Только ознакомительный фрагмент
доступ ограничен по требованию правообладателя
Купить книгу "Экспедиция в завтра" Конторович Александр

Книга: Экспедиция в завтра



Экспедиция в завтра

Александр Конторович

Экспедиция в завтра

Купить книгу "Экспедиция в завтра" Конторович Александр

Тяжелые когтистые лапы пробежались по одеялу, и мое лицо пощекотали жесткие усы.

– Василиса! Вам кто-нибудь упоминал про наличие совести?

Без толку… Котища хочет есть и недвусмысленно на это намекает. Хватит, мол, матрац пролеживать, вставай и займись полезным делом!

А с точки зрения кошки таковое дело сейчас только одно – немедленно ее накормить. И ничего тут не попишешь, Василиса у нас сейчас в положении и требует к себе особого внимания. Да, котяток ждем… И по этому поводу ко мне периодически заглядывает наш ветеринар – Олег Палыч. Руки у мужика, реально, волшебные! Во всяком случае, мой домашний (хм…) зверь от них в буквальном смысле балдеет и позволяет делать с собой, что угодно.

Смех смехом, а когда я в прошлом шутил на тему будущего предмета экспорта, то внезапно оказался прав! Наши «кошечки» неожиданно стали очень популярными и востребованными. Не в плане домашней игрушки или прикроватного пуфика, а именно как домашние звери. Это не мода, мать бы ее за ногу. Порода «старопетровская серая» получила признание именно в качестве защитника. Не говоря уже о всяких там мышах и крысах, такая вот коша бесстрашно идет в бой даже на крупную собаку – и зачастую выходит победителем. Редкостная злобность и нечувствительность к боли в ней странным образом сочетаются с преданностью хозяину. Даже маленький ребенок, доведись ему стать обладателем такой вот «кошечки», может быть спокоен – никакая бродячая собака, да и не всякий, между прочим, человек будет в состоянии его безнаказанно обидеть. Кошка с редкостной отмороженностью, ни секунды не колеблясь, нападает на любого, кто пытается причинить вред хозяину. Или ее дому – за него она тоже готова биться насмерть. Если такого вот «котеночка» принесли в ваш дом еще совсем малышом, то, окрепнув и возмужав, он считает его своим. А всех, в нем живущих, членами семьи. И за все это он пойдет в бой, совершенно не задумываясь о последствиях.

Эдакий «сторожевой кот»…

Эта ли химия, что до сих пор пропитывает наши тела и нашу землю, условия ли жизни или все эти особенности вместе вывели такую вот породу – сейчас трудно сказать. Но целая бригада ветеринаров добровольно прописалась в Старопетровске, для того чтобы изучать и развивать популяцию наших кошечек. В городском бюджете появилась даже специальная статья – «кормление домашних животных». И резко офигевший от такого «подарка» Демидыч по первости встретил подобное нововведение в штыки.

– А мышей и крыс я случайно не должен еще пока разводить? – язвительно поинтересовался он. – Чтобы, так сказать, разнообразить пищевой рацион для ваших котов?

Но когда первый мяукающий транспорт оправдал все расходы по своему снаряжению и отправке аж в десятикратном размере, приумолк даже такой прижимистый критик. Так что скоро у нас, того и гляди, даже специальную котоферму заведут – к тому все и идет. А пока всех домашних кошечек поставили на учет, и теперь наши ветеринары ни про кого из них не забывают.

Вот тебе и последствия ядерной войны… кошек на продажу разводим…

Однако – хватит спать! Раз уже и Василиса будит, то лежать долго фиг выйдет.

Вскакиваю и топаю на кухню за едой – себе и кошке.

Быстро организую нам завтрак и, закинув за плечо автомат, давно уже ставший привычным атрибутом избранной когда-то профессии, выхожу на улицу.

М-м-да… дождик. И ладно бы конкретный ливень! Такие, слава богу, долго не льют. А мерзкий, даже и не «грибной» дождичек, эдакая морось неприятная. Вот подобная погода в здешних краях может быть очень даже затяжной, что не есть хорошо. В частности, еще и потому, что некоторое время назад у нас в городе, точнее – в пригородах, начали обустраивать различные посадки. Не какие-то там подсобные хозяйства – они-то были и раньше, а вполне конкретные, достаточно масштабные посадки всяких полезных вещей. Подсуетился даже и наш химкомбинат, обеспечивший это дело прочной прозрачной пленкой для теплиц. А что ж вы хотите – в городе населения уже под тридцать тысяч, и все время прибывает. Точнее уже почти никто сказать не может. Ибо далеко не все живут именно в городе, есть уже и окрестные поселения, неразрывно с нами связанные. Тут ведь как… устроился здесь жить, хоть и ненадолго, все – обратного хода не будет. И хватанул ты при этом какую-нибудь гадость или нет – никого особо не волнует.

Жил в Старопетровске – стало быть, такой же, как и все они там. И хода тебе в обычную общину уже не будет – только в одиночки. Ставь хутор в лесу, там и живи, если сможешь. И если выживешь.

Не любят нас и побаиваются – и причины этому есть. А уж какие из них мнимые, а какие – нет, так про то мало кто ведает. Устоялось мнение – и фиг чем теперь его перебьешь…

Да и не нужно, откровенно-то говоря.

Нам так проще.

«Боится – значит, уважает!» – давно известная истина. Не мною придумана, так и не мне ее опровергать!

Так что еда нам очень даже нужна! Вот и щиплют травку всякие там коровы и козы. С точки зрения соседей – такие же мутанты, как и мы. Хотя лично я у них никаких изменений не заметил. Не выросла вторая пара рогов, да и копыта – те же самые. И молоко вполне привычный с детства вкус имеет.

Теплицы – они очень нам к месту пришлись. Даже кур стали где-то под городом разводить!

А моя работа – она все та же. Жуткий главарь пресловутых «химиков» – полуночное пугало для некоторых непослушных детишек из окрестных городов и весей.

«Будешь плохо себя вести – Беглец заберет! И утащит в свое подземелье!»

Ей-богу, сам, своими ушами, слышал!

Дожил… теперь мной уже детей пугают…


И кстати… некоторые основания для этого все же есть.

Тут ведь как получается… Голод… он в наших краях частый гость. Нет централизованного завоза продовольствия, неурожаи всякие опять-таки случаются. Много ли ртов может прокормить какое-нибудь небольшое поселение? Если год удачный и урожайный – то все в норме. А если нет?

Город или крупная община тут в выигрыше, у них некоторые запасы имеются. Но где здесь такие города?

Общины – есть немного. Относительно успешные, но ни разу не центры благотворительности. Своих – прокормят, а вот с пришлыми… раз на раз не приходится.

Но город поблизости только один – и все хорошо знают его название.

Нет, мы не жмоты. И часто помогаем, причем совершенно бескорыстно.

Однако же – и не лохи.

Вот приходит год за годом такой «проситель». И весь-то он из себя несчастный, последнюю корову кто-то «только вчера» в лес уволок, овощи кабаны пожрали… словом – тоска! Выслушают такого, отсыплют малость – строго по количеству едоков. И сделают пометочку соответствующую.

Ан нет – и в следующем году у него ровно то же самое! И опять перед дверьми мужик стоит, плачет и рыдает.

Но все это время народ не просто так штаны просиживал. Все, что данного села или общины касается, – в отдельную папочку складывается. Слухи, свидетельства… торговые сделки даже! И всегда интересно становится – это чем же ты, мил друг, приторговывал? А еды ты таким макаром достать не пробовал?

Нет?

А отчего?

А, так ты ею и торговал?

Да, не часто. Но тебе же и самому жрать нечего – откуда тогда на продажу что-то взялось?

Вот такие и похожие вопросики весь год и собираются. Не зря у компов целая бригада аналитиков сидит – есть у них работенка.

Смотришь на такого «несчастного», и на языке всякие нехорошие выражения сами собой появляются.

Но вслух спрашиваешь совсем по-другому.

– Сколько у вас жителей, говорите?

– Семьдесят шесть человек! Это, ежели с малыми считать…

– Угу… Основной ваш доход – охота и рубка леса, так?

– Так… – не понимает вопросов «страдалец». – Ведь лес-то – его есть не станешь!

– Кто б спорил… – пожимаю плечами. – Наверное, именно поэтому вы его на ярмарку и возите… В этом году – аж десять таких поездок было!

Вот, кто поумнее, так сразу же что-то просекать начинает. И разговор под благовидным предлогом, разумеется, сворачивает быстренько. Но… попадаются и другие.

– Дык! Возим, а что?

– Да ничего, в общем… Я вот смотрю, а что же вы там такое покупаете? Оружие, патроны – ну, это понятно. Выпивка? Хм… Ткани разные, обувь… а вот это что за статья? «Предметы роскоши»?

Ну, по правде сказать, у нас тут много чего в эту графу вписать можно. Даже тривиальную гитару туда впихнуть без проблем – так она еще и стоить будет ого-го! Но всякие там красивые ткани, хорошая посуда – без этого, что, вообще никак не прожить? Мужик, у тебя вообще-то только недавно голод был! Ничто не подсказывает, что надобно хоть какие-то запасы сделать? Что ж ты еду-то не закупаешь?

А зачем?

Когда есть богатые лохи? Попросил, покривлялся, рубаху на груди разорвал – и ажур! Идут к тебе подводы с продовольствием…

Как, не идут?!

Да, вот так…

– Вы продавали на рынках консервы из наших прошлогодних поставок. Вот список. Неполный, кстати. Мы работаем над его пополнением. Ничего пояснить не желаете?

– Э-э-э… ну…

– Вот стоимость поставки в прошлый раз. Оплатите – будет разговор. Не оплатите…

– А чего дорого-то так?!

– Повышающий коэффициент. За хитрожопость.

Немая сцена…

А не надо полагать себя самым умным!

Но бывает и иначе. Когда голод – увы, пугающая реальность. Когда нет никакой возможности не то что накормить людей, но и просто выжить. И в этой ситуации главенствует железный закон – кормят тех, кто может добыть еду. Или что-то, что можно на эту еду обменять. Мне сложно осуждать жителей тех деревушек, которые руководствуются подобными правилами. Это – их жизнь. А мы, к сожалению, не настолько сильны, чтобы кормить и обихаживать всех голодных и страждущих.

И поэтому существует еще один путь…

Когда голод подходит настолько близко, что никаких вариантов попросту уже не осталось.

Или в ситуации, когда всем надо уйти – и быстро. Причины могут быть разными… И не каждый способен вынести такой путь.

Тогда каждый может привести своего ребенка не старше десяти лет на ближайший блокпост Старопетровска.

Скажи несколько слов – их тут знают все.

«Я хочу отдать своего ребенка Беглецу».

Тогда выйдет к тебе дежурный «химик». Осмотрит твое чадо – все ли у него на месте, нет ли совсем уж неизлечимых заболеваний. Поговорит с ним с глазу на глаз так, чтобы никто не слышал этого разговора.

И положит перед тобой мешок с продовольствием и лекарствами. Дробовик, два десятка патронов и две фляги со спиртом.

Установленная плата родителю, который отдает нам своего ребенка.

И все.

Больше ты не увидишь его никогда. Попавшие к «химикам» не возвращаются домой.

Можно рвать на себе рубаху, матерно крыть сотрудников блокпоста и требовать личной встречи с Беглецом. Мол, верните мне мою кровинушку!

Можно.

Но – ты отдал его сам.

Продал, если быть более точным.

И на этом – все.

Только лязгнут затворами бойцы на блоке, и мотнет отрицательно головой дежурный «химик». Кончились все разговоры, мужик…

А эти дети попадают в школу. Их откармливают до нормальной кондиции и лечат от всевозможных болячек, на которые они иногда попросту не обращают внимания – привыкли…

Это не совсем обычная школа – тут учат не только читать и писать. Кстати, многие этого не умеют… Здесь можно научиться тому, как выжить в глухом лесу или в развалинах разрушенного города. Починить сломанный механизм или собрать его заново из запчастей. Составлять растворы и производить анализы почвы.

Мы стараемся – готовим себе смену. Сейчас таких ребятишек уже почти восемьсот человек, некоторые уже и самостоятельную практику проходят.

Почти все наши научные специалисты читают тут лекции, учат парней и девчонок математике и химии, показывают, как правильно обрабатывать детали на станках, и много еще чего преподают… Увы, своих детей у нас пока рождается не так уж и много, народа постоянно не хватает. А отдать в город кого-то на обучение рискнет далеко не каждый окрестный житель. Да что там – не каждый! Никто по доброй воле не отдаст!

Только так, когда сильно припрет!

Вот и не верь после этого жутким рассказам о Беглеце…

Мало кто наберется смелости сказать, что отдал своего сына или дочь сам – всегда в этом кто-то еще виноват будет. Да и почти каждый такой лесовик считает себя куда как более хитрым, нежели какой-то там «химик»! И тут – такой облом!

Нет, это не я такой оказался бессердечный – проклятые старопетровцы обманули!

И ведь верят же!

Может, в душе-то и думают что-нибудь, но прилюдно не сомневаются ни в едином слове. Или, по крайней мере, делают вид, что верят. А что уж там у кого в башке…


Впрочем, я не мозгокопатель – на это есть другие, специально выделенные для данной цели люди. Моя же работа куда как более прозаична – торговля, разведка… и все, что этому сопутствует.

А еще нам сегодня предстоит инструктаж.

Несколько выпускников школы с нынешнего дня приступают к работе в составе мобильных групп. Наше будущее пополнение, причем выращенное с молодого возраста! Очень хочу надеяться, что у этих ребят дело пойдет куда лучше, чем у нас. Мы-то этому учились на ходу, методом проб и ошибок, а им все старались растолковать заранее.

Любой выпускник может качественно оказать первую помощь, разобраться в каком-либо сложном механизме и даже что-то починить. Ну и при попытке силового «наезда» они тоже не станут легкой добычей… И по ведомству Озерова[1] кое-что народ соображает, так что смена, надеюсь, вырастет достойная.

Всего их десять человек – первый выпуск, который предназначен именно для нас. Все предыдущие шли на производство и во всякие там лаборатории – именно там ощущался самый сильный кадровый голод. Теперь вот и до нас очередь дошла.

– Всем здравствовать!

Курсанты вскакивают и отвечают почти в унисон.

– Садитесь!

Семеро парней и три девушки. Хм-м-м… будущие «химички»? Но раз строевой отдел их пропустил, то определенными склонностями и познаниями они должны обладать. Там тоже далеко не лохи сидят, умеют правильно подобрать место каждому курсанту. Во всяком случае, серьезных ошибок за ними пока что не имеется.

– Завтра у вас первый выход на маршрут. Легенду, карту – все изучили? Кстати, старший у вас кто?

Встает русоволосый паренек. Несмотря на молодые годы, он достаточно плотно сбит и видно, что неплохо тренирован. Хотя… что теперь считать молодостью? В его шестнадцать лет сверстники, живущие в окрестных деревнях и общинах, уже имеют свои семьи. А у некоторых – так и дети растут. Такого понятия, как брачный возраст, там попросту не существует – и в четырнадцать лет девчонку могут выдать замуж. А что поделать? Людей не хватает не только у нас, да и детская смертность, увы, не как в старые времена…

Впрочем, за бывшей границей – так и вовсе тоска… Там хорошо, если из десяти новорожденных выживут уже четверо. Отравленная почва, вода, нехватка всего и вся – это как-то совсем не способствует счастливому детству. Да и бардак там… наши «князья» отдыхают! Там такие отношения только-только силу стали набирать. А до этого резали друг друга с нездоровым азартом. Пробовали, по давней привычке, и к нам с такими заходами заруливать.

М-м-да…

Большинство так в лесах бесследно и сгинуло. И концов никаких не нашлось. А мы, уже традиционно, никак не комментируем судьбу таких вот «ловцов удачи». Ушел, пропал – а мы-то здесь при чем?

А на наглые требования провести какое-нибудь расследование… Ну случается, что шальной (интересно, откуда взявшийся?) снаряд «случайно» упадет прямо в центре того самого поселения, откуда выдвинулись эти самые «ловцы». Да и не один снаряд… иногда – так и парочка… или даже больше… смотря какое поселение. И насколько часто в таких вот выходах замешанное.

У нас даже и танки «бродячие» откуда-то брались – и ничего.

Но вот желание смотреть в нашу сторону жадными глазами такие вот «случайности» отбивают очень хорошо. Сразу – годика эдак на три.

Пока не подрастут новые «искатели приключений».

Вот спрашивается, а чего вы на нас-то уставились? Что, на западе так и вовсе взять больше нечего? Ах, война… А кто ее развязал? Не помним, склероз? Сочувствуем. Но вот у нас этой болезни нет, можем кое-что пояснить. Доходчиво так…

До многих доходит с первого раза.

До некоторых (а особенно потомков всяких там «несчастных беженцев») так и с третьего-пятого никак в башку не умещается.

«Грабить – нельзя!»

Это, простите, как так? А если очень хочется?

«Русских – грабить к р а й н е небезопасно!»

Это что ж такое получается, я с соседями, что ли, воевать должен? Так ведь и они ко мне могут так вот «в гости» пожаловать… Русские – они далеко… не придут…

Придут.

И никакие расстояния тому помехой не станут. Мы всегда приходим к своим обидчикам. И вот тут уже все, реально, похрен.

Деревня снабжала грабителей? Да.

Кормила-поила-растила? Да.

Пользовалась – или рассчитывала пользоваться награбленным? Ну, а как же!

Тады – ой…

Некуда уцелевшим грабителям будет награбленное стаскивать. Новенький матрац как-то вот плохо смотрится на свежем пепелище. Тут дом стоял? Да ладно… когда это было!



Невиновных – нет.

Здесь повсюду (и у нас в том числе) давно действует закон круговой поруки. Община отвечает за все, что сделает любой из ее членов.

Не мы это придумали, да и не в наших краях это впервые возникло, но в общении с заграничными обитателями таковых принципов придерживаемся свято. Ну, а то, что доктора не любят своих лекарств… раньше надо было думать, господа! Местную бесшабашную вольницу в узде, наконец, держать. Это ваши люди – вам с ними и жить. Или будете расхлебывать последствия.

Вот и возвышаются в некоторых местах вдоль границы зловещие буквы «Х» как ненавязчивое напоминание о том, что тут когда-то кто-то проживал. И плохо себя вел… по отношению к нам.

Себя – хоть живьем жрите! Но свои порядки на нашу землю не распространяйте.

Будет больно…

У нас все же попроще. Главенствующий т а м принцип «человек человеку – волк» как-то не очень прижился в здешних краях. Было, да и есть – кто б спорил-то! Но все же не так, как за бывшими рубежами, да…

Там и зачатки кое-какого порядка стали образовываться совсем недавно. Аналоги наших «князей» в пересчете, разумеется, на местные реалии, начали возникать относительно недавно. А так – все больше общинами «вольных хлебопашцев» да всевозможных «вольных поселений» как-то перебивались. Ну с поселениями-то да еще от кого-то там «вольными» – это пусть потом какие-нибудь будущие историки разбираются, от кого там пресловутая «воля» была. А вот относительно «хлебопашцев»… тут ситуация намного интереснее!

Где пахать, в принципе было. Не все земли еще ухитрились застроить супермаркетами и «экологическими» поселками. Кстати, пресловутая «зеленая» энергетика, которой там так кичились, – это первое, что крякнулось опосля ядерной войны. Как «внезапно» выяснилось, электричество-то она дает… Да только вот далеко не в том количестве, как требуется. И ремонта и обслуживания это оборудование требует почти постоянного. Нет, какой-нибудь отдельный дом освещать – милое дело! Тут всего хватает.

А вот заводик, даже и самый небольшой… вилы…

Банальные аккумуляторы – многие из них вышли из строя уже через год-два. И новых, оказалось, взять негде. От слова – совсем. Где тот благословенный Китай, откуда все и завозилось…

Было – у нас. Не так, чтобы до фига, но кое-что делали. И когда из-за бывших рубежей притопал к нам очередной купец с заказом на вожделенные аккумы, он был неприятно удивлен категорическим отказом. Внезапно выяснилось, что некоторые виды товаров продавать ему никто не собирается. Ни за какие деньги вообще.

– А за каким хреном нам развивать вашу экономику? И способствовать восстановлению промышленности? Даже и самой мелкой… Мы что, так сильно соскучились по конкурентам? – недвусмысленно пояснили купцу.

– Но мы платим! Много!

– Другие тоже. И при этом они не создают нам никаких проблем.

И все – хоть башкой о стену колотись. Так никто и ничего не продал. Покупатели бегали жаловаться, просили войти в их положение и все такое прочее…

А вот это они зря!

Никакого сочувствия к тем, от кого к нам приходили такие вот «лихие люди», ни у кого даже и в зародыше не имелось. И просьбы понимания не нашли.

Для освещения домов вам вполне хватит всяких там солнечных панелей. А про все остальное – забудьте! Что вы говорите – свет горит только днем? Так ночью спать надобно…

И насколько я в курсе дела, такая торговая политика приблизительно одинакова на очень большом пространстве – не продавать соседям ничего, что может быть использовано нам во вред. Есть, правда, некоторые несознательные «товарищи»… Но есть и исключения – все, что имеет отношение к вычислительной технике, мы берем не торгуясь. И вот тут… Словом – все сложно.

Так вот – о хлебопашцах.

После того, как пролетела над миром война, вернувшиеся к мирной (хм…) жизни люди внезапно обнаружили, что с посевами как-то вот не того… Это корова или коза в принципе может сожрать все, что растет. А вот для того чтобы что-то выросло на поле или в огороде, надо для начала чего-то в землю бросить. Или посадить – кому что больше по нраву.

Семена были. И первый урожай получился… ну, словом, кое-что выросло. На радостях большую часть тотчас же торжественно сожрали. А остальное оставили на семена. Впрочем, лучше бы съели все сразу… было бы что потом вспоминать.

Ибо, как «внезапно» оказалось, в подавляющей массе э т о зерно для посевов не подходило. Совсем – ибо это не предусматривалось теми, кто данный сорт зерна создавал. Надо – купи семена и сажай. Все прогрессивно и в ногу со временем! Но вот новых семян «отчего-то» не завезли. А время, позабыв спросить соизволения, убежало куда-то туда… далеко, в общем. Коротковаты оказались ноги – не догнать!

А на одних овощах далеко не уедешь, хлеб отчего-то тоже иногда требуется.

И как-то стало тоскливо всяким там «хлебопашцам». Желание – имелось. Возможность и даже техника – тоже. А вот сажать оказалось нечего. Вот и перебивались кто чем смог… Нет, были когда-то на далеком Шпицбергене достаточно большие запасы всякого подобного добра – об этом много кто писал. Но по каким-то неведомым причинам оно в эти края не попало… даже и намека никакого на это не имелось.

За мешок посевного зерна легко могли глотку перерезать – и не одному человеку!

А мы… отсталые… все больше по старинке шуруем… Нет у нас «очевидных» прорывов в данных технологиях, увы! Зато – есть что сажать…

Так что при всей тяжелой доле наших детей им все же было немного полегче, чем их сверстникам на сопредельной территории. Наши чуть быстрее росли и были покрепче. А уж курсанты в данной ситуации существенно выигрывали по всем статьям! Правильное (ну, по силам, конечно…) питание, режим и все такое – парни выглядели на зависть крепкими! А уж девушки…

Насколько я в курсе, на сопредельной территории считалось удачей взять в жены девушку из наших селений – крепче она и малость поздоровее. Даже выкуп неплохой платили…

И некоторые, с позволения сказать, «родители» этим пользовались – продавали своих дочерей замуж на сопредельные территории.

Понятное дело, что это, мягко говоря, не одобрялось. При случае и харю могли основательно начистить – и не только харю. Так что все эти сделки, как правило, проходили без огласки.

Впрочем, это уже не наши проблемы. Там, среди селян, уже какие-то местные власти появились и совсем уж полного бардака стараются не допускать. У них другая проблема – пришлых гоняют.

«Грязно» – оно повсюду, но в различной степени. Где-то больше, где-то меньше…

У нас малость почище, все же основной удар пришелся на Старопетровск. А ввалив туда столько всяческой гадости, забугорные спецы посчитали свою работу выполненной. Ну соответственно окрестностям досталось относительно «немного». Не было там ничего интересного в военном плане…

Здесь, конечно, не рай земной, но по сравнению с соседями – очень даже некисло!

Вот и потянулись отовсюду разные люди…

Ну, как водится, образовался и у нас в округе «князь»… Не из бывших урок – так уже и то хорошо! Был он в прошлом каким-то там местным начальником и вовремя успел составить со своим начальником полиции доморощенную «мафию». Главполицейский тогда нехило помог ему силой и оружием. А потом… как-то очень своевременно скончался. Грибков, надо думать, поел…

Года три-четыре мы про того «князя» и не слыхивали – он все больше по дальним селам шурудил. К нам, памятуя всю жуткую историю с «Зоной-31», не лез. Оттягал под себя небольшой городок, где спешно начал строить свое маленькое княжество.

Так бы все оно и шло, но слухи… они в конце концов и до него дошли. И вот тут у него в душе взыграло зеленое земноводное! Да, так…


Мы тогда прибыли на торг в относительно крупную общину. Как заведено, поставили укрепленный лагерь в ближайшей рощице, где привычно и обосновались. Не в первый уже раз… А поутру отрядили на рынок стандартную группу «химиков». Я тогда с ними не пошел, надо было уже отчет составлять. Эта точка у нас последней была, отсюда – прямо домой.

И только-только я начал подводить баланс, как в палатку ворвался один из моих помощников Мишка Карпов.

– Беда, Михалыч! Ребят взяли!

– Чего? – сразу даже не понял я. Здесь всегда были относительно спокойные места, да и нашу хорошо уже известную униформу узнавали за полверсты. И портить отношения с городом… ну, настолько отмороженных дураков я пока не встречал! Чтобы хвост поднять на торговую точку «химиков»… ну, наверное, надо быть совсем ущербным на голову. А учитывая, что рядом забазировался целый караван…

– По рации крикнули, мол, вяжут их. И все – оборвалась связь.

– В ружье! Боевая тревога! Занять оборону!

Все же постоянные тренировки имеют и положительные стороны. Кто спал, кто ел, но через минуту уже никого праздного не осталось.

Спешно устанавливали минометы, а дежурная группа саперов уже поскакала минировать дорогу. Заняли свои позиции и пулеметчики, ощетинился стволами автоматов периметр.

– Минировать груз!

Тоже сложившаяся практика. Что бы не перевозил караван, а никаких трофеев нападавшие не получат. Наши тела, уцелевшее вооружение – может быть. Но – не груз. С этим у нас всегда жестко и без компромиссов. Никто и ничего полезного не поимеет в случае нападения. И исключений из этого правила не бывает.

Пять минут, и замерло в напряжении наше воинство.

Радист вышел на связь, доложился. И теперь безуспешно пробует вызвать по рации нашу группу.

– Димка!

– Я! – нарисовался рядом неприметный паренек.

– Бери своих и обходом топай к деревне. Посмотри там…

Еще минута, и исчезают в кустах спины его парней.

Мало их… и немного от его ребят пользы в торговых делах. Но зато в прочих вопросах им равных нет! Ну… по крайней мере, я таких не знаю. Здесь, так, во всяком случае.

И снова ждем.

– Командир!

Вижу…

Две машины. Более-менее приличный «уазик» и какой-то странный гибрид из грузовика и автобуса. Борта, судя по внешнему виду, дополнительно блиндированы, вон как кузов мотает на ухабах! Тяжелый он, центр тяжести сместился, так что машина на иных буграх очень даже нехило наклоняется в стороны.

Видел я уже подобные «броневики».

При всем этом дробь и картечь такую защиту пробивают далеко не всегда. Так что некоторый смысл в таких вот полуброневиках все же есть. Особенно когда внутри сидят несколько вооруженных головорезов, готовых шарахнуть в ответ.

В этом агрегате они точно были – из амбразур высовывались автоматные стволы. А на передовой машине виднелся даже и пулемет.

– Мишка! «Утесу» – взять на прицел эту бурбухайку![2] Всем остальным работать по передовой машине! Чтобы там пулеметчик особо не борзел!

Но пока мы не стреляем. Всегда есть шанс решить вопрос миром. Мало ли… Нажать на спуск – дело нехитрое, а что потом?

А следом за автомашинами показались уже обычные конные повозки. Спешат возницы, нахлестывают лошадей. Повозки с высокими бортами. Так что запихать туда добра можно много…

И вот тут все сразу встало на свои места.

Это – грабители. Едут грабить наш лагерь. Оттого так ходко идут лошади – нет в повозках никакого груза. Его у нас рассчитывают получить. Приходилось уже видеть такие вот караванчики… Машины со стрелками подавляют огнем обороняющихся и зачищают все очаги сопротивления. А вот возницы на телегах в бою не участвуют, их дело – грабеж. Могут, правда, попутно кого-то там грохнуть. Не спеша, словно бы между делом. Это нормально… для них. Именно эти гаврики обычно добивают немногочисленных уцелевших и раненых, чтобы не оставлять живых свидетелей своих грабежей.

– Не стрелять никому! Еж!

– Тут я… – откликается наш снайпер.

– Возниц видишь?

– Ну…

– Как начнем – отработай их. В первую голову!

– Решим! – кивает он. – Не переживай – сделаем все чики-пуки!

– Чтобы все там остались!

Мало ли кем они себя т а м считают. Удачливыми добытчиками, хорошими мужьями и отцами семейств – не знаю. С моей точки зрения – обычный бандит намного честнее. Он хотя бы чем-то рискует. А эти… падальщики!

Мы их в плен не берем – вообще никогда. Не оказываем медицинской помощи раненым из их числа.

Жестоко.

Но – такова жизнь!

Обычный бандит, когда идет в бой, имеет шанс сложить голову и потерять сразу все. И поэтому старается хоть как-то этот риск приуменьшить. Даже борзеет, и то с некоторой оглядкой. Среди «князей» порой попадаются совсем уж злопамятные персонажи… Полных отморозков среди бандюков они уже повывели, остались относительно вменяемые. Их можно запугать, на что-то там надавить или даже попросту купить. И слово свое они стараются по возможности держать. Надолго, правда, этих клятв и обещаний все же не хватает, но и то хлеб…

А вот такие «крысы» – статья особая.

Когда они в свое время появились, их кто-то сгоряча обозвал маркитантами. Но малость ошибся мужик… С теми торговцами у них было общим только одно – они так же таскались по пятам всяких там банд и небольших отрядов. Сразу же на месте недавнего боя «крысы» быстро скупали «трофеи», и банда в случае чего могла теперь сделать изумленные глаза. Мол, чего это на нас наехали? Мы никого не трогали – вон, никаких следов награбленного не имеется! Ну, а то, что кто-то что-то там потом продает… так мы здесь с какого бока облокотились?

А позаботиться о том, чтобы никаких свидетелей нападения или грабежа не оставалось, – это уже дело «крыс». Палец отрубить, чтобы колечко снять, зуб золотой, со старых времен уцелевший, выдернуть… можно даже и у живого и без всякой анестезии. Ему все равно потом страдать недолго остается…

Они преследовали сразу две цели – обогащались и устраняли очевидцев. И к банде, буде все вскроется, претензий за э т о не будет и их самих никто уже ни в чем не уличит.

«Крысы» могли напасть и самостоятельно – были случаи, когда они вырезали небольшие караваны, куда проникали под личиной обыкновенных путников. Охрана – она, как правило, от внешнего нападения бережет – на это и заточена.

Словом – их не любили. И вполне заслуженно. В большинстве мест за убийство «крысы» даже никаких санкций не предусматривалось. Бандитов, и тех обычно сначала судили. Пусть и «княжеским» судом – так все лучше, чем судом Линча!

А с «крысой» разговор короткий. Достаточно двух свидетелей, способных подтвердить твои слова. Одиночный выстрел – и потащили за околицу. Их даже не хоронили.

Поэтому они маскировались. Не имели единой формы, никак не показывая своей принадлежности к столь малопочтенному сословию. Даже оружие, и то самое простенькое.

Узнать их можно было только по лошадям – они у них всегда были сильными и хорошо ухоженными. И по телегам с высоким бортом, чтобы можно было много туда покидать и сразу свалить. Вот тут и пригождались хорошие лошади!

Так что в селения на таком транспорте никто обычно не заезжал, перегружались где-нибудь в укромном месте. А столь приметная телега… она и в лесу спокойно постоять может. Кому она без лошади-то нужна?

Поэтому я и озадачиваю снайпера особой целью.

Спешат машины…

Наш лагерь со стороны практически не виден. Машины скрыты кустами и деревьями, палатки расположены так, чтобы не бросаться в глаза. Издали даже невозможно разобрать, сколько тут людей и что они делают. Мы всегда располагаемся подобным образом.

И человек невнимательный вполне может полагать, будто наш лагерь можно захватить наскоком.

Ну-ну…

– Предупредительный!

Да-да-дах!

Коротко кашляет автомат, и на дороге метрах в тридцати от головной машины встают фонтанчики пыли.

Мол, хорош, парни, гонять – здесь вам не тут!

В ответ с машин вразнобой ударило несколько стволов.

Пули сорвали листву с деревьев, подняли пыль с земли, а в лагере дернулась одна из палаток – попали! Хорошо, что там нет никого… Но, надо сказать, попали достаточно удачно! Никого не задели, но весомый повод для открытия ответного огня у нас теперь имеется!

– Огонь!

Гулко бьет «Утес» – и от кузова грузовика летят щепки. Машина резко виляет из стороны в сторону, сбивая пулеметчику прицел. Правда, и стрелки в кузове тоже не могут вести прицельный огонь. Их пули летят куда угодно, но только не по противнику.

Залпом ударило сразу несколько автоматов, и «уазик» тоже вильнул в сторону. Но тут положение было куда как неприятнее – стреляло сразу несколько стволов. И лобовое стекло автомобиля тотчас же покрылось трещинами и пробоинами. Там, правда, были какие-то самотяпные бронещитки, но то ли по раздолбайству, то ли по какой иной причине их не опустили. За что и поплатились! Пулеметчик противника успел выпустить всего пару очередей, и задрался в небо пулеметный ствол. Не до стрельбы теперь хозяину…

Дах!

Вылетает с козел возчик последней телеги. Все верно – товарищи его не увидят и не враз прочухают, что снайпер открыл охоту именно на них.

Снайпер молодец – выбрал момент, когда телега спускалась в какую-то ложбинку. И отработал по цели.

Так что передовые «крысы» могут далеко не сразу просечь, что стреляют именно по ним! Они и не просекли… до того момента, пока на дорогу не плюхнулся еще один их сотоварищ. Вот его заметили!



Но поздно!

Уже шевельнулся тонкий ствол СВД, выбирая очередную жертву.

Закричал возчик, видать чего-то там почуял. Приподнялся на своем месте, вскидывая дробовик. Далеко же ведь для стрельбы, лопух!

Дах!

Оружие отлетело в сторону, а его владелец скорчился на козлах. Больно ему, видите ли…

– Командир!

Вижу – мотается на палке какая-то тряпка.

Типа – белый флаг у них такой…

– Прекратить огонь!

Поворачиваюсь в сторону снайпера.

– Тебя не касается! Цель прежняя!

Взмах рукой – и трое ближайших бойцов поднимаются вслед за мной.

Кто-то скажет – глупо! Не должен командир идти вперед. Его дело руководить. И будет прав, но сейчас у меня каждая секунда на счету. Задержаны наши товарищи! А данные гаврики вполне могут что-то об этом знать. Вот и надо их «колоть» оперативно, пока еще страх не прошел. Еще сжимается все внутри от зловещего посвиста пуль, напряжены нервы, адреналин запредельно зашкаливает – тут его и потрошить!

«Уазик»…

Тут все и без слов понятно – лежит машина на боку. Похоже, что и водителю копец. Да и всем, кто там внутри находился, опосля такого кувырка как-то проблематично будет руками-ногами шевелить. Уж точно не до драки!

Отделяются от группы двое бойцов – на проверку.

– Если там кто живой есть – тащите!

– Добро!

А вот и грузовик.

Этот стоит на колесах и, похоже, вполне себе на ходу.

Но пробиты навылет тяжелыми, с большой палец, пулями стекла и дверцы кабины. Заляпано изнутри чем-то бурым треснувшее лобовое стекло.

А ведь пули-то и в кузов пошли… тоскливо там сейчас. Не спасает от крупняка самодельная броня!

Внутри кузова что-то потрескивает, шуршит… какие-то звуки непонятные. А торчащий из ближайшей амбразуры ствол безжизненно устремлен вверх.

Но кто-то же тут тряпкой махал?

– Эй, живые есть? Выходите, а то отработаю по машине из подствольника!

Эта штука в наше время недешевая. Да и гранаты… тоже денег стоят! И раз есть у кричащего такой вот девайс, то, стало быть, не простой дружинник или охранник к машине подошел!

– Не стреляйте…

Слева он!

Делаю бойцу знак – мол, за машиной смотри!

А сам тихо обхожу приблизительное местонахождение кричавшего. Судя по всему, он совсем рядом где-то залег.

Я тут никому не верю. Вполне все может и ловушкой оказаться. Да – кривой и наспех сляпанной. Но и в такой можно оставить не только лапу, но и полголовы!

Шорох!

Пригибаюсь к земле и смещаюсь в сторону.

Сквозь траву вижу чью-то ногу в сапоге – недвижима. Так, стало быть, не этот орал…

Еще полметра…

Ага…

Худощавый мужик в грубой кожаной куртке. С одного плеча она сброшена, и освободившуюся руку клиент пробует перетянуть бинтом. Выходит это у него плохо, он постоянно дергает головой и испуганно осматривается по сторонам. Похоже, что куда-то там ему прилетело, вот он и пробует себя перевязать. На секунду он оглядывается в сторону машины, а когда, успокоившись, поворачивается назад, то прямо перед лицом видит недобрый зрачок автоматного ствола.

Мужик вздрагивает, дергается, и на землю откуда-то вываливается… маузер! Натуральный с неотъемным магазином – раритет!

– Ну? – вопрошаю я у него. – Руки-то будем поднимать?

– Одну только… – как-то криво улыбается он.

– Так чего ждем?

– Перевязать бы…

– Ага. И еще выпить-закусить! Морда не треснет?

К машине он кое-как выполз. Боец уже закончил осмотр кузова – на земле лежит окровавленное тело. Живой… глухо матерится сквозь зубы.

– Идти может?

– Неа… обе ноги у него… не бегун. Прочие все ласты склеили, один – вот прям щас и окочурился.

– Прислони его к колесу.

Боец вздергивает раненого за плечи, подтаскивает к колесу и прислоняет к нему спиной. Мужик хмуро на меня смотрит. Черная борода, мрачный взгляд из-под кустистых бровей – колоритный персонаж!

Пленника я тоже усаживаю рядом.

– Ну? Кто такие? И почему напали на нас?

Молчат, только по сторонам зыркают.

Вытаскиваю из-за пояса трофейный маузер, оттягиваю затвор. А патрон, однако, в стволе!

Щелкает взводимый курок.

– Я не этот… не Лев Толстой! Беглец – приходилось слышать?

Судя по дрогнувшему взгляду, я – персона известная.

– Так вот, повторяю вопрос!

Бородач презрительно сплевывает на землю.

Гах!

И рядом с его ногой взлетает фонтанчик земли.

– Следующую пулю положу выше. Что там у тебя лишнее? То и отстрелю.

Кто-то скажет – нельзя же так! Люди ранены, в шоке… им бы помочь…

Ага. Помню я, как один такой «пострадавший» воткнул «пику» в спину нашей девушке-медику, которая ему ноги перевязывала… так и не спасли ее.

И с тех пор – как отрезало. Наша личная безопасность – любой ценой и на первом месте! Нас мало. А всякой сволоты – до фига и больше. И размен даже одного своего бойца на десяток таких вот… «несчастных» для нас абсолютно недопустим!

И если я сейчас, безжалостно прессуя эту парочку, смогу сохранить жизнь хоть одному из наших парней – игра стоит свеч!

– Это… Тимоха нас послал…

– Это кто такой?

– Дак… князь местный!

А вот ему-то мы где в суп плюнули? Слышал про такого, но все как-то опосредованно, краем уха.

– А… – делаю вид, будто что-то такое там припоминаю. – Ну да… князь… Ну а вы кто такие?

– Дружина…

– И раз «дружина», так можно сразу, с ходу, по лагерю огонь открывать? Вообще-то косяк – и приличный. А уж по отношению к нам – так и вовсе непростительный! «Химики» – народ крайне обидчивый и чрезвычайно злопамятный.

Давным-давно сложился неписаный кодекс предъявления претензий. И его тщательно соблюдают все заинтересованные стороны.

Есть претензия – подойди к стоянке торгашей, вызови старшего и предъяви! Если все с твоей стороны правильно сформулировано, старший каравана или группы торгашей обязан принести извинения и оплатить убытки.

Не нашли понимания – к князю или старейшине того поселения, на чьей территории находитесь. Он и вынесет решение.

А в нашем случае – к главе «химиков» или непосредственно Демидычу.

В данной же ситуации, открыв огонь по лагерю, эти «дружинники» непростительно подставились, нарушив все писаные и неписаные правила. Одно только наличие «крыс» в их рядах однозначно превращало предъявление претензий в банальный бандитский налет. И мы, немало не беспокоясь о княжеских интересах, спокойно могли их тут всех заземлить.

О чем я и сообщаю этой парочке головорезов.

Нельзя сказать, что это явилось для них совсем уж сногсшибательной новостью – все-то эти гаврики понимали!

А тут еще и один из бойцов приволок подраненного «крысу» – возчика. Тому в плечо прилетело, так что ходить ножками он вполне был способен. Свое будущее мужик представлял очень даже неплохо и поэтому отличался от данных головорезов чрезвычайной словоохотливостью. Попытка не пытка… авось и выйдет жизнь выторговать…

Да, налет.

Да, вполне себе бандитский.

И хотя эти ухари и являлись на самом деле княжескими дружинниками, эта операция явилась их личной инициативой. Так что князь тут был ни при чем – просто хотели под шумок провернуть выгодное дельце.

– Ваши в деревне сказали, что народа тут немного… да и товар весь распродали, мол, домой уже пора.

Ага и, стало быть, вся плата за товар – в лагере. Что ж, вполне себе выгодная операция. Минимум барахла и максимум золота.

Барахло – «крысам», а золото прямо тут можно поделить.

– Наши где?

– Под замком… наверное…

Ох, что-то мужик темнит!

– Я не видел! Мы сразу ушли!

И вовсе похренело на душе…

– Эту троицу – перевязать и под караул! Выдвигаемся к деревне!

Мы опоздали…

Уже на подходе с нами связался Димка.

– Беглец – «Тропе».

– На связи.

– Где вы?

– Рядом, километр, не больше.

– Остановка, ждите нас.


Разведка нарисовалась почти сразу же, и десяти минут не прошло.

– Наших положили почти всех. Прямо на торговой площади лежат. Одного подранили, утащили на околицу и там допрашивали. Потом там же и…

Понятно…

Парень поступил, как и следовало – выдал ложную информацию. Это нас всех и спасло – пошла относительно небольшая группа.

– Их тут человек пятьдесят при одном бронетранспортере. Заняли три дома, но пока никакого беспредела нет.

И это – вполне ожидаемо.

Главарь этих самых дружинников не хочет компрометировать себя нахальным поведением в княжеской деревне – потом ведь и от князя может нехилая предъява воспоследовать! А заезжие торгаши… тут можно какое-нибудь объяснение придумать. Потом… Хотя в отношении «химиков»… такое поведение мало какой князь или глава рискнет одобрить!

Да, у нас слава жестких и жадных торгашей.

Но – мы никого не обманываем и торгуем честно. Можем даже и в долг что-то отпустить – тем, кого давно знаем. Обидчивые и злопамятные, но ни на кого первыми не наезжаем. С нами выгоднее дружить, нежели враждовать.

И большинство местных заправил, равно как и командиров дружин, об этом хорошо осведомлены.

Так что поведение данного «воеводы» выглядит, по меньшей мере, странным. Если не сказать более…

Связываюсь с лагерем.

– Мне нужна вся информация о командире этой самой дружины! Вся! Хоть на ремни эту троицу распускайте, но я должен все знать немедленно!

А пока парни там потрошат всеми доступными способами пленников, мы осторожно выдвигаемся на позиции. Нельзя терять ни секунды. Ведь любая упущенная минута может стоить жизни тем, кого взяли в плен в поселке эти, с позволения сказать, «дружинники».

Вот уже и дома показались.

По принятому в здешних местах обычаю дома окружены оградой. Не простеньким заборчиком, как кое-где в глубинке, а вполне себе серьезным, кондовым таким сооружением. В два слоя вбитые в землю колья, промежуток между которыми завален камнями и землей. Такую фортификацию с ходу не свалить никаким грузовиком. А про менее серьезные автомашины можно и не говорить. Не говоря уже о телегах «крыс». А въезды в деревню прикрыты «змейкой» из больших валунов и старых бетонных блоков. И там постоянно дежурит вооруженная охрана.

Быстрый наскок становится крайне затруднительным.

А «работающие» в наших краях банды стараются передвигаться как можно быстрее, ибо в этом залог их выживаемости. Допустим, ты что-то там захватил, ладно… И как потом быстро оттуда ноги унести? Скрыть факт захвата от всех соседей далеко не всегда возможно. И сердитых гостей с ружьями и автоматами можно ожидать уже очень скоро!

Но вот против пешего проникновения данное фортификационное сооружение не защищает абсолютно. Ибо рассчитано совсем на другое. Это – противотранспортное, а отнюдь не противопехотное сооружение!

Ну а мы, все из себя такие неправильные, что ходим ножками.

И поэтому, быстро перескочив невысокую ограду, втягиваемся между хозяйственными постройками.

Чем характерны местные жилые деревни?

Отсутствием брошенных домов – те быстро разбираются «на запчасти». Кровельное железо и всякие там черепицы разбирают очень быстро – ибо дефицит! Стекло – вообще молчу… Ну и доски с брусьями – туда же. Не говоря уже о более серьезных вещах. Целая отрасль – «разборщики» – появилась. Заезжают в брошенное поселение и методично разбирают его аж до фундамента, тщательно сортируя все полезные материалы. А потом – на рынок или прямиком к заказчику.

И поэтому каждое строение в деревне кому-нибудь да принадлежит. Сарай для дров, для сена и тому подобное.

Все – под замком, чужой не враз залезет.

А для нас это в плюс – тут сейчас людей нет. И вероятность того, что в каком-либо сарайчике праздно прохлаждается кто-нибудь из местных жителей, – околонулевая. Ибо – базарный день. Все на рынке или около него.

Да и «воевода» пожаловал… Такие визиты обычно тоже никем не пропускаются.

Пискнула рация.

– Кличка – Намид. Настоящего имени наши «гости» не знают. Пришлый, заявился к местному князю около полугода назад. Пришел со своими бойцами и техникой. Поэтому был принят на службу с весьма «вкусными» условиями. Пополнил свои ряды за счет всяческого отребья, к которому, кстати, и принадлежат наши пленники. В деревне сейчас должно быть около пятидесяти человек. На машинах и телегах. Там должно быть еще три блиндированных грузовика и один джип с пулеметом.

– Принял… А сам «воевода» здесь?

– Да. Прикид характерный – черная кожанка и папаха.

– Шашки, случаем, нет?

– Пленные ничего по этому поводу не сказали, – собеседник воспринял мои слова всерьез.

– Ладно, проехали… Цели у них какие?

– Местные задолжали князю…

Ага, стало быть, мы имеем дело со сборщиками налогов? Интересная картинка получается… Но каким боком тут наши ребята вплелись?

Все же современное расположение деревни сейчас играет нам на руку. Люди теперь стараются жить кучно, чтобы в случае какой-нибудь бяки соседи быстро пришли на помощь. А все хозяйственные и складские постройки выдвинуты ближе к ограде. Вот и не встретился нам пока никто из местных жителей…

Чу!

Знак рукой – и ребята тотчас же рассыпаются, скрываясь за постройками и складками местности. Кого-то черти несут…

– Там! Вон там у него сарай!

– Ты сам-то видел?

– А то ж! Лично наблюдал, как он туда бочку закатывал!

Ага…

Кто-то из местных решил проявить инициативу и сдал своего соседа «дружинникам». Что уж там было в той бочке – бог весть, но настучать мужик не преминул. И вот сейчас ведет к вожделенному сараю этих гавриков.

– Внимание всем! – прижимаю к шее ларингофон. – Берем этих! Тихо и без спецэффектов!

Вывернувшая из-за угла троица – двое «дружинников» и провожатый – даже мяукнуть не успела…

Присаживаюсь на корточки, вытаскиваю из кобуры «ругер» и передергиваю затвор. Особой нужды в этом нет, пистолет и так уже на боевом взводе, но вылетевший из патронника патрон эффектно мелькает перед лицами пленников и падает в траву. Ничего, потом подберу…

– Значит, так… Сейчас я задаю вопросы. Тот, кто промедлит с ответом, получит пулю. Для начала – в ногу. А ног у нас всего две! Правда, есть еще и руки… Попадать постараюсь так, чтобы ничего починить потом не удалось. Пистолет бесшумный, выстрелов никто не услышит. А любая попытка заорать или дернуться – буду стрелять прямо в горло.

Почему в горло – непонятно. Но страшно. Особенно потому, что я все это говорю спокойным, чуть уставшим и совершенно бесстрастным голосом. Словно автомат какой-то. Мол, мне тридцать восемь раз похрену, скольких из них я сейчас убью или оставлю навек инвалидами.

– Итак. Вопрос первый – где и кто из вас сейчас расположен? Отвечаем по очереди. Тот, на кого укажу, может говорить. Потом переходим к следующему…

Кивок – и у первого из троицы вытаскивают изо рта кляп – скомканную тряпку.

– В доме у старосты! И в соседнем. А на площади всего шесть человек – за порядком смотрят!

– Почему в доме?

– Так обед же!

– Дополнения будут?

Пленники вразнобой мотают головами.

– Второй вопрос – где техника и сколько народа ее охраняет?

Как выяснилось, грузовики стоят около ворот. Рядом с ними отдельный пост – два человека с ручным пулеметом. Джип с «ПКМ» стоит около дома старосты. Отдельной охраны нет, его хорошо видно с площади.

Трое ребят тотчас же отправляются к воротам, надо тихонько убрать пост на въезде.

– Еще вопрос. У вас тут были «химики». Торговали. Что с ними?

А вот тут – молчание…

Приподнимаю пистолет.

Чпок!

И пуля входит в землю рядом с одним из лежащих.

– Ну?

Местный дергается.

– Выньте у него кляп.

– Убили их! Вот как раз этот и стрелял! – кивает он на своего соседа.

Кляп возвращается на место, а я подхожу к тому, на кого указали.

– Это так?

Голос мой спокоен, и никаких эмоций в нем не слышно. Черт… сколько мне пришлось пережить, чтобы выработать в себе умение вот так говорить…

– Они… сопротивлялись! Атаман сказал конфисковать их вещи и оружие – отдали. А потом… они на нас бросились! Вот и пришлось стрелять!

Местный дергается снова – мол, меня! Меня спрашивайте!

Кляп долой.

– Когда девчонку из «химиков» эти в сарай потащили, тогда и парни за нее вступились! И один дал по морде вот ему! Вот стрельба и началась!

– Так?

Лежащий криво ухмыляется.

– Баба же… не убудет с нее! А то, глядишь, и останется…

Чпок!

Вовремя всунутый назад кляп приглушает вой пленника.

Я не попал ему в ногу, как обещал. Ни в одну.

А аккурат посередине…

Надеюсь, он помрет далеко не сразу.

Рация прыгает в руку.

– Вариант «ноль»! Всем все понятно?

Секунда молчания, и абоненты подтверждают получение указания.

Данный алгоритм действия вступает в силу в том случае, когда кого-то из наших ребят или девчат убивают и делают это намеренно и сознательно.

Нулевая терпимость? Или толерантность? Не помню уже – так и не важно. На любое недружественное или подозрительное проявление в наш адрес теперь будет отвечать оружие. Никаких уговоров и прочего – вы начали первыми!

– Рассредоточиться! Работаем тихо!

А вот и площадь…

Никакого рынка уже нет – местное население попряталось по домам. Не до торговли им… Тут народ неплохо себе представляет, что именно может последовать за убийством «химиков». И нет желающих попасть под горячую руку. Ответка – она обязательно последует, население знает, что наш лагерь стоит не так-то уж и далеко. Да, они наверняка уже видели отъезжающие в нашу сторону автомашины и телеги «крыс». При всей нашей крутости никто не может исключить варианта успеха – и не такие вещи иногда прокатывали. Вполне возможно, что отъехавшие могли нас застать врасплох и сейчас орудуют в лагере, обирая еще теплые тела его обитателей.

Но возможен и иной расклад…

И поэтому на улицах нет никаких случайных прохожих. Безопаснее как-то дома пересидеть…

Спиной ко мне сидит на бревне какой-то взлохмаченный шкет в потертой кожанке. Старая куртка, кожа местами вытерлась до белизны. Но автомат, стоящий рядом с ним, ухожен и его ремень не настолько стар. Следит за оружием хозяин.

Быстрый взгляд налево-направо. Нет ли кого рядышком?

Рядом – нет, а вот напротив, на другой стороне площади, развалился еще один часовой. И они друг друга видят, что не есть хорошо.

Жестом указываю на второго часового, и боец, понимающе кивнув, исчезает за углом дома, на ходу привинчивая на ствол автомата «ПББС».[3]

Жду…

А где же остальные охранники – их ведь шестеро должно тут быть? На улице никого нет, странно…

– На месте… – шепчет радиостанция. – Могу работать.

– На счет три.

– Принял.

– Раз… – поднимается на уровень глаз ствол «Ругера». – Два… Три!

Тихо хлопает приглушенный глушителем выстрел, и часовой безвольным кулем сползает на землю.

Почти в тот же момент вдруг изгибается и его сотоварищ – ему тоже внезапно поплохело. Ага, аж до смерти…

Все, путь свободен. Теперь двигаем дальше.

А вот тут обнаружились сразу трое – сидят кружком, курят и травят какие-то байки. По сторонам не смотрят, смысл какой? Нет же никого… все население по домам сидит.

Минус пять… где шестой?

Этот, как выяснилось чуть позже, отошел справить нужду. Там и остался, даже штаны натянуть не успел.

А вот и дом старосты.

Главы поселений тут по-всякому именуются. Есть старосты, как здесь, есть старейшины или главы, но это, как правило, в более крупных образованиях.

Здешнего мы знаем – Федор Петрович. В принципе дядька неплохой и по-своему правильный. Но рисковать головой, чтобы его выручить? Нет уж, дядя… извиняй – тут у каждого свои приоритеты. Мне жизнь любого моего бойца вчетверо важнее чьей угодно еще. А за местных – пусть болит голова у «князя». Но можно попробовать.

Со звоном вылетают стекла в окнах, и в помещение просовываются руки с зажатыми гранатами.

– На пол! Лежать! Кто шевельнется – уроем всех сразу!

Четыре «эфки»[4] на такую пусть и немаленькую комнату – по самые уши! Посечет осколками всех. Может, и не каждого прихлопнет, но уж воевать опосля такого фортеля… это, пожалуй, вряд ли…

Вот и повалился народ на пол, забыв про все на свете. Жить – оно всем охота.

Врываются внутрь мои парни, сгребают в кучу оружие и выкидывают его на улицу. Рывком поднять с пола человека, заехать ему под ребро прикладом автомата и быстро обшмонать на предмет всяких неприятных штучек – это мы умеем. Учили…

А после – вытолкать на улицу и усадить под стену.

– Сесть по-турецки! Руками взялись за уши и оттянули их в сторону! Кто опустит руку – отстрелим ее нахрен!

Смешная поза?

А тож… И очень унизительная.

Да и, кроме того, у сидящего очень быстро устают руки и начинают болеть уши. Так что все мысли только о том, как поскорее опустить руки, а не о том, как половчее пнуть стоящего за спиною конвоира.

Вот подобным образом и ухитряются наши ребята держать в повиновении изрядную кучу натуральных головорезов.

В общей толпе сыскался и староста вместе со всем семейством – по «долгу службы», так сказать, сидел он за общим столом. А его домочадцы всю эту компанию и обслуживали.

– Отойди-ка ты, Петрович, в сторонку… Но так, чтобы все слышал и видел.

С одной стороны – я его по рукам-ногам вяжу. Как представитель местной власти он за все происходящее здесь отвечает лично. Перед князем. Но где тот князь…

А я – рядышком. И по всем н а ш и м правилам могу и должен за смерть своих ребят отомстить. Сколь это соответствует здешним законам – по барабану. У нас свои правила – око за око и смерть за смерть. В кратном исчислении… Для того и нужен мне староста, чтобы он как представитель власти мог бы все это засвидетельствовать. И всем остальным сообщить. Дабы никому впредь неповадно было!

Одно дело, когда такие вещи какой-то обычный местный житель рассказывает – с него и взятки гладки. А вот староста… ему веры просто по определению больше.

Петрович не дурак и все это прекрасно понимает.

– Беглец! – бухается он передо мной на колени. – Что хошь проси! Но этих не вали прямо здесь – с меня же потом шкуру заживо снимут!

И ведь где-то он прав… Как бы ни поступили эти гаврики – формально они княжеская дружина. И право суда над ними – тоже у него.

– Твои предложения? – поднимаю я мужика с колен. – Да ты сядь…

– Ну… выкуп ты ведь не возьмешь?

– Нет. Если только кровью.

– Тогда… может, князя…

Вариант.

Связь у нас есть, так что передать сообщение местному основному вполне возможно.

– И как скоро он тут будет?

– Ну… дня три… может, и быстрее…

– Ладно. Но этих мы заберем – у нас пока в яме посидят. И всю их технику с вооружением – это даже и не обсуждается! В любом случае все это добро они назад не получат – при каком угодно раскладе.

Думаю, что те дни, которые «дружинники» провели у нас в плену, они, наверное, до самой смерти не позабудут. И не потому, что их как-то по-особому чморили и издевались. Вот еще…

Найдя основательную яму, всех пленных загнали в нее. Повалив ближайшее деревце, устроили над их головами своеобразный «журавель» по типу колодезного. А на нем подвесили минометную мину, присобачив к ней радиодетонатор. И кратко пояснили – малейшее возбухание по какому угодно поводу, и часовой нажмет кнопку.

Ну и само собой разумеется, что кормить всю эту гопу никто не собирался. Пить дают – скажите спасибо уже и на том!

Равно как и водить их на оправку.

Свои люди, хрена ль там стесняться-то? Перетопчитесь как-нибудь…

А сами мы приступили к подготовке. Мало ли с какой ноги встанет тот самый князь?

Да, к нам тоже на всех парах рвет помощь, так и им идти далеко не полверсты! Еще неизвестно, кто успеет первым…

Но первыми успели все-таки наши.

Вырвавшись на пригорок, джип притормозил, обшаривая пулеметным стволом всю округу.

А следом рычали моторами и другие машины.

– Передай, – толкаю локтем Мишку. – Все в норме, пусть подходят сюда.

Два джипа с пулеметами и два грузовика – стандартный торговый конвой. Оказались ребята рядом, вот и рванули на помощь, побросав все свои торговые дела к чертям.

Крупняк, «Печенег» на станке, миномет – и полтора десятка до зубов вооруженных бойцов! Это уже кое-что! Дышать стало существенно легче…

До обеда оборудуем еще один укрепленный лагерь, куда прячем грузовики прибывших. Подхватив свою зловещую трубу, в темпе сваливают куда-то в сторону минометчики – им торчать у всех на глазах необязательно.

Что ж, расклад основательно поменялся.

Два крупнокалиберных пулемета, почти десяток обычных под патрон 7,62х54 и три ручника меньшего калибра – с налета не взять! Я уж молчу про два миномета на засадных позициях… Ну и до кучи – десяток противотанковых гранатометов. Сомневаюсь, что князь прикатит сюда на танке, но вот какой-нибудь броневичок вполне может в его конвое присутствовать. Бывали, знаете ли, случаи…

Местный босс прикатил на следующий день, к обеду.

Понятное дело – не к нам, а в опекаемую деревню. О чем мне сразу же доложила разведка – срисовали его колонну.

БТР, три блиндированных грузовика и парочка машин поменьше – серьезно дядя подготовился!

Вообще в сложившихся условиях любая автотехника – это привилегия более-менее организованной структуры. То же топливо и всякие там масла, не говоря уже об элементарной резине – все это надобно где-то добыть! И затраты требуются далеко не маленькие, отдельная деревушка фиг потянет такие вещи. Да и не всякая банда может себе позволить хотя бы один грузовик.

Кстати, не могу не сказать доброго слова о наших тружениках всевозможных «рос» и прочих там «резервов». Как бы не ворчали и не язвили о них в прошлом, но на всевозможных складах и складиках и поныне сохраняется немаленький такой запасец всевозможного железа и резины. Да, на какой-нибудь там «Ренджровер» запчастей в этих местах хрен отыщешь. А на «УАЗ» или «КамАЗ» – милое дело!

И странное дело, но все эти объекты независимо от того, кто их в свое время захапал, понемногу перешли в руки совершенно «некоммерческих» структур. По-разному перешли… кое-где – так и со стрельбой и всяческими спецэффектами. Кто бы там что ни говорил о «невидимой руке» всемогущего рынка, но в сложившихся обстоятельствах эта самая рука отчего-то оказалась крайне неэффективной. Да если бы ей дали волю перед войной, то на тех самых складах сейчас бы и болт ржавый хрен бы кто отыскал!

А уж про наших соседей за бывшей границей и говорить нечего… На ум приходят исключительно матерные высказывания. Там-то эта самая рука всласть порезвилась! Да так, что они у нас теперь лошадей в товарных количествах закупают. Хоть телеги сами мастрячить навострились – уже хорошо! Для них, разумеется…

Так вот, любые поставки со складов идут исключительно в адрес организованных структур. И – только так! Никакая вольница оттуда не снабжается.

Связь, медикаменты, топливо и запчасти – вот вам и «невидимая» рука. Ты можешь сколько угодно орать про свою независимость от кого угодно, но торговать с тобой таким вот «независимым» никто не обязан. Или в общем строю, или топай, куда глаза глядят.

Нет, исключения, понятное дело, есть, в том числе и пресловутое воровство и работа всяких там перекупов. Увы, но этого мы избежать не можем.

Но – выгоднее быть вместе со всеми.

Дешевле – так уж совершенно точно.

Вот и, выслушав сообщения разведки, прихожу к предварительному выводу – особо борзеть князь не станет. Попробует – это уж и к бабке не ходи! Но посмотрим…

Уже через час в лагере появился местный староста – босс приглашал меня на переговоры. Формально мы на его земле и должны выказать уважение. Здесь он прав на все сто.

Но его люди убили наших ребят.

И я (учитывая все неписаные тонкости) сейчас вправе от такого предложения уклониться.

– Передай – мы никуда не поедем. И не отпустим пленников. Говорить будем только здесь.

Жаль Петровича – ему все это сейчас князю сообщать.

Но – назвался груздем, полезай…

– Всем – наготове! Ждем гостей! Режим тишины!

Рупь за сто – сейчас в княжеской свите кто-то гоняет сканер, ищет нашу волну. Щас, родной… так я и разогнался тебе помогать…

А вот дерьмеца в карман подбросить – это запросто!

И начинают мнимый «радиообмен» мои ребята.

У них две радиостанции различной мощности. И разница в силе принимаемого сигнала для любого «слухача» вполне очевидна.

То есть одна рация (с более мощным сигналом) стоит, совершенно очевидно, в лагере, а вот менее мощный сигнал исходит откуда-то издалека. Ну, очевидно же!

– «Восьмой», свою коробку заводи! – надрывается в эфире «лагерная» станция. – «Восьмой!» Оглох ты там, что ли?!

– Да тут я, «третий»… не ори так. Сейчас, уже лагерь собираем…

– Да, брось ты все там к хренам! Давай на рубеж выползай, пока еще там твой гроб доедет…

– Я насчет гроба попросил бы!

– Ладно, хрен с тобой… «Шестой»! «Третьему» ответь!

– Да тут я давно…

– Предварительно – рубежи два и три! Понял?

– «Второй» и «третий»… готовы.

– Все, команды ждем!

Вот так и дурят доверчивым людям голову…

Что за «гроб», откуда и куда он там ползет? Не едет – ползет! То есть скорость невысокая у него.

Ничего, кроме танка, в голову сразу и не приходит. А они у нас есть, и про это много кто знает.

Опять же – рубежи.

Ничто, кроме артсистем различного рода, такие понятия не использует. Значит, есть тут и такие штуки.

«Третий», «шестой», «восьмой» – значит ли это, что есть еще и прочие номера?

Вполне даже возможно…

И сколько их тут всего окопалось? И явно ведь – не с ложками и вилками!

И вот такую лапшу парни добросовестно и со всей положенной серьезностью сейчас вешают на уши возможным слухачам. Впрочем, их может и вовсе не быть, но есть определенный порядок! И сильно развитое чувство самосохранения.

– В нашу сторону идут три машины! – прорезается в эфире разведка.

Ага… решился-таки князинька…

– Поправка! – снова хрипит динамик. – УАЗ, БТР и блиндированный грузовик! Повторяю – БТР!

Броня – это есть не шибко хорошо… Я бы даже сказал – совсем невесело!

Но – ждем…

– На удалении в полтора километра занимают позиции минометчики. Два расчета!

Щелчок тумблера – переход на резервную частоту.

– «Мороз» – «Ветру»!

– В канале.

– Слышал?

– И даже вижу их, – отвечает собеседник.

– Проконтролируй «самовары» в случае чего…

– Принято! – отвечает старший группы дальнего прикрытия.

Снайпер и три человека обеспечения, в том числе и «ПКМ», чья лента сейчас забита бронебойными. Так что в случае чрезмерной активности княжеских минометчиков их ожидает неожиданный и очень неприятный сюрприз!

Возвращаюсь на основную частоту.

– Внимание всем!

И разом обрезается гвалт в эфире.

– Встреча по варианту три! Подтвердить получение!

У нас давно уже расписаны и неоднократно отработаны различные алгоритмы по ведению боевых действий.

«Встреча» – это когда кто-то идет к нам.

«Пятки» – отрыв от засады на маршруте.

«Каток» – нападение уже с нашей стороны.

И в каждом алгоритме существует несколько возможных вариантов построения и взаимодействия – их-то и отрабатывает народ на полигонах.

Вариант «встреча-один» был совсем недавно. Когда нас с ходу атаковали эти самые «дружинники», что ныне сидят в яме.

Вариант два – осада и перестрелка с дальней дистанции.

А вот третий…

Он немедленного нападения не подразумевает.

«Демонстрация угрозы для создания конструктивной обстановки на переговорах», – примерно так выражается Озеров. Ибо и он немало трудов затратил на разработку этих самых алгоритмов. Там много кто вообще-то руку приложил… Но так витиевато выражается только мой старый товарищ.

Так что все это с большой долей вероятности не более чем обычная демонстрация собственной крутости. Правда, вот минометы – они несколько в данную картину не вписываются. Видеть их мы, теоретически, не можем. И, стало быть, их развертывание на позициях некоторым образом непонятно. Князь, что, реально собрался нас штурмовать?

А почему столь малыми силами? Он же с собой явно больше народа приволок? И где они все?

Не доезжая метров двухсот до лагеря, машины замедляют ход, а потом и вовсе тормозят. В знак, так сказать, «добрых» намерений. Ну-ну, милок… ежели у тебя на службе такие же дружины, как и та, что ныне в яме сидит, легкой прогулки точно не будет.


Смолкли моторы автомашин, и наступила тишина. С нашей стороны не заметно никакого движения, не видно людей. Лагерь словно вымер, даже часовых нет.

Проходит еще несколько минут.

Внезапно зарычал мотор у бронетранспортера, тяжелая машина выдвинулась чуть вперед, прикрывая своим бортом прочие автомашины. На броню набросаны какие-то мешки… песок? Для лучшей защиты, что ли?

Ну-ну…

А в колесо тебе давно граната не залетала?

Можем обеспечить – никакие мешки не помогут!

Снова замолк двигатель.

Что-то лязгает, и вперед выходит коренастый мужичок в кожаной куртке. Помахав в воздухе пустыми руками, он неторопливо шествует в нашу сторону.


На князя визитер как-то вот не сильно похож… Ну, подождем.

И через несколько минут я рассматриваю парламентера.

– Пошто князя так встречаете?

– А откуда видно, что это именно князь? – я мысленно усмехаюсь.

– Уел! – восхищается мужик. – И верно, нет нигде княжеского штандарта. Так что – и говорить уже не хочешь?

– А есть с кем?

– А хоть и со мной?

– На предмет?

– Неужто не отыщем темы?

Тема имелась – прямо перед лагерем, в яме. Мужик, когда мимо нее топал, мог преспокойно все рассмотреть. Хотя надо сказать, что зрелище было не из приятных…

– Что за них хочешь?

Поясняю, что мы людьми не торгуем и держим пленных исключительно ради правосудия. Но ввиду некоторых сложностей… (демонстративно кошусь на БТР) приступить к дознанию недосуг… Да и не наше это дело – тут ведь где-то и князь, говорят, присутствует? И если так, то пусть он этим делом и занимается. А мы – мы посмотрим. И послушаем…

Ибо нас крайне интересует его мнение по столь очевидному вопросу. Нам сюда ведь еще не раз заезжать… или не заезжать…

Мужик хмурится – последний намек ему явно не по душе.

– На пять слов, – кивает он в сторону.

Отходим и присаживаемся на упавшее дерево.

– В принципе ты прав! Накосячили они. И здорово. Такое дело только кровью можно смыть – здесь возражать не стану. Но – есть нюанс…

Он поясняет.

На границе княжеской территории завелись некоторые… скажем так, лесовики.

А попросту – обычные грабители, сбившиеся в несколько шаек. И для их окончательного искоренения сил у местного босса отчаянно не хватает. И средств – тоже кот наплакал.

Мысленно представляю себе этого самого кота, а ничего зрелище – впечатляющее!


– Вот и приходится привлекать всякое отребье – вроде этих! – кивает собеседник на яму. – Платить им нечем, так что остается одна возможность… пусть малость пограбят. В счет оплаты, разумеется… А то, что они на таких кусачих напоролись, так кто ж знал, что у их вожака настолько пустая башка?! Надо ж понимать, кто перед тобой стоит!

Понимает мужик, с нами всерьез бодаться – пупок, скорее, развяжется! А жалеть данных типов никто и не собирается. И чем больше их ляжет в будущей схватке, тем лучше! Да хоть и все, но лесовиков – ослабят! И их можно будет добить силами уже вполне настоящих дружинников.

Ага, и не сильно при этом поиздержаться…

– Если я допущу, чтобы этих типов судили по закону, уйдут и прочие их сотоварищи. А это более трети всех моих сил…

Интересно мужик заговорил! Судя по тону и категоричности высказываний – это сам князь передо мной и сидит. Что ж… надо отдать должное – мужик труса не празднует. На переговоры пришел лично, не побоялся. И скользкую тему откровенно объяснил.

Что ж, по крайней мере, с ним можно говорить без экивоков.

Итогом этих переговоров стало то, что мы – «отныне и навсегда» (ну, во всяком случае, пока этот князь сидит на своем месте) получили право беспошлинно и беспрепятственно торговать на его территории, устраивать там свои «временные» (ага, на срок до года…) лагеря и поселения, которые под местную «юрисдикцию» никак не подпадают, ну и кое-какие и н ы е привилегии, которые нигде более не обозначались и никак не оговаривались.

А надо сказать, что относительно лагеря или поселения действует некое интересное правило! Вот, поставил некто в чистом поле пару-тройку строений (любого, кстати, размера и назначения) и объявил это место поселением. Спустя некоторое время появляется представитель князя, который и устанавливает границы оного поселения, размер налогов и прочее. И будь любезен, плати!

Но если этот самый «некто» добавит или разрушит еще один дом или переедет куда-нибудь еще (место ему, видишь ли, не понравилось) – вся процедура определения границ повторяется.

Так что если наш «временный» лагерь перенесут хотя бы на сотню метров в сторону или даже ограду сдвинут на то же расстояние, он будет считаться новым поселением. И все по закону, фиг подкопаешься!

Не знаю, зевнул ли князь этот нюанс местного законодательства или его слишком уж поджимало, но на этот пункт договора он внимания никакого не обратил. А я не настолько человеколюбив, чтобы на такие ляпы указывать.

Один грузовик мы князю вернули. А во второй усадили всех выживших пленников и отправили их восвояси. Хрен с вами, князь за вас расплатился!

Правда, бог его знает, по какой такой причине, но далеко эта машина не ушла. Подорвалась на «случайной» мине…

Бывает, чо…

Эхо войны! Все претензии… а к кому, собственно говоря?

И все остались «при своих». На первый взгляд.

Князь – продемонстрировал свою личную храбрость (что вполне соответствовало истине) и заботу о дружинниках. Освободил же? Да, вот они на своем транспорте и отъехали.

А за «случайные» мины спрос не с князя! Он тут и вовсе ни при чем.

И «химики», получив выкуп в виде части техники «дружинников» и поблажек от князя, сняли свои претензии.

Хотя в с е, пусть даже и косвенно причастные к гибели наших ребят, свое получили сполна. И люди понимающие (а такие тут тоже есть) все прекрасно смекнули.

Тот редкий случай, когда волки наелись, но и овцы не пострадали.


Ну а тот факт, что князинька таким макаром решил и нас за вымя подергать, остался за кадром. Впрочем, это уже он так может думать – мы-то ему никаких обещаний не давали. И при случае можем все очень быстро «вспомнить». Или припомнить – тут уж кому как больше по душе.

Мы не злопамятные.

Просто очень злые, и память у нас хорошая.


И все эти вещи очень доходчиво разъясняют нашим курсантам. Что верить можно только своим. Всех остальных можно привечать, сочувствовать, но и только. Любого рода «езда» на нашем сочувствии заканчивается очень быстро и с соответствующей пометкой в нужном месте.

Выслушав парня, представлявшегося мне первым, перехожу к следующим курсантам. Рядком сидят три девушки, и все достаточно симпатичные, надо сказать!

– Так… – останавливаюсь перед ними. – Специализация?

– Кононова Наталья! – вскакивает русоволосая девушка с пышной гривой волос. – Шестнадцать лет, исследование окружающей среды. Специалист широкого профиля.


Понятно – проведение анализов почвы и растений, оценка радиоактивной и химической опасности, определение пригодности продуктов к употреблению и все прочее, что таким вещам сопутствует. Сурово… девчушка явно натерпелась всякого, раз пошла на такую работенку. Туда, насколько я в курсе, берут только добровольцев.

– Круто! И что – есть причины для такого… э-э-э…

– Я из Марьинского погоста.


Все – никаких вопросов больше нет. Немалое селение в свое время почти полностью вымерло из-за того, что какой-то там «умник» решил использовать в хозяйстве трубы и прочие запчасти с некогда разбомбленного объекта. Так делают многие, но на этот раз тот самый объект оказался бывшим хранилищем опасных отходов. А проводить обследование глава общины не стал – за это же платить надобно! Авось пронесет…

Пронесло.

Чуть менее полутысячи могил… да…

И уцелевших никто не захотел принять к себе, а вдруг они какие-то заразные?

И еще полсотни покойников…

Мы успели подобрать шестерых выживших детей. Выходить удалось двоих.


Следующая девушка – Кира, оказалась аналитиком. Так сказать, специалистом первой линии. Тем, кто непосредственно на месте должен быстро анализировать окружающую обстановку и оперативно корректировать некоторые моменты нашего общения с окружающими. Тоже, между прочим, новшество, вызванное к жизни войной. А что ж вы хотите? Все теперь меняется настолько быстро, что не всегда возможно полагаться на данные центра – порой они попросту запаздывают.


И последняя из них – Галина Маркон, имела профессию, давно привычную, – торговый представитель. Вот тут все насквозь понятно, это уже совсем близко к нашему основному направлению. Анализ торговых сделок, составление рекомендаций – вполне уважаемый специалист.

Почему я так акцентирую внимание именно на девушках?

Так первый же такой выпуск! Раньше-то у нас все больше брутальные мужики трудились. Это, так сказать, первый блин. И очень бы не хотелось, чтобы он получился комом!

Потому я так тщательно их и изучаю.

Специализация – это, разумеется, многое значит. Но тут не учебный класс, здесь насквозь суровая (и очень неприветливая) реальность. И именно сейчас по итогам первого полевого выхода и станет окончательно ясно – кто из кого получится.


Остановились на том, что все трое курсантов женского пола идут на выход в составе моей группы. И двое парней.

Прочие уходят сегодня вечером, их группа уже сформирована. Ну пять человек, к тому же неплохо подготовленных, будут достаточно полезным дополнением к любой команде.

– Выход – завтра вечером. Добравшись до ближайшего поселения, встаем лагерем. Послезавтра там торг, в котором мы принимаем участие. Два дня там, после чего уходим дальше. Перед выходом каждый из вас подходит ко мне, лично проверю экипировку!


Ну и все последующие вопросы, а их оказалось, как всегда, изрядно… Словом, домой попадаю уже затемно. И под довольное ворчание Василисы забираюсь, наконец, под одеяло. А тяжелая котища пристраивается рядом – ее законное место!

Рейд…

Насквозь привычное, где-то даже и рутинное, но от того ничуть не менее опасное мероприятие. Наш караван всегда везет настолько много всяких ценностей, что у некоторых нестойких «товарищей» это в прямом смысле вызывает зуд нетерпения. А загребущие ручки так и чешутся…

Выстрелить могут даже и в виду блокпоста, такое тоже случалось. Хватает всевозможных отморозков, да… И поэтому патрон всегда в патроннике и одна рука всегда свободна. Не расслабляется никто. И никогда. Дома спать будем… потом, когда вернемся.

Первые дни рейда прошли без неожиданностей. Все или почти все было более-менее знакомо и привычно. Всевозможные торговые представители, различные оптовые торговцы и крупные перекупщики – около Старопетровска обычно именно они и попадаются чаще всего. Ведь серьезный перекуп в одиночку редко ходит. Обычно с охраной. И это лишние траты, не каждый торговец себе такое может позволить.

А вот розничные покупатели будут позже, когда отойдем от города достаточно далеко.


Каждый вечер улучаю момент и внимательно расспрашиваю наших курсантов. Кто что видел, слышал и какие из всего этого будут выводы?

Наталья, кстати, отличилась уже на второй день – забраковала партию товара. Хоть нас и кличут «химиками», это совсем не означает, что мы будем жрать всякую отраву! А именно ее она и обнаружила в некоторых продуктах, что притащили нам на продажу.

– Я не знаю, где этих самых свинок откармливали. И чем именно. Но вот есть такое мясо категорически не советую! Как они сами-то не попередохли в процессе откорма!

Сделав анализы, она тотчас же тормознула сделку, чем вызвала нешуточное возбуждение у продавца. Он почти полтонны вяленого мяса нам притащил – и такой облом!

Вопрос решился быстро – я предложил ему самому сожрать хотя бы килограмм своего товара.

– Я тебе даже его оплачу! И стакан налью – своим товаром и закусишь.

Предложение, вполне ожидаемо, энтузиазма не вызвало. Разумеется, что и никаких издержек никто ему оплачивать не собирался. Сам виноват!

Ну и в будущем, ежели этот деятель к нам зарулит, его товар будет подвергнут самому жесткому контролю – заслужил! Уж что-что, а соответствующая пометка напротив его имени стоять будет всенепременно!

Редкостный баран… он что, и на самом деле рассчитывал легко впарить нам подобный товар? Да, продовольствие всегда интересно, а уж продукты длительного хранения – те вообще постоянно в цене. Но не знать о наличии специалиста по контролю? Мы такую проверку проводим уже года два, мог бы и сообразить!

Впрочем, фиг бы с ним…

Еще день. Торг закончен. Во всяком случае, все, что нам нужно сделать, мы уже сделали, в том числе и переговорили с некоторыми интересными товарищами. Так-то они всем известны в качестве торгашей, но и торговцы тоже бывают… разными, в общем…

Снимаемся с лагеря и двигаем дальше. Два дня пути – и нас ждет новая точка.

В дороге я присматриваюсь к новому пополнению. Для них это первый выход, и курсанты очень сильно опасаются ударить в грязь лицом. Тем более в моем присутствии. И поэтому парни и девчонки очень стараются, выкладываясь по полной.


А вот и место рынка – оживленная деревня неподалеку от бывшей границы. Сюда уже приходят гонцы и с той стороны. Так что ушки на макушке! Не зеваем и совлом попусту не торгуем!

Первый день – раскачка. Еще не все покупатели подтянулись, а кое-кто из приехавших пока только присматривается к обстановке. Крупных сделок в первый день обычно не бывает.

Так что, особенно не напрягаясь, спокойно наблюдаю за происходящим.

И именно поэтому меня несколько удивляет внеурочный визит нашего безопасника.

– Тут такая штука… – несколько замявшись, говорит он. – Зафиксировано наблюдение.

Тоже мне новость! Да за нами кто только не смотрит!

– Нет, – качает головой наш контрразведчик. – Не за лагерем. Кто-то смотрит за курсантами.

А вот это интересно! Ладно – за мной, я тут персона известная. Но вот за ними?

Федька – парень серьезный, выучку у Озерова прошел дай бог! И к шуткам не склонен совершенно. Если он говорит – заметил слежку, то так оно и есть.

– Ладно… Скажи им – пусть будут настороже! Ежели что, пулей в расположение!

– Добро!


Так или иначе, а лучше и мне самому тоже посмотреть. Одна голова – хорошо, а две… тоже очень кстати могут оказаться.

И поэтому я вношу некоторые коррективы в привычную расстановку личного состава. Парней отправляю к подразделению охраны – там есть кому за ними присмотреть. А сам перемещаюсь к прилавку, здесь работают девчонки. Посижу, посмотрю…

Половина дня проходит совершенно буднично – все как и всегда. Подходят люди, интересуются, идет обычный торг. В основном берут медикаменты. Здесь это самый ходовой товар.

А вот расплачиваются… тут уж кто что добыл… Приоритет – все, что имеет отношение к вычислительной технике. Сейчас подобного добра стало не так-то уж и много – дошлый народ давно повытряс все ухоронки. Соответственно взлетела и цена! И поэтому любой, кто притащил подобные штучки, идет вне очереди. К такому порядку вещей все привыкли, и никто в очереди не возмущается.

Вот один из парней делает мне знак – требуется мое присутствие.

И что там у нас?

Хм… системный блок компа?

Тут разговор особый, и я приглашаю клиента в комнату. А следом за мной следует и Галина – ее это тоже касается. Пусть привыкает.

Комп… ну вполне в свое время обыденный предмет. Но спустя столько лет он ощутимо вырос в цене!

– Посмотри, – киваю Галине на стол, где стоит системник.

А сам указываю продавцам на стулья, мол, присаживайтесь.

Их двое – угрюмый пожилой мужик и молодой парень несколько бандитского обличья. В основном весь разговор ведет парень, мужик же большей частью отмалчивается. И изредка посматривает по сторонам. Цепким и внимательным взглядом.

И что-то меня тут настораживает…

– Хм… – чешет в затылке девушка. – Да тут ничего особо ценного и нет. Блок питания, память – пятьсот мегабайт… провода… И все.

Нет, понятно, что мы и это возьмем, но… ничего не понимаю. На что эта парочка рассчитывала? Много не дадут – это и ежу ясно. А на клинических идиотов наши визитеры не очень-то и похожи.

И тут я замечаю взгляд, который бросает на Галину старший из гостей. Отчего-то мне этот взгляд совсем не нравится! Нехороший он какой-то… оценивающий… И еще что-то в нем есть – только вот не пойму, что именно?

И в какой-то момент я понимаю – мужику совершенно пофиг какая-то там сделка, он даже меня не слушает. Все общение идет исключительно через молодого парня.

Вопрос: а за каким фигом он тогда вообще приперся?

И я вмешиваюсь в сделку, обрывая девушку на полуслове.

– Вы знаете… А не будем мы это железо брать. Не нужно оно нам. Старье…

Парень было вспыхивает, но старший, пожав плечами, поднимается со стула.

– Нет так нет! Как хотите…

И не произнеся более ни одного слова, топает к двери.

Подхватив со стола системник, молча испаряется и молодой.

Вот тебе и здрасте! Чего-то я тут не втыкаю…

Смотрю на Галину – она в задумчивости кусает губы. Это что еще с ней такое приключилось?

– Я слышала этот голос… и помню его.

– Чей?

– Старшего.

– И что это за фрукт?

Она как-то беспомощно пожимает плечами – в ее памяти это не отложилось.

А вечером, уже после завершения всех дел, я сижу у стола и листаю личное дело курсанта Маркон.

«…Передана нашему представителю по стандартной процедуре…»

Когда?

Десять лет назад. То есть ей в то время было шесть лет.

И что мы знаем о тех, кто ее передал?

«…По имеющимся сведениям. Родное селение Маркон – дер. Негорелое, была уничтожена неизвестной бандой через полгода после передачи девочки…»

То есть она у нас круглая сирота?

Но есть пометка!

«…Особым отделом зафиксирована попытка получить сведения о детях, переданных по стандартной процедуре в период… За указанное время к нам поступили пять человек – четыре мальчика и одна девочка (см. приложение). Один мальчик вскоре после поступления умер от острой сердечной недостаточности…»

И все – более ничего интересного в деле нет.

Согласно имеющейся информации никого из оставшейся четверки, кроме самой Галины, сейчас тут нет.

И вот сиди и гадай – кто именно интересовал этих неизвестных интересантов? Кто-то из живых или умерший? И в связи с чем?

Загадки… как я от них устал!

Спать!

Утром думать будем! А контрразведчика озадачу выяснить поподробнее личности этих самых продавцов компьютерного железа.

Утром, однако, стало известно, что никого из этой парочки тут нет – отбыли засветло. А брошенный ими системный блок нашли около дороги. Как оказалось, они купили его уже здесь у кого-то из пришедших на торг. Взяли, особо не торгуясь. И выбросили, отъезжая восвояси. Местные припомнили, что молодого иногда тут видели, он иногда что-то покупал на торгу.

Еще страннее… Не скажу, что эта покупка вылетела им в копеечку, но… зачем? Поговорить со мной?

Бред. Это можно сделать и не прибегая к подобным ухищрениям.

Посмотреть на Галину вблизи?

Теплее, но зачем? Кому может быть интересен курсант, только что окончивший обучение? И не появлявшийся за пределами города последние десять лет.


Следующий день прошел без приключений и неожиданностей. Проинструктированные мной ребята ничего подозрительного не заметили. По уму – так надо бы отправить Галину назад в город. Но… по ее ли душу приходила эта парочка? Они не стали более ничего выяснять, а попросту свалили восвояси. Значит ли это, что они не узнали того, что им было нужно?

Связываюсь по рации с Озеровым. После некоторого раздумья он советует все же отправить Галину назад. Мало ли… пока мы не выясним все обстоятельства этого странного визита, лучше не рисковать.

Ну… сложно сказать. Витька все-таки серьезный спец и во всяких там хитрых делах он, разумеется, смыслит куда больше меня. Но отчего-то нет у меня уверенности в том, что именно этот вариант является в данном случае наилучшим.

О чем я ему и сообщаю.

– Ты точно уверен в том, что вас впереди не ожидает какая-нибудь подлянка?

– Нет. Подобных заверений я тебе не дам, сам понимаешь, где мы ходим. Тут бывшая граница рядом. И в лучшие-то времена…

– А раз так – отправляй ее!


И уже через пару часов я провожаю небольшой конвой. Трое наших, включая и ее, и пятеро местных – им как раз в ту сторону нужно. Восемь человек – вполне серьезная группа, не всякий на такую толпу хвост задерет, тем более трое «химиков». Портить отношения с нами – не самая лучшая идея.

Разумеется, я нашел благовидный предлог – у нас как раз образовалась нехватка некоторых препаратов. Слишком успешный оказался торг. Вот за ними-то группа и направлена. Правда, вот Галину назад никто не отпустит… но она пока про это ничего не знает.

Вот провожаю ребят, а на душе кошки скребут. Старый я волк, битый и тертый, а чего-то явно не просек! Витька – он, конечно, мастер своего дела. Всяких там вражеских подсылов да шпионов колет на раз-два! Любо-дорого посмотреть! А вот смотрю вслед отъезжающей группе и все больше уверяюсь в том, что мы имеем дело совсем не с хитрым ходом наших забугорных соседей. Тут что-то иное… не шпионаж, нет…

Меж тем наш лагерь собран. Снимают свои палатки и соседи – кончен торг, и нечего тут больше делать.

Проходит еще час.

И ко мне подходит Генка, начальник охраны в этом рейде.

– Можем выезжать.

– Трогаем!


А вечером я связываюсь с Витькой – как там наши ребята?

– Так рано же еще! Они только завтра к блоку выйдут. К обеду где-то…

– Ты меня в курсе держи, лады?

– Да что ты, старый?!

– На душе что-то хреново…

Озеров неожиданно замолкает, что ему совершенно несвойственно.

– Я им навстречу группу вышлю. На связь выходите каждый час.

Утро.

Караван собран, все проверено, выдвигаемся.

Рация ничего утешительного пока не поведала.

Так проходит час. Второй. И третий тоже ничего любопытного не принес.

– Гена!

– Тут я!

– Вот что… А выдели-ка мне машину. Без груза и с одним водителем.

Видимо, мой голос звучал достаточно убедительно, так что уже через двадцать минут поклажа с одного из джипов была оперативно распределена между прочими машинами. А сам «УАЗ», пофыркивая мотором, теперь ожидает меня около командирской машины.

– Я с собой рацию возьму. Верст на тридцать она хватает, так что, если от Озерова что-то будет, сообщай! На прием – так и дальше возьмет, надеюсь. Услышу – поверну назад.

– Пару человек с собой возьмите!

– И так уже троих отправили. Да мы вдвоем… у тебя народа не так-то уж и много! Да не боись! Налегке мы быстро обернемся!


Тридцать верст. Мы их проперли одним махом.

Поднявшись на высокий холм, включаю радиостанцию:

– …ец, ответь «Дороге»!

– Здесь Беглец!

– Как меня принимаешь?

– В норме все, не тяни!

– Группа наших не встретила. Как понял?

– Не встретили. Что дальше?

– Парни выдвигаются им навстречу.

– Понял. Где они сейчас? – У Озерова парни серьезные. И если они решили выйти навстречу нашим ребятам… значит, причины у них есть.

– Квадрат четырнадцать-тридцать один. Как принял?

– Подтверждаю – четырнадцать-тридцать один.

– Ваше решение?

– Иду навстречу поисковой группе. Встать лагерем, сформировать мангруппу и быть готовыми к выходу. Вариант – «Еж».

То есть угроза нападения на враждебной территории. В подобной ситуации к нашему лагерю лучше никому не подходить – чревато…


Теперь вся надежда на озеровских. Там волки конкретные, всякая проезжая и прохожая шпана им на один зуб. И если они плотно сели кому-нибудь на хвост… писаные завещания сейчас несколько не в моде, а то бы я кое-кому посоветовал их заранее написать…

В принципе я свое дело сделал. Теперь за это взялись профессиональные охотники. Ага – за тупыми и неразумными головами. Которые только по странному упущению высших сил все еще украшают чьи-то плечи.

Но – это мои ребята! Это я отправил их в путь!

Да, по совету Витьки.

И что – мне сильно от этого легче?

Вот и прет «УАЗ», подминая бампером кустики и высокую траву. Дорог тут не так-то уж и много, и путь, по которому двигается группа, нам известен. Он относительно неплохо изучен, и каких-либо неожиданностей тут быть не должно.

А навстречу нам идут озеровские. Но у нас пока преимущество – мы ближе. Почти втрое. Вот и спешим…

Хоть я и вертел все время головой, осматривая окрестности, первым заметил его водитель.

– Петр! – кричит он мне. – Слева!

И выкручивает руль, уводя машину в сторону.

Все правильно парень делает. Мало ли кто тут может быть поблизости? Вполне вероятно, что это хитро устроенная засада. Вот и уходит машина с линии возможного огня, разворачиваясь в обратном направлении.

А я, подхватив автомат, выкатываюсь в кусты.

Где же ты?

Замеченный водителем человек продолжал неподвижно лежать на невысоком бугорке слева от дороги. Он не двигался.

Подавив в себе естественное желание броситься к нему на помощь, осторожно смещаюсь влево, стараясь при этом контролировать окружающую обстановку.

А за спиной рычит движок – уходит «УАЗ».

Что могут подумать те, кто сейчас сидит в засаде?

Пассажиры что-то такое заметили и сматываются. Сюда машина уже точно не вернется, а вот растрепать о замеченном сидящие в ней люди вполне способны. И надо это пресечь любым способом! В том числе, и огневым…

Но молчат кусты, не слышно никаких команд. И никто не стреляет вслед уходящему автомобилю.

Значит ли это, что я могу ничего не опасаться?

А если кто-то заметил мое «десантирование»?

Но никого поблизости не оказалось, нет в лесу посторонних. И никаких следов засады – один сюда этот мужик дополз.

Именно что дополз – следы на земле об этом говорят достаточно очевидно.

Он ранен в ногу. И наспех перевязан стандартным армейским индпакетом.

Жив, я вижу, как приподнимается грудь – дышит дядя.

Присаживаюсь рядом и трогаю его за плечо. Никакого эффекта, он без сознания. Морда смутно знакомая, по-моему, это один из тех, кто сопровождал нашу троицу.

Ну, медикаменты у меня всегда при себе…

Когда раненый открывает глаза, он какое-то время пробует врубиться в обстановку. Ну, ты там давай врубайся, а я тебя заново перевяжу. Старая повязка уже сбилась и испачкана.

Понемногу глаза его приобретают осмысленное выражение.

– Ты кто? Что с тобою произошло?

– Демьян… Осадчий я…

– Кто в тебя стрелял?

Он ощутимо напрягается, и мне приходится продемонстрировать ему фирменную эмблему «химиков». После этого мужик слегка расслабился.

– Напали на нас… Мы лагерем встали, уже собирались выходить. А я… я за водой намылился. Вот их первым-то и увидел…

– Их? Кого это?

– Не знаю… человек десять, с оружием… Окликнул, а они в ответ стрелять начали. У меня только пистолет – выстрелил тоже. Одного, похоже, задел – упал он. Тут и в меня попали… В лагере стрельба началась. Но я уже в сторону отполз. Пакет был, стал ногу перевязывать. Слышу – ищут меня! Эти… кто напал… Кричат – мол, найдите этого хрена! И там же прикопайте! Ну я и пополз…

– Далеко это?

– Не знаю… я день полз. Или больше? Там место приметное, часто встаем. Ручей рядом…

Так, толку от него больше не будет, мужик мало что знает.

Встаю и подаю условный знак водителю. Зеркальце с подбитого вертолета у меня всегда с собой – металл, не тускнеет. Так что и солнечные зайчики им пускать можно вполне успешно.

Через некоторое время мы грузим раненого в машину.

Лихорадочно запихиваю в рюкзак дополнительный БК и продпаек.

– В темпе дуй до того места, где связь будет устойчивой. Вызовешь лагерь, доложи о происшедшем. Пусть свяжутся с городом. Скажи – нападение произошло, скорее всего, в квадрате одиннадцать-тридцать. Я – к лагерю. Разведаю обстановку. Рацию буду включать на прием каждые два часа.

– Но как же вы там один?!

– Не впервой. Да и озеровские ребята на подходе… Все – пошел!

Фыркнув выхлопной трубой, уходит автомашина. Километров пятнадцать – и водитель сможет выйти на связь.

А вот дальше…

Скорее всего, машина пойдет к конвою – повезет раненого. Ко мне на помощь могут выслать человек пять… нет, пожалуй, что троих, ослаблять охрану нельзя. Вся надежда на помощь из города.

Попрыгаем… нормально, ничего нигде не брякает.

А теперь – в путь!

Местонахождение того самого ручья я примерно представлял. И именно поэтому заломился существенно правее, обходя его стороной. Так, чтобы выйти не со стороны города. И не со стороны дороги. Именно оттуда, в случае чего, могут ожидать незваных гостей нападавшие. А я зайду со стороны леса – так, как, вполне вероятно, пришли и они сами.

Лес… ну, вполне ожидаемо, что хождение по нему не стало легкой прогулкой – это все же не городской парк из прошлого. Да и осторожность надо соблюдать, а то тут враз найдутся желающие сурово наказать меня за проявленное раздолбайство.

Тихонько, «медвежьим шагом» перебираюсь от одного укрытия к другому.

«Тише едешь – дальше будешь» – сейчас это как никогда актуально! Тут вообще не в скорости вопрос – в выживании!

Ага, вот и ручей…

Тихонечко пробираемся поверху, не спускаясь к воде.

Оп!

Валяется на песке котелок.

Недалеко, стало быть, уполз раненый, тут и пары километров не будет. Интересно, а шум мотора тут слышен?

Вряд ли… все-таки лес…

Но, раз лежит котелок, то и лагерь где-то неподалеку должен быть!


Так оно и оказалось.

Первое мертвое тело обнаружилось спустя несколько минут – я только и успел пройти около полусотни метров.

Мужик лежал лицом вниз, а на его спине хорошо заметен след от попадания картечи. Не жилец – ему влепили точняк под левую лопатку.

Обычная одежда местного жителя, никаких там разгрузок и подвесных систем. Простенькая куртка из явно домотканой материи. Самодельная обувь, на подошву которой пущены остатки старых автомобильных покрышек. Такой сносу почти нет. Истреплется верх – так его и заменить недолго. А чтобы протереть толстую резину на стальном корде… это надо очень даже постараться!

Оружия никакого рядом не нашлось, скорее всего, унесли нападавшие. А может быть, его и не было…

Вот нож на поясе есть – тоже самый простой, с вытертой рукояткой из бересты. И все… более ничего интересного. Да и некогда, откровенно-то говоря, мне его осматривать – тут и вполне живые люди где-то могут быть.

Еще один…

А вот этого явно раздели – рубашка выдернута из штанов. Так бывает, когда спешно сдирают что-то через голову. У него размозжен затылок – попали в голову.

Судя по одежде, это все местные из числа тех, что отправились с нашими ребятами. Один уехал на машине, двое тут, еще парочка где-то должна быть.

А вот это Ромка – из наших. Его не раздели – разгрузка изорвана пулями до состояния лохмотьев, нечего снимать… разве что на тряпки.

В паре метров от тела – след разрыва ручной гранаты. И обильные кровяные пятна на земле и листьях кустов. Кому-то тут сурово прилетело! Но ни одного тела нападающих я не нахожу. Унесли с собой? Что-то я в этом сомневаюсь… Скорее всего, закопали где-нибудь неподалеку.

Сразу двое местных – эти так и лежат в палатке, откуда не успели, наверное, выскочить. Стена брезентового домика пробита автоматной строчкой – накрыло обоих сразу.

Местные все, осталось найти наших ребят.

Вовка обнаружился в полусотне метров от лагеря и лежал лицом к нему. Судя по россыпи стреляных гильз около тела, парень дорого продал свою жизнь. Уж пару-то магазинов он точно расстрелял… А учитывая огневую подготовку наших сотрудников, могу сразу предположить, что нападавшим, кто бы они ни были, пришлось кисло.

В ответ стреляли тоже – весь ствол дерева, за которым он укрывался, исклеван пулями и дробью.

А ведь он кого-то прикрывал! Судя по занятой позиции – чуть на холмике, Вовка мог отсюда контролировать изрядный кусок местности, препятствуя продвижению противника. Оттого-то так по нему и лупили – мешал!

Похоже, я знаю, чье именно отступление он обеспечивал… Галина – девушка видная, фигуристая и внешне очень даже симпатичная. С первого дня своего появления она ему приглянулась. И, по-моему, данная симпатия была обоюдной.

Значит, она отходила… вон в ту сторону! Именно это направление было прикрыто лучше всего.

А раз так – идем туда.

Метров через сто обнаружились изодранные пулями деревья. Стреляли в сторону лагеря, стало быть – по нападавшим.

Следы крови на песке – кому-то досталось.

Россыпь стреляных гильз… пустой магазин…

У Галины была «ксюха» – она эффективна как раз на близкой дистанции. Один магазин девушка точно расстреляла, два в запасе.

И все.

Более ничего и никого отыскать не удалось.

Ни стреляных гильз, ни следов крови или мертвых тел – она словно растворилась в воздухе.

И ни одного нападавшего.

Тихо. Противник покинул это место, можно осмотреть все повнимательнее.

Взгляд на часы, два часа уже прошло, и причем уже не первые два часа.

Можно включать рацию.

Но в эфире пока тихо, не достает сюда радиосвязь. Вот сколько уже талдычат наши связисты, что надо оборудовать ретрансляторы на основных маршрутах! Но, воз и ныне там… Недостаток технических средств и личного состава – вот и весь ответ! Оттого и имеем такие вот зоны непрохождения сигнала…

Ладно, пока связи нет, займусь более тщательным осмотром. Раненый что-то там говорил о каком-то подранке – вот его и поищем. Это в конце боя нападавшие могли видеть всех своих гавриков, а вот в начале, да еще на подходе к лагерю… они точно ведь не толпой сюда ломились, наверняка врассыпную шли.

Тело нашлось через полчаса – клиент завалился в узкую промоину, потому его и не отыскали. И вовсе он был не ранен – пуля угодила ему куда-то в район сердца, отчего он, скорее всего, тотчас же и окочурился. Понятно, что ни на какие окрики и призывы он в таком состоянии отвечать не мог. Вот и осталось тело на поле боя.

Итак, что мы имеем?

Полувоенная одежка – жуткая смесь «формы номер восемь»[5]. Но с некоторой претензией на выпендреж – разгрузочный жилет перепоясан старым советским офицерским ремнем. И плевать, что функции разгрузки при этом «несколько» утрачены – зато выглядит круто!

Оружие – финский «валмет»[6] калибра 7,62 мм. Неплохой, кстати, автомат! И вычищен как и полагается. Два запасных магазина. Выстрелить мужик так ни разу и не успел…

Гранат, кстати, нет – почему?

Нож – этот совершенно обычный, без претензий.

В заспиннике немного вяленого мяса, вода в стеклянной бутылке…

Негусто!

Что странно – нет дополнительного боезапаса.

Это не охотник – на зверя с автоматом не ходят. Но и не обычный бандит – нет запасного БК, да и рюкзачок какой-то хилый – много не унести.

Мало еды?

Значит, идти до их гнезда не так-то уж и далеко. Хотя… я бы, например, пару дней на этом продержался.

Итог?

Они шли не грабить – никто не рассчитывал много отсюда утащить. Иначе не брали бы с собой столь несерьезные рюкзачки. Задача, скорее всего, была несколько иной – убить всех членов отряда.

Всех?

Хм…

Тела Галины я так ведь и не нашел!

Момент…

Они шли налегке, чтобы быстро отойти после нападения.

Из вещей не брали ничего – только оружие.

А раз так, то и тела убитых сотоварищей, скорее всего, захоронены ими где-то рядом.

Надо искать!

Сильно сомневаюсь в том, что злодеи тащили тела погибших на носилках – где б они их тут взяли-то? А раз так, то какие-то следы обязательно будут.

И они нашлись…

Следы переноски тел стали заметны уже метрах в ста от лагеря. Видать, устали лапки-то… Нет, конечно, прямо по земле никто никого не тащил, но то ли ноги, то ли руки – что-то пару раз по земле чиркнуло.

А если кто не знал, то такие вот следы достаточно точно указывают направление движения.

Братская могила отыскалась в трехстах метрах от места боя. Убитых попросту свалили в углубление, оставленное упавшим деревом. Корни его вывернулись из земли, образовав приличную ямищу. Вот туда и покидали всех покойников, наскоро забросав тела ветками и наспех срезанной и сорванной травой.

Но – перестарались.

Слишком странно выглядит зеленый бугор под таким немаленьким выворотнем. Там, вообще-то, яма быть должна…

Присаживаюсь на корточки и рассматриваю захоронение. Убрав несколько веток, вижу лежащие под ними тела. На первый взгляд – четверо. Но и внизу вполне еще могут быть мертвяки. Однако лезть туда и ворочать покойников я не собираюсь. Зачем? Что это даст?

Обыскать карманы?

Допустим…

Но крайне сомнительно, чтобы в них нашелся паспорт со штампом о прописке. А все остальное не имеет сейчас какой-либо ценности.

Другой вопрос, что под какое-нибудь тело вполне возможно подпихнуть расчекованную гранату – для таких вот любопытствующих сыщиков. Это да, подобный сюрприз вполне в наше время возможен. Разве что жаба задушит, жалко гранату же! А ну как никто сюда и не придет? И такое тоже может быть…

Так, нападавшие теперь пойдут быстрее. Хотя… как сказать – трофеи-то они из лагеря все унесли! А там было чего взять!

Одни только наши ребята тащили груз всевозможной электроники и запчастей для нее общим весом почти в пару десятков кило! Так ведь и другая поклажа имелась! Да и спутники их тоже не с пустыми котомками шастали.

Злодеи еще и оружие прихватили и весь боезапас! А это тоже вес немаленький!

Ладно, покойников они сбросили – основная обуза осталась здесь. Но как правило, опосля таких трудов по тасканию мертвецов народ обычно резко расслабляется, стоит это дело куда-нибудь или кому-нибудь сбагрить. Не способствует как-то хорошему настроению и самочувствию подобная работенка.

Значит – ищем дневку!

Легко сказать – ищем… ну иди… ищи, раз ты такой весь из себя сыщик!

Я исходил из того, что после обустройства импровизированной могилы народ как-то резко расслабится и потребует устроить небольшой привал.

Нет, прямо у ямы, они, ясен пень, не усядутся!

Пейзаж тут… Не тот, мягко говоря! Не способствует приятному времяпровождению.

Кто-то из великих сказал – «труп врага всегда пахнет хорошо». Не спорю… Но вот отчего-то не уверен в том, что даже эти злодеи станут тут пировать.

Скорее, даже наоборот.

Не сядут они тут рядышком, куда-нибудь в сторону отойдут.

Кстати, осматривая захоронение, я сделал одно интересное наблюдение. Несколько раз мне попадался след, оставленный чем-то вроде палки. Да почему же вроде? Это и есть палка! Видать, подранило мужика, вот ему какую-то подпорку и сообразили, чтобы мог самостоятельно передвигаться.

Характерный следочек!

По нему и пойдем.

Но никакого лагеря, пусть даже и временного, злодеи устраивать не стали – потопали себе дальше. Ну, во всяком случае, я таких следов не обнаружил.

А вот по следам палки можно было вполне себе ориентироваться. Да и имея в составе группы такого вот болезного, вряд ли она станет двигаться слишком уж быстро – тоже плюс!

С другой-то стороны, чего и кого им опасаться?

Отчего-то я сильно сомневаюсь, что нападение произошло совершенно спонтанно. Скорее всего, за группой следили, вот и напали в самый подходящий момент. А раз так, то по их прикидкам искать моих ребят станут только дня через два-три. И то не слишком активно. За это время нападавшие спокойно утопают достаточно далеко, чтобы их вообще можно было бы хоть как-то разыскать. Даже при наличии раненых.

А они, окромя хромого с палкой, там точно есть. По пути я подобрал с земли тряпку, которой, по-видимому, ранее перевязывали раны – она вся была пропитана кровью. Так что двое подранков у них имеются – быстро супостаты не побегают!

По пути я оставляю хорошо видимые затесы на деревьях – озеровским парням, что пойдут следом, будет относительно легко меня разыскать.

Блин, три версты уже, а они все прут!

Неслабые там ходоки, однако… Или главный у них настолько жесткий, что не дает им возможности расслабляться? В принципе и то, и другое плохо.

Ладно… идем дальше.

А вот что фигово, так это то, что я ухожу в сторону от дороги – рация может и не добить!

Но и ждать нельзя!

Зачем им нужна Галина?

Как язык?

Да, при должном обращении она сможет многое о нас рассказать. Ничего сверхъестественного – обычную информацию. Нельзя сказать, что подобные сведения невозможно получить иным путем. Но захватывать (причем с такими потерями) языка? Да еще и не самого осведомленного?

В то, что это ловушка лично для меня (или для того, кто пойдет следом), я не верю ни секунды – никто не мог предположить того, что Беглец лично возглавит спасательную операцию. Бред это, паранойя какая-то.

Нет, девушку взяли не из-за этого…

Жаль, что планшет с личным делом остался в лагере! Полистать бы его вдумчиво!

Но, увы.

Да и не до того – топать надо!

И по сторонам смотреть!

Запах дыма я почувствовал только через час.

А вот теперь – только что не ползком!

Тут точно пост должен быть!

Опять крадусь от куста к кусту, забирая сильно в сторону и обходя место возможного лагеря стороной. Вполне естественно, что любую угрозу они будут ожидать прежде всего сзади. Абсолютно разумно и совершенно оправданно.

Да и на каком-нибудь холме точно не встанут – издали будет виден огонь, да и дым тоже никто не отменял.

Когда, по моим прикидкам, я вышел им в тыл, то первое, на что наткнулся, был след. Несколько человек бодро протопало по тропе куда-то дальше.

И вот что теперь делать?

Идти за ними?

Но следов палки тут нет! И это вполне могут быть какие-то и вовсе посторонние люди. А что тут такого?

На лбу у злодеев ничего не написано, и любой встречной группе они могут представляться хоть послами папы римского. Ну, встретились какие-то путники… потрындели за жизнь. Может быть, чем-то и махнулись к обоюдной выгоде и разошлись. И за кем теперь мне бежать?

Нет, идем к лагерю… Ну, надо отдать должное этим гаврикам, расположились они вполне грамотно. Еле заметный дымок поднимался вообще откуда-то снизу. Да так, что его почти и не видно.

А теперь… теперь я весь превратился в слух. И в прочие чувства.

Внизу еле слышно разговаривают. Сомневаюсь, что человек говорит сам с собой, значит, двое собеседников там точно есть.

Ползем…

Медленно, задерживаясь после каждого движения и напрягая слух изо всех сил. Ну и вглядываясь – не без этого.

Пять метров… десять… пятнадцать…

Голоса стали более различимыми.

Еще немного, и передо мной открылась панорама лагеря.

Собственно говоря, лагерем увиденное можно назвать с большой натяжкой. Плащ-палатка советского еще образца, косо растянутая между ветвями деревьев, прикрывала двоих лежащих на земле людей. Ну, не совсем, конечно, на земле – там веток снизу подложили. Они не двигались.

Спят?

Возможно…

А у небольшого костерка, над которым на воткнутой наискось в землю палке висел обычный солдатский котелок, сидели еще два человека. Они-то и переговаривались.

Четверо?

Интересно, а какой-нибудь пост у них тут предусмотрен?

Иными словами, где остальные-то? В карауле, что ли, стоят? И Галина где? Здесь я ее не вижу.

А сидящая у костра парочка, похоже, вообще не очень чем-то озабочена. Даже странно! Ведь в последнее время такие вот благодушные идеалисты долго не живут. Увы…

Как сказал один киношный персонаж: «Времена нынче суровые – соцдействительность!».

И был абсолютно прав! Суровые ноне времена, да…

Подползать ближе опасно. Сейчас я лежу чуть сверху и вижу весь лагерь. А спущусь вниз по склону – ограничу обзор.

Не вариант.

Осторожно подтянув к себе автомат, достаю из подсумка глушитель. Не надобно нам шума!

Несколько привычных движений – и ДТК[7] занимает место в кармане. А глушитель – на стволе.

Из поясной кобуры перекочевал в нагрудный карман и «Ругер» – это сейчас, пожалуй, самое удобное оружие. Патронов в магазине много, звука почти никакого нет…

Ждем…

Чего?

Да просто все.

Эта парочка греет воду. На чай или еще на что-то – в данный момент не важно. Если они пожрать хотят, то котелок как раз на двоих. А вот если пить – то тут и еще кто-то может присоединиться. Когда-нибудь ведь и часового надо менять, так? И вполне логично хлебнуть чего-нибудь теплого, прежде чем заступать на пост.

Так что, если мои догадки верны, один из этой парочки сейчас потопает на смену.

Почему один?

Да ведь тут и подход всего один! С моего места можно скатиться вниз, но не залезть наверх – уж больно откос крутой. А за спинами сидящих виднеется небольшой прогал в кустах – они пришли оттуда. И что-то я стал сомневаться… Там ведь тоже склон… Наиболее удобное место для лежки – передо мной, на склоне здравомыслящий человек не заляжет. Хотя… что я знаю об их мыслительных процессах? У них ведь и иная логика может вполне свободно присутствовать.

Ага, это у них такой перекус.

Супчик хлебают… Ибо столовыми ложками чай не пьют.

Вкусно едят!

Блин! Аж самому жрать захотелось!

Срываю травинку и пытаюсь представить себе, что это… ну, пусть будет кусок хлеба с ветчиной.

Но, по-видимому, у меня неважно с воображением, явственно ощутить вкус ветчины не получается – жую траву. Ладно, Василиса так вообще ее с огромным удовольствием трескает! Вот и пойдем на поводу у моего домашнего зверя.


Однако же надобно и позицию сменить, если кто-то из сидящих у костра гавриков сейчас потопает наверх, то я потеряю его из виду достаточно быстро. Если я все правильно понял, то пост должен быть где-то чуть выше по тропе.

Смещаюсь в сторону метров на тридцать – теперь лагерь виден чуть хуже, но зато тропку можно рассмотреть достаточно хорошо.

Ну?

Баранки гну – никто из них никуда не пошел!

Пожрали и отвалились прямо там, где и сидели. Вот тебе и здрасте…

Ладно, черт с вами. Будем ждать дальше.

Пожрать это вы пожрали. А попить?

Ручья здесь не видно, так что, надеюсь, за водой кто-нибудь да пойдет. Там-то мы его и встретим!

Лежать пришлось еще около часа. Я уже мысленно пообещал будущему водоносу кучу всяческих гадостей.

Но вот кто-то зашевелился под плащ-палаткой, послышались голоса. И спустя пару минут на тропке появился силуэт – пошел-таки кто-то на водопой!

Невысокий бородач протопал мимо меня, поднимаясь вверх. Пропустив его, осторожно пробираюсь следом. Если тут где-то есть пост, то он обязательно его окликнет!

А вот те хрен – нет здесь часовых!

Мужик спокойно продрался сквозь кусты и начал спускаться вниз.

Ручья тут не имелось, зато присутствовала неслабая такая ямка, до краев заполненная водой. Вот к ней и направился бородач.

Присел на корточки, положил рядом на землю дробовик и наклонился над ямой, набирая воду.

«Ругер» сам собою прыгнул в руку – и я резко стартовал с места!

Прыжок, еще один, еще…

Пинок ногой – и дробовик улетает в сторону. Еще один – и клиент макается мордой прямо в воду! С размаху хреначу его рукояткой пистолета по пояснице – это больно и на какое-то время отключает желание ко всякому рукомашеству и дрыгоножеству. Ну, может быть, и не совсем так… Желание-то – оно, вполне возможно, что и остается, а вот возможности к осуществлению оного – те, да, несколько снижаются. Ибо очень спине больно!

Забулькала вода – клиент заорать попробовал.

Неразумная мысль, и он тотчас же в этом убедился. Ибо рот-то он открыл… а вот про воду позабыл!

Так там вообще-то и нос под водой… Совсем дышать тяжко!

А еще разок рукояткой пистолета по спине? На этот раз – по плечу, по правому. Чтобы еще и рука не так резво двигалась. Хрен тебя знает, какой ты там ловкий…

Вот теперь можно и перевернуть на спину – мужик почти уже и не дергается.

– Ну? – Пистолетный ствол упирается прямо в горло. – Орать не станем?

Да и захоти бы он завопить, это не так-то и легко теперь сделать. Давит пистолет на шею, тут и вдохнуть далеко не сразу получается, какой уж ноне крик…

Мотает головой клиент. Точнее, пробует.

– Сколько вас в лагере?

– Четверо…

– Где остальные?

– Ушли. За ними прислать обещали…

– Девушка-«химик» с ними?

– Да.

– Куда пошли? – продолжаю прессовать мужика.

– Не знаю… я… нас наняли. Не знаю ничего!

– Кто нанял?!

– Он в лагере сейчас. Спит, ранили его. Та самая девка и подстрелила…

– Который из двух?

– С палкой он. В ногу ранило…

– А остальные кто?

– Пацаны из нашей группы. Мы, это… работаем, стало быть, вместе…

Чпок! Пробивает пуля горло – не будет никаких криков. Жестоко? Типа – он пленник, сопротивления не оказывает… и всякие прочие благоглупости.

Ну-ну.

И что с ним дальше делать? Отпустить? Спасибо, но я не выжил еще настолько из ума! В спину мне этот дядя шмальнет, не рассуждая, таким наемникам угрызения совести и благодарность неведомы в принципе.

Так что никакие там сомнения меня не посещают – знал дядя, на что подписался! По-любому ему путь на тот свет – он на наших ребят руку поднял.

Да и товарищей своих он сейчас приговорил – мне лишняя обуза ни к чему. Здесь только один человек представляет хоть какой-то интерес – вот с ним я чуток попозже и поговорю. А все прочие мужики скоро тебя догонят, не расстраивайся там особо! Кучей потопаете… куда там такие деятели идут…

Быстро осматриваю карманы. Ничего интересного там нет. Десяток патронов к дробовику, кисет с табаком-самосадом, хреновенький нож, всякая бытовая мелочь… А вот ручную гранату я прикарманю!

Дробовик… Обычная двустволка-вертикалка «ТОЗ-27». Интереса не представляет совершенно. Но содрав с клиента куртку, высыпаю на нее патроны, бросаю туда же нож и укладываю разобранное ружье. Теперь все это сворачиваем…

Получившийся кулек прячу в кусты. Мало ли… Заржавеет оно далеко не сразу, может, куда и пойдет еще. Там видно будет!

А вот к лагерю я топаю не особо маскируясь. Позвякиваю котелком – пусть издали будет понятно, кто это такой там подходит.

Поворот, разошлись в сторону кусты…

Чпок!

И не успевший хоть как-то среагировать мужик выгибается дугой.

Чпок!

Он что-то еще хрипит, но с ним уже все ясно – не жилец. С пулей в брюхе долго не протянешь!

Удар, и отлетает в сторону автомат – другого оружия у мужика я больше не вижу.

Прыжок к плащ-палатке.

Который из двух?

В ногу тут ранен только один, и это видно по забинтованной ноге. Второй, похоже, от чего-то другого пострадал – все руки и часть груди наспех перебинтованы.

Хм… Это что же, его гранатой кто-то приласкал? Уж больно похоже на многочисленные осколочные ранения.

Впрочем, тут никаких колебаний нет – у него целы ноги.

Вот пускай ими сейчас дальше и топает – кто сказал, что на том свете они не требуются?

Как там в поговорке?

«Чтоб ему на том свету, провалиться на мосту!»

Раз есть мост с возможностью провалиться, значит, и ноги там востребованы! Чем-то же по тому мосту ходят, раз проваливаются?

Нет, каков я логик, а?!


А второй бандюган – тот, что с палкой, никак среагировать не успел. По палке, кстати, удар ногой пришелся – улетела и она в сторону. Тебе, милок, более не потребуется… может быть…

Раненую ногу видно достаточно хорошо, и поэтому добавляю пинка и туда. От всей, так сказать, души!

И пока злодеюка корчится на земле, с воем обхватывая пострадавшую конечность, я быстро обшариваю его карманы. Не без пользы – пистолет и граната перекочевали к новому хозяину.

– Хорош тут выть! А не то я тебя враз вылечу – за секунду и на всю жизнь!

Замолкает клиент – мои слова совсем не похожи на шутку. И хоть ему по-прежнему больно – жить он хочет больше.

– Зачем вы взяли девушку?

– А…

Качнулся перед его лицом пистолетный ствол.

– Доктор приказал…

– Кто это такой?

– Ну… А что я с того поимею?

– Я сейчас тебе вторую ногу прострелю. И уйду. По следам найду твоих – вас же нашел? А ты… можешь попробовать отсюда выйти. Сам, без посторонней помощи. Сколько тут до ближайшего жилья?

Продолжая говорить, обшариваю недвижимого соседа. Еще один пистолет. Гадость – венгерский, «модель 38». Несусветное дерьмо, и кто только на такой позарился? Видать, совсем уж от лютой бедности.

Вообще у бандитов арсенал не очень. «Ксюха», дробовик и два пистолета. Кстати, у раненого ствол очень даже нефиговый – «Браунинг Хай Пауэр». Пожалуй, единственное приличное оружие из всего, что тут имеется. И патроны есть, аж три запасных магазина. Безжалостно содрав с клиента поясную кобуру, убираю туда трофей и привешиваю ее себе на пояс. Мощный ствол! В рубке накоротке очень даже покатит. Давно я такой хотел…

– Не надумал? Тады – прощевай!

И взлетает на уровень глаз пистолет – надобно ведь и трофей опробовать!

– Стой! Не стреляй – я все скажу!


Этот с позволения сказать «бизнес» возник еще до войны.

Изначально его владельцы занимались вполне, с точки зрения властей страны пребывания, делом – поставляли девушек во всевозможные ночные клубы и увеселительные заведения различных «передовых» стран. С целью избежать ненужных осложнений «товар» сначала должным образом обрабатывали, на уровне инстинктов вбивая в голову всякую невозможность «неправильного» поведения в последующем. Никому ведь не нужны скандалы в прессе и тому подобные эксцессы.

Все заинтересованные люди, в том числе и полиция, получали своевременные выплаты и поэтому закрывали глаза на любые сбои и шероховатости, увы, неизбежно возникавшие в столь сложном процессе. Всех все устраивало, и мирная жизнь небольшого поселка текла размеренно и безмятежно. Не портили впечатления даже вооруженные патрули на подступах к нему. Полиция и власти их «не видели».

Да и ради кого было огород-то городить?

Девушек «вербовали» самыми различными способами и преимущественно на территории России. Так что здесь никому до них не было никакого дела. Бежать отсюда пока никому не удалось – немногочисленные могилы таких непокорных демонстрировали всем прибывшим в первую очередь.

А дело было поставлено грамотно. Могли подкорректировать внешность, добавив или удалив кое-что. Обучали, разумеется, и языку, даже нескольким! В разумных пределах, конечно, полиглоты никому не требовались. Тут несколько иная специализация…

Ей, кстати говоря, обучали тоже…

Когда шарахнула война, прибыльный «бизнес» временно притих. Не в том смысле, что все ушли в подполье – кого опасаться-то? Нет, все правильно взвесив, хозяева решили поискать применения своих талантов уже и в новой обстановке. Быстро найдя общий язык с командованием небольшой воинской части, «бизнесмены» заручились их поддержкой. Учитывая же, что оная часть охраняла склады для подразделений «быстрого развертывания», можно было какое-то время не сильно переживать по поводу завтрашнего дня. Возможно, что именно по этой причине командир части не ответил ни на один запрос от вышестоящего командования. А потом… потом и запрашивать стало некому. Некоторое время «бизнесмены» присматривались к окружающему миру, разумно не вмешиваясь ни в какие разборки между соседями. А учитывая тот факт, что в мирное-то время про поселок мало кто знал, не стоило ожидать немедленного визита соседей. Те же, кто на свою беду забредал в эти места, более уже ничего не могли поведать окружающим. Лес… там много чего спрятать можно.

Произошли и некоторые, к сожалению, абсолютно неизбежные перестановки и среди самих «бизнесменов». Так, скоропостижно скончался номинальный глава всего дела – итальянец Маттео Скарпини. Его организм не смог переварить такое количество свинца… И один из его заместителей – Джованни де ла Кьерца – тоже ненадолго пережил своего шефа. Разрыв сердца… И ничего, что он последовал за разрывом гранаты – такие совпадения тоже иногда случаются!

Но время шло… и пора было уже как-то определяться с продолжением дел.

И вот тут на сцене вдруг появилось новое действующее лицо.

Надо сказать, что после того, как на окрестные леса и поля обрушилось с небес изрядное количество всевозможной гадости, солоно пришлось практически всем. А тут еще повылезали на свет божий из всевозможных бункеров и убежищ кое-где уцелевшие бывшие «сильные мира сего», придя к выводу, что настолько долго там жить все же невозможно. И с неприкрытым ужасом убедились в том, что большая часть их силы осталась далеко в прошлом. А имеющимися в наличии долларами и евро даже туалеты обклеивать никто не станет. Вот золото… оно, да, сохранило свою покупательную способность – и даже приумножило! Только вот было его… словом, мало. Не осталось и банков, где лежали некогда серьезные капиталы, и полиции, что защищала их интересы. Много чего бесследно испарилось – иногда так и в прямом смысле этого слова! Хреново стало жить некоторым «товарищам».

Но было и кое-что другое.

Точнее, кое-кто.

Сохранивший некоторые запасы медикаментов и средства для их производства. И что главное – имевший возможности, чтобы кое-что производить. Вот э т о, являлось ценностью. Сопоставимой с золотом!

Этого человека мало кто видел лично.

Знали только его прозвище – Доктор.

Дядя оказался умным и оборотистым. Какими способами он смог убедить многих главарей банд и старейшин поселений встать на его сторону, так и осталось загадкой. Но именно к нему и обратились уцелевшие «бизнесмены».

И все началось заново.

Внешностью и статью «питомцы» «бизнесменов» всегда славились. Ум ноне не требовался, как и способность поддерживать светскую беседу. Так что на этом можно было сэкономить. И часть «преподавательского состава» списали за ненадобностью. Самым простым и эффективным способом – пулей.

И поселок стал производить потенциальных «невест». Здоровых, ибо всякая там химия и радиация, по счастью, обошли его стороной. Красивые, здоровые и «чистые» девушки стали товаром. Дорогим.

И постепенно сформировался своеобразный рынок.

Да, старая как мир работорговля. И что? Сколько уважаемых семей в свое время на этом приподнялось!

Платят же!

Девушек не хватало – и «торговые агенты» поселка двинулись на поиски. Купить или при случае украсть красивую и ничем пока еще не заболевшую девочку не так-то уж и трудно в нынешних условиях. Вырастить ее и должным образом воспитать – тоже проблема не сильно сложная.

Но девочек не хватало.

Здоровых и «чистых» в особенности.

Следующим шагом стало создание своеобразных «ферм». Для приличия (хотя кого тут было стесняться…) их обозвали «вольными поселениями». Где была установлена строжайшая дисциплина и жесткий порядок. Туда и отправили некоторое количество женщин. С одной задачей – рожать! Доктор обеспечил соответствующий генетический материал. Как выяснилось, и с этим у него все было в норме.

Куда девались мальчики, мой собеседник не знал – да его это и не чесало ни в малейшей степени.

– Девчонку вашу один из людей Доктора узнал. Она как раз из того самого «поселения» была. Ее кто-то из обслуги оттуда тайком увел. Но далеко уйти не смог – сели ему на хвост. А как он это усек, так вам пацанку и сдал! Но она зачем-то очень сильно Доктору требуется! Вот я и подрядил этих…

Спокойно он так все это говорит, и ни разу его никакие угрызения совести не терзают. Живой товар, мертвый – пофиг, все имеет свою цену.

– Куда ее повели?

– А я знаю? Должны до места встречи дойти – там ее заберут. И со всеми рассчитаются.

– Опять пулей?

– Ну… не со всеми же… Своих-то людей Доктор ценит!

– Это ты про себя, что ли, говоришь? – уточняю я на всякий случай.

– Так я с ним уже лет десять! И он всегда платил!

Хорошее слово – «платил». Что-то мне подсказывает, что Доктор тоже ни разу не лопух. И т а к и х (да еще и настолько болтливых) свидетелей оставлять не станет. Но клиент, похоже, свято в него верит.

– Где находится это поселение?

– Я в картах не силен, да и нет его на них – никто не нарисовал еще. Вот ногами пройти смогу, это да!

И тут все насквозь понятно – мол, нужен я вам! Пылинки с меня надобно сдувать!

Совершенно очевидно, что мужик знает больше, чем рассказал. И именно поэтому сейчас не скажет более ничего, чтобы гарантированно получить медицинскую помощь и все такое прочее. Да и потом станет в час по чайной ложке выдавать – корми его все это время…

Попадались мне такие вот умники. Всю дорогу будет на лес смотреть! Ждать удобного момента, чтобы слинять. И врать будет напропалую, а поди, проверь! Его жизнь – для него максимально возможная ценность, все прочее такие люди вообще не воспринимают.

Ладно… что там пословица говорит про хитрую задницу?

Скидываю рюкзак и достаю из бокового кармана шприц. Оттуда же ампулу с глюкозой. На всякий, так сказать, случай с собой таскаю. Вот и пригодилась! Хотя и не в том качестве.

Отламываю носик у ампулы, набираю глюкозу в шприц и без всякой подготовки втыкаю иглу клиенту в ногу! Он и охнуть не успел!

Убираю шприц, присаживаюсь на упавшее дерево и демонстративно смотрю на часы.

– Эй, ты чего? – удивляется мужик.

– Да так… У тебя вообще-то есть десять минут.

– В смысле?

– Да пофиг мне твой Доктор… К нам не лезет, так и хрен бы с ним. Что он там у вас, за границей, делает, нам вообще по барабану. Пусть он хоть всех вас поизведет – нам-то что с того? Так что, спасибо, конечно, за рассказ, но мне эти сведения как-то ни к чему. А вот девушка – это да, она мне интересна. Вот и вколол я тебе кой-чего…

– Что ты сделал?! – не на шутку встревожился собеседник.

– Ну, ты же знаешь, что боли мы не чувствуем? Так что всякий там анальгин нам ни к чему. А вот кой-чего прямо противоположного действия – это у нас завсегда имеется. Вот, минут через… – смотрю на часы, – …впрочем, уже через девять оно и начнет действовать. И тогда ты мне все расскажешь сам. Даже и без моих вопросов. Ежели ты крепкий мужик, я еще минут пять подожду. Действует эта штука около часа, да и в запасе у меня еще несколько ампул есть. Не сомневайся – быстро не помрешь!

Продолжая говорить, я не перестаю потрошить подтащенные поближе вещмешки бандитов. Не бог весть что… но на легкий перекус вполне достаточно. Есть даже пачка армейских галет! Не иначе подвезло где-то паек раскурочить – ныне это уже дефицит!

А кусок вяленого мяса у меня есть – вот и перекусим.

– Тебе не предлагаю – смысл продукты переводить?

Наверное, со стороны (особенно с конкретной) это должно выглядеть жутко. Сидит такой деятель, весь из себя равнодушный, жрет и на часы посматривает – когда клиента судороги скрутят? И ведь может же такое быть – слухи о нас тут ходят страшненькие… Только что кровь младенцев не пьем! Да и то под вопросом…

– Я больше ничего не знаю!

– Вот и упрекай себя за отсутствие любопытства… – взгляд на часы. – Семь минут. Будешь откровенным, я могу тебе и кое-что другое вколоть. Но ты ж ведь из упрямых, да? Не разочаровывай меня сразу, хорошо? Как это кто-то умный сказал – труп врага пахнет всегда хорошо. Так? Ну соответственно и вопли недруга будут звучать сладчайшей музыкой…

Жутко.

От меня так и веет равнодушием и полным пофигизмом. Да морда моя… после продирания по лесу не внушает оптимизма.

– Мне… мне жарко!

– Ага! Началось-таки! – поудобнее устраиваюсь на бревне. – Ты, кстати, не расслабляйся – вторую ногу я тебе могу прострелить в любой момент! Чтобы не дергался. Уж быстрая-то смерть тебе во всех случаях не светит!

– Но тогда я не смогу проводить тебя к поселению!

– А оно мне надо? Не наши края… Или ты всерьез решил, что мы – орден христиан-стратотерпцев? Которые подрядились спасать всех сирых и убогих? Я вынужден тебя разочаровать – это не так! В каждой избушке свои игрушки – слыхал такую пословицу? Кстати, у тебя осталось пять минут…

Вот Витька правильно говорит – даже дурная слава имеет иногда положительный эффект. Ни на секунду не усомнился мужик в том, что я поступлю именно так, как ему и обещал. Для меня (по его разумению) сейчас важно только одно – судьба своего сотоварища. И для того чтобы этот вопрос решить, никто из «химиков» не остановится ни перед чем. И поверил в это клиент…

В самом деле, когда на тебя медленно накатывается сорвавшийся с тормозов асфальтовый каток, черту душу продашь, только бы в сторону отползти!

Ну, черта тут не нашлось, а я присутствовал. Вот и развязался язычок…

Так что через три минуты я делаю ему второй укол – на этот раз уже совсем другим препаратом. Заодно, кстати, он ему боль снимет. Не из человеколюбия, как можно ошибочно подумать. Было б кого тут любить… Просто он должен продолжать верить в то, что я говорю. Истово и без сомнений! Тогда и говорить будет искренне, ну, по крайней мере, не так часто врать станет. И то хлеб…

Кое-что из его слов я записываю в блокнот. Вырвав листки, заворачиваю их в кусок полиэтилена (память прошлого ныне тоже дефицитом уже стала…) и вешаю на ветку. Повыше, чтобы клиент достать не мог.

Связываю ему руки за спиной. Не особо сильно, чтобы кровообращение совсем уж не перекрыть, но и достаточно надежно, чтобы он не смог чего-нибудь неприятного изобразить.

Настраиваю рацию – теперь она будет слать в эфир сигнал SOS каждые полчаса. В таком режиме она может проработать около трех суток. «Проснется», проработает пару минут, чтобы ее можно было засечь, и снова впадет в спячку, экономя ресурс аккумулятора. На всякий случай вешаю рядом на дерево еще и солнечную зарядку – будет подзаряжать рацию. Надеюсь, за это время ребята Витьки подойдут достаточно близко, чтобы этот самый аварийный сигнал засечь. Вот, прочитав мои записи и клиента вдумчиво расспросив, они и станут действовать.

А мне тут рассиживаться нельзя! Ибо время! Мало его…

Кормлю клиента, даю ему воды. А вот все просьбы относительно отправления естественных надобностей презрительно игнорирую.

Не из природной злобности – хотя и это тоже, разумеется, присутствует. Просто все – обделавшийся человек чувствует себя очень неудобно и неуверенно, а при допросе это многое значит! Озеровские парни ведь его обязательно «потрошить» станут – это у них в крови! Вот, пусть дурака и не валяет там…

Еще раз проверив качество обездвиживания клиента, поднимаюсь на ноги.

– Теперь – молись! Всем богам и всем чертям! Чтобы услышали мои парни сигнал – тогда и за тобою придут. Впрочем… – делаю злобную гримасу, – могу и я раньше вернуться. Это ежели ты мне сейчас соврал…

Мотает головой мужик, уверяет меня в своей искренности. Ну-ну… не сильно-то я тебе верю, но вот в данный момент, дядя, похоже, что ты и не врешь.

И снова тропка, опять смотрю под ноги.

И вслушиваюсь!

Обещали же за этими гавриками прийти? Было такое. Видать, подранок этот и впрямь кому-то нужен. А иначе – попросту в ту же яму, под выворотень, закатали бы, не особо задумываясь. А так – обустроили временную лежку, охрану выделили…

Так что есть шанс встретить на тропке, так сказать, «спасателей». Что не сильно меня радует.

Час хода. Перерыв… Нельзя все время в таком напряге переть! Да, мало времени. И допрос клиента тоже не за пять минут прошел, не говоря уже и обо всем прочем. Надо наверстывать!

Выстрелов «Ругера» никто услышать не мог, так что и причин для настороженности вроде бы ни у кого быть не должно. Но все равно – идем внимательно!

Опа – ручей!

И берега крутые…

Не очень-то здесь удобно скакать.

Заработало старое чувство опасности. Как это говорят – «жопой почуял»? Ну, кто ею, а кто и головой. У всех, знаете ли, свои методы.

Место переправы видно хорошо – натоптали следов-то…

И ничего не скажешь – удобно. Веточки всякие по сторонам – есть за что ухватиться. Ибо скользко под ногами-то!

Глина…

Вот какую бы бяку я сам тут устроил?

Что-то на ветки подвесить?

Вариант – но не самый удачный. Ведь может человек за них и не хвататься – так пройдет, без опоры на местную растительность.

Может ведь? Вполне.

А раз так, то нельзя на такие вещи полагаться.

Вот ногами он точно топать будет – по воздуху не перелетит. Стало быть – смотрим вниз.

Чисто по логике – где надежнее?

На том берегу.

Почему?

А просто все…

Вот, представим себе, что подошла погоня к ручью, место переправы обнаружили. Допустим, что все они тут люди злобные и недоверчивые. Раз так – возьмут соседний берег на прицел.

И все скопом точно не попрут.

Один человек пойдет, передовой. Так что, если на этом берегу гадость какую-то и присобачить, то прихлопнет она только этого деятеля. Прочие же стороной обойдут.

Не вариант…

Стало быть, на том берегу бяка устроена. Как первый пройдет, так на краю и будет товарища ожидать, чтобы руку ему подать. А там и третий на подходе уже…

На ту сторону я перебрался не сразу – пока еще место удобное нашлось… Аж в сотне метров!

Вот по бережку-то и потопал назад.

Подойдя к месту переправы, притормаживаю и снимаю рюкзак. Кладу его на землю, автомат туда же. Слишком много было случаев, когда автоматный ствол срывал растяжку. Так что – на фиг такие штуки! Дольше проживу…

И как в воду глядел!

А тут зловредный товарищ потрудился!

Гранат было две, и обе без чеки.

Рычаги от срабатывания удерживались тонкой проволочкой, которую злодей растянул между двумя березками. А уже после подпихнул туда гранаты и удалил предохранительные чеки.

Не скажу, чтобы способ постановки был совсем уж экзотический, я и покруче могу сообразить. Но – редкий, чего уж там…

Значит, есть среди них люди думающие. И это настораживает!

И еще…

Похоже, что топать мне осталось не так-то уж и далеко. Что в принципе совпадает со словами подранка – он приблизительно так же и объяснял. И если принять на веру его слова, то место назначения не слишком далеко отсюда – так, чтобы сдвоенный взрыв послужил бы заодно еще и сигналом тревоги.

Пока все совпадает…

А раз так, то вполне вероятно, что злодей и в остальном не соврал. Уже скоро за Галиной должны прийти!

И то сказать – от места нападения я протопал уже достаточно далеко. Темнеет уже…

Но ночью никто здравомыслящий тут разгуливать не станет – небезопасно это. И данное обстоятельство мне на руку! Не придет сейчас за ней никто – утра будут ждать. Но это они себе такое могут позволить. Есть пока у них время… А я потопаю ножками!

Ночь – она не только спокойному хождению помеха. Это еще и удобное время суток, чтобы всякие там гадости и неприятности устраивать. Некоторым нехорошим «товарищам». А для того чтобы не налететь мордой на пень, есть у меня прибор ночного видения. Нахально пользуясь, так сказать, служебным положением, отжал я себе один в личное пользование. Не в том, разумеется, смысле, что прям вот так совсем себе в карман. На группу я его отжал. Всегда, когда я в рейд иду, эта полезная штука пребывает в нашем арсенале.

Худо-бедно, а батарейки где-то у нас делать начали. И понемногу завозят их и в наши края. Не на рынок, разумеется, в городские запасы. Там у нас много чего полезного собрано…

Так что совсем слепым я не стану.


До нужного места я добрался уже совсем затемно – так что ночник пригодился!

Что тут было раньше, а черт его знает! Какие-то строения весьма, кстати, солидного вида. Но относительно целые, даже крыша не везде обвалилась. Думаю, что возводили их уж наверняка не в разгар пресловутой перестройки! Даже в прибор можно оценить массивность и некоторую «кондовость» зданий. Это уж точно не дом отдыха.

Жаль, что планшет с картами остался в лагере! Вот уж что точно бы не помешало! Да и то сказать – я в такую даль забираться не планировал!

Ночник помог обнаружить лагерь – отблески огня на стенах в него очень даже хорошо заметны. Ну и что с того, что костер внутри дома разожгли? Окна-то остались! Да, без стекол, так это даже и лучше.

А вот теперь – думаем! И не спешим.

Что самое главное для злодеев? Сейчас, я имею в виду!

Вовремя передать «товар» и получить награду. Для этого надо сидеть тихо и не отсвечивать, дабы кто-то из прохожих случайно в гости не нагрянул. Ну с этой задачей они уже не справились – я уже тут!

Немаловажный фактор – «товар» должен быть передан целым и неповрежденным. Ну… в основном целым…

А учитывая ценность девушки (сколько народа за нее уже легло…) и невысокие морально-волевые качества подобных наемников, главарь нападавших постарается всяческих эксцессов избежать.

То есть ее поместят отдельно, приставив охрану из самых доверенных лиц.

Короче, не станет она со всеми вместе спать – найдут для этого другое место.

Лагерь, вижу, теперь осталось это самое место найти. Должно оно быть не слишком далеко, но и не настолько близко, чтобы вызвать нездоровые эмоции у бандитов. И еще там будут сменяться часовые. Вот тут уже наверняка есть кого сторожить! Это не лагерь с ранеными – тут ценный товар имеется! Зубастый, между прочим, и даже сам по себе небезопасный. Стало быть, надобен за ним постоянный пригляд!

Целый час я пробирался к зданию с костром. Взмок, изнервничался… Но вот он – передо мной.

Не пионерское кострище, разумеется. Так… маленький костерок, только чтобы воду подогреть. И видны лежащие вокруг него фигуры.

Один, второй…

Если верить подранку, их тут около десятка еще должно быть. Так что я вижу явно не всех. Жаль! Я б на вас, ребятки, гранат не пожалел бы!

А с другой стороны, взрывы может услышать и охранник Галины! И это будет совсем плохо…

Ладно.

Ждем. Ждали и дольше.

У костерка сидит дежурный, подбрасывает туда всякие веточки – огонь поддерживает. Надо полагать, он скоро будет поднимать смену и на тот пост, что нашу девушку караулит. А поскольку особо доверенных лиц у главаря столь небольшой банды не может быть много просто по определению, то и менять этот важный пост будут часто. Людей-то мало!

Лежу…

Присматриваюсь и прислушиваюсь.

Дрыхнут бандюги, кто-то во сне бормочет. Ворочаются.

Иной бы глубокомысленно заметил – мол, нечистая совесть спать не дает!

Ага, щас… совесть…

Да про это слово здесь давно уже забыли напрочь! А многие, так и вовсе его не ведали с самого рождения. Тут иногда такие редкостные отморозки попадаются – ажно оторопь берет! Пятнадцать-шестнадцать лет, а уже вполне законченная и сформировавшаяся скотина. Да настолько, что даже пулю на него потратить не хочется! Не в смысле бережливости, а в том, что своими бы руками удавил!

Нагляделись мы на таких…

И ведь что удивительно – они, как правило, не из какого-то там медвежьего угла вылезли – многие из городов и «цивилизованных» пригородов. Жители многих отдаленных поселений так сто очков форы им в этом плане дадут! Человечнее они намного. Жадные – не без того. Но и за кусок хлеба не зарежут. Во всяком случае точно, что не сразу. Постараются мирно разойтись в случае чего. Ибо в маленьких деревушках и поселениях – там любой человек ценен! А вот в таких бывших «центрах цивилизации»… даже и говорить про это неприятно!

Ага, встал дежурный! Сейчас кого-то будить пойдет…

И верно, наклонился бандит над кем-то, потряс за плечо. Поднялся невысокий мужичок, вскинул на плечо автомат и подсел к костру. Чего это он там? А… пьет чего-то… Это, кстати, не сменщик самого дежурного?

А то я тут забегаюсь, отыскивая место, куда нашу девушку упрятали.

Нет, слава богу, потопал дядя, и я за ним вослед.

Видать, не до конца мужик проснулся, споткнулся пару раз, вполголоса при этом выматерившись. Но топает целеустремленно, это он явно не отлить собрался, за этим так далеко ходить не надобно.

Ага!

Окликнули его!

Прижимаюсь к стене и стараюсь стать частью окружающего пейзажа. Смех смехом, а такая тактика иногда работает. Есть определенные методы и способы… Приходилось мне подобные штуки своими глазами видеть. Знакомили в свое время с такой вот маленькой и неприметной девушкой, да… Так она по залитой полуденным солнцем улице ухитрялась незаметно к часовому на бросок ножа подходить! И не видел ее мужик! Без дураков – реально не замечал! Вот и мне она тогда кой-чего показывала. Не все я, дурак, тогда правильно понял, а переспросить как-то вот язык не повернулся. Она-то меня больше с другой стороны интересовала, не воспринимал я эту улыбающуюся девчушку как серьезного спеца. А зря! Рассказывали мне потом про нее, жуткие штуки эта милая девушка вытворяла, да… Так внешне – безобиднейшее существо! Милая и приветливая, но вот бывает же такое! Говорят, имелись у нее серьезные учителя – из совсем с т а р ы х еще спецов. В наше-то время уже все больше на технику полагались, и, как впоследствии выяснилось, совершенно напрасно. Техника – она сегодня есть, а завтра село у нее питание – и амбец! А голова – она всегда при себе!

Это ли сработало или сменщик еще не до конца проснулся – но топает он все так же целеустремленно.

Ну и хрен с ним, откровенно-то говоря!

Вот, выступил откуда-то из темноты мужик с дробовиком, перекинулись они парой слов, и закинул свое оружие за спину сменяющийся часовой.

Неторопливо, но куда как более успешно, побрел он к костру. Во всяком случае, уходящий бандит ни разу не споткнулся. Значит, привыкли к темноте глазоньки-то…

А бандит, включив какой-то небольшой фонарик, осматривает дверь.

Я даже отсюда ее вижу, неплохо он ее подсветил!

Подергал мужик засов, кивнул удовлетворенно и развернулся назад. Там, насколько я могу видеть, какая-то фиговина промеж камней присобачена. Надо думать, сиденье для охранника.

Ну ничего против не имею… садись!

Опустился мужик на сидушку, поставил рядом автомат и откинулся спиной на стену.

Да так и помер…

Еще пару минут прислушиваюсь, стараясь уловить и распознать любой шорох. Но тихо вокруг. Только какая-то ночная птичка изредка издает отрывистые звуки. Песня не песня, скорее, какие-то птичьи междометия наверное.

Нет, никто не рванулся на выстрел. Да и клиент, похоже, уже совсем не по этой части. Отбегался…

Но я совил стреляный!

И только ощупав остывающее тело, убеждаюсь – тут уже все, в эту сторону можно больше не смотреть.

Дверь.

Крепкая еще!

Странно… тут уже потолки кое-где попадали, да и полы не в лучшем состоянии… и крепкая дверь! Кто за ней все это время ухаживал? И зачем? Блин, а ведь петли могут заскрипеть! Прижимаюсь к стене около двери и осторожно барабаню пальцами по створке.

Тук-тук-тук-тук!

Пауза.

Тук-тук!

Пауза.

Тук… тук…

Четыре точки – две точки – два тире.

Азбука Морзе – ее у нас всем преподают. Даже и тем, кто связью не занимается.

«ХИМ» – наш опознавательный сигнал по этой самой азбуке.

Минута – и снова постукивание пальцев.

Ответ!

Тук…

Тук-тук… тук…

Тук…

«ТУТ».

Есть ответ!

– Галя?

– Ой, кто это?!

– Беглец это…

– Дядя Петя?!

– Не ори так… сейчас попробую дверь открыть… Когда ты сюда заходила, петли скрипели?

– Чего? А! Да, скрипели!

Подхожу к покойничку и снимаю с пояса флягу. Ну, как флягу… обычная поллитровая стеклянная бутылка в оплетке из веревок. Так и носить ее удобнее, да и остывает вода в ней далеко не сразу – веревки и плотная ткань играют роль своеобразной теплоизоляции. Настоящих-то фляг на всех не хватает.

Скрип дверей, между прочим, иногда тоже не совсем по раздолбайству некоторых товарищей случается. Вовсе не потому, что кто-то там петли вовремя не смазал. Специально это делается, такая своеобразная сигнализация, между нами-то говоря.

Откупориваю «флягу» – что там болезный пил?

Не воду, налита туда какая-то бражка, судя по запаху. Нет, ну а чего от бандита-то следовало ожидать? Элитного коньяка, что ли?

Пофиг. Я и коньяк на такое дело не пожалею.

Тонкой струйкой вытекает на петли содержимое. Вода – она ненамного хуже смазки в такой ситуации работает. Не так долго, согласен. Но мне долго и не нужно. Один бы раз эту дверь без особого шума открыть, и хватит.

Все-таки петли поскрипывают!

Но уже не так громко.

– Вылазь!

И проскальзывает девушка в образовавшуюся щелку. А я тяну дверь дальше.

Освободив часового от вооружения и боеприпасов, затаскиваю остывающее тело внутрь камеры. Тут имеется какое-то подобие лежанки – туда его и опускаю.

Теперь задержимся на минутку… Ножом срезаю с «фляги» матерчатую оплетку и, примерившись, стукаю бутылку о камень.

Есть!

Подсовываю бутылку под тело – так ее и не видно особо-то… Теперь гранату достать… от веревки кусочек отхватить…

Готово!

Привязана к двери веревка. А на другом ее конце граната имеется. Чеку в карман, гранату в бутылку – держит она рычаг.

Ну, теперь можно и дверь прикрыть.

Никакого окошка в ней нет, так что, для того чтобы проверить наличие либо отсутствие пленницы, надобно открыть дверь. Да и вообще в камере окон нет, так что и с улицы тоже не заглянуть.

Ну, вот и посмотрим, что после произойдет, точнее, послушаем.

Так или иначе, а будущий сменщик, коллеги не обнаружив, обязательно решит убедиться в том, что хотя бы пленница на месте. Ну-ну… и кого там сгубило любопытство? Только ли кошку?

Оглядываюсь.

Галина уже прибрала автомат покойного и распихала по карманам боеприпасы. Не так-то их и много – два магазина всего. И нож… тоже далеко не самый суперский. Но пырнуть можно и таким.

– Пошли… следом иди…

Молодец девчонка! Никаких эмоций! Представляю на ее месте какую-нибудь фифочку из прошлого… воплей бы сейчас было!

Прекрасно понимая примитивную психологию таких вот наемников, я не рванулся тотчас же в бега – именно в том направлении нас и станут искать.

Даже при самом благоприятном раскладе за пару часов мы особо далеко не уйдем. А играть в догонялки в ночном лесу… не самая интересная затея. Но ведь игры-то могут быть и другими! Не по бандитскому сценарию…

Оставив девушку в темном углу, пробираюсь к костру.

Нет, я не собираюсь ни на кого нападать, по крайней мере, сейчас. Есть и иные способы испортить настроение…

Не думаю, что среди противника есть любители бегать и прыгать. А раз так, то и в погоню они рванут по кратчайшему пути – не станут кругаля вокруг зданий закладывать.

Именно там я и ставлю первую растяжку – на самом коротком пути к лесу. После чего устанавливаю еще парочку – в тех местах, куда после взрыва наверняка попрут обалделые бандюки. Только дорогу к комнате, где содержали Галину, оставляю свободной – там «сюрприз» уже имеется. Теперь можно и назад…


После некоторых поисков нам удалось найти лестницу на второй этаж. И пошарив там некоторое время, выбираемся через окно на крышу. Я еще снизу видел на ней какие-то башенки. Декоративные они или нет, в данный момент не важно. За ними или в них можно спрятаться – вот это сейчас главное!

Башенка оказалась не совсем декоративной – комнатка в ней имелась. Когда-то даже и лесенка вниз была. Но, то ли насквозь проржавела, то ли еще что-то – короче, сейчас в полу зияла квадратная дырка. Крышка люка, некогда закрывавшая эту дыру, тоже отсутствовала.

А вот парочка конкретных металлических скоб в стене уцелела. В крайнем случае есть за что веревку привязать.

Киваю девушке на пол – садись! Опускаюсь рядом.

– Ну, колись – что там у вас стряслось? В лагере я был и побоище видел. Говори о том, чего я увидеть не мог.

Уж и не знаю, какие там страсти кипят у нее в душе, но внешне девчонка держится молодцом. Говорит тихим голосом кратко и по делу.

Но от некоторых ее слов волосы начинают шевелиться даже и у меня…


Тот самый молчаливый продавец системника, как оказалось, прибыл на встречу только для того, чтобы опознать Галину. Он со своим молодым спутником был среди бандитов непосредственно перед нападением – указал им на ту, которую они должны были взять живой независимо ни от чего. Но перед самым нападением мужик скрылся в лесу. Назначил место встречи и исчез.

Как произошло собственно нападение, она не видела. Ее растолкал Вовка, когда стрельба уже началась. Подхватив оружие, они бросились было на выстрелы, но тут откуда-то вывернулся Роман. Крикнул, что нападающих много, а попутчики почти все уже погибли – надо уходить! Он остался прикрывать их отступление, и больше Галина его не видела.

– Потом меня Вовка отпихнул – беги, мол! А я их тут задержу. Но я не успела далеко отбежать, они раньше появились. Он стрелял… потом там что-то рвануло…

Уйти не удалось, бандиты зашли со всех сторон и видели отступающих. Девушка успела расстрелять всего один магазин, потом автомат осекся – попался некачественный патрон. Перезарядить она уже не успела, бандиты выскочили сразу с двух сторон.

– Ударили чем-то, я оружие выронила. Схватилась за нож… но ничего сделать не смогла – меня стукнули по голове.

В себя она пришла уже связанной.

Против ожидания никто не набросился на нее, что обычно случалось сразу же со всеми пленницами таких банд. Напротив, главарь пообещал лично пристрелить любого, кто только рискнет попробовать сотворить с ней хоть что-то.

– Он сказал, мол, шкуру спустят даже и с него, так что не рассчитывайте отделаться парой синяков!

– Кому они хотели тебя передать?

– Они завтра должны здесь быть. Главный сказал – Доктор своих людей пришлет.

– А сколько тут всего бандитов?

– Чуть менее двадцати человек. Пятнадцать человек со мной шли и еще парочка выходила нас встречать. Возможно, что и еще кто-то есть…

Так, лихой налет в ковбойском стиле отменяется. Не по зубам мне такая толпа! Прав я был – не все у этого костра устроились!

– Они здесь часто останавливаются. У главаря тут какая-то нычка есть, но он туда посторонних не пускает – пусть, мол, наверху спят. Он для этого нападения много новых нанял и не верит им никому.

Наверху?

То есть тут и подземелья какие-то имеются? Не самая хорошая новость…

Но есть и положительный момент – Галину-то вниз не потащили! А то фиг бы я ее там сыскал… Видать, бандит шифруется и от своего нанимателя – ведь может же девушка рассказать, куда ее водили? Может. Так что пусть она такой возможности не имеет. Нечего ей ухоронку показывать!

Ну а в том, что главарь не верит новым членам банды, – ничего удивительного. Нормальная практика…

Кстати, попутно разъяснились и некоторые старые загадочки…


Нападения на этом участке дороги иногда случались – не без того. Они не были настолько частыми, чтобы кто-то стал производить поиски в этих местах. Но иногда что-то такое происходило.

«Не воруй там, где живешь, и не живи там, где воруешь!» – старое воровское правило. И похоже, что главарь его тоже помнит. Вот, стало быть, куда отходили эти самые бандиты… Что ж, надо будет потом сюда кое-кого направить – пусть каждый камень перевернут!


– А что мы теперь делать будем? – интересуется девушка. – Почему тут сидим?

– Да потому, что уже через час с небольшим в лес попрет немаленькая такая толпа народа – нас искать. Они тут каждую тропку знают, и играть с ними в догонялки я не очень-то хочу. Пусть им… поскачут по лесу и восвояси притопают. Тогда мы спокойно уйдем.


Кстати!

А ведь у часового с собой был кисет с самосадом! Нет, применения служебных собак я не ожидаю, но…

Словом, уже через несколько минут наша дорожка отхода была присыпана щедрой порцией табака. И пусть кто-то тычет в меня пальцем, как в параноика – переживу как-нибудь! Зато спать нормально можно…

– Я вздремну чуток, лады? Ты-то спать не хочешь еще?

– Какой уж тут сон…

С трофейным автоматом она уже вполне освоилась. Пока я бегал туда-сюда с горстью самосада, Галина поочередно разрядила все магазины, повыбрасывав на фиг патроны, относительно которых были хоть малейшие сомнения. И одного раза хватит…

У бандита был старый «АКМ», так что боезапасом я с ней вполне поделиться мог – у меня тоже «семерка» – А-762. Штука в наших краях редкая и невероятно дорогая. Но мне он сильно по душе пришелся. К нам их пару лет назад завезли, вот ко мне один и «прилип». Все прибамбасы к нему, включая глушитель и разнообразную оптику, подходят от обычного «калаша». Так что и с этим проблем не имеется.

А поскольку у бандита с «валметом» я патроны позаимствовал, то вооружить девушку вполне возможно.

Вот с пистолетами… тут сложнее. «Ругер» уже настолько со мною сжился, что отдать его хоть ненадолго в чужие руки просто не могу. А трофейный браунинг слишком для нее тяжел… Решаю вопрос просто – передаю ей парочку гранат. Все трофейные я уже пустил на растяжки и ловушки, так что остались только свои. Теперь у нас с ней по две штуки на рыло – должно хватить… Нам тут вообще-то войсковую операцию не проводить!

Только закрыл глаза – внизу шарахнуло! И получаса поспать не удалось! Что уж там у них случилось, кто и где на растяжку налетел – фиг знает. Для смены вроде бы пока рановато…

Но суматоха получилась знатная! Какой уж тут сон…

Внизу загомонили, послышались какие-то команды, и, перекрывая все, бабахнул еще один взрыв! Ну, это уж точно не у камеры, сейчас и туда народ побежит…

Бух!

Добежал.

Сухо щелкнули одиночные выстрелы, громыхнул дробовик… словом, пробуждение удалось на славу! Сейчас ошалелые бандиты будут лупить по каждой тени – пожелаем же им удачи в столь трудном деле! Побольше противников – как мнимых, так и вполне реальных… из соседей.

Словом, буча внизу началась изрядная! Но, к сожалению, также быстро и завершилась, похоже, что нашлись там люди понимающие – пресекли разгорающийся бардак. Жаль! А я было настроился послушать…

Увы!

Есть такая единица измерения разочарования – один «анхрен». Но тут, боюсь, и куда более крупного числа будет недостаточно…

Ладно, не все еще потеряно…

Внизу слышен шум, бандиты рыщут по зданию. Вот, скажите на милость – чего они в лес-то не рванули? Видать, чего-то я не учел…


Когда наверху рвануло, Гришка Хмурый не стал очумело вскакивать с кровати. Парни выяснят, в чем дело, тогда и можно принимать решение. А сломя голову переть наверх – затея не самая здравая. Если бы это был один взрыв, но их прозвучало несколько. Так что ни о какой случайности и речи быть не могло – это наверняка пожаловали какие-то незваные гости. Не заказчик – его люди должны подойти ближе к полудню. Что ж, наверху достаточно народа, чтобы достойно их встретить. Да и здесь…

Но давать команду на выход, чтобы помочь находившимся наверху, он не спешил. В конце концов, там сейчас воюют и умирают не его люди – не жалко. Вот пленницу эту надо вытащить, пусть даже и сюда… Кивок головой – и трое бандитов выскочили за дверь.

В старом бомбоубежище имелось несколько входов. Основной – в подвале бывшего хранилища. Резервный, прокопанный гораздо позже постройки здания, и две вентшахты, построенные уже в советское время.

Бандиты полезли через вентиляционную шахту – она выходила прямо рядом с камерой. Под нее, лукаво не мудрствуя, главарь использовал бывшую кладовую.

Быстро выбравшись наверх, старший тройки прислушался. Никакого боя не наблюдалось, слышались только крики наемников, которые обшаривали развалины. Что уж там у них произошло – неизвестно. Но задача поставлена, и ее надо выполнять.

Увы…

Камера встретила их распахнутой дверью и тремя мертвыми телами – никаких следов пленницы. Но не топать же назад, несолоно хлебавши?

Сплюнув, бандит кивнул своим подчиненным – пошли!

И спустя некоторое время он уже докладывал атаману.

– Короче, тут такая бодяга складывается… Девка эта, как оказалось, весьма зловредная! Уж чем и как она этого олуха, что у камеры дежурил, окрутила, сейчас только гадать можно. Но к ней он туда, судя по всему, вошел, там она его как-то и уконтрапупила. Прихватила ствол, да и вообще все карманы обчистила, что твой щипач на рынке! Подсунула под труп гранату и наладилась восвояси. А поскольку завода она не знает, так и поперлась тем путем, что ее к камере вели.

– Так… – кивнул Хмурый.

– Ну и напоролась там на одного лопуха – тот как раз отлить намылился. Фиганула она его гранатой, там он и преставился. Народ на ноги повскакивал – она им еще одну бросила. И под шумок куда-то смоталась.

– Как далеко?

– А хрен ее знает… Но вроде до леса не добежала, засекли бы по дороге – там с полверсты по открытому месту скакать! Так-то не видели, чтобы кто-то туда бежал…

– Значит, она где-то здесь… Точно ее видели?

– Ну… вот так, чтобы прямо, нет. Но с чего бы тогда она гранатами бросаться стала? Видать, тот, что поссать ходил, прямо на нее и натолкнулся – вот и она психанула. Не просто же по злобности гранаты кидать-то начала?

– Это ж химики! От них всего ожидать можно! А гранаты у нее откуда?

– Так, с лопуха того, видать, и сняла. Народ, когда к камере рванулся, сдуру в дверь-то и попер – тогда там еще одного прихлопнуло. А лопуху этому вообще башку оторвало. Гранату прямо под шею ему подсунули.

– И сколько у них всего мертвяков? – поинтересовался атаман.

– Троих – наглушняк, да поранило четверых.

– Да, блин… Подсуропил же господь девку! Она ж еще в лагере одного завалила, так?

– И подранила одного…

– Да, дороговато нам эта девица обошлась! Ладно, поднимай ребят, будем завод чесать. Некуда ей отсюда уйти! И это, на крышу двоих пошли – оттуда обзор неплохой!


Внизу началась какая-то движуха. Голоса, топот ног… и никто, однако, к лесу не побежал!

Плохо… я-то, грешным делом, именно этого и ожидал. Похоже, что народ не поверил в наше отступление…

Хотя почему в наше? Меня-то ведь никто не видел! А по изуродованному взрывом телу часового хрен кто поймет причину смерти – я ему стрелял в горло, и пуля прошла навылет.

Вывод?

Они будут обыскивать дома!

Так, прикинем хрен к носу…

Строения стоят относительно кучно и по большей части между собой как-то соединяются. Сейчас, когда рассвело, это можно неплохо разглядеть. Башенка, где мы засели, расположена на самом высоком и большом здании. Это все, скорее всего, была какая-то фабрика или завод, достаточно давно построенный. Стены толстые, массивные, высокие окна… видел я подобные сооружения не раз. Именно в то время народ увлекался нагромождением всяческих архитектурных излишеств – типа той самой башенки. Их тут имелось две – и в одной мы сейчас засели.

Каково тогда было их функциональное назначение, можно только гадать. Кстати…

Быстро пробираюсь ко второй башенке.

Комната имелась и в ней, вот только люка в полу нет.

Рупь за сто – на месте бандитов я бы кого-нибудь на крышу послал! Тут обзор очень даже неплохой!

Так… и что тогда нам делать?

Круговую оборону занимать?

В принципе очень даже возможно. Залезть сюда не так-то уж и легко. Но сколько мы тогда тут продержимся? А ведь и еще какие-то там люди заказчика должны подойти…

Думай!


Выбравшись из окна на крышу, бандит подал руку товарищу, поддерживая того. Когда-то, когда еще не добрались сюда вездесущие охотники за металлоломом, наверх поднимались по пожарной лестнице. Вместо нее из стены теперь торчали ржавые металлические прутья.

Но путь пока остался – из окна второго этажа по торчащим из стены кирпичам. Надо думать, тут когда-то имелась и такая лесенка – из кирпичей. В значительной мере попадали куда-то и они, но залезть все-таки было еще возможно – хоть и не совсем безопасно.

Выбравшись наверх, бандиты огляделись.

Пусто, разумеется… только ветер гуляет.

Держа наготове оружие, они заглянули в ближайшую башенку.

Никого – в крохотной комнатке совершенно невозможно спрятаться. Точно так же оказалось и во второй, но тут еще и люк в полу имелся. Заглянув в него, один из бандитов окликнул своих товарищей внизу – те как раз обшаривали бывший цех.

– Ну, че там?

– Голяк, кроме мусора – ни хрена!

Закончив столь «содержательный» разговор, парочка выбралась назад и уселась на нагретую солнцем крышу. Здание было старое, и она тут была сложена из кирпичей, залитых в более позднее время поверху гудроном.

Вид отсюда открывался великолепный – даже кошка не смогла бы прошмыгнуть не будучи замеченной! Чего уж там про человека говорить…

Да и разросшиеся повсюду кусты сверху хорошо просматривались.

– Как думаешь, где она там заныкалась?

– Дык… в подвалы, поди, полезла. Самое то, ежели не знать…

– Ну, тады ее там быстро обнаружат…

С моей позиции этот разговор вполне можно расслышать. С какой именно?

А просто все.

Башенки весьма старомодные – с плоской кирпичной кровлей. При размере три на три метра места еле хватает, чтобы тут мог залечь один человек при условии, что лежать надо четко посередине. Это чтобы снизу не разглядели. Никаких лесенок наверх нет – давным-давно все украдено охотниками за металлоломом. Остались только два штыря громоотводов – за ними попросту не полезли на крышу.

Галина лежит ничком на второй башенке. С ней проще – она все-таки пониже и поменьше, и поэтому прятать ее можно гораздо успешнее.

Все здорово, но вот опасаюсь я одного – нас можно разглядеть издали… Эти-то гаврики далеко пока от зданий не отходят, но ведь скоро должны прибыть неведомые заказчики. И с какой стороны они пожалуют?

Прошел час.

Энтузиазма в поисках поубавилось. Бандиты уже не столь активно шурудили в развалинах и залезали во всякие укромные уголки. Как стало ясно, в подвалах никого отыскать не удалось. А прочие помещения они уже успели почти все осмотреть.

Несколько раз окликали крышных сидельцев – не уходит ли кто к лесу? И получив отрицательный ответ, продолжали громыхать камнями внизу.

Еще час…

Бандиты уже откровенно филонят, собираются кучками и о чем-то там трындят. Пользуясь зеркальцем, я иногда осторожно заглядываю вниз и парочку таких кучек уже видел.

Чу!

Матерные подбадривающие возгласы – появился местный главарь. И начал подгонять свое воинство. Не по душе ему, видите ли, такие вот посиделки… Понимаю. Я и сам бы в подобной ситуации не обрадовался.

Но… даже зычный мат не помог – никого отыскать не удалось. Только понапрасну ухлопали время.

А внизу тем временем нарастало подобие паники – стало быть, скоро пожалуют и заказчики!

Опа…

Вот и гости…

На опушке замечаю отблеск – бинокль? Скорее всего, может быть и снайперская оптика, но это точно не озеровские – те должны прийти с другой стороны.

Быстро переворачиваюсь и оглядываюсь – оба наблюдателя сидят ко мне спиной. Ну да, возможный путь отступления пленницы – там, куда они смотрят. А гости появились за их спиной!

Вскакиваю на ноги и приветливо машу руками – мол, сюда!

Наверняка тот, кто сейчас смотрит на нас через оптику, уже срисовал не только кого-нибудь из сидельцев, но и меня. А вот Галину – вряд ли, та башенка прикрыта моим строением. Так что сыграем в бдительного часового…

Есть!

Дрогнули кусты, и оттуда выбралась цепочка людей.

Сажусь на край башенки так, что от наблюдателей она меня прикрывает. Снизу, надеюсь, сразу не разберут, да и чего они вверху потеряли, чтобы туда голову задирать? А издали видно только то, что бдительный часовой, сочтя свою задачу исполненной (обнаружил же…), уселся на пятую точку, ожидая их подхода.

Идут гости, а внутри у меня тикает невидимый хронометр. При всей своей раздолбайности наблюдатели иногда прохаживаются по крыше и могут меня срисовать! Лечь же на прежнее место – нельзя. Это увидят подходящие и непременно зададут вопрос, чего это он вдруг улегся? Ладно еще сидеть на посту – тут не армия все-таки, а вот лежать… За такое даже в банде по башке настучат!

Когда они пойдут?

И услышу ли я их?

Есть!

Негромкие шаги.

А цепочка людей все ближе, и некоторые посматривают на крышу. Не ляжешь…

Еще шаг, еще… скоро он сможет увидеть мою голову.

Спрыгиваю вниз.

Он идет… слева он идет!

Пригнувшись как можно ниже, так, чтобы меня не смогли заметить снизу, двигаюсь вправо, огибая башенку. Стараюсь ступать в такт подходящему часовому. Он обходит ее с одной стороны, а я – с другой. Есть дверной проем!

Ныряю туда.

И очень хорошо представляю себе дальнейшее. Еще пара шагов, и наблюдатель увидит подходящих гостей. Что он сделает дальше?

А для визитеров все должно выглядеть естественно.

Ну, спрыгнул мужик сверху, присел, естественно… и потопал себе к краю крыши.

– Э!

Топот ног – бежит сюда!

Прижимаюсь к стене сбоку – чего делать-то?

А над моей головой видны две металлические штанги, перекрещивающиеся под самым потолком.

Врывается в башенку бандит.

– Пацаны!

– Чего тебе? – откликаются снизу.

– Там это – топают к нам! С десяток каких-то ухарей! Не иначе – за девкой они пришли.

– Ах, ты ж… Быром все повставали, ну!

И внизу забегали, началась какая-то суета.

Наблюдатель хмыкает и, сочтя свою задачу выполненной, поворачивается к выходу. И в этот момент я падаю ему на голову – руки, блин, совсем уже не держат. А что ж вы думаете? Во мне добрых восемьдесят кило, да еще и снаряга с оружием… Попробуй, провиси эдак-то на руках хотя бы пять минут!

Но есть в этом и свой плюс! Когда такой здоровенный мужик, да еще и увешанный всяким железом падает внезапно на голову…

Убить – может, и не получится. А вот оглушить – так очень даже возможно.

Ну а свернуть ему опосля шею…

Все, надо и второго кончать. Тут уже без экивоков – «Ругер» наготове.

И снова зашагали по крыше наблюдатели – Галина накинула куртку второго бандита. Он всего ненамного превосходил ее ростом, снизу, надеюсь, не разберут. Волосы спрятала под старую лыжную шапку – теперь и эта деталь ее не выдаст.

А у нас прибавился дробовик и еще один пистолет – который я тотчас же ей и отдал. И еще одна граната.

Время от времени меня окликают через тот же люк. Односложно отвечаю, стараясь особо не маячить в проеме.

А внизу… словом, там все хреново – пришедшие, надо думать, высказали свое «фе». Вот все и носятся словно наскипидаренные. Нам велено утроить бдительность!

Момент…

Нам?

То есть никто, кроме нас, по сторонам сейчас не смотрит – все обшаривают дома? Значит, моя идея направить бандитов на поиски в лес провалилась?

– Ты дорогу помнишь?

– Найду… а что?

Быстро объясняю ей, куда следует топать. И где отыскать радиостанцию.

– Усекла?

– Да…

– Сейчас сбрасываю вниз веревку – и ты пулей чешешь вон туда, – указываю рукой. – И уже после по опушке до вон того места! Там тропку увидишь – по ней и дуй со всем прилежанием.

– А вы как?

– Если наблюдатели на крыше вдруг перестанут отвечать – сюда тотчас же попрется толпа. На проверку, так сказать… И после уже все сразу рванут следом за нами в лес! Ибо не все там дураки, да и след на траве сверху хорошо просматривается. Ты готова воевать с таким количеством противников?

Колеблется девушка…

– Все – выполнять! Пулей!

Командный тон – он порою чудеса делает!

В последний раз мелькает на опушке ее фигурка – ушла! Кирпич с души…

Продолжаю бегать по крыше, изредка и односложно отвечая на окрики снизу. Правда, приходится заодно заниматься еще и переодеванием – то в одной куртке мелькну, то в другой…

Час прошел – поиски внизу не прекращаются.

Надеюсь, что Галина успела-таки отбежать уже достаточно далеко.


– Ну и что вы можете мне сказать? – представитель заказчика угрюмо посмотрел на атамана. – Сколько ее тут уже ищут? И все безрезультатно?

– Но не могла же она сквозь кирпичи провалиться? Следов к лесу никаких не было – это сразу проверили! Здесь она!

– Где?

– Искать надо…

– Так уже несколько часов ищем! Мои люди – и те уже два часа все уголки проверяют. Некоторые – так и по третьему разу! Вниз она уйти не могла?

– Это-то мы сразу учли! И все подвалы осмотрели в первую же очередь! Не было ее тут – зуб даю!

– Так в чем же тогда дело?!

Ответить атаман не успел – где-то за стеной тяжко ударил взрыв…


Я всегда опасался инициативных дураков. Иметь такого в союзниках – лишний головняк почти всегда. Что удумает его непредсказуемая голова, заранее предвидеть невозможно. А уж такой деятель в рядах противника – это и вовсе черт знает что! Такое коленце отчебучить может…

Вот и сейчас… Кому-то там внизу показалось, что двое наблюдателей – это совершенно недостаточно. Или попросту решили спровадить наверх самых туповатых? Чтобы не путались под ногами лишний раз.

Не знаю… но результат – вот он!

Меня очередной раз окликнули снизу.

– Эй, Демьян!

Так, скорее всего, звали того самого умника, которого я грохнул прямо в башенке.

– Ну? – откликаюсь я в люк.

– Баранки гну! Подменят вас. Пацанам все покажете – и дуйте сюда!

– Почто так?

– Набегались парни – а вы там прохлаждаетесь! Вот Хмурый и приказал сделать… как там ее… а, ротацию, во! Да и три пары глаз – завсегда лучше двух!

Вот тут я ничего не могу возразить – прав мужик!

Ну, что ж… кончился маскарад!

Ладно, еще малость времени я попробую оттягать.


Когда троица сменщиков выбралась наверх, на крыше никого не было. Осмотрелись и увидели, как из башенки кто-то машет им рукой. Туда все и потопали.

Там и легли, а боезапас для «Ругера» уже показал дно… Пять патронов всего и осталось.

Подбегаю к краю крыши и прикладом дробовика выбиваю из стены остатки ступенек. Не все – но теперь тут залезать будет крайне неудобно. Уж точно не толпой…

Нет, теоретически бандиты могут срубить в лесу парочку елок и соорудить из них подобие штурмовой лестницы. Но сначала надо до этого самого леса ножками дотопать! Да еще и назад эти елки-палки притащить. Но если кто-то ошибочно полагает, что я согласен предоставить этим мерзюкам подобную возможность, то этот человек круто ошибается!

Заступившей троицы не хватились – рано пока. А вот двоих предшественников окликнули уже минут через пятнадцать.

– Вован! Где там эта сладкая парочка?!

– Ща! – ору в люк. – Потопали уже! И это – где бугор?

– За каким он тебе?

– Да есть тут кой-чего… скину вниз…

– Валяй!

– Лови! – и вниз улетает граната на веревке.

Веревка – это чтобы «эфка» не упала на землю. Закатится она в какую-нибудь щель – и хлопнет там, подняв в воздух облако пыли и мусора. И все – и весь эффект…

А вот воздушный подрыв… это совсем другие пляски!

Трудно сказать, сколько там было народа. Но досталось наверняка многим – если не всем.

Наваливаю на люк тело ранее убитого бандита – хрен теперь снизу хоть чего забросят. Да и почва для раздумий – может, это попросту покойник облажался? И сам погиб, да и товарищей поранил…

«Концерт» внизу вышел знатный!

Не знаю, удалось ли там хоть кого прихлопнуть, но поранило точно не одного! Орут аж в три-четыре глотки зараз.

Жаль, обзора нет почти никакого – видеть можно только то, что расположено непосредственно под люком. Можно было бы напакостить и тем, кто полезет своих раненых вытаскивать.

Ага… если они вообще станут это делать – тут не армия!

Плюхаюсь на кирпичи и осторожно свешиваю голову. Теперь я могу видеть то самое окно, где имелась ранее лесенка на крышу.

Долго ждать не пришлось – оттуда высунулось сразу три головы. Осматриваются… На здоровье – под таким углом они хрен чего разглядят.

Успокоившись, бандиты прекратили осмотр, и на остатки лесенки выбралось сразу два человека.

Хренак!

Лягнулся в плечо дробовик.

Дуплет, да еще и с близкого расстояния…

Лесенка опустела тотчас. Убил я их или нет, но вниз они сверзились в любом случае. А тут метров десять как минимум… Полет нормальный – хватит хоть кому.

Хотелось бы надеяться, что и третьего я зацепил, но будем реалистами – это вряд ли.

Успел ли он увидеть – кто и откуда по ним стрелял?

Сомневаюсь…

В спину – это да, это он, скорее всего, просек. Но вот сверху или снизу – уже вопрос!


– Что у вас тут стряслось?! – ворвался в помещение атаман. – Какого…

Но осекся, увидев достаточно неприглядную картину.

Один из бандитов валялся на земле с раздробленным затылком – тут уже все было слишком очевидно. Не жилец…

Троих перевязывали. При этом в углу слева еще кто-то вопил во все горло.

– Граната рванула… – ответил один из людей заказчика. – Вон тот, что с разбитой башкой, стоял и с кем-то разговаривал. Я отвернулся – и тут как наподдаст! Аж в ушах зазвенело!

Этого – вглухую, а еще четверых попятнало осколками так…

И он покачал головой, демонстрируя растерянность.

– Что, как, откуда граната – никто ничего не видел.

– А там кто лежит? – ткнул пальцем вверх главарь.

– Где? – поднял голову собеседник. – Иди ты… и тама кто-то развалился?! У вас что – второй этаж есть?!

– Здесь – нет, – мотнул головой Гришка. – Там сразу крыша. Будочка стоит – ну, разве что для кошки жилье…

– А залезть туда как? – встрепенулся старший группы гостей.


Еще через десять минут они оба стояли под стеной и разглядывали два изуродованных тела.

– Картечь… – присел на корточки атаман. – Откуда-то рядом стреляли – кучно легло.

Старший из гостей кивнул, соглашаясь с этим выводом.

– Третий видел хоть кого-нибудь?

– Он вверх смотрел – там никого не было. А пальнули откуда-то сзади…

– Снизу или сверху?

– Он не просек. Вроде бы снизу… Точно, что рядом. Говорит, малость только в него не пришло!

– У тех, что наверху, какое оружие имелось?

– Вертикалка и тэтешник.

– Ну, стало быть, с нее и лупили! – подвел итог старший. – Думаю, что и эту парочку ты свободно списать можешь. Наверху эта твоя баба сидит!

– Скорее уж, твоя!

– Моей она будет, когда мы ее под охрану возьмем. А пока тебе и карты в руки! Твой объект! Так что и порядок тут тоже на тебе.

Не поспоришь…

А вообще – положение было крайне неприятным. Считая утренние жертвы, только убитых было уже семь человек! И восемь раненых! Для небольшой группы – потери просто колоссальные! А если, как утверждает гость, и наблюдателей тоже заземлили… и смену… девять – только убитых!

Вообще кошмар…

Блин, так еще и смена там полегла, так, что ли? Похоже…

Положение становилось крайне напряженным. Баба умеет стрелять – и два мертвеца внизу это уже красноречиво доказали. Что там со сменой на крыше было – неизвестно, но она как-то и без стрельбы сумела обойтись. И это совсем не радовало… Оружие у нее есть, так что прогулка наверх не обещает быть легкой. Самое пренеприятное – нельзя вести ответный огонь! Она нужна целой и относительно невредимой – заказчик особо это оговаривал. Но убедить наемников в том, что они не должны вести ответного огня… задача практически неисполнимая. А безоружными они не пойдут. Посылать только своих? И гарантированно получить еще несколько хладных тел? Не самая лучшая идея. Что делать-то?

Разве что газ какой-нибудь отыскать… Так где ж его найдешь?!

– Она в какой-то из башенок заныкалась – больше негде, – высказал свои соображения атаман.

– Ну? И как ее оттуда достать? – кивнул старший из гостей.

– Вечера ждать надобно. Пацаны за это время притащат дерево – мы сконстролим лестницы. Войдем наверх сразу с нескольких сторон – она попросту не сможет держать под огнем все сразу.

– Разумно! – наклонил голову в знак согласия собеседник. – Вполне здравая идея! Да и еды никакой там ведь точно нет? В смысле, нет у нее.

– Откуда? Стволы и патроны она у пацанов взяла – это так! А вот провизии никакой там точно не было. У часового фляга с пойлом имелась, так она ее на месте сбросила, с собой не унесла. Ну… вода у тех, что наверху сидели, могла быть, но немного. Нечего ей там жрать – долго не высидит!

– Ну, однако же, и мы тут лагерем надолго вставать не собираемся. День-два – это обождать можно…

Придя таким образом к некоему знаменателю, повеселевший атаман махнул рукой своим подопечным – мол, начали!

Выставив пост у окна, рядом с которым начиналась лесенка, бандиты разбежались по сторонам – готовиться к ночному штурму. А небольшая группа, вооружившись еще и топорами, отправилась к лесу. Надо было вырубить несколько подходящих деревьев. Гвозди и веревки имелись, так что изготовление лестниц не представлялось настолько уж трудной задачей.


Что-то они там подозрительно затихли… не к добру это! В то, что бандиты насмерть перепугались, я не верил ни единой минуты. Не тот это народ, чтобы потерять спокойствие из-за пары-тройки покойников. Какую-то они там пакость точно уже измыслили.

Возни внизу особой не прослушивалось. Но присобачив растяжку в месте подъема на крышу, я скользнул к другому краю. Здесь народ ушлый! Мало ли чего они там могут изобразить? Надо держать ушки на макушке!

Опа-здрасте… Это еще что за процессия?

К лесу топают несколько человек. И явно ведь не в погоню собрались – большинство из них тащат с собой топоры. Для преследования вещь не самая необходимая. Маленький топорик – это я еще понимаю, а вот приличного размера рубило, а за каким, простите, хреном? Быстрому бегу оно явно не способствует!

Впрочем, даже и сама такая прогулка – это высказывание явного неуважения к противнику! Мол, ты там пока сиди, а мы своими делами займемся. Дров, например, нарубим… обед у нас намечается! Мы тебя будем пытать вкусными запахами – захлебнись слюной на своей крыше!

Однако и дров они собрались нарубить… тут не только на обед хватит!

Нет, ребятки. Обойдетесь вы и без горячей пищи!

Первым я подстрелил замыкающего – тот как раз присел, чтобы что-то там на ногах поправить. Да так и не встал…

Выстрел с глушаком оказался хоть и не совсем беззвучным, но внимания сразу не привлек. И я успел добрать еще двоих дровосеков – пристрелянная оптика – великая вещь! Веду огонь одиночными – так точнее. Да и из положения лежа… тут и не надобно быть особым снайпером. С менее чем сотни метров – тут и Галина не промазала бы!

Вот тут всполошились и уцелевшие.

И совершенно логично рванулись… назад, куда ж еще?

Лежать на месте, ожидая своей пули, желающих не нашлось.

Бежать к лесу? Добрых двести метров, да по относительно открытой местности? Подставив спину стрелку? Таких дураков точно не имеется.

Стрелять неведомо куда?

Тоже идея не самая интересная. И судя по точности огня противника, шансы выжить в данном случае и вовсе не велики.

Оставалось одно – бежать назад! К своим!

Беда в том, что никто не обещал им не стрелять и в данной ситуации.

Короче, добежал только один. Бросил топор и рванул изо всех возможных сил. Разумеется, я мог его уложить. Но делать этого не стал – у страха глаза велики. И пусть этот перепуганный насмерть бандюган вносит дополнительный раздрай в ряды противника. Мне это только на руку.

Прошло несколько минут – и рвануло!

Из какого-то прохода вылетело сразу несколько бандитов – по крыше защелкали пули. Но головы там, по-видимому, никто окончательно не потерял – стреляли не в то место, где меня теоретически мог видеть уцелевший дровосек, а левее и правее. Пугали, так сказать…

На здоровье, залезть с этой стороны все равно никто не сможет, а напугать меня беспорядочной стрельбой… ну, разве что из гаубицы…

Стоп!

А меня ли они пугают?

Ведь именно меня – угрюмого мужика с автоматом – никто и не видел! Из живых, я имею в виду…

Они могут подозревать, что сбежавшая неведомо каким путем девушка засела именно здесь. Вооружена – ствол охранника и оружие наблюдателей. Так что лезть буром явно будет немного желающих.

Есть плюс – она нужна им живой. Так что стрелять на поражение, скорее всего, не станут. Во всяком случае, пока.

Но вот прижать огнем к земле (в данном случае к крыше) могут и сделают это обязательно. А под прикрытием огня полезут на штурм…

Вывод?

Надо идти к лестнице!

С той стороны меня ждали…

Ну не именно меня, понятное дело – любого, кто только выглянет через край крыши.

Шарахнувшая снизу мелкая дробь явилась наилучшим этому подтверждением. В меня не попали, пальнули просто по появившемуся силуэту. Да это и понятно… солнце почти в зените, тени на земле прорисовываются очень даже отчетливо. Нет нужды пялиться в небо, достаточно на тень крыши на земле внимательно смотреть. Увидел какое-то изменение – стреляй!

Радует пока одно – дробь.

Не картечь и не пуля – убивать еще не хотят.

Подыграем…

Отвалившись от парапета, беру на прицел место возможного появления штурмующих. Укрытий на крыше немного, поэтому залегаю за телом одного из наблюдателей. Я заблаговременно их по крыше растащил в разные места так, чтобы можно было за ними какое-то время укрываться. Кого-то с особо ранимой психикой такой вот финт может и покоробить. Ну, таких людей тут нет, они все в далеком прошлом остались. Не выживают в наших условиях столь чувствительные натуры. Да и модные в свое время истерики по любому поводу тоже отчего-то не проявляются столь часто. Даже и у женщин, у наших – так в любом случае. Да и жалости к поверженному, но еще живому противнику никто отчего-то не испытывает.

Ты хотел меня убить, но не срослось?

Да.

Так почему я должен проявлять какое-то сострадание? Может, еще и свой пистолет тебе, несчастному неудачнику, в руку вложить? И спиной повернуться, чтобы не травмировать психику убивца необходимостью смотреть в глаза своей жертве?

Щас…

Спиной я повернусь только к безусловному покойнику.

И никаких там бинтов и прочего раненому противнику не дам – они своим нужнее. Если он заранее такими вещами сам не озаботился, то кто ему доктор?

Око – за око и глаз – за глаз! И только так!

А если есть возможность взять эту плату сторицей – даже и не поморщусь. Возьму.

Так что и тело противника я рассматриваю только как возможное препятствие для пуль его же сотоварищей, и никак иначе.

Бандиты не дураки и предполагать, что противник залег просто на крыше, не станут. А где тут надежное укрытие?

Только в башенках – больше негде.

И ближайшая – та, что без люка в полу, – расположена в полусотне метров от места, где некогда имелась лесенка из кирпичей. Вход в нее – с противоположной стороны, оттуда не постреляешь. Значит, залегла девушка на крыше, за каким-то из углов башенки – слева или справа. Оттуда можно держать под огнем лесенку.

Ну, кирпичики-то оттуда я частично повышибал, так что подъем легким точно не будет…

И еще.

Мне ни в коем случае нельзя допускать, чтобы мою недобрую морду увидел хоть кто-нибудь! В этом случае стрелять станут из всего, что только имеется, – вот я-то им живым не нужен совершенно! Так что валим всех наглушняк!

Уж и не знаю, как там они расстарались, но на крышу ухитрились выскочить сразу два человека. Неслабый трюк – карабкаться парой по обломкам кирпичей я бы точно не рискнул… Там и одному-то залезть – задачка нелегкая.

Но эти как-то смогли.

Когда над парапетом появились сразу две головы, я только невероятным усилием воли не дернул за спуск дробовика. Не факт, что мне удалось бы их снять сразу, а вот перезарядить оружие можно было уже не успеть.

Насколько я помню это место, залечь там негде, стало быть, они как-то повисли на обломках ступенек. Долго так не выдержать, так что полезут они уже скоро.

Жаль, что наружу не выглянуть – наверняка сейчас на крышу направлен не один ствол.

Есть!

Первая верткая фигура перемахнула через парапет.

Грохнул дробовик, посылая свинцовое приветствие. Тут метров тридцать, разлет у картечи будет очень даже нехилый. Клиенту хватит…

Сложно сказать, куда я там попал… Но особой роли это уже не играло – бандит не удержался на ногах и кувыркнулся назад. Счастливого пути – тут только свободного полета более десяти метров!

Жду.

Где второй-то?

Нет его – не высовывается ничья голова. Хм… что-то я не догоняю тут. Куда он делся-то?

Не сводя взора с места его возможного появления, перезаряжаю ружье. Нет, но куда он заныкался-то? Так на обломках ступенек и висит? Акробат!

Мать… по краю крыши теоретически можно проползти вдоль парапета. Я бы не рискнул, но кто их знает? Там полоска – сантиметров десять-пятнадцать, нормальный человек и лежать-то сможет с большим трудом, а уж ползти…

Но допустим, что это какой-то выдающийся ползун. Во всех случаях, он точно не полезет прямо к стрелку, постарается максимально разорвать дистанцию. Зачем? А хрен его знает… наверняка какие-то соображения у него есть. Впрочем, веревку-то бандиты могут же иметь? Могут. И клиент постарается где-то ее закрепить…

И где тут такое место?

Есть.

Там, где когда-то имелась пожарная лестница, – это сильно в стороне от меня. Из стены там торчат какие-то железяки, к ним вполне можно прикрепить веревку.

Но если мои догадки верны, то тут будут продолжать всякие демонстрации. Отвлекая меня от ползуна и давая ему возможность сделать свое дело.

Так.

До места крепления веревки – метров сто как минимум, быстро не доползти. Немного времени у меня есть. Откатываюсь в сторону и, пригибаясь к крыше, быстро перебегаю к остаткам кирпичной лесенки.

Она же начинается около окна, так?

И вполне логично допустить, что там сейчас скопилось некоторое количество злобного народа.

Отматываю кусочек веревки – небольшой, метра на четыре. Хорошо, что после броска гранаты в люк я веревку обратно затащил, не люблю выбрасывать полезные вещи. И привязываю к ней гранату. Если я ее сейчас брошу – она и повиснет аккурат напротив окошка. Понятное дело, что ее там увидят. Но наслаждаться этим зрелищем долго точно не получится – пару секунд, не более…

Пошла!

Бух!

Ого, вот это концерт! Прямо-таки коллективное исполнение арии боли и страдания!

Слушал бы и слушал, но – некогда!

Максимально быстро и осторожно пробираюсь к месту, где когда-то имелась пожарная лестница. Срезали ее на металлолом, и вот тут я впервые благодарен этим жуликам.

Но до этого места добежать не получилось.

Время от времени я ненадолго притормаживаю – надо же и по сторонам осмотреться. И послушать…

И вот – проявил себя ползун!

Нет, голову он не приподнимал, но ползти совсем уж беззвучно, да еще и в таких условиях… крайне тяжело. Звук его и выдал.

А вот тут сработало старое зеркальце – приподняв его над парапетом, удалось увидеть этого деятеля. Худой и какой-то весь вертлявый – другой, пожалуй, и не смог бы повторить такой фортель. Что ж, будем надеяться, что он тут один такой ушлый… Хорошо, что здесь нет такого количества внимательных глаз и стволов – не отстрелят руку ненароком! На прежней позиции такой фокус провернуть рискованно!

Я не стал стрелять, просто высунул руку через парапет и толкнул бандита в плечо. Так даже лучше, пусть думают, что этот путь непроходим. Точнее, не проползаем. Сам же сорвался…

Крик вышел какой-то сдавленный и очень недолгий – тут и лететь-то всего ничего…


– Нет, – покачал головой атаман. – Мои парни больше туда не пойдут. И так уже боком вся эта затея вылезает. Не всякий налет такие потери повлечь может! Она вам нужна? Ну, так и берите, я ее сюда притащил!

– Хорошо подумал? – спокойно поинтересовался гость.

– И даже более чем! Черт с ней, с этой вашей оплатой – как-нибудь переживем и без этого. После всего, что произошло, тут сидеть – идиотство полное! Базу свою мы тут сворачиваем, так что и искать нас более не советую. Вообще никогда…

– Ты же аванс получил!

– И что? Скажешь – не отработал?

Гость промолчал – не та была обстановка, чтобы открыто конфликтовать. Хоть и понесшая потери банда все же вполне была способна существенно испортить настроение и самочувствие его людям. И тогда ни о каком захвате кого бы то ни было и речи уже не могло идти.

Он поднялся, поправил автомат на плече.

– И когда вы уходите?

– Через два часа можешь владеть всеми этими богатствами! А мы – откланиваемся!

Что-то они там задумали…

Внизу слышна какая-то движуха, голоса, кто-то что-то тащит – словом, нездоровая суета.

Впрочем, гадать долго не пришлось.

– Эй! Наверху! Слышишь нас?!

Ага, это кто-то хочет, чтобы я голос подал? Угу… и на звук что-то неприятное прилетит… Плавали – знаем.

Но, чтобы как-то ответить, сбрасываю с крыши ботинок одного из покойников. Должны заметить…

Ага! Замерла движуха… взрыва ждут?

Нате вам и второй – до кучи, так сказать.

Похоже, соображаловка там у кого-то в порядке – смекнули, что я голоса подавать не хочу.

– Короче! Мы уходим – не стреляй! Живи тут хоть до скончания века! Если поняла – кинь еще что-нибудь!

До еще одного обладателя ботинок далеко бегать, а вот обрез для этого вполне покатит. Тем более одностволка шестнадцатого калибра. Мне он как-то вот вовсе никуда не вперся. Да и патронов к нему мало – штук пять всего.

Без сожаления сбрасываю его вниз.

– О как?! Богато живешь… Тады – мы уходим!

Врут или как?

А вот и посмотрим…

Не соврали – откуда-то снизу появляется парочка человек. С набитыми рюкзаками на спине.

Еще раз громко уверяют меня в чистоте своих помыслов. На этот раз никак не реагирую – обойдутся…

Первый из зарюкзаченных медленно топает к лесу – совсем, кстати, не туда, куда ушла девушка. Что ж, и то хлеб! Понимаю, что можно и крюк сделать, но времени это займет прилично. Да и без этого ее теперь не догнать уже – слишком много времени прошло.

Второй носильщик потопал.

Первый, кстати, в лес не нырнул – уселся на свой рюкзак, сбросив его на землю прямо у деревьев. Метров триста… в принципе из автомата я его достану. И не понимать этого он не может.

Но сидит. Демонстрирует чистоту намерений?

Фиг знает, но стрелять пока не стану.

Оттуда, кстати, вполне можно рассмотреть крышу и увидеть лежащие на ней мертвые тела. Не все, разумеется – парапет, идущий по краю, многое закрывает. Но вот кто из них реально мертвяк, а кто прикидывается, этого уже не разобрать! Надеюсь, что снайперских винтовок у них нет – иначе моя жизнь станет совсем тяжкой. И недолгой.

Третий пошел…

А неслабо они с собою добра тащат! Видать, тут и вправду у них какая-то база была.

Так на опушке уже скопилось человек пять. С набитыми рюкзаками. Даже и чемодан кто-то с собою приволок – вообще атас! Хоть не на колесиках…

Когда пошел шестой, пятерка поднялась и, навьючив на плечи добро, потопала дальше, скрываясь от моих глаз за деревьями.

– Шеф! Первые до леса добрались – по ним никто не стрелял.

– Сталбыть, девка эта все верно поняла… Что ж, пора и нам.

– А это… раненые тут остались…

Атаман, резко повернувшись к помощнику, сгреб куртку у того на груди своей немаленькой ручищей – затрещала старая ткань:

– Ты у нас совсем умом двинулся?

– Э-э-э! Ты чего?!

– Девка – из химиков! И дружки ее убитые – оттуда же! Ты что, всерьез рассчитываешь на то, что их никто искать не станет? Там, между прочим, в лесу еще подранки сидят – думаешь, их не нашли уже? Не ровен час – и сюда гости пожалуют! Предлагаешь принять бой?

– Да ты че?! Сваливать надо – это ты прав!

– Вот… Тем паче что большинство подранков – из наймов. Шваль всякая… про них никто даже и не вспомнит завтра. О своей жопе думать надобно!

– Но там и наши пацаны есть…

– И что? Даже в лучшие времена с такими ранами не всякий выживал, а уж сейчас… Где тут ближайшая больничка, не подскажешь?

Помощник промолчал.

– То-то же! Короче – разберись там с ними… Это все, что мы сейчас для них сделать можем. Лучше будет, ежели они тут от боли завывать станут? Гости-то за ними ухаживать точно не будут – им на всех нас с прибором положить!

Внизу глухо хлопнуло несколько выстрелов. Разборка? Не похоже… Нет ощущения перестрелки, выстрелы прозвучали как-то… неторопливо, что ли? Такое впечатление, что стреляют по мишеням. Ну, это, пожалуй, вряд ли, какие тут мишени-то? Но настораживает, да…

И еще одна группа бандитов потопала к лесу. И тоже – что твои ослы завьючены. Немало они тут нахапать успели. И что-то мне подсказывает – не одна у них тут такая база. Уж наверняка и запасная ухоронка где-то есть.

А далеко за полдень перевалило, однако! Галина, смею надеяться, утопала уже достаточно далеко.

И что мы теперь имеем?

Часть бандитов куда-то ушла. Почему и отчего – фиг их там разберет. Но возражать против этого не собираюсь, мне это только на руку.

Вот что гораздо хуже – остались те, кто сюда притопал от заказчика. Пока они никак себя не проявили, и это настораживает. Как воюют бандиты, я видел – не впечатлило. А чего ждать от этих гавриков… Явно же они тут остались не просто так, какая-то мысль у них точно есть. Знать бы – какая?

Прошел час – тишина, никаких движений.

Но ведь так не бывает! Не станут эти деятели сидеть тихо до самой ночи, наверняка что-то придумают!

Однако ничего не происходит. Я тоже стараюсь не производить шума, изо всех сил пользуясь зеркальцем, осматривая все вокруг. Выходит не очень, летать пока не умею, так что приходится тихонько, почти ползком, перемещаться по крыше в разные стороны. Фигово… это занимает много времени, противник вполне может успеть что-то сделать на той стороне, которую я в данный момент не вижу.


– Она постоянно перемещается. От одного края крыши к другому. Подолгу на месте не стоит и почти не появляется в поле зрения.

– Ползком, что ли? – поинтересовался старший группы, поднеся радиостанцию к уху.

– Почти. Парапет, собака, все скрывает, я и вижу-то ее только изредка, – ответил наблюдатель.

Да, пришедшая за пленницей группа состояла из людей тертых и жизнью изрядно битых. Именно по этой причине трое из них были оставлены на опушке леса в качестве прикрытия. Мало ли как мог пойти разговор с бандитами? Вполне могло бы стать и так, что отходить пришлось бы с боем – и в этом случае пулемет на опушке леса оказался бы крайне серьезным аргументом!

Снайперской винтовки у засадников не имелось, а вот небольшой типа театрального бинокль был.

Вот в него-то сейчас и смотрел один из них.

– Что еще ты видел?

– На ней разгруз. Из оружия видел только автомат, но большая часть крыши отсюда не просматривается. Что лежит ниже парапета – можно только гадать. Так что там и еще что-то вполне может быть. Но похоже, что она что-то подозревает – во весь рост не встала ни разу. Видать, выстрела снизу опасается.

– Фиг с ней, с ее подозрениями… В башенки она заглядывает?

– Я не видел. По-моему – нет. Все время от одного края крыши к другому шастает.

– Добро! Сообщай обо всех передвижениях!

Пришедшие действительно не теряли время попусту. Разбив и разломав на части бандитские лежаки, они соорудили из досок нечто вроде грузовой стрелы. Поднять человека она, разумеется, не могла – да это и не требовалось. Вполне достаточно того, что с ее помощью можно закрепить в нужном месте якорь с веревкой. А таковая с собой имелась, да и в брошенных бандой вещах тоже удалось накопать кое-что полезное.

Подъем на крышу планировалось провести сразу с трех направлений.

Отвлекающий – по кирпичной лесенке.

И по веревкам.

Их было две.

Одну закрепили на месте старой пожарной лестницы – торчащие из стены крючья очень для этого подошли.

А вторую, отпихнув стрелой чуть в сторону тело, лежащее поперек дыры, зацепили за край бывшего люка.

Дробовики с резиновой картечью вполне способны привести «объект» в состояние временной недееспособности, главное – увидеть цель первыми! Синяки и ссадины вполне могут зажить за время пути назад.

К штурму все было готово – ждали только подходящего момента. Пулеметчик приготовился вести огонь поверх головы, чтобы уложить противницу на землю и сковать всякое передвижение. Для этого в ленту зарядили патроны с трассирующими пулями. Наглядно и страшно – тут чьи угодно нервы не выдержат! Когда над головой, шипя и посвистывая, мелькнут огненные стрелы, любой здоровенный мужик на брюхо плюхнется! Ибо словить такую штуку в чан желающих немного. Что уж там про бабу говорить…

– Командир!

– Слушаю.

– Вижу ее! Справа, около парапета!

– Прижми ее там!

– Есть!

Все-таки привычка – вещь великая! Ну и своеобразное «чувство жопы», как иногда у нас говорят. Вот не нравилось мне что-то, хоть убей! Не верю я в тишину… И опушка леса, откуда только недавно появилась цепочка «гостей», упорно не внушала мне никакого доверия. Не скажу, чтобы оттуда тянуло каким-то там холодом или еще чем, но беспокойство охватывало меня всякий раз, когда я смотрел в ту сторону.

И когда над крышей метнулись огненные светляки трассеров, я буквально зарылся носом в остатки рубероида.

Взвизгнуло, лязгнуло – и по крыше поскакали сплющенные кусочки металла. Рикошетирующие пули – они отлетают от башенки. А ведь стрелок ведет огонь на уровне головы!

Хм… я во весь рост давно уже не встаю, и он наверняка это видел!

Вывод?

Меня укладывают, чтобы не мешал.

Ладно… допустим, что меня уложили ничком – дальше что? Рванут вверх по остаткам лестницы? Вполне логично, ибо сейчас я это место не просматриваю – закрывает одна из башенок. И еще – у них есть радиосвязь! Значит, они могут координировать свои действия. Что я сейчас и увижу…

Хиханьки закончились – пошла серьезная работа!

Да… парни оказались вполне себе грамотными – а я позорно протупил!

Первый из нападающих появился вовсе не оттуда, откуда я ожидал, – он выскочил из той самой башенки, в которой имелся люк!

И этот деятель примерно представлял себе мое местоположение – заряд дроби просвистел совсем рядом со мной. Правда, тут не подкачал уже я – и стрелявший скорчился на пороге, пули пробили ему грудь.

Однако же выстрелы раздались и со стороны второго строения, блин, но как они туда-то попали? Люков ведь никаких больше нет!

В меня не попали, но перекатом пришлось уйти за угол, и я лишился возможности контролировать выход из башенки. Если эти гаврики сообразят забросить сюда хоть одну гранату, то бой тут и закончится – укрытий здесь нет. Даже все тела часовых мною уложены совсем в других местах. Не ожидал я нападения с этих направлений…

И взрыв ударил!

Но не рядом со мной – сработала растяжка около основного пути входа на крышу. Значит, и оттуда полезли…

Ну, надеюсь, там все же кое-кому прилетело на орехи!

Пулемет!

Замолчал пулемет!

Хорошо это или плохо?

Не свистят над головой пули – вроде бы и хорошо.

Но!

Он мог перестать стрелять потому, что атакующие вышли на позиции для рывка, вот и не работает пулеметчик, чтобы своих ненароком не зацепить…

Что ж, спасибо за подсказку!

Замах – и улетает через крышу башенки граната. Упасть она должна где-то посередине… есть!

Нефиговый получился аккомпанемент! Орут за милую душу!

Перекат – взлетает к плечу автомат.

Первый – пошел…

Второй – не нужно, там и без меня уже прилетело неслабо.

Кувырок.

Высовываю за угол автоматный ствол и щедро подметаю крышу на уровне колена и ниже. Летать, надеюсь, тут никто не обучен – все по земле ходят. Вот ногам-то и прилетит!

Смена магазина, еще очередь – кувырок!

Выстрел!

Минус три… оседает в дверном проеме седовласый мужик.

Веером луплю поперек прохода – рикошетирующие от стен пули доберут даже самый укромный уголок. Пусть и не убьют, но покалечат основательно!

Смена магазина.

Такими темпами я скоро пожалею, что у меня нет ящика патронов.

Но в помещении никого не оказалось, только висела в воздухе пыль, выбитая пулями из кирпичей.

Вот как они вошли!

На краю люка виднеется примитивная кошка-якорь. Надо полагать, там и веревка внизу есть…

Переваливаю через край люка тело седовласого – счастливого пути!

Ан, фиг там… он, оказывается, еще живой – вон как заорал! Ничего… это ненадолго, тут метров десять всего…

А вот вылетевшая следом граната должна выразить то, насколько я «благодарен» тем, кто придумал этот фокус!

Хренак!

Блямс!

И искры из глаз – а ты не стой в дверном проеме, как баран!

Меня швырнуло вперед, автомат вылетел из рук и загремел куда-то в угол. Укатываюсь в сторону, и на том месте, где я только что стоял, взлетает пыль. Второй выстрел! С каким-то хрустом рикошетит от стен – а что рикошетит?

Около моих ног падает и вертится на полу черный шарик. Мать-мать-мать… это еще что за хрень такая? Резиновая картечь?

Тогда, по крайней мере, понятно, отчего я еще не истек кровянкой! Стрелявший пока не собирается никого убивать – хочет оглушить и спеленать клиента тепленьким!

Третий выстрел! И снова рикошеты по всей комнатушке. У него там бесконечный магазин? И нечего противопоставить – гранат больше нет, а до автомата не добраться, он по другую сторону проема валяется.

Перекатываюсь по полу, хватаюсь за веревку – вниз! Вот уж там-то меня точно не ждут…


И верно – ждать было попросту некому. Помимо сброшенного мною седовласого злодея рядышком с мертвым телом полусидел-полулежал только еще один персонаж. И ему точно было не до меня – он перевязывал ногу. Надо полагать, это моя граната его попятнала.

Что ж, хоть мой автомат и остался наверху, я не безоружен. Грохнул «Хай Пауэр», лишний раз подтверждая репутацию серьезного ствола, и необходимость в перевязке отпала сама собой. Автомата у клиента нет, а вот помповый дробовик присутствует. Сдираю с него разгрузку и, на секунду задержавшись, делаю то же самое и с седым злодеем. После разберусь…

Стоило только завернуть за угол, за спиной грохнули выстрелы. Не иначе, сверху лупят…


– Нет тут никакой девки!

– А кто тогда по нам стрелял? – поинтересовался старший.

– Не знаю, кто по наймам, а конкретно по нам лупил вполне себе мужик! В возрасте! У меня магазин был этими резинками забит, а то бы ты сейчас и сам в этом убедился! – возразил собеседник.

Командир группы присел на корточки и приподнял с пола автомат.

– Это его?

– У нас точно ни у кого такого не имеется. Да и у наймов или бандитов… сомнительно! Дюже дорогая штука – за эти деньги пять нормальных калашей прикупить можно! Еще и наворотов тут всяких полно…

И верно – оружие явно не принадлежало раньше какому-то обыкновенному наемнику или рядовому члену банды. Редкий ствол! Ухоженный, со всякими дополнительными прибамбасами, даже и с глушителем! Бывший хозяин свое оружие явно любил, и оно платило ему сторицей. Достаточно только по сторонам глянуть… доказательства тут повсюду разбросаны. Некоторые так еще и остыть не успели.

– Ты хоть рассмотреть его успел?

– Точно «химик». Шеврон на рукаве имелся. Лет сорок, как минимум. Если не больше… Быстрый – в люк сиганул моментом, только его тут и видели. Я-то в него точно попал – вон, он даже свой ствол не удержал! Но – удрал-таки! Значит, дух я из него не вышиб… Крепкий мужик! Девка – та сомлела бы давно.

Старший группы призадумался.

Бой для них только начался, а почти половина группы уже выбыла из строя. Причем большая часть – безвозвратно. Да и раненых еще как-то надо вытащить… а это еще несколько человек…

А «химик» – он теперь где-то внизу, в лабиринтах комнат и коридоров. Внизу, куда он спрыгнул, звучали выстрелы – значит, он вооружен. Оставленный под люком боец не откликается – стало быть, и его теперь тоже можно списать…

Разумеется, поиски можно продолжить, но какой теперь в этом смысл? Девушки нет, цель операции не достигнута. Даже если и выйдет отловить этого самого мужика, то что это даст?

Теперь совершенно очевидно, что и из камеры она выбралась не самостоятельно – помог этот самый стрелок. И, скорее всего, он сразу же отправил ее восвояси, оставшись прикрывать отход. Так или иначе, а она теперь далеко. Минимум пять-шесть часов форы у нее точно имелось. А имеющимися силами искать след в лесу… да и этот деятель – он ведь навряд ли заныкается где-то в развалинах. Скорее всего, увидев отход группы, двинет следом, чтобы нанести удар в спину. «Химики»… от них всего можно ожидать!

А с другой стороны…

Девчонка более никогда не выйдет за линию блокпостов – это наиболее вероятное развитие событий. Среди старопетровцев особых дураков не имеется – они вполне способны сложить два и два. И сделать соответствующие выводы. А их «особый отдел» – это вообще полуночный кошмар для кого угодно! Или она теперь будет ходить только с неслабой группой, что ничуть не легче. В любом случае – ее больше не взять.

И как на все это посмотрит Доктор?

Формально – во всем виноваты бандиты и наемники. Но где они теперь? И какой с них спрос?

А он – Кайт Лемерт – здесь. Живой и здоровый. Пока…

Есть с кого спросить!

А уж спрашивать Доктор умеет…


Для укрытия я выбрал несколько неожиданное место – на подмостках под самым потолком. Когда-то здесь проходили какие-то коммуникации, теперь же остались только массивные поддерживающие пилоны – металл давно уже весь вывезли. А солидные кирпичные конструкции никакого интереса никому не представляли, там даже уцелели деревянные площадки. Небольшие, в пару квадратных метров, все насквозь пропитанные маслом, они кое-где еще уцелели.

Вот на такой площадке я и обосновался.

Так, проинспектируем наличное вооружение.

С пистолетами все понятно, несколько патронов в «Ругере», почти полный магазин в браунинге, да еще три запасных – тут все в норме.

Магазин дробовика, как и ожидалось, был заряжен патронами с резиновой картечью. Хм… странно, вообще-то подобные боеприпасы – несусветная редкость! Именно в силу того, что они почти нигде не используются и никому особо-то и не нужны. А здесь… это уже не первый случай, когда я с этим встречаюсь! Противно заныла спина, напоминая о том, что стрелок оказался не совсем косоглазым. Это мне еще повезло, что он стрелял издали – резинки быстро теряют убойную силу, это, в конце концов, не свинец все-таки! А вот в разгрузках нашлись и нормальные боеприпасы. Тоже картечь, но, слава богу, не резиновая… несколько пулевых патронов… всего – два десятка выстрелов.

Гранат нет – и это грустно. Всех запасов, что я собрал на крыше, только и хватило на то, чтобы пробить себе путь к отступлению да немного проредить ряды атакующих – и то хлеб! Хоть живым ушел!

Есть патроны к «семерке» и «пятерке»[8], но самих автоматов у меня не имеется. Мой остался наверху, и теперь его наверняка уже прибрал кто-то из «гостей». Скорее всего, около добитого мною подранка, где-то еще один ствол лежал, но я, лопух злокачественный, его попросту не заметил.

И закономерно прохлопал!

Нож – этот всегда на месте.

И собственно – все.

А сколько уцелело «гостей»?

Сверху я видел около полутора десятков. Теперь оказывается, что и в лесу кто-то еще обосновался. Не думаю, что их там много, но в общей сложности около двадцати человек набирается.

Теперь – меньше. Думаю, что с учетом моего короткого боя, да опосля растяжки… словом, с десяток головорезов точно еще будет. А исходя из того, что бой я могу принять только на короткой дистанции, это совсем невесело получается. Дробовик крайне эффективен вблизи, но уже на сотню метров из него лучше не стрелять. Браунинг теоретически позволяет работать и на такую дистанцию. Прицельная планка у него вообще до пятисот метров размечена. Но вот кобуры-приклада у меня нет, так что о какой-нибудь успешной стрельбе на подобную дальность лучше и не мечтать.

Вывод?

Работаем в упор. В перестрелки на дистанции не ввязываемся – там меня загасят очень даже быстро и эффективно.

Все время, пока шел учет вооружения и боеприпасов, я прислушивался. Для инвентаризации трофеев слух не требуется – этот орган чувств вполне возможно и на что-то другое употребить. Не считаю противника лопухом, всерьез можно было ожидать от него любых гадостей. Уж наверняка стрелявший по мне мужик точно способен различить девушку и мужика – так что никаких ограничений по использованию оружия на поражение у них теперь не будет. А раз так, то стрелять станут злобно и с немалым удовольствием! И гранаты в ход пойдут, не без того… Надеюсь, что хотя бы огнемета у них тут не имеется!

Но никто пока не врывался в мое помещение, суматошно ведя огонь во все стороны. Да и вообще – даже рядом не прошли!

Очень странно… и совершенно непонятно. Если бы мне вот так насыпали соли за воротник, я реально постарался бы такого деятеля отловить. И лично объяснить ему неправильность его поведения. Считать командира «гостей» пацифистом – никаких оснований нет. Более того, он уже успешно это недавно подтвердил. И в чем же тогда дело?

Шарить по зданиям, разыскивая противника, – дураков нет. Я один и существенного вреда причинить не могу. В смысле – в открытом столкновении с превосходящими силами. Так-то, работая втихую, я еще много чего натворить способен! Не сомневаюсь, что противник это уже учел.

Что тогда остается?

А встать на его место?

Какую выгоду он получит, если меня накроет?

Ну, чувство мести утолит – это факт. Но какой ценой? Я и так уже им обошелся достаточно дорого! И еще обойдусь…

Нет.

Тут дядя не шибко эмоциональный и вполне себе грамотный. Никакие личные эмоции его явно не волнуют.

Мог ли стрелок разглядеть, в кого он стрелял? Несомненно! Слепые стрелки встречались ранее только в кино, да и то не слишком часто.

А раз так – они знают, что все это время воевали с мужиком. Никакой девушки на крыше они не нашли, так что вполне способны сложить все части этой нехитрой мозаики. Нет тут ее вовсе – слиняла!

Куда – это тоже достаточно легко просчитать. Дорогу она помнит, глаз ей никто не завязывал. Да и по лесу ходить умеет – всех «химиков» этому учат, и это ни для кого не секрет.

Можно ли ее догнать?

Теоретически – да. Не сразу, но можно. До блокпостов Старопетровска отсюда пара дней пешего хода, не меньше. Надо учитывать, что это девушка, а в погоню рванут вполне себе крепкие мужики. Я их видел – хиляков среди «гостей» не наблюдалось. Если пойдут быстро, ни на что не отвлекаясь, то задача вполне решаемая!

Но для этого надо сбросить хвост – отсечь возможное преследование. Не дураки же они, вполне понимают, что этот самый мужик для того тут и остался, чтобы максимально задержать возможную погоню. Однако с выгодной позиции меня сбили, так что возможность помешать догоняльщикам теперь почти нулевая.

И что теперь сделает их командир?

Бросит вдогонку несколько крепких мужиков. Догонят, если пойдут, ни на секунду нигде не задерживаясь. И даже в виду наших постов они вполне еще способны ее спеленать. Пара выстрелов теми же «резинками» – обездвижили, лишили возможности к сопротивлению и уволокли в лес. Оставят на прикрытии парочку, а остальные потащат ценный приз.

А для того чтобы надоедливый крышный сиделец никому не мешал, оставят здесь парочку человек – шарить по цехам, шуметь, пугать. И держать меня в тонусе. Для этого даже и раненые пригодятся – уж на спуск-то они всяко способны нажать!

Да и для страховки посадят на опушке еще парочку человек – эти попросту не пустят меня к лесу. Рупь за сто – на крыше уже наверняка кто-то тоже засел.

Поменялись роли – теперь я должен посматривать наверх, опасаясь выстрела. И все преимущества моей старой позиции теперь играют против меня.

Что можно сделать в данной ситуации?

С точки зрения любого наемника или бандита – засесть, никак себя не проявляя. Народу даже и в случае успеха будет явно не до поисков обидчика – уйдут, не задерживаясь. И тогда я смогу покинуть это негостеприимное место. Живым и невредимым. Сделал, что мог – какие ко мне могут быть претензии?

Одно но – я не наемник.

И Галина – не просто какая-то там девчонка. Не знаю, какую она представляет ценность для неведомого Доктора, но – она наш человек. Росла у нас, училась, работала вместе с нами. Делала, что могла. Для всех – не только для себя любимой. Понимаю, что класть свою голову за какую-то там девицу – нерационально и глупо. Моя башка – существенно более ценная.

Но… так уж мы все устроены…

И никакая логика тут не пляшет просто в принципе. Вполне могу допустить, что, становясь поперек дороги этому деятелю, который заказал похищение Галины, мы наживаем себе непримиримого врага. Да, наживаем – и что? На всякий чих не наздравствуешься! Наличие возможного врага – еще не повод для того, чтобы предавать своих!

А раз так – работаем!

Кусок веревки, старые железяки, пара кирпичей, обмылок и кружка с водой – странное сочетание, правда? Ну, это как посмотреть…

Я так полагаю, что пулемет с опушки леса откочевал следом за всей дружной гоп-компанией. Что ни говори, а наличие серьезного оружия поддержки – оно всегда полезно! Сильно сомневаюсь в том, что пулеметчик заляжет на тропе, по которой сейчас топает эта компашка, прикрывая ее от возможного преследователя. Стоило ли тогда его с прежней позиции снимать?

Нет, кто-то там, разумеется, засядет. Тот же мужик с дробовиком, например. Только вот стрелять он станет совсем уже не резинками – шарахнет свинцом вдоль тропы. И аля-улю…

Но все это будет работать только в том случае, если я пойду по тропе.

А, простите, зачем?

Точку назначения знаю. Прикинуть, где сейчас находится девушка, тоже в принципе могу. Сложно сказать, с какой скоростью попрут догоняльщики, но бежать по их следам – дело пропащее.

А вот срезать напрямки…

Да, там нехоженая местность. Троп никаких нет. Но, слава богу, не имеется там и никаких зараженных и радиоактивных участков. Уж это-то можно сказать совершенно точно – за подобные сведения мы платим щедро. И местное население нам много чего успело поведать в свое время. Мало кто теперь знает, но ведь все эти неприятные явления возникли далеко не просто так. Никто и не собирался лупить серьезным оружием просто по площадям – летело по совершенно конкретным объектам. И уже в некоторые такие места прогулялись наши разведчики. Как ни странно – многое там уцелело. Хотя, принимая во внимание, что подобные объекты строились далеко не как курортные домики – ничего удивительного в этом нет. Одно дело, когда авиабомба падает около деревенской избы, и совсем другое, когда взрыв происходит рядом с железобетонным бункером. Да, повреждения будут в любом случае, но сильно разные…

Так вот, в той части леса, к которой я сейчас ползу на брюхе, ничего такого нет. Просто лес. Нехоженый, со всяким там зверьем, но безлюдный. И это сейчас самое важное!

Блин, я почти половину поля прополз! Что там моя машинерия?


Мыло растворяется в воде – это всем хорошо известно. Даже если его не тереть в руках.

Вот и в данном случае… И пусть воды совсем немного – это уже не играет особой роли. Обмылок уменьшился в размерах совсем ненамного, но из петли все же выскользнул. И не удерживаемая более веревкой рухнула вниз железяка. И без того тяжелая, так еще и парочка кирпичей для веса к ней присобачена.

А когда угловатая железка всем своим весом и острыми гранями падает на капсюль-детонатор…

С моего места это воспринималось как парочка выстрелов. Возможно, что в закрытом помещении это прозвучало совсем иначе.

В любом случае это было слышно даже и здесь.

Так что оставить стрельбу у себя в тылу без внимания – это попросту невозможно!

Да, постовые у входа в лес или на крыше с места не сорвутся. Но в сторону выстрелов посмотрят обязательно! Не говоря уже о тех, кто караулит меня в зданиях…

На здоровье!

Я даже пожелаю вам удачи в поисках!

Кто знает, а вдруг вы что-то интересное там раскопаете?

Ну, счастливо вам там всем оставаться, а я пополз дальше…

Вот и лес! Сомкнулись над головой ветки деревьев и кустарников. Теперь можно и дух перевести! Сколько же времени мне пришлось брюхом землю полировать? Долго… часа полтора как минимум!

На фиг… в следующий раз надо будет что-то поэффективнее изобрести. ШИРАС – миллиметров под двести, например… Для незнающих – это «шумовой имитатор разрыва артиллерийского снаряда». В кино такие часто применяли. Когда такая штука бахнет – в сторону взрыва повернутся абсолютно все! Тут даже одноногие поскачут с завидной скоростью, лишь бы подальше от этой штуки! Староват я для таких длительных забегов… хотя, тут уже, скорее, заползов!

Вот, все же я совсем нелогичный человек. Что бы сделал на моем месте герой какого-нибудь приключенческого боевика?

Поперся бы искать и плющить того, кто сидит сейчас на входе в лес, пресекая возможность отхода туда нежелательных персонажей. Меня то есть… Зачем? Ну, это же и ежу ясно! Злодея придавить, оружием разжиться…

И кто б мне пояснил, за каким фигом сдался именно этот персонаж? Идти назад по этой дорожке никто не собирается – так что и опасности он не представляет никакой. Наличие у него какого-нибудь особо ценного вооружения – крайне маловероятно. Это не говоря уже о том, что мужик там не просто спит, а на посту стоит! Или лежит – в данном случае не принципиально. То есть смотреть и слушать будет очень внимательно. И голову мне любезно не подставит. Так что шанс словить от него свинцовую пилюлю крайне высок. Да и времени я потрачу немало…

Нет уж, пусть он лежит и дальше на своем посту.

Ходу!

Места тут дикие, никак в последнее время не посещаемые. Нет тут ничего интересного. И людей я тут, скорее всего, никаких не встречу. Можно идти, не особо вертя головой по сторонам.

А вот времени – мало его!

Злодеи попрут со всей возможной резвостью. Не знаю, насколько хватит аналогичного запала у Галины, но сильно на этот счет обольщаться не следует – все же девушка, а не здоровенный мужик. Сил точно будет поменьше…

Два часа хода – перерыв… Надо передохнуть! И пожрать чего-нибудь. Встретившийся по пути ручеек недвусмысленно намекает на то, что неплохо бы и попить! А раз так – на его бережке и присядем.

Перекус, передых… ага, еще бы и поспать! Фиг там… на том свете отдохнем.

Эх, планшета с картами нет!

По солнышку ориентируемся. Угум, а оно уже к закату собирается… Еще немного, и все, надо вставать на ночлег. Ночью топать по незнакомому лесу – идея сомнительная.

Стреляный я совил, вот и залезаю спать на дерево. Костер бы развести, но риск того, что его свет и запах дыма может кто-нибудь нехороший учуять, слишком велик. Так что будем спать в воздухе – не привыкать…

Само собой разумеется, что комфортного сна не получилось – чай не кровать в доме. Так что и вскочил я сильно засветло. Вернее – не вскочил, а с дерева слез.

Глотнуть воды, заполнить флягу, кой-чего сожрать – и ходу!

По моим прикидкам, Галина точно уже до места нападения на стоянку дошла. Сильно сомневаюсь, что она там на ночлег устроилась. Скорее всего, где-то неподалеку заночевала. А вот преследователи, как я полагаю, такой роскоши себе позволить не могут – наверняка всю ночь по буеракам колдобились. Так что где-то они рядом…

Но я иду напрямик. Теряю время на продирание по лесу, однако выигрываю в плане сокращения дистанции. Тут короче, но не так комфортно. Много всяких ручейков, горочки и холмики – это требует немалого расхода сил. С грузом тут не походишь, вот народ и отыскал тропку сильно правее. Там проще. И легче.

Час хода – снова привал. Пьем… Жрать после будем.

Взрыв бухнул как-то буднично.

И хотя я чего-то похожего ожидал, нога все равно зависла в воздухе.

Далеко?

Не особо… пара километров, пожалуй…

И что бы это значило?

Галина растяжку поставила? В принципе – могла. Их всех этому учат. Но вряд ли, она ведь знала, что я следом пойду.

Тогда совсем плохо – догнали ее! Раз уже и гранаты в ход пошли…

Бегом туда!

Бух!

Блин… у нее всего пара гранат и была! А злодеи такое оружие использовать не станут – она им живой нужна!

Когда бухнул третий взрыв, я уже ломился напропалую, как лось в период гона! Что-то не так! Сильно не так!

На бегу продолжаю прикидывать все варианты. По моим расчетам, выйти на дорогу я должен был километра через полтора. Как раз в том месте, куда должна подойти к этому времени и Галина. Впрочем, если она перла безостановочно, то успела уже отойти от этого места достаточно далеко. А вот группа преследования, напротив, дотопать сюда еще не успела. Тут-то я и устроил бы им бяку!

Да… облом-с… не вышло!

И кто же там теперь воюет?

В любом случае, если это те самые «гости», то отходить они станут, скорее всего, по уже проверенной тропке. Где-то в пяти километрах отсюда, как раз на месте стоянки погибших торговцев, свернут в лес. Как бы ни сложилась обстановка, непосредственно к месту боя мне попросту не успеть. А раз так – постараюсь выйти между боем и поворотом в лес. И вот там подожду… С пленницей, если таковая будет, они точно по дороге рванут, чтобы максимально быстро разорвать дистанцию между ними и возможной погоней. Я что-то сильно сомневаюсь в том, что народ на блоке будет пассивно прислушиваться к недалекой стрельбе. Особенно сейчас, после недавнего нападения. Если наподдадут изо всех сил, то вполне могут и догнать, и тогда я «гостям» не завидую!

Когда между деревьями проступила полоска относительно утоптанной земли, мое сердце уже, казалось, готово выскочить из груди! Да, мы крепкие – много кому можем дать фору, но и нашим силам есть предел!

Валюсь на землю и перевожу дух.

Выстрелы смолкли минут десять-пятнадцать назад. И кто бы там ни выиграл – бежать туда именно сейчас не стоит. Если верх взяли наши, то по дороге вскорости протопает группа поддержки – уже за мной. Если «гости» – то между деревьями появятся они.

И я полагаю, что их будет не очень много.

В погоню, по моим расчетам, ушло не более десяти человек. Уж точно сюда выйдет меньше – сильно сомневаюсь, что противостоящие стороны палили в воздух. Если они будут идти без пленницы, то и хрен с ними! А если они Галину таки взяли…

Делать нечего, буду принимать бой. Дать им ее утащить – попросту не могу.

Вовсе не потому, что именно эта девушка мне как-то по-особенному приглянулась. Она – из наших.

И этим все сказано.

Ждать особо долго не пришлось, я только успел отдышаться и приготовиться к бою. Выложил перед собой верный «Ругер» – начинать стану с него, как с бесшумного оружия. Бьет он недалеко, так мне это и ни к чему – до дороги всего метров пятнадцать. Пока они там врубятся, а там и дробовик пойдет в ход.

Между деревьями мелькнул неясный силуэт. Я даже и не пошевелился – пусть себе идет.

Второй… третий… Все, что ли?

Нет – вон еще кто-то дальше топает…

Отступавших оказалось четверо, причем один еле-еле передвигался. Видать, прилетело любезному!

Морды незнакомые, никого из них я ранее не встречал. Не то что неудобно стрелять по знакомцу, мне это как-то вообще пофиг. Но жаль, что нет никакой привязки…

А вот девушки с ними нет!

Ушла?

Или, не дай бог…

Стоп…

На груди одного из потенциальных покойников виднеется очень знакомый автомат! Рупь за сто – это мой!

Вот даже как…

Ствол – круто недешевый, а раз так, то и таскать его будет точно не рядовой головорез! Банда это или нет, а до такой степени раздолбайства даже и тривиальные бандиты не дойдут. Кто б его с земли ни поднял – поперек атамана и слова не вякнут!

Крутой ствол – старшему! За бабки или в знак «уважения» – однохренственно. Такую пушку точно будет носить далеко не простой гопник.

Вскидываю пистолет.

Прицелимся… дыхание задержать…

Чпок! Чпок!

Доворот вправо – негромко хлопают выстрелы, и гильзы улетают куда-то в кусты.

Сухой щелчок – патроны все!

Роняю пистолет на землю, и секундой позже из травы выглядывает мрачная дырка ружейного ствола.

Бах!

Падает на землю окровавленное тело.

Бах!

Бандит вскинул руки к лицу, завертелся на месте, лихорадочно пытаясь не упасть со вставшей вдруг дыбом земли.

Гулко бахают выстрелы, от деревьев летят щепки.

Вз-з-з-ж!

А это уже оттуда!

Бах-бах-бах!

Все же дробовой или картечный заряд кой-чего стоит! Какие там веточки-тростинки… Не всякое молодое деревце остановит свинцовые «гостинцы»!

Истошный крик! Словно раскаленную кочергу кое-кому засунули в известное место.

Перезаряжать дробовик некогда!

За спину!

А вот «браунинг» – это самое то в настоящий момент!

После гулких выстрелов двенадцатого калибра пистолет воспринимается как-то… словом, не так внушительно.

Но он тоже может стрелять и убивать – это оружие, а не музейный экспонат! Пули достигли цели – скорчился на земле здоровенный мужик. А рядышком с ним валяется ручной пулемет!

Здорово, дядя! Это не ты ли по мне недавно стрелял? Аж чуть ли последние волосы не состриг…

Ты тогда не попал – зато я теперь не промажу!

Бах…

Отбегался стрелок.

Укатываюсь за дерево. Магазин – сменить!

Кувырок, прыжок – и отлетает в сторону от мощного пинка валяющийся на земле автомат. Хрен тебя, умника, знает… хоть и всадил я в каждое плечо по пуле, но вдруг ты какой-нибудь двусмысленный?

Кстати!

Трижды кашляет «браунинг» – контроль! Нет, не дрыгается никто.

Подхватываю раненого за ногу и в темпе оттаскиваю в кусты. Быстро обшариваю, вытаскиваю из поясной кобуры пистолет.

«Глок»?

И это сойдет, у него магазин вместительный. Но мое нынешнее оружие как-то вот уже больше по душе. В руку легло, можно сказать…

Злодей жив, но пребывает в некотором шоке – еще бы, по пуле в каждое плечо! Терпи, родной, легкой жизни тебе никто не обещал!

Быстро выскакиваю на тропу и подхватываю с земли свой автомат. Точно, это мой – вон и знакомая царапина на прикладе имеется. Ну, а патроны у меня есть, так что я теперь не только злобный, но еще и хорошо вооруженный персонаж. Надо будет еще и дробовик перезарядить…

Прочих мерзюков не обшариваю – не до того! Мало ли, а вдруг там кто-то еще позади топает? Всяко может быть.

Опускаюсь на землю рядом с раненым. Перевязать бы его надо, он мне пока живым нужен. Бинт есть, клиент особо не дрыгается, так что приступим.

Уже заканчивая перевязку, слышу треск веточек – кто-то подходит. Причем звуки раздаются сразу с обеих сторон дороги – идут по кустам. Все верно, засек народ перестрелку и сделал соответствующие выводы. Нет у них желания получить пулю из лесу. Что ж, разумно, такое желание вообще-то у каждого нормального человека присутствует.

А, кстати!

Стучу костяшками пальцев по автоматному магазину – звук отчетливый, и ни с чем его не перепутаешь.

Замерли шаги – услышал меня народ.

Ответная дробь – кто-то постучал аналогичным образом.

Тук-тук-тук-тук!

Пауза.

Тук-тук!

Пауза.

Тук… тук…

Четыре точки – две точки – два тире.

Стандартный сигнал опознавания.

– Беглец?

Кирпич с души!


– Мы ее еще вчера вечером встретили. По рации скричались и пересеклись, – наливает мне в кружку чай командир группы поддержки.

Помню его – Володя Павлов, один из озеровских ребят. Надо же, двадцать лет, а уже командир группы! Быстро парень растет.

– Злодея моего забрали? Я имею в виду того, что я в лесу оставил.

– Еле жив… Но его в город поволокли уже, там выходят.

А Галина-то – молодец! Все правильно девчонка сделала, нашла рацию в указанном месте и вышла на связь.

– Сигнал-то мы уже и раньше срисовали. И были совсем рядом – полчаса ходу всего, – продолжает рассказывать Павлов.

– Как она?

– Нас увидела – и в слезы. Девчонка… что тут скажешь?

– Ну, это как посмотреть! Держалась она молодцом! В городе уже?

– Теперь-то уже точно там. Мы их обоих туда отправили сразу! И начали засаду обустраивать, вот, чуяло что-то сердце!

Нечего сказать – свое дело парни знают, не подвело их чутье!

Как стало ясно из дальнейшего рассказа, к засаде вышли около десятка человек. Шли быстро, оружие держали наготове. И после оклика открыли огонь сразу же. Увы, небезуспешно – одного из засадников уложили на месте первыми же выстрелами да в процессе дальнейшей перестрелки подранили еще двоих. Но зато большая часть вышедших на засаду злодеев там же на месте и легла. Только шедшие в арьергарде при первых же выстрелах рванули в лес, откуда открыли пулеметный огонь, пытаясь обеспечить отступление передовой группы. Не вышло – их тотчас же начали обкладывать со всех сторон. Засаду ставили все же не дилетанты. Видя неизбежность окружения, оставшиеся оттянулись назад, оставив на месте одного стрелка для прикрытия. И напоролись на меня…

Облом!

Вот небось матерился в душе их главарь-то!

– Как он там, выживет?

– Ну, левой рукой ему уже точно больше не махать – там, похоже, суставу кирдык. А так… допрашивать можно будет уже скоро. Мы бы и тут его выпотрошили, если нужно…

Никаких эмоций – обычная рабочая обстановка. Умеет же Витька себе ребят подбирать!

– К заводу этому надо будет сходить. Там тоже пошарить нужно.

– Сообщил. Но туда уже другая группа пойдет. А у нас жесткий приказ – доставить вас в город!

И тут ничего не попишешь – не станут парни рисковать, отправляясь со мной в неразведанное место. Ладно, я хотя бы им кое-что на пальцах про это место растолкую. Если со стороны посмотреть, точка в принципе любопытная. Тут уж, разумеется, нашим транспортникам и специалистам по развитию надо думать, но я бы в этом месте наших ребят посадил. Я же ведь не зря про фермы в свое время вспоминал? Так вот – можно и там что-то подобное организовать – условия есть. Не все там вокруг лесом заросло…

Впрочем, это уже не моя головная боль. Прибудем в город, доложу свои мысли на совете – и пусть чешут репу соответствующие товарищи.


– Кто такой этот Доктор – мы так и не установили. В наших архивах о нем ничего нет, а сведения из посторонних источников крайне противоречивы и скудны. Впервые это имя начало встречаться лет пять назад… – Юрченко заглянул в папку, которая лежала напротив него. – И вот еще что можно сказать…

Из доклада нашего главного разведчика постепенно стала вырисовываться весьма странная картинка. Большая часть информации была нами получена путем допроса обоих моих пленников. Надо сказать, что с ними особо не церемонились – тут и весь богатый арсенал разнообразной химии в ход пошел, да и кое-какие иные методы допроса имели место быть…

А что ж вы хотите – война! Игры в демократию и толерантность закончились достаточно давно, и никаких шансов к их возобновлению не просматривалось в принципе.

Хочешь жить – обеспечь получение достоверных сведений о противнике. И только так!

Нет, тривиального мордобоя не было, хотя желание это у меня имелось, и очень сильное. Но специалистам лучше не мешать – они тут собаку съели…

А личность вырисовывалась жутковатая!

Какие-то знания (причем достаточно обширные) и возможности у Доктора имелись. И он, не будучи дураком, употребил все это с максимальной эффективностью.

– Как следует из полученной нами информации, уже через два года после окончания войны он пришел к выводу о том, что дальнейшая жизнь по ту сторону границы в будущем не только не улучшится, но, напротив, станет намного более трудной, чем в настоящее время. Уже к тому моменту стало ясно, что ситуация с посевным материалом стремительно ухудшается. И это тоже явилось одной из причин подобной спешки.

И команда Доктора начала действовать.

Не знаю, когда и кем был инициирован этот проект. То, что корни «проекта Эринния» лежат достаточно глубоко, – это стало ясно сразу же. По нашим прикидкам, старт был дан где-то в начале девяностых годов прошлого века. Кое-какие глухие упоминания об этом просочились даже в прессу. Это и явилось причиной того, что вся работа по нему была оперативно перенесена в приграничные с Россией районы. Тут можно было не опасаться вездесущих репортеров. А наличие в непосредственной близости нескольких крупных фармпроизводств позволяло решить еще и эти вопросы. Нужны были специфические препараты, и они были оттуда предоставлены.

В приграничных районах развернулось строительство закрытых поселков – никто чужой туда попасть не мог в принципе. Именно там росли и воспитывались дети – те самые, которые родились в процессе проекта.

Как полагали наши аналитики, основная цель «Эриннии» заключалась в своеобразном «модифицировании» человека. И заказчиком тут выступили, скорее всего, военные. Потому и появились неподалеку различные лаборатории, да и в Старопетровске тоже началась постройка некоторых интересных объектов. Да, этот процесс не успели завершить, но и без того сделано было достаточно много.

Война внесла свои коррективы – под удар попали и некоторые поселки. Кое-где никто не выжил. А уцелевшие понесли существенный урон. Ввиду беспрецедентной секретности истинное назначение этих «поселений» было неизвестно не только рядовым сотрудникам охраны и обслуги, но даже далеко и не всему руководству.

Вот в данном случае так и произошло. На месте закрытого поселка появилась «ферма» по выращиванию красивых и здоровых девушек – для последующей продажи. Уж чем-чем, а крепким здоровьем пациенты «фермы» обладали изначально! Да и внешность не подкачала… Мальчики тоже пошли в дело – из них готовили жестоких вояк. И это тоже получалось неплохо – некоторые качества были, так сказать, «запрограммированы» заранее.

Так что, когда появился Доктор, ему пришлось аккуратно восстанавливать все. И многое практически заново.

Ввиду того что руководство «фермы» ставило перед собой совсем иные задачи, многих из питомцев уже невозможно было использовать в проекте – таких продолжали продавать старым заказчикам. Помимо всего это еще и приносило весьма ощутимый доход. Девушки были крепкими, красивыми и пользовались определенным спросом.

А вот Галина…

Так уж вышло, что тот человек, кто привел ее на наш блокпост, всегда проявлял к девочке какое-то особое участие. Чем это было вызвано, теперь уже никак не выяснить. Более-менее стало понятно и узнавание ею одного из мнимых «продавцов» системника – этот человек мелькал в ее жизни и ранее.

– После исчезновения девочки тот, кто увел ее из поселения, затеял перестрелку с кем-то из руководства лагеря. Застрелил одного, ранил двоих и был убит охраной. Скорее всего, он воспользовался для этого полученным от нас оружием. Исчезновение Галины заметили достаточно быстро, а наличие у убитого стандартного набора, который выдают в данном случае «химики», указало и на то, куда именно она исчезла – к нам, в город, – поясняет наш разведчик.

Разумеется, ее стали искать и достаточно быстро прекратили это занятие. Система безопасности Старопетровска позволяла отразить еще и не такие попытки постороннего любопытства.

Не сказать, чтобы это занятие бросили совсем, но на время вынуждены были умерить свою деятельность. Ждали удобного момента.

Более того, для Доктора это явилось неким даром судьбы! Девочка была из перспективной «линии». А учитывая то воздействие, которому она неизбежно подвергалась у нас…

Материал для исследований получался уж очень ценный!

– И что из всего этого следует? – интересуюсь я.

Мишка пожимает плечами.

– Ну, лезть на нас в открытую данная компашка не рискнет. Кто бы там у них в клиентах ни ходил, поднять хвост на Старопетровск… нет таких дураков! Никаких ракет и военной авиации уже более ни у кого там не имеется, а организовать атаку пехотных подразделений на город… – он разводит руками. – Ты сам-то себе такое представить можешь?

Если честно – не могу. И дело даже не в том, что мы достаточно хорошо укрепили свои позиции. Здесь все отравлено. Земля, вода и даже воздух. И любой, кто войдет в город, станет одним из нас. Его попросту не пустят назад – никакое поселение больше не примет. Во всяком случае, так думают очень многие. И мы тщательно поддерживаем подобные мысли. Слухи соответствующие распускаем, «пробалтываемся» невзначай… В прошлом году даже заказали у соседнего князя партию гробов. По собственным эскизам – максимально упрощенных, без всяких там наворотов, не очень сильно внешне отличающихся от обычных ящиков. Что-то похожее, помнится мне, в американских кино в свое время показывали. Оттуда, собственно, эту идею и сперли. Заказали достаточно приличную партию, по местным меркам так и вообще огромную. Для чего – это уже другой вопрос… Наши умники нашли, каким образом использовать данную тару. Да и заказ оформили именно как упаковочные ящики. Это уже потом… в процессе получения «проболтался» один из наших. Мол, своими силами не справляемся, уж дюже до фига народа закапывать приходится…

Так что страхов нагнали на всех. Думаю, что даже и сними мы сейчас все блокпосты, мало найдется желающих навестить это «гостеприимное» место.

Прав Мишка – никто сейчас не рискнет атаковать город. Да и сил таких никому не собрать. Любой местный «князь» трижды матерно пошлет каждого, кто такую идею выскажет.

– А откуда эти умники получали информацию? Кто-то ведь им дал сигнал о выходе Галины в поле?

– Хороший вопрос, – кивает Юрченко. – Озеров уже этим занялся. Есть у него некие соображения по этому поводу. Но это уже его огород – сам и доложит в свое время.


А по факту – никто и ничего не намерен предпринимать в отношении этого самого Доктора.

Да – он скотина.

Сволочь – и первостатейнейшая.

Но он далеко. Вообще не входит в нашу зону ответственности, даже и близко не подходил никогда. И никак ранее ни с кем из нас не пересекался. По любым раскладам – это вообще не наше дело. Есть там какие-то местные боссы, пусть у них голова и болит. Город не станет посылать свои отряды, чтобы штурмом взять неведомую резиденцию какого-то мерзавца, который нам ничем особо не угрожает. Слишком уж далеко, да и смысла в этом нет. Мы не занимаемся благотворительностью. Более того, раз местные «власти» еще не прихлопнули эту компашку, значит, они как-то с ними сотрудничают. А раз так – нас может встретить огнем не только личная охрана Доктора… Да и выводы этот деятель наверняка уже сделал. Уничтоженный нами отряд – это далеко не обычные наймы. Отборные бойцы! Кстати, почти наполовину это выходцы как раз с пресловутой «фермы». Судя по снаряжению и вооружению, формирование такой команды влетело в копеечку!

И значительная часть отряда полегла от рук всего одного человека – рядового «химика». Думаю, что вовремя смотавшиеся с бывшего завода злодеюки (а присланный туда наш отряд никого не нашел) смогли в красках поведать обо всем произошедшем своему командованию. Так что Доктор оценил готовность своих головорезов противостоять нашим бойцам. И наверняка уже сделал соответствующие выводы…

Цинично?

Вполне возможно.

Но у нас нет возможностей, чтобы устанавливать справедливость по всему свету. Вокруг хватает всякой дряни… И пресловутая работорговля – еще далеко не самое страшное из того, что происходит вокруг нас. Есть даже и каннибализм! И много чего еще… Никаких сил не хватит, чтобы всех подобных сволочей перестрелять!

Да, у нас такого беспредела нет. И в прилегающих областях тоже относительно нормально с такими вещами обстоит. Понимают «князья», что если будут себя вести совсем уж неподобающим образом, то про хорошее отношение с нашей стороны могут быстро позабыть. Так что их жадность иногда и на пользу оборачивается. Нам на пользу – их прибыток тут никому не интересен.

Взывать к гипотетической совести?

Можно, если у тебя под парами стоит танковый полк с усилением в виде парочки мотопехотных батальонов. И эти «послы доброй воли» (твоей, разумеется) могут быстро и на пальцах растолковать неразумному правителю всю пагубность его политики. Тогда пресловутая «совесть» как-то очень быстро просыпается…

А если нет такого полка?

Тогда бьем по самому больному месту. Оно с незапамятных времен у всех властей одинаковое. Самолюбие и кошелек.

Ну, самолюбие ныне у всех не настолько значимый параметр, а вот кошелек – это да!


Так что никаких союзников этот самый Доктор не отыщет. Правда, у нас их тоже не будет – военных, во всяком случае. Но нам они без надобности – город ни на кого не нападает первым. Однако наше положение тут лучше – мы никак от этого злодея не зависим. И нам ничего от него не надобно.

С этими мыслями я и покидал заседание совета. Да, жаль тех подопытных, что сидят на пресловутых «фермах». Но… выше головы не прыгнешь!


А через пару дней меня навестил Озеров. Прямо домой притопал, что совсем для него не характерно. Нет, мы иногда можем посидеть, чайку попить… Но, как правило, это у меня на службе происходит. Все же наличие отдельного кабинета имеет некоторые приятности! Там у меня и заварка в запасе есть, да и легкий перекус всегда организовать можно… Откуда? Блин, а собственная столовая у нас для чего? Все там кормимся…

Но Витька пришел домой.

Василиса его признает – не смотрит угрюмо откуда-нибудь из угла. Даже разрешает себя погладить! Не урчит, правда, но и не протестует.

Это, если хотите, показатель! Мой домашний зверь далеко не каждому гостю позволяет такие вольности.

Выполнив положенный ритуал поглаживания и почесывания, особист присаживается около стола. Ну а я тем временем грею чайник. Галеты есть – их у нас уже давно насобачились печь. Вяленое мясо, свекловичный сахар… вполне себе нормальный стол получается!

Впрочем, мой чай так и остался остывать…

– Выловили мы стукача! – с ходу сообщает Витька. – Точнее, даже и не одного! Впрочем, конкретно у нас только один и сидел. Остальные – за периметром.

– И кто такой?

– Герасимов – из отдела снабжения.

– Герасимов? Нет, не помню такого… И на чем его взяли? В смысле – за сколько продался?

– А ни за сколько – так работал.

– Идейный? Это совсем фигово…

– Он женился лет пять назад. Взял девушку из небольшого поселения – не из наших. Пришла с родителями на торг, там он ее и встретил. Понравилась она ему, – продолжает Озеров. – Вот, некоторое время назад к нему и обратились…

Со слов особиста вырисовывалась следующая картинка.

В один «прекрасный» день к Герасимову обратился некий человечек. Представитель одного из «княжеств», он иногда наезжал в окрестности города с различными рабочими вопросами. Давно уже катался – лет шесть как минимум. Встречались они по данным вопросам давно, так что поначалу его предложение поговорить никаких подозрений у нашего снабженца не вызвало.

Разговор был вполне рядовой, тема давно и хорошо известная, так что договорились быстро. А под занавес гость внезапно продемонстрировал старенький планшет. Хоть и почти везде у них давно сдохли все источники питания, кое-где еще попадались рабочие образцы. Имеется в виду – за периметром попадались, мы-то эту проблему более-менее решили. Так что само устройство особого удивления не вызвало.

А вот имеющиеся там фото…

Родня жены – в полном составе. И под прицелом парочки автоматов.

Гость пояснил – семья взята в заложники. И будет отпущена после выполнения некоторых требований. Не слишком обременительных. И не влекущих никаких тяжких последствий для Старопетровска. Просто отец хочет вернуть свою дочь, которую по недоразумению отдал нам несколько лет назад.

Только и всего – никакого криминала.

Были и еще некоторые вопросы, но этот относился к наиболее актуальным. И снабженец согласился.

А поскольку все торговые выходы всегда согласовывались с отделом снабжения, то узнать требуемую информацию было совсем не трудно. Он и узнал…


– Связника мы взяли. И раскололи до самой жопы. Там, как оказалось, не один он такой присутствовал… Пришлось попотеть! Но изъяли почти всех. И что самое главное – без шума и пыли! Никто даже и чихнуть не успел.

– Так что? Можем спать спокойно – вражеских шпионов среди нас нет?

– Если бы… – качает головой особист. – Тут столько всего вскрылось… Концы много куда идут, такие ниточки потянулись – ты себе и представить не можешь!

Ну вообще-то я себе много чего представить могу, это он, не подумавши, брякнул! Но следующие слова особиста даже и меня привели в некоторое недоумение…


О том, что сложившиеся вокруг нас, да и вообще в городах и крупных поселениях, различные торговые «организации» (как бы они себя там ни именовали) давно уже лелеют планы по усилению собственного влияния, знали многие. Не все, естественно, но особым секретом это давно уже не является. Гораздо меньше людей осведомлены о том, что в данной их деятельности торгаши способны пойти на какой угодно союз. И все равно с кем. С князьями, с бандами, хоть с самим чертом! Впрочем, а когда было по иному-то?

Большие надежды мы возлагали на вновь образовавшееся правительство России. И хоть сидело оно достаточно далеко от нас, эта новость в свое время воодушевила многих. Как-никак, а какая-то централизованная власть! Это всегда плюс!

Но, как оказалось, далеко не для всех.

Торгаши это известие восприняли абсолютно без всякого энтузиазма. Они оказались не одиноки – большая часть князей тоже отнеслась к данному известию прохладно, если не сказать более. С другой стороны, что, кто-то иного ожидал? Для нас подобная их реакция была вполне понятной.

– А вот, чего ты не знаешь… – продолжил Витька.

Отчаянное положение с запасами семян тоже ни для кого секретом не являлось. У нас и у самих-то с этим делом было куда как тяжко, а уж про всякое забугорье и говорить нечего! Пресловутая фирма «Монсанто» и иже с ней давно уже канули в небытие. Так что наши соседи встали перед нехилой дилеммой. Или ты ешь, что вырастил, или сажаешь. Никаких иных вариантов!

Так и не всегда еще это посаженное вырастает! Погода, она много где кардинально поменялась. И в Европе внезапно оказалась «зона рискованного земледелия». А если по-простому – так зерна и прочего хватало только на воспроизводство, да и то не всегда. Жрать стало нечего, охотой всех не прокормить.

– Так вот… – Витька осмотрелся по сторонам. – Совсем недавно прошла инфа… Словом, где-то на Урале имеется грандиозное хранилище. По слухам, так и не одно! И там собраны здоровенные запасы всяческого посевного материала – как раз на случай подобной бяки.

Естественно, наш отдел планирования тотчас же принял выжидающую стойку – городу с этого добра тоже кое-что перепадало. Так что с в о и проблемы мы могли решить практически полностью. Ожидались централизованные поставки также и во многие города и веси.

Но!

Вот тут, как всегда, оказались и свои тонкости.

А именно – караван с материалами мог прийти только в одном случае – местная власть признавала верховенство далекого правительства. И завязывала со слишком уж откровенным беспределом.

Более того, и это было обозначено сразу, ни один килограмм материала не мог быть продан никуда на сторону.

А вот тут взвыли и торгаши! С их точки зрения гробился великолепный бизнес! Забугорье готово было детей продавать, но посевной материал купить! По любой цене – тут уже не в золоте дело.

Но позиция центрального правительства была предельно простой. Мы возрождаем свою страну.

В первую очередь.

И во вторую – тоже.

А уж когда-нибудь п о т о м – сильно потом – так уж и быть, прислушаемся к воплям из-за бывшей госграницы. Правда, вполне могло стать и так, что орать там к тому времени смогли бы уже немногие.

Ну и что?

У вас и свои власти есть, что же они о вас не позаботились? Возможности – имелись. И достаточно серьезные. А раз уж вы ими не воспользовались своевременно, так мы-то здесь при чем? Вам, может быть, заодно и напомнить – с чьей стороны ракеты пошли?

Гнобить своих в угоду ч у ж и м – на фиг, это мы уже проходили. Благодарности от вас все равно никакой не последует.

И такая позиция нашла понимание почти у всех нас. И не только у нас…

Но была встречена в штыки торгашами, тоже почти всеми. Для них главным была собственная прибыль, и только она.

Не постеснялись же они зарабатывать даже и на эпидемиях?[9]

Так тут никого и уморить не требуется, все мирно и тихо, без насилия и стрельбы. А то, что кто-то может и с голоду помереть…

Бывает, чо…

Не убили ведь? Никто собственноручно отраву в еду же не подмешивал?

Нет.

Вот и славно!

А нужные люди хорошо заработают.

Стоило ли упоминать о том, что данная позиция отчего-то была воспринята правительством крайне прохладно?

– Подожди! – перебиваю я Витьку. – А Доктор-то этот здесь при чем? Где его «фермы» и где зерно? Связи не вижу!

– Есть и она, – кивает особист. – Не спеши…


У Доктора было другое – его разработки в области продления жизни. Так или нет – никто толком сказать не мог. Но его питомцев, как оказалось, видели некоторые из торгашей. И не только видели, даже и покупали. Это с нами данный деятель никак не пересекался, а у отдельных представителей торгового сословия чуть ли не гаремы из его воспитанниц имелись! И охрана – из таких же парней.

А раз доказательство одних его слов – налицо, то и все прочее с ходу отметать не следует. Надобно проверить!

Так что – «они нашли друг друга».

Туда – семена, оттуда… да много чего оттуда можно было поиметь…

И тут, нате вам, какое-то там «правительство» ставит палки в колеса шикарному бизнесу!

Да за такое…

Блин, сколько этих деятелей по башке ни лупи – один хрен, ничего не меняется. Я даже не берусь себе представить размера той исполинской жабы, которая их там всех душит. И ведь не прошлые времена – ни в какой «забугор» с наворованным уже не убежать!

Впрочем, они и тут себя неплохо чувствуют…

– Ладно, про союз торгашей и Доктора я понял. Ну а мне-то ты сейчас зачем все это рассказываешь? Ведь не первый год тебя, злодея, знаю! Вижу, что-то ты уже задумал, так ведь?

– Так, – соглашается Озеров.

– Тады колись!


Тут он мне и поведал…

Наши особисты свой хлеб точно не зря едят! Факт выхода к нам Галины так и остался тайной для всех. Просочились лишь слухи о перестрелке с экспедиционным отрядом Озерова. Мол, сцепились, постреляли, понесли потери и отошли. С кем, как – ничего никому не известно.

Взятые в плен оказались ожидаемо откровенными, а куда б они делись-то… От них и удалось кое-что выяснить. И полученные сведения легли в основу хитрого (а какие еще они бывают у данного ведомства?) плана.

– Достоверно известно только одно. Галина пропала, и ты рванулся на ее поиски. И все! Остальное – не более чем догадки, – рассказывает Витька.

В своих расчетах он исходил из того, что часть нападавших успела-таки благополучно слинять. Стало быть, про некоторые обстоятельства боя Доктор знает. Неизвестно ему лишь одно – чем же все это закончилось?

Его группа бесследно растворилась в лесах. Что ничуть неудивительно – они тут весьма немаленькие!

Легенда была следующей.

Отряд Галину таки поймал. Но сразу же за этим напоролся на поисковую группу и потерял в перестрелке большую часть личного состава.

Именно поэтому и предпочел быстро смазать пятки салом – не до глупой выпендрежки! И, отходя назад, столкнулся уже со мной. Понятно, что никаких дружеских объятий не последовало, напротив, заруба началась нешутейная! И в этот самый момент на звуки выстрелов вырулила группа «крыс». Прикинув хрен к носу, мародеры выждали удобного момента и резко налетели на обе стороны сразу. Тут-то все и закончилось. В руки к ним попал раненый командир отряда, Галина…

– И ты!

– Опа-здрасте, а я-то зачем?

По легенде, раненый командир оказался весьма откровенным и выдал «крысам» свою задачу. Опять же – ничего невероятного. Такие деятели могут и огоньком пленного прижечь – с них станется! Так что с Галины они будут теперь даже пылинки сдувать – ценность!

– Ну, а ты и сам по себе немалый интерес представляешь. Носитель тайны и все такое прочее… Да и махнуть тебя можно – «химики» своих не бросают!


Понятное дело, что к Доктору никакие мародеры сами не пойдут – там-то их быстренько прикопают! А вот выслать парламентеров обеим заинтересованным сторонам – это всегда пожалуйста. И место встречи такое выберут, чтобы никто их там врасплох не застал, – тоже, между прочим, абсолютно естественное поведение.

– Торговаться они будут – мама не горюй! – цокает языком особист. – Со всеми сразу – кто больше даст. Но их все-таки «уговорят»…

Глядя на его хитрую морду, понимаю – такой вот «уговор» влетит кому-то в копеечку!

– Караваны с зерном придут через десять дней. Максимум через две недели, иначе посевную зевнем.

Понятно, особого времени для торга уже не будет.

– На встречу придут все – и Доктор, и представители торгашеского сообщества. Причем не самые последние. Они давно уже тут рядышком ошиваются, типа, дела у них… А на самом деле – не могут столь щекотливую операцию кому-либо доверить. Для них же продажность – норма жизни! Сами жульничают, так и других в том же самом всегда подозревают. Наш «медик» тоже, скорее всего, больше никому эту миссию не поручит – сам притопает.

– Ну, хорошо, придут… И что дальше?

– Там-то они все и лягут. И никто уже попросту не успеет организовать хищение посевного материала в таких масштабах. Да и претензий у прочих торговцев тоже не будет. Власти здесь ни при чем – все вопросы к Доктору! На «крыс», само собой, тоже вызверятся обе стороны – так нам-то какая с того печаль?

Вот же иезуит… такую штуку придумать!

Наследники Доктора (если они вообще есть) затаят обиду на торгашей. И преемники «безвременно почивших» жуликов вырастят нехилый зуб на оных наследников. Да и в целом на всех, кто живет по ту сторону границы. Мол, все вы там одним миром мазаны!

Так что пару-тройку лет они там все будут друг на друга через прицел смотреть – не до торговли!

Да и хрен с ними, откровенно-то говоря…

– Момент! – поднимаю я указательный палец. – Ну Доктор, с ним все ясно, придет. А торгаши – они-то в данном случае какой интерес ко встрече имеют? Он, понятно, купцам нужен. Так они и в другой обстановке могут с ним побазарить…

– А просто все. Доктор ведь, как ты сам понимаешь, официального адреса не имеет, его еще и найти как-то надобно. Да и не станет он с каждым встречным разговаривать…


И поэтому группа парламентеров потащит с собой раненого командира группы в качестве, так сказать, осязаемого пароля. Он-то и будет наилучшим подтверждением того, что парламентеры не городят отсебятину. Ну, а поскольку быстро эта группа не побежит – все же раненый на руках, то заинтересованное лицо получит эти сведения с некоторым опозданием…

Это с купцами «крысам» общаться проще – чай, не совсем чужие люди все-таки! И найти их проще. Да и личность подтверждать никому не требуется.

А представляя себе масштабы амфибийно-торакального синдрома[10], нетрудно догадаться, что торгаши попросту перекупят пленников, чтобы заполучить веские аргументы для предстоящего торга. Имея такие козыри, вполне можно рассчитывать на более выгодные условия.

И никакой подставы – вышли-то ко всем одновременно! Так что подозрительность Доктора (и наличие раненого на руках у идущих к нему людей) в данном случае сыграет против него. Ну а то, что торгаши успели раньше, так на то они и торговцы!

– Подожди… – перебиваю я Витьку. – План, что и говорить, хорош! Но!

Поднимаю вверх палец – Василиса с интересом следит за моей жестикуляцией.

– Тут у тебя есть некоторые тонкие моменты.

– Например?

– Этот самый раненый… Ты уверен, что вас попросту не сдаст?

– А кто сказал, что мы должны предоставить его в целости и сохранности? Живым – да, донесем. Но вот относительно его способности внятно излагать события последних дней… тут, знаешь ли, всякие варианты возможны.

Ага.

«Узнаю брата Колю…»

Понятное дело, что без некоторых специалистов и соответствующей химии тут явно не обойтись. Ну хоть живым донесут – пусть уже и тому будет рад! В способности наших препаратов вызвать стойкую амнезию последних событий я уже имел возможность убедиться. Так что эту тему можно списать. Что уж они там имитируют – контузию или какую иную хрень – не знаю. Но сделают все по высшему разряду, тут я не сомневаюсь ни секунды.

– Хорошо… Ну а кто к торгашам пойдет? Тебе ведь реальных «крыс» надобно будет на переговоры отправить!

Особист ехидно ухмыляется.

Понятно – и тут у него все схвачено.

В принципе можно было бы и раньше догадаться… Не может данная контора оставить без внимания подобную категорию бандитов, наверняка и там у них люди имеются. Я все больше проникаюсь уважением к Витькиной организации – там явно не дураки окопались!

– А с советом ты эту идею согласовывал?

– Без твоего предварительного согласия? Шутишь?

М-м-м-да… Озеров хоть и особист, но в первую очередь – все же друг.

– Считай, что оно у тебя уже есть.

Я понимаю, что Витька решил одним ударом прихлопнуть сразу несколько проблем. И абсолютно очевидно, что столь грандиозный фортель он собрался проворачивать не в одиночку. Раз уж и среди «крыс» у него свои люди есть, да и не только среди них, как я думаю, то все это он организовывает уж точно не по своей инициативе. У города попросту нет необходимости в столь развитой агентурной сети. Нам вполне достаточно быть в курсе настроений ближайшей округи. Но особисты полезли глубже и дальше, и кое-какая информация об этих усилиях есть даже у меня. Мы ведь тоже не лаптем щи хлебаем…

Так что взаимодействие с вновь образовавшимся правительством – оно, по факту, уже давно осуществляется. Только никто об этом на всех перекрестках не кричит.

Формально – мы изгои. Тот еще «чемодан без ручки». И тащить-то нас стремно, да и бросить – опасно!

Жуткие, но к немалому огорчению многих деятелей пока необходимые им партнеры. Для кого-то – в качестве торговых посредников. Кому-то – в качестве пугала, ибо репутация наших бойцов хорошо известна всем. Да и другие сферы взаимодействия имеются, пусть и не столь широко афишируемые, но от этого не менее (а то и куда более) важные.

Истинное положение дел известно лишь немногим, и вот это является строжайшей тайной!

А так… на нас принято списывать многое. Тем самым выводя из-под удара истинных исполнителей. Увы, наши спецслужбы не достигли, к сожалению, уровня КГБ или ГРУ – нет должного уровня оперативного мастерства, да техническое оснащение, к сожалению, хромает.

Так что имеем, что имеем. Будь рад уже и этому!

Опять нам выступать в роли дымзавесы…


– Кого еще там черти принесли? – глава торгового дома «Евсеев и партнеры» недовольно оторвался от бумаг и посмотрел в сторону двери.

– Кондрат Степанович… – появился на пороге секретарь. – Тут такое дело… важное!

– И вечно ты, Митя, загадками говоришь… А то, чем я сейчас занимаюсь, оно, стало быть, уже так – мелочовка?!

Но в душе Евсеев понимал – по пустякам секретарь не решился бы отрывать его от дел. Не дурак, чай, соображаловка на плечах имеется!

Секретарь закрыл за собою дверь, сделал пару шагов и осмотрелся по сторонам. Хотя и так знал, что никого постороннего здесь быть не может – вход в кабинет только один.

– Ну? – поторопил его хозяин.

– Гарькавый пришел. Ну… этот – от «крыс».

– Слушай, – раздраженно произнес босс, – завтра какой-нибудь «Косой» от бандитов придет – мне, что, тоже лично ему руку пожать надобно?!

– Он про Доктора говорил… И еще – у них в руках сам Беглец!

Вырони секретарь на пол взведенную гранату, хозяин кабинета и то так бы не удивился!

– Сказки… Не та персона этот «химик», чтобы таким вот уркаганам в руки попасть. Да и про Доктора – что он вообще может знать?!

– Конкретно пояснять не стал. Мол, говорит, если хозяину интересно то, ради чего данный деятель полсотни своих парней положил, – расскажу. Но – только ему.

Полсотни с в о и х? Не наймов, а своих собственных бойцов? Ну, положим, врут «крысы» – столько бойцов зараз он вряд ли бы выставил… но…

– Так! Сюда его не води! На Лесной улице наш домик есть, туда через час приеду. Пусть там и ждет.

Отложив бумаги, Евсеев погрузился в раздумья.

«Крысы» как-то узнали нечто, что имеет ценность для Доктора? Ладно, это, в принципе, вполне возможно, но как они ухитрились связать его и меня?! Что-то тут не то… и это совсем не радует! Он протянул руку и нажал кнопку под столом.

– Изволили звать? – возник на пороге начальник личной охраны.

Вот в нем глава торгового дома не сомневался ни секунды. Марк верен – без дураков. Причем предан лично ему, а не занимаемой должности. И дело даже не в деньгах – он мог бы вполне неплохо зарабатывать и в любом другом месте. Имелись, так сказать, причины, о некоторых из которых лучше помалкивать. Со всеми.

– Едем на Лесную. Там предстоит одна встреча… с «крысами». Прими меры, чтобы никто ничего не пронюхал. И это… – хозяин повертел в воздухе пальцами. – Не исключаю и того, что с собеседником потом придется уже и тебе поговорить. Ну, ты понял…

Начальник охраны молча кивнул – ему ничего не надо было разъяснять.


Домик на указанной улице формально Евсееву не принадлежал – там имелся свой хозяин, каковой, получая неплохую мзду, резко ослеп и оглох, позволяя всесильному купцу творить там все, что тому было угодно. Не то чтобы глава торгового дома чего-то боялся – местный князь с готовностью закрывал глаза на любые его поступки, но осторожность никогда не бывает лишней. Есть ведь еще и «деловые партнеры», многим из которых Кондрат лично бы вспорол брюхо кривым ножом! Они-то как раз и не спят, глазастые черти! Вот кого следует опасаться, а не каких-то там городских властей! Это на словах тут все союзники и друзья, а на деле… Да любой бандит здесь ангелом покажется, если его сравнивать с внешне благообразными господами! Тут, судари вы мои, такие страсти кипят – куда там тривиальным бандитским разборкам! Чай, не судьба деревенского рынка решается – значительно более важные вопросы! Пора, давно уже пора брать власть! И пусть формально стоят во главе эти самые князья и старосты – они только фасад. А все серьезные вопросы должны решать те, кто реально в этом разбирается! И глава торгового дома всерьез рассчитывал занять далеко не последнюю ступеньку во властной иерархии. А что? Все предпосылки к тому имеются, даже и собственные войска есть. Да, формально это просто служба охраны торгового дома. Но, на секундочку, это почти тысяча вооруженных людей! Равномерно распределенных по разным городам и поселениям. Опытные, хорошо вооруженные и слепо преданные – они терпеливо ждут приказа.

Да и не только у него такие вот «охранники» есть…

Нет брони – так это ни разу и не проблема. Есть золото, значит, будет и броня. Экипажи боевых машин тоже есть-пить хотят…

Объединившись, торгаши вполне были способны выставить вооруженный кулак численностью до десяти тысяч бойцов – никакой местный князь сопротивляться попросту бы не рискнул. Да и наемников всегда можно привлечь, а это еще столько же, если не больше, бойцов.

Так что реальный противник пока усматривался только один – Город. Этим словом все привыкли именовать именно Старопетровск. Городков и поселений тут имелось множество, но вот Городом с большой буквы именовали именно его.

И не потому, что он был каким-то большим – имелись и покрупнее. И более развитые во всех смыслах, в том числе и в военном.

Но, если в них у торгашей имелись хоть какие-то позиции и влияние, что позволяло некоторым образом контролировать политику местных властей, то центр Зоны-31 оставался для всех своеобразной «терра инкогнита»[11]. Нет, какие-то сведения о Городе и окрестностях, разумеется, имелись. Но вот степень их достоверности оставляла желать лучшего.

Что происходит за линиями блокпостов и патрулей? Чем, а главное, на какие шиши живет это жуткое сообщество? Да, в Городе были всяческие склады, но сколько уже времени прошло? Там давно уже должны все выгрести до самого донышка! За какие коврижки посылают туда караваны с медикаментами? Это же стоит денег – и немалых!

И при этом Старопетровск, не стесняясь, открыто барыжит этими лекарствами и нехило на этом наживается! Уж и не говоря о том, что такой бизнес, просто по определению, не может принадлежать какому-то там «городскому совету»! Есть куда как более достойные люди, наконец! Затратившие на это немалые средства и силы.

Да, воевать с этими отморозками в открытую – дураков нет. Все прекрасно помнят, насколько жестокими и безжалостными могут быть их солдаты – любая банда нервно курит в сторонке. Мощный вооруженный кулак из прикрытых броней и минометами бойцов способен внезапно возникнуть у стен любого поселения. А жуткие физические кондиции этих головорезов не оставляют никакого шанса в открытом бою. Во всех ситуациях горожане в с е г д а придерживаются только своей выгоды – на чужие интересы им попросту начхать.

Нельзя сказать, что с этим не боролись.

Пробовали…

Самыми разными путями, но толку с того было с гулькин нос.

И многие хорошо помнят слова того самого Беглеца.

«Вы, что же, всерьез полагаете, что в с я химия города давно протухла? А не хотите ли получить ту же Зону, но многократно большую? Можем поспособствовать!»

И ведь могут…

Но с Городом торгуют многие. Ибо – выгодно.

Где «химики» берут свой товар?! Эта загадка до сих пор никем так и не разрешена.

Да, такие же медикаменты есть и в других местах. Но далеко… Как следствие, дорого. Доставка-то в копеечку влетает! И в немалую!

А тут – рядом. Да, не так дешево, но, один хрен, выгодно.

Город закупает многое. Как ни странно, старую электронику и в больших количествах. Куда все это уходит? Не в самом же Старопетровске это добро оседает? Им-то оно зачем?

Что везут их караваны?

При л ю б о й попытке захвата груз подрывается – весь и с немалыми разрушениями по сторонам. Лес, поле, поселок, город – им пофиг. Рванут, ни секунды не задумываясь. И никого даже и в принципе не будут волновать никакие последствия. Сами при этом погибают – так какое им дело до окружающих?

«Не препятствующий бандитам является их сообщником». Коротко и ясно.

И очень доходчиво…

Да, многие поселения не пропускают их караваны – мол, обходите нас стороной.

То есть гарантировать вашей безопасности мы не можем.

Хрен с вами – караван пройдет стороной. Встанет за городом и вышлет «химиков»-одиночек. Те и принесут на торг свои товары. Тоже, между прочим, вариант, так многие торгуют.

А вот что Город покупает мало – продовольствие. Нет, берут, разумеется… Но по самым скромным прикидкам – им этого должно не хватать!

Однако проезжающие на торг купцы своими глазами видели там теплицы и засеянные поля! И даже пасущийся скот!

И вот это – очень плохо!

Изолированный от внешнего мира и никем оттуда не управляемый анклав – фигово.

Проводящий независимую политику – тоже не радость.

Хорошо вооруженный и агрессивный – тот еще подарочек.

Но если он еще и сам себя едой обеспечивает, вот этого терпеть совершенно невозможно! Ибо подает нежелательный пример окружающим!

Мол, можно послать князя, купцов и всех прочих и при этом нормально жить и развиваться. Ладно, хрен с ним – с князем, но вот послать купцов?!

Попытка сколотить коалицию против Города, вполне ожидаемо, обернулась неудачей. Нет, купцы-то выступили почти единым фронтом (крупные), но вот в чисто военном плане их союз мог не так-то уж и много. Вполне способные захватить и удержать власть на местах их силы мало что значили в противостоянии со Старопетровском. Его жители ни на кого не нападали, так что отразить их атаку, разгромив противника в оборонительном бою, нечего было и надеяться. А вторгаться на отравленную территорию, чтобы получить в перспективе несколько тысяч зараженных? Так или нет – никто не рвался проверять.

Эх, нет авиации…

Впрочем, как раз она-то и была.

На Урале – там, где недавно образовалось какое-то «правительство». Тоже, между прочим, тот еще фортель! Жили не тужили – и нате вам! «Правительство» у них… да кто его выбирал-то? Нас кто-нибудь спросил? Когда тут в поте лица (и по локти в крови…) свои торговые империи строили, где вы были? Нет, чтобы помочь…

Но факт есть факт – вся существующая авиация не взлетит без прямого приказа со стороны этих самых «правителей». И похрен им на интересы уважаемых людей – сами выживайте!

Более того, эти гаврики еще и огрызаются!

Был в краях недалеких известный и уважаемый человек – Антон Игоревич Бурлаков, мало того что видный местный бизнесмен, так еще и бывший депутат Государственной Думы. И компания у него имелась серьезная. Да и партнеры соответствующего уровня. По имени «главного акционера» обзывались оные «бурлаками». И что же вышло? Ну, занялся Антон Игоревич прибыльным бизнесом – лекарства стал поставлять. Как раз в тех краях отчего-то вдруг эпидемия разразилась…

Потом судачили всякие… мол, не просто так эта эпидемия началась – не обошлось тут без деловых партнеров Бурлакова. Тех, что за бывшей границей располагались. Ну – это с них и спрос, он-то здесь при чем?

Как выяснилось – очень даже и при делах… Пытались по его указанию вакцину от эпидемии перехватить. Ту, которая помимо него в данные края шла.

И в итоге кончилось все очень даже плохо. Самого хозяина закопали, его компания развалилась, народ разбежался в разные стороны. Те, кто успел…[12] Показала власть зубки, и оказались они неожиданно острыми!

Так что нечего и думать про авиацию – ножками ходить будем! Не взлетят самолеты, сколько ты мошной ни тряси!

Собирай свою собственную «гвардию» – типа, как пресловутый кардинал в известной книжке. Обучай, вооружай… и плати!

Плюс в том, что даже и в данном случае пока еще есть возможность ходить ч у ж и м и ногами. И почти нигде самолично не присутствовать.

Но…

Есть, однако, вопросы, которые можно решать только лично, и никак иначе. Не ко всем возможным партнерам доверенного человека послать можно. Не со всяким они и говорить-то станут – стреляные воробьи!

Давать в чужие, пусть и трижды проверенные руки т а к и е козыри? Щас… повывелись дураки в наших краях!

Нет, родной – ты выскажи-ка нам все л и ч н о. Сам, без экивоков, подо всем подпишись, чтобы никакой возможности «спрыгнуть» опосля ни у кого не было.

А не хочешь рисковать – не лезь в серьезные дела!

Перед тем, как впустить гостя в комнату, его тщательно обыскали. Впрочем, для представителя «крыс» это явно было не в диковинку – данную категорию «полевых бизнесменов» не особо жаловали повсюду. Изъяв у него пистолет, Марк отступил в сторону, давая проход.

– Здравствовать вам, уважаемый! – вежливо поздоровался Гарькавый, переступая порог.

– И тебе того же… – буркнул глава торгового дома. – Садись там.

И он кивнул в сторону стула, который одиноко стоял у стены.

Вставать из-за стола Евсеев и не собирался – не та шишка, обойдется.

– Ну и что у вас там за новости такие?

– Да… как сказать… – замялся гость. – Тут отряд наш… с торга ехали они. Ан – в лесу пальба! Да крепко так! Ну, народ наш любопытен весьма – свернули в ту сторону. А ну как подранило кого, так мы помощь могем завсегда оказать!

Купец хмыкнул – какого рода «помощь» могла быть оказана «крысами», он представлял достаточно хорошо!

– Но там и помогать-то было, почитай, что и некому! Трое всего живых-то и оказалось. Да и то – один пораненный…

– Короче!

– Так, а я-то о чем? Раненый – Хайнц Краузе. Командир группы захвата – его сам Доктор послал!

– Откуда это известно?

– Сам же и рассказал. Он хоть и раненый, а вполне себе в сознании и говорить способен.

– И что же он вам поведал? – продолжал сомневаться Евсеев.


Из рассказа Гарькавого вытекало следующее…

Группа, состоявшая из особо доверенных людей, должна была забрать у наймов какую-то девку. Ее они отбили у «химиков». Для чего-то она была очень нужна самому Доктору. Причем до такой степени, что он не побоялся организовать нападение на группу этих самых зловещих торгашей. Но, имея дело с Городом, всегда надо рассчитывать на худшее и обязательно это учитывать.

Увы… чисто провернуть нападение не удалось – «химики» сели на хвост нападавшим. Проследили их до временной стоянки, после чего один из них туда пробрался. Освободил девицу и устроил нехилый тарарам, существенно уменьшив число наемников.

Все правильно взвесив, Краузе не стал ввязываться в перестрелку с этим отчаюгой, а рванул вдогонку беглянке.

И ведь верно все рассчитал – ее удалось перехватить почти у самого блокпоста! К сожалению, и тут без стрельбы не обошлось. Вдобавок ко всему гарнизон блока принял активное участие во взаимном бодании, так что большая часть группы там навсегда и осталась – в холодном виде.

А отходящая с пленницей группа напоролась еще на одного «химика». Вполне возможно, что на того самого, который ранее эту девицу от наймов и освободил.

Сцепились жестко – в перестрелке легли практически все.

Краузе получил две пули в плечи, а напавшего на них «химика» контузило взрывом ручной гранаты, потому-то его и взяли без стрельбы. Уцелела и девица – руки у нее были скованы наручниками, так что стрелять она тоже не могла. Да и убежать далеко не успела. Ибо пыталась как-то помочь контуженому.

Каково же было удивление «крыс», когда они опознали в нем самого Беглеца! Личность, что и говорить, жутковатую…

– По первости, так вообще хотели их на блок оттащить – Город за такое щедро бы расплатился!

Но тут подал голос Хайнц…

И все сразу же поменялось.

– И где теперь вся эта троица?

– Краузе к Доктору понесли. Без него там с нами никто и говорить-то не будет! Близко даже не подпустят. А эта парочка – у нас!

– Зачем вам Доктор?

– Дык… Девка-то ему нужна! Ну… пущай нам за труды чего-нито и подкинет. А Беглец – это уж, наверное, вам интересно будет? Или как?

Да… «полевым бизнесменам» не откажешь в сообразительности! Как там про ласкового теленка сказано? Двух маток пососать – это вполне в духе «крыс».

– Где они?!

Гарькавый замялся.

– Ну… сюда мы этого головореза не потащим – все жить хотят! Не ровен час, усмотрит кто его, и тогда всем кирдык! И нам, и тем, кто рядом окажется.

– Где?!

– На базе. В лесу.

– В каком, мать его, лесу? Тут везде в округе лес!

– А…

– Обоих беру! И девку, и «химика»! Сколько?!

– Два кило…

– Рехнулся?! Один – и не раздражай меня! Всю вашу кодлу к себе на службу беру – такого предложения вам никто более не сделает!

«А опосля всего вас в том же самом лесу и прикопаем…» – мысленно поставил точку в разговоре Евсеев.

Собеседник кивнул – предложение действительно было весьма заманчивым.

– То-то же… – удовлетворенно осклабился купец. – Ну и куда теперь надобно прийти моим ребятам?

– Так это… Я ведь тоже не всеми тут командовать-то могу. Это, ежели вы сами с нашими старшими договоритесь… – но заметив реакцию Евсеева, тотчас же поправился. – Нет, против никто не будет! Но эта парочка в лесу, и туда уже от Доктора люди прийти должны! Не можно же такого клиента кинуть!

«Сказки-то мне тут не рассказывай – кинуть они, видите ли, не могут! – мысленно хмыкнул глава торгового дома. – Могут – и кидают! Когда им выгодно… Другой вопрос, что эта «шестерка» всего не решает, это да…»

Купец побарабанил пальцами по столу.

Что ж… похоже, что похода в лес не миновать. Поручить такой вопрос кому-то, пусть и доверенному лицу, никак нельзя! Ведь если этот деятель не врет (а ведь не врет – уж больно куш редкий им выпал!), то туда вскорости может пожаловать и сам Доктор. И разговаривать в этом случае он будет уже не с какими-то там лесными урками – со мной! Это козырь! Баба ему зачем-то нужна? Ради бога – получи! Но и наш интерес, будь любезен, тоже учти…

Доверять вести такие переговоры кому-то еще? Щас… Да и Беглец… вот с ним надо особо поработать!

– Так! Расскажешь Марку, куда идти, что и кому говорить. Никуда сам не сваливай, номер в гостинице тебе оплатят. Можешь отдыхать, но чтобы к выходу – как штык! Усек?

– Всенепременно!

– Все – свободен!

Когда через несколько минут в комнате появился начальник охраны, Евсеев уже успел сформулировать задачу.

– Ну?

– Он все пояснил и даже маршрут на карте показал, – доложил Марк.

– Знаешь это место?

– Не очень… там вообще район тот еще, когда-то ракетные шахты стояли. Потом их, типа, разоружили… Словом, местность сложная, есть где заныкаться, сразу хрен чего отыщешь.

– Предусмотрительные черти… Но мы-то их там найдем?

– Мимо постов точно не промажем. Пароль для встречи он назвал.

– То есть он сам тут более не нужен?

– Нет.

– Отлично! – глава торгового дома кивнул – он не ошибся в своих расчетах. – Тогда, я так думаю, что на радостях он нажрется. Сегодня же! Ну а где пьянка, там и драка… Усек?

– Да.

– Работай! И готовь группу на выход – сам с вами пойду!

Вызвав секретаря, Евсеев приказал тому срочно оповестить всех «сотоварищей» по бизнесу – тех, кто, как и он, съехались в этот город в ожидании сделки.

– Особо не рассусоливай! Мол, есть козырь! Крутой! И в будущей сделке с Доктором он может существенно упрочить наши позиции. Сегодня вечером жду их всех к себе – обсудим. Пусть не затягивают – завтра уходим уже! Кто не придет, тот уже в вагон на ходу не запрыгнет!

Проводив взглядом уходящего, глава торгового дома ухмыльнулся. Раз уж все так складывается, то и его собственные позиции имеют шанс к росту. Вполне вероятно, что и впредь такие вещи он сможет решать… ну, пусть п о к а и не единолично, но все же…


Многоопытный купец как в воду глядел! Собравшиеся подельники почти единогласно признали правильность его решения. И многие пожелали лично присутствовать на будущей встрече с Доктором. Мол – и мы тут руку приложили. Не сказать, чтобы это входило в планы Евсеева, но отказать им он не мог – не та ситуация! Ладно, это не сильно помешает…

А представитель «крыс» и впрямь не дожил до утра. Этим же вечером после обильных возлияний он опрометчиво что-то кому-то сказал… И прибывшая городская милиция (была тут и такая!) зафиксировала смерть от удара ножом в спину. Кто уж там его пырнул, так и не смогли установить. В коридоре гостиницы было темновато (лампочки – дефицит) и малолюдно. Дежурный по этажу ничего не увидел (отлучился на минутку в туалет) и не услышал. А скорее всего, внял намеку некоторых «товарищей». Так что он временно оглох и ослеп…

И никто – ни люди Марка, ни постояльцы гостиницы – не заметил мимолетной встречи Гарькавого с каким-то неприметным мужичком. Да и длилась-то она всего несколько мгновений. Но этого хватило, чтобы передать условный сигнал – встреча произошла, предложение принято, все идет по плану.

Вышедший из города отряд, скорее, напоминал роту спецназа на задании, нежели группу сопровождения торговцев. Но поскольку практически все купцы имели серьезные основания не доверять своим коллегам, каждый постарался взять с собой наиболее подготовленных людей. Вот и вышло… Не «дипломатическая миссия», а какая-то группа захвата! Разве что бронетехники не имелось, да и то только потому, что в район встречи она попросту не прошла бы. Имевшийся на маршруте мост от старости уже настолько обветшал, что и не всякую телегу выдержал бы!

Шли быстро, время поджимало. Все понимали, что необходимо успеть раньше Доктора, чтобы иметь к его приходу максимальное количество козырей для предстоящего разговора. А в свете предстоящей сделки эти аргументы могли значить многое.

У Евсеева же имелась и своя информация, которой он под большим секретом поделился с наиболее доверенными подельниками.

– Тут вот какое дело… – сообщил он им на первом же привале, взволнованно меряя шагами комнату, где все они собрались.

Для ночлега остановились в первом же подходящем постоялом дворе, бесцеремонно выселив всех его обитателей. Щедро заплатив хозяину и припугнув автоматами совсем уж неразумных выселяемых. Не до политесу – безопасность именитых купцов куда важнее! По факту тут собралась почти вся верхушка торгового бизнеса из нескольких областей. Люди, чья безопасность была вручена в руки охране, контролировали очень серьезные кусочки в этом немаловажном деле. Так что обычные постояльцы могут и просто в сарае поспать, пусть будут рады, что их вообще в лес не выставили!

Правда, некоторых «постояльцев» выгнать не удалось. По причине того, что они свое присутствие никак не афишировали, о них даже и хозяин постоялого двора не знал!

Так и остались незамеченными скрытые радиопередатчики, заблаговременно упрятанные в потолки и некоторые предметы домашнего обихода. Да, собственно говоря, никто и не подумал даже проверять помещения и мебель еще и на это. Настороженную гранату нигде не отыскали – и то хлеб! Давно уже никто не использовал в массовом масштабе подобную технику, вот охрана и расслабилась… А зря!

– Сорока на хвосте принесла… – наконец остановился глава торгового дома. – Из Города вышло несколько торговых караванов. Дело в принципе обычное, но! Они дошли до некоторых точек и остановились. И никуда дальше не двинулись – разбили временные лагеря.

– И что? – пожал плечами один из присутствующих. – Сам же говоришь – мол, нормальное явление…

– А на карту посмотреть не хочешь? – язвительно ответил Евсеев. – Стоило бы!

Но даже самое пристальное изучение ее не сподвигло подельников ни к каким выводам. Чертыхнувшись, Кондрат Степанович взял в руки карандаш и соединил линиями все точки известных стоянок.

– А теперь?

– Ну… Они расположены вдоль дорог… и что? Чай не по воздуху же они там летают, по ним и ходят.

– Каждый такой отряд – это порядка взвода хорошо вооруженных бойцов. С минометами и тяжелыми пулеметами. На транспорте, иногда так даже и на броне. И при необходимости они смогут быстро выдвинуться в нужную точку. Кто скажет – в какую?!


С места поднялся один из присутствующих – Арвид Ланн. Пришлый, ему стоило немалых трудов занять место среди серьезных и уважаемых членов торгового сообщества. Но – смог! Проявил мужик деловую хватку и сообразительность. Сам, своими зубами буквально выгрыз себе место на торговом Олимпе.

Взяв у Евсеева карандаш, он, присмотревшись, провел новые линии на карте.

– Они будут прикрывать эти маршруты – их два. Если бы это поручили местным князьям, про операцию не знал бы только ленивый – княжеские дружинники известны своей болтливостью. Никакой доверенный им секрет долго в тайне бы не остался.

– Вот! – поднял палец к потолку глава торгового дома. – Именно это я вам и пытаюсь объяснить! И что же надо прикрывать таким образом? Что должны повезти по этим дорогам в ближайшее время?

– Семена?

– Именно! Потому и выбраны «химики», их появление ни для кого сюрпризом не станет. И наличие хорошо вооруженной охраны тоже всем понятно. Они вообще без нее нигде не показываются. Взвод же старопетровских бойцов легко разгонит хоть роту из любой княжеской дружины, не говоря уже о мелких бандах. Тех вообще прихлопнут походя.

– Значит, – прищурился Ланн, – Город подписался в дела нового правительства?

– И по ходу, уже давно, – кивнул Кондрат. – И Беглец просто обязан об этом знать!

Вот тут дошло даже до самых тугодумов – ценность пленника разом подскочила в их глазах. Обойдется Доктор – тут т а к о е на кону стоит! Девка – хрен бы с ней, пусть забирает, а вот с «химиком» вдумчиво потолкуют хорошо обученные люди!

Ибо первоначальный замысел присвоения части перевозимого груза внезапно дал очень серьезную трещину.

Одно дело – тихо «изъять» с дороги какой-то там караван… или несколько караванов. Тем более что часть подготовительной работы уже выполнена. Куплены или запуганы некоторые люди в местной администрации – они вовремя просигнализируют о прибытии нужного груза в поселения или на склады. Да и в плане работы с охраной тоже помогут. И следы заметут – они в этом кровно заинтересованы!

Уже были определены и будущие «козлы отпущения» – те, на кого свалят все произошедшее. Мелкие (и не очень) банды, строптивые главы некоторых поселений и деревень… и парочка князей! Даже и будущие «улики» кое-где состряпаны! Ей-богу, даже пресловутый абвер мог бы, не покривив душой, признать совершенство данного плана!

Задуманная купцами операция имела своей целью далеко не одноразовое тривиальное обогащение, хотя, разумеется, и это играло немалое значение. Нет, тут все задумывалось куда как более серьезно!

Одним ударом снести (иногда так и чужими руками) большинство неудобных персон, максимально скомпрометировав в глазах того самого «правительства» тех, кто согласился на его условия, и выставить как единственную серьезную силу в данных краях нужных людей. И не важно, как именно называется конкретная должность – князь или председатель городского совета, – эти посты должны занимать только те, кто имеет определенные обязательства перед истинными хозяевами жизни.

Никто и не собирался лично идти во власть, но вот сделать так, чтобы на нужных местах сидели свои люди – это уже совсем другое дело!

И вдруг в ключевых точках маршрута появляются отряды этих отморозков… О том, что с ними в принципе бесполезно вести какие угодно переговоры, знали уже очень многие. Разумеется, это не являлось секретом и для собравшихся. А стоит этим головорезам захватить живым кого-нибудь из нападавших, тотчас же скрежетнут, проворачиваясь, шестерни жуткого механизма – Особого отдела Старопетровска. Тем вообще никто не указ, и никакие там вопли какого угодно ч у ж о г о начальства до их ушей попросту не дойдут. Вытрясут в с е…

Повторить судьбу «бурлаков» никто не хотел.

– Так что Беглец – наш! И никакой Доктор тут не пляшет вообще! А уж как преподнести ему эту новость… – Евсеев ухмыльнулся. – Это-то уж я сумею!


Выдержка из оперативного сообщения.


«…агент «Гранат» на связь более не выходил. По имеющимся сведениям – он погиб. Зарезан неизвестными в коридоре гостиницы…

…объект «Тюрбан» следует по указанному маршруту. Прилагаю запись разговора первых лиц, полученную оперативным путем…»

Отложив в сторону бумагу, Озеров повертел в руках темно-серый прямоугольник SSD-диска с записью переговоров. Надо срочно вызвать ребят – пусть сделают анализ записи. Хотя уже сам тот факт, что верхушка торгашей выдвинулась по указанному маршруту, говорил о многом. Они клюнули!

А вот к жене и дочери погибшего «Граната» придется идти самому… И без вариантов! Я его туда отправил – с меня и спрос!

Эх, Олег… по краешку ведь ходил! Сколько уже предлагали ему…

Но ответ был всегда один – «считаю мой уход преждевременным, новый человек вынужден будет затратить слишком много времени для достижения аналогичного положения».

И ведь прав же он был! Никто другой не смог бы убедить Евсеева в своей правоте, его попросту не допустили бы к личной беседе.

Представитель каких-то там «крыс» и один из богатейших торгашей! Да они и на одном гектаре не присядут…

Виновника долго искать не придется – именно главе торгового дома не требовались лишние свидетели. Ладно, мужик, и на нашей улице телега с водкой перевернется! Знал бы ты, какая тебе встреча уготована…


Отсек был небольшим – три на три метра. Тяжелый бетонный потолок нависал над головой и глушил все звуки, кроме капели – откуда-то сверху методично срывались крупные капли воды. Я даже банку под них подставил – на фиг мне не нужны лужи на полу.

Массивная заржавевшая дверь запирала единственный выход. Что тут было раньше?

Уж точно не тюрьма и даже не гауптвахта – нет даже признаков кровати или нар. Скорее всего, какой-нибудь склад. Ни проводов, ни следов крепежа на стенах и полу – тут никогда никакого оборудования не монтировали.

А вот вентиляция есть. Из дыры в потолке ощущался ветерок!

Странно… столько уже лет прошло… Хотя приходилось мне слышать о старых инженерах – те даже самозамораживающиеся системы строить ухитрялись, что не давали грунтовым водам проникать в охраняемые помещения. Что уж таким вот умникам какая-то там вентиляция.

Дверь открывается только несколько раз в день, когда приносят еду и меняют ведро-парашу. Никаких прогулок – народ меня реально стремается и рисковать не хочет.

М-м-да… известность, как оказалось, имеет и неприятные стороны.


– Большая часть банды – вполне реальные негодяи, засветившие свои морды много где. Мы не можем рисковать, организуя мнимую банду чисто из своих сотрудников. Их ведь могут и опознать ненароком: многие наши ребята работали в поле, и их лица уже примелькались. И еще один момент есть. Ты ведь и сам знаешь – по своим физическим кондициям и телосложению наши парни достаточно сильно отличаются от большинства одногодков.

Знаю. Одно время это даже было своеобразной «визитной карточкой» – крепкие мускулистые парни в хорошо узнаваемой форме. Никаких вопросов ни у кого и не возникало даже – сразу понятно, кто пожаловал в гости.

И вот теперь это сыграло против нас.

– А каких-нибудь нескромных мыслей в их головах не возникнет? Галина – девушка видная!

Витька качает головой.

– Там дисциплина поистине свирепая! Метод убеждения один – свинцовая пилюля. А иначе таких зверюг не сдержать. Но не тушуйся – наши ребята постоянно рядом будут.


И вот теперь, рассматривая часовых, которые приносят мне еду, я все время пытаюсь угадать, кто из них?

Смотрю не на лица – уж что-что, а контролировать свои эмоции особисты умеют в совершенстве!

На руки – точнее, на то, к а к они держат оружие?

Тут, если кто не знал, есть некоторые любопытные особенности. И не только манера держать пистолет или автомат, есть и иные признаки. То, как человек вообще себя ведет, как ходит и смотрит по сторонам.

У нас хорошие инструкторы, и учат они ребят на совесть. Вот и вырабатываются вследствие этого некоторые специфические повадки.

Но то ли я хреново смотрел, то ли нужные парни попросту не попадались мне на глаза – никого распознать так и не удалось.


А наше появление в данном месте тоже было обставлено со всей полагающейся подобному моменту серьезностью и некоторой театральностью.

Нас с Галиной отвезли в лес и, связав руки, заныкали в каком-то схроне, глядя на который я недобрым словом вспомнил пресловутых бандеровцев. А еще через пару часов нас оттуда извлекли уже совсем другие люди, погрузили в телегу и куда-то повезли. Кстати, для меня явилось открытием то, что транспорт «крыс», оказывается, имеет достаточно плавный ход – телегу не особо-то и трясло на всяких там ухабах. Поразмыслив, прихожу к выводу, что эта его особенность вызвана далеко не требованиями к комфорту – так надежнее сохранять трофеи. Они ведь могут быть и достаточно хрупкими, так что тряска может им навредить.

Надо же… какие странные фортели иногда случаются! Надо будет впоследствии перенять это полезное изобретение, такую подвеску (или что там у них) стоит и на наши транспортные тележки присобачить!

Возница в разговоры не вступал, охрана топала рядышком, изредка перебрасываясь односложными замечаниями.

Ехали долго – часа три как минимум. И на место прибыли уже в сумерках, так что и рассмотреть толком ничего не получилось.

И вот уже четыре дня я тут сижу. Большую часть времени сплю – в углу стоит топчан. Крепкий и кондовый, собранный из массивных бревен. Не из выпендрежки – отсюда не выломать никакую деревяшку. Так что и в качестве оружия ничего использовать не выйдет. Никаких вопросов никто не задает, похоже, что здешние обитатели не страдают излишним любопытством.

А вот на пятый день, наконец, происходит что-то новенькое.

Лязгает в неурочное время дверь. Взвизгивают петли, и на пороге помимо уже знакомых охранников появляется еще один персонаж.

Коренастый мужик в темной куртке.

Серые брюки, заправленные в сапоги, внимательный взгляд голубых глаз – это еще кто такой?

– Здравствуйте!

– И вам того же… – бурчу ему в ответ.

– Вы действительно тот самый Беглец?

– А что, есть еще один?

Мужик ухмыляется, делает жест охранникам.

Один из них, без оружия, кстати, ставит на пол плетеную корзинку. В ней – парочка берестяных стаканчиков (это чтобы я такой никому в морду бы не воткнул…) и пластиковая бутылка. Несколько кусочков хлеба с вяленым мясом.

– Приношу свои извинения за сервировку, но, учитывая вашу… э-э-э… неоднозначную репутацию, наши хозяева вынуждены предпринять все меры безопасности, – поясняет гость.

Боится, значит, уважает!

– Позволите присесть? – кивает мужик на мой топчан.

– Не куплено… садитесь…

Он делает пару шагов вперед, и охрана тотчас же исчезает за дверью. Лязгает запор.

Гость сноровисто разливает некую жидкость из бутылки. Демонстративно отпивает из нее, показывая, что туда ничего не подмешано, и кивает на стаканчики.

Что ж… не откажусь!

Как и следовало ожидать – самогон. И, кстати, весьма неплохой, сивухой в нос не шибает.

Ну, а хлеб с мясом – тут и говорить нечего. Вполне приличная закусь.

– Вы, надо полагать, удивлены моим визитом?

– Да, как-то похер вообще… Автомат не дадите, да и дверь не откроете – остальное не важно.

– Э-э-э… ну что же вы, прямо как бука какой-то? И все бы вам стрелять да убивать… А по-другому жить не пробовали?

– Я и так неплохо себя чувствую.

– Здесь? – мужик обводит взглядом камеру.

– И хуже бывало.

– Согласен – бывало. И может стать еще хужее. Но зачем же о грустном? У меня к вам есть конкретное предложение!

– От кого же?

– Ну, скажем так, от очень серьезных и уважаемых людей. Занимающих далеко не последнее место в нынешнем мире. Достаточно богатых, чтобы отвечать за свои слова. Согласен – вы и ранее занимали неплохую должность, на которой тоже располагали определенными возможностями. Но, увы, это в прошлом. При всей своей серьезности, ваши товарищи вас отсюда не вытащат.

– Вы так в этом уверены? – усмехаюсь я в ответ.

Мужик на мгновение запнулся. Тряхнул головой, словно прогоняя наваждение.

– Увы, да! Как минимум – они должны знать, где это место расположено. А наши гостеприимные хозяева, боюсь, не станут им об этом сообщать. У них и без того несколько натянутые отношения с Городом. А вот мои наниматели – они с ними отношений не портили. Вот и результат – я сижу рядом с вами. Учтите, никому более они о вас не сообщат!

– Даже и Доктору?

Гость прикусил губу.

– А чем он-то для вас лучше? У вас вообще нет никаких совпадающих тем – он занят своими делами.

– Стало быть, у ваших нанимателей такие темы имеются?

– Да, и в большом количестве. Я так полагаю, что вы вполне можете прийти к взаимовыгодному сотрудничеству. Не могу исключить, при определенных обстоятельствах, разумеется, и вашего возвращения в Город. Если, конечно, вы этого захотите сами…

Ага… ты только сделай нам то, что мы от тебя хотим… Примерно так мы с Витькой себе эту беседу и представляли. Только не думали, что она последует так не скоро. Думали, что они пожалуют несколько раньше. Впрочем… у торгашей тоже какие-то накладки вполне могли произойти. Так или иначе, а их представитель сейчас сидит на моем топчане. И надо сказать, что они выбрали совсем неглупого и нетрусливого мужика. Не всякий рискнет войти в камеру к столь жутковатому персонажу! Один и без охраны. Ибо, случись что, они только и успеют, что выволочь за дверь остывающее тело.

А сейчас он меня прокачивает, оценивает на готовность к возможному сотрудничеству. И соответственно – выбирает метод для продолжения беседы. То есть вот так мирно, сидеть будем или кликнуть мастеров заплечных дел? Во всем есть свои плюсы, и во всем присутствуют некоторые неудобства. Одно дело – торговаться с проблемным клиентом, и совсем другое – пытать его всякими неприятными штуками. И еще одно – времени мало! Его хозяевам надо вот прямо сейчас выработать нужную линию поведения.

Значит, Доктор уже на подходе. Вот торгаши-то и спешат…

– Как я понимаю, времени на раздумье…

– У вас нет. Скажем так – почти нет. Отвечать надо сейчас.

– А вы сами хорошо себе представляете последствия такого вот сотрудничества?

Мужик усмехается.

– Хотите правду?

– Не откажусь.

– Я рекомендовал с вами не связываться. Вообще – ни в каком виде. У вас соответствующая слава… ну, вы меня понимаете… К сожалению, мои доводы были проигнорированы.

– Что ж, хоть один-то здравомыслящий у вас есть – приятно слышать! Ладно. Давайте ваших толстосумов.

– Не все сразу! Сначала мне надо услышать от вас ответы на некоторые вопросы…

– После чего наши гостеприимные хозяева пустят мне пулю. Вот уж хрен! Либо играем открытыми картами, либо зовите конвоиров.

Собеседник ухмыляется – не прокатило! Встает и стучит по двери кулаком.

Лязгает запор – на пороге давешние конвоиры.

– Мы скоро увидимся, – кивает на прощанье мужик.

Грохочет, закрываясь, дверь. А по полу катится бумажный комочек.

Опа-здрасте! Это что у нас тут такое?

«Основные уже тут. Доктор будет завтра».

Так! А вот и Витькины ребята нарисовались!

А рисково парни работают! Передать таким макаром послание… Тщательно рву записку на мелкие клочки, проглатываю и запиваю.

Все, отдых закончился. День-два – и вся операция тоже подойдет к своему финалу. Как там Галина? Не думаю, что с ней что-то там такое происходит, но все же…


Несколькими днями ранее.

– Он не станет с вами разговаривать, – коренастый светловолосый парень отрицательно покачал головой. – Вы можете изложить свою просьбу мне.

– Да, блин! – покачал головой собеседник. Вертлявый и подвижный, он не мог усидеть на месте ни минуты – ходил по комнате, присаживался и снова вскакивал. – Вот же черт нерусский! Говорили ведь тебе… А, ладно! Ты-то со мной пройти можешь? Только быстро решай! Времени – совсем, блин, ни хрена нет!

– Могу.

– Тогда – потопали! И свой кодлан можешь прихватить, только не всю толпу разом, лады? Не оценят пацаны… Еще подумают, что наезд…

Выйдя из домика, где велись переговоры, светловолосый сделал знак охране, и трое таких же крепышей присоединились к нему. Прочие остались на месте.

Идти оказалось не слишком уж и далеко – основная группа гостей расположилась всего в паре километров от домика.

Еще на подходе их окликнули. И провожатый, жестом предложив сопровождающим посидеть на месте, быстро взбежал на пригорок, где его ожидал часовой. Пара слов, и он махнул рукой – мол, топайте все сюда.

Никакого лагеря не было – стоянка около костерка. Несколько человек рассредоточились вокруг небольшой лощины, в глубине которой имелся овражек. На его дне стояли носилки, и около них сидел угрюмого вида бородач. Он недоверчиво посматривал на прибывших, ни на секунду не выпуская из рук дробовик.

– Вон! – кивнул в сторону носилок вертлявый. – Смотрите – ваш?

Светловолосый сделал несколько шагов, присел…

– Хайнц! Это я – Тоомас! Ты меня узнаешь?! – вцепился он в край носилок.

Лежащий на них человек приоткрыл мутные глаза. Какое-то время он словно пытался собраться с мыслями.

– Да…

– Мы его забираем! Прямо сейчас! – вскочил на ноги крепыш.

– Дык… и на здоровье! Только это… мы ж его столько на горбу волокли… заплатить бы нужно!

Команда – и охрана светловолосого положила на землю свои автоматы. Сняли разгрузки со всем содержимым. Разоружился и он сам.

– Аванс!

– Пойдет… – окинув взглядом вооружение, кивнул переговорщик. – И это – с Доктором-то мы поговорим?

– Вечером приходи – он будет!


Увы, срочно доставленный на базу раненый ничего толком пояснить не мог. Из его бессвязных слов можно было понять только одно – надо спешить! Куда, зачем… так и осталось тайной.

– Плох, – осмотрев его, вынес вердикт медик. – Два пулевых ранения – в оба плеча. Несколько осколочных – эти, слава всевышнему, относительно легкие. Все признаки контузии. Частичная потеря памяти – надо полагать, как раз из-за этого. Очень слаб. Как он до сегодняшнего-то дня дожил? Ухода – почти никакого, хорошо, что хоть перевязывали вовремя!

– Выживет?

– Ничего гарантировать не могу! Теоретически может, а вот как все оно в реальности будет обстоять…

А с другой стороны – пришедшие частично подтвердили серьезность своих намерений. С их слов раненый успел им что-то рассказать, но эти сведения они «за так» отдавать явно не собирались.

Оставалось ждать Доктора – ни с кем иным они разговаривать не будут. Ничего не дало и скрытое наблюдение за стоянкой гостей и их осторожные расспросы – никто из бандитов (а в том, что это были именно они – никто ни минуты и не сомневался) ничего любопытного не сделал и не сказал. Во всех случаях отвечали уклончиво – мол, будем говорить только с вашим главным.

Но полученное в качестве платы оружие тотчас же было ими куда-то отправлено – стоянку покинули три человека. С одной стороны, логично, нести более уже некого, столько народу более не требуется. А с другой – таким образом выказали недоверие хозяевам. Мол, кто вас там знает.

Обо всем этом было доложено наверх, и Доктор, наконец, соизволил прибыть лично.

На встречу допустили только вертлявого, предварительно обыскав самым тщательным образом.

Переступив порог комнаты, он быстро осмотрелся по сторонам. Потом опустился на единственный свободный стул.

– Ты ведь тут главный, да?

– А почему вы так решили?

– Этот, которого мы тащили, кой-чего рассказал… описал тебя.

– Ну, хорошо – я тут главный. У вас что-то есть ко мне?

– А то ж…

Закончив повествование, гость откинулся на спинку стула. Видно было, что вынужденная неподвижность ему неприятна, но раздражать своим мельтешением хозяев он явно не хотел.

– Так вы говорите, что оба пленника у вас…

– Именно так! – кивнул вертлявый. – Девка – целая, никто и пальцем не тронул. А вот «химику» – тому прилетело! А ты не дерись!

– И вы хотите за них…

– По кило золота с рыла.

– Не слишком ли? – усомнился Доктор.

– Не хочешь – не ешь. Купцы возьмут – к ним тоже народ пошел. Уж за самого Беглеца они черту душу продадут, но выкупят. А девка довеском пойдет – торгуйся уже с ними.

– И давно пошли? – наклонил голову набок собеседник.

Гость пошевелил губами, что-то подсчитывая в уме.

– Так… наверное, уже и побазарить успели – им-то на плечах никого тащить не надо было! Кстати, вы еще и за своего парня не расплатились! Мы ж его не из любви к ближнему в такую даль перли – он пообещал, что нам заплатят!

На пол лег блестящий металлический слиток – граммов двести как минимум.

– С учетом уже полученного – в расчете, – сухо пояснил присутствовавший при разговоре Тоомас.

Золото тотчас же исчезло в карманах вертлявого.

– Вот за это – спасибочки! Завсегда готовы помочь! Ежели еще кого притащить – обращайтесь!

– Как далеко идти в ваш лагерь? – перебил бандита Доктор.

– Ежели быстро, то за три дня дойдем.

– Машинами?

– До места не доедем – там блоки «химиков», не обойти. Но быстрее будет – дня два, пожалуй…

– Машины будут завтра утром. Вы едете с нами – это не обсуждается!

Вертлявый кивнул, по-видимому, такой вариант им был предусмотрен.

– Как солнце встанет – мы вас на дороге ждать будем.


Колонна из десятка армейских вездеходов больше походила на штурмовую группу. Впечатление усиливали автоматические гранатометы и тяжелые пулеметы на крышах автомобилей.

По дороге перла силища!


– Кондрат Степанович! – возникший словно ниоткуда Марк был по-деловому собран и краток. – С севера подходит группа. Судя по всему – Доктор со своими сопровождающими. До нас им хода около часа.

Так… Решать вопрос с выкупом надо прямо сейчас! Не до копеечной выгоды!

– Пулей к этим… «бизнесменам». Скажешь – мы согласны. Обмен производим прямо сейчас!

Марк кивнул и повернулся к выходу из палатки.

– Стой! Не так! Они получают золото и сваливают на хрен! Вон к тому холму, там пусть и ждут. А наши ребята должны занять все эти подземелья. Потом, когда мы отсюда свалим, они могут их опять осваивать… если захотят…

«И если смогут!» – про себя добавил Евсеев.

Глава торгового дома тут был, безусловно, прав – позиции «крыс» были намного более выгодными в плане обороны. Старая ракетная шахта прикрывалась несколькими железобетонными дотами. Оттуда простреливались все подступы. А автоматические гранатометы с машин, заблаговременно занявших позиции в старых капонирах, могли накрыть своими залпами практически любую точку на подступах к базе. Еще в самый первый день по прибытии Марк отметил удачное расположение этих позиций. Да и надо отдать должное «крысам» – они аккуратно расчистили сектора стрельбы, так что и многочисленные кусты более не являлись препятствием для ведения прицельного огня. Теперь дело оставалось за малым – проводить старых хозяев и занять освободившиеся огневые точки. Кто его знает, как пойдут переговоры с вновь прибывшими покупателями столь ценного товара…

Переговоры не заняли много времени, да, собственно говоря, всего-то и дел было – золото передать. Все прочее оговорили уже раньше.

Десять минут – и цепочка «крыс» протянулась к лесу.

Их оказалось совсем немного – человек пятнадцать. Странно, Марк был уверен, что их должно было тут находиться не менее полусотни! Но с этим можно разобраться и после, а сейчас парни из охраны купцов быстро занимали места у амбразур. По достигнутой договоренности уходящие не стали снимать оттуда пулеметы – это было компенсировано им дополнительно. Оружие оказалось хоть и старым, но вполне внешне ухоженным и работоспособным. Разумеется, опробовать его стрельбой не стали – это могло вызвать непредсказуемую реакцию со стороны подходящей группы.

– Мы готовы, – коротко доложил начальник охраны. – Можно идти на базу.

– А эта парочка?

– Сидят по камерам, я лично проверял. Там в двери глазки есть – хорошо видно.

– Тогда – двинули!

И небольшая группа купцов проследовала к подземельям.


Вход располагался в небольшом кургане и в свою очередь контролировался из отдельного бункера. Недобро поглядывавший оттуда пулемет подчеркивал, что организации охраны прежние хозяева уделяли далеко не последнее место. Пройдя по коридору метров пятьдесят, группа, следуя за Марком, свернула, спустилась по скудно освещенной лестнице и еще через пару десятков метров вошла в помещение бывшего командного пункта. Тут еще сохранились стойки под оборудование, а входные двери поражали своей массивностью и какой-то кондовостью. Как еще не добрались сюда вездесущие охотники за металлоломом? На дверях виднелись даже и сервоприводы, что и вовсе было удивительно – уж это-то оборудование всегда свинчивали в первую очередь!

Свет имелся и здесь и чуть более яркий, нежели в коридорах и на лестнице. Присутствовал более-менее приличный стол и несколько табуреток, которые тотчас же были разобраны пришедшими. Не хватило места охранникам, но на них никто и не рассчитывал – постоят! Это их работа, наконец!

– Ну? – сварливо осведомился один из купцов. – И где эта парочка, из-за которой мы протопали так далеко?

Марк посмотрел на хозяина – тот кивнул.

– Кого первым привести?

– Девка нам без надобности, а вот «химика» этого – давай!

Пискнула радиостанция у начальника охраны.

– Гости остановились на подходе. В нашем направлении идут пятеро. Один – проводник из местных.

– Придержите их! – сделал повелительный жест Евсеев.

Марк кивнул и поднес ко рту радиостанцию.

– Тут ведь есть еще какой-то бункер? Типа, запасной?

– Есть. Местные показали где.

– Скажите – пусть туда и топают.

– Принято.

– Полчаса как минимум у нас есть, – повернулся начальник охраны к главе торгового дома. – Так я веду Беглеца?

– Давай! И так уже все жданки съели!

Когда снова лязгнула дверь, я уже был готов к тому, что на пороге возникнет давешний переговорщик. Но нет – в проходе возвышалась троица совершенно незнакомых людей. Одного, правда, я узнал – Витька мне показывал его фото. Марк Красиньш – начальник охраны Евсеева.

Вот даже, значит, как…

Финал?

Купцы уже здесь, в бункере? А где тот самый зловещий Доктор?

Ну, зная Витьку, я ничуть не удивлюсь, ежели и этот вредный персонаж где-то рядышком ошивается. Да, собственно говоря, он нам не особо-то и нужен – купцы куда как более интересны. Возьмем его живым – хорошо. Нет – так где-нибудь под кустом и бросим. Могилу – ее еще заслужить как-то надобно, по нонешним временам этого далеко не все удостаиваются.

– Ну, здравствуйте, уважаемый Беглец. Я ведь могу называть вас именно так? Или по имени-отчеству предпочитаете? – кивает Красиньш. – Как самочувствие?

– И вам того же… Но не помню, чтобы нас знакомили…

– Так ли это важно в вашем положении?

– Ну, положение, оно всяким может быть… – пожимаю плечами. – И все же?

– Извольте – Марк Красиньш. Что же до моей должности…

– Я знаю. Чай не в глухом лесу сидим…

– Вот и хорошо. Это освобождает меня от длинной вступительной речи. Вы готовы к разговору?

– Ну к таким вещам я всегда готов…

Марк отступает в сторону, давая мне проход.

В коридоре горит тусклая лампочка, в свете которой я вижу на стене написанную мелом цифру «10». Ага, вот даже как…

– Куда идти?

– А то вы не знаете?

– Местные обитатели не озаботились выведением меня на прогулку. Так в камере все время и просидел…

– Налево.

Поворачиваюсь в указанном направлении.

Шаг… второй…

Марк идет сзади, а вот парочка охранников буквально висит на моих плечах.

Что же такое задумал Витька?

Шесть, семь, восемь, девять… десять!

Десятый шаг!

И в коридоре тотчас же гаснет свет!

Чух! Чух!

Так работает пистолет с глушителем!

А это значит, что у стрелка есть ночник – иначе он всадит пулю прямо в меня. И тем не менее…

Резко ныряю вниз, откатываюсь в сторону…

Топот ног, возня…

– Твою ж мать! На, падла, получи!

Глухой удар.

– Обстановка!

– Первый и второй – земля. Третий нейтрализован. Объект… в безопасности – вон он, у стены на полу прилег.

Медленно разгорается под потолком лампочка.

В коридоре уже полно народа, и откуда они только взялись? Впрочем, чуть вдали мелькает отсвет фонаря, и я вижу открывшуюся в стене дверь. Странно… готов поклясться, что только что ее тут не было!

Вперед протискивается Мишка Юрченко.

– Ну как ты?! Цел?

– И даже невредим… – бурчу в ответ. – Жрать вот хочу, спасу нет!


Марка не было уже минут двадцать, и кое-кто из купцов начал ворчать по этому поводу. Мол, он что, в лес куда-то намылился? И в самом деле, пора бы и действительно ему уже прибыть! Тут не какие-то там рыночные торгаши собрались – серьезные люди!

– Бойся! – гаркнул вдруг кто-то из коридора.

И вслед за криком в дверной проем влетела граната!

И закрутилась на полу.

К чести охранников, они сориентировались быстро. Многие из них бросились к своим (и не только к своим) патронам, заваливая их на пол и прикрывая собственным телом.

Не помогло…

Не в том плане, что защитить их от осколков они так не смогли бы. Смогли – и достаточно успешно.

Но вот их-то в гранате и не было.

Она была светозвуковой.

В закрытом помещении с низким потолком долбануло т а к… Словом, около минуты никто в себя прийти не мог.

И никто не обратил сначала внимания на новый звук – заработали сервоприводы двери!

А когда обратили – было поздно. Тяжелая стальная плита встала на свое место. Задвинулись массивные запоры.

Все.

Помещение наглухо отрезано от окружающего мира.

И напрасно кричал в рацию один из охранников, отвечавший за поддержание связи, ему так никто и не ответил.

А некому было отвечать…

Повинуясь кодовому радиосигналу, сработали замаскированные заряды – вихрь осколков ударил по расчетам пулеметов в дотах и бункерах. В течение нескольких секунд большая часть охраны торговцев была уничтожена прямо на постах. А вынырнувшие откуда-то из темноты подземелий люди, отбросив их тела в сторону, встали у пулеметов. Которые, кстати, почти и не пострадали – заряды ставились далеко не новичками! Ну, покорежило один «ПКМ» – так пришельцы из темноты быстро приволокли новый пулемет. Как выяснилось, и на эту тему они заранее озаботились. Заменили и парочку патронных коробов – и по ним немного прилетело. Не критично, но зачем попусту рисковать?

Откинулась маскировка на окопах – и свинцовый шквал ударил по расчетам автоматических гранатометов. Удобные места в капонирах оказались «удобными» не только для установки машин – замаскированные засады терпеливо ждали своего часа еще с прошлого вечера.

А вот с конвоем Доктора повозиться пришлось!

Как только затрещали первые выстрелы, пусть и из бесшумного оружия (но вот взрывов в дотах скрыть так и не удалось – бесшумных мин пока не изобрели), доселе сидевший тихо народ тотчас же превратился в остервенелую толпу. Остервенелую, но опыта не растерявшую! По амбразурам дотов открыли массированный пулеметный огонь. Рявкнули и гранатометы – пока неудачно, слишком уж далеко.

А вот для «ПКМ» эта дистанция большой не показалась – на такое расстояние пулеметы работали вполне успешно. И если гранаты, выпущенные атакующими, бесполезно подняли тучу песка, так и не попав по амбразурам, то пули дотов тотчас же проредили ряды защитников Доктора. Не выдержав точного и убийственного огня, они залегли. Не зря «крысы» расчищали сектора обстрела, ох, не зря!

А через несколько минут закашляли автоматические гранатометы купеческого каравана, и на залегших обрушился шквал гранат. И положение, еще несколько секунд назад казавшееся неопределенным, резко изменилось. Ни о какой успешной атаке больше не могло идти и речи – ноги бы унести! Пробежать хотя бы и два десятка метров под пулеметным огнем и гранатными разрывами – чистой воды самоубийство. И совершенно бесполезное…

Ну, добежит кто-то до дота… сунет в амбразуру гранату…

Дальше что?

В эти подземелья еще как-то войти нужно! Найти вход, взломать или взорвать двери… и все это – под непрерывным обстрелом!

Так и внизу тоже ожидает полная неизвестность – сколько там обороняющихся? Куда идти? Где искать своего шефа?

Точку в бою поставили минометные разрывы среди атакующих, и это уже были далеко не «АГСы»!

Стодвадцатимиллиметровые «подарки» – фирменный привет боевиков Старопетровска, их излюбленное оружие нападения.

Два взрыва – несколько секунд паузы на перезарядку – два взрыва.

Двойка-двойка-двойка – именно так работали их минометные расчеты. И это было своеобразной «визитной карточкой» минометчиков Города.

Шесть мин – перенос точки прицеливания – и новая шестерка.

Вот тут уже ловить было нечего.

И если с охраной купеческого каравана еще имелись какие-то шансы на взаимное бодание, то против еще и э т о г о противника… драка теряла вообще всякий смысл.

Здесь не так-то уж и далеко до их блокпостов – подкрепление может подойти быстро. Да и не утащить на большое расстояние на горбу тяжелую трубу миномета 120 мм. Явно их сюда транспортом подбросили. А хоть бы и на горбу – так уж точно не один расчет тут надрывался. Имелись, надо полагать, «помогальники»…

Да и кроме того…

Старопетровцы не оставят преследование – пойдут до конца. Эти люди не прощают обид и отличаются крайней злопамятностью. Раз они ввязались в эту драку, значит, у них есть договоренность и с купцами – все они тут одним миром мазаны! Рядом живут, одни и те же дела проворачивают – что бы им и во временный союз не вступить?

И засвистел свисток командира, приказывая отступление.

Увы, уйти удалось не всем – большая часть охраны Доктора так и осталась на подступах к дотам.

– Уйдут же, падлы! – стукаю я кулаком по краю амбразуры.

– И хрен с ними! – откликается Мишка. – Должен же кто-то донести до наших соседей мысль, что с купцами нельзя иметь никаких дел? Отчего же не они? Да еще пешочком по лесу потопают, раненых своих на ручках понесут – совсем, бедные, озлобятся…

– Так они сюда пешедралом, что ли, притопали?

– Отчего же? Как истинные представители «цивилизации» на джипах прикатили. Хорошие, кстати, машинки, их, поди, и оприходовали уже…

Отстреливаясь изо всех стволов, нападающие оттянулись в лес – их не преследовали. Пусть у них и далее остается уверенность в том, что им удалось вырваться самостоятельно. Тем больше веры будет их словам т а м, куда они когда-нибудь притопают. А топать будет тяжко – уволакиваемых раненых я сам видел, так что придется еще и их как-то тащить. А это редко способствует поднятию боевого духа.

– Кстати! – поворачиваюсь к Мишке. – А что там эти торгаши?

– Да нету их… без вести пропали, понимаешь… Вошли в подземелья, да так там и сгинули бесследно.

– Хм… а не зря? Я бы с ними поработал…

– Не переживай – не ты один такое желание имеешь. Просто о т с ю д а живым точно никто более не выйдет – это окончательное решение. А вот то, насколько быстро конкретный персонаж коньки откинет, тут некоторые варианты возможны. Скажу по секрету – очень скоро в конторах этих самых купцов возникнут крайне неприятные гости. Серьезные дядьки и с целыми пачками некогда подписанных этими господами документов. И я не буду сильно удивлен тому, что некоторые торговые дома «внезапно» прекратят свое существование – из-за долгов, например… Или сменят хозяина – такое в принципе тоже вполне возможно. Впрочем, это уже наверху будут решать. Рушить хоть как-то налаженную экономику – дураков нет. И это понимают не только в правительстве – многие князья с нами вполне солидарны. Просто не все могут себе позволить выступить открыто – у некоторых купцов очень сильные позиции имеются. Точнее, имелись.

Мишка закидывает за плечо автомат.

– Так что легкой жизни и быстрой смерти я тут никому не гарантирую! У сидящих внизу уже у каждого столько грехов по жизни накопилось – двадцать раз расстрелять можно без суда и следствия!

– У всех?

– Как там в анекдоте было, помнишь? «Я вас, подлюк, на этот корабль три года отбирал!» Вот так и здесь…

– А Доктор?

– Это – к Витьке. Тут я пас – не моя епархия. Наше дело было сделку сорвать да этих голубчиков за жопу прихватить. Сей персонаж вообще-то моей конторе совсем без нужды.

– Ага! – Поднимаюсь и я. – Так я с ним погутарю?

– Только сразу до смерти не прибей – он, вообще, персона, крайне неприятная в общении.


Правда, разговора сразу не получилось – меня отловил в коридоре Мишкин заместитель – неразговорчивый Олег Витюшкин. Приволок с собой все мое вооружение и снаряжение. И пока я в срочном порядке обмундировывался, кратко поведал некоторые новости.

«Крысы», как я и предполагал, в подавляющем большинстве были вполне настоящими. И сейчас их остатки спешно улепетывали куда глаза глядят. Добивать их не стали – так, пощипали, хоть и весьма чувствительно. Оставили им и полученное золото.

– Зачем?

– Не свое – не жалко!

Как пояснил Олег, убежавшие неминуемо где-то это светанут – такая уж у них натура. И язык распустят – не без того. Или найдутся люди, которые им «помогут» это сделать. После чего для всех заинтересованных картинка будет вполне понятной – купцы сцепились с Доктором. И в этой схватке все и полегли… Нет более виноватых – некого искать и некому претензии предъявлять. С того свету выдачи нету!

– А как же с этими подземельями, – стучу кулаком по стене, – так удачно вышло?

– А это наша старая база – давно ее в нужном порядке поддерживали. Вот для такого как раз случая… И навели «крыс» сюда аккуратненько… типа – случайно нашли… Точнее, продали им инфу об интересном месте. Пулеметов здесь, понятное дело, не имелось – это уж они сами расстарались. А вот про то, что внизу еще галереи есть… – он разводит руками. – Про то как-то вот позабыли сообщить.

– Так вы тут что, всю дорогу сидели?

– Да почти озверели от того, что приходилось чуть ли не на цыпочках все это время ходить. А уж как вчера наверх выползали, чтобы стрелкам позиции занять, про это вообще книгу написать можно! Толстую и увлекательную. Помогло то, что на постах свои ребята стояли, они и отвернулись в нужный момент. Тебя и Галину мы, кстати, слушали – тут в некоторых помещениях соответствующая проводка есть. Разговор твой с этим купеческим парламентером – блеск вообще! Хоть в учебник включай в качестве пособия…

– И где же эти парни сейчас?

– Кое-кто по лесу шпарит во всю мочь, один здесь – пора его из игры уже выводить. А один – погиб… Да и не только он, к сожалению…

Вот даже как?

А что ж ты хотел – война!

– Слушай… выпить у тебя есть?

Собеседник, ничуть этому вопросу не удивившись, снимает с пояса фляжку. И откуда-то достает парочку стаканчиков.

Не чокаясь, молча опрокидываем по стаканчику – за ребят!

– Ладно… пойду-ка я этого самого Доктора навещу…


Олег проводил меня к дальнему бункеру. Когда-то, судя по антуражу, это было укрытие для грузового автотранспорта. Около входа нас встретила охрана – трое молчаливых парней из разведподразделения Юрченко.

В двух словах объяснив им обстановку, мой провожатый удаляется по своим делам.

– Как там эти гаврики?

– Как сигнал пошел, мы им туда «Зарю»[13] и забросили, как всем прочим. Но поскольку их там всего пятеро было, то успели заодно и своего человека оттуда вытащить. Ну и пулемет прихватили… не пропадать же добру?

– Так они там что – вооружены?

– Да. Но толку им с того? Стрелять – не в кого, а стены и двери пулей не пробить. А будет надо, так мы туда не только светозвуковуху пропихнуть сможем – есть способ. Ну, а ежели кто из них решит себе пулю в лоб пустить – мешать не станем. Они нам тут без надобности…

– Поговорить с ними можно?

Старший охранник кивает на коробку переговорного устройства на стене. Мать его, это ж сколько времени прошло, как ее тут присобачили? Нет уже той страны, что проектировала подобные штуки, нет наверняка и людей, которые монтировали здесь эту фиговину, а она все работает!

Щелкаю тумблером.

– Эй, внутри! Меня слышит кто-нибудь?

Молчание, шорох в динамике.

– Кто это говорит?

– Беглец. Приходилось про такого слышать?

Пауза.

– Да.

– Где там у вас главный?

– Зачем он вам?

– Да просто так, из любопытства. Пусть задницу от пола оторвет и ответит.

– Что вы от нас хотите?

– Слышь, милок, я вот сейчас задвижку открою и сыпану вам туда пяток гранат. Или попросту уйдем и двери заблокируем. Можете попробовать тогда железобетон ножами продолбить. Тут немного – метра полтора всего…

Молчание.

И в динамике раздается уже другой голос.

– Я Доктор. Что вам нужно?

– За жизнь потрещать – устраивает?

– Э-э-э… да…

– Через пять минут дверь чуток приоткроется. Сантиметров на десять – вылезти не выйдет. А вот стволы и все прочее просунуть можно легко. Вот этим для начала и займитесь. Потом посмотрим… Шуток шутить не советую – тут у всех с юмором фигово.


Спустя пять минут дверь действительно приоткрывается на ладонь. В принципе в образовавшуюся щель можно пропихнуть гранату. Фокус в том, что это вполне возможно сделать в обоих направлениях, и сидящие внутри это понимают.

Поэтому в щель просовывают сначала автоматы, которые с лязгом падают на бетон, а после этого и все прочее вооружение и снаряжение, включая разгрузочные жилеты. Разве что каски пропихнуть не выйдет, но это помеха небольшая. Похоже, что Доктору стало понятно – что-то пошло круто не так и надо как-то приспосабливаться к новым условиям. Что ж, не дурак – одно очко он заработал.

А дальше все было просто – дверь приоткрылась еще ненамного, и в образовавшийся проем протиснулся уже и он сам. После чего тяжелая стальная плита вернулась на место.

Клиента деловито обшмонали с головы до ног, изъяли практически все содержимое карманов и проводили в небольшую пристройку, где и усадили на пол напротив меня. На кусок брезента высыпали изъятые у него вещи.

– Ну и зачем вам была нужна наша девушка?

– Вы не генетик… мне трудно будет это объяснить.

– А вы попробуйте. Спешить вам некуда, ваши контрагенты заняты исключительно своими судьбами. А уцелевшие люди из вашего конвоя спешат унести ноги подальше.

– Смогут?

– Не все.

– Вы хотите сказать, что все это… – обводит он вокруг взглядом.

– Наша операция. С целью недопущения передачи семенного фонда в ваши руки. Семена пойдут туда, куда это и было предназначено ранее.

– Но ведь может погибнуть большое количество людей!

– Ваших. Улавливаете разницу? А мы должны оберегать своих. И еще – кое-кто на этих смертях не заработает.

– Но какие могут быть претензии ко мне? Я же просто покупатель! Это обычный бизнес!

– Это не наш бизнес. Нам такого не надобно. На смертях не зарабатываем. И другим не даем – такие вот мы тут все неправильные. Еще вопросы есть?

– Каковы лично мои шансы?

– На что? Вернуться назад? Крайне невысокие.

А занервничал мужик! Заерзал…

– Но… я могу заплатить!

– Ваш «товар» у нас спросом не пользуется.

– Золотом!

– Неинтересно. У нас и своего хватает.

И пока он еще не пришел в себя (полный крах всего – людям не нужно золота!), продолжаю его добивать.

– Зачем вам была нужна девушка?! Ну?!

– Она носительница очень перспективного набора генов. Все прочие… ну… они не выжили. Там была авария… но я не виноват! Я сам очень многое там потерял!

– Материалы сохранились?

– Среди моих вещей есть зашифрованный электронный носитель…

– Код?

– 187АZU65X.

– Проверим… вот вам блокнот, напишите код. Крупно, печатными буквами.

Убираю блокнот в карман.

Встаю.

– Назад вы уже не вернетесь – вас переведут в другое место. Посмотрим ваши материалы, а после уже и решим…

Моя воля – я б тут же его и пристрелил. Но… родилась одна задумка… Доложу на Совете, пусть решают.


Так оно и произошло. Не сказать, чтобы мою идею приняли все и сразу, были, разумеется, и возражения, и вполне оправданные. Но – прошло…

В лучших традициях нашего дела меня же этим и нагрузили!

А что?

Сам придумал – сам же исполняй! С тебя же спросим, коли все криво пойдет.


Вот и стоит наша группа около чужого блока. А оттуда выглядывают суровые личности и не менее суровые автоматные стволы. Недоверчиво осмотрев наш караван, старший поста теребит в руках послание.

С одной стороны, все верно. Знакомые джипы – мы нахально воспользовались трофеями, форма охранников (тоже трофей), которые благоразумно не подходят настолько близко, чтобы их можно было бы распознать. А моя персона старшему блокпоста явно неизвестна. Вот он и сомневается…

Наш козырь – скорость!

Остатки разгромленной охраны сюда точно еще не добрались, да и пойдут они, скорее всего, в другое место. Туда, откуда выходил караван. А пока еще оттуда информация поступит… да и со связью «отчего-то» вдруг проблемы возникли… наверное, что-то там с «прохождением радиосигнала»… Впрочем, об этом лучше спросить наших техников – они заняли со своей аппаратурой целый джип.

– Какие еще ко мне вопросы?

Охранник снова смотрит в письмо.

– Ну… так раньше не делалось…

– Слушай, я, ей-богу, не в курсе, что у вас тут раньше было и чего не было. Ты мне скажи прямо – да или нет? Если да – веди людей!

– А если нет? – как-то недобро ухмыляется собеседник.

И сразу же оживают стволы автоматов в амбразурах – я прямо чувствую, как меня ощупывают чужие неприятные взгляды.

Пожимаю плечами.

– Если нет – мы разворачиваемся восвояси, а ваши пусть кукуют здесь или где угодно еще – мне до фонаря! Со своим же шефом разбирайтесь сами – пусть он вам там выпишет, что кому полагается. Или премию за бдительность, или пистон за упрямство. Не наш колхоз – не нам и решать!

Поворачиваюсь к машинам.

– Копченый!

– Тут я! – откликается голос невидимого отсюда человека.

– Разворачивай бурбухайки! А сопровождение местное пусть с дороги отползет и проезду не мешает! Уходим!

И на дороге начинается движение. Блиндированные грузовики разворачиваются в обратном направлении. Джипы конвоя в свою очередь отъезжают в стороны, освобождая проход. Поправляю автомат и, не оборачиваясь, топаю назад. Не забываю прихватить и тяжелую сумку с золотом – где вы видели наемника, способного забыть про такие вещи?!

Колонна делится на две части.

Грузовые машины явно собираются назад, а вот сопровождение отползло в разные стороны. Словом, предотъездный бардак. И на готовое к немедленной атаке подразделение это похоже менее всего. Ко мне подбегает один из бойцов в трофейной форме. Отмахиваюсь, указывая ему на блокпост. Мол, все вопросы – туда! Он нерешительно топчется на месте, делает несколько шагов в сторону блока – но тут его кто-то окликает, и он бежит к ближайшему джипу.

– Эй!

«Не слышу», продолжая топать к грузовику.

– Эй, мужик, обожди! – За моей спиной явственно слышны чьи-то торопливые шаги.

«Нехотя» останавливаюсь и кошусь через плечо назад.

Не старший – еще какой-то тип. Не в форме и без оружия.

– Чего тебе?

– Ты пойми, так еще не делали!

– А ты-то кто такой вообще? Я на блоке тебя не видел…

– Хенрик позвонил… (ага, так у них тут полевой телефон имеется? Вот же Доктор, сука какая – не сказал! Хотя… про это он мог и не знать – орлы мух не ловят…)

– Да хоть оперную арию спел – ты что за хрен с бугра?

Я раздражен, не выдержан, а что вы хотите от обычного найма, которому обламывают «законный» заработок?

– Ах, извините! Я не представился – Матис! Отвечаю за рабочий материал.

– Какой еще материал?

(Это они людей так называют? Вот же падлы.)

– Ну… за тех, кого вы должны забрать…

– Так бы и сказал… И что тебе от меня нужно?

– В письме Доктора сказано – передать всех под вашу охрану для перевозки в нужное место. Так?

Пожимаю плечами.

– Слушай, я его не читал. Оно, знаешь ли, запечатано было! Мне на словах сказано – прибыть, передать письмо и сумку, погрузить народ и привезти в… Впрочем, тебе-то какое до этого дело? Никто никуда не едет – расслабься!


Казалось бы, чего комедию ломать? Окружить поселок, накрыть минами блокпосты – их три, и взять поселение на штык. Делов-то… и не такие орешки раскалывали! Все так, но…

– Периметр поселка заминирован, чтобы предотвратить побеги. А после нескольких неприятных случаев заминированы также и бараки, в которых содержатся… ну, словом, где они проживают, – Доктор старается подбирать слова.

– Чья это инициатива? Ваша?

– Нет, что вы! Я вообще не занимался этой стороной вопроса! Это Ларсен – начальник охраны, его идея. Данные вопросы меня вообще не затрагивали никогда!

– Кто может привести мины в действие?

– Начальник охраны. И… дежурные по корпусам – у них тоже есть такая возможность…

– В каком случае они могут это сделать?

– По своему усмотрению. Бунт, массовый побег, попытка нападения извне… – на лбу Доктора проступают капли пота. – Инструкцию составлял Ларсен!


Так что при малейшей угрозе с нашей стороны какие-то там неведомые дежурные попросту нажмут на кнопки…


– Но в письме недвусмысленно указано!

Резко оборачиваюсь, бросаю на землю сумку – звякнуло золото внутри – и хватаю Матиса за ворот.

– Так какого же хрена?! Чего вы мне тут комедию ломаете?!

– Но мы же не можем отпустить материал без сопровождающих! Без воспитателей, наконец!

Отпускаю воротник – клиент переводит дух.

– Слушай, мне ваши эти внутренние расклады – до одного места! Если грузишь свой «материал», сажай в машины и этих своих «воспитателей». Нет – отвали! Я должен прибыть к месту вовремя! И либо привезти людей, либо вернуть вот это! – Пинаю ногой сумку. – И времени, чтобы рассусоливать – нет! Кстати, с шефа твоего неустойку как с куста стрясут, не сомневайся!

– Обожди! – хватает он меня за рукав. – Пять минут!

Ну в пять минут он, конечно же, не уложился…

– …Лиза-5, двенадцать лет, – делает пометку в списке светловолосая женщина лет сорока. – Вперед!

И худенькая девочка в комбинезоне беззвучно встает с земли и молча забирается в кузов грузовика.

– Елена-9!

Их подвели со стороны поселка. Несколько отрядов промаршировали по дороге и по команде воспитателей присели на обочину.

Различались они только по одежде.

Мальчишки и вообще парни – в брюках и куртках.

Девочки – в комбинезонах.

Пошито все без особого изыска, из одинаковой материи светло-серого цвета.

На груди и на спине у каждого человека имеются нашитые разноцветные полосы и порядковые номера.

У первого отряда – синие, у второго – желтые и тому подобное.

Когда формировался конвой, мы в принципе представляли себе общую численность перевозимого народа. Но на всякий случай включили в состав колонны еще парочку грузовиков – они-то сейчас и пригодились.

Ибо мы ничего не знали про «штрафников», а их оказалось аж тридцать человек обоего пола. А вторая машина досталась «воспитателям». Тесновато им там, но ничего – потерпят…

– Трудновоспитуемые… – пожимает плечами Матис. – Их планировалось использовать в интересах поселка…

– Сказано же – всех!

– Но кому они нужны?

– Это – к вашему шефу! Надо думать, у него есть какие-то соображения и на этот счет…

Собеседник понимающе кивает.

– Показательное наказание? Что ж, не могу не отдать ему должное – он, как всегда, предусмотрителен!

– Не знаю, – делаю неопределенный жест. – Это уже ваш огород… Кто подпишет акт приемки золота?

– Это сделает господин Ларсен!

Ага, тот самый, сильно предусмотрительный начальник охраны? Интересненько…

Пользуясь случаем, шепчу несколько слов одному из наших ребят, и тот, кивнув, исчезает.

А вот на какого-то там опереточного злодея Ларсен ни разу не походил. Напротив – вежливый и благообразный мужик. С аккуратно подстриженной бородкой и усами.

– Добрый день! Нечасто приходится перевозить такой груз? – осведомляется он.

– Да как-то… Именно такой – в первый раз, а прочих людей… – я цинично ухмыляюсь. – Ваши хоть дисциплинированы! А так – у нас даже цепи с ошейниками есть!

Мужик довольно улыбается – не ошибся!

Ибо отряды наемников, перевозящие «живой товар», есть. Хотя их мало кто видел собственными глазами. Они, как правило, не любят оставлять живых свидетелей.

– Я же тебе говорил! – кивает он Матису. – Это профи! А ты…

Он презрительно машет рукой.

– Взвешивать будете? – осведомляюсь я.

– Слитки стандартные?

– Бундесбанк!

Беру из рук подошедшего бойца сумку и ставлю ее на землю.

– Прошу! – отступаю в сторону.

Начальник охраны присаживается и расстегивает горловину.

Вытаскивает слиток и подкидывает его на руке.

– Надо же… столько лет прошло… а как в старые времена!

Он заглядывает внутрь, пересчитывает содержимое.

– Все в норме – в письме названо именно это количество. А штрафников мы вам просто подарим…

По его знаку один из сопровождающих протягивает серую папку. Ларсен открывает ее и протягивает мне два листа бумаги.

– Распишитесь внизу.

Ставлю размашистую подпись от имени указанного в письме Хмурого. Начальник охраны перечитывает текст еще раз и в свою очередь расписывается. Возвращает мне папку и один экземпляр акта.

– Все?

– Ноу проблем!

Он делает мне прощальный жест и уходит. Охранник тащит за ним сумку с золотом. Откланивается и Матис.

– Быстрее! – Продолжается погрузка в машины. – Не задерживаться!

Наконец, последний воспитуемый поднимается в кузов, захлопывается тяжелая дверца, и грузовик сразу же срывается с места, уходя по дороге в сторону леса. Как только на опушке собирается три машины, к ним тотчас же пристраиваются два джипа охраны, и образовавшаяся пятерка скрывается в лесу.

Ко мне подбегает боец.

– Можно уходить!

Доехав до опушки, выпрыгиваю из машины и, отбежав на несколько метров в сторону (типа, по нужде отходил…), вешаю на ветку радиопередатчик. Через час он даст сигнал.

И тогда я не сильно завидую тем, кто будет рядом с этой самой сумочкой…

Два часа хода – на зубах скрипит песок. Пыль, поднятая передовыми машинами, стоит над дорогой словно дымовая завеса.

– Общая команда – стой! Дозаправка! Осмотреть машины!

Десять минут, и колонна снова срывается с места.

Ходу!

И снова гонка, под колесами автомашин мелькает то наезженный тракт, то какие-то узкие тропки – мы путаем следы.

Позади нас то и дело отстают джипы – ребята перекрывают дорогу вероятной погоне. Минируют, ставят пулеметы.

И ждут…

После того, что мы видели при посадке, отдать этих мальчишек и девчонок в прежние руки?

Вот уж хрен!

Писк рации!

– «Беглец» – «Сове»!

– Здесь Беглец!

– Видим тебя, рули дальше!

Все, это наша бронегруппа! Прорвались!

По логике вещей нам и далее надо переть во весь дух. Мало ли что за нашей спиной теперь рычат моторами БМП? Мина или пуля – они и промеж них могут легко проскользнуть!

Но накопившееся напряжение надо как-то снимать, да и представив себе мальчишек и девчонок в запертых кузовах, я невольно поежился.

– Общая команда – стоп!

Колонна съезжает в небольшой распадок, скрываясь с глаз за верхушками холмов. Машины выстраиваются полукругом, освещая светом фар полянку перед овражком.

– Разгрузка! Всем наружу – построение!

Рыча моторами взбираются на позиции джипы с пулеметами и «АГС». Разбегаются в стороны бойцы, беря под охрану наше временное стойбище.

Когда все воспитуемые, включая и штрафников, выстроились чуть в стороне от автомашин, взбираюсь на крышу одного из джипов. Это тот самый, где сидят наши связисты. Они взгромоздили наверх здоровенный матюгальник, и у меня в руках сейчас микрофон.

– Слушать всем!

Прокатилось движение по шеренгам, и все затихло. Только негромко пофыркивает движок джипа связистов – питает аппаратуру.

– Вариант три!

И по этой команде бойцы сноровисто отделяют от общего строя «воспитателей», а точнее, блокфюреров, быстро их обшаривают, обезоруживают и отводят к оврагу, под свет фар грузовиков.

– Слушать всем! Мы – не наемники. Мы – «химики», и колонна идет в Старопетровск. Ваш Доктор сидит у нас в подвале, и его будущее незавидно. С момента пересечения нами линии блокпостов вы все – свободные люди. Можете снять со своей одежды номера и цветовые полосы. Более никого из вас не станут называть по номеру.

Тишина…

Какая-то совсем оглушающая. Никто не двинулся и не пошевелился.

Не верят?

– Штрафной отряд – выйти вперед на десять метров!

Дрогнула шеренга – тридцать человек выдвинулись вперед.

Спускаюсь вниз.

Подхожу к кучке воспитанников.

– Кто-то мне не верит?

Молчание…

Снимаю с плеча автомат, передергиваю затвор и стреляю в землю – взлетает фонтанчик пыли.

– Он заряжен. Боевыми патронами.

Кладу оружие на землю и отхожу в сторону.

– Вон там – ваши «воспитатели». Уже одного того, что я видел при погрузке, лично для меня хватило бы, чтобы их сильно не полюбить. Но вы – вы их знаете лучше нас. Вам и решать.

Тишина…

Внезапно один из стоящих в строю резко прыгает вперед и подхватывает с земли автомат. Стрелять он, по-видимому, совсем не умеет – длинная очередь косо уходит в небо, лишь немного зацепив одного из «воспитателей».

– А-а-а!

И мимо меня бешеной фурией проносится какая-то девчонка. Разъяренной кошкой прыгает на кого-то из бывших надзирателей. Впивается ногтями и зубами – тот опрокидывается на спину.

Чуть не сбив меня с ног, вперед рванулась уже целая толпа. Да что там… почти никого на месте не осталось!

Лишь несколько человек сидят на земле, обхватив руками головы. Плачут?

Похоже…

Минута-другая – и толпа раздалась в сторону.

Среди бывших блокфюреров уцелел только один мужчина – его не тронули. Даже одежда у него целая и ни одного синяка на лице.

Что ж… им виднее.

А поверх остатков тел валяются сорванные с одежды номера и цветные полосы. Кто-то даже и куртки побросал.

Поднимаю с земли автомат, магазин пуст.

Подхожу к уцелевшему.

– Они вас не тронули, значит, и у нас к вам претензий не имеется. Можете уходить.

– Куда?

– Куда угодно. Люди вашей профессии нам не требуются.

– Я… я бы хотел остаться…

– Тогда вы поедете вместе с ними в одной машине. Не боитесь?

Он обводит взглядом лежащие на земле тела. То еще зрелище, надо сказать, особо досталось женщинам, и, наверное, на то имелись веские причины. Именно девчонки тут и бушевали сильнее всех. Даже не хочу выяснять – почему.

– Пережив такое… Нет, я больше уже ничего не боюсь…

Отступаю в сторону.

– Тогда – не смею вас задерживать.


Их оказалось двести одиннадцать человек. Сто тридцать шесть девушек, остальные парни. Возраст колебался от восьми до пятнадцати лет. И несмотря на это, некоторые девчушки уже успели родить – это «допускалось» с тринадцатилетнего возраста. Доктору было некогда ждать!

А вот их детей мы, увы, вызволить не смогли – их содержали в другом месте. Туда же увозили и забеременевших девочек, где и содержали до окончания кормления ребенка. Но провернуть сразу две аналогичные операции… мы не настолько круты и всемогущи. Да и обосновать срочный перевод малолетних детей в новое место… боюсь, нам попросту не поверили бы. А брать с собой Доктора – глупо. Настолько ему тут никто не верил. При первой же возможности он предаст – в этом никто не сомневался.

Да, думаю, что он где-то предвидел возможность подобной ситуации – оттого и не «клал все яйца в одну корзину». Не дурак, чо…

Порядочки, однако, у них там были еще те: девочек – тех, что посимпатичнее, еще с десятилетнего возраста начинали обучать всем премудростям «работы» в горизонтальном положении. Ибо они предназначались на продажу. По этой же причине всячески пресекалась любая возможность дружбы между детьми. А уж любого рода привязанность искоренялась со всей остервенелостью! Большинство штрафников угодили в свой барак именно по этой причине. Правда, это им ничуть не помогло – содержали их там раздельно.

Участь же тех девочек, кто по какой-то причине был отбракован, была и вовсе незавидной – они были предназначены, чтобы рожать детей. До тех пор, пока были в состоянии это делать. И сразу же их терять – после полугодовалого возраста тех увозили навсегда.

И теперь, зная все это, я более не удивлялся столь жестокой расправе над блокфюрерами – да любой из нас их трижды бы пристрелил! Ибо эти представители рода человеческого (не могу именовать их людьми) давно уже утратили всякое право так себя называть.

А вот наш заведующий учебной частью просто за голову схватился, пролистав всего лишь небольшую часть личных дел. Эти серые папки тоже были нами предусмотрительно вывезены.

– Вот это контингент… – Михалыч запускает пятерню в волосы и ожесточенно их дерет. Это у него признак сильнейшего душевного волнения.

– Ты же сам сетовал на нехватку молодежи для обучения? Тебе разом две сотни подогнали – один фиг ворчишь!

– Да ты их сам-то видел? Блин, кого я спрашиваю?!

– Видел. И парочку сразу же к себе бы и забрал!

– Вот уж хрен! – окрысивается наш завуч. – Без обучения-то? Нет, что ты их стрелять выучишь – это я под сомнение не ставлю! Но учеба только этим не ограничивается! Заберет он, как же…

Все, насколько я его знаю, он теперь никого из них от себя не отпустит. Ну и славно! Что и требовалось…

Этот кирпич с плеч долой!

Дом!

Довольная Василиса, дождавшаяся, наконец, возвращения блудного хозяина. Округлившийся животик ясно указывает, что она тут попусту времени не теряла – скоро по дому забегают маленькие пушистые комочки на дрожащих лапках.

Кстати!

Спасибо тебе, моя теплая киса, ты натолкнула меня на одну полезную мысль!

Поутру, забежав в пару мест, снова навещаю Михалыча в его хозяйстве. Там уже пыль стоит столбом – срочно готовят новый корпус под расселение учеников.

Выслушав меня, он какое-то время соображает.

– А что?! Дело говоришь! Пошли!

Попавшие в непривычную обстановку бывшие воспитанники инстинктивно сгрудились вместе. Тут было слишком много нового и непонятного. Даже ночевали, сбившись в кучку, проигнорировав предложенные комнаты. Стаскивали матрацы в одно помещение – там и спали.

Так что увидев меня, они несколько оживились – все же моя персона для них как-то связана с прекращением прошлого кошмара.

А тут еще и здоровенное серое чудовище, сидевшее около правой ноги… тоже что-то новое и непривычное.

– Кто это? – робко интересуется одна из девчонок.

– Василиса. Можешь ее потрогать – она разрешит. Правда, Василиса? Ты ведь не станешь возражать?

Моя «кошечка» медленно поворачивает голову и смотрит на меня. Умный зверь! И все-то она понимает!

– Вот видишь, она не против.

Девочка присаживается рядом и осторожно протягивает руку. Котища, не торопясь, ее обнюхивает и отворачивается – можешь гладить!

– Какая у нее шерсть…

Василиса издает низкое урчание, и рука тотчас же отдергивается.

– Не бойся – это значит, что ей приятно.

И к осторожной руке присоединяются еще две. Кошка медленно заваливается на бок – теперь ее можно гладить и по животику.

– У нас у многих такие живут.

Тяжелый вздох – т а м детям не полагалось иметь ничего своего. Одежда, спальное место и принадлежности для умывания – тело это товар, и его положено содержать в чистоте! А все прочее – излишне и, стало быть, вредно.

– Хочешь гладить ее почаще?

И в детских глазах сразу же вспыхивает настороженный огонек – н и ч е г о не бывает за просто так.

– Дима!

Подошедший «химик» ставит на пол тяжелую коробку. Приоткрывает крышку, и над краем коробки тотчас же появляется любопытная серая мордочка.

– Бери – это твой! Видишь – он сам к тебе вышел! Коты не ошибаются, выбирая себе хозяев! Но ты должна будешь его кормить и защищать – он пока еще слишком маленький. Это потом, когда он подрастет, то сможет защитить уже и тебя. Но пока ему нужен уход и любовь – кошки очень это чувствуют.

Секунда – и котенок уже прижат к груди. А в больших голубых глазах появляются предательские слезинки.

– Береги его, и он тебя полюбит всем сердцем. Помни – он пока маленький и пугается шума. И не любит многолюдства.

То есть живи с ним в своей комнате, а не в общей казарме. Ну, это так… и без всяких слов понятно…

Стоит ли говорить, что все три коробки с котятами опустели уже через несколько минут?

– А вот за прочих кошек, – говорю я после Михалычу, – ты уже сам и договаривайся! И так наш главный кошковод с меня три шкуры спустил – я ему, видите ли, план срываю!

– Ничего! – хищно оскаливается завуч. – К кому, ты думаешь, он в критические моменты обращается за помощью? А?! То-то же!


А дальше все покатило по накатанной колее. Работа, бодание с упрямыми клиентами… Но это продолжалось всего два дня.

– Ты же ведь в курсе операции по поставке зерна? – озадачивает меня с порога наш Глава.

– Как это писалось ранее в документах – «в части их касающейся». А что?

– Не прибедняйся! График выдвижения «торговых» караванов вместе же составляли!

– Ну, хорошо. А я тут при чем? Это же отдел снабжения тут рулит?

Демидыч кивает.

– Ну, формально он. Но это же не значит, что все прочие могут на лаврах почивать? Вот и для тебя дело нашлось…

Да, настолько срочное, что вечером того же дня я вылетел аж на самолете! Не на каком-нибудь «Боинге», к сожалению – на примитивной «этажерке». Так у нас тут именуют воссозданный практически заново «По-2» – в его осовремененном варианте. И неплохая, кстати, машинка получилась! Малозаметная и негромкая, способная относительно быстро доставить своих пассажиров (на борт можно взять, правда, всего двоих человек, не считая пилота) на расстояние до четырехсот километров! Да и сесть «этажерка» может хоть на заброшенное поле или грунтовку. Серьезный аэродром ей попросту не нужен. Что немаловажно, данная машинка крайне неприхотлива к топливу и жрет его относительно немного.

И начался вояж…

Садились мы, как правило, где-нибудь в сторонке, самолет тотчас же тщательно маскировали, а я отправлялся торговать совлом пред ясные очи местного начальства. Делал вид (а иногда и не делал…), что занимаюсь тщательной инспекцией наших групп, грозно сверкал глазами из-под насупленных бровей и все такое прочее.

И у руководящих товарищей складывалась в уме вполне однозначная картинка. Раз уж именно с ю д а заявилась столь неоднозначная личность, то, скорее всего, именно здесь вскорости что-то такое и произойдет! И подтягивался народ, не желая попасть впросак, приводились в готовность местные силы самообороны, кое-где даже дополнительные посты выставлялись. А уже имеющиеся – усиливались.

В обычной ситуации пришлось бы всем долго растолковывать, в чем-то убеждать и даже платить. А тут – просто засветил свою хорошо известную многим морду – и ничего более. Народ на местах тоже порой весьма неглупый имеется – додумают…

Раз уж «химики» т а к напряглись – куш ожидается весьма немалый! И есть шанс кой-чего и себе урвать. Да и в случае любого возможного бодалова между старопетровцами и неведомо кем можно будет не допустить перестрелки уже и на своих улицах. В чужом пиру похмелье… на фиг, на фиг!

Затевая эту поездку, мы преследовали сразу несколько целей.

Хотя основная верхушка преступной сделки и была нейтрализована, но исключить возможность внезапной подлянки никто не мог. Не всех же повыгребли?

Вот и формировался таким образом ложный маршрут – мол, куда этот деятель приперся, туда и силы подтягивать надобно. Пусть так, а караваны пройдут стороной – там, где меня никто официально не видел.

Мотаясь таким образом туда-сюда, мы понемногу забирались и вовсе хрен знает в какие дали. Я и в прошлое-то время тут не бывал, а уж сейчас и вовсе не до туристических поездок стало. Многих мест не только никогда не видел, но даже и названий таких не слыхивал.

А вот дергать меня по всяким вопросам стали чаще. И ведь не откажешь!

Где-то с местными эсбэшниками чая попить… и за жизнь обстоятельно поговорить. Где-то провести нечто вроде мастер-класса – по всевозможным гадостям и хитростям. Как на предмет постановки, так и в обратном направлении.

И сам учусь, чего уж тут греха таить? На местах иногда очень талантливые персонажи попадаются. Даже удивительно – сюда-то их каким ветром занесло?

Но один крайне неприятный звоночек все же произошел. Я уже собирался было восвояси, даже дополнительные баки на «этажерку» присобачили, чтобы снизить количество промежуточных посадок для дозаправки. Но на очередном сеансе связи мне передали недвусмысленное указание – прибыть для личного доклада в некий поселочек. Название его никому и ничего решительно не говорило – просто какой-то населенный пункт.

На карте он, разумеется, был отмечен, но там ничего конкретного про него сказано не было.

Однако же приказ был недвусмысленным – надо, и все тут…

Пилот, розовощекий крепыш по имени Генка, только плечами пожал. Горючего должно было хватить в обе стороны, все же подвесные баки обеспечивали нам увеличенный радиус полета. Опасаться огня с земли с учетом высоты полета тоже особо не приходилось. Полагаю, что у бродивших по окрестным лесам, как, впрочем, и везде, различных шаек хватало и своих забот. Тем более что крайне ревностно относившиеся к сохранности матчасти летуны никогда не оставляли безнаказанными такие вот выходки. Бомб и всякого подобного добра хватало, так что любые выпендрежки подобного рода почти всегда получали безжалостную и скорую ответку с неба. Углядеть в тепловизор шайку бандюков в лесу – задача не сказать чтобы архисложная. А утопать пешком от самолета, пусть и не слишком скоростного… Лично я бы не взялся. Проще уж в землю зарыться – и по самую маковку!

Вообще, надо отдать должное пресловутому правительству – кое-какие вещи они начали восстанавливать с завидной скоростью!

Те же «этажерки», например… Официально сей самолет именовался «Филином» и этому названию вполне соответствовал. Летал почти бесшумно, садился везде, да и груза мог вполне прилично уволочь. Самое то в нынешних условиях. Наладить выпуск подобных агрегатов без особого труда можно было даже на непредназначенных для авиастроения предприятиях. Что, как я понимаю, и делалось. А вот пилотов обучали где-то совсем далеко…

По мере изготовления (и по достижении договоренности с местными властями) понемногу строились и полевые аэродромы. Договорился с правительством, признал его власть – получи! Парочка «Филинов», летно-технический состав, ремонтная мастерская, склад ГСМ и рота охраны – стандартная комплектация такой вот точки. И это сразу же резко приподнимало авторитет данного «князя» или городского совета. Мало кто вникал в то, что аэродром ни секунды им не подчинялся – всем рулили из центра. Сам факт наличия авиации играл слишком много! Да и местная власть, посматривая на слаженную работу аэродрома, начинала иногда делать правильные выводы из увиденного. Самостийность – оно, конечно, хорошо… но вот перед глазами зримое подтверждение того, что и без вас, таких вот гордых и красивых, вполне могут обойтись при необходимости. У вас же своей авиации, не говоря уже о ее производстве, нет?

Нет.

А где-то – есть. Вот перед глазами и доказательство мотором пофыркивает.

Да, самолетов пока было мало – у нас так вообще только один. И тот прятали так, что и наши-то далеко не все про него ведали. Аэродром вынесли далеко за черту города, замаскировав его со всей тщательностью. А уж мин и всяких неприятных сюрпризов вокруг насовали столько…

Взлетели поутру, никаких провожающих, кроме аэродромной обслуги, не было.

Сделав круг, Генка уверенно ложится на курс. Приборов у него в кабине самый мизер – контрольные панели работы мотора, высотомер, компас и еще что-то, но вот летает он по ним вполне уверенно. Ну – это его работа.

На мне – турельный пулемет. Обычный «ПКМ» с мешком гильзоуловителя, приспособленный для стрельбы с самолета. В зажимах по обе стороны от моего места ждут своего часа шесть авиабомб – по три на каждом борту. Не шибко здоровенных – килограммов пять каждая. Но я неплохо себе могу представить действие такой вот фиговины по живой силе противника. Мало не покажется…

Никакой самолет не взлетает невооруженным и без стрелка в задней кабине – это закон. И его соблюдают неукоснительно.

Пусть даже и не со штатным бортстрелком – любого пассажира сначала обучат работе с пулеметом и покажут, как сбросить авиабомбу. Без этого тебя попросту не повезут.

Самолет должен иметь возможность огрызнуться, для этого и сидит во второй кабине стрелок. Пилот – он своим делом занят. Правда, и там тоже пулемет есть, но он жестко закреплен и наводить его на цель можно только вместе с самолетом. Но «Филин» – это не штурмовик и не истребитель, ведение воздушных боев (с кем, интересно?) и штурмовка вражеских позиций ему противопоказаны. Транспортно-связной самолет, хоть и относительно неплохо вооруженный.

Но в этот раз полет протекал штатно, без каких-либо осложнений. И уже через пару часов пилот тычет рукой вниз – мол, смотри!

Короткая полоса взлетки, парочка встречающих автомашин и несколько человек около нее. На мачте болтается «колдун»-ветроуказатель.

Понятно, вот оно – то самое место. Но никаких домов или чего-то похожего сверху не заметно. Хотя нет… вдали мелькнули какие-то крыши, но всего две-три. Не сильно похоже на большой поселок! Вон, какая-то площадка огороженная видна…

Толчок – и быстро набегающая трава по обе стороны взлетно-посадочной полосы.

Генка, повинуясь указаниям одного из встречающих, заруливает влево. Выключает мотор, и тотчас же набежавшие люди растягивают поверх самолета маскировочную сеть. Быстро и без суеты. Чувствуются неслабый опыт и солидная практика!

Интересно, а от кого же мы тут маскируемся? Что, у вероятного противника уже и авиаразведка есть?

Спрыгиваю на землю.

– Вы Беглец? – тотчас же вырастает рядом со мной фигура в камуфляже.

Стандартная российская «цифра» – совсем, кстати, не поношенная! А вот вооружен он несколько непривычно – на ремне висит «Кипарис» с глушителем. Не спорю, штука неплохая, но точно не для боя в поле. Это по зданию с таким шуровать самое то…

– Я.

– Метис, – протягивает он руку. – Прошу следовать за мной.

А ведь и верно подмечено – какой-то восточный разрез глаз у него присутствует!

Из кустов выруливает «уазик», куда мы тотчас же и забираемся.

А вот едем совсем не к домикам!

– Бутафория, – заметив мой взгляд, поясняет сопровождающий. – Там у нас ферма. Коровы, куры и все такое прочее.

Ехали относительно далеко – километра три-четыре. Машина все время петляет, но под колесами совсем не ощущается мягкой земли – твердое, хоть и заметенное поверх песком покрытие.

Однако!

Сам факт наличия нормальной дороги в этой глуши?

Интересненько…

Дорога закончилась совсем неожиданно – мы въехали прямо в открытые ворота какого-то сарая.

И ничуть не сбавляя скорости, поперли дальше – водитель только фары включил.

Темный тоннель, начинаясь внутри сарая, уводил куда-то в глубину…


– Здравствуйте! – протягивает руку седоватый дядька лет пятидесяти. – Иван Абросимов, заместитель начальника центра.

Встретил он нас в конце пути, мы как раз свернули влево из основного тоннеля. И почти тотчас же остановились в тупике. Впрочем, тупиком он казался всего минуту – дрогнули, раздвигаясь в стороны, массивные ворота. И машина зарулила в небольшой, теперь уже точно тупиковый, зал.

Там нас и поджидал этот мужик.

– Фомин, Петр, – пожимаю ему руку. – Но чаще Беглецом кличут, привык уже…

– Да, – кивает собеседник. – Это ваше прозвище я тоже слышал. Пойдемте, я вас провожу…

Кабинет у него оказался совсем небольшим и был весь заставлен каким-то оборудованием.

– Не до жиру… – смущенно пожимает он плечами. – Тесновато тут у нас…

Охренеть, блин – тут один только основной тоннель почти километровой длины, и это мы еще до конца не добрались!

– Не стану ходить вокруг и около – нас интересует этот случай с вашей девушкой. И Доктор… что это за персонаж? Нет, все переданные вашими специалистами материалы нами получены, но буквально только что! А тут – живой свидетель всего! Я попросту не мог упустить такой момент!

Охреносоветь – нехилая у дяди мохнатая лапа! Я тут вообще-то не в турпоездке – серьезные люди ждут! А он легко сдернул меня с маршрута – это, блин, как у него вышло?

Но все это и после выяснить можно – рассказываю, стараясь не упустить ничего. Хотя вопросы мужик задает иногда совершенно вроде бы нелогичные. Впрочем – это, пожалуй, как посмотреть… С его точки зрения какая-то логика здесь точно присутствовать должна. Понять бы – какая?

Рассказ длился долго – дважды нам приносили чай. И не какая-нибудь секретарша, что можно было бы ожидать. Поднос притаскивал Метис, ни на секунду не расстававшийся с оружием. Тоже, между прочим, показатель…

Когда я наконец замолчал, хозяин кабинета некоторое время сидел, что-то соображая и переваривая. Он не был совсем уж безучастным слушателем, переспрашивал и комментировал мои слова. Некоторые его комментарии и меня всерьез озадачили – под таким углом я события не рассматривал! Надо будет по возвращении кое-что выяснить!

– Нам приходили сведения из тех мест… – задумчиво подпирает рукой подбородок Абросимов. – Да… А тут – вон оно как!

Из его дальнейшего повествования я понял, что работы Доктора совсем уж секретными не являлись – в этом направлении двигалось сразу несколько коллективов в разных странах. Еще до войны. И имелись достаточно многообещающие результаты – поговаривали уже и о практическом применении. После массированного «ракетопада» многие из них канули в небытие вместе со своими научными центрами. Ибо основным заказчиком таких исследований повсюду являлись либо военные, либо спецслужбы. И обойти вниманием такие вот «научные центры» наши ракетчики попросту не могли. Так и не обошли… там теперь кое-где можно в футбол играть – места много! Если, разумеется, собственная жизнь надоела – там фонит и по сей день.

Но вот наш пострел как-то смог вывернуться. Более того, не только свои разработки сохранил, но и некоторые чужие к рукам прибрал. А уж полная безнаказанность и вовсе развязала ему руки.

– Он многого достиг! – собеседник поднимает палец. – Основная причина такого успеха – эксперименты на живых людях. Именно это и позволило ему так далеко вырваться вперед.

– Ну, теперь-то у него с этим будут основательные проблемы… – недобро ухмыляюсь я.

– И не только с этим, смею вас уверить! – кивает Иван. – А его наработки… мы очень внимательно их изучим! И сделаем свои выводы – они могут многим испортить не только аппетит! Там…

И его палец указывает куда-то в сторону захода солнца.

Кстати, в процессе разговора Абросимов, наконец, смог внести ясность в историю Галины.

Их было тридцать человек – мальчишек и девчонок, чьи комбинации генов показались Доктору очень многообещающими. Настолько, что своим волевым распоряжением он снизил минимальный возраст деторождения у девочек. И у некоторых его сотрудников внезапно что-то пробудилось в душе.

Нет, они не оказали ему вооруженного сопротивления – по недостатку вооружения и полному отсутствию опыта в таких делах.

Просто один из воспитателей, пользуясь моментом, вывел Галину на наш блок. Получил оружие и вернулся в поселение. Трудно сказать, что они там планировали. То ли хотели так же вывести и еще несколько детей, то ли запасались оружием… сейчас уже это невозможно выяснить.

Все спутал приезд эмиссаров Доктора – они должны были отобрать нескольких девочек для искусственного оплодотворения.

Их встретили выстрелы – картечь с близкой дистанции несколько компенсировала неумение стреляющего.

Он успел убить двоих и нескольких ранил. После чего все его соратники заперлись в доме, открывая огонь по каждому, кто приближался к окнам. Нашлось и немного оружия.

А вот дальше…

– В записях многое купировано, информации явно недостаточно. Ясно одно – там начался пожар. Охрана, опасаясь за свою жизнь, отступила. Но окружила поселок плотным кольцом. Выжили только двое мальчиков – их успели спасти из огня. Именно поэтому Доктор так и обрадовался, узнав, что Галина жива и здорова. На опознание пошел один из охранников, он и подтвердил, что девушка-«химик» – та, которую он хорошо помнил по прошлому. А тут у нее еще и от вас что-то прибавилось…

Хозяин кабинета смущенно разводит руками.

– Вы же не станете утверждать, что все, кто прожил у вас достаточно долго и не откинул, извиняюсь, коньки, – уже сами по себе достаточно интересны в плане выживаемости? Так что к ее набору генов добавились теперь уже и ваши… гм-м-м… своеобразные благоприобретенные особенности… Да за такой результат некоторые коллеги Доктора, не говоря уж и о нем самом, душу бы продали!

– А там есть что продавать?

– Хм… это вы верно подметили – князю тьмы тут, пожалуй что, уже и нечего предложить…

А вот его пространные рассуждения натолкнули меня на еще одну крайне неприятную мысль.

– Скажите, а вот эти дети, которых мы вывезли. Они что, и по сию пору представляют интерес для таких вот «исследований»?

Ибо если так, то кому-то может вскорости ощутимо поплохеть! Мы народ зубастый, а эти ребятишки и без того уже хлебнули слишком много!

– А-а-а! Вот чего вы опасаетесь! – кивает Иван. – Ну, тут могу вас успокоить. Вы же их всех вакцинировали, так ведь?

– Естественно!

– Ну в таком случае для любых экспериментов в данном направлении они уже потеряны. Так сказать, «нечистый материал». Вы уж извините, но я прямо говорю. Иначе мы долго будем ходить вокруг да около. Ваши условия проживания – это комбинация со столькими неизвестными, что мозги вскипят у какого угодно исследователя. Это Доктор мог пойти на столь безумный эксперимент – он не сильно сожалел бы об очередной потере. Одной больше, одной меньше… пережил бы.

Абросимов пояснил – нас, естественно, изучают. И будут продолжать делать это и далее – слишком уж случай уникальный. Но проводить эксперименты в духе нашего недавнего оппонента – увольте, настолько еще никто умом не подвинулся.

– Да, в некоторых случаях природу можно было бы и поторопить. Но выведя таким образом «новую породу» людей, можно попутно получить настолько агрессивную и социопатическую личность, что волосы дыбом встанут по всему телу! Да вы и сами вспомните – как про вас соседи говорят? Боком такая затея вылезет!

Мужик вообще-то изрядный циник – видать, профессия достала. Но похоже, что не врет…

– Мы тут, как вы уже наверняка поняли, тоже не пироги печем. Со времен уж и вовсе незапамятных. Именно наши специалисты к вам иногда и заезжают. А некоторые, ныне работающие у вас на производстве, так прямо тут раньше и обитали. Сына вашего тоже наши врачи постоянно опекали. Теперь-то он уже подрос, и столь пристальное внимание уже не требуется, но… все равно – кто-то из них постоянно рядом. И Доктора этого тоже сюда вскорости приволокут. Так что этот потолок, – указывает он вверх, – будет единственным для него «небом». Уже навсегда. Выйти ему отсюда не светит ни при каких обстоятельствах. Пусть искупает свои грехи!

Жестко тут у них…

– А что ж вы думаете? – усмехается хозяин кабинета. – Чтоб вы знали – те, кто все это строил, были людьми насквозь приземленными и пуще всего опасались любой утечки какой-нибудь гадости наружу. И по этой причине большинство помещений, где мы работаем, заминированы и могут быть обрушены и сожжены в любой момент. Для предотвращения выхода наверх чего-нибудь опасного и неисследованного. Причем в автоматическом режиме, отключить который мы не можем. Это, кстати, тоже…

Блин! Вот так вот жить на взведенной мине… всю сознательную жизнь… У меня бы, наверное, крыша съехала к хренам. Понятно, откуда у мужика столь жесткое и циничное отношение ко всему.

– Некоторые препараты, которые у вас выпускаются, разработаны здесь. Теперь вы тоже это знаете.

– А кто еще?

– Ваш Глава, Озеров, разумеется… и вы. Все. Вообще, любые обстоятельства нашего с вами сотрудничества – это безусловная тайна. Вы как были для всего мира проклятым местом, так и останетесь. Так что желающих совершить экскурсию в Старопетровск в ближайшем времени точно ожидать не стоит. А нас вообще не существует. Мы не в том положении, к сожалению, чтобы преждевременно раскрывать некоторые секреты. Даже из самых человеколюбивых побуждений. Сами знаете, у некоторых купцов ничего в душе не дрогнет – продадут все.

Вот уж точно… вопрос только в цене.

Дальнейший разговор касался совсем уж конкретных вопросов. Уже на выходе, садясь в автомашину, я получил от Метиса небольшой контейнер. Его следовало передать в нашу исследовательскую лабораторию – рецептура и образцы некоторых новых препаратов. Думаю, что цена этого груза многократно превосходила его вес в золоте – на пару порядков, пожалуй…

И снова под крылом «Филина» бежит лес. Я больше не удивляюсь таким мерам маскировки и секретности – тайну этого места следует сохранять любыми способами. Слишком уж много всего может произойти в случае ее разглашения. Нет, ну а Витька-то?! И ведь ни словом не обмолвился, а ведь не мог не знать! Ну, вот я ему потом скажу пару ласковых… нет. Не скажу. И вообще на эту тему лучше ни с кем и нигде не разговаривать – уши, они не только у стен бывают…


А на следующий день – новая точка, новые встречи. Понемногу впечатления от нашего разговора с Абросимовым отходят на задний план. И если бы не увесистый контейнер, похлопывающий меня по бедру, то вполне можно представить, что никакой встречи и вовсе не было.

Но все понемногу подходит к концу, подошло к нему и мое путешествие.

После очередного приземления меня встретил аж целый конвой! Тяжелый бронеджип «Тигр» и бронемашина прикрытия.

Это уже что-то новое, я таких и не видел никогда! Уж точно, не предвоенная разработка.

Скорострельная 23-мм пушка, спаренный пулемет, «АГС» на броне… судя по всему, машина относительно верткая, не очень габаритная – в любой более-менее серьезной ямке такую штучку можно заныкать. С неплохой проходимостью – четыре больших колеса. И неожиданно серьезная броня, наклоненная под большим углом, то есть вся легкая стрелковка тут точно не пляшет. Да и крупняк… тоже не факт, что сразу ее расковыряет. Внешне чем-то напоминает пресловутую турецкую «Кобру», но не то – эта змеюка куда как более основательно сделана, явно уж не полицейский броневик. Для быстрых рейдов – самое то! Уж и не говорю про прикрытие каравана на марше – это еще та кусака будет! Не все же нам БТР и БМП гонять! Они, падлы, топлива жрут – как не в себя! А переговорив с сопровождающими, выясняю, что вместо пушки туда как-то можно и миномет 82-мм запихать. Понятно, что прицельная стрельба возможна только с места, не очень большой боезапас, но и то божий дар! Так… я уже знаю, относительно чего буду капать на мозги некоторым товарищам!

Ехали сравнительно недолго – пара домиков, молчаливые охранники у ворот – ночлег.

Но не спалось. Понятно, что это уже конец маршрута – полетное задание Генке выписали уже в обратном направлении. Но, что тут, в конце, ждет? Промаявшись бессонницей до рассвета, все-таки засыпаю.

– Доброе утро! – приветствует меня худощавый мужик в «городском» камуфляже.

– Утро добрым не бывает… – хмуро бурчу в ответ, продирая глаза.

– Кому как… тут уже и чай заварили. С травками!

– Неужто и перекус какой-то есть?

– А как же без него? Какой русский человек с утра пожрать не хочет?

Так!

Мне этот мужик определенно нравится!

Завтрак и впрямь оказался вполне себе на уровне. Даже настроение приподнялось.

А у ворот ждет тот самый конвой. Плюс еще один такой же броневичок – на нем приехал утренний гость.

Зовут его Валерием.

Протягивая руку, он коротко представился – Краб.

Оказался он, вот ведь неожиданность, из морпехов. Какая судьба затащила его в эти леса и горы? Где тут не то что море, речка захудалая?

Попал, блин, пальцем в небо – есть тут река!

И ни разу не захудалая – вон какие буруны под мостом кипят! Все, больше не лезу никуда со своими скоропалительными выводами…

И снова – неприметный поворот с дороги, черная дыра в скале…


– Вот… – делает жест Краб. – Смотрите.

Шуршащая лента конвейера выносила откуда-то из темноты реку зерна. Она дробилась, отсекаемая направляющими, ссыпалась золотой струей в подставленные мешки. Молчаливые мужики ловко перекрывали заслонку, отставляли мешок в сторону и расправляли горловину следующего. И снова течет живительная струйка, наполняя очередную емкость.

Сколько же его тут?!

Я не сильный спец в сельском хозяйстве, но даже моих скромных познаний хватает, чтобы понять – это жизнь! На моей памяти, даже за один такой мешок убивали, не задумываясь. А здесь…

Уже того, что насыпали перед моими глазами сейчас, вполне, на мой взгляд, достаточно, чтобы засеять все наши поля. А конвейерная лента, шурша и постукивая роликами, выносит из темноты новые порции жизни.

– Это… – облизывая враз пересохшие губы, спрашиваю я.

– Рожь. В хранилище пшеницы мы с вами сейчас не поедем – путь неблизкий. Но и там происходит то же самое, можете быть уверены.

– И сколько тут…

– Много. Конкретно это хранилище заложено еще в семидесятых годах прошлого века. Есть и более поздние.

– И про все это никто не знал?

Мой спутник пожимает плечами.

– Ну, отчего же? Знали, конечно. Все это, разумеется, можно было просто перемолоть на муку и сожрать. Протянули бы какое-то время, да… а потом пришлось бы сеять. И где прикажете брать зерно на посев?

Он нервно сглатывает, видно, что ему не очень-то приятно говорить на данную тему.

– У нас была связь… Всегда. И мы слышали отчаянные призывы о помощи – люди умирали просто от голода. В основном – в городах. Там, где нет возможности себя прокормить. В городе вообще мало кто думает о завтрашнем дне… И были моменты… Мы пробовали посылать туда зерно – ничего другого у нас нет. Все это немедленно растаскивалось и пожиралось, иногда так даже и в сыром виде! Никто даже и не думал ни о каких посевах!

– Могу себе представить.

– Да… А потом толпа бросалась на наших ребят – дай еще! Ты не изможден, как мы, значит, есть, что сожрать! Ты привез только эту машину – стало быть, есть, где взять еще. А раз так – дай!

Краб мрачнеет на глазах.

– Словом… Они не вернулись, почти никто. И мы… машины перестали выходить. Пришлось подорвать даже пару мостов, чтобы никто сюда не проник. С того момента мы только слушали эфир – ждали команды.

– И она, наконец, пришла…

– Да. Начальник склада не выдержал такого потрясения – умер прямо в радиорубке. Сердце… И мы стали готовиться, проверили элеваторы… – кивает он на ленту конвейера.

– Это же обычный конвейер?

– То, что поднимает зерно из хранилища, – лента с черпаками, по-английски – элевейтор.

– Ага… Не знал!

– Да. Мы ждали первый транспорт, но это оказались обычные бандиты. По-видимому, где-то произошла утечка информации – вот они и прибыли первыми.

Он внезапно усмехается – жуткое зрелище!

– Они и не думали, что оборона этого места может отразить еще и не такой наскок! Тут дивизия нужна! А стрелять мы не разучились…

– Кто ж им, дуракам, доктор-то? – пожимаю в ответ плечами. – Надеюсь, никто из них не успел сообщить о своей ошибке еще кому-нибудь?

– Где уж им… А через три дня, наконец, пришел уже нормальный конвой – их данное зрелище впечатлило! И даже очень! Там уже был человек, который и назвал все нужные пароли…

– Так почему же до нас это только сейчас дошло?

– Не так все просто! Необходимо провести пробный посев, проверить всхожесть в новых условиях, сделать массу анализов… Да и помимо этого много чего учесть еще надобно. Про «волжских проглотов» слыхали ведь?

Что-то я такое помню… Ага, там кто-то внезапно поднялся, и именно на торговле продовольствием! Торговый дом «Сытнов» – на маркировке двое упитанных мужиков. Цены они там ломили… оттого в народе их «волжскими проглотами» и окрестили.

– Да, что-то такое помню…

– Они и разбогатели оттого, что весь урожай на продажу пустили. А должны были изрядное количество вернуть – на исследование. И в случае успеха – уже и на заложение сюда, – тычет он пальцем в темный проход, откуда выползают ленты конвейеров. – Так что не все и тут гладко получалось.

Ну, насколько я в курсе, «проглоты» окончили очень печально. Как, кстати, и местный «князь», который, надо полагать, тоже с этого чего-то урвал. Превратности войны… ах, она уже прошла? Так и в мирной-то жизни тоже не все сладко и ровно происходит! И не со всеми… Выше залез – дольше лететь! Закон жизни…

Как в свое время наш командир говаривал?

«С высокого дуба больнее падать?»

Гляди ты – подтвердилось!


Первый караван погрузили уже к полудню.

Десяток тяжелых трехосных грузовиков. Само по себе уже немалая ценность, даже и без учета содержимого.

Три «Барса» огневого прикрытия и разведки – те самые броневички!

Два более тяжелых «Бобра» – тоже колесные броневики. Один с автоматическим минометом на открытой сверху площадке. Второй с пушкой серьезного калибра – 100 мм! Такой по зубам не только блиндированные грузовики и бронетранспортеры – большинство стационарных укреплений городов и поселений ее снаряд покорежит очень даже основательно. Даже и танку ощутимо поплохеет…

Ну и взвод пехоты на двух грузовиках. Тоже, понятно, не с пустыми руками. Словом, задирать подобную команду я бы никому не посоветовал…

По моей подсказке, на борта боевых машин и грузовиков нанесли хорошо узнаваемую эмблему – большую букву «Х». В сочетании с серьезным вооружением это может очень неслабо кое-кого отрезвить. Вовремя, чтобы от ненужных иллюзий «товарищ» избавился…

Краб пожимает мне руку. А в глазах – печаль. Сколько своих товарищей он уже так провожал? И ведь не все же вернулись…

– Не боись! Мы – прорвемся!

И легла под колеса машин пыльная лента дороги…


Радиопереговоры


– Они идут по тому же маршруту. Колонна хорошо прикрыта – броня и пехота на двух грузовиках. На ночлег останавливаются вне населенных пунктов. Они их вообще стороной обходят.

– Проверить груз не удалось?

– Нет, но по распоряжению Беглеца с одной из машин сгрузили десять мешков семян – в одной из деревень сложилось тяжелое положение с посевным материалом. Именно после этого случая они более не заезжают в населенные пункты или проходят их на большой скорости.

– Это точно был он?

– Да, его опознали. Личность известная.

– Спрогнозировать их дальнейшее продвижение можно?

– Он идет строго по тем точкам, которые сам ранее и проверял. Мы потеряли их из виду всего пару раз, но смогли обнаружить далее по маршруту. Полагаю, они будут идти по нему и далее.

– Как их караваны? Те, что стояли в этих местах?

– Они периодически пересекаются. Охрана караванов иногда их сопровождает на опасных участках. Так сказать, передают по эстафете следующим группам «химиков». После этого они снимаются со своих стоянок и уходят. Некоторые машины с грузом присоединяются к колонне.

– Неплохо у них это организовано…

– Зато теперь мы можем точно просчитывать их передвижение.

– Тогда – работайте! Основные силы выходят к вам уже сейчас. Встречайте!

Пыль…

Она висит в воздухе постоянно. Только иногда ее прибивает дождем, и тогда можно приоткрыть окно и глотнуть свежего воздуха. Без того, чтобы потом отплевываться от попавшего в рот песка.

На редких остановках мы большую часть времени просто спим – водители отдыхают. За это время наш механик осмотрит машины, что-то там подтянет, чего надо дольют, заправят, и снова в путь. Все устали – мы идем таким темпом уже почти неделю. Колонна выросла – почти втрое. По пути к нам присоединилась еще пара десятков грузовиков, вынырнувших откуда-то из леса. С аналогичным грузом. То есть где-то там расположено еще одно хранилище. Прибавилось и охраны – это уже обычные БТР. Достаточно старые, но вполне себе боеспособные. Так что хвост своего каравана я теперь не вижу – он скрывается где-то позади.

Поиск места для стоянки стал неожиданной проблемой – попробуй, размести такую прорву техники! Да еще и охрану им всем обеспечь! Озадачиваю этим расположенные впереди по маршруту группы своих ребят. Надо отдать должное, там все восприняли правильно, и с этим вопросом у меня теперь головной боли нет.

Ребята молодцы – встречают нас в точно оговоренных местах, сопровождают, обеспечивают прикрытие на стоянках и патрулируют окрестности. Сразу же по выполнении своей задачи снимаются – у них и иные цели есть.

Т е п е р ь есть…


А у меня хватает и собственного головняка. Слушаю постоянно рацию. И поступающие сообщения ничуть меня порой не радуют. Просто всей кожей ощущаю, как что-то неприятное надвигается.

Вот и сегодня…

Вышли из строя две машины. Старый бронетранспортер и один из грузовиков. Теперь мы их тащим на буксире, и скорость передвижения всей колонны ощутимо замедлилась. Связываюсь по рации с механиком – вердикт неутешителен. Надо перебирать моторы, иначе проблему не решить!

Фигово…

Прикидываю по карте место возможной стоянки… далековато! Но делать нечего, беру в руки микрофон.

– Здесь Беглец! Общая команда – идем в квадрат 18–10! Прошу подтвердить получение приказа!

Откликаются мои подопечные, всем и все понятно. Почти неделя в пути, уже более-менее притерлись друг к другу, сработались…

А теперь надо вызвать наших, пусть подтягиваются, помогут. Запчасти в принципе у нас есть – в колонне идет ремлетучка со всем необходимым, но… всякое бывает.

Радиопереговоры


– В колонне поломки – заклинило движки у нескольких машин. Все же техника достаточно старая, вот и ломается… Они ищут место для длительной стоянки, там будут ремонтировать технику. Запросили помощи у своего каравана, который базируется в пятидесяти километрах от этого места.

– Откуда сведения?

– Мы удачно подсели на их частоту. В десяти километрах сзади следует наша машина, оттуда все время поступает информация о перехваченных сообщениях.

– Что еще известно?

– Они устали – неделя уже в пути. Нужен отдых. Так что встанут дня на два как минимум.

– Что ж, это вносит некоторые коррективы в наши планы. Но по моему разумению, такой момент упускать нельзя! Место стоянки известно?

– Квадрат 18–10.

– Что это?

– Развалины бывшего военного городка. Ничего особенного – гаражи, боксы для тяжелой техники…

– Укрепления?

– Никаких нет. Это бывшая база хранения техники, все уже давно оттуда вывезено и разграблено мародерами. Можем проверить.

– Обязательно!

Чуть скрипнув тормозами, автомобиль приткнулся около стены полуразрушенного дома.

На землю спрыгнули несколько человек.

– Гриф – боксы! Длинный – казармы личного состава! Остальные со мной – проверим помещения складов!

Секунда – и на месте никого не осталось. Люди разбежались по указанным целям.

Особо не рассусоливались – быстрый взгляд в проем когда-то существовавших ворот – пусто. Следующий бокс…

Тут ворота были на месте, но внутри тоже ничего интересного не оказалось. Голые стены, пока еще целый бетонный же потолок…

Казарма встретила посетителей гуляющими повсюду сквозняками – стекол в окнах не было. Вездесущий мусор лежал не только на лестнице, но и в большинстве помещений.

В бывшей оружейке стояли вскрытые оружейные шкафы, уже давно рассохшиеся от времени.

На удивление чисто было только в ремзоне – около эстакады имелись следы колес. Какая-то машина недавно на нее заезжала. Но и здесь – ничего интересного.

Спустя полчаса все снова собрались около места высадки.

– Гриф?

– Голяк, командир. Ничего тут полезного нет.

– Длинный?

– Аналогично. Кто-то недавно чинился в ремзоне, а больше никаких следов. Ну, разве что кто-то погадить в бокс завернул…

– В казарме тоже ничего особенного не нашлось. Ладно! Сворачиваемся!

И автомобиль исчез в лесу.


Радиопереговоры


– Городок пуст. Ничего интересного. Какая-то машина недавно заезжала на эстакаду, чинились. Больше ничего.

– Технику есть где поставить?

– Без проблем – во многих боксах еще целы потолки и даже ворота сохранились.

– Позиции для обороны?

– Два пулеметных гнезда на въездах. Стандартные железобетонные конструкции, как и во всех подобных местах. Полуобвалившиеся окопы – и все. Взвод кое-как можно разместить.

– Добро! Продолжайте наблюдение. Обо всех изменениях сообщать немедленно!


Сижу у рации. От всего мира практически отключился – слушаю. Изредка на связь выходят корреспонденты, пара слов – и снова потрескивание эфира. Идет колонна…

Пылят на буксире неисправные машины, замедляют ход. И еще один движок застучал, пришлось притормаживать…

Жарко.

Пыль, проклятая, висит за нами здоровенным «хвостом».

Сообщение с головного «Барса» – дошли до точки, осмотрелись, готовы к приему колонны.

Минут через двадцать на связь вышли и мои ребята – из тех, что ждали меня тут уже давно.

Мол, на подходе, еще полчасика – и будем в городке.

– Как у вас там?

– Тишина. Вообще никого и ничего, только птицы какие-то в кустах перепархивают. Все в норме, командир!

Птички, говоришь? В кустах, стало быть…

Ну-ну.


А вот и городок – над холмами появились очертания старых построек.

Снова микрофон в руки.

– Здесь Беглец! Неисправную технику в ремзону! Что не влезет, оттащите куда-нибудь в сторонку, чтобы не мешалось проезду. Грузовики загнать в боксы. Выбирайте те, у которых крыша целая. Казарму осмотреть, почистить и приготовить к размещению личного состава. Нам тут не один день сидеть, так что все сделать на совесть!

Абоненты откликнулись, подтверждая получение приказа.

И началась суета…

Внешне – сильно похожая на тривиальный бардак. Все куда-то бегут, что-то тащат…

Но этот бардак только внешний, на самом деле, каждый бегущий несется не просто куда-то там, а по конкретному делу. Вот, например, парень с охапкой пустых мешков. А следом еще трое, но уже с лопатами. Они не просто так бегут – мешки песком будут насыпать. Зачем?

Ну, право слово, несерьезный какой-то вопрос!


Радиопереговоры


– Они вошли в городок. Часть неисправной техники оставили у входа и выставили часового.

– Почему?

– В ремзону много не затащить, там тесновато. Большинство грузовиков разместили в целых боксах. Укрепляют и углубляют старые окопы. Установили пулеметы в огневых точках. Таскают мешки с песком в казарму.

– На здоровье – им это не сильно поможет. Что еще?

– Прибыло три машины с «химиками» из ближайшего лагеря. По-видимому, привезли необходимые запчасти. Быстро разгрузились и уже собираются уезжать.

– Не мешайте им. Пусть едут! Продолжайте наблюдение!


– Здоров, командир! – протягивает мне руку старый знакомец Сверло.

– Иван! Вот уж кого встретить тут не ожидал! – искренне радуюсь я.

– Так я тут и не один! – усмехается сапер. – Эй, Колун! Топай сюда!

И громадная фигура хмурого, как всегда, пулеметчика заполняет дверной проем. В помещении на какое-то время даже потемнело.

– Здравия, командир! – протягивает руку Олег.

– Вот так встреча! – удивляюсь я. – Уж кого-кого, а вас тут увидеть ну никак не ожидал!

– Что ж мы, не русские люди, что ли? – ответствует Демидов. – Ты в беде – мы на помощь! Там еще Димка свою аппаратуру разгружает, скоро подтянется…

Тишина – Дмитрий Мальцев, наш связист.

Вся моя старая команда в сборе. Сколько лет я их уже не видел? Слышать – приходилось. Но вот пересекаться так до сегодняшнего дня и не получалось.

Тогда, сразу после падения бомб, мою группу как-то вот раздергали по частям. Я, вполне ожидаемо, остался в городе. Связист ушел, унося с собой гору захваченных материалов. Демидова поставили старшим охраны каравана, который увозил кучу всяких полезностей, обнаруженных нами в городе. Тот караван ушел как-то уж слишком далеко, и больше мы о нем ничего так и не услышали.

Какое-то время работал сапер, хотя и относительно самостоятельно. Но вскоре куда-то затребовали и его. Так что остался я в гордом одиночестве. И то сказать, свою тогдашнюю задачу группа выполнила, и необходимости валять комедию дальше уже не было. А грамотные спецы – они повсюду нужны.

Но раз уж прислали сюда моих старых товарищей, то, стало быть, у командования имеются все основания предполагать нешуточную потасовку. Да, мы выбили основное руководство, обезглавили торгашей, но, судя по приготовлениям, которые я сейчас могу видеть своими глазами, в деле участвуют не только они?

– По нашим данным, – вносит ясность Колун, – на подходе объединенные силы нескольких «князей» и различных банд. «Викинги», «чернотропы» – словом, целый зоопарк. В обычной ситуации они бы и рядом на одном гектаре не присели. Но такой куш… А заодно – возможность показать фигу центральному правительству. И тонко намекнуть – здесь вам не рады!

Ну да, родимая махновщина… Сколько не выдергивай сорняк, а он все лезет. Ладно, будем ждать…

А с подошедших грузовиков уже выгрузили минометы и установки «ПТУР» и сейчас спешно растаскивают по заранее подготовленным позициям. А вы что же думали – прочные бетонные крыши в некоторых боксах сами собой вдруг попроваливались? Нет, кое-где, вполне возможно, что и сами… но не везде же? А для миномета это очень неплохая позиция – ему прямая видимость не требуется, может и отсюда стрелять. Да и дыры в стенах… они тоже далеко не самостоятельно вдруг образовались, пришлось кое-кому и ломом помахать. «ПТУР» же в такую вот «дырочку» очень даже неплохо вылетает.


В принципе в наших машинах такое оружие тоже имелось – хоть и не в таком количестве. Однако лишним серьезный ствол никогда не станет, грамотный командир найдет ему применение.

Вопрос лишь в наличии такового командира.

Но вот с этим пока затык… ну, нет у меня опыта командования такими крупными силами. Локальную операцию провести – ни разу не вопрос. Тихо подползти и что-то там такое рвануть – тоже фигня делов. А вот так…

Впрочем, командование пообещало этот вопрос решить. Мое дело – подготовка. И вот тут мне уже палец в рот не клади!

Со связистом я так пока и не пообщался – тот плотно зарылся в свою аппаратуру, контролируя переговоры сразу на нескольких частотах. Только рукой издали приветливо помахал и снова прижал наушники к голове. Ладно, человек делом занят…

Перескакивая через окопы, которые тут начали рыть почти тотчас же – ибо возможности обстрела двора никто исключать не мог, добираюсь до запасного выезда. Тут относительно тихо, лишь с десяток бойцов аккуратно укладывают мешки с песком вокруг парочки бронетранспортеров. Именно они и будут прикрывать это направление. Да чуть в сторонке роют окопы, чтобы разместить там стрелков и гранатометчиков. Старый добрый «сапог»[14] уже терпеливо ожидает установки, прикорнув пока под стеной одного из гаражей.

Иду дальше, повсюду натыкаясь на кипящую работу. Это внешне, с поля, а уж тем более из лесу, хрен чего разглядишь. А внутри буквально шагу нельзя ступить, чтобы на кого-то не натолкнуться – все заняты делом.

В какой-то момент ловлю себя на мысли, что именно мое участие тут почти что излишнее – каждый боец и так неплохо осведомлен о том, что именно он должен делать на своем месте. Ибо воевать предстоит именно ему. И голову свою оберегать обязан он сам, а не какой-то там командир. Командир – где-то там, а он, конкретный боец, здесь. Хочешь жить – не будь лентяем!

Копай…

Заглянув в казавшийся заброшенным подвал бывшего овощехранилища, обнаруживаю там Горлова в окружении нескольких человек. Часть стены, представлявшей на самом деле деревянный щит с прикрепленными к нему кирпичами, отодвинута в сторону, и из пролома падает свет фонарей. Там за походным столом и сидит Сверло, уткнувшись в тетрадь.

– Девятнадцать – «Б»!

Русоволосый парень у стены напротив сверяется с биркой на проводе.

– Есть такой!

– Контроль! – И вспыхивает светодиод на пульте, за которым сидит еще один сапер.

– Порядок! – Иван делает отметку на карте. – Двадцать – «Б»!

Так, тут я тоже лишний…

И только на позициях около основного въезда меня встречают приветливо. Колун кивает, и около меня тотчас же появляется кружка горячего чая.

– Присаживайся!

– Как тут у вас?

– Не хуже, чем повсюду. Окопы уже заканчиваем, тут немного и работы-то было… Мешки повсюду уже уложили, пулеметы и «АГС» расставили и замаскировали. Ждем…

Да, блин, теперь бы только понять – как долго?

Столько подготавливать эту операцию, водить за нос далеко не самых глупых людей… и продуть все из-за какой-то мелочи? Мы стараемся, чтобы наши приготовления не вызвали какого-нибудь внезапного подозрения – «химики» в с е г д а укрепляют свои временные стоянки. Понятно, что маленького Вердена никто не устраивает, но окопы роют во всех случаях. Оборудуют пулеметные гнезда, позиции минометов – к этому привыкли уже все. Но вдруг?

Мало ли какой параноик сейчас наблюдает за нами из кустов?

Хрен его, дурака, знает, какие мысли сейчас бродят в его голове?

– Корнет – Беглецу!

– На связи Корнет! – откликается старший ближайшей нашей группы.

Это его ребята привезли нам дополнительное вооружение. Ну и кой-чего назад прихватили, не без того…

– Поломки более серьезные, нежели предполагалось, стоять будем дольше. Часть машин, по-видимому, оставим тут, приглядишь за ними. Так что сориентируй здесь сам знаешь кого… Пусть подтягиваются сюда, грузить их будем на месте. Ну, тех, кто поближе, естественно, до прочих-то и сами потом доберемся. У с е к?

– Усек. Все сделаем в лучшем виде!


Так, ребятки…

Это я не про своих – те, услышав кодовое слово, моментом догадались, что все эти слова не для их ушей. Нет, имеются в виду те, кто сейчас тщательно слушает наш эфир, – пусть у них припекать начнет, наконец! Не могут они позволить, чтобы столь вожделенный груз начали вдруг растаскивать всякие там фермеры и прочий «несознательный» народ. Тут небось уже три раза все поделить успели да мысленно продать – и вдруг такой сюрприз! С одной стороны, перехватить парочку машин проще, чем атаковать целую колонну. А с другой – такое бесшумно не провернуть! Всполошатся тогда треклятые «химики», да и начнут в землю зарываться по самую маковку.

И что самое страшное, м о г у т, по своей зловещей привычке, заминировать и перевозимый груз. С этих – станется! И что тогда? Ведь рванут же – и к бабке не ходи!


Радиопереговоры


– Караван встал надолго – серьезные поломки. Связались со своими и затребовали выезда получателей за грузом. Собираются раздать часть перевозимого прямо на месте.

– Этого нельзя допустить! Задергаемся потом их по лесам и полям ловить! Основные силы уже на подходе, по прибытии – атакуйте!

– Принял.

– Позаботьтесь и о тех, с кем они сейчас на связи, – они не должны передать дальше призывы о помощи.

– Сделаем, наши группы уже заняли позиции. Там хорошо укрепленный лагерь – у них было достаточно времени. Но справимся.

– Действуйте! Надеюсь на вас.


Ночь прошла относительно спокойно – посты отметили лишь незначительное передвижение в лесу. Странно, я бы рискнул… Хотя бы разведать лагерь, что тут и как? Но у лесных сидельцев могут быть и свои резоны.

А вот передо мной встал вопрос…

Сейчас в нашем направлении уже могут выехать машины. Если уж играть, то всерьез! Ни у кого не должно возникать никаких сомнений в правоте подслушанного. И поведут машины люди, ничуть обо всех этих тонкостях не осведомленные. А раз так, то для многих это может стать дорогой в один конец… Плюнут свинцом придорожные кусты – и все.

И что мне-то делать? Ожидаемый командир так пока и не прибыл, а решение принимать надо сейчас! Ничего не делать – и приговорить к смерти какое-то количество совершенно непричастных ко всяким там хитрым играм людей? Или рискнуть – и задержать выезд?

Думай!

Прямо сейчас!

– Командир! – Это Мальцев. Выбрался, наконец, из своего закутка!

– Я уж думал, что ты там навеки поселился…

– Они получили приказ на атаку!

– Ага! Передай – всем повышенная готовность! Не по связи! А я – к рации!


– Корнет – Беглецу!

– Здесь Корнет.

– Что там народ? Проспался уже? У нас тут уже весь лес проснулся, пора бы и им вставать!

– Сейчас выясню.

– Давай в темпе! Времени у них не вагон – сколько времени на перегрузку уйдет, так еще и назад как-то добираться предстоит! Я уже своих поднял, приступаем. Усек?!!

– Усек, усек… да понял я все…


Надеюсь, он и относительно пробуждения лесных обитателей все понял как следует. И то, что мы тут уже все на ушах – ждем гостей.


Чуть дрогнули ветки кустов, и оттуда выглянул длинный ствол мощной винтовки. Стрелок вгляделся в прицел и удовлетворенно кивнул – цель была видна ясно и отчетливо.

– Могу стрелять, – не поворачивая головы, сказал он.

– Рано… – Лежавший справа от него второй номер прислушался к рации. – Пока команды нет.

– А жаль! – вздохнул снайпер. – Такая мишень!

– Не переживай! – успокоил его напарник. – Не просто же так мы сюда ползли? Будет команда…

В наушниках что-то пискнуло, и он, оборвав разговор, застыл, вслушиваясь в передачу.

– Можно работать…

– Давно бы так! – приложился к прицелу снайпер.

Гах!

Крупнокалиберная винтовка лупила очень даже неслабо!

Лязгнул затвор.

Гах!

Цель была превосходно видна – машина с радиостанцией. Чтобы надежно повредить передатчик, надо точно знать, где он располагается, борта прозрачными не были! Но тот, кто сейчас вел огонь, был об этом неплохо осведомлен и бил наверняка. В кузове одна за другой возникали неслабые пробоины – все же 12,7-мм… А уж что творилось внутри!

– Магазин!

Дернулся второй номер, перезаряжая винтовку.

Дах-дах-дах!

Затарахтел со стороны лагеря «АГС», нащупывая стрелка.

В ответ ударили пулеметы с опушки леса и со стороны ближайшей деревни, вызывая огонь на себя и отвлекая гранатометчиков от снайпера.

– Зажигательные!

Повалил откуда-то дым, какая-то из пуль достигла своей цели.

– Все, уходим!

Уже посвистывали над головами не только осколки, со стороны лагеря злобно загавкал «Утес», но оба стрелка благополучно скатились на дно промоины, по которой и выбрались из зоны обстрела.

– Задание выполнено – связи у них больше нет! – на бегу выкрикнул в микрофон второй номер. – Мы сваливаем!

А пулеметы осаждающих не прекращали свою работу.

– Корнет – Беглецу!

Тихо в эфире… только шорохи и потрескивания помех.

– Корнет – на связь!

Нет ответа.

Опускаю микрофон и поворачиваюсь к Мальцеву.

– Все, Дима, поднимай наших. Похоже, Корнета накрыло…

Тишина коротко кивает и, выглянув за дверь, кого-то окликает. Оглядывается на меня.

– Порядок! А теперь, будь любезен, освободи рабочее место.

Все, пошла его кухня – будет выходить на связь с центром.

Всю дорогу мы работали через ретрансляторы – передавали информацию ближайшему лагерю «химиков». А уже они транслировали ее дальше. И те, кто сидел у нас «на ушах», прекрасно это знали. Мы работали на УКВ – сильно далеко таким макаром не докричать. Если только ведешь переговоры исключительно с наземным абонентом… Есть, конечно, из этого правила исключения, но уж точно не в движении. И не с обычной «удочки». В колонне не имелось отдельной радиомашины – антенны торчали сразу на нескольких. Обычные, УКВ-диапазона, ни разу не для дальней радиосвязи. Не стали мы разворачивать такой антенны и здесь – дабы ненужного ажиотажа избежать.

Да и зачем?

Есть она тут – давно стоит… Примелькалась всем и каждому, стала привычной деталью окружающего пейзажа. Скрипят оторванными дверцами коммутационные коробки – мертва железяка…

Но это не совсем так – запрятан в земле заново проложенный кабель, ведущий в подвал казармы. Те, кто второпях ее осматривал, ограничились тем, что мельком взглянули на обвалившийся вход – на том и успокоились. И напрасно! Ибо в таких помещениях, как правило, в с е г д а существует и запасной выход. Склероз… и лень-матушка – все вместе очень, знаете ли, неприятное сочетание.

Так что есть у нас связь. И вполне себе нормальная.

Вот сейчас и выясним – кто тут самый крутой и предусмотрительный…


Но внешне – внешне у нас все как-то буднично и расслабленно. Нет, стоят, разумеется, часовые на позициях. Бдят.

Было бы странно, если мы поступали бы как-то иначе. Что-что, а определенный порядок у нас соблюдается всегда. И это всем хорошо известно. Да, небывалый, по чьим угодно меркам, караван. Собственно, даже караваном э т у автоколонну называть как-то затруднительно, слишком уж она здоровенная. Так что некоторый бардачок тут вполне объясним и даже допустим. Что и могут наблюдать со стороны всякие там тихушники. Разумеется, никто призывно ворота не распахивает, мол, заходи всякий-разный гость! Да и ворот-то тут нет, проржавели давно.

Но все же военный лагерь это никак не напоминает.

Опять же, знает народ, что т а к о е количество собственно «химиков» города никогда зараз не покидало. В колонне, по самым скромным подсчетам, не менее трехсот-четырехсот человек. И не все тут из Старопетровска. Есть ведь и чисто наши отряды на трассе, и это тоже неплохо известно. И в этих условиях вполне объяснимы некоторые (хорошо видимые со стороны) упущения в организации обороны.

Не могу больше просто так сидеть!

А обещанного командира все нет… Когда верстался план, все сошлись на том, что именно мое присутствие в колонне вполне оправданно. И даже то, что меня сюда «выдернули» в последний момент, тоже вполне объяснимо. Имелись и другие достаточно важные т о р г о в ы е вопросы. Именно в деле проводки караванов и всяких там торговых делах я – вполне логичная фигура. А вот появление з д е с ь какого-нибудь серьезного, чисто военного кадра объяснить будет трудно. И вызовет вполне обоснованные подозрения – этот-то что тут потерял?

«Химик» – понятно – это его епархия. А вояка тут за каким хреном?

Так что должен был сей персонаж сюда прибыть буквально в последний момент. Заехать вместе с очередной машиной из ближайшего лагеря. Под видом обыкновенного сопровождающего.

Но пока никого нет…

Спрыгиваю в окоп у главного въезда… Несмотря на раннее время (а может быть, именно поэтому), тут никто уже не спит. Мне тотчас же суют кружку горячего чая и кусок хлеба с ветчиной. Блин, а вот это кстати – с вечера ничего не ел!

– Как тут у вас?

– Ночью подползали какие-то умники, – поясняет Колун. – Вот там, на пригорке лежали. Смотрели, слушали. С рассветом умотали на фиг.

– Чего не сказали-то?

– Будить тебя не хотели, и так уже на зомби скоро будешь похож. Не парься, штаб в курсе. Ничего путного они тут все едино не углядели бы…

– А в других местах?

– И там тоже всякие деятели ползали. Грамотно, скажу я тебе, – видать, не обычный сброд привлекли. Но с тем же самым успехом. Тут тоже, знаешь ли, не первоклашки собрались…

Я ничего не успеваю ему ответить – над головой что-то неприятно вжикает!

И от мешков с песком на бруствере летит пыль.

Удар – и кубарем качусь по дну окопа. Кружка с недопитым чаем летит куда-то в сторону.

– Снайпер!

Тотчас же длинной очередью грохочет пулемет. Его поддерживают автоматы охранения – надо полагать, ребята что-то там углядели.

– Командира в тыл!

Хм, легко сказать, а сделать-то это как?

По нам тотчас же врезали из кучи стволов – голову над окопом просто не поднять. Что-то бахает, и над бетонным колпаком пулеметной точки поднимается пыль. По ней чем-то суровым долбанули. Осекается гулкий грохот «ПКМ». Но секунда, и он снова открывает огонь.

– Противник на семь часов! Удаление триста!

Хватаю радиостанцию.

– Здесь Беглец! Общая команда – «шесть».

Это переход на запасную частоту. Сбросим на какое-то время вражеские «ушки». Но с прежней частоты уйдут не все, несколько человек будут имитировать активный радиообмен, сбивая с толку слухачей противника. Пока они там допрут… А через некоторое время и эту частоту сменим.

– Вариант – два! Подтвердить получение!

То есть осада и перестрелка на дистанции. Пока к нам никто активно не суется, только стреляют. Стало быть, соответственно и отреагируем. Молчит большинство нашего тяжелого вооружения.

Рев мотора – из ворот вылетает «Барс». Закладывает вираж около окопа, во все стороны летят дымовые шашки. Это, простите, какого хрена?

– Командира – в тыл! – рявкает вторично Колун.

Гулко бьет автоматическая пушка броневика.

Меня резко вздергивают с земли и волокут под прикрытие брони. Кто-то стучит прикладом по борту, и бронемашина медленно пятится к воротам.

Разрыв!

Совсем рядом. По броне барабанят осколки, что-то противно визжит над головой.

С хрипом оседает на землю один из сопровождающих. Меня что-то сильно толкает в плечо. Наклоняюсь и хватаю лежащего за разгрузку – там специальная петля для этого присобачена. Чья-то рука протягивается из-за спины и хватает его просто за ремень.

Так нестройной толпой и вваливаемся под прикрытие ближайшего бокса. И я тотчас же плюхаюсь на песок – перевести дух!

Тут проще – железобетонные стены пулями легкой стрелковки не пробиваются.

Тотчас же сбоку выскакивают шустрые парни с носилками, взваливают на них тело бойца и скрываются за углом.

– Что с вами? – присаживается на корточки передо мной молоденькая девчонка – медик.

– Сюда что-то толкнуло… – указываю рукой.

Она наклоняется, покачивает головой, протягивает руку, и мне на ладонь падает еще теплая исковерканная железяка.

– Повезло вам – рикошет, наверное! В ремне застряло.

– Может быть… – поднимаюсь с земли и закидываю автомат за плечо. – Ладно, неча мне тут рассиживаться!

Бегом к казарме, под ногами скрипит песок. Глядя по сторонам, не вижу никакого беспорядка. Да и вообще никого не вижу – все попрятались. Мало ли… шальные пули… они такие… шальные, словом. Куда угодно могут залететь.

А за мной следом бегут еще два бойца. Оружие наготове, зорко всматриваются во все укромные уголки. Колун – его работа!

Он сейчас остался у ворот, позиция крайне важная, так что лично сопровождать меня не может. Да и не должен – как-никак командир роты! У него есть личный состав, вот им он сейчас и рулит. Но эту парочку ребят он ко мне все же приставил!

Второй этаж.

К окну близко не подхожу, все прекрасно видно и из глубины комнаты. Неча тут маячить, давешний снайпер, поди, только этого и ждет.

Массированный огонь открыли в основном по окопам и железобетонным пулеметным колпакам. Все прочие огневые точки пока никак себя не проявили, вот по ним никто и не стреляет.

На полу стоит обыкновенный полевой телефон – связь с дежурным. Все верно, это уж не подслушаешь по радио!

– Обстановка?

– Имеем двоих двухсотых. Трехсотые – пять. Противник сосредоточил огонь именно на пулеметных гнездах, по ним работают гранатометами. Ответным огнем подавлено свыше десяти огневых точек. По предварительным данным, потери с той стороны могут составить свыше двух десятков человек. Визуально на поле и опушке леса наблюдается более десяти неподвижных тел.

– Минометы?

– Пока отмечено только четыре коротких серии мин – по десять – двенадцать штук в залпе. Основные цели – окопы на въезде и выезде.

Странно…

Почему они не пробуют пробить бреши в стенах боксов и гаражей? В то, что они по-каппелевски, в полный рост, будут атаковать обстреливаемые сейчас позиции, не верю ни единой минуты. Там открытая местность…

«Здесь везде – открытая местность!» – резонно возражает внутренний голос.

Тем более странно!

Если взглянуть на карту, строения образуют букву «Г». Въезды расположены у основания буквы и у конца перекладины. В углу находится ремзона. А развалины собственно жилого городка – они за территорией части, метрах в трехстах. Напротив ремонтной зоны, там в стене имеется калиточка.

Странное дело, но вот как раз из домов пока никто не стреляет…

Нас отвлекают к вполне очевидным целям?

Похоже…

– Дежурный!

– Слушаю.

– Перенацелить на развалины жилого городка второй взвод минометчиков. Огня пока не открывать!

Перебираюсь к нужному окну. Чуть под углом смотрю, но в данном случае – пофиг. Так… стекол в брошенных домах давно уже никаких нет, стало быть, и блестеть нечему. Но – пару раз блеснуло! Есть там люди!

– Дежурный – Сверло на связь!

– Тут я, – откликается в трубке сапер.

– Что скажешь про домики? Есть там кто-нибудь?

– Пара единичных сработок вибродатчиков – более ничего. Наблюдатели или снайпер точно где-то там заныкались. Но пока ведут себя прилично, не хамят.

– Что там у тебя?

Я прямо вижу, как он пожимает плечами – странный вопрос!

– Стандартный комплект. «Озимые»[15] – в две линии, объектное минирование – как раз на случай тех самых снайперов.

– «Озимые» между нами и домами стоят?

– Естественно.

– Вот что… подготовь-ка кассеты[16]… с десяток. И отработай ими… по максимальному удалению – поближе к домам.

– Между домами и минным полем?

– Ну, тебе виднее, где там и что расположено. Засеивай прямо сейчас! Пока они там на боевой взвод еще встанут…


Бой тем временем обострился – из лесу выметнулись боевые машины «викингов». Охренеть – эти-то тут как затесались? Далеко же от их места обитания? Но… надо полагать, кто-то тряхнул увесистой мошной… И «ответственные» люди прикрыли на время глазки.

Огневая мощь у гостей всегда была на уровне – окопы у ворот тотчас же окутались пылью. Там и раньше-то было головы не поднять…

А боевые машины «гостей» уверенно перли вперед. От тыловых ворот фыркнул «сапог» – и один грузовик, не снижая скорости, разлетелся на запчасти.

Ударили ручные гранатометы и с нашей стороны. Небезуспешно – еще одна боевая машина накренилась на бок, потеряв колесо. А заработавший внезапно «Утес» украсил ее борта целой серией живописно разбросанных пробоин. Наружу еле выбрался только один человек, да и то только для того, чтобы тотчас же скорчиться на опаленном огнем песке. Так что атака со стороны запасного входа захлебнулась почти тотчас же. Посыпавшийся с машин десант залег за кочками и в ямках, открыв беспорядочный огонь по обороняющимся.

А вот со стороны основных ворот у них все складывалось успешнее. Там до последнего работали минометы, не давая поднять голову. В пулеметном гнезде менялся уже третий стрелок – по точке пристрелялись снайперы и гранатометчики.

Уже спрыгивали с машин десантники, кое-где так и ручные гранаты в ход пошли. Не говорю уж о подствольниках – с нашей стороны они не замолкали ни на минуту.

И все равно меня не покидало ощущение того, что я вижу далеко не полную картину того, что нам приготовили. В атаке участвовало около полутора десятков боевых машин «викингов» и около двухсот человек бортового десанта – и это все?

– Дежурный! Взвод стрелков в ремзону! Внутрь не входить, сосредоточиться в боксах.

– Есть!

Или я лопух, или…

Треснуло, ухнуло!

Столбы разрывов встали у стен – рухнула крыша одного из гаражей. Отсюда мне было неплохо видно, как обвалилась и часть забора.

«Миллиметров сто двадцать – не меньше!»

Еще залп – вылетают кирпичи из стен.

Вот и новый проход появился…

– Дежурный! Батарею накрыть! Всем стволам!

Судя по точности огня, они расположились где-то совсем рядом. За домиками встали? Очень даже может быть, а в окнах домов сидят корректировщики…

– Сверло!

– Тут я…

– Ослепи их корректировщиков!

– Говно вопрос…

Окна домиков плюнули дымом, на некоторых строениях провалились крыши, и все заволокло пылью.

Третий залп стодвадцаток пришелся чуть в стороне от прежнего места падения мин. Однако парочка все же залетела внутрь, и там забегали, засуетились санитары.

Но вот захлопали снизу и наши минометы. Разрывы встали за домами, на улочках и в бывших садах.

Четвертый залп вышел каким-то растянутым и недружным. Похоже, что наши мины легли в опасной близости от вражеской батареи.

– Беглый огонь! По три мины всем стволам!

Самый маленький наш калибр – восемьдесят два миллиметра. Есть и больше. И здесь их около двух десятков – тот еще подарочек получается. Шестьдесят мин – тут футбольное поле вспахать можно! А тут еще и с двух «Бобров» сработали автоматические минометы, разом высадив по противнику полную кассету – по четыре мины за один заход.

Пятого залпа не последовало.

Но два неслабых пролома в стенах они все-таки сделали. И кого-то там внизу крепко зацепило.

– Задробить стрельбу!

Блин, откуда это морское словечко-то вдруг всплыло в памяти? Но команду поняли, огонь стих.

Все?

Да ладно…

Звука моторов за выстрелами я не слышал, но видел все.

Волоча за собой пыльные хвосты, рванулись из-за домов грузовики. Как обычные, так и блиндированные. Прикрываясь стрельбой, их подтянули на дистанцию броска. Сейчас они пересекут несчастные триста метров, и десант рванет к проделанным проломам, разом разрубив нашу оборону надвое.

– Дежурный! «Карусель»!

С этой стороны забора почти не имелось огневых точек – разве что из двух амбразур ударили ручные пулеметы. И противник это хорошо видел.

В ремзоне имелась нехилая эстакада – на нее можно было легко загнать даже и танк. Но их у нас нет, а внутри стоят только неисправные машины.

Однако, должно быть каким-то чудом, моторы сломанных бронемашин невероятным образом вдруг заработали. И первый «Барс» неожиданно легко взобрался по бетонному постаменту.

Забор тут бетонный, стандартный, трехметровой высоты. Эстакада же имеет в высоту чуть менее полутора. Так что над забором появилась только верхняя часть бронемашины, а именно – башня с автоматической скорострельной пушкой. Которая немедленно доказала, что со скорострельностью тут все в порядке. Экипаж пушку чистит, смазывает и снарядами вовремя заряжает. За что она ему и платит соответственно.

А следом карабкался обычный бронетранспортер. С КПВТ… Тоже, кстати, совсем не подарок – с такой-то дистанции!

– Минометам – прицел меньше триста! Огня не открывать!

Пусть сначала сработают «озимые»…

Отстрелявшись, «Барс» тотчас же сползает вниз – на перезарядку. Бронетранспортер продвигается вперед, занимая его место, – у него патроны пока еще есть. А следом карабкается еще одна «неисправная» броня… Здесь уже тридцатимиллиметровка – тот еще аргумент!

Ответный огонь практически не достигает цели – по «странному» совпадению изнутри к забору стащили кучу всякого хлама, в основном различные обломки бетонных конструкций, битый кирпич… Не мешки с песком, конечно, но я бы и не сказал, что это хуже. На мой взгляд, так лучше, и значительно.

Правда, нападающие, как мне кажется, про это несколько не осведомлены – иначе бы не лупили по забору с таким остервенением. Дыр в нем, разумеется, понаделали, но и только. До брони ничего не дошло.

Но так или иначе, а часть машин смогла преодолеть еще пару сотен метров. Ровно до того момента, пока не рванули в пожухлой траве темно-зеленые «ПОМЗ-2».

Что может сделать такая мина грузовику?

Не так-то уж и много, даже и водителя, скорее всего, не заденет, но вот резину точно порвет!

А вы пробовали ездить на спущенных колесах по относительно мягкому грунту?

Лучше и не пытайтесь – удовольствие сомнительное.

Так что «марнского такси»[17] не получилось. И придется несостоявшейся мотопехоте превращаться в обычную пехтуру – топать к месту боя собственными ножками.

Что не вызывает у меня ни малейшего сочувствия – вас, ребятки, сюда вообще никто не звал!

Понимаю, что все мы изверги. Народ, понимаешь ли, готовился, организовывал нам засаду – по всем правилам военного искусства. Силы копил, вооружение. Прятался старательно, чтобы никто ненароком не спалил, бабла ухнул в это дело изрядно – и тут такой облом! Не пошла колонна дальше, встала именно здесь. Ну, а то, что тут еще и до нас кто-то в землю всякого добра насовал… превратности войны! Может меня кто-то упрекнуть в том, что я тут самолично на брюхе ползал и мины в землю закапывал? Нет, не может – не было меня тут вовсе. Так что никаких претензий не принимается.

Поспрыгивал с обездвиженных машин десант. С похвальной быстротой развернулся в боевые порядки. И рванул – вот они проломы-то, рукой до них подать!

И одновременно с ними поднялась в атаку и пехота на основном въезде – координировал их кто-то весьма неглупый.

Всего-то и делов – рывком преодолеть двести метров. Немного совсем. А там – зацепятся штурмующие за боксы и гаражи, не смогут по ним наши минометы стрелять – слишком близко. Да и дьявольская «карусель» разом станет не так уж и опасна – слеп броневик в ближнем бою, можно его гранатами накрыть. Это на дистанции он страшен, а подойди ближе… посмотрим еще!

Но у несостоявшейся мотопехоты не заладилось и здесь. Как это там… «как встанешь – так и пойдешь»? Так, что ли?

И встали они не так чтобы хорошо – сорвался быстрый марш-бросок к стенам. Да и пошли…

Нажал на своем пульте нужные кнопки Горлов – стартанули вверх «ОЗМ-72». Ежели эту мину смолой обмазать да грамотно установить – она долго может в земле простоять. И без смолы в принципе вполне можно обойтись, но так надежнее. Так что несработок не было…

Первые шеренги штурмующих легли разом – замертво. Взвилась пыль, и в это пылевое облако ударили наши минометы.

И кончилась атака… за неимением атакующих. Кто уцелел – сбежал под защиту стен жилого городка, там хотя бы от пуль можно спрятаться.

А вот нападающим у основного входа повезло больше – они успели сблизиться с окопами достаточно быстро. Впрочем, тут это везение и окончилось.

Ибо внезапно ожили брошенные у ворот «неисправные» бронетранспортеры. И движки у них заработали, да и вооружение оказалось вполне работоспособным. А с другой стороны, кто сказал, что поломка ходовой как-то влияет на исправность пулемета?

Вот и рванулись навстречу наступающим стальные коробки. И десант у них на борту откуда-то вдруг взялся…

Да не «откуда-то» – с самого начала там и сидел! Трудновато им там пришлось… жарко, душно, да и по нужде можно только ночью выползти, но выдюжили. И сейчас оторвались во всю мочь!

Полыхнули автоматными очередями бойницы бронетранспортеров. И заворочались башни, выискивая цель.

А чего ее искать – вот они бегут!

Три крупнокалиберных пулемета почти в упор… А тут еще и «АГСы» «внезапно» проснулись…

Два бронетранспортера мы все же потеряли. Из одного так никто и выскочить не успел – там ох как неслабо наподдало! Третий же благополучно оттянулся под прикрытие боксов, и сейчас его десант жадно пил воду, которую им притащили медики.

Атаки со всех направлений захлебнулись.

По самым скромным прикидкам на поле осталось лежать не менее двухсот человек. Да три десятка автомобилей – в разной степени исковерканности – украсили окружающий пейзаж.

– Дежурный! Доложить обстановку.

Несколько минут молчания…

– Двухсотых – шесть. Трехсотых – четырнадцать, из них трое тяжелых. Более двадцати человек получили легкие ранения, остались в строю. Без вести пропало восемь человек – экипаж подбитого бронетранспортера. По технике: один БТР – подбит, сгорел, один поврежден, не на ходу, у одного неисправно вооружение – разбит башенный пулемет. Сейчас срочно ремонтируется, попробуем снять оружие с обездвиженного БТРа. Получили попадания еще четыре единицы бронетехники, на ходу, боеспособности не утратили. Повреждено три грузовика – незначительно. Уничтожены один миномет, три пулемета. Поврежден «СПГ-9». Уничтожено пулеметное гнездо у основного въезда – три попадания из гранатометов.

Фигово…

Но, по сравнению с тем, что я сейчас вижу в поле, перевес явно не в пользу противника. А мы еще всех козырей на стол не бросили…

– Командир!

Колун! Жив курилка!

– Тут я.

– Наблюдаю белый флаг. Гости какие-то нарисовались.

– Какие гости, где?

– Машина какая-то маячит…

– Дай отмашку – пусть подъедут. А я сейчас подойду.


Не выпендриваемся и вместе с моими сопровождающими переползаем от одной воронки к другой. Белый там флаг или зеленый, а дураков тут нет!

Сваливаюсь в полуразрушенный окоп и попадаю в дружеские объятия Демидова.

– Как вы тут?

– Хреновато. Позицию почти всю разворотили, пулеметное гнездо вдребезги. Мины, сволочи, клали плотно – есть там у них неплохие стрелки.

– Оттягивайтесь к боксам. Там для вас уже кой-чего приготовили – парни давно уже лопатами машут, даже при обстреле не останавливались.

– Добро! Пока с этими балакать будешь, мы и переползем незаметно. И ребят своих вытянем – негоже их тут бросать.

Это он про погибших, раненых уже вынесли сразу по окончании стрельбы. Что ж, все верно – и сам бы так поступил.

Прикладываю к глазам бинокль.

Вот он, джип.

Стоит метрах в ста от окопов. На высокой палке мотается белая тряпка. Машина повернута чуть боком, и я могу разглядеть водителя и пассажиров – их двое. Вполне может быть, что там и еще кто-то имеется, но с моей позиции этого не видно.

Оборачиваюсь к молчаливой парочке сопровождающих.

– Смотреть в оба! Нет у меня доверия к этим гаврикам.

Парни почти синхронно кивают – задача понятна.

Белого флага у нас нет, но вот полотенце медики презентовали. С возвратом! Так и сказали – мол, совесть не позволит вам помереть должником. Юмористы, однако…

Машу им в воздухе и тотчас же наблюдаю ответный взмах. Что ж – потопаем, посмотрим, кто это там такой выискался… говорливый…

При нашем приближении водила демонстративно положил руки на руль – мол, я тут не при делах. А сидевшая позади парочка вылезла наружу. При этом один из моих провожатых, успев заглянуть издали в салон, успокаивающе кивает – там более никого нет. Он тотчас же отходит чуть влево, чтобы мы не перекрывали ему сектор стрельбы. А второй двигается таким образом, что в любой момент может отпихнуть меня в сторону. Грамотно парни работают, ничего сказать не могу. Видел я в свое время по телевизору всяких там иностранных бодигардов – не то! Жидковаты они будут против моих сопровождающих!

– Здравствуйте! – приветливо кивает один из пассажиров, протягивая руку.

Она повисает в воздухе – я останавливаюсь в паре метров от него. И сокращать дистанцию не собираюсь.

– Слушаю вас.

Мужик пожимает плечами и убирает протянутую руку.

– Вы Беглец?

– С утра им был…

– У нас есть к вам предложение.

– Я весь внимание.

– Мы дадим вам возможность уйти. С оружием и бронетехникой. Стрелять не станем.

– Что взамен?

– Вы оставляете машины с грузом.

Скептически хмыкаю и демонстративно оглядываюсь по сторонам. Ближайший разбитый автомобиль до сих пор еще дымит. А неподалеку лежат сразу трое покойничков.

– Это была проба пера. Но и вы потеряли свои позиции для обороны – ваши люди уже отходят к воротам. А наши минометы пока еще не обстреливали городок…

– И потом не станут – вам же не нужны обугленные обломки и сгоревшее зерно?

– Мы еще не показывали всех своих возможностей!

– Мы тоже.

Собеседник несколько обескуражен. И вот тут вступает в разговор второй персонаж, доселе молчавший.

– Ты меня помнишь?

С какого бодуна-то? Не вспоминаю я этой морды…

– Намид. Теперь вспомнил?!

Намид… стоп-стоп-стоп… что-то такое в памяти…

– Лебяжное!

Блин!

В памяти встал разговор с тем самым «князем»… Около деревушки, где убили наших ребят.

«Если я допущу, чтобы этих типов судили по закону, уйдут и прочие их сотоварищи. А это – более трети всех моих сил…»

– Так князь вас никак не наказал тогда?

– Он-то? – недобро ухмыляется новый собеседник. – А разве подрыв нашей машины – это дело его рук? Я вот как-то больше на других думал…

Пожимаю плечами.

– Ну, думать пока никто не запрещал.

Намид дергает ворот куртки – летят пуговицы. С треском разрывает рубашку. М-м-да… На шее у него темно-сизый шрам, сползающий куда-то вниз. Жутковатое зрелище. Значит, не все в той машине погибли? Жаль…

– Я это надолго запомнил! И когда узнал, что ты здесь!

Бандит замолкает и переводит дух.

– Но даже и я готов вас отпустить. Ежели оставите целым груз. Если нет… то ты понимаешь, что вас ждет!

– «Химики» не сдают груза, и ты это знаешь.

– Этот маскарад никого не обманул – «химиков» тут нет. А буквы на борту может написать кто угодно, – снова берет слово первый парламентер. – Да и все когда-то случается впервые.

Он внезапно улыбается – совершенно миролюбиво.

– Вы же не желаете войти в историю как человек, по милости которого умрет от голода множество людей? Конечно, ваши люди могут поджечь машины – и зерно сгорит. Нечего будет сеять… Вы именно этого хотите? Разумеется, мы постараемся донести до всех имя истинного виновника. Связи у вас нет, а Намид никого не оставит в живых, чтобы можно было бы оправдаться.

– Хотите сказать, что все похищенное прямо так и попадет в руки местного населения?

Мужик кивает.

– Не все – не стану врать. Но кое-что и им перепадет – князьям нет интереса править на кладбище. А вот в случае поджога… У нас просто не останется других вариантов! И вся ненависть местного населения будет обращена именно на Старопетровск. А вас и так не очень-то любят… Так что – выбирайте! В случае согласия можете выйти в эфир на прежней частоте – мы ответим сразу. На размышление даем час – и ни секундой более!

И парочка, кивнув на прощание, залезает обратно в автомобиль.

Топаем назад и мы.


С точки зрения этой парочки, они предложили нам оптимальный выход. И, типа, честь сохранить, и жизнь не потерять. Мол, мы пожалели людей, вот и приняли такое решение.

Интересно, как далеко мы успеем отойти, пока люди Намида не откроют огонь? А в то, что они станут стрелять, не сомневаюсь ни секунды. Эти гаврики нажмут на спуск – и никакие договоренности их не остановят.

Ну с этим бандитом все ясно, а вот что за персона первый говорун? Не сильно умен – выболтал, что они нас слушали. Небось сам себе кажется великим дипломатом – загнал в тупик столь зловещую фигуру! Ладно, пусть почивает на лаврах – чуток времени я все же выиграл!

Вваливаюсь к связистам и коротко пересказываю им содержимое разговора. Мальцев кивает и берется за микрофон.

– Внешность этой парочки опиши. Пусть народ извилины напряжет – что это за деятели такие, под каким князем ходят?


Радиопереговоры


– Первый натиск они отбили, за ночь лагерь успели укрепить. Починили и часть неисправной бронетехники – наверное, с фонарями работали. Успели установить и несколько мин – с тыльной стороны, там мало проломов в стене, неоткуда стрелять.

– Каково положение сейчас?

– Передовые их укрепления уничтожены, уцелевшие бойцы отошли к гаражам. Там мало места для маневра.

– Ваши потери?

– Значительны – не менее трети всего личного состава. Ждем подхода основных сил, идти по полю на пулеметы тут хотят немногие.

– Успокойте их, мы уже на подходе.


Час прошел – никто с нашей стороны на связь не вышел. Спустя еще несколько минут над лесом подняли черное полотнище с наспех намалеванным черепом. Без костей – наверное, не успели нарисовать. Понятно, это у Намида такой намек – мол, кирдык тут вам всем.

Что ж… мечтать не вредно!


Интересно, какую каверзу они готовят на этот раз?

Их минометы, скорее всего, стрелять не станут – риск поджечь грузовики слишком велик. Значит, пойдет пехота. Но просто так уже не попрут – две сотни трупов, валяющихся на поле, наглядно показывают опрометчивость такого решения.

А раз так, то будет и прикрытие.

ПТУРы с нашей стороны молчали. Так что об их наличии они могут только догадываться. Но уж совершенно точно они не знают, с к о л ь к о их тут у нас есть. Подозревать – могут. Но точной информацией не располагают – это и к бабке не ходи.

Пойдут блиндгрузовики – это вне всяких сомнений. Уже судя по тому, насколько был плотен огонь по «сапогу», можно предположить, что сие изделие им точно не понравилось. Именно потому, что способно сделать передвижение такого транспорта крайне небезопасным. А пребывание внутри – весьма некомфортным.

Бронетранспортеры?

Скорее всего, это не такой-то уж и страшный дефицит, вопрос только в наличии нужного количества топлива.

А раз так, то и какой-нибудь пакости, типа БМД или БМП, тоже вполне можно ожидать.

Что ж… и на эту тему мы позаботились тоже!

– Командир! – звучит в трубке телефона голос связиста. – Тут ворона каркнула…

– И что же поведала нам сия птичка?

– На подходе танки – до десятка.

Вот он – козырь противоположной стороны! В наше время – почти неубиваемый. Мало осталось исправных танков, которые еще могут самостоятельно передвигаться. Нет, на многих блокпостах и в некоторых городах такие агрегаты вполне себе присутствуют и могут при нужде шарахнуть по супостату из пушки. Но именно что присутствуют. Стоят на месте и никуда не ездят. Ибо сие – крайне затратная вещь. Уж и не говоря о том, сколько такой агрегат топлива хавает, так даже наличие подготовленного экипажа – это уже большая удача. Да, такую технику иногда применяют во всяких там разборках между «князьями». Но крайне редко и с большой неохотой. Потерять танк… на фиг-на фиг, лучше уж полсотни наймов положить! Наемников можно и новых завербовать, а что делать с обгоревшей глыбой железа?

Я уже молчу о том, что доставить сюда такое количество тяжелой бронетехники – само по себе достижение! И немалое! Не своим же ходом они сюда шли? Значит, есть тягачи или что-то подобное. Так еще и скрыть все это надо! С трудом представляю себе «князя», который отдаст всю свою наличную серьезную броню для такой операции. Один танк… ну, два… и хорош!

Да и ради чего?

А вот тут – уже яснее.

Дело даже не в тех деньгах, которые можно заработать на семенах. Это, конечно, важно, но не главное. Вот для торгашей – да, тут во главе угла золото.

А у «князей» свой резон.

Заставить это самое правительство учитывать хотелки местной власти – ради этого можно и не только танками пожертвовать.

Мол, в обход нас у вас хрен что выйдет.

Когда местные властители держат в кулаке лекарства – это серьезно. Они всем нужны.

Но вот с этим, увы, облом – и окончательный. Что-то по мелочи можно выпускать в крупных городах. Но в промышленном масштабе – фиг. Мало таких мест, и все они под контролем правительства. (А неглупые все же там люди сидят.)

Ладно, есть еще один рычаг.

Болеют люди не всегда, а вот жрать хотят – ежедневно. И ради того, чтобы поставить этот рынок под контроль, не жалко никаких танков. Купцов можно припугнуть, купить, взять в долю, а что сделать с правительством?

Воевать?

Ну… это как-то несерьезно… только одна война закончилась – да и то не до конца еще. Да и как, простите? Только из своего города с войсками выйдешь, так тотчас же на пороге всякие «доброжелатели» возникнут, еще и след простыть не успеет.

А вот «объяснить», что никто, кроме местной власти, порядка на дорогах не обеспечит, – это вполне по силам. Лекарства-то еще можно авиацией возить, а вот продовольствие…

Будь здесь купцы – грудью легли бы, но уничтожения груза не допустили бы ни при каких обстоятельствах. Но нет их здесь. Правда, нет еще и доброй полутысячи бойцов, что несколько уравновешивает данную утрату.

А вот «князья» могут и на груз рукой махнуть – им вопрос престижа важнее. Для них главное – доказать правительству собственную необходимость и крутизну. Тут никакие жертвы не станут чрезмерными. Помрет или нет какое-то количество населения – вторично. Основное – сохранить свою власть.

Теперь, кстати, понятно, кого представляет говорун – он от купцов. То-то он всю дорогу так упорно упирал на сохранность груза и прочее.

Ну, что ж… посмотрим, кто там у вас играет первую скрипку.

– Дежурный! Отмашку пожарникам!

Этот вопрос я еще в самый первый день обговорил…

Прошло несколько минут, и с разных концов городка начал пробиваться черный дым. Что-то горело, и весьма основательно. Пока понемногу, разгоралось, так сказать…

Вот и додумывайте, а что же там такое вдруг загорелось?

А я уже бегу к основным воротам во главе целого отделения. У нас нет противотанковых мин, вообще ни одной. Об этом как-то и не задумывались, слишком уж невероятным казалось появление з д е с ь этих стальных великанов.

Мин нет – зато голова имеется.

Пространство между гаражами вымощено бетонными плитами, а вот на въездах и выездах – там кое-где обычная грунтовка, засыпанная поверх щебенкой.

– Работаем! Рыть лунки здесь, вот тут и слева! В шахматном порядке – по два человека на лунку. В темпе! Вы двое – марш к машинам. Несколько патронных ящиков разбить – и доски сюда!

На дно такой лунки укладываются доски. На доски – тротил, килограммов пять. А уже поверх всего этого добра – обычная нажимная противопехотная мина. Засыпаем это щебенкой, пару кирпичей по бокам – и вот уже на них укладываем доску от разбитого ящика. Так, чтобы она всего лишь немного не касалась взведенной мины. Всю эту конструкцию присыпаем песком, щебень поверх – как ничего и не было! Даже если пробегающий человек ненароком и наступит – доска выдержит. А вот танк или бронетранспортер… тут никаких досок не хватит, даже и ящик не поможет!

Такая вот примитивная мина, но гусянку у танка снесет за милую душу!

Первые четыре мины я поставил рядом с окопами, тут черный дым почти полностью скрывает наши передвижения.

Еще три воткнули на крайне неприятном месте около стены. Вот не нравится оно мне… сам даже не пойму отчего, но своим предчувствиям я верю.

А потом оттянулись под прикрытие стен и стали работать уже спокойнее. На том конце сейчас точно так же орудует Сверло, так что тут можно особо не переживать – Иван сделает все в лучшем виде! Он куда более аккуратный спец, нежели ваш покорный слуга.

– Командир! – орет рация. – Танки!

Все, не выдержала душа у представителя купцов! Не может он спокойно смотреть на то, как дымом улетает в небо возможная прибыль. Вот и развернули танки прямо с марша, не стали выстраивать никакого боевого порядка – поперли все разом. На это-то и был мой расчет – и он оправдался!

Бегом наверх, ноги еле несут. Устал, ковыряючись в земле, да и нервное напряжение дает о себе знать. Но я не должен показывать вида! Командир всегда должен быть бодр и уверен в себе! На тебя смотрят бойцы, так что будь любезен соответствовать!

Не надо и дежурного дергать – в окна и так все неплохо видно.

Танки вышли с одной стороны, на что, собственно, я и рассчитывал, устраивая всю это показуху с пожарами. Ну, нет у них времени на перестроения – придется с ходу атаковать.

Но кое-что и они успели сообразить.

Вперед выдвинулись те самые блиндгрузовики и несколько единиц легкой бронетехники. Три бронетранспортера (переживем как-нибудь) и две БМП (а вот это уже хуже!). А вот позади них шли уже танки…

Двенадцать штук.

Три старые «тридцатьчетверки» – не иначе как с постаментов где-то стащили. Два каких-то непонятных и незнакомых агрегата. И семь вполне прилично выглядевших «Т-72». А вот это уже совсем невесело…

А между ними, сбоку и позади, шли густые цепи пехоты. На первый взгляд более полутысячи, и это по самым скромным подсчетам.

– Дежурный! «Бобрам» – «тридцатьчетверки» и БМП. Расчетам ПТУР – все остальное. Танки выбивать в первую очередь!

Вот так… А «Барсы» с их скорострелками займутся всем остальным транспортом – как раз для них.

Молчат наши, выжидают, когда танки перевалят через гребень возвышенности. От леса в нашу сторону местность слегка понижается, и тогда нам будет удобнее вести огонь.

Так что первыми ударили танковые пушки.

Вразнобой и с разной эффективностью. Для них-то как раз позиция была выгодной – стреляли сверху вниз. И видели (во всяком случае, думали, что видят) больше, чем мы. А что, собственно говоря, они там видели-то? Разбитые минометным огнем окопы? И стены железобетонных боксов?

Нет, не спорю, снаряду танковой пушки это небольшая помеха – пробьет. Но вот для глаз… Они-то, в отличие от снаряда, пронизывать стену пока не научились? Куда стрелять-то?

Однако выстрелили.

Парочка снарядов бесполезно просвистела над крышами и улетела куда-то в неизведанную даль. Еще несколько упали в поле, подняв фонтаны земли. А остальные сделали дыры в стенах.

– Дежурный! Добавить костров! В тех местах, куда танки жахнули!

Пусть у купеческого представителя сердце кровью обольется! Авось не станут танки вслепую больше стрелять.

А вот вражеские минометы дали залп, и это было куда как неприятнее – они стреляли дымовыми минами. Прицел выбрали верный, мины упали перед стенами боксов, враз ухудшив нам видимость. Противник мог и просто в дым лупить – с той же эффективностью. Мимо стены не промажешь, особенно с близкой дистанции.

Дежурный среагировал тотчас же, и по чердаку затопали ноги – корректировщики. Сверху им дым не так уж и мешает, минометы, во всяком случае, они навести сумеют.

Ударили, пока еще что-то было видно, и пушки «Бобров» – удачно! Одна «тридцатьчетверка» завертелась на месте – гусеницу снесли на фиг. А стартовавший откуда-то ПТУРС угодил в левофланговый танк, и тот окутался огненным облаком.

– Дежурный! Что там вороны? Может, пора и им каркнуть пару раз?


Минометные батареи наступающих стояли рядом. Их никто и не подумал маскировать – от кого? Расположение противника известно, никаких сил вне городка у него нет, повсюду свои… А один из минометчиков, взобравшись на высокую ель, хорошо видел цели, вовремя выдавая указания на огневые.

Дав несколько залпов дымовыми минами, минометы перенесли огонь на въезды, расчищая путь своей пехоте. В окопах уже почти никто не шевелился, и тратить туда мины было бы непростительной глупостью.

– Левее два! – крикнул корректировщик в радиостанцию. – Одна мина! Огонь!

Прижав к глазам бинокль, он проследил полет.

– На единичку дальше! Одна мина – пошла!

Бух!

Это еще что?

Куда они там влепили?

Он оглянулся. Над позициями батареи поднимался столб разрыва.

Э-м-м… это что такое?

Бух! Бух!

Рвануло еще дважды, и он вскинул бинокль.

Опрокинутые минометы, разбегающиеся расчеты… Что за фигня?!

Бух!

Совершенно оторопев, сидящий на дереве человек машинально поднял взор – для того чтобы увидеть… пикирующий самолет! На его глазах тот сбросил еще две бомбы, учинив на позициях совершенное разорение и панику, после чего задрал нос, выбираясь из пике. С места стрелка рванулись струи трассеров, и это было последнее, что успело зафиксировать сознание корректировщика.

Выпавший из безвольной руки бинокль, скользнув по веткам, шлепнулся на траву.


– Квадрат восемь-двенадцать! – Пришло сообщение с борта «Филина». – Минометные батареи противника. Частично подавлены, но довесьте туда еще, у меня бомб больше нет!

И наши стодвадцатки шарахнули по указанным координатам.

– Спасибо, Ворона! – откликнулись с земли.

Бухает повсюду. Откуда-то с поля поднимается жирный чадный дым – что-то там основательное горит. Но видимость по-прежнему хреновая. Куда-то в пелену дымзавесы бьют наши пулеметы и швыряются гранатами «АГСы». В ответ тоже что-то прилетает – и не всегда в пустоту. Пару раз стартовали ПТУРы – и что-то там неслабо рвануло.

Чертовы мины, теперь тут почти ни хрена не видно. Орут в рацию наверху корректировщики – им иногда удается что-то разглядеть.

– Сверло! – слышу я в наушнике. – Рубеж три!

Это значит, что пехота противника подошла к нам на триста метров. Что ж, не завидую им…

– Принято! – весело орет Иван. – Работаем!

С поля слышны хлопки – это стартуют «озимые». По-прежнему ничего не вижу. Иногда в эфире слышны целеуказания от «Вороны» – разведывательного самолета. Бомб у него больше нет, но глаза остались. И то хлеб!

Поворачиваюсь к своим сопровождающим.

– Прихватить внизу парочку гранатометов! И за мной!

Не слушая возражений, скатываюсь вниз по лестнице.

– Командир! Тебе туда нельзя!

– Так я и не на передок лезу!

Пробежав метров сто, заскакиваем в полуразрушенный бокс около поворота в ремзону. Прижавшись к стене, стоит с работающим мотором «Барс». Его пушка развернута в сторону ворот, а из башни выглядывает стрелок. Подскакиваю ближе и стучу кулаком по борту.

– Не спеши стрелять! Танку ты ничем не навредишь! Жди!

Он кивает.

– За мной! – Машу своим сопровождающим. Блин, их почти десяток за мной топает, откуда только взялись?

Осторожно выглядываю за угол. Порыв ветра слегка приподнимает дымовое облако, и откуда-то со стороны туда тотчас же уходит реактивный снаряд. Я вижу повернутый боком танк, но надо полагать, что его вижу не я один…


Лязг гусениц совсем рядом, и я киваю бойцам приготовить гранатометы. Танк! Ну где же ты?!

Но первым сквозь завесу дыма прорывается не он, а шустрый джип с пулеметом наверху. Лобовое стекло разбито, машина едет как-то боком, но едет же! А пулемет сверху лупит почти безостановочно. Слишком близко, чтобы стрелять из гранатомета, но ведь есть еще и автомат!

Очередь – машина виляет в сторону, не прекращая огня. И так же боком, совершив немыслимый пируэт, уходит за угол.

И там тотчас же бьет скорострелка «Барса». Ну, надеюсь, ее снаряды будут поэффективнее наших автоматов.

– Назад! – дергают меня за плечо. А на том месте, где я только что был, от стены летят осколки кирпича. Выстреливаю в сторону противника остатки патронов.

– Магазин! – ору во всю глотку. – Смена!

Лязг металла – в дыму прорезается что-то массивное и угловатое.

Бух!

Хрясь!

Сработал гранатомет кого-то из сопровождающих.

Но танк продолжает движение. Его если и повредили, то не особо основательно. Во всяком случае, он едет.

Ба-бах!

Да еще и стреляет!

– Командир! Бегом сюда! – и меня оттаскивают в сторону.

– Дальше! Тут мины через десяток метров!

Проскакиваем мимо скособоченного джипа – через лобовое стекло свесился водитель. Одиноко уставился в небо пулемет, стрелка не видно вообще.

А позади нас лязг гусениц!

– Бегом!

И только мы успеваем упасть на бетонный пол, как вздрагивает земля. Взрывной волной срывает ворота, и в боксе становится чуть светлее.

Приподнимаюсь на колено и выглядываю наружу.

Танк как-то странно завалился набок. Это не наш, я такой марки никогда ранее не встречал. Башня повернута вправо, орудийный ствол нелепо уткнулся в стену бокса.

Щелчок!

Приоткрывается люк.

И на свет божий высовывается чья-то голова.

– Не стрелять!

Поздно – позади меня грохочет короткая очередь. От головы летят кровавые брызги, она исчезает, но спустя несколько секунд из люка показывается чья-то рука. Шарит по воздуху, хватается за край…

Да он контужен!

– А ну – поймайте мне этого кренделя!

Топот ног – на танк вскакивают двое бойцов. Раз – и, как морковку из грядки, танкиста выдергивают из люка. Обезоруживают и подтаскивают ко мне. Увы, толку с него немного – мужик и верно контужен.

– В штаб!

И клиента уволакивают в неизвестность.

Грохот – рассыпая во все стороны обломки, обваливается стена гаража, и оттуда вываливается еще один танк. Дым, пылища – он подслеповато ворочает башней.

– Ложись!

И мы дружно валимся на бетон.

А через нашу голову бьет скорострелка. Стрелок молодец – лупит не по броне. Гусеницы – вот его цель.

От танка летят во все стороны какие-то железяки, лопается и рассыпается трак.

И громадная машина беспомощно вертится на месте. В какой-то момент она останавливается, башня приходит в движение…

– Врассыпную!

Водитель бронемашины резко сдает назад, и она скрывается за выступом стены.

Гах!

Снаряд канул куда-то в дым.

А мы уже забегаем со всех сторон. Под ногами гулко грохочет броня. В руках одного из моих ребят кусок брезента – и где только он его взял?

Раз – и накрыты приборы наблюдения. Спрыгиваю на землю. Где-то я ее тут видел… ага!

Снова лезу наверх, наклоняюсь и щедро плескаю из канистры отработанным маслом на прицел. Теперь можешь стрелять, если что-то там разглядишь, конечно.

Злобно рыкает спаренный пулемет.

На здоровье! Хоть до посинения в глазах!

– Взрывчатку сюда! Рвануть ему вторую гусеницу!

Бойцы спрыгивают на бетон.

– Стоп! Сразу под днище – его наизнанку вывернет!

– Есть!

Они исчезают в дыму.

Бой грохочет уже повсюду. В наушниках слышны выкрики, выстрелы и спокойный голос Горлова.

– Рубеж один!

То есть пехота противника подошла уже почти вплотную к стенам!

Даже отсюда я слышу грохот одновременного подрыва десятка мин. Представляю, что сейчас происходит на поле… Рядом со мной беззвучно оседает боец – пуля пришла неведомо откуда.

– Всем внутрь! – кричит дежурный. – Вороны!

То есть на подходе звено самолетов. Наш последний козырь в этом бою. Два десятка шестикилограммовых бомб.

– Под крышу! – толкаю я ближайшего бойца. – Передай дальше!

И тут рвануло… с неба обрушилась смерть.


Во рту песок, в ушах гудит… Но – цел. И даже не ранен.

А передо мной стоят два бойца с ящиком взрывчатки.

– Момент…

Танк стоит неподвижно, мотор не работает. Вспрыгиваю на броню и стучу прикладом по башне.

– Эй! Сейчас мы вас к хренам собачьим взорвем! Мысли есть?

Секунда… другая…

Щелчок, скрежет – приподнимается люк. И по броне съезжают три пистолета.

– Не стреляйте!

Спекся экипаж.

– Оприходуйте их… – спрыгиваю на бетон.

– Дежурный! Доложить обстановку.

Отвечает незнакомый голос.

– Наблюдаю большое количество горящих танков. Вороны докладывают – организованного сопротивления нет. Наблюдаются отдельные группы противника, спешно отходящие к лесу.

– Большое – это сколько? И где прежний дежурный?

– Визуально – вижу семь. По докладам, два танка прорвались внутрь – их не наблюдаю. Прежний дежурный убит – в штаб прорвалась группа атакующих. Общей численностью до взвода. Дежурная смена вступила в бой, и почти все погибли. Подоспевшими силами противник уничтожен.

– За прорвавшиеся танки не переживай – подбиты. Экипажи взяты в плен. Что там с саперами?

– Сверло ранен. У них погибло два человека. Но медики на месте – помогут.

– Так… Тишина – Беглецу!

– На связи.

– Ты там как?

– Отбились… К нам тоже заглянули, но им не повезло.

– Понятно. Колун!

– Да здесь я…

Оборачиваюсь.

Пулеметчик стоит, опершись на стену. Весь изодранный, морда черная, только зубы белые видны. Левый рукав разорван, и рука наспех перебинтована.

– Как ты?

– Контузило… в башке словно футболисты по мячу стучат. Пить хочу…

Оборачиваюсь к сопровождающим. Их уже пятеро, и один перевязывает товарища.

– В санчасть его проводите! И этого тоже туда, неча тут передо мной форсить!


Закинув за плечо автомат, двигаюсь в сторону штаба – сверху все же виднее, да и дым уже немного рассеялся. Сворачиваю за угол и натыкаюсь на тот самый броневик. Сверху мне приветливо машет рукой стрелок.

– Иди-ка сюда…

Он спрыгивает на землю. Совсем пацан…

– Ну ты и отчаюга! – качаю головой. – Рисковый мужик! Сколько тебе лет-то?

– Семнадцать! Будет…

– И уже башенный стрелок?

Парень потупился.

– Заряжающий… Ранило Михеича-то…

– Стрелок! Это я со всей ответственностью заявляю! Держи – от Беглеца лично!

И вытащив из кобуры «Браунинг», вручаю его смущенному парню. На щечках пистолета вырезана большая буква «Х» – не спутаешь!

– Вот тебе и три запасных магазина… Звать как?

– Борис… Морозов я!

– Запомню!

Перед дверью штаба пришлось задержаться – оттуда выносили тела погибших. Вот ведь как все сложилось… не выскочи я тогда в дым – сейчас и меня так вот тащили бы…

В комнате дежурного кавардак, пулевые отметины на стенах, часть аппаратуры и почти все телефоны разбиты, словом – повоевали и тут.

– Обстановка?

– Вороны докладывают – противник бежит. По нашим предварительным подсчетам, куда-то пропал один танк и около десятка автомашин – сбежали, скорее всего. Все прочие подбиты или уничтожены. Со стороны противника уничтожено до трехсот человек.

– У нас что?

Выслушав ответ, тяжело опускаюсь на стул.

Да…

Херовый я командир…

– Не тушуйся, – опускается рядом Горлов. – Тут и Буденный хрен бы чего такого изобрел!

При таком-то численном перевесе, да танки! В блин бы раскатали за пять минут!

– Ты думаешь?

– Только на твоих минах их три штуки гробанулось! Да еще один вы взяли почти целым! Не сработал козырь-то! Побили его!

Поднимаю голову – все в помещении дежурного стоят.

– Чего так? Пошто не на местах?!

– Кончен бой, командир – они выбросили белый флаг. Сдаются!

Меня хлопают по плечам, жмут руки.

Конец?

Мы победили?


Иду вдоль строя пленных. Видок у них… тот еще. Много раненых, некоторые – так очень даже тяжело, они в сторонке лежат.

– Сколько их тут?

– Двести сорок один человек.

М-м-да… вдвое больше, чем нас…

И кого тут только нет! Обычные наймы, княжеские дружинники, просто искатели удачи – всякой твари по паре.

– Перевязать! Запереть пока в боксы. Раненым оказать помощь – и в отдельное помещение. С нашими рядом не класть!

По полю приближается группа людей. Несколько человек идут в центре, это явно пленные. По сторонам шагают автоматчики. Не наши – это ребята из соседнего каравана.

Вглядываюсь…

Ба, знакомые все лица!

Намид – весь какой-то перекособоченный. И посланец торгашей.

– Где их взяли?

– Удрать пытались. Танк в болоте завяз, а у машины мы колесо прострелили.

– Сопротивлялись?

– Этот, – указывает старший конвоя на представителя купцов, – сразу руки поднял. А вон тот отбивался, пока ему плечо не прострелили.

Ага, понятно, отчего Намид такой скривившийся – больно ему. Ну, ничего… я хоть и не доктор, но вылечить кой-чего могу.

– Этих двоих – со мной! Прочих – в общую кучу.


Обходя воронки и разбитые автомашины, подходим к боксам, где стоят наши грузовики.

– Открыть ворота!

Машины почти не пострадали, прочные стены сберегли их от осколков. По моему знаку бойцы снимают из кузова мешок.

– Развяжите.

Толкаю мешок носком ботинка, и на бетон с тихим шорохом высыпается… песок.

– Конвой был весь загружен зерном. Но мы знали про то, что нас пасут, и не хотели рисковать. И поэтому каждый наш встречный караван перегружал к себе часть зерна, заменяя его песком. Именно они и развозили его конечным потребителям. Те самые «химики», которых вы так стремились опорочить!

Если бы я с размаху дал торгашу дубиной по башке, он и то так не поразился бы!

– Так здесь… здесь ничего не было?!

– Последнее зерно увезли те грузовики, которые сюда приходили. А горели тряпки, которые мы полили отработанным маслом.

– Ты все знал? – цедит сквозь зубы Намид.

– Кроме того, что ты будешь возглавлять эту гоп-компанию. Отчего, по-вашему, не пришла помощь от купцов? Так некому уже было ее посылать! Вас целенаправленно вели именно сюда. Туда, где все было готово к встрече. И большинство ваших «нанимателей» вскорости смогут разделить с вами горечь поражения. За ними уже пошли…

Он дергается, но тотчас же получает прикладом по спине – охрана бдит!

– Что ж вы думали, мы позволим вам украсть завтрашний день у тех, кто и сегодня-то вполсилы существует?

Купчик пытается что-то объяснить, но получает пинок от сотоварища.

– Молчи уж! – морщится Намид.

– Ты тогда верно сказал – это был не князь, – я смотрю на него недобрым взглядом. – Кто-то недостаточно хорошо сделал свою работу. Ничего, я постараюсь исправить это упущение… Выведите их на улицу!


Пленных еще не успели разогнать по боксам. И теперь они смотрят на то, как их бывших предводителей ставят к стенке.

Молчат.


– Вы все их знаете, – обвожу взглядом притихшую толпу. – И вместе с ними шли сюда, чтобы забрать у людей последнюю надежду. Пропить и прогулять их будущее – их завтрашний день!

Тишина.

Только порывы ветра поднимают пыль и разносят дым от горящей техники. Ветер зловеще посвистывает в пламегасителях тяжелых пулеметов.

– Каждого из вас допросят, и каждый ответит. В меру своих прегрешений, разумеется. Но вот их допрашивать не станут. Ибо они могут ответить только одним способом – своей жизнью. Никому не позволено зарабатывать золото на чужом горе! И мы не дадим вам продать или купить наше завтра!

Они прячут глаза, отворачиваются. Им страшно. Да, автоматы расстрельного взвода сейчас смотрят не на них, но от этого ничуть не легче. Оружие ведь можно и развернуть в другую сторону. Сейчас каждый из них изо всех сил желает смерти тем, кто стоит у исклеванной пулями и осколками стенки. Ведь может же так быть, что эти смерти станут искупительной жертвой? И все вернется на круги своя?

Нет.

Для вас – не вернется. Или очень не скоро.

Мы найдем способ, чтобы каждый из вас еще долго не смог бы возвратиться к прежнему занятию.

Побудете в шкуре простого человека, авось чего и вспомните…


– Взвод – пли!


К О Н Е Ц


РГ-60ТБ также имеет любопытную особенность. Ручные гранаты с термобарическим зарядом

https://aftershock.news/?q=node/646641

Витька Озеров – нач. СБ

главы городского совета Федора Демидова (в просторечии именуемого Демидычем или, шутейно, «Главарем»)

Мишка Юрченко наш главный разведчик.

– Горлов, Иваном звать, – отрекомендовался худощавый рыжий парень. – Позывной – «Сверло». Старший сержант. Войсковая разведка, сапер, худощавый рыжий парень

Демидов Олег, старший лейтенант. Позывной – «Колун». Пулеметчик, замок, командир взвода. Дагестан, Донбасс. Командир взвода разведки, – полная противоположность саперу – мрачноватого вида коротыш. Шрам на угрюмой морде – серьезный парень.

Мальцев Дмитрий, связист. Прапорщик. Позывной – «Тишина». Системы ЗАС, полевая радиосвязь, авианаводчик.

Вскинуты на плечи тяжелые кассеты «КПОМ-2»

Примечания

1

Служба безопасности.

2

Самодельное транспортное средство на базе грузовика.

3

Прибор бесшумной и беспламенной стрельбы.

4

Граната «Ф-1».

5

Форма номер восемь – чего сперли, то и носим. Армейский жаргон.

6

Финская копия «АК» под патрон 7,62х39.

7

Дульный тормоз-компенсатор – насадка на автоматный ствол, снижающая отдачу и уменьшающая увод ствола в сторону при стрельбе.

8

Автоматы калибра 7,62 мм и 5,45 мм.

9

См. «Спасатель», «Беззаконные земли».

10

В просторечии – жаба душит.

11

Неизвестная земля.

12

См. «Спасатель», «Беззаконные края» Б. Громова.

13

Светозвуковая граната.

14

«СПГ-9» – станковый противотанковый гранатомет.

15

Осколочная выпрыгивающая мина «ОЗМ-72».

16

«КПОМ-2» – для дистанционной постановки осколочных противопехотных мин.

17

Первый известный в истории войн случай доставки пехоты к полю боя на автомашинах.

...

Купить книгу "Экспедиция в завтра" Конторович Александр


Только ознакомительный фрагмент
доступ ограничен по требованию правообладателя
Купить книгу "Экспедиция в завтра" Конторович Александр

на главную | моя полка | | Экспедиция в завтра |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 2.3 из 5



Оцените эту книгу