Book: Вакансия на должность жены



Вакансия на должность жены

Наталья (Zzika)

Вакансия на должность жены

ПРОЛОГ

— Нет, так дальше продолжаться не может! — Его Величество с возмущением посмотрел на сына. — Тебе уже двадцать пять и до сих пор у тебя не пробудилась четвертая стихия. К тому же, мне надоело заминать скандалы и устраивать жизнь опозоренным тобой фрейлинам! Спасибо, что ты практикуешься только на бездарных девушках, хоть на это хватает соображения! Больше никаких отсрочек и отговорок — через месяц мы объявляем Отбор невест, и не пройдет и года, как ты будешь женат!

— Отец, я не готов к браку.

— Ничего, вот женишься и сразу приготовишься.

— Это Вы по личному опыту судите? — ехидно спросил принц.

— Не только, — парировал король. — У тебя не так много времени осталось до второго совершеннолетия, и раз до сих пор четвертая стихия не пробудилась сама, ей придется помочь, а единственный способ — это женитьба на магически одаренной девушке.

— Замечательно, — пробурчал принц. — Всегда мечтал выбирать жену по уровню магии.

— Даже не по уровню магии, хотя и это важно, а по тому, какие у нее стихии пробуждены. Твой спящий Огонь должен отреагировать на Огонь девушки.

— Но как же личная симпатия, любовь, наконец?

— Никто не отменял фавориток. Бездарей в Королевстве хоть пруд пруди и каждая будет счастлива украсить твою жизни и согреть постель. Женишься, сделаешь жене ребенка и заводи, хоть десяток. Отбору быть!

— Могу я хотя бы указать требования к потенциальной жене?

— Можешь.

— Когда Вам нужен список моих ожиданий от кандидаток?

— Через пару дней в самый раз, оттягивать больше не будем.

— Хорошо, утром через два дня он будет лежать на Вашем бюро.

Себастиан в раздражении переломил пополам очередной стилос: ничего приличного не придумывалось, а то, что приходит в голову, озвучивать при девушках категорически нельзя. Представив, какой произойдет «ледипад» и какой отец ему потом устроит разнос, когда всех обморочных невест рассортируют по диванам, принц вздохнул.

Что же написать?

1. Девушка должна быть девственница.

Понятное и логичное условие: при консуммации брака происходит взаимодействие стихий и образование прочной пожизненной связи (звучит, как «пожизненное заключение», счастье, что привязка касается только жены). Мужчина получает жену, которая не может и не хочет ему изменять.

2. Девушка должна обладать хорошим по силе даром, не меньше двух пробужденных стихий, одна из которых Огонь.

Если его стихия не отзовется на стихию невесты, ему придется отнять у девушки ее Огонь.

3. Девушка должна быть равнодушна к украшениям и нарядам.

Хватит того, что за каждую ночь ему приходится одаривать любовниц, если еще и жена попадется алчная к драгоценностям, то или Королевство по миру пойдет или она ему плешь проест!

Кстати, про плешь…

4. Девушка должна обладать покладистым нравом и никогда и ни за что не читать мужу нотаций.

Пришел от любовницы и навеселе? Молча, с улыбкой, встретила, помогла добраться до кровати, подушку поправила и одеяло подоткнула. А на утро чтоб ни слез, ни упреков.

Все? Может быть, еще про приятную внешность подчеркнуть? Нет, это лишнее, не бывает, чтобы столько достоинств и сразу у одной женщины, чем-то надо жертвовать.

Девственность, стихии, покладистый нрав, равнодушие к драгоценностям — вот необходимые для сносной жены критерии. Все недостающее он всегда сможет найти у любовниц.

— Тиан, я войду?

— Да, мама, входи, — принц торопливо перевернул свиток, над которым упражнялся в злословии.

— Мне отец сказал, что объявил Отбор. Он разговаривал с тобой об этом? Ты согласен?

— Можно подумать, короля интересует мое мнение, — фыркнул Тиан.

— Короля, может, и не волнует, а вот отца очень даже, — мягко заметила мать. — Я вижу, ты не слишком рад?

— Мама, как я могу быть рад, если мои желания не особенно учитываются?

— Ты преувеличиваешь, — возразила королева. — Конечно, первоначальный выбор подходящих девушек сделают другие, но из тех, которых допустят во дворец, выбирать будешь уже ты сам.

— А если я вообще не хочу жениться или мне ни одна не понравится?

— Сын, ты уже взрослый и понимаешь, что поскольку Огонь так и не пробудился, есть только одна возможность это исправить — женитьба на магически подходящей девушке. Мне жаль, что ты вынужден руководствоваться не чувствами, а расчетом, но вполне возможно, что все не так плохо, как тебе сейчас кажется. На Отбор попадут самые лучшие девушки, не может быть, чтобы ты не нашел среди них кого-то, кто придется тебе по сердцу.

— Мама, а как вы с отцом нашли друг друга? До Отбора познакомились или уже в течение него?

— На Отборе, — улыбнулась мать и ласково коснулась волос сына. — Ты не представляешь, как я не хотела ехать и как горевала, когда магия сделала выбор за нас! На ритуал я шла, как на казнь, но твой отец был очень предупредителен и внимателен ко мне. Сразу после брачной ночи произошла привязка, и с тех пор для меня нет никого лучше твоего отца.

— А папа? Он сразу понял, что ты — та самая?

— Нет, милый, сначала он просто смирился с выбором магии, но со временем привязался ко мне и полюбил. Сейчас мы с ним по-настоящему счастливы.

— Неужели, все короли обречены жениться на нелюбимых и надеяться, что чувства придут потом? Если вообще придут.

— Не смотри так, мы с отцом желаем тебе только счастья! Женитьба в любом случае не конец жизни, а если повезет, то — ее начало.

ГЛАВА 1. БЕЗВЫХОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

— Миледи, Вас вызывает Его Милость, — произнесла служанка и с сочувствием посмотрела на девушку. — Лорд сильно не в духе и Вам бы лучше поторопиться.

Габриэлла со вздохом отложила книгу и встала.

— Можно подумать, Его Милость когда-нибудь бывает в духе, — пробормотала она. — Кто-то приехал или пришли какие-нибудь известия или письма?

— Да, какая-то почта приходила, я видела, как Поль нес их в комнату лорда.

— Хорошо, спасибо, Розетта, я сейчас спущусь.

Служанка присела в книксене и вышла.

Габи подошла к зеркалу, заправила выбившуюся прядку, на плечи накинула платок и отправилась к опекуну.

Ей надо продержаться чуть больше четырех месяцев до Первого Совершеннолетия, и она станет более-менее свободна. По крайней мере, ей больше не придется следить за исправностью дверных засовов в ее комнате и повсюду таскать за собой служанку, чтобы у сына барона Оренси не получилось оказаться с ней наедине.

Девушка медленно спускалась, гадая, что от нее могло понадобиться барону, и уже прошла половину ступеней, как услышала разговор — барон с сыном стояли прямо под ней, у самой лестницы.

— Рамир, оттягивать больше нельзя, ты же понимаешь? Король никогда не позволит одаренной из рода Амеди породниться с бездарем из рода Оренси. Это мезальянс, даже если не принимать во внимание магические составляющие, разрешения на этот брак мы никогда не получим. У нас только один способ остаться здесь хозяевами — если ты перестанешь жевать сопли и, наконец, переспишь с Габи.

— Да я-то понимаю, — возразил Рамир. — Но это не моя вина, что брак до сих пор не осуществлен, девчонка никогда не остается одна, всюду таскает с собой кого-нибудь из служанок, а теперь у нее еще и стихии пробудились! Как, скажи на милость, я теперь смогу с ней справиться? Да она поджарит меня еще на подходе.

— Я понимаю, — сокрушенно ответил барон. — Время всегда летит быстрее, чем кажется, и я многое упустил, но только потому, что надеялся на тебя! Как получилось, что она до сих пор не влюбилась, чем ты занимался столько лет, кроме того, что перещупал всех девок в округе?

— «Влюбилась», — зло выплюнул Рамир. — Она с детства шарахается от меня, как от чумы и ни разу не позволила приблизиться, не говоря о том, чтобы остаться со мной наедине. Как прикажешь соблазнять, если она смотрит, как на чудовище? Я старался весь год! Дарил ей цветы, говорил комплименты и безделушки, даже стихи пытался читать, но мои подарки неизменно оказывались на навозной куче у скотного двора, а от комплиментов она сбегала, будто за ней гонится демон.

— Я создал все условия, ни одного другого молодого человека она в глаза не видела, тебе всего-то и надо было быть с ней милым и любезным, а ты, вместо этого постоянно над ней издевался.

— Мне было всего четырнадцать, а Габи десять! Откуда я знал, что потом придется жениться на ней? Было так весело загонять ее…

— Зато теперь нам обоим не весело. Сын, ты меня разочаровываешь. Никогда не думал, что ты не сможешь провернуть такое простое дело, как соблазнить девушку. Красивую, заметь и, к тому же, от результата соблазнения которой зависит твое собственное благополучие. Нам так повезло, что двоюродная сестрица с мужем вовремя покинули этот мир, и король преподнес нам графство на блюдечке. От тебя требуется всего одно небольшое и весьма приятное усилие.

— Да все я понимаю и сам не прочь, но что делать, если она шарахается? Силой не получится, против ее магии мне не устоять, да и для привязки требуется, чтобы девушка в постели не сопротивлялась.

— Я подумаю, что можно будет сделать. Надо достать сильное снотворное зелье и как-то подлить Габриэлле, а потом удалить ее служанку. И лучше сделать все поскорее, сегодня пришел почтовик от короля — он решил объявить Отбор!

— Принц решил жениться?

— То-то и оно — говорю же, прибыл приказ от короля, чтобы я немедленно собирал Габриэллу и вез ее во дворец. Я смогу протянуть с ответом пару дней, не больше, и лучше, чтобы за это время ты предоставил мне убедительную причину для отказа.

— Не больше двух дней, — пробормотал сын. — Да, откладывать больше некуда. Я сейчас же съезжу к старой Амине, попрошу у нее помощи.

— Предупреди ее, что зелье нужно такое, которое не оставит следов и не навредит здоровью девушки! Заплати, не скупясь, тогда она особенно постарается.

— Не все ли равно, что будет с ее здоровьем, если произойдет привязка? Она больше ни с кем не сможет быть, да и не захочет, и король уже ничего не сделает.

— Не будем рисковать, вдруг король, прежде чем дать разрешение на брак, пришлет мага проверить невесту? Все-таки, не забывай, что Его Величество у нас далеко не дурак.

— Да, верно, я все понял и объясню Амине, что мне требуется. Все, я поехал.

Ни жива, ни мертва, девушка прижалась к стене, опасаясь, что Рамир поднимет голову, увидит ее и поймет, что она слышала их разговор, но он стремительно проскочил холл и исчез за дверью.

Стараясь не шуметь, Габи вернулась наверх и перевела дух.

Что же ей делать? Рамир настроен решительно, ему нужны ее деньги и титул, он не отступится.

— Поль, — проорал барон внизу. — Сходи и немедленно передай миледи, что я ее жду у себя в кабинете! Где она бродит, полчаса назад отправил за ней служанку!

Габи стремительно метнулась назад в комнату, и когда Поль постучал в дверь и вошел, он увидел девушку, сидящей за вышивкой, будто она никуда из комнаты не выходила.

— Миледи, — почтительно обратился он к Габи. — Его Милость настоятельно просит Вас немедленно спуститься к нему в кабинет.

Девушка отложила шитье и отправилась за слугой.

— Да, дядя? — спросила она, входя в кабинет. — Зачем Вы меня звали?

— Почему тебя приходится звать дважды? Или Розетта не передала мой приказ?

— Нет, она все сказала, я просто задумалась, — поспешила ответить Габи.

— Я хотел поговорить с тобой, сядь! Скоро твое Первое Совершеннолетие, остались последние два месяца, тебе пора выбирать мужа.

— Дядя?

— Жаль, что твоя бедная матушка так рано оставила этот мир, она бы объяснила тебе все намного лучше меня. Ты должна присмотреться к молодым людям, пообщаться с ними и решить, с кем готова прожить жизнь.

— С кем здесь можно общаться и на кого присматриваться? — удивилась Габриэлла. — К нам никто не ездит, и сами никуда не выезжаем. Единственный молодой человек, который постоянно вертится у меня перед глазами — Рамир.

— Вот и присмотрись к нему, — кивнул головой барон. — Ты ему давно нравишься и если поладите, то так тому и быть.

— Дядя, я не собираюсь сейчас ни с кем ладить, мне всего двадцать, тем более, Рамир не вызывает у меня никаких добрых чувств. И потом, если мы с Рамиром, как Вы говорите, «поладим», то я не только потеряю свою магию, ведь Рамир бездарь, но и навсегда буду к нему привязана. Нет, на такое я никогда не пойду!

— Не спеши рубить, — вкрадчиво заговорил барон. — Женщине не нужна магия, главное, чтобы у нее был муж и дети. Рамир будет хорошим мужем! Он не очень хорошо вел себя с тобой, но все мальчики таковы, пока не вырастут, а с возрастом они умнеют и исправляются.

— Хорошо, дядя, я подумаю, — ответила Габриэлла, вспомнив подслушанный разговор и решив пока не злить опекуна.

— Вот и умница, Я рад, что ты вняла доводам разума. Иди к себе и приготовься — вечером у нас будет торжественный ужин.

— Торжественный ужин, — переспросила Габриэлла. — Но в честь какого события?

— Ты все узнаешь вечером, — расплылся в улыбке опекун.

С детства Габи привыкла прятаться в зарослях сирени в самом дальнем углу обширного сада. Садовники не добирались до этой части и кусты росли, как им вздумается, образовав со временем небольшой непролазный островок. Весной, когда ветви покрывались розовыми, светло-фиолетовыми и белыми шапками цветов, по саду плыл необыкновенно сильный и приятный запах, и Габи обязательно приносила в свою комнату несколько разноцветных веточек.

Когда юная графиня Амеди осиротела, ей было всего десять лет, и король назначил ее опекуном дальнего родственника по матери — барона Фреджинальда Оренси, вдовца с сыном, старше Габриэллы на четыре года.

Габи быстро поняла, что не вызывает в опекуне и его сыне никаких добрых чувств и встреча с ними сулит ей только неприятности, поэтому научилась ловко его избегать и прятаться. К сожалению, в двадцать прятаться оказалось намного сложнее, чем в десять лет. Чем старше становилась воспитанница, тем реже у нее получалось избежать встреч, и тем чаще ей приходилось выслушивать бесконечные нотации и терпеть придирки от отца и издевательства — от сына.

Итак, что мы имеем?

Рамир твердо решил опоить ее и лишить девственности, если не сегодня, то не позже, чем завтра. Если она не станет ни пить, ни есть, сможет ли избежать этой участи? Маловероятно, дядя пойдет на все, чтобы остаться хозяином графства и можно только догадываться, на какие действия он решится от безысходности. Как она поняла, для образования привязки главное, чтобы девушка не противилась близости, именно для этого ее собираются опоить снотворным. А вот каким образом в организм попадет это снотворное, добровольно или нет — не суть важно. Да, у нее есть магия, но она пока не слишком хорошо умеет ею пользоваться и, поэтому, от внезапного удара по голове магия ее не защитит. Что же ей делать? Бежать!?

Да, надо бежать, причем, как можно скорее, пока у нее еще есть такая возможность. Но куда? Одинокая девушка обязательно привлечет массу неприятностей и получит привязку при первой же незапланированной встрече.

Габриэлла в волнении ходила по комнате.

Бежать во дворец и просить защиты у короля? Неплохой выход, но вот замуж она не стремилась, тем более, за принца. Значит, надо сделать так, чтобы он ее сам не выбрал, там наверняка будет много красавиц и не сложно будет среди них затеряться. Но ей еще нет двадцати одного года, она несовершеннолетняя и обязана подчиняться опекуну.


Если принц ее не выберет, то король будет вынужден вернуть ее дяде и пусть даже припугнет того, но все равно, расплаты за побег и последующего насильственного брака с Рамиром ей не избежать. Ну и как выйти из этой дилеммы: попасть на Отбор, чтобы спастись от брака с Рамиром, но ухитриться и принцу не понравиться, и к опекуну не вернуться?

Девушка подошла к зеркалу, скептически осмотрела себя. Сложно сказать, получится ли, уж больно она мала ростом и тонка в кости. И волосы! Остричь ее красивые волосы, светлые с небольшой рыжиной, мама говорила — с отблеском солнышка! Жалко-то как!

Ладно, она посмотрит, что вообще может получиться из переодевания.

Габриэлла скептически осмотрела содержимое гардеробной. Платья, платья, платья, большинство из которых она никогда не наденет. Штанов было двое, из костюмов для верховой езды, но уж слишком щегольские и явно видно, что женские. Нет, так не пойдет, ей нужна помощь.

Розетта отозвалась быстро.

— Что пожелаете, миледи?

— Рози, у меня большие проблемы и мне нужна помощь.

— Да, я знаю, лорд собирается женить на вас своего сына, — огорченно ответила Розетта. — Все слуги очень из-за этого переживают.

— Мне нужна мужская одежда — штаны, рубаха, безрукавка и что там еще носят мужчины. Сможешь достать, но так, чтобы никто не увидел и не спохватился и быстро?

— Смогу, но мне будет проще, если Вы объясните, для чего Вам одежда, она ведь для разных мужчин разная.



— Я собираюсь бежать и для этого переоденусь мальчиком.

— Ох, — служанка зажала рот рукой. — Миледи, это же опасно!!!

— У меня нет выхода, Розетта. Если я не убегу сегодня, завтра будет поздно.

— Я Вас одну никуда не отпущу! Вы возьмете меня с собой! Кстати, а куда Вы собираетесь бежать?

Габи посмотрела на служанку, и внезапно ее озарило — вот же выход — стоит прямо перед ней!

— Рози, у меня идея! Ты иди и принеси мне одежду для мальчика, а я займусь подготовкой. Только осторожно, хорошо?

— Конечно, миледи! Я быстро, — и Розетта убежала.

Габи довольно улыбнулась — теперь все должно получиться!

Только надо выкрасть приглашение на Отбор, а для этого попасть в дядин кабинет, но у нее есть идея, как это сделать.

Девушка пригладила платье, поправила волосы и решительно вышла из комнаты.

— Дядя, можно войти? — спросила она под дверью кабинета. — Вы здесь?

Ответа не последовало, и Габи заглянула внутрь — никого.

Отлично, у нее есть пара минут и если ей повезет, она успеет.

Приглашение пришло сегодня, и дядя его читал, вполне возможно, что оно еще где-то здесь, на столе, среди других писем и свитков.

Девушка принялась быстро просматривать бумаги, одновременно чутко прислушиваясь к звукам. Не то, не то, не то. Да где же оно???

Еще бы знать, как оно выглядит, это приглашение: на гербовой бумаге оно или просто письмо?

На столе ничего похожего на приглашение не обнаружилось. Габи растерянно оглядела кабинет — куда дядя мог спрятать послание?

Но тут за дверью раздался какой-то шум, и девушка поспешила выскользнуть наружу. Отойти далеко она не успевала, поэтому сделала вид, что буквально только что подошла сюда.

— Габриэлла? — удивился опекун. — Ты что-то хотела?

— Вас ищу, — улыбнулась подопечная, изо всех сил стараясь выглядеть беззаботной. — Я хотела поговорить.

— Поговорить? Хм, — барон хмуро посмотрел на маячивших неподалеку двоих слуг и толкнул дверь в кабинет. — Заходи.

Габриэлла прошла и сразу устроилась на диванчике.

— О чем ты хотела со мной поговорить?

— О Рамире.

— Вот как? И что конкретно тебя интересует? — напрягся опекун.

— Если мне придется выйти за него замуж, то будет полезно узнать, что он любит или не любит. Я подумала, что совсем его не знаю, хотя он прожил рядом десять лет.

— Мне нравится твой подход, — довольным голосом отозвался барон Оренси. — Если жена подстраивается под желания мужа и старается ему угодить, у них будет счастливая жизнь. Я рад, что ты вняла голосу разума.

— Спасибо, дядя. Так Вы расскажете больше о Рамире? Кстати, а где он сам?

— Рамир, г-м, он уехал по делу, но обязательно вернется ближе к ночи или рано утром. Мой сын — очень достойный молодой человек и каждая…

— Ваша Милость! — постучал Поль. — Там пришел управляющий, говорит, что Вы ему назначили на этот час.

— Да, верно! — хлопнул себя по лбу Оренси и добавил. — Габриэлла, иди к себе, мы потом договорим, только разберусь с неотложными делами. Сегодня я тобой очень доволен!

— Поль, — раздался в отдалении голос опекуна. — Немедленно пригласи господина Бернарда в малый кабинет, я его там уже жду.

«Пока дядя занят, можно еще раз перебрать бумаги».

Однако второй осмотр тоже ничего не дал, видимо, барон убрал приглашение подальше. Девушка вздохнула и открыла дверь, столкнувшись на выходе со служанкой.

— Простите, миледи, — расстроилась служанка. — Я Вас не ушибла?

— Нет, Ретта. А что это у тебя?

— Это? — девушка приподняла плетеный короб, который держала в руках. — Это для ненужных бумаг, Его Милость велит каждый день освобождать. Сегодня что-то много было, пришлось весь нести и вытряхивать.

— Куда ты относишь эти ненужные бумаги? — живо заинтересовалась Габриэлла.

— На кухню, кирия Валентина при их помощи растапливает печь.

— Ладно, не буду тебя задерживать, — улыбнулась Габи. — Выполняй свою работу.

Еле сдерживаясь, чтобы не бежать, Габриэлла бросилась на кухню.

— Валентина, где ненужные бумаги, которые только что принесла Ретта? Ты их уже сожгла?

— Нет, миледи, не успела. Вон они, за печкой возле ведра для золы. А Вам зачем?

— Одна из бумаг попала в не нужные по ошибке.

— Вот как! Тогда надо ее найти и забрать.

— Да, я сейчас этим и займусь!

Габриэлла присела над ведром, принялась разворачивать по одному комку из кучки, убеждалась, что не то и кидала в открытую дверцу печи.

Счета, какие-то списки, письма, которые она бегло просматривала и… и вот оно!

«Его Величество король Ларитании Сигизмунд Марио Тьери и Его Высочество принц Себастиан Ладислао Тьери приглашают графиню Габриэллу Итэлию Амеди прибыть в Ренну, в Летнюю Резиденцию на Отбор невест. С собой можно взять одну служанку, всем остальным обеспечивает принимающая сторона».

Габи бережно расправила драгоценную бумагу, и, аккуратно свернув, спрятала за корсаж.

— Нашли, миледи?

— Нет, Валентина, наверное, я напутала и то, что мне нужно, лежит в другом месте. Ничего страшного, там не настолько важное письмо, чтобы расстраиваться из-за его потери. Что сегодня будет к обеду? — сменила тему разговора девушка.

— Крем-суп, жареные перепелки и пудинг с вишнями.

— Чудесно! Ладно, пойду к себе, не буду больше отвлекать.

Графиня вернулась в свою комнату и еще раз перечитала приглашение. Так, бумага у нее, теперь собраться. Как кстати явился управляющий, хорошо бы, они просидели над своими счетными книгами до самого вечера! И скорее бы вернулась Розетта!

Много унести они не смогут, значит, надо брать самый минимум. Несколько пар белья: панталончики и сорочки, пару рубашек, два платья — на каждый день и нарядное, шаль… Уже кучка приличная! А ведь еще вещи служанки и надо немного еды с собой захватить.

Габриэлла пересчитала наличные — не густо. Дядя никогда ее не баловал, правда, ей и тратить-то не на что было. Пока ей не исполнилось шестнадцать, дядя раз в год возил ее на Осеннюю ярмарку в Жданев, но как только заметил, что на его подопечную обращают внимание мужчины, все поездки сразу же прекратились.

Еще есть драгоценности, но если она хочет добраться до столицы незаметной, оставлять за собой след из проданных украшений не следует, поэтому, как ни жалко, браслеты и колечки придется оставить.

— Миледи, я все достала, — вернулась Розетта. — Вот, это должно быть вам в пору, а Ваши волосы мы спрячем под шляпой. Правда, все ношеное, но так даже лучше, будете выглядеть правдоподобнее. Примерьте, надо посмотреть, может быть, придется что-нибудь подправить, иголка и нитки у меня с собой.

Из Габриэллы получился миленький паренек, правда, грудь пришлось перетянуть куском полотна, но зато волосы и вправду полностью скрыла принесенная Рози шляпа.

Отлично! Сейчас я переоденусь обратно и расскажу мой план. Если ты уедешь, никто тебя искать не станет? Нам надо будет уйти по отдельности.

— Я же сирота, из родни только тетя, но она живет в соседнем городе, мы практически не видимся. Меня некому искать, — ответила Розетта. — Как я смогу уйти раньше Вас? Я же здесь на работе.

— Мы соберем всё, и я тебя выгоню. Придумаю, что ты надерзила или что-то такое и потребую, чтобы барон немедленно тебя рассчитал. Ты заберешь вещи, уйдешь из замка и подождешь меня в гостинице в Триаме. Как раз успеешь дойти до него до наступления ночи и снимешь номер, скажешь, что ждешь младшего брата. Я убегу ночью и постараюсь рано утром быть там.

— Миледи, но в Триаме не одна гостиница, как же я сообщу, в какой остановилась?

— Да, это проблема. Тогда сделаем так — ты уходишь из замка, переночуешь в гостинице и рано утром не спеша отправляйся дальше по направлению к Ризану, я тебя сама догоню.

— Ой, миледи, боязно-то как! А Вы сможете убежать?

— Смогу, я усыплю бдительность барона, пусть думает, что я со всем смирилась. Надеюсь, Рамир задержится в дороге до утра, а потом будет полдня спать.

— Хорошо, тогда давайте собираться.

Девушки еще раз пересмотрели отобранные вещи — и миледи и служанки — и постарались компактнее их увязать. Затем Габи дала Розетте часть денег и та перенесла узел в свою комнату.

А потом они разыграли спектакль.

— Ты! Мое лучшее платье!!! — кричала Габриэлла, потрясая ворохом муслина. — Как ты могла? В чем я теперь буду встречать жениха?

— Миледи, — плакала Розетта, — Простите, миледи, я не знала, что утюг такой горячий!

На вопли сбежались все слуги, и вышел даже барон.

— Габриэлла, — крикнул он из коридора. — Что у вас происходит?

— Дядя, эта мерзавка сожгла мое лучшее платье! Я собиралась встречать в нем Рамира и велела ей его освежить и отгладить, а она его спалила, — завывала Габи. — Я требую, чтобы ты ее немедленно уволил!

— Какая ерунда — платье, — заулыбался барон. — Рамир тебе купит вместо него два.

— Вы не понимаете, я хотела встретить, а теперь платья нет! Она специально его сожгла!

— Ну, ну, полно, — добродушно бормотал донельзя довольный опекун. — Раз ты хочешь, я ее уволю, только не расстраивайся!

— Сейчас же! — капризно скривила губы графиня. — Я хочу, чтобы Розетта немедленно покинула наш замок!

— Не прогоняйте меня, миледи, — кинулась в ноги служанка. — Я отработаю, мне некуда идти!

— Розетта, ты слышала, что сказала Ее Сиятельство? Ты уволена.

— Ваша Милость!

— Все, я сказал! Деньги, что тебе причитаются, заберешь у экономки. Кирия Оливия, выдайте ей все до пенни, и пусть сразу же покинет замок.

— Спасибо, дядя! — Габриэлла жеманно улыбнулась и тут же охнула. — Моя голова! Я пойду к себе, принесите мне чаю с душицей.

Весь остаток дня Габи пролежала в кровати, требуя, чтобы служанки то и дело меняли ей компресс. А ближе к вечеру велела передать опекуну, что к ужину не выйдет и чтобы ее никто не беспокоил.

Глубокой ночью, когда все обитатели замка крепко спали, Габриэлла подперла дверь своей комнаты стулом, чтобы она не могла самопроизвольно открыться, пока девушка не закончит. Огнем разогрела все металлические части двери, так, что они расплавились, и намертво заварили дверь. Далее убрала стул на место и удовлетворенно потерла руки: посмотрим, как завтра сюда кто-то сможет войти! Потом переоделась мальчиком, тщательно проверила, чтобы образ полностью соответствовал, свою одежду вернула на место и вылезла на подоконник. Теперь требовалась ловкость и знания, куда ступить ногой и за что уцепиться рукой. Габи этими знаниями владела в совершенстве, ведь когда она была маленькой, ее часто наказывали, запирая в комнате и чтобы не сидеть взаперти сутками, девочке пришлось научиться покидать комнату через окно.

Встав на подоконник, графиня ухватилась руками за завитушки над окном, перенесла сначала одну ногу, потом другую, подтянулась и вот она уже на крыше. Перевесившись вниз, к окну, девушка вызвала Воздух и при его помощи закрыла створки окна, толкнула их несколько раз туда-сюда, добившись, чтобы щеколда упала в пазл, запирая окно изнутри, и хихикнула, представляя, что подумает барон, когда не обнаружит ее в крепко запертой комнате. Потом, осторожно ступая, девушка перебежала до восточного края, там перелезла на крышу ниже и, в конце концов, добралась до старого водостока, по которому и съехала на землю, окончательно покинув замок с его запертыми воротами.

Вот и все, она на свободе, но надо спешить, до Триама ей еще шагать и шагать!

ГЛАВА 2. В ПУТИ

Идти по лесу глухой ночью оказалось совсем не так приятно, как гулять там же при солнечном свете. Пока Габи не выбралась на дорогу, она то и дело спотыкалась, оступалась и обнималась с внезапно выскакивающими на ее пути деревьями.

Изрядно взъерошенная и немного побитая, девушка с облегчением ступила на дорогу и, немного прихрамывая, зашагала по ней в сторону Триама. Тщательно пристроенная по голове шляпа сбилась, и несколько упрямых локонов щекотали лицо. Девушка решила передохнуть и заодно поправить прическу, отошла на обочину и села у какого-то большого дерева, прислонившись к стволу.

«Вот посижу пять минуток и сразу пойду дальше», — решила она и сняла шляпу.

Освобожденный каскад волос рухнул вниз и растекся по плечам, спине, закрыл лицо.

Нет, ее волосы, конечно же, прекрасны, но надо что-то делать, иначе никто не поверит, что она мальчик. Сильный порыв ветра или цепкие ветки дерева, и шляпа слетит.

Щетку для волос она с собой не взяла, поэтому пришлось кое-как распутать волосы пальцами и попытаться заплести, возможно, более тугую косу. Только Габриэлла успела водрузить головной убор на голову и перевести дух, как раздался приближающийся топот лошади и, как специально, ночное светило тут же вышло из-за облака, ярко осветив все вокруг. Выяснять, кто едет, не хотелось, вставать было поздно — всадник уже показался из-за поворота и мог заметить фигуру, поэтому Габи на четвереньках быстро заползла за ствол и замерла. Путник миновал ее убежище, и графиня зажала себе рот — это был Рамир.

Вернулся уже. Ой, мало времени у нее, а она еще так близко от замка! Едва дождавшись, когда звуки копыт стихнут, девушка опрометью бросилась по дороге, но скоро бок закололо, воздуха не хватало, и графине пришлось с бега перейти на быстрый шаг.

Так, попеременно, то бегом, то шагом, она двигалась около двух часов, пока окончательно не выбилась из сил.

Пришлось сделать привал, после которого, почему-то, идти стало еще труднее. Хотелось просто сесть на землю, а еще лучше — лечь, махнуть на все рукой и будь, что будет.

Грубые башмаки натерли ноги, каждый шаг давался с болью, но Габи шагала и шагала, шипя сквозь стиснутые зубы и бормоча про себя: «если не дойду до Летней Резиденции, попаду в жены к Рамиру и всю жизнь проведу с мужчиной, который меня не любит, и которого не люблю я».

Потихоньку светало, и край неба окрашивался в красно-розовые тона. С облегчением девушка увидела крыши Триама, но они с Розеттой договорились встретиться по дороге в Ризан, а не в Триаме, поэтому ей предстояло идти дальше.

И раз солнце уже взошло, Габриэлле следовало поторопиться, если она хотела догнать служанку.

Хромая, графиня ковыляла по дороге, переставляя ноги на одном упрямстве, сил у нее уже не осталось.

— Эй, паренек! Далеко идешь? — услышала она окрик и удивленно оглянулась, к какому пареньку обращаются.

На дороге не было никого, кроме нее и почти с ней поравнявшейся повозки.

Так это к ней? О, ну и дура же она — конечно, к ней, она же теперь мальчик!

— Здравствуйте, — вежливо ответила Габи. — Мне надо в Ризан и где-то впереди меня идет моя сестра, пытаюсь ее догнать.

— Хромаешь-то почему? Ноги сбил?

— Да, — ответила девушка и настороженно осмотрела собеседника.

Пожилой мужчина, лет шестидесяти, не меньше, но еще крепкий и жилистый, явно не крестьянин.

— Ну, садись на повозку, довезу до Ризана, туда и сам еду.

— У меня нечем заплатить, — покраснела Габриэлла. — И моя сестра идет впереди.

— Садись, не нужны мне твои деньги, одному скучно ехать, вот ты меня и развлекай в дороге, а то не выспался сегодня, так в сон и тянет. И сестру подберем, когда догоним.

— Спасибо! — облегченно выдохнула девушка и залезла на транспортное средство. — Ноги прямо огнем горят.

— Тебя как звать-то? Меня — Якоб. Разувайся, пусть ноги отдохнут.

— Я, меня… Риэлл, а сестра Рози. Ох…

Носки пропитались кровью и присохли к потертостям.

— Стой, не отдирай, — остановил ее Якоб. — Сиди так, доедем до воды, намочишь и снимешь. — Эк, тебя угораздило, много пришлось пройти, что ли?

— Нет, — на ходу придумывала Габи. — Я перепутал башмаки, надел обувь брата, а она мне немного велика.

— Понятно. Да, не повезло тебе. Ну, давай, отрабатывай проезд, расскажи что-нибудь интересное.

— Я знаю разные истории, о чем Вы хотите послушать?

— Да все равно, главное, чтобы интересно.

— Ладно, тогда я расскажу сказку, которую мне кормилица рассказывала.

— Ого, у тебя была кормилица? — воскликнул Якоб. — Тот-то ты такой нежный, явно не крестьянский сын. Да не пугайся ты, вижу, что из дома сбежал, но это меня не касается, никому сдавать не собираюсь. Рассказывай сказку!

«Давным-давно, когда Боги еще спускались на землю и ходили среди простых людей, жила в одной деревне семья из мужа, жены и маленькой дочки. Родители ее души не чаяли в своей девочке и заранее переживали, какое ее ждет будущее. И вот однажды в деревню зашел старичок, бедно одетый, хроменький и кривой на один глаз. Жители стали прогонять его, мол, старый и страшный, еще сглазит, а мама девочки пожалела его и пригласила к себе в дом. Натопила баню, старичок помылся, переоделся в чистую одежду, которую ему дала добрая женщина, вкусно поел и сладко выспался. Наутро, собираясь в путь, старичок сказал:

— Спасибо, хозяюшка, приветила, уважила, Чем мне тебя отблагодарить?

— Да мне ничего и не надо, все у меня есть.

— Может быть, мечтаешь о чем?

— Вот дочка у меня, любимая, мечтаю, чтобы у нее судьба была счастливая.



— Покажи дочку, посмотрю на нее внимательно, — велел старичок.

Мать тотчас принесла ребенка.

— Хорошая у тебя девочка, здоровенькая и умненькая. Вырастет, настоящей красавицей будет. А как исполнится ей восемнадцать, проедет через вашу деревню Принц, остановится воды у колодца попить, увидит твою дочку — такую умницу, да красавицу, веселую да ловкую и влюбится без памяти. А через год и свадьбу сыграете. Вот тебе моя благодарность за приветливость и доброту. Ваше дело теперь правильно дочь вырастить, — сказал старичок и исчез.

Поняла женщина, что не простой старичок это был, а один из Богов, рассказала она мужу про слова, что он ей сказал и решили они, что надо растить дочь, как принцессу, чтобы ни в чем принцу не уступала.

И пошло дело: родители горбатились, во всем себе отказывали, но дочка ела на золоте, пила из серебра, ходила в шелках и ничего тяжелее ложки в руках не держала.

Играть с другими детьми ее родители не пускали — не ровня они тебе, им навоз весь век толочь, а ты за Принца замуж выйдешь, привыкай к царской жизни! Так и сидела девочка, а потом уже и девушка целыми днями в лени и неге, ничего не делала, только красоту свою лелеяла, да мечтала, как Принц ее под венец поведет. На родителей покрикивала — не хочу шелковое платье, подавай парчовое! Бланманже надоело, принеси птичье молоко! И не замечала, что отец с матерью ходят в домотканой одежде и едят одну картошку, а если бы и заметила, это ее не задело бы. Сами родители все время подчеркивали, что она не обычная, что у нее должно быть все лучшее, в общем, вырастили дочку.

И вот настал день, когда проезжал через деревню Принц, да захотел воды испить, свернул к колодцу. Видит, стоит у колодца красавица — очи синие, губы коралловые, волосы, как лен, лента алая атласная, сарафан на ней парчовый, черевички сафьяновые — глаз не оторвать! Обратился к девушке Принц:

— Красавица, подай, пожалуйста, мне воды напиться!

— Вот еще, — возмутилась девушка. — Буду я свои ручки трудить! Надо тебе — сам нальешь, а я тебе не девка-чернавка!

И гордо подбоченилась.

Посмотрел Принц на девушку и удивился — куда все очарование делось? Да, красивая и нарядная, но глаза злые, губы кривятся, голос противный, визгливый — как ему могла такая понравится?

А тут и жажда пропала, и Принц развернул коня и уехал восвояси».

— Дааа! Хорошая сказка, спасибо, порадовал. И глянь, впереди девушка идет, не твоя ли сестрица? — сказал Якоб.

— Она, Розетта! Вот спасибо Вам, быстро догнали! — обрадовалась Габриэлла. — Розетта! Постой!

Девушка оглянулась, увидела машущую ей из подъезжающей повозки миледи в образе мальчика и просияла:

— Братик! Я уже переживала, что ты меня не догонишь!

— И не догнал бы, — добродушно пробурчал Якоб. — Он у тебя, вон, ноги до мяса сбил, к целителю надо, а то воспалится, можно вообще без ног остаться.

— Спасибо Вам, что подвезли! — поклонилась Розетта вознице в пояс. — В Ризане найду целителя, только добраться бы туда сегодня.

— Довезу, сам туда еду. Ты узлы-то свои кидай в повозку, да прыгай к Риэллу. Лошадь у меня крепкая, к вечеру будем в Ризане.

Тревожный день, бессонная ночь, ночной пеший переход доконали девушку, и Габриэлла незаметно для себя заснула, убаюканная мерным покачиванием повозки.

— Все, спекся мальчишка, — улыбнулся в усы Якоб. — В Ризане к кому-то идете или сами по себе?

— Сами по себе, — ответила Розетта. — Родителей у нас нет, жить негде, вот, идем, ищем лучшей доли.

— Если хотите, то я могу найти вам ночлег, — предложил Якоб. — У меня сын средний там живет с семьей, к нему и еду. Переночуете, пригласим целителя, ноги мальчику подлечить надо, иначе, недолго он пробегает, а потом отправитесь, куда собирались. Что скажешь?

— Это очень щедрое предложение, — растерялась Розетта. — Но я не знаю, надо спросить у брата.

— Ты советуешься с мальчиком, что и как делать? — удивился попутчик. — Тогда конечно, проснется и спроси. Ты не думай, мне от вас ничего не надо, просто вижу, хорошие вы ребята, зла пока не видели. В дороге вам разные люди могут встретиться, может быть, ни поесть нормально, ни переночевать в тепле не скоро у вас получится, думаю, не останетесь вы в Ризане, дальше ваша дорога лежит. Поэтому предлагаю помощь, которую могу оказать. Можете отказаться, я настаивать не буду. Но мальчика пожалей, без целителя он у тебя может заболеть, я же вижу, что он не привык много ходить.

Розетта слушала и мысленно соглашалась.

Она и сама понимала, что вряд ли две неопытные девушки в одиночку и пешком смогут добраться до Ренны. Побег миледи был чистой воды авантюрой и чудо, что ее еще не нашли и не вернули опекуну. Наверняка барон снарядил погоню и пока не вернет беглянку, не успокоится.

— Спасибо за щедрое предложение, — ответила она. — Риэлл проснется, и я с ним посоветуюсь.

В Ризан въехали, когда из-за холмов на мягких лапах в город спустились сиреневые сумерки.

Габриэлла проснулась и с тревогой наблюдала, как медленно повозка приближается к въезду.

— Там стражники? — спросила она у Якоба. — Кого-то ищут?

— Нет, эти стражники просто записывают, кто приехал и с какой целью, и взимают пошлину за вход в город.

— Пошлину? Это много? У нас денег совсем мало, — огорчилась Розетта, встревожено переглянувшись с миледи.

— Не переживайте, всего три пенни с человека, я отдам за всех. Сидите спокойно и ничего не говорите, — велел он перепуганным девушкам. — Риэлл, ты уже выспался? Лучше приляг и спи дальше. Розетта, укрой его.

Девушки переглянулись и выполнили просьбу попутчика. Рози наклонилась к графине и шепотом пересказала ей предложение Якоба.

Габи задумалась — предложение попутчика очень кстати, ведь они не знают, куда идти в городе, да и денег мало, жаль тратить на ночлег. Но довольно странно, что незнакомый человек вот так, просто предлагает им свою помощь, нет ли здесь подвоха?

Между тем повозка подъехала к самым воротам.

— Назовите ваши имена и откуда едете, — велел один из стражников, подходя ближе.

— Герр Якоб Гаваротти со служанкой Мирой и племянником Ником, едем из Триама, — спокойно ответил Якоб. — Вот пошлина за всех и повозку.

Стражник бегло оглядел повозку, записал имена приехавших, принял плату и махнул рукой, чтобы проезжали скорее.

Габи лежала, ни жива, ни мертва — почему Якоб назвал другие имена?

Розетта тоже притихла и встревожено смотрела на миледи, ожидая от той решения — оставаться сидеть или бежать из повозки.

Попутчик слегка развернулся к ним и улыбнулся:

— Чего встрепенулись? Я не враг вам. Если вас будут искать, как я это подозреваю, то обязательно проверят списки въехавших, зачем давать зацепку?

— Почему Вы нам помогаете? — спросила Габи. — Зачем Вам это?

— Мне это ничего не стоит, просто увидел путешествующих ребятишек, и захотел им помочь. Скажете, куда держите путь?

Розетта молчала, глядя на Габи, а та не знала, что ответить. Не хотелось проявлять невежливость, но она боялась открывать цель их путешествия, все-таки, настолько доверять случайному попутчику было неосмотрительно.

— Ладно, не хочешь говорить, не надо. Может, оно и к лучшему — не знаю, значит, точно даже нечаянно не смогу проболтаться. А вот и дом моего сына, приехали!

Выбежавшие из ворот слуги проворно завели лошадь во двор, а Якоб обнялся с крепким молодым человеком, шагнувшим навстречу.

— Вот, сынок, это Розетта и Риэлл, подобрал по пути, — представил попутчиков Якоб. — Пусть переночуют в пристройке? Еще к Риэллу надо целителя позвать, он себе сильно ноги сбил.

— Конечно, пусть занимают пристройку, ужин им принесут, а к целителю я сейчас Вара отправлю, — отозвался сын. — Пойдем, отец, в дом, Марита нас ждет.

В пристройке оказалась одна большая комната с широкими полатями вместо кроватей, а в небольших сенях можно было сполоснуться над корытом, зачерпывая воду из бочки с водой.

Габриэлле очень хотелось раздеться и помыться целиком, но она не решилась, вымыла только руки, лицо, да отмочила присохшие носки. Ножки сильно пострадали, и девушка переживала, как она сможет идти дальше.

Скоро принесли поесть — простую, но вкусную и сытную еду: кашу с мясом, пирог и горячий отвар в кувшине и девушки с удовольствием поели. А через час, когда уже совсем стемнело, пришел целитель. Он осмотрел ноги Габи, поцокал языком, оставил мазь и велел мазать три раза в день и поменьше ходить.

Утром девушки встали рано и собрались уходить, Якоб вышел их проводить.

— Благодарим, герр Якоб, — сказала ему Габриэлла. — Вы очень нас выручили, надеюсь, когда-нибудь мы сможем вас достойно отблагодарить!

Мужчина улыбнулся и вдруг подмигнул:

— Удачи вам в пути! Пешком много не находитесь, во дворе тележка стоит, в нее мул впряжен, вас ждет. И еще вот, — он протянул кошель. — Там немного денег и амулет, меняющий облик.

— Герр Якоб!!! Мы не можем!

— Можете, миледи, — тихо ответил мужчина. — Без повозки вам не уйти далеко, как и без денег. А амулет вообще жизненно необходим, потому что из Вас такой же мальчик, как из меня принц Тиан, а если аурУ не скрыть, вас быстро разоблачат. Берите и не думайте. Жизнь длинная, может быть, когда-нибудь уже Вы мне поможете.

— Но как? — спросила его девушка. — Как Вы поняли, кто я такая?

— Я видел Вас, когда Вы приезжали на ярмарку несколько лет назад, и запомнил Вашу ауру. Поэтому когда мимо моего дома проковылял мальчишка с аурой миледи, я понял, что Вам нужна помощь, запряг лошадку и вот мы в Ризане. К сожалению, дальше я не смогу ехать, придется Вам самим справляться.

— Вы маг?

Вместо ответа Якоб повел рукой и на ладони появился язычок огня.

— Вы маг! — ахнула Габи. — Спасибо Вам за помощь, я обязательно найду возможность отблагодарить Вас. Да, а какую личину делает этот амулет?

— О, это редкая вещь! Тот, кто его наденет, примет такой облик, который пожелает. Вам больше не надо носить непривычную одежду и прятать под шляпой волосы, просто наденьте амулет. Счастливого пути, миледи!

Габи и Розетта не помнили себя от радости — как же им повезло! Габриэлла выбрала личину одной из пожилых служанок и радовалась, что может больше не переживать, что ее узнают, или что слетит так надоевшая ей шляпа.

Мул мерно перебирал ногами, девушки сидели в тележке и разговаривали.

— План у меня, Рози такой: мы приедем в Летнюю Резиденцию, и ты будешь графиней Габриэллой, а я — твоей служанкой Розеттой.

— Миледи!!! Зачем? Я не сумею!!

— Тише, не кричи! Мне нельзя, чтобы принц мной заинтересовался, я не желаю выходить за него замуж. Поэтому вместо меня будешь ты. Как я выгляжу, никто не знает, ведь дядя меня прятал от всех, и наш секрет никто не сможет разоблачить.

— Но ведь Ваш опекун наверняка сразу узнает, что его подопечная появилась на Отборе! Приедет, увидит меня вместо Вас, и я даже боюсь представить, что будет дальше! Зачем Вам меняться со мной местами?

— Мы с тобой даже немного похожи — у нас один рост и длина волос, только твои темнее и без рыжины. Будем попеременно носить амулет личины, я выйду только на конкурсы, где будет проверяться магия, а ты будешь мной все остальное время. За дорогу я тебя немного натаскаю по этикету, чтобы не явно бросалась в глаза разница между тобой и аристократками, но ты столько лет в замке, думаю, многое и сама знаешь.

— Я не умею танцевать, — прошептала Розетта. — И очень плохо читаю.

— Ничего, с этим мы что-нибудь придумаем. Например, вместо тебя под твоей личиной выйду я.

— Миледи, а что делать с Вашим опекуном? Он же обязательно приедет, как только услышит, что графиня Амеди появилась на Отборе.

— Не приедет, я напишу ему письмо из Ретты, где пригрожу рассказать все королю, если он посмеет приехать и предъявить на меня свои права.

— Хорошо, допустим, барон смирится и не приедет, но если Вы не хотите замуж и мы сделаем все, чтобы принц не увлекся Вами, то по окончании Отбора Вас же все равно обязаны будут вернуть опекуну!

— Нет, Отбор будет длиться два месяца или чуть дольше, и как раз через полтора месяца будет мое Первое Совершеннолетие и барон больше не сможет мной распоряжаться. Я попрошу у Его Величества разрешения изучать магию в Магическом Университете. Ты же мне поможешь на Отборе, Рози?

— У Вас на все есть ответ, — покачала головой Рози. — Разве девушек принимают в Университет? Конечно же, я во всем помогу Вам и буду делать, как Вы скажете, но не нравится мне все это.


Я боюсь, что не сумею правдоподобно сыграть Вашу роль и только все испорчу.

— А мне и не надо правдоподобно, мне надо, чтобы принц мной не заинтересовался, — рассмеялась Габи. — Девушек в Университет принимают, только если у нее есть стихии, а у меня как раз три пробудились, правда, я пока с ними не очень умею управляться, но обязательно научусь! Знаешь, мне кажется, у нас все получится!

ГЛАВА 3. ДУРДОМ НА ВЫЕЗДЕ

Себастиан очень любил Летнюю Резиденцию.

Несмотря на большой размер дворца, он был на удивление уютным, не угнетал размером, не морозил выстроенной по ниточке мебелью, не бил в глаза вычурной позолотой и лепниной.

Нет, все было на своих местах — и позолота, и лепнина, и бальный зал, и высокие потолки, и прочая роскошь, но все вместе это не давило, не угнетало, а как-то особенно органично вписывалось в образ, делая Резиденцию по-домашнему милой и теплой. Огромный сад, разбитый вокруг дворцового комплекса, радовал глаза буйством красок на многочисленных клумбах и причудливо подстриженных кустах. Привлекал милыми беседками, сплошь увитыми ипомеей с красными, малиновыми, сиреневыми и густо-фиолетовыми цветами, ажурными скамейками, фонтанчиками с питьевой водой и прудом с необыкновенными обитателями: ручными рыбками, плавающими между стеблей великолепного розового лотоса. Дорожки из желтого песка, выложенные камнями с причудливой расцветкой, разбегались в разные стороны и уходили вглубь сада, где он незаметно переходил в настоящий лес. Ухоженный, без больных или погибших деревьев, без непролазных зарослей и опасных хищников, но все-таки — лес. Тиан с удовольствием вспоминал, как любил прятаться там и просто гулять, без надоевшей опеки и надзора взрослых. Ребенком принц с большим удовольствием проводил в Ренне лето, отдыхая от бесконечных уроков и тренировок, а потом как-то завертелась взрослая жизнь, и он не приезжал сюда несколько лет.

Опасаясь незапланированных встреч с прибывающими кандидатками в невесты, Тиан оделся попроще, оценил свою внешность в зеркале — вылитый чей-то секретарь! — и отправился заново знакомиться с Резиденцией. Не то, чтобы ему совсем уж не хотелось посмотреть на девушек, но знакомиться с ними раньше времени он точно не хотел. Стоило только представить эти бесконечные реверансы, хлопающие ресницы, губки уточкой и прочие женские штучки, призванные привлечь и увлечь мужчину, как от оскомины скулы сводило. Нет уж, сначала он поприветствует отца и поговорит с ним, а потом просто погуляет по окрестностям, не привлекая ничьего внимания. Вспомнит детство, счастливые часы и дни, проведенные в Ренне.

Девушек расселяли в Малом дворце, где скоро планировался первый этап Отбора — проверка невинности и магии.

Принц издали посмотрел в ту сторону и решил, что пока достаточно услышал и увидел и более близкое знакомство с невестами можно отложить до следующего раза.

Обошел Малый дворец по большой дуге и постучал в кабинет отца.

— Ваше Величество, я войду?

— А, Тиан, приехал уже? Ну, как тебе девушки, уже успел посмотреть?

— Только издали и пока не горю желанием знакомиться поближе. Такое впечатление, что первый отбор уже был — по способности раздувать скандалы — и приехали одни победители и призеры.

— Уверяю, в твоем присутствии характер кандидаток немедленно улучшится, — засмеялся отец. — Они там друг дружку ненавидят и готовы со свету сжить: приз-то один, а их добрая сотня, вот каждая и расчищает себе дорогу, в меру своих способностей и воспитания.

— Никогда не мечтал о скандальной жене. В моем представлении, женщина должна быть милой, тихой, ненавязчивой и послушной.

— Вот женишься, девушка получит привязку и будет такой, как ты мечтаешь.

— Но отец, зачем было собирать столько? Они же разнесут дворец и покалечат друг друга, пока идет Отбор. Неужели, нельзя было обойтись гораздо меньшим количеством, мне-то все равно, на ком жениться. Конечно, хотелось бы, чтобы невеста и глаза радовала, вызывала симпатию, но если этого не произойдет, я вполне переживу.

— Тебе надо будет в первую очередь не с симпатией определяться, а искать ту, чья магия совпадет с твоей магией. Отнять Огонь у девушки — это крайняя мера, ты же, я надеюсь, это понимаешь? Чем больше будет выбор, тем больше вероятности.

— Как у тебя с мамой? — спросил сын.

— Да, как у меня с твоей мамой, — подтвердил отец. — Благодаря этому я смог не просто смириться с браком, но со временем и полюбить твою маму, и сейчас мы счастливы. Когда все кандидатки приедут, маги сначала отсортируют тех, у кого нет пробужденного Огня, а целители — всех, кто уже не невинен, а из тех, кто останется, ты будешь выбирать жену, в первую очередь, прислушиваясь к своему дару.

— Отец, вот чего я не понимаю: если при первой, гм, близости, у магически одаренной девушки образуется энергетическая связь и другие мужчины ей с этого момента становятся не интересны, то зачем не невинные девушки отправляются на Отбор? Очевидно же, что они не способны принять другого мужчину и не пройдут осмотр у целителей.

— Все немного не так, я думал, что ты в курсе, чем вообще ты занимаешься на занятиях, что пропускаешь важное? Привязка образуется только, если мужчина свободен, а в случае, когда девушка вступает в связь с уже женатым, то она просто лишается девственности. Некоторые девушки идут на это сознательно, чтобы при замужестве не получить привязку, ведь привязка, это, по сути, полное растворение в муже, не всем женщинам такое по нутру.

— Да? Занятно. То есть, если, к примеру, я женюсь на уже не девственнице, она будет от меня свободна и сможет делить постель с другими мужчинами, как я после женитьбы смогу проводить время с любовницами?

— Именно. У короля или принца не может быть наследника не от жены, а вот у жены наследник может быть и от другого мужчины. Чтобы этого избежать, все невесты проходят осмотр у целителей. Ты не представляешь, какие нынче изобретательные женщины и сколько новых амулетов и артефактов, помогающих скрыть потерю девственности, изобретено! А еще разные чары — иллюзии, исцеления и так далее — с ума можно сойти, на что идут девушки, только бы не получить привязку к мужу!

— Да, это серьезно. Теперь понимаю, зачем понадобилось пригласить такое количество девушек. Надеюсь, они не разнесут Малый дворец, я только издали посмотрел и мне уже не по себе: крики, беготня, слуги с ног сбились, какие-то всполохи и выбросы, да дворец вообще ходуном ходит и это еще не все приехали! Хотя бы примерно известно, какое количество кандидаток ожидается?

— Весьма приблизительное, но переживать не стоит: почти все они неизбежно отсеются после первых проверок.

— Что с ними будет после этого?

— Те, чья магия не подошла, получат подарки и с почетом отправятся восвояси. Те, же, у кого обнаружится отсутствие невинности, просто отправятся восвояси, без подарков и почета.

— Сурово.

— Но справедливо. Ни один мужчина не захочет вместо покорной и верной женщины получить такой сюрприз и потом прыгать вокруг жены всю жизнь, стараясь увлечь ее и удержать, чтобы ей никто больше не был интересен. С привязкой-то все намного проще и приятней. Я тут посмотрел, что ты настрочил в требованиях к невесте — вот пункты три и пять при соблюдении второго пункта можно сразу вычеркивать. Они сами собой подразумеваются и априори прилагаются к пункту номер два. С четвертым ты перемудрил — разновидность женщин, не любящих драгоценности, не существует в природе. Они все, как сороки, любят все блестящее и считают, что украшений, как и нарядов, много не бывает.

— Даже так? Печально. Я бы предпочел иметь жену, которая любит цветы больше, чем бриллианты.

— Я за всю жизнь такую не только не встречал, но и не слышал, чтобы кто-нибудь другой встречал, — улыбнулся король. — Знаешь что, сын, на твоем месте я бы все-таки посетил Малый дворец. Только не в своем привычном виде, а как сейчас — в виде секретаря или помощника кого-нибудь из придворных.

— В чем смысл этого, я не очень понимаю, — поинтересовался Тиан.

— Понимаешь, на глазах наследника или короля девушки ведут себя иначе, чем когда они одни или среди слуг, но настоящие они именно в это время, а не на приемах. Привязка привязкой, но не помешает посмотреть на девушек, когда они ведут себя естественно. Возможно, ты кем-то заинтересуешься или наоборот, кто-то проявит себя отрицательно. Думаю, тебе будет полезно.

— Возможно, ты прав, — задумчиво ответил принц. — Но что, если кто-нибудь из слуг или придворных меня и в сюртуке секретаря узнает и рассекретит? Вся затея насмарку.

— Не думаю, что кто-то может быть настолько глуп. В любом случае, ты ничего не теряешь.

— Да, ты прав. Пожалуй, я попробую.

Жизнь служанки оказалась не сахар. Ну, вот совсем!

Габриэлла, кряхтя, тащила к прачкам постельное белье и жалела, что вообще ввязалась в эту авантюру. Надо было отсидеться где-нибудь на постоялом дворе и приехать в Ренну в последний день и пока не меняться местами. Какие это разные вещи, как оказалось — красиво носить платье и отгладить его и почистить! Если бы не магия, Габи уже давно бы сдалась. Вот и сейчас, осторожно оглянувшись, она вызвала Воздух и корзина с бельем поплыла рядом.

— Ты чья служанка? — окликнула ее женщина в высоком белом чепце.

— Графини Амеди, — ответила Габи, еле успев подхватить падающую корзину.

— Кто тебя только приставил к миледи, такую неуклюжую? — удивилась женщина. — Отнесешь белье, приходи на кухню. Распорядительница госпожа Клео велела, чтобы все служанки кандидаток по очереди там помогали. Понаехали высокородные, никаких рук не хватит всю эту биомассу накормить и обиходить.

— А вдруг я понадоблюсь своей хозяйке? — возмутилась графиня. — Разве она будет ждать, пока я освобожусь?

— Подождет, не переломится, — парировала женщина. — Завтрак прошел, до обеда еще есть время, как-нибудь переживет три часа без прислуги. Скорее бы уж пятое число, сил никаких нет терпеть этот балаган. Ты смотри — не увиливай, я проверю, была ли на кухне служанка Амеди.

Габи вздохнула и перехватила корзину удобнее — теперь еще и кухня! Может быть, отправить туда Рози? А что, пусть идет, все-таки, Рози о кухонной работе знает больше, и так Габи уже привлекла внимание своей неумелостью, того и гляди разоблачат. А она хоть отдохнет, с самого утра на ногах.

Еще это неприятное открытие — если на ней были амулеты, скрывающие ауру и меняющие личину, применять дар не получалось и это путало все карты, ведь в Рози магии не было совсем! Приходилось изображать служанку в своем собственном виде. Да, волосы она заплетала и подбирала под чепец, платье на ней было самое простое, одно из двух платьев Розетты, но девушка все равно чувствовала себя не очень уютно. Конечно, встретить в коридорах для слуг кого-нибудь, кто знает ее в лицо практически невозможно, разве что, нагрянет сам дядя или Рамир, но под личиной все равно было бы надежнее.

Розетта с ужасом смотрела, как миледи пытается выполнять обязанности служанки при высокородной хозяйке и постоянно порывалась помогать.

— Рози, прекрати, так мы попадемся гораздо быстрее, чем, если бы меня кто-нибудь узнал!

— Но как же, Вы и несете не так, и держите неправильно и с простынями тоже. Все поймут, что Вы делаете это впервые!

— Не поймут, если ты не будешь все время подбегать и поправлять и помогать!

— Служанке графини Амеди велели идти на кухню на три часа, — заявила Габриэлла, вернувшись из прачечной. — Я вот думаю, может быть, ты за меня сходишь? Я ведь совсем не умею ничего делать по хозяйству. Это может вызвать подозрение.

— Миледи, конечно, я пойду! — обрадовалась Розетта. — Я сразу говорила, давайте пока я свою работу делать стану, нас же никто не разглядывал. Мне привычнее, чем целый день сидеть с книжкой в руках, я и выйти-то боюсь, вдруг встречу кого и не смогу ни ответить правильно, ни вести себя соответствующе. Если не присматриваться, то никто и не поймет ничего, если мы назад поменяемся, ведь даже проверки еще не было!

— Ты рада? — поразилась Габриэлла. — Хочешь чистить овощи и мыть кастрюли?

— Хочу, я не привыкла сидеть без дела, а сидеть одной в комнате и страшно и скучно. Я все время боюсь, что придут за Вами, а я что-нибудь напутаю. К тому же, кухня отличное место, чтобы быть в курсе всех новостей.

— Ладно, переодевайся и иди, только до обеда вернись обязательно, — попросила графиня. — Конечно, пока нас тут сотня, кого-то одного разглядеть и выделить сложно, но такая вероятность все-таки есть, поэтому стараемся ни в чем не выделяться.

— Это как — не выделяться? — переспросила Розетта.

— Это значит — не привлекать к себе внимание. То есть, не носить вызывающих и слишком ярких одежд, не повышать голос, не падать в обморок, не опаздывать, не спорить и не грубить и вообще вести себя тише воды, ниже травы. Наше дело, просто отсидеться здесь.

— Я поняла. Ну, все, я готова, — Рози с удовольствием оглядела себя в простом платьице с передником, поправила чепец и выскочила за дверь.

«Переодеться, что ли? А смысл — через три часа опять надевать то же самое, ладно, и так сойдет».

Габи покрутилась по комнате, посидела на диванчике, пересела в кресло, выглянула в окно. Нет, надо сходить погулять и заодно посмотреть, что тут есть, а то она за два дня видела только подсобные помещения.

Девушка сняла надоевшие чепец и фартук, расчесала и переплела волосы и отправилась на разведку.

Ну-ка, ну-ка, как живут короли? Пусть это не дворец, вернее, не главный дворец даже этой Резиденции, но, тем не менее, посмотрим, полюбопытствуем.

Габи вышла в широкий коридор и повернула в сторону, противоположную уже освоенной.

Стараясь не столкнуться с бегающими туда-сюда служанками, девушка прошла до конца коридора, свернула в холл и, засмотрелась на барельеф, украшавший одну из стен. На нем был искусно изображен замок, деревья стояли, как живые, казалось, что даже флаг развевается от легкого ветра, а на переднем плане был вылеплен конь, который, казалось, смотрел прямо на Габи. Девушка поежилась и шагнула в сторону, взгляд непарнокопытного последовал за ней.

Нет, это она просто переутомилась, вот и мерещится всякое, надо срочно на воздух!

Графиня попятилась в другую сторону, намереваясь завершить осмотр помещения и выйти на улицу, и почувствовала, что что-то не пускает ее юбку.

— Ты, корова, смотри, куда идешь! — раздался злой голос.

Габи повернулась и обнаружила, что незнакомая темноволосая девушка придавила туфелькой подол ее платья.

— На себя посмотри, — тихо пробормотала графиня и уже в полный голос добавила. — Уберите, пожалуйста, ногу, Вы наступили на мое платье.

— Уже спешу! — протянула с насмешкой темноволосая. — Ты почему без чепца? Чья ты? Бродишь без дела, когда мне некому почистить ботинки, пошли, я на час забираю тебя себе.

— Извините, миледи, я не могу с Вами пойти, — твердо ответила Габи, лихорадочно придумывая причину.

— Это еще почему? Я здесь главная, как скажу, так и будет, сейчас мне нужна служанка. Чья ты, отвечай!

— Я… Я не служанка!

— А кто? Впрочем, неважно, кто ты, прачка или кухонная работница, мне прямо сейчас нужна служанка, поэтому я приказываю тебе идти за мной, — девушка убрала туфлю с подола платья Габи и пошла, уверенная, что находка покорно идет следом.


Габриэлла фыркнула и отправилась, куда изначально собиралась — на улицу.

О, как хорошо-то! Сад, да какой красивый! Интересно, что тут растет и как все устроено?

Графиня увлеклась и уходила все дальше и дальше вглубь растительного рая. Свежий воздух, шепот листвы, аромат цветов и никаких невест!!!

Ой, нет, вон, кто-то бродит за кустами жасмина и от пруда еще слышны чьи-то возгласы. Куда бы сбежать, чтобы побыть в одиночестве?

Девушка заметалась взглядом, увидела просвет между кустами, нырнула в него, прошла вдоль и очутилась возле странного сооружения, что-то вроде беседки, но очень маленькой, в такой не выпрямишься в полный рост. Нет, не беседка, скорее, шалашик, полностью заросший и скрытый за листвой. Ну-ка, а что внутри?

Габриэлла сунулась вовнутрь и ойкнула, получив ощутимый шлепок по лбу. Надо же, охранка! Интересно, кому это пришла в голову идея, ставить охранку на шалаш? Судя по совсем простому плетению, ставил ребенок, наверное, это его убежище. Укромное место, где малыш хранит свои важные секреты и играет с ними, когда его никто не видит. А может быть, он прячется здесь от приставаний других детей? Она не успела разобраться, есть ли во дворце дети, пока ни одного не видела, не считая, конечно, мальчишек на посылках, пажей и курьеров, но здесь чувствуется более сильная магия, чем встречается у простолюдинов. Надо будет разузнать, кто из аристократок приехал вместе с младшим братишкой. Хотя нет, слишком заросло все, этот шалашик устроили давно, может быть, даже не в прошлом или позапрошлом году, а много раньше. Сильный мальчишка, раз охранка несколько лет держится.

Графиня осторожно протянула руку и снова получила легкий шлепок веткой.

— Ладно, ладно, не сердись, — проговорила девушка. — Я же просто хочу посмотреть, что там и обещаю, что ничего трогать не буду!

Она сделала воздушную руку и попробовала приподнять ею свисающие над входом побеги, чтобы можно было заглянуть снаружи, раз уж внутрь не пускают.

Ветка дернулась, будто раздумывая — это вторжение или просто ветер поднялся? — и попробовала хлестнуть, но прошла насквозь без сопротивления и замерла.

А если быстро проскочить мимо ветки, она же может не успеть стукнуть?

Габи сама не знала, зачем ей так приспичило попасть в шалаш, просто какой-то азарт — получится у нее или нет?

Она закусила губу, примерилась, быстрым движением метнулась вперед и ойкнула, получив удар по мягкому месту.

Возмущенная ветка металась у входа, негодуя, что нарушитель прорвался-таки.

— Что? Обманула я тебя? — Габи показала ветке язык и хихикнула, потирая пострадавшее место.

Да, проскочить удалось, но как теперь выйти? Ветка теперь не останавливалась ни на секунду.

Девушка огляделась — надо же, прямо маленькая комнатка: дощатый пол, скамеечка у одной стенки и что-то вроде топчана у другой, низкий потолок — несмотря на небольшой рост, графиня не смогла выпрямиться — и окошко, совершенно заросшее снаружи и не пропускающее ни лучика света.

На топчане лежало одеяло, совсем ветхое, оно расползалось в руках, стоило девушке его поднять. Жаль, была идея накинуть одеяло на голову и проскочить обратно, ветка-то успокаиваться не собиралась и по-прежнему яростно хлестала без остановки. Прикрыться скамеечкой? Сомнительно, что с мебелью на голове у нее получится ловко и быстро выскользнуть в такое небольшое отверстие. Ну, вот зачем она сюда полезла? Ее же ветка предупредила, нет, захотелось, во что бы то ни стало попасть внутрь! Попала? Какая молодец! Теперь сиди и ломай голову, как выбраться обратно.

Конечно, Розетта уже вернулась и обед уже наверняка идет. Только бы Рози с перепугу не принялась ее искать. М-да, вряд ли служанка будет сидеть тихо, если Габи немедленно не вернется, Розетта ведь такая паникерша! Называется, «нам надо просто пересидеть, не привлекая к себе внимания»!

Габриэлла попробовала договориться с веткой при помощи Воздуха. Бесполезно — та гнулась и неизменно возвращалась на место. Сжечь ее Огнем? Но если загорится весь шалаш? Нет, так нельзя, забралась в чужое убежище, непрошенная, еще не хватало пожар устроить!

Может быть, если она будет сидеть тихо, ветка успокоится?

Время шло, день медленно клонился к завершению, в шалашике становилось все темнее и темнее, а ветка по-прежнему хлестала, не переставая.

Пару раз Габи набиралась храбрости и пыталась выскочить наружу, но получила два сильных удара по руке, которой прикрывала голову, и попытки провалились. К саднящему рубцу на попе добавились два рубца на руке.

Девушка присела на топчан, обняла пострадавшую руку и тихо заплакала.

— Ну, и что тут стряслось? — внезапно возле шалашика раздались шаги и голос, принадлежавшие отнюдь не малышу.

Габи сжалась и замерла.

Ветка перестала шевелиться и убралась с прохода.

— С ума сойти, — бормотал мужчина, освобождая окно от зарослей. — Столько лет, а здесь все по-прежнему, только заросло все, надо было стазис наложить.

Габриэлла прислушивалась, как он ходит вокруг шалаша, как хрустят ветки и забыла, как дышать: это что — тот самый малыш, которому принадлежит это убежище? Он же ничего не сделает с ней, когда обнаружит? А. может, он походит-походит снаружи и уйдет, а она потом выберется?

— Даже охранка еще работает, — раздалось бормотание у входа. — Кто же её потревожил? Заяц, какой-нибудь…

С этими словами мужчина протиснулся внутрь и оторопел, увидев сжавшуюся на топчане девушку с круглыми от страха глазами и пульсаром в руке.

— Вот это заяц! — негромко сказал он и чуть отодвинулся к выходу. — Не бойся меня, я не причиню тебе вреда. Ты как сюда попала?

— Увидела шалаш и пролезла, а потом ветка не пускала, — ответила Габи и всхлипнула.

— Тшш! Успокойся и убери пульсар, не ровен час, не удержишь, поджаримся вместе.

— Простите, забыла. Я испугалась, — девушка втянула Огонь в себя.

— Давно сидишь? — спросил мужчина. — Ты можешь сделать светляка, а то не видно ничего.

— Давно, наверное. Я перед обедом пошла погулять и случайно нашла шалаш. А светляк мне сейчас лучше не зажигать, я перенервничала, и он может получиться слишком большой, — ответила Габриэлла.

— Ясно, значит, когда я почувствовал первый же сигнал тревоги, это ты залезла. Большой светляк нам не нужен, пошли уже, взломщица, — мужчина протянул ей руку и помог выбраться наружу.

— Спасибо, — пробормотала графиня и потянула руку к себе.

— Стой-ка, — мужчина увидел красные рубцы и нахмурился. — Тебе хорошо досталось, придется зайти к целителям. Тебя как зовут?

— Лия, — ответила Габи, взяв окончание от своего второго имени. Правда, так ее звали в раннем детстве и то только кормилица, но к чему такие подробности случайному знакомому?

— Красивое имя. Просто Лия?

— Просто Лия.

— Странно, я чувствую в тебе сильный дар и Огонь, у тебя же точно пробужден Огонь! Простолюдинок с таким даром не бывает. Ты откуда здесь? С кем-то приехала на Отбор?

— А Вы себя не назовете? — спросила девушка.

— Ладис. Ты не ответишь на мои вопросы? Одета ты, как служанка, но Огонь? Кто ты?

— Просто Ладис? — выгнула бровь Габриэлла и выразительно окинула взглядом добротный сюртук. — А ты здесь что делаешь?

— Служу у одного аристократа, — ответил Ладис.

— Ну и я служу у одной аристократки, — улыбнулась Габи. — Спасибо, что выручил, мне надо бежать!

— Стой, а к целителям? Твоя рука?

— Ничего, само пройдет, — отмахнулась девушка. — Мне правда надо идти, иначе будет скандал.

— Лия, я сделаю допуск в охранке, и если ты захочешь побыть в одиночестве и покое, приходи в шалаш, он тебя пропустит и выпустит.

Девушка улыбнулась, махнула рукой и вбежала в Малый дворец.

ГЛАВА 4. ПРОЧИЕ НЕПРИЯТНОСТИ

Утро выдалось чудесное — солнечное, теплое, как и его настроение. Барон Фреджинальд Оренси пил первую чашку чая и любовался видом из окна: позолоченными верхушками деревьев, легким туманом, поднимающимся с поверхности пруда, веселым оживлением слуг. Хорошо! И сын ночью приехал, ему передали — просто именины сердца, все складывается, как нельзя лучше. Долго же он ждал этого дня, но чем дольше ожидание, тем слаще награда.

— Поль, сходи, посмотри, как там молодой хозяин, только не буди!

Слуга поклонился и отправился выполнять поручение.

Хороший слуга, единственный, кому барон полностью доверял. Поль с ним уже лет пятнадцать, много знает и умеет держать язык за зубами. Надо бы его вознаградить.

— Ваша Милость, — вернулся Поль. — Молодой хозяин изволит отдыхать. Камердинер сказал, что прибыл он уже ближе к утру, даже не купался, сразу лег в кровать, настолько устал.

