Book: Попадос. Велика Перемога



Соколов Лев Александрович


Попадос 3: - Велика Перемога.





Белая раса на грани исчезновения! ВЕЛИКАЯ БЕЛАЯ РАСА НА ГРАНИ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ, КАМРАДЫ! Я русский ариец, да. Зиг хайль! Ненавижу жидов. Всюду пролезут без мыла. Ненавижу их. Их страну Израиль, их пейсы, их немытые рожи, их гадкие еврейские имена... Меня, кстати, зовут Иванко. Настоящее русское имя. Вайт пауэр!!!


Живу я в Украине. Да, в последнем оплоте настоящей древней Руси. Проклятые Московиты! Ненавижу их рабскую натуру, их раскосые азиатские глаза, их зависть к нашей вильной жизни. Их жидовско-мордвинская орда пытается захватить и уничтожить нас. Хрен им по всему фейсу! Нация проснулась и воскресла! Идет нацбилдинг! Ща не вмерла!..


Такие вот мысли у меня в голове. Я иду по ночным киевским улицам. Внешне я стараюсь идти спокойно. Я не скачу, но мысли мои скачут. Надо быть острожным. Менты повсюду.


Восемнадцатый майдан провалился, камрады. Да. Надо иметь смелость это признать. Нельзя отворачиваться от правды. ПНХ опять купил все наши верха. Кондитер сдал всех нас. Всех! Он оказался все-таки олигархом. А я ему так верил... Главное не наткнуться на ментовский патруль. Хорошо, что их слышно издалека. Ходят только большими стадами. Боятся нас, гады.


Я правосек. Так называется наша организация. Ношу это звание с гордостью. Я ветеран АТО. Служил в территориальном батальоне. В спицпидраздильном батальоне, естественно. Мы как собрались в батальон, - так сразу объявили себя спецпидраздильным. Я орденоносец; - трижды. Мы как собрались в батальон, сразу заказали себе ордена на сувенирном заводе...


Мы сражались с оккупантами, со всей этой москальской угро-монгольской ордой. Я оттуда три хороших тачки пригнал. Отжал у шахтерской ваты. За каждую тачку был награжден орденом. Хотел уже четвертую. Но нам опять ударили в спину. Зрада комрады! Новая власть нас использовала - и бросила. Мы как узнали - сразу кинулись в Киев майданить. Но в этот раз почему-то не взлетело. Нас было мало. А менты и вояки залютовали. Я едва успел убежать с площади, и теперь крадусь в тени ночных аллей. Что ж это делается камрады? Лучших людей страны и белой расы власть кинула через ху... через хутор. Эх камрады!..



И чо теперь делать? Делать теперь чо? Я уже понял, что эта власть опять все слила. Нет камрады, - здесь уже ничего не исправишь. Но я вот думаю, что есть шанс все исправить в прошлом! Да, в прошлом. Читали ли вы книги о "попаданцах" комрады? Я тоже читал. Тогда-то и возникла у меня мысль - что если бы я смог перенестись в прошлое, я исправил бы судьбу всей Украины. А говоря шире - и судьбу всей белой расы! Задавить в зародыше всех жидов, москалей и негритосов! Вот цель достойная арийца!


Но как это сделать? У меня ведь нет машины времени, и я не знаю поблизости никакого разлома временного, - как его там, - континуума. Однако, камрады, если вы читали книги о попаданцах, - то уж должны знать, что все эти машины времени и разломы континуума - давно и безнадежно устарели. Нынешние авторы с этим уже не морочатся. Теперь пишут типа так: мол, шел по улице, очень захотел - и хопа! - уже в прошлом. Ну и я так щас сделаю. А чем я хуже? Щас вот напрягу свою арийскую волю, - и сразу провалюсь. Ну-ка... Эээээээх! (Это я напрягаюсь).


Что это, камрады?! Сзади свистки! Менты поганые! Увидели меня и бегут. Окружают. Щас будут бить, подлюки! Ай, повалили! Ай сапогом в дышло! Ай-ай! Отодрали с корнем мой заботливо выращенный оселедец!.. Тащат к машине... Ну-ка еще поднапрячься! Эээээээээх! Тужься, Иванко, тужся! Напряги свою волю. Я хочу в прошлое. В прошлое!


Вспышка яркого света, Застит мне глаза, камрады. Что за странные звуки? Кажется я того, - проваливаюсь в прошлое.

Ну в натуре!




***


Очнулся я на берегу реки. Огляделся. Небо синее-синее. Холмы зеленые. Слева по берегу лес. А справа - простор. И воздух. Я сразу понял, - вот оно, прошлое. Не передать какой чистый воздух. Не загажен еще ни автомобилями, ни клятым москальским духом. Впрочем... чем-то все равно тут попахивает... А, вот он что... Не прошло даром, что я так тужился, напрягая арийскую волю. Поменял сзади цвет мультикам...

Пойду к реке, простирну порты.


...Ну вот и жить стало веселее...


Однако, куда я попал? Вот главный вопрос. Я конечно хотел оказаться в прошлом. Но, по чесноку скажу, историю я знаю с пятого на десятое. Поэтому, напрягая свою арийскую волю, о конкретном годе я не думкал. Так где я теперь? Выплывут ли сейчас из-за поворота реки мои гордые предки на казацких стругах? Или же еще более древние - на пидводных човнах? Чтож, - достойный потомок готов к встрече с предками!

С этой мыслью, я двинулся по берегу вперед.


Чу! Что за крики слышу я впереди, за излучиной реки? Женский голос зовет на помощь. Даже по визгу девушки, я понял, что она не москалька, и очень красива. Не раздумывая, я аки барс, ринулся вперед!



За склоном холма, у воды мне открылась отвратительная сцена. Какой-то смуглый полуголый мужик, раскидав округ черные одежды, подмял под себя девушку, и сладострастно пыхтел, подбираясь к сокровенному. Я огляделся, уверился что насильник один, - и побежал вниз по отлогому берегу.


Топая по траве, я остро пожалел, что у меня с собой не было никакого оружия. Когда я участвовал в АТО, у меня был верный АК-74 (расшифровывается как Автомат Мыхайлы Калашниченко, если кто не занет). Да еще ПМ - (то есть Пистолет Мыколы Макарчука). Украинцы всегда умели делать отличное оружие! К сожалению, на очередной майдан менты нас с оружием не пустили, и в прошлое я попал без него. Ничего, справлюсь как-нибудь...



Насильник так увлекся, что даже не услышал, как я подбежал. Наверно он понял, что здесь не один, только когда я пнул его в бочину, как футбольный мяч! Так он с дивчины и улетел с воплем. Пока он там барахтался, я помог дивчине подняться, и она тут же спряталась за мою широкую спину. Этот, тем временем тоже поднялся, и я наконец смог разглядеть его толком. Лицо мое скривилось от омерзения. Был только один шанс встретить что-то хуже москаля. И он мне выпал.


Жид! Горбатый нос, оттопыренные уши, бездушные как два черных омута, глаза. Завитые длинные пейсы и кипа на голове, дополняли картину. Жид ожег меня гневным взглядом.


- Как смеешь ты, ничтожный червяк, мешать мне - разлепив свои пухлые губищи, пропыхтел иудей.

- Щас нос тебе на бок сворочу, свинофоб! - Мрачно пообещал я.

Жид отпрянул в испуге.

- Ну погоди, мы еще встретимся, - мрачно пообещал он, и... исчез. То есть просто растворился в воздухе.


Я застыл ошеломленный. Из ступора меня вывел нежный девичий голос за спиной.

- Спасибо тебе, храбрый лыцарь, - прожурчало за моим плечом, будто прокатился хрустальный чистый ручеек.



Я обернулся, и опять застыл. На этот раз пораженный красотой девушки. Прекрасные голубые глаза доверчиво глядели на меня. На щеках её лежал нежный алый румянец. Губки прямо-таки сами просили поцелуя. На голове же девушки, безупречно выбритой, словно алебастровый шар, был блондинистый аккуратно завитый чубчик. Яркая вышиванка выгодно подчеркивала безупречную грудь. А Ноги её были облачены в юбку с каркасом, сделанную в виде алого шара. Чтож это было логично: если наши предки-мужчины носили шаровары, то и девушки носили шаро-юбки. Передо мной стояла прекрасная древняя казачка.

То есть казачка то молодая, в самом соку.

А что древняя, - ну вы короче, того, поняли.


Да, на миг я был совершенно поражен красотой этой дивчины. Но все же я был тертый калач, и многое видел в жизни. Поэтому, опамятовшись, я решил проверить её.

- ПТН ПНХ? - Пытливо спросил я.

- Ох! Не поминай имен хтонических демонов! - с испугом прижала к округлившимся губам изящную ладошку девушка.

- Не бойся, ясновельможная панночка. То я просто проверял тебя. - Успокоил я девушку. - А что до демонов - тебе нечего их боятся, пока я рядом.

- Как же тебя зовут, отважный козак? - Вопросила дивчина.

- Иванко, - промолвил я. - А тебя?

- Пивася, - засмущавшись вдруг отчего-то, представилась она.


Пивася... - чем-то очень родным и приятным, повеяло на меня. Будто зашипело из-под открытой пробки.


- Красивое у тебя имя, - сказал я. - И сама ты, красивая.

Тут Пивася заалела щеками, как маков цвет.

- Ты тоже красивый, Иванко, - смущенно призналась Пивася. - Только ты скажи мне сразу. Ты роду панского, или из быдла? Потому что ежели ты из быдла, то не быть меж нами любви. Потому как я-то - дочь великого князя.



О-па! Вот это поворот! Выходит, я сразу столкнулся с княжеской дочкой.

На секунду я задумался как ответить. Княжеских кровей у меня конечно отродясь не имелось. Да и откуда? У нас даже президент был, в лучшем случае, из кондитеров. Однако, кто тут узнает, если я немного совру?


- Не бойся, Пивася, - важно изрек я, - роду я не быдляцкого, да не ватного. Роду я сам древнего, княжеского. Предком моим был... (тут я немного задумался, вспоминая те немногие имена, что я помнил из древней истории) - предком моим был князь Рюрик, наобум брякнул я.


- А-а! - у Пиваси от такой новости даже округлились глаза. - Сам Рёрик-шестикрыл?

Мда, похоже я случайно назвал какое-то громкое имя.

- Он самый, - солидно подтвердил я.

- Ты и вправду лыцарь знатнейшего роду, - потрясенного прошептала Пивася. Однако, Иванко, нам с тобой надо бежать.

- Что? Куда? - Заозирался я.

- Знаешь ли ты, кого так отрадно унизил своим могучим сапогом?

- А кого?

- Это же сам царь жЫдов, - Мордехай. - Объяснила Пивася. - Многие годы наше славянское княжество ведет неравную борьбу с их жидовским поганым царством. Я же, презрев совет отца, на прогулке слишком увлеклась, и выехала в пограничное дикое поле. Тут и подкараулил меня сладострастный Мордехай. И если бы не ты, нечестивец сей, сорвал бы нежный бутон моего девичества. Но теперь он вернется, и с большим подкреплением. Скорей Иванко! Нам надо бежать!


Ну мы и побежали.




***


Мы углубились в лес, и пробирались сквозь чащобу. Пивася вела меня, идучи впереди, отчего я имел удовольствие наблюдать её крепкие ладные икры, периодически оголявшиеся из-под шаро-юбки. Особенно меня радовали встречные поваленные деревья, которые ей приходилось переползать.


- Давно ли воюете с жидами? - Пробираясь за Пивасей сквозь еловые ветки, поинтересовался я.

- Всегда! - Жарко ответила девушка. - И отцы и деды наши воевали с погаными жидовинами, да ходящими под ними москалями. Тяжкое это дело.

- Что так?

- Сила у них великая. А главное, - хитры и лукавы жидовины. Видишь, уж загнали нас в дремучие леса, да на края земли. Может и совсем проиграли бы мы клятым супостатам, но есть у них одно слабое место.

- Какое же, - заострился я.

- Они по субботам не воюют, - объяснила Пивася. - Закон ихний не велит. Вот мы этим пользуемся, и чуть-чуть у них отвоевываем. А с началом недели все опять по новой... - Она грустно вздохнула.

- Не печалься, Пивасенька, - бодро утешил я её. - Теперь, когда я здесь, - одолеем вражин. Я ведь прибыл сюда не просто так. Мне известно, как сделать чудо-оружие, которое победит любого врага арийской расы.


Пивася аж остановилась.

- Правда? - Округлив свои красивые очи спросила она.

- Святая правда, панночка моя, - подтвердил я.


Как вы понимаете, я конечно не врал приглянувшейся мне Пивасе. К своему путешествию в прошлое, я начал готовится заранее. Вопрос о том, как победить в прошлом всех врагов славяно-укро-арийев, встал передо мной еще тогда. Ответ был очевиден: - надо было взять в прошлое чертежи современного оружия, и наладить его выпуск там! Вопрос был только в том, - какое же именно оружие для этого выбрать?


Как я уже вам говорил, украинцы всегда умели создавать великолепное оружие. На фронте автомат Калашниченко и пистолет Макарчука, ни разу меня не подвели. Командир мой носил большой АПС (Автоматический Пистолет Стечко). Карабины Симонюка, и Пистолеты Пулеметы Шпажнюка тоже были неплохи... Можно было попробовать утянуть в прошлое их. Но было бы это достаточно?! Нет, я решил действовать более радикально. Я раздобыл в интернете, и скопировал на бумагу полные чертежи одной из лучших машин, созданных когда-либо украинским гением. Речь конечно идет о легендарном танке времен ВМВ, - Т34, созданном в КБ славного козака - Сашко Мороза.


Здесь, в этом древнем прошлом, - укро-арийцы вооруженные такой могучей машиной, станут практически непобедимы! Я неоднократно представлял, как мои далекие предки смогут разносить в пух и прах, всех своих врагов, вооруженных примитивными луками и стрелами. Ха-ха! Конвертик с чертежами и сейчас лежал в левом кармане моей куртки, и грел мне сердце.


- Лыцарь ты мой ненаглядный, - да неужто ты сможешь закончить эту войну?

- Смогу, панночка, - заверил я Пивасю. - Смогу закончить, нашей полной укро-победой.


Пивася радостно взвизгнула, бросилась ко мне, обвила мою шею своими руками, и запечатлела на лице моем, жаркий поцелуй.

Ну кайфец!





***


Щли мы еще порядком, солнце даже уже начало садиться.

- Пи-ва-с-яяя! - Вдруг послышался далекий могучий голос.

- Ох, - вздрогнула девушка. - Это отец. Ой, чувствую, ругаться сейчас на меня будет...

- Оте-ец! - Закричала в ответ Пивася, и мы пошли на голос.


Встретились мы на поляне. Из-за дуба навстречу нам вышел мужчина могучего сложения. Исполин был одет в красные сапоги, кольчугу, и княжеский плащ. С головы его свисал длиннющий завитой блондинистый чуб. Загорелое лицо его было изрезанно морщинами. Арийские голубые глаза смотрели серьезно и строго. Передо мной предстал настоящий князь.


- Ты где была, негодница? - Вопросил богатырь.

- Извини, папаня, - потупила голову Пивася. - Загулялась, да чуть не попала в лапы к зловредному Мордехаю. А вот этот лыцарь меня спас.


Князь перевел взгляд на меня, и я почувствовал трепет, под его властным взором.


- Я князь Ротозяв, - представился он мне. - Благодарю тебя храбрый муж. А где твой чуб?

- Вражины в бою отровали, - признался я.

- Ты не обрезанный? - Подозрительно спросил князь.

- Ни боже мой!

- Как же твое имя? - Вопросил Ротозяв.

- Иванко, - Представился я.

- Иоанн... - Задумался князь. - Жидовинское у тебя какое-то имя.

- Не жидовинское, не жидовинское, - горячо заступилась за меня Пивася. - Он знатного рода, отец. Его предок, - сам Рёрик-Шестикрыл! А еще он принес нам чертежи какого-то чудо оружия, которое поможет нам победить! Вот!


Князь Ротозяв, застыл, пораженный такими вестями.

- Это правда, лыцарь? - Вопросил он меня. И не дожидаясь ответа пробормотал. - Надо скорее доставить тебя на совет князей.


С этими словами Ротозяв достал из кошеля на поясе какую-то свистульку, и дунул в неё что есть силы. Буквально через секунду в небе над нами загрохотало и загремело молниями. Будто ниоткуда над нашей поляной вдруг появился воздушный корабль, сделанный в виде священной арийской свастики. Огромный, застивший пол неба, медленно вращая своими Г-образными крюками, он завис над нами, ощетинившись стволами гигантских пушек, и излучателей.


- Это мой флагманский човн "Хохломен", - гордо объявил князь. - Как и любой наш корабль он может уничтожить своим огнем пол-континента. Но даже с такими силами мы не можем одолеть сил жидовинов. Скорее на борт! Ты должен сообщить старейшинам, что за чудо-оружие доставил нам!

- Да вы понимаете... - обмякнув забормотал я, - Я нес к вам эти чертежи. Однако, эээ... потерял их, во время смертельной схватки с жидовином Мордухаем, когда спасал вашу дочь, ага... Вот щас смотрю, карманчик-то порвался...


Пивася жалобно вздохнула.

- Это жаль, - сокрушенно выдохнув сказал князь. - Супер-оружие нам бы сейчас ох как пригодилось. Ну все равно, - спаситель моей дочери, и потомок самого Рерика, для меня желанный гость. Пойдем на борт, лыцарь.


По сигналу князя с борта "Хохломена" на землю опустился золотой луч, Князь встал на него как на нечто твердое, и пошел вверх к корблю. Пивася махнула мне рукой, и побежала за ним. Я воровато оглянулся, и тайком выбросил из кармана чертежи дурацкой танкетки. Блин, вот лажа-то. Но кто мог подумать, что у них в прошлом имелись такие технологии?!


Отмахнувшись от грустных мыслей, я побежал вверх по лучу.





***


Случалось ли вам оказываться перед верховным советом арийских укро-арийских князей? Нет? Ну и лузеры! А мне вот довелось...


На быстроходном корабле мы с князем и его дочкой вмиг домчались до Анатрктиды. Воздушный човн пролетел над студеным морем, белоснежными льдами, и наконец снизившись заскочил в огромную расселину в льдах, которая обернулась гигантской пещерой. Все шире и шире расширялась она, и наконец обернулась огромным подземнымпространством. С замиранием сердца созерцал я пещеру. Не было в ней холода, наоборот, под этим необъятным сводом росли тропические деревья, и текли реки. Искусственное солнце, подвешенное под потолком, освещало это дивное жилье. По берегам красивой реки ходили нарядные статные мужчины и женщины в расписных косоворотках, в шароварах и шаро-юбках. Запряженные динозавры мирно пахали землю под присмотром миролюбивых арийских оратаев. Другие хозяйственные работы мирно выполняли рабы-негритосы, и прочие инородцы. Идиллия!



Воздушный корабль опустился на землю на главной площади, перед деревянным княжеским теремом. Под приветственные крики здешних укро-арийцев, я с провожатыми вышел наружу. Тут князь Ротозяв велел мне идти за мной, и ввел в терем, где я оказался перед советом князей. Все они были статные мужи, с длинными окладистыми усами, длинными седыми чубами, в долгополых вышиванках, и с посохами. Звали их Ротозяв, Гопакскок, Чубонос, Брагохлеб, и Жидослав, вот. Я вошел в круг, а они начали меня выспрашивать. Кто мол, да откуда? Ну я отвечал порядком: Мол, из будущего, сын знатных родителей, потомок самого князя Рёрика. Прибыл обеспечить процветание укро-арийской расы.




Посовещались князья, да начали спорить.

- Слыхал я, что и правда люди могут путешествовать во времени... - Задумчиво гудел Чубонос. - А вот самому таких чудес видеть не приходилось. Не шпион ли он вражьих сил?

- Тоже смущаюсь, - вторил ему Гопакскок, - говорит, что наших кровей, - а чуб у него где? Говорит, враги оторвали? Да виданное ли это дело, чтобы чуб враги оторвали, а голову оставили?


Жидослав сомневался, но с выводами советовал не спешить.

Ротозяв, понятное дело, был за меня.

Брагохлеб спал. От его резного стольца явственно несло какой-то сивухой.


- Вот что я думаю, братья князья. - Наконец заговорил Чубонос. - Сомнительна мне личность этого лыцаря. Но есть у меня идея. Раз говорит он, что якобы потомок самого Рёрика-Шестикрыла... Так пусть же добудет для нас меч самого Рёрика - Светозар!


Князья на секунду застыли.


- Верно,- верно - опамятовавшись заголосил Гопакскок, - пусть добудет! Кому еще дастся в руки этот заветный меч, как не потомку владельца!

- Но ведь добыча этого меча сопряжена со смертельными опасностями, - нахмурившись пробормотал Ротозяв.

- Ну так ясное дело, - кивнул Чубонос. - Было б не опасно, мы бы сами за ним давно сходили. Короче, - он обернулся ко мне, - слушай сюда, парнище. Некогда, твой названный предок Рёрик владел мечом по имени "Светозар". Сила этого меча была такой могучей, что описать её наверно мог бы только сказитель-бандурист Евгений Гуляковский. Мне же это не под силу... Именно этим мечом твой предок побеждал всяких жидовинов и иных инородцев, к вящей укро-арийской славе. Но однажды, понадеявшись на свою силу, поехал твой предок в проклятый лес бороться с хтоническим чудищем, - да там и сгинул... ныне тебе предстоит добыть священный меч! К следующему утру подготовим корабль, и выбросим тебя поблизости от проклятого леса. А пока, вона, можешь иди, погулять среди народу. У нас сегодня праздник. Так ты повеселись, напоследок.


С этими словами князья отпустили меня из терема. Я еще слышал, уходя, как пробормотал огорченный Ротозяв:

- Пропадет парень, жаль. А я его женить на своей дочке хотел...

- А вдруг он не потомок Рерика, а самозванец? - вопросил Гопакскок.

- А какая разница, если сгинет? - Отозвался Чубонос.

С темп дверь за мной и закрылась.


Блин!




***


Снаружи, в великой пещере, уже стемнело. Искусственное солнце притухло, и теперь освещало все белым лунным светом. Пивася встретила меня у крыльца, и потянула за собой.

- Позабудь о делах и заботах, любый мой - жарко выдохнула Пивася. - Сегодня особая ночь, когда девушки выбирают себе женихов.


Пивася повела меня под сонм густых деревьев, где горели яркие костры, откуда доносилось громкое пение. Чем ближе мы подходили, тем отчетливее становились слышны слова.



Как запалим мы кострище,

Вот и выйдет огневище

Не сгорела бы избища,

Если ветер сменит вдруг.


В нас арийские умища

Лет нам очень много тыща

Весь народ наш архаище

Забегай скорее в круг!


Расстегни реммену бляху,

Рассупнивай рубаху,

И порты сымай с себяху

Доставай свой самотык!


Девку голую лови-ка,

И в кусты её вали-ка,

Сунь же девке самотыка!

Уж куды сувать привык.


Ночь сегодня - ночь святая

Вся священная такая,

В ней таинственность большая,

От заката до утра.


Славим в эту ночь Купалу,

Или может быть... Ярилу.

Иль каку другую силу?..

Мне запомнить бы пора...


Только в мыслях сумбурище

А внутри кипит кровища,

Рядом голых девок тыща

Не запомнить ни шиша.


Чрез костер большой сигаю.

В речку быструю ныряю.

Девку красную хватаю.

Веселись моя душа!


В темноте охочут охи,

Под кустами слышны вздохи,

Всё в интимной суматохе.

Ночь сегодня хороша!



Чем ближе мы с Пивасей подходили, тем больше открывалось моему взору, между стволов огромных деревьев: Мускулистые юноши, и красивые молодые девушки, в чем мать родила, водили в лесу хороводы, скакали через костры в спокойную лесную реку, плясали, и убегали подальше в лес, откуда доносились сладострастные стоны и вздохи. Поскольку от костров убегая в лес, местные бежали в том числе и в нашу сторону, - я наступил на чей-то белеющий на земле зад, но извинится не успел. Пивася, сжимая мою руку своей горячей ладонью, все влекла меня вперед.


Выйдя к костру, Пивася без смущения с полным сознанием собственной красоты, скинула с себя вышиванку, и шароюбку. Я офигел, и застыл, глядя на её выдающиеся достоинства, по которым соблазнительно метались светотени от пламени костра. Пивася показала мне знаком, чтоб я тоже разделся. Ну чего... Стесняться было не ко времени. Пусть знают, что не обмельчали хоботами козацкие потомки! Я стянул с себя куртку и майку, сбросил с ног говонодавы и штаны. И гордо восстал перед Пивасей, во всех смыслах. Она глядя на мою могучую мужскую красоту, только восхищенно охнула.


Пивася тем временем зачерпнула, из стоящей рядом с костром бочки какой-то жидкости в ковшик, сорвала росший рядом у дерева мухомор, и подошла ко мне.

- Выпей это, мой лыцарь, - сказала Пивася, - и закуси чудо-грибом.


Я поднес ковшик к лицу, оттуда пахнуло какой-то спиртной брагой. Глаза мои все время тянуло вниз, смотреть на Пивасини перси, а для того чтоб выпить нужно было закинуть голову. Совместить оба дела было нелегко, но я справился. Мухомор на вкус тоже оказался ничего. В глазах у меня слегка поплыло. А Пивася начла пританцовывая, и делая завлекательные движения, медленно отступать, заманивая меня в ходящий вокруг костра хоровод.


В груди у меня будто бил молот. Я хотел уже двинуться на некрепких ногах вослед за Пивасей. Но в этот момент меня кто-то крепко ухватил за руку. Я обернулся, - какой-то старпер с длинной белой бородой почти до земли, держал меня, и пытливо смотрел пронзительными голубыми глазами.


- Хорошо что я нашел тебя, юноша. - Вымолвил старец.

- Ты кто, дедуган? - Буркнул я. - Пусти, меня девка ждет.

- Подождет твоя девка. - Сердито тряхнул головой старик. - Ты знаешь кто я?

- Да не знаю я тебя. - Пробормотал я. - Век бы тебя не видать.

- Я - дед-всевед! Волхв по имени Вельмимудр! - Объявил себя старикан. - И я пришел открыть тебе страшную тайну.

- А не может эта страшная тайна подождать до утра? - Кажется я увидел Пивасю, среди сплетения девичьих фигур в хороводе.

- Не может! - Громыхнул дед. - Ведь завтра ты отправишься в гибельные леса! На поиски меча Светозара! Знаешь ли ты кто хранит его?

- Да мне пофиг кто! - Я снова увидел наливной ядреный зад Пиваси, и попытался вырваться. Но дед вцепился как клещ.

- Хозяин гибельных лесов один из ближайших прислужников жидовина Мордехая! Сам Кощей Бессмертный!

- Обалдеть. - Почти не слушая деда пробормотал я. - Пивася у костра совершала такие движения, что я уже видел только её.

- Могуч Кощей... - продолжал бубнить где-то на заднем плане старикан. - Но сила его хранится вовсе не в теле... она висит... ты должен добыть это яйцо!...

- Да добуду я тебе это яйцо! - Рявкнул я, и с отчаянным усилием вывернувшись из старперского захвата, рванулся к хороводу у костра, - к Пивасе.



Мухоморы с брагой к этому моменту меня уже крепко забрали. Смутно помню, как танцевал у костра, в окружении голых тел. Здешние пляски были мне не ведомы, поэтому я изображал то, что тело помнило по рейв-вечеринкам. Сколько это длилось не знаю, но я почувствовал, что Пивася потянула меня из хоровода. Мы отдалились от костра, тут я зарычал, и завалил Пивасю на папоротник. Пивася забарахталась, растопыривая ноги, я приземлился куда надо, и!...

Больше особо ничего и не помню.





***


Пробуждение с утра вышло, не сказать, чтоб приятным. Во-первых, оказалось, что в порыве бурной мухоморной страсти я завалил Пивасю не на папоротник, а в крапиву. Пятки и колени теперь покрылись волдырями, и чесались отчаянно. Во-вторых, оказалось, что завалил я вовсе и не Пивасю, а какую-то другую девку, - рябую и с толстым задом. Вот ведь лажа! Как же я перепутал?.. Не успел я толком почесать зудевшие от крапивы коленки, и аккуратно убрать свою руку из-под головы дрыхнущей конопатой девки, - как меня вдруг схватили под белы руки, и дернули с земли.


Я осмотрелся - меня держали двое дюжих княжеских дружинника. Огромные блондинистые воины в сияющих кольчугах.

- Пора, козак - сказал мне державший меня справа воин. - Время отправляться в гибельный лес.

- Одежда-то моя где?.. - Вяло шевеля распухшим языком прогугнил я.

- Не волнуйся, одежду дадим. - Пообещали воины, крепко держа меня под руки. - Пошли.



И воины повели, а вернее потащили меня к княжескому терему. Голова моя гудела. Свет резал глаза. Честно говоря, мне хотелось огуречного рассола, а никаких не подвигов. Но кажется воины были посланы за мной как раз за тем, чтоб я не увильнул от приказа князя. Мне стало как-то тревожно.


У самого княжеского терема меня и моих конвоиров догнала Пивася. Вид у неё был тоже помятый, на шее виднелось несколько засосов.

- Иванко! - Выдохнула Пивася. - Куда ты вчера пропал? Я ведь думала, что отдам тебе свою невинность! А с утра оказалось, что невинность-то я точно отдала, а рядом в кустах никого... Это тебе отдала я свой цветок?



Пивася глядела на меня с мольбой, и я подумал, что некоторые моменты с древних и до моих времен, мало изменились. Аккуратнее надо быть с мухоморами... Я вспомнил страшную на фейс рябую девку, рядом с которой проснулся, и решил применить мудрость, которой меня научили старшие камрады, еще в моем мире: Главное, не то как прошла твоя ночь, - главное, как ты потом об этом рассказал. Все-таки шуры-муры с княжеской дочкой, - полезное дело.


- Конечно мне! - Важно подтвердил я, бултыхаясь между несущих меня стражников. - Уж ты мне свой цветок отдавала и отдавала! Я был неукротим! А ты все просила меня продолжать и продолжать. Но где-то раза после двадцатого, наоборот взмолилась, - чтоб я прекратил. Вот такие дела.

Пивася посмотрела на меня с восхищением.

- После двадцатого?!

- Даже двадцать третьего, если быть точным.

(Нечетные числа всегда вызывают больше доверия, - мотайте на ус, пацаны).


- Я всего этого ничего не помню. - Призналась Пивася. - Но судя по тому как ноет мое тело, - так все и было. Вот какой мне достался могучий и неукротимый лыцарь.

- А то! - Подтвердил я. - Да ты и сама, Пивася, была великолепна.

- Правда? - Пивася запылала как маков цвет.

- Дык, ясен пень! Я-то любую девку расшевелю. Мы бы с тобой и больше успели, но меня отвлекал этот... как там его... Волхв Вельмимудр.

- Это дело хорошее! - Обрадовалась Пивася. - Ты его советы не забывай. Он очень мудрый.

- Да я это конечно... - буркнул я, пытаясь вспомнить, чего там пытался мне сказать этот самый нудный старикашка, перед тем, как я от него убежал. Вспоминалось, честно говоря, немного.


За этим разговором меня дотащили до княжеского терема, и потянули вверх по лестнице.


- Иванко, любимый! - Взмолилась Пивася, останавливаясь у подножья. - Возвращайся с победой! Я тебя буду ждать!

- Жди меня Пиавасенька, я вернусь! - Поворачивая голову через плечо пообещал я. - А ты пока свой цветок никому не давай. И с мухоморами полегче. Помни! Пьяная баба цветку не хозяйка!

- Я буду стараться. Иванко! - Горячо пообещала Пивася. - Возвращайся, коханый!


С тем меня и втолкнули в терем.






***


- Ну что, готов к подвигу? - Поинтересовался встретивший меня князь Ротозяв.

- Да я, как-бы, не совсем...

- Вот и молодец, - не дослушав обрадовался Ротозяв. - Обряжайте его в доспехи ребята!


Подскочившая стража мигом натянула на меня алые шаровары, сапоги, косоворотку. Сверху нахлобучили тяжеленую кольчугу и шлем, от веса которых я слегка присел. На пояс привесили меч, и сумку с припасом. Ротозяв развернулся, и пошел на крышу терема. Стража тащила меня за ним.


- Мы щас посадим тебя в суборбитальный човн, - на ходу объяснял Ротозяв, - и запульнем прямо в гибельные леса. Ты там, пошукай, и отыщи заветный меч Светозар.

- Ага, - машинально кивнул я. - Все происходило слишком быстро. Тем более для моих, измученных мухомором мозгов. Но вдруг я сообразил: - Эй! А вернусь-то я как?

- Как найдешь Светозар, - выходи обратно к челноку, и свяжись с нами по рации, - пояснил Ротозяв. - Я тогда прилечу на своем човне, и заберу тебя. А если не найдешь - лучше даже и не звони, хлопец. Забирать никто не будет. Так решил совет арийско-казацких князей.

- Да что ж это?! Опять как в АТО?! - Буркнул я. - Послать пошлют, а забирать и не собираются.

- А ты думал, в сказку попал? - Скорбно вздохнул князь. - Ну, двигай давай.


Так мы вышли на крышу. Там, в нескольких сантиметрах над взлетной площадкой терема, уже висел суборбитальный човн. Такая же свастика, как флагман Ротозява, только маленькая, на одного человека. Я залез сверху, и кое как устроился в кабине, пристегнул ремни. Князь дал отмашку рукой. Човн завертелся на месте, по часовой стрелке, все ускоряясь - и вдруг серебряным диском взмыл в воздух!


Стремительно диск промчался по пещере, вылетел в антарктические снега, и взмыл в синее небо. Вскоре, несмотря на день, я увидел свет звезд. Внизу подо мной лежали маленькие земные континенты. Но вот челнок пошел на снижение. Земля пугающе приближалась, весь окоем заняли леса. Столкновение! Удар! Шум и тряска. Наконец, човн остановил свое могущее вращение.

Я откинул крышку люка, и вылез наружу.





***


Оказалось, что човн при приземлении стесал несколько верхушек деревьев, и прорубил изрядную просеку. Теперь он висел над землей, в клубах пыли и дыма. Я откашлялся и спрыгнул на землю. Под ногами тут же хлопнула выступившая вода.


Я огляделся. Вокруг был непролазный лес. Черные, уродливые, замшелые стволы заслоняли вид. Над головой густо сомкнулись тяжелые кроны, затмевавшие небо. На земле был мох, вперемешку с участками темной, залитой водой землей. Под кронами было темно, почти как ночью. А самое главное, за пределами видимости, но недалеко, кто-то постоянно жевал и чавкал. Бррр! Что за страшенное место?!


Я порылся в сумке, и вытянул оттуда факел. Хоть чем-то снабдили отцы-командиры! Возжег факел, - и тьма чуть отступила. Жевать, впрочем, не прекратили. Я заозирался по сторонам. Возникла мысль, применить проверенный, испытанный еще со времен АТО спицпидраздильный прием: - сбежать! Но куда же тут сбежишь. - если со всех сторон этот клятый лес?..


Я не слишком решительно двинулся куда глаза глядят. Придется доверится козацкой чуйке. Вокруг все скрипело и чавкало, но я так никого и не видел. От этого мне становилось все страшнее. Но в конце-концов - свидомый украинец я, ли нет?! Я поднял повыше голову, и чтобы забороть одолевавший страх, - запел:



К стыду своему, я - выросший под гнетом москальской культуры, - почти не знаю ридную соловьиную мову. Но как патриот я стараюсь и учу её! И конечно я уже выучил наш гимн. Нашел его в интернете, и затвердил наизусть, как мог. Вот сейчас я и запел его.


Жесче Полска не сгинела,

Кеди ми жийемы!

Со нам обса прземос взйела

Сзабла одбйерземи!

Марзс, Марзс, Дамбровски!..


Пусть я не понимал точный смысл слов. Но я чувствовал их смысл сердцем: - Ща не вмерла Украина! Победим москаликов, и запануем по эуропейски!.. О чем-то таком пелось в нашем певучем гимне.


В лесу кто-то на секунду перестал жевать, и обидно захохотал. Я не обращая внимание, лишь громче запел родные строки гимна.



Чу! Что за зеленый огонек, засветился впереди, в просветах между стволами? Я пошел на этот свет, но он отдалялся от меня ровно с той же скоростью. Уж не ловушка ли это? Впрочем, - я и так в самом сердце опасности. Стараясь унять дрожь в коленках, я двинулся за огоньком.


Огонек все мерцал и мерцал. Но вот наконец остановился. Я вышел на темную и страшную поляну. Огонек застыл над ней. В последний раз огонек разгорелся в яркой вспышке, и мне показалось, что на миг он превратился в образ могучего кОзака, с длинным, чуть не до пяток чубом. Уж не призрак ли самого Рёрика давал мне свою весть?!


Я вышел на поляну. И точно. Из-подо мха на земле блестнуло что-то ржавое. Я убрал мох, и моим глазам открылся проржавевший козацкий шлем. Откатил его в сторону, и на меня уставился пустыми глазницами старый череп. Я поднял его с земли, и задумчиво подержал в руках.

- Бедный Рёрик... Вот каков был конец столь прославленного украинского витязя!..


- А, ты все-таки нашел останки Рёрика, - вдруг раздался у меня за спиной ледяной мертвящий голос. - Но тебе это не поможет. Твои кости будут белеть рядом с его костьми!


Я круто обернулся. На краю поляны, из-за деревьев выступил высокий и тощий силуэт. Закутанный в черное мужчина с лицом будто изможденным многодневным голодом. В провалах глаз не отражался свет. Костистые сухие руки сжимали огромный двуручный меч. А из-за спины худосочного верзилы выступали какие-то мелкие сгорбленные твари, с тупыми лицами, и длинными руками. В руках страшных уродцев было зловещего вида оружие: - серпы и молоты.


- Кто ты?! - Непроизвольно сорвавшись на фальцет пискнул я, отступая на пару шагов, и выхватывая из ножен свой меч.

- Я властитель этих земель, Кощей! - выдохнула страшная фигура. - Я ждал тебя, Иванко.

- Откуда ты знаешь мое имя? - Удивился я.

- Дурак, - презрительно фыркнул Кощей. - Мы знаем все, что происходит в вашем недобитом княжестве. Ведь у моего повелителя Мордехая, в ваш совет князей давно внедрен свой человек. Он то и сообщил, что тебя пошлют в мой лес, и попросил приготовить тебе встречу.



- Зрада! - Приходя в неистовство рявкнул я. - Князья узнают об этом!

- Ничего твои князья не узнают, - Зловеще пообещал Кощей. - Ты уже никогда ничего не расскажешь. - Кощей обернулся к своим уродцам. - Ату его, мои москали!


Так вот кто такие были рядом с преподлым Кощеем! Древние москали! Страшные уродцы с пустыми лицами начали подсыпать ко мне. Я обернулся, выглядывая дорогу к спасению и бегству. Но и позади уже были те же страшные фигуры. Пока Кощей забалтывал мне зубы, они окружили всю поляну.


Первый москаль подскочил ко мне, подняв молот, и зловеще ощерив зубы. Я что есть силы рубанул его своим мечом. Что-то странное почудилось мне, когда клинок попал в его тело. Он будто бы вяз там. Я с трудом выпростал оружие. Москаль повалился на землю, - от его тела пошел странный дымок. Секунда, - и на земле лежало уже не тело, а набитая тряпичная кукла. В прорехе от моего меча виднелась - вата! Вот оно что! Проклятый колдун-Кощей послал против меня ожившие ватные мешки! Еще двое москалей подскочили ко мне, поднимая свои серпы. Я с трудом отбился мечом. Металл звякнул о металл. Меня обступали. Кощей захохотал. Я бросился к стволу дерева, и прижался к нему, оберегая спину.



Кольцо москалей вокруг меня сужалось. Вдруг, в кроне дерева над моей головой снова мелькнул огонек. Я поднял голову, и... - Передо мной висел прекрасный меч Светозар. Его клинок глубоко вонзился в горизонтальную ветвь дерева, и застрял там, - видимо это и сгубило Рёрика, который не успел выпростать оружие...


Я метнул свой факел в ближайшего москаля - тот взвизгнул, и заполыхал. Метнул свой меч в другого, и подпрыгнув, ухватился за рукоять Светозара. Секнуда - и я свалился обратно, но уже с клинком в руках. Я почувствовал, как необоримая сила потекла ко мне в руки, через рукоять священного меча. Клинок его засветился ярким солнечным светом. Москали взвыли. Лицо у Кощея вытянулось.


Я махнул Светозаром широким круговым движением, параллельно земле, - и десяток чудищ упали в корчах. Теперь уже я захохотал. Разгорись утроба украинская! И козацкие плечи расходитися! - С каждым новым ударом падало десятка два врагов, а то и больше. Через пару-тройку минут уже все было кончено. Поверженная вата лежала на земле. Я огляделся. Кощей отбросив меч на цыпочках пытался уползти за дерево.


- А ты куда?! - Рявкнул я, хватая его рукой за шиворот, и бросая к корням деревьев.

- Тебе все равно не убить меня! - Злобно рявкнул кощей. - Даже с помощью Светозара! Ибо азм есмь не живое существо, но метафизическое воплощение зрады, которое непобедимо по сути!

- А меня и не просили тебя убивать. - Хмыкнул я.

Через секунду я уже спеленал ему за спиной руки веревкой. Которую нашел в своей сумке, и воткнул в рот самодельный кляп.

- Прости костлявый. - Сказал я, оглядывая Кощея. - Не я это придумал, волхв-ведун Вельмимудр мне так сделать сказал. Придётся мне забрать у тебя яйцо. Уж не знаю, зачем ему это нужно...

Глаза Кощея округлились. Он что-то натужно замычал через кляп, и завозился на земле.

- Да не дергайся, - посоветовал я. - больнее будет. Второе-то я тебе оставлю, для потомства чай хватит...


Я примерился, и аккуратно взмахнул Светозаром.





***


Стража передо мной расступалась. А народ наоборот, выбегал из домов, и бежал за мной. Все кричали, и охали. Народ радостно подбрасывал шапки. Все узнавали зажатый в моих руках Светозар.



Полтора года понадобилась мне, чтобы добраться от Гибельных Лесов, до Козацко-арийских пещер в Антарктиде. Когда я, одолев Кощея, вернулся к човну, чтобы вызвать по радио эвакуацию, - оказалось, что радио там нет. Я даже не удивился. Все было так же, как в АТО... Човн заводиться не хотел, - не то повредился при посадке, не то был рассчитан на один полет. Поэтому пришлось топать своими ногами.


Я прошел по главной улице, во главе ликующего народа, и вышел на площадь ко княжескому дворцу. Князья уже вышли, привлеченные шумом, и смотрели на меня со ступенек. Я двинулся к ним.


Сбоку, из толпы людей вышел волхв Вельмимудр.

- Ты все-таки вернулся, славный герой!

- Ясен пень, - подтвердил я. И повозившись в сумке бросил в руки Вельмимудру маленький иссохший шарик. - На держи! Пацан слово держит!

Глаза у Вельмимудра стали озадаченными, белые бровки поднялись.

- Это что?..

- Да не благодари, дедуля, - великодушно отмахнулся я, и пошел дальше.

- Иванко!!! - Навстречу мне неизвесто откуда выскочила Пивася, и повисла у меня на руках. - Иванко! Ты вернулся! А это Светозар?! Ты добыл! Все подружки от зависти лопнут! Ты мой ненаглядный лыцарь, герой мой любый!

- Пиваська, что с цветком? - Строго спросил я.

Пивася слегка смутилась, но тут же подняла на меня свои ясные и честные глаза.

- Ни боже мой! Только тебя и ждала!

Я оглядел Пивасю. Шаро-юбка конечно многое скрывала, но кажется, за время моего отсутствия, у неё изрядно округлился живот. Я вздохнул.

- Ладно, позже поговорим...


Я решительно отстранил Пивасю, и вышел навстречу князьям.


- Поздравляю с возвращением, хлопец! - Радостно прогудел Ротозяв. - Ты смог вернуть священный меч Светозар. В награду я женю тебя на своей дочери! - Он показал на Пивасю, и вздохнул. - А то она совсем от рук отбилась...

- На твоей дочери пусть женится, а удостоверение ветерана не дадим! - Решительно вмешался князь Чубонос. - И никаких пенсий! В бюджете дефицит. На всех не напасешься! А где он шлялся, - кто его знает? Подтвердить-то, что он воевал с Кощеем, некому!

- Так он же Светозар принес! - Нерешительно вякнул кто-то сзади, из народной массы.

- Ну и что, что Светозар? - Отмел рукой Чубонос. Светозар принес, а свидетелей, все равно нету!


Я закусил губу. Некоторые вещи за тысячелетия не менялись.

- Да погодите вы со своими пенсиями, - крикнул я. - О другом пришел сказать. Вы послали меня прямо в засаду! Кощей выдал мне, что в княжеском совете есть шпион царя жидов Мордехая!


Народ за моей спиной тяжко охнул. Князья Ротозяв, Гопакскок, Жидослав, Чубонос, и Брагохлеб, начали недоверчиво переглядываться.

- И... Кощей сказал тебе, кто предатель? - Наконец опасливо поинтересовался Гопакскок.

- Нет, - качнул головой я. - Но я и сам догадался! И вы бы сообразили, еслиб не тупили!

- Кто же он?! - Подался ко мне Гопакскок, - говори хлопец!

- Вот он! - Я ткнул рукой в князя Жидослава. - Да как же вы сами не догадались, что его имя значит "Слава жЫдам"?!


Народ опять тяжко охнул, и загомонил.

- Стража! Хватай его! - Рявкнул Ротозяв, указывая на Жидослава. - Тащи гада в позорное узилище!


Подскочившая стража в момент скрутила лже-князя, и потащила с крыльца.

- Хлопчики!.. - Бормотал растерянный Жидослав, пока его тащили в позорное узилище, - Хлопчики, что же это?.. Не иудейское у меня имя... Имя "Жидята" еще в летописях встречается... Хлопчики...


Предателя утащили на расправу. Народ одобрительно гудел. Свод пещеры вдруг потемнел. Пещерное солнце притухло. Все задрали головы вверх. Под потолком пещеры повисло тяжелое грозовое облако. Ударили молнии, облако вдруг зашевелилось, и клубы его приняли формы лица, которое смотрело вниз. Горбатый нос, оттопыренные уши, бездушные как два черных омута, глаза. Завитые длинные пейсы и кипа на голове. Я узнал черты ненавистного Мордехая.


Мордехай раззявил облачные губы, и заговорил громовым голосом.

- НИЧТОЖНОЕ ДУРАЧЬЁ! НАШЛИ ОДНОГО ШПИОНА - И ОБРАДОВАЛИСЬ? ДА ВЫ ЛУЧШЕ ПОПРОБУЙТЕ НАЙТИ СРЕДИ ВАШИХ КНЯЗЕЙ ТАКОГО, КТО НЕ РАБОТАЕТ НА МЕНЯ! МУ-ХА-ХА-ХА!


Облачный Мордехай захохотал, черты его лица рассеялись. И вскоре клубящееся облако превратилось в нечто похожее на совсем другую человеческую часть тела. Из этой, другой части, на собравшийся на площади народ хлынула мощная струя, окатывая всех, будто из брандспойта. Народ завопил, и начал разбегаться.


Жидкость сверху попала и на меня. Я попал несколько капель, и лизнул. Слава богу, просто дождевая вода...


Дождь из злокозненного облака кончился так же быстро, как и начался. Я оглядел площадь, мокрых князей, унылый народ, округлую в животе Пивасю, печального Вельмимудра. Что-то опять пошло не так.


Кажется, пора устроить здесь очередной майдан.




home | my bookshelf | | Попадос. Велика Перемога |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу