле себя. А в это же время леди Эссминда, уверенная в своей женской неотразимости, была убеждена, что герцог давно и прочно покорен ею и не за горами тот день, когда он заключит с ней помолвку.

- Мой господин, ты звал меня? – женщина замерла возле двери, но не потому, что не решалась войти, просто мягкий магический свет, падая на нее в таком ракурсе, выгодно подчеркивал гибкий силуэт и должен был будоражить воображение.

Эсса умела выгодно преподнести себя, но ее мягкий голос сейчас больше раздражал герцога, чем вызывал возбуждение. Идея выместить на Эссминде свой недавний прокол уже не казалась ему такой удачной, лучше бы ему было просто перешагнуть через это и забыть. Только ведь она теперь просто так не уйдет, а второй раз обижать женщину, даже свою бывшую фаворитку, у него сегодня просто не поднимется рука. Ненавидя себя в этот момент за то, что делает не то, что на самом деле хочет, герцог устало откинулся в рабочем кресле и вытянул ноги.

- Мне не хватает твоей ласки.

Эсса едва сумела скрыть торжествующую улыбку, зря она беспокоилась по поводу той пришлой девицы, хотя перемены в своем любовника она безошибочно связала именно с ней.

- Что желает мой господин?

Эсса старалась, как могла и с дикой грацией пантеры, маленькими шажками дошла до письменного стола, склонившись так, чтобы пышная упругая грудь едва не вывалилась из тугого корсажа. Женщина положила голову на сцепленные ладони, опираясь при этом всем весом на локти. Альбрехт равнодушно посмотрел в угодливо подставленный вырез: пахнуло удушающе-сладкой волной. Леди Эссминда была без ума от тяжелых шлейфовых ароматов, от которых лично у него, всегда кружилась голова, и страсть как хотелось чихать.

- Сними напряжение.

Пышная золотистая юбка с множеством оборок легко откреплялась от корсажа, чем Эсса и воспользовалась, демонстрируя герцогу длинные ноги идеальной формы. Белья она одевать не стала, посчитав лишним и не прогадала, в этом контексте оно действительно было не нужно. Она обошла стол и присела перед мужчиной на колени, заглядывая в глаза, рассчитывая увидеть все, что угодно, но только не ледяное спокойствие. Ей это не понравилось, никто не смеет смотреть на нее так, ведь даже старший принц императорской семьи всерьез раздумывал над тем, чтобы сделать ей предложение стать его супругой! Как жаль, что ее сердце украл именно этот упрямый, жесткий и временами равнодушный герцог, но именно ради него она готова была пожертвовать всем, надеясь, стать его законной женой. Когда-нибудь.

- Мой господин сегодня устал?

Альбрехт не мог больше смотреть в большие с поволокой глаза Эссы, но упрямо не отводил взгляд.

- Ты знаешь, что делать.

По полным карминовым губам фаворитки скользнула понимающая улыбка:

- О да, мой господин…

Больше терять время на пустые разговоры она не стала. Женщина прекрасно видела, как сейчас напряжен герцог и не рад встрече с ней. Понимала она и то, что у нее мало шансов вновь добыть его расположение. Это потом можно будет покопаться в причинах его внезапного охлаждения, а сейчас надо действовать.

Эссминда не говоря ни слова, вцепилась мужчине в пояс штанов, и нежно лаская плоть умелыми движениями, высвободила главное достоинство герцога на свободу. Видя, что Альбрехт продолжает равнодушно смотреть на нее сверху вниз, по губам женщины скользнула плутоватая усмешка, и она без сомнений бросилась в страстную борьбу с плохим настроением возлюбленного. В этом Эссе, как и во многом другом, не было равных и Его светлость, чувствуя, как его ленивое тело начинает пробуждаться ото сна, выпрямляться и наливаться соком, а возбуждение подкрадывается на мягких лапках все ближе, не мог не признать мастерство этой роскошной женщины.

В один из сладостных моментов, когда Эсса забралась под стол и старательно приближала момент полного освобождения для своего господина, в кабинет ворвался неизменно улыбающийся Валлар. На правах старого друга, почти члена семьи герцога, он редко утруждал себя стуком в дверь. И сейчас, увидев Альбрехта, смотрящего на него словно сквозь пелену полузакрытыми глазами и брошенную посередине кабинета женскую юбку, он пожалел, что не успел прийти раньше. Судя по всему, здесь происходило нечто очень захватывающе, а граф как всегда все пропустил. Любопытство, которое начало съедать изнутри, стоило Валлару встретить леди Сандру, сейчас, при виде чересчур бледного и какого-то неестественно выпрямленного герцога, просто зашкалило за все известные пределы.

Подняв предмет женского туалета, мужчина с размаху упал в одно из кресел и беспечно осведомился:

- Я слышал, ты приглашал портного для нашей малышки прямо сюда, в кабинет и даже не стал выходить, когда Леон вертел ее во все стороны. Не ее ли это красивая штучка?

Леди Эссминда, отдавая всю энергию на удовлетворение Альбрехта, все же не смогла пропустить слова Валлара мимо ушей и даже чуть умерила пыл, ей хотелось слышать все, что здесь будет сказано. При этом, ее собственное положение под столом за столь откровенным занятием нисколько не смутило женщину. Даже если графу захочется встать и пройтись по кабинету, за надежным красным деревом ее нельзя было увидеть даже сбоку. Она находила в этом своеобразный элемент игры, что заводило ее еще больше и если бы не упоминание о леди Сандре, она заставила бы герцога дрожать от страсти.

- Скорее всего, это Леон забыл, я не видел, может и приносил на примерку, - стараясь контролировать голос, хрипло выдавил из себя Альбрехт.

Он нащупал правой рукой макушку Эссы и с силой надавил, намекая, что увеселительные движения пора прекращать и переходить в конечную стадию.

- Как не видел? – не поверил Валлар, - возле тебя была такая роскошная женщина, а ты даже в ее сторону не взглянул? Мой друг, как только ты связался со своей черноволосой мегерой, то перестал походить на себя.

Эсса сразу поняла, что речь идет о ней, по-другому граф и не мог ее назвать, помня об ее отказе. Хотя на самом деле Валлар уже и думать забыл, что был когда-то влюблен в первую розу империи, предпочитая собирать тюльпаны, те хотя бы без шипов и менее капризны, а по нежности и красоте ничем не уступают другим прелестным созданиям.

- С чего ты взял, что она роскошна? – поморщился Альбрехт, не желая при Эссе вдаваться в подробности своих дел,- тощая, угловатая и вообще, меня это нисколько не интересует, главное подготовить ее к балу и выпустить в свет. А там уже посмотрим, как карта ляжет.

Валлар усомнился в адекватности герцога, и уже хотел было броситься на защиту леди Сандры, как заметил, как тело его друга свело судорогой. Он вскочил с места и вскричал:

- Что с тобой? Надо срочно позвать лекаря, ты весь побледнел, пот на лбу, сейчас…

Альбрехт брезгливо вытер попавшие на руку капельки о волосы фаворитки, что не скрывала своей довольной улыбки, и попытался успокоить приятеля:

- Не стоит никого отвлекать от дел, я просто устал, в глазах на мгновение потемнело. Да сядь ты, не маячь!

Слова герцога нисколько не убедили Валлара, но ослушаться прямого приказа своего сюзерена он не мог. Дружба дружбой, но когда с тобой разговаривают таким тоном, не подчиняться нельзя.

- Так что с леди Сандрой, вы нашли точки соприкосновения?

Альбрехт некстати вспомнил, какая нежная у девушки кожа, без единого волоска и шероховатости, просто дивный шелк и поспешно кивнул:

- Надеюсь что да, нашли.

Валлар прочитал в глазах друга, что тот что-то не договаривает и тут же заметил:

- Вот как, даже интересно, чем именно ты добился ее согласия.

Эссминде, замершей под столом в три погибели, тоже было очень интересно, чем уламывал Альбрехт ту девушку и собственно, зачем. Ей не нравилось внимание двух высокородных лордов к этой выскочке, а еще больше женщине не нравилась сама Сандра. Зря она подумала, что герцог переменился не из-за ее появления в замке, а теперь, когда сюда заявился граф Тибериас, и говорил о ней, не скрывая своего восхищения и интереса, Эсса испытывала жгучую ревность.

- Мы заключили договор с магической печатью, - нехотя пояснил Хонштейн-старший, - как только она сделает все, что нужно, я отпущу ее на все четыре стороны.

- Хочешь сказать, что ты позволишь ей вот так просто уйти? – сомневающимся голосом протянул Валлар, он прекрасно знал своего старого друга, чтобы поверить, будто герцог способен выпустить из своих сетей то, что однажды туда попало.

- У нас есть договоренности, - с нажимом повторил Альбрехт, - это главное.

Сам того не понимая, герцог увильнул от прямого ответа. Валлар сразу понял, что сейчас герцога лучше не трогать, он не в том расположении духа, чтобы обстоятельно поддерживать разговор.

- Ладно, не хочешь говорить, не говори. Ты просил, чтобы я отдал письмо твоей бывшей родственнице и сказал ей, что она свободна. Докладываю, эта стерва непомерно счастлива, что для нее все закончилось, но требует передать ей все украшения и другие средства, которые она забыла, в спешке убегая в другой мир.

Герцог сжал челюсти так, что отчетливо заскрипели зубы, хорошо еще, что не стали крошится. Валлар с понимающей улыбкой подхватил:

- Вот-вот, я сказал ей примерно то же самое, чтобы и думать забыла о вещах, которые принадлежат роду баронов Дризен, она-то ведь теперь не относится к их числу. Только тебе нужно подумать, кому отойдут наделы и все средства, хозяина-то теперь у всего этого добра нет.

Альбрехт хотел сказать, что есть, ведь нельзя же, в самом деле, не отблагодарить леди Сандру за то, что она пошла ему навстречу, но промолчал. Во-первых, ей пока не обязательно знать о том, что он вовсе не жаждет ее отправления обратно в родной мир, хотя такие возможности существуют. А во-вторых, пусть сначала докажет, что она достойна титула баронессы, как новый родоначальник младшей ветви Хонштейнов.

- Разберемся.

Валлар воспринял это слово как сигнал к действию и встал:

- Ладно, мне еще в город надо, искать перевозку для леди Сандры, она ведь отправиться во дворец на праздник одна?

- Со служанкой, - поправил приятеля Альбрехт.

- Ну, так значит, надо нанять лошадей для нее. Нельзя же отправлять ее на наших конях, все сразу поймут, откуда она прибыла.

Герцог благодарно кивнул Валлару, он-то упустил этот момент, что-то слишком много на него свалилось за последние сутки. А Эсса, вновь услышавшая о бале во дворце, данного в честь праздника, решила, что будет присутствовать там, даже если герцог прикажет оставаться ей в замке. Она не может допустить, чтобы ее господин, ее лучший мужчина оказывал внимание какой-то безродной девке. Обращение «леди» ее нисколько не смутило, много таких бродит по улицам Золотого Эдраха. И если Сандра попробует увести ее герцога, она без жалости устранит мерзавку, чего бы ей это не стоило.

- Еще увидимся, а это, - граф подбросил пышную юбку и ловко поймал, - я занесу старику Леону, заодно спрошу, не готов ли мой костюм.

Альбрехт хотел остановить его, но не успел: граф очень быстро выскочил за двери. А Эсса, тут же выбравшись из-под стола, огляделась в поисках своей вещи и не найдя, запаниковала:

- Ваша светлость, а где моя юбка?

Стараясь сохранить на лице серьезное выражение, и не представляя, как полуголая леди Эссминда теперь будет выкручиваться, спокойно проговорил:

- Ты же слышала, юбку забрал его светлость Тибериас, но если хочешь, ты можешь догнать его, не думаю что он далеко ушел.

Эсса пришла в самый настоящий ужас:

- В таком виде?

Герцог очень кстати вспомнил, что на сегодня у него было запланировано еще много дел, связанных с поездкой вместе с леди Сандрой ко двору и встал:

- Ты прекрасно выглядишь, моя прелесть.

Женщина, было, растаяла от подобного заявления, но ее главной проблемы это нисколько не решало.

- Но что мне теперь делать?

Альбрехт был уже у самой двери и, обернувшись, пожал плечами:

- Я вроде не лакей, чтобы отвечать за твою одежду.

С этими словами он ушел, оставив Эссминду краснеть от ярости.


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ.

Александра, едва оказавшись в гостевых покоях, с трудом убедила себя, что сейчас нужно вести себя как можно тише и не заметней, чтобы герцог лишний раз о ней не вспоминал. Хотя, признаться, руки так и чесались разнести предложенные в пользование апартаменты в пух и прах.

- Я подготовила для вас лучшие комнаты, леди Сандра, - с затаенной гордостью проговорила экономка, застывая в дверях.

Всю дорогу, пока они добирались до спального крыла замка, Марта не проронила ни слова, хотя девушка пыталась с ней поговорить. В конце концов, Сашка сделала вывод, что строгая женщина просто обиделась на нее за невольный обман, хотя она ничего такого не хотела, просто так сложились обстоятельства. Но смирившись с тем, что для всех святой не будешь, она больше не пыталась ничего объяснить: захочет, сама спросит, не немая.

Апартаменты для Александры выделили и правда, царские. Они включали в себя две просторные смежные комнаты: уютный кабинет с кожаным диваном и спальней в нежных лавандовых оттенках. Изысканную мебель из редких пород дерева, какой-то талантливый художник украсил ненавязчивой резьбой, где каждый мотив составлял целостную картину. А сразу при входе в покои, Сашка профессиональным глазом заприметила небольшую дверцу, с любопытством глянув за которую, она увидела небольшую пустующую гардеробную. Жаль, но ванны, на которую она так рассчитывала, девушка не обнаружила и при более тщательном осмотре.

- Марта, - видя, что экономка собирается и дальше так стоять без дела, Сашка обратилась к ней подчеркнуто вежливым тоном, - а где у вас можно умыться, смыть с себя дневную грязь?

Марта стояла, смиренно сложив руки на уровне живота, они привлекали внимание выделявшимися на них темно-синими ниточками вен. Вопрос леди Сандры застал ее врасплох, а послать сразу или отказать прямым текстом она не могла, при чем, боясь при этом не саму девушку, а что об этом недоразумении станет известно ее хозяину. Поэтому пожевав сухие губы, Марта осторожно пробормотала:

- Если ваша милость желает, я могу приказать принести сюда лохань с теплой водой, но хочу вас предупредить, что вряд ли герцог будет этим доволен: он терпеть не может, когда нарушаются установленные правила. Водные процедуры для господ доступны только по пятницам, когда котельщики специально натаскивают из колодцев большое количество воды и готовят дрова, чтобы нагреть ее. Делать такое каждый день, сами понимаете, не реально.

Что было реально или нереально, Сашку не интересовало, другое дело, если бы она собиралась здесь жить. Девушка подозревала, что с простыми благами человеческой цивилизации здесь будет немного напряженно, но в данный момент что-то делать с этим было нужно, поэтому она обреченно поинтересовалась:

- А сегодня у нас какой день недели?

Экономка с недоумением посмотрела на молодую женщину, задающую странные вопросы и пожала плечами:

- Среда, леди Сандра.

Без ванны за два дня Сашка, конечно, не умрет, но и покрываться коростой ей не хотелось, мало ли когда в следующий раз она окажется в условиях, когда можно понежиться в теплой воде. Тем более услышав, что герцог может быть недоволен нецелевым расходованием воды, она тут же встала в охотничью стойку. Подумав, придет ли Альбрехт к ней скандалить из-за этого, и как он при этом будет выглядеть, Александра решительно заявила:

- Боюсь, что одной лохани мне не хватит, так что давайте остановимся на двух.

Изначально она хотела попросить три, но подумав, что ей столько не понадобиться, так зачем лишний раз утруждать прислугу, они же не виноваты в ее прихотях и не стала впадать в крайности. Но экономке было и этого достаточно, она с таким ужасом уставилась на девушку, что той стало неудобно:

- Что-то не так, Марта?

Перечить гостье экономка не хотела, но недовольство герцога для нее было страшнее всех остальных кар:

- Сегодня ведь не пятница и боюсь, его светлость…

- Вы хотите сказать, что я должна спрашивать у Альбрехта разрешение, чтобы принять ванну? – тем же нейтральным голосом поинтересовалась Сашка, сдержавшись от желания выругаться.

Мало того, что именно он распорядился по поводу ее гардероба, не спросив мнения самой Сашки и в одиночку решил, с кем в ближайшее время ей придется общаться. Так еще и беззастенчиво выставляет требования, как и что ей говорить при посторонних, но главное, вмешивается в святую область для любой женщины: в возможность элементарно поухаживать за собой!

- Знаете, я передумала, несите три лохани, мне срочно надо помыть волосы, - голосом, не терпящим возражений, процедила девушка, но под конец все же смягчилась, - я понимаю, что вы тут ни причём и не хочу, чтобы вам досталось из-за меня, поэтому если у Альбрехта будут какие-то претензии, смело отсылайте его ко мне, попробуем разобраться. Договорились?

Сашка специально два раза фамильярно назвала герцога по имени, чтобы подчеркнуть, что они не просто близки друг другу, а составляют единое целое, хотя из-за магической печати так оно и было. Марта правильно расценила намеки леди Сандры и не осмелилась больше вступать в спор. Экономке что-то подсказывало, что если эта девушка что-то просит, то это должно выполняться так же неукоснительно, как и приказы хозяина.

После маленькой, но важной личной победы, приняв ванну, если плескание в корыте, куда полностью не могла поместиться даже миниатюрная фигура Александры, можно так назвать, девушка самоотверженно бросилась за изучение тех книг, которые ей вручил Альбрехт. Несмотря на чудовищную усталость, все-таки день у Сашки выдался сегодня поистине сумасшедшим, девушка с первых же глав была покорена непростой историей империи Золотого Эдраха. Само по себе слово «эдр» на древнем драконьем наречии означало «самоотверженный», что ж, это полностью олицетворяло новое государство, которому на данный момент было уже много тысячелетий.

По местным меркам, когда средняя продолжительность простого человека, не обремененного способностями к магии, достигала в среднем сто пятьдесят – сто восемьдесят лет, а для тех, в чьих жилах текла, к примеру, кровь эльфов или даже вампиров, приближалась к тысячелетию, это было совсем немного. Но даже за этот небольшой период времени, из одного портового городка, построенного на скорую руку, богом забытая каменистая горная земля, благодаря трудолюбию и самоотдаче эдраховцев, превратилась в могущую водную империю, с которой считались очень многие.

Как герцог нехотя пояснял, его народ, по большей части состоящий из большого числа некогда беглых полукровок, однажды просто устали быть изгоями среди своих семей и в один прекрасный момент, сев на отстроенные ими же корабли, отправились блуждать по океану. Как их могли вот так просто отпустить и махнуть рукой, ей было не понятно, ведь среди добровольно ушедших в неизвестность, было немало прекрасных специалистов всех мастей. В изгнание уходили именно талантливые, грамотные личности, что испытывали друг к другу невероятное уважение. Об уровне интеллекта путешественников говорят даже корабли, которые полукровки соорудили за очень короткий срок – в считанные месяцы. Такое простому обывателю не под силу. И ведь все они как на подбор были до отчаянности смелыми, не побоялись срываться с насиженных мест, пусть им там и не давали жить так, как они хотели.

Империя Золотого Эдраха частично располагалась на островах, плотно примыкающих друг к другу, а частично залезала на Черный материк, его так прозаично назвали из круглогодично палящего солнца, где лишь благородным удавалось скрывать свою кожу и сохранять ее естественно белоснежный оттенок. Жили они за счет гениальных разработок в кораблестроении, благодаря добыче золота и драгоценных камней, эти места оказались очень богатыми на подобные месторождения. Их умение огранить и создать ювелирный шедевр, славилось на весь мир. Конечно, в этом трудно было конкурировать с лесными эльфами, утонченный вкус которых никем не оспаривался уже многие тысячелетия, но, тем не менее, многие богатые женщины и маститые любовницы сильных мира сего, стояли в очередях, ожидая новые работы от ювелирных мастеров Эдраха.

А у кого самая полезная, вкусная и крупная рыба, которую разводят на специальных фермах? А чего только стоят передовые исследования алхимиков, не говоря уже о том, что на государственную службу в империи берутся маги не ниже звания магистра, а для этого у кандидата за спиной должен быть большой стаж безупречной практики. Прочитав о том, что здесь даже коррупцию искоренили, Александра пробежала сонным взглядом последнюю страницу и захлопнула солидный по размеру фолиант, горя желанием познакомиться с императорской семьей такой сказочной страны, где, куда ни плюнь, но все было прекрасно и замечательно. Верить в это девушка не верила, но увидеть все своими глазами очень хотелось.

Уже лежа в кровати, облачившись в заботливо принесенную Мартой белую ночную рубашку длиной до самых пят, Александра отчаянно борясь с дремотой, пытаясь заучить принятый при дворе императора этикет. Мелькнула мысль, что можно немного пофилонить, пусть за нее герцог отдувается, но потом девушка отвергла эту притягательную идею: ведь никто, кроме графа Валлара, не будет знать о ее связи с герцогом. Так что за все действия, осознанные или совершенные по не знанию, лягут только на ее плечи.

Мрачно размышляя о том, что ее ждет завтра и главным образом на императорском приеме в столице Эдраха, девушка не заметно для себя провалилась в глубокий сон. Ей снился семейный особняк, украшенный белыми свадебными цветами, улыбающаяся мама, идущая с отцом по яблоневому саду, любимая машина форд Мондео последней модели, которую она только-только купила, решив себя побаловать за хорошие оценки в институте: до попадания в другой мир, Саша шла на красный диплом.

Так, улыбающуюся безмятежной прошлой жизни, где все у нее было чудесно и расписано на многие годы вперед, Александру застала Тротула Салернская, бесшумно войдя на рассвете в ее спальню. Гвардейцы, охранявшие покой леди Сандры подумали было, что ей стоит помешать, ведь ни герцог, ни сама девушка никаких распоряжений по поводу гостей не давала. Они одновременно вскочили с табуретов с мягким сидением из кожи, которые им ставили только на время ночного дежурства. Охрана бросилась было вперед, чтобы перегородить женщине дорогу, но наткнувшись на ее ледяной взгляд, дрогнули. Тротула была довольна произведенным впечатлением и тихо проговорила, почти не разжимая при этом своих губ:

- Я по приказу его светлости.

Проверять ее слова в такое время все равно никто не побежит, себе дороже, поэтому мужчины, крепкие ребята с изрядной примесью орчьей крови, что отразилось только на цвете кожи, сделали лучшее, что могут мужчины: посмотрели мимо нее, как будто Тротулы здесь вообще не было. Женщину это так же устроило, она подхватила полы длинного темно-фиолетового платья с метровым шлейфом и с идеально ровной спиной прошла в придерживаемые гвардейцами двери. Увидев сладко спящую Александру, в одной руке которой была зажата книга по этикету, а в другой не доеденный пирожок с яблоками, Тротула, всем своим существом стремящаяся всегда и везде к идеалу, едва не задохнулась от возмущения. Как только она увидела леди Сандру в кабинете обожаемого ею герцога, то сразу поняла, что от этой молодой женщины они еще натерпятся.

Тротула поджала губы, которые некогда были полными и призывно алели, делая лицо женщины одухотворенным и прекрасным, и брезгливо осмотрела убранство гостевых апартаментов. Она сразу же заметила, что на низком прикроватном столике с резными ножками, стоит поднос с остатками еды, а возле него и даже на полу валяются крошки от хрустящей булочки из отрубей. Но с этим еще можно смириться, а вот с тем, что там же возвышается почти полностью выпитая бутылка вина, Тротула уже не могла.

- Чудесно, она еще и пьет, как мужик.

Это было приговором для Александры и, не зная, какая чудовищная участь ее ждет, девушка досматривали последние минуты счастливого сна, где она была вместе со своей дружной семьей. Тротула засучила пышные рукава платья, подумала о том, что ее подопечной сейчас неплохо было бы умыться ледяной водой, и с удовольствием прошептав несколько слов на непонятном языке, махнула руками в сторону безмятежно спящей Сашки. В следующую секунду на девушку обрушилась ледяная лавина, в которой, по меньшей мере, было литров тридцать.

Истошный крик по своей силе мог бы поднять весь замок, но Тротула, предусмотрительно заранее установила на апартаменты заглушающее заклинание. Она была не только известным специалистом в области красоты, но прекрасным бытовым магом. Ее эссенции, протирки, массажи и настойки были популярны среди всех признанных красавиц мира. Тротула могла бы жить при любом дворе, находясь в окружении почета, ласки и огромных денег, но ей нравилось вести уединенную жизнь. Смерть обожаемого супруга не только спутала все карты на дальнейшую жизнь, но и подкосила некогда железную женщину со стальными нервами: иногда плачут даже камни.

Сашка вскочила, умудрившись проснуться уже в прыжке. Вода ручьями стекала с распущенных волос, рубашка облепила тело и противно холодила кожу, хотя в апартаментах и без того было не жарко. Что с ней произошло, она поняла не сразу, но по ехидной усмешке Тротулы, присевшей в кресло у задрапированного тюлем окна, сообразила, кто приложил к этому руку. Александра могла собой гордиться, наполовину прочтенная книга по этикету дала свои результаты и нецензурные слова, крутившиеся в голове девушки, застряли в горле.

- Проспались? – как ни в чем не бывало, спокойно поинтересовалась Тротула, многозначительно покосившись на бутылку.

На донышке еще оставалось немного красного вина, как раз на пару глотков. Сашка сразу поняла, как стоит себя вести с этой чопорной дамочкой и чтобы доставить протеже герцога приятные мгновения, молча подошла к бутылке и осушила ее прямо из горлышка. Вообще она не особо любила алкоголь, просто винные подвалы герцога Хонштейна были выше всяких похвал, такого вкусного напитка она в своей жизни еще не пробовала, и когда слуги принесли ей на пробу бутылку вина нового урожая, отказать себе в удовольствии она не смогла. Тем более девушка отчаянно хотела забыться хотя бы на несколько часов и спокойно уснуть, а алкоголь в этом случае выступил как прекрасное снотворное. Более того, чтобы на утро не болела голова, Сашка попросила немного разбавить красную жидкость водой, это намного сбило градус, но Тротуле об этом знать вовсе не обязательно.

- Вот теперь действительно хорошо, - жмурясь от удовольствия, проговорила Сашка, и украдкой посматривая на окаменевшую женщину, вытерла рукавом рубашки смоченные вином губы.

Александра еще подумала, стоит ли плюнуть себе под ноги, чтобы окончательно добить Тротулу Салернскую, но не смогла, потому что самой стало противно. А любая мысль и любое действие, по мнению девушки, должно было приносить удовольствие или зачем тогда это все было нужно?

- Таааак… - протянула женщина, сверкая глазами и тяжело приподнимаясь из кресла.

Она сгорбилась и как коршун, увидевший жертву, плавно двинулась в сторону Сашки, кругом обошла ее дрожащее тельце, отметив прекрасное сложение девушки, хоть на ее взгляд она была мелковата. Тротула достала из рукава сложенный веер и с размаху шлепнула свою новую жертву по макушке, та взвизгнула от неожиданности, хотела было возмутиться, но женщина ловко шлепнула ее по спине, сопроводив свои действия суровыми словами:

- Что ты горбишься, как старая курица? С такой спиной я не могу понять, есть ли у тебя грудь. Ах, прости, можешь горбиться, главного женского достоинства, как я вижу, у тебя все равно нет, тут и вставки не помогут…

- А я почему-то всегда думала, что главное в женщине это в первую очередь мозги, - ничуть не обидевшись на правду, парировала Александра, распрямляя плечи и откидывая волосы назад, пусть любуется, если ей так хочется, - но у вас вижу, нет ни того, ни другого.

Тротула, казалось, не слышит, что говорит ей девушка, она продолжала исследовать Сашку сантиметр за сантиметром, думая, что материал ей попался не такой уж и испорченный, как ей показалось вначале. По крайней мере, девица за собой явно ухаживала и не утруждала себя тяжелой работой, кожа чистая, без мозолей, ноготки ровные и покрыты чем-то странным, она такого раньше не видела, но выглядело красиво.

Заинтересовавшись, как там обстоит дело с ногами, женщина с кряхтением наклонилась и брезгливо морщась, вцепилась в подол ночнушки, приподнимая ее на уровень колен и тут же опустила. Ее обрадовало, что и с ногами у этой побродяжки, зачем-то пригретой герцогом, все в порядке. Александра, терпеливо снесшая и эту, в общем-то, унизительную процедуру, с интересом спросила:

- А зубы смотреть будете?

Тротула издевки в словах девушки не услышала и с готовностью встала напротив Саши, ожидая, что та сама откроет рот. Леди Сандра мысленно застонала, но покорно оскалилась в ответ, ей не чего было стыдиться, все недостатки которые у нее были, она успешно исправила винирами. Косметолог средневекового разлива, была весьма довольна увиденным, оставалось только поработать над недостатками и вымуштровать девчонку, чтобы та даже пикнуть, без разрешения не смела.

- Ну и как, - со смехом осведомилась Сашка, уже отчаявшись услышать голос своей ранней гостьи, - я вам подхожу?

Тротула вскинулась:

- Если бы моя воля здесь как-то учитывалась, то вы, милочка, вылетели бы из замка в считанные минуты.

- Что ж, буду надеяться, что вы сможете убедить в этом герцога, - не веря в подобный исход, но, все же надеясь на лучшее, пробормотала Александра.

Мадам Салернскую тяжело было чем-то пронять, но Сашке это удалось. Она не знала, что леди Сандра представляет собой на самом деле, ее больше беспокоило то, что эта молодая вертихвостка, появившаяся здесь и в жизни герцога в частности, может нанести ее Хонштейну-старшему непоправимый вред.

Ей уже было достаточно одной Эссы, вцепившейся в господина мертвой хваткой и беззастенчиво пользующийся его расположением в собственных целях, вторую такую особу видеть рядом с Альбрехтом Тротула не желает. Но реакция леди Сандры ее безмерно удивила: пусть его светлость и не поставила женщину в известность относительно этой особы, но она почему-то сразу подумала, что это очередная кровососущая фаворитка. Но тогда почему эта пигалица не закатывает истерику, философски переносит ее придирки, правда, далеко не молча, но, тем не менее, на провокации врача не идет. И более того, леди Сандра не выглядит довольной тем радушием, что оказал ей герцог, дав кров и занявшийся внешним видом девушки.

- А тебе этого хочется? – задумчиво спросила Тротула, отступая от леди Сандры на два шага.

Именно в этот момент она поняла, что хочет сделать с девушкой и пусть герцог просил всего лишь подогнать ее под обычные стандарты, Тротула сотворит из Александры королеву. Ни больше, ни меньше и это будет лучшая ее работа за многие годы. Она представляла каждый этап работы, который ей предстоит сегодня сделать, единственное, что вызывало небольшой ступор, это лицо девушки. Да, в леди Сандре, несомненно, чувствовалась порода, но на безусловную красавицу она не тянула. Была в ней какая-то своя прелесть, изюминка и именно это Тротула собиралась вытянуть наружу и превратить в главный алмаз.

- Есть такая мечта, но, к сожалению, его светлость вцепился в меня и вряд ли добровольно отпустит, пока я кое-что для него не сделаю.

Сашка не собиралась слишком сильно распространяться по поводу их отношений с герцогом, но не могла не поделиться хотя бы одной краткой жалобой. Женщина выслушала ее со спокойным вниманием, пару раз уточнила кое-что лично для себя и окончательно успокоилась, поняв, что эта штучка не собирается окучивать герцога. Александра в свою очередь тоже сделала верный вывод относительно своей не прошеной гостьи:

- Вы из-за Альбрехта на меня так накинулись?

На впалых щеках женщины заалело два пятна:

- Леди Сандра, помните о приличиях и дистанции, что о вас скажут при дворе?

Про герцога Тротула все же решила умолчать и да, Сашка оказалась права, она действительно вела себя нарочито грубее, чем привыкла на самом деле.

Девушка отмахнулась от нее, как от назойливой мухи:

- Да бросьте вы, не думаете же что в обществе я стану вести себя так же, как сейчас? Ну, расслабилась, так никто же не видит.

В глубине души Тротула полностью разделяла эти убеждения, но соглашаться сейчас было нельзя, иначе леди Сандра увериться в своей правоте и начнет делать глупости. Наставительным тоном мадам Салернская уверенно произнесла:

- Настоящая леди всегда ведет себя подобающим образом, не зависимо от того, смотрят ли на нее в данный момент или нет.

Сашка с удовольствием поделилась бы с женщиной информацией о том, кто она на самом деле, но портить отношения на ровном месте ей не хотелось, мало ли как Тротула отреагирует. Тем более, та еще должна что-то сделать с ее внешним видом, а говорить гадости под руку, это плохая примета, Саша все-таки была несколько суеверной особой.

Считая, что инцидент исчерпан, мадам Салернская молча накинула плотное покрывало на дрожащую от холода Александру так, чтобы постороннему взгляду не было видно и сантиметра ее кожи, и поманила длинным пальчиком с острым коготком за собой. За девушкой тут же устремилась цепочка из капелек, все еще стекавших с ее одежды и длинных волос.

- Куда мы идем в такую рань? – хмуро поинтересовалась леди Сандра, старательно передвигая ногами в тех самых башмаках служанки.

Они были очень не удобными и без толстого шерстяного носка так и норовили слететь, но поскольку никто не побеспокоился по поводу одежды для гостьи, ей приходилось пользоваться тем, что было в наличии. Тем более, что появился весомый повод мириться с некоторыми вынужденными неудобствами, а именно содержание того самого мешочка, который Сашка умудрилась стянуть из сейфа герцога вместе с договором об их сотрудничестве. Конечно, она не знала, как высоко ценятся те монеты, которые девушка пересчитала с большим удовольствием, но то, что это золото чистой пробы, поняла сразу.

- В мою лабораторию, - не менее хмуро отозвалась Тротула, надеясь не попасться на глаза кому-то из прислуги, - а на будущее, леди Сандра, запомните, что это утро начинается с восхода солнца и именно в этот момент вы должны просыпаться. Так вы сохраните свою свежесть и молодость на долгие годы.

- Разумеется, - кисло улыбнулась Александра, понадеявшись, что такой подъем как сегодня, был в ее жизни в первый и последний раз.

Надежды Тротулы оправдались: женщины без приключений быстро дошли до крайней башни, где на верхних этажах обитала сама мадам Салернская, а в подвале, своей жизнью жила обширная лаборатория: именно там готовились тайные эссенции и порошки, сушились редкие травы, которые в обычных лавках было невозможно купить.

Оказавшись в подвале, Сашка не поверила собственным глазам, они никак не могла подумать, что лаборатория Тротулы это многокомнатное помещение, просторное, с хорошей вентиляцией, светлое и убранное с заметной педантичностью и любовью. Здесь было представлено практически то же самое, что и у нее в институте: отдельная комнатка для работы с сероводородом, для органического анализа, помещение с перегонными кубами, библиотека, весовая и даже собственный ледник.

Впритык к стенам, чтобы не загромождать проходы, стояли низкие столы с крупными приборами, шкафы с наборами инструментов. Здесь же ножи, напильники, ножницы, агатовая, фарфоровая и даже железная ступки. Рядом полки с пробирками, ретортами, тиглями. Чуть дальше расположились полки с воронками, реактивами, треножниками. В большом зале, через который Тротула провела восхищенно глазеющую по сторонам леди Сандру, стоял широкий стол с гнутыми кранами, дающими возможность сообщать приборы с разреженным пространством и резервуаром сжатого воздуха. Дальше шла стройная вереница шкафов со стеклами, где виднелись отверстия, ведущие в вытяжные каналы – для операций с парами и газами.

Но остановились они в просторной комнате с небольшим бассейном, похожим на огромную ванну с мраморными ступеньками и деревянными лавками, на которых обычно делают массажи. Тротула молча указала Сашке на ванну, где сама по себе, через небольшие круглые отверстия в боках начала наливаться вода, от которой шел пар. А сама женщина прошла к привинченным к полу шкафам, достала с полки склянку с ядовито-розовой жидкостью и, обернувшись к нервно переминающейся с ноги на ногу Александре, грозно сдвинула высвеченные брови:

- И почему вы еще в одежде, леди Сандра? У нас мало времени, оно быстро пролетит до ужина, где будет присутствовать не только его светлость, но и леди Эссминда. Вы хотите перед ней предстать в таком виде?

Сашка вопросительно выгнула бровь: почему она должна переживать за даму сердца герцога? Уж до кого, но до этой женщины ей точно нет никакого дела. Тротула поняла, что сказала не то, что было нужно, и поспешила исправиться:

- Леди Эссминда довольно ревниво относится ко всем мало-мальски хорошеньким женщинам, и если вы ей не понравитесь, то можете считать, что наша с вами работа удалась на славу.

Вот сейчас это прозвучало обидно, потому что Сашка не припомнила, чтобы Эсса, которую она застала в весьма пикантном виде, выражала по отношению к ней хоть какие-то эмоции. И судя по мнению Салернской, ее можно было считать дурнушкой. Хотя может быть все дело в том, что тогда в руках девушки был меч, и было бы глупо в такой ситуации проявлять негатив? Вспомнив, как она очутилась в постели у герцога, девушка на миг зажмурилась: а ведь был такой великолепный шанс сбежать, черт ее дернул отправиться с Мартой на кухню, надо было изначально искать пути отхода!

- Тротула, - попытавшись подобрать правильные слова, медленно проговорила Александра, - честно говоря, данная особа для меня не авторитет. И это, мягко говоря, я бы даже сказала: очень мягко говоря.

- А зря, - спокойно заметила женщина, подходя к ванне и выливая туда розовую жидкость, она тут же покрыла водную поверхность плотной маслянистой пленкой:

- Эта особа, как вы выразились, имеет неплохие связи при дворе, у нее очень влиятельные родственники, да и сама она перебывала в стольких постелях, что поклонников у ее талантов, хоть отбавляй. И если на всех углах она начнет пытаться очернить ваше имя, то считайте, что младший принц и его друг у ваших ног. Его Высочество Дональд довольно умный мальчик для своих юных лет и терпеть не может леди Эссминду и ее семью.

- Отрадно слышать, что хоть принцу она не нравиться, - фыркнула Сашка, - так вы все знаете? Зачем же тогда набросились на меня там, в апартаментах? Ведь вам должно было быть ясно, что я не только не претендую на расположение герцога, но и желаю всячески его избежать, домой, знаете ли, хочется.

Тротула достала из-за белых штор длинный посох, вырезанный из омелы, древнего мистического дерева и принялась водить им по воде, медленно приобретающей нежный розоватый оттенок:

- Его светлость Альбрехт ничего по этому поводу мне не докладывал, но я знала, что он собирался повлиять на свою дальнюю родственницу, чтобы она кое-что сделала для него. Это уже потом я увидела у вас на руке браслет подчинения, и кое-что сложила в уме. И не смотрите так, леди Сандра, даже если бы мне были известны подробности замыслов герцога, я ни за что не стала бы делиться ими с вами.

Александра не стала скрывать своего разочарования и вздохнула:

- Поразительно, кого только не встречаю в этом замке, все в один голос твердят про жестокость его светлости и что лучше ему не попадаться под горячую руку, но при этом все поголовно испытывают поистине собачью преданность. Причем не из-за страха, я это тоже вижу.

- Его светлость не столько жесток, сколько справедлив, - рассудительно произнесла Тротула и подтолкнула девушку к бортику, - и, к сожалению, слишком много тащит на себе. Ему б опору хорошую, понимающую, в виде верной жены и ему сразу бы стало легче.

Проще было в этих условиях построить космодром Байконур, чем найти женщину, способную вытерпеть самодовольство герцога, - мелькнула отстраненная мысль у Сашки. Она мысленно перекрестилась, надеясь, что не покроется бородавками из-за примесей этой странной женщины, в чьем распоряжении была неплохая химическая лаборатория, в функциях которой она, судя по всему, неплохо разбиралась и смело шагнула в воду. От нее нежно пахло свежим ароматом каких-то незнакомых цветов и чего-то еще, сладковатого, но не приторного.

- Особенно в отношении меня, - многозначительно ухмыльнувшись и тряхнув браслетом, проговорила Сашка.

Она закрыла глаза, чувствуя, как тело быстрее теряет ощущение скованности, усталость отходит на задний план, а сознание наоборот, частично уплывает куда-то за горизонт. Лучшего места для релаксации было не придумать.

- Это стечение обстоятельств, - уверенно заявила Тротула и принялась вытаскивать на свет баночки с порошками и мазями.

У них и правда было мало времени, а работы предстояло не то, чтобы много, но вся она была ювелирной и требовала максимального сосредоточения.

- Уверена, что его светлость после всего отблагодарит вас так, как вы и не мечтали, он очень щедр, - продолжила Тротула убежать леди Сандру в том, что все далеко не так, как ей могло показаться в самом начале:

- Просто ради Эдраха он пойдет на все, но я даже не сомневаюсь, что его мучает то обстоятельство, что вы стали инструментом в его делах.

Александра прекрасно понимала его позицию и окажись вдруг на его месте, скорее всего, вела бы себя так же, но при этом она оставалась стоять на своем:

- Звучит впечатляюще, но только так можно оправдать любое действие и признаться, меня интересы вашей империи мало волнуют.

Тротула была взрослой женщиной, видевшей за свою долгую много того, что вечером в кругу семьи рассказывать не возьмешься. Поэтому склонившись к леди Сандре, которая понятное дело была сейчас обижена на весь свет, она с изрядной долей лукавства шепнула ей на ухо:

- Леди Сандра, вы женщина и смею вас уверить, это самое главное ваше оружие. И только вам решать, как повернется дело: будете ли вы тянуть его с отношением ненависти к окружающим или найдете выгоду лично для себя и сумеете насладиться происходящим.

- Это тонкий психологический прием, леди Тротула, только все равно мимо, - улыбнулась Александра с закрытыми глазами.

Мадам Салернская никогда не говорила, что она благородного происхождения, да хоть и постоянно вещала о ценностях для истинной женщины, благо это была ее обязанность, сама частенько нарушала эти заповеди.

- С чего вы взяли? – с интересом осведомилась женщина, намешав порошки и добавив туда каплю сока цикуты для лучшего эффекта, после подошла к Сашке.

- Вы про то, что вы входите в число замковой челяди? Слишком с большим уважением его светлость с вами разговаривал, так трепетно он общался только со своим сквайром, который долгое время был его наставником и дружил с его отцом.

Оценив подобную наблюдательность, Тротула усмехнулась:

- Все гораздо проще, просто последние двадцать лет я была замужем за отцом его светлости. Отсюда и его отношение, я конечно здесь не хозяйка, но, тем не менее, в важных вопросах Альбрехт иногда может меня выслушать, если захочет, конечно.

Саша едва не икнула от подобной информации и дернулась так, что женщина промахнулась и не смогла нанести ей на волосы осветляющую мазь.

- Его мать, прекрасная Эсфирь умерла от странной болезни, угасла буквально за несколько дней, едва Альбрехт отпраздновал свое совершеннолетие и долгое время, Адольр, его отец, был безутешен. Это уже потом, через много лет мы познакомились при дворе императора, а когда умер и он, я осталась с его сыном. Своих детей у меня нет и оставлять его одного без присмотра я не хочу.

- Неожиданно, - непроизвольно вырвалось у Александры, - ай! Леди Тротула, вы собрались оставить меня без волос? Это у вас такое видение красоты?

- Без таких косм не грех и остаться, - стараясь скрыть свою оплошность, торопливо заявила женщина, при этом отчаянно думая, как исправлять ситуацию.

Незаметно увлекшись разговором с леди Сандрой, она совершенно случайно добавила в смесь для осветления волос чуть больше кристаллического порошка Голубой Минеи и некогда пепельно-русая шевелюра девушки начала стремительно приобретать серебристо-белый оттенок. Тротула на самом деле планировала лишь немного оттенить часть прядей Саши, чтобы подчеркнуть сказочную хрупкость и миниатюрность ее облика. Но в итоге…

Глубоко вздохнув, женщина принялась наносить кремообразную массу по всей длине волос девушки: куда уж теперь деваться, придется выравнивать. Тем более леди Сандра была бы заметна при дворе и без этого экзотического оттенка волос. Таких пигалиц днем с огнем не сыщешь.

- Спасибо за откровенность, - с сарказмом отозвалась Александра, - но я все же предпочитаю остаться с тем, что имею от природы.

- Боюсь, что это уже не возможно, - с затаенным злорадством прошептала Тротула про себя.

Обмазав голову девушки всем, что было в мисочке, она пригласила к себе двух помощниц и теперь они втроем, обступив не без оснований занервничавшую Александру, принялись за дело. Сашка верещала во весь голос и, наплевав на все на свете, когда одна из девиц достала длинную, размером с ладонь иглу, принялась умолять отпустить ее. Ее нещадно терли, мяли, промывали морской водой с солью, наносили на кожу разные составы и снова мыли. Единственное, что оставалось неприступным, так это гель-лак на ногтях Сашки, все же не зря ее мастер маникюра требовала такие бешеные гонорары за свою работу.

- Что ты орешь, как будто тебя режут? – устав от непрерывного визга, обозлилась мадам Салернская и мстительным тоном, дала указание помощницам, мять распластанное на лавке тело леди Сандры с большим энтузиазмом.

Услышав, что массажистки сейчас примутся за нее с новым рвением, Сашка в отчаянном стремлении спасти свою молодую жизнь, попыталась рвануть с места, но тут на нее оглянулась Тротула, привлеченная шумом непрекращающейся возни. Пигалица, а две здоровые женщины, выше и мощнее, с мускулами, что не у всякого мужчины есть, не могли с ней справиться. Повинуясь горящему взгляду мага, из шкафов вылетели какие-то кожаные куски, отдаленно похожие на ремни и спеленали бунтующую девушку по рукам и ногам. Массажистки с веселым гиканьем бросились выполнять приказ, и сопротивление Александры было подавлено на корню. Понимая, что иного метода воздействия у нее кроме голоса сейчас не осталось, девушка сквозь зубы прошипела:

- Ах вот вы как, да? Помните, вы меня сами вынудили, я не хотела…

В следующее мгновение раздалось такое отвратительное пение, что не то, что резало слух, но в процедурном кабинете задрожали стекла и пробирки в шкафах, а реактивы оказались под угрозой взрыва. Тротула в недоумении зажала уши, но отдельные слова все же проникали сквозь импровизированные беруши:

- Эту песню не задушишь, не убьешь, не убьешь, не убь…

Наконец женщина нашла источник столь отвратительных звуков и с досадой щелкнула пальцами: теперь Сашка не смогла даже прошептать слово мама, не то, что издеваться над окружающими с помощью своего голоса.

- Так-то лучше. Работаем, девочки, ужин всего через два часа, а мы еще даже не занялись ее лицом.

Тишина тишиной, но теперь у Тротулы все валилось из рук, она прямо физически ощущала, как что-то острое упрямо сверлит ей спину. Женщина с тяжелым вздохом отложила пестик, которым мяла глину и обернулась: так и есть, не смотря на численное превосходство противника над собой, Александра не сдалась и старательно прожигала в косметологе-химике дырку, к сожалению чего-то более действенного на этот момент у нее не было. Всплеснув руками от негодования, Тротула простонала:

- Вот ведь заноза неугомонная! Ну что ты так злобно молчишь?

Александра не только стала молчать еще злобнее, но и запыхтела, но этого уже никто не слышал.

- Прекрати, ты меня сбиваешь!

Сашке только это и надо было, она даже сумела улыбнуться сквозь боль: массажистки в этот момент, по ощущениям, драли ее ребра железной мочалкой.

- Ну что за детские выходки, - недовольно бурчала Тротула, но так, чтобы леди Сандра ее слышала, - красота требует жертв, в прямом смысле этого слова. Тем более в первую очередь я стараюсь для тебя: вот явишься на праздничный бал вся такая прекрасная, что даже Эсса удавиться от зависти, так может и твое дело в тот же вечер решится. Ради себя-то ты готова потерпеть, и не мешать нам работать?

Ради себя Сашка была готова не только на это, но ведь Тротула вкладывалась в нее еще и по собственным мотивам: каким-то образом ей сильно насолила Эсса и теперь она думала, что сможет убрать фаворитку герцога чужими руками. А играть в чужие игры Сашка не хотела.

Через час, когда почти все было готово и остались лишь последние штрихи, для леди Сандры принесли посылку от портного: длинное небесно-голубое платье с открытыми плечами из тонкой, летящей ткани. Тело девушки ныло после всех надругательств, что над ним проводили почти весь день, но вот морально Сашка горела и готова была свернуть горы, если бы они ей сейчас подвернулись. А пока, леди Сандре помогали облачиться в предложенный наряд, Тротула, кривя губы, потрогала подол платья и недовольно изрекла:

- В такие невзрачные тряпки даже прислуга при дворе императора не одевается, это же надо, предложить такой девочке мешок из-под картошки! Ну да ничего, в нашем случае, не одежда красит женщину, а совсем наоборот.

Сашка по-прежнему не могла говорить, леди Салернская предусмотрительно не собиралась возвращать ей в ближайшее время голос, ну, по крайней мере, до тех пор, пока девушка не увидит свой новый образ. Женщина очень трепетно относилась к своему слуху, и терпеть возмущенный голос леди Сандры ей вовсе не хотелось.

- Иди за мной.

Александра, радуясь, что наконец-то вырвалась из лап фурий, безропотно двинулась за Тротулой. Та молча вывела девушку в небольшую комнату, где кроме зеркал больше ничего не было. Сердце Сашки забилось в какой-то необъяснимой тревоге, она опустила взгляд к темно-синим блестящим туфелькам тридцать пятого размера и сделала несколько осторожных шагов вперед. Мысленно послав весь мир к черту, она решительно посмотрела в свое отражение, только никакой Александры Козырь и в помине там не увидела. А вместо этого на нее во все глаза смотрела незнакомая дюймовочка, с длинными серебристо-белыми волосами и огромными ореховыми глазами. С новым образом, в резкий спор вступала сверкающая загорелая кожа, которая приобрела более глубокий оттенок. Такую, непременно хочется потрогать руками, что Сашка тут же и проделала, едва не запищав при этом от восторга: у младенца она грубее.

Зря леди Тротула сказала, что портной пошил какое-то безобразие, наоборот, благодаря струящемуся силуэту, кажущаяся угловатой фигура Сашки визуально приобрела логичную женскую округлость, она больше не напоминала подростка, резко повзрослев. Повинуясь облику снежной, но далеко не ледяной красавицы, даже ранее порывистые движения Саши приобрели плавность и начали демонстрировать неторопливую грацию. А вот от лица получилось добиться меньших перемен, у девушки как не было соблазнительного изгиба пухлых губ, так и не стало, зато скулы стали еще острее, их даже специально подчеркнули румянами. Только, пожалуй, брови приобрели более хищный разлет: казалось, что девушка смотрит на всех свысока. Не сказать, чтобы Саше нравилось свое преобразование, она не могла понять, что именно ее отталкивало в этом облике.

- Ну что, леди Сандра, - через несколько минут с затаенным облегчением проговорила Тротула, стоя за спиной рассматривающей себя в зеркале девушки, - теперь можно и отужинать? Вы наверно уже голодны.

Леди Салернская тайком перевела дух: если Сандра сразу не кинулась на нее с кулаками из-за столь вызывающего цвета волос, то можно было расслабиться, все идет так, как надо. Сашка выразительно посмотрела в ее сторону и постучала пальчиком по губам, отчего Тротула спохватилась и поспешила объясниться:

- Сейчас я сниму с тебя заклятие молчания, но говорить ты не сможешь еще где-то около часа - полутора.

Сашка страдальчески закатила глаза, но это было все, на что она была способна в этой ситуации, не драться же ей, в самом деле, с опытным бытовым магом. Поэтому вручив себя заботам этой взрослой женщины, она покорно последовала за ней в Трапезный зал, искренне надеясь, что герцог при виде ее хотя бы вздрогнет, ей почему-то казалось, что он терпеть не может блондинок. На самом деле, Александра на удивление точно попала пальцем в небо, Альбрехт действительно ненавидел светловолосых созданий, считая, что Творец их создал от скуки. И действительно, когда Сашка с выражением полного смирения вошла в зал, он едва не подавился куском жаренного на вертеле мяса. Мужчины, а их было трое, словно подчеркивая торжественность вечера, одели черные парадные мундиры с золотыми выточками и рельефными пуговицами.

Пока герцог соображал, кто стоит перед ним с пустым коровьим взглядом, со своего места не без труда, после изрядно выпитого вина, вылез Валлар и проворно бросился к девушке, дабы засвидетельствовать ей свое почтение. Вперед, развернув царственные плечи и глядя прямо перед собой, выплыла леди Тротула, которую граф едва не сшиб при приближении. Поняв, в какой конфуз он сейчас едва не угодил, Валлар пробормотал себе под нос какие-то извинения и сделал попытку обогнуть женщину, но та была начеку и ловко подставила ему подножку.

Это мимолетное движение видела только Сашка, но сказать о нем не могла, да и не стала бы, с трудом сдерживая улыбку и наблюдая полет графа под стол. На ногах он сумел удержаться только в последний момент и то, благодаря креслу с высокой спинкой, в котором с величественным видом сидела леди Эссминда. К счастью, она находилась во главе стола спиной к вошедшим, прямо напротив своего господина, поэтому не видела из-за чего возникла неразбериха, иначе бы тут же потеряла аппетит.

Стул заскрипел, но все же выдержал атаку графа, вот что значит хорошая и качественная работа. Однако сама Эсса не удержала бокал в руках и расплескала его содержимое себе прямо на жемчужное платье, при этом изрядная доля вина попала в чересчур низкий вырез. Надо отдать ей должное, возмущаться и обвинять Валлара, смотревшего на нее абсолютно трезвым, смеющимся взглядом, Эсса не стала. Вместо этого женщина вскинула руку вверх и тут же из-за драпированных светлой тканью столбов, высочил высокий слуга и, отодвинув женщине стул, встал сбоку, ожидая дальнейших распоряжений. Эсса встала, развернулась, желая уйти и переодеться, чтобы успеть присоединиться хотя бы к десерту, но замерла, не сделав и шага.

Александру, спокойно обогнувшую леди Эссминду и севшую против всяких правил с ее герцогом, она увидела сразу, но не узнала. В женщине тут же поднялась волна плохо контролируемой ревности и, наплевав на испорченное платье, она тут же вернулась на свое место. Оставлять с этим мелким недоразумением своего Альбрехта она не собиралась, все должно быть под ее контролем.

- Леди Сандра, - произнес лорд Ларайе, окинув Сашку восхищенным взглядом, - я потрясен.

Глядя на кислое выражение лица герцога, уткнувшегося в свою тарелку и даже не поздоровавшегося с ней, как велят того правила этикета, девушка весело кивнула в ответ. Это были лучшие часы ее жизни за грядущий день.

Услышав, что эта расфуфыренная пигалица и есть та самая Сандра, возле которой квохчут лорды, леди Эссминда едва не запустила серебряное блюдо с гранатами в голову ни о чем таком не подозревающей Сашке. Эсса и сама не понимала, откуда взялась такая сильная ненависть к незнакомой женщине, но покорно шла на поводу у черных чувств. Она была натурой страстной и увлекающейся.

Валлар, наконец, нашел точку опору и сев на место, обратился к Тротуле, расположившейся рядом со своей подопечной:

- Леди Тротула, у вас поистине золотые руки, наша красавица просто расцвела, я даже не сразу ее узнал. Леди Сандра, скорее расскажите, как вам замок, как вы отдохнули? Может, вы желаете чего-то особенного?

- Ваша милость, леди Сандра в результате процедур на некоторое время потеряла голос, поэтому не мучайте ее пока расспросами.

Герцог оторвался от своей тарелки, и, не удержавшись, съязвил:

- Эта первая хорошая новость за сегодняшний вечер. Я бы ввел заклинание немоты в придворный этикет.

Мадам Салернская, удивившись, ахнула:

- Как вы можете так говорить, ваша светлость. Разве вам не понравилось, как сейчас раскрылась леди Сандра?

Сашке было глубоко напевать, нравиться она герцогу или нет, девушка наконец-то дорвалась до еды и кроме этого ее больше ничего не интересовало. Герцог вынужден был пояснить свои слова, иначе бы молчание сильно бы обидело его так называемую мачеху, к которой он не питал особой любви, но был благодарен за слепую веру в него и бескорыстную поддержку в любых, даже не в самых приятных делах.

- Просто это слишком вызывающе, леди Тротула, мне вовсе не нужна была королева бала, всего лишь обычная провинциальная леди с далеких земель. Что теперь прикажете мне с ней делать?

- Ваша светлость, вы не знаете, что делать с красивой женщиной?

Это была провокация, Эсса напряженно следила за лицом герцога, но тот упрямо качнул головой:

- Это не женщина, а партнер.

- Посмотрим.

Последнее слово Тротула сказала про себя, после чего спрятала усмешку в уголки губ и пригубила бокал. Главное, она заставила его признать, что девушка, несомненно, хороша и по сверкающим глазам Эссы, та тоже поняла, что пахнет жаренным. Выдастся случай и может опостылевшая фаворитка, наконец, покинет стены замка?

- Леди Сандра, в вашей комнате вы найдете документы, которые вам понадобятся в дороге, - тем временем сухо проговорил Альбрехт, стараясь избегать смотреть на жующую Александру, - мы отправляемся в столицу прямо после ужина и послезавтра утром, как раз успеем прибыть в столицу. Ваш багаж собран и ожидает внизу, в повозке. И да, еще с вами отправиться личная служанка, она так же ожидает вас в апартаментах.

Едва Альбрехт замолчал, как в разговор тут же вступила Эсса, ей не терпелось обратить внимание герцога на себя:

- Ваша светлость, я слышала, в этом году вы решили посетить ежегодный праздник Матери, хотя всегда его пропускали?

Герцог сразу сообразил, к чему ведет его бывшая фаворитка и равнодушно бросил:

- Леди Эссминда, если вам так хочется выбраться в свет, то вовсе не обязательно было ждать, пока я куда-то соберусь. Вы вольны делать все, что вам захочется, я вас не держу, а карет у нас много, выбирайте любую и отправляйтесь, куда хотите.

Это был более чем прозрачный намек на то, что она не просто свободна, но герцог ждет, пока женщина сообразит, что пора отправляться домой, она и так загостилась сверх приличий, даже целый гарем личных служанок и поверенных не поможет оправдать нахождение девушки в замке холостого герцога. Эсса прекрасно поняла намек Альбрехта, но сделала вид, что к ней это не относится, в конце концов, мужчина он был резкий, может и поменять свое мнение, а уж она приложит к этому все усилия.

- Значит, я могу ехать, ваша светлость? – зачем-то еще раз уточнила она, подразумевая, что поедет в одной повозке с ним.

Альбрехт не стал скрывать своего разочарования:

- Я отправляюсь через два часа, вряд ли вы успеете упаковать все свои платья.

- О, не переживайте, - широко улыбнулась Эсса, демонстративно облизнув губы, - как всегда, я справлюсь.

- Просто верх бесстыдства, так откровенно вешаться на мужчину, - буркнула Тротула достаточно громко, чтобы до Эссы дошел отголосок ее слов.

Женщина сузила кошачьи глаза и прошипела:

- Не более чем жить за счет этого же мужчины, при этом уже давно никем ему не приходясь.

- Леди Эсса, - поморщившись, отозвался сквайр, - давайте не будем обсуждать этим прекрасным вечером какие-то слухи, для этого есть челядь.

Эссминда никогда не любила Тротулу за то, что та постоянно старалась вставлять ей палки в колеса. Женщина откинулась на спинку кресла и лениво проговорила:

- Отчего же это слухи, если это лично мое мнение, лорд Ларайе? Она потеряла все права со смертью его светлости Адольра и должна была покинуть замок после похорон. Однако леди Тротула предпочитает делать вид, что ничего не поменялось и она по-прежнему хозяйка этих мест. Так кто более бесстыден?

- Когда же ты подавишься своим ядом, кошка драная, - громко заявила Сашка, наевшись и почувствовав себя человеком.

И только после того, как все присутствующие уставились на девушку, она поняла, что сказала это вслух, хотя по идее эффект заморозки речи должен был сохраниться еще не менее получаса. Пока Эсса наливалась краской гнева, а Тротула с герцогом активно изображали, что их ничего не касается, ситуацию спас Валлар: он просто громко и с огромным удовольствием заржал как конь, не скрывая своей пьяной радости. Глядя на веселящегося графа, у лорда Ларайе тоже начали подергиваться уголки губ, он спешно наложил себе кореньев из соседнего блюда и принялся активно поглощать пищу.

Эссминда поняла, что если она сейчас начнет выяснять с этой леди Сандрой отношения, посмевшей ее прилюдно унизить, то это будет вконец осмеяно. Поэтому она спокойно встала, положила салфетку на стол и под дробный стук каблучков, вышла из зала.

- Спасибо, - Тротула тихо шепнула на ухо Сашке, но та, переживая за свое невольное выступление, лишь неопределенно повела плечом.

Она вовсе не собиралась наживать врагов, а эта фраза вырвалась у нее совершенно случайно, Александра никак не могла подумать, что ее слова будут услышаны. Так что остаток ужина прошел в натянутой обстановке, после чего девушка была сопровождена леди Салернской в свои апартаменты. Едва перешагнув порог и увидев на своей кровати спящую повариху, с которой разговорилась вчера утром, Сашка грозно сдвинула брови и протянула:

- Таааак… Это значит тебя его светлость определил мне в личные служанки, решил поставить соглядатая?

Фрэнсис сквозь сон услышала чей-то недовольный голос, открыла заспанные глаза и в ужасе вскочила: какая-то незнакомка ходила по комнате и грязно ругала какого-то Бутончика.

Глава 11.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ.

В круглых детских глазах Фрэнсис через некоторое время мелькнуло узнавание, в тот же момент девушка скатилась с кровати и склонилась перед леди Сандрой в глубоком поклоне. Служанка была в панике, она не понимала, как могла уснуть в хозяйской постели, когда всего лишь склонилась, чтобы поправить ее перед отъездом. Теперь эта молодая женщина, чудо как похорошевшая за последние сутки, велит выпороть ее на заднем дворе. Именно так, по крайней мере, однажды поступила леди Эссминда со своей служанкой, которая умудрилась просто уронить ее любимую расческу на пол.

Сашка и правда была зла, но совсем не на Фрэнсис, корнем неприятностей она считала именно герцога, чересчур расчетливого типа. И еще немного злилась на себя, за несдержанность на ужине, она ведь не собиралась здесь ни с кем воевать, а получилось что из-за нескольких сказанных слов, фаворитка Альбрехта теперь всеми силами будет стараться отплатить за унижение, в этом девушка не сомневалась. Но кто мог знать, что действие заклинания закончилось, и ее услышат все присутствующие?

Александра подошла к перепуганной поварихе и успокаивающе тронула ту за плечо, показывая, что все в порядке и не стоит так трястись:

- Давай договоримся, что ты оставишь свои поклоны для публики, там они буду выглядеть уместней, а я тщеславием не страдаю. Так что пока ты со мной наедине, то не стоит демонстрировать, как хорошо ты умеешь протирать собой полы. Договорились, Фрэнсис?

- Ох, леди Сандра, вы помните, как меня зовут?

Бывшая повариха так удивилась этому обстоятельству, что неприлично открыла рот в форме буквы «о». Александра тяжело вздохнула, не зная как объяснить своей новой компаньонке, что для нее в принципе все люди равны и да, конечно она еще в состоянии запомнить чье-то имя и не только его. Взгляд упал на прикроватную тумбочку, где лежала тонкая папка из мягкой кожи.

- Помню, не удивляйся и прошу тебя, наедине, обращайся ко мне на «ты», раз уж нам придется какое-то время плыть в одной лодке, то пусть это будет хотя бы комфортный процесс для нас обеих.

Фрэнсис промолчала, она давно работала в этом замке по найму и привыкла к причудам богатых, правда такого ей еще не доводилось встречать. Тем временем сама Александра бегло осмотрела документы на свое имя, подтверждающие титул и род, это было сродни паспорту, только освещало не ее персону, а сразу несколько поколений. Хотя бы будет, чем заняться в дороге: придется заучить наизусть имена родителей, тетушек и троюродных кузенов.

- Ты мне лучше поясни, почему его светлость прислал именно тебя? Насколько я помню, то до этого момента кухню ты не покидала?

Фрэнсис вздохнула, не скрывая своей досады, на самом деле ей не хотелось менять квалификацию, но пойти против распоряжения экономки, заправлявшей всем хозяйством в замке, она не могла при всем желании.

- Просто так получилось, что из всей прислуги, что здесь есть, женщин более-менее нужного возраста кроме меня нет. А у нас не принято, чтобы компаньонка молодой леди была старше ее в несколько раз.

Сашке, в общем-то, на самом деле было все равно, чем руководствовалась Марта, подбирая ей служанку, и так было понятно, что она-то здесь точно не при чем. А вот стремление герцога полностью ее контролировать порядком выводило из себя. Нет, она не против игры, даже не честной, можно сказать это приносит особую перчинку и будоражит кровь, но если уж они стали вынужденными партнерами, то Саша не приемлет возни за спиной. У таких как она, требований к чести даже больше, чем у подобных Альбрехту аристократов. Потому что в ее окружении, если ты переступаешь черту, не помогут ни связи, ни деньги, ни былые заслуги в купе с симпатичной мордашкой. Оступился, особенно если осознанно, будь добр, отвечай.

- С тобой все ясно, - Александра резко наклонилась к компаньонке и протянула раскрытую ладонь, - я понимаю, что средства связи у вас ограничены, но как-то же ты должна уведомлять его светлость о каждом моем шаге, верно? Не делай такие большие глаза, я вовсе не прошу рассказывать мне тайны о твоем хозяине. Просто если ты собираешься остаться со мной, даже на время, то честность между нами это обязательное условие. Заметь, на твоей преданности семье Хонштейнов это никак не отразиться, обещаю не настраивать тебя против господина.

Тон у леди Сандры был серьезен, она не шутила и правда могла позаботиться о том, чтобы повариха осталась здесь. Это совсем неплохо, но что тогда с ней сделает Марта, девушка даже подумать боялась. Хотя, можно еще попробовать соврать, доказательств у госпожи все равно никаких нет, может и поверит.

- Фрэнсис, врать мне не советую, бесполезно. Я ведь знаю, что герцог велел тебе присматривать за мной и наверняка сказал, как именно и как часто планирует держать с тобой связь для отчета.

Повариха покраснела, отчего детские ямочки тут же осветили ее, в общем-то, заурядное лицо, но сейчас она была милее любой писаной красавицы. Фрэнсис опустила кудрявую голову, отчего тяжелые каштановые пряди выпали из-под маленькой уличной шляпки с темной декоративной вуалькой на боку.

- Вы правы, все так и есть.

Она нерешительно расстегнула темно-синее платье с высоким воротом-стоечкой, который был застиран до безобразного состояния, и сняла с шеи длинную серебристую цепочку со странным кулоном. Он выглядел как мутный розовый кварц, запаянный в медную паутинку.

- И как он помогает в обеспечении связи? – с недоумением пробормотала Александра, испытывая непреодолимое желание дотронуться до камня, но компаньонка сжала кулон в кулаке, а забирать его силой было бы неправильно.

- Или я, или его светлость мысленно просят Амэрилл дать нам возможность пообщаться, при этом второй камень из той же друзы, что и у меня, должен находиться в руке герцога Хонштейна. Камень передает импульс и появляется материальная протекция хозяина, поскольку это его вещь, он заговаривал кристалл. И поскольку Амэрилл настроен на герцога, пользоваться им могу даже я, не обладая при этом даже зачатками магических способностей. Я ведь на четверть оборотень, а мы не умеем колдовать…

Девушка молча приподняла волосы, прикрывающие уши и пошевелила ими. Сашка зажала во рту несколько сжатых пальцев, чтобы не рассмеяться: ушки компаньонки были покрыты полупрозрачными волосками и слегка торчали, чем-то напоминая овчарку, теперь становилось понятно, почему она носила такие пышные прически: они скрывали особенность девушки.

- Но зачем такие сложности? – удивилась Александра и вновь протянула ладонь, на этот раз настойчивей, - давай эту штучку мне, пусть его светлость Альбрехт связывается напрямую со мной. Я с удовольствием расскажу ему все, что он захочет.

Саша представила, как вытянется лицо герцога, когда он увидит вместо шпионки ее и в предвкушении улыбнулась. Только вот сама Фрэнсис не была готова к такому крутому повороту в своей жизни:

- Леди Сандра, - ахнула она, - но ведь его светлость поручил это мне!

- Потому что не хотел надоедать своим обществом мне и просто постеснялся на этом настаивать. Давай пойдем ему на встречу и сделаем хорошо сразу всем? И тебе не надо будет трястись под его взглядом, когда он придет за информацией. И прекрати мне «выкать», мы же договорились?

Фрэнсис с трудом выдавила из себя:

- А мы точно говорим об одном и том же герцоге? Его светлость и смущение – даже не верится…

Рассуждать на эту тему можно было бы бесконечно, но бессмысленно, поэтому Сашка забрала из рук компаньонки необычное средство связи и посоветовала:

- Герцогу о нашем разговоре пока лучше не говори, пусть это будет для него сюрпризом.

- Хорошо, но вдруг он будет не доволен?

И это мягко сказано, но это будут уже не проблемы Фрэнсис, обижать свою служанку она никому не даст. Саша улыбнулась:

- Не беспокойся об этом, тебя это не коснется, обещаю.

В апартаменты деликатно постучали, это мог быть только один обитатель замка, несравненная мадам Салернская. Выждав время, Тротула с достоинством неся свое высокое худощавое тело, вплыла в спальню. Фрэнсис едва слышно икнула, и тут же склонилась перед ней в глубоком поклоне. Она спросила у Александры разрешение подождать ее снаружи и бросилась в коридор. Бытовой маг проследила за ней и одобрительно цокнула языком:

- Вижу, Альбрехт не стал специально для тебя нанимать постороннюю компаньонку. Что ж, хороший выбор, это добрая и исполнительная девочка, жаль только всего боится, но в правильных руках может вырасти в отличную помощницу.

- Хотите сказать, что пришли обсудить выбор его светлости?

Тротула присела на самый краешек кресла, чтобы не помять юбки платья:

- Ну что ты сразу так в лицо все прямо высказываешь? Если продолжишь в том же духе, то при дворе тебя в лучшем случае ждет опала. Ты лучше иной раз подожди, дай человеку собраться с мыслями, не лишай его возможности немного подумать и может быть, он отплатит тебе за подобную чуткость благодарностью.

Александра давно хотела кое-что спросить у нее, только никак не было подходящей возможности, а после слов Тротулы тут же встрепенулась:

- Простите за нескромность, а вы человек? Как я поняла, чистокровных людей в империи почти нет…

Мадам Салернская нахмурилась:

- Ну что ты к словам-то цепляешься? Ну не человек я, во мне только не большая толика гномьей крови, прабабушка у меня была очень любвеобильной. А так я горгулья.

- Кто?!

- Показать? – ехидно спросила Тротула, а Сашка, прислушавшись к голосу разума, поспешно завертела головой:

- Я думаю, пока не стоит, в другой раз.

- Правильно, себя надо беречь, в своем истинном облике мы выглядим совсем не по-человечески. А то, что сейчас сидит перед тобой, это материальная иллюзия, наша особенность, я обновляю ее раз в полгода и никого не пугаю своим внешним видом. Но хватит об этом, на самом деле я пришла, чтобы тебя предупредить: леди Эссминда все-таки успела собрать свои вещички и поедет с герцогом, так что на балу вы обязательно встретитесь. Ради Двуликого, будь осторожна, ты не смотри, что она женщина истеричная, эта штучка на многое способна, особенно в своей стихии – при дворе. Тебя размажут тонким слоем и не поморщатся.

- Звучит очень оптимистично.

Александра задумалась, она и так собиралась по возможности избегать фаворитку герцога. Но после упоминания леди Тротулой Двуликого бога, только утвердилась в необходимости такого решения и подумала, что неплохо было бы спланировать несколько ходов к отступлению. Мало ли что у этой знойной брюнетки твориться в голове.

Эдраховцы не любили просто так произносить всуе имя главного божества, объединившего под своей властью весь разношерстный народ. Сашка видела статую Двуликого в одном из залов замка: высокий силуэт сокрытый просторной туникой прямо до босых ступней. У него было две головы, одна мужская, отвечавшая за жизнь, начало и плодородие, а другая женская, управлявшая старостью, прошлым и смертью. Двуликий бог, самый суровый из всего пантеона, при этом не был какой-то эфемерной фигурой. Если божеству было что-то надо, он спокойно мог прийти в твой дом ипотребовать это. Именно поэтому его старались не поминать в разговорах, ибо Двуликий все слышал. Для Сашки это казалось какой-то дикостью и чем-то нереальным, но в глубине души она очень надеялась, что никогда воочию не увидит бога, пусть даже не Двуликого, а какого-нибудь другого.

- Ладно, это только один вопрос, с которым я пришла к тебе. Второй: я разговаривала с его светлостью Хонштейном и теперь знаю подробности его планов и твоего появления здесь. Не могу сказать, что одобряю его действия, но от себя лично скажу, что по-другому он не мог, я бы поступила так же. Время работает не на него, и искать другого исполнителя уже нет возможности, а ты справишься, я даже не сомневаюсь.

Саша выслушала женщину со спокойным вниманием и пожала плечами, прижимая при этом к груди папку с документами, это сейчас для нее главнее всего остального. Стоит только потерять эту папку и пиши-пропало, она сразу станет никем, а так хоть какое-никакое, но положение в обществе у нее есть.

- Поверьте мне, это уже не важно, договор есть договор. Главное, мне бы хотелось освободиться от этого украшения…

Девушка продемонстрировала браслет, но на ее удивление Тротула тут же отмахнулась, заявив, что это вообще не проблема:

- Альбрехт говорил мне, что хотел бы убрать эту штучку с тебя, но без сторонней помощи это нереально. Я сейчас дам тебе заранее подготовленное письмо, только сразу оговорюсь, чтобы ты даже не думала его читать, отдашь его алхимику в Академии Талантов, это прекрасный маг и твой будущий преподаватель. Если кто и может помочь снять это украшение, то только он.

Мадам Салернская с готовностью протянула Александре небольшой конверт, который девушка не глядя тут же убрала в папку.

- Спасибо, но почему вы мне помогаете? Даже Альбрехт сказал просто обратиться к преподавателям, не став заморачиваться узнаванием, к кому именно подойти.

Тротула терпеливо пояснила:

- Ну, во-первых, этого хочет сам Альбрехт, хотя и никогда не признается, поэтому заморачиваться с поиском нужного тебе мага не стал, гордый слишком. Во-вторых, ты мне нравишься, хотя я, скажу тебе по секрету, терпеть не могу женщин, причем вообще. Более глупых и склочных созданий не найдешь и еще я верю, что ты не только сможешь помочь герцогу, но и повлияешь на него самым положительным образом. Пусть с него хоть немного собьется эта невыносимая спесь, лично я бороться с ним уже не могу.

Александра слушала откровения женщины внимательно, не смея перебивать, и лишь в самом конце вставила свои пять копеек:

- Леди Тротула, раз уж вы признались мне, что моя персона вам не безразлична, то помогите мне еще кое в чем.

Услышав про помощь, Тротула тут же изумленно выгнула бесцветные брови:

- Разве я что-то про это говорила? Шучу-шучу, рассказывай, что тебе нужно.

- Не знаю, поймете ли вы меня, может у вас это называется как-то по-другому... Мне нужен свинец, селитра и кое-какие другие компоненты. В вашей лаборатории все это есть, поделитесь?

Мадам Салернская не сдержала изумленный вздох:

- А тебе это зачем?

Александра мучительно думала, стоит ли говорить о своих планах этой женщине, в коне концов она души не чаяла в Альбрехте, но все же решилась и кратко пересказала все, о чем думала за ужином. Мадам Салернская, услышав о планах девушки, расхохоталась:

- Это очень остроумно, моя дорогая и хорошо, что его светлость не догадывается о твоих способностях. Ты ведь такой же алхимик, как и я? Чудно, никогда не думала, что встречу коллегу, женщины обычного не попадают на подобные факультеты, это мне так повезло. Я ведь заканчивала ту же Академию Талантов, куда через пару дней попадешь и ты.

- Может, вы мне расскажете, что это за место? И еще, вы мне поможете?

Тротула вздохнула.

- А что рассказывать, это надо увидеть, это не академия, а целый город будущих мастеров всех направлений и профессий, которые только бывают. У всех свои корпуса, отдельно стоящие общежития, свои увеселительные заведения и парки. А какой там Сад Цветов, увидишь, тут же влюбишься. Вот только на какой факультет ты попадешь, я сказать не могу, это решают деканы, у них свои методы.

Саше было любопытно взглянуть на подобное место, судя по рассказам, оно было по-настоящему огромным и культовым. Только замечание про методы ее немного озадачили:

- Что значит у них свои методы?

- Вот попадешь туда, сама и узнаешь, скажу только одно, ничего приятного на отборе не жди, - неожиданно разозлилась женщина, - а про помощь, даже не знаю…

- Я не причиню Альбрехту вреда, обещаю, что он не пострадает.

- Да я и не боюсь за него, у него такие враги, что ты и рядом не стоишь, бояться тебя еще не хватало. Просто я изначально была против присоединения тех островов, из-за которых у нас вот-вот может разразиться война с демонами, и в первую очередь пострадает именно мой Альбрехт. Он ведь как собака предан императору, а этот мерзавец этим беззастенчиво пользуется, не дает мальчику спокойной жизни, ты еще увидишь этого борова, скорей бы он представился на суд Двуликому… Поэтому да, я тебе помогу, может быть тебе удастся решить и эту проблему. Признаюсь, я бы до такого никогда не додумалась, очень изящный ход.

Александре была приятна хвала леди Тротулы, но, тем не менее, она не преминула заметить:

- Я собираюсь воспользоваться этим, только если у меня не останется другого выхода и не будет возможности вернуться домой. Всякое ведь бывает, а загадывать я не люблю…

- И это правильно.

- Сами знаете, в любом месте может выжить лишь тот, у кого есть деньги или возможность их заработать. И если так сложиться, что мне будет суждено жить в вашем мире, я предпочитаю делать это, ни в чем себе не отказывая. Поэтому острова вернуться законным владельцам, а я буду подсчитывать прибыль от провернутого дела.

- Думаешь, я не понимаю, что ты делаешь это не по доброте душевной?

- Ну почему же? – не согласилась с этим Сашка, - если бы я была такой сволочью, то организовала это производство прямо сейчас в нескольких местах империи и за несколько лет разорила бы ее. А я помня об острове, готова ограничиться только им и то лишь до того момента, пока империя не откажется от несправедливого договора и не вернет острова демонам. Все довольны, а я больше всех.

Леди Тротула довольно рассмеялась, представляя, что будет, если девушка на самом деле все организует:

- Я не думала ни о чем таком, моя милая, а специальный чемодан для опытов будет ждать тебя в карете.

Лицо Сашки вытянулось.

- А можно его положить в багаж? Мне бы не хотелось, чтобы карета попала на большую кочку и неожиданно взорвалась, поймите меня правильно.

Тротула заверила Александру, что сделает все в лучшем виде, она может даже не сомневаться в этом и, пожелав удачи, скорее справиться с заданием герцога в пользу для себя, ушла. Не теряя времени, Александра тут же бросилась под кровать, достала чулки со специальным пояском, одела и прикрепила несколько дорогих сердцу вещичек. Договор и деньги девушка спрятала во внутренний карман длинного плаща с капюшоном, который ей оставила Фрэнсис, чтобы та собиралась в дорогу. Герцога в этот день Саша больше не видела, но подозревала, что он специально избегает контакта с ней, уж не понятно по каким причинам. Может, просто морально готовился к ответственному мероприятию на Празднике Матери, и девушка могла чем-то ему в этом помешать.

Из замка Александра выходила лишь с понурившейся Фрэнсис. Петляя через многочисленные коридоры, она ведомая новоявленной компаньонкой, наконец, выпала во двор, где едва не очутилась в объятиях Валлара. Его светлость, уже протрезвевший и переодевшийся в легкий дорожный доспех, тут же раскинул руки в стороны, демонстрируя как сильно рад видеть девушку. Пока Александра думала, как бы ловко увернуться от подобного проявления чувств, как неожиданно вперед решительно вышла Фрэнсис и встала между ними. На лице бывшей поварихи было написано, что она сделает все, чтобы встреча ее госпожи с этим нахалом, носила исключительно приличный оттенок. Сашино сердце, при виде этого трясущегося воробышка болезненно сжалось: что ждет эту неуверенную в себе, но такую отчаянную малышку при дворе и Академии? Там учатся исключительно аристократы и неимоверно богатые детишки, а их расфуфыренные, привыкшие к роскоши слуги, просто-напросто заклюют ее.

Валлар покосился на неожиданное препятствие, едва достающее ему до носа и, крякнув, посторонился.

- Повозка уже готова, позвольте я вас провожу?

Мужчина тут же в подтверждение своих слов галантно предложил Александре ладонь, и чуть поколебавшись, она вложила в нее свою руку, одетую в легкую кожаную перчатку по самый локоть. Погода хоть и стояла достаточно теплая для начала весны, все же снега тут никогда не бывает, но под вечер налетел ветерок. Сашка была мерзлячкой, поэтому надеялась как можно быстрее уйти с улицы: для нее и двадцать градусов, уже несусветная прохлада, а сейчас едва наберется десять тепла.

Было уже темно и можно только порадоваться, что граф Тибериас решил проявить внимание и помочь девушке без риска переломать себе все ноги и руки, добраться до повозки. Поданный транспорт стоял на мосту, сразу же за железными воротами, которые держали открытыми как раз по такому случаю. Сашка думала, что увидит перед собой сказочную карету, но была разочарована. Она не знала, что на самом деле карета это очень дорогое удовольствие, а по легенде Альбрехта девушка слыла бедной, но гордой аристократкой. Александра думала, что поедет на мягких комфортных сидениях и будет с любопытством поглядывать в окошки.

- Вот, ваш экипаж, - преувеличенно бодрым голосом проговорил Валлара, подводя помрачневшую Сашку к обыкновенной бричке.

У этой повозки не было предусмотрено даже верха, хотя бы откидного и если вдруг пойдет дождь, они с Фрэнсис промокнут в два счета. Багаж был убран в дополнительную «люльку», привязанную к одной из осей транспортного средства обычными веревками. На вид все это выглядело достаточно тяжеловесно и как с подобным грузом справится одна тощая серая лошадка в яблоках, она не знала, но заранее жалела и животину, и себя с компаньонкой. Единственное, что во всей картине выглядело приличным, так это кучер. Гладко выбритый щеголь в опрятном чистом вишневом кафтане и начищенный до зеркального блеска ботфортах, натянутых почти до самых бедер.

- Спасибо, - спокойно поблагодарила Александра графа за заботу, - что же его светлость сам не явился меня проводить, побоялся выражения моей бурной благодарности за бричку?

Бархатные карие глаза Валлара задорно блеснули, подтверждая догадку девушки, но вслух он, конечно же, сказал совсем другое:

- Нет, просто леди Эссминда вцепилась в него и не отпускает. Его светлость и рад бы лично пожелать вам доброго пути, но не может. Зато он передает вам этот пакет, изучайте и до встречи во дворце.

Он передал Александре небольшой плотный сверток, перевязанный белой лентой, словно подарок и помог девушке взобраться в открытую повозку. Кучер весело гыкнул, хлестнул смиренно стоявшую лошадку кнутом по крупу, и они помчались по мосту. Проехав его в считанные мгновения, они не стали сворачивать на выложенную огромными бетонными плитами дорогу, которая шла в расположившийся рядом с замком портовый город. А свернули на проселочную дорожку, с ухабами и кочками, их Сашка на этом транспорте ощущала очень хорошо. Во дворец она приедет с одним большим синяком на интимном месте.

Александра отбросила мысли и полностью отдалась взыгравшему любопытству: герцог мог передать ей все, что угодно. Внутри оказался плоский шлифованный камень размером с ладонь и, приглядевшись внимательней, девушка поняла, что на него каким-то образом нанесено четкое изображение. Было темно, из освещения только звезды и, заметив, что погода стоит безоблачная, а луны не видно, Саша наклонилась к сестре по несчастью.

- А почему у вас не видно луны, хотя стоит такая ясная погода?

Фрэнсис не поняла, что от нее хочет леди Сандра и осторожно пробормотала:

- Если ты расскажешь мне, что это такое и почему ее должно быть видно, то вероятно я смогу ответить тебе на этот вопрос.

Сама Саша хотела было пуститься в пространственные рассуждения на эту тему, но запнулась на полуслове, какая уж разница, есть луна или нет. Она преподнесла картинку к самому носу, в надежде рассмотреть хотя бы какие-то подробности и только в общих чертах смогла разобрать, что там изображено, вернее кто. Фрэнсис, видя, что ее госпожа ломает зрение, хотя сама девушка неплохо ориентировалась в темноте так же, как и днем, начала хлопать себя по карманам плаща и вытащила небольшой продолговатый предмет, похожий по размеру на коробок спичек и, чиркнув им о подошву сапожка, направила на леди Сандру. «Коробок» пылал не обжигающим желтым огнем, и теперь Сашка могла рассмотреть не только общие очертания мужчины, но и письмо, приложенное к своеобразной фотографии.

У мужчины были исключительно правильные черты лица, если бы не правильно сросшийся перелом носа, который образовал горбинку почти у самой переносицы. Чуть смугловат, четко очерченные скулы и губы, цвет глаз был похож на ее, ореховый, с россыпью золотистых искорок, только смотрел он пытливо и цинично, сразу опуская своего оппонента на самое дно. Темно-каштановые волосы едва доставали плеч, закрывали сильно заостренные уши. Александра и без письма от герцога поняла, что это тот самый демон Эльфредо де Арагац из Асадаля.

Фрэнсис, немного расслабившаяся от того, что леди Сандра на самом деле, как и обещала, не шпыняет ее и даже прислушивается, покосилась на нее и не смело улыбнулась:

- Красивый демон, ваш знакомый?

Александра вздохнула и молча убрала изображение Эльфредо в укромное местечко в плаще. Компаньонка уловила, что эту тему поднимать не стоит, госпожу это сильно напрягает и отвернулась, продолжая поддерживать огонь, чтобы леди Сандра могла спокойно прочитать письмо.

Сашка сорвала сургучную печать, думая о том, что герцог, чтобы не общаться с ней лично, передал еще какие-то указания на бумаге, но то, что она увидела, удивило ее намного больше, чем достаточно приятная наружность демона. Красивым почерком было выведено всего три слова: прости, так надо.

Альбрехт впервые обратился к ней на «ты» и наверно единственный раз в жизни использовал слова извинений. Вот почему он не мог прийти и лично проводить ее, в глаза говорить подобные вещи, если ты привык считать себя всегда правым, гораздо сложнее. Улыбнувшись, девушка убрала письмо, хотя первым порывом было порвать его и выкинуть, но она решила сохранить признание Альбрехта, мало ли захочется еще раз перечитать.

Залитый красным рассветным солнцем, Теллус был прекрасен, хоть и могло показаться, будто город охвачен огнем. За прошедшие века из небольшого поселения, что решили построить прямо у Виноградной бухты, он вырос в огромный мегаполис, насчитывающий не меньше пятисот тысяч эдрахов, и это было только коренное население. А сколько тех, кто приезжает сюда полюбоваться сказочными видами на Соленый океан Черного континента, по работе или службе? Не счесть. Столица империи давно и прочно заняла место одного из крупнейших финансовых центров мира, и останавливаться на этом не собиралась.

Город змеей окружал императорский дворец, построенный из белых и прозрачно-розовых блоков прямо в центре небольшого зеленого холма, круглый год покрытого маками. Эту резиденцию в народе так и прозвали: Красный Холм, а позже название закрепилось и в официальных документах. Высокие белоснежные дома с крышами-шпилями, покрытые черепицей из сусального золота, как демонстрация благосостояния империи строились преимущественно в центре, а к прибрежной линии тянулись небольшие одноэтажные домишки с крышами-чердаками. Они, как и мощеные камнями улицы, утопали в зелени. Плющ и виноград упрямо полз по стенам, так и норовя влезть в постоянно распахнутые окна и хозяевам приходилось каждую неделю подстригать их, чтобы не зарасти окончательно.

Бричка, вся покрытая толстым слоем дорожной пыли, резко затормозила возле мраморной лестницы, в которой насчитывалось не меньше ста ступеней. Каждая из них была настолько широкой, что на ней могло уместиться сразу несколько человек.

Фрэнсис сонно моргнула, не понимая, что происходит и где именно она находится. Ее госпожа спала, запрокинув голову и приоткрыв рот, с уголка рта потекла тонкая серебристая ниточка слюны, видимо сон, который она видела, был очень ярким. Вдруг леди Сандра что-то невнятно и недовольно пробурчала, как будто отчитывала кого-то и чуть развернувшись, продолжила сладко посапывать. Кучер оглянулся на своих пассажирок и бодро прокричал:

- Красный Холм заказывали? Вам туда, наверх, где дворцовая стража стоит у самых ворот!

Фрэнсис задумчиво скользнула взглядом по ступенькам, там, наверху, действительно блестело что-то, отдаленно запоминающее кованый забор и такие же ворота, но вот была ли там стража, не понятно, слишком далеко.

- Быстро же мы доехали, - заметила бывшая повариха, стараясь подавить зевоту, и принялась тормошить свою госпожу, им пора было выходить и начинать готовиться к вечеру, иначе никакого времени не хватит.

Та ощутимо взбрыкнула и совсем отвернулась от девушки. Казалось не удобная поза, в которой Александра скрючилась, совершенно ей не мешает.

- Леди Сандра, мы приехали, просыпайтесь.

Кучер тем временем выложил прямо на тротуар три больших чемодана и один поменьше, из змеиной кожи. Ему не терпелось найти дешевый постоялый двор, где можно было немного поспать после ночной поездки и отправится обратно, домой к жене и пятерым детишкам. Александра с трудом открыла глаза, надеясь, что все это сон, а не мрачная действительность, но с вечера ничего не поменялось. Она вылезала из брички, покряхтывая как старуха, все тело кололо мелкими иголочками: в затекшие конечности наконец-то начала свободно поступать кровь.

- Счастливо оставаться, леди, - с этими словами кучер испарился в неизвестном направлении, оставив двух женщин недоуменно переводить взгляд с чемоданов на неимоверно длинную лестницу и обратно.

Как тащить такую тяжесть никто из них не знал. Фрэнсис попыталась поднять одну из сумок, но каждая из них весила половину самой девушки. Поймав многозначительный взгляд госпожи, бывшая повариха тут же заявила преувеличенно бодрым голосом:

- Не извольте беспокоиться, леди Сандра. Сейчас я быстренько все доставлю наверх!

- А я и не беспокоюсь, - задумчиво глядя в сторону ворот, протянула Сашка, - мне вот интересно, Альбрехт специально не заплатил кучеру за то, чтобы он перенес наши вещи или просто забыл, какая здесь лестница?

- Его светлость не мог поступить так с нами специально! – убежденно проговорила Фрэнсис, вцепившись в чемодан, она сумела пройти всего две ступеньки, а потом плавно завалилась на бок вместе со своей ношей.

Глядя на мучения компаньонки, Сашка ласково улыбнулась, вспоминая Альбрехта добрым словом:

- Не просто мог, а именно что специально так и сделал. Мы с тобой, видишь ли, нищие беглянки из Дербина, причем бедны до такой степени, что не можем позволить себе даже носильщика.

Александра прошептала несколько непечатных слов, хотя знала, что не должна была так говорить. Но не могла не позволить себе маленькое послабление пока никто не слышит, а то, что рядом стоит Фрэнсис, так это ничего страшного. Она все равно не понимает большинства ее выражений.

- Простите, мне показалось или леди ругается? – раздался за спиной чей-то недоуменный голос.

Александра быстро подумала, с каким лучше выражением лица обернутся: сделать вид, что она не понимает о чем идет речь или просто перевести тему? В итоге девушка приподняла брови, оглянулась через плечо и недоуменно пробормотала:

- С чего вы взяли, милорд? На моем родном языке это всего лишь означает: «наконец-то мы добрались».

Обратившийся к Сашке с вопросом явно был не милордом, для этого юноша был слишком просто одет. Высокий, худощавый, словно время от времени он сидит на вынужденной диете, на вид парень был младше Александры. Круглые темные глаза с алым ободком вокруг радужки смотрели на девушек пытливо и радушно, как будто он был очень рад их видеть. Светло-русые волосы сплетены в небольшую косу и перевязаны кокетливой бледно-розовой ленточкой. Рубаха на выпуск, уже не первой свежести, была того же оттенка, что и ленточка. Скользнув взглядом на ноги молодого эдраха, Сашка недоуменно хмыкнула: она впервые видела, чтобы кто-то здесь носил вполне себе современные шорты с множеством карманов и самые настоящие резиновые шлепки! Эдрах заметил интерес Сашки и увлеченно поинтересовался:

- Вам нравится?

Этот вопрос, как и ранее его облик, вогнал Александру в ступор. Она не понимала, с чего вдруг ей что-то должно нравиться. Но тут ей в голову пришла мысль, какую выгоду сулит новое знакомство, и девушка вцепилась парню в руку, так, на всякий случай, чтобы не убежал.

- Конечно, нравится, у вас отменный вкус. Мне вас само небо послало, не поверите, я так рада вас видеть!

Юноша понял, что проходя мимо двух чем-то расстроенных девушек, зря решил остановиться и проявить воспитанность, узнав, не нужна ли им помощь. Когда-нибудь его рыцарские порывы доведут до больших проблем.

- Разве я могу вам чем-то помочь? – как-то невесело спросил он у маленькой, но жутко активной леди со странными серебристыми волосами.

Для просто аристократки она вела себя более чем вольно, не боялась смотреть прямо в глаза, дотрагиваться и демонстрировать зубы в улыбке. Какая-нибудь герцогиня или дочь одного из королей? Вполне возможно, вечером будет бал, она могла прибыть как раз ради него, тем более что принцы пока что не были женаты, а присматривать себе жениха согласно своему статусу никогда не рано. То, что девушка не местная и не из последних аристократических слоев, юноша тоже понял сразу, их женщины предпочитают плести изысканные интриги и скорее томно коситься на тебя, нежели вот так требуют помощи. А незнакомка именно требовала, ничуть не боясь отказа, она была уверенна, что он пойдет на встречу и выполнит все, что она скажет. Заинтригованный, эдрах принял решение сдаться молодой леди на милость и посмотреть, что из этого получиться. Ему было скучно и не хватало немного ярких впечатлений.

Тем временем, Александра подвела паренька к своим сумкам и заглянула ему в глаза.

- Наш носильщик куда-то запропастился, а без мужской помощи мы не сможем поднять их наверх, во дворец.

Эдрах незаметно перевел дух и почувствовал облегчение: он-то боялся, что девица потребует действительно чего-то из ряда вон выходящее. Только вот тяжелый вздох юноши, Саша расценила, как нежелание лишний раз напрягаться и поспешно вставила:

- Не думайте, я заплачу за помощь!

Фрэнсис изумленно уставилась на госпожу: она-то знала, что денег у той нет, герцог не разрешил снабжать леди Сандру никакими средствами, потому что, если что, то Академия сама разберется в ее нуждах. Чем она собирается платить этому странно одетому юноше и как вообще он сдюжит с их багажом, при его-то тощей комплекции? Эдрах же помрет где-нибудь на ступеньках, а виноваты в этом будут именно они!

- Ну, только если заплатите, то ладно, я согласен, - усмехнулся юноша, и Сашка с каким-то внутренним содроганием уставилась на его длинные клыки, лишь отдаленно напоминавшие обычные человеческие зубы.

Темные глаза имперца вспыхнули алым огнем, отчего Александра едва не вспомнила молитву, потом легко подхватил все их вещи и бодро шагая, принялся подниматься по ступенькам вверх. Этого не ждала ни сама леди Сандра, ни ее компаньонка, а парень справлялся со своей ношей, словно ее не было вовсе, хотя при его внешне хрупкой комплекции это выглядело более чем фантастично. Девушки обменялись задумчивыми взглядами и, опомнившись, бросились за парнем, насвистывающим какую-то веселую мелодию. Он ни разу не остановился, хотя на середине пути Саша сама была готова уже умереть и держалась лишь за счет дьявольского упрямства, а компаньонку вел ее долг – к своим обязанностям Фрэнсис относилась всегда очень щепетильно.

Эдрах не стал ставить сумки у ворот, а пошел дальше, через вооруженную охрану. Пройдя мимо замерших по стойке «смирно!» гвардейцев в черно-белой форме, он направился прямо к главному входу во дворец: огромным арочным дверям обитым золотыми пластинами. Александра удивилась было, что охрана так просто их пропустила и не задала при этом ни одного вопроса, но глядя как уверенно этот юноша выбирает направление, она успокоилась. Видно этот шустрый парень работает здесь кем-то из слуг, так что пока все идет по плану.

- Ну, все, дальше вы сами, постучите, и к вам выйдет управляющий.

Эдрах, ничуть не запыхавшись после марш-броска, аккуратно сложил все вещи прямо перед входными дверьми и обернулся к девушкам. Ему было любопытно, сдержит ли миниатюрная леди свои слова или как многие, когда речь заходит о деньгах, предпочтет сделать вид, что она ничего не обещала.

Александра не знала точной стоимости монет, что она удачно экспроприировала в пользу государства, то есть в свою. Она могла лишь догадываться, что один золотой это весьма неплохие деньги. В любом случае, этот малый действительно выручил их, поэтому жалеть легко доставшиеся богатства она не собиралась. Вытащив на свет мешочек, она вынула из него одну монетку и бросила юноше, тот ловко поймал. Глянув на достоинство выплаченного гонорара, лицо эдраха вытянулось, а глаза наоборот, изумленно прищурились. Это была баснословная сумма, и подобная щедрость от женщины сильно смутила его, он только сильнее уверился в своем изначальном мнении: эта леди дочь кого-то из королей, только они так бездумно сорят деньгами.

Стремясь закрепить результат, Сашка небрежно бросила:

- Сдачи не надо.

Юноша молча кивнул, не зная, как реагировать и попятился обратно, у него еще были дела, которые нужно успеть решить до вечера. Едва эдрах скрылся, Фрэнсис тихонько заскулила:

- Леди Сандра, откуда у вас деньги? О Двуликий, зачем ты дала ему такую огромную сумму? Он ведь теперь работать не станет, а будет только пить несколько лет. Это же стоимость чистокровного жеребца или неплохого домика!

Услышав о столь большой ценности всего одной золотой монеты, Александра присвистнула, но о своем поступке не пожалела. Деньги приходят и уходят, вдруг ему эта монета сейчас жизнь спасла, а когда-нибудь и ее судьба отблагодарит.

- Не переживай, это ведь не из собственного кармана. Я взяла их из сейфа герцога.

Фрэнсис была восхищена и шокирована одновременно: предельная откровенность леди Сандры завораживала. Но, с другой стороны, как она могла так спокойно об этом говорить?

- Вы взяли или он дал? Простите, леди Сандра, за допрос, я понимаю, что не должна…

- Ну конечно он, - тут же подтвердила Сашка, едва слышно прошептав, - только он пока еще об этом не знает.

Встряхнувшись, Александра собралась было постучать в одну из дверей, как она тут же распахнулась, и на пороге возник упитанный холеный мужчина с пышными пшеничными бакенбардами и небольшой окладистой бородой. Смерив девушек изучающим взглядом, он тут же безошибочно определил кто из них кто, и поклонился леди Сандре:

- Рад, бесконечно рад, что вы, наконец, добрались до нас…

- Вы знаете, кто мы? – безмерно удивилась Сашка этому обстоятельству.

- По имени, конечно же, нет, мы ведь ждем высокородных гостей, не рассылая приглашения, - тут же пояснил дворецкий и заозирался по сторонам, - но я не вижу Его Высочества Дональда? Он ведь был здесь только что, я не мог так ошибиться! Я увидел его силуэт через окно, когда находился в спальном крыле на третьем этаже, а стоило спешно спуститься сюда, как его и след простыл!

Услышав знакомое имя, Александра стиснула зубы: она должна была догадаться, хотя бы по внешним признакам, что перед ней был не молодой слуга, а один из представителей императорской семьи. Дело в том, что изначально бессменный род императора Карла состоял из вампиров, лишь частично вобрав в себя кровь лесных эльфов. Леди Сандра читала, как примерно выглядят эти леденящие кровь существа, но увидев одного из них вживую, не узнала. И не мудрено, этот тощий парень больше смахивающий на жердь, мало напоминал принца. Но это ладно, простительно, а вот то, что она попросила его поработать носильщиком, да еще кинула монету, как последнему пьянице, сопроводив комментарием, это было не просто плохо, это был самый настоящий крах всех планов Альбрехта в самом начале исполнения.

Фрэнсис, услышав про принца, думала примерно о том же самом и тихонько шепнула на ухо госпоже:

- Сандра, может быть тебе сказаться больной на сегодняшний вечер?

Та в ответ передернулась.

- Только лишь потому, что мы не узнали его высочество? Не думаю, что он придал этому какое-то значение, я ведь издалека, и понятие не имею, как выглядит императорская семья.

- Зря ты так думаешь, - совсем сникла компаньонка, - чем выше птица, тем больше мнит о себе. И то, как ты с ним разговаривала, он запомнит наверняка. Не каждый день принцу дают деньги за работу, тем более такие огромные.

На самом деле Саша думала точно так же, но не показывать же как сильно она переживает по этому поводу своей компаньонке, она того и гляди вот-вот свалиться в обморок. Нет, Саша наоборот должна показать, что все идет по плану и ничего экстраординарного не произошло. Девушка улыбнулась:

- Ну, вот пусть и радуется, где он еще возьмет такие средства? Казначей-то много наверняка не выдает и то, лишь для определенных нужд.

Дворецкий следил за перешептывающимися барышнями с растущим интересом, но времени у него было мало, а к вечернему торжеству еще предстояло сделать очень многое, поэтому он демонстративно прокашлялся, привлекая к себе внимание, и пригласил их пройти:

- Леди… э-э..

- Сандра Козэрь Дербинская, баронесса из горного края Дерби, - с достоинством подхватила Александра, но вместо того, чтобы обрадоваться, дворецкий сильно смутился и через силу выдавил из себя:

- Леди Сандра, я понимаю, моя просьба может показаться вам оскорбительной, но таковы правила, не я их устанавливаю и мне самому неприятно спрашивать, но…

Сашка быстро догадалась, отчего так мнется и изворачивается императорский управляющий, она тут же полезла за заветной папкой и протянула мужчине родословную. Альбрехт как знал, что документы все-таки понадобятся. Дворецкий чуть не расплакался от облегчения, сообразив, что госпожа не только не будет срываться на истерику, как предыдущая аристократка, но и вполне спокойно принимает происходящее.

Он сердечно проговорил:

- Вы даже представить себе не можете, как я вам благодарен, а то из-за всех этих новшеств, у меня голова идет кругом! Сегодня от службы безопасности поступило требование, проверять всех прибывающих гостей на соответствие фамилиям, которыми они представляются. Многие высокородные лорды и их супруги были оскорблены и я их понимаю.

- И с чего вдруг такие резкие перемены? – Сашке на самом деле было не интересно, что болтает управляющий, просто сработала привычка собирать информацию.

Никогда не знаешь, где и что тебе сможет пригодиться. Дворецкий огляделся по сторонам, словно собирался рассказать женщинам что-то секретное, а здесь было полно лишних ушей:

- На днях, одна богатая дама, однако не обладающая фамилией и титулом, прикрываясь вымышленным родом, пробралась во дворец и пыталась соблазнить Его Высочество Дональда! Поднялся страшный скандал, ту женщину с позором выгнали, ну а сегодня мне приказали спрашивать документы у всех вновь прибывших, уж не обессудьте.

Стараясь сдержать рвущийся наружу смех, Сашка клятвенно пообещала не соблазнять принцев и вообще, вести себя очень прилично. Дворецкий, все это время теребивший бороду, при этих словах просиял и позвал слуг. Набежали какие-то существа ростом чуть ниже Александры, больше напоминающие собой ящериц, чем людей. Да, они были прямоходящими, но вместо лиц темно-коричневые морды рептилий, вместо рук и ног перепончатые конечности, правда, без хвостов. Да и одеты они были хорошо, в кремовую форму с султанами на шишкообразных вытянутых головах. Ощутив, как ее начинает подташнивать, Александра с трудом подавила отвращение, поскольку ненавидела и боялась рептилий всех видов и размеров:

- Простите.. э-э… А кто это?

- Меджел, я совсем забыл представиться, леди Сандра, обращайтесь ко мне просто Меджел. Это виверны, не пугайтесь, существа совершенно безобидные и даже милые, к тому же из них получаются прекрасно вышколенные слуги. Они умны, преданны и совсем не умеют разговаривать, что само по себе является огромным плюсом.

- Даже не сомневаюсь, - не могла, не согласится с этим Сашка.

Их вещи забрали и быстро куда-то понесли. Управляющий Меджел выразил свое сожаление, что ему надо бежать, но леди Сандра всегда может позвать его на помощь: к ней будут приставлены две виверны, которые останутся дежурить у входа в гостевые покои до самой ночи. Именно туда барышень и сопроводили, до начала торжественного вечера оставалось всего шесть часов. За леди Сандрой должен будет зайти кто-то из прислуги, чтобы провести в танцевальные залы, когда все начнется.

Виверны, забавно косолапя в самых настоящих греческих сандалиях, из которых торчали коричневые пальцы-крючки с черными заостренными когтями, вывели женщин прямо к дверям их нового временного пристанища. Внутри оказалась тесная комнатка с небольшой гардеробной, где прямо на полу была устроена постель для личной прислуги. Из мебели, кроме господской полуторной кровати и пары стульев, был только простой шкаф и сундук. Небогатая, даже примитивная обстановка объяснялась только незначительностью персоны самой Сашки.

Фрэнсис бросилась распаковывать чемоданы, едва слуги, приставленные к липовой баронессе, скрылись за дверью. Александра, даже не рассчитывающая до этого, что им дадут пусть маленькие, но отдельные апартаменты, с размаху села на свою кровать безо всяких изысканных украшений и финтифлюшек и философски заметила:

- Спасибо и на этом, вполне могли подселить к какой-нибудь бедноте на вроде меня… Фрэнсис, что там у тебя?

Компаньонка, которой его светлость Хонштейн поручил собрать вещи госпожи, умудрилась сложить то самое платье леди Сандры, в котором она попала в руки герцога прямо из дома отца. Александра, увидев его, ощутила острый приступ тоски по своим родным, справиться с которой было не так-то легко. Фрэнсис сразу почуяла неладное и принялась оправдываться:

- Леди Сандра, не надо было его брать с собой, да? Вот я так и знала, но очень уж жаль стало бросать такую красоту.

- Нет-нет, Фрэнсис, ты все правильно сделала, ну-ка, покажи, что там для бала приобрел мне герцог?

Служанка с готовностью выложила темно-розовое нечто с бесконечным числом воланов, рюшами и пышной юбкой-кринолином. Идти в таком, пусть и изображая голодную нищую баронессу, Сашка не могла, зато ей в голову пришла другая идея. Раз уж она одарила его высочество золотом, то ходить и стенать о своем обанкротившемся роде, было бы глупо. Как объяснить принцу, почему она так легко рассталась с деньгами? Пусть уж все тогда думают, что она из обнищавшего рода, но находится под покровительством одного из очень высокопоставленных лиц. Это одновременно объяснит некоторые не состыковки в ее поведении, и она сможет позволить себе немного больше для привлечения внимания Эльфредо де Арагац, чем простая, никому не нужная баронесса. Ну и заодно обезопасить себя от нападок всяких недалеких личностей, которые, несомненно, еще будут.

Жаль, что только у герцога на этот счет были свои планы и, обедая в кругу императора, он думал о том, как сработает его операция. Демон не может пройти мимо девушки, которой требуется помощь.

- Фрэнсис, - решительно скомандовала Саша, быстро продумав даже мельчайшие детали, - мне нужна твоя помощь. Повесь мое платье, да не тот ширпотреб от герцога, пусть сам его носит, напомни мне отправить ему это обратно, а я про свое, темно-красное. Да, именно про него, пусть расправляется, я пойду в нем. А ты помоги мне кое-что сделать с волосами, доставай заколки, я все тебе сейчас подробно объясню.

Объясняла Александра очень долго, потому что руки Фрэнсис привыкли резать мясо и чистить рыбу, а не ковыряться в волосах высокородных особ, но они обе не отчаялись и то, смеясь, то попеременно переругиваясь, сумели изобразить нечто похожее на то, что хотела получить Александра. Это были, конечно, не вавилоны, но вполне себе экстравагантная «улитка» из множества мелких косичек. Сашка терпеливо сидела на краешке стула, пока компаньонка, закусив губы, припудривала ей лицо. От остальной косметики девушка отказалась, разрешив использовать только красную помаду в тон платью.

- Фрэнсис, ты ведь на балу не присутствуешь?

- Прислугу не пускают, - подтвердила компаньонка, - но я буду ждать вас в комнатах, не переживайте, все будет хорошо.

Александра не могла с этим согласиться: под ложечкой неприятно посасывало от дурных предчувствий. Поэтому, когда вечером к ним в дверь постучали и чей-то звонкий, совсем еще детский голос осведомился, готова ли леди Сандра пройти в Концертные залы, она едва не подскочила. Фрэнсис как раз закончила возиться со шнуровкой на корсаже, сделала шаг в сторону и восхищенно захлопала ладошками.

- Леди Сандра, это просто не описать словами! Я никогда не видела таких красивых платьев!

- Я уж грешным делом подумала, что ты мной так восхищаешься, - хмыкнула Сашка, оглядывая юбку, нет ли где пятен или зацепок.

Бывшая повариха, понемногу привыкающая к противоречивому, но веселому характеру хозяйки неодобрительно покачала головой:

- Ты и так знаешь, что выглядишь бесподобно, смысл обсуждать? А платье и правда, необыкновенное. Только вот этот браслет не совсем сюда подходит.

- Смею тебя заверить, но так думаешь не одна ты, - тут же согласилась Александра и попросила достать зеркало, если оно конечно у них было.

Фрэнсис заявила, что предусмотрела этот момент и достала из еще не разобранных сумок небольшой продолговатый предмет сантиметров двадцати по диагонали, лишь напоминающее собой зеркало: деталей не видно, все расплывалось. Что ж, видимо настоящее зеркало было лишь в лаборатории леди Тротулы. Но и без особых подробностей было понятно, что Александра в этот вечер будет выделяться как Эйфелева башня среди небольших домов. А нужно было всего лишь вытравить волосы и все, человек изменился кардинально. Подмигнув своему расплывающемуся отражению, Сашка нацепила на лицо благожелательную улыбку, с которой не собиралась сегодня расставаться.

Посыльный, мальчишка лет десяти, с длинными ушами и хитрыми раскосыми глазами, увидев перед собой леди Сандру, которую ожидал со скучающим видом, даже икнул от неожиданности. А потом приосанился, взбил короткие светлые пшеничные волосы, отчего они теперь торчали ежиком, выгнул грудь колесом, совсем как взрослый и склонился перед ней в глубоком поклоне.

- Разрешите представиться, сын гофмаршала, Диего. Прекрасная леди, располагайте мною!

Александра, польщенно улыбнулась и ласково потрепала мальчика по голове, отметив про себя, что Меджел оказывается далеко не простой дворецкий, а придворный чиновник достаточно высокого ранга и занимается не только расположением гостей, но и вообще отвечает за снабжение всего императорского двора.

- Веди меня юный друг. Торжество уже началось?

- Уже как полчаса, - довольный, что занимается таким важным делом, как сопровождение гостей, ответил Диего, - императорская семья уже сказала торжественную речь по случаю празднования Дня Матери. Так что нам стоит поторопиться, танцы уже начались. Сегодня даже молодые гвардейцы участвуют из личного полка его высочества Дональда.

Сашка отстраненно подумала, что за опоздание Альбрехт оторвет ей голову, ну или попытается, и удивленно спросила:

- Я думала, это мероприятие только для тех, кто имеет вписанную в аристократический реестр фамилию.

- Конечно, - не менее удивленно отозвался паренек, - это же будущие офицеры, просто пока обучаются в Курсантской Академии, они даже сейчас все при чинах.

Александре было все равно, тем более она начала понимать, в какой западне она сейчас оказалась: прийти одной из последних, это значит обратить на себя внимание всего света. Кроме того, опаздывать было не принято. Все гости собирались вечером, около восьми с половиной, для каждого был отрыт свой собственный вход в Концертные залы. Императорская семья появлялась через потайной ход прямо из Малахитового зала. Герцоги и маркизы, а также самые приближенные к власти лица, через Главные ворота, просто богатые и значимые лорды с супругами или спутницами, входили через Золотые двери, а для Сашки и прочих чинов предусматривался Общий вход, через длинный пустой коридор. Вдоль него стояли подтянутые лейб-гвардейцы и виверны в разноцветных тюрбанах.

Александра, под одобрительным взглядом гофмаршала, облаченного в бело - золотой мундир, замерла с идеально прямой спиной. От страха вспотели ладони и подрагивали колени, но девушка лишь вцепилась в юбки платья, чтобы дрожь была не так заметна. Музыка, до того громко игравшая за закрытыми дверьми, неожиданно стихла и через мгновение чей-то голос возвестил:

- Леди Сандра Козэрь, баронесса Дербинская.

Закрыв на миг глаза, Александра глубоко вздохнула, и привычно растянув на губах улыбку, бросилась грудью прямо на амбразуру: янтарный зал, плавно переходящий еще в несколько отдельных больших комнат, был залит мягким светом от миллиона огоньков, парящих под самым потолком. На Сашку, медленно идущую засвидетельствовать свое почтение императорской чете, казалось, смотрели все присутствующие на торжестве. Краем глаза она подмечала, что кавалеры были одеты совершенно по-разному: кто в легких доспехах, кто в нарядном мундире, кто просто в костюме, отдаленно напоминавший смокинг.

Все правильно, здесь не было принято, чтобы мужчина во внешнем виде соблюдал протокол, все правила касались преимущественно женщин. И вот уже дамы, изгалялись, как могли: насколько, конечно, позволяли финансы и фантазия. Кто-то даже в такую жару не решился расстаться с чернобурками и соболями, но правило, по которому можно было определить семейное положение, неукоснительно исполняли все. Замужние дамы одевали диадемы, подчеркивающие их статус, барышни же прикалывали к волосам живые цветы в тон платью.

Здесь замечается и впоследствии обсуждается все, особенно внешним вид каждого из участников торжества и пытливые взгляды присутствующих сразу определили, что леди Сандра не принадлежит столичному высшему свету, и тем интереснее было наблюдать за ней и ее манерами. К девушке, сквозь толпу приглашенных, рискуя быть раздавленным при исполнении обязанностей, пробрался один из церемониймейстеров и протянул ладонь, предлагая проводить ее к Их Величествам. Самих принцев видно не было: они терпеливо дождались, пока их отец договорит речь, а затем бесследно растворились среди толпы имперцев.

Кроме венценосной пары, Александра сейчас ничего не видела вокруг себя. Чем ближе она подходила к высокому постаменту, на котором возвышался трон с местом для Карла и его супруги Натали, тем спокойнее она становилась. Бежать все равно было бы уже поздно, так что свою роль она сыграется с блеском и непременно до конца. Вот она сделала последний шаг и замерла в ожидании: супружеская чета, хозяева сегодняшнего бала должны либо подняться на встречу, что будет означать принятие гостьи. Либо остаться на месте и тогда Александре придется развернуться и покинуть праздничный вечер.

Император своим внешним видом разрушил все детское представление леди Сандры о вампирах. То, что написано было в имперских книгах Золотого Эдраха о расах, населяющих эти земли, в принципе соответствовало мифам и легендам в Сашкином мире, откуда она была родом. Вот только в эти легенды не вписывался толстый, прямо-таки лоснящийся жиром вампир, у которого глаза можно было разглядеть, только если с силой поднять заплывшие веки.

Кроме изрядного веса, Карл Меранский, был абсолютно лыс, зато носил длинные черные усы с завитыми концами. Одетый на него камзол золотого и изумрудного оттенка, был застегнут лишь на одну пуговицу и то под шеей с двумя подбородками. Зато императрица, его супруга Натали, великолепная златовласая женщина с мудрыми черными глазами, время от времени на дне которых, вспыхивало алое пламя, была чудо как хороша. Ее роскошное пышное тело с неожиданно тонкой талией-рюмочкой, было обтянуто в жемчужно-белое платье в силе ампир. Это была ослепительная женщина не только в переносном, но и в прямом смысле этого слова. Шея, длинные нервные пальцы, изящные запястья – все это украшали бриллианты. Правда Сашка засмотрелась не на строгое лицо с благородными, тонкими чертами, а на сверкающую в волосах императрицы диадему с тремя рядами крупных бриллиантов. Огранка и чистота камней поражали до такой степени, что у девушки непроизвольно зачесались руки.

Вокруг начали перешептываться, венценосная пара все никак не поднималась и Александра ощутила нечто вроде беспокойства. Неужели все закончится так бесславно, даже не начавшись? По всем правилам, она уже должна была развернуться и покинуть танцевальные залы, только Саша не могла этого сделать. Где-то из зала на нее в упор смотрит его светлость Альбрехт и если она спасует, мало ей не покажется. Девушка была так уверенна в этом, что ей проще было заговорить с императором и его супругой, вызвав скандал из-за грубого нарушения протокола, чем уйти с позором.

Откуда-то раздался стремительный топот церемониймейстера, он спешил к Сашке, чтобы вывести ее вон, если понадобиться силой и девушка задумалась, можно ли леди применять физическую силу против того, кто дотрагивается до нее против ее желания? Если уж позориться, то с размахом, но в этот момент она почувствовала на себе тяжелый взгляд.

Александра распахнула глаза: Карл оторвал мощную спину от спинки трона и подался вперед. Некоторое время он рассматривал девушку с говорящим видом, мол, откуда ты взялась и какого черта явилась, сидела бы у себя дома, пряла б шерсть, как многие горцы и не отсвечивала. Наконец, он заговорил громко, не наклоняя головы, словно вел прием, а не бал:

- Миледи…

- Ваше величество, - в тон ему тут же ответила Александра.

Император снова замолчал, давая возможность девушке еще раз нарушить этикет продолжением разговора, но Сашка не спешила идти у него на поводу и молча рассматривала с тем интересом, когда смотрят на равного противника, оценивая, чем он может ей помочь или чем навредить. Карл был толстым боровом, но жир в мозги еще не протек, так что взгляд леди Сандры он прочитал правильно и нахмурился.

Церемониймейстер, видя, что между императором и этой яркой леди из дальней горной местности происходит странный молчаливый диалог, нерешительно замер всего в трех шагах от девушки. Пауза затягивалась, Сашка с радушной улыбкой голодного питона отвечала на все взгляды Карла и не заметила, как по красиво очерченным губам императрицы скользнула улыбка: Натали превыше всего чтила отвагу и она, несомненно, была в этой девушке, которая не смутилась ни от громко перешептывающихся голосов за своей спиной, ни от сверлящего взгляда супруга, который могла выдержать только она, да еще пара министров.

Изначально Ее Величество не собиралась вставать и приветствовать незнакомку, но решила поменять свое мнение, что на самом деле происходило крайне редко. С материнской улыбкой, блистательная женщина величественно поднялась с трона. Карл, видя, что его обожаемая супруга, а он действительно очень любил и ценил жену, не смотря на постоянно меняющихся фавориток, все же встала, крякнул и поддался ей, с трудом приподнимаясь с сидения, с которым уже успел сродниться.

Александра не верила в происходящее, но вспомнила, что сейчас следует почтительно склонить голову и присесть перед венценосной парой и так кланяясь, затесаться где-нибудь между остальными гостями. Что она и сделала, только не торопясь, с чувством, толком, расстановкой, чтобы никто не подумал, что ее движения - это отголосок от попытки сбежать.

Но Сашка рано расслабилась, ее ждал огромный сюрприз. Не успела она перевести дыхание и уйти из-под обстрела взглядов Натали и Карла, как от толпы отделилась несравненная леди Эссминда, держащая в ладони бокал с шампанским. Так, чтобы все вокруг слышали, как она поставит эту несносную выскочку на место, она громко заявила:

- Я слышала вы из Дербина? Говорят, там великолепно танцуют чувственные парные танцы, я нахожу это любопытным и волнующим.

Что-то подобное Александра читала в тех книгах, что ей давал Альбрехт, но Эсса не просто так завела об этом разговор, в ее словах явно был какой-то подвох, но думать было некогда, все ждали от нее немедленного ответа.

Вперед вырвался герцог, но помочь своей протеже уже ничем не мог: его фаворитка вырвалась из-под контроля в самый не подходящий момент. Герцог с мрачным ожиданием наблюдал за Александрой, которая лишь каким-то чудом не была изгнана с праздника, и едва он успокоился, перевел дыхание, как все вновь оказалось под ударом: ненормальная Эсса затеяла свои личные разборки, а он не должен был идти на поводу ее прихоти и брать с собой. Сейчас леди Сандра будет осмеяна и демон даже не взглянет в ее сторону.

- Если говорят, значит, так оно и есть, - спокойно подтвердила Сашка, гадая, что же последует за этим дальше.

Леди Эссминда торжествующе улыбнулась.

- Так подарите нам возможность насладиться этим искусством, станцуйте для нас.

Александра умела и любила это дело, поскольку ничего больше из творческих порывов у нее не получалось, но перед таким количеством народа, да еще в платье с достаточно пышной юбкой? Правда, верхняя часть отстегивается, превращаясь в платье простого прямого силуэта, но сделать это при всех – невозможно.

- Не понимаю, как вы собрались наслаждаться эти искусством, если сами отметили, что наши танцы – парные? – попыталась выскользнуть Сашка из пут фаворитки, но та вцепилась в нее со всем остервенением, желая выставить на посмешище, как неумеху и выскочку:

- Так выберите себе партнера, сегодня их много в этом зале.

- И правда, леди Сандра, - послышался бархатный голос императрицы, ей было интересно, как с этим вызовом справится эта уроженка гор, - порадуйте нас немного. Мы сидим в этих стенах и не видим ничего дальше собственного носа, хоть немного разнообразия нам не помешает.

Альбрехт, с трудом, но сумел удержать каменное выражение на лице, хотя ему безумно хотелось придушить источник всех проблем. К сожалению, сыграть роль партнера он не мог, хотя и мелькнула такая шальная мысль, но нельзя было привлекать внимание придворных совместными выходками, и мысленно просил леди Сандру что-то придумать. А Сашка поняла, что крыть больше нечем: сама Натали попросила ее об одолжении, а императрице не отказывают. И прикрыв глаза, девушка скрепя сердцем, согласилась.

Эсса была вне себя от радости, еще немного и эта мелкая девица с триумфом упадет в глазах ее герцога на самое дно. Она громко крикнула, тщетно пытаясь скрыть злорадство:

- Оркестр, сыграйте нам что-нибудь жгучее, чтобы кровь бурлила.

Сашка, не мигая смотрела на разошедшуюся фаворитку и дала себе зарок, что как-нибудь обязательно повстречает эту змею. Таких ударов исподтишка она никогда не позволяла себе, но и от других не терпела. Александра была совершенно не конфликтной особой и часто не шла на чьи-то провокации, нередко пропуская все мимо ушей, но в подобном случае промолчать, значило бы потакать чужой душевной мерзости.

Зазвучали первые аккорды, словно ноты были из свинца и, не удержавшись навесу, они падали на отполированный до блеска паркет. С чуть заметной улыбкой, не пряча лица, а даже напротив, смотря первым рядам прямо в глаза, девушка отстегнула юбку и вручила ее леди Эссминде, пусть хоть так принесет какую-то пользу. Женщину перекосило, кроваво-алые губы, которые с таким удовольствиям еще совсем недавно целовал его светлость Хонштейн, собрались в обыкновенную куриную гузку.

Набирая обороты, нежно вступила скрипка. Музыкант, виртуозно владевший своим инструментом, безошибочно сумел пробить сердца многих присутствующих здесь с самых первых звуков. Все, что было внутри у Александры, замерло: мелодия удивительным образом напомнила ей танго, шедевр Карлоса Гарделя, который он назвал просто и точно, «Потерявший голову». Что ж, если господа изволят танго, значит, пусть будет танго, под такую музыку она может танцевать бесконечно.

Леди Сандра, вскинув голову, прошлась мимо рядов, остановилась напротив блестяще красивого, высокого гвардейца, с ним в паре она смотрелась бы изумительно. Но он, вздрогнув, сделал шаг назад, показывая, что с ней танцевать не намерен. При следующем выборе кавалера все повторилось в точности до мелочей. Леди Эссминда, прекрасно видевшая, что после заминки у императорского трона, многие считают леди Сандру чем-то вроде недоразумения, а мужчины не готовы жертвовать своим местом при дворе и тем более ссориться с властной дочерью одного из министров. Она ведь ясно дала понять, что пришлая девушка является не желательной персоной здесь.

Александра поняла маневр Эссы, она нисколько не удивилась, что та использовала свое влияние, и многие кавалеры теперь будут бояться, даже просто дышать рядом с ней. Ну и пусть, не очень-то хотелось, сейчас самое главное – это танго. Этот танец требует всей внутренней силы, а уже ей есть что показать. Сашка дождалась нужного аккорда и легонько взмахнула в такт рукой: иногда историю двоих можно рассказывать и от одного лица. Закружившись, она выгнулась, показывая насколько у нее гибкое и стройное тело, резко обернулась и едва не ударилась носом о чью-то грудь.

Музыка требовала действий, и стоять на месте сейчас означало окончательную смерть, и девушка безоговорочно приняла чуть смугловатую руку с темными, аккуратно подстриженными ногтями. Мужчина, не побоявшийся выйти и поддержать Александру, уверенно взял ее и понес по залу, не мешая выплескивать все, что горело и плавилось внутри нее. Сейчас он был готов послужить крепкой опорой, на которую она могла опереться и знать, что он в любой момент готов подхватить ее. Он был согласен с тем, что у него даже не вторая роль, здесь и сейчас есть только она, Александра.

После очередного «па» Сашка наконец рискнула посмотреть в лицо партнера и почему-то ничуть не удивилась, увидев перед собой того самого демона, на которого она должна была открыть охоту по наводке Альбрехта. Она всегда была очень удачливой, все, что было ей нужно, рано или поздно само плыло к ней в руки, и девушка даже не всегда что-то делала для этого.

И плевать, что герцог думает об Эльфредо, называя его исчадием ада и корнем зла, который соблазняет неопытного принца, коварно перетаскивая на свою сторону. Сейчас перед ней был мужчина, самый настоящий, благородный, с определенной силой духа, что позволило ему пренебречь мнением общества. Ему было не по пути с теми, кто задавал моду, он принадлежал стилю в самом высоком его проявлении. Ореховые глаза партнера задорно блеснули, когда Сашка неосторожно посмотрела в них, а дальше все сошло до хлестких движений и резких поворотов в такт: чувственность на грани разумного и животных инстинктов.

Но этот танец не был воплощением страсти, олицетворяющим притяжение мужчины и женщины: Эльфредо нисколько не воспринимал Сашку как объект влечения, и она это знала, изначально отнеся его персону к рабочему моменту. Демон увидел в леди Сандре равного, умелого партнера, способного вытащить с обрыва в момент падения. Именно поэтому он решил подойти к ней и послужить инструментом в ее самовыражении, когда ей понадобилась лишняя рука. Он удивлялся и досадовал, потому что будь она мужчиной, он, не задумываясь, назвал бы ее другом.

Альбрехт, сначала обрадовавшийся, что приятель принца сам вышел из тени и пошел на контакт с его протеже, немного понаблюдав за самой настоящей магией, творившейся на паркете под волшебную музыку, ощущал все больше и больше растущую ненависть. Если б он мог отдать приказ на арест Эльфредо, он сделал бы это незамедлительно.

Музыка закончилась мягким обрыванием нот, демон немного повременил отпускать свою партнершу, и когда та немного пришла в себя, приобняв за талию, поставил на ноги. Александра, испытывая к Эльфредо огромную благодарность и преклоняясь перед его мастерством танцора, который сумел одновременно уверенно вести ее и при этом не мешать, с уважением склонилась перед мужчиной.

- Леди Сандра, перестаньте кланяться. Во-первых, это сама по себе очень вредная привычка, а во-вторых, вы и так не слишком большого роста, а при поклонах вас вообще рискуют не заметить.

Это было сказано так тепло и одновременно иронично, что Сашка улыбнулась.

- Благодарю вас, учту. Могу я узнать ваше имя?

Это было идеальным моментом для знакомства, но его испортили восторженные аплодисменты зрителей. Даже императрица, всегда старавшаяся не проявлять эмоций на публике, встала и приложила ладони друг о друга пару раз. Девушку обступили молодые леди, наперебой спрашивая, как долго она училась так танцевать и что она умеет еще. Эссминду, которая заикнулась о том, что большей пошлости она еще не видела, уже никто не слушал. Демон был одним из самых завидных женихов при дворе, разумеется, после Их Высочеств, которые до сих пор ни с кем не были помолвлены, и то, что он обратил внимание на Сандру, решило в ее пользу очень многое.

Альбрехт попробовал было к ней пробиться, но при таком скоплении народа это было очень трудно сделать, и он решил, что потом уличит удобный момент и подхватит ее где-нибудь в укромном месте. То, что сделала эта девушка, безусловно, восхитила его и заставила задуматься: а действительно ли стоит снимать браслет подчинения? Мысль была гаденькая, его светлость и сам это прекрасно понимал, поэтому костеря себя на все лады, тут же отбросил ее. Он обещал ей свободу в обмен на диадему Матери и сведения об Эльфредо и их дела с принцем Дональдом, значит, он сдержит свое слово. А герцог видел, что леди Сандра неплохо справляется с возложенными на нее обязанностями.

Вне себя от ликующего счастья, Сашка позволила щебечущим девушкам отвести себя в другой зал, где стояли богато накрытые различными угощениями столы. Лакеи незаметно сновали между танцующими парами и разговаривающими в сторонке небольшими группами имперцев, разнося конфеты, прохладительное питье и мороженое. Рядом со столами на десять-двенадцать персон, тут и там высились глыбы льда с кадушками шампанского, которое лилось просто рекой. Кто-то из кавалеров тут же всучил бокал Александре и? чувствуя сладкий игривый вкус неожиданной победы, когда она была практически на грани фола, девушка с благодарностью приняла его.

Вечер пролетел незаметно и больше никаких неприятных моментов с ней не произошло. Под конец, Сашка даже подумала, что не все так плохо, как ей казалось в самом начале и большинство имперцев на самом деле очень даже приятны в общении. И когда половина гостей уже разошлась, а леди Сандра вспомнила о том, что наверху ее совсем одна ждет скучающая компаньонка, которая наверняка даже не ужинала, она, хорошо помня дорогу, буквально побежала в свои покои. Незадолго до этого гофмаршал объявил, что для студентов Академии Талантов, портал в Асадаль откроется только завтра в обед, поэтому сегодня все могут спокойно веселиться и отдыхать.

Быстро пробежав несколько пролетов на крутой кованой лестнице, Сашка бросилась в спальное крыло, где им с Фрэнсис выделили небольшие апартаменты. Только вылетев в коридор, она едва не столкнулась с шатающимся, безобразно пьяным мужчиной. Он держался за стенку, чтобы не упасть и смотрел перед собой ничего не выражающим взглядом. Приглядевшись внимательнее, машинально отметив смокинг из прекрасной дорогой ткани, Александра ахнула.

- Ваше высочество? Но как вы здесь оказались?

Все вопросы отпали сами собой, когда он попытался что-то промычать в ответ, и чуть было не упал, но Сашка спасла его, вовремя подставив плечо и поддержав. Кряхтя, она скользнула ему под руку и, послужив, таким образом, опорой, лихорадочно думала, что теперь делать. Тащить его по дворцу было не возможно, у нее просто не хватит на это сил, а оставить его здесь и бежать за помощью, было глупо. Во-первых, мало ли что ему взбредет в голову и куда он решит уйти за это время, пока она будет носиться, разыскивая слуг, что до сих пор торчали в танцевальных залах. А во-вторых младшего принца император и так, по слухам, обходит лаской, а что он скажет, если Дональда увидят в таком безобразном состоянии его подданные?

В голову пришла единственно верная в такой ситуации идея, и искренне надеясь, что Фрэнсис не разобравшись с ходу, не поднимет визг, девушка упорно потащила практически бессознательное тело высокородного алкоголика на себе в собственные апартаменты. Сказано – сделано и через некоторое время Сашка ввалилась в комнату, натужно хрипя:

- Фрэнсис, ты где? Быстро помоги!

Заспанная компаньонка, в длинной белой сорочке с воротом под самое горло, выглянула из своего чулана:

- Леди Сандра, что случилось?

Девушка с трудом затащила принца за порог и гордо сообщила:

- Принимай, у нас гости!

Сказать, что бывшая повариха удивилась, это значит не сказать ничего. Хлопнув в ладоши, чтобы в комнате зажегся ночной неяркий свет, Фрэнсис приблизилась к Дональду, у которого как раз в этот момент изо рта потекла тоненькая ниточка слюны.

- Он что, пьян? О нет, это же его высочество!

Александра прикрыла дверь и закрыла ее на внутренний замок.

- Тебя тоже проняло? А знаешь, каково было мне, пока я его тащила? Это он только с виду такой тощий, а весит как дикая свинья!

- Да он не только весит, но и выглядит сейчас как свинья, - едва слышно пробормотала компаньонка и задала резонный вопрос:

- И зачем он нам? Будем требовать выкуп?

Сашка, придерживая юного принца, чтобы тот не свалился прямо под дверью, изумленно уставилась на свою помощницу, отметив, что та быстро вошла в роль «своя в доску». И ее даже нисколько не смутило, что киднеппинг вообще само по себе опасное дело, а в случае с принцами, еще и смертоубийственное.

- А ты что, со мной?

- Ты моя госпожа, - даже не подумав, твердо произнесла Фрэнсис, - если так надо, то я готова.

- Я подумаю над этим, но в другой раз, - благодарно кивнула леди Сандра и попросила, - помоги мне дотащить его до постели. Сегодня принц переночует у нас. Где его апартаменты я не знаю, да и тащить его было не кому.

Девушки в четыре руки довели его до господской кровати и бросили туда, как куль с мукой.

- Леди Сандра, а где вы будете спать?

Сашка вдруг поняла, как сглупила, заявив, что принц ляжет на ее кровати, потому что в таком случае ей приходится ложиться на пол, а она этого категорически не хотела. Обойдя тут же захрапевшего Дональда, не знавшего, что нависло над его головой в этот момент, Александра задумалась.

- Может, попробуем скинуть его на пол?

Фрэнсис, раньше бы в ужасе просто упала в обморок при одной только мысли о столь кощунственном предложении, но проведя некоторое время со своей госпожой, сейчас лишь с сожалением покачала головой:

- Он гость, так нельзя.

- То есть то, что он принц, тебя нисколько не волнует?

- Принцем он будет завтра, когда протрезвеет, а сейчас это…

- Ладно, ладно, - поспешно проговорила Сашка, поняв, что хотела сказать ее компаньонка, - я тебя услышала.

- Может, я лягу на полу, а ты на моей постели?

Александра категорически отказалась от подобной жертвы и проговорила:

- Придется лечь рядом с ним. Надеюсь, он не толкается, иначе я точно помогу ему устроиться на полу.

Фрэнсис не хотела оставлять свою госпожу одну в таком положении, но ослушаться Сандру не могла, поэтому попросила позвать ее, если он очнется и вдруг попытается что-то ей сделать. Компаньонка ушла и Сашка, не теряя времени, переоделась в почти такую же ночнушку, как у Фрэнсис и легла на край кровати. Она уже почти провалилась в сон, как ощутила под подушкой сильный жар. Простонав, что на этой земле ей никогда не найти покоя, Саша сунула туда руку и недоуменно посмотрела на камень связи, который некогда она отобрала у Фрэнсис. Как он работает она так и не знала, но была уверенна, что герцог закончил со своими делами и возжелал пообщаться со своим шпионом. Сашка легла на спину, и крепко сжав розовый кварц в руке, мысленно попыталась ответить на зов.

Через пару минут над ухом, девушка услышала чье-то натужное сопение, по которому тут же узнала герцога. Повернув голову, она увидела Альбрехта, из плоти и крови сидящего напротив нее на стуле. Вид у него был донельзя недовольный, он, конечно, не ожидал увидеть со своим камнем леди Сандру, но нисколько этому не удивился.

- Ну и что это значит?

- Что именно? – девушка даже немного привстала на локтях, чтобы лучше видеть говорившего.

- Почему камень связи у вас, леди Сандра? – тут принц неожиданно громко всхрапнул, напоминая о себе, и внимание герцога тут же переключилось на него.

Александра мысленно застонала, коря за себя за то, что ответила на вызов Хонштейна. Он же теперь плешь проест ей на темени с многочасовыми лекциями о правильном поведении для леди и недопустимых поступках.

- Принц?! Что он делает в вашей постели?

Это было сказано таким тоном, словно девушка пригласила не возможного наследника огромной могущественной империи, а усатого таракана отложить личинки. Икнув от столь неожиданной, неоднозначной реакции, девушка осторожно выдала:

- Спит.

Говорить о том, что Дональд мертвецки пьян и лежит в одежде, она не стала, не хотела, чтобы это выглядело как оправдание. Альбрехт резко вскочил со стула и навис над спокойно смотрящей за всеми его движениями Сашкой:

- Но почему с вами?

- А где еще ему это делать?

- В своих покоях!

Девушка с интересом посмотрела в потемневшие глаза герцога и радушно предложила, кивая в сторону Его Величества:

- Ну, так разбудите его и расскажите об этом.

Герцог произнес свистящим шепотом от накрывающего с головой гнева:

- Я?! Он лежит в вашей постели, так вам его будить и отправлять к себе!

Александра улыбнулась и отчетливо проговорила:

- И не подумаю.

- Вы надо мной издеваетесь! Почему?

- Не поверите: боюсь спать одна.

- Поэтому и тащите в свою постель всякий хлам? – прошипел Альбрехт, приближая свое лицо к девушке почти вплотную, - хотите, я вам составлю компанию?

Это не было предложением какого-то интимного толка, просто его светлость не понимал, что происходит и пытался хоть как-то в этом разобраться.

- Боже упаси, конечно, нет!

- Что?

Сашка окончательно развеселилась, ей интересно было наблюдать, как медленно с его светлости слетает маска холодности и безразличия и проступает что-то человеческое, живое, любознательное.

- Во-первых, не вижу смысла менять один хлам на другой, и потом, вы спите с Эссой и она ни за что не оставит вас даже на одну ночь, а терпеть в своей постели эту ведьму – увольте. Это уже попахивает развратом.

Альбрехт взял себя в руки так же резко, как и позволил чувствам выплеснуться наружу.

- Вы не забыли, что ваша цель Эльфредо?

Уж про это Александра не сможет забыть даже под наркозом. Она равнодушно пожала плечами:

- Одно другому не мешает.

Это прозвучало достаточно двусмысленно, поэтому герцог едва пересилил себя, чтобы не взвалить бессознательное тело принца на свое плечо и не унести отсюда, но делать этого не стал, поскольку подобные действия подрывали его авторитет.

- Поговорим об этом на днях, когда вы окажетесь в Академии. Камень, раз он у вас, пусть так и остается.

Сашка и так не собиралась отдавать его Фрэнсис, поэтому просто поблагодарила его за разумный подход. Альбрехт уже собрался было прерывать связь, как перед самым своим исчезновением проронил, удивив даже себя самого:

- И кстати, я прогнал леди Эссминду, а все вещи из замка доставят ее отцу в самые ближайшие дни.

Оставив Александру с открытым ртом, не ожидавшей от герцога подобных решительных шагов в отношении своей фаворитки, его светлость испарился тихо и без следа.

Главы 12-14

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ.

Сашка проснулась от того, что все тело затекло от неудобного положения. Она лежала на самом краю, балансируя и лишь чудом не падая. По комнате то и дело раскатывался благородный храп Его Высочества: Дональд чувствовал себя прекрасно, раскинулся как морская звезда, словно не было за ним никакого темного шлейфа. Александра полежала так минут двадцать, слушая его размеренное дыхание и поняв, что заснуть в таком обществе больше не сможет, встала. Рядышком, согнувшись в три погибели, прямо у изголовья кровати сидела прикорнувшая Фрэнсис. Судя по всему, компаньонка так провела большую часть ночи, беспокоясь за честь своей госпожи. Сашка тепло улыбнулась и накинула девушке теплое покрывало на плечи, но служанка вздрогнула и тут же проснулась от прикосновения.

- Что случилось?

Она вскочила, озираясь в панике, но никто не бегал перед ней с заломленными руками и не просил о помощи. Александра попыталась успокоить нервную компаньонку полушепотом:

- Все хорошо Фрэнсис, ты лучше объясни мне, почему ты в таком виде?

Девушка, теребя рукав ночнушки, смущенно потупилась:

- Я вас охраняла, а то мало ли что.

Сашка покосилась на безжизненное тело принца и не выдержав, расхохоталась.

- Фрэнсис, ты просто чудо.

- Леди, а можно так громко не ржать? О, простите, конечно, я хотел сказать, не смеяться, - вдруг раздался недовольный голос Дональда, - я тут как бы пытаюсь спать, если вы еще не заметили. Ну, на конец-то, тишина, премного благодарен!

Его высочество кивнул замершим на одном месте барышням и преспокойно лег обратно, немного подумал и, накрывшись одеялом с головой, перевернулся набок, отворачиваясь от них. Саша, глядя на подобную наглость со стороны младшего принца, даже оторопела, а компаньонка выдохнула:

- А ничего, что он пытается спать в чужой постели?

- Я все слышу, - мрачно прокомментировал принц, - если вам так угодно, то мы это обязательно обсудим, но после того, как я посплю.

- Проспитесь, - на всякий случай уточнила Александра, любившая, чтобы все называлось своими именами.

Принц отчетливо клацнул зубами, показывая, что его высочество изволит раздражаться, но в полемику вступать, тем не менее, не стал. Ему было лень что-то говорить, сильно трещала голова, далеко не то состояние, что бы что-то объяснять или доказывать.

- Леди Сандра, а это он чего? – нервно выдавила из себя Фрэнсис, попятившись от кровати, где лежал вампир.

- Глисты наверно, - пожала плечами Сашка и, заметив, как очаровательно покраснела компаньонка, пояснила, - у меня так мама в детстве говорила, что из-за этого люди во сне скрипят зубами.

- Так-то люди, какой гадости в вас только нет, - пробормотало его высочество и село в кровати.

Он уже понял, что за этой непрестанной болтовней нормально выспаться не сможет. Укоризненно посмотрев на не слишком почтительных подданных, он тяжело вздохнул:

- Так и умереть от недосыпа не долго.

- Ну, так шли бы к себе и досыпали, - вырвалось у Фрэнсис, но под осуждающим взглядом своей госпожи, она осеклась и больше не рисковала лезть в разговор.

Принц заявление служанки воспринял равнодушно, заметив при этом, что, однако все, что находится не только во дворце, но и в империи, принадлежит ему самому и его семье, поэтому, теоретически, он может спать где угодно. А если уж он выбрал именно эту спальню, так леди Сандра должна радоваться за оказанную ей честь.

- То есть, это ваше высочество мне честь оказало, да? – ухмыльнулась Александра, подходя к вампиру ближе.

Даже сквозь алкогольное похмелье и тяжелую голову он вспомнил, где вчера видел эту девушку и что сейчас она говорит явно с каким-то подвохом. В любом случае, покидать ее покои он не собирался, потому что его наверняка уже ищут по всему дворцу, чтобы сопроводить к вечно недовольному им отцу. Получать от родителя еще один нагоняй, на радость старшего брата, он не желал категорически. Дональд старался как можно реже попадаться императору и его придворным на глаза, чтобы венценосный родитель не давил на него своим авторитетом и не пытался промывать мозги. Так что хочет леди Сандра или нет, но ей придется побыть его добровольным щитом еще некоторое время.

Видя, как нехорошо блеснули ореховые глаза девушки, Дональд поспешно пробормотал:

- Ну, леди Сандра, по-другому ведь и не скажешь. Кто из нас отпрыск великого императора Карла?

Сашка молча кивнула, соглашаясь с ним, действительно, лучше и не скажешь. Она тут же направилась к двери, давно поняв, как себя вести с его высочеством, явно боявшимся быть обнаруженным, так что не получить с этого хоть какой-то навар для себя, было бы глупо. Ну, когда представиться еще один случай безнаказанно пошантажировать принца? Едва леди Сандра распахнула дверь апартаментов настежь, как принц тут же занервничал и, невзирая на больную голову, в одно мгновение ловко скатилсяс кровати, откуда, из относительной безопасности, возмущенно крикнул:

- Это какой-то произвол! Я буду жаловаться!

- Лично императору надеюсь? – с радостью отозвалась Александра, - ваше высочество, так можете не утруждаться. Я прямо сейчас позову его, пусть полюбуется.

Мысленно костеря не в меру пронырливую девицу, Дональд проворчал:

- Не надо горячиться и кого-то звать. Ладно, хорошо, что вам надо?

- Десять золотых за ночлег и еще столько же за то, что я, скрыв вас от любопытных глаз, проведу к порталу, а там и в Академию. Ваш отец, даже если будет стоять рядом, не узнает вас при всем желании.

Принц от такой жадности ахнул, не понимая, как с таким ангельским обликом сочетается неконтролируемая алчность. Заявленная сумма ведь была огромной и не то, чтобы не посильной, но именно столько его высочество получал раз в полгода на свои личные нужды. Принцы империи вообще во многом были ограничены, и только младший считал это разумным. А старший, Генри, на собраниях постоянно поднимал вопрос о том, почему он, цвет нации, должен перебиваться на «жалкие подачки».

Дональд не мог понять, как его подвел знаменитый нюх, леди Сандра ведь вчера показалась ему доброй и очень щедрой девушкой. Это ведь она дала ему золотую монету, а сейчас требует в двадцать раз больше! Вот и делай после этого людям добро.

- Вы с ума сошли просить такую сумму за столь ерундовое дело?

- Ну, раз так, то прошу вас покинуть мои покои, - непреклонно заявила Сашка, спорить и договариваться она не собиралась, зная, что принц сможет заплатить и больше.

- А вы меня вынесите, - неожиданно предложил его высочество, демонстративно складывая руки.

Сашка пожала плечами, не больно-то и хотелось связываться с ним даже из-за золота, и громко позвала:

- Стража!

Дональд понял, что шутки кончились и, прижавшись к полу, прошипел:

- Кровопийца! Между прочим, обращаться с особами императорской семьи подобным образом, себе дороже. Хорошо, я согласен, но деньги отдам только в Академии. Леди Сандра, кстати, не в качестве ли студентки вы туда направляетесь?

Сашка не восприняла брошенные в сердцах фразы Дональда как угрозу, она успела собрать о нем достаточно информации на балу, чтобы понимать, что он не страдает подобными маниями. Большая часть двора на самом деле была на стороне именно младшего принца, его любили за открытость нрава и честные позиции, он не был себе на уме как его старший брат и ко многим вопросам подходил взвешенно, хотя иногда и не без доли юмора.

- Да, меня заочно зачислили к вам. Но поскольку ваш учебный год начался зимой, и большую часть я пропустила, мне многое придется наверстывать. Кроме того, распределения на факультеты я еще не проходила, а что?

Дональд смерил девушку мрачным изучающим взглядом и искренне понадеялся, что с такой жадной особой, они там не пересекутся. Он передернулся.

- Просто рассчитываю вас больше не встретить.

Александра внутренне усмехнулась: она может быть и с радостью выполнила его просьбу, но герцог сказал «фас» на окружение принца и теперь ему никуда от нее не деться. Улыбнувшись куда более благосклонно, чем вначале, девушка многозначительно кивнула в сторону не разобранных с вечера чемоданов:

- Ваше высочество, через час уже будут открыты порталы до Асадаля. Вас как, готовить к переходу или пойдете все-таки как принц?

Дональд, не догадывавшийся, какой маскарад его сейчас ожидает, был готов на все, лишь бы не пересечься с отцом.

- Что я должен сделать? – подозрительным голосом поинтересовался его высочество и вылез из-под кровати, стоило Сашке закрыть дверь и вернуться в комнату.

- Вам придется поменять пол, на время конечно, - осторожно ответила Сашка, ожидая, что сейчас Дональд поднимет волну возмущения и в итоге ничего не получится и деньги, она, конечно же, не получит.

Принц сначала именно так и хотел сделать, но подумал, что идея этой девицы не лишена смысла, хоть и выглядела дико на первый взгляд.

- Только давайте не будем переходить границ, - через силу согласился он, присаживаясь на кровать с обреченным видом.

Черт его дернул вчера на спор выпить сразу три бутылки шампанского и потом шлифануть все это сверху яблочным сидром. Как он выполз из Концертных залов, Дональд помнил уже плохо, не говоря о том, что происходило дальше. Леди Сандра переглянулась с Фрэнсис и компаньонка тут же принялась выуживать приготовленные герцогом платья для своей протеже, но было сразу понятно, что ни одно из них не подойдет: мужчина хоть и был тощ, как жердь, но все равно крупнее, чем баронесса. Не говоря уже о том, что он был выше девушки почти на полторы головы и любое из платьев, которые шились длиной в пол, едва ли прикроют ему икры ног. Это было уже серьезной проблемой. Александра пробурчала, рассматривая свой скудный гардероб:

- Ваше высочество, вы какие-то конкретные границы имеете в виду? На мой взгляд, если вы согласились со мной связаться, то их в принципе быть не может. Фрэнсис, у тебя есть одежда? Ты немного выше и крупнее меня, твои вещи могут подойти, хотя конечно, надо все мерить.

- Я имею в виду, что губы красить мне не надо, - твердо проговорил принц, удивляясь самому себе, почему он вообще идет на поводу у леди Сандры.

Он боялся признаться самому себе, что небольшое странное приключение захватывает его воображение, главное, чтобы об этом больше никто не узнал. Александра рассеяно кивнула, соглашаясь с Дональдом, она и не собиралась заставлять принца красится, достаточно прикрыть лицо маленькой шляпкой с вуалькой, под нее вряд ли кто-то будет заглядывать, это вульгарно. В портал же пускают без какого-то определенного списка, просто толпа делиться на группу по пять человек и отправляется в Асадаль.

Фрэнсис жутко покраснела и под пристальным взглядом его высочества и госпожи, едва слышно прошептав:

- У меня нет больше никакой одежды, кроме той, что на меня.

Сашка не поняла, как такое вообще может быть и переспросила:

- В смысле?

Компаньонка низко опустила голову, пряча взгляд, ей было стыдно признаться в своей бедности, ведь все заработанное она пересылала матери-инвалиду в деревню, у которой было еще четверо малолетних детей и все они хотели кушать. Отца у девушки не было, он умер от холеры четыре года назад, оставив больную жену без денег и перспектив на будущее и Фрэнсис повезло, что проезжавший тогда мимо герцог Хонштейн, решивший проконтролировать, как идет сбор налогов, неожиданно пожалел их семью и забрал ее с собой, дав работу в замке. По деревенским меркам платили ей очень хорошо, но денег все равно не хватало: матери постоянно требовались лекарства, и девушка отказывала себе даже в самом необходимом, лишь бы сестрам и пятилетнему братишке жилось хоть немножко легче, чем ей.

- У меня семья большая, а поскольку я старше всех вместе взятых, то кроме меня никто не работает.

Рассказывать более подробно о своих проблемах компаньонка не стала, она терпеть не могла когда ее начинают жалеть, было в этом что-то фальшивое. Только Сашка и не собиралась этого делать, благо руки, ноги у девицы были на месте, а все остальное не имело значения. Она не зря говорила, что каждый должен отвечать за себя сам и помощь не должна заключаться в спасении: если ты в состоянии, то дай нуждающимся шанс. Если он действительно хочет изменить свою жизнь, он этим воспользуется и станет даже сильнее, чем ты.

Леди Сандра с задумчивым лицом прошлась по комнате.

- Жаль, что времени у нас в обрез, и мы очень ограничены в возможных действиях. Значит, нам у кого-то нужно срочно одолжить одно походное платье.

Принц и Фрэнсис в один голос выдали:

- Как это, одолжить?

Александра подняла взгляд на компаньонку и хмыкнула.

- Его высочеству о таких мелочах знать не обязательно, как говориться не царское это дело, он заказчик, я исполнитель и его мои проблемы касаться не должны. Ты мне поможешь? Если согласишься, то гонорар поделим, но мне большую долю, как идейному носителю.

Фрэнсис оскорбленно выдохнула:

- Леди Сандра, мы кажется, это уже обсуждали! Я целиком и полностью в твоем распоряжении! Так что никаких денег я от тебя не возьму, достаточно моего обычного содержания.

Александра, не вынося этой жертвенной добродетели, в которой вовсе не нуждалась, закатила глаза.

- Ты в моем распоряжении, когда это касается только моей персоны. А здесь дело государственного масштаба и ты вправе рассчитывать на солидную прибавку к зарплате. Помощь принцу же не входит в твои обязанности? Вот и в мои обязанности это не входит, поэтому я и требую достойной оплаты, и стесняться этого не собираюсь. Скажу даже более, я оцениваю твою помощь в пять золотых, по-моему, неплохо, правда? Ну, так как, ты готова поступиться некоторыми принципами? Будет нелегко, говорю тебе сразу, и если нас поймают, поднимется грандиозный скандал.

Услышав сумму, которую леди Сандра готова отдать ей, простой служанке, зарплата которой за весь год составляла едва ли десять процентов от одной золотой монеты, готова была упасть ей в ноги. Его Высочество, сидя на кровати и беспечно болтая ногами, ехидно прокомментировал:

- Это не оплата, а грабеж средь бела дня и вообще-то, вы мои подданные и должны помогать без мыслей о корысти.

- А я не ваша подданная, - с достоинством ответила Сашка и бросилась поднимать компаньонку, - я из Дерби и ваши законы там не действуют.

Подняв служанку, Сашка шепнула ей:

- С ума сошла? Ты ж не милостыню получаешь, а собираешься заработать, причем рискуя собой.

Леди Сандра попросила принца пока что не выходить из ее апартаментов, да он и сам не собирался это делать, и вывела компаньонку из комнаты в коридор, где кратко ввела ту в курс дела. Сашка ожидала, что девушка, конечно же, не станет возмущаться, но хотя бы смутиться. Но Фрэнсис и ухом не повела, поняв, что именно от нее хочет госпожа. На самом деле она и без объяснений леди Сандры знала, что им предстоит выкрасть одежду для Его Высочества Дональда. Потому что никто в трезвом уме не захочет продавать свою одежду, здесь ведь не базар и не магазин, и контингент не подходящий, все сплошь аристократки, которые напрямую с деньгами отношения не имели. Все, что у них есть, в основном покупалось старшим в роду, мужем, отцом или братом. Богатая женщина, не имеющая за своей спиной покровителя, это очень большая редкость.

- Ты поняла? Я отвлеку леди Розалину, с которой познакомилась вчера, она гостит здесь не далеко, а ты в этом время…

- Я все поняла, - спокойно подтвердила Фрэнсис.

Александра смерила девушку пристальным взглядом и тихо спросила:

- Фрэнсис, мне главное, чтобы ты участвовала в этом добровольно, если какие-то внутренние убеждения не позволяют тебе…

- Леди Сандра, - красиво очерченные губы компаньонки растянулись в улыбке, - все с моими убеждениями хорошо. Вот принести кому-то физический вред я не смогу, сразу говорю, даже за такие деньги.

Сашка возмутилась:

- Да ты что, я бы сама никогда! Но… Ты так спокойно…

Фрэнсис улыбнулась еще шире.

- Я давно поняла, что ты не баронесса, а просто леди, которая выполняет поручение его светлости Альбрехта, но от этого мне не менее приятно прислуживать тебе. Так что твои наклонности меня нисколько не шокируют.

Пояснять что-то по поводу наклонней Сашка не хотела и мрачно осведомилась:

- Ну и где я прокололась?

Александра ведь начала мучиться от того, что заставляет невинную девушку заниматься столь неблаговидными вещами: смутила ее девственный разум большими деньгами и, по сути, воспользовалась безвыходным положением компаньонки. А здесь оказывается все намного проще.

- Когда предложила называть тебя на «ты». Пусть и только тогда, когда никого рядом нет.

- Ну и что, - не согласилась Сашка,- выходцы из Дербина часто сумасбродны и грешат не только этим. Я читала, что одна графиня с тех мест даже не брезговала ночевать в конюшне, когда ей было лень подниматься в замок.

- Я тоже слышала эту историю, - подхватила компаньонка и тихонько добавила, - только говорят, что ее обнаглевший конюх просто не пускал обратно. А рогатому супругу было все равно: он дряхл и стар, чтобы обращать внимание на загулы своей женушки.

Леди Сандра усмехнулась.

- Сплетники, даже через столько километров узнали об этом. Все, пора, только платье бери из глубины вещей, а не те, что на виду. Потом нам придется держать леди Розалию как можно дальше от нашего заказчика, чтобы она ненароком не узнала своих вещей, а то неудобно получиться.

Фрэнсис похолодела, представив, что может тогда произойти и, подхватившись, девушки двинулись в сторону покоев нужной им аристократки. Леди Сандра, сияя улыбкой, постучала в покои предполагаемой жертвы и едва небесной красоты блондинка, пухленькая, как сладкий свежий пирожок, открыла дверь, явив миру милые ямочки на румяных щеках, она, не слушая возражений леди Розалии, увлекла ее за собой.

Следом за ними из покоев выскочила девчушка лет четырнадцати, не отходившая от своей госпожи не на шаг, пока Фрэнсис, улучив момент, ловко юркнула внутрь, аккуратно прикрыв дверь. Каждая дама, в одиночестве прибывшая во дворец на праздник могла взять с собой только одну компаньонку, поэтому Сашка не боялась, что ее помощница на кого-то там наткнется.

Непрестанно вереща о погоде и милых женских мелочах, Александра повела свою собеседницу в яблоневый сад. По всем расчетам, Фрэнсис должна была управиться меньше, чем за десять минут и, слушая непрекращающийся поток речи виконтессы, Сашка беспечно радовалась, что ей совсем не надо участвовать в разговоре. Здесь и без нее прекрасно справляются. Нужно только вовремя сдвигать брови или улыбаться – в зависимости от того, что именно говорила Розалия.

- О, леди Сандра, я ведь совсем забыла, - блондинка томно вздохнула, опуская вниз хитрый смеющийся взгляд.

Сашка, искоса поглядывая на натуральные пышные ресницы Розалии, с сильно загнутыми кончиками, могла лишь тихо завидовать: она подобной красотой не обладала, являясь владелицей совершенно прямых ресниц.

- Вы слышали, что его высочество Дональд пропал? – заговорщицким тоном прошептала виконтесса, беря Александру под руку.

Та едва сдержалась от смеха, ей с трудом представлялось, что такое чудо кому-то кроме нее было нужно, но изобразив озабоченность, выдохнула:

- Но как такое возможно?

- Никто ничего точно не знает, пока что все это лишь разговоры, но если принца к обеду не найдут, то будет отдан официальный приказ на его поиски, но… - Розалия оглянулась, махнула рукой своей непримечательной служанке, чтобы та немного отстала и не слышала их разговор, - говорят, что здесь не обошлось без женщины.

Сашка едва не споткнулась: разве кто-то мог видеть, как она тащила Дональда на себе? Нет, исключено, тогда ни на лестнице, ни в коридоре никого не было, точно. За это она могла поручиться, специально же осматривалась.

- С чего вдруг так решили?

- Ну, так это естественно, его высочество ведь пользуется большой популярностью у женщин, - охотно пояснила баронесса, ее распирало поделиться новостями, девушка обожала сплетни, и что именно говорить ее совсем не интересовало, главное это сам процесс.

- Он ведь практически чистокровный вампир, а у них сила притяжения не хуже, чем у инкубов, правда ограничивается только эльфами и людьми, но все же. Вот в прошлом году, одна из таких особ едва не покончила с собой и с принцем, когда он заявил, что бросает ее. А на днях, во дворец пробралась женщина из купеческой гильдии, которая увидела его высочество на каком-то приеме и решила забрать его с собой, на другой материк, благо их корабль отходил через несколько часов, на что только рассчитывала, дурочка…

- Серьезно?

Александра на миг задумалась, об одном и том же Дональде они сейчас говорят или нет. Принц, конечно, был личностью, несомненно, одиозной, не глупым и где-то даже обаятельным, но чтобы похищать его, как мужчину, влюбившись с одного взгляда? У него не было каких-то внешних особенностей, чтобы можно было считать вампира невероятно писаным красавцем, даже напротив, это был нескладный, худой мужчина с обыкновенным лицом, Сашка бы даже сказала, что никакой породой там и не пахло.

- А почему такая градация его притяжения: только эльфы и люди?

Виконтесса удивленно взглянула на девушку.

- У них порог чувствительности к магии очень сильно повышен. Милая, вы откуда, раз не знаете таких вещей?

Александра почувствовала себя неучем и пробормотала:

- Издалека, как видите, из горных массивов Дерби, у нас там не то, что принцев-вампиров нет, даже эльфов и тех не встречается.

Большие голубые глаза виконтессы зажглись жгучим интересом.

- Что вы говорите, какой у вас интересный край! А с Его Высочествами все очень просто, пока они не найдут свою пару, то будут притягивать к себе наиболее вероятных кандидаток. Это какая-то особая магия их крови, благодаря которым их союзы вечны и никогда не разрушаются.

- Так в чем проблема? Женили бы принцев давно, и никто бы на его высочество больше не покушался с целью изнасилования.

Леди Розалия всплеснула руками от избытка чувств.

- Ну как же он женится, если еще не нашел свою истинную пару! У вампиров же девочки не рождаются, все их женщины были когда-то обращены ими самими, а чтобы найти супругу, мало простой симпатии от вампира и вожделения от дамы, их энергетика должна идеально совпадать, быть одним целым. К сожалению, иногда чувства к этому не прилагаются, как у императора с императрицей, Его Величество супругу на руках носит, а она лишь согласилась со своей судьбой. Так что пока Его Высочество Дональд не встретит ту, на которую отреагирует его существо, ни о каком браке и речи идти не может.

Услышав об этом, Сашка передернулась, как можно выбирать себе спутника или спутницу жизни, исходя из параметров, а не от веления сердца?

- А что если он никогда не найдет свою пару?

- О, такие случаи тоже бывали, - печально вздохнула виконтесса, - тогда у его рода не будет продолжения. Вообще, это все так грустно…

Откуда-то издалека послышался звон, часы отбивали полдень, надо было торопиться, с минуты на минуту откроется портал до Асадаля и они рискуют не успеть. Александра сердечно извинилась перед недоумевающей виконтессой и бросилась обратно, туда, где ее должны были ждать Фрэнсис и Его Высочество Дональд. Времени катастрофически не было, а принца еще требовалось переодеть и создать хоть отдаленный образ барышни.

В апартаментах ее и в самом деле ждали, только вместо тощего вампира на кровати сидела загадочная дама в длинном приталенном светло-вишневом пальто и шляпкой с вуалью, прикрывающей большую часть лица. Как компаньонка уговорила Дональда, чтобы он разрешил ей припудрить себе лицо, Александра не знала, но обойдя новую «спутницу» вокруг, осталась довольна. Если сильно не приглядываться, ни за что не догадаешься что перед тобой мужчина.

- Более глупо я себя еще никогда не чувствовал, - проворчал принц, окидывая вошедшую Сашку задумчивым взглядом.

Его раздирало двоякое ощущение: с одной стороны ему казалось все происходящее довольно забавным, с другой, он жутко нервничал от того, что кто-то может узнать его в таком виде. Подобного позора Дональд точно не переживет и объяснить внятно не может, зачем согласился на эту авантюру.

Уже стоя в дверях, Александра дернула Его Высочество и прошептала:

- У вас деньги с собой?

- Вы с ума сошли? – копируя тон девушки, прошептал Дональд, - я похож на идиота, таскающего на себе полугодовой бюджет? Конечно все в Академии, едва туда прибудем, я с вами тут же рассчитаюсь. Не люблю быть должным, знаете ли, тем более женщинам.

- А что, вам часто доводилось занимать у дам?

Повода, чтобы не доверять принцу у Сашки не было, но все равно она дергалась и неуютно себя чувствовала: отчего-то ей совсем не хотелось пользоваться каким-то порталом. Как можно было отбыть из пункта А в пункт Б без помощи обыкновенного транспортного средства, у нее просто не укладывалось в голове и потому она слегка трусила, только как обычно никому этого не показывала.

Троица вполне удачно миновала коридор, лестницу, спустились на первый этаж, а уже оттуда поспешили в одну из башен, где и было установлено стационарное устройство для перемещения. Из слов компаньонки Александра уже узнала, что за их вещами виверны зашли сразу же после ее ухода и наверняка все чемоданы были не только доставлены в Академию, но и ожидают хозяйку в какой-нибудь комнате общежития.

- Я бы на вашем месте так не думал, - вдруг сказал Дональд.

- Почему?

- Потому что то, что вас зачислили посреди учебного года в списки студентов, еще ничего не значит. Сначала вы пройдете распределение, вернее попытаетесь это сделать и если у вас ничего не получиться, никто не станет предоставлять вам места, придется возвращаться домой.

Такого поворота девушка не ожидала, она была уверена, что куда-то, но уже приписана. Видимо, герцог так же мало знал о подобной системе образования, потому что ничего про это не рассказал. Только вот что будет делать его светлость Альбрехт, если у девушки не окажется хоть какого-нибудь значительного таланта?

Как бы невзначай, Александра поинтересовалась:

- А вы, ваше высочество, на каком факультете обучаетесь?

Дональд хмыкнул:

- На факультете Магии Земли. По специализации я флорист, а вот куда вы попадете тоже не секрет.

Для Сашки само существование вампиров было настоящим открытием, только как-то их образ мало совмещался с таким мирным и красивым занятием, как цветы.

- И какой же факультет вы имеете в виду?

- Их не так уж и много, в отличие от специализаций: факультет огня, воды, земли и воздуха, а так же факультет ментальной магии и иллюзий. Вот вы попадете к иллюзионистам из-за своей тяги к воровству и мошенничеству. Вы ловко пользуетесь доверием высокопоставленных лиц, я бы сказал, вполне профессионально.

- Это вы что ли, высокопоставленное лицо?

- А вам что-то не нравится? – девушка явно чувствовала, как принц из-под вуальки ухмыляется во все клыки.

- А должно? В любом случае, на высокопоставленное лицо вы не тянете, потому что они в пьяном состоянии по чужим постелям не лазят. А потом не надевают женские платья, чтобы скрыться от гнева батюшки.

Вампир ничуть не смутился, хотя от подобного заявления должен был.

- Это всего лишь неудачно сложившиеся обстоятельства, а вам за это деньги платят, не так ли?

Упоминание о деньгах заставило Сашку промолчать, хотя у нее и так были средства, но лишними же они не бывают. Мало ли куда жизнь ее еще раз зашвырнет, а так хоть золото при ней будет, всяко приятней, чем без него. В подобной вынужденной тишине они, наконец, поднялись под самый купол башни и оказались в небольшом помещении, где кроме привратника в длинной темно-синей хламиде с маленькой шапочкой-уголком, и друга принца, стоящего со скучающим видом у самого входа, уже не было. Видимо основной студенческий состав, прибывший вчера на бал, успел вернуться в Асадаль.

Принц, увидев Эльфредо, обрадовался ему, как родному и уже было дернулся демону на встречу, как Сашка, бывшая начеку, с силой дернула его обратно.

- Что? – прошипел Дональд, не сводя с приятеля пристального взгляда.

- И у стен есть уши, - многозначительно шепнула Сашка, так же, не сводя с демона взгляда, только он был более выразительным.

Мужчина, почувствовав, что на нем кто-то прожигает дырку, повернулся и, увидев вчерашнюю партнершу по танцу, а с ней еще двух дам, одна из которых явно была компаньонкой, трясущаяся от вида демона как осенний лист. А вторая, неожиданно высокая особа, с хорошим разворот плеч и порывистым шагом военного. Вот как раз она, эта странная женщина, смотрела на Эльфредо так, как будто он когда-то что-то ей обещал. Демон даже почувствовал себя неуютно, быстро перебрав в голове, где же они могли встречаться и не позволил ли он себе тогда лишнего, а то мало ли, только проблем с влюбленными дурочками ему не хватало.

Александра, поравнявшись с Эльфредо де Арагац, обаятельно улыбнулась мужчине и присела возле него в полу книксене, молча приветствуя. Тот расцвел ответной улыбкой, склонился, чтобы взять ладонь девушки и поцеловать, но она шутливо погрозила пальцем.

- Не нарушайте протокол, мы ведь с вами так и не были представлены друг другу.

- Так это легко исправить. Тем более ваше имя я уже слышал.

Девушка старательно изображала восторженную дурочку, подумав, что его-то имя она знала уже задолго до их знакомства. Демон был очень придирчив к связам и умел разбираться в собеседниках, и Сашка не хотела, чтобы он понял, что их встреча была предрешена уже давно. Поэтому она собиралась сделать все, чтобы он не увидел в ней особых искр разумности. Конечно, девушка не собирается превращаться в инфузорию туфельку обладающую даром речи, но и привлекать к себе внимание какими-то познаниями было чревато.

- Меня зовут Эльфредо де Арагац. Я двоюродный брат наследного принца Малькольма. Никакими титулами не обременен, в порочащих связях не уличен.

Демон галантно едва прикоснулся к перчатке леди Сандры, которая улыбаясь Эльфредо глядя ему прямо в глаза, думала о том, что если не уличен, это вовсе не значит, что не состоял.

- Как брат наследника может не обладать титулами? Такого просто не бывает, - хихикнула Сашка, мотая на ус.

- Бывает, - спокойно произнес Эльфредо, переводя взгляд на молчавшую и так же следящую за ним другую даму, жаль, но ее лицо было скрыто, - его величество ревностно относится к вопросам о наследстве. И так уж заведено, что все кузены и дальние родственники добровольно снимали с себя титулы, чтобы ни в коем случае не претендовать на трон, если с наследником что-то случится.

- Но ведь они могут так же вернуть себе фамилию обратно, если вдруг что? – резонно заметила Александра, и тут же прикусил язык, но демон не обратил на это никакого внимания, он был занят разглядыванием загадочной спутницы леди Сандры:

- Не могут. Все, что однажды проходит через определенный ритуал, - священно, так что в одну реку дважды не входят. А как имя вашей спутницы, не представите меня?

Александра поняла, что пора закругляться, иначе их небольшой маскарад будет обнаружен прямо перед посторонними лицами. И, пискнув «извините, она немая», дернула принца за собой туда, где их уже заждался привратник.

Мужчина, запускающий портал, выглядящий как высокий седовласый старик с алыми глазами, молча кивнул на небольшую стеклянную сферу. Не желая выглядеть глупо, Александра посторонилась и пропустила свою помощницу вперед, не зная, что девушка тоже раньше никогда не видела ничего подобного. Порталы – слишком дорогое удовольствие, строились только во дворцах и крупных, значимых городах. Запустить такое экзотическое средство для передвижения было плевым делом, но вот обслуживание несло огромные затраты.

Девушки прошли под высокую прозрачную арку легко, а вот с его высочеством снова было не все так гладко, Сашка уже начала подозревать, что он тайный неудачник, вечно попадающий в какие-то несуразные передряги. Перешагивая порожек, он как-то умудрился зацепиться развязавшимся шнурком и не мог пройти дальше. Нагнуться и поправить ситуацию, Дональду тоже было сейчас не под силу: платье в плечах и спине сидело как влитое и если он нагнется, то дорогостоящая ткань разойдется по швам.

Принц закусил губу, чтобы ненароком не засмеяться, глядя на то, как обреченно вытягивается лицо у леди Сандры, она уже жалела, что связалась с принцем, одной сплошной ходячей проблемой. Девушка решительно бросилась вперед с намерением помочь ему, но ее успел опередить Эльфредо:.

- Не беспокойтесь, я сейчас все поправлю.

Эльфредо де Арагац, будучи весьма галантным демоном, в одно мгновение оказался перед «немой леди» и слегка приподнял край платья. Помешать этому Сашка уже не успевала и застыла с протянутой рукой, а двоюродный брат наследника Асадаля едва не отшатнулся, увидев вместо изящной туфельки и застрявшего каблучка, грязный мужской ботинок с длинным закругленным носом. Данная обувь никак не ассоциировалась с высокой, хорошо одетой дамой. Уже машинально, он приподнял юбку еще выше и потерянно уставился на колени принца, покрытые светлыми курчавыми волосками. То, что в этот момент происходило в голове у демона описать сложно, но выглядел он так, что Сашка не рискнула что-то сразу комментировать. К ним уже собирался присоединиться привратник, привлеченный общим скоплением народа, но смекнув, что дело может принять неожиданный оборот, Сашка дернула демона на себя, пробормотав:

- Вам не стыдно заглядывать женщине под юбку?

Эльфредо, наконец, очнулся, поняв, что именно он только что сделал и смущенно признался:

- Простите, это вышло случайно, но… Я в растерянности…

Стараясь не смеяться в голос, глядя на совершенно раздавленного происходящим беспределом демона, Сашка еще и надавила:

- Я тоже, поскольку считала вас исключительным джентльменом, а вы? Эх… Господин, мы наконец уже отправимся в Академию или вы нас тут мариновать собрались?

Привратник тут же засуетился, побежал к столу, находящемуся напротив сферы, взял оттуда толстый фолиант в золотой обложке и принялся что-то нашептывать. Демон и смущение вещи не совместимые, но смотреть, как заостренные уши стыдливо Эльфредо краснеют, было одно удовольствие. За секунду до отправления, принц, не выдержав побледневшего вида друга, наклонился к нему и шепнул пару слов. Как именно отреагировал демон, Александра уже не видела, перед глазами все резко померкло, и даже сделать вдох не было никакой возможности.


ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ.

- Поразительная реакция, вы знаете, я ведь никогда не слышал, чтобы от портала кто-то терял сознание, - излишне восхищенно приговаривал толстый, румяный, как свежий блин и такой же аппетитный, мужчина средних лет.

Он ковырялся в шкафу, проверяя запасы различных снадобий и раздумывая, какое именно из них лучше подойдет для приведения леди Сандры в чувство. По странному стечению обстоятельств, ректорами Академии Талантов всегда назначались чистокровные люди и уже стояли во главе научного руля до самой смерти, их никто не мог сменить. Феликс Ливен, крутился на своем посту уже более десяти лет и до умопомрачения любил, прямо-таки бредил своей неблагодарной работой. Ради этих стен, преподавателей и студентов он был готов на самые сумасшедшие поступки. Именно благодаря его фантастичной преданности делу, Академия начала получать беспрецедентно огромные гранты и лучшие места для стажировок особенно отличившихся студентов.

Но насколько Феликс горел наукой, настолько же сильно не мог терпеть лень и безграмотность, безынициативность тех, кто учился в его учреждении и многие порядки были пересмотрены и значительно ужесточены. За серьезные провинности теперь не только могли исключить и с позором выкинуть вон, но и добавить толику телесных наказаний и никто не считал это жестоким подходом, предпочитая не обращать на шалости ректора пристального внимания. Феликс на самом деле был мягок и добр, где-то внутри, но правил железной рукой, не жалея себя и других.

Александра, лежавшая в глубоком обмороке на удобном кожаном диване прямо в кабинете ректора, не собиралась приходить в себя, еще, по меньшей мере, час. Не выспавшись ночью под громоподобные рулады принца, она наслаждалась всеобщим вниманием и нежилась на шикарном ложе. Бессознательное состояние – это уловка для окружающих, вившихся вокруг нее и не знавших, что предпринять. Конечно, пугать свою компаньонку, надрывно шмыгавшую где-то в углу кабинета, Сашка не собиралась, это был вынужденные издержки разыгрываемого спектакля перед принцем и его другом.

Александра пришла в себя практически сразу, едва они оказались в стационарном портале Академии, но поняв, что ее обессилевшее тело поднимает Эльфредо, тут же обрадовалась прекрасному шансу попасть к ним в дружную компанию. Главное потихоньку внушить им обоим, что ей требуется их помощь и покровительство. Это идеально, если они добровольно берут на себя ответственность за здоровье девушки, ведь могли просто позвать кого-то на помощь из местных работников и не заморачиваться, все-таки не их уровень. Но они даже не подумали об этом, взяв леди Сандру и быстро направившись к лекарям.

Рядом побежала зареванная компаньонка, почему-то уверенная, что ее госпожа чем-то смертельно больна. Она непрестанно причитала и время от времени размазывала по опухшему лицу слезы, пока на нее не шикнул выведенный из себя Эльфредо, который терпеть не мог женских слез и всегда при них терялся. Чтобы отвлечься и не прислушиваться к Фрэнсис, демон принялся распекать принца:

- Как тебе вообще пришла в голову эта идея? Уж лучше слушать твоего отца три час подряд, чем хотя бы раз надеть женское платье, а ведь ты еще в нем и ходишь на виду у всех!

- А ты не кричи так громко, чтобы все об этом знали, в следующий раз этим и займешься, пойдешь, послушаешь его, - огрызался Дональд, - будешь потом рассуждать, что лучше, а что хуже! И вообще, ты злишься, потому что я тебя провел, видел бы свое лицо!

Демон прошипел:

- Идиот.

Принц захихикал, спустив оскорбление и стараясь не привлекать к себе лишнего внимания, и едва не врезался в Феликса Ливена, который, как раз размеренно, в полном соответствии своему формату, выплывал из-за угла. Узнав, что леди Сандра упала в глубокий обморок прямо вовремя перехода в Академию, он тут же заинтересовался этим случаем и попросил отнести несчастную к нему в кабинет, первую помощь пострадавшей он окажет сам. А потом, развернувшись к чересчур веселому Дональду, уверенному в своей полной безнаказанности, раз ему удалось обмануть даже своего друга, как ни в чем не бывало, попросил:

- А вы, ваше величество, шли бы сначала к себе, переоделись бы, а то странно смотреть на вас в таком виде.

Теперь смеялся уже Эльфредо, а принц стоял как вкопанный с донельзя удивленным лицом.

- Но как вы поняли?

Ректор жестко усмехнулся. Такой, чуть сгорбившийся, словно он нес на своих покатых плечах огромный невидимый груз, господин Феликс перестал напоминать собой добродушного колобка.

- А вы ничего не перепутали, ваше высочество? Пока я все еще Магистр первой степени, как-никак.

Дональд чуть было не сгрыз себе язык за подобную глупость и успел сбегать переодеться, благо у него были отдельные апартаменты непосредственно в самой Академии, а не в общежитии. А Магистров первой степени в мире было всего пятеро, это те, кто владеет всеми шестью направлениями магии в совершенстве и Феликс как раз был одним из них, не смотря на свой крайне непрезентабельный вид.

Ректор как раз сумел выбрать небольшой темный флакон и, причмокивая от удовольствия, направился к бесчувственной Александре. То, что она симулирует, он уже понял, но не спешил открывать это перед всеми, в конце концов, зачем-то ведь она же это делает. Открыв крышку, Феликс поднес флакон с гидроксидом аммония прямо ей под нос и через какое-то время услышал громкий вопль, к которому оказался совсем не готовым.

Сашка, совсем не ожидавшая, что ей под нос подсунут нашатырный спирт, вдохнула его полной грудью: тут же из глаз от резкого едкого запаха брызнули слезы, участилось сердцебиение, слизистую носа саднило, и даже дышать первые мгновения было трудновато. Ректор, не ожидавший такой реакции, испуганно отшатнулся от девушки и вовремя, к ней тут же бросились Фрэнсис с демоном, да и принц, немного покривлявшись, присоединился к общему порыву: если бы Феликс не отошел сам, его бы просто снесли.

Компаньонка ухватила девушку за лицо и с силой повернула к себе.

- Что с тобой? Ты меня слышишь?

- Со слухом пока что все в порядке, если конечно меня еще чем-нибудь не попробуют отравить, - с трудом откашлявшись, просипела Сашка, чувствуя себя отвратительно после того как наглодалась ядовитыми парами.

- Отравить? – в один голос воскликнули демон с компаньонкой, и если первая, не переставая ахать, прижала ладони к щекам, то Эльфредо распылять на эмоции не стал.

Он быстро смекнул, что имела в виду Александра, чуть нахмурился, став похожим на суровый памятник, высеченный из камня и с недвусмысленными намерениями, двинулся в сторону ректора. Тот все понял без слов, но пугаться ему было не положено по статусу и, хотя он безмерно уважал Эльфредо, легенды о принципиальности которого уже давно вышли за пределы Асадаля, рявкнул:

- Вы в своем уме?

Демон понимал, что перебарщивает, но ничего не мог поделать: он ненавидел, когда при нем пытались причинить вред беззащитному лицу. И ладно бы эта девушка была в чем-то виновата, он бы не стал лезть, но ведь леди Сандра только-только переступила порог Академия и на тебе, такая бурная встреча, Феликс ее чуть на тот свет не отправил своими препаратами!

- Пока все еще в своем, но настоятельно рекомендую вам попридержать свою любовь к опытам, в конце концов, тренируйтесь на мышах!

Ректор и принц ахнули от подобного заявление и, почуяв, что еще немного и запахнет непоправимыми последствиями, Александра попыталась встать и вставить свое веское слово. Только ноги почему-то не держали, она упала обратно, досадливо стукнув себя зажатым кулачком по коленке и заявила:

- Да не стоит так набрасываться на человека, он просто не знал, что я очень чувствительна ко многим химическим препаратам, хотя нашатырь нельзя так долго держать у носа, иначе неврологического расстройства, отека легких и галлюцинаций не избежать, я уже не говорю о летальном исходе.

Сашка закончила свою речь кривой улыбкой: это самая настоящая ирония судьбы, пытаться достичь хороших результатов на поприще химика, имея повышенную реакцию, едва ли переходящую в аллергию, на всякие компоненты. Только не смотря на завуалированную просьбу леди Сандры, демон успокаиваться не спешил, а вот ректор напротив, перевел пытливый взгляд на девушку и удивленно проговорил:

- Откуда вы знаете про это вещество? Я его еще даже не патентовал, только пару недель назад сумел получить, сейчас пытаюсь исследовать его свойства и только потом представлю на Коллегии Алхимиков.

Феликс обратил внимание на странное украшение в виде браслета, которое носила не менее странная девушка, от него сильно фонило магией, только не здешней и он никак не мог рассмотреть силовое поле его владелицы. Это обстоятельство несколько озадачило его и, видя, что девушка не спешит отвечать на его вопрос, ректор задал последний вопрос:

- А как ваше имя, прелестное дитя?

Принц, который на самом деле был пусть и добрым парнем, но не любившим, когда в его присутствии предпочтение во внимании отдавалось другому, многозначительно подмигнув Сашке, тут же ответил:

- Это леди Сандра Козэрь Дербинская, гостья нашей империи и возможно, даже будущая наша сокурсница.

Феликс сразу понял, кто это такая. Не так давно кто-то из высокопоставленных чинов просил его руководство постараться и включить в список студентов. На что он категорически отказался идти, вписав барышню лишь в кандидаты. В любом случае, этот вопрос надо было решить как можно скорее и без посторонних лиц, которые могут только помешать.

- Да, да, ваши документы и заявление лежат у меня на столе. А что здесь делают все остальные, я не понял? – Феликс спокойным, но многозначительным взглядом обвел посторонних, только вот никого, кроме неопытной компаньонки – не проняло.

Фрэнсис, на самом деле очень боявшаяся любое начальствующее лицо, сейчас сильно беспокоилась на счет своей госпожи, поэтому решительно бросилась вперед, загораживая собой Александру, которая несколько удивилась подобной реакции:

- Делайте со мной что хотите, но без леди Сандры я отсюда не уйду! И только попробуйте причинить ей еще какой-нибудь вред, я тут же обо всем расскажу его све…

Боясь, что компаньонка наболтает лишнего, Сашка поспешно крикнула:

- Фрэнсис, прекрати истерику!

Помощница недоуменно моргнула, она не совсем понимала, что могло не понравиться леди Сандре, но послушно замолчала, предоставляя право слова госпоже. Александра на самом деле растаяла от подобной преданности со стороны Фрэнсис и вовсе не собиралась с ней разговаривать так грубо, но как еще она могла при всех ей намекнуть, чтоб та перестала молоть языком! Знать об Альбрехте никому из присутствующих вовсе не обязательно, придется об этом поговорить с ней, когда они останутся одни. А так, девушка не ожидала, что вообще кто-то с таким жаром станет ее защищать, девушке даже на миг стало немного неудобно.

- Вы разобрались со своими защитниками? – любезно поинтересовался ректор, внимательно оглядывая всю компанию разом, - если да, то оставьте меня с леди Сандрой на несколько слов.

Никто даже не шелохнулся, и подключаться к просьбе Феликса пришлось уже Сашке:

- Оставьте нас, пожалуйста, наедине.

Как ни странно, но все словно именно ее просьбы и ждали, лишь после этого потрудившись освободить помещение. Перед тем как уйти, перед ней склонился Эльфредо и тихо пробормотал:

- Леди Сандра, вы ничего не бойтесь, если что, я подожду вас за дверью.

Сашка едва удержалась от того, чтобы не опустить глаза вниз, внутри шевельнулось что-то похожее на стыд, она не ожидала, что за нее так сильно вцепятся и будут пытаться прикрыть от всего плохого, что может с ней случиться.

Едва Сашка осталась с ректором наедине, Феликс распахнул высокие деревянные створки окон, чтобы проветрить помещение и, пододвинув стул к девушке, сел прямо напротив нее. Смерив будущую студентку задумчивым взглядом, мужчина участливо поинтересовался:

- Ну что, как самочувствие?

Самочувствие было неважным хотя бы потому, что она не выспалась, но, тем не менее, Сашка прислушалась к себе: в горле еще першило и глаза продолжали слезиться, но общее состояние нормализовалось, поэтому она суховато ответила:

- Жить буду, главное чтоб долго.

Феликс неподдельно обрадовался этой новости, хот на самом деле нисколько не переживал из-за того, что послужил непосредственной причиной легкого отравления абитуриентки:

- Ну и замечательно, значит, мы сейчас же подумаем насчет распределения, и если все будет хорошо, то вы уже завтра сможете приступить к занятиям. Вы за три месяца пропустили очень много материала, поэтому вам придется наверстывать за другими студентами. И да, леди Сандра, разрешите вопрос не по теме?

Деловой тон ректора неуловимо стал вкрадчивым. Девушка тут же ощутимо напряглась: таким сладким голосом обычно задают очень неудобные, личные вопросы. Чтобы не попасть в ловушку и не повесить на себя обязательства, она увильнула от прямого ответа, уклончиво пробормотав:

- По крайней мере, вы можете попробовать задать его мне.

Феликс Ливен согласно моргнул: на самом деле он не ожидал особой откровенности от своей будущей студентки, но, тем не менее, справиться со своим любопытством не мог. За эту особо ничем не примечательную девушку, просило сразу трое не связанных между собой крупных чиновников из разных стран. Естественно у него возникал закономерный вопрос: откуда обнищавшая аристократка из богами забытых гор, знакома с такими влиятельными личностями. Против воли такой интерес от чинов заставлял господина ректора внимательнее отнестись к Александре.

- Не поймите меня превратно, сразу оговорюсь, что я ни на что не намекаю, просто…

Феликс замолчал, не зная, какие правильные слова сейчас можно подобрать, чтобы ничем не обидеть леди Сандру, а то подумает еще, что он в чем-то ее заподозрил, может разразиться жуткий скандал. Все леди: от мала до велика, на самом деле, сплошь неуравновешенные особы. Они так и норовят поднять бучу на пустом месте, пытаясь, лишний раз подчеркнуть свой особый статус. Ректор терпеть всего этого не мог, может быть потому, что сам никоим образом не относился к людям с благородной кровью, заработав свое положение только благодаря собственному уму и умению оказаться в нужном месте в нужное время.

Александра вздохнула, видя, что ректор так и будет ходить вокруг да около, боясь и не смея слишком рьяно приставать к ней с вопросами, поэтому поощрительно закивала головой:

- Смелее, господин ректор, уверю вас, я не стану вскакивать и бить вас зонтиком по голове. Во-первых, у меня немного кружится голова, и я лучше подумаю о собственном здоровье, а во-вторых, у меня нет зонтика, так что пока вы в относительной безопасности.

Феликс немного удивился подобной выдержке леди Сандры и послушно закончил свою изначальную мысль, надеясь, что она не усмотрит в его словах ни капли намека на ее распутный образ жизни:

- Дело в том, что за вас просили очень влиятельные особы, а ваша фамилия до этого нигде не фигурировала, вы ведь раньше не покидала пределов Дербина?

Сашка чуть усмехнулась.

- Намекаете, чем таким особенным моя скромная персона могла привлечь знаменательные фигуры высшего общества и где я могла с ними познакомиться?

Девушка сказала это таким будничным тоном, что Феликс обомлел, он-то ожидал, по меньшей мере, скандала, ведь она могла спокойно заявить, что ректор позволяет себе лишнее, говоря о том, что у молодой леди имеется несколько покровителей. Это одного ухажера не считается зазорным иметь даже после свадьбы, благо у женщины должен быть друг, которому она может выплакать все свои проблемы, но никак не троих сразу.

- Все так, но вы сказали слишком грубо, - осторожно заметил ректор, - мне всего лишь хотелось бы знать, кто за вами стоит, чтобы избежать в будущем возможных проблем.

Сашка понятие не имела, о ком говорит ректор, поэтому вполне естественно удивилась:

- Может, тогда вы расскажете, кто за меня у вас просил и что именно, а потом мы вместе подумаем, что это могло значить?

Феликс готов был поаплодировать тому, как леди Сандра умеючи отмолчалась, одновременно не прекращая с ним диалога, но вслух всего лишь посетовал:

- Так если бы только у меня, а так был собран Совет из тех, кто курирует Академию по разным направлениям, а это сами по себе не последние чины в своих странах. У нас ведь заведение международного типа, здесь есть представители практически из всех значимых государств. Так вот, на днях нас собрали и попросили не слишком усердствовать со вступительными экзаменами для некой леди Сандры из Дербина. Именно по этой причине, идя навстречу уважаемым чинам, мы отменили для вас два тестирования.

Александра только мысленно качала головой: Альбрехт превзошел сам себя. Она и раньше знала, что он довольно известная личность с большими возможностями, но чтобы настолько? А ведь прибеднялся, говорил, что в Академии у него практически нет своих источников, что у него руки связаны.

- Должна вас разочаровать, но я понятия не имею, о чем идет речь, - твердо заявила девушка, пресекая возможное развитие разговора на эту тему.

Ректор с досадой поджал мясистые губы, но был вынужден покладисто согласиться:

- Действительно, тем более, какая разница? Тогда давайте перейдем сразу к делу, вы встать можете? Лучше было бы, если б вы пересели за стол, я должен предложить вам пройти через идентификатор, чтобы определить ваши наклонности, а это очень хрупкий артефакт, не хочется таскать его туда-сюда.

Вставать не хотелось чрезвычайно, тем более что девушка уже успела пригреться на мягком кожаном сидении, но отказать в столь вежливой просьбе не могла, это было выше ее сил. Едва она села за огромный дубовый стол, где лак местами потрескался от времени и начал стираться, ректор поставил перед Сашкой небольшую медную пиалу и налив из стеклянного кувшина немного воды, выжидательно уставился на испытуемую. Она в свою очередь так же посмотрела на Феликса, не понимая, чего он от нее хочет. Так могло продолжаться очень долго, благо Сашка никуда не торопилась, но ректор не выдержал:

- Ну, леди Сандра, чего вы ждете? Приступайте!

Александра чувствовала себя на редкость глупо, но показывать это было ни в коем случае нельзя, поэтому она сухо буркнула:

- К чему?

Феликс тут же понял, что девушка нисколько не кокетничает и не тянет время, а действительно не понимает, о чем идет речь. Для него это было странно, потому что идентификатор был старинным изобретением и о нем никогда не скрывали информацию, соответственно о его функциях знали все, даже малые дети. И ему еще ни разу не попадался тот, кто хоть раз не слышал об одном из отборочных испытаний, который абитуриенты проходили именно с помощью этого артефакта.

- Дерби конечно находится едва ли не на другом краю мира, но вообще ничего не слышать об идентификаторе - как такое возможно?

- Как видите, возможно, - Сашка изо всех сил пыталась удержать маску невозмутимости, но это удавалось с трудом, - если я практически ничего не знаю о вашей Академии, чему уж тут удивляться, если мне не известны детали прохождения отбора?

Ректор посмотрел на девушку с непередаваемым выражением скорби на лице:

- Это просто невозможно, если б сам не увидел, ни за что бы, ни поверил. Хоть чему именно мы учим вам известно?

Сашка с трудом вспомнила недавние слова принца о представленных здесь факультетах и кивнула, радуясь, что хотя бы здесь оказалась достаточно подкованной:

- В общих чертах.

Феликс, услышав подобное заявление, тут же с прискорбием поджал мясистые губы:

- В общих чертах… Нет, я вам ничего объяснять не буду, захотите сами спрашивайте, интересуйтесь у однокурсников, книги полистайте, а вот это…

Мужчина кивнул на медную пиалу с водой:

- Идентификатор, который легко определяет возможности и наклонности испытуемого. Как это происходит, это отдельный разговор, на самом деле проще один раз увидеть, что мы сейчас и проделаем. Леди Сандра, вы готовы, мы можем приступать?

Александра была с этим согласна, ей хотелось поскорее закончить со всеми формальностями и уже приткнуться куда-нибудь, да найти преподавателя алхимии, которому можно было передать письмо от леди Тротулы. Пожалуй, именно вопросы по поводу не снимаемого браслета девушку сейчас волновали больше всего остального. Номинальная свобода казалась ей даже более привлекательной, чем исполнение договора, после которого ей вообще не надо будет разговаривать с Альбрехтом. После прошедшего бала в Красном холме, принадлежащего императорской семье, Сашке не хотелось вспоминать про его светлость, который все время крутился у нее под ногами со своей слежкой. И сейчас, находясь от Хонштейна-старшего за много-много километров, девушка чувствовала, что он присматривает за ней. Этот странный беловолосый мужчина ассоциировался у Сашки только с большими неприятностями.

- И как заставить его работать?

Феликс Леон вытащил из ящика стола простую длинную иглу, поднапрягшись, девушка даже вспомнила, что в народе ее называют цыганской. Взяв ее в руки, она поняла, что иголка сделана из серебра:

- Хотите сказать, что мне нужно проколоть палец?

- А как вы еще собираетесь активировать внутренний резерв? Лучше чем вы сами, о вас может рассказать только кровь, она, кстати, и соврать не сможет.

Нехотя примериваясь к безымянному пальцу левой руки, девушка буркнула:

- Все понятно, экспресс-анализ в новом свете. Только я не поняла, вы собираетесь руководить процессом или нет?

Замечание было вполне справедливым, потому что Феликс окончательно погрузился в тяжелые думы связанные с необразованностью молодежи и отказывался замечать происходящее вокруг себя.

- Вам просто надо, чтобы капля вашей крови попала в раствор и больше ничего, можете просто смотреть и наслаждаться зрелищем.

Предложение про наслаждение Сашке показалось довольно странным, но она сделала все, как сказал ректор, в конце концов, лично от нее уже ничего не зависело. С мгновенно онемевшего пальца прямо в воду упала одинокая красная капелька. Тут же раствор в пиале начал пузыриться и стал непроницаемо черным. При беглом взгляде на эту странную реакцию, фальшивое спокойствие, которое все это время активно изображал ректор, слетело с него за пару секунд. Он максимально близко склонился к бурлящей жидкости, едва не уткнувшись носом в пиалу.

- Леди Сандра, вы что-то видите?

- Вижу.

Ректор чуть скосил глаза в ее сторону.

- И почему молчите?

- Так вы меня не спрашиваете, вот и молчу.

- Так что вы видите?

Сашка не понимала, к чему эти вопросы и собственно, фокусы с подкрашенной водой.

- Черную бурлящую воду.

Феликс едва не зарычал от бессилия, но сумел удержаться от столь позорной реакции, он ведь не мальчишка какой-то, просто попавшаяся ему под руку странного вида девица почему-то сильно раздражала его. Он и сам не мог объяснить, откуда такая реакция: потому что леди Сандра не понимает его или потому что даже не стремиться к этому, и это было видно невооруженным глазом. Александра, заметив, что чем-то задела мужчину, осторожно поинтересовалась:

- Вы не этого ответа ждали от меня?

Феликс Леон и сам не знал, чего он от нее ждал, потому что не мог понять, что именно сейчас происходит. Когда испытание проходит тот, у кого есть хоть малая толика способностей к магии, то раствор в пиале начинает темнеть и бурлить, после чего в воздухе проявляется один из знаков факультета и соответствующей специализации. Все дело в том, что кандидатов принимали в Академию даже с каплей магического таланта, потому что на самом деле магов было не много и даже слабеньких после получения диплома отрывали с руками и ногами.

Совсем другое дело обстояло с теми, у кого не было предрасположенности к наукам тонкого искусства, но абитуриент был талантлив в какой-то иной сфере, причем в будущем он должен был стать не простым исполнителем, а именно мастером. Раствор в пиале цвет не менял, он оставался спокойным, но вот соответствующий знак, куда нужно было отправить кандидата, проявлялся в самой жидкости.

Ничего не происходило только тогда, когда кандидат был совершенно заурядным, таких чаще всего отправляли обратно домой, но если это был человек, причем имевший финансовые возможности, ему могли дать направление в одно из учебных заведений, которые содержали сами люди. В Академии Талантов учились только дети знатных родителей, даже бедных, но наличие благородной крови имело огромное значение. Ректор считал, только те, у кого есть голубая кровь и белая кость, могут нести в себе чистейшее мастерство и нельзя его смешивать с простыми смертными. Хотя при этом был из простых, но старался умалчивать об этом, надеясь когда-нибудь все же попасть в касту избранных и примерить дворянский титул.

Но вот что происходит прямо сейчас, он не понимал, потому что раствор поменял цвет и бурлил, но знак принадлежности никак не желал проявляться. У Феликса сложилось впечатление, что пиала раздумывает, куда именно отправить девушку и никак не может решиться. Он задумчиво протянул:

- Леди Сандра, попробуйте пожертвовать еще немного крови. Мне кажется, наша Пиала просто не разобралась в ситуации.

Сашке не то, что не хотелось без конца тыкать в себя иголкой, она просто не видела в этом никакой пользы. Раз уж у Магистра первой степени с первого раза не получилось что-то там увидеть, то она хоть пол литра крови добровольно ему передаст – ничего не выйдет.

- Леди Сандра? – ректор уже не спрашивал, он требовал.

В черный раствор беспрекословно упало еще три капли, и вода вдруг перестала бурлить, став спокойной и зеркально гладкой. Феликс нахмурился, покатый чистый лоб испещрили глубокие продольные морщины, состарив мужчину лет на двадцать:

- Ничего не понимаю.

Определяющего знака так и появилось, ректор попытался нагнуться к артефакту, чтобы вглядеться в черное содержимое пиалы, но не успел: раздался негромкий хлопок, она взорвалась сама по себе без видимых на то причин. На Александру и вовремя отшатнувшего Феликса полетели черные капли, оставляющие после себя красящие следы. Девушка подхватилась, и хотела было отшатнуться от опасного места, но увидела, как в основании развороченной пиалы поблескивает знакомая монета: такие же сейчас лежат у нее в мешочке. Завороженно глядя на нее, она не чувствуя своих загребущих рук, потянулась прямо за золотом. Феликс успел раньше, удивленно бормоча:

- Первый раз у нас проявился материальный знак.

Глядя на вожделенную монету в чужих руках, у Александры начало портиться настроение.

- Может, проясните, наконец, каких знаков вы все ждали?

Вместо ответа Феликс Леон достал из стола большой талмуд, послюнявил пальцы и начал быстро-быстро листать страницы. А когда, наконец, нашел, торжествующе ткнул прямо в отпечатанное на еще старых станках нечеткое изображение золотой монеты и пояснил:

- Золотая монета издревле считается у нас знаком алхимика, о, это очень узконаправленный профиль, закрытая специализация. Даже в этом году туда было набрано всего восемь студентов. Здесь есть только одно «но»…

- Господин ректор, не томите, пожалуйста.

- Для зачисления этот знак должен был просто проявиться в воздухе, над раствором, но никак не в таком виде. И я не могу понять, почему это произошло, как не знаю, что с вами делать.

Александра не то, что была рада, что сейчас у нее есть реальная возможность быть зачисленной в Академию Талантов, тем более заниматься ей предстояло отдаленно похожими темами. Но определенное облегчение она точно сейчас испытала.

- Я не вижу в этом ничего странного, все-таки было пролито несколько капель крови, вместо положенной одной, это знаете ли, уже концентрированная смесь.

Ректор счет такую гипотезу вполне реальной и решительно встал:

- Да, наверно, вы правы, тем более реакция была, а это главное. Леди Сандра, как вы, готовы влиться в наши стройные ряды?

К сожалению, ответить «нет» было нельзя, поэтому Сашка сдержанно кивнула:

- Не поверите, я только об этом и мечтала последние несколько дней.

Феликс радостно потер пухлые вспотевшие ладони: в его полку неожиданно прибыло. Многие годы до того, как избраться в кресло ректора, он служил простым преподавателем алхимии и так преуспел в этом направлении, что ему разрешили исполнять не только обязанности по руководству за Академией, но и продолжать свою изначальную деятельность. Пусть к леди Сандре он пока что испытывал двоякие чувства, но если она войдет в его круг, то станет частью дружной семьи.

- Сейчас пойдете к Коменданту в общежитие, он выдаст вам необходимые учебные материалы и решит вопросы по поводу вашего размещения. Если будут возникать какие-то вопросы, то можете обращаться напрямую к нему, он у нас полностью отвечает за студенческую жизнь. Леди Сандра, что вы так пристально смотрите на меня?

Александра смотрела, но не пристально, а просто изучающе:

- Хочу задать вам несколько вопросов, можно?

Феликс тут же навострил уши.

- Ну конечно, что вы хотели узнать?

- Оформляются ли каким-то образом отношения со студентами, как обстоят дела с содержанием, но самое главное: я могу забрать свой материализованный знак принадлежности?

Мужчина едва не поперхнулся, став свидетелем женской алчности, которая, как вирус, не знала границ. Нет, он не был маленьким мальчиком и знал, что все дамы думают о материальной стороне жизни, и предпочитают богатство бедности, но чтобы молодая леди, образчик нежности, кротости и воспитания, так прямо заявляла о своих желаниях?

- Как это - забрать?

Александра с удовольствием пустилась в объяснения:

- Ну, кровь-то вы мою использовали? Мою. Результат значит чей? Мой.

Ректор, все еще приходя в себя, тут же сунул заветный кругляш к себе в карман шелковой серой жилетки и решительно отрезал:

- Все администрационные вопросы вы можете решить с Комендантом, я нужен буду, только если он не сможет вам помочь. А что касается золота, так оно пойдет в казну Академии, понятно?

- И что, нет даже никакого процента, который отходит в пользу того, кто обнаружил золото? – невинно поинтересовалась девушка.

На самом деле ей было уже плевать и на золото, и на ректора в частности, просто вопрос оказался принципиальным: ее средь бела дня ограбили на целый золотой, увели прямо из-под носа, а она ничего поделать с этим, увы, не может.

- Нет, - еще раз повторил ректор и насупился, отчего цепкие внимательные глаза Феликса словно заледенели, а второй подбородок лег прямо на высокий ворот рубашки.

- Не смею вас больше задерживать.

Сашке ничего не оставалось, как подчиниться, но, уже сделав пару шагов по направлению к двери, она вспомнила про письмо леди Тротулы Салернской и резко обернулась:

- Господин ректор, последний вопрос, подскажите, где сейчас находится преподаватель по алхимии? Не хочу откладывать дело в долгий ящик.

Феликс, уже было расслабившийся от мысли, что не увидит девушку, еще, по меньшей мере, сутки, вскинулся.

- А зачем он вам?

Александра достала из рукава сложенный вдвое конверт и помахала им перед его носом.

- Мне нужно передать письмо от мадам Салернской. Так подскажите, где мне его искать?

Услышав имя своей однокурсницы, большой умницы и красавицы, в которую первое время он был когда-то отчаянно влюблен, да и сейчас нет-нет, но вспоминал в тишине, Феликс невозмутимо протянул руку вперед.

- Я буду вашим преподавателем, и заодно куратором, давайте письмо сюда.

Сашка хоть и удивилась, но протягивая послание от мачехи его светлости Альбрехта, виду не подала. Феликс, с нетерпением развернув небольшое письмо, впился в стройные ряды букв тяжелым взглядом. Меньше всего он ожидал увидеть, что Тротула тоже, как и другие, просит за молодую леди и надеется, что он не оставит бедную девочку в беде. Задумчиво пожевав нижнюю губу, он посмотрел на «бедную девочку», которая сдержала слово и не стала заглядывать в письмо Тротулы даже краешком глаза. Леди Сандра подошла к распахнутому окну и посмотрела вниз: они находились так высоко в каких-то горах, что внизу были видны только белесые облака. Побледнев, она отшатнулась.

- Высоко…

- Чем я должен вам помочь, леди Сандра?

Сашка с трудом отвела взгляд от окна.

- Так получилось, что на мне оказался вот этот браслет, - она задрала рукав серого плаща и продемонстрировала Феликсу ненавистное украшение, - но как только мне захотелось его снять, мне это не удалось.

Ректор понятия не имел, как такое возможно, но послушно встал с кресла, обогнул огромный письменный стол и подошел к девушке: на тонком запястье красовался браслет, плотно прилегавший к смуглой коже. Феликс с огромным интересом осмотрел руку леди Сандры и задумчиво почесал лысую макушку заскорузлой пятерней, где на пальцах отчетливо виднелись химические ожоги: плешь он носил уже лет тридцать, а раньше был обладателем роскошных белокурых кудрявых волос.

- Вообще, это довольно странно, но скажите, где вы нашли эту занятную вещицу?

Рассказывать, в принципе постороннему человеку о своих злоключениях, Сашке было не с руки, в конце концов, то, что его так ценит леди Тротула, вовсе не значит, что ему должна доверять и она. Но если умолчать, он может просто не понять, где искать ответы на ее проблемы, мало ли какую деталь она не осознанно скроет, поэтому Александра попыталась ограничиться общими фразами:

- Так получилось, что мне его надела незнакомая женщина, замок на цепочке тут же растворился прямо на глазах, и снять браслет я уже не смогла, хотя пыталась. Про него знаю только, что эта вещица была создана при участии одного из Великих Магов древности, но я так понимаю, что если где-то и есть об этом запись, то найти ее будет сложно?

Феликс еще раз осмотрел украшение, пленившее его студентку: оно, несомненно, было создано из золота, но от металла шел настолько непонятный флер какой-то странной магии, что ректор растерялся. Он не понимал, на что было зачаровано это украшение, хотя и догадывался, чьих рук это могло бы быть.

- Вы знаете, леди Сандра, вам одновременно повезло и в тоже время, совсем наоборот. Да, это, несомненно, работа одного из Великих мастеров прошлого, они ведь в свое время приложили руки к созданию Академии Талантов. Можно даже посмотреть, кто именно был автором…

Ректор подвел не сопротивляющуюся девушку ближе к окну, где при естественном дневном свете с трудом, но сумел разобрать маленькое клеймо, в виде витиеватой буквы Б. Мужчина торжествующе улыбнулся, почувствовав на миг себя самым настоящим следопытом:

- Что и требовалось доказать, этот браслет создала Белла Озерная, единственная женщина из тех Великих, про которых сегодня слагают легенды. Умерла, кстати не так давно, находясь на прогулке у одного из ее любимых озер. Всю водную систему здесь построили именно по ее указанию, Белла была невероятным магом воды, при этом являясь редчайшим алхимиком. Да, да, леди Сандра, кафедру алхимии в Академии Талантов основала именно она, не удивляйтесь.

Посмотрев на порядком надоевшее украшение, от которого у Сашки навсегда останутся следы, по крайней мере, в душе точно, она осторожно поинтересовалась:

- Я так понимаю, это была хорошая новость?

- Верно, - кивнул Феликс, - кроме того, что Белла, была, несомненно, величайшим магом и алхимиком среди нас. Хотя у нее был очень вздорный, дурной характер, с ней никто не мог ужиться, даже ее ученики, которые буквально смотрели ей в рот.

Предчувствуя неладное, Александра поторопила:

- И что же случилось?

- В какой-то момент ей что-то не понравилось, и она уничтожила все свои работы и больше не притрагивалась к исследованиям и фиксации своих результатов для потомков. Хотя раньше, была, словно одержима этим, составила приличную библиотеку. Так что я не могу сказать, что это за браслет, поскольку никаких книг о ее работах у нас больше нет.

- Понятно, синдром Гоголя, - потерянно пробормотала Александра, не желая верить в то, что все так грустно обрывается.

Только вот не бывает безвыходных ситуаций, всегда, при любых обстоятельствах есть, по меньшей мере, два решения проблемы, просто надо запастись мужеством и искать.

- То есть вы хотите сказать, что ничего сделать нельзя? – на всякий случай уточнила девушка, - может быть, вы знаете, где найти ее учеников? Если сама Белла умерла не так давно, то ее последователи должны еще быть живы.

Феликс с уважением глянул на собеседницу, ему нравилось, когда женщина не страдает излишней истеричностью и способна делать последовательные выводы из поступившей информации. Он не имел особо много контактов с противоположным полом даже будучи молодым, именно по причине излишней капризности этого самого пола.

- Про учеников я обещаю подумать, но вообще, наверное, будет проще поговорить напрямую с Беллой. Вполне возможно, что вы ей понравитесь, и она решит не только ответить на ваши вопросы, но и как-то помочь. Поверьте, ее хоть и нет среди живых, но это вполне в ее силах, единственное я не могу вам ничего подсказать по поводу того, как вам лучше себя вести. Она выбирает любимчиков по странному стечению обстоятельств, без логики.

Сашка хотела было покрутить вокруг виска указательным пальцем, но ее остановило только то, что Феликс Леон был во много раз старше ее, да и находились они не в ее институте, а вообще в ином мире. Она все никак не могла привыкнуть к некоторым особенностям местных жителей.

- Вы хотите, чтобы я поговорила с мертвой женщиной?

Феликс, сообразив, что выразился немного не так, как следовало бы, со смешком стукнул себя по лбу краешками пальцем:

- Ох, простите, конечно, нет, не с мертвой женщиной, ха-ха, как вы меня ловко подловили. Я имел в виду, попробовать поговорить с ее духом, она не стала уходить дальше в круг перерождений, решив, что хочет немного поразвлечься, иногда являясь перед новенькими студентами, забредших на ее озера и пугая их.

Александра представила себе, как это может выглядеть воочию и нервно переспросила:

- Вы сейчас серьезно это говорите?

Феликс был удивлен подобной недоверчивой реакцией леди Сандры, но все же кивнул:

- Вполне, а что такого? Маг знает, когда умрет примерно за несколько лет и не важно, насильственная смерть его ждет, от болезни или несчастного случая. Кто-то не хочет уходить вот так сразу и заблаговременно с помощью определенного ритуала привязывает свой дух к месту, с которым при жизни его что-то связывало. Вот и все.

- Значит, я буду разговаривать с ее духом, только захочет ли она мне помогать? Судя по всему, характер у вашего алхимика очень сложный.

Феликс развел руками, это, собственно, были уже не его проблемы, а самой леди Сандры, вот пусть она с ними разбирается. Александра так и поняла, что помощи ждать не откуда, поэтому спокойно поинтересовалась:

- Мне нужно идти на какое-то конкретное озеро?

- Вся сеть озер Академии создана под чутким руководством Беллы, поэтому если ей захочется, она услышит вас у любого из них и придет, но опять же, если захочет. Только если вы собираетесь навестить старушку в ближайшие дни, то можете не торопиться, духи могут материализоваться только в дни полнолуния, а оно у нас только через три недели.

Александру это вполне устроило, она хотя бы сумеет собраться с мыслями к этому моменту и подготовиться, чтобы не было никаких неожиданностей. Хотя сам факт того, что ей предстоит беседа с духом некогда жившей в этом мире ведьмой, если судить по ее характеру, это уже было неожиданно. Сердечно поблагодарив ректора и своего непосредственного преподавателя, она попрощалась, и собралась было уже выходить, как Феликс бросил ей в спину:

- Леди Сандра, когда решитесь навестить Беллу, скажите мне, может быть, я еще что-то вспомню. А теперь всего доброго и не опаздывайте завтра, пунктуальность – вежливость королей.

Александра молча кивнула и наконец, покинула место пытки, стараясь отодвинуть из сознания воспоминание, как ректор на радостях пихнул ей чуть ли не в самый нос нашатырь, едва не посодействовав этим самым образованию ожога. Напротив дверей ректорского кабинета, ее, как и обещали, ждали компаньонка с принцем и Эльфредо, хотя им пора было уже расстаться. Увидев госпожу, целую и невредимую, Фрэнсис ту же бросилась к ней:

- Леди Сандра, как ваше самочувствие?

Сашка беспечно улыбнулась, всем своим видом, активно демонстрируя, что ей, конечно же, все нипочем. Похлопав взволнованную помощницу по плечу, она шепнула ей на ухо:

- Ну что ты, глупая, что мне будет-то?

Фрэнсис могла примерно рассказать, что бывает с молодыми красивыми девушками, но не стала портить баронессе настроение, а то мало ли, спать потом по ночам не сможет.

- Леди Сандра, так вы прошли вступительные испытания или нет? – полюбопытствовал Дональд.

С одной стороны появление это молодой леди определенно внесло разнообразие в его жизнь, сделав ее чуть более яркой и интересной, но с другой стороны принцу совершенно не хотелось постоянно влипать в разные неприятные ситуации. Почему-то свои проблемы он связывал именно с леди Сандрой, хотя изначально был виноват в них сам, а девушка лишь из великодушия предложила их разрешить.

- Конечно, прошла, - тут же отозвалась Сашка и счастливо улыбнулась, - какое счастье, Ваше Высочество, что я буду учиться с вами на одном направлении и стану флористом. Вы тоже рады, как и я?

Испуганно дернувшись, Дональд процедил сквозь клыки:

- Определенно, да. Я просто счастлив, леди Сандра, вы даже не представляете себе насколько.

Эльфредо, знавший друга как облупленного, не мог понять, почему он так раздосадован, но, тем не менее, реакция приятеля его повеселила:

- Леди Сандра, не обижайтесь на моего бледного друга. Просто на всем его отделении учится всего двое мужчин, все остальные девушки свободны в праве выбора, не помолвлены и давно положили на Дональда глаз. Как вы думаете, Его Высочество рад, что к числу его поклонниц прибавиться еще одна леди? И уже от вас, я уверен, просто так он не сможет избавиться.

Александру немного задело, что ее так легко сравнили с банальной поклонницей, что она позволила себе ответить достаточно резко:

- Я что, похожа на сумасшедшую? Ваше высочество, вы, несомненно, глубоко симпатичны мне, но лишь как личность и ни в коем случае не больше этого. Надеюсь, вы это понимаете?

Дональд это прекрасно понимал, вернее, хотел бы в это еще и верить, потому что практическая сторона жизни показывает, что с ним обычно бывало все наоборот. Обладая магнетической притягательностью, к нему без конца тянулись человеческие и эльфийские женщины, так что он и предположить не мог, что эта девушка действительно помогает ему только из корыстных целей. С одной стороны это было прекрасно, потому что от леди Сандры можно было не ожидать подлостей, на которые по своему обыкновению способны влюбленные женщины, у которых отключаются все способности к здоровому мышлению. Но с другой стороны, платить Его Высочество тоже не привыкло, ему казалось это неправильным. Да и не хотел Дональд расставаться со своими кровными деньгами, поскольку он сильно зависел от своей семьи и все его финансовые дела были подотчетны.

- Точно? – на всякий случай переспросил принц.

Девушка на полном серьезе заявила:

- Ну конечно, вы ведь не в моем вкусе.

Эльфредо расхохотался, глядя как медленно вытягивается лицо у его друга. На самом деле демон изначально подумал так же, как и принц, что девушка просто нашла повод побыть с Его Высочеством наедине, даже не подразумевая, что у женщин могут быть свои, собственные интересы в которых места чувствам быть просто не может. Ему было приятно узнать, что не любая женщина человеческой расы готова пасть жертвой вампирского обаяния.

- Простите, мы торопимся, - Сашка мимолетно присела перед господами, и гордо выпрямив спину, пошла прямо по светлому коридору: потолка как такого в Академии не было, вместо него наверху красовалось чуть голубоватое стекло, не мешавшее любоваться чистым небом.

Едва спины молодых женщин скрылись за ближайшим углом, Эльфредо задумчиво улыбнулся. К нему тут же обернулся Дональд, возмущенно сверкая черными глазами.

- И как тебе это нравиться? Никакого воспитания!

Демон улыбнулся, вспомнив, с какой скоростью меняется эмоциональный фон леди Сандры, что говорило об ее подвижном характере:

- Отнюдь, мне наоборот кажется, что у нее все в порядке.

Его высочество не разделял подобной оценки:

- У нее-то я не сомневаюсь, что все в порядке, просто она ведет себя как непризнанная императрица. Я ей должен крупную сумму денег, так она даже не побеспокоилась, когда именно сможет получить их. Словно я не в состоянии позаботиться о своем долге прямо сейчас! А как она вышла из кабинета ректора? Выплыла, словно по воздуху! Бросила нам пару ничего не значащих фраз, хотя мы стояли и ждали именно ее, волнуясь, мало ли, наш Лысач все-таки крутой мужик, мог вышвырнуть ее, даже не выслушав. И после этого, даже не удостоив нас простым «спасибо», она намекает, что ей пора отдыхать. Понимаешь, ей, а не нам!

- Я так думаю, что рассказывать мне, откуда у тебя долг перед женщиной, ты не станешь?

- Правильно думаешь, - проворчал принц, отворачиваясь.

Эльфредо изумленно всматривался в возмущающегося друга. Обычно из него особо много слов нельзя было вытянуть, а тут Его Высочество словно прорвало. Пусть он и возмущался поведением одной леди, но она была чуть ли не первая, о ком он так долго рассуждал, и это наводило на определенные мысли.

- Брось, тебя просто задело, что ты не в ее вкусе, - философски заметил демон.

Дональд хотел возмутиться еще и по этому поводу, но поймав смеющийся взгляд приятеля, осекся на полуслове и ответил уже гораздо более спокойным тоном:

- Бред, я даже рад, что так произошло. Хоть с кем-то я смогу общаться и не бояться, что ко мне в следующую минуту попытаются залезть в кровать.

На дне вытянувшихся зрачков Эльфредо полыхнуло любопытство, он лениво протянул:

- Так ты собрался с ней общаться?

Принц и сам не знал, чего он хотел, но сообразил, что демон интересуется не просто так и уклончиво бросил:

- Посмотрим.

Эльфредо поймал себя на мысли, что плохо контролирует человеческую ипостась, начиная медленно, но верно превращаться в рогатого монстра, которым нередко пугают детишек перед сном и, поклонившись Его Величеству, поспешил в свои отдельные покои. Демон, как и принц, жил не в общежитии, а в собственной квартире на территории студенческого городка, чуть подальше основного здания Академии. К сожалению, демонам, существам импульсивным, страстным и подверженным эмоциональному напряжению, с трудом удавалось долго удерживать человеческие рамки. Поэтому им приходилось часто сбрасывать напряжение, чтобы никого не пугать своим внешним видом.

В этом время Сашка уверенно неслась вперед, настолько хорошо ориентируясь в нужном направлении, словно провела здесь не один год своей жизни. Хотя система коридоров, галерей и порталов казалась запутанной даже для самих преподавателей.

- Леди Сандра, - шепнула едва поспевшая за госпожой, Фрэнсис, - а ты знаешь куда идти?

- Только теоретически. Мне Феликс объяснил, вот пытаюсь не сбиться с внутренней карты, которую держу в голове.

Намек был более чем прозрачным, и компаньонка больше не решилась прерывать Сашку от поисков нужной дороги. Неизвестно как, но минут через пятнадцать они дошли до конечной точки их короткого путешествия. Вожделенный вход до цели только преграждала сидящая возле огромной арки, за небольшим столом, самая настоящая Баба Яга. Единственное отличие – женщина была молодой, хоть и пугающей на первый взгляд. Там, за ее спиной, начинался коридор, ведущий прямо в женский корпус факультета Земли.

С интересом рассматривая миловидную, но абсолютно седую женщину средних лет с удивительно длинным носом, который при этом совершенно не портил общего впечатления, Александра заметила у дамы ожерелье из крысиных черепов. Вся романтика студенческой жизни в общежитии улетучилась в тот же миг – девушка почувствовала, как к горлу подступил комок, она терпеть не могла грызунов и до смерти боялась их.

Неосознанно спрятавшись за Фрэнсис, она вежливо поинтересовалась:

- Не подскажите, где найти Коменданта факультета Земли? Я новая студентка, ректор сказал, что я могу получить распределение и уже завтра приступить к занятиям.

Бабу Ягу на самом деле звали Брилой, от сокращенного «бриллиант» из-за странного цвета волос, с которым девочка уже появилась на свет. Она оторвалась от созерцания собственных черных когтей, кончики которых требовали срочного вмешательства пилочки.

- Вам чего?

У женщины был грубоватый, прокуренный голос, никак не сочетающийся с ее стройной фигурой. Одетая в платье-балахон цвета хаки, с огромными карманами впереди и с накинутой на плечи белой пуховой шалью, Брила выглядела намного старше, чем была на самом деле. Но Сашку напрягало не это, а желтые кошачьи глаза, горевшие какой-то дикостью на лице седовласой дамы.

- Я леди Сандра, новая студентка академии, с кафедры алхимии. Господин ректор сказал, что я должна обратиться к Коменданту за распределением и расписанием предстоящих занятий.

Брила, даже не потрудилась вслушаться в то, что именно говорит Сашка, с большим интересом рассматривая ее саму и компаньонку.

- И это все?

От такой реакции Александра на миг оторопела:

- Что – все?

- Все, что вы от меня хотите? – с удовольствием повторила женщина, - ну так если вам больше нечего добавить, то идите отсюда туда, откуда пришли. Хотите, можете отправиться к тому же ректору, потому что я даже разговаривать с вами без соответствующего заявления на ваше размещение не собираюсь. Так понятней, куколка?

Столкнуться с подобным хамством можно было бы где-нибудь на улице, но никак не в элитном учебном заведении для благородных. Брила, так разговаривая с девушками, очень рисковала или наоборот имела для этого полное право, потому что делала это с явным удовольствием и не в первый раз, но почему-то продолжала работать на своем месте. Компаньонка вздохнула и дернулась, она так надеялась упасть сейчас в кровать, а судя по всему, им придется возвращаться к господину Феликсу за заявлением на размещение, потом обратно и еще неизвестно когда они смогут отдохнуть. Академия Талантов оказалась городом в городе, огромным по масштабу.

Заметив, что Фрэнсис собирается повернуться обратно, Александра тут же ухватила ее за высокий ворот плаща и, стараясь не заводиться по пустякам, размеренно проговорила:

- Не поверите, но мне как-то без разницы, что вы о себе думаете. Но если господин Феликс изначально не сказал мне про заявление, то не так уж оно и нужно. Давайте не будем испытывать терпение друг друга?

Брила, заинтересованно приподняла седые пушистые брови, но осталась непреклонной.

- Да мне все плевать на ваше терпение. Без заявления я вас размещать все равно не буду. Не тратьте ни мое время, ни свое.

- Хорошо, не хотите по-хорошему, значит, пусть будет так, - Сашка не хотела начинать жизнь здесь с военных действий, но видимо местный контингент по-другому не понимал, - сейчас я сниму номер в студенческом городке, знаю, что там это возможно сделать. А завтра утром, когда у меня появятся силы, а главное желание, я так и быть, зайду по вашей просьбе к ректору. Возьму у него заявление на размещение, а заодно и предписание, что он вычитает из вашей зарплаты стоимость моего проживания в гостинице. Так будет понятней?

О, Брил, конечно, все понимала, а заодно досадовала, что эта выскочка, не стала спорить как другие девушки, а потом упрашивать ее пойти бедной аристократке на встречу. Еще никогда и никто не доходил до ректора, слишком далеко было, зато каждая из них понимала, что небольшая монетка способна расточить сердце старой оборотнихи. Понимали и принимали все, кроме этой пигалицы с серебристой косой до пояса.

- Понятно, - сквозь зубы процедила она, и хлопнула простым ключом с брелоком в виде белой совы по столу перед самым носом леди Сандры:

- Это ведь вы из Дерби?

Сашка, не задумываясь, кивнула, наверняка ректор каким-то образом успел передать Комендантше, что они вышли он него и направляются прямо к ней.

- Тогда берете эти ключи и идете в студенческий городок, все кто пребывает с личной прислугой, живут в отдельных квартирах. Все ваши вещи, которые были отправлены порталом, уже давно туда доставлены, расписание, и учебники так же найдете на квартире. Еще вопросы есть?

- Только один.

- Я слушаю, - сухо проговорила Брил, смотря на леди Сандру ненавидящим взглядом желтых глаз.

Из-за этой выскочки она рисковала лишиться давно отработанной возможности заработать неплохие деньги левым путем.

- Как пройти в студенческий городок?

Оборотень не сразу нашлась, что ответить на это и лишь через некоторое время неуверенно пробормотала:

- Так вы же собирались прямо сейчас туда отправиться, я так поняла, что вы и сами прекрасно знаете туда дорогу.

Александра так устала, что, не задумываясь, сказала правду:

- Да как бы я туда дошла, если у вас здесь просто Лабиринты Минотавра, а не дом знаний?

- То есть, все это был блеф?

- Не совсем, я бы просто легла напротив вашей стойки и уснула. А потом бы да, начала разбираться.

Брил поджала губы, а что еще ей оставалось делать? Она перегнулась через стойку и помахала в сторону правой галереи, из которой они с Фрэнсис только-только пришли.

- Вам туда и сразу налево. На первом же повороте, через лестницу на самый нижний этаж, а там до выхода рукой подать. Вы с вашей прислугой доберетесь быстро.

Сашка изначально не могла сразу понять, что именно резануло ей по слух, когда она только начала разговаривать с Комендантом. А сейчас, когда седовласая женщина повторила фразу про ее компаньонку, Александра твердо и громко, чтобы Фрэнсис услышала, что именно она говорит, бросила:

- Это не прислуга, она моя помощница.

Оборотень ничего не ответила, обиженно посапывая, возвращаясь к своему занятию и как ни в чем не бывало, продолжила рассматривать когти. Фрэнсис, услышав такие слова, была бесконечно признательна своей госпоже, за то, что она такого высокого мнения о ней. Бывшая повариха даже не подозревала, что Сашка сделала это не только потому, что сама так думала, но и от внутренних переживаний, что она начинает привязываться к служанке и мучается от необходимости использовать ее в своих интересах.

Так долго не могло продолжаться, девушка прекрасно это понимала, но пока плохо себе представляла, что именно нужно сделать, чтобы сохранить нормальные отношения и при этом остаться в дамках. В полной тишине девушки последовали по продиктованному оборотнем маршруту и вскоре действительно оказались на улице. Академия Талантов не была городом, но самой настоящей отдельной Вселенной, со своими аборигенами, которые жили за счет того, что обслуживали студентов и преподавателей, держали небольшие ресторанчики, кафе, постоялые дворы и гостиницы. К студентам очень часто приезжали родственники, и всех их надо было где-то размещать, поэтому вокруг неприступных черных стен Академии, которые в своем мрачном великолепии и гордыне стремились к небу, выросло несколько крупных кварталов. Все они отличались друг от друга по уровню благосостояния обитавших там жителей, но, несомненно, все они были веселыми, колоритными и разгульными. Студенческий городок кипел такой яркой жизнью, что иногда даже захлебываясь в ней. Оказавшись в привычной стихии шума и суматохи, Сашка ощутила острый укол ностальгии, но вдохнув пьяный весенний воздух с привкусом корицы, меда и воздушных пирожных, зажмурилась.

- Я готова стать вечной студенткой!

Фрэнсис, тщательно давя в себе ощущение зависти, понимающе кивнула.

- Я бы тоже не прочь ею стать, по крайней мере, глядя на эти места.

На брелоке, на днище белой совы был выцарапан адрес: Винная семнадцать. Прочитав надпись вслух, Александра улыбнулась.

- Если это намек, то я согласна.

Как ни странно, но нужный дом они нашли минут через десять без чьей либо помощи. Мимо спешили и прогуливались обычные люди в мало отличающейся от привычной для Александры одежде. Здесь были простые люди, и прекрасные женщины и мужчины, в которых она с компаньонкой узнавала эльфов, фейри и полукровок, взявших из магических рас все только самое лучшее. Иногда попадались совсем необычные личности, но смотреть им вслед было бы не совсем этично, поэтому девушка через силу заставляла себя идти дальше.

Никому не было дела до маленькой растерянной леди Сандры, которая время от времени останавливалась на залитых бетоном дорожках, чтобы осмотреться. Студенческий городок Асадаля, под которым кипел закрытый демонический мир, отличался не высокими зданиями светлых оттенков, которые даже днем утопали в мягком свете магических фонарей. Беспечно прогуливаясь по широким улицам, Сашка с помощницей неожиданно вынырнули в чистый просторный переулок, где невдалеке расположился работающий фонтан в виде сидящей на камне русалки, и оказались прямо напротив нужного дома. Он стоял полукругом, с тремя круглыми арками, позволявшими пройти сквозь них и оказаться на другом проспекте.

Как ни странно, никакой охраны в подъезде не было, совершенно обычная Петербургская парадная с высокими потолками, широкими ступенями из белого камня и витыми, коваными перилами, на которых красовались стальные виноградные лозы. Квартира Александры находилась на самом последнем этаже, за красной деревянной дверью. Оказавшись внутри, девушки ахнули: чистый квадратный коридор, где даже еще остался легкий запах свежей побелки, плавно переходил в две просторные комнаты с крепкими двуспальными кроватями, приличной дубовой мебелью и прекрасным видом на город из окон. Единственный минус, здесь не была предусмотрено кухни, даже столовой, видимо едой предполагалась озаботиться самой студентке, и есть прямо в комнате, благо небольшие столики стояли в углу комнат.

Зато здесь была прекрасная ванная комната с туалетом, несколько напрягающая своей старинностью, потому что никаких механизмов для набора и смыва воды, Сашка как не искала, не нашла.

- Фрэнсис, ты случаем не знаешь, как купаться к такой ванне? Ладно, что здесь нет кранов, хотя они даже у вас в замке были, но смыв то чем им помешал?

Помощница молча ткнула в сторону серебристой таблички, что висела на темно-зеленой каменной стене. Подойдя ближе, Сашка практически по слогам прочитала информацию, стараясь, чтобы она не вызвала у нее слишком явное удивление: Фрэнсис не поймет.

- График работы фамильяра третьего этажа… В нашей квартире он находится с шести утра до шести тридцати и вечером с десяти до одиннадцати.

- То есть что-то съесть и принять ванну мы сможем только в это время, - немного грустно пробормотала Фрэнсис, - но ничего, подождем.

Кто такой фамильяр Александра даже боялась спрашивать и отложила эти вопросы до завтра, когда он появиться перед глазами. В следующие несколько часов Сашка ответственно помогала компаньонке раскладывать вещи по шкафам и удивилась, узнав, что их у нее достаточно много, хотя Фрэнсис и посетовала, что у нее всего лишь одно выходное платье и на редкость бедный гардероб. Ей было плевать на это, благо душу грели украшения, отобранные в честном бою у леди Эссминды и заветный мешочек с деньгами, который в скором времени должен был удвоить свой вес.

Когда Фрэнсис отпросилась, чтобы прилечь в отведенной ей комнате, Сашка тут же отпустила ее, переоделась в простое домашнее серое платье и связала длинные волосы на макушке в виде неопрятного пучка. После чего, в предвкушении великих дел, принялась изучать содержимое чемоданчика, собранного по ее просьбе заботливыми руками леди Тротулы. Время от времени она пролистывала оставленные Комендантом учебники, удивляясь, как та смогла так быстро среагировать, ведь при ней ректор никуда не отлучался, чтобы передать сообщение о зачислении студентки на кафедру алхимии. Сашка пришла в неописуемый восторг, когда поняла, что все формулы и названия ей прекрасно известны, а кое-что было даже в новинку, хотя многое она могла преподнести господину Феликсу как величайшее открытие. Только делать она этого не будет: одно дело стащить кошелек или выудить по заказу информацию, и совсем другое присвоить себе плоды многолетних трудов великих ученых. На такое не могла пойти даже она, испытывая безмерное уважение к тем, у кого мозги работают как компьютер.

- Леди Сандра, добрый вечер. Безмерно рад вас видеть, даже могу сказать, что соскучился.

От тихого проникновенного голоса его светлости Альбрехта, Сашка едва не захлопнула крышку ценнейшего чемодана прямо себе по пальцам. Как он появился, девушка не то, что не почувствовала, но даже не слышала, тем более что камень вызова она в руках в этот момент не держала. Настороженно поглядывая у вставшего прямо у окна герцога, Александра быстро убрала подарок Тротулы Салернской под кровать и вежливо присела в книксене, приветствуя старшего из древнего, благородного рода. Она сделала это не для того, чтобы порадовать своими манерами Альбрехта, просто хотела смягчить впечатление от следующих не слишком-то почтительных слов:

- Добрый вечер и мне жаль, что не могу ответить вам тем же.

Альбрехт, одевший теплый бархатный халат глубокого вишневого оттенка прямо поверх брюк и рубашки, с собранными светлыми волосами так же, как у Сашки, казался ее родным братом. Единственное, что отличало их, это его длинные заостренные уши и внушительный рост, да еще, пожалуй, взгляды: она смотрела на партнера спокойно и безразлично, он пытливо, словно желая рассмотреть, что скрыто за ее маской равнодушия.

- Ничего, я попробую пережить это, но надеюсь, что скоро ваше отношение изменится.

- Триста золотых, и я подумаю над вашим предложением, - не думая, тут же ответила Сашка, и чтобы не стоять как идиотка в собственных владениях, вольготно расселась на кровати.

Предлагать герцогу присесть хотя бы на стул она благоразумно не стала. Пусть возвращается к себе в замок и там хоть пингвиньи яйца высиживает, все полезней будет, чем к молодым женщинам без приглашения заваливаться.

Альбрехт сделал вид, что задумался.

- У вас весьма солидная цена.

Он хотел ее задеть, это было видно невооруженным глазом, поэтому она не стала вестись, пожав плечами:

- Отнюдь, вы ошибаетесь.

- В том, что это не солидная цена?

- В том, что это вообще цена, когда я заявила всего лишь об авансе. Будете брать?

Герцог начал распаляться, хотя в принципе знал к кому пришел с визитом. На самом деле он полдня пытался добиться ответа от леди Сандры, но та упорно молчала и наконец, мужчина не выдержал, сорвался как мальчишка, потратил почти все свои силы, чтобы пробиться к своей «заклятнице» по браслету, а не по кристаллу связи. Это было очень трудно и опасно, но он справился и вместо благодарности, она завуалированно щиплет его гордость, отламывая, шутя по маленькому кусочку и при этом ей абсолютно все равно, что он чувствует. Хотя он и сам уже не понимал, что твориться у него в голове и душе, полный кавардак.

- Я взял вас и без аванса или вы забыли, леди Сандра, что на вас браслет подчинения?

Девушка не видела логической связи между твердой денежно единицей и браслетом.

- А это совсем разные вещи, разве вы не в курсе? Кажется, вы сами заключали со мной договор, где согласились с тем, что не будете применять браслет не по назначению.

- А я его еще и не применил, - многозначительно хмыкнув, улыбнулся Альбрехт, думая, что она, по крайней мере, сейчас начнет нервничать.

Конечно, он не собирался использовать это магическое украшение даже тогда, когда его накрывало очень сильное желание прибегнуть к этому средству, но мужчина держался. Он не хотел нарушать слово, а еще, он начал это понимать очень четко: герцог не хотел причинить леди Сандре хоть какой-то вред. Только вот Сашка про это ничего не знала, но пугаться отказывалась наотрез, лишь заметив:

- Если вы попробуете это сделать, я уличу момент, когда ваша власть надо мной начнет спадать. Потом отрублю себе руку, чтобы снять эту мерзость, и проделаю то же самое и с вами, ваша светлость. Чтобы вы всегда помнили, что иногда договоры мы подписываем не ради собственного тщеславия и спокойствия, а для того, чтобы он не дал упасть лицом в грязь. И такие договоры надо исполнять в любом случае.

О нет, маленькая леди не шутила и не кичилась тем, что она вполне может это сделать. И может, и сделает и рука при этом ни разу не дрогнет. Едва ли впервые в жизни, Хонштейну-старшему стало не то, что стыдно, но определенный дискомфорт он испытал. Ведь знал же, что пугать ее бесполезно, она может только рассмеяться ему в лицо! И тем не понятнее для Альбрехта была причина, по которой она однажды согласилась ему подчиниться. Ведь было совершенно ясно, что не она с ним заключала договор, а именно он, и явно не на главных ролях.

Собравшись с мужеством, он склонил голову в извиняющем жесте.

- У меня даже не было мыслей по этому поводу, так, просто с языка слетело.

Сашка это знала, но не выразить ему свой протест, пусть даже в такой жесткой форме, не могла.

- У меня тоже просто слетело с языка. Чем обязана?

- А вы еще не забыли, что мы с вами партнеры и я жду от вас информацию, прямо-таки с нетерпением?

Сашка тут же подтвердила:

- Вас невозможно забыть, особенно с тем учетом, как часто вы напоминаете о себе. Но можно было хотя бы предупредить?

- Я предупреждаю вас с самого утра, - холодно заметил герцог, не желая выяснений отношений.

Теперь Сашка почувствовала, что виновата и покаянно пробормотала:

- Действительно, я куда-то убрала кулон. Но честное слово, завтра обязательно поищу его и уже не стану снимать.

Альбрехт, заметив, как щеки леди Сандры окрасились нежным румянцем, незаметно для себя смягчился.

- Буду на это рассчитывать. Ну, так что, есть новости?

Александра обстоятельно рассказала, как она удачно попала в компанию принца, помогла ему незаметно попасть в Академию, после чего у них установился прямой контакт, а там и до самого демона было рукой подать. Девушка с трудом вспомнила, чей Эльфредо родственник и что он лишен дворянского титула, было видно, что это для герцога новая информация. Описав весь свой день, особо не прибегая к мелким подробностям, Сашка остановилась на том, что ее взяли на кафедру алхимии. Услышать это герцог оказался не готов, он то думал, что леди Сандра максимум попадет на занятия по кройке и шитью, и готов был вмешаться с этим предложением в Совет Академии. Но алхимия, серьезная, многогранная сторона технической магии?

Тщательно скрывая удивление, его светлость Альбрехт проговорил севшим голосом:

- Рад, безумно рад за вас и не буду больше отвлекать сегодня, отдыхайте, через пару дней свяжемся, надеюсь услышать что-то более определенное.

Почувствовав жалобное урчание желудка, Сашка ляпнула:

- Ваша светлость, вы же при подобной связи вполне материальны?

Альбрехт, не задумываясь, кивнул.

- Вполне, хотя мое тело в замке, а проекция создана исключительно благодаря эфемерному телу и силе мысли.

- А какие-то предметы переносить можете?

Герцога немного удивила подобная постановка вопроса, но он снова утвердительно кивнул.

- Небольшие, конечно, могу.

Услышав такую хорошую для себя новость, Александра чуть ли не на колени упала перед своим спасителем.

- Тогда в следующий раз, когда соберетесь к девушке на свидание, то, пожалуйста, принесите хотя бы кусок домашней колбасы, можно котлет, я не привередливая. С пустыми руками в гости не ходят, чтоб вы знали.

Альбрехт и в самом деле не знал о подобной традиции, но не мог понять, зачем леди Сандре мясная пища.

- Зачем? Может быть, цветы больше подойдут или что-то из украшений, милых безделушек?

Раздосадованная от того, что этот мужчина не понимает ее высоких душевных порывов и сводит все к пошлой плотской стороне жизни, девушка отмахнулась.

- Безделушки сохраните для своих любовниц, а цветами я закусывать еще не научилась и даже пробовать не хочу.

Герцог оторопело приподнял брови, на миг став похожим на удивленную цаплю, та тоже вся такая белая, важная и длинноногая. Сдержанно попрощавшись со своей протеже, мужчина степенно удалился в свое собственное тело. Оно лежало в огромной пустой кровати в сером замке, ставшим казаться лорду Хонштейну чрезвычайно унылом местом, где кроме паутины и сквозняков больше ничего нет.

Александра еще раз уверилась в коварности лиц мужского пола, которые могут только ухаживать, обещать достать с неба луну, но при этом ни одному из них не придет в голову простая мысль, что девушку важнее покормить, укутать в теплый плед и дать выспаться. Сейчас Сашка за такого бы мужчину сама горы была готова свернуть, понимая, что подобные экземпляры, понимающие чувственную переменчивую женскую натуру, где попало, на дороге не валяются.

Обнимая талмуд для новичков по алхимии, Сашка уснула прямо в домашнем платье, не став переодеваться: слишком намучалась, ей хотелось покоя и снов без изнуряющих сновидений. Только вот утро показалось девушке не таким добрым, как она ожидала, потому что вскочила от истошного вопля не в шесть часов, когда должен был явиться фамильяр, а где-то в начале пятого, когда едва начало светать.

Икнув от испуга и прижимая книгу к груди, девушка резко села на кровати и едва не опрокинулась назад: ей в нос уперлась тарелка с ароматными печеными пирожками, где сверху была прикреплена маленькая записочка, сделанная уверенной рукой герцога. Она гласила: извини, колбасы не было. Против воли, Сашка почувствовала, как по лицу расползается довольная улыбка, взгляд девушки скользнул по мохнатым рукам, держащим тарелку, потом на владельца этих странных конечностей и вопить начала уже она, причем от страха, в то время как это существо просто возмущалось.

Монстр, рост у которого был едва ли больше полуметра, недоуменно замолчал, вслушиваясь в звонкие переливы леди Сандры, которая не только не думала останавливаться, но и принялась отмахиваться от него туфлей на маленьком каблуке.

- Ты что, припадочная? Что орешь, ненормальная, весь дом перебудишь!

Услышав вполне человеческую речь, Сашка моментально закрыла рот, но орудие защиты не бросила, начиная примериваться к говорящему волосатому комку. Из русо-рыжеватой копны не чесанных годами волос торчали только две небольшие ручки, да горели ярко-синие, удивленные глаза. Именно они тут же начали увеличиваться в размере, поняв, что еще немного и в него полетят вещи девушки.

- Ты чего удумала? А ну положи туфлю!

- Не могу, - честно призналась Сашка, еще крепче сжимая обувь, ставшую практически драгоценной в этот момент, - вдруг ты на меня набросишься, чем мне тогда защищаться?

Фамильяр, а это был именно он, вдруг спросил:

- А ты готовить умеешь?

Александра была гурманом, но в списке ее талантов именно кулинарный не значился, она умела только варить кофе.

- Нет.

Фамильяр пригорюнился, даже шмыгнул носом, сетуя на свою сложную холостяцкую жизнь и наконец, выдал:

- Тогда не буду, я люблю женщин домовитых, хозяйственных, а ты мало того, что бледная крашеная моль, до ужаса тощая и сварливая, так еще и хозяйству не обучена. Зачем мне, солидному мужчине в самом расцвете лет, порченный залежалый товар?

«Залежалый» товар, оскорбившись до глубины души, прицельно метнула свое оружие прямо в лоб не прошенному гостю. Тот ойкнул, не ожидая подобной подставы, а девушка уже отыскала вторую туфлю. Фамильяр, не желавший погибать при исполнении служебных обязанностей, поскольку спокойная пенсия прельщала его гораздо больше, испуганно заверещал:

- Это что ж такое делается? И ведь тебя, пигалицу белобрысую, здесь даже нельзя по закону привлечь, да в родную милицию сдать! В этом гнилом месте домовых не ценят, за рабов считают, а теперь еще и ударить норовят! А вот как обидится сейчас Федя, да как уйдет, сиди потом в этих холодных стенах одна, зови – не зови, а не приду!

Услышав несколько до боли знакомых слов, Александра опустила занесенную над головой обувь и машинально поправила:

- Так не милиция давно, а полиция.

- Та же редька, только вид с боку, - отозвался домовой Федор, удачно мимикрирующий под фамильяра последние двадцать лет и только спустя минуту понял что, а главное кому сказал.

- Так ты часом не из России будешь, красавица?

Отмерев, Александра насмешливо отозвалась:

- Как, я уже и красавицей стала?

Восприняв заявление девушки, как утвердительный ответ, домовой с достоинством проговорил:

- Это я на тебя просто не под тем углом посмотрел, уж извини, спутал. А то, что мелкая такая, так это даже хорошо, мне меньше напрягаться надо будет по поводу питания. Так расскажешь, как сюда попала, красавица?

Испытывая ни с чем несравнимое удовольствие, пополам с облегчением от того, что встретила пусть и домового, но своего, причем соотечественника, Сашка вкратце рассказала ему о своей новой жизни. При этом она отдельно упомянула Фрэнсис, попросив при ней умалчивать обо всем, что с ней произошло. Вместо обыкновенного согласия Федька возмущенно пискнул:

- Да я вообще не собирался поднимать эту тему, что я, дурак какой?

- Ну, судя потому, как ты меня разбудил, то недалеко от этого ушел, - с улыбкой заметила Александра.

- Да не бери в голову. Я просто возмущался, потому что здесь непринято приносить еду, этим занимаются исключительно фамильяры. Вот я малость и не сдержался.

- Ну что мне теперь надо было с голоду помирать, от того, что я не знаю вашей внутренней системы питания? А во-вторых, это не я принесла, видишь, там и записка даже есть.

Домовой тряхнул волосами, являя на свет слегка чумазую мордочку любознательного упитанного дядечки и подозрительно сощурился.

- Если не ты, тогда кто?

- Видимо его светлость Альбрехт, что довольно мило с его стороны, ты не находишь?

Домовой фыркнул, поражаясь наивности Сашки.

- Я нахожу, что тебе стоит быть с ними со всеми настороже, это тебе не отзывчивый русский мужик. Здешние будут умирать, сохнуть по тебе, но, если вдруг станет выгодно тебя сожрать, они сделают это незамедлительно, без соли и перца. При этом они конечно поплачут над твоей молодой жизнью самыми горючими слезами, но все равно умнут с аппетитом.

У Александры по этому поводу было свое авторитетное мнение, но делиться им с Федром ей не хотелось. Судя по всему, домовой был из той серии, с которым диалог нужно строить, избегая острых тем.

- Хорошо, допустим все, так и есть, но ты мне не сказал, как сам здесь оказался?

- У меня все проще, чем у тебя, - вдруг заявил Федор, как-то излишне пристально рассматривая девушку, у той даже мурашки по спине побежали от такого взгляда в упор, - я в один прекрасный момент провалился в разрыв между измерениями, а обратно пока не решил вернуться, хотя могу, в отличие от тебя. Мы же живем в теневом мире, и спокойно можем перемешаться туда-сюда.

Сашка нахмурилась.

- А почему это в отличие от меня?

Домовой открыл рот от удивления:

- Так что, тебе твой господин сразу не сказал?

Чувствуя, что голова начинает идти кругом, Александра подняла раскрытые ладони, призывая Федора остановиться:

- Так, погоди, давай по порядку. О каком господине идет речь и с чего ты взял, что я не смогу вернуться?

Домовой с самым несчастным видом приговоренного к пожизненной каторге, ловко запрыгнул на стул, принялся балансировать на резной спинке, и не падая при этом:

- У тебя есть одна очень занятная вещица, только не говори, что ты не обратила на нее внимания!

Сашка потрясла правой рукой.

- Вот эта?

Федор с важным видом умудренного жизнью господина, энергично закивал головой:

- Именно эта!

- Так я тебе ведь про нее уже говорила, что мне надели это обманом, но его светлость Альбрехт ни на что уже не претендует. Так что не надо мне говорить про хозяина, скоро эту оплошность я устраню. Стоит только дождаться полнолуния, чтобы сходить на озеро и поймать ту, которая изготовила эту мерзость, пусть забирает назад в личное пользование.

Домовой противно захихикал, отчего Сашка тут же заподозрила, что здесь не все так просто.

- Давно я таких наивных барышень не встречал. Я уж думал, что они после Карамазовских и Тургеневских времен все перевелись. А вот нет, на тебе, явилась, чудо белобрысое!

Против воли Александра неожиданно обиделась:

- Что ты постоянно про меня гадости говоришь, я, между прочим, ничего тебе еще не сделала!

- Ага, обрати внимание, что ключевое слово здесь «еще»! – торжествующе приподняв грязный указательный палец с откусанным ногтем, вскричал Федор.

Девушка задумчиво уставилась на компрометирующую домового конечность, отчего он засмущался и тут же спрятал руки за спину:

- Ладно, все это лирика. Шура, забудь, что тебе этот малахольный сказал, потому что он тебе все равно не смог бы стать полноценным хозяином. Этот браслет был создан задолго до образования его дворянского рода, соответственно, изначально использовался не как подчиняющий механизм.

- Но Альбрехт сказал, что он был изготовлен, чтобы можно было заставить младшую ветвь служить императорской семье и не сомневаться в верности того, кто должен однажды прикрыть собой кого-то из высочеств?

- Ты меня хочешь послушать или своего эльфийского смеска?!

- Он не смесок, - тихо, но твердо произнесла девушка, - не будем говорить за спиной гадости о тех, кому в лицо этого никогда не скажем. Я слушаю тебя, только понять не могу, откуда ты можешь все это знать?

Федор сделал вид, что не заметил сказанного ему замечания, продолжая беспечно болтать ногами.

- Мы живем в теневом мире, а там сложно скрыть какую-то информацию. Я специально ничего не узнавал и не вынюхивал, если ты об этом. Просто каждый раз, уходя отдохнуть от вашей суеты, мне само приходит все, что было и что есть, не зависимо от моего желания. Что-то я пропускаю мимо, даже не обращая внимания, что-то откладывается в памяти против моей воли. И про империю эдрахов я знаю достаточно много, как и про эту штучку на твоей руке.

- Не могу сказать, что завидую твоему образу жизни, но все-таки что с этим браслетом?

- А то, Белла Озерная создала его по просьбе одной из богинь этого мира, чтобы помочь таким как ты, волей или неволей попадающих сюда, скорее адаптироваться и жить нормальной, полноценной жизнью. Вот ты сразу влилась в нужный поток, не начала потихоньку сходить с ума и на месте не сидела. Это прямое доказательство того, что браслет эффективно отрабатывает возложенные на него обязанности.

- Я не начала сходить с ума, только потому не имею привычки страдать, - доверительно поделилась Сашка с истиной причиной своего поведения, - и если бы мне тогда удалось выбраться из замка, сложно сказать, в какую историю я бы обязательно вляпалась. Но браслет точно работал на подчинение, Альбрехт применял его!

- Все правильно, это побочный эффект, и когда браслет каким-то образом очутился в семье Хонштейнов, его стали использовать как главное украшение для подчинения, - кивнул домовенок, - но если ты найдешь слабое место, подумаешь, как это сделать, то легко сможешь с этим бороться. Просто до тебя никому из младшего рода герцога это не приходило в голову, вот многие и становились добровольной жертвой политических игр. Хотя надо отдать им должное, что та семья, что младшая, очень трепетно относились к своему долгу перед Золотым Эдрахом и императором.

Александра задумалась над словами Федора и частично была вынуждена признать его правоту, действительно, она ведь уже как-то нащупала слабое звено в работе артефакта Беллы. Для эффективности противостояния браслету, надо очень много тренироваться с собственной волей, чтобы «владелец» не смог заставить тебя сделать то, чего хочет именно он, а не ты. Разумеется, это сложно, но отнюдь не невозможно.

Федор каким-то образом узнал, о чем думает девушка и расплылся в довольной улыбке.

- Правильная мысль. Прекрасный закон выживания, ты так не думаешь? Этому миру не нужны слабые и закомплексованные личности, выживают только те, кто этого достоин, кто что-то сможет дать другим и повести за собой более слабых. Так что не думай, что последняя из рода Дризен случайно вышла на тебя. Это все игры Высших сил, моя милая. Иногда случай бьет точно в глаз и ничего не бывает просто так.

- Хочешь сказать, что меня специально заманили сюда?

Домовой тяжело вздохнул, что-то разучился он общаться с молодыми девицами, вон как туго идет беседа:

- Не именно тебя, а такую, как ты. Мир ведь живой, люди, боги, муравьи – всего лишь инструменты. Поэтому если где-то нужна твоя рука и энергия, или человека похожего на тебя, то тут же происходит катаклизм, энергетический разлом или вот на тебя выходит баронесса и одевает браслет, который предназначался ей.

- Все случайности не случайны, да ты философ… Ты что-то говорил про то, что обратно мне вернуться сложнее, чем тебе. Почему? Если я сделаю то, ради чего оказалась здесь, то вполне логично, что мне не нужно здесь больше находиться и подвернется случай, который поможет мне вернуться обратно!

Федор видел, какого ответа ждет от него Сашка, но, к сожалению, утешить ее было не чем, он жестко сказал:

- Ты меня не дослушала. Знаешь, как браслет помогает быстрее пройти адаптацию для попавших сюда?

- Как?

- Выжигает старые связи с прежним миром. И даже если ты когда-нибудь вдруг да отыщешь возможность вернуться обратно, то обнаружишь, что тебя никто не ждет.

Александра почувствовала, что сердце непроизвольно замедлило свой ход, и мгновенно севшим голосом проговорила:

- То есть как это? У меня ведь там семья, близкие…

- Я все понимаю, но это значит, что с ними может что-то случится, чтобы там не осталось ничего, что тебя держит. Звучит, конечно, жестоко, но как еще мир может тебе объяснить, что ты здесь нужнее?

Сашка никогда не была кисейной барышней и не боялась, что с ней может что-то случиться, она давно смирилась с выбранной по жизни деятельностью. Но за близких, за семью не переживать не могла, они были самым ценным и дорогим в ее жизни, важнее всего остального. Как можно легко отнестись к тому, что им что-то грозит? Не прошенные слезы высохли едва показавшись, девушка вскочила на ноги, непроизвольно сжимая кулаки.

- Это какой-то бред! Почему я должна кому-то что-то делать, зная, что при этом, моим родным угрожают?

- Да никто им не угрожает, ты чем слушаешь? Я сказал, что вероятно с ними что-то случится, если ты надумаешь вернуться обратно. А так они будут жить спокойно, как будто ты никуда не пропадала.

Сашка затормозила рядом с домовым.

- То есть, как это не пропадала, если я здесь?

- Они либо не помнят тебя, либо с твоим энергетическим двойником что-то произошло или произойдет в самом ближайшем будущем. Если хочешь, я могу узнать и показать тебе. Пойми, когда рвутся старые связи и обретаются новые, это не шутка и с этим ничего нельзя сделать. Даже боги не спорят с Вселенной.

Александра молчала, тяжело дыша. В голове не укладывалось то, что сейчас сказала ей маленькая пушистая нечисть, но причин не верить ему у нее не было. Получалось, что договор с его светлостью Альбрехтом бесполезно было заключать, рано или поздно она сумела бы побороть магию браслета, а какой-то другой власти у мужчины не было. И вряд ли он знал об истинном предназначении магического артефакта, что веками служил его семье.

- Как я могу узнать, зачем именно оказалась здесь? Может, кто-то другой гораздо нужнее?

Федор прекрасно понимал все метания девушки, но сочувствовать ей не собирался, иначе есть вероятность, что Сашка почувствует слабину и расклеится. А утешать домовенок не умел и не собирался учиться.

- А с чего ты взяла, что кто-то другой лучше тебя? И что, ты готова с незнакомым человеком поступить так же, как та Сандра Дризен с тобой? Самой-то стыдно не будет?

Сашка знала, что стыдно ей не будет, просто потому, что она ни за что не пойдет на это, ведь это значит переложить свои проблемы и ответственность на других. Дед бы ей этого никогда не простил, за свои дела мы всегда ответственны только сами и не имеем право впутывать посторонних. Конечно, если дело касается только лично твоей персоны, а не как вышло с герцогом, когда он трясется за целое государство.

- Так все-таки, как мне понять, почему ваш мир решил, что мое место здесь, а не там, где я родилась?

- Все миры по сути одни и то же, и твоя душа принадлежит всем им одновременно, так что не бери в голову, где именно родилось твое тщедушное тело.

- Оно не тщедушное, просто я миниатюрная, - огрызнулась девушка и хмыкнула, - и между прочим, даже выше тебя.

Домовой насупился, отчего широкий нос картошкой заходил из стороны в сторону.

- Имей в виду, что это запрещенный прием. А так, ты можешь никогда не узнать, почему это произошло. Просто ты недостающий пазл к местной картинке, вот и все.

- Нет уж, я все равно буду это узнавать, - решительно заявила Александра, - и первый, кто мне будет в этом помогать, так это создатель этой золотой пакости, Белла Озерная. Нужно только дожить до полнолуния, а там у меня будет несколько вопросов к ней.

Домовой уважительно присвистнул, прекрасно видя, что она не шутит.

- Хотел бы я посмотреть на вашу встречу, хотя и не уверен, что она состоится. Но ты имей в виду, Белла, самая настоящая ведьма в полном смысле этого слова. Я даже подозреваю, что образы ведьм из русских сказок писались именно с нее.

- Даже не рассчитывай, что я передумаю, - предупредила домового Сашка, - я уже все решила.

- Тогда мой тебе совет, узнать как можно больше о Белле из всех доступных источников, чтобы меньше неожиданностей тебя ожидало при встрече.

Александра, еще не отошедшая от новых, не самых приятных новостей, слабо улыбнулась:

- Ничего, справлюсь, не думай, что я такая беспомощная.

Домовой выразительно покосился в сторону румяной свежей выпечки, аромат которой мог свести с ума любую голодную особу, и хохотнул.

- Ну, если уж ты самого Хонштейна походя, приручила, то никаких сомнений в твоих способностях у меня нет.

- Никого я не приручала!

- Расскажи это своей прелестной компаньонке, которая стоит за порогом и не пропускает ни одного нашего слова. А я достаточно слышал о герцоге, чтобы сделать кое-какие выводы.

- Фрэнсис?! – не ожидая подобной подставы, охнула Сашка и прижала ко рту сразу две ладони.

Бывшая повариха чуть не расплакалась от унижения, как теперь доказывать госпоже, что она изначально не собиралась подслушивать, просто так получилось? Ну как можно пройти мимо, когда совсем рядом творятся такие страсти! Девушка неуверенно шагнула в комнату леди Сандры, опустив при этом голову на грудь и не рискуя встретиться с ней взглядом. Лучше сразу провалиться к демонам!

- И долго ты нас слушаешь? – стараясь не показать своего волнения, спросила Александра.

Фрэнсис едва сумела шевельнуть мгновенно пересохшими губами:

- Да.

Домовой тут же ехидным тоном добавил:

- Она под дверью стояла с момента твоего визга. Вообще удивительно, как ты всех жильцов, включая первый этаж, не разбудила.

- Фрэнсис?

- Это чудовище право, - так же тихо, как и в прошлый раз, ответила компаньонка.

Домовой, услышав столь нелицеприятный отзыв в свой адрес, едва не упал со стула:

- Эта веснушчатая дылда говорит про меня, что ли?

- Федя, тебе своими прямыми обязанностями заниматься не пора? У нас еще ванна не налита, и мы не кормленные. А время, между прочим, почти восемь часов!

- Ох!

Издав этот душераздирающий вопль, домовенок тут же с хлопком исчез, а на столике сами по себе появились приборы, кувшины с водой и компотом и какие-то блюда, заботливо прикрытые алюминиевыми крышечками. Судя по всему, он бессовестно утащил их из отечественных столовых. Александра, после того, как отчитала разошедшегося домового, повернулась к пунцовой помощнице. Казалось, что еще немного и та просто свалиться в глубокий обморок от переживаемого ужаса и стыда.

- Фрэнсис, ты ничего не хочешь мне сказать?

Именно этих слов и боялась бывшая повариха родового замка Хонштейнов, Затрясшись, как тоненький сухой листочек, она выдавила на одном дыхании:

- Леди Сандра, я вовсе не собиралась подслушивать, так получилось, честное слово…

- Фрэнсис, я совершенно не об этом, - Сашка быстро-быстро замотала головой, показывая, что не хочет слышать никаких оправданий, - откровенно говоря, я и сама частенько подслушиваю, это знаешь ли, однажды даже спасло мне жизнь.

Помощница не могла даже представить, что леди Сандра, девушка из другого мира, неординарная и при этом такая настоящая, могла подслушивать!

- Я только хотела спросить, собираешься ли ты сохранить все, что сейчас услышала в тайне или побежишь к кому-нибудь с докладом?

- Я так понимаю, ты не собираешься вредить его светлости Альбрехту? – для Фрэнсис было важно, чтобы не пострадал ее хозяин и новая госпожа, кем бы там она ни была и чтобы не задумала.

Это не была слепая верность первому встречному, просто девушка чувствовала исходящий от леди Сандры теплый, притягательный огонек. И если он исчезнет по какой-то причине, Фрэнсис просто зачахнет. С появлением новой госпожи бывшая повариха начала потихоньку верить в себя и свое будущее. Ей казалось, что ее старая размеренная, но безумно скучная серая жизнь начала рассеиваться, но взамен появились краски и свежий воздух. Вернуться обратно на кухню в замок? Лучше сразу с камнем в воду! Это образно говоря, потому что Фрэнсис никогда не сможет этого сделать, поскольку уже давно не принадлежала себе – младших сестер и брата поднимать на ноги надо было еще не меньше пяти-семи лет.

Александра, услышав про герцога, неприлично захихикала.

- Ты думаешь, я смогу обидеть твоего каменного господина? Он сам кого хочешь и заденет, и размажет и на бутерброд намажет, если захочет, конечно.

- Если захочешь, ты тоже может все это проделать, - уверенно заявила помощница, - но этого он не заслуживает, поверь мне. На самом деле герцог очень добр, а все остальное, это наносное, для службы.

Сашка не хотела обсуждать личность Альбрехта и не потому, что ей нечего было на это сказать, на самом деле она была даже согласна с компаньонкой, но это было настолько личным, настолько ее, что выносить свои мысли на всеобщее обозрение девушка не собиралась.

- Я буду последней, кто намеренно причинит вред его светлости. Только ты так и не ответила на мой вопрос?

- На самом деле, я уже давно и неоднократно повторяла, что во всем принадлежу тебе и его светлости Хонштейну и никому, ничего говорить не собираюсь. Поверь.

- Я так и думала, вижу, ты многое хочешь у меня спросить, но давай отложим до вечера? У меня через двадцать минут первая пара, только не помню, какая именно.

- Теория иллюзий, потом История Академии и Органическая алхимия.

Услышав о последней паре, на которую надо будет явиться, Сашка тут же воспарила духом и, договорившись, что вечером они вместе сядут и как две верные подружки обсудят все, что захочет непосредственно Фрэнсис, быстро собралась и выбежала по направлению к центральным воротам Академии Талантов.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ.

Первая пара, как и вторая, проходила в огромном лектории сразу на тысячу посадочных мест. Здесь не было парт, лавок, к которым Александра давно привыкла, с самозабвенной страстью предаваясь наукам у себя в родном мире. Здесь стояли удобные темно-зеленые кресла с высокими подлокотниками и специальным основанием для ног, чтобы студенты, проводившие большую часть времени сидя, не страдали от отекших конечностей. Едва сев в такое чудо, она с радостным удивлением поняла, что и спинка была не простой, а из специального ортопедического основания. Учиться в таких условиях, даже если предмет не вызывал ничего кроме зевоты, было одно удовольствие.

В лектории собралось сразу несколько кафедр, видимо Теория Иллюзий не была каким-то профильным предметом. Не увидев ни одного знакомого лица и не разобравшись, где сидят ее будущие коллеги-алхимики, Сашка честно попыталась погрузиться в предлагаемую высокой статной женщиной-преподавательницей информацию. Вначале было интересно, но когда студенты перешли к практической части, выяснилось, что Сашка не обладает даже зачатками магических способностей.

Самое интересное, Зои, а именно так звали строгую рыжеволосую даму с удивительно красивыми глазами, подходила к каждому студенту лично и ждала, пока он сделает определенные пассы руками. У многих не получалось даже с десятого раза, но Зои терпеливо ждала, стоя над душой и каждый раз поправляя новую жертву, если она делала что-то не так. В итоге, благодаря спокойному упорству преподавательницы, рано или поздно получалось у всех, только на Сашке этой системе было суждено сломаться. Как девушка не старалась, но создать иллюзию над яблоком, которое Зои держала в руках, она не могла. Минут через пятнадцать даже стальные нервы профессорши начали потихоньку сдавать.

- Как вас зовут и с какого вы факультета?

Предчувствуя грядущие неприятности, Сашка бодро отрапортовала:

- Сандра Козэрь Дербинская. Я с кафедры алхимии, только вчера была зачислена.

Казалось, суровую женщину ничем нельзя было пробить, и даже эта информация не стала для Зои чем-то сверхъестественным.

— Значит минимальные. Но магические способности в вас все же должны присутствовать. Попробуйте еще раз, закройте глаза и представьте, как яблоко меняет цвет, созревает на глазах или на худой конец, от него прорастает веточка с листочком. Это проще простого, вам только нужно поверить в то, что вы хотите увидеть.

Проблема была в том, что как раз Александра ничего не хотела видеть, ни это яблоко, ни в чем не повинную Зои, ни саму Академию. Но напрягшись, она закрыла глаза и все равно попробовала сделать то, о чем ее просили. Не прошло и минуты, как девушка услышала сдавленный вскрик Зои, поспешно открыла глаза и увидела, как преподавательница с отвращением вытирает руки белоснежным платком. У ее ног, обутых в маленькие очаровательные светлые туфельки на низком каблуке, в тон прямому платью, лежало черное, насквозь гнилое яблоко и попахивало как дюжина тухлых яиц. Студенты, сидевшие в первых рядах, не выдержали подобной психологической атаки и спешно прикрыли носы.

Александра, не ожидавшая, что у нее действительно что-то может получиться, даже вскочила на ноги, но Зои взглядом убедила ее сесть обратно.

- Когда я просила сделать что-то с яблоком, то имела в виду лишь иллюзию, без изменения материальной формы. Но все равно, я удивлена, материализация это без малого четвертый курс, именно для этого мы сначала и пытаемся научиться работать с магией иллюзий. Только почему оно гнилое, у вас плохое настроение?

С настроением как раз было все неплохо. Так что Сашка и сама не знала, как так получилось, поэтому лишь развела руками. Зои поняла ее без слов, и быстро пройдя к кафедре и обратно, вернулась к девушке с обыкновенным стеклянным стаканом.

- Попробуйте мысленно наполнить его водой, для начала просто наполовину.

Александра, находящаяся в шоке от всего происходящего, потому что не чувствовала в себе никаких изменений, попыталась представить то, о чем просила профессор. Но, как и в прошлый раз, задание было выполнено, но уже с другими неточностями. Сашка и правда сумела наполнить бокал водой, но так, что когда он лопнул у Зои в руках, из него продолжала бить струя.

- Я не хотела, - тут же уточнила Сашка, с ужасом глядя на дело рук своих, вернее на итог работы мозга.

Зои попыталась исправить ситуацию и сделать так, чтобы вода перестала идти, но не преуспела в этом деле и совершила третью ошибку: попросила Сашку перекрыть «кран». Девушка честно предупредила, что ни за что не несет ответственности и попробовала думать только о том, что воды больше нет. Остатки стекла исчезли с громким хлопком, каким-то мистическим образом унося с собой в неизвестность дорогие часы Зои и правый рукав платья: именно в этой руке преподаватель держала днище стакана. Хорошо хоть сама рука осталась на месте. В аудитории установилась напряженная тишина, студенты перестали перешептываться между собой и смотрели только на профессора и побледневшую Сашку, которая не нашла ничего лучше, как сделать оторопевшей женщине комплимент:

- Вы знаете, а так даже лучше, словно какая-то изюминка появилась.

Зои многозначительно хмыкнула.

- Вы знаете, сколько стоили эти часы, и кто мне их подарил?

Александра могла сказать, что если уже подарили один раз, то могут сделать это и во второй, но проговорила совершенно иное, чтобы не усугублять и без того шаткое положение:

- Я вас предупреждала, что не несу никакой ответственности!

- И то верно, - не стала спорить со студенткой Зои, - после пар попрошу вас зайти к ректору. Что вы так смотрите на меня? Никто не собирается предъявлять к вам претензий, просто леди Сандра, все ваши способности настроены на разрушение и я просто хочу кое-что проверить.

- Вы так уверенны, что во мне что-то есть?

- Несомненно. Не могу сказать, что они выдающиеся, но если это то, о чем я думаю, вы можете радоваться. Потому что по окончании Академии такого узконаправленного специалиста как вы, будут отрывать с руками и ногами. Но не думайте о себе слишком много, большая часть магии для вас, увы, закрыта.

- Да я как-то и на малую толику не рассчитывала…

- Вот и прекрасно, приятно слышать разумную речь. Продолжим.

Первая лекция закончилась быстро. На вторую пришли студенты с еще двух кафедр и опять никаких знакомых лиц среди них Сашка, как ни старалась, не обнаружила. Тема истории Академии Талантов оказалось безумно скучной и единственное, что отличало ее от других рутинных занятий: студенты не использовали для фиксации дат и событий ни ручек, ни карандашей, ни даже перьев, как некогда герцог. Не было здесь ни бумаг, ни тетрадей, только небольшие голубые кристаллы, мягко светившиеся в руках будущих мастеров самых разных профессий. У многих студентов были при этом строгие, сосредоточенные лица.

Набравшись смелости, Сашка пристала к одному из соседей и он, удивленно смерив странную девушку взглядом, подтвердил все ее догадки. Никто не тратит силы на писанину, гораздо удобнее были в использовании кристаллы памяти. Причем ими пользовались и те, у кого даже не было зачатков магического дара. Артефактники, в достаточной степени, заряжавшие личной силой такие средства записи информации, что какого-то иного внешнего импульса для работы не требовалось.

Следующее открытие, которое Сашка для себя сделала, это то, что у студентов была определенная форма одежды, но только для тех, кто имел непосредственное отношение к тонким искусствам. Все они носили черные платья и камзолы с определенными нашивками на предплечьях и воротниках-стоечках, позволяющие отличить целителя от мага огня, от алхимика и того же артефактника. Все остальные были предоставлены сами себе, но тоже держались в определенных рамках приличий: руководство Академии не любило, когда студенты слишком выделялись внешне. И еще одно: будущих магов было чуть ли не в три раза меньше, чем студентов обычных профессий.

Раздумывая, где бы в кратчайшие сроки раздобыть форму соответствующую алхимической кафедре, Александра, сгорая от любопытства и нетерпения, бросилась в подвалы Академии. Именно нулевые этажи были оборудованы под алхимические лаборатории и там, в шестом цеху, девушку ждали занятия по органике. У железных двустворчатых дверей нужного цеха никого не было, и Александра со счастливой улыбкой ввалилась внутрь. Стоявший к ней спиной ректор даже не стал оборачиваться на шум, Феликс и так знал, кого там принесло нелегким ветром.

- Леди Сандра, займите, пожалуйста, свободный стол и сделайте так, чтобы я сегодня на вас больше не обращал никакого внимания.

Огромный зал был практически пустым, двенадцать каменных столов стояли на почтительном расстоянии друг от друга, метрах в пяти каждый. С любопытством покосившись на восьмерых сокурсников, девушка, находившаяся в чудесном расположении духа, метнулась к свободному столу, аккуратно поставила свою сумку на пол, рядом с собой и вся превратилась вслух.

- Я не буду давать вам какие-то определения, и заучивать с вами правила, для этого есть учебники. Большая часть занятий будет строиться на практике и семинарах-опросах, где мы с вами сможем обменяться мнениями и соображениями. А теперь внимание, как вы объясняете для себя слово «органический»?

Александра была не единственной девушкой, как раз напротив нее стояла высокая, чуть полноватая леди с двумя толстыми, черными косами. Писаной красавицей она не была, впрочем, как и сама Сашка, но по гордой посадке головы было видно, что цену она себе знает и размениваться на абы что не станет. Остальные сокурсники никакого интереса не вызвали, они были замученными, с тусклыми грустными глазами, глядящими прямо перед собой с абсолютным равнодушием. Девушку даже передернуло от такого отталкивающего зрелища, учиться в подобном склепе ей не хотелось.

От неожиданного вопроса Феликса Леона мужскую часть аудиторию унесло в неведанные дали депрессии, они разом потупились и попытались слиться с поверхностью столов. Прямо стоять остались лишь Сашка и та самая девушка.

- Леди Сандра, может быть, именно вы просветите нас на этот счет?

- Легко, но вы же не хотели меня сегодня слышать?

Феликс чуть улыбнулся, так, чтобы девушка поняла, что больше бросать слов на ветер он не будет.

- Я передумал.

Большего признания Александре не надо было и как на духу, она выпалила:

- Это раздел, изучающий структуру, свойства и методы синтеза органических соединений и реакций между ними.

Улыбка ректора медленно погасла, он не ожидал такого быстрого и четкого ответа.

- Например?

Александра на миг задумалась: вкапываться куда-то вглубь темы было не безопасно, Феликс же потом ее замучает допросами, да и вряд ли ее поймут только-только начинающие студенты.

- Ну, например, мы можем получить красители из растительных веществ, такие как индиго и ализарин. Или выделив раствор уксусной кислоты, и проведя с ним реакцию со щелочью, мы получим искусственные соли. Да даже простейший процесс варки мыла можно отнести к тому, о чем мы сейчас говорим.

- Ну, мыло варить мы с вами точно не будем, но, в общем, ваша мысль правильна, приятно знать, что, по крайней мере, один, но грамотный студент у нас уже есть. Леди Сандра, госпожа Зои сказала мне, что на ее паре у вас возникли некоторые трудности, не пугайтесь, но после занятий мы поднимемся ко мне в кабинет.

Девушка с косами отчего-то торжествующе улыбнулась, вид обескураженной соседки ее явно позабавил. Александра спокойно кивнула, решив не обращать на странную девицу внимания, и полностью погрузилась в лекцию господина ректора. К концу второго часа занятий, Сашка испытывала уже нечто вроде оргазма: ей нравилось все, о чем говорил Феликс. Заметив искренний интерес миниатюрной студентки, он в основном говорил только для нее и девушка, оправдывая его доверие, не раз подхватывала фразы преподавателя, переводя для остальных студентов более доступным языком.

Но главное, пока шла лекция, Александра украдкой осматривалась, замечая какое оборудование стоит на свободных столах, на полках и тележках. Ей не давала покоя идея, родившаяся в голове в тот момент, когда девушка оказалась в руках Тротулы. И пока она не воплотит в жизнь простую, но огромную аферу по масштабам, Сашка не успокоиться. Она себя прекрасно знала и даже не стала пытаться мысленно отговорить, прикрываясь возможными проблемами.

После того, как домовой заявил, что, скорее всего ей не суждено будет вернуться домой, она все равно бы попробовала это сделать, но если и правда ценой этого станут жизни и здоровье родных, Александра, разумеется, останется в этом мире. Только вот отсиживаться на задворках она не станет, мир хотел получить ее без остатка? Пусть получит, только обмену или отмене эта сделка уже не будет подвластна. Влачить жалкую, пусть и обеспеченную жизнь алхимика она не станет, вот быть одной из богатейших женщин мира, чтобы твое имя боялись произносить во всех кабинетах власти, совсем другое дело. Правда, из-за ее замыслов многие казны вполне себе рентабельных предприятий или даже государств, могут в один прекрасный момент оказаться на грани. При мысли об этом, Сашка едва сдержалась, чтобы не улыбнуться. Это будет достойным ответом за все, что она пережила за последние дни и, несомненно, еще переживет в будущем.

- Леди Сандра, вы готовы?

Феликс Леон терпеливо дождался, пока в зале кроме них никого из студентов больше не окажется, закрыл сначала шестой цех, а потом и весь нулевой этаж, превращенный в лабораторию. Чувствуя себя немного неловко от того, что она понятия не имела, что ее сейчас ждет впереди, Александра старалась держаться с прямой спиной, всем своим видом демонстрируя, что у нее все прекрасно и если кто-то попробует в этом усомниться, пусть пеняет на себя.

Когда до кабинета ректора оставалось идти по времени каких-то пять минут, навстречу им из-за невзрачной арки на всех парах вылетел Эльфредо де Арагац. Уже начиная по-тихому разбираться в нашивках и прочих знаках отличий, Сашка отметила про себя, что демон учиться на более мужественном направлении, чем его венценосный друг. По иронии судьбы Эльфредо слыл подающим надежды экзорцистом, способным одним своим присутствием заставить низшую сущность, атаковавшую дух жертвы, уйти без боя. Увидев практически перед самым носом леди Сандру, да еще и не в студенческой форме, демон заподозрил неладное и стараясь не думать о том, что ректор практически всесилен над любым студентом, преградил им путь:

- Господин Феликс, может не стоит так вот сразу рубить с плеча? Леди Сандра же новенькая, совершенно не знает наших обычаев и правил, вряд ли она хотела что-то нарушить.

Александра признательно посмотрела на неожиданного защитника, но, тем не менее, сделала рукой пару многозначительных пассов, чтобы он исчез. Демон немой просьбы не понял, выжидательно смотря ректору прямо в глаза. Тот кашлянул:

- Эльфредо, если вы так переживаете за нашу новую студентку, то возьмите над ней шефство. Я уверен, что вы как порядочный, честный демон, сможете ввести леди Сандру в жизнь Академии без болезненной ассимиляции.

На самом деле Эльфредо лишь хотел, чтобы девушку не исключили, а вот нянчиться с ней он вовсе не собирался. Только было уже поздно, ему уже поступило предложение, от которого отказаться было невозможно.

- Ваша правда, господин ректор, так я смогу рассчитывать на то, что сейчас у леди Сандры будет всего лишь предупреждение?

- Пойдемте с нами в кабинет, там все быстро и решим.

Эльфредо торопился на встречу с принцем, они собирались отправиться в дом к веселым вдовушкам, иначе демон рисковал потерять друга в ближайшие дни. На Дональда, как это часто бывало, вновь нашла хандра, на этот раз весенняя. Но и бросить свою новую протеже на растерзание жесткому ректору он тоже никак не мог.

- Пойдемте.

Сашка вовсе не нуждалась в подобной опеке, но делать было нечего, поэтому пришлось молча соглашаться. В кабинете их уже ждала Зои, свежая, цветущая, в новом голубом платье с глухой горловиной. Кокетливо стрельнув подведенными лисьими глазами в сторону демона, оставшегося стоять у дверей, она весело обратилась к Феликсу:

- Спешу вас обрадовать, ну или огорчить, тут уж как карта ляжет, но у нас появился новый «вредитель».

Ректор, присаживаясь на свой рабочий стол, непроизвольно побледнел:

- Зоинька, вы уверены?

Вместо объяснений, профессор дала ничего не понимающей девушке обыкновенный засушенный листочек клена. Приподняв брови в вопросе, Александра безропотно приняла подношение и теперь вертела его в разные стороны:

- Леди Сандра, попробуйте сделать так, чтобы этот лист ожил, снова став зеленым.

Сашка честно пыталась выполнить просьбу Зои, но вместо того, чтобы позеленеть, лист клена вспыхнул прямо у нее в пальцах, и не успела девушка получить ожог от пламени, осыпался пеплом прямо на юбку. Встать со стула «вредительница» не успела, продолжая несчастно смотреть на остатки былой роскоши: листик было жалко по-настоящему. Ректор, на глазах которого произошел сей акт вандализма, в бессилии застонал:

- Только этого мне для полного счастья и не хватало! Хотя я теперь понимаю, почему идентификатор вел себя так странно!

- Как это, странно? – тут же вцепилась Зои в оговорку Феликса.

- Он одновременно показывал наличие дара, но долго не мог определиться, куда именно направить леди Сандру, под конец просто-напросто взорвавшись! А на месте останков моей пиалы, которую я холил и лелеял многие годы, образовалась золотая монета.

Для Александры это означало лишь одно: это была демонстрация ее умения делать деньги даже из воздуха, но понятное дело, она не стала делиться с присутствующими этой информацией. Демон, весело глядя на понурую, но уникальную по своей природе девушку-ошибку, заметил:

- Сколько слышал про феномен вредителя, но еще ни разу не видел, но должен признаться, что пока это зрелище доставляет мне одно удовольствие.

Сашка на комплимент не повелась, ей не нравилось то, как ее называли:

- Может мне кто-нибудь объяснить, что это значит?

Ректор показал, что у него язык не повернется говорить о подобных вещах и функцию вещателя на себя взяла сердобольная Зои, лишь с трудом удерживаясь, чтобы не погладить несчастную девушку по голове:

- Это означает, что ты маг-«наоборот» и любое твое воздействие на предмет, будет носить непредсказуемый эффект, чаще всего разрушительный. Поэтому «вредители», как правильно, не используют свои способности вообще, совершенствуя себя в других сферах. Слишком опасно, сама понимаешь.

Александра совершенно не расстроилась от того, что ей не суждено стать Мерлином в юбке, но все же уточнила:

- Подождите, вы сами сказали, что я могу стать узкопрофильным специалистом, буквально на вес золота?

- Говорила, - легко согласилась Зои, - только для этого нужны годы тренировок, чтобы отработать все рефлексы и уметь предугадывать эффект от вашего воздействия. Леди Сандра, вы же понимаете, что когда бежишь за всем и сразу, то обычно не получаешь вообще ничего, так что вам придется на берегу выбирать, или магия «вредителя», когда все будет переходить через своеобразную изнанку, либо полное погружение в алхимию.

- Да я даже думать не буду, конечно же, алхимия, - тут же ответила Александра, - но что делать с остальными предметами?

Феликс, не ожидавший, что все решиться так быстро и без слез об упущенных возможностях, радостно воскликнул:

- Ходите, слушайте, вникайте, но от практики я вас освобожу, все преподаватели будут в курсе, по подобным предметам отметки вам проставят за знание теории. Полагаю, это устроит всех?

Получив возможность немного расслабляться на некоторых занятиях, Сашка была вынуждена признать, что ей снова начало везти, почти так же, как раньше. Выйдя из кабинета ректора, она, вместо того чтобы поблагодарить вступившегося за нее демона, как бы невзначай поинтересовалась:

- А где Его Высочество? Я думала, что вы стараетесь не разлучаться.

Эльфредо, всегда чутко относящийся к чужому вниманию, ощутил неясный сигнал тревоги, который, не то, чтобы исходил от леди Сандры, но определенно был связан с ее персоной. Почему она, едва оставшись с ним наедине, тут же вспомнила про принца?

- Мы учимся на разных потоках, поэтому, не всегда, получается, пересекаться даже в течение нескольких дней.

Александра, услышав это, неподдельно расстроилась.

- Как жаль, а ведь я даже не знаю, где Дональд живет, и он мне не сказал, думаю, что специально.

Демон чуть напрягся: девушка даже не скрывала своего интереса к венценосной особе. Стоит ли думать, что она общается с ним только из-за возможности побыть рядом с принцем? Сложно как-то определенно ответить на этот вопрос, особенно если учитывать, что в прошлый раз леди Сандра весьма определенно высказалась по этому поводу, что Дональд нисколько не интересует ее как мужчина. Врала?

- А зачем он вам, леди Сандра? Может вам хватит и меня?

Вопрос прозвучал достаточно двусмысленно, но Эльфредо этого не заметил, всматриваясь в малейшие изменения на лице Александры. Зато скрытый подтекст заметила сама девушка и не преминула тут же ответить, чтобы демон не зазнавался:

- А может и хватит, давайте узнаем: у вас есть двадцать золотых?

Вопрос леди Сандры заставил демона недоуменно вскинуть брови идеальной формы, у девушки даже закралось мимолетное подозрение, что мужчина посещает стилистов.

- Стесняюсь спросить, а вам зачем?

- Послушайте, господин Эльфредо, я же не спрашиваю у вас, куда вы тратите ваши деньги. Почему же тогда я должна отчитываться, зачем мне нужен мой же долг?

- Так Дональд действительно должен вам денег, это не шутка? – не желая верить в подобную ситуацию, отдаваемую пикантным привкусом, пробормотал демон, - да и сумма не маленькая…

Ореховые глаза мужчины округлились против воли, он-то думал, что все это на самом деле шутка! Дональд никогда не отличался примерным поведением, и признаться, не стремился быть первым наследником. Поэтому частенько выкидывал что-то эдакое, чтобы отец, в конце концов, даже не думал о том, чтобы оставить императорский трон именно ему. Хотя его старший брат был и глупее, и вместе с тем наивнее его, да и жадностью отличался непомерной. Александра прекрасно понимала растревоженные чувства демона, но ничем помочь ему не могла, о прощении долга даже речи не могло идти. Она ведь не банк, чтобы списать заемщику проценты и даже часть задолженности. Дружба дружбой, как говориться, а золото любит счет.

- Вы считаете, что я могу вас обманывать?

Да, именно так Эльфредо и считал, по привычке никому не доверяя. Демон вообще ловил себя на мысли, что леди Сандра вызывает в нем странную смесь чувств, в которой он не мог разобраться и все больше запутывался. Здесь было и любопытство, и неподдельное восхищение, а еще она его пугала. Помимо этого Эльфредо вдруг захотелось дотронуться до странных серебристо-белых блестящих волос, собранных в высокий хвост. А эти светло-карие, похожие на его собственные, глаза леди Сандры, с россыпью золотых искорок по радужке: такие теплые, ироничные, одурманивающие, близкие… Она ведь смотрит на него таким же взглядом, как и он, прямо, без намеков и полутонов, и при этом, не боится бросать и принимать вызов. Не женщина, а спокойная гладь озера, но стоит налететь ветру или бросить туда камень…

- Я прослыву самым отъявленным подлецом, если когда-то подумаю так о вас.

Александра хотела было спросить, почему мужчина так пристально рассматривает ее, но услышав чуть севший голос демона, проглотила шпильку. Почему-то вдруг подумалось, а что скажет или сделает Эльфредо, когда узнает, как именно девушка оказалась в этой Академии и почему так старательно она пытается попадаться на глаза Эльфредо и Его Высочеству? Ведь на самом деле, пока все, что происходило, это лишь удачное стечение обстоятельств, самой Александре не надо было даже особо напрягаться, чтобы приблизиться к Дональду и его ручному демону.

Едва взяв себя в руки, Сашка польщенно улыбнулась.

- Приятно знать, что слово джентльмен, по крайней мере, здесь, еще не опошлили. Так вы идете за принцем, я правильно вас поняла?

- Да, - взгляд демона переместился на приветливо улыбающиеся губы леди Сандры, - но вы не можете пойти сейчас со мной! Я вам обещаю, что завтра Дональд сам к вам подойдет и решит все вопросы.

Сашка даже опешила от такой словесной атаки, Эльфредо де Арагац выглядел очень возбужденным, крылья орлиного носа нервно трепетали, он явно перепугался, что она попросится с ним. Выдав внешним поведением свое истинное состояние, Александра уже не могла позволить ему уйти так просто, она как волк, почуявший кровь добычи, собиралась загонять зайца до полной капитуляции. Отчего так всполошился демон?

- Не стоит так утруждаться: зачем откладывать на завтра то, за что я могу получить хороший гонорар сегодня?

Эльфредо понял, что только что подставил друга, на корню уничтожив ему репутацию. Если леди Сандра узнает, что он собрался отвести принца, возможного наследника огромной Империи в дом терпимости, может подняться грандиозный скандал! А она обязательно об этом узнает, он уже понял это, по уверенно поджатым губам, докопается, даже если ее сейчас связать и куда-нибудь запрятать.

- Ну, хорошо, леди Сандра, - с мукой в голосе выдал мужчина и согнул руку в локте, предлагая девушке свою защиту и опеку, по крайней мере, до тех пор, пока они не дойдут до квартиры принца, - я провожу вас. Только обещайте, что возьмете то, что вам причитается, и тут же уйдете.

- Конечно, - с фальшивой улыбкой, но очень убедительно, закивала Александра, в то же время незаметно складывая из пальцев свободной руки крестик: теперь можно было лгать сколько угодно и темным пятном на совести это не ляжет.

Мило общаясь о погоде и специфике будущей профессии Эльфредо, они не спеша вынырнули из сводов Академии на улицу и чем ближе приближались к дому, в котором жило Его Высочество, тем медленнее шли. Вернее, это демон незаметно убавлял темп, ему до того нравилось непринужденное общение с девушкой, которая его совсем не боялась, при этом зная, что он демон, что ему хотелось продлить этот волшебный миг хотя бы еще на пару минут. Мужчина понимал, что это не может длиться вечно и вот-вот, уже сейчас придется отпустить ее хрупкую руку, что доверчиво держалась за его локоть, и не мог сам этого сделать. Малодушно? Да. Но черт возьми, он давно не чувствовал себя так комфортно!

- Мы пришли, - стараясь не показать сожаления, отчетливо мелькнувшего в голосе, произнес демон.

Они остановились напротив двухэтажного особняка кремового оттенка, с высокими мраморными колоннами. У центральных стеклянных дверей, рядышком, напротив, красовался огромный фонтан, высотой чуть ли не с этот дом.

- Безвкусная груда камней, но от его высочества я иного не ожидала, - хмыкнув, отозвалась Сашка и осторожно отняла от демона руку, - он один занимает этот дом?

- Нет, у него пятикомнатные апартаменты на втором этаже, - проговорил Эльфредо и приглашающе махнул вперед, - идемте, леди Сандра, я покажу.

Внутри особняк оказался очень приличным на вид. Вытянувшись по периметру коридоров и залов, стоял обслуживающий персонал, в голубовато-белой форме и вышколенный до такой степени, что стоило паре войти, как им синхронно кивнули сразу все, кто находился в этот момент в холле. На второй этаж они поднялись быстро, апартаменты принца находились прямо напротив лестницы и Сашка, ощущая себя братком-вышибалой, только очень маленького росточка, не смогла отказать себе в удовольствии требовательно постучать в великолепные белоснежные двери.

Как ни странно, открылись они сразу, принц явно ждал гостей, только вот немного перепутал и, вылетев из комнат, заключил в жаркие объятия не своего демона, а леди Сандру. Та протестующе пискнула, оказавшись у принца где-то в районе подмышек без возможности дышать, и заколотила кулачками по спине обнаглевшего вампира. Стоявший рядом Эльфредо с мрачным неудовольствием смотрел на разыгрываемую перед ним картину, а потом гортанно рыкнул, и резко выдернув девушку, одной рукой поставил ее себе за спину, а второй ухватил ничего не понимающего приятеля за ворот голубой атласной рубашки, расстегнутый до середины груди:

- Полегче!

- Что? – Дональд сморгнул, перевел взгляд с разъяренного демона на пытавшуюся отдышаться в стороне леди Сандру и изумленно протянул, - не ожидал, что ты приведешь ее. Поначалу думал это ты, только почему-то усох, да еще и пахнешь непривычно приятно…

- Хочешь сказать, в другое время от меня несет помоями? – ставшие алыми глаза Эльфредо потихоньку угасали, начиная приобретать привычный мягкий оттенок, теперь демон мог трезвее смотреть на мир вокруг.

Принц неприлично захихикал, но посмотрев на девушку, с чрезмерным остервенением поправлявшую вздыбленные волосы, быстро поправился:

- Нет, что ты, я всего лишь хотел сказать, что от тебя пахнет мужеством. А зачем ты ее привел? Или мы уже не идем к вдову…

Приятель в одно мгновение, не слишком считаясь с императорской гордостью Дональда, положил ему здоровенную когтистую пятерню на лицо, заставляя замолчать и не свидетельствовать против себя. После чего одним неуловимым движением втолкнул того в квартиру, не встречая сопротивления. Александра, наконец, поправила все колтуны, смахнула с воротника платья несуществующую пылинку и уверенно шагнула следом. Она уже поняла, что Эльфредо пытается скрыть, куда они с принцем собрались.

Принц тоже понял более чем прозрачный намек.

- Так вы чего пришли, леди Сандра?

- Может быть, вы даме хотя бы чаю предложите? – в ответ на не слишком вежливый вопрос, проговорила девушка, прекрасно видя, что Дональд совсем не рад ее видеть.

Его высочество решил было позвать слуг, но удержался от галантности и невинно переспросил:

- А у вас дома чая нет? Если хотите, могу отсыпать вам с собой, не благодарите, мне не жалко.

- У меня дома нет тех двадцати золотых монет, которые почему-то до сих пор находятся у вас, - не теряя терпения, спокойно ответила девушка и, не дождавшись приглашения, прошла внутрь холла, очутившись в огромной спальне.

Богатство обстановки поражало: чуть меньше половины огромной территории занимала по-настоящему императорская кровать, такая высокая, что к ней были приделаны ступеньки из оникса. Всюду золото, бронза, великолепные статуэтки и статуи из фарфора, меди. На стенах в неимоверных количествах висит оружие: мечи, сабли, мизерикордия, шпаги, кортики и кинжалы с черными лезвиями. А посередине всего этого великолепия валялось несколько женских комплектов белья, довольно непритязательных, как здесь было принято носить: сорочки с широкими лямками и достаточно пышные панталоны. Едва не расхохотавшись, Сашка развернулась к хозяину апартаментов:

- И зачем вам, ваше высочество, отправляться в дом терпимости, если у вас и так нет отбоя от прелестниц? Вы лучше долг отдайте, а то сейчас потратите мои деньги не туда, куда нужно. А я, если и решу потратить золото на женщин, так пусть это будет моя скромная персона.

- Скромные персоны сидят у себя в норках и не вылезают оттуда, а не ходят по чужим спальням, - удивляясь нахальству отдельно взятой леди, пробормотал Дональд, но при этом все же подошел к серванту и принялся что-то там искать.

- Если вовремя бы деньги отдали, так и не пришла бы, - справедливо заметила Александра и с удовольствием посмотрела на то, как Дональд отсчитывает монеты.

При этом у него было такое страдальческое выражение лица, что без слез смотреть на него, было просто невозможно.

- Все, держите, - вампир буквально бросил Сашке кучу монет, - здесь ровно двадцать золотых, можете не пересчитывать.

Александра спокойно нагнулась и подняла несколько укатившихся от нее золотых кругляшей и непреклонно заявила:

- Еще чего удумали, я вам не доверяю.

- Какая досада, - неподдельно развеселился Дональд, глядя как девушка с высунутым от напряжения языком, пересчитывает деньги, - вы вообще хоть кому-то верите?

- Конечно, Дмитрию Ивановичу Менделееву, это единственный мужчина, который ни разу не обманул не только меня, но и все человечество. Ну что ж, господа, благодарю за гостеприимство, можете не провожать, дорогу я запомнила. И ваше высочество, запаситесь чаем, буду заходить к вам в гости, мы же теперь соседи.

- Боюсь, что с этого момента я пью только кофе, - испуганно заявил Дональд, оглядываясь на тихо посмеивающегося друга, что стоял в сторонке, привалившись одним плечом к стене.

Эльфредо с наслаждением наблюдал, как его друг оживает прямо на глазах, причем без допинга в виде спиртного и женщин, к которому был достаточно привычен. Похоже, живая солнечная энергетика леди Сандры способна поднять со дна даже вампиров.

- Отлично, - искренне обрадовалась Сашка, - я как раз заварной люблю, без сахара.

- Леди Сандра, - мягкой кошачьей грацией вступил вперед демон, решившись перейти в активную наступательную фазу, - у нас в следующие выходные состоится тайное собрание, которое мы условно, между собой, называем «Властелин». Мы с Дональдом будем бесконечны рады, если вы окажете нам честь и составите компанию.

Его высочество с удовольствием бы отдохнул в компании Лилии и Розы, двух пышнотелых блондинок, лишенных комплексов и каких-либо ограничений в виде давно устаревшей морали. Но сказать это вслух, у Дональда просто не повернулся язык: вампир увидел, с каким напряженным ожиданием демон смотрит на колеблющуюся леди Сандру и не смог встать на пути у друга. Скрипнув зубами, принц нехотя закивал головой:

- Конечно, очень рады, можете даже взять свою компаньонку, чего уж там стесняться-то, лишь бы вас все устраивало.

Тщательно скрывая торжество от того, что первая часть задания Альбрехта будет вот-вот выполнена, а там до поиска диадемы Матери останется совсем немного и все, свобода, Александра произнесла с легкой лукавой улыбкой:

- Я подумаю, а пока – всего вам доброго.

Едва девушка выпорхнула из квартиры принца, как Дональд попытался прижать демона к стенке.

- Эль, я, конечно, все понимаю и не собираюсь лезть в душу. Но не кажется ли тебе, что устраивать свое личное счастье, когда мы едва-едва удерживаемся от полного и окончательного краха, несколько непростительно?

Демон криво усмехнулся, взгляд стал жестким.

- Я всегда помню о деле, не переживай. Без моей поддержки ты не останешься.

Дональд, скорбя о навсегда потерянных золотых, вздохнул.

- Я знаю, Эль, знаю.

Тем временем Сашка на всех парах, до безобразия счастливая, устремилась туда, где ее ждала верная Френсис. Торжественно отсчитав пять монет, она вручила их компаньонке и едва не была задушена бывшей поварихой, впавшей в такой непередаваемый экстаз, что было в пору пугаться.

- Сандра, - очень тихо, через силу прошептала Фрэнсис, - я никогда этого не забуду, клянусь тебе. Ты даже представить себе не можешь, что для меня только что сделала!

Александре едва ли не впервые в жизни стало по-настоящему неудобно.

- Да ладно, перестань, они же не с неба тебе прямо в руки упали. Ты их честно заработала.

У Фрэнсис против воли при этих словах слегка вытянулось лицо, отчего Сашка поспешно поправилась:

- Ну не совсем честно, но кто ж об этом знает? Главное, сама.

Компаньонка покачала головой, не соглашаясь с доводами госпожи.

- Нет, я имею в виду, что это для меня не совсем деньги, это - спасение. С такой суммой теперь любой лекарь поставит мою мать на ноги, и у меня больше не будет болеть за нее сердце. В моей семье, наконец, наступит мир, понимаешь?

Сашка никогда не видела особых проблем в получении денег, поэтому понять помощницу могла лишь приблизительно. Но она честно пыталась это сделать, проведя вечер у Фрэнсис в комнате, слушая ее горячечные рассказы о том, как повариха была счастлива в детстве и как старалась выжить после смерти отца. Под самый разгар веселья неожиданно явился Федор, он был рад, что Сашка пытается не унывать, хотя и видел, как ей это трудно дается. Возникнув на пороге, фамильяр кашлянул, привлекая к себе внимание молодых женщин.

- Я могу говорить при ней?

Домовой многозначительно махнул рукой покрытой русо-рыжей шерстью прямо в сторону Фрэнсис. Тон у него был достаточно серьезным, что моментально заставило Александру подобраться, она сразу поняла, что фамильяр что-то узнал про ее семью и, судя по всему, разговор будет не из приятных.

- Конечно, тем более она уже все слышала.

Федор каким-то неуловимым движением оказался прямо на краешке стола, схватил принесенное им же еще утром яблоко, откусил сразу половину сочной мякоти и с набитым ртом проворчал:

- Я, как и обещал, прямо с утра наведался к тебе домой, надо сказать, что жила ты, конечно, в условиях повышенной комфортности, здесь далеко не каждая принцесса может позволить себе хотя бы часть того уровня.

- Я надеюсь это не упрек, может, ты еще что-то хочешь мне сказать? – терпеливо проговорила Александра, замечая каким любопытным огоньком, неожиданно зажглись глаза компаньонки, та до сих пор с трудом представляла как это, переходить из одного мира в другой, хотя и не раз слышала подобные истории.

- А больше ничего, пустышка, - тут же отрапортовал домовой, - видимо твое нахождение там действительно было не слишком, как бы это мягко выразиться нужным, что особо ничего рвать и менять не пришлось. Все свидетельства о тебе стерлись в то же мгновение, как будто и не было никогда Александры Козырь. А твоя семья, не имея родных детей, растит приемную девочку и вполне счастлива, у них все хорошо, можешь не переживать за них.

Федя говорил это нарочито равнодушным, холодным голосом, чтобы Сашка не дай бог не начала переживать еще сильнее. Понятное дело, что в глубине души у нее сейчас извергаются вулканы и рушатся города, но это ничего, со временем пройдет. Но лишь бы не распсиховалась, не встала в позу «нехочухи», что обязательно ей навредит и не думала, что на этом кончена вся жизнь.

Александра и не думала, что пора лезть в петлю и больше ничего хорошего ее не ждет, но то, что в этот момент ее буквально размазало тонким слоем без возможности быстрого восстановления, это точно. Взгляд не потух, но стал стеклянным, каким-то больным, черты лица заострились, девушка нашла в себе силы улыбнуться, но известие о родителях, счастливо воспитывающих какую-то девочку, ржавым тесаком резануло по сердцу. Только вот улыбка вышла какой-то неестественной, кривой.

Домовой и Фрэнсис обменялись напряженными взглядами, она понимала, как должно быть плохо сейчас ее госпоже, от которой она ничего кроме добра и участия не видела. Причем леди Сандра, не смотря на свойственную ей прямолинейность, всегда старалась помочь без напряга, не демонстрируя ни своего превосходства, ни возможностей, при этом обладая невероятным чувство такта. Вести себя так же, как она, компаньонка никогда бы не сумела, а начнешь лезть с утешениями, госпожа ведь не сдержится, замкнется, а там и до проблем недалеко.

Преувеличенно бодрым голосом помощница попыталась намекнуть Федору на то, что госпоже надо срочно расслабиться:

- Ты был в другом мире, хоть сувенир принес? Я бы не отказалась сейчас от чего-нибудь вкусненького. Леди Сандра, есть что-то, что бы ты сейчас хотела?

Сашка прекрасно понимала, к каким уловкам пытается прибегнуть Фрэнсис, но сейчас ей нужно было побыть одной, хотя бы до утра, а там какое-то решение придет само. Думать ни о чем не хотелось, все равно ничего сносного в голову не лезло.

- Как-то отцу на юбилей подарили бутылку Glenfiddich, это один из самых старейших виски в мире которому где-то семьдесят семь лет, цену никто не называл. Но я-то знаю, что он стоил не меньше двадцати тысяч долларов, это очень дорогой подарок… Я всегда мечтала его попробовать, но попросить вытащить столь ценный экземпляр из коллекции, не могла.

Александра сказала это просто так, без задней мысли, просто чтобы язык шевелился. Жаль, теперь это так и останется мечтой, и она никогда не узнает, был ли тот виски золотым, судя по его цене или это просто рекламный ход, чтобы продать обыкновенный самогон. Не прошло и минуты, как перед ее носом была поставлена та самая бутылка, чем-то сильно смахивающая на винную, даже пробка такая же.

- Это из коллекции моего отца? – напряженным голосом выдавила из себя Сашка, беря в руки прохладное стекло с темно-коричневой жидкостью.

- Да мне делать больше нечего, как его разорять? – пожал плечами домовой, хитро щуря круглые глазки, - это я у какого-то американского миллионера из погреба вытащил, авось и не заметит. А если и заметит, то не жалко, правда?

- Ну, если так, то ладно, он себе может позволить купить еще, - завуалированно поблагодарила девушка Федора, - что ты так носом ведешь, хочешь открыть?

Федор натурально облизнулся, словно перед ним был огромный торт или вкусно пахнущий кусок свежеприготовленного мяса. Александра все поняла без слов, улыбнулась, поставила перед опешившей Фрэнсис бутылку и встала:

- Пьющий домовой – к разладам в семье. Смотри, осторожней с этим делом. Вы тут еще посидите, можете выпить за мое здоровье, а я, пожалуй, пойду спать, меня ждет очень насыщенный месяц, не хочу терять силы попусту.

Извинившись, Сашка и вправду ушла к себе, тихонечко приоткрыв дверь. Когда она легла, то думала, что не сможет уснуть до самого утра, но едва чугунная голова коснулась подушки, она тут же провалилась в царство Морфея. Мир словно пожалел свое новое приобретение и не стал посылать ей изнуряющих снов, ограничившись полным покоем. Через некоторое время, лежащий у подушки розовый кварц, некогда отобранный у Фрэнсис, мягко засветился: его светлость Альбрехт, который целый день провел возле императора, пытаясь разрешить срочные дела, наконец, освободился и пожелал навестить свою протеже.

Главы 15-16.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ.

Альбрехт, не переставая пытался вытащить леди Сандру на контакт уже не меньше получаса. Что делать дальше, было не ясно, он ведь клятвенно обещал девушке не вмешиваться так бесцеремонно на ее взгляд, в личное пространство, если она почему-то не отвечает. Но ведь уже была почти ночь, чем Александра может быть так занята в это время? Герцог глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться и взять себя в руки, что-то слишком часто за последнее время он начал выходить из равновесия, а это добром точно не закончиться.

С самого утра мужчину одолевают тяжелые, гнетущие мысли, избавиться от которых не было никакой возможности. Неясная тревога пожирала изнутри, он вдруг подумал, что с леди Сандрой могло что-то случиться, ведь общение с демоном, на которое герцог так надеялся, отнюдь не безопасное. Вдруг девушка откопала что-то такое, за что ее не погладят по головке? А он тоже хорош, отправил неопытную девушку, у которой ничего за спиной не было, даже малейшей подготовки, которую получают все сотрудники его светлости, в полную неизвестность.

Идея, которая раньше казалась мужчине весьма удачной, на женщин ведь мало кто обращает внимание, сейчас выглядела не иначе, как проигрышный ход. На весы была кинута слишком высокая для него цена – жизнь новоявленной баронессы, и Альбрехт, вдруг так ясно и отчетливо это понял, что едва не застонал от отчаяния. Когда стараешься ни к кому не привязываться, потому что сам себе не принадлежишь, никак не можешь ожидать, что за столь короткий срок кто-то может стать для тебя очень важным. Но долг, понимание проблем связанных со всем, что происходит, похищенная диадема Матери – все это скопом тянуло вниз сущность герцога. Мужчина прекрасно понимал, скоро станет известно, что древней реликвии, защищавшей Эдрах, больше нет, начнутся мятежи и тогда никому не повезет, леди Сандру это тоже касается.

- Это не выносимо, - вдруг по слогам вслух произнес Хонштейн-старший и, наплевав на все возможные последствия, решил навестить леди Сандру без приглашения.

Он боялся, что ей срочно нужна была помощь, а он медлит, трусливо ковыряясь в собственных ощущениях, пытаясь воздвигнуть как можно больше преград. Эльф, с небольшой долей человеческой крови не знал, что Александре действительно нужна была сейчас поддержка, но ее проблема в том, что она никогда не искала ее в ком-то, предпочитая оставаться на плаву только благодаря себе. В этом с герцогом они были похожи, два заключенных в тюрьмах, которые были воздвигнуты с помощью их собственной воли.

Она лежала, свернувшись калачиком на самом краю кровати, еще немного, всего одно неловкое движение и Сашка больно удариться спиной о ничем не прикрытый пол. Девушка судорожно сжала в кулачках край отброшенного в сторону одеяла и время от времени беспокойно шевелила губами, лицо даже в глубоком сне было напряжено, между нахмуренных бровей пролегла глубокая складка.

Очутившись в середине комнаты, освященной слабой магической лампой в самом углу, Альбрехт попытался унять учащенно бьющееся сердце: жива и, кажется невредима. Он на мгновение порадовался, что девушка сейчас спит и не видит его, иначе будь она в бодром состоянии, ему точно было несдобровать. Неожиданно поймав себя на мысли, что он опасается вспышки гнева леди Сандры, герцог криво усмехнулся, пеняя самого себя и мысленно называя слабохарактерным слюнтяем. Когда он успел так быстро измениться? Ведь еще вчера это был уверенный в себе мужчина, с малых лет, держащий в своей железной властной руке не только собственные земли, но и огромное теневое войско империи эдрахов. А теперь он стал больше тянуть с неприятными, но необходимыми решениями, перестал считать риск подпиткой для бодрости и начал сам себе напоминать юношу, который при всем остальном, еще и боялся неодобрительных взглядов одной пигалицы.

- Буду считать, что это моя маленькая слабость – это мой крест, который я добровольно принял, - прошептал мужчина так тихо, чтобы ненароком не разбудить леди Сандру.

Альбрехт не знал, что будет дальше, но точно понимал, что потакать этому нельзя и будет лучше, если девушка отправиться к себе обратно домой, как только их договор наконец-то закончится. Нельзя ни к кому привязываться, нельзя кого-то ценить больше, чем собственная клятва, жизнь сама по себе не добрая бабушка, которая нянчит своих отпрысков, эта старая злобная сука, которая в самый неподходящий момент столкнет лбами то, что тебе дорого, чтобы с интересом понаблюдать, как ты мучаешься, выбирая. А Альбрехт не хочет, чтобы кто-то страдал, больше чем он сам: это не война леди Сандры. Она не должна знать, как бывает тяжело, когда вот так на живую, рвет на части.

В первый и последний раз, позволяя себе пойти на поводу у желаний, мужчина подошел к кровати, на которой лежала ничего не подозревающая девушка, осторожно разжал ее кулачки, вытаскивая тонкое, легкое одеяло и бережно укрыл ее. Постояв и немного подумав, Альбрехт бережно передвинул леди Сандру с самого края ближе к середине и подоткнул под спину несколько мягких подушек. Девушка сначала ощутимо напряглась под его руками, но почувствовав живое тепло, потихоньку начала расслабляться и даже угрюмая складка между бровей постепенно исчезла.

- Я надеюсь, что ты когда-нибудь меня поймешь, - едва шевеля губами, прошептал мужчина, осторожно убирая с лица леди Сандры, выбившуюся из тугой косы одинокую прядку, - хотя уже и не надеюсь на прощение, хотя бы просто, чтобы не обвиняла…

- Даже не надейся, - пьяно икнул кто-то за спиной вмиг одеревеневшего герцога, - едва Санек проснется, я ей все расскажу, как тут заявился один хрыч, который побоялся сказать ей все в лицо и нагло воспользовался ее беззащитностью! Ходит тут теперь, сопли глотает, не может решиться и сказать, каким уродом был…

- Воспользовался беззащитностью? Урод? – прорычал Альбрехт, резко разворачиваясь на источник звука и пытаясь отыскать говорившего взглядом.

Федор, хоть и не был трезвым как стеклышко, но даже в таком состоянии был способен почувствовать грозящую ему опасность, икнул еще раз, только испуганно и стал невидимым. Хонштейн-старший быстро сообразил, что без нечисти здесь не обошлось, и посмотрел на комнату уже другими глазами, только домовой тоже был тертым калачом и заблаговременно ушел на другие слои теневого мира, откуда достать фамильяра даже опытному магу было сложновато.

- Какой-то ты дерганный, даром что герцог, что так сразу болезненно реагируешь? Наступили на любимую мозоль? То-то же, это тебе не служанок по углам тискать и не сверкай глазенками бесстыжими. все на другой стороне мира вижу, если специальной защиты от нас на дом всякие дураки вроде тебя не ставят!

- А ты покажись мне на глаза и мы это обсудим, - ласково прошептал герцог и уже совсем другим тоном, с вкраплениями металла добавил, - я никогда не пользовался беззащитностью женщин!

Великим магом герцог не был, скорее не плохим теоретиком, поскольку на более серьезные шаги в этой области у него просто не было достаточного количества времени, поэтому хорошие природные данные так и остались просто данными. Так часто бывает, что разносторонне одаренные личности должны выбирать что-то одно, чтобы не распыляться, иначе легко можно стать пустышкой. Но все это не помешало Альбрехту быть упрямым ослом и добиваться своих целей везде и всегда, поэтому многие умения к нему приходили исключительно опытным путем.

- Ха-ха, вот насмешил! – зафыркал Федька, чувствуя себя в полной безопасности, - это ты кому другому расскажи, а мне все известно. Знаю, знаю, как ты в свои черные делишки ни в чем не повинную девочку втянул. Она, конечно, сама далеко не ангел, но добрая. Ей и в голову не придетподставлять другого, только из-за того, что вдруг восхотелось попробовать пирожное из чужой тарелки.

Альбрехт молчал, позволяя фамильяру в пьяном угаре распаляться все больше и больше, пытаясь отыскать возмутителя спокойствия, и Федька уже не давал себе отчета в том, что и кому говорит:

- Ты ж старый черт, даже сын есть. Я специально про тебя весь день узнавал, мальчишке всего четыре годика, ты его у родственников матери украл и как драгоценный алмаз теперь ото всех прячешь. Только всю жизнь ты его на привязи возле себя не удержишь. Когда-то, но придется выпускать в мир, не боишься, что все рухнет? Решил к этому делу еще и молоденькую девчонку присовокупить? Ни стыда, ни совести!

Альбрехт и ухом не повел, услышав о сыне, хотя про это мало кому было известно, герцог умело скрывал свою личную жизнь и тайны, связанные со своей фамилией. Он безумно страшился, что кто-то посторонний сможет об этом узнать и мальчишке тогда несдобровать. Даже император и тот был не в курсе, что у его верного пса, отвергавшего любые намеки на семейную жизнь и возможность брака, есть подобный след на стороне. След – которым может легко воспользоваться умелый противник.

Его светлость Альбрехт, так уж получилось, ненавидел мать ребенка, порочную и хитрую змею Анжелу, урожденную Вэлийскую, дочь одного из младших, но могущественных князей Асадаля. Она погибла через некоторое время после рождения Данияра, попытавшись возглавить восстание против нынешнего правительства демонов, подписавших оскорбительный для них договор об аренде островов с залежами золота.

Всегда предусмотрительный, практически совершенный в своих делах и планах герцог, пытавшийся установить прочную связь с демонами через манипулирование младших аристократов, которые, однако, составляли большую часть сил Асадаля, допустил ошибку. Он не знал, что вспыхнувшая мимолетная страсть между ним и холодной красавицей Анжелой, продлившаяся от силы неделю, станет роковой – демоница даже и не думала говорить Альбрехту о ребенке до рождения. Только дело здесь было вовсе не в гневе герцога, она очень рассчитывала, что сможет этим надавить на Хонштейна, ловко манипулировать второй по значимости фигурой в Империи Золотого Эдраха. К счастью для герцога, который даже не подозревал, что скоро сам станет жертвой, жизнь решила сыграть на его стороне. Анжелу убили свои же, в пылу схватки у тронного зала в Асадале, не разобравшись, кто есть кто. Случайность, но теперь женщина не могла развязать жестокую войну, призом в которой была бы голова ее собственного сына и золотые прииски вожделенных островов. На счастье, сложный выбор обошел герцога стороной, правда теперь судьба решила взять реванш, подкинув за все его грехи Александру.

Герцог не мог допустить, чтобы его сын рос заложником во враждебном государстве и хоть его друг, граф Валлар фон Тибериас, понимая все противоречивые чувства Альбрехта, советовал избавиться от своей ошибки, чтобы потом ребенок не смог сыграть не в его пользу, а значит и не в пользу Империи. Альбрехт, не послушав товарища, самолично выкрал Данияра и теперь стал негласной персоной нон-грата не только в Асадале, но и в находящейся рядом Академии Талантов. Именно поэтому никто больше не шел навстречу герцогу и его сотрудникам, и чтобы хоть как-то продавливать свои интересы, Хонштейну приходилось задействовать не просто десятые руки, а даже двадцатые, тридцатые, что очень сильно ограничивало возможности. Именно поэтому он и собирался тогда воспользоваться правом старшего рода, но настоящая баронесса ушла, прислав вместо себя Александру…

- Мой сын касается только меня, - твердым голосом произнес Альбрехт и наконец выцепив расслабленного домовенка, с каким-то внутренним удовлетворением, дернул того с помощью энергетического потока.

- Ну как, теперь не хочется разговаривать со мной в таком тоне, не правда ли? – со смешком отозвался герцог, глядя на то, как Федор вываливается из теневого мира и падает прямо на пол.

Он, не торопясь подошел к охающему фамильяру и поднял того за шкирку, морщась от неприятного запаха алкоголя. Поняв, чем от Федора пахнет, светло-зеленые глаза герцога потрясенно расширились:

- Никогда не видел нетрезвую нечисть…

- Это надо отметить, - в третий раз икнул фамильяр и достал из-за пазухи почти пустую бутыль виски, которую они с помощницей леди Сандры уговорили меньше, чем за час.

Герцог, прекрасно знавший, что такое фамильяры, с удивлением рассматривал сейчас то недоразумение, что он держал на вытянутой руке. Ему и в голову не могло прийти, что такое вообще возможно, а Федор между тем сообразил, что молчал уже достаточно долго и с достоинством проговорил:

- А что это вы меня, ваша светлость, за шкирку держите? Я, между прочим, не ваша собственность, я Санькин домовой и если вы меня сейчас не соизволите отпустить, все ей расскажу!

- Мне многие угрожали, всякое бывало, не скрою, но чтоб такие, как ты…

- А вы, ваша светлость, не смотрите, что я такой неказистый, - вдруг окрысился Федор и задергался, пытаясь достать герцога если не рукой, то хотя бы ногой, - мы же, как собаки, если находим хозяина, то глотку за него перегрызем кому угодно! Так что, лорд Хонштейн, идите-ка отсюда по добру, по здорову, иначе я подниму тревогу и большой дипломатический скандал будет вам обеспечен!

В словах фамильяра был определенный резон, ему и правда не стоило здесь находиться, да и силы таяли, но Альбрехта все равно это не испугало.

- С чего ты признал леди Сандру хозяйкой? – вдруг с интересом спросил герцог, - вы же только ведьмам служите.

- В первую очередь, мы служим тех, кто нам нравится. Вот уже не думал, что сам Альбрехт, гроза и ужас врагов Империи окажется таким идиотом.

Вместо того, чтобы разозлиться, как такое ничтожество, как этот шерстяной комок вместо почтительного писка, смеет что-то говорить в его адрес, но Альбрехт только закашлялся, пытаясь сдержать рвущийся наружу смех. Федор это прекрасно видел, покраснел от злости, напыжился, а потом неожиданно для себя протянул украденную из мира Сашки бутылку.

- Может, выпьем за знакомство?

Предложение было диким, неожиданным, но очень заманчивым. Альбрехт удержался от того, чтобы не послать зарвавшегося фамильяра к чертям, но вовремя покосился на сладко спящую девушку, которая заботливо укрытая одеялом, безмятежно посапывала в атласную подушечку и не знала о том, что происходит совсем рядом с ней.

- Тогда приходи в мой замок и не делай вид, как будто ты не знаешь, где он находится. У тебя, через теневую сторону займет это не больше пяти минут.

Альбрехт согласился на этот шаг не просто так, он собирался если не перетянуть помощника леди Сандры, то хотя бы расспросить побольше, о ее жизни, ведь, судя по всему, этот фамильяр знал гораздо больше, чем попытался ему высказать. Не подразумевающий ни о чем подобном Федор горделиво приосанился, как бы говоря, что да, он прекрасно доберётся до замка за пару минут и, мигнув, пропал. Не иначе, как пошел искать кабинет герцога, чтобы продолжить теплый вечер в не располагающей для этого компании.

Альбрехт собрался было уйти следом, но заколебался на миг и, засунув руку во внутренний карман домашнего теплого халата, вытащил какой-то завернутый в тряпки предмет. Сначала он хотел было положить его на стол, потом передумал и оставил рядом с подушкой, где безмятежно лежала голова девушки. Ему вдруг захотелось, чтобы первое, что Сандра увидела, когда проснется, это будет его презент с посланием. И только после этого, послав в пустоту чуть скованную улыбку, он испарился вслед за домовым, который на самом деле хотел использовать герцога по тому же самому поводу, что и тот его.

Сашка проснулась очень рано, задолго до того, как встают изнеженные студенты Академии Талантов. На самом деле она была не прочь поваляться еще несколько часов, но нос дразнил какой-то резкий, манящий запах специй, что она не могла себе позволить подобной роскоши и из любопытства открыла глаза. Напротив лежал какой-то небольшой, продолговатый предмет, завернутый в серую хлопковую ткань, и Сашка отчетливо понимала, что ничего подобного не видела когда ложилась спать. Логично было предположить, что кто-то приходил, пока она лежала без задних ног. Потянувшись, она осторожно отогнула ткань, увидела небольшой сложенный лист и хорошо прокопченную, домашнюю колбасу. Уже догадываясь, что за непрошенный гость орудовал здесь ночью, но следует отдать ему должное, не стал будить, Александра развернула послание и прочитала вслух:

- Это настоящая лернийская колбаса, которую готовят для своего вождя тролли, ее невозможно купить, но лучшего деликатеса нет.

Опустив руку с маленьким письмом, Сашка хмыкнула.

- Кто бы мог подумать, что за мной будут ухаживать с помощью колбасы. А герцог-то, оказывается еще тот романтик, хотя по его самодовольному лицу сразу и не скажешь…

Колбаса, изготавливаемая троллями, и в самом деле не только изумительно пахла, отчего слюнки начинали течь сами по себе, но и на вкус была невероятной. Зная толк во вкусной и, разумеется, не совсем здоровой пище, Сашка прекрасно разбиралась в продуктах и, придя в восторг от подарка Альбрехта, сама не заметила, как уплела половину палки. Несмотря на время, ее фамильяр никак не приходил и не спешил выполнить свои обыкновенные обязанности по дому. Сидеть и ждать Федора в квартире, не было возможности, пришлось собираться и бежать на занятия, так и не переговорив с ним. Немного отойдя от вчерашних новостей, которые е преподнес домовой, девушка, едва проснувшись, сняла с себя ответственность за все происходящее в дальнейшем. Если уж ей придется выживать, то Сашка предпочитает делать это привычным для себя способом, только е нужна была помощь, в одиночку дело, которое она задумала и теперь лишь мысленно шлифовала детали – в одиночку никак не провернешь.

Она собиралась привлечь не только Фрэнсис, конечно если та захочет помогать ей в несколько неприглядных вещах, но и, разобравшись в том, что представляет собой Эльфредо, предложить роль второй скрипки ему. В конце концов, ее действия могут именно демону принести не только хорошие дивиденды, но и помочь вернуть его народу утраченные острова. То, что это несколько испортит отношения с Альбрехтом, девушка не думала, они же не договаривались, что она будет беречь и лелеять достояния Империи, к которой не хотела иметь никакого отношения.

Конечно, жаль будет, если герцог решит, что она враг номер один, в конце концов, он оказался вполне неплохим «человеком», с которым вполне можно было иметь дело, если найти нужный подход. Но тут уже никто не виноват, судьба сама расставляет шахматы и предлагает партии, а Сашка собирается отказаться от подобной чести и перейти на тетрис.

Чтобы выкинуть из головы все дурные мысли, что с маниакальным упорством лезли и сбивали с правильного пути, Александра с утроенной энергией бросилась в учебу. Пусть это выглядело, как спасение для утопающего, но ей было все равно, лишь бы это пошло на пользу. После всех пар, Сашка узнала у своего Коменданта, бывают ли на кафедре алхимии факультативы и тут же записалась на все, что было на месяц вперед. Брил, на этот раз не посмевшая и слово поперек сказать, только изумленно приподняла седые брови, сразу став похожей на раздутую жабу.

- А не многовато, тем более вот так сразу? Это же почти двойная нагрузка!

- Главное, что не тройная, иначе пришлось бы пить энергетики, - девушка подмигнула опешившей оборотнихе, забрала бумаги и подписанный пропуск, разрешавший теперь задерживаться в здании Академии до одиннадцати часов вечера, и умчалась.

Когда девушка возвращалась домой, ее поперек талии перехватили чьи-то сильные руки, до подъезда она не дошла всего пару шагов. Ловко вывернувшись и не видя, кто на нее напал, Сашка до крови прикусив нижнюю губу, принялась лягаться и размахивать кулачками, куда придется. Тот, кто имел неосторожность ранее схватить ее, охнул от неожиданной боли. Рядом, за спиной девушки раздался тихий насмешливый голос демона:

- Леди Сандра, вы хоть бейте выше, а то лишите Империю возможных наследников от возможного императора.

Девушка послушно перестала сотрясать воздух, хотя и был соблазн угостить принца исподтишка еще раз. Его Высочество отшатнулся от сумасшедшей «вредительницы» и, сжимая рукой левый глаз, кажется, Сашка умудрилась достать его в больное место.

- На месте вашего народа, я бы только радовалась такой возможности.

- Эль, ты только послушай, что говорит эта дикая женщина, - с внутренним содроганием отозвался Дональд, проклиная свой импульс, который дернул его подойти к леди Сандре и попытаться напугать.

Он видел, что ему это вполне удалось, но кто же знал, что эта пигалица вместо того, чтобы как все порядочные благородные девицы упасть в обморок, полезет драться? И ведь девушка из-за своего роста и комплекции ничего не смогла бы сделать с тем, кто бы напал на нее по настоящему, но, тем не менее, бросилась в атаку с таким ярым энтузиазмом, что хватило бы на десятерых сильных мужчин!

- Что говорит? – тут же полюбопытствовал Эльфредо, - я ничего не слышу.

- Я смотрю, вы спелись у меня за спиной, - кисло пробормотал принц и похлопал пальцами по здорово опухшему веку, - предатель.

- Если вы, подойдете ко мне со спины еще раз, - тихо, но четко произнесла донельзя разозленная Сашка, у которой сердце от испуга ушло куда-то в район коленок, - я не посмотрю, что вы принц!

- Сейчас ты тоже ничего не слышал? Она мне еще и угрожает… - простонал Дональд, и жестом показывая, что не хочет связываться, отошел на несколько шагов в сторону, предоставляя демону самому разбираться в сложившейся ситуации.

Эльфредо мягко улыбнулся, пытаясь сгладить впечатление от поведения друга:

- Леди Сандра, мы подумали, что не стоит при такой прекрасной погоде сидеть дома, не хотите прогуляться в Сады? Там прекрасно оборудованный парк, бьюсь об заклад, вы еще не видели таких цветов…

Александра хотела было ответить грубым отказом, но потом вспомнила, что вообще-то наоборот надо стремиться стать к этим господам как можно ближе и уже более осмысленно кивнула:

- Весьма неожиданное предложение, но признаюсь, мне оно по душе, сидеть в душных комнатах взаперти это не мое. Только вам придется подождать, пока я переоденусь для прогулки и возьму с собой компаньонку.

- Компаньонку? – вампир не любил долго дуться и резко повернулся к ребятам, - зачем? Здесь вам не Эдрах, никто не смотрит, идете ли вы с мужчиной или сразу с двумя, никому до этого нет дела. Студенческий город, свои причуды и правила, так что можете расслабиться и на несколько часов забыть о своих манерах.

Девушка прищурила глаза, чтобы скрыть молнии, заметавшиеся на дне зрачков:

- Благодарю за совет, но смею напомнить, что у меня есть своя голова на плечах. Или, если вдруг мы когда-то вместе очутимся в свинарнике, вы тоже будете предлагать расслабиться и вести себя, как местный контингент? Манеры либо есть, Ваше Высочество, либо их нет.

Дональд закатил глаза, но как ни странно умудрился на этот раз промолчать. Он и сам уже понимал, что сморозил глупость: нельзя же так быстро меняться в угоду кому-то. В остальном, весь оставшийся вечер прошел спокойно, даже весело, принц больше не старался проверить на прочность Сашкины нервы, неожиданно переключившись на Фрэнсис, которая первое время жалась к своей госпоже, напрягаясь от подобного внимания. А потом убедилась, что никто не собирается насмехаться над ней и вообще, мужчины ведут себя весьма галантно, не показывая бывшей поварихе на ее место, как будто они здесь все равны. Фрэнсис конечно не забывала о своем происхождении, это было бы глупо, но ей казалось, что она попала в самую настоящую сказку и когда начало темнеть, девушка с горечью думала, что у нее разорвется сердце, когда они возвращались обратно, настолько ей было комфортно.

Обычная пятидневная трудовая неделя проходила у Александры очень насыщенно, домой она возвращалась, с трудом передвигая ноги и едва не падая от усталости. Герцог, выудив из маленького фамильяра все, что ему было нужно, решил дать девушке время освоиться и не докучал ей, только навестив пару раз под утро и неизменно ос