— Хорошо, надеюсь, всем ясно, что не стоит беспокоить его? Пусть хорошенько выспится, ночь у него впереди бессонная, — барон довольно хихикнул.

— Разумеется, Ваша Милость!

— Ну и чудесно. Поль, давно хотел спросить — ты же на служанку Ее Светлости засматриваешься? Нравится она тебе?

— Право, мне неловко, — растерялся слуга. — Да, Рози мне нравится.

— Я вот что думаю, да не красней ты, как девица, право! Для мужчины нормально желать женщину! Ты эту служанку как хочешь — как любовницу или жениться?

— Ваша Милость! Мне сорок, Розетте едва двадцать, она за меня никогда не пойдет.

— А кто ее спрашивать будет? — удивился барон. — Она сиротка, ни отца, ни матери, вчера графиня ее выгнала из замка, так что девушка сейчас в горе и расстройстве. Узнай, где она и сходи к ней, пожалей, подари ленту, что ли, какую, она от радости да из благодарности на все сразу и согласится. Хочешь — женись, не хочешь — так пользуйся. В горничные и служанки я ее не возьму, не хочу, чтобы племянница нервничала, а вот на кухню или в прачки — со всем удовольствием.

— Ваша Милость, Вы разрешаете мне жениться?

— Да, если ты хочешь этого.

— Благодарю!

— Ну, ну, полно! Ты хороший слуга, я доволен, заслужил награду. Все-таки, жениться думаешь? А по мне, зачем себя ограничивать одним… мм… пирожным, растягивая его на много лет, если можно каждый день кушать свежее? Ведь с каждым прожитым днем пирожное будет становиться все более черствым и непривлекательным.

— Я женюсь, — твердо ответил Поль. — Рози хорошая девушка, без брака она никогда не согласится, да и мне семью хочется настоящую. Ребенка.

— Смотри, как знаешь, я даю разрешение, а дальше действуй сам. Можешь сегодня быть свободен, иди, устраивай личную жизнь, — барон довольно прихрюкнул, представляя кое-какие живописные картинки. — Завтра утром жду.

Поль поклонился и ушел.

Барон потянулся, отхлебнул из чашки и предался размышлениям.

Ответ на приглашение к Отбору сегодня написать или дождаться завтрашнего дня, когда сын объездит графиню, чтоб уж точно наверняка? Впрочем, днем раньше, днем позже — разница небольшая, девушка уже никуда не денется. Решено, он напишет сейчас!

Мужчина встал, помассировал затекшие ноги и направился в кабинет, жалея, что поспешил отпустить Поля и теперь все приходится делать самому.

Что там, в приглашении-то было написано? А, не помню… Ну и… с ним! Раз не помнит, значит, так и надо, было бы что важное — не забыл бы.

«Ее Светлость, графиня Габриэлла Итэлия Амеди не имеет возможности ответить на приглашение положительно, так как уже связала себя с бароном Рамиром Оренси».

О, как! Немного напутано и не совсем связно, но, главное, смысл понятен.

Барон нашел почтовик, вложил в него послание, написал адресата — Распорядительнице Отбора госпоже Клео Маритани, Летняя Резиденция, Ренна — и отправил.

Чем же занять себя, пока сын спит? Разве что, сходить, глянуть на племянницу?

Дверь воспитанницы была закрыта изнутри — тоже спит еще. Все-таки, как некстати она вчера выгнала Розетту! Новую служанку не успели назначить и теперь даже приказать некому, что делать, когда графиня проснется.

Барон потоптался возле двери в комнату подопечной и отправился на кухню.

Кухня — сердце каждого дома — жила своей жизнью. Что-то резалось, что-то чистилось, бегали помощники, посудомойка, скрытая клубами пара, поднимающегося от лохани с посудой, остервенело терла тарелки, на огромной плите что-то шкворчало и стреляло маслом. Барон стоял у входа уже больше минуты, когда его, наконец, заметили.

— Ваша Милость, — отреагировала главная кирия Валентина. — Завтрак? Я сейчас распоряжусь, и Поль принесет наверх.

— Я на сегодня отпустил Поля, — ответил барон. — Завтрак подадите через полчаса ко мне в кабинет.

— Хорошо, Ваша Милость.

— Да, где экономка? Найдите ее и пришлите ко мне.

Дождавшись заверения, что все сию минуту будет исполнено, барон Оренси вернулся к себе.

Экономка, видимо, еще спала, потому что появилась через пятнадцать-двадцать минут, взъерошенная и красная, будто бежала бегом, в перекрученном переднике и набекрень сидящем чепце.

— Ваша Милость, — присела она в книксене.

— Кирия Малинора, — обратился Фреджинальд. — Вчера Ее Светлость уволила свою личную служанку и осталась без горничной. Подберите какую-нибудь из девушек порасторопнее и приставьте к Ее Светлости.

— Конечно, Ваша Милость.

— Пусть графиня хорошенько выспится, не беспокойте ее, пока сама не встанет, — продолжил барон. — Проследите, чтобы также не беспокоили молодого хозяина. И, самое главное, к вечеру приготовьте смежную комнату с покоями Рамира.

— Смею спросить — для кого приготовить смежную комнату?

— Для Ее Светлости, графиня дала согласие выйти замуж за моего сына. Проследите, чтобы все было, как полагается и рассчитывайте, что завтра придется устроить праздничный обед в честь бракосочетания.

— Разумеется, Ваша Милость.

— Все, идите и занимайтесь делами. Когда Рамир и Габриэлла встанут, пошлите кого-нибудь сообщить мне об этом. Да, еще, Поль на сегодня свободен, я отпустил его. Мне нужен кто-то на замену на день. Подберите сами неболтливого и усердного.

Экономка вышла от лорда в замешательстве.

Габриэлла согласилась выйти замуж за сына барона? Как такое возможно, ведь она графиня и, ко всему прочему, одаренная! Не могла девушка в здравом уме пойти на это. Ладно бы, у нее была симпатия к Рамиру, но весь замок знал, что Габриэлла баронского сынка боится и избегает любых с ним контактов. Понятно, что барону эта свадьба весьма выгодна, его сын получает более высокий титул и становится полноправным хозяином графства. Но графине-то, зачем этот мезальянс? Красивая, одаренная, богатая, родовитая — да она себе такого мужа может найти — не чета Рамиру. Нет, что-то здесь нечисто! Однако делать нечего, придется идти и выполнять распоряжения, а с Габи она поговорит попозже. Сначала надо тихо посмотреть, что там делается в смежных покоях и приготовить все, что придется заменить. Потом дождаться, когда барон проснется и тогда уже приниматься за работу. Кроме новых распоряжений, у экономки всегда много других дел, и кирия Малинора бегала, как заведенная, из одного уголка замка в другой, некогда было присесть.

День потихоньку шел своим чередом. Прошел завтрак, потом обед, а Рамир все не вставал, и экономка распорядилась готовить смежные покои, стараясь не шуметь. Но, как обычно бывает, сразу после приказа ходить тихо, кто-то споткнулся, кто-то что-то уронил и, разумеется, молодого хозяина разбудили.

— Что здесь происходит? — выглянул он в смежную дверь.

— Ваша Милость, — огорчилась служанка. — Мы Вас разбудили…


— Ладно, все равно уже пора вставать. Сколько сейчас времени, обед уже был?

— Да, обед был пару часов назад.

— Хорошо поспал. А что это вы тут затеяли?

— Приказ кирии Малиноры — тщательно вымыть покои, освежить все занавеси, заменить белье.

— Вот как? — начал понимать барон. — Найди мне Лемаля, где его носит? Пусть немедленно готовит ванну.

— Слушаюсь, Ваша Милость, — служанка унеслась выполнять поручение.

Рамир довольно огляделся — значит, отец решил приготовить покои для его жены. Чудесно! Зелье он привез, сейчас приведет себя в порядок, поест и заглянет к отцу. Надо тщательно разработать стратегию.

Через три четверти часа сын постучался в кабинет барона.

— Отец?

— А, уже встал! Входи скорее! Как съездил?

— Все удачно, — Рамир достал и показал два флакончика. — В синем снотворное. Ведьма заверила, что от него любой заснет на двенадцать часов, ничем не разбудишь!

— А во втором что? — полюбопытствовал отец. — В красном?

— Во втором зелье для мужской силы, — ответил Рамир. — Не то, чтобы я был не уверен в себе, но тут такое дело, нельзя допустить даже малейшей осечки, поэтому прихватил на всякий случай.

— Молодец, правильно сделал! А у меня для тебя хорошие новости, — барон самодовольно улыбнулся и откинулся на спинку кресла. — Ты не смог договориться с Габриэллой в течение целого года, а у меня все вышло за какой-то час!

— Занятно. И о чем вы с ней договорились?

— Она согласна выйти за тебя замуж! — торжествующе воскликнул отец. — Я привел ей такие доводы, что девушка решила не сопротивляться судьбе.

— Что-то мне сомнительно, — возразил сын. — С чего бы ей добровольно соглашаться?

— Сейчас сам увидишь. Пойдем, навестим невесту, — предложил барон. — Она сама тебе все подтвердит.

— Ну, пойдем, — согласился Рамир. — Только не спугнем ли, вдруг она насторожится, подлить снотворное-то сможем потом?

— Снотворное не потребуется! — заверил отец. — Говорю же, она согласилась добровольно выйти за тебя замуж! И даже накричала на служанку и потребовала ее немедленно уволить, когда та сожгла ее платье. Габи хотела встретить тебя при параде.

— С ума сойти, — пробормотал Рамир. — Пока сам не услышу из ее уст — не поверю.

Дверь в комнату графини была по-прежнему закрыта, и рядом с ней маялась служанка.

— Ты чего тут торчишь? Нечем заняться? — спросил ее Фреджинальд.

— Кирия Малинора велела мне прислуживать Ее Светлости, — ответила девушка. — Я жду, когда миледи встанет и меня позовет.

— Она что, до сих пор спит? — удивился барон. — Габриэлла выходила сегодня? Завтракала, обедала?

— Нет, Ваша Милость, миледи сегодня еще не выходила. Я жду с утра.

Барон обменялся взглядом с сыном и подошел к двери, подергал. Заперто. Надавил сильнее — не поддается.

— Габриэлла! — крикнул он и принялся стучать в дверь. — Ты что, собралась спать до ночи? Вставай сейчас же и открой дверь!

Нет ответа.

— Габи, я приказываю, немедленно открыть дверь! — взревел барон, начиная подозревать, что в комнате его ждет сюрприз, который ему вряд ли понравится.

Нет ответа.

— Габриэлла, будь умницей, — подключился Рамир, — Открой дверь, ведь ты не сможешь сидеть там вечно! Обещаю, тебя никто не будет ругать!

Нет ответа.

Барон приложил ухо к двери и жестом велел никому не шевелиться, прошла минута, две — ни одного звука из-за двери не раздалось.

— Габриэлла, сейчас же отзовись! Если ты этого не сделаешь, я прикажу ломать дверь! — гаркнул Оренси. — Несносная девчонка, не выводи меня, иначе сильно пожалеешь!

Нет ответа.

Барон в бешенстве пнул дверь и, охнув — дуб оказался прочнее, чем домашний тапочек — схватился за ногу.

— Отец, надо посмотреть снаружи, — предложил сын.

— Ты что, это последний этаж, выше только крыша, она не могла вылезти!

— Могла, — мрачно ответил Рамир. — Если решила, что сломанная нога или свернутая шея предпочтительнее, чем брак со мной.

— Твою… ма… ать… ать… ать!!! — барон подорвался и, хромая, рванул вниз по лестнице к выходу из замка, крикнув на ходу. — Немедленно найдите кирию Малинору, и пусть у двери миледи кто-нибудь все время стоит.

Рамир дернулся бежать за отцом, но потом решил подождать здесь — вдруг строптивая невеста не выпрыгнула из окна, а просто тихо сидит за дверью? Она выйдет, тут-то он ее и встретит!

Барон рысью оббежал замок и уставился на землю под окнами покоев воспитанницы.

Фууу, чуть не умер — на траве не было ни тела, ни его частей и вообще, травка была не примятая, земля без выбоин и следов падения чего-то тяжелого.

Осмотрев все у подножия стены, барон поднял голову вверх и убедился, что на всех трех окнах створки закрыты и ни простыни, ни веревки не свисают.

Значит, мерзавка, сидит себе в комнатах, вынуждая не молодого дядюшку скакать по замку, кузнечиком? Ну, он ей сейчас задаст!!!

Кипя от возмущения, барон вернулся к двери.

— Ну, что там? — поинтересовался Рамир.

— Ничего, — буркнул отец. — Окна закрыты, под ними никаких следов.

— То есть, графиня внутри?

— Получается, да. Дверь-то изнутри заперта, а другого выхода из этих покоев нет, я поэтому их и отдал Габриэлле — чтобы проще было за ней присматривать.

— А она там вообще, жива? — напрягся сын. — Столько времени, и оттуда ни малейшего звука!

— Что ты имеешь в виду? — встревожился барон. — Не думаешь ли ты, что она решила наложить на себя руки? Но вчера она уходила спать полностью всем довольная!

— Габи, — ласково обратился Рамир к двери. — Если не хочешь, можешь не выходить, просто отзовись. Подай голос, чтобы мы убедились, что с тобой все в порядке, и я обещаю, что мы оставим тебя в покое, пока сама не захочешь выйти!

Нет ответа.

— ГАБИ!!! — взревел Оренси. — Сейчас же, сию минуту отзовись или я ломаю дверь!

Нет ответа.

Рамир краем глаза ответил, что в коридоре полно слуг, которые замерли, ожидая развязки.

— Ты! — ткнул он пальцев в ближайшего. — Принеси топор и лом. И кто-нибудь, сходите за кузнецом.

— Что ты задумал, — спросил отец.

— Ломать дверь, — ответил сын. — У меня плохие предчувствия. Говоришь, всем довольна была? Что ты ей наговорил? А если она на самом деле свела с жизнью счеты???

— О, нееет… Это невозможно, — простонал барон. — Я утром отправил на Отбор почтовик, что графиня выходит за тебя замуж.

— Зачем? Не мог подождать до консумации?? Что, если король пришлет проверяющего, а у нас тут черте что творится и вообще неизвестно, живая ли графиня.

— Откуда мне было знать? Говорю же, вчера она на все согласилась, и спать уходила веселая и всем довольная.

— Король нам не простит, — пробормотал Рамир. — Одно дело, уже привязанная графиня и совсем другое — мертвая или сопротивляющаяся браку.

— Габи, детка, — кинулся барон к двери. — Выйди, я обещаю, что тебе ничего не сделают! Все будет, как сама захочешь! Прости меня, я хотел, как лучше, думал, что тебе будет приятно выйти за Рамира и продолжать жить в родном замке, чем выйти замуж за чужого и навсегда покинуть дом.

Нет ответа.

Принесли топор и лом, и почти сразу появился кузнец.

— Мирон, надо взломать эту дверь. Только аккуратно, за ней может быть графиня, нельзя, чтобы она пострадала.

— Слушаюсь, Ваша Милость! — кузнец приступил к делу.

Через полчаса стало понятно, что дверь открыть невозможно.

— Ваша Милость, это мореный дуб, оббитый металлом, его никакой топор не возьмет. Смотрите, от топора только царапины получаются, ни щепки не откололось!

— Выламывай ее целиком, выломай замок, делай, что хочешь, но открой эту чертову дверь! — прохрипел барон.

— Но Вы сами сказали, что там может быть Ее Светлость, я опасаюсь сильно-то, — возразил кузнец.

— Миледи, если не дура, — повысил голос барон. — Отойдет подальше или выйдет в соседнюю комнату. Ломай!!!

Кузнец перехватил лом половчее и приступил.

Через небольшое количество времени стало понятно, что лом мало чем помогает — ни малейшей щелки, куда его можно было воткнуть, не находилось. Дверь же по-прежнему сидела намертво, лом просто отскакивал.

— А если привязать к ручке веревки и дернуть изо всех сил? Она же наружу открывается, не выдержит или замок, или косяк, — предложил кто-то из слуг.

— Несите веревки, — распорядился барон. — И пусть придут все мужчины, остальные расходитесь по своим делам, нечего тут собрание устраивать.

Веревки принесли, закрепили за ручку двери, мужики распределились вдоль веревки и на раз-два дружно дернули.

Дверь не шелохнулась.

Дернули еще раз. Дверь, ехидно поблескивая полированным боком, стояла, как ни в чем не бывало.

— Сильнее надо, — выразил общее мнение один из тягловых. — Лошадь надо или двух.

— Лошадь на эту верхотуру? Как ты ее проведешь по лестнице?

— Глаза завязать и завести, иначе мы тут еще долго дергать будем без всякого результата.

Лошадь энтузиазмом не фонтанировала, более того, почувствовав под ногами не землю или траву, а натертый паркет, она отказалась идти дальше.

Спустя два часа, кое-как, с морковкой, подпиранием плечом лошадиного зада, натягиванием повода и похлопыванием прутом по конским ягодицам, травоядное завели наверх, привязали к ней веревки и барон, измученный неизвестностью, огрел животное тростью. Кобыла от боли присела на задние ноги и рванулась, закусив удила, ручка двери с громким треском отломилась, и лошадиная туша по инерции понеслась по коридору, активно удобряя паркет продуктами жизнедеятельности из перенервничавшего организма, снося вазы с цветами и зазевавшихся зрителей.

— Твою… растудыть через коромысло! Держи ее! Лови!

Кобыла доскользила до конца коридора, кое-как собрала в кучу разъезжающиеся ноги, осмотрелась, горестно заржала, включила полный привод и устремилась назад.

Вы не пробовали ловить испуганную лошадь в тесном коридоре на скользком паркете? И не пробуйте! Не советую.

Спустя еще два часа подсчитывали убытки:

— одна активно испражняющаяся и икающая кобыла, которую пришлось свалить, связать и на грубом полотне волоком вытаскивать из замка,

— трое слуг с переломами ног,

— слуга и служанка со сломанными руками,

— вдребезги разбитые вазы с цветами и испорченные ковры по всему маршруту непарнокопытного,

— тщательно унавоженный паркет со следами подков,

— не поддающаяся подсчету коллекция синяков и некоторое количество выбитых и шатающихся зубов у участников квеста «поймай в замке лошадь»,

— убитые нервы обоих баронов,

— сломанная ручка двери, без которой не к чему привязать веревку,

— сгоревший до углей ужин, так как весь поварско-кухонный состав, стоя в холле, дружно сопереживал миледи и лошади, вместо того, чтобы заниматься своими обязанностями,

— дверь выглядела и чувствовала себя превосходно,

— миледи так и не отозвалась.


Барон разом опрокинул в себя пол бокала коньяка и даже не поперхнулся.

— Надо вызывать мага, только маг сможет открыть эту чертову дверь и не разнести пол замка, — поделился Рамир, дрожащими пальцами пытаясь поймать прилетевший почтовик.

Почтовик уворачивался, отскакивая от неверных движений, и Рамир тянулся все дальше и дальше.

— Хватит, — барон прихлопнул почтовик на столе бокалом. — Мы так с ума сойдем. Девчонка вряд ли жива. Столько времени сидеть взаперти и ни звука не издать, когда за дверью такой шум, никто не смог бы. Мерзавка покончила с собой, это очевидно. Надо придумать оправдание для короля, почему она на это пошла.

Фреджинальд поднял бокал, и почтовик опять взмыл вверх и заплясал перед его лицом.

— Да, что же за день-то такой? — в изнеможении простонал Его Милость, поймал почтовик и сунул сыну. — Посмотри, что там, достанет ведь, пока не прочитаем.

Рамир рассеянно открыл бумагу, развернул, пробежал глазами.

— Ну, а вот и неприятности, — пробормотал он и сунул письмо отцу.

«Баронам Фреджинальду Оренси вместе с сыном Рамиром Оренси надлежит в самое кратчайшее время прибыть в Аринж, в королевский дворец, для дачи объяснений по поводу замужества графини Габриэллы Итэлии Амеди».


— Да, вызывай мага, — вздохнул барон. — Пиши почтовик в Триам, пообещай хорошо заплатить, если маг прибудет не позже завтрашнего утра.

— Вот дернуло же тебя раньше времени посылать извещение о браке! — с досадой проговорил Рамир. — Как выкручиваться будем?

— Дня четыре у нас есть, придумаю что-нибудь, — отмахнулся отец. — Сейчас главное, открыть эту чертову дверь и засвидетельствовать смерть мерзавки. Из-за нее мы по миру пойдем… Мог бы — сам бы удавил.


Маг прибыл рано утром.

Немногие из не пострадавших слуг всю ночь приводили замок в порядок и теперь только легкий запах конского навоза да сломанная ручка поцарапанной двери напоминали о событиях предшествующего дня.

Маг, мужчина средних лет, с интересом осмотрел фронт работ, поцокал языком, колупнул пальцем что-то у косяка и обратился к барону:

— Какой сильный маг! Я хочу непременно с ним познакомиться!

— Вы о ком? — удивился Рамир.

— О том, кто запечатал дверь. Совершенно неправильное наложение чар, видимо, этот одаренный еще ничему не обучался и только-только овладевает своим даром, но какая сила и какое смелое решение! Я восхищен!

— Открывайте скорее, — пробурчал барон. — Потом познакомитесь. Если желание не пропадет.

— Вам повезло, что у меня есть Огонь, иначе я не смог бы ничего сделать.

Маг еще немного побродил, потрогал, кажется, даже понюхал, потом напрягся. От двери повалил дым, раздался треск, полировка пошла пузырями, еще усилие и дверь приоткрылась.

— Наконец-то, — воскликнул Рамир и кинулся в комнату.

— Осторожнее, — крикнул маг, но баронский сын уже успел коснуться двери и теперь прыгал, ругаясь и размахивая обожженными руками.

— Куда же Вы так кидаетесь, — сокрушенно покачал головой маг. — Вы же видели, что мне пришлось расплавить часть двери! Конечно, она не могла не нагреться.

— Откуда я понимаю, что Вы делаете? — огрызнулся Рамир. — Нам надо как можно скорее зайти в комнату, миледи больше суток оттуда не выходит и не отзывается.

— Миледи? — изумился маг и движением руки распахнул дверь. — Что же вы молчали раньше!

Сталкиваясь плечами, отец и сын ворвались в покои и разошлись по комнатам, заглядывая за каждую дверь. Маг вошел последним и остановился у входа, с любопытством осматриваясь.

Графини нигде не было.

— Подождите, — барон вытер внезапно вспотевший лоб. — Куда она могла деться, если дверь была закрыта изнутри? Окна тоже на защелках. Ничего не понимаю…

Маг обошел все комнаты, постоял у окон и двери.

— Скажите, какие стихии у миледи пробуждены? — обратился он к барону.

— Воздух и Огонь, — ответил Рамир. — Но она не училась ими управлять.

— У меня Огонь и Вода, и я чувствую здесь применение именно этих стихий.

— Еще и Вода, — простонал Рамир. — Но откуда?

— Куда она могла деваться? — спросил барон, завершив очередной осмотр покоев. — Окна закрыты, дверь заварена.

Маг улыбнулся:

— Надо же, какая сильная и одаренная девочка.

— Где ее искать, эту одаренную девочку? — огрызнулся барон. — Между прочим, я ее опекун. Можете узнать, как она покинула комнату?

— Точно не скажу, она точно применяла здесь Огонь и Воду, но если есть Воздух, то могла уйти через окно.

— Здесь высоко! — хором воскликнули оба Оренси.

— Если у нее Воздух полностью пробужден, то высота для нее не является серьезным препятствием, — возразил маг. — Боюсь, больше я ничего сказать не смогу, вам нужен маг Воздуха или бытовик, который по следам ауры покажет путь девушки. Заплатите мне, и я вернусь домой.

— Рамир, принеси деньги, — попросил барон. — Уважаемый… как Вас?

— Герр Леон Вискотти, — поклонился маг.

— Уважаемый герр Леон, я могу просить Вас соблюдать конфиденциальность и не распространяться об увиденном здесь?

— Безусловно.

— Хорошо, надеюсь на Ваше слово, — барон вручил магу принесенный сыном мешочек.


Через полчаса, когда маг уехал, оба Оренси сидели в покоях Габриэллы и держали совет.

— Значит, она сбежала. Но куда?

— Ей некуда бежать, денег у нее мало, я следил за этим. И она знает, что девушка на дороге без сопровождения мужчины — лакомый кусок.

— Тем не менее, она сбежала и до сих пор никто ничего о бродящей в одиночестве девушке не слышал.

— Жаль, что уволили Розетту, она знала гардероб хозяйки и могла бы сказать, какие вещи пропали.

— Так в чем проблема? Верните ее и заставьте все осмотреть, а я пока съезжу в Триам и Ризан, расспрошу людей, вдруг кто-нибудь ее видел или знает, где она?

ГЛАВА 5. ВСЯЧЕСКАЯ НЕРАЗБЕРИХА

— Миледи! — кинулась к Габриэлле Розетта. — Я чуть с ума не сошла, куда Вы пропали?

— Ой, Рози, ты не представляешь — всего-навсего отправилась на прогулку по саду и парку! Там случайно нашла старый шалаш и зачем-то залезла в него, а потом сидела и ждала, кто вызволит, — хихикнула Габи. — Там охранка стояла.

— Миледи, — простонала Розетта. — Вы же сами говорили, что нам нельзя привлекать к себе внимание! Кто Вас вызволил?

— Не знаю, он назвал только имя — Ладис, и сказал, что служит у одного аристократа. Глупо, конечно, получилось, но что ж поделаешь? Я ему свое имя не назвала, сказала, что тоже служу у одной аристократки.

— Ох, миледи! Попадемся мы, помяните мое слово — попадемся!

— Ничего, как-нибудь справимся. Расскажи лучше, как там, на кухне?

— Ой, наслушалась про невест выше крыши! Меня корнеплоды чистить посадили, а рядом две служанки их крошили. Одна при графине Аглае Антонекки, вторая у виконтессы Мауриции Робусти. Ох, и лаялись же они!

— Лаялись?

— Ну, ругались. Каждая свою госпожу хвалит и говорит, что она станет женой кронпринца, а другая — нет, это моя госпожа станет женой! Чуть не подрались! Потом их развели в разные части и приставили к другой работе, подальше друг от друга.

— Надо же, страсти какие!

— А еще все говорят, что после пятого останутся только пятнадцать девушек и только тогда настоящий отбор и начнется!

— Понятно. Я, Рози, все думаю, что же нам с тобой делать? Вернее, не с тобой, а вообще, как исхитриться, чтобы обязательно попасть в число этих пятнадцати, но ни в коем случае не привлечь внимание принца?

— Я так думаю, пятого Вам самой идти надо, там же магию проверять будут, а у меня ее ни маковой росинки нет.

— Тоже так думаю, но тут есть опасность, что потом, когда начнется сам отбор, нас быстро раскусят. Все-таки, мы же не близнецы и даже не сестры, сразу видно, что мы разные. Что же делать, Розетта?

— Миледи, сначала надо войти в число этих пятнадцати, а потом уже будете думать, как не выйти замуж.

— Верно, будем решать задачи по мере их поступления. Набери мне воды, хочу ванну принять, а то в шалаше, пока я там сидела, с потолка всякая труха сыпалась.

Розетта ушла готовить воду, а Габриэлла задрала рукав и принялась разглядывать две яркие полосы, оставленные сторожевой веткой.

— Ой, миледи, что это у вас? Да как же это Вы? Ведь все платья с короткими рукавами, как же Вы послезавтра выйдете ко всем с такими отметинами?? Надо срочно к целителю!

— Стой, заполошная! Нельзя мне к целителю!

— Почему? Ведь он сразу залечит, а так, сколько дней с рубцами ходить будете? Что подумают о Вас?

— Нельзя, ведь целители сразу считывают ауру, как мы потом с тобой меняться-то будем?

— Может быть, не надо меняться? Я же ничего не знаю и не умею себя вести, сразу все испорчу. Это пока невест много, то никто и не присматривается особо, а потом-то сразу разглядят. Мало, что позор, так еще Вас сразу опекуну отдадут и все будет зря.

— Нет, Рози, к целителю я не пойду. Вот мази бы заживляющей достать, тогда скорее бы все прошло, но для этого надо лекарю предъявить ранку или ссадину, так просто вряд ли дадут. Ладно, завтра об этом подумаю, а сейчас давай скорее ванну и спать.


Уже засыпая, Габи вспомнила о барельефе и позвала служанку:

— Розетта! Ты не спишь еще?

— Нет, миледи. Вам надо что-нибудь? За молоком сходить?

— Нет, я спросить хотела — ты в холл, что в конце коридора, спускалась?

— Да, когда Вас изображала. А что?

— Видела там, слева, барельеф такой — замок, деревья и конь стоит?

— Не особенно. Нет, что-то такое было, но я так боялась, что меня разоблачат, что ничего вокруг толком не разглядела. А это что-то важное, да?

— Не знаю. Если завтра пойдешь мимо, посмотри на коня, ладно?

Несмотря на приключения накануне, Габриэлла спала хорошо и проснулась довольно рано, посмотрела, как сладко сопит в своем закутке Розетта и решила сходить, еще раз посмотреть на барельеф. Интересно, ей показалось, что глаза лошади следят за ней или нет? Если бы та невеста не отвлекла ее, возможно, она смогла бы все рассмотреть еще вчера, но уж как получилось, так получилось. Зато сейчас ей точно никто не помешает, вряд ли невесты встают так рано!

Габи призадумалась, какое платье ей надеть, вернее, в облике кого она пойдет — невесты или служанки? Навестой, конечно, безопаснее, но служанкой спокойнее. Если кто-то встретит в предрассветный час служанку, то ни капли не удивится и внимания не обратит — мало ли, какие дела у нее могут быть? А вот такая ранняя пташка-невеста обязательно заставит рассмотреть её и запомнить. Ведь невесте положено быть нежной, трепетной, спать подольше, есть поменьше, разговаривать только о нарядах и принце, всего бояться и ничего не делать. А еще невесты любят сбиваться в стаи и с упоением перемывать кости отсутствующим, и настоящая кандидатка точно не станет бродить в одиночестве по спящему дворцу! Решено, она наденет платье Рози и спокойно прогуляется до холла с барельефом, а потом выйдет в сад и встретит там новый день.

Стараясь не шуметь, чтобы не разбудить Розетту, Габриэлла быстро ополоснулась, стянула волосы в тугую косу, надела служанкино платье и, помявшись, все-таки натянула и чепец.

Вчера она имела неосторожность выйти без этого головного убора, и Ладис точно теперь запомнил оттенок ее волос, больше так рисковать нельзя. Пусть он всего лишь чей-то слуга или помощник, все равно не надо ни с кем сближаться.

Проверив в зеркале, насколько все в порядке с ее одеждой, девушка осторожно открыла дверь, полюбовалась на пустынный коридор, и выбрала направление в сторону холла.

Как хорошо — никого, вот совсем никого! Хоть пой, хоть пляши — вокруг ни души!

Габриэлла осмотрела барельеф и так и этак, зашла с одной стороны и с другой — ничего необычного и лошадиные глаза вполне себе глиняные или из чего там этот барельеф вылеплен? Габи пожала плечами — значит, вчера ей все померещилось! — и направилась в сторону входных дверей.


— Стой! — раздалось из коридора. — Ты чья? Впрочем, это неважно, пошли скорее!


Девушка повернулась и с досадой увидела, что к ней навстречу перекатывается дородная женщина в поварском платье и колпаке.


— Вы мне? — переспросила Габи, досадуя на задержку.


— Тебе, пошли скорее на кухню, мне надо срочно отойти, ты побудешь у плиты.


— Но я ничего не умею делать! — испугалась Габриэлла. — И где ваши помощники, почему Вы ловите слуг по дворцу?


— Ничего уметь и не надо, — заверила ее женщина, уцепила рукой за локоть и потащила за собой. — Сейчас привезут продукты, я должна все осмотреть и принять и мои помощники со мной, а другие еще не встали, подъем только через час. Мы же не здесь ночуем, а в доме для прислуги, он далеко от дворца. А тут графине Аглае приспичило потребовать какао! В четыре утра! Я не могу разорваться, и если не приму продукты, то все полетит насмарку, вот, прибежала сюда, в надежде, что кто-то из служанок уже встал.


— Так пусть служанка графини и помогает, — сопротивлялась Габриэлла, но вырваться из крепкой хватки поварихи не представлялось возможным, разве что, если она выскользнет из платья.


— Графиня служанку не отпустила, — возмущенно пыхтела женщина. — Да иди ты, не проснулась еще, что ли?


— А… А если моя госпожа проснется, а меня нет? — трепыхалась Габриэлла. — Разве можно вот так хватать чужих слуг и даже не спрашивать, хочу ли я?


— Твоя госпожа подождет, — возразила повариха. — Ты служанка, значит, пока вы во дворце, то подчиняешься и мне тоже. Безвыходная ситуация, понимаешь? Все, пришли. Значит, так — вот плита, в ней магический огонь, туда не суйся, он на нужном уровне будет гореть сам по себе. Вот кастрюлька для варки какао, вон там, в кувшине свежее молоко, порошок какао здесь, сахар, ваниль вот там.


— Я не умею готовить! — взмолилась Габриэлла.


— Тут и уметь нечего, — фыркнула повариха. — Наливаешь в кастрюлю две чашки молока и ставишь на плиту, вот сюда. Пока молоко закипает, вот в этой чашке смешиваешь две больших ложки какао и сахар, разотри получше, чтобы комочков не было и добавь немного горячего молока. А дальше, как молоко закипело, сдвинь кастрюлю, чтоб не убежало и всыпь какао с сахаром и ванилью и все время мешай, пусть покипит немного минут пять. Потом сразу налей вот в эту чашку, аккуратно, не заляпай стенки! Поставь на поднос и отнеси Ее Светлости, она в комнате 67 по левому коридору.


— Я не умею! — простонала Габриэлла. — Отравлю невесту, сами виноваты будете! Найдите, кого-нибудь другого!


— Мне некогда искать, перестань капризничать. Что, никогда манную кашу сестренками или братишкам не варила, что ли? Это почти то же самое. И отравить невозможно — все свежее и самое простое в приготовлении. Все, я ушла, приступай, пока графиня не устроила всем разнос.


Габриэлла в отчаянии схватилась за плечи — сбегала, погуляла! Незаметно, ага…

Ну, что ж, делать нечего, придется готовить какао. Да, она приготовит, отнесет и до пятого ни ногой из комнат!

Что там повариха говорила — сначала в кастрюльку налить две чашки молока.

Кастрюлька вот эта. Маленькая какая-то и тяжелющая, из чего она сделана-то? Вот же, рядом, вполне симпатичная кастрюлечка стоит, почти такого же размера, может, чуток побольше и легонькая — прелесть просто. Одной рукой держать можно без напряга, не то, что ту. Берем. Дальше две чашки молока. Мгм, чашки тоже все разные.

Габриэлла с сомнением посмотрела на чашки, ладно, возьму вот эту, с цветочком.

Молоко благополучно попало в кастрюлю, и девушка поставила емкость на плиту. Что-то повариха еще говорила, что надо следить, чтобы кастрюля не убежала.

Девушка внимательно посмотрела на посуду — никакой магии в ней не заметно. Может быть, потому что, она взяла другую кастрюльку? Нет, в той, на которую показывала повариха, магии тоже не обнаруживалось. Наверное, просто чары очень тонкие, сильный и умелый маг накладывал, поэтому она не видит. Но что-то делать надо, ей не хочется бегать за кастрюлей по всей кухне. Габи с сомнением посмотрела на плиту — совершенно не за что посудину закрепить. Что ж, придется воспользоваться магией, только осторожнее, она не хочет устраивать диверсию, просто надо сделать так, чтобы кастрюля оставалась на одном месте сама по себе.

Габриэлла немного нагрела дно и поверхность плиты и приварила одно к другому. Вот теперь точно никуда не денется!

Что дальше? А, вот в этой чашке смешать сахар и какао.

Габи никогда не видела порошок какао, интересно, какой он на вкус? Зачерпнула ложечкой немного, с удовольствием вдохнула запах и отправила ложку в рот. Тьфу, гадость-то какая!!! Горький! Противный!

Отплевываясь, девушка нечаянно дунула на порошок в чеплашке, и часть его взвилась в воздух.

Ну вот, теперь половина какао ровным слоем распределилась по столу, посуде, полу и по самой Габриэлле. Чудесно, а остатка-то наберется две ложки?

Ощутимо потянуло горелым, Габриэлла посмотрела на плиту — кастрюля стоит, молоко еще не кипит. Откуда же так воняет? Наверное, кто-то поблизости еще что-то готовит, сейчас она размешает порошок с сахаром и сходит, посмотрит.

Девушка ссыпала остатки порошка в большую ложку и пересыпала их в чашку, где полагалось смешивать его с сахаром. Вышло полторы ложки. Немного подумав, графиня рукой сгребла немного порошка со стола и добавила его к остаткам. Сахар. Сахар на стол подавали кусочками, в большой нарядной сахарнице, где же он здесь? Интересно, как она сможет перемешать кусочки с порошком?

Тут Габриэлла вспомнила, как однажды, когда еще были живы мама и папа, они ездили на пикник и папа на костре в железной банке подогревал для нее сахар. Получался такой леденец и хоть он не был красивым и с тонким вкусом, как покупные леденцы, но Габи очень понравился, ведь его ей прямо у нее на глазах сделал папа! Тот сахар был как белый порошок, такой, небольшими крупинками, надо именно такой и искать.

После непродолжительного осмотра девушка нашла целых две коробки с сахаром, одна с желтоватым, а вторая — с кипенно-белым. Белый ей больше понравился, ведь, чем чище цвет, тем, лучше продукт! У них к столу подавали ослепительно белые кусочки. Так, порошок удивительно гадкий на вкус, кроме запаха какао и не догадаешься, что из него делают такой вкусный напиток! Значит, сахару надо побольше.

Графиня зачерпнула две ложки, немного подумала и добавила еще две. Покрутила ложкой в чашке, с удовольствием наблюдая, как состав становится однородно-сыпучим.

Тут со стороны плиты раздалось шипение и еще сильнее запахло горелым, девушка обернулась и ахнула — миленькая симпатичненькая кастрюлька оказалась покрыта какой-то белой пеной, которая стояла шапкой над ее верхом и стекала по бокам прямо на поверхность плиты, где съеживалась и чернела. Кошмар какой! Графиня попыталась поднять посуду, но та не шелохнулась — она же сама ее приварила! Заметавшись по кухне, не зная, как прекратить этот поток пены, Габи решила быстро погасить в плите огонь, а потом отлепить кастрюлю.

М-да, после всех манипуляций в кастрюле осталось всего полчашки странно пахнущего молока, ее дно стало походить на конус, а на поверхности плиты появился волнистый, оплывший круг, несколько возвышающийся над остальной плоскостью.

Надо довести дело до конца, что там было дальше? Смешать сахар, какао и немного молока? Готово! Правда, получились небольшие комочки, но, может быть, они сами разойдутся, когда молоко опять закипит? Стоп, а в чем его кипятить, если эта кастрюлька стоит теперь только на ребре, да и огонь она погасила.

Вытерев пот со лба, девушка решительно взяла ранее отбракованную тяжелую кастрюльку, вылила туда остаток молока из бывшей симпатичной, добавила жуткого цвета смесь из чашки и все хорошенько перемешала. Что-то мало похоже на какао даже по цвету, про запах и говорить не стоит.

О! Надо же эту смесь поварить пять минут, и она еще что-то забыла добавить. Повариха говорила о ванили… Нет, искать ее она не станет, графиня Аглая обойдется без ванили!

Зажечь огонь заново не составило труда, и девушка поставила варево на мгновенно нагревшуюся плиту, конечно, не на то место, где получились волны. Пять минут? Закипело и хватит!

Графиня увидела, как снизу из кастрюльки поднимается коричнево-лиловатая шапка и тут же погасила огонь, шапка пены замерла, подумала и, нехотя, опустилась вниз. Вот как ее надо было!

Гордая собой, Габриэлла взяла чистую чашку, перелила в нее получившийся напиток, вздохнула, что получилась всего одна чашка, а ей так хотелось попробовать! Что ж, в другой раз она сама себе сварит какао и весь сама выпьет, а сейчас надо отнести этой графине и срочно бежать в свои комнаты, пока не вернулась повариха. Что-то подсказывает, что ей не понравится усовершенствование поверхности плиты, порошок какао на полу и испорченная бывшая симпатичная кастрюлька.

Комната 67 нашлась быстро, на стук почти сразу выглянула взъерошенная служанка.

— Что так долго, — проворчала она. — Миледи устала ждать, давай сюда и скажи, что Ее Светлость требует свежих булочек. Только не через полчаса, а прямо сейчас!

«Ага, бегу уже», — злорадно подумала Габриэлла и вместо кухни направилась в комнаты, которые занимала сама.

Нет, приключений с нее хватит! Но аппетит за всеми этими хлопотами и вправду разыгрался, надо будет попросить Розетту сходить и принести перекусить.

С этой мыслью Габи вошла и только собралась закрыть дверь, как два вопля одновременно раздались в тишине спящего дворца.

— Отравили!!!! Ее Светлость отравилиии!!! Помогите! Срочно целителя, охрану!

— Моя плита!!! Где эта мерзавка!?!

Ну, вот, с добрым утром!

ГЛАВА 6. ТАКАЯ-СЯКАЯ, СБЕЖАЛА НА ОТБОР

Два дня Рамир рыскал по всем близлежащим поселкам и городам, но никто нигде не видел одинокую путешественницу.

— Померла, как пить дать — померла! — причитал барон. — Король нам не простит…

— Знаешь, меня беспокоит, что ее служанку тоже не могут найти, — задумчиво ответил Рамир. — Не вместе ли они путешествуют? Мы же спрашивали об одной девушке, а если они ехали или шли вдвоем?

— Какая теперь уже разница? — парировал барон. — У нас больше нет времени, надо ехать в Аринж. Что же теперь с нами будет?

— Ничего, как-нибудь обойдется. Если бы ты не поспешил с отправкой вестника, то и вообще ничего бы не было. Сказали бы, что волк задрал, да и все.

— Это одаренную-то волк задрал? — усомнился отец. — В такую чушь никто не поверит.

— А кто ее проверял, насколько она одаренная? Нам повезло, что ты догадался никуда ее не вывозить и к нам не приглашал никого. Скажем, что у нее всего одна стихия и та не до конца пробудилась.

— А королю что говорить, куда графиня делась и про ваш с ней брак? — сокрушался барон. — И зачем я поспешил?

— Нам два дня ехать, по дороге придумаем.


Ехали не сильно торопясь, кому же захочется быстрее попасть под раздачу? Дорогой Рамир не забывал расспрашивать на постоялых дворах о двух девушках, которые несколько дней назад в одиночестве могли проходить этой дорогой. К его сожалению, таких тоже никто не встречал. Приходилось признать, что графиня или очень удачлива или ее нет в живых.

В Аринж прибыли вечером второго дня и обоих сразу препроводили к королю. В другое время и по другому поводу, барон чрезвычайно гордился бы этим фактом, но теперь посчитал себя счастливчиком, если бы Его Величество забыл о существовании Оренси на несколько лет или, хотя бы, недель.

Его Величество Сигизмунд Марио Тьери довольно долго просто рассматривал склонившихся в придворном поклоне отца и сына, наконец, позволил выпрямиться.

— Слушаю, — коротко приказал король.

— Ваше Величество, — начал объяснение Рамир. — Мы с Ее Светлостью росли вместе с самого детства и всегда были очень дружны. С возрастом детская дружба и симпатия переросла в любовь, и мы просили Его Милость позволить нам пройти ритуал и заключить брак. Барон долго сопротивлялся, ведь я бездарь, а у Габриэлолы есть дар, хоть и совсем слабенький…

— Совсем слабенький? — переспросил король.

— Да, Ваше Величество, всего одна стихия и та до конца не пробудилась.

— Гм, и какая же стихия у нее не до конца пробудилась?

— В… Вода, Ваше Величество.

— Да? Ладно, продолжайте.

— Так вот, мой отец всеми силами противился нашей симпатии друг к другу, потому что был уверен, что Вы, Ваше Величество, не одобрите брак. Но любовь оказалась сильнее препятствий, и мы смогли убедить отца, что наше намерение, как и чувства, тверды и неизменны и он дал свое благословление. Но поскольку, без Вашего разрешения мы не могли провести обряд, мой отец собирался в ближайшее время лично приехать в Аринж и просить Вашего высочайшего разрешения на этот брак.

— Даже так? — отозвался король. — Ну, ну, продолжайте, особенно меня интересует фраза из ответа барона распорядительнице Отбора.

— Какая именно? — решил уточнить Рамир.

— М…м, — король задумался, потом сделал движение и из ниоткуда ему в руку упала бумага. — Вот эта «графиня Габриэлла Итэлия Амеди не имеет возможности ответить на приглашение положительно, так как уже связала себя с бароном Рамиром Оренси». Жду пояснения к слову «связала».

— Ну, это… Габриэлла ответила на мое предложение согласием.

— И?

— И… и мы стали ждать, когда отец получит от Вашего Величества разрешение на брак.

— То есть, консуммации не было?

— Нет, как мы могли, без Вашего разрешения!

— И?

— И… А потом Габриэлла отправилась погулять в лес… вместе со своей служанкой и они обе пропали. Мы искали их четыре дня, но все без толку, видимо, девушек утащили дикие звери, — Рамир потупился. — Я безутешен!

— Сильно безутешен? — вкрадчиво спросил король.

— Бесконечно!

— А Вы, барон, можете что-то дополнить к рассказу сына? Или, может быть, поведаете нам другую версию?

— Ваше Величество! — перепугался барон. — К-к-акую другую версию?

— Не знаю, Вам виднее, что Вы еще придумали, — король холодно смотрел на обоих Оренси. — Каким образом высокородная и одаренная девушка, чью жизнь и благополучие я доверил Вам, оказалась в лесу без охраны и сопровождения?

— Они убежали! — выпалил Рамир. — Простите, Ваше Величество. Графиня вместе со служанкой просто убежали погулять, Вы же понимаете — молодые, беспечные, им показалось, что это весело.

— В общем, так, — хлопнул король по подлокотникам кресла, в котором сидел. — В сказку о неземной любви, которой вдруг воспылала юная одаренная графиня к бездарю барону с трудом, но поверю. Но вот в то, что вы могли не укараулить такую ценность, как Ее Светлость, и допустили, что графиня, как простолюдинка, одна бродила за стенами замка — никогда не поверю. Что-то вы темните.

— Ваше Величество, Вы приказали сразу информировать, — в комнату вошел высокий мужчина в сером сюртуке. — Первичный отбор завершен, Вам угодно сейчас прочитать список отобранных невест или Вы сделаете это попозже?

— Давай сюда, — протянул король руку к подносу, на котором лежала бумага. — А вы можете идти, Ламарель, проследи, куда баронов поселят. Разговор не окончен, Ваши Милости.

Отец и сын побрели к выходу, в то время как король углубился в чтение списка и на Оренси внимания больше не обращал. Вдруг он вздрогнул и прокричал:

— Немедленно верните этих олухов!

— Ваше Величество? — мгновенно возвращенные в покои, от которых не успели отойти дальше одного шага, отец и сын откровенно тряслись и мысленно прощались с жизнями.

— Говорите, Ее Светлость графиня Габриэлла Итэлия Амеди без ума от барона Рамира Оренси, собирается за него замуж и у нее одна полупроснувшаяся Вода?

— Д. да… — проблеял Рамир.

— Как тогда вы можете объяснить вот это? — король потряс свитком. — Что это за шутки, я вас спрашиваю?

— Ваше Величество? Мы не понимаем…

— Ах, не понимаете? — взбешенный король подошел к баронам и, держа двумя руками, развернул перед ними лист со списком и ехидно произнес. — Мне тоже хочется понять, за кого вы меня держите? Читайте вслух — третья строчка сверху.

— 3. Графиня Габриэлла Итэлия Амеди — Вода, Воздух, Огонь, — прочитал Рамир и посмотрел на отца. — Не понял, это что за список? Какие Вода, Воздух, Огонь?

— Это список пятнадцати отобранных кандидаток в невесты кронпринца, — ласковым голосом ответил король. — На Отбор, который начинается с завтрашнего дня. А Вода, Воздух и Огонь — это три пробужденные, причем, полноценно пробужденные, стихии у графини. Кстати, из более чем сотни кандидаток по три стихии имеют всего пять девушек, проверяли лучшие маги королевства, а вы утверждаете, что у нее и одной нет? Так где, говорите, влюбленная в барона графиня гуляет, что ее найти невозможно?

Оба барона, выпучив глаза, только ртом воздух хватали, похожие на вытащенных из пруда карасей.

— Убрать обоих, под замок, — приказал король. — И, Ламарель, подберите с министром финансов стряпчих и отправьте в замок Амеди с тщательной проверкой. Сдается мне, Оренси решили прибрать наследство Амеди к рукам вместе с графиней.


Графиня Аглая Антонекки привыкла всегда получать, что пожелает. Старшая дочь графа Антонекки, она единственная из троих детей унаследовала три стихии — надежда отца, наследница, красавица. Граф спал и видел, как его дочка становится супругой кронпринца, а в дальнейшем и королевой. Он, соответственно, тесть короля со всеми вытекающими из этого привилегиями.

Юная графиня была амбициозна и честолюбива, но вот неизбежная привязка ее пугала. Ей хотелось самой повелевать королем и королевством, купаться в поклонниках и не ограничивать свою жизнь обожанием одного, конкретного мужчины. Нет, разумеется, девственность она берегла, решив, что если не найдет способ избежать привязки, то тогда хотя бы продаст себя подороже. Кронпринц для этого вполне подходил, но варианты она все равно рассматривала и искала.

Однажды, примерно полгода назад, она из скуки приказала привести к себе старую гадалку, приехавшую в замок вместе с кибитками циркачей.

— Бабка, если ты настоящая гадалка, то скажи мне, чего я больше всего на свете желаю? — приказала она старухе.

— Власти, — коротко ответила гадалка.

— Хм, верно. Но ты могла просто угадать. Скажи — как мне получить власть?

— Отобрать у мужчины.

— Как это возможно? Ты что, старая, совсем из ума выжила? Как я, слабая девушка, могу справиться с мужчиной?

— Сила не в силе тела, а в силе ума, — покачала головой гадалка. — Будешь умная, найдешь мужчину, у которого в руках сосредоточенна вся власть. Мужчина будет управлять государством и другими людьми, а ты будешь управлять мужчиной.

— Да, было бы неплохо, — задумалась девушка. — Но ты разве не знаешь — у нас так заведено, что в браке девственная жена после первой ночи получает привязку к мужу и не может ему изменить, даже если б и хотела. Из-за этой связи она вообще мало что может, и поэтому мужчины у нас жену воспринимают, как придаток к дому. Кто с такой будет считаться и ее слушать?

— Если мужчина тебя полюбит и позовет в свой дом не по велению долга, а по велению своего сердца, привязки не будет.

— Как это? Но почему никто об этом не слышал?

— Потому что у вас приняты браки по договору, когда жених видит невесту впервые чаще всего только на свадьбе. Откуда же тут взяться любви и привязанности? А чтобы жена не дергалась и не доставляла мужу хлопот, много-много веков назад сильнейшим магом на женщин вашего Королевства были наложены особые чары, которые пробуждаются в момент лишения девственности. После ночи с неженатым мужчиной, девушка теряет невинность и получает зависимость.

— Интересно, я запомню.

Графиня наградила гадалку и отправила ее восвояси. А когда на следующий день она захотела еще поговорить со старухой, оказалось, что циркачи в ночь из замка уехали и куда — никто не знал.

И вот такая удача — Отбор! Аглая ни секунды не сомневалась, что попадет в число счастливиц, которых пригласят во дворец, также она не сомневалась, что выиграет этот Отбор. С кем ей соревноваться, кто еще так красив, умен, родовит и имеет три стихии? Единственно, что ей необходимо было сделать — это понравиться принцу и влюбить его в себя. Если же это не получилось бы, то у графини был запасной план. Да, да, тот самый проверенный способ — возлечь на супружеское ложе уже не девственницей. Конечно, на Отборе была обязательная проверка, поэтому она приехала девушкой, но между моментом, когда принц ее выберет своей невестой и брачной ночью, она вполне успеет быстренько лишиться девственности с женатым на другой. У нее и человек подходящий есть для этого, держит неподалеку.

Но сначала она попробует принца в себя влюбить. Да, она красива и даже очень, но слишком много красоты не бывает, поэтому графиня старательно за собой ухаживала.

Вот и в это утро, она встала очень рано, служанка помогла ей ополоснуться прохладной водой, а потом Аглая нанесла на лицо маску из хурмы с медом и оливковым маслом, на веки — кашицу из огурцов. Правда, пришлось заткнуть нос, она не любила запах хурмы, но приходилось терпеть из-за чудесной бархатистости кожи, которую давала такая маска.

Еще на стадии подготовки к омовению, графиня потребовала к себе повариху.

— Через полчаса принесите мне горячее какао.

— Но, миледи, у меня много дел, пусть Ваша служанка идет и сама приготовит, я дам ей продукты.

— Моя служанка нужна мне здесь, а ты повариха, вот и готовь, что приказали. Иди. Я жду какао через двадцать минут! Промедлишь — прикажу принести напиток через десять минут, а не выполнишь, нажалуюсь принцу! Как ты думаешь, что с тобой сделают, если главная претендентка окажется недовольна?

Перепуганная повариха выскочила, как ошпаренная.

Графиня успела ополоснуться, вытереться, надеть халат и сидела в маске, когда раздался стук в дверь.

— Миледи, это какао принесли, — сказала служанка. — Я на стол поставлю?

— Нет, давай сюда, какао надо пить сразу, как его принесли, стоит ему постоять, вкус уже не тот.

— Осторожнее, миледи, горячее.

— Просто подай мне в пальцы ручку чашки, дальше я сама.

Предвкушая удовольствие, графиня поднесла чашку ко рту, осторожно отхлебнула и … Мерзкий горько-соленый вкус горячего напитка ошеломил, графиня от неожиданности втянула в себя воздух, вместе с воздухом в нос попал какао. Девушка вскочила, закашлявшись, горячая жидкость из чашки выплеснулась на ногу, графиня пошатнулась и так как глаза из-за маски открыть не могла, то споткнулась об оттоманку и упала, запутавшись в халате.

Выскочившая на шум из другой комнаты служанка увидела, как ее госпожа упала навзничь, чашка откатилась под стол, а у миледи из носа и рта течет какая-то пена и сама она хрипит и производит странные хаотичные движения.

— Отравили!!!! Ее Светлость отравилиии!!! Помогите! Срочно целителя, охрану! — с дикими воплями девушка выскочила в коридор.

Первыми прибежали стражники, по пути толкнув истерично орущую служанку, от чего она поздоровалась с косяком, получила живописную шишку и кулем свалилась у входа. Вломившись в комнату, охранники дружно охнули, увидев, как на полу бьется графиня, с зелено-оранжевой пеной изо рта и носа. Следом за ними в комнату вбежала полуодетая распорядительница, за ней — две помощницы в таком же неглиже.

Вид графини на полу произвел на новоприбывших неизгладимое впечатление, все трое позеленели и тихо стекли по стенке. Пока стражники ошарашено таращились на прибавление тел, графиня предприняла еще одну попытку встать, но поскольку ее руки оказались прижаты телом, а повернуться из-за перекрутившегося халата она не могла, то попытка провалилась.


— Пом…ог… гх…хр…ка! — закашлялась Аглая.

— Как ее бьет, бедняжку, — покачал головой стражник. — Не успеют целители, вон, уже кровь сворачивается, и кожа пятнами пошла…

Более молодой его напарник побледнел и, издав тонкий икающий звук, кувыркнулся на пол рядом с графиней, прижав ее так, что теперь она не могла вообще пошевелиться.

На вопль потихоньку стягивались зрители, заглядывали в комнату, оценивали открывшийся натюрморт, и коллекция на полу постепенно пополнялась.

Когда прибежали целители, ковер в комнате причудливыми позами и нежно-зелеными или белоснежными лицами украшало уже семь человек, не считая графини. Сама миледи дергалась и хрипела, пытаясь сдвинуть внезапно отключившийся организм стражника.

— Массовое отравление! — оценил масштаб бедствия целитель и немедленно отправил вестники всем заинтересованным лицам. Маги начали прибывать прямо в коридор, появляясь из порталов, и чуть ли не сталкиваясь друг с другом.

— Ваше Высочество, — заступил принцу дорогу один из магов. — Здесь может быть небезопасно, Вам лучше уйти или, как минимум, не приближаться.

— Что за яд? Кто посмел? Они выживут?

— Еще ничего не знаю, дайте мне время, Вы же видите, что тут творится? Отойдите, мой принц, дайте мне возможность работать.

— Так, берите и относите вправо служанок, влево распорядительницу с помощницами, стражника… Почему он тут разлегся? Вытащите в коридор.

Целитель дождался, когда обморочных рассортировали по полу и рангу и наклонился над графиней.

— Миледи, как Вы? Вы меня слышите?

Освобожденная от тяжести, графиня дернулась, наконец, освободила руки, встала, держась за стол, и проревела:

— Полотенце мне, ЖИВО!

После этого дело пошло на лад. Целители, убедившись, что никто не отравлен, быстренько привели в чувство всех впечатлительных и отправились восвояси. Маги выпроводили всех зрителей, предварительно выяснив, не могут ли они пролить свет на происшествие.

Умытая графиня, пылая негодованием, требовала найти ту стерву, которая приготовила ей незабываемый напиток, пришлось наложить сонные чары, иначе остановить поток красноречия оказалось невозможно.

— Так, никто не отравлен? — уточнил Тиан, внимательно осматриваясь.

— Нет, Ваше Высочество, никакого яда, чар или проклятия нет, мы все проверили.

— Но отчего они все попадали?

— Красота Ее Светлости произвела сногсшибательное впечатление.

— Да? — удивился принц, вспоминая, что девушка на самом деле красивая, но не до такой же степени, чтобы люди вокруг снопами укладывались?

— Ее Светлость смазала лицо кашицей из смеси фруктов, овощей и меда с маслом, — пояснил один из магов.

— Зачем?? — изумился принц, с содроганием представив картину.

— Это полезно для кожи.

— Нет, мне никогда не понять женщин, — передернулся Тиан. — А что там с какао? Я слышал краем уха

— Повариха поручила сварить его какой-то неумехе, и та сварила такой какао, что у бедной миледи даже дух захватило.

— Понятно, ерунда и ничего страшного. А шуму-то! Найдите эту неумеху, — и принц покинул Малый дворец.

* * *

Габриэлла прижалась к двери, переводя дух.

Ну, почему с ней все время что-то происходит? Хотела же, как лучше! Не может быть, чтобы графиня отравилась, она же на кухне сахар и какао с молоком брала, не могут же они там быть с ядом?

Ну и кто, в здравом уме, будет пытаться пронести яд во дворец, битком набитый магами?

Нет, графиня не могла отравиться, но почему тогда так голосит ее служанка?

Габи немного приоткрыла дверь и увидела, как мимо рысью пробежала группа целителей.

— Закройте дверь и не выходите до разрешения! — сказал ей на ходу один из лекарей.

— Миледи, почему там так шумно? — показалась из своего закутка Розетта. — И Вы уже встали? Собираетесь идти, как служанка? Миледи, мне кажется, нам нельзя больше меняться, это не кончится добром! Фу, чем это от Вас пахнет?

— Пахнет? — испугалась графиня и принялась обнюхивать рукав платья. — Я, вроде бы, ни в чем не пачкалась, разве что, какао?

— Какао, скажете тоже, — засмеялась Розетта. — От Вас чем-то горелым пахнет. Я бы даже сказала не горелым, а пригоревшим. Давайте я Вам наберу ванну, вы помоетесь и наденете свое, а то, не ровен час, кто-нибудь зайдет.

— Да, ты права, Рози, надо искупаться и переодеться, — согласилась Габи и направилась в комнаты, раздеваясь на ходу. — И эти вещи надо постирать.

— Ванна сейчас будет готова, — отозвалась служанка из купальни. — А что там за шум сегодня спозаранку? Вы не выходили?

Габриэлла, стоя в одной нижней сорочке и расплетая волосы, покраснела и сделала вид, что не слышит вопроса.

— Миледи? — подошла ближе Розетта. — Вы меня пугаете. Рассказывайте, это из-за вас во дворце такой переполох?

Графиня неуверенно пожала плечами:

— Не знаю. Я ничего такого особенно не делала.

— Миледи???

— Ну, что ты так на меня смотришь? Я ей сразу сказала, что не умею. А она — бери и вари! А я откуда знаю, как держать кастрюлю, чтобы она не убежала? Сделала, как сумела. А порошок сдулся и он горький! А молоко вообще стало пенкой и пшикало, а потом все почти закончилось и какао получилось чуть больше пол полчашки. Надо было сразу уйти, но я хотела помочь поварихе, у нее совсем не было времени варить это какао, а графиня скандалила.

— Миледи, вы меня уморите… Идите, купаться, вещи я унесу в прачечную и застираю сразу, заодно узнаю, что произошло.

— Хорошо, — покладисто согласилась Габи.

— И не выходите никуда, пока я не вернусь, очень Вас прошу! Я прямо боюсь выходить. Про бегающую кастрюлю страшно спрашивать, уж больно необычно — поймали ее или так и убежала?

— Никуда не выйду, — заверила Габриэлла. — До завтрашнего дня буду сидеть в комнатах! А кастрюлю я к плите приварила.

Розетта с сомнением посмотрела на графиню.

— Мамочки… Представляю, в каком расстройстве повариха. Ладно, я постараюсь поскорее и потом принесу Вам завтрак, — служанка подхватила сброшенную хозяйкой одежду, положила ее в корзину, сверху кинула еще сорочку и полотенце и вышла за двери.

Габриэлла с удовольствием занялась банными процедурами. Сначала понежилась в горячей воде, потом несколько раз тщательно промыла волосы, ополоснулась и отправилась превращаться в графиню.

Да, надо заканчивать с маскарадом, раз служанка из нее не получается, а из Розетты не вытанцовывается графиня. Стоило Рози надеть платье госпожи, как она вся деревенела, глаза стекленели, на лицо приклеивалась глупая улыбка, а походка? Живая, веселая девушка сразу превращалась в неуклюжую куклу. И когда Габи была в роли служанки, она один раз слышала, как мимо проходившие невесты смеялись, что графиня Амеди малость не в себе и такая деревенщина! Зачем только она вылезла из своей берлоги, уж, конечно же, принц на такую даже не взглянет!

С одной стороны, такое впечатление соответствовало ее планам, но, с другой стороны, почему-то стало обидно.

Габриэлла надела свежую сорочку и белье, прислушиваясь к звукам, раздающимся из-за двери. Выбор платьев не поражал, всего-то два, поэтому она надела первое, которое ей подвернулось под руку, и принялась расчесывать волосы.

Шум в коридоре то стихал, то снова увеличивался, и Габриэлла не выдержала и снова подошла к двери, приоткрыла ее и высунулась.

Шум раздавался из ответвления, где были комнаты любительницы какао. Через некоторое время оттуда вышли два мужчины и, разговаривая, направились в сторону торчащей из двери головы девушки.

— Доброе утро, миледи! — вежливо поздоровался один из мужчин, когда они поравнялись с ней. — Шум Вас разбудил?

— Да, — кивнула Габи, телом оставаясь в комнате, а головой в коридоре. — А что там случилось? Моя служанка вышла узнать и где-то пропала, а мне велели не выходить из комнаты.

— Кто Вам это велел? — тут же подобрался второй мужчина.

— Доброго дня, миледи, — вспомнил он о приличиях.

— Некоторое время назад, когда я выглянула, по коридору бежали целители и один из них крикнул, чтобы я закрыла дверь и не выходила.

— А, ну, это отменяется, ничего опасного нет! — облегченно кивнул головой первый. — Можете выходить, если желаете.

— Спасибо. А что, все-таки, случилось?

— Ничего серьезного, Вам не из-за чего беспокоиться.

— Если Вы не отвечаете, это означает, что правда настолько ужасна, что ее нельзя озвучивать?

— Нет, просто на самом деле какая-то ерунда, не заслуживающая внимания. Кто-то из слуг испортил напиток для одной миледи и сломал магплиту.

— О! — округлила глаза Габриэлла. — Сломал плиту? Но зачем?

— Если бы мы знали! — развел руками второй и учтиво поклонился. — Я Ренуар Осолен, а это — Лерон Сабоссини, правая и левая руки Верховного Мага Королевства Тео Дайриш. Невежливо разговаривать с дамой, не будучи ей представленными.

Габриэлла покраснела и пробормотав:

— Очень приятно, спасибо, что ответили на мои вопросы. Я графиня Амеди. До свидания! — вернулась в комнаты и закрыла дверь.

Мужчины переглянулись и тихо рассмеялись.

— Напугали девочку, — заметил Лерон, продолжая движение. — А ты заметил, какой у нее потенциал?

— Не очень, зато я заметил, какие у нее глаза, из-за них-то и пропустил потенциал, — ответил Ренуар. — И что ты рассмотрел?

— Завтра первый этап Отбора, отделение неограненных алмазов от мусора и пустой породы. Имя же запомнил?

— Графиня Амеди.

— Вот, завтра ее и рассмотришь.


Габриэлла подождала, когда шаги стихнут, и снова выглянула в коридор — ну, где же Розетта? Очень хочется подробностей и завтракать.

Вернулась в комнаты, полюбовалась собой в зеркале, досушила Воздухом волосы и вернулась к двери.

Розетта не появлялась.

Сходить на кухню, попросить чашку молока и булку? Ой, нет, лучше не рисковать, вдруг, повариха ее и без чепца узнает, как она будет объяснять, почему гуляла в одежде служанки?

Графиня вернулась в комнаты, посидела, походила, Розетта все не возвращалась.

Не выдержала и еще раз подошла к двери и чуть не столкнулась с влетевшей Рози.

— Ой, миледи, что Вы наделали!!!

— Все совсем плохо, да?

— Ну, как сказать… Хуже некуда.

— Графиня на самом деле отравилась???

— Нет, что Вы! С ней все в порядке!

— Хм, а кричали, что она отравилась, и звали целителей.

— Хуже, что на кухне вторая плита, на которой Вы пытались готовить, теперь не работает. Огонь не отзывается. Маги всю голову сломали, два часа там ползают, не могут найти, как исправить.

— Но я же ничего не ломала!

— Миледи, я не все понимаю, когда говорят о магии, но сказали примерно следующее: что кто-то просто впитал в себя весь Огонь и теперь печь проще выбросить и поставить новую, чем оживить старую. Тем более что Вы умудрились расплавить часть чугунной плиты, на которой готовят. Маги не могут понять, как это произошло и, главное, откуда у служанки мог быть такой сильный дар Огня.

— О! И что теперь будет?

— Не знаю. Говорят, вечером повариха вместе со служанкой графини Аглаи в сопровождении стражников будут делать обход комнат.

— З.з. зачем?

— Искать ту девушку, которая все это устроила, они единственные, кто видел ее в лицо.

— Розетта, мы пропали…

ГЛАВА 7. КАК НАЙТИ ЧЕРНУЮ КОШКУ В ТЕМНОЙ КОМНАТЕ, ОСОБЕННО, НСЛИ ЕЕ ТАМ НЕТ?

Да, утро выдалось суматошное и ранее.

Тиан улыбнулся, вспомнив разъяренную графиню Антонекки, с островками остатков фруктовой маски на лице, в перекрученном халате и прической, похожей на стог сена.

Нет, в обычном, ухоженном и причесанном виде она ему нравится больше.

Надо же, как оказывается, женщины меняются! Утром пугало, когда девушка сразу после ночного сна и позже, когда она же выходит «в люди» — изысканная леди.

До сих пор никто из многочисленных временных любовниц не оставалась у него до утра, принц их видел только принаряженных и лощеных, ну, и голых, разумеется. Но даже в наготе они были безупречны. Может быть, все дело в том, что любовницы были заинтересованы удержать его внимание, и старались всегда выглядеть ослепительно? Хм, кто знает, как он сам выглядит со сна…

Значит, когда он женится, все равно на ком, то неизбежно вместо прилизанной красавицы, по утрам он будет вынужден лицезреть вот такое же чучело? Нет, только раздельные спальни! И вообще, он будет заглядывать к жене исключительно для выполнения супружеского долга и зачатия наследника и сразу после процесса уходить к себе. Встреч за обеденным столом ему будет вполне достаточно, ну и балы и приемы, разумеется, где он обязан появляться вместе с супругой.

А графиня, конечно, в своем дневном облике, очень даже ничего и дар у нее сильный, он чувствует. Что ж, он внимательно понаблюдает за ней.

Тиан отодвинул стул и вышел из-за стола, за которым завтракал. Оказывается, ранний подъем, и волнение хорошо нагоняют аппетит!

Мужчина вспомнил служанку, которая умудрилась попасть в плен к охранке шалаша. Интересно, она еще раз приходила туда? Надо сходить и проверить.

Жаль, он не смог как следует рассмотреть ее лицо, зато сильный магический дар пропустить не смог. Наверное, она чья-то внебрачная дочь, иначе, откуда у простолюдинки мог взяться дар, если это счастье достается даже не всем высокородным? Кстати, а что там маги говорили насчет испорченной магплиты? Не его ли пленница успела и на кухне отметиться, ведь вряд ли в одном месте встретились две служанки с сильной стихией Огня? О, это еще любопытнее, он прямо сейчас сходит к шалашу, а потом осмотрит пострадавшее кухонное оборудование.

В шалаше служанки не было, впрочем, как и ее свежих следов. Значит, не приходила и это не удивительно. Ведь, учитывая переполох, какой она устроила во дворце, ей просто некогда было это сделать.

Печь привела принца в восторг.

Неведомая служанка не только расплавила чугун, причем, не один раз и ограниченную ее часть, но и впитала весь Огонь, которым печь была заряжена, полностью разрушив накопители. Потрясающе! Он должен найти эту уникальную девушку! Да, но как? Вряд ли служанка добровольно признается, учитывая, какой резонанс получила ее диверсия.

— Ваше Высочество, — перед принцем стоял Верховный маг.

— Добрый день, Тео, — живо откликнулся принц. — Чш… Без титулов и поклонов, пожалуйста, я тут просто Ладис.

— Понял. Удивляетесь?

— Да, не то слово, мне очень хочется познакомиться с автором всего этого безобразия. Как ты думаешь, как у нее это получилось?

— Сложно сказать, — пожал плечами маг. — Похоже, девушка просто не умеет пользоваться стихией и поэтому не рассчитала силу, когда хотела погасить огонь в печи.

— Да, наверное. Теряюсь в догадках, кто она такая?

— Этим все маги озабочены. Такой потенциал и где — у простолюдинки! Ну, ничего, вот найдем ее, и все разрешится. Вы позволите мне сразу забрать девушку?

— Зачем?

— Я уже говорил, таким потенциалом нельзя разбрасываться. Выдам ее быстренько замуж за одного из младших магов, будет под рукой и под присмотром.

— Нет, Тео, подожди, не спеши. Сначала надо найти девушку. Как это сделать в этом курятнике, тут же две сотни девиц, которые ни минуты не сидят на одном месте и ни минуты не молчат?

— Я слышал, распорядительница приказала всем сидеть по комнатам и не выходить, за этим следят маги и стражники в коридорах. И повариха и служанка графини Антонекки, которые видели девушку в лицо, просто обойдут все комнаты и рассмотрят всех служанок.


— Это долго, а нет способа быстрее? Разве нельзя найти ее по силе магии, мы же знаем, что у нее Огонь.

— Для этого мне надо обойти лично все комнаты и всех девушек перетрогать за руки. Думаете, это быстрее? Здесь же туева туча одаренных в разной степени девушек и Огонь есть у многих и так фонит, что без личного контакта или без проверки артефактом ничего не разобрать.

— Да, об этом я не подумал. Хорошо, пусть комнаты обходит повариха и служанка, а с ними вместе секретарь.

— Какой еще секретарь? — удивился маг. — У нас, вроде бы, ни у кого таких нет, достаточно младших магов. И зачем при поиске служанки секретарь?

— Секретарь одного из магов, — принц выпрямился и провел рукой по своей одежде. — В таком невзрачном сером сюртуке.

— А… А!!! — начал понимать Верховный. — И какова его функция? Для охраны в коридорах полно стражников.

— Он, скажем так, будет вести учет осмотренных комнат, чтобы никого не пропустить.

— Понятно, я сейчас же уведомлю об этом повариху и стражников.

— Уведомите, что с ними будет секретарь Ладис?

— Да, именно это.

— Отлично, тогда секретарю необходимо захватить писчие принадлежности и подойти… А куда?

— Да сюда же, на кухню. Я распоряжусь, чтобы без Вас не начинали, Верховный поклонился и отошел, улыбаясь в усы.

Он раскусил наследника: тот воспользовался моментом, чтобы инкогнито рассмотреть всех девиц. Для этого принц и записи собирается вести, чтобы на Отборе знать, кто стоит за той или иной смазливой мордашкой. Умный у Королевства наследник!


— Мы пропали, Рози! — всплеснула руками Габриэлла. — Они меня непременно узнают! Боже, какой позор!

— Миледи, — спокойно возразила ей Розетта. — Почему Вы так решили? С какой стати им Вас — подчеркнула она — узнавать?

— Ну, как же! Ведь я была на кухне и повариха меня должна была хорошо рассмотреть! А потом я сама относила чашку графине и ее служанка меня тоже видела!

— И в каком виде Вы находились на кухне?

— Как в каком? В твоем сером платье и чепце!

— А сейчас Вы в чем?

— Рози, ты сама не видишь? Мы на грани разоблачения, а ты в угадайки играешь! Надо что-то придумать, как-то замаскировать мне лицо, может быть, вымазаться сажей? Ну, ветром там пыль надуло? Или губы поджать или наоборот, вытянуть и нахмуриться? — Габи металась по комнатам.

— Миледи, миледи! Да сядьте Вы уже! — топнула ногой Розетта. — Вот, присядьте и выслушайте.

— Повариха и служанка графини придут искать служанку, не госпожу! На Вас никто и смотреть не будет, неужели Вы сами этого не понимаете? Нет, поздороваются там, книксен сделают и на этом все — сосредоточатся на мне! А меня там и близко не было, пусть смотрят, сколько хотят, нипочем не опознают.

— Да? Я об этом как-то не подумала, — пробормотала Габриэлла.

— Конечно! Смотрите, Вас видели в моем платье и чепце, знатные девушки такие простые платья не носят и тем более, не надевают чепец. Волосы спрятаны под чепцом, поэтому никто цвет ваших волос не видел и не сможет опознать. Платье на Вас сейчас красивое и богатое, волосы я сейчас уложу в высокую прическу, и Вы сядете в той комнате на оттоманку и займетесь, например, чтением. К Вам никто и подходить не станет, а я сама проверяющих и встречу и провожу.

— Ты думаешь, у нас получится? — недоверчиво спросила Габи. — А если они с каким-нибудь артефактом придут, например, проверят, правду ли ты говоришь?

— Тоже мне, проблема! — рассмеялась Рози. — Ведь меня не было на кухне, и я Ваша служанка — никакой лжи, любой артефакт это подтвердит! А на Вас смотреть никому в голову не придет, вот увидите, ведь они искать служанку будут и невест никто проверять не станет.

— Хорошо бы так и было! Как дожить до вечера и пережить этот обход?

— Переживем, не бойтесь! Не хотите погулять, пока это можно?

— Ой, что-то нет. Кажется, я еще не скоро захочу пойти погулять, — покачала головой Габриэлла. — За такое короткое время столько всего случилось, у меня голова кругом идет.

— Ой, а Вы же еще сегодня не завтракали?

— Нет, — вздохнула Габи. — И не особенно хочется.

— Я принесу сейчас! — и Рози выпорхнула за дверь.

В принципе, Габриэлла не могла этого не признать, Розетта права. Ее никто не видел простоволосой, иначе ей точно не выпутаться, уж больно редкий оттенок имеют ее волосы. А в чепце и сером платье служанки она мало похожа на себя в красивом платье и с прической.

Девушка довольно улыбнулась, закружилась по комнате и резко остановилась — Ладис! Ее без чепца видел Ладис и эта заносчивая графиня Антонекки! Правда, графиня не видела ее, когда она приносила какао, а в шалаше было темновато, да и на улице тоже наступили сумерки. Но все-таки, волосы Ладис мог разглядеть…

Нет, только она начнет успокаиваться, как обязательно что-то происходит или она вспоминает, что может произойти!

Розетта вернулась, прошла к столику, поставила на него поднос.

— Миледи, позавтракайте! Молоко, булочки и джем.

— Спасибо, Рози, — ответила Габриэлла. — А ты сама успела покушать?

— Да, я перехватила на кухне, когда еще в прачечную бегала.

— Чем же нам сегодня заняться? Если ничего не делать, то до вечера я с ума сойду от переживаний, — спросила Габриэлла.

— Миледи, а сколько у Вас денег осталось?

— Ох, немного, Рози. А что, ты что-то придумала?

— Раз выходить Вы не хотите, а без дела сидеть невозможно, то давайте я передам распорядительнице, что Вы хотите заказать себе платье и она пришлет к нам портных. Будете выбирать фасон, потом ткань или наоборот. Снимать мерки, подбирать ленты и кружева — не заметите, как день пролетит. И платье Вам точно минимум еще одно нужно! Не можете же вы все время ходить в одном и том же наряде!

— Надо посмотреть, сколько денег у меня осталось, — пробормотала графиня и ушла в спальню.

— Вам же не нужно сразу платить! — возразила Розетта. — Пусть снимают мерки, выбирают фасон и все остальное. Можно еще не для одного платья выбирать, а, например, для трех. Одно бальное, одно утреннее и одно для прогулок или повседневное.

— Нет, Рози, на три платья у меня точно не хватит.

— Так покупать не обязательно! Можно просто выбирать — и время пройдет быстрее, и удовольствие получите, развлечетесь.

— Неудобно впустую занимать портных.

— Ничего, платья Вам все равно нужны, тем более что я слышала, что тем девушкам, кто останется на Отбор после завтрашней проверки, Его Величество оплатит по пять платьев. Кстати, вот Вам и выход — Вы сейчас выберете все — ткани, фасон и пусть портные шьют. А заплатит им король.

— Ты так уверена, что я пройду? Вдруг, у меня слабый дар?

— Еще чего, даже не сомневайтесь! Обязательно пройдете, и король заплатит за Ваши наряды! А если Вы заранее все подберете, и с Вас снимут мерки, то и сошьют первой. Только представьте, как будут после проверки загружены портные, к ним же будет очередь!

— Розетта, как хорошо, что ты со мной поехала! Одна я уже давно попалась бы или растерялась и глупостей наделала.

— Правильно, вместе можно глупостей больше наделать, — засмеялась служанка. — Ну, что, я иду звать портных?

— Зови! — решилась графиня.

Через час комнаты было не узнать — всюду куски ткани, листы с эскизами, вокруг графини суетятся три помощницы, портной, башмачник, модистка и белошвейка.

— Ой, я же только платья хотела! — удивилась Габриэлла, когда к ней нагрянуло столько народа.

— Миледи, — пропела модистка. — Уже послезавтра к нам будет не пробиться, так что Вы очень правильно сделали, что решили позаботиться о гардеробе сегодня. И Вам же к платьям обязательно надо еще и новое белье, шляпки, туфельки.

— Но… деньги, — растерялась Габриэлла.

— О, — взмахнул рукой портной. — Не беспокойтесь, миледи, король платит за все! Мы уже получили указания на этот счет.

— Подождите, — насторожилась графиня. — Но ведь еще не известно, кто пройдет проверку. Может быть, у меня слабый дар и меня не отберут?

— Ваша Светлость, — снисходительно проговорил портной. — Я лично слышал, когда проводил… впрочем, это не важно. Главное, что графиня Амеди точно попадает в первый отбор и поэтому, как только я услышал, кто хочет пошить платья, сразу пришел и привел остальных.

— От кого Вы это слышали? — удивилась Габи. — Я же ни с кем не знакомилась!

— Видимо, кое с кем все-таки успели познакомиться. Во всяком случае, Их Светлости Ренуар Осолен и Лерон Сабоссини активно обсуждали Ваш магический потенциал и оба не сомневались, что вы будете в отборе.

— Ладно, если вы так уверены, хотя все это для меня странно. Я на самом деле сегодня познакомилась с милордами, но мы говорили буквально две минутки, и я даже не выходила в коридор, — согласилась Габриэлла. — Давайте посмотрим, что у вас есть, но если меня не выберут, я не виновата и платить за наряды не стану!

О, это волшебное занятие — выбор новых нарядов! Единственный, кто управился скорее всех, был башмачник. Он просто снял мерки с ножек графини, сказал, что как только они определятся с цветом платьев, он немедленно сошьет под каждый наряд подходящие туфельки и ушел. Остались одни женщины и портной, который к мужскому сословию принадлежал чисто по недоразумению и оказался не только интересным собеседником, но еще и большим знатоком моды.

Габриэлла так увлеклась, тем более что и портной, и белошвейка, и модистка подкидывали ей все новые и новые идеи, прикладывали куски ткани, спорили, какой цвет больше подойдет для каждой модели и, казалось, сами от всего происходящего получали огромное удовольствие, что пропустила бы и обед и ужин. Однако Розетта не стала ждать, когда хозяйка напомнит о еде и по своей инициативе сходила за обедом, а потом и ужином, причем, не забыла сказать на кухне, что у них в комнатах целая орава во главе с дамским портным Орестом, и тем тоже принесли перекусить. Чтобы случайно не запачкать образцы, кушать портняжкам пришлось в прихожей, благо, туда перенесли стол, а Габи пообедала, а потом и поужинала у себя в спальне. За всеми хлопотами Габриэлла совсем забыла о приближающихся поисках неловкой служанки.

Обсуждение последнего из платьев было в самом разгаре, когда в дверь постучали, и Розетта впустила в прихожую повариху, служанку графини и мужчину, в руках которого был длинный свиток и стило.

— Рози, что там такое? — подала голос графиня, на которую Орест только что накинул бирюзовый мирисский шелк и малиновую адарскую тафту.

— Миледи, это ко мне, — отозвалась Розетта. — Не переживайте, это буквально на минутку, я сейчас вернусь.

Но Габриэлла успела выйти в прихожую, волоча ткань и Ореста, пытающегося приладить еще кусок желтой органской парчи и одну из шляпок мадемуазель Неретт

— Стойте, миледи, из этого выйдет чудесное платье, и если мы наденем вот эту шляпку…

Повариха и служанка во все глаза разглядывали Розетту и по сторонам не смотрели, а вот секретарь на звук повернулся, скривился, увидев попугая в боевой раскраске и шляпке, сделал отметку в своем свитке и развернулся на выход.

— Это точно не она, вообще ничего общего. Доброй ночи, миледи, простите за беспокойство, — проговорила повариха и процессия потянулась за дверь.

— В этот момент Габи, наконец, выпуталась из парчи и шелка и остолбенела — вслед за женщинами из ее комнаты выходил Ладис.

ГЛАВА 8. ЕСЛИ КОРОЛЬ ГОЛЫЙ, ЗНАЧИТ, ВСЕ ДЕНЬГИ УШЛИ НА НАРЯД КОРОЛЕВЫ

Тиан злился.

Идея самому присутствовать при поисках неуклюжей служанки с сильным даром Огня сначала показалась ему очень заманчивой. И, как заметил Верховный маг, он получал еще и возможность рассмотреть кандидаток в невесты в неформальной, скажем так, обстановке.

Ведь кто будет стесняться слуг? Вот он и посмотрит хоть несколько минут на каждую.

Но обойти сотню комнат и вынести лицезрение сотни девиц… Пожалуй, он переоценил свои силы.

И да, обход надо было назначать на более раннее время — больше половины девушек явно расслабились после ужина и демонстрировали легкую небрежность в одежде.

Конечно, в первую очередь изучали служанок, ведь искали именно прислугу, но скучающие невесты неизбежно выходили из комнат посмотреть, кто пришел и что делает. И, к удивлению Тиана, только немногие из полуодетых невест, обнаружив среди проверяющих мужчину, ойкали и покидали общество или пытались прикрыться, остальные ни мало не смущаясь своего более чем домашнего вида, с удовольствием следили за реакцией «секретаря» на свои прелести.

И поскольку посмотреть было на что, то принц не отказал себе в удовольствии. А что? Он просто служащий и грех отказываться от блюда, если его тебе чуть ли не под нос суют, но пометки в своем списке возле имен кандидаток сделал. Особенно его возмутила графиня Амеди. Нет, в отличие от других, она не была раздета, наоборот, девушку невозможно разглядеть было из-за намотанных на нее кусков тканей — эта особа коротала вечер, заказывая наряды! Настолько уверена, что непременно войдет в отбор или просто тряпичница, каких свет не видывал?

Тиан едва не спалился — вслед за невестой из комнат в прихожую вывалился Орест. Принцу повезло, что портной был полностью сосредоточен на девушке, и ему удалось вовремя отвернуться и быстро выйти в коридор.

Какая, однако, бойкая кандидатка, умудрилась даже Ореста к себе заполучить, откуда только узнала, что он лучший дамский портной Королевства?

Возню, которую поднимают женщины вокруг новых нарядов, принц не любил и не понимал. Три часа мерить шляпки — легко! Можно с ума сойти и уйму полезных дел переделать, пока дама выбирает головной убор, про пошив бального платья он вообще даже вспоминать не хочет — несколько недель головных болей и разговоров только о тканях и фасонах! Тиан твердо знал, что предпочитает раздевать женщину, а не часами ждать, когда она, наконец, выберет платье. Нет, жена, помешанная на нарядах ему тоже ни к чему.

Из всего огромного списка он был готов рассматривать и то с натяжкой только пять девушек: графиню Антонекки, графиню Озолески, виконтессу Робусти, баронессу Жеради и баронессу Стокки.

Посмотрим, кто из них попадет в первый отбор и переселится из Малого Дворца в Главный Дворец Летней Резиденции.


Тиан так задумался, что пропустил появление отца.

— Ну, как прошли поиски? Нашли?

— Не поверишь, нет! Служанка как сквозь землю провалилась. Обошли все комнаты, везде по одной леди и одной служанке, то есть, нет ни лишних, ни пропавших.

— Повариха никого не узнала?

— Нет и вторая, служанка графини Антонекки, тоже никого не опознала.

— Поразительно! А не могло так случиться, что эта девушка была не из числа слуг кандидаток? Все-таки, во дворце и своей прислуги хватает. Надо проверить вообще всех слуг, слышишь, Тео? — обратился король к Верховному магу. — Вполне возможно, что это новенькая служанка, на Отбор наняли много новых лиц, их еще не всех запомнили. Нельзя упускать мага такой силы, даже если это простолюдинка.

— Согласен, Ваше Величество, — поклонился Верховный. — Обязательно отыщем ее и пристроим.

— Завтра проверка кандидаток, — перевел разговор король. — Ты уже кого-то присмотрел?

— Да, пятеро более-менее, — принц протянул отцу свиток.

— Ну, ты и разборчив, я скажу! Из сотни девушек всего пять «более-менее», а заслуживающей внимания вообще ни одной? Ну-ка, посмотрим.

Х…м. Что ж, хороший выбор, правда, внешность я не очень помню, вернее, помню только первую, но происхождение у всех достойное и если они невинны и одарены, как требуется, то обязательно пройдут в отбор. Тео, — король передал Верховному список. — Лично проследи за этими кандидатками.

— Конечно, — маг принял бумагу, пробежал глазами. — Я буду внимателен ко всем, но за этими пятью присмотрю особенно.

— В каком часу завтра начнется проверка? — поинтересовался Тиан.

— Сразу после завтрака, в девять часов, — ответил Верховный.

— Отлично. Тео, я же смогу присутствовать?

— Конечно, я буду рад, если на Отборе моим помощником станет секретарь Ладис, — поклонился Верховный.

— Себастиан, Тео? — удивился король. — Я чего-то не знаю?

— Ничего такого, — ответил принц. — Я надеваю скучный серый сюртук и изображаю из себя помощника или секретаря. Ты же сам мне посоветовал потихоньку наблюдать за кандидатками, чтобы они не знали, кто перед ними.

— Да, это хорошая идея, согласился Его Величество. — И хотя ты без артефакта отвода глаз особенно нигде не показываешься и твои изображения, которые разошлись в народ, несколько не соответствуют действительности, всегда можно наткнуться на тех, кто лично с тобой знаком. Не увлекайся, чтобы не получилось скандала.

— Я постараюсь, — кивнул Тиан. — День был долгий, а вечер и того длиннее, я вас покину с вашего разрешения.

Король проводил глазами сына и обратился к Верховному:

— Предпочтения принца надо учитывать, но главное — магический потенциал невесты! Если у кого-то из выделенных Теаном кандидаток нет стихии Огня или дар невелик, пусть ее место занимает любая, у кого сильный и пробужденный Огонь.

— Разумеется, Ваше Величество, я все понимаю и сделаю как лучше для принца, даже если он этого еще и не осознает.

— Брось титулы, когда мы одни, Тео, — поморщился король. — Наедине я Марио, будь добр так и обращаться. Уже оскомина от «величеств» и церемоний.

— Все время забываю, — улыбнулся Верховный. — Сложно перестраиваться, ведь иногда всего в течение десяти минут мы, то на виду, то без чужих глаз.

— Хорошо, а то я уж было подумал, что ты чересчур усерден в чинопочитании. Ладно, я к себе. Надеюсь, завтра все пройдет без проблем.


Габи и Розетта трудились с восхода солнца — перепробовали разные виды макияжа и, наконец, выбрали то, что Габриэллу устроило, хотя Розетта считала, что получился перебор.

Рози принесла поднос с завтраком, но графиня еле-еле сумела впихнуть в себя кусочек булочки и три глотка отвара.

— Вам непременно надо хорошо покушать, — уговаривала Розетта. — Ведь неизвестно, сколько придется провести времени, и когда Вы сможете в следующий раз поесть!

— Но мне не хочется! Какой смысл в еде, если ее приходится заталкивать в себя чуть ли не силком? Так мне только хуже будет, а поголодать иногда даже полезно бывает.

— Ну, смотрите сами, — отступила Розетта. — Тогда давайте одеваться, и я Вас причешу, времени совсем мало осталось.


К назначенному часу все кандидатки столпились на площадке перед Малым дворцом, ожидая, когда их позовут.

— Дорогие невесты! — наконец вышла распорядительница Отбора, госпожа Клео. — Сегодня для Вас ответственный день, после которого на Отборе останется только пятнадцать девушек. Надеюсь, что проверка пройдет быстро и без эксцессов, внимательно слушайте указания магов и ведите себя достойно невесты наследного принца! Когда назовут ее имя, девушке надлежит быстро войти в шатер, при себе иметь именное приглашение на Отбор. Что делать дальше вам на месте подскажут маги. Как вы уже знаете, сегодня будет проверка артефактом на невинность — это первый шатер, и наличие магического дара — второй шатер, куда попадут те, кто успешно прошел первую проверку. Проверку будет проводить древний артефакт, Изумрудная Друза, может быть, некоторые о нем слышали. Его невозможно провести, правду скрыть не помогут ни амулеты, ни даже если целитель восстановил… гм… невинность. Зеленая Друза увидит все! Если кто-нибудь не уверен, что обладает сильным даром или… гм… что пройдет первый шатер, то может выбыть из Отбора добровольно прямо сейчас.

Девушки загалдели, несколько человек вышли из толпы и направились назад во дворец. Видимо, собирать вещи.

— Тише! — подняла руку распорядительница. — Добавлю, что наблюдать за этим этапом Отбора и самими кандидатками будет лично верховный Маг Королевства Его Светлость Тео Дайриш.

Еще с десяток кандидаток покинули общество и отправились собираться.

— Отлично, значит, те, кто был не уверен, решили избавить нас и себя от напрасных ожиданий. Спасибо им за это. Остальные девушки — будьте наготове — начинаем!

— Баронесса Жеради! — раздалось от шатра, и одна из кандидаток вошла внутрь.

Габриэлла с Розеттой стояли немного в стороне, чтобы избежать толчков от возбужденных невест. За несколько дней, что Габи провела здесь, ей пока не удалось познакомиться ни с кем из других невест, разумеется, кроме двух встреч с графиней Антонекки, но их сложно назвать знакомством. Сначала Габриэлла бегала в образе служанки, а потом просто сидела в комнате, боясь и носа высунуть, и так получилось, что она видела остальных невест издалека и мельком и, конечно, не всех.

— Как странно, — заметила Розетта. — Внутрь вошло уже так много девушек, но назад не вышла ни одна. Куда они деваются?

— Да, тоже обратила на это внимание, — рассеянно ответила Габи, осторожно разглядывая невест. Впрочем, остальные были заняты тем же самым — исподтишка оценивали соперниц.

Наконец, прозвучало имя Габриэллы, и она оказалась внутри первого шатра.

— Доброе утро, миледи! — вежливо поприветствовал ее маг. — Подойдите, пожалуйста, ближе и назовите свое имя.

— Графиня Габриэлла Итэлия Амеди.

— Очень хорошо. Ваше приглашение?

Габриэлла протянула свиток.

— Спасибо, — маг взял бумагу, внимательно ее прочитал, после чего что-то сделал, и свиток полыхнул синим и исчез.

— Пожалуйста, пройдите дальше, — маг указал на вход справа от себя.

Графиня перешла в соседнее помещение, тоже шатер.

— Доброе утро, Ваше Сиятельство! — приветствовал ее следующий маг. — Пожалуйста, подойдите ближе.

Габриэлла повиновалась.

— Хорошо. Видите кристалл? — маг указал на большую друзу зеленого цвета, стоящую на столе.

— Да.

— Пожалуйста, возьмите ее в обе руки и подержите несколько секунд.

Девушка повиновалась, с интересом наблюдая, как кристаллы у нее в руках сначала засветились зеленым, а потом полыхнули белым и приняли свой первоначальный вид.

— Очень хорошо, — доброжелательно сказал маг. — Поставьте артефакт назад на стол и пройдите в следующее помещение.

Габриэлла посмотрела, куда указывает рука мага и увидела, что там расположен еще один проход.

Через него графиня попала уже в третий шатер. Это было странно, учитывая, что каждый из трех по отдельности выглядел больше, чем тот, который она наблюдала снаружи.

— Пространственная магия. Доброе утро, — правильно оценив ее озадаченный вид, пояснил один из присутствовавших в этом шатре человек: четырех мужчин, в одном из которых Габриэлла узнала Его Светлость Тео Дайриша, во втором, к своему ужасу, опознала Ладиса, в двух других — Правого и Левого помощников Верховного, с которыми мило беседовала в коридоре. Женщина была ей не знакома.

— Доброе утро, — писклявым голосом ответила девушка и краем глаза увидела, как у обоих помощников синхронно взлетели вверх брови и немного отвисли челюсти.

— Назовите Ваше имя, — немедленно отозвался Ренуар Осолен.

— Графиня Габриэлла Итэлия Амеди, — послушно ответила Габи.

Правый и Левый еще раз переглянулись, и теперь уже Лерон Сабоссини задал вопрос:

— Что с Вашим голосом, миледи? Вы простыли?

— Нет, я здорова, — пропищала Габи и отметила, как скривился Ладис.

— Гм… Ну, ладно, голос Ее Светлости нас не особенно волнует, — вмешался Верховный. — Скажите, милое дитя, какими стихиями Вы владеете хорошо, какими — чуть-чуть?

— У… у меня пробуждены Огонь, Вода и Воздух, — запинаясь, ответила девушка. — Но я не уверена, что умею ими хорошо владеть.

— Как такое может быть? — удивился Дайриш. — Когда пробудилась первая стихия и когда — третья?

— Первая — в шестнадцать лет, третья — в восемнадцать.

— Вы были настолько ленивой ученицей или у Вас были плохие учителя? — продолжил допрос Верховный.

— У меня не было учителей, — возмущенно пропищала Габи.

— Как??? — поразился маг. Но… у Вас же опекун, я ничего не путаю?

— Да, мой опекун — мой дядя барон Фреджинальд Оренси. Он считал, что девушке непристойно учиться ничему другому, кроме рукоделия и когда начали пробуждаться стихии, решил не приглашать учителей.

— Ах, Оренси! Что ж, лично поговорю с ним. Читать-то и считать Вас научили?

— Я умею читать и считать, — вспыхнула от возмущения Габи, но потом вспомнила о своей роли и добавила. — Но дядя прав — зачем девушке учиться, если ее удел выйти замуж?

— Ладно, оставим этот разговор на следующий раз. Угодно Вам пройти проверку своих магических способностей?

— Да.

— Хорошо. Лерон, подойдите, пожалуйста, и оцените потенциал стихии Воздуха у графини. Ваша Светлость, — добавил Верховный. — Не пугайтесь, проверка не доставит Вам вреда или боли.

Габриэлла еле сдержалась, чтобы не фыркнуть — она вовсе не боится! Важно, что Ладис ее не узнал, она ради этого и старалась, а проверка ее не пугает.

Но почему-то обидно, что секретарь отвернулся и смотрит на стену шатра, а не на нее. Ну, да, она выглядит иначе, чем тогда, в шалаше, но все равно — неужели, она стала настолько непривлекательна, что Правый и Левый пялятся, будто увидели привидение, а Ладис вообще один раз глянул? Габи разрывалась от противоречивых желаний: с одной стороны, она не хотела, чтобы Ладис ее узнал, ведь графине не пристало бродить одной по парку в платье служанки, это может вызвать скандал. Но, с другой стороны, ей хотелось, чтобы он ласково ей улыбнулся.

Пока она размышляла, Сабоссини взял девушку за руку, и она почувствовала, как ее окутал ветерок. Поток воздуха оббежал ее тело, задел прическу и, испугавшись, что сейчас конструкция рассыплется и тогда ее маскировке конец, Габи непроизвольно отмахнулась Воздухом от ветерка мага, и… и маг улетел в стенку шатра, по пути прихватив стоявшего вполоборота Ладиса.

— Простите, — пропищала графиня.

— Хорошая проверка, — задумчиво проговорил Верховный, наблюдая, как его Правый и … секретарь Ладис, собирают организмы в кучу и принимают вертикальное положение. — Зачем Вы ударили Сабоссини, он сделал Вам больно?

— Я не ударяла! — возмутилась графиня и смущенно добавила. — Только немножко отодвинула ветерок мага. Я боюсь щекотки.

— Немножко отодвинула, значит… Лерон, уровень?

— Девятый, не меньше.

— Мне тоже так показалось, — кивнул головой Дайриш. — Что ж, Ренуар, Ваша очередь.

Осолен вышел вперед и протянул руку девушке. Габи настороженно покосилась на мага и протянула свою.

— Вы что с собой сделали? — тихо, почти одними губами прошептал маг. — Вас же узнать невозможно, Вы сейчас ничем не отличаетесь от остальной… биомассы. А была такая милая девушка!

Габриэла пораженно уставилась на мага.

— Я сейчас пущу поток своей магии, — громко проговорил Ренуар, — Постараюсь не доставлять Вам неудобства.

Габи согласно кивнула и тут же ощутила холодные щупальца, бегающие по ее телу. Не слишком приятно, но ничего особенного, терпимо. Вдруг она почувствовала, как одно щупальце провело по ее губам, стирая так тщательно нанесенную помаду, превратившую губы графини в «бантики». Ах ты, интриган, он же сейчас смоет всю краску и тогда секретарь ее узнает и грянет скандал! Испуганная девушка, помня, о неприятности с предыдущим проверяющим, просто переправила хулиганистое щупальце на его хозяина, и… и Осолена с ног до головы окатило холодной водой.

— Ой, — испуганно пискнула Габриэлла, бочком-бочком отходя подальше от мужчины. — Простите!

— Хм, И что теперь Вас расстроило? — поинтересовался Верховный. — Опять щекотно?

— Он пытался стереть мой макияж! — выпалила девушка. — Я с рассвета готовилась, у меня продумана каждая деталь! Так старалась, чтобы произвести впечатление!

— У вас получилось, — добродушно проговорил Сабоссини и направил Воздух на промокшего до нитки Осолена.

— Восьмой уровень, не меньше, — пробормотал Дайриш. — Осолен, ты согласен?

— Боюсь, десятый, — покачал головой сохнущий маг. — Она на самом деле старалась не причинить вреда, просто не умеет ограничивать силу, никто не научил.

— Теперь Огонь, — задумчиво сказал Верховный и с сомнением посмотрел на шатер. — Не думаю, что стоит рисковать, пройдемте наружу.

— Но, — удивилась Габи. — снаружи кругом люди и если я нечаянно не удержу Огонь, то не могу гарантировать, что никто не пострадает.

— Не переживайте, миледи, мы выйдем снаружи, но там никого не будет, — и Верховный жестом пригласил девушку пройти в один из проходов.

Габи шагнула и вышла на пустынный берег какого-то моря. Вокруг, куда хватало взгляда, не было видно ни людей, ни строений.

— Ой, а мы где? — пропищала графиня. — Куда делся дворец?

— Не волнуйтесь, как только закончим проверку, тут же вернемся назад.

— Знаете, — с сомнением проговорила девушка, — Вы столько времени со мной возитесь, а ведь там куча других кандидаток ждут и все предыдущие проходили быстро. Ну, как быстро — звали девушку, она входила и минуты через две-три, звали другую.

— Временная магия, — спокойно ответил Дайриш. — Без нее этот этап затянулся бы на весь день, а так, надеюсь, уложимся до обеда, разумеется, по времяисчислению Летней Резиденции. Подойдите и дайте мне свою руку. Ладис, подойди ближе и возьми миледи за вторую руку.

— Это еще зачем? — испугалась Габриэлла.

— Так надо, — ответил Верховный. — Огонь, очень сильная стихия, хочу подстраховаться.

— У … секретаря тоже Огонь?

— Почти.

— Но…

— Миледи, просто сделайте, что Вас просят, — мягко, но с нажимом сказал Тео Дайриш.

Габриэлла протянула руки мужчинам, вздохнула и закрыла глаза, чуть отвернувшись от Ладиса.

— Не бойтесь, Ваше Сиятельство, — приободрил ее Верховный. — Больно не будет.

Легкое тепло окутало девушку и каким-то образом, при закрытых глазах — «внутреннее зрение» — Габи, вспомнила, что читала об этом, она увидела, как желтые потоки силы мага окружают ее саму, встречаются с ярко-оранжевыми потоками ее собственной силы. Через несколько секунд графиня тихо ахнула — оранжевые потоки оттолкнули желтые и, неожиданно, с той стороны, где ее руку держал Ладис, показались тонкие бледно-золотые нити, которые тут же переплелись с оранжевыми, стали приобретать более насыщенный цвет и увеличиваться в размере. Габи ощутила удивительное чувство нежности и тепла, покоя и правильности происходящего, но тут желтые потоки вернулись и попытались еще раз перетянуть оранжевые на себя, что вызвало дискомфорт, и девушка разозлилась, что ей мешают. Результат не заставил себя ждать — громкий хлопок, ощутимо потянуло паленым, и золотые нити пропали вместе с выпустившим ее руку Ладисом.

Габриэлла осторожно открыла глаза: все были живы, это же самое главное, верно? А то, что Верховный немножко дымился и прикрывался руками, так как его одежда приобрела большие обугленные прорехи, и лишился всех волос на голове и лице — это просто пустяки. Одежду можно надеть новую, а волосы отрастут. Наверное.

— Простите, — традиционно пробормотала Габриэлла и, не дожидаясь вопроса, поспешила оправдаться. — Мне мешали желтые потоки, я просто почувствовала, что должна их оттолкнуть.

— Немножко? — с сарказмом спросил Верховный.

— Ну, да! Сильно я побоялась.

— Благодарю, что немножко! — с чувством ответил Верховный. — Что же, я думаю, тут все ясно, миледи, несомненно, переходит в следующий этап! Вынужден оставить вас на несколько минут, возвращайтесь следом за мной в шатер. Ладис, проследи, пожалуйста.

Габриэлла и секретарь остались вдвоем.

— Идите за мной, — сухо проговорил Ладис и развернулся к висящей в воздухе двери, не обращая внимания, следует ли за ним девушка.

«А в шалаше был такой внимательный!» — надулась Габриэлла. — «Интересно, что это за золотые нити, которые так понравились моим оранжевым»?

— Подождите! — пропищала она, увидев, что секретарь открыл дверь и вот-вот скроется за ней.

Ладис, молча, придержал створку, девушка прошла и очутилась опять в третьем шатре, где на нее с интересом уставились Правый и Левый.

— Что вы сделали с Верховным? — наконец, отмер Ренуар. — Опять щекотка или он попытался испортить ваш туалет, поэтому Вы практически лишили его одежды?

— Я нечаянно, — отмахнулась Габриэлла, и больше ничего ответить не успела, как появился Дайриш. Уже с волосами, ресницами и в новой одежде.

— Повторюсь — миледи проходит в основной Отбор, — с ходу начал Верховный. — Госпожа Доленски, Главная Сваха Отбора, проводит Вас в новые покои.

— Я не вернусь в Малый дворец? — огорчилась Габриэлла. — Но у меня там вещи и моя служанка!

— Не переживайте, миледи, — Сваха аккуратно подцепила девушку под локоток и повела ее в сторону. — Все Ваши вещи доставят в новые покои. Пройдемте, я провожу Вас!

Как только обе скрылись в левом проходе, Верховный быстро повернулся к принцу:

— Ваше Высочество, это поразительно! Вы же видели?? Ваши стихии взаимодействуют!

«Секретарь» скривился и промолчал.

— Уровень, какой? — деловито спросил Ренуар.

— Не поверите — двенадцатый! Я не ожидал такой силы и не успел закрыться. И ее стихия вызвала стихию принца! Правда, до пробуждения еще далеко, но то, что она отозвалась с первого же раза говорить об их исключительной совместимости.

«Секретарь» еще раз скривился.

— А ведь мы говорили, что графиня Амеди нам кажется заслуживающей очень пристального внимания! — довольно отозвался Леран.

— Вы ее лицо видели? — возмутился принц. — А голос?

— Ваше Высочество, девушка просто перестаралась с макияжем, а голос такой — от волнения, — постарался улучшить впечатление Ренуар.

— Поверьте, мы видели ее без всего этого — графиня чудо, как хороша! — поддержал его Ленар.

— Без чего «всего этого» вы видели миледи и, главное, где? — изумился Тиан.

— Ваше Высочество, ничего такого. Мы проходили на вызов, ну, когда служанка принесла графине Антонекки несъедобный напиток, а графиня Амеди просто выглянула из двери на шум. Поверьте, она очень привлекательная девушка, сам удивился, когда увидел, вот что она себя превратила.

— Да уж, — фыркнул принц. — Башня на голове, еще и присыпанная чем-то так, что естественный цвет не разберешь. Напудренное лицо и яблочные румяна! В довершение всего черные брови и ярко-красные губы «бантиком». А на ресницах краски столько, что она при каждом взмахе осыпается, как осенние листья при сильном ветре. Ночью такая красота приснится — вскочишь в ледяном поту.

— Но магически девушка идеально подходит, — возразил Дайриш. — Поэтому она проходит и это не обсуждается. А там, если никто более подходящий не появится, придется привыкать к такой. Впрочем, Вы всегда сможете запретить жене краситься, ведь после ритуала она будет полностью в воле мужа.

— Мы уже столько времени потратили на одну Амеди, — напомнил Ладис. — А там еще больше сорока девиц маются. Давайте, начнем и закончим уже, временная магия — это хорошо, но ведь это для них проходит пара минут, а мы-то здесь уже много часов сидим! Надеюсь, больше таких недообученых нам не попадется.

Верховный переглянулся с Правым и Левым и, вздохнув, щелкнул пальцами — в проеме показалась следующая кандидатка.

ГЛАВА 9. МЕЧТЫ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ЛИБО БЕЗУМНЫМИ, ЛИБО НЕРЕВАЛЬНЫМИ. ИНАЧЕ — ЭТО ПРОСТО ПЛАНЫ НА ЗАВТРА

Сваха шустро протащила девушку в левый проход и Габи, с удивлением, увидела, что они вышли уже в Главном дворце.

Нет, что ни говори, а магия — это изумительная вещь и раз уж судьба ей подарила такой шанс, она обязательно должна научиться владеть своими стихиями! Замуж девушка всегда успеет, тем более что если туда идти, то только по любви, а не «спасибо, теперь мы связаны».

Дядюшка был крайне недоволен, когда у подопечной пробудился дар, страшно подумать, сколько всего интересного и полезного она пропустила, из-за того, что опекун решил не учить одаренную воспитанницу.

— Миледи, Ваши комнаты, — Сваха указала на дверь салатового цвета.

Графиня огляделась — явно отдельное крыло и пребольшое. Широкий коридор и с того места, где стоит Габриэлла, видны три двери, все разного цвета. Это они невест пометили, что ли, чтобы принцу легче было найти, кого-то? А что — «девушка из-за малиновой двери», «девушка из-за желтой двери» — и имен запоминать не надо. Габи хихикнула, представив, как бы это звучало на званом ужине или приеме.

— Миледи, — выдернула ее в реальность Сваха. — Вам надо осмотреть комнаты и если что-то не устраивает, то скажете мне, и я позабочусь, чтобы внесли изменения.

Габриэлла вздохнула и отправилась рассматривать свое новое место жительства. А что — миленько и все необходимое, на первый взгляд, на месте.

Спальня отделана в лавандовых тонах, кабинет оказался бежевым с коричневым, гостиная… о, ужас — цвета фуксии.

Нет, цветок Габи нравился. Один. Но не целая же комната! Ладно, все равно она здесь временно, потерпит, как-нибудь.

Купальня предсказуемо белая с голубым и бирюзовая гардеробная.

— Миледи все устраивает? — поинтересовалась Сваха.

— Да. Разве что гостиная, на мой взгляд… Нет, меня все устраивает! — Габи вовремя вспомнила, какую роль она собралась играть, чтобы точно не понравиться принцу.

— Тогда располагайтесь, отдыхайте.

— Я могу погулять по дворцу, осмотреться? — поинтересовалась Габриэлла и заметила, что Рози испуганно округлила глаза и замотала головой. — Впрочем, мне не особенно и хочется.

— Конечно, миледи, Вы можете сходить погулять по этому крылу или выйти в сад. Но, пока не разъехались кандидатки, которые не вошли в отбор, я бы не советовала Вам гулять в сторону Малого дворца и вообще, гулять в одиночестве. Расстроенные девушки могут быть… гм… излишне импульсивными.

— Хорошо, я постараюсь гулять только в компании, — покладисто кивнула Габи, игнорируя знаки, которыми фонтанировала Розетта. — Госпожа Сваха, а Вы каждую кандидатку провожаете?

— Да, каждую из пятнадцати, которая пройдет в отбор.

— Интересно, вы со мной уже так долго, вдруг там еще кого-нибудь отобрали, а увести некому?

— Не волнуйтесь, — улыбнулась Сваха. — Если бы я понадобилась, кто-нибудь из магов меня уже вызвал бы. Но Вы правы — мне надо поторапливаться назад. Расписание на завтра Вам пришлют, как только проверка будет завершена, обед и ужин принесут в покои.

Как только за женщиной закрылась дверь, Розетта обрела дар речи.

— Миледи, что это Вы опять задумали, какая еще прогулка? Мало было прошлых прогулок? Полдня просидели в шалаше, пока Вас не спас чей-то слуга, на следующий день вообще полдворца чуть с ума не свели.

— Да, ты права одной идти неосмотрительно. Пойдем вместе, и тогда со мной ничего не случится!

— Мне бы Вашу уверенность, миледи! — скептически посмотрела на хозяйку служанка. — По мне так — сидите спокойно в комнатах и не испытывайте судьбу!

Сидеть и ждать «у моря погоды» было скучно. Габи привыкла, что в любое время может выйти из дома и погулять по саду, забраться в сиреневое убежище и мечтать или читать, и ее никто-никто не найдет, пока она сама не захочет выйти. Понятно, что она не дома, что это Отбор и здесь свои правила, к тому же, прошлые прогулки еще не стерлись из памяти, но чем же ей заняться? Учиться владеть стихиями опасно — без наставника она может разрушить что-нибудь или вообще кто-то пострадает. Шить? Дома нашилась на десять лет вперед: барон считал, что рукоделье — единственное достойное занятие для знатной наследницы и при каждом удобном случае велел показывать, на какой стадии работа и очень удивлялся, если та с прошлого просмотра мало продвинулась. Стараниями дяди, вышивка теперь стояла у Габриэллы поперек горла. Вот книгу бы она почитала, но где ее взять? Библиотека здесь должна быть наверняка, надо только ее найти.

— Рози, может быть, тихонечко сходим и поищем библиотеку? Мне скучно сидеть, сложа руки и ждать, когда мне принесут расписание. Еще неизвестно, что в него внесут, а то, может, и ждать не стоит?

— Миледи, как Вы себе представляете поиски? Будем ходить по дворцу и во все двери заглядывать? Да никто не поверит, что мы ищем книги, как Вы думаете, что подумают о графине Амеди?

— Что тут можно подумать? — удивилась Габриэлла. — Что девушке скучно, и она хочет что-нибудь почитать.

— Нет, миледи. Все подумают, что графиня Амеди ищет принца.

— Зачем? — изумилась графиня. — Он что, спрятался — искать его? И что с ним делать, когда найдешь? Он сумеет найти занятие?

— Думаю, занятие он непременно нашел бы, только не уверена, что Вам оно понравится, а другие его одобрят, — задумчиво ответила служанка. — Нет, бродить по дворцу и открывать двери графине Амеди не пристало.

— Значит, пойдет не графиня Амеди, а служанка Лия вместе со служанкой Рози! Ты же не бросишь меня одну?

— Миледи, помнится, кто-то совсем недавно трясся от страха, что его разоблачат, и зарекался выходить из комнат.

— Так это когда и где было! — протянула Габи. — В Малом дворце, а теперь мы в другом месте, здесь все новое и пока у нас есть свободное время, а все надсмотрщики заняты на проверке, то почему бы не погулять? Заодно посмотрим, как здесь все расположено и если повезет, найдем библиотеку. Вдвоем нам ничего не грозит!

— Ох, Ваше Сиятельство, доведете Вы опять нас до греха! И что на месте не сидится?

— Сама подумай — сейчас здесь почти никого нет, мы только туда и обратно!

— Ладно, уговорили. Но я Вас за руку держать буду, и мы только посмотрим и никуда не станем влезать и вламываться. Давайте переодевать Вас и надо смыть всю красоту.

Через полчаса две служаночки выскользнули из покоев графини и отправились изучать дворец.

* * *

Невесты сменяли одна другую и к концу проверки у Тиана уже в глазах рябило.

Боги, и за что ему все это? Почему, ну, почему простолюдины могут жить в свое удовольствие, а он вынужден подчиняться глупым правилам и выполнять не менее глупые обязанности?

Вместо того чтобы убивать день на стаю размалеванных сорок, он мог бы провести время с гораздо большей пользой. Например, прогуляться к шалашу, вдруг та служанка приходила туда? Или потренироваться во взаимодействии со своими стихиями, может быть, тогда Огонь скорее пробудится сам и не нужна будет никакая женитьба? Впрочем, появление четвертной стихии от женитьбы не спасет, просто тогда ему не нужно будет отбирать Огонь у жены.

Себастиан скривился, вспомнив слова отца: «Дать королевству наследника — твоя первая и самая главная обязанность».

Вот так — только родился, сразу задолжал — вынь да положь следующего! А он бы хотел быть простым магом, приносить пользу Королевству и людям и все за себя решать сам.

Как жалко, что у него нет старшего брата, на котором висели бы все обязанности, а он, Тиан, пользовался бы всеми привилегиями королевского сына, но никому не был бы должен. Эх, он бы тогда… тогда он бы… нашел эту смешную служаночку. После этих жеманных манер кандидаток так хочется настоящего, искреннего отношения и чувства! Очень интересно, откуда у простолюдинки Огонь, возможно, она бастард кого-то из высокорожденных?

Среди одаренных Королевства больше всего было владеющих стихией Земли. На втором месте была стихия Воды. Еще реже встречались те, у кого пробудился Воздух. И совсем редко и только у аристократов встречался Огонь. Королевская семья владела всеми четырьмя стихиями и благодаря этому спокойно правила уже не одну сотню лет.

Тиан еле дождался окончания проверки. Все-таки, поразительно, насколько по-разному устроены женщины и мужчины!

Для мужчины что главное? Найти свое дело, научиться всему, чему только можно, завоевать авторитет старших, сделать что-то полезное, что останется для потомков, чтобы имя не стерлось, не потерялось в веках. А женщины? У них одно стремление — выйти замуж. Хоть простолюдинку возьми, хоть аристократку — все грезят о женихе и большинству, непременно, принца подавай. Получается, мужчина всю жизнь трудится, учится, работает, чтобы достичь своей мечты и достигает ее далеко не сразу, многие только к концу жизни. А женщина только глазками хлопает и наряжается и мечту свою получает в молодости.

Несправедливо мир устроен, ох, несправедливо!

— Ваше Высочество, — прервал размышления принца Верховный. — Все кандидатки отобраны и препровождены в Главный дворец.

— Выбывшие где?

— Собирают вещи и с завтрашнего утра отправляются по домам. Вот список невест.

1. графиня Антонекки — Земля, Воздух, Огонь.

2. графиня Озолескки — Земля, Вода, Огонь

3. графиня Амеди — Вода, Воздух, Огонь

4. графиня Вонтекки — Земля, Вода, Огонь

5. графиня Зиланни — Земля, Вода, Огонь

6. виконтесса Крастти — Земля, Огонь

7. виконтесса Стиллени — Вода, Огонь

8. виконтесса Робусти — Земля, Огонь

9. баронесса Жерарди — Земля, Огонь

10. баронесса Сатокки — Воздух, Огонь

11. баронесса Ресттави — Земля, Огонь

12. баронесса Доммени — Земля, Огонь

13. виконтесса Гриммени — Вода, Огонь

14. графиня Андузерри — Земля, Огонь

15. графиня Нибрескки — Земля, Огонь


— Я рад, что те девушки, которых я отметил, попали в отбор, — проговорил Тиан, бегло пробежав глазами по бумаге. — Амеди должна выбыть в первых рядах.

— Но почему? — изумился маг. — Она имеет очень сильный дар, который превосходно совместим с Вашим. К тому же, она самая родовитая из всего списка!

— Я заметил, что ее фамилия состоит всего из пяти букв, как и моя собственная, — кивнул Тиан. — Но она сама мне категорически не нравится! Девушка слишком большое внимание уделяет своей внешности и не знает чувства меры. Зачем мне такая королева?

— Но ведь хорошо, что у жены такие безобидные увлечения, — возразил Верховный. — Посмотрите на это с другой стороны: она не станет докучать Вам со своей любовью, а будет целыми днями третировать портных и краситься. В конце концов, от королевы нужен Огонь и наследник, все остальное вторично. Давайте, не будем спешить и преждевременно кого-то считать аутсайдером? Пусть девушки осваиваются, проходят испытания и там видно будет, которая из них лучше подойдет на эту должность.

— Должность? — выгнул бровь принц. — Это Вы о королеве так?

— По большому счету, да. Вы, скажем так, нанимаете на должность жены женщину, которая отдаст Вам свой Огонь и родит наследника. Женщина соглашается на эту должность за щедрое содержание и привилегии для ее родни.


Ну и почет, разумеется, на всяких церемониях и приемах. О любви тут речи нет, деловая сделка, не больше. Я ведь правильно понимаю, что внешне Вам ни одна кандидатка не приглянулась?

— Ну, почему, они все, каждая по-своему, милы и даже красивы. Но ни одна не зацепила, это верно, — вздохнул Тиан. — Вернее, одна зацепила, но в противоположном смысле. Сам до конца не разобрался, почему эта Амеди вызывает у меня такую сильную эмоциональную реакцию. Но Вы правы, не будем пороть горячку, в конце концов, брак — это окончательный приговор только для женщины.

— Ваше Высочество, — покачал головой Тео Дайриш. — Мне бы не хотелось, что бы мой король в графе «семейное положение» — писал «безвыходное». Вот увидите, все для Вас обернется самым лучшим образом, я чувствую!

— Да Вы стали Провидцем? — удивленно воскликнул принц и рассмеялся. — Шучу. Пожалуй, пойду, погуляю по парку, устал до невозможности, хочется тишины и свежего воздуха. Спасибо вам, Тео!

— А я — передать список невест королю. Его Величество просил отправить его сразу же по окончании первого этапа Отбора.

— Увидимся завтра на завтраке с кандидатками, — криво улыбнулся принц и развернулся к выходу из дворца.

Вышел наружу, медленно обогнул строение и поднялся на небольшой пригорок, с которого крыло невест было, как на ладони.

Смеркалось, и во дворце загорались светляки. Себастиан посчитал ярко освещенные окна — надо же — четырнадцать горят, пятнадцатое темное. Покои выходили на разные стороны, сюда, если он не ошибался, вели окна гостиных. Пятнадцатая невеста уже легла спать?

Заинтригованный принц обошел крыло по большому кругу, чтобы ни с кем случайно не встретится и полюбовался на четыре темных окна.

Спать завалилась! Интересно, кто поселился в этих покоях?

Не в силах устоять перед распирающим любопытством, Тиан вернулся во дворец, мельком глянул на себя в зеркало — секретарь секретарем, даже чернильное пятно на манжете, интересно, когда же он его успел поставить? — и задумался, как же ему лучше поступить? Стучать во все комнаты и спрашивать имя девушки, которая в ней живет? Нет, метод исключения здесь не поможет, он всех переполошит и обратит на себя внимание. Сваха! Точно, как он сразу не подумал!

Тиан отловил какую-то служанку и та на вопрос, где найти Главную Сваху Отбора госпожу Доленски, махнула рукой направо. Принц повернул, прошел коридор насквозь и увидел Сваху, распекавшую девушку с корзинкой.

— Госпожа Доленски! — негромко окликнул ее Тиан. — У меня к Вам поручение.

Сваха недовольно обернулась — кто это ее от дела отрывает? — увидела «секретаря Ладиса» и мгновенно сменила выражение лица.

— Господин Ладис! — пропела она, взмахом руки отослав провинившуюся прислугу. — Я вся внимание.

— Я хочу знать, кто поселился в крайних покоях.

— В крайних, с какого краю?

— С дальнего.

— Боюсь, я не очень понимаю, о чем идет речь, — растерялась Сваха. — Может быть, Вы пройдете со мной по крылу и покажете?

— Не могу, — покачал головой принц. — Во-первых, не пристало мужчине, хоть и помощнику мага, гулять мимо комнат невест принца. Во-вторых, мне не хотелось бы привлекать к себе внимание, что неизбежно произойдет, только я ступлю на ту территорию. И, в-третьих, я сам не знаю, какая дверь мне нужна. Но могу показать с улицы окна покоев, хозяйка которых меня интересует.

— Хорошо, — покорно согласилась Сваха. — Идемте.

— Вот эти, — через несколько минут Тиан показал на темные окна. — Видите? У всех горит свет, вон, силуэты мелькают, а эти покои полностью темные. Хочу узнать, что за засоня в них поселилась.

— А, я поняла, о какой двери идет речь, в этом углу крайняя дверь — салатовая, — обрадовалась Сваха и достала список. — Вот, у меня здесь все распределено, сейчас посмотрю. Нет, ничего не могу прочитать, уже темно, придется вернуться внутрь.

Себастиан скрипнул зубами — если бы у него пробудился огонь, он мог бы просто зажечь светляка! Ну, почему, такая несправедливость? Лучше бы у него Земля не пробудилась, чем задержался Огонь…

Вернулись во дворец и Сваха, по пути разогнав болтавших в кучке служанок, наконец, достала заново список и прочитала:

— Салатовая дверь — графиня Амеди.

— И почему я не удивлен? — пробормотал Тиан. — Спасибо, госпожа Долески! Можете быть свободны.

Сваха торопливо удалилась.

Тиан постоял в холле, размышляя — идти к себе или все-таки погулять, как изначально намеревался? Правда почти совсем стемнело, но в парке маги уже зажгли светильники, и Ночное Светило уже взошло и заливало все холодным синим светом — можно было не опасаться споткнуться.

Сегодня у него был трудный день, а завтра еще завтрак с кандидатками. Теан передернулся, заранее представляя липкие обожающие взгляды невест, томные голоса, глупое хихиканье и обещающие взгляды готовых на все девушек.

По-хорошему, ему надо идти к себе и отдохнуть, но свежий ветерок из парка, залетавший в открытую дверь холла, манил, аромат ночных цветов приглашал подойти ближе и Тиан решился — полчаса прогулки ему не помешают!

Его Высочество не спеша шел по аллее, потом свернул на менее освещенную дорожку, незаметно дошагал до шалаша, заглянул в него, побродил вокруг — никого нет и, судя по не потревоженным следилкам, служаночка не приходила. Жаль, очень хотелось еще раз повидаться — такая милая и таинственная девушка, искренняя и открытая — его размалеванным и манерным невестам до нее далеко! Наверное, ее спугнули поиски «кухонного диверсанта» и девушка или затаилась или вообще покинула Летнюю Резиденцию.

Как несправедлив мир — вот, встретил девушку, которая понравилась, причем, как-то сразу вся целиком понравилась и Огонь у нее есть, но, поди ж ты — простолюдинка и это значит, она может быть только любовницей, а во дворце битком набито отборными аристократками, на которых глаза бы не глядели, но именно одна из них станет его женой.

Себастиан вздохнул, в последний раз окинул хорошо освещенный Ночным Светилом шалаш и направился назад во дворец. Идти той же дорогой не захотелось, и он свернул на боковую аллейку, которой редко кто пользовался. Неширокая дорожка вела вокруг парка, огибала пруд, затем прорезала густые сиреневые кусты, кучно разросшиеся по бокам небольшого овражка, искусственно сохраняемого и придающего этой части парка вид настоящего леса. Тиан остановился и вдохнул нежный аромат сирени, чьи последние в этом году кисти еле заметно белели среди листвы и вдруг понял, что хочет сорвать одну веточку. Как специально, кисти остались только на самом верху. Оказалось, что определить, какую ветку лучше нагнуть, не просто, и принц некоторое время не мог подобраться к вожделенным цветам, но, наконец, нашел нужную ветку и уже протянул руку, чтобы отломить роскошно благоухающую кисть, как его правая нога соскользнула, потеряла опору, и наследник кубарем скатился в овражек.

М-да, прогулялся! Но, главное, ветку сирени из руки он так и не выпустил! Хорошо, что его никто не видит — Тиан встал с земли и, отряхиваясь, уже повернулся, намереваясь просто спуститься по овражку прямо к дворцу, как вдруг ощутил странную вибрацию, а затем и какое-то бормотание, отдаленно похожее на голоса.

Что за?? — пораженный и заинтригованный принц подошел ближе к стенке оврага, приложил ладонь и отчетливо почувствовал, как изнутри то ли копают, то ли бурят, причем — магией!

Пока он пытался осознать, что происходит, вибрация и шум усилились, и Тиан едва успел отскочить в сторону, как куча земли вылетела наружу, и вслед за ней вылезло что-то лохматое.

— Рози, я же говорила, что все получится! — раздался ликующий голос. — А ты не верила!

— Надо зажечь светляк, не можем же мы вернуться в таком виде? — прямо из недр земли появилась вторая лохматая фигура. — Нам повезло, даже думать не хочу, что было бы, если бы земля нас не выпустила.

— Да, земля пробудилась более чем вовремя. Свет зажигать опасно, он привлечет внимание, — ответила первое «нечто». — Как мы объясним, почему оказались здесь? Кстати, а мы вообще где?

— Мы в каком-то овраге, нам нужно немного света, его не будет видно из дворца. Почистим платья и пригладим волосы, нам нельзя возвращаться, пока не приведем себя в порядок!

Появился небольшой светляк, он разгорелся до белого цвета и поднялся над фигурами, хорошо осветив все пространство в радиусе пяти метров.

— Лия! — выдохнул Тиан, кое-как подобрав с земли отвалившуюся челюсть. — Ты откуда здесь взялась??

— Ай! — взвизгнула вторая девушка, шустро запрыгнув за спину первой.

— Ладис! — радостно воскликнула Лия, когда прошел первый испуг, и она разглядела мужчину. — Как хорошо, что мы тебя встретили! У нас тут небольшая неприятность, мы сильно испачкались, и ты же понимаешь — так идти во дворец нельзя. Нам нужна вода, ты знаешь, где поблизости можно помыть руки и почистить одежду?

— Знаю, надо вылезти из оврага и немного пройти — будет пруд.

— Веди!

С перепачканной одеждой, конечно, ничего глобального сделать было нельзя, но когда девушки хорошенько умылись, вымыли руки, отряхнулись и переплели волосы, то вид получился более-менее приемлемый.

Все время, пока они приводили себя в порядок, Ладис не сводил глаз с Лии.

Нет, это определенно судьба! Второй раз он ее встречает, и второй раз помогает, теперь-то уж он ее не упустит!

— Ладис, мы все, — окликнула его девушка. — Спасибо, что помог!

— Пожалуйста! Я рад тебя снова увидеть. Не хочешь рассказать, откуда это вы вылезли?

— Я расскажу в другой раз, ладно? А то уже поздно и нам с Рози надо быстро вернуться во дворец. Будет плохо, если заметят наше отсутствие!

— Накажут?

— Вроде того.

— Хорошо, в другой раз, ловлю на слове! Давай, завтра вечером, когда опустятся сумерки, встретимся в шалаше? Ты мне все расскажешь.

— Это если нас хозяйка отпустит, — ехидно вклинилась Рози. — Лия не забыла, что она не может бегать, где вздумается и когда вздумается?

— Да, Рози права, — смутилась Лия. — Я не могу обещать, что приду, но я постараюсь.

— Я буду ждать каждый вечер в сумерках, а это тебе, — Ладис протянул девушке ветку, которую так и сжимал в руке все это время. — Пойдемте тогда, я провожу вас во дворец короткой дорогой. Вам в Малый или Главный дворец надо?

— В Малый, — торопливо ответила Рози, дернув за руку Лию. — И бегом.

— Спасибо, — ответила Лия и взяла сирень. — Какая красивая!

До Малого дворца добежали слишком быстро, принц с удовольствием еще бы погулял, но Рози тянула и торопила, а когда дошли до дворца, впихнула Лию в дверь черной лестницы и захлопнула створку прямо перед носом принца, прокричав «Спасибо»!

Глупо улыбаясь, Тиан вернулся в Главный дворец в свои покои и не видел, как спустя пять минут после его ухода две фигуры покинули Малый дворец, перешли через лужайку в Главный и еще через десять минут в темном крыле невест ярко загорелись окна крайних покоев.

ГЛАВА 10. КАК ПРОЙТИ В БИБЛИОТЕКУ

Несколькими часами ранее.

Главный дворец подавлял размером: коридоры, так на колеснице проехать можно, потолки — шапки не докинешь.

Девушки выбрались из крыла, выделенного невестам, и перешли в основной корпус, разглядывая лепнину, ковры, стены и окна.

Найти библиотеку оказалось сложнее, чем думала Габриэлла.

Нет, все-таки, надо было ей идти графиней, спросила бы у любого слуги и он или сам отвел бы или направил к тому, кто отведет. Но служанку никто в библиотеку провожать не станет, это же очевидно! Более того, горничная, которая ищет библиотеку, вызовет недоумение и повышенный интерес, а ей привлекать к себе внимание не хотелось, ведь наверняка ее дебют в качестве шоколатье запомнился надолго и маги еще не потеряли надежду отыскать неловкую служанку. Приходится применять смекалку.

— Библиотека — это большое помещение, — вслух рассуждала Габи. — Значит, нам нужно искать место, где может поместиться зал. Книги не любят влаги, значит, вряд ли библиотеку расположат рядом с купальнями, прачечными, кухней и близко к земле, то есть, надо искать большой зал на втором-третьем этаже. Король и принц должны много знать, а для этого — много читать, значит, часто посещают книгохранилище и чтобы не тратить на это много времени, помещение с книгами должно быть расположено недалеко от королевских покоев.

— Мы состаримся, пока обойдем все этажи, — предложила Рози. — Может быть, вернемся, а завтра Вы попросите Сваху или кого-нибудь еще проводить Вас?

— Розетта, неужели, тебе не интересно? Посмотри, как здорово здесь, какая драпировка и гобелены!

— Очень интересно… сколько пыли они собирают и кому потом приходится все это чистить? — проворчала служанка. — Неужели Вы не устали — весь день на ногах?

— Устала, но не настолько, чтобы бросить начатое на половине дороги. Смотри, здесь никого нет, за все время мы едва троих слуг встретили, а завтра тут будет столпотворение. Разве можно упускать возможность все спокойно рассмотреть и разузнать?

— Что-то меня гложут сомнения насчет «спокойно», миледи, — ответила Розетта. — С того дня, как мы покинули графство, покоя и не видать было.

— Но никто же не пострадал? Зато столько всего узнали и я многому научилась. Смотри — еще переход и там лестница.

— Миледи, я не уверена, что служанкам можно везде ходить, сейчас привлечем внимание мажордома, старшей горничной или, упаси боги, начальника караула и привет! — проведем ночь в камере или отправят на какую-нибудь грязную работу. Я-то справлюсь, а Вам, миледи, завтра утром принца очаровывать.

— Конечно, как не привлечь внимание, если ты меня на весь дворец миледи называешь! Я же просила — Лия! И очаровывать я никогда не собиралась, мне наоборот надо — разочаровывать.

— Хорошо, ми… Лия, завтра Вам надо качественно разочаровать принца, а для этого не помешает хорошенько выспаться.

— Мне кажется, наоборот, если я буду сонная, то буду отвечать невпопад и клевать носом — самое то для качественного разочаровывания.

Девушки прошли по переходу, поднялись по красивой широкой лестнице еще на один этаж и остановились, решая, куда идти дальше.

— По-моему, мы безнадежно заблудились, — пробормотала Розетта.

— Вот еще, здесь же не лабиринт. Я чувствую, что книги где-то близко! Вот эти двери мне нравятся больше — пойдем туда!

Габриэлла решительно потянула створку, но та не сдвинулась.

— Неужели, закрыто? — огорчилась девушка и шлепнула по двери воздушной рукой.

— Ми… Лия, что Вы делаете, если закрыто, то не стоит туда ломиться!

— Смотри — открывается! И прекрати мне выкать, ты же нас выдашь!

Створка покачнулась и приоткрылась, как бы приглашая войти, и Габи быстро шагнула, обрывая причитания Розетты и вынуждая ту бросится за ней следом. Как только обе девушки оказались в новом коридоре, дверь притворилась и тихо щелкнула, сообщая, что замок сработал.

— Ну, все, мы попались, — обреченно прошептала Рози. — Вас-то всего лишь выдадут за кого-нибудь замуж, да усадят наследников вынашивать, а мне… а меня…

— Не паникуй, мы еще не в подземелье! Смотри, какая богатая здесь отделка и обстановка, это точно не гостевое крыло, это, наверное, королевский этаж. И никого нет — мы сейчас все быстренько осмотрим и уйдем куда-нибудь еще. Ну, не стой посреди коридора, держись ближе к стенке, так мы успеем спрятаться, если вдруг кто-нибудь появится.

Они успели пройти треть коридора и не заглянули еще ни в одну из комнат, как вдали послышались приглушенные голоса — кто-то шел к ним навстречу.

Девушки испуганно переглянулись и, не сговариваясь, метнулись широким плотным шторам. К счастью, зазор между стенами, окнами и собственно драпировками был достаточный и девушки вполне поместились, затаив дыхание. Шаги приближались.

— Не могу не согласиться с Вами, Ваше Величество, но молодости свойственен некоторый максимализм и Его Высочество просто бунтует против навязанных обстоятельств, а не против женитьбы как таковой. Кронпринц разумный молодой человек и прекрасно понимает, в чем заключается его долг перед Королевством.

— Мортон, Вы как всегда, во всем его поддерживаете и защищаете. Да, на Тиане лежит долг и это основательно испортило характер моего внука.

— Как только он обретет недостающую стихию, все встанет на свои места, Ваше Величество! Его физическое и энергетическое тела находятся в дисгармонии, и именно поэтому я настаивал, как целитель и маг, на необходимости провести Отбор еще полгода назад.

— Да, но мы все надеялись, что стихия пробудится сама по себе, ведь у его отца Огонь тоже проснулся последним и незадолго до Второго Совершеннолетия.

— После сегодняшней проверки, когда останутся только пятнадцать самых подходящих девушек, надо будет снять слепок ауры каждой из них и проверить на артефакте Стихий совместимость с аурой принца. Может быть, и не пригодится, но на всякий случай, лучше, если слепок будет под рукой.

— Кстати, да, это обязательно надо сделать, хорошо, что Вы вспомнили, но сделать так, чтобы девушки ничего не заподозрили. Только истерик нам тут не хватало! Никогда не могла понять, отчего все так боятся утратить стихию, какая разница для женщины — две у нее или одна, тем более что после ритуала единственной заботой жены будет благополучие мужа и воспитание детей.

— В какой-то мере, девушек можно понять, ведь пока нет зависимости, они смотрят на жизнь со своей собственной позиции, а не с точки зрения мужа. За свою жизнь, Ваше Величество, я общался со многими девицами, и поверьте, тех, кто не хочет получить привязку, не мало. Девочки видят, что мать ставит интересы отца превыше собственных, а отец далеко не всегда платит матери хотя бы благодарностью, уже не говорю о любви и верности. Не многие хотят для себя такой судьбы, вот и бунтуют. И магия — потерять стихию никому не хочется, ведь она составляет единое целое с магом и если эту связь насильственно разорвать, то человек обязательно будет испытывать физическую и душевную боль.

— Поэтому и говорю — надо снять слепки аур так, чтобы у претенденток даже мысли не возникло, для чего это сделано, или слепок лучше взять после ритуала, когда жена сама на все с радостью согласится, что бы муж у нее не попросил? Умная женщина найдет способ, как обойти привязку, а глупую не жалко.

— Аура после ритуала претерпит изменения, и передача магии по такому слепку станет невозможной. К сожалению, слепок надо взять, пока девушка еще независима.

— Понятно, ну, я же могу на Вас положиться? Сын вечно занят то государственными делами, то любовницами, невестка кроме мужа и сына ничего знать не хочет, все приходится контролировать самой. Мой внук должен получить все, что ему положено, включая Огонь и зависимую жену, и я надеюсь, что Вы проследите, чтобы все прошло без сучка и задоринки.

— Естественно, Ваше Величество, я приложу все силы! Про то, что стихию можно отобрать по ауре и добровольному согласию, мало кто знает, поэтому не думаю, что у нас будут проблемы. Я сниму слепки со всех кандидаток, а согласие мы легко получим уже после ритуала.

— Я рада, Мортон. Вы не проводите меня в кабинет к Распорядительнице? Хочу еще раз посмотреть досье на тех девушек, которых уже выделил Себастиан.


Раздался звук открываемой двери, затем щелчок и наступила тишина.

Габриэлла осторожно выглянула из-за шторы — никого, можно выходить.

— Рози, все тихо, выбирайся!

— Ох, миледи, что это такое мы только слышали? Вы видели, кто это был?

— Только уголком глаз. По-моему, это вдовствующая королева и какой-то целитель или маг или и то и другое.

— Ох, сама королева Саймира! — ахнула Розетта. — Миледи, нам нужно как можно быстрее уносить отсюда ноги, если Черная Королева узнает, что мы слышали, я даже представить боюсь, что с нами сделают!

— Да, ты права, надо бежать.

Девушки поспешили к двери, и Габриэлла попыталась открыть ее. Не тут-то было! Ни воздушная рука, ни легкие пульсары, ни прикосновение Водой, ни простое приложение физической силы не помогли, дверь стояла насмерть.

— Что же теперь с нами будет? Почему дверь больше не открывается? — причитала Розетта.

— Не реви, не может быть, чтобы здесь была только одна дверь, — одернула ее графиня. — Это магический замок, в прошлый раз он был заперт на Воздух, поэтому у меня и получилось открыть. Наверное, когда эти выходили, они заперли замок на Землю, а ее-то у меня и нет! Но мы пойдем дальше и найдем другую дверь и выйдем через нее.

Графиня повернула назад и пошла по коридору быстрым шагом, разглядывая обстановку и вполголоса рассуждая:

— Нет, что они задумали, а? Значит, у этого недопринца стихии не хватает, и поэтому они хотят отобрать ее у кого-то из девушек? Сморчок ущербный!

— Миледи, разве пристало Вам так выражаться? — перепуганная Розетта еле поспевала за пышущей негодованием госпожой. — Вы же знаете, что миром правят мужчины-маги, а роль женщины в ином.

— Но это же несправедливо, Розетта! Почему женщина после брака должна утратить себя, как личность и на все смотреть только глазами мужа и с его разрешения, а мужчинам можно все? Нет, если кто-то добровольно хочет замуж и заранее на все согласен — да на здоровье, но они же, ты слышала, собираются втихую отнять стихию! Рози, ты не одарена, тебе сложно понять, каково это… Это как если бы отнять руку и учиться заново жить с одной!

— Да, миледи, — отпыхиваясь, согласилась Розетта. — Вы не могли бы идти чуть тише, у меня уже в боку закололо.

— Опять ты за свое — я — Лия и на «ты»! — Габриэлла сбавила темп. — Но какой же длинный этот коридор!

— Мы уже мимо трех дверей прошли, — напомнила служанка. — А вот и еще одна.

— А если это двери в чьи-то покои или кабинеты? Ведь нам нужна дверь, которая ведет наружу. Ладно, давай попробуем открыть эту.

Габриэлла создала воздушную руку и провела по двери.

Никакой реакции. Затем пульсар. Аналогично.

Брызнула водой и дверь щелкнула и приоткрылась.

— Интересно у них настроены замки, — пробормотала графиня, входя внутрь помещения. — Получается, каждый, у кого есть нужная стихия, может зайти?

— Вряд ли, ми… Лия, — возразила Розетта. — Скорее всего, есть еще какие-то условия, о которых мы не подозреваем.

— Почему тогда у меня уже вторую дверь получилось открыть? О, Рози!!! Ты только посмотри!

— Наверное, у Вас есть эти условия, просто Вы пока о них не подозреваете. Лия — это же библиотека, мы ее все-таки, нашли!

Девушки обошли помещение — точно, библиотека, но, судя по относительно небольшому размеру — чья-то личная.

Габриэлла жадно разглядывала стеллажи, еле удерживаясь, что бы не взять в руки книгу, одну, вторую и начать читать. Интересно, чьи это сокровища?

— Ми… Лия, смотрите, здесь еще одна дверь, — привлекла внимание Габриэллы служанка.

— Да, вижу, Отойди на всякий случай, я попробую открыть, — пробормотала Гаюриэлла, ощупывая препятствие магией. — Надеюсь, за ней никто нет, а то мы внятно не объясним, как попали в это книгохранилище. Стой, на ней нет магического замка, поверни-ка ручку.

Рози послушно надавила на ручку и дверь легко открылась. Графиня прислушалась — тихо, значит, можно идти.

Девушки проскользнули в соседнюю комнату и увидели, что это был кабинет, судя по обстановке, принадлежащий мужчине.

— Надо срочно уносить ноги, — мысленно простонала графиня. — Мы на королевском этаже в чьем-то кабинете. Что-то подсказывает, что это вряд ли кабинет секретаря или помощника.

К счастью, покои пустовали.

Две партизанки на цыпочках прошли кабинет, потом минули гостиную и очутились перед массивной дверью, явно ведущей наружу.

Манипуляции со стихиями помогли и на этот раз — девушки вывалились в небольшой холл.

— Миледи, наверное, проверка вот-вот завершится и все вернутся во дворец.

— Спасибо, Розетта, умеешь ты вовремя поддержать и подбодрить! — пробормотала графиня. — Мы выбираемся, ты же видишь! Но это не дворец, это лабиринт какой-то, а схемы нам не дали, поэтому просто молчи и слушай, не идет ли кто-нибудь, а я пока осмотрюсь.

Толстый ковер, покрывающий всю поверхность пола, заглушал шаги, и Габи двигалась практически бесшумно, отгоняя мысль, что если такие ковры везде, они могут не услышать, если кто-нибудь будет идти навстречу.

Тут ее внимание привлек барельеф на глухой стене напротив окон — такой же, как барельеф в Малом дворце: замок, лес, конь.

Девушка подошла, потрогала лошадь, провела ей по морде, задела глаза и ойкнула — веко поддалось под пальцами.

Габриэлла отняла руку, посмотрела на изображение — ничего не заметно, и еще раз коснулась пальцем глаз скульптурного коня — веко опять качнулось, будто лошадь моргнула, убрала палец — веко вернулось на место.

— Миледи, — тихо взвыла Рози. — Что Вы там рассматриваете? Мне кажется, что кто-то идет.

Габриэалла оторвалась от изучения зрительного аппарата гипсового травоядного и прислушалась — на самом деле, где-то неподалеку раздавался небольшой шум.

Вернуться в покои, откуда они только что выбрались? А если это возвращается их хозяин?

Глаза Габи заметались по холлу, прикидывая, куда они могли бы спрятаться, рука соскользнула с головы лошади, девушка потеряла опору, покачнулась и, чтобы не упасть, оперлась о барельеф, нажав всем весом на завиток травы у копыт моргающего коня. В то же мгновение раздался тихий скрежещущий, и часть стены возле барельефа выдвинулась наружу, открывая узкий проход. Шум голосов и шаги приближались и Габриэлла, схватив Розетту за руку, впихнула ее в проход, нырнула следом и с отчаяньем обернулась на проход: закрывайся!

Будто услышав ее приказ, стена скользнула назад и стала единым целым. Несколько секунд темноты и тишины, затем Габриэлла выровняла дыхание и зажгла светляк — они стояли на небольшой площадке, от которой вели два узких коридора и лестница вниз.

— Тайный ход, ничего себе! — прошептала графиня, осматриваясь. — О, а вот эти потертости — это, верно, задняя стенка барельефа! Судя по отметинам, этим инструментом достаточно часто пользовались.

Девушка нажала на потертости и вздрогнула, когда выше ее головы открылись два круглых отверстия — как она поняла — глаза коня. Судя по расстоянию от пола до отверстий, рассчитано было на кого-то, кто заметно выше ее ростом. Графине пришлось встать на цыпочки, и она еле-еле дотянулась и заглянула, чтобы как раз успеть увидеть, как захлопывается дверь покоев.

Так, значит, в стенах дворцов есть тайные ходы и тот, кто о них знает, может наблюдать за гостями или хозяевами. Интересно-то как!

Габриэлла опустила коню веки и повернулась к Розетте, которая соляным столбом так и стояла там, где она ее оставила.

— Рози, ты чего такая белая? Тебе плохо?

— Я боюсь…

— Кого? Мы тут одни.

— Но кто-то же сделал этот ход и наверняка не захочет, чтобы об этом узнали и другие. Что с нами теперь будет?

— Этим ходам сотни лет, как и дворцу, так что строитель нам точно не встретится. Но кто-то пользуется ходами, видишь — в пыли следы? Интересно, за какое время они затираются совсем? Ладно, как-нибудь надо будет изучить все более тщательно, а сейчас нам на самом деле надо идти, пока не хватились, что одна кандидатка пропала.

Габриэлла решительно двинулась по одному из ходов, светляк плыл над ней, освещая дорогу. Сзади догоняла служанка, тихо охая и причитая.

— Розетта, мы же не знаем, через какие помещения проходят эти ходы, вдруг, там есть отверстия и твои стоны может кто-нибудь услышать. Мне кажется, нам лучше соблюдать тишину, — прошептала Габи.

Розетта всхлипнула в последний раз и замолчала.

Ход шел и шел, временами разветвляясь, появлялись ступени вниз и вверх и неожиданно девушки вышли опять к площадке за барельефом.

— Нет, так не пойдет, — решила графиня. — Нам надо вниз, а мы ходим по кругу по одному этажу, поэтому, пошли сразу вниз вот по этой лестнице.

Они спустились на несколько пролетов, и пошли по одному из ответвлений. Габриэлла сделала светляк поярче и принялась разглядывать стены.

— Должны же здесь быть еще смотровые оконца и двери тоже где-то должны быть! — подбадривала она себя и Розетту. — Я обязательно найду выход, не волнуйся, Рози! В конце концов, у меня три стихии, неужели мы не выберемся? Обязательно выберемся!

Через очередные полчаса бесплодного хождения, Габи заметила тонкую полоску и подскочила к стене.

— Смотри — здесь есть выход, и он неплотно закрыт! Сейчас сделаю свет ярче и поищу, куда надо нажать, чтобы он совсем открылся.

Розетта, не проронившая гни слова за последние полтора часа, только вздохнула и прислонилась к стене, ожидая, что получится у хозяйки.

Габриэлла чуть ли не на ощупь исследовала щель, постучала по всем выступам и впадинам, попинала пол, попрыгала, покомандовала «Откройся», «Отворись»! Щель не изменила размер ни на миллиметр.

Расстроенная графиня рассердилась и шарахнула по потенциальной двери воздушным кулаком, и ей показалось, что щель чуть-чуть увеличилась.

— Рози, у меня получается! — воскликнула девушка. — Отойди в сторону, чтобы тебя не зацепило, сейчас я ее открою!

С последними словами, Габи собрала все силы, какие смогла в тугой вихрь и швырнула его в несговорчивую дверь.

— Миледи, осторож…

Воздух ударил в препятствие, пространство дрогнуло, прогнулось и отрикошетило назад, отбросив девушек на десяток метров вглубь бокового прохода.


Часть вихря вырвалась сквозь щель в помещение, находящееся с другой стороны прохода, это оказался склад сыпучих продуктов. Закрученный спиралью тугой воздушный язык пронесся по периметру, подхватывая и перемешивая муку, крупу, сахар, по пути запечатал чуть приоткрытый проход так, что теперь его невозможно было обнаружить, донесся до входной двери, вышиб ее и припудрил полученной смесью пол и стены коридора до самой кухни.


Вторая, большая часть вихря, не найдя другого выхода, вернулась назад, обрушила часть хода, надежно засыпав несколько метров и ушла гулять по ходам, выметая впереди себя пыль и сор.

Габриэлла очнулась от монотонного «и-и-и»!

— Ох, кто это пищит? Голова сейчас лопнет, — прохрипела она.

— Миледи, — судорожно всхлипнула Розетта, придерживая голову госпожи. — Как Вы?

— Сложно сказать, — мысленно ощупала себя графиня. — Вроде, живая. Что случилось? Где мы? Куда девался светляк?

— Я не знаю, где мы, тут ничего не видно. Только что я стояла у стены и уже раз! — лежу на полу, а Вы сверху. И темнота.

— Наверное, я немного перестаралась с кулаком, — задумчиво проговорила графиня, приподнимаясь и зажигая новый светляк. — Ого, сколько земли насыпало! Рози, боюсь, прежним путем мы не сможем выйти.

Габриэлла осторожно поднялась, борясь с небольшим головокружением, подошла к засыпанному проходу, наклонилась и взяла в руку горсть чуть влажной земли.

Что-то похожее на удар тока прошило ее руку от кисти до локтя, в голове зашумело, во рту появился металлический вкус, девушка упала на колени прямо на мягкую кучу и погрузила обе руки внутрь.

— Миледи, что Вы делаете? — встревожилась Розетта. — Вам плохо?

— С-стой там, — еле выдохнула графиня. — К-кажется, у меня ещ-щ-ще стихия просып-п-пается.

Перед глазами прыгали разноцветные круги, кружилась голова, из носа капнула большая капля крови, мгновенно впиталась в почву, и сразу стало легче. Боль постепенно сходила на нет, в голове прояснялось, дрожь прошла.

Через некоторое время Габриэлла оторвалась от земли и встала.

— Интересно, кому из предков я всем этим обязана? — вполголоса проговорила она. — Все, кого помню, имели максимум по две стихии, а я и с одной-то не знаю, как управляться, а мне вручили четыре.

— Кто вручил, миледи? — робко поинтересовалась Розетта. — Вам лучше?

— Знала бы, кто вручил — поблагодарила бы, — со вздохом ответила Габи. — Да, мне лучше, но это наши проблемы не решает. Долго я пролежала?

— Без сознания? Наверное, минут десять, а на куче земли, с час примерно.

— Надо выбираться, — Габриэлла заставила светляк разгореться ярче и принялась осматриваться.

Небольшой проход, куда их выбросило волной, был прочно засыпан с одной стороны, но обнадеживающе чист с другой.

— Пошли, — решилась графиня. — Куда-то он нас выедет.

Но ход привел к тупику.

Розетта беззвучно заплакала.

— Не реви!

— Я очень устала, миледи. И куда мы теперь пойдем? Вернемся назад?

— Смысл? Там все засыпано. Нет, я попробую прорыть новый ход, — решила графиня. — В конце концов, маг я или как?

— Ой, миледи, Вы уже открывали выход, боюсь, как бы теперь нас самих не засыпало или не утопило.

— Я осторожно, — пообещала Габриэлла.

Розетта с сомнением покосилась на хозяйку и отошла чуть дальше.

Земля отозвалась сразу, будто только этого и ждала. Габи ощущала каждый камешек, корешок, песчинку, это было так удивительно. Девушка закрыла глаза и сосредоточилась — стихия подсказывала, что рыть надо вправо, так как влево было много камня — дворец, догадалась девушка. Да, копать под дворец не стоит, еще обрушу его, и кто-нибудь пострадает. Доказывай потом, что не специально! А вот влево и чуть южнее только почва, деревья — туда и надо пробиваться.

Повинуясь девушке, земля начала осторожно расступаться, образуя небольшой тоннель, а когда Габи догадалась пристроить небольшой воздушный вихрь, который помогал почве быстрее освобождать проход, дело пошло веселее. На первом же метре Габи с потолка тоннеля на голову рухнула целая пригоршня земли, и ей пришлось обратить внимание на укрепление свода, цементируя землю небольшим количеством воды и высушивая в прочную субстанцию с помощью огня. Она сама не понимала, как у нее все получается, может быть, сказалось, что под влиянием стресса организм мобилизировал все ресурсы или она, наконец, научилась ограничивать количество силы, вплетаемой в каждое действие, но примерно через два часа на измученных девушек повеяло свежим воздухом и они выползли наружу.

— Рози, я же говорила, что все получится! А ты не верила!

ГЛАВА 11. УТРО ДОБРЫМ НЕ БЫВАЕТ

Попав в покои, Тиан наскоро принял душ и лег в кровать, но сон не шел. Раз за разом перед глазами вставало милое перепачканное личико, в ушах звучал нежный голос, а в руке трепетали тонкие пальчики.

Как, ну, как такая девушка оказалась служанкой?? Огонь и Земля — это не может быть случайностью, девушка, несомненно, имеет благородное происхождение, как минимум — отца-аристократа. Почему отца? Да потому что ни одна высокородная женщина не родила бы бастарда от простолюдина! Стоп, а почему — непременно от простолюдина, потому что, Лия служанка? Но ведь…

Принц вскочил с постели и принялся расхаживать по спальне.

Незаконнорожденного ребенка могли отдать на воспитание в какую-нибудь бедную семью, сама мать или ее родственники. А потом за нее перестали платить, может быть, что-то случилось с родными, и приемные родители вырастили ее, как ребенка простолюдинов, поэтому она и работать вынуждена.

Точно, все так и было! Лия — плод любви двух аристократов, отвергнутая родителями.

Утром кто-нибудь обязательно заметит подкоп и Дайриш опять поставит всех на уши. Он должен что-то сделать, чтобы девушку не обнаружили, интересно, откуда они выбирались-то?

Теан решительно оделся, взял светильный камень и направился в овраг.

М-да, постаралась Лия основательно. Конечно, по тоннелю в полный рост не пройти, особенно мужчине, но девушки вполне могли идти, согнувшись, а не ползти, как он подумал сначала.

Принц на воздушной руке отправил внутрь подземного перехода светильный камень и осторожно протиснулся следом.

Боги, тут ощущаются остатки Воды и Воздуха.

Четыре стихии? Но это невозможно… Или… возможно??? Может быть, две другие стихии у второй служанки? Вот это загадка, — какова вероятность, что в одном месте встретились две простолюдинки, вернее, два бастарда, учитывая, что магия легко позволяла регулировать процесс зачатия, и внебрачных детей практически не случалось, разве что родители пошли на это сознательно? А что, если девушки — сестры? То есть, их родители одним разом не ограничились? Но четыре стихии — это серьезно. Неужели, отец приложил к рождению Лии… гм, пусть будет, руку? Сестра? Боги не могут быть настолько жестоки к нему.… Или, могут?

В полном раздрае, Тиан прошел несколько метров, потом опомнился — куда его несет? Вернулся к входу, позвал Землю, та сразу откликнулась и с удовольствием выполнила просьбу Тиана — завалила проход на всем его протяжении, потом тщательно утрамбовала место выхода в овраге и даже вырастила несколько кустиков травы. Теперь никто ничего не заметил бы, и утреннего переполоха можно было не ждать.

Уставший и опустошенный, Его Высочество вернулся в покои, полюбовался на себя в зеркало — опять надо в душ и огорченно махнул рукой — не хочется.

Нет, Лия не может быть его сестрой, это было бы ужасно, он впервые настолько заинтересовался девушкой, она ему так нравится… Он спрячет ее от Дайриша, а там видно будет, что делать дальше.

По возвращении принца ожидал сюрприз — Его Величество.

— Отец? Ты откуда? — удивился Тиан.

— Я-то из Аринжа, а вот откуда ты? — прищурился Сигизмунд.

— Да так… Бессонница. Выходил прогуляться. Ты надолго?

— Что, уже надоел?

— Нет, я просто не ожидал, и спать хочется, плохо соображаю, — Тиан изо всех сил старался принять беспечный вид.

— Хочу посмотреть на девушек, среди которых моя будущая невестка и заодно проверю, что за таинственная служанка у вас тут обнаружилась. Надолго не могу, вечером уеду назад. Ладно, не буду тебя отвлекать… от бессонницы. Надеюсь, она красивая? — и Его Величество расплылся в улыбке и вышел за двери.


Утро наступило как-то слишком быстро, Габриэлла толком и не выспалась. Но делать нечего — впереди ждал официальный завтрак, необходимо было приготовиться.

Зевающая Розетта помогла хозяйке привести себя в порядок и одеться, а потом накрутила ей на голове очередной «вавилон», обильно припудрив его магической пудрой, переливающейся синим и зеленым. Если учесть, что платье, которое надела графиня, было красное, то присутствовал «эффект попугая». Принцу должно непременно понравиться.

Белил на этот раз положили меньше и румянец тоже едва обозначили, но вот краски на ресницы Габи не пожалела, как и помады на «губки-бабочки».

— Ну, как, Рози? — покрутилась графиня перед служанкой. — Мы не перестарались?

— Перестарались, конечно, — вздохнула Рози. — Но ведь Вы этого и добиваетесь?

— Да, пусть все думают, что с чувством меры у меня проблемы. Кстати, надо еще надушиться чем-нибудь поядренее. Рози, принеси, что у меня есть.

Духов было три склянки, и Габи выбрала приторно-сладкий аромат ивеи.

Ну, вот, образ завершен.

В двери постучали, и после разрешения внутрь заглянула новая служанка.

— Миледи, позвольте, я провожу Вас в Голубую гостиную, где будет проходить завтрак!

Габи кивнула и направилась вслед за путеводительницей, на прощание подмигнув Розетте.

В гостиную она попала среди последних участниц, позже нее пришла только графиня Антонекки, но для графини было оставлено место справа от головы стола, а Габи пришлось сесть на единственный свободный стул в самый конец ряда. В принципе, место ее вполне устраивало — лезь на глаза наследнику не входило в ее планы.

— Миледи, — дождавшись, когда все девушки расселись, начала Главная Сваха. — С сегодняшнего для для Вас начинается Отбор и для вас не будет ни одной мелочи. Вы должны постоянно помнить, что каждая из Вас имеет равные с другими шансы стать женой кронпринца и поэтому обязаны держать себя с достоинством. Рано или поздно Его Высочество станет королем, а его супруга, соответственно — королевой. Будет оцениваться все: умение вести беседы, умение избегать конфликтов, умение одеваться, управлять слугами, пунктуальность и обязательность. Категорически запрещены любые ссоры и тем более, потасовки. Вы — благородные девушки и в любой ситуации обязаны демонстрировать выдержку, терпение и хорошее воспитание. Вам придется пройти через некоторые специальные испытания, и по их результатам ваше место в списке невест будет меняться.

— Какие испытания? — подала голос одна из кандидаток.

— Вы все узнаете в свое время, — ответила Сваха. — А сейчас приготовьтесь, Его Высочество кронпринц Себастиан.

Легкий шелест пронесся над гостиной, девушки встрепенулись, торопливо поправили кто прическу, кто одежду и замерли, глядя на входную дверь.

Несколько томительных секунд ожидания, двери распахнулись, и вошел высокий молодой мужчина.

Кандидатки подскочили и склонились в глубоком реверансе. На долю секунды Габриэлле показалось, что вошедший был неуловимо похож на Ладиса, но она моргнула и наваждение пропало.

— Приветствую очаровательных девушек, — низким густым голосом проговорил принц. — Можете садиться.

Габи украдкой разглядывала Его Высочество, впрочем, этим же занимались все остальные кандидатки.

Принц высок, худощав, но крепок, темноволос. Черты лица все время ускользали, девушка никак не могла сосредоточиться. Да что же это такое? Она встряхнула головой, осыпав себя и соседок магической пудрой, но сконцентрироваться на внешности наследника не получалось. Другие девушки тоже пребывали в замешательстве.

— Не удивляйтесь, — снисходительно пробасил принц. — На мне амулет отвода глаз. Мой истинный облик каждая из вас увидит, когда до нее дойдет очередь на приватную прогулку и ужин.

Невесты переглянулись и дружно покраснели.

— Только прогулка и ужин, ничего более, — уточнил Себастиан, разглядывая пунцовых невест, и споткнулся об одну бледную — естественно, Амеди, кто еще может так бесстыдно накраситься и вырядиться, как попугай в брачный период? — Приятно аппетита, миледи.

Легкая волна прошла по ряду невест, девушки изящным движением взяли приборы и приступили к завтраку.

Ну, как приступили? Изобразили, что едят, больше наблюдая за своими манерами, чем на самом деле кушая. И только одна невеста активно принялась орудовать ложкой, уничтожая воздушный творог и не обращая внимания на остальных. Нет, она не чавкала и не поставила на стол локти, просто кушала с аппетитом, но на фоне остальных, которые ложки держали только для вида, действия голодной кандидатки опять привлекли внимание принца.

— Приятного аппетита, графиня Амеди, — насмешливо повторил Себастиан, глядя в конец стола.

Габриэлла повернула голову к говорившему, спокойно проглотила творог, настроила речевой аппарат и пропищала: «Спасибо, Ваше Высочество! И Вам»!

После чего зачерпнула следующую порцию и отправила ее в рот, глядя на наследника.

Тот дернулся, отвел взгляд, схватил чашку с отваром и запил увиденное.

— Из какого голодного края приехала эта деревенщина? — громогласным шепотом обратилась к соседке, графине Озолескки графиня Антонекки.

Смешок пронесся над столом и все, включая принца, уставились на Габриэллу, в ожидании ее ответа. Но девушка продолжала невозмутимо кушать.

— Она еще и глухая! — деланно удивилась Антонекки. — Надо пригласить целителя, куда они вообще смотрели, когда отбирали кандидаток?

— Миледи! — подала голос Сваха, косясь на принца. — Помните, что я вам только что говорила о достоинстве, не показывайте себя хуже, чем вы есть. Хороший аппетит свидетельствует о хорошем физическом и психическом здоровье девушки, а вот стремление задеть и унизить — говорит о скверном характере и это отнюдь не достоинство.

Антонекки покраснела и вернулась к ковырянию содержимого своей тарелки.

А Габи просто на самом деле была голодна — вчера же она и обед и ужин пропустила, а сил и энергии потратить пришлось изрядно. Нежный творог со сливками и свежими ягодами буквально таял во рту, и девушка не смогла оторваться, пока не съела его весь до крошки. Острый голод бы утолен и она, намазав джемом кусочек булочки, не спеша пила отвар, разглядывая из-под накрашенных ресниц соседок.

Девушки были очень хорошенькие, юные, свежие, нарядные. Простые, но очень украшающие девушек прически, легкие утренние платья светлых тонов, безупречные манеры и минимум косметики. Да, она со своей раскраской и напудренным «вавилоном» сильно выделялась, и это огорчило — привлекать внимание в ее планы не входило. Теперь же только совсем слепой не запомнил графиню Амеди. Надо срочно придумать что-то другое, чтобы и истинную внешность не засветить и перестать выглядеть маяком среди других кандидаток.

— Я Алианда, виконтесса Крастти, — вполголоса обратилась к Габриэлле сидящая справа от нее девушка.

— Я Габриэлла, графиня Амеди, — приветливо откликнулась Габи. — Так приятно, что среди нас есть нормальные люди, я думала, что здесь только такие, как Антонекки.

— Нет, что Вы, просто те, кто ведет себя скромно, остаются в тени Антонекки и ее подруг.

— Подруг? Вот уж не думала, что, такая как она, снизойдет до дружбы с кем-нибудь.

— Ну, как подруг — скорее группы поддержки, свиты, что ли. Никому же не хочется попасть им на язычок, поэтому никто и не связывается. В Малом дворце мои комнаты были рядом с комнатами графини, ни днем, ни ночью не было покоя — она все время была всем недовольна.

— Хорошая у нас будет королева, — покачала головой Габриэлла. — Хоть из Королевства беги, когда она коронуется.

— Может быть, ее еще принц не выберет? Аглая, конечно, очень красивая, но и другие девушки не хуже, а если Вы смоете с себя все двадцать слоев краски, то могу поспорить, ни в чем Антонекки не уступите!

— Нет, замуж я не собираюсь, — отрезала Габриэлла, отправляя в рот очередной кусочек сдобы. — Провести остаток жизни, умиляясь на мужа? Нет, увольте!

— Так Вы здесь не по своей воле? — догадалась Алианда. — Родители заставили?

— У меня нет родителей, только опекун. А Вы как здесь оказались? — перевела разговор Габриэлла.

— Мне прислали приглашение, и отец даже не спрашивал, хочу ли я, сразу приказал собираться.

— А Вы хотите замуж за принца?

— Не особенно, но ведь замуж все равно выходить придется, так пусть уж лучше будет принц, он, по крайней мере, молод и красив. А то выдадут за старика и не спросят, — вздохнула виконтесса. — Поэтому я буду бороться за внимание Его Высочества.

— Я Вам помогу! — с энтузиазмом откликнулась Габриэлла и заметила, что вокруг воцарилась тишина.

Все опять смотрели на нее!

— Ваше Сиятельство, — с сарказмом обратилась к Габи Сваха. — Вы уже закончили беседу или я помешаю, если начну рассказывать о распорядке сегодняшнего дня? Не обращайте на нас внимания, продолжайте!

— Простите, — пискнула Габриэлла.

— Благодарю, что разрешили, — с достоинством ответила Сваха и продолжила. — Итак, сегодня Вас посетят портные. Его Величество приказал пошить всем кандидаткам новые наряды за счет казны Королевства. По окончании завтрака в ваших комнатах вас будут ждать помощники портных, которые снимут мерки, а сами портные вместе с образцами ткани и эскизами нарядов по очереди обойдут всех, и вы вместе с ними подберете модели. Можете задать вопросы, у кого они есть.

— А когда начнутся испытания? — негромко подала голос одна из девушек.

— Первое испытание будет через неделю, — ответила Сваха. — Может быть, мы отпустим Его Высочество, и остальные вопросы обсудим в чисто женском коллективе?

Принц тут же поднялся, коротко кивнул всем сразу:

— Миледи, был ослеплен вашей красотой и получил несказанное удовольствие, проведя этот завтрак среди такого цветника! Не прощаюсь, так как с этого дня мы будем регулярно с вами встречаться.

Дружное «а-а-ах» пронеслось по гостиной, когда дверь за наследником закрылась.

— Итак, девушки, я жду ваши вопросы, — напомнила о себе Сваха.

— Когда начнутся приватные ужины и прогулки с принцем?

— Вас пятнадцать, каждую неделю Его Высочество будет проводить много свободного времени с одной из вас — одна неделя-одна девушка. Как раз до конца отбора успеет с каждой познакомиться.

— А в каком порядке это будет происходить? — заволновались девушки, никому не хотелось стать последней в этом списке.

— Это решает принц, — ответила Сваха. — Он скажет мне, я передам той, на кого пал его выбор.

— А какие нас ожидают испытания?

— Традиционные: танцы, музицирование, владение стихиями, проверка, как кандидатки умеют вести домашнее хозяйство. Еще специальные испытания, подробнее вы узнаете непосредственно перед началом каждого.

— А если кто-то не справится?

— По итогам каждой недели Отбор будет покидать одна девушка, которая набрала наименьшее количество баллов.

— Баллов? Нам будут ставить баллы? — забеспокоились кандидатки. — Кто? Каким образом?

— Тш-ш, девушки, ведите себя спокойно! — остудила Сваха. — Баллы за прохождение каждого конкурса будет ставить комиссия, в которую входит Король, Кронпринц, Верховный, Правый и Левый маги. Высший балл за каждое испытание — десять.

— О! А как они будут ставить баллы — каждый от себя или все вместе?

— Каждый от себя, потом выводится среднее арифметическое, — Сваха посмотрела на растерянные лица невест и на всякий случай уточнила. — Вы знаете, что такое среднее арифметическое?

— Наименьшее число? — нерешительно ответила одна девушка.

— Нет, это из наибольшего вычесть наименьшее! — вклинилась другая.

Габриэлла удивленно переводила взгляд с одной девушки на другую — быть такого не может, чтобы их не учили арифметике!

— Да это же просто! — не выдержала Габи. — Это просто сумма всех чисел, поделенная на их количество! Неужели, никто этого не учил?

— А зачем это нам? — высокомерно спросила Антонекки. — Мы магички, нас магии учили, а арифметика — для бездарей и деревенщин.

Свита графини дружно захихикала.

Сваха покачала головой:

— Какое, однако, однобокое воспитание у вас. А если магия откажет, что делать будете?

— В смысле — магия откажет? — переспросила Антонекки. — Родовая магия никогда не отказывает и никуда не девается, а имея магию, я превосходно обойдусь без плебейских наук.

— Так, хватит спорить, — захлопала в ладоши, привлекая внимание Сваха. — Итак, каждой кандидатке за каждое испытание выводят средний арифметический балл. За примерное поведение, хорошие манеры и так далее кандидатка в конце недели получает бонусные баллы, которые суммируются с баллами за испытания и та, у которой получается наименьшая сумма, выбывает.

— А плохое поведение не наказывается? Если за хорошее поведение баллы добавляют, то было бы справедливо за плохое поведение, ну, там скандалы, ссоры и все такое, баллы отнимать, — спросила Габриэлла.

— Очень правильное замечание, — одобрительно отозвалась Сваха. — Так и будет, поэтому, девушки, прежде чем что-то сделать, думайте о последствиях поступка.

— Тянули тебя за язык! — прошипела в адрес Амеди баронесса Жерарди. — Выскочка!

— Баронесса Жерарди, — пропела Сваха. — Минус пол балла.

— За что???

— За попытку оскорбить другую участницу. Вопрос о штрафных баллах был обсужден и принят задолго до того, как этим поинтересовалась графиня Амеди. В холле крыла, где расположены ваши покои, сегодня, наверное, даже прямо сейчас, ставят магическое табло с вашими именами. На табло немедленно будут вноситься все баллы каждой кандидатки, так что все заранее смогут просчитать свои шансы на вылет и соответственно стараться как минимум вести себя без штрафов. Итак, напоминаю — на сегодня у вас портные, поэтому не отходите далеко от покоев. Те же, кто освободиться, могут распоряжаться временем по своему усмотрению, но помня о штрафных баллах! Да, все приемы пищи с сегодняшнего дня только в Голубой гостиной, в комнаты разрешен только чай. Если вопросов больше нет, можете расходиться, а Вас, миледи Амеди, я попрошу задержаться.

— Габриэлла, я подожду тебя, — ободряюще окликнула Габи виконтесса Крастти.

— Подойдите поближе, — попросила Сваха, когда последняя кандидатка покинула гостиную. — Что же Вы так себя уродуете, этак Вы вылетите в первую неделю! Неужели, матушка не научила Вас, когда уместна краска и в каком количестве?

— У меня нет матушки, — мрачно ответила Габи.

— Простите, миледи, я должна была догадаться, — сбавила тон Сваха. — Если Вы позволите, я пришлю к Вам одного стилиста, это очень хороший человек и настоящий профессионал! Он подскажет, как лучше Вам краситься, чтобы это выглядело естественно.

— Спасибо, буду признательна, — а что еще Габи могла ответить на такую заботу?

— Вот и хорошо, — просияла Сваха. — А то такая умница, а преподнести себя не умеете. Для мужчины ведь что главное? Что он видит перед глазами!

— Хотите сказать, что мужчин не интересует внутренний мир женщины, они смотрят только на внешность?

— Нет, внутренний мир, характер и все такое мужчин тоже интересуют, но сначала они смотрят именно на внешность и, к сожалению, какая бы девушка замечательная не была, если она не привлекла мужчину внешне, то до ее внутреннего мира он и добираться не станет, сразу отвергнет. Ведь Вы хотите понравиться принцу?

— Госпожа Сваха, а когда придут портные? — срочно перевела разговор Габриэлла. — Может быть, ко мне уже пришли, а я еще здесь?

— Да, Ваша правда! — спохватилась Сваха. — Я рада, что Вы такая разумная девушка! Ступайте в покои, а то и вправду, вдруг портные уже ждут.

Габриэлла облегченно перевела дух и выскочила из гостиной.

— Зачем она Вас задержала? — кинулась к ней Алианда.

— Отругала за избыток краски на лице и пообещала прислать стилиста, который научит, как краситься, не превращаясь при этом в куклу.

— В куклу, скажете тоже, — захихикала Алианда и девушки весело побежали в свое крыло.

* * *

Минни очень гордилась, что работает не где-нибудь, а на кухне. Да, не поварихой и даже не одной из помощниц поварихи, а всего лишь подсобницей, но зато на Главной кухне в Главном дворце Летней Резиденции! Не хухры-мухры! Она знала, что если будет расторопной, старательной и умной, то сможет подняться из подсобниц до подручных, а там и до помощницы недалеко!

К завтраку все готовилось заранее, еще с вечера — в кухню со складов доставлялись необходимые продукты, часть из них доводилась до полуготовности, какие нужно было готовить сразу, отправлялись ждать своей очереди в холодильник. Таким образом, с утра никуда бегать не надо было, все уже под рукой. Но вот завтрак благополучно завершился, посуда вымыта, и можно было потихоньку браться за приготовление обеда.

Нынче в меню одним из блюд значился пирог с куропатками, самое время поставить тесто!

— Минни, сходи на сыпучий склад, и принести десять килограммов муки, там она по отдельным мешочкам, — крикнула девушке помощница Ридана.

— Знаю, знаю, как она расфасована, приносила уже, — отмахнулась Минни. — Сейчас схожу. А больше ничего не надо, чтобы два раза туда не бегать?

— Дай подумаю… Мешочек маша захвати, на завтра суп с ним сварим и еще сахар — один мешочек. Да, муку, маш и сахар.

— Я ж не дотащу, — с сомнением посмотрела на помощницу поварихи Минни.

— Так сама же напросилась, что еще заодно захватить, — засмеялась Ридана. — Ладно, вон, Ника возьми с собой, он поможет донести.

— Ник, — позвала Минни парнишку лет двенадцати, который осторожно переливал воду из ведра в большую кастрюлю.

— Чего? — не отрываясь от дела, буркнул Ник.

— Пошли со мной на сыпучий склад, надо муку, сахар и крупу принести, я одна не дотащу.

— Пошли, — паренек отставил уже пустую ёмкость и, вытирая руки о рубаху, пошел вслед за подсобницей.

Дверь в складские отделения располагалась в глубине кухни, и пока посыльные шли, они успели и парой веселых слов перекинуться с приятелями и стащить по пирожку, с которыми и идти веселее и дорога короче.

Дверь то ли заклинило, то ли просто плотно прикрыл кто-то, и Нику с Минни пришлось не один раз стукнуться в створку всем весом, пока она, наконец, не распахнулась. По инерции оба влетели в коридор и дружно расчихались, попав в облако белой пыли.

— Что за? — выругался Ник, пытаясь протереть глаза.

— Мука! Это мука, — распробовала пыль Минни. — Кто-то рассыпал в коридоре муку! Не шевелись, она сейчас осядет, и мы осмотримся.

Через несколько минут потревоженный продукт успокоился, и пораженные посыльные смогли рассмотреть, что весь коридор полностью усыпан чем-то вперемешку с мукой, а в конце коридора зияет дырка на том месте, где должна быть дверь на сыпучий склад.

— Ой, не нравится мне это, — пробормотала Минни. — Пошли назад, надо сообщить, что здесь твориться!

— Мне тоже не нравится…

Через полчаса вся кухня в полном составе столпилась у входа в коридор, громко обсуждая и вынося разные предположения о природе произошедшего.

— Это барабашки, вот зуб даю! — горячился поваренок. — Мне бабушка рассказывала, что если они завелись — все, пиши пропало — испакостят весь дом!

— Какие еще барабашки? Они же махонькие, где им столько муки и крупы рассыпать, перемешать и растащить? Дверь, опять же — какой барабашка способен ее вместе с коробкой выдрать? Нет, это Моль!

— Какая еще моль? Она же еще меньше барабашек!

— Да не «моль», а «Моль»! Королева Моли, она размером с дом! Крыльями ка-а-ак замашет — поднимается ветер и все разносит! Точно говорю — это она!

— Откуда на складе взялась Моль и куда потом девалась?

— Как — откуда? Разве не знаешь, что моль заводится в крупе, муке, сухих фруктах? Ну, вот она завелась, потом отъелась, закуклилась и сегодня ночью вылупилась и все тут разнесла!

— Ерунду говоришь! Это какой-то маг начудил.

— Так, что за столпотворение? Обед за вас я готовить буду? — громкий голос Верховного вмиг разогнал любопытствующих. — Мать честная, здесь что — торнадо прошел?

Тео с интересом оценивал масштабы бедствия.

— Ренуар, Лерон, вы только посмотрите, какая прелесть!

Павый и Левый протиснулись в коридор и закрутили головами.

— Да… Феерично! Воздушный кулак, правильно?

— И какой силы! Интересно, что тут им делали?

— Погодите, не двигайтесь, сейчас тут все опять поднимется в воздух, и мы задохнемся.

Верховный напрягся, и муко-крупо-сахарные барханы поползли к стенкам, освобождая проход. Маги дошагали до отверстия в сам склад и замерли, любуясь картиной.

— Ни одного целого мешка или ларя! И стены с потолком как шлифовальным камнем обработаны. Прелестно, прелестно!

— Мне кажется, что источник торнадо был именно здесь, а в коридор вырвались остатки силы, уже на излете.

— Тоже прихожу к этому же мнению, но любопытно, как помещение покинул сам виновник разрушений?

— Знаете, Ренуар, я вот смотрю и у меня такое впечатление, что кроме нас здесь ни одного мага не было. Я не чувствую присутствия никого одаренного! И это, по меньшей мере, странно — не мог же вихрь сам по себе образоваться, магия-то ощущается?

— Соглашусь, Тео, никто из одаренных в ближайшие несколько дней порог склада не переступал. Что за чертовщина творится во дворце?

— Так, вызывайте магов и пригласите Его Величество и Его Высочество, как удачно, что король в Резиденции.

— Принца-то зачем?

— Пусть учится и Воздух у него двенадцать, глядишь, что и заметит, что мы пропустим.

— Еще с Малым дворцом не разобрались, а тут новая загадка, — проворчал Лерон, отправляя пучок вестников. — Там — неуловимая служанка с Огнем, здесь неуловимый воздушник, только не говорите, что это кто-нибудь из подручных поварихи…

— Не бывает одаренных простолюдинов, — возразил Ренуар, в то время как Верховный сосредоточенно сканировал помещение.

— Не бывает, но служанку несколько людей видели своими глазами. Значит, бывают.

— Но потом она как в воду канула! Может быть, это и не служанка вовсе была, а просто качественная иллюзия?

— Это какой иллюзии под силу настолько материально напакостить, как умудрилась сделать эта служанка? Нет, лорды, наша служанка вполне живой и реальный человек и здесь тоже руку, вернее, магию, приложил кто-то реальный. А кто и каким образом нам с вами и предстоит выяснить.

— Ваше Величество, Ваше Высочество!

— Что тут случилось?

— Неизвестный маг у нас тут случился, Ваше Величество, — со вздохом ответил Верховный.

— Опять???

— Опять. Но на этот раз не Огонь, а Воздух и сила не мерянная, как и с Огнем. Просто напасть какая-то на дворец.

— Ищите следы ауры, характер магического следа, мне вас учить, что ли?

— Проблема в том, Ваше Величество, что маг в помещение не входил, поэтому здесь нет ни следов ауры, ни следа магии — только один поток силы.

— У вас вечно все не слава богу! — рассердился король. — В Малом дворце вам все младшие маги запутали, поэтому вы не смогли вычленить ауру служанки, здесь воздушник на расстоянии диверсию устроил. Ищите и когда найдете, желательно, обоих — чтобы волоска с них не упало!

— Что Вы собираетесь делать с ними, — полюбопытствовал Тиан. — Когда и если диверсантов найдут?

— Приглашу к себе на службу, — мрачно ответил король. — Раз наши маги не справляются, придется искать им замену, а что может быть лучшей заменой, чем те, кто обвели Верховного вокруг пальца?

Тео, Леран и Ренуар выпрямились и возмущенно уставились на Его Величество.

— Что, не нравится? Правильно, мне тоже не нравится, что мои лучшие маги не могут отловить каких-то недоучек! По дворцам ходят неучтенные маги и творят, что им вздумается, а мы узнаем об этом только после очередного происшествия. Я разочарован! Пойдем, Тиан, я хотел поговорить с тобой о кандидатках.

— Отец, я хотел бы остаться и помочь, вдруг что-нибудь обнаружу, все-таки, у меня сейчас Воздух — это основная стихия.

— Ладно, оставайся. Тогда о девушках поговорим в другое время, мне вестник прислали, придется спешно возвращаться.

— Ну, что, какие у вас соображения? — обратился Тиан к магам, когда король покинул помещение.

— Да какие тут могут быть соображения? — вздохнул Тео. — Еще один сильный стихийник на нашу голову и нам его надо найти, пока у Его Величества не закончились эпитеты, и он не перешел на междометия.

— Да, уж… Началось на кухне утро…

ГЛАВА 12. ИГРА В ПРЯТКИ

Верховный маг Тео Дайриш и оба его ближайших помощника — Ренуар Осолен и Лерон Сабоссини в изнеможении сидели за столом, и вяло пили укрепляющий отвар.

Весь день псу под хвост — никаких следов, что же им говорить Его Величеству?

Сначала младшие маги собрали коктейль из содержимого склада и вынесли все наружу. Количество испорченных продуктов впечатляло и, хотя, крупу отсортировать и спасти удалось, но сахарный песок и мука разделяться не пожелали. Конечно, по миру никто не пойдет, Королевство богатое, но все равно неприятно.

Далее Верховный лично облазил каждый сантиметр склада, но ни молекулы чужой ауры не нашел, более того, ни сверху, ни снизу, ни из-за стен никто проникнуть не мог — сверху были подсобные помещения, в которых все время кто-то находился и не было ни люков, ни разломов. Снизу и за тремя стенами склада находилась полотно спрессованная земля. Маг как только установил, что никаких ходов там нет, сразу отозвал поисковый импульс — просочиться сквозь породу, не оставив прохода, не смог бы даже дождевой червь, что уж говорить о человеке!

Масштаб разрушений и их полная бессмысленность наводили на размышление: то ли, кто-то глупо пошутил, то ли кто-то просто не рассчитал силы и перестарался.

— Допустим, Некто захотел перенести один мешок при помощи воздушной руки, но по неопытности вложил слишком много силы, и получилось то, что получилось? — предположил Лерон.

— Идея неплоха, за одним вопросом — где этот Некто находился в момент создания воздушной руки? Он же должен был стоять на входе в склад или вообще находиться посередине! Если бы он орудовал издалека, то Воздух неизбежно разнес бы и те помещения или, как минимум, снес еще две-три двери.

— Да, Ренуар, ты прав. Но что мы скажем Его Величеству? Я сомневаюсь, что ответ: «мы не знаем, кто это сделал, зачем и как» его удовлетворит, — отозвался Верховный.

— Жалко, что никто не додумался снять слепок ауры в кухне Малого дворца, — задумчиво сказал Лерон. — Меня терзают смутные сомнения, что происшествия там и тут как-то связаны.

— Лерон, даже если в порядке бреда согласиться, что какая-то простолюдинка вдруг родилась одаренной и у нее неведомым никому способом пробудились две стихии, то поверить, что она нанесла все эти разрушения, находясь в Малом дворце, я не могу.

— А если она не в Малом дворце, а здесь?

— Не уверен, что слуги регулярно мигрируют, по-моему, куда взяли на работу, там и трудятся, — возразил Ренуар.

— А если это служанка одной из кандидаток? Ведь невесты только вселились в Главный дворец, и сразу пострадал склад, — проговорил Лерон.

— Но повариха обошла всех и служанку среди прислуги кандидаток не нашла! — возразил Тео.

— Она могла ошибиться и не узнать. Вспомни, Ренуар, как изменилась графиня Амеди, стоило ей накраситься? Мы её еле узнали! Вернее, если бы не назвали имя, то я бы точно не связал ту девушку, что мы видели в коридоре Малого дворца с той, что вошла в шатер для проверки стихий. Я все-таки, настаиваю на осторожной проверке всех, я подчеркиваю! — всех слуг Малого и Главного дворца на предмет обнаружения дара.

— Здравый смысл в этом, несомненно, есть, — согласился Верховный. — Тогда я не буду расстраивать Его Величество известием, что мы бессильны определить, кто и как повеселился на сыпучем складе, а доложу, что поиски продолжаются, и мы не теряем надежду найти вредителя. Кстати, напомнили о графине Амеди! Девушка имеет очень высокий уровень всех трех стихий, но совершенно не умеет ими пользоваться. Во избежание неприятностей на грядущих испытаниях, необходимо, чтобы кто-нибудь научил ее хотя бы элементарным вещам.

— Согласен, это было бы полезно девушке, — кивнул Ленар. — Она единственная из всех кандидаток вообще ничему не обучалась, это может стать источником опасности.

— Надеюсь, Его Величество примерно накажет ее опекуна — это же надо додуматься — пренебречь обучением одаренной! — возмущенно вступил Ренуар. — Мы не можем разбрасываться магами такого уровня.

— Разбрасываться никто и не думает, я лично присмотрю за ней и, конечно, было бы идеально, если бы принц обратил на Амеди внимание. Я все не могу забыть, насколько магия девушки и Его Высочества совместимы, — согласился Верховный. — Но у Себастиана почему-то предубеждение против графини.

— А что, если поручить Его Высочеству позаниматься с девушкой? Заодно и познакомятся поближе, и глядишь, поладят.

— Ты думаешь? — с сомнением посмотрел на Ренуара Верховный. — Тиан умеет быть невыносимым и если он обидит девушку, она может что-нибудь сделать в ответ. Вспомни, что у нее получилось, когда она не хотела навредить и представь, что будет, если она захочет? И, потом, если о занятиях узнают другие кандидатки, они скандал подымут, мол, все должны быть в равных условиях.

— Ну, это-то вообще не проблема — устройте занятия, не афишируя их. В конце концов, принц никому не обязан отчитываться, чем он занимается, а если другие невесты не узнают, то и скандала не будет.

— Хм… Я подумаю, спасибо за идею. Еще проблема — убедить принца, что кроме него некому обучить девушку.

— Думаю, это не проблема, — вступил в разговор Лерон. — Мы все очень заняты поисками разрушителя, просто ни минутки нет свободной. Доверить невесту мы можем лишь себе и Его Высочеству, а обучить девушку необходимо. Сказать Его Высочеству, что он должен научить ее ограничивать количество вплетаемой силы, ставить блок, чтобы стихии не вырывались произвольно и гасить инерцию. Какие у них стихии общие?

— Вода, Воздух. И на Огонь Амеди осторожно отозвался Огонь принца, но пока можно говорить, что его нет, — ответил Дайриш.

— Вот, пусть работают с Воздухом и Водой, а с Огнем потом кто-нибудь из нас поможет, когда принц научит графиню ограничиваться. Нет, правда — убьем сразу двух зайцев — и девушка обучится, и принц к ней присмотрится. Я ведь правильно понимаю, что ее никто не отпустит? — продолжил Лерон.

— Конечно, кто такой бриллиант выпустит из рук? — удивился Верховный. — Если Его Высочество упрется, то графиню придется срочно выдать за кого-нибудь из приближенных.

— Какой смысл тогда в Отборе, если, по сути, на проверке уже определены лучшие кандидатки?

— Народу нужно зрелище, а принцу — иллюзия, что он тоже выбирает, — вздохнул Верховный. — Кроме Амеди только три девушки наиболее подходят и если Его Высочество выберет какую-то из них, то это будет его выбор. Если же упрется и попытается выбрать другую, придется его женить под наговором.

— Как хорошо, что я не принц, — поёжился Ренуар. — По крайней мере, спутницу жизни я могу себе позволить выбрать по велению сердца, а не долга.

— За все приходится платить, это не прихоть и не самодурство, — возразил Дайриш. — Королевству нужен сильный наследник. Ждать, пока до Его Высочества эта мысль дойдет естественным путем некогда. Его Величество Сигизмунд тоже не горел жениться, однако теперь, посмотри — вполне счастлив.

— Я понимаю это, — согласился маг. — Просто представляю, как горько Его Высочеству и понимаю его, почему он противится.

— По сравнению с девушками, Его Высочество ничего не теряет, — возразил Лерон. — Родился принцем — будь добр соответствовать и выполнять, что должен.

— Ладно, на сегодня достаточно, даже внутренняя политика и личные пристрастия Их Величеств — не наше дело. Завтра возьмем артефакты и будем проверять прислугу, — оборвал разговор Тео Дайриш.

Маги встали, и друг за дружкой покинули помещение, предварительно сняв с него полог тишины. Жизнь научила, что незапланированные и несанкционированные уши могут поджидать где угодно, поэтому предосторожность лишней не была.


Пока все складывалось почти замечательно: хотя про разгром склада во дворце и судачили, никто не связал его с подкопом и «неловкой» служанкой. Габриэлла расстроилась, когда Рози пересказала ей в подробностях, что творилось на сыпучем складе.

— Как же так? Я ведь туда даже не заходила. От меня одни неприятности..

— Учиться Вам надобно, миледи! — сказала Розетта. — Отчего все так получается? Да от того, что Вы не умеете даром пользоваться! Силы-то много, а правильно приложить не знаете как, вот и случаются… диверсии.

— Я и хочу учиться, но сама знаешь, до Совершеннолетия меня могут взять в Академию, только если опекун позволит, а барон никогда не позволит.

— Кстати, миледи, Вам не кажется странным, что Его Милость до сих пор не нарисовался? Ведь наверняка он уже знает, где Вы объявились — ведь репортажи с Отбора по магическому каналу транслируется во все крупные города и поселения Королевства, невозможно, чтобы он не услышал Ваше имя и не увидел Вас на планзифтере.

— Знаешь, Розетта, с нами столько всего случилось, что у меня дядюшка не то, чтобы выпал из головы, просто не оставалось времени о нем думать, — призналась Габи. — Мало мне неприятностей, так еще только барона не хватало, пусть подольше не появляется, я по нему точно не соскучилась.

В дверь постучали, и Розетта пошла посмотреть, кого боги принесли.

Боги принесли обещанного Свахой стилиста.

Им оказался тоненький мальчик в терракотовых брючках, белой в розовые лепестки рубашке, жилете цвета лосося и с внушительным чемоданчиком в руках. Цвета фуксии. Габриэлла слегка озадачилась, когда обнаружила на пороге своей гостиной это чудо.

— Э…

— Ламарель Огюстен, к Вашим услугам, миледи, — поклонился парнишка. — Меня прислала Госпожа Сваха, помочь Вашему Сиятельству научиться пользоваться красками для улучшения природных данных.

— Э. э…

— Вы, верно, удивлены моим юным видом? — вздохнул мальчик. — Все удивляются… Дело в том, что мой несравненный папА увлекался вопросами омоложения и экспериментировал с разными видами магии. А проверял свои разработки на мне, единственном ребенке. Долгое время его изыскания не приносили желаемых плодов, но однажды он угадал и вот — я навсегда остался тринадцатилетним.

— Простите, проходите, — отмерла графиня. — А сколько Вам на самом деле?

— Вы не поверите, — грустно сказал мальчик. — Тридцать шесть.

— Да, это удивительно, — осторожно ответила Габи.

— Поскольку, изменение оказалось необратимым, что только ни делалось, я понял, что мне не светит семья и нормальная жизнь взрослого человека. Но поскольку мне всегда нравилось изменять внешность, причесывать, я начал изучать эту науку и весьма в ней преуспел — вот уже десять лет я личный Стилист Её Величества. Вы позволите взглянуть на Вас?

— Да, конечно, — Габриэлла все еще не пришла в себя от истории Огюстена. — Как мне лучше встать — к окну?

— Присядьте в кресло, я его развернул. Да, вот так, благодарю.

Стилист внимательно рассмотрел лицо девушки, осторожно потрогал ее кожу на скуле, у глаз и удовлетворенно хмыкнул.

— У Вас изумительная кожа и очень красивое лицо! Вам можно вообще не применять краску, Вы и так свежи и ослепительны своей естественностью.

Огюстен, я могу быть с Вами откровенной? — решилась Габриэлла.

— Разумеется, миледи, — с достоинством поклонился стилист. — Все, о чем мы говорим с моими клиентками, мгновенно выветривается у меня из головы, стоит мне переступить порог комнаты.

— Понимаете, я крашусь не для того, чтобы стать красивее. Мне надо наоборот — стать не привлекательной для принца.

— Миледи, — пораженно проговорил Огюстен. — Вы первая женщина, от которой я слышу такое… Но почему???

— Потому что я не хочу замуж за принца, — честно ответила Габриэлла.

— Потрясающе! Вы говорите правду!

— Конечно, правду, — удивилась Габи. — Вы что, владеете ментальной магией?

— Это побочный эффект от папенькиного эликсира, — ответил стилист. — В дополнение к вечной юности я приобрел способность распознавать ложь.

— Вот это очень полезное умения! Я бы очень хотела иметь такое! — воскликнула Габриэлла. — Так что, Вы сможете научить меня?

— Хорошо, покажу, что могу, но сначала покажите, как Вы до сих пор меняли ваш облик с помощью краски. Я посмотрю и помогу что-то исправить, что-то улучшить. Госпожа Сваха была под большим впечатлением от Вашего макияжа.

Габриэлла переглянулась с Розеттой, и они приступили.

В течение всего действа стилист сидел, подперев рукой голову, и внимательно следил, что получается. Наконец, Габриэлла объявила:

— Готово!

— Что могу сказать, — задумчиво проговорил Огюстен. — Красота — страшная сила! Я понимаю, почему Сваха прибежала ко мне ни свет, ни заря — я обычно раньше двенадцати не встаю — и чуть ли не со слезами умоляла помочь. А теперь все смывайте и начнем заново, только уже не столь радикальными методами.


Спустя полчаса, когда графиня приобрела первозданный вид, Огюстен усадил ее перед зеркалом и приступил к объяснению.

— Когда Вы накладываете пять слоев белил и другой краски, Вы, конечно, меняетесь не в лучшую сторону, но всем понятно, что перед ними просто размалеванный образ. Другой недостаток этого метода — на его нанесение требуется достаточно много времени, как и последующее удаление всей краски. Например, когда я вошел, Вы выглядели мило и естественно, то есть, если бы, к примеру, к Вам вдруг пришел принц, Вы не успели бы замаскироваться и он понял бы, что Вы водите его за нос. Уверяю, венценосные особы очень не любят, когда их водят за нос!

— Зачем же принцу сюда заходить? — перебила Габриэлла. — Я думала, что мы с ним рискуем встретиться только за едой или на испытаниях.

— Принц выбирает жену, поэтому может в любой момент посетить любую из кандидаток, разумеется, все в рамках приличия, но факт остается — в случае чего, Вы просто не успеете нанести макияж.

— Да, это правда, — согласилась Габи. — Но ходить все время в раскраске я не хочу, мне очень не нравятся ощущения стянутости.

— Все время ходить в раскраске и вредно!

— Что же тогда делать?

— Смотрите в зеркало и положите за щеки вот эти два валика, — стилист протянул девушке два тонких вытянутых предмета, длиной сантиметра три-четыре, которые достал из своего чемоданчика.

Габриэлла с сомнением взяла и заложила их за щеки. Предметы удобно встали и будто приклеились к деснам. Девушка посмотрела в зеркало — ее лицо неуловимо изменилось!

— Вот, Вы видите? Щеки стали более округлые, изменилась форма лица и Вы уже немного другая и это без слоев краски, а снять и поставить ланницы можно за секунду. Теперь обратите внимание на брови. Вы светленькая, но брови у Вас темнее и прекрасно оттеняют глаза. Возьмите капельку белил и проведите по бровям. Так, правильно. Видите?

— Да, лицо еще изменилось!

— Заметьте, что сделать это можно практически мгновенно! А теперь возьмите тушь для ресниц, какая у вас? Нет, эта не годится, вам нужна светлая, рыжеватая, даже ближе к палевому. Вот, возьмите мою. Несколько раз проведите по ресницам, не бойтесь, эта кисть не позволить нанести больше, чем требуется. Отлично! Посмотрите в зеркало.

— Потрясающе!

— И последний штрих — помада. Да, ярко-красный, еще и рисунок губ «бабочкой» отвлекает на себя внимание, но давайте попробуем бледно-голубой? Вот, держите и нанесите, не задевая края губ. Так! Смотрите.

Из зеркала на Габи смотрела блеклая круглощекая девушка, с невыразительными глазами и тонкими бледными губами. Ничего общего с яркой Габриэллой!

— Конечно, цвет глаз мы не сможем изменить без магии, а с магией нас могут разоблачить, поэтому, когда Вы в образе «белой мышки», старайтесь не смотреть собеседнику прямо в лицо и вставайте так, чтобы источник света был сзади вас. Спиной к Дневному Светилу или светляку, упрощенно говоря.

— Я поняла, — кивнула графиня. — А что делать с волосами? Вы же видите, у меня они такого оттенка, сразу бросятся в глаза.

— Вы не хотите менять цвет волос даже на время? — спросил стилист.

— Это как? — заинтересовалась Габриэлла. — Я потом смогу вернуть свой цвет и не навредит ли это моим волосам?

— У меня есть экстракт ягод купарицы, если прополоскать волосы водой, в которую добавлены три капли экстракта на три литра воды, — волосы станут светлее на один тон. Шесть капель — посветлеют на три тона. После одного ополаскивания цвет будет держаться неделю, даже если Вы за это время несколько раз вымоете волосы. Чтобы мгновенно вернуть естественный цвет, надо ополоснуть волосы таким же количеством капель экстракта ягоды арварицы. Это природные красители, поэтому ни один маг не поймет, что они применялись для изменения цвета волос.

— Вы… Вы можете оставить мне эти экстракты? — с замиранием сердца спросила Габриэлла. — У меня мало денег, но я что-нибудь придумаю.

— Оставлю, конечно, — ответил Огюстен. — Денег не надо, я не бедствую.

— Но, как же, они же не даром Вам достались, — растерялась Габриэлла.

— Миледи, Вы первая девушка, которая сумела меня удивить. Я с удовольствием помогу Вам и сохраню Вашу тайну за удовольствие наблюдать за развитием событий, так сказать, из партера. Вы же позволите мне находиться поблизости?

— Конечно! Боюсь, мне еще не раз потребуется ваша помощь.

— Ну и прекрасно. Значит, договорились. Смотрите — синяя крышечка — это осветлитель, шесть капель! Красная крышечка — восстановитель — тоже шесть капель. Старайтесь не менять цвет волос чаще, чем два раза в день.

— Спасибо, я все поняла, — поблагодарила Габриэлла и бережно положила флакончики в футляр, где до этого лежали ее духи.

— Теперь продолжим.

— Еще не все? — удивилась графиня. — Но я на самом деле выгляжу иначе, и краски на мне почти нет.

— Ваша одежда. Она тоже может подчеркивать фигуру, а мужчины первым делом смотрят на грудь, талию и… то, что ниже талии. Значит, надо все это изменить.

— Как же?

— Надо уменьшить грудь, для этого ее можно обмотать куском полотна и она будет выглядеть менее пышной. Или надеть особый корсет, который сплющит Вашу грудь. Затем, обязательно добавляйте под Ваши платья турнюр.

— Что это такое?

— Это специальная подушечка, которая привязывается чуть пониже талии со стороны спины. С помощью полотна для груди или корсета и турнюра, Ваша фигура значительно изменится.

— Но где мне взять турнюр? — расстроилась Габриэлла.

— У меня есть два, я сейчас схожу и принесу их, а также особый корсет.

Спустя час Габриэлла смотрела на себя в зеркало и диву давалась — кто бы раньше сказал — ни за что не поверила бы, что можно так измениться почти не приложив для этого усилий!

Белые с легкой желтизной волосы приподняты вверх, белесые брови, глаза со светлыми ресницами, щеки, как у хомячка и тонкие бледные губы. Светло-голубое платье, плоская грудь и пышные бедра.

Розетте пришлось чуть подпороть и заново подшить платье, чтобы турнюр сел как родной.

Да уж, красота — страшная сила!

Огюст сиял, будто из белой мышки сотворил красавицу, а не наоборот.


Появление графини Амеди в Голубой гостиной произвело фурор.

— Боги, лучше бы она по-прежнему красилась, — прошептала одна из невест.

Графиня Антонекки фыркнула и отвернулась, а Сваха вытаращилась и растерянно спросила:

— Графиня Амеди, Вы в добром здравии?

— Да, благодарю Вас, — скромно ответила Габриэлла, усаживаясь на свое место.

— Габлиэлла, я думаю, что Вам надо краситься, только меньше, чем обычно, — прошептала ей виконтесса Крастти. — Хотите, я вечером приду к Вам и мы вместе поэкспериментируем?

— Благодарю Вас, Алианда! Не стоит, меня вполне устраивает, как я выгляжу, — дружелюбно ответила Габи.

Вошел принц, девушки встали и присели в реверансе.

— Садитесь, миледи, — кивнул Его Высочество. — Приятного аппетита.

Лениво провел взглядом по девушкам и споткнулся о графиню Амеди.

«И накрашенная страшная и не накрашенная не лучше», — сделал он вывод. — Скорее бы вечер и встреча с Лией!

ГЛАВА 13. МЕСТО ВСТРЕЧИ ИЗМЕНИТЬ НЕЛЬЗЯ

Весь день по коридорам носились портные, подмастерья, разматывались рулоны тканей, бегали служанки — невесты обновляли гардероб.

Как же хорошо, что Габриэлла успела все сделать заранее!

Розетта принесла чай со свежей сдобой, и девушки отполдничали, не выходя из покоев.

Сидеть сиднем в комнатах было скучно, однако выходить на поиски очередных приключений графиня пока не решалась и от нечего делать принялась тренироваться наносить косметику. Конечно, волосы туда-сюда она перекрашивать не стала, походит пока беленькой, но вот брови-ресницы-ланниты-помаду навострилась изменять-применять за считанные секунды.

Только графиня смыла краску и приобрела, исключая цвет волос, природный вид, как в дверь постучали.

— Рози, сходи, посмотри, кто там, — велела Габриэлла, а сама присела на пуфик у окна, ожидая результата.

Розетта вернулась и доложила:

— Миледи, там два мага, они велели передать, что для изготовления ключей доступа, им требуется снять со всех невест слепок аур. Просят их принять, говорят, что это ненадолго.

Габи соображала очень быстро.

— Рози, задержи их, мол, хозяйка переодевается, короче, сама придумаешь. Потом сразу возвращайся ко мне! Вопрос жизни и смерти.

Служанка кивнула и направилась к дверям, а госпожа бегом нырнула в спальню и принялась рыться в вещах.

— Боги, да где же он? Не он, опять не он. Вот! — она выхватила изменяющий внешность амулет и бросилась назад в гостиную.

Там уже маялась Розетта.

— Миледи, они были очень настойчивы, но я отправила их пока к соседке, мол, пока там снимите, что требуется, а потом возвращайтесь, миледи как раз завершит омовение. Я им сказала, что Вы в купальне.

— Молодец, отлично придумала! Так, теперь слушай! Быстро надевай мое платье и вот этот амулет. А я надену твое платье и чепец. Скорее!

Девушки лихорадочно переоделись, Габриэлла настроила амулет и Рози превратилась в миледи не только из-за платья графини, но и внешностью. Сама же Габи надела платье Рози и надежно спрятала под чепцом свои волосы, так, что ни прядки не выбивалось.

— Хорошо получилось, — сказала она Розетте. — Ты — миледи, поняла?

Та кивнула.

— Пусть снимают слепок и уходят. Старайся не разговаривать много и вообще, показывай, что ты недовольна их визитом. Мол, потревожили. А я их впущу и провожу.

— Но миледи, я же не одаренная! Вдруг они заметят, что во мне нет магии?

— До сих пор никто этого не заподозрил, хотя мы уже не раз менялись. Понимаешь, нельзя, чтобы они сняли слепок моей ауры, ты же помнишь, что мы слышали, когда искали библиотеку?

— Ой, да!

— Вот! А у тебя дара нет, значит, и отнять ничего не смогут, понимаешь?

— Я-то понимаю, но что, если маги увидят, когда будут снимать слепок, что я не одаренная? Ведь такого не может быть, чтобы невеста была бездарная!

— Сейчас, — Габриэлла вынеслась назад в спальню и вернулась с браслетом в руке. — Надевай. Да, так, чтобы его было видно.

— Что это?

— Это мамин браслет, он из аниита. Маги почувствуют, что это артефакт, но какой, определить не смогут, он как хамелеон. А ты, если что, скажешь, что не умеешь пользоваться даром, опекун не пригласил учителей и поэтому носишь браслет, запирающий дар, чтобы от незнания ничего не сломать и никого не покалечить. Поняла? Наверняка, они слышали, что одна невеста не обучалась, а если не слышали, то спросят и им это подтвердят.

— Я поняла. Если спросят, куда делась магия, говорю, что ношу специальный браслет, который запер магию, так как я не умею ею безопасно пользоваться.

— Все правильно, молодец! О, стучат. Я иду открывать, а ты помни, что сердишься из-за беспокойства.

— Проходите, миледи ждет, — поклонилась Габи.

Маги, молодые мужчины, немногим старше самой невесты, вошли в гостиную и с места в карьер приступили к делу.

— Миледи, нам надо снять слепок вашей ауры.

— Так снимайте! — капризно проговорила Рози. — Ни минуты покоя.

— Миледи, Вам надо встать.

Рози с видимым неудовольствием встала.

— Ну?

— Сейчас.

— Миледи, а что с вашей магией? — поинтересовался один. — Я ее совсем не чувствую.

— Браслет не видишь? — Рози тряхнула рукой. — Мой опекун не занимался моим обучением, вот, приходится носить, чтобы никого не покалечить случайно. А то я такая вспыльчивая и нервная! Вам нужна моя магия, убрать браслет? Только я не ручаюсь, что никто не пострадает.

— Нет, не надо! Слепок мы уже сняли и уходим, — дружно ответили маги, косясь на девушку.

— Рози, — недовольным тоном обратилась Розетта к Габриэлле. — Проводи и сразу возвращайся, будем мерить новые платья.


— Уффф! — выдохнула Габи, когда закрыла за магами дверь и вернулась назад. — Розетта, ты просто умница! Так убедительно изобразила, что они даже не усомнились. Где ты так научилась?

— Мы уже столько времени живем здесь, что я, каких только миледи не видела! И как они обычно разговаривают с теми, кто ниже их по статусу. Не сложно было повторить.

— Хорошо, что отделались. Пусть попробуют по этому слепку отобрать стихию, — засмеялась Габриэлла.

— Переодеваемся обратно? — поинтересовалась Розетта.

— Нет, посиди еще здесь вместо меня, а я схожу в парк, смотри — уже почти вечер.

— Миледи, Вы к Ладису собрались? Не вышло бы худа!

— Да, к Ладису. Он нам помог и никому ничего не рассказал, иначе, нас бы давно уже нашли и я даже думать не хочу, что бы с нами сделали. Не вежливо будет не прийти, понимаешь?

— Но он простой секретарь, не к лицу графине бегать к нему на свидания, — возразила Розетта.

— А графиня в покоях сидеть будет, кто угодно может это проверить, а на свидание пойдет служанка Лия, — рассмеялась Габи. — Я ненадолго.

— Боязно мне, миледи! Опять бы чего не случилось.

— Все будет хорошо, Рози! Я быстро! — и с этими словами Габриэлла выскользнула из комнат, дошла до выхода из дворца и быстрым шагом направилась в сторону парка.


Прошлая прогулка в парке завершилась заключением в шалаше под присмотром бдительной охранки. Может быть, на этот раз обойдется без неприятностей?

Габриэлла шла по дорожке, украдкой оглядываясь и изображая праздно прогуливающую барышню. Тихий день плавно перетекал в тихий вечер, уставшее Светило уже царапнуло краешком горизонт, озарив верхушки деревьев золотом, а легкие облачка — розовым перламутром, дневные птички завершали насущные дела и готовились ко сну, а ночные только начинали пробуждаться и пробовать верхние ноты.

Габи наслаждалась прогулкой, все-таки, приводить целые дни в помещении для нее было мукой, и тут ей пришло в голову, что служанка, которая бесцельно гуляет по парку, непременно привлечет внимание. Вот же — что ни сделаешь, обязательно где-то прячется подвох!

Девушка торопливо свернула с широкой дорожки на узкую и дальше пошла, стараясь побыстрее проходить открытые участки и расслабляясь только когда дорожка пробиралась сквозь густой кустарник или огибала пышно зеленеющие деревья.

Если исходить из здравого смысла, встречаться с секретарем ей было ни к чему, но Ладис им так помог и, потом, она пообещала, что все расскажет ему. Стоп, а что именно она ему расскажет? Мужчину наверняка интересует, как девушки оказались в том подземном ходу, ей придется что-то придумывать…

Врать Габи не любила по двум причинам. Во-первых, она высокородная леди, а лгать для леди недостойно. В крайнем случае, можно о чем-либо умалчивать или недоговаривать, но целенаправленно и осознанно вводить собеседника в заблуждение недопустимо. А, во-вторых, когда врешь, ложь не откладывается в памяти и всегда есть вероятность, что забудешь, что кому говорила и глупо попадешься на несоответствии.

Обманывать Ладиса ей вовсе не хотелось, ведь секретарь не сделал ей ничего плохого, более того — помог и не рассказал, как две служанки выползли из хода в овраг. Кстати, про ход — его же надо засыпать, пока кто-нибудь не обнаружил!

Габриэлла завертела головой, пытаясь понять, в какой стороне овраг и как ей до него лучше дойти, выбрала направление и быстро зашагала по дорожке. В темноте, хоть и под светом Ночного Светила, все выглядело несколько иначе, но она все равно сразу узнала место, где они с Розеттой вышли наружу. Однако, ничто не напоминало здесь, что кто-то копал ход и что тот вообще был. Надо же, какие чудеса!

Графиня обошла овраг, вернулась назад, тщательно осмотрела стенку — никаких следов, даже трава растет, будто никогда здесь не было дыры, и не лежали кучи земли. Что ж, это, конечно, к лучшему, но кто мог убрать все следы и, главное, промолчать?

Озадаченная Габриэлла, поднялась наверх и взяла направление на шалаш — ей надо посидеть где-нибудь в тишине и подумать.

Возле шалаша было тихо. Габи подошла ближе и с опаской задела крышу строения — охранка блеснула короткой вспышкой и больше не реагировала. Несмело девушка приблизилась ко входу и тронула рукой ветку. Там качнулась и замерла.

Видимо, Ладис не обманул и на самом деле дал ей допуск. Но, боги, это значит, что он считал ее ауру или на что настраивается охранка?

Графиня наклонилась и вошла внутрь шалаша, огляделась — а тут многое изменилось! Дощатый пол покрывала толстая циновка, на топчане лежало новое пестрое одеяло, на столике стоял кувшин, Габи сунула в него нос — с каким-то соком, и стояли два высоких стакана и накрытая белым полотенчиком тарелка. Девушка и под полотенце заглянула — крошечные рогалики, явно недавно испеченные и еще теплые.

Это все кому? Неужели, Ладис ждал ее прихода?

Габриэлле очень хотелось попробовать и рогалик и сок, но она решила, что не вежливо будет не дождаться хозяина.

Сумерки становились гуще, и в шалаше постепенно делалось все темнее. Конечно, девушка могла зажечь светляк, но вдруг он привлечет кого-нибудь, кто не должен знать об этом убежище?

— Тук, тук, есть кто дома? — раздался веселый голос, и в шалаш протиснулся секретарь. — Ты пришла, Лия, я так рад!

— Я же обещала, — ответила девушка.

— Прости, немного задержался, — повинился Ладис. — Только принес сок и выпечку, как меня срочно вызвали, пришлось возвращаться во дворец. Ты ничего не попробовала? Кушай, эти рогалики особенные, их испекли по моей просьбе.

— На самом деле очень вкусно, — Габриэлла откусила кусочек и зажмурилась от удовольствия. — Откуда ты узнал, что я люблю персиковый джем?

— А я и не знал, — рассмеялся Ладис. — Просто я его сам люблю.

— Надо же, какое совпадение!

— Лия, ты не расскажешь, что с вами произошло? Во дворце черте что творится, маги все на уши поставили — кто-то разгромил склад с мукой и крупой. Его Величество рвет и мечет.

— Ох, Ладис, — огорченно вздохнула Габи. — Мне так жаль! Но ни на какой склад мы даже не заходили! Просто шли с подружкой по коридору, а потом я оступилась и случайно ухватилась за барельеф, стена отодвинулась и мы из любопытства заглянули в проем, а стенка возьми и захлопнись за нами.

Мы очень испугались, когда поняли, что не можем открыть стенку. И когда до нас дошло, что выйти не получается, а наши крики никто не слышит, то просто пошли по ходу, который оказался за стенкой. Долго ходили, но выхода нигде не было, мы устали, испачкались, хотели пить и есть и тогда мне пришлось копать нам выход.

— Вот как, — задумчиво проговорил секретарь. — Опиши барельеф, о который ты схватилась.

— Очень красивый! Там замок, роща и конь.

— Я понял, о чем ты говоришь, — кивнул головой Ладис. — Видел такой барельеф в Малом дворце, в холле внизу, недалеко от выхода. Но как вы много прошли по ходу!

Да, шли, наверное, целый час, пока я не решила копать наружу, — Габриэлла не стала уточнять, что они открыли проход через такой же барельеф в Главном дворце. — Скажи, а это ты засыпал выход в овраге? Я ходила — там нет и следа.

— Я, — согласился секретарь. — Не хотел, чтобы его обнаружили, тогда бы тут такое поднялось!

— Спасибо, я не догадалась сразу засыпать, и если бы ты не спрятал следы, то засыпались бы уже мы сами.

— Пустяки, на то я и мужчина, чтобы уметь думать наперед. Скажи, ты знаешь, кто твои родители? — задал мучивший его вопрос секретарь. — Откуда у тебя магия?

— Да, я знаю своих родителей, к сожалению, они давно умерли, но магии у них не было, — ответила Габриэлла. — Наверное, мне дар передался от кого-то из дальних предков.

— Странно все это, — проговорил Ладис. — Ты же знаешь, что даже среди аристократов одаренных мало, а уж среди простолюдинов их вообще не бывает.

— Но у тебя тоже есть магия, а ты же не аристократ? — парировала Габи, переживая, что разговор заходит в опасную сторону.

— Да? — удивился Ладис. — А… Ну, верно… Хорошо, не станем искать то, в чем не разбираемся. Скажи, та служанка, которая испортила маг плиту на кухне Малого дворца — это ты?

— Я не хотела, — голос у девушки предательски задрожал. — Я не умею готовить, а повариха схватила меня и велела варить какао для… для графини Антонекки. Что мне было делать? Я сделала, как сумела.

— Ну, не плачь, я верю, что ты не специально. Но понимаешь, какое дело, то, что ты проделала с плитой, может далеко не каждый стихийник, поэтому Верховный не отступится, пока тебя не обнаружит. С завтрашнего дня они всех служанок из Малого и Главного дворцов проверят артефактами на наличие магии и тебя неизбежно найдут!

— Что же мне делать? — Габи ни капли не испугалась, ведь искать и проверять будут служанку, а у Рози магии точно нет, но надо было поддержать видимость испуганной Лии.

— Не переживай, я что-нибудь придумаю! — заверил ее Ладис. — Есть у меня один артефакт, который может скрывать наличие дара.

— Разве маги не поймут, что на мне артефакт?

— Нет, он хамелеон, — ответил секретарь.

«Совсем, как мамин браслет» — подумала Габи.

— Ладис, а почему ты мне помогаешь? И артефактом готов пожертвовать ради незнакомой девушки? — поинтересовалась она у мужчины.

— Ты мне нравишься, — ответил тот. — Я не хочу, чтобы с тобой случилось что-нибудь нехорошее и не хочу, чтобы ты попала в руки Верховного.

— Он меня убьет? Лишит магии? — поёжилась девушка.

— Нет, что ты! Магов, а ты маг и неплохой, не убивают, особенно если это женщина, а используют на пользу Королевству.

— Звучит страшно. Каким образом используют?

— Обучают и дают разную работу, которую способны выполнить только одаренные. А женщин в дополнение к этому, выдают замуж за такого же одаренного, чтобы она родила новых магов.

— Как, замуж? — потрясенно переспросила девушка. — А если… если ей уже двадцать один и она совершеннолетняя?

— Никто не выпустит из рук одаренную женщину, — снисходительно ответил Ладис. — Ее не будут наказывать или плохо с ней обращаться, но непременно постараются поскорее привязать к одному из магов.

— Какой кошмар, — прошептала Габриэлла. — Это только с магичками — простолюдинками так или любая одаренная не может собой распоряжаться даже после Первого Совершеннолетия?

— Любая. Она может собой распоряжаться только до определенной степени. Просто маги обязательно подстроят так, чтобы она получила привязку, вот и все, — ответил секретарь. — Это делается в интересах Королевства, мы не можем разбрасываться магическим потенциалом. К сожалению, магов значительно меньше, чем бездарей, а на магии построено все жизнеобеспечение и оборона.

— Ты так говоришь, будто одобряешь такое, — холодно проговорила Габи. — Конечно, мужчинам бояться нечего, это ведь девушку обманом выдают замуж, и она навсегда утрачивает собственные желания.

— Я не одобряю, — возразил Ладис. — Но изменить ничего не могу: маги нужны Королевству. И потом, мужчине тоже не сладко. Девушка хоть связь получает и привязывается к мужу физически и психологически, ей с ним хорошо. А мужчина вынужден всю жизнь делить постель с нелюбимой, а в некоторых случаях, даже с неприятной ему женщиной.

— Но почему мужчины соглашаются на такой брак? — удивилась Габириэлла. — Ведь, в отличие от одаренных девушек, у них есть выбор!

— Потому что существует приказ короля. Мужчину тоже заставляют, понимаешь? — грустно ответил секретарь.

— Но это неправильно!

— Все это для увеличения рождаемости одаренных детей.

— Не правильно! В неволе ничего хорошего не родится! Вот скажи, часто ли в таких насильно сведенных семьях получаются дети-маги?

— Не знаю, не изучал этот вопрос.

— А я уверена, что там, где насильно, детей или нет, или они не маги, или вообще один ребенок за всю жизнь! И стоит из-за такого ломать жизнь?

— Ты преувеличиваешь, ведь этим занимаются маги, а они точно знают, как надо лучше! Давай, о чем-нибудь другом поговорим, а то такая тема… болезненная.

— Тебя обязали жениться на ком-то?

— Еще нет, но все к этому ведет, — мрачно ответил Ладис. — И ни одна, представляешь? Ни одна из предложенных мне не нравится! Просто кошмар какой-то. Вот на тебе я бы женился…

— Нам нельзя! — Габи вскочила со скамейки и стукнулась головой о притолку. — Ой!

— Что ж ты скачешь, я не собираюсь ничего с тобой делать! Постой спокойно, я посмотрю, — с досадой проговорил секретарь, ощупывая голову девушки. — Ну, вот, будет шишка. Каждый раз, когда мы встречаемся, у тебя новая травма. Больно?

— Не особенно. А невесты нашего принца — они же все одаренные, да?

— Да, конечно. А что?

— Принц выберет одну, а остальные куда? Вернутся домой, кто-нибудь в Академию поступит?

— При чем тут Академия? — удивился Ладис. — Замуж их всех выдадут сразу по завершении Отбора, вот и все.

— Как, причем Академия? Учиться! И как же — замуж выдадут? — не поняла Габи.

— Ты откуда появилась, что ничего не знаешь? Одаренные аристократки большая ценность, тем более самые сильные в магическом плане, которых отобрали для Его Высочества. Никаких им Академий, впрочем, они туда и сами не рвутся, а всех стройными рядами замуж.

— А. а… А те, кто не прошел в первый отбор, они уехали по домам?

— Кто бездарь или не невинен — да. А те, кто с магией, пусть со слабенькой, и девственница, все уже замужем или вот-вот там окажутся.

— Ладис, у меня прямо голова закружилась… Получается, магически одаренная девушка обречена? Хоть высокородная она, хоть нет?

— Не обречена, а обязательно выйдет замуж.

— Обречена стать женой и ее никто не спросит, хочет ли и за кого?

— Это да. Но повторяю, после брачной ночи девушка будет всем довольна и полюбит супруга, так что ее участь не вызывает жалость, а по сравнению с мужчиной даже завидна.

— Видимо, у нас с тобой разное представление о счастье, — огорченно ответила Габриэлла.

— Лия, ты не расстраивайся! Мы обязательно что-нибудь придумаем. Я передам артефакт, который скроет твою магию, а ты постарайся не пользоваться даром. Я правильно понимаю, что ты не училась и плохо владеешь своими способностями?

— Да, я нигде не училась, — горько ответила Габи. — Некому было меня учить.

— Я могу помочь! Меня хорошо учили… Вернее, учили принца, а я был рядом и все запоминал. Хочешь, я попробую научить тебя?

— Хочу! Но, как и когда?

— Да здесь! Сюда никто не ходит, я вообще отвод глаз поставил и это место теперь для всех просто не существует.

— Но я не всегда смогу приходить и как же мы узнаем, что, ты или я свободны? Или будем бегать на удачу?

— Нет, так не годится. Давай так: ты видела, на краю парка большое дерево — дуббец? Он посередине стоит между Малым и Главным дворцами.

— Да, конечно, оно такое большое, что его отовсюду видно, — ответила девушка.

— Если я свободен и нахожусь в шалаше, на макушке этого дерева будет сидеть цаппель. Он белый, его хорошо видно издалека, а на пруду их много, никто не удивится, когда один прилетит и сядет на верхушку.

— Мне нравится идея, но как ты его туда посадишь?

— Магия! Пусть это пока останется моей тайной. Значит, договорились?

— Хорошо. Когда я увижу, что на вершине дуббца сидит цаппель, я буду знать, что ты ждешь меня в шалаше и постараюсь скорее прийти.

— Вот и договорились. Уже совсем стемнело, надо возвращаться, а то скоро ужин, меня непременно хватятся, — вздохнул Ладис.

— Да и меня потеряют, — согласилась Габи.

Секретарь помог девушке вылезти из шалаша и, будто задумавшись, забыл отпустить ее руку. Габриэлла замерла, но протестовать не стала: Ладис ей нравился, он был такой внимательный и красивый и совсем не похож на чопорного «жениха». Как жалко, что она не простолюдинка или что Ладис — не высокородный!

На краю парка они расстались, и Ладис долго смотрел вслед тоненькой фигурке, скрывшейся в Малом дворце.

И он опять забыл спросить, кем она служит, или — кому… Ну, ничего, он узнает это в следующий раз, а пока надо поспешить переодеться перед ужином с высокородным курятником.

ГЛАВА 14. КАКОЙ СТОЛ ТАКОЙ И СТУЛ

Сигизмунд устало потер глаза.

Столько всего навалилось, хоть сутки расширяй, чтобы все успеть!

Проверяющие вернулись из замка Амеди с неутешительными результатами — барон Оренси не просто пренебрегал своими обязанностями, как опекуна, он еще и воровал в промышленных масштабах, продавая все, до чего мог дотянуться, обескровливая графство.

Король удивлялся, неужели, у барона атрофировалось чувство самосохранения, не мог же он всерьез полагать, что о наследнице никто никогда не вспомнит и не потребует ее ко двору, а от барона — отчета о состоянии вверенных ему земель?

Допрос слуг приоткрыл источник самоуверенности барона — оказалось, что тот лелеял надежду привязать девушку к своему сыну и, поскольку, для другого мужчины она станет бесполезна, надеялся, что королю не останется ничего другого, как смириться с этим браком.

В данный момент Оренси истово каялся и умолял о прощении.

— Бес попутал, Ваше Величество! Не иначе, кто-то околдовал! Пощадите!

— Почему графиня не получила образование, которое в обязательном порядке проходят все одаренные? Почему ее ни разу не привозили к магам для определения уровня стихий?

— Габриэлла обучалась вместе с моим сыном. Все, чему учили Рамира, знает и Ее Сиятельство! А не привозил, так я же бездарь, откуда мне было знать, что у нее проснулись стихии? Я в этом ничего не понимаю.

— Вы обязаны были нанять для наследницы учителя-мага, это четко прописано в контракте на опекунство, который вы заключили с Королевством!

— Увы, я невнимательно прочитал, увидел «учитель» и посчитал, что учителей Рамира будет достаточно, — ныл барон. — Дети росли вместе и были очень привязаны друг к другу, поэтому я не стал разлучать их, пожалел юных влюбленных.

— А ваши слуги в один голос утверждают, что графиня терпеть не могла Рамира Оренси, а тот, в свою очередь, постоянно ее задевал, обижал, старался досадить.

— Врут! Врут из зависти!

— Графиня поэтому сбежала из дома? От большой любви?

— Романтичная дурочка, услышала про Отбор и захотела поехать, — продолжал лить барон. — Боялась, что я ее не пущу, а мы же полностью в Вашей власти, Ваше Величество, как бы я мог?

— Ну, ну, поэтому вы отправили почтовик с сообщением, что графиня выходит замуж за вашего сына?

Барон поник головой.

И все пошло по очередному кругу.

В конце концов, король не выдержал и отправил барона в ссылку в его старое поместье, предварительно велев подсчитать все, что опекун успел намылить в свою пользу за десять лет и вернуть в графство. Заодно на баронство наложили огромный штраф, после уплаты которого, барон оставался в одних подштанниках.

Ничего, другим неповадно будет!

Если бы Оренси не приходился родней графине, король, конечно же, более внимательно присматривал бы за опекуном, но вот родственнику поверил и недоглядел.

Ладно, хорошо, что все вовремя выяснилось, и он смог исправить упущение.

Так, теперь разобраться с непонятными происшествиями в Летней Резиденции.

— Верховный, ты меня разочаровываешь, — покачал головой Сигизмунд, выслушав очередной доклад Дайриша. — Как это — никаких следов? Этот маг, он что, находясь на расстоянии, разрушил склад? Ты не хуже меня знаешь, что в таком случае разрушений было бы больше.

— Мы облазили все, — вздохнул Тео. — Это наваждение какое-то! Нет ни следа другого присутствия, кроме нас и кухонных работников. Я лично все несколько раз перепроверил.

— Да верю я тебе, верю. Но что с этим прикажешь делать? Ладно, упустили таинственную одаренную служанку в Малом дворце, но, получается, здесь еще один маг-невидимка? Не много ли упущений? У нас Отбор, любые случайности должны быть исключены, это вопрос безопасности наследника!

— Мы с Правым и Левым кое-что придумали — проверим артефактом на наличие дара абсолютно всю прислугу в Главном и Малом дворцах. Да, времени займет изрядно, но другого выхода я не вижу.

— А если не найдете?

— Но это невозможно, артефакты обязательно покажут дар, — возразил Дайриш.

— Возможно, если одаренный не слуга и не служанка, — задумчиво проговорил король.

— А кто же тогда? Повариха из Малого дворца видела служанку и именно ее оставила варить это чретово какао.

— Знаешь, что меня смущает?

— ??

— Я не думаю, что выросшие в семьях простолюдинки не умеют готовить. Как-то очень подозрительно, что эта девушка не сумела сварить самое простое, я специально узнавал — все в один голос твердят, что сварить этот напиток способна любая десятилетняя девочка.

— И?

— И магия. У простолюдинов не бывает дара, это все прекрасно знают. За не одну сотню лет нет ни одного случая. Откуда он у простой девушки?

— Она чей-то бастард?

— Судя по силе ее Огня, ее родитель должен происходить из древнего магического рода и прекрасно владеть магией. Ни за что не поверю, что, допустим, проводя ночи с любовницей-простолюдинкой, он забыл применить стерилизующее заклинание или надеть кольцо с уже встроенным противозачаточным действием. Необходимость не допускать разбазаривания крови вдалбливается всем мальчикам из древних родов с молоком матери.

— Тогда откуда бы ей взяться?

— Вот и я думаю — откуда? И знаешь, Тео, что я думаю?

— Я весь внимание.

— Позови-ка мне Сваху и Распорядительницу.

— Прямо сейчас?

— Да и поскорее.

Через три четверти часа обе женщины переступили порог комнаты, и присели в реверансе.

— Скажите мне, любезные, когда первое испытание и в чем оно заключается? — обратился к ним король.

— Первое испытание завтра, Ваше Величество, — ответила Распорядительница госпожа Клео Маритани. — в обед.

— Это будет испытание на знание столового этикета, Ваше Величество, — вступила госпожа Доленски, Главная Сваха Отбора. — Девушкам придется исправить сервировку, если она неверная.

— Хорошо. А если мы изменим это испытание, а столовый этикет проверите, допустим, через день или два?

— Вы что-то хотите предложить, Ваше Величество?

— Да. Проведем испытание на кулинарные таланты кандидаток? В конце концов, королева должна уметь многое делать своими руками, что бы понимать, правильно ли действуют слуги и знать, сколько времени, средств идет на то или другое. Причем, без применения магии.

— Даже не знаю. Вряд ли высокородные девушки умеют готовить или учились этому, — засомневалась госпожа Клео. — Это будет не конкурс, а ужас. Никто не справится!

— Ну, не будем так пессимистичны, — снисходительно возразил король. — Пусть не все получится, но мы понаблюдаем, как девушки справляются с новой для себя задачей. Дадим им задание приготовить что-нибудь совсем простое. Например, сварить какао и… Подскажите блюдо, которое не требует особых умений?

— Макароны с сыром? — неуверенно ответила госпожа Долески.

— А их как готовят? — заинтересовался король. — Долго?

— Нет, Ваше Величество! Макароны надо отварить три-пять минут, потом откинуть, положить масло и натереть сыр. Все просто и быстро.

— Чудесно! Значит, макароны с сыром и какао — это будет первым испытанием для кандидаток. Вы успеете все подготовить?

— Разумеется, Ваше Величество!

— Хорошо, тогда больше не задерживаю. Когда невесты узнают о сути испытания?

— Завтра утром.

— Чудесно. Можете идти.

Сваха и Распорядительница покинули помещение.

— Могу я поинтересоваться, в чем суть этого конкурса? — отмер Верховный.

— Посмотрим, как девушки справятся. Наша таинственная служанка не умеет готовить, от слова «совсем» и даже соль с сахаром, если я не ошибаюсь, путает. Значит, вообще никогда на кухне не была.

— Вы подозреваете, что кухню в Малом дворце разнес кто-то из невест? Но это же абсурд, зачем благородной девушке выдавать себя за служанку?

— Может быть, абсурд. Но смотри, Тео, если это так, то вопрос с наличием дара у простолюдинки отпадает. Как и то, почему она не сумела сварить нормальный напиток.

— Я поражен, но вынужден признать, что идея такого испытания мне кажется интересной. Что будем делать, если все девушки покажут полное отсутствие кухонных навыков, все-таки, их наверняка никто не готовил в поварихи.

— Да, но ты забываешь, что все они одаренные и в обязательном порядке проходили обучение. А в него входит и умение варить некоторые отвары и зелья, поэтому совсем уж неумехами у плиты девушки не могут быть.

— Одно дело, варить зелье, и другое — какао, — возразил Верховный. — Хотя, что-то в этом есть.

— Попросим повариху из Малого дворца осмотреть посуду после готовки девушек и продегустировать сваренное ими какао. Она видела, что осталось после той служанки, и пробовала остатки какао из кастрюльки. Да, всего один глоток, но она, я уверен, вкус вполне распробовала. Если она увидит совпадение, мы об этом узнаем.

— Хорошо, надо рискнуть. Но тогда суть испытания девушки должны узнать непосредственно перед его началом, чтобы не успели приготовиться и надо приготовить пятнадцать магпечей, столов и всего необходимого, чтобы посуда и результат не перемешался.

— Займешься?

— Конечно. Где мы все это разместим? В каком-нибудь зале?

— Да, должно быть много места для самих девушек и для наблюдателей. Еще — все ингредиенты для варки какао положите в одинаковую посуду, и добавьте еще продукты, внешне похожие на нужные.

— Не понял?

— Например, соль и сахар похожи. Вот, добавьте еще продуктов, которые не нужны для варки какао и поставьте их на столах в одинаковых посудинах. Наша неуловимая служанка перепутала соль и сахар и, похоже, даже не заметила этого. Посмотрим, вдруг она повторит свою ошибку?

— Мудрено, Ваше Величество.

— Если не найдем эту какао-баристу, то хоть проверим, как кандидатки ведут себя в непривычном для них амплуа.

— Есть еще кое-что, одна из кандидаток, графиня Амеди, не обучалась у магов. Поэтому я сомневаюсь, что она варила зелья и отвары.

— Опять Амеди, почему-то в последний месяц я регулярно слышу это имя, — проговорил король. — Тогда на готовку графини надо будет обратить более пристальное внимание.

* * *

Ладис научит ее пользоваться даром!

Габриэлла мечтательно улыбалась, вспоминая встречу в шалаше.

Какой же он… необыкновенный! Жалко, что он не аристократ, если она не сможет избежать замужества, то ей было бы легче смириться, если бы ее мужем стал такой, как Ладис.

Аристократы-маги все, как один, высокомерные, на девушек смотрят только как на удачное капиталовложение, оценивая в первую очередь уровень дара и наследственность.

Габи вздохнула, вспоминая, как вели себя друг с другом ее родители. Да, ей было всего десять, когда их не стало, но она помнит, как они смотрели друг на друга, как отец заботился о маме, старался все время к ней прикоснуться, провести пальцем по щеке, приобнять, погладить руку. Наверное, они любили друг друга оба, а не одна мама?

Она хотела бы таких же отношений в своей семье, но, кажется, если верить информации от Ладиса, любовь ей не грозит. Как и мечта об Академии тоже оказывается под большим вопросом. Интересно, но ведь девушки в Академии обучались, она читала об этом — как они туда попадают, если всех одаренных девушек стремятся скорее окольцевать? Хм, над этим ей надо будет подумать. Катастрофически не хватает информации, опять остро стоит вопрос — где библиотека? Понятно, что на королевский этаж она больше ни ногой, но должна же где-то быть обычная библиотека, для всех, в смысле, для других, а не только для Их Величеств?

Наскоро переодевшись и «добавив красоты», Габриэлла побежала в Голубую гостиную и едва успела на ужин. Требование непременно принимать пищу в общей компании, да еще и под бдительным присмотром Свахи и в присутствии кронпринца ее злило.

Да, Сваха объясняла, что Его Высочество присматривается к невестам, а невесты показывают умение вести себя в обществе, но как же это напрягало! Габриэлла однажды на ярмарке в Триаме видела, как продают и покупают лошадей. Дядя тогда решил купить одну и поскольку подопечную он от себя не отпускал, то ей пришлось торчать возле загородок с лошадьми и другим скотом. Так вот, покупатели также ходили вдоль загонов, смотрели на всех сразу, потом просили вывести какую-то одну лошадь и осматривали ее уже индивидуально. Королевский Отбор напоминал девушке то же самое — от коней, ой, девушек, ничего не зависело, им вменялось смирно стоять или красиво бегать (танцевать, вести беседу), а покупатели — принц и другие молодые аристократы, которые ждали, когда выбор сделает Его Высочество, чтобы разобрать оставшихся — наблюдали и оценивали.

Грустно осознавать себя стоящей на одной ступени с породистым конем.

Ладно, прочь печаль и уныние, пока она не замужем, есть надежда.

Ужин прошел в достаточно спокойной обстановке и уже подходил к завершению, когда Сваха объявила, что завтра всех ждет первое испытание.

— О! — пронеслось надо столом.

— Какое? — поинтересовалась баронесса Ресттави.

— Об этом Вы узнаете перед самим испытанием, — невозмутимо ответила Сваха. — Сегодня я довольна вашим поведением, миледи. А Вы, Ваше Высочество?

Принц вздрогнул и оторвал взгляд от своей тарелки:

— Что? А, да, девушки очень милы и превосходно воспитаны, — кивнул принц, вставая. — Благодарю, миледи!

— Вы нас покидаете? — спросила Сваха.

— Да, много дел. Доброй ночи, милые девушки, увидимся за завтраком! — и Себастиан скрылся за дверями.

— Что это с Его Высочеством? — поинтересовалась графиня Зиланни. — Такое впечатление, что он сегодня был где-то не с нами.

— Он принц, миледи, у него много забот и дел, — одернула Сваха. — Воспитанная девушка не должна позволять себе обсуждать мужчину, тем более, наследника престола.

— Простите, — потупилась графиня.

— Итак, девушки, завтра первое испытание. Советую всем сегодня лечь пораньше, хорошенько отдохнуть, настроиться на победу.

— Госпожа Сваха, хотя бы намекните, в чем будет заключаться испытание? — взмолилась виконтесса Робусти.

— Вы все узнаете в свое время, не переживайте! Можете расходиться по своим покоям.

Девушки встали и, переговариваясь, направились на выход.

— Габриэлла, Вы идете? — окликнула ее Алианда виконтесса Крастти.

— Да, сейчас! — ответила Габи и подошла к Свахе. — Простите, я не знаю, у кого еще спросить, может быть, Вы подскажете, где в Главном дворце библиотека?

— Что? — изумилась Сваха. — Зачем Вам это знать?

— Хочу взять что-нибудь почитать, — ответила графиня. — Надеюсь, нам разрешено пользоваться книгами из библиотеки дворца?

— Да, разумеется, — удивленно ответила Сваха. — Только никто, кроме Вас, до сих пор книгами не интересовался.

— Вы покажете мне ее?

— Пойдемте, — кивнула Сваха.

За дверями гостиной стояла Алианда.

— Вы тоже хотите в библиотеку? — спросила у нее Сваха.

— Нет, я жду графиню, — ответила виконтесса Красти. — Если Габриэлла идет в библиотеку, то я иду вместе с ней.

Втроем они пересекли коридор, холл, спустились по лестнице и вышли к дверям, за которыми оказалось большое помещение, сплошь уставленное стеллажами с книгами. Габриэлла от радости даже в ладоши захлопала — так близко от крыла невест! Все, она теперь знает, где будет проводить время!

— Благодарю, госпожа Сваха! — обратилась она к женщине. — Это то, что мне было нужно.

— Да на здоровье, только мне не понять, чем Вам книги помогут выиграть Отбор? Ладно, где библиотека, Вы теперь знаете, она все время открыта, но выносить книги из нее нельзя, не пропустит защита. Поэтому читать придется здесь. А сейчас вам надо возвращаться в свои покои, не забывайте, завтра первое испытание!


Открытие библиотеки не давало покоя, и когда Габи вернулась к себе, то вместо того, чтобы ложиться отдыхать, продолжала размышлять.

Ее бы воля, она бы с самого утра побежала читать, но ведь завтрак, на котором она обязана присутствовать! Почти два часа бесцельного времяпровождения, а она могла бы их потратить с большей пользой! В конце концов, от этих книг может зависеть ее будущее, вернее, не от книг, а от информации, которая хранится в библиотеке.

Что же делать?

— Миледи, я уже постелила. Вы будете ложиться, мне Вам помочь? — на пороге комнаты возникла Розетта и выжидательно уставилась на графиню.

— Рози, — интересная мысль мельком заскочила в голову, сама себя испугалась и попыталась сбежать, но девушка ухватила ее за хвост. — А давай, ты завтра на завтрак пойдешь вместо меня под амулетом?

— Зачем? — испугалась служанка. — Мы попадемся, попомните мои слова, непременно попадемся!

— Не попадемся, что ты такая трусиха? После того, что мы уже пережили, нас больше ничего не должно пугать, — возразила графиня. — Пойми, мне нужно найти некоторые сведения, это крайне важно и терять время на посиделки просто жалко. Ты сходишь, позавтракаешь и вернешься, ничего сложного. Изображай, что ты не выспалась, ешь и молчи.

— Ох, миледи, я даже не знаю, — задумалась Розетта. — Ладно, я сделаю это. Расскажите мне только, что там происходит, где Вы сидите, или можно сесть на любое место? Кто Ваша соседка? С кем Вы общаетесь и о чем разговаривали.

— Спасибо, ты опять меня выручаешь!

— Разве я могу иначе, миледи? Вы — моя хозяйка, я за Вами, как нитка за иголкой.

— Слушай. Мое место крайнее с правой стороны. Рядом сидит Алианда виконтесса Крастти, такая темненькая, миловидная. Мы общаемся, сегодня вместе с госпожой Свахой ходили к библиотеке. Она собирается бороться за внимание принца, знает, что я замуж не хочу. В общем-то, и все. Ем я всегда молча, не высовываюсь, ничего не спрашиваю, и ко мне никто не обращается. Просто отбудешь повинность и все. Да, Сваха может что-нибудь сообщить про первое испытание, постарайся запомнить, что она расскажет.

— А когда испытание? Вдруг, сразу после завтрака?

— Да нет, я слышала, что девушки говорили, оно будет или перед обедом или сразу после обеда.

— Хорошо, миледи. Все равно завтра надо встать пораньше и, значит, пораньше и лечь.

— Ты можешь быть свободна, Рози, я разденусь сама, иди, отдыхай!

Заснуть сразу не получилось, Габриэллу переполняли эмоции от встречи с Ладисом, от новой информации и предвкушение от погружения в мир книг. Проворочавшись целый час, девушка поняла, что все равно не уснет, встала, оделась и выскользнула наружу. Если не спится, зачем мучиться и ждать утра? Она только часочек почитает и вернется в покои!

Дверь пропустила ее, не издав ни малейшего скрипа, и как только девушка вошла, сразу зажглись светильники. Ух, сколько богатства!

Так, первым делом ей надо найти информацию об Академии и еще узнать больше про права и обязанности магически одаренных девушек. Этим она и займется — найдет нужные книги, если останется время — немного почитает и сразу в свои покои спать.

ГЛАВА 15. ЗНАНИЕ — СИЛА

В библиотеке царил бардак. Нет, все чисто и книги стоят на полках и стеллажах, а не лежат кучами на столе и полу, но все вперемешку. Магические книги соседствуют с поваренными, исторические — с лечебниками, а Свод законов — с детскими сказками. Просто кошмар! Видимо, этой библиотекой почти не пользовались, и поэтому за порядком никто не следит.

Габриэлла огорченно рассматривала масштабы бедствия, размышляя, что ей лучше всего сделать — вернуться или, все-таки, попробовать отыскать необходимые ей сведения?

Рассеянно она вытащила одну книгу, вторую, третью, посмотрела названия и стала раскладывать по темам. Хоть один стеллаж разобрать, раз все равно спать не хочется.

Скоро Габи поняла, что переоценила свои силы — стопки книг росли, но для того, чтобы сразу ставить их по местам, придется разбирать и освобождать все стеллажи. Тут не час и не одна ночь, тут неделя нужна, как минимум.

На глаза попалась «Магия Стихий», Габриэлла взяла книгу, открыла и… погрузилась с головой. Конечно, она давно прочитала все книги о магии, какие нашла в библиотеке родного замка, но этой она там не встречала точно.


Огонь — очищение и сила пламени.

Стихия Огня проявляется в материальном плане и в его концентрированном проявлении, например, мы видим пламя костра, светляк, пульсар.

Огонь отвечает за сферу сильных эмоций: борьба, страсть, ненависть, защита, любовь, соперничество, секс.

На последнем слове Габриэлла покраснела. Вот еще — секс — проявление Огня. А те, у кого нет этой стихии что же, продолжением рода не занимаются?

Стихия Огня — не для малодушных. Владеющие Огнем редко смиряются с неудачами, они настоящие бунтовщики и обладают невероятной жаждой жизни, могут проявлять крайности в поведении и эмоциях, часто видят все либо в белых, либо в черных тонах.

Стихия Огня — это, прежде всего, индивидуальность. Каждый из одаренных Огнем уникален. Также стихия Огня — это в первую очередь независимость и маг, обладающий этой стихией, будет бороться за свою независимость до конца.

Сила мага с пробужденным Огнем достигает максимума летом.

Стихия Огня капризна и непредсказуема. Часто, если Огонь у одаренного не единственная стихия, она пробуждается последней или предпоследней и чем позже пробудился Огонь, тем более сильный уровень стихии получает маг.

Для пробуждения Огня требуются сильные эмоции: эмоциональная встряска, нахождение на краю гибели, сильная любовь, ненависть.


Габриэлла вспомнила, как появился Огонь у нее — она пробовала левитировать на берегу, надежно скрытом от чужих глаз высокими деревьями и нагромождением скал, увлеклась и не заметила, как ее унесло в сторону, и она зависла над глубокой и широкой расщелиной. Воздух отзывался еще не стабильно, и в какой-то момент девушка поняла, что стихия не слушается, и она сейчас упадет. Габи тогда очень сильно испугалась и сама не поняла, как успела уже у самой земли подхватить себя и опустить почти без повреждений. Разбитые колени и ободранный бок при перспективе разбиться насмерть, можно даже не считать.

И сразу после жесткой посадки у нее носом пошла кровь, а из ладоней — пульсары. Хорошо, что никого поблизости не было, а скалам и песку ее Огонь серьезно навредить не смог.


Вода — жизнь, чистота

Вода материальна, мы видим ее в разных проявлениях: это и родник, и капли росы, это море, и туман, лед и пар. Вода отвечает за смекалку, силу мысли, интуицию, умение ладить с другими. Нежные чувства и скорость реакции — тоже прерогатива стихии Воды.

Маги, владеющие стихией Воды, могут видеть вещи, незримые для других, и иногда эта стихия способствует возникновению у мага дара предсказания.

Немногое может являться преградой для стихии Воды, ведь если у нее не получается преодолеть препятствие в лоб, она всегда может просто обойти его, как вода обтекает лежащий камень.

Вода проявлена в трех формах, а это значит, что и сила стихии максимально сконцентрирована. Он не признает за собой слабостей. Особенно сильна стихия Воды зимой, поскольку проявлены все три ее состояния.

Пробуждение стихии Воды нередко происходит по поговорке "Как снег на голову". К счастью, проявление этой стихии редко несет большие повреждения или угрозу для жизни тех, кто нечаянно оказался рядом с юным одаренным.

Вода пробуждается одной из первых, если у одаренного не одна стихия.


У нее Вода пробудилась второй. Да, это было забавно — Габриэлла принимала ванну и немного баловалась, сливая пригоршнями воду и любуясь радужными, на фоне бьющего в окно Дневного Светилы, брызгами. В какой-то момент вода стала тянуться за ее руками и неожиданно всплеснулась «девятым валом», едва не затопив пол замка. Дядюшка потом очень ругался, что испортились ковры и мебель.


Воздух — вечность, дыхание

Эту стихию тяжелее всего воспринимать, потому что Воздух невидим, хотя он и наполняет все вокруг.

Суть стихии Воздуха — движение.

Воздух отвечает за таланты, открывает дар к быстрому обучению, так же Воздух помогает во время всяческих авантюр и путешествий.

Маг, владеющий стихией Воздуха любознателен, энергичен, он часто вдохновляет окружающих идти вперед, не сдаваться, добиваться своих целей и может стать отличным лидером.

Жажда знаний мага со стихией Воздуха неистощима и может даже стать причиной неприятностей.

Одаренный с пробужденным Воздухом бескорыстно верен друзьям, но тому, кто его предаст, он не поверит уже никогда. Он отказывается пребывать в безвыходных ситуациях «за компанию». И, как правило, никогда не дает второго шанса.

Воздушный маг часто становится катализатором, необходимым для перемен.

Воздух может пробуждаться в любом порядке, это не влияет на уровень силы, которую получит одаренный.

Сильнее всего стихия Воздуха проявляется Осенью.


У Габриэллы Воздух был первой пробужденной стихией. Маленький котенок вылез на подоконник четвертого этажа, не удержался на скользкой поверхности и с отчаянным мявом полетел вниз. От ужаса Габи замерла и сама не поняла, как создала воздушную руку, которой подхватила перепуганного зверька и плавно опустила его на землю.


Земля — основа мира

Эта Стихия материальна и воплощена в песок и глину, чернозем и гранит, любые минералы, камни и растения.

Земля — основа жизни. Ее опустошает огонь, разрушает ветер, размывает вода, однако она остается неизменной и в то же время изменяющейся.

Маг, владеющий стихией Земли, специализируется на защитной магии, плодородии и процветании и сильно привязан к реальности.

Он может казаться скучным или домоседом, однако он обладает несокрушимым внутренним стержнем. Он умеет заботиться и защищать, он верен, на него всегда можно положиться, но он не любит перемен.

Земля имеет склонность критично оценивать других, хотя может этого не показывать.

Стихия подразумевает осторожность и осмотрительность, побуждает не рисковать без необходимости.

Однако в сложных ситуациях Земля помогает сохранять неизменное спокойствие и находить оптимальное решение проблем. Девиз стихии: «Медленно, но верно». Она консервативна, терпелива и практична.

Как правило, Земля пробуждается первой или второй, и в редчайших случаях — четвертой, но тогда это свидетельствует, что одаренный является абсолютным магом.

Земля почти одинаково сильна в любое время года, незначительно увеличивая свою силу весной.

Хм, Земля у нее пробудилась в экстремальной ситуации и… боги… четвертой!

Что за абсолютный маг?

Габриэлла в растерянности некоторое время таращилась на строки, потом принялась лихорадочно перелистывать книгу. Ничего! Но ей очень надо понять, какие еще неприятности ждут ее впереди!

Неожиданно ее взгляд упал на ближайшее окно, и она ахнула — вставало Дневное Светило. Мамочки, она до утра засиделась! Ей же еще амулет для Розетты настраивать, без ее магии он не сработает! Как ей теперь добраться до покоев, если на ней одно из платьев графини, а лицо — служанки Лии? Боги, помогите!


Ни жива, ни мертва, Габриэлла выглянула из дверей — никого! Оглянулась на сложенные по стопкам книги — нельзя же их так бросать! Кто-нибудь зайдет, увидит, и подумают, что она хотела все тут разрушить, но сейчас убрать даже просто на стеллаж она все равно не успеет! Придется рискнуть и понадеяться, что сюда еще долго никто не наведается и у нее будет время все-таки завершить сортировку. Сейчас ей надо как можно быстрее добраться до покоев, про библиотеку она подумает позже.

Девушка быстро, но осторожно, все время прислушиваясь, прошла по лестнице, потом через холл, свернула в крыло невест и припустила бегом.

В покои она ворвалась, будто за ней гнался волкодлак, и чуть не снесла встревоженную Розетту.

— Миледи, — облегченно выдохнула служанка. — Я встала, зашла к Вам, а Вас нет! Я испугалась, что Вы опять попали в какие-нибудь неприятности! Вы ходили на раннюю прогулку? Сегодня первое испытание, надо было поспать подольше, ведь неизвестно, сколько сил Вам понадобится!

— Ох, Рози, я так рада, что успела вернуться и ни с кем не встретилась! Я в библиотеку ходила, но немножко увлеклась и чуть не пропустила утро, — сокрушенно промолвила графиня.

— Так Вы не спали всю ночь! — догадалась Розетта. — Ой, зря!

— Ничего, Рози, ты, как мы и собирались сделать, пойдешь на завтрак вместо меня, а я посплю пару часов, мне этого будет достаточно, и когда ты вернешься, мы поменяемся обратно.

Из висящих в гардеробной платьев, девушки выбрали лимонно¬желтое. Вообще-то, Габриэлла не любила этот оттенок и считала, что ей не особенно шел, но портные настояли, что лимонный цвет самый модный в этом сезоне и она, скрепя сердце, согласилась на один наряд. Вот оно и пригодилось — Габи сильно сомневалась, хватило бы у нее решительности самой нарядиться цыпленком, а Розетте было все равно.

Хорошо, что благодаря артефакту, Рози не пришлось ни волосы осветлять, ни применять косметику!

Некоторое время Габриэлла размышляла, как замаскировать артефакт, чтобы он не привлек ничьего внимания и, в конце концов, Рози просто повесила его на шею, спрятав под нижней сорочкой и платьем.

Неожиданно в дверь постучали, и заговорщицы встревожено переглянулись — это еще что за новости, мы никого не ждем!?

Розетта в платье госпожи беспомощно развела руками, Габи и сама понимала, что кто бы там ни пришел, наряд служанки его сильно удивит, поэтому открывать придется ей. Но, боги, она тоже в платье графини, то есть, в своем собственном, но не это страшно, а то, что она надела его без корсета и турнюра, да и «страшильный» макияж не нанесен.

В дверь еще раз постучали, и до девушек донесся приглушенный голос.

— Габриэлла! Это я, виконтесса Крастти, впустите меня, пожалуйста!

Графиня закатила глаза — Алианда, как же она «вовремя»!

— Рози, иди в спальню и сиди там, пока я не позову. Придется мне открывать, а то она привлечет внимание и кто-нибудь еще может пожаловать в гости.

— Алианда, это Вы?

— Да, впустите меня, пожалуйста! У меня есть новости.

Габриэлла приоткрыла дверь и, стоя под ее прикрытием, дождалась, когда виконтесса проскользнет в прихожую, потом тщательно заперла замки и обреченно повернулась к посетительнице.

— Габриэлла, да Вы же красавица! — всплеснула та руками. — Зачем же Вы себя все время уродуете? И голос у Вас нормальный, а не такой, каким Вы разговариваете на совместных трапезах!

— Я уже говорила — не хочу замуж, поэтому мне надо, чтобы принц на меня даже не смотрел.

— Боюсь, своими маскировками Вы добились прямо противоположного, — покачала головой Алианда.

— Принц — извращенец и ему нравятся уродки? Изумилась графиня.

— Нет, я имела в виду, что Вы привлекли к себе внимание и поэтому уже не остались незамеченной, — пояснила гостья. — На Вашем месте, я бы перестала портить себе кожу косметикой, в конце концов, нам всем все равно выходить замуж и поэтому стоит ли уж так упираться?

— Не хочу обсуждать это. Алианда, Вы говорили, что у Вас есть новости? — перевела разговор Габриэлла. — Сгораю от любопытства, какие именно, пойдемте в гостиную, там будет удобнее разговаривать, а то стоит под дверями, как чужие.

— О! Моя Мариша рано утром, еще до рассвета, она вообще ранняя пташка, зато зевает уже в семь вечера. О чем это я? А! Так вот, моя служанка рано утром выходила из крыла и на обратном пути заглянула на кухню, взять для меня стакан молока. Молоко способствует хорошему цвету лица, поэтому каждое утро я его обязательно употребляю. Лучше всего не просто умываться молоком, так оно быстро стекает и не успевает оказать благотворное действие на кожу, а намочить в нем салфетку и приложить к лицу на десять минут, а потом аккуратно обмыть молоком же.

Виконтесса замолчала и посмотрела на Габриэллу.

— Это очень интересно, — вежливо проговорила графиня. — Я обязательно приму к сведению, спасибо!

— Да нет же, про молоко, это я отвлеклась! Мариша зашла на кухню и услышала, как работницы между собой переговаривались, что в один из залов маги вчера собрали несколько магпечей и велели поварихам приготовить пятнадцать одинаковых продуктовых наборов. Мариша не глупа и пошла в тот зал, про который говорили работницы. Он в том крыле, которое самое дальнее. Ей повезло, что было еще очень рано и никого из магов не было, правда, на входе сидели два стражника, но Мариша их попросила и ей позволили одним глазком взглянуть в зал. Через окошечко в двери. Увы, сами двери были на магическом замке, и попасть внутрь ей не удалось.

— И что же она там увидела?

— Она утверждает, что по залу расставлены магпечи и рядом с каждой два стола — один пустой, а на другом чашки и плошки с продуктами. И еще кресла вдоль стен, наверное, для тех, кто будет наблюдать.

— Что же это будет за испытание, если, конечно, зал приготовили для невест?

— Для невест, стражники это подтвердили.

— Неужели… О, нет, только не готовка! Я же ничего не умею, и вообще, мы в жены отбираемся, а не в поварихи! — Габриэлла в волнении забегала по гостиной.

— Полностью согласна, но нас никто слушать не станет. Скажут — варить суп, будем варить суп!

— А если я не умею?

— Никто не умеет, я уверена в этом. Более того, все знают, что аристократок никто не учил готовить.

— Тогда какой смысл в этом испытании, если мы так и так ничего съедобного не можем сделать?

— Не знаю, — задумалась Алианда. — Возможно, нам велят приготовить что-нибудь несложное и обеспечат рецептом. А комиссия из магов, принца и Свахи будет наблюдать, как мы справимся. В конце концов, мы же готовили зелья и отвары, поэтому если будет рецепт, я смогу приготовить, там главное, строго следовать рецепту, не изменять ни пропорций, ни порядка.

— Интересно, если я не пойду на испытание, его засчитают, как проигранное? — задумчиво проговорила Габриэлла.

— Вы не сможете не пойти, — возразила виконтесса. — Скажетесь больной — тут же пришлют лекаря, он констатирует симуляцию и Вас на испытание все равно доставят, только штрафных баллов добавят. Ладно, я поделилась, вернусь к себе, скоро же выходить на завтрак, надо приготовиться.

Габи рассеянно поблагодарила Алианду за информацию и проводила её к выходу, продолжая в уме перебирать варианты.

— Габриэлла, я бы на Вашем месте не красилась! — напомнила виконтесса.

— Я подумаю, но прошу Вас ни с кем не делиться увиденным и не раскрывать мой секрет, — попросила графиня.

— Конечно, но все равно, подумайте! — и Алианда скрылась за дверью.

— Розетта, ты все слышала? Какой кошмар, я пропала!

— С чего Вы пропали-то? Ваша подруга говорила что никто готовить не умеет, так что Вы не одна такая. Не переживайте, все обойдется! Маги не станут давать задание, которое невесты никак не смогут выполнить. Наверное, смысл будет заключаться в чем-то другом, не в приготовлении съедобного блюда.

— Может быть, но в чем же тогда? Боюсь подходить к магпечи после того раза, как нечаянно испортила одну, когда варила какао…

Габи замерла, пытаясь поймать ускользающую мысль, но мысль оказалась проворнее и улизнула, оставив ощущение, что упущено что-то важное.

— Не терзайтесь, миледи, сходите на завтрак и там все узнаете.

— Нет, теперь мне точно необходимо хотя бы два часа поспать, я и в нормальном состоянии могу что-нибудь перепутать, а если буду не только нервная, но и не выспавшаяся, то даже представить боюсь, что наготовлю. Хотя нет, мне, наверное, надо назад в библиотеку, почитать какую-нибудь книгу для поваров и домохозяек. Боги, если в этой библиотеке и есть такая книга, я ее месяц искать буду… Нет, не смотри на меня так, Рози, я не пойду на завтрак! Ты видела Алианду?

Розетта кивнула.

— Хорошо, я про нее тебе говорила, что сижу рядом и мы почти подруги. Во всяком случае, мы с ней общаемся, а с остальными невестами только здороваюсь. Хорошенько слушай, что там скажут и постарайся все запомнить, ладно?

— А Вы, миледи? Ляжете спать или пойдете назад, искать книгу и неприятности? Мне не хочется вас оставлять.

— Лягу спать. Чтение все равно не сделает из меня повариху, поэтому не буду рисковать — никто не поймет, если в библиотеку придет служанка и еще меньше, если туда придет графиня Амеди, которая будет одновременно находиться в двух местах. Рози, я на тебя надеюсь! — с этими словами графиня активировала и настроила артефакт и перед ней теперь стояла она сама в «страшильном» образе.

— Скажи что-нибудь, — попросила она Розетту.

— Миледи?

— Прекрасно, голос тоже изменился. Это так я говорю? Ужас, какой.

Ну, все, Розетта, пусть боги сопровождают тебя! Помни, ты графиня Амеди, ни с кем не заговариваешь первая, войдешь — поздоровайся, книксен и реверанс ты давно выучила.

Реверанс перед Его Высочеством, книксен — перед другими невестами, когда войдешь в гостиную. И помни, что я тут жду и умираю от любопытства и волнения, сразу беги сюда, когда завтрак завершится.

В Голубой гостиной на Розетту под личиной графини Амеди внимание никто не обратил. Девушка пробралась на место рядом с Алиандой, шепнула той, что болит голова и поэтому она предпочитает сегодня помолчать, и принялась ждать.

Наконец, вошел принц, невесты встали, сделали реверанс и завтрак начался.

Сваха зорко следила за девушками, но замечаний никому не делала, сегодня невесты, помня о первом испытании, были необыкновенно тихи и задумчивы. Аппетит у всех девушек и так не блестящий, сегодня вообще был ниже обычного, и Сваха только головой качала, наблюдая, как магини ковыряются в тарелках, изображая, что едят. Только графиня Амеди, как всегда, ни в чем себя не ограничивала и завтракала с аппетитом и удовольствием. Хорошая девушка, жаль, что такая невзрачная.

Сваха вспомнила, какой разнос попыталась устроить Огюстену, на что тот парировал: «Я выполнял указания девушки. Вы же понимаете, что я не могу заставить миледи? Графиня Амеди согласилась или сильно краситься, как делала раньше, или ходить вот так. Я решил, что этот вариант лучше, чем килограммы краски и белил».

Сваха знала, что миледи росла без матери, видимо, этим и объясняются пробелы в ее воспитании и нежелание выходить замуж.

Было не трудно догадаться, что девушка старается избежать внимания кронпринца и поэтому не хочет себя украшать.

Жаль Амеди, достойный род и графиня была бы прекрасной королевой, Сваха это чувствовала, умея распознать под внешней шелухой настоящий бриллиант — его только огранить в руках умелого ювелира и он засияет.

Но вот завтрак подошел к завершению, но принц не уходил, а чего-то ждал и вместе с ним вынужденно сидели и ждали невесты.

Так, как последние дни выглядел принц, опытной Свахе не очень нравилось — он раздражался на ровном месте, а потом замирал, глядя в одну точку и витая в облаках. Если бы она видела, что он крутится возле невест, то могла бы предположить, что он влюбился, все симптомы налицо! Но Его Высочество на кандидаток и не смотрел разве что по необходимости, сразу уходил, никого не поджидал, ни с кем не пытался сблизиться, иными словами, среди невест не было никого, кто привлек его внимание и смог вызвать интерес. Значит, он не влюблен? Но этот затуманенный взгляд, рассеянность, стремление скорее отбыть повинность и сбежать, явно к объекту симпатии… Нет, она достаточно опытна, чтобы не разобраться! Надо поговорить с кем-нибудь, может быть, сразу с Его Величеством? Пусть понаблюдают: если, упаси, боги, принц влюбится в кого-то не из числа невест, у Королевства могут быть большие проблемы, ведь покладистым нравом Его Высочество никогда не отличался.

Размышления свахи прервал Верховный Маг, который вошел в гостиную вместе с неизменными Правым и Левым и еще тремя магами.

— Ваше Высочество. Миледи, — поклонились мужчины. — Итак, вы уже знаете, что сегодня будет первое испытание. Заключаться оно будет в проверке ваших способностей следовать инструкции, наблюдательности и ответственности.

Девушки оживились, по гостиной будто ветерок пронесся и стих. Тео Дайриш дождался, когда невесты успокоятся и вновь сосредоточатся на нем и продолжил:

— Мы приготовили для каждой из Вас рабочее место, там есть магплита, набор продуктов и посуды, а так же, два рецепта, по которым вы должны будете приготовить простой напиток и одно несложное блюдо.

— Простите, — надменно перебила графиня Антонекки. — Но мы высокородные аристократки, а не простолюдинки! Лично я ни разу не готовила еду и впредь не собираюсь этим заниматься.

— Графиня, — мягко проговорил Верховный. — Мы все понимаем, что миледи не готовили в поварихи, поэтому вкусовые качества приготовленных невестами блюд и напитков оцениваться не будут!

— Тогда к чему это испытание?

— Я уже говорил — проверим способность кандидаток концентрироваться, ответственно выполнить поручение, умение работать с рецептами и вашу наблюдательность. И для большей объективности вам запрещается пользоваться магией, то есть, готовить вы будете без ее помощи.

— Ох! — пронеслось над гостиной.

Верховный кивнул и три мага, стоявшие позади, направились к девушкам и принялись надевать на руку каждой по браслету.

— Это блокиратор магии, — объяснил Верховный. — Он не доставит неудобства, просто не позволит вам, даже случайно, воспользоваться даром.

— Но зачем это?

— Почему нельзя пользоваться даром?

— Это несправедливо — и так надо делать, что никогда не делали, а еще и без помощи магии!

— Ваше Высочество, за что так с нами?

Розетта благоразумно молчала, тихо радуясь, что на нее не обращают внимание.

— Тише, миледи! — подала голос Сваха. — Ведите себя достойно, на вас смотрит Его Высочество! Сейчас герры раздадут всем браслеты, и Его Светлость Тео Дайриш продолжит объяснение.

Возмущенные невесты замолчали, кидая злые взгляды на магов.

— Итак, миледи, — Верховный дождался, когда его подручные завершат миссию. — Снять браслет вы не сможете, не стоит и пытаться. Более того, мы сразу узнаем, если какая-то девушка попробует его испортить или снять, и она будет наказана. Сейчас вы все в равных условиях, потому что на этом испытании мы проверяем не уровень дара и не умение управлять стихиями.

— Что нам придется готовить? — не выдержала графиня Нибрескки, миниатюрная брюнетка с кукольным личиком.

— Ничего сложного: вам предстоит сварить какао и приготовить макароны с сыром. Как я говорил, оба рецепта вместе с необходимыми ингредиентами будут лежать на каждом столе. Сейчас можете вернуться в свои покои, испытание начнется ровно через час, за вами зайдут.

ГЛАВА 16. КУЛИНАРНЫЕ ТАЛАНТЫ НЕВЕСТ

Себастиан дождался, когда невесты вместе со Свахой покинут гостиную, взмахом руки отослал слуг, которые пришли убрать со стола и обратился к Верховному.

— Ваша Светлость, я чего-то не знаю? Что это за кулинарный конкурс, мы мне невесту — на этом слове принц скривился — выбираем или новую кухарку на кухню прислуги?

— Мы выбираем будущую королеву, поэтому должны убедиться, что девушки умеют держать себя в руках в любой ситуации, что не растеряются, найдут выход, проявят наблюдательность, смекалку и умение четко выполнять указания. Ну и, заодно, кое-что еще проверим.

— Да, мне стало намного понятнее, спасибо, что объяснили! — принц склонился в шутливом поклоне. — Ренуар, может быть, Вы сможете поведать доступнее, проще, без общих фраз и «три пишем, семь на ум пошло»?

Левый переглянулся с Правым и Верховным и приступил:

— Дело в том, что Его Величество сделал предположение, почему мы до сих пор не нашли ту неловкую служанку из малого дворца.

— И? — Тиан заметно напрягся, но постарался придать своему выражению только легкую заинтересованность.

— Его Величество считает, что ее не нашли, потому что это была не служанка.

— А кто? — удивление принца было самым настоящим. Он-то знал, что это точно была служанка. Впрочем, послушаем, что придумал дорогой родитель.

— Он предполагает, что в одежде служанки могла быть одна из кандидаток.

— О!

— Смотрите сами, если принять это за рабочую версию, то все сходится! У простолюдинок не бывает магии. Высокородная девушка не умеет готовить. Мы искали служанок, но не проверили невест, поэтому служанка смогла ускользнуть.

— Гм… Ну, допустим, а при чем тут тот случай и кулинарные таланты потенциальных невест? Я, как-то не планировал использовать жену в другом амплуа. Хотя, подождите, — принц задумался, переваривая услышанное. — Вы решили заставить невест сварить это троллево какао и посмотреть, у кого оно получится такое же, как у той служанки? Но это бессмысленно, если девушка не умеет это делать, она не сможет повторить первый результат.

— Мы понаблюдаем, Ваше Высочество! Дело в том, что «та служанка» при приготовлении перепутала сахар с солью, видимо, она видела только кусковой сахар, который подается только аристократам. Посмотрим, может быть, это нам даст подсказку, мы специально поставили на столы сахар и соль в одинаковых плошках.

— Очень слабая зацепка, скажу я вам, — покачал головой принц. — А если несколько девушек перепутают соль и сахар?

— Мы дадим возможность поварихе из Малого дворца на них посмотреть.

— А зачем лишили девушек магии? Кстати, что это за блокираторы?

— Решили не рисковать, все-таки, испытание сложное, девушки никогда не готовили, будут нервничать. Во избежание, так сказать, неприятностей. Хотя, конечно же, лучшим доказательством была бы испорченная плита, но…

— Да, я понял, — кивнул Себастиан. — Но мне кажется, вы все это зря затеяли и ничего не найдете. Ладно, до испытания есть еще час, пойду, прогуляюсь.

«Хм, Верховный с отцом все не успокоятся», — размышлял Тиан. — «Нельзя, чтобы Лию нашли. Может быть, забрать ее и перевезти куда- нибудь, где она будет в безопасности? Надо срочно с ней поговорить. Итак, нужен цаппель.»

Принц сосредоточился, и через некоторое время большая белая птица покружилась вокруг дуббца и села на вершину. Кронпринц удовлетворенно кивнул сам себе, поспешил переодеться и отправился в шалаш, надеясь, что Лия не только увидит знак, но и сможет прийти, ведь времени у него всего один час.

* * *

Вернувшаяся в покои Розетта застала хозяйку крепко спящей. Будить было жалко, но времени-то совсем нет!

— Миледи! — позвала она госпожу.

Габриэлла сладко посапывала, никак не отреагировав.

— Миледи, просыпайтесь! У нас проблемы!

— М-м-м… Еще две минуточки, — сонно пробормотала графиня и укрылась одеялом с головой.

Розетта сокрушенно вздохнула и решительно стянула одеяло.

— Миледи, надо вставать! Я не знаю, что мне делать, испытание через час!

— Да? Уже? — Габи пошарила рукой, ища чем укрыться, не нашла и приподнялась, оглядываясь. — Что, завтрак уже закончился? Надо же, мне показалось, что я спала всего минуту. Что там было, рассказывай, только я умоюсь, а то никак не проснусь.

Девушка скрылась в купальне, поплескалась и вышла порозовевшая и заметно проснувшаяся.

— У нас проблемы, миледи, — Розетта подняла руку с браслетом. — Испытание через час, за вами придут, чтобы отвести туда. Надо будет приготовить какао и макароны, следуя рецепту.

— Что это? Браслет? О, только не какао, они что, с ума посходили?

Мне нельзя его готовить, то есть, мне вообще ничего нельзя готовить, я не умею, но особенно нельзя какао, я же могу повторить то, что случилось в Малом дворце и нас, меня, раскроют!

В волнении Габриэлла сжала руки и испуганно уставилась на Розетту.

— Я так думаю, что Вам и не придется ничего готовить, — вздохнула служанка. — Всем невестам надели браслеты, блокирующие магию, и этот браслет нельзя снять, маги сразу это узнают, а невесту накажут. Они специально об этом предупредили.

— Но что же нам делать? О! Ты пойдешь вместо меня! Нам повезло, что блокиратор отсекает только стихии, представляю, что было бы, если бы они применили полный блокиратор, который и действия амулетов и артефактов нивелирует. Значит, ты пойдешь и сваришь им все, что они придумали. Это даже лучше, что идешь ты, только вот, небольшая проблема — ты не должна показывать, что знакома с поварским искусством, понимаешь?

— Не совсем.

— Ты не должна будешь ловко, быстро и вкусно приготовить это какао и макароны. Ну, испорть как-нибудь, покажи, что ты впервые готовишь.

— Ох, миледи, не знаю, смогу ли, это же так сложно! Как можно портить продукты?

— Рози, постарайся, прошу тебя! Иначе мы точно попадемся! Представь, что ты никогда не варила и не умеешь, ведь наверняка можно же как-то испортить блюдо, сделать так, что станет понятно — готовил неумеха? У нас с тобой все равно нет другого выхода — браслет-то не снять!

Да, в очередной раз они влипли в путаницу с переодеванием, но в этот раз, кажется, все даже к лучшему. Габриэлла содрогалась при одном только слове «какао» и малодушно радовалась, что все так удачно для нее сложилось. Единственно, ей очень хотелось посмотреть испытание, но это было точно недоступно. Даже если бы она пошла в виде служанки Лии — кто бы еще слуг допустил наблюдать за невестами? Придется дождаться Розетту и расспросить ее.

Габриэлла заметила, что так и стоит в одной сорочке и направилась к гардеробной, рассеянно мазнув взглядом по окну, и замерла — на верхушке дуббца сидела большая белая птица.

Ладис! Ладис ждет ее в шалаше! Что же все так сразу-то!!!

Девушка проворно открыла гардеробную и уже ухватила платье, как опомнилась — графиня Амеди вот она — тощим лимончиком стоит напротив, а она пока — Лия и ей нельзя надевать свое платье, придется опять брать у Рози.

— Рози, мне необходимо сбегать в парк, я переоденусь служанкой и постараюсь скорее вернуться.

— Миледи, Вы все не угомонитесь! Ну, куда Вас несет, ведь скоро за Вами — мной — придут и поведут на испытание! А если Вас кто-нибудь увидит, как мы будем объяснять, кто из нас кто?

— Мне очень надо! Ты просто сиди в покоях, если я вдруг опоздаю, то уходи, когда позовут на испытание. Все равно я тебе больше ничем не могу помочь, браслет не снять! Пожалуйста, Розетта, не забудь, что ты не умеешь готовить, вернее, должна там показать, будто никогда раньше не готовила. Меня Ладис вызывает, он будет учить меня управлять стихиями, я не могу не пойти!

— Миледи, не надо бы Вам встречаться с этим мужчиной! — расстроилась служанка. — Не доведет это до добра, помяните мое слово! Мужчинам вообще не стоит доверять, вдруг он Вас заманит и… и сделает что-нибудь непоправимое? Что тогда с Вами будет?

— Ладис хороший! Он нам помог и ничего никому не рассказал, а учиться мне жизненно необходимо, ведь столько неприятностей уже случилось из-за того, что я не умею управлять стихиями! Пожалуйста, не подведи меня на испытании, а я постараюсь не подвести нас и никому на глаза не попасться!

Розетта только вздохнула, наблюдая, как госпожа мечется по покоям, переодеваясь за рекордно короткое время. Оглянуться не успела, как неугомонная миледи, выдав последние наставления, вынеслась из покоев.

Боги, помогите им! Или она ничего не понимает, или ее хозяйка влюбилась в смазливого секретаря, вот беда-то, какая!

* * *

Время поджимало, вот-вот начало испытания, на котором он обязан быть и к чему он призвал цаппеля, принц и сам объяснить не мог бы. Вот надо ему увидеть Лию и всё тут! Хоть на пять минут, а потом он даже переодеваться не станет, просто отвод глаз нацепит и отправится отбывать повинность. Только бы она смогла прийти!

— Ладис, — громкий шепот из-за кустов. — Ты здесь или глупая птица просто так туда уселась?

«Пришла»! — опалило радостью, и принц выскочил на дорожку.

— Лия! Я так рад тебя видеть!

— Будем заниматься? — поинтересовалась девушка. — У меня как раз часа полтора-два есть свободных.

— Увы, не сейчас, — расстроено ответил Тиан. — У меня свободных минут двадцать, не больше. Прости, если оторвал от важного дела, мне надо было тебя увидеть и предупредить — тебя ищут!

— Меня? — ахнула Габриэлла, пытаясь понять — кого именно — Лию или графиню.

— Да! Маги не успокоятся и Его Величество тоже заинтересован найти девушку с таким сильным даром, поэтому тебе лучше уехать и спрятаться. Я помогу! У меня есть неподалеку поместье, я увезу тебя туда, и ты будешь в безопасности. А здесь рано или поздно тебя найдут.

— Но я не могу никуда уезжать, — развела руками Габриэлла. — Всего объяснить не могу, прости. Я никуда не поеду, это невозможно.

— Почему? Хочешь, я сам переговорю с твоей хозяйкой, и она тебя отпустит? Пойми, нельзя здесь оставаться! До сих пор тебе везло, но рано или поздно ты случайно проколешься, и тебя вычислят, волновался Ладис. — Позволь мне помочь!

— Ты не понимаешь, — покачала головой девушка, села прямо на траву, не заботясь о платье, и закрыла лицо руками. — Я не могу никуда уехать. Прости, не могу с тобой поделиться причиной. Теперь ты не станешь меня учить?

— Нет, — растерялся принц. — Конечно же, я буду тебя учить, но…

Просто обеспечить твою безопасность будет не просто, я волнуюсь за тебя.

— Что со мной сделают, когда найдут? — тихо спросила девушка. — Кинут в темницу? Отнимут магию? Выдадут замуж за кого-нибудь?

— Не могу сказать наверняка, но точно не позволят жить так, как ты хочешь. Скорее всего, срочно выдадут замуж за одного из младших магов.

— Ладис, почему женщины настолько бесправные? Ведь у нас тоже есть магия, мы могли бы приносить пользу Королевству, а нас обрекают на растительное существование.

— Растительное?

— Не точно выразилась. В замужестве женщина занимается только детьми и мужем и ничего больше не хочет. Даже если до замужества у нее был сильный дар и желание учиться. За что вы так с нами? — девушка посмотрела мужчине в глаза.

— Интересы государства, — вздохнул принц. — Нам нужны маги, а магически одаренная девушка почти наверняка родит одаренных детей. Король заботится, чтобы одаренных было не только больше, но чтобы они не покидали Королевство, а что крепче замужества может привязать женщину?

— Но это несправедливо! Я помню своих родителей: они по- настоящему любили друг друга! Мама заботилась о папе, а он боготворил маму! Девушек выдают замуж, даже не дав им возможности познакомиться с МУЖЧИНОЙ! У них нет шанса узнать ЛОУГ лоуга, проникнуться симпатией и полюбить! Я не хочу так! Я вообще в Академию хочу, учиться! — девушка плакала, не вытирая горохом катившихся слёз.

— Тш-ш! Милая, не плачь, я обязательно что-нибудь придумаю! — расстроенный принц сел рядом с Лией, обнял ее и прижал к себе. — Мне и самому не очень нравится такой порядок, но не в моих силах его изменить.

«Пока не в моих силах» — добавил он мысленно.

— Скажи, ты знаешь, что такое «абсолютный маг»? — вдруг спросила девушка.

— Это высший маг, если сказать упрощенно. Абсолютному магу подчиняются Вода, Воздух, Огонь, Земля, Свет, Тьма и Время. Где ты слышала про абсолютного мага?

— Не помню, просто запомнилось. Скажи, абсолютных магов много? Они все мужчины или бывают и женщины? Ты знаешь, хоть одного?

— Ты такие вопросы задаешь, за пять минут на ответы никак не уложиться. Мне надо бежать, сейчас начнется первое испытание, я там обязан присутствовать, — огорченно отстранился Ладис. — Давай, как я освобожусь, то сразу прицеплю к дуббцу цаппеля?

— Хорошо. Тогда я тоже пойду. Ты в следующий раз покажешь, как дозировать силу?

— Обязательно! И отвечу на твои вопросы. Пожалуйста, Лия, будь осторожна!

* * *

Как и следовало ожидать, графиня к началу испытания не успела. Когда за ней пришел маг, Розетте ничего не оставалось, как последовать за ним. В принципе, испытания она не боялась — что может быть страшного в обычной готовке? Ее могли разоблачить, заметив отсутствие дара, но маги сами себе перехитрили, нацепив на невест блокираторы и служанке можно было больше не опасаться. Оставалась доля вероятности, что когда браслет снимут, кто-нибудь может увидеть, что дар не вернулся, но она подумает, как можно будет сразу исчезнуть. А теперь у нее более сложная задача — как не проколоться на испытании. Да, это будет непросто.

В течение десяти минут все кандидатки были доставлены в зал и встали рядом со Свахой.

Девушки выглядели не слишком уверенно, с долей испуга разглядывая гудящие печи, шеренгу плошек и невозмутимых магов, стоявших по одному у каждого стола.

Рози огляделась и постаралась принять такой же испуганно- ошарашенный вид, как и другие девушки.

— Миледи, — взяла слово Сваха. — Сейчас каждой из вас помогут надеть фартук, после чего вы подойдете к тому столу, чей номер совпадает с номером, вышитым на вашем фартуке.

После ее слов двери раскрылись и вошли служанки. Не говоря ни слова, они «разобрали» невест, надели на них фартуки и также молча, удалились.

— Миледи, встаньте возле своих столов.

Розетта покосилась на цифру — девять — и отправилась искать свое место. Хм, как всегда «везет» — ее стол оказался прямо напротив ряда кресел, где, как можно было предположить по роскошному виду мебели, собирались усесться принц и Верховный маг.

Чудесно, ей еще и под пристальным взглядом готовить, нет бы стол где-нибудь подальше и в углу!

Девушка приосанилась — эх, если бы не просьба миледи, уж она бы их удивила! Беглого взгляда на посуду с продуктами хватило, чтобы понять — она могла бы из этого приготовить не только какао и макароны. Но Ее Сиятельство права — ей нельзя выделяться, будет изображать криворукую барышню.

— Напоминаю, в чем суть испытания, — продолжила Сваха. — Вы должны внимательно изучить приложенные рецепты и приготовить два блюда, строго им следуя. На выполнение задания дается полтора часа. Время пошло.

Его Высочество и Верховный маг, как Розетта и предположила ранее прошли к креслам и сели прямо напротив ее стола. Принц тут же принялся блуждать взглядом по помещению, нигде особенно не задерживаясь, а Тео Дайриш, видимо, собрался просверлить в ней дыру как сел, так и уставился.

Что ж, посмотрим, как это можно будет испортить.

Рози взяла в руки рецепт, прочитала раз, другой. Какой-то совсем обычный у них какао, даже без ванили и корицы!

Что же тут портить, проще же некуда?! Розетта взяла одну кастрюльку, повертела, изображая мыслительный процесс. Поставила. Взяла другую. Для какао нужна кастрюля с толстым дном и вон такая есть… Что же делать — взять ее? После некоторого колебания, девушка остановилась на обычной кастрюле и поставила ее на плиту. Не торопясь, будто раздумывая, она подняла кувшин с молоком. Вернулась еще раз к рецепту. Перечитала. Краем глаза убедилась, что кастрюля достаточно нагрелась и, значит, молоко гарантированно пригорит, вылила жидкость в посуду. Так, отлично, теперь надо отвлечься, что бы «не заметить», как убегает закипевшее молоко.

Розетта подняла голову и принялась разглядывать, чем заняты другие кандидатки. Посмотреть было на что.

Высокая рыжеволосая девушка (графиня Зиланни) налила в кастрюлю воды, поставила на плиту и воткнула в нее пучок макарон. В холодную воду, ага. Макароны весело возвышались над краем и крышка ровно лечь не пожелала. Девушка пожала плечами и оставила кастрюлю не накрытой.

Чудесные макароны получатся!

С другой стороны от Розетты издевалась над продуктами графиня Антонекки. Почему-то она тоже начала приготовление с макарон.

Служанка осмотрела остальных — большинство сражалось со стойкими трубочками. Странно, почему не с какао?

От кастрюли с молоком потянуло гарью, но Розетта сделала вид, что ничего не чувствует и продолжала рассматривать кулинарные фокусы конкурсанток.

Графиня Антонекки тоже попыталась втолкнуть сухие макароны в холодную воду, естественно, продукт не помещался, тогда девушка надавила сильнее, и некоторые трубочки переломились и упали в воду. Графиня победно улыбнулась и уже сама переломала остальных страдальцев, закрыла кастрюлю крышкой и поставила ее на плиту. Сбоку, где жар поменьше, то есть, процесс закипания будет неспешный.

Интеоесно. что у нее в итоге ПОЛУЧИТСЯ?

Совсем рядом раздалось шипение, шкворчание и Розетта бросилась спасать остатки молока.

Так, что там дальше по рецепту? Конечно, она могла и без него сварить, но ведь велено строго по инструкции — вот и будем изображать дальше.

Девушка посмотрела на плошки — сахар, мука, соль, сода, какао… Боги, а это-то зачем? Стиральный порошок!

Нет, маги точно рехнулись, ну, откуда знатным девушкам знать, как выглядит стиральный порошок? На сообразительность проверяют, что ли?

Хорошо, будем играть сообразительную. Надо взять сахар, предположим, я понятия не имею, в какой он плошке. Значит, надо попробовать!

Розетта уже протянула руку, чтобы взять на палец немного содержимого первой посудины, но потом вспомнила, что она, все-таки, графиню изображает и взяла ложечку. Зацепила соли, сделала вид, что пробует, аккуратно отплевалась в полотенце и отставила плошку с солью подальше. Потом внимательно еще раз рассмотрела оставшиеся, потыкала ложечкой в муку и соду и отставила их к соли. Зачерпнула немного сахара, слизнула, удовлетворенно кивнула и принялась смешивать его с порошком какао. К счастью, какао был на столе без своих двойников, поэтому больше ничего пробовать ей не пришлось. Рози размешала порошок и сахар, сверилась с рецептом, добавила немного горячего молока. Затем вернула испачканную потеками кастрюлю на плиту, дождалась, когда молоко снова забулькало и начало приподниматься, влила смесь какао и сахара, осторожно размешала, стараясь не цеплять пригоревшее дно. Далее сдвинула кастрюлю на край плиты, подождала несколько минут, помешивая варево и заглядывая в рецепт, будто проверяя себя, и отставила посуду в сторону. Так, напиток сварен. Оставить его в кастрюле? Рози с сомнением посмотрела на ёмкость, потом на Верховного и принца — принц витал в облаках, Дайриш же по-прежнему не сводил с нее глаз — взяла чистую чашку и перелила в нее какао.

Так, теперь макароны. Посмотрим, что там у других? Не слишком аппетитные запахи приобретали все более стойкий характер, маги, страдальчески морщились, но терпели.

Рыжеволосая девушка вытаскивала пальцами за сухие концы макароны из кастрюли и складывала их в тарелку. Часть, которой повезло оказаться в воде, напоминала размоченный клейстер, который, по мере приближения к противоположному краю приобретал форму и твердел, пока не заканчивался совершенно сухим и сырым концом. На тарелке это выглядело, как желеобразное нечто, из которого торчат твердые трубки.

Интересно, кто-нибудь рискнет это попробовать?

Что может быть проще, чем натереть на терке сыр? А вот и не угадали! Невесты активно натирали свои ногти и пальцы, маги с ног сбились, залечивая порезы и ссадины.

Розетта усмехнулась, налила в одну из чистых кастрюль воды и поставила ее на огонь, после чего вернулась к наблюдению.

Антонекки мешала ложкой в кастрюле и обеспокоенно заглядывала внутрь.

— Послушай, — обратилась она к Розетте, видя, что та на нее смотрит. — Они почему-то странно выглядят. Я ела макароны, они выглядели не так!

— Не знаю, — пожала плечами «графиня». — В рецепте написано «откинуть на дуршлаг и дать стечь воде». Попробуйте, может быть, это поможет?

— А что такое «дуршлаг»?

Боги, как же трудно изображать идиотку!

— Я не знаю! — ответила Розетта и предложила графине. — Спросите у кого-нибудь из магов.

Антонекки вцепилась в ближайшего, но он только беспомощно разводил руками.

Раздраженная Аглая топнула ногой и только собралась разразиться потоком возмущений, как увидела, что баронесса Доммени переливает воду с макаронами из кастрюли в большую дырявую миску с ручкой. Как следовало ожидать, горячая вода тут же вылилась сквозь дырки, и магам пришлось спешно залечивать ожог незадачливой поварихи.

Боги, они же совсем ничего не умеют, выкинь на остров — пропадут с голоду. Розетта, конечно, знала, что аристократки не занимались физическим трудом, предпочитая пользоваться магией или услугами простолюдинов. но не до такой же степени быть ни к чему не приспособленными! Неужели, невозможно догадаться, что из дырок вода сразу выльется?

Тем временем, повреждения баронессы залечили, и она вернулась к кулинарии.

Вода в кастрюле еще не закипела, поэтому у Розетты было время наблюдать дальше.

Графиня Антонекки учла печальный опыт Доммени и сначала взяла пустую кастрюлю, поставила в нее дырявую миску и только потом вылила макароны. Вода стекла, но вид блюда не улучшился — противные трубочки слиплись одним комком. Графиня перечитала рецепт и решила, что если их помыть, станет лучше. В ход пошла еще одна кастрюля, в которую графиня налила холодной воды и шмякнула комок макарон. Поболтала ложкой, макароны разлипаться не спешили, и тогда графиня принялась разделять их руками, отрывая по одному.

— Графиня Антонекки, — подал голос Верховный. — Не объясните, что Вы такое делаете с макаронами?

— Я их мою, — буркнула девушка. — Не видно, что ли?

Маг поперхнулся и больше ничего не сказал.

Розетта с ужасом следила за ее манипуляциями, ненадолго оторвавшись только на то, чтобы всыпать трубочки в закипевшую воду своей кастрюли.

Едва успела одернуть себя — рука потянулась за солью, сверилась с рецептом и просто помешала деревянной лопаточкой, помогая макаронам скорее намокнуть и не слипнуться.

Антонекки продолжала священнодействовать — выловленные куски макарон она разложила на деревянной дощечке и принялась на них дуть.

— Прошу прощения, графиня Антонекки, — опять не выдержал Верховный. — А что Вы сейчас делаете с макаронами?

— Я их сушу, видите же, как они промокли и разбухли?

— Суш… А… Спасибо.

Розетта еле удержалась, чтобы не расхохотаться и поспешно перевела взгляд на свою посуду — вода бурлила, макароны весело кувыркались и выглядели макаронами, а не киселем или комком. Жалко портить продукт, но надо — Розетта сдвинула кастрюлю и исльного огня и «забыла» про нее.

Тем временем графине Антонекки надоело дуть на желе из бывших макарон, и она просто сгребла массу на тарелку, сверху кинула несколько кусочков сыра, решив, что терка слишком опасна для ее пальцев, сойдет и так. И переключилась на приготовление какао.

О, тут был простор для вариантов!

Служанка, как завороженная, наблюдала, как девушки смешивали ингредиенты, ловили молоко, убежавшее и пригоревшее у всех абсолютно.

Спохватившись, что слишком засмотрелась, Розетта вернулась к своей кастрюле, грустно констатировала, что макароны таки слиплись, и вытряхнула их в дуршлаг.

Полученную горку выложила на тарелку и чуть присыпала натертым сыром, стараясь при этом выглядеть неуверенно.

Все, она справилась. Как же ей жалко тех, кому предстоит убирать весь этот бардак и отмывать посуду.

Наконец, последняя кандидатка справилась с заданием, и Верховный поднялся с кресла и пошел мимо столов, оценивая, что у девушек получилось. Получился кошмар, по крайней мере, внешне.

— Есть добровольцы снять пробу?

Маги дружно сгруппировались и попытались спрятаться друг за друга.

— Так пусть невесты и пробуют! — веселясь, предложил принц.

— Говорили же, что вкусовые качества оцениваться не будут, — подала голос баронесса Жерарди. — Пусть пригласят поварих и она оценят.

— Боюсь, ни одна повариха не перенесет этого, мы не можем так обойтись с несчастными женщинами. В конце концов, им еще ужин готовить, не хотелось бы сюрпризов от получивших моральную травму поварих. Все равно интересно, что у вас получилось. Ладно, кто рискнет попробовать хотя бы напиток? Макароны прекрасно визуализируются по степени несъедобности, а с жидкостью на глазок не определишь. Ваше Высочество?

Принц захлебнулся смехом и возмущенно уставился на Дайриша.

— Нет, нет! — вмешалась Сваха. — Мы не можем так рисковать, в Королевстве нет запасного наследника. Давайте, я попробую. — Она с сомнением посмотрела на магов и добавила. — Если что, надеюсь, меня успеют воскресить?

Маги облегченно заулыбались и горячо заверили, что госпожа Сваха может не переживать, они прямо как только, так сразу и все будет хорошо!

Сваха решительно подошла к первому столу и взяла чашку.

— Думаю, одного глотка будет достаточно. Итак, графиня Нибрескки, — Сваха осторожно пригубила жидкость, покатала во рту и с трудом проглотила. — Молоко сгорело, слишком сладко. Второе блюдо выглядит… неаппетитно — слизистая масса.

— Графиня Андузерри, — Сваха перешла к другому столу. — Горелое молоко, соленый какао. Макароны как у предыдущей невесты.

— Виконтесса Гриммени. Почти нормальный какао, только на пригоревшем молоке, макароны тоже выглядят макаронами, и даже сыр расплавился.

— Баронесса Доммени. Горелое молоко, чуть сладкий напиток. Макароны комком и без сыра.

— Баронесса Ресттави. Пригоревшее молоко, в остальном какао почти какао. Макароны выглядят сырыми.

— Баронесса Сатокки. Какао жидкий, слишком сладкий, до приторности. Макароны одним комком, сыр не расплавился, просто насыпан сверху.

— Баронесса Жерарди. Какао отчетливо отдает горелым молоком, плавают какие-то комки, ужасно! Второе блюдо похоже на кашу.

— Виконтесса Робусти. Напиток почти удался, если бы не пригоревшее молоко. Макароны похожи на настоящее блюдо, но я не вижу там сыр.

— Виконтесса Стиллени. Какао соленый! Макароны комком, сыр есть, кусочками.

— Виконтесса Крастти. Напиток с комками, в меру сладкий, но жидкий. Макароны частично сырые.

— Графиня Зиланни. Напиток на горелом молоке, в меру сладкий, есть комки. Макароны… Даже не знаю… Один конец макаронины разварен в студень, второй совершенно сырой.

— Графиня Вонтекки. Какао похож на какао, но отдает пригоревшим молоком. Макароны переваренные и без сыра, а вижу — сыр есть, он кусками под макаронами.

— Графиня Амеди. Какао похож на какао, только на пригоревшем молоке. Макароны немного переварены и комком, сыр натерт, как полагается.

— Графиня Озолескки, — Сваха понюхала содержимое чашки, осторожно отхлебнула и закашлялась, выпуская изо рта и носа лиловые мыльные пузыри. — Боги, миледи, что Вы использовали?

К ней тут же подбежал целитель, но, несмотря на его помощь, Сваха еще некоторое время каждое слово сопровождала фейерверком из мыльных пузырей.

— Простите, напиток последней кандидатки придется дегустировать кому-то другому, — сокрушенно сказала Сваха. Графиня Озолескки сварила какао со стиральным порошком. Макароны слипшимся комком.

— Зачем же его поставили среди продуктов? — возмутилась графиня. — Я что, прачка? Откуда мне знать, что это стиральный порошок?

— Миледи, — вступил Верховный. — Вы должны были проявить смекалку и наблюдательность. Посмотрите, другие же смогли?

Графиня возмущенно фыркнула, покраснела и отвернулась.

— Ладно, напиток графини Антонекки я сам попробую, — решил Тео Дайриш.

— Графиня Антонекки. Какао ужасный, горелый, с комками. Макароны… Макароны я не вижу. На блюде лежит клейстер с кусочками сыра.

— Я не повариха! — возмутилась Антонекки.

— Миледи, Вас никто ни в чем не обвиняет, мы просто озвучили результат, который получился у каждой девушки. Сейчас все можете быть свободны, подойдите к магам, они снимут браслеты. Вечером сегодняшнего дня, в крайнем случае, завтра утром на табло в холле вы сможете посмотреть свои баллы за это испытание.

Кандидатки оживились и принялись снимать фартуки, помогая друг другу развязать ленты.

Розетта втиснулась прямо перед Аглаей Антонекки, протянув магу свою руку за секунду до того, как это успела сделать графиня.

— Да ты что себе позволяешь! — возмутилась Аглая. — Сейчас же отойди и встань сзади!

Но маг уже снимал браслет, и Антонекки пришлось смириться. Как только ее рука освободилась, Рози сразу шагнула в сторону, оказываясь за Антонекки, и когда маг занялся графиней, развернулась и вышла из зала.

— Миледи, — окликнул ее один из магов.

Рози обмерла от страха — разглядел!

— Миледи, Вас проводить?

— Нет, благодарю! Я запомнила дорогу! — Рози улыбнулась и поспешила удалиться.

До покоев она дошла в рекордное время и даже нигде ни разу не сбилась. В состоянии «Уф! Пронесло!» — Розетта вошла в гостиную, но радость ее оказалась преждевременной — миледи в покоях не наблюдалась.

ГЛАВА 17. И У СТЕН ЕСТЬ УШИ

— Вот еще, — Ладис, уже вскочив и сделав пару шагов, вернулся назад и присел возле Лии. — Старайся пока не вызывать свои стихии. У тебя же Огонь и Земля, да?

— Огонь и Земля, — Габриэлле не хотелось врать, поэтому дальше тему она развивать не стала.

— Значит, Воздух и Вода у твоей подруги, у Рози?

— У… С чего ты взял? — растерялась девушка.

— Я засыпал ход, который ты прорыла в овраг, — пояснил Ладис. — И в нем отчетливо ощущалось применение Воздуха и Воды, у меня же они пробуждены, поэтому я чувствую. Ладно, сейчас не об этом: постарайся не пользоваться стихиями, пока я не научу тебя элементарному. Но если вдруг что-нибудь случится и тебе придется обратиться к стихии, то прежде чем приступать, представь, что вся сила у тебя хранится в большом котле. Представь котел, полный земли или котел, в котором плещется огонь. Когда тебе нужна сила, зачерпни из котла немножко — горсточку земли, язычок пламени. Ведь, когда ты хочешь умыться, то не льешь на лицо сразу всю бочку, а набираешь воду ладошками, так и со стихиями — черпай из котла понемножку. Поняла?

— Да, спасибо, я попробую!

— К сожалению, не могу ни остаться сейчас, ни проводить. Очень тебя прошу, будь осторожна! Следи за цаппелем!

Убежал.

Габриэлла рассеянно провела ладонью по траве у своего подола — мягкая, изумрудная — откинулась навзничь, раскинула руки. Так бы лежала и лежала, глядя в глубокую синеву небесного моря с редкими корабликами облаков. Вон то облачко очень похоже на пузатую и немного кургузую каравеллу. Если добавить к нему те небольшие лоскутки, то получатся паруса. Нужен еще один — в виде косого треугольника — вон та тучка вполне подойдет.

Незаметно для себя Габриэлла увлеклась, сначала собирая из облаков корабль, а потом любуясь парусником. Как хорошо Ладис объяснил! У нее дело пошло на лад, а все стихии уютно устроились в четырех котлах. Вон, согнала в нужное место и прицепила друг к другу облачка и ни бури, ни смерча не создала, какая она молодец! Правда, Ладис просил не пользоваться даром, но она совсем чуть-чуть и никто все равно не увидит, все заняты, людям некогда на небо глазеть, а кораблик скоро сам распадется.

Закрыла глаза, потянулась и села — хватит отдыхать, ей нельзя терять времени даром, уже, наверное, испытание вот-вот закончится, а она все еще в парке торчит. Девушка встала, отряхнула платье, обнаружила сзади на подоле несколько зеленых пятен и огорчилась. Вот, испортила одежду Розетты! Как теперь ходить в таком, замурзанном? Любая женщина, увидев пятна от травы на подоле, заинтересуется, чем это хозяйка платья занималась, придется ей идти к пруду и застирывать.

У пруда было так же тихо и безлюдно, как сейчас везде в парке. Садовники ухаживают за ним ранним утром, праздная публика появляется ближе к вечеру.

Нервно озираясь, девушка сняла платье, подвернула сорочку повыше, чтобы не намочить, и приступила к оттиранию зелени с юбки, благо за те дни, когда она изображала служанку, Габи успела кое-чему научиться и видела, как чистят одежду другие.

Пятна немного посветлели, но полностью исчезать не спешили. Графиня нахмурилась — может быть, все дело в том, что вода холодная? Оглядевшись, она заметила небольшую, примерно метр на два как бы заводь, дошла до нее и позвала Воду — жидкость весело подпрыгнула на высоту ее роста. Ой, тише, тише, не так много! Котел, да, котел воды, мне нужна одна чашка, вот, зачерпнула. Теперь поставить воду на воздушную подставку, только небольшую пластинку. Так, получилось. А теперь воду надо нагреть, где тут у меня котел с огнем? А, вот он, мой хороший! Хороший, хороший, не надо так взметаться, мне только один язычок! Чудесно — греем эту воду, ой, уже не воду… Что-то быстро испарилась…

Габриэлла устало вздохнула — не выспалась же, а такая концентрация требует много сил и надо начинать все сначала, если она хочет отстирать пятна. Но время… Нечего делать, придется высушить платье и бежать, как есть во дворец, потом Розетта сама отстирает, из Габи прачка не очень хорошая получается. Правда, если учесть, что у нее нет ни порошка, ни корыта с горячей водой, то можно сказать, что она еще неплохо справилась!

Графиня повесила платье на куст и принялась обдувать его воздухом, стараясь черпать из «котла» не больше ложки за раз, а то унесет наряд, лови его потом, а она в одной сорочке!

Подол подсох и пятна, хоть и не пропали совсем, но уже не так бросались в глаза. Девушка оделась и спешно направилась к дворцам. Беглый взгляд из-за деревьев подтвердил ее опасения: испытание уже закончилось, вон, две невесты бродят у фонтана и Сваха мелькает у входа. Боги, и что ей делать, у всех на глазах идти через лужайку или лучше прошмыгнуть в Малый дворец, благо он ближе и к нему попасть можно, не выходя из-за деревьев? А что она в Малом делать станет, вдруг нарвется на повариху? М-да, попала.

Немного поколебавшись, графиня выбрала все-таки Малый дворец и через некоторое время переводила дух в знакомом холле с барельефом.

Пока ей везло — никто не заинтересовался, почему она бездельничает, но так долго не могло продолжаться. И повариха… Да, надо скорее выбираться, Розетта наверняка уже вернулась, волнуется. И нужно же узнать, что было на испытании!

Габриэлла задумалась, потом повернулась и посмотрела на барельеф — а что, если? Додумать ей не дали — из коридора послышались голоса, один из которых был ей, несомненно, знаком — повариха! Не медля ни секунды, девушка нажала на завитки травы у лошадиных ног, стена отъехала и Лия-Габриэлла скользнула внутрь, молясь, чтобы проход успел закрыться до появления свидетелей. Ей опять повезло — ровно через долю секунды, как стена встала на место, в холл вышли три женщины и, переговариваясь, остановились неподалеку от стены с барельефом.

Графиня уняла колотившееся сердце и зажгла светляк, черпанув из «котла» сразу два язычка. Ух, как светло-то! А вот и рычажок, открывающий проход с этой стороны — он высоко, поэтому его сразу не заметишь, все же ищут на уровне груди и ниже.

«Высоко, это, наверное, чтобы случайно не нажать», — подумала Габриэлла, подняла лошадиные веки и заглянула в холл. Вот же — три женщины так и стояли, оживленно перемывая кости какой-то Налинор и не похоже было, чтобы они собирались расходиться.

Так, так, думай, Габриэлла! Ждать здесь или попробовать найти другой выход? Кстати, вполне возможно, что дворцы связаны между собой таким же проходом. Если она тихонечко пойдет и не станет применять магию, разве что, кроме светляка, то у нее есть шанс благополучно выбраться.

Девушка еще раз взглянула в холл — стоят, сороки! Да, надо искать другой выход.

Какая-то мысль не давала ей покоя, что-то ускользало, что-то важное… Да!

Габриэлла вспомнила, как однажды ей показалось, что конь следит за ней, а это значит, что кто-то мог находиться в проходе и на самом деле вел наблюдение.

Графиня Амеди опустила светляк пониже и принялась рассматривать пол — ну, да, вон, полно следов, правда, свежих не видно, но то, что некто регулярно пользуется этим ходом, не подлежит сомнению. Девушка выпрямилась, прислушалась и решительно направилась по проходу, внимательно наблюдая, куда ведут следы — тот, кто сюда ходил наверняка знает, где есть еще один выход и она воспользуется этой подсказкой.

Идти было даже удобно — проход достаточно широкий, правда, то тут, то там свисали куски пыльной паутины, но благодаря светляку девушка успевала заметить их заранее и избежать прикосновения.

Какие, однако, разветвленные ходы в толще дворцовых стен! Интересно, король знает о них?

Отпечатки ног виднелись и на ступенях, ведущих вверх, мимо которых прошла Габриэлла, но видно, что в ту сторону ходили редко.

Странно, ход все шел и шел, куда же он выведет? По ощущениям, она уже покинула территорию Малого дворца, но вот в какую сторону ее ведут следы?

Боги, у нее же есть стихии! Да, но Ладис просил не пользоваться ими, ведь ее ищут! Одно дело, магичить под открытым небом, когда следы магии быстро уносятся ветерком, впитывает земля или смывает дождик, и совсем другое дело — в закрытом помещении или как здесь — в проходе. Конечно, часть впитает окружающая почва, но хвостики использованной магии могут еще долго сохраняться, ведь здесь не откуда взяться природному ветру или дождю. Но идти вот так, почти наобум, все-таки страшновато.

Девушка немного подумала и решила рискнуть, подошла к стенке прохода, приложила к нему руки и сосредоточилась. Так — справа пусто, трава, камешки, земля, ой, мышь! Тихо, не паниковать, мышка сама ее боится. Слева… Слева то же самое, кроме грызуна. А впереди? О! Впереди много-много камня. Что же получается, она идет из Малого дворца по переходу в Главный? Если да, то ей как раз туда и надо! То-то она уже минуты три ни одного ответвления не видела.

Графиня подобрала многострадальный подол и ускорилась — Розетта там, наверное, с ума сходит от беспокойства!

Несколько минут и появились ступени, уводящие вправо и влево, похоже, Габриэлла дошла до второго дворца и куда же ей теперь идти? Девушка посмотрела на «тропку» из следов, отчетливо видневшихся в пыли, которые вели вперед, потом на каменные лестницы, приглашающие свернуть.

Следы наверняка ведут к выходу, а вот лестницы могут привести в другие проходы, где легко заблудиться. Решено, она по-прежнему двигается по следам, а остальное изучит как-нибудь потом. Кстати, надо будет рассказать о ходах Ладису, может быть он захочет посмотреть и возьмет ее с собой?

Габриэлла вытерла вспотевший лоб — ну и денек выдался! — и отправилась дальше за цепочкой отпечатков. Никогда бы не подумала, что будет благодарна Рамиру за то, что не давал ей расслабиться в течение десяти лет! Он сначала просто загонял ее, как гончие зайца, а потом, когда она превратилась в девушку, принялся «ухаживать». Ей пришлось научиться прятаться и тихо убегать, она не боялась одиночества и приобрела хорошо натренированные нервы, а так же стойкость и упорство. Если бы не это, она давным-давно смирилась бы, не пыталась ничего в жизни изменить, да и бесконечные прятки во дворцах и регулярные попадания в нелепые ситуации тоже давно завершились бы полным ее разоблачением.

Через несколько метров следы повели на лестницу, Габи поднялась, дальше небольшой прямой участок и еще лестница и… девушка очутилась на знакомой площадке за барельефом. Ну, да, вот эти потертости она нажимала, чтобы открылись глаза коня, а потом они с Розеттой пошли вон в тот проход. Надо же, а если бы спустились по лестнице, то вышли бы в Малом дворце. Ну, и что ей теперь делать — вывалиться прямо на королевский этаж? Ей там так обрадуются… Вернуться и попробовать подняться по тем лестницам или попытать счастья в еще неизведанном проходе? Сначала надо выглянуть, есть ли кто возле барельефа.

Графиня встала на цыпочки и попыталась посмотреть в отверстия.

Никого. А, нет, кто-то идет. Кажется, двое. Разговаривают.

Габриэлла затаила дыхание.

— Я правильно понял, что идея Его Величества потерпела крах?

«Кто же там, высоко дырки, не получается толком посмотреть, только резко приподнимаясь, но так стоять невозможно!» — Габриэлла, стараясь не шуметь, пыталась дотянуться до отверстий.

— Да, повариха не опознала ни одну невесту, мы показали ей сначала тех, кто сварил соленый какао, а потом и остальных — просто прошлись по комнатам.

— Курицы не возмущались?

— Не все, большинство еще не отошли от испытания и если и были возмущены, то этого не продемонстрировали. Баллы вывесим сегодня ближе к ночи, там по всем подсчетам на вылет графиня Озолескки. Жаль, три стихии. Может быть, Вы, Ваше Высочество, оставшиеся до окончания недели дни попробуете познакомиться с ней поближе?

— Зачем?

— Я повторяю — три стихии! А по результатам испытания у нее меньше всех баллов, то есть, она может покинуть Отбор уже через несколько дней. Вдруг она Вам понравится? Пожалуйста, пригласите ее на приватную прогулку и приватный ужин, Вам же все равно, с кого начинать. Мы обещали кандидаткам, что принц непременно с каждой проведет время, на котором он будет без амулета отвода глаз. Кстати, Ваше Высочество, что же вы и в своих покоях с амулетом ходите? Этак Вы и сами забудете, как выглядите.

— Забыл снять. Спасибо, что напомнили.

— Да, без него Вам намного лучше. Так я могу передать Свахе, что на приват Вы вызываете Озолескки?

— Передавайте.

Габриэлла вытянулась изо всех сил — сейчас она увидит принца без амулета!

Ну да, увидела, только радости никакой.

Потому что спина, которую она успела заметить, перед тем, как закрылась дверь покоев, ей о внешности принца ничего не поведала. А вот собеседника принца она рассмотрела — Верховный маг. Ой, ой, вдруг, он сквозь стены видит? Девушка стояла, ни жива, ни мертва, боясь шевельнуться. Её ноги от напряжения дрожали, и глаза опять не дотягивались до отверстий, но слышно было хорошо.

Маг покашлял, потом, судя по звуку, высморкался, и шаги стали удаляться, пока не стихли.

Что же это получается — они с Рози были в библиотеке самого принца? И не только в библиотеке, они же через все комнаты, кроме спальни, прошли. Вот так дела!

Ладно, об этом она подумает позже, а пока ей надо выбираться. Как и в Малом дворце, рычаг, открывающий с этой стороны проход, обнаружился выше смотровых дырок.

Габриэлла прислушалась — вроде, тихо — и привела механизм в действие. Бесшумно стена отъехала, и девушка очутилась в холле. Если она пойдет по коридору, откуда пришел принц и куда удалился маг, то у нее есть шанс выбраться, но есть и приличный такой шанс, что ее застукают.

Графиня, чутко прислушиваясь, продвигалась по коридору, как вдруг услышала, что из-за поворота кто-то приближается.

Всё, она пропала! Глаза девушки заметались, придумывая, куда спрятаться, и ее взгляд наткнулся на разноцветное пятно внизу у ближайшего окна.

Машинально она нагнулась и вытащила пипидастр. Боги, благодарю! Как вовремя! Габи поправила чепец, надеясь, что после прогулки по подземному ходу ее платье не стало грязнее, чем было после знакомства с травой, и принялась деловито обметать раму ближайшей картины.

Шаги приближались, Габриэлла изображала трудовую деятельность.

— Почему до сих пор не убрано? — раздался недовольный голос.

Девушка, вспомнив свой опыт в роли служанки, присела в книксене, не поднимая головы:

— Простите, я сразу принялась за работу, как только мне велели.

— Безобразие! Сколько можно повторять, что уборка на этом этаже должна производиться на рассвете, а не посреди бела дня, когда по коридорам могут проходить Их Высочество или Их Величество! Быстро заканчивай, чтобы, когда я пойду назад, и духу твоего тут не было!

— Да, миледи, — Габриэлла еще раз присела и принялась ускоренно обметать несуществующую пыль.

Услышав, что дама пошла дальше, графиня повернула голову и посмотрела ей вслед — бабушка принца! Та самая, которая планирует отобрать магию у его жены! Бежать, бежать, пока она не заметила, что у служанки полно стихий!

Габриэлла постаралась придать себе вид «я иду по важному делу» и торопливо направилась подальше от королевского этажа. К счастью, служанка с пипидастром в руках, ни у кого вопросов не вызвала и девушке удалось добраться до своих покоев без приключений. Ну, почти.

Уже в крыле невест ей навстречу попалась виконтесса Крастти, которая немедленно ее узнала, сделала круглые глаза и втащила Габриэллу в свои покои.

— Габриэлла, во что это Вы нарядились? Я Вас едва узнала!

— Ох, Алианда! Я так устала от придирок графини Антонекки, что изобрела вот такой способ пропадать из сферы ее интересов. Вы меня не выдадите?

— Нет, — ответила Алианда. — Но Вы должны мне рассказать, куда уходили. Скоро повесят наши баллы, я так волнуюсь!

— Да, я тоже волнуюсь, — кивнула Габриэлла, молясь про себя, чтобы виконтесса не принялась расспрашивать ее об испытании, она же понятия не имеет, что там было. — Пожалуй, мне надо вернуться к себе и переодеться.

— Пойдемте, я Вас провожу, — предложила Алианда. — Нас тут не так много и все служанки уже примелькались, кто-нибудь может заинтересоваться, что это за новенькая.

— Благодарю! — Габи не могла не согласиться с виконтессой, что та права — с переодеваниями пора заканчивать, иначе она точно попадется и тогда уравнение у магов сойдется и ей придется отвечать сразу за все.

Девушка поёжилась, представив, каково это будет. Алианда взяла ее под руку, но Габи мягко высвободилась и на удивленный взгляд подруги пояснила:

— Я же одета как служанка! Что подумают, когда увидят, что вы прогуливаетесь под руку с прислугой?

— Да, верно, это я из-за испытания переволновалась, никак в себя не приду.

Девушки дошли до покоев графини, но Алианда явно не собиралась уходить.

— Давайте я подожду Вас в гостиной, а когда Вы переоденетесь, мы вместе спустимся к табло? Я очень переживаю и буквально не нахожу себе места!

Габи пришлось согласиться и поручить гостью Розетте, которая выскочила на звук открывающейся двери. Слава богам, Рози догадалась снять артефакт и надеть одно из своих платьев.

— Миледи, — присела она в книксене. — Вам что-нибудь нужно?

«Очень нужно — расспросить, как прошло испытание!» — мысленно сказала Габриэлла и произнесла вслух. — Подай миледи что-нибудь попить и помоги мне переодеться.

Розетта выскочила за дверь и, похоже, слетала на метле или другом скоростном средстве передвижения, потому что вернулась с отваром буквально через три-четыре минуты.

— Пожалуйста, миледи! С Вашего позволения, — предложила угощение гостье и тут же метнулась к хозяйке.

— Миледи! Вы меня опять напугали, ну, сколько же можно, куда Вы запропастились? — шепотом набросилась она на Габриэллу. — Я больше не буду изображать вас, можете меня прогнать!

— Рози, не сердись! Я задержалась в парке, а потом побоялась идти к дворцу у всех на глазах, и мне пришлось воспользоваться подземным ходом. Зато я теперь знаю, куда он ведет!

— Миледи, — простонала служанка. — Так больше не может продолжаться, если Вы не хотите нас подставить.

— Я все поняла, Рози, сама не хочу проблем. Обещаю, больше никуда не стану пропадать! Что было на испытании, расскажи скорее, а то меня могут спросить, а я ничего не знаю!

— Мне достался стол номер девять. Какао я сварила на пригоревшем молоке, макароны слепила комком. Графиня Озолескки сварила какао со стиральным порошком и когда Сваха его попробовала, у нее изо рта пошли лиловые мыльные пузыри. Почти ни у кого ничего хорошего не получилось, потом с нас сняли браслеты, и я сейчас же вернулась сюда. Две невесты, кажется, графиня Андузерри и виконтесса Стиллени, сварили какао с солью вместо сахара. На столах в плошках был сахар, соль, мука, видимо, сода и стиральный порошок. Что еще… А, напиток графини Антонекки пробовал сам Верховный маг, потому что госпожа Сваха ничего не могла поделать с мыльными пузырями. Еще мой стол был прямо напротив места, где сидели принц и Верховный. Маг все время сверлил меня глазами, а принц смотрел, куда угодно, только не на девушек.

— Ясно, спасибо! Я схожу — не пугайся, не одна! — Вместе с Алиандой мы сходим вниз к табло, может быть, уже есть баллы, и я сразу вернусь сюда. Неси мою «страшильную косметику».

Виконтесса поморщилась, увидев, что графиня опять замаскировалась.

— Не устану повторять, миледи, зря Вы это все делаете. Если бы у меня была такая фигурка и личико, я бы ни за что не стала их уродовать! Когда нам еще и покрасоваться, как не сейчас? Судите сами — дома держали, по сути, взаперти, замуж выдадут — мы сами не захотим никому понравиться.

— У вас отличная фигура и красивое лицо! — возразила Габриэлла. — А я уже начала этот маскарад и как, по-вашему, вдруг выйду сама собой?

Да меня Сваха первая растерзает.

— Но чем дальше дело, тем больше растёт ком проблем из-за маскарада! Подумайте, мне кажется, Вам пора показаться такой, какая Вы есть.

— Я подумаю, — уклончиво ответила графиня. — Может быть, я вылечу не сегодня-завтра, так какая разница, как я буду выглядеть?

Увы, баллы еще не вывесили и девушки присоединились к остальным невестам, которые слонялись по холлу, поглядывая на табло и негромко переговариваясь.

— Ох, миледи, я все никак не приду в себя, — обратилась к ним баронесса Доммени. — Мне кажется, это было самое сложное испытание из всех, что нам предстоят. Ужасно волнуюсь, сколько баллов я получила.

— Уж наверняка больше, чем графиня Озолескки, — тихо хихикнула Алианда.

— Да, пузыри у Свахи получились отменные! — поддержала Габриэлла. — Интересно, зачем они поставили вместе с сахаром кучу других продуктов?

— Тео Дайриш сказал же — проверка на сообразительность.

— А, ну да, точно.

Наконец, табло замигало и напротив имен девушек стали появляться цифры.

10 баллов получила виконтесса Гриммени.

8 достались виконтессе Робусти и графине Амеди.

6 баллов у баронессы Сатокки

4 балла получили баронесса Доммени, баронесса Ресттави, графиня Вонтекки и виконтесса Крастти.

3 балла графиня Зиланни, баронесса Жерарди, графиня Антонекки и графиня Нибрескки.

2 балла графиня Андузерри и виконтесса Стиллени.

И, наконец, 1 балл у графини Озолескки.

Девушки оживленно переговаривались, обсуждая и баллы, и само испытание. Габриэлла облегченно перевела дух — она боялась, что Рози не справится, и она получит высший балл.

Расстроенная графиня Озолескки возмущалась в компании Антонекки и Жерарди. А виконтессы Гриммени и Робусти сияли от счастья.

— Миледи, — раздался голос Свахи. — Я вижу, все уже ознакомились с результатами первого испытания и все в сборе. Это хорошо, тогда я не стану откладывать до завтрака и сообщу прямо сейчас: по условиям Отбора, кандидатка, получившая меньшее количество баллов, выбывает.

Девушки дружно охнули и обернулись на графиню Озолескки.

— Но! — повысила голос Сваха. — Его Высочество решил, что обязан дать шанс каждой из вас, поэтому сегодня и завтра графиня Озолески вместе с наследником проведут несколько часов — Вас, миледи, ждет приватная прогулка и приватный ужин с принцем. Надеюсь, Вы не упустите свой шанс.

— О-о!!! — пронеслось по помещению.

— Госпожа Сваха, обратилась виконтесса Крастти. — А если принц решит оставить графиню, то кто же покинет Отбор на этой неделе?

— Вот когда и если решит, тогда маги и пусть думают, как нам быть дальше, — вполголоса проворчала Сваха и уже громче. — Вы все узнаете в положенное время! Сегодня можно ужинать в своих покоях или в Голубой гостиной — по желанию. Его Высочество, как я уже говорила, ужинает с графиней Озолескки.

Габриэлла сразу решила, что точно в гостиную не пойдет, а поест у себя и заодно послушает рассказ Розетты об испытании.

* * *

— Что же, с первым нас всех испытанием! — Тео обвел глазами сидящих магов. — Обошлось без серьезных травм и жертв.

Кто-то поперхнулся и закашлялся.

Плохо, что Его Высочество ничем помочь не желает и относится к Отбору, как к досадной помехе, было бы проще, если бы он выказал симпатию к одной или нескольким девушкам, но приходится работать с тем, что имеем. Если Озолескки не сможет убедить принца оставить ее на Отборе, то она его завтра покинет. Гестелл, пожалуйста, уточните у Главной Распорядительницы, кто заявлял права на эту девушку и отдайте распоряжение Свахе, чтобы она все подготовила для ритуала.

— Ритуала? — переспросил один из младших магов.

— Ритуала, Винсент. Или Вы забыли, что как только девушка выбывает из Отбора, она сразу идет замуж?

— Нет, не забыл, просто не думал, что это произойдет так быстро. Ведь девушке наверняка хочется красивое платье, пышную свадьбу, подарки и вообще.

— Да, я вспомнил, что Вы недавно сменили гражданство и поэтому еще не совсем в курсе образа жизни, который ведут наши женщины. Если бы не уровень Вашего дара… Гм, ладно, это к делу не относится. Свадьба и все остальное будет после ритуала, устроят уже родители жениха и невесты, и уверяю Вас, невеста будет всем довольна и счастлива всю оставшуюся жизнь.

Маг кивнул, подтверждая, что удовлетворен ответом.

— Далее, вопрос с неуловимой служанкой до сих пор не закрыт. Ее нигде нет и, в тоже время, она где-то здесь, мне шестое чувство подсказывает. Необходимо замечать все подозрительное или необычное и сразу ставить меня в известность. Это может быть что-то вполне безобидное, но удивительное или не подходящее для места, где вы это заметили.

— Облачный кораблик относится к необычному?

— Облачный кораблик? Объясните.

— Когда я вышел из зала, то увидел на небе каравеллу из облаков — с парусами, очень похожую.

— Облака часто сами по себе принимают причудливые формы, которые со временем теряются и изменяются, — снисходительно ответил Верховный. — Мы ищем что-то более материальное и искусственное. Следующее испытание, надеюсь, пройдет без потрясений — это всего лишь танцы. Можете быть свободны. Сабоссини и Осолен, пожалуйста, задержитесь.

— Сваха поделилась своими наблюдениями. Она считает, что Его Высочество влюблен, и объект его интереса находится где-то в другом месте, не среди невест. Возможно, она ошибается, но Его Величество снимет нам головы, если она права, а мы ничего не предпримем. Необходимо осторожно понаблюдать за наследником и выяснить, с кем из девушек он общается и куда ходит. Не знаю, как это осуществить, но теперь придется следить за ним в оба.

ГЛАВА 18. ИСКАТЬ И НЕ СДАВАТЬСЯ, НАЙТИ И ПЕРЕПРЯТАТЬ

Ужин прошел, как Себастиан и предполагал — тривиально.

Искусственные манеры, ужимки, слова, чувства. Б-р-р!

Графиня применила все обычные женские штучки: облизывала губки, заглядывала в глаза, говорила с придыханием, старалась принять выгодную, по ее мнению позу.

А как она ела? Томно накалывала на зубчик вилочки горошину, медленно несла ее в рот и жевала тридцать три раза. Потом промокала уголок рта салфеткой и хлопала глазами.

«Ваше Высочество, что Вы больше всего цените в женщинах? Какие женщины Вам нравятся? Я могла бы Вам понравиться? Как Вы находите это блюдо, правда ли, повару оно отлично удалось? Ах, я уже вполне сыта, спасибо! Настоящей аристократке достаточно двух ложек».

И ему пришлось поддерживать эту болтовню! Такое впечатление, что все родовитые девушки воспитываются в одном и том же заведении, настолько они все получались одинаково-искусственные, слащавые и пустоголовые.

Боги, дайте ему терпения, еще же завтра выгуливать ее! Интересно, если он рысцой проведет ее по парку вокруг озера — на все максимум полчаса — это будет считаться прогулкой?

Кое-как дотерпев до окончания ужина — он бы с радостью завершил его намного раньше, но графиня никуда не спешила, и ему пришлось терпеливо ждать — принц надел амулет и проводил графиню до ее комнат. Там раскланялся, поблагодарив за приятно проведенное время, и со всей возможной скоростью удалился, краем глаза отмечая, что абсолютно все двери, мимо которых он проходил в крыле невест, были приоткрыты. Надо полагать, сейчас девушки ринутся в покои графини Озолескки расспрашивать, как прошло мероприятие и задавать вопросы о внешности наследника. Ну, ничего, он приготовил сюрприз, миледи будут разочарованы — узнать, как выглядит Тиан, им пока не грозит.

Как принц и предполагал, в комнаты Озолескки набились невесты, горевшие желанием узнать всё-всё и поскорее.

— Вилия, пожалуйста, не томите!

— Вилия, мы очень просим!

— Графиня, расскажите, каков принц без амулета?

— Ах! — графиня закатила глаза. — Он та-а-кой красавчик! Галантный, вежливый, внимательный — просто мечта! Весь вечер веселил меня и никак не хотел отпускать! Принц такой душка!

— О-о-о-о! — пронеслось по гостиной.

— Что принц красавчик, мы и так все знаем. Вы расскажите подробнее — какие у него волосы? Глаза? Голос?

— Волосы у него… ик! Ой! — графиня попробовала еще. — Глаза у него… ик. Ой!

— Выпейте воды! — предложила графиня Нибрескки.

— Матушка говорила, что настоящим леди наедаться не пристало, — заметила виконтесса Стиллени.

— Да, Во всем нужна мера, — согласилась баронесса Ресттави.

— Да что вы говорите? — возмутилась Вилия. — Я почти ничего не ела, не знаю, почему эта икота ко мне привязалась! Но, вроде, уже все прошло. Итак, у принца волосы… ик! Да что это такое!

Графиня взяла стакан с водой и сделала несколько глотков.

— Ну, же, миледи, а голос у него, голос? Что он рассказывал? Как себя держал?

— Я уже говорила, что Его Высочество учтив и воспитан? Он очень галантный кавалер, наговорил мне столько комплиментов, я просто не знала, как справиться с волнением! Голос у него такой… ик!

Спустя три четверти часа выяснилось, что любая попытка рассказать подробности о цвете глаз или волос, о голосе наследника неизменно заканчивалась икотой. Обо всем другом графиня могла рассказывать без помех.

— Его Высочество подстраховался, — сделала вывод виконтесса Крастти. — Он наложил заклинание, не позволяющее миледи рассказать о его внешности. Жаль, но, видимо, нам всем придется набраться терпения, ведь нам обещали, что каждая обязательно увидит его без амулета.

Разочарованные девушки разошлись по своим покоям.

Габриэлла к графине не пошла. Зачем? Принц ее не интересовал, интересовал цаппель, но, увы, птица так и не прилетела.

* * *

— Ваше Величество, Сваха считает, что наследник влюблен, — лицо Верховного, высветившееся в визоре, было серьезно и печально.

— Но это же замечательно, Тео! Кто она? Надо раздать остальных девиц и срочно провести ритуал! — обрадовался король. — Это лучшее, что могло случиться с Теаном!

— К сожалению, в этом-то и заключается проблема — Сваха не знает, кто привлек внимание Его Высочества, вздохнуло изображение Дайриша.

— Это как? — изумился Сигизмунд.

— Сваха утверждает, что это посторонняя девушка.

— Какая еще посторонняя девица, откуда она там могла взяться?

— Не знаю, Ваше Величество. Думаю, надо подробнее расспросить Сваху.

— Боги, почему я должен вытягивать из тебя по одному слову? Я немедленно еду в Ренну! Нет, прямо сейчас перехожу туда порталом, Тео, обеспечь!

— Э… В течение получаса, — визор мигнул и погас.

Король, в ожидании перехода, спешно раздавал указания секретарю:

— Королеве передай через статс-даму, что я отправляюсь в Летнюю Резиденцию на несколько дней. Нет, мне некогда сделать это самому.

Если Её Величество сильно огорчится, пришлешь вестник, что-нибудь придумаю на месте. Посольство Нистании должно прибыть только через неделю, вся подготовка на Его Светлости герцоге Сальфи. Да, обо всех непредвиденных ситуациях и затруднениях немедленно шли вестники, и можешь связываться по визору.

— Дорогой, ты куда-то уезжаешь? — в покои стремительно вошла королева.

«Привязка, чтоб ее через перекладину!» — мысленно выругался король.

— Да, дорогая, хочу проведать сына, это всего на пару дней!

— Я бы тоже не отказалась. Поехали вместе?

— Но, дорогая, я иду порталом! Тео получил приказ все приготовить, и он не рассчитывает на двоих. Притом, ты не можешь сорваться вот так, за пять минут! Твои наряды, украшения, свита, наконец. Нет, нет, это невозможно!

— Порталом? — ахнула королева. — Что-то случилось с Тианом, что ты решил так поспешить?

— Нет. — поморщился Его Величество. — Все в порядке, уверяю тебя!

Просто мне жалко тратить пять-шесть часов на дорогу, вот и все.

— Ты никогда не был так расточителен, ведь портал лишит Верховного силы на почти весь день! — покачала головой королева. — Ты что-то от меня скрываешь.

— Ничего я не скрываю! Ну, почему все женщины из любой мухицы сразу раздувают слониана? Считай портал моей блажью! Королевство в безопасности, у нас со всеми чудесные отношения, и то, что Верховный на день будет лишен силы, ни на что не повлияет.

Королева коротко кивнула и, опустив голову, повернулась на выход, но король успел заметить, как блеснули ее глаза.

«Ну, вот, теперь она будет полдня плакать»! — временами Сигизмунд ненавидел привязку, благодаря которой жена чувствовала его настроение, и ее эмоциональное состояние полностью зависело от мужа. Она никогда не спорила и не ругалась, но всегда тяжело переживала, стоило супругу выйти из себя. Может быть, если бы он любил ее, ему было бы проще, но, увы, ничего, кроме приязни и благодарности за сына, он ей дать не мог. К счастью, благодаря всё той же привязке, Симона разницы между любовью и благодарностью не видела и искренне считала, что муж относится к ней так же, как и она к нему, то есть, боготворит.

— Симона, — Сигизмунд подошел к жене и обнял. — Я ничего не скрываю, я и сам мало что знаю. Сваха передала, что наш мальчик влюбился, хочу посмотреть на его избранницу. Не огорчайся! Если тебе это так важно, я предупрежу Распорядительницу, что скоро прибудет королева, и она все подготовит. Собирайся сегодня и завтра, а на третий день выезжайте с утра и вечером уже будете в Ренне, только не бери с собой никого моложе пятидесяти лет, у нас там отбор, ни к чему отвлекать Тиана.

— Спасибо! — обрадовалась королева, поцеловала мужа и спешно его покинула.

Ну, вот, стоило ее приласкать — сразу настроение улучшилось. Все- таки, привязки — благо! Но если и у мужа возникнут к жене романтические чувства — это будет благо вдвойне.

Король проводил глазами супругу и вернулся к своим сборам.

Через некоторое время посреди кабинета возникло марево, которое, то сжималось, то расширялось, переливалось радугой, потом марево стало матовым и, наконец, побелело — портал был настроен.

Во дворце за переходом монарха наблюдал изрядно побледневший Дайриш.

Король вышел из рамки, сделал несколько шагов в сторону, портал тут же с громким хлопком свернулся, и Верховный без сил опустился на стул.

— С прибытием! — приветствовал маг.

— Иди уже, отдыхай. Где Лерон и Ренуар?

— Ждут в соседней комнате.

— Вот и замечательно, до вечера я тебя чтобы не видел.

Сваха была очень убедительна:

— Ваше Величество, я поручусь за свои слова. Поверьте моему опыту — у принца налицо все признаки острой влюбленности!

— Острой?

— Да. Это значит, что принц только и думает о предмете своей симпатии, рассеян, задумчив, других девушек он не замечает. Он мечтает о предмете влюбленности, хочет проводить с ним больше времени.

— Это не любовь?

— Нет, Ваше Величество, пока только интерес, влечение, желание произвести на девушку впечатление и увлечь ее.

— Это пройдет, если не подпитывать интерес? Иными словами, если девушка исчезнет или выйдет замуж за другого?

— Вполне вероятно, но наличие соперника может только подхлестнуть, и влюбленность перерастет в любовь.

— Гм… Хорошо, с принцем разобрались. Теперь расскажите о девушке.

— Мы ее не знаем.

— Как это? У вас тут разве много незамужних девушек? Всего пятнадцать! По-моему, найти, по ком вздыхает Его Высочество довольно просто.

— Боюсь, что все намного сложнее, — вздохнула Сваха. — Принц не показывает ни малейшей заинтересованности ни к одной из невест. Очевидно, что предмет его симпатии находится где-то в другом месте.

— Только этого нам не хватало! Разве я не распорядился, чтобы в Резиденции не было ни одной лишней аристократки?

— Кроме пятнадцати кандидаток здесь больше нет девушек, — подтвердила Сваха.

— Ваше Величество, мы установили за Его Высочеством тайное наблюдение, — вступил Ренуар. — И узнаем, куда он ходит и с кем встречается. Даже если он еще не познакомился с предметом своей симпатии, мы все равно узнаем, какое место принц посещает чаще всего, ведь его должно тянуть к девушке.

— Сваха? — вопросительно обратился король. — Левый прав, принца должно тянуть к девушке, если она вызвала у него симпатию?

— Да, Ваше Величество, обязательно, — подтвердила Сваха. — День, максимум два, и мы все узнаем.

— Хорошо. Наблюдайте, все, что узнаете — немедленно докладывайте, — король отпустил Сваху и обратился к магам. — Есть ли новости по нашей неуловимой служанке и вандалу, разгромившему склад?

— Пока нет, Ваше Величество. Мы провели испытание, но повариха не опознала девушек, которые сварили солёный какао. Тогда, на всякий случай, мы показали ей всех невест, но она также ни в одной не узнала служанку. Боюсь, эта версия зашла в тупик. Также, маги проверили абсолютно всю женскую прислугу Малого и Главного дворцов, от судомоек до горничных и личных служанок кандидаток и также ничего не нашли. Ни одной простолюдинки с магией. Просто мистика какая-то!

— Или вы кого-то все-таки пропустили, или эта служанка просто очень ловкая и хитрая. Где гарантия, что проверили всех? По количеству? Но одного и того же человека могли посмотреть дважды, а настоящая виновница в это время где-нибудь отсиделась.

— Невозможно, — твердо возразил Лерон. — Мы предусмотрели такой вариант и на всех, кто прошел проверку, ставили трехдневные метки. Ошибок не было — мы проверили всех, одаренных среди прислуги нет.

Король придвинул кресло к столу, сел на него, подпер рукой голову и задумался.

— Все это весьма странно, а если еще учесть, что тиан где-то нашел девицу, в которую имел неосторожность влюбиться и девица эта, как утверждает Сваха, не из числа невест… По-моему, нас кто-то виртуозно возит за нос. Мне надо поговорить с сыном, где он сейчас?

— Его Высочество в парке, — с некоторым опозданием ответил Лерон, предварительно выглянув в окно. — Я прикрепил к нему облачко, вон, видите? — показал он на небо. — Похожее на перышко?

— Да, вижу. Почему облачко?

— Чтобы Его Высочество ничего не заподозрил. Если бы мы зацепили что-нибудь ближе — он обязательно почувствовал бы. А облачко легкое, далеко от наследника, воздушная нить же, которой оно прикреплено к Его Высочеству, практически невозможно обнаружить, только если специально смотреть. Расстраивать принца последнее, что нам нужно.

— Ну, и что дает такая следилка, если вы знаете только общее место? Чем он, кстати, занимается в парке?

— Если мы знаем место, то всегда можем отправить, например, птичку или мухицу и увидеть их глазами, чем занят Его Высочество. В данный момент у принца приватная прогулка с одной из кандидаток, — ответил Ренуар. — Из-за нее нам пришлось всех остальных девиц отправить на подготовку к следующему испытанию, иначе они не усидели бы на месте.

— Понятно. Что же, когда мой сын завершит прогулку, передайте, что я буду ждать его в своих покоях. И еще — послезавтра к вечеру приедет Ее Величество, пусть все приготовят.


Насколько весело было проводить в парке время с Лией, настолько же невыносимой была прогулка с графиней Озолескки.

Нет, он, конечно же, не ждал, что глупая курица за ночь превратится в разумную лебедушку, но все равно надеялся, что красоты парка как-то скрасят унылое времяпровождение.

Кое-как отбыв повинность, принц сразу направился к себе, надеясь переодеться, призвать на дуббец условный знак и отправиться в шалаш.

Не тут-то было — на подходе к королевскому этажу Себастиана перехватила Сваха.

— Ваше Высочество! Какое Ваше мнение о графине Озолекки, она остается?

— Нет.

— Хорошо, я распоряжусь, — кивнула Сваха. — Вы знаете, что во дворец приехал Его Величество и через день-два прибудет и Её Величество?

— Король в Ренне? — удивился принц. — И матушка сюда же собирается? Нет, не знал. Благодарю.

Сваха поклонилась и растворилась в дворцовых коридорах, Себастиан продолжил путь.

Так, так, приехал отец… Интересно, к чему бы это? Боги, наверняка, из-за случая на кухне Малого дворца и разгрома склада! Ну, да, неучтенный маг, или два — будь он королем, тоже и сам бы носом землю рыл и других заставил, чтобы найти и приставить к делу.

Практически всё в Королевстве держалось на магии — поля вспахивались и засевались при помощи стихии Земли, дожди шли в нужное время и в нужном месте, благодаря стихии Воды, росли злаки и скот, зрели плоды, добывались минералы, строились жилища и дороги — всего и не перечислить. Стихия Огня отапливала жилища, грела воду, давала свет, энергию, охраняла рубежи. Сложно найти деятельность, где волшебство не применялось бы. Даже бездари не мыслили свою жизнь без благ, которые давала магия, пользуясь магическими приборами с накопителями! Но для поддержания всего этого в рабочем состоянии, для регулярной зарядки накопителей требовались одаренные. Чем выше был уровень дара, чем большим количеством стихий управлял маг, тем ценнее он был и тем больше мог дать Королевству. Но вот беда, даже в семьях, где оба родителя имели дар, дети не всегда рождались одаренные, а у тех, кто родился одаренным, нередко сила оказывалась слабее, чем у родителей. Поэтому каждый маг был на счету, поэтому ни одна девушка с даром не могла сама распоряжаться собой.

Что интересно, в соседних государствах тоже рождались и жили маги, причем, никто там не указывал, кому на ком жениться, но приток новых одаренных не иссякал и маги с высоким уровнем дара встречались достаточно часто. Королевские искатели разъезжались по всему миру, искали таких людей и предлагали им сменить место жительства и временами находились маги, кто соблазнялся и переезжал. Это всегда были одинокие мужчины или семьи, где росли только мальчики, ни одна одаренная девушка, женщина или семья, где были дочери, ни за какие блага переселяться в Королевство не соглашались. Себастиан встряхнул головой, отгоняя видение, как Лию ведут на ритуал с каким-то младшим магом, а она вырывается и кричит: «Ладис, где ты? Забери меня, я не хочу так»!

Кошмар, привидится же такое! Никто из девушек не вырывается и не кричит, все добровольно идут, а большинство — даже бегут на ритуал.

Тиан сменил направление и, не заходя к себе, направился в покои, которые всегда занимал отец.

— Отец, услышал, что ты приехал, зашел поздороваться.

— Здравствуй. Вот, решил заглянуть, посмотреть, что тут у вас происходит, — добродушно отозвался Его Величество. — Маги не справляются.

— Да что тут может происходить? — удивленно пожал плечами принц. — Здесь только кучка жаждущих порвать меня на сувениры девиц. У тебя больше нет дел, что ли? Я слышал, мама тоже приезжает? Решили присмотреть за непутевым сыном, чтобы он и в мыслях не думал увильнуть от долга перед государством?

— Не язви. Для меня и Королевства сейчас нет ничего более важного, чем женитьба наследника и я был бы признателен, если бы ты осознал меру своей ответственности.

— Если бы я не осознал, — возразил Тиан. — Только бы вы меня тут и видели. И вообще, когда у меня будут дети, я не стану принуждать их к браку, — сын с вызовом посмотрел на отца. — Маги в неволе не размножаются!

— Сам себе противоречишь, не находишь? Если, как ты говоришь, «в неволе маги не размножаются», то откуда у тебя возьмутся дети?

Принц открыл рот, собираясь что-то сказать, но потом передумал и промолчал.

— Правильно, — кивнул король. — Не будем развивать тему. Я собираюсь присутствовать на ужине с кандидатками, а пока не составишь мне компанию? Я хотел бы прогуляться в то помещение, которое разгромил маг-невидимка.

— Нет, у меня другие планы, я встал ни свет, ни заря, до обеда еще три часа, я планировал принять ванну и немного подремать.

— Да? Хорошо, тогда возьму с собой Правого и Левого, — согласился Сигизмунд.

— Почему не Верховного? Он проштрафился?

— Да нет, он до завтра отдыхает, открывал мне портал.

— Ты пришел порталом? — принц пораженно уставился на отца. — Но к чему была такая спешка?

— Я король. Мне так захотелось.

— А… Ну, да. Ладно, я пошел, увидимся за ужином.


Отец явно темнил и у Тиана в голове роились тревожные мысли. Сорваться вот так и порталом, зная, что Верховный будет выведен из строя на день? Наверное, маги что-то нашли, поэтому отец и примчался! До его женитьбы еще далеко, поэтому то, что привело сюда короля, вряд ли имеет отношение к Отбору. Неужели, Лию вычислили? Боги, он должен немедленно ее предупредить, увезти, спрятать! Хорошо, что Верховный спит сурком, а Правый с Левым будут демонстрировать отцу склад — он успеет!

Цаппель на этот раз попался капризный или у птицы просто были неотложные дела, но Тиану пришлось приложить больше силы, чем обычно, чтобы заставить рассерженное пернатое долететь до дерева и сесть на вершине, не пытаясь улепетнуть назад.

Но птиц и там спокойно сидеть не пожелал, а переминался с ноги на ногу, взмахивал крыльями, щелкал клювом, как кастаньетами и время от времени воспроизводил попурри из звуков, напоминающих дрель, бензопилу и гудок мобиля. Нечего и говорить, что через полчаса под дуббцом собрались слуги, которые камнями и криками пытались прогнать цаппеля и негодовали, что вредная птица не хотела улетать.

Ну, и как ему теперь выбраться в парк? Идти на глазах у всех не хочется, мало ли, вдруг кто-нибудь увяжется следом, а отпустить крылатый знак пока нельзя, вдруг Лия его еще не успела заметить?

Принц спешно переоделся, выглянул в окно, полюбовался на голосящего цаппеля и прыгающие под деревом фигурки, вздохнул и направился к барельефу. Нечего делать, придется выходить через Малый Дворец.

Габриэлла знак, что Ладис ждет ее в шалаше, не увидела. Она его услышала. Да, минут через двадцать после начала концерта, когда ор за окном достаточно достал, она решила выглянуть и посмотреть, что там за какофония. Ну, наконец-то!!!

— Миледи, Вы же обещали, что больше мы не станем меняться! — всплеснула руками Розетта, наблюдая, как хозяйка торопливо меняет «графский камуфляж» на ее платье и чепец.

— Рози, я обещала, что тебе больше не придется меня заменять, но что я не стану пользоваться твоей одеждой, я не обещала! Не ворчи, лучше помоги заплести косу и плотнее надеть чепец. У меня такое впечатление, что мои волосы за тот месяц, что мы тут живем или выросли или поправились, если так можно говорить о волосах. Смотри — их стало намного больше, коса уже под чепец не помещается!

— Да, действительно, волос добавилось, — подтвердила Розетта. — Наверное, это вода здесь такая полезная.

— Рози, у тебя есть что-нибудь, вроде корзинки? Я бы взяла ее с собой, будто меня послала хозяйка, а то праздно гуляющая посреди бела дня служанка может привлечь внимание.

— Да, сейчас принесу, — Розетта скрылась за дверями и когда вернулась, в руках она несла небольшую корзину. — Такая подойдет?

— Вполне, спасибо! За чем это меня могли послать? Лучше придумать заранее, чтобы если меня спросят, я сразу ответила, — пробормотала Габриэлла. — Пусть будет, за плауном. Да, сейчас для него подходящее время, а возле пруда я видела несколько кустиков. Плаун отлично подходит для полоскания волос, они от него становятся шелковистыми и не путаются.

Габи посмотрела на себя в зеркало, поправила передник и чепец и выпорхнула наружу, повесив корзинку себе на сгиб руки.

Сначала ей придется дойти до пруда и нарвать немного плауна — лучше приготовить алиби заранее, мало ли, что может произойти потом?

Ни от кого не скрываясь, девушка прошагала через лужайку, мимо дубцца и стайки слуг, не теряющих надежду прогнать птицу, и свернула в сторону пруда. Бедное пернатое еле держалось за ветки, которые все время раскачивал свежий ветерок, и жаловалось на всю округу на несправедливость своего положения.

Плауна было немного и ей стало жаль обрывать все кустики, поэтому она ограничилась лишь десятком листьев — дно прикрыла и ладно. Если спросят, почему мало, скажет, что больше не нашла. Девушка решила срезать путь и свернула с дорожки, но ей не повезло — она зацепилась корзинкой за корягу и, неловко взмахнув руками, шлепнулась на спину.

Замечательно! Просто, ни дня без нового синяка!

А небо-то, какое сегодня — лазурное, безоблачное, что не удивительно — ветер все облака разогнал, вон, как деревья качаются! А, нет, вон одно облачко плывет, на перышко похожее, если его поставить вертикально, очином вниз.

Габриэлла поднялась, отряхнула платье, взяла корзинку, слава богам, листья из нее не выпали — и снова посмотрела на небо.

Пока, перышко!

Кстати, надо же отпустить бедного цаппеля, но Ладис не знает, что она уже идет и поэтому продолжает держать несчастного. Ей лучше поспешить!

Но только девушка собралась ступить на дорожку, которая приведет ее прямо к шалашу, как она услышала голоса где-то впереди по ходу движения — кто-то гулял ей навстречу.

Встречаться она ни с кем, кроме Ладиса не планировала, поэтому Габриэлла свернула с дорожки и торопливо зашагала окружным путем. Ветер дергал ее за чепец и подол, морщил гладь пруда, подгонял и подталкивал в спину. Случайно подняв глаза к небу, Габи с удивлением увидела, что «перышко» так и торчит на том же месте. Что за чепуха, ветер же, оно там что — привязанное?

Привязанное… Привязанное!

Нет, проигнорировать такое она просто не может, надо подойти поближе, из-за деревьев плохо видно, но если она свернет вон на ту дорожку, то та выведет ее к газону и там она попробует рассмотреть удивительное облачко внутренним зрением. Простите, цаппель и Ладис, вам придется еще немного подождать!

Придерживая подол, чтобы он не мешал, Габи подняла корзинку выше и еще ускорилась.

Газоны, покрытые редкой голубой травой, были гордостью Резиденции. Больше ни у кого таких не было, ведь лазурит растет только в далеком Дестане — горном государстве, которое находилось так далеко, что доехать до него можно было только за три года пути. Два века назад Главный садовник при садах прадеда нынешнего короля купил семена лазурита у случайно попавшего в Королевство торговца. Сам подготовил почву, сначала на небольшом участке, сам посеял семена, сам ухаживал — без всякой магии. Растение с благодарностью отозвалось на заботу и уход, и спустя столько лет радовало гостей Резиденции необыкновенно мягким и ровным покровом, насыщенного голубого цвета. По краям газонов росли бордюрчиками невысокие, изумрудно-зеленые плотные кустики лизии. Совсем скоро они покроются небольшими желтыми, оранжевыми, алыми и малиновыми цветами и здесь станет еще наряднее. У нее дома, в саду, росли такие, и Габриэлла представляла, как оттенят эти цветы лазурные газоны.

К счастью, остальные невесты предпочитали гулять по самому краю парка, в надежде, что их голоса привлекут внимание Его Высочества, а наряды и красота сразят его наповал. Волшебный же уголок радовал безлюдностью и тишиной, не считая, конечно, воплей цаппеля, звучавших хоть и приглушенно, но по-прежнему немузыкально.

Габриэлла убедилась, что никто ей не сможет помешать, поставила корзинку, подняла голову и еще раз рассмотрела «перышко» обычным зрением. Облако, как облако, висит, как приколоченное. Хорошо, посмотрим на тебя магически — ух, ты, на самом деле к чему-то привязано!

Габриэлла с восхищением разглядывала тонкую воздушную нить, которая тянулась от облака куда-то в скопление деревьев на другом краю газонов.

А что там, на той стороне? О, там же где-то шалаш! Вон там, чуть правее, а нить… нить тянется как раз туда, правее.

Габриэлла несколько секунд посмотрела на деревья, потом на облако, потом еще раз на деревья и еще раз — на нить.

Ой-ой, если это не сюрприз для нее от Ладиса, то тогда это сюрприз для самого Ладиса. Что-то подсказывает ей, что он ему точно не понравится!

Девушка забыла про корзинку и опрометью бросилась к шалашу через газоны. Три минуты и она влетела прямо в руки Ладиса.

— Лия, за тобой кто-то гонится?

— Ладис, ты меня зачем звал? — выпалила девушка, пытаясь разглядеть нить. Но вот чудо — вблизи нить была почти незаметна и если бы Габриэлла раньше не видела ее, то могла бы и пропустить. Но она оказалась здесь и концом цеплялась за Ладиса. Боги, что же это такое- то??

— Как зачем? — удивился мужчина. — Я обещал учить тебя основам магии.

— Только за этим?

— Еще я хочу просить тебя уехать. Разреши мне помочь, тебя ищут, приехал король, а он сильный маг! Я же говорил — они не отстанут.

— Это все потом, — остановила его речь девушка. — Скажи, ты мне никакого сюрприза не приготовил? Что-нибудь волшебное, какое-нибудь наглядное пособие?

— Нет, да что случилось?

— Подними голову вверх. Видишь облако?

— Вижу. И что оно значит? А, да, похоже на перышко. Очень красиво!

— Посмотри на него магически!

— Облако, как облако, — ответил Ладис, спустя несколько секунд. — Ты встревожена, что-то случилось?

— Нет, ничего не случилось, — ответила девушка. — Пойдем в шалаш или ты прямо здесь будешь меня учить?

— Хорошо, пойдем в шалаш, — согласился мужчина.

Габриэлле пришлось принимать решение очень быстро — сделав воздушную руку, она ухватила ею за нить и потянула. Нить немного посопротивлялась и, издав негромкий чмокнувший звук, отцепилась от секретаря.

Отлично! Куда бы ее пересадить? — Габи задумалась и тут ее осенило.

— Ладис, а ты отпустил цаппеля?

— Нет, забыл. Сейчас опущу.

— Постой! Ты можешь заставить его прилететь сюда?

— Могу, конечно, а тебе зачем?

— Понимаешь, я никогда вблизи не видела, очень хочу рассмотреть.

Сделаешь?

— Боги, Лия, ты еще такой ребенок! Сейчас будет тебе цаппель, только пальцы к нему не тяни, он же дикий, а клюв у него о-го-го какой — сразу отхватит.

— Не буду, — покладисто согласилась девушка.

Спустя минуту раздалось хлопанье крыльев, и обескураженное пернатое неуклюже плюхнулось перед Габриэллой.

— Какой он большой!

Цаппель поднял голову и защелкал клювом.

— Лия, не приближайся!

— Ой, смотри, кажется, кто-то идет! — Лия показала секретарю за спину.

— Где? — мужчина обернулся.

— Там, за теми кустами, — начинающий орнитолог спешно протянул воздушную руку, прижал нить к спине птицы и еще добавил Воздуха — поводок приклеился.

Едва Габриэлла успела, Ладис повернулся назад:

— Я никого не вижу и поиск ничего не дал — здесь только мы и цаппель.

— Да? Значит, мне показалось, — пожала плечами девушка. — Все, я насмотрелась на него, отпускай!

Цаппель встряхнулся, сделал пару шагов, окинул парочку возмущенным взглядом, освободил кишечник и взлетел.

Габриэлла смотрела внутренним зрением — птица взяла курс на восток и за ним, дрогнув, поплыло облачко.

— Разве он не на пруд летит? Смотри — в другую сторону повернул, — удивилась она.

— А он не местный, — ответил Ладис. — Я на пруду не нашел ни одного, видимо, улетали по своим птичьим делам, пришлось раскинуть сеть и поиск показал, что есть цаппель на болотце, что в трех километрах от Резиденции. Вот он теперь и полетел домой.

— Понятно, — ответила девушка. — Мы сегодня заниматься будем, а то скоро обед, мне надо бежать.

— Сегодня? Нет, уже не успеем, мне же тоже надо успеть к обеду. Ты кому служишь, одной из кандидаток принца?

— Д-да. А ты кому, случайно, не принцу?

— Случайно, ему.

— Надо же. Значит, сегодня я тоже ничему новому не научусь. Жаль. Если бы была у меня книга по магии, я могла бы читать ее и сама учиться, хотя бы по ней, но где мне ее взять?

— Знаешь, книгами я могу тебе помочь! Только все равно тебе лучше уехать, я могу дать денег и спрятать тебя, решайся!

— Нет, я никуда не поеду. Пожалуйста, больше не будем об этом говорить! Если сможешь принести книги, это мне бы сильно помогло, но как ты их передашь? И вообще, если я часто у всех на глазах буду уходить в парк, это рано или поздно кого-нибудь заинтересует. Да и цапель сегодня столько шума наделал, что придется придумывать другой сигнал.

— У меня идея — хочешь, я покажу тебе подземный ход?

— Подземный? — ошарашено переспросила Лия. — Не очень понимаю, что он мне даст и разве это не опасно?

— Нет, пойдем!

— Я корзинку на газонах оставила, — огорчилась девушка. — Надо ее забрать.

— Где она?

— На той стороне газона, да вон она, желтеет.

— Вижу, сейчас принесу, ты не выходи.

Мужчина сбегал, подобрал потерю и повел девушку к Малому дворцу.

— Ладис, нас же тут все увидят и что подумают?

— Никто не увидит, мы только войдем и сразу исчезнем. Но ты права, я войду первым, а ты выходи из-за деревьев, как только я скроюсь за дверью. Внутри я тебя встречу.

Время приближалось к обеду, и жизнь в обоих дворцах постепенно концентрировалась ближе к столовым и кухням, поэтому в холле девушке никто, кроме Ладиса, не встретился.

— Иди сюда, скорее!

Мужчина нажал на уже известный Габриэлле завиток и вместе с ней вошел в проход.

Ага, так вот кто тут так часто бродит, что дорожку протоптал!

— Не бойся, я сейчас достану накопитель, и у нас будет свет, — пробормотал Ладис, шаря по карманам.

— Не ищи, — Габи зажгла светляк. — Лучше показывай дорогу, а то я опоздаю, и меня накажут.

Мужчина взял ее за руку и уверенно повел за собой.

— Этот проход соединяет Малый и Главный дворцы, я покажу, есть выход, недалеко от крыла невест.

— Откуда ты знаешь про эти ходы, и куда они выходят? — Габи еле поспевала за широкими шагами Ладиса.

— Я вырос в этом месте, — просто ответил мужчина. — И ребенком излазил здесь каждый метр. В парке нет ни одного дерева, на которое я бы не залазил и ни одного хода, который не был бы мне знаком, как мои пять пальцев.

— Не боишься, что я расскажу кому-нибудь?

— Нет, не боюсь.

— Так мне доверяешь? — удивилась девушка. — Но мы едва знакомы.

— Просто есть одно заклинание, ты не сможешь никому рассказать о ходе. Не обижайся, это просто предосторожность.

— Понимаю и не обижаюсь.

— Все, пришли почти. Смотри — вот эта лестница направо, поднимаемся. Так, первая площадка — видишь, рычажок?

— Да.

— Под ним надо нажать вот сюда — смотришь, чтобы никого не было рядом. Коридор пуст. Нажимаешь на рычаг, вот-дверь открылась. Выходим. С этой стороны можно открыть, если нажать на вот эту ягодку на орнаменте, видишь? Идем назад.

— Зачем ты втащил меня обратно в ход?

— Потому что там мы не сможем поговорить, в любой момент может кто-нибудь пройти. Я принесу книги и положу их вот сюда, смотри.

— Тут же пыльно, как можно книги в грязь?

— Они будут завернуты, не переживай. Заберешь попозже вечером, когда все разойдутся по покоям. Я еще что подумал — ты права, частое хождение служанки в парк может заинтересовать кого-нибудь излишне любопытного, поэтому заниматься магией мы будем в подземном переходе между дворцами. Нас никто не увидит, попасть в него проще, чем идти в парк, что скажешь?

— Да, это удобнее, чем шалаш, — согласилась Лия. — Спасибо, что помогаешь, а за книги не знаю, как и благодарить. Я очень люблю читать, но до сих пор здесь мне ничего раздобыть не удалось. Как я узнаю, что ты принес книги или что ты ждешь меня на занятие?

— Книги будут ждать тебя после ужина. А насчет занятий, я сейчас ничего не могу сказать, мне надо подумать. Напишу записку и оставлю там же, где и книги. За запиской заглянешь завтра к вечеру.

— Спасибо! Я пошла, а то не сносить мне головы.

— Аналогично, поэтому тоже убегаю.

Торопливые удаляющиеся шаги, легкий щелчок сработавшего механизма и вот Габи входит в свои покои.

— Розетта, скорее неси мое платье, корсет, турнюр и косметику, я опаздываю на обед!

ГЛАВА 19. ГДЕ ЖИВЕТ ЦАППЕЛЬ

Конечно, основной разгром на складе был уже убран, да и маги, применявшие умения в этом помещении, оставили свои ауры, поэтому король не много смог бы вынести из осмотра. Впрочем, он уже был здесь сразу после происшествия и примерно помнил, картину. Может быть, поэтому, он не стал искать место, откуда неизвестный одаренный пустил воздушный смерч или следы его магии, а просто отпустил поисковик и примерно через час тот показал, что в одном месте склада есть скрытый механизм.

Дверь в потайной ход!

Но радость пошла на убыль, когда стало понятно — выйти вот прямо сейчас не получится — выход был качественно завален. Так, что не только проход не открыть, но и выйти, если бы вдруг он открылся — некуда. Но это уже было что-то.

— Можно взять за версию, что этот маг находился в проходе, запустил в склад смерч, закрыл проход и обрушил ход. Поэтому вы не нашли его следов, он же не входил в помещение, — подвел итоги король.

— Да, это вполне возможно, — согласился Левый.

— Думаю, именно так и было. Надо расчистить проход, — поддержал Правый.

Сказано — сделано: все свободные маги со стихиями Земли и Воздуха собрались в многострадальном складе и сначала буквально по песчинке, потом все большими и большими порциями принялись раздвигать и расчищать. Трудность состояла в том, что проход открывался наружу, и пока почва не давала возможности открыть дверь, приходилось работать изнутри, пользуясь только магическим зрением. Дело продвигалось очень медленно — за два часа удалось не так много, как хотелось бы, а Лерон уже выжал себя, чуть ли не досуха, трое младших магов бледными тряпочками смирно лежали в сторонке и возле них хлопотали целители.

— Надо сделать перерыв, — решил Его Величество. — Как раз время обеда, потом подключим Теана, и дело пойдет быстрее.

Обессиленный Лерон только кивнул. Маги потянулись к выходу, некоторые — подпирая друг друга.

Король проводил качающуюся, как бурьян на ветру, нестройную шеренгу и огорченно проговорил:

— Мельчают наши маги, одаренных с высоким уровнем и резервом все меньше и меньше. Что с этим делать, ума не приложу! Вроде бы, все на учете, все под контролем, а результаты не радуют.

— Зато у нас магически одаренных больше, чем в других государствах, — поддержал разговор Ренуар.

— Это да, но что лучше — четыре одностихийника четвертого-пятого уровня или один полностихийник десятого-двенадцатого?

— Конечно, сильнее полностихийник.

— Вот в том-то и дело, что в других государствах подавляющее большинство одаренных владеют тремя или четырьмя стихиями с высоким уровнем, а в нашем Королевстве большинство с одной-двумя, редко — тремя стихиями и уровень относительно невысок, — ответил король. — И это меня начинает сильно беспокоить.

— Да, это удручает, — согласился Ренуар, с волнением глядя на бледного и молчаливого Лерона. — Ваше Величество, Вы сообщите нам, когда мы снова Вам понадобимся?

— Давайте пообедаем вместе, что-то мне не хочется есть в одиночестве, — предложил король. — Что там Себастиан, смотрели, где он и чем занят?

— Нет, мы же были вместе с Вами внизу, — ответил Левый.

— Хотите сказать, что все это время никто за перемещениями принца не присматривал?

— Ваше Величество, сами посудите — кому мы могли доверить наблюдать за Его Высочеством? Только самим себе и Верховному магу. Его Светлость отдыхает, мы были заняты с Вами. Но я сейчас и без опекуна могу сказать, где находится принц — в Голубой гостиной, на обеде с претендентками. Облако висит над дворцом, — с последними словами Ренуар подошел к окну и посмотрел на небо, некоторое время рассматривал облака, потом стремительно перешел к другому окну, к третьему и, ругнувшись, выскочил в коридор.

Удивленный маневрами Левого, Его Величество последовал за Осоленом и нашел того, разглядывающим небо через окно, выходившее на противоположную сторону.

— Ваше Величество, прошу прощения за свое поведение, мне срочно необходимо выйти из дворца! — выпалил маг.

— Ренуар?

— Облако, Ваше Величество. Отсюда я не вижу опекуна, — объяснил Осолен. — Оно не может оторваться от Его Высочества, поэтому мне лучше спуститься, или нет, лучше подняться на крышу и посмотреть, в какой стороне наследник. Если он не на обеде, а у предмета своей симпатии, то мы имеем возможность поймать голубков.

— Идем вместе, — мгновенно решил король. — Не могу упустить возможность все увидеть собственными глазами.

Лерон мученически вздохнул и, держась руками за спинку стула, принял вертикальное положение.

— Нет, нет, Сабоссини! Вы оставайтесь здесь, Вам надо поесть и отдохнуть, восстановить силы, — отмахнулся Его Величество. — Мы с Левым сами справимся.

— Ваше Величество, надо бы, на всякий случай, заглянуть в Голубую гостиную, — прошелестел Правый. — Облако могло затеряться среди других или оторваться, да, я знаю, что прикрепил на совесть, но Его Высочество всё-таки, мог заметить опекуна и избавиться от него.

— Безусловно, Лерон, я так и собирался сделать, — кивнул Сигизмунд. — Ренуар, найдите какого-нибудь слугу и отправьте узнать, обедает ли Его Высочество с невестами, а мы пока поднимемся на Сигнальную башню. Давненько я на ней не был, вспомнить молодость и, заодно, посмотреть, где ваш опекун.

Получив распоряжение, слуга едва не бегом отправился его выполнять, но возле Голубой гостиной стояла охрана из младших магов, поэтому дальше пройти не вышло.

— Меня прислал Его Величество, — обратился он к магам. — Король спрашивает, где сейчас Его Высочество. Он в гостиной, с невестами?

Маги переглянулись и покачали головами:

— Буквально минуту назад вошла последняя кандидатка, но Его Высочество еще не приходил.

— То есть, в данный момент принца там, — слуга ткнул пальцем на дверь. — Нет?

— Да, пока принц отсутствует.

— Спасибо, это все, что мне надо было узнать! — слуга поклонился и бегом припустил обратно.

Король, конечно, был в неплохой форме, но подъем на тысячу ступенек дался ему не просто.

— Уф, Ренуар, давненько я так не упражнялся! — отдувался Сигизмунд.

— Пожалуй, надо уделять своей физической подготовке больше времени.

Вид с высоты открывался изумительный: громада Главного дворца, напротив — парк, пруд, синие газоны, дальше — поля и сады и на горизонте— кромка векового леса. С другой стороны — Малый дворец, кусок парка, поле, небольшой околок леса, разграничивающий Ренну и Летнюю Резиденцию. Простор, чувство полета. Сигизмунд с удовольствием рассматривал окрестности, вдыхая воздух с тонким цветочным запахом, долетавшим из парка и оранжерей.

— А опекуна-то не видать, — огорченно проговорил Левый. — Получается, Его Высочество или каким-то образом обнаружил его и избавился, или принца нет в Резиденции.

— Куда он может деться, если сейчас время обеда, на котором он обязан присутствовать? Скорее всего, облако заслоняют другие, вот сейчас мы их и уберем, — Сигизмунд призвал Воздух и направил его вверх.

Сильный ветер разбил облака и в течение нескольких минут разогнал их, очистив небо.

— Вон опекун! — воскликнул Ренуар.

Действительно, «перышко» сиротливо висело на востоке в стороне от Резиденции.

— Не помню, что там у нас, из-за деревьев не особенно видно, — задумчиво проговорил король. — Что же, облако найдено, можно спускаться.

Внизу их поджидал слуга.

— Его Высочества нет в Голубой гостиной! — отрапортовал он королю.

— Ты сам видел или тебе кто-то сказал? — решил уточнить Его Величество.

— Сказали маги, которые стояли у дверей.

— Что именно сказали маги?

— Что Его Высочество еще не приходил.

— Хорошо, можешь быть свободен.

Сигизмунд переглянулся с Ренуаром.

— Странно все это, до сих пор кронпринц не пропускал обеды с невестами, — сказал Ренуар.

— Боюсь, предположение, что мы имеем возможность застать голубков врасплох, верно, — проговорил король. — Наверное, у Тиана были планы, но приехал я, и ему пришлось спешно вносить коррективы. Как же жалко, что Верховный пока мало на что годен, да и Лерон перестарался и сейчас без сил, можно было бы обойтись меньшими усилиями. Теперь придется все делать самому. Тиан сильно меня разочаровал, не думал, что он может настолько пренебречь своими обязанностями.

— В любом случае, Вы, как отец, имеете право проследить, чем занят наследник, а мы следуем вашему приказу. Но принцу все это очень не понравится, — вздохнул Ренуар. — Думаю, он будет в бешенстве.

— Нечего было амуры на стороне крутить, — возразил король. — Ему лучших девушек собрали, Отбор устроили, все условия создали, а он по полям неизвестно с кем на свиданья бегает. Доведет — устрою ему ритуал по своему выбору.

— Через двадцать минут сводный отряд из четырех самых сильных из оставшихся на ногах магов, возглавляемый королем, выдвинулся туда, куда указывал опекун.

— Подъезжаем к тому лесочку, — командовал Сигизмунд. — Спешиваемся, выпускаем глаза, а дальше — по обстоятельствам.

Ренуар покосился на возбужденного короля — да, Его Величество, похоже, просто в восторге от разворачивающихся перспектив! Даже жалко Себастиана.

Сигизмунд сам себя не узнавал — предвкушение, азарт, нетерпение и… злость? Как-то странно он реагирует на поиски непослушного отпрыска. В конце-то концов, ничего непоправимого не может случиться, ведь даже если Тиан и влюбился, жениться он сможет только на той девушке, которую одобрит отец. Жалко, что его внимание ни одна невеста не привлекла, но Отбор в самом начале, у принца еще будет время выбрать, а ту, что он успел где-то присмотреть, он всегда сможет взять фавориткой, поселить в одном из дворцов и наведываться по настроению.

Король вздохнул, подумав о своих фаворитках: сколько их сменилась за последние тридцать лет? Он и не вспомнит… Самое сложное — следить, чтобы сведения о его игрушках ни в коем случае не достигли ушей королевы, иначе она будет переживать, во всем винить себя и плакать, а он — чувствовать себя мерзавцем. Да, еще одно побочное действие привязки — женщина все принимала на свой счет: муж не в духе — это она его огорчила, плохо встретила, не позаботилась, муж завел любовницу — жена плохо следит за собой, не умеет доставить супругу радость. Некоторым мужчинам нравилось такое, но большинство старались не давать жене повода считать себя виноватой в проступках супруга.

За размышлениями, дорога промелькнула незаметно, да ее и было-то всего километра три-четыре.

Маги во главе с сюзереном спешились и оставили транспорт под присмотром одного из магов, Грегори, поскольку слуг с собой не брали — никому не нужны лишние свидетели, как Его Величество шпионит за Его Высочеством.

Дневное Светило стояло в зените, распространяя волны зноя, от которого все живое старалось укрыться в тени деревьев, залезть под листок, в воду или нору. Еще утром лес кипел жизнью: перекликались разные птицы, деловито жужжали пчёки, разноцветные бабочи порхали с цветка на цветок, колоннами маршировали трудолюбивые муравей, зеяцы бегали взапуски, играя с малышами, благородные олеви с удовольствием щипали травку, а шустрые белицы перепрыгивали с дерева на дерево. В полдень жизнь замерла и только звук летящего насекомого, торопящегося в укрытие или случайный квак сонной лягуши, нарушали сиесту природы.

Король вытер лоб — жарко! — и немного охладил воздух вокруг себя.

— Ваше Величество, — обратился Ренуар. — Опекун показывает туда, карта говорит, что там заросли осоки, рогоза и небольшое болото.

— Странное место для свидания, не находишь, Левый?

— Нахожу, но, с другой стороны, никому и в голову не придет искать там, да и даже не искать, а вообще — на болоте можно не опасаться чужих глаз, ведь туда точно никто гулять не пойдет.

— Тоже верно. Кого пошлем глазами?

— На болото-то? Лучше лягуши не найти глаз, она везде пройдет- проплывет. Сейчас приманю одну.

Через несколько минут со стороны болота пришлепала небольшая лягуша и села напротив Ренуара.

— Ну, вот и готово, — удовлетворенно заключил тот. — А теперь, милая, найди нам Его Высочество.

Земноводное недовольно моргнуло и отправилось назад, понукаемое магом идти в нужном ему направлении и не просто нырнуть в воду и затаиться, а выйти на отголосок магии опекуна.

Король с интересом наблюдал за Осоленом, полностью сосредоточенным в управлении амфибией.

— Ты хоть не молчи, озвучивай, что видишь, — попросил он Левого.

— Лягуша перебирается через поваленное дерево, прыгает по мху, дошла до первых рядов осоки, прошла через них, плывет по болотному оконцу, залезла на кочку… Уф, еле согнал с насеста и заставил двигаться дальше — не идет почему-то к опекуну, сопротивляется. Когда лягуша не двигается, ничего разобрать невозможно — все сливается в однородную серую массу, поэтому придется все время заставлять ее перемещаться.

— Это почему?

— Такое у лягушей зрение — когда они неподвижны, то различают только движущиеся предметы, а вот когда она сама двигается, то я успеваю рассмотреть все, что ее окружает.

— Какие сложности, — удивился король. — Я думал, что если смотреть через глаза животного или насекомого, то видишь, как если бы сам смотрел.

— Нет, к сожалению. Мы видим глазами самого проводника, поэтому приходится подстраиваться. Наша лягуша потихоньку пересекает болото. Мне пришлось ее направить по периметру, потому что она решила умереть, но не плыть напрямик через открытую воду. Что-то там есть такое, что ее пугает.

— Неужели, Его Высочество?

— Сомневаюсь, что человек настолько бы ее напугал. В конце концов, в нашем Королевстве лягуш не ловят и не едят, они тут непуганые, не то, что в Ранции. Да и вряд ли наследник находится посреди болота, разве что соорудил плот.

— Ты меня озадачил — с кем же тогда и где Тиан?

— Скоро узнаем, амфибия приближается к объекту.

Ренуар напряженно замер, издал свистящий звук — король поднял брови, наблюдая за ужимками Левого — развел и свел руки и резко выдохнул.

— Ее съели.

— Кто???

— Не успел рассмотреть, что-то сверху схватило лягушу, потом кувырок в воздухе и дальше темнота.

— Нет, ну, Себастиан не может быть настолько голоден, — с сарказмом проговорил король. — Какая-нибудь птица постаралась.

— Конечно, Его Высочество ни при чем. Кстати, опекун на месте, то есть, он все еще там. Ловить другие глаза?

Его Величество дернулся и хлопнул себя по плечу:

— Мимо! 3-з-зараза! Больно-то как! Ренуар, цепляйте этого красавца, думаю, слепень подойдет лучше, чем лягуша.

Левый кивнул и через некоторое время крупное насекомое село ему на рукав.

— Полдень — самое для него время. Ну, что, поработай на нас, — с последними словами мага слепень поднялся в воздух, облетел два раза вокруг людей и направился в сторону, где ощущался опекун.

— Комментируй, что видишь, — попросил король.

— Осока, рогоз, ивуны. Низко летит, сейчас поднимаемся выше, — забормотал Осолен. — О, какая панорама болота! Что-то не вижу людей. Ни одного. Надо снизиться и подлететь ближе к месту, откуда фонит опекуном. Странно, три цаппеля, пять кууликов, один аистун и ничего, крупнее их не наблюдается.

— А нить от облака где?

— Да где-то рядом с пернатыми, чтобы узнать точнее, слепню надо подлететь ближе. Сейчас я его подведу и посажу на кочку. Вот, вот уже прямо совсем рядом, глупый цаппель закрывает обзор. Сейчас попробуем с другой стороны… ага… вот хорошее мес… Пфф…

— Что такое? — заинтересованно осведомился Его Величество.

— Его съели.

— Опять?? Ренуар, ты решил накормить всех жителей болота?

Конечно, такое гуманное отношение к его обитателям меня где-то даже умиляет, но не забывай, что я тоже голоден и чем скорее мы найдем пропажу, тем скорее вернемся во дворец и пообедаем. Постарайся уже выбрать такие глаза, которые никто не будет есть хотя бы до того, как мы, наконец, рассмотрим подопечного.

— Хорошо, призову цаппеля или аистуна, уж их-то точно никто не проглотит. Но Вы же понимаете, Ваше Величество, что мне приходится действовать очень аккуратно, чтобы Его Высочество не смог почувствовать магическое вмешательство? Поэтому все так неспешно, а то, что лягушу и слепня съели — это трагическая случайность.

Нагретый воздух возле болота влажным покрывалом окутывал, сжимал, давил, маги обливались потом, не решаясь облегчать себе участь магией. Родня приказавшего долго жить слепня радостно приветствовала обед из нескольких блюд, любезно предоставленным им Провидением, и мужчины только зубами скрипели, когда получали очередной укус. Счет к принцу, мысленно выдвигаемый отцом, постепенно рос и рос.

Аистун, призванный Ренуаром, еще на подлете разразился возмущением и когда сел перед магом, пошел на того в атаку, грозно щелкая клювом.

— Какой сердитый! Не упрямься, сейчас все посмотрим, и ты будешь свободен, — уговаривал птицу Левый.

— Ренуар, я уже вижу это пернатое на вертеле.

— Уже скоро, Ваше Величество! Летит назад, делает круг над болотом. Нет, сверху по-прежнему ни одного человека не видно. Чувствую нить и сажаю аистуна рядом с подопечным. Ничего не понимаю!

— Что еще — опять съели?

— Нет. Хуже. Я посадил птицу прямо возле нити, но Его Высочества там нет и быть не может!

— Объясни.

— Аистун сел посреди топи, возле цаппелей и, естественно, рядом с ними нет людей. Да там человеку даже спрятаться негде! Ваше Величество, если позволите высказать мое мнение, то я считаю, что Его Высочества на болоте нет.

— Подозреваю тоже самое, — согласился король. — Хорошо, что о цели нашей экспедиции никому не известно. Будем считать, что мы просто осматривали окрестности Резиденции.

Внезапно «перьевое» облачко дрогнуло и поплыло дальше на восток.

— Что это?

— Оно удирает! Да как быстро, будто летит?

— Давай, притягиваем! — решил король.

Маги подобрались, объединили силы, Осолен направил посыл к нити и…

И сначала донесся возмущенный скрежет, потом хлопанье крыльев и на траву приземлился цаппель.

— Твою силу через колено по грибы, — потрясенно пробормотал Валентайн.

— !!?? — поддержал Его Величество. — Ренуар, только не говори мне, что вы спутали «это» с моим сыном.

— Я присутствовал при процессе и видел, как Лерон цеплял нить к Тиану, — возразил Левый, рассматривая птаху. — Думаю, нам надо захватить «это» с собой и показать Сабоссини.

Цаппель подозрительно посмотрел на подходящего к нему человека и попытался взлететь.

— Тише, птичка, мы тебя не обидим! Ай!

Едва не лишившись пальцев, маг отпустил пернатое и ухватил за нить.

— А не проще ли его усыпить? — предложил Валентайн. — Давайте, я это сделаю? Осолен, подтяните за нить его выше, да, так, он скорее выдохнется и перестанет дергаться, как только он остановится, я кину в него заклинание.

Ренуар подтянул цаппеля так, что тот не мог улететь, а только размахивал крыльями и верещал, Валентайн сплел заклинание и держал его наизготовку. Через минуту птица обмякла, передыхая, и маг с довольным смешком отпустил заклинание, но в этот же момент цаппель предпринял еще одну попытку вырваться и резко дернулся вверх. Сгусток магии промчался сквозь место, где долю секунды до этого находилась птица и беззвучно впечатался в короля, который неосторожно встал на одну линию с пернатым.

Его Величество удивленно посмотрел на Валентайна, открыл рот, но произнести уже ничего не успел — глаза закрылись, ноги подломились, и маги едва успели подхватить и уложить на траву заснувшего на лету монарха.

— Ы!!!

— Ё!!!

— Пепелац!

В суматохе, Ренуар выпустил нить, цаппель второго приглашения ждать не стал и со всей скоростью, на какую был способен, рванул подальше. Мужчины задумчиво посмотрели на стремительно уплывающее облако, перевели взгляд на спящего короля и потом — друг на друга.

— Укроп с ним, с цаппелем! — пришли они к единодушному мнению, и Ренуар вызвал Грегори.

— Боги, что вы сделали с Его Величеством? — опешил тот, когда подошел вместе с лошадьми.

— Он спит. Случайно попал под усыпляющее заклинание, — ответил Валентайн.

— А где Его Высочество?

— Улетел.

— ???!!

— Тьфу, то есть, не улетел, вернее, улетел, но улетел цаппель, а Его Высочества здесь и не было. В общем, я потом объясню подробнее, а сейчас давайте решать, что делать — будить короля, грузить на лошадь и везти как есть или ждать, когда сам проснется?

— Разбудить не получится, — вздохнул Валентайн. — Я, когда птица дернулась, нечаянно вплел рею. Он теперь проспит сутки, не меньше.

— Да уж. Захочешь специально усилить реей заклинание в момент его пуска — не получится, а тут сработало, — огорчился Грегори.

— Что же, значит, придется грузить и везти, только надо иллюзию наложить, иначе поставим всех на уши, и пока разберутся, что Его Величество просто спит, нас могут и на запчасти разобрать, — решил Ренуар.

— А в покои ты его тоже под иллюзией понесешь? — возразил Валентайн. — В виде кого?

— Например, в виде корзины цветов.

— Уже представляю картину — три мага, обливаясь потом, несут в шесть рук корзину цветов…

— Доставим Его Величество до парка и вызовем Его Высочество, — решил Ренуар.

Везти короля, перекинув его через седло, было как-то не очень почтительно. Маги почесали затылки и попробовали посадить тело, придерживая его магией, но это очень не понравилось лошади.

— Может быть, ее немного успокоить? — предложил Валентайн, устав уворачиваться от копыт.

— Нет! — хором воскликнули остальные. — Ты уже цаппеля успокоил!

— Нет, так нет, — не стал спорить тот. — Тогда давайте сделаем так: кто- нибудь сядет на лошадь, впереди него посадим Его Величество, и он будет держать короля руками. А лошадь в поводу поведет другой, только ей надо чем-нибудь закрыть глаза.

Общими усилиями тело взгромоздили впереди Ренуара, и группа не спеша переместилась в парк, недалеко от Малого дворца. Дело шло к вечеру, и в парке было несколько многолюдно: видимо, закончились занятия по подготовке к следующему испытанию, и кандидатки отправились гулять напротив окон королевского этажа. К счастью, они находились в противоположной стороне от Малого дворца, но иллюзию на всякий случай наложить пришлось.

Его Величество сняли с коня и прислонили к стволу дерева, с ним остался Грегори. Валентайн повел лошадей на конюшню, а Ренуар помчался искать Тиана.

Урок танцев не столько утомил, сколько рассердил бесцельно проведенным временем: может быть, без практики, она не так правильно и изящно двигалась, но благодаря учителю, приглашенному бароном для Рамира, все фигуры знала. Однако Сваха требовала присутствия всех, и Габриэлле пришлось отбыть повинность вместе с остальными кандидатками.

Отпрыгав полтора часа в душном зале, Габи еле дождалась завершения занятия и, прихватив Алианду, утянула ее в парк.

— Но Габриэлла, еще слишком жарко! Лучше выйти перед ужином, — сопротивлялась виконтесса Крастти. — И потом, мне надо принять ванну. После танцев необходимо освежиться.

— Алианда, пожалуйста! Мы буквально на десять минут — пройдем по аллее вокруг фонтана и сразу назад! Я задыхаюсь в четырех стенах, не привыкла все время сидеть в помещении!

— Это потому что у Вас есть Воздух, — заметила виконтесса. — Все воздушники, кого знаю, не терпели закрытые пространства. Ладно, но не больше десяти минут!

На самом деле Габи хотела не только отдохнуть от стен, но и посмотреть, не висит ли еще какое-нибудь неправильное облачко.

Она долго думала, зачем кому-то цеплять опекун к секретарю и что все это может значить? За Ладисом следят, потому что он секретарь самого принца? Или это принц следит за своим секретарем? Ой, неспроста все это, ей надо быть еще более осторожной, чем до этого.

Алианда весело болтала, описывая новое платье, которое ей принесли как раз для танцевального испытания, и Габриэлла рассеянно поддакивала ей, угукала и ахала в нужных местах, показывая участие в беседе и не особенно вникая в смысл.

— А Вы в каком наряде пойдете на испытание? — виконтесса решила, что не вежливо говорить только себе.

— Еще не думала. Если бы заранее знать, какой танец выпадет танцевать, а так — только пальцем в небо тыкать.

— Зачем тыкать в небо? — не поняла Алианда.

— Не обращайте внимания, это я так. Имела в виду, что раз мы не знаем, какой танец выпадет танцевать, то и наряд подобрать не получится. Для мазурки лучше одно платье, для вальса — другое.

— Я вообще не понимаю, почему жребий мы будем тянуть уже на испытании, — поддержала ее виконтесса. — Как удобно было бы, если бы все знали заранее!

— Меня другое удивляет — принц должен будет протанцевать с нами всеми — четырнадцать танцев! К завершению его будет тошнить и от музыки и от невест.

— Он же не подряд танцевать станет, Сваха же объяснила! С утра протанцуют пятеро, после обеда еще пятеро и оставшиеся четверо — перед ужином. Интересно, каким номером выпадет танцевать мне? Так хочется в первой пятерке. В крайнем случае — во второй.

— Если мне выпадет номер раньше, я поменяюсь с Вами, — успокоила Габи. — Мне-то все равно, даже лучше, если в последней партии.

— Вы так великодушны, Габриэлла!

Отвечая улыбкой на последнюю фразу Алианды, графиня зацепилась глазами за две мужские фигуры, быстрым шагом пересекающие лужайку между дворцами.

Ренуар Осолен и Ладис! Боги, куда это они?

Девушка покосилась на подругу и решилась:

— Алианда, давайте дойдем до вон тех деревьев, мне кажется, я видела в той стороне очень красивые цветы, хочу еще раз посмотреть. Только туда и сразу вернемся в покои, я обещаю!

— Ну, хорошо, — согласилась виконтесса. — Вы предлагаете мне поменяться очередью, пять минут прогулки — самое малое, что я взамен могу для вас сделать!

Делая вид, что разглядывает клумбы и кусты, Габи еще раз просканировала небо — подозрительных облаков не было, как и не были заметны воздушные нити. Значит, к Ладису нового опекуна не приставили, это радует. Интересно, как поживает цаппель?

Девушки дошли до последней клумбы, графиня оглядела ее и с огорчением произнесла:

— Надо же — не здесь! Алианда, Вы не посидите три минутки на этой чудесной скамеечке, я не хочу Вас еще больше утомлять?

— А Вы?

— А я буквально на минуту загляну вон туда, мне кажется, те цветы росли именно там. Подождете?

— Ладно, только не долго.

Габриэлла благодарно улыбнулась подруге и прежде чем скрыться за кустами, помахала ей рукой: «Я быстро! Не скучай»!

А теперь быстро туда, где скрылись маг и Ладис!

К счастью, на ней сегодня было зеленое платье, и девушка не опасалась, что наряд уже издалека ее выдаст. Впрочем, мужчинам было не до нее: с изумлением она наблюдала на хаотичные движения троих мужчин, не понимая, что это они делают.

Габриэлла несколько раз протерла глаза, все время казалось, что в них рябит, будто в испорченном визоре, когда «плывет» картинка. «Рябь» не уходила и девушка решила взглянуть магическим зрением — что это за ерунда такая?

Ух, ты!

В магическом зрении она отчетливо увидела, как три энергетических тела несут четвертое.

Перешла на обычное зрение — те же трое мужчин: Ладис, Левый и еще один, его имени Габи не знала.

Вернулась на магическое — четверо!

Боги, как интересно-то!

Осторожно следуя за мужчинами, девушка проследила, как они вошли в Малый дворец, и с сожалением была вынуждена вернуться — ведь ее ждала Алианда. Но если она быстро доберется до крыла невест и спустится в подземный ход, то может узнать, куда маги и Ладис понесли четвертного. И кто этот четвертый.

— Алианда, вот и я! Идемте скорее в покои!

— Погодите, Габриэлла! Куда Вы так бежите! Что-то случилось?

— Нет, ничего. Просто мне срочно надо в мои покои, Вы правы — ванна по нам плачет.

— Но почему бегом-то?

— Чтобы скорее. Алианда, благодарю за чудесную компанию! — Габриэлла крутанулась возле двери виконтессы и убежала.

— Точно, Воздух! Хорошо, что у меня нет этой стихии, а то была бы тоже такая же порывистая и внезапная, — заключила Алианда, закрывая дверь.

Габи влетела в свои комнаты, как ураган, пронеслась, раздеваясь на ходу, стерла краску, на ходу же влезла в платье Розетты и та уже в дверях успела ее остановить:

— Ланницы, миледи!

— А, точно, спасибо, Розетта, — Габриэлла вынула загубники, отдала их служанке и принялась утрамбовывать косу в чепец. — Их на самом деле стало больше, надо чепец большего размера.

— Миледи, Вы куда?

— Рози, не волнуйся, я ненадолго. К ужину обязательно вернусь!

ГЛАВА 20. БРОСЬ, А ТО УРОНИШЬ

Ренуар Осолен спешно поднялся на королевский этаж и поинтересовался у охраны:

— Его Высочество у себя?

— Не могу знать! — хором ответили воины.

— Так немедленно узнайте! — вспылил маг.

У него там целый король в обнимку с деревом и сам, как дерево, а эти еле шевелятся!

Один охранник что-то нажал возле двери, и через несколько секунд выглянул слуга.

— Его Высочество у себя? — повторил вопрос Осолен. — Крайне срочное дело государственной важности!

Слуга задумчиво окинул взмыленного мага, изобразил мыслительный процесс и, наконец, разродился:

— Сию минуту узнаю.

«Спокойствие, только спокойствие»! — сам себя уговаривал Левый.

Понятное дело — король приехал, завтра ожидается прибытие королевы — охрана усилена, но все могли бы быть и расторопнее, этак Его Величество прострел прохватит или еще что-нибудь, от лежания на земле. Хоть и лето, но все равно.

Наконец, слуга вернулся:

— Его Высочество у себя и ждет Вас.

Ренуар торопливо проскочил впереди слуги и понесся к покоям принца.

— Ваше Высочество, нам срочно требуется Ваша помощь!

— Что еще стряслось, Ренуар? — принц выглянул из дверей, ведущих в библиотеку.

— Как бы Вам сказать… Его Величество случайно попал под усыпляющее заклинание вместо цаппеля и сейчас лежит в парке. Его необходимо доставить в покои как можно скорее и как можно незаметнее.

— Ничего не понял, — нахмурился Тиан. — Кого необходимо доставить незаметно в покои — цаппеля? Как это — король лежит в парке? Вы там что, перестарались с дегустацией зелий?

— Я потом все объясню, сейчас надо занести Его Величество во дворец!

— Идем, договорим по дороге, — наследник отложил книгу, которую держал в руке, потянулся за камзолом, потом передумал и вышел в коридор в одной рубашке, Ренуар последовал за ним.

— Итак, коротко и по существу — что случилось?

— Мы ездили на… погулять. Его Величество пожелал осмотреть окрестности Резиденции. В трех-четырех километрах от дворца увидели очаровательное болото.

Принц повернул голову и в изумлении уставился на мага.

— В общем, такое… симпатичное. И Его Величество решил спешиться и подойти поближе. Куулики там, лягуши, цаппели…

Интерес наследника удвоился.

— Король захотел рассмотреть ближе одного… цаппеля, и мы с Валентайном его ему… гм… притянули. Но птице это не понравилось, она орала и пыталась удрать, и тогда Валентайн предложил усыпить пернатое.

— И?

— И заклинание вместо цаппеля попало в Его Величество, — вздохнул Ренуар. — Птица дернулась, и импульс пролетел мимо, на его пути оказался король и… Вот! А цаппель улетел.

— Ну, да, все сразу стало понятно — король внезапно увлекся орнитологией и решил изучить фауну болота. Что же… бывает, — кивнул принц. — Дальше что было? И да, я счастлив, что птичка в порядке, это очень важное дополнение к рассказу.

— Мы довезли тело Его Величества, то есть, не тело, он же жив, просто спит. В общем, король в парке недалеко от Малого дворца.

— Разбудить никак?

— Никак. Валентайн нечаянно вплел рею, так что теперь только ждать, когда действие заклинания развеется само по себе. И теперь стоит вопрос, как доставить короля в его покои, не переполошив всех вокруг.

— Ясно. Кто сейчас с Его Величеством?

— Грегори. Это полностихийник, полгода назад переселился в Лаританию из Ольши. за разговором, незаметно дошли до парка и менуар снял иллюзию, чтобы продемонстрировать проблему во всей красе.

Проблема полулежала у подножия большого дерева, положив голову на один из его корней, и сладко причмокивала во сне.

— Надо снова наложить на него иллюзию невидимости, — решил принц. — И мы на руках отнесем короля в Главный дворец через подземный переход от Малого. Так будет проще — меньше любопытных встретим.

Его Величество всхрапнул и дрыгнул ногой, потом расплылся в улыбке.

— Что-то хорошее снится, — проговорил Ренуар. — Что же, иллюзию я настроил, понесли. Грегори, берите за ноги, а мы с Его Высочеством — под руки.

— Надо было сначала поднять его, потом иллюзию возвращать, — проворчал наследник, на ощупь отыскивая короля.

Слегка покачиваясь под неожиданно увесистым монархом, мужчины дошагали до холла Малого дворца, там Ренуар вынужден был применить на всех отвод глаз, которого хватило до момента, когда процессия втянулась в подземный ход.

— Уфф! Жаль, что я не могу надолго отвод глаз накладывать, могли бы просто пронести короля, ни от кого не прячась, сокрушенно проговорил Осолен. — Вот Правый или Верховный, те на четверых отвод минут десять-пятнадцать могут удерживать.

— У меня есть амулет, но я его в покоях оставил, да он только на одного и действует. Ладно, зажгите кто-нибудь светляк, понесли дальше. Интересно, сколько отец весит?

Ход, конечно, был довольно просторный, но не для троих мужчин, которые старались аккуратнее пронести четвертого. Обтирая стены тоннеля и вполголоса вежливо обмениваясь впечатлениями об умственных и физических особенностях друг друга, носильщики медленно продвигались вперед.

— Ближайший выход на королевском этаже находится возле моих покоев, — сказал принц, после того, как процессия дошагала до Главного дворца. — Думаю, лучше будет занести короля ко мне. В конце концов, что может быть естественнее родителя, заглянувшего к сыну в гости? Предположим, мы с ним беседовали, потом Его Величество прилег отдохнуть. Да, так и сделаем.

— Ваше Высочество, — проговорил Ренуар. — Ход еще сузился, мы втроем не пройдем. Давайте, положим короля мне на спину, и я его понесу, тут недалеко осталось. А Вы с Грегори станете придерживать ноги и подстраховывать, чтобы Его Величество не соскользнул.

Левый крякнул, когда организм суверена придавил его сверху- хороший у них король, увесистый! — и медленно побрел вперед.

— Ренуар — сейчас прямо, — суфлировал наследник.

Покачиваясь, под бременем власти, маг миновал поворот на ведущую в крыло невест лестницу и остановился, переводя дух.

— Хорошая тренировка нам сегодня выпала, — пробормотал он. — Еще пару таких дней и я смело могу работать портовым грузчиком.

Стоявшие рядом принц и маг дружно оскалились, изобразив улыбки.

— Смейтесь, смейтесь, вот упаду и вам придется тащить уже двоих. Все, передохнули, пошли дальше! — пошутил Ренуар, сделал шаг и чуть не упал, когда Тиан и Грегори одновременно выронили монаршие ноги.

— Ваше Высочество! — воскликнул маг. — Осторожнее, мы же его уроним.

— Прошу прощения, — пробормотал Грегори, торопливо подбирая сановную конечность. — Его же не видно, сложно контролировать.

Тиан, молча, нагнулся и перехватил свою часть родителя так, чтобы она не могла еще раз выскользнуть.

Процессия продолжила движение и скоро скрылась за поворотом.

С лестницы, которую миновало шествие, осторожно выглянула девичья голова.

Ну и ну! Кому расскажи — не поверят! Его Высочество Себастиан, Левый Верховного Ренуар Осолен и секретарь Его Высочества Ладис тащат кого-то тайно в королевские покои! Жаль, что на «бандероли» иллюзия невидимости, ей бы было очень интересно посмотреть — кто же это такой важный, что сам наследник его несет! Но это ерунда, а вот то, что она теперь знает, как выглядит принц на самом деле, это просто вау! Нет, не так — ВАУ! Когда процессия остановилась прямо под светляком, Габриэлла отлично рассмотрела стоявших рядом Ладиса и незнакомого мужчину. А когда этот незнакомый ответил на возглас Ренуара, до нее дошло — это же и есть Его Высочество! Как же удачно, что она успела спуститься и догадалась затаиться, когда услышала бубнёж и шаркающие шаги. Жалко, что ни с кем не поделишься — она же не сможет объяснить, где удалось посмотреть на Его Высочество без амулета отвода глаз!

Значит, принц у нас светловолосый с немного грубоватыми чертами лица и довольно низким голосом. Три раза ха-ха — все невесты уверены, что наследник темноволосый, как его отец и мать, а он, оказывается, другого цвета и не сказать, чтобы блистал красотой. Вот Ладис по- настоящему красив, а принц — обычный, когда они остановились под светляком, она успела хорошо рассмотреть обоих и сравнение было не в пользу Его Высочества. Наследник ей совсем не понравился и это замечательно. Обидно было бы, если бы принц оказался героем ее мечты, а так — все удачно складывается.

Габриэлла вздохнула — надо возвращаться, скоро на ужин. Сваха говорила, что его посетит сам король, поэтому девушки должны быть готовы.

Интересно будет посмотреть на Его Величество.

* * *

Его Величество доставили в покои сына, удобно разместили на кровати и оставили в покое.

Лерон осмотрел плетение и вынес вердикт — лучше на самом деле не трогать. Сам проснется.

Грегори не знал, куда глаза девать — как же он так опростоволосился?

— Не переживай, — похлопал его по плечу Сабоссини. — С любым могло случиться. Я рад, что в нашем Королевстве появился такой сильный маг. Скажи, ты единственный ребенок в семье?

— Нет, есть еще брат и сестра, но они намного младше.

— Почему же ты один переехал? С семьей разлучаться не стоит.

— У меня же сестра, родители не желают для нее участи ваших женщин, — ответил Грегори. — А я пока один, мне интересно.

— И какая у наших женщин участь? — поинтересовался Лерон. — Они все без ума от мужей и счастливы.

— Не скажи, — покачал головой Грегори. — После ритуала привязки да, но до него? Не все хотят раствориться в мужчине и ничего не желать для себя. Потом, это же насильственная привязка и никто никогда не изучал, насколько сильно она ломает женщину. Нет, благодарю, своей сестре или дочери я такого не желаю.

Сабоссини внимательно посмотрел на мага и продолжил:

— Но что плохого, если потом женщина все равно счастлива? Над ними не издеваются, их берегут.

— Их не любят. Я живу уже полгода и не видел ни одной пары, где мужчина бы любил жену. Она да — глаз с него не сводит, а он только позволяет себя любить, сам же остается холодным. Это неправильно!

— В чем вред, если жена не замечает этого? Если она не чувствует, что не любима, это же ей никак не вредит?

— Кто знает? Повторяю — вы насильно ставите привязку, ваши мужья не любовью с женами занимаются, а супружеский долг отдают. Кстати, я теперь понимаю, откуда пошло это понятие. Всегда удивлялся — какой может быть долг между любящими людьми? А оказалось — целое Королевство так живет.

— Жаль, что у тебя такое мнение сложилось. Но вот поживешь здесь и рано или поздно сам захочешь жену, которая ни в чем никогда тебя не упрекнет и всегда будет верна.

— Сомневаюсь, — возразил Грегори. — Я вырос в семье, где между родителями царит любовь, а не долг. Мне есть, с чем сравнивать! И еще — почему вы не обучаете ваших одаренных женщин? Я не говорю о необходимом минимуме по управлению даром и стихиями, я о серьезном обучении, например, в Академиях или Университетах?

— Женщины сами не хотят, а кто хочет и если позволяет муж — они учатся. Разумеется, если у девушки не меньше трех стихий.

— Почему же только с тремя стихиями? Ведь даже одну надо развивать! Вы теряете большие магические ресурсы. Умная и образованная мать сама научит детей элементарному, не придется тратить время на начальный этап, можно сразу отправлять юных магов на средний уровень. Потом — если муж позволяет — и как часто это происходит?

— Грегори, это серьезный разговор, не на пять минут. Мы задерживаем Его Высочество.

Себастиан внимательно наблюдал за обоими и еще более внимательно слушал.

— Нет, нет, продолжайте! — вмешался Тиан. — Мне интересно послушать мнение человека со свежим взглядом. Я тоже считаю, что привязки — зло и поголовное ими увлечение вредит каждому в отдельности и Королевству в целом.

— Ваше Высочество!

— Да, помню — «наши отцы и деды так жили, значит, и нам подходит» — проговорил наследник, подражая голосу отца. Но еще раньше наши предки в пещерах жили и стихиями не умели управлять. Это же не значит, что нам тоже надо переехать из домов в пещеры и бросить учить детей магии? Все течет, все меняется и нам тоже пора вносить изменения.

Лерон ошарашено смотрел на принца — ого, так у нас тут бунтарь вырос! — покосился на кровать, в которой мирно сопел Его Величество — отец-то знает, какие крамольные мысли гуляют в голове наследника? Ой, вряд ли! Придется скорее отправить Грегори назад в Аринж, пока они с принцем не спелись, вон с какой приязнью смотрят друг на друга. Вот проснется Его Величество, и он поднимет этот вопрос — надо держать новичка подальше от Его Высочества и постараться скорее Грегори здесь женить, чтобы ему не до революционных мыслей было. К принцу это тоже относится.

— Грегори, уже скоро ужин, Его Высочеству надо привести себя в порядок, да и нас ждут дела, — намекнул он магу. — Ваше Высочество, когда проснется король, если пожелаете, продолжите разговор с ним, он лучше меня сможет все объяснить.

Маги откланялись, и Тиан остался один.

Пойти книги для Лии положить в условленное место? А, он же еще хотел придумать знак, по которому она поняла бы, что он ждет ее в переходе.

И что придумать — птицу на дуббец больше не стоит призывать — это уже привлекло внимание. Другую птицу — издалека только цаппеля и аистуна видно будет — не пойдет. Заставить зацвести какой-нибудь куст? Но он же не сможет расцветать и обратно сворачиваться, значит, тоже не годится. А если дать Лие браслет связи? О, это было бы удобнее всего, но согласится ли девушка? Впрочем, она вряд ли знает о всех свойствах такого артефакта, поэтому не будет против. Он напишет записку, положит её в верхнюю книгу и сделает это прямо сейчас!


Король на ужин не пришел.

Сваха объяснила, что возникли срочные государственные дела, поэтому девушки будут иметь счастье лицезреть Его Величество только послезавтра, но зато вместе с Её Величеством.

— Королеву ожидают ближе к вечеру, — объясняла Сваха. — Помните — завтра последний день перед вторым испытанием!

— А когда жеребьевка? — спросила баронесса Жерарди.

— В день испытания, на завтраке. Надеюсь, день вы разумно распределите между отдыхом и подготовкой, а сейчас — доброй всем ночи!

Но девушки еще долго не укладывались, и Габриэлле пришлось прождать почти два часа, пока хождение по крылу не прекратилось. Наконец, все стихло, и девушка быстро пробралась за стенку, забрала сверток с книгами и благополучно вернулась к себе.

Что тут у нас? О! «Основы магии», «Стихия Земли», «Стихия Огня», «Сила и ее потоки». Поошай. сон! Пока она хоть ОДНУ не поочитает — не успокоится и завтра будет осенней мухицей.

Габи переложила книги на стол и открыла «Основы магии» — записка!

«Лия, я буду ждать тебя на рассвете за стеной».

Сразу, как только девушка прочитала, бумага в ее руках рассыпалась в пыль.

Как же она хочет так уметь! И не только одноразовые записки писать, а вообще пользоваться всем, чем ее так щедро наградили родители. Она сумела сбежать от липкого Рамира, сумела задержаться на Отборе и не вызвать интереса наследника — она обязательно поступит учиться, если не в Королевстве, то где-нибудь еще. Четыре недели, ей осталось всего четыре недели, и она станет совершеннолетней! За это время придется пережить несколько испытаний, не вылетев с Отбора, постараться как можно больше узнать у Ладиса про магию и научиться хорошо управлять хотя бы одной стихией. Она приложит все силы!

Ночь пролетела, как один миг. Когда краешек Дневного Светила выглянул из-за леса, Габриэлла с сожалением отложила книгу, переоделась, нацепила чепец и направилась в потайной ход.

— Ладис?

— Я здесь!

— Спасибо за книги, я всю ночь читала «Основы», настолько интересно! Не терпится применить на практике.

— Не спеши и ничего не пробуй одна, я покажу и подстрахую. Договорились?

— Хорошо, но когда мы уже начнем заниматься? Завтра весь день будет занят из-за испытания, я не смогу вырваться.

— Я тоже. Придется все время быть с… принцем. Но сегодня у нас есть время и возможность, можем прямо сейчас позаниматься час-другой, если ты не слишком хочешь спать. Но сначала я хочу предложить тебе две вещи, которые мы можем использовать для мгновенной связи.

Смотри — вот, браслет и кулон.

— Сразу оба?

— Нет, какой-то один. Выбери, что тебе больше нравится. Еще есть пуговица, но ее надо пришивать к платью, и тогда тебе все время придется ходить в одной и той же одежде. Согласись, это не слишком удобно.

— А как они действуют?

— Чтобы связаться со мной, тебе надо будет сжать связного в руке и подумать обо мне. А если я тебя вызову — связной нагреется, ты возьмешь его в руку, — и мы сможем поговорить.

— Какая удобная вещь! Я возьму кулон? Его можно спрятать под одеждой, а браслет обязательно сам себя обнаружит. Не хочу никому объяснять, что это такое и откуда он у меня.

— Конечно. Давай, я сам застегну, — Ладис подошел к ней и надел цепочку, задев пальцами ее шею.

Габриэлле показалось, что ее прошил разряд тока.

— Прости, я прищемил кожу? — покаянно спросил мужчина, не отводя рук от ее плеч. — Ты такая нежная, — он, едва касаясь, провел пальцем по щеке девушки и рвано вдохнул. — Нежная и удивительная…

Стайка мурашек, каждая размером со шмеля, промчалась по телу Габриэллы, и она тихо охнула, но Ладис уже отошел и принялся деловито раскладывать по карманам браслет и еще какие-то безделушки, которые извлек, доставая кулон.

Какая у нее странная реакция на его прикосновения — хочется одновременно прижаться и запустить руки в его волосы, провести по груди и тут же сбежать и спрятаться. Раньше чужие мужчины не касались ее, а прикосновения опекуна, например, когда он подавал ей руку, помогая выйти из кареты, не вызывали вообще никаких чувств, попытки же Рамира распустить руки неизменно вызывали у нее брезгливость. А тут — страшно, стыдно, восхитительно приятно и хочется еще. Так, что-то ее куда-то не туда несет, Габи, немедленно соберись! Король в жизни не одобрит отношения между секретарем и графиней, поэтому не смей даже думать ни о чем подобном! Четыре недели — это главное, о чем ты должна помнить.

Тиан трясущимися руками перекладывал браслет из одного кармана в другой, потрясенный своей реакцией на девушку и, стараясь не поворачиваться к ней передом. Хорошо, что на нем сейчас достаточно длинный камзол, да и светляк не особенно яркий, конфуз-то какой! Боги, какая у нее кожа и как она чудесно пахнет — свежестью, цветами, ветром! Он точно сошел с ума, когда это его так заводило нечаянное и вполне целомудренное прикосновение? Чретов долг перед государством! Что бы он ни делал, отец никогда не позволит ему жениться на простолюдинке, даже если у нее целых две стихии высокого уровня и сын ни о чем думать, кроме этой девушки, не в состоянии.

— Пойдем в переход, — немного хрипло предложил Таин. — Час у нас точно есть.

Габриэлла только кивнула, все еще переживая реакцию собственного организма.

— Итак, ты тренировалась брать определенное количество силы, как я говорил?

— Да, конечно. Сначала у меня получалось зачерпнуть чашку или ложку, а теперь я могу взять даже крупинку или искорку.

— Отлично, покажи! Возьми три крупинки Земли. Отлично. Смотри теперь на них магически. Видишь потоки магии?

— Да.

— ОТЛИЧНО, попробуй вытянуть один поток, допустим, из левой крупинки. Смотри магически, протягивай руку и цепляй. Лия!!!??

— Ой…

— Лия… ты… у Тебя есть Воздух? Ну-ка, стой, не прячь глаза. Куда ты бежишь, глупая, я ничего тебе не сделаю! Да стой же!

Габриэлла прижалась к стене и затравленно смотрела на секретаря. Какая же она невнимательная! Сказали — протяни руку — она вместо материальной руки машинально создала воздушную. Боги, что теперь с ней будет??

— Не бойся, — мягко проговорил мужчина. — Я тебе не враг. Смотри сама, сколько я уже храню твоих секретов, будет на один больше, вот и все. Успокоилась?

Девушка кивнула, отводя взгляд.

— Лия, как давно у тебя Воздух?

Но служанка молчала.

— Хорошо, не отвечай, если не хочешь. Есть еще что-то, что я должен знать, в магическом смысле? Лия? Я, конечно, понимаю, что это из области фантастики, но ты вся как из фантастики, поэтому спрошу — случайно, ну, мало ли, вдруг… А Воды у тебя нет?

Габриэлла подняла взгляд и тяжело вздохнула.

— Боги… Ты — полностихийник? Так это не Рози, а ты… твои следы, вернее, твоей магии в том тоннеле? Боги!!! — Ладис взъерошил волосы и прислонился к стене. — Я ничего не понимаю. Откуда ты взялась? Так не бывает…

— Ты отдашь меня магам? — тоскливо спросила девушка.

— С ума сошла, даже думать о таком не смей! — возмутился мужчина и неожиданно сгреб ее в объятья. — Я тебя никому не позволю обидеть! Но оставаться в Резиденции тебе теперь точно нельзя: приехал король, завтра он будет в рабочем состоянии, как и Верховный и вдвоем, объединившись, они быстро тебя вычислят.

— Я не могу уехать, — чуть не плача прошептала Габриэлла. — Ты не понимаешь — я несовершеннолетняя! И я тут не одна.

— Когда твое Первое Совершеннолетие?

— Двадцать первого июлия.

— Еще две недели недели ты тут не продержишься. Кто твоя хозяйка, давай, я поговорю с ней и перекуплю? Перенайму, точнее.

— Она не согласится меня отпустить ни за какие блага мира!

— Ну, не думаю. Я могу устроить ей свидание с принцем. Даже не одно, внеочередное или дополнительное, против такого ни одна кандидатка не устроит! Служанки — не дефицит, тебя любая заменит, она и разницы не почувствует, а вот возможность больше других пообщаться с наследником второй раз не выпадет. Кто твоя хозяйка?

Габриэлла лихорадочно соображала, что ей делать? Надо же было так попасться? Теперь она отчетливо понимала, что занятия магией неизбежно привели бы к ее полному разоблачению, глупо было на них соглашаться. Но Ладис хочет ей помочь… Какое ей имя назвать? Боги, да какое же еще, кроме ее собственного — ведь он намеревается идти беседовать с «хозяйкой», любая другая невеста тут же ответит, что служанки Лии у нее нет. Вот же, влипла!

— Лия? Не бойся, тебе никто не будет угрожать, я спрячу тебя от всех!

— А дальше? Что будет со мной дальше? Допустим, я смогу пересидеть где-нибудь до совершеннолетия, а что потом?

— Я помогу тебе уехать в Ольшу или Славию, там отличные Академии. Да что там, я сам уже думал туда уехать и поступить учиться. Поедем вместе!

— Вместе? Принц тебя отпустит?

— Отпустит, — усмехнулся Тиан. — Я совершеннолетний. Назови имя своей хозяйки, я сегодня же с ней переговорю.

— Графиня Амеди.

— Чрет! Можно было и не спрашивать, мог бы и сам догадаться. Не смотри так, просто эту миледи все время что-то со мной сталкивает, регулярно на нее натыкаюсь, раздражает безмерно!

— Моя хозяйка хорошая! — возмутилась девушка.

— Не буду спорить, я ее не знаю. Просто она такая… не такая как все… А еще страшненькая, бесформенная и бесцветная. Но в нее почему-то вцепились Правый с Левым, иначе она вылетела бы самой первой.

— А ты откуда знаешь? — Габи неожиданно обиделась на характеристику, выданную ей Ладисом. — Мне хозяйка не рассказывала, что встречалась с секретарем принца.

— Мне принц рассказывал, — опомнился Ладис. — Графиня регулярно попадается ему на глаза и это его очень раздражает.

Девушка с сомнением покосилась на мужчину — говорил-то он от себя, а не от принца. Ладно, у нее есть дела более важные, чем выяснять, когда она в своем «страшильном» облике успела надоесть Ладису.

Предложение он сделал заманчивое — если получится дождаться в безопасности совершеннолетия, а потом Ладис поможет ей покинуть Королевство, то сбудется ее мечта. Но есть небольшая загвоздка — во- первых, можно ли настолько доверять секретарю? И, во-вторых, она-то не служанка, она и есть графиня Амеди и, в отличие от служанки, невеста не может исчезнуть, не вызвав переполох и развернутые поиски.

— Ладис, я думаю, мне пора возвращаться.

— Да, ты права, пойдем. Ничего не бойся, хорошо? И постарайся не покидать покои хозяйки и не магичить. Если мы хотим, чтобы все получилось, нам придется очень поспешить, пока Его Величество… гм… занят. У нас всего два дня — сегодня и завтра, я постараюсь все организовать.

Секретарь проводил ошеломленную и растерянную девушку до выхода, пожал ее руку, глядя в глаза, и повторил:

— Ничего не бойся! Я свяжусь с тобой по кулону.

Девушка кивнула, проверила через смотровые отверстия, нет ли кого поблизости, открыла проход и устремилась в свои покои.

Боги, сколько всего случилось! Ей надо хорошо подумать, все взвесить, ведь если она уедет с Ладисом, кто станет изображать графиню Амеди на отборе? Рози ее убьет…

ГЛАВА 21. ЕСЛИ БОЛЬНОЙ ХОЧЕТ ЖИТЬ, ВРАЧИ БЕССИЛЬНЫ

— Рози, мы пропали!

— Опять?

— Снова. Но на этот раз, кажется, мне не выпутаться без потерь.

— Миледи, что Вы опять натворили?

— Я допустила ошибку, и Ладис теперь знает, что у меня четыре стихии. Он говорит, что со дня на день Его Величество и Верховный маг обязательно меня вычислят, поэтому мне надо срочно бежать.

— Миледи, я же говорила — не надо ходить к этому секретарю! Сидели бы себе тихо в покоях, и никто ничего не узнал бы!

— Розетта, нельзя было сидеть, мне учиться надо, но, конечно, открываться я вообще не планировала. Что теперь мне делать?

— Во-первых, ничего не решать сгоряча. Ваш Ладис уже давно вокруг вертится и если бы хотел, то давно бы Вас выдал, но он молчит, а это значит, что молчать будет и впредь. Во всяком случае, на это можно надеяться. Во-вторых, с Отбора Вам некуда деться, домой же не вернетесь — там в первую очередь искать станут, а больше-то у нас и нет никого, кто бы приютил. Потом, если исчезнет кандидатка, будет такой скандал и шум, что подумать страшно. Так что, Вам или сидеть тихо до дня рождения, или оттоптать принцу все ноги на завтрашнем испытании, чтобы он Вас сам попросил удалиться.

— Знаешь, в чем проблема? Я недавно узнала — если кандидатка выбывает из Отбора, ее тут же, чуть ли не в этот же день отправляют прямиком замуж! Сама понимаешь, мне это совсем не подходит…

— За кого отдают? — изумилась Розетта. — Жениха же еще найти надо, помолвка там, свадьбу приготовить — это все за один день не сделаешь.

— Толком сама не знаю, но поняла так, что на каждую девушку, которая попала на Отбор, уже есть претенденты из холостых одаренных аристократов. Не отпускают в Королевстве девушек-магичек, зря я надеялась… А кто приютит — Ладис предложил спрятать меня до дня рождения, а потом перевезти в Ольшу или Славию и вместе со мной поступить в одну из Магических Академий.

— Снова здорово! А на Отборе кто останется, куда графиня Амеди денется? Я? Но меня разоблачат если не в первый день, то во второй точно — ни магии нет, ни манер, говорю не так, как Вы и вообще даже не думайте! Потом, что значит «приютит»? Вы — девушка благородного происхождения, несовершеннолетняя и незамужняя, Вам нельзя жить в одном доме с чужим мужчиной без компаньонки.

— Да кто узнает-то???

— О, миледи, как же Вы наивны! Это добрые вести долгой дорогой идут, а плохие на крыльях летят! Секретарь Вас, поди, не в пещеру зовет, а в дом, а где дом, там слуги, соседи. Иными словами — полно любопытных глаз. Можете быть уверены — через час вся округа будет знать, что вы приехали, а через день-три весть и до Резиденции дойдет. Еще и приукрасят. Конечно, Вы замуж не стремитесь, но ведь сами говорили — в любом случае этого не избежать, поэтому надо или самой выбрать, за кого идти, или не дергать тигриса за усы, не портить себе репутацию, не злить будущего супруга. Бежать с чужим мужчиной — нет, нет и еще раз — нет! Тем более что он тоже сам себе не хозяин — так его и отпустят со службы.

— Но что делать, вдруг, Его Величество на самом деле меня разоблачит?

— Разоблачит — в чем? Вы — аристократка, на Отборе по праву. Стихия одна добавилась? Ну, это не Ваша вина, само так случилось и, так думаю, с четырьмя стихиями Вы для них еще ценнее. Так что, здесь Вам ничего не грозит, а вот если Вы попытаетесь сбежать… Даже думать не хочу, какие беды можете на себя навлечь!

— Рози, я Ладису сказала, что у графини Амеди служу. Не могла же я ему другое имя назвать, он пойдет отпрашивать Лию и ему скажут, что такой тут нет.

— Говорила я… Впрочем, теперь уже поздно повторять. Зачем это секретарю разговаривать с графиней?

— Я сказала, что не вольна собой распоряжаться, вот он и захотел отпросить меня, вернее, Лию, у хозяйки и потом увезти ее в свой дом. Спрятать. Он же думает, что я простолюдинка, хоть и магически одаренная. Переживает, что как только меня найдет Верховный маг, он сразу что-нибудь сделает. Замуж отдаст с привязкой или магию отнимет.

— Миледи, Верховный, если догадается, с простолюдинкой Вас точно не перепутает. Даже если они узнают, что в кухне тогда именно Вы начудили и переход завалили — графине с четырьмя стихиями все сойдет с рук. Вот замуж не избежать, да, но вы сами говорили, что Вам идти туда так и так рано или поздно придется.

— Лучше поздно. А еще лучше — по моему выбору, а не по велению Его Величества, — вздохнула Габриэлла, теребя тесьму на платье. — Ладис подойдет ко мне, когда я графиня, и начнет просить служанку — что мне ему говорить? Что я служанку домой, в замок отослала?

— Да, так и скажите! Он попрыгает и успокоится, а мы досидим до Вашего Совершеннолетия.

— Даже не знаю. Если «служанка Лия» уедет, то, получается, я не смогу больше видеться с Ладисом и… кто же поможет мне уехать из Королевства и поступить в Академию?

— Миледи, давайте решать задачи по мере их поступления? Сейчас Вам что важно — досидеть до Совершеннолетия. Тихо досидеть, заметьте! План по катастрофам Вы перевыполнили на год вперед.

— Хорошо, не буду гадать, «что будет, если». Знаешь еще что, Рози, принцу я ужасно не нравлюсь. Даже раздражаю, представляешь? Это его секретарь сказал. А еще я видела Его Высочество без отвода глаз и он мне совсем не понравился.

— Ну и замечательно, Вы же этого и хотели? Значит, замуж за наследника Вам не грозит, а если другой претендент возникнет — разберетесь по ходу дела.

— Как же жалко, что Ладис — не принц, — грустно проговорила графиня.

— И что в Королевстве для одаренной девушки брак может быть только с привязкой!

— Я не очень хорошо знаю, как она образуется, — задумчиво проговорила Розетта. — Сразу после брачного ритуала? Кстати, скоро завтрак, надо бы Вам, миледи, поспешить с переодеванием.

— Я тоже не так, чтобы очень много знаю о привязке, — ответила Габриэлла. — Только то, что невинная девушка получает ее после первой брачной ночи. То есть, на ритуале, на свадьбе она обычная, такая, какая всегда, а после брачной ночи из покоев супругов выходит уже совсем Другая.

С этого момента ее жизнь концентрируется вокруг мужа и больше ее почти ничего не интересует. Это так страшно, Рози — ты теряешь себя, становишься просто придатком к мужчине, но не осознаешь этого.

— Да, еще бы. Жалко, что без брачной ночи не обойтись, так — то можно было бы выйти замуж и остаться без привязки, но какой мужчина на это согласится? Миледи, совсем мы заболтались, давайте, я Вам помогу с прической!

— Розетта, ты подала мне одну идею!

— Боги, миледи, что Вы еще задумали?

— Ничего страшного, я расскажу после завтрака, а то и вправду, опоздаю. Подай мне ланницы! И отнеси этот кулон в шкатулку, чуть не забыла его снять.

— Что это за украшение, миледи? Раньше не видела его у Вас, — заинтересовалась Розетта.

— Его дал мне, вернее Лие, Ладис. Это связник. Все, я побежала!

В Голубую гостиную Габриэлла вошла последней из невест, ненамного опередив появление Его Высочества.

— Габриэлла, Вы забыли закрасить ресницы, — тихо хихикнула Алианда.

— Боги! — ахнула графиня. — Что же делать?

— Не поднимайте головы, если Вас никто не будет разглядывать, то ничего и не поймут.

Габриэлла украдкой бросила взгляд вокруг — все были заняты, старательно демонстрируя изящные манеры, утонченность и аппетит, как у птички.

А Его Высочество… Его Высочество вообще не ел. Он пытался прожечь в ней дыру.

Боги, он заметил, что у нее появились темные ресницы?!

В панике, Габриэлла наклонилась над тарелкой, придумывая, как бы ей скорее уйти из гостиной, но ничего умного в голову не приходило.

Через несколько минут она осторожно скосила глаза на начало стола и снова почувствовала тяжелый взгляд наследника, хотя его отвод глаз не и позволял увидеть детали.

Похоже, Ладис был прав — одно ее присутствие раздражает принца. Интересно было бы узнать, почему вместо равнодушия она вызывает неприязнь?

Габи еще раз бросила взгляд в торец стола — Его Высочество что-то говорит Свахе. О, выпрямился и опять мечет в нее молнии, она что — юбку надеть забыла или у нее волосы зеленые? С другой стороны, какая ей разница! Всё, она больше не будет думать о принце, у нее есть другие неотложные дела, например, решить, что делать дальше.

Наконец, пытка завтраком и принцем завершилась, Сваха распределила девушек по партиям для занятий танцами и велела в танцевальную залу не опаздывать. Габи попала во вторую смену, поэтому у нее было время устранить недочет во внешности.

— Мне кажется, на этом испытании нас ждет какой-то сюрприз, — обратилась к ней виконтесса Крастти.

— Какой сюрприз может быть в танцах? — пожала плечами Габриэлла.

— Разве что, музыканты ноты перепутают.

— Нет, я чувствую, что не все так просто. Сама посуди — зачем устраивать отдельное танцевальное испытание, если умение невесты красиво двигаться и так легко проверить? В конце Отбора обязательно будет бал, могли устроить на нем последнее испытание! Давайте, попробуем расспросить Сваху после окончания завтрака?

— Нет, Алианда, я же ресницы не накрасила, Вы забыли? Мне придется вернуться к себе, пока это еще кто-нибудь не заметил. Но Вы поделитесь со мной, если узнаете что-то интересное или важное?

— Конечно, — ответила виконтесса.

Вылетев из гостиной первой, пока остальные кандидатки окружили Сваху, графиня, стараясь идти быстро, но не бежать, бросилась в покои и за поворотом коридора неожиданно налетела на препятствие.

Препятствие сдавленно охнуло и еле успело подхватить девушку.

— Миледи, что же Вы так бегаете и не смотрите — куда?

— Простите, — Габи подняла голову и удивилась — «принц без отвода глаз. Такой, каким она его видела в подземном ходу»!

Интересно, зачем он снял отвод? Но она не должна показать, что знает, как выглядит Его Высочество, поэтому, будем играть.

— Я Вас не ушиб?

— Нет. Боюсь, это я Вас ушибла, — ответила Габи.

— Я не настолько хрупкий, — улыбнулся мужчина.

Странно, теперь он смотрел на нее спокойно, не зло, как в гостиной, а просто с легким интересом. Может быть, это из-за отвода его взгляд на завтраке показался ей жгучим?

— Милорд, — решилась девушка. — Мне надо идти, я благодарю Вас, что не дали мне упасть.

Мужчина опомнился, разжал руки и поклонился:

— Постарайтесь не выскакивать так внезапно, не у всех хорошая реакция и Вы можете пострадать.

Надо же, заботится! А в гостиной она от его взглядов едва не дымилась, или это побочный эффект от отвода глаз?

Габриэлла встряхнула головой, отгоняя роившиеся мысли и поспешила в покои.

Грегори шел и улыбался — насколько стремительная у девушки смена эмоций: испуг — удивление — настороженность — любопытство! И какие красивые у нее глаза.

— Проходите, Грегори, — Его Светлость, Правый Верховного мага, Лерон Сабоссини показал рукой на удобные кресла. — Присаживайтесь. Я вызвал Вас, чтобы серьезно поговорить.

Грегори сел и посмотрел на мага, показывая, что готов к разговору.

— Вы очень сильный маг, — продолжил Лерон. — Поэтому мы рады, что Вы теперь с нами. Но я вынужден попросить Вас больше ни с кем не делиться своими взглядами на брак и семью, в противном случае нам придется расстаться. Вы должны понимать, что находитесь на территории суверенного государства, у которого свои порядки и законы и никому, кроме Его Величества, не позволено осуждать их или изменять. Нам и так нелегко с Его Высочеством и если он найдет поддержку, то всем будет еще сложнее. Сказу скажу, что брака ему избежать не получится, но если он станет упорствовать, королю придется поступить жестко. Надеюсь, Вы понимаете это и не захотите стать катализатором проблем?

— Да. я понимаю.

— Со своей стороны я понимаю и Вас, Вы выросли в другом обществе, привыкли к другим отношениям и Вам сложно быстро перестроиться. Поэтому предлагаю такой вариант — на границе с Ольшей необходимо подзарядить охранные артефакты. Как Вы смотрите на то, чтобы отправиться туда, допустим, на месяц? Сначала я хотел отправить Вас в Аринж, но потом подумал, что там Вам будет скучно, а на границе Вы и делом займетесь и пользу принесете. Что скажете?

— Я согласен.

— Отлично! Завтра к вечеру мы ждем прибытие Ее Величества, её охрана отправится сразу же назад, и Вы сможете ехать вместе с ними, я отдам распоряжение. Дороги у нас достаточно безопасны, но в компании путешествовать всегда лучше, чем одному.

— Да, несомненно, — согласился Грегори. — Но разве охрана королевы не в Аринж вернется?

— Нет, они поедут на границу и сменят других. У нас охрана заступает на месяц, потом отдыхают месяц и маги тоже также.

— Хорошо, я буду готов.

— Я рад, что мы поняли друг друга!

Маги пожали друг другу руки, и Грегори покинул помещение.

Вот так — ссылают. Что же, этого следовало ожидать. Да, они несправедливо поступают со своими женщинами, но раз это давняя традиция государства, то они считают такое положение вещей правильным и естественным. Если не считать привязки, ему в Королевстве очень нравится, и он не прочь прожить тут всю жизнь. Только женится он обязательно по любви и постарается родить только сыновей.

Маг шел по коридорам дворца и вспоминал королевскую невесту. Слишком короткая встреча, но кое-что, кроме ее эмоций и красивых глаз он сумел разглядеть — её дар. Девушка была очень сильна, он только не успел понять, сколько и какие у нее стихии, но, несомненно, они очень высокого уровня.

— Грегори?

— Ваше Высочество!

— Если Вы не заняты, я бы хотел с Вами переговорить.

— Я свободен, но Его Светлость Лерон Сабоссини четко дал мне понять, что запрещает вести разговоры о привязке.

— О, уже? Ничего, мы будем говорить о другом, не переживайте, что Правый сможет Вас обвинить.

— Тогда никаких проблем.

— Пройдемте в мои покои, там нам точно никто не сможет помешать, — предложил Тиан.

Маг коротко кивнул и последовал за наследником, гадая, что тот собирается у него попросить или сообщить.

Себастиан пропустил Грегори через двери на королевский этаж и бросил охране:

— Вы нас не видели.

Оба стража переглянулись, синхронно кивнули, затворили за принцем дверь и невозмутимо вытянулись по обеим ее сторонам.

— Проходите, Грегори, — Тиан показал в сторону гостиной. — Садитесь, где Вам удобнее, а я запечатаю дверь.

Маг с любопытством огляделся — когда еще доведется побывать в королевских покоях? Нет, молва преувеличивает, хотя, может быть, это наследник не любит показной роскоши, а в покоях его отца и матери все так, как рассказывают: стены обиты драгоценным мирисским шелком, пол инкрустирован розовым и платиновым деревом, мебель из нубарского ясеня, всюду золотая лепнина и пересидские ковры, в которых нога утопает по щиколотку. Хм, ковры как раз присутствуют.

— Хотите что-нибудь выпить или перекусить? — обратился Тиан к гостю.

— Нет, благодарю, Ваше Высочество!

— Грегори, когда мы наедине, зовите меня просто — Тиан или Себастиан, без «высочеств», хорошо?

— Хорошо, а я — Грег. Мы не потревожим Его Величество, он же все еще у Вас?

Маг с интересом разглядывал наследника: сильный дар, высокий уровень. Грегори слышал, что у принца до сих пор не пробудился Огонь, но он, несомненно, у Его Высочества был, он ощущал его присутствие, только будто Огонь находился за толстой глухой стеной. Интересно!

— Нет, король мирно спит в спальне, я запечатал все двери, так что можно не волноваться, — ответил принц. — Грег, Вы же из Ольши?

— Да, из самой Аршавы. Я там родился и учился в АМУ — Аршавском Магическом Университете, а потом некоторое время работал в Аавгустове, пока не встретил мага из Королевства и тот не предложил поменять государство.

— Отлично! Можете рассказать подробнее про АМУ? Как туда поступить, что для этого надо, сколько стоит обучение, учатся ли там девушки и все-все, что помните.

— АМУ — самое большое учебное заведение Ольши, — приступил к рассказу Грегори. — Университет расположен в нескольких километрах от Аршавы и занимает огромную площадь: там и учебные корпуса, и полигоны, теплицы и поле для травников, общежития для студиозусов, дома преподавателей, собственный лес и озеро. В общем, всего и всем хватает. Полигоны разные — у некромантов свои, у боевиков свои, для каждой стихии отдельные, корпус менталистов еще — полностью экранированный.

Тиан жадно слушал, не отводя взгляда от лица гостя. Маг оживленно жестикулировал, раскраснелся, видно было, что рассказ доставляет ему удовольствие.

— Учатся и парни и девушки. Где-то и тех и других поровну, где-то девушек подавляющее большинство — у травников и зельеваров, у целителей, например. Где-то почти все студиозусы — мужчины, это боевики, некроманты, из стихийников — огневики. Прием новичков может идти круглый год, но наибольшее количество поступающих всегда в конце лета. Принимают после диагностики магического дара и сами распределяют по факультетам, исходя из результатов проверки. Стоимость обучение зависит от факультета и уровня дара студиозуса — чем выше уровень, тем меньше цена обучения.

— Как интересно! — воскликнул Тиан. — Почему?

— Всё просто — чем выше уровень, тем легче его учить, тем больше пользы принесет маг, а необученный — проблем. Ольша заинтересована, что бы все одаренные имели возможность учиться, поэтому, если у сильного магически студиозуса нечем платить за обучение, его не отчислят, а помогут найти подработку или он отработает после окончания Университета.

— То есть, слабо одаренный платит за обучение больше?

— До второго курса включительно обучение для всех бесплатное. Если маг со слабым даром хочет учиться дальше, да, ему придется платить больше, чем магу с сильным даром, потому что на его учебу преподаватели будут тратить больше сил и времени, чем на сильных одаренных.

— Интересное разделение. Как происходит зачисление и проверка — надо записываться или в любой день пришел и прошел?

— Как я говорил, основной поток бывает в конце лета, а в течение года приходят единицы. Запись на проверку дара происходит просто — соискатель на воротах показывает свои документы дежурному преподавателю, тот вносит его в список и когда приходит время, соискателю присылают вестник. В конце лета приходится подождать день- два, в другое время проверка происходит, как правило, в течение пары часов. Если маг прошел, то его или её сразу заселяют и на следующий день он уже идет на занятия.

— Какие документы нужны?

— Сверка личности — магический паспорт, куда внесен отпечаток ауры. Незамужним девушкам еще надо предъявить письменное разрешение от отца или опекуна. И девушка приходит на проверку вместе с тем, кто выдал разрешение.

— Ясно. А если девушка замужем?

— Если девушка состоит в браке, то к ней никаких вопросов — подает магический паспорт и все. Позвольте спросить — Вы с конкретной целью интересуетесь или просто, для общего развития?

Себастиан серьёзно посмотрел на мага.

— Я могу дать клятву, если Вас беспокоит возможность разглашения.

— Хорошо, — кивнул наследник. — У меня возникла идея — хочу вывезти из Королевства одну девушку. У нее сильный дар и большое желание учиться, но здесь, Вы сами понимаете, она обречена на скорое замужество.

— Да, понимаю, — кивнул Грегори. — А что говорят родные девушки? Почему именно Вы решаете ее проблему?

— У нее нет родных, она сирота. И еще — она простолюдинка, кроме меня о ней некому позаботится.

— Вы ничего не путаете? — ошеломленно переспросил маг. — У простолюдинов не бывает магии, даже в других странах у каждого одаренного минимум один из родителей маг, а в вашем Королевстве браки между бездарями и одаренными исключены уже лет двести как.

Она бастард?

— Я и сам не знаю, — вздохнул Тиан. — Но это не существенно, главное, вывезти ее из Королевства и помочь поступить в Университет.

— Даже не знаю, что сказать, — покачал головой маг. — Возможно, Вы не в курсе — уже несколько месяцев введен запрет на выезд за пределы Королевства всем незамужним женщинам. Если раньше не выпускали только несовершеннолетних, то теперь закрыли выезд для всех.

— Да, не слышал, — обескуражено проговорил Себастиан. — Надо будет поинтересоваться у отца, о чем еще наследника не посчитали нужным предупредить. Так что же — девушке невозможно вырваться?

— Возможно, если она выйдет замуж и покинет Королевство вместе с мужем. Тиан, не надо на меня так смотреть! Я жениться не собираюсь. Вернее, собираюсь, но, во-первых, исключительно на той, кого сам выберу, во-вторых, только по обоюдному влечению и согласию! Простите, тут я Вам не помощник. Поговорите сначала с девушкой, захочет ли она вообще выходить замуж ради мечты обучаться магии?

— Да нет, Грег, я Вам не собирался ничего предлагать. Эта девушка мне самому очень дорога и если бы я мог себе это позволить, то сам на ней женился бы. Но я наследник, — принц горько скривился. — Спасибо моему прапрадеду, который вплел в храмовые алтари родовую магию, которая не позволяет наследнику сочетаться с простолюдинкой и даже с бастардом. Только чистокровная аристократка и наличие сильного дара.

— Сочувствую. Еще, наверное, нужно одобрение или благословление отца?

— Нет, этого не требуется, я могу прийти в любой храм вдвоем с избранницей и заключить там брак, а потом поставить родителей в известность. Если бы не обязательное требование чистоты рода! — принц взъерошил волосы рукой и глубоко вздохнул. — Спасибо, что поделились со мной информацией. Я сейчас кину заклинание неразглашения.

— Конечно, — Грегори понимающе кивнул и улыбнулся. — Только я все равно завтра уезжаю, мне некому будет рассказывать.

— Уезжаете? Куда?

— После нашего небольшого… ммм… диспута о положении женщин в Королевстве, Его Светлость Ленар Сабоссини отправляет меня на границу с Ольшей на месяц — заряжать артефакты. Завтра прибывает Ее Величество, вот с ее охраной я и уеду.

— Вот как, — Тиан задумчиво потеребил подбородок. — У меня есть свободный связник, Вы согласитесь его принять и быть со мной на связи? Мало ли, вдруг я найду способ переправить Лию?

— Да, разумеется, Себастиан, я с радостью помогу, если это будет в моих силах.

Наследник вышел из гостиной и через несколько минут вернулся, неся в руках браслет и пуговицу.

— Пуговицу! — сходу решил Грегори. — Браслет, все-таки, слишком по- женски, меня не поймут, если его заметят.

Тиан кивнул и протянул ему кругляш.

— Как пользоваться знаете?

— Разумеется. Пришивать не буду, продену шнурок и надену его на шею, так связник будет всегда со мной.

— Только у связника есть еще свойство, — помедлив, добавил принц. — Я всегда буду знать, где Вы находитесь, и Вы тоже будете знать, где нахожусь я.

Грегори внимательно осмотрел пуговицу и хмыкнул:

— Не только это. Артефакт еще и эмоции передаст — отрицательные и сильные. Например, если владелец связника очень испугается, Вы почувствуете. Я предполагаю, что этот артефакт парный и предназначался мужу и жене.

— И ребенку, — добавил Тиан. — Да, вы угадали. Грег, давайте я Вас выведу, чтобы ни на кого не нарваться, не надо, чтобы нас видели вдвоем. Я обдумаю все, что Вы рассказали, посоветуюсь с девушкой и если мы решим воспользоваться Вашей помощью, вызову Вас по связнику.

Мужчины пожали друг другу руки, затем принц проводил мага, убедился, что тот благополучно покинул королевский этаж, бросил в охранников забывалку и вернулся к себе.

Завтра ему предстоит танцевать с четырнадцатью расфуфыренными курицами, времени все меньше и меньше, а он еще не придумал, как лучше обезопасить Лию. И как и о чем он будет говорить с графиней Амеди.

* * *

— Розетта, я забыла осветлить ресницы! И принц весь завтрак на меня пялился, причем, недобро, я думала, что он разглядел, что я выгляжу немного иначе. А потом, когда я вышла и поспешила сюда, налетела на Его Высочество в коридоре, и он был мил и любезен. Ничего не понимаю — то он меня живьем испепелить готов, то расшаркивается.

— Не сказала бы, что Вас так уж изменили не накрашенные ресницы, — резюмировала Розетта, окинув хозяйку взглядом. — А пялился он, как Вы выразились, наверное, потому, что секретарь ему наверняка уже что-то наговорил про Вас. — Рози хихикнула. — Ну и наплели Вы, миледи! Как выпутываться станете?

— Ладис пообещал, что если Амеди отпустит Лию, то наследник проведет с графиней встречу или даже две, вне запланированных, в благодарность. Мол, все невесты этого хотят и эта не исключение. Наверное, сказал об этом принцу, а тот меня и так видеть не может, а тут еще дополнительные встречи, — девушка рассмеялась. — Вот он и сверлит во мне дыры взглядом. Но все равно удивительно, почему тогда в коридоре он вел себя иначе? Ладно, я успокоилась, вроде бы, у меня уже получается вести себя тише, смотри — уже столько дней никаких новых катастроф!

— Ох, миледи, хоть у меня и нет дара предвиденья, но есть жизненный опыт и очень чувствительная зад… пятая точка. Помяните мое слово — это затишье перед бурей! Я прямо чувствую, что скоро события понесутся с оглушающей скоростью и могу только молить богов, чтобы мы при этом не пострадали.

— Розетта, всё будет хорошо, я обязательно найду выход!

— Этого-то я и опасаюсь, миледи!

ГЛАВА 22. НА КАЖДУЮ ХИТРОСТЬ НАЙДЕТСЯ СВОЯ ХИТРОСТЬ

Голова гудела, в глаза кто-то насыпал песок, а во рту поселился скунис.

Его Величество попытался поднять веки и через несколько минут попыток смог сквозь узкую щелочку увидеть свет.

Боги, что с ним случилось-то? Все указывает, что вчера ему было очень хорошо, раз сегодня так плохо, но он не помнил, чтобы позволил себе лишнего. Хотя, повод был — единственный сын влюбился… Откуда он это взял? Цаппель ему сказал! Нет, но надираться-то так зачем было?

Величество перевернулось на бок и пошарило рукой вокруг, так как глаза больше чем на два миллиметра открываться не желали.

Хм… Где это он?

Мужчина попытался позвать слугу, но изо рта вылетели только хрипло-каркающие звуки, больше похожие на крик цаппеля, чем на человеческую речь.

Боги, что же он к нему прицепился — цаппель? Никогда не интересовался птицами, разве что в жареном, вареном или печеном виде, а тут дичь из головы не идет, причем, живая и вообще несъедобная.

Король с трудом поднял руку, к которой будто кто-то привязал гирю, и потер лицо. После массажа веки приоткрылись побольше, и ему удалось даже кое-что рассмотреть — незнакомая кровать, незнакомая комната, незнакомый помятый и опухший мужик напротив. А, это, оказывается, зеркало!

Так, надо вспомнить, где он и что случилось.

Он в Летней Резиденции, да. Пришел порталом. А к чему была такая спешка? Принц влюбился. Да, замечательная новость, если бы принц влюбился в кого-то из числа невест. А в кого он влюбился? Цаппель… Тьфу, опять эта гадость в голову лезет!

Король со стоном приподнялся и сел, держась одной рукой за голову, второй опираясь о кровать.

Так с чего он вчера так напился? Или не напился, а это откат от заклинания? Но какого?

Мужчина, морщась от каждого движения, огляделся и увидел, что на столике возле кровати стоит кувшин. Вода! Со всей возможной в его состоянии скоростью, он дополз до края кровати и вцепился в кувшин.

Как же хорошо!!! Не вода, а какой-то отвар, но какой же он вкусный! Вместе с живительной влагой в него, казалось, вливаются силы, молотобойцы в голове прекращают работу, глаза открываются.

— Г-ркх! Тео, Лерон, Тиан! — о, дар речи вернулся!

Монарх допил остаток отвара из кувшина, посидел еще пару минут и встал — организм настойчиво намекал, что у него есть неотложные потребности.

После посещения туалета, состояние еще улучшилось, и Сигизмунд рискнул снова заглянуть в зеркало. М-да, хорошо, что Симона его таким не видит — зеркало показывало бледно-зеленое свежее умертвие. Симона! Она же должна приехать… приехать… когда?

Внезапно события, в результате которых он приобрел столь неотразимый вид, ясно всплыли в голове и король взревел:

— ВАЛЕНТАЙН!!!

Полчаса спустя, Его Величество, умытый и накормленный, внимательно выслушивал рассказ Ренуара о приключениях своего спящего тела.

— Да, уж, погуляли. Её Величество не прибыла еще?

— Нет, ждем ближе к вечеру.

— Отец! — в спальню вошел наследник.

— Осолен, можешь быть свободен, — отпустил Левого король. — Навести Правого и Верховного, передай, что через два часа я приглашаю их в мой кабинет. Да, ты тоже обязательно подходи с ними. Будем думу думать.

Ренуар поклонился и растворился в недрах дворца.

— Отец, — повторил Тиан. — Я рад, что ты уже выспался. Там бабушка интересовалась, когда ты будешь готов ее принять.

— Вдовствующая королева? — с некоторой опаской переспросил Сигизмунд. — Скажи, что я еще не готов.

— Ну, да, бабушка. Я попытаюсь, но ее сложно остановить, ты же знаешь.

— Знаю, — буркнул король. — Вот во что превращается женщина, если ей удается избежать привязки. Иди же, постарайся ее убедить, что я еще сплю.

— Зато она живая и активная, а если бы была привязка, то ушла бы вслед за дедом. И потом, сам посмотри, сколько пользы она приносит Королевству своим даром! — ухмыльнулся Тиан и вышел из спальни.

Вскоре до короля донеслись голоса, голоса приблизились и дверь распахнулась.

— И где он спит? — Черная Королева с возмущением смотрела на сына. — Марио, с каких это пор ты избегаешь меня?

— Матушка, я вовсе не избегаю, — возразил Его Величество. — Просто я спал и только проснулся, еще не успел привести себя в порядок. Не могу же я предстать перед женщиной в таком виде?

— Не забывай, что эта женщина — твоя мать и не раз видела тебя без штанов. Уж зрелище сына в халате я как-нибудь переживу. Что это ты устроил? Что за спячка в разгар дел?

— Просто попал под усыпляющее заклинание, — развел руками Сигизмунд. — И не зови меня Марио, я не люблю свое второе имя, уже не раз просил.

— Я твоя мать и буду звать тебя так, как хочу. Марио, мне доложили, что Тиан заинтересовался одной девушкой, почему ты до сих пор не поделился со мной подробностями?

— Матушка, — король показал жестами, что сын может находиться в соседней комнате.

— Когда я вошла, то сразу запечатала дверь, — фыркнула королева- мать. — Мой внук ничего не услышит, даже если прижмется к двери ухом. Ты уже знаешь, кто эта девушка?

— Никто не знает, — с неудовольствием ответил сын. — Тиан скрывает и свою симпатию и то, что она у него появилась. Если бы не наблюдательность Свахи, мы еще долго ничего не заподозрили бы.

— Понятно, все приходится делать женщинам, — недовольно резюмировала женщина. — Нет, я признаю, что в некоторых вопросах мужчины более компетентны и полезны, но в большинстве случаев не видят дальше своего носа. Имей в виду, я велела снять с каждой невесты слепки аур и внесла одно дополнение в магию приграничных Стражей.

Король в изумлении уставился на мать.

— Не смотри так, Марио, если ждать, пока ты сам сообразишь, мы останемся без наследника. Фигурально, конечно, но тем не менее.

— Что ты хочешь этим сказать? — отмер Его Величество. — И какое дополнение?

— Разве ты не в курсе, что мой внук мечтает поступить учиться? А теперь он еще влюбился и явно не в одну из представленных ему невест.

— Причем тут это? И да, я знаю, что мой сын — король выделил голосом — вбил себе в голову дурацкую идею учиться вместе с обычными магами, будто я не могу обеспечить ему учителей любого уровня!

— Притом, что он наверняка постарается отвильнуть от женитьбы и сбежать в одно из соседних государств, где поступит в Академию или Университет. Вместе со своей симпатией, если ты этого еще не понял. Мальчик хочет вращаться в компании сверстников, пожить самостоятельно.

— А симпатия, каким тут боком? — недоумевал король.

— Иногда мне кажется, что ты не мой сын, — вздохнула вдовствующая королева. — Напомни мне, пожалуйста, кого все маги вот уже месяц ищут в Резиденции и не могут найти? Кто разгромил склад в Главном дворце и сжег магплиту в Малом?

— Матушка??! Да не может быть!

— Да, мой недогадливый сын — это один и тот же человек. Вернее — одна и та же девушка, а поймать ее вы не в состоянии, потому что ее прячет принц! Теперь ты сам сложишь два плюс два или мне продолжать?

— Ты хочешь сказать, что Его Высочество прячет эту простолюдинку? О… Но где и зачем? И, боги, у нее еще и две стихии? Откуда?

— Мальчик влюблен и способен на любые глупости. В том числе, сбежать с девушкой из Королевства. А откуда взялась простолюдинка со стихиями, надо не у меня спрашивать, а у твоих придворных — ветром ее точно надуть не могло, кто-то из магов пренебрег защитой и допустил утечку ценного ингредиента.

— 3-зачем сбежать?

— Сигизмунд Марио Тьери, кто из нас король ты или я??? Приди уже в себя! Мальчик знает, что как только девушка попадет к твоим магам, он ее больше не увидит. Мальчик хочет учиться, а девушка имеет неплохой потенциал, по крайней мере, у нее есть Огонь и Воздух и тоже, наверное, хочет учиться, а не замуж или лишиться магии. В Королевстве ей этого не избежать, значит?

— Он увезет ее и вместе с ней поступит в Академию или Университет?

— Дошло, наконец-то! Ты не настолько безнадежен, как я подозревала.

— Ты считаешь, что девушка — бастард? Да, это возможно, хоть и маловероятно, но другой причины появления одаренной в среде бездарей я не вижу. Две стихии! Видимо, ее отец очень сильный маг.

— Мальчик переживает первую любовь и на такие мелочи, как происхождение предмета его страсти внимания не обращает. Когда все закончится, найдешь ее отца и снимешь с него стружку.

— Но у Тиана не получится ее вывезти — магия Стражей на границах не пропустит незамужнюю девушку, мы же несколько месяцев назад установили это ограничение. И сам жениться на простолюдинке он не сможет — магия алтарей не примет такой брак, ты же знаешь условие.

— Марио, мальчик влюблен! Впрочем, кому я это говорю — ты же ни разу не любил женщину, поэтому не понимаешь, каково это. Перевожу — Тиан готов на все, чтобы спасти от твоих магов девушку, поэтому он найдет способ, как ее вывезти. Например, подкупит какого-нибудь простолюдина, и девушка пройдет ритуал с ним. Не перебивай! — королева-мать жестом остановила готового возразить сына. — Без ночи, просто ритуал — брачные татуировки появятся, этого будет достаточно для Стражей. Поверь, фантазии у нашего Тиана хватит, одно то, как ловко он всех дурит столько времени подтверждает это. Но если он не сможет выехать сам, то не уедет и девушка.

— Не понял, объясни, пожалуйста, что это даст? Какой ему прок от чужой жены? И какой прок нам, если из государства выедет женатый наследник?

— Если в течение года после ритуала брак не будет подтвержден, то он аннулируется, татуировки исчезнут, девушка станет свободна. В этом случае устанем ждать, когда Себастиан наиграется в любовь и учебу и сам вернется. Да еще и пропустим время, когда Огонь может проснуться и наследник останется всего с тремя стихиями. Не мне тебе говорить, чем это грозит Королевству.

Сигизмунд издал невнятный звук.

— С него станется еще и брак заключить по законам другого государства, что сам понимаешь, совершенно неприемлемо, — продолжила мать. — А с моим дополнением к Стражам, он не сможет покинуть Королевство, так что ему придется сначала жениться в Королевстве, причем, строго на чистокровной аристократке, а потом уже спасать свою простолюдинку. Сразу после ритуала и брачной ночи пересадим ему Огонь жены, и пусть едет со своей симпатией, я даже на пару-тройку дней сниму ограничение на выезд незамужних девушек и найду способ, чтобы до ушей принца дошла эта информация, пусть считает себя ловким и находчивым, это очень полезно для его самомнения. Принц будет женат на подходящей девушке, станет полностихийником, его невесту напоим зельем, она понесет в первую же ночь, а большего пока нам и не надо. Пусть едет и развлекается. Будут сложности с привязанной новобрачной, но, я думаю, общими усилиями мы справимся и переключим внимание девушки на ожидание ребенка.

— Ты все предусмотрела, да? Нет, я, конечно, понимаю необходимость таких мер… Но…

Король встал и принялся мерить шагами спальню.

— А если ты ошибаешься?

— Если я ошибаюсь, в чем я сомневаюсь, то вреда от дополнения не будет, — парировала королева-мать. — Принц у нас один, рисковать его будущим мы не имеем права. Можешь не благодарить, за то, что пока ты по болотам птиц ловил, я все устроила. Да, не забудь отозвать магов, пусть Тиан успокоится и решит, что его девушка вне опасности. Ладно, ты проинформирован, я удаляюсь.

Его Величество, все еще пребывая в некоторой растерянности от обилия информации, проводил взглядом матушку и переключился на неотложные дела.

В первую очередь он примет ванну, потом совет с Верховным, Правым и Левым.

А потом приедет Симона, ему придется провести какое-то время с ней и… и ужин с кандидатками в невесты сына. Да, матушка в очередной раз удивила, у нее ум настоящего государственного деятеля, жаль, что он достался женщине.

Тиан тихо вернулся в покои, остановившись в кабинете, взял в руки какую-то книгу и сел, будто никуда не отлучался. Вдовствующая королева уже ушла, отец еще не выходил, у него есть время посидеть и просто разложить всё услышанное по полочкам.

Никогда не отличался любовью шпионить, тем более, за отцом и бабушкой, но тут его просто что-то подтолкнуло, как только он почувствовал, что королева-мать запечатала дверь.

Отверстия, через которые можно было из хода подсматривать, что делается в его спальне, Тиан обнаружил давным-давно, но почему-то не захотел их заделать, а просто повесил на стену картину, которая надежно перекрыла обзор. И неожиданно они пригодились — картина мешала увидеть, что происходит в комнате, но совершенно не помешала услышать каждое слово.

Да, бабушка, не ожидал… Что ж, он подумает, как можно повернуть в свою пользу подслушанные сведения и, пожалуй, подыграет заботливым родственникам. Пусть думают, что перехитрили его.

А пока ему бы поговорить с Лией, но во дворце полно ушей, накладывать полог тишины он не станет, отец сразу почувствует и заинтересуется, что это сын от него утаивает, поэтому он в виде секретаря выйдет в парк и воспользуется связником.


— Эй, ты, как там тебя? Да, да, я к тебе обращаюсь, — красивая девушка с надменным лицом явно ожидала, что он склонится в поклоне и поспешит к ней.

Принц хмуро смотрел на нахалку и не торопился оправдывать ее ожидания.

— Мне еще долго ждать? — возмутилась красавица. — Что ты вообще себе позволяешь? Я — ваша будущая королева и когда я зову любой обязан тут же повиноваться.

Будущая королева. надо же.

Тиан выгнул бровь, услышав столь смелое заявление, и решил немного подыграть, чтобы узнать больше.

— Да, миледи?

— Иди сюда, не заставляй меня кричать на весь дворец. Ты, чей секретарь — Его Высочества?

— Гм… Ну… Вроде того.

— Какой-то ты странный, — с сомнением заключила девушка. — Ты часто видишься с принцем?

— Каждый день, миледи.

— Ага, значит, ты знаешь всё о привычках наследника? Ты должен мне все рассказать!

— Миледи, — с укоризной ответил мужчина. — Только очень плохой слуга позволяет себе распространять слухи или сведения о своем господине, Вам так не кажется? Так вот, я хороший слуга.

— Но я же ни кто попало, — возмутилась девушка. — Я — графиня Аглая Рианна Антонекки — ваша будущая королева и ты обязан служить мне так же, как и Его Высочеству!

— Простите, миледи, — Тиан едва сдерживал улыбку — какая, однако, прыткая девица! — Но я не слышал, чтобы Отбор завершился или Его Высочество объявил о своем выборе!

— Отбор — это простая формальность! — фыркнула графиня. — Здесь нет никого, кто был бы равен мне по древности рода, красоте и силе дара, это же очевидно!

— В таком случае, миледи, зачем Вам спрашивать о принце у слуги, наберитесь терпения и все узнаете прямо у Его Высочества! — Тиан поклонился и спешно отошел от полыхающей недовольством невесты.

Чрет! И вот «это» и еще тринадцать таких же высокомерных девиц ему прочат в жены? Ладно, характер поправит привязка, но если девушка сумеет обойти привязку, как в свое время это удалось королеве-матери? — принц похолодел, представив, что обзавелся женой, которая мало того, что ему ни капли не нравится, но еще и постоянно что-то требует и ставит условия. Боги, только не это!

С опаской покосившись на пеструю стайку невест, прогуливающихся на лужайке под окнами дворца, Себастиан постарался скорее пересечь опасное место и с облегчением нырнул в тенистую прохладу парка.

Лия на вызов не ответила.

Сжав браслет в руке, Тиан раз за разом посылал вызов, нервничая и предполагая самое худшее.

Её разоблачили? Она заболела? Может быть, просто занята или не может ответить и он ее подставляет вызовом? Да, скорее всего последнее. Надо подождать, тогда она сама с ним свяжется или он вызовет ее минут через пятнадцать-двадцать.

Габриэлла отбыла повинность на репетиции и вернулась в покои, обдумывая то, что сказала ей Сваха, отозвав подальше от любопытных ушей остальных девушек.

— Миледи, завтра второе испытание, как Вы знаете: Вам предстоит танцевать с Его Высочеством.

Габриэлла, молча, смотрела на нее, ожидая продолжение, пока Сваха ничего нового ей не сообщила.

— Вы будете близко к принцу, очень близко. Или он к Вам, — женщина вздохнула. — Не доходит, о чем я пытаюсь намекнуть? Хорошо, тогда скажу прямо — приходите на испытание в своем естественном виде.

— ???

— Миледи, теперь-то Вы прекрасно поняли, о чем я говорю. Поймите, принц будет от Вас всего в полуметре, а в некоторые моменты даже меньше и прекрасно все разглядит и почувствует.

— Почувствует? Но… что?

— То, что Вы подкладываете под юбку, уродуя фигуру, — отрезала Сваха. — А так же, возможно, своеобразное использование косметики.

— С чего Вы взяли? И, потом, какая принцу разница, как я выгляжу? — растерянно спросила девушка.

— Уродуя себя, Вы проявляете неуважение к Его Высочеству! Имейте в виду, что если Вы появитесь на испытании в этом же виде, — Сваха обвела рукой контур девушки. — Мне придется поставить в известность Распорядительницу Отбора госпожу Клео Маритани и нам придется умыть Вас при всех!

— Вы не посмеете, невесту нельзя оскорблять, тем более — у всех на глазах! — от негодования Габи сжала кулачки.

— Посмею, миледи. Если Вы позволяете себе водить всех за нос, то вывести Вас на чистую воду — моя прямая обязанность. Идите, графиня, я Вас предупредила.

Вот еще напасть, не было печали! Глазастая и вредная! И что ей теперь делать? Не может быть и речи, чтобы идти на испытание без маскировки, но и с ней идти невозможно!

— Рози, я пропала!

— Миледи, что на этот раз?

— Сваха поняла, что я порчу фигуру и крашусь не для улучшения внешности, а совсем наоборот и пригрозила, что если я приду на испытание в таком виде, меня при всех умоют… Разоблачат, в общем.

— Миледи… Но разве можно так поступать с невестой наследника? — всплеснула руками Розетта. — Это неслыханно!

— Сваха сказала, что появляясь в таком виде, я проявляю неуважение к принцу, — вздохнула графиня. — Боги, ну, почему она такая наблюдательная и принципиальная? Еще тринадцать невест, готовых на ритуал хоть сейчас бежать — пусть смотрят на них, зачем им кандидатка, которая единственная из всех не желает замуж?

— Миледи, Сваха просто выполняет свою работу. Если Вы не хотите разоблачения прямо на испытании, Вам придется прислушаться к ее совету.


Расстроенная девушка медленно выпутывалась из платья, когда Розетта привлекла ее внимание:

— Миледи, я сказать забыла — в шкатулке что-то происходит. Я боюсь подойти и посмотреть.

— Что там может происходить? — удивилась Габриэлла.

— Сами поглядите, вон, опять началось! — и Рози ткнула пальцем на столик.

Шкатулка слегка вибрировала и будто нагревалась, пришлось подойти и откинуть крышку и оказалось, что это связник, который только что не подпрыгивал.

— Рози, это тот кулон для связи, который мне, то есть, Лие, дал Ладис! Он меня вызывает, что мне делать? Ответить — но я решила сказать, что Лия уехала в замок. Не ответить — он может прийти, кулон же здесь, а не уехал с Лией в замок!

— Ответьте, узнаете, что он хочет. А потом «уедете», — посоветовала служанка.

Габи схватила кулон и сжала, краем глаза наблюдая, как Розетта выходит из спальни, оставляя её одну.

— Лия, ну, наконец-то! — голос Ладиса звучал четко и ясно, будто он стоял рядом. — У тебя все в порядке? Почему ты не отвечала?

— Да, все в порядке, не могла ответить, была занята.

— Прости, что был настойчив, но я испугался за тебя. Ты не можешь прийти в шалаш?

— Нет, я занята. Моя… хозяйка не отпустит, — соврала Габриэлла. — Ты сам говорил, что мне надо быть осторожнее.

— Да, верно, но… Ладно, не важно. Лия, ты можешь сказать, когда твоя хозяйка ходит гулять?

— Зачем тебе?

— Ты забыла — я хочу перекупить тебя у графини. Чем она сейчас занята?

— Кто, графиня Амеди? — взгляд девушки заметался по спальне и наткнулся на снятое платье. — Она сейчас пришла с репетиции и купается.

— Если она выйдет в парк, пожалуйста, сразу вызови меня! Носи кулон всегда с собой, если тебе будет угрожать опасность, я по нему сразу тебя найду.

— Погоди, — насторожилась графиня. — Кулон же связник? Или не только?

— Не только, он еще передает местоположение человека, у которого находится. Очень полезная функция, а в твоем положении — особенно. Не забудь, как только твоя хозяйка соберется на прогулку, сразу сообщи мне!

Вот это новости — он еще и следить за ней может при помощи кулона! И как теперь «отправить» Лию в замок? Разве что — она «уедет», а КУЛОН останется здесь? К примеру, вредная хозяйка отобрала? Да, это выход.

Теперь — что делать с намерением Ладиса поговорить с «хозяйкой Лии»? Что тут можно придумать, кроме как предоставить ему эту возможность? Придется опять наряжаться и идти в парк…

Внезапно Габи осенило — а зачем наряжаться, если она может надеть артефакт, который ей подарил Якоб? Магией она пользоваться не собирается, зато не придется краситься — раз — и она «страшилка Амеди»! Отлично, так она и поступит и… боги, а вот и выход для испытания! Она просто наденет артефакт и пусть Сваха ее умывает, она переживет, зато та больше к ней и близко не подойдет, когда поймет, что ни за что обидела кандидатку!

Ай, да я! Как все ловко придумала, даже настроение поднялось! И она увидит Ладиса! Ну и что, что под личиной, зато на него любоваться ей ничего не помешает!

— Рози, скорее приготовь мне ванну!


Лия связалась с ним через три четверти часа, торопливо проговорила, что, дескать, графиня собирается на прогулку и что она хочет погулять в одиночестве, поэтому не зайдет за подругой, виконтессой Крастти, и, сославшись на неотложные дела, отключилась.

Графиню Тиан заметил издали — нелепое создание, бледная, блеклая, несуразная, плоская сверху, задастая снизу — она шла по парку, время от времени наклоняясь к цветам на клумбах, проводя рукой по веткам деревьев. Гладит она их, что ли или того пуще — разговаривает с ними? Блаженная, как есть, блаженная!

Дождавшись, когда Ее Сиятельство опустилась на скрытую высоким кустарником скамейку, наследник подошел к ней и склонился в поклоне.

— Миледи!

Графиня посмотрела не него и отвернулась, не сказав ни слова.

У, мышь белая!

— Миледи, позвольте представиться? У меня есть информация, которая должна Вас заинтересовать. Я — секретарь Его Высочества Ладис. Скажите, Вы хотели бы встретиться с наследником и пообщаться с ним без посторонних глаз?

— Нет, — и девушка снова отвернулась.

Боги, а голос-то какой противный!

— Миледи, — Тиан обошел капризницу, чтобы снова оказаться перед ее лицом. — Вы не поняли — я могу устроить Вам приватную встречу с Его Высочеством! Только Вы и он, и эта встреча будет тайной.

— Меня это не интересует, — ответила Мышь. — Отойдите, Вы мне загораживаете Светило.

Охр… опешивший наследник послушно сделал два шага в сторону и замер.

Ему же надо выторговать Лию, а эта… да что она о себе думает??? Свидание с наследником ее не интересует, тогда какого… цаппеля она делает на Отборе?

— Интересный у принца секретарь, — отмерла девица. — По-моему, совсем не Ваше дело, что я делаю на Отборе.

Он что, последнюю фразу вслух сказал??

— Простите, миледи, это, конечно же, не мое дело. Был не прав, сказал, не подумав. Дело в том, что я хотел попросить у Вас одну услугу и думал, что свидание с Его Высочеством будет для Вас достаточно привлекательным обменом.

— Услугу? Вам от меня? — возмущенно пропищала графиня. — Подождите, я начинаю догадываться — у Вас тепловой удар? Да, Светило сегодня особенно печет. Не переживайте, целители быстро Вас подлечат, только не откладывайте их посещение надолго.

— Да нет, же, миледи! У Вас есть служанка, Лия, я хотел бы перекупить ее у Вас, а взамен предложить свидание или два с Его Высочеством. Подумайте, насколько впереди других невест Вы оказались бы!

— Зачем Вам моя служанка? Вы решили испортить ей жизнь? И сколько Вам повторять, что свидания с принцем меня не интересуют от слова «совсем»?

— Нет, вредить Лие я не намерен, — серьезно ответил Тиан. — Я хочу помочь ей, ведь работа служанкой не сахар, а она умная девушка и могла бы устроить свою жизнь не в пример лучше.

— Что Вы можете ей предложить — роль содержанки?

— Миледи! — Тиан посмотрел на графиню с укоризной. — У меня есть небольшое поместье, Лия могла бы вести хозяйство, потом вышла бы замуж за хорошего человека, родила детей.

— Хм, даже странно слышать такие щедрые предложения. С чего бы Вы так прониклись к моей служанке? За красивые глаза?

— Она похожа… похожа на одну девушку, которая мне очень нравится, поэтому я хочу ей помочь. Вы отпустите Лию?

— Я подумаю.

— Благодарю, миледи! — мужчина просиял. — Что Вы хотите взамен? Кстати, не утолите мое любопытство, почему Вы отказываетесь от свидания с Его Высочеством? Это же отличный шанс произвести на принца впечатление. Вдруг, Вы ему понравитесь, и он выберет Вас в жены?

— Упаси, боги! — возмущенно воскликнула девушка. — Я не желаю производить на принца впечатление и тем более, нравится ему!

— Вы не хотите стать королевой? — пораженно уточнил Себастиан.

— Нет, конечно!

— Нет, конечно? — изумление принца по двенадцатибалльной шкале достигло предела и стремилось еще выше. — Но, все девушки хотят стать королевой и замуж за принца!

— Я — не все девушки, — отрезала Мышь.

— Вы не хотите замуж вообще или только замуж за принца? — продолжал спрашивать Тиан, понимая, что если не получит ответа, то просто умрет от любопытства.

— Я не хочу замуж за принца Ларитании Себастиана — так понятно? — пискляво отчеканила девушка. — И вообще, с какой стати Вы мне допрос устраиваете? Надеюсь, не с целью поделиться с Его Высочеством?

— Нет, — принц вовремя вспомнил. Что от благосклонности графини зависит судьба Лии и резко пошел на попятный. — Я просто удивился, все девушки хотят замуж, тем более — за Его Высочество. Но это Ваше дело, я ни с кем делиться не собираюсь. Простите за бестактные вопросы и назойливость! Когда Вы дадите мне ответ по Вашей служанке?

— Она Вам его сама передаст. А теперь, если Вы не против, — ехидно проговорила девушка. — Я бы хотела насладиться прогулкой в одиночестве.

Принц поклонился и покинул странную кандидатку в его невесты.

Замуж она за него не хочет, надо же! Она себя в зеркало вообще видела? Кто на такую позарится? Да будь она последней одаренной в Королевстве, он ни за что бы…

Наследник споткнулся и остановился — неожиданная мысль лезвием прошлась по голове и пыльным мешком стукнула по темечку.

Завтра ему танцевать с четырнадцатью липкими девицами, нет, с тринадцатью, четырнадцатой его общество удовольствия не доставит, на сегодня хватит потрясений и открытий, он как-нибудь переживет ужин и запрется один в покоях. Будет морально готовиться к завтрашнему испытанию и ждать, когда его вызовет Лия.


Габриэлла вернулась к себе в растрепанных чувствах.

Ну, кто ее за язык тянул? Что ей стоило подыграть или не так резко отвечать? И зачем она сказала, что не хочет замуж, вон, как Ладис изумился, а она собиралась не привлекать к себе внимания! Хоть бы у него хватило ума ни с кем не поделиться!

Боги, она же ревнует его! Ревнует к Лие! Она положительно сошла с ума — как можно ревновать самой к себе?? Да, но Лию он защищает, хочет устроить ее жизнь, а ей предложил принца! Не собственно принца, только свидание с ним, но все равно! Лие же он это не предложил? Боги, что у нее в голове, Лия служанка, как он может предложить ей свидание с принцем? Но как же он красив и благороден! Да, Лие придется «уехать в замок», иначе она с ума сойдет от ревности и еще больше запутается.

Завтра еще испытание это! Надо по совету Розетты, оттоптать наследнику все ноги, чтобы его секретарь ей больше не предлагал свидание с другим!

ГЛАВА 23. УМНЫЕ ЛЮДИ НЕ ОБИЖАЮТСЯ — ОНИ ДЕЛАЮТ ВЫВОДЫ

Королева Симона не отходила от мужа — как же она соскучилась за эти несколько дней! И не удивительно, что супруг выглядел не лучшим образом, ведь она так и знала, что о нем никто, кроме нее нормально не позаботиться!

Сигизмунд морщился, но терпел: безропотно пил укрепляющий настой, позволил надеть на себя теплые носки — летом-то! — благодарно улыбался и поглаживал жену по руке.

— Милая, ты не устала? — наконец, не выдержал он. — Завтра у невест испытание, на котором нам предстоит присутствовать — танец с наследником, может быть, тебе лучше отдохнуть?

— Да, пожалуй, — согласилась королева. — Мы весь день проведем на мероприятии? Тебе нельзя так переутомляться! Лучше, если мы посмотрим только самых перспективных девушек, а потом уйдем в свои покои.

Хм, а это хорошая мысль!

Король притянул жену, поцеловал, от чего женщина засияла счастьем и мягко подтолкнул:

— Иди к себе, благодаря твоей заботе я уже гораздо лучше себя чувствую! А я отдам кое-какие распоряжения.

— Тео, мне Симона подала интересную идею — давай-ка пробежим по списку невест. Где он у меня был? A-а, вот он. Так, пять девушек с тремя стихиями.

— Четверо. Графиня Озолескки выбыла.

— Да, точно. Хорошо, отметь тех, у кого самый сильный Огонь и у кого на эту стихию откликалась стихия принца.

— Графиня Антонекки, графиня Амеди, баронесса Жерарди и виконтесса Робусти.

— Четверо, — король ненадолго задумался. — Девушек же разобьют на партии, и испытание будет проходить весь день с перерывами?

— Да, конечно. Мы же не хотим вымотать Его Высочество.

— Устрой, чтобы эти четверо танцевали в первой партии, с утра. Мы с Её Величеством будем присутствовать. И Тео, — король выразительно посмотрел на Верховного мага. — Задействуйте проявитель.

— Не рано ли, Ваше Величество? Все-таки, это только второе испытание…

— Не рано, примените его только на первую партию. И ещё — Отбор необходимо ускорить, проводите два испытания в неделю, а если получится, то и три.

— Сигизмунд? — удивленно воскликнул Дайриш. — Но это уже не Отбор будет, а цирк какой-то! Его Высочество…

— Его Высочество, — перебил король. — Спит и видит, как избежать ритуала, поэтому, чем дольше затягивается этот фарс, тем больше у него будет возможности изобрести что-нибудь. До конца июлия Тиан должен быть уже женат. Сосредоточимся на этой четверке, а претендентам на остальных девушек потихоньку сообщай, чтобы готовились к ритуалам. Можешь быть свободен.

Верховный поклонился и покинул королевский этаж.

Ужин в присутствии королевской четы Габриэллу ничем не удивил.

Ну, король, ну, королева. Красивые, не то, что их сын. Король внимательно и оценивающе прошелся по всем девушкам, отчего они краснели и не знали, куда девать глаза и руки, королева же глаз не сводила с супруга и Габи передернула плечами — б-р-р! Как жалко выглядит привязанная женщина, так хочется ее обнять и заплакать. Нет, она им так просто не сдастся!

Ладис вызвал ее уже ближе к ночи, когда выходить в парк было несколько поздновато, и Габи устроилась в купальне, а чтобы Рози даже невольно не могла подслушать, пустила в ванну воду.

— Ладис?

— Лия! У тебя все в порядке? Графиня что-то решила насчет тебя?

— Да, все хорошо. Нет, она мне пока ничего не сообщала, а ты с ней уже переговорил?

— Да, в парке. Ладно, надеюсь, она даст ответ завтра. Послушай, что я узнал — незамужняя одаренная девушка или женщина не может пересечь границу Королевства, зато замужняя девушка поступает в Аршавский Магический Университет без всяких поручительств и разрешений, стоит ей показать брачную вязь.

— Значит, мне не удастся уехать из Королевства даже после Совершеннолетия? — расстроилась Габриэлла. — Значит, все зря и проще самой сдаться магам, чем мучиться еще какое-то время, когда конец неизбежен и предсказуем?

— Погоди, не плачь! — всполошился Ладис. — Есть способ!

— Способ?

— Да, я случайно узнал, что для приграничных Стражей важно лишь наличие брачной вязи, поэтому можно выйти замуж без брачной ночи, главное, пройти ритуал. А через год, если муж и жена не переспят за это время, брак аннулируется, вязь пропадает. И ты будешь свободна!

— Постой, я не поняла… Ты предлагаешь мне срочно, буквально за день или два, найти не женатого мужчину, который согласится пройти со мной ритуал, но откажется от всех дальнейших притязаний? Боги, Ладис, это же невозможно! Ни один мужчина не откажется от женщины, если у него будут на нее все права! И потом, допустим, мне это выгодно, но в чем выгода мужчины, чтобы он согласился? И как обезопасить себя, это кроме вопроса, где вообще найти порядочного?

— Я поищу мужчину, который за деньги согласится пройти ритуал и год потерпит в статусе соломенного вдовца, а потом вы оба будете совершенно свободны. Предложу ему много денег, параллельно наложу на него заклинание неразглашения и возьму магическую клятву. Сделаю все, чтобы ты была в безопасности. Ты согласишься?

— Мне страшно, Ладис. Ритуал, это не шутки! Вдруг, привязка начнет работать сразу после ритуала?

— Нет, Лия, для образования привязки девушке надо потерять девственность с мужем или не женатым мужчиной, а что бы привязка не получилась, надо переспать с женатым.

— Муж считается женатым?

— Не совсем.

— Хм… То есть, если я, допустим, выйду фиктивно замуж за одного, до меня не женатого, а, потом… боги… проведу ночь с другим, но женатым не на мне, то у меня никогда ни с кем привязка не образуется?

— Да. Но мы отклонились от темы, сейчас не о привязке речь, а о том, как тебе выехать из Королевства. Ты согласна, чтобы я искал подходящего мужа на год?

— Согласна.

— Завтра я весь день буду занят и смогу связаться с тобой, скорее всего, только поздно вечером. Ничего не бойся!


Да, уж.

Габриэлла напряженно думала, рассеянно глядя на льющуюся воду.

Выйти замуж, как это называется — фиктивно? Уехать из Королевства, поступить учиться и стать совершенно свободной! Конечно, это очень и очень заманчиво, тем более что тогда у нее появится шанс на что-то больше с Ладисом, чем просто дружба. Но страшно же! Ладно, утро вечера мудренее, надо ложиться спать. Завтра ей еще танцевать… по туфлям Его Высочества.

За завтраком принц был рассеян, ни на кого не смотрел и больше молчал или односложно отвечал только на прямое обращение Свахи. А та кидала на Габи возмущенные взгляды, ведь девушка и не подумала прислушаться к ее совету и по-прежнему сидела в своем невообразимом образе.

Жеребьевка принесла сюрприз — Габриэлле выпало танцевать в первой партии.

Что такое «не везет» и как с этим бороться?

Девушка еще раз посмотрела на бумажку, зажатую в пальцах, и передвинула ее виконтессе.

— Алианда, возьмите и дайте мне свою.

— Ой, Габриэлла! Спасибо!

— Пустяки, я же обещала, — развернула бумажку виконтессы — третья партия. Отлично, у нее будет целый свободный день!

Наставления Свахи она слушала вполуха — куда прийти, в чем, что делать, все мысли графини были о новой информации о привязках, которую ей передал Ладис.

— Графиня Амеди, подойдите ко мне! — Габи вздрогнула, услышав свое имя, и оглядела гостиную: оказывается, пока она мечтала, завтрак закончился, и принц уже их покинул.

Сваха смотрела недобро. Что это она надумала? Девушка с некоторой опаской приблизилась.

— Да, кирия?

— Вчера я Вас просила привести себя в порядок, вижу, Вы пренебрегли моими советами, — мрачно ответила Сваха. — Поэтому я вынуждена поступить так.

С последними словами, к Габи подошли две служанки и крепко взяли ее за руки, наклонили, и третья стала поливать ее лицо из кувшина и умывать, как маленькую.

Девушка рванулась, но ее держали крепко, а магия… магия еле теплилась, перекрытая действием амулета личины, и помочь не смогла.

Как графиня не рвалась и не возмущалась, ей пришлось перенести такое унижение.

Она слышала, как хихикают другие кандидатки и еле сдерживала слезы.

— Простите, миледи, — невозмутимо говорила Сваха. — Но Вы сами меня вынудили так поступить. Надеюсь, больше Вы не рискнете прийти в таком виде.

Служанка закончила умывание, подала Габриэлле полотенце и две другие ее тут же отпустили. Еле сдерживаясь от обиды, девушка вытерлась и с возмущением посмотрела на Сваху.

— Но… Как же это? — женщина растерянно разглядывала графиню, чье лицо ни капли не изменилось после водных процедур. — Вы… Это… Миледи…

Габриэлла швырнула полотенце на пол и, молча, вышла из гостиной.

Нет, как она могла!!! Обращаются, как с бессловесной скотиной, как с рабыней, как… На привязку надеются, что после нее девушки забудут все унижения? Как же хорошо, что она надела амулет, страшно представить, что было бы, приди она в косметике!

Первым порывом было устроить скандал, нажаловаться, потребовать наказания для Свахи, все-таки, она не простолюдинка и так обращаться с высокородной девушкой недопустимо! Но потом, немного поостыв и поразмыслив, Габи пришла к выводу, что скандал ей не нужен, не стоит еще раз привлекать к себе внимание. А Сваха и так больше к ней не сунется и можно не опасаться, что она решит умыть ее прямо на испытании.

Замуж на год? Если это поможет избавиться от Отбора и уехать из Королевства — она согласна хоть сейчас! На обед она не пойдет точно, возможно, на ужин тоже. И вообще, танцевать ей только во второй половине дня, так что сейчас она со спокойной совестью может переодеться Лией и уйти в парк, чтобы никого не видеть и не слышать хотя бы полдня.


Розетта видела, что миледи вернулась расстроенная и решила не тормошить ее — захочет, сама расскажет.

— Рози, я переоденусь и уйду в парк. На обед не пойду. У нас есть что-нибудь к чаю?

— Да, вот две булочки и немного печенья, — ответила служанка. — Но, как это Вы не пойдете к обеду? За Вами тут же придут.

— Рози, меня сегодня скрутили, будто я преступница и насильно умыли, представляешь? — Габриэлла всхлипнула. — На глазах остальных невест.

— Боги! И никто не заступился? Но как же так…

— Там никого не было, кроме Свахи, нескольких служанок и невест, — горько проговорила графиня. — Они так смеялись! Единственно, что позволяет не впасть в истерику — на мне же был амулет, поэтому от умывания моя внешность не изменилась, и Сваха была потрясена.

— Миледи, а разве она имеет право, так обращаться с Вами? Ведь Вы — графиня и одна из невест наследника! Все, кто видел эту сцену, никогда ее не забудут и поделятся со всеми знакомыми, а если Вы станете королевой?

— Не, королевой я никогда не буду!

— Но ведь Сваха этого не знает и никто не знает, пока Его Высочество не сделал выбор? Тем более странно, почему с Вами так обошлись, — Розетта не могла успокоиться.

Внезапно Габриэлла всхлипнула и, закрыв лицо руками, расплакалась.

— Миледи, — переполошилась служанка. — Что Вы, успокойтесь!

Но долго сдерживаемая пружина распрямилась и вся боль, все напряжение последних недель, вся горечь и все отчаяние выплеснулись наружу. Габи рыдала, не в силах остановиться, слезы водопадом текли по щекам, сквозь пальцы, заливали платье.

— Миледи, пожалуйста, не надо так горевать! — Розетта сама чуть не плакала, пытаясь успокоить хозяйку. — Вы заболеете, если будете так рыдать!

— Рози, я не могу! Я так устала от всего, — сквозь всхлипы пробормотала Габриэлла. — Разве я многого хочу? Просто жить и не потерять себя. Почему, ну, почему, умерли мама и папа, они бы не допустили, чтобы мне пришлось скрываться и пытаться самой себя спасти!

— Миледи, в дверь кто-то стучит. Мне открыть?

— Мне все равно, я никого не хочу видеть! — слезы не прекращались.

Стук повторился и Розетта, бросив обеспокоенный взгляд на хозяйку, подошла к двери и открыла ее.

— Я бы хотела поговорить с графиней, — за дверью обнаружилась несколько обескураженная Сваха.

Розетта прищурилась — вот из-за этой женщины ее милая, добрая хозяйка вот уже полчаса рыдает и не может остановиться!

— Вы! — служанка выскочила в коридор и прикрыла дверь, чтобы Габриэлла не услышала. — Что Вам еще надо от миледи? Хотите, чтобы она от горя заболела?

— Что Вы! — испугалась Сваха. — Я наоборот, хочу попросить прощения за недоразумение.

— Ах, недоразумение? Насильно удерживать высокородную леди — это, по-Вашему, недоразумение? Унижали прилюдно, а просить прощения наедине собираетесь? Нет, кирия, миледи не желает Вас видеть и разговаривать с Вами тоже не желает! Думаю, с Вами поговорят другие, когда слух о происшедшем дойдет до ушей Их Величеств, ведь Вы не думаете, что свидетели унижения графини станут молчать?

На этой ноте Розетта бросила в женщину возмущенный взгляд и вернулась в покои, оставив Сваху в коридоре.

Габи все рыдала, и с этим уже надо было что-то делать.

— Миледи! Габриэлла! Пожалуйста, успокойтесь! Скажите, что мне для Вас сделать? Хотите, принесу чаю? Или приготовить Вам ванну? Расчешу волосы? Миледи, голова заболит, нельзя столько плакать! плакать!

— Кто приходил, — сквозь всхлипы выдавила графиня.

— Сваха приходила. Извиняться.

— Сваха??!?

Внезапно Габи встала, сжала кулачки и ее глаза почернели, а вокруг головы появилось темное облачко и ощутимо похолодало.

Розетта, смотрела, открыв рот, и не могла двинуться с места.

Облачко подросло и принялось мягко окутывать девушку, как плащом.

— М-миледи! — дрожащим голосом позвала Розетта. — Что это с Вами происходит?

— Я злюсь! Так бы взяла и стукнула Сваху! Я думала, она справедливая и добрая, а она!!!

— Посмотрите в зеркало!

Габриэлла повернулась и ахнула:

— Боги, что это со мной?

— Наверное, Вы сильно разозлились? — предположила Рози. — Попробуйте подумать о чем-нибудь хорошем.

— Сложно, я все еще не могу успокоиться, — пробормотала графиня, пытаясь вызвать приятные воспоминания и наблюдая, как тьма все увеличивается и становится более концентрированной.

Глядя в зеркало, она подняла руку и потрогала темную дымку — та тут же скользнула по руке.

— Щекотно, она будто ластится. А что, если я представлю котел, как учил Ладис, и помещу всю тьму туда? — вслух рассуждала девушка, пытаясь претворить в жизнь озвученное.

Розетта с облегчением увидела, как тьма сначала сползла на руки графини, а потом втянулась в нее и пропала. И глаза миледи стали обычного цвета.

Обычного цвета.

— Миледи, как же Вы меня напугали! — Розетта вытерла лоб. — Сначала истерика, которая никак не останавливалась, а теперь вот это. Кстати, что это такое было?

— Кажется, у меня пробудилась Тьма, и я пока не знаю, что с ней можно делать. Мне нужны книги, — задумчиво проговорила Габриэлла.

— Опять в библиотеку? Но куда же Вам идти, с таким лицом? — всплеснула руками Розетта. — Надо умыться холодной водой и постепенно отеки спадут.

— Нет, в библиотеку я не пойду, — покачала головой графиня. — Не хочу никого видеть. Пойду в парк, там сейчас никого нет. Собери мне с собой булочку и пару печений. Попить там можно из фонтанчика, а вот перекусить нет ничего. Возьму книги, которые мне оставил Ладис и проведу время с пользой.

— А испытание?

— Я же говорила, мне идти с третьей партией, это после обеда. Не хочу сидеть в четырех стенах.

— А если Вас будут искать, когда Вы не придете на обед?

— Скажешь, что я ушла гулять, куда — ты не знаешь.

— Нет, так не пойдет, — решила Розетта. — Если Вас будут искать, я должна Вас предупредить об этом!

— Я знаю, что делать! Иди сюда, — Габриэлла подозвала служанку к окну, которое смотрело в сторону парка. — Смотри, я повешу вот здесь светляк, он будет гореть до вечера. Если меня начнут искать и поднимется переполох, возьми мое зеркальце, то, с ручкой и посвети им в парк. Я увижу отблеск и пойму, что надо возвращаться. Давай, потренируйся!

— Но, — неуверенно проговорила Розетта. — Парк же большой, вдруг Вы не увидите лучик?

— Увижу! Это же мой светляк и, значит, в отблеске тоже будет моя магия, я почувствую! Давай, попробуй!

Розетта принесла зеркало и принялась репетировать.

— Вот, видишь, ничего сложного! Все-таки, придется идти с амулетом — нос красный, глаза опухли — всех распугаю.

Габриэлла положила книги в корзинку, туда же пристроила булочку с печеньем, яблоко, которое ей в последнюю минуту сунула Розетта, положила плед, немного подумала и все-таки захватила собой связник. К счастью, в коридорах ей никто из невест не встретился, и она добралась до парка без приключений. Сначала девушка хотела пойти в шалаш, но вспомнила, что на ней личина и что там она на самом деле может не увидеть отблеск, если Рози будет ей сигналить, поэтому остановилась на той же скамеечке, где разговаривала с Ладисом.

Постелила плед, чтобы было мягче сидеть, достала книгу, но буквы прыгали, и вникнуть в содержание текста никак не получалось.


Ладис подберет кого-нибудь ей во временные мужья. Бездаря нельзя, она же одаренная, брак между бездарем и одаренной алтарь не пропустит, потребуется специальное разрешение короля. Надеюсь, Ладис знает об этом условии?

С размышлений о замужестве и бегстве из Королевства, Габриэлла перешла к размышлениям о пробудившейся у нее Тьме. Боги, до нее только дошло — получается, она все-таки будет абсолютным магом? Почувствуют ли придворные маги ее Тьму? Скорее да, чем нет, ведь Тьма здесь наверняка есть только у нее одной и не получится спрятать её за отблесками другой такой же Тьмы, как это происходит со стихиями.

Девушка вскочила в волнении — боги, она переживает о поступке Свахи, а ей надо хватать ноги в руки и бегом нестись к границе. Она согласна уже на любое предложение, которое поможет ей избежать привязки и станет препятствием для самоуправства магов и короля!

Девушка вернулась на скамейку и, не глядя, сунула руку в корзину, намереваясь выудить яблоко, но ойкнула, наткнувшись на что-то горячее.

Связник. Ее вызывает Ладис!

— Да?

— Боги, Лия, ты, что делаешь в парке?

— Сопровождаю графиню на прогулке.

— Так графиня рядом?

— Ну, да. А что?

— Тут все вверх дном стоит — она должна быть на испытании в первой партии, а вместо нее пришла виконтесса Крастти и что-то лепечет об обмене. Короче, любым способом убеди графиню немедленно вернуться во дворец. Нет, лучше стойте там, к вам сейчас придут маги и отведут графиню на испытание. А ты иди в покои и сиди там безвылазно!

— Ладис, ты нашел мне временного мужа?

— Потом, Лия, мне сейчас не до этого. Ждите, я отправлю мага.

— Ладис, кое-что произошло, я должна тебе рассказать.

— Все потом, я сказал! — и отключился.

Вот как — ему не до этого? Потом? А у нее Тьма пробудилась и потом может уже и не быть!

Девушка возмущенно посмотрела на связник — нет, на сегодня ей огорчений и унижений хватит! Не будет она никого ждать, тем более что она одна, без служанки!

Решительно повесила связник на скамейку, сняла амулет личины, подхватила корзинку и бегом припустила назад во дворец.

Придется идти на испытание, одна надежда, что с амулетом ее новое магическое приобретение также затаится, как и стихии и маги ничего не заметят. Да, она оттанцует принца и сама займется поисками подходящего выхода. Раз Ладису некогда ее выслушать и нормально ответить, то его она больше беспокоить не станет. Не зря же он ищет ей мужа на стороне, а свою кандидатуру даже не предложил, значит, не так уж она ему и нравится! Ну и пусть, ей все равно! И плакать не будет, вот ни капельки! Да, хочется, но она сегодня и так уже море выплакала, хватит! Амеди она или где?


Сваха несколько секунд постояла, глядя на захлопнувшуюся дверь, и решительно направилась дальше по коридору.

На ее стук выглянула служанка.

— Мне надо срочно увидеть миледи!

Служанка посторонилась, и женщина вошла внутрь покоев.

— Миледи, боюсь, нехорошо вышло с графиней Амеди! — начала она, дойдя до гостиной. — Как бы не случилось беды, ведь девушки не будут молчать. Я сейчас ходила к графине, она не пожелала меня видеть.

— А мне-то что? — лениво поинтересовалась Аглая Антонекки. — Я ни при чем, Вы сами все устроили.

— Но, ведь это Вы попросили, чтобы я её, как Вы выразились, проучила!

— Да, ну? А кто это может подтвердить?

— Но…

— Правильно, лучше молчать, — кивнула графиня. — Эту кикимору давно надо было поставить на место, ни с кем не знается, воображает о себе невесть что! Так что, все сделали правильно и вовремя — ее и надо было ткнуть носом перед испытанием, чтобы у нее коленки тряслись, и нога за ногу заплетались. Жаль, что она не изменилась, я думала, что она косметикой прыщи замазывает или шрам какой-нибудь.

— Мы ошиблись, у нее нет шрамов и прыщей, — вздохнула Сваха. — Но ведь если происшествие дойдет до ушей Верховного или короля, меня накажут, что мне делать?

— Выкрутишься, — фыркнула Антонекки. — Даже если тебя сейчас и отошлют, я верну тебя назад, когда стану королевой. Верные слуги мне нужны. А теперь иди, не надо, чтобы нас видели вместе! Мне пора переодеваться к испытанию.


Бальная зала была подготовлена за два дня до испытания, но маги еще раз все проверили.

Заметно нервничающая Сваха заняла свое место и с беспокойством поглядывала на расфуфыренных невест.

Да, все пять уже на месте, но… что тут делает Крастти и где Амеди?

Сваха снова оглядела каждую из девушек — ну, да, вон Антонекки, вон Робусти, Жерарди и… Крастти. Ах, паршивка!

— Миледи, — подлетела Сваха к виконтессе. — Что Вы здесь делаете? Я помню, что Вам досталась третья партия!

— Я поменялась с графиней, — небрежно бросила Алианда. — Она хочет танцевать после обеда.

Сваха набрала в грудь воздух, чтобы отчитать девушку, но тут в зал зашли Их Величества и наследник.

Бросив испепеляющий взгляд на виконтессу, Сваха вернулась на свое место.

— Ваше Величество, Ваше Высочество, Ваше Величество, миледи, милорды! — приступила Распорядительница. — Начинаем второе испытание. Каждая девушка станцует с Его Высочеством один танец, который выпадет ей по жребию. Пусть вас ведет музыка, магия и сердце! Первая — графиня Аглая Антонекки!

Графиня вышла вперед и присела в глубоком реверансе. Принц подошел к ней и предложил руку.

Сваха очнулась и вынула записку с названием танца — полонез.

Так как пара только одна, то танцорам предстояло станцевать облегченный вариант, без смен партнера.

Повинуясь знаку Свахи, оркестр заиграл, и графиня с наследником начали.

Несомненно, оба были отличными танцорами, зрители получали удовольствие, наблюдая за отточенными движениями. Но еще одно привлекло всеобщее внимание — фигуры танцующих окутал легкий свет, переплелся и вытянулся вверх — выглядело, будто они двигаются в прозрачном цветке.

— Что это? Смотрите, смотрите! — зашептались ждущие своей очереди невесты.

Один из младших магов снисходительно пояснил:

— Это результат применения проявителя — особого артефакта, который помогает увидеть, взаимодействуют ли стихии мужчины и женщины и как сильно.

— Почему в танце?

— Потому что в танце сильнее всего раскрывается душа, магия переплетается с музыкой.

— И как у графини и Его Высочества — сильное взаимодействие?

— Не самое сильное из возможных, но достаточно высокое.

— Миледи, тише! — одернула Сваха, и все замолчали, продолжая следить за происходящим.

Танец завершился под аплодисменты, и принц отвел сияющую графиню на место, поцеловал ей руку и вернулся к родителям.

Десять минут перерыва, в течение которого король беседовал с Тео Дайришем и вот Распорядительница вызывает следующую невесту — графиня Амеди!

— Я вместо нее, — звонко отозвалась Алианда, вышла на середину зала и присела в реверансе. — Виконтесса Крастти.

— Стоп, — властно произнес Его Величество. — Сейчас танцует графиня, вернитесь назад.

Девушка покраснела и спешно убежала к стайке невест.

— Где графиня Амеди? — рассердился король. — Сваха, Распорядительница, в чем дело?

— Девушки поменялись, — попыталась объяснить Сваха. — Графиня выйдет в третьей смене!

Король выразительно посмотрел на Сваху, та поняла, что объяснения не приняты, схватила в охапку плачущую виконтессу и бегом припустила в крыло невест.

На стук в дверь вышла служанка графини Амеди, недобро посмотрела на Сваху и отрезала, что миледи в покоях нет, она ушла гулять, а куда — служанка не знает.

Понимая, что если она не предоставит графиню королю в течение десяти минут, то последствия будут отнюдь не радужные, Сваха помчалась по коридору, отдавая приказания всем бросать дела и срочно искать загулявшую невесту.

Прошло пятнадцать минут, Амеди во дворце не обнаруживалась.

Чуть ли не с боем пробившись в комнаты графини, Сваха убедилась, что служанка не солгала — девушки на самом деле там нет, и отправила слуг искать ту в парке, на лужайке, в розарии и у озера.

Время шло, графиня не находилась, король терял терпение.

Наконец, он отдал приказ:

— Продолжайте со следующими девушками, пока ищут графиню. Не пойму, что за выходка!

Баронессе Жерарди достался квикстеп, который они с наследником блестяще исполнили. Цветок из света был более прозрачный, чем у Антонекки.

Далее принц танцевал с виконтессой Робусти — медленный фокстрот и цветок у них получился ярче, чем у предыдущих пар, но совсем невысокий.

Потом подошла очередь графини Зиллани — вальс. Цветка не получилось — так, несколько световых полос, не связанных друг с другом, но сам танец был прекрасен.

Невесты закончились, а графиню все еще не нашли.

Король пробурчал что-то, громко объявил:

— Перерыв на полчаса. Когда я вернусь, то надеюсь увидеть танец последней невесты из первой партии.

Маги бросились искать потеряшку, а Тиан — вызывать по связнику Лию.

ГЛАВА 24. НЕ ОШИБАЕТСЯ ТОТ, КТО НИЧЕГО НЕ ДЕЛАЕТ

Тиан еще раз проверил, где связник — ага, в парке. Умница, Лия, послушалась!

Он сам, в виде секретаря, сходит за глупой графиней, отвод снимет, как выйдет из дворца, чтобы никто не удивился, что принц бегает за девушкой. И ему еще надо будет успокоить Лию, он почувствовал, как она заледенела от его тона. Он, конечно, объяснит, что вынужден был так сделать — подходил Правый Верховного, а он очень неглуп и умеет делать выводы даже по нескольким фразам, но девушки такие существа — обидится, сама себе там что-то надумает и готово — новый ворох проблем!

Наследник широкими шагами направлялся к выходу, когда внезапно столкнулся с какой-то девицей, едва успев подхватить ее руками.

— Ой, простите, Ваше Высочество! — залепетала девушка, активно дыша. — Я задумалась и не заметила, что кто-то идет.

Угу, задумалась… Верю!

— Миледи, — прохладно ответил Тиан. — Вы не пострадали?

— Нет, кажется, — хитрованка захлопала ресницами и попыталась всунуть свое декольте ему прямо в руки. — Принц, я так рада, что мы встретились! Вы тоже почувствовали притяжение, когда мы танцевали? Я не могу прийти в себя от избытка чувств!

Себастиан сосредоточился и опознал графиню Антонекки.

— Графиня, прошу прощения, я спешу! — попытался обойти препятствие, но не тут-то было.

— Ах, я, кажется, все-таки повредила ногу, — застонала притворщица и вцепилась в мужчину еще крепче.

— Графиня, — тон наследника понизился на несколько градусов. — Я спешу. Посидите вот здесь, на диванчике, я кого-нибудь пришлю Вам помочь.

— Вы бросите меня здесь одну! — ахнула девица и попыталась выдавить из себя слезу.

— Вы не в лесу, здесь полно народа и не пройдет и минуты, как Вам помогут. Я должен идти, Его Величество не любит ждать, а он четко приказал, чтобы через полчаса состоялся танец с графиней Амеди.

— Вы оставляете меня в беде из-за этой деревенщины? — в ужасе вскричала Антонекки.

— Это Вы так о Его Величестве? — удивился Тиан. — Ведь я иду за графиней по его приказу.

— Нет, что Вы! — испугалась девушка. — Я про Амеди. Все знают, какая она неуклюжая, некрасивая и вообще неряха, Свахе ее сегодня пришлось даже умыть при всех!

— Умыть? Расскажите, только быстро, времени на самом деле почти нет.

— Она пришла на завтрак как замарашка, и Сваха велела двум служанкам ее держать, а еще одна умывала графиню прямо при всех. Мы так смеялись, эта Амеди настолько жалко выглядела, даже не могла справиться с бездарями! И умывание ее ничуть не улучшило, как была пугало, так им и осталась, — Аглая жадно следила за реакцией принца, жаль, что отвод не позволял увидеть выражение его глаз!

— Сваха?

— Да!

— Умыла, насильно удерживая?

— Д-да.

— Миледи, — принц коротко поклонился и бросился дальше.

— Ваше Высочество, а как же я? — жалобно крикнула графиня, но Его Высочество даже не обернулся.

«Хам! Ну, ничего, вот только пройдем ритуал, ты у меня попляшешь! Вы все у меня попляшете»! — разъяренная девушка вскочила на ноги и притопнула ногой.

Тиан свернул за поворот коридора, убедился, что никого поблизости нет, и снял отвод, сразу превратившись в секретаря Ладиса.

«Наверное, вот что хотела рассказать ему Лия — ее хозяйку обидели и унизили! Ладно, с самоуправством Свахи он разберется потом, сейчас главное, найти графиню. Теперь он не удивлен, что она не пошла на испытание, а сбежала в парк».

Глаз зацепился за знакомую фигуру — Лия! Как это она так быстро успела дойти из парка или это он так задержался с притворщицей Антонекки?

— Лия, подожди!

Девушка споткнулась, обернулась, явно узнала, но не пожелала остановиться.

— Лия, да подожди же ты! — принц догнал служанку и попытался взять ее за руку, но девушка гибким движением вывернулась и отскочила на несколько шагов.

— Извините, герр, я очень спешу. Потом, я порядочная девушка, у меня через час брачный ритуал, поэтому не надо, чтобы нас видели вместе, Вы меня скомпрометируете перед женихом!

— Пия, что за? — ответом ему были быстро удаляющаяся фигурка девушки и идущий навстречу Ренуар Осолен. При нем бегать за служанкой было как-то неловко, и принц был вынужден принять нейтральный вид, мол, я тут так, гуляю.

Ренуар окинул внимательным взглядом Его Высочество, вспомнил об убегающей стремглав графине Амеди, которая только что попалась ему навстречу, и сделал правильные выводы.

— Ваше Высочество, Вы кого-то ищете?

— Да, графиню Амеди, она непозволительно опаздывает на испытание, — ответил принц.

— Возвращайтесь в зал, а то Его Величество, если и Вас там не найдет, будет недоволен, — предложил Осолен. — Я сам приведу Ее Сиятельство.

Тиану ничего не оставалось, как согласиться и вернуться назад, на ходу надевая отвод.

«Какой, к чрету, ритуал через час? Какой жених? Или она нашла кого- то, кто согласился? Где, кого, когда??? Чретов Отбор, из-за него он не может пойти и вытрясти из девушки всю информацию!»

— Ваше Высочество!

— А, Грегори! У меня к Вам есть одно дело, когда мы могли бы поговорить? — принц едва не пролетел мимо, но услышав обращение, затормозил. — Как хорошо, что я Вас встретил!

— К сожалению, сейчас не могу, я в ближайшие полтора часа буду очень занят, — ответил Грегори. — А потом я почти сразу уезжаю. Чтобы не привлекать внимание, нам будет проще поговорить вечером через связник.

Маг поклонился и быстро проследовал туда, откуда только что вышел Тиан. Принц проводил его взглядом и внезапно его осенило: «Боги, это о нем говорила Лия! Грегори согласился на ритуал с ней. Значит, ему нравится Лия и когда она предложила — он с радостью согласился, я ведь ее ему так и не показал, и он не знает, что это — моя Лия! И теперь что же — она станет свободна, больше не будет нуждаться в моей помощи, уедет с мужем, поступить в Университет Грегори ей поможет??» — принц несся, не разбирая дороги, встречные едва успевали отскакивать с пути разъяренного наследника. — «Если бы он мог за ней последовать, то сумел бы переубедить и вернуть ее себе! Судя по информации от Грегори, брачная ночь не предполагается сразу после ритуала, значит, у него еще есть шанс все исправить! Лия обижена и не понимает, что делает, он должен ей все объяснить»!

Наследник остановился и принялся вызывать девушку по связнику. Почему-то тот опять показывал, что находится в дворцовом парке.

Не отвечает, точно, обиделась.

Стоя возле дверей в зал, принц раз за разом нажимал на связник, но девушка не отзывалась. И когда пришла графиня Амеди в сопровождении Левого, ему пришлось опустить связник в карман, и натянуто улыбнуться бледной девушке.

— Миледи, я рад, что Вы нашлись и в порядке! — а Свахе он головомойку устроит позже, когда разберется с неотложными делами. — Ренуар, не могли бы Вы уделить мне минутку?

Левый кивнул, ввел девушку в зал и почти сразу вернулся.

— Ваше Высочество, Его Величество уже там и почти булькает от… нетерпения.

— Одну минуту! Ренуар, когда мы будем танцевать с графиней, заэкранируй проявитель.

— Зачем?? Тогда же… Не понимаю.

— Пожалуйста! Мне очень надо, чтобы в глазах Его Величества и Дайриша графиня выглядела бледной не только в плане внешности. Я не могу ничего Вам объяснить, просто поверьте!

— Ваше Высочество, если Вы это делаете для того, чтобы Вас не принудили жениться именно на Амеди, то об этом пока вопрос даже не стоит! На данный момент наиболее подходящая кандидатура — Антонекки.

— Ренуар, я молод, но не такой уж недотепа и прекрасно помню, что во время проверки магии, Верховный утверждал, что мой Огонь умудрился отозваться на Огонь Амеди. Это значит, что во время танца взаимодействие будет не только видимым всем, но и ярким. Я этого не хочу, пусть все думают, что она мне не подходит.

— Но смысл? Вам все равно не избежать женитьбы, простите, что напоминаю о неприятном, так лучше уж жениться на наиболее подходящей девушке.

— Я женюсь, Ренуар. Сегодня же пройду ритуал, но мне нужна помощь — заэкранируйте проявитель!

— Надеюсь, я не пожалею и если меня бросят в темницу за эту помощь, Вы меня оттуда вызволите, — пробормотал Осолен. — Я сделаю, что Вы просите.

— Наконец-то! — недовольно проговорил Сигизмунд, буравя сына взглядом. — На Отборе, где мне выбирали невесту, такого бардака не было! Начинайте уже!

— Графиня Амеди, — объявила Распорядительница, а Сваха вытянула название танца — веенский вальс.

Полилась красивая музыка.

Все зрители жадно следили за парой, ожидая появления цветка, но танец длился, а цветок не появлялся и сначала изумление, потом разочарование обозначилось на лице короля.

— Как она попала в Отбор, Лерон? — тихо спросил он у Правого. — У них же ни искры нет, она совершенно бесполезна! Посмотри, у нее и магия-то еле-еле ощущается. Завтра же, нет, сегодня же найдите на нее руки!

— Ничего не понимаю, — ответил Лерон. — Верховный не даст соврать — они взаимодействовали!

Тео подтверждающе кивнул:

— Сам ничего не понимаю. После испытания надо посмотреть на нее, может быть, смогу понять, в чем дело.

— Нечего смотреть, — отрезал Его Величество. — И так на нее почти два часа потратили. Чтобы я о ней больше не слышал!

А пара кружила и кружила под волшебные звуки.

Наконец, музыка стихла, принц взял девушку за руку, повернулся к отцу и проговорил:

— Уже обеденное время, я отведу миледи в Голубую гостиную!

Король дернулся возразить, потом пожал плечами — на самом деле, пора обедать. Ладно, пусть отведет девицу, все равно это последний ее обед в Резиденции.

— Пойдем и мы, милая, — обратился Сигизмунд к жене. — Лерон, следующую партию невест мы смотреть не будем, но Вы, уж, все-таки, проверьте тогда всех проявителем. Вдруг что-то интересное выудится.

Завтра доложите, кому передадите графиню Амеди, нам нужно будет уладить с ее мужем вопрос ее наследства.


Габриэлла влетела в комнату и перевела дух — Ладис ее чуть не настиг! Интересно, что он тут делает — ее искал? Понял, что был груб и решил загладить вину?

А она ему про ритуал наворотила, сама не поняла, откуда что взялось, так хотелось показать, что она и без его помощи справилась и пусть ему хоть на капельку станет так же больно, как ей!

Нет, ну, правда, же — если бы хотел помочь, предложил бы себя в мужья, он же тоже одаренный, ритуал прошел бы без проблем! А через год, если она для него только друг, вязь пропала бы и все. Но, наверное, у него уже есть любимая девушка, поэтому он и не хочет связывать себя даже в иллюзорном браке и всего на год.

Нет, она все правильно сделала, пусть не думает, что она станет за ним бегать и упрашивать!

Сейчас надо надеть амулет личины и идти на дурацкий конкурс, а после него она займется поисками кандидатуры. Кстати, а что, если написать Якобу Гаваротти из Триама? Он тогда помог им, можно надеяться, что поможет и сейчас, все-таки, он мужчина и во всех таких делах понимает больше, чем затворница-недомаг. Да, она так и сделает — напишет ему вестник!

Окрыленная, Габриэлла немного освежилась и, не переодевая платье, просто надела амулет и вышла из комнаты.

Розетта, безмолвно следившая за метаниями хозяйки, только вздохнула — что-то будет!

— Миледи? — Ренуар поклонился и протянул руку. — Позволите отвести Вас на испытание?

Маг шел не спеша, стараясь делать шаги поменьше, чтобы девушке было удобно.

— Миледи, — снова обратился он к графине. — Могу я задать Вам вопрос?

— Да? — рассеянно отозвалась Габриэлла.

— Для чего Вы носите амулет личины?

— Э… А… И давно Вы знаете?

— Что на Вас амулет — только сейчас увидел, раньше мне не доводилось держать Вас за руку. А то, что Вы прячете Вашу красоту — еще с проверки магии. Кстати, амулет немного неправильно работает, видимо, делал его какой-то самоучка или просто недостаточно опытный маг.

— Неправильно? — Габи обдумывала, чем ей грозит разоблачение.

— Да, он почти перекрывает вашу магию. Тот, кто его делал, нечаянно вплел символ, который применяется в блокираторах. Вы ответите — для чего Вам прятаться?

— Считайте это моей блажью, — ответила графиня. — Все мужчины западают на внешность, а я хочу, чтобы принцу понравился мой внутренний мир, а не только мое лицо. Вы не расскажете Его Высочеству?

— Ну, вреда от амулета нет, так что могу продолжать изображать, что не в курсе. Только Вы подумайте, может быть, не стоит Вам прятать личико? Прежде, чем разглядеть Ваш внутренний мир, любой мужчина сначала смотрит на лицо и если оно не зацепило, то желание узнавать про мир не возникает. Принц не настолько плох, каким, порой кажется и я уверен, Вы были бы хорошей парой.

— Мне-то какая разница? — грустно проговорила девушка. — Привязка зла, полюбишь и… кого назначат.

Ренуар хотел еще что-то сказать, но они уже дошли до зала, возле которого маячил раздраженный наследник.

Вальс Габриэлле нравился, но танцевать его ей довелось всего пару раз и оба раза — с липким Рамиром, поэтому большого удовольствия она тогда не испытала. Посмотрим, как будет сегодня.

Зазвучала музыка и… это было волшебно!

Принц вел, уверенно, надежно, его рука мягко придерживала ее за талию, и от места соприкосновения разливалось приятное тепло.

— Миледи, — тихо заговорил принц. — Прошу Вас, выслушайте меня, только не делайте резких движений и не издавайте резких звуков, если услышанное Вас удивит или рассердит.

Габриэлла с интересом посмотрела в лицо наследнику и тут же, поморщившись, отвела взгляд — очень неприятное ощущение, когда «изображение плывет».

— Говорите, я слушаю.

— Улыбайтесь, с нас не сводят глаз, — пошептал принц. — Миледи, Вы говорили… моему секретарю, что не хотите за меня замуж. Это верно?

— Да.

— Хорошо. А что Вы хотите? Какая у Вас мечта или цель?

— Почему я должна Вам отвечать? — удивилась графиня. — Это слишком личное.

— Пожалуйста, ответьте. Возможно, я смогу Вам помочь.

— Не думаю, — Габи решала дилемму — рискнуть и ответить или отшутится или вообще промолчать? А, рискну, ей уже почти нечего терять!

— Я хочу уехать из Королевства и поступить учиться в Магический ВУЗ.

— С ума сойти, — отреагировал принц. — Так Вас мне сами боги послали! Скажите, если я помогу Вам уехать и поступить, Вы выполните одну мою просьбу? От Вас почти ничего не требуется и ничем Вам не навредит!

— Смотря, что за просьба, — осторожно ответила Габриэлла.

— Когда закончится танец, я скажу всем, что отведу Вас в Голубую гостиную на обед, но вместо этого мы тайком покинем Главный дворец и уедем в сторону границы с Ольшей.

— Что Вы задумали??? Зачем я Вам?

— Тише, улыбайтесь! Я предлагаю Вам заключить брак сроком на один год. Подождите негодовать, дослушайте до конца! — взмолился наследник.

— Я точно так же, как Вы не хочу обзаводиться второй половиной, но меня так и так женят, поэтому я решил, что лучше выбрать девушку, которая изначально не претендует на роль королевы. Мы пройдем ритуал в ближайшем храме по пути к границе, пересечем ее и направимся в Аршаву. Там я помогу Вам поступить в Университет.

— Погодите, — у Габриэллы кружилась голова от вальса ли, от новостей — она не понимала. — А привязка? Мне не нужна привязка!!!

— Мне тоже! Поэтому мы не завершим обряд, обойдемся без брачной ночи. Ваша выгода — Вы замужем, и от Вас все отстанут. Материально я Вас обеспечу, будете спокойно учиться, а через год, когда вязь пропадет, будете свободны.

— В чем Ваша выгода?

— Я буду женат, и от меня все отстанут. Я смогу выехать из Королевства и найти очень дорогую для меня девушку. Ну, же, решайтесь! Танец не резиновый!

— А мои вещи и у меня еще служанка, я не могу ее бросить!

— Вещи я Вам куплю, какие пожелаете, а служанка… Думаю, она не пропадет.

— Нет, я должна вернуться в свои покои до отъезда! Это важно.

— Так вы согласны?

— Нет. Да. Я сама не знаю, у меня в голове туман…

— Хорошо, значит, просто доверьтесь мне. Я отведу Вас в Ваши покои, только у Вас будет не больше десяти минут. И потом мы уедем.

Танец завершился, и наследник развернулся к королю и королеве, держа за руку ошеломленную Габриэллу.

— Уже обеденное время, я отведу миледи в Голубую гостиную!

Графиня шла рядом с Его Высочеством и раздумывала, не слишком ли она торопится?

С другой стороны, что она теряет? В самом крайнем случае она останется замужем и с привязкой, но если все выгорит, то у нее есть реальный шанс вырваться из замкнутого круга, выучиться, наладить жизнь так, как она желает, а не как ей прикажут. У наследника чувства к какой-то неведомой девушке, это значит, что, по крайней мере, пока, он не имеет на нее никаких видов и она ему нужна только для прикрытия.

С Ладисом же ей в Королевстве никогда не быть вместе, а вот если она покинет государств