Book: Хрустальное сердце



Хрустальное сердце

Олег Рой

Татьяна Маликова

ХРУСТАЛЬНОЕ СЕРДЦЕ

Рождественская сказка

Иллюстрации – Алексей Жижица

Эта волшебная история произошла в Сказочном мире в самый чудесный день – в канун Рождества, когда добродушные жители маленького уютного городка были охвачены приятными хлопотами и ожиданием праздника.

В городе шумела, светилась тысячами огней, дразнила ароматами сладкой выпечки весёлая ярмарка. На главной площади раскрыла пушистые зелёные объятия огромная нарядно-украшенная ель. Волнующее ожидание, казалось, пробралось в каждый уголок, в каждый дом. Всюду царило радостное оживление: кто-то спешил по магазинам, чтобы выбрать для любимых «те самые» – загаданные подарки, кто-то кружился и гонял в салки на катке под весёлую музыку, а кто-то просто не мог удержаться и пускался в пляс прямо посреди улицы. Рождественские павильоны и карусели работали с раннего утра до самого позднего вечера.

Среди пёстрой смеющейся толпы то тут, то там мелькал причудливый, весь увешанный игрушками, костюм господина Йо-Йо. Добрый, всегда улыбчивый, мастер и продавец игрушек господин Йо-Йо, казалось, был олицетворением самого духа Рождества. Конечно, его знал и обожал весь город! Только у господина Йо-Йо можно было купить самые удивительные игрушки и послушать самые интересные истории! И как он всегда угадывал с подарком?! Будто рождественские ангелы шептали ему на ушко заветные желания малышей.

Вот и сегодня, в морозный солнечный предрождественский полдень, господин Йо-Йо стоял на пороге своей лавки и дружески приветствовал всех, кто проходил мимо.

– С наступающим, Петер! – обратился он к почтальону с раздутой от писем и открыток сумкой через плечо. – Смотри, что я приготовил для малышки Николь! – Господин Йо-Йо протянул Петеру красивую бархатную коробку, перетянутую атласной лентой.

– Неужели принцесса-златовласка?! – обрадовался почтальон. – Никки мне все уши прожужжала про эту куклу! Прямо как на рисунке! – Он развернул сложенный вчетверо лист бумаги, на котором цветными карандашами была нарисована принцесса в пышном голубом платье с короной на сияющих золотом волосах. – Как же вы угадали?

Господин Йо-Йо только улыбнулся. – Я же продавец игрушек. Знаю, что любят ребятишки.

Счастливый Петер забрал подарок для дочки и поспешил дальше, а перед игрушечным магазином появилась пара молодожёнов. Влюблённые очень спешили, но всё равно остановились, чтобы поздравить мастера с наступающим Рождеством.

– Господин Йо-Йо, вы же заглянете к нам на ужин? – спросил юноша. В руках он держал большущий пакет с аппетитно пахнущими мандаринами.

– Мама печёт ваш любимый мандариновый кекс! – добавила девушка.

– Конечно, зайду, – заверил продавец игрушек. – Так что даже не думайте ужинать без меня!

– А вы не опаздывайте, а то не дождёмся! – шутливо пригрозила девушка.

– Эмми, ты же знаешь, я всегда прихожу вовремя, – улыбнулся мастер.

Господин Йо-Йо не преувеличивал. Он, действительно, никуда и никогда не опаздывал. К тому же все в городе знали, как сильно он любит рождественский мандариновый кекс! Только в этот раз его улыбка почему-то получилась грустной. Хорошо, что молодые влюблённые этого не заметили. Они смотрели друг на друга и были абсолютно счастливы в своё первое совместное Рождество! Перемигиваясь и смеясь над чем-то, понятным только им двоим, ребята убежали, держась за руки, и скрылись в толпе. А господин Йо-Йо всё ещё задумчиво смотрел им вслед.


Хрустальное сердце

Почему же старый мастер загрустил, услышав о праздничном ужине и о своём любимом лакомстве? Только он один знал, что в этом году рискует остаться без чудесного рассыпчатого ароматного мандаринового кекса… Да что там кекс! Все жители города могли остаться без подарков, без угощения и – страшно даже себе представить – без Рождества и Нового года!

Дело в том, что Сказочному миру грозила страшная опасность. В этот счастливый, беззаботный, самый радостный день в году ледяная ведьма Аскольда решила завершить свой коварный план – превратить весь мир в царство вечного льда. О, как долго она готовилась!


Хрустальное сердце

Много дней Аскольда и её верный помощник – филин Филипп путешествовали по городам, выбирая обладателей самых добрых и любящих сердец. Обещая каждому исполнение заветной мечты, Аскольда заманивала их в свой ледяной дворец и… просила сделать ей маленький ответный подарок – поделиться тем, что делает человека счастливым.

Ведьма не могла завладеть любящим сердцем с помощью колдовства. Её чары были слабее любви. Но стоило довериться Аскольде, пригласить её в мир своих грёз, поделиться самым сокровенным, как капкан захлопывался! Обещания ведьмы были искусной ловушкой.

Конечно же, доверчивые мечтатели ни о чём не подозревали и соглашались! Что стоит художнику написать новую картину, кондитеру испечь для Аскольды торт, а садовнику вырастить ещё одну прекрасную розу? И как только гость начинал трудиться, его сердце билось всё медленнее, пока, наконец, не превращалось в лёд.

Замёрзшие сердца пленников Аскольда помещала внутрь огромных снежных шаров, украшая ими колонны своего тронного зала. Несчастный становился безвольной ледяной куклой, его родной город начинала заметать метель, а все жители теряли способность улыбаться и радоваться…

Ох, никому не пожелаешь пережить такое! Как только Аскольда появилась в Сказочном мире и первые города погрузились в снежный сон, многие волшебники попытались сразиться с ней. Да и сам господин Йо-Йо подумывал бросить Аскольде вызов. Но, увы, все они были бессильны изменить ход древнего пророчества:

В час, когда беда придёт, —

Встретятся хрусталь и лёд:

Слабый силу обретёт.

Сердце к сердцу путь найдёт.

И хрусталь…

А вот что должно произойти дальше, никто не знал. Текст был начертан внутри горной пещеры, где господин Йо-Йо когда-то нашёл волшебный кристалл, который назвали «Хрустальное Сердце». Время и ветер стёрли последние строки. И теперь даже волшебники и герои могли лишь наблюдать за событиями и ждать развязки, что уж говорить об обычных людях.

Беда в том, что в страшной ледяной коллекции Аскольды остался всего один пустой снежный шар. Всего один город и одно любящее сердце осталось заполучить ведьме до обретения безграничного могущества и власти.

По роковой случайности или, кто знает, благодаря защите добрых сил этим последним – и был родной город господина Йо-Йо. Ни о чём не подозревая, его славные жители собирались встречать Рождество, веселились, готовили друг другу подарки и угощения. И даже не догадывались, что спасти их может только настоящее чудо.

Именно об этом с тревогой и грустью думал господин Йо-Йо, когда увидел в гудящей ярмарочной толпе свою соседку – милую девушку по имени Анхен. Красавица-Анхен всегда находила повод для доброго слова и приветливой улыбки. Но сегодня она почему-то была задумчива и на удивление серьёзна. Девушка торопилась и, казалось, была чем-то обеспокоена.

– Милая Анхен, – окликнул её господин Йо-Йо, – куда ты так спешишь?

– Ищу подарок для Мартина, – ответила девушка. – Вы же знаете, какой он у меня выдумщик! Вот и думаю, чем бы его удивить.

– Может, я смогу тебе помочь? – спросил продавец игрушек.

Но Анхен только рассмеялась.

– Вы? Сомневаюсь. Мы уже слишком взрослые для ваших подарков.


Хрустальное сердце

Господин Йо-Йо вздохнул и покачал головой.

– Не обижай меня, Анхен, – сказал он. – У меня есть подарки для всех, кто верит в сказки. А уж тем более для того, кто их пишет! И возраст тут совсем не причём. Вот, смотри…

Старый мастер снял с ёлочной ветви большой прозрачный кулон. В ярких солнечных лучах хрусталь играл и переливался всеми цветами радуги.

– Хрустальное сердце! – восхитилась Анхен. – Какое красивое!

– Это особенный кулон, – пояснил господин Йо-Йо. – В любящих руках он может стать волшебным. В старину считали, что хрусталь способен защитить своего хозяина от злых чар и даже вывести из опасных мест. А кто знает, куда заведёт сказочника сюжет его сказки, и кто встретится ему в мире грёз… Твой Мартин не просто талантлив. У него настоящий дар! Думаю, он даже немного волшебник. Я уверен, что этот кулон ему не раз пригодится!

Анхен порывисто обняла мастера и поцеловала в щёку.

– Спасибо! – воскликнула она. – Это именно то, что я искала! И как вы всегда угадываете?

В ответ господин Йо-Йо только улыбнулся и помахал на прощанье девушке рукой.

* * *

В то время, как счастливая Анхен, пританцовывая, спешила домой, предвкушая, как обрадуется Мартин её подарку, а господин Йо-Йо о чём-то беседовал с гостями своей сказочной лавки игрушек, за ними пристально наблюдали.

Это была Аскольда. Ведьма стояла перед огромным ледяным зеркалом, в котором отражался беззаботный город, все его карусели, праздничные украшения и нарядные фонари.

В её сверкающем тронном зале бесшумно кружилась ледяная свита. И сам зал был полностью изо льда. Ледяными были его стены, своды и множество колонн, каждую из которых венчал хрустальный снежный шар с сердцем внутри. Лишь одна из колонн пустовала. На ней дремал помощник ведьмы – филин Филипп.

Этот Филипп полагал себя очень важным. Ещё бы – ведь Аскольда поручала ему самые ответственные задания. И он грезил, что однажды она сделает его первым министром своего ледяного царства…

Аскольда, таинственно улыбаясь, прохаживалась мимо колонн.

– Девяносто девять городов сказочного мира… Девяносто девять ледяных сердец… – довольно промурлыкала она. – Ты, помнишь, Филипп? Это – Счастьебург, там мы встретили того смешного художника. Как его звали? Впрочем, не важно… Какой прекрасный портрет он оставил о себе на память…. А это – Добровилль. – Ведьма остановилась у другого снежного шара. – Садовник, мечтавший вырастить куст синих роз… Теперь эти розы – мои любимые. Они идеальны, как и я! – Аскольда рассмеялась.

– Вот она – галерея моего триумфа! Наивные мечтатели, решившие поделиться со мной капелькой своего счастья в обмен на исполнение заветной мечты… Как просто было их обмануть!

– А вот и последний город… – Ведьма вновь подошла к своему ледяному зеркалу. – Посмотри, Филипп! До чего же они все там отвратительно милые! Что ж, веселитесь… Здесь мы быстро найдём последнее сердце в мою коллекцию… И, наконец-то, наступит царство вечного прекрасного синего льда!

Увы, Филипп бессовестно спал и не слушал, о чём говорила его госпожа. Рассерженная Аскольда бросила в него снежком. Филин упал с колонны, но тут же встал, отряхнулся и склонился в поклоне перед своей повелительницей.

– Филипп, ты спал? – ледяным тоном спросила Аскольда.

– Что вы, госпожа Аскольда! – в притворном ужасе воскликнул филин. – Как можно? И не думал!

– Повтори, что я сейчас сказала! – приказала ведьма.

– Повтори, что я сейчас сказала! – послушно отозвался Филипп.

– Да не сейчас, болван! – рассердилась Аскольда. – А до этого!

– Ваша Снежность сказали…

– И что же моя Снежность сказали?

– Сердце… Лёд… Заморозка… – За спиной Аскольды свита пыталась знаками подсказать Филиппу, но куда там! Он так и не смог толком ничего понять.

– Вы застудили горло? – предположил он. – Ой, нет-нет-нет! Вы… как неловко вышло… Вы, госпожа… Ваше Мерзлейшество… Приятно, конечно, но я не решаюсь…

– Да говори уже! – совсем вышла из себя Аскольда.

– Ну, раз вы настаиваете… Вы влюбились…

– Что? – опешила Аскольда. – ЧТО… Я… СДЕЛАЛА?!!

– Ну, как же, вот… – совсем смешался бедный филин, оглядываясь на ледяную свиту, делающую странные знаки. – Ваше сердце замерло от любви. Очевидно же… Вы влюбились… в меня.

– Стража! – вне себя от бешенства закричала Аскольда. – Ощипать его и пустить на подушки!

Филипп в ужасе упал перед троном.

– Простите, госпожа, я спал!

– Ты совершенно бесполезен! – отрезала Аскольда.

– Дайте мне последний ледяной шанс! – взмолился Филипп. – Я исправлюсь!

– Сколько сердец мне осталось собрать, Филипп, – с издёвкой поинтересовалась ведьма, – до полной и безграничной власти над этим миром?

Филипп честно начал пытаться сосчитать, загибая перья, и так перетрусил, так разнервничался, что всё время сбивался. То у него выходило девять, то шесть, то два. Аскольда не выдержала его невнятного бормотания и рассерженно ударила несчастного филина ледяным посохом.

– Это совершенно невыносимо! – сказала она. – Одно, Филипп! Одно единственное сердце! А ты, вместо того, чтобы искать его, до сих пор сидишь во дворце! Вот, смотри!

Схватив филина за перья, она подтащила его к своему зеркалу. В нём отражалась счастливая Анхен на площади и хрустальный кулон в её руках.

– Проследи за ней! – велела Аскольда. – И, клянусь северным ветром, если к полуночи здесь не появится ещё один снежный шар с сердцем внутри, я набью твоими перьями матрас!

– Смилуйтесь, Ваше Ледянчество! – захныкал филин. – Видите, меня уже нет. Я уже улетел. Считайте, что я уже почти что вернулся.


Хрустальное сердце

Хрустальное сердце

* * *

Бывают такие дома, которые нипочём не спутаешь с другими. Бывают такие комнаты, в которых едва только окажешься, так сразу становится ясно, что здесь живёт необычный человек.

Именно такой была комната Мартина. Здесь всё казалось пронизанным духом сказки. Уютно трещало пламя в камине. Таинственно мерцала стеклянными игрушками наполовину наряженная ёлка – видимо, её начали украшать, но бросили, на что-то отвлекшись. Большой письменный стол у окна был полностью завален листами бумаги, чистыми и исписанными, а между ними ютились кофейные чашки, пустые тарелки, затейливые чернильницы и ещё множество других неожиданных вещей. Самый типичный творческий беспорядок, что не удивительно – ведь Мартин был настоящим сказочником.

И беспорядка он обычно не замечал – напротив, именно в такой обстановке ему лучше всего работалось. Покусывая кончик карандаша, Мартин задумчиво ходил по комнате и разговаривал сам с собой. Он придумывал новую сказку.

– Тыщ-тыдыщ! Тыщ! – размахивал рукой Мартин. – Зазубренные сабли пиратов кромсали ворота крепости! Фиуууууууу-джув! джув! Летели и взрывались пушечные ядра! Но город не сдавался! Смелый генерал Мартин… Наверное, это как-то не скромно, – пробормотал он. – Как бы его назвать? Пусть будет Ульрих! Смелый… Нет, лучше – бесстрашный…

Мартин подсел к столу, что-то быстро записал на листочке, потом резко зачеркнул, бормоча себе под нос. Вытащил из-под бумаги чашку с остывшим кофе и встал бродить по комнате уже с нею в руках.

– … Бесстрашный генерал Ульрихстоял прямо на крепостной стене, готовый в любую секунду отдать приказ распахнуть ворота и выпустить на захватчиков огнедышащего …

– Оленя!

В этот самый миг прямо из рабочего стола возник северный олень. Вернее, возникли только его ветвистые рога, а сам олень застрял в столе и никак не мог выбраться целиком, горестно причитая.

– Ма-а-а-а-а-артин! – послышался его жалобный голос.

От неожиданности Мартин пролил на себя кофе и даже чашку уронил.

– Какого ещё оленя?! Дракона! Арчибальд! – воскликнул сказочник. – Как ты меня напугал!

– Мартин! Да помоги ты мне уже, наконец!

Сердито нахмурившись, Мартин вытащил Арчибальда. Ну да, за рога, а за что же ещё прикажете его тянуть?

– Самому догадаться трудно было? – набросился на него с претензиями олень. – Всё время приходится тебя звать, кричать…

– Спасибо тебе, Мартин, – саркастично проговорил сказочник, – что ты придумал меня и снова, в бесконечно сотый раз, помог мне появиться. Что ты, Арчи, я только рад. Нет-нет, ты мне совсем не мешаешь. Я же тут ничем не занят. Подумаешь, пишу сказку. Какая же это работа?

– Вот именно, что никакая, – уверенно заявил Арчибальд. – И всё ты неправильно пишешь! Опять у тебя там какие-то драконы! Когда уже будет олень?

– Отстань! – отмахнулся Мартин. – Сколько раз я просил тебя исчезнуть и не вмешиваться?

– Как это «не вмешиваться»? – неподдельно удивился Арчибальд. – Сказка же про меня!

– Да с чего ты взял, что про тебя? Ты просто один из героев. И вообще не главный!

– Здравствуйте, пожалуйста, я – и не главный! – возмутился олень. – А кто тогда главный?! Эти твои глупые пираты?

– Причём тут пираты? А если и пираты, тебе-то что? Ты вообще из другой сказки!

– Хочешь сказать, что начал писать ЕЩЁ одну сказку? – Арчибальд просто не верил своим ушам! – А как же Я?!

– Почему я вообще должен перед тобой отчитываться?! – сердился Мартин. – Да, начал писать другую сказку. И не мешай мне. Всё, я тебя не вижу.

Арчибальд усмехнулся и запрыгал вокруг Мартина. Тому ничего не оставалось, кроме как зажмуриться покрепче.

– Не вижу, не вижу, не вижу! Я пишу дальше. Так… что там было… Огнедышащего дракона! Вперёд! – скомандовал генерал Ульрих и бросился в самую гущу сражения!..

Надо сказать, что Мартин даже среди сказочников был не совсем обычным. Этот молодой парень, весёлый, добрый и романтичный выдумщик, обладал удивительным даром – он мог оживлять своих героев. И приставучий Арчибальд был тому прямым подтверждением. Вот только Мартин сам не знал, как это у него получилось, списывал всё на случайность и даже не подозревал, насколько велик его талант. Он просто мечтал писать добрые и светлые сказки и дарить детям радость. Ну, и ещё – совсем немножко – мечтал прославиться. Не для себя, нет. Для Анхен. Ведь он её очень любил и хотел подарить ей счастливую и беззаботную жизнь. Вот сейчас напишет он самую главную, самую лучшую свою сказку – и станет знаменитым писателем. Все будут покупать его книги, с удовольствием читать их – и тогда Мартин купит Анхен новую тёплую шубку и золотое колечко. А, может быть, даже красивый маленький домик где-то на берегу тёплого ласкового моря, где они будут вечерами провожать за горизонт румяное солнце и любоваться огромными звёздами.



– Нетушки! Ничего не выйдет! – Арчибальд вырвал у Мартина из рук листок с уже написанным текстом. – Тоже мне, сказочник называется! Сначала придумывают тебя… имя тебе дают… И не какое-нибудь. Ар-чи-бальд… Говорят с тобой: «Давай, Арчибальд, расскажи мне свою историю…». А потом – бац! – и исчезни! А меня ты спросил? Мне, может, вообще не нравится, что я – олень!

– Не нравится? – удивился Мартин.

– Да, не нравится! – заявил Арчибальд. – Сделай меня… свирепым снежным барсом! Аррррр! Или свирепым снежным тигром. Или…

– Будешь мне надоедать, – пригрозил Мартин, – сделаю тебя свирепым снежным хомячком. Или вообще какой-нибудь снежной букашкой – чтоб тебя было не видно и не слышно.

Арчибальд надулся от возмущения, но ответить не успел – ему помешала Анхен. Она вбежала в комнату со словами:

– Мартин, я дома!

– Всё, Арчи, исчезни! Какое счастье, что, кроме меня, тебя никто не видит! – Сказочник велел оленю убираться и поспешил навстречу любимой. – Анхен! Наконец-то! Как ты вовремя!

– Вовремя? – улыбнулась Анхен. – Ты закончил сказку? Почитай!

– Эй-эй-эй… Ничего он не закончил! – замотал рогами олень.

– Не закончил, – признался Мартин и обнял Анхен. – Просто очень соскучился.

– О-о-о-о-о-о-о! Началось! – со стоном закатил глаза Арчибальд.

Анхен расстегнула пальто, размотала шарфик. Мартин помогал ей снять тёплую одежду и одновременно корчил выразительные гримасы за её спиной, давая оленю понять, что он тут лишний. Но Арчи лишь демонстративно отвернулся и стал шелестеть листами на столе, всем своим видом демонстрируя, как ему не нравится то, что на них написано. Мартин сердито отобрал у него листы и перевернул их текстом вниз.

– А у меня для тебя сюрприз! – радостно сообщила Анхен.

– Сюрприз? Здорово! Но ведь Рождество ещё не наступило? – удивился Мартин.

– А я не хочу ждать, – заявила Анхен и протянула коробочку, перевязанную красной шёлковой лентой.

Мартин развязал ленту и достал хрустальный кулон, грани которого засверкали в отблесках пламени камина. Сказать по правде, такой подарок его немало удивил. С чего это Анхен пришло в голову дарить ему украшение? Он ведь никогда не носил подобные вещи.

– Хрустальное сердце? Красивый кулон… – с улыбкой произнёс он. – Милая, а ты уверена, что это мне? Может, тебе он больше подойдёт?

– Уверена! Между прочим, кое-кто намекнул мне, что он волшебный! – Анхен решительно надела подарок сказочнику на шею.

Если бы при этом не присутствовал Арчибальд, оно бы было ещё не так страшно. Но олень, разумеется, никак не мог промолчать.

– А тебе идёт! Всегда так ходи! – давясь смехом, заметил он. – Только к нему для комплекта не хватает серёжек. И чего-то, знаешь, типа короны. Чтоб со звездой во лбу…

– Ах, Мартин! Тебе так идёт! – воскликнула вслед за оленем и Анхен.

– Я же говорил! – обрадовался Арчибальд.

Мартину ничего не оставалось, кроме как посылать ему весьма выразительные взгляды. Но ничего – они ещё поговорят. Потом.

– Спасибо тебе, конечно, – сказал он Анхен. – Но это даже как-то слишком романтично…

– Я почему-то уверена, что этот кулон, действительно, волшебный, – улыбнулась Анхен. – Как и твои сказки!

– Ну, с этим я бы лично поспорил, – пробормотал Арчибальд.

– Не начинай, – отозвался Мартин. Кто его вообще спрашивал, этого оленя?

Вот только Анхен Арчибальда не видела. Ей казалось, что Мартин разговаривал с ней. Поэтому она сказала решительным тоном:

– И не спорь. Знаешь, мне кажется, это Рождество будет особенным! У тебя всё обязательно получится! Как же я хочу, чтобы твои сказки прочёл весь мир! Пусть все-все-все узнают, какой ты у меня талантливый!

Этот день накануне Рождества был таким волшебным. Доброй сказкой входил он в дом. Тихой нежностью звучали слова. И огонь свечей будто танцевал, и снежинки за окном кружились в такт неслышной музыке.

– С тобой вдвоём мне дорого каждое мгновение, – сказала Анхен. – А мой подарок – «Хрустальное Сердце» будет тебя защищать. Ты только береги его.

– И оно будет исполнять желания? – с улыбкой спросил Мартин.

– Будет, – заверила Анхен. – И наша любовь, и наши разделённые мечты всегда будут с нами.

– Это моя самая драгоценная сказка, – признался Мартин. – Та, которая про счастье быть с тобой.

– Мартин, ты – настоящий волшебник, – воскликнула Анхен.

В тёплом уюте этих минут трудно было представить, что разговор двух любящих людей слушает не один, а целых два непрошенных слушателя. И если Арчибальда не замечала только Анхен, то второго, приникшего к замёрзшему стеклу, не видел и Мартин. А ведь это был посланник злой ведьмы, филин Филлип.

И никто не слышал, как бормотал он себе под клюв страшные слова.

– Её Ледяная Снежность, как всегда, были правы! Сердце этого сказочника станет украшением её коллекции. И кто его нашёл? Мудрый и зоркий Филипп! Скорее во дворец – обрадую госпожу!

– Тебе правда нравится кулон? – спросила Анхен у Мартина.

– Очень! – заверил он с улыбкой. – У каждого настоящего сказочника должен быть волшебный талисман. А у меня целых два – «Хрустальное Сердце» и ты, моё чудо!

– И кто это у нас такой заботливый и внимательный, что до сих пор не купил своей девушке подарок? А ведь уже канун Рождества! – с выразительной гримасой заметил Арчибальд.

Мартин только что не ахнул вслух. Назойливый олень был прав! Пусть тот и продолжал ворчать:

– Конечно, кто будет слушать какого-то оленя?.. Кому нужен воображаемый герой? Ему лучше исчезнуть…

Мартин жестами попросил оленя задержаться и быстро спрятал ёлочную гирлянду, которую так и не собрался повесить.

– Ой, я же совсем забыл! – обратился он к Анхен. – Мы с тобой не купили гирлянду на ёлку. Я сейчас быстренько сбегаю! Найдёшь, чем заняться без меня?

– Можешь не сомневаться! – отозвалась Анхен. – Мадам Безе поделилась со мной рецептом мандаринового кекса!

– Обожаю мандариновый кекс! – обрадовался Мартин. – Аромат Рождества! Обожаю тебя! Я быстро!

Он торопливо оделся, жестом подозвал Арчибальда, и они вместе выбежали из дома.


Хрустальное сердце

* * *

А суета в городе тем временем всё не прекращалась. Ох, и весело было гулять по праздничной ярмарке! Вот только для Мартина это была не просто прогулка, а возможность сделать, может быть, самое важное в уходящем году.

– Вот даже и не знаю, чем ты сможешь достойно ответить на такой замечательный и очень подходящий тебе подарок, – продолжал подшучивать над ним Арчибальд. – Смотри, может – носки?! Вот эти – с оленями! Тёпленькие и красивые…

– Ты издеваешься? – вздохнул Мартин. – С меня одного оленя достаточно.

– Зря, зря! Ей бы понравилось. Или лучше подари ей вот это, – Арчибальду как раз попалась на глаза лавка с чудовищными багетными рамами. Он даже ухватил одну раму и надел на себя.

– Я был болен, когда придумал тебя, – закатил глаза Мартин. – Зачем Анхен рама без картины? Тем более такая уродливая.

– Ну, не знаю… А зачем тебе кулон?

– Пригодится. Анхен говорит, он волшебный. Исполняет желания. Вот возьму и загадаю больше тебя не видеть! Вдруг сработает?

Это было сказано в шутку, но Арчибальд всё равно сделал вид, что обиделся. Правда, надолго его всё равно никогда не хватало, так что уже через пару минут он вновь бежал к Мартину со своими оригинальными идеями:

– Мартин! Мартин, я придумал! …

Но Мартин уже не слушал оленя. Его внимание приковал искусно сделанный из цветного стекла букет синих роз. Эту прелестную вещицу держала в руках высокая блондинка в песцовом полушубке. На плече у неё сидел белоснежный филин. Это были Аскольда и Филипп, но, разумеется, Мартин и понятия не имел, кто они такие.

– Вот он – идеальный подарок для Анхен! – проговорил сказочник, любуясь розами.

– Да ладно… – фыркнул Арчибальд. – Цветы?! Ты ещё и оригинален. Ей же никогда раньше, наверное, цветов не дарили…

– Такие точно не дарили, – заверил Мартин. – Простите, а сколько стоят эти прекрасные розы? Это же розы, да? Такие необычные…

– Это он, госпожа. Тот самый сказочник с «Хрустальным Сердцем»… – зашептал Филипп на ухо ведьме.

Мартин ничего не заметил, ведь его продолжал отвлекать Арчибальд, принюхивавшийся к букету.

– Странные они какие-то… – заключил он. – Может, вообще ядовитые. Синих роз не бывает.

– Я раньше думал, что говорящих оленей тоже, – заметил Мартин.

– Эти розы действительно необычные, – кивнула Аскольда. – Можно сказать, волшебные. Но они не продаются.

– Ну, и отлично, – обрадовался Арчибальд. – Уходим! Лично я – за носки!

– Как же так? – огорчился Мартин. Такой чудесный, просто-таки идеальный подарок для Анхен ускользал прямо у него из рук. – Я что-то не понимаю… Зачем же вы тогда приехали с ними на ярмарку?

– У всякого своя цель… – загадочно улыбнулась Аскольда.

Чем больше Мартин вглядывался в синие розы, тем сильнее они ему нравились, просто завораживали. И вскоре ему уже стало казаться, что это единственная в мире вещь, достойная стать рождественским подарком для Анхен.

– Мне очень нужны эти цветы! – заявил он в конце концов. – Я хочу подарить их своей любимой. Просто назовите любую цену!

И он даже не обратил внимания на хищный огонек в глазах пристально глядящего на него филина.


Хрустальное сердце

– Надо быть поаккуратнее со словами, молодой человек, – заметил Филип. – Так-таки и любую цену?

– Да, любую, – согласился Мартин.

– А вы ведь, похоже, ничего не понимаете, – усмехнулась Аскольда. – Не знаете, кто я?

– Не знаю, – честно признался Мартин.

– Ой, что-то мне это всё больше не нравится… – горячо зашептал Арчибальд. – Хочешь цветы – давай купим обычные красные и домой!

– Меня зовут Аскольда, – веско произнесла ведьма.

– А я – Мартин, – пожал плечами сказочник, ведь её имя ему ровным счётом ничего не говорило.

Филипп с поклоном прошептал многозначительно:

– Госпожа – Повелительница Льда.

– Ой, всё!.. – Арчибальд совсем уж невежливо затеребил Мартина за рукав.

– Надо же! – удивился Мартин. – Но это же ещё лучше! Как вы сказали? Фея льда?

– Ну, не то чтобы фея… – снова усмехнулась Аскольда.

– Да я о таком даже не мечтал! – воскликнул Мартин. – Как будет здорово вручить Анхен подарок от настоящей феи!

– Мартин, пойдём, пожалуйста, – тянул его за рукав Арчибальд. – У меня нехорошее предчувствие…

Но оленя, конечно же, никто не слушал. А зря…

– Люди сейчас вообще редко мечтают, – печально заметила Аскольда. – К сожалению. Так сложно найти горячее, любящее сердце, в котором живёт мечта… Всё больше – цели, задачи, планы… Дом-работа. Скука. Серость. Суета. А вы, я вижу, влюблены…

Взгляд её задержался на кулоне Мартина.

– Подарок любимой девушки, – пояснил тот слегка смущённо.

Усмешку этой странной госпожи было сложно разгадать.

– Понимаю, – сказала она. – Мужчины такое обычное не носят. А я обожаю хрусталь! Он так похож на лёд. Хотите мои розы? Что ж, я готова обменять букет волшебных сказочных роз… Как вы сказали – «от настоящей феи льда» на этот милый кулон.

– Обменять? – Мартин задумался лишь на миг. Звучало, конечно, соблазнительно, но… – Извините, это невозможно. Анхен обидится. Может, я смогу предложить вам что-то ещё?

– Даже и не знаю, – Аскольда сделал вид, что размышляет. – А вы вообще чем занимаетесь?

– Я пишу сказки, – с застенчивой улыбкой признался Мартин.

– Как интересно! – восхитилась ведьма. – Встретить сказочника под Рождество. Скажите, а у вас есть заветная мечта? Какое желание вы загадаете в рождественскую ночь? Наверно, это что-то особенное, совершенно удивительное? Сказочное?

Её слова смутили Мартина ещё больше, но он не стал ничего выдумывать, чтобы покрасоваться, а ответил честно:

– Да нет, ничего такого особенного… Моя заветная мечта – писать добрые сказки, чтобы дети улыбались, делать людей счастливыми.

– Мне кажется, Мартин, вы немного лукавите, – заявила его странная собеседница. – И много таких счастливых, кому уже довелось прочесть ваши сказки?

– Пока только Анхен, – пришлось признаться сказочнику.

– Как несправедливо, – заметила Аскольда. – У вас есть дар, а вы прячете его в стол. Разве вы не хотите стать известным? Чтобы ваш талант приносил не только радость, но и деньги? Не хотите подарить Анхен лёгкую беззаботную жизнь – красивые платья, путешествия, украшения… новый дом?

Мартин улыбнулся. – Конечно, хочу! Кто же этого не хочет? Но я пока ещё не готов стать известным писателем. Вдруг мои сказки никому не понравятся? Вдруг у меня не получится?

– А давайте это проверим! – предложила Аскольда. – Послушайте, Мартин, если вам так жалко расстаться с этим кулоном в обмен на мои чудесные розы, я сделаю вам подарок. Букет будет вашим, и кулон вы оставите себе, но вместо него напишете обо мне сказку. Если она мне понравится, и вы сумеете меня удивить, я сделаю так, что эта история облетит весь мир, а вы станете самым известным сказочником. Согласны?

– Откажись! – попытался вклиниться в странную беседу Арчибальд. – Чует моё сердце – тут какой-то подвох! Не соглашайся, во всяком случае, сразу. Попроси неделю-другую, чтобы подумать…

Но Мартин раздумывал всего несколько секунд.

– Вообще-то я согласен, – заявил он. – Вот только сочинить сказку не так просто, на это нужно время, а Рождество уже совсем скоро.

– Поэтому вы прямо сейчас и начнёте, – ответила ведьма. – Приглашаю вас к себе во дворец. Там вас ничто не будет отвлекать. Да и вам, сказочнику, наверняка будет интересно увидеть настоящий волшебный дворец, правда?

– Вот это да! – воскликнул Мартин и спохватился:

– Надо только предупредить Анхен.

– Если ты едешь, я с тобой! – засуетился Арчибальд. Но Аскольда и филин вовсе его не видели, а Мартин… Мартин был так увлечён беседой с коварной ведьмой, что не обращал на оленя никакого внимания.

– Нет времени, – отрезала Аскольда. – Мы отправляемся прямо сейчас. Иначе вы не успеете вернуться к Рождеству, и милая Анхен будет встречать праздник одна.

– Сейчас? – заколебался Мартин.

– Не знаю, о чём тут думать: всего один вечер во дворце, одна маленькая история… и кулон, розы, мировая слава… – взгляд ведьмы сделался рассеянным, словно даже разочарованным. – Что ж, Мартин, не буду вас уговаривать. Филипп, мы, кажется, и так задержались! Нам пора!

Ну кто бы на месте Мартина сумел устоять? Особенно, если совсем нет времени на раздумья.

– Подождите! – воскликнул он. – Я, конечно, согласен! Просто это всё так неожиданно…

– Я иду с тобой! – поспешно напомнил Арчибальд.

– Арчи, ТЫ никуда не идёшь! – раздражённо отмахнулся от него Мартин. – А если я тебя ещё хоть раз увижу, то превращу в снеговика!

Это было обидно и совсем незаслуженно. Но с воображаемыми оленями, наверное, так часто бывает.

– Мы же точно вернёмся до Рождества? – уточнил напоследок Мартин.

– Если оно вообще настанет, – шёпотом заметил Филипп.

– Это будет зависеть только от вас, – ответила Аскольда. – Я могу поручиться лишь за свою часть договора.

– Значит, успеем! – решительно проговорил Мартин.

Воодушевление полностью завладело им. Он даже не заметил, как филин, зловеще заухав, подлетел сзади и быстро расстегнул цепочку у него на шее…

Мартин увидел только, как его новая знакомая воздела руки к небу, которое вдруг мгновенно затянуло тучами. Повалил густой крупный снег, и сквозь завесу падающих снежинок никто на площади не увидел, что букет синих роз вдруг стал расти и превратился в ледяную арку. Арка засияла бледным лунным светом, и в ней открылся портал, в котором плясала вьюга.

– Идёмте же скорее! – поторопила Аскольда, указывая на портал.

Мартин шагнул вперёд и даже не заметил, как кулон соскользнул с его шеи и упал в сугроб. Это увидел только Арчибальд.

– Мартин, ты потерял «Хрустальное Сердце»! Подождите! – закричал олень и заметался на месте, не зная, что ему делать – то ли догонять ушедших, то ли поднять кулон. Но пока он колебался, портал пропустил странную троицу и захлопнулся, а поднять кулон оказалось не так-то просто. Попробуй-ка, сделай это, когда у тебя вместо пальцев копыта! Так и не справившись с этой задачей, грустный Арчи сел прямо в сугроб. Люди на площади проходили мимо, не замечая его. Кто же обращает внимание на воображаемых оленей?

– Не успел… Что же теперь будет? – с отчаянием бормотал грустный Арчибальд и не находил ответа.

А тем временем Анхен, поджидавшая Мартина дома, уже порядком беспокоилась. Почему её любимого нет так долго? Ведь купить ёлочную гирлянду – это дело пяти минут. Наверное, Мартин встретил кого-то из знакомых и заговорился. Или замечтался прямо на улице, обдумывая свою новую сказку. Меж тем, праздник уже совсем скоро, а у них ещё не сделано столько дел… Надо бы поторопить Мартина. Анхен снова оделась, вышла на ярморочную площадь, огляделась, пытаясь хоть что-то рассмотреть сквозь густой снегопад… И увидела нечто странное. Издали ей показалось, что Мартин вместе с какой-то высокой женщиной с белой птицей на плече исчез в ледяной арке из синих роз. Но ведь такой арки в их городе никогда не было!



Подбежав поближе к тому месту, Анхен убедилась, что ей, конечно же, померещилось! Но тут она заметила свой подарок – кулон «Хрустальное Сердце», одиноко лежавшее в снегу. Сидевшего рядом Арчибальда девушка, конечно, не видела. И не слышала, как он кричал ей:

– Анхен! Тебе не показалось! Мартин был тут! Посмотри же ты на меня! Я всё тебе расскажу! Да что мне сделать, чтобы ты меня увидела?!

Он стал кидать в Анхен снежки, но они пролетали мимо. Олень дёргал девушку за шарф, за рукав пальто, но Анхен ничего не чувствовала и только прижимала кулон к сердцу, отчего тот вдруг начал светиться. Девушка удивлённо подняла кулон повыше, чтобы лучше рассмотреть – и сквозь него наконец-то заметила Арчибальда. От удивления и неожиданности Анхен вскрикнула.

– Наконец-то! – возликовал Арчибальд. – Сработало! Анхен, слушай…

– Что? Кто ты?! – недоумевала девушка.

– Кто-кто? Олень, только без пальто! – сердито отозвался Арчибальд. – Разве не видишь? Сейчас не до глупых вопросов – мы должны поскорее спасти Мартина!

Услышав имя любимого, Анхен мигом забыла о том, что беседует с говорящим оленем.

– Ты сказал, Мартина? Ты его знаешь? – спросила она. – Может быть, даже знаешь, где он сейчас?

– Конечно, я его знаю! Он меня и придумал, – хмыкнул Арчи. – Я – Арчибальд, северный олень, главный герой его сказки. Мне кажется, Мартин попал в беду!

– Что случилось? – испугалась Анхен.

– Значит так, – по-деловому начал олень. – Рассказываю всё по порядку. Мартин хотел сделать тебе подарок, и мы пошли на ярмарку. И там встретили эту странную парочку…

– Какую ещё парочку? – нахмурилась Анхен.

– Ну, эту – цветочницу и филина. Я говорил Мартину, что розы – ядовитые. Пытался отговорить… Но он сказал, что превратит меня в снеговика, если пойду за ним… А я не хочу!

– Глупости какие! Конечно, не превратит. – заверила оленя Анхен. – Ты только объясни нормально, что же произошло.

– Да я и объясняю, – заторопился Арчибальд. – Эта цветочница, вроде как фея льда, пообещала сделать Мартина самым знаменитым сказочником во всём мире! А потом её филин выбросил твой кулон… Зачем он это сделал?! Вот зачем?

– Ничего не понимаю! – взволнованно проговорила Анхен. Девушка в растерянности огляделась и заметила спешившего к ним мастера игрушек.

– Господин Йо-Йо, как я рада вас видеть! – воскликнула она. – Вы же были здесь, на площади? Может, вы знаете, куда исчез Мартин?

Господин Йо-Йо покачал головой.

– Милая моя Анхен… Боюсь, у меня для тебя плохие новости.

Девушка испуганно прижала ладонь к губам.

– Мартин попал в плен к ледяной ведьме – Аскольде, – объяснил господин Йо-Йо. – И, к сожалению, я не сумел это предотвратить. Кулон, что я дал тебе, должен был защитить Мартина от её колдовских чар. Но Аскольда и Филипп перехитрили меня.

– Зачем этой ведьме понадобился Мартин? – обеспокоенно спросила девушка.

Господин Йо-Йо грустно вздохнул. – Аскольда пообещала исполнить его заветное желание, если Мартин напишет для неё сказку. Анхен, он так хотел, чтобы ты им гордилась! Ведь ты, как никто, веришь в него. И правильно! Мартин не просто талантливый сказочник. Он может оживлять словом всё, о чём пишет. Но Аскольде не нужна его сказка. Она хочет заморозить сердце Мартина, ведь он самый добрый, самый искренний из всех, кого я здесь знаю. Если ты не успеешь спасти его, сердце Мартина превратится в лёд. А с ним и наш город, и весь Сказочный мир…

– Не может быть! – хором воскликнули Анхен и олень.

Арчибальд совершенно вышел из себя и беспокойно бегал вокруг девушки и старого мастера, взрывая копытами фонтанчики свежевыпавшего снега.

– Всё пропало! – причитал олень. – А вдруг Мартин уже никогда не вернётся?

Анхен решительно вытерла слёзы. – Вернётся! – твёрдо произнесла она. – Мы что-нибудь придумаем.

– Да! – подхватил Арчи. – Мы с тобой пойдём к этой ведьме и спасём его!

– Только как же попасть в ледяной дворец? Господин Йо-Йо, вы знаете, где он? – взволнованно спросила Анхен.

– Прежде, чем попасть во дворец Аскольды, тебе нужно будет победить её ледяную стражу. Не испугаешься?

– Нет. Нет! – Анхен крепче прижала кулон к груди.

– Моя храбрая девочка! – улыбнулся господин Йо-Йо. – Я знаю, кто сможет тебе помочь, – загляни к витражному мастеру. Слушай своё сердце, и не забывай про доброе волшебство в твоих руках…


Хрустальное сердце

* * *

Имелось в городе одно удивительное заведение – кондитерская лавка мадам Безе. Это место и его эксцентричную хозяйку обожали все сладкоежки Сказочного мира. Да и как иначе? Ведь мадам Безе была кулинаром-виртуозом и знала тысячу и один рецепт лакомств на любой вкус. Она и сама с виду напоминала сладкое кремовое пирожное, и каждое её появление будто обещало праздник.

А уж сегодня, в сочельник, у неё и вовсе дел было невпроворот. Она так и порхала по кондитерской, точно облачко взбитых сливок, поторапливая своих помощниц:

– Девочки, энергичнее! Отдыхать будем потом. А сегодня на каждом праздничном столе должны быть наши лакомства! Какое же Рождество без тортика от мадам Безе! И как следует взбивайте сахарную пену – она должна быть воздушной, как перья ангелов!

Её звонкий голос был слышен даже на улице и доносился до оленя и Анхен. Услышав его, Арчибальд потянул носом, учуял восхитительный аромат свежей выпечки, корицы и ванили и тут же заныл:

– Анхен, я так замёрз… Давай зайдём к мадам Безе погреться…

– Некогда, – возразила девушка. – Мы должны спешить. Ты же сам говорил – нам надо спасать Мартина.

– Мы всё равно не придумали план! – заспорил олень. – А я проголодался.

– Как ты можешь проголодаться?! – удивилась Анхен. – Ты же воображаемый.

– А ты купи мне воображаемый торт! – заканючил Арчибальд. – Наверняка, у мадам Безе такой есть. Ну, пойдё-о-о-о-ом. Пожа-а-а-а-а-алуйста!

