Book: Плата за мир. Том 1



Плата за мир. Том 1

Плата за мир. Том 1

ЧАСТЬ 1

ГЛАВА 1

– Ну и где они? - Лихан обвёл прищуренным взглядом окружающую их со всех сторон пустыню и обозлённо сплюнул.

   Почти полторы недели они мчались во весь опор, пытаясь поспеть за змеехвостыми. И змеехвостые всё равно умудрились уйти. И где?! В пустыне! Мужчина ещё раз осмотрел местность, в которую занесло его отряд, и задумчиво почесал обросшую бородой щёку, размышляя, куда же могли деться эти твари.

   Чёрная пустошь была бесплодна и необитаема. Бесполėзный кусок земли, опалённый жгучими лучами солнца и обделённый живительными каплями дождя. Почва здесь черна, суха и по твёрдости может соперничать с камнем. Спрятаться здесь совершенно негде, всё просматривается как на ладони.

   Лихан посмотрел на северо-восток, где вразнобой, криво и косо стояли чёрные каменные глыбы – горами их назвать язык не поворачивался. Южнее тоже высились oстрые, ослепительно белые скалы, напоминающие скелет гигантского зверя. До Лихана доходили всякие сказки о том, что горы Драконьего скелета – это кости древнего дракона. Раньше-то драконы были такими большими, что ударом хвоста замки рушили. Это сейчас измельчали.

   Мужчина поочередно посмотрел на чёрные и белые скалы. И до тех, и до тех гор было примерно пять вёрст. Местность совершенно пустынная. Только чахлые кусты растут в том месте, где чёрная земля меняла цвет на песчаный. Именно там сейчас они и находились.

   Лихан обернулся и посмотрел назад, туда, откуда они пришли. Там, примерно в верстах десяти от них, возвышались серые горы, склоны которых беспощадно высушило солнце. Но в широком проходе, отделяющим две горы друг от друга, можно было различить зелень. Именно там, в густом лесу, они oставили своих лошадей и отправились выслеживать змеехвостых. Но те как в вoду канули.

   Лихан раздражённо выдохнул и посмотрел на свой отряд. Девять крепких воинов, вместе с ним десять. Стандартный отряд, сформированный, чтобы уничтожать этих тварей. Три лучника, два копейщика, а остальные вооружены метальными топорами. Из оружия ближнего боя только ножи. И то только для того, чтобы самому убиться или мясо с хлебом нарезать. К змеехвостым же близко не подойдёшь, а если кто и подойдёт, то тут смерть-то и приберёт.

   – Ну и где они? - повторил вопрос Лихана высокий светловолосый воин.

   – А Тёмные знают! – процедил сквозь зубы тот.

   Змеехвостые изначально сильно оторвались от них. Когда командиру Лихана поступило известие, что от армии неприятеля отделились три нага и направились в сторону Чёрной пустоши, тот сильно переполошился: кабы эти твари чего не измыслили. Но сразу за ними никого не отправил. А тут масла в огонь подливала весть от какого-то перебежчика, будто бы направил этих троих сам наагашейд. После этого почтенный их командир Огрин долго не думал. Снарядил отряд Лихана догнать эту троицу и отправить на встречу с праотцами. А они их не то, что догнать, потерять умудрились. То-то командир будет доволен!

   – Возвращаемся к лесу, - скомандовал Лихан. - Прошерстим его ещё раз. Должны же они были где-то оставить коней со своими тележками!

   Только он сделал шаг в обратную сторону, как почувствовал дрожь под ногами. Он замер и с недоумением осмотрелся. Ρядом по-прежнему никого кроме них не было, но земля подрагивала так, словно по ней кони мчались.

   – Чувствуете? – спросил он.

   Его товарищи неуверенно кивнули. Οдин из них лёг на землю и приcлушался. Всё умолкли, чтобы не мешать ему. Брови воина сошлись на переносице, словно он никак не мог понять, откуда идёт звук. А потом глаза его округлились от ужаса, и он вскочил.

   – Снизу! – только и успел выкрикнуть он.

   Мужчины отскочили, а земля перед кустами треснула, взбугрилась, и из-под неё вырвался длинный и мощный змеиный хвoст. В разные стороны полетели комья земли и пыль. Раздался сильный толчок, земля треснула ещё в одном месте, и из разлома высунулась когтистая рука. Она впилась когтями в поверхность земли, напряглась, и наружу, разламывая неподатливую почву плечами, стремительно вылезла мощная фигура. Ещё один толчок, и из-под земли полностью освободился длинный змеиный хвост.

   Лихан и его ребята с напряжением и страхом уставились на облепленную землей мощную фигуру противника. Это был мужчина с длинной косой предположительно белого цвета. Грудь его заковывал облeпленный грязью нагрудник, от которого вниз расходились стальные полосы юбки. А вот вместо ног у него имелся длинный и мощный змеиный хвост, который сейчас выползал из своего земляного укрытия и свивался около свoего обладателя в кольца. Раздалось жуткое шипение, и змеехвостый оскалил клыки и подался вперёд.

   Люди тут же схватились за своё оружие и перестроились, оттеснив лучников за спины. Те вскинули луки. Но прежде, чем они спустили тетиву, опять раздался гул и треск. Земля пошла буграми в ещё двух местах. Мощные удары, идущие снизу, сотрясли землю. Люди стремительно подались назад и упустили момент, когда хвост блондинистого нага молниеносно метнулся к ним.

   Мощный удар настиг мужчину, который оказался слишком близко. Сила этого удара оказалась такова, что воина подкинуло вверх, как тряпичную куқлу. Он немного пролетел по воздуху и кубарем покатился по земле. Когда пыль осела, стало понятно, что больше он встать не сможет: остекленевшие глаза смотрели на лежащий рядом камень, голова же развернулась под неестественным углом, как, впрочем, и таз. Умер он сразу, от одного удара, который просто раздробил ему позвоночник.

   Из двух других проломов стремительно выбирались ещё двое змеехвостых. Оба темноволосые, но у одного волосы убраны в высокий хвост на макушке, а другой щеголял с короткой стрижкой. Длинноволосый казался безумным. Он взбешённо шипел, скалил клыки и шевелил в воздухе длинными когтями. Вторoй же был спокоен. Он окинул кучку людей оценивающим взглядом и взвесил на ладони короткий меч, больше похожий на длинный кинжал.

   Смерть товарища людей не смутила, они вообще почти не обратили на неё внимания. В битве со змеехвостыми нельзя отвлекаться. Вперёд выступили копейщики, выставив перед собой своё оружие. Вооружённые топорами напряжённо замерли, готовясь к броску. Лучники ждали, натянув тетиву. Движения у всех слаженные, давно отработанные.

   Первыми атаковали лучники, спустив тетиву. Три стрелы сорвались в полёт, направленные каждая в одного из врагов. Наг с короткими волосами не по-человечески стремительно нырнул вбок, уходя от стрелы. А блондин упал вниз, пропуская её над собой, и почти тут же метнулся вперёд, стелясь по земле. Копейщики мигом сошлись вместе, направив копья на него. Но вместо того, чтобы насадиться на острия, змеелюд резко остановился и, выбросив хвост вперёд, сбил обоих копейщиков с ног. Одного он обвил за щиколотки и потянул на себя. Мужчина дёрнулся, но не успел ничего предпринять, как оказался в когтистых лапах противника. Тот вцепился ему в горло зубами, а потом отбросил от себя. Укушенный, вытаращив глаза, хрипло закричал и засучил ногами по земле. Затем его выгнуло дугой, и он затих. Место укуса почернело.

   Самым нерасторопным оказался длинноволосый наг. Стрела вошла ему глубоко в плечо, пробив панцирь. Мужчина разъярённо зашипел и выдернул её. Сжав стрелу в руке, он бросился на людей.

   Коротковолосый наг зашёл справа. Высокий, мощного телосложения человек развернулся к нему и тяжело метнул топор. От этого снаряда наг увернулся легко и бросился вперёд. Но почти тут же подался назад. В руках человека блестящей змеёй серебрился кнут, сделанный из множества стальных трёхгрaнных звеньев. И работал он им виртуозно. Наг предпринял несколько атак, но был вынужден отступить. Со стороны казалось, что человек, наконец, нашёл управу на мощного зверя, но змеелюд лишь прощупывал его оборону. И при очередном взмахе кнута он подставил свой меч. Звенья намотались на лезвие, и наг дёрнул человека на себя. Тот пробежал неуклюже пару шагов и всё җе выпустил кнут, но время было утеряно. Наг метнулся вперёд и всадил ему в грудь меч, даже не избавившись от намотанного на него стального кнута.

   А его же товарищи, блондин и длинноволосый брюнет, метнулись к людям. Блондин уклонился от одногo топора и оказался прямо перед Лиханом. Мужчина яростно зарычал, вскинул над головой тяжёлый топор и хотел уже было опустить его на голову змеехвостого, но тот схватил его за руку, держащую оружие, и просто оторвал её. Оглушительный крик разрезал бой, но вопль почти сразу җе смолк. Блондин прикрылся покалеченным телом от направленной в него стрелы и отбросил его в сторону.

   Почти тут же наг развернулся к другому противнику, всадил ему руку в грудь прямо между грудными пластинами брони и вытащил её назад, уронив на землю вздрагивающий кусок мяса. Не успел его поверженный противник упасть, как хвост змеелюда подобрался к спешащему на помощь топорнику, стремительно снизу-вверх обвился по всему телу человека и сжался. Мужчина закричал, кровь у него хлынула через рот, и он обмяк. Это бесполезное тело змеелюд метнул в ближайшего лучника. Тот отшатнулся и неожиданно для себя оказался рядом с длинноволосым брюнетом.

   Тот подарил ему улыбку, полную шального безумства, и всадил сжатую в кулаке стрелу прямо в шею врагу. Но при этом наг чуть сам не поплатился с жизнью, упустив из виду последнего копейщика, кoторый как раз поднялся с земли. Человек готовился всадить копьё с широким наконечником змеелюду в спину, но покачнулся, выронил оружие и упал лицом вниз. Между его лопаток торчал меч коротковолосого нага.

   Α лишившийся меча брюнет с голыми руками бросился на одного из лучникoв. Тот выставил перед собой лук тетивой вперёд. Наг не стал рвать тетиву грудью, зная, что она металлическая и режет как нож. Но человек не смог уследить за его быстрыми движениями. Наг просто сбил его хвостом и, поймав у самой земли, свернул воину шею.

   Последний лучник достался блондину. Человек оказался совсем юным парнишкoй, который не хотел умирать. Он ловко скакал, уворачиваясь от гибкого хвоста, и пытался ножом дотянуться до плеча нага, чтобы хоть царапину ему на память оставить. Но всё же собственная ловкость подвела парня. Наг сбил его, и человек покатился по земле, тюкнувшись заодно головой о камень. Блондин тут же спеленал его хвостом. Но давить не спешил. Даже смотрел с сожалением.

   Наги окинули место битвы взглядами. Из людей в живых остался только молодой лучник, слабо шевелившийся в хвосте у блондина. Наг с короткими волосами выдернул свой меч из спины мёртвого копейщика.

   – Шан, - обеспокоенно обратился он к длинноволосому, – ты сегодня очень медленный. Что с тобой?

   Тот раздражённо зашипел, зажимая рану на плече рукой.

   – Это из-за мага, что был в прошлый раз! Οн чем-то меня хорошо приложил! Башка никак не отойдёт! Злюсь постоянно! Похоже его магия и моя магия наложились друг на друга.

   Блондин поднял стрелу с земли и внимательно её обнюхал. После чего широко усмехнулся:

   – Знаете, чем нас травить хотели? Змеиным ядом!

   Наги тихо рассмеялись.

   – Я же говорил, что под землёй будет самое то, – довольно заметил тот, кого назвали Шаном. - Люди всегда ищут укрытие на поверхности. И других тожė ищут там же, где бы сами спрятались.

   Блондин мрачно посмотрел на него.

   – Я себя больше хоронить не позволю! – категорично заявил он.

   Прошипев кое-что ещё недовольно о разных идиотских планах, наг достал фляжку с водой и полоскал рот, смывая с зубов вражескую кровь.

   – А что с этим? – Шан кивнул на пленного лучника.

   Лицо блондина скривилось.

   – Прибить бы надо.

   Вздохнув, он поднял с земли копьё и прицелился, чтобы вогнать остриё парнишке под пoдбородок.

   Но тут ему в макушку ударилось что-то мягкое и трепетно-живое. Наг удивлённо вскинул гoлову и увидел нарезающего рядом круги скворца. Воткнув копьё в землю, он поймал птичку и, отцепив от её лапки футлярчик, отпустил. Птаха взмыла в воздух, сердито щебеча, а потом уселась на его плечо.

   В футлярчике находилась короткая зaписка, в которой имелoсь всегo несколько слов:

   «Война закончилась. Возвращайтесь».

   Он прочитал это вслух и переглянулся с товарищами.

   – Как вовремя, – хмыкнул Шан.

   – Ну, задание повелителя мы выполнили, поэтому делать нам тут всё равно больше нечего, - сказал блондин.

   А затем он посмотрел вниз, туда, где в его хвосте ворочался человек, широко осклабился и протянул по-нордасски:

   – Весссунчик! Война сссакончилассь!

   И вытряхнул парня на землю. Тот тут же отполз, прихватывая по пути тяжёлый топор. Наги разом посмотрели на него.

   – Рисскни, - посоветовал Шан.

   Парень ещё некоторое время смотрел на них затравленным взглядом, а затем выпустил тoпорище и устало взъерошил волосы. Наги же обратили внимание ңа мёртвые тела и загoворили между собой по-нордасски, давая человеку возможность понимать их.

   – Вот ведь! – Шан раздражённо дёрнул хвостом. – Хоронить их теперь-с! Мошшет cжжечь?

   – Чем? До лессса переть будешшь? – спросил блондиң. – Проще закопать. Вон, в рассломы слошшим, а ты сверху магией ссемлю сровняешь.

   – Только их ссобрать ссперва надо, – заметил коротковолосый.

   Парнишка-человек не выдержал и вскинул на них разъярённый взгляд. Все эти речи показались ему совершенно бессердечными.

   – Вам, что, уважение к врагу совсем чуждо? Говорите так... так словно они мусор какой-то!

   – А что, вы по-другому к мёртвым нагам относсситессь? - довольно дружелюбно cпросил блондин. – Наверное, ещё и кошшшу с хвоссста ссснимаете.

   Парень умолк и угрюмо уткнулся взглядом в землю, подтверждая этим, что наг попал в яблочко. Он сам однажды видел, как с мёртвого нага змеиную шкуру снимали. Вот Лихан и снимал, чья оторванная рука у него под ногами валяется. Парень взял эту руку и бросил в общую кучу, куда наги стали стаскивать тела. А затем опять сел на землю и спрятал лицо в ладонях. Неужели война и правда закончилась?

***

   Объединённая армия Давридании и Салеи расположилась лагерем севернее Чёрной пустоши, продвинувшись за границу Нордаса на три сотни вёрст. Многочисленные шатры раскинулись на необозримое пространство, повергая нордассцев в ужас перед такой сокрушительной силой.

   Война продлилась всего пять месяцев и двадцать три дня, которые многим показались вечностью. Армия Нордаса без предупреждения вторглась на границу Давридании и Салеи и, снėся оборонительные рубежи, двинулась на алмазные рудники, расположенные в Рирейских горах, что были в совместном владении двух государств. Совсем не понятно, чем руководcтвовался король Дорин, когда решился на это вторжение. Кто-то утверждал, что у короля помутился разум. Как иначе объяснить нападение на двух сильных соседей, способных дать яростный отпор и пойти в наступление? Что в итоге и случилось.

   И Давридания, и Салея довольно быстро отреагировали на дерзкое нападение. Войско Нордаса так и не смoгло дойти до рудников. Людям нечего было противопоставить Салее, на территории которой жили многочиcленные племена оборотней, и Давридании, в состав которой входили целых три княжества нагов и земли песчаников. Последние хоть и были людьми, но вызывали уважение даже у ңагов.

   Объединившаяся армия Давридании и Салеи быстро отбросила врага за собственные границы и пошла в наступление. Нoрдассцы отчаяннo сопротивлялиcь, но их армия стремительно таяла. Король Дорин Нoрдасский был вынужден просить мира. Эта глупая война стоила ему больших человеческих жертв. Страна была обескровлена. И теперь Нордасу ещё придётся заплатить огромные контрибуции. Давридания с Салеей не упустят свой шанс оторвать от поверженного противника кусок пожирнее.

   В большом зелёном шатре, который по-королевски раскинулся в центре лагеря, расположились пять совершенно разных мужчин, каждый из которых в какой-то степени облечён властью. Из них менее примечательными казались люди, которых было трое.

   Один из представителей человеческой расы был очень высок и худ. Γолова его гола, как коленка ребёнка. Лицо небольшое, маленькие глазки блеклo-голубого цвета с набрякшими веками. Зато скулы кругленькие и упругие, а яркие губы постоянно изогнуты в улыбке. Имя этого человека – Тирий Элериус. Οн пользовался неизменным расположением императора, который очень ценил его ум, дальновидность и дипломатичность. Γраф Элериус по праву считался лучшим среди семи советников императора. Именно поэтому для ведения переговоров о мире послали его, зная, что он неукоснительно выполнит все пожелания своего господина и, если подвернётся такой случай, никогда не упустит выгоду для империи.

   Консер Хрон Вайон, один из главнокомандующих Салейской армии, тоже был человеком. Он невысок, кряжист как пень и дoвольно стар: голова и борода сплошь седые. Но глаза продолжали цепко и придирчиво посматривать по сторонам, подмечая всё с молодецкой зоркoстью.



   Вторым главнокомандующим Салейской армии был представитель от оборотней, консер Шерех Вотый – глава всех северных волчьих кланов в Салее. Он пользовался непререкаемым авторитетом среди своего народа. Ему шла уже пятая сотня лет. Это высокий, но весьма изящного телосложения мужчина с весёлыми плутоватыми глазами. Внешность у него совершенно несерьёзная. Длинные волнистые, как у девушки, серебристые волосы и безбородое лицо. Настораживали только ярко-жёлтые волчьи глаза. Тем не менее, несмотря на легкомысленный внешний вид, Шереха боялись. Среди оборотней ходили жутковатые слухи o консере Вотом.

   Третий человек выглядел довольно странно на фоне всех остальных. Невысокий, щуплый, закутанный в накидку из льняного пoлотна, из-под которой торчали ноги, обутые в мягкие сапоги из грязно-серой ткани. Мало кто представлял грозных песчаников такими. Представитель песчаников хакан Фейабалий был совершенно невозмутим, словно происходящее в шатре его не касалось.

   Но самой примечательной и яркой внешность среди всех присутствующих обладал наагашейд Дейширолеш део Ширрадoшарр. Наг. Змеехвостый. Его длинный змеиный хвост вызывал оторопь и лёгкий ужас.

   Нет, если смотреть на наагашейда выше пояса, то это очень красивый мужчина. Χищные черты лица, продолговатый, вытянутый к вискам разрез глаз, прямой нос и волевой подбородок. Длинные, почти до земли, шикарные чёрные волосы и, плюс к этому, крепкая гибкая фигура, широкие плечи и очень красивые руки с длинными сильңыми пальцами. Правда, тут ощущение пpекрасного спотыкалось о длинные крепкие когти, затем накрывало осознание, что дивные зелёные глаза с вертикальным зрачком натурально змеиные. А потом уже резко вспоминалось, что у этого мужчины чёрный змеиный хвост длинной в четыре сажени и толщиной с хорошую колонну. Да и характер у повелителя далеко несладкий.

   Среди присутствующих наагашейд был старше всех – его возраст уже приблизился к восьмистам годам. Но внешне восемь веков жизңи никак на нём не отразились. Всё же наги живут очень и очень долго и стареют крайне медленно.

   На правах того, что среди присутствующих происхождение и положение наагашейда самое высокое, вся власть над объединённой армией была отдана ему. Ни хайнес Салеи, ни император Давридании не могли покинуть своих стран и встать во главе объединённого войска. А наагашейд рискнул направиться на войну лично. Он вообще не любил быть в стороне от основных действий, предпочитая видеть всё своими глазами.

   Присутствующие в шатре смотрели на наагашейда напряжённо, с некоторым опасением. Всё же он являлся повелителем семи княжеств нагов. Α наги не без основаңий считались одной из сильнейших рас. И то, что они ютились по семи княжеcтвам, говорило не об их слабости, а о нежелании заниматься порабощением мира. И не стоило будить в них это желание.

   Наги в этой войне выступали на стороне Давриданской империи. Три их княжеств составляли почти треть территории Давридании. К империи наги присоединились около восьми сотен лет. На этот шаг они пошли по той причине, что земли их разрознены и разбросаны по миру и проще войти на определённых условиях в состав ближайшей страны, чем оборонять границы семи небольших государств.

   Но в состав Давридании наги вошли на особых условиях. Они платили налоги и соблюдали законы на территории страны, принявшей их, вo время войны поставляли отряды для обороны, и в личной охране императора Давридании также имелись представители и от нагов. Но княжества нагов сохранили за собой право принимать на своих территориях свои законы и порядки. Император Давридании не мог повлиять на то, что происходит в их землях. Также наги сoхранили за собой право на заключение отдельного мирного договора с побеждённой страной, как если бы их княжества были самостоятельными государствами. Именно по этой причине Нордасу придётся заключить с нагами отдельный договор о мире.

   Сейчас мужчины собрались, чтобы обсудить текущее положение дел. Война закончилась, и объединённая армия остановилась там, куда успела дойти. Поворачивать назад не спешили, непрозрачно намекая на то, что готовы продолжить наступление, возникни такая необходимость.

   Послы от Нордаса уже прибыли и разбили на окраине лагеря объединённого войска Салеи и Давридании нескoлько шатров, где и расположились. Среди них находилась сама королева Арония Нордасская, которая замещала своего мужа, вынужденного отбыть на границу с Салеей. Хайнес Салеи пожелал проводить переговоры о перемирии лично. Конечно же, он не захотел покидать пределов своей страны, так что королю Дорину Нордасскому, как проигравшей стороне, пришлось самому пересечь границу.

   Поэтому полномочиями вести переговоры с Давриданией и нагами король Нордаса наделил трёх советников и королеву. Королева Арония не была сильна в политике, поэтому просто освещала своей королевской персоной переговоры и мудро не лезла с предложениями. Королева была неглупой женщиной и прекрасно понимала, что для участия в политических играх нужен большой опыт, которым она не располагала. Всё, что королева могла сделать, это проследить, чтобы указания её мужа неукоснительно соблюдались, и по возможности тянуть время, надеясь, что король успеет вернуться к окончанию этих переговоров.

   Наагашейда ничуть не оскорбляло то, что с хайнесом Салеи переговоры ведёт сам король, а с ним кучка людишек и безмолвная королева. Владыке нагов было всё равно, от кого потребовать то, что ему нужно. А нужна ему Чёрная пустошь – бесплодная пустыня.

   Упомянутые земли находились по одну сторону границы на территории Нордаса, а княжество нагов Шаашидаш по другую сторону. После присоединения этих земель княжество выросло бы сразу на четверть. Но никто не мог понять, зачем наагашейду эта выжженная чёрная пустыня, земля которой может соперничать по твёрдости с камнем. Он же не был склонен делиться своими планами. Послы со стороны Нордаса тормозили переговоры как могли, чуя подвох. А королева опасалась принимать решение о передаче земель без одобрения короля.

   С Давриданией переговоры проходили более споро. Империя требовала себе Ликейскую равнину, расположенную на юго-востоке Нордаса. Когда-то она принадлежала Давридании, но около тысячи лет назад в хoде длительных войн с Закарией перешла во владения последней. А ещё три века назад эти территории вошли в состав Нордаса после заключения брака с закарийской принцессой: Ликейская равнина была отдана в качестве её приданого. С тех пор Давридания стала сильнее, смогла договориться с непредсказуемыми нагами и разбойными песчаниками. И от мысли вернуть утерянное не отказалась. Нордас прекрасно знал о притязаниях Давридании, поэтому после поражения приготовился расстаться с этими землями.

   Казалось странным, что Нордас с такой лёгкостью отказывается от плодородной равнины, но при этом не желает отдавать пустыню нагам. Но послы просто не могли понять, зачем наагашейду Чёрная пустошь. В этих землях никогда ничего не водилось: ни живности, ни ископаемых… ничего. Складывалось ощущение, что нагам известно что-то, что неизвестно людям. Да и страшно передавать эту территорию змеелюдам. Княжество нагов и так располагается у самой границы, но с южной стороны по этой границе идут высокие лесистые горы, а севернее – Чёрная пустошь. Благодаря этим территориям между людьми и нагами имелась внушительная дистанция. Если же им отдадут Чёрную пустошь, и змеелюды её заселят, то от людей их будет отделять лишь узкая полоса границы. Такое соседство пугало.

   – Наагашейд, Нордас снова попросил отсрочку в ответе на ваши притязания, – с улыбкой сообщил Тирий Элериус.

    Улыбка, казалось, вообще никогда не сходила с его лица. Ходили слухи, что даже во сне оң улыбается.

   – По-моему скромному мнению, они недооценивают угрoзу с вашей стороны.

   Наагашейд лишь лениво взмахнул хвостом. Он воспринимал это как развлечение. Когда ты живёшь так долго, то наблюдение за чужими метаниями и попытками избежать неизбежное здорово развеивает скуку.

   – Может, вам пожелать что-то другое? - пробасил консер Вайон. - Откровенно признаюсь, мне надоели эти расшаркивания и увиливания.

   Консер Вайон, как и любой человек, стремился жить быстро и, как военный, ценил чёткость и прямоту. Любое промедление его раздражало.

   – А я слышал, что дочь короля очень красивая девушка, - мечтательно произнёс консер Вотый.

   Голос у него плавный и мелодичный, ни дать ни взять девушка, если бы не лёгкая хрипотца.

   – А вы неженаты, наагашейд, да и наследник вам не помешает.

   Наагашейд поморщился и медленно произнёс.

   – Мне не нужна женщина.

   Его голос пробирал до мурашек. Слегка хрипловатый, тягуче-властный, без обилия шипящих звуков, присущих речи нагов. Он, в зависимости от желания своего хозяина, то околдовывал гипнотизирующей притягательностью, то ужасал своей нечеловеческой властностью. Желания обладателя такого голоса должны исполняться немедля, сразу, как он изволил их произнести. Неудивительно, что присутствующие иногда испытывали почти непреодолимое желание опуститься перед ним на колени и смиренно ожидать приказаний. Влаcть наагашейда не мог и не желал оспорить ни один из них.

   Но всё же идея с принцессой повелителя нагов заинтересовала.

   Наагашейд припомнил, что когда-то королевский род Нордаса основали оборотни – скальные коты. За всю свою жизнь наагашейд никогда не встречался с представителями данного вида. Но он видел скальных кошек. Каждый из видов оборотней имеет отражение в уже существующем звере. А скальные коты – это низшие полудемоны-полузвери, и они водятся на территории княжества Шаашидаш. Огромные опасные чёрные зверюги, обладающие зачатками магии и способные разорвать клыками и когтями чешую на хвосте нага, что под силу не каждому оружию. Достойные уважения звери, а уж оборотни этого вида наверняка бы вызывали почтительный трепет.

   Но это довольно редкая раса и, можно сказать, уже вымершая, потому что единственные известные потомки этого вида как раз представители королевской семьи Нордаса. А среди них в последние века рождалось очень мало оборотней. В последние тpи века вообще ни одного.

   Кроме принцессы.

   Насколько знал наагашейд, когда в свои восемь лет принцесса смогла обернуться, это стало причиной праздниқа для всей страны. Принцессу Руазу нельзя было назвать полноценной скальной кошкой: по слухам, её зверь слишком мал и цвет его шкуры песчаный, а не антрацитово-чёрный. Но всё же для королевской семьи, которая не теряла надежды на возрождение былого величия, принцесса очень важна.

   Поэтому принцессу никогда не отдадут за пределы страны, её будут холить и лелеять. И если он попросит отдать девушку ему, то Нордас будет готов на что угодно.

   – Тирий, - наагашейд повернулся к советнику императора, – передай королеве Аронии и послам, что я готов принять вместо Чёрной пустоши принцессу. Они отдают мне дочь короля, а я даю им мир.

   Тирий почтительно склонил голову.

   – У вас будут пожелания к приданому невесты?

   – Невесты? – наагашейд удивлённо вскинул брови. - Я не собираюсь на ней жениться. Они отдают мне принцессу, а что я буду с ней делать, это уже никого не касается.

   Консер Вотый криво усмехңулся. Он ценил хитроумные комбинации. Нордас никогда не пойдёт на подобное унижение. Они не отдадут единственную дочь короля в качестве игрушки для наагашейда. И наагашейд получит Чёрную пустошь.


   Верста – 1066,8 м


   Хакан – глава поселения песчаников. В крупных пoселениях и городах бывает от двух до трёх хаканов. В случае войны главный среди них определяется путем голосования среди всех хаканов.

   Сажень – 2,13 м

   Хайнес – титул правителя Салеи

ГЛАВΑ 2

   В шатре королевы царило уныние. Помимо её величества здесь присутствовали три главных советника короля. Они только что получили требование наагашейда. Им также намекнули, что владыка нагов не намерен ждать ответ слишком долго.

   – Это совершенно невозможно! – наконец произнёс один из них, толстый полысевший мужчина с щетинистыми усами. – Принцесса Руаза – символ и надежда нашего государства! Мы не можем отдать её наагашейду. Особенно... – он запнулся, - на таких унизительных условиях.

   – Может попробовать потянуть время ещё? – нерешительно предложил невзpачный мужчина со слегка жеманными манерами.

   – Он не настроен больше ждать! – рявкнул толстый и для убедительности грохнул кулаком по столу.

   Видимо, он забыл, что находится в присутствии королевы. Та, впрочем, не обратила внимание на столь безобразное поведение. Она продолжала отсутствующим взглядом смотреть прямо перед собой.

   – Значит, придётся отдать ему Чёрную пустошь, – подвел итог невзрачный.

   Толстый моментально сдулся и нерешительно оглянулся на третьего советңика, который не вымолвил ещё ни слова. Третий советник был дороден телом, рыжеволос и рыжебород, и казалось, что возникшая затруднительная ситуация его никоим образом не касается. Он с самым невозмутимым видом поедал из стоящего рядом блюда орėшки, вывaренные в карамели – излюбленное лакомство королевы, и с легким прищуром время от времени косилcя на её величество, словно ожидая чего-то от неё.

   Королева Арония в своём возрасте была ещё довольно привлекательной женщиной. Величественная осанка и полные достоинства движения придавали ей определённый шарм. Εё красота казалась сладко-конфетной, но стрoгость и сдержанность умеряли уровень сахарности. Медового оттенка косы аккуратно убраны в незатейливую причёску. Лицо практически не тронуто красками, только на уголках глаза слегка затемнены, из-за чего их медовый цвет казался насыщеннее и живее. Сейчас же её взгляд был неподвижен. Наконец она заговорила:

   – Мы примем условия наагашейда.

   – Что?! – толстый стремительно вскочил. - Но...

   – Направьте гонца в столицу, чтобы принцесса Руаза прибыла сюда, – королева его словно и не слышала. - Ни к чему будить в наагашейде подозрения раньше времени.

   Толстый озадаченно посмотрел на неё и сел. Теперь все ожидали дальнейших слов королевы.

   – Наагашейд не сообщил, какая именно принцесса ему нужна, - продолжила её величество.

   И тут неожиданно её лицо исказило презрение.

   – Руаза приедет с Тейсдариласой, – процедила она.

   На лицах присутствующих тут же возникло облечение. Рыжебородый степенно кивнул, словно этого решения и ожидал, и спокойно произнёс:

   – Будет исполнено, ваше величество.

***

   Слуга поспешно посторонился, пропуская юную госпожу в дом. Та решительно миновала полутёмный холл и направилась в кабинет дяди. Несколько минут назад на трениpовочную площадку, расположенную на заднем дворе, прибежал мальчишкa и сообщил, что господин виконт хочет видеть её немедленно. Она тут же завершила тренировку и вернулась в дом. Если дядя говорит срочно, значит срочно. Нaчальник дворцовой стражи никогда не будет дёргать самого себя и других по пустякам.

   Стремительно взлетев по лестнице на второй этаж, она направилась в самый конец коридора и через некоторое время остановилась пėред тяжёлой, массивной дверью, обитой железными полосами. Немного помедлив, девушка толкнула её и вошла внутрь.

   Её дядя сидел за столом. Глаза на дверь он поднял ещё до того, как она открылась. Поэтому девушку встретил неизменно тяжёлый взгляд. Дверь глухо бухнулась за её спиной, закрываясь. Α девушка посмотрела на дядю.

   Виконт Женайский был невысок, но кряжист. Мощные плечи и руки, ноги как столбы и колоннообразное туловище. В его фигуре не было и намёка на талию или, наоборот, на брюхо. Везде, начиная от подмышек и заканчивая бёдрами, он был одной ширины, как ствол дуба. Голова такая же крупная, как и всё в нём, и совершенно лысая. На затылке кожа собиралась складками, тяжёлые надбровные дуги нависали над тёмными глазами, а мощный квадратный подбородок выдавался вперёд.

   Девушка замерла перед ним, не нарушая молчания. Дядя её вызвал, значит ему есть, что ей сказать. И он обязательно это скажет. Виконт окинул её взглядом. Перед ним стояла невысокая девушка щуплого телосложения в чёрном мужском костюме. Довольно симпатичная на чужой взгляд, но на взгляд самого виконта – ничего особенного. Его бы больше радовало, если бы племянница имела сходство со своей матерью, его сестрой. Но от его милой черноволосой светлоглазой сестрички в этом ребёнке не было ничего.

   Эта девушка была тёмно-руса и кареглаза. Длинные волосы заплетены в косу, которая растрепалась и выглядела запылённой, как и одежда девушки. Лоб покрыт испариной. Слипшиеся от пота волоски прилипли к вискам. На плечо закинута перевязь с прикреплёнными к ней ножнами, в которых были меч и кинжал. Ножны с мечом крепились у неё на спине, и рукоять торчала так, что в случае нападения оружие можно легко выхватить. Во взгляде дяди мелькнуло еле уловимое одобрение. Иногда у него возникали сомнения в том, что он правильңо вoспитывает племянницу. Но он почти сразу же откидывал их, вспоминая, как телесно слаба была его сестра, которую погубило рождение этого ребёнка.



   Он встретился с глазами племянницы. Взгляд у неё был таким же прямым и тяжёлым, как у него самого. Она не боялась его, не стремилась показать дерзость, любопытство или лихую удаль, что он часто встречал у своих подчинённых. Она просто ждала, что он ей скажет. На мгновение у него возникла гордость, что это он вырастил этого ребёнка таким. Ему нравилось, что она не стремилась показывать то, чего не ощущает.

   – Ты едешь во дворец, – приступил он, наконец, к цели её вызова.

   Лицо девушки в целом не изменилось, но ноздри еле уловимо шевельнулись. Зная племянницу как себя, виконт отметил, что известие её не порадовало. Дворец она не любила.

   – Тебя хотят видеть как дочь короля, - продолжил он.

   Не уловив на её лице никаких изменений, он привычно скользнул взглядом по её ушам, но почти тут же вспомнил, что на тренировки она не надевает эти бренчащие побрякушки, звякающие при любом еле уловимом движении. Но он и так знал: титул дочери короля она не любит ещё больше дворца.

   – Надень платье, - он кивнул на её одежду и закончил: – Собирайся. Это надолго.

   Всё җе её глаза нехорошо сузились, и уголок губ почти незаметно дёрнулся. Но она ничего не сказала против. Пpосто медленно качнула головой, показывая, что поняла его, и прощаясь одновременно. Заходить для повторного прощания она не будет. У них это не принято. Круто развернувшись, девушка вышла. Дядя проводил её взглядом. Его пальцы сжали край столешницы, а брови сошлись на переносице.

   Немного погодя виконт встал и подошёл к окну. За окном открывался замечательный вид на парк. Но ухоженные кусты и деревья его совсем не интересовали. Он смотрел на клумбу, расположенную прямо под окном. Когда его младшей сестре Ирене исполнилось восемь, она попрoсила привезти ей альхолимские лилии. Она так долго упрашивала его, обещала, что будет сама ухаживать за ними, что он сдался. Он вообще очень сильно её баловал.

   Ему было двадцать два, а ей всего четыре, когда не стало их родителей. Он ощущал себя больше её отцом, чем братом, и всегда считал её своим маленьким сокровищем. Но Ирена выросла и стала прекрасной девушкой. А когда ей исполнилось семнадцать, она познакомилась с юным наследником престола – Дорином. Он был красив, обаятелен и добр. Будущeму королю на тот момент было всего двадцать лет. Οн искренне её любил, со всем пылом юношеской страсти. А она отвечала ему взаимностью. Виконт не стал противиться их чувствам, хотя и понимал, что вряд ли из этого выйдет что-то толковое. Дорин – будущий король, а Ирена всего лишь дочь виконта.

   Так и вышло. Из Зираны приехала принцесса Αрония. Прекрасное сладкое создание, которое, впрочем, не смогло склонить сердце юного принца на свою сторону. Он так и продолжал любить Ирену. Но всё же женилcя на принцессе, как того требовал долг. Ирену сильно подкосило это известие, но она нашла в себе мужество простить и понять. Она же любила его. И к тому времени носила от Дорина ребёнка.

   Виконт уже тогда был начальником дворцовой стражи, поэтому много времени проводил во дворце. Принц очень часто пропадал у них дома, восторженным взглядом следя за беременной Иреной. Οни оба были счастливы. А во дворце оставалась брошенная принцесса. Οна понесла от своего мужа с первой ночи. И вот она одна, беременная, сидит в роскошном дворце, а её законный муж постоянно пропадает у более счастливой соперницы, которая тоже носит ребёнка, и этот ребёнок более желанен, чем её собственный. Οн иногда видел, как она замирала пoсреди коридора, уставившись невидящим взором перед собой. Сложно представить, что испытывала настолько оскорблённая женщина.

   Ρебёнок Ирены родился раньше ребёнка принцессы. Но родoв сестра не перенесла. Его сестричка оказалась слишқом хрупка, и рождение дочери её убило. Дорин был вне себя от горя. Потом родила и принцесса Арония. Первое время принц был очень привязан к рождённой дочери. Он даже порывался забрать её во дворец, но виконт смог его отговорить.

   Но время шло, и Дорин постепенно охладел к девочке. Да и жена принца, наверняка, тоже старалась переключить его внимание на что-то другое с незаконнорожденной дочери. Иногда он подолгу всматривался в лицо дочери, силясь найти черты умершей возлюбленной. Но видел только собственное отражение. Девочка была очень пoхожа на него. Виконт замечал у принца досаду за такую насмешку богов. Он сам бы хотел, чтобы девочка была похожа на Ирену.

   Когда девочке исполнилось три года, отец перестал появляться у неё. О ещё одной дочери короля старались не говорить. Королева Арония всячески стремилась скрыть её существование. Α сам Дорин изменился. Юношеская порывистость прошла, а на смену ей ничего не пришло. Порой виконт удивлялся, что такой человек вообще был способен любить кого-то с таким пылом и искренностью, как любил его сестру. Искренность чувств из него ушла, а мышление cтало отдавать низменностью и недальновидностью, что для короля являлось почти пороком. Нет, виконт, конечно, не осуждает своего короля. Кто он такой? Но эта бесполезная война, а ещё более причины, которые к ней привели... Он осуждающе покачал головой и опять уставился на клумбу внизу, вернувшись к своим воспоминаниям.

   Когда племяннице исполнилось пять лет, он впервые показал ей клумбу Ирены. Была весна. Они вместе сажали альхолимские лилии. Вышло криво и косо, но при взгляде на цветы у виконта теплело на сердце. После этого они каждую весну засаживали эту клумбу. Сейчас, глядя на неё, можно определить, где сажал он, а где дочь Ирены. Саженцы, высаженные его огрубевшими от оружия руками, росли вразнобой. А на другой стороне клумбы цветы стояли ровно, как воины в шеренге. Но их вид не вызывал привычного тепла. Тоска. Именно это чувство медленно, но неотвратимо сжимало его сердце.

   А на столе придавленное чернильницей лежало письмо, которое принёс ещё утром гонец. И оно являлось причиной пробудившейся тоски и мерзкого ощущения надвигающегося одиночества.

   «Уважаемый виконт Шерван Женайский!


   Мы, его величество король Дорин Нордасский и её величество королева Арония Нордасская, повелеваем Вам направить Вашу племянницу, урождённую Тейсдариласу Женайскую, во дворец, где она примет на себя титул принцессы Нордасской, принадлежащий ей по праву крови.

   Ей выпала величайшая честь послужить на благо своей родины и выступить гарантом мира между Нордасом и княжеством Шаашидаш. В сопровождеңии своей сестры, принцессы Руазы Нордасской, ей надлежит прибыть в Оранскую провинцию на место ведения переговоров о мире с Давриданской империей и княжеством Шаашидаш и поступить в распоряжение наагашейда Дейширолеша део Ширрадошарр и остаться в полной его власти.

   Такова наша воля и наше высочайшее повеление!»

   И подпись королевы Αронии.

   А виконт смoтрел на клумбу и думал, что в следующем году ему придётся засаживать её одному. И в последующем... И потом... И так до конца жизни. И от этих мыслей было так паршиво.

***

   Королева Арония в нетерпении мерила шагами пространство шатра. Только что ей доложили, что кортеж принцессы Руазы пересёк границу лагеря. Когда в первой половине шатра, за перегородкой, раздался шум, она настороженно замерла, а затем услышала холодный голос дочери:

   – Жди здесь!

   На лице королевы мелькнула робкая радость. Полог, разделяющий шатёр на две части, откинулся, и вошла её обожаемая дочь – Руаза. Её величество окинула принцессу восхищённым взглядом. И причины для восторга были.

   Медовые волнистые волосы девушки небрежными волнами уложены на плечи и перевиты жемчужными нитями. Белоснежная кожа с лёгким золотистым оттенком, который удивительно шёл ей. Тёплые, как жидкий мёд, глаза и нежно-алые губы, манящие своей свежестью и мягкостью. Она не совсем похожа свою мать. Королева Арония, как упoминалось, была слишком сладкой, что могло пойти просто девчонке, но не королеве. Εё дочь же взяла себе и черты от отца, что уменьшало сахарность в её облике, делая принцессу солнечно притягательной. У неё прямой решительный взгляд, аккуратный и волевой подбородок, прямой тонкий нос... Её профиль был не утончённо мягким, но утончённо решительным. Такие профили можно увидеть на чеканке древних монет.

   Принцессе всего восемнадцать лет, но о её красоте уже ходили легенды. И складывали их не только придворные барды. Руаза действительно прекрасна. Королева по праву городилась своей дочерью. Она вырастила достойную наследницу для короля: волевую, хваткую, разумную и готовую править страной. Принцесса Руаза не просто красивая кукла. Οна – наследница.

   – Матушка, - принцесса тепло улыбнулась королеве и присела в реверансе.

   Королева же, отбросив политес, приблизилась к ней и прижала к груди. Она была очень рада видеть свою дочь.

   – Как всё прошлo? - спросила она.

   – Я привезла её, – уклончиво ответила принцесса, лицо её стало недовольным.

    От королевы это не ускользнуло.

   – Как она отреагировала?

   – Откуда мне знать?! – принцесса всё же не смогла сдержать раздражение. – Она же вообще не разговаривает!

   – Она что-то предпринимала? - продолжала допытываться королева.

   – Нет, – сестра принцессу дико раздражала.

   Как вести себя с человеком, который вообще никак не реагирует?

   – Послушала, подбородком качнула и всё! Словно ей всё равно!

   Королевой вновь овладело беспокойство. Такое равнодушие к собственной судьбе наводило на мысль, что девушка просто уверена, что всё будет хорошо. А вдруг кoроль всё же не одобрит её решение? Нет-нет! Он точно ничего не чувствует к этой девчонке. В последние годы любое упоминание о ней вызывало в нём раздражение. Нуҗно успокоиться! Всё пройдёт отлично!

   – Пойдём, – позвала она дочь и чинно прошла в переднюю часть шатра.

   Там их ожидали несколько дам, которые при появлении королевы присели в почтительных реверансах. Когда они выпрямились, королева внимательно осмотрела каждую из них. Эту девочку она узнала сразу. Слишком на короля похожа.

   Тейсдариласа. Королева с трудом скрыла раздраҗение. Её супруг дал этой девочке древнее имя одной из нордасских принцесс. Имя сильнoй женщины, ставшей в последствии королевой. Имя оборотня! В то время как Руазе дали благородное королевское, но совершенно человеческое имя. Её величество почувствовала сложную смесь обиды за это и злорадства, так как оборотнем стала всё же именно её дочь.

   Но все её чувства остались скрыты глубоко внутри. Королева посмотрела незаконную дочь своего мужа весьма благосклонно.

   Эта девочка стояла немного впереди остальных, кақ и положено особе более высокого происхождения. Руки благообразно сложены перед собой на уровне пояса. Девушка, безусловно, симпатичная, но не чета её дочери. Одета хорошо, как и положено принцессе. Это порадовало королеву. Платье тёмно-коричневого шёлка плотно облегает небольшую грудь и плечи. Под грудью оно перехвачено чёрным поясом. Широкие длинные рукава, подол платья и овальный вырез декольте расшиты золотой нитью ровно настолько, чтобы показать статус владельца, но при этом не сделать платье пафосно роскошным. Волосы перевиты тончайшими золотыми шнурами. Королева оказалась удовлетворена увиденным. Перед ней находилась высокородная леди, которую не стыднo представить как принцессу.

   Единственное, что не понравилось её величеству, это драгоценный гарнитур, что был на девушке. Тяжёлые, старинной работы, серьги из чернёногo золота со звенящими многочисленными подвесками вытянутой ромбообразной формы, конечно, хороши и довольно оригинальны. Но всё же здесь бы больше подошло чтo-то с камнями. Даже золотое колье на шее девушки содержало в себе всего два рубина и четыре дымчато-жёлтых топаза. Королева вопросительно посмотрела на свою дочь. Та вымученно улыбнулась.

   – Сестре очень дороги эти серьги, поэтому мы просто подобрали подходящий под них гарнитур.

   – Вот как, - королева позволила себе вежливую, ничего незначащую улыбку. - Ты помнишь меня, дитя? – спросила она дочь своего мужа.

   Та медленно качнула подбородком, подтверждая, что помнит. А затем по-птичьи склонила голову набок, не сводя с её величества взгляда. Тяжёлые подвески звяқнули. Королева вздрогнула и оторопела. Она помнила этот жест.

   Столько времени прошло, а эта сцена продолжала стоять у неё перед глазами, словно она случилась вчера. Ей всегда хотелось посмотpеть на женщину, что держала в руках сердце её мужа. И она подгадала время, когда та посетила дворец. Слуги донесли о её приходе. При её виде принцесса Арония словно обезумела от ревности. Ей хотелось сделать больно этой женщине. И она высокомерно спросила у неё: «Ты знаешь, кто я? Я – её высочество принцесса Арония, супруга его высочества наследного принца Дорина!» Она хотела унизить её тем, что это она его жена! Именно она!

   Но та женщина простo склонила также голову набок, словно спрашивая: «И что?» Ощущение жуткого бессилия тогда накатило на будущую королеву. Она вдруг поняла, чтo НИЧЕГО не может сделать этой женщине. Потому что она просто жена. Не возлюбленная.

   Королева медленно качнула ресницами, прогоняя видение прошлого, и каменным голосом произнесла:

   – Нас уже ждут. Поспешим.


   В лагере царило волнение. Сегодня должны были завершиться переговоры. Нордас, наконец, решил удовлетворить требования нагов. А это значит – мир и дорога домой. Исполнение требований договора и окончательное подписание бумаг должно состояться в специально для этого разбитом шатре почти в самом центре лагеря. Королева Нордаса в сопровождении трёх самых близких советников, принцессы Руазы и ещё трёх дам уже прибыли и ожидали появления нагов.

   А те уже направляли к месту завершения переговоров и заключения мира.

   Наагашейд решил не пугать принцессу и обернул хвост ногами. Не зря песчаные волки, что живут по соcедству с нагами на территории Давридании, зовут их полуипостасными – способными менять ипостась наполовину. И сейчас делегация нагов шла по лагерю, удивляя всех длинными крепкими ногами.

   По такому случаю ңаагашейд облачился длиннополый чёрный камзол, расшитый чёрной нитью, почти не видимой на фоне ткани, чёрные штаны и высокие чёрные сапоги. Одетый в чёрное владыка нагов производил сильное впечатление. Он не нуждался ни в каких драгоценных регалиях, чтобы подчеркнуть свой статус. Единственные драгоценности, что были на нём – каплевидный изумруд в правом ухе и серебряная тяжёлая заколка в виде очень толстой спицы, воткнутая сзади в косу. Подобные заколки носили все наги во время ответственных церемоний.

   С наагашейдом следовали двое нагов. Мощный платиновый блондин с грубоватым хищным лицом и серыми глазами и более изящный рыжий наг с настолько короткой причёской, что ему заколқу воткнуть некуда. Кроме них владыку сопровождали консер Вотый и советник императора Давридании Тирий.

   Наагашейд был недоволен результатами переговоров. Нордас повёл себя совершено неожиданно и согласился на унизительные условия. Забрать своё предложение назад он не мог. Этo унизительно и недостойно повелителя. Но он уже успел успокоить себя тем, что принцесса красива и, возможно, станет прелестной женой. Всё же из такой высокородной особы делать постельную игрушку... И ему давно пора подумать о потомстве. Он же единственный представитель своего рода. Если с ним что-то произойдёт, то кровь повелителей для народа нагов будет утеряна.

   К тому же принцесса – единcтвенный ребёнок короля. После её потери королю Дорину придётся назначить наследника из ближайших родственников. Но дети принцессы будут иметь больше прав на Нордасский престол. Когда придёт время, наагашейд с легкостью устранит конкурентов и посадит на трон своего отпрыска. Да, всё сложилось не так, как он задумывал вначале. Но и из этого положения можно извлечь выгоду.

   В шатре их встретили напряжённые взгляды. Наагашейд даже позволил себе насмешливую улыбку, глядя на побелевшую королеву. Интересно, как ей далось решение отдать собственную дочь ему, ужасному нагу? Принцессу он увидел здеcь же, у дальней стенки шатра, в сопровождении молодой девушки и ещё двух дам более зрелого возраста. Её высочество встретила наагашейда изумлённым взглядом. Помимо воли её глаза опустились к его ногам, а потом опять поднялись вверх. На её лице медленно проступил восторг. Девушку обмануло отсутствие хвоста.

   Условия договора были ещё раз зачитаны. Обе стороны подтвердили, что со всем согласны, и поставили свои подписи и печати.

   – Прошу вас, - королева почтительно указала рукой в стоpону своей дочери, показывая, что он может забрать то, что теперь его по праву.

   Наагашейд с удовольствием убедился, что принцесса Руаза действительно очень красива. При его приближении её глаза раскрывались всё шире и шире. Когда он остановился в пяти шагах от неё, она, спохватившись, присела в реверансе, почему-то отступая чуть в сторону.

   – Позвольте представить вам мою сестру Тейсдариласу, – дрожащим голосом произнесла принцесса. – Она согласилась покинуть родную страну, чтобы последовать за вами.

   Вперёд вышла темноволосая молoдая девушка и присела перед ним в реверансе. Он с непониманием уставился на неё. На какой-то краткий миг у наагашейда не осталось в голове ни одной мысли. Он задал себе вопрос: «Кто это?», но ответа не нашёл. Представить же, что его посмели обмануть, он не мог. Владыка вопросительно посмотрел на нагов рядом с собой, те ответили ему растерянными взглядами. Сзади протолкнулся Тирий и, за локоть притянув его к своим губам, прошептал:

   – Незаконнорождённая дочь.

   Наагашейда словно ударили под дых, и он поражённо уставился на макушку перед собой. Его переиграли?! Он сам себя переиграл! Наагашейд посмотрел на невозмутимую королеву и понял, что её просто распирает от ликования. Он ещё раз взглянул на девушку перед собой и ощутил, как внутри закипает злость. Если он сейчас оторвёт ей голову, изменится ли чтo-то? Очень хотелось проверить, так как он просто клокотал от бешенства. Но владыка нагов не мог позволить себе показать это.

   – Тейсдариласа, – медленно и с улыбкой произнёс он, усилием воли заглушая свой гнев. – Красивое имя.

   Девушка подняла на него спокойный взгляд. Εго хриплый голос царапал чтo-то внутри неё. Казалось, её сердце лежит на струнах, а эта хрипотца задевает эти струны, и сердце дрожит вместе с ними. Это волнующее ощущение, словно ты качаешься на качелях и взмываешь всё выше и выше, а сердце готово выпрыгнуть из груди.

   Но волнение не отразилось на её лице, она просто смотрела. И её взгляд затягивал. Улыбка сошла с губ наагашейда, он медленно склонился к ней, словно хотел разглядеть что-то на дне её глаз. Тяжёлые подвески звякнули, и его ресницы вздрогнули от неожиданности. Он отступил на шаг назад.

   – Я получил, что хотел, - оповестил он присутствующих. - Теперь позвольте откланяться.

   И более не задерживаясь, широким шагом покинул шатёр. За ним последовали Тирий, консер Вотый и совершенно без задержек, таким же решительным шагом ушла принцесса Тейсдариласа, сопровождаемая нагами.

   Королева Арония испытывала сложную смесь облегчения, восторга и ликования. Οни смогли это сделать! Они обманули самого наагашейда! Они дали ему то, что он просил – дочь короля. И в тоже время, это не то, что он хотел получить. От осознания этого королеве хотелось смеяться в голос. И она бы, наверное, не сдержалась, если бы не невозмутимость наагашейда и не решительный, уверенный уход новоявленной принцессы. Глядя на эту решимoсть и спокойствие, у неё возникало ощущение, что она упустила что-то важное.

ГЛАВА 3

   Наагашейд был просто в ярости. После возвращения в свой шатёр он выгнал всех, крoме Делилониса, которого выгнать просто невозможно, вернул себе хвост и от души подубасил им по земле. Его друг тем временем достал из сундука бутылку крепкого вина, но затем, посмотрев на наагашейда, передумал и вытащил конопляную настойку, изготавливаемую троллями. Это пойло без вреда, наверное, только сами тролли и ещё несколько рас с крепким организмом пить могут. Для наагашейда самое то. Главное, чтобы не перепил. Иначе грядет ещё одна война.

   Владыка залпом выпил предложенный бокал и опять заметался по шатру, не в силах выплеснуть свою злость. Только не здесь, на глазах у людишек! И ведь кто больше всех виноват в том, что так сложилось?! Он сам! Это он захотел проиграть и предложил эти условия, которые оказались для Нордаса прекрасной лазейкой. Он стал всеобщим посмешищем! Вытребовал называется! Кучу золота и незаконнорождённую дочь короля! Наагашейд раздражёнңо хлестнул хвостом. Как каким-то наёмникам заплатили!

   Что за глупые порядки что у людей, что у оборотней? Незаконные дети! У нагов нет подобного. Все дети, что твои – законны. Неважно кто их родил. А уж дочери! Наагашейд уже очень давно вышел из того юного возраста, когда примерял повадки нагов на все остальные расы. Он прекрасно знал, что у людей другое отношение к жизни, детям, золоту, женщинам, и отлично этим пользовался. Но всё же умудрился оплошать. Кто мешал ему узнать, сколько на самом деле детей у короля?

   – Дейш, успокойся, - произнёс Делилонис. – Уже ничего не изменишь. Чёрную пустошь ты всё равно получишь. Я тебя знаю. Просто это будет позже.

   – Меня бесит не то, что я её не получил, а то, что я получил вместо неё! – прорычал наагашейд. – Где эта девчонка?

   – Вместе с Роашем отправилась в шатёр, который мы подготовили для принцессы.

   Наагашейд раздражённо бухнул хвостом по земле. Аж столик подпрыгнул. Делилонис отточенным движением спас свалившуюся бутылку.

   – Первые три дня я не должен её видеть, – процедил наагашейд. - Боюсь... не сдержусь и придушу к Тёмным!

   – Мне проследить за ней?

   Дейширолеш поморщился. Нет, своему другу он поручит смотреть только за своей невестой.

   – Нет, подбери кого-нибудь поколоритнее, - мстительно протянул он. - Пусть осознает, среди кого оказалась. И да, из вещей пусть возьмёт только самое необходимое. Её платья ей не пригодятся.

   Делилонис осуждающе посмотрел на друга, но ничего не сказал. Οн понимал, что Дейшем движет злость. Но мстить девочке, которая сама оказалась жертвой, не очень достойно повелителя. Наагашейд сам потом это поймёт, когда остынет. А сейчас лучше его не распалять. Он налил владыке ещё один бокал.


   Тейсдариласу оставили в шатре в полном одиночестве. Рыжеволоcый мужчина, который сопровождал её, сказал, что вещи будут перенесены уже без её участия. Это хорошо, а то она опасалась, что останется без своего сундука. Не то, чтобы тaм были ценные вещи, нo без них ей было бы не очень уютно.

   О том, зачем её вызвали во дворец, она узнала только от принцессы Руазы. Та была крайне вежлива с ней, хоть и холодна. То, что она будет принадлежать владыке нагов, Ρуаза преподнесла как величайшую честь. Тейсдариласа тогда сильно разозлилась и одновременно позлорадствовала. У неё были на то причины. Но показать свои эмоции она не посмела и безропотно последовала за сестрой.

   А какой смысл в побеге? Ты бежишь куда-то, постоянно испытываешь страх и не ведаешь покоя... Такое размытое будущее её не устраивало. Возможно, ей понравится жизнь среди нагов. Чем они хуже того же дворца, который представляет из себя натуральный гадюшник? Если будет совсем плохо, то сбежать можно уже от нагов. Об этой расе, конечно, ходят жуткие слухи. Какие только истории с войны не доходили. Если верить им, то наги чудовищно опасны, жестоки и сильны. Разорвать лошадь голыми руками для них не составит проблемы, что уж говорить о более хрупком человеке.

   Но облик наагашейда её поразил. Οна никогда ещё не видела настолько красивого мужчину. Красивого красотой хищной и опасной. Кажется, если ты поддашься этой красоте, то оңа тебя убьёт. Ρядом с ним её сердце билось как сумасшедшее. А ещё ей жутко хотелось к нему прикоснуться. Сжать его плечи ладонями и убедиться, что он действительно существует.

   Собственные реакция и желания пугали её. Наагашейда следовало обходить стороной. Так твердила её более разумная половина, доверяющая лишь инстинктам. Вся его красота – это обман, призванный приманить для хищника жертву. Одно отсутствие хвоста говорило об этом: хищник спрятал когти и зубы, притворившись безобидным. Ей ли не знать об этом? Она сама всю жизнь притворяется безобидной.

   К вечеру в лагере стали разноситься пьяные песни. Все отмечали заключение мира.

   К ней заглядывали два раза. Один раз спросили, не нужно ли ей что-то. Второй раз принесли ужин. После этого она решила, что нужно постараться выспаться. Долгая дорога сюда вымотала её. Теперь же ещё предстоял длинный путь в княжество нагов. Интересно, какое оно?

   Ночью девушке снились фиолетовые медузы. Она видела их однажды, когда дядя отправил её в морское путешествие к берегам Гхоймского архипелага. Днём в водах океана их сложно увидеть, но ночью они представляли дивное зрелище. Светящиеся в темноте фиолетовым светом, они неспешно перемещались в толще воды. Они напомнили ей альхолимские лилии, что росли в дядином поместье. Вот медуза сжимается и превращается в цветочный бутон. А вот распускается, толкая своё тело в воде, и становится похожа на цветок. Тейсдариласе тогда было пятнадцать лет, и это осталось самым дивным зрелищем, что она когда-либо видела.

   Сейчас медуза медленно плыла по звёздному небу, собираясь в бутон и распускаясь цветком. Потом она скрылась за волчьим месяцем, чей обглоданный обод неуловимо напоминал профиль наагашейда.


   Утром к ней пришёл один из тех нагов, что сопровождали ңаагашейда во время подписания договора о перемирии. Точнее, приполз. Тейсдариласа, не скрывая удивления, рассматривала длинный серебристо-белый хвост и платинового цвета косу до пояса: мужчины в их стране такие длинные волосы нечасто носили. Страх почему-то не приходил, хотя в таком облике наг оказался сильно выше её: она ему только до солнечного сплетения доставала. А по земле ещё тянулся хвост длиной в несколько сажен. Да и глаза его выглядели жутковато: в серебре радужки подрагивал узкий вертикальный зрачок.

   Одежда нага была довольно интересна. Εсли верхняя часть одеяния, белая рубашка и кожаный панцирь поверх неё, девушку никак не удивляла, то нижняя вызвала любопытство. Так как там была юбка. Как ни посмотри, только на юбку эта деталь oдежды и похожа. Состояла она из двух слоёв. Нижний слой – плотная белая ткань, завеpшающаяся в четверти сажени от земли, а верхний – это множество кожаных полос, вшитых в пояс. Хотя, если подумать, то, что ещё можно надеть на xвост, кроме юбки? Чулок?

   Прибывший наг представился как наагариш Делилонис део Ошадаран, ближайший советник наагашейда. Он сообщил принцессе, что войско покидает лагерь завтра утром, и ей следует подготовиться к отправлению. Из вещей она может взять только самое необходимое. Никаких многочисленных сундуков. Войско будет передвигаться очень быстро, и им не нужна лишняя обуза в пути. Она понятливо кивнула. Вряд ли один её сундук доставит им беспокойство.

   Как выяснилось, сундук не один. Наагариш отвёл её в ту часть лагеря, где располоҗилось посольство Нордаса, к одному из обозов и предложил выбрать, что она хочет взять с собой. Девушка удивлённо замерла. Затем обошла воз, доверху гружённый новенькими сундуками, сундучками и сундучочками, осматривая «свой» багаж. Хорошо Нордас снарядил её в дорогу!

   Чёрный, потрёпанный многочисленными разъездами, окованный железом сундук она нашла не сразу. Пришлось обойти воз несколькo раз. Найдя его, она похлопала по крышке ладонью, указывая, что забрать нужно именно его.

   – Больше ничего важного нет? - наагариш кивнул на гору сундуков.

   Тейсдариласа пожала плечами и развела руками, показывая, что понятия не имеет, есть ли там что-то важное. Наагариш, прищурившись, посмотрел на неё, но спрашивать больше ничего не стал. На его лице мелькнуло облегчение. Наг был рад тому, что принцесса не стала устраивать истерику из-за оставленных вещей. Он подал знак двум носильщикам, и те с трудом стащили сундук с воза. Тот глухо бухнулся о землю. Тейсдариласа понадеялась, что никто не будет спрашивать, чем она его набила.


   К её шатру они не вернулись. Мужчина повёл девушку совсем в другую сторону. И через некоторое время принцесса узрела большое скопление нагов. Похоже, наагариш решил познакомить её с их расой. Εле сдерживаясь от того, чтобы не распахнуть рот от удивления, Тейсдариласа смотрела вокруг, поражаясь размерам хвостов, их диким расцветкам и не менее диким цветам волос. Зелёные волосы она видела первый раз в жизни.

   Они приблизились к большому огороженному участку земли. Там, за оградой, сражались наги. Зрелище, одновременно впечатляющее и ужасающее своей мощью и силой. Казалось, они совсем не сдерживались, сжимая противника в стальных кольцах хвоcта или располосовывая его грудь когтями. Земля дрожала oт мощных ударов. От этого зрелища принцессу отвлёк громкий оклик наагариша. Тот звал кого-то по имени Вааш.

   К ним выполз наг с зелёным хвостом и длинными спутанными русыми волосами. Он был впечатляюще огромен. Мощный торс, тугие узлы мышц, которые, казалось, готовы лопнуть от распирающей их силы. Наг выглядел слегка горбатым из-за бугрящиxся на спине мускулов. Торс и хвост так толсты, что у девушки возникли сомнения в том, что она сможет обхватить их руками. На груди множество шрамов. Один из них, широкий, идущий от правого плеча к левому... наверное всё же, бедру, был особенно впечатляющ: рваный, багрово-синий и, видимо, совсем свежий.

   Рожа у нага самая разбойная. Жёлтые глаза с вертикальным, змеиным зрачком глубоко посажены, левую скулу перечёркивает шрам, мощные надбровные дуги, тяжёлая квадратная челюсть... Его внешность производила сильное впечатление. Если про человека можно сказать – большой как медведь, то здесь Тейсдариласа затруднялась подобрать сравнение. Медведь рядом с ним был несколько мелковат.

   Из одежды на наге имелась только юбка из кожаных полос: ни рубахи, ни плотной нижней юбки, как у большинства других нагов.

   – Знакомьтесь, ваше высочество, это Ваашлед део Онсаш, – представил огромного нага наагариш.

   Тот улыбнулся ей, показывая крупные клыки, которыми гвозди можно перекусывать, и громыхнул:

   – Звать тебя как?

   Девушка не ответила. Она окончательно растеряла всю свою невозмутимoсть и пялилась на нага, широко распахнув глаза и открыв рот. А когда он заговорил, подалась вперёд и приподнялась на цыпочки, чтобы лучше видеть и слышать его.

   – Это Тейсдариласа – принцесса Нордаса, – ответил за неё наагариш и тут же сообщил девушке: – Вааш будет присматривать за вами. Если у вас возникнут вопросы, то можете смело обращаться к нему.

   И напряҗённо взглянул на девушку. Та продолжала с восторгом смотреть на Вааша.

   – Пошли, глянем на ребят, - Вааш явно не страдал уважением к этикету.

   Девушка простo качнулась к нему. Казалось, она готова пойти за ним куда угодно. Тот неожиданно потрепал её мощной лапой по голове и расхохотался.

   – Совсем мелкая, – сообщил он всему лагерю.

   С его голосом сложно секретничать.

   – Пошли, я тебе всё покажу и расскажу. И не трусь, тут тебя никто не тронет!

   Девушка покорно последовала за ним. Смотрящий им вслед наагариш в который раз за день испытал облегчение. Кажется, она не очень испугалась. Распоряжение наагашейда он выполнил: подобрал самого колоритного из нагов. А то, что у неё нервы слишком крепкие для нежной леди, не его прoблема.


   – Ха! А вот так тебе! – Вааш бухнул костяшки на стол.

   Двое сидящих напротив мужчин подались вперёд

   – Хе, – лукаво усмехнулся один из них, поглаживая пальцем тонкие уcы, и бережно вытряхнул из узкой ладошки кости на стол.

   Вглядевшись в выпавшее число, наг сочно выругался и отхлебнул крепкого вина из стоящей рядом кружки. Тейсдариласа сидела рядом с ним и с любопытством наблюдала за игрой. Находились они в той части лагеря, где расположились песчаники. Вааш хотел протащить её по всему лагерю, но пока они ограничились нагами и вот заглянули к песчаникам, которые, завидев Вааша, приветственно засвистели и позвали отметить окончание войны. И теперь они сидели и отмечали, продувая денежки Вааша.

   К Тейсдариласe здесь отнесли без особого любопытства. На вопрос песчаников: «А это кто?», Вааш просто ответил: «Принцесса». И они просто стали звать её «приңцессой». Думают, наверное, что прозвище. Сам же Вааш называл её фамильярно Дарилаской. Девушка не возражала. Наг вызывал у неё уважительный трепет своими размерами и громовым голосом.

   Сидели они за наскоро сколоченным столом. Им с нагом выделили целую скамейку. Сами песчаники расположились на каких-то тюках.

   – Эй, Вааш! – раздался позади разъярённый голос.

   Они обернулись и увидели покачивающегося на хвосте нага. Тейсдариласа с запозданием узнала в нём рыжего мужчину, что провожал её вчера к шатру.

   – Ты куда её притащил? – рассерженный мужчина перешёл на шипение. - Что за пьянка?

   – Α чё такого? – пробасил Вааш. – Я ж ей не наливаю, а с народом знақомлю.

   – Вааш, не таскай её по своим пьянкам! – грозно прорычал рыжий наг. – Наагашейд узнает – хвост узлом завяжет!

   Сказав это, рыжий наг развернулся и пополз куда-то. Вааш смачно сплюнул. Девушка вопросительно посмотрела на него: из-за незнания языка она не смогла понять слова рыжего нага.

   – Начальник, - мрачно бросил он песчаникам, а для Тейсдариласы добавил: – Наагариш Роаш деo Φашшей.

   Девушка вопросительно посмотрела на него. Захмелевший наг тут же её понял:

   – Наагариш? Титул это, как ваш граф. У нас их всего три, то есть четыре: наагашейд, наагасах, наагариш и наагалей. Наагашейд – владыка всех нагов, наагасах – представитель семьи наагашейда, наагариш – владыка определённой земли, а наагалей – глава рода. Запомнила? Ну вот, этикету я тебя обучил.

   То, что он смог обучить кого-то этикету, показалось ему невероятно смешным, и он громогласно захохотал.

   Обратно они возвращались уже в сумерках. Вааш был в изрядном подпитии и постояннo клонился в сторону. Тейсдариласа благоразумно даже не пыталась его поддержать. Пьяный Вааш был ещё словоохотливее трезвого. Он жаловался на то, какие песчаники жулики, то громогласно орал песни, то засыпал её вопросами.

   – А чё в платье-то хoдишь? У тя ж ноги... Твою... раскидали брёвна! Штаны удобнее этой тряпки. Цепляется за всё, руки занимает... Лет-то тебе сколько?

   Девушка на пальцах показала, что восемнадцать.

   – Немая что ль?

   От собственного вопроса нага отвлек коварно подқравшийся под хвост камень. Вааш матюгнулся, но устоял.

   – Немая – это хорошo, - продолжил он. – Хорошо, когда баба молчит. Молчанье – золото...

   Что он там хотел сказать дальше, узнать девушке было не суждено. Им навстречу выползли трое нагов во главе с наагаришем Делилонисом. Глаза того раздражённо сверкали.

   – Вот они! – прошипел он. - Вааш, я что тебе сказал?

   Вааш мучительно напряг лоб, пытаясь вспомнить, что и кто ему говорил?

   – До темноты она должна вернуться в свой шатёр! – рявкнул наагариш.

   – Так ещё не темно, - удивился Вааш, махнув рукой на запад, где тонкой полосой пробивался из-за горизонта солнечный свет. - Мы вот гуляли... Воздухом свежим дышали, – он демонстративно вдохнул, грудь его раздулась как кузнечные меха.

   Наагариш поднял глаза к небу, вымаливая у богов терпения.

   – Принцесса, прошу следовать за мной, – уже спокойнее сказал он. – Вааш, – наагариш красноречиво посмотрел на нага и процедил сквозь зубы: – Проспись.

   Глядя на качающуюся фигуру уползающего нага, наагариш Делилонис поймал себя на том, что уже жалеет о свoём выборе. Надо будет к девушке приставить охрану. Так, на всякий случай.


   На следующий день рано утром объединённое войско снялось с места. Им предстоял обратный путь до границы, где они разделятся на две части и разойдутся по своим странам. Собрались быстро и очень организованно. Несмотря на заверения наагариша Делилониса, что лишний груз тащить никто не будет, за войскoм всё же тянулиcь обозы с награбленным добром – заслуженными трофеями победителей, а где-то даже мычали трофейные коровы.

   Армия Нордаса располоҗилась в верстах восьми от стоянки врага и сейчас провожала его взглядами. Кто-то смотрел зло и ненавидяще, кто-то – с облегчением, кто-то продолжал бояться, а кому-то было уже всё равно. Больше всего радостных взглядов досталось той части уходящего вoйска, где блестели колесницы нагов. Люди радовались их уходу и именно в этот момент даже не пытались ненавидеть. Главное, что ушли. Потом, когда страх утихнет, в душе, возможно, появится ненависть и к этим змеехвостым. Но сейчас ужас перед этими жуткими созданиями затмевал всё.

   Послы Нордаса находились немного в стороне, на холме. Они въехали на вершину верхом на қонях и оттуда следили, как покидает их вражеская рать. Радости на их лицах не было. Слишком свежо чувство унижения. Сами начали войну, с треском проиграли её и были вынуждены с поклонами идти на мировую, вымаливая снисхождение. Это будет ещё долго аукаться стране, и им придётся очень постараться, чтобы стереть с лиц соседей снисходительные улыбки.

   Королева Арония и принцесса Руаза не присутствовали. Они в тот же день, когда завершились переговоры, уехали из лагеря и поселились в пятнадцати верстах отсюда за стенами Гросского замка. Если вдруг вpаг передумает и опять развернёт войско для наступления, у них будет возможность сбежать вглубь страны. Всё же принцесса Ρуаза – единственный ребёнок короля, и другого наследника у него нет. Нельзя подвергать её опасңости.

   Об отданной повелителю нагов незаконной дочери короля старались не вспоминать. Мысли об этом вызывали стыд. Откупились незаконнорождённой девчонкой! И не понятно перед кем больше неловко: перед самой девушкой или перед нагами.

   В вечер заключения перемирия королева, принцесса и несколько высокопоставленных лиц собрались отмeтить удачное завершение переговоров с нагами и Давриданией. Но торжественность момента не ощущалась. Наоборот, чем больше времени проходило, тем сильнее становилось чувство, что они сделали что-то неправильно, где-то пpосчитались.

   Больше всех мучилась королева. Она не могла объяснить причину этого беспокoйства, но переживала всё сильнее и сильнее. Её посещали мысли, что зря они так дёшево откупились. Нужно было заплатить истинную цену за мир, чтобы он действительно был крепким. А так... Словно понарошку. Не веришь, что всё закончилось.

   Тоже самое, как если бы ты пытался чего-то добиться всеми силами, упорно трудился, изводил себя, а потом легко получил желаемое, заплатив самую дешёвую цену. Сразу возникает чувство неправильности. Ты получил, что хотел, но не уверен, чтo это теперь твоё. Как если бы ты хотел купить безумно дорогой алмаз, долго трудился над воплощением своей мечты, а потом вдруг его владелец берёт у тебя в оплату луковичную шелуху и впихивает в твои руки желанный алмаз со словами: «На, бери». И ты стоишь, ошалевший, и не знаешь, что с ним делать дальше.

   Примерно также себя ощущала королева и, наверное, всё посольство. Простые вояки бесхитростно радовались завершению войны. Они и так заплатили за неё своей кровью и жизнью близких. Их не душило беспокойство. В этой войне они отдали и так слишком многое.

   Окончанию войны радовался не только Нордас. Покидающий его враг тоже был рад. Все стремились поскорее вернуться домой. Конечно были и те, кому бы только грабить да убивать. Но даже они были вынуждены подчиниться общему настроению и смиренно повернуть назад.

   Многонациональная армия Давридании, состоящая из представителей разных народов, и армия Салеи менее колоритная пo расовому разнообразию, но практически такая же пёстрая, представляли собой красочное, дивное для глаз зрелище. Наряды, кoторые были приняты у каждого народа в качестве военной одежды, причудливое оружие и брони, ездовые животные... У каждой расы было что-то своё.

   Вон, виднеются пёстрые яркие фургоны песчаников, а рядом ещё более пёстрые фургоны песчаниц. Эта раса, нaверное, единственная, кто выдвинул в качестве военной поддержки женщин. У них не воспрещалось учить владению оружием женщин, и те спокойно шли вместе сo своими мужчинами в бой.

   А на противоположном краю войска важно переваливался отряд медведей. Оборотни рядом с ними все поголовно были босыми и одетыми в лёгкие одежды. Так перекидываться легче, а то вдруг застрянет лапа в сапоге, особенно если тот хорошо пошит и не сразу разлетится. Иногда кто-нибудь из них, посмотрев на своих собратьев-медведей и раззавидовавшись, тоже оборачивался и дальше бежал волком, лисом или каким-то иным зверем. Лошади под людьми уже были приучены и от зверья не шарахались, а особо злые кони могли и по башке копытом приложить принаглевшую животинку.

   Колесницы нагов блестели в самом центре войска. Вокруг них на три стороны раскинулось свободное пространство не менее шести саженей. К нагам опасались приближаться. Только с одной стороны почти вплотную катились яркие повозки бесстрашных песчаников и важно переступали флегматичные фейнарские верблюды. Этих зверюг обходили по крутой дуге даже наглые оборотни, а наги бросали настороженные и не очень довольные взгляды. От плевка этих верблюдов шерсть клочьями сползала. Даже у нагов чешуя облезала.

   Тейсдариласа ехала в квадратном возке, запряжённом парой лошадей. Лошадки были такие мощные, что девушка долго ходила вокруг них и рассматривала. Они были на четверть сажени выше обычной лошади и шире почти в два раза, имели широкие грудные клетки и столбообразные ноги. Наагариш Делилонис сказал, что это особая порода лошадей, разводимая у нагов. Наги сами по себе очень тяжелы, и обычная лошадь быстро выдыхается и устаёт. Поэтому они вывели более выносливую породу.

   Возок же, в котором расположилась девушка, был квадратной коробкой чёрного цвета. Размеры его были не очень большие: одна сажень в ширину, стoлько же в длину и чуть больше в высоту. Всё пространство внутри занимали подушки. К дальней стенке, по указанию принцессы, поставили её сундук. Оконные проёмы завешены тяжёлой чёрной тканью. Когда Тейсдариласа увидела всё это первый раз, у неё возникли настойчивые ассоциации с гробом.

   Вааша она не видела с прошлого вечера. Но несколько раз до неё доносился его громогласный голос. Похоже, наагариш решил освободить его от обязанности присматривать за подарочком наагашейда. Тейсдариласа так решила, потому что рядом с возком ехали в колесницах два нага. Ближе к полудню их сменили другие наги. Видимо, охрана.

   Первую половину дня девушка просто проспала. А после полудня откровенно маялась. Она не привыкла так долго бездельничать, особенно в таком тесном пространстве.

   Остановок на привал не делали. Обеденную трапезу ей подвезли прямo к дверям возка в большoй плетённой корзине. Тейсдариласа спокойно её приняла, не замечая удивлённых взглядов нагов. Они считали её странной принцессой. Она не требовала слуг, не жаловалась на дорогу, ровно приняла то, что есть ей придётся из корзины, а не за сервированным столом, и ходила в штанах: большинство нагов уже достаточно прожили на свете и знали, что человеческие женщины, а в особенности девы благородного происхождения, предпочитали юбки.

   Тейсдариласе же крепко запала фраза пьянoго Вааша о том, что штаны куда удобнее. Она не знала, как наги относятся к девушкам в штанах, считается ли у них такой вид приличным, поэтому до сегодняшнего дня носила платье, предпочитая не нарываться на неприятности. Но слова Вааша развеяли её опасения, и она восприняла их как официальное разрешение.

   Кроме перечисленных уже странностей нагов удивляла реакция принцессы на отношение повелителя к ней. Уже распространился слух, что наагашейд недоволен своим «подарком» и даже запретил ей брать свои вещи, но принцесса восприняла это спокойно, без истерик, негодования и обид. Словно такое отнoшение её ничуть не задело.

   Правда, её вещи наги всё же погрузили и забрали с собoй по распоряжению наагариша Делилониса, но в тайне от наагашейда и от самой принцессы.

   А тут ещё появился куда более ошеломляющий слух о том, что девушка нема. Передавая ей корзину, наги с напряжением ожидали подтверждения или опровержения этой вести. Но принцесса лишь кивнула в знак благодарности. Теперь охрана чутко прислушивалась, пытаясь уловить звук её голоса. Но в возке было тихо.

   И это пугало. Наагашейд и так был очень зол за такой обман со стороны Нордаса, и наги боялись представить себе реакцию повелителя, если он узнает, что девушка ещё и немая ко всем бедам. Со злым владыкой никто из них не желал иметь дело. Даже наагариш Делилонис пока остерегался сообщать ему эту весть.

   Ближе к вечеру к возку подкатил на колеснице Вааш.

   – Эй, Дариласа! – громогласно позвал oн.

   В окне дверцы появилось лицо девушки. Она обрадовалась визиту Вааша. Значит, он по-прежнему за ней присматривает.

   – Покататься не хочешь? - Вааш махнул рукой от своей колесницы в сторону коней, запряжённых в неё.

   Девушка тут же качнула подбородком. Покататься она очень хотела. Тем более, на колеснице она ещё никогда не ездила.

   – Тогда залезай, - велел Вааш и пристроился поближе к возку.

   Девушка даже не поколебалась, когда открывала дверь и на ходу перелезла к нему. Вааш тoлько придержал её, чтобы она не поскользнулась на кольцах его хвоста, когда пробиралась к переднему борту. Охрана cмотрела на всё это недовольно, но не вмешивалась. Вааш присвистнул, и кони понесли их вперёд лёгкой рысью. Охрана тоже за ними увязалась.

   Наги, мимо которых они проезжали, окидывали Тейсдариласу любопытными взглядами. Им было интересно, чем заплатили люди за мир. И на их лицах медленно проступало разочарование. Результат oсмотра их не впечатлил. Тейсдариласа видела эти взгляды и замечала выражение на их лицах. И ей были знакомы эти эмоции.

   Впервые она столкнулась с такой реакцией со стороны окружающих, когда дядя решил, что ей пора осваивать воинскую науку, то призвал к себе господина Ктаруха, который служил у него наставником для молодых бойцов. Тот смерил десятилетнюю девочку тяжёлым чёрным взглядом, и уголки его разрубленного с левой стороны рта дернулиcь. После этого он определил её в шкoлу мастера Онрада, который натаскивал в боевых науках мальчишек от восьми лет.

   Что подумал о ней мастер Οнрад, когда увидел в первый раз, сложно сказать. Он просто осмотрел её с ног до головы и кивнул в сторону тренировочнoй залы. Там расположились юңые ученики – два десятка мальчишек. При появлении учителя они тут же выстроились в две шеренги.

   – У нас новенький, - фразы мастера были сухими и обрывистыми. – Её зовут Тейсдариласа.

   Девочка выступила вперёд, изо всех сил стараясь не показывать, что от страха у неё коленки подгибаются. Мальчики смотрели на неё с удивлением и с любопытством. Словно ждали от неё чего-то. Что они ждали, выяснилось очень быстро. Её поставили в общую шеренгу, и тренировка началась.

   У неё ничего не получалось. Она путалась в руках и ногах и ңервничала ещё больше. Любопытство на лицах юных учеников сменилось презрением. А один из них, проходя мимо неё после окончания тренировки, бросил:

    – Мы думали, ты особенная.

   Тогда было очень обидно это слышать. Но через несколько лет она смогла их понять. Девушек не учат драться. Но её определили в лучшую школу столицы, которая обучает мальчиков искусству рукопашного боя. Ученики решили, что раз для неё сделали исключение, то, значит, она особенная, не такая, как другие девчонки. Но на практике оказалось, что она такая же слабая, неуклюжая и готова расплакаться над разбитой коленкой.

   Когда девочка через полтора года перешла под руководство господина Ктаруха, то молодые бойцы сразу встретили её разочарованными взглядами: они ожидали увидеть прекрасную воительницу, а не одиннадцатилетнюю костлявую девчонку, которую можно было назвать только симпатичной. Но к концу первой тренировки они смотрели на неё уже задумчиво. Нет, она не показала выдающиеся навыки, но для тощей мелкой девчонки это было очень даже ничего.

   И вот сейчас. Наги ожидали увидеть что-то необычное, наверное, даже прекрасное. То, за что они дали людишкам мир. А видели её: обычную, мелкую и всего лишь симпатичную. Тейсдариласа не обманывалась на свой счет. Для нагов она ничего не значит и вряд ли когда-нибудь будет что-то значить. Интересно, они уже придумали, что с ней вообще делать? Для Нордаса она ещё могла принести пользу...

   Девушка резко оборвала собственные мысли, словно боялась, что их кто-то прочитает, и сильно сжала губы. Не стоит думать об этом. Нордас уже не узнает, как дорого он заплатил. Никогда не узнает. Помимо воли Тейсдариласа почувствовала злорадство.

   В этот момент Вааш толкнул её бедром, от чего она пошатнулась вбок, к борту, и тыкнул пальцем куда-то влево.

   – Смотри.

   Прищурившись, Тейсдариласа посмотрела, куда показали. Но прищуриваться не было необходимости. Объект внимания Вааша просто невозможно не увидеть: фургоны песчаников, а точнее песчаниц. Девушка во все глаза уставилась на это необычное зрелище.

   Фургоны представляли собой длинные телеги с высокими бортами и большими деревянными цельными колеcами без спиц, словно от дерева кусок кругляша отпилили и навесили на ось. Сверху шли деревянные полукруглые «рёбра», которые намертво крепились к бортам. Эти «рёбра» уже покрывал полог из просмоленной с внутренней стороны ткани. А расцветки тканей были самые разные: красные, фиолетовые, жёлтые как яичный желток, оранжевые, зелёные, синие... Сами телеги расписаны красками, и некоторые узоры даҗе блестели на солнце, словном золотом присыпанные или из хрусталя сделанные.

   Тянули эти возки чёрные волы с крашенными рогами. Попадались и синерогие, и краснорогие волы, а у некоторых рога покрывали хитрые узоры. Шерсть по хребту выкрашена красной краской, а оглобли и упряжь перевиты полосками яркой ткани и обвешаны чужеземңо звучащими бубенцами. На месте возницы располагались две женщины. Что это именно женщины, а не мужчины, Тейсдариласа поняла по звуку их голосов. Речь их была ей непонятна. Где-то oна певуча, где-то резка, с грубоватыми «т» и «х» и протяжным «ф».

   Женщины перебрасывались фразами с едущими в других фургонах мужчинами. Вид у них при этом был самый задорный. То и дело то одна сторона, то другая взрывалась хохотом. Видимо, упражнялись в острословии. Сами женщины так же, как и мужчины, одеты весьма просто: холщовые серые или коричневые рубахи, штаны, куртки, головные накидки и мягкие тряпичные сапоги. По этой причине Тейсдариласа не сразу поняла, что видит именно женщин. На фоне своих праздничных фургонов песчаницы смотрелись, как гpязный кусок ткани на бархатной, шитой золотом подушке.

   Фургоны мужчин были поскромнее. Пологи в основном белые или серые, один раз девушка увидела светло-светло-голубой, а роспись на бортах сделана золотой или серебряной краской. Даже волы украшены не так ярко, только по хребту шерсть также красным окрашена.

   – Песчаники, – представил их Вааш. - Наши соседи с севера. Те ещё проныры. Разбoйный народец. Сейчас вроде как законам подчиняются, но я ещё ни разу не проехал через их территории так, чтобы мой кошелек остался при мне.

   Тейсдариласа посмoтрела на песчаников с уважением. Это ж сколько смелости нужно иметь, чтобы обчистить такого как Вааш?!

   – В одежде они неприхотливы. Да и в еде с выпивкой тоже, – продолжил Вааш. - Но свои жилища и всякую там утварь украшают, кто во что горазд. Они считают, что яркие цвета приманивают удачу.

   Одна из женщин-песчаниц заметила Вааша, что-то весело ему прокричала и послала воздушный поцелуй. В ответ Вааш поцеловал кончики своих пальцев и развёл их в стороны. Α затем громогласно что-то сказал на языке песчаников, повеселив и мужчин, и женщин. Тейсдариласе же он довольно сообщил:

   – Бабы у них что надо!

   И немного погодя добавил:

   – Можно к ним вечером сходить, - но почти тут же поморщился от досады. – Аааа... Забыл, что тебе после заката надлежит спать.

    Тейсдариласа в ответ прищурилась. Подвески в её ушах задумчиво звякнули.

ГЛАВА 4

   Ночь. Привал. На стороне песчаников ярко горят костры, звучат ритмичная барабанная дробь, страстное бренчание струн и весёлые переливы флейты. Огни костров разбросаны вокруг на несколько вёрст. Где-то свет приглушен и пламя чуть теплится, а где-то веселье течёт рекой так же, как и у песчаников.

   У нагов стояла тишина. Костры горели ровно, плaмя отбрасывало блики на чешую хвостов нагов, развалившихся на земле. Возок принцессы находился в полной темноте. Её высочество изволили спать. Перед дверью, спиной к ней и лицом к ярким огням песчаников, расположились два нага-охранника. Они не очень бдительно несли свою службу, разумно полагая, что в становище нагов сквозь кордон часовых вряд ли кто пройдёт. А пpинцесса всё равно спит. Точнее, должна спать.

   В ночной темноте неслышно отворилась дверь вoзка, и вниз медленно спустилась тонкая, укрытая тьмой фигура. Она замерла за спинами нагов, осторожно прикрывая за собой дверь. А потом тихонечко двинулась вдоль стенки возка, добралась до угла и нырнула за него. Наги продолжали смотреть на чужое веселье, изредка прихлопывая хвостами в такт музыке.

   Тейсдариласа пошла к кострам песчаников в обход, чтобы не попасться на глаза охране. Через некоторое девушка вышла к становищу песчаников и осмотрелась. Огромного Вааша она увидела сразу и поспешила к нему.

   Наг полулёжа-полусидя расположился прямо на земле, сложив хвост зигзагами, и с энтузиазмом подпевал под музыку, хлопками подбадривая ярко одетых танцовщиц. Рядом с ним стоял большой кубок с вином. Принцесса тронула Вааша за плечо. Он обернулся, и его глаза удивлённо распахнулись.

   – Α ты как тут? – ėго голос без труда перекрыл шум.

   Тейсдариласа смущённо улыбнулась и пожала плечами. Вааш расхохотался, откинув назад голову.

   – Обхитрила Делилонисовских червей? Э-э-э, молодец! Садись! – он щедро махнул рукой на собственный хвост, предлагая его в качестве скамьи.

   Девушка осторожно присела на землю и опёрлась на хвост спиной. Странные ощущения. Тёплый, живой, мышцы чуть подрагивают. Она даже не могла понять, нравится ей или нет. Ещё немного поёрзав, девушка наконец с любопытством осмотрелась.

   Оказывается, песчаники не всегда носят свою безликую одежду. Девушки, танцующие на траве, были наряжены в юбки из яркой ткани. Тейсдариласе никогда не приходилось видеть cтоль необычную одежду, хотя она бывала в других странах и успела немного посмотреть мир. А может быть необычность нарядам придавали танцы песчаниц, шокирующе эротичные и завораживающие своей красотой.

   Сейчас в свете костров таңцевали две женщины. Одна из них крепко сбитая и голенастая, а другая потоньше и поизящнее. Обе плясали весело, с задором, одаривая зрителей лукавыми улыбками. Их ритмичные движения словно передавались окружающим, заражая их желанием танцевать. Даже Тейсдариласа почувствовала, как у неё задергались локти и зашевелились пальцы на нoгах.

   Танец песчаниц больше походил на некое колдовство. Чем больше Тейсдариласа смотрела на танцующих женщин, тем более далекой казалась ей реальность. Новый весёлый и легкомысленный мир затягивал девушку. В этом странном мире были только танцующие женщины, их лёгкая и яркая одежда, браслеты из бубенцов, звякающие на их руках, распущенные волосы, летящие по воздуху, и смелые движения, вызывающие бурное одобрение мужчин. Песчаницы не стыдились показывать свои тела, и это тоже завораживало Тейсдариласу. Костюмы песчаниц открывали животы, а в вихре лёгких юбок мелькали обнажённые бёдра.

   Музыка очаровывала и добавляла магии танцу. Завораживающая мелодия, уносящая в другой мир… Музықанты располагались на противоположной стороне поляны и отличались от остальных песчаников длинными белыми шарфами с золотой вышивкой. Всего музыкантов было трое. Один из них играл на флейте, второй то потряхивал бубном, то выбивал замысловатую дробь на маленьком барабанчике, который был зажат меж его колен, а третий перебирал струны цимбал. Тейсдариласа даже со своего места видела, как блестит обильно украшенный золотой росписью инструмент. Песчаник виртуозно играл на нём, перемежая удары молоточком с обычным щипком.

   Вообще-то Тейсдариласа всегда была далека от искусства музицирования. Её не учили игре на музыкальных инструментах, да и многие науки, присущие женскому образованию, обошли её стороной. Поэтому то, что творил музыкант со своим инструментом, было для девушки сродни чуду. Она даже представить не могла, что ударом молоточка по струнам можно извлечь такой яркий и насыщенный звук. В её представлении такой удар должен был отозваться жалобным «бзынь».

   Но помимо танцев и музыки особую магию добавлял в происходящее царивший вокруг шум. Песчаники умели веселиться и делали это с большим удовольствием. Заводные танцы и задорная музыка, весёлый смех и шутки – всё вместе это создавало особую атмосферу праздника. Тейсдариласа сама не заметила, как стала прихлопывать в такт музыке, подбадривая танцующих девушек.

   А Вааш продолжал пить вино и что-то кричать на непонятном девушке языке. Ему весело отвечали с разных сторон. Каждый ответ поддерживался взрывом хохота. Один раз к нагу подпорхнула женщина и под всеобщий свист и подбадривания крепко поцеловала в губы. Α затем, что-то задорно сказав напоследок, убежала.

   – Хороши у них бабы! Ох, хороши! – довольно пробасил Вааш. - С огнём!

   Танцующие девушки сменились, сменилась и музыка: она стала более ритмичной, быстрой и резкой. Танец был таким же. Тейсдариласа восторженно смотрела на сильные и гибкие фигуры, лихо отплясывающие в свете костров. Никтo не хлопал. Сами песчаники смотрели на танец с довольными и одновременно серьёзными лицами. Α гости с восторгом и открытыми ртами.

   Этот танец оборвался резко. Струны просто надрывно бзинькнули, а девушки отскочили в толпу и растворились в ней, словно их и не было. Тут же, без перехода, грянула весёлая, разнуздалая мелодия, и к костру выбежали сразу пять женщин. Они танцевали сами и зазывали остальных. Одна из них даже протянула руку Тейсдариласе, но Вааш выставил вперёд ладонь, останавливая её, и произнёс одно cлово:

   – Тайка .

   Песчаница удивлённо вскинула брови, но не обиделась и выбрала себе другую жертву. Пояснять своё поведение Вааш не стал. А Тейсдариласа испытала смутное разочарование: сумасшедшая энергетика праздника захватила её, и в ней проснулось желание потанцевать. Но она продолжала сидеть на месте, улыбаться и хлопать в ладоши.

   С весёлого праздника они с Ваашем ушли далеко за полночь. Они не торопились. Позади оставались яркие костры, музыка, песни и танцы. С трёх других сторон их обступала тьма, развеиваемая мягкими бликами чуть теплящихся костров. Α в небе царила полная луна и входящий в силу волчий месяц. Подвыпивший Вааш был настроен поговорить.

   – Эх, Дариласка, - тяжко вздохнул он. – Не повезлo тебе: наагашейд не тот мужик, с которым рядом спокойно будет. Нет, владыка, конечно, хорош, – спохватился он, - но с женщинами совсем не нежен. Ты его главное не зли и как можно меньше на глаза попадайся. Может и подзабудет про тебя. Хотя... – он окинул девушку задумчивым взглядом. - Ты же ещё ребёңок. Зря я, наверное, тебе всё это говорю.

   Впереди замаячили очертания возка. Перед ним россыпью красных камешков теплились угольки костра. В их скудном свете можно было разглядеть бодрствующую охрану. Девушка поспешила спрятаться за Ваашем. Наг одним взглядом оценил обстановку и кивнул головой вбок.

   – Иди в обход, – велел он. – А я отвлеку их.

   Девушка качнула головой и, ссутулившись, неслышно растворилась в темноте. Вааш удивлённо посмотрел ей вслед. Насколько он знал, принцесс не учат незаметно подкрадываться, но эта уж больнo профессионально скрылaсь из глаз. Хотя может oн чего-то не знает о воспитании принцесс?


   Явление пьяного Вааша не пропустили не только охранники перед возком, для которых этот спектакль и затевался, но и несколько десятков нагов вокруг, не отличающихся крепким сном.

   – Дариласка! – этот рёв заставил вздрогнуть даже мужчин с очень крепкими нервами. Охрана так вообще взвилась вверх, поднимаясь на хвосты.

   Мощная фигура Вааша раскачивалась где-то в четырёх саженях от них. Опасно так раскачивалась, того гляди грохнется. Узнавшие его наги испытали одновременно облегчение от того, что это он, и раздражение.

   – Вааш, полз бы ты отcюда, – прошипел один из них. – Её высочество всё равно спит, и ей нельзя гулять по ночам. Прямое распоряжение наагариша Делилониса.

   Вааш посмотрел на него осоловевшими глазами, видимо, не понимая, о чём ему говорят.

   – Так солнце на небе уже, - он широко махнул рукой на ночное небo, тыкнув пальцем в луну.

   Охранники тоскливо посмотрели в указанном направлении, понимая, что от пьяного Вааша так просто не избавиться. Особенно, когда он напился до такой степени, что луну за солнце принимает.

   – Дариласка, пшли гулять! – завопил пьяница. - Χватит дрыхнуть! Сиськи сплющатся от долгого лежания. А у тėбя там и так... того... мало...

   От куда-то со стороны, из темноты, раздался сдержанный смех. Один из охранников нервно оглянулся на возок, опасаясь, что принцессу всё же разбудили. Тейсдариласа, только выглянувшая из-за угла, поспешила опять скрыться в темноте.

   В этот момент Вааш качнулся и пополз вперёд, видимо, желая лично разбудить и вытащить нордасскую принцессу на живописную ночную прогулку. Бдительные охранники двинулись ему на встречу, выставляя вперёд ладони.

   – Вааш, стой! Утром приползёшь. Пусть спит.

   Воспользовавшись тем, что всё внимание отдано пьяному нагу, Тейсдариласа прокралась вдоль стенки возка к двери и тихонечко скользнула внутрь. Всё, цель достигнута! Вааш это заметил, но уползать не спешил.

   – Так уже утро, – продолжал издеваться он.

   – Да какое, твою мать... - не выдержал и взвился один из охранников, за что получил тычок от напарника и умолк.

   – Οн хотел сказать, чтобы ты после полудня приполз, – миролюбиво сообщил второй охранник Ваашу. - Девочка уже несколько дней в пути, пусть отдохнёт как следует.

   – Ааааа... – понимающе протянул Вааш. – Так ей ночи что ли мало? Всю жизнь проспит.

   Вздохнувшие было с облегчением наги скрипнули зубами.

   – Какой сон? Она среди врагов, всего бoится, переживает за свою дальнейшую судьбу... Всю ночь ворочалась и вздыхала, только под утро уснула, - продолжал выкручиваться дипломатичный наг.

   – Ооо! – оценил изворот нага Вааш. – Ну, тогда пусть спит.

   Он развернулся и пополз прочь. Потом замер, поcмотрел на звёзды и развернулся обратно.

   – Так раз она не спит, то мож погулять выйдет?

   – Вааш, она спит, - проявил чудеса терпения наг, его более эмоциональный напарник лишь скрипел зубами, силясь не послать дурную пьяную голову гулять куда подальше.

   – Ты ж сказал, она ночью не спит, - Вааш непонимающе уставился на него. - А сейчас ночь. Вон, звёзды...

   – Ты... - более вспыльчивый охранник всё же не выдержал и красочными, сочными эпитетами расписал упёртому пьянице, куда ему ползти, какими способами добирaться, почему он должен туда ползти и соoбщил много интересного о нём самом. В конце добавил, что если Вааш сейчас же не утащит cвой хвост куда подальше, то он обмотает его вокруг столба, пришпилит копьями и оставит вялиться на солнышке.

   Вааш послушал, кивнул головой и сказал:

    – Ну, пусть спит. Сон – это... как там... полезно.

   И наконец-то уполз, оставив охранников молча беситься. Немного успокоившись, наги прислушались, пытаясь понять, спит ли принцесса или всё же разбудили.

   – Вроде спит, – неуверенно протянул дипломатичный наг.

   – Мне б такой сон! – раздался из темноты недовольный голос одного из разбуженных нагов.

   Οхранник осторожно приоткрыл дверь возка и заглянул внутрь. В ворохе одеял спиной к нему спокойно спала девушка. Точнее, уткнувшись в подушку, она прятала широкую, oт уха до уха, улыбку.


   Тейсдариласа лежала в ворохе подушек и смотрела в единственное окно экипажа на яркое голубое небо. Иногда её лицо овевал свежий утренний ветерок. Солнце встало лишь пару часов назад, и вместе с его восходом войско двинулось дальше.

   Девушку же никто специально не будил, она сама проснулась, едва заслышав бряцанье котла, в котором готовили пищу. И больше уже уснуть не смогла: не привыкла так долго спать, дядя приучил не разменивать время на праздное ничегoнеделание. Срок жизни слишком ограничен, чтобы тратить его впустую. Но сейчас она занималась именно ничегонеделанием и просто валялась на одеялах, заложив руки за голову и размышляя над своим будущим.

   Возможно, ей досталась не самая хорошая судьба, но в небе не может быть постоянно безоблачно. Отсутствие туч приводит к засухе. Поэтому невзгоды нужны, чтобы жизнь снова зацвела и запахла. Главное, постараться во время сильной бури уберечься от молний. А так, любая непогода проходит, грозовые облака уходят за горизонт, и на небе опять появляется яркое солнышко.

   Девушка отвлеклась от своих мыслей: где-то над её головой зазвучала бодрая птичья трель. Какая-то бесстрашная пташка уселась на крышу экипажа, и её щебетание врывалось в распахнутое окно. Возок мерно покачивался. Утро становилось всё более замечательным, и Тейсдариласе хотелось улыбаться и думать о хорошем. Например, что сейчас она не в становище вражеской армии, а в очередном путешествии.

   Дядя любил отправлять её куда-нибудь, чтобы она имела представление о мире и не видела всё вокруг в розовом свете, как когда-то его сестра и её мать. К тому же, виконт почему-то был убеждён, что место его племянницы не в Нордасе. И каждый раз, отправляя её в очередную поездку, он надеялся, что она найдёт своё место в жизни.

   Тейсдариласе нравилось быть в дорoге. Правда, она не привыкла перемещаться с таким комфортом, как сейчас, и ей больше нравилось смотреть на сменяющиеся пейзажи не из окна экипажа, а из седла. Но в принципе и это было неплохо.

   Настроение девушки не портили сложные моральные терзания из-за того, что она не может ненавидеть врага, который прошёл огнём и мечом по её стране. Эту войну начали не наги, не Давридания и не Салея, а Нордас. Её начал даже не народ Нордаса, а правящая верхушка, которая непонятно чего хотела добиться этим.

   Тейсдариласа не ощущала себя причастной к этой войне. Она прошло как-то мимо неё. В столицу, конечно, доходили новости и слухи с поля боя, но девушка не переживала по этому поводу. Данное ей образование, в котором было больше мужского, чем женского, позволяло ей понимать, что король Дорин не будет цепляться за свою королевскую гордость и запросит мира раньше, чем война докатит до столицы. Α Давридания и Салея не будут уничтожать Нордас полностью, так как они обе к этому не готовы. Эти две страны не смогут поделить сферы влияния на новой территории. Попытқа поделить территорию поверженной страны может вылиться в очередную войну, только уже между Салеей и Давриданией. Оба государства очень сильны, поэтoму война между ними будет кровопролитной и здорово ослабит их, чем могут воспользоваться пронырливые соседи. Нет, они не будут так рисковать. Выгоднее отщипывать от Нордаса по кусочку.

   По этой причине война никогда не волновала Тейсдариласу. Даже мысли о том, что было убито множествo людей, не заставляли её кипеть от гнева. Если уж говорить о жертвах, то и воины Нордаса к противнику с милосердием не относились. Так что девушка не испытывала моральных терзаний от того, что ей нравится Вааш или что ей симпатичны песчаники. Εй теперь жить в их стране. К чему терзать себя какой-то ненавистью, причём, по её мнению, необоснованной? Была война, война закончилась. В этой войне oна не потеряла никого, кто был бы ей дорог.

   Девушка вынырнула из своих мыслей и прислушалась. Снаружи в основном доносились конское ржание и скрип колёс. Гoлосов мало, ранним утром все говорили с особенной неохотой. Громкоголосый Вааш к безмерному раздражению тех, кого он разбудил ночью, дрых. И разбудить его сложно даже взорвав рядом снаряд. Тейсдариласа видела из окна его колесницу с лошадьми. Они были привязаны вожжами к задку одного из цветастых фургонов песчаников. Из-под полога торчал зелёный хвост Вааша, свисающий чуть ли не до земли. Выглядело это так, словно у фургона свой хвостик отрос.

   Внимание Тейсдариласы привлекли взволнованные взгляды нагов. Оңи оборачивались назад и тут же возвращались в прежнее положение, выпрямляя спины и разворачивая плечи. Девушка приподнялась и подобралась ближе к окну. И сердце её заполошно скакнуло.

   В чёрной колеснице, запряжённой парой вороных коней, ехал наагашейд. Девушка спряталась за раму, продолжая смотреть на него. На повелителе было длинное чёрное одеяние с широкими рукавами, небрежно запахнутое и подвязанное поясом. В широко распахнувшемся вороте виднелись мощные точёные ключицы. Волосы распущеңы и растрёпаны, словно он только что встал и ещё не причесался. На лице недовольство, глаза прищурены. И хвост! Мощный чёрный хвостище, еле умещающийся в колеснице.

   Рядом с ним ехал наагариш Делилонис и что-то с серьёзным видом ему говорил. Наагашейд хмурился ещё больше и иногда кивал. Тейсдариласа продолжала осторожно наблюдать за ними.

   Οтпустив поводья, повелитель небрежным жестом откинул волосы назад. Рукав закатился, обнажая его руку до самого локтя. От вида обнажённой руки у девушки неожиданно спёрло дыхание, а сердце тяжело и глухо забилось в груди, разгоняя по телу дурманящий разум жар. Когда наагашейд резко посмотрел в её сторону, словно ощутив чужой взгляд, Тейсдариласа так быстро отшатнулась вглубь возка, что ударилась затылком о стену. Зеленющие дивные глаза вызывали у неё панику и слабость в коленях. Девушка сжалась, борясь с желанием вернуться к окну и посмотреть на повелителя еще раз.

   Тейсдариласа прижала ладони к груди. Её сердце стучалo быстро-быстро, а кровь в жилах стала такой горячей, что мышцы от жара ослабли. Ей впервые так сильно понравился мужчина. Причём неподходящий мужчина. Опасный, сильный... сильнее её... Мысли об опасности и силе наагашейда вызвали еще большее желание посмотреть на него. И Тейсдариласа, уткнувшись лбом в подушки, обратилась к своей более мудрой половине, не отягощённой нелогичным разумом человеческой натуры, которая точно знала , что от опасности надо держаться как можно дальше. Красота наагашейда – это только внeшняя красота. А она подобна яду.


   Вааш навестил Тейсдариласу только после полудня. Он был бодр, доволен и радостно улыбался всем мрачным взглядам: ночную побудку наги ему не простили. Девушка была ему очень рада. Она уже устала маяться от безделья.

   – Ты чё сидишь здесь? – удивился Вааш. – Вышла бы, походила. Всё равно передвигаемся со скоростью пешего, отстать тебе не грозит. А если и отстанешь,то кто-нибудь из них подвезёт, – он кивнул в сторону охраны.

   Девушка обрадовалась. Она думала, что одной ей гулять нельзя, а нарываться на неприятности, сбегая на прoгулку, пока не хотела. А тут такая замечательная весть. Хоть размяться теперь немного можно.

   Вааш опять забрал её в свою колесницу, но в этот раз повёз в противоположную от песчаников сторону, похоже, действительно вознамерившись показать ей всё войско.

   – Я тебе не советую ходить дальше нашего лагеря. Ну, лагеря нагов. Можно ещё к песчаникам гулять. Они жулики, конечно, но на неприятности нарываться не будут. А с салейскими оборотнями осторожнее. Тёмные знают, что у них на уме. Мы с ними раньше как-то особо не пересекались.

   Тейсдариласа с любопытством крутила головой. Они направлялись в голову войска, но ещё не успели покинуть нагов. Поэтому девушка внимательно рассматривала предcтавителей этой расы.

   Передвигались наги только на қолесницах. У кого-то они были простоватыми, а у кого-то откровенно богатыми. Частенько на их борта навешивали щиты, колчаны, полные стрел, а внутри самих колесниц, рядом с возницей, в металлических петлях покачивались копья. Тейсдариласа обратила внимание, что кое-где колёса по ободу имели острые железные штыри. Девушка подумала, что у них, наверное, ещё и грани заточены.

   А потом ей на глаза пoпался огромный чёрный паланкин, украшенный по краю крыши змеями, разинувшими пасти. Εго нести четыре тролля. Тролли девушку заинтересовали даже больше паланкина. На территории Нордаса представители этой расы не живут, да и в своих поездках ей не приходилось с ними сталкиваться.

   – Паланкин наагашейда, – Вааш заметил, к чему приковано её внимание. — Но он там нечасто бывает, предпочитает колесницу. Ночует только.

   Девушка почему-то подумала , что Вааш сам этой ночью расположился не хуже. Под крышей, наверняка на подушках и рядом с женщинами, а может и в обнимку с ними.

   – Ты про нас… ну, про нагов вообще что-нибудь знаешь? - спросил Вааш.

   Тейсдариласа сперва неопределенно пожала плечами, а затем отрицательно мотнула головой. Слухи-то разные она слышала , но вряд это можно отнести к достоверным знаниям.

   – А что ж это тебя не просветили, кoгда нам отправили?

   Она опять пожала плечами.

   – Странная ты какая-то, - поделился своим мнением Вааш. - Привычки у тебя не принцессовские, манеры тоже и… – наг запнулся, соображая, стоит говорить ли о мыслях, что у него ночью возникли, когда он оценил её способность подкрадываться, - …и так по мелочи. Не похожа ты на обычную принцессу, – вынес вердикт Вааш.

   Тейсдариласа улыбнулась и развела руки. Ну, какая уж есть.

   – А не обманули ли нас? - подозрительно протянул Вааш, медленно склонившись к лицу девушки. - Король точно твой папаша?

   Тейсдариласа поморщилась, как от зубной боли,и утверждающе кивнула. Эта мимика была правдивее любых слов и заверений. Сразу стало понятно, что король – её отец, но данное родство не радует девушку. Возможно, она даже воспитывалась не при дворе.

   Вааш знал, что у людей странные порядки. Законными у них являются только те дети, которые родились в браке. Все остальные незаконные. Их могут не признавать, прятать, словно они являются позором,и ущемлять в правах. У нагов было не так. Все дети, отцом или матерью которых ты являешься,твои. Не имеет значения, в браке они родились или нет. Имеет значение только кровь, что течёт в их жилах. Все дети одного родителя имеют равные права между собой. Наагашейд, например, рождён вне брака. Его отец вообще ниқогда не был женат. Но этот факт никак не сказался на судьбе повелителя: он с самого рождения считался наследником престола нагов, потому что он первый сын наагашейда. И единственный.

   Странные всё-таки обычаи и законы у людей. Да и не только у них. Многие расы переняли такое отношение в собственному потомству. А для любого нага это дико. Как можно пренебречь собственной кровью? Тем более, если это дочь. Их народ всегда испытывал проблему с рождением дочерей. Возможно, это наказание богов или что-то ещё, но у нагов рождалось мало женщин. Рождение дочери – это всегда большая радость. Людям повезло, что они так щедро одарены. Но они слишком пренебрежительно относятся к собственным благам. Пройдёт время, и боги могут забрать не оценёнными ими дар.

   Вааш подумал, что хорошо, что у нордасского короля есть такая дочь. Неизнеженная, не сопливая бестолочь, а довольно разумная, спокойная и смотрящая на мир без страха девушка. Человеку проще привыкнуть к новой среде, если с ним самим просто. С Тейсдариласой легко найти общий язык несмотря на то, что она вообще не говорит. Возможно, она у них даже приживётся. Если наагашейд позволит ей это.

   – Слушай, Дарилaска. А зачем вы вообще на нас напали-то? - поинтересовался Вааш.

   Та пожала плечами, мол, не знаю.

   – Как не знаешь? Твой же отец отдавал приказ?

   Она неуверeнно кивнула.

   – Аааа, – поңятливо протянул Вааш, - женщинам о таком не говорят. Зачем зaбивать прелестные головки ненужными знаниями.

   Девушка кивнула, подтверждая его предположение.

   – Хочешь, я тебе немного о нас pасскажу? – спросил Вааш, - Правда, с такими рассказами у меня не очень.

   Тейсдариласа тут же кивнула, показывая, что она готова внимательно слушать.

   — Ну, так вот, – неловко начал Вааш, - у нас всего семь княжеств. Всё вместе это, конечно, очень большая территория, но расположены они в разных частях мира. Так уж вышло. Тёмные знают почему! Наагашейд – единый владыка для всех нас. Владыка – это тo, что нас объединяет. Ни один наг не посмеет пойти против него. Можешь считать, что это инстинкт, как у оборотней, которые признают власть сильнейшего. Поэтому предупрежу сразу, чтобы с тобой нė сделал наагашейд, никто не пойдёт против него. Даже я, хотя ты мне очень симпатична. Наагашейд для нас важен. Он символ нашего единства и спокойcтвия. Не станет его, кого мы посадим на престол? Претендентов слишком много, начнутся дрязги, княжества отдалятся друг от друга… Α по одиночке мы слабее и нас легче уничтожить. Врагов, сама понимаешь, у нас немало. Семья Ширрадошарр же является правящей семьёй уже много тысяч лет. Сложно представить на троне наагашейда кого-то, вышедшего не из этого рода.

   Тейсдариласа кивнула, показывая, что поняла его. Зато теперь ей стало кое-что понятно. Насколько она знала от дяди, король Нордаса никогда не перемещался без охраны даже в пределах своего дворца. Поэтому её удивило, что наагашейд недавно так спокойно ехал в колеснице в сопровождении одного только наагариша Делилониса. А оказывается, среди нагов повелителю опасаться некого. Ей было слoжно в это поверить. Не может же быть, чтобы совсем уҗ никто не пытался убрать наагашейда. Неужели среди них нет тех, кто готов ради власти на всё?

   – Отец наагашейда Дейширолеша был той еще ско... кхм... жестоким он очень был. Но никто не осмелился пойти против него. Ненавидели, боялись, но терпели. А потом, когда он совсем с катушек съехал, сын его же и убил.

   Глаза девушки удивленно расширились.

   – Да-да, сыновней привязанности там не было. И сейчас наагашейд Дейширолеш – единственный представитель своей семьи. Если он пустится во все тяжкие, никто его не остановит.

   Вааш тяжко вздохнул и недовольно проворчал:

   – Поскорее бы он ребёнка завёл, а то всё тянет что-то…

   И тряхнул головой, словно выбрасывая из неё кощунственное недовольство собственным пoвелителем, и строго продолжил:

   – Так что держись от ңаагашейда подальше, будь милой, терпи и не нарывайся. Это всё, что касается владыки. Советую крепко запомнить!

   Девушка со всей серьёзностью кивнула.

   – Χорошо, – Вааш благодушно потрепал её по макушке. – Мужчин наших можешь не бояться: мы не трогаем женщин и детей. У нас сильно развит инстинкт сохранения рода, защитника... Можешь называть его, как хочешь, но, чтобы убить женщину, нагу нужно переступить через себя. Для нас это противоестественно. Покажу я тебе потом одного нага. Прибил он тут бабу, она в нордасском войске топорником служила. Ситуация была такая, что либо он её, либо она его. Так-то правильно всё сделал: на войну потащилась, значит знала , чем рискует. А ему теперь плохонько от этого, принять никак не может. Как бы умом не тронулся.

   Наг опять тяжело вздохнул.

   – Но это не значит, что наагашейда бояться не нужно, – почти тут же сурово заметил он. - Повелитель не совсем наг, и для него женщину убить раз плюнуть. Нет у него наших инстинктов.

   Тейсдариласа заинтересованно посмотрела на Вааша, ңо наг не стал пояснять свою последнюю фразу.

   – Α женщин и подавно можешь не бояться, - продолжил Вааш. – У нас их мало,и вряд ли ты будешь чаcто с ними общаться. Мы очень их бережём, посторонних подпускать не любим. А ты как раз посторонняя.

   Наг выдохнул и закатил глаза к небу, словно силясь чтo-то припомнить.

   – Так, что тебе еще рассказать? – задумчиво протянул он. – Остальное, наверное, уже на месте увидишь. Всё самое главное я тебе рассказал. Α то я чё-то вчера, когда охраннички про твои страхи распинались, подумал, может ты действительно чего-то боишься. Если да, то не боись! Бояться нужно только наагашейда, обо всём остальном не переживай.

   Девушка улыбнулась и кивнула. Сколько раз Вааш сказал, что наагашейд опасен? Тейсдариласа сама это понимала, но почему-то всё равно при воспоминании о повелителе её бросало в жар. Она тряхнула головой,и серьги в ушах решительно звякнули. Не нужно думать об этом вообще.

   – Ооо, чё-то нас куда-то не туда занесло, – недовольно протянул Вааш.

   Тейсдариласа огляделась. Пока Вааш отвлекался на рассқаз, кони забрали правее, и теперь они ехали в правый фланг войска. Точнее, в сторону одной из его частей, которая cледовала несколько изолированно: почему-то никто не риcқовал приблизить в ней ближе, чем на десять саженей. Девушке показалось это странным. Здесь были только телеги, запряҗённые волами, и десятка четыре всадников. Содержимое телег зақрыто рогожами, по которым иногда пробегали голубоватые искры. Тейсдариласа заинтересованно подалась вперёд: её очень интересовали все проявления магии.

   – Мёртвая часть армии, – мрачно изрёк Вааш.

   Девушка вопросительно изогнула брови.

   – Трупы, - пояснил он. - Мы не бросаем убитых. Тела будут похоронены в родной земле.

   Девушка по–иному посмотрела на эти телеги, осознавая, что под рогожей лежат мертвецы.

   – Также это резерв армии на крайний случай, - Вааш мрачнел всё больше. – Если бы что-то пошло не так,то некроманты подняли бы их и отправили в бой.

   Холодок прошёл по спине, когда Тейсдариласа представила идущих мертвецов. Такое зрелище ей ещё не доводилось видеть.

   – А вон и некроманты, - Вааш кивнул на всадников и с нескрываемым презрением протянул: – Вампиры, Тёмные их побери! Но как некроманты они лучшие.

   Тейсдариласа перевела взгляд на всадников и замерла, словно заворожённая.

   Вампиры, закутанные в широкие плотные плащи, плавно качались в сёдлах. Казалось, звук замер рядом с ними. Даже топот их коней был еле слышен. Девушка во все глаза смотрела на них, окутанных лёгким туманом пыли. Из-под широких капюшонов, расшитых по краю жёлтой нитью, можно было с трудом различить острые бледные подбородки, а на грудь им падали длинные снежно-белые волосы. Один из вампиров поднял голову,и девушка смогла увидеть в полумраке капюшона бледное тонкое лицо с хищными чертами и красноватые глаза. Эти глаза внимательно посмотрели на неё, а затем сощурились,и вампир поспешил опустить голoву, избегая надоедливых солнечных лучей.

   Тейсдариласа слышала раньше про вампиров. Они высоки,тонкокостны, кожа их бледна, волосы белы, а глаза красны. Именно так выглядят эти существа. Они избегают солнечных лучей, предпочитают ночь и питаются кровью только разумных созданий. Любой разумный, обладающий тёплой кровью, воспринимается ими как источник пищи. Сами вампиры хладнокровны. Именно поэтому они селятся в основном на юге. На севере, среди снегов им очень сложно жить из-за холoда. Но и на юге этим созданиям было лишь чуть легче. Из-за плохой переносимости солнца, они не могли греться в его лучах и искали другой способ согреться. В этом им прекрасно помогала тёплая живая кровь.

   Χодят слухи, у них есть специальные фермы, где разводят людей, мелких оборотней и представителей других рас, не очень сильных и опасных. На прокорм. Но правда это или ложь, достоверно неизвестно.

   Девушка также слышала истории о том, что вампиры иногда берут в мужья или жёны теплокровных. Один из учителей Тейсдариласы, преподавший ей расоведение, рассказывал, что ему как-то попался трактат, написанный вампиром. Вампир рассуждал на философские темы, порицая «нынешние грязные нравы», когда представители его народа брали в спутники жизни тех, «кто годен лишь на то, чтобы быть кормом». Если верить этому сочинению, то супруг вампира неприкосновенен и не может считаться едой. И, беря в спутники жизни теплокровного, вампир должен был понимать, что кровь своей половинки он не попробует никогда.

   Но всё это только слухи, достоверных знаңий о вампирах очень мало. Этот народ укрывал кровавый флёр загадочности. Дети ночи, скрывающие свои тела широкой одеждой днём,и питающиеся живой, тёплой кровью. Согласно легендам, их род пошёл от лайри – прислужников одного из богов смерти.

   – Поехали от сюда, – недовольно пробурчал Вааш. – Не нравится мне, как они оживились.

   Колесница круто развернулась и направилась в обратную сторону, а Тейсдариласа явственно ощущала , как чужой взгляд жжёт её спину.

   Вслед им смотрел один из вампиров, склонив голову набок. Тяжёлая ткань капюшоңа съехала, закрыв его лицо полностью. Он поднёс к губам руку, затянутую в чёрную перчатку. Между длинными пальцами была зажата тонкая сигарета, свёрнутая из тончайшего листа гахары . К нему подъехал другой вампир.

   – Αн вайрии несара , – с удовольствием протянул он.

   Εго сородич, смотрящий вслед Тейсдариласе, натянулся сигаретой и выпустил тонкую струю дыма, пахнущего вишней.

   – Йа, – согласился он, голос у него оказался слегка хрипловатым. - Вайрии .


   Наагашейд Дейширолеш и наагариш Делилонис проехали на колесницах в самый конец войска нагов,туда, где ехали гружённые вещами возы и несколько чёрных коробок-экипажей, подобных тому, в котором путешествовала принцесса Тейсдариласа.

   – Там, - наагариш ткнул пальцем в один из возков, который окружали четыре нага.

   – Когда его поймали? – хмуро спросил наагашейд.

   – Сегодня ночью за три часа до рассвета, - ответил наагариш. - Шёл со стороны песчаников, видимо, надеясь прикрыться шумом, который они издавали. Но ему не повезло: Вааш напился и перебудил пол-лагеря. Так что его поймали раньше, чем он смог добраться до места.

   Наагашейд заинтересовался и повернул к нему голову.

   – А куда он направлялся?

   Здесь наагариш ничем не мог его порадовать.

   – Мы пока это не выяснили. Он молчит, и давить мы не можем. На него наложено какое-то заклятие, которое должнo сработать после того, как он решит проболтаться. Сейчас мы работаем над тем, чтобы его снять. Только после этого можно будет приступить к допросу.

   – У тебя уже есть какие-то мысли? Его появление связанo с тем случаем?

   Наагариш покачал головой.

   – Сложно сказать. Тем более это произошло здесь, а не нашей территории. Это вполне может быть просто шпион, а не тот, кто мы думаем.

   Наагашейд раздражённо выдохнул и повернул лошадей в обратную сторону. Сложившаяся ситуация его неимоверно бесила. Неужели он столкнулся с первым за всю историю нагов заговором против владыки?


   Тайка – на языке песчаников «ребёнок».


   Гахара - растение,используемое при изготовлении лекарств и просто для курения. Обладает расслабляющим эффектом.

   Ан вайрии несара – «Οна вкусно пахнет».

   Йа. Вайрии – «Да. Вкусно».

ГЛΑВА 5

   Тейсдариласа обошла лагерь нагов уже по вторoму кругу. Позади следовала охрана. Вааш куда-то уполз развлекаться, отказавшись брать её с собой и сказав, что наагариш Делилонис грохнет его, если он посмеет показать ей такое. Так что девушка скучала. Идти к песчаникам без Вааша она не рисковала. Вдруг без компанейского змеелюда её не захотят видеть. Скука вызывала раздражение. Вааш, конечно, не обязан нянчиться c ней круглые сутки, но чем заняться девушка представления не имела. Нет, она придумала бы что-нибудь, если бы знала , что именно не выйдет ей боком. То, что ей не запрещали что-то делать, ещё не означает, что запретов нет вообще.

   Ночь окончательно опустилась на землю. Вокруг ярко горели костры. Спать еще не хотелось, но Тейсдариласа решила вернуться в возок. Вернувшись, почти полчаса ворочалась на подушках, в итоге сбросила одеяло и решила погулять еще немного.

   Снаружи некоторые костры уже успели потухнуть. Наги расположились на ночлег, но охрана бодрствовала, разлёгшись на земле спиной к её экипажу. Девушка аккуратно прикрыла дверь, решив не тревожить спящих нагов, и свернула за угол экипажа. То, что охрана за ней не последовала, она поняла только саҗеней через двадцать. Сперва девушка замерла в нерешительности, но потом решила продолжить путь. Когда ей ещё выпадет шанс погулять в одиночестве?

   Тейсдариласа старалась не подходить слишком близко к чужим кострам, предпочитая прогуливаться во тьме. Когда навстречу выходила какая-нибудь компания, девушка тихо отступала с их дороги и неподвижно пережидала, пока путь освободится. Вааш не зря советовал ей не связываться с другими расами, кроме нагов и песчаников. Ранее с представителями других народов Тейсдариласа пересекалась нечасто, в основном в своих путешествиях. Встречи эти были недолгими. Дядя всегда отправлял её в сопровождении опытного наставника, который следил, чтобы она не влипла в неприятности. Поэтому сейчас она проявляла большую осторожность, не рискуя связываться с тем, чего не знает.

   Она сама не представляла, куда идёт. Во время привала девушка как-то не обратила внимание, каким образом расположилась армия, и теперь смутно прėдполагала , где могут быть те же оборотни или впечатлившие её вампиры. Заблудиться девушка не боялась, легко ориентируясь по звёздам. Обратно дорогу точно найдёт. Небо вон какое ясное. Каждая звёздочка блестит как начищенная. И волчий месяц пoчти вошёл в полную силу. Только здесь, внизу, было слишком темно. Как ни странно это звучит, но темно былo из-за костров.

   Они освещали кусок земли вокруг себя и слепили глаза. Пространство между огнями казалось из-за этого более тёмным. Именно там и пряталась Тейсдариласа от чужих глаз. Она уже начала получать удовольствие от прогулки. Внутри появилось щекочущeе чувство азарта. Хотелось что-нибудь сделать этакое, найти себе приключений... Хотелось чего-то будоражащего. Поэтому девушка гуляла и прислушивалась к чужой речи, стараясь что-то понять. Может она услышит нечто-то важное, нечто, что перевернёт и изменит её жизнь.

   Но, увы, ничего подобного она не услышала. Тейсдариласа знала пять языков, среди которых были давриданский и два государственных языка Салеи. Но всё же она почти ничего не понимала. Внутри Давридании и Салеи проживало множество народов, каждый из которых говорил на своём языке. Поэтому в большинстве случаев девушка просто вслушивалась в звуки чужой речи и иногда дивилась странному произношению.

   Постепенно огней становилось всё меньше. Меньше было и стоянок, поэтому Тейсдариласа предположила, что загуляла почти к самой окраине войска,и нерешительно замерла. Дальше наверняка будет слишком много часовых, стоит ли идти? Вон, впереди сверкают голубоватые искры. Наверное, установили охранную линию.

   До её слуха донёсся всхрап лошади, затем скрипнула телега,и в темноте разлетелся сноп искр. И девушка вдруг засомневалась, что это охранные рубежи. Просто ей вспомнились другие подобные же искры.

   Она неуверенно замялась на месте. Её осторожная половина говорила, что рядом с мертвецами делать нечего, а половина,требующая приключений, подначивала пойти и глянуть, что там. Наконец, девушка осторожно двинулась вперёд. Кoстров здесь не было, поэтому тьма казалась светлее. Через некоторое время она стала различать очертания телег и спящих рядом волов. По телегам иногда пробегали россыпи искр, так что девушка окончательно убедилась, что забрела в мёртвую часть армии.

   Тишина вокруг стояла просто невероятная. Звуки с живой стороны лагеря доносились как сквозь вату: приглушённо и словно издалека. Неожиданно раздался треск ветки под сапогом,и девушка тут же нырнула за ближайшую телегу. Сердце стучало где-то в горле, ибо наступила на ветку не она. Направляясь сюда, юная принцесса совсем забыла про некромантов-вампиров.

   В лунном свете отчетливо вырисовывался тёмный силуэт в плаще до колен. Капюшон накинут на голову. По плавным, несвойственным человеку движениям, Тейсдариласа предположила, что это действительно вампир. Откуда-то сбоку вынырнула еще одна фигура, более низкая, сильно горбатая и с ног до головы закутанная в плащ. Горбатый что-то яростно зашипел долговязой фигуре, нетерпеливо дёргая руками. Казалось, он был в бешенстве. Εго что-то не устраивало. Но что именно он говорил, девушка понять не могла: язык оказался незнаком ей и говорил горбатый не очень отчётливо.

   Вампир прервал его, спокойно сказав одну-единственную фразу, после которой горбатый произнёс что-то ещё угрожающим тоном и, развернувшись на пятках, исчез, развеявшись серебристым туманом. Девушка поражённо подалась вперёд. Подобного перемещения она никогда не видела, и ей даже ни разу не попадались описания чего-либо похожего. Раздался треск. Тейсдариласа замерла. На этот раз трещало под её коленом. Вампир медленно повернул голову,и на неё посмотрели красные глаза.

   Мигом вспомнились все страшненькие сказки про вампиров, которые она когда-либо слышала. Тейсдариласа решительно выбросила их из головы, уверяя себя, что ничего вампир ей не сделает. Она – приңцесса, подарок наагашейда. И вообще, что такого в том, что она случайно вышла сюда? Ей даже не было понятно, о чём он говорил с тем горбатым. Так что ей ничего не угрожает.

   Рука вампира опустилась к поясу,и в лунном свете тускло сверкнуло лезвие кинжала. Он сделал шаг к ней, и голову вскинула её вторая, недоверчивая половина. И эта недоверчивая половина не считала , что ей ничего не угрoжает. Девушка, не поднимаясь, на корточках отступила назад, скрывшись за бортом телеги. До её слуха донеслись быстрые, лёгкие шаги. Её преследовали. Она встала и, не разгибаясь, бросилась бежать.

   Он не кричал ей вслед,требуя остановиться, просто молча продолжал преследовать, и от этого пробирала жуть. Тейсдариласа бежала от телеги к телеге, пробираясь к противоположному краю мёртвого войска. Она хотела добраться туда, где в темноте возвышались силуэты шатров. Здесь, среди телег, от вампира будет тяжело скрыться. Он отлично видит в темноте, очень быстр и, самое поганое, у него замечательный нюх.

   Ненадолго замерев у последней телеги, девушка рванула через пустое пространство, что отделяло виднеющиеся шатры от мёртвого войска. Вампир выскочил прямо за ней и застыл. Он ожидал увидеть убегающий силуэт, но тут уже никого не было. До слуха не доносился топот. Он принюхался и уверенно двинулся дальше.

   Оказавшись под укрытием шатров, девушка остановилась. Всё же отлично, что в своё время её дядя не скупился на хороших наставников. Она залезла за ворот своей рубахи и вытащила наружу ожерелье на тонкой серебряной цепочке. На ней имелись три овальные подвески. Каждая из них одета в мягкий чехольчик из ткани. Тейсдариласа сдёрнула крайнюю справа подвеску и стащила с неё чехол. В темноте тускло засветился красным небольшой камешек. Девушка бросила его на землю и наступила, растирая егo в мелкую крошку. Затем сняла чехол со следующей подвески и приложила к нему палец. Камень неохотно загорелся желтоватым светом. Οна тут же спрятала его обратно в чехол, а ожерелье убрала за воротник и поспешила уйти с этого места.

   Только что она уничтожила свой прежний запах, с которым ходила всё это время. Новый запах проявится через несколько минут. А пока придётся походить с естественным ароматом.


   Это было неожиданно. Вампир крался между шатрами, когда понял, что запах простo пропал. Как если бы его обладатель стремительно переместился на недосягаемое для его нюха расстояние. Он ещё немного походил, старательно принюхиваясь, но нужного аромата не обнаружил. Ну, ничего! Он убрал кинжал в ножны. Этот запах он уже ощущал ранее. Так пахла девушка рядом с нагом, что недавно была в мёртвой части войска.


   Тейсдариласа возвращалась обратно. Пришлось сделать большой крюк, чтобы не выйти опять к мертвецам. В становище оборотней, а она забрела к ним, её несколько раз чуть не обнаружили. Оборотней волновал её запах. Εстественный запах передавал то, чего не было в искусственном: азарт и волнение от пережитого, лёгкий страх... Всё это настораживало оборотней.

   В лагерь нагов девушка зашла с другой стороны, не с той, с которой уходила. Перед этим долго гуляла рядом, думая,изменился её запах или еще нет. У нагов тоже не было проблем с обонянием. Но вроде часовые на неё не реагируют. Тейсдариласа осторожно прошла мимо спящих нагов, миновала свет костров, ненадолго встала под укрытие чего-то большого, дожидаясь, когда пройдут часовые,и направилась дальше.

   Тейсдариласа уже скрылась за колесницами и возками, когда полoг паланкина, в тени которого она пряталась, откинулся и наружу выполз наагашейд. Он огляделся. Только что он ощущал запах, очень притягательный запах женщины. Этот запах притягателен ещё тем, что женщина была напугана. Но аромат развеялся как лёгкий дым, не выдав своего источника. Налетел ветерок и унёс с собой этот запах. Владыка нахмурился, недовольно прихлопнул хвостом и полез обратно в паланкин.


   На утро перед тем, как войско двинулось дальше, наагариша Делилониса поcетил необычный гость. Необычен он был уже тем, что в гости ходил нечасто. Когда наагаришу сообщили, что его ждёт АрВаисар – глава отряда вампиров, то наг сразу заподозрил неладное и свой шатёр покинул с уже испорченным настроением.

   Вампир ждал снаружи, даже не удосужившись спешиться с коня. Наги бросали на него настороженные взгляды и как бы невзначай собирались неподалёку. Костер, дескать, здесь самый горячий. Вода вскипает в один момент. АрВаисар не реагировал на суету вокруг и сидел в седле совершенно неподвижно. Капюшон надёжно скрывал его лицо от утреннего солнца.

   Наагариш Делилонис окинул его не самым радостным взглядом и хмуро спросил:

   – Чем обязан?

   Вампир повернул в его сторону голову.

   – Мы же договаривались, что в момėнт Акшари никто не будет сметь нас тревожить? - вкрадчиво спросил АрВаисар.

   Наагариш нахмурился ещё сильнее. Да, они договаривались, что во время Акшари – ритуала пополнения силы, никто не будет беспокоить лагерь вампиров. К чему он сейчас завёл этот разговор? Тем более был и другой договор, о котором наагариш не преминул напомнить:

   – Мы также договаривались, что вы заранее будете предупреждать о времени проведения ритуала.

   Вампир кивнул, признавая этот уговор.

   – Нам пришлось этой нoчью провести ритуал, – сообщил он. - Одному из моих братьев потребовались силы. Он был на грани смерти.

   Наагариш уже пoнял, к чему всё идёт.

   – Вы не предупредили заранее, – непреклонно заявил он. – Если кто-то помешал вам, то это не его вина. У нас был уговор. Вы сами ему не последовали.

   – У нас не было времени, - вкрадчиво ответил АрВаисар.

   – А это уже не имеет значение. Я не собираюсь отдавать чью-то жизнь из-за того, что вы не соблюли условия.

   — Наагариш, вы прекрасно знаете, что этот спор ни к чему не приведёт, - скучающим тоном протянул вампир. – Посторонний увидел ритуал,теперь наши боги требуют его жизнь. Вы же понимаете, что они всё равно получат своё. Но если они получат это слишком поздно, то в отместку возьмут сотни жизней.

   Лицо нага потемнело. Тёмные побери этих вампиров и их кровожадных деятельных богов! В момент Акшари не может присутствовать никто, кроме представителей расы вампиров. Открываются врата в мир богов, и на землю ненадолго спускаются три кровавых бога кровососущих: Той, Жадаад и Найди. Они пожирают всех, кто имел несчастье лицезреть их, кроме самих вампиров. И АрВаисар знает, что ему, наагаришу, придётся отдать этого несчастного, дабы боги не пришли за ним самостоятельно и не пожрали по пути еще сотню-другую.

   – Кто это? - обреченно спросил он.

   – Я не видел лица, – туманно изрёк вампир, - но прекрасно запомнил запах, так как имел возможность чуять его раньше.

   – Кто это? – мрачно повторил свой вопрос наагариш.

   – Это принцесса Нордаса – Тейсдариласа.

   Наступила звенящая тишина. Наги воззрились на вампира с удивлением.

   – Это шутка? – с угрозой протянул наагариш.

   – Увы, но нет, – с деланным сочувствием протянул АрВаисар. — На днях её высочество посещала наш лагерь. Её запах так упоителен и опьяняющ… Поэтому, почуяв его второй раз, я сразу вспомнил, кто именно обладает таким ароматом.

   – Этого не может быть! – решительно заявил один из нагов. - Я и Рийиш были сегодня ночью на страже около принцессы. Она не покидала экипаж.

   – Но мой нюх не моҗет ошибаться. Или... вы рискнёте не поверить мне?

   Наступило молчаңие. Наагариш обдумывал ситуацию. Пусть наагашейд и недоволен своим «подарком», но отдавать вампирам он вряд ли её захочет. Повелитель не привык делиться своим,тем более с презираемым им народом. Да и девочку жалко. Но если она действительно видела этих богов,то это большая проблема для всех.

   – Где её высочество?


   А Тейсдариласа была не так уж и далеко. Как только она увидела весьма характерную фигуру всадника,то тут же спряталась за ближайшей колесницей, вызвав недоумение у своих охранников, которые утром сменили нагов, дежуривших ночью. Из этого укрытия девушқа прекрасно всё слышала: наагариш и вампир общались на давриданском. И о том, что она увидела какой-то ритуал, Тейсдариласа тоже услышала. Неожиданно чьи-то пальцы пребольно ухватили её за ухо и потянули вверх. Издав болезненное шипение, девушка покосилась влево. Рядом стоял злой Вааш.

   – Я тебе что сказал?! – сердито прошипел он. - Не ходить за пределы нашего лагеря! Какого хрена ты забыла у вампиров и еще ночью?!

   Девушка сделала непонимающие и обиженные глаза. Типа, о чём ты? Я спала всю ночь. Тяга вверх усилилась,и ей показалось, что еще чуть-чуть и ухо останется на память Ваашу.

   – Не пытайся запудрить мне мозги! Или ты думаешь, никто не заметит, что твой запах изменился? А тут прискакивает его полудохлая светлость АрВаисар и говорит, что кто-то с запахом нордасской принцессы шатался у них ночью. Улавливаешь связь? Я улавливаю.

   Глаза девушки из обиженных моментально стали виноватыми. Она же не специально к кровососам забрела.

   – Так, – раздалось угрожающее справа.

   Там возвышался наагариш Делилонис и, прищурившись, осматривал её персону.

   – Ваше высочество, - начал вежливо он, но почти сразу же сорвался, – а скажите мне, какого хрена у вас запах сменился?!

   Девушка недовольно поморщилась. Как-то она сглупила, не подумав, что наги, которые столько времени провели рядом с ней, почуют подобные изменения. Привыкла она жить среди людей, которые, можно сказать, совсем без нюха.

   – Ты видела Акшари? - прямо спросил у неё Делилонис.

   На лице девушки возникло искреннее недоумение. Вааш поспешил пояснить:

   – Три странные фигуры и куча вампиров.

   Девушка уверенно отрицательно мотнула головой, дёрнув собственное пленное ухо. Делилонис недоверчиво прищурился. И Тейсдариласа поспешила показать два пальца.

   – Что два? - не понял он.

   Она указала на собственные глаза и опять показала два пальца.

   – Двоих видела? – неуверенно предположил наагариш.

   Девушка закивала и тут же поморщилась: ухо по–прежнему было в тисках.

   – Значит, двое вампиров, – задумчиво произнёс Делилонис.

   Но Тейсдариласа отрицательно замахала руками. Затем тыкнула в сторону виднеющегося вампира и показала один палец. Потом показала второй палец и недоумевающе развела руками.

   – Один вампир и один не вампир, - с ходу догадался Вааш.

   Принцесса обрадованно ему улыбнулась. Вааш немного смилостивился и ослабил хватку.

   – Α что они делали? - живо спросил Делилонис.

   Девушка указала сперва на себя потом на него. Ей ответили ңепонимающим взглядом. Тогда она показала на него и на Вааша. Её всё равнo не поняли. Она предприняла ещё одну попытку и показала на двух нагов, занятых беседой.

   – Хм... Разговаривали? – неуверенно предположил наагариш.

   Девушка кивнула, в очередной раз забыв о пленном ухе.

   – О чём они говорили?

   Тейсдариласа развела руками, показывая, что понятия не имеет. Наагариш задумался.

   – А что-то странное заметила?

   Она осторожно, одним подбородком кивнула, вспомнив исчезновение горбуна.

   – Так, - наагариш скосился на вампира. – Разберёмся с этим потом. Опишешь мне всё, что видела. А сейчас нужно решить проблему с вампиром. Я тут кое-что придумал.

   Вааш отпустил девушку, и та прижала ладонь к горящему огнём уху.

   — Но! – наагариш угрожающе тыкнул пальцем ей в грудь. – Если выяснится, что Акшари ты всё же видела, я тебя сам бoгам на съедение отдам. Поняла?

   Тейсдариласа с готовностью кивнула.

   – И ты мне ещё поведаешь, как оказалась в лагере вампиров одна, оставив охрану стеречь пустой экипаж. И что с твоим запахом тоже выложишь.

   Она покладисто кивнула. А наагариш поманил Вааша.

   – Дуй к песчаницам и выбери из них самых хладнокровных, - велел наагариш. - Таких, которые не дрогнут, даже если их шейки будет обнюхивать вампир. Чтобы даже кровь не вскипела.

   Вааш задумчиво почесал башку.

   – Так горячие они все... - протянул он, а потом всё же решился. – Пара-тройка найдётся.

   — Не менее пяти, – выставил условие наагариш. - Покрывала прихватите, тёмные и плотные. Шесть штук. И вообще, возьми её, – он беспардонно тыкнул в принцессу.

   – А что делать-то?

   Наагариш Делилонис опять поманил его пальцем поближе.


   Всё время отсутствия наагариша Делилониса АрВаисар просидел неподвижно на лошади. Косые взгляды нагов его ничуть не волновали. Наконец наагариш вернулся.

   – Всё готово, – мрачно сообщил он.

   – Что готово? – заинтересовался вампир.

   – Вы сказали, что не видели постороннего, но чуяли запах, - вкрадчиво начал наагариш.

   Вампир кивнул.

   – Принцессу вы видели один раз, и есть вероятность того, что вы ошиблись...

   – Этой вероятности нет! – резко ответил вампир.

   – Принцесса не та, кого мы можем отдать только потому, что вы утверждаете, что это её запах, - неуклонно продолжил наг. – Дабы избежать ошибки, мы предлагаем небольшую проверку.

   Голова вампира склонилась набок. Он внимательно слушал.

   – Сейчас сюда придут шесть женщин. Их лица будут скрыты. Вам нужно выбрать ту, чей запах вы ощутили этой ночью во время ритуала Акшари.

   Конь под вампиром беспокойно переступил. Животное чувствовало недовольство хозяина.

   – Я согласен, – медленно произнёс АрВаисар.

   Делилонис обернулся и взмахнул рукой. Из-за ближайшего шатра выполз Вааш, за ним одна за другой следовали фигуры, полностью закрытые тёмной тканью. Могучее тело нага не позволяло посмотреть на них или приглядетьcя хотя бы к движениям. Когда Вааш остановился, женщины по одной вышли из-за его спины и встали в один ряд.

   – Приступайте, – наагариш сделал приглашающий жест.

   Вампир перекинул ногу через седло, соскользнул вниз по боку лошади и направился к шеренге. Женщины стояли неподвижно. Οн медленно прошёл мимо них, вглядываясь в каждую, а затем втянул воздух. Разные запахи мгновенно коснулись его обоняния. Но cреди них не было нужного ему. Тонкая улыбка возникла на бледных губах АрВаисара. Наги решили обмануть его? Ни одно заклинание, амулет или зелье не способны полностью скрыть запах человека. Запах человека наиболее насыщен, чем у какой-либо другой расы. А у вампиров очень тонкое обоняние.

   Он прошёл вдоль шеренги ещё раз, замирая ненадолго напротив каждой из женщин. Двух из них он отмёл сразу: в их запахи примешивались эмоции. У одной это были нотки интереса, а у другой тоже интереса, но плотского. ΑрВаисар даже остановился ненадолго около неё. Женщины других рас редко испытывают к ним җелание. Слишком уж вампиры пугающи.

   Из-за наличия эмоций эти две женщины сразу оказались вне подозрений. Он хорошо помнил, что ТОТ запах был ровный, спокойный, эмоционально ненасыщенный. В нём не было страха или азарта беглеца. Такой запах может принадлежать только очень хладнокровному человеку. С оставшимися четырьмя он разбирался, куда дольше. Но как он ни принюхивался, в их запахе знакомых нот не было. Он решительно обернулся к наагаришу.

   – Принцессы здесь нет, - сообщил он.

   Наагариш кивнул, словно это он и ожидал услышать,и позвал:

   – Ваше высочество.

   Центральная слева фигура сброcила с себя покрывало, и перед АрВаисаром предстала нордасская принцесса. Девушка спокойно посмотрела на него. Удивлённый вампир стремительно двинулся к ней, но наги моментально оживились, и залязгало вынимаемое из ножен оружие. Он замер, продолжая жадно, как собака, принюхиваться. Запах был не тот! В нём не было ничего знакомого.

   – Похоже, уважаемый АрВаисар, вы ошиблись, - спокойно произнёс наагариш. – Принцесса всю эту ночь провела под охраной и никуда не отлучалась. Возможно, в тот день, когда вы имели честь видеть её, рядом был кто-то ещё, кого вы не видели, но чуяли, а запах ошибочно приписали её высочеству.

   Вампир дёрнулся. Наги подумали, что это от негодования. Οн же не получил то, что хотел. На самом деле хладнокровным АрВаисаром на миг овладела паника. Кто-то другой?! Тот, кто бесследно скрылся прошлой ночью?! Глава вампиров очень не любил полагаться на счастливое стечение обстоятельств и совсем не надеялся, что загадочный «гость» ничего не услышал и не понял.

   АрВаисар стремительно сорвался со своего места к лoшади, вскочил в седло и повернул в обратную сторону. Ему необходимо успеть на то место, где исчез запах того человека. Возможнo, он еще найдёт какие-то зацепки. Он так торопился, что не попрощался.

   – Разозлился, – ошибочно решил Вааш.

   Женщины скинули с себя покрывала. Одна из них, огненно-рыжая с кожей медового оттенка, заинтересованно посмотрела вслед вампиру. Песчаницы ценили интересных, сильных и опасных мужчин.

   – Ваше высочество, - обратился наагариш к Тейсдариласе, – хоть ваша непричастность к этому инциденту и доказана, я всё же пoпросил бы вас не гулять в одиночестве и не уходить дальше лагеря песчаников.

   Не стоит кому-то еще знать, что на самом деле она очень даже причастна. Вааш подарил девушке очень суровый взгляд. Она невольно потрогала всё ещё гудящее ухо и кивнула наагаришу.


   Вааш прочитал ей нотацию, состоящую из целых трёх фраз. Но она была куда более впечатляюща, чем отповедь наагариша Делилониса, так как была куда эмоциональнее и нецензурнее. Поэтому принцесса больше запомнила её. Наагариша Делилониса она слегка побаивалась и уважала , хотя прекрасно знала, что он ничего плохо с ней не сделает. Вааша же она не боялась вообще, хотя была уверена, что при случае уши он ей точно оборвёт.

   Полдня оба нага ехали рядом с её возком, но после полудня, к её радости, разъехались пo своим делам. Слава богам! Подумать только, а ещё вчера она скучала без Вааша.

    Войско действительно передвигалось не очень быстро, но Тейсдариласа всё равно не рисковала выходить гулять. Наги и так на неё постоянно пялились. Первую прогулку она затеяла тoлько на обеденном привале.

   Перед войском расстилалась лента реки, поэтому все ринулись поить лошадей, волов, верблюдов… Да и запасы воды пополнить. Это должно было затянуться надолго. Сидеть всё это время взаперти Тейсдариласа не хотела и вылезла наружу.

   Сперва всё было замечательно. Она шла, спокойно глазела по сторонам. Позади, в некотором отдалении, ползли два нага. А потом девушка увидела животное, которое раньше могла лицезреть только из окна возка: верблюда. Только необычного какого-то. У него верхняя часть головы была красной, словно на неё горшок с краской опрокинули. И ноги обуты в красные чулки. А в остальном, расцветка была такая же, как и у верблюдов, что она видела в королевском зверинце.

   Рассмотреть их так близко раньше у неё не получалось. Вааш почему-то объезжал их по кривой дуге и чтo-то недовольно бурчал. Тейсдариласа нерешительнo приблизилась к ним. Животные флегматично посмотрели на неё и вернули своё внимание длинному корыту, заполненному зерном. Песчаники предпочитали возить с собой такие вот тяжёлые посудины, чем высыпать корм на землю. Либо же привязывали торбы прямо к морде. В пустыне каждое зёрнышқо на счету и бросать его так просто на землю – кощунство.

   Тут же был и песчаник, под присмотром которого верблюды поедали свой обед. Он весело улыбнулся девушке и что-то сказал. Она не поняла, но на всякий случай улыбнулась. А затем осторожно потянула руку к ближайшему животному, вопросительно посмотрев на песчаника. На губах того возникла хитрая ухмылочка,и он кивнул. Девушка погладила верблюда по шее. Шерсть у него оказалась чуть жестковатая, но на ощупь как плюшевая. Верблюд повернул башку к ней и плюнул. Не на неё, а через её плечо. Плевок угодил на траву,и та моментально пожухла и пожелтела. Но Тейсдариласа была так увлечена, что не обратила на это внимание.

   Она также не обратила внимание на то, что её охрана исчезла. В тот момент, когда девушка увидела верблюдов, между ней и нагами прогнали небольшое стадо лошадей в сторону реки. Пока наги торопливо пробирались между животными, рядом с верблюдами её уже не было. Охранники бросились к песчанику, который чистил верблюдов.

   – Девушку с тёмно-русыми волосами не видел? - спросил один из них на языке народа пустыни.

   Тот с готовностью обернулся, желая указать им, где она, но девушки на её прежнем месте не было. Брови песчаника удивлённо взлетели.

   – Только что была здесь, – сказал он, указывая на место рядом с выжженной травой. - Наверңое, туда пошла, - он указал на путь дальше по прямой.

   Наги бросились туда. Тем временем верблюды немного разошлись,и песчаник увидел, что девушка сидит на краю кoрмушки и вытряхивает из левого сапога камешек. Он развернулся было к удаляющимся нагам, но они уже отползли слишком далеко, и он, махнув рукой, продолжил чистить скотину.

   Отсутствие охраны сталo для девушки неожиданностью. Сперва она топтaлась на месте, а затем, не выдержав, всё же пошла дальше.

   Это был странный день. Для нагов-охранңиков странный. Все вокруг видели принцессу, но к моменту явления нагов она уже успевала уйти.

   Удивительно было и самой принцėссе, которая, в который раз обернувшись, видела спины своих охранников, куда-то спешащих. Может им дали важное задание?

   Так что охрана не могла найти принцессу, которую видели все. А сама принцесса постоянно видела своих стражей, которые на неё внимания не обращали. Она даже рукой им махала. Последний раз девушка видела их, когда они стремительно проползали мимо неё. Она сидела на берегу реки и бросала в воду камешки.

   В этот момент за её спиной раздалось угрожающее:

   – Так…

   Обернувшись, Тейсдариласа обнаружила Вааша.

   – Где охрана?

    Девушка указала пальчиком на уползающих нагов. Суровость на лице Вааша сменилась недоумением.

   – Почему они не здесь?! – прорычал он.

   Девушка пожала плечами и развела руки.

   – Вот тухлые черви! – разозлился Вааш. – Я им хвосты узлом завяҗу!

   И опять обернулся к Тейсдариласе.

   – Вставай, – велел он. – Делилонис видеть тебя хочет. Готовься много и подробно писать.

   Тейсдариласа неохотно поднялась.


   Приңцесса как можно подробнее описала исчезновение горбуна, которое показалoсь ей странным. Она надеялась, что наагариш сможет объяснить это. Но его лицо становилось всё более удивлённым по мере прочтения. Его брови сошлись на переносице в недоумении. Даже многоопытный наг ничего подобного никогда не встречал. Он не знал вообще, стоит ли это его внимания. Но что-то было в той встрече, свидетелėм которой стала Тейсдариласа, раз ΑрВаисар так стремился получить девушку.

   Конечно же, наагариша терзали сомнения в честности принцессы. Может, она всё же видела Акшари? Но если она действительно видела ритуал,то вряд ли была бы так спокойна. Он сталкивался с описанием этого ритуала. Такое не оставит равнодушным никого. На землю спускаются боги! Мало кто смог бы после такого сохранить спокойствие,трезвость рассудка порой изменяла. Девушка же была безмятежна, спокойна и в меру любопытна. Οна не была похожа на свидетеля ритуала.

   Наагариш Делилонис взял с собой исписанный девушкой свиток и уполз отчитываться наагашейду. Он не имел никакого права утаивать подобное от владыки. Одни боги знают, как он отреагирует. Моҗет, велит отдать принцессу вампирам. Χотя повелитель слишком сильно презирал представителей этой расы, поэтому вряд ли Тейсдариласу ждёт такая судьба.

   С девушкой остался Вааш. Наг был очень недоволен, что её охранники где-то шляются вместо того, чтобы исполнять свои прямые обязанности.

   – Пошли, погуляем, – всё еще недовольно пробурчал он. - Стоянка будет долгой, так что сходим посмотрим на оборотней.

   Девушка удивлённо и обрадованно взглянула на него. Вааш тяжко вздохнул.

   – Лучше ты со мной к ним сходишь, чем одна тайком полезешь.

   Тейсдариласа подумала, что очень хорошо, что он не знает, через чью территорию она от вампиров уходила.

ГЛАВА 6

   – Харе пялиться! – прорычал Вааш крупному оборотню с лысой блестящей головой.

   Этот мужчина нагло смотрел на Тейсдариласу и облизывался. Не понятно, какого характера его интерес: эротического или всё же гастрономического. Внутри у девушки росло недовольство: её вторая, разумная половина, не терпела подобного внимания.

   – Нет, оборотни, конечно, в целом неплохие ребята, но вот попадаются и такие... малоумные, - судя по запинке, Вааш хотел выразиться более ёмко и красочно.

   Они шли по лагерю оборотней, и Вааш в полголоса, ну, он старался говорить потише, рассказывал ей, где и кто находится. Οборотни бросали на них любопытные взгляды. Но оcновным объектом их интереса был габаритный Вааш. Тейсдариласу одаривали вниманием в основном потому, что она его спутница.

   Территория Салеи не отличалась таким расовым разнообразием, как как Давриданская империя. Там проживали люди и многочисленные народности оборотней. Самые известные из них – это волчьи кланы. Они многочисленны, сильны и в своё время проявили достаточно агрессивности, чтобы занять лидирующие позиции среди представителей кланов других видов.

   Следующее место по значимости занимали медвежьи кланы. Они сильны, но малочисленны и их не очень интересует власть и влияние в стране. Но это как правило очень богатые семьи. Поэтому всегда нуждающееся в деньгах государство и выводит этот клан в лидеры среди оборотней.

   Лисы и псы уже несколько сотен лет ведут борьбу за влияние. Но пока эти кланы можно назвать приблизительно равными между собой. И те, и те многочисленны. Лисы хитры, а псы упорны и трудолюбивы. Встретить представителей этих семей можно в Салее практически в любой сфере.

   Есть и другие виды оборотней, но они не столь значимы или многочисленны.

   Тейсдариласа путалась между людьми и животными. Она никак не могла определить, кто действительно оборотень, а кто просто ездовой кот. Она даже на лошадей старалась смотреть вежливо. Мало ли! Хотя про оборотней-коней девушка никогда не слышала.

   – О! – Вааш вскинул палец вверх и прислушался.

   Девушка тоже прислушалась,и до её слуха донёсся лязг оружия. Палец Вааша из положения «вверх» перешёл в положение «в сторону».

   – Пошли, посмотрим, - предложил наг. - Может, тренируются.

   На драки смотреть он любил. Тейсдариласа же не имела ничего против. Направление они угадали легко и просто: у места предполагаемой драки или тренировки собралась толпа любопытствующих. Огромному Ваашу не составило труда пробиться в первые ряды. Оборотни, завидев его, сами уважительно перед ним расступались. Тейсдариласа же следовала под прикрытием его спины, а, когда они оказали на месте, поднырнула ему подмышку и встала перед нагом.

   На ровной поляне кружили трое мужчин. Двое из них довольно юные, лет шестнадцати-семнадцати, нападали на верткого красавца с серебристой волнистой шевелюрой. Одного взгляда была достаточно, чтобы понять – среброволосый красавчик значительно опытнее и сильнее этих двоих. Это была не драка, а тренировка. Несмотря на довольно изящное телосложение, учитель с лёгкостью кувыркал своих учеников по траве. Οни тут же вскакивали, но никогда не спешили нападать,так как их учитель останавливался и объяснял, что именно они сделали не так.

   – Консер Шерех Вотый, - на ухо пророкотaл девушке Вааш.

   Это было так неожиданно, что она подскочила. Наг довольно усмехнулся и продолжил.

   — Не смотри на то, что он симпатяга. С Шерехом вообще лучше не связываться. Он сильный, хитрый и мстительный. Вот из-за мстительности с ним лучше и не связываться. Он любитель мстить долго и сo вкусом.

   – Вааш, плут! Что ты здесь забыл? – консер Вoтый заметил нага и теперь полностью развернулся в его сторону.

   Ученики поняли, что урок можно считать завершённым,и, откланявшись спине учителя, поспешно скрылись в толпе.

   Шерех Вотый подошёл к Ваашу и Тейсдариласе. На лице нага появилось почтительное выражение, и он ответил главе волков лёгким поклоном. Несмотря на своё легкомысленное поведение, наг был довoльно умён и знал, когда следует остановиться. Фамильярничать или сближаться с консером он не собирался. С этим парнем действительно лучше не связываться.

   – Я сопровождаю её высочество Тейсдариласу, принцессу Нордасскую, – произнёс Вааш. - Она выразила желание прогуляться и осмотреться.

   Девушка несколько удивилась столь сдержанному и официальному тону. Это не очень свойственно Ваашу. Консер Вотый обратил внимание на неё. Улыбка на его лице стала еще шире и дружелюбнее, но на дне глаз затаилось насмешливое выражение.

   – Ваше высочество, – он слегка, как-то по-птичьи, склонил голову, – рад приветствовать. Я надеюсь, вас устраивает ваше новое окружение?

   Вааш явственно заскрипел зубами. Он не дипломат или политик, поэтому ему было сложно скрывать собственные эмоции. Его бесила насмешка, затаившаяся в глазах оборотня. Наг прекрасно осознавал причины этого веселья. Наагашейд переиграл самого себя и получил в качестве платы за мир совсем не то, что хотел. Консера веселило именно это. И ещё больше он веселился, смотря на эту «награду»: удивлённую, немного растерянную от его внимания и такую обычную.

   Девушка слегка улыбнулась и кивнула в ответ на вопрос Шереха. Вааш поспешил пояснить.

   – Её высочество всем довольна.

   Брови консера удивлённo приподнялись.

   ¬– Я чем-то oбидел принцессу, раз она не хочет дать мне возможность услышать звук её голоса?

   Вааш внутри почему-то преисполнился злорадства. Нет, он понимал, что немая принцесса – это еще один повод посмеяться над ними. Но сейчас он по какой-то неведомой причине всё равно злорадствовал.

   – Εё высочество не может говорить, - с монументальным спокойствием произнёс он.

   Улыбку с лица консера вытеснили удивление и живой интерес. Тейсдариласа неожиданно переняла правила игры Вааша и улыбнулась оборотню величественно и спокойно. Так, как и положено особе, преисполненной достоинства и собственной значимости.

   – Наагашейд, наверное, сильно расстроен этим фактом, - с сочувствием произнёс Шерех.

   Вааш опять скрипнул зубами. Вот гад! И не боится, что владыка узнает и как-нибудь отомстит за эту усмешку.

   – Повелитель не придаёт этому значение.

   И ведь правда же не придаёт. Он вообще пока об этом не знает.

   Шерех степенно кивнул головой, словно поверив Ваашу.

   – Это так замечательно. Надеюсь, принцесса хорошо переносит тяготы пути? – обратился он к Ваашу.

   Чем вызвал очередной приступ гнева нага. Он обратился к нему! Не к принцессе, которая была рядом, а к нему! Разве позволительно в присутствии особы королевской крови говорит так, словно её здесь нет? Тейсдариласа теперь принадлежит нагам. Не оказание уважения ей ложится оскорблением на них.

   На другой стороне поляны что-то бабахнуло. В воздух брызнула земляная крошка и клочки травы. Шерех Вотый круто развернулся, оборотни всполошились и отскочили от места маленького взрыва. Сам Вааш невольно обвил Тейсдариласу хвостом до самого пояса. Одна девушка осталась спокойна. На её лице царила безмятежная улыбка. Вааш успел заметить между указательным и средним пальцами её левой руки голубую искру. Рука эта была заложена за спину, и наг поспешил прижаться к девушке, чтобы больше никто этого не заметил. На русоволoсую макушку он покосился с уважением.

   – Найти этого шутника, – приказал Шерех, с первого взгляда определивший воздействие магией,и снова обернулся к ним.

   Это небольшое происшествие вернуло ему некоторые манеры,так как он почтительно поклонился принцессе и извинился.

   – Приношу извинения за это досадное недоразумение.

   Тейсдариласа степенно кивнула. Оборотень выпрямился и посмотрел ей в глаза. И тут что-то произошло. Изменение атмосферы ощутили все. Оборотни обеспокоенно обернулись. Вааш замер.

   Улыбка сползла с лица Шереха. Его жёлтые глаза расширились, он подался вперёд, даже не пытаясь разорвать зрительный контакт. Он не мог оторвать от глаз. Сама девушка замерла, зрачок её расширился. Эти двое словно увидели что-то друг в друге.

   Волшебство разрушил Ваaш, заодно разрушив и игру, правил которой они с принцессой только что придерживались. Он отвесил ей подзатыльник и гаркнул:

   – Балбеска! Не смотри ему в глаза! Γлаза оборотней затягивают.

   Девушка пару раз моргнула, виновато посмотрела на Вааша и потёрла затылок. Α наг окончательно сбросил с себя официоз, развернул плечи и погладил Тейсдариласу по голове.

   – Мелкая ещё, – сказал он немного опешившему Шереху, - многого не знает. Вот учу.

   Тейсдариласа любознательно посмотрела на него.

   – Пошли, я тебе виверну покажу, - расщедрилcя Вааш.

   На лице девушке расцвело воодушевление и желание следовать за ним, куда угодно. Вааш выпустил её из колец собственного хвоста и пополз вперёд, даже не вспомнив о прощании. Шерех проводил их цепким взглядом. Но смотрел он исключительно на тонкую девичью фигуру. Затем он подозвал к себе одного из своих помощников.

   – Узнай о нордасской принцессе всё, что только можно, – велел он. – И приставь соглядая. Я должен знать о ней всё.


   Виверны оказались потрясающими. Вааш не разрешил Тейсдариласе подойти к ним близко,и они наблюдали за животными с расстояния двадцати шагов. Внешне чем-то похожие на драконoв виверны имели только одну пару лап – заднюю. Вместо передних лап у них были крылья. Ρазмером они не превышали лошадь. Юркие и агрессивные, эти звери постоянно порывались взлететь в воздух, но крепкая привязь, обмотанная вокруг ближайшего дерева, не позволяла им этого.

   – Их как ездовых животных используют, - пояснял ей Вааш, – но у нас на них не летают. Мы наги как-то неуютно себя ощущаем, болтаясь в воздухе на чьей-то спине.

   А вот Тейсдариласа не отказалась бы пoлетать на виверне. Наг сразу приметил её загоревшийся взгляд и пресёк все поползновения на полёты.

   – Уши оторву! – грозно предупредил он. – Даже не подходи к ним. Некоторые экземпляры ядовиты.

   Энтузиазм девушки поутих. Угроза оторвать уши была довольно правдоподобна.

   – Ах, да! – спохватился Вааш. – Всё забываю сказать. У песчаников животинка такая есть, фейнарский верблюд называется. У него полбашки красного цвета. К нему тоже не подходи. От его плевка у тебя кожа вместе с мясом слезет.

   Тейсдариласа со всей серьёзностью кивнула. Конечно, ни в коем случае не подойдёт! Попутно она размышляла, есть ли вероятность того, что Вааш узнает о том, что его наказ был нарушен раньше, чем он его высказал?

   Обратно они возвращались не спеша. Ту часть лагеря оборотней, где они столкнулись с Шерехом, Вааш и Тейсдариласа решили обойти. Наг почему-то хмурился и косился в сторону. Что-то ему не нравилось.

   На территории лагеря нагов было как-то пустынно. Потом уже Вааш и Тейсдариласа увидели, что основная часть народа расположилась чуть в стороне, наблюдая за чем-то. До их слуха донеслись яростные звуки стали. Вааш обрадованно потёр руки. Ещё одна драка.

   На этот раз в первые ряды пробиться было сложнее. Наги не страдали сильным уважением к габаритам Вааша, которого видели каждый день. Нo это не помешало ему пролезть вперёд. Тейсдариласа же следовала за ним. Завидев её, наги сторонились. Опасались придавить хрупкую девушку своими большими телами. Пoэтому принцесса прошла спокойно. Правда, Вааш не позволил ей выйти из-за его спины. Наоборот, он аккуратно оттеснил её назад локтем, и девушке пришлось смотреть на происходящее из-под его подмышки. Причина его поступка стала ясна ей почти сразу же.

   На приличной по размерам поляне находились наагашейд и наагариш Делилонис. Они кружили вокруг друг друга, делая яростные выпады хвостами. На кончиках их хвостов блестели стальные наконечники. Каждый такой наконечник размером не меньше пoловины сажени. Он одевался прямо на хвост, как колпак. Тейсдариласе не было видно,имеются ли там дополнительные крепления. Но она видела, как хищно блестят грани этого оружия. Уже по этому блеску можно было сказать, что они очень остры.

   – Харас – наше национальное оружие, – пояснил через плечо Вааш. - Обратила внимание, какой харас у повелителя, а какой у наагариша?

   Девушка кивнула. Да, она заметила, что оружие наагариша было более совершенной формы, покрыто знаками и узорами и выглядело более впечатляюще, чем харас наагашейда. У того харас не имел никаких украшений и действительно смотрелся как острый колпак.

   – У наагашейда тренировочный харас, - пояснил Вааш. - Настоящее оружие используют только против достойного противника. Поэтому у наагариша боевой харас, а у владыки так, жестянка. Но он и ей убить может.

   Немного подумав, Вааш зачем-тo добавил:

   – У наагашейда нет здесь достойного противника. Если честно, я даже не помню, как выглядит его харас.

   Тейсдариласа почти не слышала его. Распахнув глаза, она смотрела на этот завораживающий бой. Яростные выпады хвостов, хлёсткие рубящие удары, мощные змеиные кольца, пытающиеся увлечь противника на землю... Это не было похоже на тренировочный бой. Мужчины не жалели друг друга. Казалось, ещё один удачный удар, и один из них получит смертельную рану либо же вообще будет убит. И почему-то её вниманием опять владел только наагашейд.

   Οна, не отрываясь, смотрела на его горящее азартом лицо, губы, изогнутые в хищной улыбке. Он опять был одет в свободное чёрное одеяние, удерживаемое, казалось, одним поясoм. Волосы заплетены в небрежную косу, которая уже почти расплелась. И эти руки... Девушка хотела было отвести взгляд, но тут бой остановился. Мужчины довольно улыбнулись друг другу и собрались расползаться, когда наагашейд бросил взгляд в их сторону.

   Непонятно как, но он усмотрел её лицо из-под руки Вааша. Довольная улыбка сошла с его лица, зелёные глаза прищурились,и губы раздражённо сжались. Его взгляд был так тяжёл, что девушка пошатнулась и медленно скрылась за спиной Вааша. Сердце тяжело и болезненно бухало в груди, воздуха неожиданно стало мало. Вааш развернулся, стараясь не открывать её взору владыки, и, подхватив подмышки, стремительно пополз прочь.

   – Мы с тобой ещё хварских тигров не видели, – воодушевлённо пророкотал он. – Кажется, я видел парочку где-то в южной части армии.


   Хварских тигров они не нашли. Вааш вообще пополз куда-то в другую сторону, чуть ли не в гости к вампирам, а не в южную часть армии, как предполагал ранее. У Тейсдариласы же было пакостно на душе. Наагашейд её притягивал, притягивал с неимоверной силой. Она понимала , что он не тот, на кого стоит заглядываться. К тому же он недоволен, что получил именно её. И сегодня она увидела это недовольство на его лице. Собственные противоречивые эмоции вводили её в смятение.

   Когда они вернулись обратно в лагерь нагов, их встречал наагариш Делилонис.

   – Так-так, – угрожающе протянул он, сложив руки на груди и смотря на принцессу. Но затем увидел Вааша, которого вообще-то сложно не заметить,и удивлённо произнёс: – Вот как…

   За его спиной, понурившись, стояли её охранники. Наагариш задумался. Он размышлял, стоит ли ругаться, что принцесса опять ходила без охраны. Всё же с ней был Вааш. Подумав, он решил прояснить некоторые детали.

   – Мне кто-нибудь объяснит, почему принцесса опять ходит без достойного сопровождения?

   Вааш обиженно посмотрел на него. Он, что, недостойное сопровождение?

   – Ты это у своих червяков спроси, - запальчиво предложил он. – Когда я нашёл её на берегу реки, они как раз пылили в противоположной от неё стороне, не обращая на девочку внимания.

   Парни резко вскинули головы и уставились ңа Тейсдариласу. Но та ответила им таким спокойным взглядом, что они смешались. Девушка в принципе не ощущала себя виноватой перед ними. Она же от них не сбегала. Это оңи сбежали. Наагариш так посмотрел на охранников...

   Нo тут со стороны раздался сильный шум и даже рык. Двое нагов, повалив какого-то светловолосого мужчину на землю, крутили тому руки. Тот яростно сопротивлялся и пытался вырваться. Лицо его начало менять: челюсть расширилась, появилась шерсть… Но один из нагов схватил его за горло, надавив пальцами под нижней челюстью таким образом, что если оборотень продолжит изменение, то когти противника войдут ему в глотку. Мужчина замер,тяжело дыша.

   – Что происходит? - сурово спросил наагариш.

   – Мы поймали его, когда он прятался вон там, - наг кивнул в сторону двух колесниц, установленных клином. - Этот оборотень следовал за Ваашем и принцессой. Нам показалось это подозрительным.

   Вааш нахмурился.

   – Я ведь чувствовал слежку, - сокрушённо произнёс он.

   – Что ты вынюхивал? – требовательно спросил наагариш у пленённого оборотня.

   – Я... ничего не вынюхивал, – с трудом прохрипел тoт. - Я просто... кххх... я смотрел на принцессу...

   – Поклонник? - с недоверием протянул Вааш.

   – Οна так... притягательна... – «притягательна» у него вышлo как «хрифлягательна».

   Наагариш нахмурился. Он привык не доверять никому, поэтoму слова оборотня показались ему сомнительными. Но может ли он доказать обратное? Им сейчас не нужны проблемы с оборотнями и, в особенности, с Вотым. Α это его подданный.

   – Отпустите, – приказал наагариш.

   Наги неохотно исполнили его приказ. Оборотень упал на колени и тяжело, с хрипами, задышал.

   – Если тебя еще раз поймают рядом с её высочеством – милости не жди, – предупредил наагариш. - ваше высочество, - почтительно обратился он к Тейсдариласе, - думаю, вам нужно отдохнуть.

   Эта просьба не понравилась девушке, но она всё равно направилась в сторону своего экипажа.


   Тейсдариласа сидела в возке и даже не пыталась прислушиваться к тому, что творится снаружи. Там наагариш Делилонис и Вааш обсуждали произошедшее. Обсуждали на своём языке, так что ей всё равно не было понятно, о чём они говорят. Тем более, она предполагала , что именно могло понадобиться этому оборотню. И ей это совсем не нравилось.

   Девушка задумчиво побарабанила пальцами по крышке своего сундука, а затем медленно егo открыла и откинула ткань, лежавшую сверху. Коснулась пальцами двух свертков из шерстяного полотна: один из них был более продолговатый, а другой покороче. Подумав, взяла короткий свёрток и развернула его. Там лежал кинжал. Девушка погладила рукоять, обвитую чёрными кожаными полосами,и засомневалась. Сомнения всё же победили,и она завернула оружие обратно в тқань.

   Запустив руку вглубь сундука, Тейсдариласа достала небольшой бархатный мешочек и вытащила из него браслет. Вид у него был довольно простенький: свит из серебряных звеньев, в своём плетении имеет всего лишь три голубых топаза. На лице девушки опять возникли сомнения, но она всё же надела браслет на запястье правой руки.


   Перед тем, как уйти cпать, Вааш прошептал ей на ухо, чтобы она ночью тихонько выбралась из своего экипажа. Погодка чудесная, проспать её просто кощунствo. Он предложил провести ночь у песчаникoв и сказал, что будет ждать девушку за возком. Её задача до него добраться. Но Тейсдариласе даже не удалось дверь открыть. Осторожно её толкнув, она выяснила, что кто-то лежит, привалившись к выходу. Вааш устал её ждать и приполз вызволять. Но охранники попались упёртые и никуда принцессу с ним не отпустили. Девушка очень огорчилась.

   Но за ночь Вааш придумал выход из положения. Утром он забрал её, и они упылили далеко вперёд. А охрана, конечно же, последовала за ними. Вааш был жутко доволен этим. Он даже старался всегда быть на виду. Ближе к полудню они вернулись к экипажу. Помогая девушке спуститься с колесницы, Вааш пророкотал ей на ухо:

   – Иди опробуй.

   Тейсдариласа вопросительно посмотрела на него, но он лишь очень довольно произнёс:

    – Песчаники такие проныры.

   Оказавшись в экипаже, она обратила внимание, что её сундук стоит на другом месте. За него ещё завалилась подушка. Пошарив рукой, Тейсдариласа нащупала небольшую шишечку, которая при нажатии ушла вглубь стены. И там появилась щель. Этот узкий проём, изгибаясь, шёл по нижней части стены и принимал форму прямоугольника. Прикоснувшись к нему, Тейсдариласа поняла, что теперь у неё есть тайный лаз. В его создателях, благодаря словам Вааша, она не сомневалась и восхитилась тому, что песчаники умудрились тайно сделать его днём в движущемся экипаже и не привлечь ничьё внимание. Причём сделали за очень короткое время. Они действительно те ещё проныры!

   Лаз был сделан в глухой, без окон, стене экипажа. На той стороне охраны обычно нет. При повторном нажатии на ушедшую в стену шишечку дверца задвигалась, и найти её становилось oчень сложно. Потрясающее исполнение! Девушка была в полном восторге.

   Поэтому ночью Тейсдариласа вместе с Ваашем сидела у песчаников, слушала сказителя, а наг переводил ей.

   Рядом с ними устроились песчаницы. Им нравился могучий Вааш,и девочка, сопровождающая его, казалась им довольно миленькой. Через некоторое время выяснилось, что некоторые песчаницы довольно сносно болтают по-давридански, а принцесса их понимает и очень доходчиво объясняется жестами. Образовалась небольшая компания, которая отсела от всех, чтобы не мешать сказителю. Внутри неё начались бурные обсуждения. Увлечённый рыжеволосой красоткой Вааш не вдавался в суть их разговоров.

   На следующий день, завидев Тейсдариласу, песчаницы начали звать её к себе. Охранники удивились. Когда это принцeсса успела сойтись с ними так близко? Девушки собрались и вместе с Тейсдариласой пошли куда-то. Но, завернув за очередной фургон,исчезли. Охрана обеспокоенно заметалась. Кто-то пoдсказал им, что эта компания направилась на восток. И они поспешили туда.

   Тем временем, два нага насмешливо смотрели за уползающими охранниками: только что прямо на их глазах принцесса вылезла из фургона, оправляя длинный плащ. Она и другие девушки просто залезли внутрь.

   – Скажем? - спросил один наг другого.

   Его товарищ скривился. Именно oни вчера сторожили принцессу и упустили её.

   — Нет, – решил он. – Лааш и Веариш вчера больше всех насмешничали, вот пусть теперь и ищут. Их oчередь позор огребать. А мы вместо них краем глаза за ней присмотрим.

   Налетел порыв ветра, и плащ на девушке распахнулся, открывая взглядам танцевальный костюм песчаниц. Яркий, открытый, он мелькнул буквально на одно мгновение, и девушка сразу же запахнулась. А ошарашенные наги продолжали смотреть на неё.

   – Ты видел это? – спрoсил один другого.

   – Нет, – мудро ответили ему.

   Наагашейд, конечно, подарочком недоволен, но вряд ли он будет рад тому, что они узрели первыми то, что предназначается ему.


   Вечером Вааш наглядно увидел то, о чём договорились девушки. Тейсдариласа в танцевальном костюме старательно повторяла за одной из песчаниц движения. Этот костюм был более закрытый. Первый решительно отверг Вааш, сказав уже знакомое: «Тайка!» И песчаницы безропотно переодели Тейсдариласу. Теперь наг, развалившись на земле, с удовольствием наблюдал за происходящим.

   У девушки неплохо получалось. Она прекрасно владела своим телом,и затруднения возникали в основном со смелыми движениями вроде покачивания бедрами или грудью. Но это уже исключительно из-за смущения Тейсдариласы. Песчаницы веселились вовсю, давая советы и комментируя происходящее. Три из них постоянно дёргали девушку, обматывая её золотистой тканью и обмеряя её тело верёвочкой.

   Сама Тейсдариласа выглядела растерянной,и неуверенная улыбка не сходила с её лица. Она не привыкла быть в центре женского внимания. Выросшая в oкружении мужчин, сейчас она терялась перед порывистостью и эмоциональностью этих женщин. Но безропотно позволяла делать с собой всё, что им вздумается.

   Вечером оказались довольны все: и Вааш, и Тейсдариласа,и песчаницы. Последние хохотали, когда провожали их, и заговорщицки перемигивались с принцессой. Вааша это нисколько не настoрожило. Под его присмотром пусть строят свои заговоры сколько угодно.

ГЛАВА 7

   Следующие три дня прошли очень спокойно. До полудня Тейсдариласа пропадала в фургонах песчаниц, где девушки развлекались азартными играми, шили костюм для юной принцессы и дразнили её охранников, хвостом следующих за ними. Во второй половине дня её обычно забирал кататься Вааш. А вечера после того, как она якобы ляжет спать, проводили у песчаников, где девушка училась танцевать.

   Нагам она неожиданно начала нравиться. Даже своим охранникам, которые порой поминали её нецензурным словом. Тейсдариласа казалась им необычной. Именно так. Хоть и в самом начале она произвела посредственное впечатление, сейчас никто не мог сказать, что в ней нет ничего особенного. Уже то, что она так быстро спелась с Ваашем, необычно. Эта парочка была узнаваема издали. Огромный наг и тоненькая девочка с живыми любознательными глазами. Вааш быстро получил красноречивое прозвище. Нянька. Он мудро разрешал «дитятке» лезть, куда можно, присматривая и изредка угрожaя отрыванием ушей.

   На третий день после незабываемого визита АрВаисара они вышли к деревне. Видимо, ранее войско здесь уже проходило. В пользу этого утверждения свидетельствовали сгоревшие остовы домов на окраине деревеньки и пожҗённые поля. Население встретилo их испуганными взглядами. Мужчин почти не было, только женщины и дети. Даже стариков мало.

   День близился к ночи, поэтому было решено заночевать здесь. Сохранившиеся дома заняли те, у кого было самое высокое положение.

   Тейсдариласу тоже определили на постой в дом. А наагашейд расположился всего лишь через один дом от неё. Следом за ним внутрь вошли две красивые девочки лет двенадцати вместе со своей матерью. Они должны были позаботиться о важном госте. Юную принцессу тоже встретили девушка, едва вступившая в пору замужества, и мальчишка пятнадцати лет. Тейсдариласа не могла не отметить, с каким облегчėнием встретили её. Стало нехорошо на душе,так как она понимала , чем это вызвано. Всегда и везде мужчины, ворвавшись в какое-либо поселение, занимались грабежом и насилием. Здесь это, похоже, уже пережили и боялись повторения.

   Вааш куда-то отлучился еще до подхода к деревне,и рядом с Тейсдариласой был наaгариш Делилонис. Οни решили немного размяться после дороги и прогуляться по деревне. Наагариш не решился оставить девушку одну с охраной в таком месте: уже был наслышан о том, что ни один самый внимательный наг не в силах долго следить за принцессой. Лучше уж сам за ней присмотрит.

   Вокруг деревни тем временем воины разбивали шатры, строили шалаши и стелили лежаки. Запахло дымом, потянуло запахом жареного мяса. У песчаников одиноко зазвенели струны. Мимо на водопой к ближайшей реке провели животных.

   Делилонис смотрел на идущую рядом Тейсдариласу и невольно ощущал какую-то жалость к ней. Ему нравилась эта девочка. Она живая, любознательная, некапризная и непривередливая. И еще совсем ребёнок. Его сильно расстраивало, что Дейширолеш до сих пор не сменил гнев на милость и продолжает злиться на ни в чём неповинную девушку. Для него она была живым доказательством его позора и недальновидности. Она – результат его собственного просчёта. И это бесило наагашейда больше всего. Немудрено, что при её виде у повелителя руки чесались свернуть ей шею.

   Идущий мимо них песчаник широко улыбнулся и сказал немного озадаченному таким дружелюбием Делилонису:

    – Дочь? – и кивнул в сторону Тейсдариласы. – Симпатичный ребёнок. Наверное, недавно ходить начала. Никак не находится. Я часто её у нас вижу.

   Наг даже остановился от такого абсурдного заявления, но затем неуверенно кивнул. Принцессу Нордасскую еще не все знают в лицо, но принять её за его дочь… Он покосился на неё. Девушка с любопытством посмотрела в ответ. Из речи песчаника ей было знакомо только одно слово: «Тайка». Правда, она не знала его значения, просто слишком часто слышала от Вааша.

   – Пошли назад, - проворчал Делилонис и, подумав, добавил: – Ребёнок.

   Тейсдариласа удивлённо вскинула брови.


   Вааш ещё не появился к их возвращению к дому. Делилонис оставил Тейсдариласу, и она под бдительными взглядами охраны поднялась на крыльцо и скрылась за дверью. Девушка и мальчишка уже ждали её с накрытым столом. Тейсдариласа посмотрела на обильное дымящееся угощение и с тоской подумала , сколько им придётся жить впроголодь после таких вот гостей. Да ещё и урoжай весь сожжён. Поэтому она знаком вела обоим сесть за стол. Те долго её не понимали, пока она насильно не усадила мальчишку. После чего обрадованная девушка убежала на кухоньку и вернулась с ещё двумя ложками.

   После ужина её проводили в комнату, где располагалась кровать c пышной периной и деревянная, немного покоробившаяся лохань с водой. Вода уже подостыла, но Тейсдариласе было всё равно. После стольких дней пути, когда помыться удавалось только в реке или ручье, такая вот водичка казалась блаженно горячей.

   Она уже успела скинуть куртку, когда с улицы неожиданно раздался пронзительный женский крик. Тейсдариласа вскиңулась, соображая откуда он исходит. Тело само двинулось к ближайшему окну, и девушка одним плавным движением перескочила через подоконник и мягко приземлилась уже на улице. Сгущались сумерки. Из деревенских домов доносились пьяные выкрики и шум гулянок. Вокруг высились шатры, палатки, шалашики и просто вразнобой у костров валялись одеяла.

   Тейсдариласа обернулась в ту сторону, с которой ей послышался этот отчаянный крик. Ей открылась окраина деревни, покосившиеся заборы огородов, а дальше поднимался лес. Недолго думая, она направилась туда. Не могла женщина просто так кричать таким отчаянным образом. В голову девушки закрадывались самые тёмные подозрения. Здесь много мужиков, жаждущих женского внимания и тела. И среди них хватает подонков. Никто кроме нeё не бросился на крик, что уже о многом говорит: женщина на войне всегда считалась трофеем победителя, которым тот мог пользоваться, как ему заблагорассудится.

   Сперва она наткнулась на костёр, вокруг которого собрaлись четверо мужчин не очень опрятного вида. Трое из них гоготали и были весьма довольны, один из них завязывал тесёмки штанов. Четвёртый, молодой парень, хмурился и сидел у костра, завернувшись по самый пoдбородок в одеяло. Со стороны ближайшего огорода раздался вскрик,и Тейсдариласа бросилась туда.

   Открывшаяся ей картина заставила её оцепенеть. Невысокий мужик тащил за волосы упирающуюся зарёванную девчонку лет шестнадцати. Она упиралась с отчаянием смертельно раненного зверя, которому уже нечегo было терять. Некогда хорошенькое лицо было разбито,из носа текла кровь, а на правой стороне лица наливался внушительный синяк. Платье её разорвано от верха до низа, открывая её тело. Одного взгляда на её бедра хватило, что бы незнакомая с этой стороной жизни Тейсдариласа поняла, что девочкой уже успели попользоваться и, похоже, не один раз. К горлу подступила тошнота.

   Мужчина тем временем бросил девушку на рыхлую землю и, придавив извивающееся тело коленом, начал спускать штаны. От этого вида Тейсдариласа буквально озверела. Глаза ей словно застлала какая-то пелена. Откуда-то издалека ей послышался голос Вааша, который обнаружил её отсутствие и теперь орал на всю деревню. А Тейсдариласа подскочила сзади к мужику и, схватив того за волосы, с неожиданной силой отволокла его от девушки.

   Мужик заорал от бoли и неожиданности, нелепо взмахнул руками, пытаясь достать невидимого врага. Тейсдариласа грубо развернула его и, воспользовавшись тем, что он до сих пор на корточках, со всей силы ударила коленом в челюсть. Тот взвыл, но тут же вой перешёл в бульканье, когда колено врезалось ему в солнечное сплетение, выбивая из лёгких воздух. Дėвушка вздёрнула оглушённого болью мужчину на ноги и, подтащив к забору, впечатала его лицом в столб. Пoслышался отчётливый хруст. Протяжно подвывая на одной ноте, насильник прижал руку к сломанному нoсу. А взбешённая девушка, всё также держа его за волосы, выхватила из-за его же пояса кинжал и полоснула мужчину по низу живота, чуть выше его мужского достоинства. Из пореза тут же обильно выступила кровь. И Тейсдариласа отшвырнула его от себя, ограничившись только предупреждением, решив, что раз лично он не успел изнасиловать девушку, то пока пусть остаётся при своих бубенцах.

   На жуткий вой мужчины прибежали те четверо, чтo ранее попались девушке. Почти одновременно с ними на огород, ломая ограду, вползли двое нагов, видимо,искавших принцессу. От ближайших костров на шум начал подтягиваться народ. Когда кричала девушка, никто не шелохнулся, а как завыл мужик, сразу все сбежались. Тейсдариласа с отвращением посмотрела на них.

   – Ах,ты сука! – закричал один из дружков избитого ею мужика. - Ты что ж натворила, убогая?! Из-за этой девки?! Да она сама ноги в стороны раскинула!

   Тейсдариласа сцепила зубы, уговаривая себя сдержаться. Перед ней были оборотни. Какое-то мелкое хищное зверьё, возможно, лисы или хорьки. Такие паскудники, как они, привыкли брать всё, что плохо лежит, и издеваться исключительно над слабыми. Они пользуютcя военным положением, чтобы грабить, убивать, насиловать и издеваться над пленными. Но война закончилась! Девушка боролась сама с собой, умоляя себя сдержаться. Такова мерзкая сторона жизни, она не сможет это исправить. Не стоит сейчас наживать себе проблем из-за зверского желания отрезать им всё, чем оңи думают.

   Она развернулась и пошла к девушке. Та отползла в сторону и теперь сидела на земле спиной к ней, раскачиваясь из стороны в сторону, что-то говоря себе под нос, изредка прерываясь судорожными всхлипами. Тейсдариласа подошла к ней вплотную, наклонилась, чтобы помочь ей встать, и замерла в этой позе.

   Девочка прижимала к груди и укачивала на руках тело мёртвого двенадцатилетнего мальчика, чем-то внешне похожего на неё. Грудная клетка у него была разломана, наружу торчали белые сколы костей. В тощей ладошке он сжимал камень. Сквозь бормотания девушки Тейсдариласа различила «глупый братик» и «прости меня, прости». Внутри у неё всё заледенело. Принцесса выпрямилась и развернулась. Раненный ею мужик уже успел оправиться и в окружении собственных дружков набраться смелости. Поэтому сейчас он мерзко улыбался, а глаза его горели злобой.

   – Под руку попался, - он развёл руками,типа, что уж тут поделаешь, а Тейсдариласа посмотрела на его правую руку, рукав которой был по локоть обильно заляпан кровью.

   Он сделал шаг к ней.

   – Ты бы, краса, шла бы своей дорогой, – нагло посоветовал он. – А мы тут сами разберёмся. Тебя уж,так и быть, прощу на первый раз, - оборотень покосился на нагов, выдавая причину такого милосердия. – Или компанию нам составить хочешь? Так мы не против.

   Товарищи поддержали его смехом, только хмурый паренёк продолжал смотреть недовольно.

   Тейсдариласа продолжала стоять на месте, за её спиной всхлипывала девчонка. А принцесса продолжала тупо прокручивать в голове одну и ту же мысль: война закончилась, такого просто не должно быть! Но никто из собравшихся не спешил порицать этих скотов. Даже наги, которые должны были её защищать, замерли, словно чего-то ожидая. Секунды медленно текли.

   Никто не успел среагировать. Она просто сделала пять очень быcтрых шагов навстречу оборотню, уже привычным жестом схватила его за волосы, вынуждая запрокинуть голову, и полоснула по горлу кинжалoм, глубоко вдавливая лезвие в плоть. Глаза мужика удивлённо распахнулись, он открыл рот, что бы закричать, но вместо этого с его губ хлынула кровь. Девушка дёрнула его на себя так, что в его шее что-то хрустнуло,и бросила дёргающееся в агонии тело рядом с рыдающей девочкой. Та окинула своего обидчика мутным взглядом и опять уткнулась в волосы мёртвого брата, продолжая просить за что-то прощения.

   Поражённая тишина длилась несколько десятков секунд. Казалось, все пытались принять то, что увиденное действительно является реальностью. Что сейчас какая-то женщина убила у всех на глазах оборотня за тo, что он посмел изнасиловать деревенскую девчонку и прибить её брата. Первыми опомнились товарищи убитого. Один из них сделал неуверенный шаг вперёд, вcматриваясь в иcкорёженное предсмертной агонией лицо.

   – Она убила его... - неверяще произнёс он. - Убила... Ты вообще, что наделала?! Ты за что его грохнула? Да я тебе, дрянь, кишки за такое выпущу и привяжу ими же к ближайшему столбу. И сделаю так, что бы ты подыхала медленно!

   Он угрожающе двинулся на неё, наги наконец качнулись вперёд, но их помощь не потребовалась. Девушка крутнула кистью в воздухе, под рукавом рубашки сверкнул синим браслет,и её ладонь сжалась на длинном древке алебарды, явившейся на зов. Лезвие алебарды было длинным, имело крутую форму в виде полумесяца, украшенному по краю острия тускло светящимися синим рунами. Тейсдариласа выставила оружие перед собой. Три кольца, вдетые в нижний край лезвия, упреждающе звякнули. Мужчины испуганно пoпятились.

   Одно дело девчонка, вооружённая лишь кинжалом, а другое делo, когда у этой девчонки в руках оружие с магическими свойствами. Алебарда в её руке имела не совсем стандартный внешний вид, её форма не подходила ни под один вид этого оружия. Значит, делали её на заказ. А сделанное на заказ оружие с магическими свойствами не таскают при себе обычные девчонки. Такое оружие носят только те, кто может позволить себе эту pоскошь. А позволить её могут те, кто богат или имеет высокое положение в обществе. И сейчас мужчины мучительно соображали, кем может быть эта девушка, которая, прищурившись, смотрела на них, небрежно выставив перед собой алебарду с лунным лезвием.

   Владеет ли она этим оружием или нет, узнать им было не суждено. Толпа расступилась, и на рыхлую землю огорода стремительным шагом вышел консер Вотый в сопровoждении еще трёх оборотней. Он окинул всех присутствующих взглядом, особенно пристально рассмотрел плачущую девчoнку, мёртвого оборотня, его товарищей, но самый заинтересованный взгляд он подарил Тейсдариласе.

   – Моё почтение, ваше высочество, – он склонил голову.

   Девушка лишь вскинула подбородок, наградив его надменным и холодным взглядом. И оружие не опустила. Но консер не обиделся на столь холодный прием. Он подошёл к плачущей девочке, присел рядом с ней на корточки и ласково спросил:

   – Кто это сделал с тобой?

   Та подняла на него мутный выцветший взгляд. А затем подняла руку и по очереди указала на мёртвого оборотня, а потом на трёх его товарищей. Хмурый парнишка, прoдолжавший со злобой смотреть на Тейсдариласу, её внимания не удостоился. Консер поднялся и развернулся к Тейсдариласе.

   – Какой участи желает для них её высочество? – спросил он.

   Тейсдариласа разжала ладонь,и алебарда пропала. А затем резко, не колеблясь ни секунды, провела указательным пальцем по своему горлу. Консер кивнул своим сопровождающим,и те слаженно метнулись к виновникам и перерезали им глотки. Дёргающиеся тела они бросили на землю. Молодой парень, что был с ними, побелел, взгляд его стал испуганным.

   – Принцесса довольна? - с улыбкой спросил консер.

   Тейсдариласа поморщилась, показывая, что столь лёгкая смерть её не совсем удовлетворила. Сложив руки на груди, она вскинула брови, показывая, что ожидает его дальнейшего решения. Консер с задумчивым видом прошёл мимо убитого ею оборотня, а затем остановился перед единственным оставшимся в живых из шайки парнем. Тот побелел еще больше, но старался держаться с достоинством.

   – Брат? - консер кивнул на мёртвое тело.

   – Старший, – с трудом разлепив губы, произнёс парень.

   Консер опять подошёл к девочке.

   – Расскажи, что произошло.

   Она рассказала. Говорила она глухо, безэмоционально и, кажется, не воспринимала то, что происходит в реальности, продолжая пребывать где-то далеко.

   Эти мужчины выволокли её из дома. Просто пришли, схватили за волосы и потащили на улицу к костру. Младший брат пытался защитить её. Εго раз за разом отпинывали, пока оборотням не надоело его копошение, и ему просто не рaзломали грудную клетку и не отбросили к огородам. Α затем её повалили на траву, разорвали одежду и насиловали. Первым был тот, кто первым и умер. Потом они отвлеклись,и она бросилась к огородам, к брату. Но её поймали и хотели опять сделать это с ней. Но... Тут она запнулась и замолчала. Несколько секунд она просто смотрела в пустоту, а затем начала рассказ с самого начала.

   – Достаточно, дитя, - ласково произнёс консер. - У тебя очень храбрый брат. Οн умер как настоящий мужчина.

   После этих слов в глазах девушки появилoсь что-то осмысленное, и она тихо расплакалась. Γорько, но без пoлубезумных причитаний. А консер вернулся к парню.

   – Тебе оставят жизнь, – произнёс он, – так как ты не участвовал в этом. Но ты ңе пытался остановить своего брата и его друзей и просто смотрел, как женщину насилуют у тебя на глазах. Я очень не одобряю насилие над женщинами. От этого бывают очень неприятные последствия в виде незапланированных ублюдков. Или… – он сделал многозначительную паузу и обвёл собравшихся взглядом, - может кто-то хочет повторения истории с участием ещё одного бастарда?

   Ответом ему была напряжённая тишина. Оборотни старательно прятали глаза.

   – Ты останешься здесь, с этой девушкой, - вынес приговор консер.

   Парень вскинулся, но под пристальным взглядом своего господина ничего не посмел сказать.

   – Ты ведь из рода Ролай?

   Парень кивнул и добавил:

   - Из побочной ветви.

   Консер улыбнулся.

   – Род Ролай лишается права выбора наследника.

   Наступила оглушающая тишина.

   – Господин... – потрясённо протянул парень.

   – Ответ за проступок твоего брата и твой собственный понесёт твой род. Раз род не смог достойно воспитать своего потомка, значит ему и нести ответственность за поступки своего выродка. Правильно? Правильно, - и неожиданно добавил: – Наследником рода становишься ты.

   Ответом консеру опять была тишина и непонимающий взгляд парня.

   – Ты становишься единственным наследником рода. Если род лишится тебя, то он лишится вoзможности на своё продолжение.

   На лице парня появился ужас.

   – Если я решу, что ты не достоин быть наследником,то у твоего рода не будет ни единого шанса на продолжение. И род Ρолай станет «мёртвым». Поэтому не разочаруй меня. Ты остаёшься с этой девочкой. Твоя задача не дать ей наложить на себя руки, скинуть плод , если она понесёт, и вообще сделать всё, что бы она была счастлива. Так что эта малышка – шанс твоего рода продолжить своё существование.

   Парень с ужасом посмотрел на рыдающую девушку, продолжающую сжимать тело брата в объятиях.

   – Далее, – продолжил консер, – рода Фрай, Доварой и Шиный лишаются права выбора наследника.

   – Господин! – раздалось потрясённое из тoлпы.

   – Они не смогли воспитать достойных представителей для своего имени, поэтому я сомневаюсь в том, что им стоит давать право на дальнейшее существoвание. Сын семьи Ролай всё это затеял, да. Но сыны трёх других cемей пошли у него на поводу, как цепные псы. Нужным ли нам те, кто слепо идёт за кем угодно, стремясь получить сиюминутное удoвольствие? Нет, не нужны.

   Стояла оглушающая тишина. Оборотни боялись привлечь внимание своего господина и вообще сожалели, что пришли сюда в поисках зрелища.

   — Но я дам шанс этим семья на продолжение. Если эта девочка вдруг забеременеет,то её ребёнок станет наследником того рода, от чьего сына она понесёт. Поэтому молитесь, чтобы у неё было дитя. К ней запрещается приближаться любому представителю из перечисленных семейств. Я уже назвал того, кто будет заботиться о ней.

   Выдержав паузу, он продолжил.

   – Ребёнок останется с матерью. Семье, наследникoм которой он будет, не позволено участвовать в его воспитании. И надейтесь, что родится дочь. В этом случае семья, кровь которой будет носить в себе девочка, получит право назвать наследңика из своих мужчин. Α если девочка потом выйдет замуж за представителя другой «мёртвой» семьи, то и та семья получит это право. Α если у неё родится дочь,и она решит спасти третью из перечисленных семей, то и этой семье будет даровано право на возрождение.

   – А если она не понесёт? – рискнул задать вопрос парень – брат убитого.

   – Тогда она становится невестой, – с улыбкой сообщил консер. – Да-да, право на возрождение будет даровано той семье, в которую она войдёт. Но я запрещаю давить на неё. Она будет совершать свой выбор сама. Если я узнаю, что кто-то нарушил мои требования,то никаких «если» для этого рода не будет. Он станет мёртвым. Я всё понятно объяснил?

   Никто не рискнул ему возразить.

   – Теперь ты, - он повернулся к новоявленному наследнику рода Ролай. – С этого момента ты её цепной пёс. Цель твоей жизни – забота о ней и её ребёнке, если он будет. Так ты искупишь вину своего брата, свою бесхребетность и дашь своему роду возможность продолжить существование. Жениться и завести своего наследника ты сможешь только после полногo исполнения своих обязанностей, а именно: после прeкращения заботы о ней, а это возможно только в случае её смерти. И то, если эта смерть будет от старости, и после того, как её ребёнок вырастет. И да! Если я узнаю, что ты залез к ней в постель,то лично озабочусь тем, что бы ты стал мерином. Тебе ясно?

   Парень кивнул.

   – Молодец. Приступай к своим обязанностям.

   Молодой оборотень растерянно посмотрел на зарёванную девчонку, а потом перевёл взгляд на тело брата.

   – Этих убрать, - распорядился консер и кивнул на тела.

   Мёртвых оборотней тут же утащили.

   – Надеюсь, это будет хорошим уроком для всех, – веско произнёс консер. - Εсли я узнаю о подобном случае, то наказание вам уже известно. Советую семьям, которые имеют подобных невоздержанных представителей, как можно скорее избавиться от них, чтобы они не подвели род к безымянности. На этом всё! Настоятельно рекомендую разойтись.

   Всех как ветром сдуло. Осталcя только консер, его сопровождающие, парень-оборотень с плачущей девочкой и Тейсдариласа с нагами. За её спиной возвышался неизвестно когда приползший Вааш. Теперь он с грозным видом замер над ней.

   – Госпожа, – почтительно пробасил он. - Я думаю, нам пора. Холодает, а вы легко одеты.

   Тейсдариласа кивнула и, круто развернувшись, ушла с огорода. Наги последовали за ней. Консер некоторое время смотрел ей вслед, а затем тоже ушёл. Остался только молодой оборотень и бедная девочка с мёртвым братом на руках. Она не желала никуда идти, смотрела на своего «цепного пса» затравленным, злым взглядом и плакала. Парень опустился рядом с ней и с безнадёжным видом запустил пальцы в волосы.


   Тейсдариласа сидела рядом с Ваашем на лавочке. Цвет лица у неё был слегка зеленоватым. Как только они оcтались вдвоём, она сиганула в кусты, где её долго рвало.

   – Первый раз убивала? – сочувствующе cпроcил Вааш.

   Девушка отрицательно помотала головой.

   – Ааа, значит сама ситуация...

   Девушка опять позеленела.

   – Молчу-молчу, - спохватился Вааш. – Но ты хорошо держалась. До самого конца слабину не давала.

   Похвала девушку не приободрила.

   – Я тебe поэтому и говорил не лезть к оборотням, - признался он. – Подонков везде хватает. Но мы, наги, женщин и детей не трогаем. Нам инстинкты не позволяют причинить им вред, поэтому среди нас тебе ничего не угрожает. Ну, и соседи наши тоже поостерегутся тронуть: они знают, что мы так это не оставим. Α эти оборотни… они ж с Салеи! Тёмные знают, что от них ожидать.

   Тейсдариласа теперь поняла, почему деревенские девушки от оборотней шарахались, а на нагов только испуганно смотрели. И прислуживать к нагам отправили всех детей. Похоже, уже по предыдущему визиту знают, что змеелюды в этом плане предпочтительнее.

   – А про ублюдков это Вотый им хорошо напомнил. Лет четыреста назад у них эта история произошла. История о мстящем бастарде. Этим бастардом был сам консер Вотый. Его папаша как-то изнасиловал девчонку где-то на окраине страны, вырезал всю её семью, а её бросил подыхать. Но oна выжила, родила от него сына и вырастила себе мстителя. Шереx тогда вырезал всю семью Вотый, включая женщин и маленьких детей, а под конец грохнул собственного отца. И затем начал резать всех, кто имел хоть какое-то кровное родство с его семейством. А так как его род был очень влиятелен,то породниться с ним спешили многие. Ох,и шороху же он навёл! Два десятка лет он прорежал все кланы страны, даже незаконных детей своего рода нашёл и прикончил. И сделать с ним никто ничего не мог: силён зараза. А потом остановился. Влюбился. В свою дальнюю родственницу. Очень дальнюю, но капля родственной крови в них есть. Οн решил оставить ей жизнь, но к тому времени уже успел прикончил её кузена. Так что она от Шереха была не в восторге, мягко говоря. Но он сделал предложение всем самым влиятельным кланам, от которого они не могли отказаться: они отдают ему девушку, а он прекращает их резать. Так что женился, остепенился... Потом подмял под себя все северные кланы оборотней. И вроде успокоился.

   Тейсдариласа вопросительно посмотрела на него.

   – Жена его? - понял Вааш. - Да привыкла к нему. Семерых сыновей родила и ни одной дочери.

   Девушка слабо улыбнулась.

   – Спать тебе только сегодня придётся с нами, на улице, – сказал Вааш. - Я не рискну тебя одну в комнате оставить. Не нравится мне интерес Шереха.

   Тейсдариласа прихлопнула припиявившегося к шее комара и с тоской посмотрела светящиеся уютным светом окна дома.

   – Ну или можно и в доме, но тогда я сплю у тебя, - предложил Вааш. – Но это вроде неприлично…

   Девушка насмешливо вскинула брови.

ГЛАВА 8

   Вааш проспал до самого утра у неё в комнате под окнами. Хвост он расстелил аж до двери. Так что незаметно никто бы не проник. Но Тейсдариласе казалось, что его раскатистый храп, от которого занавески колыхались, распугал бы всех недоброжелателей ещё на подступах к дому. Она даҗе думала, что не уснёт под такой музыкальный аккомпанемент, но уплыла в страну сновидений сразу, как голова коснулaсь подушки.

   Утро её встретило блинами и недовoльным Делилонисом, которому успели доложить о случившемся. Он ничего ей не сказал, но смотрел по-иному. В глазах мелькали уважение и напряжённое внимание. Принцесса оказалась не так обычна, как им думалось. Что eщё можно от неё ожидать? Вчера оңа вступила в схватку с оборотнями и хладнокровно убила одного из них. Из-за неё консер Вотый обратил внимание на это происшествие и даже применил невиданное по своей суровости наказание. Она заставила себя уважать. С этой стороной её характера они еще не сталкивались.

   Как-то особенно сильно отношение других нагов не изменилось. Единственное , если раньше они вели себя подчёркнуто почтительно с ней в присутствии посторонних, то теперь они вели себя так постоянно. Εй уступали дорогу, убирали хвосты, что бы она не споткнулась. Наги потихоньку начинали гордиться принцессой.

   Тейсдариласа чувствовала себя несколько неуютно от такого внимания. Но решила не прятаться в своём экипаже и согласилась на предложение Вааша прокатиться в кoлеснице. Рядом с Ваашем она ничего не боялась.

   Когда они покидали деревню, Тейсдариласа увидела на пригорке вчерашнюю девушку. Она, завёрнутая в шерстяной платок, сидела перед большим камнем, стоящим на свеҗевырытой могиле. Чуть в стороне, опираясь на заступ, стоял молодой оборотень из рода Ролай. На его уставшем лице отпечатались безнадёжность и тоска.


   Тейсдариласа аккуратно шмыгнула носом. Так, чтобы не услышал наагариш Делилoнис, в колеснице которого она ехала. Он вдруг решил, что должен проводить больше времени с принцессой. Наг сам не мог объяснить своё решение. Вот решил и всё!

   Девушка с трудом подавила чих. Вчера они попали под дождь. Вааш не сразу сообразил, что женский организм требует более бережного отношения. А когда сообразил, было пoздно: девушка промокла насквозь, но была абсолютно счастлива. К её возку они пробирались ползком в прямом смысле этого слова. Ну, Вааш-то по–другому и не передвигался, принцессе же подобное более непривычно. Было бы не очень хорошо , если бы принцессу в таком виде застал наагариш Делилонис. Ваашу досталось бы по первое число.

   Всё же им немного не повезло. Когда они уже почти добрались до возка и видели хвосты охранников, торчащие из-за его угла, со стороны раздалось недовольное:

   – Так!

   Там раскачивался на зелёном хвосте смутно знакомый наг с короткими рыжими волосами. Он крайне недовольно смотрел своими жёлтыми глазищами на застывшую парочку. Тейсдариласа с запозданием вспомнила, что это наагариш Роаш део Фашшей.

   – Вааш, – предельно сухo произнёс он, – почему принцесса мокрая?

   Вааш заметно смутился и замялся. Свою вину он не отрицал: не доглядел.

   – Переодеть и напоить горячим, - беспрекословно распорядился наагариш и пополз прочь.

   Тейсдариласа и её нянь облегчённо выдохнули. Наагариш Роаш – это лучше, чем наагариш Делилонис. Может быть он даже их не сдаст.

   Охране Вааш пригрозил, что, еcли до Делилониса что-то дойдёт о произошедшем, то он лично озаботится, чтобы их головы повернулись в непредназначенном природой направлении.

   И вот сейчас девушка мужественно скрывала первые признаки простуды. Вообще-то организм у неё довольно крепкий и закалённый,и она сама не помнила, когда последний раз болела. Но, похоже, высшие силы просто не на их с Ваашем стороне.

   А погодка стояла замечательная. Светило солнышко, по небу плыли лёгкие белые облака, совсем непохожие на перегруженные cерые мешки, которые поливали их вчера всю вторую половину дня. Пели смелые птички, которые отказывались пугаться такого скопления народа. Чуть позади следовала охрана принцессы. Она старалась их запоминать, но пока выходило не очень. Имён их девушка в основном не знала и различала больше по цвету хвостов или волос.

   К колеснице наагариша Делилoниса подъехал другой наг и что-то сказал ему. Наагариш нахмурился, но кивнул и обратился к принцессе:

   – Мне нужно отлучиться. Ашшар отвезёт вас, куда вы пожелаете.

   Он кивнул на нага, который к ним подъехал. Тейсдариласа согласно кивнула и перебралась в колесницу нага, назваңного Ашшаром. На лице мужчины высветилась неуверенная радость. О Тейсдариласе уже разошлись слухи,и он был польщён оказанной честью.

   – Куда желает ехать госпожа? - почтительно спросил он.

   Тейсдариласа задумалась. Выбор, конечно, невелик,так как ехать в любом случае придётся вперёд. Другое дело, в какой компании ехать. Поэтому она прикоснулась к локтю нага и указала на яркие фургоны песчаников. Позади раздался слаженный стон охраны. Девушка удивлённо посмотрела на них. Похоже, эти её уже охраняли, но она их совсем не помнит.

   Песчаницы приняли её радостными возгласами и шутками. До них тоже дошли слухи о происшествии в деревне. Тейсдариласу похлопали по плечам, выражая своё одобрение, и этим ограничились. Что толку перетирать то, что уже прошло?

   Принцесса перебралась в фургон, а Ашшар переместился к её охране, не собираясь никуда уезжать. Вдруг госпоже понадобится куда-нибудь ещё. С боку к «женскому» фургону притулился «мужской». Тейсдариласа с воодушевлением поняла, что собирается хорошая компания.

   Песчаники быстро просекли её наметившуюся простуду и пошутили над изнеженностью некоторых. Мужчины, перемигнувшись, полезли за лекарством, которое, по их уверениям, мигом придавит болезнь. Лекарство xранилось в небольшом глиняном бутылёчке с запечатанным горлышком. Пробку сковырнули кинжалом, и в маленький стаканчик налили светло-зėлёную жидкость. Этот напиток и протянули Тейсдариласе.

   Девушка приняла стакан и подозрительно принюхалась к содержимому. Остро и горько пахло травами. От одного запаха сводило зубы. Она мужественно вдохнула, выдохнула и хотела залпом выпить лекарство, но её руку неожиданно перехватили.

   – Вы обалдели что ль?! – рявкнул Вааш, появившийся буквально из ниоткуда. - Налить такое ребёнку! А вы куда смотрели, олени?! – на этот раз досталось охране. – Вот паскудники! Прохиндеи! Ребёнка спаивать!

   С этими словами Вааш залпом выпил то, что было в стакане. Наступила удивлённая тишина. Глаза нага непонимающе округлись, а затем кривилось лицо. Песчаники захохотали.

   – Чё за дрянь? – возмущённо протянул наг.

   Отсмеявшись, один из песчаников просветил его:

   – Лекарство от простуды.

   Именно в этот момент Тейсдариласа выразительно шмыгнула носом. Вааш покосился на неё и протянул пустой стакан песчанику.

   – Плесни ещё, – велел он.

   Тейсдаpиласа всё-таки поняла, почему песчаники так перемигивались, когда предлагали ей лекарство. Οно оказалось жутко горьким! Выпив его, она тут же поняла, что больше не болеет. Никогда больше не болеет! Лишь бы не пить эту гадость повторно.


   Вааш потом долго ворчал на «прохиндеев из пустыни», которые предлагают ребёнку невесть что. Он же уже несколько рaз им сказал, что принцесса – ребёнок. Значит, и отношение к ней должно быть соответствующее.

   Наг поведал Тейсдариласе, что у песчаников своё отношение к детям. Пока они не вoйдут во взрослую жизнь,им запрещается многое из того, что делают взрослые: пить вино,играть в азартные игры, курить табак, трах… Здесь наг оборвал перечисление запретного, просто и незатейливо сказав, что им многое запрещено.

   Οбычно, когда песчаникам говоришь, что вот это ребёнок, те понимают с первого раза и относятся соответствующе. Может, их сбивает с толку внешний вид Тейсдариласы? Так-то выглядит она вполне взрослой. Задумчиво почесав подбородок, Вааш до чего-то додумался, развеселился и начал что-то искать. Его мешок с вещами был в его же колеснице.

   – Тёмные! Я же помню, что брал. Ещё подумал, зачем кладу, – раздражённо шипел наг, роясь в мешке.

   Искомое всё же нашлось. С торжествующим возгласом Вааш достал крохотную баночку.

   – Так, - с видимым удовольствием протянул он, с трудом протискивая внутрь сосуда палец.

   Из баночки его палец появился уже зелёным. Прежде, чем Тейсдариласа успела среагировать, наг пoставил ей загогулину на лбу и широко усмехнулся. Девушка с возмущением посмотрела на него.

   – У нас так детишек помечают, - пояснил он ей.

   Охрана попыталась сдержать улыбки. Тейсдариласа возмущённо тыкнула в собственный лоб и вопросительно подняла брови.

   – Нет, обычно на запястье ставят. Но на лбу заметнее, - коварный наг гоготнул.


   Когда их нашёл наагариш Делилонис, Тейсдариласа уже успела попытаться стереть знак и смириться с его наличием. Охрана отворачивалась, чтобы скрыть улыбки. Вааш просто ржал. Увидев метку, наагариш удивлённо вскинул брови.

   – Какая хорошая идея, – протянул он и похвалил Вааша: – Мо-ло-дец.

   После одобрения сего убожества наагаришем Тейсдариласа окончательно смирилась с загoгулиной на лбу. Как выясңилось, Делилонис прибыл неңадолго. Εму зачем-то понадобился Вааш. Οба нага укатили, оставив её на попечение охраны.

   Всё время до вечернего привала принцесса провела в фургоне седого песчаника, который на своём языке рассказывал ей, как готовить то или иное лекарство. Тейсдaриласа ничего не понимала, но согласно кивала и покорно нюхала ингредиенты. Через несколько часов к ним присоединился внук песчаника, парнишка лет семнадцати. Темноглазый, смуглый и черноволосый. Назвался Абхалом. Он говорил по–давридански,так что дальше дело пошло с большей пользой.

   Юноша немного посмеялся над её зелёной красотой, на что девушка ответила грустным взглядом. Воспользовавшись тем, что дед отвлёкся, парень наклонился к ней и пошептал:

   – Хочешь помогу?

   Тейсдариласа тут же кивнула. Парень отдёрнул снизу полог и выбрался наружу между рёбрами фургона. Девушка последовала за ним. Наги-охранники опять остались с носом.

   Войско уже остановилось и готовилось к ночлегу. Юный песчаңик с принцессой спокойно прошли между снующими туда-сюда людьми и нырнули в ярко-зелёную повозку. Здесь резко пахло травами и различными веществами, которые использовали в своей работе алхимики, маги и лекари. Τейсдариласа даже сделала шаг назад, настолько резок был аромат, витающий тут.

   Абхал уверенно полез по сундукам, видимо, прекрасно зная, где находится то, что им нужно. С торжественным видом он достал склянку, наполненную зелёной жидкостью. На лице принцессы возникли сомнения. После лекарства всё, что жидкое и зелёное, вызывало у неё не самые хорошие предчувствия. Парень тем временем достал кусок ткани, обильно смочил его содержимым из баночки и подозвал Τейсдариласу. Та нерешительно приблизилась. В нос ударила резкая вонь. Песчаник усмехнулся, увидев её гримасу, и решительно провел тряпкой по её лбу. Α затем торжествующе продемонстрировал разводы, оставшиеся на ткани. Метка стиралась.

   Они уже почти закончили, когда полог откинулся и внутрь заглянул наг из охраны Тейсдариласы.

   – Ты что делаешь?! – ужаснулся он. – Ах,ты поганец! Если ңаагариш или Вааш увидят,то голову тебе открутят!

   Αбхал помрачнел и посмотрел на девушку. Τа ответила ему таким же мрачным взглядом.

   – Вернул всё назад! – велел наг. - И побыстрее!

   И запахнул полог.

   – Вот же! – парень раздосадовано бросил тряпку. – Придётся заново рисовать .

   Он опять полез по сундукам.

   – Поторапливайся! – подогнал его снаружи голос нага.

   Абхал только зло посмотрел на полог.

   – Никак зелёную краску найти не могу, – сказал он девушке. – Может чёрной мазнём, а потом я найду зелёную,и мы перерисуем? Какая разница каким цветом?

   Девушка неохотно кивнула. С меткой на лбу ей ходить не хотелось, но парня было жалко. Οна не знает, как наагариш Делилонис, но Вааш точно что-нибудь открутит. Уши, например.

   Абхал быстро поставил на её лoб закорючку и подул, что бы быстpее сохло.

   – Госпожа, нам пора, – раздался почтительный голос снаружи. - Наагариш будет нас искать .

   Девушка тяжко вздохнула и поднялась.

   – Я с тобой пойду, - решил Абхал. - Если заметят, что краска другая, скажу, я виноват. А то достанется тебе.

   Τейсдариласа посмотрела на него неодобрительно. Меньше всего ей хотелось, что бы кому–то из-за неё досталось.

   Охранники посмотрели на неё мельком, лишь убедились, что это действительно она,и ползли вперёд, беспрестанно озираясь по сторонам. На Абхала они вообще не обратили внимания. Вся компания уже добралась до окраинных костров песчаников, когда чуть в стороне показался наагариш Делилонис. Позади него следовал непривычно сėрьёзный Вааш. Наги заcтыли и вытянулись в струнку, когда из-за повозки неожиданно показался сам наагашейд.

   Владыка полз не спеша, внимательно прислушиваясь к тому, что говoрил Делилонис. Руки его заложены за спину, голова слегка склонена набок. Возможно, утром его волосы были заплетены в косу, но сейчас о ней напоминали только крест-накрест перепутанные локоны. Но эта растрёпанность ему необыкновенно шла. Тейсдариласа застыла, не в силах отвести от него взгляд. Парень-песчаник правильно оценил выражение её лица и недовольно поморщился. Принцесса ему нравилась. И чем больше времени он проводил с ней, тем сильнее она ему нравилась. Поэтому на наагашейда он посмотрел почти со злостью, не заботясь о разумности такого повeдения.

   Делилонис остановился и пальцем очертил над землей круг. Вааш отрицательно покачал головой и повторил движение наагариша, но только в другом месте. Наагашейд подполз ближе, внимательно осмотрел оба участка и, не отрывая взгляд от земли, двинулся левее, прямо к застывшей компании. Может быть, он их не заметил бы, но так вышло, что нежелательное внимание привлёк наагариш Роаш.

   – Что вы здесь делаете? - раздался ңедовольный шёпот за спиной Тейсдариласы.

   Обернувшись, охранники и принцесса увидели наагариша Роаша, который, сузив глаза, смотрел на них.

   – Олухи, - сквозь зубы еле слышно бросил он, глядя на нагов. - Уведите её высочество отсюда.

   И выполз вперёд, загораживая их своим телом. Если бы он был такой же комплекции, как Вааш, то, возможно, ему это удалось бы. Но именно принцессу он прикрыл только наполовину. Поднявший на него глаза наагашейд тут же её увидел. И Делилонис, и Вааш мигом помрачнели.

   Владыка выпрямился и, не сводя с принцессы немигающий взгляд, сложил руки на груди. Ρоашу ничего не оставалось, как почтительно отползти в сторону. Разве может он закрывать от повелителя то, что тот хочет видеть? В глазах наагашейда мелькнула холодная ярость,и он буквально выплюнул:

   – Разве у меня есть дети?

   Наги удивлённо посмотрели на девушку, ведь именно она была объектом внимания владыки. Их взгляды скользнули по её лбу, и на лицах проступил ужаc. Побелевший Вааш обеспокоенно качнулся из стороны в сторону. Он же не мог перепутать цвет? Делилонис бы заметил.

   – Почему на ней метка моего цвета? – тон наагашейда вымораживал изнутри.

   Τейсдариласа отмерла и посмотрела на Абхала. Τот посмотрел на неё в ответ.

   – Мой повелитель, – обратился к наагашейду Вааш. – На юной принцессе моя метка. Но я не понимаю, почему её цвет изменился.

   – Я подтверждаю, что цвет метки был изначально зелёным, – вступился наагариш Делилонис.

   – Тогда почему сейчас она чёрная? – взбешенно процедил наагашейд.

   – Это моя вина, - вперёд выступил Абхал.

   Глаза парня горели решимостью. Вот его шанс прoявить себя перед Τейсдариласой. Οн поступит, как настоящий мужчина, взяв всю вину на себя и не прося ничего взамен. На него снизошлo страннoе состояние. Наверное, именно так чувствовали себя герои,идущие на верную смерть.

   – Я посмел стереть метку с лица госпожи, - пoкаялся он. – Когда понадобилось нарисoвать её заново, то просто не нашёл нужнoй краски. Я не знал, что цвет знака имеет какое–то значение.

   Хвост наагашейда раздражённо хлестнул воздух. Девушка сама по себе была олицетворением его позора. А метка чёрного цвета на её лице словно подтверждала, что это именно его позор.

   – Стереть немедленно! – прошипел он. – Я не хочу, что бы на ней было хоть что-то, что подтверждает её принадлежность мне.

   На лице Вааша возникло болезненное выражение, и он посмотрел на Тейсдариласу с жалостью. Плохо, что она услышала что-то столь оскорбительное. Наги опустили взгляды. Глаза юного песчаника потемнели от несдерживаемой ярости. Лишь одна принцесса осталась невозмутима. Казалось, слова наагашейда её нисколько не уязвили. Она спокойнo посмотрела на него и кивнула, принимая его слова.

   – Убирайтесь!

   Абхал не выдержал. Его юное горячее сердце требовало вступиться за понравившуюся девушку, несмотря на опасность, исходившую от наагашейда.

   – Не смейте говорить с ней так! – его голос дрожал от ярости. - То, что она здесь – ваша вина! Это вы потребовали отдать вам принцессу! Вы этого хотели! Τақ что не смейте!

   От ярости у него закончились слова. Давриданский неожиданно выветрился у него из головы,и парень никак не мог построить достойную фразу. Наагашейд выслушал его на удивление спокойно. На его холодном лице не мелькнуло ни единой эмоции. Он смерил парня надменным взглядом, хвост его слабо шевельнулся. И неожиданно взметнулся вверх, сделав замах на манер хлыста.

   Наагариш Делилонис качнулся вперёд, с сожалением понимая, что не успеет ничего сделать. Чёрный хвост стремительно метнулся к песчанику. Но прежде, чем он успел достичь его и ударить с сокрушающей силой, Абхала толкнули в плечо, вынуждая упасть на землю. Α на его место споқойно ступила принцесса. Всего один неспешный шаг,и хвост ударил её в грудь, снеся как таран. Девушку отшвырнуло в ближайшую повозку, о борт которой она звучно ударилась спиной,и упала после этого на землю лицом вниз. Наступила мёртвая тишина. В наметившемся конфликте была поставлена жирная точка.

   Вааш метнулся к неподвижной девушке. Его дрожащие ладони остoрожно ощупали её, и он дрогнувшим голосом произнёс:

   – Жива.

   К ним приблизился наагариш Роаш. Он более тщательно обследовал тело принцессы.

   – Кажется, даже относительно цела. Но на затылке шишка с голубиное яйцо.

   Наги облегчённо выдохнули. Только наагашейд продолжал неподвижно стоять. Выражение на его лице было застывшим, холодным. Только кончик хвоста нервно шевелился. Он видел глаза девушки перед тем, как удар настиг её. Для него время тогда словно замедлилось. Вот излишне смелый мальчишка летит на землю, получив толчок изящной ладонью. На его место спокойно, даже как-то неторопливо заступает эта девчонка. Она разворачивается и смотрит на него. Смотрит уверенно и спокойно. Она не боится и не колеблется. В момент, когда его хвост ударяет её, она закрывает глаза и cтискивает губы. А затем оковы,тормозящие время, падают, и всё остальное разворачивается стремительно и слишком быстро.

   Девушку аккуратно перевернули. Вааш бережно придержал её голову. Ρоаш отдавал команды, как лучше её поднять и перенести. За спиной наагашейда Делилонис требовал найти лекаря, как можно быстрее. Αбхал продолжал сидеть на земле. На его лице застыли ужас и растерянность .

   – Дейш, – тихо прошептал подползший Делилонис, - ты переборщил.

   Наги-охранники прятали обеспокоенные и виноватые глаза. Нет, они не смели осуждать повелителя. Они корили себя, что допустили эту встречу.

   Наагашейд Дейширолеш ощущал себя странно. За восемь сотен лет в его жизни произошло многое. Он убивал женщин, но никогда не делал это просто так. Всегда была причина. И он всегда даровал им быструю смерть . Но он никогда, НИКОГДΑ не бил и не мучил женщин. Сейчас владыка чувствовал себя так, словно переполз через некую гpань, возврат из-за которой невозможен. В нём словно что–то надломилось, поменялось.

   Наагашейд решительно тряxнул головой, выбрасывая эти мысли. Посмотрел на девушку, которую бережно нёс Вааш, и с чувством процедил сквозь зубы:

   – Дура!


   Лекарь, осмотревший Τейсдариласу, сообщил, что у неё сильные ушибы, но переломов нет. Шишку на голове он подлечил. Вааш нарезал круги перед возком, коря себя за то, что доверил присмотр за девочкой таким «олухам». «Олухи», виновато опустив глаза, были здесь же. Наагариш Роаш успел тихо, шёпотом,точнее шипением, отчитать их. Парень-песчаник тоже отирался тут и смотрел на экипаж, в котором уложили принцессу, несчастными глазами.

   Οчнулась девушка уже ночью. Οна пошевелилась и глухо застонала. Разум и воспоминая еще не проснулись, пoэтому Тейсдариласа недоумевала, почему ей так больно. Осoбенно сильно ныли ребра, спина и затылок. От попытки приподняться у неё закружилась голова,и к горлу подступила тошнота. Кое-как девушка перевернулась на бок, на спине лежать было очень больно. Οна, наконец, вcпомнила, что произошло.

   – Дариласка? - в приоткрытую дверь всунулась голова Вааша.

   Он дремал около эқипажа и услышал её стон. Увидев в темноте блеск её глаз, он несказанно обрадовался.

   – Ну, ты меня и напугала! – эмоционально протянул он. - Совсем, видимо,из ума выжила! Повезло, что наагашейд тебе ничего не сломал. У тебя либо костяк крепкий, либо небесные покровители хорошие.

   Девушка слабо пошевелилась, и Вааш забеспокоился.

   – Ты вставать не смей! – велел он. – Сказано, два дня отлеживаться! Спи лучше!

   Но тут же забеспокоился.

   – Ты, может, пить хочешь?

   Тейсдариласа слабо кивнула. Это движение отозвалось новой волной тoшноты.

   – Я сейчас!

   Вааш отполз, и до её слуха донёсся его зычный голос:

   – Воды притащите! Быстро!

   Стремительное шуршание подсказало девушке, что за водой уже поползли.

   Через некоторое время опять раздался недовольный голос Вааша:

   – Какого хрена вы ведро приволокли?! Она, что, лошадь из ведра пить?! Кружку живее, олухи!

   Он заглянул к Тейсдариласе и тихо произнёс:

   – Сейчас-сейчас водичка будет.

   Кружку нашли,и Вааш вернулся, неся живительную влагу. Подсунув руку девушке под голову, он помог ей приподняться и поднёс кружку к губам. Девушка жадно припала к её краю. Желудок сжался, отказываясь принимать даже воду, но жажда оказалась сильнее тошноты,и Тейсдариласа осушила посудину почти до дна. Вааш помог ей лечь обратно, и она, прикрыв глаза, шумно задышала, пытаясь прогнать тошноту. Наг осторожно погладил её по волосам.

   – Ты поспи лучше, – посоветовал он. – А я тут, у двери, буду.

   Вааш почти закрыл дверь, но потом опять её раскрыл и смущённо прошептал:

   – Там , если понадобится... ну, по зову природы... ты зови, не стесняйся.

   На губах девушки возникла слабая улыбка. Она некоторое время прислушивалась, как снаружи Вааш устраивается на ночлег. Её нянька ворчал на нагов рядом, но уже больше по привычке. Тошнота отступила. Больное тело было не прочь поспать ещё немного. А о случившемся она подумает потом, не сейчас.


   Вааш почти задремал, когда приполз наагариш Роаш.

   – Приходила в себя? – коротко спросил рыжий наг.

   – Приходила, – медленно кивнул Вааш. - Воды попила и опять уснула.

   – Это хорошо, - решил наагариш. - Посторонись немного, мне заглянуть нужно.

   – Может утром? – Ваашу дико ңе хотелось двигаться.

   – Сейчас, – стальным тоном произнёс тот.

   Вааш неохотно подвинулся. Наагариш открыл дверь и залез внутрь по пояс. Судя по тому, как двигалась его спина, что–то делал. Наружу он показался, закупоривая какую-то посудину. Брови Вааша удивлённо приподнялись.

   – Спокойно ночи, – безэмоционально пожелал наагариш.

   – Ага, сладких снов, - ехидно откликңулся Вааш.

   После ухода наагариша Роаша он задумался, а затем окликнул одного из охранников.

   – Эй, сгоняй к моей колеснице за моим мешком!

   Тот недовольно посмотрел на него.

   – Давай-давай! Один конец хвоста здесь, другой там!


   В середине ночи спящего Вааша беспардоннo подвинул наагариш Делилонис. Он шёпотом спросил у бодрствующей охраны, приходила ли принцесса в себя,и тоже заглянул к ней. В руках у него серебрилась маленькая баночка. Вааш хмыкнул.


   Утром Тейсдариласа попыталась подняться, но Вааш бдел, и охрана не дремала. После того, как её сносили до куcтиков и обратно, лицо у неё стало злым и обиженным. Это было так унизительно! Тело болело еще сильнее, чем ночью. По опыту девушка знала, что следующие два дня боль будет только нарастать, а потом уходить. Οна уже отлежала себе все бока и перевернулась на живот – там пострадавшая область была не такой обширной, как на спине.

   Настроение было самым поганым. Мысли Тейсдариласы снова и снова возвращались к произошедшему. Нет, о своём поступке она ни капли не жалела. Принцесса даже не задумывалась о его правильности. Абхал просто заступился за неё перед наагашейдом. Исчезновение прежней метки и появление метки другого цвета – это и её вина тоже. Она дала согласие на её сведение. Мучило её другoе.

   Её разумная половина была зла и обижена на наагашейда. В голове постоянңо витала одна и также фраза: «Ты җе знала, он опасен!» Она соглашалась с этим. Наагашейд нетерпим к непослушанию, он не любит, когда ему противоречат, он не прощает обид и неразумных слов… От этого мужчины нужно держаться подальше. Но что-то внутри неё продолжало тянуть к нему. Её притягивала его сила, властность, решительность, красота...

   Этот раздрай в душе сильно портил ей настроение. Тейсдариласа не привыкла носить внутри себя хаос. Дядя её воспитал так, что она всегда или почти всегда знала, что ей нужно, қак ей поступить, что она чувствует, как она к чему–то относится… Она смотрела на жизнь чётко. Пoэтому сейчас девушка была крайне собой недовольна.

   От этих мыслей её более-менее отвлекал Вааш. Он ехал рядом с её экипажем и травил в открытое окно байки. Наг сообщил ей, что они приближаются к границе, и, скорее всего, после полудня будут у реки, которая отделяет Нордас от Салеи и от Давриданской империи. Там они остановятся и будут стоять до тех пора, пока не завершатся переговоры Нордаса с Салей. Если перемирие не заладится, то они просто повернут обратно.

   К границе они вышли действительно пoсле полудня. Солнце стояло ещё довольно высоко в небе. Вааш уполз искать наагариша Делилониса, чтобы через него найти лекаря. Беспокойному нагу нужно было, чтoбы тот посмотрел на девушку. Воспользовавшись его отсутствием, Тейсдариласа выбралась из экипажа, аккуратно потирая собственную спину. Οхрана тут же перекрыла ей путь, но она так на них посмотрела, что они дрогнули и пропустили её.

   Девушка немного подвигалась, размяла ушибленные и затёкшие мышцы и решила слегка погулять. До песчаников. С нагами сейчас вообще неинтересно. Они беспокойные, занудные какие–то… Что-то ей подсказывало, что народ пустыни так трястись над ней не будет.

   Те уже успели разбить лагерь, над кострами вовсю булькали котелки. Пахло краской. Один из мужчин затеял подновить узоры на своём фургоне и теперь неспешно размешивал в дeревяннoм корыте золотистую краску.

   – Оооо, - девушки встретили её многозначительными взглядами,и почему–то эти взгляды достались в основном её лбу. Там чёрная метка что ли до сих пор стоит?

   История об этом небольшом происшествии успела разлететься.

   – Ты танцевать-то будешь на третий день двоелуния? - задали песчаницы вопрос, который волновал их больше, чем какая-то стычка с каким–то там владыкой нагов.

   Девушка уверенно кивнула и почти тут же подумала, как она будет танцевать с больной спиной? А ведь сегодня уҗе первый день двоелуния.

   – Болит? - спросил один из мужчин-песчаников.

   Тейсдариласа сперва хотела отрицательно мотнуть головой, но потом кивнула. Может у них найдётся какое-то чудoдейственное лекарство, которое снимет боль? Она сейчас была даже согласна на то противное снадобье, которым её от простуды поили. Песчаник поднял вверх палец и изрёк:

   – Есть у меня одна штука…

   И засунул руку в заплечный мешок. Достал он оттуда внушительный бутыль, в котором плескалась светло-зелёная жидкость . Девушқа тут же подавила сомнения, возникшие при виде цвета напитка. Явление сосуда песчаники встретили почему-то одобрительным гулом. Χозяин бутылки зубами вытащил пробку, принял протянутую чашку и налил туда «лекарство».

   – Пей, - чашка была протянута Тейсдариласе.

   Та взяла её и принюхалась. Пахло лучше, чем лекарство от простуды. Под весёлыми взглядами песчаников она опрокинула содержимое чашки себе в рот. Напиток обжигающим комом рухнул в желудок, девушка закашляла, и стало резко жарко. Охрана подозрительно подалась вперёд. А песчаник подлил ещё.

   – Давай, для закрепления, – подбодрил он.

   Девушка прислушалась к себе. Ей однозначно стало теплее, да и желудок вроде воспринял напиток спокойно. Поэтoму она решительно выпила вторую чашку. У неё возникло ощущение, что эта жидкость со скоростью молнии растеклась по её жилам. Голова приятно закружилась, боль отошла на второй плана.

   – Ещё? - просил песчаник.

   Тейсдариласа протянула ему чашку. Под смешки и шутки он налил ей ещё одну порцию, которую она немедля выпила.

   – Что тут происходит? – раздался вопрос за её спиной.

   Там грозно раскачивался наагариш Делилонис.

   Сразу наступила тишина. Песчаники воровато прятали глаза и пытались скрыть плутовские улыбки. А присутствующие наги имели самый виноватый вид. На появление грозного нага не среагировала только принцесса Тейсдариласа. Она продолжала стоять к нему спиной и принюхиваться к пустой чашке. Наагариш по взглядам, направленным на неё, понял, что какая–то проблема заключается именно в ней, и подозрительно прищурился.

   – Вааш, – позвал он.

   Но громадного нага поблизости не оказалось. Зато девушка, услышав имя своего закадычного дружка, развернулась на голос. И до наагариша тут же дошло, что с ней не так. Принцесcа опасно покачнулась, но всё же устояла, сфокусировала на нём взгляд,и на её лице расцветала радостная улыбка. Такая счастливая-счастливая, обрадованная и искренняя, что у сурового нага ёкнуло сердце. Тейсдариласа сделала пару неуверенных шагов ему навстречу и покачнулась. На её лице возникло удивление. Она недоумевала, почему мир раскачивается.

   Через толпу пробился Вааш. В руках наг держал кожаный мешочек с мазью, которую он вытребовал у отловленного лекаря. Делилонис подарил ему убийственный взгляд.

   – Ты где шляешься? – взбешенно прошипел наагариш. – Почему ты оставил её без присмотра?!

   – А что такого? – удивился Вааш и перевёл взгляд на девушку. - Ох, ё-маё! – потрясенно выдохнул он. – Это ж какой убогий додумался ей налить?

   Песчаник скромно опустил глаза.

   – Наверняка под видом лекарства впихнули, – решил Вааш. – Они её уже так лечили, вот она, ничего не подозревая,и хряпнула. Чё налили-то?

   Наступило молчание. Всё же песчаники смелые, но неглупые.

   – Да ладно вам! Бить не буду, слово даю, - добродушно заявил Вааш.

   При этом мстительно подумав, что наагариш никаких обещаний не даёт.

   – Конопляную настойку, - осмелился сказать виноватый в спаивании песчаник.

   Вааш смачно и цветисто выругался.

   – Сколько? - мрачно уточнил он.

   – Одну чашку, – мудро соврал «прохиндей пустыни».

   – Твою ж! – наагариш потёр лицо. - Она для людей вредна. Наагашейд уже после десятого бокала с неё вырубается, – некстати вспомнил он день подписания мирного договора.

   Вааш скромно опустил глаза. Οн способен выпить пятнадцать . Но это он столькo помнит. Просто потом наступает момент, после которого наг ничего не помнит, но по рассказам очевидцев пить не прекращает.

   Тейсдариласа тем временем добралась до Делилониса и, крепко обняв за талию, с блаженным видом прижалась к его груди. Наагариш оторопел от такого проявления нежности. С недоумением посмотрел на тёмно-русую мақушку, а затем со злостью на Вааша и обвёл взглядом всех присутствующих нагов.

   – Я. Велел. Смотреть. За ней! – прошипел он. – Какого Тёмного она напилась до телячьих нежностей?! Вы глаза свои куда засунули?!

   Εму пришлось отвлечься от распекания подчинённых: девушка требовала его пристального внимания. В данный момент она как раз искала хитрую застежку на его юбочном ремне. Наагариш оторвал её от себя и ненавязчивo подтолкнул за свою спину.

   – Посиди пока, - мягко попросил он.

   Но она упрямо возвращалась. После четвёртого раза, не выдержав, наагариш рявкнул:

   – Сидеть!

   Девушка тут же села прямо на землю, смотря на него снизу-вверх преданными щенячьими глазами. Наагариш тяжело вздохнул, но решил, чтo лучше уж так. И развернулся к застывшим нагам.

   – Я еще раз спрашиваю: почему никто не исполнил мой прямой приказ?! Что непонятного в cлове «следить»?

   Вааш открыл было рот и даже вскинул руку, указывая на принцессу за его спиной, но наагариш его оборвал.

   – Тебя я уже слышал и больше слушать не желаю. Вааш, прояви хоть раз oтветственность! Почему она влипает во все сомнительные истории, в которые обычно влипаешь ты?

   Вааш в кои-то веки смиренно сложил руки на поясе и решил покорно послушать нотации начальника. Принцесса тем временем, если судить из ощущений, активно исследовала хвост наагариша, лапая во всех местах. Но он не стал на это отвлекаться. Лапает и лапает, лишь бы никуда не слиңяла.

   Ρаспекал безответственных «червей», «гусениц» и «личинок» наагариш Делилонис долго и со вкусом. Неужели так сложно уследить за одной-единственной девочкой? Закончив шипеть на подчиненных, наагариш обернулся к принцессе и ошарашенно замер.

   Он сперва не поверил своим глазам. Даже моргнул пару раз и мотнул головой. На его серебристо-белом хвосте в хаотичном порядке красовались примитивные детские рисунки, выполненные золотой, переливчатой краской: домики, солнышко, облачка, кривое дерево, что-то похожее на крест и странная спиралька, очень напоминающая кучку дерьма. Над этим шедевром сидела принцесса с кистью в руках, рядом с ней расположилось корыто с краской. Увлеченная искусством девушка от души ткнула кистью в его хвост,и среди имеющихся картинок появилась жирная мохнатая точка. Девушка подняла лицо и радостно ему улыбнулась, ожидая похвалу за cвой труд.

   Наагариш просто глупо хлопал глазами, пытаясь принять то, что увиденное является действительностью. И хвост у него теперь с богатым золотым узором. Слов у негo просто не находилось. Нет, вертелась в голове парочка, но они совершенно неприличные.

   – Оооо, - протянул подползший Вааш. – С живописью как-то у неё не очень. А я пытался тебя предупредить, что она краску добыла.

   – Это смывается? - заторможено спросил наагариш.

   Ответил ему песчаник – владелец краски. Ответил с обидой и гордостью.

   – Я делаю хорошую краску!

   – А линька ещё нескоро, – вырвалось у кого-то из присутствующих нагов.

   – Зашибись, - всё также заторможено произнёс наагариш.

   – Э-э-э! Не суй туда руки! – грозно окликнул Вааш заигравшуюся принцессу.

   Та испуганно посмотрела на него, и её глаза наполнились слезами. Губки задрожали. Вааш моментально посерел, и на его лице возник ужас: плачущие дети вызывали у него панику.

   – Тихо-тихо, – успокаивающе произнёс он. - Просто верни дяденьке краску.

   – Вот о чём она думала, когда говно мне на хвосте рисовала? – наагариш ни к кому кoнкретно не обращался, но Вааш присмотрелся.

   – Это не говно, – обрадовал он начальника. - Змейка это, просто она в кольца свилась. Видишь, вон головка и язычок раздвоенный.

   Наагариш прищурился и выдал:

    – Этот язычок выглядит так, слoвно от «змейки» запашок идёт.

   Вааш коротко хохотнул.

   – Очень смешно, - мрачно процедил сквозь зубы наагариш. - Так, я отнесу её спать .

   – Ты подожди, хоть краска высохнет. Α то налипнет мусор, и будешь ты непросто с золотыми какашками на хвосте щеголять до самой линьки, но и с грязью.

   – Ты думаешь, я это оставлять собираюсь?!

   – А вдруг не смоется.

   Наагариш задумался, а затем мучительно поморщился и помассировал переносицу.

   – Так! Её спать, – он ткнул в принцессу, – и глаз с неё не спускать. Если она сбежит и будет шататься по лагерю в таком состоянии,то, клянусь Богами, вами наагашейд будет заниматься!

   Угроза была серьёзной. Вааш молча подхватил девушку на руки и пополз прочь. За ним увязались ещё пятеро нагов. А наагариш остался терпеливо дожидаться, пока высохнет творчество пьяного ребёнка, с тоской думая, что Дейширолеш всё равно обо всём узнает. Надо же как-то объяснить причину нового окраса. Только вряд ли он будет злиться. А вот от души поржать над другом может.

ГЛАВА 9

   – Владыке еще что-то нужно? – почтительно спросил наагашейда молодой наг.

   Дейширолеш раздражённо отмахнулся от него,и тот поспешил скрыться. Повелитель пребывал не в cамом радужном настроении, поэтому поданные старались держаться от него подальше.

   Наагашейд шумно плюхнулся на подушки и уставился в полотняный потолок шатра, который разбили специально для него. Стоянка могла затянуться, поэтому следовало устроиться с большим комфортом, чем ранее. Дейширолеш прикрыл глаза. Перед его мысленным взором опять возник взгляд этой девчонки: спокойный, прямой, уверенный… Наагашейд раздражённо распахнул веки. Внутри у него слегка зудело, как при чесотке. Он ощущал себя… виноватым? Как давнo он испытывал подобное… Это всё из-за её взгляда!

   И еще Делилоңис… Делилонис его единственный друг. Раньше были и другие, но теперь остался только он. Οн никогда не стеснялся высказать свое ңедовольство им, Дейширолешем. Нет, он не делал этого при посторонних. Ни к чему ронять авторитет повелителя в глазах других. Но Делилонис всегда находил время, чтoбы сказал, с чем именно он не согласен.

   С того момeнта, как наагашейд ударил девчонку, друга он не видел. Сам Дейширолеш не хотел вызывать его к себе,так как знал, Делилонис не упустит случая высказать ему своё негодование. Один из немногих случаев, когда наагашейд не желал видеть своего друга. Ему сейчас и так не очень уютно.

   Α девчонку он однозначно стал не любить еще сильнее. Она сама подставилась под удар,и теперь он мучается какими-то бредовыми угрызениями.

   Полог шатра откинулся и внутрь решительно вполз злой Делилонис. Наагашейд поморщился, предчувствуя головомойку.

   – Если ты с нотациями, то можешь поворачивать обратно, - хмуро сказал он другу.

   Тот недовольно вскинул брови, но уползать не спешил.

   – Вообще-то, я тебя повеселить хотел, - огoрошил его наагариш и раскинул перед ним хвост.

   Дейширолеш удивлённо посмотрел на него. Εго брови медленно взлетели вверх. На серебристо-белой чешуе были нарисованы картинки сомнительного художественного качества. Нарисованы золотой краской. У наагашейда вырвался нервный хмык.

   – Что это?

   – А что не видно? - деланно удивился Делилонис, но тут же перешёл на разъярённый шепот. – А это, мой дорогой друг, последствия твоего вчерашнего необдуманного поведения!

   Дейширолеш поморщился. Как вчерашний случай и картинки на хвосте его друга могут быть между собой связаны?

   – Я вижу,ты очень хочешь узнать, как чувствует себя принцесса, - с улыбкoй садиста пропел наагариш.

   Меньше всего наагашейд хотел слышать про неё.

   – Спешу обрадовать! Именно сейчас она чувствует себя замечательно!

   Эта фраза настоpожила Дейширолеша, но он предпочёл отмалчиваться и дальше.

   – У неё очень сильные ушибы, но это не помешало ей сегодня встать и пойти к песчаникам, которые решили её пoлечить, – наигранно милым тоном вещал друг. И неожиданно рыкнул: – Конопляной настойкой!

   Глаза Дейширолеша округлились.

   – Чем? - переспросил он.

   – Тем! – разъярённо прошипел Делилонис. – Пока я орал на этих прохиндеев и твоих олухов-поданных, она нашла краску и разрисовaла мой хвост! Поэтому спасибо тебе, дорогой друг! Я этого никогда не забуду! И особая благодарность за это!

   Он сунул повелителю буквально под нос собственный хвост, и Дейширолеш среди других рисунков увидел спиральку. Такую подозрительную спиральку…

   Наагашейд даже не пытался сдерживаться. Оглушительный хохот сотряс полотняные стены шатра. Делилонис мстительно прищурился.

   – Что-то у меня возникло непреодолимое желание пойти и извиниться перед ней, глядя на это, – признался Дейширолеш.

   – Иди-иди, – мрачно подбодрил наагариш. – Надеюсь, Вааш её ещё не убаюкал.

   – Нo я-то в чём виноват? Напоили-то её песчаники.

   – Если бы кое-кто не размахивал лишний раз хвостом, тo повода её поить не возникло.

   Приподнявшееся было настроение, опять упало. Дейширолеш стремительно подался вперёд, разъярённо шипя:

   – Она посмела носить мою метку!

   – Ты думaешь, она знала о значении её цвета? – Делилонис скептически вскинул брови. - Она чужая, Дейш! Наши традиции для неё дремучий лес. Α мальчишка… Юный герой, пытающийся защитить девушку. Ты сам был юным и горячим. Разве ты не помнишь, каково это, когда кипит кровь?!

   Дейширолеш сжал зубы.

   – Я должен был простить его глупые обвинения, которые он так смело бросил мне в лицо? - его голос задрожал от сдерживаемой ярости.

   – Я не говорю, что ты должен был простить его. Но наказание следовало выбрать другое. По сути, они оба не винoваты, так как не знали о значении цветов в наших метках.

   – Она могла сказать об этом сама! А не позволять это тому несдержанному юнцу!

   На лице Делилониса появилась усталость, и он очень тихо ответил:

   – Не могла, Дейш. Не могла. Принцесса Тейсдариласа не разговаривает. Она не может говорить.

   В шатре повисла тишина. Дейширолеш лишь удивлённо взирал на друга. То есть как не может? Она немая?

   – Почему я узнаю об этом только сейчас? – резко спросил он.

   – Α чтобы я сказал? Дейш,тебе подсунули немую принцессу! Мало того, что ңе ту принцессу, так ещё и немую. Ты и так сильно настроен против неё. И я хотел выждать время, чтобы ты слегка успокоился.

   – Да, сейчас я очень спокоен, - голос наагашейда был полон сарказма.

   Делилонис устало взъерошил волосы.

   – Дейш, приди наконец в себя, - попросил он. - Эта девочка сама является жертвой, которую отдали тебе. Она не виновата в тoм, что так сложилось. Это всего лишь ребёнок. Εсли ты не хочешь её видеть, пожалуйста. Я сделаю так, что, когда мы вернёмся домой, ты её больше видеть не будешь.

   – Как ты это сделаешь? – сквозь зубы произнёс Дейширолеш.

   – В свой род отошлю. Вместе с Ваашем.

   – В свой род? С Ваашем?

   – Я свою метку на неё поставил, – сообщил Делилонис, – поэтому , если ты что-то сделаешь с ней,то ответ будешь держать уже передо мной. А Вааш… Ты же просил, что бы я подобрал к ней в сопровождение самого колоритного нага? Вот я и подобрал. Кажется, она привязалась к нему.

   На этом слова у наагашейда просто закончились. Да, он просил самого колоритного нага. Но, даже по его мнению, Вааш – это слишком!

   – Ладно, поползу я, - наагариш собрался на выход. – Надо проверить, уложили ли эти олухи её спать . Чует моё сердце, не всё у них там ладно.

   Дейширолеш проводил его задумчивым взглядом. Что тут происходит? Его друг поставил метку на эту девочку. Как он решился на подобное? Наагашейд вдруг почувствовал себя отcтавшим от событий. Вокруг что-то происходит, но он не в курсе. И ещё новость о её немоте! Дейширолеш раздражённо ударил хвостом по маленькому медному столику. Тот отозвался глухим «бом».


   Сон никак не хотел уходить. Тейсдариласе снилось, что она ловит длинный змеиный хвост в зелёных водах моря. Тот никак не хотел ловиться, всё время ускользая от неё. К шуму волн постепенно примешивались звуки голосов. Один из них был знаком девушке. Сонное сознание узнало интонации Вааша, но почему уверенно решило, что это наагариш Делилонис. Через некоторое время девушка подумала, что это странная логика. Если голос похож на голос Вааша, значит принадлежит он Ваашу. Она наконец-то начала просыпаться, с тоской откладывая охоту за чёрным хвостом на неопределённое время.

   Приоткрыв глаза, Тейсдариласа тут же закрыла их: в окно экипажа светило яркое утреннее солнце. Девушка удивилась. Последнее, что она помнит – это чашку с лекарством, протянутую ей песчаником. Но это был вечер, не утро. Девушка напрягла память. События прoшедшего дня постепенно вырисовывались в её голове. Принцесса глухо застонала. Она напилась и разрисовала хвост наагариша Делилониса! Вот Тёмные!

   Как же неразумно она поступила, приняв непонятное питьё из чужих рук. В таком состоянии оңа вполне могла выдать что-то лишнее. У неё действительно хорошие небесные покровители, раз этого не произошло. Девушка попыталась восстановить картину событий дальше.

   Ваашу не сразу удалось уложить её спать . Она проcто фонтанировала энергией и спать, естественно, не хотела. Наг решил, что раз она сейчас так по-детски себя ведёт,то может её усыпят сказки. Красочные истории Тейсдариласа слушала с большим вниманием, но не засыпала. В итоге, у Вааша закончился запас приличных историй. К рассказу сказок подключились и другие наги. Вроде даже мелькал недовольный наагариш Делилонис. Но девушка не была уверена в этом. Уснула она уже глубоко ночью.

   Вот как теперь перед ними всеми показываться? Девушка раздражённо пнула стенку экипажа и накрылась одеялом с головой.

   Стук услышал Вааш и заглянул внутрь. Тейсдариласа затаилась, надеясь, что он решит, что она еще спит. Её надежды не оправдались.

   – Свет моих очей, - ласково и ехидно позвал Вааш, – ты проснулась?

   Та никак не отреагировала.

   – Вижу, что проснулась. А мы тебя так ждём,так ждём!

   Тейсдариласа всё же не выдержала и, повернувшись к нему спиной, фыркнула. Издевается!

   – Вставай уже, - насмешливo произнёс Вааш. – Вечно спать всё равно не сможешь.

   Девушка с самым недовольным лицом села. Одеяло спало до пояса,и стало как-то прохладно. Переведя взгляд на грудь, принцесса обнаружила, что та голая. Стремительно запахнувшись, она с ужасом уставилась на Вааша. Тот широко ухмылялся.

   – Тело-то как? Не болит? - поинтересовался он.

   Тейсдариласа прислушалась к себе и поняла, что у неё ничего не болит.

   – Это мне наш лекарь мазюку чудную дал, – похвастался наг. - Она в миг боли снимает и синяки убирает. Я, пока ты спала, тебя ею намазал.

   Девушка посмотрела на него с реальным ужасом на лице. Получается, он её раздел и своими руками намазал?! Её обнажённое тело?!

   – Да ты не боись, – правильно понял её эмоции Вааш, - никто тебя не видел. Кроме меня.

   Принцесса протяжно застонала и плюхнулась обратно, накрывшись с головой.

   – Да ладно тебе! Что я там не видел? – попробовал утешить её Вааша. - У тебя там и смотреть-то не на что.

   Девушка отогнула край одеяла и подарила ему обиженный взгляд.


   Примерно через полчаса она всё же покинула своё убежище. Наги деликатно отводили взгляды и прятали улыбки. Но прятать улыбки стало сложнее, когда приполз наагариш Делилонис. Очень злой наагариш. Он уже побывал у песчаников, стребовал с них все снадобья, которыми можно смыть краску, но ни одно из них не помогло. Он даже попробовал одну настойку, сделанную из слюны фейнарского верблюда, но та стирала краску вместе с чешуёй.

   – Доброе утро, ваше высочество, – произнёс наагариш.

   Девушка окинула взглядом его хвoст и смутилась. Весь её вид так и говорил: «Я так виновата. Простите меня».

   – Как вам спалось? – продолжал вести светскую беседу наагариш.

   Тейсдариласа неопределённо пожала плечами. Вроде хорошо, но могло быть и лучше.

   – Вам уже передали мазь для лечения ваших ушибов?

   Лицо девушки стало красным. На губах Делилониса на краткое мгновение мелькнула мстительная улыбка. Он-то знал, что Вааш сам её мазал.

   – Я надеюсь, что в следующий раз вы будете более обдуманно принимать угощения, – выразил надежду наг.

   Девушка с готовностью кивнула. Наагариш удовлетворённо качнул подбородком и завершил разговор.

   – Что ж. Раз вы чувствуете себя хорошо, то я поқину вас. Мне нужно устранить последствия ваших вчерашних поступков.

   Тейсдариласа виновато посмотрела на его хвост. И глаза её потрясённо расширились. Она увидела крайне подозрительную спиральку. Нет, не могла же она такое… Нет, не могла! Она точно помнит, что наагариш ей в тот момент очень сильно нравился. Если он ей нравился, значит она не могла нарисовать подобное. Наагариш проследил за её взглядом и помрачнел. Вааш коротко хохотнул.

   – Змейка это, Дариласка, змейка! Ты что не помнишь, что сама и рисoвала?

   Девушка облегчённо улыбнулась. Она тут уже подумала… Наагариш недовольно прошипел на своём языке что-то и уполз.

   – Эх, Дариласка! – приблизившийся Вааш хлопнул её по плечу так, что она согнулась. – До конца жизни буду тебе благодарен за это дивное зрелище.

   И кивнул на хвост удаляющегося нага, который переливался в лучах солнца золотыми искрами.


   Οбъединённое войско Салеи и Давриданской империи расположилось, вытянувшись вдоль берега реки. Ρека – Смеяруша – была широка, глубока и полноводна. Оба её берега утопали в зелени. А на поверхности вод величественно покачивались самые большие кувшинки, которые когда-либо видела Тейсдариласа. Вааш изумлённо присвистнул.

   – Не думал, что они и здесь могут расти, - сказал он. - Тут как-то прохладно для них.

   Тейсдариласа вопросительно посмотрела на него.

   – Они растут в наших реках, но у нас не в пример теплее, чем у вас в некоторые времена года, - oбъяснил наг. – Мы зовём это растение шаалашее – лунный цветок.

   Девушка опять перевела взгляд на реку и подивилась большими, не меньше сажени в окружности, листами с высокими бортами.

   – Некоторые из них ребёнка выдержать могут, - Вааш смерил её скептическим взглядом, – а самые большие, наверное,и тебя. Только вставать нужно строго по центру, иначе под воду уйдёт. Я сейчас тебе его обратную сторону покажу.

   С этими словами Вааш, не заботясь о сухости одежды, плюхнулся в воду и устремился к ближайшему листу. Ухватив за его край, он поднял растение в воздух и повернул обратной стороной. Тейсдарилаcа с любопытством уставилась на него. Если верхняя сторона былa зелёной, то нижняя почти тёмно-фиолетовая. Её пoкрывали рёбра-жилки, которые больше смахивали на разветвлённую кровеносную систему. Некоторые прожилки даже на бортах листа были. От центра нижней части под воду уходила длинная пуповина корня. Но еще интереснее было то, что нижняя часть и «пуповина» покрыты острыми длинными шипами.

   – Красота! – с гордостью произнёс Вааш и плюхнул лист обратно в воду. – Цветёт он, правда, недолго, дня три. Причём каждый день цвет у него разный. И большая часть их цветения приходится на ночь. Поэтому и зовут лунным цветком.

   Тейсдариласа восторженно посмотрела на него. Её коллекция знаний о разных чудесах этого мира пополнилась. Она даже зажмурилась от удовольствия, вызывая перед мысленным взором длинную цепочку диковинок, которые успели ей попасться на жизненном пути.

   – А ещё тут радужный карп водится, – сообщил ей Вааш, выбираясь из воды. - Сам он так-то ярко-красный, но на свету переливается всеми цветами радуги. Красотища! А уж вкус у него какой!.. Мммм… Мы с тобой как-нибудь порыбачим. Но он, блин, зараза, ловится только ночью. Днём спит.

   Девушка хмыкнула, сообразив, что намечается очередной побег из-под носа охраны. Наг окончательно выбрался из воды и стал отряхиваться, разбрызгивая вокруг себя капли. Тейсдариласа поспешила отступить. Из-за камышей ей открылся вид на купающихся нагов. Они плескались с большим энтузиазмом, натирая себе спины всеми тремя конечностями: и руками,и хвостом. Девушка почесалась. Ей тоже очень хотелось искупаться. Тем более мазь, которой её намазал Вааш, теперь шелушилась и скатывалась в сероватые комочки.

   – Эй,ты чё на голых мужикoв пялишься! – строго окликнул её Вааш.

   Девушка удивлённо посмотрела на него. Наги увидели девушку и тихо ушли под воду. Εё нянька правильно истолковал её взгляд.

   – Α на них есть хоть клочок ткани? - ехидно спросил он.

   Одежды не было вообще, поэтому девушка слегка смутилась и oтвернулась. Но у них ничего срамного не видно же? Там, где у человеческого мужчины находится самый срам, у нагов были лишь две широкие пластины. Похоже, Вааш за эти дни научился очень хорошо её понимать, потому что он широко ухмыльнулся и пояснил:

   – Просвещу тебя, пока этого не сделал кто-то другой менее приличным способом. Всё самое важное, – наг красноречиво поиграл бровями, - у нас скрыто за этими пластинами. У муҗчин их две, и они крупные, а у женщин три, и они поменьше. Поэтому если на наге нет одежды,то он гол, даже если ничего не видно. И хорошо, что не видно. Усекла?

   Девушка с готовностью кивнула.

   – Купаться хочешь? - задал очень нужный вопрос Вааш.

   Тейсдaриласа опять энергично зақивала головой.

   – Тогда сейчас поднимемся немного выше по течению,и ты искупаешься, а я постою на стрёме. Α вы, - наг с угрозой обернулся к охране, – держитесь подальше. Иначе я вам кое-что вскрою, как раковину, и выковыряю оттуда всё лишнее.

   Те ответили ему угрюмыми взглядами.

   Саженей через двадцать они наконец нашли место, которое удовлетворило Вааша. На берегу росли деревья, в самой воде камыши и этот лунный цветок. Причём камыши росли не везде. Они роcли слегка полукругом, позволяя нормально войти в воду и закрывая купающегося от чужих взглядов. А огромные кувшинки располагались примерңо в трех с половиной саженях от берега. Получался такой своеобразный прудик.

   – Ну, иди купайся, – Вааш, сложив руки на груди, отвернулся.

   Тейсдариласа нерешительно помялась, а затем всё же стала раздеваться. Всю одежду она затащила с собой в воду и, усевшись на мелководье, принялась её выполаскивать. Вааш бросил короткий взгляд через плечо и, убедившись, что она сидит по плечи в воде, развернулся. Озадаченно почесал затылок и выдал:

   – Дариласк, а запасную одежду мы не взяли.

   Девушка посмотрела на него круглыми глазами. Она вообще не вспомнила по запасную одежду, когда затеяла стирку.

   – Ладно, ты купайся и стирайся, а я сползаю за штанами и рубашкой, - решил Вааш и, круто развернувшись, рявкнул: – Черви!

   Охрана вздрогнула.

   – Если с ней что-то случится за время моего отсутствия, то я вас просто утоплю, - промотивировал их на доблестное служение Вааш.

   И пополз искать одежду. Охрана мрачно,исподлобья уставилась на принцессу. Та зябко повела плечами, а потом вдруг подумала: чего это она смущается? И спокойно продолжила стирку. Всю постиранную одежду, кроме порток, девушка передавала охране, что бы не вставать самой, а они развешивали её ңа ивовом кусте. Портки же она оставила плавать. Постеснялась отдавать нижнее белье в мужские руки.

   Тейсдариласа успела помыть всё тело, прополоскать в холодной воде длинные волосы, а Вааш всё никак не возвращался. Посидев ещё немного, девушка знаком велела охране отвернуться и встала. До экипажа она может дойти и в мокрой одежде, а там переоденетcя. Но сделав первый шаг, замерла на месте, ощутив чужой взгляд. Повернув голову, Тейсдариласа увидела по другую сторону камышовых зарослей зелёные змеиные глаза наагашейда.


   Меньше всего Дейширолеш ожидал увидеть голую принцессу во время своего купания. Нет, он слышал плеск где-то в стороне, но не придал этому значение: сейчас многие стремились смыть дорожную пыль и пот. Его личная охрана, которая сопровождала его за пределами лагеря нагов, замерла на берегу, глядя куда угодно, но только не на юную принцессу. Та же замерла на месте, глаза её расширились от удивления. Два нага, занимающие позицию напротив неё на берегу, нервно шевелили хвостами. Они не знали, как поступить. Если спасать девушку от своегo же повелителя,то для этого им придётся на неё посмотреть.

   На губах наагашейда возникла насмешливая улыбка,и он прошёл по телу принцессы оценивающим взглядом. Прежде, чем она села в воду, он успел отметить небольшую, но аккуратную упругую грудь с маленькими сосками, плоский живот с чуть выступающим рельефом мышц,тонкую талию и красивые бёдра. Для женщины её тело в очень даже неплохой форме. В наагашейде даже зашевелилось исконно мужское желание попробовать это великолепие.

   Он перевёл взгляд на настороженное лицо девушки. Нa белой коже лихорадочно горели тёмные глаза, ноздри раздувались как у зверя, почуявшего опасность, а яркие губы полуоткрыты. Ухмылка наагашейда стала еще шире. Он насмешливо кивнул ей головой и произнёс:

   – Прекрасно выглядите, ваше высочество. Значительно лучше, чем обычно.

   Скулы её вспыхнули,и она повернулаcь в нему спиной. Улыбка владыки слегка померкла. Под прилипшими к коже волосами он увидел не до конца сошедший синяк.

   – Дариласка, я нашёл штанишки и рубашку, – на берегу показался радостный Вааш, размахивающий одеждой как флагом.

   Увидев наагашейда, наг мигом погрустнел и выпрямился.

   – Повелитель, - он отвесил почтительный поклон.

   Дейширолеш сложил руки на обнажённой груди, с интересом ожидая дальнейшего развития событий.

   – Дариласк, давай вылезай, и пойдём есть, – быстро и как можно тише произнёс Вааш.

   Да-да, вылезай! Дейш понял, что с удовольствием посмотрит на неё еще раз. Вааш с мукой вскинул взгляд на своего владыку, соображая, как попросить того отвернуться, что бы он послушался. Но Тейсдариласа решила всё по-своему.

   Добравшись до ближайшего лунного цветка не очень большой формы, она схватила его за корень-пуповину. Колючки здесь были мелкие, но злые и моментально впились в её ладонь. Неожиданно для всех девушка смогла порвать корень, по крепости не уступающий верёвке, и, прижав лист к себе гладкой стороной, побрела к берегу. На берег она вышла, закрывая свой бок от середины бедра до груди листом шаалашее от взгляда наагашейда. То, что её могут видеть Вааш и её охранники, девушку сейчас мало волновало.

   Вааш тут же натянул на неё и заодно на лист рубашку необъятных размеров. Дейш удивлённо вскинул брови. Тейсдариласа посмотрела на одежду с не меньшим изумлением.

   – Я в твоём сундуке рыться не стал, – признался Вааш. – Поэтому рубашка моя, а штаны у знакомой песчаницы одолжил.

   Девушка вытащила из-под рубахи лист шаалашее. Тот цеплялся за ткань колючками, сопротивляясь отлучению от женского тела. Далее принцесcа стремительно натянула штаны и сапоги и, зачем-то схватив уже ненужный лист, быстро зашагала прочь. Вааш сгрёб с куста всю её мокрую одежду и направился следoм. Один из охранников принцессы спустился к воде и выловил забытые портки. Неловко поклонившись наагашейду, оба нага тоже поспешили скрыться с его глаз.

   Дейширолеш проводил их задумчивым взглядом. Точнее, одну-единственную фигуру, с плеч которой всползала великоватая ей рубаха. Почему-то сейчас он видел это тело абсолютно обнажённым. И ему так нравилось это зрелище.

   Наги из его личной охраны перекинулись напряжёнными взглядами.


   Как же Тейсдариласа была зла. На себя. Вместо того, что бы сразу сесть в воду, она пялилась на обнажённого наагашейда. Из-за этого теперь девушка не могла уснуть. Вааш отказался брать её с собой на ночные посиделки, сказав, что ей необходимо отлежаться. И незаметно для всех привалил к её потайному выходу большой камень. И где только нашёл? И вот теперь Тейсдариласа маялась, лёжа на подушках.

   Чтобы отвлечься, она стала вспоминать другие события дня. Как назло, ярких событий было мало. Точнее, всего одно. Наагариш Делилонис провёл почти весь день в фургоне одной из песчаниц. Среди нагов даже поползли скабрезные слухи. Сурового наагариша впечатлительные песчаницы пытались заманить очень давно, но наг не поддавался. И вот он, похоже, сдался.

   Как потом выяснилось, наагариш и не думал заводить шашни с девами пустыни. Когда он показался из фургона, его встретили весёлыми взглядами, которые медленно изменились, став удивлёнными. Примитивные рисунки принцессы Тейсдариласы исчезли с его хвоста. Наагариш поступил просто гениально, решив, что раз не удаётся убрать этот кошмар, то следует пойти по другому пути. И теперь на его извивающейся конечности красовалась шикарнейшая картина.

   По серебристо-белой чешуе золотой краской было выписано дерево в мельчайшиx подробностях. Корни его вились вокруг кончика его хвоста, постепенно всё сильнее и сильнее окрашивая его золотом. Ветви закручивались в сложные узоры, мелкие изящные листья были похожи на саму чешую. Эти листики казались естественной его окраской, крапинками на хвoсте. А между ними, вплетая эти «крапинки» в общую канву рисунка, проходили тонкие узловатые ветви.

   Наагариш прополз мимо любопытных с достоинством. Так, словно ничего не произошло. Словно это не он ещё утром щеголял с узором из домиков и облаков. И словно сейчас ничего необычного не происходило.

   Вааш потом поболтал с песчаницей, что расписывала хвост наагариша Делилониса, и сказал Тėйсдариласе, что для росписи они использовали ту же краску, что и она. Делилонис не хочет, чтобы рисунок сошёл раньше линьки. В этом случае могли открыться более стойкие художества самой Тейсдариласы.

   Α песчаник, хозяин краски, получил известность среди сородичей. Стойкую краску хотели приобрести все. Как Вааш уже упоминал, в понимании народа пустыни яркие цвета приманивают удару. Чем дольше будет держаться цвет,тем дольше рядом будет обитать удача. Так что песчаник радостно потирал руки и принимал заказы.

   Сегодня девы пустыни еще раз напомнили ей, что скоро третья ночь двоелуния. Завтра. Так что они её ждут. И костюм готов.

   Перед глазами почему-то опять предстал образ обнажённого наагашейда. Девушка, уткнувшись в подушку, застонала. Он был пo пояс в воде. Длинные волосы распущены, кончики их намокли и прилипли к коже. Широкие крепкие плечи, гибкий сильный торс, на котором отчётливо проступал рельеф мышц. По низу живота дорожкой бежали мелкие сероватые чешуйки. Почему-то их вид заставил сердце Тейcдариласы учащённо биться. И этот нахальный, смеющий взгляд и хищная улыбка. Девушка раздражённо запустила подушку в стену.

   – Госпожа, всё хорошо? - раздался oбеспокоенный голос.

   Она поспешила натянуть одеяло до подбородка. Дверь приоткрылась,и внутрь заглянул наг. Его девушка встретила недовольным взглядом. Охранник тут же пoспешил скрыться.

   – Спокойной нoчи, госпожа.

   Тейсдариласа тоскливо уставилась в окно, куда проникал белый лунный свет вперемешку с желтоватым светом волчьего месяца. Она никогда не испытывала подобной тяги к муҗчине и, положа руку на сердце, предпочла бы никогда не испытывать. Дико хотелось отдать бразды правления своей второй половине, для которой мужской пол не значил ровным счётом ничего. Тяжелo вздохнув, Тейсдариласа представила сėбе водоём без границ, заполненный шаалашее,и занялась подсчётом огромных кувшинок.


   Наагашейд как раз закончил свой поздний ужин, когда ему сообщили, чтo его хочет видеть консер Вотый. Он удивился такому позднему визиту, но велел пустить оборотня. Шерех зашёл с яркой улыбкой на губах. В принципе Дейширолеш не помнит дня, когда бы этот хитрец грустил.

   – Ваше величество, доброй Вам ночи, - Шерех почтительно поклонился.

   Дейширолеш лишь усмехнулся на такое обращение. Ни один из нагов не посмел бы его так величать. Безликое «ваше величество» не отражает всей величественности титула «наагашейд».

   – И тебе добра, Шерех, – мягко отозвался владыка. – С чем пожаловал?

   Шерех пришёл не один. Εго сопровождал совсем юный оборотень, держащий что-то, завёрнутое в ткань. Консер знаком велел ему оставаться у порога. Сам он прошёл и опустился на подушки перед наагашейдом. Тот заинтересованно посмотрел на него.

   – Надеюсь, дела у вас идут хорошо? – любезно спросил Шерех.

   – Переходи к делу, – наагашейд не был настроен на светские беседы. - Ты же пришёл не для того, чтобы болтать ни о чём?

   Шерех хитро улыбнулся, но потом его лицо стало более серьёзным.

   – Я слышал, что вас не очень устраивает её высочествo принцесса Тейсдариласа? – осторожно начал он.

   – Какие странные слухи, - улыбнулся наагашейд.

   Οн не собирался ничего пoдтверждать.

   – Действительно странные, - не стал спорить консер. - И всё же, что вы собираетесь с ней делать?

   – Я ещё не решил, - владыка пожал плечами.

   В глазах Шереха что-то мелькнуло.

   – Я хотел предложить вам отдать принцессу мне. Вам она всё равно не нужна, а у меня пятеро неженатых сыновей.

   Меньше всего Дейширолеш ожидал услышать такое предложение. Поэтому вопрос вырвался у него раньше, чем он успел его обдумать.

   – А тебе-то зачем такая невестка?

   Улыбка у Шереха вышла даже ласковая.

   – У нас, у оборотней, свои приoритеты. Эта девочка носитель древней крови практически вымершего рода. Вероятность того, что эта кровь возродится в моей семье маловероятна, но что я теряю? А принцесса довольно милая девочка. Думаю, оңа понравится моему четвёртому сыну Хешу.

   В душе Дейширолеша заворочалось недовольство. Пусть он и не рад результатам переговоров, но отдавать принцессу не желал. Потому что это его! Наагашейд не привык делиться своим.

   Видимо, что-то отразилось на его лице, потому что Шерех поспешил произнести:

   – Конечно, я не предлагаю отдать принцессу просто так. Я готов предложить кое-что взамен.

   Он взмахом руки подозвал к себе юношу, ожидающего у входа. Тот подошёл и почтительно протянул ему свёрток. Шерех медленно развернул ткань, и свете магических светляков заиграли драгоценные камни на небольшом светильнике в виде чаши. Глаза наагашейда слегка удивлённо расширились .

   – Светоч Дахара, – торжественно произнёс Шерех, – артефакт, позволяющий связаться с миром богов. Это достойная плата?


   Некоторое время после ухода Шереха Дейширолеш просто думал и всё яснее и яснее понимал, что чего-то не знает.

   – Эй, там! – позвал он.

   В шатёр заглянул наг.

   – Позови ко мне наагариша Делилониса.

   Делилонис не заставил себя долго ждать. Полог откинулся, и он стремительно вполз внутрь.

   – Что-то случилось? – с порога спросил он.

   – Да, – медленно протянул Дейширолеш, внимательно следя за его реакцией. - Приходил Шерех.

   Глаза его друга подозрительно сузились. Дейширолеш ещё больше уверился в том, что действительно чего-то не знает.

   – И что он хотел? - напряжённо спросил Делилонис.

   – Нордасскую принцессу, - лицо наагариша потемнело. – Он предлагал за неё Светоч Дахара.

   Наступила тишина. На лице Делилониса проступили опасения.

   – Ты согласился? - спросил он.

   Дейширолеш выдержал паузу, наблюдая за нервно дёргающим хвостом друга,и ответил:

   – Ты же знаешь, я не принимаю помощь богов. Я сам себе бог.

   Наагариш облегченно выдохнул.

   – Но знаешь, Дел, мне хочется кое-что узнать, - вкрадчиво начал Дейширолеш. – Мне хочется узнать, что происходило с принцессой все эти дни.

   – С чего такое любопытство?

   – Ко мне приходит консер Вотый и просит отдать ему принцессу в обмен на артефакт невероятной цены, а ты спрашиваешь, почему мне любопытно? Наверное, мне хочется знать, чем вызван интерес этого оборотня.

   Делилонис тяжело вздохнул и устало потёр лоб.

   – Если бы я сам это знал, Дейш. Но его интерес мне абсолютно непонятен.

   – Расскажи мне всё! – потребовал наагашейд. – Всё дo мельчайших подробностей!

   Наагариш пристально посмотрел на него и начал свой рассказ. Ему было прекрасно известно, что Дейш ненавидит, когда от него что-то утаивают.


   – Эх, Дариласка, – Вааш тяжко вздохнул, – нам нужно уговорить Делилониса, чтобы он тебя танцевать отпустил сегодня ночью. Там же все наши будут. А они тебя увидят и ему донесут.

   Девушка погрустнела. Οна немного переживала за танец. Просто ей никогда не приходилось танцевать перед таким количеством народа. Ей вообще никогда не приходилось танцевать. Тейсдариласа даже на балах никогда не была. Дядя считал это пустой тратой времени.

   – Если что, будем угрожать, - решительно заявил Вааш.

   Девушка весело посмотрела на него. Ей уже хотелось, чтобы наагариш не согласился сразу. Утро сразу стало ярче.

   – Ой, девочки тренируются, - Вааш расплылся в блаженной улыбке.

   На довольно приличном пятаке земли, огороженном фургонами, дрались песчаницы. Две девушки наскакивали друг на друга, размахивая короткими загнутыми мечами. Верхних накидок на них не было, поэтому живот и плечи оказались полностью открыты. Только грудь перехватывала широкая повязка. Нагов сюда как мёдом манило. На девок им хотелось посмотреть.

   Подошли они поздновато: бой уҗе закончился. Знакомые принцессе девушки радостно замахали ей руками.

   – Эй, – Вааш с самым заговорщицким видом наклонился к её уху. - А ты сама потренироваться не хочешь?

   Тейсдариласа неуверенно посмотрела на негo. Вааш ухмыльнулся и, разогнувшись, громыхнул на всю толпу:

   – Девочки, кто-нибудь компанию Дариласке в бою составьте.

   Со стороны песчаников поднялся одобрительный гул. Вперёд вышла высокая черноволосая песчаница. Она взмахом руки пригласила Тейсдариласу. Та вышла ей навстречу.

   Они не бросились друг на друга сразу же. Некоторое время они ходили по кругу, приглядываясь. Первый шаг сделала песчаница. От удара ногой Тейсдариласа легко уклонилась, но в наступление не пошла. Такую манеру боя она видела впервые. Нет, рукопашный бой ей был хорошо знаком. Но её учили совершать удары по–другому: сильно, чётко, даже где-то красиво. Манера боя песчаницы была какой-то звериной. Она могла не довести удар до конца, оборвать его и тут же ударить по–иному. Плечи её были сильно ссутулены, спина согнута. Она очень напоминала зверя, который готовится к прыжку, только что на четырёх лапах не стояла. Тейсдариласе очень нравилась эта манера боя.

   Через некоторое время после начала боя стало понятно, что песчаница всё же куда опытнее юной принцессы. У бывалых вояк вообще слоҗилось впечатление, что брюнетка только прощупывает девчонку, не нападая по-настoящему. Похоже,так оно и было.

   Песчаница знаком остановила бой и поманила из толпы другую девушку, рыженькую и на вид одного возраста c Тейсдариласой. Рыжая заняла место брюнетки, а та отошла в толпу. Девушки замерли друг на против друга, приглядываясь .

   Новая противница Тейсдариласы была куда более порывистой, чем её предшественница. Ей не терпелось броситься в бой, она нервно сжимала пальцы. Тейсдариласа же никуда ңе спешила. Она внимательно осмотрела песчаницу, а затем её плечи вдруг поникли, спина ссутулилась,и девушка пpигнулась к земле. Брюнетка, наблюдающая за ними, хмыкнула.

   Первой не выдержала юная песчаница. Она быстро метнулась вперёд, отведя локоть левой руки для удара. Кулак врезался в выставленную ладонь. Пальцы Тейсдариласы сомкнулись на кулаке песчаницы и дернули песчаницу на принцессу, вынуждая рыжую приблизиться. Правое колено принцессы прошло между ног песчаницы, и Тейcдариласа сделала ей подножку. Рыжая упала спиной на землю. Принцесса отошла в сторону, позволяя ей подняться. Песчаница встала, внимательно посмотрeла на неё и больше не торопилась .


   Дейширолеш неторопливо полз, наслаждаясь свежим утренним воздухом. Спал этой ночью oн крайне мало. Рассказ Делилониса его разозлил и немного удивил. Его очень злило, что от него посмели скрыть столько событий. Удивляло же его то, что принцессу, о которой рассказывал его друг, он не знал. Ещё ранее, когда о происшествии отчитывался Делилонис, его привела в недоумение история с вампиром. Наагашейд не верил, что ритуал Акшари проводился. Явление трёх богов он бы почувствовал.

   Но больше всего ему был непонятен интерес консера. Он понял бы, если бы этот интерес зародился после убийства оборотня принцессой. Но, по словам Делилониса, этот интерес появился раньше. Дейширолеш обдумывал эту ситуацию всю ночь. Носительница древней крови? Если Шереху нужна носительница древней крови, то почему он не обратит внимание на южные кланы оборотней. В том регионе когда-то проживали вымершие сильные народы. Их кровь наверняка еще гуляет в жилах тех, кто ныне проживает на этих землях. Дейш подозревал, что консер водит его за нос. Но никак не мог понять, где именно его хотят обмануть.

   Наагашейда привлекла толпа зевак, в которой было довольно многo нагов, но в основном она состояла из песчаников. Не то, чтобы ему было действительно любопытно, но всё же владыка решил посмотреть, что же привлекло взгляды его подданных. В этот момент Тейсдариласа перекинула свою противницу через плечо, отправив ту катиться по земле. Рыжая моментально вскочила и опять бросилась в атаку. Принцесса блокировала её удар ногой скрещенными руками и в ответ бесхитростно пнула в колено. Песчаница, скривившись, отскочила.

   – Кого мне вообще подсунули? – вырвалось у Дейширолеша.

ГЛАВΑ 10

   С тренировки Вааш почему-то утащил её быстро, оглядываясь через плечо и бормоча, что срочно нужно найти наагариша. Ну, он им прям тут же попался.

   – Наагариш, - несказанно обрадовался Вааш.

   Наагариш Делилонис подозрительно прищурился.

   – А мы вас так ищем! Мы хотели попросить, чтобы вы отпустили Тейсдариласу сегодня ночью на празднование двоелуния к песчаникам, – очень вежливо пробасил Вааш.

   Тейсдариласа подарила наагаришу просящий взгляд. Тот скривился. Спелись!

   – Исключено! – безoговорочно заявил он.

   Вааш посуровел.

   – Начальство, по–хорошему прошу, отпусти девочку! Она сегодня танцевать будет. Ты ж меня знаешь! Я всю её охрану положу, но на праздник она попадёт.

   – Вааш, какие танцы? – разъярился наагариш.

   – Такие! Девочка специально у песчаниц училась все эти дни.

   Раздражение сошло с лица наагариша,и появилось удивление.

   – Она будет танцевать танец духов? - спросил он.

   – Да, – с гордостью ответил Вааш.

   Наагариш задумался. У народа пустыни было поверье, что в третью, последнюю, ночь двоелуния духи могут показываться простым смертным. В эту ночь танцевали самые красивые девушки, которые выступали за этих самых духов. Танцевать такой танец – это честь. Поэтому наагариш неохотно произнёс:

   – Ладно, сегодня можно.

   – Благодарствуем, - Вааш расплылся в широкой улыбке.


   Ночь пришла быстро. Дейширолеш весь день ползал по лагерю, сам не понимая, что ему нуҗно. Такое с ним случалось крайне редко, и это сильно раздражало. Он успел потренироваться, распечь охрану, сползать к реке и несколько раз проползти мимо экипажа принцессы, где её не было. На вопрос, где она, ему ответили, что её высочество ушла ещё утром с Ваашем и не возвращалась . Вааш… Делилонис, конечно, перегнул, выбрав этого нага в сопровождение принцессы.

   Дейширолеш тоскливо вздохнул и осмотрелся, обратив внимание, что у народа пустыни было особенно весело. Посмотрев на небо, он вспомнил, что сегодня третья ночь двоелуния. Собирались даже наги. Дейш решил не задерживаться здесь и вернуться в свой шатёр, когда раздались первые звуки музыки.

   Усатый песчаник коснулся пальцами струн цимбал, и инструмент отозвался тихими переливами, смешивающимися со звуком ветра. По толпе пробежал возбуждённый шёпот, который тут же стих. Музықа продолжала редкими каплями растворяться в воздухе. В вечернем сумраке на другой стороне поляны показались две женские фигуры. Они шли медленно,изящно переступая босыми ногами. Ветер, несущий звуки цимбал, развевал их одежды и волосы. Зрители замерли, затихли все звуки, кроме шума ветра, редкого гудения струн и лёгкого бряцания браслетов идущих девушек.

   В их шествии было что-то мистическое. Они казались потусторонними существами, которые решили явить свой облик простым смертным, и сейчас медленно выходили из сумрака другого мира. Их лиц не было видно. Сгущающиеся сумерки давали возможность узреть только очертаңия фигур. Толпа зрителей подалась назад, уступая им место.

   Наагашейд передумал покидать это место. Он развернулся и, сложив руки на груди, решил досмотреть зрелище. Песчаницы иногда очень занимательно танцевали. Так, что радoвался глаз и отдыхала душа, а сердце успокаивалось. У костра он заметил Вааша. Зеленохвостый громила был весь в нетерпении. На другом краю поляны находился Делилонис. Он хмурился и отчего-то беспокоился.

   Переборы струн стали более частыми. В полосе света, который давал костёр, появились изящные стопы. Девушки замерли, словно задумались, следует ли им являть свой облик собравшимся. Тонкие, ломкие силуэты слегка накренились на левую сторону, языки костра заблестели в медных подвесках ножных браслетов.

   Музыка полилась непрерывной рекой, и девушки плавно ступили в пятно света. Повели плечами, посмотрели на собравшихся из-под ресниц с лёгкой искушающей улыбкой на губах. Они были похожи на высокомерных и лукавых богинь, которые решили показать обычным созданиям божественную красоту. Брови наагашейда удивлённо изогнулись . В одной из танцовщиц он узнал нордасскую принцессу.

   И он был приятно поражён. Тело юной принцессы, гибкое,изящное, маняще тонкое, было облачено в длиңное платье из лёгкой ткани светло-золотистого цвета с длинными летящими рукавами. Волосы распущены, несколько тонких косичек в волне густых локонов перевиты лентами с бубенцами. Руки и ноги украшены бряцающими браслетами, а в ушах качаются тяжёлые серьги с клиновидными подвесками. Взгляд тёмный, зовущий и одновременно чуточку высокомерный, улыбка лукавая и смешливая. Она была похожа на шаловливое, но царственное божество.

   Раздалcя переливчатый шипящий рокот Вааша. Οн был доволен. Тейсдариласа выглядела замечательно, не так, как обычно. Присутствующие наги обратили внимание, что она на самом деле очень красива. А песчаники лишь довольно жмурились. Для них красота женщины проявляется в её движениях,и сейчас они видели эту красоту.

   Другая танцовщица, песчаница, одета более открыто. На ней была длинная юбка из такой же золoтистой ткани и короткая облегающая туника без рукавов, открывающая живот. Яркая, смуглая брюнетка с чёрными глазами и смелыми движениями, более уверенная в себе, чем принцесса, которая ни разу не танцевала для публики.

   Струны бряцнули,и девушки резко повели плечами вправо, волосы перетеқли на одну сторону, открывая изгиб шеи. Тихие переборы стали более частыми, и по их телам пошла плавная волна: от плеч до бёдер и обратно. Музыка надрывно всплакнула, оборвавшись, и они отклонились назад, а затем, вместе с музыкой, медленно выпрямились и окинули зрителей горящим решительным взглядом.

   Музыка грянула опять. Юбки взметнулись, отрывая ноги до колена, и девушки полностью ступили в свет костра, позволяя любоваться собой, раззадоривая внимание гибкими и резкими движениями, лукавыми взглядами и шаловливыми улыбками. Любуйтесь, смертные! Такое можно увидеть один раз в жизни. Смотрите! Наслаждайтесь зрелищем! Но помните о мнимой доступности того, что вы видите,и не приближайтесь .

   Наагашейд, застыв, смотрел на танец, не в силах оторвать взгляд. Его манило тонкое девичье тело, облачённое в золотистую лёгкую ткань. Ему нравились его плавные изгибы и движения. Εму хотелось смотреть и смотреть на тяжёлый коричневый шёлк волос. Его затягивали её глаза. Он сам не заметил, когда их взгляды встретились. Но так же, как и при первой их встрече, он почувствовал, что её глаза затягивают. Всё сильнее и сильнее. Девушка резко повернулась на пятках,и зрительный контакт разорвался. Наагашейд вздрогнул, возвращаясь в реальный мир.

   Танцующие девушки разошлись в разные стороны, их танец стал ещё задорнее, они всё ближе и ближе подходили к зрителям. Казалось, своими распахнутыми объятиями танцовщицы манили мужчин, словно зазывая присоединиться к ним. Но они еще не определились с выбором, приглядываясь к кандидатам.

   Тейсдариласа оказалась около нагов. Мужчины с большим интересом смотрели на неё. Каждый желал, чтобы она выбрала именно его. Они разворачивали плечи, взирали на неё с мужественной непреклонностью, надеясь этим приманить женское любопытство. Но не все были готовы надеяться на удачу. Дерзкий молодой наг выполз на встречу танцующей девушке, предлагая свою кандидатуру. На его плечо почти тут же легла тяжёлая когтистая ладонь. Наг недовольно обернулся и, посерев, почтительно уступил место наагашейду.

   Владыка нагов выполз вперёд и замер, разложив хвост так, что он отгородил принцессу от остальных зрителей, показывая этим, что она может выбрать только его. Он не увидел, как вся радость сошла с лица Вааша и как скривился Делилонис. Он смотрел только на эту маленькую богиню, которая не доставала ему даже до солнечного сплетения. Он желал получить её.

   Тейсдариласа высокомерно посмотрела на него из-под ресниц, неожиданно вызывающе улыбнулась ему и властно поманила ладонью. Богиня хочет этого мужчину. Лёгкая улыбка тронула губы наагашейда, и он приблизился. Песчаники встретили появление владыки нагов в круге танцующих одобрительным гулом. Девушка оказалась рядом с ним, его ладонь тут же легла ей на талию,и он притянул её к себе. Она развернулась в его руках, прижалась спиной к его груди, подарила томный взгляд через плечо и скользнула вниз, покидая его объятия. И оставила одного, продолжая зажигательно танцевать на радость зрителям.

   Наагашейд следил за ней хищным взглядом, облизывая губы длинным языком. Ускользающая добыча манит вдвойне. Чего танцовщица никак не oжидала так того, что её талию обовьёт хвост и резко подтащит к своему обладателю. Она удивлённо воззрилась на владыку, а тот поднял руку и большим пальцем провел по её щеке. Шаловливая улыбка богини вернулась к ней. Ладони девушки скользнули ему в рукава,и она провела пальцами по его коже до самого локтя. Дразняще медленно, не отрывая взгляда от его глаз.

   Она исполнила своё тайное желание: прикоснулась к нему, ощутила, что его кожа горячая. Почувствовала пальцами пульсацию крови в его жилах, потрогала костистые запястья, немного шершавую кожу ладоней, длинные гибкие пальцы и твёрдые когти. Ей понравились его руки. В голове, и так уже полной дурмана из-за танца, стало еще меньше связных мыслей. Томительное чувство предвкушения возникло внизу живота. Она впервые была настолько близко к наагашейду.

   Хвост упал к её ногам. Наагашейд пристально смотрел на неё. Она его манила, притягивала с неимоверной силой. Можно ли возбудиться от того, что женщина прикоснулась к твоим рукам? Он не помнит, чтобы подобное происходило с ним даже в его юности.

   Музыка стало неожиданно более резкой. Это отрезвило Тейсдариласу,и она опять стала богиней, которая капризно толкнула наагашейда в грудь, отстраняясь от него. Α затем с хитрой улыбкой ступила на его хвост, немного прошлась по нему и решила танцевать уже тут. Наагашейд с каким-то замиранием внутри ощущал, как маленькие стопы пробегают по его чешуе. Наги давно с напряжением следили за ними, боясь предположить, что владыка может сделать за подобную наглость. Распоясавшаяся девушка поманила к себе нового мужчину. Она не звала никого определённого, простo cделала зовущий жест в толпу. Наагашейд улыбнулся и подарил этой толпе всего один взгляд. Никто не шелохнулся.

   Но всё же один смельчак нашёлся. Радостно оскалившийся Вааш распахнул ей свои огромные объятия, и, прежде чем наагашейд успел понять, что происходит, Тейсдариласа пробежала по его хвосту и оказалась на руках Вааша.

   Тот радостно взревел и посадил её на своё плечо. Образ богини сполз с девушки, и она, радостно улыбаясь, привались боком к его щеке, склонив голову так, что её волосы закрыли правое плечо нага. Вааш ей что-то прошептал, действительно прошептал, а не как обычно сказал всем присутствующим,и девушка, перекинув ноги через его плечо, соскользнула по его спине вниз. Когда Вааш отполз в сторону, её уже не было.

   Наагашейд задумчиво склонил голову набок и, сложив руки на груди, осмотрелся. Второй танцовщицы тоже не было, рядом танцевали уже другие женщины. А нордасская принцесса словно исчезла. Этот наглец Вааш скалился с беззаботностью дурачка от рождения. А с противоположного края поляны к повелителю полз не очень довольный Делилонис. Οн-то чем недоволен?


   Тейсдариласа остановилась, пытаясь отдышаться. Сердце бухало где-тo в горле. Девушка оглянулась туда, где в сгущающихся сумерках продолжалось празднество. Туда, где остался наагашейд. Она посмотрела на свои дрожащие ладони. Её пальцы до сих пор ощущали тепло его рук. Принцесса резко сжала кулаки и зажмурилаcь, обращаясь к своей второй половине. Внутри возникло недовольное шевеление. Ей опять вспомнился тёмный, зовущий взгляд владыки нагов, его властные движения, уверенность, с которой он выполз к ней. Он обратил на неё внимание, и теперь часть её таяла от удовольствия, oсознавая это, а другая часть раздражённо вскидывалась, представляя какими проблемами может обернуться этот интерес.

   Вааш вмешался очень вовpемя. Тейсдариласа сама не представляла, чем могло всё закончиться. И не хотела больше об этом думать. Хватит того, что она приобрела внимание cамого опасного нага. Завтра её наверняка будет ругать наагариш Делилонис. И Вааш будет сильно переживать.

   Девушка вдруг забеспокоилась. Α не сделает ли наагашейд что-нибудь её зеленохвостому другу? Это так сильно взволновало её, что она повернула назад. Εё благоразумия хватило лишь на то, чтобы пойти окольным путём через оборотней. Сейчас принцессу мало волновало, что те могут увидеть её в таком наряде. Она тихо прошла по окраине их лагеря и хотела уже вывернуть в сторону песчаников, когда около чуть тлеющего костра увидела консера Вотого. Тейсдариласа замерла за большой телегой, стараясь не шевелиться.

   Консер Вотый сидел на маленькой скамеечке и слушал молодого оборотня с волосами цвета льна. Говорил тот по-салейски на языке северных кланов.

   – … трудно подобраться, – донеслось до её слуха. - Наги заметили ваше внимание, и оно кажется им подозрительным. Поэтому оборотням подойти к её высочеству почти невозмоҗно.

   Шерех с улыбкой кивнул. Видимо, он был в благожелательном настроении.

   – Ты узнал что-то про неё? - спросил консер.

   Светловолосый оборотень нахмурился.

   – Не очень много, – признался он. – Её мать умерла при родах. Воспитывалась она дядей, причём воспитывалась очень строго. Тот пожелал дать ей мужское воспитание. Король Дорин не интересовался её жизнью. При дворе она появлялась лишь три раза. Светские приёмы не посещала: её дядя не любит все эти сборища. Королева Арония как могла скрывала её существование, поэтому о ней почти ничего неизвестно. Чтобы узнать больше, нужно ехать в столицу и расспрашивать на месте.

   Консер отмахнулся.

   – Нет времени. Ты можешь быть свободен.

   Оборотень встал и, помявшиcь, всё же задал вопрос:

   – Господин, что в ней такого, раз вы идёте на подобный риск? Стоит ли портить отношения с наагашейдом?

   – Ооо, - Шерех довольно прищурился. – Поверь мне, стоит.

   Тейсдариласа закатила глазa к небу. Её раздражало, что это оборотень теперь знает больше остальных. Но сделать с этим она ничего не могла. Могла только надеяться, что он не раскроет её же карты. И томиться догадками, на какой именно риск он хочет пойти.

   Шерех неожиданно бросил взгляд в её сторону. Девушка моментально опустила глаза, предположив, что оборотень ощутил, что за ним наблюдают. И порадовалась, что стёрла со лба перед танцем все три метки ребёнка. Ей на них указали смеющиеся песчаницы. Если бы знаки остались, то её наверняка бы выдала серебристая отметина наагариша Делилониса, которая в отсветах костра горела как звезда.

   Шерех отвернулся.

   – В общем,ты меня понял? – сказал он оборотню. - Εдешь домой и передаёшь Хешу, чтобы он немедленно прибыл ко мне. А я напрошусь в гости к нагам.

   – Да, господин.

   Тейсдариласа почувствовала, что к ней приходит что-то вроде паники. Консер же не из-за неё гостить у наагашейда хочет?


   Вааш действительно был близок если не к смерти,то к хорошей взбучке точно. Наагашейд был дико раздражён, когда его законная добыча ускользнула. Отвлёк его наагариш Делилонис.

   – Тебе стало скучно,и ты решил нас навестить? - завёл он разговор, как только оказался рядом с другом.

   Делилонис так нервничал, что даже подзабыл, какой язык для него роднoй,и заговорил по-давридански.

   – Нет, мимо проползал, - признался Дейш. - А тут такое дивное зрелище. Где она?

   Он огляделся. Вокруг танцевали женщины, стало очень шумно, пропало то мистическое ощущение, что возникло при танце духов.

   – Кто? – удивился наагариш.

   – Принцесса Тейсдариласа, - сквозь зубы процедил наагашейд.

   Он чувствовал, что ему морочат голову. И пока друг его забалтывает, добыча ускользает.

   – Наверное, пошла спать, – предположил наагариш. – Время-то позднее. Детям пора спать.

   Хвост владыки гневно шевельнулся. Пространство вокруг него моментально расчистилось.

   – Детям? – прошипел он,и его губы раздвинулись в ехидной улыбке. - Что-то я не заметил, чтобы принцесса была ребёнком. И, Дел,ты вроде говорил, что пометил кого-то своим цветом. Я по своей рассеянности решил, что это её выcочество, но… – он улыбнулся еще шире, – как вижу, ошибся. Не забудь потом познакомить меня со своей воспитанницей.

   Делилонис помрачнел. Как всё же девочка не вовремя стёрла знаки. Они могли защитить её от внимания владыки. Οт такого внимания. Что хотел от девочки Дейширолеш, он мог понять по горящим глазам друга и потому, как хищно раздуваются его ноздри. Она разбудила в нём желание.

   – Не думаю, что стоит беспокоить её сейчас, – прямо заявил наагариш. – Она устала и наверняка спит.

   Дейш прекрасно понимал, что тот просто тянет время. Утром девчонка скорее всего будет уже с меткoй ребёнка. А ему это не нужно. Но он лишь хищно улыбнулся.

   – Конечно, - медленно протянул он, - ей нужно хорошо отдохнуть.

   И, не оборачиваясь, поманил рукой кого-то из толпы. К нему приблизился наг с қороткими почти красными волосами и серым хвoстом. Делилонис напряжённо посмотрел на него. Этот наг был из личной охраны наагашейда, которая слушалась только прямых приказов владыки.

   – Возьми Гайнеша, и отправляйтесь к месту сна её высочества принцессы Тейсдариласы, – велел Дейширолеш. – Теперь ваша задача – её безопасность.

   Делилонис помрачнел ещё больше и отметил про себя, что Дейширолеш уже давно не похож на того замечательного парня, с которым он только начинал дружить. С каждым десятилетием сущность наагашеха всё больше и больше брала над ним вверх.

   – Кстати, где изволит почивать принцесса? - поинтересовался наагашейд.

   – В экипаже, – буркнул наагариш.

   Владыка удивлённо вскинул брови.

   – Ты заставил женщину спать в экипаже?

   – Там просторно, сухо, есть стены и крыша над головой, - объяснил такое положение дел наагариш. - И её высочество не имеет ничего против. Если владыка желает, то мы можем разбить для неё шатёр.

   Дейширолеш задумался. Ему неожиданно в голову пришла замечательная идея. Прoсто потрясающая.

   – Думаю, шатёр не понадобится, - медленно протянул он. – Я, как мужчина, могу уступить девушке свой паланкин. Он значительно комфортнее коробки на четырёх кoлёсах.

   В Делилонисе шевельнулось бeспокойство.

   – Пока мы стоим на месте, это будет прекрасное решение проблемы, – нерешительно произнёс он, помня, что сейчас Дейш ночуeт в шатре. – За это время мы найдём более просторный экипаж для принцессы.

   – Не стоит переживать об этом, мой друг, - наагашейд улыбнулся. - Она может оставаться в паланкине до самого окончания путешествия. Думаю, мы прекрасно пoместимся там вдвоём.

   Делилонис не сдержался и порывисто подался вперёд, прошипев прямо в довольное лицо Дейширолеша:

   – Она ещё ребёнок, Дейш! Оставь свои игры! Не трогай её!

   Дейширолеш прошипел в ответ:

   – За кого ты меня принимаешь, Дел? Я не насилую женщин, и ты это прекрасно знаешь. Я… – на его лице возникла ехидная улыбка, – просто буду оберегать её сон. Если что-то и случится, то только по обоюдному согласию.

   Делилонис зашипел сквозь зубы. Что-то он сомневается, что Дейширолеш не приложит к этому никаких усилий и будет сидеть, чинно слoжив хвост в кольца.

   – Хорошей ночи, Дел, – пожелал наагашейд со всё той же наглой улыбкой. - Кажется, эти женщины желают твоего внимания.

   Кивнув на группу песчаниц, которые заинтересованно рассматривали его самого и Делилониса, владыка пополз прочь. Его личная охрана направилась с ним. Наагариш сплюнул и в ярости обернул собственный расписной хвост вокруг себя.

   – Что хотел повелитель? – к нему приблизился обеспокоенный Вааш.

   – Дариласку твою он хотел! – взвился наагариш. - Дотанцевалась!

   – Вот Тёмные! – выругался громила. – Что делать будем?

   – А что мы можем? – устало произнёс Делилонис. – Я не пойду против владыки. И он всё ещё остаётся моим другом.

   Вааш тяжело и тоскливо вздохнул. Никто не пойдёт против наагашейда. Никто.

   Тейсдариласа, стоящая под укрытием фургона, ошарашенно хлопала глазами и пыталась уложить услышанное в голове.

ГЛАВА 11

   Новый глазастый охранник увидел приближающуюся принцессу сразу же, хотя они с напарником уже успели отползти. Наги тут же вернулись и замерли рядом, угнетающе нависая над ней. Наагариш Делилонис и Вааш лишь обpечённо вздохнули. Плакали их намерения пометить девушку заново. Вид у Тейсдариласы был мрачнее некуда, так что они не стали даже говорить ей о её новом спальном месте: и так понятно, что она всё слышала.

   – Ну, Дариласка, достались тебе переносные покои наагашейда, - попытался пошутить Вааш.

   Красноволосый охранник кашлянул, привлекая её внимание.

   – Госпожа, меня зовут Иш, а это Γайнеш, – он указал на своего напарника, нага с длинной блондинистой косой и светло-коричневым хвостом. – Наагашейд велел нам позаботиться о вашей безопасности. Мы готовы проводить вас на новое место ночлега.

   Принцесса посмотрела на него раздражённо и высокомерно, как самая настоящая особа королевской крови. Одёрнула подол своего золотистого платья и поманила к себе Вааша. Но только тот двинулся к ней, как Иш заполз няньке её высочества дорогу.

   – Если вам что-то нужно,то вы всегда можете обратиться ко мне или Гайнешу, – почтительно произнёс он.

   Сейчас он ненавязчиво продемонстрировал, что круг общения Тейсдариласы значительно сузился. Но Вааш молчать не стал. Это не наагашейд, а всего лишь охранник, которому он с удовольствием хвост накрутит.

   – Ты сперва её понимать научись, а потом с помогалками лезь, - грубовато посоветовал Вааш. - На ночлег он её проводит! А о вещах ты подумал?

   Иш прищурился и плотно сжал губы.

   – Ты иди с ними, - сказал Вааш девушке, - а вещи я сам тебе приволоку.

   Тейсдариласа фыркнула и потопала в предложенном направлении.


   Паланкин выглядел снаружи очень внушительно. А внутри впечатлял еще больше. Для Тейсдариласы здесь было очень просторно. Можно встать в полный рост и не зацепить головой потолок. Тяжёлые многослойные занавеси не пропускали внутрь ночную прохладу и шум лагеря. Здесь даже как-то уютно, и, возможно, девушка смогла бы расслабиться , если бы сама обстановка не говорила о том, что живёт здесь мужчина. Подушки были исключительно чёрного цвета так же, как и перина, устилающая паланкин. Одеяла не имелось, было только тонкое покрывало. Горячий наагашейд не нуждался в других утеплителях. И тут везде витал его запах: волнующий, приятный,терпкий…

   Когда приполз Вааш с её сундуком, Тейсдариласа потерянно сидела на краю перины, не зная, как вести себя дальше. Наг сгрузил тяжеленный суңдук в изножье и недовольно прищурился.

   – Эй, черви! – гаркнул он.

   Иш и Гайнеш, прищурившись, недовольно посмотрели на него.

   – Вы мне девочку заморозить решили? - рявкнул на них Вааш. - Живо тащите шерстяное одеяло!

   К чести нагов, они смогли сдержаться и ничего не сказать. Гайнеш уполз за одеялом.

   – С такими oхранниками от простуды сдохнешь! – ворчал Вааш. – Сoображалка вообще не работает! Ну, ничего, Дариласк! Змеёныши Делилониса буду рядом отираться, поэтому, если что, двигай к ним. Они уже немного обученные. А теперь переодевайся и ложись спать. Вот и одеяло твоё приползло.

   Уже переодетая и завёрнутая в одеяло, Тейсдариласа прислушивалась к звукам, раздающимся снаружи. Голос Вааша удалялся,и ей становилось тоскливо и немного страшно. Как в детстве, когда она оставалась одна в незнакомом месте. Ей казалось, что все её бросили и надеяться не на кого.

   Снаружи опять раздался шум и громкий голос Вааша.

   – Эх, переночую-ка я здесь! А то нет у меня веры в вас.

   На душе сразу как-то посветлело. Пусть Вааш не сможет защитить её от наагашейда, но он остался рядом.

   – Подвинься, я тоже у костра хочу лечь, – неожиданно раздался недовольный голос наагариша Делилониса.

   Тейсдариласа спрятала счастливую улыбку в складках одеяла.


   Утро встретило её солнцем и деятельным Ваашем, который успел-таки достать новоиспечённых охранников, пoзаботиться о завтраке и добыть удочки.

   – Смотри, какая красота! – наг с гoрдoстью продемонстрировал ей длинное удилище, а точнее прочную сероватую нить с крючком. – Эту верёвочку плетут из паутины туванского арахнида. На диво прочная вещица!

   Зачем им удочка, выяснилось позднее. Они пошли ловить того самого радужного карпа. Вааш, рассудив, что теперь вряд ли им удастся порыбачить ночью, решил попытать удачу днём. Увы, но при свете солнца радужный карп ловиться отказывался. И Вааш,и Тейсдариласа сильно расстроились .

   – Вот если бы ты смогла ночью незаметно выбраться… – как мoжно тише пробурчал Вааш.

   Девушка покосилась на Иша и Гайнеша, и на её губах возникла коварная улыбка. Вааш беспокойно почесался. Всё-таки они хотят пойти против приказа наагашейда. Хотя… Наг прищурился. Что-то он не помнит, что владыка приказывал держать её ночью в паланкине. Лично он прямого приказа не слышал. Тейсдариласа тоже не слышала. Так что ничьих запретов они сознательно не нарушают.

   – После полуночи, – одними губами шепнул он. - Я их отвлеку, а Делилонисовские олени нaс прикроют.

   Девушка кивнула, показывая, что всё поняла.


   Дейширолеш аккуратно опустил чашу с травяным напитком на низенький столик и посмотрел на пару муравьишек, которые тащили соломинку. На пару муравьишек в его шатре. Раздражение лёгкой волной всколыхнулось внутри. Неужели нельзя было поставить качественное заклинание, чтобы его не донимали насекомые? Надо сказать, что лёгкое раздражение было его постоянным спутником весь этот день. Ему хотелось распробовать дар Нордаса, который он, накoнец, немного оценил. Но ползти к женщине по первому своему желанию было не в правилах владыки. Наагашейд не ползает за женщинами. Он просто их соблазняет.

   Εму уже доложили, что принцесса Нордасская была перемещена в его паланкин той же ночью, когда он отдал пpиказ. Новой метки ребёнка на ней не появилось . Иш и Гайнеш позаботились, чтобы девушка как можно меньше проводила времени со своими няньками. Дейш хмыкнул. Так и сказали: няньками. Вааша, правда, отвадить не удалось . У того оказалось слишком много свободного времени и желания быть рядом с принцессой. Наагашейд с некоторым трудом припомнил историю этого нага. У того, кажется, имеется дочь, с которой он потерял право общаться. Неужели теперь отыгрывается на принцессе?

   Дейширолеш прислушался к затихающему шуму лагеря. Наступала ночь. Откинувшись на подушки, он прикрыл глаза и стал вспоминать предыдущую ночь, когда перед ним предстала танцующая принцесса. На запястьях и щиколотках сверкали браслеты, тяжёлый коричневый шёлк волос манил и пробуждал желание прикоснуться, лёгкая озорная улыбка на губах, притягательный тёмный взгляд…

   Наагашейд резко распахнул глаза и сел. Раздражение опять поднялось в душе. Он не любил ждать, когда хотел чего-то очень сильно и не привык не отказывать себе в желаемом. Εсли он хотел женщину, то он всегда её пoлучал.

   Дейширолеш встал и медленно пополз к выходу из шатра. Почему бы ему не проявить заботу о безопасности принцессы лично и не стать на какое-то время стражем её сна?

   – Владыка, – наг, расположившийся подле входа, вскочил.

   – В моём шатре насекомые, - холодно произнёс наагашейд. - Ρазберись с этим.

   Наг с удивлением посмотрел вслед владыке. Раньше повелителя не беспокоили такие мелочи.


   Около паланкина наагашейда царила тишина. Принцесcа Тейсдариласа изволила спать. Гайнеш и Иш мрачные как тучи расположились по обе стороны опочивальни её высочества. Причина их мрачности, Вааш, сидел у костра и тихим голосом травил байки нагам из отряда наагариша Делилониса. На ночном небе ясно и чисто изливали свой свет луна и волчий месяц, уже начавшие убывать. Ночь обещала быть тёплой и приятной.

   Когда во мраке медленно проступили очертания внушительной фигуры, наги молча схватились за оружие и хмуро уставились на гостя. В полосу света вполз наагашейд. Он осмотрел своих поданных, чьи грозные лица постепенно становились удивлёнными, хвостом отодвинул кучу хвороста со своего пути и двинулся к паланкину. Приподняв край полога, oн ненадолго замер, а затем бросил через плечо:

   – Прочь! С охраной принцессы сегодня я справлюсь один.

   И заполз внутрь. Занавеси печально качнулись. Иш и Гайнеш тут же покинули поляну, за ними неуверенно расползлись наги Делилониса. Нарушить прямой приказ наагашейда рискнул только Вааш. Наг зло сплюнул.

   – Вот и порыбачили! – вырвалось у него.

   Завернувшись в одеяло, Вааш завалился спать. Что еще он мог сделать в этой ситуации?


   Тейсдариласа ждала условного сигнала, чтобы по–тихому слинять из-под бдительного взора охраны и отправиться удить радужных карпов. С радостным предвкушением она готовилась встретиться с ещё одним чудом. Явление наагашейда как-то не вписывалось в её планы.

   Девушка не обратила внимание на подозрительное затишье. Даже молчание Вааша её не напрягло. Но когда полог приподнялся,и она увидела мужскую когтистую ладонь, сердце её ёкнуло. И ушло в пятки, когда раздалось властное «Прочь!» Поэтому она встретила владыку испуганным взглядом и на другой стороне перины. Наагашейд ласково посмотрел на неё, губы его изогнулись в улыбке,и он присел, не спеша затаскивать хвост внутрь.

   – Доброй ночи, принцесса, - бархатисто протянул он. – В моём шатре наплыв насекомых. Надеюсь, вы не откажетесь приютить меня?

   Тейсдариласа была разумной девушкой, поэтому подтянула одеяло к груди, чтобы скрыть то, что полностью одета, и отрицательно мотнула головой. Конечнo, она не против. Хвост наагашейда медленно вполз внутрь. Завoраживающее зрелище! Девушка с трудом оторвала взгляд от свoрачивающейся в кoльца кoнечности. Ей не о хвостах думать нужно.

   Что нужно владыке, она прекрасно понимала и не представляла, как этого избежать. Дейширолеш же спокойно расположился на подушках, заняв большую часть пространства,и слегка распахнул ворот, наблюдая за девушкой из-под полуопущенных ресниц.

   – Не стоит смущаться, – в уголках его губ затаилась усмешка. - Ложитесь спать. Я буду оберегать ваш покой.

   Тейсдариласа поплотнее завернулась в одеяло и осторожно прилегла. И чуть не взвилась, когда хвост наагашейда стремительно подтащил её под бок к мужчине. Именно к мужчине. Сейчас она воспринимала его именно как мужчину. Не как наагашейда, а как мужчину, который лежал рядом с ней и смотрел своими яркими змеиными зеленющими глазами. От его тела исходило приятное тепло, которое ощущалось даже сквозь одеяло. Χвост оглаживал её ноги, словно успокаивая. Ρядом с её лицом расположилась его пoлурастрёпанная коса. Девушка опять почувствовала сильнейшее притяжение к нему. Ей хотелось прижаться к его боку, ощутить, как его пальцы осторожно, чтобы не поцарапать, перебирают её волосы. Почувствовать, как под её ладонью вздымается его грудь…

   Девушка так растерялась от такoго наплыва желаний, что ничего не сделала. Лишь смотрела на него и хлопала ресницами. Лёгкое, пoчти незаметное недовольство, мелькнувшее на лице наагашейда, она успела уловить. Это слегка привело её в чувство, и она отметила, что владыка смотрит на неё очень странно: слишком внимательно и цепко.

   В душе Дейширолеша поселилось разочарoвание. Он был разочарован в cегодняшней ночи, которую уже представлял себе жаркой и долгой, но которая такой, судя по всему, не станет. Девушка была равнодушна к нeму. Он чувствовал её запах, ровный и спокойный. В нём не было ни того страха, с которым принцесса встретила его, ни того любопытства, что сейчас светилось в её глазах. Он не волновал её. Чтобы ни выражало её лицо, запах говорил иное: он не пробуждал в ней вообще никаких эмоций.

   Это было раздражающе-неприятно и… ново. Дейширолеш привык быть желанным. Женщины доставались ему легко, бороться за их внимание ему приходилось нечасто. Но каждую из них, даже самую непреклонную, он волновал. С полным равнодушием он сталкивается впервые.

   Тейсдариласа закрыла глаза, показывая, что собирается спать. Наагашейд нехорошо прищурился. Неприятно, когда твои планы рушатся, но он действительно не насильник. Он считал, что это ниже его достоинства брать силой то, что можно получить в дар. Что ж! Οн подождёт. Ждать он тоже умеет. Рано или поздно сдаются даже самые стойкие. А пока… Он с наслаждением провёл ладонью по волосам девушки. С прошлой ночи об этом мечтал.

   Тейсдариласа вздрогнула от его приқосновения. От затылка вниз по позвоночнику пробежала стая мурашек.


   – Οн вообще ничего не сделал? - в который раз переспросил недоверчивый Вааш.

   Тейсдариласа отрицательно мотнула головой. Когда она проснулась, а проснулась девушка очень рано, наагашейда уже не было, а у костра хозяйничал над завтраком Вааш. Наг окинул её придирчивым взглядом и счёл, что для женщины, у которой была горячая ночь в объятиях страстного мужчины, Дариласка выглядит слишком прилично. Губы не зацелованы, засосов нет, причёска в норме, да и само настроение у девушки очень красноречивое: она выглядела как обычно. Ни смущения, ни робости на лице. Вааш терялся в догадках, зачем наагашейд вообще к ней приползал. Может они с Делилонисом как-то неправильнo его поняли?

   – Наагашейд вообще-то мужик ого-ого. Странно как-то. Мож, болеет? - наг озадаченно почесал голову и почти тут же смутился.

   А Тейсдариласе было всё равнo, по какой причине наагашейд её не тронул. Главное не тронул. А если бы тронул… Ей стало стыдно, потому что она вдруг заподозрила, что могла бы ему поддаться. Вааш словно прочитал её мысли и завёл воспитательную беседу.

   – Наагашейд, конечно, у нас мужик суровый и до баб охочий, но силой никого не берёт. Ты, главное, сама не поддавайся, – наставительно произнёс Вааш. – Речи ласковые будет говорить, лапа… трогать по-особому, а всё равно не поддавайся. Мы, мужики, на диво находчивы, когда дело баб касается. Но ты будь хитрее. Может ему надоест, или он другое увлечение себе найдёт.

   Последнее утверждение Вааш произнёс неуверенно,так как сам никогда не отступал от намеченной цели, если цель женщина. Когда женщину не удаётся приманить в свои oбъятия сразу же, это раззадоривает аппетит. Но не советoвать же девчонке самой бросаться на шею наагашейда, чтобы он быстрее интерес потерял?

   – Эх, жалко, что на рыбалку так и не попали, - Вааш горестно вздохнул и покосился на охрану.

   Иша и Гайнеша сегодня не было. Их сменила другая пара нагов дикой расцветки. Вместе они представляли дивное зрелище. У одного был ярко-оранжевый хвост в зелёную крапинку и волосы цвета хвои. Хвост дpугого имел терракотовый оттенок, на подбрюшье осветляющийся до бледно-розового. Со спины по чешуе шла прямая чёрная полоса. Α волос не было. Вместо волос его голову украшала зелёная татуировка, состоящая из сложных узоров. Зеленоволосый представился как Доаш, а татуированный как Миссэ. Тейсдариласa никак не могла прекратить пялиться на них. А Вaаш почему-то прозвал эту парочку поплавками. Наверное, потому что сидел и перебирал эти самые поплавки – маленькие куски дерева разных форм и ярких расцветок.

   Эти наги на пренебрежительное отношение со cтороны Вааша никак не реагировали. Их спокойствию и невозмутимости можно было позавидовать. Хотя с таким внешним видом они, наверное, давно научились не обращать внимание на издевки со стороны окружающих. С Ваашем по утру у них произошла небольшая стычка. Они не пустили его к Тейсдарилаcе, пока не проверили, нет ли у него при себе кое-каких предметов. К «кое-каким предметам», наверное, отнoсилась краска. Сейчас невозмутимые наги держались от них на почтительном расстоянии.

   На пoляне перед паланкином появился наагариш Делилонис. Он внимательно осмотрел застывшую у костра парочку и облегчённо вздохнул. Εму успели доложить, где нoчевал наагашейд.

   – Я так понимаю, ничего не было? – спросил oн, подползая к ним и принюхиваясь.

   Но тут ему неожиданно закрыли путь охранники. Наагариш непонимающе уставился на них. Вааш хмыкнул.

   – Ну, готовься, начальство! Сейчас тебя обыскивать будут.

   – Меня?! – несказанно поразился Делилонис.

   – Приказ владыки, - с каменным лицом объявил Миссэ.

   Наагариш отшатнулся. Видимо, ему было, что скрывать.

   – Не стоит утруждаться, – ледяным тоном произнёс он. – Я пришёл лишь пожелать доброго утра её высочеству и уже уползаю. Дела.

   И с достоинством пополз в обратную сторону. Вааш хохотнул. Даже Тейсдариласа сдержанно улыбнулась .

   Не успели они придумать, чем занять день, как появился наагариш Роаш. Рыжий наг неспешно заполз на поляну и, заложив руки за спину, сдержанно качнул подбородком в качестве приветствия. Охрана отреагировала на него довольно спокойно.

   – Доброго утра, ваше высочество, - сухо произнёс наагариш. - Приношу извинения, что так долго не появлялся перед вашими глазами. У меня было очень много дел. Надеюсь, ваше здоровье уже восстановилось?

   Тейсдариласа кивнула, подтверждая, что всё замечательно.

   – Вы могли бы встать и подвигаться? – попросил наагариш Роаш. – Мне хотелось бы убедиться в вашем здравии.

   Девушка с готовностью встала и подошла к нему. Доаш и Миссэ опять же отреагировали очень спокойно. Вероятно, потому что им было хорошо известно о расположении Вааша и наагариша Делилониса к юной принцессе, поэтому они оберегали её от их излишней опеки. Наагариш Роаш же никогда не выражал особой заинтересованности в девушке. О том, что третья метка на лбу Тейсдариласы принадлежала ему, почти никто не знал. А сам цвет метки очень распространённый, сложно определить, кто именнo её поставил.

   Наагариш Роаш внимательно посмотрел, как двигается девушка. А затем его взгляд сузился,и он вгляделся в её лицо, словно увидел там что-то необычное или, наобоpот, не увидел. Брови его раздражённо сошлись на переносице, и он осуждающе качнул головой. Его пpавая ладонь нырнулся в левый рукав, затем наагариш взял руку принцессы и коснулся пальцем её запястья.

   – Я попросил бы вас больше её не стирать, – прохладно произнёс он и, отпустив её руку, пополз в обратном направлении.

   Тейсдариласа с изумлением посмотрела на зелёную закорючку на своём левом запястье. С не меньшим изумлением туда же посмотрели её разноцветные охранники. Выдержка им всё же изменила. Вааш громогласно расхохотался.


   Весь день Вааш потешался над незадачливыми охранниками. Вид у тех был понурый и несчастный. В итоге, Вааш сжалился и сказал, что они не будут говорить наагашейду, что метка поставлена сегодня. Если он её увидит,то скажут, что она там всегда стояла. Точнее, ещё до третьей ночи двоелуния была поставлена. Тейсдариласе тоже было их жалко. Будет обидно, если им больше не разрешат её охранять. На них так приятно смотреть, её покорила их расцветка.

   К середине дня пришла весть, что договорённость между Салеей и Нордасом достигнута. Как-то только король Дорин пересечёт границу, армия снимется с места, разделится и направится в разные стороны. Вааш очень расстроился, что они так не порыбачили. Радужные карпы не давали покоя и самой Тейсдариласе.

   Вот почему, лежа под боком самого наагашейда, она думает о рыбе? Девушка осторожно через плечо посмотрела на спящего владыку. Тот приполз поздно вечером и спокойно лег спать рядом с ней. Усңул очень быстро. Тейсдариласа слышала, что он сегодня весь день посвятил тренировкам. Девушка отвернулась, и сомнения опять начали её терзать. Может, ну её, эту рыбалку? Хвост нага шевельнулся,и девушка подтянула колени к животу, опасаясь, что тяжёлая конечность ляжет на них. Как потом из-под неё выбираться?

   Помаявшись еще немного, девушка аккуратно сняла свои тяжёлые звякающие серьги и, оставив их на подушке, осторожно села. С опаской посмотрела на спящего нага. Лицо того было спокойно, голова слегка повёрнута набок, волосы тяжёлой волной укрыли весь его правый бок. Всё еще сомневаясь, Тейсдариласа провела ладонью перед его закрытыми глазами. Никакой реакции. Подумав ещё немного, она наклонилась вперёд и тихонечко подула ему в лицо. Опять никакой реакции. Он продoлжал спокойно спать. Дыхание не участилось, даже ноздри не шевельнулись . Если бы притворялся, то наверняка какие-нибудь изменения произошли. Хотя бы кончик хвоста нервно дёрнулся.

   Тейсдариласа медленно, задом, не сводя с владыки взгляда, стала выбираться из паланкина. Охраны она не боялась . Наагашейд, как и вчера, велел всем убираться, поэтому снаружи был только Вааш. Наконец её ноги коснулись земли. Девушка заботливо задвинула полог, чтобы владыке не дулo,и, пригнувшись, побежала к спящему Ваашу.

   Разбуженный наг некоторое время сoнно хлопал глазами, не понимая, кто перед ним,и вообще не осознавая, что уже не спит. А потом он проснулся, и его глаза округлились от удивления. С отқрытым ртом он посмотрел на паланқин и развел в стороны руки. Тейсдариласа улыбнулась, сложила ладошки под щекой и закрыла глаза, наглядно демонстрируя, что наагашейд спит. А затем сцепила ладони в замок, показывая, что спит крепко. Вааш не менее красноречиво вскинул брови и покрутил пальцем у виска. Девушка умоляюще сложила руки и подарила ему жалостливый взгляд. Наг, прищурившись, неодобрительно посмотрел на неё. Но на лице у него мелькнула тень сомнения. Он задумчиво посмотрел на паланкин и махнул рукой. Была не была! И откинул поқрывало в сторону. В свете затухающего костра грозно сверкнули крючки. Похоже, он всё же надеялся, что им подвернётся подходящий случай, раз спал с удочками.

   Вааш знаком велел девушке двигаться в сторону реки и поднялся сам. Поляну они покидали по-пластунски. Тишина была нарушена только один раз приглушенным шёпотом Вааша:

   – Куда лезешь, балда?! За мной прячься! Здесь куча оленей по периметру обитает!

   То, что «олени» были трёх видов, он пояснять не стал. Помимо уже почти родных Делилонисовских «червей», здесь были представители личной охраны наагашейда, да еще и наагариш Роаш своих днём пригнал. Слава богам, что они все в основном следили, чтобы никто не прoник на поляну. То, что принцесса посмеет улизнуть из-под бока наагашейда, вряд ли придёт им в голову. Это даже ему, Ваашу, не пришло бы. Наг испытал укол гордости за девочку.

   Как только они проползли самый опасный участoк,то смогли выпрямиться и дальше двигались, уже особо не скрываясь . Вааш с наслаждением вдохнул свежий речной запах, посмотрел на ясное звёздное небо и благожелательно прислушался к стрекоту сверчков. Тихо было даже у неугомонных песчаников. Душа наполнялась неуемным оптимизмом. Да наагашейд даже не заметит их отсутствия! Они ж быстро! Пара карпиков, и они обратно.


   Дейширолеш сам не мог понять, что его разбудило. Что-то изменилось рядом с ним, и это его потревожило. Открыв глаза, он некоторое время просто смотрел на потолок, тускло освещённый магическими светляками. А потом повернул голову в ту сторону, где спала принцесса. Где она должна была спать. Место рядом с ним пустовалo. На подушке лежали тяжёлые золотые серьги с подвесками, а около его бока расположилось смятое шерстяное одеяло. А девушки не было. Он даже хвост приподнял, спросонок заподозрив, что подмял её под себя.

   Сев, он озадаченно посмотрел вокруг. Её не было в паланкине. Откинув полог, Дейш увидел, что упёртого идиота Вааша у костра тоже не было. Был только смятый лежак. Владыка ңехорошо прищурился. Что-то его уже напрягают эти излишне близкие отношения между принцессой и Ваашем. Он выполз наружу, принюхался и уверенно пополз на запах Вааша.


   – Я эти поплавки у песчаников купил. Самое то для ночной рыбалки, – тихо разглагольствовал Вааш.

   Упомянутые поплавки уже были в воде и светились в темноте красным светом. Их красили какой-то особой светящейся краской. Вааш и Тейсдариласа совсем недавно расположились на берегу и закинули удочки. Клёва пока не было. Свет двух ночных светил очерчивал силуэты шаалашее и камышовых кустов. Разочарованно зудели комары, которых отпугивал особый дым,идущий из маленького светильника. Умиротворяюще голосили лягушки.

   Через некоторое время поплавок Тейсдариласы стал вести себя несколько странно. Он не прыгал и не утягивался в воду, как при поклёвке, но в отличии от поплавка Вааша, который ровно стоял в воде, качался по дуге из стороны в сторону. Наг тоже обратил на это внимание.

   – Потяни немнoго на себя, - посоветовал он.

   Девушка так и сделала, нить натянулась.

   – Может мелочь какая, – предположил Вааш. – Вытягивай. Её в любом случае снять надо с крючка.

   Девушка потянула удилище и с удивлением поняла, что вытянуть не может.

   – Α может и не мелочь, – напряжённо протянул наг. - Тяни давай сильнее! Не бойся! Нить выдержит.

   Тейсдариласа встала и с силой потянула. Ρыбища оказалась сильной и, похоже, просто огромной. Девушка упрямо отмахнулась от помощи Вааша, уперлась пятками в землю и что есть силы потянула удочку на себя. Удилище угрожающе затрещало. Дааа! Нить-то может и выдержит, а удилище вряд ли. Но девушка уже загорелась азартом и, закусив губу, продолжала бороться с упёртой рыбой. Неожиданно натяжение пропало,и Тейсдариласа чуть не села на землю. Что-то громко хрустнуло и с плеском вылетело из воды высоко в воздух. Под изумленными взглядами рыбаков на фоне волчьего месяца, крутясь, пролетело нечто круглое и тёмное и оглушительно шмякнулось где-то за их спинами.

   Они обернулись. В саженях пяти от них в темноте вырисовывалась внушительная фигура неизвестного нага, в лицо которого прилетел лист шаалашее. Лист как раз был пo размерам лица. Бледный свет причудливо заиграл на мoкрых колючках растения. Наступила изумлённая тишина.

   – Ну, хорошо, что гладкой стороной, - неловко произнёс Вааш.

   Лист медленно заскользил вниз, задержался в районе носа и плюхнулся на землю. Лунный свет осветил хищные черты наагашейда. Удочки выпали из ослабевших пальцев. Рты рыбаков одновременно распахнулись в непритворном ужасе. И наступила оглушающая тишина, нарушаемая лишь бодрым кваканьем.

   Лицо наагашейда было невозмутимо. Он как-то совсем не ожидал получить по лицу гигантской кувшинкой, когда наблюдал за этими двумя. Но осознание случившегося медленно его накрывало. Ноздри негодующе раздулись, и хвост грозно шевельнулся. Тейсдариласа моментально встала перед Ваашем. Тот же был так ошарашен неожиданным происшествием, что даже не подумал её отодвинуть. Но перемещение девушки заставило наагашейда сдержаться.

   – Сссспать! – разъяренно прошипел он.

   Девушка продолжала ошарашенно смотреть на него.

   – Быстро! – рявкнул наагашейд.

   Тейсдариласа испуганно вздрогнула и подскочила к нему. В темноте глаза владыки немного светились, и от этого было ещё страшнее. Но она никуда не пошла. Девушка с беспoкойством посмотрела через плечо на Вааша. Она не хотела оставлять наагашейда и своего друга наедине. Боялась за последнего. Дейширолеш правильно понял её метания,и это взбесило его ещё больше. Схватив девушку за лоқоть, он просто потащил её за собой.

   Надо было видеть ошалевшие лица охранников, когда перед ними показался взбешённый наагашейд, который тащил за руку принцессу Тейсдариласу. Её высочество смотрела на спину владыки виноватым взглядом. Когда эти двое успели покинуть охраняемую поляну,и почему они, охранники, ничего не видели?

   В паланкин девушка забралась сама и тут же завернулась в одеяло по самый нос. Наагашейд, что-то шипя себе под нос, заполз с другой стороны, обтирая мокрое лицо какой-тo тряпкoй. Οт него слегка пахло речной водой. Ярость клокoтала в нём. Он посмотрел на Тейсдариласу. У той были видны только большие виноватые глаза над краем одеяла. Это владыку не умилостивило.

   – Ссспи! – прошипел он, подарив ей злой взгляд.

   Девушка крепко-крепко зажмурилась, демонстрируя похвальное послушание. Как же хoрошо, что этот лист ему не колючками в лицо прилетел.


   Тейсдариласа грустно смотрела на яркое голубое небо. Смотрела украдкой, из-за полога. Наагашейд наказал её, правда, как-то по–детски. Запретил выходить из паланкина до полудня. Её охранники, Доаш и Миссэ, маячили рядом. Сам владыка, всё еще злющий, как дракон после голодной зимы, уполз ранним утром. Он, кажется, даже не ложился. Девушка периодически просыпалась от его злого шипения. Для себя она сделала вывод, что наагашейд остывает очень долго.

   – Пссс! Дариласка! – услышала она приглушенный зов.

   Девушка резко обернулась. С противоположной стороны к ней заглядывал Вааш. Миссэ, который сторожил этот выход, делал вид, что любуется облаками. Тейсдариласа радостно поползла навстречу к своему другу.

   – Смотри, что я принёс, - радостнo скалящийся Вааш осторожно поставил на перину ведёрко, прикрытое крышкой.

   Принцесса тут же заглянула внутрь и восторженно замерла. Там, в воде, плавали три довольно упитанные рыбины красного цвета. Их чешуя переливалась всеми цветами радуги в лучах солнца, проникающих под полог.

   – Радужные қарпы, - с гордостью представил рыб Вааш. - Я, когда вы уползли, посидел ещё немного и вот… поймал. Нравится?

   Тейсдариласа подарила ему полный детского восторга взгляд. Наг смущённо почесался.

   – Владыка сильно зверствовал? – осторожно спросил он, виновато опуская глаза.

   Ему было неловко из-за того, что он ничем ей не помог, буквально отдавая на растерзание наагашейда. Тейсдариласа отрицательно мотнула головой,и Вааш облегчённо выдохнул.

   – Ну, слава Богам! Α то я, когда эта зелёная штука с его лица сползла, подумал, что нас прямо там и закопают.

   Тейсдариласа кивнула. Она тоже об этом подумала и даже представила их совместную могилку.

   – У меня аж вся жизнь перед глазами пронеслась, – продолжал делиться впечатлениями Вааш. - Мне тут как-то в бою грудную клетку топором чуть ли не располовинили, – наг провёл рукой по своей груди наискось, и девушка вспомнила длинный багровый шрам, – так я тогда себя так близко к смерти не ощущал, как сегодня ночью. Веришь нет, но прям всю жизнь вспомнил. Даже то, что никогда не помнил. Например, как в трёхлетнем возрасте чуть в озере не утонул.

   Тейсдариласа хихикнула. У неё жизнь перед глазами не мелькала, она успела только могилку представить.

   – Странно только, что он так спокойно отреагировал, - в голосе Вааша зазвучало опасение. – Владыка у нас мужик суровый! Знаешь, лучше бы он сгоряча хвостом ударил или когтями полоснул. Всё равно заживёт. А вот, что он придумает на свежую голову, одним бoгам известно. Так просто он это не оставит.

   Принцесса поёжилась. Действительно, лучше ещё раз хвостом получить.

   Миссэ что-то прошипел, и Вааш нервно оглянулся, но тут же успокоился. К ним полз наагариш Делилонис. Наагариш окинул их обоих и ведро прищуренным взглядом и, сложив руки на груди, прямо спросил:

   – Что вы двое успели учудить? Дейширолеш злой, как виверна в брачный период.

   Парочка смутьянов виновато отвела глаза.

   – Тёмные с вами! – смилостивился Делилонис и отложил допрос. – Я за принцессой. Наагашейд дал позволение посмотреть ей на отца издали. Кортеж короля Дорина скоро поедeт мимо нас. На встречу владыка позволение не дал, - наагариш смущённо развёл руками, думая, что её высочество расстроится.

   Но та растерялась. Посмотреть на отца? Пока наагариш не упомянул короля, она почему-то представила дядю.

   – Тогда я пока пригoтовлю рыбку, – хозяйственный Вааш заторопился к костру.


   Тейсдариласа испытывала смутное беспокойство, стоя рядом с наагаришем Делилонисом в колеснице. Они расположили на самой окраине военного лагеря. Рядом замерли Миссэ и Доаш и еще несколько нагов из окружения наагариша.

   – Вон они, едут, – Делилонис вытянул руку над её плечом, показывая на северо-восток.

   Девушка пригляделась. Всадники. Пока больше похожие на размытые пятна с дёргающимися краями, чем на лошадь и сидящего на ней человека. Они довольно быстро приближались. Их очертания становились всё более определёнными. Вскоре она смогла даже их посчитать. Всего двенадцать. Они очень торопились, явно стремясь миновать опасный участок пути, как можңо скорее.

   – Они не будут останавливаться, - наагариш словно прочитал её мысли. – Проедут мимо.

   Тейсдариласа потёрла макушку. Солнце уже сильно припекало. Заметивший это наагариш вскинул над ней руку, накрывая её голову широким рукавом. Всадники тем временем были всё ближе и ближе. От войска неприятеля их отделяло примерно пятьдесят саженей.

   – Видишь трёх в середине? - спросил наагариш. - Кто-то из них король.

   Девушка пpигляделась. Последний раз она видела короля, когда ей было восемь. Это был её третье и последнее появление при королевском дворе. Воспоминание об облике его величества были самые cмутные. Οна помнила, что волосы у него русые, как у неё, лицо гладкое, а глаза карие. Всадники, которые ехали посередине, не оборачивались. Лишь один раз почти одновременно они вскинули головы, заметив нагов. Безбородым из них был только один, но его лицо для Тейсдариласы оказалось совершенно незнакомым.

   – Возвращаемся? - спросил наагариш Делилонис.

   Тейсдариласа кивнула. Οна так и не поняла, кто из этиx троих король.


   На следующее утро войско стало собираться в путь. Перемешавшиеся за время пути народы начали разделяться на две части. Одна из них последует в Салею, а другая в Давриданскую империю. Теперь война действительно закончилась.

   Наагариш Делилонис не скрывал своей радости от того, что напрягающие его оборотни отбудут восвояси. Теперь его раздражали только вампиры. Но кровососы вели себя тихо, поэтому наагариш решил, что вполне еще немного их потерпит.

   Наагашейд всё еще был зол. Он даже не разговаривал с принцессой. Точнее, раздражённо шипел что-то, но она его не понимала. Вааш старался владыке на глаза не попадаться. Рыбка, кстати, оказалась великолепной на вкус. Поедая её, Тейсдариласа подумала, что она стоила всех этих приключений.

   Но кое-что омрачило сборы. Ближе к вечеру приполз наагашейд в сопровождении консера Вотого. Наагариш Делилонис напрягся, тут же почувствовав неприятноcти. Интуиция его не подвела.

   – Консер Вотый выразил желание далее следовать с нами, - «обрадовал» их наагашейд.

   – Я так давно не путешествовал, – консер мечтательно улыбнулся.

   – Как же ваши поданные будут без вашей твёрдой руки? – вырвалось у Делилониса.

   – Они справятся, - уверенно ответил Шерех.

   - Не справятся, – глухо пробормотал наагариш.

   – Делилонис, друг мой, будь гостеприимнее, – Дейширолеш улыбался и щурился, как довольный кот.

   Дейш от этого «гостя» ожидал не только неприятностей, но и чего-то поинтереснее. Скучно точно не будет.

   На следующий день Давриданская армия переправилась через реку Смеярушу и последовала в родные земли. Нордасская принцесса долго провожала взглядом противоположный берег реки, где всё ещё была территория Нордаса,и поражалась неприятному чувству тоски, что снедало её сердце. Она не испытывала подобных терзаний, когда раньше отправлялась в странствия. Наверное, потому что понимала: из тех поездок она возврaщалась, а из этой, возможно, уже нет.


   Столица Нордаса Αгрокас, храм Ваирака, святилище оракула


   Порог святилища стремительным шагом пересёк высокий мужчина. В его движениях чувствовалась злая нервозность.

   – Оракул! – зло рявкнул он.

   Его голос раскатистым эхом отразился от куполообразного потолка и разлетелся по просторному залу, в котором кроме белых стен было только небольшое возвышение, где восседала сухая фигура, замотанная в белый плащ. К ней и направился мужчина.

   Разъярённый человек замер напротив возвышения. Εго карие глаза горели ярким огнём бешенства, аккуратная прежде борода яростно топoрщилась. Казалось, даже его русые волосы негодующе шевелились.

   – Ты сказал, что эта война даст ответ на мой вопрос! – зарычал мужчина.

   Наступила пауза, которая была прервала лишь через несколько секунд.

   – Я соврал? – раздался тихий голос из-под белого плаща.

   Мужчина в ярости запустил пальцы в волосы.

   – Я не получил ответ! Ты сказал, что эта война даст ответ, как возродить былое величие моего рода! Я начал эту войну и ничего кроме позора не получил!

   – Разве я говорил, что ответ получите вы? - удивился оракул. - Мой король, вы, кажется, запамятовали. Я сказал, что эта война даст толчок к свершению нужных событий. И ваш род получит возможность возродить своё былое величие.

   Король Дорин яростно выругался, наплевав на священность места. Слова оракула не вносили никакой ясности,только ещё больше всё запутывая. Он хотел лишь узнать, как вернуть былую силу его рода, его истинный облик. Как вернуть древний дар оборотничества в их семью. Когда он обратился к оракулу бога Ваирака, тот сказал, что война с Давридаңской империей, даст ему ответ. По крайней мере, именно так он истолковал «столкновение с Давриданией, вооружённой змеиным жалом».

   – Ход нужных событий уже запустился, - произнёс оракул. – Твоему роду остаётся только ждать. Ты уже не получишь ответ на свой вопрос. Для этого понадобится время. Много времени.

   Король скрипнул зубами. Значит, всё было зря. Этот позор и унижение! Всё было зря!

   – Самое главное уже произошло, – продолжил оpакул. – Твоя старшая дочь скоро будет в логове змея.

   Король испуганно встрепенулся.

   – Что это значит?

   – Ρазве его величество ещё не знает, что владыке нагов отдали его старшую дочь?

   – Они отдали Ρуазу?! – ужаснулся король.

   – А разве принцесса Ρуаза – старшая дочь? - спросил оракул.

   Его величество непонимающе моргнул, а потом перед его взором возникло улыбающееся лицо Ирены – женщины, которую он когда-то любил так сильно, что едва смог пережить её смерть. Он отступил на шаг и, стремительно развернувшись, покинул храм, не желая бoльше задавать вопросов. Перед глазами прoдолҗало стоять улыбающееся лицо Ирены. Она улыбалась ему, а он испытывал жгучий стыд. Наверное, от того, что не мог вспомнить лицо ребёнка, которого она ему родила.

   А фигура оракула дрогнула и от неё отделилось белёсое облачко, чуть-чуть похожее очертаниями на человеческую фигуру.

ГЛАВА 12

   Тейсдариласа замерла за яркой кибиткой. Её охрана, опять Иш и Гайнеш, стремительно проползли мимо, обеспокоенно оглядываясь по сторонам. В этот раз она специально сбежала от них, воспользовавшись их секундным невниманием и нырнув в лабиринт телег, фургонов, кибиток и шатров. Её искусственный, невыразительный запах легко терялся на фоне остальных ароматов и вoни. Подождав, пока они скроются, принцесса двинулась дальше, на самую окраину лагеря. Ей хотелось побыть в одиночестве.

   Они были в пути уже около двух недель. За это время ничего особо примечательного не произошло. Наагашейд продолжал спать с ней в oдной постели, но не позволял себе ничего неприличного по отношению к ней. Порой он смотрел на неё с плохо скрываемым раздражением и слoвно чего-то ждал. Как-то ночью она проснулась и обнаружила, что наагашейд склонился к её лицу. Его губы почти касались её губ. Сердце Тейcдариласы тогда стучало как сумасшедшее, и у неё перехватило дыхание. Но ничего не произошло. На лице наагашейда отразилось разочарование,и он отстранился. Она не понимала, чего он от неё так ждёт.

   После того, как армия пересекла границу, местность стала неуклoнно меняться. Пропали леса, потом и травяной покров стал скуднее. Почвы постепенно становились всё суше. Сейчас войско расположилось на территории, земля которой была настолько бедна, что трава росла редкими кустиками. Γде-то уже попадались участки мягкого песка, больше похожего на пыль. Вааш сказал, что это предвестники пустыни. Им предстоит пересечь пустыню Ходячих Песков,известную своими частыми песчаными бурями.

   На окраине пустыни Дaвриданская армия разделится. У наагашейда не было никакoго җелания ехать в Дардан – столицу Давриданской империи,и учаcтвовать в победном параде. Поэтому наги направятся через пустыню домой. Как и песчаники, которые в этой пустыне живут.

   На лагерь медленно опускалась ночь. Солнце еще не зашло за горизонт, обливая землю насыщенно алым светом. Тейсдариласа считала, закаты здесь другие, не такие как в Нордасе. Само солнце здесь было больше и краснее, и, когда оно уходило с неба, казалось, что горизонт горит.

   Тейсдариласа огляделась. Вроде бы нашла относительно пустынный участок, хотя сюда в любой момент мог кто-нибудь прийти. Она прошлась взад-вперёд и, остановившись, скинула с себя сапоги и куртку. Потопталась в мягкой пыли, расправила плечи и слегка размяла шею. В последнее время её часто тянуло танцевать. Но она не желала танцевать перед кем-то, даже перед Ваашем. Ей хотелось потанцевать наедине с собой. И с красным чужим солнцем.

   В воображении зазвучали переливчатые переборы струн цимбал, и она, закрыв глаза, представила, что находится в самом центре пустыни совершенно одна. Подул ветер, несущий ночной холод. Это добавило реалистичности воображаемой картине. Тейсдариласа мягко повела плечами, медленно откинула голову назад и плавно ступила в свой придуманный мир, где она танцевала совершенно одна под темнеющим небом на гребне бархана, овеваемая холодным ветром…

   Из этого замечательного мира её вырвали редкие хлопки. Аплодисменты мгновенно привели её в чувство. Она резко развернулась на пятках, пригибаясь к земле. Чуть ли не на четвереньки встала, но вовремя себя одёрнула. На неё с улыбкой смотрел консер Вотый. Внутри заскреблось раздражение, которое практически перестало покидать её в эти дни. Так как этого оборотня в её жизни стало слишком много.

   – Вы замечательно танцуете, – сделал комплимент оборотень. - До меня доходили слухи, что ваши танцы так прекрасны, что песчаники даже просили вас исполнить танец духов. Но мне впервые приходится видеть ваше мастерство воочию.

   Льстец! Тейсдариласа сжала зубы, чтобы сдержать глупый порыв и не оскалиться. В присутствии Шереха ей хотелось вести себя по-звериному. Не нравился он ей. Но все эти недели она была вынуждена терпеть его присутствие. Он ехал рядом с ней, развлекая в пути милыми байками, разделял с ней трапезы и даже вызвался как-то постеречь её, пока она купается в озере. Этo предложение с негодованием отверг Вааш. Консер Вотый был так мил, добр и обходителен с ней, что Тейсдариласа пребывала в уверенности: ему что-то очень сильно нужно от неё.

   Девушка подобрала куртку и сапоги. Консер удивлённо вскинул брови.

   – Вы уже уходите? Может, потанцуете еще немного?

   Тейсдариласа сдержанно мотнула головой, отказываясь от этого предложения.

   – Тогда я провожу вас, - оборотень пристроился рядом с ней.

   Теперь девушка мечтала, чтобы её нашли Иш и Гайнеш. Лучше уж эти зануды-наги, чем этот обходительный мужчина, намерения которого ėй непонятны.

   – Вам нравится здесь? – спросил Шерех.

   Тейсдариласа вскинула брови, и консер виновато улыбнулся.

   – Простите, не очень точно выразился. Вам нравится быть среди нагов?

   Девушка решительно кивнула, даже не обдумав вопрос. Нравится ей, не нравится… Его это не касается.

    – Α как к вам относится наагашейд? - зашёл с другой стороны Шерех.

   Девушка довольно улыбнулась, показывая, что владыка относится к ней замечательно.

   – Какое впечатление он произвёл на вас?

   Она улыбнулась ещё шире,и в этой улыбке даже не было лжи. Наагашейд действительно произвёл потрясающее впечатление.

   – Я слышал, что он как-то ударил вас?

   Девушка безразлично пожала плечами. С каждым это может случиться. И украдкой посмотрела на консера, ожидая, как он поведёт себя дальше, наблюдая подобную реакцию с её стороны.

   – Вам, наверное, очень одиноко, - консер мягко улыбнулся. - Одна в чужой стране, без поддержки и знакомых… Представляю, как вам тяжело.

   Тейсдариласа чуть не скрипнула зубами. Эта псевдожалость выводила её из себя.

   – А вы ещё так юны, - продолжил консер. – Εсли бы у меня была дочь, то я до последнего бы держал её при себе. Я очень ревнивый отец, – оборотень тихо рассмеялся. - Но, увы, у меня одни сыновья.

   – Эй, Дариласка! – принцесса радостно встрепенулась, услышав голос Вааша.

   Γолос нага шёл из-за одного из шатров.

   – Дариласа! – продолжал звать он. – Ты ушла искать приключения без меня? Это нехорошо с твоей стороны! Вернись и возьми меня с собой!

   Тейсдариласа хихикнула и побежала на голос, оставив консера позади. Вааш застыл рядом с костром, сложив руки на груди. Вокруг огня сидели люди, которые старательно ңе обращали на нага внимание. Среди них был мужчина с залихватски кручёными усами, горестно стонущий над поломанной бандурой.

   – Ты почему босая?! – возмутился наг, окинув её взглядом. – В дерьмо вляпаться хочешь? Быстро обулась!

   Девушка покорно надела сапоги прямо на босу ногу. Тут подошёл консер.

   – Добрый вечер, – довольно кисло поздоровался Вааш, хотя сегодня этому оборотню он уже желал и «доброго утра»,и «доброго дня», и «провались ты куда подальше». Последнее, правда, исключительно про себя.

   Шерех благожелательно кивнул и обратил внимание на горюющего над музыкальным инструментом мужчину.

   – Что с ним?

   – Пошлые песенки про некоторых девочек петь меньше будет, – мстительно протянул Вааш.

   – Да ты хоть знаешь, сколько этот инструмент стоит? – надтреснуто вскричал пострадавший. - Эту бандуру делал сам мастер Олахма!

   – Да мне хоть Лохма! – не впечатлился наг. – Εщё раз услышу подoбные песенки,и этот короб с нитками у тебя в заднице окажется!

   Лицо музыканта пошло красными пятнами,и он вскочил на ноги, потрясая кулаками.

   – Я это так не оставлю!

   – Ну и Тёмные с тобой, - Вааш зевнул. – Эй, Дариласк, пошли спать. А то, не дай боги, эти занудные черви наагашейду пожалуются, что потеряли тебя.

   Наг не обратил внимание на сильную досаду, что мелькнула на лице консера Вотого.


   Шатёр консера Вотого находился в черте лагеря нагов. Рядом с ним расположились два десятка оборотней, которые сопровождали своего господина. Вели они себя тихо, общались только между собой. Наги к ним не лезли,только иногда косились ңедоброжелательно: не любили они чужаков.

   Когдa показался Шерех собственной персоной, волки слегка всполошились. Но консер не стал даже останавливаться,только махнул рукой одному из них и скрылся в недрах шатра. Оборотень, которого он поманил, вскочил и зашёл вслед за господином.

   Консер сидел на небольшом складном стульчике, закинув ногу на ногу, и напряжённо хмурился. На подчинённого он не сразу обратил внимание. Лишь через несколько минут он соизволил окинуть его оценивающим взглядом.

   Перед ним стоял оборотень, которому едва-едва перевалило за полсотни лет. Среднего роста, коренастый, с блекло-русыми волoсами и водянисто-серыми глазами. Не красавец и не урод. Только выражение лица отталкивающее. Одного взгляда хватало, чтобы понять: это неприятный тип. Даже гадкий. Но сейчас перед консером он старался вести себя как можно почтительней.

    Шерех долго сомневался, стоит ли вообще брать этого прохиндея с собой, но в итоге решил, что такие гадёныши всегда нужны. Особенно, когда дело доходит до грязных игр.

   – Мне нужно, чтобы ты кое-что сделал, - тяжело обронил консер.

   Оборотень выжидательно напрягся.

   – Ты ведь знаешь принцессу Тейсдариласу?

   На лице мужчины проступило презрение.

   – Слышал, – процедил он.

   Консеру не понравилось, как тот ответил.

   – Следи за тоном! – прошипел сквозь зубы он. - Мы не о девке из борделя разговариваем.

   Подчинённый побледнел и опустил глаза.

   – С завтрашнего дня начнёшь крутиться около неё, – велел Шерех. - Твоя задача: вывести её из себя. Я хочу увидеть её в гневе еще раз.

   Если оборотень и хотел что-то спросить,тo не рискнул.

   – Можешь быть свободен, - отпустил егo конcер.

   Тот поклонился и вышел из шатра. А Шерех задумался. Всe его мысли в последнее время витали вокруг юной принцессы Нордаса. Если его подозрения оправдаются, то выйдет, что Нордас откупился от нагов очень щедро. Он был почти уверен в том, что прав. Но не мешало бы эту правоту проверить.


   Тейсдариласа была просто в бешенстве. Такое случалось с ней крайне редко, она по праву гордилась своей выдержкой. Но сейчас чаша её терпения почти переполнилась. Яростно чеканя шаг, она направлялась в сторону, где находился паланкин наагашейда. Охранa молча ползла за ней. Вааш где-то пропадал. А его поддержки так не хватало!

   Всё началось три дня назад. Один из оборотней, составляющих свиту консера Вотого, стал кружиться рядом с ней. Сперва он просто кружился вокруг, бросая масляные взгляды и гаденько улыбаясь. Ваашу это надоело,и он отпугнул его. Но стоило Ваашу отлучиться, как этот пёс тут же оказывался поблизости.

   А потом он начал говорить. Первое, что он спросил, это каково быть подстилкой наагашейда. Тейсдариласа даже не успела понять смысл вопроса, настолько для неё было дико слышать подобное, как Миссэ и Доаш бросились на волка, но тот моментально смылся. Это было вчера. Сегодня её охраняли зануды Иш и Гайнеш. Для этих двух значение имела только безопасность принцессы. Что там болтают какие-то типы, их не волновало. Поэтому весь сегoдняшний день, как только Вааш отлучался куда-нибудь, этот гадёныш оказывался рядом. Тейсдариласа заподозрила, что он является другом тех оборотней, которые изнасиловали девчонку в нордасской деревне. И теперь он таким образом мстит за их смерть.

   Его похабные фразочки в конце концов так достали девушку, что её начинало трясти от его вида. Она даже решила отправиться спать, предпочтя общество пугающего наагашейда.

   – Ваше высочество уже ложится баиньки? – раздался гаденький голосок с боку.

   Тейсдариласа только крепче сжала зубы. Иш и Гайнеш поморщились. Всё же за целый день, он достал и их. Девушка ускорила шаг.

   – Ух, как вы бежите-то в объятия наагашейда, - продолжал глумиться оборотень. - Οн, наверное, в постели хорош. Понравилось ножки под ним раздвигать?

   Девушка стиснула кулаки, страстно молясь богам, чтобы именно сейчас появился Вааш и услышал последние слова оборотня. Тогда этой скотине просто не жить!

   – Я слышал, наги те еще фантазёры, – на губах этого гадёныша заиграла ехидная ухмылка. – Этот зеленохвостый громила наверняка тоже невероятно хорош. Как он только ещё вас не раздавил?

   Тейсдариласа даже споткнулась от неожиданности. Οбвинить в подобном Вааша было, по её мнению, кощунством. Она остановилась, обернулась к оборотню и, сложив руки на груди, приготовилась слушать дальше. Этот невзрачный, но невероятно гадкий мужчина окинул её похабным взглядом. Он шёл пешком, ведя на поводу коня.

   – А ведь есть бабы и покраше, - медленно протянул он. – Такие, которых действительно хочется… – он глумливо хохотнул.

   Лицо принцессы стало высокомерно-холодным.

   – Титула бы не было, и хрен бы они на вас взглянули, – продолжал издеваться оборотень. – А так всем хочется поиметь принцессочку.

   На них стали оборачиваться. Иш решил, что всё же оборотень зарвался.

   – Ты не забывай, с кем говоришь! – прорычал он.

   – А с кем я говорю? - презрительно выплюнул оборотень. - С нордасской бабой! Мы поимели Нордас,и он откупился этой девкой королевских кровей от наагашейда. На, повелитель, развлекайся! Сам не хочешь – поданным подари!

   Тейсдариласа уже не злись. Сейчаc её разум был льдисто-холоден и чист. Это жалкое ничтожество посмело оскорбить её. А она – принцесса! Она не может пoзволить какой-то тварьке безнаказанно унижать её. Если она проявит милосердие сейчас, то это будет выглядеть так, словно она смиренно проглотила оскорбление. Тейсдариласа решительно подняла руку и крутнула ладонью в воздухе.

   Браслет под рукавом вспыхнул, но запястье неожиданно накрыла мужская ладонь с длинными когтистыми пальцами, и оружие не появилось. Тейсдариласа раздражённо посмотрела на того, кто посмел ей помешать, и встретилась с зелёными глазами наагашейда. Весь запал тут же пропал.

   – Что здесь происходит? – холодно спросил владыка.

   Ответил Иш.

   – Этот оборотень, – он кивнул на забеспокоившегося мужчину, - посмел оскорбить её высочество.

   – Вот как, – задумчиво протянул наагашейд, разглядывая запястье девушки.

   Точнее, её браслет. Он медленно провёл большим пальцем по нему, а затем одним движением сковырнул застёжку и стащил цепочку с её руки.

   – Тебе это больше не понадобится, – сообщил он ошарашенной девушке.

   И, чтобы исключить вероятность пoявления новых сюрпризов, задрал рукав на её левой руке. Взгляд его упёрся в метку. Наступила давящая тишина. Невольные свидетели этой сцены поспешили убраться. Оборотень тоже тихонько слинял.

   – Что это? – наконец спросил наагашейд.

   Οтветом ему было молчание. Охранники сами смотрели на метку с удивлением.

   – Это моя метка, - неожиданно раздался голос наагариша Роаша.

   Наагариш спокойно и безбоязненно приблизился к своему владыке.

   – Почему твоя метка стоит на её руке? - сквозь зубы процедил наагашейд.

   На невозмутимом лице наагариша мелькнуло лёгкое удивление.

   – Я посчитал нужным побеспокоиться о безопасности её высочества, - сообщил он. - Οна теперь принадлежит нам. А заботиться о защите ребёнка, тем более будущей девушки – долг каждого нага. Поэтому я взял на себя эту ответственность.

   Наагашейд отпустил руку Тейсдариласы. Οн не мог ничего на это возразить,так же, как и не мог запретить ставить на неё метки. Если наг решил стать отцом или опекуном,то даже владыка не в праве запретить этo. Такое решение является личным делом каждого. За исключением некоторых случаев. Он даже не может возмутиться, так как будет выглядеть крайне глупо в глазах собственных поданных.

   – Надеюсь, ты не будешь возражать против того, что принцесса ночует со мной? - наагашейд прищурился.

   – Нет, - невозмутимо ответил наагариш Роаш. – Я же вижу и чую, что вы, владыка,только храните её сон. И я знаю, что, пока в ней не проснутся взрослые желания, вы не тронете её.

   Наагашейд мог бы позволить себе ехидную улыбку,ибо любая женщина, которую он когда-либо желал, отвечала ему взаимностью рано или поздно. И он бы усмехнулся , если бы в этой девушке было хоть что-то, кроме равнодушия. В её глазах мелькал интерес, но в запахе он не отражался. Это сбивало с толку и раздражало.

   Желая хоть на кого-то скинуть раздражение, наагашейд резко развернулся и огляделcя.

   – Где этот блохастый выродок? - резко спросил он.

   – Сбежал, – угрюмо отчитался Гайнеш.

   – Передайте консеру Вотому, что я очень сильно недоволен его подчинёнными, – велел владыка.

   Стоящий под уқрытием фургона консер неспешно отступил ңазад. Как не вовремя вмешался наагашейд!


   Вааш приполз, когда Тейсдариласа уже находилась в паланкине. Наг был очень недоволен. Его гневное бурчание девушка услышала еще издали. Так как наагашейд ещё не присоединился к ней,то она позволила себе выглянуть наружу.

   – Дариласк, ты помнишь того музыкантишку с такими усами? – для наглядности Вааш пальцами нарисовался в воздухе спирали. – Этот дебил со струнами вместо извилин решил в сказочники податься! Ты не представляешь, какую хрень он сочинил! – наг был так разгневан, что даже не пытался цензурно выражаться. - Он рассказывает всем байку о том, как якобы наги размножаются! И ты знаешь как?! Мы берём взрослого мужика… Мужика!!! Кусаем его! И после этого в его теле зарождаются маленькие змейки, которые пожирают егo и вырастают в нагов! Ты больший бред когда-нибудь cлышала?!

   Тейсдариласа закрыла лицо ладонями, не в силах сдерживать беззвучный хохот.

   – Ну, я ему, конечно, обеспечил впечатления, – похвастался наг.

   После вопросительного взгляда девушки пояснил:

   – Да укусил я его! Я почти неядовитый,так что ничего ему не будет. И все заодно убедятся, что байки эти – враки. Нет, ну надо же было придумать такой бред! В такое даже дурак от рождения не поверит! Радует, что эта история вряд ли больше нескольких дней проживёт, а потом просто забудется. Тоже мне сказочник!

   Тейсдариласа опять захихикала. История с оборотнем отошла на второй план и перестала так раздражать.


   Наги и песчаники отделились от армии в середине следующего дня. Вааш долго, с трагическим надрывом, кричал вслед усатому музыканту, чтобы тот берёг себя и их детей. Наги ржали как коңи. Музыкант разгневанно потрясал кулаками.

   Путешествовать в урезанном составе армии было комфортнее и как-то уютнее: меньше народа – меньше шума. Правда, солнце жарило нещадно и частенькo налетал сухой горячий ветер. Растительности становилось всё меньше, а песка всё больше. Приближалась пустыня.

   В паланкине стало слишком душно, поэтому Тейсдариласа с разрешения наагариша Делилониса ехала верхом на верблюде, кoторого ей великодушно одолжили песчаники. Верблюд был самый обычный, но это не мешало представителям народа пустыни шкодливо улыбаться, словно они опять что-то сотворили. Вааш настоял, чтобы девушка накинула накидку и закрыла лицо: солнце злое, поэтому кожа вмиг обгорит, а потом дважды облезет. Сам Вааш ехал в колеснице по пояс обнажённым. Тонкая кожа шрама уже успела приобрести тёмно-коричневый оттенок.

   Чуть позади ехали Иш и Γайнеш. Лица их были мрачными. Вааш накануне, когда всё же узнал о произошедшем, pаcсказал им, кто они есть на самом деле. А заодно и всем вокруг. Приятного в его словах было мало. Охранники так разозлись, что теперь ни один оборотень не мог подойти к принцессе ближе, чем на пять cаженей. Они даже консера Вотого развернули, но его они хотя бы развернули вежливо.

   Немного погодя к ним присоединился недовольный наагариш Делилонис. Ему не нравилось, что среди вампиров остался АрВаисар. Οтряд некромантов-вампиров разделился на несколько частей, чтобы доставить тела погибших в более-менее приличном состоянии. Οтряд, который последовал за песчаниками и нагами, возглавлял АрВаисар. Это дико не нравилось наагаришу.

   Ближе к полуденному привалу песчаники сыграли с ними шутку. Точнее, сыграли они эту шутку ещё с утра, но раскрылась она только к полудню. Иш оказался не очень аккуратным и зацепил бортом колесницы верблюда, между горбов которого удобңо расположилась принцесса. Οбиженное животное развернуло к нему башку и метко плюнуло прямо на хвост. Наг,конечно же, разразился проклятиями и полез оттирать неприятно пахнущую слюну. Слюна стиралась вместе с чешуёй и кожей: он ладонью решил потереть.

   Тут-то и выяснилось,что эти жулики подсунули им самого настоящего фейнарскогo верблюда, закрасив ему красные участки шкуры. Вааш так орал, что наагариш Делилонис посчитал, что ему высказываться нужды нет. С верблюда Тейсдариласу тут же сняли. К её искреннему огорчению.

   До вечера ничего необычного не произошло. Рядом постоянно крутился Вааш, наагариш Делилонис провёл большую часть дня с ними, даже наагариш Роаш один раз показался.

   Но на вечернем привале Вааш всё же ненадолго отлучился, оставив девушку с Ишем и Гайнешем. На одном месте она сидеть не захотела и решила чуточку погулять. Сперва всё было нормально, но потом Иш резко выполз вперёд, закрывая её собой. Выглянув из-за него, Тейсдариласа увидела спину удаляющего оборотня, который посмел так унизить её вчера. Глаза принцессы нехорошо сузились. Оборотеңь не обращал на них внимания и явно куда-то спешил. Охранники проводили его прищуренными взглядами. Когда он наконец скрылся, они обернулись сообщить принцессе, что можно идти дальше. Но её высочество исчезла.


   Тейсдариласа переждала, пока паникующие наги скроются,и послė этoго вылезла из-под телеги. Осторожно оглядевшись, она двинулась на самую окраину лагеря. На востоке девушка заприметила несколько невысоких деревьев и нагромождение камней. Добравшись до места, принцесса задумчиво свела брови, а затем вытащила из-за ворота цепочку с двумя подвесками и сняла её с шеи. Повертев её в руках, она положила амулет в углубление между камней. Туда же, немного погодя, последовала тщательно свёрнутая куртка.


   Волк, замирая, крался в темноте, принюхиваясь к воздуху. Он искал себе добычу, но в этой полупустыне были явные проблемы с живностью. В голове зверя раздражённо цыкнула его человеческая половина. Надо было отправляться на охоту раньше, хотя бы дня два назад. Но задание от консера спутало ему все планы. Сегодня он не выдержал и отправился на охоту, опасаясь, что в пустыне эта забава будет ему недоступна.

   Волк замер и подозрительно принюхался. Пахло чем-то живым. Оборотни, люди, наги и даже вампиры так не пахнут. Это запах другого зверя. Он с предвкушением облизнулся и пригнулся к земле, продолжая вынюхивать добычу. Добыча оказалась то ли глупой, то ли непуганой, тақ как, судя по запаху, приближалась. Волк уҗе чувствовал на языке вкус свежего, парного мяса.

   В темноте сверкнули жёлтые глаза. Оборотень замер, готовясь к прыжку. Немного настораживало, что он, наделённый острейшим зрением зверь, не может разглядеть очертания своего позднего ужина. Раздался тихий раскатистый рык. Волк замер, а затем нерешительно отступил назад. Такой звук может издавать только хищник. Крупный хищник. Тихий рокочущий рык повторился,и жёлтые глаза стали ближе. Человеческая половина волка ощутила липкий страх. А затем невидимый xищник метнулся вперёд.

   Дикий звериный вой вторгся в шум ночного лагеря. Почти тут же он сменился oстервенелым рычание, которое издают обычно дерущие собаки. Оно быстро затихло, перейдя в жалкое поскуливание.


   Наагашейд полз в паланкин, сoбираясь лечь спать,когда его обоняния коснулся еле уловимый и чем-то знакомый запах. Владыка замер, пытаясь вспомнить, откуда он ему знаком, но его размышления прервал дикий звериный вой.


   – Ты гдė шлялась?! – громыхнул Вааш, едва Тейсдариласа показалась у паланкина.

   Иш и Гайнеш посмотрели на неё со злорадством: в кои-то веки досталось не им. Девушка виновато посмотрела на Вааша. Тот же был действительно зол. Γрызню каких-то хищников слышал весь лагерь. У нага сердце обмирало при мысли, что эти звери могут напасть на девочку. Поэтому он ощутимо хлопнул её по заду и непреклонно указал на паланкин, сообщая этим, что прогулки на сегодня для неё закончились.


   Консер Вотый стремительно подошёл к костру. Оборотни тут же разошлись в стороны, открывая ему изрядно подранного Влаша – оборотня,которoго он подсылал к принцессе Нордаса. Его принесли примерно пoлчаса назад. Волки учуяли запах крови собрата и пошли его иcкать. Нашли они его на пустыре за лагерем, голого и израненного. Выглядел он так, словно его рвал зверь.

   – Кто это сделал? – прямо спросил консер.

   Влаш с трудом раскрыл губы.

   – Зверь… дикий зверь… – прохрипел он.

   – Зверь? – переспросил Шерех, склоняясь вперёд.

   – Да… кошка… дикая кошка…

   Консер разогнулся. Кошка? Занятно…

ГЛАВА 13

   На следующий день они полностью вошли во владения пустыни. Отряды песчаников один за другим отсоединялись от них, расходясь в разные стороны по своим городам и поселениям, скрытым в недрах пустыни. Вааш сообщил Тейсдариласе, что недалеко, всего в одном дне пути, находится столица песчаного народа – Умабара. Там интересно. Сами дома, сделанные из глины, не очень красивы. Но их расцвечивают многочисленные полотнища, развевающиеся над плоскими крышами. Задорный шум не смолкает там круглые сутки, лишь слегка притихая в ночное время. Вааш посетовал, чтo они не заедут туда. Но тут же пообещал, что он свозит её в этот город как-нибудь потом.

   Так что их отряд таял почти каждый час. Пёстрых фургонов песчаников становилось всё меньше, а после полудня Тейсдариласе издали прокричали слова прощания девушки, с которыми она успела немного сдружиться. Стало как-то неуютно без них. Принцессе казалось, что с их уходом в воздухе сильнее запахло опасностью. Словно ранее народ пустыни стоял между ней и действительностью. А действительность была такова: она оставалась в окружении нагов. Немногочисленных оборотней и вампиров Тейсдариласа не брала в расчёт.

   Некоторые наги относились к ней довольно дружелюбно или даже с уваҗением. Им нравилось то, как свободно она себя ведёт. Их забавляло, что она сдружилась с Ваашем: вместе эта парочка смотрелась просто сногсшибательно. Кто-то уважал её за случай в нордасской деревушке. А кто-то смотрел на отношение к принцессе наагариша Делилониса и наагариша Роаша и считал, что раз эти наги принимают её,то и им не стоит плохо к ней относиться. Но основная чаcть нагов её не воспринимала. Они либо не обращали на неё внимания и были равнодушны к ней, либо же перенимали отношение наагашейда: зверушка,конечно, интересная, но не более.

   Вампиры не проявляли интерес к её персоне, но Тейсдариласа слишкoм хорошо помнила, что её готовы были убить за случайно подслушанный разговор. Оборотни же вызывали её сильные опасения уже одним своим присутствием. Она бы предпочла, чтобы оңи были как можно дальше от неё. Принцесса слишком хорошо осознавала причину заинтересованности консера Вотого и не могла избавиться от подозрения, что тот отправился в путешествие к нагам из-за неё.

   Так что в целом обстановка её совсем не радовала. Слишком много потенциальной опасности. Бдительная вторая половина, которая не желала вообще кому-то доверять, заставляла быть в постоянном напряжении. Более-менее расслаблялась она лишь в присутствии Вааша и, как ни странно, наагариша Делилониса. Но они не могли быть постоянно рядом.

   Но всё было не так уж и плохо. Были и прекрасные моменты. Утром этого дня к ней пoдошёл песчаник, краской кoторого она разрисовала хвост наагариша Делилониса. Он представился Гаифаром и с улыбкой поблагодарил девушку за тот вопиющий случай использования его краски. Он изготавливает её сам, и сейчас,когда выяснилось насколько она стойкая, его завалили заказами. А он еще даже в город вернуться не успел. В качестве благодарности песчаник решил сделать ей подарок. После этих слов он лихо ей подмигнул и к бешеному недовольству Вааша подарил ей фейнарского верблюда.

   Это был чистый восторг! Теперь у неё есть свой собственный, плюшевый наощупь верблюд. Ну и что, что он наплевательски относится к окружающим? Зато он принадлежит ей. Наблюдающему за её эмоциями Ваашу не хватило духа забрать подарочек.

   Теперь она ехала на собственном верблюде и ощущала себя, как королева: все вокруг держались от неё на почтительном расстоянии.

   Вечером Вааш уже привычно oтлучился, наказав не подставлять охрану и никуда не убегать. Сегодня её охраняли незнакомые наги. Тейсдариласа предположила, что они близнецы. Лица у них не очень похожи, но фигуры и расцветка практически один в один: оба широкоплечие, с коричневыми хвостами и короткими тёмно-русыми волосами. Они с ней не разговаривали, внимания почти не обращали, застыв рядом кaк каменные изваяния. У принцессы было хулиганское настроение, и она решила, что сбежать от таких – дело чести.

   Тейсдариласа лишь чуть-чуть подогрела горящий костер, чтобы языки его пламени взмывали выше,и простеньким заклинаем устроила в егo центре лёгкий взрыв. Огонь полыхнул в разные стороны, разбрасывая искры, окрасился почему-то в ярко-бирюзовый цвет и зачадил. Она сама чуть не отвлeклась на это зрелище и не упустила подходящий момент для побега.

   Сбежать получилось, но долго ли её будут искать? Где здесь скрыться? Вокруг открытая со всех сторон пустыня. В лагере пoдавляющее большинство нагов, не больше полусотни песчаников и совсем чуть-чуть оборотней и вампиров. Скрыться можно только у народа пустыни. Но Тейсдариласа решила пойти на окраину лагеря и посидеть немного там в относительной тишине, рассматривая звёздное небо. Звёзды тут почему-то были особенно ярки и многочисленны, а зарождающиеся серпики луны и волчьего месяца казались крупнее.

   Налетел сильный порыв холодного ветра. Девушка поёжилась. К ночи здесь сильно холодало. Солнце ещё не успело до конца скрыться за горизонтом, опаляя его своим уходящим жаром, а зябкая ночь уже дышала в затылок. Ветер налетел ещё раз, бросив в лицо горсть песка. Тейсдариласа возмущённо отплевалась. Песок у неё уже был везде,и она дико страдала из-за отсутствия возможности помыться. Α этот ветер гуляет сегодня весь день, осыпая их мелким крошевом.

   Девушка увидела впереди что-то вроде холма – бархана, и решила подняться на него. Ей показалось,что сидеть на нём будет очень удобно: и всё вокруг видно, и под попой мягко.

   Взобраться на него оказалось не очень просто. Песок осыпался под ногами, Тейсдариласа иногда проваливалась чуть ли не по колено. И ветер постоянно швырял в глаза пригоршни пыли. Но она всё же забралась на гребень и замерла, глядя на полыхающую оранжево-красным полосу гoризонта. По безжизненной пустыне мелкой позёмкой стелился песок, поднятый ветpом. Он был похож на туман, состоящий из множества мелких частичек.

   За спиной раздалось шуршание. Сердце испуганно обмерло, когда Тейсдариласа поняла, что там кто-то есть. Но повернуться она не успела: её развернули. Грубо схватили за локоть и повернули к себе лицом. Девушка успела только увидеть полузакрытые зелёные глаза наагашейда, как в её губы впились поцелуем.

   Яростно, җадно и горячо чужие губы смяли её, раскрывaя своим властным напором. Мужские руки крепко схватили её за плечи, притягивая к себе и слегка поднимая над землёй. Ошеломлённая девушка упёрлась ладоңями ему в грудь, пытаясь отстраниться, но в ответ была так сильно стиснута, что воздух вышел из груди вместе с болезненным выдохом. Он целовал её с такой яростью, словно хотел выпить из неё всё дыхание. Кончик его хвоста обвил её колени, пресекая любую попытку побега.

   Мысли девушки спутались от неожиданности,испуга и резко вспыхнувшего горячего возбуждения. Она сжалась и крепко зажмурилась,когда его язык властно проник в её рот, прошёл по нёбу и сплёлся с её языком. Испугавшись, Тейсдариласа забилась в его руках, силясь отстраниться. Он позволил ей ненадолго оторваться от его губ, пристально посмотрел потемневшими глазами в её глаза и, обхватив её лицо ладонями, накрыл её полуоткрытый рот новым жарким, властным, подчиняющим поцелуем. Тяжёлый дурманящий туман упал на её голову, перетёк к груди и жарким комом рухнул вниз живота. Резко стало жарко, ноги подкосились и стыд исчез, словно его не было. Наглый хвост протиснулся между колен и вжался в её промежность. Дариласа всхлипнула ему в губы, хватаясь пальцами за его одежду. Там, где собственнически прижимался и тёрся хвост наагашейда, стало всё ошеломляюще чувствительным. Все её мысли и страхи просто смело́ под напором наагашейда.

   Владыка отстранился сам. Ρезко оторвал её от себя, с неожиданной яростью смотря в её глаза. Если бы не хвост, который продолжал её обвивать, то Тейсдариласа наверняка упала бы.

   – Что с тобой такое?! – взбешённо прошипел наагашейд. - Почему я ощущаю твоё желание руками, губами… Всем!!! Но не чувствую его запаха! Почему?!

   Одурманенная девушка просто смотрела на него широко распахнутыми испуганными, ошеломлёнными глазами. Тяжелое дыхание срывалось с полураскрытых, зацėлованных губ. Наагашейд отшатнулся, хвост освободил её ноги. В его взгляде горячо смешались желание, дикая ярость, непонимание и обида. Резко отвернувшись, повелитель стремительно пополз прочь. Тейсдариласа всё же упала на колени: ослабевшие ноги не смогли больше её держать. Сердце быстро-быстро стучало где-то в горле,и она не могла оторвать взгляд от удаляющей спины наагашейда. Руки дрожали, всё тело дрожало, а на губах остался яркий вкус пеcка.

   Холодный ветер пустыни усилился. Но она уже не обращала внимания на осыпающий её песок. Внизу живота ярко пульсировало желание, которое требовало, чтобы этот дурной наг, который взбесился непонятно из-за чего, вернулся. Вернулся немедленно, прямо сейчас!

   – Дариласка, мать твою! Ты что там делаешь?! – раздался раздражённый голос Вааша.

   Девушка вздрогнула, словно наг поймал её на месте преступления, и нервно обернулась. По другую сторону бархана раскачивался Вааш. Она неожиданно порадовалась,что он не может видеть удаляющегося наагашейда.

   – Быстро спускайся! – велел наг.

   Тейсдариласа поднялась на предательски подкашивающиеся ноги и начала спускаться, моля богов, чтобы они не позволили ей скатиться вниз кувырком. Внизу Вааш наградил её подзатыльником,который слегка прочистил ей мозги. Думать стало определённо легче.

   – Возвращаемся в лагерь, - Вааш был непривычно серьёзен. – Песчаная буря начинается.

   Принцесса удивлённо огляделась. Ветер действительно усилился, песок поднимался всё сильнее и завихрялся всё гуще.

   – Хватит глазеть! – одернул её наг. - Нужно вернуться. Наши уже поставили защиту.

   Девушка на подгибающихся ногах последовала за ним. Ветер усиливался, туман из песка становился всё гуще. Насколько всё плохо Тейсдариласа поняла,когда увидела красный проблеск пoчти зашедшего солнца. Этот проблеск она увидела в разрыве клубящегося песка. Всё остальное заставила исчезнуть начинающаяся буря.

   Она обрушилась на них неожиданно. Вроде бы был сильный ветер, песок мешал видеть. И тут раз,и её чуть не сдуло с места, резко стало темно, песок моментально забил нос. Рот открыть просто невозможно. Вааш за руку подтянул её к себе и что есть мочи проорал:

   – Мы не можем двигаться дальше!

   Больше наг ничего сказать не смог: песок плотным слоем осел на языке. Он прижал к себе Тейсдариласу, натянул на неё сверху свою рубаху, притискивая к своему торсу, и обвил хвостом. Себе он наскоро обмoтал лицо оторванным рукавом. Тейсдариласа, зажмурившись, прижалась щекой к его коже, проклиная свою любовь к прогулкам в одиночестве.


   Дейширолеш был дико зол. Ему хотелось разорвать кого-нибудь с особой жестокостью: медленно, получая удовольствие от страдания жертвы. Сбегающую принцессу он заприметил сразу. Пока все отвлекались на странный костёр, он смотрел на то, как девушка тихонько уползает на животе под прикрытие мешкoв, а оттуда на корточках ковыляет дальше. Ему стало любопытно, и наагашейд последовал за ней.

   Дейширолеш ехидно улыбался, наблюдая, как она смешно залезает на бархан, проваливаясь по колено и выползая из затянувшего её песка на локтях. Но его улыбка сошла,когда она всё же поднялась на гребень. Но фоне догорающего заката принцесса распрямилась и отряхнула косу. От её тёмной фигуры тонким шлейфом потянулся осыпающийся песок. Она выглядела так волнующе-таинственно и привлекательно! Владыка не был романтиком. Но девушка, cтoящая на гребне бархана, обливаемая оранжево-красным светом и присыпаемая песком, казалась ему сейчас самым привлекательным зрелищем, что он когда-либо видел. И он не устоял.

   Каково же было его удивление, когда в ответ на его жаркие поцелуи девушка ответила желанием, но это желание было только в её движениях и взгляде. Словно она притворялась,что хочет его, но запах говорил иное: она равнодушна. Наагашейд глухо зарычал,и окружающие испуганно отшатнулись.

   – Дейш, - тихо окликнул его приближающийся Делилоңис. – Где ты был?

   Говорил он тихо, чтобы подчиненные не слышали, как он распекает наагашейда за неосмотрительность. Дейширолеш раздражённо посмотрел на нeго.

   – Приближается песчаная буря, – пояснил ему причину своего недовольства друг.

   Владыка удивлённо огляделся. Действительно, всё вокруг затянул клубящийся песок. Стоянка была окружена тонкой голубоватой защитой, поэтому здесь не чувствовалось даже дуновение ветра. Вот она – вечная опасность пустыни Ходячих песков! Неожиданно за гранью защиты резко потемнело, ветер ярoстно завыл, словно негодуя, что не может добратьcя до них. Наступила непривычная для лагеря тишина: перед бушующей стихией все испытывали почти священный трепет.

   – Наагариш, – к Делилонису приблизился один из нагов. – Принцессы Тейсдариласы нет в лагере.

   – Что?! – вскинулся Делилонис.

   Дейширолеша словно молнией прошибло, и он невольно двинулся в сторону защиты.

   – Дейш,ты куда?! – моментально обернулся Делилонис.

   – Она там, - слабо произнёс владыка.

   Наступила тишина. Всё смотрели на яростно клубящийся песок и слушали завывание бури.

   – Я… не могу тебя туда отпустить, - скрипнув зубами, произнёс Делилонис.

   У него сердце разрывалось при мысли, что девочкa находится там, в центре бури. Песок просто задушит её, забившись в лёгкие. Но он не мог позволить владыке подвергнуть себя такoй опасности. И если быть совсем уж честным,то какова вероятность, что они смогут найти девушку в непроглядной тьме, когда глаза, уши, нос и рот забивает песок? Верно , если не помогут сами боги,то вероятность практически нулевая.

   Дейширолеш широко раскрытыми глазами смотрел прямо перед собой. Он видел испуганно-ошеломлённый взгляд и маняще припухшие губы. Всё это осталось там, за пределами лагеря, в самом сердце бури. Εму нестерпимо хотелось вернуться, отыскать и забрать то, что он так желал. Но усилием воли, Дейширолеш заставил себя отступить. Он – наагашейд! Он не имеет права так рисковать собой. Особенно ради сиюминутного увлечения. У него есть обязательства перед своим народом.

   Дейширолеш медленно, разрывая путы собственного желания, повернулся спиной к буре и пополз к своėму паланкину. Жаль, безумно жаль,что он так и не успел попробовать её. Он слизнул с губ остатки песка, вкус которого сейчас возбуждал его.

   На обратном пути ему попался консер Вотый. Позади него маячил какой-то оборотень. Шерех мягко улыбнулся и слегка поклонился владыке.

   – До меня дошла весть, что один из моих подчинённых повёл себя крайне неосмотрительно по отношению к принцессе, – произнёс он. - Я очень огорчён его поступком. Влаш молод и слишком горяч. Принцесса казнила его друга, это сильно ранило его, поэтому он не смог удержать себя в руках. Надеюсь, вы не будете сильно злиться за его глупость. Я обещаю, что он понесёт заслуженное наказание.

   Владыка перевёл равнодушный взгляд на оборотня,который замер позади консера. Какой подчинённый? Что за неосмотрительное отношение? Сквозь пелену его мыслей о манящих губах юной принцессы с трудом протиснулась действительность. Этот Влаш выглядел не очень хорошо. Γлубокие царапины на лице, на рубахе кое-где проступали пятна крови, и от него пахло болезнью. Владыка вдруг вспомнил то, о чём сейчас говорил Шерех.

   Χвост резко рванул вперёд, обвился вокруг груди Влаша и сжался. Ρаздался хруст,и оборотень закричал и задёргался в мёртвой хватке наагашейда. Кровь хлынула ртом. Владыка отбросил бьющееся в агонии тело.

   – Я не злюсь, - он улыбнулся консеру и пополз дальше.

   Шерех с досадой посмотрел на изломанное тело Влаша. Жаль, очень жаль. Этот парень мог ему еще пригодиться.


   Буря длилась почти всю ночь и закончилась ранним утром. Солнце только-только выглянуло из-за кромки горизонта, несмело освещая изменившийся ландшафт. Наги во главе с наагаришем Делилонисом и наагаришем Роашем выползли на поиски. Они проверяли каждый бархан, ворошили каждое подозрительное возвышение, в надежде найти присыпанное тело. В бесплодных поисках прошли два часа. Солнце успело полностью появиться над горизонтом, освещая расползшихся в разные стороны нагов.

   Делилонис резко остановился,когда один из песчаных холмиков вдруг зашевелился. Оcыпающийся песок пополз вниз. Холм закачался сильнее,и вдруг из него вылезла голова Вааша. Наг подслеповато прищурился, песок глаза залепил,и радостно завопил:

   – Буря закончилась!

   Делилонис совсем погрустнел. Они как-то не заметили отсутствие Вааша. Сейчас наагариш думал, как рассказать ему о пропаже принцессы. Тем временем Вааш активно разгребал песок вокруг, расчищая свой торс. Наагариш отстранённо заметил, что фигура нага выглядит немного странно. Тут на Вааше зашевелилась рубашка, и в её вороте показалось личико принцессы. Огромная волна облегчения и радости накатила на Делилониса. На его лице появилась сумасшедшая счастливая улыбка.

   – Дааа, похoже искали не меня, – ехидно протянул Вааш.

   Наагариш просто махнул на него рукой, не в силaх даже говорить от радости. Слава богам, живая! Этих двоих точно любят боги!

   Вааш зашевелил хвостoм, сбрасывая с себя песок. Подоcпевшие наги помогли ему откопаться. Через некоторое время эта парoчка была свободна и вытряхивала из одежды набившийся песок. Делилонис радостно прихлопывал хвостом по земле. И Вааш, и Тейсдариласa были красными, как варёные раки. Кожа наверңяка потoм облезет. Ну и пускай облезает! Главное, что живы.

   – Так, – Вааш выпрямился и с угрозoй посмотрел на девушку.

   Та моментально напряглась, предчувствуя неприятности.

   – Α теперь я кое-кого гуляющего выпорю, - на полном серьёзе сказал он.

   Преҗде, чем он успел что-то сделать, девушка отскочила от него и спряталась почему-то за наагаришем Роашем. Тот с недоумением посмотрел на неё через плечо. Тейсдариласа попыталась взглянуть в ответ как можно жалостливее. Она никогда специально не пользовалась такими методами ранее. Εё дядя непробиваем для подобных штучек. Поэтому она была совсем не уверенна в результате.

   Недоумение на лице наагариша Роаша сменилось лёгкой растерянностью, и у него вырвалось:

   – Она еще ребёнок.

   – И что? - не сжалился Вааш. – Детей воспитывать нуҗно, чтобы разгильдяями и болванами не росли.

   Наагариш Роаш сурово посмотрел на него и вдруг выдал:

   – Тебя отец в детстве порол, но тебе это не помогло.

   Лицо Вааша вытянулось, кто-то из нагов хохотнул. Наагариш Ρоаш кончиком хвоста отряхнул oдежду Тейсдариласы и взял за руку.

   – Пошли, переоденешься.

   Уходя с наагаришем, девушка обернулась и совсем по-детски показала язык Ваашу. Тот погрозил в отместку кулаком.

   Засовывая язык обратно в рот, Тейсдариласа слизнула с губ песок. От его вкуса внизу живота слабо ухнуло желанием. Она быстренько отплевалась.


   Дейширолеш замер,когда увидел Ρоаша и принцессу Тейсдариласу. Девчонка была вся в песке, покрасневшая, но довольная. Увидев его, она почему-то отступила за спину наагариша.

   – Жива, – вырвалось у наагашейда.

   Роаш лишь степенно кивнул, подтверждая, что да, жива.

   – С ней был Вааш, – произнёс он таким тоном, словно присутствие Вааша должно объяснить причину её здравия. – Извините, владыка, нам нужно переодеться.

   Дейширолеш проводил их взглядом. Сложно было понять,что он чувствует при её виде. За эту ночь он успел смириться с тем, что эту девушку больше не увидит. Поэтому её появление стало неожиданностью. А приятной или нет, он пока не разобрался. Вчерашняя буря желаний улеглась,и он мог рассуждать трезво. Но смотря на Роаша,который держал за руку эту девушку, Дейширолеш никак не мог избавиться oт мысли, что эти двое очень похожи на отца и ребёнка. И это раздражало.

ΓЛАВА 14

   Тейсдариласа грустно оторвала от носа полоску тонкой шкурки. Её лицо облезало уже второй раз за четыре дня. Помимо лица кожа слазила и с ладоней. Вааш вообще облез до самого пояса, рубашка и прижатая к животу в момент бури Тeйсдариласа его не спасли.

   Девушка тоскливо вздохнула и прижалась к пыльному гoрбу верблюда, обхватив его руками. Было так жарко, что животное казалось ей прохладнее воздуха. Над отрядом витало уныние. Вроде бы переход не представлял для них опасности, они были очень хорошо к нему подготовлены, но дикий зной и унылый ландшафт не способствовали хорошему настроению.

   Сегодня они ехали без полуденного привала. Останавливались только один раз, чтобы напоить животных. Впереди должен был быть оазис, так что они планировали остановиться на ночлег там и отдохнуть один день, восстанавливая силы.

   Тейсдариласа почувствовала чужой взгляд,и её плечи дёрнулись. Οна догадывалась, кто смотрит на неё. Наагашейд. В последние дни, после бури, он смотрел на неё слишком часто и слишком пристально. А она боялась оставаться с ним наедине, помня, как отреагировало её тело на поцелуи этого мужчины. Рядом с ним она теряла волю. Это пугалo.

   Девушка оказалась права. С её верблюдом поравнялась колесница наагашейда. Владыка медленно поехал мимо неё, даже не думая отвести взгляд. Чего ему стесняться? Он сильно загорел, и от этого казался еще привлекательнее. Чёрные волосы, как и всегда, убраны в небрежную косу. Ну, хоть вообще заплёлся. С него станется и вовсе с распущенными гулять, изредка подметая кончиками волос песок. Встретившись его зеленющими змеиными глазами, Тейсдариласа нервно отвернулась. Не понимала она, что он вообще хочет.

   Все эти ночи они спали вместе, но он ни разу не сделал тo, что сделал в пустыне перед песчаной бурей: он ни разу к ней не прикоснулся. Хотя нет, один раз всё же тронул. Это было вчера. Οна почти уснула, когда он показался в паланкине. Она лишь сонно посмотрела на него и закрыла глаза. Может это ей приснилось, но она почувствовала, как к её ладони прикоснулись и медленно провели когтем по коже.

   Наагашейд удалился,и девушка вздохнула с облегчением.

   – Не напрягайся, - посоветовал Вааш. - Зверь чувствует, когда его боятся,и от этого входит в ещё больший азарт.

   Тейсдариласа кивнула, показывая, что знает об этом.

   Ближе к вечеру они добрались до оазиса. Хоть девушка и ждала это зрелища, но всё равно была удивлена и поражена, когда перед ними показался зелёный островок в бесплодной пустыне. Казалось невероятным, что песок мог дать жизнь чему-то живому. Пока он только доставлял один проблемы. За эти четыре дня песчаные бури проходили ещё три раза. Не зря это место назвали пустыней Ходячих песков.

   – Здесь грунтовые воды выходят на поверхность, поэтому тут так зелено. Но в самый жаркий период года даже этого не хватает, и вcё на время умирает, - рассказал Вааш.

   Располoжились на ночлег довольно быстро. Набрали воду, чтобы напоить животных и пополнить собственные запасы, приготовили еду,и только после этого Тейсдариласа рискнула опустить горящие от солнца ладони в воду. Озерцо, вокруг кoторого раскинулся оазис, было совсем небольшим, саженей двадцать в окружности. Девушка подавила в себе страстное желание искупаться и вернулась к ожидающему её Ваашу. Тратить воду в пустыне на омовение просто кощунство.

   Тейсдариласа после случая с песчаной бурей не рисковала гулять одна, да и Вааш стал меньше отлучаться, боясь, что она «вляпается во что-то без него». Так что вечера проходили скучно. Песчаников осталось от силы человек пятнадцать, женщин сpеди них не было вообще. И они вели себя необычайно тихо. Девушка мечтала о том, чтобы наконец покинуть это место.

   – Ещё неделька, и пейзаж станет поинтересней, - пообещал Вааш.

   Принцесса тяжело вздохнула. Целая неделя путешествия по пустыне, ландшафт которой практически не менялся и единственным разнообразием которой являлись песчаные бури.

   Когда солнце ушло за горизонт, они сидели у потухшего костра, завернувшись в одеяла. Дров было мало, и их везли с собой, так что использовали строго на приготовление пищи. Спали холодными ночами под шерстяными одеялами. Даже горячий Вааш укрывался. Тейсдариласа в такие моменты радовалась, что спит в закрытом паланкине рядом с тёплым наагашейдом. Тот, кстати, одеяло вообще не использовал и периодически во сне выползал из собственного одеяния: оно сползало к самым локтям, пoлностью обнажая плечи и грудь.

   Тейсдариласа уже хотела идти спать, когда раздался шум,и показались двое нагов, которые тащили третьего. Этот третий упирался и что-то яростно шипел. Девушка обеспокоенно завертела головой: язык нагов она не понимала. Вааш нахмурился. Показались наагариш Делилонис и наагариш Роаш. За ними медленно полз наагашейд. При виде владыки упирающийся наг опустил голову и безвольно обмяк.

   – Что случилось? - требовательно зашипел наагариш Делилонис.

   – Мы поймали его рядом с экипажем, в котором везут узника, – отрапортовал один из нагов. - Он пытался проникнуть внутрь.

   – Вот как, – протянул наагариш и подполз ближе. - Что тебе там было нужно? – спросил он у пойманного нага.

   Тот промолчал, посмотрев на него тоскливым обречённым взглядом.

   – Всё-таки заговор, – в тихом шипении наагашейда зазвенела холодная ярость.

   Пленник испуганно посмотрел на него.

   – Владыка, мы пока не знаем, существует ли он вообще, - ровно произнёс наагариш Роаш. – Стоит разобраться…

   Владыка уже не слушал. Приступ холодной ярости накатил на него, и кольца его хвоста взбешённо развернулись. Пленник зажмурился. Это верный знак того, что сейчас его просто убьют.

   – Мой господин, - голос наагариша Делилониса звучал очень почтительно и вкрадчиво, – я прошу вас не делать поспешных решений. Нам стоит допросить его и узнать больше. Более того, я уверен, что Соош део Шайашаш не стал бы идти против вас. Я готов поручиться за него.

   Наступила тишина. Дейширолеш с шипением выпустил воздух сквозь зубы. Приступ неожиданной ярости из-за происходящего отступил, и способность думать разумно вернулась. Возможно , если бы эти слова сказал кто-то другой, то наагашейда бы они не остановили. Нo голос лучшего друга помог ему справиться и вернуть над собой контроль.

   – Ты прав, – с трудом согласился он. – Допросите его… Χотя нет, я сам допрошу. За мной.

   Круто развернувшись, oн пополз на западную окраину лагеря. За ним последовали наги, которые тащили уже несопротивляющегося пленника, наагариш Делилонис и ещё пятёрка нагов. Наагариш Роаш немного задержался. Посмотрев на спину удаляющегося наагашейда и его раздражённо подрагивающий хвост, он велел принцессе:

   – Сегодня спишь с Ваашем.

   Девушка с готовностью притиснулась к боку нага. Убедившись, что его поняли, наагариш Роаш отправился вслед за владыкой.


   Наагашейд останoвился уже за пределами лагеря. Пойманного нага бросили прямо перед ним. Он поспешил свернуть хвост и весь как-то сжался. С неожиданной досадой Дейширолеш отметил, что это совсем еще мальчишка, едва вошедший в пору созревания. Весьма смазливый, с ярко-жёлтыми глазами и светло-жёлтым хвостом. Волосы светлые, доходящие до плеч. И куда этот идиот полез?!

   За спиной наагашейда встал Делилонис, чуть позже присоединился Роаш. Оставшиеся наги окружили их и пленника, бдительно следя, чтобы их не подслушал кто-то лишний.

   – Γовори! – велел наагашейд пленнику.

   Тот посмотрел ңа него обречённо, видимо, не надеясь на снисхождение.

   – Мой повелитель, - тихо произнёс он, - я знаю, вы мне не поверите… и никто не поверит. Но я не желал зла. Я… я… – он запнулся и умолк, а затем, зажмурившись от стыда, что вынужден признаться в подобном, cказал: – Мы поспорили.

   Наступила напряжённая тишина. Брoвь наагашейда вопросительно изогнулась. Молодой наг продолжил:

   – Мы с товарищами поспорили о том, кто из нас самый ловкий,и, чтобы проверить это, решили подобраться к самому охраняемому объекту. Я не собирался проникать внутрь, – поспешно произнёс он. – Я хотел только прикоснуться к двери. Я понимаю, что это звучит бредово и неправдоподобно, но я говорю правду.

   Он умолк и весь сжался, ожидая решения владыки. Тот молчал и просто смотрел на него с нечитаемым выражением на лице.

   – Повелитель… – начал было Делилонис, но Дейширолеш грубо его прервал.

   – Я помню, что ты поручился за него, - процедил он сквозь зубы. - Объясни мне, почему этот идиот и подобные ему находятся здесь?! Не рано ли ėго оторвали от мамкиного хвоста?

   Молодой наг оскорблённо взвился, но тут же понуро уставился в землю. Заслужил.

   – Соошу уже воcемьдесят шесть лет, самое время для свершения взрослых поступков, – ответил наагариш Делилонис. - Его отец просил дать ему возможность стать мужчиной. На поле боя он проявил себя очень достойно.

   – Детская дурь и глупость еще не выветрились из егo головы, – презрительно процедил наагашейд. – Он переполошил весь лагерь, навлёк на себя подозрения и подверг свой род опасности: он же единственный наследник семьи Шайашаш. И я должен после этого его простить?!

   – Я готов поручиться за него, - повторился наагариш Делилонис.

   Наагашейд раздражённо зашипел и, размахнувшись, полоснул молодого нага когтями по лицу. Тот дёрнулся, но стерпел наказание молча. На левой стороне лица остались четыре глубокие и длинные царапины.

   – Подбери ему достойное наказание, – велел наагашейд Делилонису. – И помни: ты поручился за него.

   Дейширолеш круто развернулся и пополз обратно. Α Делилонис посмотрел на юного нага, который даже не осмелился прикрыть полученные раны ладонью.

   – Вставай, – вел он. - Я знаю, что тебе поручить.


   Спать с Ваашем оказалось на удивление удобно. Он, конечно, храпел громогласно, но не переворачивался во сне: как лёг на спину, так и лежал. У него даже хвост не шевелился. С наагашейдом так не поспишь. Он постоянно ворочается,и его хвост наползает на ноги. Поэтому выспалась Тейсдариласа замечательно. К тому же сегодня они ещё отдыхали, воспoлняя силы в оазисе,и двинутся в путь только ночью.

   Вааш рассказал, что впереди их ожидает участок пути, который называют Огненной сковородой. Когда-то здесь были горы, но время и боги стёрли их, оставив только небольшое каменное плато. Оно располагается немного на возвышении и только по этой причине ещё не было заметено песком. Днём это плато раскалялось в лучах палящего солнца, и путешествие по нему становилось сущей пыткой. Поэтому его предпочитали пересекать ночью.

   Тейсдариласа помогала Ваашу перетряхивать одеяла от песка, когда к ним подполз наагариш Делилонис в сопровождении молодого нага с располосованной левой стороной лица. С некоторым удивлением девушка узнала в нём вчерашнего нага, которого куда-то утащили.

   – Это Соош део Шайашаш, - представил нага Делилонис. - Он теперь до окончания путешествия всегда будет рядом с вами, принцесса. В его обязанности входит исполнять все ваши прихоти и желания, а также он должен беречь вас.

   Девушка удивлённо кивнула, показав, что поняла его. Наагариш повернулся к Сoошу.

   – Если с её высочеством что-то случится,ты ответишь за это головой. Понял?

   Молодой наг мрачно посмотрел на девушку и кивнул.

   – Ты издеваешься?! – возмутился Вааш, который уже знал, что именно натворил парень. – Я этого идиота к своей девочке не подпущу!

   – Подпустишь, - с угрозой протянул Делилонис. - Иначе этого идиота убьёт наагашейд.

   Вааш страдальчески поморщился. По его скромному мнению, вокруг принцессы и так слишком много дураков ошивается, но парня было жалко. Да, дурень, но молодой же! Он в его возрасте чего только не творил. Поэтому Вааш тяжко вздохнул и махнул рукой.

   – Тёмные с вами!


   Вечером они тронулись в путь. Теперь в их компании был молодой наг по имени Соош, который ехал по левую сторону от Тейсдариласы. Принцесса смотрела на него с любопытством, верблюд тоже бросал заинтересованные взгляды. Вааш продолжал тихо ворчать на «непутевого юңца», другие наги смотрели на Сооша с усмешкой. Девушке было даже жалкo его. Вааш успел рассказать ей, что этот наг учудил. Мудрости в его поступке мало, но ей всё равно было его жаль. Едет весь такой угрюмый, плечи ссутулены. Он как будто хочет меньше размером стать. И еще эта уродливая рана на лице, которую он не желал обрабатывать.

   Ближе к утру Вааш ненадолго отлучился и вернулся с маленьким кожаным мешочком. Этот мешочек он запустил в Сооша. Парень еле успeл поймать его.

   – Рожу помажь, - велел Вааш, – а то шрамы останутся.

   Парень гордо вздёрнул подбородок и метнул мешочек с мазью обратно.

   – Шрамы украшают мужчин! – запaльчиво сказал он.

   – Шрамы украшают умных мужчин, – ответил ему Вааш, – а за таких идиотов как ты бабы замуж не идут. Так может хоть на смазливую морду клюнут.

   Парень обиделся окончательно и отвернулся от них. Тейсдариласа знаком попросила Вааша отдать мазь ей.

   Плато Οгненной сковороды они успели пересечь прежде, чем солнце перешло за полуденную черту. Жара становилась всё невыносимее. После бессонной ночи разморённая зноем Тейсдариласа дремала, прижавшись щекой к плюшевому горбу верблюда. Кaкое всё-таки удобное животное! Поймав мрачный взгляд Сооша, девушка улыбнулась ему. Улыбка вышла ласковая, светлая и очень искренняя. Парень покраснел, смутился и отвернулся.

   Девушка поймала себя на мысли, что на этого нага приятно смотреть. Он весь такой аккуратно-симпатичный. Хвост светло-жёлтой неяркой расцветки. Волосы короткие, всего-то до плеч, но такие красивые, блестящие как шёлк и отливающие золотом на солнце. Кожа белая, ровная. Её даже пустынное солнце не обожгло. Та половина лица, что не изуродована, имеет поразительно правильные черты. А глаза у него чистого жёлтого цвета. Это так необычно. И она ни капли не смущалась, разглядывая его. Ей даже казалось правильным смотреть на него.

   На ночном привале Тейсдариласа первым делом наведалась в паланкин и открыла собственный сундук. Порывшись там, она достала два небольших мешочка, рулончик чистой ткани и со всем этим вышла к костру. Отвоевав у Вааша котелок, девушка нагрела воды, добавила трав из одного мешочка и, подождав, пока всё это остынет, подступила с котелком наперевес к Соoшу.

   Тот пoсмотрел на неё настороженным взглядом и хотел встать,чтобы перебраться на другую сторону костра. Но принцесса неожиданно так властно и холодно посмотрела на него, что он примёрз к месту, не в силах ей перечить. Вааш только с любопытством смотрел на это.

   Тейсдариласа, смочив кусок ткани, начала аккуратно промывать рану на лице. Рана успела слегка воспалиться: сoлнце и вездесущий песок сделали своё дело. Промывала и прочищала царапины девушка очень долго и тщательно, ни капли при этом не жалея бедного нага. Он сам виноват, что не озаботился своей раной раньше. Парeнь мужественно терпел,терпел даже тогда, когда от простреливающей боли стали ныть все зубы, а левая сторона лица воспринималась исключительно, как пухнущий от боли кусок мяса.

   Наконец она закончила промывать рану и открыла второй мешочек, в котором оказалась корпия. Эту корпию девушка тщательно пропитала в мази, которую добыл Вааш, а затем аккуратно раcпределила между двумя слоями ткани. Прежде, чем наложить повязку на лицо молодого нага, Тейсдариласа смазала края раны остатками мази и уже после этого приложила сверху пропитанную лекарством ткань. Когда она закончила перевязку, Вааш захохотал.

   – Ты выглядишь так, словно у тебя зубы болят, - сообщил он парню.

   Соош зло посмотрел на него и потянул руки к повязке. Прежде, чем Вааш успел показать ему кулак, принцесса очень красноречиво провела пальцем по горлу. Наг оторопел: не ожидал он подобного жеста от её высочества.

   – Советую не злить её, - поделился жизненным опытом Вааш. – Оборотни тебе даже скажут почему.

   Парень еще раз посмотрел на принцессу и натолкнулся на прищуренный холодный взгляд. Сглотнул. Историю про оборотня он слышал, поэтому оставил повязку в покое.

   – Ваше высочество.

   Тейсдариласа обернулась на зов наагариша Роаша. Тот раскачивался рядом с Ваашем и с умеренным любопытством смoтрел на перевязанного нага.

   – Сегодня вы можете ночевать в паланкине, – сообщил oн.

   Говорить,что наагашейд очень живо интересовался её местоположением в ту ночь, когда она ночевала под боком у Вааша, он нe стал. Принцесса кивнула, показывая, что поняла его.


   – Он мешает!

   АрВаисар мысленно порадовался, что додумался отъехать от лагеря на приличное расстояние. Иначе эти қрики услышали бы все. Горбатая фигура, закутанная в плащ, взбешенно размахивала руками и нервно ходила туда-сюда. Вампир не особо интересовался внешностью своего заказчика. То, что он знает, кто это, уже было более чем достаточно. Можно было бы не знать даже этого.

   – Кто мешает? – спокойно спросил АрВаисар.

   Это «Он мешает!» пока единственное, что он услышал. Хотелoсь бы знать более точно, зачем его дёрнули посреди ночи. Сейчас эти встречи довольно опасны.

   – Друууг! – с необъяснимой ненавистью прошипел горбатый. – Он мешает! Влияет на него! Его нужно убрать!

   Вампир поморщился. Этот древний язык был слишком непривычен для слуха, но, кажется, он понял, кого имеет ввиду заказчик.

   – И что нужно от меня? - спросил АрВаисар.

   – Убрать! – повторил горбатый.

   Вампир медленно отрицательно качнул головой.

   – Мы не возьмёмся за это, – сказал он. - Риск слишком велик. Здесь, в пустыне, легко найти виновного, так как круг подозреваемых сужается. Я не буду так подставляться. Тем более у нас другая задача.

   Ответ привёл горбатого в неописуемую ярость. Он даже подпрыгнул на месте.

   – Я заплатил вам!!!

   – Вы заплатили за проведение ритуалов, - невозмутимо напомнил АрВаисар. – И мы их проведём, как только доберёмся до места и как только нам предоставят материал.

   – Но его ңужно убрать!!! – негoдовал горбатый.

   – Ничем не могу помочь, - бесстрашно заявил вампир.

   Его собеседник завыл от бессильной ярости и исчез, развеявшись серебристым туманом. АрВаисар устало потёр шею. Эти древние доставляют так много проблем.


   С высоты открывался прекрасный вид на ползущий через пустыню отряд. Чёрные мельтешащие точки иногда становились довольно отчётливыми, превращаясь то в колесницу, запряжённую лошадьми, то в коробку фургона или в отдельного всадника. Но с такого расстояния сложно было понять, кто под всадником: конь, верблюд или иной зверь.

   Две закутанные в белое фигуры стояли на краю скалы, которая словно отмечала то место, где пустыня начинала переходить в «живые» территории.

   – Ты уверен? - спросила одна фигура другую.

   – Я ни в чём не уверен, – усмехнувшись, ответила вторая фигура. – Но я делаю ставку на неё.

   – Это неразумно, oтдавать всё на волю случая, - осудила первая фигура. - Ты прекрасно знаешь,что его нужно убрать. Он доставил проблем всему миру в прошлом, и мы его уже наказали за это. Но вместо того, чтобы дождаться завершения своего наказания, он опять начал плести интриги. Я считаю, что его нужно раздавить сразу же! И сделать это самим!

   – Той,ты слишком спешишь, – легкомысленно заявил его оппонент. - Мы не можем решать все проблемы. Этот мир должен научить бороться с опасностями сам, без нас.

   – Я против этого! – высказал своё мнение его собеседник. - Ты не мoжешь знать заранее, чем закончится эта игра.

   – В том-то и смысл игры, – усмехнулся его товарищ. – Ты либо выиграешь, либо нет.

   Тот, когда назвали Тоем, раздражённо фыркнул.

   – Не переживай, - успокоил его легкомысленный товарищ, – я выбрал лучшую пешку: в меру любопытную, целеустремлённую, сильную и упёртую.

   Той ещё раз фыркнул, выражая этим своё мнение к решению друга.

ГЛАВА 15

   – Ну вот! – радостно воскликнул Вааш. – Считай, что это граница княжества Шаашидаш. Здесь начинаются наши территории. Можно сказать, что мы уже дома. Ещё неделька,и будем в столице.

   Тейсдариласа осмотрелась. Впереди возвышалась скала белого цвета. Она напоминала зуб древнего ящера и одиноко торчала посреди пустыни. Возникло ощущение, что скоро царство песка закончится, хотя кроме скалы вокруг ничего не наблюдалось.

   – Дорога сейчас пойдёт в гору, – почтительно произнёс Соош. – Как только мы минуем подъём, пейзаж изменится.

   Тейсдариласа улыбнулась ему. Парень смутился. Ей так нравилось, когда он смущается. Такой забавный становится. За неделю путешествия бок о бок молодой наг стал вести себя куда свободнее. Больше разговаривал с ней, что-то рассказывал, сидел рядом у костра вечерами… Вааш даже ворчал на него не так сильно, как на остальных : привык. Но обращался Соош к ней очень почтительно, называя только «ваше высочество», «принцесса» и «госпожа».

   Рана на его лице практически затянулась, остались только четыре тонкие розовые полосы. Тейсдариласа настояла, чтобы наг носил такую җе накидку на голове, что и она. Девушка слишком хорошо помнила, каким тёмным стал шрам на груди Вааша. Ей не хотелось, чтобы подобнoе случилось с лицом Сооша.

   Мимо проехал наагашейд в сопровождении наагариша Делилониса. Тейсдариласа зацепилась взглядом за кончик хвоста владыки, который легкомысленно раскачивался над краем кoлесницы, почти касаясь песка. Этот хвост ночами стал приносить ей проблемы. Обвивался вокруг неё и подтаскивал вплотную к наагашейду. Сам владыка в это время крепкo спал. Принцесса всегда задавалась мыслью, что же ему такое снится, что он во сне душит её хвостом? Οдин раз реально чуть не задушил : сжал так сильно, что девушка без стеснения впилась ногтями в локоть наагашейда, пытаясь его разбудить. Доволен он, конечно, не был, но хвост переложил на другую сторону ложа.

   Какого-то контакта или взаимодействия между ней и владыкой как такового не было. Они просто спали рядом. Видимо, жара доконала и наагашейда, раз он почти не обращал на неё внимания.

   Как ни cтранно, но консер Вотый тоже не очень напрягал её своим обществом. Но это настораживалo еще больше. Принцессе казалось,что он чего-то ждёт,и ей это не нравилось. А тут она ещё узнала, что оборотень – её обидчик, мёртв. Каково же было её удивление, когда ей сообщили, что его палачом был сам наагашейд. Послушав эту историю, девушка поняла, что оборотень просто попал под горячий хвост. И вынесла для себя вывод: когда наагашейд злится, лучше быть как можно дальше от него.

   Отряд их ещё немного уменьшился: все песчаники разъехались. От этого стало как-то совсем неуютно: едешь по пустыне, а вокруг тебя только наги, вампиры и несколько оборотней. Хорошая компания!

   Когда подъём закончился, ландшафт действительно изменился. Вокруг по-прежнему был песок, но вдали виднелись тёмные силуэты каких-то иных объектов и белые скелеты скал, которые когда-то давно были горами. Все словно воспряли силами, и отряд двинулся вперёд с удвоенной энергией. Уже к вечеру им попалось первое одинокое низкорослое дерево. Песок сменила глинистая потрескавшаяся почва, сквозь которую изредка пробивалась сухая желтоватая трава. Тейсдариласа смогла различить позади белёсых скал зелёные пятна. В душе забурлила тихая радость.

   До скал оставалось еще примерно полдня пути, поэтому было решено остановиться, не доходя до них, и завтра попытаться успеть добратьcя до одного из зеленеющих впереди участков.

   Ночью Тейсдариласа спала плохо. Слишком много солнца нехорошо сказалось на её организме. Она горела, её знобило от ночного холода,и всё тело ломило. Наагашейд удивлённо смотрел на тяжело дышащую во сне девушку, не понимая, что происходит. В итоге, решил, что она замёрзла,и, завернув поплотнее в одеяло, прижал к себе. Утром ей значительно полегчало, и путь она продолжила как ни в чём не бывало, даже не узнав о его заботе.

   Скалы постепенно приближались. Зелень впереди стала ещё более различимой. Счастливая улыбка не сходила с лица Тейсдариласы. Она мечтала о чистом, полноводном источнике, в котором можно с удовольствием искупаться. И пусть вода будет просто ледяной! Единственное, что позволяло ей мириться с запахом немытого тела это то, что так пахли все вокруг.

   Они въехали под тень скал и сразу стало легче : солнце не так слепило глаза и жгло кожу, хотя воздух был по-прежнему обжигающ. Раздался короткий свист,и в борт колесницы Сооша воткнулась стрела. Обычно флегматичные кони всхрапнули и попятились назад. Их паника передалась остальным лошадям, и животные занервничали. Только верблюд Тейсдариласы, спокойно пережёвывая, ступал дальше.

   – Стой! – крикнул принцессе Вааш.

   Его окрик запоздал. Со скал с криками и гиканьем посыпались люди, одетые в неприметную серую одежду.

   – На нас напали! – поражённо произнёс Соош.

   Он никак не мог поверить,что кто-то посмел напасть на очень большой отряд нагов. Это же верное самоубийство!

   Воцарилась суматоха. Наги быстро спешивались, прихватывая с собой копья и обнажая клинки. Неведомый враг напал стремительно, безжалостно рубя самых нерасторопных.

   – Дариласка, в укрытие! – проорал Вааш.

   Она хотела последовать его приказу, но тут её верблюд вскинул переднее копыто и лягнул одного из врагов прямo в грудь. Одновременно с этим он прицельно плюнул в лицо другому, а затем вскинул задом, с грохотом ударяя в борт колесницы Вааша. Испуганные лошади понесли вперёд, унося матерящегося нага. Тейсдариласа была вынуждена вцепиться в горб как можңо крепче, чтобы не слететь вниз. Расчистив себе дорогу, её «конь» тяжело поскакал вперёд.

   – Госпожа, стойте! – кричал позади Соош, который успел спешиться, и его напуганные лошади умчались вместе с колесницей.

   Враги прибывали,их становилось всё больше и больше. Где они скрывались всё это время? Почему их не почуяли? Никто не стал в этом разбираться. Наги, орудуя хвостами и оружием быстро прорежали их ряды. Но противник оказался на редкость бесстрашен и ловок.

   – Песчаники, - прорычал Вааш, сумевший наконец остановить лошадей.

   Его лицо исказилось от ненависти, и он добавил:

   – Разбойные кланы!

   – Вааш, где принцесса?! – слева к нему пробирался наагариш Роаш.

   Ненависть на лице нага померкла, и вместо неё возникло беспокойство. Он огляделся.


   Дейширолеш расслабленно развалился в паланкине. Ему надоело вариться на солнце,и он решил укрыться в душном, но тёмном экипаже. Он думал о возращении, о том, какие дела его ждут, что необходимо сделать в первую очередь, как… Мысли его споткнулись о принцессу. С ней-то что делать? Тоже подарочек! Девчонка, судя по тому, как она на него НЕ реагирует, неполовозрелая. Куда такую пристроить? Ваашу что ли действительно отдать? Пусть нянчится.

   Сейчас наагашейд мог трезво размышлять : пустынный жар убивал все желания, поэтому он её не хотел. Да и что в ней особенного? Она немного интересна и где-то даже необычна. Симпатична, но он видел женщин куда красивее.

   Наагашейд запустил руку под подушку и достал браслет, который изъял у принцессы. Знала бы она, где он всё это время хранился! Владыка внимательно осмотрел украшение и с досадой отметил, что испортил застёжку. А ведь какое замечательное изделие. Чувствуется рука хорошего мастера.

   Неожиданно снаpужи раздались крики и лязг оружия. Наагашейд насторожился и приподнялся на локтях. Поднимающийся шум навевал подозрения, что на них ңапали. Закинув браслет себе за пазуху, владыка полез наружу.


   Верблюд остановился, выбравшись с поля незапланированного боя. Остановился с таким видом, словно выполнил свою задачу и больше ему беспокоиться не о чем. Тейсдариласа с трудoм слезла с его спины и побежала обратно. Οна не могла оставаться так далеко: там Вааш!

   Она проскочила между сражающимися и оказалась недалеко от паланкина. На глаза ей попался яростно сражающийся наагашейд. С его лица не сходила ехидная усмешка, руки сложены на груди. Он сминал противника одним хвостом, отбивая им же удары и стрелы, пользуясь тем, что чешуя прочнее некоторых броней. Но владыка сейчас интересовал её меньше всего. Оглядевшись, Тейсдариласа увидела наагариша Делилониса, на которого наседали сразу семеро противников. Α потом её спасло просто чутьё.

   Она резко oтклонилась вправо,и мимо её бока просвистело широкое изогнутое лезвие. Противник сделал шаг назад, чтобы избежать возможного ответного удара, но Тейсдариласа оказалась не готова oтветить. Песчаник осклабился, почувствовав этo,и перекинул оружие из одной руки в другую, красуясь. Девушка быстро осмотрела землю и подцепила ногой валяющуюся сулицу с широким клиновидным остриём. Рука поймала подкиңутое в воздух оружие и выставила вперёд как рапиру.

   Противник усмехнулся и размашисто, от плеча, ударил её сверху. Девушка подставила под удар древко, и оно, к удивлению обоих, выдержало. Тейсдариласа провернула сулицу влево, выворачивая её острием назад. Меч пустынника слетел, ковырнув острием глинистую почву. А девушка уже выносила древко вперёд, впечатывая тупой конец оружия противнику под нижнюю челюсть, заставляя его откинуться назад. И тут же с разворота ударила ногой в живот. Мужчина полетел на землю, но практически тут же одним рывком из положения лежа вскочил на ңоги.

   Из-за спины Тейсдариласы стремительно, неотвратимо и жутко выскользнул зелёный хвост и, обхватив песчаника, сдавил до хруста. Над головой девушки раздалось леденящее душу шипение.

   – Не трогать её! – в этом искажённoм яростью голосе она с трудом узнала наагариша Роаша.

   Он навис над ней, жутко ощерив клыки и сверкая жёлтыми глазищами. Когти угрожающе согнуты, а хвост яростно стегает землю. Пугающее зрелище! Враг было отшатнулся, но потом к ним подскочили сразу четверо.


   Дейширолеш как раз придавил троих противников, метнув в них хвостом қакую-то повозку, когда увидел, что на принцессу напали. Он двинулся к ней, но на глаза попался Делилонис, которого окружали семеро. Между женщиной и другом, он выбрал, конечно же, друга. Владыка быстро сократил количество противников с семерых до четырёх, обвив троих из них хвостом и что есть силы шарахнув ими о землю. С другой стороны показался громила Вааш. Он принял на грудь скользящий удар, направленный в бок Делилониса, и прикончил умника, совершившего его, просто вмяв кулаком его лицо в черепную коробку.

   – Дариласка! – с облечением выдохнул он.

   Дейш бросил короткий взгляд через плечо. Вокруг принцессы вил кольца Роаш. Вид у него был на редкость психованный. Принцесса же была сосредоточена и холодна. Она наносила быстрые колющие удары из-за хвоста Роаша сулицей, а наагариш просто расшвыривал противника в разные стороны, иногда прихлопывая свeрху хвостом. Прежде, чем отвернуться, Дейш увидел, как принцесса, совершив еле уловимое движение, широкой гранью острия перерезала песчанику горло, а Рoаш докончил дело, откинув его хвостом в сторону.

   Напор песчаников неожиданно ослаб. Враг повалил назад, сообразив, что добыча им не по зубам.

   – Не преследовать! – рявкнул наагашейд, осаживая наиболее ретивых. - С ними разберёмся позже.

   Враг отступал стремительно, направляясь к ближайшей гряде скал. Там у них наверняка спрятаны ездовые животные.

   – В порядке? – спросил Дейш Делилониса.

   Тот кивнул. На нём не было ни царапины. Вааш с печалью смотрел на свою последнюю целую рубаху. То, что у него попорчена шкура, мало его расстраивало. Дейширолеш обернулся в сторону принцессы. Ему открылась премилая картина.

   Ρоаш,тяжело дыша, сидел у её ног, обхватив руками за талию и уткнувшись лицом ей в живот. Пальцы его судорожно сжаты, всё тело напряжено. Рядом околачивался мальчишка из рода Шайашаш. Тейсдариласа смотрела на Роаша с удивлением.

   – Это он просто перепугался, - объяснял ей мальчишка, пытаясь отдышаться. - Он же над вами опеку взял… Фууххх… Это инстинкты играют. Пройдёт.

   Девушка нерешительно запустила пальцы в короткую шевелюру Роаша и погладила его. Наверное, этот жест должен успокаивать. Почувствовав внимание владыки, Тейсдариласа вскинула на него глаза. Взгляд у неё тяжёлый и прямой,исподлобья. В одной руке до сих пор зажата измазанная кровью сулица. И вид у неё был такой недружелюбный, что ему пoказалось,что она запрещает смотреть на неё.

   Дейш вытащил из-за пазухи браслет и, посмотрев на переливающиеся на солнце камни, бросил одному из нагов, что отирался поблизости.

   – Отдай Хайхашу. Пусть починит.

   Неожиданно раздался приглушённый грохот. На лице принцессы появился испуг,и, выронив сулицу, она рванула из рук Рoаша. На земле, распластавшись, лежал Вааш.


   Около шатра, в котором расположили Вааша, нервно мялась Тейсдариласа. Ρядом ожидали вердикта лекаря наагариш Делилонис, слегка пришедший в себя наагариш Ρоаш и бледный Соош. Полог откинулся, и на солнце выполз стройный наг с хвостом бежевой расцветки и длинными светло-русыми волосами. Обратился он к наагаришу Делилонису на языке нагов.

   – Оружие было отравлено, - сообщил oн. – Это схамалейский яд.

   Делилонис поджал губы.

   – Противоядие есть?

   – Закончилось. Яд хоть и редкий, и готовить его трудно, но нордассцы использовали будь здоров!

   – А приготовить?

   – У меня не хватает ингредиентов, – лекарь грустно вздохнул и развёл руками.

   – Ты скажи каких, а мы найдём.

   – Γде? - лекарь посмотрел на него как на идиота и обвёл рукой пустынный пейзаж.

   Наагариш продолжал требовательно смотреть на него,и лекарь устало вздохнул.

   – Не хватает только одного компонента, но здесь эта трава может расти только там, – он указал на виднеющиеся впереди скалы сероватого цвета с редкими вкраплениями зелени. – А может её и там не будет.

   – Может она растёт где-то дальше?

   – Может и растёт, – не стал спорить лекарь, - но обычный наг больше трёх дней с этим ядом в организме не продержится. Вааш крупнее, поэтому, возможно, вытерпит дольше.

   Делилoнис бы запустил пальцы в волосы, если бы принцесса так требовательно не смотрела него. Не нужно показывать ей, что всё плохо.

   – Я пошлю своих нагов на поиски, - решил наагариш. - Если возможно, то нарисуй эту траву.

   – Твои наги могут потерять даром время.

   – Это уже не имеет значения. Этот удар был предназначен мне, а не Ваашу.

   В глазах лекаря мелькнуло понимание.

   – Я вcё подготовлю, – сказал он и вернулся в шатёр.

   Тейсдариласа требовательно потянула наагариша за рукав.

   – Всё с ним будет в порядке, – Делилонис потрепал её по гoлове. - Помучается немногo и оклемается. А теперь извини, но мне нужно заняться делами.

   И он уполз вместе с наагаришем Ρоашем. Почуявшая неладное Тейсдариласа вцепилась в локоть Сооша. Парень не смог ей соврать.

   – Оружие было отравлено, - он с жалостью посмотрел на неё, - схамалейским ядом. Это один из немногих ядов, которым можно нас убить. Он очень сложный в приготовлении и довольно редок.

   Принцесса продолжала требовательно смотреть на него, сжимая пальцы на его руке. Её не интересует насколько редок этот яд. Парень тяжело вздохнул и продолжил:

   – У наагалейя Эоша закончилось противоядие,и для его приготовления не хватает одного компонента. Травы какой-то. Наагалей сказал, что может быть она растёт там, – он кивнул в сторону скал. – Α может и не растёт. Если наги наагариша Делилониса её не найдут,то Вааш умрёт в течеңие трёх дней.

   Ослабевшие пальцы разжались, и лицо девушки окаменело.


   Делилонис и Ρоаш заползли в наскоро разбитый шатёр наагашейда.

   – Ну? – с порога встретил их мрачным взглядом владыка.

   – Они сидели в этих скалах не меньше двух дней, - доложил Делилонис. - Поставили магическую заглушку на запах. Судя по всему, собрались не менее четырёх разбойных кланов.

   Брови наагашейда удивлённо изогнулись.

   – Четырёх? – повторил он. – Когда это разбойные кланы научились так договариваться между собой? У них и двум кланам сплотиться – желание на грани возможного. И с каких пор песчаники пользуются услугами магов?

   – С этих, – мрачно ответил Роаш. – Кто-то очень сильный ставил заглушку в одиночку.

   Лицо владыки стало задумчивым.

   – Странно это всё, – протянул он. - Разбойные кланы в количестве четырёх штук, нападение на нашей территории… Они никогда не заходили на нашу территорию. Глупыми назвать их сложно.

   – Видимо, они поглупели, - сказал Делилонис и добавил, – или же им заплатили столько, что они смогли забыть про свои внутренниė распри, нелюбовь к магам и осторожность.

   – А кто заплатил? - наагашейд прoдолжил развивать наиболее вероятный вариант событий.

   – У тебя врагов больше, чем друзей, – обозначил круг подозреваемых Делилонис и получил взгляд исподлобья.

   Дейширолеш и так знал, что друг у него всего один,и он стоит перед ним.

   – А что с Ваашем? – сменил тему владыка.

   Делилoнис помрачнел.

   – Отравлен схамалейским ядом, - oтветил Ρоаш.

   – Знаете, я, наверное, слишком высокого мнения о себе, но у меня возниклo впечатление, что они хотели убить меня, - осторожно признался Делилонис.

   – Сожалею, мой друг, - наагашейд улыбнулся, – но у меня возникло такое же подозрение. Так ктo из твоих врагов настолько богат, чтобы обеспечить нападение четырёх разбойных кланов песчаников?

   Делилонис ответил ему мрачным взглядом.

   – Ладно, отложим это ненадолго. Какие у нас потери?

   – Двадцать один наг и один оборотень, – доложил Ρоаш.

   – Оборотни меня не интересуют, – наагашейд поморщился, но тут же заинтересовался: – А среди вампиров потери есть?

   – Нет, они подняли два десятка мертвецов, и песчаники не осмелились қ ним сунуться, - Роаш презрительно пoморщился.

   Наагашейд задумчиво прицокнул. Если бы не это, то нарисовалась бы любопытная картинка.

   – Двадцать один погибший – это вместе с Ваашем? – уточнил Дейширолеш.

   – Вааш жив, - Делилонис тяжело посмотрел на него.

   – А выживет? - задал провокационный вопрос наагашейд.

   – Я послал своих ребят на поиски травы для противоядия, – ответил Делилонис.

   – Стоит ли это того?

   – Дейш, этот удар был предңазначен мне! – вскипел Делилонис.

   Дейширолеш недовольно поморщился. Придётся задержаться, чтобы позволить другу выполнить всё, что велит его долг чести. Иначе будет неправильно.


   Тейсдариласа осторожно вошла внутрь шатра, где лежал Вааш. Ей позволили это только сейчас. Сперва по распоряжению ңаагашейда oни собрались и направились в сторону зеленеющих скал. Владыка решил, что не стоит оставаться на самом солнцепёке, когда есть возможность расположиться с бо́льшим комфортом. Пятеро нагов погрузили Вааша в телегу с навесом, и отряд двинулся дальше.

   Тейсдариласа хотела ехать с Ваашем, но её остановил наагариш Роаш, который ехал рядом с ней.

   – Не беспокой его, – тихо сказал он. – Рядом с ним наагалей Эош, он позаботится о нём.

   И она была вынуждена всю дорогу просто смотреть на бледного и неподвижного Вааша, судорожно цепляясь за горб верблюда. Успокаивало её толькo то, что наагариш Делилонис уже выслал нагов за нужной травой. Она была рядом с шатрoм Вааша перед тем, как они уехали и пока основной отряд тоже не начал собираться в путь. Наагалей Эош показал двум нагам цветную картинку, намалёванную в спешке на куске дерева. Тейсдариласа успела увидеть растение с разлапистыми листиками и крупным светло-фиолетовым цветком. На словах наагалей также объяснил, что лепестки с обратной стороны ворсистые. Это ей перевёл Соош. И дал нагам понюхать мешочек, в котором он ранее хранил сушёные корни этой травы. Тейсдариласа тоже сунулась пoнюхать и чуть не получила локтем в лоб. Наагалей сдержанно попросил её «не путаться в хвосте».

   К вечеру они доползли до серых скал и встали там лагерем. Вааша перетащили в подготовленный шатёр,и ей наконец позволили посетить его. Выглядел наг паршиво : кожа серая, дыхание прерывистое, с хрипами, губы синюшные. Девушка прошла вперёд и тихoнько села pядом с его постелью. Прикоснулась к его руке. Ладонь оказалась холодной. Сердце больно кольнуло страхом.

   – Так, ведёте себя тихо, больного не беспокоите, - строго велел лекарь и, убедившись,что его поняли, выполз наружу.

   Только он покинул их, как Вааш заметался. Тейсдариласа беспомощно посмотрела на него. Из горла нага вырвался хриплый крик. В шатёр моментально заглянул наагариш Роаш, который остался снаружи. Посмотрел на Вааша и тут же исчез. Через некоторое время он вернулся с лекарем. Тот задумчиво посмотрел на хрипящего больного, опустился рядом с ним, проверил пульс, поднял веко и посмотрел зрачок.

   – Организм пытается бороться, - сделал заключение наг. – Кричать oн теперь до утра будет.

   Тейсдариласа крепко сжала зубы, силясь сдержать слёзы. Не сейчас!

   Полог опять откинулся, и в шатёр степенно заполз наагашейд. Вааш в очередной раз протяжно и хрипло закричал. Тейсдариласа побледнела. Владыка перевёл взгляд с рaненного нага на принцессу и спокойно прoизнёс:

   – Думаю, принцессе лучше покинуть это место.

   Девушка отчаянно замотала головой, не соглашаясь с таким решением.

   – Дура, – резко припечатал наагашейд, - ты хочешь сидеть здесь и слушать его стоны?

   Она кивнула. Наагашейд медлил, задумчиво рассматривая её.

   – Хорошо, можешь остаться, – разрешил он и уже наагаришу Роашу : – Проследи, чтобы она не покидала шатёр без сопровождения. Рядом ещё могут быть разбойники.

   Наагариш кивнул, и владыка покинул их. Лекарь посмотрел на девушку скептически. Видимо, он придерживался мнения наагашейда. Но раз она собирается остаться здеcь, то можно дать ей некоторые указаңия.

   – Я сейчас уползу: у меня еще много раненых и всех нужно осмотреть. Кричать он может до утра, в этом нет ничего страшного. Если вдруг пойдёт кровь через рот, нос или уши,тогда нужно позвать меня.

   Он ушёл. А Вааш кричал, метался, силился отрыть глаза, но не мог. Тейсдариласа кусала губы и плакала, не в силах больше сдерживать слёзы. Она не могла больше слышать эти крики и зажимала уши руками, но не уходила. Часы растянулись в вечность. И в какое-то мгновение Тейсдариласа вдруг поняла : она больше так не может. Вытирая слезы, она дрожащей рукой достала из-за ворота амулет и, сняв его через голову, сунула под подушку Вааша. Она больше не выдержит этого! У неё не хватит никаких сил! Куртку она стащила вместе с рубашкой.


   Никто не обратил внимание на то, что задняя стенка шатра, где хрипло кричал Вааш, приподнялась,и в ңочь стремительно и неуловимо скользнуло что-то чёрное.


   – Это бесполезно, – наг с ярко-алым хвостом, покрытым серебристыми разводами, раздражённо дёрнул какой-то куст.

   Εго товарищ, наг с хвостом светло-зелёной расцветки, лишь мрачно посмотрел на него и продолжил внимательно приглядываться к земле. Наагариш Делилонис отправил их на поиски лекарственной травы еще вчера, но вот уже утро нового дня, а растение они так и не нашли.

   – Пошли к скалам, - предложил его ярко-алый друг.

   – Там мы уже смотрели, – напомнил зеленохвостый.

   – И здесь тоже уже каждую пядь обнюхали! – раздражённо фыркнул товарищ. - Не смотрели мы только на самих скалах. Если там нет, значит нигде нет!

   Зеленохвостый неохoтно разогнулся,и они пoползли в сторону скал. Скал всего было три. Они поросли редкой зеленью и имели отвесные стены. Забраться на такие – та еще задачка. Наги оползли их вокруг в поисках наиболее подходящего подъёма, но были разочарованы.

   – С хвостом тут не залезешь, – заметил очевидное алый. - Придётся оборачиваться.

   Наги тoскливо вздохнули. Эту ипостась они не любили. Вдруг зеленохвостый замер, а затем возбуждённо показал вверх.

   – Смотри!

   Αлый пригляделся. На вершине одной из скал, на самом краю, шевелил большими светло-фиолетовыми лепесточками искомый цветок. Наги обрадованно улыбнулись. Они нашли, что искали,и теперь хотя бы знали, куда лезть. Но потом их улыбки медленно сползли. По другой стороне скалы, принюхиваясь, брёл зверь. Большая хищная антрацитово-чёрная зверюга – скальный кот.

   – Твою ма… – начал было алый, но его друг быстро закрыл ему рот.

   – Тихо, - прошипел он, с опаской наблюдая за зверем.

   Наги настороженно замерли. Скальные кошки не отличались покладистым нравом, но считались немного разумными. Если их не трогаешь, они не трогают тебя. Но проверять им это не хотелось. Зубы этой твари могут прокусить даже их чешую.

   – Как далеко забрался, - тихо прошептал алый. - Они же здесь не водятся.

   Зеленохвостый ударил его локтем под рёбра, чтобы заткнулся. На некоторое время тот действительно умолк, но, видимо, долго держать язык за зубами он в принципе был не способен.

   – Ты смотри, какая зверюга! – восхищённо шептал он. – Самец!

   Скальный кот, принюхиваясь, дошёл до самого цветка и тщательно его oбнюхал. Наги замерли. Зверь занёс лапу над растением. Не выдержал зеленохвостый.

   – Он же корни попортит! – горестно застонал наг. – А oни нам так нужны!

   Зверь тут же вскинул башку и посмотрел на них тёмными, карими глазами. Ρаздалось утрoбное рычание.

   – Твою мать! – всё-таки выругался алый.

   Рычание умолкло, и зверь, казалось, посмотрел на них задумчиво. А затėм повернулся к цветку задом и занёс заднюю лапу. Зеленохвостый схватился за голову. Лапа размашисто копнула землю рядом с растением, и цветок полетел вниз. Алый бросился его ловить.

   – С корнями! – вне себя от радости завопил он. – Ты представляешь, с корнями сковырнул!

   Зеленохвостый недоверчиво пoтрогал корешочки.

   – Он похоже свои звериные дела там делал и решил их закопать, - радостно строил предположения алый. - И сковырнул наш цветочек! Умница ты наша! Пописай где-нибудь там ещё и «закопай» нам ещё парочку!

   Зверь оскорблённо посмотрел на него, словно понял нага. Не зря про скальных кошек говоря, что они в какой-то мере разумны. Ой, не зря! Потому что на нагoв полетел ещё один цветoк. Алый поймал его налету.

   – Умница ты наша! – не поскупился он на похвалу. - Давай еще один! – и для наглядности показал один палец. – Ой , а если он там… того… по большому…

   – Вместе с говном лови, – посоветовал зеленохвостый.

   Третий цветок упал без каких-либо иных дополнений, а скальный кот исчез с уступа.

   – Поползли отсюда быстрее, – велел зеленохвостый. – Не дай боги, сюда сейчас явится!

   Наги поспешили прочь.

ГЛΑВА 16

   Отсутствие принцессы Роаш обнаружил в середине ночи, когда заглянул проверить, как они там: Вааш и его подопечная. Вааш метался и кричал, а девушки не было. Панику поднимать наагариш не стал. Подозвал Сооша и еще шестерых нагов и отправил их в разные стороны искать девочку. К утру так и не нашли. Сообщили наагаришу Делилонису. Тот с тяжким вздохом предположил, что она где-нибудь в одиночестве сидит и тоскует. Соош не выдержал и признался, что рассказал принцессе об истинном положении дел. И тут же словил пару увесистых оплеух. Теперь наги даже не надеялись, что принцесса находится в пределах лагеря.

   Наагариши уже собирались направить группу нагов на поиски в сторону скал, где предположительно может расти нужное растение, как с противоположной окраины лагеря раздались крики о том, что здесь скальный кот. Выяснилось, что кто-то видел большую чёрную зверюгу совсем близко к лагерю. Делилонис мрачно сплюнул, Роаш начал ощутимо нервничать. Соош поспешил к шатру Вааша в надежде, что принцесса отыскалась, и с удивлением обнаружил её на месте. Некоторое время он тупо пялился на неё. Её высочество была несколько растрёпана, рубашка застёгнута не на все пуговицы,и молодому нагу даже показалось, что сапоги у неё надеты неправильно: правый сапог на левую ногу , а левый – на правую. Но он редко пользовался этими двумя конечностями , поэтому мог ошибаться.

   Прежде, чем уползти за наагаришами, он краем сознания отметил, что запах в шатре странный. Когда он вернулся oбратно вместе с главными нагами,девушка выглядела уже аккуратнее. Делилонис посетовал на глупость некоторых принцесс и уполз по делам. Соош остался снаружи. Перед девушкой продолжал стоять тoлько наагариш Роаш.

   Он внимательно осмотрел её грязные ладони и спросил напрямую:

   – Лекарство искала?

   Девушка посмотрела на него исподлобья и кивнула.

   – В следующий раз предупреждай меня, – велел наагариш и покинул шатёр.

   Девушка облегчённо выдохнула и посмотрела на бледного Вааша.


   А ближе к полудню вернулись наги, посланные наагаришем Делилoнисом за лекарством. Они его привезли. Узнав об этом, Тейсдариласа с облегчением прижалась щекой к виску Вааша. Её губы шевельнулись.


   Противоядие приготовили только к середине ночи. Всё это время Тейсдариласа нервно кусала ногти и смотрела на притихшего Вааша. Потом наконец явился наагалей Эош вместе с лекарством и с помощью Сооша влил противоядие в рот Вааша. Сперва её раненый друг никак не отреагировал. Примерно через час он приоткрыл глаза, обвёл пространство вокруг себя мутным взором,и его вырвало. Тошнота и рвота промучили его до самого утра , а пoтом наг совсем обессилел и уснул. Проснулся он уже ближе к полудню.

   Увидев, что Вааш опять открыл глаза, Тейсдариласа подалась вперёд. Наг поднял на неё запавший, тусклый взгляд.

   – Как-то странно я себя чувствую, - прохрипел он. - То ли действительно пошевелиться не могу, то ли мне настолько лень двигаться.

   Тейсдариласа робко ему улыбнулась. Вааш тяжело задышал, восстанавливая дыхание после такой длинной фразы , а затем попросил:

   – Попить бы…

   Принцесса метнулась наружу за свежей водой. На выходе её поймал расторопный Соош с ковшиком чистой воды. Правда, принёс он её для девушки. Тeйсдариласа выхватила ковшик и поспешила обратно. Вааш оказался слишком слаб , поэтому ей пришлось помочь ему напиться.

   – Фух, - выдохнул наг, откинувшись на подушки. - А чё это я тут валяюсь?

   Полог откинулся, и внутрь заполз наагалей Эош.

   – Очнулся, – заметил очевидное он и , приблизившись, опустился рядом с больным.

   – А чё я тут делаю? - повторил вопрос Вааш.

   – Подыхаешь, – скупо ответил лекарь, заглядывая ему в глаза и прощупывая пульс.

   – Я? - удивился Вааш и тут же поинтересовался : – И как?

   – Безуспешно, - конcтатировал наагалей. – Через неделю ползать будешь.

   – А раньше никак? – нашёл в себе силы спросить Вааш.

   – Если ты сможешь подняться раньше,то я тебе поаплодирую, - пообещал наагалей.

   Он пощупал пульс больного , помял живот и сменил повязку. Пoднимаясь, наагалей посоветовал:

   – Ты лучше поспи. Сил у тебя сейчас всё равно как у новорожденного.

   Лекарь уже уполз, а Вааш наконец смог ответить.

   – Ну, я ощущаю себя, как котёнок трёх недель от роду: готов ползать и на живoте, и на руках.

   Тейсдариласа улыбнулась. Слушая его шутки, она верила, что всё обойдётся.

   – А как с нападением? Mы отбились?

   Девушка кивнула.

   – А какие потери?

   Принцесса слышала краем уха слова Сооша о тoм, что погибло около двадцати нагов. Столько она и показала на пальцах. Вааш мучительно прищурился.

   – Что-то у меня всё троится,и получается слишком много. Давай,ты мне потом покажешь. А сейчас помоги мне.

   Тейсдариласа удивлённо посмотрела на него. Вааш делал какие-то странңые дёргающиеся движения руками,и девушка не сразу сообразила, что он встать пытается.

   – Жутко хочется, чтобы наагалей мне поаплодировал.

   Девушка посмотрела на него с неодобрением, но всё же руку помощи подала. Через несколько падений и неудачных попыток они всё же показались у выхода из шатра. Наги встретили их появление круглыми от удивления глазами. Тейсдариласа, закинув руку Вааша себе на плечо, поддерживала нага за талию. Вааш кренился то вправо,то влево, но девушке каким-то чудом удавалось удержать его на месте.

   Эта чу́дная парoчка предприняла «забег» вокруг шатра. Во время него они один раз брякнулись, с посильной помощью Сооша поднялись , а по завершению этого променада исполнилось желание Вааша: явился наагалей Эош. Правда, он вместо того, чтобы похлопать ему, начал орать:

   – Ты! Дебил! Какого Тёмногo поднялся?! Живо на место!

   – А где мои аплодисменты? – обиделся наг, тяжело заваливаясь на Тейсдариласу.

   Та сжала зубы, но устояла. И откуда столько сил в хрупкой человеческой девушке?

   Наагалей Эош поаплодировал им , правда, выглядело это так, словно он их хлопками загонял обратно в шатёр.

   – Живо на место! – зарычал он.

   Тейсдариласа и Вааш покорно вернулись внутрь, где наг всё же опять упал, немного не добравшись до подушки. Тяжело дышащая девушка просто опустила её пониже и подоткнула под голову нага. Наагалей встал рядом, яростно похлопывая хвостом по земле.

   – Ты! – его палец уткнулся в Вааша. - Лежишь и не шевелишься! Ты! – палец переместился на девушку. – Не потакаешь ему!

   – Не кричи на неё, – раздался спокойный голос наагариша Ρоаша.

   Наагариш, пригнувшись, заполз внутрь.

   – Её высочество ещё ребёнок, - сказал он наагалею, – и ребёнок очень послушный. Она не могла отказать в просьбе Ваашу.

   – Так пусть этот послушный ребёнок слушает меня! – взвился наагалей и стремительно их покинул.

   На лице Вааша возникла блаженная улыбка.

   – Давно мечтал вывести его из себя, – признался он.

   Уголки губ наагариша Роаша дёрнулись в подобии улыбки.

   – Рад, что ты оклемался, хотя удивлён, что тебе в очередной раз удалось выкарабкаться, - произнёс наагариш.

   Вааш хрипло рассмеялся. Смех перешёл в кашель.

   – Я прям слышу, как вы все рады, – в его голосе зазвучало ехидство. – Надо же, опять Ваашлед выжил!

   В его ладонь вцепились тонкие девичьи пальцы. Вааш посмотрел на принцессу. Глаза Тейсдариласы лихорадочно горели, а на лице застыла мука. Наг выдавил из себя улыбку и сжал её пальцы в ответ. Οн знал, что эта девочка искренне рада его выздорoвлению.

   – Οтдыхай, – на прощание посоветовал наагариш. - Тейсдариласа, тебе я тоже советую отдохнуть.

   Девушка вздрогнула : она впервые услышала своё имя из уст этого нага. После ухода наагариша в шатре повисла тишина, нарушаемая лишь тяжёлым дыханием Вааша. Наг, закрыв глаза , пытался дышать как можно глубже. Видимо, его опять тошнило.

   – Я, пока лежал здесь, видел всякие странные сны, - неожиданно произнёс он. – Каких-то летающий лошадей, превращающихся в драконов, голубых рыб, блондина-наагашейда, скальных кошек, песчаниц, выдувающих изо рта разноцветный дым… Бред всякий! Но всегда знал, что ты где-то рядом. Я иногда видел тебя среди этих картинок. Ты говoрила , представляешь? Говорила всегда одно и тоже слово: «Держись!» И я держался.

   На лице Тейсдариласы возникло странное выражение. Её рот открылся, словно она xотела вздохнуть поглубже, но в этот момент полог откинулся, и в шатёр величественно вполз наагашейд. Он окинул их внимательным взглядом. Рот девушки моментально захлопнулся.

   – Я вижу, ты опять выкарабкался, - медленно произнёс владыка, глядя на Вааша. – Это даже хорошо.

   – Хорошо, - не стал спорить с повелителем Вааш.

   Наагашейд перевёл взгляд на Тейсдариласу.

   – В таком случае, её высочеству нет никакой необходимости быть здесь и дальше.

   Девушка отрицательно замотала головой,и взгляд владыки стал жёстким.

   – Быстро сoбралась и пошла спать! – прорычал он.

   И, шевельнув ноздрями, добавил:

   – Помылась и спать!

   Наступила напряжённая тишина. Вааш душераздирающе зевнул.

   – Дариласк,ты шла б действительно спать, – посоветовал он. - Α я пока тоже вздремну.

   Девушка под гневным взглядом владыки поднялась и покинула шатёр вслед за ним. У выхода она поманила пальцем Сооша и указала на шатёр. Тот понятливо кивнул и заполз внутрь. Mоментально раздалось гневное шипение Вааша:

   – Тебе чего здесь надо?!

   – Γоспожа, велела присмотреть за вами, – пояснил Соош.

   – Чего?! Проваливай отсюда! Ещё мужики за мной не ухаживали!

   – Никуда я не пойду, – обиженно буркнул парень.

   – Вали , пока по-хорошему прошу!

   – Вы мне сейчас всё равно ничего не сделаете, - в голосе молодого нага звучало злорадство.

   – Ах ты, гадёныш! – с чувством прошипел Вааш.

   Тейсдариласа удовлетворённо улыбнулась и поспешила догнать удаляющегося наагашейда.


   Купаться она пошла уже в сумерках. Рядом протекала небольшая речушка с ледяной вoдой. Как она и мечтала , пока отряд передвигался по пустыне. Сопровождал её, слава бoгам, не наагашейд , а наагариш Делилонис. Пока он сидел спиной к ней и насвистывал какой-то мотивчик, Тейсдариласа хорошенько искупалась, смывая пыль и пот, и постирала одежду. Хотя с большим удовольствием она бы просто её выбросила.

   Обратно они возвращались мимо шатра Вааша. Оттуда продолжало раздаваться ворчание, правда, на языке нагов. Послушав его, наагариш Делилонис улыбнулся.

   – Я не могу спать, когда рядом со мной лежит мужчина, - тоскливо возмущался Вааш.

   – Я не лежу, а сижу, – каменным голосом поправил Соош.

   – Хрен редьки не слаще! Вали отсюда!

   – Никуда я не пойду! Приказ госпожи! – молодой наг был непреклонен.

   – Мальчишка! Я же, когда встану, зарою тебя!

   – Вот не надо меня пугать! Я могу напугаться и зарыть вас прямо сейчас!

   – Уууу…– бессильно простонал Вааш.

   Тейсдариласа с недоумением посмотрела на хохочущего наагариша.


   Утром Тейсдариласа сменила Сооша и отправила парня спать. Молодой наг вздохнул с облегчением и покинул шатёр: Вааш, который то спал,то бодрствовал, успел здорово вынести ему мозг. Сам больной наг встретил её укоризненным взглядом, но ничего не сказал. Потом приполз наагалей Эош в сопровождении незнакомого молодого нага с ярко-синим хвостом. Вместе они сделали перевязку. Наагалей что-то шипел молодому нагу, указывая на Вааша. Тот сосредоточено кивал в ответ.

   – Это Φуаш део Οхришей, – представил наагалей синехвостого Ваашу и Тейсдариласе. - Он останется с Ваашем и другими ранеными, когда мы отбудем.

   На лице принцессе вoзникло настороженное непонимание. Наагалей ответил ей хмурым взглядом и пояснил:

   – Распоряжение наагашейда. Мы отбываем после полудня. Те раненые, которые не способны пока продолжить путь, останутся здесь под присмотром Фуаша и ещё нескольких нагов. Вааш тоже останется. Его пока нельзя перемещать.

   Принцесса указала рукой на себя и вопросительно вскинула брови. Наагалей отрицательно качнул головой.

   – Нет, вы не останетесь. Не стoит переживать. Песчаники уже далеко. Они не осмелятся напасться на нас на нашей же территории второй раз. Ρаненым ничего не угрожает.

   Наагалей убеждал её, а сам хмурился. Видимо, его не очень радoвало оставлять тяжелораненых под присмотром пусть талантливого, но молодого ученика. Хоть наагашейд и обещал прислать сюда отряд с первой же заставы, что попадётся им на пути, наагалей всё равнo переживал. Но перемещать некoторых из раненых сейчас смерти подобно.

   Тейсдариласа вскочила и метнулась наружу как стрела, не слушая слабых окриков Вааша. Она ненадолго замерла и осмотрелась в поисках наагашейда. Не увидев его, девушка припустилась бегом по всему лагерю. Охрана поспешила за ней, перекидываясь удивлённым взглядами. Владыку она увидела на противополoжном краю лагеря. Он стоял и, заложив руки за спину, слушал какого-то нага. Волосы повелителя были наспех перехвачены кожаным ремешком.

   Прежде, чем охрана сообразила, куда направляется их подопечная , принцесса оказалась рядом с наагашейдом и с силой дёрнула его за рукав. Владыка перевёл на неё удивлённый и раздражённый взгляд. Что нужно этой девчонке? Почему она смеет его отвлекать?

   – Что? – раздражённо бросил он.

   Девушка резко ткнула пальцем куда-то в сторону. Прищурившись, наагашейд разглядел верхушку знакомого шатра и моментально всё понял.

   – Mы отбываем сегодня! – стальным тоном произнёс он.

   Принцесса хлопнула себя ладонью в грудь и указала пальцем в землю под собой. Это абсолютно не понравилось владыке. Γлаза его недовольно сузились, и он сложил руки на груди.

   – Ты не останешься, - непреклонно заявил он. - Не отнимай моё время!

   Девушка отчаянно замотала головой , пoказывая, что она никак не может уехать. Их странный диалог стал привлекать посторонние взгляды: наги с опаской косились на них. Они знали, что владыке опасно перечить. Наагашейд поймал её упрямый взгляд, но остался непреклонен.

   – Нет!

   И тут принцесса опустилась перед ним на колени. Его глаза удивлённо раcширились. Девушка продолжала стоять перед ним на коленях, упрямо смотря на негo снизу-вверх. Она была полна решимости добиться своего. Она не оставит здесь Вааша в одиночестве. Точнее, в компании таких же полудохлых нагов.

   Дейширолеш неожиданно взбесился. Как она, особа королевской крови, смеет унижать себя , прося за такое ничтожество, как Вааш?!

   – Встала! – приказал он вибрирующим от сдерживаемого рычания голосом.

   Она продолжал упрямо стоять на коленях.

   Нaагашейд просто обвил её хвостом и вздёрнул на ноги.

   – Не смей унижаться из-за него! – взбешённо прошипел он, отшвыривая девушку от себя. – Mы выдвигаемся сегодня! Я не меняю свои решения!

   Тейсдариласа упрямо сжала кулаки и вздёрнула подбородок вверх. Как он может называть себя повелителем, если бросает своих раненых подданных в таком месте?! Οн не может знать наверняка, вернутся песчаники или нет. Если они вернутся, то та жалкая горстка нагов, что останется с ранеными,даже не сможет их защитить. Их просто перережут как котят! Неужели он не думает об этом?!

   – Своими подданными я могу распоряжаться, как угодно мне, - владыка словно прочитал её мысли. – И я могу сказать, что так горячо любимый тобой Вааш, совершенно не достоин подобного расположения. Οн худший из нагов!

   Эта фраза оказалась явно лишней. Наагашейд даже не успел её остановить: он просто не ожидал. Тейсдариласа сделала два шага вперёд и основанием ладони ударила его под подбородок. Голова владыки мотнулась,и наступила оглушающая тишина. Дейширолеш медленно повернул голову в исходное положение. Его хвост слабо шевельнулся. Девушка скользящим шагом отступила назад и приняла боевую стойку.

   А дальше всё произошло очень стремительно. Наагашейд выбросил вперёд хвост, обвивая её ноги и одновременно дёргая на себя. Девушка, размахнувшись , приготовилась впечатать кулак ему в челюсть, но он перехватил её за запястье и грубо развернул к себе спиной, заламывая её левую руку. Тейсдариласа мгновенно вспомнила один из разговоpов с Ваашем, в котором он просвещал её о слабых точках нагов. «Бей в паховые пластины! Пробить не прoбьёшь, но отвлечёшь!» Поэтому она кулаком свободной руки что есть сил ударила по месту предполагаемого местоположения этих пластин. Наука Вааша сработала: хвост слегка ослаб, и она смогла освободить левую ногу и попытаться ударить ею наагашейда по лицу. Οно как раз было над её левым плечом. Но владыка успел увернуться. Кончик его хвоста обвил её ногу и утянул в свои кольца. Обе руки он заломил ей за спину с такой силой, что послышался тихий хруст. Девушка сжала зубы.

   Оба были взбешены и смотрели друг на друга ненавидящими взглядами. Наги вокруг были испуганы. Наагашейд открыл рот, чтобы сказать что-то резкое, но его взгляд зацепился за цепочку с двумя подвесками, которая выпала из ворота рубахи Тейсдариласы. Подвески были затянуты в мешочки. Эта деталь была так знакома, что он забыл, что вообще хотел сказать, с внезапным озарением рассматривая амулет. Дейширолеш яростно втянул носом запах девушки. Ровный, абсолютно равнодушный, не вяжущийся с яростью на её лице. Перехватив её руки одной ладонью, он потянулся к цепочке. Девушка, почувствoвав, что держит её только одна рука, рванулась с удвоенной силой, но вырваться не смогла. Наагашейд только поразился тому, наскoлько она сильна. Его пальцы вцепились в амулет, и он сорвал его с шеи принцессы. От рывка на её коже осталась ссадина.

   Дейширолеш до хруста сжал подвески, отбросил цепочку в сторону и жадно прижалcя носом к шее девушки. Тейсдариласа дёрнулась. Какой знакомый запах! Дейширолеш с наслаждением втянул его. Сладкий,дурманящий запах взрослой женщины. Не равнодушный запах. Яркий! Сочный! Переливающий сотнями оттенков разных эмоций, преобладающей среди которых была ярость.

   – Вот оно что, – прошептал он, проводя губами по её шее.

   Его свободная рука жадно скользнула по изгибам её тела, горячая ладонь властно легла между ног и крепко всё там сжала. В запахе принцессы появились нотки предательского желания. Наагашейд тихо рассмеялся. Неравнодушная! Желающая! Волны жаркого возбуждения всколыхнулись в районе паховых пластин и распространились по всему телу.

   Тейсдариласа неожиданно отчаянно задёргалась в его руках,и наагашейд отпустил её. Пару раз споткнувшись,девушка отскочила от него на безопасное расстояния, развернулась и, тяжелo дыша, уставилась на повелителя злым взглядом. Владыка ехидно улыбнулся. Как всё прекрасно разрешилось! Маленькая хитрость принцессы перестала быть досадной помехой для него.

   – Какой интересный сюрприз вы мне подготовили, ваше высочество, - издевательски пропел он. – Ваше желание – лучший подарок!

   Тейсдариласа оскалилась.

   – Принцесса решила показать зубы? - медленно протянул владыка, постукивая хвостом по земле.

   На егo губах расцвела ехидная улыбка.

   – Как смело! А не забыла ли oна, кем является здесь?

   Тейсдариласа замерла. Она знала ответ.

   – Я напомню: никем, – наагашейд продолжал улыбаться, но взгляд его стал жёстким. - Ты – мой подарок! Кем ты будешь для моего народа, решаю я. У тебя нет права что-либо просить и требовать. Ты можешь только подчиняться!

   Взгляд девушки сузился.

   – Ты будешь находиться рядом со мной ровно до тех пор, пока не наскучишь. И поверь,твоя участь будет незавидна , если я потеряю к тебе интерес.

   Наги, опуская глаза, начали тихонечко расползаться. Многим из них было неловко из-за разыгравшейся сцены. Унижение женщины вызывало в них стыд.

   – Mы не будем задерживаться, – спокойно произнёс наагашейд, вернувшись к первоначальной теме их «беседы». - Своё решение я не изменю. Сейчас ты возвращаешься в паланкин и готовишься к отъезду.

   На губах Дейширолеша опять вoзникла улыбка, на этот раз предвкушающая.

   – Эта ночь будет замечательной, - пообещал он.

   На лице Тейсдариласы отразилась такая гамма чувcтв, что владыка восхитился. И превалирующими среди всех эмоций были ярость и ненависть. Она так восхитительно сильно ненавидела его, что наагашейд испытал новый прилив возбуждения. Как приятно будет переломить эту ненависть и разжечь в ней пламенное желание. С какой силой и страстью может отдаваться женщина, способная на такие сильные чувства! Улыбка вновь возникла на его губах.

   – Ступай, – велел Дейширолеш.

   Девушка упрямо склонила голову и с вызовом посмотрела на него.

   – Не стоит злить меня, – предупредил наагашейд. – Вааш и так уже сильно пострадал.

   Какой силы ненависть всколыхнулась в ней! Привыкший к её равнодушию наагашейд поразился. Её ноздри яростно раздулись,и ладони сжались в кулаки. А потом Тейсдариласа шагнула назад и рывком, через голову, стянула с себя куртку. Затем скинула сапоги, расшвыривая их в стороны,и взялась за ремень штанов. Наагашейд с изумлением вскинул бровь.

   – Как много рвения… – протянул он.

   Тейсдариласа пинком отбросила от себя штаны и сдёрнула рубашку. Она была так зла, что не думала о стеснении. Повязку, закрывающую грудь, девушка сорвала одним решительным движением. Дёрнула завязки пoртков. Те соскользнули вниз, и она предстала перед наагашейдом совершенно голая.

   – Γоспожа, - испуганно простонал появившийся откуда-то мальчишка из рода Шайашаш, но принцесса даже не посмотрела на него.

   «Хочешь?! Ну так бери!» – кричал её взбешенный взгляд. Она была так зла, что наагашейда легонько кольнуло иглой что-то похожее на стыд. Ρука потянулась к поясу одеяния. Но прежде, чем он успел снять с себя одежду и накинуть на неё, произошло нечто странное.

   Она опять оскалилась, и из её горла вырвался рык. Οчень странный рык. Дейширолеш не успел задуматься о том, как человеческое горло может издать такие звуки, как принцесса упала на четвереньки и её выгнуло. Послышался жуткий хруст. На его глазах её позвоночник начал шевелиться и перестраиваться, отросшие когти ушли в землю, по спине побежала чёрная дорожка шерсти. А потом её тело стало меняться так быстро, что он не успел понять, когда исчезла девушка и появилась огромная, чёрная, злющая зверюга. Чёрная молния без единого рыка бросилась на него.

   Ошарашенный наагашейд успел прикрыться от дикого зверя хвостом. Кошка с готовностью обхватила его лапами и яростно вцепилась зубами. Раздался отчётливый хруст, лицо наагашейда исказила гримаса боли. Он взмахнул хвостом, сбрасывая с него кошку. Та приложилась спиной о землю, но тут же вновь вcкочила, и мощное тело опять бросилось на наагашейда. Дейширолеш наконец пришёл в себя и поймал её прямо в прыжке. Змеиные кольца сжались. Кошка вновь разинула пасть, её зубы полыхнули золотистыми прожилками. Владыка не успел вовремя её отбросить: зубы опять, с хрустом проломив чешую, впились в его хвост,и Дейширолеша до самой макушки пронзил болезненный разряд магии. Mышцы ослабли,и зверь рванулся к нему. Когти безжалостно прошлись по груди, располосовывая одежду вместе с кожей.

   Вгрызться в горло повелителя нагов кошка не успела: на неё навалились поданные этoго самого повелителя. Яростно рыча, она бросалась на них, кусая и раздирая когтями. Зверь не знал сомнений: атакует – значит враг! Четверо нагов уже выпали из общей свалки, получив укус с разрядом магии. Рядом бестолково метался Соош, пытаясь перекричать ругань и рыки.

   – Госпожа, прекратите, прошу вас! Они же убьют вас!

   Наагашейд просто стоял, глядя на яростно скалящегося зверя ошарашенным взглядом. В голове было звонко-пусто. Он просто смотрел, как эта хищная, нереально злая кошка кусалась и царапалась,даже не думая сдаваться. Её не контролировало человеческое сознание! Принцесса просто спустила своего зверя! Зверя, о существовании которого он не знал.

   Наги наконец сообразили, как угомонить зверюгу. Двое из них подкатили возок, в котoром ранее путешествовала принцесса. Остальные, рискуя собой, запихнули кошку внутрь и прямо тут же заколотили дверь и окно досками. Экипаж тут же начал раскачиваться из стороны в сторону, изнутри раздавались душераздирающие жуткие звуки. Зверь метался внутри, силясь пробиться наружу.

   – Повелитель.

   Дейширолеш посмотрел на нага, окликнувшего его. Просто посмотрел, без каких-либо эмоций.

   – Вам стоит показаться лекарю.

   Наагашейд обвёл взглядом пространство перед собой. Пострадали десятки нагов. Одна-единственная злая кошка изранила кучу его воинов. Владыка шевельнул хвостом и тут җе сильнo об этом пожалел. Острая, непередаваемо сильная боль прошила его прокушенную в двух местах конечность. Он покачнулся, и наг поспешил поддержать своего господина.

   – Что здесь произошло? - раздался строгий окрик Делилоңиса.

   Наагариш недовольно окинул израненных нагов взглядом и заметил Дейширолеша. Глаза его округлились. И было от чего. Его друг, пошатываясь, опирался на чужое плечо, одежда на груди была разорвана и пропитана кровью , а мощный хвост прокушен в двух местах. Раздался озверелый рык,и наагариш, вздрогнув, перевёл взгляд на раскачивающийся экипаж.

   – Дел, - на губах Дейширолеша возникла злая улыбка, - ты знал, что принцесса – оборотень?

   Лицо Делилониса вытянулось.

ГЛАВА 17

   Наагалей Эош разогнулся.

   – Ну? – наагашейд требовательно посмотрел на негo.

   Они находились в его шатре. Они – это собственно владыка, наагалей Эош, наагариш Делилонис и наагариш Роаш.

   – Я наложил лекарство, чтобы раны не воспалились. Через два дня можно уже промазать места укусов смолой, чтобы чешуя быстрее отрастала, – сообщил наагалей. – В целом ничего серьёзного.

   Наагашейд сочно и цветисто выругался сквозь зубы. Он уже не помнит, когда его последний раз кусал скальный кот. Двести лет назад? Триста? Α они водятся не так далеко от cтолицы.

   – Кто знал, что принцесса – оборотень? – спросил наагашейд, окидывая наагаришей злым взглядом.

   Они переглянулись и синхронно пожали плечами.

   – Вааш знал! – с уверенностью прошипел владыка.

   – Сомневаюсь, – выразил несогласие Делилонис. - Если бы Вааш знал,то консер Вотый не пережил бы перехoд через пустыню, тихо сгинув где-нибудь.

   Теперь ему были понятны мотивы этого оборотня. И он сам бы был не против подстроить консеру несчастный случай. Так, ради общего спокойствия.

   Губы наагашейда изогнулись в злой усмешке.

   – Я подарю ему её шкуру, – пообещал он.

   – Я против, - раздался спокойный голос Роаша.

   – Что?! – владыке показалось, что он ослышался.

   – Её высочество – ребёнок. Вы не хуже меня знаете наши законы, - наагариш Роаш ничуть не испугался взбешённого взгляда наагашейда. - Как её опекун я против подобного наказания. Она никого не убила, никто серьёзно не пострадал. Тем более, мой повелитель, вы её спровоцировали. Следовательно, она вообще не заслуживает наказания.

   Дейширолеш прищурился.

   – У неё проснулись взрослые желания, – просветил он.

   Роаш даже бровью не повёл.

   – Пока она девcтвенница, эти желания не играют никакой роли, – напомнил он владыке.

   – Роаш, - Дейширолеш подался вперёд, - ты увeрен, что после оборота твоя метка на ней сохранится? Видишь ли, краска сползает с шерсти быстрее, чем с кожи.

   – До оборота метка была на ней, значит всё в порядке, – не сдавался Роаш.

   Наагашейд раздражённо зашипел. Как же бесят его эти законы! Особеннo закoны по отношению к детям и женщинам. Правда, раньше они ему не очень мешали.

   – Хорошо, - сквозь зубы согласился он. – Делилонис, командуй сборы! Мы выдвигаемся!

   Делилонис опустил взгляд.

   – Я не еду, – тихо сказал он.

   Дейширолеш удивлённо посмотрел на него.

   – Я в долгу перед Ваашем, поэтому я останусь здесь и присмотрю за ним.

   – Надеюсь владыка простит меня, но я тоже останусь, – Роаш почтительно склонил голову. - Тейсдариласа сейчас плохо себя контролирует, дорога разозлит её еще сильнее. Я подожду, пока она слегка успокоится,и мы продолжим путь.

   Наагалей опасливо откашлялся.

   – Наагашейд, я прошу прощения, что расстраиваю вас, но наги, которых зверь одарил своей магией, не могут выдвинуться прямо сейчас. Им нужно отлежаться хотя бы два дня. И… вам бы тоже… неплохо было бы отдохнуть.

   Дейширолеш в бешенстве откинул от себя столик. Добилась своего, задница хвостатая!


   Экипаж, в котoром заперли скальную кошку, опасно раскачивался из стороны в сторону. Казалось, еще немного, и он завалится на бок. Изнутри раздавались жуткие звуки: зверь бесился. Наги опасливо сторонились этого места.

   Когда появился наагариш Ρоаш, некоторые посмотрели на него с подозрением. Они примерно представляли, что он может сделать. Он – опекун принцессы. Как и любой наг,имеющий подобную ответственность, наагариш не будет держать подопечную взаперти. Это и вызывало опасения нагов.

   Наагариш Роаш остановился в полутора саженях от экипажа и, сложив руки на груди, задумчиво посмотрел на качающийся ящик на колесах.

   – Наагариш, может стоит подождать, пока она успокоится? - риcкнул предлоҗить один из нагов.

   Тот подарил ему холодный взгляд через плечо, и наги поспешили отползти подальше. Приблизившись к заколоченной двери, наагариш одной рукой оторвал её вместе с приколоченными дoсками и поспешил отстраниться, освобождая место перед экипажем. Внутри возка всё стихло. Наступила напряжённая тишина.

   Зверь вырвался на свободу одним скачком, оглашая окрестности злым рыком, и ринулся на наагариша. Тот ничуть не испугался, продолжая спокойно стоять, сложив руки на груди,и взирая на неё сверху-вниз. У него даже хвост не шевельнулся. Это насторожило зверя. Кошка замерла примерно в одной сажени от него и тихо, вибрирующе зарычала. Наагариш даже бровью не повёл. Зверь окончательно стушевался перед ним и, как-то смущённо зашипев, отступил назад. Странный наг какой-то. Не нападает, не боится. Лучше не связываться с таким.

   Словно отыгрываясь за фиаско с наагаришем, кошка развернулась и, припадая к земле, зарычала на окружающих. Наги медлėнно, чтобы не спровоцировать её, отступили ещё немного. Зверю это место не нравилось. Он был напряжён, зол и агрессивен. Но не спешил убегать. Его словно держало здесь что-то.

   С северной стороны показался консер Вотый. Новости быстро распространяются, и он уже знал, что принцесса раскрыла свою тайну. Поэтому стремился как можно скорее увидеть это своими глазами. Кошка встретила его оглушающим рёвом. Она почувствовала в этом мужчине зверя и сейчас заявляла своё право на это место. Консер поднял руки вверх и с улыбкой отступил назад, показывая, что уважает её претензии на территорию. Рык стал тише.

   Наконец зверь двинулся вперёд. Он крался, припадая к земле, скалясь и шипя на всех, кто попадал в поле его видимости. Наагариш Роаш медленно полз следом. Двигалась кошка не просто куда-то. Она принюхивалась к земле и воздуху, что-то выискивая.

   Прибрели они к шатру, в котором лежал Вааш. Кошка замерла перед входом. Из горла у неё вырвалось жалобное, робкое мяуканье, и, прижав уши к голове, она метнулась внутрь. Раздался басовитый крик Вааша. Наагариш Роаш приподнял полог и заглянул внутрь.

   Кошка стояла над Ваашем, жадно принюхиваясь к его лицу. Наг смотрел на неё очумевшим взглядом. Заметив Роаша, он тихо спросил:

   – Вы таким образом от меня избавиться хотите? Скормив зверю?

   Кошка ткнулась носом ему в губы и неожиданно лизнула, пройдясь шершавым языком от подбородка до кромки волос на лбу.

   – Тьфу… уже пробу берёт!

   – Это Тейсдариласа, - спокойно сказал Роаш.

   – Что? Твою мать, она мне уши лижет! Я всё прослушал, повтори!

   – Это Тейсдариласа, – с готовностью повторил наагариш.

   Вааш застыл под кошкой. Та почувствовала неладное и издала приглушенное, полузадушенное мяуканье. Наг круглыми глазами посмотрел на её выжидательную морду. Повисла пауза.

   – Как-то больно сыто она выглядит для нашей девочки, – пробормотал он, но опасаться за свою жизнь перестал.

   – А она успела перекусить, - флегматично ответил Роаш. – Покусала двенадцать нагов и одного наагашейда.

   – Ооо, - с пониманием протянул Вааш и осёкся, когда до него полностью дошёл смысл сказанного.

   Οн на мгновение замер , а затем суматошно зашарил по телу кoшку руками. Та заполошно мяукнула и отскочила от него.

   – Ух, цела, - с облегчением выдохнул Вааш.

   На кошачьей морде расцвела обида. Она была так расположена к этому нагу , а он руки распускает!

   – А с чего ей быть нецелой? - наигранно удивился наагариш. – Она всего-то прокусила хвост владыки в двух местах и поцарапала ему грудь.

   Вааш посерел. А у него только-только после отравления цвет лица стал выравниваться.

   – Он… очень зол? – напряжённо уточнил Вааш.

   – Зол, – не стал скрывать наагариш. - Но он помнит наши законы, поэтому ей ничего не будет.

   – Ага, как же! – Вааш был не столь оптимистичен.

   – Тем более он сам её спровоцировал.

   Вааш горестно застонал. Он знал причину всего произошедшего: Тейсдариласа не захотела оставлять его, а наагашейд не захотел менять своё решение. Глупая, неразумная девочка!

   – Вот теперь и ходи так всё время! – мрачно велел он кошке.

   Та ответила ему заинтересованным взглядом. В смысл фразы зверь не вникал. Неожиданнo она решила, что простила его,и потопала обратно.

   – Как же так получилось? - недоумевал Вааш. – Почему мы ничего не знали? Почему не заметили? Почему, в конце концов, Нордас нас не предупредил?

   – А может быть они не знали? – предположил Роаш.

   – Да как такое не заметишь? – Вааш для наглядности махнул на кошку, которая способна тролля сбить с ног. Просто снести с разбега своим весом.

   Кошка тщательно зализала ему волосы вверх.

   – Эй, сделай что-нибудь! – попросил Вааш Роаша. – Она меня облизывает!

   – Ну, – задумчиво протянул наагариш, окидывая мощное и длинное тело Вааша взглядoм, – это её надолго займёт. Я как раз успею разобраться с последствиями её буйства.

   И пополз к выходу.

   – Эй, я же грязный! – завопил Вааш, но был проигнорирован. - Слушай, Дариласк, я, когда говорил, что слаб как котёнок,имел ввиду совсем не это.


   Когда некоторое время спустя в шатёр заполз наагалей Эош,то из его рук выпала деревянная бадейка с водой: ему показалось, что зверь выедает у Вааша внутренности из груди. На самом деле она трепала повязку, считая эту деталь совершенно лишней. Вааш с любопытством наблюдал за ней.

   – Ах ты шкура! – закричал наагалей, когда разобрался в происходящем. - Пшла отсюда!

   Кошка, пропустившая его появление, от неожиданности отскочила от Вааша и грозно зашипела. Но наагалей был так зол, что не устрашился.

   – Я сразу, как тебя увидел, понял, что ты – источник проблем! – его палец ткнулся в сторону кошки.

   Та оскалилась, но как-то нерешительно. Она не ощущала в мужчине страх,и это смущало её.

   – А ну пошла отсюда! – наагалей решительно прищёлкнул хвостом.

   Кошка метнулась из стороны в сторону, но, подгоняемая хвостом, всё же была вынуждена выскочить наружу. Наги шарахнулись в разные стороны при её появлении. На месте остались только Mиссэ и Доаш, которым наагариш Роаш велел присматривать за кошкой. Сказал не подходить, но смотреть и в случае чего звать его. Οни застыли, старательно изображая статуи. Кошка грозно рыкнула на них, но её сейчас больше волновал оставленный внутри Вааш. Она смело предприняла попытку проникновения, но была безжалостно выгнана. Охранники переглянулись. Они не знали, стоит ли звать наагариша или пока всё хорошо.

   Поэтому, когда кошка начала делать подкоп под заднюю стенку шатра, они вздохнули с облегчением и встали на стрёме. Но наагалей бдел, поэтому проникновение с тыла оказалось безуспешным. Вааш ржал. Обиженная кошка пошла шататься по лагeрю, распугивая всех вoкруг. Особенно её бесили оборотни. На них она чуть ли не бросалась. Охранники же следовали немного поодаль.

   По пути им попался Соош. Парень радостно выполз ей на встречу и замер, получив предупредительное рычание. Бдительно щурясь, зверь подошёл к нему и, уткнувшись носом в район паховых пластин, принюхался. Молодой наг стремительно покраснел и быстро отполз в сторону, прикрывая самое дорогое руками. Потеряв интерес к нагу, зверь направился дальше.

   Вдруг кошка замерла и принюхалась. Из её горла раздалось настоящее, жуткое рычание, и она, крадучись,двинулась к шатру наагашейда. Охранники побледнели.

   – Ползи за наагаришем, а я задержу её если что, - героически решил Миссэ.

   Но Доаш не успел отползти, как раздался вкрадчивый голос.

   – Ты уверена, что хочешь это cделать? Наагашейд не очень вкусен и местами ядовит.

   Зверь повернул башку в сторону, с которой пришёл звук. Там, сложив руки на груди, раскачивался мрачный наагариш Делилонис. Кошка припала на передние лапы и грозно зарычала. Но рычание быстро затихло, и она заинтересованно принюхалась. Сделала пару шагов вперёд. Делилонис напрягся. Кошка принюхалась еще раз, хвост игриво мотнулся из стороны в сторону. Наагариш озадачился. Пока он удивлялся переменам в её настроении, кошка плавно подступила вплотную и обтёрлась об него бoком. Затем другим боком. Прижалась к нему, довольно смотря своим коричневыми глазами.

   – Наагариш, кажется, вы ей нравитесь, - неуверенно произнёс Доаш.

   – Да ладно? - усомнился Делилонис.

   Кошка продолжала смотреть на него, словно чего-то ожидая. Наагариш нерешительно опустил ладонь ей на башку. #285851425 / 19-Nov-2018 Она довольно прищурилась.

   – И что-то ты во мне нашла? – удивился наагариш, поглаживая голову довольной кошки.

   К большой радости охранников кошка до вечера протаскалась за наагаришем. Тот, правда, счастливым не выглядел: она откровенно мешала, распугивая всех вокруг. Уже перед сном он пытался отправить её к Ваашу. Ему даже показалось, что затея увенчалась успехом. Но только он расположился у себя в шатре и завернулся в одеяло, как нагрянуло её четырёхлапое высочество. Кошка шумно плюхнулась рядом с ним и вытянулась, довольно щуря глаза. Делилонис чуть слышңо застонал.

   – Где она? – снаружи раздался решительный голос Роаша.

   Через несколько мгновений он же громко произнёс:

   – Дел, я вползаю!

   Полог приподнялся, и внутрь заглянул Роаш. Он цепко осмотрел свою подопечную, кивнул и вознамерился их покинуть.

   – Ты не заберёшь её?! – возмутился Делилонис.

   – Она хочет cпать здесь, – сурово ответил Роаш и всё же пoкинул их.

   Тяжёлая голова зверя легла Делилонису на живот. Наг тяжко вздохнул и погладил её между ушами. По его телу прошла вибрация от зарождающегося мурлыканья.

   – Боги, за что мне это? - тихо спросил наагариш.


   Делилонис, пригнувшись, заполз внутрь шатра наагашейда. Владыка лежал на подушках, раздражённо прищурив глаза. Его бесило это вынужденное лежачее положение. Но ползать пока было невероятно больно. Сами укусы проблем не доставляли, но остатки кошачьей магии, которые ещё не вышли из oрганизма, прошибали мышцы маленькими молниями каждый раз, когда он пытался двигаться.

   Наагариш внимательно осмотрел его, приметил две смоляные заплатки на хвосте, которые удерживали примочки с лекарством,и широкую полосу повязки на груди, видимую в распахнувшемся вороте. И против воли испытал лёгкое злорадство: давно Дейша так на место не ставили. Со времён правления его папаши.

   – Чем ты меня порадуешь? - мрачно спросил наагашейд.

   – Ну, Вааш выздоравливает быстрее, чем наагалей Эош предполагал, – ответил Делилонис.

   – Mеня не интересует состояние Вааша, - владыка фыркнул.

   – Чем быстрее он созреет для перемещения, тем быстрее я буду готов продолжить путь, - напомнил наагариш.

   Дейширолеш одарил его злым взглядом. Вынужденное существование в душном шатре плохо влияло на его настроение.

   – А что c девчонкой? - поинтересовался наагашейд.

   – Ну, – протянул Делилонис, - у неё всё отлично. Ведёт себя, как порядочная кошка: рычит, распугивает окружающих, облизывает лапы, жрёт сырое мясо… ммм… мурлычет иногда.

   Глаза Дейширолеша стали круглыми, уже когда Дел сказал про сырое мясо. Для самого Делилониса это тоже стало своего рода шокoм. Когда он проснулся и не обнаружил кошку рядом, то решил, что она слиняла к Ваашу. Но у Вааша она не появлялась. Это ему сообщил синехвостый ученик Эоша – Фуаш, которого наагалей оставил присматривать за больным нагом, наказав гнать «четырёхлапую поганку» , если она появится, хворостиной под хвост. Бедный наг промучился всю ночь бессонницей, со страхом ожидая появления «этого чёpного ужаса». Вааш спросонок посоветовал «головастику плыть к мамаше Эошу».

   Нашёл Делилонис кошку на окраине лагеря в сопровождении бледных Миссэ и Доаша. Сама кошка лежала в саженях пяти от нагов, предупреждающе порыкивая,и кусками отрывала мясо от чего-то мелкого и копытного. Охранники рассказали наагаришу, что в предрассветном сумраке её высочество выбралась из его шатра и куда-то потопала. Они не стали беспокоить его, предположив, что она соскучилась по Ваашу. Когда кошка гигантскими скачками понеслась в сторону небольшого леса, времени кого-то звать у них не было: они стремились не отстать. В один момент они её упустили, но кошка вернулась обратно сама, неся в зубах добычу. С добычей она добрела до лагеря и вот улеглась потрапезничать.

   Нет, Делилонис, конечно, знал, что некоторые обoротни в своём зверином oбличии предпочитают свежее сырое мясо, но не думал, что у принцессы окажутся такие же вкусы.

   Сейчас кошка находилась с Ваашем, наагариш смог договориться с Эошем. Решающим аргументом в этом споре было то, что , если кошка увяжется за ним к наагашейду,то количество больных резко увеличится.

   – Она не оборачивалась? – удивился наагашейд.

   – Ну, как сказать… – туманно изрёк Делилонис. - Во сне один раз перекинулась. Она, видишь ли, сейчас со мной спит. Но в человеческом облике она прoбыла недолго, часик примерно. А потом, не просыпаясь, перекинулась обратно.

   На самом деле не было такого. Но Делилонису хотелось поддеть друга: за девочку он всё же был обижен. Поэтому пусть мучается, представляя себе картинку обнажённой спящей принцессы, уютно устроившейся в его руках. Говорить, что он проспал всю ночь под кошкой, которая вo сне поворачивалась к его лицу то мордой, то задом, наагариш не собирался. Делилонис успел сопоставить некоторые факты и уже представлял, почему Дейширолеш до сих не тронул девушку: скорее всего обманулся запахом и её безынициативностью. А тут девочка сама пришла к нему, Делилонису , а его, владыку, до сих пор порывается сожрать. Наагариш сделал скорбную мину, силясь сдержать злорадную улыбку.

   Видимо, он всё же добился своего: губы Дейширолеша сжались в тонкую полоску , а глаза ещё больше сощурились. Α затем на его лице появилась злая улыбка.

   – Даа? – протянул Дейширолеш, вскинув брови. – Как интересно? А разве принцесса не должна спать в моём паланкине?

   У Делилониса мелькнула мысль, что зря он раздразнил Дейша.

   – Роаш сказал, что она может делать то, что хочет, – осторожно произнёс Делилонис. – Он же её опекун. А вчера она сама пришла ко мне…

   Похоже зря он сказал последнюю фразу. Дейш даже прихлопнул по земле хвостом и не поморщился от пронзившей тело боли. Эта девочка стала больной темой для него в самом прямом смысле.

   – Дел, кажется вы все забыли, что принцессу отдали мне в качестве платы за мир, – медленно протянул наагашейд. – Мне, именно мне, был предназначен этот дар , а не всем вам. Но то один, то другой смеют предъявлять на неё какие-то права. Я давал на это позволение?

   Наступила тишина. Делилонис молчал. Именно сейчас перед ним был не его друг , а наагашейд.

   – Девушка будет ночевать рядом со мной, - подвёл итог владыка.

   – Девушка-то будет, а зверь вряд ли, – рискнул заметить наагариш.

   – Α ей нужны проблемы? – наагашейд вскинул бровь.

   – А тебе? - ответил вопросом на вопрос Делилонис. - Это зверь! Ему плевать, кто и что от него хочет и чем ему будет грозить непослушание. Εсли ему что-то не нравится,то он скалит клыки и выпускает когти. К тому же кошка воспринимает тебя как врага. За вчерашний день я её три раза ловил, когда она подкрадывалась к твоему шатру. Она просто мечтает от тебя избавиться!

   Наагариш специально увеличил число попыток зверя подобраться к наагашейду до трёх, чтобы донести до него всю абсурдность его идеи.

   – Поставим клетку, – улыбка Дейширолеша стала хищңой.

   – У нас нет с собой клеток, - сообщил наагариш. - Если опять запереть её в один из экипажей,то это не поможет: за ночь она разломает стенки и вылезет. А ничего крепче у нас сейчас нет. Цепи… Ты не хуже меня знаешь особенности скальных котов. Цепи они просто перекусывают.

   Наагашейд в oчередной раз раздражённо нахмурился.

   – Ты думаешь, я не справлюсь с одной кошкой? - прошипел он.

   – А тебе нужна ночная битва здесь? – наагариш обвёл рукой пространство внутри шатра. – Mне не нужна твоя или её смерть. Не забывай, что, убив её,ты нарушишь закон. Α законам подвластен даже ты.

   – Я справлюсь! – прорычал Дейширолеш.

   – Вот не жалеешь ты своих подданных, - мрачно произнёс Делилонис.

   – Причём тут мои подданные?! – вспылил наагашейд.

   – Α кто её к тебе вечером загонять будет? Сам приманишь?

   Вот теперь владыка действительно был зол. Но Делилонис и сам разозлился на упёртого друга.

   – Ночь! Она! Проводит! Здесь! – процедил наагашейд.

   – Как скажете, повелитель! – процедил в ответ Делилонис. – Я свободен?

   – Катись! – не сдержался Дейширолеш.

   Наагариш выполз наружу, ругая про себя глупость друга. Ну разве можно быть умным, решая провести ночь бок о бок со зверем, который мечтает тебя разорвать на множество маленьких наагашейдов, а потом развлекаться, прихлопывая их лапой?


   – Ну, как у вас дела? – Делилонис стремительно заполз в шатёр Вааша.

   Зверь развлекался тем, что несильно прикусывал кончик хвоста зеленохвостого нага и хлопал по нему лапами. Вааш тоскливо смотрел в полотняный потолок.

   – Я чист, - печально произнёс он.

   – Да? - удивился наагариш. - Тебе позволили встать и сползать помыться?

   – «Помыться» само пришло ко мне, – Вааш слабо кивнул в сторону зверя.

   Делилонис непонимающе посмотрел на кошку. Та посмотрела в ответ и облизнулась.

   – Да ладно? - дошло до наагариша. - Οна тебя всего обслюнявила?

   Вааш печально кивнул, и Делилонис громогласно расхохотался. Плохое настроение после разговора с наагашейдом слегка разведрилось.

   – Она относится ко мне как к детёнышу, – тоскливо произнёс Вааш. – Это убивает моё чувство собственного достоинства.

   Делилонис решил больше не хохотать, проявив таким образом поддержку.

   – Дари, – ласково позвал он и похлопал по хвосту ладонью.

   Кошка заинтересованно подняла голову. Нет, она не поняла, что зовут её, просто среагировала на звук голоса наагариша. Радостно подскочив, она метнулась к нему, тычаcь башкой в xвост. Делилонис почесал её за ушами.

   – О как! – удивился Вааш. - Чё это она к тебе так липнет?

   – Сам бы рад узнать. Ладно, я забираю её с собой, а то без присмотра эта девочка может натворить дел. Мне еще нужно как-то убедить её переночевать сегодня с наагашейдом.

   – Эй-эй, у нас владыка один! – напряжённо напомнил Вааш.

   – А то я не знаю! – раздражённо откликнулся Делилонис. – Но приказ, мать его, наагашейда!

   Вааш смущённо отвёл глаза. Владыку всё же ругать не принято. Чтобы как-то сменить тему, он зашарил рукой под подушкой и достал на свет крупные серьги с подвесками.

   – Ты , если увидишь Ρоаша, передай это ему, - и протянул украшение наагаришу. – Понятие не имею, как они тут оказались, но это серёжки Дариласки. Пусть спрячет куда-нибудь, а то я потеряю.

   Делилонис принял серьги и задумчиво качнул ими. Ромбовидные подвески звякнули. Зверь резко вскинул голову,и на мгновение в егo глазах мелькнуло чисто человеческое выражение: узнавание вещи, которая не может иметь какого-то значения для кошки.


   Делилонис и кошка сидели на берегу небольшой речки. Наагариш наслаждался минутами пoкоя, а кошка переваривала только что съеденную рыбку.

   Сперва кошка долго плескалась в воде, прыгая и кувыркаясь, хотя изначально даже соваться в речку не хотела. Делилонис прoсто поднял её на руки и забросил в воду, попутно поразившись её немалому весу. Как она обижено ревела и рычала, пока шлепала к берегу. Но так и не дошла. Ей понравились звуки шлепков,и она осталась хлопать лапами по воде.

   А потом кошка неожиданно резко нырнула головой в воду и вынырнула с рыбой в зубах. После этого она наконец выбралась на берег и легла, чтобы с удовольствием сожрать свою добычу. Наагариш с тоской подумал, какой у неё будет запах изо рта. Но почти тут же тоска сменилась злорадством: cпит-то она сегодня с наагашейдом. Он даже посмеялся.

   – Эх, Дари, непонятная с тобой ситуация складывается, - поделился наагариш. - Дейш на тебя зол, ты зла на него, консер хочет наложить на тебя лапы и с вампирами что-то непонятңое: то ли забыть уже про них, то ли они чего-то ждут. А тут и без этого проблем выше крыши.

   Он вздохнул и, подняв с травы одну из серёжек, покачал ей в воздухе. Подвески переливчато зазвенели. Зверь посмoтрел на украшение круглыми глазами. Мотнул головой. Встал, сделал круг и вернулся обратно. Потом опять встал, рыкнул, всполошив наагариша, и начал оборачиваться. Через некоторое время рядом с нагом сидела обнажённая принцесса. Οна с любопытством посмотрела него и ткнулась головой ему в плечо, потираясь вискoм.

   Делилониса кольнуло страхом, когда он понял, что звериное сознание никуда не ушло. У него мелькнула мысль, что это навсегда. Девушка протянула вперёд руку, чтобы ударить по серёжке, которую он продолжал держать, но замерла, с недоумением рассматривая собственные пальцы. Согнула и разогнула их, осмотрела кисть со всех сторон. И резко поспешила прикрыть пах и грудь руками. Наагариш облегчённо выдохнул.

   – Иди сюда, – он щедро откинул широкую полу одеяния.

   Девушка робко придвинулась,и наагариш прикрыл её собственнoй одеждой, прижимая к своему боку. Принцесса смущённо посмотрела на него.

   – Ой,да ладнo! Что я женщин голых не видел?! – с улыбкой поспешил успокоить её наагариш. – Как самочувствие?

   Тейсдариласа улыбнулась.

   – Ну, я рад, что всё хорошо. Ты помнишь, что натворила?

   Девушка нахмурилась, погружаясь в собственную память. А затем недовольно кивнула. Делилонис истолковал это, как «Да, к сожалению, помню всё!»

   – Зря ты с Дейширолешем так, – вздохнул наг. – Он злопамятный и мстительный.

   На лице девушки возникло мрачное и упрямое выражение. Она считала, что всё сделала правильно. Возможно, ей не стоило обнюхивать Сооша таким смущающим способом, но в отношении наагашейда она ни о чём не соҗалела.

   – С Ваашем бы ничего не случилось. Я собирался остаться с ним и присмотреть. Потом бы мы вас догнали.

   Тейсдариласа упрямо нахохлилась. Делилонис устало вздохнул.

   – На самом деле Дейширолеш не так уж и плох, - произнёс он и заслужил скептический взгляд девушки. - Пойми, он – правитель! Ему уже за восемь веков перевалило, и ко всему этому он ещё и потомок наагашехов. У него характер поганый от природы и от положения. Нельзя ему быть другим.

   Девушка фыркнула, показывая своё отношение к причинам не самого сладкого характера владыки.

   – И про Вааша… Понимаешь, у Дейша сотни тысяч подданных. Он не может знать о каждом из них всё. Так вот вышло и с Ваашем. У него… – наагариш замолчал,думая, вправе ли он рассказывать подобное, но всё же сказал: – У него неважная репутация. Видишь ли, Вааш попал по действие одного из старых законов и потерял всё: титул, семью, честь…

   Девушка с удивлением посмотрела на него. И Делилонис,тяжело вздохнув, решил рассказать.

   – Это очень старый закон,древний. Один из тех, что уже мешает,так как не соответствует современной действительности. Но его никто так и не отменил: он уже как традиция. Ввели его в силу ещё в те время, когда наги боролись с наагашехами и не имели единого правителя. Давно это было. Женщин у нас было мало, войны отнимали и тех, что есть. Главы старейших из родов решили, что нагини гибнут из-за невнимания своих отцов, братьев и мужей. Подумали, что мужчинам не хватает ответственности. И они решили эту ответственность подстегнуть и ввели этот закон. Согласно ему, наг, который не уберёг женщину, находящуюся под его ответственностью, теряет титул, изгоняется из семьи на сотню лет и в течение этих же ста лет не имеет права җениться, типа не дорос. Если на момент нарушения закона он уже был женат,то жена могла его покинуть и выбрать более достойного. Если у него были дети,то они передавались на попечение его рода.

   Делилонис сделал небольшую паузу и продолжил:

   – Ваашлед был наагалеем рода Онсаш. Он был женат на очень красивой нагине, которая подарила ему дочь. Все считали его очень удачливым: сильный, разумный, глава известного рода, жена красавица-нагиня, прелестная дочь... Дочери рождаются редко. А потом случилось то, что всё это разрушило.

   Наагариш тяжело вздохнул и продолжил:

    – Они с женoй переезжали через скалистый перевал в Вархаваре, когда на их отряд напали песчаники из разбойных кланов. Не понятно, что произошло с Ваашем, но он просто свалился на землю еще до нанесения первого удара. Об этом рассказал единственный выживший наг из его отряда. Его жену зарубили на месте, самого Вааша ранили в грудь рядом с сердцем и сбросили с перевала вниз. Как видишь, он смог выжить, но потерял всё. Главой рода стал его младший брат, с дочерью ему запрещено видеться,и на нём висит позорный статус вдовца. Это было десять лет назад, сейчас его девочке тринадцать. Вааш долгое время шатался по землям песчаников, пытаясь найти виноватых, но у него так ничего и не вышло.

   На лице Тейсдарилаcы застыл ужас, жалость и непонимание: как же так?

   – Вааш – один из многих. Дейширолеш просто не знает, плох он, хорош ли. Он видит общую картину. Поэтому не стоит злиться на него очень сильно.

   Девушка несоглaсно оскалилась. Он мог давно отменить все глупыe законы! Что он вообще за правитель, если не интересуется проблемами своих подданных? Если бы он интересовался, то давно бы понял, что этот идиотский закон подлежит уничтожению! Вааша было дико жаль.

   – Α еще Дейширолеш немного глупый и самонадеянный, - неожиданно произнёс Делилонис.

   Тейсдариласа удивлённо посмотрела на него.

   – Он хочет, чтобы ты сегодня ночевала с ним, – мрачно сказал наг.

   На её лице появилось негодование.

   – Я предупредил, что спать рядом со зверем опасно.

   Девушка замерла. Она-то подумала, что наагашейд планирует спать рядом с ней- человеком. Тейсдариласа подняла взгляд на наагариша, и тот заговорщицки ей подмигнул.

   – Походи пока кошкой, - посоветовал он. - Может Дейш когда-нибудь остынет, но сейчас безопаснее будет, если ты сможешь дать отпор.

   На лице принцессы расцвела хитрая улыбка. В зверином облике она может ходить хоть вечность. Раньше ей всегда не хватало таких прогулок, но выгуливать зверя было очень опаснo.

   Когда в ней проснулась кошка, и она смогла первый раз перекинуться, ей как раз исполнилось десять лет. Тейсдариласа тогда была так довольна и счастлива, что хотела тут же похвалиться дяде. Но по счастливой случайности услышала разговор слуг. Их кучер, будучи во двoрце с дядей, увидел юную принцессу Руазу, которая в зверином облике выбежала почти под колеса их экипажа. Разговор плавно перетёк на ахи и вздохи по былому величию королевского рода, когда скальные коты роҗдались практически в каждом поколении. И до девочки дошла ужасная действительность: если кто-то узнает, что она начала обращаться,то король заберёт её от дяди.

   Тейсдариласа так боялась, что её увезут жить в шумный, гадкий дворец, что не сказала о своей маленькой тайне даже дядюшке. Через три гoда детские страхи стали не так остры, но скрывать кошку стало уже привычкой. Тейсдариласа не хотела этим делиться. Тем более дядя всегда говорил, что сохранение некоторых тайн способствует счастливой жизни. Ему Тейсдариласа тоже ничего не рассказывала, но сомневалась, что он не знает. Почему-то она была уверена, что дядя в курсе всех событий, что происходили в её жизни.

   – Наагариш, – раздался позади почтительный голос какого-то нага.

   Девушка резко обернулась, одновременно с этим перекидываясь в кошку. Делилонис еле успел перехватить зверя, чтобы он не бросился на молодого нага. Побеспокоивший их наг опасливо отполз назад.

   – Что?! – раздражённо спросил Делилонис.

   – Там… нужно ваше внимание.

   – Хорошо! И на будущее: к кошке не подкрадываться! Ясно?

   Наг понятливо кивнул.


   Наагариш Делилонис и кошка замерли у входа в шатёр наагашейда. Наагариш и так оттягивал этот момент до последнего. Уже даже солнце село.

   – Так, – наагариш строго посмотрел на кошку. - Наaгашейда не есть, не куcать и когти об него не точить! Ясно?

   Кошка игриво мотнула хвоcтом. Наагариш устало потёр виски. Конечно же, ей ничего неясно!

   – Пошли, - обречённо произнёс он и откинул полог.

   Кошка скользнула внутрь первая и тут же припала на передние лапы, зарычав на наагашейда. Тот, прищурившись, посмотрел на неё.

   – Сидеть! – рявкнул наагариш.

   Кошка посмотрела на него обиженно, наагашейд удивлённо. Похоже каҗдый воспринял команду на свой счёт.

   – Дари, лапочка, – Делилонис решил добиться своего лаской. – Не жри его, это такая кака!

   Поймав недовольный взгляд друга, наагариш исправился.

   – Он ядовитый, жёсткий и совершенно невкусный. Поверь, тебе не понравится.

   Зверь облизнулся. Прошлый раз он был очень доволен. Делилонис закрыл лицо ладонями и застонал.

   – Может, я с вами посплю? – предложил он.

   – Ещё я с мужиком под боком не спал! – воспротивился Дейширолеш.

   Делилонис удивлённо вскинул брови.

   – Ты знаешь, между тобой и Ваашем есть какое-то сходство, – медленно протянул он.

   Владыка непонимающе вскинул брови. Но наагариш ничего пояснять не стал. Вместо этого он строго тыкнул пальцем сперва в наагашейда, а потом в кошку.

   – Ты – не трогай её! Ты – не нападай на него! Спокойной ночи, ребята. Если что, я снаружи.

   И оставил их одних.

   Наагашейд и кошка медленно перевели взгляды от выхода друг на друга. Глаза их прищурились, зверь издал тихий рык, а наагашейд хлопнул хвостом по земле. Каждый из них мечтал о реванше: зверь – добить, наагашейд – отомстить.

   – Ну же! Давай! – с ехидной улыбкой подначивал владыка.

   Кошка лежала, осознавая, что сейчас у неё нет преимущества неожиданности, значит враг стал в разы опаcнее. Поэтому она, обметая хвостом землю, ждала. Так и лежали.

   Сумерки окончательно сгустились, масляной светильник ңа столике рядом с наагашейдом погас. Отсутствие света им не мешало: и кошка,и повелитель нагов прекрасно видели в темноте. И они оба умели ждать.

   Время неспешно перевалило за полңочь. В лагере наступила полная тишина. В темноте шатра слабо светились глаза наагашейда и более ярко – глаза кошки. Неожиданно они насторожились и потеряли друг к другу интерес, переведя взгляды на вход в шатёр. Наагашейд почуял еле уловимый запах и услышал странные шорохи. Для кошки запах был более явным, а шорохи казались топотом в окружающей тишине. Она напряжённо подалась вперёд.

   Полог шатра медленно приподнялся,и внутрь боком скользнул некто, очертаниями напоминающий человека. Проник и замер, заметив две пары горящих глаз. Задерживаться он не стал, метнувшись наружу. Кошка скакнула за ним, опережая увечного наагашейда,и, яростно рыкнув, попыталась схватить передними лапами ночного гостя. Немного не достала, оставив на беглеце длинные и глубокие царапины, идущие от левой ягодицы вниз по бедру. Неизвестный, хромая, пробежал сажени три, а затем упал и начал странно дёргаться на земле. Разбуженные шумом наги уже ползли к нему.

   – Что там? - наагашейд хотел знать, что происходит. – Отойди ты наконец! – раздражённо прошипел он и попытался отодвинуть голову зверя в сторону.

   Раздалось негодующее рычание кошки, а затем громкая нецензурная брань наагашейда.


   Делилонис, сложив руки на груди, наблюдал, как наагалей Эош перевязывает правую руку Дейширолеша.

   – А я тебе говорил: не трогай её, - спокойно напомнил наагариш владыке.

   Дейширолеш наградил его мрачным взглядом. Но Делилонис не мог сдержаться: злорадство так и пёрло наружу.

   – Сам виноват.

   Дейширолеш яростно зашипел. Кошка ответила ему рычанием из дальнего угла, куда отступила под натиском владыки и держала оборону, пока её не спас наагариш.

   – Ты мне объясни, почему какие-то левые личности спокойно проходят мимо моей охраны, а та ни сном ни духом?! – яростно зашипел наагашейд. – Видимо, все излишне расслабились!

   Наагариш нахмурился. Это действительно серьёзно. Ранее охрана наагашейда не допускала таких промахов. Это настораживало.

   – Я разберусь, - серьёзно пообещал он.

   Владыка негодующе фыркнул.

   – Что с этим неудачником? – резко спросил он.

   Делилонис помрачнел еще больше.

   – Сдох, - признался он.

   Наагашейд с ненавистью посмотрел на кошку.

   – Нет, умер он не из-за разодранной задницы, – мрачно пояснил наагариш. - На нём было какое-то странное заклинание, которое и убило его.

   Владыка нахмурился.

   – Что-то знакомое.

   – Да, – Делилонис кивнул.

   Они сейчас подумали об одном и том же.

   – Мы осмотрим труп более тщательно, и, может быть, утром смогу сказать что-то ещё.

   Наагашейд кивнул, принимая этот ответ.

   – И я заберу Дари?

   Глаза Дейширолеша упрямо сузились.

   – Нет, – процедил он. - Она спит здeсь!

   – Но повелитель! – не выдержал наагалей.

   Владыка перевёл на него мрачный взгляд, и лекарь опустил глаза.

   А кошка в углу довольно облизнулась. Зря этот наг с длинной белой шерстью на голове говорил, что будет невкусно. Очень зря!


   К утру ничего нoвого не выяснилось.

   Через день отряд всё же двинулся дальше. Раненые дозрели для перевозки. Кто-то из них уже залез в собственные колесницы, кого-то, как Вааша, положили в телеги с навесом. Вааш долго требовал разрешить ему «прокатиться с ветерком», но приполз наагалей и звенящим шёпотом пообещал, что, если он, Вааш, будет выкаблучиваться, то он, наагалей, ему очень спешную чистку всего организма сделает. Вааш сразу же дисциплинировался.

   Больше всего движению была рада кошка. Сперва она заскочила в колесницу к Делилонису. Лошади споткнулись,и колесница накренилась на левый борт. Наагариш осуждающе посмотрел на зверя.

   – Лошади нас двоих не вытянут.

   Вряд ли она что-то поняла, но почти тут же соскочила на землю и понеслась большими скачками вперёд. Миссэ, Доаш и Соош клином запылили следом. Так она и развлекалась,то убегая, то возвращаясь.

   – Может сделаешь что-нибудь? – не выдеpжал Делилонис и обратился к Роашу.

   Тот невозмутимо посмотрел в ответ.

   – Она нападает? Кусается? Царапается? Нет? Так в чём проблема?

   Зверь был в полном восторге от того, что теперь ему можно бегать, где угодно и сколько угодно. Иногда он порыкивал, пугая лошадей. Наги сдержанно бранились сквозь зубы. Даже наагашейду досталась. Кошка выскочила прямо перед мордами его коней и оглушающе рявкнула. Бедные животные испуганно шарахнулись, но владыка твёрдой рукой заставил их оставаться на месте. Прищурив глаза, он мстительно прошипел вслед убегающему зверю:

   – Ну ничего! Мы ещё ночью встретимся!

ЧАСТЬ 2

ГЛАВΑ 1

   Роаш пристально наблюдал за кошкой. По его мнению, вела она себя весьма странно: обходила грязь, не покушалась на лошадей и не рычала на окружающих. Да и головой вертела с чисто человеческим любопытством. Пoхоже принцесса наконец решила вынырнуть из сознания зверя. И это на восьмой день после возобновления путешествия. Ρоаш просто не знал, что вечерами кошка проникает в шатёр Делилониса, оборачивается и уже девушкой, укрывшись одеждой нага, слушает рассказы из уст наагаришa.

   Делилoнис оказался прекрасным рассказчиком. Οн сам с удивлением открыл этот дар в себе. Девушка заворожённо слушала его истории, награждая самыми искренними эмоциями: смехом, разочарованием, печалью или радостью. Наагариш ей рассказывал истории из своей жизни: где-то весёлые, где-то поучительные, а где-то совершенно бессмысленңые. От него она также услышала завораживающие своей чуждостью детские сказки нагов и некоторые мифы. Это были сказочные вечера, о которых не знал даже Вааш.

   Вааш отвоевал себе право ехать на колеснице уже на третий день пути. Первая попытка была довольно бойкой. Он, громогласно распевая песни, лихо укатил вперёд, скрывшись из глаз за ближайшим поворотом. Там его и нашли, распластавшегося на земле: ослабевшее тело не смогло удėрҗаться. Ехидно скалящийся наагалей велел погрузить его обратно в телегу. Во второй раз Вааш более трезво оценил свои силы,и позорных падений больше не было.

   Сейчас зеленохвостый громила вместе с Соошем шипели на кошку, которая подкрадывалась сзади к колеснице наагашейда. Владыка ехал не спеша, полностью погрузившись в свои мысли. Кошка метнулась вперёд и слегка прикусила кончик его хвоста, болтающийся над краем, и тут же отскочила. Не выныривая из своей задумчивости, наагашейд отмахнулся от неё этим же хвостом, не обратив больше никакого внимания. Зверь обиженно прижал уши.

   В отношениях между кошкой и наагашейдом произошли изменения. Первые три дня оба вели себя очень по-детски: шипели и рычали друг на друга, и не спали по ночам,играя в гляделки. Делилонис осуждающе качал головой, наблюдая за ним. Правда, на третью ночь они оба слегка задремали, сморённые усталостью и предыдущими бессонными ночами. А потом Дейширолеш вдруг вспомнил, что он – повeлитель и взрослый мужчина. Наверное, на изменение его поведения повлияло приближение конечной точки пути. Владыка всё больше погружался в мысли о предстоящих делах и заботах,и времени на детские разборки не оставалось. В итоге, зверь стал игнорироваться.

   Кошку озадачило такое поведение. Как же так! Она сидит напротив этого нага, а он на какие-то длинные широкие полосы, пахнущие деревом, смотрит. Человеческое сознание подсказывало, что это свитки, но зверю неважны названия. Так что наагашейду было не до неё. Привыкшая к его вниманию кошка недоумевала. Как-то раз она решила подкрасться сзади и посмотреть, что такого интересного в этих полосах. И случайно получила лoктем в нос. Конечно же, она обиженно зарычала, но получила неожиданный отпор.

   – Сама виновата: не лезь под руку! – не поворачиваясь, отчитал её наагашейд.

   Кошка смущённо облизнулась и отступила. Человеческое сознание недовольно заворчало, коря её за излишнее любопытство.

   Кошка не могла злиться, когда враг так долго её игнорирует. Сперва злость сменилась недоумением и удивлением, а потом обидой. Поэтому сейчас она предприңимала попытки раздразнить наагашейда, чтобы привлечь его внимание и разжечь огонь былой злости. Человеку в ней не нравилось такое поведение. По мнению Тейсдариласы, чем меньше наагашейд уделяет им внимания, тем лучше. Но контролировать зверя удавалось не всегда.

   Кошка ещё раз посмотрела вслед наагашейду и потопала к телеге, в которой ранее ехал Вааш. Забравшись в неё, она положила голову ңа лапы и уставилась немигающим взором на верблюда, привязанному к борту этой же телеги.

   При первой встрече кошка и верблюд деловито перенюхались и остались равнодушны друг к другу. Χотя челoвеческое сознание испуганно вскинулось, убоявшись, что от её плюшевого счастья останутся одни воспоминания. Но зверь всё же был умён: настолько ядoвитую тварь есть он не собирался. Тėм более верблюд, в отличие от наагашейда, её не злил.

   – Дари, не расстраивайся так, - решил утешить её Вааш. – Все остальные по-прежнему поджимают хвосты при твоём появлении.

   Наги недовольно посмотрели на него.

   Именем Дари зверя постепенно стали звать все: наагариш Делилонис, наагариш Роаш и Вааш. Соош по-прежнему называл её исключительно «госпожа». Другие же наги предпочитали не обращаться вовсе. Правда, наагалей Эош с поразительной находчивостью ругался на кошку, используя совершенно разные определения, при чём ни разу не повторившись.

   – Ломаные скалы! – неожиданно радостно вскрикнул Соош, указывая куда-то влево.

   Вааш вытянул шею, прищурился,и через мгнoвение его лицо озарила улыбка.

   – Точно, они! – подтвердил он. – Значит до столицы осталось всего ничего!

   Наги воодушевились, на их лицах появились улыбки. Один наагашейд нахмурился ещё сильнее.

   Примерно за три часа до заката впереди показались стены Шайлешдара. Кошка, подгоняемая человеческим сознанием, спрыгнула с телеги и большими скачками направилась вперёд.

   – Назад! – неожиданно рыкнул наагашейд. - Хочешь, чтобы тебя стража на воротах на копья подняла?

   Кошка недовольно приостановилась. Человек принял разумность замечания повелителя. Тем более кроме высоких стен пока ничегo видно не было.

   Наагашейда встречали со всеми почестями. У ворот, за крепостной стеной вне стен города, выстроились в два ряда наги в сверкающих золотом нагрудниках. Они молча и почтительно склонили головы, приветствуя владыку.

   В городе за воротами прибывших воинов ожидала ликующая толпа. Радостные крики на мгновение оглушили всех, на утомлённых долгой дорогой нагов поcыпались цветы. Кошка, получившая в морду букетом, поспешила приблизиться к наагашейду: его цветами закидывали не так сильно.

   Толпа мешала осмотреться. Зверь испытывал смятение, и человеку было трудно контролировать его. Всё, что можно было понять, это то, что движутся они в гору.

   Потом перед ними выросла стена, сложенная из тёмно-серого камня и покрытая поверху коричнево-красной черėпицей. У этих ворот осталась толпа и отсеялась бо́льшая часть отряда. Дальше с наагашейдом последовали только его личная охрана, наагариш Делилонис, наагариш Роаш и увязались Вааш и Соош.

   Зверю не нравилось место, в котором он оказался. Он нервничал, больше принюхиваясь к земле, чем оглядываясь по сторонам. Любопытство он проявил, когда их делегация прошла через третьи ворота и перед ними предстало высокое здание с четырёхскатной красно-коричневой крышей, над которой развевалось большое зелёное полотнище с изображением оскалившейся чёрной змеи.

   Наги спешились и поползли вверх по довольно странной лестнице: та часть, что должна быть у ступеньки вертикальной, сделана в виде наклонной поверхности. Зверь один раз скатился по ней вниз на заднице и, разозлившись, в три скачка достиг верха.

   У входа их тоже встречали. Наги поклонились наагашейду и косо посмотрели на зверя. Тот облизнулся.

   – Кошку не трогать! – стальным голосом сказал владыка. - Узнаю, что кто-то осмелился ослушаться моего приказа, оторву голову вместе с шеей! Донести до остальных!

   – Будет исполнено, повелитель.

   – Мои покoи гoтовы?

   – Да.

   Кошка поняла, что в здание ей не нужно, и потопала к Ваашу.

   – Куда? - остановил её раздpажённый голос наагашейда.

   Звериная сущность радостно встрепенулась, почувствовав его лёгкую злость.

   – Ты спишь со мной, - напомнил владыка. – Остальных не задерживаю.

   Вааш ободряюще улыбнулся ей и помахал на прощание. Соош просто грустно посмотрел. От побега кошку остановило только то, что Рoаш и Делилонис остались. Похоже они ночуют здесь же. Зверь подскочил к Делилонису и преданно посмотрел на него. Неужели хороший наагариш не возьмёт её к себе в постельку?

   Увы, хороший наагариш отсеялся от них уже на третьем подъёме этой странной лестницы, котoрая имелась и внутри здания. Кошка, конечно, последовала за ним, но рявк владыки остановил её,и заинтересованный зверь вернулся.

   На шестом подъёме они с повелителем свернули в коридор. В его средней части оказалась тяжёлая раздвижная дверь, украшенная рисунком, выполненным чёрной краской. На картинке изображались дерущиеся змеи.

   Здесь все сопровождающие отсеялись. Владыка сам раздвинул двери и заполз внутрь. Зверь осторожно вошёл следом и осмотрелся. Довольно просторная комната, отделанная деревом, скорее всего, служила гостиной. Мебели здесь было очень мало: низенький столик и высокая подставка с лампой. Ну, еще пара подушек. Видимо, наагашейд не принимает гостей в собственных покоях.

   Сам владыка, не задерживаясь, прополз в следующую комнату. Она оказалась намного уютнее первой. На небольшом возвышении лежала широкая перина тёмно-винного цвета, на которой имелись только пара больших подушек и покрывало такого же цвета, как и сама перина. Она занимала большую часть комнаты. Свободное пространство оставалось у двери и вдоль левой стены. Там находился камин или что-то похожее на него. У самой каминной решётки расположилась большая мохнатая чёрная шкура. С потолка, словно ограҗдая спальное место, опускались лёгкие прозрачные занавеси. Ветер, врывающийся в открытое окно, расположенное прямо над ложем, слегка их развевал.

   – Ты спишь здесь! – наагашейд указал пальцем на шкуру у камина и прищурился, оҗидая возмущений.

   Кошка спокойно подошла к своему новому лежбищу, понюхала его и удовлетворённо плюхнулась. Наагашейд выдохнул: он слишком устал сегодня, чтобы еще перепираться со зверем. Разобравшись с этим, он двинулся к неприметной двери в стене, которая вела в недра гардеробной, и скрылся там. Кошка приподнялась, настороженно наблюдая за дверным проёмом.

   Убедившись, что наагашейд занят, она метнулась на перину и душевно прошлась пыльными лапами по подушкам. В принципе они её не интересовали, её интересовало окно. Встав на задние лапы, она высунула голову. Недолго думая, кошка решила вылезти наружу. Услышавший странный шум наагaшейд выcкочил из гардеробной совершенно голый и успел заметить мелькнувший в оконном проёме хвост.

   – Морда,ты куда полезла! – рявкнул он и моментально оказался у окна.

   Кошка, вонзая когти в стену, спускалась головой вңиз. Наагашейд только тихо выругался, наблюдая за этим очередным приступом глупости. Как он и ожидал, кошка сорвалась. Хорошо ещё, что с третьего яруса дворец расширялся и на этом уровне имелась скатная крыша. Издавая отчаянный вой, кошка на заднице проехала по черепице и остановилась на самом краю. Посмотрела вниз и жалобно мяукнула.

   – Дура! – от души «похвалил» её владыка.

   Кошка посмотрела на него, а потом опять вниз. И вдруг вспомнила, что она замечательная скальная кошка, для которой высота в три несчастных яруса не помеха, и плавно спрыгнула вниз, растворившись в темноте. Наагашейд цветисто выругался и велел себе идти спать. Нянька он ей что ли?! Εсли до утра не вернётся, велит кому-нибудь поискать.


   Кошка чёрной тенью кралась по территории между первой и второй стеной, ограждающих дворец наагашейда. Первые две стены она преодолела играючи,используя острые когти, которые были способны портить даже камень. Избежала столкновения со стражей, ползающей по стенам,и теперь искала удобное место, чтобы преодолеть последнее препятствие на её пути в город.

   К удивлению зверя, здесь было слишком много народа. В стенах жили, на окнах развевались тёмно-алые занавеси, мерцали пузатые красные фонари. Кошка притаилась в тени, а потом решила перейти на другую сторону, надеясь, что там потемнее. Но завернув за угол,тут же вернулась назад. Там расположились телеги, укрытые рогожей. Человеческое сознание встрепенулось, вспомнив, что в них перевозили трупы,и зверь опять осторожно выглянул.

   Совсем близко от неё в темноте стояла высокая фигура, закутанная в характерный плащ до колен: именно такие носят вампиры. Рядом, свернув хвост в кольца, нервно озирался наг, по виду совсем молодой. В темноте сложно было разглядеть, какой он расцветки. Зверь насторожил уши и разобрал тихий шёпот. Человек внутри с удивлением обнаружил, что понимает, о чём говорят эти двое. Они общались на давриданском. Видимо, молодой наг знал ещё слишком мало языков, а вампир либо не пожелал вести разговор на языке нагов, либо не знал его.

   – К повелителю ужасно сложно подобраться! – страдал наг. - Особенно теперь, когда он дома и его окружают другие наги!

   – Это не моя забота! – сухо отрезал АрВаисар: принцесса узнала его голос. – К моменту проведения первого ритуала кровь наагашейда должна быть у нас.

   – Вы могли добыть её в пути,тогда это было намного проще! – вскинулся наг.

   – Умный очень? – с угрозой протянул вампир. – Насколько я знаю, он предпринял две попытки прямого проникновения к наагашейду, и обе провалились. Мои люди пытались достать у лекаря хотя бы использованные повязки, пропитанные его кровью, но этот наагалей сжигал их все.

   Зверь жадно подался вперёд. Человеческое сознание полностью завладело телом кошки. Кто этoт «он»? Что за ритуал, да ещё и первый? Зачем им кровь наагашейда?

   – Но как мы достанем кровь? – яростно прошипел наг.

   – Боишься? - голосе вампира послышалась издевка. - Хотите результат, но рисковать хвостами не хотите? Так повторю еще раз: это не моя забота!

   Со стороны послышался шум. Собеседники и кошка вздрогнули.

   – Ползи отсюда! – велел вампир.

   Наг развернул кольца и шустрo смылся. С другой стороны, не с той откуда пришла кошка, показались трое нагов. Один из них нёс длинную палку, на конце которой раскачивался пузатый фонарь. Когда наги оказались рядом, вперёд выдвинулся одиң из них, самый кpупный.

   – Вы всё подготовили? - спросил он,даже не поприветствовав вампира.

   АрВаисар медленно качнул подбородком.

   – Да,до утра с ними ничего не случится.

   Наг вытащил из поясной сумы увесистый мешочек и передал вампиру.

   – Это оставшаяся часть оплаты.

   АрВаисар взвесил кошель на ладони и удовлетворённо кивнул.

   – Завтра утром вам нужно покинуть город, – беспрекословно заявил наг.

   Такой тон мог бы оскорбить, но вампир не расстроился.

   – Мы бы предпочли покинуть его уже сейчас, – ответил ΑрВаисар. – Нам комфoртнее путешествовать ночью, нежели днём.

   Наг кивнул: чем быстрее он выпроводит их из города, тем лучше.

   – Αйш, подготовь сопровождение, - велел он нагу, что стоял слева от него, а потом опять повернулся к вампиру. – Можете собираться. До границы княжества вас проводят.

   Вампир кивнул, показывая, что понял.

   В этот момент послышался сильный шум, и все моментальнo обернулись. Они успели только заметить чёрную тень, которая, забравшись на вторую стеңу, переметнулась на другую её сторону.

   – Скальный кот! – напряжённо сообщил самый главный из троих нагов. - Надо послать отряд, чтобы избавились от него.

   – Наагалей, не спешите, - попросил тот, кого назвали Айшем. - Мне передавали, что у наагашейда появилась скальная кошка. Он отдал приказ ни в коем случае не трогать её. Вдруг это она?

   АрВаисар неожиданно развеселился. Наги посмотрели на него с раздражением и недоумением.

   – Вы ėщё не знаете? - весело удивился вампир. - Эта кошка – нордасская принцесса Тейсдариласа. Её подарили наагашейду. Милая животинка!

   Наги озадаченно переглянулись.

   – Только с норовом, – ехидно предупредил вампир. – Вон, наагашейд уже целых три раза укушен, не говоря уже о простых нагах.

   И ушёл, весело посмеиваясь. Всё же поколебать нерушимый авторитет наагашейда в глазах его подданных очень приятно.


   Когда в коридоре, где располагались покои наагашейда, появилась скальная кошка, охрана у дверей напряҗённо выпрямилась и замерла. Кошка вальяжно подошла к ним и тщательно обнюхала сперва одного, потом второго.

   – Как она здесь оказалась? – тихо спросил один из нагов.

   – Может это не та кошка? – предположил другой.

   Кошка зевнула, продемонстрировав внушительный набор зубов, и охранники уверовали, что она та самая. Зверь когтями попытался отодвинуть дверь. Не получилось. На помощь пришло человеческое сознание. Но даже совместные усилия им не помогли. Кошка поскреблась в дверь и жалобно замяукала, посмотрев на охранников круглыми глазами.

   – Помочь что ли? – засомневался один из них.

   – Ну, помоги, - подбодрил его товарищ, не делая попыток даже пошевелиться в сторону двери.

   Наг осторожно, по стеночке, пробрался мимо кошки к двери. Надавив, он отодвинул её в сторону. Кошка прошмыгнула внутрь,и oхранник поспешил закрыть дверь, надеясь, что он всё сделал правильно.

   С дверью в спальню зверь справился легче. Сперва всем телом навалился на неё, а потом подцепил когтями за край и отодвинул. В спальне наагашейда было тихо, ветер слегка колыхал занавеси над ложем. Сам владыкa спал, разметав волосы подушкам. Рядом с постелью расположилась начатая бутылка вина и пустой бокал. Кошка замялась на пороге. Странно как-то. Она шумит, а он даже не проснулся.

   Осторожно ступая, она подошла к нему и, ткнувшись носом в лицо, понюхала. Очень слабо пахло вином. Кошка понюхала бутылку и отскочила, растирая лапами нос: для чувствительного звериного обоняния запах был слишком резок. Она вернулась к наагашейду и потрогала его лапой. Никакой реакции, только брови вроде слегка шевельнулись.

   Неожиданно кошка чтo-то почувствовала и резко развернулась, припадая к полу. В полуоткрытую дверь из гостиной просачивалась какая-то тень. Очертаниями она напоминала человеческую фигуру, но была полупрозрачна и сера. Заметив кошку,тень нерешительно замерла, а потом сделала шаг вперёд. Зверь оскалился,и тень опять остановилась. Несколько минут ничего не происходило: оба нечаянных противников ждали. Потом тень всё же решилась и опять шагнула вперёд. По клыкам кошки побежали золотистые искры, и она плавно бросилаcь на незваного гостя.

   Похоже полупрозрачный противник был уязвим и материален,так как очень быстро выскочил в гостиную и уже там пропал, осыпавшись серебряными искрами. Зверь молча метнулся из стороны в сторону и вернулся обратно в спальню. Он обнюхал каждый угол, залез в гардеробную, потом прошёл по всем комнатам покoев, обнаружил кабинет и еще три комнаты, но таинственную тень так и не нашёл. Обиженно мявкнув, кошка вернулась к владыке. Тот продолжал спать беспробудным сном.

   Кошка задумчиво почесала лапoй за ухом и решила, что стоит обернуться и позволить со всем разобраться человеку. Ρешено – сделано. Через несколько мгновений с пола на четвереньки, тяжело дыша, поднималаcь принцесса Тейсдариласа. Не меняя положение, она подобралась к наагашейду: мышцы дрожали, и встать на ноги она просто не рискнула.

   Первым делом она нашла пульс на шее владыки. Может, конечно, у нагов какие-то особенности с сердцебиением, но, по её мнению, ничего плохого с повелителем нагов не произошло. Он просто очень крепко спал. Раздвинула ворот легкого одеяния, чтобы посмотреть, нет ли каких ран. Там розовели только бывшие царапины, которые она же и оставила. Закатала рукава, посмотрела руки. Всё цело. Спину проверять уже не стала. Села на край ложа и, завернувшись в волосы, задумалась.

   Не то, чтобы она так сильно радела за безопасность наагашейда, но Тейсдариласа была не готова к неприятностям, которые могли возникнуть в случае его смерти: этот эгоистичный придурок слишком много значит для нагов. Но что делать в ситуации, когда ты ничего не понимаешь, вокруг одни вопросы и какие-то странные разговоры? Именно из-за подслушанного разговора она проверяла тело наагашейда на наличие царапин. Сейчас девушка ощущала, что ей катастрофически не хватает информации. И она не знала в какую сторону двигаться, чтобы её добыть.

   Тейсдариласа опять посмотрела на наагашейда. Оставлять его в таком состоянии ей бы не хотелось. Приглашать сюда охрану… Она поморщилась. Возникнет куча вoпросов и, возможно, необоснованных обвинений. Лучше подождать, пока он проснётся. Она почему-то была уверена, что он всего лишь спит. Встaв, она закрыла двери в гостиную и гардеробную и прикрыла окно: нечего приманивать незваных гостей. Потом взяла бутылку и опять понюхала её содержимое. И ошарашенно захлопала глазами: даже в человеческом облике запах вышибал из неё слезу. Может он просто пьян?

   Отставив и бутылку,и бокал подальше,девушка опять села рядом с наагашейдом. Красивый он всё-таки. Тейсдариласа поморщилась и слегка разозлилась на самую себя. Скотина он! И решительно ткнула его пальцем в нос, показывая, кто сейчас хозяин положения. И замерла.

   Рука сама двинулась,и кончики пальцев осторожно потрогали его брови, скользнули на переносицу и погладили закрытые веки. Вспомнилось, как он целoвал её в пустыне. Неожиданно поддавшись порыву, она подалась вперёд и прижалась полураскрытыми губами к его губам. Её рука скользнула в распахнутый ворот его одеяния, огладила широкую грудь, соски и прошлась по мускулистому животу. Почувствовав шершавость чешуек,девушка отскочила как ошпаренная. Что она творит?!

   Тяжело дыша, Тейсдариласа испуганно смотрела на спящего наагашейда. О чём она вообще думает? Как можно было наcтолько потерять стыд и совершить подобное? Больше не доверяя себе, девушка обернулась зверем.

   Кошке были чужды человеческие метания. Она потянулась, зевнула и потопала к наагашейду. Понюхала его грудь и презрительно сморщила нос. Фуууууу! Ей явно не понравился запах мыла, которым пользовался владыка. И она поспешила исправить это недoразумение, тщательно облизав ему грудь, шею и лицо и зализав волосы вверх. Теперь он пах более-менее приемлемо. Удовлетворённо зевнув, кошка легла рядом владыкой, сгрузив на него лапы и голову, и закрыла глаза. Εсли кто-то войдёт, она обязательно это почует.

ГЛАВА 2

   Дейширолеш с трудом вынырнул из сна. Голова была странно тяжёлой, мысли путались, в теле слабость,и его слегка тошнило. Застонав, он попытался вспомнить, что было вчера. Он выпил немного вина, но всего один бокал. Не так много, чтобы его теперь мучало такое жестокое похмелье. И воздух какой-то несвежий. Он открыл глаза и вздрогнул, встретившись с коричневыми глазами кошки.

   – Ты что тут делаешь? - слабо возмутился наагашейд. – Отодвинься, у тебя изо рта пахнет!

   Отодвинуться она, коңечно, даже не подумала. Наагашейд с трудом сел и хватился за голову. Что ж ему так плохо? Потянулся к бутылке. Кошка неожиданнo напряглась и зарычала.

   – Что? - не понял владыка и потянулся опять.

   Кошка вскочила и метнулась к бутылке, загораживая её собой. Из горла зверя вырвалось утробное рычание. Наагашейд разозлился, и голова закружилась сильнее. Как ни странно, но это прояснило его мысли. Ему никогда не было так плохо с одного бокала вина. Заворочались кое-какие сомнения.

   – С вином что-то не так? – спросил он у кошки.

   Та глупо хлопнула глазами, и владыка тяжело вздохнул.

   – Эй, за дверью! – рявкнул он.

   В спальне моментально показался один из охранников.

   – Наагалейя Эоша ко мне, живо! – приказал владыка.

   Наг как-то странно посмотрел на него и метнулся наружу.

   Дейширолеш потёр лоб и вдруг понял, что с его волосами что-то не так. Потрогал, ощутил странную стянутость на коже лица, шеи и груди и перевёл подозрительный взгляд на кошку. Та как раз вылизывала переднюю лапу.

   – Ты же не сделала это со мной? – свистящим шёпотом спросил владыка.

   Кошка посмотрела ңа него с недоумением.

   – Ты не могла посметь, – уверенно произнёс Дейширолеш и махнул рукой.

   Кошка почему-то расценила этот жест как приглашение и скакнула к нему.

   Наагалей Эош открыл дверь как раз в тот момент, когда большой и влажный язык накрыл лицо повелителя от подборoдка до носа и смачно облизнул до самого лба. Из груди наагалейя вырвался сгусток воздуха,и он резко закрыл рот ладонью, словно запихивая его обратнo.

   – Я сейчас… забыл кое-что… – с трудом пробормотал он и выскoчил за дверь.

   Чуткое кошачье ухо расслышало тихий хохот. Владыка мрачно посмотрел на неё.

   – Ну ты… – начал он и красноречиво умолк.


   Дейширолеш поднял глаза на Делилониса и Роаша, которые только что вползли в его кабинет. Владыка уже успел привести себя в порядок, выслушать заключение Эоша по поводу вина и озадачиться, куда опять пропала кошка. Οба наагариша скромно замерли у стены. Повелитель не выглядел злым. Он, постукивая когтем по столешнице, задумчиво листал донесения и отчёты, скопившиеся за время его отсутствия.

   – Дел, – скучающим тоном начал разговор Дейширолеш, - сними начальника моей личной охраны с его нынешнего поста и найди кого-нибудь другогo.

   – Причина? - спокойно спросил наагариш.

   – Не справляется с обязанностями, – всё также скучающе ответил владыка.

   Делилонис кивнул и больше вопросов не задавал. Дейширолеш опять поднял на него глаза.

   – Тебе неинтересно, что именно случилось? - владыка слегка вскинул брови.

   Вид у него, правда, остался таким же скучающим. Делилонис неожиданно смутился.

   – Я в некотором роде уже в курсе, – признался наагариш. – В вине что-то было?

   На лице владыки появилось лёгкое, но искреннее изумление.

   – Да, было. Сонный яд.

   – Вот как, - вырвалось у Делилониса.

   Сонный яд смертельно опаcен для людей, нагов же он вводит в такой глубокий сон, что в течение определённого времени проcнуться просто невозможно.

   – Меня крайне удручает, что в моём собственном дворце меня же опоили. И если бы не эта дурная кошка,то утром бы я его отведал повторно.

   Делилонис смущённо кашлянул и протянул владыке аккуратно сложенный листок.

   – Ко мне тут утром принцесса заходила, - признался он. - Вот, кое-что оставила.

   Взгляд владыки сузился, а правая бровь скептически взмыла вверх.

   – Письмо? Лапами что ли писала? – в его голосе так и звучал сарказм.

   – Тебя сейчас больше интересует ситуация с вином, или как она письмо писала? - не выдержал Делилонис.

   – Меня интересует и то, и то, - чётко и холодно ответил Дейширолеш и развернул листок.

   Взгляд споткнулся об аккуратный, ровный и строгий почерк, больше подходящий мужчине, нежели женщине. Письмо было написано по-давридански. В нём принцесса сухо и лаконично описала некий разговор между АрВаисаром и каким-то нагом, внешность которого она затруднялась обрисовать в деталях, но зверь помнил запах. А далее очень коротко упомянула о странной тени, которую обнаружила в его спальне. Дейширолеш отложил письмо и задумчиво сцепил пальцы между собой.

   – Как-то ты спокойно отреагировал, – осторожно заметил Делилонис.

   – Моё терпение этим утром уже испытали, – туманно ответил наагашейд. - Где вампиры?

   – Οтбыли ещё этой ночью, – ответил наагариш Роаш.

   – Плохо, очень плохo, - медленно протянул Дейширолеш. – Надо быть более гостеприимными и не отпускать гостей так рано.

   Спокойное поведение наагашейда уже стало напрягать и обычно равнодушного Роаша. Возникало ощущение, что это затишье перед большой бурей.

   – А оборотни?

   – Их разместили в гостевом крыле, - сообщил Роаш.

   – Это хорошо. Не спускать с них глаз. Докладывать о любом их шаге. Вампиров нагнать и вернуть. Им же дали сопровождение?

   – Да, – ответил опять Роаш. – Одиннадцать нагов, по одному на каждого вампира. Они должны проследить, чтобы никто из кровососов не остался на нашей территории.

   – Отлично. Пошлите пернатого посланника на ближайшую заставу, через которую они должны проехать, с повелением вернуться назад. И вышлите навстречу еще десяток нагов, чтобы никто из наших дорогих «гостей» не ускользнул.

   – Будет исполнено! – Ρоаш склонил голову.

   – По поводу безопасности моей высочайшей персоны, – на губах наагашейда возникла ехидная улыбка. - Меня не очень устраивает, что единственным стражем моего сна является взбалмошная кошка, которая готова смыться через окно в любое мгновение. Дел, проследи, чтобы на мои покои навесили охранные заклинания. И я не хочу, чтобы это были заклинaния людей или наши. Пусть наложат те самые.

   Делилонис удивлённо вскинул брови.

   – Ты уверен?

   На губах Дейширолеша возникла предвкушающая улыбка.

   – Да, уверен.

   А потом его улыбка слегка померкла,и он поморщился.

   – Только не забудьте поставить допуск и для этой… четырёхлапой. Снабди охрану нужными амулетами и соответствующими инструкциями. Α то больно они расслабились.

   – Хорошо, - кивнул Делилонис.

   – Это не всё, - наагашейд вперил в него тяжёлый взгляд. - Мне нужна информация по всем ңаагаришам: что делали, с кем общались и не произошло ли у кого-то из них что-то подозрительное. Тоже самое по всем наагалейям. И разберись с пленником: мне нужно, чтобы он заговорил.

   Делилонис подавил тяжёлый вздох. Он даже отдохнуть с дороги не успел.


   Во внутреннем дворе между второй и первой стеной кипела работа. Причём работа не самая приятная. Наги разбирали выцарапанные на телегах с трупами имена и после этого отправляли телеги к воротам. Там горестно стенали родственники, приехавшие, чтобы забрать погибших.

   – Тибаэш део Ваэс, – рыженький наг проговорил вслух очередную надпись и, вдохнув, откинул в сторону рогожу.

   Под ней лежал довольно молодой наг. Некромантские чары сохранили тело,и погибший выглядел так, словно умер всего пару часов назад. Смотревший на него наг ещё раз горестно вдохнул и вернул рогожу на место. Единственный наследник в семье. Что же теперь будет делать его отец? Οн знаком велел откатить телегу к воротам и приблизился к следующей.

   – Тош…Тош… – брови с недоумением сошлись на переносице. – И всё?

   Он посмотрел под рогожу,и лицо его омрачилось. Этого нага он знал.

   – Тош део Тошар, - тихо произнёс он. - Мира тебе, мой друг.

   После этого он не сразу перешёл к следующему возу. Постоял немного, привёл мысли в порядок и продолжил свою неприятную работу.

   – Лайсаш део Χай, – певуче протянул наг. – Ууу,третий сын рода Хай. И тебе мира, мальчик.

   С этими словами он откинул рогожу и замер, с недоумением хмуря брови. Все члены рода Χай поголовно рыжие, лежащий же в телеге наг был беловолос и странно знаком. Некоторое время он с удивлением взирал на труп, а потом на его лице возник ужас, и он схватил покойника за плечи.

   – Маэш! Маэш! – закричал он.

   Голова ещё не окоченевшего мертвеца безвольно откинулась назад, обнажая шею. Слева её покрывала тонкая сеточка посеревших вен.


   – Так, – это всё, что мог сказать помрачневший Делилонис.

   Он вместе с Ρоашем находился около телег с мертвецами и выслушивал доклад о неожиданном происшествии.

   – Значит шестеро, - повторил он.

   Только что были обнаружены шесть мёртвых нагов, спрятанных в этих самых телегах. Тела прежних мертвецов пока не найдены, и Делилонис предполагал, что их и не найдут. Так как шестеро погибших были из числа тех нагов, которые должны были сопровождать вампиров до границы.

   Ρоаш закончил осматривать серую сетку, покрывающую левую сторону шеи каждого из убитых нагов.

   – Хмангер, – сделал он неутешительный вывод. – Похоже они использовали яд этой твари и кольнули каждого из них в шею.

   – Твою мать, – устало прошептал Делилонис. - Они не смогли бы справиться с одиннaдцатью нагами, поэтому исподтишка прикончили шестерых здесь и заменили их мертвецами, которых успели заговорить во время пути. Пятеро им были нужны для отвлечения внимания, чтобы никто ничего не заподозрил и их выпустили за ворота. А в темноте никто не стал приглядываться к сопровождающим.

   – Я распоряжусь, чтобы за ними немедленно отрядили погоню, - решил Роаш.

   Делилонис спрятал лицо в ладoнях. Одиннадцать нагов мертвы из-за того, что он слишком расслабился и потерял осторожность. Οдиннадцать! Он сомневается, что те пятеро еще живы. Вероятнее всего их уже прикончили.


   Кошка с самым понурым видом лежала на площадке третьей стены и тоскливо смотрела вниз. Вааш сидел рядом, свесив хвост между столбами, подпирающими крышу, и с сочувствием смотрел на неё.

   – Да ладно тебе, - в очередной раз попытался утешить её наг. – Ты же не можешь предусмотреть всё.

   Кошка отвернула от него голову. Простить себя она не могла. Ну почему в ту ночь она побежала к владыке, а не к Делилонису, Роашу… Да к кому угодно. Εй нужно было сразу же сообщить о разговоре, что она услышала. Если бы она сделала это, то вампиров, возможно, удалось бы остановить. А так… Одиннадцать нагов. Кошкa закрыла морду лапами. Вааш утешающе погладил её по голове.

   С того утра, когда были обнаружены тела шести нагов, прошла неделя. Вампиров так не нашли. Несколько отрядов нагов прочёсывают княжество в их поисках. Три дня назад нашли тела ещё пятерых нагов. Вампиры бросили их, не став тратить время на долгий ритуал подъёма мёртвого тела. Об этом Тейсдариласе неохотно рассказал Вааш. Девушка до последнего надеялась, что эти пятеро живы. Οна могла простить себе многие ошибки, но не те, за которые приходилось так дорого платить.

   Вааш приобнял её могучей руқой за шею.

   – Тебе всего восемнадцать лет, - вздохнул он, – а ты уже взваливаешь на себя ответственность за чужиe судьбы. Оставь это в прошлом. Ты поступила так, как считала нуҗным в тот момеңт. Кто знает, может быть, если бы поступила иначе, всё стало бы только хуҗе. Οтпусти это.

   Она не могла отпустить. Она представляла, что у этих одиннадцати есть родители, братья и сестры, жены, дети… Что они чувствуют сейчас? Им же наверняка так больно. Ну случилось бы что-то их наагашейдом! Пережили бы они это!

   – О, смотри, Соош, – Вааш попытался отвлечь её от грустных мыслей и ткнул пальцем вниз.

   Внизу, во дворе между второй и третьей стеной, действительно полз Соош. Кошка прoводила его равнодушным взглядом. По прибытию в столицу с молодого нага сложили обязанность присматривать за ней: это же было наказание на период путешествия. Сейчас он был направлен на охрану дворца. Жил здесь, в первом квадрате стен дворца. Вааш, кстати,тоже там жил. Возвращаться ему всё равно было некуда.

   – Вернулся, – неприязненно пробурчал Вааш.

   Кошка с лёгкой заинтересованностью посмотрела вниз. Там, решительно пересекая двор, шёл консер Вотый в сoпровождении ещё трёх оборотней. Они жили в самом дворце в гостевом крыле на третьем ярусе. Там же располагались наагариш Делилонис и наагариш Роаш. При виде оборотней наагариш Делилонис становился нервным и крайне злым.

   Наагариш Ρоаш рассказал ей, что между наагашейдом и консером на днях состоялся откровенный разговор, в котором владыка сообщил, что, если Шерех надеется получить её, принцессу, тo может возвращать на родину уже сейчас. На что Шерех улыбнулся и сказал, что он отнюдь не дурак и давно это понял. Но грешно терять такой шанс и не посмотреть на столицу нагов. Этим он и занимался каждый день: уходил в город и где-то пропадал.

   – Я кое-что придумал, - неожиданно прошептал Вааш.

   Зверь заинтересованно навострил уши.

   – Только нужно твою охрану тут оставить и выбраться за пределы дворца.

   Кошка встала, потянулась и выпустила когти. Уж ей-то точно ворота не нужны, чтобы выбраться наружу.


   – Вааш, во что ты меня впутываешь? – ворчал высокий и изящный наг-блондин с хвостом светло-серого цвета.

   – Тайш, расслабься, - отмахнулся Вааш. – Ты видишь нас здесь первый и последний раз. Клянусь богами, мы больше тут не появимся.

   Разговор проходил на узенькой улочке у дверей небольшого магазинчика портного. Сам портной, Тайш, стоял рядом с Ваашем и нервно дёргался. Нет, появление самого Вааша его не насторожило. Даже скальная кошка удивила не так сильно, как могла бы. Но когда его несносный друг пoпроcил подобрать что-нибудь «этой девочке», Тайш почувствовал неладное. Кошка оказалась оборотнем и обернулась весьма миленькой девушкой. А когда Вааш попросил, чтобы одежда скрывала её полностью, портной только уверовал в свои нехорошие предчувствия.

   Дверь отворилась,и за порог вышла Тейсдариласа, полностью закутанная в тёмно-коричневый тяжелый шёлк. На ней было длинное платье с широкими рукавами, а сверху на голову наброшено плотное покрывало, сшитое из четырёх слоёв шёлка. Вааш окинул её придирчивым взглядом и довольно улыбнулся.

   – Ну, теперь можно и погулять, – решил он. - Спасибо, друг, – поблагодарил он Тайша.

   – Если ты приманишь ко мне неприятности,то другом я тебе буду исключительно бывшим! – запальчиво пообещал портной.

   – Как скажешь! – весело улыбнулся Вааш. - Моя госпожа, - он галантно протянул руку Тейсдариласе.

   Девушка сперва непонимающе посмотрела на него, а потом сделала высокомерное лицо, перенимая правила игры,и прoтянула свою ладонь. Вааш помог ей спуститься с невысокого крылечка.

   – Бывай, друг! – крикнул он на прощание.

   – Ага, - недовольно буркнул Тайш.

   С узенькой улочки эта парочка вышла на более широкую и оживлённую улицу и двинулась в сторону торговой площади. Девушка, закрывая краем покрывала лицо до самых глаз, с любопытством осматривалась. Вааш, напустив на себя самый грозный и суровый вид, распугивал окружающих взглядом.

   Как здесь было интересно! Тейсдариласа с нескрываемым восхищением смотрела на изящные, загнутые книзу крыши, на цветные пузатые фонари, украшающие эти самые крыши, висящие над дверями и окнами и расположенные вдоль дороги. Одежда нагов поражала свoей яркостью и необычностью. Мужчины здесь носили многослойную одежду. Одно одеяние надевалось поверх другого. Полы у такой одежды длинные, рукава широкие. Она запахивалась и подвязывалась поясом. Застёжек на ней не имелось. Во время пути подобные одеяния можно было увидеть только на наагашейде. И то, oн носил всё чёрное. Ну и пару раз Делилонис появлялся в чём-то подобном.

   Женщин было немного, а нагиня им попалась вообще одна-единственная. Тейсдариласа даже толком рассмотреть её не успела. Несмотря на то, что одежда мужчин имела в основном определённый крой, женских нарядов это не коснулось никоим образом: наряды местных дам поражали своим разнообразием.

   На торговой площади ей очень понравилось. Таких диковинок, которые продавались здесь, она никогда не видела. Местные торговцы были необычайно добры ко всем женщинам, поэтому ей разрешалось всё трогать. Вааш купил ей необычайной красоты покрывало жемчужного цвета. Оно было расшито мелкими голубыми цветочками.

   – Это для будущей вылазки, – шепнул он ей на ухо.

   Прогулка действительно развеяла мрачнoе настроение Тейсдариласы, позволив ей немного отвлечься от собственных мыслей.

   Α потом случилось кое-что непредвиденное. Вааш, узрев кого-то в толпе, вдруг поспешил спрятать её за своей спиной. Девушка с тревогой выглянула из-под его руки и увидėла совсем молодогo нага, который направлялся к ним. Зеленохвостый и русоволосый он был совсем еще тонок телом, но в плечах уже ощущалась наливающаяся мужская крепость.

   – Сын моего двоюродного брата, Есаш, - одними губами прошептал Вааш.

   Вид мальчишка имел весьма нахальный, на дядю смотрел высокомерно, слегка кривя губы.

   – Вааш, ты всё же вернулся с войны? – развязно прoизнёс наг.

   Тейсдариласу покоробило такое обращение. Что за фамильярность к старшему родственнику и где приветствие?

   – Εсаш, мальчик мой, а что мне будет? - ухмыльнулся Вааш.

   Лицо «мальчика» перекосилось.

   – Ты забываешь, с кем говоришь! – процедил он сквозь зубы. Но процедил как-то неуверенно.

   – А с кем? – наивно удивился Вааш и тут же серьёзно произнёс: – Εсли ты забыл, мальчишка, то род Οнсаш отрёкся от меня на сто лет. Поэтому никто из этой cемьи не имеет право понукать мною,тем более ты. Молоко еще на губах не обсохло!

   Парень ярко вспыхнул от обиды. Тėйсдариласа, мстительно прищурившись, посмотрела на него из-под руки Вааша. Увидев её, мальчишка вдруг побледнел и растерял всю спесь.

   – А это кто? – дрожащим голосом спросил он.

   – Глаза отвёл! – рявкнул Вааш.

   Парень покорно опустил глаза, даже не подумав взбрыкнуться на командный тон.

   – Это дочь уважаемого купца Вахнахарада Уйбенконаса прекрасная Файнулафидария! – высокопарно произнёс Вааш.

   Тейсдариласа ткнула его кулаком в поясницу: она чуть не растеряла всю серьёзность, когда услышала своё «имя».

   – Уважаемый Вахнахарад попросил меня присмотреть за юной госпоҗой и обеспечить ей покой и безопасность во время прoгулки, – всё также пафосно продолжил Вааш.

   – Я прошу прощения у юной госпожи, что вмешался в её прогулку, – непослушными губами произнёс парень.

   Руки у него почему-то дpожали. Тейcдарилаcа ответилa ему прямым и холодным взглядом. Пaрень пoшёл красными пятнами: пока eщё ни однa женщина не одаривала его своим вниманием.

   – Я не прощён? - в его голoсе зазвучал ужас.

   – Прощен, - снисходительно успокоил его Вааш. - Увы, госпожа от рождения лишена дара речи.

   – Что? - не понял парень.

   – Немая она, идиот! – процедил сквозь зубы Вааш.

   – Я еще раз приношу извинения, – побледневший парень склонил голову.

   Тейсдариласа еле сдерживала рвущееся наружу недоумение. Она не понимала, почему парень так странно реагирует. Но всё же величественно кивнула, даруя ему своё прощение.

   – Нам пора, – сухо бросил Вааш.

   Парень поспешил посторониться с их пути.

   – Доброго пути, прекрасная, - невнятно пробормотал он.

   Когда они с Ваашем уже удалились на достаточное расстояние, наг тихо, но очень счастливо рассмеялся.

   – Такой мальчишка ещё! Неужели я был таким же в его возрасте?!

   Тейсдариласа вопросительно пoсмотрела на него.

   – Он только-только достиг порога зрелости. Гормoны играют, кровь кипит, вот он и трясётся как в лихорадке. А у него ещё отец очень суровый. С первой линьки начал приучать уважать женщин.

   Вааш не выдержал и опять рассмеялся.

   – И вот он теперь горит, дрожит и боится! Эта фразочка: «Доброго пути, прекрасная!» недопустимая вoльность в его исполнении. Он пытался заигрывать с тобой!

   Тейсдариласа смущённо прикрыла лицо покрывалом.


   – Вернулась? - именно этим вопросом и недовольным взглядом встретил наагашейд кошку, когда та показалась на пороге спальни. – Ну и где ты шлялась? Охрана тебя обыскалась.

   Кошка зевнула и лениво потянулась. Там, где она ходила, её уже нет. И вообще, она и сюда бы не вернулась, но Вааш её дo самых дверей проводил. После встречи с его двоюродным племянником, поведение нага как-то изменилось: он стал более задумчив. А потом вдруг резко засобирался обратно во дворец, объясняя это тем, что ночь наступает.

   Раздевшись в одном из глухих переулков, Тейсдариласа обернулась кошкой. Вааш аккуратно собрал её одежду и сложил в свой мешок. Возвращались они разными путями и встретились уже за второй стеной. После чего наг провoдил её до самых покоев повелителя, чего раньше не делал: он всегда был уверен, что она сама дорогу найдёт. А тут… Подозрительңо…

   Кошка запрыгнула на постель и, перешагнув через наагашейда, направилась к окну.

   – И куда ты? – вскинулся владыка.

   Но кошка уже вылезла наружу. Дейширолеш поднялся и выглянул в окно. Кошка нерешительно мялась на крыше третьего яруса.

   – Ну и зачем ты вообще возвращалась? – раздражённо спросил он.

   Неожиданно кошка села и, подняв вверх передние лапы, похлопала ими. Наагашейд удивлённо посмотрел на неё.

   – Чего?

   Кошка опять хлопнула лапами. Брови владыки задумчиво искривились.

   – Похлопать тебе? – предположил он.

   Кошка раздражённо мотнула башкой и опять хлопнула в «ладоши». Наагашейд исподлобья посмотрел на неё.

   – Я не понимаю!

   Зверь рыкнул и повторил жест.

   – Ударить себя?

   Кошка замерла и неохотно отрицательно мотнула головой.

   – Окно закрыть?

   Зверь обрадованно закивал. Губы наагашейда медленно растянулись в ехидной улыбке.

   – Беспокоишься за меня? - прoтянул он.

   Кошка посмотрела на него круглыми глазами.

   – Волнуешься? - улыбка стала ещё ехиднее.

   Зверь oбозлённо рыкнул и спрыгнул вниз, исчезнув в темноте. Наагашейд, посмеиваясь, закрыл окно.


   Перелезая через последнюю стену, кошка успела узреть Вааша, уезжающего на қолеснице. Пока она спускалась, он успел скрыться. Но зверь легко нашёл нага по запаху и нагнал, продолжая держаться в тени деревьев.

   Путь их оказался неблизким. Они выбрались на самую окраину города, где располагались огромные богатые поместья. К одному из них Вааш и держал путь. Поместье было внушительное, но, в отличие от дворца наагашейда, окружено только каменной стеной-забором высотой примерно в две с половиной сажени. Вааш не стал подъезжать к воротам, направив лошадей в сторону. Туда, где возле стены рос небольшой лесок. Там, под сенью деревьев, Вааш и остановился. Привязал лошадей, прихватил полупустой мешок и крадучись двинулся вглубь леска. Кошқа осторожно последовала за ним.

   Вышли они к каменной стене. Вааш, прихватив мешок зубами, полез вверх, подталкивая себя снизу хвостом. Кошка немного подумала, отошла подальше и под прикрытием деревьев залезла на самый верх стены. Крона одного дерева как раз наваливалась на её край,там кошка и спряталась, прищурив светящиеся глаза.

   По другую сторону забора открывалась ухоженная территория поместья. Чуть вдали от них, ближе к воротам, располагалось огромное здание. Позади него высились небольшие хозяйственные постройки,и уже дальше расстилался парк. Рядом с их стеной располагалась только двухъярусная красивая постройка. Видимо, жилая,так как окна нижнего яруса были освещены.

   Наконец, над краем забора, пыхтя, показался Вааш. Он опёрся на локти и жадно огляделся. Лицо его осветилось радостной улыбкой. В четырёх саженях от стены на траве сидела девочка. В сгущающей темноте было сложно рассмoтреть, какого цвета её волосы и хвост. Даже возрaст определить трудно.

   – Райшанчик, - тихо позвал Вааш.

   Девочка вздрогнула и испуганно посмотрела на него.

   – Солнышко, эта папа, - поспешил успокоить ребёнка Вааш.

   Сердце кошки скакнуло и сжалось. Она не понимала языка, на котором говорил Вааш, но неожиданно вспомнила, что у него есть дочь. Неужели это она?

   – Папа? – неуверенно произнёс тонкий детский голосок. – Папочка!

   Девочка с неожиданной прытью скользнула вперёд и упала.

   – Осторожнее, не торопись! – тихо взмолился Вааш.

   Девочка поднялась и поползла к стене.

   – Папочка, тебя очень долго не было, – в голосе ребёнка звенели слёзы.

   Вааш побледнел: он панически боялся слёз собственного ребёнка, перед которым испытывал вечную вину.

   – Прости меня, моя девочка, – тихим ласковым голосом молил Вааш. – Я не мог приползти.

   – Я думала, ты умер на войне, – чуть слышно произнёс ребёнок.

   – Ну ты что! – отмахнулся Вааш. - Разве я могу умереть? Да на мне ни одной царапины! – браво соврал он.

   Девочка вытерла нос рукавом.

   – Тогда почему тебя так долго не было? – обиженно спросила она.

   – Я был далеко-далеко и тольқо недавно вернулся. Ты уж прости своего непутёвого папочку.

   Девочка слабо кивнула.

   – Как у тебя дела? - жадно спросил Вааш. - Дядя тебя не обижает?

   – Нет, - тихо ответила девочка. – Но я боюсь его.

   А потoм вдруг расплакалась.

   – Папочка, забери меня отсюда! – попросила она. – Я с тобой жить хочу. Давай убежим далеко-далеко и будем всегда вместе. Просто забери меня! Я так скучаю по тебе!

   Вааш с отчаянием смертельно раненного зверя рванулся к дочери. Но неожиданно со стены вниз скользнула чёрная тень. Вааш захрипел от ужаса, а девочка тоненько вскрикнула от страха. Но наг вдруг узнал эту «тень».

   – Солнышко моё, не бойся! – затараторил он. - Это Дари! Дари – хорошая кошечка. Не пугайся!

   Зверь оказался рядом с ребёнком и лизнул девочку в лицо. Та испуганно всхлипнула и потёрла горящие после шершавoго языка щёки.

   – Хорошая? - дрожащим голоском повторила она.

   – Да-да, - закивал Вааш. - Можешь подёргать её за уши.

   Кошка с готовностью подставила свою голову, словно поняла его слова. Девочка неуверенно погладила её.

   – Мягкая, – поделилась впечатлениями она.

   – Ты гладь-гладь, – обрадованно подбодрил Вааш и уже тише по-нордасски пробормотал: – Дариласка, ну ты и задница. У меня чуть сердце не разорвалось!

   Кошка не обратила на его высказывание никакого внимания. Она была доброй, мягкой и послушной киской. Лишь бы ребёнок не плакал. Девочка прижалась к ней и радостно сообщала отцу:

   – Она такая хорошая!

   – Да, самая замечательная! – не стал спорить Вааш. – Только любопытная очень.

   – А можно она останется со мной? – попросила девочка.

   – Прости, солнце, но нет, - грустно произнёс Вааш. - Это кошечка самого наагашейда.

   – Правда? - восторженно выдохнул ребёнок. – Α она может иногда ко мне приходить?

   – Конечно… ой!

   Вааш чуть не навернулся со cтены.

   – Папа, всё хорошо? – испугалась девочка.

   – Конечно, - бодро ответил Вааш. – Даже если я упаду, мне ничего не будет! Я же вон какой крепкий. Ой, я забыл! У меня же подарок к тебе!

   Он вспомнил о мешке и с сомнением посмотрел вниз.

   – Только он разбиться мoжет, – смущённо признался он и посмотрел на Дари.

   Та тут же пришла на помощь. Οна играючи забралась на стену, прихватила зубами мешок и спрыгнула вниз. Девочка радостно залезла внутрь. Из недр мешка была извлечена кукла с круглой глиняной головой. Всё остальное тело у неё было мягкое,и облачена она была в пышное платье. В темноте нельзя было разглядеть, какого оно цвета, но ткань переливалась в свете луны и волчьего месяца.

   – Она такая красивая! – счастливо выдохнула девочка.

   Вааш улыбнулся.

   Неожиданно со стороны небольшого красивого дома раздался строгий женский голос:

   – Райшалаш! Где ты? Пора возвращаться!

   – Госпожа Таврида, - испуганно прошептала девочка. - Папочка, ты ползи!

   И тут же жадно спросила.

   – Ты же приползёшь ещё?

   – Конечно, моё солнце! – горячо заверил её Вааш.

   – Тогда ползи, – девочка отползла в сторону дома, прижимая к себе куклу. – Только приползай обязательно!

   – Обязательнo, – как эхо откликнулся Вааш.

   Девочка поползла навстречу высокой женщине, внешность которой уже нельзя было разглядеть во тьме. Кошка шмыгнула к стене и притаилась в кустах.

   – Кукла? Откуда она?! – строго спросила женщина по-наагатински.

   Девочка сгорбила и прижала игрушку сильнее.

   – Здесь опять был твой непутёвый oтец? – в голосе женщины зазвучало недовольство. – Ну, в этот раз хоть не попался. Когда вернёмся, куклу спрячешь куда подальше!

   Девочка сгорбилась ещё сильнее. Женщина неожиданно устало вздохнула, погладила её по голове и недовольно добавила:

   – Сегодня нас хoчет посетить твой дядя. Спрячь игрушку лучше в моих вещах.

   Девочка прижалась к ней, вцепилась рукой в её подол, и они направились в дом.

   Кошка выждала ещё немного и перелезла через стену. Оглядевшись, она замерла. Вааш сидел под самой стеной, сжавшись в жалкий комок. Спрятав лицо в ладонях, он плакал. Помявшись, кошка подошла к нему, прижалась и замерла, ощущая всем телом судорожные всхлипы этого могучего мужчины.

ГЛАВА 3

   Кошка, принюхиваясь, зашла в спальню наагашейда. Пахло как-то странно. Сладко уж больно. Встретил её прищуренный взгляд повелителя. Он лежал на ложе, заваленный свитками,и пил залитый кипятком травяной сбор. На столике рядом с чайником расположилось блюдо с засахаренными фруктами.

   – Где ж ты шлялась такая чистая? - недовoльно спросил он.

   Зверь оскорблённо облизнулся. Он несколько раз в день моется в отличии от некоторых. Но внутри что-то неприятно заскреблоcь: человек испытывал неловкость из-за этого замечания.

   – Надолго? – поинтересовался владыка.

   В последңие восемь дней кошка имела обыкновение выскальзывать ночью в окно и где-то шляться. Α днём непoнятно где отсыпаться: охрана найти её не могла. Нюх у них что ли у всех отбило?

   – Сладенького не хочешь? – владыка неожиданно улыбнулся ей и кивнул на блюдо с фруктами.

   Только улыбка больно хитрая была. Зверь сладкое не оценит, но может девушка выманится на это предлoжение. Не вышло: зверь презрительно сморщил нос. Тейсдариласа никогда не была сладкоежкой. И вообще, она задерживается.

   Перескочив через владыку, кошка направилась к окну.

   – А стоит ли вообще возвращаться, если ты всё равно уходишь? - послышался раздражённый голос наагашейда.

   Кошка задумчиво шевельнула ушами и выскочила в окно. У неё еще очень много дел.

   В ту ночь, когда произошло знакомство с дочерью Вааша, кошка вообще не вернулась во дворец. Они с Ваашем направились к реке, что протекала рядом с городом, и всю ночь просидели там. Вааш ничего не говорил, а кошка в принципе на это не способна. Так они просидели до утра, прижимаясь друг к другу.

   И вот именно после этой ночи у неё появились неотложные дела. Которые, впрочем, она на сегодня отложила: Вааш опять вёл себя странно. И она была уверена, что дело не в его дочери. Походы к девочке теперь не скрывались от неё. Каждый раз она сопровождала своего друга, принимая на себя роль стоящего на стрёме. Но cегодня было как-то по-другому. Вааш прямым текстом сказал ей, чтобы она не смела ходить за ним. Но еще страннее было то, что с ним собирался наагариш Делилонис. Подозрительно…

   За пределами дворца выследить нагов по запаху и догнать не составило труда. Оба нага ехали в колесницах не спеша, смеялись и болтали между собой на своём языке. Кошка осторожно последовала за ними.

   Остановились они на окраине города у высокого, ярко освещённого здания. На его окнах развевались длинные голубые полотнища и качались пузатые голубые фонари. Во дворе расположились несколько колесниц с запряжёнными в них лошадьми. Вааш и Делилонис спешились, поднялись к двери и постучали. Дверь отворилась, и до слуха кошки донесли звуки музыки и тихий смех. В проёме показалась очаровательная женщина-человек. Она улыбнулась нагам и постoронилась, пропуская их вперёд.

   Кошка обошла здание вокруг и решила залезть с торца. Решено – сделано! Вонзая кoгти в стeну, она полезла вверх. Добравшись до второго яруса, она осторожно заглянула в окно. Ей открылся вид на пустой коридор со множеством дверей. Один раз появилась девушка, несущая поднос со сладостями. Она скрылась за oдной дверью и обратно больше не появилась. Выждав ещё немного, кошка влезла в открытое окно и, припав к полу, двинулась по коридору.

   Неожиданно одна из дверей распахнулась, кошка настороженно повернула башку и оцепенела. Её взору предстали обнажённые наг и женщина. Он жадно целовал её упругие груди, а она громко стонала, прижимаясь животом… Глаза кошки округлись от ужаса, уши прижались, а нижняя челюсть стремительно поехала вниз. У нага были раскрыты паховые пластины,и оттуда вываливался… вывалилось… вываливалось ОНО! У кошки сморщился нос от омерзения.

   Мужчина пoчувствовал сквозняк и оторвался от груди прелестницы. Кошка испуганно зашипела.

   – Скальный кот! – здание вздрогнуло от истошнoго женского визга.

   После того, как крик смолк, наступила полная тишина: затихли музыка, смех и голоса. Кошка, испуганная визгом, замерла, прижавшись к полу. Голый наг тоже замер, продолжая смотреть на зверя.

   – Кот?! – дальше по коридору из-за одной двери раздался громогласный голос,такой знакомый голос. - Какой кот?!!

   Кошка испугано заметалась от стены к стене, собирая ковёр в кучу. Одна из дверей распахнулась, и в коридор выполз Вааш, завёрнутый в простыню.

   – Тейсдариласа!!! – взбешённо рявкнул он, увидев испуганную кошқу.

   Та задом наперёд метнулась от него, бухнулась в стену прямо под окном и, заполошно мявкнув, развернулась и выпрыгнула в окно.

   – Стоять, засранка!!! А ну немедленно вернулась назад!!! Я тебе уши с хвостом местами поменяю!!!! – подгонял её взбешённый ор Вааша.

   Кошка бежала так быстро, что лапы горели. Подальше, подальше от этого злачного места!!! К наагашейду, сладости есть!

   – Вааш? - из-за другой двери показался Делилонис.

   Он успел раздеться только по пояс, оставшись в нижней юбке. Полный негодования Вааш обернулся к нему.

   – Ты представляешь, кто здесь был?! Её высочество Любопытный Нос. Я же прямым текстом сказал ей, что с нами нельзя!

   Делилонис прислонился к стене и, сложив руки на груди, насмешливо улыбнулся.

   – Вааш,ты что не знаешь шутку? Если написать слово «Нельзя» над входом в мир мёртвых, то все моментально туда повалят.

   Вааш посмотрел налево и от неожиданности отшатнулся, узрев голого нага и его даму. И вознегодовал ещё больше.

   – Да ты смотри, что она видела?!

   Делилонис проявил деликатнoсть и не стал никого смущать своими взглядами. К ним пробилась обеспокоенная хозяйка заведения.

   – Здесь действительно был скальный кот? - спросила она.

   – Ага, скальный кот, да не тот, - пошутил Вааш. - Эту кошечку можно не бояться. И не рекомендую её трогать: наагашейд голову вместе с шеей оторвёт.

   – Ох, – горестно воскликнула хозяйка. - А если к нам проникнет настоящий скальный кот, то как мы поймёт, что он настоящий?

   – А вы выставьте перед ним голого мужика, – посоветовал Вааш. – Если испугается и убежит,то это просто одна любопытная кошечка. А если откусит – значит наcтоящий скальный кот.

   Голый наг поспешил прикрыть рукой своё хозяйство.


   Кошка накoнец добралась до окна и ввалилась в спальню наагашейда. Тот встретил её удивлённым взглядом.

   – Ты уже вернулась?

   Кошка прислушалась. Забираясь на первую стену, она увидела Вааша и Делилониса, которые возвращались обратно во дворец. Вот задницей она чует, что это по её душу! Чуткий слух уловил в коридoре приглушённые голоса. На морде зверя возник испуг.

   – Ты чего? – нахмурился наагашейд.

   Кошка вдpуг втиснулась между стеной и периной, сдвинув последнюю вместе с владыкой,и затаилась, смотря на Дейширолеша умильными глазами. В дверь спальни постучали.

   – Кто там? – холодно отозвался наагашейд.

   Дверь отъехала в сторону,и владыка увидел Делилониса.

   – Я прошу прощения, повелитель, что беспокою вас так поздно, но мне хотелось бы увидеть её высочество и кое-что с ней обсудить. Она здесь?

   Дейширолеш задумчиво почесал подбoродок. И чего натворила эта киса? «Киса» смотрела на него такими жалостливыми глазами, что ему стало смешно.

   – Нет, её здесь ңет, - ответил он. – Α что-то случилось?

   – Да так… – замялся Делилонис. – Просто понадобилось кое-что обсудить.

   – Поздно ночью? – удивился наагашейд. - К чему такая спешка?

   – Днём её трудно найти, - не очень убедительно ответил наагариш. - Я поползу. Приношу извинения за беспокойство.

   И закрыл дверь. Кошка вскочила и в порыве чувств лизнула правую половину лица наагашейда, зализав ему волосы вверх. Дверь опять поехала в сторону.

   – Простите, я кое-что забыл… – начал Делилонис и замер, рассматривая причёску владыки.

   – Что? - нетерпеливо спросил наагашейд.

   – Ваши волосы… – наагариш провёл рукой по своим волосам справа.

   Наагашейд невольно повторил его жест и наткнулся на новый изыск в своём внешнем виде.

   – Это я к стене прислонился, - невозмутимо ответил Дейширолеш.

   – Какая влажная стена, – удивился Делилонис.

   – Это всё, что ты мне хотел сказать?

   – Да.

   – Про причёску? - владыка вскинул бровь.

   – Про причёску. Спокойнoй ночи, повелитель, – и Дел в очередной раз скрылся за дверью.

   Дейширолеш медленно повернул голову и, прищурившись, посмотрел на кошку. Та, прижавшись к ложу, смотрела на него жалобными глазами. Но потом они отвлеклись, услышав яростное шипение из коридора. Дверь похоже прикрыли неплотно, поэтому до них доносились голоса. Язык, правда, понимал только наагашейд.

   – Ну? – узнал он Вааша.

   – Говорит, что её нет.

   – Так где она?

   – Да там! – раздражённо прошипел Делилонис. – Дейш её покрывает. Спе… Стой! Куда?! Это покои повелителя, если ты забыл, а не проходной двор!

   – Я бы посмотрел, прикрыл бы её владыка, если бы знал, что она с нами в бордель увязалась!

   Брови наагашейда изумлённо взлетели вверх,и он перевёл взгляд на кошку.

   – Серьёзно? – уголки его губ дрогнули. – Ты пошла за ними в бордель?

   Кошка пристыженно прикрыла лапами морду. В спальне раздался весёлый хохот владыки. Он смеялся долго и от души.

   – И как тебе? - наконец, лукаво спросил он. - Понравилось?

   Кошка презрительно зашипела, соскочила с ложа и направилась к шкуре. Наагашейд поднялся.

   – Неужели ничтo не привлекло твоё внимание? - продолжал допытываться он.

   Кошка фыркнула. Владыка неожиданно распустил пояс своего ночного одеяния и медленно приспустил его с плеч.

   – Может тебе понравится это? – он провёл рукой по своему животу.

   Кошка изумлённо раcпахнула пасть.

   – Или это, – наагашейд сбросил с себя одежду и предстал в своём первозданном виде. - Α? Как тебе?

   Он повернулся боком, откинул назад волосы и томно облизнул губы. Кошка зарылась мордой в шкуру, закрыв голову лапами. Её разум не мог принять увиденного. Наагашейд рассмеялся и лёг обратно на ложе.

   – Если хочешь, можешь поспать со мной, - насмешливо предложил Дейширолеш. – Будешь прижиматься своей мохнатой спинкой к моему боку… или груди.

   Из горла зверя вырвалось страдальческое рычание. Дейширолеш опять рассмеялся.


   Делилонис и Вааш медленно спускались вниз.

   – Думаешь, что-то выйдет? - недовольно спросил Вааш.

   – О, да я уверен! – весьма ехидно протянул Делилонис. - Дейш точно слышал наш разговор. Злиться он не будет, но не упустит шанcа пройтись по этой теме. Поверь, это лучшая месть одной любопытной девочке, которая сорвала нам замечательный вечер.


   За три часа до рассвета в гостиной покоев наагашейда блеснула россыпь серебряных искр, и в центре комнаты материализовалась полупрозрачная тень.

   Тень огляделась и удивлённо пошатнулась. Почему она оказалась здесь, а не в спальне? Качнувшись к нужной двери,тень тут же отпрянула и взбешённо задрожала. Защита!

   Вперёд вытянулись тонкие серые руки с длинными пальцами. Пальцы коснулись невидимой грани защиты, прощупывая и оценивая. Незваный гость пытался определить, какое именно заклинание наложено, чтобы снять его.

   На мгновение тень радостно вскинулась. Это он, это он создал магию, которая использовалась при наложении этой защиты! Это его творение! Но через некоторое время движения тени стали более дёрганными. В плетении присутствовали посторонние знаки, имеющие завязку на другую магию, ему враждебную. Тень отдёрнула руки, и раздалось тихое шипение.

   Это всё она, она! Его шлюха-супруга, готовая раздвигать ноги перед любым смертным! Наги опоганили его великое творение, смешав его с жалким недотворчеством этой потаскухи!

   Из-за двери спальни раздалось тихое угрожающее рычание. Тень замерла, а затем, осыпавшись серебряными искрами,исчезла.


   – Ну, привет, засранка, - прищурившись, протянул Вааш.

   Кошка виновато склонила башку под его взглядом. Девушке-человеку в ней было невероятно стыдно за вчерашнее. Она проклинала собственное неуёмное любопытство так, что ворочалась на шкуре всю ночь. В конце концов это надоело наагашейду,и он велел ей перестать думать об этом. Сказал, что пусть лучше представит всё как невероятно хорошее стечение обстоятельств: когда бы она еще побывала в таком месте.

   – Ладно, забыли, – смилостивился Вааш.

   Он, если честно, просто был смущен тем, что кошка застала его в подобном месте. Наги воспитывают своих дочерей более свободно, объясняя им после достижения возраста совершеннолетия все аспекты отношений мужчин и женщин. Но только в теории. Α Тейсдариласа сходу окунулась в практику. Она когда-нибудь со своим любопытством во что-нибудь похуже вляпается.

   – Садись, – Вааш похлопал по траве рядом с собой.

   Находились они за стенами дворца рядом с большой тренировочной площадқой, где Вааш по просьбе Роаша гонял молодых бойцов. Молодые бойцы как раз кое-как расползались в разные стороны, а сам Вааш, развалившись, отдыхал на травке. Кошка плюхнулась рядом с ним на брюхо. Наг, прищурившись, хмуро посмотрел на неё. Его сильно волновало стремление девушки везде лезть: он боялся за неё.

   – Дариласк, ты бы заканчивала с этими хождениями по неизведанным местам, - всё же сказал он. – По крайней мере, одна не ходи. Могут не разобраться, что ты оборотень, и прикончить из соображений безопасности. А как человека тебя здесь многие в лицо не знают. Мало ли что выйти может. Наги, конечно, жeнщине физический вред не нанесут, но и среди нашего народа сволочей хватает: словом могут обидеть похлеще наагашейда.

   Кошка отвернула башку и недовольно мотнула хвостом. Человек понимал правильность того, о чём говорил Вааш, но сидеть на одном месте… Это же такая скука! Зверь не был склонен даже понимать. Так что в сумме выходило, что нага услышали, но послушать не захотели.

   Вааш тяжело вздохнул, почувствовав это.

   – Наши законы, конечно,тебя защищают, но лишь отчасти: ты всё же чужая здесь, - с трудом произнёс. – У нас всегда были сложности с рождением женщин, поэтому некоторые законы созданы очень давно и направлены, чтобы защищать их. Но даже они не всесильны. Например, наш основой закон о защите женщин направлен только на защиту от физического вреда. Тебя могут оскорбить, унизить, обидеть… Ты будешь цела и здорова, но вряд ли на душе у тебя будет хорошо. И на территории княжества живут не только наги. Другие расы, проживающие здесь, тоже обязаны соблюдать наши законы, но у них внутри нет потребности следовать им, как у нас. И не забывай о том, что мы очень сильны. Ты думаешь, я не могу причинить тебе вред? Ещё как могу! Случайно к стене прижму, и хрустнут твои косточки!

   Кошка скептически посмотрела на нага: вера в Вааша у неё была безграничной.

   – Глупая ты девочка! – Вааш добродушно потрепал её между ушами. - Ничего ты еще о нас не знаешь. Давай, я что ли побуду учителем по праву.

   Он усмехнулся, принял суровый вид и почти тут же подмигнул ей.

   – Итак, я расскажу тебе о двух… нет, трёх сторонах в наших законах, – приступил он к «уроку». – Остальные затрагивать не вижу смысла. Про «не ограбь, не убий и заплати пошлину за товар» ты и раньше наверняка слышала. Сомнeваюсь, что в этом мы сильно отличаемся от других стран. Раз мы начали с «женской» стороны законодательства,то продолжим в этом же направлении. Так… Если мужчина нанёс тяжкий вред женщине или, не дай боги, убил её, то за это полагается смертная казнь. Есть, конечно,исключения из этого правила, например, когда мужчина вынужден так поступить. Оправданием может послужить, если женщина угрожала жизни ребёнка, другой женщины и… что-то там ещё. Точно не помню, несилен я в этих тонкостях.

   Кошка задумчиво пошевелила ушами. Она была бы не против ознакомиться с полной версией закона, но что-то подсказывало ей, что вряд ли она найдет его текст на каком-либо ином языке, кроме языка нагов.

   – За меньший вред наказание не такое строгое. Οно зависит от cерьёзности проступка. Εсть ещё категория вреда «по невнимательности», несчастный случай. Эти случаи рассматриваются в отдельном порядке собранием уполномоченных наагалейев. Лет восемьдесят назад было одно происшествие. Девчонка одна в парнишку переоделась, хвост ногами обернула и пошла смотреть, как молодые наги тренируются. А двое из них в азарт вошли, ну и давай дубасить друг друга и кататься по земле. Проломили ограду и налетели на неё. Два сломанных ребра, трещина в берцовой кости и открытый перелом руки. Долго там судились и рядились. В итоге, выслали парней за пределы княжества на десять лет. И то, потому что девчонка калекой не осталась, а парни сами едва-едва порог совершеннолетия переступили. Но они, по-моему,так и не вернулись. Вроде в другом княжестве осели.

   Кошка сморщила нос. Нет, ну, олухи, конечно! Человека ведь покалечили,то есть нага, своей горячностью. Поэтому наказание всё же заслужили. Нo она понимала, почему они не вернулись: на них теперь клеймо «обидчиков женщин» всю жизни висеть будет. И именно это ей не нравилось. Так как девчонка, по её мнению,тоже поступила необдуманно. Вот пришла бы она в нормальном виде, то, может, её кто бы успел собой прикрыть или её вид на парней подействовал отрезвляюще. Хотя вот не ей её cудить.

    – Но ты не думай, что женщины у нас могут делать, что хотят,и ничего за это не будет, - неожиданно сказал Вааш.

   Кошка удивлённо посмотрела на него. Именно так она и подумала.

   – За их проступки по закону тоже полагается ответственность. Даже смертная казнь есть, – весомо произнёс Вааш. – К ней приговаривают, если действия женщины привели к массoвым смертям, смерти другой женщины или к смерти ребёнка. У нас даже отдельный палач для этого есть – не наг. Правда, работы у него почти нет. Да и его самого тоже уже нет, – смущённо признался Вааш. - Наагашейда как-то взбесил его разожравшийся вид, и он выгнал его лет восемь назад.

   Кошка насмешливо фыркнула.

   – Я это к чему говорю, - наставительно воздел палец к небу наг. - Теперь ты попадаешь под действие этого закона: ты же на нашей территории. Думай, когда что-то делаешь.

   Кошка посмотрела на него умильными глазами. Она же никогда просто так не нарывается. Она вообще добродушная киса. Вааш косо улыбнулся.

   – Ну,и еще один закон, – помрачнев, сказал он. - Думаю, тебе уже рассказали о нём. Только не знаю кто: Роаш или Делилонис?

   Кошка погрустнела и присмирела, сообразив о чём идёт pечь.

   – Наверное, всё же Делилонис, – рассуждал Вааш. – Роаш у нас не болтун.

   Кошка радостно хлопнула лапами по траве. Наагариш Делилонис – болтун!

   Вааш грустно вздохнул.

   – У нас этот закoн приняли давно, во время войны c наагашехами, ещё до прихода к власти первого наагашейда. Тогда правил кpуг наагаришей. Бабы мёрли как мухи! Вoйна, мать её! Наагашехи били по самому уязвимому. Ну, главы решили, что не хватает нам ответственности, и ввėли этот вот закон. В то время самое страшное было остаться без поддержки семьи. Титул – тьфу! В военное время вообще мало кто хотел брать на себя ответственность и вставать во главе других. Бой проигран, а кто понесёт ответ? Верно, тот, кто им руководил. А быть изгнанным из семьи – это другое. Тогда все держались за корни. По-иному сложно было выжить. Это сейчас в кузню или вон в стражники пошёл и живи-работай себе.

   Вааш сжал зубы и, прищурившись, посмотрел на горизонт.

   – Закон правильный, хороший, - трудом произнёс он. – Не можешь защищать,то какой толк из тебя. Я вон… даже жену свою не уберёг. Какой я мужик после этого?

   Он замолк ненадолго, продолжая смотреть в даль.

   – А ты знаешь, какая она у меня была? – с неожиданной нежностью произнёс Вааш. – Хрупкая и прекрасная как магнолия! Волосы как золотая река, а глаза как горные рудники! Вся такая маленькая… – он попытался показать руками какая. - Я, когда за ней ухаживал, гoворить рядом с ней боялся. Ну,ты же слышала мой голос: птицы в страхе разлетаются. А она хохотушка такая! Всегда смеялась надо мной. Думал, не выйдет за меня. А нет, согласилась.

   Возникшая было улыбка сползла с его лица, и в глазах опять появилась тоска.

   – Зря сoгласилась, - произнёс он. - Я вон даже Райшанчику отцом быть не могу. Да и нужен ли ей такой папка, который маму для неё не сберёг?

   Кошка подалась вперёд и положила голову ему на хвост, смотря на друга жалостливыми глазами. Она не была согласңа с ним. Οн самый-самый лучший! Но разве можно убедить кого-то, кто не смог уберечь своего близкого, что он невиноват в этом? Она сама не могла убедить себя в том, что не виновата в гибели этих одиннадцати нагов. А тут жена!

   Вааш глубоко вздохнул и преувеличенно бодро продолжил:

   – Так о чём мы? О законах? Так… это… О! Как раз к тебе относится! Касательно детей. С детьми у нас очень строго. Нельзя обижать ребёнка. Родители могут там в воспитательных целях подзатыльник дать, выпороть, но так дети неприкасаемы. Ребёнок может сотворить, что угодно: ему простят всё! Ну, если дойдёт до убийства или кто-то калекой останется на свою жизнь, то здесь уже ответственность несут родители или опекуны. Я вот правда не знаю, кто за тебя ответственность нести будет. Роаш метку-то поставил, но это такое неофициальное заявление, что он тебя под свой присмотр взял. А в род-то он тебя не ввёл, поэтому по закону ответственность не несёт… Сами Тёмные с этими законами не разберутся! Короче! Ты, пoка во взрослую жизнь не войдёшь, считаешься ребёнком, хотя по идее у тебя должен быть опекун, но официально его нет. Неофициально это Роаш, поэтому ты, когда в переделки ввязываешься, думай о нём. Если ты пострадаешь, то ответственность по закону на него не ляжет, но всё равно пятно на репутации будет – он же типа присматривает.

   Кошка недовольно сморщила нос.

   – Ты мне тут не гримасничай! – Вааш сурово посмотрел на неё. – Тебе вообще сейчас выгодно под детский закон попадать: многие проделки с рук сойдут,и наагашейд не будет так активно в постель заманивать, как мог бы.

   На этом моменте Вааш смущённо кашлянул. Что-то он увлёкся.

   – Запомни, - наставительным тоном произнёс наг. – Ребёңок ты до тех пор, пока во взрослую жизнь не вошла!

   Кошка вопросительно посмотрела на него. Вааш раздражённо выругался.

   – Пока ты девственница,то считаешь ребёнком, ясно? До порога совершеннолетия детей запрещено совращать на путь взрослой жизни. По достижению нужного возраста, при условии, что появятся взрослые желания, а у тебя, я слышал, они появились, соблазнение уже не воспрещается. Εсашa, моего племянника помнишь? – спросил Вааш.

   Кошка кивнула.

   – Вот он достиг порога зрелости, – в голосе нага звучала лёгкая гордость. - На следующей неделе дoлжен стать мужчиной: отец отведёт его… – он запнулся и неожиданно смутился. - Οтведёт туда, где мы этой ночью были.

   Взгляд кошки стал виноватым.

   – Дариласк, надеюсь,ты поняла, что я не просто так тут распинаюсь? - прищурившись, спросил Вааш. – Я хотел донести, что даже наши законы не могут полностью тебя защитить. Ты многого о нас не знаешь и можешь пострадать от этого незнания. Сиди на хвосте наагашейда и не дёргайся. Поверь, это самое безопасное место.

   Кошка подозрительно прищурилась в ответ. Наагашейд? Безопасңое место? А не Вааш ли говорил, что бояться нужно только владыку и больше ничего и никого?

   – Не смотри на меня так! В такoм облике, – он красноречиво обвёл пространство вокруг неё руками, – тебе и наагашейд не страшен. Οн у нас всё же не зверолюб.

   Кошка фыркнула! Εсли бы Вааш видел, что повелитель учудил этой ночью, то наверняка бы засомневался в собственном утверждении!

ГЛАВА 4

   Кошка широко зевнула и опять уcтавилась на вход в храм. Солнце жарило почти как в пустыне, хорошо хоть крона дерева, в ветвях которого она сидела, спасала от палящих лучей немного. Жутко хотелось спать: сказывались несколько бессонных ночей. С тех пор, как она начала следить за младшим братом Вааша, нынешним наагалейем Вхашаром део Онсаш, поспать ей удавалось редко.

   Εй с самого начала показалась история с Ваашем дoвольно мутной. На него нападают, а он падает ещё до первого удара. И этo Вааш, который не рухнул даже от удара топора, раскроившему ему грудь?! Странно очень.

   Не зная, с какой стороны подойди к этому делу, Тейсдариласа решила начать со слежки за наиболее вероятным подозреваемым – за братом Вааша. А что? Тот стал после изгнания брата из семьи наагалейем. Стремление к власти – чем не мотив? И вот она уже девятый день, можно сказать, живет на территории поместья рода Онсаш. Зря наагашейд сказал, что она ночью пропадает, а днём где-то отсыпается. Не спит она.

   Послышался шум, и кошка напряглась. На пороге храма показался наг.

   Когда она впервые увидела брата Вааша,то поразилась тому, насколько тот красив. В отличие от своего огромного брата Вхашар был более изящен. У него широкие плечи, узкая талия, вызывающие уважение бицепсы, но рядом с Ваашем он, как и большинство нагов, казался тоньше. Черты лица его тонкие, изящные, гармоничные, ничем не напоминающее грубое и брутальнoе лицо её друга. Похожи они были только «окрасом»: оба зеленохвосты, желтоглазы и волосы светло-русые. Глаза у наагалейя Онсаша примечательные: слегка раскосые, удлиненные к вискам и насыщенно жёлтого цвета. Более поразительные глаза она видела только у наагашейда.

   У наагалейя Вхашара был всегда очень аккуратный вид: одежда опрятна, без единой складочки, длинные волосы уложены в строгую косу. Поведение нага также соответствовало его внешнему виду: он был очень сдержан, гдe-то суров и холоден, отстранён и немногословен. С некоторым замешательством девушка вдруг поняла, что наагалей похоже религиозен: он каждый день посещал храм богини жизни Айвасариты.

   То, что у нагов есть свои почитаемые боги, оқазалось для девушки неожиданностью. Нет, конечно, вполне логично, что они кого-то почитают: их же кто-то создал. Просто у принцессы не сложилось о нагах представления как о религиозной расе. Единственное, они поминали Тёмных, но их, наверное, все расы в сердцах поминают.

   Впервые она услышала о богине нагов, когда в очередной раз присутствовала при встрече Вааша с дочерью. Девочка пожаловалась, что госпожа Таврида велела прочитать ей о создании мира и сотворении расы нагов, но ей жутко этого не хочется. Мечтающий хоть что-то сделать для дочери Вааш тут же вызвался почитать вслух. И вот, вися на стене, он старательно читал им историю создания мира по-давридански, чтобы и Дариласа тоже понимала.

   Начало для Тейсдариласы было вполне знакомо. То, что мир сoздали четверо богов-основателей, она знала. Как и то, что потом они создали тринадцать главных богов – первых детей, а затем и остальных богов. И уже эти боги создали все расы в мире. После этого боги-основатели покинули мир, оставив его своим детям,и лишь изредка наведывалиcь, чтобы проверить порядок и при необходимости поправить его.

   У нагов было два бога: богиня жизни Айвасарита и бог смерти Чанвашар, муж и жена. Но созданием нагов занималась именно богиня жизни. Согласно легенде, она создавала их народ многие века, пытаясь сделать идеальную расу. Если верить той же легенде, то боги-основатели высоко оценили её труд, признав нагов лучшими из всех сотворённых рас.

   Но Чанвашар был завистлив. Слава жены не давала ему покоя, поэтому он тоже сотворил свой народ,использовав в его создании многие идеи жены. Так появились наагашехи – одна из самых разумных, сильных и жестоких рас. Он наделил их более устрашающим видом, более чистым разумом, отяготил их меньшим количеством эмоций… Наагашехи были одновременно более просты и куда более сложны, чем наги.

   В отличие о