Book: Родовая отметина фашизма



Родовая отметина фашизма

Сергей Михайлович ШВЕДОВ

(Минск, 123smsh@tut.by)

РОДОВАЯ ОТМЕТИНА ФАШИЗМА

фантастическая быль

-- Вызывали, Амадей Гжехович?

-- Не Амадей я, а Асмодей Гжехович, запомни это раз и навсегда, Сидоренко!

-- Простите...

-- Это непростительно! Так омерзительно звали двух духовных предтеч коричневой чумы – Моцарта и Гоффмана.

Декан композиторско-музыковедческого факультета восседал за необъятным столом из морёного дуба в чёрной бархатной блузе и с бархатным же беретом на лысой голове. Фазанье перо он втыкал в берет только по праздникам, а сегодня был день будничный. По этой же причине пышный бант на его шее был из чёрного крепа. Такие банты обычно повязывают на вазы с цветами в похоронном бюро. По праздникам декан всемирно известной консерватории носил на шее малиновый бант.

-- Что, Сидоренко, попался, голубчик?

Белобрысый очкарик с прилизанными волосёнками заморгал голубыми глазами, увеличенными линзами, как у всех дальнозорких.

-- Н-не п-понимаю, Асмодей Гжехович.

-- А я вот понимаю, что особый отдел по идеологии в нашей консерватории работает великолепно. Думал, тебе сойдут с рук твои подрывные музыкальные опусы?

Декан презрительно швырнул на необъятный стол листы нотной бумаги и вытер руки кружевным платочком, словно ноты были облиты мочой.

-- Да, господин профессор, это намётки к моему дипломному концерту.

-- Тогда бери их в руки, чтобы оставить отпечатки твоих грязных лап для следователей из госбезопасности.

-- Да что не так, Асмодей Гжехович?

-- От твоей музыки за версту разит Калинниковым и Чайковским!

-- Это не плагиат! Я сам сочинил все мелодии. Могу доказать. У меня остались черновики.

-- Тем позорней для тебя, Сидоренко!

-- В чём же моя вина?

-- Ах, мы строим невинные глазки! – язвительно скривил слегка подкрашенные губы декан. – Ах, какая наивность! Прекрасно сыгранное недоумение. Тебе бы в театральный институт поступать, а не в консерваторию, Сидоренко.

-- Честное слово, я...

-- Человек со злодейством в чёрной душе не может быть честным! – громко шлёпнул декан пухлой ладонью по столешнице. -- Не забыл ещё родовые отметины фашизма, коих, как известно, было ровным счётом тринадцать?

Сидоренко опустил огромные глаза, увеличенные стёклами очков.

-- Стыдно стало? Глазки он опускает, оскорблённая невинность... И это без пяти минут выпускник консерватории! Почти признанный композитор! Два года курса госидеологии мы штаны протирали на студенческой скамье? Идеология в одно ухо влетала, в другое вылетала... А ну-ка назови мне самый яркий признак фашизма.

Припёртый к стенке злодей молчал.

-- Почуял кот, чьё сало съел? Тогда я подскажу тебе по слогам, в чём скрытая опасность для современного композитора. Слушай меня: ме... ло... ди...

-- Мелодия?

-- Страсть к мелодичности – вот что выдаёт с потрохами современного композитора с фашистским нутром! Мелодическая музыка – родовая отметина фашизма. А уж вся классическая музыка – это просто клеймо, выдающее госпреступника.

Припёртый к стенке злоумышленник вжался в стену кабинета. Дальше отступать некуда. Это только нечистая сила может проходить сквозь стены. Декан выдержал многозначительную паузу и снова впился прожигающим насквозь взором во взмыленного от холодного пота студентика.

-- Допускаю, Сидоренко, что у тебя нелады с логическим мышлением. Ты артист и мыслишь образами. Так выуди из своей образной памяти всё, что роднит фашизм с классической музыкой. В каких фильмах вы, студиозус Сидоренко, видели, как беглые фашисты, скрывающиеся под чужими именами и личинами, в минуты отдохновения тайком ставят на проигрыватель пластинку с мерзостью Вивальди?

-- Во многих. Таких не перечесть.

-- А в каких фильмах про фашистские лагеря смерти репродукторы терзают бедных узников какофонией Бетховена?

-- Почти во всех.

-- А на что нам раскрывают глаза даже рьяные антифашисты-леваки?

-- «Заводной апельсин»! – радостно выпалил Сидоренко. -- Там фашистский ублюдок фанатически увлекается классической музыкой и при этом не только насилует маленьких девочек, но и избивает их во время секса.

-- А русские победители фашизма в сторонке курят?

-- Нет, в фильме «Судьба человека»» узников в лагере сводили с ума слащавыми фокстротами.

-- Ещё примеры!

-- В фильме «Мёртвый сезон» советского разведчика пытают под музыку эпохи барокко.

-- Молодец! Дошло наконец. Как видишь, с противоположных сторон самого широкого политического спектра убеждений адепты как ультралевых, так и ультраправых взглядов признают, что классическая музыка – родовая отметина фашизма. Бинго! Противоположности смыкаются, подтверждая неоспоримую истину.

-- Похоже на то.

-- Ну, если осознаёшь вину и идёшь на чистосердечное признание твоего преступления, то не пора ли тебе искать пути к исправлению твоих нелепых идеологических завихрений?

-- Я подумаю.

-- Думать настоящий композитор не умеет. Всякие там силлогизмы с тезисами, антитезисами и синтезами не для творческих натур. Ты прочувствуй всю глубину своего нравственного падения и ужаснись перед разверстой пропастью.

Студент стал белее стенки, к которой он прижался.

-- Мир борется с глобальным терроризмом, Сидоренко. Это и есть фашизм нашего времени. Итак, что есть терроризм?

-- Всякая критика в адрес мироуправителей и глобального орднунга.

-- Недурственно для начала, я бы сказал, --похвалил декан. – Для тебя не всё потеряно. Послушай-ка, некоторым кажется, что искусство не должно пересекаться с политикой, но это не так, Сидоренко, уж поверь старику. Нередко случается, что отдельные музыкальные произведения становятся средствами влияния на умы и сердца масс. Льют воду на мельницу врага, так сказать

-- Это в переносном смысле?

-- Ну не в прямом же! Я воды не лью на своих лекциях перед студенческой аудиторией. Ты изучал историю и теорию музыки. Должен бы знать, как однажды искусство великого композитора стало партитурой для созидания целой тоталитарной системы.

-- Что-то не припоминаю.

-- Или хитренько изворачиваешься? Тогда напомню -- Вагнер был любимым композитором Адольфа Гитлера. Его мелодии с младых ногтей вводили будущего фюрера в экстаз до умопомрачения. И даже потери сознания. Тебе известно, что у Гитлера была падучая?

-- Медициной как-то не интересуюсь.

-- А зря. Психиатрия – раздел медицины... Мелодическая музыка, возбуждающая в нестойких душах порывы страсти и выбросы разрушительной энергии, может стать идеологической основой кровавого тоталитарного режима. Она толкает на акты вандализма, придаёт слушателю разрушительный заряд. Немецкие нацисты сделали музыку Вагнера своим тайным оружием. Мелодичнейший «Полет валькирий» вводил в экстаз лётчиков люфтваффе. Гитлер точно так же обожал и Бетховена, слушал с упоением его произведения, особенно «Оду к радости».

-- Это же гимн Евросоюза!

-- Нож может служить столовым прибором для аристократа и орудием убийства для разбойника. Важно понимать разницу. Юдофоб-палач Эйхман ценил Вагнера за то, что тот ненавидел евреев. Произведения Вагнера никогда не исполняют в Израиле!

-- Не понимаю, как музыка может повредить психику?

-- Мелодическая музыка – страшная, всё сокрушающая сила. Мелодии пробуждают в человеке порочные наклонности, заглушенные цивилизацией. Призывают к общинно-коммунальному мироустройству, подстрекают к экспроприации частной собственности, убийству состоятельных людей и даже геноциду целого народа. Вплоть до национализации собственности транснациональных корпораций. Такое недопустимо в цивилизованном мире!

-- Но каким образом подстрекают мелодии, Асмодей Гжехович?

-- Чудовища и мрак как будто бы оживают в подсознании при прослушивании классической музыки. Такое искусство балансирует на грани богохульства. Ты так и не осознал греховность классической музыки, Сидоренко.

-- Это попы подтверждают?

-- Это я утверждаю! Наверняка самоубийство кровавого диктатора Гитлера и его супруги Евы Браун сопровождалось сатанинской музыкой из финала оперы Вагнера «Гибель богов». Там Брунхильда и Зигфрид исчезают в пламени погребального костра, в котором пляшет языками адского пламени сама Вальгалла, пандемониум язычников. А это сущий ад!

-- Но ведь именно русские разбили фашистов. В чём провинилась «Могучая кучка»?

-- Русские большевики и немецкие нацисты – неразделимое зло. Кровавый Сталин слушал классическую музыку с каким-то дьявольским наслаждением. Обожал с сатанинским вожделением любую классику. Чайковский, Глинка, Бородин, Римский-Корсаков, Мусоргский, Бизе, Верди. Просто кошмар какой-то!

Увеличенные очками голубые глаза студента сошлись к переносице.

-- Я запутался...

-- Да, ты запутался в силках зла, Сидоренко. В программу праздничного концерта в Кремле как-то раз кровавый вождь собственноручно вписал финал Девятой симфонии Бетховена с ее знаменитой «Одой к радости». Не замечаешь сходства с Гитлером?

-- Как же всё-таки быть с Евросоюзом?

-- Евросоюз всегда на стороне добра. Оставь это миролюбивым людям доброй воли. Мы о зле говорим... Сталину, например, нравилась русская народная песня:

Всю-то я вселенную проехал,

Нигде милой не нашёл,

Я в Россию возвратился,

Сердцу слышится — Привет!

Разве это не великодержавный русский шовинизм?

-- Сталин был за интернационал, я так думал.

-- Нет и нет! Он лишь маскировался под интернационалиста, а в душе был ярым русским националистом. Поднимал тосты за величие русского народа. Называл любимыми исполнителями Эмиля Гилельса, Давида Ойстраха, Святослава Рихтера и Мстислава Ростроповича. Всех их награждал Сталинскими премиями, но мы ему не верим. И ты не верь!

-- А кому верить?

-- Только мне! В передовице газеты «Правда» под заголовком «Сумбур вместо музыки» кровавый Сталин поносил величайшую оперу «Леди Макбет Мценского уезда». Там ведь мы находим самое темпераментное вожделение великолепного разврата, передачу ошеломительных ужасов кровопролитя. Настоящий апофеоз утончённого садизма, оправдание убийства. Увы, всё прекрасное было чуждо вкусам злокозненного Сталина. Его тянуло на архаику – классическую музыку, порождающую фашизм и тоталитаризм. Он угробил русское передовое искусство. Все модернистские новации в музыке запретил. Не уподобляйся заклеймённым тиранам.

-- Как же мне писать?

-- Музыка должна быть атональной. Никаких мелодий! Только афроамериканские там-тамы.

-- Рэгтайм или диксиленд допускаются?

-- Нет, они отдают коричневатым душком ку-клукс-клана. Помнишь, «буги-вуги – стильный танец изобрёл американец»?

-- С детского сада помню.

-- Вот тебе и точка отсчёта для творчества. Рок-эн-ролл и рэп-рэп-рэп. Никакой моцартщины! Иначе, Сидоренко, ты вылетишь ещё до выпускного концерта из консерватории с волчьим билетом вместо диплома. Твои хиты-нетленки перестанут крутить по радио и исполнять на телевидении. Понял, Сидоренко?

-- Хотелось бы разобраться основательней.

-- Да что там разбираться! Только три основные направления живут в современной музыке -- поп, рок и рэп. Поп – это диско, транс, хаус, техно, фанк и многие другие, если ты не забыл. Главное для современной музыки --ведущая роль ритм-секции ударных и баса, и лишь издали меломан слышит приглушенное, второстепенное, фоновое звучание струнных и духовых инструментов.

-- Я пока ещё не...

-- Да, ты пока ещё не осознал, что транс – прекраснейший из жанров электронной музыки. Он примечателен своим высоким эмоциональным воздействием на слушателя. Молодёжь выходит после такого концерта с выпученными глазами. Все как полоумные.

-- Представляю себе.

-- Забудь про симфонии, только музыкальный минимализм! Чем плох тебе хаус? Целиком и полностью электронная музыка. Главным и единственным инструментарием для него является компьютерный синтезатор. Симфонический оркестр скоро совсем канет в небытие! Техно -- футуристическая музыка большого города. Грохот заводского цеха. Очаровательный мрачный металлический звук и холодный, лишённый эмоциональности вокал.

-- Никогда не был на заводе.

-- Тебе бы в кузнечный цех сходить. Вот там звучит настоящий фанк -- это доминирующие над всеми остальными инструментами ударные, нулевая мелодичность, неряшливый, даже хаотический ритм. Понятно?

-- Пока не очень...

-- Начну разжёвывать с начала. Что такое современная музыка? Только рок. Рок уходит корнями в «чёрный» афроамериканский распев рабов на хлопковых плантациях. Элвис Пресли и битлы превратили рок в высокое искусство. Стыдно этого не знать композитору. Рок тебе не какой-то занюханный Римский-Корсаков. Вот, к примеру, хард-рок неспроста имеет такое название, Тяжесть в нём достигается благодаря доминирующему звучанию громкой и мощной ритм-секции. Панк-рок это грубая, часто непрофессиональная, но понятная для современной молодёжи музыка. Ей присущи простые, незатейливые, даже примитивные, но шокирующие мелодии, похожие на выкрики игрунковых обезьянок в джунглях.

-- Люблю передачу «В мире животных».

-- Это уже первый шаг твоего возращения к живой природе, Сидоренко. Идём далее. Психоделический рок буквально сводит с ума высоким уровнем эмоционального воздействия на слушателя. Трэш вообще очень жесткий жанр, от которого едва не лопаются барабанные перепонки. Рэп заменяет вокал речитативом. Рэп орут, а не поют. Вероятнее всего, он произошел от перебранки чёрных рабов на Ямайке.

-- Я постараюсь проникнуться рэпом, профессор.

-- Уж постарайся, постарайся... Музыка должна быть примитивна, как стук дикарей по медным тазам, какие им раздавали для забавы колонизаторы. Только такая музыка понятна и приятна всем. Даже медведь тренькает за расщеплённом пне. Это его забавляет. Надо быть ближе к природе. Современная молодёжь любит пестрые тряпки, побрякушки, как первобытный дикарь в пещере.

Студент сглотнул слюну и чуть на подавился, будто его потянуло на блевотину.

-- Простите, не нарочно!

-- Прощаю. Итак, подытожим. Ты наивен и девственен в вопросах идеологии. Музыка родилась от стука бамбуковых палок по пустым человеческим черепам или по скорлупе кокосовых орехов. Под этот перестук дикари плясали, шалели и впадали в транс, как нынешняя молодёжь в ночном клубе. Слышал, что иногда после рок-концерта. случаются драки с поножовщиной или давки с многочисленными смертями?

-- Наслышан, Асмодей Гжехович.

-- Так вот, современная музыка – это стук, шум, грохот и гам на запредельных децибелах. Только таким путём можно современному композитору вскарабкаться на музыкальный Олимп. Кстати, почему у тебя уши не проколоты?

-- Я не гомик.

-- Забудь это слово, а то заклеймят гомофобом и выкинут из композиторской тусовки. Некоторые мои студенты носят не только серьги, но и кольцо в носу или ноздре, как папуасы. А где твои нательные рисунки?

-- Наколки? Набитые масти?

-- Фи, как выражается без пяти минут композитор с дипломом! Я говорю о художественных татуировках. Они тоже возвращают человека в лоно нетронутой природы, где нет места для пагубы душе от классической музыки.

-- Асмодей Гжехович! Завтра же их набью, наколки эти. Поверьте...

Декан артистическим жестом поправил на носу пенсне, с которым современные кинотворюги непременно изображают Берию, великого и ужасного. И улыбнулся.

-- Верю, сынок, верю. Ты ещё молод. Сможешь твёрдо стать на путь исправления и пойти на сотрудничество с администрацией. Только так можно выковать в себе настоящего либераста. Творческих успехов!

КОНЕЦ






home | my bookshelf | | Родовая отметина фашизма |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 2.0 из 5



Оцените эту книгу