– Ладно, только на одну чашечку какао, – с неохотой уступила Анхен. – Я тоже замёрзла и толком не представляю, что нам делать. Где искать дворец, как победить ледяную ведьму, как помочь Мартину?

Мадам Безе сама встретила новых гостей и проводила их за столик.

– Анхен, детка! – всплеснула она руками, присмотревшись к лицу девушки. – Что у тебя случилось? Ты темнее самого тёмного шоколада! Сейчас мы это исправим! Как насчёт кусочка рождественского кекса и чашечки какао с зефирками?

– Спасибо, дорогая мадам Безе, – растроганно сказала Анхен. – А нет ли у вас случайно воображаемого торта для моего… воображаемого друга?

– В сладкой лавке мадам Безе есть всё! – заверила хозяйка кондитерской. – Что любит твой воображаемый друг?

Мадам Безе захлопала в ладоши и запела. И, как по волшебству, из благоухающей всеми сладкими ароматами кухни появились её помощницы с подносами в руках…

Есть чизкейк, рулеты с кремом,

Есть нежнейшие эклеры,

А какой пломбир и крем-брюле!

Есть зефир, бисквит и вафли,

Панна котта, пудинг, кнафе,

Маффины и профитроли,

Павлова и макарони…

А ещё тирамису, наполеон, корзиночки, печенье, и конечно – безе!

Да – и штрудель с яблоками и корицей!

От такого многообразия у бедного Арчибальда просто голова пошла кругом. – Я бы съел всё! – заявил он.

– Обжора! – упрекнула его Анхен и сама сделала выбор. – Дайте нам штрудель, пожалуйста.

Мадам Безе кивнула и исчезла, а вскоре её помощницы принесли сладости и чашку какао для Анхен и воображаемый десерт для Арчибальда. Олень тут же накинулся на угощение и ел так неряшливо, так громко чавкая, что Анхен стало за него стыдно.


Хрустальное сердце


– Арчи! – упрекнула она. – Веди себя прилично! И ешь, пожалуйста, аккуратнее. Хорошо, что крошки тоже воображаемые!

Но в ответ на это Арчибальд только замотал рогами и изобразил пантомиму: «А я что?! Я ничего!».

– А теперь, моя сладкая, – проговорила, подсаживаясь к ним за столик хозяйка кондитерской, – расскажи мадам Безе, что случилось!

– Ах, мадам, это всё так ужасно! – тяжело вздохнула Анхен. – Мартин попал в плен к ледяной ведьме Аскольде. Она хочет заморозить его сердце. И если у неё это получится, то наш город и весь Сказочный мир навсегда покроются льдом!

– О, нет! – ужаснулась добрая женщина. – Милая, мы непременно должны этому помешать!

– Именно это я и собираюсь сделать, – кивнула Анхен.

– Не «я», а «мы», – обиженно проворчал олень, не переставая жевать.

– Мы идём во дворец Аскольды, – продолжала свой рассказ девушка. – Но пока не знаем, как пройти мимо её ледяной стражи… Они, наверняка, очень страшные… Как же нам их победить?!

– Ну-ну, пирожочек, не грусти, – мадам Безе потрепала её по руке. – Мы сейчас что-нибудь придумаем. А что если полить их горячим какао? Стража ведь ледяная – они и растают! Я могу дать тебе с собой сколько хочешь горячего какао. Чистый кипяток!

– Отличный план! – обрадовался Арчибальд.

Но Анхен была иного мнения.

– Боюсь, нам вдвоём столько не унести! Да и пока мы доберёмся до дворца Аскольды, какао уже остынет.

– Да, это верно, – вынуждена была согласиться мадам Безе. – А если замотать стражей карамельной тянучкой, как верёвками? Хотя постой… перед праздником её почти всю раскупили…. Знаю! Надо выстрелить по ним залпом из леденцов! Леденцов в лавке целый мешок! Или даже два!

– Мадам Безе, а леденцовая пушка у вас есть? – с надеждой спросила Анхен.

Такая мысль, похоже, даже не пришла доброй женщине в голову.

– Какая досада! Пушки нет… – огорчённо забормотала она. – Что же делать? Я так не переживала, с тех пор, как пекла свой первый торт… Даже проголодалась!..

Мадам Безе рассеянно зачерпнула ложкой последний кусочек воображаемого штруделя с тарелки Арчибальда. Олень быстро забрал тарелку и принялся её вылизывать…

И тут Анхен осенило!

– А что, если их чем-то угостить? – предложила она. – Все любят сладости. А ваши лакомства просто волшебные! Вдруг они подобреют и пропустят нас?

– Или пока они будут есть, мы тихонечко проскользнём! – подсказал Арчибальд.

– Умница! – обрадовалась мадам Безе. – Мы угостим их сонным мороженым! Где-то у меня был рецепт. Тогда они просто уснут, и не надо будет никого побеждать!

Помощницы тут же принесли огромную книгу с рецептами, и мадам Безе начала листать тяжёлые пожелтевшие от времени страницы с пятнами масла и ещё каких-то разноцветных жидкостей…

– Эта книга волшебных рецептов досталась мне от матушки… – пояснила она. – Ох, и знатная была ведьма! Но готовила отменно… Так… что у нас здесь? Вот оно! Сонное мороженое!

Анхен и Арчибальд тоже заглянули в книгу.

– И где рецепт? – недоумённо спросил олень. – Тут всё непонятно… Это на каком языке? По-ведьмински, что ли?

– Ай-ай-ай… Рецепт зашифрован, – ахнула мадам Безе. – Мама специально так сделала, ведь маленькой я любила таскать её книги – училась готовить. Один раз чуть не сварила кота… Да… Это неприятно. Шифра-то я до сих пор не и знаю…

Как же горько было услышать такие слова, когда казалось, что нужное решение уже в кармане!

– Теперь точно – всё пропало! – простонал Арчибальд. И вдруг ему пришла в голову прекрасная мысль:

– Хотя, подождите… Анхен, посмотри на рецепт сквозь свой кулон «Хрустальное Сердце»! Меня же ты так увидела!

Анхен сразу ухватилась за эту идею.

– А вдруг ты прав?! Мадам Безе, можно я попробую?

Она посмотрела на зашифрованные строки сквозь кулон. И буквы тут же встали на свои места!

– Та-а-а-ак… Нам потребуется молоко, сливки, ванильный сахар, яичные желтки… и ещё один секретный ингредиент!

Анхен с мадам Безе переглянулись и, прикладывая палец к губам, произнесли одновременно – Тс-с-с-с!

Расторопные помощницы мадам Безе вынесли всё необходимое для приготовления мороженого. Арчибальд очень старался помогать, но на деле только мешал, всё время то рассыпая, то роняя, то разбивая что-нибудь….

– Вот и готово! – удовлетворённо проговорила мадам Безе по окончании сложного, пусть и увлекательного процесса. – Главное, самим не пробовать!

– За себя не ручаюсь! – Арчи потянулся к подносу с готовым мороженым. – Если я всего разок лизну, ничего же не случится?!

– Даже не думай! – остановила его Анхен и быстро убрала мороженое в специальную сумку, которую дала ей хозяйка кондитерской. – Ах, мадам Безе, чтобы мы без вас делали!

– Что значит «без вас»! – возмутилась та. – Я тоже иду с вами! Надо только хорошенько подготовиться!

Помощницы тут же кинулись собирать мадам Безе в опасный поход и принесли кто огромный половник, кто большущее сито, кто миксер… Но Анхен их остановила.

– Это совершенно лишнее! – заверила девушка. – Уверена, что мороженое сработает, и «тяжёлое вооружение» нам не пригодится. И вот ещё, что, милая мадам Безе… Мы с Арчи очень благодарны вам за помощь и желание пойти с нами, но, думаю, вам лучше остаться здесь. Ведь сегодня сочельник, все готовятся к празднику, а если вы уйдёте и закроете свою замечательную лавку, весь город останется в Рождество без сладостей.

– Ох… Боюсь, ты права, – вздохнула мадам Безе. – Наверное, мне, действительно, лучше остаться. Но без тортика в дорогу я вас всё равно не отпущу!

И она вручила Анхен большую ароматно пахнущую коробку.

– Спасибо! – с улыбкой поблагодарила девушка. – Тут нам хватит даже на дорогу до самого Северного полюса!

– Но как же вы попадёте во дворец? – Напомнила мадам Безе.

– Надеюсь, витражный мастер нам поможет, – ответила Анхен.

– Удачи тебе, милая! Буду вас ждать!

И мадам Безе вместе с помощницами проводили Анхен и её невидимого спутника до двери кондитерской, наперебой желая удачи в их нелегком путешествии.

* * *

Лавка витражного мастера располагалась на самой окраине и была она местом таинственным и даже немного пугающим. Хозяин её, господин Ноэль слыл человеком увлечённым. Он мог с головой уйти в свою непростую работу, так что вовсе ничего не замечал вокруг себя.

Вот и в этот день, несмотря на приближение праздника, он что-то творил, низко склонившись над своим рабочим столом, сплошь уставленным колбами и колбочками с разноцветными жидкостями и заваленным странными рисунками, схемами и эскизами.

Вся лавка господина Ноэля была словно усыпана таинственными блёстками. Повсюду лежали цветные кусочки стекла, фрагменты будущих витражей, и блики света весело танцевали на них.

– Господин Ноэль! Вы у себя? – робко окликнула мастера Анхен из-за двери. – Мне можно войти?

Она стучалась, но в доме никто не откликнулся. Арчибальд нетерпеливо толкнул дверь. Та распахнулась вовнутрь, и олень, потеряв равновесие, влетел прямо в лавку, с грохотом опрокинув тяжёлый дубовый стул и чуть не уронив стол с колбами.

– Арчи! – взмолилась Анхен. – Пожалуйста, аккуратнее!


Хрустальное сердце

– Кто это там шумит? – не поднимая головы от работы, спросил витражный мастер. – Приходите после Рождества! Я занят!

– Это Анхен, – извиняющимся голосом сказала девушка. – Простите, что помешала, но мне очень нужна ваша помощь!

– Под Рождество всем нужна моя помощь! Всем нужны подарки и ёлочные украшения, – без особой охоты отозвался господин Ноэль. – А я один, и дел невпроворот. Хоть бы раз кто-нибудь спросил: господин Ноэль, может вам чем-то помочь?

Эти упреки показались Анхен справедливыми. – Давайте я вам помогу, – предложила она. – Только скажите, что я могу сделать. Мне не нужен подарок, мне нужен совет. Господин Йо-Йо сказал, Вы знаете, как попасть во дворец ледяной ведьмы.

Оторвавшись от работы, витражный мастер поднял голову и, наконец, обратил внимание на свою непрошенную гостью.

– Ты собралась идти во дворец Аскольды! Одна?! Но зачем?! – удивился он.

– Вообще-то не одна, – возразила Анхен. – Со мной друг. Воображаемый…

Неожиданно витражный мастер повернулся и посмотрел прямо на Арчибальда, который как раз приближался к разноцветным стёклам, аккуратно разложенным по эскизу на маленьком столике, убеждённый, что его никто не видит.

– Разве ты не знаешь, как опасна ледяная ведьма? – спросил господин Ноэль и предусмотрительно отодвинул столик подальше от оленя.

– Мне кажется, он меня тоже видит, – зашептал Арчибальд на ухо Анхен.

– Тс-с! – шикнула на него девушка и ответила мастеру. – Да, конечно, знаю. Но у неё в плену Мартин, мой жених, и я должна его спасти. Так чем вам помочь?

– Да чем же ты мне поможешь… Разве ты умеешь плавить стекло, лить серебро или рисовать витражи? – с надеждой спросил господин Ноэль.

Анхен грустно покачала головой.

– Я могу! Я всё могу! – воодушевлённо заявил неугомонный Арчибальд. – Пусть даст мне попробовать!

– Я давно привык сам справляться. Это я так… ворчу, – улыбнулся витражный мастер. – Хотя от парочки расторопных гномов я бы, пожалуй, не отказался.

Анхен внимательно посмотрела на него. Кого-то ей очень напоминал этот профиль, неявно вырисовывающийся в полумраке… Может быть, господина Йо-Йо?

– Господин Ноэль, а мы с вами раньше нигде не встречались? – осторожно спросила она.

– Вряд ли, – покачал головой витражник. – Я очень редко выхожу из дома. Разве что в Рождество… Но ты не ошиблась – как попасть в ледяной дворец я, действительно, знаю.

– Неужели?! – обрадовалась Анхен. – И долго туда идти?

– Можно несколько дней или всего несколько минут, – загадочно ответил тот.

– А так бывает? – растерялась Анхен.

– Всё бывает. – улыбнулся господин Ноэль. – Когда-то очень давно Аскольда заказывала мне витраж для своего дворца, – начал он. – А я всегда делаю копии таких сложных заказов. И, видишь ли, мои витражи не простые, а немного волшебные, все они связаны между собой. Идём, я тебе покажу…

Старый мастер подвел девушку к высокому витражу, укрытому тёмным шёлком, в самом дальнем углу лавки. Он осторожно снял ткань, и синие розы на стекле вспыхнули и засияли холодным голубым светом. При первом же взгляде на них Арчибальд наморщил лоб, – где-то совсем недавно он видел похожие…

– Смотри внимательно, Анхен, – проговорил господин Ноэль.

Девушка вгляделась в стеклянную мозаику… И вдруг увидела Мартина. Он находился в огромном ледяном зале и о чём-то увлечённо беседовал с неприятным белым филином.

– Это Мартин! – закричала она. – Он жив! Мы должны торопиться!

– Анхен, я уже видел такой витраж! – бросился к ней Арчибальд, снова роняя что-то на бегу. – Сквозь него Мартин и ушёл с той ледяной ведьмой! Скорее туда!

Олень попытался пройти сквозь стекло, но только больно ударился лбом. – Не понял?! – неприятно удивился он.

Арчибальд повторил попытку ещё раз и ещё – всё было безрезультатно. – Да почему он не работает?!

– Анхен, я могу открыть для тебя эту волшебную дверь, – проговорил мастер. – И вы попадёте прямо ко дворцу Аскольды. Но ты же понимаешь, что мне потребуется кое-что взамен?

– Да, конечно! – ответила девушка, доставая кошелек. – Я заплачу, сколько нужно! Только, пожалуйста, откройте нам дверь поскорее!

– Деньги мне не нужны, – возразил господин Ноэль. – Бездушные бумажки! А вот твой кулон «Хрустальное Сердце» – другое дело. Такая тонкая работа… И мне кажется, он волшебный… Скажи-ка, я прав?

– Как он узнал? – удивился Арчибальд.

– Пожалуй, это была бы достойная плата за мою услугу, – продолжал витражный мастер.

Но Анхен только крепко прижала кулон к груди.

– Нет-нет! – проговорила она. – Я не могу отдать вам кулон. Это счастливый талисман Мартина. Если бы не «Хрустальное Сердце», я бы никогда не узнала, что с ним случилось. Я верю, «Хрустальное Сердце» поможет мне найти его!

– Как знаешь, – пожал плечами господин Ноэль и, как ни в чём не бывало, вернулся к своей работе. – Не спеши с ответом. Я дам тебе время подумать.

– Что тут думать?! – воскликнул Арчибальд. – Анхен, давай отдадим ему кулон и пойдём скорее!

– Нет, – твёрдо проговорила девушка. – Должен быть другой способ попасть во дворец Аскольды, и мы найдём его обязательно. И Мартина спасём. Но «Хрустальное Сердце» я не отдам никому. Пойдём, Арчибальд…

Они решительно повернули к двери, когда витражный мастер их всё-таки остановил.

– Подожди, – сказал он. – Анхен, ты сделала верный выбор. Когда в твои руки попадает волшебная вещь, обязательно жди проверку – а достойна ли ты владеть ею… Конечно, я помогу вам. Мне надо было лишь убедиться в твоей решимости и в силе вашей с Мартином любви. Кто знает, может именно о тебе говорилось в древнем пророчестве…

– Почему сразу о ней?! – возмутился Арчибальд. – Может, как раз обо мне! Нас тут двое вообще-то…

– А что за пророчество? – удивилась Анхен.

Витражный Мастер улыбнулся и прочёл:

В час, когда беда придёт, —

Встретятся хрусталь и лёд:

Слабый силу обретёт.

Сердце к сердцу путь найдёт.

И хрусталь…

– И что?! Что хрусталь? – не выдержал слишком долгой паузы Арчибальд.

– Что же случится? – подхватила Анхен.

– Не знаю, – покачал головой господин Ноэль. – Последние слова были стёрты. Но, думаю, мы скоро это выясним…

– Да по-любому в пророчестве говорилось обо мне! – уверенно заявил Арчибальд. – Ух, это даже круче, чем сказка Мартина! Не волнуйся, Анхен! Я с тобой – значит, у нас всё получится!

Но витражный мастер смотрел только на девушку.

– Решилась? Тогда я открываю портал. Смелее! Слушай своё сердце, Анхен, и береги доброе волшебство в твоих руках…

Шагнуть в засверкавший разноцветными огнями витраж из синих роз было даже не страшно…


Хрустальное сердце

* * *

А тем временем в ледяном дворце Филипп проводил для Мартина экскурсию по величественным залам Аскольды.

– Как тут красиво! – восхищался Мартин, слегка поёживаясь. – И, что удивительно, совсем не холодно… Только немного однообразно, не находишь? Всё такое ледяное, торжественное… А хочется ярких красок, чего-то весёлого… И почему у вас до сих пор нет наряженной ёлки?! Скоро ведь Рождество!

– Мы не празднуем Рождество, – сухо проворчал филин. – А что касается красок, госпожа Аскольда предпочитает чистые цвета – белый, голубой, синий. Они дарят ясность ума и не отвлекают от главного.

– И что же для неё главное? – заинтересовался Мартин.

– Идеальный порядок и гармония, – важно ответил Филипп.

Мартин рассмеялся. – Порядок – это не про меня! Анхен всё время меня ругает: «Мартин, твоя комната похожа на бермудский треугольник!». Ну и что! А мне так легче думается. Вот представь, был бы я чашкой… Какая скука всю жизнь провести на одном месте, в каком-нибудь закрытом шкафу. А как же путешествия, приключения, сказки? Кстати, о сказках – какие истории нравятся Аскольде? Про принцесс и рыцарей, про драконов, или, может, про волшебство?

– Её Ледяное Всевластие предпочитают сказки про снег и лёд, – пояснил Филипп.

– Необычно, – отметил Мартин. – Я ещё ни разу не писал сказку про снег. Как бы она начиналась… Жил-был снег… Нет, лучше так – жила-была снежная туча. Однажды зимой она полетела гулять без шапки, простыла и ужасно заболела…

– Тучи не носят шапок, – недовольно возразил Филипп.

– Да ладно! – беспечно отмахнулся Мартин. – Откуда ты знаешь?! Ещё как носят. Просто они уж очень забывчивые… Наша простывшая туча жутко волновалась! – продолжал он. – Это понятно – она не хотела заражать других туч… или тучей… тучищ… короче, своих друзей. Она держалась, держалась, а потом кааааааак чихнёт! – Мартин громко рассмеялся. – И пошёл снег! И началась снегочихательная эпидемия!

– Не вижу здесь ничего смешного, Мартин… – строго оборвал его Филипп. – Ваша сказка должна быть строгой и величественной.

– Строгой? Ты, наверное, шутишь? – удивился сказочник. – Кому понравится строгая сказка?

– Если сказка НЕ понравится, Её Снежность, госпожа Аскольда вряд ли исполнят ваше заветное желание. А ведь именно за этим вы и пришли во дворец, – напомнил филин.

– Ладно, попробую написать величественно, – неуверенно согласился Мартин. – Её Величество снежная туча тоже не подойдёт, я правильно понимаю?


Хрустальное сердце

– Совершенно верно. Чтобы понравиться, сказка должна быть, – Филипп мечтательно зажмурился и принялся загибать перья на крыле, как пальцы, – про госпожу Аскольду, про зиму, про снег и лёд. Она должна быть торжественно-прекрасна.

– Сложная задачка, – пробормотал Мартин. – А, может, я просто напишу, как подскажет мне сердце? Я всегда так делаю… Слушаю внутренний голос.

– Слушайте песни вьюги, Мартин, – посоветовал филин. – Это должно вдохновить вас. Пройдёмте в тронный зал.

– А можно мне туда кофейку принести – погорячее и покрепче? – попросил сказочник.

– Могу предложить вам только кофе с мороженым. – язвительно ответил Филипп и распахнул тяжёлую ледяную дверь.

* * *

Пока Мартин пытался подобрать строгие и величественные слова для своей снежной сказки, а Филипп нетерпеливо прохаживался вокруг него, перед ледяным дворцом появились девушка и олень. Проход через волшебный портал был только началом их опасного приключения. Теперь Анхен и Арчибальду предстояло проникнуть во дворец, не вызывая лишних подозрений.

– Слушай, Анхен, меня ведь всё равно не видно! – С воодушевлением предложил Арчибальд. – Давай я попробую проскользнуть мимо стражей? Я сам спасу Мартина, а ты жди нас тут, в укромном месте.

– А вдруг видно?! – засомневалась девушка. – Это же дворец ледяной ведьмы. Надо быть готовыми ко всему. И потом одного тебя я точно не отпущу! Будем действовать по плану, как договаривались.

– А какой у нас план? – невозмутимо спросил олень. – Я что-то его немного подзабыл…

– Арчи! – Анхен всплеснула руками. – Я же сто раз тебе рассказывала! Я угощаю стражей мороженым, они засыпают, а ты маскируешь их снегом, чтобы было незаметно.

– А вдруг они замёрзнут? – забеспокоился Арчибальд. Он, в сущности, был добрым воображаемым оленем.

– Не замёрзнут, – заверила его Анхен, – они и так уже ледяные. Так что успокойся, пожалуйста.

– Легко сказать – успокойся! – Перед глазами Арчибальда то и дело возникали разные картины провала их миссии, и он от волнения всё время дёргал Анхен за рукав. – А вдруг проснутся? Мы же сами мороженое не пробовали! Что если оно не подействует? А стражи проснутся и поймают меня…

– Ты что – трусишь?! – не выдержала, наконец, девушка.

– Кто? Я? – очень искренне возмутился олень. – Да я же за тебя переживаю! Как ты справишься? Вон как дрожишь!

– Это я от холода… Ну, может, только совсем чуть-чуть от страха, – призналась Анхен. – Ладно, чем больше ждёшь, тем страшнее! Пошли!

И она решительно шагнула в сторону стражей, выйдя из-за спасительного сугроба, за которым они всё это время прятались.

– Стой! Ты кто такая? – тут же окликнул её стражник.

Растерявшаяся Анхен от неожиданности забыла все заранее придуманные слова.

– Арчи, придумай быстро, кто я такая, – в панике зашептала она.

– А-а-а-а-а-а! – заметался ещё более перепуганный Арчибальд. – Я не знаю! Не знаю! Скажи, что ты – рождественский олень.

– Это ты – олень! – шептала Анхен. – А я… Кто же я… Думай, Анхен, думай… А я… Я – Изольда! Новая личная помощница Аскольды.

– Не слышал про такую, – сказал стражник. – Назови пароль.

– Анхен, бежим! Всё пропало! – вцепился ей в локоть Арчибальд.

Но Анхен понимала, что, если сейчас струсит, назад вернуться уже не будет никакой возможности. И когда Арчибальд попытался бежать, она поймала его за шарф.

– Я – новенькая, – справившись с волнением, продолжила Анхен. – Только сегодня приступила к своим обязанностям. Я так волнуюсь, что совсем ничего не помню. И я… забыла пароль. Но зато я принесла вам мороженое! Вот – угощайтесь!

Девушка извлекла из сумки мороженое, которое, к чести мадам Безе, выглядело невероятно аппетитно.

– Не знаю я никакую Изольду, – не унимался недоверчивый стражник. – Надо бы всё-таки доложить.

И уже направился было докладывать, но товарищ остановил его.

– Подожди… Признаться, я и сам этот пароль не помню. К нам сюда ещё никто вот так не приходил. Что, говоришь, ты нам принесла? «Мо-ро-же-но-е»? А что это?

– Неужели вы никогда не пробовали мороженое? – лукаво улыбнулась Анхен. – О, это очень-очень вкусно!

– Вкуснее, чем снег? – недоверчиво переспросил стражник.

– Тоже, сравнил! – хмыкнул Арчибальд.

– В сто тысяч раз вкуснее! – заверила Анхен. – Скоро ведь Рождество! Вот Аскольда и распорядилась выдать вам сладкую премию за отличную работу!

Это стражникам понравилось.

– Ну да, мы же отлично поработали! – сказал один.

– Надо бы всё-таки доложить, – начал было второй, но и его глаза так и смотрели в сторону этого самого удивительного мороженого.

– Вы что хотите рассердить нашу повелительницу?! – нарочито возмущенно проговорила Анхен. – Она вам – премию, а вы даже попробовать не хотите?!

– Эй-эй-эй… Мы очень хотим попробовать! – сразу же засуетились стражники. – Ты это… как тебя там… Изольда, ты скажи госпоже, что мы сразу согласились и очень ей благодарны. А то тех, кто провинился, Аскольда растирает в снежную пыль… Быстро давай сюда своё мороженое! Как его едят?

– Да вот так! – не выдержал Арчибальд и, схватив порцию мороженого, лизнул его.

– Арчи, нет! – закричала Анхен.

Но было уже поздно. Олень мгновенно заснул!

– Что ты сказала? – не понял стражник.

– Апчхи! Это я чихаю, – невозмутимо объяснила Анхен. Она, конечно, очень огорчилась из-за Арчибальда, но старалась не подавать виду. Хотя идти одной в замок Аскольды ей совсем не хотелось. Пусть от приставучего и неуклюжего Арчибальда было мало толку, но его весёлая болтовня всё-таки отвлекала Анхен от тревожных мыслей.

– Простыла, наверное, – продолжала она. – Слишком много мороженого съела. Очень уж оно вкусное. Да вы сами попробуйте!

Стражники больше не заставили себя упрашивать, откусили по большому куску и тут же захрапели.

– Сработало! – обрадовалась Анхен.

Согласно плану, спящих стражников полагалось спрятать. Но хрупкая Анхен так и не смогла сдвинуть их с места. Разбудить Арчибальда тоже не удалось. Вся троица мирно посапывала, а олень, казалось, даже улыбался во сне. Делать нечего, пришлось девушке отправляться во дворец Аскольды без своего несдержанного друга и уповать на чудо.

* * *

Мартин к этому времени совсем выбился из сил. Казалось, что во дворце с каждой минутой становится всё холоднее. У сказочника уже зуб на зуб не попадал от мороза, а белоснежное перо, вырванное для него Филиппом из собственного крыла, то и дело выскальзывало из его онемевших пальцев.

– Невыносимо холодно! – пожаловался Мартин. – Я уже не понимаю, что пишу… Ничего не чувствую. Как будто проваливаюсь в ледяную воду, и она тысячами маленьких кинжалов впивается в кожу…

Аскольда и Филипп довольно переглянулись. Ведьма рассмеялась – всё шло просто идеально!

– Мартин, – вкрадчиво обратился к сказочнику Филипп, – вам надо торопиться. Ваше время на исходе.

– Да-да. Я почти закончил, – весь дрожа, поспешно ответил Мартин. – Мне осталось последнее предложение.

– Дописывайте, Мартин, дописывайте! – сквозь смех нетерпеливо произнесла ведьма. – Я так этого жду!

– Почему она всё время смеётся? – поморщился Мартин. – Это ужасно сбивает. Пальцы почти не слушаются… А последнее предложение – это же самое главное в сказке… Что если закончить так: «Словно гигантская белая птица, свирепая вьюга величественно раскинула крылья и взвилась в небо. И сидящая на её спине прекрасная Аскольда отправилась в новое сказочное путешествие…»

– Замечательно! – радостно заухал Филипп. – Это то, что надо!

– Браво, Мартин, – несколько раз хлопнула в ладоши Аскольда. – Вы справились.

– Теперь вы подарите мне тот букет синих роз, и я, наконец, смогу вернуться домой к моей Анхен? – с надеждой спросил Мартин. – Я ведь ещё успеваю вернуться к Рождеству.

– Букет моих любимых синих роз и славу лучшего сказочника? – задумчиво произнесла Аскольда. – Конечно же… нет!

– Нет?! – не понимая, переспросил Мартин.

Филипп зашёлся в дребезжащем, будто ломающийся лёд, смехе.

– Нет, Мартин, нет, – ответила Аскольда. – Не будет больше никакой Анхен. Не будет Рождества. Ваша сказка окончена.

Это было мгновение её долгожданного триумфа! Как же долго свирепым снежным смерчем носилась она по городам, собирая коллекцию самых добрых и любящих сердец. Как медленно – город за городом – погружала всё живое в холодный снежный сон, в котором навсегда исчезали надежды, мечты, все добрые и искренние чувства. И вот теперь Аскольда подчинит своей власти последний город, получит последнее любящее сердце Сказочного мира! И уже никто и никогда не сможет её одолеть.

Снежная буря поднялась вокруг трона ведьмы, а сердца, венчающие ледяные колонны вдруг озарил пугающий холодный свет.

– Что это такое? Что всё это значит? – озираясь по сторонам, с тревогой прошептал Мартин.

– Это значит, что мой план удался, – торжествующе заключила Аскольда. – Тсс… Вы слышите?

– Нет… – прислушался сказочник. – Тихо… А что я должен услышать?

– Ничего, Мартин, – рассмеялась ведьма. – В том-то всё и дело: вы больше не услышите ни-че-го. Ваше сердце почти не бьётся. Ещё пара секунд – и оно окажется здесь!

Вспыхнула последняя колонна у самого трона. Филипп, сжимая в когтях снежный шар, закружил над головой сказочника.

– Какое красивое у вас сердце, Мартин, – зловеще произнесла Аскольда. – А какое оно было горячее, сколько любви! Последнее любящее сердце этого мира. Оно станет настоящим украшением моей коллекции.

– Нет! Ни за что! Вы его не получите! – воскликнул Мартин.

– Даже забавно, – усмехнулась Аскольда. – И как вы надеетесь мне помешать?!

– Мой счастливый талисман… – забормотал сказочник, с трудом произнося слова – ведь его губы совсем закоченели. – Подарок Анхен, «Хрустальное Сердце»…

Мартин поднёс руку к груди, чтобы дотронуться до кулона, и понял, что его нет.

– Какая досада! – злорадствовала Аскольда. – Мартин, неужели вы потеряли его… Ай-ай-ай!

Филин смеялся так, что даже закашлялся.

– Тише, Филипп, – осадила его Аскольда. – Как можно быть таким жестоким! Ты разве не видишь, у Мартина горе? А ведь этот кулон и правда мог защитить вас, Мартин. Как хорошо, что вы не знаете, какой силой наделён ваш дар сказочника. Вы могли бы победить меня одним своим словом…

– Исчезни! – в отчаянии закричал Мартин.

– Слишком поздно, – в голосе ведьмы послышалось даже сожаление, но насмешки было всё-таки больше. – Чувствуете, как стало холодно? Нет ничего прочнее моих ледяных цепей. Вам не вырваться. И вы уже дописали свою сказку. Признаюсь, она прекрасна! С каким наслаждением я буду перечитывать её долгими снежными вечерами… Ну, и хватит, пожалуй, глупой болтовни!

Тон её изменился, лицо стало властно-жестоким. Аскольда приказала:

– Взять его!

Ледяная стража окружила Мартина. Филипп, как коршун, спикировал вниз. Еле живой от холода Мартин попытался дёрнуться в сторону, но замёрзшее тело его почти не слушалось. Мартин не сумел удержаться на ногах, поскользнулся на гладком ледяном полу и упал. Грянул гром. Темнота окутала тронный зал. Затем его озарила вспышка молнии.

Когда свет вспыхнул вновь, сердце Мартина уже заняло предназначенное ему место, а сам сказочник без чувств лежал у подножия ледяного трона Аскольды.


Хрустальное сердце

– Убери здесь, Филипп, – с брезгливой гримасой приказала ведьма. – А мне пора готовиться к парадному шествию по своим владениям. Эй! – Аскольда хлопнула в ладоши. – Подайте мне мою лучшую мантию!

Склоняясь в почтительном поклоне, слуги набросили ей на плечи роскошную белоснежную мантию, всю расшитую то ли льдинками, то ли бриллиантами, которые играли и переливались на свету тысячами мерцающих бликов.

– Ваша Снежность, помните, вы обещали назначить меня первым министром своего царства? – заискивающе обратился к госпоже Филипп.

– Филипп, вечно ты некстати, – нахмурилась Аскольда. – Дай насладиться моментом моего триумфа! Поди прочь!

Затрепетав крыльями, филин неловко, задом, попятился к двери и чуть не столкнулся с вбежавшей в зал Анхен.

– Мартин! Мартин, ты здесь?! – взволнованно звала девушка, озираясь по сторонам.

Увидев, что происходит, она на секунду остановилась и тут же бросилась к лежавшему на ледяном полу сказочнику.

– Мартин, очнись! – Анхен отчаянно пыталась привести его в чувство. Но Мартин не открывал глаза. Тогда девушка в гневе повернулась к ледяной ведьме и воскликнула:

– Отвечай, что ты с ним сделала?!

– А вот и наша Анхен. Как интересно! – с усмешкой прокомментировала Аскольда. – Милая, ты опоздала. Ненадолго, совсем на чуть-чуть, но опоздала. Твоего Мартина больше нет.

– Верни мне его! Немедленно! – потребовала Анхен.

– Ты что это приказываешь? Мне?! – неподдельно изумилась ледяная ведьма.

– Прикажете расправиться с ней, госпожа? – деловито и услужливо осведомился Филипп.

– Какой ты грубый, Филипп! – поморщилась Аскольда. – А ещё хочешь быть первым министром! Разве не видишь – эта девочка меня забавляет. Анхен, ты хочешь вернуть своего сказочника? Да пожалуйста! Я сегодня по-королевски великодушна!

Анхен недоверчиво посмотрела на смеющуюся ведьму.

– Ты действительно готова вернуть мне Мартина? – с сомнением спросила она.

– Ну, не просто так, конечно же, – Аскольда явно наслаждалась происходящим. Подняв руку, она широким жестом обвела зал, указывая на увенчанные совершенно одинаковыми хрустальными снежными шарами колонны. В каждом из них было заперто чьё-то сердце – когда-то живое, трепещущее, любящее, а теперь превращённое коварной ведьмой в безжизненный кусок льда.

– Видишь, сколько у меня трофеев? – довольно промурлыкала Аскольда. – Угадаешь с первой попытки, где сердце твоего сказочника – так и быть, отдам его тебе. Но если ошибёшься, пеняй на себя!

Медленно-медленно пошла Анхен по залу, старательно вглядываясь в скованные льдом сердца. Но они были так неотличимо похожи друг на друга, что угадать нужное было практически невозможно. В тронном зале было очень холодно, девушка невольно ёжилась… И вдруг почувствовала, что руке, которой Анхен сжимала висевший на шее кулон, становится теплее.

«Хрустальное Сердце» начинало почти незаметно, еле-еле, светиться. Волшебный кулон и впрямь помогает ей! Но, похоже, ему не хватает силы… Анхен растерянно оглянулась. Именно сейчас, когда ей так нужно было чудо, девушка боялась, что собственной веры в него ей может и не хватить.

И тогда Анхен попросила вслух:

– Друзья, где бы вы ни были, помогите мне! Верьте вместе со мной. Пусть сердце Мартина нас услышит!

Взволнованная девушка всё так же стояла одна в ледяном зале, но ей вдруг почудилось, будто она слышит музыку, добрый смех и далёкие голоса – господина Йо-Йо, господина Ноэля, мадам Безе, даже Арчибальда. И всех-всех своих друзей, родных и близких, оставшихся в городе, который вот-вот должен был замёрзнуть от чар ледяной ведьмы.

Аскольда тоже услышала эти голоса.

– Мартин! Мартин! – звали они. – Очнись! Мы здесь! Мы с тобой! Ты слышишь?

– Немедленно перестаньте! – закричала ведьма. – Я всех вас сейчас заморожу!

Но было уже поздно. «Хрустальное Сердце» светилось всё ярче и становилось всё теплее. Вокруг Анхен распространилось уютное золотое сияние, и девушке больше не было холодно. Она снова оглянулась – и увидела, что сердце в одном из ледяных шаров начало светиться в ответ.

– Нет! – взвизгнула Аскольда. – Этого не может быть!

– Вот оно! Вот сердце моего Мартина! – торжествующе воскликнула Анхен.

Она подбежала к шару, поднесла к нему свой кулон – и шар разлетелся вдребезги. В то же мгновение лежавший на ледяном полу Мартин открыл глаза.

– Ну и сон!.. – забормотал он. – Что-то холодно… Камин, что ли погас…

Мартин сел, огляделся и растерянно проговорил:

– Так всё это был не сон…

Но тут его взгляд остановился на Анхен, и Мартин радостно воскликнул – Анхен! Ты здесь? Как ты нашла меня? С тобой всё в порядке?

Анхен подбежала к нему и крепко обняла.

– Это всё «Хрустальное Сердце»! И помощь наших друзей! Всех тех, кто ещё любит, надеется, хранит верность мечтам в этом мире! Одна я бы не ни за что не справилась!

Однако ледяная ведьма ещё не была повержена. Разгневанная Аскольда кричала – Филипп! Стража! Взять их!

Ведьма взмахнула своим ледяным посохом. Ещё мгновение – и она бы заморозила Анхен. Но это время в тронный зал вбежал Арчибальд. На ледяном полу его копыта разъехались, олень шлёпнулся, толкнул Аскольду под руку, и вместо девушки ведьма превратила в ледышку Филиппа.

– Анхен! Держись! Я иду! – вопил, отчаянно скользя и крутясь на месте, олень.

– Арчибальд! – радостно отозвалась Анхен.

А Мартин тем временем бросился к своей сказке, вырвал из книги последнюю исписанную страницу и что-то быстро написал поверх сбивчивых пляшущих строк.

– Да когда это всё закончится? – Аскольда занесла посох для нового колдовства…

– Прямо сейчас! – закричал Мартин и начал зачитывать новый финал своей сказки с листа. – «Ударила молния! И ведьма разлетелась на тысячи осколков льда, которые тут же и растаяли! Конец!».

И Аскольда действительно разлетелась на осколки. А вместе с нею рассыпались вдребезги и все снежные шары, в которых были заключены сердца её пленников.

– Мартин, ты и правда волшебник! – восхищённо прошептала Анхен.

В тронном зале стало вдруг очень шумно – ведь вся ледяная свита ведьмы освободилась от заклятия и вновь обрела прежний человеческий облик.

– Что тут случилось? – спрашивали они друг у друга.

– Я снова чувствую, как бьётся моё сердце, – заворожено говорили одни.

– Что со мной было? Я ничего не помню, – признавались другие.

– А где Аскольда? – боязливо интересовались третьи.

– Её больше нет! – отвечала им Анхен. – Аскольды больше нет! Мартин уничтожил её – навсегда!

Ах, сколько за этим последовало объятий! Сколько поздравлений! Сколько благодарностей в адрес Мартина и отважной девушки!

И только бывшая стража, зевая, бормотала себе под нос:

– Кажется, мы проспали всё самое интересное!

– Эй, – напомнил о себе Арчибальд, – а кто-нибудь собирается сказать спасибо МНЕ?!

– Спасибо тебе, дружище! – от души проговорил Мартин. – Знаешь что, я не буду писать о тебе в своей сказке.

– Да как так?! Я же всех вас сегодня спас! – обиделся Арчибальд. И даже собрался уйти, но Мартин остановил его.

– Подожди! – сказал он. – Я сделаю тебя настоящим!

– А-а-а-а! – отозвался Арчи. – Это другое дело!

Анхен радостно бросилась его обнимать.

– Откуда во дворце олень? – удивлённо спросил один бывший стражник у второго.

– Ура-а-а-а! – закричал Арчибальд вне себя от счастья. – Теперь меня все видят!

Анхен улыбнулась и обвела всех сияющим взглядом. – Пойдёмте скорее отсюда! Пора встречать Рождество!

* * *

В славном городе звучала весёлая музыка. Дилинь-динь-дон – неслось из каждого раскрытого настежь окна! Все горожане дружно вышли на главную площадь, чтобы встретиться с родными, близкими и друзьями… Они танцевали и пели, обменивались подарками и добрыми пожеланиями! И, конечно же, наши герои тоже были здесь.

– Анхен, Мартин! – спешила к ним мадам Безе. – Как я рада вас снова видеть!

– Мадам Безе, спасибо! Всё получилось, как мы задумали! – порывисто обняла её девушка.

– Я и не сомневалась! – заверила хозяйка кондитерской и оглянулась на оленя. – А это, значит, и есть твой воображаемый друг?

– Это наш Арчибальд, – представил оленя Мартин.

Арчибальд важно раскланялся и сообщил:

– Мороженое, кстати, было очень вкусное!

– Ты всё-таки попробовал?! Ах ты, проказник! – мадам Безе рассмеялась и потрепала оленя по голове. – Заходите все ко мне на мандариновый кекс!

– А где же господин Йо-Йо? – недоумевала Анхен. Ведь без волшебного подарка продавца игрушек, Рождество и правда могло бы не наступить!

Дверь его сказочной лавки отворилась и внезапно из неё вышел… Дед Мороз! – С Рождеством, мои дорогие! – сказал он Анхен, и Мартину, и Арчибальду, и мадам Безе, и каждому жителю славного города, и Сказочного мира, и всем-всем, кто слышал его в это мгновение.

А потом он, конечно же, поставил на землю свой огромный волшебный мешок и принялся раздавать подарки.

– Анхен, прости! – виновато сказал Мартин. – Я так и не успел выбрать тебе подарок…

Но Дед Мороз подозвал его поближе.

– Мартин, у меня кое-что есть… Уверен, нашей Анхен подарок понравится!

Он достал из мешка маленькую бархатную коробочку и протянул девушке.

– Рождественская звезда! – Прекрасный сувенир искрился и сверкал в руках Анхен.

– Пусть эта звезда поможет тебе выбрать верную дорогу к своему счастью! И напоминает о рождественском чуде, которые все вы совершили сегодня! – улыбнулся Дед Мороз.

– Она же из цветного стекла, как витражи! – восхитился Мартин.

Арчибальд вдруг подбежал к Деду Морозу и очень внимательно посмотрел ему в лицо. – Господин Ноэль? – неуверенно спросил он.

И Анхен, проследив за его взглядом, тоже обо всём догадалась. – Господин Йо-Йо? – ахнула она.

Дед Мороз улыбнулся и подмигнул им обоим. – Слушайте своё сердце! И берегите доброе волшебство в ваших руках!

– Вот опять, – расстроенно засопел носом Арчибальд. – У всех есть подарки, а как же я?

Дед Мороз достал из волшебного мешка красивый серебряный колокольчик. – А тебя, Арчибальд, я приглашаю в свою рождественскую упряжку!

– Ура! – закричал Арчибальд. – Всегда знал, что я – особенный!

И радость его была такой заразительной, что все вокруг стали смеяться! Мартин и Анхен весело кружились, держась за руки! Помощницы мадам Безе угощали всех горячим шоколадом и ароматной рождественской выпечкой. Дед Мороз что-то чуть слышно прошептал, и чудесная ель на площади вспыхнула сотнями разноцветных огней. А потом прямо над городом расцвёл прекрасный салют! Звёзды сыпались и сыпались, и все загадывали желания… и казалось, эта волшебная ночь будет длится вечно!

Анхен посмотрела на свою сверкающую рождественскую звезду и прошептала – Спасибо!

На ладонь девушки опустилась хрупкая снежинка. Снег словно укутывал город в тончайшее белое кружево, он бережно укрывал крыши сонных домов и расписывал окна сюжетами новых волшебных сказок…


Хрустальное сердце

Олег Рой

Татьяна Маликова

Иллюстрации – Алексей Жижица

Хрустальное сердце

home | my bookshelf | | Хрустальное сердце |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу