Book: Стеклянные дети



Стеклянные дети

Кристина Ульсон

Стеклянные дети

Оригинальное название: GLASBARNEN

Copyright © Kristina Ohlsson 2013

Published by agreement with Salomonsson Agency

Art director: Stefano Rossetti

Graphic designer: Rebecca Frascoli / PEPE nymi

Cover images: © Shutterstock

ООО «Клевер-Медиа-Групп», 2019

Глава первая

Никто не знал, куда уехали люди, жившие раньше в этом доме. Прошлым летом они в один прекрасный день просто собрали вещи и съехали. После этого дом стоял пустой.

– Они позвонили мне в июне, – объяснил мужчина, который показывал дом Билли и её маме. – Сказали, что отец, глава семьи, получил новую работу, так что им снова приходится переезжать. И спросили, не помогу ли я с продажей дома.

Он покачал головой и стал подниматься по ступенькам крыльца. Билли чувствовала разочарование. Неужели теперь они будут жить здесь? Мама обернулась и улыбнулась ей. Той новой улыбкой, что появилась у неё в прошлом году, когда заболел папа. Грустной улыбкой, наводившей Билли на мысль о клоунах в цирке.

Мужчина отпер дверь и вошёл. Билли с мамой последовали за ним.

– Я, конечно, не смог им отказать, – говорил мужчина. – Я не специалист по недвижимости, но дом‐то всякий сумеет продать. А вот времени заняться продажей, когда они уезжали, у меня не было. Потом пришла осень, потом зима, и тогда я позвонил бывшим хозяевам и сказал, что лучше подождать до лета.

– А много людей приезжало посмотреть дом? – спросила мама.

– Ну… – Мужчина поколебался, прежде чем ответить. – Не много, но приезжали. И кое‐кто заинтересовался.

Билли подумала, что мужчина врёт. Ей хорошо удавалось расслышать ложь: по голосу ясно, когда люди говорят неправду. Как в тот раз, когда она спросила маму: «А папа не умрёт?» и мама ответила: «Конечно же, нет». Билли тогда сразу поняла, что мама лжёт.

Мужчина повёл их по дому. На верхнем этаже были две маленькие спальни со скошенным потолком. На нижнем этаже – кухня, гостиная, небольшая гостевая комната и ванная.

– Кухня маленькая, – заметила Билли.

– Нам хватит, – ответила мама.

Билли осмотрелась. Какой старый дом. Если верить листовке, которую дал им мужчина, дом построили почти сто лет назад. Деревянный, выкрашенный синей краской. Краска растрескалась – это Билли увидела, ещё когда стояла в саду.

– Эту развалюху перекрасили всего несколько лет назад, – пояснил мужчина. – Раньше она была жёлтой.

Все втроём они поднялись в спальни, и Билли подумала: как трудно дышать. В доме странно пахло, словно в последние двадцать лет здесь никто не жил. Ей всё равно, какого цвета был раньше дом – зелёный, жёлтый, чёрный… Всё, чего ей хотелось, – это уехать отсюда и оказаться у себя.

У себя. В Кристианстаде, в доме, в котором она прожила все двенадцать лет своей жизни и который ни за что не хотела покидать. Мама вбила себе в голову, что теперь, когда они с Билли остались одни, им надо переехать. В Охус, небольшой район в двух милях от места, где мама жила в детстве. Билли думала, что им и так живётся нормально. Если они и сменят дом, папу всё равно не вернуть.

– Синий – очень красиво, – сказала мама. – Жёлтый – тоже симпатично, но прежние владельцы явно предпочли синий. Сколько времени они здесь жили?

Все трое вышли из спальни.

– Не помню точно, – уклончиво ответил мужчина. – Кажется, года три-четыре. Я уже говорил, они уехали немного второпях – мама получила новую работу.

– Разве не папа? – спросила Билли.

Мужчина пристально посмотрел на неё:

– Нет. Мама.

В комнате воцарилось молчание, и Билли услышала сверху какой‐то звук. Словно по черепице пробежали чьи‐то быстрые ножки.

– Птицы, – пояснил мужчина. – Привыкнете.

Билли поёжилась. Дом ей не нравился. Холодный и грязный. Такой же оказалась и мебель, которую оставили прежние владельцы. Мама посмотрела на неё и спросила, когда владельцы собираются забрать свои вещи. Мужчина кашлянул:

– Н-ну, если я правильно понял, дом продаётся вместе с мебелью. Или вообще не продаётся.

– То есть если я не куплю мебель, то и дом мне не продадут? – удивилась мама.

– За мебель не нужно платить, – пояснил мужчина, – но за ней никто не приедет.

– Понятно, – сказала мама, но Билли видела, что ничегошеньки ей не понятно.

Кто же переезжает, бросив свои вещи?

– Я выйду в сад, подожду, а вы пока осмотритесь, – предложил мужчина и стал спускаться по лестнице.

Они услышали, как мужчина хлопнул входной дверью, и вскоре увидели его в окно.

– Что скажешь? – спросила мама. – Мебель мы, конечно, поменяем. Подумай лучше, как мы перекрасим дом и переделаем тут всё, как хотим.

У Билли комок встал в горле. Всего год назад она перекрашивала свою комнату в городском доме. Ей помогал папа, и они тогда удивлялись, почему он так быстро устаёт и почему у него болит спина.

– Не хочу жить в Охусе, – сказала она. – У меня тут нет друзей – все мои знакомые остались в городе. И дом мне не нравится.

– А дом чем провинился? – спросила мама.

Билли не знала, с чего начать. Везде пыль, окна грязнущие. По крыше бродят птицы, пол и стены скрипят…

– Он такой… старый, – сказала она наконец.

– Солнышко, но наш дом в городе тоже старый.

У Билли зачесались глаза, и она вытерла лицо рукавом свитера. Ей просто-напросто не нравился этот дом.

– Я вниз, – сказала мама. – Спускайся, когда осмотришься.

Ступеньки заскрипели под мамиными шагами, и вскоре Билли услышала, как мама открывает и закрывает шкафчики на кухне.


Стеклянные дети

Билли зашла в другую комнату – в ней она будет спать, если они с мамой сюда переедут. В комнате оказалось полно книжных полок и всякой мебели. У стены стояла кровать с зелёным покрывалом, в углу – деревянный письменный стол, который кто‐то выкрасил в розовый цвет. На столе лежал альбом для рисования и карандаши, а рядом – несколько рисунков. Как будто кто‐то сидел и рисовал, а потом просто встал и вышел.

И не вернулся.

Глава вторая

Четыре недели спустя они переехали. Билли с трудом понимала, как это произошло.

– Я хочу, чтобы мы жили здесь, – сказала мама.

И они стали жить здесь. Мама твердила, что выросла в Охусе и ей всегда ужасно хотелось вернуться сюда. Ей хотелось, чтобы они начали всё сначала – не в Кристианстаде, но недалеко от него. У Билли не было сил с ней спорить. К тому же мама заявила: пусть Билли и дальше ходит в школу в Кристианстаде, с прежними одноклассниками.

– Надо прибраться, – заметила мама, когда они внесли коробки с вещами.

Билли согласилась. В доме и правда следовало прибраться.

Стоял июль. Летние каникулы были в разгаре, а Билли не могла вспомнить, чем занималась, когда занятия в школе закончились. Её приятели, узнав, что она переезжает в Охус, воодушевились – можно будет заглянуть к ней в гости на каникулах. Прокатиться на велосипедах до пляжа, искупаться. Поесть мороженого на набережной.

Билли старалась, чтобы её голос тоже звучал радостно, но у неё не получалось. Она думала только про пыль, грязь и кучу старья, которую оставили после себя прежние жильцы. Как будто эти люди продолжают жить в доме.

За неделю до переезда Билли с мамой съездили в Лунд навестить бабушку с дедушкой – папиных родителей. Дедушка пожарил мясо на гриле, бабушка сварила молодой картошки. Они, кажется, тоже думали, что переезд – это хорошо.

– Перемены пойдут вам на пользу, – сказала тогда бабушка и погладила Билли по щеке.

Потом бабушка заплакала, а дедушка закашлялся и сказал, что у него глаза слезятся из‐за дыма. Хотя Билли видела, что ему тоже очень грустно. Билли столько плакала после папиной смерти, что думала – больше слёз у неё не осталось. Но слёзы всё лились и лились. Чаще всего по ночам, а иногда и среди бела дня. Ни одна зима и ни одна весна ещё не бывали такими ужасными.

Их дом в Кристианстаде ещё только должны были выставить на продажу. Билли надеялась, что никто не приедет его смотреть, и тогда они с мамой переедут назад. Агент считал, что продать дом будет проще, если в нём останется мебель. Поэтому мама решила повременить с перевозкой вещей в новый дом.

– Там и так полно мебели, и за один день её не выбросишь, – заметила она.

Но тут Билли встала на дыбы:

– Ни за что не буду спать в их мерзкой старой кровати!

Мама с ней согласилась. Кровати придётся сменить, но остальную мебель они пока оставят.

Когда они вносили свои пожитки, стояла жара. В своей комнате Билли побросала вещи прежних владельцев дома в большие картонные коробки, которые мама привезла с собой. Она сдвинула розовый стол, за которым, видимо, кто‐то рисовал. Осторожно взяла в руки рисунки, лежавшие сверху. Билли казалось, что их нарисовала какая‐то девочка. Большинство рисунков были чёрно-белыми, и лишь несколько картинок – цветными.

На рисунках было разное. Большая кошка сидит на камне. Много деревьев – Билли решила, что они изображают лес. Какой‐то мальчик выглядывает из‐за ствола. Ещё на одном рисунке была девочка – кажется, её что‐то ужасно рассердило.

Билли сложила рисунки поглубже в коробку, а сверху навалила другие вещи. Ей не нравилось, что она всё время натыкается на следы прежних жильцов. Мама то и дело твердит, что им надо начать всё сначала, но как можно почувствовать новое в таком старом доме?

В дверном проёме появилась мама:

– Я в магазин. Не хочешь со мной?

Билли подумала. Нет, в магазин ей не хотелось.

– Ладно, – сказала мама. – Я скоро вернусь.

И Билли в первый раз осталась в новом доме одна.


Стеклянные дети

Глава третья

Когда мама ушла, в доме воцарилась тишина. Билли сложила в коробку последние вещи, которые хотела вынести из комнаты, и спустилась вниз за пылесосом. Уходя, мама оставила входную дверь открытой, и Билли поскорее закрыла её, а потом ещё и заперла. Закрывая дверь, Билли услышала, как в одной из комнат хлопнуло окно. Она как можно тише прокралась в гостиную, но там все окна были закрыты. Билли застыла как вкопанная, прислушиваясь. Окно снова хлопнуло, но где‐то в другом месте.

И тут Билли увидела кое‐что, отчего тут же забыла про звук. Лампу на потолке гостиной. Она качалась. Лампа медленно качалась взад-вперёд, словно маятник старых часов. Наверное, от сквозняка, подумала Билли. Но в гостиной все окна были закрыты. Тогда почему лампа раскачивается?

Билли перешла в гостевую комнату. Пол здесь был завален мусором и заставлен коробками. Билли увидела приоткрытое окно и поскорее закрыла его с облегчением. Окно, как и дверь, Билли не решилась оставить открытым. Зайти в гостиную и посмотреть на лампу тоже было страшно. А вдруг она всё ещё раскачивается?

Пылесос Билли отыскала в углу, у двери. Кажется, таких странных каникул у неё ещё не было. Сплошные переезды и уборка. Каникулы без папы. Билли заставила себя сделать глубокий вдох. Вытаскивая пылесос, Билли заметила столик. Низенький, похож на журнальный, но ещё меньше. Интересно, зачем такой нужен? Может, это столик вроде того, на какой бабушка ставит цветы?

Столик был покрыт пылью, но Билли всё равно увидела, что он разноцветный. Ножки металлические, а столешница выложена блестящими камешками – синими, красными и золотистыми. Билли осторожно провела пальцем по пыли, и камешки заблестели. Первая красивая вещь, которую она увидела в этом доме. Надо спросить маму, можно ли забрать этот столик к себе в комнату. Неся пылесос наверх, Билли снова подумала о лампе. Ясно, что она раскачивалась из‐за сквозняка в гостевой комнате. С чего бы ещё?

Солнце медленно садилось за кроны высоких сосен, которые росли через дорогу, прямо напротив дома. Билли с мамой сидели на террасе и ели спагетти с соусом болоньезе.

– Может, съездим к морю, окунёмся вечерком? – предложила мама, и глаза у неё заблестели. – После сегодняшних трудов мы это заслужили.

Прокатиться на пляж вечером – заманчиво! Билли залпом допила молоко, и они с мамой пустились в дорогу. Сначала они крутили педали молча, а потом Билли спросила:

– Как по‐твоему, что случилось с прежними жильцами?

– Почему ты думаешь, что с ними что‐то случилось?

– Ну не знаю… разве не странно, что они просто уехали, бросив столько вещей?

– Ну да, – сказала мама. – Странновато, что они вот так просто сорвались. Но бывает и такое. В жизни всё может измениться очень быстро.

Потом они ехали молча до самого пляжа.

Вода была такой синей, такой прохладной! Гладкая поверхность чуть морщилась под слабым ветерком. Билли осталась стоять по колено в воде, а мама вбежала в воду по пояс. Потом бросилась вперёд и исчезла в синеве. Через несколько секунд вынырнула:

– До чего же хорошо! Билли, иди сюда!

Билли поспешила за мамой. Она забыла, что вода в Охусе всегда холодная. И дно здесь покатое. Дедушка всегда говорил, что здесь так мелко, что можно дойти вброд до самой Польши. Берег был узким, но длинным. Далеко справа виднелся пирс у входа в гавань. Билли решила прокатиться до гавани, как только выдастся время. Приятное место, там и почитать можно.

Она накупалась и уже начала сворачивать полотенце, как вдруг заметила его. Темноволосого паренька с карими глазами. Он сидел на песке поодаль в одних красных шортах. Чего он там сидит и глазеет на неё?

Мама вышла из воды и встряхнула волосами. Она, должно быть, проследила за взглядом Билли, потому что сказала:

– Какой приятный.

Билли почувствовала, что краснеет. Вот вечно родители так. Это что, нормально – так говорить? «Приятный». Разве говорят подобное о детях?

– Ничего не приятный, – буркнула она. – Дурак какой‐то, сидит и пялится.

Билли сердито зыркнула на парня, и он отвернулся. Но когда Билли с мамой проходили мимо него, он снова посмотрел на них. Билли надулась, демонстративно поглядев в другую сторону. Всю дорогу, пока они шли до велосипедов, она чувствовала взгляд парня.

Домой они вернулись уже в сумерках. Мама взяла полотенца и пошла на задний двор развесить их на сушилке.

– Иди в дом, я сейчас приду, – сказала она. Билли быстро обошла дом и поднялась на террасу. Сосны по ту сторону дороги высились тёмной стеной. Кое-где в соседних домах загорелся свет, но, поскольку участки у всех были большие, казалось, что эти дома где‐то далеко. Какая‐то белка пряталась на террасе и теперь метнулась вниз по ступенькам, заставив Билли подпрыгнуть.

Билли думала о том парне на пляже. Когда она вытаскивала ключи и отпирала, руки у неё слегка дрожали. Она быстро шагнула в дом и захлопнула за собой дверь. Ноги у неё ещё были в песке, и она стряхнула его ладонями. Жёлтые крупинки дождём посыпались на коврик. Билли щёлкнула выключателем, и лампа на потолке прихожей мигнула. Девочка подумала про столик из гостевой комнаты. Может, протереть его и унести к себе?

В гостевой лампы на потолке не было – только небольшие бра на стене, их матовый свет окрашивал комнату жёлтым. Билли нагнулась над столиком, чтобы поднять его, и застыла. Этого не может быть!

Билли присела на корточки, чтобы получше разглядеть столешницу. Но нет, она не ошиблась. Чем больше девочка всматривалась в пыльную столешницу, тем страшнее ей становилось. Поверх полосы, которую она прочертила в пыли днём, кто‐то оставил отпечаток ладони – очень маленькой. Словно, пока они с мамой ездили купаться, в дом забрёл ребёнок, прижал руку к пыльному столику – и убежал.


Стеклянные дети


Глава четвёртая

Из головы у Билли никак не шла мысль об отпечатке ладони. Кто‐то пробрался в дом, пока их не было. Но мама ей не верила. Она твердила, что Билли сама оставила отпечаток на пыльном столике.

– Вот, смотри! – Билли приложила к отпечатку собственную ладонь. – Моя рука намного больше!

Ну почему мама думает, что она лжёт?

– И что по‐твоему? – спросила мама. – К нам в дом пробрался какой‐то малыш?

Билли сама не знала, что думать, и потому не ответила. Но ей было жутко. По вечерам она теперь с трудом засыпала, а ночью просыпалась оттого, что по крыше прыгали птицы, а в стенах и полу что‐то потрескивало и кряхтело.

– Со старыми домами всегда так, – говорила мама. – Они как будто поют.

Но Билли побаивалась этого дома, в ней крепло чувство, что здесь что‐то не так. Иногда ей казалось, что они не единственные обитатели дома. Она надеялась, что, когда они поживут здесь какое‐то время, станет лучше. Билли уже выросла из сказок о привидениях, и мама, конечно, резонно сомневалась, что в дом, пока их не было, пробрался какой‐то малыш. Но всё‐таки как на пыльной столешнице оказался отпечаток ладони?

Начались дожди. Билли почти всё время проводила у себя в комнате – лежала на кровати и читала, пока дождевые капли барабанили по черепице. Через пять дней непогоды мама решила, что они обжились в доме, и тут снова выглянуло солнце.

– Мы разве не хотели выбросить всё старьё, что собрали в эти коробки? – спросила Билли, когда они заканчивали убирать в гостевой комнате.

– Ну, погода же была плохая, – сказала мама. – И потом, Мартин – помнишь мужчину, который показывал нам дом? – обещал взять это на себя, так что пусть коробки просто постоят здесь.

– Он столько наврал!

– Ну Билли, – устало сказала мама.

– Но он правда врал! – Билли стояла на своём. – Говорил, что прежние жильцы съехали, потому что папа получил новую работу, а потом вдруг оказалось, что мама.

– Он просто перепутал. Не цепляйся к словам.

Но Билли всё думала про отпечаток ладони в пыли. Она не понимала, как мама может оставаться такой спокойной.

Охус оказался маленьким, и это нравилось Билли больше всего. Она старалась каждый день куда‐нибудь выбираться. С особенным удовольствием она навещала библиотеку, располагавшуюся позади большого продуктового магазина. Билли ужасно любила книги. Она даже решила не убирать в коробки книги, оставленные у неё в комнате предыдущими жильцами. Пусть себе стоят на полках.

На этот раз женщина за стойкой библиотеки узнала Билли и тепло поздоровалась с ней. Билли приехала спросить насчёт книги, которую заказала в прошлый раз.

– Тебе повезло, – улыбнулась библиотекарша. – Мы её как раз получили!

Она повернулась и взяла книгу со стеллажа, стоявшего позади её стола. Толстая книга в коричневом переплёте, и к ней резинкой прикручена бумажка с именем и адресом Билли.

– Ну‐ка посмотрим. – Библиотекарша потянула резинку.

Билли достала читательский билет. Протягивая его библиотекарше, она случайно задела бумажку на книге, и листок слетел на пол. Она уже хотела нагнуться и поднять его, как вдруг услышала голос:

– Ничего-ничего, я подниму.

Билли дёрнулась – она не заметила, что у неё за спиной кто‐то есть. Какая‐то пожилая дама подняла записку и прочитала её, прежде чем отдать Билли. Старушка была невысокой – ростом даже меньше Билли. И очень странно одетой. Длинное платье казалось таким же старым, как она сама. И пахло от женщины странно. Как будто стеарином. Кажется, библиотекарша знала даму – у неё сразу как будто испортилось настроение.

– Элла, твоя книга ещё не пришла, – кисло проговорила библиотекарша.

Как будто считала, что та слишком часто наведывается в библиотеку, и ей, библиотекарше, это не нравится.

– Ну что ж, – сказала старушка. – Зайду, значит, в другой день.

– Я говорила – мы позвоним, когда книгу доставят.

Старушка помолчала, а потом ответила:

– Зачем звонить? Делать мне особенно нечего, так что я с удовольствием навещу вас. – И повернулась к Билли: – Я видела адрес на записке, ты живёшь на Спаррисвэген. Вы переехали в тот синий дом напротив соснового леска, верно?

Голос у старушки был приветливым, но глаза тревожными. Билли поёжилась. Почему эта женщина интересуется, где она живёт?

– Ну да, – сказала она наконец. – Но мы переехали совсем недавно.

Старушка покачала головой, и Билли показалось, что она чем‐то огорчена.

– А я‐то думала, что там больше никто не станет жить, – заметила она.

Библиотекарша отдала Билли и книгу, и читательский билет.

– Спасибо, – машинально сказала девочка.

– Пожалуйста. А теперь беги домой, пока Элла не забила тебе голову всякой чепухой.

Старуха рассердилась.

– Я ещё ничего такого не сказала! – громко объявила она.

– Не сказала и не скажешь, – отозвалась библиотекарша. – Девочка наверняка отлично себя чувствует в этом доме, и твои сказки ей точно не нужны.

– Сказки, – фыркнула старуха. – Скорее слухи, столь же правдивые, как то, что я сейчас стою здесь.

«О чём это они?» – подумала Билли и прижала книжку к груди.

– С нашим домом что‐то не так? – спросила она, стараясь, чтобы вопрос прозвучал как можно более беспечно.

Ей это не удалось: голос дрогнул и вообще вышел больше похожим на шёпот.

– Ну что ты, – сказала библиотекарша. – Просто Элла вечно выдумывает.

Билли хотела спросить, что такого выдумывает Элла, но не стала. Что‐то удержало её любопытство – она словно испугалась того, что может услышать.

– Ничего я не выдумываю, – огрызнулась старуха. – Не волнуйтесь, больше я не стану вам надоедать.

И она скрылась – только юбка прошуршала.

– Подожди пока здесь, милая. Вдруг она стоит на улице – дожидается, когда ты выйдешь, – предложила библиотекарша.

Билли не могла избавиться от чувства, что старуха хотела сказать ей что‐то важное.

– А про какую чепуху вы говорили? – осторожно спросила она.

– Да не забивай ты себе голову. Вечно Элла болтает бог знает что. В вашем доме последние несколько лет жили разные семьи, и это, кажется, не даёт Элле покоя.

Билли осталась стоять у стола выдачи, прижимая свою книжку к груди. Что же всё‐таки хотела рассказать ей Элла? И почему их адрес настолько известен, что и библиотекарша, и пожилая дама его знают?

– Мне пора домой, – пробормотала она.

Сама не зная почему, Билли почти выбежала из библиотеки и кинулась к своему велосипеду. Никакой старухи на улице не было. Отстёгивая велосипед, Билли уронила ключ раза два, не меньше.

Что‐то с домом было не так. Как Билли и казалось всё это время.

Глава пятая

– Не хочешь как‐нибудь позвать приятелей? – спросила мама через несколько дней, когда они обе валялись на пляже. – Ты видишься с друзьями, только когда мы бываем в Кристианстаде.

Билли и сама об этом думала. И правда пора уже. Приятели, оставшиеся в городе, то и дело спрашивали, можно ли им навестить её.

– Может, Симону позвать?

– Хорошая мысль, – откликнулась мама. Она посмотрела на Билли через солнечные очки и толкнула её в бок:

– Не этого парня мы видели, когда купались тут в первый вечер?

Мама кивнула на темноволосого парня, сидевшего на песке поодаль. Билли сразу его узнала. Незнакомец был в тех же красных шортах и, кажется, снова без подстилки.

– Вот что он сидит там и смотрит? – Билли сама услышала, какой у неё кислый голос.

– Может, ему скучно. Иди поговори с ним немножко.

Вечно мама предложит какую‐нибудь ерунду! «Иди поговори с ним». Ну кто так делает вообще?

– Вот уж спасибо, – буркнула Билли.

– Пойдёшь купаться? – Мама поднялась и отряхнула ноги от песка.

– Вода холодная. – И Билли уставилась в книжку.

– Ну, как хочешь. – Мама сняла очки. – Пригляди, пожалуйста, за моими вещами. – И она побежала к воде.

Билли осталась сидеть на подстилке, с книжкой на коленях. Той самой книжкой, которую она взяла в библиотеке, когда там объявилась старуха по имени Элла. Любопытство Билли так никуда и не делось. Она пыталась поговорить об услышанном с мамой, но та сказала только, чтобы Билли не забивала голову всякой чепухой.

Но с чего мама так уверена, что всё это чепуха? Билли и правда хотелось знать, что собиралась рассказать старуха. Только вот как её теперь найти… Билли тогда показалось, что женщина часто ходит в библиотеку. И если Билли немного повезёт, то, когда она в следующий раз приедет туда, старуха окажется там.

На солнце наползла тучка, и Билли стало холодно. Мама права, надо позвать кого‐нибудь из ребят. Билли надо было с кем‐то поговорить – с кем‐то, кто её выслушает. Она украдкой покосилась на парня в красных шортах. Он в ответ глянул на неё и улыбнулся. Билли моментально уткнулась в книжку. Чего это он? Через минуту Билли не удержалась и снова взглянула в сторону парня. Но он уже исчез.

Автобус из Кристианстада остановился наконец возле водонапорной башни. Симона обрадовалась, когда Билли пригласила её в Охус. Она решила приехать в тот же день – и приехала. От радости у Билли потеплело на душе. И почему она никого не позвала сюда раньше?

Водитель помог Симоне достать из багажного отделения велосипед и на прощание попросил не гонять сломя голову. Хихикая, Билли с Симоной застегнули шлемы. Пока они одолевали короткий отрезок от автобусной остановки до Спаррисвэген, Билли показывала, что здесь есть по дороге: старую обувную фабрику (где, как рассказывала мама, они с братом как‐то стащили деревянные башмаки), а потом море.

– Я бы тоже хотела переехать, – сказала Симона. – Ужасно хочется чего‐то нового.

Когда они прикатили к дому, на участке пахло огнём – мама поставила гриль возле веранды. Она жизнерадостно подмигнула девочкам, когда те пронеслись мимо. На маме был синий фартук, который всегда надевал папа, когда что‐то жарил, а солнечные очки она сдвинула на волосы, как ободок. Билли всегда хотелось иметь такие же чудесные кудрявые волосы, как у мамы, но ей достались отцовские – прямые, светлые.

– Как тут здорово! И какие старые штуки! – сказала Симона, когда Билли показывала ей дом.

– Это не наши вещи, – объяснила Билли. – Те, кто жил тут до нас, оставили кучу всего.

– Почему?

Рыжие волосы Симоны нимбом стояли вокруг её головы.

– Идём. – Билли взяла подругу за руку. – Я покажу тебе мою комнату. – И она потянула Симону вверх по лестнице.

– Класс! – Симона огляделась. – И косой потолок! Мне всегда такой хотелось.

Она присела на кровать. Билли заметила, что подруга смотрит на книжные полки.

– Это твои книги? – спросила Симона.

– Нет, мои всё ещё в городе. Это книги той, которая жила здесь до меня.

Билли запнулась. Она снова сказала «той». Словно точно знала, что раньше тут жила девочка. А вдруг это не так? Она просто предположила, что это комната девочки.

Симона подошла к стеллажу.

– Красивые, но старые. – Она провела пальцами по корешкам.

Билли тоже так думала. Она уже полистала некоторые книги и решила, что они детские, но все они оказались ей незнакомы.

– Прежние хозяева остались в Охусе или уехали? – Симона взяла книжку с полки.

– Никто не знает, куда они делись. – Билли понизила голос, чтобы мама не услышала.

Симона поставила книгу на место.

– Не могли же они провалиться сквозь землю, – заметила она.

Билли сглотнула.

– Похоже, что провалились. – Поколебавшись, она добавила: – Мне кажется, с этим домом что‐то не так. Прежние хозяева как будто не захотели здесь жить.

Охус купался в вечернем свете. Билли с Симоной сели на велосипеды и отправились в порт. Мама сказала, что хочет посмотреть телевизор, и дала им денег на мороженое.

Хрустя гравием, Билли с Симоной свернули в проход между домами. Они проехали мимо парка, куда мама, по её словам, ходила в молодости на дискотеки, а потом мимо старого велосипедного магазина «Смелый наездник», где папа купил Билли её первый велосипед.

Оставив велосипеды у старой стойки, девочки поднялись на борт корабля «Пломбир». Денег хватило на два больших рожка – два шарика мороженого со взбитыми сливками. Симона нашла столик возле поручней и с сосредоточенным видом принялась лизать мороженое.

– Значит, по‐твоему, в доме есть привидения?

Билли тоже лизала мороженое.

– Нет, – сказала она. – Не привидения.

Потому что привидений там не было. Или были?

– А как же тот отпечаток, про который ты рассказывала? – спросила Симона. – Как он туда попал, вас же не было дома?

– Не знаю.

И тут Билли заметила парня в красных шортах – того, что сидел на пляже. Он стоял на набережной и смотрел на них. Билли стало ясно, что в этот раз он их в покое не оставит.

Глава шестая

Пойти и поговорить с парнем предложила Симона.

– Должны же мы выяснить, чего он таскается за тобой, – заявила она.

Казалось, что Симоне всё даётся легко, хотя Билли знала, что и ей иногда бывает трудно. Её мама попала в аварию, сильно пострадала и теперь училась ходить заново. Билли не помнила, чтобы Симона тогда хоть раз заплакала.

Когда они сошли с «Пломбира», парень сидел на скамейке и ждал их. Стоило девочкам подойти, как он поднялся и улыбнулся:

– Привет!

Билли нехотя признала, что он симпатичный. Они с Симоной тоже поздоровались.

– Ты чего‐то хочешь от меня? – спросила Билли. – В смысле ты всё время там, где я.

Парень удивился.

– Да нет, – сказал он. – Это ты всё время там, где я. Давай лучше я спрошу, чего ты от меня хочешь.

Билли так опешила, что не знала, как ответить. Это же не она за ним бегает, а наоборот.

– Тогда, может, вы просто случайно всё время сталкиваетесь? – предположила Симона.

Вот Симона всегда находит правильные слова!

– Может быть, – согласился парень. – Наверное, это и правда случайность. – И он протянул руку, как взрослый.

– Аладдин, – представился он. – Рад знакомству!

Билли не сдержалась и захихикала. Ну кто в их возрасте говорит «рад знакомству»? Чтобы парень не подумал ничего плохого, Билли поскорее пожала протянутую руку и сказала:

– Билли. А это моя подруга Симона.

– Билл? Разве это не мальчиковое имя?

– Билли с «и» на конце – девочковое.

– Ага. – Парень поклонился. – Билли с «и» на конце, вы позволите пригласить вас и вашу подругу на экскурсию по гавани?

Его и правда звали Аладдин: он приехал из Турции, хотя едва её помнил. Родители Аладдина перебрались в Швецию, когда ему было всего два года.

– У нас в Швеции родня, – объяснил Аладдин, когда они шли мимо нарядных яхточек. – Папа решил разбогатеть – готовит еду для шведов.

– Какую еду? – спросила Симона.

– Кебаб, мясо на гриле и всякое такое. Теперь у него настоящий ресторан.

– Так это твой папа – хозяин ресторана «Турок в башне»? – изумилась Билли.

– Точно! – гордо подтвердил Аладдин.

«Турок в башне», лучший ресторан в Охусе, располагался в старой водонапорной башне.

– Вы когда‐нибудь у нас ели? – спросил Аладдин.

– Всего один раз, – призналась Билли.

– Два раза, – сказала Симона. – Когда отмечали папино сорокалетие и когда брат получил водительские права.

Папа и брат. У Билли не было ни того, ни другого, и она замолчала.

– Вот здесь мы и живём. – Аладдин показал на большую лодку-дом у причала.

Домик показался Билли похожим на обувную коробку.

– Здесь? – удивилась она.

– Ага. Во всяком случае, летом. Зимой мы живём в доме возле ресторана.

– Вот это да! – выдохнула Симона. – В смысле лодка-дом!

Кажется, Аладдин вёл интереснейшую жизнь. Родители с рестораном, лодка-дом в порту… Билли почувствовала, как в ней зашевелилась зависть. Ну почему именно она должна жить в развалюхе с привидениями?

– Нам пора домой, – сказала она.

– Заходите как‐нибудь, – пригласил Аладдин. – Я почти всё время дома.

Он улыбнулся. Да он постоянно улыбался. Билли пришлось улыбнуться в ответ. Может, ей будет легче в Охусе, если у неё появится хоть один друг?

Они с мамой устроили Симоне постель на матрасе в комнате Билли. Мама принесла простыню и полотенце и несколько раз спросила, не нужно ли ещё чего‐нибудь. И Симона, и Билли замотали головами – нет, дальше они сами. Когда мама, пожелав им спокойной ночи, закрыла дверь, девочки долго лежали и разговаривали. О приятелях, оставшихся в Кристианстаде, о шестом классе, в который они пойдут осенью. Симона сказала, что они с родителями поедут на Готланд, а Билли – что мама решила всё лето провести в Охусе.

Когда они потушили свет и приготовились спать, Билли подумала о книгах, которые стояли на полках в её комнате. Из всего, что оставили в доме прежние хозяева, Билли чаще всего думала именно о книгах. Кто же уезжает, бросив свои книги?

Глава седьмая

Билли не сразу поняла, что за звук её разбудил. В доме стояла абсолютная тишина. Не слышно было даже птиц, которые вечно скребли когтями по крыше. Билли сжалась под одеялом в комок, изо всех сил прислушиваясь. Наконец она услышала, как Симона ворочается в постели.

– Ты спишь? – прошептала Симона.

– Нет, – прошептала в ответ Билли. – Что это сейчас было?

Она увидела тёмный силуэт – это Симона встала с матраса.

– Как будто в окно постучали.

Симона говорила так тихо, что Билли еле расслышала её слова.



– Но это же невозможно, – прошипела она. – Даже самый высокий человек не сможет постучать в окно второго этажа.

И тут звук послышался снова. Симона была права. Кто‐то как будто стучал в окно над кроватью Билли. Осторожно, короткими, лёгкими постукиваниями. Билли так испугалась, что чуть не заплакала.

– Надо позвать маму, – прошептала она.

– Ш-ш-ш! – шикнула Симона.

Может, просто птица? Билли едва решилась покоситься на окно, хотя рулонная штора, которую прикрутила мама, была опущена. Что, если там, за окном, кто‐то стоит? На длинной лестнице?

Симона подкралась к окну.

– Тише, – прошептала Билли.

И тут постукивания прекратились. Девочки замерли. Несколько минут они ждали, что стук повторится, но ничего не происходило. Симона медленно подошла к окну, взялась за край шторы, немного отвела её от стекла и осторожно заглянула в щель.

– Ничего не вижу, – сказала она.

На улице стояла темень. Было уже глубоко за полночь, и в соседних домах вряд ли кто‐то не спал. Ни одно окно не светилось, везде было тихо. Симона схватила край шторы и дёрнула. Штора тут же взвилась под потолок со стуком, от которого девочки подскочили. От напряжения обе рассмеялись.

– Мы сейчас маму разбудим! – Билли уткнулась лицом в подушку: смех так и рвался наружу.

Симона снова выглянула в окно. Билли встала рядом с ней. Сначала она ничего не видела, но потом, когда глаза привыкли к темноте, различила деревья на участке, а поодаль – соседний дом с тёмными окнами.

– Наверное, просто птица, – решительно сказала Симона. – Сюда никто не достанет.

Билли снова опустила штору.

– Просто птица, – эхом повторила она. – Давай спать.

Сердце билось спокойнее каждый раз, когда она произносила слово «птица». Ясно, это была птица. Что же ещё?

– Мне надо в туалет, – объявила Симона, когда Билли только-только улеглась.

– Я с тобой! – Билли резко отбросила одеяло.

После того, что случилось, бродить по дому в одиночку не стоило. Билли осторожно, чтобы скрип не разбудил маму, открыла дверь. Симона стала на цыпочках красться вниз по лестнице, Билли – за ней по пятам. Ей тоже требовалось заглянуть в туалет.

Симона заперлась в туалете, а Билли осталась стоять в прихожей, не решаясь двинуться. Дом был полон звуков. Везде потрескивало, словно дом рос и ему было больно. Наверняка у Аладдина в доме-лодке не так – он слышит, как плещется вода. Наверное, так хорошо засыпать под этот звук. Если они с Аладдином подружатся, то, может, Билли и Симоне разрешат иногда ночевать на лодке.

Тут Билли снова услышала постукивание. Тот же лёгкий звук, словно шёпот. Но всё же отчётливый. Сердце у Билли заколотилось. Скорей бы уже Симона вышла из туалета. Постукивание как будто доносилось из комнаты, находившейся поодаль от кухни, – из гостевой. Билли вспомнила об отпечатке маленькой ладони на пыльной столешнице. Наверняка та же маленькая ручка стучит сейчас в окно, подумала Билли.

Симона спустила воду и открыла дверь.

– Слышишь? – прошептала Билли, прежде чем подруга успела что‐нибудь сказать.

Симона прислушалась, наморщив лоб.

– Нет. А что я должна слышать?

Симона была права: теперь звук стих.

– Был стук, как в моей комнате.

Девочки снова прислушались. Но звук больше не повторялся.

– Странно, – сказала Симона. – Где на этот раз?

– Из гостевой комнаты.

Девочки переглянулись. Осторожно прокрались к двери гостевой и заглянули в комнату. Остановились на пороге. Комната выглядела как обычно. Картонные коробки были нагромождены одна на другую и на мебель, которую Билли с мамой не использовали. Столик, что так понравился Билли, по‐прежнему стоял в углу. Билли больше не хотелось забрать его себе.

– Где ты нашла отпечаток? – прошептала Симона.

– Там, – показала Билли.

В комнате было темно, хотя шторы мама ещё не повесила. Симона подошла к окну, Билли направилась за ней. Было совершенно тихо и спокойно, на улице никого. Симона повернулась к столику и спросила:

– Что это за журнал?

Билли наклонилась над столом. В темноте было плохо видно, но Билли всё поняла. На столике, где обнаружился отпечаток ладони, лежал старый комикс, хотя она сложила комиксы в коробку в первый же день. И на нём что‐то было написано. Сердце у Билли забилось так сильно, что едва не выскочило из груди. Надпись, сделанная детским почерком, гласила:

«Убирайтесь!»

Глава восьмая

Обычно мама сердилась редко, но в этот раз разозлилась.

– Думаешь, я не понимаю, что ты сама это написала? – оборвала она Билли, когда та утром попыталась рассказать, что случилось ночью.

– Спроси Симону, если мне не веришь! – выкрикнула Билли. – Или себя! Ты тоже видела журнал!

– Ну и что? Ты сама могла написать что угодно, пока Симона была в туалете.

Неужели мама и правда решила, что Билли станет врать насчёт непонятных угроз? Билли едва не лопнула от злости. Симона тихонько сидела за завтраком и слушала, как Билли ссорится с мамой. Мама разозлилась, ещё когда они разбудили её ночью, чтобы рассказать про стук и журнал. Если девочки не могут спокойно спать, она больше не разрешит Симоне оставаться на ночь, объявила мама. Она велела девочкам немедленно ложиться и стала подниматься по лестнице.

– Ты только всё портишь! – закричала Билли ей в спину.

Мама быстро сбежала вниз – Билли даже испугалась, что она споткнётся и упадёт.

– Я порчу? – Голос у мамы был ужасно спокойным. – Это ты всё портишь, дружочек. Постоянно. Скажи как есть: тебе не нравится, что мы переехали в Охус, и ты пытаешься вернуть нас в Кристианстад.

Билли не знала, что сказать. Конечно, мама права. Билли бесило, что они переехали. Но ничего подобного она бы не выдумала. Никогда.

– В этом доме решения принимаю я, – продолжила мама тем же спокойным голосом. – Потому что я взрослая, а ты – нет. Не только ты потеряла папу и хочешь, чтобы всё было как раньше. Я тоже хочу, чтобы всё было как раньше.

Мама замолчала; казалось, она вот-вот заплачет. В итоге она не заплакала, а произнесла:

– Но это невозможно. Жизнь продолжается, и мы сейчас должны действовать так, как будет лучше для нас с тобой. А для нас лучше всего было уехать из Кристианстада и начать всё сначала в каком‐нибудь другом месте.

С этими словами мама оставила девочек в прихожей и ушла к себе спать. Остаток ночи Билли проворочалась с боку на бок, а за завтраком ссора вспыхнула вновь.

– У меня сил больше нет это обсуждать. – Мама встала и начала убирать со стола. – Чем сегодня займётесь?

Билли посмотрела на Симону, а потом, через террасу, на небо. Тучи, но дождя нет.

– Ты как? – спросила она подружку. – Может, прокатимся в библиотеку?

При слове «библиотека» мама вздохнула, но Симона кивнула. Билли обрадовалась: ей и правда хотелось снова встретиться с той старушкой.

– Класс, – сказала Симона. – Может, и в порт заедем? Заглянем к Аладдину.

– Аладдин? – Мама посмотрела на Билли. – Кто это?

– Один парень, который живёт на лодке в гавани. Его родители – владельцы «Турка в башне».

– И ты его знаешь?

Билли пожала плечами, усердно делая вид, что ни капли не интересуется ни домом-лодкой, ни рестораном.

– Знаю, но совсем немножко, – сказала она.

– Это который в красных шортах? – Мама в первый раз за утро улыбнулась.

– Может быть.

Прежде чем Билли успела уклониться, мама обняла её.

– О, у тебя появился приятель! Как я рада!

– Ну приятель и приятель. – Билли постаралась вывернуться из объятий.

Пусть мама успокоится. Не хватало ещё, чтобы она вбила себе в голову, будто Билли и Аладдин – друзья. Тогда она ни за что не согласится вернуться в Кристианстад.

– Ну, девочки, бегите, – сказала мама. – Я сама уберу.

Девочки поднялись в комнату Билли.

– Зря я сказала про Аладдина, да? – спросила Симона.

– Нет. Просто я не хочу, чтобы мама решила, будто мне хорошо в Охусе.

– Скучаешь по Кристианстаду? – Симона погладила её по плечу.

– Ужасно скучаю, – прошептала Билли.

Большая муха жужжала под потолком, всё быстрее курсируя взад-вперёд. Словно её заперли и ей страшно. Прямо как я, подумала Билли, которой дом уже начал казаться тюрьмой. «Никто из нас не выберется отсюда».

Как же хорошо было выйти на улицу! Симона предложила проехать по тропинке через сосновый лесок. Билли любила бывать в лесу и с удовольствием согласилась. В высоких соснах шумел ветер, на земле лежал толстый ковёр из палой хвои, похожей на бурые швейные иголки. По ту сторону леска открывался небольшой луг.

Билли думала о ночном происшествии. Не может быть, чтобы стук в окна им померещился. И потом – журнал. Кто положил его на стол? Кто мог пробраться в дом?

– Ты‐то хоть мне веришь? – спросила Билли Симону, когда они заговорили о том, что видели собственными глазами и слышали собственными ушами.

– Конечно! Но оно всё такое жуткое.

С этим Билли была согласна.

– Ты веришь в привидения? – спросила она.

– Не знаю, – ответила Симона. – Иногда, когда я бываю у дедушки, мне по ночам кажется, что я слышу бабушкины шаги в прихожей.

– Ничего себе! – Билли вытаращила глаза, но тут же вспомнила, сколько раз ей казалось, что папа вернулся в их дом в Кристианстаде.

– Она ходила по‐особенному, – объяснила Симона. – И теперь, когда я ночую у дедушки, я её слышу. Хотя меня это не пугает.

– Не пугает? – Билли выглядела озадаченной.

– Неа. Потому что я думаю: хорошо, что бабушка ходит по дому. Потому что она… как это… бдит – да, точно, она бдит над нами.

– Как воображаемый друг? – спросила Билли.

– Примерно да. Хотя бабушка бдит по‐настоящему.

Глава девятая

Аладдина они нашли на мостках перед лодкой-домом: мальчик возился с какими‐то пластмассовыми детальками. Заметив девочек, он просиял.

– Привет! – Аладдин помахал им рукой.

– Привет. Чем занимаешься? – спросила Билли.

– Строю модель самолёта.

– Такой маленький, – заметила Симона.

– Мама говорит, чтобы я собирал маленькие самолёты, потому что я их собираю десятками!

Аладдин взглянул на книги, зажатые у Билли под мышкой.

– В библиотеку ходили?

Билли кивнула и сунула книжки в тканевый мешок, которым её снабдила мама. Старухи в библиотеке не оказалось. Билли надеялась, что она объявится в какой‐нибудь другой день.

– Ты тоже любишь читать? – спросила Симона Аладдина.

– Ну, я больше люблю что‐нибудь мастерить. – Аладдин поднялся. – Хотите посмотреть, как мы живём?

В доме уютнее Билли бывать ещё не доводилось. Стены белые, на окнах – маленькие зелёные растения. Синие шторы в холле, розовые – на кухне. Синий кухонный стол, разноцветные стулья.

– Класс. – Симона кивнула на картины, висевшие на кухне: танцующие люди.

– Мама рисует, – сказал Аладдин.

Он проводил девочек вниз по лестнице, и они оказались в комнате с двуспальной кроватью. Комната, видимо, была ниже уровня воды – маленькие круглые окошки были проделаны почти под потолком.

– Здесь живут мама с папой, – пояснил Аладдин.

– А где твоя комната? – спросила Симона.

– На самом верху! – Аладдин напустил на себя хитрый вид.

Они вернулись на кухню, и Аладдин опустил лестницу, закреплённую в потолке. Взобравшись по ней, он открыл люк. Билли и Симона увидели, как он исчезает в отверстии. Аладдин махнул им сверху, приглашая за собой.

– Ух ты! – сказала Билли, сунув голову в комнату Аладдина.

Со стороны лодка напоминала большую картонную коробку, у которой на крыше прилепилась коробка поменьше. В этой коробке поменьше и обитал Аладдин. Окна во всю стену, а комната такая маленькая, что места едва хватило для кровати, тумбочки и ночника.

– Чистый восторг! – воскликнула Симона. – Я хотела, когда вырасту, жить на маяке, но у тебя тут просто вау.

– Ага, круто. – И Аладдин с размаху сел на кровать.

«Круто» – это ещё было мягко сказано. Аладдин словно обитал в собственном замке, куда можно попасть только через дыру в потолке.

Билли огляделась. Из окон Аладдина было видно всю гавань.

– У тебя что, нет штор? – удивилась Симона.

– Нет. Я люблю смотреть на корабли, – сказал Аладдин.

Билли представила себе, как Аладдин спит в своей коробке, а его родители – на две лестницы под ним, ниже поверхности воды.

– Ты не боишься темноты? – спросила она.

Аладдин как будто не понял, о чём она.

– А чего тут бояться? Чего бояться в темноте, которой нет, если снаружи светло?

Билли и Симона переглянулись. Они подумали об одном и том же. Симона села на пол и объявила:

– У Билли в доме привидения.

– А ещё кто‐то заходит в дом, когда хочет, и делает всякие странные вещи. – Билли села рядом и стала рассказывать, что произошло, когда они с мамой переехали.

Аладдин присвистнул:

– Ясно. Так это вы с мамой живёте в Доме-Мороз-По-Коже?

– В каком доме? – Билли почувствовала себя глупо.

– Мороз-По‐Коже. Ну, вроде как со всеми, кто там живёт, происходит какое‐нибудь несчастье, – пояснил Аладдин. – Хотя это, конечно, просто слухи. Привидений же не бывает.

– А почему его зовут Мороз-По‐Коже? – спросила Симона.

– Потому что когда туда входишь, то холодеешь от страха. – Аладдин снова рассмеялся. – Глупо, да?

Билли подумала, что это скорее обидно, чем глупо. Их дом явно был известен всему посёлку – ему даже прозвище дали в насмешку. Аладдин понял, о чём она думает.

– Его так зовут только у меня в школе, – добавил он.

«Отлично, – подумала Билли. – Тогда я никогда в эту школу не пойду». С минуту они молчали, а потом Аладдин сказал:

– Моя мама верит в привидения, духов и всякое такое.

Пошёл дождь, тяжёлые капли застучали по крыше домика Аладдина. Ветер чуть покачивал лодку.

– Почему она в них верит? – Билли обхватила колени руками.

– Она говорит, что может беседовать с ними. Говорит, многие мертвецы ужасно злые и хотят снова стать живыми. Но это же невозможно.

– И что они делают, когда разозлятся? – спросила Симона.

– Они начинают вредить живым. – Аладдин с минуту помолчал и спросил: – Вы что, правда в это верите?

Билли стала размышлять. А как ещё объяснить отпечаток на пыльном столе и постукиванье в окна? Она не могла решить, что хуже – что по дому бродит призрак или что какой‐то человек не хочет оставить их с мамой в покое.

– Не знаю, во что я верю, – призналась она. – Вот только в доме, где я живу, происходит что‐то подозрительное.

Они долго сидели молча, слушая дождь. Билли думала о словах Аладдина. Значит, его мама считает, что некоторые мертвецы злятся, что умерли. А вдруг у них с мамой в доме именно такой призрак? Как тогда от него избавиться?

Когда дождь кончился, Билли с Симоной решили заехать в продуктовый магазин. Аладдин вызвался прокатиться с ними. Прежде чем сойти с лодки, он заглянул в чулан в маленькой прихожей и достал одноколёсный велосипед.

– Ты умеешь на нём ездить? – поразилась Билли.

– Конечно. Это проще простого!

Билли и Симона с восторгом наблюдали, как Аладдин вскочил в седло и почти полетел вперёд. Казалось, ему всё даётся легко, как и Симоне.

В огромном магазине Аладдин с Симоной остались топтаться у прилавков с заморозкой, а Билли набирала то, что попросила её купить мама. Выбирая бананы, она почувствовала на своём плече чью‐то руку. Будучи уверенной, что это Аладдин или Симона, она схватила банан и развернулась, держа его перед собой, как пистолет.

– Руки вверх!

За спиной у неё оказалась пожилая дама из библиотеки. Элла. От удивления Билли уронила банан.

– Ой, простите, – тут же сказала она.

Но тётя Элла, кажется, не заметила, что ей только что угрожали бананом.

– Нам надо поговорить, – прошипела она.

Билли посмотрела через плечо, удивляясь, куда исчезли Аладдин и Симона.

– Конечно, – согласилась она.

– Это важно, – зашептала старуха. – Вы с мамой подвергаетесь большой опасности. Из-за дома.

Не это ли Аладдин слышал у себя в школе? Что дом на Спаррисвэген приносит несчастье?

– Меня зовут Элла Бенгтсон, – продолжала старуха. – Я живу на Сникархаксвэген, в Эспете.

Насколько Билли знала, район Эспет находится по ту сторону порта. Но где Симона и Аладдин, где их носит? Билли почти запаниковала, оставшись один на один со старухой, которая разговаривает шёпотом и очень странно пахнет.

– Обещай, что придёшь, – прошептала старуха.

– Я приду, – тихо сказала Билли.

– Хорошо.

Старуха подхватила свою корзину с покупками и исчезла.

Глава десятая

Билли с Симоной успели дважды объехать Эспет в поисках Эллы, а потом Симоне пора было возвращаться домой. Ни в первый, ни во второй раз девочки не нашли старую даму.

– Продолжай искать, – сказала Симона, когда они прощались на автобусной остановке. – А я ещё приеду помогу тебе.

Билли кивнула. Ей было важно понять, зачем кто‐то проник к ним и написал на старом комиксе «Убирайтесь!». Кому‐то не нравилось, что они переехали в этот дом, и Билли опасалась, как бы тот, кто оставил послание, в следующий раз не учинил что‐нибудь похуже.

Всё немного изменилось после приезда Симоны. Папа всегда говорил, как важно, чтобы будни были весёлыми, ведь что ни день – то будни. Прожив три недели в доме на Спаррисвэген, Билли поняла: хочет она того или нет, но они с мамой создали в своём новом доме что‐то вроде будней. Иногда они бывали вдвоём, иногда кто‐нибудь навещал их, но чаще всего они делали примерно одно и то же. Ездили на пляж, готовили еду. Они больше не говорили о том, что случилось в доме, потому что мама тогда начинала жутко злиться.

Билли невольно полюбила – почти полюбила – свою комнату со скошенным потолком. Она повесила на стены фотографии папы, бабушки и дедушки и расчистила на полках место для своих книг, привезённых из Кристианстада.

– Ты, кажется, будешь первым в Швеции подростком с собственной библиотекой, – заметила мама.

Как‐то в дождливый день Билли прошлась по содержимому полок внимательнее. Книги стояли в алфавитном порядке – по именам авторов. Билли это понравилось, и свои книги она поставила на полки так же. Получилось симпатично.

– Призрак ещё в доме? – спросила Симона, когда они с Билли болтали вечером по телефону.

– Вряд ли. Во всяком случае, я пока ничего не слышала.

Билли не хотелось больше искать тетю Эллу – та наверняка нарасскажет ей всяких ужасов про дом. Мама взяла в привычку запирать перед сном дверь гостевой комнаты, и Билли немного успокоилась. По ночам она старалась не спускаться на первый этаж, пока мама спит.

С Аладдином она виделась часто – всегда в городке или у него дома.

– Почему ты не пригласишь его к нам? – спросила мама.

Ну и вопрос, подумала Билли. Аладдин всегда на лодке один, и естественно, там веселее, чем дома у Билли. Но однажды Аладдин явился сам. Как‐то после обеда Билли сидела на террасе и читала, мама уехала в магазин. Аладдин с довольным видом вкатился к ним на участок на своём одноколёсном велосипеде.

– Решил посмотреть, как ты живёшь, – объявил он. – Ну и навестить парочку привидений.

– Лучше не надо, – отозвалась Билли.

– Краска отошла, – заметил Аладдин, поднимаясь на террасу.

Он указал на стену дома: чешуйки краски кое‐где отслоились и попадали на землю. Трещины, которые Билли увидела ещё в первый день, со временем удлинились, умножились. Казалось, что стены кто‐то разрисовал странным узором.

– Знаю, – сказала Билли. – Ужасно некрасиво, правда?

Пять минут они походили по дому, а потом вернулись на террасу и стали пить сваренный мамой смородиновый компот.

– Ты же в гостевой нашла тот комикс? – спросил Аладдин.

– Угу. – Билли посмотрела в стакан с компотом.

– Странно, ничего не скажешь.

День был тёплый, безветренный, на небе – ни облачка.

– Можно ещё компота? – спросил Аладдин.

– Конечно. Я схожу принесу весь кувшин.

Аладдин поднялся, чтобы пойти вместе с Билли, но тут заметил белку, которая иногда забиралась на террасу, а сейчас сидела на лужайке.

– Какая классная! – сказал он.

Билли обрадовалась. Наконец‐то он увидел у неё что‐то, чего не видел у себя в гавани. Аладдин остался разглядывать белку, а Билли пошла на кухню за компотом.

Проходя мимо открытой двери гостиной, она остановилась. Что‐то удержало её на месте, но она не могла сообразить, что именно. Билли молча стояла в дверном проёме, держа в каждой руке по стакану. Во рту у неё пересохло. Что же тут не так?

И тут она увидела. Лампа медленно раскачивалась взад-вперёд – как в тот, первый день, когда Билли осталась дома одна. Как она может качаться, если окна закрыты и ветра нет?

– Аладдин! Можешь подойти? – позвала Билли и повернулась к открытой двери, ведущей на террасу.

Аладдин, наверное, по голосу понял, что Билли испугалась, потому что через секунду уже стоял рядом с ней.

– Что такое?

– Смотри, – прошептала Билли и указала стаканом на старинную лампу.

Которая висела совершенно неподвижно.

– Но… она же только что раскачивалась туда-сюда!

– Да ну. Просто сквозняком потянуло или вроде того.

– Сквозняк без ветра? – уточнила Билли. И тут в саду послышался мамин голос.

Билли быстро предупредила Аладдина:

– Ничего ей не говори.

Почему такое вечно случается с ней, а не с мамой? Аладдин непонимающе посмотрел на неё, однако обещал помалкивать.

Мама, держа в каждой руке по пакету, поднялась на террасу. Билли так и стояла со стаканами в руках, так что помогать кинулся Аладдин.

– Вот спасибо! – сказала мама. – Ты Аладдин?

Они поздоровались, и Билли по маме увидела, что Аладдин ей нравится. А потом она увидела ещё кое‐кого. Следом за мамой по ступенькам поднимался какой‐то высокий мужчина. Он улыбнулся Билли, как знакомой.

– Ты, наверное, дочка Эббе, – сказал он.

Мама перевела взгляд с мужчины на Билли: – Это мой друг Юсеф. Я подумала, почему бы ему не поужинать сегодня с нами?

Глава одиннадцатая

Ужин получился весьма странным. Аладдин тоже остался. Мужчина по имени Юсеф болтал и смеялся, но Билли никак не могла заразиться его весёлостью. Кто он, что ему нужно? Мама сказала, что Юсеф – полицейский, что он помог ей, когда кто‐то попытался вломиться в их дом в Кристианстаде. Билли уставилась на маму.

– Кто‐то пытался проникнуть к нам? И ты мне ничего не сказала?

Мама опустила глаза.

– Я не хотела, чтобы ты волновалась, – тихо сказала она. – Ты и так сильно тревожилась насчёт этого дома, и я не хотела сделать ещё хуже, рассказывая, что случилось в Кристианстаде.

– А что насчёт дома? – поинтересовался Юсеф. – По-моему, он замечательный.

Билли промолчала. У неё не было никакого желания говорить о доме с человеком, которого она не знает. Мама сердито глянула на неё.

– Например, что краска от стен отваливается, – сказала наконец Билли.

– Ну, вот ещё из‐за этого волноваться! Со старыми домами всегда так. Они будто живут своей жизнью.

Живут своей жизнью. Да, их дом точно вёл себя как живой.

– Билли говорит, что по ночам видит призраков, – выдала мама.

Юсеф рассмеялся.

– Ты разве ещё не выросла из сказок о привидениях? – спросил он.

Билли, может, и стоило бы подумать, прежде чем отвечать, но очень уж она разозлилась. Девочка вскочила, слыша, как стул с грохотом валится на пол у неё за спиной.

– Ты ничего не хочешь понимать! – крикнула она маме. – И ты злая, только о себе и думаешь!

Она, не помня себя от злости, кинулась с террасы в дом, но в дверях резко обернулась, бросив:

– Что сказал бы папа, если бы увидел тебя с мерзким полицейским?

Всё, поздно. Слово не воробей. И зачем она это сказала? У мамы сделался несчастный вид, а Юсеф уронил вилку. Сгорая от стыда, Билли бросилась к себе в комнату. Едва она успела захлопнуть за собой дверь, как та открылась снова. Вошёл Аладдин.

– Хочешь побыть одна?

Билли не издала ни звука. Если она откроет рот, то разрыдается. Она села на пол возле книжного шкафа, и Аладдин опустился рядом.

– Твоя мама нехорошо сделала, что пошутила насчёт привидений, – сказал он.

У Билли полились слёзы. У неё внутри словно что‐то раскололось оттого, что кто‐то отнёсся к ней по‐доброму.

– Ты тоже мне не веришь, – прошептала она.

Аладдин помолчал, а потом неуверенно сказал:

– Я не знаю, во что верить. Просто рассказал, что моя мама верит в призраков. А мы с папой – нет.

– Я и не говорила «призраки», я только сказала, что здесь происходят странные и пугающие вещи, – проворчала Билли и вытерла слёзы.

Аладдин посмотрел на полки и заметил:

– Какие красивые старые книги.

– Они были тут, когда мы въехали.

– Как это? Прежние жильцы даже не забрали свои книги?

От удивления в его голосе по телу Билли прошла тёплая волна. Как хорошо, что кто‐то ещё думает в точности как она, значит, она не сошла с ума, навоображав себе бог знает что.

– Они вообще кучу всего оставили.

Билли уже приготовилась рассказать о рисунках, найденных на письменном столе, как вдруг похолодела от макушки до пяток. Её собственных книг больше не было на полках. Кто‐то собрал их и сложил стопкой на полу. Словно не хотел, чтобы они стояли рядом с теми, другими книгами. Это точно сделала не мама. Мама ни за что не стала бы трогать любимые книги Билли.

Билли дрожащим пальцем указала на стопку.

– Их туда положила не я. – Она вдруг испугалась, что в комнате может быть кто‐то ещё. – Это мои книги, я на днях поставила их на полки вместе с другими. По алфавиту.

Аладдин долго смотрел на книги.

– Что будешь делать? – спросил он осторожно. – Нельзя, чтобы и дальше так продолжалось.

Билли подтянула ноги к груди и положила подбородок на колени.

– Я только хочу, чтобы всё снова стало хорошо, – тихо-тихо сказала она.

– Значит, мы устроим, чтобы всё стало хорошо, – решительно объявил Аладдин.

– Как?

– Хороший вопрос. Что мы хотим узнать?

Билли стала размышлять:

– Мы хотим узнать, кто стучался в наши окна той ночью. И кто оставил отпечаток на столе, а потом вытащил комикс и написал на нём «Убирайтесь!».

Аладдин уверенно кивнул, словно соглашаясь:

– А ещё что?

Билли посмотрела на полки.

– Твои книги, – сказал Аладдин. – Ясно, что кто‐то бродит по дому, а вы об этом не знаете.

– Вот именно.

Аладдин явно что‐то обдумывал.

– Мы правда считаем, что это делают привидения?

С одной стороны, Билли не верила в привидения и злых духов. С другой… У неё из головы никак не шла лампа, которая раскачивается сама по себе.

– Не знаю, – призналась она. – Может быть.

– Надо попытаться найти людей, которые жили здесь раньше, – решил Аладдин. – Пусть расскажут, почему съехали в такой спешке. Они столько всего бросили! Как будто сбежали, опасаясь за свою жизнь.

Билли передёрнуло.

– Как мы их найдём? – спросила она. – Поговорим с той старушкой ещё раз?

Тёмные глаза Аладдина блеснули.

– У меня идея, – сказал он.

Глава двенадцатая

– Ты куда? – спросила мама, увидев, что Билли стоит в прихожей, с велосипедным шлемом в руках и рюкзаком на спине.

– Ухожу. У меня встреча с Аладдином.

В руках у мамы было кухонное полотенце.

– Билли, нам нужно поговорить о том, что случилось вчера. За ужином. Когда ты встала и ушла.

Накануне вечером мама ничего не сказала, оставила Билли в покое. Девочка опустила глаза.

– Может, потом поговорим?

Мама кивнула и потеребила полотенце.

– Конечно. Я только хочу, чтобы ты знала: Юсеф мне просто друг. Друг. Как для тебя Аладдин. О’кей?

Глубокая печаль пришла из ниоткуда и жёстким комком встала в горле девочки. Мама погладила Билли по щеке.

– Передай Аладдину привет, – сказала она и снова ушла на кухню.

Они встретились в гавани, у лодки Аладдина. У него на этот раз был настоящий велосипед с двумя колёсами.

– Начнём с той старушки из библиотеки, – сказал Аладдин. – Она же живёт на Сникархаксвэген?

Билли не знала, как старуха отнесётся к появлению Аладдина, если они вообще её найдут. Девочка надеялась, что Элла не станет настаивать на разговоре с глазу на глаз.

Элла и правда не стала разводить таинственность. Ребята дважды проехали всю Сникархаксвэген от начала до конца, прежде чем Билли заметила старуху. Та сидела на веранде одного из домиков, её едва можно было увидеть с дороги. Когда Билли и Аладдин въехали на подъездную дорожку, Элла вскочила.

– Наконец‐то! – прокричала она.

Домик Эллы был заставлен стеариновыми свечами: Элла сказала, что жжёт их по вечерам. Почему-то она захотела, чтобы разговор происходил в доме.

– Вдруг кто‐нибудь увидит нас на веранде, – вполголоса сказала она.

Билли была рада, что с ней Аладдин. Ей совсем не улыбалось сидеть с Эллой за закрытыми дверями один на один.

Крошечный домик Эллы состоял из одной-единственной комнаты, где кухонный уголок потеснили диван, кровать и столик. Элла согнала с дивана двух больших кошек и предложила Билли и Аладдину присесть. Сама она устроилась на деревянном стуле по другую сторону журнального столика.

– Давно вы живёте в доме? – спросила она.

Билли и Аладдин переглянулись.

– Там только Билли, – сказал Аладдин. – Я живу в гавани.

– Я отлично знаю, кто ты, – заметила Элла. – Это же твои родители владеют «Турком в башне»?

У Аладдина округлились глаза. Он кивнул. Билли в первый раз увидела, как старуха улыбается. От глаз у неё тянулись лучики тонких морщинок – от смеха. Теперь Элла казалась девочке доброй.

– С начала июля, – сказала Билли.

Сказала – и сама удивилась: неужели прошло уже столько времени? Учёба начнётся через какие‐нибудь пару недель.

– Большая у вас семья? – спросила Элла.

– Только я и мама.

Элла вздохнула и покачала головой.

– Хорошо, что вас всего двое, – заметила она. – Но, с другой стороны, вы прожили в доме слишком долго. Уезжайте оттуда. Чем быстрее, тем лучше!

Старуха повысила голос, и Билли на ум пришли слова библиотекарши. Что у Эллы живая фантазия, что она вечно выдумывает что‐нибудь, чтобы пугать других.

– Почему такая спешка? – спросил Аладдин.

Их прервал стук дождя по крыше. Билли показалось, что где‐то вдали прогремел гром. Хоть бы гроза скорее кончилась – у Билли не было никакого желания сидеть тут долго. Аладдин тоже явно не хотел задерживаться, так что он нетерпеливо продолжил:

– Вы не могли бы рассказать, что такого опасного в этом доме?

Элла откинулась на спинку стула.

– Современная молодёжь, – утомлённо произнесла она. – Вы такие непоседливые, у вас вечно нет времени остановиться и подумать как следует.

Одна из кошек запрыгнула ей на колени, и Элла принялась гладить её. Помолчав немного, старуха взглянула на Билли и сказала:

– Признаюсь сразу: я знаю не всё. Но достаточно, чтобы быть уверенной: с домом, в котором ты живёшь, что‐то неладно.

Тут прогремел такой раскат грома, что Билли с Аладдином подскочили на диване. Элла выглянула в окно.

– В первый раз я попала в твой дом больше пятидесяти лет назад, – заговорила она. – И сразу поняла: с ним что‐то крепко не так.

Глава тринадцатая

Когда‐то давно Элла была приходящей домработницей. Некоторые семьи, в которых она работала, жили в доме Билли.

– Это было в конце пятидесятых, – начала Элла. – Я приходила в тот дом дважды в неделю. Жившие там дети казались мне бледными и испуганными. Поначалу я решила, что они боятся отца – большого шумного мужика, который орал на своих домашних и наверняка поколачивал их.

Элла прервалась, заметив страх на лицах Билли и Аладдина.

– Тогда всё было по‐другому, – пояснила она. – В то время родителям можно было пороть детей. Я не любила ходить к ним – вдруг хозяин и меня вздумает побить?

Аладдин нетерпеливо заёрзал на диване, но послушно ждал, когда Элла продолжит рассказ.

– Довольно скоро я поняла, что беда семьи – не отец. Нет, бедой был сам дом. Понимаете, они там оказались не одни. Ты знаешь, о чём я, верно? – Элла уставилась на Билли своими большими глазами.

– Думаю, да. – Билли неуверенно кивнула.

При следующем ударе грома кошки забились под обеденный стол.

– Трусишки, – пробормотала Элла.

Билли тоже готова была спрятаться под стол, но вместо этого подвинулась поближе к Аладдину.

– Ты видела, как раскачивается лампа в гостиной? – спросила Элла.

Билли почувствовала, что щёки у неё запылали. Значит, ей вовсе не показалось!

– Ну да, ну да, – сказала Элла. – В этом доме всё равно куда вешать лампу – она будет раскачиваться.

– Она не всё время качается, – заметила Билли.

– Не всё время, но так или иначе – каждый день.

– Почему? – не вытерпел Аладдин.

Элла вдруг замолчала.

– Не знаю, имею ли я право всё это вам рассказывать, – с сомнением проговорила она. – Вы ведь, в конце концов, ещё дети.

– Мы выдержим, – заверил её Аладдин и выпрямился. – Правда, Билли?

– Конечно, – сказала Билли, но вместо привычного голоса вышел шёпот.

– Ну что ж, – решительно продолжила Элла. – Говорят, что лампа в той комнате раскачивается потому, что там умерла одна молодая женщина. Не знаю, кто она была и почему умерла, но ходили слухи, что в том доме когда‐то жила очень несчастная девушка. Она повесилась на потолочном крюке в гостиной.

Рассказ Эллы оказался страшнее всего, что Билли могла себе вообразить.

– Она умерла? – спросила девочка. – Эта, которая повесилась?

– Разумеется, умерла, – буркнул Аладдин.

– И теперь её призрак является нам, живущим в доме?

– Призрак призраку рознь. – Элла поджала губы. – Ты рассуждаешь как ребёнок. Я бы сказала, что над домом тяготеет проклятие.

Билли с Аладдином переглянулись. Проклятие?

– Что это ещё значит? – удивилась Билли.

– Что всем, кто там живёт, приходится плохо. Я была домработницей у четырёх семей, живших в том доме. Ни одна из них не продержалась дольше трёх лет. Со всеми происходили какие‐нибудь несчастья. Сколько семей жило в том доме после меня, я не знаю, но узнать ведь нетрудно.

– Что за несчастья случались с людьми? – спросил Аладдин.

– Самые разные. В первой семье – помните, той, со злым папашей – старший сын упал с лестницы и сломал ногу в трёх местах. Да ещё и головой ударился. В следующей семье пострадала мама. На кухне загорелась плита, и у женщины обгорело всё лицо.

– Ну, несчастья могут случиться с каждым, – скептически заметил Аладдин. – Люди падают с лестниц, старые плиты загораются – у Билли дома же этого не происходит.

– Тебе не кажется странным, что такое множество несчастий произошло именно в этом доме? – спросила Элла.

– Может, да, а может, и нет, – не сдавался Аладдин.

– Дом был обречён с момента постройки, – решительно сказала Элла. – Если не ошибаюсь, поначалу там была школа. Об этом много шептались – я тогда только приехала в городок. Говорили, что школу надо закрыть, потому что с детьми, которые в неё ходят, случается плохое. И ещё говорили о стеклянных детях.

Билли посмотрела на Аладдина, он – на неё.

– О стеклянных детях? – спросила Билли.

– Да, так называли детей, которые ходили в ту школу. Но почему их так звали, я понятия не имею.

Билли тоже понятия не имела, но ей страшно захотелось это узнать.

– Ты знаешь, почему съехали предыдущие жильцы? – Элла взглянула Билли в глаза.

– Нет. А вы?

– И я не знаю, но думаю, что тебе стоит это выяснить. Очень уж недолго они там прожили.

– Они уехали в такой спешке, что даже мебель не забрали, – сказала Билли.

– Какую мебель? – Элла, кажется, удивилась.

– Похоже, что всю. Просто удрали. Уехали прошлым летом, а дом остался набит всяким барахлом.

– Не теряйте времени, – прошептала Элла и поднялась.

Она молча подошла к кухонной мойке и налила себе стакан воды. Даже не поинтересовалась, не хотят ли пить Билли с Аладдином.

– Кто сказал, что они уехали прошлым летом? – спросила она.

– Мужчина, который показывал нам дом, – сказала Билли. – Мартин его звали.

Элла отпила из стакана.

– Не знаю, кто этот человек, – медленно проговорила она. – Но, насколько мне известно, в этом доме никто не жил последние два года. А что касается мебели… – Она запнулась. – Тебе не попадался металлический столик с разноцветной мозаикой на столешнице?

Тот самый столик, на котором Билли обнаружила отпечаток!

– Он стоит в нашей гостевой комнате, – тихо сказала девочка.

– О господи, – прошептала Элла. Она поставила стакан и оперлась о раковину, словно вот-вот упадёт. – Этот столик был в доме, когда я пятьдесят лет назад пришла туда в первый раз. В прежние годы дом всегда продавали с мебелью. Не спрашивай меня почему – так было заведено. У всех семей, в которых я работала, была, в сущности, одна и та же мебель. И вот пятьдесят лет спустя ты заявляешь, что столик всё ещё там.

Билли встала, Аладдин тоже. То, что сказала Элла, не могло быть правдой. Зачем мужчине, показывавшему дом, лгать и насчёт мебели, и насчёт причины, по которой уехали прежние владельцы? Он, конечно, раньше уже лгал, но не о таких серьёзных вещах. Или о таких тоже?

– Нам пора, – сказала Билли. – Спасибо, что разрешили зайти.

– Обязательно приходите, если захотите узнать что‐то ещё, – сказала Элла.

Дождь по‐прежнему барабанил по крыше, небо время от времени освещали яркие молнии. Билли с Аладдином наверняка промокнут насквозь, пока доберутся до гавани. Но не о грозе думала Билли. Она думала о лампе в гостиной и о стеклянных детях. Неужели кто‐то и правда умер в их доме? И кто такие стеклянные дети?


Стеклянные дети

Глава четырнадцатая

Несмотря на скверное предчувствие, Билли не удержалась и, придя домой, рассказала маме всё, что узнала. Сначала мама ничего не отвечала.

– Ты можешь поговорить с нашими соседями? – спросила Билли, чтобы заполнить тишину.

– О чём?

– Спросить, когда они в последний раз видели людей в нашем доме. Если он стоял пустой несколько лет, они должны были это заметить.

Билли так разволновалась, что, выйдя от Эллы, вскочила на велосипед и поехала не к Аладдину, а понеслась прямиком домой, на Спаррисвэген. И вот она стояла в прихожей и торопливо пересказывала услышанное. Под дождём одежда промокла насквозь, на пол капало.

– Билли, – серьёзно сказала мама, – это Аладдин выдумал, что в доме привидения?

Аладдин? В каком смысле? В доме творилось непонятно что ещё до того, как Билли познакомилась с Аладдином.

– Нет, – сказала она. – И я не говорила, что в доме привидения, я только…

– Знаешь что, – перебила её мама, – я обязательно поговорю с соседями, как только у меня появится время. Потому что нам давно пора с этим разобраться.

Билли обрадовалась. Мама мягко продолжала:

– Давай так: я поговорю с соседями. И если соседи скажут, что прежние жильцы съехали прошлым летом, а не два года назад, как утверждает эта старая сплетница, то ты прекращаешь все разговоры о том, что с домом что‐то не так. О’кей?

Билли задумалась. Соседей она едва знала, они могут сказать что угодно. Но она не решилась дразнить маму, иначе она вообще не станет с ними говорить.

– О’кей, – неохотно согласилась Билли. Мама явно почувствовала облегчение.

– Отлично! А теперь бегом под душ, и смотри согрейся хорошенько, а потом будем ужинать.

Тут зазвонил телефон, и мама побежала отвечать.

– Боже мой, Юсеф, это ты! – услышала Билли.

Вся в сомнениях, она пошла в ванную и стала стаскивать с себя мокрую одежду. И вдруг почувствовала себя очень одинокой.

Вечером того дня Билли не могла заснуть. Она перепробовала все способы, но ничего не помогало. Наконец она сдалась и зажгла лампу, которую мама пристроила над кроватью. Против воли Билли покосилась на часы и вздохнула. Почти двенадцать. Она взяла с тумбочки книгу. Можно прочитать пару глав, а потом она снова попробует уснуть.

Но хотя глаза читали слово за словом, мысли Билли бежали в другую сторону. Слова Эллы метались у неё в голове безумными бабочками. Когда они с Аладдином вышли из домика старухи, Аладдин был настроен скептически.

– Она рассказала хоть что‐нибудь, чего мы не знали?

Билли бросилась защищать Эллу:

– Она сказала, что нескольким семьям пришлось в этом доме плохо, а ты сам слышал в школе про такое. И вспомни, что она рассказала про лампу в гостиной. Я сама видела, как эта лампа раскачивается.

– Надо проверить второй пункт, – заметил Аладдин. – Пустовал ли твой дом два, а не один год?

– Не забудь, что она рассказала про мебель, – прибавила Билли. – И про тех детей, стеклянных.

Придя домой, она села за компьютер и попыталась найти информацию о своём доме и о стеклянных детях. И не нашла ни полсловечка. Билли решила, что это ничего не меняет. Элла всё же могла оказаться права. От одной только мысли, что мебели в доме больше пятидесяти лет и что она совсем не принадлежала предыдущей семье, Билли сделалось страшно. В таком случае здесь явно таилось какое‐то безумие.

Не успела Билли потушить лампу, как услышала это. Точно как тогда, когда у неё ночевала Симона. Стук в окно. Тук-тук. Нет, только не это! Билли съёжилась под одеялом. Не сейчас. Не сейчас, ведь она совсем одна. Расстояние до маминой комнаты показалось ей вдруг бесконечным, словно мама находилась на другой планете. Ни за что Билли не решится вылезти из кровати, пока кто‐то стучится в окно.

Билли стала ждать, стараясь дышать пореже. Наконец стук прекратился, но она всё равно не отваживалась пошевелиться. Лишь спустя какое‐то время девочка оторвала голову от подушки и стала вслушиваться в тишину. Долго сидела она в темноте с гулко колотящимся сердцем. Вдруг постукивание повторится снова? Но никто больше не стучал.

Наконец Билли решилась отбросить одеяло и вылезти из кровати. Смотреть в окно, как Симона, она побоялась. Билли просто стояла на полу и прислушивалась, пока не убедилась, что все звуки стихли. Только тогда она смогла выдохнуть.

Сердце больше не колотилось как ненормальное. Какое‐то время Билли раздумывала, не позвонить ли Аладдину или Симоне, но решила, что они наверняка спят. Да и ей тоже лучше лечь. Только в туалет наведаться. Если она не сходит пописать, то не уснёт. Вот блин!

Билли, напрягшись, прокралась в коридор. Она не стала включать верхний свет, чтобы не разбудить маму, и тихо побежала вниз по лестнице, в туалет. Она закрыла дверь, заперла её и постаралась управиться как можно быстрее.

Снова выйдя в прихожую, она увидела, что дверь в гостевую комнату открыта. Та самая дверь, которую мама всегда запирала по вечерам после того, как туда забрались Билли с Симоной. Билли с трудом сглотнула. Может, мама просто забыла её запереть? Или…

Пойти и лечь не получится, Билли должна была всё узнать. Тело напряглось, как скрипичная струна. Билли одолела несколько метров до гостевой комнаты и заглянула в проём. Там всё было так, как должно быть. Или не так? На столике, где Билли и Симона нашли комикс, что‐то виднелось. На этот раз не журнал.

Столик притягивал Билли, как магнит. Кто‐то положил на него рисунок из тех, что она убрала в коробку в первый день. Но на столе оказался не только рисунок. На рисунок кто‐то поставил две фигурки. Две стеклянные статуэтки – мальчика и девочку. Лица у детей были серьёзными, одежда старомодной. Краски на стекле побледнели, но всё же было видно, что у девочки красное платье, а у мальчика голубая рубашка.

Стеклянные дети, подумала Билли. Именно о них и рассказывала Элла. И тут она увидела надпись на рисунке:

«Прекрати искать.

Иначе всё кончится очень плохо».

Глава пятнадцатая

Именно Аладдин придумал, как выяснить фамилию семьи, которая раньше жила в доме.

– Должен быть договор, – объяснил он Билли. – Когда твоя мама покупала дом, она же подписывала документ, где значилось имя и той, другой семьи.

Как просто, подумала Билли. Она больше не говорила с мамой о странностях, творившихся в доме, – всё равно смысла нет. Зато тем больше она разговаривала с Аладдином. Он тоже испугался, когда она показала ему рисунок, обнаруженный в гостевой комнате, и рассказала о стеклянных детях, которые стояли на столе.

– Я так испугалась, что всю ночь не спала, – невесело призналась Билли.

– «Прекрати искать», – прочитал Аладдин. – Ого, да у этого дома есть по‐настоящему мрачная тайна.

Билли кивнула. Но она не позволит напугать себя! Если дом хранит какие‐то тайны, она хочет знать, какие именно. И для начала следует найти прежних жильцов. А для этого надо узнать их имена.

Когда мама в очередной раз села на велосипед и укатила в магазин, Билли кинулась в её комнату, чтобы найти договор. Мама содержала вещи не сказать чтобы в особом порядке. Признаться честно, никакого порядка не было в помине. В их семье папа всегда приводил всё в порядок и следил, чтобы документы были разложены по правильным папкам.

Билли знала, что мама держала «важные вещи» в ящике письменного стола. Она как‐то показала Билли этот ящик и объяснила, что там лежат запасной ключ от дома, паспорта и кое‐какие просто полезные вещи. Билли предположила, что такой важной вещью мама считает и договор купли-продажи.

Мамина комната, со скошенным потолком и окном в узкой стене, была похожа на комнату самой Билли. Но мебель здесь была другая, и цвет тоже. Как и в комнате Билли, мама оставила всю мебель, кроме кровати. Ясно было, что раньше здесь жил какой‐то взрослый. Вся мебель сделана из тёмно‐коричневого дерева. Даже кресло, стоявшее в углу, было тёмно‐коричневым.

Неужели мебель в доме и правда такая старая, как говорила Элла? Билли для пробы присела в кресло и почувствовала, как погрузилась в набивку. Возле кресла стояли прялка и табурет. Билли закрыла глаза и представила себе, как кто‐то сидит на табурете и прядёт. Девочка быстро открыла глаза. Она не любила оставаться дома одна, а размышлять, насколько это старая мебель, больше не хотелось. Договор – вот что важно.

Чуть дрожащими руками Билли тронула ящик стола. Он был открыт, но выдвигался туго. Какая удача, что мама собиралась вернуться не раньше чем через час! В ящике всё было навалено кучей. Билли не хотелось, чтобы мама обнаружила, что она рылась в ящике, и девочка, пытаясь найти нужную бумагу, стала осторожно приподнимать документы. Счета, чеки, выписка о зарплате… А вот договора нет.

Звук птичьих когтей по крыше заставил Билли замереть. Иногда птицы садились на крышу, а иногда нет. То же самое бывало и по ночам. В иные ночи птицы вели себя тихо, а иногда так шумели, что будили Билли.

Билли уже хотела было сдаться и поискать договор в мамином шатком стеллаже с книгами, как вдруг увидела в ящике открытый конверт. Она взяла его, пощупала. Кажется, там была целая куча документов. Сразу почувствовав себя увереннее, Билли вытащила бумаги из конверта и на верхней прочитала: «Договор купли-продажи».

Наконец‐то! Билли пробежала глазами первую страницу и нашла и мамину фамилию, и их городской адрес. Ниже она увидела то, что искала: «Продавцы: Давид и Мария Андромедссоны». Билли даже стало жарко от радости. Давид и Мария Андромедссоны – вот как их звали. Какая странная фамилия! Ну и хорошо. Немного как имя «Аладдин» – тоже непривычно, но по‐другому. Билли стала читать дальше. И испытала разочарование. Потому что, если она правильно поняла, семья переехала в Германию.

Настроение у Билли испортилось. Германия слишком уж далеко от Охуса. Она стала читать договор внимательнее – вдруг они оставили телефонный номер или адрес и с ними можно связаться? Но ни того, ни другого не обнаружилось. Билли сунула договор в конверт и вернула его в ящик стола. Надо как‐нибудь съездить к Аладдину. Они так просто не сдадутся. Эти Андромедссоны слишком далеко, чтобы навещать их, и позвонить им тоже нельзя. Но теперь у Билли с Аладдином хотя бы была фамилия.

Андромедссоны. Людей с такой фамилией не так уж много.

Глава шестнадцатая

Аладдин закрыл блокнот Билли, куда она записала фамилию прежних жильцов.

– Что теперь делать? – спросила Билли. – Как узнать, почему они переехали? Будем колесить по посёлку и спрашивать у каждого, знали ли они Андромедссонов?

Они сидели у Аладдина. В гавани ещё толпились люди, смотрели на яхты и ели мороженое, но было заметно, что лето уже кончается. Билли с нетерпением ждала, когда начнётся школа, – тогда она сможет каждый день бывать в Кристианстаде.

Аладдин принёс ноутбук и начал поиск. Андромедссоны нигде не обнаружились. Аладдин молча отложил ноутбук, встал и принялся искать что‐то на книжной полке над кроватью. Через некоторое время он нашёл, что искал.

– Я же знал, что не выбросил их. – И он снял с полки какие‐то каталоги. Сев рядом с Билли, мальчик пояснил: – Школьные альбомы.

Билли посмотрела. По одному альбому за каждый год, что Аладдин ходил в школу. Других школ в Охусе не было, так что информация обо всех школьниках могла уместиться в одном альбоме. В альбомах были фотографии всех, кто последние несколько лет ходил здесь в начальные, средние или старшие классы.

Аладдин протянул Билли два альбома.

– Как по‐твоему, многие носят фамилию Андромедссон? Готов поспорить – если мы найдём в альбомах детей с такой фамилией, то они наверняка окажутся из той семьи, что жила в твоём доме.

Друзья принялись быстро листать альбомы. Глядя на фотографии, Билли порадовалась, что и дальше будет ходить в городскую школу. Она не узнавала ни одного человека.

Первым Билли просмотрела альбом за прошлый год, то есть тот, который закончился прошлым летом. Именно тогда, по словам Мартина, съехала предыдущая семья. Если это правда и если в этой семье были дети, они должны были оказаться в альбоме. Но их там не обнаружилось.

– Может, они болели, когда приходил фотограф? – предположил Аладдин.

– Всё равно про них написали бы, – заметила Билли. – Смотри, вот фамилии всех, кто в тот день болел или уезжал.

Она стала просматривать альбом за прошлый год. В старших классах учеников по фамилии Андромедссон не оказалось. Не было их и в средних, и в младших классах. А что, если эти дети ходили в школу в Кристианстаде, как сама Билли? Хорошо бы, когда она вернётся домой, посмотреть и собственные альбомы.

Лодка закачалась, и Билли сбилась с мысли.

– Закончила? – спросил Аладдин. – Я ничего не нашёл.

И тут Билли увидела имя какой‐то девочки. Под самой последней фотографией в альбоме. На фотографии было пятнадцать первоклассников. Вильма Андромедссон. Девочка сидела последней в нижнем ряду. У неё были волосы как у Симоны: густые и кудрявые, хотя не рыжие, а светленькие.

Билли с Аладдином долго смотрели на фотографию. Вильма Андромедссон пошла в первый класс три года назад, но в следующих альбомах её уже не было. Что, если Элла права и Андромедссоны уехали не один, а два года назад? О чём ещё солгал мужчина, который показывал им с мамой дом?

– Давай заглянем в школу, куда она ходила, – предложил Аладдин. – Может, узнаем что‐нибудь от учителей.

– Но там сейчас никого нет, – сказала Билли. – У учителей разве не бывает летних каникул?

– Они начинают на две недели раньше нас. Пишут планы, что мы будем учить в будущем году, составляют расписание.

Они сели на велосипеды, Аладдин показывал дорогу. Сам он никогда не ходил в эту школу, но там учились его приятели. И на школьном дворе, и в самой школе было тихо и пустынно. Билли сосчитала здания; вышло, что школа состояла из трёх небольших красных домиков и ещё одного побольше – Билли решила, что это спортзал.

– Пошли, нам в учительскую, – сказал Аладдин и потащил её за руку.

Они принялись обходить домики, заглядывая в окна. В самом дальнем они увидели комнату, в которой собрались взрослые.

– Вот она, – сказала Билли и в эту же минуту заметила мужчину, который смотрел на неё. В руках мужчина держал чашку кофе.

Билли машинально дёрнулась и отодвинулась от окна.

– Ты чего? – спросил Аладдин. – Нам же надо, чтобы они нас увидели, вышли и открыли.

Билли почувствовала себя глупо. Через секунду дверь и правда открылась. Мужчина с чашкой вышел на крыльцо и спросил:

– Вы что‐то хотели, ребята?

Глава семнадцатая

Мужчина походил на добряка из телевизора – зелёная «дедушкина» кофта, мешковатые джинсы.

– Вы не знаете девочку по имени Вильма Андромедссон? – спросил Аладдин. – Или, может, кто‐то из учителей её знает?

– Зачем она вам? – Мужчина нахмурился.

– Мы хотим знать, ходит ли она в эту школу, – объяснил Аладдин, хотя они точно знали, что Вильма в эту школу не ходит. – Это Билли, она переехала в дом Андромедссонов. Можно мы зайдём?

Когда Аладдин упомянул дом, в котором жила Билли, мужчина чуть не уронил чашку.

– Ну конечно, заходите, – сказал он и отступил, давая им пройти.

Билли и Аладдин вошли за ним в школу.

– Не очень понимаю, что вы хотите знать, – сказал мужчина. – Но я был учителем Вильмы.

– А… – сказала Билли, которая, кажется, научилась врать не хуже Аладдина. – Значит, она больше не живёт в Охусе?

– Нет, Андромедссоны уехали два года назад.

Билли еле дышала. Всё‐таки Элла оказалась права.

– Вы не знаете, куда они уехали? – спросил Аладдин.

– Я слышал, что куда‐то за границу. – Мужчина отпил из кружки.

– А почему они уехали? – спросила Билли.

Мужчина долго смотрел на неё, потом взглянул на часы.

– Этого я не знаю, – сказал он. – Извините, ребята, но мне пора.

Какой у него рассерженный голос. Или испуганный.

– А больше никто не знает? – спросил Аладдин.

– Нет, больше никто не знает, – сказал учитель. – А теперь отправляйтесь домой.


– Какой‐то он странный, – заметил Аладдин, когда они с Билли снова оказались на школьном дворе.

С этим Билли была согласна.

– По-моему, он солгал, – сказала она. – И знает больше, чем рассказал.

– Я тоже так думаю, – согласился Аладдин.

Билли шарила в кармане, ища ключ от велозамка.

– Поехали к тебе, – предложила она. – Мне в туалет надо.

– Может, здесь зайдёшь? А потом поедем есть мороженое.

Билли покосилась на школу.

– Пошли, – позвал Аладдин. – Просто зайдёшь и узнаешь, где туалет.

«Какая же я трусиха», – подумала Билли. Симона бы ни минуты не колебалась.

– Подожди здесь, я постараюсь побыстрее, – решительно сказала она и побежала назад, к школе.

На этот раз она не стала ждать, пока ей кто‐нибудь откроет, а проскользнула в дверь и пошла по коридору, ища туалет. Она от души надеялась, кто никто её не заметит. Дверь с правой стороны была открыта, из комнаты слышались голоса. Билли узнала один из них – говорил тот мужчина с чашкой:

– Я не знал, что сказать.

– Ты правильно сделал, что не стал ничего рассказывать, – ответила какая‐то женщина. – Незачем детям знать такое.

Билли замерла, прислушиваясь.

– Она всегда была такая испуганная, – вздохнул мужчина. – Как будто ей среди бела дня являются призраки.

– Вильма была особенная, – прибавила женщина. – Как и сам дом.

– Девочка, которая спрашивала про Вильму, утверждала, что живёт в этом доме.

Женщина тихо ахнула:

– Не может быть! Не верю, чтобы хоть кто‐нибудь, кто живёт в этом доме, жил бы счастливо.

– Но вы же не верите в гномов и троллей, – заметил мужчина. – Все эти истории про дом на Спаррисвэген… Неужели в них есть хоть доля правды?

– Будь моя воля, я бы взорвала этот дом и построила новый, – проворчала женщина. – Найти ему нового владельца становится всё труднее. В нём несколько последних лет никто не жил.

– Хоть бы для нынешних жильцов всё кончилось хорошо, – тихо сказал мужчина. – Довольно этот дом принёс горя.

– Верно, верно, – согласилась женщина. – Всё началось с этих стеклянных детей… Бедная Вильма. Помнишь, что она рассказывала? Что не может уснуть, потому что кто‐то стучит ей в окно? Что кто‐то заходит к ней в комнату, когда дома никого нет, и разбрасывает её игрушки?

– И родители ей, разумеется, не верили, – подхватил мужчина. – Хотя после того, как она чуть не утонула, всё закрутилось.

– Ещё день – и было бы поздно, – согласилась женщина. – Кто‐то пытался утянуть её под воду.

Билли совсем растерялась. Значит, кто‐то пытался утопить Вильму. Поэтому семья и уехала в такой спешке. С тяжело колотящимся сердцем Билли выбежала к Аладдину. Теперь она окончательно поняла: в доме на Спаррисвэген очень опасно.


Стеклянные дети

Глава восемнадцатая

Отпуск у мамы кончился, а Билли заболела. У неё поднялась температура, болело горло, и девочке пришлось лечь в постель.

– У тебя есть книги? Справишься тут одна? – тревожно спросила мама, прежде чем уехать на работу.

– Ага. – Билли подумала: проблема не в том, что у неё мало книжек, а в том, что дом, где она обитала, опасен для жизни.

– Всё‐таки нехорошо, что ты больная остаёшься одна дома. – Мама обеспокоенно вздохнула.

– Я справлюсь, – пообещала Билли.

– В холодильнике еда, можешь разогреть.

Мама вздохнула:

– Я позвоню, – затем наклонилась и поцеловала Билли в лоб. – Будь осторожнее. Обещай, что будешь.

Билли пообещала. И тут её осенило, что она забыла спросить маму кое о чём.

– Ты ещё не поговорила с соседями?

Билли не стала говорить маме, что они с Аладдином вызнали о людях, у которых мама купила дом. Но ей было интересно, что мама услышала от соседей.

– С соседями? Нет, ты это о чём? – Мама явно удивилась.

– Ты обещала спросить у соседей насчёт семьи, которая жила здесь до нас. Узнать, когда они уехали отсюда.

– Ну да, – сказала она не сразу. – Да, поговорила.

Билли села в кровати. Тогда маме известно, что прежние жильцы уехали два, а не один год назад.

– И что они сказали? – нетерпеливо спросила она.

Мама потёрла лоб и зажмурилась, словно обдумывала что‐то очень сложное.

– Сказали, что прежние хозяева съехали год назад, как и говорил Мартин.

– Но…

Билли не знала, что сказать. Кто‐то из них врал – или мама, или соседи. И Билли подозревала, что мама.

– Ну, мне пора. – Мама посмотрела на часы. – Помнишь, что ты мне обещала?

Билли снова улеглась. Что она обещала?

– Ты обещала, что, если я поговорю с соседями, ты перестанешь выискивать, что не так с домом. Помнишь?

– Да.

Разговаривать с мамой дальше не имело смысла. Так они только поссорятся.

Мама явно обрадовалась:

– Вот и хорошо. Значит, мы договорились насчёт этой ерунды. Ну, дружок, не скучай тут. Вечером я постараюсь вернуться пораньше.

Ступеньки под её шагами заскрипели, а потом Билли услышала, как хлопнула дверь. Мама обманула её.

Из-за температуры или из‐за того, что она слишком много спала, но через какое‐то время Билли стало казаться, что одной дома очень даже неплохо. Солнце пришло и ушло, не слишком жаркое, и Билли оставила окно открытым. Сосед, кажется, стриг газонокосилкой траву, и этот звук нравился Билли. Когда папа был жив, он всегда заботился о том, чтобы у них была красивая лужайка.

«Это первое, что видят люди, когда смотрят на дом», – говаривал он.

Он всё подстригал траву, а мама с Билли поглядывали на него в окно кухни и смеялись. Как давно они так не смеялись…

Сразу после обеда в дверь постучали. Билли замерла в кровати. К ним редко кто‐то заглядывал. Она на цыпочках спустилась по лестнице и спросила «Кто там?», прежде чем отважилась отпереть дверь.

– Это я!

Конечно, это был Аладдин.

– Я болею, – сказала Билли, открыв дверь.

– Да знаю. Я подумал, что тебе скучно, вот и зашёл. Можно на минутку?

– Конечно. – Билли улыбнулась.

Они устроились на террасе. Аладдин качался в гамаке, Билли села подальше от него.

– Сколько вы ещё будете жить на лодке? – спросила она.

– Пока не начнётся школа, до следующей недели.

Они помолчали.

– Ничего не случилось в последние дни? – спросил Аладдин. – В смысле – в доме?

Билли покачала головой. Нет, всё было спокойно. А потом рассказала, что мама солгала ей.

– Она тебе не верит, – предположил Аладдин. – Поэтому и солгала.

– Знаю. Так что надо торопиться. Мы должны узнать о доме больше, пусть мама поймёт, что он опасен.

Она вспомнила, что рассказывал про Вильму Андромедссон тот учитель. Что Вильма слышала стук в окно, а ей никто не верил.

– Если всякие ужасы видят только дети, убедить маму ни за что не получится, – сказала Билли.

Аладдин не ответил – он смотрел на что‐то у неё за спиной.

– Смотри, – прошептал он.

Билли обернулась. Через прихожую можно было увидеть гостиную. Аладдин указывал на свисавшую с потолка лампу. Она мерно раскачивалась взад-вперёд, точно как Билли видела раньше. И хотя стоял день‐деньской, Билли испугалась так же, как тогда ночью. Солнце зашло за тучу, и Билли покрылась гусиной кожей.

Она больше не сомневалась. В доме водится призрак. И он не оставит их с мамой в покое, пока они не уедут.

Глава девятнадцатая

Краска слой за слоем отходила от дома. Одна синяя чешуйка падала на землю за другой, и жёлтые пятна на стенах всё увеличивались.

– Ничего не понимаю, – сказала мама, когда они с Билли обходили дом, рассматривая пятна.

Билли выздоровела, а летние каникулы кончились. Она была рада, что снова начались занятия. Теперь надо было проводить в доме только вечер и ночь, и жить Билли стало повеселее. Хотя вечера и ночи бывали просто жуткими.

Мама позвонила Юсефу, не может ли он прийти осмотреть пятна. Билли думала, что дом стряхивает с себя краску, потому что не хочет, чтобы его перекрашивали. С краской выходило так же, как с жильцами: дом избавлялся от них.

Аладдин и его родители перебрались в дом. Аладдин пошёл в школу в Охусе, так что они с Билли виделись уже не так часто. Но каждый вечер перезванивались.

– Мы должны узнать о доме как можно больше, – твердил Аладдин. – Сейчас прекращать поиски нельзя, надо обязательно убедить твою маму, что в доме опасно.

Дом в Кристианстаде ещё не продали, и Билли надеялась, что они докопаются до тайны дома в Охусе прежде, чем кто‐нибудь купит их старый дом. Тогда им с мамой не останется ничего, кроме как переехать назад. Когда она сказала об этом Аладдину, он явно опечалился.

– Я буду приезжать к тебе в гости, – пообещала Билли. – Часто!

Но «приезжать» всё‐таки не то же самое, и Билли это понимала. Если она уедет из Охуса, то потеряет Аладдина, а если останется, то отдалится от своих прежних приятелей. И так уже Симона стала относиться к ней по‐другому.

– Может, приедешь как‐нибудь после школы в Охус? – спросила однажды Билли. – Мама разрешит тебе заночевать у нас.

Симона фыркнула:

– Неужели у тебя найдётся минутка для меня? Ты же всё время только с Аладдином.

– Это не так, – обиделась Билли. – Просто этим летом столько всего произошло! И потом, ты уезжала на несколько недель.

Всё же Симона перестала дуться и в конце первой школьной недели, в пятницу вечером, приехала к Билли.

– Что случилось с краской? – изумлённо спросила она, когда они въехали на участок и Симона увидела дом.

Билли пообещала всё ей объяснить. Потом они сидели на террасе, и Билли рассказывала обо всём, что произошло. Рассказала и о том, что они с Аладдином делали, когда Симона уехала домой.

– Ой, вот бы мне тогда быть с вами, – сказала Симона. – Какая у тебя жизнь интересная.

На этот счёт Билли была не согласна с подругой. Ей‐то события казались скорее страшными, чем увлекательными.

– И до чего вы докопались? – Симона откусила от булочки с корицей, на которую уже было нацелилась Билли.

– Мы решили пойти в библиотеку в Кристианстаде и спросить, где можно найти информацию о старых домах.

Это была идея Аладдина.

– В библиотеку? – спросила Симона. – Вы разве ничего не нашли в интернете?

– Мы искали-искали – и ни до чего не докопались, – призналась Билли. – Мне кажется, тут всё вертится вокруг слишком старых дел, такое трудно раскапывать.

– Если вы поедете в библиотеку, я с вами, – решительно сказала Симона.

Она не хотела снова остаться не у дел, а Билли обрадовалась её компании. Симона была любимой подругой, и Билли не хотелось её терять. С неё и нынешних проблем было предостаточно.

Но проблемы всё‐таки множились. Всё началось, когда Симона в субботу уехала домой. У мамы болела голова, и днём она прилегла. Билли осталась одна с Юсефом, который приехал, чтобы взглянуть на краску.

– Старые дома следует беречь, – заметил он. – А прежние жильцы, кажется, дом не очень‐то берегли. Посмотри сюда. – И он показал Билли облупившуюся краску. – Перекрашивать дом до бесконечности невозможно. Рано или поздно придётся всю краску снять и начать с нуля.

Начать с нуля. Именно этого дом и не хотел. – Вам бы стоило стребовать часть денег за дом, – продолжал Юсеф. – Прежние владельцы должны были предупредить вас насчёт краски.

Билли обрадовалась. Вдруг ошибка окажется так велика, что мама захочет получить назад все деньги, а не часть? Тогда они смогут снова вернуться в дом в Кристианстаде.

Потом к Билли заглянул Аладдин, и они сели играть с Юсефом. Мама не смогли присоединиться к ним – она лежала в постели.

– Что с ней? – спросил Аладдин.

– Голова болит, – объяснила Билли.

Юсеф явно встревожился.

– По-моему, не только голова, – сказал он. – У неё и температура поднимается – совсем как было у тебя, Билли.

Из-за маминой болезни Билли разнервничалась. Она вообще часто нервничала с тех пор, как умер папа. Юсеф приготовил ужин, но мама отказалась от еды. В десять вечера Аладдину пора было домой, и он пообещал позвонить на следующий день. Билли собралась спать.

– Если хочешь, я останусь, – сказал Юсеф. – Если ты волнуешься за маму.

Билли засомневалась. Где он будет спать? В гостевой всё ещё полно вещей.

– Я могу лечь на диване. – Юсеф понял, почему она не отвечает.

Вообще‐то Билли хотелось, чтобы он уехал домой. Но в то же время что‐то говорило ей, что она может пожалеть, если откажется от его предложения.

– Я принесу простыни, – сказала она.

Около полуночи она всё ещё лежала и читала, хотя была уже полусонная. Каждый раз, когда она пыталась отложить книжку, мысли в голове начинали носиться по кругу. Билли снова стала думать о словах, которые кто‐то написал на рисунке в гостевой комнате. «Прекрати искать». Но Билли продолжала копаться в том, что произошло много лет назад. А вдруг из‐за её упрямства случится какое‐нибудь несчастье?

Билли, наверное, всё же уснула, а когда проснулась, была ещё ночь, но дом гудел от разных звуков. Кто‐то застонал, и мужской голос произнёс:

– Осторожней, лестница узкая!

Билли пулей вылетела из комнаты. Двое мужчин что‐то несли вниз по лестнице. Уже через секунду Билли поняла, что это носилки, а на носилках лежит мама. Юсеф поймал Билли и крепко обнял её – девочка порывалась бежать за носилками.

– Пусти! – крикнула она.

– Ничего страшного не случилось, – сказал Юсеф, но Билли по его голосу поняла, что он напуган. – Просто у твоей мамы так разболелась голова, что мне пришлось вызвать скорую помощь. Я не мог сам отвезти её в больницу – тогда ты осталась бы дома одна. Да и твоя мама бы этого не хотела.

Билли заплакала. Теперь призрак получил, что хотел. Мама заболела, ей придётся отправиться в больницу. А вдруг она не выздоровеет? Кто тогда позаботится о Билли?

Глава двадцатая

– Менингит, – объявил врач Билли и Юсефу.

Билли так испугалась, что взяла Юсефа за руку. Он крепко сжал её ладонь.

– С ней всё будет хорошо? – спросила Билли.

– Конечно. Но ей надо будет побыть в больнице. Очень, очень хорошо, что вы так быстро приехали. Если бы вы прождали ночь, всё было бы гораздо хуже.

– Сколько она пробудет в больнице? – спросил Юсеф.

– Сложно сказать. Нам нужно понаблюдать несколько дней, понять, как она себя чувствует.

Врач посмотрел в свои бумаги и спросил:

– Она последнее время часто болела?

И Билли, и Юсеф покачали головой.

– Значит, просто не повезло. – Врач пожал плечами. – Жаль, но и такое случается.

Билли хотелось крикнуть, что мамина болезнь – это вовсе не «просто не повезло». Мама заболела, потому что они живут в опасном доме. Но теперь этому конец. Как только Билли вернётся домой, она позвонит Аладдину и Симоне. Надо выбираться из дома, пока не произошло что‐нибудь ещё более ужасное.

– Мы должны кому‐нибудь позвонить или вы позаботитесь о девочке? – спросил врач Юсефа и посмотрел на Билли. – Насколько я понял, вы просто друг семьи.

– Мы сообразим, что делать, – сказал Юсеф. – Не надо никому звонить.

Юсеф и Билли уже всё обсудили, когда ехали на машине в больницу. Они позвонят бабушке с дедушкой – может, те смогут приехать и побыть с Билли.

Им разрешили недолго посидеть с мамой, а потом они уехали обратно в Охус.

– Нам надо поспать хоть немного, – сказал Юсеф.

Только теперь Билли поняла, что ужасно устала. Ощутив, как тела касается прохладная простыня, она расслабилась и закрыла глаза. Последнее, что она услышала, прежде чем заснуть, – это скрежет птичьих когтей по крыше.

Бабушка тоже болела, так что они с дедушкой не могли приехать и присмотреть за Билли.

– Ничего серьёзного, – сказала бабушка, – обычная простуда с температурой. Но нам сейчас лучше не встречаться с тобой и мамой. Вдруг я её заражу и ей станет ещё хуже.

С этим Билли была согласна. Поэтому Юсеф перебрался к ним (он спал на диване) на время, пока мама в больнице. Прибежал, запыхавшись, Аладдин: его родители просили передать Билли, что будут рады, если она поживёт у них, но она предпочла остаться дома. Юсеф по утрам отвозил её в школу, а после обеда она шла к маме в больницу. Юсеф после работы тоже приезжал туда.

Аладдин навещал Билли каждый вечер.

– Пора нам в библиотеку, – сказал он; мама к тому времени лежала в больнице уже три дня. – Дальше ждать нельзя.

– Поедем завтра, – решительно объявила Билли.


– Надо понять, почему краска отваливается, – сказал Юсеф, когда они как‐то вечером сели ужинать. – Точнее, почему она отваливалась раньше. Сейчас она как будто перестала отслаиваться. Надо пригласить сюда кого‐нибудь, кто разбирается в малярном деле.

Билли промолчала. Сначала краска отслаивалась, потом перестала. Билли больше не слышала ни стука, ни других звуков по ночам, не обнаруживала больше посланий в гостевой комнате, хотя вставала и ходила проверять две ночи подряд. Дом словно затаил дыхание и выжидал.

– Как тебе там с Юсефом? – спросила мама, когда Билли вечером разговаривала с ней по телефону. Голос у мамы был слегка усталый и встревоженный.

– Нормально, – сказала Билли. – Но лучше ты выздоравливай поскорее.

– Солнце, я стараюсь изо всех сил!

И правда, врач сказал, что маме уже лучше и она скоро сможет вернуться домой. Он несколько раз повторил Билли, как плохо могло бы всё обернуться, если бы маму не привезли в больницу. Билли пыталась представить себе, какой стала бы её жизнь, если бы мама тоже умерла, но думать об этом было слишком больно. Если бы мама умерла, Билли осталась бы совсем одна в целом мире.

Глава двадцать первая

Здание библиотеки в Кристианстаде было прямоугольным, с большими плитками на стенах. Билли с Симоной встретились с Аладдином на автобусной остановке и прошлись до библиотеки пешком. Здешняя библиотека была больше, чем в Охусе, но казалась Билли не такой уютной.

– Вон кто‐то сидит, давайте спросим у него. – Аладдин указал на какого‐то парня, который разбирал книги.

Над столом парня висела табличка с надписью «Информация». Заметив ребят, парень явно обрадовался.

– Садитесь. – Он указал на три стула перед своим столом. – Чем вам помочь?

– Я бы хотела больше узнать о доме, в котором живу, – сказала Билли.

Аладдину и Симоне тоже не терпелось приступить к поискам:

– Это очень важно!

– Сейчас разберёмся, – пообещал парень. – Дом какой‐нибудь особенный? В смысле – известный? Какой‐нибудь замок?

Билли посмотрела на своих друзей. Известный… В Охусе, кажется, все про него знают. Но пока Билли не переехала в этот дом, она ничего про него не слышала. И это уж точно не замок.

– В нём происходят всякие подозрительные вещи, – объяснил Аладдин. – Поэтому мы хотим знать про него больше.

Билли поколебалась, но потом всё же прибавила:

– Мы думаем, там могут быть привидения.

Говоря это, она покраснела. Ну кто в её возрасте верит в привидения!

– Понимаю, – сказал парень. – Где этот дом?

Билли назвала свой адрес, и парень задумался, потом объявил: «Идёмте!» – и встал. Он подвёл ребят к стеллажу у дальней стены зала.

– Здесь у нас книги о том, что мы называем духовными сущностями. Это примерно то же, что привидения и призраки. Может, для начала поищете здесь?

Он снял с полки толстую книгу и вручил Билли. Она посмотрела на обложку. Книга называлась «Дома с привидениями: от севера до юга».

– Что значит «дома с привидениями»? – спросила Симона.

– Это когда духи и призраки не оставляют дом в покое, – пояснил парень. – В этой книге рассказывается о самых знаменитых шведских домах с привидениями, но я, честно сказать, не уверен, что ваш там найдётся.

Билли полистала книгу. Большинство домов в ней оказались вовсе не домами, а замками.

– Думаю, вам лучше поискать в нашем архиве, – посоветовал парень. – Может, вам повезёт и какая‐нибудь газета когда‐нибудь писала о вашем доме. А я помогу вам распечатать статью.

Билли решила, что это идея получше. Они договорились, что Симона просмотрит книгу, а Билли с Аладдином проверят архив. Парень проводил их к компьютеру.

– Вот здесь можно набрать слова, по которым хотите искать, – показал он.

Билли и Аладдин переглянулись. Они понятия не имели, какие слова имеют отношение к дому Билли.

– Напиши «дом с привидениями в Охусе», – предложил Аладдин, и Билли быстро ввела слова в строку поиска.

Ни одного совпадения.

– Попробуй улицу, на которой стоит дом, – посоветовал библиотекарь.

Билли набрала «Спаррисвэген» и стала ждать. Компьютер показал десять статей, где упоминалась Спаррисвэген. Билли воодушевилась.

– Ну вот, – сказал парень. – Я помогу вам открыть тексты.

Пока он щёлкал мышкой, Билли и Аладдин проведали Симону.

– Ну как, нашла что‐нибудь? – спросила Билли.

– Посмотри‐ка сюда. – И Симона показала страницу, которую читала.

Под заголовком «Таинственные происшествия в Охусе» помещался текст, в котором рассказывалось о разных домах Охуса, где, по утверждению владельцев, являлись призраки. Билли пробежала глазами текст до середины – и наткнулась на следующее:

«В Охусе не так уж много домов с привидениями, но знающего человека наверняка заинтересует строение, расположенное в районе под названием «Пробка». Это небольшой деревянный дом, где, как говорят, много лет назад повесилась при невыясненных обстоятельствах некая молодая женщина. Ходят слухи, что дух умершей остался в доме и причиняет зло всем, кто переезжает в этот дом.

В 1920‐е годы в доме был детский приют под названием «Солнечная поляна». Самоубийца работала в приюте няней».

Билли затаила дыхание. Речь в статье явно шла об их с мамой доме, почти то же самое тетя Элла рассказывала им с Аладдином. Но Элла говорила, что в доме была школа, а не сиротский приют.

– Может, она ошиблась? – задумчиво спросила Билли.

– Она же уже старая, – сказал Аладдин.

Билли перечитала статью.

– Здесь нет ни слова о стеклянных детях, – разочарованно вздохнула она.

К ним подошёл библиотекарь.

– Статьи есть только на микроплёнке, – сказал он. – Знаете, что это такое?

– Нет, – призналась Билли.

– Это значит, что прочитать их можно с помощью специального аппарата. Микроплёнка – это как микрофотография, аппарат увеличит её, и текст можно будет прочитать на экране. И такой аппарат есть у нас в хранилище.

Билли, зажав под мышкой книгу о домах с привидениями, направилась за парнем. Аладдин с Симоной уселись перед экраном по обеим сторонам от неё. Библиотекарь включил проектор и показал, как он работает. Аппарат оказался слегка замысловатым, но, когда они разобрались, что и как, дело пошло быстро.

Первые статьи не имели ни малейшего отношения к дому Билли – в них говорилось о двух поссорившихся семьях, о сбежавших кошках и прочем, чего никто не захотел читать.

– Кажется, в твоём районе много чего интересного происходило, – пошутила Симона, когда они дошли до статьи про мальчика, который изобрёл новый рецепт клубничного варенья.

Аладдин поменял плёнку, и они стали читать оставшиеся статьи. Вот оно. Все трое замолчали, увидев возле текста статьи фотографию. Снимок был чёрно-белым, но всё же было ясно: это дом Билли. И похоже, в нём случился пожар.

«5 мая 1940 года. Минувшей ночью дом на Спаррисвэген пострадал от сильного пожара. В настоящее время полицейские не хотят рассказывать о причинах пожара, но почти всё указывает на то, что пожар стал ужасным несчастьем. Когда огонь распространился по всему строению, в доме находилась молодая пара и их сын. Женщина погибла в огне, но мужчине, Манне Лунду, удалось спастись самому и спасти мальчика. Мальчик не пострадал от огня, но находится в состоянии шока. Будущая судьба дома пока неясна».

Значит, дом сначала был детским приютом, а потом им владела какая‐то семья. И умерла в нём не только та девушка, что повесилась. В этом доме лишился жизни ещё как минимум один человек. Но муж и сын погибшей в огне женщины выжили. Что, если кого‐нибудь из них можно найти? Они бы наверняка многое рассказали о судьбе дома. Может быть, они даже знали кого‐нибудь из стеклянных детей.


Стеклянные дети

Глава двадцать вторая

Мясными тефтелями пахло на весь дом. Билли читала, сидя на кровати, а Юсеф готовил ужин, когда зазвонил телефон. Билли быстро отбросила книгу и сбежала вниз. Вдруг это мама звонит?

– Передай огромное спасибо маме с папой! – услышала она голос Юсефа, успевшего взять трубку. – Я жарил тефтели, но мы можем съесть их и завтра.

Юсеф повернулся к Билли:

– Это Аладдин. Его родители приглашают нас поужинать у них в ресторане.

Билли возликовала. Аладдин уже несколько раз звал её с собой в родительский ресторан, но не чтобы поесть, а потому что ему чтонибудь было нужно от мамы или папы.

– Одевайся, и пойдем. – Юсеф снял сковородку с плиты.

Аладдин ждал их на парковке перед башней, куда они приехали на велосипедах. В его глазах горел азартный огонёк.

– Ты рассказала Юсефу, что мы вчера нарыли в библиотеке? – прошептал он, когда они следом за Юсефом поднимались по ресторанной лестнице.

– Нет ещё.

Билли боялась, что Юсеф рассердится так же, как сердилась мама, когда Билли заговаривала о призраке в доме.

– Я тут подумал, что у вас в доме не меньше двух привидений, – сказал Аладдин. – Девушка, которая повесилась, и женщина, которая сгорела. Может, они и борются друг с другом? Может, есть такое правило, что в доме может обитать только одно привидение?

Билли задумалась. Если Аладдин прав, то призраки ссорятся друг с другом, а не с ней и её мамой. Но как в таком случае объяснить все происшествия последних дней?

– Я тоже думаю, что там может оказаться больше одного привидения, – прошептала она Аладдину. – И я подозреваю, что они чего‐то хотят от нас. Хотят выдворить нас из дома.

Аладдин посерьёзнел.

– Интересно почему, – заметил он. – Зачем им целый дом?

В маленьком ресторане столиков было немного. Билли знала, что кухня размещается в основании башни. Мама Аладдина как‐то сказала, мол, самое трудное – это чтобы блюда не остыли, пока она взбирается по длинной лестнице.

– Скучаешь по маме? – спросил Юсеф, когда они сели.

Билли кивнула и проглотила комок в горле. Она скучала по маме каждый час, каждую минуту.

– Я тоже, – признался Юсеф.

Они посидели молча. Аладдин принес меню.

– Мама с папой сказали – выбирайте что хотите.

Билли и Юсеф раскрыли каждый своё меню и начали читать. Аладдин стоял возле их столика и ждал.

– Думаю, вам стоит попробовать ягнёнка, – посоветовал он.

– Тогда попробуем ягнёнка, – рассмеялся Юсеф и закрыл меню. – А если нам не понравится – скажем, что это ты нас на него подбил.

Он подмигнул Билли. Аладдин исчез.

– Я должен кое‐что тебе рассказать, – начал Юсеф, когда они остались одни. – Насчёт вашего дома.

Билли навострила уши.

– Сегодня я говорил про тебя и маму со своим коллегой. И он сразу понял, в каком доме вы живёте.

– Как это? – Билли открыла рот. – Он знает кого‐то, кто жил там до нас?

– Нет. Но он родом из Охуса и рассказал о доме кое‐что интересное.

Появилась мама Аладдина с подносом; она принесла газировку для Билли и пиво для Юсефа. Билли нагнулась через стол, чтобы слышать каждое сказанное Юсефом слово.

– И что? – спросила она. – Что он знает?

– Что в вашем доме был детский приют. Ты это знала?

Билли задумалась на секунду. Рассказать ему про поход в библиотеку? Нет, на это она не решится. Пока что.

– Нет, – ответила она как ни в чём не бывало. – Когда это было?

– Очень давно. Мой коллега сказал – в двадцатые годы. В двадцатый – двадцать второй, кажется. Построить дом для детей решила коммуна.

– Двадцатый – двадцать второй? Недолго. А что было потом?

– Не знаю, – сказал Юсеф. – Коллега не в курсе.

Билли вдруг почему‐то показалось, что детский дом – это очень важно, что это даже может отчасти объяснить происходившие в нём ужасы.

Почему приют просуществовал всего несколько лет? Связано ли это со стеклянными детьми? Билли пообещала себе, что завтра же попытается узнать побольше. Надо будет ещё раз съездить в библиотеку – произвести новые изыскания.

Мама Аладдина появилась снова, с двумя большими тарелками.

– Ягнёнок, – объявила она. – Лучший в Сконе[1]. Приятного аппетита!

От тарелки шёл чудесный запах, и Билли быстро расправилась с угощением.

Следующее лето будет совсем другим. Они с мамой вернутся в Кристианстад. Первый шаг к этому – выяснить, что же не так с домом в Охусе. Следующий – убедить маму, что они должны покинуть его.

Пока они ели, к их столику вышел папа Аладдина – поздороваться. Юсеф стал спрашивать, долго ли они живут в Швеции, и Билли улизнула в туалет. Когда она возвращалась в зал, то услышала у себя за спиной голос:

– Значит, ты всё ещё в Охусе.

Билли быстро обернулась. Тётя Элла! Старуха сначала улыбнулась Билли, но тут же снова посерьёзнела.

– Ты уже поговорила с мамой? – спросила она.

Билли помотала головой:

– Сначала мне надо узнать побольше. Чтобы мама точно выслушала меня.

Элла смотрела на Билли.

– Это разумно, – согласилась она. – Только имей в виду: у тебя не так много времени. Вспомни, что случилось со всеми прежними жильцами.

Билли поискала взглядом Юсефа. Он всё ещё разговаривал с папой Аладдина.

– Мне пора, – сказала она.

– Удачи, – ответила Элла.

Билли была рада вернуться к Юсефу. Ей не хотелось рассказывать Элле, что мама заболела и пришлось вызывать скорую помощь. Что с ними уже случилось кое‐что плохое. Элла права. У Билли не так много времени, чтобы спасти себя и маму.

Глава двадцать третья

В библиотеку на следующий день поехали только Билли и Симона. Аладдин отправился на урок фортепиано и не успевал в Кристианстад до закрытия библиотеки.

– Позвони мне вечером – расскажи, что вы отыщете! – попросил он, и Билли пообещала.

И вот она сидела рядом с Симоной за тем же компьютером, что и в прошлый раз; девочки снова стали просматривать архив, задав слова «Солнечная поляна». К их разочарованию, система выдала не так много ссылок.

– Попробуй лучше «детский приют» и «Охус», – предложила Симона.

Но и это не помогло.

– Странно. – Билли нахмурилась.

Девочки вернулись к информационной стойке и попросили выдать те немногие статьи, что они отыскали. Помогал им тот же парень, что и в прошлый раз.

– Когда закончите здесь, дальше ищите в городском музее, – посоветовал он, роясь в ящичках в поисках нужных микроплёнок. – Там сейчас как раз выставка, посвящённая охране детства в Сконе в двадцатом веке. Может, музейщики что‐нибудь знают о детском доме, которым вы интересуетесь.

Городской музей? Билли с Симоной переглянулись и кивнули. Ну конечно! Билли покосилась на часы, надеясь, что они успеют и со статьями, и с музеем, прежде чем за ней приедет Юсеф. По дороге домой им надо ещё навестить маму.

Статей нашлось мало, но зато из них, к радости Билли, удалось узнать довольно многое. В первой же статье говорилось об открытии детского дома.

«3 октября 1920 года. Подрядчик Греен, построивший детский дом, принял участие в обеде, который имел место в резиденции губернатора. Председатель коммуны Персон поблагодарил подрядчика за работу. Детский дом, расположенный в районе «Пробка», что в Охусе, даст потерявшим родителей детям надёжный приют. Дом рассчитывает принять не менее восьми детей и уже получил название «Солнечная поляна».

– Восемь детей. – Симона круглыми глазами смотрела на текст. – В вашем доме столько поместится?

– Может, они спали на двухэтажных кроватях, по нескольку в каждой комнате, – предположила Билли, которая думала о том же. – А персонал мог спать в гостевой комнате возле кухни.

– И всё равно там, наверное, было тесно. Представь себе, что такое творится у нас дома. Нас много, но у каждого всё‐таки своя комната.

Из всех знакомых Билли только Симона жила по‐настоящему в большом доме. Её родители купили и восстановили старую ферму с домом, чтобы у всех детей были свои комнаты.

В следующей статье говорилось больше о детях. В тексте описывались подробности – размеры дома и будущие жильцы. Коммуна предложила, чтобы преимущество получили дети-инвалиды. Девочки добрались до последней статьи в списке.

«3 августа 1922 года. Сегодня коммуна приняла решение о закрытии детского дома «Солнечная поляна» после трагических событий, о которых наша газета писала на прошлой неделе. Правление коммуны в течение осени примет решение о дальнейшей судьбе дома».

Билли с Симоной перечитали статью ещё несколько раз. «После трагических событий…» Каких ещё событий? Почему они не нашли ни одной статьи о них? Сердце у Билли колотилось всё сильнее. Они уже близки к разгадке, она это чувствует! Скоро Билли узнает, что за секреты таит в себе дом. Скоро, скоро, скоро.

Она рывком вскочила со стула, схватила Симону за руку и потащила за собой:

– Пошли! Давай скорее в музей!

Музей в Кристианстаде располагался на Большой площади. Билли бывала здесь с классом, но одна пришла в первый раз.

– Ненавижу ходить в музеи, – буркнула Симона, когда они поднимались на крыльцо.

Билли же считала, что в музее иногда бывает здорово, но промолчала. Она была рада, что подруга, хоть и думала, что музей – это скучно, всё же пошла с ней. Но с чего им начать?

– Смотри! – Симона указала на табличку, на которой значилось: «Новая экспозиция: «Охрана детства в Кристианстаде в двадцатом веке».

Билли посмотрела на часы. Уже четыре. В пять часов Юсеф должен забрать её у библиотеки, и они поедут в больницу. Значит, до пяти часов надо вернуться. Они быстро шли по залу, Билли – затаив дыхание. Сколько фотографий и вещей! А ещё – множество миниатюрных моделей домов и других построек.

– Караул, – вздохнула Симона. – Это же сколько времени понадобится, чтобы чтонибудь тут найти.

Она была права. И что вообще они ищут?

– Может, у неё спросим? – Билли кивнула на девушку, которая прохаживалась по залу.

Девочки поспешили к ней.

– Извините, – начала Симона, – вы здесь работаете?

– Да, – сказала девушка. – Нужна помощь?

Когда девушка увидела подружек, лицо у неё прояснилось. Других посетителей в этот час не было.

– Скажите, пожалуйста, вы знаете про детский дом под названием «Солнечная поляна»? – спросила Билли. – Он был в Охусе в двадцатые годы.

– Да, конечно. – Девушка посерьёзнела. – Что именно вы хотите знать?

Всё, подумала Билли.

– Нам с подругой задали в школе сочинение про то, какой была жизнь сирот много лет назад и кто о них заботился, – сказала она. – Так мы узнали про «Солнечную поляну».

– Билли совсем недавно переехала в Охус, – добавила Симона. – И мы решили, что было бы здорово написать про детский дом, который находился здесь.

– Ясно, – сказала Аманда (Билли прочитала имя девушки на бейджике). – К сожалению, на этой выставке нет ничего про «Солнечную поляну». Но я сама писала работу об этом детском доме, когда училась в университете. Ужасная история – вы, наверное, уже в курсе?

Билли с Симоной украдкой переглянулись. – М-м, – сказала Билли. – Нам бы поточнее узнать, что там случилось.

– Тогда давайте присядем вон на тот диван, и я расскажу, – предложила Аманда. – Идёмте!

Глава двадцать четвёртая

Наверное, Билли следовало понимать, что над её домом тяготеет поистине мрачная тайна. Что ей придётся услышать жуткую историю. Но когда девушка по имени Аманда начала рассказывать о приюте «Солнечная поляна», Билли потеряла дар речи. Даже болтушка Симона сидела молча.

– Детский дом действительно назывался «Солнечная поляна», – начала Аманда. – Но люди дали ему прозвище «Стеклянная поляна». Вы это знали?

Билли помотала головой.

– А почему его называли «Стеклянная поляна»? – спросила она – и заметила, что говорит шёпотом.

– Потому что пятеро из восьми его воспитанников были стеклянными детьми.

Стеклянные дети? Наконец‐то Билли всё узнает!

– Стеклянными называли детей, которые родились с очень хрупкими костями. Называется «несовершенный остеогенез». Это как врождённый остеопороз, – продолжила Аманда. – Эта болезнь и сейчас считается очень серьёзной, но в двадцатые годы врачи почти не умели помогать детям с таким физическим дефектом. Эти малыши требовали постоянного присмотра, они же могли упасть и переломать себе всё. Знаете, что такое остеопороз?

– Кажется, да, – сказала Симона. – Это когда у человека руки и ноги ломаются легче, чем у здорового.

– Верно, – подтвердила Аманда. – Есть разные виды этой болезни, все они опасны по‐своему. Но иногда дело обстоит по‐настоящему плохо, и тогда человек даже не может вырасти как следует. У детей, живших в «Стеклянной – или Солнечной – поляне», имелись разные проблемы, но большинство ребят были тяжело больны.

Билли попыталась представить себе, каково жить с такой болезнью. Всего-навсего упадёшь – и переломаешь себе руки-ноги. Кошмар. Стеклянные дети. А как их иначе назвать?

– Я уже сказала, что в доме жили восемь детей и две женщины, которые присматривали за ними. Одна – заведующая детским домом, а вторая – молодая няня по имени Майкен.

Аманда замолчала, и Билли подумала, что рассказ окончен. Но нет, Аманда просто сделала паузу.

– О детях заботилась именно Майкен, а вы сами понимаете, что в одиночку это нелегко, особенно если большинство детей больны. Лето двадцать второго года выдалось как никогда скверным – постоянно шёл дождь. Но в августе погода изменилась, стало тепло. Однажды, когда Майкен осталась с детьми одна, она решила отвести их на пляж. Здоровые дети тащили тележки, в которых ехали больные. Так Майкен смогла взять на море всех детей.

Билли попыталась представить себе эту картину. Спаррисвэген была тогда просёлком, и за тележками наверняка столбом стояла пыль. И тащить тележки, наверное, ужасно тяжело, хотя до моря всего ничего.

– Они вышли из дома около десяти утра, – продолжала Аманда. – Устроились на пляже, который сейчас называется «Лисичка». Не спрашивайте меня, как девушка глядела за стеклянными детьми. Может быть, присматривала, чтобы они сидели на подстилках под зонтиком. Здоровые дети носились как хотели, купались и играли.

Как и сама Билли этим летом. Она снова увидела перед собой няню Майкен и восьмерых детей.

Аманда всё говорила:

– В то время пляж был другим. Песчаный берег был шире, а мелководье – не такое длинное, как сейчас. А уж если ветер начинал гнать по воде волны… День, когда Майкен решила одна отвести детей к морю, выдался весьма ветреным.

У Билли вдруг заболел живот. Она засомневалась, что хочет и дальше слушать про Майкен и стеклянных детей. Но Аманда продолжала говорить.

– На пляже в тот день было немноголюдно, но свидетели рассказали, что произошло. Ветер, видимо, задул сильнее, потому что волны становились всё выше, и вдруг из воды послышался детский крик. Майкен не уследила, как двое стеклянных зашли в воду и волны сбили их с ног. Майкен бросилась за ними, но течение тащило детей на глубину, и Майкен выбивалась из сил. Когда она всё же добралась до них, было уже поздно. Дети слишком долго пробыли под водой и захлебнулись.

– Какой кошмар, – прошептала Симона.

– Да, кошмар, – согласилась Аманда. – Майкен вытащила детей на берег. Конечно, началось полицейское расследование.

– Почему? – спросила Билли.

– Чтобы установить, не допустила ли Майкен небрежности в уходе за детьми – такой была формулировка. Полиция пришла к выводу, что ей не следовало брать на пляж так много детей, но также полиция постановила, что Майкен изначально не должна была оставаться с детьми одна. Поэтому девушка не понесла наказания, а так как дети очень любили её, ей позволили и дальше работать няней в детском доме.

На глаза Билли вдруг навернулись слёзы, и она стала моргать, чтобы прогнать их. Если Аманда увидит, что она вот-вот расплачется, то прекратит рассказывать.

– И что было дальше? – спросила Симона.

– Не знаю, выдержите ли вы окончание рассказа. – Аманда покосилась на Билли.

– Конечно, выдержим! – хором заверили её Билли с Симоной.

– На чём я остановилась? Ах да. Майкен избежала наказания. И вернулась в детский дом няней, хотя наверняка ужасно чувствовала себя из‐за случившегося. Коммуна усомнилась, что устраивать приют – вообще хорошая идея, в газетах началась дискуссия. Но через неделю всё изменилось.

Билли затаила дыхание.

– Майкен не смогла жить с грузом вины за гибель детей. Однажды ночью девушка встала с постели, вышла в общую комнату и сняла потолочную лампу. А потом…

Билли уже знала, что сейчас услышит; её сердце билось так сильно, что это, наверное, было видно через свитер.

– …повесилась на крюке, – закончила Аманда. – Заведующая нашла её на следующее утро – дети ещё не успели проснуться. Приют закрыли всего через несколько недель после этого, а детей отправили в другие места.

Симона положила ладонь на руку Билли.

– Теперь мы знаем, кто она была – та, которая умерла в доме, – тихо сказала она.

Аманда встала:

– Я вам столько ужасов нарассказывала, что ночью вам будут сниться кошмары. – Она, кажется, собиралась уходить.

– Не будут, – заверила её Билли. – Мы же сами хотели всё услышать. А вы не знаете, что было с домом после этого?

Аманда наморщила лоб:

– Он много лет пустовал. Потом туда въехала одна семья. Но дом сгорел.

Именно это и утверждала Элла. Что со всеми, кто живёт в доме, происходит какоенибудь несчастье. Билли мучил последний вопрос. Она обязательно должна его задать!

– Вы не слышали, чтобы в этом доме водились призраки? – спросила она, чувствуя, как краснеют щёки.

Аманда отвернулась, словно увидела кого‐то ещё, кроме Билли и Симоны, словно она избегала смотреть на них.

– Слышала, – медленно проговорила она. – Некоторые утверждают, что Майкен всё ещё там. Что не важно, какую лампу повесить в гостиной, – она всё равно раскачивается, словно кто‐то болтается на ней. И я слышала ещё одну историю.

О женщине, которая сгорела в доме, подумала Билли. Но Аманда рассказала совсем другое:

– О стеклянных детях, которые утонули. Якобы они хотят снова оказаться дома. Погибнув, они не обрели покоя, хотят вернуться в свой приют и потому преследуют всех, кто селится в доме на Спаррисвэген.

Билли мгновенно вспомнила про отпечаток на пыльном столе, который она нашла, когда они с мамой только-только переехали в Охус. След детской ладошки. Она поняла, что они думали неправильно. По дому бродят призраки не Майкен или сгоревшей женщины. По дому бродят дети, которые некогда жили в нём и хотят вернуться.

Глава двадцать пятая

Когда Юсеф остановил машину у больницы, дождь уже начался.

– Что‐то ты всё молчишь. – Он заглушил мотор. – Как прошёл день? Узнали что‐нибудь про детский дом?

– Не очень много, – уклончиво ответила Билли.

После всего услышанного мысли неслись у неё в голове, как лошади. Когда они приедут домой, надо будет сразу позвонить Аладдину. До тех пор она не скажет Юсефу ни слова, а маме – и того меньше.

Мама выглядела гораздо бодрее. Когда Юсеф и Билли вошли, она ела, сидя в кровати; увидев Билли, она тут же обняла её. Руки у неё снова стали сильными, и Билли сразу поняла, что маме гораздо лучше. Она не была ни утомлённой, ни беспомощной или растерянной, как в последние дни. Когда Билли и Юсеф рассказывали, чем занимались днём, мама смеялась и даже вставила пару слов.

– Врач говорит, что на выходные мне можно домой. – Она погладила Билли по щеке. – Здóрово, да?

– Угу, – отозвалась Билли.

На выходные. До этого им с Аладдином и Симоной надо придумать, как устроить, чтобы Билли с мамой покинули дом. Любым путём.

– Как мне хочется лечь спать в свою постель, – сказала мама. – Вернуться к себе, в наш домик.

Она тепло улыбнулась Билли, и та попыталась выдавить ответную улыбку. Скоро она поговорит с мамой о доме, но не здесь и не сейчас.

По дороге в Охус Билли думала о стеклянных детях.

– Вау! – удивился Аладдин, когда Билли наконец позвонила ему. – Так, значит, у тебя в доме призраки не взрослых, а детей?

– Кажется, да, – сказала Билли.

Но она никак не могла прогнать сомнения. Неужели в доме и правда есть призраки? Ведь они с Аладдином обсуждали эту тему и пришли к выводу, что привидений в доме нет. Но если привидений нет, откуда взялся отпечаток детской ладони на пыльном столе?

Аладдин был с ней согласен. Сейчас они могут объяснить случившееся только тем, что в доме водятся привидения.

– Может, попробуем пообщаться с призраками, если они всё же существуют? – медленно проговорила Билли. – Спросим, чего они хотят, и всё такое.

Аладдин фыркнул:

– Вот и моя мама в такое верит, но я считаю, что это всё глупости. Что значит «пообщаться с призраками»? Если во всех несчастьях виноваты призраки, то какой смысл разговаривать с ними? Они просто злятся – и всё.

С одной стороны, Билли была с ним согласна, но с другой – нет. Может, призраки ответственны за всякое чисто привиденческое: стуки в окно, отпечатки в пыли и прочее. А несчастные случаи – это просто несчастные случаи.

– С кем бы нам ещё поговорить? – спросила она. – Может, стоит найти тех папу и сына, которые выжили после пожара? Они, кажется, первыми переехали в дом, когда приют закрыли.

– И что они расскажут? – с сомнением спросил Аладдин. – Может, они вообще давно умерли.

– Ты что, считать не умеешь? – вяло спросила Билли. – Да, папа умер или в любом случае ужасно старый, но сыну сейчас не больше семидесяти или восьмидесяти.

Семьдесят – это не так уж много. Не много, если человек здоровый и сильный, как, например, её бабушка и дедушка. Билли иногда казалось, что этим двоим может быть сколько угодно лет.

– Ладно, но как нам его найти? – спросил Аладдин. – Мы ведь даже не знаем, как его зовут. Только что его отца звали Манне Лунд.

– Думаю, Юсеф нам поможет.

Билли попросила сделать копии статей, найденных в библиотеке. Манне Лунд. Имя‐то необычное.

– С чего Юсеф будет нам помогать?

– Он работает в полиции. Им часто приходится искать разных людей, – сказала Билли.

Билли свернулась в кровати, прижав к уху телефон. Юсеф что‐то делал на кухне, она слышала, как он открывает и закрывает шкафчики. Папе Билли никогда не нравилось готовить или печь, но Юсеф оказался другим. Он был похож на папу Аладдина – возиться на кухне ему не надоедало. Если бы Юсеф ушёл из полиции, то, наверное, тоже открыл бы ресторан.

И тут Билли вспомнила ещё одного человека, с которым надо бы поговорить. Который наверняка знает немало. И который к тому же должен был много чего объяснить.

– Есть ещё кое‐кто, – сказала она.

– Кто?

– Мартин.

– Какой Мартин? – удивился Аладдин.

– Он показывал нам с мамой дом. И о многом тогда соврал.

Билли отлично помнила, как он выглядел в тот день, когда встретил их с мамой перед домом. Как Мартин шёл по лестнице и показывал всё вокруг. Как избегал отвечать на некоторые вопросы и как противоречил сам себе. На этот раз он так легко не отделается.

– Может, для начала поговорим с ним завтра после школы? – предложил Аладдин. – И поймем, сможет ли Юсеф узнать больше об этом Манне или его сыне.

Звучало вполне разумно. Договорив с Аладдином, Билли позвонила Симоне, а потом спустилась на кухню поговорить с Юсефом. В отличие от мамы, он почти не задавал вопросов, и потому Билли стало стыдно, когда она врала, что найти Манне Лунда ей надо для школы. То же самое она говорила в библиотеке и в музее, и никому, кажется, это не показалось странным. Юсефу тоже.

– Запиши всё, что знаешь, и я завтра поищу, – сказал он.

Оставалось только найти адрес Мартина, который показывал дом, а это было несложно. Когда они переезжали, мама всё записала, и бумажка с его адресом и телефоном была приколота на доске в прихожей.

Пока Юсеф сидел перед телевизором, Билли прошмыгнула в прихожую и сняла бумажку. Она снова подумала, что давно уже не видела и не слышала в доме ничего странного. С тех пор как мама заболела, всё было спокойно, словно тот или те, кто пугал Билли, решили, что маминого менингита вполне достаточно.

Взгляд Билли упал на дверь гостевой комнаты. Закрыта. Именно в гостевой случилось всё самое плохое. Билли не заходила туда уже несколько дней. Она нерешительно подошла к закрытой двери и тронула ручку. Бояться не нужно – сейчас не ночь, Юсеф сидит в соседней комнате… И всё же, когда Билли открывала дверь, рука у неё немного дрожала. Билли осторожно шагнула в комнату. Пахло застоявшимся воздухом.

Она выдохнула, когда включила свет и увидела, что всё здесь как обычно. Даже столик, который ей поначалу так понравился, выглядел просто как столик. Никаких сообщений, никаких отпечатков. Тут Билли посмотрела на окно – и застыла на месте. Заставила себя несколько раз зажмуриться и снова открыть глаза. У неё перехватило дыхание от страха и изумления. Подоконник был не пустым – там появилось кое‐что пугающее.

Кто‐то поставил на окно стеклянных детей.

Глава двадцать шестая

Следующий день выдался ветреным. Билли после школы вывела велосипед на задний двор и покатила к Аладдину. Он дожидался её на тротуаре перед своим домом, с картой в руке.

– Нам недалеко, – объявил он. – Всего несколько минут на велосипеде.

Билли это вполне устраивало. Серое небо предвещало ненастье, дождь мог начаться в любую минуту.

– Ты поговорила с Юсефом? – спросил Аладдин. – Он нашёл Манне Лунда и его сына?

– Не знаю. Хотела выяснить, когда он придёт с работы.

О стеклянных детях на подоконнике Билли решила не говорить Юсефу. Она рассказала о них только Аладдину и Симоне. Слишком велик риск, что ей не поверят. У Билли совесть была нечиста из‐за того, что после школы она поехала на автобусе прямиком в Охус, не навестив сначала маму, как обычно. Но дом был опасен. К тому же Билли намеревалась узнать всё что можно, только бы убедить маму: из дома надо уехать.

Мартин жил в белом деревянном доме с красными углами. Когда Билли с Аладдином заехали на участок, уже падали первые капли дождя. Ребята соскочили с велосипедов, взбежали на веранду и позвонили в дверь. Они по очереди позвонили раз, потом второй. Дождь барабанил по крыше, и Билли в своей летней куртке тряслась от холода.

– А вдруг его нет дома? – сказал Аладдин.

– Должен быть. – Билли постучала в дверь.

И тут за дверью послышались шаги. Ктото завозился с замком; ребята напряжённо ждали. Дверь медленно открылась, и перед ними предстал Мартин. Хотя Билли не видела его с того дня, как он показывал им с мамой дом, она сразу его узнала. Но каким измождённым он выглядел! Неужели Мартин и правда был таким, когда она видела его в последний раз? Наверняка да, но Билли показалось, что он сильно постарел.

Мартин тусклыми глазами посмотрел на неё и медленно кивнул.

– Я тебя узнал, – сказал он. – Как вам живётся в новом доме?

– Спасибо, хорошо, – ответила Билли. – Это мой друг Аладдин. Извините, у вас есть минутка поговорить с нами?

Аладдин вежливо поздоровался, пожал хозяину руку, и Мартин отступил, давая им войти.

– Времени у меня полно, – сказал он. – Проходите.

Дом Мартина был похож на тот, в котором жили Билли с мамой. Маленькие комнаты, два этажа, хотя у Мартина были на стенах красивые обои и мебель новая.

– Как у вас дела? – спросил Мартин. – Уже продали дом в Кристианстаде?

– Нет ещё. – Билли сглотнула. – Лето и всё такое. Но агент считает, что всё скоро решится.

Больше всего ей хотелось сказать, что они и не собираются продавать свой дом в Кристианстаде, что они уедут из Охуса и не станут жить здесь. Но она прошла за Мартином в гостиную, где они сели вокруг большого обеденного стола. Не увидев на стенах ни фотографий жены, ни фотографий детей, Билли опечалилась. Мартин показался ей таким же старым, как её бабушка с дедушкой, а они чувствовали бы себя страшно одинокими, если бы у них не было друг друга.

– О чём вы хотели спросить? – начал Мартин.

Аладдин взглянул на Билли.

– У нас есть пара вопросов насчёт дома, в котором живём мы с мамой, – тихо сказала Билли.

– Вот как? – В голосе Мартина вдруг прозвучало раздражение.

Он откинулся на спинку и скрестил руки на груди – Билли знала, что многие взрослые делают так, когда рассержены.

– Что именно вас интересует?

Билли вдруг всё показалось ужасно неправильным. Что они вообще здесь делают?

– Ну, – сказала она ещё тише, – мы хотели бы знать, почему столько людей не захотели оставаться в этом доме.

Она сама удивилась, услышав, как задаёт такой смелый вопрос. Прямо к делу, как выразился бы папа. Мартин долго смотрел на неё, прежде чем ответить.

– Что ты имеешь в виду?

У Билли вспотели ладони, и она вытерла их о джинсы. Зачем он всё так усложняет? Она снова собралась с духом.

– Прежние хозяева прожили в доме всего год, и мы узнали, что так же было и с другими жильцами. Все они съехали вскоре после переезда.

– А ещё мы слышали, что все эти люди уезжали, потому что в доме с ними случались несчастья, – сказал Аладдин, подбавив в голос нахальства.

– Вот, значит, что вы слышали. – Мартин вздохнул. Взмахнул руками и снова вздохнул, словно гости сказали какую‐то несусветную глупость. – Я тоже слышал множество сплетен насчёт дома на Спаррисвэген, но, если честно, я им не верю. Люди переезжают по очень разным причинам. Думать, будто с этим домом что‐то не так, – это глупо.

Но Билли не собиралась сдаваться. Она знала, что кое о чём Мартин врёт.

– Сколько времени дом простоял пустым, прежде чем мы с мамой туда переехали? – спросила она.

– Год. Я говорил, когда вы спрашивали об этом, – спокойно сказал Мартин.

– Но это же неправда! – Билли не смогла сдержать злость. – Мы поговорили кое с кем и узнали, что предыдущие жильцы уехали два года назад.

Мартин не произнёс ни слова – только сидел и смотрел на них.

– А ещё мы знаем, что вы солгали насчёт мебели, – прибавил Аладдин. – Вы сказали, что это мебель прежних владельцев, но это совсем не так. Это ужасно старая мебель.

Билли ждала, что Мартин сдастся и признается, что обманул их. Было бы совсем хорошо, если бы он рассказал, почему солгал. Но Мартин молчал. Зато явно наливался злостью – он так сильно сжал кулаки, что костяшки побелели.

– Вон из моего дома, и свои дурацкие выдумки заберите с собой, – прошипел Мартин, и хотя он не кричал, Билли поняла, что уносить ноги надо поживее, чтобы успеть выбраться, пока он не взорвался.

Они с Аладдином вскочили одновременно и почти бегом кинулись к двери. У себя за спиной Билли слышала голос Мартина.

– Вон! – вопил он. – Вон отсюда! Оставьте меня в покое!

Никогда ещё они не крутили педали с такой скоростью – они мчались до самого дома Билли не останавливаясь. Дождь припустил сильнее, но они не обращали на него внимания.

– Ну и ну, – выдохнул Аладдин, когда они с ногами забрались на диван в гостиной и накрылись пледами. – Это у него вы купили дом? Он же явно не в себе.

Да уж, с этим Билли была согласна. Как она испугалась, когда Мартин раскричался! Но почему он начал кричать? Почему просто не поговорил с ними, не рассказал, что ему известно? Билли была уверена: ему что‐то известно.

– Не знаю, почему мама так доверяла ему, – пробурчала она из недр пледа. – Мне он не понравился.

– Надеюсь, с Манне Лундом будет получше. – Аладдин поёрзал в своём углу, поднимаясь повыше, и положил голову на спинку.

– Хуже быть уже не может, – сказала Билли и захихикала.

Хихиканье перешло в громкий смех, который перекинулся на Аладдина. Оба задыхались от хохота, вспоминая, как они ехали домой к незнакомому человеку, у которого собирались выпытать некие тайны. Они так смеялись, что не услышали, как Юсеф вставил ключ в замок и вошёл в дом.

– Привет всем. – Он улыбнулся, увидев ребят.

От неожиданности Билли с Аладдином перестали смеяться. Юсеф взял пакет с продуктами и направился на кухню.

– Поужинаешь сегодня с нами? – спросил он Аладдина.

– С удовольствием!

Они уже решили, что, если Юсеф узнал телефон Манне Лунда или его сына, они позвонят в тот же вечер. Билли, плотно завернувшись в плед, проскользнула на кухню.

– Ты нашёл его? – спросила она. – В смысле – Манне Лунда? Он жив?

– Думаю, да. – Юсеф поставил пакет молока в холодильник. – Глубоких стариков с таким именем не так много. Я записал телефон и адрес. Есть ли у него дети и если да, то как их зовут, я, к сожалению, не узнал.

Билли постаралась скрыть радость, когда он достал из кармана брюк бумажку.

– Супер. Спасибо! – сказала она.

Манне, которого нашёл Юсеф, проживал в Мальмё, и было ему почти сто лет.

– А вдруг ты ему позвонишь, а это не тот человек? – предупредил Юсеф. – Тот Манне, которого ты ищешь, скорее всего, уже умер.

Это Билли понимала, но у неё всё же было стойкое чувство, что они нашли нужного человека. В её доме жил когда‐то Манне Лунд. Он может знать очень многое. Только бы он не оказался настолько старым, что у него уже начались деменция и спутанность сознания. Что он тогда сможет рассказать?

– Ужин через полчаса, – объявил Юсеф. – Зови Аладдина, и накрывайте на стол.

Билли послушалась. Сначала они поужинают, потом позвонят Манне. А потом, как надеялась Билли, узнают всё, что нужно, чтобы убедить маму съехать из этого дома. Потому что теперь надо было спешить. Спешить как никогда. После визита к Мартину Билли была уверена: в доме их подстерегает опасность, и им обязательно надо найти человека, знающего, что это за опасность.


Стеклянные дети

Глава двадцать седьмая

– Стеклянные дети, – сказал Аладдин.

Наскоро поужинав, они кинулись в комнату Билли и теперь сидели, тихо переговариваясь.

– Думаешь, всё дело в тех умерших стеклянных детях? – спросила Билли.

– Да. И в той женщине, которая повесилась. Майкен.

– Но чего они хотят?

– Кто?

– Призраки.

Аладдин полистал книгу, лежавшую на тумбочке у кровати.

– А что, если никаких призраков нет? – медленно проговорил он.

У Билли голова пошла кругом.

– Я думала, ты тоже веришь, что все беды из‐за призраков. Ты же вроде как сам это говорил две секунды назад.

Аладдин помотал головой:

– Я думаю, всё, что случилось, имеет отношение к стеклянным детям и Майкен. Но насчёт призраков… Ну, я так думал, пока ты не рассказала про стеклянные фигурки, которые оказались на окне. Неужели призраки правда на такое способны?

– Но если не они, то кто? – спросила Билли громче, чем хотела. – Кто мог пробраться в дом так, чтобы мы этого не заметили, и творить всякие странности: подложить комикс, оставлять записки, расставлять стеклянные фигурки?

– Кто‐то, у кого есть ключ. Как мы и думали сначала, пока не поверили в призраков.

– И кто это может быть?

– Сама подумай. Это старый дом, здесь жила куча народу. Вы поменяли замок, когда переехали?

Билли помотала головой: нет, замок они не меняли.

– Значит, по‐твоему, кто‐то из прежних владельцев оставил у себя ключ и теперь тайком бродит по дому днём и ночью? Чтобы пугать меня? – недоверчиво спросила Билли.

– А привидения – это больше похоже на правду? – Аладдин посерьёзнел. – Ну честно, Билли. Ты правда веришь в привидений?

Билли больше не знала, во что верить.


Голос у Манне тоже был очень старый. Иногда Билли приходилось крепко прижимать телефон к уху, чтобы расслышать, что говорит старик. Но Манне, кажется, ни капли не был рассеянным. Зато старик обрадовался, что ему кто‐то позвонил.

– Ну надо же, этот дом до сих пор приносит людям зло, – вздохнул он, когда Билли объяснила, зачем звонит.

Билли взглянула на Аладдина, сидевшего рядом; он тоже пытался расслышать, что говорит Манне. Дверь в комнату они закрыли, чтобы ничто им не помешало.

– Я читала статью в старой газете, что в доме когда‐то был пожар, – осторожно начала Билли.

Она не знала, как отреагирует старик. Вдруг он ужасно расстроится, если вспомнит про несчастье.

– Да, – сказал Манне, – в тот день погибла моя жена. Но мы с сыном выжили.

Старик, судя по голосу, не слишком разволновался, так что Билли решилась задать ещё несколько вопросов. Наверное, всё произошло так давно, что Манне было уже не больно говорить об этом.

– Что стало с домом после пожара? – спросила она.

Манне вздохнул. Он всё же немного расстроился.

– Мы с моим мальчиком переехали в Мальмё. У меня не было средств заботиться о доме в Охусе, и он стоял просто так. Соседи жаловались. Им не нравилось, что рядом стоит сгоревший дом. Но я не обращал на жалобы внимания.

– И вы продали дом? – спросила Билли.

– Нет, не продал. Он простоял там больше пятнадцати лет, а потом мой сын вернулся в Охус – видите ли, решил стать рыбаком. Я отдал ему этот дом, а он взамен отремонтировал его и достроил части, которые повредил огонь.

Значит, после пожара дом просто гнил больше пятнадцати лет, прежде чем кто‐то вспомнил о нём. Будь Билли привидением, она бы тоже разозлилась.

– Ваш сын жил в доме или продал его? – спросила она.

Манне в первый раз за весь разговор замешкался, прежде чем ответить. Наконец он сказал:

– Продал. Но… понимаешь, мой сын после пожара очень переменился. Он был очень маленьким, когда умерла его мама, но после той ночи слегка повредился умом. Он всё ещё считает, что дом проклят, что в нём водятся призраки.

Билли подумала, что сын Манне в этом не одинок.

– А он рассказывал о мёртвых детях? – спросила она.

– Ты говоришь о тех, кого называли стеклянными детьми, о тех, что утонули? – спросил Манне. – Да, о них он говорил. Мол, они не хотят, чтобы кто‐то жил в доме, что это они устроили пожар. Но… это же совершенная чепуха. Дом загорелся, потому что я в тот вечер был небрежен с камином. А те мёртвые дети…

Билли ждала затаив дыхание.

– Ну, что тут сказать? Их гибель – ужасное несчастье, но говорить, что они всё ещё в нашем мире, с нами, с теми, кто дышит и живёт, – нет, в это я не верю. Это всё равно что верить, будто они злятся из‐за того, что умерли. Но это такая глупость, что и поверить невозможно.

Какие разумные слова. С чего бы детям после смерти поглупеть? Зачем им заставлять людей болеть, зачем подстраивать несчастные случаи? Только потому, что они хотят забрать дом себе? Но это было бы, как сказал Манне, ужасно глупо.

Судя по голосу, старик начинал уставать. Билли поняла, что у неё осталось не так много времени. Скоро он захочет закончить разговор.

– Если призраки детей ни при чём, то почему со столькими людьми в этом доме случались несчастья? – спросила она.

Вряд ли Манне мог это знать, но Билли было интересно послушать, что он думает. Манне закашлялся в трубку, и на секунду Билли показалось, что он не ответит. Но он наконец сказал:

– Говорят, та женщина, что повесилась, тоже возвращается, что она тоже хочет прогнать людей. Но я и в это не верю. Я верю, что всё это несчастливые совпадения – такое ведь тоже случается. Мой дорогой сын всё ещё боится дома, в котором ты живёшь, но это же глупо. Там нечего бояться. Если только не веришь в привидения, а я не верю.

Билли воодушевилась:

– Значит, ваш сын всё ещё боится дома? Значит, он уехал из Охуса? Или так и живёт здесь?

– О, он никогда оттуда не уедет. Он уже на пенсии, но Охус ни за что не оставит. Меня бы не удивило, если бы он и сегодня приглядывал за твоим домом, – мой сын просто одержим им.

– Как это?

В трубке снова послышался кашель и как будто полилась вода. Видимо, Манне решил что-то выпить, чтобы избавиться от кашля, подумала Билли.

– Я уже говорил, что после смерти матери мой сын стал странноватым. Когда он вернулся в Охус и перестраивал дом, то вбил себе в голову, что дом должен выглядеть как в день покупки. Когда мы только въехали, в доме оказалась масса старой мебели, и я отнес её в чулан. Эта мебель стояла ещё в детском доме, и мы с женой сочли её старой и грязной. Когда мой сын вернулся в Охус и восстановил дом, он вернул всё старьё на место и продал дом с мебелью. Он твердил, что так можно уберечься от стеклянных детей. Якобы они станут благосклоннее, если вернуть дому прежний вид. Можешь представить себе такую глупость? – Манне тихонько засмеялся.

Билли вполне могла себе это представить. Теперь она поняла, откуда в доме вся эта мебель. В голове у неё созрела новая мысль, и, когда она задавала следующий вопрос, голос упал до шёпота:

– Как зовут вашего сына?

Манне ответил так же тихо. Только теперь Билли начала понимать, как связаны между собой все события. Отложив телефон, она повернулась к Аладдину:

– Теперь я знаю, что за привидение завелось у нас в доме.

Глава двадцать восьмая

Ночью дождь полил ещё сильнее. Билли долго лежала без сна, слушая, как тяжёлые капли стучат по крыше, но утром всё же встала бодрой.

– Я поеду в школу на автобусе, – сказала она Юсефу. – У нас сегодня уроки начинаются поздно, мне в школу не раньше десяти.

Юсеф удивлённо взглянул на расписание Билли, висевшее на холодильнике.

– Точно? – спросил он.

– Да! Первые уроки, математику, отменили, потому что учителю надо к врачу. Мне надо к десяти на английский.

Билли была не особенно умелой лгуньей, но сейчас врала так, будто ничем другим в жизни не занималась.

– У вас разве не бывает замены, если учителя нет?

– Нет, когда всего на два урока. Не веришь – можешь позвонить в школу. – Билли постаралась, чтобы её голос прозвучал сердито.

– Да верю я тебе, верю! Ты точно доберёшься автобусом? Ничего страшного, если я приеду на работу чуть позже.

«Да уезжай, уезжай уже, пожалуйста», – подумала Билли. Юсеф влез в ботинки, надел куртку и повесил на плечо сумку, с которой ходил на работу.

– Завтра после обеда мы везём маму домой. Здорово, да? – Он улыбнулся.

Билли кивнула. Всё надо сделать быстро. Всё. Как только машина Юсефа задним ходом выбралась с участка, Билли тоже вышла из дома – в куртке и с рюкзаком, словно направлялась в школу. Трясущейся рукой она повернула ключ в замке и, бодро крутя педали, поехала к автобусной остановке. Если кто‐то её увидит, то обязательно решит, что она торопится на автобус, чтобы ехать в школу. Но ехала она не в школу. В леске за остановкой её ждал Аладдин.

– Тебя никто не видел? – спросил он.

– По-моему, никто, – ответила Билли.

Вскоре с другой стороны дороги остановился кристианстадский автобус, и из него выпрыгнула Симона. Она присоединилась к Билли и Аладдину, и все трое двинулись в сторону дома Билли. Они разоблачат «привидение» – теперь или никогда. Схватят его на месте преступления.

План Билли разработала простой. Они весь день не будут спускать глаз с двери, поджидая, когда «привидение» попытается незаметно проникнуть в дом. По плану Билли, они сначала попытаются призвать «привидение» к порядку, а если не выйдет, то позвонят Юсефу и попросят его о помощи.

От волнения у Билли заболел живот. Как хорошо, что она тут с друзьями.

– Откуда нам знать, что «привидение» явится именно сегодня? – спросила Симона.

– А мы и не знаем, – сказал Аладдин. – Но если нам чуть‐чуть повезёт, это случится сегодня. Если нет – решим, что делать.

Все они под тем или иным предлогом не пошли сегодня утром в школу и теперь чувствовали одновременно азарт перед предстоящим и неловкость за враньё. Перед уходом из дома Билли позвонила в школу и сказала, что сегодня не придёт, потому что ей надо в больницу, к маме. Учитель знал, что мама Билли в больнице, и сразу очень встревожился: маме стало хуже? Билли, чувствуя себя очень скверно, сказала, мол, немного хуже, поэтому ей, Билли, следует побыть с ней.

– Если мы разоблачим «привидение», то, может, вы с мамой останетесь Охусе? – сказал Аладдин накануне вечером, когда они с Билли составляли план.

Билли не знала, что ответить. Не только из‐за привидения она хотела вернуться домой, в Кристианстад. Там осталось многое другое – друзья и вообще всё. А может, и в Охусе всё наладится? Может, ей понравится жить здесь? Слишком серьёзный вопрос. Пусть он подождёт, пока они не разоблачат «привидение». Только после этого Билли поймёт, чего хочет.

Друзья приблизились к дому через сосновый лесок, росший через дорогу. Сосны стояли достаточно близко друг к другу, так что здесь можно было легко спрятаться. Билли оставила велосипед на автобусной остановке, открыла рюкзак и достала старый папин бинокль. Они находились довольно далеко, но в бинокль дом было хорошо видно. Симона тоже взяла с собой что‐то вроде бинокля, в который можно было смотреть только одним глазом.

– Вещь! – с восхищением заметил Аладдин.

Симона улыбнулась. Все трое постелили на землю взятые с собой коврики-пенки и сели ждать. Ребята прихватили и по основательному пакету с едой. Хорошо, что дождь перестал, но вот бы ещё было не так ветрено и небо было бы не таким серым. Без солнца прятаться в лесу весь день будет холодно. Через какой‐то час Билли обнаружила, что сидеть на земле неудобно, и поднялась. Она потянулась, и Аладдин взял у неё бинокль. В лесу между деревьями слышался лишь птичий щебет.

А вдруг привидение не появится? Они же не могут просидеть в лесу неизвестно сколько. А завтра мама возвращается. Значит, Билли придётся забыть про любые попытки отвертеться от школы. С другой стороны, мама на больничном и пробудет дома несколько недель. «Привидение» наверняка будет держаться подальше. Билли вздрогнула и потопала ногами. Ну почему так холодно! Лето ведь было совсем недавно.

– Смотри! – сдавленно прошептал Аладдин, и Билли тут же села.

– Что там? – Симона посмотрела в свой монокуляр.

Билли потянулась за биноклем, но Аладдин не захотел выпускать его из рук.

– Не вижу ничего странного, – прошептала Симона.

– Я тоже. Хотел только убедиться, что вы не спите. – Аладдин засмеялся и протянул бинокль Билли.

Симона тоже засмеялась, а Билли в шутку стукнула Аладдина по плечу.

– Да ну тебя, – сказала она, стараясь не рассмеяться.

Друзья сидели под деревьями и молча ждали. Начался дождь, и они достали ветровки. Скоро дождь кончился, но небо так и осталось серо-чёрным, и Билли испугалась, что будет гроза. В таком случае им придётся прервать наблюдение и вернуться в дом.

Дождь пошёл снова и снова перестал. Аладдин сказал, что проголодался, и они распаковали бутерброды. А потом снова ждали, обмениваясь биноклями. Билли достала яблоко на десерт; мимо их укрытия проскакал кролик. Билли начинала уставать – как и Аладдин с Симоной. Сегодня охоты на «привидение» не выйдет, подумала Билли. Идея была дурацкой с самого начала. «Как мы могли думать, что что‐то получится?» И тут она услышала шёпот Аладдина:

– Смотри, смотри!

Билли по голосу поняла, что теперь он не шутит. Живот у неё скрутило, стало трудно дышать, когда она посмотрела на дом. Кто‐то направлялся к ступенькам.

– Дай, пожалуйста, бинокль! – прошептала она.

Аладдин неохотно выпустил бинокль из рук. И очень вовремя. Кто‐то стоял на террасе и возился с замком. Потом дверь открылась, и человек‐«привидение» вошёл. Несмотря на дождь, Билли убедилась, что была права.

Привидением оказался Мартин. Тот самый Мартин, который показывал им с мамой дом.

Глава двадцать девятая

Едва за Мартином закрылась дверь, как ребята вскочили и бросились к дому. Никогда в жизни Билли не бегала так быстро, и никогда в жизни она не бывала так зла. Как Мартин посмел причинять вред другим людям? Злость была так велика, что страх, от которого у Билли болел живот, пропал.

Друзья сразу поняли, что эту часть плана они разработали не особенно тщательно. Они обсудили только, как ворвутся в дом и захватят «привидение» с поличным. Но пока они с топотом неслись по ступенькам и через террасу, Билли усомнилась, что этого будет достаточно. С чего Мартину пугаться трёх детей?

Но он испугался. Это было видно. Первой рванула ручку двери и вбежала в дом Симона. Аладдин и Билли подоспели сразу за ней, и никто из них не стал соблюдать тишину или осторожность.

– Не двигайся! – завопила Симона, когда они обнаружили Мартина в гостевой комнате, с картонной коробкой в руках.

Перепуганный, Мартин с грохотом уронил коробку. Он просто стоял как вкопанный и не отрываясь смотрел на ребят. Он уже не выглядел ни напуганным, ни разозлённым – просто печальным. Когда Билли взглянула ему в глаза, там было такое море тоски, что ей захотелось заплакать.

На мозаичном столике снова лежал рисунок из тех, что Билли сложила в коробку в первый день. Билли подошла к столу и прочитала оставленную на рисунке записку: «Последнее предупреждение. Если ты не успокоишься – всему конец».

– Это ты написал? – сердито спросила она, указав на рисунок.

Почерк на рисунке был похож на детский, но Билли уже не думала, что эти слова написал ребёнок.

– Да, – тихо признался Мартин. – Я.

Злость смешалась с печалью. Что Мартин делает? И зачем?

– Это ты тайком пробирался в дом? – спросила Билли. – Ты стучал в окна по ночам?

Мартин кивнул, как немой, по его щеке поползла слеза. Билли сглотнула, чтобы тоже не заплакать.

– Ты должна понять… – начал Мартин. – Я хотел… я так хотел… я… – Он вдруг замолчал.

– Чего хотел? – спросил Аладдин, шагнув в комнату. – Что Билли должна понять?

Мартин глубоко вдохнул:

– Я только хотел, чтобы с вами не случилось ничего плохого. Как когда‐то случилось со мной.

Билли покачала головой:

– Ты не хотел, чтобы с нами случилось что‐то плохое? Но ты же делал всё, чтобы я возненавидела этот дом. И плохое случалось со всеми, кто здесь жил, и с моей мамой. Со всеми. У кого‐то даже плита загорелась. Тоже твоих рук дело?

– Нет, – сказал Мартин. – Нет, я никогда никому не причинял вреда. Такого вреда. Происшествие с плитой было несчастным случаем. Я только старался, чтобы дом опустел. Потому что они так хотят. Стеклянные дети. Никто от них не уйдёт. Рано или поздно всё кончается плохо. Для всех.

Уйти из гостевой комнаты и устроиться в гостиной предложила Симона. Мартин обессиленно сгорбился в кресле, когда‐то принадлежавшем папе Билли; кресло было одним из немногих предметов, которые Билли с мамой привезли сюда из Кристианстада.

– Не знаю, что вам уже известно, – начал Мартин. – Но я когда‐то жил в этом доме. С мамой и папой.

– Всё это мы знаем, – перебил Аладдин. – Мы говорили с твоим папой.

Мартин открыл рот.

– Вы говорили с Манне? – изумился он.

Билли гордо кивнула. Они вообще много с кем говорили.

– Тогда понимаю. Вы и правда знаете многое, – тихо сказал Мартин.

Он погладил ладонью брючину, словно расправляя какую‐то складку. И, вздохнув, заговорил:

– Мне было пять лет, когда дом сгорел и погибла моя мама. Полиция говорила, что это несчастный случай, но когда я стал постарше, то узнал, что у этого дома своя история. Что в нём когда‐то был приют, где умерло несколько детей, а няня повесилась в гостиной.

Мартин замолчал и поднял взгляд на потолочную лампу, которую повесили Билли с мамой.

– Наша лампа раскачивалась туда-сюда, – сказал он дрожащим голосом. – Хотя и оба окна, и двери были закрыты. Такое бывало не раз. Больше я ничего не помню, но и этого достаточно. В доме обитают призраки, которые не обрели покоя. Они не хотят, чтобы здесь жил кто‐то, кроме них. И наказывают тех, кто остаётся. Вот почему они сожгли наш дом.

Он снова помолчал, глядя на Билли.

– Вот почему я стал «привидением». Чтобы никто не задержался здесь надолго и не случилось какое‐нибудь несчастье. Чтобы никто не умер.

– Неправда, – возразила Билли. – Ты сам сделал так, чтобы лампа раскачивалась. В доме нет других привидений, кроме тебя.

– К тому же серьёзные несчастья здесь всё‐таки случались, – взволнованно прибавил Аладдин. – Вспомни семью, которая жила тут до Билли. Девочка чуть не утонула.

У Билли появилось ужасное подозрение.

– Неужели это ты пытался утопить её? – Ей даже смотреть на Мартина не хотелось.

У Мартина на глазах снова выступили слёзы.

– Они жили здесь так долго, что я отчаялся, – прошептал он. – К тому же они вынесли всю мебель. В привидения верила только девочка, а этого недостаточно. Чтобы убедить взрослых, должно было произойти что‐нибудь по‐настоящему ужасное. Я дождался, когда она играла одна, и проплыл под водой. Утянул её под воду и держал. Я бы ни за что не убил её. Никогда. Она не пострадала – только испугалась.

– Какой ужас. – Симона поджала под себя ноги. – Ты вредил людям, чтобы они уезжали отсюда. Разве так поступают?

– Но мне всё удавалось! – громко сказал Мартин, и его голос вдруг стал злым. – Никто не умер после того, как сгорела моя мама. Никто!

В комнате воцарилась тишина. Билли не знала, что сказать. У неё не было нужных слов, чтобы высказать то, что, по её мнению, Мартину следовало услышать.

– Ты думаешь, в доме полно опасных призраков? На самом деле? – спросил наконец Аладдин.

– Я не думаю. Я знаю.

– Но пожар, в котором погибла твоя мама, был несчастным случаем.

– Нет. Нет!

– И поэтому ты преследовал всех, кто переезжал сюда?

– Да.

– Но зачем тогда ты отремонтировал дом? – спросила Билли. – Если ты уже тогда знал, что с домом неладно, зачем ты привёл его в порядок?

– Мне пришлось это сделать, – сказал Мартин. – Как ты не понимаешь? Если стеклянные дети не получат своё, они не оставят меня в покое. Когда отец купил этот дом, в комнатах ещё стояла приютская мебель. Папа убрал её и перекрасил дом изнутри и снаружи. Думаю, это была его самая большая ошибка. Что он попытался избавиться от всего старого. Пока мы не въехали в дом, призракам никто не мешал. И когда я перестраивал дом, я постарался вернуть ему прежний вид. Только чтобы успокоить детей.

От этого удивительного рассказа мысли в голове у Билли полетели свободно. Вряд ли имело смысл беседовать с Мартином и дальше. Его отец был прав. Мартин повредился из‐за того, что ему довелось пережить в детстве. Грустная правда. Но Билли хотела получить ответ ещё на один вопрос:

– Но если ты думал, что дом опасен, почему ты не оставил его стоять пустым? Зачем ты снова и снова продавал его?

Аладдин и Симона закивали. Эта мысль им тоже не давала покоя.

– Потому что мне нужны были деньги, – обречённо вздохнул Мартин. – У меня не оставалось выбора. Меня преследовал банк. Рыбак из меня получился никудышный. Надо было или продать дом, или стать бездомным. Ведь сам я жил не здесь, а в другом месте. Содержать дом стало слишком дорого. А переехать в него, конечно, и думать было нечего. Но я вёл себя ответственно. Когда очередные жильцы покидали дом, я приводил всё в порядок. Я всегда старался помогать тем, кто жил здесь, я следил, чтобы они уехали вовремя. Пока за ними не пришли стеклянные дети.

Он откинулся на спинку кресла.

– Можете говорить что хотите, но я знаю, что поступал единственно правильным образом. Только так можно было контролировать происходящее.

Манне явно был прав насчёт того, что Мартин повредился умом в ночь, когда погибла его мать. Его слова были такими странными! Подумать только, всю свою жизнь Мартин положил на то, чтобы следить за привидениями, которых не существует.

– Расскажи, как ты сделал, чтобы лампа раскачивалась, – попросила Билли.

– Но ведь я уже говорил! Она раскачивается сама. Клянусь! – Мартин затряс головой.

Билли взглянула на Аладдина и Симону. Оба покачали головами. Мартин лгал. Наверняка он сам устроил так, что лампа качалась на крюке. Каким‐то образом.

– Ну а отпечаток ладони в пыли? – спросила Билли. – Тоже не ты подстроил?

– Отпечаток оставил я, – сознался Мартин. – Я прокрался в дом, когда вы с мамой уехали, и приложил к столу кукольную руку. А в окно я стучал, стоя на лестнице.

Кукольная рука. А Билли решила, что это ладошка ребёнка.

– Что будем делать? – спросил Аладдин. Билли встала.

– Я позвоню Юсефу, – сказала она. А потом повернулась к Мартину: – А ты подожди здесь.

– Конечно, подожду, – прошептал Мартин. – Куда мне теперь идти?

Глава тридцатая

Листья на земле словно пылали огнём. Красные, жёлтые, бурые. Такие красивые! Билли осторожно шагала по ним, неся последнюю картонную коробку к прицепу, который Юсеф одолжил у приятеля.

– Теперь только маму дождёмся, – сказал Юсеф, когда они поставили коробку к другим.

Билли вдохнула холодный осенний воздух и прищурилась на солнце, которое ради такого случая показалось на небе.

– Ну как, теперь всё хорошо? – спросил Юсеф.

Билли задумалась. Да, теперь всё было хорошо.

– Отлично, – сказал Юсеф. – Но в школу ты и дальше будешь ходить в прежнюю, в Кристианстаде?

– Там же все мои друзья, – призналась Билли.

– А как же Аладдин?

– Я всё равно могу с ним видеться когда угодно.

Тут из дома вышла мама.

– Немного грустно всё это, – сказала она, садясь в машину.

Билли в последний раз взглянула на старый дом. Прошло уже несколько недель с тех пор, как она, Симона и Аладдин разоблачили Мартина-«привидение». Мама выздоровела, и Билли – с помощью Юсефа – рассказала ей обо всём, что с ней случилось.

Мама без конца извинялась, что не верила историям Билли о том, что происходит в доме по ночам.

– Тебе, наверное, было так страшно! – раз за разом повторяла она и крепко-крепко обнимала Билли.

Билли не противилась. Потому что ей действительно было страшно. Почти всё время.

В тот день Юсеф приехал меньше чем через двадцать минут после звонка Билли. Приехал не один, а со знакомым полицейским. Они выслушали рассказ Билли и её друзей о том, что они сделали и что им удалось узнать. И увезли Мартина в город, в полицейский участок. Юсеф потом рассказал, что Мартин сам изложил свою историю. Многие его действия были незаконными, и ему, вероятно, будет грозить наказание.

Странно было бы оспаривать утверждение, что Мартин творил недопустимые вещи, но Билли было невольно жаль его.

– Мне всё‐таки кажется, он думал, что делает что‐то хорошее, – сказала она Юсефу.

– Согласен. Но от этого его поступки не становятся более законными или правильными. А вдруг та малышка, например, утонула бы? Представляешь, какой ужас?

Когда всё закончилось и мама снова вернулась домой, Билли с Аладдином съездили к Элле и обо всём ей рассказали. Элла слушала молча.

– А я‐то была уверена, что в доме водятся привидения, – заметила она.

– Но их там нет, – решительно возразила Билли. – Просто Мартин творил всякие странности.

Когда мама выздоровела окончательно, они с Билли долго обсуждали, что делать с обоими домами. Мама сказала, что очень хотела бы остаться жить в Охусе.

– Я знаю, что тебе пришлось тяжело, – сказала она Билли. – Но всё же думаю, что для нас с тобой будет благом покинуть Кристианстад. Там столько печальных воспоминаний! То хорошее, что там есть, мы заберём с собой. А всё прочее я с удовольствием брошу. Что скажешь?

Билли долго думала и наконец сказала, что согласна, но у неё два условия.

– Проси чего пожелаешь! – Мама широко улыбнулась.

Во-первых, Билли будет и дальше ходить в школу в Кристианстаде. А во‐вторых, ей хотелось избавиться от старой приютской мебели и привезти мебель из города. Мама сразу согласилась и с тем и с другим.

И вот они сидели в набитой под завязку машине и ехали в Охус. В свой новый дом. Билли ещё спросила маму о Юсефе. Может, у них роман и Юсеф будет жить с ними? На это мама ответила:

– Мы с Юсефом просто друзья. Посмотрим, что будет дальше. Может быть, он станет больше чем приятелем. А может быть, и нет.

Когда они заезжали на участок, Аладдин уже ждал их, сидя на ступеньках. Подбегая к машине, он улыбался во весь рот и махал рукой.

– Это от мамы с папой, – сказал он маме Билли и протянул ей пластиковый пакет.

– Как приятно! Спасибо! – рассмеялась мама.

Аладдин и Билли носили коробки наверх, в комнату Билли. Мама с Юсефом занялись остальными вещами. Когда Билли с мамой выбросили всю старую мебель и перекрасили стены и потолок, дом сразу преобразился. Стал гораздо светлее и уютнее. Внешние стены дома всё ещё оставались пятнистыми, но краска перестала отслаиваться. Здесь уже побывал маляр.

– Мне кажется, краска отслаивалась потому, что её не счистили, когда дом перекрашивали, – объяснил он. – Если красить прямо по старой краске, всегда есть риск, что новая не ляжет.

Так обстояло дело со стенами. Мама постановила, что фасад они обновят следующей весной. Пока Билли распаковывала вещи, Аладдин сидел у неё на кровати и листал газету.

– Твой папа был стилягой, – заметил он, глядя на фотографию, которую Билли поставила на тумбочку.

Билли рассмеялась. Только Аладдин употребляет слова вроде «стиляга». Тут её позвала мама:

– Билли, можно тебя на минутку? Как по‐твоему, подойдут для гостевой комнаты картины, которые нам подарили бабушка с дедушкой?

– Иду! – Билли стала спускаться по лестнице.

Она услышала, как Юсеф с мамой говорят о чём‐то в гостевой комнате, и направилась туда.

Тогда‐то оно и случилось. Проходя мимо гостиной, Билли застыла как вкопанная. Она действительно видела то, что видела, или ей показалось? И хочет ли она знать ответ на этот вопрос? Но было уже поздно.

Она медленно обернулась и заглянула в комнату, где сидела тогда с Симоной, Аладдином и Мартином. Ей не показалось. Лампа на потолке медленно качалась взад-вперёд.

Примечания

1

Лен Сконе, область на юге Швеции.


home | my bookshelf | | Стеклянные дети |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу