Book: В поисках новой колонии



В поисках новой колонии

====== Пролог ======

Звезда – небесное тело, видимое простым глазом в форме светящейся точки. В мире их бессчетное множество, и наивно полагать, что среди всего их многообразия во вселенной больше нет разумной жизни кроме человека. А может, семена человечества раскиданы по уголкам нашей галактике, формируя гипотезу существования разумных существ, просто не все они находятся на одном уровне развития. Одни дерутся за земли и власть над себе подобными, другие бороздят просторы космоса, колонизируя всё новые и новые системы.


На поле сегодня было чрезмерно жарко, редкие птицы пролетали на уровне облаков, а на торговом тракте, который проходил в обе стороны от посевных, не было видно ни единой души. Земля, уставшая от постоянной пашни, не могла больше давать урожай, но возделывавшие ее люди, не знали об этом, и год за годом продолжали тревожить иссохшую землю, не давая ей отдохнуть. Как назло, ко всему прочему, год оказался засушливым, а на жреца, способного обратиться к всевышнему и вызвать дождь, не было никаких средств, как не было их и на то, чтобы прокормить семью.

Поле принадлежало крестьянской семье. Их дом был единственным, что стоял недалеко от торгового тракта, а в километрах десяти от поля располагался небольшой поселок, в котором жило около двадцати семей. Голод застал не только крестьянскую семью, но и всю страну с ее обитателями. Это было тяжелое время.

Вот уже три с лишним года страна вела войну с соседями. Ни одна из сторон не шла на уступки, из-за чего страдали лишь мирные люди. Им эта война была не нужна. Слуги короля ежемесячно объезжали деревни в поисках новых рекрутов, а матери и отцы каждый раз старались понадежнее спрятать своих отпрысков. Это был ритуал, игра в прятки, одни ищут, другие прячут. Но ставкой в этой игре были человеческие жизни, редко когда дети могли вернуться к своим семьям живыми.

В деревнях уже давно не осталось молодых мужей, и их места на полях занимали дети. Всех, кто мог держать меч в руках, забирали в ополчение короля. В поселениях разоренных войной оставались старики да слабые дети от трех до двенадцати лет. Как только чадо начинало самостоятельно ходить ему тут же находили работу. Каждый должен был отрабатывать свой хлеб – девочки были не исключением.

Всё продовольствие, вся рыба и урожай уходили на нужды армии, крестьянам оставались жалкие крохи от своих трудов. Кто пытался утаить продовольствие, жестоко наказывался. Людям приходилось лишь молча сносить и наблюдать, как ревизоры короля ежемесячно переворачивают их дома вверх дном в поисках «спрятанных» съестных припасов. Но самым страшным для крестьянского люда было не это. Столкновение двух войск близь их дома, вот что пугало по-настоящему. Тогда военные не разбирали, кто свой, а кто чужой, грабили и без того бедные жилища, насиловали и убивали женщин с детьми. В это страшное время стерлась граница морали между добром и злом. У крестьян не было защитников, а бароны и лорды, на чьих землях происходил беспредел, не интересовались проблемами рабочего класса, главное чтобы продовольствие поступало в срок.

Сае недавно исполнилось двенадцать, но ее день рождение, как и все предыдущие, затерялось между обычными серыми буднями. Праздники уже давно никто не отмечал, так что она и сама не знала, что ее именины уже прошли. Об этом ей напомнила мать. Отца Саи призвали еще в начале войны, и с того момента прошло уже много времени. Она не знала, жив ли он или нет, скорее всего – нет. Грустно было оттого, что при всем желании ей не удавалось вспомнить его лица, хотя на момент когда он ушел, ей было уже почти девять. Трудные времена забрали это из ее памяти, но она хорошо помнила доброту и заботу отца, и этого Сая старалась не забыть.

В ее семье она осталась самой старшей. Помимо нее был еще маленький четырехлетний Касс и пятилетняя Роберта. Старший брат, которому месяц назад должно было исполниться тринадцать, пропал в прошлом году. Слез оплакивать тогда ни у кого не было, как и сейчас, когда от истощения умерла ее бабка.

В их хозяйстве осталась одна единственная лошадь, даже не так – скелет, обтянутый кожей. Но все понимали, если та умрет, плуг тащить будет некому, и за ней старались ухаживать лучше, чем за детьми. Для Саи эта лошадь была другом; других друзей на поле у нее не было. Как самой старшей, ей ежедневно приходилось возделывать землю, и единственным собеседником в эти тяжелые часы была старая кляча.

Некоторые могут усомниться, что нет ничего сложного в том, чтобы направлять плуг за тянущей его лошадью, но на деле все обстояло иначе. Лошадь, по мере своих угасающих сил, как могла, тянула вгрызавшийся в землю деревянный плуг, но одной сдвинуть эту тяжелую ношу ей было не по силам, и всеми своими крохотными стараниями ей помогала черноволосая девочка в старом, поеденном временем халате. Обе были голодны, обе были худы, но каждая упорно шла вперед.

После сокрушительной победы над посланником Тьмы люди задали начало новому летоисчислению. Сейчас на этой планете в созвездии Лира шел двести второй год.

====== Часть 1 ======

За пару недель до этого. Колония Вира. Идентификационный номер 424. На другом краю этой же галактики.

- Время до запуска?

- Две минуты!

- На последней, начинайте отсчет.

- Принято!

Командующий откинулся в кресле и переключил канал связи.

- Ну что Элыч, волнуешься? – придав голосу бодрости, чтобы поддержать отправляемого передового разведчика, спросил Командующий операцией, опуская руки на подлокотники.

К этому дню их личный состав готовился пол года. Пол года шли подготовительные работы и тренировка человека к отправке по указанным спутником координатам.

По полученным скудным данным на планете допускалась жизнь, но для того чтобы тратить колоссальные ресурсы для создания новой колонии, сперва всегда отправляли разведчика. Тренированный в выживании человек, должен был провести доскональное изучение местности обширного участка планеты, после чего отправить полученные результаты в центральное управление и ждать прибытие новых колонистов.

- Чего молчишь? – повторил свой вопрос уже не молодой командир. – Не напрягайся ты так. Техники уже заканчивают проверку. Сам понимаешь, на открытие портала требуется подготовка, чтобы доставить тебя в место назначения в целости и сохранности, а не отдельную твою часть! – разгладив усы, усмехнулся собственной шутке мужчина.

Возможность открытия порталов была получена сравнительно недавно, и люди перешли на новый уровень исследования и заселение новых пригодных для жизни планет.

Маленькие и быстрые разведывательные спутники, разосланные по всей галактике более полувека назад, наконец-таки стали присылать свои отчеты с орбит отдаленных планет. В то время космические разведчики оснащались минимальной техникой, лишь для того, чтобы получить общие сведения об изучаемом объекте. Тогда человечество еще было не готово выкидывать в космос миллиарды кредитов. Если результат соответствовал заложенной схеме: наличие на планете воды и пригодного для дыхания воздуха, аппарат отправлял положительный сигнал и координаты объекта, по которым техникам уже не составляло труда настроить точку выхода для переброски разведчика. Сам спутник-разведчик зависал на орбите в ожидании последующих команд, которые должен был дать уже непосредственно прибывший на планету человек по завершении своей миссии.

Такой человек в защитном скафандре сейчас и стоял в сферической комнате, в которой на него были направлены около дюжины излучателей пространственной переброски. Он молча переминался с ноги на ногу в ожидании отправки по указанным координатам.

- Элыч, ну ты там чего, уснул что ли? – повторился громкий бас командующего в динамиках шлема отправляемого разведчика.

- Никак нет! – подняв голову, отрапортовал молодой человек.

- Та не тушуйся парень! Помни, чему тебя учили, и все будет в порядке. Ну, а если совсем припечет, то отправляй сигнал на спутник, он будет проходить над твоей башкой по орбите каждые сорок восемь часов. Но это совсем на крайний случай. Сам знаешь, управление это не жалует. Столько средств вбухать, чтобы разведчик тут же попросился обратно к мамочке.

- Командующий, у меня ее нет...

- Да и укомплектован ты как на войну, – перебил его мужчина, – не то, что последние парни, пропавшие без вести.

- Спасибо, товарищ Командующий, вы умеете подбодрить!

С момента использования пространственной переброски всего несколько раз удавалось вернуть отправляемых разведчиков. Ученые множество раз проверяли, и перепроверяли работу всех систем. Сомнений не оставалось, исследователи перемещались без каких-либо проблем, но вот обратного сигнала в большинстве случаев так никто и не подал, и даже повторные отправки ничего не решили. Руководство пришло к единому мнению: при потере связи – планеты не пригодны для жизни. Но человечество не теряло надежды, и за ними следовали все новые и новые первопроходцы.

Эл поглядел себе под ноги, где стоял большой армейский чемодан с лямками, который было невозможно поднять без экзоскелета скафандра. Сверху на нем лежало оружие самозащиты – ружье Гаусса, или как называли его парни с учебки – гаусс винтовка. В перечень отправляемого снаряжения входило не так много вещей, как могло показаться на первый взгляд.

В основу входили такие вещи как: горный лазер с горелкой, анализатор химического состава, три дополнительных элемента питания для работы экзоскелета, запасная батарея к винтовке, и фонарь с удлинителем для подключения к корпусу скафандра. Аптечка, тонкое одеяло из фольги для сохранения тепла, если разведчику придется при каких-то обстоятельствах покинуть свою защиту, и жидкая еда в тюбиках. Еды должно было хватить ровно на десять дней для разведчика и отправляемых с ним морфов.

Про этих существ, стоит упомянуть отдельно.

Для экономии человеческих ресурсов, в помощь разведчику приписывали двух морфов. Эти существа были преданны как собаки и выступали передовым дозором первопроходца. Они представляли собой четвероногих, достаточно худых существ, по строению скелета напоминавших гепарда, но с более вытянутой мордой, сильно выступающими лопатками и длинным хвостом с костяным наконечником.

Первое столкновение с этими тварями у человечества произошло чуть меньше тридцати лет назад на одной из заселяемой колонии. Первое впечатление, которое вызвали эти создания у людей, чуть не закончилось полным вымиранием для морфов. Дело в том, что у морфов были очень большие и острые зубы, которые не вписывались в картину белого и пушистого зверя. Передвигались они достаточно ловко, оставляя за собой неприятный выделяемый фермент. Испугавшись за свою жизнь, колонисты отрапортовали центральному управлению об опасных обитателях, после чего началось их массовое истребление.

В скором, ученым удалось сделать удивительное открытие, и раскрыты целебные свойства фермента морфов. Помимо регенерирующих качеств он также обладал омолаживающим эффектом. Так что к радости центрального управления, морфы оказались достаточно сообразительными, чтобы не лезть к людским колониям и быстро размножающимися, чтобы восполнить свою популяцию.

Через полгода самка была готова к спариванию, а еще через полгода как минимум появлялась двойня. Жили эти существа по пятнадцать двадцать лет, за это время самка могла настрогать себе кучу подобных. Перенаселения не случалось лишь благодаря тому, что особи женского пола были чрезвычайно придирчивы в выборе партнера. Если самец был слаб или болен, самка давала ему отворот поворот.

С разведчиком, разумеется, отправляли только самых здоровых особей, это шло плюсом почти сто килограмм к отправке, но без них человеку на планете нечего делать. Обеих особей снаряжали тактическими шлемами с встроенными камерами. С их помощью они становились дополнительными глазами разведчика.

Это был не полный перечень отправляемого снаряжения. Сменного белья конечно в комплект не шло, его заменял защищенный скафандр, с встроенными функциями жизнеобеспечения, самым неприятным из которых был катетер. Баллон сжатого воздуха, и пара ножей из облегченных сплавов металла. Вот, пожалуй, и все.

Конечно, не исключалась возможность досрочной отправки сигнала о завершении миссии. Случаи могли быть разными, но разведчику Элу на протяжении всего срока подготовки вдалбливали стараться категорически этого не делать. Не для того передовых тренировали лучшие умы человечества, чтобы они сразу сдулись, лишь столкнувшись с первыми неприятностями. Будущую колонию нужно было изучить досконально для дальнейшего безопасного заселения.

- Да не дрейфь ты так сынок! Тебе сколько там, двадцать семь вроде?! Ребяческий возраст короче. Медицина сейчас на таком уровне, о-го-го наворотят, жить да жить. Вот мне сейчас сколько, как ты думаешь? – прищурив левый глаз, поинтересовался Командующий.

- Ну-у, – протянул Эл, – восемьдесят?

- Ах ты ж паршивец, в карту мою поглядел что ли? Ну да ладно. Молодой ты, в общем. По завершению миссии, богатым человеком будешь, вне зависимости от того пригодна окажется планета или нет. Даже если и нет, денег хватит на то чтобы купить клочок земли на уже заселенной колонии, ну а если все тип топ, получишь там участок в собственность, а там глядишь, колонистку себе какую присмотришь, детишек себе заведешь, хе-хе...

- Прощаетесь со мной?! – на губах Эла застыла легкая улыбка, а взгляд не выражал ничего позитивного.

- Да ладно... – хотел было отшутиться собеседник по ту сторону экрана, но слова так и застыли в горле не вырвавшись наружу. Из затянувшейся паузы его вывела загоревшая зеленая лампочка. – Готовься! Техники свою работу сделали!

- Давно готов!

С тяжелым вздохом, командующий операцией Малкольм Стивенс открыл защитную крышку на приборной панели и вставил в появившееся отверстие ключ, висевший у него на шее.

- Ну, с богом! – выдохнул он самому себе, и поворотом ключа активировал систему.

- Отправление через десять, девять... – начал отсчитывать секунды искусственный голос компьютерной программы. Лазерный сканер еще раз прошелся по всем отправляемым объектам находившимися в помещении, а излучатели пространственной переброски стали двигаться в невиданном танце, отмечая на теле разведчика незримые точки.

- Даст бог, свидимся! – немного грустно сказал мужчина, глядя своему подопечному в глаза.

- Три, два, один...

Последнюю цифру молодой человек уже не услышал, она потухла вместе с исчезающей комнатой.

====== Часть 2 ======

В голове все перемешалось. Элу рассказывали о последствиях пространственной переброски, какие могут появиться неприятные ощущения и дальнейшее самочувствие на ближайшие несколько часов. Но это оказалось сверх всех ожиданий.

Голова чуть не лопнула от внутричерепного давления, а морфы, находившиеся в контейнерах, наделали под себя кучу. Мысли спутались, сознание помутилось, и только благодаря экзоскелету скафандра удалось устоять на ногах.

Первым его ощущением, оказавшись на чужой планете, было желание открыть шлем и вывалить из желудка давно переварившийся обед. Лишь благоразумие остановило молодого первопроходца от этого безрассудного шага, а когда самообладание вновь вернулось к нему, он принялся действовать.

Задача номер один: осмотр местности. Кругом была если не пустыня, то очень похожая на это равнина. Совсем далеко виднелись горы, а вот растительности было совсем мало, если высохшие кусты можно было отнести к таковым. Но раз были растения, значит должен быть и кислород. Хоть ему и передали полученные отсчеты со спутника, но перепроверить данные было делом здравого смысла.

Голосовое управление в шлеме позволяло работать напрямую с компьютером без применения рук, используя потенциал скафандра на все сто процентов.

Результаты были получены сразу и все сомнения отпали. Воздух был в пределах нормы с легкой примесью окиси углерода, но полностью безопасным для дыхания. Эл с облегчением открыл скафандр, делая полный вдох. К сожалению, его ожидания не оправдались, вместо свежего воздуха в нос ударил запах горелой почвы.

“Странно, не похоже, чтобы здесь был пожар”, – оглядываясь по сторонам, подумал Эл.

Он еще некоторое время повертел головой, пытаясь визуально определить источник, но через минуту бросил это дело и принялся освобождать сдуревших взаперти морфов.

Сделав шаг в их сторону, Эл отметил неприятную тяжесть, с которой ему это удалось. Гравитация планеты была как минимум на две-три десятых Же выше привычной нормы, из-за чего пришлось увеличить энергопотребление экзоскелета.

“Компьютер! Добавь подачу питания на десять процентов”



“Увеличение питания на данные проценты снизит эффективность экзоскелета. Время работы в данном энергорежиме сократиться на одну десятую человеко-часов. Подтвердить действия?” – отрапортовал компьютер без каких-либо эмоций.

“Подтверждаю!”

По первым ощущениям ровным счетом не произошло ничего но, сделав пару шагов в обе стороны, непривычная тяжесть после появления здесь слегка изменилась. Двигаться стало немного попроще. Подумав над сложившейся ситуацией, молодой разведчик решил увеличить энергопотребление еще на пять процентов и, оставшись довольным полученным результатом, переключился на своих компаньонов по несчастью.

- Ну что? Сладкие мои вонючие монстрики! Выходите, на своем горбу я вас не потащу.

Задвижки контейнеров щелкнули, но твари вылезать не спешили. Эл наклонился посмотреть, чего они медлят, и увидел ели стоящих существ с кучей удобрений под трясущимися лапами. В свои годы он не был сентиментальным, но товарищей по «работе» понял.

“Не один тут я сдрейфил”.

- Ну ладно вам, вы не одни здесь такие, как минимум нас тут трое. Выходите, отдышимся и пойдем цветущий дивный сад искать. – Последние слова Эл сказал уже самому себе, кругом была лишь безжизненная равнина.

Морфы поочередно высовывали свои морды из контейнера. Посидели, принюхались, и нехотя вылезли наружу. Новый окружающий мир, даже у таких смелых существ как морфы, вызывал антипатию.

Под маской юмора Эл пытался унять нервную дрожь. Морфы выступали не только передовым дозором, но и молчаливыми собеседниками человеку на последующее время исследований, психологи посчитали это великолепным дополнением для сохранения рассудка отправляемого.

Почистив контейнеры от ненужного содержимого, Эл сложил их для транспортировки. Стенки контейнеров представляли собой пластины солнечных батарей, которые должны были стать альтернативным источником питания для его аппаратуры. Если так рассудить, то незаменимая вещь в хозяйстве, разве что тащить на своем горбу неудобно, но их он прицепил обратной стороной к рюкзаку, чтобы не отсвечивать, а разобранный каркас распихал по частям.

Проверив сигнал от спутника, он убедился, что тот находится вне зоны досягаемости его аппаратуры, все так, как и обещал командующий. Выходить на связь каждые сорок восемь часов, когда железный глас будет проходить над головой.

- И почему раньше спутники не оснащали приборами ландшафтной диагностики?! Эх, щас бы это ведро с болтами просканировало планетку за пару кружков, а я бы уже точно знал, куда идти, а куда нет. Чертовы бюрократы, – сплюнул Эл, тащась по высохшей равнине. Рядом не отставая, вывалив языки набок, плелись два морфа. Отправлять их вперед не было смысла, равнина просматривалась как на ладони, куда не плюнь всюду...

Как ни странно, разговор с самим собой и раздача проклятий невиданным бюрократам, позволяли избавиться от стресса.

Первая ночь на равнине открытая всем ветрам показала, что тренировки в разведывательно-космической академии прошли для него не зря. Скафандр замечательно сохранял температуру тела, постоянно стимулируя мышцы предотвращая их затеканию, благодаря чему можно было спать в любой позе, а вот морфов пришлось размещать в контейнерах, чтобы не продуло, шерстью твари были не богаты.

К концу второго дня Эл увидел редкие деревья, и тревога отступила, ровно до того момента пока он снова не попытался наладить связь со спутником. Ситуация была странной и он убедил себя что где-то просчитался, решив не поддаваться панике и попробовать в следующий раз.

На третий день стала попадаться растительность, но воду все также не удавалось найти. Морфов приходилось отправлять по разные стороны за километр от себя, чтобы расширить круг обзора но, по мнению разведчика, радиус охвата слишком мал, благо это все компенсировалось. Ловкость – помноженная на силу и небольшой вес, даже в условиях повышенной гравитации, придавали неплохой бонус к скорости морфам, благодаря чему его “глаза” всегда находились впереди него.

Часовой пояс был далек от стандартных двадцати четырех. Это первопроходец понял еще в первую ночь, которая продлилась десять его стандартных часов, а вот день вышел почти все семнадцать. Точными расчетами и наблюдениями удалось настроить наручный компьютер на часовой интервал планеты. Полный оборот вокруг своей оси она делала за двадцать шесть часов девятнадцать минут. Не критично, жить можно, но график сна пришлось изменить.

К середине третьего дня пришлось заменить топливный стержень, но выбрасывать его он не стал, а ближе к вечеру один из морфов вернулся, принеся в зубах полусъеденную кость, и съел ее, по всей видимости, именно он. Разбор полетов в данном случае не принес бы никаких результатов, да и выпрашивать посмотреть трофей, тоже было не из легких занятий.

Останки принадлежали какому-то животному, и это облегчило душу разведчика. На планете есть жизнь, а значит, будет чего жрать, осталось только найти. Прошло всего три дня, три дня на этой планете, а своя еда, разработанная высочайшими умами человечества, уже изрядно надоела, хотя морфы не жаловались.

- Да ладно... на! Забирай свою кость, – сунув останки животного обратно в зубы морфу, промямлил Эл. – За это, буду звать тебя Жадиной!

В это время мимо него продефилировал второй морф, которым оказался не самец, а самка. Направляясь к Жадине, она оставляла после себя витать в воздухе неприятный запах фермента.

- Фу б..., ну и вонь... Вот! Точно! Тебя буду звать Вонючка.

Морф на секунду остановилась на реплику молодого разведчика, смерила его безразличным взглядом, фыркнула и пошла дальше.

Темнело, скоро предстояла еще одна ночевка.

На четвертый день он предпринял еще одну попытку передать собранные данные на спутник. Планета по предварительным данным пусть и не была богата, но вполне пригодна для заселения.

Дождавшись часа пик, когда спутник должен проходить в надлежащем поясе, Эл снова попытался установить связь с ним, но вместо передачи данных, как и в первый раз, получил танцы с бубном.

“Компьютер, повторить установку соединения!”

“Соединение установлено... передача данных... ошибка передачи...”.

“Не смешно! Диагностика!”

“... Соединение установлено. Ошибка при передаче данных. Устройство не может идентифицировать владельца и блокирует входящие пакеты. ”

“Вот ж...” – подумал Эл, переходя на ручное управление, в срочном порядке намереваясь сигнализировать СОС.

Проблемой было то, что и возвращение разведчика обратно было завязано на этом спутнике, а потому, тревога Эла была небеспочвенной.

“Соединение установлено... сигнал получен... сигнал отправлен...”

“Фух б..., думал обосрусь...” – усаживаясь прямо на землю, где стоял, Эл стал переводить дух, ожидая подтверждения на запрос. Прошла минута, две. Через десять, молодой человек разве что ногти не грыз, но ответа он так и не получил. Повторив запрос еще два раза, компьютер все также обнадеживающе сообщал: “Сигнал отправлен, подождите, пожалуйста!”, – но, прождав до самого вечера, результат остался неизменным.

То же самое произошло и на шестой день – связи не было, хотя аппаратура исправно показывала присутствие спутника на орбите. Компьютер без проблем устанавливал соединение со спутником, тот отправлял сигнал СОС, но категорически отказывался принимать данные. Тревога не на шутку поселилась в душе молодого человека. Были перебраны несколько вариантов возможной проблемы.

Первое: несовместимость старых и новых систем, ведь висящей на орбите консервной банке больше сорока лет. Второе: ошибка коммуникатора, хотя после самодиагностики никаких проблем выявлено не было. Третье: сам спутник, хотя перед отправкой все было в порядке и если бы что-то произошло, операцию бы отменили.

Были и другие варианты, такие как: магнитные бури, или сход с орбиты, но как уже было выяснено выше, коммуникатор не показывал никаких отклонений. Элу ничего не оставалось кроме как продолжить выполнение своей миссии, периодически повторяя запрос на эвакуацию.

Прошла неделя. За время пребывания на возможно будущей колонии, Эл перепробовал все доступные ему варианты, после чего перешел на самобичевание за то, что подписался на эту авантюру. Не погрузиться в отчаяние ему помогло лишь обнаружение множественных следов присутствия на земле разумных существ, хотя всякий раз сомнение пыталось переубедить его в этом.

Уже несколько веков человечество бороздило просторы космоса, и неуклонно было убеждено, человек – единственное разумное существо в галактике, а тут, забрасывают молодого разведчика, и на те вам, получите – распишитесь. Да если это – правда, его имя войдет в анналы истории, хотя тоже сомнение подсказывало не спешить с выводами. Сперва стоило досконально все изучить и исследовать, тем более что возвращение домой пока оставалось под вопросом.

Несколько следов двуногих, несколько заточенных палок, искусственно вырытых глубоких ям – еще не повод кричать в мир о наличии сверх интеллекта. Требовалось больше данных, и к началу второй недели он их получил.

====== Часть 3 ======

Выбравшись в ущелье, столь сильно напоминавшее устье высохшей реки, Эл как обычно отправил морфов по разные стороны, чтобы те шли по краю, но они сильно отстали, пока взбирались наверх. Он не стал дожидаться и двинулся по затвердевшей глине. Некогда здесь проходила река, и только одному богу известно, благодаря какому катаклизму ее течение было нарушено.

Эл расслабился, и за эту беспечность был наказан.

То, что прилетело ему в голову, могло запросто убить человека, если бы на нем не было шлема. Следующим прилетевшим предметом оказалась костяная стрела, воткнувшаяся в спину, затем еще и еще превращая его в ежика. Такие самоделки не могли нанести урон его здоровью, скафандр для выживания М55 был смоделирован и не для такого. Что ему какие-то жалкие косточки, пусть и заточенные до состояния лезвий.

Кто бы его не атаковал, аборигены были не столь глупы, раз додумались сделать засаду. Странно, что он их не заметил, или может быть, и они его увидели лишь тогда, когда тот оказался в ущелье? Но размышлять над этим вопросом, у него не было времени. Ждать пока налетчики испортят ему инвентарь или пока у них закончатся стрелы, он не собирался.

Шлемы морфов были оснащены не только камерами наружного наблюдения, но и нейронными узлами позволяющими получать мысленные команды человека на уровне эмоциональных сигналов, на относительно небольшом расстоянии без магнитных или энергетических препятствий. Слава науке данная местность не обладала ни тем не другим. Команды пришли мгновенно.

«Найти и обезвредить. Не убивать!»

Через полминуты обстрел прекратился, а на вершине раздались дикие вопли, как и у колонистов при первой встрече с морфами. Камеры его дозорных стали передавать четкую картинку. Трое орущих от ужаса двуногих убегали в разные стороны, побросав самодельные луки и свою поклажу.

- Люди? – удивленно вырвалось из его уст.

Эл не мог в это поверить, его глаза отказывались принимать действительность.

«Задержать!»

Морфы и до этого не останавливались, преследуя добычу. Эти два существа были суровыми экземплярами, выращенными в лабораторных условиях, и команда «Задержать» воспринималась ими, как остановить убегающего любыми доступными методами, лишь бы не сдох. Что они и сделали, вцепившись в ноги своим целям, мощными челюстями нанося им тяжелые ранения.

Фонтан ужаса от лежащих на земле людей бил через край. Возможность ощущать гормональный всплеск живого существа была еще одной особенностью его шлема, предназначенная для улучшения контроля поведением морфов. Гормональный всплеск и эмоции это не одно и тоже. Встроенные в шлем визоры сканировали объект, разделяли выделяемые из его потовых желез ферменты и выводили полученный результат о текущем состоянии существа на внутренний дисплей: возбужден, озабочен, напуган. В данном случае мягкого слова подобрать не удавалось, и будем называть вещи своими именами, люди не на шутку пересрались.

- Люди? Это люди! – лихорадочно повторял Эл, взбираясь по крутому склону наверх.

Камеры не могли обманывать, а датчики скафандра не показывали отклонений в состоянии его владельца, так что галлюцинацию можно было исключить. Но мысли, откуда на этой планете могли взяться люди, не выходили из его головы.

Эл закрыл свой шлем и реализовал солнечную защиту, тем самым, скрыв свое лицо под толщей темного стекла. В нем бушевал восторг за то, что его подозрения оказались верными, а это значит, что даже при наихудшем сценарии он не умрет здесь.

Если тут живут люди, то планета бесспорно пригодна для колонизации, но в то же время мысли уходили куда-то не туда, вспоминая чертов спутник. Отбросив эту мысль, он принялся рассуждать с точки зрения своей миссии. А имеет ли он право нарушать нынешний уклад живых существ? Колонизация? А если бы на его планету прилетели какие-нибудь черти и давай устраивать себе новый дом? Противоречивые чувства боролись в нем, пока он поднимался наверх, пытаясь вылезти из высохшего устья некогда широкой реки.

Их было трое, ноги перекушены. Они жались спиною к спине поджимая раненые конечности, опасаясь, что невиданные существа вновь нападут, чуя свежую кровь. Но морфы лишь сурово рычали, но не делали никаких попыток снова напасть. Это томительное ожидание сводило раненых людей с ума, а затем появился Он.

Когда они желали навариться, они лишь сочли Его рыцарем, облаченным в сплошные доспехи, у которого надеялись найти деньги. После разгрома северной армии короля, наемники в этих краях были не редкостью, и таких одиночек можно было часто встретить на своем пути.

Они целились в незащищенные места доспеха. У всех этих железных панцирей, что так любят надевать на себя богатенькие сынки аристократов, строя из себя рыцарей, самым уязвимым местом в броне было сочленение шеи и головы, а они были лучшими стрелками в банде. Но первая стрела, выпущенная неизвестному в голову, своей силой даже не отбросила воина, тот лишь удивленно стал вертеться по сторонам. Другие посланные следом стрелы непременно должны были свалить рыцаря с ног, но и они не принесли желаемого, а затем как из воздуха вынырнули эти твари. Таких монстров они еще ни разу не видели, но Этот...

Тот, кого налетчики приняли за странствующего рыцаря, не был воином, да это был даже не человек, демон – не иначе. Сердце людей сковал холодный ужас, взирая, как Он медленно поднялся из устья и подошел к своим тварям. Те перестали рычать, и отошли за спину своего хозяина, а его металлический голос что-то сказал.

- Марк, Мааарк... черт, что это, Мааарк! – обращаясь к своему подельнику, промямлил один из нападавших.

- Я... я... я не знаю, – так же заикаясь, ответил мужчина, забыв про боль в ноге.

Металлический голос снова что-то спросил, и они догадались, что он спрашивает их, задает им вопросы, но люди не понимали его. Его металлический голос был страшен, и им было страшно оттого, что тот сделает с ними, если решит, что пленники для него бесполезны.

Глядя из двухметрового скафандра на этих невысоких людей, не превышающих ста шестидесяти сантиметров, Эл понял, диалога с аборигенами не получиться. Он их ни черта не понимал, как и они его, глупо было рассчитывать на обратное.

“Ну что ж, будем исходить из уроков общения жестами”.

Эл приложил себе ладонь к груди и пару раз похлопал по ней, затем поднял руку вверх, указывая пальцем в небо, после этого жеста лица людей побелели.

“Обширная потеря крови, не иначе”, – заключил Эл.

Оценив состояние их ранений, он решил пожертвовать средствами индивидуальной регенерации из личной аптечки. “Жалко, а что делать, рваные раны до кости простыми бинтами не залечить”.

Троица с оцепенением наблюдала за демоном, пришедшим почему-то с небес, а не из-под земли, как убеждало их религиозное учение. Тот снял с себя свою поклажу, что-то достал и подошел к раненым, они хотели было ринуться от него, но твари стоявшие позади пришельца одним только взглядом пресекли все их жалкие помыслы к этому безрассудному действию.

Вместо того чтобы выпить их кровь или оторвать кусок их плоти, этот безликий приложил что-то холодное, напоминающее металлическую пластинку, сначала к ране одного человека, а затем и остальным.

- Черт, черт. Моя нога. Что-то происходит. Черт черт, как страшно...

- Я больше никогда не буду грабить. Боже, если я выживу, я больше никогда не буду грабить...

«Во тараторят-то», – стараясь не делать резких движений, размышлял над их шарадой Эл, выжидая указанное на этикетках время до окончания регенерации.

- Марк, это ты нас втянул! – не унимался самый худой из троицы. Тот, которого звали Марк, лишь смерил его такими же не выражающими ничего кроме страха глазами.



Безликий явно чего-то ждал, и люди не могли его понять. Если не убил сразу, то это не означало, что не убьет потом. Приходилось ждать. Пока они молча собирали остатки своей испуганной души в единое целое, незнакомец стал выдергивать из скафандра оставшиеся стрелы. Эта картина вырубила одного из троицы. Потеряв сознание, тот съехал набок.

“Слабенькие они какие-то”, – подумал Эл, и принялся снимать регенерирующие пластины.

По мере их удаления, лица оставшихся в сознании пострадавших вытягивались от удивления.

- Марк, я не сплю? Ты видишь то же, что и я?

- Уж лучше бы это все было сном, – ответил Марк, смотря на свою некогда прокушенную до кости целую и невредимую ногу. Лишь обильные пятна крови на штанине и розоватая рожа говорили о том, что все произошедшее было на самом деле.

Безликий снова постучал себя по груди и металлическим голосом произнес:

- Эл!

- Как думаешь, это его имя или еще чего?

Марк не обратив внимания на своего товарища, неуверенно проделал тот же жест и ответил:

- Марк!

Сидевший рядом худой напарник, проследив за старшим в их банде, повторил его действия.

- Бат! А это, – указывая на лежавшего без сознания человека, – Том!

====== Часть 4 ======

“Ну что ж, господа туземцы, контакт налажен, друг другу представлены, пора и честь знать” – подумал Эл, разглядывая сидящих возле его ног мужчин.

Предположить существование разумных существ на планете было слишком маловероятным фактом, потому никто не позаботился снабдить разведчика программой дешифровки. Пришлось использовать компьютер для сбора данных и вносить каждое понятое им слово отдельно, благо, что все манипуляции можно было выполнять устно.

- Марк, что оно застыло, а? – наклонившись к уху старшего, спросил Бат, стараясь унять нервную дрожь. – Как бы он не решал сейчас нашу дальнейшую судьбу.

- Заткнись ты! – цыкнул на своего товарища Марк, размышляя о своем. “Этот демон, или кем бы он ни был, натравил на нас своих тварей, но они нас не убили, хотя помяли изрядно. Значит, мы нужны ему живыми. Опять же, раны залечил, представился. Хочет что-то получить от нас таким образом? Да я и душу отдам, лишь бы меня не трогал, и тварей своих не подпускал, вон как смотрят” – поглядев на стоящих по обе стороны от “демона” морфов, размышлял Марк. Затем, найдя в себе смелость, он обратился к тому, кто назвал себя Эл:

- Что тебе нужно?

Услышав от сидящего в центре человека “икрбджы” или нечто подобное, Эл стал лихорадочно думать, что человек имел ввиду. Следовало в срочном порядке наладить между ними коммуникацию, иначе так до следующего пришествия другого разведчика можно общаться жестами.

- Че те нуно, – постарался повторить те же слова Эл, обращаясь к троице.

- Нэй нэй, – замотал головой Марк. – Что тебе нужно от нас, – обводя рукой себя и товарищей, ответил главарь банды.

“Так так, кажись начинаю понимать”, – стал догадываться Эл.

- Компьютер, занеси новые слова: Нэй – отрицание, Ша – скорее всего “нас”.

“Подтверждаю!”

- Бат, ты слышишь, чего он там бурчит себе под нос?!

- Марк, пожалуйста, дай мне свою руку, иначе я сознание сейчас потеряю. Не могу смотреть на этих тварей. Мне кажется, они мне сейчас глотку перегрызут, гляди как зырят на меня!

Наблюдая, как люди переговариваются между собой, Эл пытался уловить хоть какие-нибудь слова, но это было нелегко. Он понимал, что оставаться тут не было смысла, стоило уходить отсюда, но как поступить? О том чтобы оставить их не было и речи, следовало либо взять их с собой или же идти за ними. Попросить их отвести в ближайшее поселение? Но как это сделать, да и сомневался он, что его встретят там радушно, вон как эти поприветствовали. Сперва, следует выучить их язык, узнать положение в их обществе, ну а затем уже соваться со своим уставом.

“Решено. Беру их с собой. Скоротаю время за изучением языка, ну а дальше доведут до масс, а там пусть катятся на все четыре стороны. Думаю, сопротивляться не будут, учитывая, что перед ними должок”, – рассудил Эл, демонстративно выдернув последнюю стрелу, застрявшую в плече.

Бросив ее перед ними, Эл показал жест пальцами, изображая идущего человечка. Указал на них, затем на себя, развернулся, и медленно пошел вдоль края высохшей реки, спускаться в ее устье он больше не собирался.

- Кажется, он хочет, чтобы мы шли за ним! – решил Марк, медленно поднимаясь на ноги, ожидая в любой момент ощутить боль в месте бывшей раны, но этого не произошло. Попрыгав на месте, убеждаясь, что все в порядке, мужчина зашагал следом.

- Марк, Марк, постой, может... может...

- Какой к демону может? – тихо рявкнул на него старший. – Ноги лишние? В раз тебе их эти твари укоротят. Приводи в чувство Тома и идем.

Втолковывая простую истину Бату, Марк не сводил взгляда с морфов, стоящих в пяти метрах в стороне и молча наблюдавших за ними.

- Томыч, Томыч, давай приятель, – хлопая своего товарища по щекам, старался привести того в чувства Бат, – давай дружище, приходи в себя.

После нескольких пощечин, веки человека задергались, после чего пару раз моргнув, Том открыл глаза.

- Ооох, – простонал он, оглядывая своих приятелей. – Парни, мы еще живы?

- Живы живы, а теперь вставай дружище, нам идти нужно!

Марку пришлось вернуться, чтобы помочь Бату поднять их товарища а, будучи на ногах, вовремя смогли удержать его от опрометчивых действий, после того как тот вновь увидел морфов. Еще раз взглянув на удаляющуюся спину гигантского незнакомца в железных доспехах, троица поспешила следом за ним, как только монстры зашли им за спину.

Эл вызвал информационную панель. До захода солнца оставалось еще пару часов, а места, где можно было уютно устроиться на ночевку, так и не было найдено.

“К черту. Надоело, тут отдохнем, не растают”, – остановившись на равнине, решил Эл.

Повернувшись к тяжело бредущим позади него “спортсменам”, Эл скомандовал себе привал, снимая с себя тактический рюкзак и садясь на ближайший примеченный камень, давая на своем примере понять остальным, что на сегодня поход окончен.

Мужики как подкошенные рухнули на землю. Для них этот марш бросок оказался очень тяжелым. Эл двигался со своей обычной скоростью, не сбавляя шага и не делая остановок. Троица, следовавшая за ним, была ниже его ростом, ноги короче, выносливости меньше, а потому то, что они не отстали от него, можно было смело считать человеческим подвигом. Хотя позади них следовала достаточно серьезная мотивация, для того чтобы не останавливаться, но это уже не столь важно, ведь результат был на лицо.

- Я думал сдохну, – вывалив язык, просипел Бат, хватая ртом воздух.

- Та уж, серьезная разминочка для ног, – поддержал его Марк, глядя из-под бровей на сидящего на камне “железного демона”.

Эл глянул на запыхавшихся людей и принялся размышлять.

“Ребятки, как говорится: с большой дороги. Неизвестно за кого они меня приняли, но шлем пока лучше не снимать”.

Сделав жест рукой, чтобы люди подошли к нему и, послав команду морфам, Эл принялся сооружать из камней место для костра.

- Марк, как думаешь, он взглядом огонь разожжет или как?

Укоризненно поглядев на Бата, Марк ничего тому не ответил. Он думал, как стоило себя вести с пришельцем. Вести себя как с равным, что подсказывал ему инстинкт, было очень опрометчивым решением, или же постараться показать ему свою полезность?! Глядя, как железный исполин одним движением руки вызвал синее пламя, мысли начисто отбросили первый вариант.

Соорудив из нескольких камней подобие круга, Эл бросил в него израсходованный топливный элемент экзоскелета. Всего в комплекте их было четыре, если не считать того, что стоял в защитном скафандре. Каждого элемента хватало почти на шестьдесят часов работы, что равнялось пяти дневной рабочей неделе на звездном флоте. Но на этой планете часовой пояс был длиннее, а гравитация чуть выше, из-за чего Элу пришлось повысить энергопотребление скафандра, по не многу опуская его, пока организм не адаптируется к новым условиям. Потому, первый топливный стержень свой ресурс израсходовал быстрее обычного. Второй продержался положенный срок на стандартном энергопотреблении. В запасе оставалось еще три. Горючих материалов для костра поблизости нигде не было, а отработанный элемент горел достаточно хорошо, и для этого дела подходил как нельзя кстати.

Достав горный лазер, он переключил его на горелку, и одним нажатием на ручку, под пристальным взглядом людей, разжег костер. Эл не смог сдержать улыбку, глядя на расширившиеся от удивления глаза сидящей рядом компании.

- Кто же ты?! – полушепотом спросил, скорее всего, самого себя, чем окружающих, один из мужчин.

Услышав тарабарщину человека, отметив его как старшего, Эл приступил к изучению.

Взяв в руки камень, он указал на него пальцем и вопросительно уставился на Марка. Хотя знака вопроса на его лице через солнцезащитный щиток прочесть никто не мог, но он счел, что его должны понять и так, и не был разочарован.

- Камень. Что вы хотите им сделать?

“Компьютер, записывай все услышанное, и дели на составляющие!”

Ничего не ответив, программа записала сказанные Марком слова и вывела данные на дисплей.

Повторив их на своем языке, Эл по интонации решил, что первое слово было нужным, и озвучил его, ткнув еще раз пальцем.

- Камень!

- Най, – услышал он ответ человека, подтверждавшего свои слова кивком головы.

“Как интересно. Нэй – нет, а Най, я так полагаю что да? Надо бы удостовериться”

Ткнув в Марка пальцем, Эл произнес:

- Марк, най?

- Най, – снова кивнув, подтвердил его вопрос собеседник.

“Контакт пошел” – обрадовался Эл.

Марк и Бат наконец-то поняли, чего от них добивается пришелец, и стали оживленно ему помогать в изучении слов, а Том закрылся в себе, стараясь ни на кого не глядеть и не привлекать к себе лишнее внимания. Он не мог понять своих товарищей, и единственное, что оставалось ему, это молча сидеть и слушать о чем они говорят.

- Солнце!

- Шайнэ!

- Небо!

- Сэ!

- Еда!

- Фэт!

И так далее до темноты, пока люди не стали клевать носом. За это время удалось неплохо пополнить словарный запас, хотя вещей, названия которых удалось узнать, было не так уж и много. Следовало подумать о том, что делать дальше, ведь наладить связь со спутником так и не вышло, а значит, он тут застрял. Успокаивало лишь то, что он здесь не сдохнет, во всяком случае, в одиночестве.

Не забегая далеко вперед, следовало выйти на контакт с другими людьми, после того как удастся подтянуть местный язык. А что потом? Основываясь на полученных впечатлениях, Эл решил, что эта троица воспринимает его как нечто демоническое, а следовательно, также его воспримут и другие кого он встретит. Дойти до ближайшего поселения, разойтись с этими ребятами, спрятать скафандр, а потом уже к людям? А чего собственно от них нужно?

С этими мыслями Эл так и уснул сидя на камне. Экзоскелет скафандра застыл, не давая своему владельцу упасть, а микроскопические наниты поддерживали в его мышцах стимуляцию и кровообращения.

Несколько раз Бат просыпался от холода и каждый раз натыкался на взор “темного пришельца”, как он его для себя окрестил, каждый раз вздрагивая, видя, что тот не спит и смотрит в их сторону.

“Демон его разбери, он что, так и будет всю ночь следить за нами?” – проснувшись второй раз глубокой ночью, выругался Бат, позавидовав крепкому сну своего товарища. Тот более или менее осмелев, повернулся к пришельцу спиной и спал лицом к костру, благодаря чему сумел выспаться, но утро для всех оказалось нерадостным.

Проснувшись, Эл сразу обратил внимание, что в рядах людей потери. Человека, которого звали Том, не было на месте. Мысли забегали в голове, ища решение появившейся проблемы.

“Человек с темным прошлым свалил ночью в неведомом направлении. Добравшись до людей, что он первое скажет? ААА, помогите, там монстры. Что-то типа того. Ну, учитывая голые равнины, убежать он далеко не мог. Да и поверят ли ему? Все зависит от его мастерства болтать языком. Послать морфов? Хлопотно, энергию только переводить. Ай, к черту его. Все равно собирался с ними расстаться, так какая на хрен разница, трое их или двое?!”

Успокоившись, и заметив, что Марк и Бат тоже проснулись, Эл решил вести себя, как ни в чем не бывало.

Проверив свои запасы, он, достав упаковку жидкой еды, открыл на шлеме клапан воздушного фильтра и через трубочку принялся завтракать.

- Бат, – шепнул Марк, стараясь не привлечь к себе внимание пришельца, – где Том.

- Я проснулся, его уже не было. Может, сбежал? Сам знаешь, он мог!

Мысли метались от одного предположения к другому, но самым вероятным было, что напарник все-таки дал стрекоча, однако оставленные вещи вселяли подозрение на этот счет.

- Посмотри, его плащ и мешок на месте. Настолько обделался, что налегке помчался? Хотя тут деревенька вроде бы недалеко...

- Марк, а может, у этого спросишь? – сделав короткий кивок головой в сторону Эла, прошептал Бат. – Ты вроде с ним вчера нормально говорил.

Из-под бровей, бросив взгляд на товарища, решая, выжил тот из ума или нет, Марк все же в очередной раз почувствовал себя смелым и решил развеять все заблуждения относительно Тома. Его беспокоило то, что пришелец никак не отреагировал на исчезновение их товарища, притом, что он, по всей видимости, всю ночь не спал.

- Простите меня, но не могли бы вы сказать, где наш товарищ? – ткнув пальцем в оставленный Томом мешок, медленно выдавил из себя Марк. Его голос чуть дрогнул, но в лице он остался непроницаем.

Услышав непонятное предложение, и проследив за рукой человека указывавшего на мешок, Эл проглотил остатки еды, опуская руку с зажатой упаковкой.

“У них нет с собой еды? – подумал он, вспоминая вчерашний день. – Что за люди... у них друг убежал, а им бы пожрать”.

Мысленно махнув рукой на нравы жителей этой планеты, разведчик снова повернулся к своему тактическому рюкзаку, больше похожему на чемодан, и недолго ковыряясь, выудил оттуда два пакета с жидкой едой, бросив их к ногам Марка.

- Фэт! – сказал Эл, проверяя на всякий случай слово по своему “справочнику”.

После этого, лица людей как-то странно побледнели, а один из них, тяжело сглотнул.

“Во как проголодались то”, – отметил он, убирая пустую упаковку обратно в рюкзак.

По уставу экспедиционной разведки категорически запрещалось оставлять на планете мусор после себя. Это правило, как и многие другие, хорошо въелось под корку, хотя продолжать придерживаться их, не было уже никакого смысла.

Вспомнив про Жадину и Вонючку, Эл решил покормить их тоже, оставив сладкую парочку наедине.

Запасы еды подходили к концу, и ему требовалось срочно с этим что-то делать. Морфы хоть и были всеядными, но все-таки относились к разряду хищников, и держать их на такой диете долго все равно не получится.

Время пребывания для выполнения его миссии было строго регламентировано и учтены почти все возможные варианты развития: от задержки, до полного провала и гибели разведчика. В таком случае уже будет неважно, как долго морфы будут обходиться синтетическим пайком, если их возврат не предвидится.

В случае же задержки, такого питания вполне должно было хватить для стабильного продолжения поставленных задач. Вот только все упирается в “почти”. На случай такого варианта развития событий, никаких толковых предписаний не существовало и все, что оставалось делать разведчику в данном случае, это импровизировать и пытаться выжить.

====== Часть 5 ======

С того момента прошло несколько дней, и Эл не терял времени зря. За прошедший срок он сумел подтянуть местный язык, общаясь по вечерам с Марком и Батом, хотя с момента побега их товарища Тома, вести они себя стали слишком смирно. Молодой разведчик также отметил, что каждую ночь мужчины посменно ведут караул, хотя в первую ночь все они легли спать вместе.

За время совместного путешествия Эл лишил мужчин их плащей и, не церемонясь, раздербанил мешок Тома, оправдываясь тем, что несостоявшиеся разбойники ему были должны за выпущенные в него стрелы. Затем из полученных материалов смастерил плащ с капюшоном, скрывающим почти все тело.

Теперь, глядя на двухметровую фигуру, завернутую в накидку, можно было решить, что под ней скрывается странствующий рыцарь. Во всяком случае, такое сравнение высказали сопровождающие его в добровольно принудительном порядке люди.

- Через пару часов уже должны дойти до деревни! – оповестил Марк, взглянув на солнце. Ему самому хотелось поскорее добраться до поселения, лелея мысль, что там он будет в большей безопасности.

Худо-бедно, но Эл понял суть сказанного. Равнины закончились, и местность стала более холмистой, но на скорость Эла это бы никак не повлияло, если бы не замедлившаяся впереди идущая парочка. Один раз даже пришлось устроить получасовой привал, чтобы провожатые хоть немного смогли восстановить силы.

“Деревня. Место скопления людей. Ну, придем мы туда и что? Чего я вообще добиваюсь? Спутник молчит, ответа на мой запрос нет, получило ли управление мой сигнал СОС или нет – неизвестно. Но раз возвращать меня никто не спешит то, скорее всего, нет. И что остается? Жить тут? А собственно других вариантов то и нет, вопрос только в том, как жить! Стать землепашцем? Остаться в деревне и жить как простой крестьянин? Да ну нафиг. И вообще, что такое этот “крестьянин”, это профессия или что? Нужно больше информации, нужно учить язык”.

С такими мыслями Эл шел позади Бата и Марка, которые вели его к людям, а их в свою очередь, на расстоянии около ста метров, вели морфы. Небо было безоблачным, и вид простирался намного километров вперед.

- Поскорее бы уже... – пыхтел Бат, вытирая испарину со лба, прежде чем те соберутся в крупные капли.

- Думаю еще час ходу. Перейдем перевал, а там уже будет видно!

Как и говорил Марк, через час неспешного шага на горизонте показался черный дым, однако он был слишком густым, чтобы принять его за дым из печной трубы или от простого костра. Скорее в деревне полыхал один из домов.

Заметив первым, Бат тут же остановился и замер, Марк последовал примеру товарища, прикидывая варианты. Элу ничего не оставалось, как попытаться выяснить, что вызвало их беспокойство. Он повернул голову к старшему, задавая, таким образом, тому молчаливый вопрос.

Бывший главарь с трепетом поглядел снизу вверх в солнцезащитную пластину шлема, в котором видел свое перепуганное лицо.

- Это... там... думаю, на деревню напали! Враги. Опасность! – тщательно подбирая слова, постарался донести свое предположение Марк.

- Идем вперед! – Скомандовал Эл. Полное предложение он перевести не смог но, распознав слово “враги” и сопоставив с картиной большого дыма, он догадался, что на деревню напали. Он уже прикинул уровень развития человечества на этой планете и понимал, луками и железяками они навредить ему не смогут, пока его тушка будет оставаться в скафандре. А значит, возможно, для него это дебют – показать себя и заслужить хорошее отношение местных, если он сможет помочь им разогнать нападающих.

“Шмальнуть пару раз в воздух из винтовки, да и хватит с них”, – подумал Эл, ускоряя шаг по направлению к деревне.

Прошло несколько минут, прежде чем показался еще один столб дыма, а после и еще. В таком темпе Эл уже решил, что к его прибытию от села мало что останется, но он ошибался. Марк и Бат безнадежно отстали от него, но и убежать не могли, так как морфы неотрывно шли неподалеку, не спуская с них глаз.

- Во рванул, а... черт, – хватаясь за воротник рукой, не мог отдышаться Марк, спускаясь с очередного валуна.

- Может здесь обождем? Все равно не догоним, видишь, как бежит, – глянув в спину удаляющемуся силуэту, прокомментировал Бат. – Думаю, до нас ему нет дела сейчас.

- Аргх...

- Зато этим есть, – тяжело вздохнув и не обращая внимания на рычание со стороны, Марк снова засеменил вперед а, следом не отставая, двинулся и его товарищ.

Еще спустя полчаса им удалось добраться до окраины поселения, чтобы наблюдать неприятную картину.

Почти дюжина всадников кружила между домов, еще столько же пеших воинов охраняло столпившихся в центре деревенских. Всюду валялись тела. Кого-то убили стрелой, кого-то мечом. Эта не была битва, больше походило на карательную акцию, но раз так, то кем были нападающие?! Одеты они были почти в одинаковые одежды, а потому следовало отмести причастность их к разбойникам, скорее это были привилегированные военные. Во всяком случае, такой вывод сделал Эл, глядя на расхаживающих из стороны в сторону людей в кожаной броне, после чего этому доводу послужил еще один момент. Один из всадников появившейся в поле зрения держал в руках флаг с гербом, украшенный геральдическими лентами.

- Солдаты графа! – еле слышно выдохнул Бат.

- Опять рейд за новыми рекрутами, или еще похуже. Смотри, скольких положили, – выглядывая из-за укрытия, осуждающе прокомментировал старший. – Совсем озверели нелюди

Сразу же после его слов, один из солдат выхватил из жавшихся друг к другу людей молодую женщину, вслед за этим последовал крик и плач пожилой женщины, не отпускавшей ладонь своей дочери. Рассвирепевший солдат одним движения меча рубанул ее по запястью, оставив крестьянку без руки.

Эл ничего не разобрал из речи Марка, но смотреть на то, как нападающие собираются убить еще кого-нибудь, он не собирался. В первую очередь он отдал команду морфам ни в коем случае не высовываться и держать позицию в тылу, даже если его нынешние попутчики попытаются дать деру. После чего, обхватив руками гаусс винтовку, он быстрым шагом направился к домам, прямо в лоб на вооруженных солдат.

Марк и Бат остались прятаться за укрытием меж двух огромных валунов, став сторонними наблюдателями доныне невиданного зрелища – демон вышел на тропу войны.

Рассуждая о своих намерениях, Эл вывел для себя, что разговоры с нелюдями не принесут ему никакой конкретики. Будь он у себя на флоте то, конечно же, руководствовался бы законами и уставом разведывательно-космической академии но, оставшись один, уставом для него стала только его совесть, а она диктовала немедленного применения силы.

Вспышка, и маленький синенький огонек, сопровождающийся низким, пространственным звуком, направился в сторону одного из солдат, не успел он еще достигнуть его тела, как следом за ним отправился еще один и еще. То, что произошло следом, стало шоком для всех находившихся там в это время.

Тело первого солдата разорвало на две части, второму оторвало руку. Некоторым же из военных повезло настолько, что энергозаряд, выпущенный из гаусс винтовки, прошелся по их обмундированию лишь вскользь, уходя в сторону и разрывая стены горящих домов за их спинами. Жертвами Эла стали только первые несколько человек, что еще стояли на месте, прежде чем он начал свою атаку. После того как людей стало рвать на части, на улице поднялась суматоха, и все в панике стали разбегаться кто куда, из-за чего попасть по движущимся целям стало весьма затруднительно, и Элу приходилось стрелять на вскидку, но даже это возымело эффект.

Оставшиеся в живых солдаты рванули прочь из деревни, пытаясь догнать умчавшихся всадников, а зажатые до этого в тиски жители деревни с еще большим ужасом поспешно прятались под крышами уцелевших домов. Не все конечно покидали место в страхе, стараясь найти укрытие за деревянными стенами. Некоторые из людей апатично брели в сторону сгоревших строений, не обращая внимания на своего спасителя, и лишь несколько человек осталось на месте – женщина с отрубленной рукой; плачущая дочь, пытающаяся оказать ей помощь, и пожилой мужчина, что, не поднимаясь с колен, пристально смотрел на высокого незнакомца укутанного в ужасный плащ.

Глядя, как на улице почти никого не осталось, Марк и Бат вышли из своего укрытия, направляясь в сторону пришельца. Интуиция старшего подсказывала, что сейчас лучше находиться рядом с пришельцем, чем как мыши прятаться за камнем.

Поравнявшись с ним, они остановились подле него, ожидая его действий. Эл не стал обращать на них внимание и двинулся к оставшимся на улице людям. Впереди его ждал непростой разговор.

Если бы старик стоял на ногах он бы обязательно рухнул наземь, глядя на двигающуюся в его сторону мощь. Его глаза еще никогда не видели столь огромного человека. Даже самый сильный из людей, служивший у графа капитаном гарнизона, был ростом не превышающий ста восьмидесяти сантиметров, а этот рыцарь-маг возвышался над всеми как скала, каждый шаг отражал его вес, оставляя на сырой земле глубокий след.

Молодая женщина не стала дожидаться, когда незнакомец подойдет к ним, потому поспешила увести свою мать в сторону, оставляя старосту одного. Когда тот не сдвинулся с места, она поняла, такого его решение и не ей переубеждать его. Оказавшись на пороге своего дома, заводя свою мать, женщина еще раз глянула в сторону незнакомцев и оставшегося стоять на коленях старосту, после чего закрыла дверь.

- Кто... кто вы? – поборов трепет, испытываемый при виде столь грозного воина, проблеял старик.

Марк постарался перехватить инициативу, прежде чем Эл успел что-либо сказать. За все это время, проведенное подле него, он приблизительно понял, чего можно ждать от этого странного “демона”, хотя оставшийся товарищ не разделял его оптимизма. Конечно, Марк не строил каких-то иллюзорных планов ожидая, что знакомство с пришельцем выведет его жизнь на новый уровень, но постараться задержаться возле него подольше имело шанс что-то в ней изменить.

Они перестали опасаться своего попутчика после того, как выяснилось, что Том просто-напросто сбежал, а не был пущен на корм, как вместе с Батом они решили поначалу из-за присутствующего между ними и пришельцем языкового барьера.

- Этого Господина-рыцаря зовут Эл, а мы его слуги! Меня зовут Марк, а это, – уводя руку в сторону своего товарища, – Бат!

“Так так так. Смотрю, меня уже представляют местным. Оно даже и к лучшему, меньше язык ломать буду, а вот слушать стоит очень внимательно и записывать”, – подумал Эл, стараясь не делать лишних движений, чтобы со стороны казаться невозмутимым.

“Черт, записывать... компьютер записывай, записывай!”

“Принято! включаю запись!”

- А, понятно. Так значит этот Господин-рыцарь – маг?

- Эээ, – замялся Марк, не зная, что ответить. Он ни разу до этого дня не видел чего-либо сверхъестественного, всех кого он встречал в своей жизни, были фокусниками, зарабатывающими на жизнь, показывая ротозеям дешевые трюки. Однако после встречи с “демоном”, от него можно было всего ожидать. Даже его шокировали маленькие синенькие огоньки, вылетающие из странной палки и убивающие солдат разрывая их на куски, так что если “демон” окажется магом, он навряд ли этому удивиться.

На помощь Марку пришел его товарищ.

- Да! Наш Господин великий рыцарь-маг...

Пока Бат что-то усердно втирал старику, Эл поспешно думал, что предпринять дальше. Из-за того, что он тут натворил, было ясно как божий день – он заработала себе новых врагов.

“Сомневаюсь, конечно, что они смогут мне что-либо противопоставить, но воевать что-то не хочется. Остаться жить в этой деревне? Нет, эту идею уже обдумывали... такой уровень жизни я не вынесу”, – и тут его слуха достигли знакомые слова, что он почерпнул при общении с Марком и Батом. “Господин, рыцарь”.

“А ведь действительно, я же могу стать влиятельным человеком здесь, – задумался Эл, прокручивая эту мысль у себя в голове. – Главное правильно использовать имеющиеся знания и наличные предметы, а дальше...”, – он даже заулыбался в сердцах от представленной в голове картины. Он – в золотых трусах и короне восседает на троне, а кругом возле его ног в разных позах сидят полуобнаженные наложницы. Подавив истерический смех, он решил вставить слово. Для начала следовало получить больше информации, прежде чем строить столь далеко идущие планы.

- Простите за мою дерзость, – не поднимаясь с колен, поклонился старик, – но могу ли я услышать полное имя вашего господина?

На этот вопрос Марк и Бат не могли ничего ответить. Если старик был просто в неведенье, то для них это было загадкой, почему у “демона” столь короткое имя. В их стране, чем выше занимаемое место в обществе, тем длиннее у человека имя, а в их случае с господином с точностью наоборот.

- Я ваш Господин! – раздался приглушенный голос из-под капюшона. – Я господин Эл. С этот день вы моя деревня!

Наступило неловкое молчание среди присутствующих, каждый не знал, что ответить на столь громкое заявление.

Заявить права на чужую собственность, это вызов власти короля, и объявление войны действующему владельцу данных земель. Такого сумасшедшего прецедента еще не было в истории, так как совершить такое мог только безумец, но стоявший подле них был кем угодно, но только не сумасшедшим.

Стоявшие рядом слуги рыцаря-мага переминались с ноги на ногу, но не решались сказать что-либо в ответ своему господину, потому старейшина первым позволил себе нарушить затянувшееся молчание.

- Дозволено ли мне будет подняться, Господин Эл?

“Как он заковыристо говорит, ни черта не разобрать, чего он хочет”.

Понимая, что пришелец не понимает, о чем говорит старик, Марк поспешил на помощь.

- Наш Господин из далеких земель и еще не очень хорошо говорит на нашем языке. Я так полагаю, вы староста?

- Да, я староста этой деревни. Видите ли...

- Прошу вас поднимитесь! – заговорив как вельможа, Бат взмахом руки показывал, что староста может встать на ноги перед очами “демона”, хотя понятия не имел, что у того на уме, но в тот момент он не думал о таких мелочах, в отличие от Марка, стиснувшего зубы.

- О, благодарю Вас, господин Бат. Видите ли, – сложив руки замочком, продолжил староста, – наша деревня принадлежит его сиятельству графу Себастьяну эль Диору. Это его солдаты недавно... эээ... покинули деревню. Думаю Господину Элу, стоит этот вопрос решить непосредственно с графом.

- Господин Эл, – встав по стойке смирно, и убрав руку за спину, Марк повернулся в сторону Эла, – думаю, в словах старосты есть смысл. Чтобы предъявлять права на собственность, стоит для начала увидеться с его владельцем.

“Что за клоунаду устроили эти двое, – задавался вопросом Эл, глядя на актерскую игру своих попутчиков. – Еще и фальшивят!”

Не поняв из речи Марка почти ничего, он лишь смог выдавить из себя только одно слово:

- Най!

- Как и ожидалось от нашего Господина. Конечно, мы непременно отправимся к графу, – обращаясь уже старосте, продолжил Марк, – но для начала, как насчет того, чтобы отблагодарить нашего Господина за его труды?!

От столь приятных слов, у Бата загорелись глаза от возможной наживы. Он всегда верил в деловую хватку своего главаря, и сейчас был еще раз доволен тем, что пару лет назад отважился на вступление, в маленькую разбойничаю шайку под его командованием.

- Прошу простить меня невежду, – снова поклонился староста, – но нам нечем отблагодарить столь великого рыцаря-мага. Деревня на половину сгорела, солдаты графа покарали нас именно за то, что нам нечем было уплатить оброк.

Мгновенно загоревшиеся глаза Бата, после этих слов, также мгновенно потухли.

- Мы не претендуем на ваши ценности, – включив дипломата, хотя Марк понятия не имел кто это такой, он постарался выжить хотя бы минимум из сложившейся ситуации, – нам будет достаточно и провизии в дорогу.

Старик понурил голову. Даже с этим у их селения были большие проблемы, а ведь стоило еще думать, как прожить надвигающуюся зиму.

В деревне осталось не больше сотни жителей, и все они тяжким бременем лежали на иссохших плечах старосты. Ему о многом приходилось задумываться с наступлением тяжелых времен, особенно о коллективном выживании, деля пищу между всеми семьями, и просьба Марка отдать еду была ударом ножа в самое сердце для немощного старика.

- Я постараюсь! – очень тихо выдавил из себя староста.

Эл слабо понимал, что сейчас разыгрывалось перед его глазами, единственное, что он уловил, так это то, что деревня принадлежит какому-то Себастьяну, и то, что это его люди убивали крестьян. За что этот человек натравил своих собак на мирных селян, он не понял, но решил уточнить это при личной встрече.

Он так стремился выйти к людям, но сам не представлял чего ждать от этой встречи. Сейчас же наметилась хоть какая-то цель. Оставаться жить в такой деревушке, разведчику космического флота не было никакого резона – ни те условия, а вот дом владельца этих земель наверняка подойдет для этих целей как нельзя лучше, раз уже ему предстоит прожить здесь остаток своих дней.

Задерживаться здесь более не было смысла. Солнце стояло еще высоко, а на небе не было ни облачка. Отличная погода чтобы продолжить путь. Можно смело попрощаться с жителями, как только они укажут дорогу к дому Себастьяна, но разговаривавший старик развернулся и пошел к ближайшей избе. Эл хотел его остановить, но его опередил Марк.

- Господин Эл, он, – указывая в спину удаляющемуся старику, – староста этой деревни, он пошел собрать нам еды, – стараясь как можно проще строить свое предложение, Марк попытался объяснить происходящее пришельцу.

- Где дом Себастьяна?

Глаза его сопровождающих расширились. Они представляли себе масштаб последствий и знали кто такой граф Себастьян эль Диор, а также, сколько у того людей в подчинении. У них и в мыслях не было наведываться к его дому, полагая лишь отжать у деревенских провизию, и скрыться в неизвестном направлении, но их планы не совпадали с решением Эла стать влиятельным человеком этих земель.

- Господин Эл, – выбрав обращение к “демону”, Марк и Бат решили предпринять попытку объяснить пришельцу текущую расстановку сил и положение в стране. – У графа Себастьяна в подчинении около сотни тренированных бойцов, а с момента появления врагов на его территории, вполне возможно он нанял дополнительных наемников. Я бы на его месте так и сделал. В нашей стране уже третий год идет война, каждый аристократ по требованию его высочества выделяет в армию дополнительное ополчение из людей, живущих на его землях. Так что даже если вы сумеете справиться с гарнизоном замка графа, то вам придется в последствии иметь дело с войсками короля, и ко всему этому защищаться еще и от врагов извне. Если вы собираетесь оставаться жить во владениях графа, то это не принесет вам ничего хорошего. Это бедное удаленное графство с тремя деревеньками да посевными, здесь нечего ловить.

Эл слушал размеренную речь Марка очень внимательно, следя за строками компьютера переводившим его слова. Всего было не понять, но суть брифинга была ясна. В хозяйскую кормушку не лезть, много врагов, а если пойдешь, будешь в последствии биться с другими врагами, а затем и еще с кем-нибудь. Кроме головной боли вроде бы как выгоды нет, но это лишь для его спутников, а вот Эл выделил во всем этом ключевые слова. “Замок” и “далеко” – это то, что ему было нужно. Стать влиятельным человеком и жить вдалеке ото всех, а кто придет гнать в шею.

“Просто великолепно, просто замечательно”, – радовался Эл, при этом, не совершая никаких движений.

- Идти в дом Себастьяна, и я дам вам место в доме! – Эл не был уверен, правильно ли он сказал предложение, но лучшего он придумать не смог из-за нехватки знакомых слов.

Марк и Бат переглянулись. Неужели все-таки у них появится возможность зажить по-человечески. Они видели мощь пришельца, а потому не сомневались, что он сумеет согнать графа с нажитого места, просто весь их мотив уговора в нецелесообразности такого поступка, сводился к обычному страху перед ним, что он может сделать с ними дальше, посчитав их больше ненужными. Но после такого предложения надежда на лучшую жизнь перевесила их сомнения, и они низко преклонились перед ним, найдя себе господина с которым они смогут себя обогатить.

- Господин Эл, можете на нас положиться!

- Можете положиться!

В унисон выказала свое согласие парочка проходимцев. Эл был доволен.

В это время за ними украдкой наблюдала, по меньшей мере, дюжина пар глаз.

- Тиберий! Кто это? – тихо, чуть ли не шепотом, поинтересовался у деревенского старосты один из стариков.

- Ой, не знаю Тимыч, не знаю. Его служаки Господином Элом величают. Рыцарь-маг...

- Рыцарь-маг? Разве такие бывают?

Говоривший старый знакомый Тиберия видел испускаемые от незнакомца синие огоньки и их эффект, и хоть никогда не видел магию, но готов был поверить во все, что скажет ему староста.

- Он заявил на нашу деревню свои права! – не поднимая головы ответил Тиберий, устало шаря в закромах, где вчера припрятал сыр выменянный в уездном селе.

“Хорошо, что внучка сейчас у матери”, – подумал он, собираясь расстаться с последней едой, уповая на соседей.

- Ой, что дальше то будет. Как же нам жить то теперь? – в отчаянии от незавидного будущего, покачал головой дед Тим. – И так от сражений в двух шагах порой бываем, а тут еще и это...

- Все в руках божьих... Ты это Тим, найди что съестного, и оббеги, кого сможешь, у них тоже спроси.

Тим удивленно уставился на своего старого друга.

- Я знаю Тим, знаю! – склонив голову, ответил Тиберий. – Самому есть нечего, но долг надо оплатить. Собери еды, сколько сможешь, и возвращайся, – с этими словами староста напутствовал уходящему другу.

Тиберию было тяжело принять тот факт, что когда граф узнает об убийстве его солдат в деревне, кара последует незамедлительно.

“Эх, придется уходить! Чего бы там рыцарь-маг не надумал себе, про то, что наша деревня принадлежит ему, от солдат графа нам не спастись”, – горько рассудил глава деревни, с грустью глядя на заплесневевший кусок сыра, убирая его в узелок.

Тим вернулся так быстро как смог, несся с собой небольшой мешок, набитый провизией.

“Сокровище” – подумал Тиберий, представив себе, сколько там еды. Отогнав эти мысли прочь, он переложил всю еду в походный узелок. Это дань за их спасенные жизни, а потому нет места сомнению. Еды стало еще меньше, но и ртов, что надо кормить, тоже убавилось, как бы жестоко это не звучало. Завязав узел, Тиберий встретился взглядом с Тимом.

- Марфу видел? – переключившись на другую тему, поинтересовался он.

- Да. Кровь остановили, дочка замотала культю, как смогла, но сам понимаешь...

- Понимаю...

- Если бы травника не убили, то ее жизни бы точно ничто не угрожало, а так...

Обменявшись понимающим кивком с Тимом, староста вышел во двор, направляясь к рыцарю-магу, перед которым раскланивались его слуги.

Он не слышал, о чем те переговаривались, но это ему было меньше всего интересно. Следовало по возможности поскорее проводить спасителей и заняться помощью пострадавшим.

- Господин Эл! – примите это в знак нашей благодарности, выдавил из себя Тиберий, протягивая замотанный узелок с едой.

Бат чуть не поперхнулся, увидев размеры узелка. Представив, сколько там может быть всего, его мысли понеслись не туда, а рот заполнила слюна.

Эл протянул руку, принимая мешок. Староста держал его двумя руками, словно ребенка, и с больным сердцем расставался с ним, но когда массивная металлическая рука появилась из-под плаща, он тут же сам протянул узелок в поклоне.

- Господин Эл с благодарностью принимает твой дар старик, – отозвался Марк, тоже оценивая габариты и вес подношения, – и пока мы не ушли, тебе нужно знать. Наш Господин изъявил волю взять это графство под свое крыло.

Проживший долгую жизнь, чудом дожив до седых лет, Тиберий не знал что ответить. Заметив замешательство на лице старосты, Бат поспешил вставить слово.

- Графство, как ты понимаешь, это не только ваша деревня. Сейчас мы идем к замку графа Себастьяна эль Диора, и у его защитников нет шансов против нашего Господина.

“Во балакают, – думал про себя Эл, наблюдая за болтовней присутствующих рядом людей, – надо и мне слово вставить”.

- Женщина без руки?

- А, – не сразу спохватился Тиберий, услышав механический голос рыцаря, – а, Марфа, ей остановили кровь, она... жива.

Пронаблюдав за опустившимся взглядом старика, Эл понял, что женщина, скорее всего не выживет при таком уровне медицины, а так как в последние пятнадцать минут он приписал это село к своим будущим владениям, то он решил оставить после себя хорошее впечатление. Вынув из-за пояса последнюю регенерирующую пластину, он передал ее старосте, указывая на обратную сторону с картинками.

- Положи на рану.

Вспомнив про эту вещь, Марк тут же прошипел старику.

- Господин Эл выказал тебе большое великодушие. Эта пластинка мгновенно может залечить любую рану, прими ее и поклонись.

Приняв в руки непонятную пластину, Тиберий с удивлением разглядывал миниатюрные рисунки, в которых поэтапно было нарисовано, как ею пользоваться. Еще раз пробежавшись по картинкам, он с широко раскрытыми глазами взглянул на скрывавший шлем капюшон Эла, а после чего опустился на колени и захлюпал носом.

- Эй, ты чего? – удивился Марк.

- Спасибо Господин Эл, – найдя в себе силы, выдавил из себя пожилой человек, – прошу вас простить меня, но позвольте мне откланяться, думаю, мне стоит поспешить.

Прожив столько лет, Тиберий не мог поверить в то, что говорили ему эти люди, но это был шанс спасти Марфу, и если эта вещь хоть на половину делает то, о чем ему только что поведали, он будет в неоплатном долгу перед этим рыцарем-магом.

Эл понял, что староста прощается с ним, и ответил кивком головы на его слова, давая понять тем самым, что разговор между ними окончен. Следовало направиться в гости к Себастьяну, но прежде чем уйти, Эл дал команду своим новым “вассалам” забрать с тел мертвых солдат все, что можно было унести. Дважды повторять не пришлось, даже если бы он ничего не сказал Марку и Бату, они все равно бы не оставили добычу на земле.

====== Часть 6 ======

Они покинули деревню более часа назад, двигаясь по узкой дороге через высохшее поле, усеянное пнями и прошлогодними ветками. Когда-то здесь был лес! Эл оглядывался по сторонам, но не видел ничего кроме засухи вокруг. Его спутники прятали глаза от песка гоняемого ветром, крепко сжимая мешки у себя за спиною. Он не вдавался в подробности, что именно они смогли собрать с тел мертвецов, кроме того, что видел на них. Кожаные куртки, уцелевшие плащи, одежда, даже сапоги и то сняли. Жадина и Вонючка сопровождали их в стороне, прячась где-то меж валунов. Компьютер показывал пятнадцать градусов за “бортом”; до заката оставалось не больше двух часов.

Эл повернул голову в сторону солнца, но в его поле зрения попал силуэт человека стоящий в метрах трехстах от дороги. Ради любопытства он приблизил фокус, чтобы рассмотреть человека поближе.

Глядя на увеличенную картинку лица с впалыми щеками, ему сперва показалось, что это мальчик, и лишь по шерстяному халату, струившемуся волнами от сильного ветра, он сделал вывод, что эта девочка. Эл бы так и прошел дальше не останавливаясь, но его привлекли глаза смотревшие на него. Он понимал, что она не могла видеть его лица скрытого под солнцезащитным стеклом и накинутом капюшоне, не говоря уже о расстоянии, отделяющем их друг от друга, но их взгляды пересеклись.

В ее взгляде не читалась решимость, зависть или осуждение – нет, ее взгляд не выражал абсолютно ничего, это были глаза мертвеца, давно смирившегося со своей судьбой, и от этого Элу стало зябко.

Вспомнив жителей покинувшей им деревни, он понимал, что голод застал всех, и по ее виду было ясно, что эта девочка не исключение, но что она делает тут так далеко от деревни, ответить он себе не смог.

Рядом с девочкой стоял скелет кобылы, отчего Эл замер на месте. Это животное нарушало все законы природы, оставаясь живой при таком физическом состоянии. Это был ходячий труп, завернутый в облезшую шкуру и при этом запряженный к плугу. Как у этого животного хватало сил тянуть за собой столь тяжелую деревянную конструкцию, разведчик не сразу понял, лишь отбросив невозможное и приняв факты, он понял – плуг тянула девочка, и от этого вывода ему не стало легче.

Постояв с минуту, чем озадачил своих спутников, не осмеливающихся задавать вопрос о причине остановки, Эл направился в сторону ребенка. Переглянувшись, Марк и Бат последовали за ним.

Приближаясь, он продолжал рассматривать через увеличение ее лицо. Волосы были убраны назад, и складывалось впечатление что ребенок – коротко стриженный но, скорее всего, они просто сплетены в косу. Лицо худое, изможденное, а потому сложно было представить, каким оно была до этого.

Двигаясь прямиком к ней, он видел, что девочка даже не шелохнулась, она так же смирно стояла, глядя на приближающихся людей ничего не выражающими глазами.

Двадцать метров, десять, и вот Эл уже поравнялся с кобылой, глядя на ее владелицу сверху вниз.

Сперва он хотел передать ребенку узелок с едой, полученный в дар от деревенских жителей, но терзаемые все это время вопросы, пока он шел к ней: что она делает тут одна, где живет, есть ли у нее семья, заставили его поступить иначе.

“Да уж, страшненькая, хотя может это из-за худобы?! Но в этом халате как пугало ей богу”.

- Меня зовут Эл! – подняв руку в дружественном приветствии, представился разведчик.

- Эта Господин Эл – рыцарь-маг! Поклонись и представься невежда! – догнав своего господина, гордо заявил Марк, тут же сделав девочке замечание, на которое она никак не отреагировала. Ее лицо не выражало ничего кроме безразличия. – Поклонись живо!!! – повысив голос, повторил Марк. Эл медленно остановил его тыльной стороной ладони.

- Меня зовут Эл! Как зовут тебя?

Прошли секунды, прежде чем девочка обрела осмысленное выражение. Опустив взгляд, она тихо произнесла:

- Сая!

Сегодня мать Саи отправила ее на работу пораньше. На завтрак она дала ей вяленую рыбу и бурдюк с водой, но она припасла это на потом. В последнее время их отношения с ней ухудшились, и она никак не могла понять, в чем причина. Каждый день она покидала отчий дом и до вечера трудилась на поле, пытаясь доказать матери свою значимость, но их отношения изо дня в день становились только холоднее. Вчера ей на ужин ничего не оставила, сославшись, что еды в доме нет, но младшие брат и сестра отложили для нее каши, которую она долго не решалась есть. Ее мысли были далеки от этого места, и появление гигантского незнакомца, достигающего в высоту роста лошади, вывели ее из задумчивости.

- Что ты тут делаешь? – простые выражения давались уже Эл легче, и он самостоятельно пытался формулировать из них вопросы.

- Вспахиваю поле!

“Поле? – вздернув брови, подумал Эл, медленно оглядывая мертвую землю вокруг. – Да уж, на этой земле года три точно ничего расти не будет”.

- Где твой дом Сая? – боясь, что механический голос из шлема может пугать ребенка, он старался говорить чуть тише.

На вопрос незнакомца она немного колебалась, прежде чем повернуться назад, указывая направление рукой на небольшое пятнышко вдалеке. Ей не внушали доверия двое мужчин позади этого гигантского рыцаря, но и лгать не стала, ее дом хоть и был далеко, но виднелся как на ладони.

“Километра два не меньше” – мысленно отсчитал расстояние молодой разведчик.

- Идем! – скомандовал он голосом, не терпящим возражений.

Марк и Бат чуть не взвыли, услышав такое решение своего господина, но тут же собрались вздохнуть с облегчением, когда Эл остановил их взмахом руки, веля дожидаться его возвращения. Не сделали они этого лишь потому, что прежде чем уйти он забрал у Марка узелок с едой, оставив мужчин с ошалелыми лицами. Они сразу сообразили, кому он хочет передать честно заработанный дар, и это решение им не понравилось, но и высказаться против не посмели, проводив его хмурым взглядом.

Благодетель, каким он себя почувствовал, планировал все провернуть очень быстро, не вступая в словесную полемику с домочадцами, потому скинув рюкзак, обоснованно рассудил для себя по быстрому метнуться туда без сопровождения.

Сае не хотелось проделывать путь домой лишний раз. Она не лелеяла себя мыслями о том, что ей не придется возвращаться на поле после разговора рыцаря с ее семьей. Господин, представившийся Элом, немного пугал ее. От него исходила некая мощь, заставлявшая ее тело покрываться гусиной кожей при каждом взгляде на него, но вражды она не чувствовала. Потому, положившись на судьбу, Сая покорно вела его к своему дому.

Ее мысли прыгали от одного к другому. Она беспокоилась о Малышке, оставленной с двумя неприятными на вид людьми, ей было беспокойно о том, что скажет мать, увидев, что дочь ушла с поля и привела незнакомца в их дом. Боялась, что эта задержка заставит ее вернуться к ужину поздно, и ей могут снова ничего не оставить. Все эти мысли тяжелым грузом ложилось на хрупкие плечи Саи, заставив ее понурить голову.

Заметив, что девочка начала отставать, Эл подумал, что он слишком быстро идет, и сбавил темп. Хоть до дома осталось совсем ничего, но он решил не спешить, стараясь подстраиваться под шаг ребенка, хотя с его ростом это было не просто.

Пока они шли к дому волосы девочки, которые он решил, что собраны в косу, а на самом деле были всего лишь убраны за халат – растрепались. Хоть длина их была почти до пояса, сказать, что они ее красили, было нельзя, так как те больше походили на солому чем на то, что должно называться волосами.

Перестав оценивать внешность ребенка, разведчик посмотрел вперед.

“Мдя, сарай!”

Именно такое сравнение пришло Элу в первую очередь, когда девочка подвела его к дому, в котором жила. Обветшалая крыша, прохудившаяся дверь, множественные следы неумелого ремонта, и ко всему прочему закрытые ставни, что придавали жилищу столь убогий образ. Эл не стал стучать, боясь, что своим неловким движением может сломать дверь, потому предоставил все девочке, пропуская ее вперед.

Поднявшись по лестнице, хватаясь за сучковатые перила, она осторожно постучала и открыла дверь, проходя внутрь виновато произнося:

- Мама, я вернулась!

Из соседней комнаты послышались звуки, после чего из-за угла показалась немолодая женщина, обмотанная в шерстяные тряпки и косынке скрывавшей ее волосы. Она уже хотела задать дочери обоснованный вопрос: “почему та так рано вернулась”, но, увидев за ее спиной укутанного с ног до головы в плащ гиганта, икнула и лишь выдавила из себя:

- Ой...

Эл с трудом протиснулся через порог, не решаясь углубляться внутрь жилища, так как потолки его были слишком низкими и не предназначенными для людей такого роста, но и со своего места он мог спокойно оглядеть бедную обстановку. Если снаружи здание выглядело ужасно, то внутри всюду была видна женская рука: утварь не разбросана, грязи не видно, на столе было разложено несколько пучков трав, которыми по все видимости женщина сейчас и занималась, прежде чем он побеспокоил ее своим присутствием.

Эл не собирался разводить демагогию, так как для этого у него все равно не хватило бы словарного запаса. Он думал просто вручить узелок, попрощаться и уйти, а потому постарался сделать все как можно быстрее. Протянув руку с мешком, в котором, по мнению спутников, было полно еды, он сказал застывшей от удивления женщине:

- Брать! – для данного действия компьютер смог подобрать только это слово, отображая суть значимости, и он не видел в нем ничего дурного, произнося его, но для женщины услышавшей это, оно имело несколько другое значение.

Осторожно приняв мешок, по недоразумению который называли узелком, женщина развязала его и заглянула внутрь. Глаза ее раскрылись настолько широко, насколько это было возможно, оттого, что она увидела в мешке. Зерно, овес, желуди, сушеные яблоки, сыр, корка хлеба, вяленая рыба, мешочек гороха и несколько морковей. Это были сокровища, и она понимала, что с ними никто не расстанется просто так. Взглянув на стоявшую рядом с незнакомцем исхудавшую старшую дочь, и вспомнив о двух других детях, мать не колеблясь, для себя решила все очень быстро. Прижав мешок к груди, женщина решительно сказала:

- Хорошо, забирайте!

“Что? Забирайте? Это ты забирай дура, тебе отдаю”, – обругал Эл непонятливую женщину, но прежде чем до него дошел смысл сказанных слов, раньше поступили результаты эмоционального фона присутствующих. Тоска, обида, смирение и удивление кого-то за стеной.

Услышав слова матери, Сая побледнела. Она поняла, что сейчас перед ней происходило, и оттого ей было так больно, что мать с такой легкостью отказалась от нее, но, взглянув на лица появившихся из-за угла голов, маленького Касса и Роберты, Сая смогла понять свою мать. Она догадывалась, что было в мешке, и как бы ей не было больно, старалась простить стоявшую перед ней женщину, что не осмеливалась взглянуть в ее сторону. Она не знала, какой бы выбор сделала сама, окажись на месте своей матери, но оттого что она ее понимала, легче не становилось. Сае с большим трудом удалось подавить в себе желание броситься матери к ногам, и большую роль в этом сыграли не понимающие в происходящем взгляды брата и сестры. Проглотив тяжелую обиду, Сая в последний раз посмотрела на мать, желая встретиться с ней лицом, но этого не произошло. Опустив глаза, она приняла свою судьбу. Единственным кто еще не был в куре оставался виновник происходящего.

Эл не сразу заметил глядящих из-за угла детей. Переключившись на лицо женщины, он отметил в ее глазах решимость, а справа от него ключом бил фонтан обиды. Сделав небольшой поворот в сторону девочки, чтобы суметь разглядеть ее, он увидел, как та прячет глаза, уставившись в пол, но от его аппаратуры нельзя было спрятать эмоции, хотя любому взглянувшему в эту минуту на ее лицо никакая аппаратура бы не понадобилась, чтобы понять творившееся у девочки в душе.

“Ой дуры...”, – мысленно улыбнувшись из-за сложившегося недоразумения, Эл собрался уже все объяснить женщине, что все происходящее в эту минуту лишь заблуждение, но остановился задумавшись, прежде чем что-либо сказать.

“Трое детей, возможно, есть еще кто-то. Старшая работает на поле, на котором ни хрена не растет и не вырастет. Скорее всего, она там даже помрет а, глядя на то с какой легкостью мать только что отказалась от своего ребенка, можно здраво судить, что ее смерть даже не заметят. Пропала да пропала. Есть нечего, кормить всех надо. Если оставить все как есть, в конце концов, это не мое дело, страшилка долго не протянет, – взглянув еще раз на девочку, оценивая ее внешний вид, Эл продолжал размышлять: – После того, что сейчас выкинула эта мамаша, девчонке этот день будет уже не забыть, а потому либо сбежит, и помрет где-нибудь от голода, учитывая положение дел вокруг, или повеситься после такого. А так и мать вроде понять можно, этой еды на троих, или сколько их там на самом деле, хватит дольше, чем на четверых. В общем, похоже, я только хуже сделал, – воображаемо почесав затылок, рассудил Эл. – Не надо было мне сюда переться, надо было на поле девчонке дать мешок да идти дальше. Вот что значит благими намерениями дорога в ад вымощена. Идиот!”

Эл понял, виновником чего он стал, и чем это в последствии выльется для семьи, а точнее, для Саи. Единственным на данный момент правильным поступком было принять ответственность за свои действия, что он нехотя, но сделал.

Ощутив, что молчание с его стороны затянулось, Эл тяжело вздохнул. Еще раз взглянул на страшную девочку, лицо которой скрывали длинные каштановые волосы, выглядевшие словно парик, он скомандовал:

- Идем!

Здесь больше незачем было оставаться, и где-то глубоко внутри он надеялся, что ребенок за ним не пойдет.

Сая украдкой уголком рукава вытерла появившиеся из глаз дорожки и, стараясь не поднимать головы, вышла вслед за рыцарем на улицу. Не так она себе представляла сегодняшний вечер, не так. Она уже знала о взаимоотношениях между мужчиной и женщиной, и понимала, для какой цели могла понадобиться одинокому рыцарю, а значит и мать, не могла об этом не знать.

“Наверное, он очень богат, раз так свободно отдал за меня столько еды, – взглянув на свои замызганные волосы, усмехнулась про себя Сая. – Те двое, наверное, его оруженосцы или слуги, наиграется – отдаст им”, – улыбнувшись сквозь слезы, представила она свое незавидное будущее.

Обдумав, Сая гордо подняла голову и уперлась взглядом в спину гиганта, твердо приняв решение уйти этой ночью.

“Пусть играют с моим телом, когда душа будет далеко”.

Пока она размышляла об этом, невидимые датчики оценивали ее эмоциональное состояние. Эл мог только догадываться о мыслях девочки, но чувства понять мог.

Пройдя половину пути, он вспомнил, что ребенок все-таки на грани дистрофии, а он заставляет бегать ее туда обратно.

Резко остановившись, он почувствовал сзади легкий толчок.

Сая не ожидала такой резкой остановки от рыцаря и, не успев затормозить, слегка врезалась в него.

“Почему? Почему он остановился?! Мы ведь еще не дошли?” – мысли наводили ее только на одно, хозяин новой игрушки решил воспользоваться своим правом прямо сейчас. От этого ее тело затрясло, и она попятилась, делая шаг назад, но тяжелая рука остановила ее, вынуждая сесть под навалившейся тяжестью.

“Боже, боже... помоги мне!”

Солнечный луч ударил ей по глазам когда, опускаясь на землю, она задрала голову вверх.

Увидев, что девочка села, Эл решил последовать ее примеру. Сесть на пятую точку в защитном скафандре было не так легко, потому он просто присел на корточки, доставая из нагрудного кармана два пакета с жидкой едой запрятанные в качестве неприкасаемого запаса. Он до самого конца не собирался делиться столь энергетическим провиантом, но случай был неординарным, а потому решил не жадничать.

Открыв одну пачку, он протянул ее девочке:

- Еда! Ты слабая!

Открыв вторую, он на своем примере показал, что нужно делать с пачкой, постепенно выдавливая из длинного горлышка содержимое. Под капюшоном она не видела, как он ел, но зато отчетливо слышала.

Отбросив гордость и страх, Сая уверенно, как ни в чем не бывало, взяла тюбик в руки и, не рассчитав силы, под сильным напором выдавила содержимое, запачкав руки и попав себе на лицо.

“Была грязная и страшная, а теперь чумазая грязная и страшная. Ну на кой мне это надо?! К черту, сплавлю ее, как только представиться возможность”, – рассуждал Эл, наблюдая, как девочка слизывает с грязных пальцев жидкую еду. Защитное стекло было убрано, и лишь капюшон скрывал его лицо, а потому он мог с легкостью почувствовать набор запахов, витающих в воздухе. Один из них исходил от немытого тела ребенка, а второй от ее вонючего халата из шерсти неизвестного животного. Ненадолго он задумался, стоит ли на время путешествия передать кличку морфа это девочке, но потом отбросил эту идею как дурацкую.

Взглянув на следы от мокрых дорожек на запачканном лице и на то, с каким гордым отрешением она пытается есть, Эл отругал себя за свои глупые мысли.

“Этой девочке досталось от жизни, а ты все шутки шутишь... да уж, к такому меня не готовили!” – вздохнул про себя Эл.

Когда с едой было покончено, он первым поднялся на ноги, сообщая тем самым, что им нужно идти дальше.

“Не здесь! Слава богу, не здесь! – радовалась Сая. – Хочет поиграть в доброго господина, а когда потеряю бдительность, тут и сказке конец. Только бы он не отдал меня на месте своим людям, только бы дождаться ночи”.

Но и добравшись до места, где она оставила Малышку, ничего не произошло. Люди рыцаря правильно рассудив, о бессмысленности продолжать по темени путь, к их приходу разожгли костер. Солнце уже клонилось к зениту, а потому решили разбить привал прямо на том месте, где стояла ее лошадь.

Увидев господина без узелка и девочкой рядом с ним, бывшие разбойники горько вздохнули, но ничего не сказали. Расположившись у костра, Марк выудил из своего походного мешка скудные остатки еды, разделив их с товарищем. Сае он ничего не предложил, но она и не расстроилась, до сих пор ощущая жар во всем теле от угощения, которым поделился с ней рыцарь. Давно она не чувствовала себя так хорошо и сытно, от этого дурные мысли стали постепенно отходить.

С каждым часом на улице становилось все прохладнее, и хоть она привыкла ходить босиком по полю, провести ночь на улице без обуви в одном шерстяном халате, было для нее слишком. Сейчас ее грела энергия от еды и тепло костра, но что будет ночью, ей было страшно себе представить.

“Как бы кто-нибудь не решил согреть себя мной, – подбирая под себя ноги, подумала Сая но, глядя на безразличные лица присутствующих, ее осенило, и она принюхалась к своему халату, после чего тут же прыснула в кулачок от смеха. – Ну и запашок. Думаю этой ночью я никого не заинтересую”.

“Весело? – подумал Эл, считывая эмоциональный фон присутствующих. – Похоже не всем!” – переведя взгляд на своих спутников, заключил он.

Притянув к себе мешки с трофеями собранные Марком и Батом, Эл принялся отсеивать зернышки от плевел. Три пары сапог были слишком большими для ребенка, но чтобы провести ночь, этого было достаточно. Отложив подходящие сапоги в сторону, он выудил замызганные кровью штаны, кожаную куртку, по недоразумению называвшийся доспехом, и шерстяной плащ, после чего, убрав ненужные вещи обратно, передал оставшиеся Сае.

- Брать!

Сая даже вздрогнула от раздавшегося за спиной механического голоса. Повернув голову, она увидела перед собой вещи явно снятые не с живого человека, но для нее это не было откровением.

Приняв одеяние, она как умела, поблагодарила рыцаря, сложив руки между собой и поклонившись, после чего без колебаний принялась облачаться в полученную одежду.

Отойдя от костра, чтобы тени хоть немного скрыли ее, она накинула поверх своего халата кожаную куртку, максимально затянув на ней шнуровку. Задрав подол, одним движением запрыгнула в широкие мужские штаны, после чего уже натянула сапоги.

Все для нее было громоздким и висело как на чучеле. Пока она возвращалась на свое место, с нее пару раз чуть не спали штаны, пока один из людей рыцаря не передал ей веревку, чтобы та смогла подпоясаться ими, что она и сделала. Вид у нее был удручающим, но в компании это всем подняло настроение.

- Ну и видок у тебя малявка! Ха ха ха... – рассмеялся Бат, глядя на облачение Саи. Даже Марк не смог сдержать улыбки, лишь их господин остался невозмутим.

- Я Марк, а это, – указывая большим пальцем в сторону товарища, – Бат!

- Сая! – чуть поклонившись, выказывая уважение младшего к старшим, представилась девочка.

- Наш Господин рыцарь-маг. И чтобы ты себе не думала, знай – наш Господин шуток не любит. Знаешь с кого эти вещи?! – ткнув на ее одежду, задал риторический вопрос Марк. – С людей графа Себастьяна!

Услышав слова мужчины, Сая встревожилась. Про нрав и силы, скопленные в замке графа, не слышал только глухой, а значит рано или поздно месть графа застигнет этих людей. О чем они думали, когда посмели поднять руку на его солдат?! Хотя, ощущая мощь и силу, исходящую от рыцаря, она допускала возможность, что, такой как он, сможет с этим что-нибудь сделать.

“Сая, Сая. Ну что за день сегодня”, – мысленно покачала головой девочка, стараясь никак не выдать своих истинных эмоций, после того, что она услышала.

- Наш Господин не местный, – переглянувшись с Марком, начал Бат, ища в его взгляде поддержку, – потому мы помогаем ему выучить наш язык. Так что если ты чего-то не поймешь, не спеши реагировать, сначала поинтересуйся у нас.

После разъяснений рыжебородого мужчины, Саи поняла, почему рыцарь столь немногословен и чуть легче вздохнула.

“Может, они не такие уж и плохие люди?! Напридумывала себе бог знает чего... но тогда зачем я ему?”

- Так что слушайся нас, – встрял в разговор Марк, – а когда нас рядом не будет, помогай с языком Господину!

Прозвучало это немного двусмысленно но, не видя, что кто-либо из них улыбается, Сая чуть расслабилась, а когда разговоры закончились, пододвинулась ближе костру, чтобы согреться и постараться побыстрее уснуть.

Эта ночь выдалась для нее напряженной. Каждый шорох заставлял ее тело напрягаться, ожидая худшего но, открывая глаза, убеждалась, что все продолжают мирно спать, и лишь рыцарь, сидя на импровизированном стуле из своей поклажи, молча взирал на нее.

Сая никогда не могла представить себе, что такие громадные люди могут существовать на этой земле. Его слуги рядом с ним казались малолетними подростками, а для нее он и вовсе был гигантом из гигантов. Каждый раз, взглянув на него, ее пробирал озноб. Ей казалось, что он не спускает с нее глаз из-под своего капюшона, будто ожидая от нее действий, как только все уснут. Увидев первый раз рыцаря там, на поле, ей было все безразлично, но сейчас, когда она чувствовала его присутствие позади себя, ей было не по себе.

На самом деле Эл уснул самым первым. Болтовня его спутников подействовала на него как снотворное. Отдав команду морфам не высовываться и держаться от них в зоне досягаемости, он отпустил вожжи контроля, давая им свободу в действиях для охоты. Эл лишь под вечер вспомнил, что кормил морфов только с утра и, принимая решение, он счел, что они сами смогут найти себе пропитание. Одного лишь он не учел, морфы – не солдаты, слепо следующие приказам.

Молодой разведчик еще не вошел в планетарный режим и спал по восемь часов в отличие от остальных, а потому проснулся последним.

Обратив внимание, что у потухшего костра никого нет, он поднялся со своего импровизированного стула и огляделся по сторонам, тут же поймав взглядом своих спутников стоящих в двадцати шагах от него. Первое что его насторожило, подходя к ним, так это эмоциональный фон, исходивший от девочки. Это был страх и неподдельный ужас. Двое других молчали.

Пытаясь разобраться, в чем дело, он не сразу заметил отсутствие лошади. “Ушла? Или...” – додумать он не успел, увидев на земле оттяпанную голову и несколько костей.

“Вот черт! Жадина! Вонючка!” – выругавшись в эфир, Эл подал команду, чтобы морфы отозвались на его зов. Примерно через минуту, он получил ответ. Их состояние напоминало обожравшихся свиней, неспособных встать из-за собственного веса. Но это было пол беды, больше его волновало состояние девочки.

Глядя на голову единственной подруги, Саю колотил озноб. Она смотрела на давно застывшие глаза лошади, удерживая подступивший ком к горлу. Шея животного была обглодана, а изо рта на земле растеклось бурое пятно.

- Прости! Я виноват! – вот и все, что смог ответить Эл, посмотрев на девочку прижимавшую руки к груди.

Сая от такого заявления широко раскрыла глаза с удивлением и ужасом, взирая та того, кто это сказал.

“Рыцарь съел Малышку?” – но эту мысль ей не дал развить Марк, вовремя подоспевший на помощь своему господину.

- Постой, постой Сая! Не пугайся. Наш Господин лишь хотел сказать, что не уследил за действиями своих ... эээ – собак. Да, точно! Больших собак!

У Сае не было права выдвигать претензии рыцарю. У крестьян вообще были минимальные права, а после того как мать обменяла ее на мешок с едой, она потеряла не только свободу, но и право голоса. Однако, принимая этот факт, Сая не могла остаться равнодушной от принесенных рыцарем извинений.

Ей было жалко Малышку. На протяжении долгих лет эта скотина была ее единственным другом и место удивлению и страху пришла тоска. Долгая привязанность не могла пройти бесследно, и эта потеря стала последней каплей для прорвавшейся плотины.

Сая разревелась.

Она лила слезы за все: за отца сгинувшего на чужой войне, за пропавшего старшего брата, за голод, за себя, за Малышку, и не могла остановить нескончаемый поток слез.

Эл не ожидал такой реакции от ребенка и на мгновение опешил, не зная, что предпринять. От вида детских слез, причиной которых послужила его халатность и безответственность, что-то сжалось в его груди. Единственное на что хватило его решимости, это подойти к зареванному ребенку, опуститься на одно колено и прижать к себе в попытке успокоить. Сая не стала сопротивляться, продолжая сжимать кулаки у груди и реветь, высвобождая душевную боль. Так они простояли несколько минут, пока запас слез не подошел к концу.

- Я дам тебе много лошадь! – проведя рукой по волосам девочки, сказал Эл, но слова прозвучали таким тоном, что будь он на ее месте, сам бы усомнился в правдивости сказанного. Повторяться он не решился, пообещав себе сдержать обещание.

Но для потерявшей все девочки, услышанное разрушило камень преткновения, на котором базировались ее знания отношений сильного к слабому, о расстоянии разделяющем знать и простолюдин.

====== Часть 7 ======

Когда страсти улеглись, и ребенка удалось успокоить, они все дружно позавтракали. Эл накормил Саю, после чего отдал команду морфам двигаться впереди их группы и искать любой естественный водоем, будь то озеро или река. Солнце уже давно поднялось из-за горизонта, и следовало наверстать упущенное время, потратив его на дорогу.

- Господин Эл?

- Да, слушаю!

“Его произношение стало намного лучше”, – отметил Марк.

- Господин Эл, мы с Батом посоветовались, и решили вам предложить завернуть в сторону уездного села, это где-то полдня пути, но придется свернуть на развилке.

Эл не собирался сворачивать с дороги и тратить лишнее время, полагая, что после того как убежавшие солдаты доложат о случившемся, граф сгоряча может отправить карательный отряд в деревню. В этом конечно был и плюс, так как меньше людей останется в замке, но деревенским тогда несдобровать.

“Стоило им сказать, чтобы на время скрылись в лесу, – отругав себя за недальновидность, подумал Эл. – Но с другой стороны, если граф удосужится выслушать все как есть, что один человек разогнал две дюжины солдат, то может закрыться в своем замке и ждать во все оружии, не зная, приду я к нему, или нет. Эх, всюду если. Плевать, положимся на авось”.

- Зачем нам туда? – решив сразу не отказываться, поинтересовался Эл. Сая в это время стояла в сторонке, пытаясь подготовить свой новый наряд к длительному путешествию.

- Там находится постоялый двор и таверна. В уездном селе всего несколько домишек, люди в основном живут за счет заезжающих туда путешественников: наемники, менестрели, даже солдаты графа, ну и порой лихой люд забредает. – После этого уточнения Бат отвел в сторону глаза от бывшего предводителя.

- Дальше!

- Ну так вот, хозяин таверны мой старый знакомый, у него можно узнать о самых последних новостях в графстве, а также послушать слухи и сплетни разных бродяг. Думаю, информация будет не лишней. Также не мешало бы избавиться от лишнего барахлишка, – подтянув сползающий с плеч мешок, намекая о каких вещах идет речь, закончил Марк.

- Очень много незнакомых слов, говори короче!

Марк слегка расстроился, ему не нравилось все разжевывать по полочкам, но господин быстро учился, а потому решил объяснить все по дороге к развилке.

Пройдя пару часов, местность кардинально изменилась, сменив равнину на редкий лес. Слабый ветер колыхал макушки высоких деревьев, через которые едва-едва пробивался свет солнца.

Оглядываясь по сторонам, Эл как опытный разведчик отмечал все нюансы окружения.

Притаившийся в кустах заяц внимательно наблюдал за проходящими мимо двуногими, считая, что его никто не видит. Наивный.

“Все-таки дичь в лесу есть, но почему тогда никто не охотиться?! Хм, странно. Надо будет уточнить”.

Эл никогда не видел настоящего леса, прожив пол жизни на космической станции, а вторую в академии. На станции, конечно, была оранжерея, но ей было далеко до этого великолепия. Гулять для него по такому лесу было сплошное удовольствие. Перед выходом из лагеря он дал команду морфам на поиск любых источников воды, будь то озеро или ручей, и вот, спустя пару часов, от них поступил сигнал.

Эл подключился к камере Жадины, вызывая на внутренний экран картинку. На время путешествия, он принял решение о нецелесообразности держать аппаратуру включенной, так как изначальный план по изучению планеты претерпел существенные изменения. Домой он не попадет, а потому стоило экономно использовать энергоресурсы.

Камера показывала густую растительность, что заполонила края небольшого пруда. Издалека его было невозможно увидеть, но благодаря морфам, у Саи сегодня будет банный день.

- Сворачиваем! – скомандовал Эл, уходя с дороги.

Спорить никто не стал.

До водоема оказалось совсем рукой подать и, увидев его, бывшие разбойники, а нынче слуги “демона” – господина рыцаря-мага Эла, очень обрадовались. Их фляги были почти пусты и, припав к пруду, они стали поспешно набирать воду в кожаные бурдюки. Даже подозрительного цвета тина, плавающая на поверхности, не остановила их порыва.

Эл взял пробу на анализ, проверяя ее качество. Вода оказалась чуть застоявшейся, но в остальном ничего серьезного. Поначалу он хотел высказаться о том, почему его спутники не набрали воды в деревне, однако стало лень ломать голову для формулировки предложения, и он переключился на чумазую девочку стоявшую за его спиной.

- Вода! – ткнув пальцем, скомандовал он, но Сая и так видела что это вода, и что этим хотел сказать рыцарь, она не поняла.

- Сая, – вмешался Марк, видя растерянное лицо девочки, – думаю, Господин Эл хочет, чтобы ты вымылась!

Беспокойство снова закралось в душу Саи. Она так и не смогла определиться, для каких целей рыцарь-маг забрал ее. Он был очень добр, но это не отменяло того, что был какой-то смысл в его действиях, а так как у нее ничего нет, то остается только одно. Был еще вариант, что он хочет ее кому-то отдать, но она больше склонялась к первому. Верить в то, что рыцарю стало жалко бедную девочку, было чересчур наивно.

Сейчас нужно было принять решение, так как три человека ждали ее ответа.

“Помыться хочется, но не станет ли это для меня в будущем проблемой? Пока от меня плохо пахнет, я меньше привлекаю к себе внимание... или наоборот? И как отказаться придумать не получается... Боже... А если я откажусь, силой в воду засунут? – мельком оглядев смотрящих на нее мужчин, Сая мысленно ударила себя по лбу. – Дура, кого я обманываю... Но тогда почему они так смотрят на меня? Ждут, когда я разденусь?” – Под слоем грязи не было видно маску стыда на ее лице, хоть свое исхудавшее тело она перестала стыдиться еще год назад, свободно расхаживая нагишом перед братом и сестрой, но сейчас перед ней стояли мужчины, и она очень боялась их.

Когда пауза затянулась, Сая, набравшись смелости, стала медленно стягивать с себя одежду. Первым на землю упал шерстяной плащ, затем кожанка, а когда она задрала халат, чтобы развязать веревку, служивший ей поясом для мужских штанов, она, чуть вздрогнув, остановилась, услышав голос рыцаря, обращенный к своим слугам.

- Будете стоять смотреть? – Эл был возмущен поведению сопровождавших его мужчин. Страшная девочка на грани дистрофии, у которой даже еще не проявились зачатки груди, собралась вымыться, и они собрались на это смотреть?!

- А? А, нет, нет! Мы уже набрали воды, будем ждать вас у дороги, – с этими словами, Марк потянул Бата за собой, оставляя господина и девочку наедине.

Проводив их взглядом, Эл повернулся к Сае.

- Теперь можешь раздеться. Я отвернусь, скажи, когда зайдешь в воду.

Дождавшись, пока рыцарь повернется спиной, Сая быстро выпрыгнула из штанов и скинула с себя шерстяной халат, спеша окунуться в воду, но ее мечты были жестоко разбиты о дно водоема, глубина которого не превышала ее колен. Сае пришлось сесть на корточки, покрываясь мурашками от холода, чтобы скрыть под тиной свою наготу.

- Все! – сжав коленки руками и опустив голову, чтобы не видеть рыцаря, сказала девочка.

“Мдя! Глубина прямо-таки аховая” – смотря на сидящую в тине Саю, констатировал Эл, но выбирать было не из чего.

Пока грязнуля оттирала кожу тиной, используя ту вместо мочалки, Эл отстегнул свою поклажу, достал из аптечки баллончик с антисептическим гелем, который при обстоятельствах можно было использовать вместо мыла, выдавил часть содержимого на лист лопуха и протянул его девочке.

- Тереть голова и тело!

Чтобы забрать лист, Сае пришлось приподняться на ноги и сделать шаг вперед. В одной руке она сжимала пучок водорослей, прикрывая ими интимное место, а второй приняла лопух с прозрачной жидкостью, даже на расстоянии почуяв его приятный аромат.

Окунувшись обратно в пруд, насколько это было возможным, она начала обмазывать себя гелем, отметив, что после него, кожа становилась скользкой и приятной на ощупь. Это было так необычно, что она на время забыла про холод и о присутствии рядом с ней рыцаря.

“Господи, ни рожи, ни кожи, а строит из себя барышню”, – усмехнулся Эл, глядя как Сая, пыталась всячески прикрыться от него. Он смотрел на нее всего несколько десятков секунд, давая компьютеру проанализировать ребенка на предмет повреждений. Получив отрицательный результат, он отвернулся, перестав смущать девочку. Убрав гель и аптечку обратно, он положил рядом с ее вещами фольгированное одеяло, чтобы она смогла высохнуть и не замерзнуть при этом.

В учебке он как-то задал вопрос о целесообразности такого предмета в комплектации разведчика, после чего выслушал длительную, и пламенную речь инструктора о возможных обстоятельствах, однако он сомневался, что тот мог предположить такое развитие событий.

Банная процедура заняла не больше десяти минут. Закончив мыть волосы, радуясь их чистоте и изменившемуся цвету, Сая вышла из воды, поспешив к своей куче вещей, попутно стряхивая с себя прилипшие к телу водоросли. Кожа стала приятно пахнуть после прозрачного вещества, и ей очень не хотелось перебивать этот запах грязной одеждой, но выбора не было. Растирая тело, чтобы не замерзнуть, она увидела на земле небольшой прямоугольник железа, отражающий блеск редких лучей солнца пробивающихся через листву деревьев.

- Что-то они задерживаются! – сидя на камне, смотря на дорогу, пробубнил себе под нос Бат. – Вообще я не понимаю, зачем этому “демону” понадобилась эта замухрышка?!

- Тихо ты! – рявкнул на него Марк, озираясь по сторонам. – Совсем из ума выжил?

- Да чего ты?! Все равно они далеко, не услышат!

- Бат, запомни, даже если мы наедине, не упоминай этого слова! Господин Эл и точка! Усек? – Марк добавил металла в голос, чтобы подчеркнуть значимость своих слов.

- Да понял я, понял. Но все-таки? – не унимался товарищ. – Зачем столько хлопот? Еду отдал, за старую клячу извинился, вещи дал, мыться повел. А?

- Хотел бы я знать Бат, хотел бы я знать, – опуская взгляд, ответил Марк, покачивая головой. Он полностью разделял недовольство Бата, и была б его воля, избавился бы от ненужной девчонки не раздумывая, но с такими советами он соваться к “демону” не хотел.

Серебристое полотно, которое Сая приняла за металл – было удивительным. Она уже несколько минут сидела под ним, накинув его на голову и завернувшись, словно в плащ, наслаждаясь внутренним теплом. Кожа уже высохла и, наверное, стоило уже одеваться, но тепло было таким обволакивающим, что ей совершенно не хотелось этого делать. Взглянув на рыцаря, она поняла, что он ждет ее, а потому нехотя, но все же стала потихоньку напяливать на себя одежду, продолжая не вылезать из-под одеяла.

“Без этого ужасного “грима” она не такая уж и страшная, можно даже сказать обычная девочка, – разглядывая умытое лицо ребенка, размышлял Эл. – Ее бы еще откормить, да причесать. Хм, а ведь раньше было и не сказать, что у нее такие густые каштановые волосы”.

Дождавшись когда Сая полностью облачиться в свое грязное тряпье, Эл упаковал одеяло обратно и первым двинулся в сторону дороги, он не сомневался, что девочка пойдет следом.

Его “слуги” – так он окрестил бывших разбойников, ждали их у дороги, изредка поглядывая по сторонам. Как-никак, но он поставил себе цель прожить остаток дней если и не по-королевски, то хотя бы в достатке, а что за жизнь без слуг?! Потому он не терзался угрызениями совести, что принижал этих людей. Они ему тоже не из благородных побуждений помогают.

Увидев преобразившееся лицо Саи, ждавшие их мужчины удивились. Пусть она и не превратилась из гадкого утенка в прекрасного лебедя, но контраст значительно отличался.

Первым голос подал Марк:

- Хм, а заморыш не так страшен, как казалось на первый взгляд, – не стесняясь ее присутствия, сказал он во всеуслышание. – Даже запах изменился!

Сая насторожилась, но виду не подала, продолжая вести себя как обычно. Вот только взгляд изменился.

Отслеживая эмоциональный фон присутствующих, и убедившись, что все в порядке, Эл отдал команду морфам выдвигаться.

Сая плелась в хвосте, не поспевая за темпом взрослых мужчин, мужчины плелись по середине, не поспевая за темпом своего господина, а Эл плелся впереди, не поспевая за собственными мыслями. Его еще терзали сомнения по поводу уездного села но, добравшись до развилки, ноги сами свернули в другую сторону.

Три часа пролетели незаметно. Когда Эл обернулся, чтобы поинтересоваться у Марка, как долго еще до села, он поник головой, так как его спутники были далеко позади. Им потребовалось еще около получаса, чтобы догнать своего господина, а затем еще ждать столько же, пока не подойдет девочка. Эл знал, что деваться ей все равно было некуда, и она не станет сбегать, потому за все это время ни разу не обернулся, но вот за свое поведение совесть его нещадно корила.

“Заставил ребенка бегать как скаковую лошадь. Эгоист ты Эл! Возомнил себя черте кем... надо это менять”, – ругался он, дожидаясь пока девочка нагонит их.

В первый раз, когда Сая отстала, то решила что рыцарь куда-то торопиться, но когда расстояние между ней и его слугами стало разительно увеличиваться, она подумала, что ее хотят бросить. В какой-то момент девочка даже обрадовалась этому, собираясь воспользоваться удачным моментом, но что ей потом делать дальше, не имея на руках абсолютно ничего кроме чужой одежды, на которой местами еще сохранилась кровь, она не представляла. Пусть мотивы рыцаря ей так и остались неведомы, но кроме заботы, плохого он ей ничего не сделал. Безопаснее было бы пока держаться рядом с ним. Возможно, этот странный человек хочет проверить ее таким образом, а может и в правду куда-то спешит. Предположив так, она решила поспешить и нагнать уходящих людей.

- Простите, – прохрипела Сая, задыхаясь от усталости.

- У меня нет лишнего времени! – механический голос из-под капюшона, прозвучал осуждающе, отчего Сае стало неуютно. Ее тело не могло двигаться в столь стремительном темпе, но это не оправдывало ее в лице рыцаря, а потому она виновато опустила голову.

- Господин... – хотел что-то сказать Марк в защиту ребенка, удивляясь самому себе, что собрался вступиться за безразличного ему человека, но Эл не дал ему заговорить, перебив на полу слове.

- Подойди!

Эта команда прозвучала как приговор. Больше всего на свете Сая боялась боли и, представив себе, что сейчас ее ударит столь огромный человек, способный убить любого с одного удара, в чем она не сомневалась, ее тело оцепенело от страха, а ноги подкосились.

“Нужно было бежать!” – успела пронестись мысль в голове, прежде чем рыцарь сделал шаг в ее сторону.

- Простите! – снова выдавила она, глядя сверху вниз, не поднимаясь с земли, а глаза стали подозрительно влажными.

“Страх? С чего вдруг? Что я сделал?”, – считывая показания компьютера, удивился Эл эмоциональной шкале девочки. У обоих мужчин читалась “тревога”. Не став разбираться в произошедшем, он двумя шагами покрыл разделяющее его расстояние между ребенком, и одним движением руки поднял Саю с земли. Набравшие в это время воздуха в грудь спутники, с облегчением выдохнули, а девочка только успела пискнуть, прежде чем оказаться у него на плече.

- Сколько еще идти?

- Господин, – поклонившись, как-то иначе поглядел на него Марк, – идти осталось совсем немного.

- Раз так, то я постараюсь не спешить!

Эти слова стали бальзамом на ноги, для его уставших спутников, и они синхронно отвесили ему признательный поклон.

“Хорошо что я не убежала!” – отдыхая на массивном плече, покрытом шерстяным плащом, расслабившись, подумала Сая.

====== Часть 8 ======

Как и сказал Марк, до уездного села действительно оказалось совсем недалеко. Миновав лес, они вышли к холмистой гряде, после чего оставшийся путь занял не больше часа.

Ничего примечательного село собой не представляло. Тройка равноудаленных друг от друга срубов, а между ними двухэтажный постоялый двор с примыкающей к нему таверной, возле которой в двух десятках шагов находился огражденный хлипким забором колодец.

Опустив довольную Саю с плеча, наслаждавшуюся всю дорогу видом с двухметровой высоты, их провожатый двинулся к таверне, предлагая проследовать за ним.

Задачи были весьма тривиальны. Продать или обменять несколько мечей и наконечники копий солдат. Хотя Марк больше всего делал ставку на одежду, чем на оружие, так как солдатский меч достаточно примечательное оружие в этих краях, в отличие от шерстяного плаща или другой одежды.

- Хозяин твой друг? – уточнил Эл, повернувшись к Марку, стоя перед зданием таверны.

- Скорее, хороший знакомый. У нас просто некогда были общие интересы.

О каких интересах говорил его нынешний слуга, догадаться было не сложно, потому Эл не стал развивать эту тему и перешел сразу к делу, поправляя задравшийся рукав плаща, оголивший броню скафандра.

- Ты сделаешь все сам, или тебе будет нужна моя помощь?

- О, Господин, вы стали изъясняться намного лучше! – сделав легкий поклон, в знак почтения, ответил Марк, не отрывая взгляда от его руки.

Бат многое не понимал в действиях бывшего главаря, а именно, почему тот так рьяно пытался строить из себя преданного слугу. Он знал, что не наделен большим интеллектом, а потому всегда полагался на других, хотя стремился оставить последнее слово за собой. После того, что с ним случилось за последние несколько дней, он решил поменьше болтать, и жить дальше, как жил до этого; делать то, что говорил ему Марк.

- Истинная правда, Господин! – подражая старшему, прижав ладонь к груди, постарался отвесить неуклюжий поклон Бат.

Глядя на мужчин, Сая изменила свое мнение, отодвинув сомнения на задворки сознания, начиная, так же как и они, воспринимать рыцаря не как хозяина, но как господина.

Разогнув спину, Марк продолжил:

- В этом нет необходимости Господин Эл! Мы с Батом все организуем сами!

- Найдите другую одежду для ребенка!

Услышав эти слова, Сая слегка надулась. Ей уже двенадцать лет, и она уже давно не считала себя ребенком, но сказать что-либо вслух не посмела.

- Доверьте это мне! – впервые в жизни решив проявить инициативу, отчеканил Бат. Ему не нравилась Сая, но выделиться перед “демоном” очень хотелось. Марк сказал, что с ним их жизнь изменится, и у него не было причин не верить ему, ведь если товарищ ошибается, то получиться, что довериться нельзя никому.

На эти слова Марк одобрительно закивал, положив ладонь на плечи девочки, слегка подтолкнув ее к Бату, чтобы та подошла ближе.

- Не бойся! Дядька Бат тебя не укусит!

Ухмыльнувшись оттого, что назвал своего товарища Батом, Марк положил руку на железную ручку в форме змеи, ожидая знака от своего господина. Пусть он и прожил пол жизни разбойником, но правилам учтивости за это время набрался.

Пусть село и было маленьким, но разделяться Элу не хотелось, хотя никаких причин для беспокойства не было. Махнув рукой, он дал добро, предварительно отправляя в патруль Жадину и Вонючку. Лучше быть настороже.

Марк толкнул дверь и первым вошел в таверну, закрывая собой господина, по опыту зная – открывшаяся дверь, всегда привлекает к себе внимание, и он решил принять первую волну на себя. Следом зашел Эл, а потом уже Бат с Саей, но все внимание посетителей, конечно же, на все ухищрения слуги, приковалось к двухметровой фигуре замотанной в плащ, грубо сделанного из нескольких других.

Оглядевшись, Марк немного расстроился. Лучшие места в зале были заняты, а за его любимым столиком в углу, разместилась подозрительного вида парочка, но он, не раздумывая, без страха направился в их сторону, ведь за его спиной был кое-кто пострашнее.

- Многоуважаемые друзья, – остановившись прямо перед мужчинами, лица которых были отнюдь не добропорядочными, обратился Марк. – Не могли бы вы уступить столик моему Господину, он очень устал с дороги и хотел бы отдохнуть, не привлекая к себе лишнего внимания! – Стараясь сохранить маску на лице, изображая преданного лакея, как на духу пропел бывший разбойник. Однако если бы не заросшее лицо, то у него бы все получилось намного лучше и без лишних слов.

- А ты еще хто тако, а? Жить надоело? Проваливай, лизоблюд хренов! – чуть дернув кинжал из-за поясного ремня, намекнул ему один из сидящих за столом.

Его приятель наметанным взглядом смерил застывшего Марка, после чего перекинулся на людей пришедших с ним, задержав внимание на высоком воине, скрывавшемся под ужасным плащом. Даже, невзирая на рост, он мог почувствовать исходившую от него силу. Интуиция подсказывала ему не ввязываться в ненужную драку, но его напарник уже изрядно поддавший был иного мнения, и это беспокоило.

За новыми посетителями наблюдали не только гости, но и хозяин заведения. Скиф уже давно являлся владельцем этой таверны, приобретя ее в уплату у своего должника. С тех пор он перестал заниматься небогоугодным делом и осел здесь, стараясь зарабатывать более честным трудом. За все эти годы он прирос к этому месту и устраивать погром в своем заведении не позволял никому, а потому поспешил вмешаться, тем более, что среди посетителей увидел знакомое лицо.

- Друзья, друзья, – выбежав из-за прилавка, затараторил Скиф, – давайте не будем ссориться. Прошу Вас, уступите место этому благородному Господину, в свою очередь от себя, я выставлю вам лучший кувшин пива, что у меня имеется! – широко улыбнувшись в усы, постарался разрешить начинающийся конфликт хозяин таверны. Этих головорезов он знал, но не сомневался, что в открытом противостоянии, этот громила разорвет их на куски голыми руками, но перед этим переломает ему всю мебель вокруг, а этого допустить было никак нельзя, для такого и кувшин пива не жалко.

- Хм, – кивнул подельник, начинающему закипать товарищу, – мы принимаем твое предложение хозяин. Господин может занять наше место. Мы устроимся у входа, – поднимаясь из-за стола, сказал тот.

Указывав Скифу, куда они собираются пересесть, и где будут ждать обещанного кувшина, парочка оставила свое насиженное место, демонстративно пристегивая мечи к поясному ремню, лежавшие до этого на скамейке.

Проводив подвыпивших мужчин недобрым взглядом, Марк жестом указал своему господину на освободившееся место, а хозяин поспешил протереть стол.

Сае не хотелось смотреть на окружающих ее людей сидящих за столами, и она решила обогнать Бата, спрятавшись за широкой спиной Эла.

- Чего изволит благородный Господин?! – сохраняя радушие, поинтересовался Скиф, стараясь не обращать внимания на старого знакомого. Если у того есть к нему дело, тот сам к нему зайдет.

- Еды для моих слуг!

Не такой голос представлял себе Скиф. Было ощущение, что с ним говорил не человек, и это заставило его сердце биться быстрее, но внешне на нем это никак не проявилось.

Поклонившись, он отправился на кухню, передать заказ поварихе и обслуге, радуясь, что конфликта удалось избежать, держа в уме убыток в размере одного кувшина, зная на кого переложить расходы.

Сая первый раз была в таком месте, и от пристальных взглядов бросаемых посетителями таверны, ей становилось слегка неуютно. Она понимала, что все смотрят не на нее, а на ее господина, но так как она находилась под перекрестным огнем, легче ей от этого не становилось.

Когда они сели за стол, Сая подумала, что наконец-то сможет увидеть лицо рыцаря.

“А ведь действительно, какой он? Молодой или старый? Страшный или красивый?” – этими мыслями она забила себе голову но, услышав голос господина, была удивлена. Даже здесь он не собирался скидывать свой капюшон, продолжая оставаться инкогнито.

Его слуги продолжали спокойно сидеть, не обращая на этот факт никакого внимания, и она поняла, что все происходящее в порядке вещей, а потому поспешила переключить свои мысли на еду, которую спешно начала сервировать перед ними полная женщина, подбежавшая мгновение назад.

- Марк, Бат! – по очереди назвав имена мужчин сидевших напротив, Эл решил еще раз напомнить, зачем они здесь и внести коррективы. – После еды займитесь делами. Эту ночь мы проведем здесь.

Выслушав господина, бывшие разбойники кивнули, принимая услышанное, но их никто не гнал прямо сейчас, а потому можно было позволить себе насладиться пищей.

Первым из-за стола поднялся Марк. Оставляя поклажу и неспешной походкой направляясь к хозяину таверны, он еще раз бросил взгляд на непонравившуюся ему парочку, прежде чем остановиться у стойки, за которой Скиф упорно делал рабочий вид, усердно протирая глиняные кружки.

- Здоровье тебе и твоим домочадцам хозяин!

- И вам добрый путник! – отозвался тот, сверкая глазами на приветствие старого знакомого.

С Марком они виделись не часто, только если тому нужно было по быстрому толкнуть краденое. Последний раз он видел его пару лет назад и думал, что тот давно уже гниет в могиле, но появление оного в сопровождении гиганта в своей таверне, весьма удивило его.

Скиф оставался одним из тех счастливчиков, которого за все три с лишним года ни разу не призывали на войну, поскольку его заведение даже в тяжелые дни продолжало приносить графству прибыль за счет путешественников и случайных бродяг. У него были хорошие связи среди столичных торговцев, которые за хорошую скидку безопасно скупали у него левак, а взамен продолжали снабжать его таверну едой, даже в такое непростое время.

- Хозяин, мы не могли бы поговорить наедине? – подмигнув, спросил Марк.

- Отчего же не поговорить с уважаемым человеком. Прошу за мной!

Перейдя в комнату за кухней, где они обычно вели со Скифом дела, Марка настигла ностальгия, разглядывая знакомые вещи. За прошедшее время здесь мало что изменилось, и он был не прочь вспомнить былое, но старый знакомый не дал раскрыть ему рта, бросив через плечо изменившимся тоном, приглашая сесть:

- Я думал ты помер чертяга!

- Умер и воскрес! – слегка улыбнувшись, ответил старый товарищ, легко опускаясь на кресло, обитое шкурами диких животных.

- Это как? – неподдельно удивился Скиф.

- Я теперь в услужении Господина Эла!

- Да ты меня разыгрываешь! Ты, да в услужении?! Ха-ха! Наверное, опять что-нибудь придумал, признавайся! Хочешь облапошить этого гиганта? Не боишься, что он тебя в бараний рог свернет?

Но Марк ответил совершенно серьезно:

- Нет, Скиф, с темными делишками покончено, я же сказал, я умер и воскрес заново, но...

- Что но? – поддавшись со своего места вперед, вытянулся Скиф.

- Купить или обменять вещи можешь? – Марк постарался изобразить на своем лице саму невинность, честно заглядывая в глаза собеседнику.

- Ха-ха-ха, воскрес он, ха-ха-ха, – отсмеявшись, Скиф вытер выступившие с краешек глаз слезы. – Ладно, и что же хочет втюхать мне агнец божий?

- Кожаные куртки, одежда, оружие!

- Хм, – задумчиво протянул Скиф. – Смотреть надо! Скажу сразу, денег много не дам, а вот бартером может и договоримся!

- Как всегда дружище! – улыбнувшись старому приятелю, согласился Марк. – Но для начала, расскажи мне о последних новостях в графстве. Все что знаешь!

Комнату освещала лишь одинокая свеча на столе стоявшая поверх железного блюдца, но это никак не мешало их разговору.

Сая второй раз за день ела полноценную пищу, совершенно позабыв до сегодня, какого это, чувствовать себя сытой. Пожилая женщина выставила на стол тарелку с запеченной рыбешкой, похлебку из овощей и кувшин пива, а лично для нее принесла молока. Как давно она не пробовала его, вспоминая сдохшую от голода корову.

Взяв в руки глиняную кружку, перед ее глазами встали Касс и Роберта. Имеет ли она права радоваться сейчас, когда брат и сестра голодают? Но тут же отогнала наваждение, напомнив себе про мешок с едой, что приняла ее мать.

Бат сидел рядом и наслаждался, что говорят – от пуза. Рыба была выше всяких похвал хоть и мелкая. Ослабив веревку на своих штанах, ему захотелось ненадолго забыться и вздремнуть но, глянув один раз на “демона”, не притронувшемуся к еде, вспомнил про свои слова.

- Думаю, мне следует поговорить с женщинами на счет одежды для девочки, – на его слова, “демон” слегка поднял ладонь в ответ. – Тогда, позвольте ненадолго покинуть вас.

Марк ушел выполнять поручение четверть часа назад, и ему не хотелось казаться хуже своего товарища.

Поправив одежду и пригладив опустившуюся бороду, вытерев ее от остатков пива, Бат первым делом направился к кухне, надеясь попытать свое счастье у поварих.

Они просидели не так долго, но посетителей в зале стало гораздо меньше. В частности таверну покинула и парочка темных личностей, как только те покончили с бесплатным кувшином пива.

Оставшись наедине с рыцарем, Сая несколько минут смаковала остатки молока, прежде чем нерешительно поставить опустевшую кружку на место. Эл давно заметил перемену в ее настроении, но девочка оставалась молчать, стараясь незаметно ерзать под столом ногами.

- Ты хочешь что-то сказать?

- А... Господин Эл! Мне... мне нужно отойти! – опустив взгляд, ответила Сая.

- Это не может подождать?

- Это... мне очень нужно!

“А!” – сообразил Эл. – Хорошо, можешь идти!

Сая постаралась сохранить самообладание и не рвануть с места бегом. При входе в таверну она не видела снаружи туалет, потому могла предположить начать свои поиски с постоялого двора, куда и направилась первым делом, оказавшись на улице.

“Наконец-то!” – подумал Эл, оставшись в одиночестве.

Еще раз оглядев полупустой зал и убедившись, что за ним никто не наблюдает, бывший разведчик открыл защитное стекло шлема и взял одну из мелких рыбешек с зажаристой корочкой наливая себе в кружку пива. Следовало поторопиться, пока его не застукали с куском мяса у рта, ведь слуги явно принимали своего господина не за человеческое создание. И пусть они продолжают думать так же, и желательно, как можно дольше.

Как и предполагала Сая, после изучения всего двора, туалет оказался внутри двухэтажного здания. Пожилая женщина на входе провела ее в конец коридора, где и указала на одинокую дверь, от которой исходил неприятный специфический запах.

Сделав глубокий вдох и зажав нос, Сая ураганом влетела в узкую кабинку и сделала все за считанную минуту а, спеша подвязать обратно штаны, она чуть не уронила веревку в отверстие.

Выдохнуть Сая позволила себе, только оказавшись за несколько метров от туалета, где еще некоторое время хватала ртом воздух. И быстрым шагом направилась к выходу, поправляя халат на ходу. Она понимала что и так задержалась, много времени потратив на поиски, потому спешила обратно, но тяжелая рука остановила ее перед самым выходом.

- Это кто тут у нас, а? – не трезвый мужчина, от которого так и веяло хмельным, резким движением дернул ее назад и прижал к стене. Она сразу узнала посетителя таверны, который уступил им столик в углу.

Наклонившись, Сая сделала рывок, проходя под вялой рукой, и набирая скорость, спешила выбежать на улицу, но в дверях нос к носу столкнулась с другим мужчиной.

- Чего шумим?

Кувшин крепкого пива помутнил восприятие всегда собранного головореза, и он не узнал в девочке с растрепанными волосами спутницу гиганта. Загородив ей проход, ему даже не пришлось применять силу, чтобы жертва отошла от него назад.

- Смотри, кого я нам нашел! А ты говоришь тут баб нет! – радостно воскликнул подельник.

Подскочив сзади, мужчина вовремя успел закрыть ей рот рукой, прежде чем та попыталась закричать, а второй, схватив девочку за воротник, потащил ее назад, углубляясь в коридор. От грязных пальцев Сая почувствовала кислый привкус на языке и тошноту.

- Да ты совсем рехнулся? – закрывая за собой дверь, удивился вошедший. – Ни жопы, ни сисек!

- Зато как пахнет, – уткнувшись в волосы девочки, сделал глубокий вдох насильник. Сая со всей силы сжала зубы и еще раз попыталась вырваться, но взамен получила удар в живот. – Ахр.. Не ерепенься сука, ты потом еще благодарить будешь.

- Вини, кончай паясничать! Тащи ее в комнату, пока нас не увидели.

Тот, кого звали Вини, радостно подхватил перегнувшееся после удара тело Саи и, затащив ее в комнату, кинул на грубо сколоченную кровать. Его товарищ зашел следом, после того как удостоверился, что в коридоре никого нет. Заперев на засов дверь и закрыв ставни окон, он повернулся к раздевавшему девочку Вини.

Не церемонясь, разрезав веревку и стянув с нее штаны, он задрал к верху ее шерстяной халат, после чего громко хрюкнул.

- О, да вы только посмотрите сюда, у сучки еще не выросло не единого волоска, – облизнувшись и давясь пьяным смехом, Вини похлопал по мягкому место. Его подельник машинально заглянул через его плечо, желая удовлетворить любопытство.

Оказавшись в унизительном положении, Сая не прекращала попыток освободиться, изо всех сил стараясь развернуться набок и вырваться, но сильные руки схватили ее за лодыжки и притянули назад.

- Ах ты тварь! – выругался Вини, и с пьяной дури ударил девочку по голове.

Почувствовав тупую боль и звон в ушах, у Саи закружилась голова, но она не потеряла сознание, просто на какое-то время перестала понимать, что происходит, и замолчала.

- Я первый! – не обращаясь ни к кому конкретно, просипел Вини, плюнув несколько раз жертве между ног и растирая пальцами. От происходящего рядом, его подельник не ожидая от самого себя – возбудился, твердо решив после товарища тоже воспользоваться телом.

У него было много женщин, и он всегда избирал себе дам попышнее, но вся это ситуация как-то странно на него подействовала, что он не смог себе отказать.

====== Часть 9 ======

“Что-то она больно долго ходит... По большому что ли?” – размышлял Эл, потихоньку опустошая кувшин.

С пивом он покончил раньше, чем Марк вернулся к столу, а потому тот не узнал, кто опустошил кувшин.

- Господин Эл, а где все?

- Ушли по делам!

- Девочка тоже получила от вас указания? – усаживаясь на свое место, поинтересовался Марк, чувствуя приподнятое настроение после беседы со старым знакомым.

- Нет, она по личным делам. Хотя что-то задерживается.

Переведя взгляд на место у входа, где раньше за столом сидели подозрительные типы, в его разум словно игла закралось беспокойство.

“Компьютер, активируй камеры на объектах Жадина и Вонючка!”

“Подтверждаю, объекты в зоне досягаемости!” – голос компьютера был сухим и безэмоциональным, благодаря чему разведчик напомнил себе кто он есть, вновь становясь холодным и расчетливым.

Объективы на шлемах морфов временно стали его глазами на улице, покрыв окрестности пристальным наблюдением, а буквально через минуту в кадр попала фигура мужчины входящего в постоялый двор, а за ним в дверях силуэт кого-то еще. Кто бы это ни был, выйти ему не дали, что вызвало у Эла еще больше подозрений, а полагаться в данном случае на “авось” он не собирался.

- Жди, здесь! – оставив холодный приказ, Эл вскочил со своего места, чуть не опрокинув стол, и поспешил на выход.

Столь резкий перепад в настроении господина взволновал Марка, но понять, что произошло, он не сумел, решив молча повиноваться.

Чувство тревоги било все сильнее, пока он широкими шагами покрывал расстояние до местного “отеля”. Шаг, еще шаг, вот он уже у двери. Не поддаваясь эмоциям, он спокойно открыл дверь, проходя в коридор. При беглом осмотре на глаза ему попалась только полная старуха, замершая на лестничном пролете, так и не решившая спуститься. От нее исходил поток опаски и тревоги, в то время, как со стороны гостевых комнат, так и отдавало страхом и вожделением.

Пройдя немного вперед, Элу не потребовалось много времени, чтобы определить источник. И даже если он ошибется, и в комнате на самом деле окажется всего лишь парочка извращенцев, он полностью был уверен, что сумеет оплатить им нанесенный ущерб.

Дверь распахнулась, словно не была заперта. Засов с силой отлетел в сторону, чуть не убив при этом стоящего на его пути человека. Вини так и остался стоять на коленях, не успев развязать узелок на своих штанах, когда что-то тяжелое напоминающее стальную руку упало ему на ключицу, вминая ее вовнутрь. Его подельник с открытым ртом смотрел как гигантский человек, с невероятным проворством пролез через дверь, и одним ударом убил товарища. Хмель выветрился в мгновение ока. Не долго думая, понимая, что не успеет выбраться из окна, головорез метнулся в сторону узкого проема между входом и гигантом, надеясь проскочить, пока тот отвлекся, но что-то пошло не так. Находясь уже наполовину в коридоре, рука монстра схватила его за плечо. Хватка была настолько сильной, что кости не выдержали и хрустнули. Несостоявшийся насильник, собрав все силы, выхватил из-за ремня заточку и ударил туда, где у рыцаря должно было быть сочленение доспеха между бедром и животом. Улыбнувшись довольной ухмылкой, он посмотрел рыцарю в лицо, но вместо него, увидел черный овал стекла с перекошенным отражением, тогда-то он и понял, какую ошибку совершил Вини, втянув его во все это.

Отпустив обмякшее тело, рухнувшее безвольной кучей на пол, Эл перевел взгляд на лежавшую без движения Саю. От поднявшегося гнева его охватила мелкая дрожь. Девочка была в сознании, но ее остекленевшие глаза смотрели в одну точку на стене. Шок был настолько большим, что она на время выпала из реальности, потеряв рассудок.

Заправив одежду, Эл поднял ее на руки и поспешил убраться из этой комнаты, напоследок обведя покойников пристальным взглядом, оценивая, успели ли они что-либо сделать, но так как штаны на обоих телах были на месте, задерживаться он не стал.

Удивительным было то, что на образовавшийся шум так никто и не вышел, хотя четко различалось присутствие живых людей в других комнатах.

“Что за сброд, могли бы хотя бы позвать кого-нибудь на помощь! Или здесь это в порядке вещей?” – от этой мысли Эла передернуло. Трудно было принять реальность, в которой насилие над детьми не считается бесчеловечным, и что свидетели этого могут спокойно пройти дальше, не терзаясь в последствии муками совести.

Выйдя из здания постоялого двора, прижимая Саю одной рукой к груди, Эл заметил идущего к таверне Бата с зеленым свертком в руках и поспешил ему наперерез.

- Жди! – от резкого окрика знакомого голоса, мужчина замер как вкопанный, озираясь по сторонам.

- Господин Эл! Фух, вы меня напугали. Я как раз возвращался к вам. Я выполнил ваше поручение! – довольно произнес Бат, поднимая к верху сложенное в несколько раз зеленое платье, но заметив Саю, безвольной куклой прижавшейся к “демону”, он стер с лица ухмылку, сообразив, что что-то неладно.

- Купить комнаты быстро, нужно отдых!

- Понял... Господин Эл. Только возьму немного денег у Марка.

- Возьми деньги у два трупа в здании, поспеши! Я жду снаружи!

“Этот “Демон” опять кого-то убил. Проклятье! Надеюсь, это не выльется нам боком. Боже, пусть хотя бы у покойников денег будет много!” – вслух, разумеется, Бат ничего этого не сказал. Поклонившись, он быстро засеменил в сторону постоялого двора, слыша, как тяжелая поступь шагов, неотрывно следуют за ним.

Кровавые следы в коридоре оставленные “демоном” он увидел сразу. Проследив, откуда они прорастают, Бат увидел первое тело с проломленной головой, наполовину торчавшее из комнаты. Второй покойник, как и предполагалось, находился внутри с неестественной вмятиной между шеей и плечом. Такую рану мог оставить только очень тяжелый тупой предмет, к примеру, как рука господина, которому он служит.

Бывший разбойник много трупов и крови повидал в своей жизни, но то были раны нанесенные людьми, а оттого что он видел, его бросило в дрожь.

“Думаю, стоит прислушаться к словам Марка и даже наедине не называть... господина – “демоном”. Не хотелось бы мне по неосторожности его разозлить”, – сглатывая комок в горле, принял для себя решение Бат.

Закатив рукава, намереваясь навести порядок, он первым делом затащил торчавшее тело в коридоре обратно в комнату и, прикрыв дверь, умелой рукой принялся делать то, что всегда так любил – собирать трофеи.

Прошло около десяти минут, прежде чем его слуга появился на улице, предлагая своему господину следовать за ним!

Старуха, которую Эл видел на лестнице, оказалась кем-то вроде распорядительницы в этом месте, принимая плату с постояльцев и помогая им расселиться.

С маской безразличия на лице она предложила одну единственную свободную комнату на втором этаже, прежде чем узнала о скоропостижной кончине постояльцев с первого. Не поведя и бровью на такое известие, женщина без каких-либо слов сдала освободившееся раньше времени помещение, стараясь не смотреть в сторону девочки.

Пригнувшись, Эл осторожно ступал по деревянным ступеням, опасаясь, что они проломятся под тяжестью его скафандра, но все обошлось без эксцессов.

Их комната была братом близнецом с первого этажа. Одна широкая кровать, деревянная коробка для вещей, стол и пара стульев, а в качестве освещения на подоконнике стояла массивная свеча.

Бережно усадив Саю на кровать, она пришла в себя и замотала головой. На секунду ей показалось, что она вновь среди тех людей в той темной комнате.

- Не бойся, все хорошо! – опустившись на одно колено, чтобы было удобнее разговаривать с девочкой, Эл постарался ее успокоить.

- Господин Эл, позвольте мне откланяться, нам с Марком стоит позаботиться о телах, – Бат не собирался следить за разыгрывающейся драмой, ему даже было немного противно, что столь грозное существо, сюсюкается с этой замухрышкой, а потому ему хотелось поскорее слинять отсюда. – Я оставлю платье для девочки на столе!

- Подожди! Я иду с тобой. Нужно забрать вещи! – поднявшись, ответил Эл, чуть не скинув с кровати Саю. Вовремя заметив, что девочка обеими руками ухватилась за его самодельный плащ, и не желает отпускать, он вернулся в исходное положение.

Сае было страшно оставаться одной, и только рядом с рыцарем она чувствовала себя в безопасности.

- Не беспокойтесь об этом, мы принесем ваши вещи! – уверенно заявил Бат, на что Эл лишь мысленно ухмыльнулся.

- Думаю, вам придется просить помощь!

Бат не понял, что имел в виду его господин, но спорить не стал. Еще раз поклонившись, он вышел вон.

Проследив за закрывшейся дверью, Эл освободился от девичьей хватки и, поднявшись, взял со стола оставленную Батом обновку и передал Сае.

- Думаю, пора сменить твою одежду!

Вытерев рукавом засохшие дорожки, Сая развернула сверток, который оказался зеленым платьем служанки со шнуровкой в районе груди. Будь этот подарок преподнесен часом раньше, то непременно бы обрадовалась, но сейчас, она глядела на него с отвращением.

Эти эмоции не могли пройти мимо датчиков и, качнув в сторону, Эл спросил:

- Что-то не так?

- Нет! – от своего вранья, Сая опустила глаза.

- Нет, что?

- Я... я ненавижу себя за то, что не родилась мальчиком, – ее голос стал твердым, а взгляд продолжал бороздить по полу.

- Думаю, из тебя бы получился некрасивый мальчик!

Сая знала, что не наделена природной красотой, но слова рыцаря ранили ее куда больше чем собственное мнение о себе, однако он не остановился и продолжил:.

- В будущем, ты обязательно расцветешь как женщина и станешь красивой. Будь ты мальчиком, этого бы не случилось.

- Но я всегда останусь слабой, – попыталась возразить она, – и то, что могло произойти сегодня, может повториться вновь, и я ничего не смогу с этим сделать!

“Злость, обида, – читал показания Эл, – вот только слез опять не надо, а!”

- Там, откуда я родом, есть женщины, не уступающие в силе мужчинам, и при этом продолжают оставаться прелестными созданиями.

- Такого не может быть!

- По-твоему я лгу?

- Простите меня... – вытерев рукавом сопли, Сая почувствовала себя виноватой.

- Не извиняйся. В вашей... эээ... стране, это, наверное, и в правду звучит неправдоподобно!

- А я... а я могу стать такой же, как они? – доверившись, с надеждой спросила девочка, загоревшись мечтой, во что бы то ни стало стать сильнее но, опомнившись с кем разговаривает, снова виновато потупила взгляд.

- У тебя впереди еще долгая жизнь, если начать тренировки сейчас, то обещаю, ты станешь самой сильной женщиной!

Эл безбожно и нагло врал, но считал, что именно эти слова сейчас необходимо услышать ребенку, а будущее покажет.

- Господин Эл! Вы стали хорошо говорить! – повеселев, отвесила комплимент девочка.

- Мне это уже говорили! – улыбнувшись в душе, что сумел успокоить ребенка, ответил Эл.

- Но не я!

Не придав этому глубокому ответу значения, Эл счел свою миссию выполненной и постарался вернуться к разговору об ее одежде.

Прошло больше получаса с того момента, как Эл оставил Марк одного ждать в таверне, и если бы не приказ, то тот уже давно отправился бы его искать.

Продолжая сидеть на скамейке, заглядывая в дно пустой кружки, Марк проклинал своего товарища за то, что тот бессовестно осушил кувшин, пока его не было на месте, и гадал, куда могли все запропаститься. После чего не выдержал и, подозвав служанку, попросил принести ему еще пива, продолжая разглядывать из темного угла оставшихся посетителей, и терпеливо ожидая возвращения остальных.

Бат рухнул рядом на скамью, словно проделал долгий и утомительный путь, как раз в тот момент, когда пышная женщина в грязном переднике поставила глиняную кружку на стол. Улыбнувшись Марку одними губами, она брезгливо поглядела в сторону Бата и, развернувшись, ушла, оставляя мужчин наедине.

Две руки одновременно схватили кружку и потянули ее на себя.

- Что, жажда замучила?

- Марк, помнишь тех двоих, что уступили нам столик? – виновато убирая пальцы, перешел к новостям товарищ.

- Ну?

- Короче, мертвы они!

- Как? – выдохнул он, забыв про жажду.

- Господин Эл! – коротко ответил товарищ.

Бат вкратце пересказал Марку все, что понял из произошедшего в постоялом дворе, и перевел взгляд на кружку. Уловив это, бывший главарь передвинул ее к нему.

- Что-то ты быстро исправился, перестал величать Господина “иначе”.

- На то были обстоятельства! – осушая тару, ответил Бат. – Он передал, чтобы мы перенесли его вещи к нему в комнату.

Марк заглянул под стол, где лежал большой чемодан с лямками и необычным железным щитом. Сверху была закреплена “волшебная” палка, выпускающая убийственные синие огоньки. Очень хотелось взять и подержать это оружие в руках но, представив себе, как его застает за этим делом “демон” Эл, он скривился. Риск того не стоил.

- Тогда чего сидишь? Идем! – с этими словами, он первым поднялся из-за стола и попытался сдвинуть вещи Эла с места. – Какого... – выругался он, после очередной неудачной попытки поднять чемодан. – У него там что, камни?!

- Теперь я понял, про какую помощь он имел ввиду...

Долго ли, скоро ли, но с помощью Скифа, они втроем сумели поднять рюкзак на второй этаж и подтянуть его к комнате, передав вещи своему господину.

Марку было очень приятно, что Эл ни разу не спрашивал его про деньги или другие трофейные вещи, словно уже назначил его своим казначеем. Он не забывал слова господина: “Я дам вам место в доме”, и это несказанно грело его, или он просто вспотел, пока тащил этот “сундук”.

Вместе они спустились в спальню на первом этаже. Скиф при виде двух тел лишь осуждающе покачал головой. Ему нисколько было не жалко этих душегубов, сгубивших не одну невинную жизнь, просто не понравился разведенный в помещении бардак, на уборку которого его пригласили помочь.

- Суровый у вас Господин! – оценивающе, вставил хозяин таверны, разглядывая нанесенные раны на телах головорезов.

- Видел бы ты, что он с солдатами графа сотворил!

Об это ему уже старый знакомый успел упомянуть, но без лишних деталей, а он и уточнять не стал.

Как самый крупный среди троих, Скиф взвалил на себя одного из умерших, которого Бат уже успел обчистить до нитки и, не дожидаясь пока остальные подхватят другого, направился к выходу.

- Ты же не думаешь, Марк, что я таскаю тут тяжести забесплатно? – щурясь от солнца, поинтересовался Скиф, таща на своем горбу полуголого трупа.

- Все оплачу, – тужась, едва удерживая второго за ноги, которого они несли вместе с Батом, ответил Марк.

- И кувшин пива! – поспешно добавил хозяин таверны.

К вечеру, они удобрили почву, после чего до самой ночи не вылезали из комнаты постоялого двора, обсуждая детали предстоящего бартера. Эл ночевал в комнате на втором этаже, сидя на ящике, уступив кровать девочке. По приходу в уездное село, он планировал выбить себе отдельную комнату и выбраться наконец-то из скафандра, но жизнь распорядилась иначе. Вспомнив перед сном о Жадине и Вонючке, он еще раз активировал их камеры, убедился, что те залегли в кустах, после чего отпустил на вольные хлеба с приказом не высовываться. Эл знал, что без команды ведомого тренированные морфы не нападут на человека, потому смело спускал их с поводка.

Сон был неспокойным. Сае снились ужасные вещи, о которых она не могла и помыслить. Она забралась в кровать и уснула прямо в одежде, так как рыцарь больше не выходил, и у нее не было возможности переодеться в новое платье. Посреди ночи, разбуженная очередным кошмаром девочка вытерла пот со лба, вглядываясь во тьму. Халат прилип к коже, а штаны оказались сырыми, отчего Сае стало неловко.

Отбросив одеяло, она на цыпочках подошла к столу, на котором в последний раз видела свою обновку и, скинув с себя мокрую, дурно пахнущую одежду, принялась шарить по нему рукой. Она могла поклясться, что перед сном платье лежало именно здесь.

Сдавшись, Сая осмелилась открыть ставни, чтобы хоть как-то разобрать, что где находиться, и под тусклым светом увидела величественный силуэт господина, восседавший на деревянном ящике, словно на троне. Ее любопытство было столь велико, что девочка забыла и про платье и про отсутствующую на ней одежду, когда подошла к рыцарю и дрожащей рукой сдернула с него капюшон.

“Что, это?” – Сае сначала показалось, что темнота сыграла с ней злую шутку, когда вместо лица, или хотя бы шлема, увидела нечто темное, отражающее тусклый свет. Пальцы невольно коснулись необычного материала, проводя по его поверхности сверху вниз, после чего, ей показалось, что оно изменило по бокам цвет, став чуточку светлее, словно внутри зажегся огонь.

- Уже утро?

Если бы она не знала этот голос, то наверняка бы завизжала, а так, лишь быстрым движением убрала руку.

- Н-нет!

- Тогда могу я знать, почему нет одежды?

Опомнившись, Сая рывком схватила со стола платье и шмыгнула под одеяло. Ночные кошмары растоптало нечто более могущественное, чем что-либо известное на этой земле. Она поняла, что ее господин не человек, но он и не Зло, как могло показаться на первый взгляд, в этом ей уже удалось убедиться, а потому в душе не было страха. Но эти знания должны остаться при ней, и поклявшись в этом, она закрыла глаза.

Остаток ночи Сая проспала без сновидений.

====== Часть 10 ======

Неделей ранее. Военно-космический центр содружества, на другом краю этой же галактике.

- Центр, это Вира 424, ответьте прием!

Слышался из динамиков мужской голос, повторяя свой запрос, пока на него не ответил молодой диспетчер.

- Вира 424, это Центр! Слышно вас хорошо. Цель запроса?

- Где вашу мать вас носит? – заорал командующий в приемник, что аж стоящие рядом научные сотрудники вздрогнули. – Я больше минуты пытался выйти с вами на связь...

- Э-э-э, неполадки с динамиками, – постарался выкрутиться диспетчер, и снова перешел к вопросу. – Вира 424, огласите цель вашего запроса!

Командующий пару раз кашлянул, прочищая горло, прежде чем продолжить. В колонии он был первым после бога, но в случае чрезвычайного происшествия все действия касательно решения данной проблемы должны быть согласованы с центром, прежде чем приступить к действиям.

- У нас желтый код, повторяю: желтый код.

Диспетчер хорошо знал азбуку кодов, но под каждым цветом могло скрываться тысяча происшествий, потому остальное было уже не в его юрисдикции, и он с чистой совестью забарабанил пальцами по сенсорной панели.

- Принято. Желтый код! Соединяю вас с главой центра. Ожидайте...

Командующий еще не успел досчитать до десяти, а на другом конце уже ответил знакомый слегка хриплый голос старого товарища.

- Полковник Джереми на связи!

- Говорит командующий колонии Вира 424. У меня код желтый. Здравствуй старый друг!

- Надеюсь эта у тебя такой способ поздороваться, и ты шутишь.

- Эх, если бы! – устало вздохнул командующий. – От нашего разведчика, отправленного несколько дней назад, по проекту колонизации новых планет, не поступило ответной информации. Все системы были перепроверены дважды, проблем не обнаружено, техники утверждают, что если не считать небольшого возмущения гравитационного поля в пределах нормы, то переброска выполнена успешно, но в тоже время подтвердить нахождение разведчика на планете они не могут. Сигнал от спутника устойчивый, но передача информации до нас занимает порядка четырех дней, так что ответ от нашего человека мы уже должны были получить, но его нет.

- Что вы предприняли и каковы ваши действия в дальнейшем? – перейдя на официальный тон, соблюдая положение в ранге, поинтересовался старый товарищ, чтобы не давать лишнего повода для ненужной болтовни между простыми служащими, записывающих их разговор.

- Как я уже сказал, проблемы с оборудованием и программные ошибки исключены. Мною была созвана группа спасения. Сейчас они на этапе подготовки. Наши ученые сдвинули ожидаемое время получения сигнала от разведчика еще на двенадцать часов, после этого уже будет ясно окончательно. От вас мне нужен письменный приказ о разрешении на внеплановую отправку. Возможно, еще есть шанс спасти разведчика.

- Командующий, я вас правильно понимаю, вы собираетесь отправить опытную команду на неизвестную планету ради спасения одного человека? – голос капитана стал строгим и официальным. Он был готов услышать оправдания или же наоборот – согласие, но старый товарищ, с которым они несколько лет служили в космических войсках, вместе пройдя сквозь огонь, воду и бесконечный космос, теряя в нем своих друзей, ответил совершенно другое:

- Джереми, это мой человек!

- ...

- Если там что-то произошло, у нас возможно еще есть шанс спасти парня!

- Командующий Стивенс, приказываю вам изменить состав команды спасателей на дроидов в количестве двух единиц под руководством одного инженера. Письменное согласие на внеплановую отправку вы получите через час. Можете продолжать подготовку. На этом все! Отбой связи.

- Спа... – услышал он обрывающееся слово товарища, но то, что тот собирался сказать, особо додумывать и не пришлось.

Колония Вира. Идентификационный номер 424. На другом краю этой же галактики. Это же время.

Малкольм Стивенс облегченно откинулся на мягкую спинку кресла, поглядев в окно, с высоты которого открывался замечательный вид на весь комплекс. Не мог он себе представить, что его лучший кадет попадет в такую паршивую ситуацию, а еще меньше всего верил, что получит добро на отправку за ним поисковый отряд спасения. Конечно, он делал ставку на главу военно-космического центра, кем был его старый приятель, но все же и тот был повязан обязательствами и новыми директивами руководства проекта колонизации новых планет. После нескольких неудачных серий спасения разведчиков на враждебных планетах, ими было вынесено предписание о запрете на всякие повторные отправки людей на неизведанные планеты и в договоре разведчика это было указано, пусть и маленьким шрифтом. Составителями контракта делался упор на то, что отправляемого заберут методом открытия портала на той стороне, при учете указания им своих координат, ну а если сигнала нет, то уж не обессудьте. Потому и гонорар высокий – за риск.

- Командующий, какие будут распоряжения? – поинтересовался один из служащих в форме научного сотрудника.

- Переформируйте команду. К отправке подготовьте двух дроидов и опытного инженера, который согласиться участвовать в компании.

- С дроидами проблем не будет, а вот с инженером сложнее...

- Что, среди айтишных блох смельчаков не найдется?

- Думаю не только среди айтишников...

- Варианты? Дроиды не особо умны и кроме как огневой поддержкой мало чем смогут помочь разведчику, если тот при каких-либо обстоятельствах будет недееспособен. Нужен человек с навыками инженера, способный и за дроидами проследить и координаты в ручном режиме на обратную переброску указать, если понадобиться.

- Может в таком случае... – сотрудник как-то подобрался, не решаясь произнести заготовленные слова вслух, но Стивенс устал от этого неловкого молчания и рявкнул в силу своего голоса:

- Ну же!

- Инженер ведь не обязательно должен быть с незапятнанным послужным списком? Ведь отправляемого можно подобрать и из осужденных. Тем более что шансов отказаться у такого человека будет гораздо меньше, если за выполнение задачи предложить амнистию или еще что-нибудь на ваше усмотрение?

- Дело говоришь. До истечения указанного времени остается еще порядка одиннадцати часов. Подготовь списки будущих “кандидатов” и пришли мне на рассмотрение. Все нужно сделать как можно быстрее. Чем раньше отправим спасательную команду, тем больше шансов вытащить нашего человека.

Командующий говорил красивые слова, но в душе он понимал, что четыре дня, это очень большой срок, и за это время с разведчиком могло случиться все что угодно, в том числе и смерть.

Через пару часов на рассмотрение было вынесено всего семь анкет людей с инженерными навыками, из которых только двое были приговорены к длительному сроку заключения. Шанс получить согласие у таких осужденных был намного выше, чем у остальных. Однако между этими двумя все-таки была колоссальная пропасть. Один псих сидел за убийство экипажа межпространственного транспортного корабля, разгерметизировав все люки и отправив людей в открытый космос, а второй с манией величия за политические преступления против содружества. Выбор был однозначным и скорым, как и способ уговора несостоявшегося политического преступника.

Если бы руководство знало о наличие разумной жизни на планете, то человек, одержимый манией величия, был бы последним, кого могли включить в команду спасателей и уж никак не на должность руководителя. Но как говорится, на все воля божья.

По окончании выдвинутого срока, новая сформированная группа спасения была отправлена вслед за разведчиком.

====== Часть 11 ======

Утром Эл собрал всех в таверне за тем же столом. Лица слуг были хмурыми, а вот в девочке произошли разительные изменения.

Датчики разбудили его поздно ночью, и он не сразу разобрал, в чем дело, пока не увидел перед собой слабо освещенный силуэт, но так как разговор между ними тогда получился коротким, Эл счел, что девочка просто ходила во сне.

К завтраку им на стол выставили кашу с овощным рагу. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, как обрадовались его спутники этой, непотребного вида, консистенции. Сам эту гадость он пробовать не стал, побоявшись за свой желудок, и ограничился своими припасами, а вот от пива не отказался. Сделав себе по дороге в таверну трубочку из засохшего стебля неизвестного ему растения, Эл смог без опаски насладиться напитком, как всегда используя для этой цели перемычку в отверстии для воздушного фильтра.

- Утренняя еда, и выдвигаемся!

- Правильнее будет сказать “Завтрак”! “Завтракаем и выдвигаемся”, Господин!

Эл сразу пояснил, чтобы Марк не стеснялся поправлять его, когда они никуда не торопятся, а потому был благодарен ему за терпение, занося новое слово в память компьютера и свою собственную.

- Удалось узнать что-то новое?

- Да! По правде сказать, я хотел рассказать еще все вчера, но вы были заняты. Правда новости – неутешительные!

Марк не врал, и после разговора со Скифом, немедленно собирался все доложить своему господину, но тут произошел этот инцидент с девочкой, и у него не было возможности поговорить с Элом, а после он и вовсе не выходил из комнаты.

- Рассказывай!

- Начну, пожалуй, с графа, во владениях которого мы сейчас находимся. Себастьян эль Диор принадлежит к очень древнему и знатному роду. У их дома очень много связей, однако, они не в лучших отношениях с королевской семьей. На данный момент младший брат Эрик считается пропавшим без вести. Того специально назвали коротким именем чтобы тот не лез поперек старшего брата. Что касается матери графа, то она уже несколько лет как живет в Праймарке... эээ... это столица нашей страны. Сейчас Себастьян является единовластным хозяином графства Рокшер, – сделав глоток из своей кружки, Марк вытер усы и продолжил: – Все это я веду к тому, что бы вы знали и о других полноправных владельцах этой земли, если с графом что-нибудь случиться.

- Не думаю, что это будет проблемой.

- Не сомневаюсь, не сомневаюсь! Теперь насчет того, что сейчас происходит в округе. Графство Рокшер не всегда принадлежало короне, и до этого на этих просторах жило племя степняков. С момента возведения форта, дикарей конечно разогнали, но своих попыток вернуть некогда принадлежавшие им земли они не оставили. Замок графа Себастьяна уже несколько раз подвергался нападению степняков, желающих выбить его из насиженного места, так как по праву считают Рокшерские степи своими.

- Слава богу, что они на подконтрольные графству деревни набегов не делают, это, наверное, единственное, что останавливает жителей не покидать насиженного места. В остальном же, этот Себастьян умудрился растратить все имущество своего отца и загнать графство в такие долги... Пожалуй, потому от него мать и сбежала, – добавил Бат, хорошо знавший историю знаменитого графа.

Смерив товарища недовольным взглядом, Марк допил остатки пива и продолжил:

- Так вот, мне стало известно, что степной народ вновь совершает набеги на стены замка, в связи с чем, граф повсеместно начал нанимать наемников, а чтобы выплачивать им жалование обложил своих подданных высокими налогами. По словам хозяина таверны, замок и сейчас может находиться в осаде, и соваться туда сейчас, грозит нам нежелательным столкновением.

Изложив, все как есть, Марк посмотрел на девочку, что с таким вниманием слушала его рассказ, после чего переключился на господина, ожидая его ответа.

- Это не имеет значения! – обдумав, ответил Эл. – Много людей – много рабочих, много трупов – много трофеев.

Ключевым словом для Марка и Бата стало “трофеи”. Уныние одним мигом стерлось с их лиц, и они мысленно окунулись в представленные богатства. Отличительной чертой от многих других разбойников с дороги, у них являлась способность идти на риск а, учитывая возможности их нового господина, риск был не настолько велик. Наградой же в данном случае выступала – новая жизнь.

- Господин Эл? Вы хотите убить людей в замке? – не ожидая от себя, тихо спросила Сая.

Услышав вопрос девочки, Бат даже поперхнулся и принялся громко откашливаться, обратив на себя внимание всех гостей заведения.

Мужчины сидевшие рядом укоризненно повернулись в его сторону, особенно был недоволен Марк, ему так и хотелось сказать что-нибудь язвительное, но “демон” расставил все по своим местам.

- Нет! Но замок станет нашим домом, так как граф потерял эту привилегию, когда напал на людей служащих ему! Врагов я уничтожу, и не оставлю их за своей спиной. Жители замка должны будут сделать выбор!

“Замок станет нашим домом?” – удивилась Сая, оглядывая присутствующих, пытаясь найти ответ на их лицах, но для Марка и Бата это было уже давно решенным делом, и они лишь пытались скрыть довольные ухмылки, от слов своего господина.

- Что насчет вещей?

- Мы все сделали Господин Эл! К сожалению много денег выручить не удалось, а мечи и вовсе остались в не удел, из-за солдатской метки. Даже если сбить с оружия риску, след все равно будет видно, а потому каждый поймет с кого этот меч, разве что менять их по дешевке на переплавку, но думаю, вы бы это не одобрили.

- Дальше!

- Э-э, все остальное я передал хозяину таверны для последующего сбыта. Если бы я знал, что именно кроме денег Вам нужно из вещей, я бы постарался все организовать.

- Ты ему доверяешь? – с нотками сомнения поинтересовался Эл но, прошедший через шлем скафандра голос, потерял свою интонацию.

- Да! – уверенно ответил Марк.

- Тогда ты все сделал правильно! После... завтрака, возьмите еды в дорогу, и идем дальше!

Марк и Бат синхронно кивнули. Почти все барахло удалось передать на поруки Скифу, а солдатских меча было всего три штуки, невелика тяжесть. Наконечники обменяли сразу на деньги, большая часть которых ушла в уплату еды, жилья, и платья для Саи, а что можно было оставить себе из гардероба или заменить, уже давно сделали. Так, Бат обновил себе сапоги, и стал владельцем хорошего кинжала, доставшийся ему от Вини, а Марк вышел к столу в новой кожаной куртке с металлическими вставками под подкладкой. Сая тотчас же узнала, кому принадлежала эта одежда, но промолчала. Ей передали новые солдатские штаны, которые были в полтора раза шире предыдущих, но выбирать было не из чего, да она и не жаловалась. Ходить открытой всем ветрам ей не улыбалось так что, подвязав шаровары на талии, их несуразность скрыла длина нового платья.

Перед уходом, старую одежду девочки отдали в обмен на плетеные лапти с кожаным голенищем и, распрощавшись с хозяином, они покинули таверну, плотно завернувшись в плащи. Предстояла долгая дорога к новому дому.

Потребовалось больше двух дней, чтобы добраться до окрестностей замка. У Эла осталось два последних элемента питания для экзоскелета, один из которых он поменял утром. Первые два он сжег еще в первую неделю, использовав отработки вместо горючего материала для костра, а третий убрал при замене обратно в рюкзак, как и пустые упаковки от еды. Только пакеты со своими выделениями по тихому закапывал в землю, пока никто не видел.

“Черт, как хочется вылезти из этой консервной банки и вытянуться во всю длину, – шагая по вытоптанной дороге, размышлял Эл. – Окунуться в воду и перестать ходить под себя. Эх, доберусь до замка, придумаю чего-нибудь, а пока, пусть остается все как есть. Буду поддерживать образ на столько долго, насколько это получится, а там видно будет”.

Эл слегка повернул голову, чтобы увидеть болтающиеся на его плече девичьи ноги. С момента как они покинули уездное село, он сразу посадил себе ребенка на плечо, чтобы идти без лишних остановок и не оборачиваться назад. Сая и не сопротивлялась такому решению своего господина, хорошо устроившись, свесив ножки вниз.

“Она изменилась, – взглянув на ее лицо, подумал Эл. – Щеки уже не такие бледные, а глаза наполнились жизнью, но до здоровой полноты ей как до моего дома... Эх”.

Подавив воспоминания, молодой разведчик устремил взор вперед. Они давно миновали лес, выйдя к небольшой реке простирающейся на многие километры вперед, по плоской равнине, оставляя морфов позади себя.

“Не удивительно, что степняки считают эти земли своими, замок – словно бельмо на глазу. Нашли где построить... хотя... незамеченным враг подойти точно не сумеет”.

Заметив что-то странное, что не вязалось с контрастом пейзажа, он сделал максимальное приближение, разглядывая перед собой поле сражения.

Замок – слишком громкое слово, чтобы называть обнесенный трехметровым частоколом каменный гроб с несколькими башнями. Ворота, по всей видимости, сломаны были сравнительно недавно, поскольку снаружи еще мельтешили всадники, а потому следовало поторопиться, ведь Эл уже давно записал жителей замка в свои подданные, хоть они этого еще и не знали.

====== Часть 12 ======

Немногочисленный гарнизон таял на глазах, неспособный дать отпор превышающим силам противника. Степняков оказалось слишком много чтобы длительное время противостоять им в изнурительной схватке. С начала осады они стали действовать очень грамотно, не подставляясь под выстрелы лучников, делая небольшие набеги и тут же отступая. Противник не впускал и не выпускал никого из замка, надеясь взять обороняющихся солдат измором, нападая как ночью, так и днем, и к концу пятого дня им это удалось.

Люди графа из-за недостатка сна стали медлительными, что и послужило решающим фактором для прорыва.

Бой давно переместился во внутренний двор замка, где остатки гарнизона пытались выстроить свою защиту. За частоколом все еще кричали люди, в предсмертной агонии истекая кровью и медленно умирая от полученных ран, но отряд карателей не давал им и шанса, проходясь мимо тел и добивая выживших.

На войне нет место гуманности, только холодный расчет и местами жестокость. Никто не станет брать на себя ношу заботой о пленных, они никому не нужны. Будь победителями солдаты графа, его люди делал бы то же самое. Но то, что совершали каратели степняков, не походило на добивание выживших, то было развлечением, игрой с беззащитными. Словно играющие дети, они обрывали жизни раненых, как крылья у мух.

- Пожалуйста... – прохрипел отползающий человек в кожаных доспехах от приближающегося к нему воина с обнаженным мечом, – пощады!

- Пощады? Я дам ее тебе!

С этими словами лезвие меча прочертило дугу, и голова наемника отделилась от тела. Человек растянулся в довольной улыбке, вытер холодную сталь об одежду убитого и пошел дальше в поисках следующего уцелевшего. Этим человеком был предводитель орды степняков Орктикус Грэй.

- Хорошо, что мы перехватили их разъездной отряд на подходе, так бы защитников было гораздо больше! – подойдя к своему вождю, высказался один из его доверенных людей.

- Наконец-то мы разворошили это гнездо! – подходя к воротам, за которыми еще слышался шум битвы, довольно прошептал Орктикус себе под нос, но тут же остановился, заметив, как дюжина солдат графа во главе с высоким широкоплечим воином сдерживали натиск его людей.

Сжав челюсть, он решительным шагом направился в их сторону, собираясь на примере показать, что он не зря носит титул сильнейшего атамана степняков. Его подчиненные взяли солдат в полукольцо, чтобы у тех не было шанса прорваться и убежать, но то, как они отчаянно закрывали собой проход в замок, говорило об их намерении стоять насмерть. Этому Орктикус был несказанно рад, так как не придется в дальнейшем отлавливать людей по одному.

- Эй, воин! – окликнул он, выйдя в центр двора позади своих соплеменников, разделяющих его от остатка гарнизона.

Услышав голос своего предводителя, воины расступились перед ним, образуя живой коридор.

- С кем имею честь? – опустив меч, улучив момент сделать передышку, спросил капитан замковой стражи Бартон Гросс.

- Я тот, на чьих землях стоит ваше уродливое строение, и тот, от чьей руки ты умрешь.

- Может лучше мы? – оглядывая рост и силу солдата, негромко, чтобы смог услышать только атаман, поинтересовался сопровождающий его человек, и тут же получил удар рукоятью меча.

- Да как ты смеешь... – но закончить фразу он не успел, из-за разрушивших тишину неизвестных звуков, а в последующем криков людей – его людей.

“Нападение?” – только успел подумать Орктикус, прежде чем маленький синий огонек пролетел через отверстие в воротах и вывернул наизнанку одного из его приближенных воинов. От этой картины не только у него поползли брови вверх, но и у присутствующей вражеской стороны, однако первым опомнился Бартон Гросс, ударив отвлекшихся степняков в спину и подавая своим солдатам сигнал к атаке.

Звуки сражения снова наполнили двор, но на этот раз в аккомпанементе спускаемой струны. Такое сравнение появилось в головах людей, слышавших звук на мгновение появлявшихся из ниоткуда синих огоньков.

Орктикус часто приходил к тактическому отступлению, но сейчас он сам загнал себя в мышеловку, оказавшись меж двух “огней”, и единственный способ покинуть это поле сражения, было принять достойную смерть.

====== Часть 13 ======

Степняки на то и степняки что в степи их хрен догонишь, потому бессмысленно было тратить заряды, пытаясь уничтожить их всех, главное удалось внести панику, заставив врага отступать. Очень было жалко лошадей, неудачно подставившихся под неточный выстрел Эла, но так как в округе их еще оставалось как минимум три десятка, оставшихся без своих всадников, потерю нескольких можно было пережить.

Когда в окрестностях замка никого не осталось, кроме удаляющихся силуэтов вдали, Эл перезарядил обойму, убрав опустевший картридж в боковой карман и не спеша, двинулся вперед, позволяя своим спутникам догнать его и присоединиться к процессии, держась позади.

Они миновали проход вместе, представ перед собравшейся во дворе публикой. Толи жители замка вышли их повстречать, толи здесь творилось нечто другое.

- Кто это? – раздался чей-то голос из толпы, и множество лиц повернулась в сторону незнакомцев.

- Вижу, вам удалось отстоять мой дом! – глядя на собравшихся людей, державших в кольце нескольких пленников, не обращаясь ни к кому конкретно, отметил Эл. – Хотя, пожалуй, без моей помощи у вас бы это не вышло.

В толпе начались перешептывания, а часть воинов, неуверенно, направила свое оружие в его сторону.

- Мое имя Бартон Гросс! Могу я узнать кто вы? – растолкав своих подчиненных и выйдя вперед, спросил очень высокий мужчина, по меркам этой земли. Эл еще в уездном селе отметил, что люди здесь, как мужчины, так и женщины, почти все одного роста, не превышающие ста шестидесяти – шестидесяти пяти сантиметров, потому он слегка удивился появлению столь высокого человека, хотя тот все равно оставался на голову ниже его.

- Меня зовут Эл!

- Эл? И все? Так просто? Никакого продолжения? Вы не из благородных? – Бартон понял, что синие огоньки были посланы этим гигантским рыцарем, но был в смятении, услышав столь простое имя. Ему казалось, что человек, обладающий такой силой, не может носить имя короче крестьянского.

- Мне не нужна слава!

Люди видели перед собой гигантского рыцаря замотанного в ужасный плащ с капюшоном на голове, и у тех, кто не видел гибель степняков, не было причин, бояться одного человека, однако механический голос, которым говорил Эл, внушал опасения у всех, кто его слышал.

- Тогда... могу я узнать, что вам здесь нужно? И почему вы решили, что это Ваш дом?

- Скажи мне воин, где сейчас твой хозяин? – вопросом на вопрос, ответил Эл. Стоящие за его спиной мужчины и девочка напряглись, боясь представить, как их господин решит этот вопрос собственности.

- Думаю, он уже далеко отсюда. Перед вторжением, мне сообщили, что граф Себастьян воспользовался потайным ходом, и покинул замок.

- Что ж, раз хозяина нет, и пока никто не претендовал на эти земли, я воспользуюсь правом победителя!

- Победителя? Но...

Эл грубо перебил Бартона, поднимая вверх руку, чтобы он замолчал.

- Попрошу всех присутствующих услышать меня! Кто не желает служить мне и оставаться в замке – выйдите вперед.

- Господин Бартон, что будем делать, – прошептал один из солдат стоявший к нему ближе всего, – может, нападем?

Бартон Гросс смотрел на незнакомца и думал, думал о предстоящем решении, которое в последующем может оказаться фатальным для всех присутствующих, если он ошибется. Тот, кто стоял перед ним не был простым человеком, и то, как он расправился с людьми, оставалось для него загадкой, а для него не было ничего худшего, чем неведенье.

- Подождем, – прошептал он, а всем присутствующим громко сказал: – Сделайте то, что сказал этот человек.

Многие растерялись и замешкались от таких слов, и тогда начальник гарнизона первым отошел в сторону от стоящих рядом людей, сделав всего несколько шагов. Бартон хотел увидеть, как много решимости осталось у его солдат, после чего другие воины последовали за ним, а затем и первая семейная пара, глава которой вел за руку молодую дочь.

Сая ни на минуту не забывала слова господина, сказанные им в таверне по поводу того, что ожидает людей отказавшихся служить ему. А увидев выходящую из строя девчонку, ни намного старше ее, под руку с родителями, ей стало страшно за их судьбу, и она сделала то, на что при других обстоятельствах бы никогда не решилась. Она побежала к ним вперед.

- Пожалуйста, не уходите! – выбежав из-за спины господина и схватив ее за запястья, чуть слышно всхлипнула она. Девушка растерялась, ища поддержки у старших, но они были также обескуражены, как и она. Все видели, что эта девочка пришла с гигантским рыцарем-магом, как называли его перешептывающиеся между собой слуги, но почему она себя так повела, до отца семейства дошло не сразу, пока не заглянул в ее глаза, в которых читался страх, страх за их судьбу. Тогда он и понял, что ждало всех тех, кто вышел из строя.

- ...действительно, – пытаясь придать голосу невозмутимость, взрослый мужчина повернулся к своей жене, – дорогая, зачем нам уходить?

Женщина, лицо которой покрывали бороздки морщин, непонимающе захлопала ресницами но, опомнившись, все же ответила:

- ...э, да, да, конечно! Дочка, пойдем назад. Отец правду говорит.

Ничего не ответив стоявшей перед ними девочке, семейство развернулось и встало обратно на свое место.

За этой сценой наблюдали почти все присутствующие во дворе и многие из них сделали верные выводы.

Разумеется, у Эла бы не поднялась рука на простых людей, и он бы постарался найти выход из сложившейся ситуации, к примеру, отправив тех в деревню. Но действия Саи поразили его тем, как она смогла решить предстоящие трудности, сведя ситуацию в их пользу, избавив его от лишних проблем, к тому же, за всем этим последовало продолжение.

Наблюдая, как конюх графа изменился в лице после еле различимых слов девочки, до многих также дошло, чего он испугался, и среди выживших воинов пошли перешептывания. В отличие от прятавшихся в замке слуг, они видели, с какой легкостью пали степняки, и ни у кого не было желания повторить их судьбу, ведь рыцарь-маг не сказал, что отпустит их, лишь велел выйти вперед.

- Позвольте, мне тоже остаться, я принял решение слишком поспешно! – вышел из строя один из опытнейших солдат, стараясь не смотреть в сторону своего начальника. Ему стало стыдно перед уважаемым человеком, но лишиться жизни было страшнее, тем более, капитан сам сказал делать так, как говорит незнакомец. После чего людские голоса смешались воедино, прося того же самого. Лишь один человек остался без движения, не проронив ни слово, когда его строя покинул последний солдат – Бартон Гросс остался непоколебим.

Проводив взглядом своих подчиненных и оставшихся в живых наемников, он повернулся в сторону Эла.

- Я бы хотел вызвать вас на дуэль, Господин рыцарь-маг, но просить вас биться без магии, – после заявления сильнейшего человека в графстве, двор ахнул. Гигант был на голову выше и вдвое шире в плечах Бартона, но у того хватило смелости вызвать его на поединок. Никто не сомневался в искусстве капитана владеть мечом, но все же...

Эл посмотрел в сторону мужчины, оценивая его оружие и комплекцию. Он планировал забрать его одежду, после того как покончит с отказавшимися служить ему людьми, но теперь его решение изменилось. Перед ним стоял сильный и храбрый воин, которого было глупо просто так потерять, а потому стоило придержать у себя такой ценный экземпляр.

- Ты смелый воин!

- Благодарю.

- И я считаю, что будет глупо убивать тебя без причины! – после сказанного, предположение людей относительно будущего тех, кто хотел уйти – подтвердилось, и многие вздохнули с облегчением, но накал страстей не спадал, и все с напряжением ждали решения объявившего себя новым хозяином замка.

- Не стоит так быстро списывать меня со счетов! – злорадно ответил Бартон, прикидывая какую серию ударов применить первой, но ответ его противника сбил выражение на его лице.

- Прости, но я списал вас со счетов еще до того как пришел сюда. Мне не нужны враги за спиной, а потому, позволь внести предложение! Я не буду биться с тобой насмерть, но не требую того же от тебя...

- Эта очень надменное предложение... я принимаю его!

Чувствуя, как гнев разжигается внутри, Бартон покрепче обхватил рукоять двуручного меча, готовясь к нападению, желая жестоко расправиться с оппонентом и наказать за надменность.

- Впредь не перебивай меня! – голос рыцаря стал похожим на сталь, отчего мужчина чуть поежился. – Если ты победишь, ты можешь идти куда угодно, взяв с собой что угодно и кого угодно, но если проиграешь, ты останешься служить мне, как до этого служил своему господину!

- Хорошо, пусть будет так... – и не закончив, метнулся в сторону рыцаря, на ходу поднимая свое оружие.

Решив использовать момент неожиданности, Бартон желал закончить этот бой одним ударом, направляя острие меча в сочленение шеи и плеча соперника, скрывавшего свое инкогнито под плащом. Скорость была огромной, как и сила, вложенная в этот удар, но рыцарь-маг сделал невообразимое, подставив под удар свою руку, использовав ее в качестве щита.

“Да хоть так”, – на секунду обрадовался Бартон, когда лезвие коснулось его противника, и тут же широко раскрыл глаза, вытягивая лицо от удивления. Его меч, которым он так гордился и натачивал каждый день, разлетелся на две части после соприкосновения о доспехи рыцаря, после чего эта же рука стальной хваткой сдавила шею, и его ноги оторвались от земли.

Следившие за зрелищем ахнули, видя как гигант одной рукой удерживал начальника гарнизона в воздухе не давая тому дотянуться до себя.

Эл держал капитана до тех пор, пока лицо нападавшего не покрылось багровыми пятнами. Не разбирая, что все это время пытался прохрипеть его оппонент, он все же разжал хватку, отпуская того на землю.

Сильнейший воин, равных которому не было в графстве, а возможно и в королевстве, лежал у ног рыцаря, хватая ртом воздух. Люди молчали, не смея произнести ни слова, глядя на поверженного капитана. В душе они болели за то, что он сможет одолеть незнакомца и уйти, но реальность как всегда оказалась суровей.

Жители замка еще не успели прийти в себя от случившегося, как рыцарь громко заговорил:

- Поднимись на ноги Бартон Гросс, и принимай командование своими солдатами. Впереди у нас много работы! – развернувшись, Эл направился к застывшей, словно статуя, Сае, которая сочла своего господина разгневанным на себя и виновато отводила глаза, ожидая публичной порки. – А ты! – обратился он к девочке, подойдя к ней вплотную, – иди за мной! Марк, Бат, возлагаю сбор трофеев и приборку окрестностей на вас, пленных не убивать. Все! Командуйте!

Покинув двор, на улице началось оживление. Поначалу все перешло в дискуссии, куда, что и чего делать, но Бартон, быстро пришел в себя и построил подчиненных ему людей, раздавая команды.

- Что встали? – рявкнул он на застывших слуг и солдат, растирая рукой шею. – Все, представление кончилось! Пленных в подвал, трупы в кучу. Выполнять! – напоследок рявкнул капитан, направляясь к мужчинам, пришедшим вместе с рыцарем.

Ему все это не нравилось, он не давал присяги или иной клятвы но, согласившись на условия поединка, его связал долг чести, и когда граф Себастьян вернется, то ему придется сражаться на другой стороне.

Быстро преодолев двор, Эл зашел в замок, приклонив голову, чтобы не задеть притолоку, и свернул в первую попавшуюся комнату, поворачиваясь к оторопевшей Сае.

- Господин, простите меня! – упав на колени, в три погибели склонилась девочка. Эл отметил, что в ее эмоциональном фоне не присутствовал страх, только отголосок чего-то другого, и как не трудно было догадаться по принятой ей позе, это было чувство вины, вины за свой поступок. Она перестала страшиться его, и это несказанно радовало.

- Встань! Тебе еще рано тренировать колени!

- Да! – Сая не совсем его поняла но, повиновавшись, поднялась, смиренно ожидая словесной порки.

Проведя несколько совместных дней, девочка поверила, что господин, при всей своей силе, не станет делать ей ничего плохого, но за свою самонадеянность, готова была понести наказание.

- За то, что ты сделала, я тебе кое-что дам, – расстегнув маленький кармашек на поясе, Эл выудил оттуда несколько запрещенных к отправке предметов, без которых не представлял себе, как сможет выполнить свою миссию. Сглотнув слюну, он поглядел на прозрачные леденцы фирмы STARK в своей ладони, несколько раз покатал их между пальцами и протянул один девочке, убрав остальные назад.

Сая глядела на прозрачный камешек с сотней пузырьков внутри и не решалась взять его в руки, но было неуважительно заставлять ждать своего господина.

- Спасибо... но... что это? – приняв “награду”, разумно поинтересовалась Сая.

- Съешь!

После этих слов, кровь отлила от ее лица, и ей захотелось снова рухнуть на колени и попросить прощения.

“Боже, боже... неужели я так провинилась... неужели я ошиблась в нем?”

“Чего это она перепугалась?” – увидев перемены в девочке, подумал Эл.

“Зачем ему травить меня, ведь он может убить меня одним ударом? Не хочет пугать жителей замка? Может это безболезненный яд и это его последняя милость мне?”

“А, понял, это наверное из-за того, что леденец выглядит несъедобно и похож на камень”.

“Что же, что же мне делать?” – широко раскрытыми глазами, Сая посмотрела на своего господина, надеясь, что он изменит свое решение.

“Во глазища то состроила, ты попробуй дура, потом еще клянчить будешь”.

Игра в гляделки слегка затянулась, и Эл решительно повторил:

- Хватит таращиться! Я тебе от сердца отрываю, и не уверен, что когда-нибудь еще дам! Ешь, но не глотай!

“Когда-нибудь? Тогда... получается...” – еще раз взглянув на прозрачный кружок в своей ладони, Сая зажмурилась, после чего положила его себе в рот, зажимая между языком и небом, боясь сглотнуть. И тут ее пробрало, да так, что аж щеки втянулись. Кисло сладкий вкус мурашками отозвался по всему телу, а пальцы сжались в кулачки. Этот момент длился все пару секунд, а после, мир стал видеться в других красках, и ей стало грустно, что такого подарка, как сказал господин, она, скорее всего, больше никогда не получит.

Оставив девочку одну, Эл вышел в коридор, начав думать о делах. Замок являл собой несколько удручающее зрелище, а потому следовало о многом позаботиться, чтобы превратить это место в безопасный и достойный оплот проживания. Предстоящая работа слегка пугала, так как он совершенно не представлял, за что ему хвататься первым.

“Фух... ну что ж, жилье есть, осталось присмотреть себе комнату, ну а дальше по мере возможностей будем приводить этот сортир в порядок. Средневековье, мать его!”

В это время в его сторону бежала большегрудая женщина но, увидев на своем пути гиганта, как-то по-гусиному крякнула и, развернувшись, побежала в обратном направлении.

====== Часть 14 ======

Вечером того же дня за одной из дверей запертой комнаты.

- Фу-ух, как я устал! – откидываясь на деревянном стуле, прижимаясь спиной к каменной стенке, блаженно заявил Бат. Свечей в помещение не было, и их заменяли два широких медных таза с горящей ворванью, расположенных по углам, от которых исходил рыбный запах.

- Поверить до сих пор не могу, что все так легко обошлось, – выдохнул собеседник, закрывая глаза. – А если бы девчонка не вылезла?

- Да уж, не думал, что от нее может быть толк. Кстати, Марк! После того как ее увел Господин, ведь ее так больше никто и не видели! Думаешь... того? – изобразив незамысловатый жест рукой поперек шеи, поинтересовался Бат.

- А ведь и правда... не хотелось бы! – задумавшись, ответил Марк, и товарищ поспешил увести его на другую тему.

- А мне плевать! Ты видел, сколько трофеев мы собрали?

- Нет, я был занят поимкой лошадей!

- Марк, а ведь как ты был прав, насчет всего этого, – обведя комнату руками, улыбнулся Бат. – Теперь у нас есть крыша над головой и не абы где, а в замке. Продадим лишнее, и денег до конца дней хватит... заживем!

- Не забывайся Бат! – Марк хотел сказать еще кое-что, но его прервал стук в дверь. – “Да кто там еще!” – Да, войдите!

Дверь пару раз дернулась, но засов не поддался. Ожидающе поглядев на своего приятеля, Марк своим авторитетом заставил того оторвать свою задницу от стула. Нехотя поднявшись со своего места, Бат быстро достиг двери и, откинув деревяшку в сторону, пропустил в комнату молодого парнишку.

- Господин Марк! Господин Бат! – поклонившись обоим, поприветствовал их юноша. – Вас ждет Господин Эл! Он на втором этаже, я вас провожу!

Мужчины переглянулись между собой, не понимая, что это может значить, но все же проследовали за мальчишкой. У них не было времени изучить замок, потому без колебаний доверили себя в руки юного слуги.

Полдня Эл бродил по коридорам, поставив компьютеру задачу занести схему всех этажей, попутно подыскивая себе удобную норку. Поначалу он планировал остановиться в почивальне графа но, оказавшись в его апартаментах, с криком “Мамочка” выбежал вон, предпочтя комнату прямо за гостиной. Она наилучшим образом подходила для создания из нее рабочего кабинета.

- Господин Эл, – голос парнишки слегка дрожал, при обращении к новому хозяину. – Я привел их!

- Спасибо! Можешь заниматься своими делами! – его голос звучал как всегда, но в слабо освещенной комнате, это придавало ему больше зловещности.

Поклонившись, юноша быстрыми шагами засеменил в сторону выхода.

- Что-то случилось? – робко подал голос Марк, не зная причины их присутствия здесь.

- Марк, – смерив его взглядом, начал он, – с сегодняшнего дня ты становишься казначеем графства... Кстати напомни, как оно называется?

Камень лежавший на душе Марка неожиданно превратился в крылья за его спиной, вознося к небу. “Казначей... Я казначей?”

- Э... графство Рокшер, Господин! – придя в себя, ответил окрыленный слуга.

- Поздравляю с назначением Марк! Но помни, эта ответственная должность, она дает много привилегий, но и обязанностей вешает не мало. Отдыхать нам некогда, у нас слишком много дел, а потому слушай свое первое поручение.

- Да! – коротко кивнув, ответил Марк.

- Тебе предстоит взять солдат, сколько посчитаешь нужным, и отправиться в ближайший город, где ты должен будешь продать все ненужные замку трофеи, которыми их посчитает наш начальник склада!

- Начальник склада?

- Да! Бат – наш новый начальник склада! На тебе будут финансы, а на нем – имущество замка!

У еще одного человека за спиной расправились крылья и теперь два “ангела” преданным взглядом смотрели на своего господина.

- Когда выдвигаться?

- После того как наш новый кладовщик завершит подсчет имущества и составит список нужных для замка вещей, начиная едой и завершая предметами первой необходимости. Ты ведь справишься Бат? – повернувшись в сторону замершего слуги, поинтересовался Эл.

- Можете во мне не сомневаться, я буду лучшим начальником склада!

“Шмоточник, ты то уж точно будешь, замучаемся гвозди клянчить. Интересно, а они тут есть?” – откинув глупые мысли в сторону, он продолжил:

- На вырученные деньги, нужно нанять кузнецов, столяров, каменщиков, это возможно?

И вот тут ангелочки задумались.

- Боюсь, мы не соберем столько денег! Но Господин Эл, зачем они нужны? – осмелился задать свой вопрос Марк, сочтя, что теперь он имеет права знать планы своего хозяина.

- Этот дом убог!

- Ась? – ошарашено издали звук мужчины. Замок графа Себастьяна был не самым лучшим в стране, но и далеко не худшим, как выразился их господин, и это вызвало изумление на их лицах, так как в их воображении не было другой картины.

- Нужно расширить пределы двора в два раза, и заменить частокол каменной стеной.

- Но... – хотел было возразить Бат, представив себе количество необходимого камня и рук.

- Да, эта работа намного месяцев, и потребует усилий многих людей!

- Но откуда достать столько денег, чтобы оплачивать работу мастеров? – чуть не взвыл Марк, представив себе колоссальные затраты.

- Что-нибудь придумаем!

Эл понятия не имел, сколько потребуется денег и где он сможет их достать, главным было обезопасить себя от посягательств извне, так как понимал, что его оружие не вечно, а с графом, и тем, кто придет за ним, в будущем все равно придется столкнуться.

Впереди ждало множество битв за право жить так, как ему хочется, а для защиты этой жизни потребуются высокие прочные стены и много тренированных бойцов. Для содержания большого количества людей, ему нужно больше защищенной территории, потому он принял решение расширить периметр замка и обнести его каменной стеной, в лучших традициях старого кино и своей фантазии.

Через час, Марк и Бат покинули своего господина весьма задумчивыми. Следующий день предстоял пройти в хлопотах.

Солнце опустилось за горизонт, предоставляя тьме войти в свои права. Многим сегодня пришлось работать допоздна, распределяя оставшихся после налетчиков лошадей и их имущество. Погибших защитников замка с почестями отправили на суд создателя, придав умерших церемониальному костру, в отличие от нападавших, которых сожгли за стеной в одной большой куче.

====== Часть 15 ======

- Господин Бартон, вы уверены, что не хотите пойти с нами? – спросил мужчина с повязкой на голове, державший узелок за плечом. Всего их собралось восемь человек, решивших покинуть замок под покровом ночи, когда все остальные разошлись спать, после тяжелого дня. Все они были наемниками кроме одного из слуг старого графа, пожелавшего уйти вместе с ними. За время работы на нанимателя многие стали уважать грозного воина, а потому решили поставить начальника замковой стражи в известность и предложить то, на что изначально знали ответ.

- Ступайте парни! Графа нет, а потому у вас нет причин оставаться здесь и служить незнакомцу!

Кивнув, соглашаясь с капитаном, мужчины зашагали к выходу.

- Храни вас Бог, Господин Бартон! – попрощавшись, выдохнул один из наемников, закидывая на плечо свои вещи.

- И вас ребята. А ты, – повернувшись к застывшему слуге, сделав ударение, – если найдешь графа Себастьяна, расскажи ему все как есть, прежде чем он отправит сюда людей.

- Д-да, Господин Бартон. Я все сделаю!

- Ну, ступайте. На воротах никого нет, все мои парни сейчас отсыпаются. Смешно, даже пленников караулить некому, настолько все измотались.

Усмехнувшись ситуации, Бартон махнул рукой, провожая людей в путь. За всю его службу еще никогда не было такого, чтобы стены замка оставались без караульных. Это смешило и беспокоило одновременно, но своих солдат он понять мог, потому сам решил этой ночью занять этот пост.

Поклонившись, мужчины поправили ремни узелков и побрели к конюшням, где собирались приватизировать для себя ездовых животных.

Естественного спутника у этой планеты не было, а потому ночь была темной. Лошади не могли скакать, не видя дороги, но этого и не требовалось, за ночь по равнине можно было спокойно дойти до леса, переночевать, а днем уже верхом отправиться в путь. Это был идеальный план, если бы не одно жадное и вонючее “но”, оставшееся ждать своего хозяина в лесу.

Эту ночь Эл провел вне скафандра, нежась на кровати графа, заперев на засов дверь. Утром он снова превратился в грозного и ужасного, отправляясь на организационные работы, но тут же столкнулся с ожидающим его за дверью Бартоном Гроссом.

- Господин Эл! – сделав небрежный кивок, поздоровался он.

- Что-то случилось?

- Да, я, э..., ночью отправил нескольких людей в караул, они доложили мне об ужасных вещах, якобы на них напали страшные существа, в ходе чего были потеряны две лошади.

Если бы речь шла о чем-то другом, Эл бы обязательно задался разумным вопросом, куда это караульные отправились на лошадях среди ночи, но так как он сразу догадался, кто виноват, только смачно выругался.

- $%№@!

- Что?

- Я разберусь с этим! – отчеканил Эл и, оставив капитана за спиной, направился к лестнице.

“Компьютер, отследи объекты Жадина и Вонючка!”

” . . . Объекты вне зоны досягаемости. Повторить?”

Еще раз повторив команду на транслятор вызывая морфов, Эл не заметил как оказался на улице, не обращая внимания на следовавшего все это время за ним капитана Бартона.

Из-за большого расстояния разделяющего замок и лес между собой, оборудование разведчика без вспомогательных спутников не могло определить местонахождение морфов, и единственным способом решить эту проблему, являлось сократить дистанцию между ним, а это означало топать к лесу лично, что не вселяло радости.

Следовало решить то, о чем Эл никогда не задумывался – что делать с морфами. Как выяснилось на практике, его друзья полюбили конину, и это в какой-то степени было неплохо, так как в его руках оказался целый табун, который он не знал чем кормить в будущем. Но, если вопрос с кормежкой можно было решить то, как было поступить с местом их содержания, он не знал. Конюшня была слишком маленькой и не могла комфортно вместить в себя на данный момент всех животных. Слугам вчера пришлось разобрать все перегородки, чтобы получить один большой загон.

Можно было оставить их в лесу но, скорее всего, они сдохнут от холода, когда придет зима. Или же пусть гуляют во дворе замка, распугивая народ.

“Во умора будет! Дот тех пор пока у кого-нибудь не сдадут нервы, и это не приведет к сердечному коллапсу... Вот черт!”

Обо все этом, новый хозяин замка думал пока шел к воротам, намереваясь отправиться на поиски своих подопечных.

- Вы собираетесь идти один? – перед выходом, поинтересовался Бартон.

- Да! А ты хотел пойти со мной?

- Э... нет, мне нужно спуститься в темницу, проверить заключенных, – попытался отвертеться начальник гарнизона, пожалевший о своей любознательности.

“Темница? – повторил про себя Эл, не надолго погрузившись в раздумья. – Темный холодный подвал замка, хмм... Если утеплить, и снять двери то может получиться неплохая берлога, а на ночь выпускать их погулять по двору, пока все спят... хмм... Не такая уж и плохая идея. Может сработать”.

Не мешая мыслительному процессу господина, капитан замковой стражи смиренно ждал, пока его вновь не удостоят вниманием.

- Кто у нас сейчас там?

- Оставшийся в живых атаман и несколько его воинов!

- От них есть польза? – поинтересовался Эл, соображая о целесообразности кормить лишние рты, о чем сразу же догадался Бартон Гросс.

- Атаман племени это высокое звание среди степняков, что-то типа нашего короля, – поправив меч на поясе, капитан поглядел в сторону открытых ворот, после чего продолжил: – Можно попытаться получить за него выкуп, с наказом больше сюда не соваться, но вероятнее всего, вернувшись к себе, он соберет новое войско и попытается отомстить. Задетая гордость не даст этому человеку спокойно жить, пока он не умрет, или не убьют своих обидчиков. Думаю, от него стоит избавиться.

- Мне нравится, ход твоих мыслей Бартон Гросс, но пока повременим. Я бы хотел взглянуть на него!

- Прямо сейчас? – снова метнув взгляд в сторону леса, поинтересовался капитан.

- Да! Давай сейчас.

- Как прикажете Господин! Следуйте за мной! – Бартон сделал легкий кивок и, развернувшись, повел нового хозяина обратно к замку, а Эл снова погрузился в думы.

“Жадина и Вонючка задрали ночью двух лошадей, а значит, как минимум до сегодняшнего вечера голодать не будут. За день прикажу освободить подвал, а к ночи приведу их на новое место жительства, если еще не сбежали. Пока будут обживаться, попробую морально подготовить людей к новым соседям. Эх, только бы без эксцессов!”

Эл понимал, что хороший план это не всегда самый удобный вариант, а тот, который сработает. В данном случае он рассуждал именно так, бочком спускаясь по узкому коридору, ведущему в темницу.

- Я не вижу охраны! – искренне удивился он, оказавшись у массивной двери, сказав это без всякой угрозы.

- Простите меня Господин Эл, солдаты были слишком измождены за вчерашний день, и я позволил им отдохнуть, – Эл хотел еще кое-что спросить, но капитан Бартон, воткнув факел в крепление на стене и склонившись с ключом, продолжил: – Двери и замки достаточно прочные, еще никому не удавалось покинуть это место, так что можете быть спокойны.

Оценивая толщину преграды стоявшей на пути узников, он не мог с этим не согласиться. Оказавшись под сводами темницы, оставшийся путь занял не больше полминуты.

- Кстати, мы уже пришли, – останавливаясь у одной из камер, Бартон зажег факел на стене.

- Открывай!

На этот раз в руках капитана появилась другая связка примитивных ключей, насаженных на толстое кольцо. Ему потребовалось не больше пары секунд, чтобы выполнить указания нового господина и отварить замок, после чего дверь одноразово скрипнула и ушла в сторону, открывая проход.

На тонкой соломенной подстилке, пристегнутый цепью к стене, сидел раздетый по пояс коренастый мужчина. В руке он зажал маленький камешек, а второй прикрывал веки, щурясь от света появившегося факела. Когда глаза вновь привыкли, он увидел стоявшего перед ним нечеловеческих размеров рыцаря, прятавшего свой доспех под уродливым плащом и капюшоном, тогда Орктикус Грэй и забеспокоился, приняв его за своего палача.

- Как иронично! – опустив голову, грустно вздохнул он.

- Бартон, оставь нас ненадолго!

Не колеблясь, зная силу рыцаря, Гросс молча вышел, оставляя господина наедине с пленником.

- Ты не мой палач? – оживился Орктикус, проследив, как за Бартоном закрылась дверь.

- Мое имя Эл, я хозяин этого замка!

- Я, Орктикус Грэй, атаман племени степняков, и я не помню, чтоб когда-либо видел тебя! У этого каменного дома был другой владелец, – поднимаясь с земли, чтобы говорить стоя, выразил свое недоверие заключенный.

- Граф Себастьян бежал, подарив мне возможность прибрать его владения к рукам. Что же касается тебя Орктикус, то я бы хотел заключить с тобой сделку?!

- Обмен? Хочешь получить за меня выкуп? – атаман был поистине рад открывающимся перспективам, так как абсолютно знал: был бы на месте этого гиганта граф Себастьян, его бы уже четвертовали.

- Да, хочу! И попрошу не много, не мало, а несколько десятков голов домашнего скота! Лошади и трофеи, разумеется, останутся у меня!

- Что!!! – не сдержав своего негодования, возмутился атаман, забыв о своем положении. – Моя жизнь стоит в тысячу раз дороже, а ты оценил ее в стадо коров?

- Люди на этой земле умирают от голода, – так же спокойно продолжил Эл, не обращая внимания на вспышку гнева пленника, – и если не будет пищи, многие не переживут эту зиму, а за предстоящей зимой последует еще и еще. Так что ты не прав Орктикус Грэй, я очень высоко оценил твою жизнь, поставив ее на один уровень всех живущих в моих владениях.

Орктикус был удивлен ответом человека, назвавшимся новым хозяином замка. Граф Себастьян, судя по состоянию дел в долине, никогда не интересовался вопросом выживания своих подданных, и слова этого человека шли в разрез со знаниями того, как ведут себя “вожди” этих земель.

- В твоих словах есть смысл человек с равнин. Но почему ты думаешь, что сможешь прожить здесь больше одной зимы, ведь после обмена я могу вернуться сюда снова?

- Зачем нам воевать Орктикус Грэй, когда мы можем помочь друг другу?

- Ты убил моих людей! – сдерживая досаду от почти одержанной победы, атаман вспомнил, как от синих огоньков гибли его воины.

- А как бы ты поступил на моем месте, увидев, что кто-то пытается захватить твой дом?! – Эл старался все свести к компромиссу, видя потенциал в возможных отношениях.

Орктикус Грэй еще раз оглядел рыцаря, оценивая его рост и представляя себе массивную броню, скрытую под тканью шерстяного плаща.

- Ты не такой, как все остальные, человек с равнин! Но о какой помощи друг другу ты говоришь?

- Торговля! – выдохнув заготовленный ответ, воскликнул Эл. – Мы могли бы мирно сосуществовать и торговать друг с другом. Разумеется, это касается только нас двоих, и я не прошу тебя сдерживаться по отношению к моим соседям.

- Мы всегда считали эти земли своими... – задумался атаман, приложив руку к подбородку.

- Дорогой Орктикус, я не запрещаю вам гулять в этих землях или вести охоту, лишь прошу тебя быть добрым соседом!

Впервые с момента заточения Орктикус Грэй улыбнулся, глядя как вежлив этот гигант, способный убить его одной рукой.

- Ты в очередной раз смог удивить меня, тем более, что выбор у меня не велик. Я согласен на твое предложение. Но если ты нарушишь уговор... – атаманские замашки взяли вверх над рассудительностью Орктикуса, и он продемонстрировал собеседнику сжатый кулак.

- Моя сила не сопоставима твоей, дорогой сосед, и я не нарушаю уговоры, – эти спокойные слова еще больше задели гордость вождя.

- Недооценивай меня, кем бы ты ни был!

“Б..., как же он за....” – не долго думая, Эл медленно убрал капюшон, показывая собеседнику свое “лицо”.

Первый раз в жизни Орктикусу по настоящему стало страшно, глядя на свое кривое отражение в черном зеркале. Кожа предводителя степняков побледнела, и он потерял дар речи.

- Когда я сказал, что моя сила не сопоставима твоей Орктикус, я имел в виду силу всех людей этой земли, потому прошу, не обижайся на мои слова. Уверен, мы сумеем сосуществовать с твоим народом в мире.

- Да... я понял!

- Я ведь могу надеяться, что это останется между нами?!

- Да, да, конечно! – поспешно ответил атаман, глядя на то, как новый хозяин замка, вновь скрыл свой лик под длинным капюшоном.

- Раз так, будь моим гостем!

Когда Бартон вернулся назад, то был весьма удивлен приказом господина отпустить заключенного, и вернуть все изъятые у него ранее вещи, назвав того гостем. Пленник и надзиратель обменялись острыми взглядами, но каждый оставил свои мысли при себе.

Следующим шагом стало освобождение оставшихся в живых степняков и прочих заключенных, которых оказалось не так уж и много, а если точнее, то всего лишь один.

- Кто этот юноша? – поинтересовался Эл, когда последняя камера была открыта, а пленные выпущены.

Бартон Гросс был уверен, что знает всех и каждого, кто прибывал в темнице графа, но стоявшего перед его глазами истощенного парнишку он видел впервые. Его волосы опускались до плеч, и трудно было с первого взгляда сказать, как долго тот находился в заточении.

- Хотел бы я и сам знать, – еле слышно пробубнил себе под нос капитан, продолжая рассматривать мальчишку под светом палящего факела. – Эй, парень, ты здесь как очутился?

- ...

- Ты что, немой?

Запуганный юноша все-таки поднял голову, но в ответ не произнес ни слова.

- Наверное немой, Господин! – поспешил сделать вывод Бартон, нутром чуя витающее позади него напряжение.

Десяток степняков собрались в паре тройке шагов за их спинами, окружив своего атамана и сверля бывших врагов пристальным взглядом.

- Как удастся что-нибудь узнать об этом молодом человеке, я сразу же доложу!

- Мне бы очень хотелось знать, за какие прегрешения ребенок оказался в таком месте... Что ж, буду ждать твоего рапорта!

- Э... чего ждать? – не разобрав слова, осторожно поинтересовался Бартон.

- Твоего доклада капитан! Твоего доклада. А пока позаботься о ребенке, но только чтобы он не убежал!

Согласно кивнув, Бартон Гросс подтолкнул мальчишку двигаться на выход и сам поспешил вперед, якобы освещая господину путь, хотя на самом деле опасался подлого удара со стороны степняков. Пусть бывшие пленные и не вооружены, но лучшим вариантом будет, если сперва они нападут на рыцаря, задавив его своим весом в узком коридоре, давая ему возможность вырваться вперед за подмогой. При таком раскладе он сможет убрать сразу двух зайцев на своем пути – рыцаря и опасных пленников, но только при условии, что у тех хватит смелости.

- Вождь, чего же мы медлим? – тихо, только так, чтобы его услышали свои, поинтересовался один из воинов степи. – Такого случая больше не будет, их всего лишь двое!

Окружившие Орктикуса воины всецело поддерживали своего товарища, уставившись на атамана и ожидая от него лишь команды, чтобы разобраться с беспечными людьми.

- Замолчи! Замолчи, пока я не вырвал твой гнусный язык! – злобно прошипел Орктикус Грэй, сжимая кулаки, сдерживая свой гнев.

В отличие от его наивных собратьев он нисколько не считал рыцаря беспечным, если слово “рыцарь” вообще можно было к нему применить, а потому не собирался делать глупых поступков. Ему предложили стать добрым соседом, а не заклятым врагом, а что не говори, с монстрами лучше дружить, а воевать – найдется кому.

Удивившись реакции своего атамана, воин тут же прикрыл рот, непонимающе склонив голову, выказывая почтение перед решением вождя.

- С этой минуты запомните: мы гости в этом замке, и вести себя будем соответствующе. Руки не распускать, языком не молоть, а кто ослушается, тому лично отрежу! Всем понятно?

- Да повелитель! – хором прошептав, ответили воины.

Увидев, что парочка двинулась вперед, атаман коротко скомандовал соплеменникам и повел их следом.

Оказавшись на свободе, под общим вниманием хозяина замка, Орктикус Грэй проинструктировал своих воинов насчет возмещения ущерба хозяину замка и план будущего сотрудничества с графством Рокшер, со всеми вытекающими. Разговор проходил за закрытыми дверьми в гостевой комнате, где собрался лишь узкий круг лиц, но Эл не сомневался, к вечеру о соглашении между графством и степняками будут знать все жители замка.

Вторым этапом стала отправка гонцов в подконтрольные территории с вестью о том, что ежемесячный налог переводится в камни и каждая деревня к концу месяца в сопровождении старосты должна привезти к замку телегу камней любых размеров. Требовался строительный материал для стен, которого на несколько километров в округе попросту негде было достать, разве что в мизерных количествах. Эл также подключил к помощи Орктикуса, чтобы его племя помогло ему в этом деле, взамен на отданных лошадей.

Атаман степняков выбрал двух гонцов для передачи послания своему клану и, получив утвердительный ответ нового хозяина замка, отправил вестовых с напутствием.

“Не думал, что все так напряженно будет”, – думал Эл, провожая взглядом удаляющихся людей. Сколько всего еще предстояло сделать, для того чтобы сон в будущем оставался спокойным.

- Господин Эл?! – с хмурым лицом, вывел его из задумчивости Бартон. – Вы уверены в правильности этого поступка?

“Черта-с два я уверен, я вообще ни в чем не уверен, но в том, что без союзника тут долго не протянуть, в этом нет сомнений” – но в слух он сказал совершенно другое:

- Более чем!

Прогулявшись с начальником стражи по улице, отдав тому распоряжение насчет помощи Марку и Бату, и напомнив про освобожденного ребенка, Эл развернулся и пошел к себе. Проходя по первому этажу этажа, он чуть не упал, благо его держал экзоскелет скафандра, когда на своем пути увидел статую писающего мальчика выводящего своей струей узоры на стене. Парень совершенно бесцеремонно ссал в коридоре замка, не обращая ни на кого внимания, что и послужило ступором для человека космического века.

- Гхм...

Дернувшись, писька мальца потеряла уверенность, и шедевра на стене не получилось.

- Господин! – учтиво поклонившись, проблеял молодой слуга.

- Скажи-ка мне дружок, где здесь туалет?

- Прямо по коридору и налево до конца!

- Вижу, ты знаешь, тогда почему ты делаешь это тут?

- Так Господин, невмоготу было! Все так делают.

Хорошо, что стекло скафандра было крепким, иначе бы глаза разведчика выпрыгнули наружу. Рука сама тянулась прибить ссыкуна, но это было слишком опрометчивым решением. В этой стране действовали другие нормали жизни, и выжигать их каленым железом было как-то радикально.

Через две минуты Эл, в сопровождении мальца, стоял возле деревянной скамьи с тремя дырками посередине, и мягко говоря, офигевал от такой картины. Уровень “токсинов” в этом каменном мешке без окон зашкаливал, и если бы не защита скафандра он бы уже наверняка задохнулся.

Прочистив горло, хозяин медленно повернулся в сторону молодого слуги.

- С этого дня, ты становишься смотрителем туалета. Увидишь кого гадящего по углам, гони вшивой палкой из замка, а если брыкаться вздумают, докладывай сразу мне!

Эл понимал, что слишком наседать на людей нельзя, иначе так всех запугает, что срать бояться будут без приказа и напутствия, а этого допускать не стоило, в противном случае он получит стадо бездумных рабов.

“Да уж, с туалетом будет хлопот не меньше чем со стеной, но это потом. Я им покажу, что такое канализация и сточные трубы!”

Достав горный лазер, Эл без зазрения совести выпилил два небольших вентиляционных окошка, под отвисшую челюсть следящего за этим делом паренька. Теперь ему есть, о чем рассказать сегодняшним вечером.

Покидая маленького начальника, новый хозяин замка вспомнил про еду, а точнее про ее отсутствие. Поймав за гриву нескольких толстушек, шаркающих без дела, Эл с их помощью выяснил обстановку дел на кухне и про то, как протекает уборка в помещениях. Все это можно было охарактеризовать одним словом – катастрофа.

Приборкой и мытьем полов занимались только в спальне бывшего графа, а кухня представляла собой рассадник заразы стафилококковой инфекции, и что с этим делать он не представлял. Неожиданно заболела голова, и захотелось спрятаться куда-нибудь в норку, чтобы не видеть и не слышать этого ничего. Всплыл далекий образ матери.

“Точно! Нужна хозяйственная женская рука! – обрадовался откровению Эл, но тут же задумался. – А где ее взять? Дилемма!”

Наказав служанкам с этого момента тщательно мыть все, что попадается на глаза, и готовить на всех в общей кастрюле, он убежал к себе в кабинет. Не было ни сил, ни желания заниматься организаторской деятельностью, и до обеда он спрятался в своей комнате.

- Смотри, эта та девчонка, что пришла с рыцарем, – слышала Сая перешептывания за своей спиной, проходя по двору ища господина.

Выглянув в окно, она увидела его у ворот вместе с высоким воином, и надеялась поговорить с ним, но пока одевалась и плутала по коридорам, господин куда-то ушел, и она решила пройтись по двору, попутно натыкаясь на взгляды местных.

- Эй, – окликнул ее молодой девичий голос, но она не сразу поняла, что обращение было адресовано ей, а потому среагировала только со второго раза.

Встретившись лицом, Сая сразу узнала девушку, которую вчера просила остаться.

- Ты?

- Привет! Я хотела поблагодарить тебя за вчерашнее, – задорно, без обиняков, поприветствовала та. – Меня зовут Мира, а тебя? – девушка излучала само дружелюбие и Сая позавидовала ее милой улыбке.

- Сая!

- Хм... Это как ножны меча да? Наверное тебе отец дал такое имя?

- Да, – опустив голову, ответила девочка, вспомнив родных.

- А, извини, я не хотела, – постаравшись загладить вину, Мира поспешила сменить тему. – А давай дружить? У меня тут совсем нет друзей, а мальчишки забияки только и умеют, что за волосы дергать.

- Ты разве не отсюда?

- Мы с деревни на севере. Граф Себастьян хотел сделать меня своей женой, и перевез нас к себе в замок... – гордо заявила кандидатка в подруги.

Слушая Миру, Сая поражалась наивности этой девушки. Даже она в свои двенадцать лет знала, что у высокородного господина не может быть жены простолюдинки, а Мира так увлеченно про это рассказывала, словно уже видела себя новой графиней, пока злобные степняки не разлучили ее с суженым.

Сае не хотелось быть одной, и предложенная дружба была глотком свежего воздуха для одинокой девочки, оказавшейся среди незнакомых людей, а потому, не смотря на все странности Миры, она с радостью приняла новое знакомство.

Облокотившись на каменный подоконник, начальник склада в сопровождении своего бывшего главаря тоже не прошел мимо и остановился, чтобы понаблюдать за беседой двух подростков.

- Смотри, наша принцесса обзавелась новой подругой. И чего к ней все тянутся?! – недовольно фыркнул Бат, выпрямляясь в полный рост.

- Не понимаю тебя, ну чего ты привязался к этой девчонке, чего она тебе так не нравиться?

Марк поистине негодовал от возмущения своего товарища, но у него было слишком много забот на сегодня, чтобы вступать с ним в словесную полемику, и он, не дожидаясь ответа, просто взял Бата под локоть и потащил его от окна.

Солдаты восстанавливали ворота, женщины убирали и готовили, дети играли в конюшне, радуясь новым животным, а свободные слуги выполняли распоряжения нового казначея и начальника склада. В замке еще никогда не было такого оживления среди всех его жителей, даже Орктикус Грэй нашел себе занятие сегодняшним днем, вызвав на тренировочный бой Бартона Гросса, на который прибежали поглазеть все заинтересованные лица. Среди них не оказалось только одного человека, которого никто так и не видел до самого вечера.

====== Часть 16 ======

Эл вышел во двор еще до темноты, и по достоинству оценил качество новых ворот.

“Говна кусок”, – хмыкнул он, проходя мимо. Разобранные части телеги и вновь собранные воедино в форме заслона для ворот. Высота его не превышала двух с половиной метров, а потому не достигала вершины частокола. Жалкое зрелище, но в качестве временной меры вполне подходила.

Караульные сделали жест приветствия, но спрашивать, зачем хозяин покидает пределы замка, не стали. Пропадет – и слава богу, доверия Эл среди местных еще не завоевал, и для них он являлся лишь номинальным господином, а потому беспокоится о нем никто не собирался.

Когда солнечный свет окончательно скрылся за горизонтом Эл прошел уже больше половины пути, но его оборудование так и не смогло отследить местоположение морфов.

Горько вздохнув, вглядываясь в темную стену леса, он сделал короткую остановку, после чего снова зашагал в его сторону. Где-то там, в чаще леса, под кронами могучих деревьев прятались существа несвойственные этому миру.

Как и ожидалось от продукта высоких технологий, у границы четко определились две цели. Разведчик отправил команду “к ведомому”, но объекты не сдвинулись с места. Эл еще несколько раз пытался вызвать Жадину и Вонючку к себе, не решаясь зайти в лес, но те не реагировали. Обозначающие их точки на карте по-прежнему продолжали оставаться на месте, и это вызывало беспокойство.

Морфы были хорошо тренированными существами, и вероятность их неподчинения приказу могла быть лишь в двух случаях. Во-первых, эта смерть самих подопечных, а во-вторых, выход из-под контроля. Ни один из вариантов не сулил ничего хорошего, но другого объяснения случившегося, Эл дать пока не мог.

Темные очертания деревьев не манили к себе своей красотой, чтобы соваться в глубь леса, когда ситуация с морфами оставалась неизвестной. Прочный скафандр и даже режим ночного зрения не могли побороть внутреннюю тревогу, которая не давала человеку сделать следующий шаг.

“Гребаный лес. Черт меня дернул идти вечером... Компьютер!”

“Ожидание команды...”

“Переключи на тепловой режим. Если морфы все-таки вышли из-под контроля, хочу увидеть их первым!”

“Принято! Тепловой режим включен. Дистанция до объектов триста двадцать метров”.

С первых слов компьютерного помощника внутри шлема что-то глухо щелкнуло, и картинка резко поменяла цвета. В лесу появились редкие желто-красные очертания мелких животных и птиц, мелькающие то сверху, то снизу.

Прежде чем идти дальше, Эл на всякий случай снял с плеча ружье. Пусть его броня была крепка, но сходиться в рукопашной с морфами он не собирался. Оружие как нельзя лучше придало уверенности и решимости к возможным впереди неожиданностям.

Потребовалось еще несколько минут, чтобы подобраться к застывшим существам на расстояние зрительного контакта, после чего он сразу же увидел обоих морфов, тесно прижавшихся друг к другу, и тот, кто был снизу, был явно не Жадина.

“Да уж, против природы не попрешь! – убирая обратно ружье, ухмыльнулся Эл. – Надо бы и мне продумать этот вопрос”.

Выбрав себе лучшее место в зрительном зале, коем выступал трухлявый пенек, разведчик устроился поудобнее и принялся ждать, и ждать пришлось не мало. Прошло больше двадцати минут, прежде чем счастливая Вонючка подбежала к ведомому, а вот за полудохлым Жадиной пришлось идти самому и тащить до замка на руках.

- Тоже мне – самец! – довольно общался со своими подопечными Эл, искренне радуясь, что все беспокойства оказались беспочвенными. – Вонючка, и что ты в нем нашла?

В ответ он получил лишь неразборчивое рычание, а самец даже не поднял морды с плеча, обессилено волоча хвостом по земле не отрывая усталого взгляда от удаляющегося леса.

- Подозрительного ничего не видно? – поднимаясь на деревянный помост стены, поинтересовался у караульных капитан Бартон. Ночь уже давно вступила в свои права и перед сном, начальник как обычно делал плановый обход.

- Господин Бартон! – отсалютовали дежурные и, переглянувшись, сообщили, что новый господин вечером покинул пределы замка, но так до сих пор и не вернулся.

Вспомнив про задранных коней и планы рыцаря наведаться в лес, Бартон устыдился мимолетного желания, подумав о том, чтобы этот человек никогда не вернулся, ведь это бы решило его проблему при возвращении графа Себастьяна, но...

Бдящий часовой насторожился, первым услышав непонятные звуки.

- Что это? – вглядываясь во тьму, поинтересовался он. – Вы слышали?

- Ты о чем?

- Рычал кто-то! Господин Бартон, а вы?

- Я не...

- Агрх...

И вслед за этим последовал мощный удар в ворота, словно их снова брали на таран. Одним движением, начальник гарнизона молниеносно выхватил двуручный меч, готовясь к обороне, но подать сигнал тревоги не успел.

- Я вернулся! – голос в темноте прозвучал очень зловеще, и все присутствующие на стенах на некоторое время затихли. – Капитан Бартон, вы не могли бы сказать своим подчиненным, открыть хозяину ворота?!

Если бы Бартон Гросс высунул голову вниз, поглядеть на своего господина, то наверняка бы не отдал команду солдатам, и Элу бы пришлось прокладывать дорогу силой. С учетом того, что двери все равно вышли паршивенькие, то это было бы не так уж и сложно, но капитан был скор в исполнении приказов, и монстров, которых он мог безопасно увидеть с высоты стен, ему пришлось теперь лицезреть на расстоянии вытянутой руки.

Как и ожидалось, люди были в панике. Один из стражей упал на землю, всем весом приложившись на копчик, но звука так и не издал, словно рыба, открывая, закрывая рот. Остальные как самые элитные воины графа остались стоять на ногах, выпучив глаза и обронив на землю челюсть.

- Это мои домашние питомцы! – тихо и размеренно начал говорить Эл, стараясь не вселять еще больший ужас в солдат и капитана. – Не стоит так бояться, они не сделают вам ничего плохого пока я рядом. Будет лучше, если об их существовании будет знать как можно меньше людей. Для общего спокойствия! Вы меня понимаете?

Эмоциональный фон был просто заполнен страхом, но люди нашли в себе силы кивнуть головой. Опешившие часовые остались у ворот, а начальника гарнизона Эл пригласил пойти с ним, так как ключи от подвала все еще находились у него.

“Господи, во что же я себя втянул?! Таких тварей попросту не должно существовать. Как такие монстры вообще могут слушаться человека..., а человек ли он?! Я дурак, дурак!!! Господи, какой же я дурак, кому я служу!” – Всю дорогу Бартон Гросс укорял себя за навязанный ему дурацкий уговор, на который он согласился, стараясь не смотреть в сторону невиданных существ, жалея о том, что степняки не убили его при штурме.

- Капитан Бартон, я надеюсь, у вас хватит влияния объяснить своим подчиненным, не трепаться на ненужные темы?

- Да, конечно! – не поворачивая головы, хмуро ответил он.

- Кормить я их буду сам... – и тут Эл задумался.

В ближайшее время он собирался развеять свою маскировку, представ перед жителями как человек, но тут возникало много нюансов по поводу того, а не придушат ли его по тихому. В понимании людей, чудовища из ночных кошмаров подчиняющиеся простому человеку – опасное сочетание, мало ли что этому человеку придет в голову. А стало быть, пока монстры взаперти, их лучше сжечь или отравить, а человечишке ножичком по горлу, или мышьяка в бульончик. Другое дело, когда их хозяин – не убиваемый демон. Смесь еще опаснее, чем первая, вот только избавиться уже гораздо сложнее, а значит, и пожить можно дольше. Итог: раскрываться нельзя, никак нельзя.

- В скором, в замок прибудет мой доверенный человек, он и займется их содержанием. До тех пор, я лично буду приглядывать за своими... любимцами. Потому, капитан Бартон, вам не о чем беспокоиться!

- Я понял вас Господин Эл! Как скоро ждать нам этого человека?

- Совсем скоро, капитан, совсем скоро!

До темницы они дошли достаточно быстро. Уставшие за день слуги уже давно спали, потому по дороге им никто не встретился, но отсутствием лишних глаз Эл особо не радовался. У людей есть уши, и появление слухов было лишь делом времени.

Выпустив морфов в подвал, увешанный факелами и чанами с горящей ворванью для отопления, хозяин замка забрал ключи у капитана и запер дверь, наказав Бартону назначить дежурного. На сегодня дела были сделаны, осталось только найти чего-нибудь к позднему ужину и спокойно уснуть.

А в это время на стенах ворот, рождалась новая страшная история!

Последующие дни пролетели незаметно. Нагрузив всех делами и уборкой, Эл проводил Марка в дорогу, а сам заперся в гостиной, сооружая из камней трон для своего “доспеха”. Стоило позаботиться о том, где он будет встречать посетителей в образе, чтобы не тратить энергоресурс скафандра. Топливных стержней осталось всего два, один из которых сейчас поддерживал работу экзоскелета.

План был достаточно прост, посадить личину господина в зале и закрыть дверь под предлогом “занят, не беспокоить”, до тех пор, пока кому-нибудь сильно не понадобится, после чего вступает в игру он сам. Трон был также нужен потому, что у него попросту не хватало длины провода от солнечных пластин до скафандра. Разместив их на крыше, он снял удлинитель фонаря и соединил их со встроенным аккумулятором экзоскелета, которого должно было хватать на двадцать минут работы после исчерпывания топливного элемента, таким образом, получив постоянное питание от батареи, а оставшийся топливный стержень оставить на черный день.

Фонарь нашел свое применение в личных покоях, в качестве обычной лампочки, запитав его от тех же солнечный пластин. Худо-бедно, но жизнь налаживалась. За время исчерпывания четвертого элемента удалось подготовить людей к прибытию своего заместителя, наказав не стрелять сразу, а с почестями принять дорогого гостя.

- Господин Эл!

Сая первый раз появилась в переделанном зале, в центре которого на лестничном троне восседал Эл все в том же вонючем шерстяном плаще с капюшоном, но для нее он стал еще величественнее и от этого менее досягаемым.

Он как раз налаживал компьютер на автономную работу, когда датчики шума уловили приближение человека. Отложив работу в сторону, Эл принял королевскую позу, и стал дожидаться гостя.

Со дня прихода в замок, он последний раз видел девочку только когда дал ей конфету, с того момента прошло почти пять дней, и ее желание увидеть своего господина, слегка озадачило его. Эл счел, что ребенок нашел свое место среди людей, и его персона отошла на второй план, чему он был несказанно рад, но вот она здесь, и чего-то от него хочет.

- Сая?! Тебе что-то нужно? – взглянув на девочку с интересно уложенной прической, Эл невольно отметил, что она стала выглядеть намного лучше, хотя лелеял себя, что смог бы подстричь ее гораздо лучше, вспоминая проведенные годы в парикмахерском кружке.

- Господин Эл, – чуть дрожащим голосом, снова повторила она, – вы обещали, что если начать тренировки сейчас, то я смогу стать сильнее, но...

- Но ты уже не хочешь?

- Нет, что вы, наоборот, я очень, очень хочу. Но вы постоянно заняты, и я не смела вас просить!

“Во дура-ак!!! – выругался в мыслях молодой человек. – Ну на кой мне надо было это нелепое обещание давать?!”

Но слово было сказано и назад его не воротишь. Можно было бы попытаться отмазаться, но тогда кем он станет в глазах ребенка? Лучшим вариантом было переложить часть его забот на чужие плечи, что он и поспешил сделать:

- Э-э, Сая, для тренировки с мечом я попрошу Бартона Гросса выделить для тебя время, думаю, он не откажет в моей просьбе, а насчет физических упражнений... Скоро в замок прибудет мой доверенный человек, он и займется твоей подготовкой, но если я услышу от него, что ты не справляешься...

- Я справлюсь! – гордо заявила девочка, не сводя взгляд от грозного господина, восседающего на троне, на три ступени возвышающегося от пола.

Под упомянутым доверенным лицом Эл понимал себя, всю ночь придумывая легенду южанина с коротким, но звучным именем Али, что возьмет бразды правления от имени господина рыцаря-мага.

Сая покинула тронный зал со счастливой улыбкой на лице, но перед господином умело сохраняла маску, считая, что ни одним движением не выдала своих истинных чувств.

“Ой, ой, радости то полные штанишки...” – смеялся Эл, провожая маленькую гостью.

Когда дверь за ней закрылась, он снова переключился на работу. Требовалось указать настройки компьютеру, чтобы тот смог от его лица отвечать односложными ответами на несложные вопросы, имитируя человека, если по какой-то причине люди без его ведома проникнут в зал или кабинет.

В это же время посланный гонец в одну из трех деревень достиг своего места назначения.

Остановившись возле ближайшего дома, всадник устало спрыгнул с лошади, потягивая спину.

- Эй, есть кто? – громко стукнув кулаком по двери, и не дождавшись ответа, мужчина пошел к следующему дома. Там ему повезло больше, и его встретили до того, как он объявит о своем присутствии.

Уставший старик с впалыми щеками и в серых одеждах вышел на веранду поприветствовать незваного гостя. Сутулый, без обуви, он остановился сразу за порогом, вглядываясь в лицо мужчины.

- Старик! Мне нужен ваш староста!

- Он перед тобой мил человек. Чем могу помочь?

Тиберий узнал одежду слуг графа Себастьяна, но виду не падал, сохранив на лице невозмутимость. Всадник прибыл один, и он никак не походил на карательный отряд.

- Созывай народ старик, у меня есть весть, которую должен знать каждый житель. Я буду ждать во дворе!

С этими словами гонец развернулся, и направился к центру поселения где, по его мнению, вещать указ было лучше всего.

Через четверть часа вокруг него собрались запуганные люди, следя за каждым его движением, а он, дождавшись пока толпа угомониться, оседлал коня, и словно с трибуны принялся пересказывать поручение нового господина.

- Слушайте и не говорите потом, что не слышали. В замке господствует новый хозяин! – на слова гонца люди взбудоражились и начали перешептываться, но он не обратил на это внимания и продолжил: – С этого дня ежемесячный налог будет взиматься камнями, – гомон людей стал еще больше. – Каждая деревня в первых числах месяца обязана привезти к воротам замка телегу камней, форма и размеры значения не имеют. С телегой должен прибыть староста. Новый господин собирает всех старших для разговора. Это все! – выкрикнув последнюю фразу, он не стал дожидаться расспросов и, развернув коня, направился к дороге.

С чувством выполненного долга гонец на полном серьезе подумывал не возвращаться в замок и сбежать, лишь тревога за товарищей и уважение испытываемое к своему капитану останавливали его от столь бесчинного поступка. Оставив старосту и окружавших его людей позади, он направился в обратный путь. Дорога будет долгой, а потому у него будет масса времени подумать над этим.

Собравшийся во дворе народ, заинтересованный вестью гонца, стал потихоньку расходиться по своим делам, лишь два человека продолжали глядеть в спину удаляющемуся всаднику.

- Тиберий, это что же получается, тот рыцарь и в правду захватил замок графа? – опираясь на хлипкую трость, седобородый старик повернулся к своему другу детства.

- Ох, Тим, совсем твоя голова варить перестала! – покачал головой староста. – Передай всем, кого не было, пусть начинают собирать камни. Конец месяца не за горами! – взявшись за поясницу, почувствовав старческое недомогание, Тиберий направился в свою хижину, одну из немногих, что не сгорела при набеге солдат графа Себастьяна.

“Новая метла всегда метет по-новому. Графство ждут перемены, и дай бог, если к лучшему”, – еще раз обернувшись и поглядев в спину, почти скрывшемуся вдали всаднику, подумал староста, прежде чем переступить порог своего в дома.

В замке, как и все предыдущие дни, до самого вечера кипела жизнь. Расширяли конюшни, убирали территорию, и очищали стены от въевшейся грязи, используя для этих целей золу и шкуры животных. В некоторых помещениях удалось избавиться от неприятного запаха, но работы предстояло еще много и служанкам, привыкшим только вилять задом, да хохотать на кухне, это нравилось меньше всего, особенно когда весь женский коллектив был выгнан к реке на стирку. Детям повезло больше всего, их приставили к животным и не трогали.

Этой ночью, Эл планировал покинуть замок, и уже утром вернуться как новый его житель в должности заместителя господина и его доверенного слуги, но перед этим он устроил ужин при закрытых дверях, пригласив на него лишь троих людей: капитана Бартона, Орктикуса Грэя и Бата. Присутствие Марка тоже бы не помешало, но он находился в отъезде.

Из зала убрали абсолютно все, вернув на сегодня лишь стол со стульями, подав к нему небогатый сервиз. Бат единственный среди всех чувствовал себя великолепно. Он давно привык к новому господину, чем бы он ни являлся, и молча наслаждался едой, упиваясь своим высоким положением.

- Прошу, угощайтесь! – обращаясь к гостям, попытался сломать лед хозяин. – Берите пример с начальника склада!

Услышав про себя, Бат ненадолго отвлекся от глиняной тарелки, взглянув на присутствующих, и как ни в чем не бывало, постарался изобразить улыбку со стебельком лука во рту.

От его поведения мужчины только поморщились, пододвигая к себе тарелки.

- Господин Эл! Могу я узнать причину вашего приглашения?

Бартону было не спокойно сидя за одним столом с человеком, который не так давно клялся убить его, тем более, что тренировочный бой так и не выявил среди них победителя. Каждый бился до последней капли пота, словно загнанный волк со стаей охотников. Несколько раз приходилось менять треснутые палки, не выдерживающие такого истязания над собой, но закончилось все ничьей, после того как сломался последний тренировочный меч. Чувства Орктикуса Грэй в этом вопросе были взаимны, но оба они сохраняли хладнокровие перед хозяином дома.

- Начну с тебя! – обратившийся к нему механический голос господина, заставил Бартона чуть поежиться. – Я бы хотел, чтобы ты взял на себя роль учителя для девочки, что пришла вместе со мной. Научи ее базовым навыкам владения мечом.

- Простите меня, но зачем? Махать мечом это не женское дело, да и вес оружия не тот, чтобы его могла удержать в руках маленькая девочка.

Эл не ожидал, что его распоряжения будут оспаривать и задавать ненужные вопросы, тем более что они уместны, и заданы правильно. На кой женщине уметь махать мечом? В этом мире ее обязанности в корне другие, и далеки от сражений, но ответ нужно было дать, и желательно жестко, чтобы показать кто здесь хозяин.

- Я дал обещание! Этого достаточно?

Шлем скрывал длинный навес капюшона, и Бартон Гросс не видел выражение лица господина, но чтобы уловить недовольство хватило и изменившегося тона в голосе.

- Да! Прошу меня извинить! – склонив голову, быстро поправился капитан, встретившись взглядом с атаманом степняков, в которых на мгновение он прочел довольную усмешку, перед тем как тот услышал свое имя.

- Теперь вопрос к нашему гостю. Многоуважаемый Орктикус, в знак будущей дружбы между нами, не могли бы вы прислать кого-то настолько же умелого как капитан Гросс, чтобы помочь ему в обучении девочки?

Орктикус Грэй ни на минуту не забывал в обществе кого он находиться, и не обольщался вежливыми речами “демона”, а потому был предельно собран, но ждал чего-то более серьезного от этого ужина, однако возможно эта просьба была всего лишь прелюдией?

- Господин Эл! – уважительно приложив руку к груди, атаман поднялся из-за стола. – Для того чтобы выполнить эту просьбу потребуется отправить еще одного человека вслед за ушедшими гонцами, а в остальном, я обещаю, вы получите лучшего учителя моего клана! Уверен, его мастерство не будет уступать вашему начальнику стражи.

Взгляд двух мужчин пересекся, и между ними проскочила искра, лишь один Эл мог с точностью сказать, насколько возрос градус напряжения в зале, от этого колкого замечания.

- Если это тот же учитель, что обучал вас, то это мало вероятно! – фыркнул Бартон, сжимая в руке глиняную кружку. Орктикус хотел возразить, но его перебил Эл.

- Я благодарен вам за вашу щедрость Орктикус Грэй. А пока что я поручаю начальнику склада подобрать для тренировочных нужд инвентарь.

- Угу...

- Господин Эл! Для чего девочке знать воинское искусство, да еще выделять отдельно двух учителей? Если дело лишь просто в ее желании, то она может обучаться вместе со всеми детьми, уверен, в скором времени она забросит это увлечение, как только отложит тренировочную палку и возьмет в руки настоящий меч! Девичьи руки слишком слабы, чтобы долго удерживать тяжелое оружие, для этого нужна сила, которой у нее никогда не будет.

- В чем-то вы правы капитан Бартон, но мое дело лишь сдержать свое слово!

- Она вам кем-то приходиться?

- Боюсь, что мы углубляемся в сферу, которая вас совсем не касается! – остановил Эл ненужные расспросы, после чего продолжил: – Кстати, что там насчет мальчика из темницы? Удалось выяснить, кто он и за что оказался в опале у графа?

- Удалось! – глухо ответил капитан, махом осушив свою кружку.

Бартон Гросс давно служил семейству графства Рокшер, и еще хорошо помнил сгинувшего в начале войны младшего сына графини – Эрика, но подчиняться лично графу Себастьяну тот стал только после отъезда его матери. Многие взгляды молодого господина он не разделял, но такова была натура многих аристократов, которых ему доводилось знать, бывая в Праймарке, потому грешно было осуждать его, выделяя среди остальных. Однако после разговора с мальчишкой его уважение к графу Себастьяну сильно пошатнулось, и он пересказал Элу все, что услышал от бывшего узника.

- Молодого человека зовут Дарион Ван Борг, – увидев изумленное лицо кладовщика, Бартон продолжил: – Да! Этот мальчик барон!

- Прошу, продолжайте!

Непривычно было слышать вежливость со стороны рыцаря-мага и господина, но капитан виду не подал.

- Дарион из небогатого рода, а после прошедшего сражения возле его поместья, он остался единственным выжившим. Еще у него есть старшая сестра. На тот момент она находилась в столице по делам, и это спасло ей жизнь. Где она сейчас он не знает, возможно, все еще в городе, хотя прошло уже больше месяца.

- Понятно, но что объединяет молодого барона и графа?

- По словам юноши, его сестра очень красивая... – “ню-ню” – подумал Эл, но перебивать не стал, – так вот, молодой граф уже не раз проявлял внимание к ее персоне, но девушка оставалась равнодушной к его ухаживаниям. И вот, когда беда постучалась в дверь барона, зная о симпатии графа к своей сестре, он обратился к нему за помощью. По его словам, Себастьян сделал молодому барону непристойное предложение, относительно будущего девушки, на что он ответил категорическим отказом. Надеюсь пересказывать содержание того предложения не нужно?! – Почувствовав сухость во рту, капитан Бартон, с позволения господина, налил себе еще немного вина и, сделав глоток, снова заговорил: – Если верить его словам, то граф, получив отказ, сразу перешел к контрмерам и заключил гостя под стражу. К сожалению, все участники, кто мог бы пролить свет на те события, погибли в сражении со степняками.

Взглянув на беззаботно сидящего напротив него Орктикуса, который даже и бровью не повел на завуалированное обвинение, Бартон Гросс снова переключился на массивную фигуру Эла.

- А чего он хотел добиться от парня? – подал голос Бат, который все это время трудился над содержимым своей тарелки. Всюду царил голод, но сегодняшний ужин по меркам нынешних дней поистине был графским.

- Своими планами с заточенным в подземелье бароном граф Себастьян не делился. Могу предположить, что он хотел отправить или даже отправил ультиматум его сестре. Жизнь брата на ее супружескую верность или что-то вроде того.

- Хм... Однако.

- У нас бы такого атамана мигом на кол посадили, – решил вставить свое слово доселе молчавший Орктикус Грэй, попивая свой напиток. И это было не преувеличением.

Оставив замечание вожака степняков без внимания, Эл поинтересовался:

- Где сейчас молодой барон? Я надеюсь, вы позаботились о том, чтобы он не чувствовал себя ущемленным?

- Простите! На этот счет у меня не было никаких распоряжений. Сейчас он находиться под присмотром одного из солдат в комнате для прислуг. Выделить ему комнату для гостей?

- Это мое упущение. Да, поселите его в комнате на втором этаже и накормите. Позже я пообщаюсь с ним отдельно! – оглядев присутствующих за столом мужчин, и не найдя что еще спросить, Эл посмотрел на тарелку Бата, в которую тот положил добавки. – Думаю на этом все! Прошу, наслаждайтесь ужином, иначе начальник склада вам ничего не оставит!

====== Часть 17 ======

Граф Себастьян добрался до ближайшего городка меньше чем за неделю, и этому в большей степени способствовало отсутствие багажа и стремление скорее пожаловаться бургомистру, а уже оттуда пролить слезы по ступенькам наверх до самого короля.

- Господин Джофри! Прибыл граф Себастьян эль Диор, спешно просит принять его.

Старый слуга бургомистра Джофри Джофа давно служил своему господину, и не боялся отвлекать хозяина от тяжких дум во время игры в Гош, аналоговой игры в шашки, в эти тяжелые и голодные времена для страны, даже если тот проигрывал и был от этого в плохом настроении.

- Тысяча блудниц, еще обед не настал, а уже идут с прошениями!

Его соперница по игре, молодая женщина лет тридцати даже не обратила внимания на гневную тираду бургомистра. Смерив ожидающего возле дверей слугу недобрым взглядом, она неспешно поправила манжеты рукавов, прежде чем встать и, чмокнув расстроившегося мужчину в полные губы в качестве утешительного приза, удалилась, оставив после себя пряный аромат мускуса. Джофри довольно улыбнулся, голодными глазами проводив женщину до портьеры, за которой скрывался еще один выход, после чего перевел недовольный взгляд на старого слугу.

- Он не сказал, по какому делу?

- Боюсь, что нет, Господин! Но вид у него потрепанный!

- Хорошо, проси! И пока мы будем беседовать, скажи Фаине, чтобы не накрывала на стол, пока я не выпровожу гостя!

- Как скажите мой Господин! – поклонившись, слуга вышел вон

Себастьян нервно мерил шагами ширину коридора от стенки до стенки, не обращая на дорогие картины и искусно выполненные гобелены. В голове у него вертелась только одна мысль: как можно скорее собрать войско и выдвинуться к замку, чтобы загнать осмелевших дикарей туда, откуда они пришли. За этими думами, круша степняков мечом в своих фантазиях, он не заметил вернувшегося слугу.

- Бургомистр Джофри Джофа примет вас. Прошу, следуйте за мной!

Дважды повторять не пришлось, граф рванул так, что чуть не оступился о выступившую складку на ковре. Соблюдая этикет, ему пришлось подождать еще немного за дверью, пока его появление не представят должным образом, и только потом зайти следом.

- Граф Себастьян, какая встреча! Давно не видел вас у себя в гостях. Чем могу быть обязан? – поднявшись со своего пуфика, наиграно поприветствовал незваного гостя Джофри, превратившись и толстого скряги в заботливого дядюшку, готового помочь всем и вся, если от этого была возможность получить выгоду. Граф был человеком не самым бедным, хоть этого нельзя было сказать про его графство, но кого интересуют такие мелочи.

- Господин Джофри! – сделав уважительный кивок приветствия как равному себе, Себастьян мигом преодолел разделяющее их пространство и, не дожидаясь разрешения хозяина, плюхнулся на освободившееся рядом с ним место за столом, выпалив: – Мой замок захвачен!

Переваривая услышанное, бургомистр молча плюхнулся обратно, прежде чем что-то сказать.

- Но... Как? Когда? Кем?

- Степняками! Ровно пять дней назад!

- Мне горестно это слышать, дорогой граф, но что вы хотите от меня?

- Мне нужны солдаты, чтобы отбить обратно свой дом.

- Простите граф, но если вы решили что у меня под окном стоит регулярная армия, то хочу вас расстроить. А если вы намекаете на городскую стражу, то их я вам отдать не могу, иначе город останется беззащитным, даже перед теми же степняками, не говоря уже о том, что к стенам может подойти и более серьезный враг!

Сделав серьезную мину, и в задумчивости опустив взгляд на серебряный кубок, Джофри попытался изобразить, что ему и в правду горестно, что не может помочь уважаемому аристократу. Но этого оказалось недостаточно, чтобы отвертеться от вспыльчивого и импульсивного графа.

- Мы оба хорошо знаем, дорогой Джофри Джофа, что к вашему городу никто не подойдет. К тому же, я не прошу у вас всю стражу, а всего лишь малую часть и ополчение, может быть удастся прогнать захватчиков с моей земли лишь одной демонстрацией силы не прибегая к сражению. Сами знаете, степняки народ трусоватый!

- Дорогой граф, какое ополчение?! Его уже как год собирать не из кого, после последнего приказа короля о призыве всех мужчин на военную службу, будь то вор или сапожник!

- Я понимаю Вас бургомистр! – перейдя на деловой тон, утвердительно ответил Себастьян. – Сколько вы хотите?

- О боже, граф, о каких деньгах может идти речь, когда у меня совершенно нет людей в городе?!

- Сколько? – снова поинтересовался граф, не обращая внимания на разыгрывающийся спектакль одного актера.

- Золотой за человека!

- Да ты ошалел уважаемый бургомистр?

- Но-но-но, попрошу не фамильярничать, я вам все-таки не абы кто!

- Серебряный! И то из чистого уважения к Вам.

- Да ты ошалел уважаемый граф? – в свою очередь взбеленился Джофри, от столь смехотворной суммы, чуть не опрокинув кубок с дорогим вином. – Стражник в месяц получает в три раза больше!

- Господин Джофри, я прошу у вас людей не на месяц, а всего лишь на половину, и за все это время вам не придется тратиться на их содержание, ну и жалование им за все это время, я тоже возьму на себя. С какой стороны не поглядеть, для вас чистая экономия!

Еще немного поторговавшись, бургомистру все же не удалось поднять цену ни на грош. Граф был решителен и непоколебим, не желая уступать ни медяка, и в итоге устав, Джофри пришлось сдаться.

В городе насчитывалось более ста пятидесяти солдат патрульно-гарнизонной службы, из которых сто двадцать он собирался передать во временное подчинение графу, за что получал двенадцать золотых и экономил еще шесть на полумесячном жаловании, без заноса отметки в финансовую книгу, тем самым, увеличивая свой гонорар в полтора раза.

- Вы ставите меня перед нелегким выбором граф Себастьян, но так как мы уже давно знакомы, я пойду вам навстречу. Нужно прогнать степняков с вашей земли, однако, Вы уверены, что сто двадцати воинов хватит для этих целей?

- Перед наступлением, я планирую завернуть к моему соседу, он мой старый должник и сможет выделить еще несколько дюжин солдат.

- Ну, тогда я могу быть спокоен. Если на этом все, то не стану вас задерживать. Расчет произведем, когда будете выступать. Мне нужно оповестить капитана и его заместителей. Пройдет еще не меньше суток, прежде чем все соберутся.

- Я никуда не спешу, дорогой Джофри, с радостью останусь у Вас на обед.

Сидевшего на мягком пуфике бургомистра аж передернуло от досады, сжав подлокотники до хруста костей, выплескивая на них свое недовольство. К обеду его кухарка Фаина должна была приготовить запеченного фазана с яблоками. Птица была небольшой, и ее как раз хватило бы на одного человека, второй рот здесь был неуместен, но и отвязаться от высокородного аристократа просто так не получиться, потому пришлось смириться и ответить дружелюбной улыбкой.

После обеда, Себастьян поблагодарил бургомистра за вкусную трапезу и отбыл по своим делам, а Джофри вызвал к себе начальника городской стражи, с которым у него состоялся неприятный разговор. Тот был категорически против идеи оставлять город под защитой всего лишь трех дюжин солдат, но бургомистр был непреклонен и под ультиматумом отставки, капитану пришлось подчиниться.

Почти в это же время Марк в сопровождении нескольких слуг обхаживал торговые ряды, рассматривая бедный ассортимент продукции. Благодаря старым знакомствам ему удалось избавиться от многих вещей по оптовой цене, иначе он бы стоял на рынке, так же как и другие, торгуя хламом по дешевке. За оптовую продажу денег вышло меньше, но главным в этом деле было время.

После того как с ним рассчитались, он понял, что, обладая такими финансами, призвать на временное жительство мастеров ему не удастся. Хотя о каких мастерах могла идти речь, если золота было совсем впритык. Ему и подмастерьев никто бы не отдал, разве что за десятую часть имеющейся наличности. И от этого становилось паршиво, ведь получалось, что он не может выполнить поручение господина.

Пройдя еще один прилавок, на котором лежали разноцветные ткани, Марк грустно вздохнул, прежде чем заметить, что вышел к небольшой площади, окруженной жилыми постройками, возле которых повсюду стояли клетки с рабами.

“Точно! – озарение, пришедшее ему на ум, решало многие проблемы, в том числе и финансовые затраты. – Зачем платить жалование, когда можно приобрести рабов?!”

Сражение длилось уже достаточно давно, и каждая из сторон захватывая люд чужого государства, пыталась хоть как-то покрыть затраты на прожорливую войну, поглощающую деньги слово солдат вино. Пленных делали рабами, и продавали в качестве дешевой рабочей силы, но отнюдь не дешево. Стариков и раненых среди них не было, такие никому были не нужны. В ходу были взрослые здоровые женщины и работоспособные мужчины, коих Марк сейчас и наблюдал в клетках, проходя рядом с ними. Каждый раб носил отметку на лбу в форме двух скрещенных мечей означающая военный трофей.

Площадь в это время была малолюдна. Торговцы одиноко зазывали покупателей или молча сидели на своих лавках, наслаждаясь теплым, осенним днем.

- Почем работники хозяин? – включив простачка, поинтересовался Марк у первого встречного рабовладельца.

- За мужчин три золотом, за женщин один, за молодых необъезженных кобыл две!

- Понятно! – сделав недовольную мину, потенциальный покупатель сделал вид, что направился к другому ряду.

- Стой, стой, хороший человек! Ты скажи, тебе рабы нужны? – сощурив глаз от полуденного солнца, поинтересовался торговец, сжимая в руках деревянную палку, для усмирения.

- Ну, допустим, но не по такой грабительской цене! Тем более что они у тебя болезные какие-то? Не кормишь их что ли? – напустив гонору, Марк намеревался либо получить скидку, либо таким образом отвязаться от работорговца, но тот даже не обиделся на замечание.

- Что вы, что вы?! Цены конечно высокие, но это из-за того, что и рабы не просто ослики работящие. Они раньше лесорубами промышляли, дома в деревнях строили. Плотники в общем, а за мастеровых всегда цена выше была.

“На кой хрен мне плотники? Мне кузнецы и каменщики нужны”, – Марк выругался и хотел уже послать торговца с его пиаром, но тот вовремя смекнув по недовольному лицу покупателя, поспешил исправиться.

- Конечно, если вам не нужны мастеровые, могу продать их как осликов. Ребята они здоровые, отдам за два золотом?! Чего скажешь?

Цена была предложена приемлемой, но карман деньги не жали, и финансисту очень хотелось сэкономить, на то он и финансист.

“Видать прижало его конкретно, интересно как долго он тут стоит, торговля то вообще идет? Денег то нет ни у кого, город обнищал!” – и Марк решил слегка поднажать:

- Цена и впрямь неплоха, но позволь я пройдусь по рядам, может, кто предложит дешевле, – покупатель снова развернулся, намереваясь сделать шаг, но громкий возглас вжал его голову в плечи, словно каменная плита.

- Сто-о-ой!!! Постой, не уходи дорогой, куда спешить! Я тебе вот что скажу, – взяв Марка за плечи и наклонившись к уху, словно ведает великую тайну, торговец затараторил: – Там не на что смотреть, пристойного все равно ничего нет, лишь зазря время потратишь, а цены ниже моей ты все равно не найдешь, однако для тебя я могу сделать еще небольшую уступку. Возьмешь десятерых, одну рабыню на выбор отдам?

- Щедрое предложение!

- Ну вот видишь...

- Но позволь я все же пройдусь!

- Сто-о-о-ой!!! Ну куда ты идешь, хороший мой. Нет там ничего. Не-ет! Ты сюда гляди, – откинув полог, закрывающий вход в здание, у которого стояли клетки, торговец поманил покупателя за собой.

Оставив телохранителей позади, Марк смело зашагал вслед за тучным мужчиной. Оказавшись в узком коридоре, он сразу почуял запах рвоты и мочи а, остановившись за провожатым у запертой комнаты, запах стал намного резче. Хозяин пару секунд повозился у себя на поясе, прежде чем отстегнул от железного кольца нужный ключ и открыл дверь. В помещение сразу кто-то засуетился, но из-за спины работорговца не было видно, кто был внутри но, пройдя дальше, Марк чуть не ахнул, увидев жавшихся к стене полуголых девиц.

На всех были кандалы, а одежда изодрана в тряпки. Волосы были сплетены в косы, а вид непотребный, из-за множественных побоев и ссадин на теле.

- Совсем недавно привезли, строптивые еще, даже заклеймить не успели, – вытерев пот со лба, работорговец отложил в сторону свою палку и, схватит одну из девиц за руку, силком поставил на ноги, другой, сжимая ее челюсти. – Посмотри, зубы белые еще, проблемы с ними разве что по началу будут. Обычно проходит некоторое время, чтобы их укротить, иначе много за них не получить, потому предлагаю тебе просто царский подарок. Полтора золотых за кобылку. Если возьмешь десятерых мужиков, возьмешь еще одну! Ну? – эта торговля стала отнимать у мужчины слишком много сил, и хоть на улице было не жарко, он весь покрылся испариной.

Марк оценил стоимость пятерых молодушек прикидывая, сколько стоит взять мужиков, чтобы на халяву урвать молодой кусок. Он уже представлял себе, как окружит себя фрейлинами и будет купаться в девичьих объятиях, но почему-то в этот момент перед лицом встало темное пятно с его отражением, отчего фантазера передернуло.

- Сколько там у тебя мужиков в клетках?

- Семнадцать! – сходу выпалил торговец, замерев в ожидании.

- Короче, возьму всех по два золотых и двух девок в качестве подарка, а остальных трех кобылок заберу по уговоренной цене, забрал бы и рабынь что на улице, но денег мало осталось!

- Сколько? – торговец не спросил, он выплюнул этот вопрос, а его глаза словно горели в слабо освещаемом помещении, или же это был просто отблеск огня факела.

- Три, – соврал он, и от услышанного его собеседник чуть погрустнел.

- Да, мало. В клетках у меня семь баб!

- Может, бартером сговоримся?

Марк не был уверен, поступает ли он верно, предлагая обмен, но цена была столь заманчива – всего лишь один золотой за рабыню, что равнялось двадцати серебряным коронам. Ему было сложно побороть искушение. А вот покупая молодых девушек, он точно знал, что совершает казнокрадство, однако воспротивиться заветному желанию, окружить себя молодыми любовницами, не смог.

- А что у тебя? – снова оживился торговец.

- Оружие! Мечи. Пол золотого за штуку.

В стране, где шла война, оружие ценилось дорого, и предложенная цена не показалась Марку завышенной, наоборот, если бы не спешка, он бы смог продать их немного дороже, и не важно, что это мечи степняков, не привычные в руках людей с равнин, главное, что это оружие.

- Давай! – махнув рукой, заулыбался торговец, почувствовав навар от этой сделки. – И золотой за клетки?! – не сомневаясь в ответе, добавил он.

“Неужели я наконец-то избавлюсь от этих рабов?! Сколько жратвы на них уходит, а брать даже молодух никто не хочет”, – мысли лоснились радостью от избавления геморроя, и он поспешил заключить с покупателем сделку, пока тот не передумал.

Зайдя в помещение, чтобы не святить барахлом, солдаты развязали свои тюки и под пристальным взглядом торговца, который в свидетели, а может и в качестве своей безопасности, пригласил двух широкоплечих детин, принялись выкладывать на стол свою ношу.

- Ну что же, спасибо старик! – отдав последний меч в уплату за рабынь, Марк отдал распоряжение сопровождавшим его воинам, отконвоировать полученный груз к выходу из города.

- И тебе добрый Господин! – и уже себе под нос добавил: – Какой сегодня хороший день!

Покинув невольничий рынок, обрадованный покупками, Марк с оставшимся молчаливым стражником, которому было велено охранять новое должностное лицо, еще раз прошелся по лавкам, скупая недорогие продукты в дорогу. Он не забывал, что рабов нужно кормить, а также позаботился об одеялах и одежде для них, присмотрев из того, что подешевле.

На улице было явное оживление, когда во второй половине дня он намеревался покинуть город. Патрульных стражников стало гораздо меньше, а тех, кого удавалось увидеть, куда-то очень спешили, что вызывало суматоху среди жителей. Обычно такое оживление среди городской стражи означало, что случилось что-то тревожное и войска собираются в единый кулак, для дальнейшего взаимодействия.

Для человека намеревающегося выйти за стены города, это не сулило ничем хорошим, потому Марк очень взволновался и поспешил к солдатам, дежурившим у ворот. У выхода ситуация была обыденной, но кроме его людей, других жителей или гостей города, рядом не было.

Стражники о чем переговаривались, повозки с клетками стояли у стены, а сопровождавшие его воины парами скучали возле каждой из них. Ни те ни другие не обращали друг на друга никакого внимания, держась на почтительном расстоянии. Все как обычно шло своим чередом.

- Приветствую вас доблестные стражи города. Скажите, отчего такое волнение в ваших рядах? Неужто на город кто-то хочет напасть?

- Все в порядке гражданин, не беспокойтесь. Просто степняки оттяпали замок у какого-то графа в нескольких днях пути. Бургомистр собирает всех свободных вояк, чтобы выступить и прогнать их с нашей земли, а городу ничего не угрожает, можете быть спокойны!

У солдата не было инструкций скрывать что-либо, а тут такая возможность хоть с кем-то поделиться новостями, потому он, не колеблясь, выложил все карты на стол, хотя его напарник не был столь расположен, стукнув товарища локтем в бок.

- Хвала небесам, – выудив две медных монеты, Марк протянул их солдатам, – прошу, выпейте за ваших товарищей и за их успех.

- Благодарствую гражданин!

Стражники отвесили легкий поклон, а он направился к заждавшейся его охране, поглядывая на своего телохранителя, который слышал весь разговор. Следовало как можно скорее убраться из города, не допустив при этом разговоров между сопровождавшими его людьми и местными.

Марк совсем недавно выбился из грязи в князи, и терять эту привилегию он не хотел, но если его охрана попробует заикнуться, что они из замка, и захвачен он не степняками, то все, пиши пропало. Даже сейчас его мог сдать тот же телохранитель что шел с ним постоянно рядом, и это не могло не нервировать, всю дорогу ожидая получить камнем по голове, а после, проснуться где-нибудь в подземных казематах.

К его удивлению телохранитель весь путь проделал молча, и они беспрепятственно покинули черту города. Но бдительность Марк не терял, постоянно вертясь мимо солдат и прислушиваясь к их разговорам.

Из-за отсутствия дополнительных лошадей, идти всем пришлось пешком, так как своих пришлось запрячь в повозки с рабами. На улице было не слишком тепло, и под этим предлогом их покупатель стал бегать от клетки к клетке, раздавая одежду и одеяла, а между тем следя за телохранителем, не проронившим с момента ухода из города ни слова. Когда градус напряжения достиг красной отметки, и крышку стало срывать, Марк не вытерпел и подошел к одному из солдат.

- Ну как друживый, удалось с кем знакомым в городе повстречаться?

- Господин Марк! – отвесив уважительный поклон, солдат перешел на дружественный тон. – Да когда там, родственники конечно в городе есть, но мы же без остановки!

- А чего я смотрю все кислые такие?

- Да так... – солдат замка не собирался выдавать все, что было у него на душе незнакомцу, которым его собеседник по сути и являлся, потому ответил уклончиво.

- Да ладно, я понимаю, – не став расспрашивать, Марк продолжил строить из себя добрячка. – Перемены, и все такое, но не волнуйся, мой Господин в обиду никого не даст, и жизнь в графстве при его правлении станет лучше.

- А как же граф? Король?

“Ага, значит никто не в курсе про сбор городских стражников в поход, фух...” – мысленно свалив камень с плеч, сразу стало легче дышать.

- Поверь, о них можешь не волноваться! Ты мне лучше вот что скажи, чего мой телохранитель такой тихий? Не разговаривает ни с кем, молчит все время!

- Это кто? Динька что ли?

- Ну да, вон тот! – махнув через плечо, Марк указал на следовавшего в конце угрюмого воина.

- Так господин, глухонемой же он!

“Оп-па”

После такого ответа все вопросы отпали сами собой и, поглядев на своего телохранителя шедшего в двадцати шагах позади, казначей довольно улыбнулся.

- Господин! – тихий женский голос вывел Марка из равновесия, и он замотал головой в поисках владельца, но тут же уперся взглядом в прутья решетки, за которые держалась молодая девушка.

- Что?

- Господин! – снова повторив, и поднявшись на ноги, девушка встала рядом с прижимавшейся к ней невольницей.

Оба мужчины глянули в ее сторону, но если Марк от удивления, то солдат лишь из любопытства. В выданной рабыням хламиде разглядеть их формы и прелести теперь стало затруднительно, но Марк этого и добивался, так как считал, что их внешний вид может спровоцировать вооруженных мужиков на неуместные в данных обстоятельствах поступки. Мало ли какая моча им в голову ударит при виде голых титек.

- Ну чего тебе?

- Я хотела поблагодарить вас за одежду и одеяла...

- В замке отблагодаришь! – напустив гонору, ответил Марк, мысленно раздевая ее в своих фантазиях.

Рабыня чуть опустила голову, ненадолго пряча свой взгляд, а затем решительно вскинула и продолжила:

- Как скажете Господин! Но могу я просить вас о милости?! Моя сестра... моя сестра очень больна, у нее жар. Не могли бы вы ночью позволить ей греться у костра?

Марк пол жизни прожил разбоем и грабежом, стремясь к богатству, но он не всегда был таким, и частица светлого еще таилась в уголках его души. Отвернувшись, “хозяин” невольников согласно кивнул и промямлил:

- Хорошо!

Шедший рядом солдат хотел что-то возразить ему но, встретившись с ним взглядом, проглотил слова, так и не раскрыв рот.

Весь день их скромный отряд уверенно шел вперед, сделав привал лишь один раз на обед. Телеги изрядно замедляли их передвижение, и Марку постоянно приходилось лично подстегивать людей и животных, опасаясь отряда городской стражи. Но до самого вечера он так и не увидел преследования.

На ночь они остановились у дороги, разведя по требованию Марка костры поближе к повозкам. Больную девушку вывели из клетки только через час, и усадили рядом у огня, на котором уже начинал закипать котелок. Телега стояла всего лишь в полуметре за ее спиной, и невольница до последнего не хотела отпускать руку своей сестры, загнанным зверем поглядывая на солдат.

Поначалу она очень боялась, и всеми фибрами души хотела вернуться обратно в клетку, но за прошедшее время окружающие так и не проявили к кашляющей рабыне особого внимания, тем самым немного успокоив ее. Освободив руку, девушка поплотнее завернулась в выданное ей одеяло, потихоньку тянясь к теплу ночного костра, а после, ей под нос сунули горячий травяной отвар, и она тут же сомлела. Девчонке на вид не исполнилось еще и двадцати лет, бедра уже сформировавшиеся, но лицо продолжало сохранять детскую невинность.

Дураком ни кто не был, а потому дежурные заранее были предупреждены – не спускать с невольницы глаз. Жизненные устои людей, откуда те родом, другие, а потому, и выкинуть молодая, хоть и не здоровая девчонка, могла все что угодно, тем более что шанс ей предоставили подходящий. Об этом, кстати, и хотел сказать молодой солдат, но промолчал. “Хозяину” виднее, его же товар.

Опытные солдаты были правы. Как ни старалась Нина, но улучить безопасного момента, чтобы открыть клетку сестры, не получилось, хотя никто из пленников от нее этого и не ждал, кроме сменяющихся, и бдящих всю ночь дозорных.

====== Часть 18 ======

Ранним утром, к замку подошел очень высокий молодой мужчина, в самом расцвете сил. Стражники приметили его еще издалека, но так как он был один, шума поднимать не стали, лишь доложили капитану Бартону о приближении незнакомца.

Гросс еще вчера был проинструктирован господином, что на заре должен прибыть его доверенный человек, потому не удивился появлению одинокого путника на дороге.

- Спокойно парни, это должно быть “наш” новый гость.

Похлопав по кожаному наплечнику одного из солдат, сжимавшего в руке копье и всматривавшегося в даль, Бартон спустился вниз, вовремя успев отпрыгнуть в сторону от ждавшей его на земле лошадиной лепешки.

Проходя по двору, он случайно увидел гостью, которая вчера была основной темой беседы за столом. Странным было это, что новый господин организовал ужин лишь для того, чтобы все, включая него, глубоко прониклись его просьбой касающейся этой девочки.

Замедлив шаг, он решил немного понаблюдать за будущей подопечной, прежде чем познакомиться ближе. Рядом с ней стояла девушка – дочь пожилого конюха и служанки, вместе они что-то оживленно обсуждали.

“Кажется, девушку зовут Мира”, – порывшись в памяти, вспомнил Бартон, после чего направился в их сторону.

- ... скажи честно, какие у тебя отношения с Господином? – донеслась до него часть разговора.

- Мира, о каких отношениях ты говоришь? – непонимающе отвечала девочка, удивляясь переменам новой подруги. С момента как та узнала, что маленькая подруга без приглашения позволяет себе ходить к господину, она налетела на нее с утра словно фурия.

Видя набирающие обороты, начальник гарнизона поспешил разбавить девичье общество собой, уводя их от ненужной, как ему показалось, ссоры.

- Здравствуй Мира! А ты, – повернувшись к девочке, – должно быть Сая?! – утвердительно обратился он. – Я капитан замковой стражи Бартон Гросс, с сегодняшнего дня по просьбе господина, – завуалировав, таким образом, непрямое распоряжение, чтобы чуть поднять свой статус в глазах девушек, Бартон придал голосу официальность, – ты становишься под мое непосредственное командование. Я буду учить тебя ратному делу и всему что знаю сам.

Мира давно жила в замке и знала, что капитан не занимается обучением, для этого у него был опытный заместитель. Так же она как-то слышала ярый спор начальника гарнизона и графа Себастьяна по этому поводу. Он заявлял, что никогда не станет учителем, но на лицо выходило совершенно другое. Ее уголки глаз покрыли мелкие морщинки, и она гневно посмотрела на новую подругу.

- И ты смеешь врать мне, что ты для него никто?! Зря я предложила тебе свою дружбу, с лгуньями не вожусь! – и, развернувшись, направилась в сторону конюшни. Сая проводила разгневанную фурию с открытым ртом, а ее новый наставник лишь цокнул языком, не убирая руки с эфеса меча.

- Кажется, я не вовремя! – прошептал Бартон, глядя в спину удаляющейся девушке. Мира быстро дошла до входа в конюшню и громко хлопнула за собой дверью. – Месячные, наверное... – хотел было вставить свой комментарий капитан, но тут ожила девочка, молчавшая до этого словно статуя.

- Господин Бартон! Господин Эл и в правду вас лично об этом попросил?

Сая сжимала подол своего платья, что купили для нее в уездном селе, но теперь под ним были нижние юбки и хорошие кожаные сапожки вместо неразмерных солдатских “валенок”.

- Да, и не только меня. Возможно, к нам прибудет еще один человек из племени степняков, он также примет участие в твоем обучении. Хотя честно, признаюсь право, зачем тебе это?

- Я хочу стать сильной!

- Сильной... Ты же понимаешь, что мужской силы тебе никогда не достичь, и многие мои уроки окажутся бессмысленны для тебя?!

- Я буду стараться! – прямо держа голову и смотря капитану в глаза, Сая не отпускала края платья, еще сильнее сжав их до боли в костяшках.

Бартон отошел от нее на два шага, и одним движением достал свой двуручный меч, протянув эфесом в сторону будущей ученицы.

- Возьми! И если сможешь удержать его на весу, я возьмусь за твое обучение!

Бартон хитрил, и хотел лишь напугать девочку, надеясь, что, почувствовав вес оружия, она передумает, и с него свалиться часть ненужной ответственности. Он прекрасно знал, что молодой девушке, не говоря уже о ребенке, не удержать полуторный меч на вытянутых руках.

Уверенно взявшись за эфес, меч со стуком уперся в землю. Он был тяжелым. Развернув его и прижав к плечу, она попыталась отдалить его, и это с горем пополам ей удалось, но при наклоне от себя, тяжелое железо непременно падало вниз, и все ее попытки повторить, заканчивались одним и тем же.

- Ты слаба! – серьезно отметил он. – Смирись с этим и живи дальше! Женское дело заниматься хозяйством да ублажать мужчин, а не бегать с мечом на перевес.

Сая стояла с понурившей головой, но не выпустила рукоять из рук. Бартону пришлось применить силу, чтобы отобрать оружие из тонких девичьих пальцев а, убрав его обратно в ножны, он продолжил свой укор:

- Ты ведь не его дочь, верно? – девочка грустно покачала головой. – Пока ты молода, займись собой. Может быть в скором, когда подрастешь, ты сможешь понравиться своему господину, если конечно ты этого хочешь... – закончить ему не дал голос со стороны.

- Не могу с вами согласиться! – молодой, выше Бартона почти на полголовы мужчина, неспешной походкой шел прямо к нему.

- А вы?

- Али-Бабай!

- Бабай? – удивился капитан, разглядывая никак не гармонирующее тело мужчины с его именем. Одежда была очень странной и, по всей видимости, дорогой, особенно Бартон отметил обувь, но пялиться на собеседника было не в его привычках, потому оценка была беглой.

- Можно просто Али! Я доверенное лицо господина Эла!

- Ах да, конечно. Мы вас ждали! И с чем позвольте поинтересоваться, вы не согласны?

Бартон не стал скрывать своей неприязни к новому лицу, и своими манерами постарался четко на это указать, но его тон остался без внимания, а на свой вопрос он получил детальный ответ.

- Во-первых, сейчас у девочки нет физических сил, чтобы удержать ваш двуручный меч, а во-вторых, упор стоит делать не на силу удара, а на скорость! – подняв палец вверх, чуть улыбнулся Эл.

- Как вы себе это представляете? – Бартон был недоволен, вмешательство юнца разрушало его планы избавиться от лишней ответственности, и от этого настроение становилось скверным.

- Вы будете учить девочку владению мечом, а все что касается физических упражнений, предоставьте мне, я лично займусь ее подготовкой и тренировкой!

От удивления Сая широко распахнула глаза. Ее надежда, словно птица феникс, вновь вспорхнула у нее в душе.

Капитан Бартон оставил пылкую речь иноземца без комментариев, и еще раз поприветствовав в замке, ушел по своим делам, пытаясь за маской равнодушия спрятать кислую мину.

- Господин Али, все, что вы сейчас сказали – правда?

- Правда! Тренировки начнем завтра с утра! Тебя ведь Сая зовут, верно? – притворившись, поинтересовался Эл.

- Да! – кивнув, ответила Сая, смотря снизу вверх на высокого молодого мужчину, одетого в одежды, которых она никогда не видела, вот только плащ такой же, как и у всех, разве что вонял намного сильнее.

- Ну, на этом официальную часть знакомства отложим и перейдем к главному! Где у вас тут кухня?

После позднего завтрака, и увязавшейся за ним девочкой, Эл прибыл в тронный зал в сопровождении нескольких человек перед очи самого себя, а точнее пустого скафандра сидящего на самодельном каменном троне, под автономным управлением компьютера. Подготовив записанную речь, его двойник известил всех о высоких правах доверенного лица, и о том, что приказы Али не должны оспариваться, а должны рассматриваться как его собственные.

Роптать никто не стал, и когда голос хозяина позволил всем покинуть зал, Эл вместе с остальными поклонился, пряча довольную ухмылку. В его плане присутствовала брешь, ведь если бы посыпался град вопросов или разговор бы ушел в сторону, то компьютер бы попросту не ответил, или же выдал бы какую-нибудь ахинею. Но этого удалось избежать и все прошло благополучно. Теперь он мог вздохнуть спокойно и шастать по своему новому дому как второй хозяин, не пряча своего лица.

Весь день пришлось знакомиться со всеми заново, но он вел себя простовато, давая понять, что не ставит себя выше других, переходя со многими на панибратское общение. Пришлось только повозиться с объяснениями перед дежурным солдатом, охранявшим дверь в подвал, который ничего не знал о прибывшем человеке. Вояка категорически отказывался пропускать заместителя господина, ссылаясь на его распоряжение. Пришлось даже подключать капитана Бартона, чтобы решить эту неурядицу.

Позаботившись о морфах, накормив и напоив своих верных питомцев, он отправился к себе в спальню. Теперь у него было две комнаты. Одна принадлежала господину Элу – кабинет, располагавшийся за импровизированным тронным залом, а вторая комната была отведена господину Али, в коридоре перед входом в этот тронный зал. Но если первую он давно привел в порядок сразу же, как въехал туда, то с нынешней, дела обстояли иначе. Замок неделю драили слуги, но многие комнаты по-прежнему оставались во власти средневековья.

Сено и прочий мусор с его распоряжения вымели тотчас же, а вот с убранством помещения на первых порах сделать пока ничего было нельзя.

Грубая мебель с безвкусными резными рисунками, стулья без спинок и ставни на болтающихся петлях, а вместо света железное блюдце на треноге с открытым огнем, и не дай бог ее кто-нибудь опрокинет...

“Помню, у бабушки видел хреновину, кажется, свечей называлась, эх мне бы сюда хотя бы такое, а не это, – кинув злобный взгляд на горящую ворвань, разносящую рыбью вонь, Эл сплюнул в сердцах, – недоразумение! Столько знаний и умений вдалбливали инструктора в тренажерном центре, и пилотирование и ремонт генераторов, а что в итоге?”

Поругавшись еще с добрые полчаса, сидя на табурете, хозяин великолепных покоев перешел к воспоминаниям школьной программы. Для начала хотя бы из чего делается стекло и бетон, хотя последнее давно устаревшее, но многие в колониях еще использовали его для постройки домов в качестве дешевого стройматериала.

Из раздумий его вывел робкий стук в дверь.

- Войдите!

В появившемся проеме появилась голова молодого слуги.

- Господин! Я принес вам ужин!

- Благодарю, поставь на стол, и... разбуди меня завтра пораньше!

- Как будет изволено!

Проводив юношу, Эл уставился в тарелку с жареной рыбой и овощами, и его озарило.

“Эврика! Тут же рядом река. И дно песчаное, а не илистое, а значит песочек то кварцевый..., может быть... Ладно, – мысленно махнув рукой, он подцепил свой ужин рукой и сунул в рот, – завтра проверю”.

Мира натирала глиняную и железную посуду песком, смывая оставшийся после еды жир. Работа была кропотливой и от нее болели руки, но в этот вечер она была не одна.

- Как этой мелочи удается быть в центре внимания. Все-то ей разрешают, и от работы освобождают...

- Мирка, ты чего это, я думала, ты с этой девочкой подружилась. Видела я, как ты с ней за конями ухаживала, со стороны казалось – подруги не разлей вода, – рассмеявшись, ответила ей помощница поварихи, кидая очередную деревянную ложку в котел с кипятком.

- Кто она для Господина Эла? Уж точно не дочь! Может...

- Что, ревнуешь? Граф Себастьян сбежал, теперь прокладываешь мост к новому хозяину?! – дразня, утвердительно задала вопрос толстушка. Все в замке знали о целях юной служанки, и никто не ставил ей палки на пути, так как каждая женщина разделяла ее желание жить сытно и хорошо.

- Я не ревную! – резко ответила Мира, чуть не выронив из рук глиняную тарелку. – Не доросла она еще, чтобы ее ревновать. Даже груди нет, что с нее взять...

- Это пока не доросла! Может наш новый Господин любит помоложе?! – с бесятками в глазах, спрятала ухмылку служанка, ожидая новой гневной тирады от недовольной девушки.

- Наш Господин грозный мужчина! Я не поверю, что его могут привлекать такие, как она...

- Тогда чего кипятишься? Может она ему и не дочь, может просто родственница дальняя?!

- Я... просто... может и родственница. Все равно, он будет моим! – отложив протертую посуду в сторону, уверенно заявила Мира, на что помощница поварихи лишь грустно кивнула, осуждающе поглядев в ее сторону. Она за день очень устала и хотела спать, жалобы молодой дуры ее утомили.

Сае ворочалась во сне, ей снился ужасный сон вперемешку с памятью из прошлого. В темной комнате лежали трупы ее старшего брата и отца, а рядом стояли двое мужчин, играя ножечками, а позади них мать. Один из них вручил ей золотую монету, после чего она тихо ответила, не глядя на свою дочь: “Она ваша!” От короткого ответа матери у Саи перехватило дыхание, а на лицах мужчин появилась наглая ухмылка. Борьба, боль, плач, и когда самое страшное должно было случиться, появился тот, кто спас ее. Высокий рыцарь в черных доспехах с открытым забралом, но со смазанными чертами лица. Он поглядел на нее и приглушенно сказал:

- Хватит валяться! Вставай давай, на тренировку пора!

Сая открыла глаза, прижимая шерстяное одеяло, словно оно могло защитить ее от ночного кошмара, и только она собралась перевернуться на другой бок, как в дверь настойчиво постучали.

- Малявка, просыпайся!

“А, что?” – сообразив, что это уже не сон, девочка подскочила с кровати, шурша руками по столу, где оставила свою одежду.

- Я что, тебя ждать должен? – еще раз послышался недовольный голос за дверью. Понимая, что заставлять господина ждать, есть верх оскорбления, Сая без раздумий поспешила откинуть засов, так как в темноте все равно не могла одеться.

Эл взглянул на пигалицу встретившую его в дверях в одной нижней юбке, освещая факелом комнату.

- А ты точно не мальчик?

- Почему вы так решили? – удивилась она, отходя на два шага назад, освобождая проход.

- Плоская ты!

Сая покраснела и сжала кулачки, сдерживая свой гнев.

- Ну и пусть! – с обидой выплюнула она, что выглядело немного смешным. Эл примирительно замахал ладонями.

- Да ладно, ладно, не переживай ты так, вырастешь еще, и все у тебя будет. В нашем деле это даже хорошо, тренироваться легче. Одевайся, я подожду снаружи, – запалив треногу, стоявшую возле порога, “включая свет”, он вышел в коридор, чтобы через минуту вернуться обратно, забыв сказать ей о важном. – И никаких юбок...

Сая только успела пискнуть, и тут же прижать солдатские штаны к груди, прикрываясь ими от посторонних глаз. Ухмыльнувшись ее сообразительности, Эл снова вышел вон.

- Значит так! – оказавшись во дворе, начал инструктор. – Сила это конечно хорошо, но для тебя главным будет гибкость и скорость, а также выносливость, вот с нее мы и начнем. Десять кругов вокруг замка, за мной. Бегом марш!

На пятом круге Сая готова была возненавидеть своего тренера, на седьмом упасть и не вставать, а на девятом думала, что выплюнет свои легкие, и лишь слова тренера: “Ну что слабачка уже все, выдохлась?” – подстегивали ее и не давали остановиться.

Глядя в спину бегущему и не запыхавшемуся господину Али, она чуть не пропустила команду “стой”.

Затем последовали странные махания руками, наклоны, приседания и много чего другого сопровождаемое колкими замечаниями тренера. К моменту завтрака она была выжита как лимон, а ноги отказывались повиноваться. Сае было страшно представить, но теперь эти пытки ждали ее каждый день. После еды за нее взялся капитан Бартон, который был, слава богу, менее требовательным и не наседал на нее так, как делал это Эл.

Многие посмеивались над ее неловким маханием палкой, а некоторые даже глядели осуждающе, но никто не мешал Бартону Гроссу вести обучение. После обеда занятия продолжались, но уже без контроля со стороны капитана, на котором и без того лежало много другой ответственности.

К вечеру она снова переходила под руководство утреннего “человеконенавистника”, но вместо мук физических он терзал ее муками душевными, заставляя слушать и запоминать то, о чем он говорит, и не все из этого было интересным. Эл вливал в уши девочки общественные науки в нормированных дозах, из того, что у него осталось в голове от школьной программы. Ему почему-то хотелось, чтобы девочка выросла не такая как все.

====== Часть 19 ======

Дни чередовались между собой, но тренировки не менялись, а к концу недели вернулся казначей с несколькими повозками, на которые сбежались посмотреть почти все жители замка, кроме задействованной на посту охраны.

Элу пришлось снова изображать великого и ужасного, забравшись в скафандр и принимая Марка в тронном зале, на подробный доклад. Сопровождавшие его солдаты остались на улице, радуясь возвращению и воссоединению с товарищами, плавно переходя к обсуждению главной новости.

Марк старался сохранять хладнокровие перед своим господином, и не смотреть ему в лицо, скрываемое за длинными краями капюшона, однако чувство, что тот видит его насквозь, не покидало его. Впервые в жизни ему было страшно свое разоблачение. Тратить деньги на молодых девиц было так легко, и так тяжело было оставаться стоять на ногах, оправдывая свой поступок глупыми объяснениями. Чувствуя свою промашку, заросший за недели отсутствия казначей стал нервничать, отчего его речь стала сбивчивой и прерывистой, но основную суть он донести смог.

Выслушав Марка, Эл задумался.

В отношении старого хозяина замка ситуация складывалась вполне предсказуемо. Он ждал возвращения графа, однако предполагал, что его сопровождение окажется немного поменьше. Также не радовало получить вместо каменщиков и кузнецов свору голодных ртов, готовых в любую минуту дать деру. Все ухищрения по внесению глупых предложений Марка, Эл отбрасывал одну за другой, продолжая оставаться в невыгодном положении. И с этим нужно было что-то делать.

“Запереть рабов? Не по-людски! Да и негде. Объяснить им, что тут можно жить, наобещав различных благ?! Хм... не, все равно сбегут, это не их страна! Дать свободу и слегка припугнуть для вразумления?! Хм... может и сработает! Попробовать стоит”.

Придя к нужному решению, Эл остановил начавшего заикаться Марка и, поднявшись с каменного трона ,пошел к выходу, махнув вернувшемуся слуге следовать за ним. В его сопровождении он миновал два коридора, ненадолго задержавшись на кухне, после чего спустился в подвал, у двери в который их встретил до смерти перепуганный стражник и капитан Бартон.

- Господин! – отскочив от стены, поклонился служивый.

- Какие-нибудь происшествия солдат?

- Н-нет, Господин! Разве что... – речь его перебил громкий рык за дверью, от которого лица присутствующих побелели.

“Во, орет! – подумал Эл, услышав леденящий душу животный крик. – Я так не ору!”

- Открывай, – обратился он к замершему в оцепенении солдату, не спешащему выполнять данный приказ, из-за чего пришлось повторить. Даже бравый капитан струхнул, когда дверь открылась, и гигантский рыцарь вошел внутрь.

Как и ожидалось, бывший разведчик застал морфов в тот момент, когда самка требовала повторить акт соития, но Жадина почему-то всячески воротил нос и отказывал. Возможно, потому что он жадина, или потому что она вонючка. Точного ответа на этот вопрос не было.

Отдав мысленный посыл, Эл подозвал обоих морфов к себе, не став углубляться в их территорию. Даже у порога веяло их несравненным ароматом, а дальше, скорее всего и вовсе нечем было дышать.

Убедившись точному исполнению приказа, он угостил верных питомцев их любимым лакомством, позаимствовав вяленое мясо у поварихи, и замаршировал обратно наверх по лестнице из подвала, ведя морфов за собой на встречу к “смертным”.

Марк уже давно не видел ужасных тварей, и даже успел подзабыть их пугающий облик. А капитан Бартон и вовсе видел четвероногих питомцев господина всего лишь один раз, не говоря уже о солдате, который лишь слышал пересказы дежуривших в ту ночь, когда хозяин привел с собой монстров и посадил их под замок.

Вонючка была не в настроении, и огрызалась, но не смела нарушать приказа ведомого, следуя в нескольких шагах позади и рыча на Жадину, иногда ударяя его лапой по хвосту.

Встречавшиеся на пути слуги плотно вжимались в стену при виде такой делегации, пропуская ужасных тварей мимо себя, затаив дыхание, пока последний монстр не скроется за поворотом.

Если от дежурного никто не требовал присутствия во дворе, то обязанностью капитана и казначея в данном случае, было следовать за господином. Коридоры были слишком слабо освещены, и это еще больше ударяло по психике людей потерявшими из виду хозяина замка, но хорошо слышащие рык его монстров.

Эл вышел во двор, оставив морфов ждать за спиной до подходящего момента, а сам направился к клеткам, в которых маялись люди.

- Выпустите их!

Короткая команда, переглядывание охранников и следом скрежет замков. Солдаты, держа руку на пульсе, напряженно следили, как пленники по одному стали выходить из своих тюрем. Некоторые мужчины и женщины хватались за руки и прижимались друг к другу, боясь вновь разлучиться, оставшиеся угрюмо осматривались по сторонам, лишь пятерка молодых девушек обособленно держалась ото всех.

Постояв с минуту, давая новым жителям своего дома рассмотреть себя, Эл добавил громкости динамикам шлема и заговорил:

- Меня зовут Эл! Я хозяин этого замка и земель вокруг него. Я хочу, чтобы вы сочли это место своим домом и работали на его благо. В свою очередь гарантирую вам права на равных условиях всех живущих здесь, и безопасность.

- Никогда земли Шандалы не станут нашим домом! – плюнув себе под ноги, громко выругался самый крупный из мужиков, дерзко глядя на человека назвавшим себя хозяином.

- Это не Шандала! – голос Эла приглушенный шлемом и так был устрашающ, но когда он повышал тон, все это повышалось в разы, и многие замерли в ожидании кары, которой не последовало. – Это моя земля, и только!

- Шандалийские солдаты вырезали наши деревни, изнасиловали наших жен и дочерей, увели нас в рабство, и ты, – ткнув в Эла пальцем, – хочешь, чтобы мы жили бок о бок с вами, как ни в чем не бывало?!

Гнев мужчины лил через край, и он готов был уже сорваться, но не чувствовал поддержки за своей спиной.

- Это, – обведя людей собравшихся вокруг, – больше не шандалийцы, и не они совершили с вами все то, о чем ты говоришь! Служите мне, и живите свободными людьми!

Теперь слова Эла зацепили и окружающих его слуг. Для них, пленные были рабами, и никто не рассматривал их иначе, потому обещанная свобода людям, которые могли запросто подсыпать яду или воткнуть нож в спину, стала для всех шоком.

- Господин Эл! – шепотом вмешался Бартон, укоризненно взглянув на спрятавшегося за солдатами Марка. – Я не думаю что это хорошая идея. Эти люди могут натворить уйму неприятностей, если дать им вольную в замке!

- Братцы, да чего мы смотрим на них, нас не меньше, а силы нам не занимать! Бей их! – с ревом мужик бросился с голыми руками в сторону Эла и Бартона Гросса.

Солдаты выхватили мечи, женщины вскрикнули, слуги бросились в замок, прячась от разгорающейся бойни.

Команда Эла была короткой, а лапы морфов быстры. Не успел разгневанный раб достичь своей цели как появившиеся словно бы из ниоткуда две исчадия ада вцепились тому в руки и ноги раздирая их в кровь. Некоторые рабыни упали в грязь, вознося молитву спасения. Часть солдат, опешив, сделали несколько шагов назад, а кто-то и вовсе обронил оружие. Начинающийся бунт был погашен в зародыше, но легкое запугивание, которым намеревался обойтись Эл, переросло в массовый ужас всех присутствующих, из-за чего пришлось тут же выключать взбесившуюся аппаратуру.

Лица солдат были бледными, и почти все затаили дыхание, молча смотря на кричавшего от боли и страха бунтовщика. Все до единого пленные опустились на землю, не выказывая никакого сопротивления, и тоже не отрывали взгляда от рвущих их односельчанина существ.

“Оставлю в живых, получу озлобленного врага, и никакой страх его не остановит. Найдет как поднасрать! – размышлял Эл. – Убью, покажу наглядный пример, но кем тогда стану сам?!”

Содрогнувшись от собственных мыслей, Эл все же принял решение. Не так он планировал закончить разговор с людьми.

Отозвав морфов, он подошел к обессиленному мужчине и рукой поднял его за шею. Задыхаясь, тот попытался отбиваться, оставляя кровяные разводы на шерстяном рукаве плаща, но все было тщетно. Силы ослабленного человека и сервоприводы экзоскелета скафандра были несравнимы.

- У вас есть выбор: стать частью нашей “семьи” и быть равными, работая на благо всех, или же умереть! – сжав руку, Эл даровал бунтарю милосердную смерть, уловив хруст шейных позвонков.

Во дворе воцарилась тишина. Слуг давно уже на улице не было, как и детей, обычно играющих у конюшни. Остались только напуганные люди, выбирающие свою судьбу и солдаты.

- О чем ты думал, когда тратил деньги на пленников? – шепотом поинтересовался Бат у своего приятеля, наблюдая за этой мизансценой, но Марк лишь тяжело сглотнул, не ответив товарищу.

Разжав пальцы, выпуская мертвое тело, Эл опустил руку в ожидания ответа.

“Да уж, сказал, как припечатал, – оглядывая освобожденных пленников, подумал он. – Но другого выбора не оставалось. Пан или пропал!”

- Ты! – ткнув в первого, сидящего на земле мужика, обратился Эл, решив сделать первый шаг. – Как тебя зовут?

- Фадей!

- Что ты выбрал для себя, Фадей? Жизнь свободного человека на этой земле, и дом, или стать пищей для моих зверей?

- Жизнь, Господин, жизнь!

Только дурак сказал бы иначе, и Эл почти не сомневался, что предложенный вариант стать пищей оправдает свое ожидание и заставит человека ответить согласием.

- Тогда перестань бояться Фадей и ступай, – подозвав рукой Бата и Марка к себе, Эл продолжил: – эти люди помогут тебе в обустройстве. Скажи, что тебе нужно, одежда или еда, и господин Бат, и господин Марк, помогут тебе в этом. Здесь они для тебя как кормящая мать, и одевающий тебя отец. Понимаешь?!

- Д-да! Господин! – проблеял мужик, и направился в сторону “мамы и папы” под пристальным взглядом недовольной Вонючки.

- Кто следующий?

Пленные были людьми здравомыслящими, и все последовали примеру Фадея, что вызвало вздох облегчения главного виновника. Марк старался быть самой невозмутимостью, но нервный тик на лице выдавал его волнение.

Ушло около получаса на то, чтобы поговорить с каждым новым жителем и принять его в “семью”. Эл уже собирался уходить но, увидев прятавшуюся за спинами солдат Саю, которые стали расходиться по своим постам, остановился. Она видела все, что произошло сейчас и это не могло не отразиться в дальнейшем на ее восприятии в будущем, а потому следовало непременно сгладить острые моменты.

- Сая! – окликнул он, стараясь позвать ее как можно дружелюбнее, убавляя громкость динамиков до нужного уровня.

Услышав свое имя, девочка вздрогнула, а находившиеся впереди нее люди расступились, открывая взор своему господину.

- Да, Господин!

- Сая! Думаю, нам стоит поговорить.

Поклонившись на негнущихся ногах, она последовала за Элом, чувствуя каждой фиброй своего тела, следовавших за ней, как выразился однажды Марк, “собак”.

Когда их силуэты скрылись под сводами замка, створки окна на втором этаже, незаметно для всех, снова встали на свое место, скрывая наблюдателя, а те, кого подвели ноги, выползали из других укрытий.

- Ты все еще хочешь стать любовницей Господина? – унимая дрожь в коленях, выходя из-за стен конюшни, поинтересовалась помощница поварихи у прятавшейся вместе с ней Миры.

- Я сомневаюсь, что его вообще могут интересовать женщины... Сомневаюсь даже, что он вообще человек.

- Цыц, – шикнула на нее служанка, – о таких вещах не разевай рот и помалкивай. Лучше бы тебе сохранить дружественные отношения с той девчонкой, мало ли когда тебе понадобиться ее помощь. Пятнадцать лет, а ума нет!

- Да, думаю я так и сделаю... – и немного помолчав, добавила: – Теперь понятно, почему никто не сбежал в первую ночь!

- Капитан Бартон отзывался о новом Господине как о человеке разумном, но я с тобой соглашусь. После того, что мы сегодня увидели, думаю, у всех закралась такая же мысль, об его человечности. Такие монстры не водятся на нашей земле.

- Пожалуйста, пойдем отсюда. Мне холодно, – взяв себя за плечи, сиплым голосом прошептала Мира. Бегающие мурашки, она приняла за озноб, но они были не от холода.

Многие уже разбрелись по своим углам, во дворе лишь осталась горстка вояк, которые все еще продолжали быть на стороже, опасаясь освобожденных рабов, и начальник склада с казначеем, решавшие возложенные на них организационные вопросы.

- Эх, Марк, Марк, – покачав головой, повторился Бат, глядя на своего бывшего главаря, щурясь от солнца. – Как ты так просчитался?

- Все обошлось!

- Можно и так сказать но, по правде говоря, когда все схватились за мечи, а этот, – стрельнув взглядом на застывшее в грязи тело, – стал подстрекать всех и попер на Господина, я думал все – писец всем.

- Я тоже, – сглотнул казначей, поправляя воротник. – Надо бы выпить.

- Главное не попадись Господину Али!

- Это еще кто такой? – удивился Марк, впившись глазами в своего товарища.

- Можно сказать, правая рука Господина. Его слово равносильно слову Господина Эла, так что мы теперь тут не “самые” главные. А на счет выпить, ты прав. Кстати, много денег осталось?

Слова Бата задели Марка за живое. Развязав кожаный кошель, он высыпал в ладонь остатки монет, среди которых лишь две были золотыми, все остальное медь и серебро. Кладовщик сочувствующе похлопал казначея по плечу и пошел к себе, в свой маленький склад, который он не так давно закончил обустраивать и набивать “сокровищами”, чтобы теперь отдать их нуждающимся.

В это время Эл вернулся в бывшую темницу, где теперь обосновались морфы. После заключенных подвал основательно почистили и привели в порядок, но вымывшую вонь заменил запах квартирантов, что был не намного лучше.

Сая прижала рукав к носу, и ей впервые стало страшно, за те дни, что она прожила в замке, но внутреннее чутье подсказывало, что господин не сделает ничего плохого, потому к испытываемому страху добавилась толика любопытства. Морфы обогнули хозяина и его спутницу, чтобы тут же распластаться на полу и заняться своим внешним видом.

- Не бойся! Я привел тебя сюда, чтобы ты познакомилась с Жадиной и Вонючкой!

Словно прочтя ее эмоции как открытую книгу, господин присел и поочередно погладил своих подопечных, а после, словно по приказу, они подошли и уселись рядом с ней. Сая почувствовала, как часто забилось ее сердце, но девочка не сдвинулась с места. Разглядывая существ, она на миг задумалась, по какой причине эти монстры носят столь несуразные имена, но спрашивать не стала, желая лишь поскорее спрятаться в своей комнате.

- Без команды, они никогда не причинят вред человеку. Поверь мне! – снова заговорил Эл, наблюдая за девочкой. – На самом деле, они могут быть достаточно забавными домашними животными, разве что запах только... Прошу, можешь погладить их, они абсолютно безобидны!

Сая посмотрела вниз, где рядом с ней развалился Жадина, положа морду себе на хвост, и доверившись господину, она положила руку на длинную голову существа, ощутив холодную и липкую слизь межу пальцев. Затем осторожно провела вдоль, словно поглаживая его, но морф никак не отреагировал.

- Они умнее простых животных, но не умнее тебя! Я хочу лишь, чтобы ты запомнила! Их тебе стоит бояться в последнюю очередь. Человек намного опаснее.

- Да Господин! – убирая руку, Сая нашла в себе силы согласно кивнуть.

- Ну, раз так, то пусть они ... эээ... занимаются своими делами!

Девочка не поняла, что имел в виду господин, но затаившаяся до этого за ее спиной Вонючка вышла из своего укрытия и, виляя хвостом, медленно направилась к Жадине, пытавшемуся притвориться спящим.

- Господин Эл! Вы доверяете Господину Али?

- Как самому себе! – ухмыльнулся Эл. – А почему ты спрашиваешь?

- Он странный!

- Необычно, но не беспрецедентно! Ведь я тоже не простой!

Сая не могла видеть в этот момент его лица, но на интуитивном уровне почувствовала и тоже улыбнулась.

- Да! Вы не простой!

Посмотрев на лицо девочки, Эл задумался: “А ведь она изменилась! Всего две недели прошло, а уже какой контраст с тем, как она выглядела и той, кого я вижу сейчас”.

- Пойдем! – оторвавшись от созерцания, он повернулся к выходу. – Твой наставник наверняка уже заждался. И... я надеюсь, ты не осуждаешь меня за случившееся с тем человеком?

Странным было это, но с момента встречи с людьми Элу хотелось, чтобы кто-нибудь поддерживал его или останавливал, если его действия покажутся неправильными с точки зрения морали. И на это место он подсознательно назначил Саю, ведь что как ни справедливость и невинность были лучшими ориентирами для совести.

- Нет, Господин! Тот человек хотел вас убить, и погубить остальных, как я смею осуждать вас...

Слова девочки остались недосказанными, и это зацепило Эла, но что он мог поделать. Положив ладонь ей на голову, он бережно потрепал ее по волосам. Такой жест был необычным, и Сая смутилась, не зная как отреагировать на поступок гигантского рыцаря.

- Я рад!

Уже на выходе, разминувшись с караульным, он снова остановился.

- Сая, у меня к тебе будет небольшое поручение!

- Да?!

- У Нас в замке не так давно появился еще один житель. Не могу сказать точно временно или на постоянной основе, но он почему-то ни с кем не хочет идти на контакт и не выходит из своей комнаты. Молодой человек твоего возраста и я не хочу на него давить. Думаю, тебе с ним будет проще найти общий язык, а потому хочу попросить тебя стать ему другом!

- Я сделаю все, как вы скажете! – словно не ребенок, а взрослый состоявшийся человек, гордо отрапортовала девочка.

- Я знал, что на тебя можно положиться!

От теплых слов господина у Саи загорелись щеки, и она поспешила отвернуться, чтобы скрыть свое довольное лицо, но ее эмоции уже наперед были считаны чуткими датчиками.

После поставленной задачи, а она восприняла просьбу господина никак иначе как ответственное задание, Сая вспомнила, как не раз слышала скрип закрывающихся ставней на втором этаже замка во время своих утренних тренировок, и сделала вывод, что таинственный гость живет именно там. Эл не выдал девочке более никакой информации, только то, что он от нее ждет, и она решила для себя, во что бы то ни стало разобраться во всем самостоятельно, не расспрашивая подробности у своего господина.

Они расстались в коридоре. Он отправился к себе в кабинет на второй этаж, а Сая на тренировочную площадку к капитану Бартону. К тому моменту новых жителей замка на улице уже почти не осталось и все вернулось к обыденному распорядку дня, однако учения все равно пришлось перенести на пару часов.

Обычно после завтрака время всегда отводилось для занятия с палкой. Мальчишек тренировал ветеран многих битв и негласный заместитель капитана, а Саю отдельно ото всех учил сам Бартон Гросс, после чего шел учебный спарринг между ней и одним из мальчиков, что вызывало большое любопытство среди слуг и бурю эмоций между солдатами. Диковинное развлечение баба с мечом. Такие поединки обычно заканчивались синяками и ссадинами для Саи, из-за нехватки сил отразить удар самодовольных учеников, чувствующих свое превосходство перед худой девчонкой. Лишь один юноша сдерживал свой напор, если с ним в пару ставили ее.

- Рик, ну что ты танцуешь с ней, бей уже наконец-то! – выругался наставник, глядя, как его лучший ученик лишь уклоняется от неопытных выпадов девочки, не произведя за все время ни единой атаки.

“А я все гадала, как его зовут” – пронеслась мысль, когда Сая в очередной раз попыталась пробить брешь в его обороне, но вместо того, чтобы снова отбить или уйти от удара, он сделал молниеносный выпад вперед, отводя ее “оружие” в сторону, и оказавшись за спиной, шлепнул противницу по открытому тылу. Все окружающие одобрительно засмеялись, а уши Саи запылали от стыда.

- Ты побеждена! – искренне улыбнулся юноша, пародируя поклон аристократа.

- Ты еще не победил... – прошипела Сая, снова поднимая палку, но Бартон Гросс пресек ее действия.

- Ты проиграла Сая. Если бы это был настоящий бой, ты бы уже была мертва!

- Молодых девчонок не убивают, – прокомментировал кто-то из солдат, и снова все засмеялись, понимая, что тот имел в виду, включая её.

Сая опустила импровизированный меч и направилась к учителю. Ей хотелось покинуть тренировочную площадку, где она стала посмешищем, но чувство гордости и слово, данное господину, не позволяли ей разводить сопли и поддаться эмоциям.

- Молодец, – шепнул капитан, отводя ее в сторону, – думал сорвешься.

- Господин Али бывает более жесток в выражениях! – из-под бровей, ответила ученица, сдерживая себя в словах.

- Хм... интересно... А ты не думала, что это может быть тоже частью его тренировки?

Сая на мгновение опешила. Она никогда не ставила вопрос – таким образом, но ведь именно благодаря колким замечаниям господина Али она стала устойчивей воспринимать неприятные слова и моменты.

- Спасибо Господин Бартон! – поблагодарила она, посмотрев в сторону Рика, против которого выступал уже другой оппонент, но в его движениях теперь не было той сдержанности, которую он проявлял по отношению к ней, и он бил со всей силы.

“Он не считает меня противником” – закралось ей в голову первое попавшееся суждение.

- Думаешь, что Рик тебя ни в грош не ставит? – ухмыльнулся Бартон, проследив за ее взглядом.

- Что? Как вы...

- У тебя это на лице написано. Но тут ты снова ошибаешься, он сдерживался совершенно по другой причине.

- И по какой же?

- Ты не видишь, как смотрят на тебя окружающие, а я вижу. Так вот, Рик смотрит на тебя не так как все!

- И как же? – не выдержала ученица игры в угадайку.

- Я думал, женщины это сразу подмечают, – мечтательно ответил капитан но, видя, что подопечная не понимает, он продолжил: – Ты ему просто нравишься.

- Ха? – выдохнула Сая, снова повернув голову в сторону Рика, закончившего свой поединок чистой победой, опрокинув противника на землю.

- Давай лучше рассмотрим твои ошибки, чтобы в следующий раз у тебя был шанс его одолеть.

С этим доводом девочка была согласна, и на несколько часов выкинула юношу из своей головы, пока рука окончательно не обессилила.

Все это время с нее не спускал взгляда атаман степняков Орктикус Грэй, разгуливавший по двору на правах гостя, погрузившись в глубокие раздумья. Молодой барон Дарион Ван Борг также не остался в стороне и украдкой наблюдал за происходящим из прикрытого окна своей комнаты.

====== Часть 20 ======

- Сколько еще? – поинтересовался сержант у приближенного слуги графа Себастьяна. Никто по настоящему не хотел вступать в прямое столкновение со степняками, но всех предупредили, что это будет всего лишь демонстрационный маневр. Основной задумкой было показать, кто есть главный на этой земле, однако городским служакам от этого не становилось спокойнее, и они наседали с расспросами на своего сержанта, а он в свою очередь на слугу, ибо задавать вопросы графу было не по его статусу.

- Пройдем лес, переночуем у его кромки и еще несколько часов по прямой равнине. Оттуда замок будет как на ладони.

- А какова численность степняков? – не унимался сержант, позабыв, что уже задавал этот вопрос ранее.

- Не переживайте сержант. В стенах замка поместиться не больше ста человек. Когда на нас напали, у графа было всего тридцать воинов личной стражи и полторы дюжины наемников, остальные женщины и слуги, так что не стоит рассчитывать на орду степняков. Если они не ушли то, как я уже говорил, их будет не больше сотни, так что не о чем беспокоиться, – как-то сочувственно взглянув на сержанта, утешительно закончил слуга.

В пути они были уже шесть дней, хотя дорога от пограничного городка Парин до графского замка по времени занимала не больше пяти дней. Причиной послужило то, что почти сутки солдатам пришлось ждать пополнение из соседнего графства, за которым лично ездил граф Себастьян. Были большие сомнения, что сосед выделит хоть одного солдата, но их наниматель каким-то образом сумел найти с ним общий язык, и теперь их маленькая армия насчитывала более ста сорока мечей.

Как и всегда, на ночь вся эта орава разместилась вдоль дороги, образовав туннель из костров, по пять шесть человек. Настоящих дождей в этих краях не было уже много месяцев, и нагружать себя лишним весом воинам не было смысла. Только слуги аристократа каждый вечер ставили палатку для своего господина, все остальные же довольствовались свежим воздухом под открытым небом.

Сержант лежал на своей импровизированной лежанке и смотрел на звезды, размышляя о завтрашнем дне. Ему с самого начала не понравилось новое назначение. Еще в городе, когда ему сообщили о предстоящем походе. Что-то подсказывало ему, что все пойдет совершенно не так, как расписывали люди графа. Борясь с внутренними тревогами, уснуть ему удалось только к середине ночи, а там уже и до рассвета оставалось недалеко.

Утро в замке проходило как обычно. Слуги приступали к своим обязанностям, поварихи разогревали печи, а конюх отправлялся к табуну своих подопечных.

В последнее время Эл все чаще запирался у себя в спальне после утренней тренировки, и с помощью встроенной горелки, в горном лазере, плавил кварцевый песок, принесенный слугами с берега реки. Добра этого было там много, и он мог вдоволь позволить себе различного рода эксперименты с добавками оксида меди и железа для получения лучшего качества стекла и его цвета. Действуя по выданным показаниям компьютера, он уже был у истоков прорыва, когда ему в дверь постучали.

- Господин Али! Господин Али! – нервно повторялся молодой слуга, продолжая настойчиво стучать в дверь.

- What a fuck?

- Ась?

- Чего тебе? – открывая затвор и встречая слугу, разозлился Эл, потревоженный в столь неудобный час.

- Господин Али, я не могу достучаться до Господина Эла!

- Спит он! – отмахнулся Эл, собираясь закрыть перед парнишкой дверь, но тот ловко и бесцеремонно сунул руку в проем, с широко раскрытыми глазами уставившись на него. Эл даже приоткрыл рот, не скрывая своего изумления.

- Господин Али, – взмолился слуга, – к замку приближается большое количество солдат! Меня направил капитан Бартон, чтобы я немедленно сообщил об этом Господину Элу! Господин Али, что делать?!

“Хм, неужто граф пожаловал?! Странно, что капитан Гросс решил доложить об этом, мог ведь и промолчать, впустив бывшего хозяина. Если так, то Мужик! Надо будет наградить”.

Эл спровадил молодого слугу обратно к капитану, уверив, что он непременно достучится до господина, и тот прибудет во двор. Когда в коридоре стихли шаги, бывший разведчик пробрался в тронный зал, а затем и в рабочий кабинет, где на большом сундуке пылился его скафандр, с уходящими к потолку проводам. Солнечные батареи работали исправно, и полученной энергии хватало для экономного использования ресурсов скафандра, чтобы не прибегать к последнему топливному элементу. Его он оставил на черный день. До этого его второе “Я” открыто сидело в тронном зале и все провода, свисающие с потолка, бросались в глаза входящим туда людям, потому пришлось изменить планировку и перекинуть их из тронного зала в комнату. Теперь скафандр был постоянно подпитан энергией от солнечных батарей, но были и свои минусы. Теперь гостей приходилось встречать лично, а постоянно влезать – вылезать изрядно напрягало.

Уже забравшись внутрь и активируя компьютер, его датчики уловили приглушенный звук. Элу показалось, что кто-то зашел в зал, но тут же вспомнил про запертую дверь. А затем что-то грохнуло и каменная стена, на которой висело полотно неизвестного художника, со стуком ушла внутрь. Конечно, потайные ходы не являлись тайной за семью печатями, но узнать о наличии одного из них в своем кабинете стало для него неожиданностью.

Человек в плаще осторожно высунул голову осмотреться, однако радиус был не настолько велик, и ему пришлось полностью выйти из тени, чтобы неосторожно нарваться на тяжелый кулак.

После соприкосновения макушки и рукавицы экзоскелета скафандра, тело грузным мешком рухнуло вниз и скатилось по ступенькам, остановившись только где-то по середине узкого коридора.

“Это кто еще за...”, – не смог сдержать своего удивления хозяин комнаты.

Эл на мгновение прислушался, ожидая появление других незваных гостей, но вокруг была тишина, и лишь потрескивание факела на стене нарушало покой в его кабинете.

Как следует связав пленника, поглубже затолкав тому кляп в рот, ему некоторое время пришлось потратить на поиски механизма закрывающего проход и только после этого поспешить во двор, взгрустнув, что единственное окно в его комнате выходит не на ту сторону.

Солдаты уже были на стенах и даже несколько человек из бывших пленных стояли возле ворот, делая подпоры из толстых жердей.

- Господин Эл! – поприветствовал начальник гарнизона, встретив господина на деревянном помосте.

- Уже известно кто наши гости?

- Да! Это солдаты под командованием графа Себастьяна. Полагаю, он вернулся вернуть свои владения, – голос капитана Бартона был уверенным и не дрожал, и сказать с уверенностью как он поступит в дальнейшем, было затруднительно.

Эл оглядел присутствующих солдат и наемников, находившихся на стенах. Всего их выжило девятнадцать, после набега степняков, включая Бартона Гросса. Было еще семнадцать мужиков прибывших вчера утром, но на этот праздник их никто не пригласил, как и Орктикуса Грэя, оставшегося наблюдать за всем происходящим из своей комнаты. У ворот же вертелись энтузиасты, случайно узнавшие об опасности и выбравшие себе сторону.

Кожаные куртки, сапоги с железными набойками, мечи, вот и весь комплект рядового солдата. За все это время ему еще не попадались люди в кольчугах или в полных доспехах, хотя разговоры про существование таких предметов он слышал, вот только позволить их себе могли лица побогаче, чем простые вояки.

Элу, как хозяину не понравилось, что капитан не призвал всех мужчин к оружию. Возможно, тот опасался, что эти мечи будут направлены против него же, но тогда почему некоторые из них так упорно укрепляют единственный проход, всеми силами желая принести хоть какую-то пользу?! Была вероятность, что те просто отказались брать в руки меч, но после вчерашнего представления у них получается должны быть стальные яйца, вот только тогда сразу назревал вопрос, почему вчера эти яйца были деревянные?! Вопросы, вопросы, и все без ответов. Так или иначе, он все равно собирался разобраться со всем самостоятельно, а потому перестал думать об этом.

- Слушайте все, – его механический голос тут же взбудоражил присутствующих, – сегодня граф Себастьян эль Диор умрет! Он больше не хозяин этой земли. Он лишился этой привилегии, как только бежал, бросив вас на милость степнякам. Если среди вас еще есть те, кто остался верен ему, покиньте замок и ступайте в ряды вашего господина!

Эл надеялся, что таким образом избавиться от лишних ртов и проблем, которые могут вызвать такие личности в будущем, но на его удивление никто не сдвинулся с места. Страх и неуверенность, вот что сейчас испытывали эти люди.

- Господин Эл, какие будут приказания? – Бартон чуть склонил перед ним свою голову, что было само по себе удивительным. Возможно, его зацепили слова нового господина, что граф Себастьян бросил их, а может, причина крылась в чем-то другом. Пока что Эл не готов был дать себе ответ на этот вопрос, но ввязывать этих людей в бой он не собирался.

- Для вас, никаких! Занимайтесь своими делами, пока я не вернусь.

Ответ господина многих удивил, но не настолько, чтобы усомниться в его рассудке, все кто не знал – представляли его силу, а те, кто видел – знали, на что он способен.

Спустившись вниз, Эл отдал команду двум мужикам открыть только что так тщательно забаррикадированные ворота. Ему даже стало немного жалко людей, увидев их выражение лиц в эту минуту, и он позвал на помощь еще двух вояк покрупнее. Через пять минут ноги уже несли его в сторону неприятельского войска замершего в километре от стен замка, и на то у них были причины. Как не сложно было догадаться, граф ждал возвращения своего шпиона отправленного на разведку через потайной ход.

- Капитан, – обратился вояка в сопровождении ветерана, которого Бартон хорошо знал, – может это наш шанс? Твари заперты в подвале, и если мы ударим с двух сторон, то может все получиться?

- Глупцы, – чуть ухмыльнувшись, без всякой агрессии, Бартон посмотрел на солдат. – Вы слышали, с какой уверенность Господин Эл сказал, что граф сегодня умрет? Вы не думали, почему он не взял нас с собой?

Оба переглянулись, но ничего не ответили.

- Забудьте про графа, если не хотите присоединиться к нему в могилу. К тому же, я дал слово, теперь у меня другой господин, на вашем месте я бы поступил точно так же. Я сделаю вид, что этого разговора не было, как вы поступите, решать вам!

Его солдаты ударили кулаком в грудь, принимая слова капитана и ретировавшись, ушли на свои позиции. Больше к нему никто не подходил, только недавно вышедший на улицу казначей как-то странно стал поглядывать в его сторону и Бартон забеспокоился, что тот мог слышать их разговор, но переживал он не за себя.

Собранные Себастьяном войска мирно ожидали команды назначенного на эту роль сержанта. Солдаты выстроились в боевой порядок в две шеренги, как когда-то их учили в первый месяц при поступлении на службу. Городской страже не предписывалось участвовать в боевых столкновениях лоб в лоб с противником на открытой местности, но боевые построения им вдолбили хорошо. Теперь даже опытный генерал не смог бы отличить их от солдат регулярной армии.

Время шло, а командование все еще медлило с приказом, и чтобы не тратить силы впустую, сержант скомандовал вольно. Некоторые сели на землю, другие принялись рассматривать облака, а кто-то и вовсе решил поесть.

- Кто это там? – поинтересовался один из солдат графа, вглядываясь вдаль.

- Кого ты там еще увидел? – повернувшись в сторону замка, среагировал его товарищ, переживая, что все-таки придется биться со степняками.

- Гляди, – махнув вперед, сказал вояка, – вон там, человек идет. Один!

- Господин сержант, к нам кто-то приближается.

Сержант подошел незамедлительно, принявшись оценивать обстановку, но так как человек был всего лишь один, и больше в округе никого не было, он успокоился и ушел на доклад.

- Господин граф! – склонившись в уважительном поклоне, не убирая руку с эфеса меча, на солдатский манер, сержант поспешил высказать свое предположение: – Из замка вышел человек. Может степняки решили обговорить условия сдачи?

- Ха-ха-ха! Ну что я говорил?! – ударив ладонями по коленям, расхохотался граф, обращаясь к стоявшему рядом слуге. – Испугались крысы! А вы тут панику наводите! Ладно, подайте моего коня, съездим, поболтаем!

Сержант хоть и не участвовал в настоящих сражениях, но считал, что такой шаг со стороны главнокомандующего совершенно неправильный и поспешил возразить:

- Граф, при всем моем уважении, может все-таки вам лучше остаться в тылу?

- Ты думаешь, я позволю им просто так уйти? – удивился граф. – Я потратил кучу денег, и кто-то должен возместить мне мои расходы! Может ты? – взгляд Себастьяна не выражал ничего кроме презрения, и исполняющему обязанности капитана пришлось извиняться за свое чрезмерное беспокойство.

Через пару минут в сторону Эла от небольшой армии отделились три всадника и галопом направились в его сторону. Сняв винтовку гаусса с плеча, он перехватил оружие в другую руку и воспользовался им как посохом, продолжив идти вперед. Лишний раз стрелять не хотелось, но думать, что ему удастся напугать всех мечом или догнать убегающую лошадь, было весьма самонадеянно.

Себастьян остановил коня за двадцать шагов перед незнакомцем, закутанным в плащ, оценив его габариты. Он не был похож на степняка, а в руке сжимал странную, непохожую ни на что известное графу, палку. Пусть рост, наряд и неизвестный предмет насторожили Себастьяна, но привитая годами самонадеянность сделала свое дело, и он заговорил первым.

- Я граф Себастьян эль Диор! Я хозяин замка и графства Рокшер! Назовись! – в его голосе звучала уверенность, и он высокомерно взирал на смерда, что нельзя было сказать о его коне, беспокойно переминавшегося с ноги на ногу, заставляя своего наездника постоянно подтягивать вожжи.

Гигантский рыцарь оглядел троицу, но вместо ответа сам начал с вопроса.

- Кто твои спутники граф?

Сержанту сразу же не понравился голос подозрительного человека, определенно закованного в латные доспехи, выпиравшие из-под ткани плаща, что объясняло, почему тот пришел один. Но доспех сможет защитить лишь от обычной стрелы, но не от копья, хотя ни того, ни другого в их арсенале не было. Даже если он умелый воин, догнать лошадей ему все равно не под силу, потому сержант откинул сомнения, перестав накручивать себя. Если что, повернуть коня дело двух секунд, переживать было не о чем.

- Чернь! Перед тобой граф, где твои манеры? – взбеленился слуга, приподнявшись на своей рыжей лошади.

- А кто третий?

- Ах ты...

- Пустое, – подняв ладонь, вмешался сержант городской стражи. В его обязанности не входили переговоры, но лучшим для всех было бы избежать мясорубки, потому в его интересах было закончить переговоры мирно. – Мое имя вам ничего не скажет, я простой сержант! Выделен в помощь графу для командования войсками.

Дальше рыцарь и вовсе стал говорить какую-то несуразицу, совершенно игнорируя присутствие аристократа, обращаясь непосредственно к единственному солдату.

- Мне нужны камни сержант! – сказанное незнакомцем в первую очередь удивило Себастьяна, лишив его на пару секунд дара речи, но за последующие слова он собирался тяжело покарать выскочку: – Каждый, кто хочет остаться в живых, должен принести мне столько камней, сколько сможет унести на себе!

Никто из всадников не успел открыть рта опешив от маленьких, но не менее завораживающих синих огоньков вырвавшихся из палки рыцаря и направившихся в их сторону. Миг, и голова графа разлетелась как переспелый арбуз, а слуга слетел с лошади от сильного толчка, упав на землю с широченной дырой в груди. Сержант не сделал ни единого движения, чтобы развернуться и убежать. Его замершие от шока глаза в ужасе глядели на произошедшую картину, а рука невольно потянулась вытереть что-то влажное попавшее на лицо.

“Кровь, – оглядев свою окрасившуюся руку в красный цвет, понял он, затем снова посмотрел на незнакомца, не сделавшего и шага в его сторону. – Как это возможно?”

- Ты слышал меня сержант? Столько камней, сколько они смогут унести, если хотят жить! Против вас я ничего не имею, но заплатить вы должны! Оставите камни у кромки леса, мои люди заберут их позже.

- Да... я понял! – безжизненным голосом пробормотал солдат, до сих пор не веря в происходящее.

- Тогда ступай и отправь кого-нибудь сюда, чтобы принесли имущество графа, теперь его вещи и душа принадлежат мне!

После громких слов рыцарь повесил серебряную палку себе за спину, выжидающе уставившись на сержанта.

“И на кой я это сказал? – удивился сам себе Эл, мысленно потрясая головой. – Какая к чертям душа, что я несу... да уж, совсем заигрался. Надеюсь, у солдатика хватит ума не пересказывать мои слова дословно, и они не дадут от этого драпу. Хотелось бы хоть какую-то пользу получить от такой оравы людей, иначе каменную стену я только во сне буду видеть”.

Болтаясь в седле безжизненной куклой, сержант молча развернул коня и направился прочь от места переговоров.

Эл не спеша, приблизился к напуганным лошадям, стараясь их успокоить, а после водрузил тела мертвецов обратно в седла. Глупо было бы оставлять материальные ценности, к тому же граф носил замечательные сапоги, а у него половина двора в тряпье бегает, кому-нибудь да пригодятся.

Солнце стояло высоко, и ветра почти не было. Эл стоял на равнине почти четверть часа, придерживая за вожжи обоих лошадей, дожидаясь гонцов с трофеями, и только сейчас ему пришло в голову, что в своей жизни он никогда не видел этих животных, только на страницах учебника истории, когда армии людей сражались верхом на своих скакунах.

Погладив по морде белого коня графа, Эл повернулся в сторону отступающей армии. Он не был уверен, что солдаты на самом деле будут тратить время на поиски камней, но сержант проникся увиденным и сказанным, потому шанс получить дармовой стройматериал был достаточно велик.

Еще через пять минут в его сторону направилась телега с возничим в сопровождении одного наездника, которым был все тот же сержант, а еще через такой же промежуток времени повозка и всадник стояли подле него.

- Все вещи графа, Господин! – сержант уже пришел в себя, но страх перед таинственным рыцарем никуда не делся.

- Как я уже сказал, против вас я ничего не имею. Сопроводите меня до замка и можете быть свободны!

Эл не сомневался что возничий и его эскорт, которому он передал трофейных лошадей, последуют за ним без пререканий, но вот чего он не ожидал, так это безрассудной преданности слуги графа.

По мере приближения к воротам, расстояние между ним и повозкой постепенно сокращалось, и когда до входа оставались считанные шаги, поравнявшийся с ним возничий выхватил нож и одним резким движением прыгнул убийце своего господина на спину, обхватывая его шею рукой и совершая множественные выпады кинжалом, целясь в сочленения доспехов. Все это нападавший проделал без единого звука, и только его лицо исказилось в неистовом оскале.

Эл остановился сразу же, как почувствовал лишний балласт на своей спине, но не сразу сообразил, что происходит. Экзоскелет скафандра без проблем удерживал вес нападавшего, и если бы не толчок, то так бы и не обратил на случившееся внимание. Но вот на стенах раздались крики, караульные стали метаться из стороны в сторону, а у кого-то даже из них в руках появился лук, однако стрельбы не последовало.

Эл только взглянул в сторону повозки и сразу все понял, а после в динамиках услышал шипящий голос.

- Сдохни тварь! Сдохни...

Его обладатель уже нанес больше десяти ударов, но так и не смог почувствовать, что броня была пробита. Слуга графа попытался воткнуть кинжал в другое место, но в этот момент тяжелая рука схватила его за волосы и потащила вперед, перебрасывая тело через плечо.

Кувыркнувшись, словно акробат, несостоявшийся убийца ловко вскочил на ноги, и возможно у него бы получилось сделать еще одно нападение, но все его действия перечеркнула стрела, пробившая ключицу и разрезавшая сердце почти пополам. Слуга умер мгновенно, так и не дотянувшись до своей жертвы, рухнув от нее всего в трех шагах.

Сержант, следовавший рядом, не предпринял ровным счетом ничего, лишь молча взирал на происходящее с открытым ртом. Он всегда был простым воякой, служившим в городе, и за все годы, что тянулась война, ему никогда не приходилось участвовать в военных вылазках. Даже с городской шушерой всегда справлялись его подчиненные, когда он стоял за их спинами.

- Господин, вы в порядке? – раздался баритон Бата, сжимавшего в руках лук, а в это время рядом стоящий солдат целился в направлении оставшегося наездника.

- Абсолютно! Солдат, опусти лук. Уверен, для этого “бравого” война, – кивнув в сторону своего сопровождающего, – произошедшее сейчас стало такой же неожиданностью.

- Слуга... графа... он, не из моих... – глотая слова, нашел в себе силы ответить сержант. Он очень опасался, что сейчас его так же нашпигуют стрелами, и все это из-за сраных игр бургомистра, которого еще при выходе из города он трижды проклял в сердцах.

- Я верю тебе солдат! Как и обещал, ты можешь идти... – сержант уже собрался поворачивать, но Эл решил еще немного поправить положение своего графства, – пешком. Коня оставь здесь!

Если бы Эл поглядел наверх, то он бы непременно увидел довольно разъехавшиеся уголки губ своего кладовщика.

Сержант молча спрыгнул с коня, поклонился и медленно побрел прочь, вжав шею в плечи, каждую секунду ожидая удара в спину. Но его не последовало ни через десять шагов, ни через пятьдесят, и он все быстрее и быстрее набирал темп, покидая враждебную территорию.

- Бат!

- Я здесь Господин! – спрыгнув с помоста, начальник склада поспешил к воротам.

- Принимай имущество. Думаю, на сегодня тебе хватит работы!

- Для меня великое удовольствие служить Вам! Господин!

“Во, как запел а! А ведь раньше вел себя совсем по-другому”.

Эл понимал, что это была только первая волна неприятностей. Когда слух о гибели графства достигнет более высоких чинов власти, повтора не избежать, а потому следовало основательней подготовиться к следующей встрече. Раз заявил права на хорошую жизнь, то будь готов постоять за свое будущее.

====== Часть 21 ======

Время уже шло к обеду. Раздав указания на разбор телеги с добром, а также лошадей и их бывших владельцев, Эл вернулся к себе в кабинет; отключил питание и вылез из скафандра. Оставалось еще одно немаловажное дело, с которым он не знал, как лучше разобраться. За каменной стеной потайного хода его дожидался связанный пленник и чего с ним делать он пока толком решить не мог.

Самое простое, что приходило на ум, приложить лазутчика о камень и вынести тем же путем каким он сюда пришел, но снова прибегать к насилию очень не хотелось, разумнее было сперва допросить. В последнее время его руки все глубже и глубже утопали в крови, но по странной причине его совесть молчала на этот счет.

“Интересно, всегда ли я был таким?” – задумывался он, опускаясь к телу несостоявшегося шпиона.

Человек оставался лежать в бессознательном состоянии на каменной лестнице уходящей вниз. Дверь потайного хода была открыта, но света от подвешенного на потолке фонаря в его комнате кое-как хватало, чтобы разглядеть черты лица незваного гостя и не затаскивать его в кабинет. Решение еще не было принято, а пачкать полы у себя не хотелось.

- Эй, голубчик! Очнись, – дав пару легких пощечин, Эл попытался привести пострадавшего в чувство, но оказалось, что теперь в этом уже не было необходимости. Человек остыл несколько часов назад. Веки были закрыты, а лицо стало мертвенно бледным, на фоне которого застывшая струйка крови на виске выглядела слишком контрастно. Утренний удар железного кулака оказался настолько сильным, что проломил теменную кость, вызвав кровоизлияние в мозг. Человек так и умер в холодном коридоре, не приходя в сознание, и от понимания этого факта что-то екнуло внутри молодого разведчика. Одно дело убить за дело, и совершенно другое лишить жизни по неосторожности и оставить подыхать в одиночестве. Пусть этот проныра и не был невинной овечкой, но он просто выполнял приказ графа, и не по своей воле пришел сюда.

“Хотя черт его знает, может, такой же фанатик был!” – утешил себя Эл, отгоняя терзающие совесть мысли, поднимаясь на ноги. Следовало избавиться от тела до того, как оно начнет распространять трупный запах, но сделать это представлялось возможным только ночью, когда хозяина замка никто не хватиться. А пока, избавив мужчину от лишних вещей, оставив того в одной набедренной повязке, Эл повернул рычаг, закрывающий проход, и отправился к себе в спальню. Война войной, но обед по расписанию, до которого оставалось еще немного времени. Ему как-то неожиданно захотелось закончить свой эксперимент со стеклом, оставляя позади мертвое тело.

Открыв ставни, чтобы дневной свет озарил комнату, Эл еще раз проверил дверной шпингалет, чтобы лишить себя неожиданностей и только после этого уселся за стол. Потянувшись на низкой табуретке, разминая спину, он довольно зевнул и потянулся рукой к горелке, но пальцы его так и не достигли цели, зависнув в трех сантиметрах от прибора. Взгляд его стал серьезным, а лицо задумчивым.

“У меня труп в кабинете, а я думаю о том, как получить нормальное стекло?! Да что со мной происходит?”

Самокопание не помогло ему разобраться в себе и ответить на мучавший его вопрос, потому он пошел по другому. Задумавшись, он пришел к выводу, что ему нужен был кто-то, с кем бы он смог разделить хотя бы малую толику своих переживаний, кто-то, кому бы он смог довериться. Ему нужен был друг.

Завтрак, помноженный на переживания, дал о себе знать, и хозяин замка направился в уборную, где за дверью нос к носу столкнулся с пожилой поварихой, сидевшей на деревянном седалище, справляя нужду. Эл вовремя закрыл рот и ретировался, чтобы уйти, но женщина, как ни в чем не бывало, беззастенчиво задрала подол, чтобы подтереться какой-то тряпочкой. Остальное он оставил за кадром, дождавшись пока уборная освободиться, но за это время отвращение вытеснило все остальные мысли и охватило все его существо.

“Твою жешь мать, и ведь она сейчас пойдет готовить обед с руками полными говна. Интересно, и как долго я уже вкушаю стафилококковую палочку?! Не, с этим надо что-то делать и делать в кратчайшие сроки!”

Проводив повариху брезгливым взглядом, после того как та с поклоном доложила, что места свободны, Эл быстро сделал дело и направился к Бату выдать новое распоряжение. Немедленно выставить деревянные перегородки между “местами” и сегодня же поставить в туалете бочку с водой для омовения рук, с ежедневной заменой. Конечно, это не было решением проблемы, а лишь временная мера борьбы с антисанитарией, но большие дела всегда начинаются с малого.

Следующим этапом стал разговор с капитаном Бартоном, как с самым информированным человеком в замке, но для этого пришлось прервать тренировки Саи, которая мило насупилась при виде господина, покорно отойдя в сторону. Эл проводил ее слегка заметной улыбкой и перешел к делу.

- Капитан Бартон, я бы хотел у вас кое-что спросить!

Бартон Гросс был немного удивлен обращению, так как за все время почти никогда не разговаривал с заместителем господина, и что вдруг могло понадобиться ему сейчас, он не представлял.

- Господин Али! Я не видел вас во дворе, когда Господин Эл отправился... на разговор с графом, – начальнику гарнизона с первой встречи не понравился доверенный человек нового хозяина графства Рокшер, но сделать он ничего не мог, так как тот являлся выше его по статусу. И уколоть господина Али, отсутствием того при утренней тревоге более громким замечанием, было не в его силах.

- Простите меня капитан Бартон, я был занят важным экспериментом на общее благо, – нисколько не смутившись, ответил Эл, – так мы можем поговорить? Желательно наедине!

Подслушав разговор, Сая украдкой поглядела в сторону мужчин и наткнулась на пристальный взгляд Эла смотревшего на нее. Смутившись, она быстро повернула голову, сосредоточившись на отработке ударов, сделав безразличный вид.

Повсюду бродили бывшие рабы непонятно чем занятые. У некоторых появилась новая одежда, кто-то помогал разбирать вещи с телеги, но организационные вопросы Эл решил оставить Марку и Бату, сейчас у него были другие заботы.

Бартон не стал противиться и последовал за вышестоящим лицом, оставив девочку заниматься самостоятельно, благо, что некоторые комбинации атаки и защиты она уже смогла выучить. Оставалось только закрепить эти знания на практике, что он ей и поручил.

По дороге в личные покои господина Али им часто встречались новые лица, и каждый раз заместитель господина Эла был подчеркнуто вежливым и приветливым, удивляя тем самым своего спутника. Никогда еще на его веку аристократы или их заместители не спускались до того чтобы здороваться со слугами и интересоваться их делами. Но вся оценка личности Али прекратилась, как только они оказались на месте и прошли внутрь.

В спальне горела тренога, полностью освещавшая пространство небольшой комнаты, мебель и самое главное стол на котором блестела россыпь разноцветных “камней”. Бартон Гросс сразу обратил внимание на игру света от этих драгоценностей, стоимость которых он даже не мог себе представить.

- Это... – самопроизвольно вырвалось у капитана, желая подтвердить свои предположения.

- Нет, это всего лишь стекло!

- Стекло? Что-то вроде горного хрусталя?

- Ну, что-то типа того, – уклончиво ответил Эл, не собираясь углубляться в подробности.

Устроившись на своей кровати, он предложил гостю сесть на единственный стул за столом и при желании полюбоваться плодами неудачных проб и ошибок.

- У меня появился ряд вопросов, и я счел, что вы сможете помочь мне в них разобраться.

- Конечно, спрашивайте! – завороженный отблеском пламени в полупрозрачных “камнях”, согласился Бартон.

- Вы не знаете, как был построен этот замок, ведь в округе совершенно нет материала для его строительства?

Эл сел поудобнее и уперся локтями в колени, ожидая от собеседника подробного ответа.

- Из того, что я слышал, где-то здесь очень давно была каменоломня, оттуда и привозили камень для строительства. Где она находилась, и что с ней стало мне не известно, это действительно было очень давно.

- Хорошо, а почему построили именно здесь? Разве не лучше было поближе к лесу или к горам?

Со стратегической точки зрения расположение замка возможно и было неплохим, но с точки зрения всего остального вызывало у Эла одни лишь вопросы.

- Ну, во-первых, из-за реки! В этом месте самый широкий ее участок, и переплыть на эту сторону, оставшись незамеченным, сложнее всего. А во-вторых, здесь не всегда была равнина, просто за несколько десятков лет все деревья в округе были вырублены для нужд замка, а засуха, как вы видите, не способствует их росту.

Это многое проясняло, но причиной разговора послужили совершенно другие далеко идущие планы.

- Капитан Бартон, а откуда бралось железо? Неужели в этом замке не было кузнецов? Или может хотя бы в деревнях графства?

Бартон Гросс понимающе поглядел на доверенного человека господина, еще раз бросил взгляд на блестящие “камни” и глубоко вздохнув, ответил, поправляя перчатку на левой руке.

- В замке никогда не было своего кузнеца, хотя я неоднократно говорил об этом его сиятельству графу Себастьяну, о необходимости кузни на территории для военных нужд, но как видите..., – перестав теребить перчатку, он снова поглядел на собеседника: – А в деревнях раньше были, но если не ошибаюсь, сейчас только в одной остался кузнец, в остальных всех мужчин призвали на королевскую службу, и что с ними сейчас одному богу известно. Того мастера не забрали лишь благодаря его возрасту, хотя мужик не слабый для своих лет. Последний раз я виделся с ним чуть больше года назад, когда был там по поручению графа.

- А железо? – выдохнул Эл, надеясь получить позитивный ответ.

- Железа своего нет! – разведя руки в сожалеющем жесте, ответил капитан. – В мирное время его всегда выменивали у торговцев, сейчас же его взять негде.

“Не ну какая же клоака а... – взявшись рукой за голову, выругался Эл. – Кузнецов нет, камня нет, железа – разумеется, тоже! Ах да, еды тоже нет, кроме скудных речных даров. Я мяса хочу! – чуть не ударив кулаком по ноге, мысленно рявкнул он, лихорадочно соображая как выправить сложившееся положение. – В будущем нагрянут королевские войска, после того как доложат о захвате неизвестным лицом графства Рокшер, но до этого надо еще дожить. Сейчас война идет не на этой стороне королевства и у меня есть еще в запасе время. Однако, полагаться только на свое оружие недальновидно, и даже опрометчиво. Зарядов хватит ненадолго, а трехметровый частокол от длительной осады не спасет. Каменная стена в приоритете, если я раньше не сдохну от рыбной диеты, хотя этот вон, – кинув быстрый взгляд на Бартона Гросса, – ничего, не жалуется. Опять же, не знаю как у них тут с иммунитетом, но я, при их нынешней гигиене могу слечь очень быстро, так и не дождавшись гостей. Удивляюсь, что этого еще не произошло, из того, что я сегодня узнал. Может все-таки повариха моет руки перед готовкой? Не, к черту, нужна канализация, нужно железо, нужны кузнецы, чтобы выплавить железо, а трубы я уже сам сварю. Нужны люди...”

- Господин Али, с вами все хорошо? Вы что-то неважно выглядите!

Собравшись, Эл встал с кровати и стал мерить комнату шагами.

- Выделите гонца и прямо сейчас отправляйте его в деревню, где живет этот ваш кузнец. Пусть передаст сообщение, чтобы тот прибыл вместе со старостой в замок для разговора. Выделите солдат для обучения вновь прибывших ратному делу, чтобы не слонялись без дела. Проинформируйте своих подчиненных, пусть не лезут на рожон и всячески стараются избегать провоцирующих разговоров. Я видел в погребе несколько бочек, не знаю что там, но наверняка это поможет для налаживания отношений. Разрешаю взять одну.

- Это... поможет! Но вы не боитесь, что этой ночью мы останемся без дозора?

- Пора мальчишкам почувствовать себя мужчинами, пусть заменят сегодняшний караул. Не смотрите на меня так капитан, – оборвав игру в гляделки, воскликнул Эл, – сегодня нам нечего опасаться, а для ребят это будет опыт. Заодно и проверим, кто из них самый ответственный... и да, приобщите к этому делу свою подопечную!

- Мою подопечную? – удивился Бартон, от того как это прозвучала из уст того, кто сам ежедневно тренирует и учит девочку.

- Нашу, – поправился Эл. – Ей это пойдет на пользу.

Заметив грязь на полу, оставленную сапогами капитана, хозяин комнаты подумал о генеральной уборке, а затем, приблизившись к окну, распахнул прикрытые перед уходом ставни, впуская в помещение дневной свет и прохладный воздух.

“Давно пора это было сделать!”

- Это все?! – поднимаясь со своего места, поинтересовался Бартон, прежде чем отправиться выполнять распоряжения. Ему понравился подход к делу этого человека, и он даже немного проникся к нему уважением.

- Почти! К вечернему гулянию обязательно пригласите Орктикуса Грэя! Мне кажется, наш гость слишком долго не выходит из своей комнаты.

Для многих атаман степняков так и остался врагом, потому законно последовал вопрос.

- Зачем?

- Ничто так не сближает как совместная работа и пьянка. Сегодня пусть все отдохнут, а завтра как придут в себя, назначь людей для расширения конюшни...

Эл повернулся спиной к капитану и выглянул в окно, всматриваясь в даль другого берега.

Бартон Гросс решил, что разговор окончен и, развернувшись, направился к двери, но у порога снова остановился, чтобы еще раз взглянуть на чужеземца.

Он вынужден был служить новому господину против воли, проиграв поединок, который сам себе навязал; выполнять распоряжения южанина, возненавидев его в первую же встречу. Но постепенно Бартон приходил к мнению, что нынешнее правление во много раз лучше избалованного и истеричного графа.

- Ах да, – окликнул Эл, застав капитана стоящим у двери, – чуть не забыл. После того как с телеги все заберут, отправь несколько слуг к лесу, возможно, нам оставили “гостинец”. А также пусть Сая сегодня принесет обед нашему молодому хикикомори.

- Кому?

- Затворнику. Барону Дариону Ван Боргу! Я..., точнее Господин Эл, хотел, чтобы эти дети нашли общий язык.

- Понял!

Поклонившись, капитан вышел вон, оставив господина наедине с собой. Эл еще немного помечтал, прежде чем занять место ушедшего гостя и снова вернуться к делу, от которого его оторвали утром. Вечером ему еще предстоял поход по туннелю, через который шпион проник в замок, и по нему же он собирался отнести его труп назад, а потому не стал впустую тратить время.

Выйдя на улицу, Бартон первым делом выискал бесцельно шаркающих личностей и парочке из них отвесил пендалей для разрядки атмосферы. Кухарки к этому времени уже потихоньку созывали к столу на кухню, где обычно кушали все жители замка, за некоторым исключением.

Обед протекал в три этапа. Сначала ели солдаты незадействованные в охране стен, так как тем еду приносили сразу к месту караула. Затем трапезничала прислуга, а только потому уже дети и подростки.

Бартон посмотрел на двух молодых девушек из числа бывших невольниц обходящих солдат в новых темно зеленых платьях прислуги. Держались они беспокойно, но старались не показывать виду перед бородатыми вояками, хотя это у них не всегда получалось. Лица их были достаточно милые, но Бартон отдернул себя от дурацких мыслей и переключился на данное ему поручение.

Сая по-прежнему находилась на своем тренировочном месте, продолжая отрабатывать серию наступательных ударов. С виду это получалось у нее достаточно неплохо, но сейчас было не до оценки ее навыков, да и время обеда уже наступило. Пусть молодой барон находился в статусе бесполезного гостя, но ставить его ниже прислуги никто не собирался.

- Молодец! – тихо, насколько это было возможным, подойдя со спины к своей ученицы, похвалил ее наставник. От неожиданности девочка дернулась и с вытянутой палкой резко повернулась в его сторону. Если бы она в руках держала настоящий меч, то однозначно бы отрубила что-нибудь своему учителю, а так он лишь небрежно отмахнулся от ее удара, уведя палку в сторону.

- Ой! Простите, – вмиг поклонившись, проблеяла девочка. – Я случайно!

- Не бери в голову. Я только что разговаривал с господином Али, и он просил напомнить тебе о просьбе нашего Господина. Сейчас время обедни и будет лучшим, если молодому барону еду принесешь ты!

- А... Молодому барону?

Вот тут Сая на самом деле опешила. Прожив всю жизнь в бедном доме простой крестьянской семьи, она не представляла себе как ей держаться перед аристократом, а тем более выполнить поручение своего господина – стать гостю другом. Если бы речь шла о ком-то равном ее положению, то с этим бы она наверняка справилась на ура, но когда ее целью оказался барон, ей стало страшно показаться перед ним невеждой и тем самым провалить свое задание.

- Ты чего так побледнела?

- Это... я...

- Он тебе не сказал? – удивился капитан, догадавшись о смятениях девочки.

- Нет... он только сказал, чтобы я нашла с ним общий язык! Я не знала... что он барон... – грустно повесив голову, ответила Сая, глядя на свои укороченные сапоги.

- Хм...., – задумчиво протянул Бартон, почесывая черную как смоль бороду, оглядывая тощую фигуру подопечной. – Если бы вы были с ним на тройку лет постарше, то я бы сказал что нет причин для беспокойства... Знаешь, пусть тот к кому ты пойдешь и барон, но как я уже успел заметить, для Господина Эла ты тоже не абы кто. Если он поручил тебе это задание, значит, уверен, ты с ним справишься. Просто будь собой и веди себя как всегда!

На сурового начальника гарнизона, выказывать моральную поддержку ребенку, это было не похоже. Он и сам не знал, зачем тратил время на все эти разговоры, но слушать после этого благодарность девочки было до глупости приятно.

Первым делом Сая забежала к себе в комнату переодеться в единственное платье, полученное еще в уездном селе. Наспех причесав растрепанные после тренировки волосы, она с грустью вспомнила о ссоре с Мирой и пожалела, что ее сейчас не было рядом. Так бы девушка наверняка помогла ей сделать красивую прическу.

Закончив прихорашиваться, она побежала прямиком на кухню где попала под недобрые взгляды орудующих ложками солдат. Время обеда детей еще не подошло, и их удивление ее присутствия здесь было обоснованным. Но помощница главной кухарки еще час назад была поставлена в известность, и тут же взяла девочку в оборот, отведя, как она посчитала, новую прислугу гостя в соседнее помещение, где и вручила бронзовый поднос с вкусно пахнущими яствами. Сая не сдержала тяжелого глотка, от скопившейся во рту слюны от такого разнообразия в столь бедное время. Сама она еще не обедала, а тут прямо в руки сунули такое искушение. Полная служанка видать заметила голодные глаза девочки и на всякий случай погрозила ей перед носом пальцем, прежде чем выставить ее за дверь.

Поднимаясь на второй этаж, Сая осторожно удерживала поднос, ловко балансируя на кривых ступеньках. Руки после тренировок болели, но уже не так как после первых дней занятий, и вес ее ноши не казался ей таким уж тяжелым.

Перед входом в комнату гостя она оказалась спустя пять минут, не решаясь постучать в дверь.

“О чем я должна с ним говорить? Я ведь не могу просто отдать еду и уйти, мне нужно как-то с ним подружиться... но как? Что я должна ему сказать?” – уверенность, с которой она обещала выполнить просьбу господина, стала куда-то отползать в уголок, и неизвестно, сколько бы она еще так стояла в смятении, таращась на запертую дверь, если бы ее не открыли изнутри.

Полминуты мальчик и девочка молча разглядывали друг друга. Сая – нерешительно, барон Дарион Ван Борг – с любопытством.

- Я... меня... Я принесла вам обед! – наконец-то пояснила она, о цели своего визита.

Молодой барон отличался от всех мальчиков, которых ей когда-либо доводилось видеть. Светлые, местами вьющиеся в кудри волосы на овальном лице; живые, без тени высокомерия зеленые глаза, что было несвойственно для аристократа, и чистая без единого изъяна белая кожа. Лицо было запоминающимся, и даже простая одежда на нем, ничем не отличающаяся от одеяния слуг, не могла затмить его особенности перед другими детьми.

- Пожалуйста, проходи! – ответил ей приятный тихий голос.

Дарион ушел с порога, одной рукой держась за ручку двери, а второй делая приглашающий жест. Сая не стала заставлять молодого аристократа ждать и прошла в комнату, после чего осторожно поставила поднос с едой на деревянный резной комод. Вроде бы на этом ее обязанность как служанки должна была быть окончена, и девочке полагалось с поклоном покинуть покои барона, вот только сделать она так не могла, но и явного предлога на ум тоже не приходило. Пятисекундное молчание, то время, на которое она зависла в нерешительности, нарушил сам Дарион, избавив тем самым девочку от лишних волнений.

- Я тебя знаю! – закрыв за ней дверь, пресекая путь к отступлению, заявил он, глядя своими зелеными глазами ей в лицо.

- Простите... я не думаю, что мы могли с вами видеться. Иначе бы я вас обязательно запомнила!

Неизвестно, был ли это от нее комплимент или нет, но после этих слов Дарион не смог удержать свой взгляд, и отвел его в сторону, направившись к закрытому окну. Света в комнате вполне хватало, но мальчик все равно распахнул деревянные створки настежь, впуская свежий воздух и открывая вид во двор.

- Я много раз наблюдал отсюда за твоими тренировками. И должен сказать, очень впечатлен!

- Спасибо! – искренне поблагодарила Сая за похвалу. Только капитан изредка удостаивал ее похвалой об улучшении ее достижений, в то время как от скупого на добрые слова господина Али она этого никогда и не ждала, но услышать от постороннего, что тот впечатлен, для нее многое значило.

- К сожалению, мне никогда не давалась эта наука...

- А вам бы хотелось? – сама не зная, откуда взялась эта смелость, поинтересовалась Сая.

Не мешкая с ответом, Дарион оторвался от созерцания дежуривших на стене стражей и повернулся в ее сторону.

- Да!

Глаза девочки оживились, а на лице появилась едва заметная счастливая улыбка.

- Уверена, если я попрошу Господина Эла, чтобы капитан Бартон взял себе еще одного ученика, он не откажет...

- Кстати по поводу твоего господина... – Дарион на пару секунд задумался, подбирая слова, после чего продолжил: – С момента как я у него “гощу”, он ни разу не позвал за мной. Со мной разговаривал только ваш капитан, и то я смутно могу вспомнить ту беседу. С того момента мне стало намного лучше, но честь барона не позволяет мне как “гостю” навязывать хозяину свое общение. Потому... не могла бы ты... напомнить ему обо мне?

Сая и представить себе не могла, что у аристократов бывают такие заморочки, потому постаралась скорее найти оправдание действию своего господина.

- Поверьте, мой Господин ни в коем случае не забывал про вас, думаю, здесь есть место недоразумению, или скорее даже множество навалившихся дел.

- Да, дел у него и вправду много, – вспоминая о своем освобождении, пригнанных рабах и атаке графа Себастьяна, покорно согласился мальчик. – Ну, раз так, – подняв голову и сделав пару шагов к столу, – тогда я подожду столько, сколько этого потребуется!

- Барон...

- Меня зовут Дарион! Дарион Ван Борг!

- Ох, простите. Меня зовут Сая!

- Вот и познакомились! – лучезарно улыбнулся мальчик, подойдя к девочке почти вплотную, остановившись у края подноса.

Залюбовавшись его приветливым лицом, Сая совсем забыла, что хотела сказать но, посчитав первую встречу вполне удавшейся, решила оставить молодого гостя, так как ее желудок предательски заурчал.

- Барон Дарион, позвольте мне откланяться!

Постаравшись сделать правильный книксен, видя однажды, как делали это служанки, Сая повернулась, чтобы уйти, но резкий, даже чуть громкий голос, остановил ее.

- Постой!

Девочка снова повернулась в его сторону, непонимающе застыв на месте, ожидая продолжения.

- Знаешь... на самом деле я не очень люблю обедать в одиночестве... если у тебя нет срочных дел, не могла бы ты остаться и составить мне компанию? Еды здесь вполне хватит на нас двоих?!

Желудок возликовал, и ребенок поблагодарил бога за благосклонность, хотя он тут был совершенно не причем. Повариха за час до этого получила от Эла в образе Али четкие инструкции относительно сегодняшнего меню молодого барона, потому тяжесть снести на подносе, была отнюдь не случайной.

День пролетел незаметно, а вечером Эла ждал приятный сюрприз. Слуги приволокли телегу до отвала набитую камнями, и как бы между этим, господин наградил всех щедрым подарком, выделив по такому случаю бочонок хорошего пива, разрешая устроить гулянку допоздна.

Сая и все остальные кто тренировался днем, были предупреждены о намечающемся дежурстве, представленным как: “акт вступления во взрослую жизнь”. Им даже выдали настоящие мечи в ночь караула, разбив дежурных на три пары.

С девчонкой в паре стоять никто не захотел, но как старший, Рик взял на себя ответственность за ее присмотр. Именно так это все видели в своем представлении, а к ночи началась гульба. Благо, что предусмотрительно колюще режущие предметы на этот вечер убрали в оружейную, оставив мечи только “ночному караулу” и капитану. Даже ветерана попросили отдать свое оружие.

Глупо было разоружать свою гвардию? Глупо было ставить детей на стену? Может быть. Но людям нужно было расслабиться от отхлынувшей угрозы, им нужно было сплотиться, ну а пьяная драка это дело житейское. А в качестве подстраховки Эл решил лечь только после праздника, когда все утихомирятся и разбредутся по своим углам.

Набравшись, разве что не до поросячьего визга, Орктикус Грэй оправдал все ожидания Эла и вступил в потасовку с одним из солдат капитана Бартона, поставив тому смачный фингал. Возможно, этим бы все и закончилось, но кто-то из его друзей выкрикнул: “наших бьют”, – и мордобой пошел по рядам. Самых ярых активистов движения Бартон Гросс усмирял лично, остальные же вдоволь наслаждались выплеском накопившегося напряжения. Бывшие рабы смогли позволить себе дать в ухо шандалийскому солдату, не опасаясь при этом быть повешенными, а те в свою очередь помериться силушкой с воинами степи. Когда казалось, что мордобой мог вылиться во что-то более серьезное, на общем столе как по мановению волшебной палочки появлялся еще один небольшой бочонок, и все внимание разгорячившихся людей переходило к нему.

Так и проходила пьянка до глубокой ночи, пока не вырубился последний из участников застолья. Кажется, им был один из воинов Орктикуса Грэя.

Сая бродила из стороны в сторону, меряя шагами расстояние между столбами, а Рик в это время сидел недалеко на корточках, прислонившись спиной к бревнам частокола пытаясь отлавливать пролетающих мимо светлячков, потихоньку потягивая пиво из деревянной кружки. Пьянка закончилась пару часов назад, и до смены им осталось еще столько же.

- Сая, тебе не надоело?

- Что? – непонимающе поглядела девочка в сторону юноши, сжимавшего между ногами меч. Он так и не убрал его в ножны, после того как капитан вручил ему в руки холодный клинок.

- Ты правда думаешь, что что-то может случиться?! Поверь мне, если бы капитан Бартон допускал хоть малейшую возможность этого, нас бы тут не было. Просто нам дали почувствовать себя в шкуре взрослых, – нравоучительно отметил парень, делая очередной глоток.

- Нам доверили ответственное дело! – возразила Сая, не согласившись с мнением своего постоянного соперника. – Мы должны быть более бдительными!

Рик впервые выпустил меч, положив его на землю. Резко поднявшись, он схватил проходившую мимо напарницу за руку и потянул ее на себя.

- Что ты... – чуть не крикнула Сая, удивившись своему голосу, падая юноше на колени. – Ты... ты что пьян?

- Немного!

Опустившись вместе с ней, Рик поднял руку вверх, указательным пальцем целясь в чистое небо. Его лицо оставалось непроницаемым, словно все так и должно быть.

- Смотри!

Сая растерялась и на секунду замерла, остановив свой взгляд на его губах, но все же поглядела вверх, куда показывал юноша.

- Что? – широко раскрыв глаза, непонимающе спросила она но, уже не вырываясь из его объятий. Рик ослабил хватку, хотя руку с талии девочки так и не убрал.

- Звезды! – прокомментировал он, встретившись с ней глазами. – Разве они не прекрасны?!

Небо было темным, но мириады крошечных точек создавали иллюзию света, и это было красиво.

- Да... пожалуй... – задумавшись над ответом, ответила девочка.

- Ты тоже похожа на одну из них! – прошептал он. – Такая же маленькая и светящаяся когда улыбаешься!

- А? – опешила Сая от такой прямолинейности, и чуть не прозевала момент, когда Рик попытался коснуться губами ее губ.

Ловко извернувшись, освобождаясь из объятий юноши, девочка поспешила отойти в сторону, добрым словом поминая господина Али, за его тренировки.

- Чего ты боишься? – с вопросом, лицо Рика изменилось. Улыбка пропала, а глаза смотрели на нее как на дуру, упустившую золотую рыбку. – С этой ночи мы стали взрослые, так почему же не делать то, что делают взрослые?!

- О чем ты? – сделав еще шаг назад, одной рукой тянясь к ножнам.

- Не будь дурой!

Теперь перед ней стоял не тот светлый юноша, который благородно сдерживал себя на тренировках, сейчас ей в глаза смотрел коршун, нашедший себе кролика.

- Рик, давай закончим этот разговор. Он мне не нравится!

- А мне наоборот, очень даже, – послав ей наглую улыбку, Рик направился в ее сторону. Оставив меч на земле, он был безоружен, но намерения от этого у него не стали светлее.

Сая без промедления достала свой меч, целясь в грудь приближающемуся напарнику. Это был не полуторный меч, каким пытался ее напугать капитан Бартон, всучив ей в руки при первой их встрече. На дежурство каждому был вручен короткий солдатский меч, и если бы не его длина, его можно было спутать с ножом.

- Рик, стой, где стоишь!

- Ты чего? Испугалась? – подняв руки но, не остановившись, изумился юноша. – Сая, я не сделаю тебе ничего плохого. Поверь! Это только поначалу больно, а потом только хорошо...

- Не подходи! – уже повысив тон, снова предупредила она.

- Да не сопротивляйся же ты, девчонка...

Но, понадеявшись на свою скорость, отводя девичью руку, сжимающую меч, Рик не уследил за ногой напарницы, которая впечатала его мужское достоинство до самого основания.

- Ааа... – пропел юноша сиплым голосом, сжимая Саю за вторую ногу и медленно оседая вниз, пока полностью не оказался на земле, скрючившись в позе эмбриона.

- Рик... прости, – опускаясь рядом, пожалела она напарника, глядя на его страдания, – я не хотела, честно!

- Ты такая же, как Мира! – шипяще выплюнул юноша, полностью преобразившись в лице. От вчерашнего Рика не осталось и следа. Пропал тот парень, что украдкой поглядывал на нее все это время, теперь перед ней лежала змея, шипящая и желающая ужалить побольнее. Она не знала, почему ее сравнили с бывшей подругой, но ей это не понравилось.

Опустив меч, Сая поднялась с корточек и молча ушла, покинув пост и оставив парня одного. Девичьи эмоции хлынули через край, и она поспешила спрятаться в своей комнате. Еще одна иллюзия рассыпалась как карточный домик, убеждая ребенка в уродливости окружающего мира, но на фоне всего, лишь господин оставался неизменным.

Стоя за опорной балкой удерживающей деревянный помост частокола, Эл тихо наблюдал за происходящим, собираясь вмешаться только в крайнем случае. Фигуры были слабо различимы, но ему этого и не требовалось, он слышал голоса и отчетливо знал, кто в паре дежурили первыми.

При разговоре с капитаном, тот упомянул про молодого человека по имени Рик, и ему было интересно понаблюдать за развивающимися отношениями между детьми, но такого поворота он не ожидал.

“О, что за дикие нравы” – подумал Эл, когда сцена романтики обернулась столь неприятным моментом, но его вмешательства в данном случае не потребовалось.

Рик поднялся на ноги и сплюнул на землю в след скрывающейся в дверях замка напарнице. Оглядевшись по сторонам и убедившись, что за ними никто не подсматривал, юноша вернулся на свое место, где остался лежать его меч, а тем временем сторонний наблюдатель скрылся вслед за ушедшей девочкой.

На утренней тренировке Сая была хмурой, но все требования своего учителя выполняла беспрекословно.

- Чего такая серьезная?

- Не выспалась! – буркнула Сая, витая где-то далеко в своих мыслях.

- Со следующего месяца начнем рукопашный бой!

Эл не смотрел в сторону подопечной, продолжая делать растяжку. Воздух был прохладным и он наслаждался свежестью утра, даже не заметив, что девочка остановилась и начала сверлить ему дырку в спине.

- Я думала...

- Что я только плясать по утрам умею?

- Да! – виновато потупив глазки, тихо прошептала она.

- Что бы ты так не думала, пару приемов покажу тебе прямо сейчас, – подойдя к стойке с тренировочным оружием, Эл взял первую попавшуюся палку и кинул в сторону ученицы.

Сая сочла, что это еще одна проверка и побежала вперед, успев словить жердь почти у самой земли. Выпрямившись, она довольно взглянула на учителя, ожидая от него каких-либо слов, но тот совершенно никак не отреагировал, или хорошо спрятал эмоции под маской равнодушия.

- А вам?

- Мне не нужно. Я – это ты, а ты – это Рик. Нападай!

“Что, что он задумал? Почему Рик, он видел меня вчера вечером? Он что, следил за мной?”.

Мысли пронеслись со скоростью света, прежде чем она приняла атакующую стойку. Сая никак не показала своего волнения, на сказанные слова. Вспомнив вчерашний эпизод, обида снова закралась в сердце, и она поступила так, как предложил ей господин Али. Она приготовилась к нападению.

Представив, что перед ней совершенной другой человек, Сая решила провести обманный выпад, которому научил е капитан Бартон на предыдущем занятии. С помощью такого трюка, ее наставник обещал безоговорочную победу над нынешними соперниками, но с опытным воином такой финт вряд ли пройдет. Но кем в данном случае был господин Али? Она никогда не видела его в деле.

Глубоко вздохнув, Сая стремительно бросилась вперед.

- Господин Али! Господин Али! – раздался голос со стороны.

- А? – и вместе с этим звуком вырвалось: – гхе...

Толчок твердой палкой пришелся прямо в бок, и если бы сила удара была больше, то одним ребром стало бы меньше. Согнувшись и выпустив воздух из легких, Эл сумел устоять на ногах, но на минуту потерял способность членораздельно изъясняться.

Все это время среди присутствующих стояла тишина, ожидая праведного гнева господина.

- Господин Али, – голос Саи дрожал, но в такой ситуации требовалось что-то сказать, – я не хотела!

- Еще как хотела! – вымучено выдавил он из себя, поднимаясь с земли, но для девочки его слова показались упреком.

“Господин Али – правая рука Господина Эла, и я посмела ударить его, поддавшись гневу, когда он отвлекся и был безоружным...”

Сая не думала, что в случившемся есть хоть капля вины Бата, так не вовремя появившегося и помешавшего их тренировке. Прежде чем она решила отбросить палку, и просить господина о прощении, даже если придется ползать перед ним на коленях, ее учитель, как ни в чем небывало, уже совершенно спокойным голосовом произнес:

- Сам виноват, заслужил! Ладно, на сегодня все! Можешь идти к себе.

Бат стоял в пяти шагах, не решаясь подойти, и молча наблюдал со стороны, ожидая, что девчонке сейчас влетит, но ничего интересного не произошло.

Получив дозволение уйти, Сая еще раз поклонилась, виновато пряча глаза и не поднимая головы, молча прошествовала мимо начальника склада.

- Бат ты чего хотел?

За время появления Эла в образе господина Али он уже многих приучил к своей манере общения, однако были и те, кто остался приверженцем жизненных привычек.

- Господин Али, время раннее и я не хотел тревожить Господина Эла, но... – подойдя ближе, начала Бат, но его тут же прервали, не дав закончить свою мысль.

- И правильно сделал! Молодец! Не забывай, со всеми своими вопросами обращайся ко мне, и если у меня в таких случаях появляются сомнения как лучше поступить, я делюсь ими с Господином. И остальным передай, пусть не забывают. Сейчас у нашего хозяина есть другие немаловажные дела! – сделав паузу, Эл убрал руки за спину, оглядывая пустой двор. – Так что случилось?

Не мешая начальнику любоваться грязью на земле, Бат не сразу сообразил, что обращение было к нему. Прочистив горло, якобы что-то помешало ему с незамедлительным ответом, кладовщик перешел к сути дела:

- Господин Али, я хотел доложить, что с появлением... э... новых жителей, наших запасов еды не хватит на эту зиму. К этому неприятному выводу я пришел после вчерашней ревизии, и если честно, я не знаю что делать!

Эл еще раз поглядел на Бата, некогда бывшего глуповатого, как он когда-то его оценил, разбойника. А ведь он не задумывался о таких вещах, решив, что если рядом есть река, то еды хватит на всех и вся, а вот глуповатый разбойник задумался.

Но если есть река, то почему тогда голодают жители деревень? Да она для них не близка, но все же? Да даже семья Саи и то умирала с голоду, при последнем его посещении и это наводило на мысли.

- Ты молодец Бат! И я это говорю на полном серьезе. Я рад, что наш Господин назначил тебя начальником склада, а не кого-то другого.

От этих похвальных слов Бат разве что грудь вперед не выпятил, с трудом сдерживая довольную ухмылку, но слова не сказал.

- Пойдем ко мне в комнату попробуем вместе найти выход из сложившегося положения.

И они пошли, и разговор их был долгим.

Река, как лес и земля, на которой выращивали злаки, являлась собственностью графа, и любой, кто занимался рыболовством или охотой обязан был отдавать пятую часть всей добычи. Но за время войны леса обеднели, а рыбы в реке становилось все меньше и мельче. С каждым годом еды становилось катастрофически мало.

Чтобы пережить наступающую зиму, имея в гарнизоне пятьдесят воинов, граф Себастьян обложил крестьян неподъемными налогами, совершая рейды, словно разбойник, и забирая последние припасы людей. Человеком он был недальновидным и не задумывался о будущем подданных вне своего замка.

После налета степняков количество ртов изрядно убавилось, что позволяло протянуть зиму с нынешним количеством запасов, но после нового пополнения ситуация кардинально изменилась и Бат забил тревогу.

Когда Эл внимательно выслушал своего кладовщика, он надолго задумался.

“Как же я мог об этом не подумать, когда ставил задачу Марку. Какой из меня к черту организатор. В магазин тут сходить негде, и оптовой базы рядом нет, так что можно честно сказать – я попал, и попал по-крупному! Коней что ли жрать? Вон Жадина с Вонючкой уплетают за милую душу, почему бы и нам не попробовать? Не, не вариант, все равно не хватит. Б..., а где я корм для лошадей возьму? Твою мать, травы то уже не осталось, они все, что было в округе, уже сожрали за эту неделю, пока их выгуливали”.

Элу почудилось, что у него дежавю, вспомнив вчерашний разговор с Бартоном Гроссом, наблюдая, как Бат в точности как капитан созерцает разноцветные стекляшки лежащие у него на столе. Поглядев в сторону этой блестящей кучи, ему в голову пришла идея.

- Бат, после обеда набирай людей, вместе начнем копать яму!

- Какую яму? – не скрывая удивления в голосе, поинтересовался Бат, осмысливая то, что он сейчас услышал.

- Будем делать водяную ферму!

“Ну почему я в кружок парикмахеров пошел, а не агрономов”, – ругая себя за ошибки молодости, Эл параллельно думал, что можно было придумать и сделать еще.

Бат не понял, о какой водяной ферме пошла речь, но спорить не стал, ожидая продолжения, видя, как господин снова ушел в себя. Но все мысли Эла уходили в сторону Орктикуса Грэя и степняков. Если кто и мог помочь ему в данном вопросе, то только его люди. Такого союзника ни в коем случае нельзя было упускать.

- Нужны деньги!

- Это Вам Господин Али с Марком поговорить надо. Но боюсь, хорошего он ничего не скажет, – искренне опечалившись, покачивая головой, ответил собеседник, вспоминая пригоршню монет на ладони своего товарища. – Хотя с привезенных вами вчера трофеев наши финансы немного улучшились, но все же не сделали вас богачом.

- Когда будет кузнец, тогда будут и деньги! Но пока, не будем забегать далеко вперед. Для кузнеца придется отстроить хорошую кузницу, а для нее нужен камень.

Объем работы, который предстояло проделать в ближайшее время, поверг Эла в истерику. Идиотская улыбка безнадежно больного появилась на его лице, а в голове билась только одна мысль: “Как я это все сделаю?”

====== Часть 22 ======

Наступил конец месяца. Неделя выдалась теплой, и многое удалось сделать из того, что запланировал Эл.

Благодаря новой рабочей силе, конюшню удалось расширить в полтора раза, но часть стены пришлось разобрать. Эл самолично сделал разметку вокруг замка, намечая будущий ров в качестве временной меры защиты до тех пор, пока не отстроят новую стену взамен частокола. Этот же ров, он планировал использовать и как рыбную ферму.

По его плану узкая перегородка должна будет разделять реку и ров, окружающий территорию замка, чтобы в нем происходила постоянная циркуляция воды, и рыба не сдохла. Но пока это было только в проекте у него в голове. За прошедшие дни землю рыли всего лишь один раз, да и то не в том месте по ошибке хозяина.

Из ряда солдат и наемников были назначены охотники, каждое утро покидавшие стены замка и возвращавшиеся лишь под вечер принося с собой скромную добычу. Рыбакам в этом деле повезло больше, ведь река была совсем рядом, однако время они тратили не меньше, чтобы наполнить и принести на кухню корзину мелкой рыбешки.

Разбор частокола Эл решил совершать по частям и только после того, когда будет закончен ров, а до его завершения еще копать и копать. Земля была твердой, и это затрудняло работу, не говоря уже о нехватке лопат. В замке вообще было мало инструментов и это очень било по нервам, заставляя руководителя постоянно перераспределять людей. А когда еще что-нибудь ломалось, так Эл был готов выть на отсутствие кузнеца, радовало только, что все-таки пожилой мастер не помер и передал весточку через гонца, пообещав прибыть на разговор вместе со старостой.

Бывшие рабы на первый взгляд прижились. После совместной пьянки, на которой некоторым личностям подбили пару глаз, люди притерлись друг к другу, а совместный труд и надзор капитана Бартона не давал возможности для ненужной склоки. Проблемы были только с молодыми женщинами и девушками, на которых положил глазки его зам, пользуясь своим высоким положением.

Об этом он узнал неделю назад в вечер праздника после ужина когда, проходя мимо кухни, через неприкрытую дверь заметил двух новых девчонок, обнявшись, словно родные. Старшая, по всей видимости, пыталась в чем-то успокоить все время хмыкающую носом младшую, и он решил немного задержаться понаблюдать. Если у его людей нет смелости рассказать господину о своих проблемах, нет ничего плохого в том, что он узнает о них другим путем, пусть даже таким некрасивым.

- ...не плачь Мали, со мной ничего не случиться. Господин лишь хочет со мной поговорить, а когда я выслушаю его, то вернусь в нашу комнату. Ты мне веришь?

Элу сложно было разглядеть лица, но в тусклом освещении девушки показались ему симпатичными, намного привлекательней коренных жительниц замка, самой молодой из которых на вид было за полтинник, не считая детей.

- Ты обещаешь? – в голосе младшей слышался страх и надежда, и здесь не требовалось сложного оборудования, чтобы понять это.

- Обещаю! Вернусь, как только мы... поговорим!

В конце, голос девушки чуть дрогнул, и Элу стало очень интересно, кому это на ночь глядя захотелось пообщаться с молодой привлекательной девушкой и, особенно, на какую тему.

Не долго думая Эл распахнул дверь, заставив бывших рабынь вздрогнуть от резкого стука. Обернувшись в его сторону, они застыли как вкопанные, не зная чего ожидать от названного гостя.

- Вы знаете, кто я? – это был второй день пребывания новых жителей в замке, а точнее тот самый вечер глобальной попойки, и потому он не успел представиться всем как господин Али.

Девушки перепугались, и самым удивительным было то, что больше всего испугалась старшая, машинально закрывая спиной свою собеседницу.

- Простите Господин, мы уже уходим! – расторопно сделав поклон, девушка, не выпуская из руки ладонь своей подруги, сделала шаг ему на встречу, надеясь, что высокий мужчина не станет препятствовать их побегу из кухни, ведь выглядело это именно так.

- Меня зовут господин Али! – не спеша, представился Эл, стараясь говорить как можно спокойнее, плавно переходя на доверительный тон. – Я доверенный человек Господина Эла, которого, я надеюсь, вы уже знаете!

- Ох, извините нас Господин Али, мы еще не всех знаем в Вашем замке! – сделав акцент на слове “вашем”, девушка выпрямила плечи и гордо вскинула голову, бросая судьбе: “будь что будет”.

Эл смерил девицу пристальным оценивающим взглядом, задержав его на босых ногах новых жительниц. Если старшую он смог оглядеть с ног до головы, то со второй, стоявшей за ее спиной, этого проделать не удалось.

Девушки были вполне миловидными, и даже средневековый халат не смог в полной мере скрыть стройность их фигур. Не удивительно, что кто-то захотел воспользоваться своим служебным положением и провести с одной из таких девиц совместную ночь. По всей видимости, этот некто был не из робкого десятка, раз позволил себе попрать его прямое распоряжение относительно равноправия новых жителей.

Следовало наведаться в гости к этому смельчаку и пообщаться с ним тет-а-тет за закрытыми дверьми.

- Кажется, ты плохо слушала Господина Эла. Теперь этот замок такой же дом для тебя, как и для всех других.

- Да Господин!

- Будь добра отведи меня к своему ночному собеседнику. Ты ведь не будешь против, если я займу твое место?

Девушка не сразу сообразила то, что имел в виду этот высокий человек, а когда смекнула, возликовала в душе, представив себе картину этой “беседы”.

Наглецом оказался Марк, встретивший Эла в дверях в роскошном по меркам средневековья халате из личных вещей графа Себастьяна. По его лицу не трудно было догадаться, что он ожидал увидеть кого-то другого, но быстро собрался, натянув на лицо дружелюбную улыбку.

Разговор был не долгим, но познавательным и в какой-то мере поучительным. Но в основном же сводился к простому правилу: не подходить к девушке на расстояние пушечного выстрела, если она того не желает. Вопрос для Марка, что есть “пушечный выстрел”, остался открытым, но суть он понял.

В тот вечер Эл еще зашел в гости к начальнику склада выяснить о причине отсутствия у некоторых жителей обуви, но Бат оказался на удивление ответственней своего собрата и в том, что девушки оказались не обутыми, его прямой вины не было. Просто не хватило вещей, и он пообещал решить этот вопрос завтра с утра.

Как-то на неделе, проходя по коридору, Эл довольно отметил, что кладовщик сдержал свое слово, встретив на пути знакомую девушку, щеголявшую ему на встречу в новеньких сапожках. Она мило улыбнулась и, поклонившись, направилась дальше по своим делам.

Приятно было осознавать, что всем нашлось занятие по способностям.

В первой половине дня первого числа месяца стали прибывать повозки груженные камнями. Вот только тянули эти повозки не лошади, а люди с осунувшимися лицами.

Эл был зол на себя, вспомнив бедность деревни, при виде этой картины. Помыслить тогда о том, как будут доставлять ему новый налог до замка, он не соизволил.

Бартон Гросс в это время как обычно тренировал свою ученицу, отрабатывая с ней простые техники защиты и нападения. С палкой она делала это достаточно проворно, в отличие от мальчиков, но как только он пробовал дать ей в руки настоящий меч, а не солдатский коротыш, все старания переходили на “нет”. Это еще больше утверждало его в мысли, что военное дело не для женщин, но господин Али был непреклонен в этом вопросе, каждый раз, когда он пытался затронуть эту тему.

- Капитан Бартон!

Услышав свое имя, начальник гарнизона повернулся, чтобы поприветствовать приближающегося к нему человека, к которому он с недавних пор проникся уважением.

- Господин Али! Чем могу быть полезен?

- Здравствуйте Господин Али! – поддакнула Сая, стоявшая в стороне.

Она не знала, что непочтительно влезать в разговор двух уважаемых людей, тем более простолюдину, но на удивление Бартона, господин Али мало того, что не проигнорировал ее, так еще и поприветствовал словно родную.

- Привет мелкая! – потеребив девочку по волосам, вызвав у той довольную улыбку, Эл снова перекинулся на ее учителя. – Капитан, к воротам подходят телеги. Прибывших людей накормить, чем найдете. Груз высыпать снаружи, а после того как прибудет последний старейшина, собери их всех и бегом ко мне на совещание. Это все! Пока можете продолжать.

Эл ушел сразу же, как только озвучил распоряжение. Несколько пар глаз внимательно проводили его, пока он не скрылся в дверях замка, а одна недовольная особа прокомментировала:

- И этот туда же! Что у этой девчонки есть, чего нет у меня? Почему к ней все так внимательны а? – повернувшись в сторону своего сверстника, поинтересовалась Мира.

Рик молчал, не спеша делиться своими соображениями. Еще не угасла обида от подлого удара худой девчонки, которую попросила соблазнить его старая подруга. Он всегда был уверен в своей внешности и с легкостью согласился на этот шаг, при том, что сам был не против завести себе подружку, смирившись с невозможностью заполучить Мирку.

Девушка давно уготовила себе роль возлюбленной графа и метила себя на высокое место. Об этом разве что почивший граф Себастьян не знал, но со сменой владельца графства Рокшер, многое изменилось. Теперь новой мишенью молодой обольстительницы стал доверенный помощник нового хозяина, так как сам хозяин замка вызывал очень большие опасения, и не только у нее.

Не дождавшись ответа, девушка фыркнула и оставила место тренировки юношей, собираясь излить душу кому-нибудь другому, к примеру, помощнице поварихи. В последнее время она стала находить, что ей приятно общение с этой полноватой женщиной и испытывала к ней дружелюбные чувства.

Заседание за “круглым” столом устроили только после обеда в тронном зале, куда для этого дела приволокли мебель из кухни. Прибывшие дряхлые старики остались очень довольны оказанным им вниманием со стороны нового господина. После длительного перехода их не заставили выгружать груз, а сразу повели на кухню где угостили по меркам хозяина скромным, а по меркам крестьян царским обедом, что, несомненно, добавило плюсик в копилку уважения.

Тиберий ожидал, что разговор будет вести сам господин Эл, ожидая вновь увидеть величественного рыцаря-мага, но вышел к ним не менее высокий молодой мужчина, представившись просто как Али. Окружающим сложно было поверить, что в столь молодом возрасте ему доверили пост доверенного человека господина и вести дела от его имени, но присутствие рядом небезызвестного воина Бартона Гросса, отбили нагнетающие сомнения. Озадачивало только присутствие за столом незнакомого человека, одежды которого походили на иноземного торговца.

Первым слово взял старший по положению.

- Для начала, хотел бы поблагодарить всех присутствующих, что смогли прийти сюда!

- Как же мы могли отказаться?! – утвердительно ответил один из старейшин, бровь которого украшал давнишний шрам.

- Ну, предлог всегда найти можно! Но не будем отвлекаться, – почесав щеку, Эл опустился на треножный стул, оглядывая присутствующих. – Я собрал вас для того, чтобы поставить всех в известность о заключенном нами союзе со степным народом. Человек что сидит рядом со мной, их вождь – Орктикус Грэй! – все собравшиеся и делавшие вид до этого, что не замечают присутствие незнакомца, устремили все внимание на него. Орктикус учтиво поднялся с места и сделал церемониальный поклон, прижимая кулак к груди. – Но не со всеми степняками, а только с его племенем, – продолжил Эл, наблюдая, как окружающие меняются в лице и, пресекая возникшие у них вопросы: – Степняки были врагами графа Себастьяна, но не моего господина, и лучшим решением для нас иметь таких людей в друзьях, чем таких грозных воинов под боком, – одобрительные кивки послужили ему ответом, и лишь тот, о чьем народе сейчас говорили, не стал обольщаться красноречивыми словами. – Со дня на день мы ожидаем прибытие соплеменников атамана Орктикуса Грэй, после чего вместе договоримся о торговых отношениях. Прошу вас к тому моменту составить список необходимых вещей: скота, продовольствия и так далее, для того чтобы ваши деревни смогли пережить надвигающуюся зиму! Я не утверждаю, что ваши запросы удастся своевременно удовлетворить, но мы постараемся сделать все возможное, чтобы выполнить их в полном объеме.

Старейшины не находили слов, чтобы задать уточняющие вопросы, так как услышанное выходило за грань их понимания, и все сказанное воспринялось ими как злая шутка, но только не для Тиберия, который имел счастье воочию видеть силу и справедливость господина Эла.

- Господин Али, – начал он, – а что вы собираетесь предоставить взамен ... эээ... новым союзникам? Как нам известно, степной народ интересуется разве что золотом и рабами, а Рокшер графство бедное, или вы нашли тайник с золотом?

- Ну, – почесав нос, задумался Эл, – можно сказать и так!

Запустив руку в карман, он сгреб в кулак все стекляшки и выложил их в центр стола, давая время гостям рассмотреть блестяшки. Все неудачные мутные образцы остались у него в комнате, а то, что удалось на славу, сейчас сверкало разными цветами и оттенками, соблазняя своим видом присутствующих.

Получить пусть не совсем идеальное, но прозрачное стекло ему помогло добавление цветочной золы в расплавленный песок. А вот с цветами пришлось изрядно помучиться, экспериментируя с добавлениями оксида железа, ржавчины и меди, получая, таким образом, оранжевые и красноватые оттенки помимо полупрозрачного белого.

- Господи, – воскликнул один из старейшин, и даже Орктикус Грэй не сдержал восторженного звука, – это алмазы?

- Нет, это стекло...

- Что это?

- Ну...

И тут Эл задумался. Если рассказать им сейчас, что стекло это просто расплавленный песок, то его цена будет явно занижена, потому вождю степняков не обязательно знать, откуда оно берется. Пусть думает, что это более хрупкие сверстники алмазов и рубинов, остальное сам додумает.

- Камни не похожи на рубины! – словно прочитав его мысли, вставил слово Орктикус, вертя в руке одну из красных стекляшек.

- Это не алмазы и не рубины. Материал более хрупкий, но благодаря этому из него можно делать разнообразные вещи, начиная от посуды и заканчивая полноценными вставками в окна.

- Что? – хором взревели все присутствующие, представив себе пласт прозрачного камня, закрывающий окно.

- Именно! До технологии конечно еще не дошли, так как нет нужного помещения и инструментов, но эта задача выполнима. Полагаю, в течение этого года удастся получить первые образцы. Уважаемый Орктикус, если вас это заинтересовало, то вы можете взять эти “камни” в знак доброй воли и нашего будущего с вами сотрудничества. Думаю, они пригодятся вам при обсуждении с членами вашего племени.

- И какого размера можно получить такие камни? Их можно сделать больше?

- Разумеется! Можно делать из них украшения, и они будут смотреться не хуже алмазов или рубинов, так как их размер можно выбрать самому, а не подстраиваться под то, что у вас на руках.

- Это действительно интригует. Значит, я могу забрать их?

- Да конечно, можете прямо сейчас! – ответив улыбкой, Эл отвел взгляд, стараясь не смущать оторопевшего атамана, не решающегося собрать стекляшки в свой кожаный мешок, некогда используемый для монет.

- Господин Али! – начал Орктикус, когда последний “камешек” скрылся в его кошельке. – Мы с вашим господином уже обсуждали о некоторых поставках, так сказать эээ... как вы сказали: “в знак доброй воли”. Прошло уже две недели с момента, как я отправил вдогонку своим гонцам еще одного вестового и уверен, мой народ уже собирает обещанную партию скота. Также если вестовой благополучно доберется до стоянки моего племени, то с караваном должен прибыть наш лучший учителей фехтования, который возьмется за обучение девочки. На этом наши договоренности заканчиваются. А теперь я хочу услышать от вас господин Али, что вы хотите получить в обмен за ваши цветные кристаллы?

“Аха, атаман уже за всех все решил, и обсуждать ни с кем не собирается. Это хорошо. Это очень хорошо”.

- Лично для нужд замка, в первую очередь нужны инструменты по железу и камню, меха для пошива зимней одежды, а также несущие птицы. Позже, мы со старостами подготовим еще три списка нужд на каждую из деревень. Выделим из всего самое необходимое и предоставим вам на рассмотрение, а вы уже внесете ясность, что вам выполнить по силам, а чего нет.

Главы селений одобрительно зашептались, а Орктикус в знак согласия утвердительно кивнул головой.

- Хорошо, меня это устраивает!

Задерживать Бартона Гросса и Орктикуса Грэя, Эл больше не стал. Присутствие капитана вообще было нужно только для придачи значимости незнакомого для старцев молодого господина Али.

Еще одно совещание решили собрать вечером после ужина, когда он со старостами подготовит списки необходимого, потому присутствие вождя степняков сейчас было необязательным. Атаман покинул тронный зал в хорошем расположении духа, направившись прямиком во двор к своим оставшимся людям, бережно сжимая небольшой кожаный мешочек.

====== Часть 23 ======

Двумя днями ранее, поместье бургомистра Джофри Джофа.

Миновав ворота города, сержант знал, что грозы не избежать и все шишки как единственно старшему придется принимать ему одному. Но, получив аудиенцию у бургомистра, он не ожидал застать там священника шандалийской религии – настоятеля единственного храма в Парине посвященный богу Света.

- Ты пособник Темного, раз смеешь заявлять мне, что пошел на сделку с врагом! – во всю мощь своего голоса орал Джофри Джофа на поникшего в центре зала сержанта. – Да где это видано, чтобы целая сотня солдат отступила перед одним человеком!

- Господин, я ведь говорил, этот неизвестный управлял синими огнями. Они убили графа и его слугу в считанные секунды. Выстоять против такого у наших солдат не было бы и шанса. Я не мог им позволить умереть ни за что! – вновь попытался оправдать свои действия солдат, но этим лишь еще больше разозлил главу города.

- Ты трус! Ты даже не попытался контратаковать, а сразу капитулировал перед жалкими фокусами проходимца, да еще и передал вещи покойного графа. Да за такое... – представляя об утерянных ценностях, Джофри даже не смог сразу подобрать подходящего наказания, которым бы хотел наградить сорокалетнего сержанта. И когда уже вот вот фантазия придумала особую форму пыток, в речь бургомистра вмешался священник.

- Сын мой, не стоит лишать жизни за страх перед прислужником Тёмного. Тем более, сержант ведь пояснил, что в первую очередь беспокоился о товарищах своих, а не о себе. Ведь так? – уже переведя внимание на покрывшегося испариной солдата, поинтересовался священник.

- Да отец. Истинно так!

- Но это не отменяет факта неумелого командования. Вы допустили графа Себастьян лично присутствовать на этих переговорах, что привело к трагичным последствиям.

Хоть о покойниках и нехорошо говорить плохо, но в данную минуту, выслушивая упреки церковника, сержант желал почившему графу еще пару раз сдохнуть, вспоминая, как уговаривал этого выскочку оставаться в тылу. Объяснять все это уже не было смысла, так как выслушивать его тут никто не собирался и единственное, что оставалось ему делать, это только молчать и слушать.

- Сержант! Отныне ты разжалован и лишен всех привилегий. Видит бог, ты заслуживаешь большего наказания, чем лишения звания и статуса, а потому, убирайся из города прочь с глаз долой, пока я не передумал.

Сержант поклонился низко, насколько это было возможным, роняя капли пота со лба на каменный паркет. И не дожидаясь, пока бургомистр передумает насчет своего благосклонного решения, поспешил убраться прочь из приемного зала.

Проводив проштрафившегося солдата, Джофри устало откинулся на бархатную спинку стула, выискивая рукой свою серебряную пиалу с вином.

- Сын мой! – дождавшись, когда за сержантом захлопнуться дверь, начал настоятель храма: – Насколько я знаю, убийство аристократа должно наказываться короной незамедлительно. Но сейчас наша страна поглощена войной на две стороны и не может позволить себе ослабить ни один из фронтов. Что вы намереваетесь предпринять?

Очень хороший вопрос, и Джофри с радостью бы задал его кому-нибудь другому, но не готов был ответить на него сам, погрузившись в тяжелые раздумья.

- Так или иначе, мне нужно поставить в известность короля, прежде чем заниматься самодеятельностью. И если этот выдумщик не врет, и убийца графа и в правду может оказаться...

- Прислужником Тёмного! – помог ему священник, попутно думая о чем-то своем.

- Да, прислужником. И если это так, то без помощи церкви простым солдатам будет не обойтись!

- Вы сказали очень мудрые слова сын мой. Церковь никогда не оставалась в стороне, когда дело касалось сил зла.

“Ага, только и умеете, что забирать и вешать именем Светлого”, – подумал Джофри, отпивая вино. Как же ему хотелось оказаться сейчас в объятиях своей излюбленной пассии, а не находиться в компании старого фанатика. Но в отличие от бургомистра в голове наставника вертелись совершенно другие мысли.

“Отлично, наконец-то у церкви появилось настоящее дело, а не сжигание блудниц на костре, клеймя в колдовстве. Этого шанса нельзя упустить”, – радовался священник. Он и не предполагал, что в кои-то веки лично заглянув к бургомистру, неся на устах слово Светлого, в надежде получить ежемесячную мзду, он наткнется на такое событие. Убийство аристократа это скандал. А если сюда еще приплюсовать и приспешника Тёмного, которого видели последний раз лет двести назад, так это вообще событие века и раздолье для церкви. Хотя последняя встреча с приспешником унесла много человеческих жизней, но она высоко подняла служителей Светлого в глазах государства. И вот, когда вера и уважение людей стала увядать, судьба подарила церкви такой великолепный шанс реабилитироваться перед мирянами. Разумеется, священник не верил в приход еще одного приспешника Тёмного, доспех которого, по словам некоторых высокопоставленных служителей, все еще хранился в запечатанном саркофаге подвала церкви. Кем бы ни был убийца графа, с этой минуты это уже не имело значения. Наставник уготовил ему роль, и он приложит все усилия, чтобы эта роль стала известна общественности. А в качестве утешения, пусть несчастный довольствуется, что его имя навеки войдет в историю. И все во благо церкви.

Устного или письменного распоряжения о разжаловании и увольнения со службы еще никто не успел получить, а может быть даже, бургомистр отложит это дело на завтра, потому у бывшего сержанта еще было время воспользоваться своим служебным положением и выжать максимум перед уходом из города.

Жил он небогато, но ночевал не в казарме, а снимал комнату на втором этаже питейного заведения. Уединение было его кредо, и в данном случае это сыграло ему на руку, так как собрать свои пожитки он смог без посторонних глаз и вопросов. Что-то удалось по быстрому обменять на еду, а на оставшиеся деньги и пару солдатских вещей, он приобрел у местного торговца пригодную для скачки лошадь.

Тяжело было покидать стены родного города и оставлять привычную жизнь. Шестое чувство подсказывало ему о грядущих неприятностях ожидающих его от этого похода, но он не представлял, какими они могут быть. И вот теперь, наврав в три короба своим товарищам и дежурным у ворот, что отправляется гонцом к черту на кулички, бывший страж плелся по пыльной дороге уводящей его от родного города и дома.

Грустно было покидать Парин, но выбора у сержанта не было. Теперь он простой человек, которого могут запросто записать в рядовые рекруты и отправить на фронт, а жить еще хотелось, потому свою лошадь он вел подальше от боевых действий. Вот только самой безопасной стороной все еще считалась граница Шандалы и степи, на окраине которой находился небезызвестный замок почившего графа Себастьяна. Куда не плюнь всюду клин. Правда оставалось еще одно место, где он мог поискать счастья, и им было уездное село, в которое иногда заезжали торговцы. Бывшему военному куда как легче пристроиться в охрану обоза, чем простому деревенскому балбесу, а потому, начать новую жизнь он решил именно оттуда.

====== Часть 24 ======

Разобравшись с делами касающиеся выживания людей графства Рокшер, Эл переключил свое внимание на внутренние проблемы. После составления внушительного списка, он вместе со старостами выделил самые жизненно важные на данный момент товары, которые бы хотел получить с первым торговым караваном от степняков. После чего сразу же на следующий день отправил глав селений в обратный путь, выделив для каждой пустой телеги по одной лошади. Для них это был величественный подарок, а для молодого разведчика экономия, так как животных было много, а еды для них мало; да и забивать лошадей было жалко.

Теперь появилось свободное время, и все свое внимание он переключил на оставшегося в замке широкоплечего кузнеца. На совещание его не пригласили, и все это время он бесцельно бродил по двору, маяча перед всеми своей мутноватой банданой, прикрывающей остатки седых волос.

Вот и сейчас, после проводов односельчан, этот крепыш стоял на улице и внимательно наблюдал за мальчиком и девочкой сошедшихся в тренировочном спарринге. Спутать этих двоих детей Эл бы не смог ни с кем другим.

Резкий разворот на пятках вокруг оси, подсечка, и палка вместо острого меча упирается поверженному оппоненту в грудь. Вновь победу одержала Сая.

Ее результаты значительно улучшились с момента, как вместе с ней стал обучаться владению меча молодой барон. Ее просьба о включении барона Дариона в состав учеников не стала для него чем-то обременительным, и он охотно пошел ей на встречу, повесив на занятого капитана еще одну обузу. Хотя возможно успехи Саи заключались не в ее умениях, а как раз, наоборот, в слабом сопернике. Так или иначе, утренние тренировки не пропали даром для молодого развивающегося тела и движения девочки стали заметно быстрей и уверенней.

Эл не забывал про разговор с молодым бароном, все откладывая и откладывая его на потом, но сейчас были дела поважнее.

- Не помешал? – подойдя почти вплотную к старому кузнецу, поинтересовался Эл, заложив руки за спину. Они уже виделись в тот день, когда старосты деревень прибыли в замок, но еще не успели представиться друг другу.

- Господин, – приложив руку к груди, спокойно поприветствовал его пожилой мужчина.

- Прошу извинить за ожидание. Господин Эл очень занят, а я смог освободиться только сейчас!

Старик замер, не сводя глаз с собеседника, словно увидел в нем что-то необычное, и Эл еще раз прогнал сказанное им предложение, но так и нашел в нем ничего предосудительного. Его смятение развеял кузнец.

- Вы не из этих мест господин Али?

- Да! Мы с господином Элом не отсюда. В этом есть какая-то проблема?

- Нет, что вы. Просто ваша манера общения отличается от принятой аристократами! К примеру: граф Себастьян никогда бы не стал извиняться за что-либо, тем более перед простолюдином!

- Теперь я вас понимаю. Но в моей стране уважение к человеку на первом месте, хотя все мы понимаем, уважение не данность и не дается с рождения. Его нужно заслужить. В данном случае я рассматриваю вас как мастера, с которым хотел бы вести долгосрочное сотрудничество. А мастер вашего уровня непременно заслуживает уважения.

- Действительно, вы не из Шандалы. В вашей стране, наверное, люди живут во много раз лучше, чем в нашей! – повесив голову, грустно ответил старик, задумавшись о неведомых далях.

- Мастер...

- Гон! – представился старик, чуть подбодрившись, оттого что его за много лет назвали мастером.

- Мастер Гон! Моему Господину отчаянно необходим кузнец, и я бы хотел, чтобы вы переехали в замок. Все что необходимо вам для работы постараемся достать. Отстроим отдельный дом, а на первых порах поживете в замке. В башнях еще остались свободные комнаты. Ежемесячное жалование, право набирать себе подмастерьев и трехразовое питание! Как вы на это смотрите?

Стараясь сдержать нахлынувший порыв эмоций, чтобы чувства не повлияли на его речь, старик четверть минуты молчал.

- Господин Али, наша деревня, да и любая другая намного верст от графства Рокшер, переживает не лучшие времена. Я не знаю, какое предложение вы сделали старейшинам, но я видел их счастливые лица. Не будь всего, что вы сейчас предложили, я бы согласился работать только за одну лишь еду, – чувства все же оказались сильнее и старческие глаза предательски заблестели. – Господин Али, передайте вашему Господину, что я готов начать работать хоть прямо сейчас!

- Превосходно! Тогда давайте поступим так...

Болезненный вскрик Саи не дал ему договорить, и он метнул взгляд на тренировочную площадку.

Девочка опустилась на землю, уперев колени в грязь, прижимая здоровой рукой раненую ладонь. Дарион, ожидая блока своей соперницы, хотел провести обманный финт, но вместо этого его соперница попыталась проделать то же самое, и вместо удара палки о палку, его тренировочное оружие со всей силы ударило ее по кисти пальцев, разодрав кожу в кровь.

Сая закусила губу, чтобы не пускать сопли перед обратившими на нее внимание мальчишками и самим бароном, который, растерявшись, застыл на месте и не знал, что ему делать. Эл сразу же спохватился, метнувшись в сторону девочки поднимая ее с земли.

- Ну-ну, мелкая, чего ты расселась в грязи?! – взяв напухавшую ладонь девочки в свою руку, он крепко сжал ее пальцами, чтобы передавить нервы и тем самым на время сбавить боль. – Ща мы тебя отнесем на кухню, обработаем ранку – поганку, и будешь как новая.

За его движениями наблюдали почти все, кто находился рядом. А Сая, раскрыв от удивления рот, даже на мгновение забыла о боли, пока, всегда черствый тренер, заботливо успокаивал ее.

- Господин Али... – сдерживая слезы, хотела что-то возразить девочка, но он одним легким движением поднял ее на руки, не дав ей сказать слова.

- Поздравляю! Твое первое ранение. А представь, что будет в настоящем бою?! Расценивай полученную рану как боевое крещение! Может даже шрам останется, показывать всем будешь...

- Что?!!!

- Господин Али! – набравшись решимости, подошел к нему молодой барон, – Это моя вина! Я был неосторожен.

“Вот это поворот! – подумал Эл, глядя на молодого сорванца. – А у парня-то есть яйца”.

- Э... Дарион! – Эл хотел обратиться к мальчику по титулу, но решил не делать этого в присутствии других детей, чтобы его не выделяли среди остальных. Но как только он назвал имя мальчика, все перешептывания со стороны второй площадки все равно стихли, и все взгляды устремились на них. – Это не ваша вина. В тренировочных спаррингах всегда есть место травмам, так что не вините себя. Тем более что рана не серьезная, просто болезненная и только. Вашей подруге ничего не угрожает! – специально сделав акцент на слове “подруге”, ответил Эл, намереваясь поглядеть на ответную реакцию молодого человека, но Дарион оказался невозмутим и не стал ничего отрицать. Задрав голову, он серьезно посмотрел на девочку и даже как-то по-мужски что ли, искренне извинился перед ней.

Посчитав, что на этом представление должно быть окончено, Эл направился в замок, на ходу бросив пожилому кузнецу о скором возвращении к прерванному разговору.

- Что там, что там? – прибежала на шум одна из служанок, выглядывая из-за плеча, сгрудившихся у окна женщин.

- Опять эта малявка, – зашипела молодая девушка, сжимая края подоконника.

- Мира, а ты чего не в конюшне? – удивилась та, узнав молодую служанку. Пересекались они ни часто и, как правило, только в замке, к примеру, как сейчас. – Разве у тебя нет работы?

Тяжело вздохнув, девушка развернулась и, не отвечая, вышла вон.

- Чего это с ней? – удивилась та.

- Ревность! – был ей ответ, голосом помощницы поварихи.

Скрывшись за ставшими уже родными стенами, Эл отвел Саю на кухню. До обеда еще оставалось достаточно времени, и кроме поварихи и ее помощниц внутри больше никого не было.

Посудомойки склонили головы в поклоне перед вторым человеком в замке, а повариха лишь сложила руки на груди, намекая ему, мол: “чего приперся?”. Среди помощниц была и знакомая ему по строптивому нраву бывшая рабыня, которую он однажды застал на этой самой кухне. С тех пор он видел ее только один раз в коридоре, и вот она попалась ему на глаза еще раз. Он счел, что привлечь ее к помощи будет правильным решением и возможно сблизит ее с девочкой. Эл знал, что бывшие невольники не смогут так быстро влиться в общие ряды жителей замка, но все же считал, что после совместных гуляний этот барьер им преодолеть будет проще. Однако действительность оказалась немного другой. Мужчины вроде даже как-то перестали выделяться, проводя большую часть времени на совместных работах. А вот женщины продолжали держаться обособленно. Нет, они, конечно же, общались с остальными, но говорили только о работе, и никак не на личные темы. Во всяком случае, так ему поведали коренные женщины, с которыми он общался, расспрашивая их о поведении новеньких.

- Дамы, – обратился он к столпившимся перед ним женщинам, – мне не хотелось вторгаться в ваше рабочее пространство и отвлекать вас от важных дел, но мне срочно нужна помощь одной из вас, а также горячая вода, полотенце и пару чистых тряпок которые не жалко.

Мало кто бы назвал средневековых толстушек в грязных халатах дамами, но поварихе уже доводилось беседовать с правой рукой господина, и она почти привыкла к его манере общения, потому порой и вела себя слегка вызывающе, зная, что господин Али за это ее не осудит и не отругает. Таким образом, своим поведением перед начальством, она показывала свое главенство перед остальными женщинами.

“Дамы” слегка смутились, пряча довольные улыбки от такого обращения, но витали в облаках не долго. Окрик старшей на кухне подстегнул женщин к действиям и через минуту все нужные компоненты для перевязки оказались на столе.

- Благодарю! Теперь можете заниматься своими делами, – все уже собрались так и поступить, перестав мозолить раненую руку Саи глазами, но Эл позвал новенькую помощницу, и все внимание женщин уже переключилось на нее. – Эй ты!

Девушка завертела головой, ища ту, к которой обращался Эл но, встретившись с его взглядом – поняла, что звал он именно ее. Ткнув себя пальцем, пытаясь внести ясность, она дождалась утвердительного ответа и, отложив в сторону тряпку для протирки столов, подошла к господину.

- Да!

- Прости, помню, что сестру твою зовут Мила, а как тебя зовут, до сих пор не знаю.

Девушка удивилась, что такой важный человек помнит имя какой-то служанки, которое она произнесла вскользь при приватном с ней разговоре. Но все эти мысли пролетели у нее голове, и никак не отразилось на ее лице.

- Мое имя Эль! Господин!

- Прямо как хороший напиток! – улыбнулся молодой человек.

Девушка ответила ему тем же, однако в душе заметалось беспокойство по поводу того, что эти странные слова могли означать. И если бы не желание внести ясность в заблуждения господина на счет ее родственных связей, она бы непременно попыталась спросить, а так, всего лишь решила уточнить:

- Мила мне не сестра господин. Просто так вышло, что мы с ней очень породнились.

- А, понятно...

- Господин Али... моя рука... – взмолилась Сая, когда Эл слишком сильно сдавил зажатую в своей ладони кисть девочки.

- О, прости! – и, повернувшись к молодой девушке, продолжил: – Эль, тут мне нужна будет твоя помощь. Кстати знакомься, эта мелкая – Сая. Сая знакомься, эта высокая – Эль.

Услышать такие слова от человека, занимающего очень высокое положение, было непривычно и слышавшие его невольно заулыбались.

Эль заботливо опустилась на корточки перед девочкой и взглянула на опухшие от удара пальцы пострадавшей. После детального осмотра выяснилось, что молодые хрупкие кости оказались сломаны, а точнее только указательный палец, о чем она и доложила Элу.

- Господин! У девочки сломан палец! Если как следует затянуть потуже, то через пол месяца заживет.

- Прости мелкая, не ковырять тебе больше в носу. Но это не значит, что твои тренировки отменяются, если только ты передумала становиться сильной?!

- Нет! – твердо ответила девочка.

Не успели они толком поспорить, а Эль уже обработала рану вокруг ободранной кожи и сделала немудреную перевязку.

- Готово! – довольно ответила девушка, поднимаясь на ноги.

- Неплохо, – констатировал Эл, хотя сам бы сделал намного лучше, но и этого было вполне достаточно, а чтобы как-то продолжить разговор поинтересовался: – училась где, или сама?

Девушка немного помедлила с ответом но, не выдержав взгляда молодого человека, все-таки решилась:

- Раньше я жила в семье травницы, но после того как шандалийские солдаты вырезали деревню, нам пришлось бежать. Только мне и ее дочери Миле удалось уйти... – забывшись, девушка разоткровенничалась а, опомнившись, тут же зажала себе рот рукой, словно выдала какую-то военную тайну.

- Да ладно тебе! – успокоил ее Эл. – Слушай Эль, а многому тебя и свою дочку успела научить травница?

Этот вопрос был холостым выстрелом, и Эл не планировал, что ответ сможет его удовлетворить.

- Ну, – помялась девушка, – я прожила с ними почти пять лет. Но мать учила Милу с того момента, как она научилась ходить, так что она знает намного больше меня.

“Вот это поворот”, – подумал Эл, перед открывающимися перспективами.

- Хм, Эль, а ты не хочешь вместе с породнившейся подругой занять место главной травницы? В любую пору люди нуждаются в медицинской помощи, а практикующих это дело специалистов у нас нет!

- Мед... спец... чего?

Сая смотрела на Эла такими же непонимающими глазами, как и Эль. Таких слов здесь никто не слышал, и их смысл остался для них неясным. Но разведчик пропустил их вопрос мимо ушей, считая, что такой ляп с ним может случиться еще ни один раз, а потому лучше сразу избавить себя от объяснений. Господин он, или кто?!

- Уверен, тебе не очень нравиться находиться не на своем месте. А травничество ты уже знаешь; дело для тебя привычное. Так почему бы тебе не заняться тем, что ты умеешь делать лучше всего?

Вопрос попал не в бровь, а в глаз. Девушке действительно не нравилось заниматься готовкой на кухне и разносить еду шандалийцам, пока те бросают на нее оценивающие взгляды. Потому колебаться она не стала.

- Если мне дозволено будет работать вместе с Милой, то я согласна господин! – ответила девушка, а в душе не могла поверить своему счастью. Она и раньше считала, что господин Али, не такой уж и плохой человек, но после такого предложения ее мнение о нем улучшилось во много раз.

“Только бы он не попросил за это чего-то взамен...”

- Конечно вместе. Вы ведь обе травницы. Только у меня будет одно условие...

“Все же попросит... Неужели скажет при ребенке?” – пронеслось у нее в голове.

- Я вас слушаю!

- Чего ты так напряглась? – заметив, как насторожилась девушка, не удержался от вопроса Эл. – Ладно, – мысленно махнув рукой, продолжил он: – отдельное место я предоставить вам не могу, потому условием будет переехать в комнату для слуг, а из вашей: насколько я знаю, вы там собрались всем молодым табором – сделаем рабочее место. Все равно комната небольшая и как вы там ютитесь впятером, до сих пор не пойму.

- Но господин Али, разве в комнате для слуг найдется пять свободных мест? – девушка не стала говорить “свободных коек”, посчитав, что своим вопросом покажется наглой.

- Конечно нет! – воскликнул он, – Но кто сказал, что у нас одна комната? Просто придется вас разделить. Тебя и Милу в одну, а троих других в другую. Кровати при необходимости доставим. Те комнаты попросторнее вашей будут.

Услышав про кровати, девушка успокоилась. Пусть ей и не хотелось жить в одном помещении с шандалийскими женщинами, но нужно было признать: она уже не у себя на родине и то, что ей дают право выбора и так уже большая удача. Уж лучше делать то, что ей нравиться, чем всю жизнь просидеть в душной кухне.

- Я согласна господин Али!

“Еще бы ты не была согласна – возрадовался Эл, довольно потирая руки. Кто бы мог подумать, что рана Саи сделает два дела сразу. Выкурит обособленное гнездо новеньких девчонок и вольет их в коллектив, а замок обзаведется двумя знахарками. – Черт конечно его знает, лечить они будут или калечить, но время покажет. Если перевязки смогут делать, или средства от запора – уже хорошо. А кого посуду мыть поставить, всегда найти можно. Кажется, дочке конюха на кухне нравится...”

Не став больше своим присутствием мешать работе женщин, Эл вместе с девочкой покинул кухню, пообещав распорядиться насчет мест и дать указания мастеровым плотникам, сделать столы для нового лечебного кабинета. Пора и им отрабатывать свой хлеб, хотя чего лукавить, мужики и так денно и нощно работают напропалую, копая вместе с остальными овраг вокруг замка, по инженерному замыслу хозяина.

На сегодня Сая выпала из ряда бойцов и Эл милостиво разрешил отложить ее тренировки до завтрашнего дня, и это решение для нее действительно стало милостью, так как обычно тренер не давал ей поблажек. Иногда ей даже казалось, что господин Али лишь хочет казаться перед ней жестким, а на самом деле внутри он другой, так как не раз видела, что со многими он разговаривает уважительно, вот только ей вечно прилетает: мелкая, засранка, бестолочь. Хотя после разговора с капитаном Бартоном вынуждена была признать, после такой словесной закалки, ее отношение к выкрикам мальчишек стало намного проще, однако слышать гадости от господина Али все еще было обидно.

“Интересно, что он рассказывает обо мне Господину Элу?”

- О чем задумалась мелочь?

- А? – растерянно вырвалось у девочки, вынырнув из своих раздумий.

Покинув кухню, они шли молча, и она не заметила, как оказалась у двери в свою комнату.

- Я... а что мы здесь делаем?

- Здрасте приехали...

- Куда, приехали? – не поняла девочка

- Приплыли... – развел руки в ответе Эл.

- Куда? – опять непонимающе поинтересовалась Сая.

“Если наставник сейчас скажет “прилетели”, то у меня точно голова пойдет кругом. Какой же он все-таки порой бывает странный” – попутно пронеслось у нее в голове, пока она хлопала глазами, задирая голову вверх, глядя с высоты своего роста на высокого господина.

- Иногда ты бываешь такой занозой...

- Простите, – понурив голову, ответила девочка, не понимая за что ее попрекают, хотя Эл ничего плохого не имел ввиду, и постарался как можно скорее реабилитироваться в ее глазах, переключившись на важную для него тему.

- Не извиняйся, это я так...

- Спасибо господин Али!

- Незачем благодарить, радуйся, что Дарион тебе только по пальцам попал, а не по запястью, тогда могло быть намного хуже.

Как только Сая представила себе картину, что не сможет больше держать в руке меч, пусть и не настоящий, ее всю передернуло от страха. Она уже привыкла ощущать оружие в своей руке и чувствовать за ним свою пока слабенькую, но с каждым днем нарастающую силу.

Она еще раз поблагодарила наставника и уже открыла дверь в комнату, как он ее остановил.

- Сая скажи мне, что ты думаешь о молодом бароне?

Девочка насторожилась, не понимая, чего именно желает услышать от нее господин, но так как он же и просил ее завязать с ним дружбу, то это все взаимосвязано и не стала лукавить, говоря все, как есть.

- Ну... он достаточно серьезный, целеустремленный... – а затем, вспомнив, как Дарион с искренним лицом извинился перед ней, и это аристократ перед простолюдинкой – немыслимо, она чуть улыбнулась, пряча дернувшиеся уголки губ, продолжив: – еще он добрый...

- Ты что влюбилась что ли? И недели не прошло... – решив подстегнуть девочку, сделал Эл наигранно удивленное лицо, глядя, как она отводит глаза в сторону.

- Ничего и нет... – чуть не забыв с кем разговаривает, Сая взяла себя в руки и дальше уже произнесла более спокойно: – Просто он не такой как остальные мальчишки.

- Ладно ладно, – примиряюще закивал Эл, – просто я хочу знать, пришел ли он в себя после всего с ним произошедшего?

И Эл имел ввиду не сегодняшнюю возню в песочнице, а месячное заточение в подвале у графа Себастьяна, но Сая поняла его.

- Думаю да! А что-то не так?

Вопрос был не простым. Как ответить девочке, что он собирается выгнать ненужного ему нахлебника взашей? Вот именно – никак! Потому он и промолчал.

Разговор с Дарионом Эл планировал провести еще давно, но что-то все как-то откладывалось, да откладывалось, да и вопрос с едой на зиму не стоял еще так остро. Сейчас же людей стало больше, и лишний рот ему был совершенно ни к чему. Толку от этого аристократа было ноль на палочке, тем более что податься молодому барону, по сути, было куда: в какой-то там город, в котором где-то живет его сестра. Но и выгнать просто так ребенка с бухты-барахты он не мог, как и выделять для него персональный эскорт в дорогу. Потому он и оттягивал не нравившийся ему разговор. Молодой человек месяц просидел в казематах, и выгонять его сразу на улицу было бы бесчеловечным. Сейчас же вроде бы мальчик пришел в себя, а потому нужно было объяснить ему текущее положение дел. Бездельники в замке ему не нужны, пусть хоть они трижды аристократы. Даже Сая после ужина занимается уборкой коридоров, хотя об этом мало кто знает, так как все в это время уже разбегаются по своим комнатам спать.

“Еще бы кормежку морфов на нее спихнуть, и было бы совсем замечательно. Эх, мечты, мечты...”

- Что ж, – задумавшись на пару секунд, продолжил он: – раз ты говоришь, что все в порядке, то думаю, мне стоит поговорить с ним сегодня по-мужски.

Услышав такое, Сае сразу представилась картина бьющихся на мечах мужчин, вот только где тут логика. Здоровый тренер и мелкий соплежуй как она. Тряхнув головой, она отогнала нелепое видение и снова уставилась на Эла.

- Господин Али, вы хотите его наказать?

- Нет, что ты. Думаю, мук совести молодому барону будет вполне достаточно для наказания, да и разговор будет о другом. Но если ты хочешь, я могу попросить господина Эла чего-нибудь придумать.

- НЕТ! – чуть не вскрикнула девочка. – Нет, не нужно. Не нужно наказывать!

- Иди, Сая, отдыхай.

Заботливо прозвучавшее имя в конце, напомнили девочке об утерянном отце. Пусть господин Али был достаточно молод для этой роли, но она не могла не признать, по-своему он проявляет заботу о ней. С приказа господина Эла, или потому что таков господин Али по натуре, Сая не знала, но это ее и не сильно заботило. После того как она покинула отчий дом, господин Эл стал для нее многое значить, а после того как они поселились в замке, господин Али стал вторым человеком, с которым она проводила больше всего времени, после капитана Бартона. Но если начальник замковой стражи держал ее на расстоянии ученика и учителя, то господин Али был более открытым для разговора, хотя ни в грош не ставил ее как личность, вечно дразня и подстрекая ее к необдуманным высказываниям в его адрес. Хотя возможно он этого и добивался, закаляя ее разум.

Поклонившись наставнику, Сая скрылась за дверью, а Эл направился к себе. В отличие от остальных, он мог себе позволить немного побездельничать физически, но при этом голова всегда продолжала работать.

Вечером у него будет не простой разговор. Стоило определиться на счет статуса мальчишки. Бароны, князьки, ему тут были не нужны. Это его дом.

====== Часть 25 ======

Как Эл и обещал, после обеда он снова нашел кузнеца. С его выделяющейся внешностью и поношенной банданой на голове, это было сделать достаточно просто. Как ни странно, кузнеца привлекли юные дарования, и все это время он ошивался на улице, наблюдая за становлением молодых воинов. Только в этот раз на радость капитана Бартона среди них не было Саи, и ему в какой-то мере, можно сказать, выпал выходной.

Предложив кузнецу прогуляться, Эл увел его с собой. Вместе они прошлись вокруг замка и будущего рва, потратив проведенное время в беседе. Эл учтиво слушал все предложения мастера Гона и не перебивал. Прилегающие территории относительно нынешнего ограждения должны были вырасти в два раза, а потому строить будущую кузню следовало начинать за ее периметром. Мастер без промедления указал на участок возле реки как наилучшее место с неограниченным доступом к воде. Так как ров должен был являть собой часть обороны замка, совмещая свою роль с рыбной фермой, выкидывать туда мусор и совать грязные предметы не полагалось. На строительство кузни Эл выдал мастеру полный карт-бланш, позволив с завтрашнего дня задействовать всех людей умеющих работать с деревом. Подумав над этим, он вспомнил про Марка, и теперь был рад тому, что в его доме есть плотники.

Посовещавшись еще немного стоя на берегу реки и наблюдая за потоком воды, Эл решил, что достаточно уделил этому вопросу внимания и оставил коренастого мужчину одного. Тому определенно стоило сейчас побыть наедине с собой и подумать о будущей кузне и плане ее строительства.

Волосы теребил легкий ветер, а в глаза светило яркое солнце. Осень для него была непривычно теплая, но он этому был только рад. У него еще оставалось время до надвигающейся зимы, и за отпущенный срок требовалось сделать еще достаточно много.

На этой планете Эл пробыл уже больше месяца и успел попривыкнуть к своему положению, но кое-что все-таки не давало ему покоя. Из полученных сведений было известно, что страна, на территории которой он обосновался, называется Шандала, а также, что она уже не один год ведет войну на два фронта, обескровливая себя и своих подданных, забирая у них все до единого, будь то еда или дети. Молодой разведчик искренне удивлялся, почему народ еще не взбунтовался и продолжает сносить тиранию своего короля. Но как далеко находились соседствующие страны, и где сейчас велись сражения, он не знал. Из тех, у кого он спрашивал, в тонкости географии его посвятить не могли, хотя спрашивал, конечно же, он далеко не всех. Опасно было задавать такие вопросы напрямую, ведь напрашивался тогда разумный вопрос: “Товарищ, а вы вообще, откуда свалились? Война то уже три с лишним года идет!” Потому, как правило, он действовал более аккуратно.

Куча бумаг оставшихся после графа Себастьяна в его кабинете также не вносили ясности, так как читать на языке местных он до сих пор не умел, а звать кого-то и прослыть после этого безграмотным – хотелось меньше всего. А об истории страны, городах, столицы и еще о многом другом, узнать хотелось очень сильно.

Замечтавшись, он чуть не прошел мимо Дариона, перешедшего в мальчишеский коллектив, после того как капитан Бартон передал его на поруки своего опытного ветерана, умчавшись по каким-то важным делам. Молодой барон ожидал своей очереди на спарринг с высоким юношей. Из разговоров мальчишек он вспомнил, что юношу звали Рик, да и ночной эпизод с Саей и этим подростком еще не выветрился из его памяти. Он уже давно привык, что простолюдины носят достаточно короткие имена и это выделяло их на фоне длинных имен аристократов, хотя, как правило, последние не ограничивались одним лишь именем добавляя к нему еще какую-нибудь лабуду, типа: граф аля тополя Себастьян.

С одной стороны было любопытно, как проявит себя юный барон с опытным противником, и как поведет его эго, после поражения простолюдину. Хотя мальчик уже успел доказать на примере Саи, что он достаточно сдержан и благоразумен чтобы не гнуть пальцы веером перед остальными. Паче не у себя дома.

Вырвать его из “дружного” коллектива на разговор или понаблюдать за учебным боем ему решить не дали, так как сражавшийся с Риком мальчик был умело повержен всего тройкой ударов, после чего отошел в сторону зализывать ушибы. Настала очередь следующего соперника – барона Дариона, о титуле которого еще никто не знал из присутствующих.

- Эй, ты! Как там тебя, – окликнул того Рик, подзывая рукой к себе. – Давай, твоя очередь, если ты конечно не струсил. Это тебе не с девчонкой махаться.

Собравшиеся вокруг ребята одобрительно засмеялись, один лишь учитель остался невозмутим, цепко, словно пес, наблюдая за остановившимся поглазеть на поединок господином Али. Ему не выдалась чести пообщаться с этим человеком, но то, что он превратил за короткое время из дохлой девчонки пусть еще в не очень опытную, но уже достаточно проворную бестию, заслуживало уважения. И при такой странной тренировке он допускал, что из девчонки и вправду в будущем может выйти интересный боец.

После высказывания Рика, Дарион немного насупился, но отвечать тому ничего не стал и молча вышел на тренировочный участок. Взгляды их встретились.

Первый пробный выпад закончился ничьей. Рик был опытным бойцом, хоть и не дотягивал по меркам взрослых до настоящего воина. Он не знал, что его соперник до этого никогда не занимался владением мечом, потому наступал осторожно, выискивая у своего оппонента сильные и слабые стороны. Однако уже через пару минут была полностью видна сложившаяся перед ним картина, и Рик понял, что перед ним самый обыкновенный новичок, а уже на третьей минуте от души огрел того по спине палкой. Будь то настоящий меч, это была бы медленная смерть.

- Это тебе за Саю, – не удержавшись, выплюнул он в сторону поверженного противника.

“Опа, вот это поворот, – удивился Эл, услышав слова подростка, – интересно, что я пропустил?!”

Эл уже был готов вмешаться, так как думал, что Дарион выпалит нечто в духе: “Ах ты ж холоп, да ты знаешь кто я?” – и все в таком духе, но на удивление мальчик сдержался, но сложившаяся ситуация могла перейти и в драку.

Вскочив на ноги, молодой барон, сжав кулаки, гордо вскинул голову.

- Я никогда бы не причинил вреда Сае! Это вышло случайно...

- Ты...

Закончить закипающему подростку Эл не дал, сделав всего лишь шаг вперед и взмахом руки остановив перепалку. Как только все затихли, он позвал к себе Дариона, попутно думая о том, рассказывать Сае о метании соплей двух мальчишек за ее девичье сердце или нет. Усмехнувшись про себя, представив себе ее лицо, он предложил молодому барону проследовать за ним, тем самым, поставив точку в зародившейся ссоре, срубив ее на корню.

Дарион еще некоторое время потирал ушибленную спину рукой, но оказавшись в комнате доверенного заместителя грозного рыцаря, сел на стул и словно статуя замер в ожидании разговора.

Эл не стал томить и решил начать беседу как говорится по душам, прежде чем перейти к наболевшему вопросу.

- Рик бывает порою вспыльчив, но тут уж ничего не поделать, ребенок еще, сам понимаешь!

Дарион тихо сглотнул. Того амбала, который огрел его палкой, уважаемый человек назвал ребенком, тогда какого его мнение о нем, когда он на тройку лет младше. Но Эл продолжал сохранять серьезность и нисколько не улыбался.

- Да, конечно.

- Вот и чудно. Я погляжу, ты нашел себе здесь нового друга?! – это был даже не вопрос, а утверждение, но Дарион понял это по-своему.

- Рик мне не друг господин Али!

- Я имел в виду не его!

В мире аристократов бездонная пропасть разделяла их с простолюдинами, и в какой-либо другой момент своей жизни Дарион и помыслить бы не смог, что будет водиться с крестьянином, не говоря уже о девчонке. Но что-то было в этой решительной и сильной девочке. Нечто такое, чего у него никогда не было, и это влекло его к ней. Потому он не стал врать своему собеседнику и лишь молча кивнул на его замечание.

- Дарион, – снова начал Эл, стараясь тщательно подбирать слова, – ты говорил, что в столице у тебя живет сестра. Расскажи мне, в каких вы с ней отношениях.

- Вы хотите, чтобы я ушел? – тихо произнес мальчик, подняв глаза на хозяина комнаты.

“Проницательный чертенок... однако” – сложив пальцы в замочек, хотел было ответить Эл, но произнес эти слова лишь в своей голове.

- Дарион ты свободен и волен идти, куда тебе угодно. Но, следуя из рассказа, целостность твоего родового поместья находится под сомнением, а служивших твоей семье людей и вовсе нет в живых. Единственным твоим родственником остается сестра. Вот я и подумал: раз дома, в который ты бы мог вернуться, у тебя нет, то ты наверняка захочешь найти человека который тебе ближе всего. Я не думаю, что с этим замком, – обведя стены комнаты рукой, – у тебя связаны хорошие воспоминания.

- Вы правы, господин Али. Я беспокоюсь за свою сестру и хочу ее найти. Но сомневаюсь, что смогу это сделать без денег, окажись я в одиночку в столице.

- Да, в этом ты прав.

“Вот же гаденыш, чтобы избавиться от тебя мне еще и приплатить придется!”

- Господин Али. Если Господин Эл хочет, чтобы я как можно скорее покинул замок, вам лишь достаточно мне только сказать. Я не собираюсь быть бременем на его плечах. Тем более что он уже сделал для меня предостаточно. В противном случае я бы так и сидел в сыром подвале, ожидая затянувшегося решения графа Себастьяна.

“Вот же дилемма... ”

- Дарион, никто тебя не гонит, – “fuck, как же мне от тебя избавиться то А?!”- но в твоем положении лучше бы найти сестру...

Слова остались недосказанными, так как на лучший предлог свалить лишнему рту из его дома, фантазии не хватило. Но даже с этим единственным доводом мальчик был согласен. Сестра – единственное, что у него осталось. Он потерял дом, родителей, и в какой-то мере положение, но у него все еще где-то оставалось родня и гордость аристократа. Сестра уехала в Праймарк с некоторой суммой денег, и он верил, что не все слуги погибли в том нашествии, и кому-то удалось бежать. Если у них хватило ума, то они наверняка попытали счастье достигнуть столицы и найти баронессу. Знала ли его сестра о происшествии или нет, Дарион не мог ведать, но найти ее стоило попытаться.

- Господин Али! В родовом поместье у меня есть небольшой тайник, о котором никто не знал, в нем я копил личные сбережения. Их не много, но должно хватить на то, чтобы дать мне время найти сестру. Могу я попросить вас выделить мне несколько человек, чтобы они сопроводили меня до поместья и до столицы?

“Я так и знал!” – чуть ли не всплакнул Эл. Те места все еще оставались неспокойными, и в дороге с его людьми может случиться все что угодно. Новых жителей, которые еще совсем недавно были рабами и врагами Шандалы, он по понятным причинам отправить с молодым бароном не мог, как и наемников которые не вызывали доверия. Эл был уверен, что дай им волю – сбегут без оглядки, даже без месячного жалования. Только страх все еще держал их в узде и не давал нарушить своих обязательств перед нанимателем, пусть он и сменился при весьма удручающих для всех обстоятельствах. Отправлять кого-либо из гарнизона было расточительством. Куда не кинь всюду этот поганый клин.

- Однако...

- Я понимаю... у вас мало людей?

- Сообразителен не по годам! Уважаю! – в голосе Эла звучали нотки недовольства, а с его манерой обращения на “ты” к барону, это и вовсе показалось насмешкой.

- Раз так, – собрав волю в кулак, игнорируя тон собеседника, понимая свое положение, Дарион заговорил более тихо, – могу я хотя бы попросить лошадь и немного еды в дорогу. Думаю, я смогу добраться один.

- Боюсь огорчить тебя Дарион.

Молодой барон уже приготовился услышать и на эту маленькую уступку отказ, но Эл имел в виду не это.

- Один ты не доберешься. На дорогах разбои и грабежи. Сгинешь еще в пути. Поступим следующим образом: до уездного села ты отправишься в сопровождении капитана Бартона и Марка – казначея господина Эла, а также нескольких наемников. Там они приобретут дополнительную провизию для тебя и наемников, и уже дальше до своего дома и до столицы ты отправишься с ними. Я им приплачу, чтобы они не бросили тебя в дороге, ну и шугану... попрошу господина Эла припугнуть их. Да и капитан Бартон полагаю, найдет, что сказать им, для острастки. Думаю, двух опытных наемников хватит, чтобы избежать ненужных встреч на дороге. Как тебе такой вариант?

- На большее, я и не мог рассчитывать!

Дарион встал со стула позабыв про боль в спине, прислонил руку к груди и поклонился все еще сидящему Элу.

- Что ж, – протянул он в ответ, – раз тебя все устраивает, то давай оставим эту тему и поговорим о чем-нибудь, что не касается нашего дальнейшего будущего. Скажи, что ты знаешь об истории своей страны?

Вопрос Дариону поначалу показался странным, но он тут же вспомнил, что Господин Эл не из этих мест, а раз господин Али всюду следует с ним, то получается что и он тоже, потому вопрос стал вполне обоснованным.

- Мне преподавали уроки истории, – начал Дарион, желая таким образом услышать, что конкретно интересует Эла.

- А уроки географии?

- Э-э... и это тоже...

- Надеюсь, у тебя нет никаких неотложных дел? До ужина Сая будет отдыхать. Кстати, до него не так уж и долго осталось, а интуиция мне подсказывает, что возвращаться сейчас на тренировочную площадку ты уже не захочешь.

Дарион не стал отвечать, так как в этом была доля истины. С новой подругой было куда интереснее и спокойнее заниматься. Тренировка с другими подростками показала, что ему там не рады, и если бы не своевременное вмешательство господина Али, молодому барону безнаказанно могли поставить там бланш. Дарион сдался.

- Что вас интересует?

- Поведай мне о Шандале. С кем соседствует, с кем воюет, ну и, разумеется, кто побеждает. Может из истории, что интересного вспомнишь.

- Из истории господин Али я могу вспомнить только один яркий момент, но он касался тогда не только моей страны, но и всех граничащих с ней королевств.

- Даже так? – не скрывая своего интереса, удивился Эл, облокачиваясь на спинку стула, сделанного по его просьбе.

- Вы, наверное, действительно прибыли издалека, раз не знаете момент этой истории, ведь церковь Света берет свое начало именно с тех времен. Хотя на самом деле никто не знает, насколько все было правдиво, и отличить сейчас правду от выдумки уже никто не может. Разве только сами священники, у которых все еще должны где-то храниться записи тех лет.

- Ты меня заинтриговал парень. Рассказывай.

Устроившись поудобнее, и немного расслабившись, Эл ждал от мальчика интересного рассказа.

- Я могу лишь рассказать то, о чем мне ведал мой учитель. Лет двести тому назад, на землю прибыл посланник Тьмы с двумя големами, прочность которых ни шла, ни в какое сравнение со сталью лучших кузнецов империи.

“Интересненько...” – думал про себя Эл, продолжая слушать певучий голос паренька.

- Много плохих людей перешло на сторону посланника, в душах которых не осталось ничего светлого. С момента как слуга темного дал о себе знать, священники множество раз, огнем и молитвами, пытались прогнать того обратно, откуда он пришел, но ничто не могло ранить его, а сопровождавшие его железные големы могли справиться с целыми армиями.

- Действительно, есть чему усомниться...

- Я и говорю, уж не разобрать где – правда, а где преувеличение, – виновато дернул плечами Дарион.

- Продолжай!

- Големы те были ростом выше любого человека и, как и сам темный, владели магией разрушения.

“Да уж, сказка за сказкой. Выдумщиков будет хватать всегда в любые времена...”

- Когда на его стороне оказалось целое войско, он синим огнем, и стальным мечом прошелся по территории Шандалы, принося человеческие жертвы своему повелителю...

- Постой постой, а почему синим огнем?

- Ну, учитель мне этого не объяснял, но думаю, это потому что магия у него была синяя!

- Хм...

- Ну так вот, посланник намеревался дойти до столицы и занять место короля, чтобы самому начать править, а позже, и завоевать весь мир. Тогда, король собрал все свои войска в единый кулак и призвал на помощь себе ближайшие страны, пообещав им магические предметы, что носил на себе темный посланник.

- Что за предметы? – оживился Эл. Пусть рассказ молодого барона был весьма расплывчат, но кое-что его все-таки заинтересовало, и он хотел найти этому хоть какое-то рациональное объяснение.

- Не знаю, господин Али, я же говорю, учитель пересказывал мне все в общих чертах. Был ли на самом деле посланник Тьмы или нет, точно уже сказать никто не может, хотя церковь Света это все так раздула, что те, кто это писание знает, уже даже не сомневаются. Правда, авторитет их с тех времен весьма пошатнулся.

- Извини, продолжай!

- Наобещав сокровищ, союзные в то время государства: королевство Кишнар и царство Ивир, выставили в помощь Шандалы половину своих войск. И вот, эта многотысячная армия на подступах к столице, встретила небольшую, по сравнению с объединенными силами Шандалы, армию тьмы. А дальше случилось непредвиденное. Посланник Тьмы вскинул руку и тысячи солдат умерли в одно мгновение, уйдя под землю, словно их и не было никогда.

- Провалились что ли?

- Нет, учитель говорил, они расплавились и ушли в землю.

- Как расплавились?

- Простите, господин Али, говорю так, как запомнил, – и, дождавшись понимающего кивка, продолжил: – А сам Темный посланник и его слуги принялись истреблять оставшихся в живых солдат своей магией, испуская из рук синих духов несущих с собою смерть.

Тут Эла словно током ударило, услышав такую метафору, которая отчего-то уж очень напоминала гауссовское оружие. Вот только оно было принято на вооружение всего пару десятилетий назад, и по всем законам не могло быть использовано двести лет назад, если только речь действительно не шла о магии. Но он то был человеком разумным и в такие сказки не верил, а значит, история барона Дариона действительно бала эпически приукрашена, или же эту планету посещало другое разумное существо. Все это стоило перепроверить. Да и описанная смерть тысячи солдат смахивала на эффект разорвавшегося плазменного заряда. Вот только он никак не мог расплавить тысячи, максимум человек двести-триста, и то, при учете, что они будут стоять вплотную друг к дружку. Однако...

- Дарион, погоди минутку. А с чего вообще решили, что тот с кем воевала ваша страна, был посланником Тьмы? Я имею в виду, он имел какие-то отличительные признаки?

- Да, конечно. В высоту он был два человеческих роста, носил черные доспехи, и вместо лица у него была тьма!

“Солнцезащитный щиток” – побледнел Эл, от пришедшего на ум сравнения.

- Так вот, – увлекшись своим рассказом, продолжил молодой барон: – когда объединенная армия Шандалы, Кишнар и Ивир была разбита, и посланник уже намеревался взять столицу, священники придумали план ловушку. Они пригласили захватчика в столицу для объявления капитуляции и передачи власти. Встреча прошла под сводами старой церкви посвященной богу Солнца, в последствии церковники стали называть себя носителями света. Заманив его в центральные залы, с помощью молитвы... – “и долота” – мысленно добавил Эл, – церковники обрушили своды и стены церкви на голову посланнику и его приспешников, похоронив того и себя заживо, пожертвовав своими жизнями для спасения человечества.

- Действительно, интересная история... Скажи-ка, а не с этими ли двумя королевствами Шандала ведет сейчас войну?

- Да, господин Али, именно с ними. Не получив обещанных магических предметов, и потеряв при этом половину своих войск, отношения с соседями ухудшились. Столько времени прошло, а кроме шаткого временного перемирия большего добиться не удавалось. Так они и совершают периодически свои набеги, каждый раз, как в их царствах меняется король. Вот только ни одна война не длилась еще так долго как эта. Есть еще Гаальская империя, которая граничит с королевством Кишнар, но она не принимает участие в войне и даже не пытается пощипать бока соседу, пока он занят нашей страной.

- Что ж, Дарион, спасибо тебе за рассказ, это действительно было очень познавательно. Глядишь, так и ужин могли пропустить.

- Да, наверное, – задумчиво ответил мальчик, забыв про ход времени.

- Напоследок, скажи, а много людей помнят эту историю?

- Скорее приукрашенную быль, господин Али. Уж слишком много в ней невероятных моментов. Тем более что тела посланника Тьмы так никто и не видел. Все описания с записей священнослужителей того времени, что вели хронопись событий. А что касается людей, то только церковники в общих чертах воспевают борьбу света и тьмы в своих сказаниях, так что кроме таких индивидуальных личностей, каким был мой учитель, мало кто сможет рассказать про посланника тьмы более подробно.

- Хм..., а откуда об этом всем узнал твой учитель? Или он раньше был служителем Света?

- Нет, – слегка улыбнулся Дариона, на суждение господина, – Кишнар и царство Ивир тоже вели свою хронопись. А предки моего учителя были коренными кишнарцами.

- То есть эту быль, хорошо знает образованное общество и в соседних странах?

- Должно быть так! – развел ладонями мальчик, соглашаясь с вопросом.

Информация о том, что описание посланника Тьмы совпадало с образом его защитного скафандра, заставил Эла лихорадочно перебирать мысли. Рассуждать о том, что он может позволить себе явиться в ближайший город, не говоря уже о столице, в своем защитном облачении как господин Эл, стало глупо. Со своим ростом он там будет как белая ворона среди черни, а надеяться, что на пути не попадется ни единого образованного человека, который не сможет сложить 2х2 и после не донесет о нем в ближайшую церковь – беспечно. Это еще хорошо, что Дарион не видел его бой, иначе этого разговора могло бы и не состояться. Вопрос о том, что от парня нужно избавиться как можно скорее, уже не стоял, а разрывал динамики. Все его существо кричало о том, что спровадить столь нежелательного молодого гостя нужно уже завтра и не днем позже. Это еще удивительно, что за все время его нахождения здесь, ему никто не рассказал о том, как были побеждены степняки. Благо хоть, что свидетелем смерти графа Себастьяна был всего лишь один человек...

“Черт! Черт, черт, черт... Все-таки надо было его грохнуть. То, что солдатик начнет молоть языком, нет никаких сомнений, вопрос, поверят ли ему и дойдут ли его слова до церковников или нет. Те то уж точно поверят, и тогда – жди беды...”

Эл вспомнил про наемников, которых он собирался отправить с мальчиком и снова погрузился в раздумья. Те немногие выжившие видели его оружие в действии, и если дать им сейчас вольную, очевидцев распространяющих слухи станет на два человека больше. Нет, отпускать их от себя нельзя, если только вперед ногами, а значит, в сопровождение придется назначить других людей. Хотя удавить мальца было намного проще и безопаснее, Эл все-таки был человеком, а не зверем, и на такой шаг пойти попросту не мог, но обезопасить себя и людей, ставших под его крылом, он был обязан.

- Дарион, я тут прикинул, наверное, все-таки, отправлять с тобой наемников будет не лучшей идеей, так как не только я, но и Господин Эл до конца не уверены в их благонадежности. В уездном селе еще остались незаконченные дела, и до него ты доберешься в сопровождении господина Марка, двух стражников и капитана Бартона. После, все как я уже и говорил, но вместо наемников с тобой пойдет капитан Бартон и второй стражник!

- Как скажите господин Али!

Такой вариант даже больше устраивал Дариона, так как к начальнику замковой стражи мальчик уже успел привыкнуть, и такое соседство ему было только в радость.

Ну, тогда не буду тебя больше задерживать. Ступай к себе в комнату. И это, – остановил он поднимающегося со стула мальчика, – по понятным причинам сегодня Сая не сможет побыть твоей персональной служанкой, так что еду тебе принесет кто-нибудь другой.

- Жаль...

- Жаль? Она тебе настолько понравилась?

- Что? Не-ет, – возмутился юный барон, глядя на пытающегося сдержать разъезжающиеся уголки губ господина Али.

- То есть не нравиться?

- Нет! То есть, нет – она мне нравиться. Она стала мне другом, которого у меня никогда не было... мне приятно проводить с нею время...

После тяжких дум, легкая подначка паренька стала понемногу поднимать Элу настроение.

- Может, тогда пригласишь ее к себе? Поедете вместе за компанию, поболтаете о чем-нибудь. Только не расспрашивай ее о личной жизни, она не лучше твоей. Или статус аристократа не позволяет ужинать с простолюдинкой? – задал контрольный вопрос Эл, желая узнать, насколько сильны старые стереотипы.

- Мое положение не позволяет мне считать себя выше кого-либо в этом замке господин Али. А к Сае я отношусь с искренним уважением, и для меня будет честь, если она согласится составить мне компанию!

- Ну, тогда дерзай. Помогать я не стану, все в твоих руках!

Не став отвечать, мальчик, словно взрослый муж, ударил кулаком в грудь на солдатский манер и, поклонившись, вышел вон. Лицо его было пунцовым, но от гнева ли, или от стыда перед перспективой личного приглашения на ужин девочку, сказать наверняка было нельзя.

Проводив юного барона, Эл задумался о будущих взаимоотношениях этих двух детей. С одной стороны, думать то особо было не о чем. Дарион скоро покинет стены замка и Сая снова останется одна, но с другой стороны – за неполную неделю, в присутствие молодого барона, девочка стала больше улыбаться, и порою даже отсыпать нелепые шутки в адрес своего наставника во время утренних тренировок. Еще одним позитивным моментом стало прекращение постоянных вопросов: “А Господин Эл сегодня выйдет из своей комнаты. А могу я сегодня поговорить с Господином Элом?”. Иногда он даже заставал ее молча стоявшей у двери в нынешний тронный зал, за которым находился рабочий кабинет, в котором, как все думали, денно и нощно работает хозяин замка.

Эл не мог придумать более логичного объяснения людям, желающих непосредственно пообщаться с самим хозяином, потому и выдумал эту нелепую отговорку, мол: “Господин Эл занят, скажите, что вы хотели, и я ему передам”, и все в таком духе. Разумеется, он не мог постоянно щеголять в скафандре, чтобы не тратить его и без того ограниченный ресурс, как и открыться жителям замка, в целях своей безопасности. Для этого он и выдумал доверенного помощника Али.

Его слегка беспокоил нездоровый интерес Саи к настоящему Элу, потому он и попросил девочку подружиться с молодым бароном, якобы эта просьба Самого, и пальцем куда-то вверх. Конечно же, эта была лишь часть причины, и Элу действительно нужна была помощь, чтобы раскрепостить Дариона, но он не представлял, что за столь короткое время дети успеют привязаться друг к другу. Или все же это его разыгравшееся воображение?!

За последнее время девочка уже обросла кое-каким мяском и перестала выглядеть словно доска. Растущему организму нужно было больше питаться, но в виду нынешнего положения все порции были строго ограничены, и каждый получал отведенную ему норму, без какой-либо добавки. Даже наемники, к которым Эл не испытывал своего доверия, не возмущались по этому поводу, что уж говорить о детях. Хотя бывая на кухне, он не раз просил кухарок, чтобы доля подрастающего поколения была не ниже слуг, мол это повеление Самого, и снова пальцем куда-то в потолок.

Лицо Саи преобразилось. Кожа перестала иметь бледный оттенок, а ухоженные и расчесанные волосы придавали ей вид нормального и здорового ребенка. Пока что она не могла похвастаться какими-либо другими выделяющимися чертами, отличающих ее от мальчика, но в целом, она имела все задатки, чтобы в будущем разбивать мужские сердца. Хотя на данном этапе Эл уже не раз собирался предложить подстричь ее под каре, так как ее нынешний хвост порой мешал на тренировках. Однако опасался, что девочка как всегда молча примет его решение, а в душе будет громко рыдать за свою девичью косу, потому все еще не решился, хотя считал, что короткая стрижка ей пойдет куда больше. Но кто их знает – этих девчонок.

Так или иначе, пусть дети побудут вместе. Возможно, с уходом Дариона их дружба закончится, и они забудут друг друга, а может, им еще представиться шанс увидеться вместе, и эта разлука всего лишь начало чего-то большего. Кто знает...

====== Часть 26 ======

В это время Эль закончила помогать на кухне и вернулась в общинную комнату, куда разместили всех молодых ивирских девушек. Она быстро нашла взглядом свою сводную сестру и, подойдя к ее кровати, опустилась на самый ее краешек.

- У меня есть для тебя хорошая новость! – сдерживая эмоциональный порыв, медленно произнесла девушка.

Мила перестала штопать старое платье, порученное ей одной из служанок и, отложив его в сторону вместе с костяной иглой, подняла на Эль удивленные глаза.

- О чем ты?

- Со мной разговаривал господин Али. Помнишь высокого молодого мужчину, с которым мы виделись на кухне? – и, дождавшись утвердительного кивка, продолжила: – Он предложил мне и тебе заняться тем, чем раньше занималась твоя мать. Мила, мы можем снова практиковать знахарское искусство. Пусть мы и не в Ивирие, но пока идет война, домой мы все равно попасть не сможем, а здесь у нас есть шанс, продолжить дело твоей матери и делать то, что нам нравиться. А не штопать чужую одежду, – метнув брезгливый взгляд на лежащий грязный балахон на коленях девушки, – и мыть грязную посуду...

- И он предложил тебе это просто так, ничего не прося взамен? – видя непонятное замешательство сводной сестры, Мила принялась высказывать свои сомнения: – Эль, а не может быть, что этот шандалиец просто дурачит тебе голову? Может он просто хочет таким образом добиться твоего расположения к себе, а потом...

- Мила, я уже согласилась, – виновато потупив взор, Эль сжала пальцы в замочке. – И я не думаю, что господину Али есть до меня какое-то дело. В ходе разговора он поставил условие: нам придется переехать в общую комнату для слуг, а эту комнату переделают для нас в рабочее место.

После слов Эль в общинной спальне стало тихо. Она и забыла, что остальные девушки также слушали ее разговор с сестрой, и в отличие от нее, для них такая новость была отнюдь не позитивной. Они держались только благодаря тому, что по-прежнему оставались вместе. Девушки очень сплотились за время, проведенное в плену у шандалийцев, и между ними не было секретов. Но поспешное, единолично принятое решение подруги – их не порадовало, и сейчас они смотрели на нее совсем не по-дружески.

- А не много ли ты на себя берешь? – задала самая старшая из компании девушек, которой еще в прошлом году миновало двадцать весен.

Как и все присутствующие, она была достаточно худа, из-за постоянного недоедания находясь в рабстве. Черноволоса и смугла, но главным ее отличием среди остальных был белый шрам на правой щеке, оставленный надзирателем за “непослушание”. Ивирские женщины были горды, но достаточно благоразумны, чтобы не лезть на рожон, когда неприятностей можно избежать. Со стороны могло показаться, что они уже смирились с уготованной для них судьбой, но это было совсем не так. И каждая была готова покончить с собой, чем позволить шандалийцу прикоснуться к себе, хотя перспектива быть разорванной на части страшными существами, которых держал при себе хозяин замка, пугала намного сильней. Потому, получив относительную свободу действий, никто из них так и не предпринял попыток сбежать, а совместное проживание даже успокоило и немного охладило их пыл, позволив ненадолго расслабиться.

Но вот, не прошло и недели, как их подруга залетает в комнату, и словно никого нет, заявляет своей сестре, что благодаря ей, их всех разделят по разным свободным комнатам с шандалийскими слугами. И при этом считает, что это хорошая новость.

- Вия! – повернувшись в сторону подруги, назвала ее по имени Эль. – Вия, господин Али все равно не собирался оставлять нас в одной комнате, – попыталась выкрутиться девушка.

- Значит, вы обе будете знахарками, травку собирать, по полю гулять, а мы, – обведя рукой остальных девчонок замерших на своих местах, и не решаясь вставить свое слово, – будем за вас штопать, стирать, мыть и убирать?!

Кипя от возмущения, в Вие говорила зависть, а не здравый смысл. Слова Эль она пропустила мимо ушей, и сейчас она видела перед собой не подругу, а девицу, умудрившуюся устроиться лучше, чем она. Вия была не дурой и понимала, что назад дороги нет, и как-то надо выживать. Но почему повезло именно Миле и Эль, а не ей – вот что на самом деле злило девушку.

- Вия, я обязательно поговорю с господином, чтобы он каждой из вас нашел работу по способностям. Мы Ивирцы, и нам нужно держаться вместе, а не ссориться.

Присутствующие опустили головы, признавая правоту подруги. Только Вия плотно сжала губы сощурив глаза.

- Вия, она права... – набравшись храбрости, подала голос одна из младших девушек, до этого не решаясь встревать в разговор старших. – Я не думаю, что нам бы долго позволили жить вместе, и это было только делом времени, когда нас переселят. Взрослых так сразу разместили среди шандалийских слуг, и они вроде как не жалуются. Думаю, нас как самых молодых решили немного подержать отдельно, чтобы мы привыкли...

- Слишком умные слова, для такой молодушки как ты... – перебила ее Вия, но тут же была прервана сама, выпадом со стороны.

- Вия, хватит! – встав на сторону обвиняемых, пресекая нападки старшей подруги, возразила сверстница Эль. – Откуда в тебе столько гнева? Ты должна быть рада за своих подруг, а не злиться на них. Тем более, Эль сказала, что замолвит за нас словечко! – и, повернувшись в сторону сидящей на краешке кровати девушке, обратилась уже к ней: – Так ведь?

- Да! – не мешкая ни секунды с ответом, кивнула Эль, прижимая к себе напуганную, от накаляющейся атмосферы, сестру.

Фыркнув, Вия не стала больше ничего говорить и, усевшись на свое место, уткнулась в выданную ей днем работу – ветхий рваный шерстяной халат.

Снова поднимать этот разговор Эль не хотелось, тем более, что Вия едва успокоилась, но она надеялась, что сводная сестра поняла и приняла ее сторону, ведь она искренне желала Миле только лучшего. Она не думала о своих подругах, когда принимала предложение Эла, но выказанное ей недовольство одной и них, заставило устыдиться своего поступка. В чем-то Вия была права, и пусть бы это ничего не изменило, но сначала стоило рассказать всем, чтобы решение было принято совместно, как всегда до этого поступали они. Эль почувствовала вину перед девчонками, невольно ставшими подругами по несчастью. И чтобы это исправить, она предпримет все возможное и невозможное, чтобы господин Али устроил ее подруг не хуже, чем ее с Милой.

Марк прошел мимо комнаты молодых девушек, за которым слышался оживленный разговор, но тормозить не стал, и проследовал дальше. Сегодня вечером он договорился с Батом, посидеть у него в комнате, выпить за предстоящим ужином бутылочку какого-то вина, которое друг кладовщик умудрился где-то найти, и поговорить. Возможно, если бы ни заждавшаяся выпивка, он бы и остановился возле двери молодых девиц послушать, о чем те щебечут. Но после обстоятельного разговора с господином Али, когда тот каким-то боком прознал про его намерения в отношении одной из девушек, и наговорил всяких неприятных слов и завуалированных угроз, желание попасться ему на глаза, за подслушиванием у двери, ему не хотелось. А ведь самое обидное было в том, что та молодая особа, по сути, была обязана ему, и он заслуживал благодарности от нее, а вместо этого получил выговор.

“Наверняка сама ему и пожаловалась”, – ступая дальше по коридору и поворачивая в сторону лестницы на второй этаж, думал про себя Марк, щуря глаза от тусклого света факелов. Жердей с ворванью, освещавших коридор, было недостаточно много, и полноценного освещения в отдельных его уголках не хватало.

Дойдя до нужной двери, казначей бросил довольный взгляд на чистые стены. С момента как его господин стал хозяином замка, его доверенный человек то и делал, что гонял слуг от зари до зари драить полы и стены, пока в общем доме не настала относительная чистота. Сено, вечно валявшееся под ногами, исчезло, в туалете появились вентиляционные окна, и пропал присутствующий до этого тошнотворный душок. А кухня?! Та вообще превратилась в эталон чистоты, вот только некоторые комнаты так и остались во власти своих обитателей, но он был уверен, и до них дело дойдет.

Небрежно стукнув три раза, как они условились с Батом, Марку не пришлось ждать и четверть минуты, как его товарищ распахнул дверь и приглашающее повел рукой.

- Я уже заждался! Думал, начну без тебя, – вместо приветствия пробурчал старый подельник.

- Сомневаюсь, закусывать то все равно нечем!

- Когда это нас останавливало? – усмехнулся тому Бат в ответ. – А насчет ужина, так время уже почти подошло, служанка должна придти с минуты на минуту, – и, увидев сомнения в глазах бывшего главаря банды, а нынче казначея графства Рокшер, решил добавить: – Ты на меня так не смотри, вот увидишь, придет вовремя. С момента как хозяин назначил меня кладовщиком, местные у меня как по струнке ходят. Знают, если что, фиг чего от меня получат. Ключики-то от склада у меня, а я с ними даже в постели не расстаюсь, так-то вот!

Довольно закончив, Бат улыбнулся нынешнему положению вещей и уселся в единственное кресло, оббитое волчьей шкурой. Товарищу же предложил добротный стул за небольшим столом. Комната его была средних размеров без излишеств, но с удобствами. Бат лишь сожалел об отсутствии камина, какой был в кабинете Марка, но в остальном он был совершенно доволен.

Откупорив глиняную бутылку, хозяин комнаты потянул ноздрями пьянящий аромат выдержанного вина, после чего протянул ее другу.

- Гостю уступаю отпить первым!

Не тратя время на пришедшую на ум язвительную присказку про отравителей, Марк потянулся со своего места и, перехватив предложенную бутылку, сделал пару глотков, после чего передал ее обратно.

- Замечательное вино, – утерев губы рукавом по старой привычке, отметил друг. – Давно такого не пил!

- Эх, – вздохнул Бат, – я тоже, – и, запрокинув голову, тоже ненадолго присосался к горлышку.

- Бат, я надеюсь, ты пригласил меня не только для совместной попойки?

- А помнишь, как я ходил свататься к хромой Молли?! Вы тогда всей толпой пол вечера меня отговаривали! – усмехнувшись собственным воспоминаниям, задал Бат риторичный вопрос.

- Это ты про хромую блудницу что ли?

- Ее самую, Марк, ее самую...

- Ну да, было дело. Но я не пойму к чему ты клонишь?

- Тогда мы с тобой были детьми дороги, и жили одним днем, а сейчас, – оглядев свою комнату, Бат уставился на друга, – у нас есть дом, и я не хочу прожить в нем в полном одиночестве.

- Бат, что с тобой? Ты не один, у тебя есть я, – улыбнувшись во всю ширь, ответил ему товарищ.

- Ну, это да, но кое-чего все-таки дать ты мне не сможешь...

- А, ясно! – воскликнул Марк, сообразив, что происходит с его бывшим подельником. – И кто она?

Бат потупился на бутылку, сжимавшую двумя руками, после чего не глядя на друга, ответил:

- Ты знаешь, ведь самое забавное – ты привел ее в этот дом!

- Бат! Перестань говорить загадками. Неужели так сложно назвать имя?

- У нее прекрасное певучее имя, ее зовут... – сказанное потонуло в шуме за дверью. Затем последовал осторожный стук и голос служанки.

- Господин Бат! Я принесла вам ужин. Господин Бат?!

- А вот и закуска, – довольно оскалился Марк. С момента встречи с рыцарем-магом, а ныне уважаемым господином, Марк познал вкус к жизни и забыл про лютый голод. Теперь он ел три раза в день, и пусть порции были не столь большими, как этого хотелось бы, но ему вполне хватало, чтобы не жаловаться.

Получив разрешение, помощница поварихи молча вошла, покачивая широкими бедрами, скрытыми под слоем нескольких юбок. Улыбнувшись влиятельным мужчинам этого замка, она поставила поднос с едой на две персоны и стала переставлять имеющиеся тарелки на стол, как бы случайно демонстрируя свою пышную грудь через глубокий не зашнурованный вырез. Как и все служанки этого замка, женщина тоже хотела получить кусок своего пирога, и пока юные дурочки охотятся на графов и молодых помощников, она сделала ставку на новоприбывших и занявших высокие посты мужчин, закидывая наживку. Авось и приглянется кому-нибудь.

Марк подачу служанки оценил, а в связи с тем, что ему недавно обломилось, подвернувшийся вариант его вполне устраивал.

- Мадам! – начал он свой марш ловеласа, приглаживая недавно подстриженную бородку. – Не хотите ли присоединиться к нашему столу? Сегодня у нас замечательное кишнарское вино.

- Ох, господин Марк, – принимая игру, ответила помощница поварихи, радуясь удачной ловле, – я бы с радостью осталась с вами и господином Батом, – отвешивая кокетливую улыбку второму мужчине, – но у меня еще столько много дел, и меня еще ждут на кухне. Вот если после ужина...

- Буду ждать! Я покажу тебе столько интересных вещей в своей комнате...

Бат индифферентно слушал заигрывания Марка с полненькой служанкой. И пусть он тоже был поклонником пышных форм, но стройная девица, чье лицо покорило его сердце, не выходила у него из головы.

Раскланявшись, женщина забрала поднос и вышла вон, предвкушая плоды будущей ночи. Возможно, это ее шанс возвыситься перед остальными, и его она не упустит.

Проводив служанку, Марк отломил кусок свежевыпеченной лепешки и, подхватив им жареный овощ, отправил его себе в рот, смакую полученный вкус. Он не забыл про их разговор с Батом и на чем он был прерван, потому снова озвучил свой вопрос.

- Ну, и? Как зовут это расхитительницу? – и, не дожидаясь ответа, Марк откинулся на спинку стула, припадая к горлышку задирая бутылку вверх.

- Ее зовут Эль! Красивое имя, ты не находишь?

Марк выпучил глаза, сгибаясь пополам в приступе кашля, проливая на деревянный дощатый пол дорогое вино.

- Ах ты ж...

Их разговор закончился ничем. Казначей долго и упорно пытался доказать своему “коллеге” о безнадежности его воздыханий, но тот оказался не приклонен. Бат уже был давно не мальчик и его возраст приближался к сорока, потому его интерес к спелому плоду был весьма понятен, однако выговор господина Али был еще свеж в памяти. Во всяком случае, Марк покинул комнату своего друга со спокойной совестью. Он приложил все усилия, добавив к ним всю красноречивость, на которую был способен, в попытке посеять зерно благоразумия в голове товарища. Как поступит Бат, это его уже не касалось, его ждала своя “мадмуазель”.

Покончив с ужином и выпивкой, друзья разошлись по своим кроватям. Хоть Марку до нее было идти гораздо дольше, но в отличие от страдающего друга, у него предстоящая ночь обещала быть насыщенной.

Каждый провел этот день по-своему, но следующий как всегда начался с хлопот.

Эл не стал откладывать отъезд молодого барона на середину дня, оповестив после ужина некоторых слуг и капитана Бартона, которому он доверил возглавить данный поход. Единственного кого ему не удалость поставить в известность о грядущих планах, был казначей, которого, вчера вечером, он так и не смог застать в его комнате. Пришлось будить Марка ни свет, ни заря, и морально готовить к немедленному отбытию.

Утреннюю тренировку с Саей, из-за ее вчерашней травмы, пришлось отменить, но это оказалось ему только на руку, так как одновременно быть самим собой и Али он попросту не мог, а провожать молодого барона он посчитал прямой обязанностью хозяина замка.

Вечером Дарион нашел в себе смелость и все же пригласил девочку разделить с ним ужин. О чем они разговаривали, было не ведомо, но утром Сая вышла провожать мальчика, с которым за короткое время успела подружиться. Рядом также стояли: недовольный Марк, с мешками под глазами от бессонной ночи; капитан Бартон с парой стражников, которых он лично отрядил для этой миссии. И, разумеется, сам Эл, с накинутым на голову большим капюшоном, который почти полностью скрывал солнцезащитный щиток скафандра, свисая тряпкой на нем, словно паранджа у невесты.

- Все вы знаете свои обязанности, но все же я повторюсь, – решил подстраховаться Эл, пока Дарион прощался с Саей.

Механический, неживой голос, выдаваемый динамиками скафандра, вновь заставил присутствующих людей съежиться, от воображаемой мысли о не человечности его обладателя. Не говоря уже о молодом бароне, который видел господина Эла всего лишь пару раз. И если он сумел сделать какие-либо выводы: между своей историей и образом хозяина замка, то мысли эти оставил при себе.

- Главным в отряде будет командующий замковой стражей Бартон Гросс. Капитан, – обращаясь к высокому воину, Эл сделал акцент на его воинском звании, – как самому опытному среди всех присутствующих, я вам вверяю ответственность за сохранность жизни в пути господина Марка и господина Дариона. По прибытию в уездное село, в котором у господина Марка осталось незаконченное дело, вы закупите дополнительную провизию для замка и своих нужд, после чего разделитесь. Марк и один стражник, на ваше усмотрение, останутся в уездном селе до решения всех дел, а вы, вместе со вторым солдатом и господином Дарионом, отправитесь дальше до поместья молодого барона, а затем и до самой столицы. После того как барон сочтет вашу миссию выполненной, вы возвращаетесь в расположение замка, – и, обведя всех пристальным взглядом, которого все равно никто не увидел, Эл добавил, остановившись на капитане: – Вопросы есть?

Конечно, отправлять Бартона Элу не хотелось, но лучшего кандидата на это задание попросту не нашлось. Капитан был единственным человеком, которому он более или менее доверял и шанс, что тот вернется обратно, был достаточно высок, чего он не мог пока сказать о других обитателях своего замка. История с морфами была достаточно свежа в памяти людей, и он мог бы поклясться, что жить по соседству с такими обитателями мало кому по нраву.

- Все предельно ясно, Господин Эл! – отрапортовал Бартон Гросс, выслушав своего господина.

- Тогда удачи. И будьте осторожны!

Разводить лишних соплей было ни к чему и, закончив свой “брифинг”, Эл повернулся в сторону детей, как раз тот в момент, когда Дарион заканчивал раскидываться обещаниями.

- ... как только я поправлю дела поместья, обещаю, я пришлю тебе письмо, и если захочешь, можешь приезжать ко мне в гости. Рядом с моим домом много красивых мест, которые я бы с удовольствием показал тебе.

- Если Господин Эл позволит, то я обязательно постараюсь приехать! – стараясь сохранять невозмутимость, Сая усердно держала лицо. Она не смотрела на Дариона как на аристократа, для нее этот мальчик был товарищем, а с друзьями держатся на равных.

Помахав на прощание, друг другу рукой, Дарион пошел вслед за остальными к запряженным и стоящим у ворот лошадям, оставляя девочку и хозяина замка одних. Сая была рада вновь увидеть своего господина, который ежедневно пропадал в кабинете и не выходил наружу, но в тоже время на душе становилось тоскливо, ведь человек с которым она нашла общий язык, уезжал. Вот если бы господин позволил чаще навещать его, то она была бы более счастливой.

- Господин Эл?! С Дарионом ведь все будет хорошо? – обнадеживающе поинтересовалась Сая у того, кому всецело доверяла.

- Несомненно! Потому и назначил капитана Бартона для его сопровождения. Кстати, как продвигаются твои тренировки? – решив отвлечь девочку от мыслей разлуки, поинтересовался Эл. Конечно, он знал об уровне ее мастерства, но ему было интересно, насколько Сая сама выросла в своих глазах. Исчез ли в ней этот пресловутый глубоко засевший страх перед своей беспомощностью.

- Господин Али и господин Бартон говорят, что я делаю успехи, но мне все еще далеко даже до уровня Рика. Это самый старший ученик заместителя капитана, – решила уточнить Сая. – Но я не сдамся и стану сильной!

- В этом я не сомневаюсь. Могу я внести предложение?

Слыша такие слова, Сая всегда наполнялась теплом перед своим господином, и эта была еще одной причиной, по которой она тянулась к нему.

- Конечно Господин Эл!

- Думаю, если ты укоротишь волосы, тебе будет намного проще заниматься утренними упражнениями!

- Ху-у... – недовольно насупилась Сая, не боясь, позволяя себе гримасничать, – господин Али говорит то же самое.

Эл довольно ухмыльнулся от состряпанного лица девочки и легонько похлопал ее по голове. Да, он помнил про свои суждения о друге, с которым он мог бы коротать время в беседах, но почему им обязательно должен быть мужчина, а ни эта, к примеру, смышленая девочка?!

- Возможно, он не так уж и не прав. Пойдем в замок, ты уже наверняка замерзла, а ворота закроют и без нас!

Повернувшись спиной к отъезжающим всадникам, Эл неспешно зашагал к двери, предлагая девочке следовать за ним. На улице действительно было аномально прохладно относительно предыдущих дней, и пусть Эл не чувствовал в своем защитном скафандре температуры, которая лишь отображалась на внутреннем дисплее его шлема, но он видел как ежилась Сая, наивно полагающая что умело скрывает сей факт, лишь бы достойно проводить своего товарища.


home | my bookshelf | | В поисках новой колонии |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу