Book: Хан. Рождение легенды



Хан. Рождение легенды

Дмитрий Серебряков

Хан. Рождение легенды

Глава 1

Абсолютно безликий и серый кабинет мало чем отличался от ему подобных, кроме одной детали. В нем не было окон. А из мебели присутствовали только стол с компьютером и три офисных стула: два для посетителей, а один для владельца этой серой конуры. Хозяин кабинета, невысокий и щуплый пожилой мужчина, сейчас внимательно читал документы в папке перед ним, изредка посматривая на стоявшего перед ним посетителя. Сам гость предпочитал стоять не потому, что стеснялся, а из-за опасения, что эти хлипкие стулья вряд ли выдержат его вес. Нет, он не был толстым или массивным человеком, выглядел подтянуто и по-военному стройно, но вот некоторые части его тела из сверхпрочных материалов были слишком тяжелыми для столь хлипкой мебели.

– Итак, – откинувшись на спинку стула, произнес задумчиво мужчина, рассматривая гостя. После чего, подсматривая в документы из папки, произнес: – Хосе Амадил Нара, возраст сорок пять лет, холост, переведен в запас из отряда быстрого реагирования корпорации. Тридцать шесть успешных боевых операций, двадцать четыре ранения, замена трех конечностей, а также шестидесяти процентов органов на имплантаты. Вижу, вы весьма активно участвовали в теневой жизни нашей корпорации.

Впрочем, гость даже не попытался как-то отреагировать на эту фразу, продолжая безучастно смотреть чуть выше головы хозяина кабинета. Так что, не дождавшись реакции, тот, хмыкнув, продолжил:

– Думаю, должности заместителя начальника охраны вам будет мало. Так что с завтрашнего дня вы принимаете пост начальника охраны нашей лаборатории. Вопросы есть?

– Никак нет, – четко ответил новоназначенный глава охраны.

– А вот у меня есть, – усмехнулся тот, – мне как директору этой лаборатории интересно: а собственно, почему вас перевели в запас и почему направили к нам?

– Командование решило, что я уже слишком стар для активных военных кампаний, – отстраненно ответил Хосе. – Причина перевода именно сюда мне неизвестна. Дополнительных задач передо мной не ставилось.

– Ясно, – покивал своим мыслям директор. – Что же, будем знакомы: меня зовут Акиро Хокадо. А главный в само́й лаборатории – ее научный руководитель профессор Герман Рундаль, именно его в основном и нужно охранять. Можете получить документы у секретаря и познакомиться с профессором.

– Есть. Разрешите выполнять? – по-военному четко ответил Хосе.

– Выполняйте, – слегка поморщившись, произнес Акиро: он не очень любил военных.

Коротко кивнув, он развернулся и вышел за дверь. И оказался в почти точной копии первого кабинета, с небольшой разницей: тут перед сидевшим за столом мужчиной стояли два монитора и многофункциональный офисный аппарат, на котором уже печатались нужные документы. Молча подойдя к столу, кивнул приветственно секретарю. Тот, также молча кивнув в ответ, достал распечатанные документы, а также бейджик и карту пропуска. Сложил все в стопку и передал новому сотруднику. Забрав документы, Хосе быстро их просмотрел, после чего покинул офис директора.

План здания он изучил заранее, потому долго по коридорам не блуждал. Хотя любого новичка количество коридоров могло сбить с толку. Спустившись с минус пятого этажа на минус тридцатый, самый нижний, Хосе отправился искать научного руководителя лаборатории. Все сотрудники равнодушно провожали его взглядом: мало кто знал боевых солдат и офицеров корпорации в лицо. Но все же один из работников, на удивление, смог узнать Хосе, что, впрочем, не сказалось на его эмоциях. Вот только он, вместо того чтобы отправиться дальше по своим делам, изменил планы и пошел к лифту. Этот ничем не примечательный лаборант спокойно поднялся на первый этаж здания и после стандартных проверок смог пройти на стоянку автомобилей персонала. Причина была банальной – забыл забрать свой обед. Так как многие сотрудники предпочитали привозить с собой домашние обеды, а не кушать в столовой, то охрана даже и не удивилась. Хотя по инструкции и было запрещено выходить наружу в течение рабочего дня. Между тем лаборант, открыв свой старенький пикап, залез в машину и достал спрятанный мобильник. Набрав по памяти номер, он принялся ждать соединения.

«Слушаю», – раздался спокойный голос в трубке.

– У нас проблемы, – так же спокойно произнес лаборант, посматривая в зеркало заднего вида, в котором были отчетливо видны дверь в здание и охранники, – они прислали Степного Волка Хосе.

Планета, где уже двадцать лет правили не государства, а корпорации, в основном жила в мире. Деньги не любят войну и нестабильность, а потому открытые вооруженные конфликты закончились и началось тайное противостояние. Расцвет профессий киллеров, хакеров, участников компактных боевых групп с очень хорошей подготовкой и других подобных специальностей. Диверсии в самих корпорациях стали обычным делом, а борьба за технологии и охота за тайнами конкурентов – новыми занятиями для военных и программистов. Хосе Амадил Нара, прозванный конкурентами Степным Волком, был одним из таких успешных боевиков. Более того, его боевая группа входила в «топ сто» лучших на планете. Что уже само по себе являлось очень серьезным достижением. Именно знание этого факта недавно оставило в удивлении директора лаборатории. Таких людей просто так никуда не направляют. Между тем разговор по телефону продолжался.

«Принял. Запускаем план «Д», – после небольшой паузы раздалось из трубки.

– Он готов только на восемьдесят процентов… – с сомнением в голосе ответил лаборант.

«Поправка, – встревоженно ответили в трубке, – запуск плана «С», немедленно!»

– Понял, – став серьезным и сосредоточенным, ответил лаборант и отключил связь.

Взяв термоконтейнер с обедом, он покинул машину и, виновато улыбаясь, пошел к посту охраны. Ему предстояло спуститься обратно и активировать взрывное устройство в лаборатории. Этого должно было хватить, чтобы уничтожить нижний этаж вместе с целью. Конечно, жаль терять столь перспективную разработку, но присутствие такого зубра ставило операцию на грань срыва.


Хосе, побродив по нижнему этажу, наконец нашел Германа Рундаля. Им оказался пожилой мужчина с короткой бородкой. Типичный портрет ученого из фильмов. Волосы в беспорядке, одежда неряшливая, взгляд встревоженно-беспокойный, бегающий, но изредка замирающий, как при глубокой задумчивости. Тут только два варианта: сумасшедший или ученый. Хотя очень часто эти два понятия слишком близки друг к другу, иногда сливаясь в одно целое. Когда Хосе нашел профессора, тот как раз стоял возле кофейного аппарата и, задумчиво глядя в одну точку на стене, помешивал ложечкой уже давно остывший кофе.

– Добрый день, – вежливо поздоровался Хосе.

– А?.. Что? – растерялся Рундаль, с трудом сфокусировав взгляд на источнике шума.

– Вы не могли бы уделить мне полчаса вашего времени? – спросил спокойно Хосе, представившись.

– Да. Думаю, это возможно, – вернувшись в реальность, ответил недовольно Рундаль. Он опять потерял нить мысли, потому даже не заметил взгляда Хосе. – Пройдемте в мой кабинет, – и приглашающе показал на открытую, метрах в пяти дальше по коридору, дверь.

Войдя, Рундаль включил голограмму леса на стенах, потолке и даже, к удивлению Хосе, полу кабинета. Даже звук леса звучал естественно и на правильной громкости. Визуально казалось, что вы находитесь в лесу, где на поляне стоят стол и три стула, и только ручка двери выбивалась из общей картины.

– Надеюсь, это вас не смущает? – спохватившись, спросил ученый гостя.

– Нет, что вы. Даже немного приятно, – вежливо улыбнулся Хосе.

– Итак, чем могу быть полезен новому начальнику охраны? – спросил Рундаль, рассматривая бейджик Хосе. – И если можно, вашу карточку.

– Да, пожалуйста, – все так же улыбаясь, тот протянул свою карту ученому.

– Прошу меня простить, но сами понимаете, ваши же требования, – пожав плечами, без видимого сожаления произнес ученый, беря карту и вставляя в монитор. Быстро просмотрев информацию, Рундаль удивленно крякнул. Он, как и директор, имел доступ к секретной части досье Хосе. – Ух ты… Ого, какой список! Да вы, оказывается, весьма известная личность.

– Ну что вы, я просто сотрудник, а вот вы как ученый весьма знамениты, – вежливо поклонившись, ответил комплиментом Хосе, – лауреат мировой ученой премии Роберта Ковальи как-никак.

– Это так, пустяки, – отмахнулся ученый, хотя ему и понравилось упоминание его заслуг в мировой науке, – наша новая разработка легко превзойдет мои предыдущие достижения.

– Вот об этом я и хотел переговорить, – серьезно произнес Хосе. – Вы не могли бы как ученый рассказать о рисках этого изобретения?

– О чем вы? – недоуменно спросил Рундаль.

– Хотелось бы понять, насколько может быть опасным ваше изобретение нового источника портативного питания, – уточнил Хосе свой вопрос.

– Оно абсолютно безвредно, – легкомысленно отмахнулся ученый. – Конечно, если добавить весьма специфический и дорогостоящий активатор, то возможно превратить устройство в довольно мощную бомбу, но стоимость такой бомбы будет нерентабельна, и главное, бомба малоприменима.

К сожалению, Рундаль не знал, что именно в этот момент некий неприметный лаборант устанавливал в прототип созданного ученым устройства тот самый редкий активатор… еще не понимая, какие силы пытается пробудить.

– То есть это маловероятно? – уточнил Хосе.

– Уверен, – поморщился ученый от настойчивости собеседника. – А почему вас это интересует?

– Дело в том, что у нашего конкурента, корпорации «Нанотех», появилась подобного рода установка, – задумчиво ответил Хосе. – Более того, один из недавно захваченных нами ее агентов выдал информацию о возможном устранении вас, уважаемый профессор Рундаль; именно по этой причине сюда направили меня и группу проверки из службы безопасности. Пока безопасники проверяют сотрудников, мне поручена ваша личная охрана.

– Опять мне будут мешать работать?.. – тяжело и обреченно вздохнул ученый.

– К сожалению, я вынужден вас временно забрать из этого здания, – ответил Хосе. – Но обещаю, проверка продлится не более двух суток.

– Когда же это все закончится вообще?.. – риторически спросил Рундаль.

– Увы, но это не зависит от нас, – печально покачал головой Хосе.

– Как же мне иногда хочется оказаться в другом, спокойном мире, где мне наконец позволят заниматься наукой без всяких проблем… – печально произнес Рундаль, даже не представляя, насколько оказался близок к исполнению своего желания.

Одновременно с фразой Рундаля в специальном помещении лаборант, разместив активатор, запустил прототип, но он не учел одного: последних поправок, сделанных ученым. Вернее, он просто о них не знал. Так что вместо активации через час, как планировал лаборант, прототип начал реакцию сразу. Рундаль, когда разрабатывал устройство, по заказу руководства вычислил силу возможного взрыва прототипа: она оказалась разрушительной, примерно в пять килотонн. Вот только стоимость изготовления – в разы выше обычной ядерной бомбы такой же мощности. А потому военная разработка такого оружия была признана бесперспективной. Огромная стоимость активатора – вот главная причина потери интереса со стороны военных. Что, впрочем, не помешало конкурентам оценить разрушительные возможности и принять соответствующие меры.

Буквально через секунды в лаборатории вспыхнул взрыв огромной мощности, уничтожив здание со всеми, кто находился внутри. Слишком поздно было принимать меры противодействия. Единственное утешение для тех, кто погиб, – моментальная смерть.


Души разумных умерших из лаборатории, замерев на несколько мгновений, отправились в свой стандартный путь перерождения, но в момент, когда они еще находились в отдельном пространственно-временном континууме, в их неспешное движение вмешалась слабая, но целенаправленная сила. Подхватив души Рундаля и Хосе, сила притянула их к себе, а затем и вовсе утащила в другой мир. В отличие от других душ у этих осталась небольшая деформация последнего сознания. Направляя души в еще не рожденных младенцев, сила стремилась сохранить эту деформацию, держа контроль вплоть до момента слияния с новым телом. И если с одним разумным все удалось, то вот второй в последний момент нарушил контроль, тем самым удалив нить связи с источником магии.

На соседней планете у бога, заключенного в артефакт-тюрьму, проскользнула слабая эмоция сожаления. Один из перенесенных окажется без магии в новом мире. Это не критично, но все же неприятно. Когда-то этого бога звали Вудол, но теперь, когда связь с разумными почти полностью утеряна, он уже не держался за это имя. Очень давно, много десятков тысяч лет назад, он был обычной бездумной силой, пока в какой-то момент не осознал себя. Плавая в разных реальностях, он постепенно учился думать и размышлять. Каково же было его удивление, когда он повстречал еще одно такое сознание, а потом еще… Оказалось, что вокруг планеты кружили три таких, как он, сознания. Прошло много времени с тех пор, они смогли научиться не только думать и общаться, но и познали окружающий мир. После чего пришло осознание факта, что их существование может усиливаться из-за количества разумных на планете, которые верят в них. Правда, оставался вопрос, кто создал этих разумных и самих богов. Именно разумные нарекли их богами, и их вера в богов давала силу. Постепенно силы стало так много, что боги решили что-то сделать. Рядом с их планетой была еще одна, безжизненная, но имеющая потенциал. Подумав, они решили создать на ней жизнь. И так увлеклись этим занятием, что потеряли ненадолго связь с верующими. Не придав этому особого значения, они все-таки доделали планету, и даже смогли перенести сюда жизнь. Потратив всего каких-то двадцать тысяч лет. Вот только вернувшись домой, они вместо восстановления потерянной энергии обнаружили сорока четырех новых молодых богов. И эти новые боги тянули на себя всю энергию веры разумных. Прежние боги хотели договориться с новыми, но те их испугались, и началась война.

Материки сдвигались с места, океаны гигантскими волнами смывали все живое на своем пути, вулканы извергались и несли смерть, и это только малая часть всех несчастий, что были отголосками битвы богов. Старые боги проиграли, хотя и смогли развеять сознание четырнадцати противников. Вудола же, последнего из старых богов, окружили и задавили силой. Давление было настолько огромным, что он потерял сознание на несколько тысяч лет. Когда очнулся, то обнаружил себя в тюрьме-артефакте, тянувшем из него силу. Подавив первый инстинкт, он не стал обрывать канал. Сначала изучил окружение. Оказалось, что он смог прийти в себя и очнуться благодаря той жизни, что они успели посеять на другой планете. Живущие на ней разумные до сих пор верили в бога Вудола и поклонялись ему. Затем почти три тысячи лет он копил силы, что приходили извне. Пока не накопил достаточно, чтобы сделать брешь в артефакте, окружающем его суть. Она была небольшой, меньше песчинки. Но она была.

Несколько тысяч лет он влиял незаметно на соседнюю планету. Постепенно там начали развиваться разумные, которых не могли не заметить новые боги. Но он это предусмотрел. Что хуже всего для богов? Народ, который мыслит наукой. Вот тогда он и создал небольшое изменение в системе перерождения душ разумных. Тут, на основной планете, новые боги смогли бы легко заметить его манипуляции. Но там, на другой планете, еще пока нет. И вот, время от времени, там стали появляться разумные из технических миров, что помнят свою прошлую жизнь. Их было немного. Но даже такой капли стало достаточно, чтобы постепенно менять мир. Новые боги легко могли бы все это прекратить, но внутренняя борьба за энергию не позволяла им отправиться на новую планету лично.

Старый бог опять обратил свой взор на соседнюю планету. Там суждено было осуществиться его плану. Так что приходилось постоянно контролировать потоки судьбы нужных ему разумных, направляя их туда, где они должны быть. Он понимал, что времени осталось слишком мало. Очень скоро разумных станет много и новые боги обратят внимание на его планету. Бог не стал привязывать разумных к себе, а потому многие верили и молились новым богам. Многие, но не все.

Отринув в сторону воспоминания и лишние мысли, он сосредоточился на линиях судьбы. Времени мало, а сделать еще нужно многое. Тайная битва за его свободу только начинается.



Глава 2

Сознание металось в панике, не понимая, что происходит. Темнота, ощущение воды вокруг, и гулкий, на самом краю ощущения, звук.

Тудух-тудух… Тудух-тудух…

Возможно, паника затопила бы сознание полностью, погрузив его в сладкую и добрую тьму, но закаленное в боях сознание Хосе Нара осознало, кто он. Задавив панику, Хосе обратился к чувствам и памяти. Последнее, что он помнил, – это миг ощущения взрыва… но он мыслит, значит – это, скорее всего, больница. Но почему вокруг вода? Или ему это кажется? Зрения нет. Слух отсутствует, разве что эти гулкие и равномерные удары, но это пока брать в расчет не стоит. Обоняние, как и дыхание, не отзывается. Движения даются с трудом, конечности слушаются плохо. Итог: потеря зрения, конечностей и слуха, отключение функции дыхания. Вывод – больница, и, скорее всего, реанимация.

Хосе не любил больницы, но не из-за лечения или обслуживания, нет. Он их не любил потому, что чувствовал себя в них беспомощным и слабым. Это чувство беспомощности, когда твоя жизнь зависит только от других, а ты сам ничего не в состоянии изменить, безумно бесило Хосе. Он с детства ненавидел зависеть от кого-то. Тем не менее он понимал свою проблему и старался гасить раздражение и гнев. Что делать в таких ситуациях, он знал. Еще когда первый раз он потерял зрение и получил повреждение позвоночника, да такое, что не мог двигаться, он поддался панике. Но рядом был психолог – укол успокоительного, и потом беседа. Хорошо, что слух тогда работал. Советы психолога он запомнил хорошо.

«Если вы ничего не видите и не чувствуете, попробуйте нарисовать в воображении свой мир. Не можете? Вспомните свою жизнь. Постарайтесь вспомнить каждую секунду прожитой жизни. Если клонит в сон, спите. Воспоминания и сон – вот главное оружие против времени». Эти фразы остались с Хосе на всю жизнь; тогда это помогло. А сейчас это изменило его состояние. Ленивый и глупый не увидит, тупой не поймет, а умный всегда найдет чем заняться. Если память при тебе и сознание ясное, то время уже не становится столь безумно тягучей субстанцией. Оно опять течет нормальным и даже быстрым потоком. Хосе работал. Он вспоминал каждый шаг, каждое движение в здании лаборатории. Кадр за кадром, он анализировал реакцию сотрудников на себя. В совпадения он не верил. Если враги взорвали лабораторию, значит, его кто-то узнал и они решили замести следы.

Время шло, и вот когда Хосе наконец нашел того самого лаборанта, что, скорее всего, и был причиной трагедии, время сорвалось с привязи и события понеслись вскачь. Наверное, именно погружение в глубины своей памяти не дало сойти с ума. Хлынувший поток смутных образов, неясных звуков… и холод, безумно болезненный холод вокруг. Легкие наполнились воздухом, неясные запахи стали ощущаться вокруг. Хосе захотел что-то сказать, но издал только сиплый и глухой звук. Осадив свое желание и подчинив инстинкты, он успокоил волну новых ощущений. Это просто очередной этап лечения. Нужно просто опять ждать.

Спокойно ждать не вышло. Скоро зрение стало нормальным, а слух отличным, да и обоняние вернулось. Но сознание Хосе буксовало в полученных данных, отказываясь верить в реальность происходящего. Сколько раз Хосе повторил мысленно фразу: «Этого просто не может быть, это сон», – уже и не сосчитать… Вот только сон не уходил, а реальность – вот она. С огромным трудом Хосе наконец принял эту новую реальность. Для чего пришлось серьезно пересмотреть собственные идеалы и принципы. Сломать барьер отрицания и окунуться в новый мир и, похоже, новую жизнь. Осознать, что ты – новорожденный ребенок… это тяжело, почти невозможно. Но самое трудное ожидало впереди.

От осознания своего положения до полного его принятия – огромная пропасть. Только через три месяца Хосе понял, в чем причина его проблем. Мысли. Они будто заторможенные. Ему было неизвестно, что у него просто-напросто отсутствовали в мозге нейронные связи, отвечающие за логическое мышление. Они только-только начали образовываться, как и у любого ребенка. Потому он жил в основном на инстинктах. И только когда связи стали более-менее нормально работать, он смог осмысленно двигаться и пытаться контролировать свое тело. Очень помог прежний опыт лежания в больнице, который уже не казался таким страшным и раздражающим, ибо новое положение было во много раз хуже. Принципы морали и стыда ушли на второй план. Получение питания от груди женщины, которая, скорее всего, была его матерью, и хождение по нужде под себя очень быстро изменили психику Хосе. И если кто-нибудь рассказал бы ему о таком опыте раньше, он бы рассмеялся. Вот только сейчас совсем не до смеха.

Когда его новому телу исполнилось полгода, он уже пытался вовсю ползать и даже вставать. Но увы, все движения давались с огромным трудом. Даже те сумасшедшие нагрузки в тренировочном лагере близко не стояли рядом с нынешним состоянием. Так что факт, где именно он теперь живет, дошел до него не сразу. Из цивилизованного общества попасть в примитивный строй было неожиданно и неприятно. Оказалось, что его новая семья – это кочевники. Постоянные переезды и походы, жизнь в вонючей юрте… правда, к запаху он уже привык, но вот к ограничению движения и новому языку привыкнуть сложнее. Понимать речь местных он стал только в год. Когда живешь в среде, где все говорят на незнакомом языке, хочешь не хочешь, но постепенно начнешь его понимать. Особенно если стремишься к этому.

Жизнь же текла своим чередом, мало обращая внимания на чересчур серьезного малыша в большой семье кочевника. У Хосе было пять братьев и три сестры. Что такое предохранение и осторожность в постели, тут и не знали. Хотя, скорее всего, не хотели знать. У его отца, охотника племени, были еще три жены кроме матери Хосе. Все жили в одной юрте. Тесновато, но жить можно. Когда Хосе исполнилось три года, он уже вовсю занимался развитием своего тела. На что взрослые внимания не обращали; да и когда? Женщины были постоянно заняты хозяйством, уходом за детьми, готовкой пищи, разделыванием добычи, шитьем одежды или латанием старой. Мужчины были на охоте или охране стоянки племени. Дети же до пяти лет оставались предоставлены сами себе. Нет, за ними вроде как присматривали старшие, но это был скорее номинальный присмотр, чем реальный. Так что у Хосе имелось вдоволь свободного времени. У него была цель – развить свое тело и убраться подальше от этого племени. Никаких теплых чувств к новой семье он не испытывал. Тут каждый был сам за себя, но с одной общей целью – выжить и не умереть от голода зимой. Жизнь без умственного развития и примитивный быт при отсутствии даже минимальной гигиены казались цивилизованному человеку Хосе дикими и противными. Может, в первые полгода новой жизни это и вызывало интерес, но уже к трем годам все раздражало и злило. Особенно тупость жителей племени. Понимая, что такие чувства лучше не высказывать окружающим, Хосе выплескивал их в тренировках.

Когда ему исполнилось шесть лет, он уже вовсю работал, помогая взрослым. Желания не было, но и спорить со старшими нельзя. Пока еще он зависел от них. Именно в этом возрасте он увидел цель, куда именно нужно бежать. Причиной стало увиденное металлическое оружие. Не примитивная бронза, а самая настоящая сталь. А значит, тут где-то было более развитое общество. То, что он не в своем родном мире, Хосе понял давно. На его родной планете Скала, где заселен почти каждый уголок, не существовало таких огромных неосвоенных территорий. Да и звезды были явно другими. Он, конечно, не очень в них разбирался, но кое-какие знания были. И этих знаний вполне хватало понять, что знакомых созвездий на небосводе нет.

Живя в таком простом темпе, Хосе ждал, когда ему исполнится пятнадцать лет. Именно в этом возрасте мужчины уже могли ходить на самостоятельную охоту. А пока он учился, даже у местных. Знания про местные травы, животных и их повадки ему пригодятся в будущем. Но все разрушила новая превратность судьбы. Когда Хосе исполнилось почти девять лет, на их племя напали. Это не было неожиданностью. Очень часто более сильные племена захватывали слабые. Тут произошло почти то же самое. В степи появился новый желающий стать главным повелителем кочевников. И нет, на них напали не соседи. Просто новый бураг – так тут называли того, кто смог объединить множество племен под свою руку, – решил напасть на тех самых более продвинутых оседлых жителей. Тех, кто делали стальные мечи и занимались сельским хозяйством. Или, как их называли местные, гуронов, что означало «живущие на одном месте». Так вот, напав на гуронов, новый бураг получил по голове. А сами гуроны устроили ответную вылазку в степь.

Их племя стояло лагерем возле могучего и густого леса, за которым возвышалась горная гряда. Прекрасное место для охоты. Только охоте не суждено было осуществиться. Рано утром их лагерь окружили гуроны, и началась натуральная бойня. С учетом того, что охрана тут была в печальном состоянии, врага заметили, только когда уже было поздно. А схватившие луки и копья мужчины племени смешно смотрелись против закованной в сталь пехоты и конницы врага. Хосе понимал, что это конец для племени. Жаль, что не удалось дожить до нормального возраста. Но сдаваться он был не намерен. Тем более становиться рабом, а именно такая участь ждала захваченных кочевников. Пока мужчины племени предпринимали жалкие попытки сопротивления, а враги бегали по юртам и хватали женщин, Хосе спокойно покинул лагерь, продвигаясь в сторону леса.

Так бы он и ушел, но эти рыцари оказались умнее, чем он думал. Возле леса тоже стояли дозором воины; их было немного, но пройти незамеченным было сложно. Быстро оценив ситуацию, Хосе змеей скользнул в высокую траву и быстро пополз. Как и ожидалось, хотя вражеские командиры и были умнее, но вот рядовые особым умом не блистали. Их взгляды уже были там, в поселке кочевников. Что естественно, поскольку, как Хосе помнил из истории, воинам, ворвавшимся в крепость, поселение или на другую захваченную территорию, давалось время на разграбление и насилие. А значит, пока их товарищи веселятся, этим приходится стоять в оцеплении. Потому потихоньку, но неуклонно дозорные приближались к лагерю, вместо того чтобы стоять на месте. Хотя само наличие дозора уже было удивительным.

Хосе, преодолев охрану, все так же ползком добрался до леса и только там позволил себе встать и осмотреться. В любом плане, да и просто в жизни, все может пройти как задумано, но очень часто решает вмешаться господин случай. И если в обычной жизни это может изменить будущую жизнь, то на поле боя вопрос стоит проще – случай может решить, будешь ты жить дальше или нет. Но тут есть преимущество у тех, кто более опытен и уже давно привык к неожиданным вывертам судьбы. Так что когда Хосе встал, чтобы спрятаться за деревом, у него даже мгновения не ушло на удивление от вида присевшего здесь же вражеского воина. Все сделали рефлексы. Пока одетый в кольчугу и шлем молодой пехотинец пытался судорожно натянуть штаны на голый зад, тело Хосе уже действовало. Резким движением руки он выдернул узкий пояс из штанов солдата; стоявший и так не очень устойчиво воин после этого упал на так и не прикрытую задницу. Хосе тем временем уже оказался за спиной воина, а узкий ремень превратился в удавку. Оценка была простой: что может сделать восьмилетний ребенок против молодого воина? Только задушить, пока противник валяется на земле. Главное, не дать подняться. Поэтому Хосе не просто душил, но и тянул врага за собой по земле изо всех сил, не давая тому опереться ногами. Используя грамотно свои прежние знания, Хосе добился своего – воин вскоре был мертв. Быстро обыскав труп, Хосе изъял кинжал и сумку, лежавшую рядом. Еще в добычу вошли лук, моток веревки и короткий меч в ножнах. Не спеша, спокойно Хосе принялся укреплять добытое на своем теле. Смысла торопиться он не видел. Звука от их борьбы почти не было, и никто из оцепления даже не посмотрел в эту сторону. Пока не закончат с лагерем, за пропавшим воином никто не отправится. Так что ушедшего по нужде найдут не раньше чем через три или даже четыре часа. А вот потом на его убийцу устроят охоту. Это Хосе осознавал прекрасно.

Есть два способа борьбы с преследованием. Один – это скрытость и знание местности, а главное, наличие пути отступления. Тут этот метод не подходил. Лес находился возле крутых гор с почти отвесными склонами, а в другой стороне – почти голая степь. Будь у него лошадь, еще можно было бы попытаться уйти туда от погони, но пешком против конных?.. Это даже не смешно. К тому же в племени ходили легенды о неких магах-следопытах, что могли найти любого беглеца. Возможно, это была лишь сказка, но Хосе привык исходить из худшего, ибо тогда лучшему обрадуешься, а худшему не удивишься. Насчет того, чтобы взбираться по скальным склонам, он даже и не думал. Подняться по почти отвесной скале быстро не получится, да и фигура его там будет видна как мишень. Так что уже в начале подъема его достанут стрелы лучников.

Значит, раз пути отступления нет, остается второй вариант – спрятаться в этом не слишком большом лесу и продержаться примерно неделю. Хосе насчитал у противника семьдесят четыре воина. Хотя, возможно, он не всех увидел. Но даже сотни будет мало, чтобы нормально прочесать лес. А значит, искать его будут несколько групп, пока остальные на конях оцепят лес. Так бы сделал он сам, а значит, не стоит считать противника глупее себя. Он же будет ставить ловушки и капканы, которые начнут убивать и ранить преследователей; идеальный вариант – именно ранение, желательно тяжелое. Вот когда раненых будет уже больше десятка, ночью следует прокрасться в стан врага и убить одного или двоих из них. Это все посеет панику в рядах солдат, и у командира отряда будет только два выхода: или продолжить преследование неизвестного противника, доводя людей до бунта, или скрипнуть зубами и уйти отсюда.

Был еще и третий вариант, но там у Хосе только один путь – смерть. Он заключался в логичном предположении, что этот отряд – лишь малая часть основной армии. Ибо не видно даже подобия обоза. Так что тут вся надежда только на то, что его план сработает быстрее, чем подойдут основные силы врага.


Недалеко от места событий, на вершине одинокой скалы сидел в позе лотоса старец с седой до белизны бородой и такими же густыми и седыми бровями. Но его фигура, словно сделанная из камня и жгутов, наполненных силой, внушала уважение и почтение. Старик внимательно смотрел вниз. Прекрасно видя, как рыцари местного королевства феодалов Лузано добивают племя кочевников, он следил совсем за другим событием. Его зрение было необычайно зорким и позволяло при желании разглядеть травинку в пятистах метрах. Потому действия мальчика-кочевника он видел отлично. Когда любой мальчишка-ровесник в такой ситуации забился бы в угол и дрожал от страха, это юное создание действовало осмысленно и без паники. Складывалось впечатление, что это не молодой парень, а весьма опытный воин, имеющий богатый опыт в убийстве себе подобных. Мало того что он хладнокровно и быстро убил одного из лучников, так еще и не стал спешить, а, весьма удобно распределив трофеи, принялся делать свою первую ловушку прямо возле трупа. Используя тот как приманку. На этом парень не остановился, а, отходя вглубь леса, оставлял явные следы и ставил ловушку за ловушкой, очень грамотно используя веревку и стрелы. Все делалось не спеша и со знанием дела. Когда рыцари закончили с кочевниками, парень уже успел поставить пять ловушек и готовил шестую. Час ушел у рыцарей на сбор всех своих людей и обнаружение пропажи одного из воинов. Командир отряда среагировал сразу, отправив на поиски пятерых пехотинцев, а конницу – в разные стороны, проверить окрестности леса. Тут и сработала первая ловушка. Солдат, нашедший труп лучника, получил ранение в ногу. Это серьезно разозлило командира отряда, и уже три группы по пять солдат отправились вглубь леса по следам неизвестного кочевника. Старец только ухмыльнулся, глядя на такое. Мальчишка явно на это и рассчитывал. Кажется, враги даже не понимали, что были не охотниками, а жертвами. Зрелище все больше и больше увлекало старца. Настолько, что он даже связался по амулету с храмом, и оттуда к нему двинулись пять его учеников. Это будет очень познавательный урок для них.

Через час на вершине скалы кроме старца находились еще пятеро разумных. Все они были разного возраста мужчинами, в весьма приличной физической форме и в одинаковой одежде, очень напоминающей одеяние монахов из монастыря восточных храмовников. Один едва достиг двадцати лет; второй и третий были и того моложе, явно лет по четырнадцать, и очень похожи – скорее всего, братья; четвертый, самый младший, достиг недавно возраста в двенадцать лет, и только старший ученик был уже тридцатилетним. Именно он первый не выдержал и задал вопрос.



– Учитель, я уже понял, что мы смотрим на действия этого парнишки, но что именно мы должны увидеть? – с почтением поклонившись, спросил он.

– Подумай, – отстраненно произнес старец, даже не пытаясь облегчать задачу ученику.

– Это переселенец из другого мира, – твердо произнес двадцатилетний ученик, пожалуй, самый догадливый из всех.

– Правильно, – довольно погладив бороду, усмехнулся старец, – но это не все.

– Бывший военный, цель – заставить рыцарей отступить из-за количества раненых. Убивать не стремится, – добавил, вслух рассуждая, тот же ученик.

– Правильный вывод, Элим, – похвалил его старец, – но это не все.

– Вы хотите взять его к себе? – задал вопрос самый младший.

– Возможно, Аран, все возможно, – задумчиво глядя, как уже восьмой воин получает ранение, произнес старец. – Вот только чего тогда я жду?

– Возможно, когда его загонят в угол, тогда мы и вмешаемся? – произнес один из братьев.

– Нет, это слишком просто, – возразил второй, – учитель ждет чего-то более существенного.

– Правильно, Геруз, хотя в словах твоего брата Керта и есть доля истины, – произнес, поглаживая бороду, старец, решив слегка помочь ученикам намеком.

– Хм, – самый старший задумчиво почесал затылок, – я не вижу обоза, а значит, скоро сюда подойдет основная армия рыцарей. У них уже хватит людей окружить весь лес. Думаю, учитель хочет увидеть, что в этом случае сделает иномирянин.

– Вот! – подняв указательный палец вверх, произнес старец. – Наконец мой старший ученик решил использовать мозги. Да, Азал?

– Прошу простить мою глупость, учитель, – виновато склонив голову, произнес тот.

– Но в общем ты прав, – одобрительно кивнув на поклон Азала, добавил наставник. – Важно, какой выбор он сделает, хотя даже сейчас он серьезно превосходит всех вас по умению использовать голову: не только чтобы ею кушать. И это притом, что каждый из моих учеников и сам является иномирянином. Но, к сожалению, самого главного вы так и не поняли, – печально покачав головой, произнес старец, – наш бог, что своей благодатью дал вам шанс на новую жизнь, явно обделил вас мозгами. – Под конец он, усмехнувшись, фыркнул, глядя на своих учеников, виновато потупивших взоры. – Как можно было не понять, что эта встреча не случайна? Неужели вы так и не поняли, насколько мал шанс встретить столько разумных из других миров в столь забытом уголке планеты? Кажется, перерождение явно плохо сказалось на ваших мысленных способностях. Так что пока помолчите и молча учитесь у явно более разумного, чем вы, паренька. Особенно если учесть, что у него нет и одного процента ваших сил.

После столь длинной нравоучительной фразы старец замолчал, недовольно покривившись, и продолжил наблюдать за событиями внизу, отметив краем сознания, что основная армия с обозом уже почти на подходе.

Ученики же, смиренно вздохнув, устроились рядом с учителем в позе лотоса, наблюдая, как молодой кочевник отправляет уже девятого воина в разряд раненых. Особенно познавательно было смотреть, как он постоянно возвращается и, без оставления всяких следов, наблюдает за изменением состава поисковых групп и их движением. Делая определенные выводы и уходя вглубь леса, создает новые ловушки, используя вместо закончившейся веревки кору деревьев и лозу дикого винограда, что весьма густо рос у подножия скал. Люди рыцарей так и не могли найти того, кто ставит эти ловушки. Особенно их злило, что они его даже не видели. Казалось, сам лес атакует солдат.

Глава 3

Хосе метался по лесу как угорелый, стараясь успевать и ставить новые ловушки, и контролировать при этом солдат. Наконец, ближе к обеду, солдаты успокоились и больше в лес не шли. Это было, с одной стороны, хорошо, отдых Хосе не помешает, а с другой – плохо, так как слишком рано они успокоились, но при этом оцепление не сняли. По краю леса туда-сюда ездили конники, внимательно наблюдая за опушкой. Все это привело Хосе к печальному выводу – приближались обоз и основная армия. Это обостряло основной вопрос: а что делать дальше? Даже если это только обоз, то там будет еще как минимум полсотни воинов охраны. А значит, они все вместе уже смогут прочесывать лес. Одно хорошо: каких-то особенных следопытов Хосе пока не видел. Были обычные, причем очень неумелые. Шли только по специально оставленному следу. Но это не снимало с повестки дня основную проблему. Оставалось только рискнуть и попробовать ночью залезть на гору. Это граничило с самоубийством, но другого выхода Хосе не видел. Наивные беглецы выбрали бы пещеру, не понимая, что без воды и еды долго в пещере не проживешь. Особенно если туда будут стрелять горящими стрелами.

Тишина длилась часа три, а потом прибыла основная армия. И было их более чем достаточно. Хосе уже думал, что тут и придет ему конец, но нет. Армия не стала делать остановку, а продолжила движение. Но то, что произошло дальше, опять уронило настроение Хосе. Все-таки странные следопыты у армии. Тридцать солдат и три человека в гражданской одежде, разделившись на три группы, с разных сторон шли точно в его направлении. Возможно, это и были те самые маги-следопыты. Хосе пытался менять местоположение, но солдаты точно шли за ним. Все методы заметания следов не помогали, а на ложные следы они не реагировали. Ловушки находили сразу, даже самые замаскированные и неожиданные. Постепенно его прижимали все ближе к стене. Бежать некуда. Оставался последний вариант: бой.

Хосе, выбрав расщелину между скал, забрался туда и затаился. Место узкое, и драться придется максимум против троих солдат. Долго ждать не пришлось, он уже отчетливо слышал шаги приближающихся воинов и звяканье железа. Вдруг солдаты остановились, и раздались голоса людей, что-то говоривших с напряжением в голосе; языка, на котором говорили, Хосе не знал. Осторожно высунувшись из укрытия, он с легким удивлением увидел странную картину. Шестеро лысых людей разного возраста, одетых как монахи, спокойно стояли перед солдатами и о чем-то с ними говорили. И если от монахов вещал какой-то старец с седой бородой, то вот командир воинов явно нервничал и то и дело срывался на крик. Через минут пять такого разговора солдаты развернулись и ушли обратно, а вот монахи остались.

– Можете выходить, молодой человек, – не оборачиваясь, произнес старец на знакомом Хосе языке кочевников.

– Кто вы? – выйдя из укрытия, спросил он. Смысла прятаться теперь не видел. Судя по характерной одежде и движениям новых гостей, они были знакомы с боевыми единоборствами стиля закрытых монастырей. Не с его родины, но что-то близкое. Хотя было и странно видеть их столько здесь.

– Меня зовут Чжан Саньфэн, я монах, служу богу Вудолу, а это мои ученики, – хитро прищурившись, ответил старец, повернувшись лицом к Хосе.

– Хосе Амадил Нара, кочевник, – коротко произнес парень свое имя из прошлой жизни. Новое, данное уже здесь, он не ценил и не любил.

– Хорошо, Хосе. А веришь ли ты в бога? – неожиданно спросил Чжан.

– Не уверен, что понял вопрос… – растерялся Хосе; на языке кочевников слово «бог» имело слишком много разных значений, ибо даже солнце они называли богом.

– А что тут непонятного? – усмехнулся Чжан. – Ты умер в другом мире и заново родился тут, разве это возможно без бога?

– Откуда… – начал было Хосе, но потом, прикинув в голове различные варианты, очень быстро пришел к единственно верному выводу: – Вы наблюдали за мной.

– Не буду отрицать, – кивнул старец. – Более того, мы и сами пришли из других миров. Родившись заново в этом мире. Я и братья Геруз и Керт – с Земли. – Старец кивнул на братьев, потом показал рукой на остальных: – А вот Азал, Элим и Аран – из мира Вода.

– Я так понимаю, вы имели в виду название этого? – уточнил Хосе, ткнув пальцем в землю, ибо такого слова, как «планета», у кочевников не было, и, дождавшись ответного кивка старца, все прекрасно понявшего, продолжил: – Мой мир назывался Скала.

– Хм. Новый для нас мир, – задумчиво произнес старец. – Бог Вудол решил разнообразить нашу жизнь.

– Вы так сильно уверены, что это сделал именно бог? – скептически спросил Хосе.

– Будет очень сложно ответить на ваши вопросы на этом языке, – усмехнулся старец, – Но вы можете отправиться с нами и изучить более удобный язык. И уже потом мы сможем поговорить.

Хосе, подумав несколько мгновений, согласно кивнул.


Прошел почти год жизни в новом месте, когда настоятель монастыря, тот самый старец Чжан Саньфэн, вызвал к себе Хосе. Новая жизнь почти нравилась бывшему кочевнику. Чистая постель, возможность нормально помыться (даже в горячей воде!) радовали его. Новый язык изучать пришлось долго из-за очень большого количества различных научных и бытовых терминов. Но в итоге Хосе справился. Были, правда, и весьма странные вещи. Например, тренировки учеников настоятеля. Они, используя только свои настоящие руки и ноги, без всяких механических протезов-усилителей, поднимали очень тяжелый вес, а уж их учебные бои были наполнены невероятной силой и скоростью. Вторая странность – откуда тут брались продукты? Храм располагался в закрытой долине, окруженной со всех сторон горами, за которыми лежала степь. И хотя долина была весьма обширна, но вот садов и огородов Хосе так и не нашел ни одного. Сам же настоятель с ним говорить отказывался, отвечая, что, как только гость будет полностью готов к беседе, она состоится. Похоже, этот момент наконец наступил.

Старик ждал его в главном зале храма. Тут почти ничего не было, хотя сам зал – весьма обширный: метров двадцать в длину и десять в высоту, с массивными колоннами посередине. Но имелись две очень необычные вещи, или, скорее, аномалии. В центре зала высился постамент, на верху которого виднелась сфера диаметром сантиметров двадцать из непонятного материала – то ли стекла, то ли пластика. Внутри сферы мелькали разные огни; и сам старик стоял возле этого постамента. Вторая аномалия – сфера розового цвета в единственной нише зала. Эта примерно двух метров в диаметре и переливалась розовым с пурпурными вспышками. Хосе были неизвестны такие технологии даже в том, прошлом мире. А уж увидеть такое здесь он совсем не ожидал.

– Нравится? – заметив удивленный взгляд гостя, спросил с гордостью старик.

– Что это? – не смог удержаться от вопроса Хосе.

– Это наследие бога, – усмехнулся старик, – того, в которого ты по-прежнему не веришь.

– Ну, пока не вижу доказательств его существования, – пожал плечами Хосе.

– Хм. Допустим, ты прав и наше перерождение – это всего лишь волны мироздания, – философски произнес старик, – но каков шанс того, что ты встретишь себе подобного в этом новом мире? Особенно если знать, что на всем этом материке только нас семеро перерожденных.

– А на планете? – с ходу спросил Хосе, заметив уточнение старика.

– На планете больше, – довольно кивнул старик. Ему нравилась наблюдательность нового ученика. – Есть даже материк, что сейчас активно развивается такими, как мы. Его название – Даринол. Там в основном живут темные и светлые эльфы, сотрудничая с гномами и орками.

– Я думал, это сказочные существа вашего мира, настоятель, – вежливо уточнил Хосе.

– Так и есть. Просто они очень похожи на этих сказочных существ, потому и назвали их соответственно, – улыбаясь, уточнил старик. – Хотя, когда я жил на Земле, про них никто даже и не слышал. Эти знания я и сам получил от таких, как ты.

– Давно вы тут? – стало интересно Хосе.

– Уже более тысячи лет, – ответил настоятель и посмотрел пристально на него, ожидая реакции на свои слова.

– Здесь смогли узнать секрет долголетия? – ожидаемо удивился Хосе.

– Почти. Просто тут есть магия. А уже с ее помощью можно продлить свою жизнь, – лукаво усмехнувшись, ответил старик.

– Даже я смогу это сделать? – с изумлением произнес Хосе.

– А вот это мы сейчас и узнаем, – кивнув на сферу, стоявшую на пьедестале, ответил старик. – Положи руки на сферу, и тогда мы поймем, маг ты или нет.

Хосе с опасением посмотрел на светящийся шар, но, поразмыслив, все-таки положил на него руки. Сначала тот никак не отреагировал на него, но потом над рукой возникло изображение маленькой розовой сферы и четыре цифры под ней, горевшие зеленым цветом: «14 51», два двузначных числа. Старик задумчиво смотрел на них; для него все стало предельно понятно. Хотя и рождало новые вопросы без ответа. Бог вообще очень редко отвечал ему на вопросы.

– Однако, интересный результат. Хотя и закономерный… – задумчиво прокомментировал старик.

– Что это означает? – убрав руки со сферы, спросил ничего не понимающий Хосе.

– Я подозревал, что ты не имеешь магических сил, но думал, что они в тебе скрыты даже от меня, – все так же задумчиво ответил старик, не отрывая взгляда от сферы. – Но сфера не ошибается. Ты не маг, а обычный человек.

– Это что-то меняет? – пожав безразлично плечами, спросил Хосе.

– Отчасти, – обратив свой исполненный мудрости взгляд на гостя, произнес старик. Но тут же улыбнулся. – Однако все можно изменить. Бог послал нам сигнал. Ты знаешь, что это? – Старик показал на нишу, в которой светился второй шар. Хосе только отрицательно помотал головой. – Эта сфера позволяет обрести магию, но, увы, там, внутри, разумному придется пройти тяжелые испытания, а к ним нужно быть готовым физически и мысленно. Бог разрешил использовать ее для тебя.

Хосе пребывал в замешательстве. Его только что огорошили собственной обычностью, даже заурядностью, и вдруг – опять показали путь, где он сможет обрести магическую силу. Как и любой разумный, он хотел жить дольше и быть сильнее. И какие бы трудности и испытания ни преподносила жизнь, он все равно в глубине души не хотел умирать. Особенно во второй раз.

– Что нужно для этого сделать? – после минутного молчания решился он задать вопрос. Хотя внутреннее чутье уже подсказывало, что это будет явно непросто.

– Поверить в бога, в себя и пройти тренировки духа и тела, – спокойно произнес старик. – Когда я увижу, что ты готов, я разрешу тебе пройти испытание сферой.

– Я согласен, – твердо и уверенно произнес Хосе.

Настоятель в ответ только довольно усмехнулся. Так начался новый виток адских тренировок для его нового ученика.


Почти десять лет Хосе потратил на тренировки в храме. Тренировали его стилю с родины наставника, ставшего ему учителем. Стиль ушу, тайцзицюань; учитель даже с гордостью говорил иногда, что был причастен к его разработке в свое время. Этот стиль мало походил на обычные известные Хосе боевые искусства. Тут преобладало скорее развитие внутренней силы человека и его жизненной энергии. Сам же Хосе считал, что это больше гимнастика тела, чем реальное оружие убийства. Слишком много силовых и размашистых движений. Хотя здесь и были весьма интересные точечные удары по болевым точкам человека, но если сравнивать с четким и весьма практичным стилем боя групп специального назначения – сложно сказать, что лучше. Тут не было грязных приемов и подлых ударов, и это, на взгляд Хосе, являлось недостатком. Хотя если объединить сильные стороны двух умений, может получиться весьма интересный стиль боя. Главным же своим достижением Хосе считал освоение сатори. Это тоже была одна из техник учителя. Медитация с целью познания себя и окружающего мира. Учитель называл такие медитации «дзэн». Сатори было самым сложным из них. Просветление через осознание собственного «я», в состоянии одной лишь мысли. Освоить применение этой техники во время тренировки и потом еще и боя стало отдельной проблемой. Но он справился.

В один из самых обычных дней его позвал к себе в главный зал учитель. Зайдя в зал и вежливо поклонившись наставнику, Хосе замер со слегка вопросительным выражением лица. Учитель не любил лишних слов и очень ценил язык жестов и взглядов. Сам же он стоял возле ниши со сферой и задумчиво смотрел на нее. Наконец, обратив свое внимание на Хосе, повернулся к нему.

– Ну что же, ученик, ты готов, – строго произнес учитель.

– Прошу меня простить, но я по-прежнему не могу победить в бою даже Арана, – логично возразил Хосе.

– Ты по-прежнему не веришь в бога… – тяжело вздохнул учитель. – Ты и не сможешь победить Арана, ибо он использует магию, чтобы укрепить свое тело, ускорить движения и увеличить силу. И хотя я ограничил ее применение против тебя, но твои успехи впечатлили даже меня. Так что пришлось снять некоторые ограничения.

– Ясно, – осознав значение сказанного, коротко произнес Хосе.

– Прежде чем ты отправишься проходить свое последнее испытание, я бы хотел задать тебе вопрос… – неожиданно тяжело произнес старик. – Как ты думаешь, что такое судьба? И можно ли на нее влиять?

– Сложно ответить однозначно, – задумался над ответом Хосе. – То, что мы встретились, – это судьба, и, возможно, этому даже помог бог. Если рассуждать теоретически, то, имея знания о каждом моменте жизни разумных и данные обо всех животных, насекомых, деревьях и земле, то есть обо всем, что творится на планете, и используя очень мощные вычислительные возможности, думаю, можно предсказать некоторые события.

– Разумный и правильный ответ, – довольно усмехнулся учитель. – Так почему же ты не хочешь признать, что существует тот, у кого такие возможности есть? А если он может вычислить будущее – значит, внося малейшие изменения в структуру настоящего, он меняет будущее в том направлении, которое ему нужно.

– Но бог же не один. Правильно? – возразил Хосе.

– Да, это так, – искренне улыбнулся учитель, – ты правильно понял. Если меняют будущее несколько таких сущностей, как бог, то и результат становится смутным даже для них, или они начинают вмешиваться очень часто. Это чем-то напоминает игру в вэйци… Понимаешь, о чем я?

– Да, учитель, но тут, мне кажется, удачнее подходит сравнение с шахматами. – Хосе знал все о любимой игре учителя, вэйци, но шахматы ему нравились больше.

– Пусть будут ваши шахматы… – поморщился учитель. Он умел играть в них, но считал их намного более примитивными, чем вэйци. Иногда он даже говорил, что шахматы придумали ленивые глупцы, не сумевшие понять дух и силу вэйци. – Боги уже давно мыслят на десятки ходов вперед, тогда как нам не видно дальше чем на один-два хода. То, что сейчас нас свел вместе бог, – это просто очередной его ход на доске мироздания. Который в будущем, возможно, принесет определенный результат. А ты до сих пор не веришь…

– Это не так, учитель, – отрицательно помотал головой Хосе, – я верю в богов. После увиденного и пережитого – пришлось поверить. Просто я не хочу быть пешкой в чьей-то игре.

– Хм. А что такого плохого в том, чтобы быть пешкой или другой фигурой? – хитро прищурившись, спросил риторически учитель. – Где разница между тобой, ведающим о своем назначении, и тем, кто даже не подозревает о нем? Что тебе дало это знание? Разве иметь цель, общую с тем, кто даровал тебе жизнь, плохо?

– Нет, не плохо, но что, если он и отнял ее у меня в другом мире? – задал логичный вопрос Хосе. – Как различить, когда я живу собственной жизнью, а когда – под диктовку бога?

– Чушь, – фыркнул недовольно учитель, – в прошлом мире ты, как натасканный пес, бросался на кого-то по команде своих хозяев и что-то не сильно возмущался. Так что изменилось сейчас?

– Там я мог в любой момент уйти, – возразил твердо Хосе, – а тут я не знаю, куда можно уйти и не будет ли этот уход частью плана бога? Там у меня был выбор, а тут даже выбора нет.

– И только? – усмехнулся учитель. – Человек живет, идя на поводу своих желаний и эмоций, большинство которых он даже не осознает полностью, но стоит ему сказать, что это происходит по воле кого-то иного, как он тут же начинает придумывать кучу глупых идей об ограничении своей свободы… Ну да ладно, это все философия, которой уже поздно тебя учить, – резко оборвал разговор наставник. – Ты готов отправиться на новый этап испытаний?

– Да. – Хосе хотя и был удивлен такой резкой сменой настроения учителя, но особого значения этому не придал. Все-таки старик слишком сильно верует в бога, считая, что только тот, кто познал истину в ее полном объеме, вправе решать судьбу всех остальных. И этим «кем-то» был бог Вудол.

– Заходи в сферу и помни: впереди тебя ждет множество испытаний. Пройдешь их все – и станешь сильнее любого мага, – уверенно произнес учитель. – Желаю удачи, мой юный ученик.

Хосе подошел к сфере и неуверенно дотронулся до нее. Она тут же отреагировала на прикосновение, распахнувшись навстречу, словно заключая в объятия. Внутри нее ничего не оказалось, только то же розовое свечение.

– Я постараюсь оправдать ваши ожидания, учитель, – вежливо поклонившись, сказал Хосе и вошел в сферу, которая тут же окружила его со всех сторон, и уже ничто не напоминало о том, что рядом с нею кто-то был.

Наставник храма Чжан Саньфэн тяжело вздохнул и, сделав несколько шагов назад, задумчиво произнес про себя: «Надеюсь, ты сможешь понять и простить старого учителя…»

После чего запустил заклинание, которое подняло из пола стену, скрывшую нишу от взора. Невозможно было даже найти то место, где еще недавно светилась большая сфера.

Глава 4

Хосе, очутившись в полностью закрытой сфере, спокойно сел в позу лотоса и приступил к выполнению инструкций учителя. Все, что нужно было сделать, – это погрузить свое сознание в медитацию. Как только Нара смог почувствовать окружающую его сферу, она отозвалась каким-то странным толчком в сознании, как живая. На мгновение его окружила тьма, но тут же рассеялась, открыв взору картину другой реальности. Хосе оказался посреди бескрайней степи. Осторожно поднявшись, он осмотрелся. Везде, куда ни кинь взгляд, – степь до горизонта. Светило солнце, а небо чистое, без единого облачка. Амадил задумчиво присел и потрогал сухую траву и землю. Все казалось абсолютно реальным. Телепортация? Или же виртуальный мир? Хосе был знаком на практике с новейшими разработками в сфере виртуальной реальности в своей прошлой жизни. Там тоже можно было весьма правдоподобно отобразить реальность, но такой четкости и правдивости создать не получалось. С другой стороны, что он знает о технологиях в новом мире? Возможно, те, кто создал сферу, продвинулись намного дальше, а значит, вариант с виртуальностью окружения отбрасывать нельзя. Следующий вопрос: а что делать теперь?

Ответ он получил сразу. И метод, с помощью которого пришло знание, еще больше уверил Хосе в виртуальности окружения. Это было как с фокусником и колодой карт. Обычный человек может запомнить только одну карту, тренированный шулер или фокусник, раскрыв колоду веером, сможет запомнить все карты и даже их точное расположение. А если запомнить всю колоду буквально за одно мгновение и сразу?.. Вот так и пришел ответ, тут же возникнув в голове с помощью образов и каких-то символов, которые Нара почему-то прекрасно понимал. Сводился ответ к тому, что он здесь для того, чтобы сначала освоить новое учение, а потом его ждут сражения, дабы он смог применить новые способности.

Хосе, сев обратно в позу лотоса, погрузил свое сознание в сатори, как и требовали того новые знания. В этом состоянии будет проще осваивать учение. Перед ним распахнулся целый мир возможностей. И этот мир назывался «Татуировки и гравировка». Казалось бы, простые вещи – но, сделанные правильно и соединенные с его внутренней энергией ци и ян, они давали весьма существенные преимущества. Список, что появился в голове Хосе, выглядел просто огромным. Увеличение силы, ловкости, скорости и даже незаметности, а также еще много чего. Но тело человека и количество костей не столь велики, а потому следовало серьезно задуматься, что именно и куда наносить. Как именно и из-за чего это все должно работать, Хосе понимал, хотя и не собирался изучать этот вопрос детально. Зачем? Если все работает, то нужно просто пользоваться. А почему и как – это вопросы для ученых. Таким, как он, это малоинтересно. Так что по этим знаниям он прошел только вскользь.

В его прошлом мире он знал о болевых точках и биологически активных точках человека, иногда они совпадали, и общее количество составляло 276. Но тут использовались все рецепторы человека. Так что информацию о том, что всего в коже заключено 240 000 рецепторов холода, 40 000 рецепторов тепла, 60 500 000 рецепторов осязания, более 1 000 000 болевых окончаний и около 4 000 000 свободных нервных окончаний, Нара воспринял с легким удивлением, но в общем спокойно. Суть этих чисел – одна: если соединить с помощью тату, напитанной энергией ян или ци, определенные точки между собой, то получится эффект усиления или усовершенствования тела. Не особо вникая в эту тему, Хосе приступил к планированию размещения тату. По поводу костей – то же самое, но это он решил оставить на потом.

Сколько времени понадобилось, чтобы полностью осознать и принять новые данные, Хосе не знал, да он и не задавался этим вопросом. Планирование размещения тату неожиданно очень сильно увлекло его. Это как собирание пазлов: начинаешь неохотно, но потом очень сложно отвлечься. А тут, где сложность была запредельной, Хосе вообще не мог оторваться. Потребности в еде и воде он не испытывал, как и других естественных надобностей. Только иногда приходилось проваливаться в сон. Мозгу все-таки был нужен время от времени небольшой отдых.

Почти две с половиной тысячи различных тату удалось совместить Хосе на теле. И около шестидесяти процентов этих тату складывались в одну общую схему. Полученная картина очень понравилась Амадилу. Единственное место, где видимых тату не будет, это лицо. Остальные он решил не прятать. Как ни странно, но причина тому весьма банальна. Хосе гордился своей работой и хотел, что греха таить, похвастаться перед учителем и другими храмовниками. План – это хорошо, но его еще нужно реализовать. И вот тут начались самые главные проблемы. Оказалось весьма непросто поддерживать именно нужную энергию в правильном количестве и точно по задуманному плану наносить на кожу. На каждую тату уходило много времени, на которое, впрочем, Хосе уже давно не обращал внимания. Хотя на краю его сознания ответ все же имелся: он находился в этом мире уже больше ста лет. Хотя кто знает, как в этом мире течет время относительно реальности?

После того как Нара все же закончил со всеми тату, он решил их проверить. До этого он уже проверял каждую после нанесения, но сейчас, когда вся схема заработала как надо, Хосе надеялся увидеть существенный прогресс. Подпрыгнув вверх метров на двадцать, он попытался оттолкнуться от воздуха, но ничего не получилось, а понимание того, что в реальности оттолкнувшись с такой силой, он сломает ногу, а при приземлении еще и доломает остальные кости, его расстроило. Все-таки без нанесения резьбы усиления костей такие сложные кульбиты пока недоступны. Одними мышцами защитить кости и внутренние органы не получится.

Нара терпеливо занялся костями. На каждую косточку нужно было нанести вязь узоров, опять-таки с помощью энергий ян и ци. Далеко не все получалось с первого раза. Хосе допускал множество ошибок, иногда приходилось полностью переделывать целые участки кожи или кости. Это раздражало и злило его, и даже приходилось все бросать и сбрасывать напряжение с помощью медитации или тренировок. Но медленно и уверенно дело двигалось вперед. По внутреннему таймеру прошло уже более трехсот лет, во что Хосе не особо и верил. А зря, ибо увлечение чем-то, без ограничений в виде обычных потребностей человека, заставляло его терять ощущение реальности времени. Особенно если занятие столь интересное.

Наконец все было закончено. Удовлетворенно просмотрев и проверив все произведенное на его теле, Хосе с чувством выполненного долга решил проверить способности. Новые возможности потрясли даже его. Удар в землю ногой, наполненной энергией, породил целый котлован, буквально заставив землю содрогнуться. А его скорость и возможности заставляли гордиться собой. Вот только тот, кто давал ответы, был с этим не согласен, выдав ему информацию о начале проверки его сил. Начались реальные испытания.

Сначала это были одиночные противники разной силы. Потом их становилось больше, а сила противников возрастала. И если вначале Хосе без труда побеждал, то чем дальше, тем сильнее становились оппоненты. А потом пришла первая боль и смерть. Вначале это случилось против мага. Тот просто поджарил Нару в воздухе. Гореть заживо оказалось очень больно. Вот только возможности отказаться от схватки не предусматривалось. Видимо, именно об этом испытании говорил учитель. И если с первыми магами, которых его внутренний помощник называл мастерами, он в итоге справился, то с магистрами было уже во много раз сложнее. А когда он дошел до архимага, то ощутил пропасть между собой и противником. Нужно было что-то менять. После тридцати поражений подряд ему подарили отдых и намекнули: зачем драться с противником в открытом бою, если можно ударить внезапно и скрытно? Но как это сделать?

Решение стало простым и одновременно невероятно сложным. Исчезнуть с глаз противника. Ответ, как это сделать, Хосе получил, но реализовать полученную информацию оказалось непросто. Чем руководствуется в бою любой разумный? Правильно – слухом, зрением или обонянием. Но если тебя не слышно, запаха твоего нет, а взгляд противника просто не успевает заметить, где ты сейчас? Ведь от получения мозгом сигнала с сетчатки глаза до принятия решения и его реализации лежат целые пласты времени, хотя и в миллисекундах. А значит, нужно в себе ускорить этот процесс, тем самым став быстрее противника. Это с тату Хосе было возможно. Доведя до идеала свое тело и разум, Нара смог достигнуть увеличения скорости реакции в два раза. Правда, первый же бой с архимагом показал, что и этого мало. Когда твой противник может заморозить или взорвать сам воздух в радиусе ста метров от себя, миллисекунды не помогут. А значит, нужно что-то кардинально менять.

Ответ Хосе нашел не сразу, даже с учетом полученных знаний. Решение состояло в создании иллюзий. С помощью своей энергии Нара научился создавать преломление света там, где ему нужно. И даже понял, как сделать себя невидимым. А если тебя не видят, то и ударить не могут. И хотя радиус его способности был всего метров пять, Хосе продолжал упорно тренироваться, буквально по сантиметру увеличивая расстояние. После достижения дистанции в двадцать метров его опять кинуло в бой. Теперь уже архимаг не мог ничего сделать. А вот когда архимагов стало несколько, они опять поджарили Хосе. Но он не унывал. Человек настолько универсален, что может привыкнуть даже к смерти и боли. Особенно если это длится веками. Достигнув мастерства во всех своих начинаниях и фактически придумав собственный стиль, Нара начал опять побеждать. Теперь его не пугало количество противников, но пришлось изменить тактику. Если против него выходила настоящая армия из нескольких архимагов, более сотни магистров и кучи обычных воинов со слабыми магами, он уже не нападал открыто. Прятался, изворачивался и потихоньку уменьшал численность противника. Хотя и не всегда получалось, иногда его все же замечали, и тут же наступала смерть.

Последний и непобежденный одиночный противник был необычайно быстр и по своим физическим данным не уступал Хосе. Но при этом обладал способностями в магии, превышающими возможности архимага. Даже развитое за столетия чувство опасности мало помогало Наре. Когда в один обычный день его выкинуло из виртуального мира, в чем Хосе уже давно убедился, он так и не смог даже приблизиться к противнику. Так что, оказавшись на каменном полу посреди осколков рассыпавшейся розовой сферы, он испытывал чувство неудовлетворенности. Оттого не сразу осознал ту цифру, что светилась в глубине его разума. Если верить ей, то он провел в виртуальном мире почти полторы тысячи лет. Что никак не укладывалось в голове. Да, он очень долго жил в том мире, но чтобы настолько?.. Сидя на полу в темной комнате в позе лотоса, Нара был похож на обычного человека, который прожил жизнь в семьдесят лет, с удивлением поняв, что они как будто пролетели в одно мгновение. Это было странное и новое чувство, а главное, Хосе не мог в него полностью поверить. Просидев на месте около двух часов, он осознал, что учитель знал об этом, и та цифра, что светилась над сферой, была слишком точной относительно его времени в виртуальности. А значит, бог решил его использовать в своих целях именно в этом времени. Хосе, конечно, был благодарен за знания, но вот такое количество смертельных битв ему очень не понравилось. А значит, пусть этот бог сам потрудится. А Нара попробует избегать сражений и вообще людей. Хотя нет, по обществу он все же соскучился, хотя и не сильно.

Встав с пола, Хосе четко представлял, где находится: это была та самая ниша, только закрытая стеной. Еще он с удивлением понял, что его тело ничуть не изменилось с тех пор, как он зашел в сферу, добавились только тату и резьба на костях. Перед самым ударом по стене Нара с замиранием и надеждой думал: а вдруг учителя уже нет в живых? Стена, сложенная из гранитных камней, разлетелась от обычного удара рукой, словно пластмассовые кубики. Сделав шаг, Хосе моментально понял, что храм заброшен. А вместо учителя или других учеников и служителей в центральном зале находилась куча золота, драгоценностей, оружия и много еще чего. С удивлением осмотревшись, Нара услышал дикий рев со стороны входа. Сметая все на своем пути, в зал ворвался здоровенный ящер. Кажется, таких он уже убивал в вирте, и назывались они драконами. Спокойно посмотрев на ящера, Хосе уже мысленно прикинул, куда его ударит, но тут ящер резко остановился и начал пятиться назад, испуганно глядя на Амадила.

– Хм… Разумный, что ли? – произнес Хосе. Он и сам не осознавал, что уже давно и часто произносит свои мысли вслух. Одиночество не прошло бесследно.

Дракон на эти слова усиленно закивал головой, как будто понимая слова человека. Нара, поняв, что озвучил свои мысли, недовольно поморщился, сделав пометку в памяти лучше контролировать себя.

– Говорить, я так понимаю, ты не можешь? – Дракон на это осторожно кивнул. – Ясно. Значит, будем общаться с помощью простых фраз.

А вот тут он задумался; как построить вопросы таким образом, чтобы узнать все, что его интересовало? Хосе не понимал, что своим поведением лишь еще больше пугает дракона: фигура молодого парня с глазами великого убийцы, от которого исходила жуткая аура мощи и силы, да так, что, казалось, сам воздух становился тяжелее и свет темнее, был ему страшнее любых магов и охотников. Ящер подумал, не сбежать ли, но бросить свои сокровища он не мог, даже смерть была не так страшна, как потеря всего, что он собирал пять сотен лет в этой уютной и удобной долине. Между тем Хосе, определившись, начал задавать свои вопросы.

Странный разговор-допрос с драконом продлился часа три. За которые Нара узнал все, что хотел, а дракон устал больше, чем от сражения с очередными героями, что довольно часто приходили в попытках его убить. Итак, если подвести итог, то храм был покинут учителем уже давно. Дракон, занимая эту долину, видел только обычных кочевников, что пытались тут обустроиться. То, что эта ящерица их убила, Амадила мало волновало. Ящера он назвал для простоты Вини: именно так звали в прошлой жизни собаку в лагере их отряда. Так вот, Вини жил тут уже почти пять сотен лет, и жил вполне спокойно. Что Хосе абсолютно устраивало. И он решил остаться тут.

Соседство с драконом его не беспокоило, в отличие от смирившегося со своей печальной долей самого ящера. Хотя его мнение мало интересовало Хосе. Найдя более-менее целый домик в долине, он принялся его восстанавливать. В долине росло на удивление много фруктовых деревьев и съедобной травы. Даже животные имелись, так как сам дракон предпочитал охотиться за пределами долины, оставляя живность здесь на черный день. Весьма разумный подход. Хосе же увлекся растениями и деревьями. На удивление, ему нравилась новая размеренная и мирная жизнь. Медитация, тренировки и сад успокаивали душу и укрепляли тело. А простой быт вносил новые краски в жизнь Хосе, даря наконец радость обычной спокойной жизни.

Изредка в долину приходили смельчаки, которые хотели ограбить или убить дракона. Что пополняло сокровищницу самого дракона и, видимо, вносило в его рацион приятные изменения. Одна группа явилась в долину в тот момент, когда Вини как раз был в отлете, и с удивлением обнаружила молодого парня, что увлеченно возился с грядками. Состав группы охотников был стандартный: рыцарь, два лучника, маг-целитель и три боевых мага – огня, ветра и воды. Это Хосе понял еще до того, как они зашли к нему во двор. С сожалением оторвавшись от своего любимого цветка, Хосе, вздохнув, встал и повернулся к зашедшим сюда и ошеломленным людям.

– Чего надо? – спокойно спросил он их.

На его наглый и беспардонный, без капли уважения, вопрос в группе отреагировали по-разному. Рыцарь, сняв шлем, задумчиво рассматривал Хосе, маги возмущенно фыркнули, а лучники усмехнулись.

– Мы пришли с миром, – произнес вежливо рыцарь, уняв жестом раздражение своего отряда. – Дракон держит тебя в плену?

– Нет. Мне тут нравится, – пожав плечами, равнодушно ответил Хосе.

– А как же дракон? – изумился рыцарь.

– Он мне не мешает. – Ответ привел в замешательство остальных.

– Но ведь он убивает людей и пожирает их! Он – воплощение зла, – вырвалось недоуменно из уст рыцаря.

– И что? – Хосе улыбнулся, глядя на них.

– Значит, его нужно убить, – уверенно закончил тот.

– Его пещера там, – указав рукой в сторону бывшего здания храма, ответил Нара, – можете попробовать.

– А ты не хочешь помочь в этом благородном деле? – пребывая в глубокой задумчивости, произнес рыцарь. Но тут же, осветившись одной догадкой, добавил: – Или ты и есть тот, кто им управляет?

– Помочь не хочу. Нет, я им не управляю. Он просто мой сосед, – все так же усмехаясь, ответил Нара. Хотя лично его больше интересовали другие вопросы. Например, почему он понимает и говорит на их языке. Хотя, подумав, сам же и ответил себе мысленно. Видимо, сфера бога самостоятельно позаботилась о его развитии в языках. И он даже вспомнил когда. Он пытался заговорить с противниками в виртуале – вот тогда и получил знание всех языков.

– Если ты не хочешь нам помочь, значит, ты с ним заодно, – сделал весьма странный вывод рыцарь.

– И? – слегка склонив голову набок, заинтересованно спросил Хосе. – Если хотите драться со мной, то прошу выйти с моего двора.

– Зачем? – спросил рыцарь, надевая шлем и обнажая меч.

Остальные члены отряда приготовились к бою. Все могло для них закончиться хорошо, но один из лучников, попытавшись увеличить дистанциию, чуть не наступил на грядку Нары. Но вовремя среагировав, Хосе успел ударом отправить того в полет за ограду раньше, чем пострадали растения. Убедившись, что с грядкой все нормально, он обернулся к оставшимся членам отряда. Те дружно пятились назад, а маг-целитель уже мчался к безвольно валявшемуся метрах в двадцати за оградой телу лучника. Хосе мысленно отметил, что тот должен выжить. Все же удар был легким, на минимальной мощности. Скорее даже Нара его просто швырнул, но, учитывая скорость, получился слабый удар.

– Вы по-прежнему желаете драться? Или все же попробуете убить дракона? – прищурившись, произнес Хосе.

– А у нас есть шансы победить? – вкладывая меч в ножны, грустно произнес рыцарь. Он был уже немолод, все-таки сорок лет – это не тот возраст, когда бездумно бросаешься в драку, не предвидя результат. То, что он увидел на примере одного удара, явно показывало разницу силы между ними и отшельником.

– Думаю, нет, – покачав головой, произнес Нара. – Дракону уже больше шести сотен лет, и вы ему на один зуб. Если не будете пытаться ограбить его сокровищницу, то сможете даже уйти живыми.

– Он настолько древний? – вздрогнул рыцарь, осознав, во что ввязался. Такими древними драконами занимались только маги высокого ранга и сильнейшие из рыцарей.

– Да. К тому же весьма разумный, – усмехнулся своим мыслям Хосе.

– И все же я не понимаю: почему вы не убьете его? – уже с уважением спросил рыцарь, украдкой бросая взгляды в сторону раненого лучника. Судя по знакам мага, тот успел спасти ему жизнь.

– Зачем? – удивился Нара. – Мне нравится тут жить в спокойствии.

– Но как же невинно убитые? – все никак не мог согласиться с этим фактом рыцарь.

– Ох уж эта юность… – вздохнул Хосе, хотя ему на вид было не больше двадцати пяти лет, и оттого эти слова звучали весьма оригинально. – Вот скажи, сколько за последний год было войн в твоем королевстве?

– Три, – подумав, ответил рыцарь.

– А сколько в них погибло разумных?

– Более десяти тысяч, – мрачно произнес рыцарь, уже понимая, к чему клонит собеседник.

– И все это по вине и воле ваших правителей, – удовлетворенно произнес, подводя итог, Нара. – И скольких королей и подобных им вы убили, спасая мирное население? А ведь дракон убивает только тех, кто на него нападает, и то не больше пары сотен разумных в год. Так что я не понимаю, чем ваши правители отличаются от дракона. Как по мне, от дракона страдают меньше и живет он дольше.

– Все это так. Но… – хотел возразить рыцарь, однако, поняв, что вряд ли сможет своими доводами убедить собеседника, замолчал. Он был весьма умным малым и потому так долго смог прожить. – Тогда мы пойдем, с вашего позволения.

– Идите с миром, – улыбнулся им Амадил. Сам того не зная, он дал новое направление развитию событий. Узнай он сейчас, к чему приведет в будущем эта встреча, – серьезно задумался бы над тем, а стоит ли их отпускать.

Между тем отряд рыцаря, покинув долину, нашел своих лошадей и, не теряя ни минуты, отправился в обратный путь. Следовало доложить в королевстве об этом странном месте, древнем драконе и отшельнике, который, похоже, сильнее этого дракона.

Глава 5

– Луиза!!!

Женский крик, раздавшийся на рыночной площади Лаина, портового города и столицы королевства Аланар, заставил всех покупателей и торговцев удивленно переглянуться, а одну светловолосую девушку с серыми глазами, одетую в восточном стиле, – вздрогнуть. Быстро украдкой оглянувшись, она озорно улыбнулась и попыталась скрыться среди толпы, но в ее ярко-красной легкой куртке и белых штанах сделать это было не очень-то и легко. Что быстро и доказала ей темная эльфийка в истинно черной кожаной броне лучницы, схватив Луизу за руку.

– А ну стоять! – выкрикнула она застывшей на месте девушке.

– Ольченок, ну не будь врединой, – состроив умилительную рожицу, жалобно произнесла Луиза, хлопая ресницами. – Я только одну кофточку посмотрю, и все… Честное-пречестное.

– А потом я опять буду за тобой по всему рынку гоняться? – возмущенно беря под руку Луизу, произнесла Ольга. – Нет уж. Нас к тому же наставник ждет.

– Ну пожалуйста-а-а… – заканючила Луиза, жалобно осматривая лавки торговцев с одеждой. – Ты же моя лучшая подруга… А?!

– Нет, – категорически отвергла Ольга, пытаясь хоть на миллиметр сдвинуть Луизу с места. Вот только попытки были тщетны. Рассердившись, Ольга, топнув ногой, произнесла: – Так, или ты идешь – или я применяю магию.

– Вот так вот, значит… – обиженно наклонив голову, грустно произнесла Луиза. – А еще лучшая подруга называется!..

– А-а-а… надоела… – раздраженно протянула Ольга. – Хорошо. Одну кофту или час по времени, но не больше.

Еще секунду назад чуть не плачущее лицо озарилось радостной улыбкой, а сама Луиза запрыгала на месте, как мячик, хлопая в ладоши.

– Ура!.. Я знала, что ты самая лучшая! – воскликнула Луиза и сразу помчалась к первой же лавке женской одежды.

Торговец, видя такой энтузиазм, уже мысленно потирал ладони – к нему идет явно хорошая прибыль… Правда, через час, после примерок всей его одежды и постоянной болтовни, он уже молился богам, дабы эта юная особа наконец покинула его скромную лавку. В конце концов его несчастье закончилось, и эта парочка покинула рынок, купив всего две вещи. Ольга задумчиво смотрела на ярко-зеленую накидку и никак не могла понять: зачем она ее купила? Особенно ее раздражала эта ситуация из-за того, что так происходило постоянно. Покупали Луизе, а купили в итоге и ей. Вот зачем ей эта яркая накидка? Да еще и такого ядовито-зеленого цвета? Ну Луиза – понятно, она все яркое любит. Вот даже сейчас купила себе опять ярко-красную летнюю тунику, которая, кстати, ей очень идет. Неужели и Ольге подходит такой яркий цвет?.. Задумчивость не мешала ей вести одновременно беседу с Луизой.

– Я вот думаю, что нам нужно назад, в империю, – уверенно произнесла Луиза, уже успев нацепить тунику, и теперь рассматривала ее в сочетании с красными наручами в золотой окантовке. – Жаль, что у него не было такой же, но синего цвета. Хотя, может, стоило попробовать зеленый?

– Мы здесь по заданию академии, так что, пока не найдем, назад нас не вернут, – задумчиво произнесла Ольга, прикидывая, кому подарит эту накидку. Сама носить такое она не хотела. – Не-э, синий не пойдет, да и зеленый тоже. Красный идеально смотрится.

– Ты думаешь? – протянула Луиза, вытянув руку вперед.

– Уверена, – твердо ответила Ольга, при этом подумав: «Может, подарить Франческе? Она все зеленое вроде любит. Решено, так и сделаю».

– Кстати, а зачем ты меня искала? – вспомнив причину их встречи, спросила Луиза, думая, что все-таки красный, конечно, хорошо, но вот что-то его многовато в одежде… Может, наручи перекрасить?

– Наставник всех собирает в таверне, вроде как есть зацепка, – весело ответила Ольга. После решенной проблемы – кому подарить накидку ее настроение опять улучшилось. Так что теперь она думала о том, сколько у нее осталось денег и стоит ли отложить в заначку еще пару золотых или нет. А может, взять какой заказ на лечение у местных? Заодно и еще заработать, а то все равно сидят без дела.

– Ух ты… здорово, – подпрыгнув, весело отозвалась Луиза, но тут же грустно добавила: – Это мы что, опять будем скакать на лошадях?

– Ну, если хочешь, можешь пробежаться, – усмехнулась Ольга, прекрасно понимая, что заботит подругу. Скакать на лошади по пыльной дороге в яркой одежде и белых штанах – явно не очень хорошо для одежды.

– Ну вот… опять амулет выпрашивать, – с досадой закусив губу, произнесла Луиза. – Ольчик, а может, ты попросишь? А?

– А самой сделать – никак? – с ухмылкой в ответ спросила Ольга.

– Ты же знаешь, что бытовые заклинания у меня… не очень, – с обидой в голосе буркнула Луиза.

– Это да… – тяжело вздохнула Ольга, – у меня самой та же проблема.

– Ну так что, попросишь? – с мольбой в глазах произнесла Луиза ангельским голосом. – Ты же знаешь, Пуфик тебе не откажет…

– Если ты перестанешь называть Эльдара Пуфиком, он и тебе не откажет, – усмехнулась Ольга, прекрасно зная чувства Эльдара к ней. – Хорошо, попрошу.

– Спасибки, – чмокнув подругу в щеку, чертенок под именем Луиза умчался вперед.

Ольга только грустно вздохнула. Опять придется идти на свидание с Эльдаром. Парень он, конечно, хороший и маг сильный, но вот дальше поцелуев Ольга пока его не пускала. Серьезно раздумывая, будет ли это «пока» вообще когда-нибудь снято…

Так размышляя, она зашла в трактир вслед за Луизой. Трактир был пуст, и только в дальнем углу сидели члены их отряда. Наставник, светлый эльф Рольдо де Орланский, выглядевший как обычный молодой эльф, в кожаной броне и зеленой накидке, сидел и с загадочной улыбкой пил явно не местное вино. Слишком уж сильно любил их наставник вкусные вина и потому всегда с собой носил в личном магическом схроне целый арсенал кувшинов с этими напитками. Напротив него сидел угрюмый молодой человек по имени Ахэлио фон Торо, а угрюм он был из-за нового прозвища, что придумала ему Луиза. Уж очень оно всем понравилось, кроме него самого. А уж если понравилось наставнику, то все, считай – пропал парень. Что, естественно, саму Луизу ни капельки не беспокоило. Последним в их группе был Эльдар де Моунти, темный эльф с весьма привлекательной внешностью, в темно-коричневой кожаной броне. Все это отметила Ольга мимоходом, глядя, как к их столику уже подлетела Луиза, уселась напротив наставника и, бросив всем мимолетное «привет», занялась своим любимым делом. Пилить наставника взглядом. Отчего тот чуть не поперхнулся вином. Ибо знал, что Луиза, если срочно не дать ей тему для обсуждения и размышления, начнет опять придумывать прозвища. На данный момент у него было прозвище Светляк, у Ольги – Хомячок, Эльдар был Пуфиком, а вот Ахэлио стал Пушистиком. Чему последний был абсолютно не рад, и объяснение, что он лохмат как лев, мало его успокоило. Цепочка логических рассуждений Луизы никогда не поддавалась объяснению и хоть какому-то пониманию. Как, например, с именем Ахэлио; для Луизы оно сокращенно звучит почему-то как Лео, а значит, лев, а у льва лохматая грива, потому и Пушистик. Когда все это она объяснила Ольге, та смогла лишь задумчиво нахмурить лоб, но так и не поняла ничего.

– Значит, так, – произнес Рольдо, дождавшись, когда подойдет Ольга, – у нас появилась зацепка. Один из рыцарей недавно вернулся из похода и доложил королю, что тут недалеко обитает древний разумный дракон и, что самое важное, рядом с ним живет отшельник, весь в татуировках. По мнению рыцаря, этот отшельник сильнее дракона.

– И? – с интересом спросила Луиза, прервав затянувшуюся паузу.

– Что «и»? – недоуменно посмотрел на нее наставник.

– Дальше что? – дополнила Луиза.

– Ты опять все забыла? – печально вздохнул наставник. Он уже устал бороться с хроническим нежеланием Луизы хоть что-то пытаться запомнить по заданию. Нет, вообще с памятью у нее все хорошо, даже отлично. Но вот если она не хотела запоминать, то все это напрочь забывалось в тот же миг, как было услышано.

– Что забыла? – недоуменно наклонив голову вбок, поинтересовалась Луиза.

– Этот отшельник точно подходит под описание нашей цели, – ответила за наставника Ольга. – Цель дала предска…

– А-а-а! Все, вспомнила! – радостно хлопнув в ладоши, выкрикнула Луиза. – Когда отправляемся?

– Мы… – попытался вставить слово наставник.

– Сейчас? – тут же прервала его Луиза.

– Э-э… – Попытка номер два не увенчалась успехом.

– Да? Или уже завтра утром? А мож…

– Тихо! – оборвал ее наставник, зарычав и хлопнув ладонью по столу. – Отправляемся через час!

– Тю, так бы и сказал, – недоуменно пожала плечами Луиза, вставая из-за стола, – чего орать-то, спрашивается?.. Я – собираться!

– Вот за что мне такое наказание? – обреченно спросил наставник у потолка, краем взгляда проводив убежавшую Луизу.

– Потому что вы проиграли спор с ректором академии, – педантично напомнил Эльдар о главном промахе наставника.

– Спасибо, что подсказал, – с сарказмом в голосе произнес Рольдо.

– Всегда пожалуйста, – невозмутимо ответил Эльдар. Ольга же пыталась понять: Эльдар издевается над наставником или же такой на самом деле?

– Дежурный займется лошадьми, – произнес Рольдо и, допив вино, отправился к лестнице на второй этаж, где располагались их комнаты.

– А кто сегодня дежурный? – спросил удивленно Ахэлио.

– Как кто? Конечно, Пуфик… тьфу… то есть Эльдар, – не поворачиваясь, ответил наставник, видимо, не оценив старания Эльдара помочь ему с памятью.

– Лошади так лошади, – спокойно прокомментировал приказ Эльдар, поднимаясь из-за стола.

Проходя мимо задумчивой Ольги, он положил перед ней два амулета для сохранности одежды от пыли и грязи. Она же как раз думала, каким образом попросить их у Эльдара.

– Что это?.. – недоуменно спросила Ольга.

– Решил сократить время, – улыбнувшись, произнес Эльдар, – это амулеты для вашей одежды.

– Я не возьму, – смутившись, отказалась Ольга. Это было слишком неожиданно для нее.

– Почему? – искренне удивился ее отказу Эльдар. – Вам не нужно?

– Нужно, но я не просила, – поставила его в тупик Ольга.

– Хорошо… – вздохнув, Эльдар забрал амулеты.

– Зачем ты их взял? – возмутилась она.

– Стоп. Оленька, солнышко… возьми, пожалуйста, амулеты, – протягивая их обратно, произнес Эльдар.

– Просто так? – с сомнением в голосе спросила Ольга.

– Да, – постарался он ответить как можно спокойнее.

– Спасибо, – улыбнулась она и, быстро вскочив и взяв амулеты, поцеловала его в щеку. После чего убежала на второй этаж. Эльдар же задумчиво смотрел ей вслед.

– Уверен, что хочешь ей сделать предложение? – спросил Ахэлио, молча наблюдавший за этой сценой.

– Уверен. Она – это что-то!.. – улыбнулся своим мыслям Эльдар.

– Ну-ну, – хмыкнул на это Ахэлио, допивая свой напиток.

– Поверь, лучше, чем она, я вряд ли найду кого-то, – уверенно произнес Эльдар и пошел выполнять приказ наставника.

Выехали они не через час, а через два. Все-таки девушки – это девушки, и даже в поход они умудрились собираться долго. Хотя вроде и собирать-то нечего. До нужного места им добираться почти трое суток, причем с использованием магии.


Как обычно, Хосе с утра занимался разминкой, постепенно увеличивая скорость движений. Ему нравилась сила и мощь этих движений, а сам процесс доставлял истинное удовольствие завершенностью и почти идеальным выполнением. Закончив с разминкой, он запрыгнул в два скачка на одиноко стоявшую скалу и, усевшись в позу лотоса, приступил к своей ежедневной медитации. Человек, познавший себя и мир через призму души и сознания, никогда уже не сможет по-старому смотреть на мир. Поэтому сам процесс медитации не мог стать рутиной или чем-то обычным, и дело не только в получении абсолютного спокойствия и умиротворения. В основном Хосе ценил и любил медитацию за ее многогранность и ощущение единения с вселенной. Сложно передать чувства, что испытывал Амадил, будучи не отдельным разумным в этом мире, а становясь частичкой мироздания, мощность и сила которого оставались за пределами понимания и осмысления. Во время единения Хосе почувствовал, как в долину вошли разумные, но не как обычно, а не спеша и с достоинством сильного. Дракон тоже почувствовал незваных гостей и уже отправился им навстречу.

«Опять у Вини будет новое блюдо на завтрак», – подумал лениво Хосе. Закончив медитацию, спрыгнул со скалы и отправился осматривать свои грядки. Сегодня у него был очень важный день. Ему удалось вырастить самую настоящую морковку. Откуда семена этого растения взялись тут, он не знал, но, найдя столь ценное растение, сразу решил его разводить. Краем сознания отметив необычную тишину в долине: что-то не так, как-то слишком тихо там, куда отправился дракон, – он выдернул из грядки первый урожай морковки. Она была почти идеальной. Пять прекрасных образцов, как в его прошлом мире. Хосе помыл и почистил одну морковку и уже собирался попробовать на вкус.

– Ух ты! Морковка! – раздался восторженный женский вскрик почти возле самого уха Амадила.

В этот момент только железная воля бывшего солдата и тысячелетние тренировки не дали вздрогнуть, но вот внутри что-то явно екнуло. Настолько неожиданно и, главное, незаметно для него появилась эта особа женского пола. Медленно и не спеша Хосе обернулся к говорившей. Которая, кстати, оказалась слишком близко. Ее любопытное личико находилось в каких-то двадцати сантиметрах от лица Хосе, а весьма легкий красный наряд открывал интересный вид ниже. До тех пор, пока рядом не было женщин, Хосе даже и не думал о них. А когда вспоминал, то, анализируя свои чувства, приходил к выводу, что смог достичь того порога совершенства своего тела и разума, когда низменные потребности организма в самках исчезли как туман. Он ошибался. Близость этой особи женского пола четко и ясно давала понять, насколько сильно было его заблуждение. Пришлось срочно входить в состояние сатори, дабы устранить эффект увиденного и такой близости.

– А можно мне одну?! – состроив милое и невинное личико, произнесла эта светловолосая девушка с жалобно просящими серыми глазами. – Пожалуйста-а-а!!!

Пребывая в шоке и желая разорвать дистанцию, внешне абсолютно спокойный Хосе протянул очищенную морковку девушке. Та, радостно схватив угощение, тут же оказалась за десять метров от Хосе, как заправский кролик, грызя овощ с блаженным видом, чмякая и плямкая. В этот раз Амадилу пришлось сдерживать улыбку умиления от такой забавной и милой картины. Контраст внешнего вида гостьи и ее поведения был просто поразительным. Ему настолько понравилось увиденное, что он решил провести эксперимент. Пока гостья самозабвенно грызла морковку, он почистил и помыл оставшиеся четыре. Как только девушка догрызла свой плод, он покрутил в руках следующий.

– Э-э-э… у вас еще одна есть? – задумчиво, как загипнотизированная, смотрела она на морковку в руках Хосе.

– Хочешь? – не выдержав и улыбнувшись, спросил он.

– А можно? – с надеждой и недоверием спросила девушка, при этом перебирая пальцами так, будто морковка уже была в ее руках.

– Можно, – ответил Хосе, максимально ускорив восприятие.

Как он и предполагал, девчонка-то явно не простая. Скорость и правильность движений выдавали в столь милой особе весьма умелого мастера единоборств. Буквально за мгновение она приблизилась к Хосе вплотную и тут же отскочила обратно с морковкой в руках. Кажется, в этот раз в его долину пришли весьма необычные гости… Так подумал Хосе, краем взгляда отмечая разумных, появившихся у калитки в его сад.

Глава 6

Рольдо де Орланский с радостью слез с уже изрядно надоевшей лошади. Очень жаль, что им запретили брать с собой нормальный транспорт. Эта политика в отношении других материков его утомляла и раздражала. Мол, мы не вмешиваемся в дела других разумных. А то, что сюда постоянно кто-то уходит из империи, становясь каким-нибудь местным королем или верховным магом, это вмешательством почему-то не является… Рядом стоял его отряд, так же как и сам Рольдо, глядя на возвышающиеся скалы перед ними. Очень странные скалы. Вокруг одна степь, а тут прямо посреди бескрайних просторов возвышались горы. Запустив заклинание, он полетел вверх. Мимо него пронеслись Луиза и Ольга. У этих двух с контролем силы была одна большая проблема. Силы много, а контроля мизер. И если у Ольги еще более-менее, целитель как-никак, то у Луизы все совсем печально. Вот и сейчас, явно не рассчитав силу заклинания, они как две ракеты взлетели вверх. Хотя, возможно, Оля просто догоняла свою подругу.

Спокойно поднявшись наверх, Рольдо с удовольствием посмотрел на открывшуюся картину.

– Ух ты, какая красота!.. – с трудом приземлившись рядом, эмоционально воскликнула Луиза, фактически высказав мысли всего отряда.

– Действительно, удивительный феномен, – поддержала подругу Ольга.

– Это кратер потухшего вулкана, – разрушил очарование момента Эльдар, решив ответить на вопрос. – Видимо, лава по-прежнему еще где-то близко к земле и потому тут образовался такой закрытый оазис. Дождевой воде некуда деваться, и она собирается внутри этого оазиса, образуя субтропический климат. Снизу постоянный подогрев не дает замерзнуть земле зимой, а закрытость со всех сторон отрезает воздействие сильных ветров…

– Бла-бла-бла. Хватит уже умничать, – оборвала его Луиза, закатив глаза и помахав руками, – тоже мне, заучка.

– Это обычный факт, – невозмутимо возразил Эльдар.

– А-а-а, наплевать на твой факт, – отмахнулась Луиза, – главное, тут красиво.

Действительно, вид сверху открывался изумительный. Кратер, почти три километра в диаметре, полностью зарос лесом, а посреди этого зеленого великолепия видны два прекрасных озера. На одной из пологих стен кратера заметны остатки каменных построек. Видимо, когда-то тут было поселение. Особенно выделялась каменная статуя, высеченная в скале, высотой метров двадцать.

Однако место для жизни отшельник подобрал идеальное.

Полюбовавшись видом, они все-таки начали двигаться вниз. Как только отряд спустился в долину, к ним навстречу устремился дракон. Рольдо невозмутимо остановил отряд на холме и принялся ждать гостя. Ему очень хотелось надеяться, что дракон действительно древний, а значит, обладает зачатками разума. Было бы неплохо привезти с собой разумного дракона. Эти удивительные существа вызывали огромный интерес у всего научного сообщества империи. У них даже была целая стая драконов, весьма мирно проживающих на отведенной им территории. А уж какие открытия были сделаны в последнее время с их помощью!..

Дракон долго себя ждать не заставил: буквально через пару минут из-за деревьев, растущих вокруг холма, показалась его голова. Внимательно посмотрев на их отряд, он моментально развернулся и бросился обратно в лес. Рольдо только усмехнулся, глядя на это. Значит, все-таки разумный… Сделав такой вывод, командир уже хотел отправиться с отрядом за ним вдогонку, но тут же остановился и, задумчиво оглянувшись, посмотрел на остальных. Что-то не так… Все спокойно ждали команды командира, вот только главной занозы отряда рядом не было. Вот чего не хватало! Будь тут Луиза, дракону вряд ли удалось бы убежать. Но если ей не интересен дракон, то что же тогда она увидела?

– Где Луиза? – на всякий случай спросил Рольдо, слабо надеясь на ответ. Когда ей нужно, девчонка исчезала практически бесшумно и незаметно.

– Увидела отшельника и его дом и направилась туда, – спокойно ответил Эльдар, пока остальные озирались в недоумении вокруг.

– Как?! Они же могут подраться! – обеспокоенно вскрикнула Ольга.

– Вряд ли. Сейчас ее больше беспокоит какой-то овощ, который она с огромным удовольствием грызет, – рассудительно произнес Эльдар.

– Откуда ты все это знаешь? – искренне удивилась Ольга, на что Эльдар молча показал рукой в сторону.

Посмотрев, куда он указывал, уже все увидели возле озера каменный домик, окруженный грядками и фруктовыми деревьями. Использовав приближение с помощью биочипа, Рольдо и остальные рассмотрели Луизу, стоявшую с каким-то непонятным красным плодом в руках. И она действительно его увлеченно грызла.

– Не может быть… – растерянно произнесла Ольга, – это что, действительно морковь?

– Морковь?.. – переспросил Рольдо. – Что это?

– Ну, это из нашего мира овощ… ну, плод такой, – растерянно попыталась объяснить Ольга, не отрывая взгляд от Луизы. Они обе были единственными иномирянами в отряде. – Но откуда он тут?

– Хм… Сейчас подойдем и спросим, – хмыкнул Рольдо и отправился к домику. Самого отшельника видно не было. Судя по направлению взгляда Луизы, тот сидел как раз за домом, скрытый от них.

Подойдя к весьма аккуратно сделанной деревянной ограде с калиткой, они наконец увидели отшельника. Им оказался молодой человек в сделанной из шкур одежде. Делалась одежда явно вручную, но аккуратно и даже отчасти оригинально. Все тело парня, что проглядывало из-под одежды, покрыто узорами тату. Рольдо пристально всмотрелся в них: что-то ему показалось странным. Складывалось впечатление, что по этим узорам струится незнакомая сила.

– Добрый день, – приветственно улыбнувшись, поздоровался он с хозяином дома и сада. Мельком взглянув на Луизу, которая увлеченно грызла морковку, добавил: – Прошу прощения за нашу спутницу. Она вам не сильно помешала?

– Пф… – фыркнула названная особа, даже не подумав хоть на секунду оторваться от еды.

– И вам доброго дня, – спокойно и степенно ответил отшельник. – Ничего, пускай кушает.

– Позвольте представиться, – слегка поклонившись, произнес Рольдо, – архимаг империи Даринол, Рольдо де Орланский, а это мои спутники и отчасти ученики. – Сопровождая свои слова жестом, он продолжил: – Эльдар де Моунти, Ахэлио фон Торо, Ольга фон Дальк и юная особа перед вами – Луиза Тьюдбери.

Названные разумные молча приветственно кивнули отшельнику.

– Хосе Амадил Нара, – пожав плечами, равнодушно представился отшельник. Явно показывая, что ему в общем-то все равно, какие у них имена. – Очередные охотники на драконов?

– Отчасти, – улыбнулся Рольдо, – только мы не собираемся его убивать, а хотим забрать к себе на материк. У нас выделены специальные места для проживания столь редких разумных.

– Ясно, – задумчиво ответил Хосе. – Думаете, согласится?

– Что-то мне подсказывает, что если вы отправитесь с нами, то и он тоже будет согласен, – улыбнулся в ответ Рольдо.

– Возможно, – уклончиво произнес Хосе, – вот только я никуда не собираюсь.

– Скажите, что кушает моя спутница? – хитро прищурившись, спросил Рольдо.

– Обычную морковку, – пожал плечами Хосе.

– Значит, вы тоже иномирянин, – утвердительно кивнул Рольдо, – у нас на планете такого овоща нет.

– Хм… странно, – удивился Хосе. – Но я в общем-то не скрываю, что родом из другого мира.

– Тогда вам будет приятнее жить в нормальном и цивилизованном обществе, – скорее утвердительно, чем вопросительно произнес Рольдо.

– Сомневаюсь, – усмехнулся Хосе, – судя по тому, что вы не спешите беседовать с драконом, а предпочли беседу со мной, я вам зачем-то нужен. Вот только желания помогать кому-либо у меня нет абсолютно.

– Не спорю, вы нам интересны, – не стал отрицать очевидное Рольдо, – но нам не нужна ваша помощь в физическом смысле слова. Наша империя уже давно ни с кем не воюет. Нам интересны технологии вашего мира и, возможно, вы сами захотите исследовать свои возможности.

– Мимо, – отрицательно помотал головой Хосе. – Я смотрю на вашу одежду, которую явно шили не вручную, ваши украшения… Все это говорит о весьма развитой цивилизации. А если я правильно чувствую, то у вас в теле стоят биочипы. Причем, судя по месту расположения, ставил их кто-то с моей бывшей родины, а значит, ваши технологии уже давно не хуже моего мира, а возможно, и лучше.

Рольдо пораженно замер на месте. Вот так просто этот молодой человек смог увидеть сквозь щиты и защиту их биочипы в теле. Как он это сделал? Наставник лихорадочно пытался придумать причины, которые заставят передумать отшельника, но пока их не находил.

– Что же, – улыбнулся он, так и не приведя новых доводов, – в таком случае мы, если вы не против, погостим пару дней в вашей долине и отправимся назад.

– Гостите, – равнодушно пожал плечами Амадил, – выбирайте любой пустующий дом.

– Если вы вдруг передумаете, то, думаю, сможете нас найти, – вежливо откланялся Рольдо. – Луиза, пошли и скажи спасибо за угощение.

– Спасибки! – радостно воскликнула Луиза. – Было очень вкусно. Я уже и забыла, какой классный вкус у морковки.

– Всегда пожалуйста, – улыбнулся девушке Хосе.


Нара задумчиво смотрел вслед удаляющемуся отряду гостей, одно понимая точно: вступать в открытый бой с ними он бы не хотел. Этот Рольдо де Орланский явно сильный архимаг, да и его ученики ненамного от него отстают. Шансов победить их в открытом бою мало, особенно учитывая наличие биочипов. Но и враждебности они не выказывали.

Покачав головой, Хосе протянул руку к оставшимся морковкам – и с удивлением обнаружил пустоту. Когда эта шустрая девчонка успела украсть его урожай, он даже не заметил. Видимо, увлекся разговором с этим эльфом. «Вот же маленькая обжора!» – по-доброму улыбнулся он. Злиться на эту милую особу не было ни сил, ни желания. Тяжело вздохнув, Хосе отправился к грядке. Вроде там еще была парочка морковок…

На следующий день ничего особенного не происходило. Гости пытались убедить дракона, что ему будет намного лучше у них, а сам Хосе занимался тем же, чем и всегда. С единственным отличием: когда он медитировал на своем любимом месте, за ним из леса тихонько наблюдала Луиза. Может, думает, что у него еще есть что-то вкусное. Подумав так, Амадил мысленно улыбнулся. В остальном день прошел спокойно и обычно. В отличие от следующего дня.

Утром Хосе, как обычно, отправился на разминку, после которой уселся на свое излюбленное место в позу лотоса и погрузился в медитацию. Луизу он заметил сразу, но та, как и вчера, наблюдала за ним издалека. А когда он уже был в медитации, не выдержала и подошла ближе. Походив вокруг скалы, она с интересом рассматривала Хосе и его площадку для тренировок. Он же, смирившись с тем, что нормально погрузиться в медитацию не удастся, с закрытыми глазами наблюдал за этой любопытной особой.

Луиза, походив туда-сюда, решила и сама провести разминку. Хосе с удивлением отметил, что она практически полностью повторила весь его комплекс упражнений. Или ее учил кто-то из учеников старика, или у нее просто феноменальная память. Закончив разминку, она пристально уставилась в спину Хосе. После чего хитро улыбнулась своим мыслям и как молния метнулась в его сторону. Ее желание и движения были для Хосе как открытая книга. Так что удар ногой он спокойно заблокировал левой рукой, одновременно оттолкнув ее от себя.

Приземлились они в разных сторонах каменной площадки для тренировок. Тут Луиза опять его удивила, исполнив ритуальный поклон перед поединком. А вот этого она точно не могла подсмотреть у него, что он отметил про себя, отвечая таким же поклоном. Да и сам был не против небольшого спарринга. Луиза атаковала первой, но как-то слишком предсказуемо и открыто. Но его контратаку она встретила легко и непринужденно. Обменявшись парой ударов, Хосе начал постепенно увеличивать темп боя, пытаясь понять предел девушки. Удары стали все сильнее и быстрее. Наконец они достигли скорости, когда взмах руки или ноги сопровождался свистом воздуха, а столкновения уже вызывали сильную звуковую волну. Стало заметно, что противница получает огромное удовольствие от драки. Увернувшись от очередного удара, он с изумлением отметил, как каменная платформа вздрогнула от столкновения с ногой Луизы и пошла трещинами, а в месте удара образовалась ямка. Что же, он еще ускорится… Но и тут девчонка от него не отстала. Складывалось четкое впечатление, что ее учил тот же наставник, что и его собственный. Но как такое возможно? Смогли убедить старика переселиться к ним? Но учитель был весьма упрямым типом, и Хосе сильно сомневался, что тот захочет покинуть свою уютную долину.

Тем временем бой уже перешел на почти максимальную скорость. Каменная площадка превратилась в груду переломанных камней, что, впрочем, абсолютно не мешало бойцам продолжать спарринг. Решив, что пора уже закругляться, Хосе начал добавлять внутреннюю энергию в удар. От чего его руки стали слегка светиться синим цветом: их словно окружала голубоватая аура. Казалось, что уж сейчас-то Луиза будет вынуждена сдаться, но ответный удар ее руки серьезно обеспокоил Амадила. Светясь красной аурой, она нисколько не потеряла в скорости, а вот силой значительно превосходила его. Так что пришлось уже на полную включать свои силы. Но это не значило, что Хосе потерял контроль. Заметив, как его сила чуть не повредила кожу девушки, он тут же отпрыгнул назад и поднял руку в останавливающем движении. Луиза удивленно и с азартом в глазах посмотрела на соперника. Он же поклонился в жесте окончания тренировки.

– Ну почему?! – с обидой в голосе произнесла Луиза, поклонившись в ответ. – Я только разогрелась. Давай еще… А?!

– Нет, – улыбнулся Хосе, – твоя сила действительно не уступает моей, но вот защита у тебя весьма слаба, – добавил он, укоризненно качая головой. – Думаю, твой учитель не был бы доволен увиденным. Слишком много энергии в атаке и почти полное игнорирование защиты.

– Пф… а вот и нет, – фыркнула смешно Луиза, гордо вздернув подбородок, – все у меня отлично с защитой.

– Правда? – улыбнулся Хосе. На что ему ответили очередным фырком. – Тогда присядь, например, вот на тот камень без использования силы.

– Зачем? – удивленно посмотрела на него Луиза.

– Неужели так сложно? – усмехнулся Амадил.

– Ай… больно!!! – вскочив, зашипела Луиза, потирая бедра. Попытка исполнить просьбу Хосе закончилась так, как он и ожидал.

– О чем я и говорил, – кивая своим мыслям, произнес он нравоучительно.

– Это еще ничего не значит, – пылко и с вызовом ответила Луиза.

Хосе же отчетливо видел, как постепенно боль от отбитых мышц девушки начинает достигать ее разума. Это в бою кажется, что все возможно: в пылу битвы некоторые бойцы как ни в чем не бывало продолжали бой, даже потеряв конечность, но длилось это недолго. Возможности организма не безграничны, и это рано или поздно дает о себе знать.

– Конечно, – улыбнулся он. – Надеюсь, учитель показал тебе, как лечить такие повреждения?

– Да, – смущенно потирая ушибленные места и морщась, ответила Луиза.

– Ясно, – тяжело вздохнул Хосе, – учил, но, похоже, кто-то не посчитал нужным запомнить эти уроки.

– Я все помню, – надувшись, обиделась Луиза.

– Я так и понял, – осуждающе ответил Хосе, после чего своей силой ударил в россыпь камней под ногами, превратив их в идеально гладкую площадку метра два в диаметре. Присев в позе лотоса на одной стороне площадки, он указал рукой на противоположный край: – Значит, так. Садись сюда через «не могу», и будем тебя лечить.

– Я Ольчика попрошу, и она меня вылечит, – гордо ответила Луиза, с опаской глядя на ровную площадку.

– Собралась вечно бегать к подруге? – укоризненно произнес Хосе. – А если ее не будет рядом – что тогда? Садись давай, с твоей силой ты за пару минут вылечишь свое тело.

– А может, не надо? – жалобно спросила Луиза.

– Ох, что за бестолочь, – покачал головой Амадил. – Направь силу в повреждения, и боль уйдет.

Сделав, как он сказал, Луиза, тяжело вздохнув, уселась напротив.

– Теперь погрузись в медитацию, – размеренно проговорил Хосе. – Да не так быстро!.. Медленно, не спеша, осознавая свое тело. Я сказал – медленно! Вот… уже лучше… Теперь найди силой поврежденную мышцу… Одну мышцу! Вот… молодец. И постепенно направь энергию ян на отвод боли, а энергию ци – на лечение. Да не так, наоборот… Вот… уже лучше. Контроль держи. Сосредоточься. Молодец… Давай следующую.

Так они просидели минут двадцать, но наконец все было закончено и все повреждения излечены. Хосе мимолетно отметил присутствие друзей Луизы. Мысленно поморщившись, он подумал, что пора бы уже признать: он привязался к девчонке. И не сможет такую неумеху отпустить одну. А в то, что она захочет остаться с ним тут, он не верил. Этот эльф оказался умнее, чем подозревал Хосе. И главное, никакого влияния на Луизу: девушка абсолютно искренна в своих поступках и желаниях. Так что либо его переиграли еще раньше, когда направили ее сюда, либо все получилось случайно. А так как в этом мире боги любят играть в свои игры, то случайность исключена. Похоже, он оказался нужен в каком-то плане богов. Прав был учитель: пытаться играть в судьбу с богами – заведомо проигрышный случай. Но кто сказал, что нельзя за это выторговать себе что-то приятное?

Глядя вслед убежавшей радостной Луизе, он сосредоточенно думал. Пытался найти хоть какой-то весомый аргумент в пользу решения остаться, но находил только новые причины отправиться с ними. Стиль девушки явно тот же, что и у учителя. У самого Хосе он был уже другим, но показывать свои возможности перед зрителями он не собирался. Хватит того, что показал силу старого стиля.

Глава 7

Эльдар вместе с Рольдо наблюдали за поединком между Луизой и отшельником Хосе. После очередного столкновения земля ощутимо дрогнула, а из их временного жилища выбежала взлохмаченная Ольга.

– Что случилось?! Землетрясение? Нападение? – растерянно и еще не до конца проснувшись, быстро спросила она, оглядываясь вокруг.

– Нет. Это Луиза с отшельником устроили спарринг, – буднично ответил Эльдар, не отрывая взгляда от дерущихся.

– Э-э-э, то есть?.. – Ольга с удивлением взглянула на него, а потом в ту сторону, куда он смотрел. – Опять?!

Страсть Луизы драться со всеми, кто хоть как-то был силен в рукопашном бою, была широко известна. Особенно Ольге, которой потом приходилось извиняться за подругу после весьма оригинальных способов начала спарринга.

– В этот раз, судя по всему, отшельник был не против тренировки, – усмехнулся, глядя на угрюмое лицо Ольги, Рольдо.

– И долго они уже так? – окончательно проснувшись и внимательно следя за боем, спросила она.

– Один час двадцать минут, – спокойно ответил он.

– Они что, не используют магию? – удивилась Ольга, но тут же сама себя поправила: – Хотя нет. Она использует магию укрепления и увеличения силы. А-а-а… еще и скорости. А вот отшельник – не пойму.

– Очень хорошее замечание, – задумчиво произнес Рольдо. – Кажется, я начинаю понимать, чем так интересен отшельник нашим академикам.

– И чем же?

– Он почти на равных дерется с магом, вот только магии в нем – абсолютный ноль, – улыбаясь, ответил Рольдо на вопрос Ольги.

– Но наставник, вокруг его тела непонятная синяя аура, – возразил Эльдар, – разве это не заклинание?

– Нет. Это что-то другое, а что именно, я и сам не знаю, – сосредоточенно всматриваясь в мелькающую фигуру отшельника, ответил Рольдо. – Кстати, судя по всему, эта сила как-то связана с рисунками на его теле. Они там явно не для красоты.

– Пф… да примени Луиза заклинания атаки – и все, конец отшельнику, – фыркнула Ольга, – никакая странная сила не спасет.

– Возможно, – задумчиво качая головой, произнес Рольдо, – возможно. А ты что думаешь, Эльдар?

Де Моунти, как и Луиза, обучался знаниям ближнего боя. И хотя лучшим бойцом академии была Тьюдбери, да и на всем материке было только восемь разумных сильнее нее, но Эльдар не сильно отстал. На данный момент он занимал двадцатое место в империи среди бойцов ближнего боя.

– Не знаю, – нахмурился Эльдар, – с одной стороны, Оля права, но что-то не дает мне покоя. Слишком уж чисто он дерется. Как будто напоказ. Да и это странное знание нашего стиля… Откуда он известен отшельнику? Причем именно в классической форме, без новомодных добавлений.

– А покороче можно? – поморщилась Ольга от нудного лекторского тона Эльдара.

– Будь это настоящий бой – не уверен, что Луиза смогла бы победить даже с магией, – с укором посмотрев на нее, ответил Эльдар.

– О, кажется, закончили!.. – радостно заметила Ольга то, что все и так видели.

В этот момент к ним присоединился Ахэлио, спустившись откуда-то сверху.

– Ну что? – сразу же обернулся к нему Рольдо.

– Пусто, – отрицательно помотал головой Ахэлио, – связи нет и, похоже, не будет. Видимо, спутник сюда не достает. Хотя можно еще ночью попробовать.

– Печально, – вздохнул Рольдо.

– А что случилось? Зачем нам связь? – тут же с любопытством во взгляде вмешалась в их разговор Ольга.

– Нужны идеи, как вытащить отсюда отшельника и дракона, – мрачно ответил Рольдо, – обоих устраивает жизнь тут в долине, а нам они нужны в империи.

– Пф… тоже мне проблема, – фыркнула Ольга, – пообещай дракону увеличить его сокровищницу в два раза, и он твой навеки. А без него отшельник вряд ли останется.

– И что же ему помешает остаться? – с сарказмом в голосе спросил Ахэлио.

– Не станет дракона – и ему самому придется отпугивать желающих тут пожить. Чего он и хочет избежать, – с просветлевшим лицом ответил Рольдо вместо Ольги. – Олечка, ты просто наш гений.

– Ага… я такая… – слегка покраснев и шаркая ножкой, смущенно произнесла Ольга.

– А если у него очень большая сокровищница? – логично предположил Эльдар. – Наставник, вы уверены, что руководство одобрит такие траты? Дракон-то уже давно тут обитает. Мог и десять тонн золота насобирать, а еще артефакты редкие и камни драгоценные. И все теперь надо удвоить…

– М-да… об этом я как-то не подумал, – почесав затылок, произнес Рольдо. – Одно могу сказать точно: пока мы не придумаем способ их отсюда вытащить, миссия не будет закончена.

– Нам тут что, жить, что ли? – возмутилась Ольга.

– Не хотите здесь жить – ищите причины, – отрезал Рольдо.


Единственным разумным, который искренне всем был доволен, был дракон Вини. Новые разумные в сокровищницу не лезли, нападать не собирались, так что все шло отлично. Особенно его радовало наличие нового трофея в коллекции. Артефакт в виде двух сфер, соединенных золотой подставкой, с отделкой из драгоценных камней, да еще и внутри было аж двадцать крупных магических кристаллов… Что именно делал этот артефакт, дракона не интересовало. Главное, что он красивый и выглядит роскошно. Но кое-чего дракон не знал. Этот артефакт был связан с хозяином, караван которого дракон и ограбил. И сейчас по этому сигналу направлялась целая армия, желая вернуть украденный предмет. С сожалением запрятав артефакт в нишу, из которой собственно и появился его сосед по долине, дракон уселся посреди зала и стал с наслаждением рассматривать свои сокровища. Если бы в этот момент рядом оказался Хосе, то его удивлению не было бы предела. Увидеть, как дракон медитирует, явно никто не ожидал бы.

Сам же дракон был не просто разумным, но и отличался любознательностью и даже тягой к исследованиям. Лет триста назад он встретил человека, который мог превращаться в волка. Поймав столь интересную игрушку, дракон долго вызнавал, как именно ему удается менять тело. Толком ничего выяснить не удалось. Так что дракон ограничился наблюдением за этим странным существом, заставив его менять тела несколько тысяч раз, пока наконец полностью не разобрался с этим процессом.

Дракону хотелось тоже научиться менять тело, это позволит ему лучше прятаться и больше украсть. Так что, загоревшись этой идеей, он приступил к исследованию. Метод, который использовал человековолк, ему не подходил. Тот трансформировал свое тело с помощью магии и излишки, а также нужные ресурсы хранил в магическом кармане. Такой скрытый от всех магический карман у дракона тоже был. Причем солидного размера. И сейчас в этом кармане рос плод его научной мысли. Триста лет экспериментов дали свой результат. Он придумал идею, как получить второе тело. Нужно его вырастить. Процесс рождения он изучил полностью. А вот то, чем он занялся после этого с помощью магии и клеток разумных, шокировало бы всю научную когорту магов Даринола. Этот с виду самый обычный дракон занялся генной инженерией, причем не на основе научных докладов и материалов, а руководствуясь только магией и множеством опытов.

Двести лет сплошных неудач ничуть не расстроили дракона. Он, как и полагается представителям его вида, обладал терпением и усидчивостью. Последний экземпляр, способный перевернуть науку целого мира, да и не только его, сейчас рос в магическом кармане. И тут все было новым и даже гениальным. Во-первых, дракон научился регулировать время в своем кармане; во-вторых, смог придумать способы контроля магии внутри него; в-третьих, добился роста клеток в этом изолированном мире; ну и, в-четвертых, смог настроить свое сознание на клетки зарождающегося мозга и соединиться с ними. Все это требовало просто гигантских затрат маны, так что дракон не просто так смирился с новым соседом и гостями: прекрати он свой эксперимент и перестань тратить ману, то далеко не факт, что Хосе смог бы справиться с драконом.

Для сравнения, его полный объем маны, если убрать затраты магического кармана, был больше, чем всех гостей вместе взятых. Но, на счастье всех разумных, дракон Вини был заинтересован в результате эксперимента сильнее, чем в драке. К тому же смерти его никто не желал, на сокровища не зарился. Жаль только, говорить дракон не мог. Ему было безумно интересно узнать, как тут очутился его сосед. Не мог он ошибиться, когда проверял новую пещеру. Тут не было ничего. И этой ниши точно не было. Уж что-что, а находить пустоты в любой породе драконы умели безошибочно. Ну а разумных могли почуять за пару километров…

Мысли дракона прервали сотрясения земли. Поморщившись, он вылез из пещеры и посмотрел на дерущихся разумных, да так и замер. Моментально вызвав все доступные чувства, он с огромным вниманием следил за своим соседом. Но даже его острое зрение, обоняние и другие чувства пасовали перед увиденным. Эти странные потоки энергии вокруг Хосе никак не поддавались пониманию дракона, но в одном он был уверен на все сто процентов: именно этой энергии не хватало его эксперименту. Именно из-за ее отсутствия плод неуклонно пытался разрушиться и умереть в очередной раз. Если бы дракон знал и мог произнести слово «Эврика!», то сейчас на скале сидел бы разумный с радостным блеском в глазах и повторял бы это слово. В сильном нетерпении он дождался конца поединка между соперниками и, когда Луиза ушла к своим, сразу же полетел к Хосе. Приземлившись рядом с ним, с нетерпением уставился на соседа.

– Я так понимаю, ты что-то хочешь спросить? – усмехнувшись, произнес тот, глядя на явно возбужденного увиденным дракона. Дракон в ответ неистово закивал головой.

– Хм… И как же нам это выяснить? – задумчиво спросил Хосе. На что дракон показал лапой на него и как бы обвел его контур.

– Тебя заинтересовал мой стиль боя? – спросил Амадил, но дракон отрицательно помотал головой. – Я сам? – Положительный кивок. – Ага. Ты хочешь узнать, как я без магии смог драться? – Дракон обиженно фыркнул. – Хм… Может, тебе интересно, что за силу я использовал во время драки? – Отчаянное кивание головы. – Как интересно… – протянул озадаченно Хосе, – дракона интересует внутренняя сила жизни. Однако ты полон сюрпризов, мой друг… – Выжидательный взгляд дракона – вот и весь ответ. – Хорошо, я попробую показать и даже, возможно, научить, но будет сложновато освоить медитацию.

Проведя весьма длительную лекцию о медитации и ее стилях, Амадил с удивлением наблюдал, как дракон с ходу полностью погрузился в состояние дзен. Внимательно присмотревшись к нему, Хосе произнес.

– Я смотрю, ты уже знаком с медитацией и даже полностью погрузился в сатори. Удивительно, – покачал он недоуменно головой, – если бы учитель узнал, кого я обучаю силе, то наверняка потерял бы дар речи. Ладно, раз у тебя все так хорошо, попробуй почувствовать энергию тела. Она неким сиянием окружает каждый твой орган.

Дракон, в точности исполняя задание Хосе, сосредоточился на себе. Только с десятой попытки у него получилось почувствовать то, о чем говорил человек. От радости дракон чуть не потерял контроль над собой, но сумел справиться с эмоциями и продолжить выполнять наставления.

– Теперь понемногу ощути мою энергию, – положив руку на голову лежащего перед ним дракона, Амадил слегка подал силу в нее, пребывая в собственном состоянии дзен. – Чувствуешь, как я перемещаю ее из одной руки в другую? Это и есть внутренняя энергия разумных.

Дракон попробовал повторить то, что показал человек, но ничего не получилось, и даже его состояние разрушилось, как иллюзия. Вини обиженно и расстроенно фыркнул.

– Ну-ну, – успокаивающе погладил его по голове Хосе, – не стоит расстраиваться, с первого раза ни у кого не получалось. Понадобятся годы тренировок, чтобы только начать перемещать силу, а уж применять – это отдельный вопрос. Но, судя по твоим стараниям, лет через десять ты достигнешь неплохих результатов.

Дракон только грустно и печально вздохнул, но тут же взбодрился и опять приступил к медитации. Он увидел цель и, главное, понимал, что эта цель достижима. Дальше – лишь тренировки и упорство. Как же хорошо, что такая случайная встреча смогла, возможно, помочь ему найти решение проблемы…


В это самое время на соседней планете Изонель состоялось общее собрание командиров всех двенадцати армий планеты, на котором также присутствовали два посланника богов и глава магической лаборатории. Главным на этом собрании был командир стражи дворца богов, Оргул Назаран. Оглядев всех присутствующих строгим взглядом, он неспешно прошелся вдоль широкого стола, стоявшего точно по центру большого приемного зала во дворце посланников. Сами посланники сидели в двух отдельных креслах, больше похожих на троны, возле главной стены зала. Остальные разумные сидели за столом и внимательно смотрели на Оргула.

– Вы все были собраны по личному желанию и согласию всех наших великих богов, – торжественно произнес он, – и причина именно такого состава непроста. Но прежде чем озвучить желание богов, я попрошу уважаемого ученого Поруга рассказать об открытии наших ученых магов в области создания источника маны из заключенных магов. Прошу.

– Спасибо за оказанную честь, – встав с места и вежливо поклонившись командиру, а потом и посланникам, произнес ученый. – Правда, я сомневаюсь в большой значимости сделанного открытия, но тем не менее расскажу о нем. Одним из наших ученых магов был найден способ получения маны из любого живого мага. Мы надеялись этим решить проблему острой нехватки маны в нашем мире. Идея заключалась в том, чтобы уже умирающих магов заключать в некий сохраняющий контейнер и, заморозив их физическое состояние, получать ману, тем самым продлевая службу гражданина на пользу обществу. Эксперимент полностью был завершен, и устройство готово к работе, но, к сожалению, умирающие маги теряли связь со своим источником и поставка маны прекращалась. Если быть точным, то ее было слишком мало, меньше, чем тратилось на поддержание здоровья пациента.

– Отличный результат, – довольно произнес Оргул, не обращая внимания на удивленно замолчавшего ученого. – А скажите, уважаемый, если в такой контейнер поместить полностью здорового мага, то каковы будут результаты?

– Стопроцентная эффективность, – пожав плечами, произнес ученый. – Но они и так могут спокойно отдавать свою ману, без…

– Достаточно, – оборвал ученого Оргул, – садитесь. То, что нужно, мы уже услышали. А теперь внимание: послание богов. Возле нас есть целый мир, заселенный дикарями, среди которых много магов. Эти отсталые разумные даже в наших богов не верят. Но это нам на руку. Боги через год откроют нам порталы в этот мир, где мы сможем захватить всех магов дикарей. И с помощью изобретения наших ученых заставим их служить на благо цивилизованного общества. С нами в первый столь серьезный поход отправятся двенадцать посланников и даже, возможно, пять богов. – Последние слова Оргул произнес с важностью и почтением. – Наша задача – выбрать шесть армий, которые и нанесут удар по шести материкам другого мира. Сразу хочу предупредить, там есть сильная и развитая цивилизация магов, что поклоняется лживым богам и чтит не только магию, но и богопротивные изобретения из металла и других материалов. Их маги весьма сильны, поэтому попрошу не расслабляться, – строго оглядев всех, сказал Оргул. – Благодаря посланникам нам известно примерное количество архимагов противника, а также у нас есть карты этого мира. – Оргул взмахнул рукой в сторону стены, на которой висели огромные карты пяти материков и общая карта планеты. – У нас в запасе год, чтобы подготовиться к походу.

Один из посланников слегка наклонил голову, что не ускользнуло от внимания Оргула, который тут же с почтением устремил на него уважительный взгляд и замолчал.

– Вас ждут не только вражеские маги, – негромко и спокойно произнес посланник. – Это другой мир, там магия работает не совсем так, как у нас, а вашим телам будет трудно приспособиться к новой среде. Учтите и эти факты.

– Спасибо за уточнение, – поклонившись, с искренним почтением поблагодарил Оргул. – Я думаю, все понимают, насколько важна эта миссия. Потому отриньте эмоции и рассуждайте только разумом… Уважаемый Арос хочет что-то спросить? – заметив небольшой кивок одного из военачальников, спросил Оргул.

– Насколько я понимаю, возможности предварительно испытать нашу магию там, в другой среде, нет, – вставая и глядя на Оргула, произнес Арос, – поэтому предлагаю научному отделу сформировать отряд, который отправится с нами и по прибытии на место сразу же займется изучением мира. Главный же вопрос – с какой армией мы столкнемся на том развитом материке?

– Сформулируйте все ваши вопросы по новому миру, и я, отправившись туда, попробую найти ответы, – вместо Оргула ответил ему второй посланник. – К сожалению, мы не можем пока показать свое присутствие в том мире. Иначе дикари могут что-то заподозрить. Уровень их технологий весьма высок. А вот военная мощь весьма слаба.

– Прекрасные новости, – улыбнулся Оргул, – с такой поддержкой будет несложно закончить операцию в установленные сроки. Конечно, имей мы возможность находиться в новом мире хотя бы год, и все дикари были бы подчинены. Но, увы, у нас только месяц на всю операцию. Потом боги откроют нам порталы обратно.

Глава 8

На четвертый день пребывания гостей Хосе, как и всегда с утра, занимался своей любимой медитацией, когда к нему на площадку приземлился возбужденный дракон. Его хождение вокруг скалы мешало сосредоточиться, так что Хосе, тяжело вздохнув, спустился к этому беспокойному ящеру.

– Вини, что на этот раз? – спросил он у дракона. – Опять что-то случилось? – Дракон ответил кивком согласия. – Судя по тому, что ты, после своего дежурного облета, сразу прилетел ко мне, делаю вывод о незваных гостях. Так? – Опять кивок согласия.

Хосе нахмурился, задумавшись.

– Хм… И что, так много? – Очередной кивок. – Больше ста разумных? – Реакция дракона родила еще один вопрос: – Больше тысячи? – В этот раз дракон сразу не ответил, а задумался и несколько нерешительно кивнул. – То есть примерно около тысячи разумных двигаются в нашу сторону? – Согласный кивок.

Задав еще пару десятков вопросов, Хосе в итоге выяснил, что к ним идет целая армия в составе тысячи разумных, шести архимагов и почти полусотни обычных магов. Дальнейшие вопросы вскрыли причину столь необычного поведения армии соседнего королевства. Вини недавно украл у них артефакт. Что в общем неудивительно, учитывая его страсть ко всему редкому и драгоценному.

– Ты, надеюсь, понимаешь, что даже если наши гости согласятся помочь, то мы вряд ли сможем отбиться. – Вини жалобно посмотрел на Хосе, а потом в сторону своей пещеры. – Ну, дружище, делай выбор: или твои сокровища, или жизнь. – Дракон гордо выпятил грудь, показывая, что за свое добро готов биться до последнего. – Ясно, собрался драться… Можно, конечно, попытаться договориться и просто отдать артефакт… – Дракон яростно зашипел и помотал отрицательно головой. Хосе, глядя на эту реакцию, улыбнулся и закончил фразу: – Но вряд ли они ограничатся только артефактом. Так что остается только один вариант. Соглашаться на предложение гостей и быстро бежать отсюда. Думаю, получится договориться о сохранности твоего добра. – Вини обреченно посмотрел тоскливым взглядом на долину и, тяжело вздохнув, согласно кивнул. – И нечего так вздыхать, сам виноват, – обвинительно ткнул пальцем в дракона Хосе, – сдался тебе этот редкий артефакт, да еще и, похоже, с маячком или чем-то подобным. Надейся теперь, что маги смогут снять маячок. Ладно, пошли, будем переговоры вести. Может, и сверху что получится выторговать…

С досадой махнув на дракона, виновато опустившего глаза, Хосе направился к жилищу гостей. А ведь он почти смог перебороть желание быть рядом с этой Луизой… И чем только она его смогла зацепить? Видимо, боги решили подстраховаться. Уж очень вовремя этот артефакт появился. Не позже и не раньше. Амадил ни секунды не сомневался в причастности богов. Таких совпадений не бывает.

Возле входа в жилище его встретил глава отряда, Рольдо де Орланский, вместе со своими учениками Эльдаром и Ахэлио. Девушек видно не было, но Хосе, сосредоточившись, почувствовал их возле озера. Видимо, решили искупаться. На секунду у него даже мелькнула шальная мысль отложить разговор и насладиться видом купания девушек, но мысль была решительно отброшена в сторону.

– Доброе утро. – Рольдо слегка удивленно поздоровался с Хосе. Остальные только приветственно кивнули.

– И вам хорошего утра, – улыбнулся Хосе.

– Вы к нам по делу или просто поговорить? – осторожно спросил Рольдо.

– Возможно, и по делу, – поморщился Хосе, – просто из-за беспокойства одного дракона хотелось бы узнать, сколько еще времени вы будете у нас гостить?

– Я пока не могу ответить на ваш вопрос, – растерянно произнес Рольдо, отчаянно пытаясь придумать причину продления проживания. – А что, мы вам мешаем?

– Не то чтобы сильно, но и особой радости у Вини нет, – поколебавшись, произнес Хосе, – по-моему, ваш интерес к нам становится навязчивым. Не объясните причины такого любопытства?

– Это будет непросто, – размышляя, произнес Рольдо. – Дело в том, что у нас существует очень необычный вид магии. Его называют магией судьбы, а магов – предсказателями. Иногда они видят весьма необычные картины будущего, в которых мелькают очень важные для нашей империи разумные. А такие отряды, как мой, ищут потом этих разумных по всему миру и забирают к нам в империю. Обычно подданства империи и весьма немаленьких привилегий хватает для согласия таких разумных на переезд.

– Привилегий? – удивленно спросил Хосе. – Что-то я не помню, чтобы вы о них рассказывали.

– О-о-о… это я, видимо, слишком расстроился от вашего категорического отказа и не успел сообщить, – воодушевленно начал Рольдо, в глубине сознания ругаясь нецензурными словами. Вот как он мог забыть о такой важной части разговора? – Дело в том, что получить подданство нашей империи весьма сложно, и потому…

– Про подданство все ясно, – прервал его Хосе, – а что по привилегиям?

– Ну… скажем так… – Рольдо задумчиво почесал рукой подбородок, делая паузу и размышляя, сколько он имеет право предложить Хосе и его дракону. – Если говорить именно о вас, то это место жительства, приличная сумма наших денег на расходы и возможность выбрать, где именно вы хотите жить. Естественно, жилье будет построено за счет империи, причем тогда, когда вы сами пожелаете. То есть вы можете путешествовать по материку, и когда найдете понравившееся вам место, там и будет поставлен ваш дом со всеми удобствами.

– Хм… интересно, – изобразив задумчивый вид, произнес Хосе. – А что насчет дракона?

Озвученный дракон стоял за спиной Хосе и пытался делать вид, что его этот разговор нисколько не интересует. У него даже немного получалось, вот только слишком оттопыренные уши выдавали его с головой. Рольдо, видя такой интерес, уже мысленно потирал ладони. Кажется, рыбка клюнула, главное теперь – не дать сорваться с крючка.

– Во-первых, полное перемещение всех его сокровищ в хранилище под гарантию империи. Причем в закрытом контейнере. То есть мы даже не будем знать, что там. А когда дракон выберет себе место жительства на выделенной для них территории, переместим туда весь груз в целости и сохранности. Во-вторых, он сможет выбрать десять артефактов в имперском хранилище себе в подарок, а также полтонны золотых слитков в виде компенсации. В-третьих, дракон, если захочет, может разместить свои сокровища на хранение у гномов, без комиссии и платы за содержание, – воодушевленно рассказывал Рольдо, ощущая, что дракон уже всеми лапами за переезд.

– Очень интересное предложение, – раздумывая, произнес Хосе. – Заманчиво, но нам и тут хорошо. Даже не знаю…

– Может, вы сами скажете, что вас интересует? – подкинул идею Рольдо. Так близко к решению проблемы он еще не был.

– Хм… Если нам не понравится, мы же сможем покинуть ваш материк? – уточнил Хосе, хотя и понимал, что, возможно, правду им не скажут.

– Естественно. В любой момент, – с чувством раненого достоинства гордо ответил Рольдо.

– Допустим, мы согласимся… – произнес, растягивая слова, Хосе. – И как тогда вы будете действовать?

– У меня есть бланки договора с магической печатью, – стараясь сохранять спокойствие, ответил Рольдо, – подпишем договор с вами и драконом, а потом или берем все добро в магическое хранилище, или ждем прибытия контейнера.

– Думаю, ждать контейнера – лишнее, – посмотрев на дракона, усмехнулся Хосе.

– Ну, тогда загружаем все и отправляемся в город Лаин, там грузимся на наш корабль и через десять дней прибываем в империю, – радостно улыбаясь, ответил Рольдо. Как же хорошо, что не придется тут торчать… Его стремление побыстрее вернуться домой было понятным. Все-таки его там ждала любимая жена и маленькая дочка. – Так что, я достаю договоры?

– Даже не знаю… – покачал головой Хосе. – Вини, ты как, согласен?

Дракон, задумавшись, выдержал паузу и только потом нехотя согласно кивнул.

– Ну хорошо, – тяжело вздохнул Хосе, – давайте ваши договоры.

Рольдо, искренне улыбаясь, достал из магического хранилища бланки уже готовых договоров, быстро дописал озвученные ранее пункты и протянул один дракону, а второй Хосе.

– Прочитайте, и если все правильно, то прикоснитесь рукой или лапой к вот этой части договора, – указав на серебряную точку под текстом договора, произнес Рольдо. – После чего я активирую заклинание, и договор будет подписан.

Через десять минут с формальностями закончили и довольные стороны пожали друг другу руки. Дальше пошел простой и малоинформативный разговор на обыденные темы. В основном Хосе расспрашивал о жизни в империи. Часа через два неспешный разговор был прерван взволнованной Ольгой.

– Сюда идет армия! – выпалила она с ходу, как только увидела Рольдо, и только после этого заметила стоявших Хосе и дракона. – Ой! Простите. Добрый день.

– Какая еще армия? – с непониманием спросил Рольдо.

– Луиза сейчас наблюдает за их лагерем, – тут же скороговоркой выпалила Ольга, – мы просто купались, и я почувствовала чужой взгляд. Сначала думала, что это кто-то из вас, – подозрительный взгляд на мужскую часть, – но оказалось, это разведчик армии, что пришла убивать дракона. Он, дракон то есть, украл у местного короля ценный артефакт, за которым снарядили армию. Их там почти тысяча, да еще и шесть архимагов с тремя десятками обычных.

Рольдо с возмущением посмотрел на Хосе и дракона. Хосе, спокойно улыбаясь, встретил его взгляд, а дракон вообще сделал вид, что любуется прекрасным солнечным небом. Неожиданная сговорчивость Хосе и дракона нашла свое логичное объяснение.

– Так вот почему вы согласились… – печально и слегка обиженно вздохнул Рольдо.

– Это одна из причин, – улыбался Хосе, – но и ваше предложение тоже оказалось весьма заманчивым.

– Угу. Я так и понял, – мрачно, с сарказмом в голосе, произнес Рольдо.

– Вы о чем? – ничего не понимая, спросила Ольга, глядя то на Рольдо, то на Хосе.

– Мы только что заключили договор, – ответил вместо грустного Рольдо спокойный Эльдар, – и теперь придется помогать отбиваться хозяевам долины.

– Ух ты!.. – удивленно воскликнула Ольга.

– Думаю, что отбиваться смысла нет, – возразил Хосе, – проще собрать все сокровища Вини и покинуть долину.

– Сомневаюсь, что армия даст нам такой шанс, – с сомнением покачал головой Рольдо.

– Я их отвлеку, а вы пока собирайтесь, – осуждающе посмотрев на дракона, сказал Хосе.

– Вы что, собрались в одиночку драться против армии? – изумленно уставился на него Рольдо.

– Нет, конечно, – усмехнулся Хосе, – есть много способов заставить армию противника стоять на месте, не доводя дело до драки. Лучше скажите, сколько нужно времени?

– Надо посмотреть на объем груза, – рассудительно ответил Эльдар. У него было самое большое магическое хранилище, даже у Рольдо меньше.

Вся компания отправилась в столь ревностно охраняемое драконом помещение. Оценка объема привела к простому выводу. Нужно часов пять на погрузку и еще хотя бы часа три, чтобы оторваться. Хосе, подумав, сказал, что задержит армию на сутки. А потом догонит их. В помощники ему были назначены Ольга и Луиза, их хранилища использовать не получится. Как прокомментировал Рольдо возмущения Ольги по этому поводу, они и так уже забиты всяким женским хламом. Хосе, подумав, согласился. Присутствие Ольги и Луизы в сокровищнице дракона будет не помощью, а помехой. Если даже у Ольги глаза горели любопытством, то реакция Луизы будет явно не такой сдержанной.

Хосе, следуя за Ольгой, внимательно исследовал долину в поисках посторонних гостей. Разведку он обнаружил, уже когда они пришли к наблюдательному пункту Луизы. И это забавно. Четверо разумных следили за Луизой, которая следила за их лагерем. Видимо, обнаружив ее, они отправили посыльного в лагерь и теперь просто ждали решения командования. Амадил, отправив вперед Ольгу, сам отстал и затем оглушил внезапно всех четверых. Убивать их нельзя. Его задача не разозлить военных, а задержать. Поэтому, связав наблюдателей, он отправился к Луизе и Ольге. Пункт наблюдения не очень хорош, но для девушек сойдет – лагерь видно весь. Тут же валялся связанный разведчик – любитель женской красоты. Поручив девушкам оставаться на месте и не сводить взгляда с лагеря, Хосе, прихватив связанного пленника, отправился воплощать план в реальность.

Глупцы думают, что если убить группу разведки, то армия испугается. Нет, они разозлятся и будут в боевой готовности. Но что, если группа обнаружится рядом с лагерем и в неприглядном виде? Так что, раздев пленников и полив их соком из травы, Хосе занял свой наблюдательный пункт. Нужно дождаться следующей группы разведки. Сок, которым он полил пленных, имел одну особенность – своим запахом привлекал местный вид насекомых, сильно похожих на мух из его родного мира, даже привычки у них те же. Так что уже через пару минут четверо голых мужиков с криками и воплями мчались по лесу в сторону лагеря. Маги, конечно, их спасли, но вот ощущение того, как по тебе ползает куча мух, явно забудется не скоро. Кому-то это покажется детской шалостью, особенно после рассказа об увиденных девушках, а кто-то решит, что им не все доложили, но в основном серьезную угрозу никто не увидит. А значит, выжигать все подряд не станут. Увидев, как уже десять разведчиков вместе с магом отправились в путь, Хосе приступил ко второй части плана.

Вырубив следующую группу, он не стал повторять прошлый трюк, а привел в сознание их офицера, связанного и с кляпом во рту.

– Отвечаешь только на заданные вопросы, а если будешь нести лишнее, вас всех постигнет та же участь, что и прежнюю группу. Понял? – произнес Хосе, сурово глядя на бешено вращающего глазами пленника. Вытащив кляп, он задал первый вопрос: – Кто вы такие и зачем сюда явились?

– Армия его величества короля Неймара Первого, – судорожно сглотнув, начал быстро отвечать пленник, – прибыли убить дракона и забрать украденный артефакт.

– А, так вы тоже за тушкой этого ящера? – изобразил удивление Хосе. – Но мы сюда прибыли раньше вас, а значит, добыча наша. Или я не прав?

– Боюсь, мы не сможем согласиться с вашим решением, – с опасением глядя на Хосе, произнес пленник. – К тому же нас наверняка больше.

– Возможно, но нас тоже не мало, – возразил Хосе, – и нам тоже поручено вернуть ценности, украденные драконом. Передай вашему командованию, что мы готовы вернуть вам артефакт, но и только. Все остальное – наше. Понял?

– Да, – судорожно закивал пленник.

– Через час буду ждать вашего ответа. Но приходите только малым отрядом, иначе мы решим, что вы атакуете. Может, вас и больше, но бой между нами привлечет внимание дракона, и он отсюда скроется. Ясно? – с угрозой в голосе объяснил Хосе.

– Ясно, – быстро согласился пленник.

– Я тебя сейчас развяжу, но своих освободишь через десять минут.

Оставив пленника, Хосе исчез в лесу. Офицер выждал точно десять минут и развязал остальных. Еще минут пять он объяснял, что произошло, и только потом они отправились назад. Все как и планировал Хосе. Теперь осталось дождаться переговорщиков. Конечно, командир армии мог проигнорировать предупреждение и поднять всю армию, но мудрый командир так не поступит. Не зная сил противника, идти в атаку – смерть.

Через час явились переговорщики. Пять человек, из них трое – маги. В этот раз Хосе взял с собой Луизу и Ольгу, приказав все время переговоров молчать, причем желательно с невозмутимым лицом. Эти сразу определят, что Хосе не маг, но, увидев магическую силу девушек, в атаку не полезут. Как и предполагал Хосе, диалог получился плодотворным, а достигнутые договоренности – почти идеальными. Их отряду давалось время до утра; если они не справятся с драконом, то уступают место армии. Конечно, договоренностям веры нет, но хоть какой-то запас времени получен. Хосе был уверен, что вечером армия начнет потихоньку перебираться в долину. А утром, в момент якобы атаки конкурентов на дракона, сами нападут. Вот только их ждет сюрприз. Отпустив девушек к основному отряду, Хосе принялся за старые методы. Времени достаточно, а значит, ловушек можно сделать много. Теперь-то Хосе знал, как их спрятать от взора магов. Так что легкой прогулки у противника не будет.

Вечером, когда их отряд уже покидал долину вместе с драконом, начали срабатывать ловушки. Хосе же, улыбнувшись, отправился в лагерь противника. Осталось ударить по самому слабому месту – и можно уходить. Конечно, еду для солдат не получится испортить, ее проверят маги. Но вот лошади, как он и предполагал, были не защищены. Так что сделанный заранее состав был распылен в корме животных. С расстройством желудка сильно скакать у них не получится. Хосе еще немного понаблюдал за лагерем и, увидев, как из долины спускают раненых одного за другим, усмехнулся, довольный своей работой. Много раненых, больные животные – вот простой и верный путь ослабить противника. Теперь они нескоро смогут продолжить преследование. А главное, убитых нет, а значит, и серьезных причин бросить все и начать погоню за подлым врагом – тоже нет. Оседлав в стороне украденную заранее лошадь, Хосе отправился догонять своих.


Командующий армией был в бешенстве. И причин для этого несколько. Больше сотни раненых без боя, заболевшие лошади, и главное – дракон и все его сокровища исчезли. Никаких охотников на дракона в долине не оказалось, а только множество ловушек, искусно спрятанных так, что даже маги не могли их найти. Раздраженно пнув ногой походный стул, командующий сел за стол и, сжав кулаки, посмотрел на архимага, стоявшего в его штабной палатке.

– Удалось выяснить, кто это был?

– У нас есть предположение, – спокойно ответил архимаг, – и мы думаем, что оно весьма близко к истине.

– Ну давай хоть предположение, – махнул обреченно рукой командующий.

– Все очень похоже на то, как маги Даринола забирают нужных им драконов, – произнес рассудительно архимаг. – Думаю, они даже не представляют ценности артефакта. И судя по всему, их не больше семи разумных.

– Догнать сможем? – заинтересованно спросил командующий.

– Отрядом магов мы их, конечно, догоним, – с сомнением в голосе произнес архимаг, – но как только они нас увидят, то и сами ускорятся. А значит, шансов их поймать – почти нет. Только когда они прибудут в город и погрузятся на свой корабль, мы сможем атаковать. Вот только скрыть такой факт уже не выйдет. Этот артефакт стоит конфликта с Даринолом?

– Конфликта? – печально усмехнулся командующий. – Это даже не смешно. Никакой артефакт не стоит объявления войны Даринолу. Они нас просто уничтожат, и все. Так что придется нам с тобой докладывать о неудаче королю лично.

На эти слова архимаг только безразлично пожал плечами. Гнева короля он не боялся. Если что, его в любом королевстве будут рады видеть. А вот командующий явно получит по голове, и возможно, в прямом смысле этого слова.

Глава 9

Хосе с отрядом спокойно добрались до города. Преследовать их никто не стал, но на всякий случай Вини поручили кружить над ними, осматривая территорию. В самом городе они не задержались. Погрузившись на корабль, очень похожий на эсминец из прошлой жизни Амадила, отправились в империю. Все десять суток путешествия Хосе провел в своей каюте, размышляя над будущими планами. Изредка все вместе собирались в кают-компании – поесть и поговорить. По рассказам имперцев о своей родине было сложно понять, как именно устроена жизнь в империи. Хотя в основном Хосе смог себе представить картину ее общественного устройства.

Императора зовут Август Волентайн; иномирянин, правит уже больше тысячи лет. Сам является архимагом. Правление страной осуществляет совет, состоящий из двух палат: верхняя – магическая, которая полностью состоит из магов и собственно магами избирается, и нижняя палата совета, куда представителей избирали остальные подданные империи. У императора имеется право вето, то есть он может любой принятый советом закон в течение десяти дней после принятия отменить, но позже только совет может менять закон. Причем, чтобы отменить принятый ранее закон, нужно большинство в обеих палатах. Кроме того, император назначал судей, да и сам являлся верховным судьей. А в случае войны становился главой армии. Вот и все его полномочия. Все остальное лежало на двух палатах совета.

Магов, членов верхней палаты совета, насчитывалось сорок, а в нижней палате состояло двести членов совета. Дальнейшее распределение обязанностей выглядело весьма запутанным, и Хосе с трудом более-менее понял основы. Образование, наука, медицина, армия, служба безопасности, разведка, стражи правопорядка и исследования полностью лежали на магической палате. Они решали, какой и куда бюджет определить, а также какие новые законы нужно принять в этих сферах. Все остальное – экономика, внешняя политика, промышленность и тому подобное – зависело от нижней палаты. Система избрания в совет оказалась настолько запутанной для Хосе, что он ничего толком не понял. Точнее, общую-то картину он понял, но выглядела она весьма странно, и с трудом верилось в эффективность работы такой системы. Хотя имперцы вон уже больше тысячи лет так живут, а значит, есть в этой системе что-то положительное.

Странность заключалась в том, что представителем мог стать кто угодно и навсегда. Но представитель избирался от определенной группы разумных. А дальше он или сам уходил со службы, или те, кто его избрали, могли запустить процесс замены. Например, светлые эльфы трех домов выбрали своего представителя, но тот стал их не устраивать своей работой или еще чем-то – они собирались и выбирали нового. А прежний отправлялся или на отдых, или под суд. Но это только самая вершина горы, а чем ниже, тем больше расхождений в знаниях оказалось у спутников Хосе. Так что эту тему он, после нескольких попыток понять, оставил на потом.

В остальном жизнь, как ее описывали спутники, особо от прошлой его жизни не отличалась. Более того, имперцы уже вовсю запускали спутники и даже строили две базы на луне. Кроме того, готовилась миссия на соседнюю планету Изонель, там обнаружили уже развитую магическую цивилизацию. Правда, на контакт выйти пока не удалось. Все попытки приземлить беспилотный летательный аппарат на эту планету оканчивались неудачей. Что-то там было связано с атмосферой и непонятным уничтожением таких аппаратов. Даже спутники, что должны были кружить вокруг Изонеля, совершив максимум пару оборотов вокруг планеты, выходили из строя. В общем, сейчас это самая обсуждаемая тема в империи.

Такой контраст между тем миром, где родился Хосе, и этой империей вызывал множество вопросов. Например, почему нельзя развивать другие материки? Ответ звучал странно. Мол, сначала нужно, чтобы страны на этих материках выросли в развитии, а уж потом идти с ними на контакт. Хотя, подумав, Хосе согласился с такой политикой. Видимо, у империи просто не хватит ресурсов и возможностей контролировать новые территории. Хотя продвижение в этом вопросе уже намечалось. На двух материках планеты – Луизарне, где в основном жили гномы, и Дилане, где в большинстве проживали орки, – уже образованы крепкие связи с местным населением и даже созданы (светлыми и темными эльфами) крупные города. Как объяснил Рольдо, лет через сто, максимум двести, эти два материка, скорее всего, включат в состав империи. А вот с людьми контакт пока не ладился, слишком много желания воевать у этого вида разумных.

В последний день путешествия по морям и океанам Хосе вышел на палубу корабля и решил понаблюдать появление берега его нового места жизни. Как уверял капитан, до суши осталось три часа хода. Море в этот раз было спокойным, а погода – солнечной. Даже, пожалуй, жаркой. Спину Хосе начал жечь взгляд Луизы. Эта девчонка все путешествие о чем-то серьезно и много думала и при этом очень редко когда общалась с другими. Сказать, что все в отряде были этим удивлены, – значит не сказать ничего. Даже капитан корабля был безумно рад тишине и спокойствию на борту судна.

– Ты что-то хотела? – не оборачиваясь, спросил у нее Хосе.

– Хан! – раздался радостный возглас Луизы. – Я придумала!!! Ура! Наконец-то…

Радостная Луиза, подпрыгивая и хлопая в ладоши, громко выражала свои эмоции, нарезая круги вокруг ничего не понимающего Хосе.

– И что это значит? – улыбнувшись, произнес он.

– Как что?! – искренне удивилась девушка. – Это самое лучшее прозвище за все время!

– Хм… – задумался Хосе. О том, что у Луизы болезненная страсть придумывать прозвища всем подряд, он знал. Так что несложно догадаться, кому именно было дано новое прозвище. – А ты знаешь, мне нравится.

– То, что ты ничего против не име… Что?! – Луиза, начав свой стандартный, после обычных в таких случаях возражений ей, монолог, резко запнулась и в шоке уставилась на Хосе. – Тебе нравится?!

– Да, – улыбнулся Хосе, – хотя ты не первая, кто решил соединить начальные буквы имени «Хосе Амадил Нара» в одно слово.

– Пф… тоже мне достижение, – фыркнула Луиза. – Значит, придумаю другое.

– Если будет другое, то не возьму тебя в ученики, – спокойно произнес Хосе-Хан.

– А кто сказал, что я хочу у тебя учиться? – возмущенно посмотрела на него Луиза. – Сдался ты мне тысячу лет. Пф… Учитель, тоже мне…

– Значит, ты отказываешься? – усмехнулся Хосе.

– Я этого не говорила! – сделала обиженное лицо Луиза. – Я подумаю.

– И долго думать собралась?

– Сколько надо, столько и буду, – гордо вздернула она мордашку.

– До прибытия у тебя есть ещ…

– Я решила, – Луиза оборвала его фразу, – согласна у тебя учиться. Но только три раза в неделю, и возле столицы.

– Каждый день, и там, где я захочу, – спокойно возразил Хан.

– Ну, Ханчик, ну пожалуйста, давай возле столицы… Там здорово и красиво… – изобразив самое милое и жалобное выражение лица и позу, заканючила Луиза. – Пожалуйста! Пожалуйста! Пожалуйста!..

– Стоп! – с трудом подавив раздражение, оборвал ее Хосе. – Я посмотрю места возле столицы, но! Если мне там не понравится, ты спорить не станешь.

– Хорошо! – радостно закружившись на месте, ответила Луиза.

– Ужас, – вздохнул Хан; он до сих пор не мог привыкнуть к резким перепадам настроения Луизы. – Ты хоть иногда можешь быть серьезной?

– Ханчик, не будь букой, – показав ему язык, рассмеялась Луиза, – быть серьезной – это так скучно и противно, что просто жуть.

После чего развернулась и умчалась в неизвестном направлении. Хосе осталось только покачать головой. Наверное, именно эта гремучая смесь из просто невозможных перепадов настроения и умилительности и привлекала его. А главное – полная невозможность предсказать, что выкинет эта девушка в следующий момент. Постоять в одиночестве ему опять не дали. Буквально сразу после убежавшей Луизы на нос корабля вышла Ольга.

– Не помешаю? – Увидев его, она смутилась.

– Нет, конечно, – улыбнулся смущенной девушке Хосе.

Ольга, кивнув головой, встала возле фальшборта и устремила свой взгляд вперед, с удовольствием вдыхая морской воздух.

– Давно хотел спросить, – прервал тишину Хан, глядя на темную эльфийку, – вы давно дружите с Луизой?

– Уже больше ста двадцати лет, – усмехнулась с хитрым прищуром Ольга.

– Сколько?! – невольно вырвалось у него.

– Удивлен? – рассмеявшись звонким смехом, спросила Ольга.

– Скорее шокирован, – искренне изумился такой цифре Хосе. – Сколько же ей лет?

– Луизе через два года будет сто пятьдесят, а мне через четыре – двести, – грустно улыбнулась своим мыслям Ольга.

– Никогда бы не подумал, что таким молодым девушкам столько лет, – вслух удивился неожиданной новости Хосе.

– За комплимент, конечно, спасибо, но вы не первый, кто так удивляется, – с усмешкой заметила Ольга, – слишком уже своеобразный характер у Луизы.

– Не то слово, – буркнул он. Сложно поверить, что такой энергичной и по-детски непринужденно ведущей себя девушке уже почти сто пятьдесят. – Как такое вообще возможно?

– Кто знает, – пожала плечами Ольга. – Я и сама не понимаю, как ей удается сохранять такое количество энергии. Сколько ее знаю, она нисколько не изменилась. Все такая же беззаботная и озорная девчонка. Иногда мне кажется, что ей просто нравится так жить, а по-другому она не умеет.

– М-да… уж, – только и смог извлечь из себя ошарашенный Хосе.

– А вам сколько? – с любопытством спросила Ольга.

– Так сразу сложно сказать, – задумавшись, ответил неспешно он, – если в реальной жизни, то меньше ста, а вот если добавить мир, в котором я пребывал, то полторы тысячи.

– Мир, в котором вы пребывали?.. – заинтересовалась изумленно Ольга.

– Да, я же вам не рассказывал… – улыбнулся Хосе, – это весьма необычная история. Уверены, что хотите услышать?

– Пф… – фыркнула Ольга, с любопытством глядя на него, – еще как! Времени до прибытия у нас достаточно.

– Ну хорошо, – вздохнув, согласился Хосе. Рано или поздно его историю все равно придется рассказать. Да и не было там никакой тайны. – Родился я в этом мире почти полторы тысячи лет назад, в семье кочевников. На нас напали местные рыцари, но я остался в живых. Меня спас мой будущий учитель, Чжан Саньфэн…

– Вы знали Саньфэна?! – пораженно воскликнула Ольга.

– Ну да… – слегка растерялся от такой реакции Хосе.

– Легендарного мастера боевых искусств Чжан Саньфэна? Обалдеть, – растерянно произнесла Ольга. – Ох и удивится же Луиза этой новости…

– Вы знаете учителя? – спросил Хосе, внимательно глядя на Ольгу.

– Нет, конечно, – улыбнулась Ольга. – Мастер умер почти пятьсот лет назад. Но его учение очень популярно в империи. Великий мастер Аран, последний из оставшихся в живых учеников мастера Саньфэна, руководит самой большой школой боевых искусств в империи.

– Малыш Аран стал мастером? – усмехнулся Хосе.

– Малыш?.. – Потрясению Ольги не было предела. Осознание того, что она стоит рядом с человеком, знавшим лично великого Саньфэна, его вторым живым учеником, – просто не укладывалось у нее в голове.

– Ох… простите, – рассмеялся Хосе, – я ведь его помню как сверстника. Мы вместе учились в монастыре Саньфэна, – и тут же задумчиво добавил: – Кстати, я думал, что именно из-за этого вы прибыли в долину.

– А что такого в той долине? – Ольга уже устала удивляться. – Нам просто сообщили, что там живут дракон и отшельник, вот и все.

– Даже так… – нахмурившись, произнес Хосе. – Странно. Неужели Аран забыл место, с которого все началось?

– Та долина?! – Глаза Ольги превратились в два огромных блюдца.

– Именно, – улыбнулся столь бурной реакции Хосе. – В той долине стоял храм учителя. Вы, кстати, жили в доме учителя, вернее, в том, что осталось от дома.

– Я спала там же, где великий Саньфэн… – потрясенно произнесла Ольга, после чего потерянно посмотрела в сторону жилой части корабля, пробормотав еле слышно: – Нужно срочно рассказать нашим.

Глядя, как она быстро метнулась внутрь корабля, Хосе только улыбнулся. Кажется, его история серьезно изменит ситуацию. В том, что придется все еще раз рассказать уже всем, он теперь не сомневался…

Уже через пять минут весь отряд стоял на палубе возле Хосе и с вожделением слушал его рассказ. Смысла что-то утаивать Хан не видел. Он и сам хотел понять, что за сферу применил учитель. Самой необычной реакцией отличилась Луиза. Она, как зачарованный ребенок, с полуоткрытым ртом ловила каждое его слово. А все попытки других его прервать или что-то спросить вызывали у нее море негодования и яростное шипение в сторону прервавшего. Рассказ у Хосе занял почти час, а потом еще полчаса длились расспросы. Всех очень сильно удивила сфера, в которой пребывал Хан. Никто понятия не имел, что это такое. Хотя большинство и согласилось с тем, что это, скорее всего, какой-то вид виртуальной реальности.

– Теперь понятно, почему у вас так много движений от старого классического стиля боя, – задумчиво произнес Эльдар, прервав тишину после окончания расспросов Хосе.

– У меня к вам вопрос, – пожав плечами на замечание Эльдара, произнес Хан, – вы знаете, когда учитель появился в империи и какова причина его переезда?

– Если кто и знает про историю мастера, так это Эльдар, – усмехнулся Рольдо.

– По официальной версии, что дошла до нас, – наморщив лоб и придав лицу отстраненное выражение, начал отвечать Эльдар, – мастер прибыл на материк Даринол примерно тысячу триста лет назад. Тогда империя только образовывалась. А вот причину назвать не могу. Тут только мастер Аран сможет ответить. Странно, что в истории нет указания, откуда прибыл мастер Саньфэн.

– Мы первые, кто жил там же, где жил великий мастер, – задумчиво произнесла Луиза, и тут же все испуганно вздрогнули, ибо она с громким и радостным визгом подпрыгнула на месте. – Круто!!! Вау!!! Все обзавидуются…

В очередной раз продемонстрировав свой характер, Луиза с гордым видом ходила по палубе и что-то бормотала себе под нос, загибая пальцы на руке.

– Все, бедные мастера школы и академии, – покачав головой и печально вздохнув, прокомментировала действия подруги Ольга. – Она же теперь их всех достанет своим хвастовством…

Хосе, глядя на реакцию собеседников, думал об учителе. Получалось, что тот практически сразу покинул долину, следовательно, знал, как работает сфера. Но при этом ничего не сказал. Хотя, учитывая его веру в бога, это было неудивительно. Воля бога была для него почти законом. Хосе не разделял фанатичного уважения к богу Вудолу, которое было присуще учителю и другим его ученикам, но отрицать огромное влияние бога на события было бы глупо. Его путешествие в империю – явное доказательство такого воздействия на судьбу. Остается вопрос, зачем богу нужно присутствие Хосе в империи.

– Рольдо, а предсказатели ничего не говорили о будущем самой империи? – обратился к эльфу Хосе, отчасти пребывая в своих мыслях. Возможно, ответ можно увидеть в словах магов судьбы?

– К сожалению, будущего империи они не видят, – пожав плечами, ответил Рольдо, – оно для них закрыто туманом.

– А может быть так, что эти предсказания являются закрытой информацией? – хмуро посмотрел на него Хосе.

– Такое возможно, – задумался на секунду Рольдо, – но маловероятно. Все-таки всех предсказателей невозможно проконтролировать. Так что кто-нибудь да проговорится.

– Если только это будущее – не слишком мрачное, – глядя на море, неожиданно произнесла Ольга. – Рольдо, ты же помнишь сумасшедшую Валерию?

– Да уж… нашла кого вспомнить, – поморщился Рольдо.

– А что с ней не так? – полюбопытствовал Хосе.

– Да была одна предсказательница… – неохотно начал отвечать Рольдо, – там странная и темная история.

– Да говори уж как есть, – фыркнув недовольно, произнесла Ольга. – Эта Валерия решила покончить жизнь самоубийством, и, перед тем как остановить свое сердце, она написала предсказание. По ее словам, империи не будет. Мол, ее разрушат слуги богов, и только через две тысячи лет, на обломках наших знаний, у потомков появится шанс возродить былое величие. Там же она указала, что глава магов судьбы лично закрывает взор всем предсказателям на будущее империи.

– И что не так с этим предсказанием? – удивился Хосе, отчетливо понимая, что это очень хорошо объясняет причину его прибытия в империю. В атаку богов он не верил, но те, кто им служит, вполне могут и собраться вместе.

– Во-первых, научно доказано, что боги уже давно покинули нашу планету, – улыбнувшись, произнес Рольдо, – во-вторых, если глава магов судьбы закрывает взор, то как тогда сама Валерия увидела будущее? Ведь она была не самым сильным магом. В-третьих, даже если предположить, что слуги богов решат уничтожить империю, то как? Собери они всех разумных нашей планеты и прикажи атаковать империю – империя спокойно выстоит. Так что это просто желание напоследок отомстить миру. У нее была мечта стать великим магом, а никто этого не оценил. Потому ее и признали сумасшедшей.

– А если она права? – возразила возбужденно Ольга. – Ведь не просто так появляются в этом мире такие, как я? К тому же все маги судьбы ведут закрытый образ жизни последние двести лет. Что, просто так, думаешь?

– Ох уж эти идеи всемирного заговора… – тяжело вздохнул Рольдо. – Оля, мы уже на эту тему говорили сотни раз, а ты все равно заново. Объясни мне нестыковки в ее версии, и я начну думать о твоей. По-другому это не работает. А причину закрытости общества магов судьбы ты знаешь не хуже меня. Или трагедия, случившаяся двести лет назад, уже забыта? Может, и ее тоже подстроили?

Ольга молчала, отвернувшись, а вот Хосе стало интересно.

– Что за трагедия?

– Одного из сильных магов судьбы взяли в плен маги-отступники, или, по-простому, преступники, – сердито глядя в спину Ольге, отвечал Рольдо. – Используя его семью как инструмент шантажа, они заставили его смотреть в нужную им сторону будущего. А всех магов судьбы, что им мешали, убивали. Таким образом они за десять лет создали очень серьезную армию на одном из материков, а в самой империи – сильный преступный синдикат. Но в один момент слишком обнаглели и полезли в государственные дела. Даже совершили нападение на главу магов судьбы. Вот тут-то их и заметили. Всех быстро или уничтожили, или посадили в тюрьму. На их счету оказалось более сотни убитых магов и почти две тысячи – различных разумных подданных империи. С тех пор вышел закон, по которому каждый маг судьбы находится под охраной и присмотром службы безопасности…

Эту тему они обсуждали до самого прибытия в порт, и только Луиза не вмешивалась в разговор. Она пребывала в собственных мыслях и мечтах. А вот Хосе серьезно задумался. Пока рано делать выводы, но уже сейчас кое-что ясно. Или служба безопасности империи и стража слишком обленились, перестав нормально работать, или все не так просто, как рассказал Рольдо. Хосе по своей прошлой работе прекрасно знал, как работают спецслужбы, и поверить в такую профессиональную непригодность не мог. А вот как способ спрятать магов судьбы от лишних вопросов – эта версия подходила идеально. Естественно, озвучивать свои мысли Хосе не стал. Слишком мало фактов, чтобы делать такие выводы. В одном он был уверен точно. Просто так бог не стал бы его вытаскивать из сферы именно сейчас. Причина должна быть, нужно только ее увидеть.

Глава 10

В порт они прибыли только под самый вечер. Вид на вечерний город слегка выбил из колеи Хосе. Ожидания, столкнувшись с реальностью, разбились вдребезги. Вместо средневековых лачуг или безликих многоэтажек из прошлой жизни он увидел множество аккуратных домиков, а в центре – трехэтажные здания самой разной архитектуры, и все это в обрамлении улиц, мягко освещенных элегантными фонарями в гармоничном сочетании с зелеными насаждениями. Даже лучшие курортные места, в которых удалось прежде побывать Хосе, даже близко не смогли бы конкурировать с этим обычным портовым городком. Возможно, его привезли в самый красивый город империи, но что-то подсказывало, что это не так. Когда они спустились на пристань, то Хосе ожидал, что его приведут в гостиницу, но оказался не прав. Их уже ждали две машины, очень похожие на джипы из прошлой жизни.

Но до того, как они погрузились в транспорт, его спутники решили вопрос с драконом Вини. Ему выдали амулет, который служил опознавательным знаком для стражей – «…и, видимо, систем ПВО», – уже от себя мысленно добавил Хосе. И только после получения всех инструкций Вини разрешили следовать за ними по воздуху. Решив вопрос с драконом, Хан уселся в джип и сразу почувствовал разницу между местным автомобилем и теми, что остались в прошлом. Во-первых, этот оказался просторнее, а во-вторых, они почти бесшумно тронулись с места. К сожалению, Хосе имел неосторожность спросить у ехавшего с ним Эльдара об их транспорте. В ответ услышал целую лекцию о принципах работы магических двигателей, с длинным перечнем амулетов, встроенных в такой автомобиль. Большую часть Хосе не понял, но основное выделил – машина работала на магии. На этом можно ставить точку.

С интересом глядя в окно автомобиля, он рассматривал все вокруг. Прошло очень много времени с тех пор, как он вот так же ехал в машине по современному городу. Это вызывало чувство ностальгии; казалось, что сейчас они приедут в прежний офис и его встретят сослуживцы и, посмеявшись, признаются, что это все был розыгрыш… Наваждение было настолько ярким, что Хосе пришлось погрузиться в медитацию, дабы успокоить нервы. Уж очень сильными оказались впечатления. Ровная дорога, аккуратные тротуары, фонарные столбы, оградки из живого кустарника, и только редкие прохожие выбивались из этой картины города его прежней жизни. Уж очень сильны различия в их одежде; к тому же все они – темные или светлые эльфы. Фасоны и цвета одежды настолько броские, что хотелось протереть глаза из-за недоверия увиденному. Экстравагантный наряд Луизы по сравнению с ними казался верхом скромности и даже обыденности. Казалось, что все дамы стремились одеться поярче, и чем ядовитее цвет, тем лучше, а мужчины наоборот – минимум ярких цветов, и все в одном тоне. Как, например, парочка, мимо которой они только что проехали. Статный и высокий светлый эльф в темном фраке, шляпе-цилиндре и с тростью в руке, а рядом такая же высокая эльфийка в зеленой кожаной куртке, ядовито-розовых лосинах, яркой спортивной обуви, и всю эту картину дополнял широкий кожаный пояс с двумя короткими клинками матово-черного цвета в ножнах, закрепленных у бедер.

– Как такое можно носить? – вслух вырвалось у Хосе впечатление от увиденного.

– Вы про наш стиль одежды и цвет? – усмехнулся Эльдар и, не дожидаясь ответа, продолжил: – Тут все очень просто. У нас, эльфов, не принято носить что-то такое же, как у других. Вот народ и реализует свою фантазию как может. Если какая-либо эльфийка встретит другую в такой же одежде, то это дуэль – сразу и на месте. Хотя из-за последнего нововведения, лет сто назад, такие случаи стали очень редки. Теперь существует специальный имперский магонет-сервер, где любая эльфийка может забронировать свой новый фасон и цвет одежды, а также проверить, есть уже такой фасон или нет.

– Сто лет назад? И вы называете это нововведением? – усмехнулся Хосе.

– Для эльфов сто лет – это почти недавно, – пожал плечами Эльдар.

– А магонет – это, я так понимаю, глобальная информационная сеть? – уточнил для себя Хосе.

– Да. Просто у каждого иномирянина она называется по-разному, вот и придумали нейтральное название, – равнодушно произнес Эльдар, – у вас это сеть «ГиВиС», у землян «интернет», у водников «всемис», ну а у нас – магонет. А в основном у нас названия пришли от землян, так как они раньше всех тут появились, да и больше всего выживают иномиряне именно с Земли.

– Выживают? – удивился Хосе.

– К сожалению, только шестьдесят процентов иномирян остаются в живых после второго рождения, – мрачно усмехнулся Эльдар. – Как утверждает наука, в момент осознания себя в новорожденном ребенке еще в утробе у многих настолько сильно помрачается рассудок, что у матери происходит выкидыш. Но и у остальных тоже не все так гладко. Половина становятся сумасшедшими, еще часть – опасными для общества, и только десять процентов от общего числа, можно сказать, «нормальные».

– Можно сказать?..

– Посудите сами, – вздохнув, произнес Эльдар, – вот у нас тут три иномирянина: вы, Ольга и Луиза. Луиза уже много лет напоминает больше ребенка, чем взрослого человека, Ольга – замкнутая в себе и весьма закрытая личность, с ненормальной психологической привязанностью к подруге. И вы… Я ведь видел, как вы двигались в долине. У нас только очень сильные эльфийские ассасины могут так же. Но при этом вы не стали убивать никого из армии возле долины. Просто представьте себе, что бы случилось, если бы вам прежнему дали способности, что есть у вас сейчас. Вы так же мирно решили бы конфликт?

Хосе задумчиво посмотрел на спокойно сидевшего Эльдара. А ведь этот эльф прав. Прежний он таким миролюбием не страдал.

– Пожалуй, придется согласиться, – покачав головой, произнес Хан, – хотя процент удачных результатов второй жизни весьма странен.

– Это я еще не сказал, что такой процентный показатель стал возможным только после того, как почти тысячу лет назад была разработана система адаптации иномирян, – заметил педантично Эльдар, – до этого он был в два раза меньше. Хотя ваш учитель Саньфэн считал, что это заслуга не наших психологов, а бога, который вас направляет в наш мир и просто со временем точнее определяет, какие души более приспособлены для второй жизни.

– Все может быть, – философски заметил Хосе. – Кстати, а от чего умер учитель?

– От старости, – грустно усмехнулся Эльдар, – даже магия не всесильна.

– Хм… мне казалось, что маги могут жить практически вечно, – удивился Хосе.

– Это распространенное заблуждение, – рассудительно ответил Эльдар, – магия может продлить жизнь физическую почти бесконечно, но если разумный устает жить психологически, то он теряет связь с источником и умирает… – Видя непонимание на лице Хосе, Эльдар продолжил объяснять: – Вся суть в том, что разумные не могут долго жить без цели. И эта цель должна быть им важной и, главное, интересной постоянно. Как говорил мой отец, убивает разумных не время, а обыденность и рутина. Когда каждый день превращается в монотонность и однообразие, разум погружается в усталость от жизни. Смерть уже воспринимается не как что-то страшное, а как избавление от бесцветной жизни. И чем больше столетий живет разумный, тем больше копится усталость от жизни, если только нет какой-то значительной и интересной цели. Например, как у ученых, что хотят познать все тайны вселенной.

– Неужели учителя Саньфэна поглотила обыденность? – с сомнением в голосе спросил Хосе.

– Точно мне неизвестно, но, по официальной версии, так и случилось. С его учениками произошло то же самое, – с задумчивым видом ответил Эльдар. – Один только наставник Аран до сих пор находит причины жить дальше. Правда, еще возможен вариант с более сильной феей.

– Феей? А это еще кто? – удивился Хосе.

– Ну да… вы же не в курсе, – усмехнулся Эльдар в ответ. – Источник магии – это фея, живущая внутри каждого мага. Так называемый полезный духовный симбионт. Именно благодаря феям у нас существует магия. Их еще называют живым источником. В возрасте десяти лет у нас проходит проверка детей на связь с источником, а потом, с помощью артефакта-сферы, активируется эта связь. Именно в тот момент у мага появляется симбионт-фея. Споры среди ученых о том, откуда берутся феи, до сих пор продолжаются. Как утверждают сами феи, их призывает в наш мир божественная энергия…

– Подожди, – слегка запутался в рассказе Эльдара Хосе, – если вы используете артефакт, то разве вы не знаете, как он работает?

– Так и есть. Мы можем создавать такие артефакты, и, кроме определенных ресурсов, ничего сложного в их создании нет. Но как именно он работает, мы не понимаем.

– Как такое возможно? – искренне удивился Хосе.

– Тут такой же принцип, как и с жизнью, – улыбнулся удивлению собеседника Эльдар, – мы можем рожать детей и даже научились создавать другие формы жизни, но при этом понятия не имеем, откуда эта самая жизнь возникла в мире. Чисто теоретически мы предполагаем, как именно зародилась жизнь, но дальше теории дело не пошло. Так и с феями: есть предположение, что это часть души или даже душа разумного, но с другими возможностями. Доказать или опровергнуть эту теорию пока невозможно. Особенно если мы даже не знаем, откуда взялся первый артефакт-активатор и кто смог найти способ создания таких артефактов. Существует только утверждение фей о том, что это дар бога. Правда, они и сами не знают, откуда взяли эту информацию.

Хосе слушал рассказ о феях со смешанными чувствами. Причем чем больше рассказывал Эльдар, тем больше сомнений вызывала эта история. То, что тут явно видна рука богов, и так понятно; но если эту связь создают боги, то почему у него самого нет феи? Хосе был уверен, что изначально бог не собирался его отправлять в розовую сферу. Да и сама сфера вызывала много вопросов. Создавалось впечатление, что боги далеко не всесильны, или, что более вероятно, те, кого называют богами, таковыми не являются. Это лишь очень могущественные создания, но не более того. А значит, есть кто-то более сильный, тот, кто создал самих богов.

– Не совсем понятно, но более-менее про фей ясно, – все еще пребывая в своих мыслях, произнес Хосе. – Так, а что там с их силой?..

– Существует предположение, что если фея становится сильнее разумного, с которым живет, то она разрушает его сознание, – спокойно и размеренно отвечал Эльдар; заметно, что ему нравится делиться своими знаниями, – хотя у нас есть яркий и живой пример такого симбиоза: бывший ректор столичной академии магов, темный эльф Гримжоу де Ундо; этот архимаг живет с феей, что намного сильнее его, но при этом не разрушает его сознание. Именно от нее и пришла эта информация. Мол, есть феи, которые из-за полученной силы решают, что смогут заменить собой сознание владельца. Как показывает практика, это приводит только к смерти носителя. Хотя основная причина смерти магов – банально слабая связь с источником, которая со временем становится еще слабее, а потом и вовсе пропадает. Правда, это не касается архимагов.

Всю оставшуюся дорогу Эльдар рассказывал теории о магах и причинах их смерти. Хотя можно было просто перечислить эти самые причины и на этом остановиться. Но, к сожалению Хосе, собеседника, что называется, понесло. Так что уже на половине разговора эльф перешел на свою терминологию и Хан перестал его понимать. Правда, он не слишком и стремился это делать. Причины названы, и это главное.

Наконец они приехали, тем самым освободив его от лекции Эльдара. Место прибытия не сильно удивило Хосе. Кажется, в империи уже реализовали все технические достижения других миров. Перед глазами Хосе стоял самый настоящий железнодорожный вокзал. На логичный вопрос, а почему не гостиница, Рольдо объяснил, что до столицы всего три часа пути на поезде и уже там его поселят в гостиницу. Так что, сев в весьма комфортабельный поезд, они отправились в столицу. Скорость поезда была такой же, как и в его мире; может, даже чуть быстрее, около трехсот километров в час. Теперь уже не казались чем-то нереальным строительство базы на луне и запуск космических кораблей. А вот сама столица Хосе немного разочаровала. Он ожидал увидеть современный мегаполис, а увидел подобие припортового города. Разница только в размере самого города. Все остальное сделано по такому же принципу. Множество индивидуальных домов с садами ближе к окраине, и центр с трех– и пятиэтажными вычурными домами, не похожими друг на друга. Сначала они прибыли в хранилище гномов, где Хосе впервые увидел этих созданий. Кроме небольшого роста и чуть большей ширины в плечах, от человека они не отличались. У него в мире таких же людей называли карликами. В этом хранилище они сгрузили в контейнер все сокровища дракона. Вини при разгрузке очень внимательно следил за каждой монеткой своего богатства. И только когда металлический контейнер был запечатан, а дракон получил амулет контроля за его сохранностью, только тогда более-менее успокоился. Оставив его вместе с Ольгой, Эльдаром и Ахэлио, Хосе в сопровождении Луизы и Рольдо отправился в гостиницу. Как пояснил Рольдо, оставшимся еще предстоит заполнить кучу документов на оформление контейнера, а потом разместить и самого дракона. Для этого уже вызван один из старших стаи местных рептилий. По-другому уговорить Вини отойти от контейнера не получалось.

Гостиница, в которую поселили Хосе, называлась «Оазис». Обычный номер на третьем этаже оказался комфортабельным, со всеми удобствами. Получив амулет-ключ, Хосе отправился ужинать вместе с Луизой и Рольдо. Деньги ему тоже выдали, и, судя по ценам, сумма достаточна для месяца беспроблемного проживания. Завтра Хосе предстояло получить подданство империи и встретиться с несколькими разумными. А потом он свободен делать что хочет. Правда, Луиза уже запланировала поход вместе с ним к наставнику Арану. Хан и сам хотел побеседовать со старым знакомым об учителе и остальных учениках.

Ресторан на первом этаже гостиницы выглядел вполне обычным – таких Хосе видел много в своей прошлой жизни. Просторный зал, живая музыка и отдельные кабинки для тех, кто желал уединиться. Вот в одной из таких кабинок они и расположились на ужин. Выбор еды Хосе оставил на спутниках, ибо он просто не знал, что означает название того или иного блюда. В итоге он и Рольдо кушали какую-то тушеную птицу и весьма вкусный растительный салат, а вот Луиза с удовольствием уплетала запеченную рыбу, с особым наслаждением смакуя каждую косточку и даже голову. Неспешно покушав и попивая вино, Хосе слушал, как Рольдо рассказывал о местных достопримечательностях, особенный упор делая на академию магии. Мол, ее нужно посетить обязательно. Так бы они и сидели, наслаждаясь негромкой и приятной музыкой, но бесцеремонно вошедшая к ним в кабинку светлая эльфийка, чертами лица весьма похожая на Рольдо, разрушила эту идиллию. Гостья была одета в свободное ярко-голубое платье и ядовито-зеленый жакет, а обута во что-то похожее на домашние тапочки; из-за спины эльфийки выглядывал меч в ножнах. Правда, вооруженность здешних дам Хосе уже не удивляла. Но кое-что заставило его внимательнее присмотреться к эльфийке: кажется, он понял, почему у этой особы столь свободное платье.

– Добрый вечер. Извините, что прервала ваш очень важный разговор, – с сарказмом в голосе произнесла гостья, присаживаясь за столик возле удивленной Луизы.

– Ася, солнышко, что ты тут делаешь? – одновременно удивился и обрадовался девушке Рольдо.

– Привет, – буркнула Луиза, как бы ненароком отодвигая в сторону свой десерт, заказанный к вину.

– Пап, что, даже не поздороваешься и не представишь меня? – улыбнулась гостья, краем глаза внимательно следя за манипуляциями Луизы.

– Ах да, извини старика, – рассмеялся Рольдо. – Во-первых, здравствуй, рад тебя видеть. А во-вторых, это наш гость, Хосе Амадил Нара, сумевший приручить дракона… – Заметив возражение на лице Хосе, Рольдо добавил: – Ну или подружиться с ним. А эта прелестная эльфийка – моя любимая маленькая дочурка Алисия де Орланская.

– Пап, мне уже сто двадцать лет, – устало возразила Алисия.

– Я же и говорю – маленькая дочурка, – абсолютно спокойно повторил отец с искренней любовью в голосе. – Позволь узнать: что тебя привело сюда? Я уже через час освобожусь и буду дома.

– Это весьма сложный вопрос, – замешкалась Алисия, смутившись, – есть очень важный момент, который нужно срочно обсудить.

– Хорошо, дома обсудим, – спокойно произнес Рольдо.

– Нет! – неожиданно громко возразила Алисия. На что он замер в удивлении, глядя на внезапно покрасневшую дочь. А девушка уже совсем тихо добавила: – Сегодня домой приехала мама.

– И? – Рольдо все так же пребывал в непонимании.

– В общем, мне нужна твоя помощь, – обреченно произнесла Алисия, еще недавно выглядевшая уверенной и сильной, – я беременна.

Реакция сидящих за столом была разной. Рольдо молча открывал и закрывал рот, не в силах что-либо сказать, а Луиза удивленно посмотрела на живот соседки и, протянув руку, спросила:

– Можно? – Сначала Алисия не поняла, что она хочет, но увидев уже почти вплотную ладонь Луизы, хмыкнула и весьма красноречиво показала взглядом на десерт. Вот тут и случилась у Луизы настоящая внутренняя борьба. Любопытство победило. Печально вздохнув, она пододвинула свой десерт к соседке и приложила руку к ее животу, тут же сменив печальный вид на восторженный. – Ух ты, толкается!

– Какой месяц? – только и смог произнести Рольдо.

– Седьмой, – улыбнувшись на реакцию Луизы, произнесла Алисия.

– Ясно, – тяжело вздохнув и обхватив голову руками, вымолвил Рольдо. – Кто хоть отец?

– Муж, пап. Уже муж, – совсем грустно произнесла Алисия, съежившись от колючего взгляда отца. – Горацио де Мориарти.

– Этот заучка? – изумился Рольдо. – Ассистент профессора Рундаля?

Хосе с удивлением вскинулся, услышав знакомую фамилию. Возможно, это совпадение, но более реален иной вариант: уж очень редкая фамилия у этого ученого. Но встревать со своим вопросом Хан пока не решился.

– Папа, он, между прочим, уже давно свой проект ведет! – возмутилась Алисия.

– Угу. Всего два года как, – фыркнул на это Рольдо. – Ты хоть понимаешь, что мать нас обоих убьет?

– Ну вот поэтому мне и нужна твоя помощь, – увлеченно поглощая десерт, произнесла Алисия. – Горацио готов сменить фамилию на нашу.

– Это, конечно, слегка облегчает ситуацию, но как же его родные? – задумавшись, произнес Рольдо.

– А что им? У него старший брат есть, так что вопросов у них нет, – пожав плечами, пояснила Алисия.

– Я вот не понимаю, почему нельзя было дождаться нас с матерью, все обсудить, при нас пожениться и только потом детей заводить? – обреченно произнес Рольдо, видимо, уже смирившись с ролью будущего дедушки.

– А вы бы разрешили? – с ухмылкой спросила Алисия. – Я же для вас до сих пор еще маленькая.

– Ты такая и есть, – буркнул недовольно отец. – Как теперь матери все объяснить? «Дорогая, пока ты вместе со своим дедом занималась правлением в родовой роще, дочка успела выйти замуж и забеременеть. А папа в этот момент полгода мотался в путешествии». Так, что ли?

– Не знаю, – печально вздохнула Алисия, глядя на пустое блюдце от десерта с выражением великой скорби на лице. Смотрелось это весьма умилительно.

– Кто хоть родится? – уже расслабленно произнес Рольдо; не мог он долго сердиться, глядя на дочь.

– Мы к целителям еще не ходили, но я уверена, что мальчик. Уж очень часто брыкается, – гордо произнесла Алисия, с умилением поглаживая живот. – Думаем назвать или Руизом или Дунканом…

– Извините, что вмешиваюсь, – улыбаясь, произнес Хосе, – но у вас, юная леди, двойня.

Слова его заставили закашлять Рольдо, изумленно замереть Алисию и открыть рот от удивления Луизу. Хосе же почувствовал, как ему стало приятно вот так удивлять разумных. Однако у него появились новые устремления в жизни… И Хосе с удовольствием сделал глоток прекрасного вина.

Глава 11

Посланник богов Рухейн сначала читал документ не очень вдумчиво, скорее даже расслабленно, но постепенно смысл написанного все больше захватывал его. В зале дворца посланников кроме него находились еще двое: тот изон, который и принес документ, – по имени, кажется, Арос Борг, командующий пятой армией, а также командир стражи Оргул Назаран. Дочитав до конца, Рухейн минут десять мысленно усваивал новую информацию. Пока он думал, изоны терпеливо стояли перед ним и ждали.

– Этот план, – Рухейн подвигал правой ладонью, на которой лежала папка с документом, словно взвешивая ее, – мне понравился.

Арос с облегчением и довольством вздохнул, а до этого он будто даже дышать опасался.

– Нам радостно это слышать, – искренне радуясь за друга, произнес с почтением Оргул.

– Но… – Рухейн внимательно посмотрел на обоих, сделав паузу, – нужно внести некоторые изменения. Боги одобрили ваш план с небольшим добавлением.

– Мы с радостью выполним волю богов, – тут же доставая блокнот и ручку, поклонившись, произнес Оргул.

– Итак, первое, – со слегка затуманенным взглядом произнес Рухейн. – Время до открытия порталов не изменится, но группу с дикарями начнем готовить уже через неделю. Место, куда можно открыть малый портал, я знаю. Обработкой сознания пленных дикарей я займусь лично, а значит, время подготовки сократится. Второе: боги не просто появятся перед уходом наших армий из мира дикарей, а еще и ударят по тем, кто будет уходить последним. Сами выберите по три легиона, которые погибнут при отходе. Это еще больше увеличит веру дикарей в наших богов. И третье, подготовьте план на вторую высадку, через десять лет после нашего ухода. Она будет произведена только на тот материк, где находится развитая цивилизация дикарей. Цель – полное уничтожение всего населения и всех городов. Для храмовников, которые будут распространять новую веру, дадим отдельную версию событий, обвинив технологии в том, что они привлекают порталы захватчиков. Вопросы?

– Мы все поняли и выполним в кратчайшие сроки, – поклонившись, четко ответил Оргул.

– Идите. Жду вас завтра, – спокойно произнес посланник и тут же исчез.

Оргул весело хлопнул друга по плечу:

– Ну что, дружище, пошли доделывать план. Сами боги одобрили его.

– У меня нет слов, – откровенно нервничая, Арос уже в пятый раз поправлял свой амулет на шее.

– Ха… естественно, нет слов, – довольно потирая ладони, произнес Оргул, – ты первый за всю историю, кто смог быть полезен богам не только мечом, но и словом. Пошли, дружище. Нас ждут великие дела.

Подхватив явно ослабевшего друга, он повел его к выходу из зала. Через час, уже в кабинете самого Оргула, были собраны пять изонов, которые станут ответственными за выполнение плана. Арос так и не смог до конца отойти от встречи с посланником. Потому скромно сидел в углу кабинета и молчал.

– Все вы сейчас гадаете, зачем я вас собрал, – усмехнувшись, произнес Оргул, – и я вам расскажу. Присутствующий тут мой друг Арос, командующий пятой армией, смог предложить посланнику уникальный по своему замыслу план. Настолько уникальный, что его одобрили сами боги! – В кабинете раздались удивленные вздохи и даже парочка ахов. Довольно осмотрев собрание, Оргул продолжил: – В папках на столе перед вами – первоначальный план. Нам нужно создать доскональный и идеальный вариант этого плана, расписанный до мелочей. Общий смысл задумки я вам сейчас расскажу…

Оргул мог и не тратить время на рассказ, но уж очень сильно ему хотелось озвучить то, что даже боги оценили.

– Уважаемый Арос подумал и решил, что просто так сходить в гости к дикарям – слишком нерационально. Поэтому предложил создать из этого мира постоянный приток магов для наших нужд. Но и этого ему показалось мало, и он решил к тому же обратить дикарей в нашу веру, тем самым дав им шанс на исправление. Смогут истинно уверовать – и тогда мы перестанем совершать на них набеги, а если нет, то будут страдать вечно! – пафосно произнес Оргул, расхаживая по кабинету.

– Итак, перейдем к сути самой идеи. В течение недели нам нужно подготовить план и состав команды. Первая задача – создание церкви наших богов на территории дикарей. Для этого будет поймана пара сотен дикарей, которых лично обработает посланник, а мы уже должны вложить в их головы нужные мысли и идеи по развитию церкви.

Вторая задача – подготовка дикарей перед нашим вторжением к ним. Наши армии должны предстать перед ними как общее и неминуемое зло, что карает и забирает тех, кто не верует в истинных богов. У них там даже название есть – кажется, «демоны». Вот мы и будем для них демонами. Пусть боятся. – Оргул на этих словах весело хохотнул. – А значит, забирать будем и обычных дикарей. Нужно придумать, что с ними можно сделать, чтобы не пропали зря. Это, кстати, и научного отдела касается: подумайте, как еще можно использовать пленных дикарей…

Так. На чем я остановился? Ах, да. Третья задача – собственно захват дикарей нашими воинами. После захвата явятся боги и якобы прогонят наши армии из мира дикарей. Три легиона в каждой армии будут уничтожены. А значит, нужно подготовить добровольцев, но… – Оргул строго посмотрел на собравшихся, подняв вверх указательный палец, – только три легиона! А то я вас знаю, добровольцев наберется больше, чем надо. Так что строго по списку.

Идем дальше. Четвертая задача – подготовка еще одного захода в гости к дикарям. Цель – полная ликвидация развитой части дикарей. Слава богам, эти компактно живут на одном материке, так что бегать за ними не придется. Этот этап – через десять лет после первого. Вопросы, предложения?

– Разрешите? – произнес один из сидевших за столом, ученый Поруг, уже успевший прочитать документ, лежащий перед ним. Оргул одобрительно кивнул. – Достоинства этого плана безусловные. Мана от пленных магов, еще и рабочая сила, да и увеличение числа истинно верующих заслуживает отдельного упоминания. Но мне хотелось бы обратить ваше внимание на другие аспекты. Можно создать отдельный лагерь для дикарей и уже там проводить опыты. Возможно, у нас получится научиться их разводить. Но мне как ученому интересен ответ на другой вопрос: а откуда дикари появились? Нас создали боги, но кто создал их?

– Хм… хороший вопрос, – задумчиво прокомментировал Оргул. – Будем постепенно разбираться с этим. Точно неизвестно, но посланники предполагают вмешательство других богов, потому в первый наш поход за нами будут присматривать боги.


Утром Хосе разбудила Луиза, с которой он и отправился на завтрак. Рольдо разбирался со своими семейными вопросами, другие просто отдыхали после ночи оформления и убеждения дракона Вини. Даже крылатые сородичи с трудом смогли убедить его оставить в покое свои богатства. Так что он сейчас летал по отведенной для драконов территории и искал себе уютную пещеру. Все это еще за завтраком рассказала Луиза. После чего утрясли местные формальности. На Хосе оформили подданство империи, выдав удостоверение-амулет и еще некоторую сумму местной валюты в дополнение к уже выданной ранее. Так что теперь он стал весьма обеспеченным человеком. Провозились они со всеми делами и бумагами до обеда. А вот дальше Хосе отправился в местную академию магии, где и собирался увидеть профессора Рундаля. Луиза стала его личным гидом, весело рассказывая и комментируя все, что они встречали на пути. Если быть совсем точным, то замолкала она очень редко. Хосе особо внимания на ее болтовню не обращал, уже привыкнув к этой энергичной особе.

Рундаль как раз вел занятия у первокурсников, и Хосе уже хотел просто подождать в коридоре, но Луиза увлекла его прямо на урок. Приветственно кивнув Рундалю как старому знакомому, она уселась на свободное место, усадив рядом и Хосе. Профессор только кивнул в их сторону, не прерывая лекцию. Аудитория, в которой они оказались, выглядела словно копия подобной из их прошлого мира. Метров десять в ширину и двадцать – в длину. Лектор стоял возле весьма большой доски, а перед ним – широкий стол, на котором наставлены множество различных колб и приборов. Парты учеников стандартно стоят друг за другом, постепенно повышаясь к задним рядам.

Ничего нового, в отличие от вида самого профессора. Хосе даже мысленно улыбнулся такому странному совпадению. В прошлой жизни Рундаль был европейцем, а Хосе – азиатом, тут же все наоборот. У Хосе, конечно, сейчас внешность не европейца, а истинного кочевника, что-то среднее между татарином и монголом, а вот профессор выглядел точно как настоящий кореец.

– …если вы обратите внимание на ваш источник сейчас, то сможете заметить небольшие импульсы маны вдоль нервных окончаний, – между тем продолжал лекцию Рундаль, сопровождая свои слова жестами, – это происходит развитие ваших магоканалов, и создают их ваши феи. Конечно, пока вы еще не можете выйти на контакт с феями, и большинство из вас так и не сможет осуществить главную цель любого мага, но это не значит, что нужно опускать руки. Чем сильнее вы станете, тем больше шансов наладить контакт с феей и, возможно, даже увидеть ее.

Рундаль что-то сделал – и на доске за ним появились цепочки разнообразных знаков.

– Обратите внимание на эти формулы: их все вам предстоит изучить и понять. Вот эта формула Гурта отвечает за прогрессию силы вашего заклинания, в зависимости от развития ваших каналов. А вот эта формула Кореги дает возможность вычислить скорость развития вашей феи. Все это вы еще рассмотрите более подробно на следующих занятиях, а пока просто имейте их в виду. У кого есть вопросы? – Увидев поднятые руки сразу трех студентов, Рундаль выбрал первым молодого темного эльфа: – Давайте начнем с вас.

– Спасибо, – вставая, произнес студент. – У меня вопрос по поводу званий магов. От чего зависит смена звания?

– Хм… Хотя вопрос и простой, но имеет под собой весьма глубокий смысл, – улыбнувшись, начал отвечать профессор. – Многие ошибочно полагают, что звание мага зависит от возраста или силы, но это не так. На данный момент существует восемь званий магов: младший маг, маг, старший маг, мастер, старший мастер, магистр, старший магистр и архимаг. Вы, например, сейчас младшие маги, но когда закончите академию, то станете минимум старшими магами, а максимальным результатом для выпускника было звание магистра – правда, всего один раз за всю историю, – рассмеялся Рундаль, студенты же только вежливо улыбнулись. – Так вот, звание напрямую зависит от скорости развития ваших магоканалов. В теле обычного разумного находится семьдесят пять километров нервов, в идеале все они должны в итоге покрыться вашими магоканалами, но в реальности даже у архимагов развито от силы сорок пять процентов. Самый известный архимаг нашей империи, Гримжоу де Ундо, имеет шестьдесят процентов покрытия… Но вернемся к званиям. Например, у вас скорость развития каналов примерно один метр в пять лет…

В аудитории раздался удивленный шепот, что и понятно. С такой скоростью они и за вечность не догонят архимага…

Рундаль жестом и голосом успокоил студентов:

– Тихо! Все не так плохо, как вам кажется. Скорость развития растет постоянно. Сейчас вы развиваете только одно направление, но постепенно вас научат одновременно продвигаться в разные стороны, тем самым увеличивая скорость. Уже в конце третьего курса ваша минимальная скорость будет примерно метр в год. И так далее. Для примера, у старшего магистра полметра в месяц, а у архимага от двух метров в месяц. Правда, чем дальше, тем меньше растет скорость развития.

Рундаль, сделав паузу, внимательно посмотрел на студентов.

– Мне кажется, вы не совсем понимаете размер этих чисел. А ведь несложно посчитать и понять, что даже архимагу, со скоростью два метра в месяц, понадобится три тысячи лет на развитие полностью всех каналов. Но для того, чтобы иметь такую скорость, нужно еще минимум развивать себя не меньше двух сотен лет до архимага, и то если у вас получится связаться со своей феей. Теперь, когда вы осознали всю глубину новых знаний, сможете лучше понять градацию магов. Итак, следующий вопрос. Теперь дадим слово девушке.

– Спасибо, – с места поднялась светлая эльфийка, слегка покраснев. – У меня вопрос о феях. Почему сразу нельзя наладить контакт? Разве они сами не могут выйти на связь с нами?

– Вопрос слегка преждевременный, – усмехнулся Рундаль, – на третьем курсе у вас будет целый цикл лекций о феях. Но основы я могу назвать. Правда, если не сможете понять, то придется все же ждать третьего курса. Существуют три теории относительно места, где живут феи, и еще с десяток – относительно того, кто они и откуда. Я остановлюсь на одной из теорий, которая на данный момент имеет наибольшую поддержку у архимагов. Но хочу, чтобы вы уяснили: это не значит, что данная теория полностью совпадает с реальностью. Возможно, именно вы и сможете в будущем ответить на эти вопросы…

В зале раздались вялые смешки студентов.

– Но вернемся к нашей теории. Феи – это существа, имеющие такую же форму, как и наша душа, но при этом они обладают возможностью мыслить благодаря нашему мозгу. Главное отличие фей от души – их частичный доступ к своим воспоминаниям и оперирование энергией эфира. И душа и феи живут в отдельном пространственно-временном континууме и потому не могут напрямую контактировать с нашим сознанием. Для этого уже нам нужно попасть в их пространство-время. Собственно, на четвертом курсе вы будете изучать такое понятие, как остановка времени, которое и позволит вам попытаться выйти на связь с феей.

Хотя в реальности это не совсем верно. Просто наше сознание переходит в другое измерение, более высокое, чем мы сейчас видим, где время имеет совсем другие показатели. Более подробно вы изучите эти понятия на первом и втором курсах. Там вас ждет четырехмерный гиперкуб и другие феномены измерений. Мы же вернемся к феям. Даже когда вы освоите переход вашего сознания в их мир, не факт, что сможете выйти на контакт с феей. Но это уже отдельный цикл занятий пятого курса, где вам расскажут о видах фей, их пристрастиях, а также об их силе. Даже не знаю, что хуже: отсутствие связи или фея более сильная, чем вы, – слегка отвлеченно произнес профессор.

Там же вы ознакомитесь с таким понятием, как слияние с феей. Очень сложный процесс, а главное, весьма болезненный и вредный для организма, но при этом позволяет не просто увидеть мир с точки зрения феи, но и ощутить процесс создания магии. Думаю, пока для вас этой информации хватит. Задавайте последний вопрос, и будем заканчивать лекцию. Прошу вас, юная леди.

– Спасибо, – слегка поклонившись, произнесла темная эльфийка, вставая с места. – У меня вопрос о магии судьбы. Как она работает?

– Ох и любите вы забегать вперед… – усмехнулся профессор, – хотя вопрос интересный. До сих пор идут споры по поводу того, чем на самом деле является магия судьбы. У вас будет курс лекций и на эту тему. Пока что могу обозначить одну из наиболее весомых теорий. Магия судьбы – это возможность влиять на наш мир не только заклинаниями, но и своей аурой, что позволяет увидеть отголоски будущего в нашей реальности. Исходя из этой теории, можно предположить, что наш мир существует одновременно во всех хронологических промежутках. То есть прошлое, настоящее и будущее существуют одновременно, но при этом имеют разные векторы направления, постоянно порождая новые измерения нашей реальности. Совмещая ауру и магию, ваше сознание получает возможность видеть некоторые векторы вероятных событий будущего.

Хотя есть и другая весомая теория, которая гласит, что в нашем мире существует некое астральное поле. И именно это поле позволяет узнать все, что интересует разумного. Главное – правильно поставить вопрос с помощью магии и аурного соединения с астралом. Кстати, по этой же теории, богов в свое время породило именно астральное поле, в виде разумной сущности более высокого порядка знаний и возможностей. А уже они создали связь разумных с миром фей… – Профессор сделал многозначительную паузу и, окинув взглядом аудиторию, закончил лекцию: – Пожалуй, на сегодня все. Можете быть свободны.

Как только лектор произнес последнюю фразу, в коридоре прозвенел звонок, как будто ждал ее. Студенты, тут же вскочив и радостно гомоня, начали покидать аудиторию. Рундаль же, улыбнувшись Луизе, подошел к ней.

– Что привело одну из лучших учениц академии обратно в лоно знаний? – весело усмехаясь, спросил профессор. – Неужели решила навестить своего учителя?

– Пф, тоже мне желание, – фыркнула Луиза, – если бы не Ханчик, я бы сюда и не подумала заходить.

– Ханчик? – удивился Рундаль, взглянув задумчиво на Хосе.

– Добрый день. Меня зовут Хосе Амадил Нара, – вежливо представился Хосе, – просто Луиза придумала мне прозвище Хан.

– И вам доброго дня. Приятно познакомиться. – Профессор явно не вспомнил его. – Вы хотели что-то обсудить?

– Скорее напомнить день вашей смерти в прошлом мире, – усмехнулся Хосе.

– День моей смерти? – удивился Рундаль, но, сделав озадаченное лицо, тут же рассмеялся и хлопнул себя по лбу ладонью: – А-а-а… точно. Новый начальник охраны. Я уже и подзабыл ту жизнь. Но постойте, как вам удалось прожить столько лет без магии? Или вы только недавно родились в этом мире?

Посыпались вопросы от профессора, на что Хосе пришлось рассказать свою историю появления в этом мире, подробно и с деталями, так как профессор по ходу рассказа задал множество уточняющих вопросов.

– Удивительная история, – выслушав все полностью, произнес Рундаль, в задумчивости начав стучать пальцами по столу, – я бы даже сказал – поразительная. Особенно в свете последних событий. – На лице Хосе и Луизы появилось любопытство, которое заметил наконец и профессор. – А, вы же не в курсе… Наставник храма Аран две недели назад ушел из жизни.

– Как?! – пораженно воскликнула Луиза.

– Вот именно, я же и говорю – поразительно. Особенно учитывая его завещание и наследие, – с хитрым прищуром произнес Рундаль. – А ушел просто. Написал завещание и уснул, но не проснулся. Но главное – что он написал. А именно – что следующим настоятелем храма станет последний из учеников Чжана Саньфэна. Мы еще гадали, что за ученик такой и откуда ему взяться.

– Погодите, – замотал недоверчиво головой Хосе, – вы что, хотите сказать, что он имел в виду меня?

– Судя по всему, да, – усмехнулся Рундаль.

– Почему он ушел? – потерянно произнесла Луиза. – Зачем?

– Про тебя там тоже было сказано, – посмотрев на Луизу, произнес Рундаль. – Ты должна будешь помочь новому настоятелю в его делах в течение года и тогда получишь ответы на вопросы, что так давно мучили тебя. Что он имел в виду, я не знаю.

– Э-э-э, что?.. – потрясенно спросила Луиза.

– Можешь зайти к своему отцу и прочитать полный текст завещания, – пожал плечами Рундаль. Сразу после этих слов Луиза молча вскочила с места и умчалась из аудитории. На что профессор только рассеянно заметил: – Все такая же непоседа…

– Они были близки? – спросил Хосе, внимательно смотря на профессора.

– Он был для нее учителем, и он единственный, кого она по-настоящему уважала, – грустно ответил Рундаль. – Она все мечтала превзойти наставника в силе, но так и не успела.

– Меня, если честно, больше волнует, откуда он узнал, что меня нашли, и зачем оставил такое завещание, – слегка раздраженно произнес Хосе.

– Я думаю, это только первые из многих вопросов, – усмехнулся профессор. – Сфера, что не имеет аналогов в мире, которая позволила обычному человеку прожить полторы тысячи лет. Почему они ни разу не упоминали вас в своих рассказах? Откуда Саньфэн знал, как пользоваться сферой? Почему не рассказывал о вашем боге? Ведь тут они не пытались навязать кому-либо свою веру. Более того, я впервые от вас услышал, что они служили одному из богов. Свое учение Саньфэн называл служением не богу, а духу и телу разумного. А тут такая новость… Так что вопрос тут явно не один.

– Пожалуй, соглашусь с вами, – задумавшись над словами профессора, произнес Хосе, – хотя срок в завещании и мое появление весьма странно совпадают с предсказанием вашей сумасшедшей магини судьбы.

– Хм. С этой стороны я не обдумывал происшедшее… – мрачно нахмурился Рундаль, – а ведь это может быть серьезным аргументом. Думаю, нам стоит срочно встретиться с Гримжоу де Ундо.

– Самый известный архимаг империи? – усмехнулся Хосе.

– И еще бывший ректор академии, а на данный момент – глава совета магов империи, – прокомментировал с улыбкой Рундаль.

Глава 12

Организовать встречу с Гримжоу де Ундо в тот же день не получилось. Он оказался весьма занятым темным эльфом. Так что зря они с Германом потратили время на поход к зданию совета магов. Так как Луиза убежала, а как найти Рольдо, Хосе не знал, пришлось профессору невольно стать гидом для него.

– Скажите, проф, а почему я не вижу мобильных телефонов? – Хосе не сразу заметил эту странность. Все-таки слишком много времени прошло с тех пор, как он оказался в этом мире, и многие вещи из прошлой жизни стали забываться.

– Если вы их не видите, то это не значит, что их нет, – улыбнулся профессор, неспешно шагая по улице рядом с Хосе. – Просто тут их заменили компактные амулеты и биочипы. У нас, если вы помните, тоже уже вовсю начали использовать биочипы, но тут совсем другой уровень.

– Хм. Все равно не понимаю, куда они их прячут? – внимательно рассматривая прохожих, недоуменно спросил Хосе.

– Что? Амулеты? – рассмеявшись, произнес профессор. – Зачем их прятать? Их просто создают или в виде магического тату-амулета с подпиткой от маны владельца, или некоторые используют для этого свои кости руки или головы. Хотя тату все же более популярна.

– Но я не вижу, чтобы кто-то говорил с их помощью, – возразил Хосе, все еще не совсем понимая, о чем говорит профессор.

– Разговаривать по магосвязи на улице считается верхом неприличия, – усмехнувшись, пояснил профессор. – Собственно, за рулем магомобиля тоже не принято использовать связь.

– Ясно, – пребывая в своих мыслях, произнес Хосе. Все эти магические штуки его слегка сбивали с толку.

– Кстати, не желаете отужинать? – вдруг спросил профессор. – Тут недалеко есть превосходный ресторанчик с потрясающим видом на город.

– Я не против. Если, конечно, это вас не обременит. Все-таки я уже отнял у вас весьма немало времени… – вежливо ответил Хосе.

– О, не стоит переживать. Вы как-никак мой соплеменник, – отмахнулся от его слов профессор.

То, что сделал потом Рундаль, слегка удивило Хосе. Профессор подошел к одному из фонарных столбов и прислонил руку к изображению машины на столбе. Рисунок магомобиля засветился зеленым, и буквально через полминуты возле них остановилась машина. Единственным отличием от других машин была эмблема или герб на борту автомобиля.

– Прошу, присаживайтесь, – сделав приглашающий жест рукой в сторону двери, сказал Рундаль. Как только Хосе залез в машину, профессор открыл себе дверь и сел возле гнома-шофера, сразу обратившись к нему: – Добрый вечер, нам в ресторан «Закат», пожалуйста.

– Вечер добрый, – басом ответил гном, одетый в какой-то странный костюм, наполовину комбинезон, но с галстуком. – Будет сделано.

Ехали они в этом, судя по всему, аналоге такси минут двадцать, постоянно в гору.

Ресторан располагался в отдельном одноэтажном доме с обширной террасой, прямо на самом верху холма. На этот необычный холм, возвышающийся на окраине города, Хосе обратил внимание, еще когда они только прибыли в город. С учетом того, что вокруг столицы не было гор и других холмов, этот смотрелся странно и как будто искусственно. Особенно поражала его высота, метров под сто. Рундаль, бросив пару слов, видимо, знавшему его очень хорошо гному на входе, повел Хосе прямо на террасу. Сев за стол и обратив внимание на открывшийся вид, пришлось признать, что профессор был прав. Картина перед глазами просто великолепна, особенно на фоне заката.

– Ну как вам вид? – улыбаясь, довольно спросил профессор.

– Впечатляет, – кивнув головой, ответил Хосе, наслаждаясь пейзажем.

Рундаль удовлетворенно хмыкнул и позвал официанта. Сделав заказ для себя и Хосе, он осмотрелся вокруг. Весело фыркнув, профессор кому-то помахал рукой, словно подзывая к себе. Хосе краем взгляда отметил недовольного темного эльфа, которому, собственно, и махал Рундаль. Этот на вид молодой эльф поморщился, но все же встал из-за своего столика и подошел к ним.

– Добрый вечер, – произнес эльф, присаживаясь рядом с профессором.

Хосе на это только приветственно молча кивнул, с любопытством рассматривая гостя. Одетый в классический серый деловой костюм и с тростью в руках, он очень сильно напоминал директоров корпорации из прошлой жизни, особенно своим колючим взглядом.

– Вечер добрый, Гримжоу, – улыбаясь, поздоровался профессор. – Позволь тебе представить моего соплеменника и нового подданного империи, Хосе Амадила Нару. – И уже обращаясь к Хосе, добавил: – А это, Хосе, не кто иной, как самый старый архимаг империи и материка, Гримжоу де Ундо.

– К чему этот спектакль, Герман? – поморщившись, спросил Гримжоу, мимоходом кивнув Амадилу. – Не смог застать меня в офисе и решил не дать нормально поужинать?

– Ну ты у нас стал слишком занятым разумным, – спокойно произнес профессор, – так что приходится идти на хитрости, дабы вытащить тебя на разговор.

– Кто слил тебе информацию о месте моего ужина, спрашивать не буду, но найду, – хитро прищурившись, произнес Гримжоу, после чего обреченно махнул рукой и добавил: – Ладно, раз уж нашел, выкладывай свою очередную идею всемирного заговора богов или кого-то там еще.

– Почему сразу заговора? – обиженно произнес профессор.

– Слушай, Герман, перестань, – откинувшись на стуле, расслабленно произнес Гримжоу, – в нашей империи есть всего двое разумных, которые уже почти сто лет достают меня своими теориями заговора и всемирной войны: это ты, мой друг, и Ольга, твоя любимая ученица. Так что избавь меня от лишней потери времени и сразу выкладывай очередную теорию.

– А вот и не угадал, – агрессивно возразил профессор, – в этот раз тема совсем другая.

Минут двадцать профессор пересказывал историю Хосе, изредка прерываясь, дабы сам Хан мог ответить на уточняющие вопросы Гримжоу. Пока они беседовали о прошлом, принесли ужин. Так что, закончив пересказ и поделившись своими мыслями по этому поводу, профессор вместе с остальными сделал паузу на еду. Хосе с наслаждением кушал каждый кусочек принесенной ему жареной рыбы с какими-то явно непростыми специями, ибо по-другому объяснить такой божественный вкус самой обычной рыбы сложно.

– История, конечно, интересная, – поев и теперь с наслаждением попивая вино, задумчиво произнес Гримжоу, – но связи с тем дурацким предсказанием тут никакой нет. Попробую объяснить почему. Во-первых, Саньфэн решил умереть не по какой-то причине, выдуманной вами, а потому, что его призвал путь Дао. Если дословно, то его слова звучали так: «Каждый человек, чтобы стать счастливым, должен встать на этот путь, попытаться познать Дао и слиться с ним». – Гримжоу, сделав паузу, внимательно посмотрел на Хосе. – Может, ты объяснишь, что он имел в виду? А то объяснения его учеников малопонятны.

– Если я правильно помню, то уважаемый Саньфэн в прошлой жизни на Земле был учителем этого пути. Но мне казалось, что его мнение поменялось после того, как он попал сюда, – слегка озадаченно ответил Хосе.

– Ясно, – кивнул своим мыслям Гримжоу, – но это уже не так и важно. Саньфэн ушел по своей воле, явно не по воле бога, о котором вы тут говорили. Теперь второе. Наставник Аран уже две сотни лет как жил в долг; ты, Герман, прекрасно это знаешь. Его смерть была вопросом времени. Так что это скорее чудо, что он дожил до сих пор…

– Простите, – вмешался Хосе, – но почему? Разве они были слабыми магами? В отсутствие смысла жизни я не верю. У них была очень серьезная вера в учение наставника Саньфэна.

– Пф… сразу видно незнание вопроса, – фыркнув, произнес Гримжоу, – хотя вам это простительно. Суть вопроса в том, что есть такое понятие, как синдром архимага. Если по-простому, то это конфликт между носителем в лице архимага и его симбионтом в лице феи. Первые отголоски этой проблемы появляются уже через сто лет после полной связи со своей феей. Ведь феи по сути своей – отдельный разум внутри архимага, со своими мыслями и желаниями. И хотя они взрослеют намного медленнее, чем обычные разумные, но тем не менее рано или поздно начинают понимать, что носитель без них не в состоянии применять магию. Отсюда и возникает конфликт.

Планку в пять сотен лет жизни могут преодолеть только десять процентов архимагов, которые смогли достичь компромисса между своими желаниями и желаниями своей феи. Остальных феи просто лишают доступа к магии и тем самым жизни. Феи из союзников превращаются во врагов, вредя своему носителю. Со временем конфликт даже у тех, кто смог договориться, усиливается и уже надо по-другому решать вопрос со своей феей. Так что всего один процент архимагов могут перевалить за возраст в полторы тысячи лет… Даже, наверное, меньше, – задумавшись, поправил себя Гримжоу.

– Стать одним целым со своей феей очень сложно. Например, сейчас в империи таких разумных только двенадцать. Причем двое из них – это я и Герман, – усмехнувшись, Гримжоу кивнул на профессора. – Вам, конечно, сложно понять нас, так как у вас нет магии, а значит, нет и феи. У наставника Саньфэна такой проблемы не было, а вот у его учеников она проявилась в полной мере. Исключением стал Аран, но и он, как видим, долго не смог продержаться. Кстати, у Германа сейчас такая же проблема. Да, Герман?

– Работаю над ее решением, – печально вздохнул профессор, – но Гримжоу прав: у меня сейчас серьезные разногласия с феей и оттого начался регресс моих каналов. Если все так и продолжится, то уже лет через сто я останусь без магии.

– Однако у вас все не так просто, как кажется на первый взгляд, – серьезно произнес Хосе, внимательно слушая собеседников. Магия уже не казалась ему решением всех проблем.

– Что есть, то есть, – улыбнулся Гримжоу, – но вернемся к вашему делу. Аран, узнав о том, что вас нашли, – скорее всего, от своего друга в службе безопасности, – расслабился и пустил все на самотек. Устал он бороться со своей феей. Хотя стоит отметить, что ваша сфера, которая смогла дать вам прожить неизвестно где почти полторы тысячи лет, и весьма странное завещание – это стоит отдельного внимания. Особенно в свете того, что мои аналитики утверждают, будто завещание написал не Аран, а сам Саньфэн. Что еще больше путает это и так непростое дело. Вы уже в курсе деталей завещания?

– Нет, – отрицательно помотав головой, произнес Хосе.

– Что же, если вкратце и по основным понятиям… – задумчиво покрутив бокал с вином в руках, произнес Гримжоу, – то у нас получается следующая картина. На вас ложится руководство храмом в течение года без возможности передать кому-либо эту должность. Если вы согласитесь, то храм оплачивает вам установку биочипа и полностью передает все свои финансы в ваше распоряжение. Если отказываетесь, то храм через год распускается, а деньги подлежат уничтожению. За соблюдением завещания назначены следить гномы. А это те еще педанты. Выполнят точно по пунктам. У них в любом варианте двадцать процентов наградных, а это весьма серьезная сумма. Ответ вы можете дать в течение всего года. Самое интересное, что отказ ответом не считается.

– Мне кажется, в этом чувствуется запах шантажа, – усмехнувшись, прокомментировал Хосе.

– Почему запах? – улыбнулся Гримжоу. – Это натуральный шантаж и есть. Особенно учитывая то обстоятельство, что более двух тысяч разумных лишатся весьма хорошей работы. Кажется, ваш учитель весьма настойчиво хотел именно вашего руководства храмом. Но все это мелочи. О вашем появлении можно было догадаться, все-таки сфера не вечна, плюс видна явная договоренность с главой магов судьбы, но вот как он смог написать о Луизе Тьюдбери, мне лично непонятно.

– Договоренность с магами судьбы?.. – удивленно произнес профессор.

– Ты что, не в курсе? – весело прищурился Гримжоу. – Бывшая глава магов судьбы была не просто ученицей Саньфэна, но еще и его любовницей. Хотя ты же тогда полностью ушел в науку, так что чему я удивляюсь…

– Может, завещание все же написал не Саньфэн? – задумчиво спросил Хосе.

– Мои аналитики вряд ли ошибаются. Стиль и почерк явно указывают на руку Саньфэна, – возразил Гримжоу, – так что вопрос, как в завещании оказалась Луиза, остается открытым.

– А кто назначил ее в состав миссии за мной? – Хосе мысленно уже начал распутывать клубок этого дела. Так что первый логичный вопрос от него слегка поставил в тупик Гримжоу.

– Хм. А ведь действительно, – мрачно хмыкнул Гримжоу, – это вряд ли совпадение. Думаю, сейчас все и узнаем.

Гримжоу провел пальцем по тату на своей шее, и его глаза слегка затуманились.

– Барзул, ты еще на работе? – произнес Гримжоу, явно обращаясь не к своим собеседникам за столом. – Ясно, вот и хорошо. Ты можешь мне рассказать, каким образом Луиза Тьюдбери попала в команду Рольдо де Орланского и отправилась с ним на последнюю миссию? – Задав вопрос, Гримжоу замолчал, внимательно что-то слушая минуты три. – А кто предложил спор?.. – Небольшая пауза. – Даже так… Очень интересно. Думаю, тебе стоит навестить почтенного Нарима и спросить, нет ли у него других вариантов завещания храмовников. – Выслушав с улыбкой что-то, Гримжоу хмыкнул и произнес: – И не говори, такое простое решение. Вот только почему ты сам не додумался до такого варианта? – Пауза. – Дел много? – рассмеялся он. – Ладно, дружище, дальше ты уже сам. Удачного тебе вечера.

Отключившись, Гримжоу весело посмотрел на Хосе и профессора.

– Спасибо за предположение, – слегка кивнул Гримжоу на Хана. – Я так понимаю, вы в свое время были не простым разумным?

– О, тут я могу многое рассказать, – довольно улыбнулся профессор, Хосе же только безразлично пожал плечами. Рундаль подробно рассказал о прошлом Хосе; ему явно не приходилось жаловаться на память – даже количество ранений вспомнил.

– Так вы, получается, весьма ценный разумный, – прищурившись, произнес Гримжоу.

– Боюсь, что вряд ли, – усмехнулся в ответ Хосе, – у меня давно уже нет желания заниматься тем, чем я промышлял в прошлой жизни, так что сразу оставьте любые предложения на эту тему.

– Ты не рассказал, что тебе стало известно от Барзула, – упрекнул Гримжоу профессор, явно решив сменить неприятную для Хосе тему.

– Ах да, простите, – не особо расстроившись, произнес тот. – Так вот, за неделю до миссии Рольдо де Орланский поспорил с ректором академии на весьма банальную тему. Вот только проспорив, он должен был взять с собой на миссию Луизу, которая уже изрядно к тому времени замучила ректора. А вот причина, по которой она докучала ему, и повод для спора лежат в руках уважаемого заместителя главы магов судьбы Нарима фон Уборго. А этот светлый эльф, между прочим, близкий друг Арана и муж его дочери. Именно он и обнаружил завещание Арана. Так что, думаю, довольно скоро мы сумеем узнать все подробности.

– И это все вам сейчас рассказал ваш знакомый? – спокойно уточнил Хосе.

– Да. К сожалению, Барзул сразу сам не догадался сопоставить некоторые детали дела, – хмыкнул довольный Гримжоу.

– То есть вас не смущает тот факт, что, зная все эти подробности, он не заподозрил в этом Нарима? – смутил Хан своей фразой Гримжоу, а потом и вовсе ввел его в ступор. – Но больше всего меня смущает осведомленность вашего Барзула в такой мелочи, как спор между ректором и Рольдо.

– А ведь и правда, Гримжоу, что-то в твоем ведомстве мутят, – окончательно добил его ухмыляющийся профессор.

– Ой, кто бы говорил, – проворчал пришедший в себя Гримжоу, – какой умный стал, когда все услышал… Но насчет Барзула я проверю. Хотя это как-то совсем на него не похоже.

– Вот-вот. Заговора нет, это все выдумки!.. – возбужденно произнес профессор.

– Ой, только не начинай… – обреченно вздохнул Гримжоу.

– Что «не начинай»? – агрессивно спросил профессор. – Тут же явно видно, что все организовано специально, или ты ослеп?

– Лучше бы я поужинал дома… – пробормотал про себя растерянный эльф, слушая возбужденные речи профессора.

Хосе молча слушал Рундаля и вялые ответы Гримжоу – и думал. Его мозг стремительно анализировал полученную информацию. Данных уже хоть отбавляй. Смущал только тот факт, что главный виновник всей этой истории исчез из этого мира. То, что его всеми силами пытаются свести с этой девчонкой Луизой и любым способом оставить в империи на год, он уже понял четко. Остается вопрос: зачем? Если принять во внимание предсказание, то тогда тут будет война, в которой ему отведена весьма серьезная роль. Но кто нападет? То, что он увидел тут, говорит однозначно – на планете вряд ли есть силы, способные атаковать империю. Хосе чувствовал, что ответ где-то близко, но уловить его не мог. Возникало то самое ощущение, когда разгадка витает в воздухе, но ее все никак не удается поймать за хвост.

– …и все это – в тот момент, когда мы почти смогли организовать миссию на соседнюю планету, – краем сознания услышал слова профессора Хосе.

Рундаль и дальше продолжал свои рассуждения, но Хосе его уже не слышал. Другая планета, другие разумные. А главное, никто не знает, какие у них есть технологии и силы.

– Извините, – вмешался неожиданно в монолог профессора Хосе. Рундаль, уже и забыв, что тут еще сидит кто-то, кроме Гримжоу, удивленно замолчал, – у меня вопрос. Я слышал, у вас есть магия телепортов, это так?

– Да, это весьма интересное направление магии, – тут же откликнулся Гримжоу, он был рад любой возможности сменить тему разговора, – вот только требующее очень серьезной подготовки и много энергии.

– Это я понимаю, – задумавшись, произнес Хосе, – но в принципе возможно ли создать портал между двумя планетами?

– Нет, – твердо произнес Гримжоу, – рассчитать все векторы практически невозможно, а уж удержать его стабильность, с учетом движения обеих планет, это вообще за гранью возможностей любого разумного.

– Но не бога, – тихо уточнил Хосе вслух, но Гримжоу его услышал.

– Бога? Но уже доказано, что богов нет на нашей планете, – возразил Гримжоу.

– Но насчет соседней вы же не уверены? – В этот раз возразил уже Хосе. – Сфера, в которой я был, иномиряне – все это не может быть совпадением. Потому и возникает вопрос: боги смогут открыть такой портал?

– Они – да, но все же… – не очень уверенно ответил Гримжоу. – Зачем богам, если они есть, открывать портал? Они же сами могут прибыть сюда, и мы вряд ли сможем что-то противопоставить их мощи.

– Не знаю. Но на вашем месте я бы не стал исключать такой вариант, – пожав плечами, произнес Хосе.

– На нашем месте? – зацепился за фразу Хосе Гримжоу.

– Верно. Я не собираюсь идти на поводу у своего учителя, – утвердительно кивнул Хосе, – с меня войн достаточно. Так что я, скорее всего, покину империю в ближайшее время.

Глава 13

С того момента, как Хосе отказался от завещания, прошло уже больше месяца. Ему хотелось изучить империю и посмотреть на то, как живут в техномагическом мире. Но кое-кто решил испортить ему все наслаждение от нового. Весь месяц за ним по пятам ходила Луиза. Причина была очень простой: она вбила себе в голову, что Хосе обязан стать наставником. Причем постоянное преследование – это самое безобидное из всех методов убеждения Луизы. Взять, например, три ее попытки соблазнить Хосе. Один раз она попыталась залезть к нему в номер гостиницы в весьма откровенном виде, второй раз, когда он купался в речке, она голая решила искупаться рядом, третий раз – вообще из ряда вон: додумалась зайти в мужскую часть купальни на одном из горячих источников… Только очень серьезная медитация не дала сорваться Хосе.

На этом, естественно, ее методы не заканчивались. Семь попыток обвинить его в домогательствах и вызвать на дуэль. Пять откровенных подстав с другими разумными. Испорченную еду можно даже не считать. Дождь поливал Хосе каждый день по три или четыре раза. Таксисты уже давно отказались его возить, и Хосе их прекрасно понимал: когда есть реальная угроза увидеть проколотыми все колеса, то тут хочешь не хочешь, но отправишь такого пассажира ходить пешком.

Обращения в стражу у него просто принимали, и все. Нет, они были готовы помочь, но для этого нужно подать на Луизу в суд, а потом все время сидеть в одном городе и ждать решения суда. Причем учитывая, что ответчица по судебному иску – жительница столицы, то и суд в итоге будет проходить тоже в этом городе. Другими словами, она частично достигнет цели – вернуть Хосе в столицу. Сколько раз Хосе пытался поговорить по душам с Луизой и попытаться объяснить свое решение, но все без толку. Она упорно не замечала и абсолютно не понимала его аргументы. Двенадцать раз Хосе пытался скрыться от Луизы, но каждый раз эта упорная особа каким-то чудом находила его.

Сегодняшний день не был исключением. В этот раз он решил подготовиться с толком и расстановкой. Если раньше просто пытался скрыться, то в этот раз все будет по-другому. Хосе долго думал над тем, как Луиза его находит, и пришел к выводу, что ей кто-то помогает. Осталось вычислить, кто именно. Зайдя в очередном городе в специальную лавку, он приобрел пять амулетов, работающих по принципу видеокамеры с передачей сигнала на его амулет, и еще десять звуковых. Остановившись в гостинице, он дождался ночи и, вычислив, где спит Луиза, максимально замаскировавшись, так что его даже архимаг не должен бы обнаружить, Хосе пробрался к ней в номер. Луиза сладко спала в кровати. Вот так посмотришь – вроде невинное создание, но после всего, что она устроила… это черт в юбке, а не девушка. Так что, отринув сомнения, Хосе установил в двух ее комнатах амулеты, еще один поставил в коридоре у ее номера и то же самое сделал у себя в комнате. После этого в той же маскировке он покинул гостиницу через окно соседнего номера, которое выходило на другую сторону улицы. Первый этап побега начался.

Утром он уже был в соседнем с городом поселке, где, сняв комнату, расположился и принялся ждать, наблюдая за ретрансляцией амулетов. Луиза, проснувшись, отправилась в душ. Вид сонной и милой девушки в ночнушке для любого другого был бы усладой глаз, но только не для Хосе. Он, конечно, признавал, что Луиза весьма красива, но сейчас его интересовало в первую очередь дело. Тем временем девушка, приняв душ и одевшись, достала какой-то амулет. То, что она увидела, ей явно не понравилось. Вот только растерянности или печали на ее лице не было. Луиза провела по шее рукой, там, где у нее была тату, и, подождав пару секунд, произнесла, явно с кем-то связавшись.

– Приветик! – весело вскрикнул этот чертенок. – Ну, братик… – тяжелый вздох, – да, опять. Ну… – сердитое сопение, – я все понимаю, но ты же мне поможешь? – Лукавая улыбка. – Пожалуйста! Пожалуйста! Пожалуйста! Пожалуйста! Пожалу… – Она довольно замолчала. – В поселке Янтарь, на востоке. Я поняла! – Радостное лицо.

– Целую, люблю! Ты лучший братик на свете!.. – Угрюмое сопение. – Нет, Ольчик не в курсе. И не надо ей говорить… – Жалобное лицо. – Ну пожалуйста… Это был последний раз, честно-честно-честно… – Воодушевление и напор, с искорками в глазах.

– Хорошо. Если еще раз позвоню, то ты вызовешь Ольчика. Я поняла и запомнила. – Закатывание глаз и обреченный вид. – Да, я помню, что заместителю начальника стражи империи нельзя использовать служебное положение в личных целях. – Обиженное лицо. – Нет. Это очень важно! – Нетерпеливое постукивание ножкой.

– Не ворчи, я же обещала, что потом месяц не буду ни к кому приставать… – Пауза. – Нет, я точно помню, что месяц, а не полгода… – Безмолвное шевеление губами: видимо, ругается. – Хорошо-хорошо, уговорил, полгода. Все, доволен? – Рассерженное лицо. – Все, пока.

Закончив сеанс связи, Луиза тут же подпрыгнула и умчалась из комнаты. Хосе задумчиво смотрел на пустую комнату. Значит, ей помогает брат, который командует стражей. Вот, значит, как она его находит. Стражников тут много, еще и амулеты висят почти на каждом столбе, а значит, чтобы убежать от Луизы, нужно воплощать второй этап плана. Зная эту настырную девчонку, он ни на миг не сомневался, что это «последний раз» у нее вечный, и хочет брат или не хочет, но помогать будет. Спокойно выйдя из дома, Хосе отправился обратно, в ту же гостиницу, где и был до этого. По дороге он, естественно, встретил Луизу, которая с довольным видом в очередной раз последовала за ним по пятам. Тяжело вздохнув, он даже не стал что-то ей говорить, а просто пошел дальше. Номер в гостинице он не стал сдавать, и, как и подозревал, Луиза тоже. Выспавшись днем, Хосе посмотрел, чем занята Луиза. Та оказалась на улице рядом с гостиницей с амулетом в руках. Видимо, этот амулет показывал, где находится Хосе. Спокойно собравшись и сложив вещи в рюкзак – у него, в отличие от магов, своего магокармана не было, – Хосе принялся ждать вечера. Сегодня ночью он точно сможет избавиться от назойливого внимания этой приставучей девушки.

Дождавшись, когда Луиза не выдержала и уснула, Хосе связался по амулету с драконом Вини. Он еще неделю назад смог установить связь. Дальше все произошло точно как и вчера. Хосе тайно покинул гостиницу и возле поселка стал ждать Вини. Тот прилетел без опоздания. Усевшись на дракона, который с помощью магии создал нечто отдаленно напоминающее седло, они отправились подальше отсюда. Если честно, то Хосе уже раз десять думал забыть любопытство и убраться из империи, но каждый раз его что-то останавливало. Этот раз не стал исключением. Пока Вини летел, Хосе пытался что-то рассмотреть в амулете, но, увы, на такой скорости сигнал постоянно пропадал. Наконец они прилетели в самый большой горный массив материка. Тут жили в основном гномы, и Хосе надеялся, что уж тут его не найдут. Поблагодарив Вини за помощь, он отправился в путь по горному хребту. Вини же улетел обратно к своей пещере. В отличие от Хосе, у него все обстояло отлично. Нашел прекрасную пещеру и теперь с удовольствием изучал внутреннюю энергию по методике Хосе.

День прошел просто великолепно. Прекрасная погода, потрясающие виды вокруг и, впервые за месяц, нет рядом одной назойливой дамы. Хосе, приготовив себе ужин и глядя на закат, наслаждался тишиной и покоем. Собственно, а зачем ему эта империя? Пожалуй, нужно отправляться на другой материк. Все равно рано или поздно эта дама его найдет, а так будет шанс ее больше никогда не увидеть. Подумав так, Хосе отправился спать в палатку.

Утром его разбудил шум дождя, хотя вечером и намека на дождливую погоду не было. Выглянув из палатки, Хосе осмотрелся и стал мрачнее тучи. Дождь шел только над ним в радиусе максимум километр. Впервые от раздражения Хосе не выдержал и, сконцентрировавшись, выдал в небо удар в полную силу. Сам он в этот момент весь покрылся какой-то синеватой дымкой, окружившей его тело. От удара, подкрепленного энергией ауры и внутренней силы, туча над головой моментально развеялась. Пребывая во взбешенном состоянии, он моментально обнаружил двух разумных, что находились на соседней горной гряде в двух километрах от него. Скорость, с которой он устремился в их сторону, была не просто быстрой, но еще и разрушительной. От воздушной волны после Хосе оставалась просека, сдувая в стороны камни и вырванные с корнем деревья. Сам он был окружен плотной синей дымкой, что отделяла его от горячего воздуха, разогретого силой трения до состояния плазмы. И вот этот метеорит, почти в буквальном смысле этого слова, влетел на поляну, на которой стояли Луиза и Ольга. Ветер разметал бы все вокруг, а звук оглушил бы любого, но все-таки тут стояли маги, и потому заклинания погасили все негативные эффекты от его появления на поляне.

– А я говорила, что ты его доведешь, – с напряжением в голосе и внимательно наблюдая за Хосе, произнесла Ольга.

– Пф… тоже мне фифа, – фыркнула Луиза, – я из-за его упрямства злая не меньше, а то и больше некоторых.

– Я никогда не буду наставником в храме! – четко и громко произнес Хосе, с бешенством уставившись на Луизу. – Это понятно?!

– Нет! – так же разозлившись, выкрикнула Луиза. – И не будет понятно никогда!

– Стоп! – вмешалась в спор Ольга, понимая, что два этих упрямых барана один другому не уступят. – Я предлагаю все решить мирно и просто. Устройте бой; если победит Хан, то Луиза навсегда пропадет из его жизни, а если Луиза, то тогда Хан становится наставником. Так вас устроит?

– Настоящий бой? – слегка придя в себя, спросил с недоверием Хосе. – Это почти невозможно: я ее могу убить.

– Кто еще кого убьет, вредный зазнайка! – вспылила на его слова Луиза.

– Все не так сложно, – улыбнулась Ольга, – у нас есть специальная арена в столице, там никто из вас не сможет убить противника. Так устроит?

– Вы уверены, что там все будет надежно? – с сомнением в голосе произнес Хосе; он, конечно, был зол на Луизу, но убивать ее не хотел.

– Поверь, – с сарказмом в голосе ответила Ольга, – там даже Гримжоу не сможет никого убить, не то что ты.

– Хорошо, – ответил Хосе, – я согласен.

– Луиза? – Ольга повернулась к подруге, но, судя по хищному оскалу Луизы, ответ и так был очевиден.

– О-о-о, еще как согласна!.. – зловеще улыбаясь, ответила Луиза. – Хан, ты ответишь за все, уж поверь.

– Хан, тебе стоит забрать свои вещи – и можем отправляться, – вздохнув с облегчением, сказала Ольга, – мы отсюда уйдем телепортом прямо в столицу.

– Можем уже отправляться, – буквально на секунду задумавшись, ответил Хосе, – в моих вещах нет ничего важного; и да, меня зовут Хосе, а не Хан.

– Ханчик решил позлиться? – явно дразня его, произнесла сладким голоском Луиза.

Хосе даже не обратил на нее ни малейшего внимания, а только выжидающе смотрел на Ольгу. Та же сделала вид, что ничего не поняла. Видимо, Луиза, скорее всего, клятвенно пообещала всем, кто будет Хосе называть Ханом, больше никогда не называть их собственными прозвищами и новых не придумывать. Так что у Хосе не было шансов этому противиться.

– Тогда мне нужно минут десять на подготовку, и можем отправляться, – произнесла Ольга и, достав из магокармана магические кристаллы, начала готовить портал.

Все эти десять минут на поляне царила абсолютная тишина. Хосе просто погрузил свой разум в медитацию, чтобы не сорваться, а Луиза зло сверлила его своим фирменным взглядом гневной фурии. Одна Ольга с беспокойством поглядывала то на подругу, то на спокойного как скала Хосе. Наконец портал был готов.


Боевая арена для тренировок архимагов располагалась на окраине столицы. Ее создавали почти три сотни лет лучшие архимаги империи. Именно тут решались спорные вопросы между ними, когда слова уже не помогали. Окруженная со всех сторон кольцом из гранитных блоков высотой в десять метров, которые были превращены в мощнейшие амулеты защиты и прочности, арена имела около шестисот метров в диаметре. Абсолютно круглая и без каких-либо препятствий, она выглядела как что-то искусственное, а не природное. Тысячи дуэлей архимагов превратили дно этого колодца в спрессованную до невероятной плотности поверхность. Сейчас на этом безжизненном клочке мертвой земли стояли двое весьма серьезно настроенных разумных. Хосе и Луиза не стали откладывать дуэль на потом, а сразу отправились сюда. И вот теперь, стоя друг против друга, они ждали сигнала. Вокруг них начали активироваться амулеты-блоки, с весьма заметным гулом пробуждаясь от сна. Земля начала вибрировать, но ее дрожь тут же прекратилась. Амулеты запущены и готовы к работе.

– И что тут у нас происходит? – раздался неожиданно голос Гримжоу де Ундо в комнате наблюдения за ареной. От этого голоса Ольга аж подпрыгнула, вскрикнув. – Ну… не стоит так сильно реагировать, – усмехнулся такой реакции Гримжоу. – Итак, я слушаю.

– Дуэль между Луизой Тьюдбери и Хосе Амадилом Нарой, по прозвищу Хан, – слегка раздраженно ответила Ольга.

– Хм… как любопытно: человек без магии против почти архимага, – скептически посмотрев на нее, произнес Гримжоу. – Вы уверены, что тут нужна дуэль на арене архимагов?

– Не знаю, – задумчиво ответила Ольга, – мне сложно судить о силе Хана, слишком он загадочная фигура.

– Хм… и чем же? – пессимистично хмыкнул Гримжоу.

– Он боялся, что убьет Луизу во время дуэли, – серьезно произнесла Ольга, глядя ему в глаза, – и почему-то я в это верю.

– Поэтому ты позвала сюда мою ученицу? – уже серьезно спросил Гримжоу. – Думаешь, что даже заклинания арены не смогут уберечь подругу?

– Франческа – отличный целитель, ну и так… на всякий случай, – уклончиво ответила Ольга.

– Думаю, я не хуже разбираюсь в целительстве, чем Франческа де Торо, – насмешливо произнес Гримжоу, – она сейчас занята на очень важной операции, так что вместо нее буду я.

– Э-э-э… ну хорошо, – растерявшись, произнесла Ольга, – тогда можно давать старт?

– Да, – уже глядя на арену, коротко ответил эльф.

Ольга активировала последнюю цепочку заклинаний на пульте управления и, проверив еще раз все активированные амулеты арены, вздохнув, взяла один из них в руки.

– Приготовиться! – произнесла она в амулет. На арене ее голос разнесся по всему пространству. – Даю отсчет. Девять. Восемь. Семь. Шесть. Пять. Четыре. Три. Два. Один. Старт!

Хосе, до этого стоявший спокойно и расслабленно, покрылся синим покровом и исчез. Луиза, запустив моментально уже готовые заклинания усиления и защиты, приготовилась атаковать… вот только кого? Кроме нее на арене никого не было. Растерянно она стала озираться вокруг, посылая заклинания сканирования пространства.

Удар.

Луиза осознала, что ее ударили, только когда уже была в полете и стена на границе арены оказалась почти перед ее лицом. Среагировав только благодаря рефлексам, ей удалось не врезаться в стену, а остановиться и испуганно оглянуться. Но тут же испуг на лице сменился зловещей ухмылкой, а все пространство арены заполнило пламя. Луиза уже собиралась увеличить приток воздуха на арену, тем самым создав еще большую температуру, но тут…

Удар.

В этот раз щиты не до конца погасили силу удара, и Луиза вскрикнула от боли, пролетая сквозь собственный огонь. С трудом взяв себя в руки, она погасила пламя и обновила защиту, приземлившись по центру арены. Зло обернулась и недолго думая запустила кольцо спрессованного воздуха вокруг себя, с удивлением ощутив ранение в спину. Она, еще не до конца понимая, что произошло, с изумлением смотрела на красное пятно чуть ниже правой груди. Приложив руку к этому пятну, она почувствовала дырку в теле. «Но как же так?..» – последняя ее мысль, перед тем как сознание окутала тьма, а рядом возник обеспокоенный Гримжоу. Хосе, который стоял за спиной Луизы, с раздражением посмотрел в сторону бежавшей к ним Ольги.

– Ты же сказала, что тут невозможно убить! – со злостью в голосе сказал Хосе подбежавшей Ольге.

– Она и не умрет, – спокойно ответил Гримжоу, уже вовсю запуская заклинания в тело Луизы.

– Да ну? – с сарказмом в голосе зло произнес Хосе. – Даже если бы я ударил в сердце и добивающим в голову?

– Ну ты же не ударил, – спокойно возразил Гримжоу. – Хотя в одном ты прав: арену нужно или чинить, или переделывать.

– Что с Луизой? – с легким беспокойством поинтересовался Хосе.

– Пару недель в больнице – и будет как новенькая, – подняв в воздух девушку, ответил Гримжоу, осматривая входящее отверстие в ее спине. – Хм… Я так понимаю, что это та самая энергия ци из стиля боя наставника Саньфэна, которая стала оружием?

– Почти, – равнодушно ответил Хосе, – я просто довел технику учителя до полного идеала.

– Я правильно понял, что все время боя она вас не видела? – спросил напоследок Гримжоу, уже поворачиваясь к выходу с арены.

– Да, – посмотрев ему в глаза, спокойно ответил Хосе.

– Однако опасный вы человек, Хосе. Ох и опасный, – покачав головой, произнес задумчиво Гримжоу.

Одна Ольга растерянно смотрела на Луизу, с трудом понимая, о чем говорят мужчины. После чего с благодарностью обратила свой взор на Хосе.

– Спасибо, – слегка поклонившись в его сторону, произнесла она.

– За что? – растерявшись и смутившись, спросил Хосе.

– Вы могли ее убить, но все же не стали этого делать, – все так же в уважительном поклоне ответила Ольга. – Вы выиграли, не волнуйтесь, Луиза – человек чести и выполнит свое слово. Но если хотите, то можете ее навестить в больнице, и она произнесет клятву.

– Значит, придется навестить, – пожав плечами, сказал он и пошел к выходу.

– Вы…

– Не надо! – оборвал ее Гримжоу, с серьезным видом посмотрев на нее. – Ты сейчас хочешь сказать глупость. Не стоит.

– Но…

– Поверь мне, – улыбнулся ей Гримжоу, на что Ольга только растерянно кивнула головой.

Глава 14

Во двор одного обычного частного дома на окраине столицы, такого же, как и соседние, вошел совсем не обычный для этого района гость. Гримжоу де Ундо, небрежно помахивая тростью и насвистывая какую-то мелодию, открыл калитку и зашел на аккуратно постриженный газон с десятком фруктовых деревьев. Чуть дальше, за клумбами с цветами, стояла летняя терраса, являясь продолжением двухэтажного уютного дома. Обычно никто из тех, кто прибывает в империю, не видит одной очень важной детали. На нее даже не обращают внимания, но тем не менее вы вряд ли увидите в городе или еще где пожилых или старых эльфов. Создается впечатление, что их просто нет, а эльфы или не стареют, или их старения не видно. В реальности же эльфы обычно не доживают до того момента, когда старость отображается на облике разумного, и только очень редкие и весьма могущественные архимаги могут дожить до того часа, когда старость начнет выползать на их лица. Обычно такие маги просто убирают эффект старости со своей фигуры и лица, но не этот архимаг, который, спокойно сидя в кресле-качалке и покуривая трубку, наблюдал за входящим на террасу Гримжоу.

– Привет, старик, – весело поздоровался гость со старым архимагом.

– Чего приперся? – буркнул недовольно темный эльф с густой белой бородой почти до пояса, но при этом абсолютно лысый, с торчащими в стороны длинными острыми ушами. Одет в обычный махровый халат темно-зеленого цвета, а обут в весьма необычные пушистые домашние тапочки красного цвета.

– Узнать, как дела у старика, и заодно показать весьма любопытную запись. – Не обращая внимания на тон сидевшего, Гримжоу спокойно подвинул столик поближе к недовольному старику и сел рядом. Положил амулет на столик и включил запись боя между Хосе и Луизой.

Старик, пыхтя раздраженно трубкой, все же посмотрел запись, изредка хмыкая в том или ином ее месте, а когда Хосе удалось пробить насквозь тело Луизы, то даже удивленно убрал трубку от лица.

– Хм… однако, – в очередной раз хмыкнул старик, с озорными искорками в глазах, – этот старый лис Чжан все-таки обвел меня вокруг пальца. «Сила энергии тела не может быть оружием сильнее магии…» – явно изображая кого-то, процитировал с сарказмом старик. – Тьфу ты, старый пердун!.. – И, посмотрев в небо, мрачно добавил, погрозив кулаком: – Чтоб тебе там икалось целую вечность, старый хрыч!

– Я так понимаю, запись произвела на вас впечатление? – улыбаясь, произнес довольный Гримжоу.

– А ты чего лыбишься, неуч? – буркнул на него старик. – Но так-то – да, запись интересная… Кто это такой вообще?

Гримжоу, потратив минут десять, подробно и с довольным видом пересказал историю Хосе, а потом еще и свои мысли по этому поводу. Все это время старик молча слушал его, а после того, как тот закончил, все так же молча продолжил курить свою трубку, глядя куда-то в сторону.

– Сфера, Чжан, предсказание, Хосе, Луиза, один год, вторжение. Все перечислил? – наконец обратив свой взор на сидевшего гостя, произнес старик.

– В ваших устах это больше похоже на план, а не на перечисление, – с подозрением посмотрел Гримжоу на старика, – но в общем почти все, да.

– Так и есть, – покивав своим мыслям, согласился старик.

– Учитель, неужели вы верите в это предсказание? – удивился Гримжоу. – К тому же этот Хосе, конечно, сильный малый, но после того, как я увидел его действия, у него вряд ли получится что-то подобное против опытного архимага.

– Иногда мне кажется, что я слишком рано ушел на покой, передав бразды правления моему бестолковому ученику, – недовольно фыркнул старик, – ты так и не увидел самого главного, хотя тебе показали все что только можно. Удивительная непонятливость для столь старого архимага. Совсем ты разучился думать на своей должности.

– И чего же такого я не увидел? – с сарказмом в голосе спросил Гримжоу. – Если по бою, то там все понятно: Хосе использовал какую-то оптическую иллюзию на зрение Луизы, и потому она его не увидела, хотя мы прекрасно видели все его движения. А его удары – это просто голая сила с усилением энергией ци.

– Пфф, вот об этом я и говорю, – фыркнул старик, – ты смотришь в книгу и видишь фигу. Но так и быть, за три клятвы выполнить мои приказы я объясню тебе все на пальцах как несмышленому младенцу.

– А не много? – возмутился Гримжоу.

– Я думаю, даже мало, но так и быть, сегодня для тебя скидка за столь интересные картинки, – благосклонно махнул рукой старик.

– Хорошо, я согласен, – подумав пару минут, согласился Гримжоу.

– Значит, так, мой бестолковый ученик, начнем с самого простого, – покровительственно произнес старик. – Этого мальца заключают в сферу на почти полторы тысячи лет, и что он там делает?.. Правильно – вижу, разум твой наконец заработал – он готовится убивать таких, как мы. – Увидев понимание, проскользнувшее на лице Гримжоу, старик довольно продолжил: – Неужели ты думаешь, что за все полторы тысячи лет этот весьма подготовленный бывший военный придумал только два приема против архимага? К тому же он точно знал, что его будут записывать. Все его действия кажутся логичными, но это не так. Он мог закончить дуэль еще на первом ударе, но не стал этого делать. И проверял он не защиту этой девчонки, а действие артефактов арены, – менторским тоном продолжал отчитывать своего нерадивого ученика старик. – Уяснив, что защита не успевает реагировать на его удары, он нанес несмертельное ранение. Ну а не видела она его потому, что он использовал частичный гипноз и немного преломление света.

Теперь дальше. У тебя под носом работает целая группа разумных, которые истинно верят в предсказания и наставления наставника Саньфэна. Именно они всеми силами пытаются удержать этого Хосе в империи. Думаю, тут замешана еще и малышка Соня, – усмехнувшись, добавил старик, упомянув бывшую главу магов судьбы, – эта мелюзга упрямая явно пыталась и сама увидеть будущее, но рассказать об увиденном не захотела. А значит, впереди нас ждет очень сложное время. Если ты еще не понял, то она не верила, что мы сможем выстоять перед вторжением. Это хоть понятно?

– Более-менее… – задумчиво произнес Гримжоу. – Но если боги есть, то почему они сами не прибудут сюда?

– Ты плохо слышишь? – возмутился старик. – Что было сказано в предсказании? Слуги богов нападут на империю. Не боги, а их последователи. А отсюда возникает вопрос: зачем? Просто так с другой планеты не будут присылать своих слуг… И да, не морщись, я согласен с выводом твоего Хосе. Если вам неизвестно, как сделать телепорт на другую планету, то это не значит, что кто-то другой не может этого сделать. – Старик затянулся и выпустил струйку дыма, делая паузу. – Я думаю, им нужны или верующие, или рабы, а может, и то и другое.

– Зачем? – недоуменно произнес Гримжоу. – Нет, насчет верующих я согласен, хотя в этом случае выглядит странным само нападение, но рабы-то зачем? Цивилизации, что смогла создать межпланетный портал, нужны рабы?

– Все такой же недальновидный и глупый, как и раньше, – недовольно пробурчал старик. – Лучшее средство для укрепления веры – это война или катаклизм. У нас столько иномирян из других миров, а ты так и не научился делать выводы из их истории. Когда были самые большие всплески веры в их мирах? Ответ очевиден – после потопов, падений метеоритов и войн. Война даже истинного атеиста делает верующим. У нас тут для них раздолье, мы слишком заигрались в свою дипломатию и затянули время. Я бы на их месте отправил армии на каждый континент, а потом явился богом и «спас» верующих в меня. А нашу империю пустил бы под нож. Мы им как бельмо на глазу, – увлеченно размахивая трубкой, вещал старик. – Сомневаюсь, что они глупее меня, а потому нужно готовиться, хотя и поздновато уже… и связь с этой группой разумных, что уже давно верит в предсказание и готовится к вторжению, нужно наладить. А зачем их цивилизации рабы… Ну, мы же не знаем всех их технологий. Может, и рабов используют.

– Не знаю, – недоверчиво произнес Гримжоу, – слишком невероятно это звучит. Совет не поверит в такое, да и император вряд ли согласится на мобилизацию сил.

– Это да, – пыхнув трубкой, уже спокойно согласился старик, – будь я официально жив – тогда, может, и смог бы что сделать. А так, даже если и воскресну, не успею уже что-то изменить.

– Так что будем делать, учитель? – вопросительно посмотрел Гримжоу на старика.

– Во-первых, выполнишь три свои клятвы, – поучительно произнес старик. – Первая – создай четыре тайные деревни на других материках, на это времени хватит, как и твоих полномочий. Придумай там какую-то миссию, важно, чтобы лет на двадцать. Вторая клятва пойдет на отсылку туда наследников главных домов темных и светлых. Тут уж я тебе не советчик, сам придумывай причину, зачем это надо. Ну там школу какую особую выдумай или испытание, все равно. Главное, убери их отсюда. Если выстоим – хорошо, вернутся, а если нет, то хоть кто-то наследие наше сохранит. Третья – это уже для меня лично. Мне нужны двести бойцов и полная боевая комплектация, особенно интересуют боевые роботы и оружие из пятой лаборатории.

– Ты-то откуда знаешь про пятую? – усмехнулся Гримжоу осведомленности старика.

– Я много чего знаю, – спокойно ответил тот, после чего продолжил: – Это, с клятвами, у нас было во-первых. Теперь во-вторых. Передай часть технологий гномам, да и оркам тоже, авось успеют что сделать из боевых машин. Скажешь, пусть, мол, готовятся завоевывать свой материк. На самом же деле их сюда перекинем, когда понадобится. В-третьих, ускорь работы на луне, базы должны полностью закончить за этот год. В-четвертых, объяви какой-нибудь общеимперский командный турнир боевых магов. Это хоть как-то стряхнет с них пыль. Поди, они уже и воевать разучились. На первое время этих мер хватит, а там еще чего придумаем.

– И что ты собрался делать с этими двумя сотнями разумных? – с любопытством в голосе спросил Гримжоу.

– Не я, а твой знакомый Хосе, – лукаво усмехнулся старик. – Он, пожалуй, единственный разумный, который попал к нам с реальным боевым опытом. Если кто и знает, как эффективно убивать архимагов и, возможно, даже богов, то только он. Не зря же его столько лет кто-то готовил.

– Насколько мне известно, он собирается уехать из империи, – пожав плечами, возразил Гримжоу.

– Ну, если твоя Луиза не справится, то придется мне тряхнуть седой бородой и показать молодым, как нужно беседы вести, – весело хмыкнул старик.


Хосе пришлось пять дней ждать разрешения посетить Луизу. Он и сам не знал, зачем это ему нужно. Просто, наверное, хотелось нормально попрощаться и закрыть вопрос. Все-таки глубоко в душе Луиза ему нравилась, хотя и бесила изрядно. Палата у нее оказалась просторной и со всеми удобствами, особенно впечатлило широкое окно с видом на парк. Сама Луиза сидела в кровати и угрюмо смотрела на вошедшего.

– Доброе утро, красавица, – усмехнувшись, шутливо произнес Хосе, пытаясь сгладить напряженность, повисшую в палате.

– А оно доброе? – печально спросила Луиза.

– А почему нет? Прекрасная солнечная погода, ты жива и здорова, ну и я наконец свободен, – не удержался от сарказма Хосе.

– Значит, пришел за клятвой?.. – понурив плечи и опустив взор, еле слышно произнесла обреченно Луиза. – Хотя что я спрашиваю – конечно, за ней. – По щекам Луизы потекли слезы, и она зашмыгала носом. – Это я во всем виновата. – Всхлип. – Конечно, ведь я такая дура и неумеха… Даже вон тебя только разозлила… – Луиза со слезами на щеках уже выглядела провинившимся ребенком, который отчаянно жалеет о случившемся. – Зачем только жить оставил? Такой дуре и место только в могиле…

– Погоди… Стоп, – растерялся от такой реакции Хосе, – при чем тут это?

– Конечно, ни при чем… – Очередной всхлип Луизы. – зачем я, дуреха, вообще поверила в это глупое наследство? Ты ведь тоже думаешь, что я дура непоседливая? – Всхлип. – Вот не станет меня, и всем станет легче…

Луиза уже откровенно плакала, теребя пальцами край одеяла.

– Погоди-погоди… Ты что, решила меня на жалости поймать? – возмущенно посмотрел на нее Хосе.

– Ну вот, я так и знала!.. – рыдая, произнесла жалобно она. – Я обещаю больше никогда первой к тебе не приближаться и не искать. Клянусь своей магией! – Затем уткнулась лицом в колени и продолжила плакать.

– Э-э-э… ну… хорошо, – пребывая в растерянности, произнес Хосе. Он был уверен, что Луиза хотела на него воздействовать с помощью слез, но теперь, после клятвы, уверенность пропала. – Луиза, я…

– Уходи, – глухо раздалось в ответ. – Просто уйди, пожалуйста.

Хосе, пребывая в странном состоянии, хотел было что-то сказать, но потом передумал и, быстро повернувшись, ушел. За спиной он отчетливо слышал рыдания Луизы. Побыстрее выскочив из больницы, с облегчением вздохнул. Он абсолютно не понимал, из-за чего такая реакция у девушки. Что такого он сказал, что вызвало слезы? Хотелось вернуться и узнать, но силой воли Хосе подавил это желание и отправился ловить такси. Его ждали порт и путешествие на другой материк.

Потратив на дорогу четыре часа, Хосе наконец оказался в порту. Не теряя времени, сразу отправился искать корабль, капитан которого согласится его забрать. Вот только с этим возникла проблема. Рейсов на другие материки не было. Так что или заказывай туда рейс сам, или жди, когда кто-то захочет отправиться в путь. Заказать рейс оказалось недешево, даже всех его денег не хватит на оплату половины дороги. Кажется, придется просить помощи у Вини…

– Решил-таки покинуть империю, – скорее утверждая, чем спрашивая, произнес какой-то старик, темный эльф, подойдя к задумчиво стоявшему на пирсе Хосе.

– Добрый день, а вы кто? – поздоровавшись, с интересом уставился на старика он.

– Я тот, кто решит твои проблемы и разбудит самую страшную способность разумных, – усмехнувшись, произнес старик, разглядывая Хосе.

– Что, решили тоже уговорить меня остаться? – мрачно спросил Хосе, мысленно готовясь к очередной порции нравоучений.

– Не-а, – весело хмыкнул тот, – ты же ищешь корабль?

– Да, – настороженно согласился Хосе, чувствуя подвох.

– А у меня как раз есть такой, – по-прежнему весело произнес этот странный эльф. – Могу тебе предоставить сей транспорт, и беги куда хочешь.

– Просто так и бесплатно? – с подозрением уставился на него Хосе.

– Почти, – лукаво улыбнулся тот, – ты мне пообещаешь сущую мелочь, и все. И нет, я не попрошу тебя остаться.

– Тогда что? – все еще с подозрением смотрел на старика Хосе.

– Вот это – амулет приема видеопосланий, – выудив из своего магокармана котомку, старик положил ее возле себя, – ты просто пообещаешь мне взять ее с собой, а второе обещание – что будешь смотреть все видео, что я тебе пришлю. Их, кстати, будет немного, не больше десятка.

– И в чем подвох? – внимательно рассматривая котомку и старика, спросил Хосе.

– Ни в чем, – пожал плечами тот. – Так что, договорились?

– Хм… – задумался Хосе; все это выглядело как-то слишком подозрительно… Но и отказываться смысла он не видел. – Хорошо, я обещаю выполнить ваши условия.

– Отлично, – довольно кивнул старик, – бери котомку, и пошли на корабль.

Хосе, пребывая в странном состоянии, задумчиво взял котомку и пошел за стариком. Шли они недолго, буквально на соседний пирс, где стоял весьма солидного вида морской катер, готовый к отплытию. Старик поздоровался с капитаном и представил Хосе, сказав, чтобы катер доставил этого пассажира куда он захочет.

– Что за видео вы собрались мне показывать? – уже стоя на палубе, не выдержал и спросил Хосе.

– Да не переживай, ерунду всякую, – отмахнулся тот, но вот потом очень серьезно и мрачно добавил: – Буду снимать, как слуги богов убивают твоих знакомых, и отправлять тебе. Думаю, первой умрет Луиза, она девочка непоседливая и сразу полезет в бой, за ней, скорее всего, отправится Ольга, ну или еще кто. Но тебе же все равно? Так что чего печалиться? – Тот от слов старика вздрогнул. – Ах да, ты ведь уже дал обещание, так чего ждешь-то?

– Это подло и низко, – угрюмо произнес Хосе, с силой сжимая поручень борта.

– Подло и низко бросать всех на произвол судьбы, имея такие знания, как у тебя, – с угрозой в голосе произнес этот уже далеко не добрый старик. Перед Хосе стоял грозный и гневный архимаг, с которым явно шутки плохи, – а у меня так, шалости одни.

В душе Хана шла борьба между логичным желанием уплыть подальше от обреченной империи и голосом совести, что требовала остаться и помочь тем, кого он повстречал недавно.

– Я же говорил, что разбужу самую страшную способность разумных, вы ее совестью зовете, – печально усмехнулся старик. – Эта зверюга страшнее любого врага – если проснется, конечно. У тебя как, проснулась?

Хосе всеми силами пытался принять решение, но не мог. Старик ударил по самому уязвимому. Сам того не желая, Амадил вспомнил, как в своей прошлой жизни не раз сообщал о смерти сослуживца семье погибшего. Это было самое сложное в его работе, а теперь ему предлагают занять их место. И хотя логика вовсю вопила, что он не сможет никого спасти и только сам погибнет, совесть оказалась все же сильнее, и Хосе решился. Он повернулся к трапу и сошел обратно на пирс. Весело улыбающийся старик последовал за ним.

– Вы же понимаете, что один человек ничего не изменит? – обреченно произнес он, глядя на мудрого и коварного спутника.

– Ой, ну ты и сказал! – рассмеялся старик. – Тут главное – желание, а как это сделать, дело уже десятое. Поверь, способов много, важно правильно их применять.

Глава 15

Хосе просматривал личные дела бойцов, которых ему предстояло обучать тактике ведения боя. Двести лучших, как сказал старик, бойцов империи и десять боевых магов. Прошел уже месяц с того памятного дня, как он остался в империи. Ему удалось достигнуть компромисса со своей совестью и упрямством. Хосе отказался от завещания, но согласился заняться подготовкой элитной части империи и помочь с планированием предстоящей войны. Как оказалось, старика, темного эльфа, звали Эльнориэль де Амидал, хотя все его называли только учителем или наставником, редко кто произносил его имя. Прошедший месяц ушел на установку Хосе биочипа и отбор тех, чьи документы сейчас лежали перед ним, и если к обычным бойцам вопросов не было, то вот десять отобранных магов вызывали у него противоречивые чувства. Причина была простой и, можно сказать, банальной. В эту десятку из тех, кого он знал, входили Луиза, Ольга и Эльдар, а вот остальные семь были ему незнакомы. Четыре светлых эльфа и три темных.

Франческа де Торо, целитель отряда, весьма одаренная девушка, да еще и подруга Ольги, которая в отряде также числилась целителем. Эдгард фон Роз, светлый эльф, архимаг, возраст триста лет. Хосе внимательно посмотрел на фото этого одетого в военную форму империи подтянутого боевого мага. Он, да еще и темный эльф Луиз де Орнулиан были главной боевой силой этой группы. Хотя, по мнению самого Хосе, Луиз более сильный архимаг, чем Эдгард, хотя и младше того на десять лет. Еще два мага, примерно того же уровня, как и Эльдар, – почти архимаги, но пока еще официально носили звание старших магистров: два брата – темных эльфа Исмиральд и Агдан де Хордовские, возраст двести сорок лет. Последними в этой десятке шли два рыцаря меча, кроме того еще и являющиеся старшими магистрами магии, один светлый эльф Август фон Нимермар, возраст двести сорок лет, и второй – темный эльф Лорейн де Гризман, возраст двести шестьдесят лет.

Хосе, задумавшись, сложил личные дела в стопку, встал из-за стола и подошел к окну своего личного кабинета. Прошедший месяц ушел не только на адаптацию биочипа. Он вместе с выделенными консультантами изучал снимки соседней планеты, полученные со спутников. Данных было крайне мало, но того, что удалось узнать, хватило, чтобы сделать первоначальные выводы. Во-первых, там полностью отсутствовало техническое развитие. Но вот магическое было на голову выше имперского. Об этом говорили обнаруженные строения и города возможного противника. Учитывая уничтожение спутников и дронов, посланных на поверхность планеты, противник обладал весьма точными и действенными заклинаниями дальнего боя. Во-вторых, приходится признать полное неведение о силах и численности армии вторжения. А главное – отсутствует информация об уровне подготовки. Неизвестно, были или есть там военные столкновения.

Через месяц долетят очередные спутники и дроны, запущенные еще два года назад. В этот раз их задачи скорректированы на разведку этих данных. Возможно, это поможет получить новые сведения, но Хосе в этом сомневался. Учитывая, как быстро и оперативно они реагировали на прошлые запуски, противник явно готовился скрыть любую информацию подобного рода. Все очень сильно напоминало Амадилу подготовку перед войной.

Пока Хосе размышлял, стоя возле окна и глядя на казармы их элитной части, в кабинет без стука вошли старик де Амидал и Гримжоу.

– Не помешаем? – скорее для проформы спросил старик, присаживаясь на диван. Гримжоу же остался стоять, только хмыкнув на беспардонные действия своего спутника. Хосе лишь слегка кивнул, продолжая смотреть в окно. – Ты говорил, что уже готовы предварительные выводы?

– Да, так и есть, – сухо ответил Амадил, после чего повернулся к гостям и продолжил: – Ситуация, как я и говорил ранее, хуже некуда. Но кое-что можно успеть сделать за оставшиеся полгода.

– Полгода? – удивленно переспросил Гримжоу.

– Да, – слегка раздраженно ответил Хосе, – у нас минимум полгода, максимум год, а потому будем исходить из худшего варианта.

– Допустим, – спокойно согласился старик, доставая свою любимую трубку и закуривая. Хосе на это только протянул руку и открыл окно: он не любил табачный дым. – И что ты предлагаешь?

– Начну с изложения обстановки, – задумчиво потерев ладонью подбородок, ответил Хосе, – предположительно, у противника нет технических разработок оружия, но на этом плюсы для нас заканчиваются. Хотя есть еще один спорный плюс – разница наших планет. Если учитывать данные, которые смогли предоставить ученые, это разные значения силы тяжести, а также небольшие расхождения в составе воздуха. Если с воздухом можно все решить с помощью амулетов, то вот изменения силы тяжести не нейтрализовать. На нашей планете она больше, а значит, противнику понадобится время на адаптацию. Есть еще спорный момент о работе магии, но тут я не специалист и что-либо утверждать не берусь.

Дальше только одни минусы. Мы не знаем количество и состав армии противника, а также силу их магов. Если исходить из тех данных, что были предоставлены мне сферой, то их уровень примерно такой же, как и ваш, но вот количество явно больше. На данный момент мы можем брать за основу только эти данные, других у нас нет. – Тяжело вздохнув, Хосе продолжил: – Следующий минус – полное отсутствие боевого опыта у имперских магов и солдат. Пара сотен магов, что имеют хоть какой-то опыт боестолкновений с аборигенами диких земель, мятежниками или преступниками, – это капля в море. Ваша империя не воевала уже более тысячи лет. Так что все ваши навыки – это только дуэли и теоретические знания. Про армию вообще страшно упоминать. Ее просто нет. Стражники уже давно ловят только мелких преступников, а сама армия знает только, как ходить на параде строем. Первый же бой заставит их разбежаться куда глаза глядят. Конечно, личная сила многих воинов находится на весьма солидном уровне, но это хорошо для дуэли, а не для боя в строю.

Исходя из всего вышеперечисленного, я пришел к выводу, что нам требуется полный переход на стрелковое оружие с применением зачарованных пуль, а также срочное создание бронетанковых войск на основе боевых шагоходов и гусеничных магомашин. Но это еще не все. Срочно нужно наладить производство тяжелой артиллерии и перевести на военный заказ те заводы, что сейчас создают ракеты для космоса. Боевые ракеты малой и средней дальности более важны для нас, поскольку в них можно установить кассетный боеприпас из магических артефактов или просто начинить взрывчаткой. Идеальный вариант – создание ядерных боеголовок, но, увы, эта сфера у вас слишком запущена и за такой промежуток времени добыть нужные ресурсы не получится. Самое основное – срочно приступить к возведению укрепрайонов в различных частях материка. Желательно, чтобы возле каждого города находились от пяти до десяти таких подземных укреплений высокой прочности с усилением заклинаниями.

– Ты предлагаешь нам не вступать в открытый бой? – возмутился Гримжоу. – Залезть под землю, как гномы?

– Если хотите сохранить хотя бы половину населения, то да, – пожав плечами, спокойно произнес Хосе. – Ни в одном из городов нет укрытий для мирного населения. Те единичные замки, что остались со старых времен, – это просто мишени для противника. Любые строения, что стоят на поверхности, с огромной вероятностью будут уничтожены.

– Хм. Предлагаешь биться только из укрытия? – задумавшись, произнес старик.

– Верно, – кивнул согласно Хосе, – это позволит затянуть войну, что, в свою очередь, даст возможность набраться боевого опыта тем, кто останется в живых.

– И что, все эти способы помогут нам выиграть? – усмехнулся Гримжоу.

– Вряд ли, – с сомнением в голосе ответил Хосе, – даже артиллеристам и операторам боевых машин нужно время для освоения техники. Вся надежда на ракеты. Будь больше времени, и можно было бы наладить серийный выпуск боевых роботов. Это серьезно добавит военной мощи, но и тут одни проблемы. На всю империю нет ни одного нормального программиста, а все потому, что эта профессия не пользуется популярностью. Та горстка, которая есть сейчас, не сможет создать полноценный искусственный интеллект, а без него роботы бесполезны.

– А если удаленный доступ? – спросил старик, глядя на Хосе сквозь выпускаемый дым.

– Из-за заклинаний и других помех они могут превратиться в бесполезный хлам, – презрительно фыркнул в ответ Хосе.

– Что скажешь, ученичок? Сможем хоть что-то провести через совет? – усмехнувшись, спросил Гримжоу старик.

– Укрепления – можно, ракеты – тоже вполне, даже без совета можно начать выпускать, – рассматривая свои руки, ответил сосредоточенно Гримжоу, – а вот остальное – это проблема. Минимум месяц уйдет на убеждение и принятие решений. Так что с этой вашей артиллерией и танками будут затруднения. Единственное, что уже и так делается, – это стрелковое оружие и защитные костюмы для армии. Также наши совместно с гномами подняли архивы рунной магии и тем самым смогли поставить создание боеприпасов на поток.

– На какое количество техники мы сможем рассчитывать через полгода? – мрачно спросил Хосе.

– Мне сложно ответить, но думаю, пару сотен единиц техники и еще столько же артиллерии сделать успеют, – прикинув мысленно, ответил Гримжоу.

– Ясно, – обреченно вздохнул Амадил, – этого, конечно, мало, но, учитывая то количество, что уже есть, хоть на несколько укрепрайонов хватит.

– Слушай, а как же эта ваша авиация? – возбужденно спросил старик. – Она вроде как у вас, в других мирах, очень сильно влияла на бой.

– Авиация – это очень сильное оружие, – согласно кивнул Хосе, – вот только подготовка пилотов – сложный и трудоемкий процесс. Мы просто физически не сможем подготовить пилотов к сроку.

– А если использовать драконов? – не унимался старик.

– Слишком медленные и без прикрытия и поддержки – сразу собьют. Тут только если договориться с ними о наездниках-магах, что будут давать дополнительную защиту. Хотя, на мой взгляд, и этот вариант плох, – спокойно возразил Хосе. – Драконы хороши будут в атаке, в обороне они не сильно помогут. Хотя если есть такая возможность, то лишней она не будет. Но сразу хочу предупредить: потери у них будут вначале огромные.

– В общем, все понятно, – покивал своим мыслям старик, – осталось разобраться с элитными частями.

– М-да… элитные части, – с сарказмом произнес Хосе. – Кто вообще эту глупость придумал?

– Пф… – рассмеялся Гримжоу, глядя на старика, который пытался изобразить невозмутимый вид, усиленно пыхтя трубкой. – Учитель лично решил создать такой отряд.

– Ясно, – устало махнул рукой Хосе. – Элитные части – это особый род войск, который должен действовать в тылу противника, уничтожая командование и подрывая тыловые службы. Кроме того, бороться против таких же групп на своей территории. Обучение – минимум пять лет, и то если без выходных и отпусков.

– Я читал, что такие, например, на Земле и за полгода готовили, если есть физическая база, – возразил угрюмо де Амидал.

– Ну если вам нужны одноразовые группы, с шансом выжить после задания в один процент, то да, полгода вполне достаточно, – пожав плечами, ответил Хосе.

– А если они не знакомы с таким группами? – упрямо стоял на своем старик.

– Вы хотите понадеяться на случай? – внимательно глядя на него, спросил Амадил.

– А выбор ведь небольшой, – недовольно пыхнул трубкой старик.

– То есть вы упорно желаете создать такие группы? – устало спросил Хосе.

– Ну хоть как-то эффективнее их использовать можно? – угрюмо ответил вопросом де Амидал.

Хосе задумчиво смотрел чуть выше головы собеседника. У него была одна мысль: как реализовать потенциал этих отобранных разумных.

– Хорошо. У меня есть одна идея, – с трудом и нехотя произнес Хосе, – из магов можно создать две полноценные пятерки быстрого реагирования и диверсионной работы. А вот тех двести разумных разделить на два отряда прикрытия. То есть пятерка наносит удар или выполняет иную задачу, а их отход прикрывает уже усиленная техникой и оружием группа в сто разумных. Думаю, это более-менее можно успеть реализовать за полгода. Но учтите, нагрузки у них будут очень большие. Вы уверены, что они выдержат?

– Выдержат, – твердо ответил довольный старик, – они и не через такое проходили.

– Поверьте, – зло усмехнулся Хосе, – через такое они точно не проходили.

– Они все добровольцы и дали клятву пройти полностью любые тренировки, – серьезно произнес Гримжоу, – а это очень серьезный шаг.

– Увидим, – зловеще улыбаясь, произнес Хосе. От его улыбки даже Гримжоу стал не настолько уверен в добровольцах.


Ольга в очередной раз мысленно фыркнула от раздражения и злости, проклиная тот злополучный день, когда решила послушаться подругу и записаться в этот чертов отряд. Еще три месяца назад, когда они прошли только месяц этого ада, она поняла, в какую жуть затащила ее Луиза. Теперь только и оставалось, скрипя зубами, терпеть все эти издевательства над ее телом и разумом. Посмотрев на лежавшую в паре метров от нее, по макушку в грязи, подругу, Ольга злорадно усмехнулась. Одно радовало – эта неугомонная бестия тоже получала всю полагающуюся каждому из отряда порцию этих радостей. Их пятерка сейчас в очередной раз пыталась незаметно проникнуть на базу противника и уничтожить вражеского командира. С учетом того, что магию нельзя использовать, ибо их сразу обнаружат наблюдатели и накроют массовым огнем заклинаний, им приходилось, как обычным смертным, ползти по уши в грязи болота, надеясь, что в этот раз это чудовище Хан их не обнаружит. Пока им не удавалось даже на территорию лагеря проникнуть, куда уж там убить вражеского командира…

Старший их группы, Эльдар, что-то наконец рассмотрев, рукой указал направление движения. Они почти бесшумно продолжили ползти. В этот раз лагерь противника располагался на опушке леса: с одной стороны болото, с другой – лес, а с третьей – поле. Логично предположив, что со стороны болота у них больше шансов проникнуть в расположение противника, Эльдар повел их в эту грязь, от которой не спасал даже их новый костюм. Из-за плохой видимости в сумерках им приходилось ползти, частично открыв лицевой щиток шлема, что позволило воде проникнуть внутрь костюма. Ольга всей кожей ощущала себя в этой грязной и холодной жиже. Промокло уже все. Конечно, примени они магию, и проблемы не станет, но ведь и наблюдатели противника тоже не спят.

Группа медленно, как их и учили, продвигалась вперед. Через час, преодолев последний участок, они наконец приблизились к линии визуального наблюдения за лагерем. Эльдар внимательно осматривал стан врага, пытаясь увидеть или вычислить караульные посты. Минут через десять такого наблюдения он подал сигнал. Луиза, поправив здоровенную снайперскую винтовку, быстро поползла к кустарнику метрах в десяти от них. Ольга последовала за ней. Их задача – прикрытие группы огнем. Луиза благодаря своим успехам в стрельбе с самого начала закрепила за собой должность снайпера их группы, а Ольга, как медик, прикрывала подругу и корректировала стрельбу в случае необходимости. Аккуратно расположившись в кустах, Луиза, очень медленно сняв защитные чехлы с оружия, установила винтовку на сошки, приготовившись открыть огонь. Ольга, увидев, что она готова, молча дала знак рукой Эльдару. Тот, кивнув, с Августом и Луизом пополз дальше. Так далеко они еще не заходили. Ольга с огромным удовольствием улеглась рядом с Луизой на почти сухой почве. Как же ее достало это болото, кто бы знал… Казалось, что вода уже затекла куда только можно и нельзя. Особенно раздражали мелкие насекомые, которые так и норовили залезть поглубже под костюм.

Ольга не видела толком, в какой момент их таки опять засекли. Ее задача – смотреть за тылом отряда; то, что творилось впереди, она видела только краем взгляда. Потому громкий голос Эльдара в ушах чуть не заставил ее подпрыгнуть:

– Уходим!

И тут же земля между ними и отрядом взорвалась столбом пламени и пара. Ольга на рефлексах уже успела установить защиту, высушить все внутри костюма, избавиться от насекомых, захлопнуть лицевой щиток и открыть огонь из оружия по бегающим в лагере противника фигурам. И все это буквально за пару секунд. То, на что еще три месяца назад ей нужно было полминуты, сейчас уже делалось без каких-либо указаний сознания. Тело работало само, а заранее подготовленные заклинания пускались в ход без малейших ее размышлений. Рядом четко и не спеша работала Луиза, прикрывая отход группы. Кроме стрельбы из винтовки она еще успевала запускать заклинания атаки и прикрытия группы. На огненные вспышки они даже не обращали внимания, а редкие заклинания воды и земли отражались их защитой. Противник еще не обнаружил их огневую точку, поэтому основной удар пришелся на отходящих парней во главе с Эльдаром.

Ольга довольно улыбнулась. С командиром им повезло. Этот парень оказался настоящим лидером для них, а его занудство и дотошность воспринимались уже как плюс, а не минус. Если вторая группа успела на тренировках раз десять попасть в плен, то они еще ни разу. Каждый раз Эльдар успевал среагировать раньше, чем захлопывалась ловушка. Увидев, что творил Хан с пленными, ломая их психологически, они стали чуть ли не молиться на удачу Эльдара. Попадать в такой плен они не хотели… Между тем противник наконец вычислил их позицию, но буквально за секунду до этого раздался голос Эльдара:

– Третий, отход. Смена.

Ольга тут же бросилась в сторону, почти одновременно с Луизой. Ранее на тренировках, раз пять промешкав и не сразу выполнив команду Эльдара, они потом пару дней лечили ожоги и порезы. Так что теперь они сначала делали, а потом думали. Хотя в бою теперь мысли мелькали уже редко. Тут бы успеть выполнить все команды Эльдара… Ольга только удивлялась, как он сам успевал и думать и действовать. Сзади раздалась серия взрывов, куст, под которым совсем недавно они лежали, стал воронкой глубиной в пару метров, а позади возникла туманная завеса из пара и земли. Тут же подул сильный ветер, но даже этих десяти секунд, пока они были скрыты от взоров врага, им хватило на то, чтобы разорвать дистанцию. А дальше безумный бег с препятствиями. До точки эвакуации оставалось тридцать километров.

Выбежав на поляну, где их уже ждала группа прикрытия, Ольга облегченно вздохнула. Правда, на этом все еще не закончилось. Теперь, уже с прикрытием, они, сидя внутри «брони», мчались обратно к своим. Правда, на этот раз в основном работали бойцы их поддержки. Ольга не слишком обращала внимание на эти уже ставшие привычными звуки. Она обрабатывала раны Эльдара: как оказалось, его все-таки успели хорошенько зацепить. Он выглядел хотя и измученным, но довольным.

– У нас получилось, – устало произнес он. – Ольчик, слышишь? У нас получилось.

– Слышу, слышу, нечего меня отвлекать, – не осознавая смысла сказанного, автоматом ответила Ольга. И только закончив обрабатывать раны, она поняла, что именно сказал Эльдар. – То есть как?

– Вот так: мы выполнили задание, – искренне улыбаясь, ответил Эльдар.

– Честно? – все еще не веря в то, что сказал командир, произнесла она растерянно.

– Да. – Эльдару было приятно смотреть на эту реакцию Ольги. Она была в этот момент такая искренняя и милая, что он не выдержал: – Выходи за меня замуж.

– Что?.. – потрясенно спросила она. – Что ты сказал?

– Ольчик, солнце, выходи за меня замуж, – твердо произнес, став серьезным, Эльдар. – Ты согласна?

Ольга растерянно посмотрела на него, а потом на свои руки; смутившись, она отвернулась в сторону.

– Это значит «нет»? – вздохнул Эльдар.

– Нет! – возразила она, вспыхнув. – То есть да. То есть… ну… я согласна.

От смущения Ольга не знала, куда деваться, но Эльдар радостно притянул ее к себе. Обнявшись, они счастливо улыбались, и даже то, что внутри «брони», несущейся на сумасшедшей скорости по бездорожью, их нещадно трясло, ничуть не заботило обоих.

Глава 16

В столовой царило необычное для этого времени оживление. Девушки накрывали столы, весело переговариваясь, а парни уже потихоньку начинали отмечать. Поводами для такого исключения стали первая успешно выполненная миссия и будущая свадьба Ольги с Эльдаром. Почти полгода они тренировались под руководством Хосе, и вот наконец настало время немного отдохнуть и расслабиться. Хосе с улыбкой наблюдал за этим весельем, вот только он чувствовал себя лишним на этом празднике. Так что когда столы накрыли и все расселись, он произнес пару тостов и, как только представилась возможность, незаметно покинул застолье.

Медленно прогуливаясь в одиночестве по пустому лагерю, он просто мысленно отдыхал от всех забот и проблем. Их подразделение располагалось возле небольшой речки, буквально в десять метров шириной. Проверив посты, Хосе покинул лагерь. Пройдясь до реки, уселся прямо на траву невысокого обрыва над водой. Вокруг постепенно смеркалось. Приглушенный шум веселья, доносящийся из лагеря, не слишком отвлекал его от наслаждения одиночеством и покоем. Казалось, что так можно сидеть вечно, глядя на волны реки и любуясь лесом на другом берегу. К сожалению, на этом берегу лес пришлось вырубить из соображений безопасности. Небольшой, но теплый ветерок только добавлял спокойствия и умиротворения. Впервые за полгода Хосе смог себе позволить вот так сидеть – ничего не делать и ни о чем не думать.

Спокойствию и уединению удалось продержаться пару часов, пока Хосе не услышал шаги за спиной. Даже не оборачиваясь, он сразу узнал свою главную проблему как в работе, так и в голове. Луиза. С этой девушкой ему удалось помириться, но вот ее характер иногда заставлял хвататься за голову, а ее поведение кидало его в эмоциях от злости до умиления и обратно. Как только с ней справляется Эльдар, непонятно. Она могла устроить драку без причины, а могла виновато изображать в его кабинете нашкодившего ребенка, всем своим видом выражая глубокую обиду на несправедливость наказания.

Хан прекрасно понимал, что как бы он ни отмахивался от этого, но влияние Луизы на его сознание оказалось намного больше, чем ему хотелось. Он даже пошел против своих принципов и не стал брать в плен ее команду. Это неправильно и даже очень плохо для системы тренировок, но ничего с собой поделать он не мог, прекрасно понимая, что не станет ломать ее психику. Он даже не участвовал в последнем испытании команды Эльдара, что логично привело к удачному завершению. Все-таки опыта у условного противника было еще слишком мало, чтобы заметить ошибки диверсионной группы и воспользоваться ими. Впрочем, Луиза тут ни при чем. Требовалось дать ребятам почувствовать вкус победы и успеха, а то их моральный дух уже месяц как слишком низок и грозил перерасти в депрессию.

– И чего это наш Ханчик скучает в одиночестве? – раздался веселый голос за спиной Хосе, заставив тяжело и обреченно вздохнуть. – И нечего так вздыхать, – возмутилась уже слегка нетрезвая Луиза, усаживаясь рядом с ним, – лучше посмотри, какое небо чистое.

Хосе невольно обратил взгляд на уже ночной небосвод. Небо действительно чистое, и звезды сверкают ярким светом, как в горах… Правда, кое-что заставило его с изумлением опустить взгляд. Луиза бесцеремонно улеглась головой к нему на колени и смотрела вверх чистым и невинным взором.

– Кыш… – бесцеремонно отодвинув склонившуюся над ней голову Хосе, фыркнула Луиза, – весь обзор закрываешь своей башкой.

– Ты ничего не… – начал было возмущенно он, впрочем, не предпринимая попыток освободить свои ноги.

– Имею право, – без тени стыда, а только с одной твердой уверенностью произнесла, обрывая его, Луиза. – Мы выполнили твое гребаное задание, и вообще я уже устала… Пфф, – тяжело вздохнула она. – А тут такое небо и звезды… Красота, правда?

– Красиво, но ты перегибаешь палку, – попытался вразумить девушку Хосе.

– Ничего, потерпишь, – безапелляционно заявила Луиза, – мы вон тебя полгода терпим, и ничего. Так что смирись и не мешай пьяной девушке наслаждаться небом.

– Опять решила меня соблазнить? – улыбнулся Хосе, задавая провокационный вопрос.

– Нужен ты мне сто лет… – фыркнула Луиза, устраиваясь поудобнее. – Все, поезд ушел, раньше надо было ловить свое счастье.

– И что же, у меня теперь нет шансов? – все так же улыбаясь, Хосе неожиданно для себя протянул руку и погладил Луизу по волосам. Впрочем, девушка была явно не против этого.

– Ну, не знаю, – состроив умилительное выражение лица, произнесла она, – может, малюю-ю-юсенькая, вот такая… – показав пальцами еле видимую щелочку, протянула она, – возможность и осталась. Но я на твоем месте не слишком бы на это рассчитывала.

– А тебя не смущает тот факт, что это ты меня нашла тут и сейчас лежишь на моих коленях? – гладя волосы девушки, спросил довольный Хосе. Ему было приятно ощущать ее рядом, и прерывать это теплое чувство он не хотел.

– Не-а, – с озорством в голосе произнесла Луиза, – это все мелочи.

– Понятно. А если я тебя сейчас поцелую? – шутливо продолжил дальше провоцировать ее он.

– Неужели решишься воспользоваться беспомощностью пьяной и беззащитной девушки? – лукаво улыбаясь, ответила Луиза.

– Я подумаю, – усмехнувшись, произнес Хосе, заметив мысленно, что он не прочь воплотить шутку в реальность.

– Эх, жалко, все вино уже выпили, – грустно вздохнула девушка. – Может, у тебя где-то там заначка есть?

– А тебе не хватит? – удивился он столь резкому переходу, хотя чего удивляться – это же Луиза…

– Хватит, не хватит… – поморщилась она, – какая тебе разница? Так есть или нет?

– Хм… Вроде что-то приносили в подарок, – задумавшись, вспомнил Хосе о нескольких подаренных ему бутылках вина.

– Так чего мы сидим? – резко выпрямилась она, обвиняюще глядя на него, будто он в чем-то уже стал виноват. – Пойдем отметим нашу победу. Ну и свадьбу Ольчика тоже.

– Ты уверена? – с сомнением произнес Хосе, внутренне жалея, что Луиза разрушила такой уют.

– Давай уже, вста-а-авай, – вскочив на ноги и с трудом подняв его, приказным тоном произнесла она, – потом еще посидишь. Пошли.

– Куда? – обреченно спросил он, смирившись со своей нелегкой участью.

– Как куда? – удивленно уставилась на него она, воинственно подняла руку и воскликнула: – Туда, где выпивка!

Хосе, в очередной раз тяжело вздохнув, печально посмотрел на место, где они еще недавно сидели, и, осознав, что Луиза не отстанет, а он сам в общем-то и не против, повел девушку к себе.


Утро началось для Хосе весьма необычно. Уже давно он не просыпался от солнечного света в своем окне. Учитывая, что окна его жилища выходили на запад, уже явно больше двух часов дня. Попытавшись повернуть голову, обнаружил жуткую боль и стук в висках. Похмелье явно давало о себе знать. Вместо того чтобы пытаться бороться с болью, он, наоборот, полностью отпустил ее и, войдя в медитацию, внутренней силой в одно движение очистил свой организм от влияния алкоголя. Мысли стали ясными, а голова – свободной. Это позволило наконец осознать, что возле него, закинув на него свою ножку, спит одна прелестная и обнаженная особа. Рядом раздалось невнятное мычание, которое, после долгой борьбы, наконец вылилось в более-менее понятные слова.

– Ханчи-и-ик, солнце-е-е… – мычало это чудо, пытаясь спрятать голову под подушку, – убей солнце.

– Себя убить? – улыбаясь, шутливо произнес Хосе, прекрасно понимая, что именно имеет в виду Луиза.

– Не-э-э… вон то… убей, или я сама… – вяло махнув рукой в сторону окна, проворчала Луиза, – только… вот чуть-чуть… отдохну… Ну будь человеком… выключи его…

Хосе, осторожно освободив себя из-под тела девушки, встал и задернул шторы. В комнате воцарился блаженный полумрак.

– Уф… хорошо… – облегченно отозвалось из-под подушки, вот только Луиза, к своему несчастью, попыталась пошевелиться. – О-о-ох… голова-а-а… Ханчи-и-ик… водички-и-и… – простонало это чудо голосом умирающего.

– Хм… а зачем? – присаживаясь на кровать, спросил он, ухмыляясь.

– Вот же, сволочь… еще и кричит прямо в голову, – простонала она. – Убью садиста… Ну, Ханчи-и-ик, спаси умирающую… Хотя бы один стаканчик… – раздался еле слышный шепот Луизы.

– Это меня просит почти боевой архимаг и мастер внутренней силы? – откровенно насмехаясь, спросил Хосе.

– Ой… вот… только… не начинай… а? Ну что… тебе… стоит? – страдальческим голосом произнесла Луиза.

– Ладно, в этот раз пожалею тебя, – изобразив тяжелый вздох, произнес Хосе.

Сосредоточившись, он положил свои руки на голову Луизы и начал медленно массажировать, вливая силу. Сначала Луиза молчала, но постепенно начало раздаваться детское чмоканье губами и довольное мычание, а потом и мурчание.

– Так, хватит балдеть. Боли уже нет, – убирая руки, улыбнулся Хосе.

– Еще, – сев на кровати, прижав к себе простыню и повернувшись к нему спиной, требовательно произнесла Луиза.

– Девушка, вы наглеете, – любуясь видом ее обнаженной спины, произнес он.

– Ну?! – еще более требовательно сказала она, поерзав на кровати.

Хан, улыбнувшись, все же протянул руки и продолжил массаж. Минут через двадцать он наконец прекратил блаженство девушки и, поцеловав ее в шею, лег рядом.

– Хватит уже.

– Мм… классно, – довольно проурчала она, после чего соблазнительно потянулась всем телом, от чего простыня упала, открыв весьма интересный вид. Луиза лукаво посмотрела на Хосе и томным голосом произнесла: – Кажется, кое-кого ждет ответный подарок…

Впрочем, никто против подарка не возражал. Только через два часа Хосе наконец встал с кровати. Сегодня, слава богам, выходной, что он мысленно отметил для себя. Быстро приняв душ, пошел на свою маленькую кухню и разогрел взятый еще вчера готовый обед. Как чувствовал – взял двойную порцию. Пока Луиза плескалась в душе, Хосе уже разогрел еду и приготовил кофе. Даже нашелся пакетик сливок: как он помнил, Луиза пила кофе только с молоком или сливками. Установив столик в комнате возле кровати, ибо на кухне имелся всего один табурет, он разложил завтрак, хотя уже скорее обед, по тарелкам, задумчиво вспоминая прошедшую ночь.

К сожалению или к счастью, у него оказалось целых пять бутылок спиртного. Две бутылки вина, две коньяка и одна гномья настойка. Они умудрились выпить все. Нет, пили они не все сразу. Уже после второй бутылки коньяка кровать неожиданно оказалась слишком близко, а одежда словно улетучилась с их тел. Такого в жизни Хосе еще не было. Что-то вспыхнуло между ними, будто нечто давно потерянное или очень важное вдруг нашлось и словно приросло обратно. Вот так они и пили, говорили, занимались любовью в постели и просто наслаждались друг другом. Пока не открыли этот чертов гномий самогон, по ошибке названный настойкой… Амадил когда-то даже спирт пил, но это было даже крепче и мощнее спирта. Вот эта гадость их и вырубила окончательно, даже суперразвитый организм не справился с таким пойлом.

И все же Хосе за одну лишь ночь узнал почти все о Луизе, ее проблемах и страданиях, а она – про его жизнь там и здесь.

Как оказалось, Луиза была в прошлой жизни обычной молодой домохозяйкой, у нее были муж и двое детей, но в один обычный день ей довелось попасть под колеса автомобиля. Очнулась уже тут, в этом мире. Думала, сойдет с ума от таких перемен, хотела умереть уже совсем, но в итоге просто закрылась в себе, и только в три года к ней в сознание смог достучаться Гримжоу. Этому эльфу, который случайно оказался в поселке людей в тот момент, стало интересно, что не так с девочкой, и он из любопытства занялся ребенком. В итоге это его вмешательство и спасло Луизу, а потом к ним присоединилась Ауэль де Амидал, внучка старика. Вдвоем с Гримжоу они смогли вытащить Луизу обратно в новый мир и, главное, показали этот мир с совсем другой стороны.

Вот тут-то и наступил обратный эффект. Луиза потеряла чувство реальности. Она отринула все бывшие предубеждения и стала жить так, как ей хочется. А потом в ее жизни появился учитель Аран, он смог показать ей удивительный мир ушу, а именно тайчи – внутреннее боевое искусство, которое учитель Саньфэн называл Кулаком Великого Предела. Вот только он и не подозревал, что при этом открыл ящик Пандоры. Луиза откровенно помешалась на этом искусстве и поставила для себя просто непомерную цель – стать лучшей в империи. Только дружба с Ольгой не дала ей скатиться в полное погружение, в постоянные дуэли и драки. Хотя тут скорее они обе нашли друг в друге опору в жизни и устремлениях.

Слушая, как Луиза рассказывает об Ольге, Хосе неожиданно понял, что они стали больше чем подругами; значение слова «сестры» подходило намного больше. Только один разумный имел для Луизы такое же значение – Ауэль де Амидал. Она, по сути, заменила Луизе мать, подарив ей тепло и нежность. Родная мать Луизы в этом мире умерла при родах, а отец был главой поселка и особого внимания дочке не уделял. Каким чудом ее заметил Гримжоу – непонятно, хотя Хосе в этом сильно подозревал руку одного очень умелого бога. Хотя теперь и был благодарен ему за этот просто бесценный подарок…

– Мм… еда! – раздался восторженный возглас Луизы, оборвав размышления Хосе.

– Садись, голодающая, – улыбнулся Хосе, глядя на закутанную в полотенце Луизу.

– Хм… Не-э, надо одеться, а то мы отсюда никогда не выйдем, – задумчиво и очаровательно поднеся пальчик к губам, произнесла она. После чего упорхнула в гостиную и буквально через минуту вернулась полностью одетая. Служба не прошла даром, что заметил мысленно Хосе. Раньше она так быстро одеться не могла.

– Садись уже, а то все остынет, – ворчливо возмутился он, но скорее не из-за еды, а из-за наличия одежды.

– Как-то у нас все не совсем правильно, – отстраненно произнесла она, параллельно поглощая обед. – Процесс ухаживания и букетно-конфетный этап пропустили… – Девушка тяжело вздохнула. – Эх… неправильный ты у меня, Ханчик. Неправильный. Такой момент от меня увел…

– А что, сейчас нельзя начать этот самый «букетно-конфетный этап»? – насмешливо спросил Хосе.

– Это как же? – удивленно взглянула на него Луиза, отпивая кофе.

– Просто. Если хочешь, давай сегодня сходим куда-нибудь, – спокойно заметил он.

– «Куда-нибудь» – это куда?.. – с любопытством спросила она. – Хотя нет. Хочу сюрприз! – тут же категорично оборвала сама себя. – Что-то безумно приятное, супернеожиданное и можно даже сумасшедшее. – В глазах Луизы проснулись тысячи чертенят и начали плясать танцы с бубнами. – Осилишь? – с сомнением и словно оценивая, посмотрела она на Хосе.

– Хм… – задумался он, слишком уж сложная стояла перед ним задача. – Думаю, у меня есть идея. Но учти, она точно подходит под все перечисленные пункты. Не испугаешься?

– Я-то?! Пфф… – изумилась и тут же презрительно фыркнула она, – нет на свете ничего такого, что способно выбить меня из колеи.

– Ну-ну, – усмехнувшись, произнес он.

Глава 17

Гримжоу де Ундо растерянно смотрел по сторонам. Элитное военное подразделение выглядело, мягко говоря, странно. Вместо обычной суеты и тренировок сейчас тут царила полная расслабленность. Бойцы спокойно ходили по части, лениво болтая между собой.

– Ты же вроде говорил, что тут очень суровые условия… – насмешливо произнесла его высокая и статная спутница, одетая в женский вариант военной формы империи. В сочетании с белыми волосами и голубыми глазами черная имперская форма смотрелась на ней весьма привлекательно.

– Сам в шоке, – недоуменно ответил Гримжоу. Когда он приглашал Ауэль де Амидал посмотреть на подготовку нового подразделения, то рассчитывал ее удивить и даже поразить. Удивление у нее есть точно, вот только не тем, чем нужно. – Пошли к твоему деду, может, он объяснит, что тут происходит.

– А он тут? – слегка опешила Ауэль. Сложно было сказать, какие чувства к деду преобладали у нее в душе: уважение и боязнь очень тесно переплетались, создавая весьма специфический коктейль.

– Тут, тут. Куда он денется… – все еще пребывая в растерянном состоянии, ответил Гримжоу, ведя спутницу в главное здание части.

Молча он проводил ее по практически пустому зданию в кабинет старика. К счастью, тот оказался на месте, читая какие-то отчеты за своим массивным столом. Даже когда они вошли, он не стал отрывать взгляд от бумаг.

– Добрый день, учитель, – поздоровавшись со стариком, Гримжоу уселся в кресло возле окна.

– Деда, ты опять увлекся бумажками? – улыбнулась Ауэль, подходя к старику и поцеловав его в щеку. – Привет, рада тебя видеть.

– Угу, и вам здрасте, – ворчливо пробурчал старик, хотя было видно, что приход внучки ему приятен. – Чего приперлись?

– Я захотела посмотреть на элитное подразделение, – с сарказмом в голосе ответила Ауэль, подходя к столику с кофейными принадлежностями. – Кофе кто-то еще хочет? – спросила она у мужчин; те молча отказались, она пожала плечиками и налила только себе.

– И как, посмотрела? – насмешливо фыркнул старик, продолжая разглядывать бумаги.

– Ну как тебе сказать, – присаживаясь на стул возле стола, тем же тоном ответила Ауэль, – пока ничего необычного не увидела.

– Хватит уже разводить реверансы, – раздраженно произнес, не выдержав, Гримжоу. – Учитель, что происходит? Почему в части бардак?

– Не бардак, а выходной, – спокойно произнес старик, – по совету наших аналитиков и психологов Хосе согласился снизить уровень неуязвимости объекта на тренировке и после удачного завершения задания устроить выходной.

– Выходной?.. Хосе согласился?.. – изумленно вскинул брови Гримжоу, на что старик только хмыкнул. – Удивительно.

– Более того, Эльдар де Моунти сделал предложение Ольге фон Дальк, так тут еще и празднование будущей свадьбы заодно состоялось, – отложив наконец в сторону бумаги, произнес старик. – Но это все мелочи. Главное, что его подход к тренировкам уже сейчас дал просто великолепный результат. Целью последней операции был я сам и, что удивительно, меня ликвидировали.

– Что?! – чуть не подавившись кофе, воскликнула Ауэль.

– Представь себе, – довольно прищурился старик, – будь это настоящий бой – меня бы уже не было, и это притом, что я защищался в полную силу.

– Хм… серьезный результат, – озадаченно прокомментировал Гримжоу, пока Ауэль пыталась прийти в себя от столь шокирующей новости.

– Ты лучше подумай о другом, – неожиданно став серьезным, произнес старик. – Какова реальная сила Хосе, если боевые группы даже приблизиться к лагерю не могли. И все это без капли магии. А я до самого момента атаки даже не подозревал о том, что группа уже рядом, хотя был извещен заранее и готовился тщательно.

– М-да… впечатляет, – размышляя над словами старика, сказал Гримжоу.

В этот момент их разговор прервал стук в дверь, сразу после которого в кабинет вошел Хосе Амадил Нара собственной персоной.

– Добрый день! Не помешаю? – Увидев гостей в кабинете старика, Хосе остановился у двери.

– О, заходи, – улыбнулся ему старик, – мы тут как раз о тебе говорили, а если точнее, то о твоих хороших результатах.

– Результаты пока еще не совсем удовлетворительные, – не согласился Хосе, проходя в кабинет и присаживаясь в соседнее кресло возле Гримжоу, приветственно кивнув гостям, – ошибок еще предостаточно.

– Ну, совсем без ошибок практически невозможно, – попытался отмахнуться от его слов старик.

– В бою ошибка равна смерти, – мрачным тоном возразил Хосе.

– Согласен, – кивнул старик, – но нам нужно развиваться. Я тут подумал с аналитиками и пришел к выводу, что твоя система слишком хороша, а значит, нужно расширяться. К нам на подготовку отправят еще сто десять магов.

– Кмх… – слегка опешил Хосе, – и как вы себе это представляете? Я уже молчу о нехватке времени, но кто их обучать будет? Меня на столько бойцов не хватит.

– Это не такая большая проблема, как ты думаешь, – усмехнувшись, ответил старик. – Я со своими подчиненными полностью возьму на себя подготовку отрядов прикрытия, а новыми группами-пятерками будут заниматься твои подопечные. На тебе останется только общий контроль.

– Им еще самим учиться и учиться, – поморщился Хосе.

– Согласен, но выхода у нас нет, – спокойно ответил старик, – ты же сам прекрасно понимаешь, что две такие группы – это капля в море. А вот двадцать четыре группы – это уже что-то. И даже если они будут слабее, чем твои ребята, это не страшно, главное – они станут эффективнее.

– Хорошо, – вздохнув, ответил Хосе, – но с вас должок.

– Хм?.. – вопросительно поджал губы старик. – Тебе в кои-то веки что-нибудь потребовалось?

– Да, но об этом позже, – уклончиво ответил Хосе. – Если уж мы тут все собрались, то, может, расскажете, как обстоят дела по нашим проектам?

– Все идет по плану, – довольно ответил старик, мысленно отмечая, что впервые Хосе сказал «нашим», а не как обычно «вашим». Это хороший знак, хотя и неясно пока, с чего такая перемена, – учения проводятся по разработанному тобой плану, сбоев нет. На данный момент у нас уже двухмиллионная армия плюс шестьсот тысяч стражников. Думаю, к моменту вторжения доведем количество до трех миллионов. Техническая часть – точно по списку, даже уже сформировали первый механизированный корпус. Производство ракет уже достигло пятидесяти в сутки, из них десять средней дальности и сорок – малой. Мобильные комплексы запуска, как ты просил, делаем в первую очередь. Укрепрайоны готовы на семьдесят процентов. Стройка там завершена полностью, сейчас ведутся работы по укреплению рунами и комплектование вооружением. Личный состав полностью готов и уже обживается на новом месте.

– А как с минами и магическими ловушками? – внимательно слушая старика, спросил Хосе.

– Дней через десять придет полный отчет, там и прочитаешь, – усмехнулся старик, – если кратко, то с обычными минами все отлично, а вот с магическими ловушками еще не все гладко. Слишком много ты их запросил, а выйти на поточное производство пока не получается. Зато уже ведутся работы над более совершенными, можно сказать, «умными» ловушками. Наши ученые там не на шутку разошлись. В ход пошли големы, нежить и даже модифицирование растительных и животных организмов. Думаю, противника сможем удивить.

– А вы, я смотрю, серьезно так готовитесь, – удивленно прокомментировала масштабы работы Ауэль. – Вы понимаете, что произойдет, если вторжения не будет?

– А что произойдет? – хитро прищурившись, спросил старик.

– Совет будет в бешенстве, – покачав головой, произнесла она.

– Да ну? Честно? – с издевательскими нотками в голосе произнес старший де Амидал.

– Деда, перестань, – обиженно надувшись, сказала Ауэль.

– Официально эти силы готовятся не отражать вторжение, а нападать и захватывать другие материки, – прокомментировал Гримжоу, – лишь малый круг разумных знает об истинном назначении подготовки.

– А эти ваши укрепления по всей империи в такое как вписываются? – с сарказмом в голосе спросила Ауэль.

– Учения и тренировка, – спокойно отметил Гримжоу.

– А ты что, решила военным делом заняться? – с подозрением уставился на нее старик.

– Пф… нет, конечно, – фыркнула внучка.

– Вот и славно, – произнес де Амидал и, уже повернувшись к Хосе, спросил: – Так что за просьба у тебя? Или это секрет?

– Секрета тут нет, – пожал плечами тот, – но есть срочность и важность для меня.

– Ух ты, заинтриговал старика. Давай рассказывай, – ухмыляясь, произнес старик.

Хосе задумчиво оглядел всех присутствующих и, вздохнув, выложил свою проблему. Без помощи этих разумных он не сможет осуществить свой план. Хотя у него уже придуман запасной вариант. По мере рассказа брови у всех присутствующих поднимались, а Ауэль так вообще аж ротик приоткрыла от удивления. После того как Хосе закончил говорить, старик встал из-за стола и принялся энергично расхаживать по кабинету.

– А ты знаешь, мы таки сможем выполнить твою просьбу, – довольно потирая ладони, вскоре произнес он, – и даже точно в нужное время уложимся. Только вот место я тебе выберу поинтереснее. Не против?

– Я не против. А что за место? – спокойно спросил Хосе.

– О-о-о, место – просто лучше не придумаешь, – задорно рассмеявшись, произнес старик.

– А мое мнение никого не интересует? – обиженно, с нотками раздражения, спросила Ауэль.

– Молчи, женщина, сегодня не твой день, – пафосно подняв указательный палец, произнес старик, а после прищурился и посмотрел на внучку: – А будешь возражать, так я могу и кое-что припомнить из вашего детства, девушка.

– Я поняла, я согласна… – вздрогнув от угрозы в голосе деда, быстро закивала она.

– Ну-с, приступим, – вновь азартно потерев ладони, произнес довольный старик.


Через два часа, как и договаривались, Хосе уже встречал Луизу возле выхода из военной части. Подготовка завершена, и все готово к воплощению плана. Луиза, одевшись в свой очередной яркий наряд восточного стиля, возбужденно подбежала к Хосе и, быстро его поцеловав, с ожиданием уставилась в глаза.

– Ну и? Справился? – с предвкушением сюрприза спросила она.

– Да, – нежно обняв девушку, произнес довольный Хосе, – все, как ты и хотела: неожиданное и непредсказуемое посещение готово.

На этих словах к воротам части подъехал магомобиль-такси.

– О, так мы еще и едем куда-то?.. – с любопытством, игриво выскользнув из рук Хосе, спросила Луиза.

– Да, но куда – это сюрприз, – усмехнулся он.

– Отлично! – радостно вскрикнула она, решительно направляясь к машине.

Хосе только загадочно покачал головой, надеясь, что девушка не обманула и окажется устойчивой перед таким сюрпризом. Сев рядом с ней на заднем сиденье, он кивнул водителю, который уже знал, куда ехать.

Рядом с расположением части находился небольшой город: до столицы ему далеко, но и маленьким его назвать нельзя. Почти сто тысяч жителей – это вам не шутка. Как и в любом крупном городе, тут было множество частных домов, так что им пришлось изрядно повилять по улицам, пока они наконец прибыли на место.

– Погоди, – за руку остановил он Луизу, которая уже собиралась выйти из машины, – есть небольшая просьба: нужно надеть вот этот шлем, – загадочно улыбаясь, произнес Хосе.

– Хм… – От любопытства девушка уже не находила себе места. С подозрением осмотрев шлем, она все-таки его надела и тут же удивленно воскликнула: – Я же в нем ничего не вижу!

– Так и надо, – улыбнулся Хосе, – иначе какой это будет сюрприз, если ты все заранее увидишь?

– Ну-у-у… не зна-а-аю… – растягивая слова, в сомнении произнесла она.

– Просто поверь. По-другому сюрприз не получится, – слегка переживая, произнес Хосе. Это самая опасная часть плана. От согласия Луизы очень многое зависит.

– Ладно! – решительно воскликнула она. – Уговорил. Веди уже.

Расплатившись с водителем, Хосе повел девушку за руку по тротуару к весьма примечательному и древнему зданию. Зайдя внутрь помещения, провел ее мимо застывших и молчаливых разумных, что с улыбкой наблюдали за этой картиной. Старик лично поставил на всех самую лучшую из всех ему известных магических заготовок по скрытости. Так что даже используй Луиза заклинания, она бы не смогла никого обнаружить внутри. Наконец, подведя девушку к постаменту, Хосе осторожно снял с нее шлем. Луиза, слегка проморгавшись, чтобы привыкнуть опять к свету, изумленно оглянулась. Сначала у нее на лице проявилось удивление, потом осознание того, где они, а затем – откровенная паника. Она, конечно, девушка весьма экстремальная, но не до такой же степени! – буквально читалось в ее глазах.

– Луиза Тьюдбери, согласна ли ты стать моей женой? – торжественно встав на одно колено, произнес Хосе, протягивая ей кольцо с очень редким магическим камнем.

– Э-э-э… мм… вау-у-у… – выдохнула шокированная Луиза.

Они стояли возле постамента с книгой летописи свадеб города Эльзар, причем находились они в здании регистрации венчания эльфов. В котором, по идее, нельзя расписываться другим расам, но у старика были весьма серьезные связи, так что стало несложно сделать исключение из правил. На Луизу в ожидании ответа смотрели в этот момент очень знакомые ей лица. Тут, буквально в трех метрах, стояли: Ольга, которая могла бы и предупредить о таком событии, что мимолетно и мстительно отметила про себя невеста; Ауэль де Амидал, заменившая Луизе мать; Гримжоу де Ундо, ее учитель; Эльнориэль де Амидал, старик, которого еще недавно считали умершим; Эльдар де Моунти, будущий муж Ольги, а также все остальные из их группы. Все они стояли и молча ждали, когда наконец шокированная невеста даст ответ. Ждал этого и распорядитель, что стоял с магическим пером возле книги.

– Кажется, ты перестарался… – с нотками испуга произнесла Луиза и, быстро выдернув ладони из рук Хосе, бросилась на выход. Правда, до дверей она не добежала, остановившись буквально в метре от выхода. Перед ней стоял старик, единственный разумный, которой был по-прежнему всем доволен, и даже общий вздох удивления нисколько не раздосадовал его.

– Прежде чем ты отсюда выйдешь, учти, – мимолетно скастовав заклинание абсолютной тишины вокруг него и Луизы, произнес, улыбаясь, он, – такие люди, как Хосе, делают предложение лишь раз. Выйдешь отсюда – и больше его не увидишь. Так что думай.

После этих слов он убрал полог тишины и отошел в сторону. Луиза задумчиво посмотрела на старика, потом на выход и вдруг, подскочив на месте, развернулась в воздухе и уверенным быстрым шагом вернулась обратно к жениху, все так же стоявшему на одном колене.

– Я согласна! – бодро воскликнула она, всем своим видом демонстрируя, что все в полном порядке и как надо.

Сложно сказать, что именно окончательно покорило ее сердце: слова старика или понимание в глазах Хана и отсутствие там даже намека на вопрос «А что это было?». Но неожиданно для себя самой Луиза поняла, что хочет быть рядом с этим человеком. В ее жизни появился еще один очень близкий и родной разумный, и это было очень приятно. Настолько, что, независимо от желания Луизы, у нее потекли искренние слезы счастья.

Глава 18

Сигнал боевой тревоги заставил Хосе, едва проснувшись, сразу одеться, быстро поцеловать Луизу, которая уже и сама была в одежде, вот только глаза еще до конца так и не открыла, и выскочить из их квартиры. Прошло уже почти полгода, как они стали мужем и женой, и все это время Хосе наслаждался жизнью. Было приятно спать в постели не одному, а с той, кого любишь. Совместные завтраки стали своеобразной традицией, которую сегодня впервые пришлось нарушить. Хотя Хосе и ожидал тревогу со дня на день, но все равно этот сигнал раздался даже для него неожиданно.

В лагере царили, для стороннего наблюдателя, суматоха и суета. На самом же деле все бежали на свои посты и к точкам сбора. Пилоты экспериментальных штурмовых самолетов уже прогревали двигатели своих машин. Эти аппараты появились совсем недавно. Можно сказать, что имперцам повезло. Пять месяцев назад одна из поисковых групп смогла обнаружить весьма интересного иномирянина на другом материке. Им оказался бывший военный летчик из мира Воды, причем надо отметить, что уровень технологий авиации именно у водников был выше, чем во всех известных мирах. Алекс Мурок, именно так звали летчика, сразу согласился на предложение империи. Как и большинство пилотов, он жить не мог без неба. В новом мире летчик уже двадцать лет страдал от невозможности насладиться чувством полета. Так что его рвение в этой сфере стало запредельным. Многочисленная группа разумных, что работала под его руководством, не спала сутками, но результат налицо: десять штурмовых самолетов уже готовы, все они сейчас располагались на базе элитной военной части. Эти штурмовики своим внешним видом отдаленно напоминали Хосе транспортные вертолеты из его мира, только без винтов сверху, а с небольшими крыльями по бокам в верхней части фюзеляжа. На крыльях располагались восемь реактивных сопел в специальных подвижных креплениях, которые с помощью раскаленного магией воздуха могли разогнать аппарат до сверхзвуковой скорости, причем в любую сторону. А сверхпрочный материал корпуса теоретически позволял этому аппарату взлететь вертикально вверх даже в космос, что, правда, еще пока не проверялось на практике.

В пять утра уже светлело, но солнечные лучи еще не полностью рассеяли сумерки. Время самого сладкого сна и прервала ревущая сирена. Когда она наконец замолчала, Хосе уже вбегал в главное здание базы, где в центральном зале его ждал старик. Приветственно махнув ему рукой, де Амидал повернулся к своим сотрудникам-магам, которые выкладывали магическими кристаллами узор для телепорта.

– Кажется, началось! – возбужденно произнес старик, как только Хосе подошел. – Император уже ждет нас в столице.

Хан только серьезно кивнул на эти слова, глядя вместе с ним, как маги заканчивают приготовления. Наконец телепорт открылся и они отправились в столицу к императору. Точнее, на сбор главного штаба империи. Из телепорта они вышли на подземном этаже дворца императора. После прохождения всех проверок им разрешили войти в лифт: предстояло спуститься еще на сотню метров вниз. Подземный бункер для правительства и императора построили одним из первых. Теоретически он мог выдержать абсолютно любой удар магией или даже ядерный взрыв, вот только им по-прежнему неизвестна сила богов и их слуг.

Пройдя по коридорам бункера, они оказались в приемном зале императора – весьма просторном помещении метров двадцать в длину и десять в ширину. На стенах висели экраны маговизоров, а посреди зала стоял большой стол, за которым сидело уже почти все военное руководство империи. Сам император Август Волентайн выглядел уставшим и невыспавшимся в своем красном фраке в белую полоску, а его зеленый цилиндр стоял рядом с ним на столе. Раньше Хосе давал ему на вид максимум сорок лет, но сейчас император выглядел как пожилой эльф, почти старик. Поклонившись императору и молча кивнув всем остальным, новоприбывшие заняли свои места. Пустыми оставались еще два кресла: начальника разведки империи Мавера фон Ульдриха и главы будущего воздушного флота Алекса Мурока. Пока все ждали отсутствующих, Хосе внимательно изучал информацию на экранах маговизоров. На одном из них шла прямая трансляция со спутника: на изображении всего материка светилось множество красных точек в разных частях империи; несложно догадаться, что это места высадки противника. Внизу монитора светились тоже красные цифры, показывая очень быстро растущую численность высадившегося десанта противника: сейчас там значилось более трех миллионов. Хосе нахмурился: дела обстоят паршиво – высадка еще не закончилась, а их уже столько… На остальных мониторах были изображения других материков, с таким же огромным количеством красных точек. Значит, высадка происходит одновременно на всей планете. Пока он рассматривал мониторы, в зал вошли опоздавшие члены штаба.

– Раз уже все собрались, то можно начинать, – устало произнес император, дождавшись, когда пришедшие сели на свои места. – Как вы уже поняли, то, к чему мы готовились, все-таки свершилось. По всему материку открылись порталы, по виду напоминающие разломы, из которых к нам все еще прибывают незваные гости с соседней планеты. Первым выслушаем командующего армией Гримжоу де Ундо. Можете не вставать, уважаемый.

– Ваше императорское величество, все пока идет строго по плану, – наклоном головы поблагодарив его, произнес Гримжоу, – конечно, численность войск противника растет, но прямых боестолкновений еще не было. Все части приведены в боевую готовность. Там, где позволяет расстояние, по этим разломам уже открыла огонь артиллерия. Как вы видите на экране, – Гримжоу указал рукой на один из них, где изображение со спутника приблизило место высадки противника, и сейчас все отчетливо видели вспышки от взрывов снарядов, – толку от обстрела нет. Щиты у противника подняты достаточно мощные, чтобы полностью закрыться от наших снарядов. Но обстрел пока будем продолжать: заклинания у врага странные и нам незнакомые, ученые уже приступили к анализу. В остальном ситуация полностью под контролем, потерь среди личного состава пока нет.

– Хорошо. А что скажет глава разведки? – не особо удивившись докладу Гримжоу, год назад назначенному на должность командующего армией, спросил император.

– Ваше императорское величество, ситуация критическая, – встав, мрачно произнес Мавер фон Ульдрих. – По расчетам аналитиков, примерное количество бойцов противника составит около шести миллионов, и это только у нас в империи. Армия противника прибывает под прикрытием магических щитов высокой мощности, из двухсот тридцати порталов или разломов. Такая же картина на всех остальных материках. Теперь о составе войск противника. Одна из зон высадки находится под нашим полным наблюдением, и полученные данные подвергаются срочному анализу, что позволило примерно узнать силу и количество бойцов противника. С учетом того, что высадка происходит во всех точках примерно одинаково, можно с уверенностью утверждать о составе армии… – Ульдрих взял паузу и что-то сказал в свой амулет: на одном из экранов изображение тут же поменялось на столбик цифр. – На этом экране указано примерное количество магов и обычных воинов противника, а также примерные их звания в нашей градации.

– Двенадцать архимагов? – изумленно спросил председатель нижней палаты совета.

– Нет, – помрачнев еще сильнее, ответил Ульдрих, – это выделены отдельно разумные, сила которых в разы больше, чем у архимагов. – В зале удивленно ахнули. – Да-да, вы не ослышались: их замеренная нашими приборами мощность примерно в пять раз больше, чем у нашего архимага в слиянии. В империи только четверо разумных имеют примерно соответствующую магическую силу, и то в слиянии со своей феей. Двое из них – присутствующие здесь уважаемые Эльнориэль де Амидал и Гримжоу де Ундо. Естественно, это не боги, но явно их приближенные помощники, но не командиры. Наблюдение точно показало полное отсутствие приказов с их стороны.

– Другими словами, следующее число – шестьсот – это архимаги, – невесело хмыкнув, произнес император.

– Так точно, – кивнул Ульдрих и тут же что-то тихо сказал в амулет связи. Монитор с цифрами мигнул, и наконец возле каждой цифры появилось название. – Вот теперь все правильно.

Хосе задумчиво смотрел на цифры. Если бы не эти двенадцать особенных архимагов, то все обстояло бы не так уж и плохо. По количеству архимагов империя превосходила противника на двести разумных, но вот почти шесть тысяч старших магистров – это слишком серьезно. Тут уже противник превосходил в силе на примерно тысячу магов. А вот по остальным параметрам ситуация была почти равная, кроме рядовых бойцов: у империи почти три миллиона против шести у противника. А ведь на других материках такая же ситуация. Если враг сюда пришел надолго, то будет весьма сложно отбиться от всех сил, а ведь они пока еще не видели богов…

– Может, стоит ударить мощнее по одной из точек высадки? – задумчиво произнес командующий морским флотом. – У нас и флот в некоторых местах может помочь огнем.

– Нет, – отрицательно помотал головой Гримжоу, – сейчас нам важнее собрать информацию о противнике и его методах и только после этого принимать решение. Ударные группы готовы, и, как только у нас будет более полная информация, мы нанесем удар. В том числе с помощью флота.

– Нам бы продержаться еще пару недель, и тогда будет сюрприз врагу, – сокрушенно покачав головой, произнес Алекс Мурок. – У нас почти готова первая партия штурмовых бомбардировщиков. Пятьдесят машин – это немного, но и не мало. Если ударить в одной точке, то даже архимагам мало не покажется.

– Звучит хорошо, но, как меня заверил Хосе, авиация сможет эффективно нанести лишь один удар, а потом противник будет уже готов к отражению ее атак, – возразил ему Гримжоу.

– И что они смогут сделать против штурмовых машин на дистанции в десять километров? – усмехнулся презрительно Алекс. – Они даже не увидят штурмовики.

– Не стоит недооценивать тех, кто смог создать межпланетарный портал, и не один, – спокойно произнес де Амидал, лениво вращая монетку в пальцах, – мы не знаем абсолютно ничего об их методах обнаружения целей и радиусе действия их оружия. Они ведь наши спутники на орбите своей планеты сбивают…

Алекс хотел было возразить, но, мрачно вздохнув, промолчал. Он хотя и был весьма горячим парнем, но, когда нужно, думать умел.

– Ты нам лучше скажи, как обстоят дела с пилотами? – спросил старик, хитро прищурившись.

– Плохо, – поморщился от этого вопроса Алекс, – взлет, посадка – вот и весь их опыт. Если у противника есть система магической ПВО даже на уровне имперской, то машины мы потеряем в первом же бою.

– Ну вот, а ты говоришь, бомбами закидаем, – усмехнулся старик. – Хотя да, один раз, в нужном месте, атаку успешно проведем. Если продержимся, конечно.

– Что у нас по элитным частям? – обращаясь к Хосе, спросил император.

– На бумаге двадцать четыре группы готовы и в теории смогут уничтожить один из таких разломов вместе со всеми командирами противника в том месте, – спокойно прокомментировал тот, вставая с места, – на деле же я не уверен, что они даже разлом ликвидируют, про командование противника вообще молчу. Но если направить по две группы на каждого из этих особенных архимагов, то есть шанс успешного завершения миссий. Правда, обратно мало кто сможет вернуться.

– И каков шанс, по твоему мнению? – заинтересованно спросил император.

– Минимум сорок процентов этих особенных будут уничтожены. Количество выживших с нашей стороны – максимум двадцать процентов, – спокойно произнес Хосе.

– Хм. Что на это скажете, Гримжоу? – спросил император.

– Если их предполагаемая мощь подтвердится… – задумавшись, ответил тот, – то, скорее всего, так и сделаем. Правда, у нас есть идеи, как повысить количество потерь противника.

– И как же? – внимательно посмотрел на него император.

– Четверо разумных, равных им по силе, у нас есть; еще и Хосе, думаю, тоже не слабее. Так что попробуем устроить ловушку для гостей, – зло усмехнулся Гримжоу.

– Выбрать безлюдное место и активировать твое слияние? – спросил император, стуча пальцами по столу.

– Как вариант, – пожал плечами Гримжоу.

Эффект слияния Гримжоу уже был известен Хосе. В этот момент фея полностью берет под контроль тело и магию Гримжоу, так как во много раз сильнее его самого. По его словам, обычно фея контролирует свои желания, но в этот момент полученные сила и мощь затмевают ее разум и она крушит все подряд. В течение минимум получаса маг бушует на одних животных инстинктах, и только потом фее удается обуздать свои стремления, и обессиленный Гримжоу получает двойной урон своему здоровью. В западной части империи до сих пор существует пустыня Ундо, где когда-то был обычный зеленый пейзаж, а теперь в радиусе двадцати километров один песок. Результат последнего слияния Гримжоу, примерно девятьсот лет назад.

– Хорошо. Тогда так и поступим, – подвел итог император. – Что у нас по остальным вопросам?

Хосе, слушая доклады, большую часть пропускал мимо ушей: он и так владел всей необходимой информацией. Сейчас его больше волновали результаты первого прямого боестолкновения между имперцами и противником. По сути, именно для этого все тут и собрались, мало кто думал, что противник станет делать паузу перед атакой, а значит, очень важно получить результаты и принять меры противодействия сразу.


Сергей Громов в прошлой жизни мало что-то ценил или любил и тем более не верил в Бога. Сложно обладать верой, если у тебя в двенадцать лет обнаруживают рак крови. Вначале еще задавал себе вопросы: «За что? Почему?» – но после неудачных попыток лечения вопросы стали совсем другими. Особенно когда Сергей осознал, что жить ему максимум до шестнадцати лет. Время пролетело быстро: казалось, только недавно ему сообщили диагноз, и вот он уже лежит в постели и понимает, что все, это конец. Жизнь уходила медленно и тоскливо. Находясь под действием обезболивающих препаратов, Сергей не чувствовал боли тела, а вот боль души заглушить было нечем. Безумно хотелось жить, хоть как-то, но жить. До самого последнего момента он не верил, что умрет, но смерть не слушает пожелания своих жертв. Шестнадцатилетний подросток умер под слезы родителей и грустный взгляд врача. Наверно, именно из-за пережитого Сергей не сломался после того, как осознал себя в теле новорожденного ребенка. Желание жить вспыхнуло с такой силой, что он был готов терпеть любые испытания. Если для других этот процесс был тяжелым и унизительным, то для Сергея он стал радостным и светлым. Ему подарили новую жизнь. До двадцати лет он подсознательно боялся повторить свою прошлую жизнь, но чем дальше, тем меньше оставалось в памяти того, что было в другом мире.

В новой жизни ему повезло сорвать джек-пот. Сергей родился в семье светлых эльфов, на самом развитом материке Даринол, да еще и обладал источником магии – в магическом мире. Новая жизнь напоминала ему счастливый и невероятно красивый сон. С трудом верилось, что ему повезло, а окружающее не рассыплется в прах. Но жизнь шла своим чередом. Сначала школа, потом магическая академия, новые друзья, новые увлечения. Вот только пришлось после академии пойти в армию. По новому закону империи каждый маг должен отслужить в армии три года.

Служить Сергею понравилось. Это было интересно и увлекательно. Именно тут он обрел свою семью по-настоящему. К сожалению, у многих светлых эльфов дети были как временные игрушки. До десяти лет с ними игрались и позволяли все, а потом – как отрезало. У тебя своя жизнь, у родителей своя. Нужны деньги? На, держи, только не приставай и не надоедай своими вопросами. Особенно эта ситуация усугубилась после того, как родители узнали о том, что их сын иномирянин. Он стал им неинтересен. В ответ на это Сергей после окончания академии сменил имя и фамилию на те, из прошлой жизни. Там ему не повезло со здоровьем, но родители его безумно любили и отдали все, чтобы его спасти, хотя это и не получилось.

После года службы Сергей получил назначение в укрепрайон возле города Рузам. Обычный город, тысяч двадцать населения, так что укрепрайон только один. С ним вместе сюда же были направлены его новые друзья – Волерей и Маризул – оба были, как и он, светлыми эльфами. Служба потекла своим ходом: учения, тренировки, новое оружие, опять тренировки. А потом они сдружились с девчонками из штаба. Хотя «сдружились» – это сильно сказано, просто для Сергея опыт близких отношений с другим полом оказался весьма сложен и труден. Еще в академии за ним закрепилась слава слишком скромного студента. Одно хорошо: эльфиек такая новизна заводила и возбуждала. Потому они сами все делали, Сергею же оставалась роль статиста.

Он был бы рад изменить ситуацию и взять инициативу в свои руки, но, увы и ах, как только оставался наедине с девушкой, вся его смелость слетала вмиг, превращаясь в ступор. Так и тут: эльфийкам нужен был самый обычный отдых, пьянка, секс, и больше ничего. А вот Сергей уже чуть ли не в любви признавался каждой своей временной подруге. Что, естественно, служило поводом для шуток друзей. Правда, не будь у него таких веселых и заводных приятелей, то и секса тоже не было бы – именно они всегда все организовывали. Зато кое в чем другом не было равных Громову. В критической ситуации он преображался, становясь отличным командиром, и главное – при этом у него полностью отсутствовали паника и растерянность.

Так что когда прозвучал сигнал боевой тревоги, Сергей первым был на месте, возле командира их части, Лероя фон Рульда. Они находились в главном бункере укрепрайона. Собственно, весь оборонный комплекс состоял из бункеров, траншей между ними, подземных переходов, скрытой минометной батареи и артиллерийских установок. Все это было построено на искусственно созданном холме возле города и фактически возвышалось над ним. Так что сейчас перед глазами Сергея открывался великолепный обзор на город и его окрестности с одной стороны и на простирающийся лес – с другой. Конечно, до леса километра два, ибо ближе его весь вырубили, но и так прекрасное зрелище, которое портил луч красного цвета километрах в двадцати от них.

– Что это? – невольно вырвалось у Сергея.

– Хм. Хороший вопрос, – задумчиво произнес Лерой, вглядываясь в даль. – Судя по документам, – командир кивнул в сторону стола, на котором лежали тревожный конверт и вытащенные из него бумаги, – это межпланетный портал, по которому к нам прибыли враги. Наша задача – обеспечить прикрытие эвакуации гражданских, после чего отступить в сторону города Лонье и уже там присоединиться к четвертому корпусу наземных войск.

Город Лонье – самый крупный в их регионе, но до него больше ста километров.

– То есть работать с дальней дистанции, привлекая внимание врага, – слегка неуверенно произнес Громов.

– Абсолютно верно, – решительно кивнул Лерой. – Так что бери своих друзей и принимай командование над седьмым бункером.

– Так точно! – Отдав честь, Сергей направился к выходу. По должности он был заместителем командира укрепрайона. А седьмой бункер первым встретит врага. Решение командира логично – направить туда усиление из трех магистров магии. Быстро связавшись со своими, Громов побежал в седьмой бункер по открытым траншеям, так быстрее.

Седьмой бункер, как и остальные, был трехэтажным. Один надземный этаж с тремя отсеками, каждый размером семь на семь метров. Девять пулеметных амбразур, защищенных стеной двухметровой толщины, в которой находилось огромное количество рун защиты и укрепления. В центральной секции свободного места почти не было из-за тяжелого орудия, которому предстояло вести огонь прямой наводкой. Само орудие покрыто вязью магических рун для отвода газов после выстрела и приглушения звука, а также уменьшения отдачи.

Два подземных этажа занимали целители и склад боеприпасов. Целители находились на минус первом, а склад – на минус втором этаже. Помнится, Сергей вначале весьма нервничал из-за такого соседства, но как-то раз командир заметил странную реакцию парня и, узнав, в чем дело, рассмеялся. Суть его ответа сводилась к тому, что если противник сможет уничтожить склад, то живых в бункере уже не останется. Слабое утешение, конечно, но постепенно Громов привык к этому соседству.

Расположившись в правом секторе бункера, он применил заклинание видения. Оно позволяло не только улучшить зрение, но и увидеть все в инфракрасной полосе спектра, а чтобы не путаться, запустил свой биочип на активную редакцию поступающего изображения. Теперь у Сергея в углу поля зрения появилось два маленьких окошка: в одном – вид леса с максимальным приближением, а во втором – тот же самый вид, но уже в инфракрасном диапазоне.

Буквально через минуту с ним вышел на связь командир, подключив Сергея к командному серверу, что привело к появлению третьего окна с изображением их региона со спутника. Противник вовсю разворачивал свои подразделения в боевое построение. Присмотревшись, Сергей с удивлением понял, что враг одет в средневековые доспехи с вооружением только для ближнего боя. И что смогут эти варвары с мечами и топорами против их огнестрельного оружия?

Ответ он получил сразу. В двадцати километрах от них располагалась гаубичная батарея, именно она сейчас открыла огонь по противнику. Снаряды этих тяжелых орудий обладали поистине огромной разрушительной силой. Попади такой по их бункеру прямой наводкой – и вряд ли сооружение сможет выдержать удар. А вот противник оказался явно готов к такому повороту событий. Его щит ужаснул Сергея своей мощностью и функциональностью. Уровень работы с магией поражал воображение, как и эффективность и филигранная точность применения. Громов, запросив данные по работе щита, изумился еще больше. Оказалось, что противник использует динамическую защиту.

Принцип ее работы уже вычислили их аналитики. На высоте в километр над армией врага находилась воздушная пленка, с помощью которой маги противника засекали снаряды артиллерии, следующим шагом шли заклинания воздушных кулаков, которые сталкивались со снарядами и тем самым заставляли их детонировать на высоте в триста метров. У врага маги явно очень подготовленные.

Но и артиллеристы не спали. Видимо, каждый новый залп производился после корректировки заклинаний на самих снарядах. Уже на пятом залпе снаряды взрывались на высоте ста метров, и постепенно высота уменьшалась. Видимо, осознав это, противник с ходу выдвинулся в их сторону. Теперь вести прицельный огонь их батарее было сложнее. А вот защита противника стала сильнее, и последний щит на высоте пятидесяти метров преодолеть пока не получалось.

Скорость организованного передвижения армии врага еще больше изумила Громова. Складывалось впечатление, что у противника буквально все бойцы двигаются при содействии амулетов. Численность вражеских сил неприятно удивила Сергея: все-таки против них шло почти тридцать тысяч, в то время как в укрепрайоне всего три тысячи разумных. И если вначале он был уверен, что они с легкостью положат врага, то после увиденного такая уверенность ушла. Даже мысль о том, что маги противника после залпов гаубиц серьезно проседают по мане, не сильно успокаивала. Через полтора часа первые ряды противника показались из леса перед ними. В бункере уже все ожидали приказа на открытие огня. Наверно, именно в эту секунду Сергей осознал, насколько серьезна ситуация. До этого все воспринималось как очередная тренировка, но появление реального противника наконец пробилось в его сознание.

– И чего мы ждем? – нетерпеливо произнес Маризул с азартом в глазах. Он не видел последствий от залпов орудий, а только слышал гром взрывов, наивно предполагая, что огонь серьезно проредил ряды противника.

– Приказа, видимо, – пожав плечами, ответил напряженно Волерей.

Сергей только молча кивнул в ответ.

Тем временем противник, построившись в шеренги, пошел в их сторону. Везде, куда ни кинь взгляд, шли ряды этих странных воинов в железных доспехах, скрывающих их внешний вид. Когда противник подошел на дистанцию в километр, раздался приказ командира открыть огонь. Тут же заработали крупнокалиберные пулеметы и артиллерия, а сверху на врага обрушились мины. Что, правда, мало сказалось на скорости передвижения противника.

– Маги, готовность! – раздался приказ командующего по внутренней связи магов подразделения. – Первый удар сконцентрировать по моей метке. Приготовились! Залп!

Чуть правее от центра мигнула метка командира в виде ветвистой молнии, тут же в эту точку обрушились все заклинания магов укрепрайона. Чего тут только не было: и земляное копье, и воздушный бур, и молния обычная, и даже кто-то запустил шаровую, сам Сергей применил темное копье. В ту же точку и почти в тот же момент сверху ударили снаряды гаубиц и мины их батареи. Совместными усилиями им удалось пробить щит противника. В ряды врага упали несколько снарядов гаубиц и целая стая мин, а вдогонку туда же влетели пули пулеметов и снаряды уже их пушек прямой наводкой. В радиусе ста метров все солдаты противника были разорваны в клочья и уничтожены. Это породило волну радости внутри бункера. Сергей улыбался вместе со всеми: все-таки у них было преимущество.

– Приготовиться к повторному удару! – раздался возбужденный голос командира.

Но тут противник ответил. Количество заклинаний, что понеслись в их сторону, казалось невозможным, и только мельком Сергей успел отметить, что перед ударом противник снял полностью щиты; это, конечно, серьезно проредило его шеренги от пулеметов и огнестрельного оружия, но для них это было уже не важно. Каким чудом Громов смог среагировать, он и сам не понимал, но, бросив весь свой запас маны, он успел укрепить защиту бункера буквально за мгновение до удара. Основной удар пришелся на командный бункер, но того, что устремилось к ним, было более чем достаточно. Земля содрогнулась под их ногами, а вокруг бушевали пламя и взрывы. Казалось, что еще чуть-чуть – и бункер не выдержит такой нагрузки, но все же он устоял. Маны Сергея хватило, чтобы удержать первичную защиту, а потом добавились заклинания защиты от его друзей и пяти магов бункера.

Громов, встряхнув головой, оглянулся вокруг. Вроде все живы.

– Нам конец, – раздался рядом мрачный голос Маризула.

Сергей недоуменно посмотрел на друга, а потом туда, куда тот смотрел. Командного бункера больше не существовало. Сознание отказывалось воспринимать увиденное. Как же так?

«Вам переданы полномочия командира укрепрайона», – раздалось сообщение по магосвязи в голове Сергея.

Он оказался самым старшим из выживших офицеров. Тут-то и сказалась его натура: еще не осознав полностью произошедшее, Громов отдал приказ на возобновление огня и запрос о количестве выживших. Из тридцати пяти бункеров продолжали функционировать десять; из трех тысяч разумных в живых осталось чуть больше тысячи, и то больше трехсот из них ранены. Ситуация стала критической. Противник тем временем находился уже в ста метрах от их позиции, и тут Сергей осознал: щит врага стал слабее и сейчас полностью сосредоточен на отбитии снарядов еще работающих десяти гаубиц, которые тем не менее пробивали столь жиденький щит и косили противника. Сергей моментально среагировал, запустив активацию минного поля первой линии.

Мины сработали идеально. Противник явно не ожидал такого сюрприза. А ведь там чего только не было: огненные ловушки, копья земли и провалы, воздушные и песчаные лезвия, но самыми эффектными и добивающими стали заклинания смерти. Погибшие воины врага вставали с земли и атаковали своих же бывших товарищей. Это смешало ряды противника и заставило его отступить. Громов в этот раз не спешил радоваться. Он видел, как снаряды гаубиц сменили цель на опушку леса. Там уже шла следующая волна наступающего противника. Сергей зло улыбнулся. Та же ошибка. Противник полностью сосредоточился на защите от снарядов и их огня, наивно полагая, что защитники использовали все ловушки.

«Активировать вторую и третью линии мин», – мысленно отдал приказ Сергей. В лесу вспыхнули заклинания, но, увы, Сергей оказался не прав. Сработало слишком мало заклинаний. Враг был уже готов и сумел ликвидировать почти девяносто процентов ловушек. К тому же снаряды гаубиц перестали лететь туда. Видимо, вновь перенесли огонь на другое направление, как подумал Громов.

«Эвакуация жителей завершена. Начать отступление», – прозвучал в его голове приказ.

– Уходим, – моментально среагировал Сергей, но было поздно. Враг нанес очередной удар по их позициям. В этот раз защиты почти не осталось, и хотя дистанция большая, а значит, атакующие заклинания серьезно ослаблены, это не слишком помогло защитникам. Укрепрайон возле города Рузам оказался уничтожен. Единицы выживших пытались хоть как-то спасти раненых, вытаскивая их из-под завалов. До противника им дела не было, как, собственно, и противнику было не до них, атакующих накрыл мощнейший залп гаубиц. В этот раз все снаряды достигли противника, нанеся просто колоссальный урон. Врагу пришлось отступить вглубь леса, под защиту третьей линии своих выживших магов, но там их настиг очередной залп батареи, и пусть снаряды удалось остановить, но они создали брешь в защите, в которую тут же ворвались подлетевшие двадцать ракет дальнего радиуса действия. На высоте в двадцать метров они разлетелись кассетными боеприпасами, накрыв почти половину армии врага заклинаниями и осколочными минами большой мощности. Противник уже не думал о наступлении, полностью перейдя в оборону и при этом отступая.

Из всего личного состава седьмого бункера на поверхность удалось достать только израненного Сергея, которого спас амулет матери. У эльфов, конечно, весьма своеобразная любовь, но если есть возможность, они старались максимально защитить своих детей. Маленький кулончик на память был самым мощным амулетом, что смогла найти его мать. Правда, сказать об этом сыну просто забыла. Что тоже бывает у эльфов. В сторону города Лонье отправились всего тридцать выживших защитников с двадцатью ранеными; им повезло, часть транспорта осталась цела. Гарнизона же больше не существовало.

Глава 19

Сергей приходил в сознание мучительно долго, мозг отказывался работать нормально. Сначала все, что происходило, виделось как в тумане. Постепенно до него стали доходить звуки и он смог осознать, где находится. Они ехали в машине, куда – непонятно. Рядом лежали еще трое эльфов без сознания, а возле них сидела уставшая целитель, темная эльфийка с безразличным взором; чуть дальше сидел еще один разумный, его Сергей узнал: командир минометной батареи, светлый эльф капитан Ирвин фон Рос.

– О, вот и наш командир очнулся… – безразличным голосом произнес Ирвин.

– Где я? – с трудом спросил Громов. В горле пересохло, а голова гудела как после пьянки.

– Вам нежелательно делать резкие движения, – уставшим голосом произнесла целитель, протягивая ему флягу с водой, – у вас сотрясение мозга и многочисленные гематомы по всему телу.

– Мы в машине, едем в Лонье, – спокойно ответил капитан.

– Что с крепостью? – Наконец Сергей смог сесть и сфокусировать свое внимание на Ирвине.

– Нет больше крепости, – печально усмехнулся тот.

– Сколько выживших? – задал второй, очень важный для себя вопрос Громов.

– Тридцать два относительно целых и девятнадцать раненых, – мрачно произнес капитан.

Сергей молча пытался осознать полученную информацию. Из трех тысяч разумных выжило всего пятьдесят. «Как же так?» – потерянно он спросил сам себя, но, оказалось, вслух.

– Вот так, – со злостью в голосе произнес Ирвин, с трудом сдерживая свои эмоции, – один день боя – и все, нет гарнизона.

– Кроме меня кто-то выжил из седьмого бункера? – с тревожным ожиданием спросил Сергей: у него еще теплилась надежда, что его друзья выжили.

– Нет, – словно выплюнув, ответил капитан.

В машине стало душно и неуютно. Хотелось что-то сделать, но разум понимал, что это уже не поможет. Казалось, будто тысячи осколков стекла кололи и резали душу и сердце. Рядом раздался сначала тихий всхлип, а потом и отчаянное, громкое рыдание целительницы. Наверное, эмоции эльфийки помогли Сергею справиться с собой; вытерев ладонью выступившие на лице слезы, он с удивлением взглянул сначала на руку, а потом и на рыдающую эльфийку.

– У нее сестра служила в седьмом бункере, – пояснил ему Ирвин, обняв эльфийку и гладя ее по голове. – Ну тихо-тихо… Все уже позади. – От этих негромких слов плач стал только сильнее.

Сергей смотрел на эту картину отстраненно и потерянно. Он вспоминал дни, проведенные с друзьями, их приключения, веселого Волерея и рассудительного Маризула… Казалось, что это какая-то чудовищная ошибка, что вот сейчас, если сильно захотеть, все вернется назад… Но увы. Никакое желание не способно вернуть назад тех, кого уже с ними нет. Эльфийка наконец перестала плакать и, отстранившись от Ирвина, обхватила голову руками и молча уставилась в одну точку. Так они и ехали весь оставшийся путь в мрачной тишине и отчаянии.

Через час прибыли в место сбора возле города Лонье. К ним сразу подбежали местные целители, принимая раненых и осматривая остальных. Сергей как командир этого отряда был осмотрен и затем отправился к стоявшему в стороне темному эльфу в форме полковника.

– Старший лейтенант Громов, – отдав честь, представился он.

– Полковник Авоэль фон Гранд, заместитель командира четвертого корпуса, – с сочувствием во взгляде ответил темный эльф. – Это все, что осталось от гарнизона?

– Так точно, – потерянно ответил Сергей.

В этот момент к ним подошла темная эльфийка в форме майора со знаками корпуса целителей.

– Все находятся в состоянии психологического стресса, – печально покачав головой, произнесла она, обращаясь к полковнику, – моя рекомендация – отстранить от службы и направить в медцентр.

– Все настолько серьезно? – удивленно посмотрел на нее полковник.

– Более чем. В любой момент кто-то из них может сорваться: в этом случае за последствия я не ручаюсь, – рассматривая стоявшего Сергея, произнесла она.

– Хорошо, – подумав, ответил полковник, – так и сделаем.

– Разрешите сказать? – вмешался Сергей.

– Слушаю, – грустно глядя на него, ответил полковник.

– Разрешите остаться в строю, – решительно произнес Громов. Его удручала мысль о разговоре с психологами, и он ненавидел больницы. Что, после прошлой жизни, было неудивительно.

– Это не мне решать, – пожал плечами полковник, посмотрев на целительницу.

– Хм. Даже не знаю… – задумчиво произнесла та, – нужно, чтобы вы прошли тесты, и если пройдете, то оставлю на службе. Зайдите через час ко мне в кабинет, посмотрим, каково ваше состояние. Поняли?

– Так точно, – решительно ответил Сергей, испытав облегчение. – Разрешите идти? – обратился он к полковнику.

– Да. Вы свободны, и за своих не волнуйтесь, целители все держат под контролем, – с сочувствием в голосе ответил фон Гранд.

Сергей, посмотрев на свой отряд в окружении местных целителей, медленно пошел к столовой. Есть не хотелось, но надо, ведь он с утра ничего не ел… Тело уже не болело, лечебные амулеты справились с синяками и мелкими ссадинами, а голова перестала гудеть. Так что нужно срочно восполнить силы едой, или он вряд ли сможет выдержать тесты майора.

Покушав и побродив по части, Сергей в точно назначенное время явился к целительнице.

– Старший лейтенант Сергей Громов по вашему приказанию прибыл, – четко доложил он, как только зашел в кабинет.

– Пф… как официально, – фыркнув, поморщилась целитель, – мы не на плацу, и тут не нужно так сильно стараться. Хорошо?

– Так точно, госпожа майор, – спокойно ответил он.

– Пф… опять, – скривившись, как от кислого фрукта, произнесла она. – Меня зовут Фоиэль фон Монир, можно просто Фоиэль. Договорились, Сергей?

– Хорошо, гос… – начал он, но, увидев очередной кислый взгляд, исправился: – Фоиэль.

– Вот и отлично, – искренне улыбнулась ему майор. – Что же, приступим к тестам.

Достав два листка бумаги, она принялась задавать вопросы Сергею, тот же, напрягши память и собрав волю в кулак, со спокойным лицом отвечал. Через полчаса вопросы закончились, вот только вид эльфийки выражал недовольство. Глядя на ее выразительное лицо, Сергей неожиданно для себя отметил, что девушка весьма симпатична, особенно красивы ее зеленые яркие глаза в сочетании с явно крашеными черными волосами. Обычно у темных эльфиек волосы белые как снег или рыжие, но вот темных волос у них он еще не видел ни разу. Красивая фигура в форме и грудь-троечка делали ее весьма привлекательной особой. Мысли о собеседнице отвлекали его от произошедшего, позволяя спокойно реагировать на весьма провокационные вопросы.

– Нет, так дело не пойдет, – недовольно поджав губки, произнесла Фоиэль. Отвечая на безмолвный вопрос Сергея, продолжила: – Ты отвечаешь будто по бумажке, ноль собственных эмоций.

– Это плохо? – изобразив удивление, спросил он.

– Хм… сложно сказать, – постучав пальчиком по подбородку, задумчиво ответила она. – А знаешь что, у меня есть идея, – в ее глазах скользнула усмешка, – пошли со мной.

После чего направилась к выходу из кабинета. Сергей недоуменно последовал за ней. Выйдя из здания, она села в магомобиль и ожидающе посмотрела на Громова. Тот, пребывая в растерянном состоянии, сел на переднее сиденье.

– Что, удивлен? – ехидно заметила она. – Вот решила перенести наш разговор в более естественную среду, все равно рабочий день уже закончен. Ты же не против? А то пока весь наш разговор говорит о том, что у тебя явно проблемы с психикой.

– Разве? – делано удивился Сергей. – Я ведь ответил на все ваши вопросы.

– Это так, но я пока еще не уверена в твоем состоянии, – заводя машину, помотала отрицательно головой эльфийка.

Разговаривая о мелочах, они поехали в город. Место, куда его привезла Фоиэль, оказалось рестораном на первом этаже гостиницы.

– Извините, но я уже покушал, – слегка растерянно произнес Сергей, выйдя из машины.

– А мы сюда не есть пришли, – улыбнувшись, ответила эльфийка, подходя к двери заведения. – И чего застыл?

Он, мотнув головой, решительно пошел за ней внутрь ресторана. Заняв отдельную кабинку, Фиоэль что-то тихо заказала официанту и внимательно посмотрела на Сергея.

– В твоем личном деле указано, что ты иномирянин. Это так? – с любопытством в голосе спросила она.

– Да, а что? – осторожно ответил Сергей.

– С Земли, если не ошибаюсь?

– Да, – ничего не понимая, ответил он.

– Отлично, – довольно произнесла Фоиэль и с улыбкой откинулась на спинку кресла.

Буквально через пару минут вошел официант и поставил на стол заказ, от которого у Сергея удивленно поползли вверх брови. Бутылка коньяка, графин с соком, фрукт, очень похожий по вкусу на лимон из его мира, и тарелка с самыми разными закусками.

– Э-э-э… для чего это? – шокированно спросил Сергей и тут же добавил: – Весьма странный заказ для эльфов, вам не кажется?

– Не-а, – весело ответила она, – это ты у нас весьма странный. Первый раз в моей практике после потери многих друзей и знакомых разумный выглядит нормальным. Так что, по вашей земной традиции, помянем погибших. – Фоиэль открыла бутылку и налила в бокалы коньяк.

Сергей, с подозрением посмотрев на эльфийку, все-таки взял в руки бокал. Все это было странно, хотя он в прошлой жизни слышал о традиции поминать умерших. Первую бутылку они приговорили весьма быстро. Сначала разговор был немного скомканным, но постепенно Громов начал расслабляться. К концу второй бутылки он уже рассказал все о своей прошлой жизни, о том, что случилось и как больно было все это переживать. Фоиэль оказалась внимательной слушательницей, ее сочувствие было искренним и приятным. Вот только когда Сергей, сделав паузу, сходил в туалет и умылся, он понял, что рассказал все о том, о чем рассказывать было нельзя. Теперь его точно упекут в больницу. Грустно вернувшись назад, он с ходу махнул бокал коньяка, решив хотя бы напиться перед этим.

– Ну, понял, что наговорил? – усмехнулась эльфийка, расслабленно сидя в кресле.

– Угу, – угрюмо ответил он, – кажется, я понял, зачем все это, – обвел он рукой их стол. – Правда, первый раз участвую в таком весьма странном способе узнать правду.

– Не совсем так, – печально покачала головой Фоиэль, – это нужно было не только тебе, но и мне. – Она тяжело вздохнула. – Не один ваш гарнизон был уничтожен. Только в нашем регионе таких гарнизонов семь. В одном из них погибла моя подруга. Так что не только тебе нужно было спустить пар.

– Но в больницу вы меня все равно отправите? – мрачно спросил без особой надежды Сергей.

– Тебе так сильно хочется остаться в строю? – со странной интонацией произнесла Фоиэль. – Ведь эта война еще принесет очень много боли и страданий.

– Армия для меня – все, – уверенно ответил Сергей, – а больница – это… – От воспоминаний он с отвращением передернул плечами. – Это… даже не знаю, как описать, насколько сильно я не хочу туда.

Они выпили молча еще пару бокалов, потом, наконец что-то решив, Фоиэль решительно встала, правда, слегка покачнувшись.

– Ладно, уболтал, – слегка заплетающимся языком произнесла она, – есть один способ поставить тебя на ноги. Пошли.

– Куда? – растерянно посмотрел на нее Сергей.

– Пошли, говорю! – рассерженно бросила эльфийка.

Опять ему пришлось в недоумении последовать за этой весьма странной эльфийкой. Она уже начинала его беспокоить своими идеями. Правда, в этот раз на улицу они не пошли. Фоиэль взяла что-то у официанта и решительно повела Сергея за руку к лифту. Только войдя в номер, он наконец понял намерение эльфийки. Вот только желания заниматься этим сейчас не было абсолютно.

– Что же, есть способ поправить свое состояние – и тебе и мне, – растерянно произнесла Фоиэль, закрыв дверь в номер и поворачиваясь к Сергею, при этом расстегивая молнию на своей форме. Что позволило Сергею сразу увидеть отсутствие лифчика, – и да, тебе повезло, я люблю жесткий секс, – она подошла вплотную к нему и положила руки ему на грудь, – так что освободи своего зверя, от этого нам обоим станет легче. Поверь…

Сначала он сдерживался, но постепенно разошелся. Такого с ним еще не было никогда. Впервые его разумом полностью овладели страсть и желание. Он выплеснул свою накопившуюся злость, и не один раз. Всю ночь они увлеченно занимались друг другом. Под утро, наконец успокоившись и уже засыпая, обняв нежно эльфийку, он понял, насколько она была права. Стало действительно легче. Боль не ушла, но стала не острой, а какой-то далекой.

На следующий день Сергей проснулся с чувством легкости и даже будто посвежевшим. Фоиэль, уже одетая, сидела на стуле возле кровати и с улыбкой смотрела на него.

– Доброе утро, соня, – лукаво произнесла эльфийка.

– И тебе доброго утра, – искренне улыбнулся он.

– Одевайся, мы уже опаздываем, – бросив на постель его форму, произнесла Фоиэль, – тебе еще нужно успеть к полковнику на распределение в новую часть. – Сергей вопросительно посмотрел на нее, держа одежду в руках. – Да, да, можешь не благодарить, я уже все сделала. Так что ты теперь считаешься здоровым и годным к службе офицером.

– Спасибо, – довольно улыбнувшись, поблагодарил он.

Быстро одевшись, Громов спустился с эльфийкой в ресторан, где их уже ждал завтрак. Буквально за пять минут проглотив еду, они устремились к машине: время поджимало.

– Странно, – произнес задумчиво Сергей, рассматривая мелькающие дома за окном машины, – неужели банальный секс может так просто излечить раны?

– Нет, конечно, – невесело усмехнулась девушка, – просто это старый психологический прием. Любое яркое и новое впечатление временно заставляет забыть боль и утрату. Но потом боль вернется, просто уже будет не столь сильная, и тебе придется с нею жить всю жизнь. Советую найти какое-то увлечение или полюбить девушку и жениться. Истинная любовь и семья, а также любимое занятие могут отвлечь от прошлого, заставив жить настоящим и будущим.

– А как же ты? – обернувшись к девушке, спросил Сергей.

– Малыш, – весело рассмеялась она, – ты же понимаешь, что это у нас на один раз? Для тебя это было в новинку, да и я впервые сама ухаживала и набивалась к парню, а не наоборот. Хотя твой зверь действительно оказался весьма сексуальным и возбуждающим.

– Жаль, – грустно вздохнул Сергей, – мне понравилось.

– Мне тоже, солнце, – улыбнулась ему Фоиэль. – Если будет плохо и зверь опять станет рваться наружу, звони. Помогу по старой дружбе, но лучше найди себе нормальную девушку.

– Такую, как ты, найти будет сложно, – улыбнулся в ответ, хитро подмигнув, Сергей.

– Вот же бессовестный подхалим… – проворчала довольная эльфийка, – но за комплимент спасибо.

Прибыв в часть, Сергей поцеловал напоследок девушку и побежал к полковнику. Тот как раз собирался уже уходить из кабинета.

– Старший лей… – начал было Громов, но полковник оборвал его, махнув рукой.

– Вольно. Нет времени, – произнес торопливо он. – Ты теперь капитан, бумаги и новую форму получишь у секретаря. Место службы – пятый укрепрайон города. И да, ты назначен новым командиром крепости. Старого сегодня утром уже перевели на другое место службы.

– Хм. За звание, конечно, спасибо, но это назначение может вызвать недовольство личного состава, – возразил Сергей.

– Нет. Это сам личный состав просил отстранить их майора от командования, – усмехнулся полковник, наконец сложив все нужные бумаги и сделав шаг к выходу, – бывший командир слишком сильно любит выпить, что серьезно беспокоило офицеров крепости. Так что бегом туда и принимай командование. По данным разведки, уже завтра враг будет возле города.

– Опять эвакуация и отступление? – грустно спросил Громов.

– Не угадал. Отступать больше некуда. Если крепости падут, то все население окажется в руках врага, – мрачно ответил полковник. – Так что стоять до последнего, к нам уже выдвинулись два корпуса поддержки. Нужно только двое суток продержаться. Приказ понятен?

– Так точно, – четко ответил Сергей, выходя из кабинета вместе с полковником.


Хосе рассматривал тактическую карту и все никак не мог решить, каким образом использовать элитные части. Общая линия фронта отсутствовала. Гарнизоны в захваченных городах враг не оставлял, ему вообще, похоже, было все равно, что происходит на захваченной территории. Зато в плен брал всех подряд. На данный момент были зафиксированы уже три лагеря с пленными жителями. Содержали их в скотских условиях, в клетках, стоящих прямо на земле. Можно, конечно, перебить охрану и освободить пленных, но вот как их потом довести до своих? Особенно когда не знаешь, где вообще сейчас безопасно… От разглядывания карты его отвлек звук открывающейся двери. В кабинет Хосе вошел возбужденный Гримжоу.

– Что, изучаешь карту? – ухмыльнувшись, спросил он.

– А что, не видно? – хмурясь, ответил Хосе.

– Ну тогда я тебе усложню задачу, – довольно произнес де Ундо. – Последние данные разведки получил?

– Да, как раз их и изучаю, – спокойно ответил Хосе.

– Значит, ты в курсе, что посланники богов разделились на два отряда и сейчас шестеро из них возле столицы, а остальные шестеро возле города Лонье? – с каким-то подтекстом произнес Гримжоу.

То, что разведке удалось выяснить, кто эти двенадцать странных архимагов, – это Хосе знал. Они – посланники богов – оказались главным оружием вторженцев и фактически связными между богами и обычным народом. Но к чему клонит Гримжоу?

– Что, не понимаешь? – увидев его реакцию, спросил де Ундо и тут же сам ответил: – На данный момент враг отказался от разделения армий и сейчас усиленно стягивает все силы в две точки: к столице империи и к главному городу южной части материка – Лонье, по дороге снося все наши второстепенные укрепления. Так вот, принято решение нанести удар по силам врага до того, как они соберутся все вместе. Главная цель – эти посланники.

– И? Каким боком здесь мои бойцы? – не совсем понимая мысль Гримжоу, спросил Хосе.

– Они и будут главной ударной силой предстоящей операции, – спокойно пояснил Гримжоу.

– Бред, – фыркнул Хосе, одним словом выражая всю степень идиотизма этого решения.

– Увы, но это приказ, – серьезно произнес де Ундо, он знал, что Амадил будет против, вопрос только, до какой степени. Ссориться с ним никто не хотел, даже старик отказался уговаривать его, свалив все на Гримжоу.

– Отправить бойцов, которых готовили к тайной диверсионной операции, на верную гибель в открытый бой? – с угрозой в голосе произнес Хосе. – Вы там что, совсем с мозгами поссорились? Если так не терпится похоронить весь мой труд и их подготовку, то просто пойди и прикажи им повеситься. Тогда у них будет больше шансов выполнить приказ и остаться в живых. Вдруг веревка не выдержит?

– Пойми, другого шанса не будет, – изо всех сил сдерживал свои эмоции Гримжоу, – еще десять дней таких потерь, и нам просто нечем будет воевать… и некому.

– Им грозит то же самое, – спокойно возразил Хосе, – на каждого павшего эльфа приходится трое убитых врагов. Это весьма хороший результат с тем раскладом, что у нас есть.

– А мирных жителей ты не считаешь?! – сорвался на крик, не выдержав, де Ундо.

– Лучше сохранить в живых миллион разумных ценой жизни двух миллионов, чем убить всех, спасая того, кто уже фактически умер, – пожав плечами, равнодушно произнес Амадил.

– Или дать решающий бой и выиграть, – слегка успокоившись, возразил Гримжоу.

– Бред. Ведь если выиграют они, то тогда сразу вся империя падет к их ногам. Хоть это вы понимаете? – Хосе серьезно посмотрел в глаза де Ундо.

– Значит, нам нужно выиграть бой, – упрямо стоял на своем Гримжоу.

– И как это сделать? Бросить элитные части на убой вместе с самыми сильными архимагами? Или ты решил вместо столицы создать новую пустыню? Уверен, что посланники не окажутся сильнее твоей феи? – твердо возражал Хосе.

– Ты видел, как посланники захватывают города? – устало произнес Гримжоу.

– Да, – раздался мрачный ответ Хосе. – Разведка выяснила, что это за сила?

– Нет, – печально покачал головой Гримжоу, – мы не знаем, что они используют, но это явно не магия. Каким образом они пробуждают чувства разумных, заставляя бежать даже самых сильных и смелых, нам не известно.

Амадил задумчиво барабанил пальцами по столу. Эта новая возможность посланников его раздражала. Причем на данный момент было зафиксировано восемь разных способностей посланников, названия им придумали временные, под стать их действию. Первая – Обожание, или Святость: разумные возводят посланника в ранг живого святого, готового отпустить им все грехи. А любое его распоряжение воспринимается как благодать бога и это нужно немедленно исполнить. Вторая – Гнев: фактически превращает разумных в подобие берсерков, убивающих всех подряд, даже своих. Третья – Ненависть: заставляет всех разумных испытывать лютую ненависть ко всем вокруг. Четвертая – Ложь: все перестают верить словам окружающих, а все приказы своего командования кажутся обманом. Пятая – Паника: тут все просто – именно это чувство застилает разум всех попавших под ее воздействие. Шестая – Сон: разумные моментально засыпают прямо на месте. Седьмая – Безразличие: разумные полностью лишаются каких-либо желаний и даже мыслей что-либо вообще делать. Восьмая – Счастье, самая изощренная из всех: разумные счастливы и безмятежны, им смешно и весело, когда на их глазах убивают друзей, и даже когда их самих убивают, они продолжают счастливо улыбаться.

К счастью, эти способности посланники могут использовать нечасто и, похоже, им требуется специально готовиться к такому использованию. Более того, действуют способности лишь на тех, кто находится в зоне видимости или досягаемости сенсоров посланников. То есть если посланник не видит и не чувствует разумного, то способность на него не подействует. За последние сутки они каждый по разу применили свои способности, позволив без боя захватить двенадцать крепостей.

– Пока мы не поймем, что может нейтрализовать их способности, атаковать нельзя, – спокойно произнес Хосе.

– Аналитики в один голос утверждают, что посланники не могут использовать эти способности постоянно и у них явно есть какое-то слабое место, – возразил Гримжоу. – Имей они возможность постоянно использовать такое, у нас и думать об обороне уже было бы некому.

– Это, конечно, логично, но вот так пускать в расход своих бойцов я не буду, – подвел Хосе итог разговора.

– Тогда предложи свой план, с учетом того, что у нас максимум пять суток, – устало опустившись на стул, произнес Гримжоу. – Через пять дней спасать будет некого.

– В смысле? – удивился тот.

– Ровно столько продержится столица и Лонье, – спокойно пояснил де Ундо.

– Хм… И что – отвести войска нельзя? – удивился рациональный Амадил.

– Отдать миллионы мирных жителей врагу и отступить? – с сарказмом в голосе спросил Гримжоу. – Нас с таким приказом просто пошлют куда подальше и будут правы. Сейчас к столице выдвигаются три наземных корпуса, два из них полностью состоят из добровольцев. Еще два корпуса через два дня прибудут в Лонье. Потеря этих сил вместе с двумя центральными городами фактически составит шестьдесят процентов всей нашей армии.

– Ясно… – Хосе задумчиво смотрел на карту. Он не верил, что нет возможности более толкового плана, просто наверху слишком тупы, чтобы ее увидеть.

– Так что скажешь? – спросил Гримжоу после десяти минут молчания.

– Я думаю. Или уже нет пары часов на обдумывание? – огрызнулся раздраженно Хосе.

– Ну думай, думай… – пожал плечами де Ундо, вставая сделать себе кофе.

Через полчаса молчаливого ожидания в кабинет ворвалась Луиза. Недоуменно замерев на пороге, она смотрела на непривычно сосредоточенного Хосе и флегматично распивающего кофе Гримжоу возле окна.

– Э-э-э… А что тут происходит? – растерянно спросила она.

Хосе никак не отреагировал на слова девушки, а вот де Ундо с улыбкой повернулся к ней и очень тщательно, в подробностях описал все, что случилось на фронте.

– Пф… и всего-то? – фыркнула Луиза. – Ну так направить скрытно ночью туда спецгруппы и заложить взрывчатку, а потом бабах – и нет никаких посланников. Тоже мне, нашли проблему.

– Как это у тебя все просто получается, – улыбнулся Гримжоу. – Осталось толь…

– Прости, что ты сказала?.. – неожиданно очнулся от раздумий Хосе.

– Ну… типа бомбу заложить, и – бабах… Вот, – растерянно повторила Луиза.

– Нет, не этот бред… До этого что сказала? – нахмурился он.

– Э-э-э, почему это бред? – надулась обиженно Луиза, но под внимательным и строгим взором Хана сдулась и все же ответила: – Ну… еще – скрытно ночью пробраться в их лагерь.

– Вот! – выкликнул Хосе. – Точно; и как я только не подумал…

– Кхм… – закашлялся Гримжоу, поперхнувшись кофе. – Ты что, всерьез собрался ночью…

– Да нет, конечно, – отмахнулся Хосе, – но ты, Луизочка, просто гений. Идея была на виду, но мы, как всегда, смотрели не туда.

– Мм… Спасибо, конечно, но… – растерялась окончательно Луиза, не зная, как реагировать. С одной стороны, ее идея – бред, но с другой – сама она гений… Эмоции Луизы перехлестнулись, заставив ее растерянно замолчать.

– Пока это только наметки, но думаю, завтра утром план будет готов, – потирая довольно ладони, произнес Хан.

– Хоть вкратце расскажи, что и как, – с любопытством в голосе спросил Гримжоу.

– Хорошо. Значит, общий план таков, – Хосе внимательно смотрел на карту столицы и Лонье, – как только прибудет подкрепление, берем эти корпуса и пускаем в атаку чуть в стороне от основного лагеря противника. До этого ночью боевые группы приблизятся к основному лагерю и разместятся на скрытых позициях, плюс подготовят место для открытия телепорта в нужную точку. Ну и заминируют все вокруг. Так вот. Противник будет вынужден стянуть все силы для отражения нашей атаки, но при этом сил не так много, чтобы посланники решили вступить в бой. Как только все силы противника будут отвлечены, в этот момент мы и нанесем удар. Ты и двое других сильнейших архимагов – в столице, а я со стариком – возле Лонье.

– Так мы потеряем эти пять корпусов, – сокрушенно покачал головой Гримжоу.

– Не только, – еще больше огорчил его Хосе, – но и всех драконов, а также механизированный корпус и… Там вроде уже готовы двадцать бомбардировщиков? – Де Ундо растерянно кивнул. – Вот и их тоже пустим в дело. На всю подготовку у нас двое суток.

– Звучит, конечно, безумно, но при этом логично, – произнес задумчиво Гримжоу.

– Это мне говорит тот, кто пришел сюда с действительно безумным планом… – с сарказмом в голосе прокомментировал Хосе. – И да, думаю, так как основные лагеря с посланниками находятся возле четвертого укрепрайона столицы и пятого в Лонье, личный состав с обоих этих укреплений можно будет перед самой атакой снять и тоже бросить в бой, но не в основное сражение, а атаковать охрану лагеря.

– А потянут? – задумчиво спросил Гримжоу.

– Да. С ними будут оба отряда прикрытия спецгрупп, – твердо произнес Хан, – с боевыми роботами и нашими бойцами они как раз сумеют отвлечь внимание охраны лагеря противника.

– А куда механизированный корпус направим? – недоуменно спросил его Гримжоу.

– Разделим на две части, всего и делов, – спокойно ответил он.

– Ханчик, а ты не перегнул палку?.. – с угрозой в голосе отмерла Луиза. Она наконец определилась со своими эмоциями, так что кое-кого ждал разнос. А то, видите ли, она бред высказала…

Хосе обреченно посмотрел на Гримжоу, но сочувствия там не нашел, так что, тяжело вздохнув, повернулся к любимой девушке.

Глава 20

Вечерний Лонье походил на встревоженный улей. Улицы города заполнили военные и техника, которые все прибывали и прибывали. Жители уже давно попрятались по домам, с надеждой глядя на военных. И только в штабе армии царили спокойствие и относительная тишина. Все планы уже разработаны и доведены до личного состава. Один из залов для совещаний в здании штаба заняли командиры боевых групп элитного подразделения, а также командир отряда поддержки. Возле карты, висевшей на стене, стоял уставший Хосе, а рядом с ним сидел хмурый и необычно серьезный Эльнориэль де Амидал.

– Как вы видите, тут собраны только двенадцать боевых групп, – упершись руками о стол, произнес Хосе, – остальные направлены в столицу. От каждого из вас будет зависеть исход всей операции. Ошибки недопустимы. Ошибка одного равна смерти всех. Я хочу, чтобы вы полностью осознали этот факт. – Он внимательно посмотрел на каждого из сидевших в зале.

– С планом для конкретно своей группы вы все уже ознакомились. Я же хочу пояснить общую картину и ответить на возможные вопросы. Итак, – Хосе обернулся лицом к висевшей карте, на которой было изображено детальное расположение строений и шатров в лагере противника, – красные точки – это примерное место вашего расположения перед атакой. Очень важно к моменту начала основной фазы операции успеть выполнить второстепенные задачи, такие как минирование территории и закладка артефактов. Примерно в восемь часов утра начнется основная фаза. Время может варьироваться в зависимости от реакции противника на отвлекающую атаку нашей армии. Наши войска начнут операцию в шесть часов утра. Думаю, примерно в шесть двадцать противник начнет передислокацию войск. В семь часов начнет движение личный состав гарнизона пятой крепости под командованием и при поддержке нашего отряда спецназначения, – Хосе кивнул в сторону командира отряда, – до точки соприкосновения с врагом им двигаться примерно минут двадцать. То есть в семь тридцать все боевые части противника вступят в бой, кроме посланников и их охраны. Как только мы убедимся, что помех больше нет, вступите в бой уже вы.

Вторая, третья и четвертая группы займутся устранением охраны посланников. Остальные группы, кроме первой, атакуют намеченные цели. Задача – как можно сильнее ослабить противника. Постарайтесь заставить их израсходовать как можно больше маны. Не забывайте, основная ваша задача – растянуть их в разные стороны. Как только у вас это получится, в бой вступим мы с учителем Эльнориэлем де Амидалом. – Хосе кивнул в сторону сидевшего старика. – Атаковать мы будем неожиданно, так что не удивляйтесь. Это может произойти в любой момент. На все про все у нас час времени. Именно столько продлится ваше слияние с феей. Без слияния даже не думайте начинать атаку. Надеюсь, напоминать о способностях этих посланников не надо? – Хосе хмуро огляделся, но, как и ожидалось, все были внимательны и серьезны. – Что же, раз все понятно, слушаю ваши вопросы.

– Разрешите? – вставая, спросил командир первой группы Эльдар де Моунти, и Хосе согласно кивнул. – Моя группа является страховкой на случай, если кто-то из других групп не справится. Отсюда два вопроса. Первый – тут не указано, – Эльдар показал рукой на свои документы, – что служит определением такой несправившейся группы. Второй вопрос – что делать, если несколько групп решат, что они не справятся, и начнут отступление?

– Хм. Я думал, что это и так понятно, – нахмурился Хосе. – Никто отступать не будет. Если группа, отвлекающая посланника, уничтожена, то ваша задача – заменить эту группу. Других вариантов нет. Драться придется до последнего. Более того, если я и наставник погибнем, то именно твоей группе предстоит доделать за нас работу. Оттуда мы можем вернуться только победителями или трупами.

– Но что будет, если бой продлится больше часа? – задал логичный вопрос Эльдар.

– Мы умрем, – равнодушно пожал плечами Хосе. – Еще раз повторю, шанса на ошибку у нас нет. И да, Эльдар, скорее всего, твоей группе придется сражаться сразу против нескольких посланников, так что заранее рассчитай силы отряда.

– Но почему тогда нам сразу не атаковать одного из посланников вместе с вами, командир? Зачем ждать? – возразил Эльдар.

– Ваши силы намного слабее моих или учителя, а значит, и противник должен быть нами максимально ослаблен, – спокойно ответил Хосе. – К тому же после того, как наши группы уничтожат личную охрану посланников, они, возможно, присоединятся к вам.

– «Возможно»? – с места перепросил командир второго отряда.

– Да, – кивнул Хосе, – в охране посланников – двенадцать архимагов. Если все сделаете правильно, то, возможно, половина личного состава будет в состоянии продолжить бой.

– Зря вы не верите в наши силы, – пробурчал недовольно командир четвертого отряда.

– Вот поэтому и не верю, – поморщился на эту фразу Хосе. – Не надо считать противника слабее себя. И еще, самое важное. Зарубите себе на носу: никаких честных дуэлей или подобной чуши, – со злостью в голосе произнес он, – тут война, а не собрание благородных девиц. Бить максимально неожиданно и подло. Враг должен умереть как можно быстрее. Каждая минута нашего боя стоит десятков тысяч жизней разумных, которые все это время будут сдерживать основную армию противника.

– Ну, полно тебе, – улыбнулся на его спич старик, – молодежь уже все поняла и осознала. Правда?

В ответ вразнобой раздались согласные возгласы. Хосе только печально вздохнул. Как бы он ни утешал себя, но реально тут собрались явно недоученные бойцы. Вся надежда на первую группу, но и там своих проблем хватает.

– Еще вопросы есть? – спросил он, оборвав шум в зале. В ответ – тишина. – Отлично. Значит, расходимся. Через шесть часов выход, советую поспать и отдохнуть, – произнес стандартную фразу Хосе, но, взглянув на лица своих подопечных, осознал бессмысленность этой фразы. Слишком взволнованы они.

Покинув штаб, Хосе отправился к себе. Луиза уже явно со своим отрядом и, скорее всего, не будет спать. А вот сам он был абсолютно спокоен и потому хотел выспаться перед боем. Шесть часов – это море времени… Вот только он ошибся: Луиза оказалась в их комнате, и, что самое неожиданное, она спала. Хосе изумленно покачал головой: эта девушка не перестает его удивлять. Раздевшись, он прилег рядом с ней и, тихонько обняв жену, сразу уснул. Луиза сонно определила, кто именно лег рядом с ней, и, тут же забросив ногу на Хосе, уткнулась носиком в его плечо и сладко засопела.


Эльдар де Моунти, выйдя из здания, поспешил к месту расположения отряда. Им выделили дом недалеко от штаба армии, так что идти долго не пришлось. Хозяева дома, что приютили его людей, уже отдыхали, в отличие от ребят. Расположившись в беседке небольшого сада, они, тихо переговариваясь, ждали своего командира.

– И почему не отдыхаем? – подойдя к ним, спросил Эльдар, улыбаясь.

Каждый на этот простой вопрос отреагировал по-своему. Ольга выжидающе смотрела на мужа, слегка отодвигаясь в сторону, освобождая место для него. Август фон Нимермар задумчиво крутил в руках свой любимый амулет, а Луиз де Орнулиан хмуро смотрел перед собой, витая мыслями где-то далеко. Вслух никто ничего так и не сказал. Эльдар, хмыкнув на такую реакцию, одним движением поднял Ольгу и, сев, тут же усадил охнувшую и смущенную, но при этом довольную девушку к себе на колени.

– Как все прошло? – все так же хмуро глядя в одну точку, спросил Луиз.

– Нормально, – пожал плечами Эльдар. – Хан опять грозно зыркал по сторонам и грозил всем страшными муками, если допустим ошибку, – попытался пошутить Эльдар, вот только кроме улыбнувшейся Ольги никто на его шутку не среагировал. – А где Луиза?

– Пошла встречать Хана, – ответила Ольга, поудобнее устраиваясь в объятиях мужа.

– Значит, все остается, как в плане? – что-то пытаясь рассмотреть в своем амулете, спросил отстраненно Август.

– Да, – тяжело вздохнув, ответил Эльдар. Он прекрасно понимал, что сейчас начнутся очередные рассуждения на тему особенности их отряда. Так что, опережая события, сам рассказал слово в слово о прошедшем собрании командиров.

– Ну вот, – довольно произнесла Ольга, как только он закончил рассказ, – а я вам говорила, что Хан никого жалеть не будет. Он же твердый и прямой, как меч.

– Возможно, ты и права, – слегка рассеянно произнес Август, – но мне все равно не нравится такое положение дел.

– Пф… ну и чем ты теперь недоволен? – фыркнула на него Ольга.

– Чем, спрашиваешь? – Август пронзительно взглянул на нее и Эльдара. – Мы стали обычными варварами, что исподтишка пытаются ударить в спину. Род благородных воинов и магов превратился в обычных убийц, без чести и совести.

– По-другому мы войну не выиграем, – спокойно возразил в очередной раз Эльдар. Эти разговоры в их группе звучали не первый раз. – Или ты хочешь, чтобы нас уничтожили?

– Не знаю, – задумавшись, произнес Август. – Какой смысл в существовании разумного без чести и совести?

– Как это ни странно, но я впервые с тобой не соглашусь, – неожиданно произнес Луиз, обычно всегда поддерживающий в этом вопросе товарища. – Сегодня я говорил с наставником Амидалом, и то, что он мне сказал, серьезно поколебало мою уверенность. – Луиз попытался изобразить манеру и голос наставника, повторяя его слова: – «Легко рассуждать, отвечая только за себя, но готов ли ты сражаться честно и достойно, если после твоего проигрыша придется смотреть, как детей и женщин твоего народа будут убивать или сделают из них рабов? Где в этот момент будут твои честь и гордость?» – печально усмехнувшись, закончил он цитировать фразу наставника. – Так что, к сожалению, Хан прав: против такого врага драться нужно всеми доступными средствами.

– Я понимаю, – вздохнув, согласился Август, – но честь – не товар, что можно продать, а потом купить заново. Один раз потеряв, обратно уже не вернуть.

– Думаю, нам недолго осталось мучиться этим вопросом, – грустно заметил Луиз. – Знаешь, какой процент выживших указан в документах у Хана? – Все удивленно посмотрели на говорившего. – Да-да, я случайно увидел предположительные потери в бумагах старика. Так вот, наш «добрый» и «веселый», – с сарказмом в голосе произнес Луиз, – командир ожидает, что после операции в лучшем случае выживут двадцать процентов личного состава.

– Ну, Ханчик всегда отличался весьма тяжелым пессимизмом, – равнодушно пожала плечами Ольга.

– Ошибаешься, – грустно усмехнулся Август, – пока что все его прогнозы оправдались почти стопроцентно, так что это – самый обычный реализм.

– Так, хватит уже разлагать мне тут личный состав! – шутливо повысил голос Эльдар. – Все зависит только от нас. Сможем выполнить задачу – и потерь будет меньше.

– Угу, ты это этим посланникам расскажи, – буркнул Август, – а то фраза наших аналитиков: «Предположительно в слиянии с феей воздействие новых сил посланников будет аннулировано или во много раз меньше», – изобразив противный и писклявый голос, повторил он фразу из отчета, – вот просто сразу внушает оптимизм и уверенность в завтрашнем дне.

Поговорив еще с полчаса об операции и посланниках, народ все же решил пойти поспать. Эльдар с Ольгой поднялись к себе в комнату, и только он собрался что-то сказать ей, как девушка положила ладошку ему на губы и произнесла первой:

– Если ты решил отговорить меня от участия в миссии, то это пустая затея.

– Но пойми… – потерянно, однако все же начал Эльдар.

– Какие же вы, мужики, эгоисты, – печально улыбнувшись, произнесла Ольга. – Неужели ты думаешь, что мне будет легче жить и помнить о том, что ты умер? Может, это тебе стоит отказаться от задания и спастись? – лукаво улыбнувшись, спросила она мужа.

– Хотя бы пообещай, что не будешь до самого конца сражаться и в случае беды убежишь, – обняв Ольгу, произнес Эльдар, зарываясь лицом в ее волосы.

Впрочем, ответа он так и не услышал. Ольга решила, что поцелуй лучше любого ответа.


Посланник Ховард как раз совершал свою обычную разминку, когда армия аборигенов атаковала соседние позиции их войск. Противник в очередной раз продемонстрировал практичный ум и весьма грамотный подход к войне. Ударить, пока все силы не собрались вместе, – очень правильный и разумный ход. Вот только посланники не попались на эту возможную обманку. Допрос пленных подтверждал мнение их штаба о том, что сильнейшие архимаги дикарей до сих пор в бой не вступили, а ждали, когда в бой вступят именно посланники, чтобы потом ударить по ним. Весьма логично. Да и сам план выглядел так же: прорвать окружение и самим зажать в тиски основную армию наступающих между ними и городом. Так что сейчас к месту атаки дикарей стягивались все войска.

Артиллерия аборигенов работала словно напоказ, почти без прикрытия. Вообще с этими дикарями ни в чем нельзя быть уверенным. Их новые и незнакомые виды вооружения стали неожиданным и неприятным сюрпризом. Хотя изоны сюда и прибыли именно для того, чтобы узнать побольше о дикарях перед тем, как нанести сокрушительный удар. На других материках все шло по плану и значительных потерь в армии вторжения не было.

Через полтора часа после начала атаки дикарей бой еще продолжался, что весьма серьезно удивило посланника. Казалось, дикари поставили целью во что бы то ни стало пробить их окружение. Судя по докладам с фронта, потери с обеих сторон уже превысили сто тысяч разумных. Гул от массовых заклинаний и взрывов был прекрасно слышен даже здесь. Особенно удивлял тот факт, что и возле столицы дикарей сложилась похожая ситуация. Пока остальные посланники спокойно завтракали, Ховард изучал доклады с фронта. Аборигены опять смогли удивить. Эти их металлические колесницы оказались грозной силой. Армия несла большие потери, даже пришлось ускорить подход остальных войск. Кажется, в этот раз их перехитрили. Все-таки посланникам придется вступить в бой раньше, чем покажутся основные маги дикарей.

От раздумий Ховарда отвлек звук боя. На их основной лагерь напало весьма крупное соединение противника при поддержке металлических колесниц и каких-то странных шагающих устройств. А вот это уже было удивительно. «Зачем?» – задал себе последний вопрос посланник, но уже через мгновение ему стало не до анализа планов противника. Ховард обладал весьма богатым боевым опытом, и его тело среагировало раньше, чем он осознал происходящее. Две металлические пули, что на огромной скорости попытались пронзить его голову и грудь, он остановил в самый последний момент. За пулями последовали заклинания с до этого неведомой силой. Воздух и земля вокруг превратились в лед и тут же взорвались миллионом осколков, а под ногами активировалось пламя.

Ховард уже не стоял на месте. Вычислив, откуда идут атаки, он тут же устремился навстречу врагу, активировав свою способность Сон на полную мощность, но тут же запустил заклинания лезвий ветра. Противник лишь на мгновение отвлекся на его способность. Это было удивительно… Жаль, времени на анализ нет. Его атаковали с разных сторон, более того, он оборвал уже три попытки проникнуть в его разум. Против него сражались явно не новички, а умелые воины. Ховард максимально ускорил свое тело, активировав слияние. «Хм!..» – тут же мысленно отметил он: противник тоже был в слиянии. А вот и они, самые лучшие маги дикарей. Количество противников его не испугало. Хоть их и больше, а именно пятеро, но они явно слабее. Мозг Ховарда работал на пределе, пока тело отправляло во врагов обычные заклинания и держало защиту, разум экстренно готовил план атаки и нужные заклинания.

Тело посланника металось из стороны в сторону, больше походя на какой-то сверхзвуковой болид в окружении вспышек, чем на фигуру разумного. Попеременно бросаясь в атаку и сразу же отступая на максимально доступной скорости, вокруг него мелькали пять фигур. Пока еще бойцы седьмого отряда действовали по плану, но в них уже чувствовалась паника. Оружие, заклинания, мины и магические ловушки даже не поцарапали противника, а вот он уже ранил двоих из них. Его заклинания были в несколько раз сильнее и мощнее. Тем не менее отряд еще держался. Лес, что недавно спокойно рос в этой части империи, теперь больше напоминал место какой-то гигантской катастрофы. Грязь с обломками камней летела во все стороны, а ветер выдергивал из земли многовековые деревья, словно прутики. С неба то и дело били молнии и падали целые глыбы льда. Изредка ослепительно ярко вспыхивали огненные взрывы, а посреди этого ада носились в бою шесть фигур разумных.

Ховард наконец, через десять минут боя, доделал план атаки и подготовил все нужные заклинания. Применив опять свою способность, он на мгновение отвлек врага. Сразу после этого все пять фигур были атакованы молнией, и тут же земля превратилась в болото точно там, куда отпрыгнули враги. Они, конечно, смогли выбраться, но секунда была потрачена, посланник уже стоял рядом с ними. Двоих он просто разрубил пополам, не останавливаясь и одновременно активируя огненную струю, что сожгла третьего. Четвертый попал под воздушный пресс, но смог выжить и теперь лежал раненым, пятая, видимо целитель, подскочила к раненому, но там уже был Ховард. Его меч пронзил сердце целительницы.

Спокойно вытащив меч, он отменил слияние и посмотрел на раненого мага. Тот с какой-то обреченностью в глазах активировал заклинание посмертного проклятия. Ховард был готов к такому повороту событий и потому, использовав весьма существенный запас маны, смог избежать повреждений от взрыва самоубийцы. Правда, взрыв слегка сбил его ориентацию, но это несущественно. Отскочив в сторону, он оглянулся и заметил еще одного врага. В голове мелькнуло удивление: откуда тот взялся?.. А потом мир перед глазами закружился, и тело отказалось повиноваться. Последней мыслью в отрубленной голове стало сожаление об отключенном слиянии.

– Минус один, – сосредоточенно произнес Хосе, оглядываясь вокруг и вкладывая в ножны меч, сделанный месяц назад своими руками. Слишком долго пришлось ждать. Этот посланник оказался весьма сильным. Зато теперь Хосе был уверен, что ему в состоянии сатори способность врага не опасна. Быстро сверившись с картой, он с места рванул в сторону ближайших взрывов.


Эльнориэль де Амидал внимательно наблюдал за врагом. Он допустил ошибку и, похоже, атаковал слишком рано: группа еще не успела отвести посланника достаточно далеко от лагеря, из-за чего перед ним теперь стояли сразу двое этих весьма серьезных и сильных противников, а позади и чуть в стороне рассредоточивались две группы, которые должны были атаковать обоих посланников. Старик мысленно поморщился: Хосе опять будет ворчать на такую элементарную ошибку… Слияние отозвалось добродушным подтруниванием. Его фея, Вельда, была той еще врединой и очень любила веками напоминать старику его ошибки. От этой мысли ему стало совсем паршиво, он даже поморщился. «Вот же гадство…» – подумал он с сожалением.

Атаковать обе стороны не спешили. Посланники, видя, что на старика их способности вообще никак не влияют, а его запас маны и сила ничем не уступают их собственным и даже превосходят, пытались связаться со своими товарищами. Бой против такого врага, имеющего к тому же прикрытие, стал бы слишком большим риском. Нужна поддержка. Но, к сожалению, все посланники оказались заняты боем, а их охрана сейчас тоже сражалась. Правда, трое товарищей уже откликнулись и сообщили, что через пять минут смогут прибыть на помощь. Что же, значит, нужно потянуть время. Так решили оба посланника, и первыми бой они начинать не желали.

Чем отличается только ставший архимагом от того, кто прожил тысячи лет? Кто-то скажет – количеством маны и силы, кто-то вспомнит про опыт и разум, но мало кто сможет реально оценить ту огромную пропасть, что лежит между этими двумя разумными. Это как сравнить обычный холм с самой высокой горой: даже если они будут находиться рядом друг с другом, вряд ли разумный сможет увидеть вершину горы, скрытую в облаках, и осознать масштаб разницы. Казалось бы, мощные заклинания нельзя использовать одновременно, так оно и есть. Вот только разницу в несколько мгновений не сможет увидеть даже самый быстрый из обычных смертных. Земляные колья возникли под ногами посланников мгновенно; одновременно с этим на них обрушился пресс воздуха, а сам воздух превратился в лед, который разрезали, как бумагу, лезвия воды и пронзили копья темных стрел, внутри которых спрятались вспышки божественной магии, что набросилась на сознание посланников, а от рук старика вспыхнула струя огня, своим пламенем создавшая просеку длиной почти триста метров и уничтожившая все на своем пути, превратив в пепел и пар даже землю под ногами.

Щиты посланников выдержали эту атаку, но вот сил на ответную уже не было. Они переглянулись и, кивнув другу другу, тут же бросились в разные стороны, атаковав отряды поддержки, прекрасно понимая, что таким образом свяжут руки противнику, не дав ему применить массовые заклинания. Они надеялись, что смогут прикрыть себя, оказавшись совсем рядом с товарищами старика. Но они ошиблись. Эльнориэль де Амидал был слишком опытным магом и понимал, что жалость и муки совести в бою ведут только к поражению. У него не было времени предупредить боевые группы, так что следующая партия заклинаний обрушилась уже не только на посланника, но и на двоих из группы поддержки рядом с ним, превратив их в пыль: их щиты не были рассчитаны на противодействие такой мощи. Правда, и посланнику досталось. Вынырнув из ада заклинаний, он тяжело дышал и был серьезно ранен. Старик только недовольно поцокал языком: он-то рассчитывал убить этого врага. Краем взгляда отметил, как группа поддержки, осознав, что стала мешать, пытается отступить; правда, второй посланник успел убить троих, прежде чем они отошли на безопасную дистанцию.

На пути следующей партии заклинаний встал еще относительно целый второй посланник, принимая удар на себя и спасая раненого товарища, но при этом он не заметил, что это был всего лишь отвлекающий удар. Основной же без всякого сопротивления добил первого, просто превратив его в пятно крови и грязи на земле. Со стороны казалось, что старик без особых проблем закончит бой, но оба противника знали: количество маны у каждого имеет пределы, и сил у старика осталось не так много, а времени, чтобы восстановиться, – нет. Впрочем, посланник не обольщался этим и не спешил атаковать, сосредоточившись на щитах и ожидании помощи. Двоих из спешивших ему на подмогу товарищей остановила какая-то новая и весьма сильная группа буквально в километре отсюда, но третий уже был рядом. Отметив это для себя, посланник бросился в атаку. Он хотел отвлечь противника от заходившего в спину своего напарника.

Эльнориэль де Амидал грустно вздохнул. Кажется, его ошибка стоила ему слишком много. Он отчетливо чувствовал второго посланника за своей спиной. Шансов уйти нет. Так что, мгновенно приняв решение, он сместился назад таким образом, что оба посланника одновременно оказались возле него, нанося свои удары. Магию последнего шанса они заметили, но слишком поздно, а заклинания пресса воздуха, что обрушили их вниз, в созданный стариком провал в земле, не позволили им покинуть эту смертоносную ловушку. Последовавший вслед за тем взрыв пламени был настолько мощным, что в радиусе ста метров земля испарилась, а столб огня поднялся больше чем на километр. Два посланника и старый маг умерли мгновенно и одновременно. От магии такой силы не спасли никакие щиты. Через минуту пламя погасло, оставив после себя воронку диаметром сто метров и полста в глубину, с абсолютно гладкой, как стекло, поверхностью. Пятеро оставшихся в живых бойцов ужаснулись мощи, что увидели воочию, но времени рассматривать последствия у них не было. Их товарищей атаковали двое посланников, и дела у первой группы шли явно неважно. Так что, быстро собравшись, они бросились на помощь.

Глава 21

Эльдар де Моунти наблюдал за действиями боевых групп с помощью тактического шлема. Их отряд, как и намечено планом, сидел в засаде. Первые проблемы начались сразу после атаки посланников. Во-первых, охрана оказалась сильнее, чем кто-либо ожидал. Три группы, выделенные для ликвидации, никак не могли пробить защиту противника, в то время как враг уже успел ранить двух бойцов. Рассчитывать на их помощь явно не придется. Хосе оказался прав: тут хоть бы они сами справились. Во-вторых, Эльнориэль де Амидал вмешался в бой слишком рано, и теперь ему предстоит биться сразу против двоих посланников. В-третьих, группы, что увели за собой других посланников, несли потери чуть ли не с первых минут.

С такими темпами им придется вмешаться уже минут через десять максимум. Эльдар проверил местоположение Ольги. Она, конечно, отправилась с ними, но он точно знал, как сделать так, чтобы у нее было больше шансов выжить. Потому сформировал двойку поддержки из Луизы и Ольги. Что бы кто ни говорил, но Хосе не допустит гибели свой жены.

Через десять минут боя погибла полностью седьмая группа. Эльдар уже собирался отдать приказ, как в том месте буквально на десять секунд показался Хосе и тут же пропал. Посланник, который уничтожил группу, уже был мертв. Как это удалось сделать командиру, Эльдар не понимал, но факт есть факт. Долго думать не получилось: группы восемь, десять и одиннадцать погибли почти одновременно. Сразу три посланника отправились к месту сражения товарищей со стариком. Одного они уже не успеют задержать, а вот двух других должны…

Быстро отдав приказ, Эльдар бросился наперерез врагу. Но Луиз де Орнулиан оказался быстрее и первым нанес удар по бегущему посланнику. Второго остановили Луиза, Ольга и Август. Они не стали атаковать магией, а сразу пошли в ближний бой, рассчитывая, что там у них будет преимущество. Все-таки Август – рыцарь меча, а Луиза – одна из сильнейших бойцов ближнего боя. Эльдар все это фиксировал краем сознания, сосредоточившись на схватке.

Их противник легко отразил первые атаки и сам ринулся на них. Даже под слиянием Эльдару с трудом удавалось реагировать на его заклинания и уходить от ближнего боя. Сам он сосредоточился на защите и божественной магии, постоянно атакуя сознание противника, в то время как Луиз кастовал заклинание за заклинанием, которые разбивались о защиту посланника, не нанося никакого урона. Через две минуты боя Эльдар чуть не споткнулся: наставник Эльнориэль де Амидал, самый уважаемый эльф и самый старый, погиб, забрав с собой в могилу двух посланников сразу. Даже своей смертью он смог удивить всех. Оставалось только поражаться силе этого покойного мага. Они тут против одного с трудом держатся, а он троих убил!.. В этот самый момент Луиз ошибся, и Эльдар с бессильной злостью смотрел, как враг вынимает свой меч из тела товарища. Он остался один на один с врагом. Понимая, что шансов победить нет, Эльдар начал тянуть время, максимально увеличив скорость и защиту.

Возможно, ему бы удалось еще достаточно долго водить врага за собой, но тут вмешался второй посланник, ударив в спину. На каких-то звериных инстинктах, в последнее мгновение, Эльдар увернулся, но магия врага уничтожила его щит, заодно лишив Эльдара руки и половины ноги. Закрыв магией раны и отключив боль, он уже готовился применить заклинание посмертного проклятия, но тут вмешалась сборная пятерка, оставшаяся в живых после боя старика. Посланники переключились на новую цель, а Эльдар судорожно пытался найти Ольгу. Облегченно вздохнув, он с помощью одной руки, кое-как прислонившись к дереву спиной, смог сесть. Она была жива, хотя и без сознания. Судя по данным ее боевого спецкостюма, ничего серьезного, просто сильный удар и сломанные ребра. Жить будет. Август мертв, а Луиза с тяжелым ранением в живот лежит недалеко от Ольги. Вот только, судя по всему, остановить кровотечение она не успела, и если срочно не оказать помощь, то Луиза погибнет. Эльдар с горечью подумал, что опять оказался не прав. Хосе не появился в последний момент, чтобы спасти девушку. Его вообще не было видно. У Эльдара как командира имелись весьма специфические возможности воздействовать на костюмы бойцов своей группы. Одно из таких средств – небольшой электрический разряд. Что он и сделал с Ольгой, понимая, что если сейчас она не очнется, то потом ему этого не простят. «Если, конечно, сумею выжить…» – грустно добавил про себя Эльдар, глядя, как уже третий из сборной пятерки умирает от рук посланников.

«Эльдар, скотина… ты что творишь! – раздался возмущенный голос Ольги по амулету связи. – Ох, у меня, похоже, все внутренности – в кашу…»

– Прости, солнце, но если ты срочно не поможешь Луизе, то она умрет, – невольно улыбнувшись, ответил Эльдар.

«Где?.. А, вижу…» – произнесла Ольга и тут же отключилась.

«Даже не спросила, как я сам…» – мысленно проворчал Эльдар. Судя по данным костюма Луизы, Ольга уже приступила к лечению. Угрозы для жизни нет.

Тем временем посланники встали на месте с ухмылкой на лицах, глядя на двоих оставшихся в живых бойцов. Те еле держались на ногах. Командир пятой группы светлый эльф Зариэль фон Моновер и медик шестой группы темная эльфийка Урсула де Нагаш…

«Зря расслабились, гады…» – подумал, счастливо улыбаясь, Эльдар, глядя, как голова одного из посланников слетает с плеч. Хан словно из-под земли на миг возник за спиной противника и тут же растворился в воздухе. Кажется, это именно та самая секретная техника командира. Ведь все сенсоры Эльдара показывали, что того рядом нет.

Второй посланник в доспехах, обнажив меч и подняв максимальную защиту, вертелся на месте, не понимая, что происходит. Собственно, и сам Эльдар, и оставшиеся в живых эльфы тоже недоуменно смотрели по сторонам. Посланник тем временем решил изобразить пантомиму. Показал свободной рукой на Эльдара, потом на двоих выживших и чиркнул ладонью по горлу, после чего указал на меч и напротив себя – в землю. Если Эльдар правильно его понял, то посланник предлагал Хосе выйти на честный бой, или он убьет их троих. На что сам де Моунти только весело хмыкнул. «Ага, как же, покажется он!..» – подумал эльф и рассмеялся, но тут же удивленно умолк. Точно в том месте, куда указывал посланник, появился Хосе, спокойно глядя на противника и сжимая в руке обнаженный меч.

Эльдар уже хотел крикнуть или что-то сделать… Он не верил, что враг будет драться честно; зачем Хан поверил ему?.. Но не успел. Посланник с ходу применил целый ряд заклинаний по неподвижной фигуре командира. Сначала накрыл земляным куполом, а потом еще и взорвал, но этого ему показалось мало. Место, где недавно стоял командир, поглотила сфера огня. Эльдар, не веря своим глазам, смотрел на весь этот абсурд: тот, кто всегда их учил не поддаваться на провокации противника, сам повел себя как наивный ребенок.

Посланник настороженно смотрел на место взрыва, но тут он как-то резко дернулся назад… Точно за его спиной стоял Хан, а его меч пробил насквозь тело посланника. На этом командир не остановился: моментально вытащив меч из тела врага, отрубил ему голову.

– Минус три, – четко произнес Хан и спокойно вложил меч в ножны. Вокруг его фигуры светилась какая-то странная дымка синего цвета, но стоило Эльдару моргнуть, как дымка исчезла.

Из леса в их сторону устремились бойцы отряда поддержки и, кажется, солдаты местной армии. Из Эльдара же будто вытащили стержень: он обмяк и без сил свалился на землю всем телом. Кажется, все закончилось.


Сергей Громов, принимая командование на новом месте, впервые чуть не сорвался. Старый командир оказался настолько противным типом, что хотелось прибить его на месте. В части царили бардак и расхлябанность. Пришлось потратить два дня, чтобы привести в более-менее сносный порядок бойцов и саму крепость. Хорошо хоть у него имелась полная поддержка со стороны офицеров, а то бы даже не знал, как с этим справиться. Но окончательно его добил приказ командования. Его части, состоявшей из зеленых новобранцев, предписывалось утром следующего дня атаковать позиции врага. Единственное, что смущало и обнадеживало, это прибытие какой-то элитной части. В общем, Сергей был не просто зол, он был в бешенстве. Понимая, что еще чуть-чуть – и сорвется, прибегнул к старому методу, связался с Фоиэль и попросил о встрече. Сразу предупредив, что в этот раз зверь уже разбужен заранее. Фоиэль, рассмеявшись, предложила лучше заглянуть к ней в кабинет и просто поговорить.

Просто поговорить не вышло. Как только Сергей зашел к ней, у него полностью помутился разум. Не обращая внимания на вялые попытки сопротивления, он овладел Фоиэль прямо в кабинете, но этого ему показалось мало… Ей с трудом удалось уговорить его немного подождать – они оделись и пошли в комнату Фоиэль. Где он уже окончательно выпустил весь свой гнев и злость, причем не один раз.

Ощутив, что его отпустило, Сергей расслабленно лежал на кровати, со стыдом вспоминая свои действия. Однако фантазия у него оказалась явно нездоровая. Главное, и сам не знал, откуда у него такие познания и желания. Рядом лежала измученная, но абсолютно счастливая Фоиэль.

– Прости, – все же смущенно произнес он, обнимая эльфийку, – кажется, я перестарался.

– Пф… – фыркнула девушка и затем муркнула, словно самая довольная кошка на свете. – Это было нечто… Если еще накатит такое состояние – сразу приезжай. Мне понравилось, – довольно потянулась она, после чего лукаво улыбнулась Сергею и игриво царапнула его своими коготками: – Задница, конечно, болит с непривычки, но все равно классно.

– Фу-у… пошлячка, – смутился он, вставая с постели. – Ты уж прости, но сегодня к нам прибывает этот суперпупер-элитный отряд, и мне нужно быть в части.

Фоиэль на это только лениво махнула рукой, укутываясь в одеяло и довольно мурлыкая. Сергей, быстро одевшись, поцеловал девушку и, захлопнув дверь, помчался к себе в часть. Все-таки новое ощущение ему безумно нравилось, хотя и было слегка стыдно за свои действия в отношении эльфийки.

Поздно вечером прибыл элитный отряд. Громов, как и все его подчиненные, был в шоке от увиденного. Боевые роботы, танки, бэтээры, бронедоспехи и даже оружие у этого отряда словно прибыли из будущего… Сергей неожиданно осознал, что именно в это подразделение ему хочется вступить. Когда же утром он посмотрел на то, как действует отряд, то даже мимолетных сомнений в своем решении не осталось. Вот уж действительно элита. Все четко, ни единого лишнего движения. Там, где его бойцам приходилось туго, эти ребята с легкостью уничтожали противника. Заклинания вражеских магов не смогли повредить ни единого танка или робота. Казалось, что нет силы, способной остановить такую мощь, пока против них не вышли архимаги противника. Вот тут-то и начались проблемы.

Поле боя превратилось в кашу из грязи и тел разумных. Громов с трудом успевал реагировать на изменения в боевой обстановке. Его маги работали только на защиту, об атаке не было и речи. Даже элитный отряд забуксовал на месте, не в силах продвинуться вперед. Потери в некоторых подразделениях достигли уже половины численности личного состава, и хотя противнику тоже нанесен существенный урон, тем не менее маги врага еще держались. Сергей уже дважды запрашивал разрешение отступить, но каждый раз получал отказ. Взамен этого командование вновь повторяло прежнюю задачу: во что бы то ни стало прорвать защиту противника. Вот только сил для выполнения уже не оставалось.

Гибель двух вражеских архимагов они ощутили сразу. Защита врага рухнула в один миг, а их огонь накрыл оставшиеся силы противника беспощадным градом пуль и снарядов. Буквально за пару минут враг был уничтожен полностью. Сразу после этого к нему подошел уставший командир элитного отряда, светлый эльф Рэдлер фон Роузман.

– Ты же родом из города Озур, что возле столицы? – с ходу задал вопрос эльф.

– Да, – удивленно ответил Громов, ошарашенный таким странным вопросом посреди поля боя.

– Телепорт открыть туда сможешь? – между тем серьезно произнес Рэдлер.

– Смогу, если будут кристаллы, но зачем? – удивлению Сергея не было предела.

– Отлично, – кивнул своим мыслям Рэдлер, – там сейчас проблемы, и командование решило перебросить туда оставшихся в живых бойцов элиты.

– Вас? – еще больше удивился Громов.

– Нет, конечно… – растерялся Рэдлер, но тут же усмехнулся, поняв ошибку Сергея, – мы не элитные бойцы, а отряд их поддержки. Ты разве не заметил смерть вражеских архимагов?

– Заметил, но думал, это вы сделали, – озадаченно ответил Сергей.

– Нет, это тройка элиты, – улыбнулся Рэдлер, – пошли, нужно спешить.

Развернувшись, он почти бегом отправился в сторону леса. Чтобы не отстать от него, Сергею пришлось перейти на бег. За ними следовал отряд фон Роузмана, ну и совсем позади – уцелевшие бойцы Громова. Когда они уже почти подбегали к лесу, перед ними раздался взрыв такой мощности, что чуть не оглушил всех. А огненный шар диаметром примерно пять метров и жаром такой силы, что даже отсюда, метров за сто, ощущался горячий ветер, он уже увидел своими глазами, остановившись на опушке. На поле грязи, ранее бывшем, судя по всему, лесом, стояли трое разумных: два эльфа в форме спецчасти и какой-то незнакомый разумный в доспехах врага. Если эльфы ощущались как просто очень сильные маги, то вот этот, в доспехах, тревожил Громова мощью и силой. Даже наставники в академии были во много раз слабее этого разумного.

Растерянно Сергей посмотрел на Рэдлера, но тот словно чего-то ждал, напряженно всматриваясь во врага. Сергей обернулся назад и увидел то, что просто потрясло его до основания. За спиной врага стоял мечник, который одним красивым движением вытащил из тела противника меч и отрубил ему голову. С такой легкостью, что казалось – это было самым простым делом. Сергею пришлось протереть глаза и помотать головой, с трудом пытаясь поверить в увиденное. Человек, убивший врага, не имел ни капли магии. Громов не был суперсильным магом, хотя и обладал званием старшего магистра, но его сенсорные возможности оказались настолько велики, что это отметил даже сам ректор академии при выпуске. Так что определить мага и его силу Сергей мог легко и точно.

Пока Громов приходил в себя, бойцы уже были на поле, а медики – возле раненых. Рэдлер стоял возле человека, который убил врага, и что-то ему говорил, после чего обернулся в сторону Сергея и махнул рукой, подзывая к себе.

– Это командир пятой крепости, капитан Сергей Громов, – представил подошедшего Рэдлер. – А это капитан, командующий элитными частями, Хосе Амадил Нара. – Сергей только молча кивнул, а вот Хосе даже не обратил на него внимания, продолжая задумчиво что-то изучать в своем планшете. – Капитан Громов как раз из тех мест и может открыть портал.

– Хорошо, пускай открывает, – не отрываясь от планшета, произнес Хосе.

– Но… – растерянно попытался возразить Рэдлер.

– В моем приказе вам что-то не ясно? – спокойно посмотрел на Рэдлера Хосе.

– Никак нет. Есть открыть портал, – тут же встав по стойке «смирно», ответил Рэдлер и, активировав амулет связи, уже в него произнес: – Несите кристаллы ко мне. Бегом!

Хосе вернулся взглядом в планшет, лишь мельком поглядев на Сергея и приветственно кивнув головой. Пока они ждали кристаллы, к ним подошли два эльфа в форме элиты, те самые, что стояли на поле.

– Зариэль, соберешь всех оставшихся в живых, и вместе с Рэдлером отправляйтесь обратно на базу. Пока Эльдар не придет в себя, ты остаешься за главного, – не поднимая головы, тут же произнес Хосе.

– Но командир, разве нам не нужно отправиться с вами? – удивленно спросил явно уставший Зариэль.

– У нас сегодня день тупости? – раздраженно спросил Хосе, обратив свое внимание на него. – Командир пятой группы Зариэль фон Моновер, немедленно приступить к выполнению приказа.

– Слушаюсь! – тут же выкрикнул Зариэль и вместе с эльфийкой ушел в сторону медиков, которые несли на носилках кого-то.

– Не день, а сплошное разочарование, – ворчливо произнес Хосе, вновь возвращаясь взглядом в планшет.

Громову было уже не до отвлекающих факторов; бойцы Рэдлера принесли кристаллы, и ему пришлось срочно готовить телепорт в родной город. Потратив минут десять на подготовку, он повернулся к Хосе, собираясь уже доложить о готовности, но оказалось, тот в курсе и внимательно смотрел на результат его работы.

– Командир, но кто вас будет сопровождать? – задал резонный вопрос Рэдлер. – Ведь там нужно будет открыть портал обратно.

– Думаю, капитан Громов с этим справится. Выдай ему кристаллы, – спокойно ответил Хосе.

– Слушаюсь, – хмуро подчинился Рэдлер, кивнув своим подчиненным, которые тут же протянули Громову рюкзак с кристаллами. И уже обращаясь к Сергею, добавил: – На всякий случай, там еще сухпай на три дня и две фляги с водой.

– Хорошо, – растерянно и удивленно взяв рюкзак и закинув его за спину, произнес Сергей.

– Громов, забыл сказать, что там, куда мы прибудем, уже нет ничего знакомого тебе, – усмехнувшись, добавил Хосе.

– То есть?.. – недоуменно спросил Сергей.

– Там теперь пустыня, – пожав плечами, ответил Хосе. – Открывай.

Сергей не особо понял, что имеет в виду этот странный человек, но портал активировал. И только когда он вошел в портал, сразу за Хосе, полностью осознал фразу командира элиты. Вместо знакомого ему с детства пейзажа красивых холмов, уютного городка и леса вокруг простиралась ровная пустыня до самого горизонта. И только валяющиеся возле них камни, отдаленно похожие на обломки зданий, напоминали о том, что когда-то тут был город.

– Мм… у нас гости, – раздался словно в голове женский довольный голос, от которого Сергей вздрогнул, а Хосе внимательно посмотрел назад.

Обернувшись, Громов изумленно замер. По песку шла огромная фигура женщины в доспехах и с мечом в руке, а за спиной развернуты крылья. Она была метров десяти в высоту и выглядела словно каменная статуя. Вот только статуи ходить не умеют, а эта фигура шла в их сторону. Чуть вдалеке в воздухе висела еще одна фигура, в этот раз обычного темного эльфа, наполненная силой просто невероятной мощи. Правда, по сравнению с каменной фигурой это был факел рядом с солнцем. Сила магии женщины слепила Сергея своей мощью.

– Спрячься и попробуй выжить… – тихо произнес Хосе и пошел навстречу фигуре.

– Кто это?.. – невольно вырвалось из уст Сергея.

– Тебе не повезло, – грустно усмехнулся Хосе, на секунду остановившись, – ты увидел богиню.

Пока Сергей пытался осознать это немыслимый факт, Хосе уже приблизился к статуе.

– Решил драться, смертный? – раздался насмешливый и громоподобный голос женщины.

Хосе молча шел дальше, но тут же, без всякого перехода, на него обрушился гигантский меч. Хосе, обнажив свой и окружив себя синей дымкой, ринулся навстречу, оттолкнувшись от земли и фактически взлетев в воздух. Удар двух сил был настолько мощным, что ветер от их столкновения откинул Сергея в сторону метров на десять. Эта встряска привела его в себя, заставив действовать. Окружив себя максимальными щитами, он спрятался за самый крупный валун и смотрел на схватку. От удара Хосе откинуло назад, и затем на него, только приземлившегося, наступила своей огромной ступней богиня, придавив к земле. Ее меч, окруженный магической силой, устремился вниз, желая проткнуть букашку, решившую сражаться.

Казалось, что на этом схватка закончилась, но тут какая-то сила оттолкнула ногу богини, а ее меч отскочил обратно. Хосе, еще недавно окруженный синей дымкой, теперь окутался черной непонятной силой, что как пламя горела вокруг него, а обычный меч превратился в огромный двуручный тесак. Мечом такую громадину назвать было уже сложно.

Хосе пропал, Сергей мотнул головой, пытаясь скинуть наваждение, но ничего не изменилось. Этот странный человек действительно исчез. Богиня застыла на месте и тут же резко развернулась, принимая на свой щит удар страшной силы от оружия на миг появившегося Хосе. От удара щит рассыпался на части. А Хосе опять исчез, чтобы появиться вновь почти возле самой головы богини, нанося очередной удар, который столкнулся с мечом «статуи», породив волну воздуха. Тем временем фигура темного эльфа, висевшая в воздухе неподалеку, взорвалась волной чистой магической мощи, уничтожая невидимые цепи, что связывали ее.

– Довольно! – раздался спокойный и при этом властный голос богини. Все вокруг словно замерло, остановилось. Почти возле Сергея появилась человеческая фигура девушки с белоснежными крыльями за спиной. Статуя рассыпалась кучей песка, а Хосе, темный эльф и Сергей, влекомые неизвестной силой, по воздуху проплыли в сторону богини.

– Вы смогли удивить меня, смертные, – с усмешкой произнесла она, глядя на висевших перед ней в воздухе разумных, – и хотя тут всего лишь мой аватар, но вы сумели выстоять и даже нанести удар.

Все попытки Сергея вырваться из невидимых цепей ни к чему не привели. Тем временем богиня подошла вплотную к Хосе.

– Твоя сила интересна, но не более, – задумчиво произнес аватар богини. – Хм… Что же с вами сделать? Убить – слишком просто и неинтересно…

Возле них возник какой-то непонятный свет, превратившись в красную линию, что разорвала, казалось, само пространство пленкой красновато-черного цвета. Богиня протянула руку в сторону Хосе и коснулась его тела, отчего тот изогнулся в мучительной боли, а его горло породило хриплый крик.

– Пожалуй, я отниму у тебя эту силу, – улыбнулась богиня, глядя на муки боли, отразившиеся на лице Хосе. В ее руке появился металлический шар с зелеными искрами по бокам, – без этой силы ты умрешь, но если возле тебя будет этот артефакт, ты будешь жить. Будет интересно увидеть, какой ты сделаешь выбор. Человек, познавший суть жизни, останется без нее; ну а эльф, что отдал свое тело во власть феи, запомни: следующее слияние будет для тебя последним. – Затем богиня, улыбаясь, посмотрела на Сергея: – А тебе предстоит выбор, кого спасти. Это будет даже интереснее, чем я думала. Скоро наши подданные опять навестят ваш мир. Будет забавно смотреть на вас в этот момент. – Богиня лукаво подмигнула всем троим, и неведомая сила швырнула их в красно-черный провал. Уже влетая в эту странную субстанцию, Сергей услышал позади себя: – Прощайте, пустыня Саруг ждет вас!..

Как оказалось, их закинули в портал, и, судя по всему, этот портал вел на другой материк. Вокруг простиралась одна пустыня, а солнце садилось за горизонт. Рядом с ним неподвижно лежали потерявшие сознание Хосе и темный эльф Гримжоу де Ундо – наконец Сергей смог узнать этого архимага. Попытавшись обратиться к магии, Громов рассерженно зашипел. Маны не осталось совсем. Тату связи выведено из строя, а кристаллы, что были в его рюкзаке, превратились в бесполезные стекляшки.

Кажется, он начинал понимать, в какой гиблой ситуации они оказались. Пустыня Саруг на материке Вильдар была известна даже ему. Самая большая пустыня на планете. Если они в ее центре, а скорее всего так и есть, то до ближайшей воды и жилья минимум две недели пешком. У них, на все про все, две фляги с водой и еды на три дня, да еще и двое раненых на руках. Гримжоу после слияния вряд ли скоро придет в себя, а что с Хосе – вообще неизвестно. Вот и выбор, о котором говорила богиня: стопроцентно спастись самому, попытаться спасти еще и кого-то из раненых или погибнуть всем троим в этом песчаном аду. С помощью маны можно будет убрать жару и даже нести раненых, но вот без воды и еды долго не протянуть.

Глава 22

Прошла неделя с тех пор, как они очутились в пустыне. В любое другое время Сергей очень сильно переживал бы за состояние спутников, но именно сейчас он внутренне радовался тому, что они до сих пор находились в бессознательном состоянии. Еда почти закончилась, а воду приходилось добывать с помощью магии. Если в начале пути он был настроен решительно и даже не сомневался, делая выбор, то после недели, проведенной в пустыне, все чаще ловил себя на мысли о возможной ошибочности своего решения. Гнать эту мысль с каждым днем становилось все сложнее. Особенно после того, как тела Гримжоу и Хосе стали стареть прямо на глазах. Им срочно нужна была медицинская помощь и внутривенное питание, которого в пустыне, естественно, не было. Если так дело пойдет и дальше, то до спасения оба могут и не дожить.

На десятый день пути у Сергея начались галлюцинации. К миражам он уже привык, а вот к голосам в своей голове – нет. Какой-то женский голос что-то постоянно бубнил где-то на заднем фоне, но что именно, он разобрать не мог и оттого еще больше злился. Разумом он понимал, что это просто эффект от пустыни и одиночества, но это понимание помогало слабо. Еще через два дня закончилась еда.

Шел уже шестнадцатый день пути, когда Сергей свалился без сил и с апатией смотрел по сторонам. Ему уже было все безразлично, хотелось просто уснуть и не проснуться. В его жизни появился еще один объект ненависти – пустыня. Наверное, именно это состояние и послужило стартом. Как и у любого мага со званием старший магистр, у Громова был внутренний мир: правда, слабый и неразвитый, но тем не менее именно в нем сейчас пряталось сознание Сергея. Смотреть на пустыню он уже не мог. В очередной раз, чтобы не сойти с ума, занялся делом. Вот уже десять дней он пытался достигнуть состояния остановки времени. Хотелось напоследок увидеть свою фею. Он уже понимал, что вряд ли сможет покинуть пустыню живым. Возможно, все эти факты сыграли свою роль в том, что произошло. Он добился своего. Наконец произошла остановка времени, или, как говорил профессор, ему удалось проникнуть в пространство-время мира фей.

– Ну наконец-то!.. – произнесла миловидная блондинка в голубом платьице и с диадемой на голове. Держа короткий посох в руках, она подошла к изумленно застывшему Сергею. – Мы тут тебя уже заждались.

– Ммы?.. – только и смог промычать Сергей, пребывая в полном ступоре.

– О, малыш в шоке и волнуется… – улыбнулась блондинка. Подняв руку в голубой перчатке по локоть, она взъерошила волосы на его голове, – это так мило и необычно… Но не переживай, я не твоя фея. Зайка, выходи! – Блондинка с довольным лицом обернулась и внимательно посмотрела на сиротливо стоявшее дерево. Сергей мысленно отметил, что раньше в его мире дерева не было. – Солнце, твой хозяин ждет, а ты прячешься. Хочешь, чтобы я рассердилась? – От этого вопроса, произнесенного милым и даже бархатным голосом, Сергею самому стало страшно. Из-за дерева осторожно вышла девочка лет десяти, со страхом глядя на блондинку. – Ну вот, наконец-то. Иди к нам, нужно закончить начатое, – и, уже обращаясь к Сергею, добавила: – Кстати, ее зовут Юлианна, но думаю, тебе привычнее имя Юля. Ах да… – Изящным аристократическим жестом блондинка шлепнула себя по лбу рукой: – Совсем забыла представиться, меня зовут Чикэко, можно просто Чико. И да, я фея того беспомощного эльфа, которого по ошибке называют Гримжоу. Юленька, солнышко, нам еще долго тебя ждать? – произнесла ласково блондинка, отчего по телу Сергея пронеслась дрожь. Эта фея его пугала даже больше богини. Девочка, вздрогнув, быстро подбежала к ним. – Ну вот, умничка. А то у твоего глупенького хозяина слишком мало времени, а сделать нужно многое. Сергей, присядь, пожалуйста. – От этой просьбы, больше похожей на приказ, Сергей присел на корточки раньше, чем осознал, что его попросили. – Юленька, а теперь положи ладошки ему на голову, и потом все, как я тебя учила.

Малышка осторожно протянула свои ручки и, с опаской глядя на блондинку, дотронулась до головы Сергея. Чувства волной пронеслись по сознанию, открывая доселе невиданные горизонты силы магии. Казалось, что его мощь стала просто огромной, а количество маны увеличилось многократно.

– Хорошо, не торопись, – глядя на них, произнесла фея. – Теперь создай второй канал… вот так, умничка. Ну а теперь я вам немного помогу…

Чикэко – даже в мыслях Сергей не мог назвать эту фею сокращенным именем – положила руку на голову Сергея поверх ладошек Юли. Если до этого он наслаждался новым чувством силы, то после прикосновения блондинки побледнел и испуганно замер. Казалось, само пространство вздохнуло и сжалось: то, что казалось ему огромной силой, рядом с нею было лишь каплей в океане мощи. Перед глазами Сергея пронеслась вся его жизнь: что в прошлом мире, что в этом. Каждое воспоминание легло в отдельную папку и аккуратно сложилось в огромный стеллаж архива его памяти. Все это случилось как-то очень быстро и тут же закончилось.

– Очень хорошо, – довольно улыбнулась блондинка, а огромный кристалл в диадеме на ее голове засветился сиреневым цветом. – Ну а теперь немного изменим обстановку.

Переход был настолько резким, что Сергей с трудом смог устоять на месте. Его внутренний мир, еще недавно бывший тусклым и бледным, стал красочным и объемным. Они теперь стояли на лесной полянке. Легкий ветерок слегка колыхал траву, из леса вокруг раздавались щебетание птиц и шум листвы, а на синем небосводе светило самое настоящее солнце. Этот новый мир казался абсолютно реальным и прекрасным. Особенно после безжизненной пустыни.

– Запомнила? – сурово спросила фея девочку. Та послушно и усердно закивала. – Вот и молодец.

Чикэко убрала руку и с небольшим раздражением стряхнула с нее капли воды, неизвестно откуда взявшиеся.

– Итак, – тоном учительницы произнесла Чикэко, – ручки пока не убирай, пусть контакт будет получше… Так, о чем это я? Ах да. Что делать дальше… – Посох из рук Чикэко исчез, и она, сложив ладони за спиной, принялась ходить по поляне. – Обычно я не использую такие методы, они весьма опасны и, главное, безумно затратны, но увы: еще чуть-чуть – и этот бездарь Гримжоу умрет, впрочем, как и ты сам. – Осуждающий взгляд на Сергея. – Всегда удивлялась вашей абсолютной безграмотности, – с сожалением вздохнула фея. – Нет чтобы взлететь с помощью магии вверх и оттуда увидеть, куда нужно двигаться… так ты, как маленький мальчик, просто пошел вперед. Ладно, это уже дело прошлого. Через десять минут, когда Юленька закончит, у тебя будет временный прирост маны и мощности заклинаний. Я еще добавила от себя, так что теперь твоих сенсорных способностей хватит достать до ближайшего города местных. Поднимаешь себя и тела этих двух лишенцев в воздух – и на максимальной скорости летишь туда. У тебя будет примерно час времени, потом мана закончится, но цели ты достигнешь. Я запустила процесс восстановления твоей тату-связи. Через три дня она восстановится, и ты сможешь вызвать помощь. Думаю, эти бездари догадаются открыть телепорт. Все понятно?

– Да, но можно пару вопросов? – набравшись смелости, произнес Сергей; ему уже надоело сидеть на корточках, так что он просто сел на траву.

– Время еще есть, так что спрашивай, – вздохнула тяжело фея, – все-таки не бросил Гримжоу, так что заслужил.

– Как вы смогли попасть в мой разум? – Громов за все время обучения в академии даже не слышал о такой возможности.

– Хм… Как тебе объяснить… – задумчиво посмотрев на Сергея, произнесла фея. – Скажем так. Раньше, очень давно, это было нормальным. Феи могли общаться между собой и с вами, нашими носителями. Даже существовали не только божественные артефакты для вас, разумных, но и для нас, фей. От всего этого богатства остались только мои диадема и посох. Была еще одна фея с артефактами, но, увы, она недавно погибла вместе со своим носителем. У вас его называли Эльнориэль де Амидал. Так вот, мой посох позволяет мне попасть в сознание разумного, но только если он – маг и у него пока еще нет защиты или он ее снял. Правда, делать это можно не чаще раза в шестьсот лет. Слишком много на это уходит маны.

– То есть голоса, которые я слышал, это были не глюки?

– Боюсь, я тебя расстрою, но это явно были глюки, – усмехнулась Чикэко.

– Но откуда у тебя мана, если Гримжоу после слияния лежит с поврежденными каналами и телом?

– Пф… тоже мне вопрос, – фыркнула презрительно Чикэко. – Его тело абсолютно здорово, а каналы уже почти все восстановлены. Осталось только уничтожить печать этой сучки, и все будет хорошо, – рассерженно добавила Чикэко, недовольно махнув рукой. – Если ты не понял, я об этом аватаре богини.

– Ты можешь рассказать, что там произошло? – спросил Сергей, краем взора заметив, что его фея уже явно устала и еле держится на ногах. Сам того не ожидая, он обнял девочку и усадил к себе на колени. Сложно понять как, но он почувствовал эмоцию благодарности и облегчения от Юли.

– Могу, но не хочу, – раздраженно ответила Чикэко.

– Ну хоть про богов можешь рассказать?

– Про богов? – Чикэко задумалась. – Ладно, про богов и эту сучку расскажу. Когда-то были другие боги, они были не такими жадными и дарили свое благословение разумным и феям. Но потом на соседней планете появились новые боги, что решили все забрать себе. Старых богов они уничтожили, но так как тут у нас было слишком мало разумных, они остались на своей планете Изонель. Прошли года – и вот разумных стало много. Потому они и обратили свое внимание сюда. Богам нужна энергия веры, которую производят верующие в них. Так что скоро тут будет полно их храмов. Хорошо хоть они лично сюда не явились.

– Почему? – удивился Сергей.

– Хм, – насмешливо хмыкнула Чикэко, – думаю, боятся усилить своих конкурентов. Ведь пока кто-то из богов будет тут, другие станут сильнее. Все-таки там энергии веры очень много, а тут одни капли. А если они все сюда отправятся, то вместо них могут появиться другие.

– А разве они не дружат?

– Дружат? Они?.. – Чикэко весело рассмеялась звонким и ярким смехом, настолько заразительным, что Сергей и Юля невольно улыбнулись. – Ой, насмешил. Ой-хо-хох… М-да, ну ты даешь. Они, наверное, и слова такого не знают, «дружба». У них вооруженный до зубов нейтралитет. Драться не будут, уж очень много в этом случае погибнет разумных, но и своего не отдадут.

– А откуда ты так много про них знаешь? – вдруг спросил Сергей.

– У их архимагов такие же феи, как и у вас, – хитро улыбнувшись, ответила Чикэко, – а большего тебе знать и не нужно. Да и Гримжоу ни слова об этом, – с угрозой в голосе произнесла фея. – Понял?

– Хорошо, – пожав плечами, согласился Сергей, – но зачем это скрывать?

– Пока еще рано ему знать, – туманно произнесла Чикэко. – Ладно, хватит вопросов. Все, время настало. Пора приступать к работе.

Чикэко подошла к ним и положила руку на голову Сергея. Мир опять стал как будто живым: казалось, что если протянуть руку, то можно потрогать мироздание. Поток силы хлынул в сознание Сергея, кажется, он сейчас мог двигать горы, настолько много маны вокруг. Но тут мир мигнул, и Громов очутился вновь в своем теле посреди пустыни. Не будь у него возбуждения от переизбытка маны, он, возможно, решил бы, что все это был сон. Поднявшись и с уважением посмотрев на Гримжоу, Сергей запустил скан. Далеко на западе он почувствовал множество жизненных точек. Подхватив магией тела спутников, Громов на максимальной скорости устремился в сторону жизни.

Сейчас ему было не до раздумий, но для себя он сделал пометку: раньше он бы не смог с такой легкостью и такой филигранной точностью управлять потоками воздуха. Казалось, словно ему кто-то помогает, и скорее всего – это не только его фея, но и Чикэко. Очень странная и пугающая фея. «Сколько же ей лет, что она так легко рассказывает о старых богах?» – подумал он, но тут же отбросил размышления, поскольку чуть не уронил артефакт Хосе, что давал тому возможность жить.

Прибыв на место, Сергей с радостью смотрел на город, в котором жили множество разумных. Стража на воротах даже не подумала задерживать могущественного мага, что пролетел через ворота с двумя парящими рядом с ним телами. Люди боязливо жались к обочине, пропуская необычного и явно очень сильного путника. И только возле гостиницы Сергея встретил городской маг, с опаской глядя на более сильного коллегу.

– Добрый день, уважаемый, – произнес на эльфийском маг, изобразив глубокий и почтительный поклон. Их городу удалось избежать нашествия демонов: видимо, соседство с пустыней их и спасло. Сергею повезло, что именно в этом городе остался живой и невредимый маг. – Меня зовут Абдул ибн аль-Рахжан, я мастер магии и главный маг этого достопочтимого города.

– И вам доброго дня, – слегка нетерпеливо произнес Сергей. Ему хотелось побыстрее заказать еду и наконец нормально поесть. – Сергей Громов, старший магистр магии.

– Позвольте узнать причину вашего визита? – нервничая, спросил местный; от звания гостя его зримо потряхивало.

– Мы в вашем городе проездом. Через трое суток нас тут не будет, – спокойно ответил Сергей.

– Возможно, вам понадобится моя помощь, – произнес почтенный маг с явным облегчением, – к сожалению, тут мало кто знает ваш язык.

– Хм… действительно, – слегка растерялся Сергей, об этом он как-то не подумал. – Что вы хотите за столь любезную помощь?

– Пары уроков столь опытного мага мне будет вполне достаточно, – почтительно ответил маг с затаенной надеждой в голосе. В отличие от самого Сергея городской маг прекрасно понимал истинную ценность даже пары таких уроков от столь знающего эльфа.

– Уроков? – удивился Сергей. – Хотя почему бы и нет… Хорошо, я попробую вам помочь.

– Премного благодарен, – с трудом скрывая радость, произнес маг. – Возможно, вы согласитесь принять мое предложение и поселиться не в этом клоповнике, а у меня в доме, почетным гостем?

– Почему бы и нет… – безразлично повторил Сергей. Ему все сложнее удавалось сдерживать свое желание все бросить и купить еду прямо в трактире гостиницы.

– Прошу вас следовать за мной, – поклонившись, маг пошел по улице.

Громов последовал за ним. Этот весьма старый мастер магии вряд ли сможет даже быстро создать заклинание, а других магов в городе Сергей не чувствовал. Так что западни он не боялся. Но на всякий случай щиты на себя и спутников он повесил, еще когда подлетал к городу.

Престарелый маг, одетый в халат и чалму, неспешно шел впереди. Люди, которые встречались им на улице, с уважением уступали дорогу и вежливо кланялись этому магу. Сергею же пришлось поставить воздушный фильтр на запахи. Уж очень специфически пахли здешние каналы, тянущиеся вдоль улиц; кажется, устройство канализации сюда еще не дошло. Идти им пришлось недолго, минут пять максимум. Они подошли к высокому, метра два высотой, и длинному каменному забору с огромными деревянными воротами. Маг постучал по толстым доскам и что-то выкрикнул, видимо, на местном наречии. Ворота тут же распахнулись.

Гость смотрел на дивный сад и маленький фонтан посреди двора с легким удивлением. Кажется, маг тут неплохо устроился. Трава, фруктовые деревья, фонтан и даже цветочная аллея – все это смотрелось слегка абсурдно после песка на улице и нищих лачуг. Особенно учитывая размер этого маленького оазиса. Под сад тут отведено явно больше ста квадратных метров. Пройдя по аллее, они вышли к дому мага. Огромный дворец в восточном стиле больше подходил мелкому королю, чем обычному магу. Но, видимо, тут так принято, и Сергей уже не сильно удивился.

– Прошу вас в мое скромное жилище, – степенно произнес маг, сделав приглашающий жест, – и позвольте полюбопытствовать относительно ваших спутников.

– А, эти… – небрежно отмахнулся Сергей, – мои раненые друзья. Скоро они придут в себя.

– Для них нужны отдельные комнаты? – уточнил маг, возле которого уже застыли в поклоне трое слуг.

– Нет. Лучше, если они будут рядом со мной, – спокойно ответил Сергей, – мне нужно присматривать за их состоянием. После сражения им нужен уход.

– Вы сражались с демонами? – изумленно спросил Абдул.

– Демонами? – удивленно посмотрел на него Сергей.

– Воинами в доспехах, что прибыли из другого мира, и только божественное вмешательство богини прогнало их с нашей земли; правда, они успели многих убить и еще больше захватить в плен, – сокрушенно покачав головой, произнес Абдул.

– Хм… с демонами, значит, – задумчиво произнес Сергей, но потом удивленно замер. – Их прогнала богиня? Вы уверены в этом?

– Абсолютно, – твердо ответил Абдул, – очень многие видели, как она обрушила свой гнев на недостойных, и демоны бежали в свой мир, теряя многих убитыми.

– Ясно… – ошарашенно произнес Сергей. – Да, нам пришлось сразиться с демонами. Мы победили, но два моих друга сильно пострадали.

О богине он решил промолчать: что-то подсказывало, что лучше об этом не вспоминать.

– Видимо, они очень сильные воины, раз смогли сражаться с демонами, – поглаживая свою короткую бороду, произнес рассудительно маг.

– Уважаемый Абдул, вы простите, но мы уже две недели в дороге, – с намеком в голосе произнес Сергей, – пришлось пересечь пустыню…

– Ах, простите меня. Конечно-конечно. Я вас проведу в комнаты. Может, хотите принять ванну? – засуетился тут же хозяин.

– Нет, спасибо, – улыбнулся Сергей, – я пока и магией справляюсь. А вот от еды я бы не отказался.

– О да, конечно! – Абдул что-то сказал слуге, и тот сразу же умчался. – Вам принести в комнату?

– Если вас не затруднит, – облегченно вздохнул Сергей.

– Нет, что вы, конечно, не затруднит, – слегка фальшиво рассмеялся маг, – прошу вас, пойдемте.

Абдул лично проводил гостей в специальные апартаменты для важных персон. Сергей с облегчением уложил спутников на кровати в соседних комнатах. Маны и так осталось немного. Осмотревшись, он понял: апартаменты им выделили шикарные. Пять комнат – зачем столько, Сергей не знал, – два туалета, причем весьма современных, что слегка удивило, и огромная гостиная десять на десять метров, с выходом в сад. Однако умеет жить Абдул… Кругом приятная глазу и телу удобная мебель из необычного дерева, и все это великолепие – рядом с такими грязными городскими лачугами…

Только Сергей облегченно устроился в гостиной на диване, как в дверь вежливо постучали. Так что пришлось ему со вздохом встать и открыть дверь. Правда, увидев то, ради чего его потревожили, он тут же довольно улыбнулся, пропуская внутрь прислугу мага. Пятеро слуг, неся различные и обильные яства, вошли в гостиную и тут же разложили еду на столе. Чего тут только не было – и жареная птица, и фрукты, и плов, и рыба, и многое другое. Сергею пришлось применить всю силу воли на полную катушку, чтобы сразу не наброситься на еду, а дождаться, пока слуги выйдут. А дальше начался пир для его голодного желудка. Утолив первый голод, он откинулся расслабленно и сыто на диване. В соседней комнате, где он положил Хосе, раздался шум, Сергей тут же вскочил, но не успел он даже сделать шаг, как из комнаты вышел заметно постаревший Хосе. За его спиной висел рюкзак с артефактом внутри. Слегка прихрамывая, Хосе неспешно пошел к столу с едой. Сергей хотел ему помочь, но был остановлен жестом. В голове грудилась куча слов, но ничего сказать ошарашенный Громов так и не смог, молчал наблюдая, как этот еще недавно выглядевший максимум двадцатилетним мужчина присаживается устало за стол. Глядя, как Хосе ест, Сергей на всякий случай проверил Гримжоу, но тот, как и прежде, лежал неподвижно. Так что, присев напротив Хосе, он терпеливо принялся ждать, пока тот насытится.

– Спасибо, – произнес тот наконец таким тоном, что Сергею стало неудобно. Одним словом и интонацией он смог передать всю свою искреннюю благодарность за сделанное Громовым. – На сколько я теперь выгляжу?

– Лет на… пятьдесят, – честно ответил Сергей.

– Все не так плохо, как я думал, – усмехнувшись, произнес Хосе, осторожно и медленно откинувшись на спинку кресла, – все-таки ты смог спасти нас. Молодец. – Сергей только молча кивнул, собеседник же, улыбнувшись, добавил: – Я теперь тебе должен.

– У меня есть шансы стать вашим учеником? – вырвалось у Сергея потаенное желание, хотя спросить он хотел совсем другое.

– Учеником? – удивился Хосе. – Я уже вряд ли смогу обучить всему, что знаю. Уверен, что хочешь учиться у калеки?

– Ваши знания бесценны, – уверенно ответил Громов; он не сомневался, что тот, кто смог почти на равных сражаться с аватаром богини, знает очень много, – магии я и сам научусь, но ваше мастерство ближнего боя – за гранью моего понимания.

– Хм… хорошо, – задумавшись, ответил после паузы Хосе. – В конце концов, я действительно тебе должен, а долги я привык отдавать.

– Как вы себя чувствуете? – спросил участливо Сергей. – Все-таки вы две недели были без сознания.

– Нет, – улыбнулся Хосе, – я был в сознании.

Громов широко распахнул глаза от этих слов, а его рот сам собой открылся в изумлении. Хосе, увидев такую реакцию, усмехнулся.

– Когда нас кинули в пустыню, мне пришлось погрузить себя в полную медитацию. Все-таки еды у тебя было мало, а кормить еще один рот – это стопроцентная смерть для всех троих. Прости, но объяснять тебе было некогда. Да и со своим состоянием нужно было разобраться.

– Но как?.. – только и смог произнести Сергей: для него это было из разряда невозможного. Две недели в медитации, без еды?.. Как такое возможно?

– Что ж, почему бы не начать наш первый урок? – спокойно произнес Хосе. – Медитация – это погружение твоего сознания на другой уровень познания себя и окружения. Если достигнуть полного понимания процесса, то можно полностью замедлить метаболизм тела, но цена этого метода – твои жизненные силы. К сожалению, эта богиня почти полностью отрезала меня от внутренней энергии, но кое-что осталось.

– Ваше старение тела – это цена? – догадался Сергей.

– И да и нет, – уклончиво ответил Хосе, – частично так и есть, но в основном из меня тянет жизненные соки артефакт.

– Так он вам вредит? – удивился Сергей.

– Опять тут все не так прямолинейно, – спокойно ответил Хосе, наливая себе сок из графина. – Дело в том, что эта богиня нарушила связи между душой и телом. А артефакт, используя ресурсы организма, создает искусственные связи вместо поврежденных. Так что он мне спасает жизнь, вот только она забыла добавить, что этот артефакт блокирует магию.

– Откуда вы это знаете? – удивился Сергей.

– Ты же сам использовал на меня заклинания лечения. Или уже забыл? – осуждающе посмотрел тот на него. Громов виновато посмотрел в сторону, вспомнив о своих попытках и полном игнорировании телом Хосе его лечения. – Пребывая в медитации, я полностью ощущаю и слышу все, что происходит вокруг. Кстати, не расскажешь, от чего у тебя вдруг проснулись новые способности мага?

Сергею пришлось рассказать все, что произошло у него во внутреннем мире. В конце концов, он обещал фее не рассказывать это Гримжоу, но про Хосе та ничего не говорила.

– Как интересно, – улыбнулся своим мыслям Хосе, а потом многозначительно посмотрел на Сергея и добавил: – Думаю, стоит уважить фею и больше никому не рассказывать об этом.

– Хорошо, – легко согласился тот; теперь это стало проблемой не его, а нового учителя.

– Ты уверен, что правильно запомнил имя феи? – спросил после паузы Хосе.

– Абсолютно, – твердо ответил Сергей, – а что?

– Чикэко – означает «ребенок мудрости», – задумчиво произнес Хосе.

– И? – ничего не понимая, спросил Громов, так и не дождавшись продолжения.

– Очень странное имя, – все так же пребывая в своих мыслях, сказал учитель, – у самого старого иномирянина фея – с японским именем. Да еще со столь интересным значением.

– Может, просто совпадение? – пожав плечами, безразлично произнес Сергей.

– Совпадение? – с сарказмом в голосе спросил Хосе, но уже спокойным тоном добавил: – Возможно…

Правда, Сергею показалось, что учитель хотел сказать совсем другое слово, но в последний момент передумал.

Глава 23

Хосе, устроившись в деревянном кресле-качалке, наслаждался запахами и видом сада. Этот местный восточный маг явно знает толк в таких вещах. Капитан Громов – тот, кто, на удивление, не бросил кого-то из них умирать, а с упорством, достойным уважения, тащил через всю пустыню, – сейчас давал уроки магии хозяину этого дивного сада. Гримжоу валялся в соседней комнате, превратившись из молодого и красивого эльфа в старика. Вот только в отличие от него у Хосе не было феи, которая может снять проклятие богини. Когда он сражался там, в сфере, то думал, что последний враг – это архимаг, здесь решил, что это посланник, но все оказалось не так просто. Там его готовили убивать не посланников богов, а их самих. Сейчас он это отчетливо понимал. Посланники оказались обычными архимагами, просто чуть сильнее и с новой, не очень приятной способностью, а вот аватар богини был именно тем последним врагом, которого Хосе так и не смог победить. Зато он знал про них почти все. Если только в той сфере ему показали все, что они умеют.

Хосе задумчиво погладил артефакт, лежащий у него на коленях. Десять лет жизни, именно такой срок сам себе отмерил Хосе. Конечно, существует слабая надежда на магов империи, но отчего-то он не верил в реальность этой надежды. Печать богини сможет снять или фея силы Гримжоу, или сама богиня, и то и другое вряд ли возможно. Он слегка встряхнулся и отбросил грустные мысли. У него целых десять лет! За это время он сможет передать свои знания ученикам, вон один уже есть, и потом они отомстят за него богам. С этими мыслями Хосе поудобнее устроился и погрузился в медитацию.

На следующий день у Сергея заработала тату-связь. Этого момента ждал и Хосе, вот только его же он и боялся. Как отреагирует на него Луиза? С одной стороны, хотелось ее освободить от такого старика, каким он стал, а с другой – он не мог отказаться от этой девушки. Слишком она стала ему близка. Даже там, на поле боя, он впервые чуть не провалил миссию. Еще чуть-чуть – и бросился бы спасать Луизу вместо удара по посланнику. Хорошо хоть Ольга очнулась и не пришлось самому бежать к Луизе, но ведь мысли такие были. Для него как военного это конец. Если появился кто-то, через кого тебя можно контролировать, то ты уже не профессионал. Хотя в его положении это уже не имеет значения.

Через два часа после заработавшей связи к ним открылся портал. Все-таки расчеты и замеры точки, куда именно нужно попасть, заняли весьма немалое время. К ним прошел всего один разумный, который тут же скинул огромный рюкзак с кристаллами и принялся из них выкладывать схему портала, при активной помощи Сергея. Хосе с улыбкой смотрел на бледное лицо мага Абдулы: еще бы, на его глазах собирались выбросить на ветер стоимость пары королевств… Через десять минут портал был готов и они наконец покинули этот материк, отправившись домой.

Прибыли они сразу в научный центр столицы, где их уже ждал целый комитет целителей и научных магов во главе с Германом. Хосе хотел увидеть Луизу, но, видимо, медики придерживались другого мнения. Его усыпили и отправили на обследование. Только на следующий день к нему в палату смогли попасть Луиза вместе с Ольгой. Видимо, Ольга, зная состояние Хосе, решила не оставлять подругу одну. Вот только они ошибались, Луизе оказалось все равно, как он выглядит. Она просто была безумно рада, что он жив. Пожалуй, впервые Хосе видел именно такую Луизу – мягкую, домашнюю, спокойную и со счастливыми слезами на глазах. Сев рядом с его кроватью, она положила голову ему на живот и, довольно улыбаясь, смотрела в глаза, обхватив его руку обеими ладошками. Внутри ему стало тепло и уютно. Гладя волосы Луизы, он даже не сразу заметил, что Ольги уже давно нет с ними в палате.

Сколько длилась их идиллия, сказать сложно, но разрушилась она от прихода Германа. Профессор, как всегда, был настроен на свою волну, и ему было абсолютно наплевать на их отношения.

– Добрый день, молодые люди, – бодро произнес Герман, заходя в палату. Хосе на это только кивнул, а Луиза даже не стала обращать внимание, продолжая все так же лежать, как и прежде. – Кхм… Ладно. Итак, по поводу твоей проблемы, Хосе…

– Герман, я в курсе, что это проклятие богов и что мне осталось максимум десять лет, – печально улыбнулся тот, – или вы нашли способ лечения?

– И да и нет! – подняв правую руку с выставленным указательным пальцем, произнес гордо Герман. – Конечно, еще нужно сделать контрольные замеры и провести некоторые опыты, но в общем картина ясна. Ваши повреждения можно исправить.

На эти слова Хосе удивленно вскинул брови, а Луиза резко поднялась и уставилась с надеждой на Германа.

– Кхм… – закашлял от такого внимания профессор. – Так вот, о чем это я?.. Ах да. Вашу проблему можно исправить сменой тела.

– Это как?.. – быстрее Хосе выпалила изумленная Луиза.

– Тут есть целых три варианта, – важно прохаживаясь по палате, произнес Герман. – Первый – самый долгий, но при этом имеет огромные преимущества. Создание нового тела с помощью копирования на клеточном уровне, но без печати богов. Правда, это займет, с моими возможностями, минимум тридцать или сорок лет, а дальше пересадка мозга – и все, вы снова здоровы и бодры. – Хосе скептически посмотрел на Германа: столько времени у него не было. – Второй вариант – создание механического тела, и уже туда пересадка мозга, это возможно сделать лет за пять или шесть, но как по мне, очень рискованный вариант.

– Почему? – вслух удивилась Луиза. – Это ведь можно использовать как временный вариант.

– Можно, но есть проблема, – задумчиво произнес Герман, – психически будет очень сложно остаться человеком, пребывая в металлической оболочке. Так что я предлагаю третий вариант, – на этих словах у Германа загорелись глаза, и Хосе уже понял, что именно третий вариант будет главным у профессора, – это создание энергетического нанотехнологичного биоорганизма на основе человеческого мозга. Конечно, создание такого тела будет весьма сложным процессом, но плюсы существенные. Биомасса, совмещенная с нанотехнологией и ультрасовременными сплавами, позволит ощущать тело как биологическое, но при этом оно будет совсем другим, – гордо произнес Герман, но, увидев волну скепсиса в глазах слушателей, возмущенно фыркнул, – такое тело создавать нужно лет восемь, на зато у него даже жизненная энергия будет как у человека, а вот возможности – в разы больше.

– Звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой, – с сарказмом в голосе произнес Хосе. – Герман, ты явно забыл сказать или о рисках, или о чем-то еще вроде подводных камней…

– Ну-у-у… все не так просто, – уклончиво произнес профессор, рассматривая потолок. – Конечно, есть сложности, все-таки технология новая, но вот рисков для переноса сознания нет! – твердо произнес он, глядя уже на собеседников. – Могут быть проблемы с функционированием. Но главная проблема – это место создания.

– То есть? – с подозрением спросил Хосе.

– Дело в том, что все оборудование высокой точности уже отправлено и находится на луне, – вздохнул тяжело Герман, – с учетом большой вероятности повторного нападения богов было принято решение перенести основные научные проекты на лунную базу.

– А я туда вообще долечу, в таком состоянии? – со скепсисом спросил Хосе.

– С учетом последних разработок – да, долетишь, но потом сразу нужно будет делать операцию, – деловито произнес Герман, опять начав прохаживаться по комнате. – Твое тело не выдержит полета, но мозг спокойно такое переживет. Так что полет возможен, только когда новое тело будет готово.

– Звучит все очень хорошо, но что-то меня тут смущает, – нахмурился Хосе. – Я, конечно, многое сделал для империи, но такие затраты – ради меня одного?..

– О, этот вопрос уже не ко мне, – отмахнулся Герман. – Хотя вроде как они хотели, чтобы ты возглавил военную кафедру в магической академии.

– Хм… В принципе я не против. – От слов Хосе Луиза даже удивленно открыла рот. Зная, как сильно ее муж не любит учить кого-либо, это решение было ей непонятно. – Но только не под своим настоящим именем.

– Почему? И тогда под каким? – вместо Германа спросила растерянная и удивленная Луиза.

– Я уже читал сегодня утром новостные колонки, и там слишком много после войны упоминается имя Хосе. Не хочу, чтобы студенты знали «такого героя», – с сарказмом процитировал он, – в таком виде. А новое имя? Да пускай будет Хан, ты все равно меня так называешь, – улыбнулся Луизе Хосе, – и да, это обязательное условие.

– Хорошо, – пожав плечами, ответил Герман, – я передам, но все-таки нам нужно сделать выбор. Завтра я улетаю на луну, так что решать нужно сейчас.


Прошло четыре года после войны. За это время Сергей смог добиться весьма существенных высот в освоении стиля мастера Хана, так теперь все называли Хосе по настоянию самого мастера. Его стремление было подстегнуто еще и потерей той, кто ему очень сильно нравился. В последние дни войны полк, в котором служила Фоиэль фон Монир, попал в засаду изонов и был уничтожен. Это больно ударило по Сергею, но боль в итоге обернулась стремлением стать сильнее и отомстить за смерть подруги.

Он все эти годы тренировался на износ. Даже устроился начальником охраны магической академии, дабы присматривать за учителем и быть ближе к нему. Хан стал для него эталоном подражания. Даже имея такие повреждения тела, этот несгибаемый человек нашел в себе силы стать учителем на военной кафедре академии. Жаль только, студенты не оценили такой порыв. Это раздражало Сергея, но он, помня уроки Хана, контролировал свое сознание, став другом для большинства студентов.

Единственная разумная, с кем он не мог найти общий язык и постоянно конфликтовал, это Луиза. Эта вздорная девчонка постоянно отвлекала мастера своими телячьими нежностями, не понимая, что тому нужна твердая поддержка, а не сопливая восторженность. Надо отдать должное, Луиза и сама терпеть не могла Сергея. У них уже состоялось две дуэли, и если на первой выиграла она, то вторая осталась за Громовым. Правда, после того, как они чуть не разнесли половину академии, новый ректор лично запретил им дуэли вне боевого полигона. На это обоим было наплевать, но вот такой же запрет от бывшего ректора Гримжоу де Ундо оказался куда весомее. Сначала они оба фыркнули в ответ, но после того, как темный эльф дал обоим по шее в прямом смысле этого слова, пришлось прислушаться.

Кстати, сам Гримжоу в первые два года был ректором академии, но его сняли общим числом голосов: слишком уж жестокие методы воспитания оказались у этого эльфа. Он, конечно, согласился в основном из-за личной настоятельной просьбы Хана, но с одним условием: если в академии произойдет что-то из ряда вон выходящее, он оставляет за собой право показать, как нужно воспитывать молодежь. Во всей империи был только один разумный, которого Гримжоу уважал, – это Хан. Почему, никто не знал, по слухам, они были очень дружны во время войны, но Громов считал, что все не так просто…

Закончив медитацию и оборвав воспоминания, Сергей перешел в состояние сатори, которое разрушила своим появлением Луиза. Раздраженно открыв один глаз, он наблюдал, как эта наглая девица, пройдя через весь тренировочный зал и как бы случайно задев при этом Сергея, демонстративно проследовала к мастеру. Весело подпрыгнув и обняв Хана, она принялась что-то ему оживленно рассказывать. И все бы ничего, но при этом она опять полезла к нему со своими советами. Будь эти советы личными, Громов бы и слова не сказал, но она настойчиво вторгалась в процесс воспитания студентов, и без того слишком мягкий. Сергей держался почти две минуты: немыслимый для него ранее результат по контролю себя. Но все же не выдержал и встал с татами, направившись к мастеру. В зале, как обычно во время его тренировки, никого кроме мастера не было.

– Учитель, прошу прощения, – уважительно поклонившись, произнес Сергей, – но не могли бы вы перестать слушать дурацкие советы?

– Ты кого это дурой назвал, а? Мелочь недоразвитая! – мгновенно вспылила Луиза.

– О, и вы здесь, многоуважаемая «герой» империи, – язвительно произнес Сергей, сделав вид, будто только что заметил Луизу, – прошу прощения за мое невежество. Просто очень сложно заметить такую миниатюрную мышь, как вы.

Хан с улыбкой смотрел на очередную перебранку двух ярых противников. Он прекрасно понимал, что оба хотят больше внимания от него. Но с другой стороны, он видел в их противостоянии нечто большее: возможность сбросить напряжение и тревогу. Просто кроме Сергея Луизу боялись почти все, ну а те, кто не боялись, были или сильнее, как Гримжоу, или умнее, как остальные члены элитного отряда, что смогли выжить. Потому ее жажду дуэлей удовлетворить никто не мог, а тут такой прекрасный соперник… И мотивы Громова были тоже просты. Хан знал о гибели его любимой девушки, и хотя сам Сергей ее называл лишь подругой, но его истинные чувства были на виду.

– Ах ты ж, недоразумение природы… Опять нарываешься? – вспылила Луиза, яростно смотря на Сергея. – Думаешь, раз нам запретили здесь дуэли, то все можно?

– Что вы, уважаемая! – изобразил фальшивое изумление Сергей. – Я детей и умственно больных не могу обижать…

– Ну все, гаденыш, ты нарвался!.. – вспыхнула злая Луиза, причем в буквальном смысле слова, окружив свое тело магией огня.

– А ну прекратили оба! – Голос, что раздался с другой стороны зала, заставил обоих отскочить друг от друга. Сергей недовольно поморщился, а Луиза зашипела, как рассерженная кошка. – Хотите дуэли – отправляйтесь на боевую арену, – неожиданно дал добро на драку подошедший Гримжоу.

Оба соперника даже растерялись на пару секунд, но тут же обрадованно и зловеще улыбнулись.

– Ну все, пришел твой конец, мартышка!.. – прошипела Луиза.

– С каких пор драные кошки стали что-то уметь? – парировал Сергей.

– Через десять минут на арене, – только и бросила раздраженно Луиза и, быстро поцеловав Хана, побежала к выходу из зала.

– Я буду там быстрее, – тут же бросил Сергей и опередил ее, выбежав из зала еще раньше.

– Ну и зачем ты их обоих выпроводил? – усмехнувшись, спросил Хан, глядя, как оба близких ему человека умчались на дуэль. Луизу он любил, а Сергей стал одним из лучших его учеников. – Что-то случилось?

– Не совсем, – уклончиво ответил Гримжоу, – через полчаса будет собрание тех, кто понимает, что скоро случится, и я бы хотел, чтобы ты присутствовал.

– А поточнее? – слегка удивился Хан.

– Увидишь, – уклончиво ответил Гримжоу.

– Опять твоя идея по поводу мирных переговоров?.. – вздохнул тяжело Хан.

– Ты против? – хмуро поинтересовался Гримжоу.

– Нет. Но слабо верю в эту возможность, – покачав головой, произнес Хан. – Ну раз уж пришел, пошли на твое собрание.

Он тяжело поднялся и неспешно пошел к выходу из зала. С каждым годом его состояние становилось все хуже. Глядя на то, как тяжело его друг идет, Гримжоу только печально покачал головой.

В личном трехэтажном доме Гримжоу де Ундо собралась весьма колоритная компания. На крыше имелась восхитительная цветочная оранжерея с удобной беседкой. Именно там, в окружении цветов, и сидели шестеро разумных. Те, кто согласился участвовать в столь странном разговоре. Когда к ним поднялись Гримжоу и Хан, Ольга де Моунти сидела рядом с Франческой де Торо и тихонько обсуждала с ней окружающие цветы. Изредка в их разговор встревала Ауэль де Амидал: она, будучи на последнем месяце беременности, блаженно вдыхала аромат редких цветов. После смерти Эльнориэля де Амидала Гримжоу полностью перенял от учителя болезненную любовь к цветам. Может, просто в память о нем, но в любом случае только за это Ауэль была безмерно благодарна ему. Эрик фон Ульдрих, сидевший слегка особняком, витал мыслями где-то далеко, что-то сосредоточенно обдумывая. Рядом с ним сидели Лагун де Мориль и его жена Розалия де Мориль, и если Розалия оказалась тут по зову сердца, то вот Лагун только из любви к своей жене решил составить компанию.

– Всем добрый день, – поздоровался Хан, присаживаясь возле Ольги.

Гримжоу же только приветственно кивнул, наблюдая, с каким огромным уважением каждый из гостей поздоровался с Ханом. Еще бы, разумный, что убил трех посланников и даже смог сражаться с аватаром богини, при этом не будучи магом! И хоть сам Гримжоу убил четырех посланников, но тут ради честности стоит признать, что убил все же не он, а его фея. Которая, после боя с богиней, была уже четыре года зла и раздражена, категорически отказываясь общаться с Гримжоу.

– Итак, мы собрались здесь для того, чтобы обсудить весьма важный вопрос, – произнес торжественно хозяин дома. – У нас появилась реальная возможность достичь планеты Изонель и попытаться выйти на переговоры с богами. Здесь собраны те, кто изъявили желание отправиться в столь опасное путешествие.

– И Хан тоже? – удивилась Ольга.

– Мы надеемся, что к тому времени, как будет готов межпланетный корабль на нашей лунной базе, будет готово и новое тело для Хана, – уклончиво ответил Гримжоу.

– Хан, а Луиза знает? – усмехнулась Ольга.

– Так же, как и твой Эльдар, – улыбнувшись, ответил ей он, на что Ольга только поморщилась.

– А что насчет защиты? – спросила Франческа де Торо, внимательно рассматривая свои руки. – Насколько я помню, там все было плачевно.

– Защита есть, – произнес твердо Эрик фон Ульдрих вместо Гримжоу. – Там еще много работы, но то, что мы создаем на межпланетном корабле, не имеет аналогов в мире. Даже боги не смогут проникнуть на этот корабль или уничтожить его.

– Кто это «мы»? – удивленно посмотрела на него Франческа.

– Мне активно помогает семья де Орланских, – гордо вскинув голову, ответил Эрик. – Хоть они и светлые эльфы, но тем не менее согласились помочь.

Этот факт заставил всех серьезно задуматься. Ульдрихи и Орланские были самыми известными артефакторами эльфов, и если эти две семьи сказали, что смогли создать защиту, то теоретическая миссия становилась практической.

– О чем вы тут говорите? – сокрушенно покачав головой, произнес Лагун де Мориль. – Какие переговоры? Даже если они не смогут вас убить сразу, что с того? Сомневаюсь, что они захотят говорить с теми, кто слабее их. Ауэль, а на кого ты оставишь сына? Ты-то куда собралась?

– Пф… тоже мне проблема, – фыркнула Ауэль. – Если мы не договоримся с богами, то боюсь, жить моему Дарильчику придется в весьма плачевных условиях. Если вообще будет шанс выжить.

– Дорогой, ты, видимо, забыл, но я тоже лечу на переговоры, – слегка обиженно и рассерженно произнесла Розалия, – и это не обсуждается, так что или ты летишь со мной, или я лечу одна. Мир – это единственная возможность сохранить нашу цивилизацию и достижения.

– Неужели вы не понимаете, что им мир с нами просто не нужен? – тяжело вздохнул Лагун.

– Почему же? Понимаем, – рассудительно сказал Хан. – Более того, они вряд ли станут нас слушать, но есть и другой путь. Защита, которую создаст Ульдрих, – идеальна, но она и нам не позволит применить силу. Потому мы покажем кое-что до того, как достигнем планеты Изонель. Наша орбита будет проходить мимо их луны, и от нас отделится одна весьма мощная игрушка. Надеюсь, эффект от ее взрыва заставит задуматься богов.

– Хм… это что-то новенькое, – удивился Лагун.

– Да, и почему мы только сейчас об этом узнаем? – удивилась Ольга. – А главное, что там?

– Вот ты как раз должна догадаться, что может напугать богов, – усмехнулся Хан. – Нам удалось убедить Германа в необходимости создания ядерной бомбы. Так что к нашему отлету две такие бомбы, по сто мегатонн каждая, будут готовы. Одну взорвем на луне, а вторая, если мы так и не договоримся, упадет на их планету.

– Это настолько мощное оружие? – прищурившись, спросила Ауэль, глядя на Ольгу.

– Это очень, очень сильное оружие, – растерянно ответила та. – Я думала, хоть в этом мире не будет столь страшного оружия…

– Если даже это не испугает богов, то тогда уже никто и ничто нам не поможет, – подвел итог Гримжоу. – Конечно, даже две такие бомбы не смогут серьезно уменьшить силу богов и их слуг, но они ведь не знают, что их только две… Где две, там может быть и сотня. Хотя мы все же надеемся на их здравомыслие.

– Если все так, как вы говорите, то, возможно, у вас и получится, – задумчиво произнес Лагун.

– Ну, раз эти вопросы закрыли, думаю, стоит перейти к проработке плана самих переговоров и возможных вариантов развития событий, – довольно произнес Гримжоу.

Еще три часа они обсуждали общие планы и распределяли задачи между собой, и только после этого все разошлись по домам. Хан как раз вернулся вовремя, чтобы оказаться дома раньше Луизы. Она же была несказанно довольна: дуэль выиграла, хотя после этого ей и пришлось посетить целителей. Хан только покачал головой в ответ на это известие. Опять Сергей будет приставать с усилением тренировок, хотя он и так тренируется на износ…

Глава 24

Экскурсия на место событий прошла успешно. Хотя и сложно контролировать всех учеников магической академии, но преподаватели смогли справиться. Места, где еще пять лет назад прогремели две самые страшные битвы прошедшей войны, до сих пор были не совсем безопасны. Вид полностью уничтоженного города и прилегающей территории позволил студентам до конца осознать последствия прошедших битв с изонами и посланниками богов. И хотя изоновцы сбежали, а посланников уничтожили, потери оказались столь велики, что сложно говорить о победе, ибо из каждой семьи империи кто-то погиб в той войне.

Хан неторопливо, в сопровождении группы своих студентов, шел к ожидающему их поезду. За его спиной висел небольшой рюкзак, который был с ним постоянно. Студенты, мало обращая внимания на престарелого мастера, громко обсуждали увиденное, и только одна студентка держалась рядом с мастером, внимательно присматривая за ним. Наконец они достигли перрона, где их ожидал поезд. Остальные группы студентов уже погрузились в вагоны, что весьма опечалило группу Хана: опять они из-за этого старика не смогли занять нормальные места… Почти половина группы второго курса осуждающе посмотрели на стоявшего возле поезда мастера, который, устало опершись на трость, тяжело дышал. И это учитель боевых единоборств? Презрительно фыркнув, группа начала грузиться в последний вагон, который им достался. Дарина с осуждением посмотрела на наглых учеников мастера, что даже не подумали пропустить его вперед себя. Она уже хотела возмутиться, но услышала тихий голос Хана.

– Оставь, – произнес он, – пусть дети идут первыми, мне так даже спокойнее.

– Но, мастер… – возмутилась единственная студентка, которая искренне всегда помогала Хану. Она считала, что старикам и тем, у кого проблемы со здоровьем, нужно помогать, и не важно, кто это.

– Дариночка, ты очень добрая девушка, так что не надо возмущаться по таким пустякам, – отдышавшись, усмехнулся учитель.

Она замолчала, но все равно продолжила смотреть осуждающе в спины студентов. Наконец все зашли в вагон. Тяжело вздохнув, Хан с серьезным усилием начал подниматься в тамбур вагона. Из всех студентов нашелся еще один желающий помочь мастеру, это был Крос. Ему нравилась Дарина настолько, что он даже искренне пытался понять ее доброту и заботу обо всех на свете. Взяв у мастера его рюкзак, он положил его на пол тамбура, а сам подал Хану руку, помогая взойти по ступенькам, хотя фактически просто поднял мастера внутрь. В это время в тамбуре стоял еще один студент, темный эльф Аризол. Он с недовольным видом смотрел, как помогают мастеру подняться в вагон. Из-за этого старика, которому уже давно место на кладбище, они опять получили худшие места в поезде. Да еще и на все другие экскурсии опаздывали…

Поезд тронулся, сразу набирая скорость. И пока мастер, устало прислонившись к стене тамбура, смотрел в окно на все быстрее проносящийся пейзаж, а Дарина бурно благодарила Кроса за помощь и возмущалась безразличием других студентов, Аризол смотрел на рюкзак мастера. Его злость за все неудачи сегодняшнего дня настолько затмила разум, что он как бы случайно приоткрыл вторую дверь в тамбуре и ногой незаметно сбросил рюкзак с поезда. После чего спокойно, с чувством выполненного долга уже собирался идти к себе в купе, но тут раздался стон мастера.

– Рюкзак… – с трудом прошептал Хан, держась за сердце и опускаясь на пол. Дарина тут же подхватила мастера, а Крос, обернувшись, не увидел рюкзака.

– Его нет, – побледнев, произнес он, но, увидев довольное лицо Аризола, с недоверием в голосе добавил: – Ты что, выкинул его из поезда?

– Пф… нужен мне ваш хлам… – презрительно фыркнул Аризол.

Хану становилось все хуже, уже из последних сил он достал амулет связи и нажал вызов, бессильно обронив амулет. То, что произошло дальше, изумило всех стоявших в тамбуре студентов. К ним ворвался проводник вагона, он же охранник студентов. Быстро осмотрелся и, не думая, рванул рычаг экстренного торможения. Подхватил амулет с пола и быстро произнес в него:

– Рядом нет артефакта, состояние критическое. – Быстро окинув взглядом всех студентов, он задержал на мгновение взор на Аризоле: – Похоже, был скинут с поезда.

«Принято», – раздалось с уже отданного Дарине амулета. Сам же проводник спрыгнул с остановившегося поезда и на огромной скорости устремился назад по путям, явно применяя по полной магию ускорения. Поезд же дернулся и начал ехать назад. От этого глаза студентов округлились. Это просто немыслимое событие: из-за какого-то старика-учителя – и такие усилия?..

Их ошеломление продлилось недолго. Ибо сменилось на полный шок и отвисшие челюсти. А причина такой смены стояла рядом с ними. Начальник охраны академии, в полном боевом костюме, возник возле входа в вагон. Одним быстрым взглядом окинул тамбур, а потом просто взял и откинул в сторону заднюю часть вагона. От неожиданности студенты прижались спиной к уцелевшей части тамбура. Впрочем, дядя Сергей, как его называли все студенты, ибо это был добрейшей души человек, всегда помогающий в трудную минуту, сейчас мало обращал на них внимания. Аккуратно взяв на руки мастера, он спиной вперед полетел назад по путям, постепенно набирая скорость. Студенты только и могли, что с изумлением смотреть на эту не поддающуюся их пониманию картину.

Тем временем поезд, набирая ход, все двигался назад, еще больше способствуя всеобщему недоумению пассажиров. Через пару минут тишину в тамбуре нарушил ворвавшийся сюда ректор академии.

– Что тут произошло? – грозно спросил он у студентов.

Дарина смогла только руками развести и жестами пыталась что-то пояснить, так как голос отказывался повиноваться.

– Мастеру стало плохо, он спросил про рюкзак, – первым очнулся и начал рассказывать Крос, бросив украдкой взгляд на Аризола, что, впрочем, не ускользнуло от ректора, и добавил: – Похоже, тот выпал из вагона. Потом появился проводник и бросился назад по дороге, а затем дядя Сергей в боевом костюме подхватил мастера и полетел с ним тоже назад.

– Зачем? – коротко и с сожалением в голосе спросил у Аризола ректор.

– Я тут ни при… – начал нагло Аризол, но, увидев грозный взгляд ректора, сдулся и растерянно добавил: – Оно само как-то вышло…

– Понятно, – тяжело вздохнул ректор, – молись, чтобы мастер выжил. Иначе за твою жизнь я не ручаюсь.

Аризол потерянно посмотрел на ректора. Таким сердитым он его не видел ни разу.

– В этом рюкзаке артефакт, что позволяет Хану жить, – печально произнес ректор, покачав головой, – и зачем только он снял его?..

Между тем они уже видели, как показались вдалеке фигуры проводника и начальника охраны в боевом костюме. Рядом с ними на земле лежал мастер, на груди которого находился тот самый рюкзак. Ректор достал амулет и, как только поезд приблизился к фигурам возле путей, отдал команду на остановку поезда. Они остановились буквально в десяти метрах от лежавшего мастера. На этом удивительные события не закончились. В небе над ними появился стратегический штурмовик армии империи, с которого еще до приземления спрыгнули три фигуры. Две из них повергли студентов в очередной шок. Самый известный маг империи Гримжоу де Ундо и лучший целитель Ольга де Моунти – одни из героев войны – сразу бросились к лежащему мастеру. Фигуру третьей девушки они узнали не сразу. Все-таки легендарную воительницу, которая сражалась против посланников бога и смогла выжить, на публике видели нечасто. Луиза Тьюдбери, собственной персоной. Она лишь бросила в их сторону гневный взгляд, от которого студентам уже чуть ли плохо не стало, столько силы и мощи было в одном этом взоре. Затем героиня стала ходить вокруг лежащего мастера, с тревогой глядя на работу двух именитых магов империи.

Мало кто обратил внимание на беседу стоявших рядом проводника и дяди Сергея. Но, на счастье студентов – и Аризола особенно, – ректор видел и слышал этот разговор. Так что удар страшной силы не пронзил насквозь Аризола, а только уткнулся в щит, поставленный ректором. От полыхающего гневом взгляда прежде всегда добродушного дяди Сергея, вдруг сорвавшегося с места и стоящего теперь напротив Аризола, у студента сперло дыхание. Ему стало по-настоящему страшно. Захотелось спрятаться куда-нибудь подальше отсюда…

– Сергей!!! – воскликнул ректор, с огромным усилием сдерживая атаку старшего охранника академии. – Очнись! Это всего лишь ребенок!

Щит, который держал ректор, постепенно прогибался, уже не справляясь с мощью атаки боевого мага в отставке. Казалось, что еще мгновение – и Аризолу придет конец, но тут вмешалась третья сила, как нашкодившего котенка подняв и откинув назад Сергея.

– Успокойся, – спокойно, но с отголосками бушевавшей в нем мощи произнес Гримжоу де Ундо, глядя прямо в глаза Сергею, – я сам разберусь.

От этого тона и взгляда тот пришел в себя и, печально взглянув в сторону лежавшего Хана, сжал кулаки.

– С твоим учителем все нормально, – успокоил Гримжоу опять зарождающийся в Сергее гнев, – а ведь я говорил, что эти ваши игры в поддавки Хану ни к чему хорошему не приведут. Теперь я лично займусь воспитанием ваших студентов. Ларсен, малыш, а ну-ка организуй мне построение всего личного состава академии, – обратился к ректору Гримжоу, – будем показательно наказывать студентов… и руководство тоже.

В приземлившийся неподалеку штурмовик, даже не обратив на их потасовку внимания, удалились Луиза Тьюдбери, неся на руках Хана как самую ценную ношу в ее жизни, и шедшая рядом Ольга де Моунти. Как только они поднялись на борт, штурмовик взлетел и умчался в сторону столицы.

– Хорошо, что он выжил, – облегченно произнес Гримжоу, после чего, обернувшись к Сергею, добавил: – Ты же понимаешь, что она тебе этот прокол еще вспомнит?

– Пф… – фыркнул с презрением Громов, – кто еще кому вспомнит…

– Ну-ну, – усмехнулся Гримжоу, – вы, чтобы это выяснить, на полигон не забудьте перебраться. А то отправлю обоих на лунную базу годика на два. Профессор вам там обоим мозги вправит.

– Полигон так полигон, – ответил Сергей, но поморщился, так как прекрасно знал о занудстве профессора и, главное, о том, что на лунной базе спрятаться от его лекций просто негде.

– Вот и отлично, – довольно произнес Гримжоу, после чего со злорадством потер ладони, – а теперь примемся за вашу академию. Ох, давненько я мозги не вправлял студентам… Прекрасный повод вспомнить послевоенные годы.

От этой активности ректор вздрогнул. У него явно не было желания вспоминать послевоенные годы учителя и его методы преподавания…

Поле возле стоявшего поезда еще недавно было пустым, но теперь тут стояли стройные ряды студентов, а сам поезд уже тронулся и отправился дальше, уже без них. Перед ними возвышался постамент из земли, сделанный мимолетно ректором академии. На импровизированной трибуне стояли преподаватели академии, а сиротливо в сторонке – Аризол. Вперед вышел Гримжоу.

– Смирно! – рявкнул он властным и наполненным силой и магией голосом. – Все вы сейчас в недоумении – что произошло? Что же, я расскажу. Совсем недавно стало плохо вашему мастеру-учителю Хану. Вы сейчас задаетесь вопросом: «И что с того?» Но прежде чем ответить, я попрошу всех, кто за то, чтобы уволить из академии мастера, выйти вперед. Считайте это своеобразным решением вопроса.

Студенты недоуменно переглянулись между собой, не совсем понимая, что происходит.

– Что, все за то, чтобы старый мастер остался? – с ухмылкой произнес громко Гримжоу. – Обещаю, никаких санкций за высказывание честного мнения от администрации академии и меня не последует.

После нескольких секунд ожидания вперед стали выходить студенты. Сначала по одному, а потом и вовсе почти весь состав первого, второго и третьего курсов. Только четвертый и пятый курсы даже не подумали реагировать на этот вопрос.

– Вижу, все определились, – удовлетворенно кивнув своим мыслям, произнес де Ундо. – Весьма ожидаемый результат, – кинув осуждающий взгляд на ректора, продолжил он, – почти девяносто процентов первого, второго и третьего курсов. И никого из последних двух. А знаете почему? Потому что они уже столкнулись с боевой практикой и понимают, насколько бесценны советы мастера Хана. Но этого мало, – Гримжоу зловеще усмехнулся, – как я и обещал, наказывать вас никто из учителей не будет. Вы сами себя наказали. И это пребудет с вами всю оставшуюся жизнь.

Гримжоу сделал паузу, рассматривая каждого из студентов.

– Каждый из вас потерял на войне кого-то из родственников, – мрачно произнес де Ундо, – в нашей империи погиб почти каждый третий подданный. Это была страшная война. И все вы в курсе, что основной вклад в победу внесли элитные подразделения боевых магов. Из ста двадцати героев, что встали грудью на защиту нашей страны, встретив основной удар посланников богов, выжили только десять разумных. Сейчас вы думаете: «А при чем тут мастер Хан?» Ответ прост. По его собственному желанию его истинное имя было засекречено. Но только пока я не решу, что наступил крайний случай. И вот он наступил. Настоящее имя мастера Хана – Хосе Амадил Нара!

После озвучивания этого легендарного имени разумного, сумевшего уничтожить трех посланников богов, а потом, вместе с Гримжоу де Ундо, сразившегося с аватаром богини и тяжело раненного, наступила гробовая тишина. Все, кто еще недавно хотел исключения старого и болезненного мастера, сейчас ощущали груз собственной совести. Особенно сильно он стал давить на них, когда, не сговариваясь и одновременно, все те, кто остались в строю, сделали два шага назад, еще более отдалясь от них. Им стало совсем неуютно: казалось, что весь мир смотрит на них с осуждением, даже души их родных, погибших на войне.

Особенно плохо стало Аризолу. От слов Гримжоу его пробил холодный пот, а в голове стоял гул от осознания содеянного. Он чуть было не убил того, кто спас их город. И если его родители к тому времени уже погибли на войне, то вот он и его младшая сестра как раз находились в том самом городе, который атаковали силы врага с шестью посланниками. Аризол искренне пожалел о том, что ректор спас его от смерти. Лучше умереть, чем осознать такое… В его голове разом вспомнились все те злые шутки, что они устраивали мастеру во время учебы. И за которые сейчас было нестерпимо стыдно.

Среди всех присутствующих только Сергей довольно улыбался, глядя на эту картину. Он всегда хотел быть рядом с учителем, даже ушел из армии, чтобы его защитить. Но упрямство Хана, такое же легендарное, как и его бывшая сила, не давали нормально охранять учителя. Так что теперь, глядя, как виртуозно Гримжоу наказал студентов, он был доволен. Нет лучше наказания, чем укоры собственной совести. От них нельзя спрятаться и скрыться. А каждый раз, когда студенты будут вспоминать своих погибших родных, им явственно вспомнится их позор, случившийся сегодня. Это страшнее любого телесного наказания, которое только мог придумать Сергей в своих мыслях о мести.

– Я смотрю, все осознали тяжесть своих ошибок? – горько усмехнулся Гримжоу. – Ну а чтобы запомнить этот урок и укрепить тело, слушай мой приказ: до академии будете добираться пешком и без использования магии! – От его слов студенты вздрогнули: это же минимум двести километров!.. – Каждый, кто упадет без сил, считается раненым! А раненых мы не бросаем. Не важно, какой курс. Ах да. Я лично буду следить за вашим походом, и каждый, кто захочет симулировать слабость и прикинуться раненым, получит лично от меня самое настоящее боевое ранение. – Де Ундо зловеще улыбнулся, глядя с предвкушением на строй студентов.

Ректор, стоявший рядом, только тяжело вздохнул. Уж он-то отлично помнил любимые методы учителя. С жалостью посмотрев на студентов, Ларсен даже не подумал возражать против методов учителя. Все равно это бесполезно.

– И напоследок, – заканчивая свою речь, Гримжоу поднялся в воздух, – если за сутки не достигнете академии, то я останусь у вас на полгода и займусь вашей подготовкой всерьез.

А вот эта угроза уже проняла всех, даже учителей. В свое время Гримжоу с трудом удалось убрать из академии, а его методы были настолько хорошо известны, что даже породили легенды о тех, кто смог закончить академию целым и здоровым психически.


Пока студенты дружно шагали в сторону академии, штурмовик уже приземлился в центральном госпитале столицы, где его ждали санитары с носилками. Положив Хана аккуратно и бережно на носилки, Луиза пошла рядом с ними. Позади шла нахмуренная Ольга де Моунти. Состояние пациента очень сильно ее беспокоило. Судя по тому, что она увидела, артефакт уже не справлялся с тем, чтобы обеспечить нормальное и стабильное состояние Хана. Нужно, конечно, еще провести анализы, но регресс уже виден…

В палате, возле уже очнувшегося Хана, сидела Луиза, сжимая его ладонь в своих, а рядом стояла Ольга.

– Что со студентами?.. – был его первый вопрос.

– Все нормально, – отмахнулась Луиза, – там остался Гримжоу.

– Нормально?! – возмутился Хан и даже попытался приподняться, но грозный взгляд Ольги заставил его отказаться от этой мысли. – Гримжоу и студенты – понятия несовместимые.

– Пф… нашел о ком беспокоиться, – фыркнула недовольно Луиза, – эти ушлепки даже не ценят твои усилия.

– Почему же… последние курсы прекрасно осознают важность боевой подготовки, – возразил он.

– Это все, конечно, хорошо, но вот то, что ты, Хан, не осознаешь нагрузок на свой организм, меня печалит, – задумчиво покачала головой Ольга.

– Давай начистоту, – серьезно произнес он. – У меня критические повреждения ауры и астрального тела. Магией меня лечить нельзя, обычная медицина бессильна. Есть только артефакт бога, который неизвестно как работает, но хоть как-то позволяет мне жить. А значит, в лучшем случае я протяну максимум пять лет. Разве не так?

– Так, – отвернувшись в сторону, произнесла Ольга. Ей было больно смотреть на состояние напарника. А про подругу Луизу даже и говорить нечего… Очень тяжело осознавать, что все обширные Ольгины знания в целительстве ничем не помогут при таких повреждениях.

– Перестань, – тихо пробурчала Луиза, опустив голову, – мы обязательно что-то придумаем. Ты будешь жить! Вон Герман писал, что уже почти достиг нужных результатов.

– Ты хочешь, чтобы я стал роботом? – тяжело улыбнувшись и погладив ее по голове, спросил Хан.

– Я хочу, чтобы ты был жив, – твердо произнесла Луиза, – а каким образом – это уже дело второе. Потом можно будет вернуть тебе нормальное тело – ты же помнишь слова Германа…

– Возможно, ты и права, – задумчиво глядя на самого близкого ему человека, ответил Хан, – но вот дадут ли нам боги так много времени?

– Может, войны и не будет, – тихо произнесла Луиза, – я знаю о ваших с Гримжоу планах отправиться на переговоры.

– И давно? – грустно посмотрев на засмущавшуюся Ольгу, спросил он.

– А это так важно? – недовольно поджав губы, спросила Луиза. – Как по мне, так важнее то, что ты все это время скрывал от меня сам факт.

– Ты не полетишь со мной, и это не обсуждается, – твердо произнес Хан.

– Ну это мы еще посмотрим, – недовольно буркнула Луиза.

Глава 25

Сергей проснулся в холодном поту и с дрожащими руками. Ему опять приснилось, что Фоиэль жива и зовет его куда-то. Прошло уже восемь лет с ее гибели, а он по-прежнему видит один и тот же сон… Встав с постели и приняв душ, он с трудом отвлекся от тяжелых воспоминаний. За прошедшее время у него было много женщин, но такой, как она, он не встретил. Сергею все сложнее становилось уходить от воспоминаний: медитация в последний год почти не помогала, даже тренировки и сатори слабо влияли на его психическое состояние. Остался еще один способ – пойти к магам судьбы. Мало кто знал, что они обладают возможностью влиять на эмоции разумного и его память.

Приготовив завтрак, он в тишине и одиночестве молча поглощал еду и думал. Ему не хотелось забывать Фоиэль, но другого выхода нет. Он отчетливо понимал, что еще чуть-чуть – и свихнется от этих воспоминаний. Сегодня у него выходной, так что ни к чему откладывать на потом то, что можно сделать сейчас. Окончательно приняв решение, он быстро оделся и вышел из квартиры. Декан факультета магии судьбы уже давно приглашала его к себе для разговора и даже предлагала свою помощь. Пришла пора воспользоваться этим любезным приглашением…

Уже через два часа он стоял у двери дома Наинель де Узул, архимага магии судьбы и божественной магии. Он уже успел по дороге связаться с ней и даже не удивился, что она готова принять его у себя дома, причем прямо сейчас. Сделав вдох, будто готовясь нырнуть в воду, Сергей медленно выдохнул и позвонил в дверь. Открыла ему дочка Наинель, Азуми.

– Добрый день, прошу вас, проходите, – важно произнесла светлая эльфийка двенадцати лет, с золотыми волосами и зелеными глазами, в зеленом же сарафанчике, – мама уже ждет вас в гостиной.

– И тебе добрый день, – не сдержав улыбку, ответил Сергей, идя следом за этой подражательницей взрослых.

В гостиной за столом сидела на вид молодая эльфийка с такими же золотыми волосами, только цвет глаз был голубым. Посреди стола, на подставке, стоял обязательный атрибут любого из магов судьбы: артефакт-сфера. По сути, это обычный стеклянный шар, но в него вплетены заклинания привязки сознания. Это облегчало магам судьбы создание моста между собой и другим разумным для видения возможных вариантов будущего.

– Добрый день, Наинель, – слегка поклонившись, поздоровался Сергей.

– Здравствуй и садись, – нетерпеливо указав рукой напротив себя, произнесла эльфийка. Дочка уже устроилась рядом с мамой на стуле и с любопытством уставилась на шар.

– Вот так сразу? – усмехнулся Сергей.

– А чего тянуть? – пожав плечиками, спокойно спросила она.

– Ну там узнать, что именно меня интересует… – присаживаясь напротив, произнес Сергей.

– Так ты уже по связи все сказал, – недоуменно посмотрела на него Наинель, – тебя беспокоят сны с погибшей Фоиэль, и я рада, что ты наконец решился избавиться от этого наваждения.

– Можно и так сказать… – тяжело вздохнув, произнес Сергей.

– Положи ладони на сферу, – тут же приказала эльфийка. Он послушно выполнил приказ, а сама эльфийка попыталась охватить своими ладошками сферу по бокам, – а теперь вспомни свой сон как можно подробнее. Можешь закрыть глаза, если так тебе проще.

Сергей, сосредоточившись и закрыв глаза, попытался вспомнить свой сон. Обычно ему это удавалось сделать только частично и с большой потерей красок, но в этот раз все пошло совсем наоборот. Сон возник ярко и со всеми подробностями, даже теми, что и сам он не помнил. В этот раз сумел даже рассмотреть местность, что окружала их. Раньше он думал, что песок под их ногами – это пустыня, но все оказалось иначе: Фоиэль стояла на пляже, рядом плескалось теплое море, а вдоль берега рос тропический лес с возвышающейся над ним вдали горой. Темная эльфийка в красном купальнике и зеленом парео смотрела на море, словно кого-то ждала. Сергей попытался сделать шаг, но вместо этого оказался прямо перед Фоиэль.

– Привет. Ты снова услышал меня, – счастливо улыбнулась она. – Я жду тебя тут. Каждый второй день весны я буду тебя ждать. Приходи, пожалуйста.

Сергей хотел обнять ее или что-то сказать, но, как и всегда, сон закончился.

– Ой! – раздался испуганный возглас Наинель.

– Что-то случилось? – открыв глаза и оглянувшись, спросил Сергей.

– Она жива… – потрясенно произнесла побледневшая хозяйка дома.

Сергею неожиданно стало жарко и душно. Расстегнув ворот рубахи, он хотел что-то сказать, но голос не слушался его.

– Я не знаю, как это возможно, но она жива, – потрясенно пробормотала Наинель.

– Зато я знаю, – раздался твердый и уверенный голос от входа в гостиную.

На пороге стояла уже немолодая дама в черном костюме и красной блузке, весьма эффектно гармонирующими с ее черными, как смоль, глазами.

– Мама?! – удивилась Наинель. – Что ты тут делаешь?

– Какая разница, что я тут делаю… – уверенно подойдя к ним и положив свои ладони поверх пальцев Сергея, произнесла дама. – Это остров Баруз, в двадцати километрах от портового города Эльзар. И судя по ее словам, завтра она опять будет тебя там ждать.

– Мама, о чем ты?.. Это невозможно, – растерянно возразила Наинель.

– Это все мелочи. – Дама убрала руки дочери от сферы и, сев возле Сергея, обратилась к нему: – Прежде чем ты с ней встретишься, я хочу кое-что проверить. Положи руки обратно.

Сергей, который уже давно не испытывал столь сильного шока, послушно и скорее машинально положил руки на сферу.

– А теперь расслабься и запоминай, что я тебе скажу. – Дама, убедившись, что Сергей закрыл глаза и вошел в медитацию, запустила божественное заклинание, проникнув в его сознание. – Мы знаем, кто позвал его, и мы помним зачем, но мы также знаем, что будет потом. – Она с затуманенным взглядом произносила слова, будто напевая их. – На обломках империи возвысится новый мир, и будет он силен и нов, но демоны снова придут, и мир вздрогнет, но ответит. Тысячи мелких звезд взорвутся в двух мирах, и познают боги боль и страх смерти, погибнув в пламени этих мимолетных звезд. Новый мир падет к ногам богов, но появится избранный, который, оставляя за собой войны и смерть, возвысится и станет тем, кто сольется с феей настолько сильно, что даже боги ужаснутся его мощи, а последствий от слияния у него не будет. И родится новая мощь, что придет в мир богов, и содрогнутся небеса в попытке спасти мир, и тогда встанет выбор перед той, кто знает и видит, и от выбора ее будет зависеть жизнь мира богов и разумных. Но появится тот, кто прятался, и испугаются боги, но выбор по-прежнему будет за ней. И настанет мир, но, возможно, без богов и избранного, ибо только от них зависит, будет мир с ними или уже без них. Все это время дух, рожденный в недрах ненависти и мести, будет бродить по двум мирам, собирая дань кровью и болью с тех, кто решил обратить его мир в пыль. Опасайся его, ибо этот смертный станет больше чем просто воин, и назовут его убийцей богов, но будет та, кто сможет остановить его, если только боги примут правильное решение…

Пока Вальдара де Узул читала предсказание под изумленными взглядами дочки и внучки, в другом времени и другом пространстве состоялся еще один разговор, что для других был не виден и не слышен, и даже хозяин своего внутреннего мира, Сергей, не знал, что творится в его голове. Перед маленькой феей Юлей стояла Вальдара, а рядом с ней, доброжелательно улыбаясь, парил фей.

– Ты точно сможешь справиться? – спросила Вальдара у Юли, закончив свой рассказ.

– Да, – уверенно кивнула девочка, с интересом разглядывая фея. – А почему у вас фея – мальчик, а не девочка? – не выдержала она и спросила то, что ее беспокоило весь разговор.

– У всех магов судьбы феи – мальчики, – по-доброму улыбнувшись, ответила Вальдара, – это наша родовая особенность.

– Ты впервые увидела таких, как я? – нежным и певучим голосом спросил фей, все так же по-доброму улыбаясь Юле. Та только кивнула согласно в ответ. – Скоро ты увидишь многих таких. Не боишься?

– Не-а, – беззаботно пожав плечиками, ответила маленькая фея.

– Главное – не забудь то, о чем мы договорились, – серьезно произнесла Вальдара.

– Не переживайте, я все поняла, – сделав умилительно-серьезную мордашку, ответила Юля. – Ради счастья Сергея я готова на все.

– Что ж, тогда удачи тебе, и прощай, – обняв напоследок Юлю, произнесла Вальдара.

– Мы больше не увидимся? – грустно спросила Юля.

– Скорее всего, нет, – улыбнулась эльфийка и исчезла вместе со своим феем.

Буквально через мгновение, уже в сознании эльфийки, она обернулась к своему фею и, внимательно посмотрев на него, спросила:

– Ты уверен, что она все сделает как надо?

– Ее сознание еще чисто и невинно, – усмехнулся тот, – внушить такой милой фее нужные мысли было несложно. И можешь не переживать: мое влияние никто не увидит, а наш разговор она уже завтра забудет.

– Хорошо, – довольно кивнула Вальдара, выходя из своего внутреннего мира в реальный.

Договорив предсказание и убрав последствия своих заклинаний разума, она убрала руки со сферы, предупреждающе сурово посмотрев на дочку. Та, все поняв без слов, угрюмо отвернулась. Ей не нравилось то, что сделала мать, но и спорить с более знающей она не хотела.

– Сергей, очнись, – улыбнувшись, произнесла Вальдара.

– Что это было? – удивленно посмотрел на нее он. – И зачем мне это странное предсказание?

– Тебе, возможно, оно и не нужно, но кое-кому – пригодится, – загадочно улыбаясь, ответила она.

– Хм… – задумался Сергей, но тут вскинулся и с тревогой в голосе спросил: – Фоиэль точно жива?

– Да. И она будет ждать тебя завтра на острове, – все так же улыбаясь, ответила Вальдара, – ты можешь съездить и проверить сам.

– Но как такое возможно? – задумчиво произнес он.

– Не знаю, – пожала плечами она, – это тебе нужно уже у нее самой спросить.

Сергей растерянно поднялся из-за стола, не находя себе места.

– Тогда я пойду? – неуверенно спросил он.

– Конечно, – ободряюще произнесла Вальдара, – тебе предстоит дальняя дорога.

Громов еще раз растерянно осмотрелся, пребывая мыслями где-то в другом месте, и, кивнув на прощанье, ушел.

– Мама, ты уверена, что сделала правильно? – осуждающе посмотрев на нее, спросила Наинель.

– Ты еще пока слишком мало видишь, – печально вздохнула мать.

– Я все равно доложу совету; это не тот вопрос, что можно решать одной тебе, – упрямо мотнув головой, произнесла Наинель. – Ты не сделаешь этого!

Едва успела она выкрикнуть это, как тут же удивленно уставилась на мать и… моментально уснула вместе со своей дочкой.

– Уже сделала, солнце, уже… – грустно вздохнув, ответила Вальдара, проникая заклинанием в сознание дочери и внучки. Они проснутся через час, но память об этой встрече исчезнет. Закончив, она вышла из дома дочери и еще раз с грустью вздохнула, тихо сказав: – Иногда для спасения многих нужна жертва.


Сергей слабо помнил, как достиг острова: все воспоминания были смутными и размытыми. Более-менее он помнил, как купил маленький катер и уже на нем добрался сюда, очень быстро отыскав тот самый пляж, где во сне видел свою Фоиэль. Чтобы сюда доплыть, ушли весь вчерашний день и ночь. И вот теперь, рано утром, он стоит именно там, куда его звали. Сердце колотилось, и даже медитация не могла справиться с эмоциями, бушующими внутри него. Он ходил по берегу из одной стороны в другую, порываясь то отправиться в глубь острова на поиски, то боясь покинуть пляж и разминуться с Фоиэль…

– Сергей! – радостный голос, столь знакомый и родной, вырвал его из тревожного ожидания. Он обернулся и бегом бросился к девушке. Только обняв ее и ощутив ее тело, ее запах и вкус губ, он наконец поверил в то, что это не мираж.

– Задушишь, медведь… – весело рассмеялась, отстранившись, Фоиэль. – Я тоже тебя рада видеть.

– У меня нет слов, – только и смог произнести, счастливо улыбаясь, Сергей, – как тебе удалось выжить? И почему ты тут?

– Это весьма странная и интересная история, – улыбнулась ему она, – но я рада, что ты наконец услышал мой зов.

Сергей, поглощенный близостью с Фоиэль, не видел странную ауру вокруг них. Эта аура постепенно и нежно окутывала тело Сергея, становясь все ближе к его разуму. Когда аура начала обволакивать его сознание и проникать в мысли, он что-то почувствовал на миг, но поцелуй Фоиэль затмил это мимолетное чувство, погружая его в пучину удовольствия.

– Потом еще успеем насладиться друг другом, – рассмеялась Фоиэль, – а сейчас я хочу тебя кое с кем познакомить и показать свое новое жилье.

– Хорошо, – радостно согласился Сергей. – Ты что же, теперь живешь на острове?

– Нет, конечно, – весело рассмеялась девушка, – меня приютила одна прекрасная гос… леди, – поправилась она в последний момент, – именно она спасла меня от плена и бесчестия.

– Ты была в плену? – удивился Сергей.

– Все потом, – рассмеялась Фоиэль, – пошли уже.

И сама зашагала вперед, ведя за руку Сергея. Идти оказалось недалеко: через полкилометра в лесу были расположены кристаллы для создания портала, много кристаллов. Фоиэль активировала заклинание, и портал открылся. Сергей, поглощенный Фоиэль, не обратил внимания, что портал имел неправильную красную окантовку.

Из портала они попали в огромный зал, метров тридцати в длину и двадцати в ширину, во главе которого стояло кресло, похожее на трон. А на нем сидела девушка безупречной красоты и с идеальной фигурой, которую слабо скрывало легкое и прозрачное парео. Больше на ней ничего не было. Аура, что не так давно обволакивала разум Сергея, тут была повсюду. Сам воздух, казалось, состоял из нее.

– Позволь тебе представить мою госпожу, богиню любви и мира Герзул, – поклонившись, произнесла с почтением Фоиэль.

Сергей был очень опытным воином с сильным разумом, закаленным в тренировках с учителем, но, увы, он слишком поздно осознал, куда попал. Так что лишь мимолетное сопротивление встретило ауру Любви и Обожания в сознании Сергея. Он уже и не понимал, как мог жить до этого без внимания и любви богини…

– Девочка моя, ну полно тебе, – улыбнувшись, произнесла Герзул, плавным движением вставая с трона, – мои посланники могут и не склонять голову.

– Перед вашей красотой трудно не склониться, – возразила с обожанием и любовью в глазах Фоиэль.

– Я рада, что моя малышка смогла привести столь хорошего будущего посланника. – Улыбнувшись, богиня подошла к ним. От близости с ней у Сергея и Фоиэль проступила краска возбуждения на лице. – Думаю, нужно вас обоих наградить… – Сделав какое-то неуловимое движение, она обернулась назад, где посреди зала появилась шикарная и огромная кровать.

– Кажется, ты хвасталась великолепным умением своего любимого, – задумчиво произнесла богиня, посмотрев на нее, – не хочешь мне показать?

– С радостью, но ему нужна ярость… – Фоиэль, увидев, в каком блаженно-расслабленном состоянии пребывает Сергей, слегка расстроилась.

– О, это не проблема… – Богиня улыбнулась и, поманив к себе пальчиком Сергея, что-то зашептала ему на ухо, от чего тот моментально стал злым и гневным. – Думаю, тебе пора наказать эту плохую девочку, – отстранясь от него, сказала она уже обычным голосом.


Богине Герзул понадобилось всего полчаса, чтобы изучить всю память своего нового посланника. Правда, для более полного изучения еще придется потратить некоторое время. Все-таки слишком много оказалось нового в этом техномагическом мире. Кое-что можно будет применить и тут, у них. Краем сознания она отметила, что ее аватар, деливший сейчас постель с посланницей Фоиэль и Сергеем, доволен. Похоже, она в этот раз дала аватару чересчур сильные эмоции людей. Ну да ладно, пусть развлекаются: чем больше времени проведет новый посланник рядом с ее аватаром, тем лучше будет связь с ней самой…

Наконец она дошла до самого странного момента: предсказания темной эльфийки. Оказалось, даже бога можно удивить. То, что это говорилось именно для нее, она осознала сразу, но как это стало возможно? Какой-то маг судьбы, обычный смертный – и такое предсказание!.. Да еще и со столь четким указанием на нее. Герзул впервые за последние пять тысяч лет серьезно задумалась. Возможно, это был след тех самых богов из другого мира, что пытались влиять на их мир. Или она делает слишком поспешные выводы? Об этом еще стоило подумать.

Она не собиралась останавливать уничтожение цивилизации соседней планеты и даже отправила все новые данные по их технологиям и достижениям в магии богу войны Озилу, вот только предсказание оставила себе. То, что позволит ей стать сильнее, стоит приберечь. А там… посмотрим, насколько права предсказательница…

На фоне этих размышлений она почувствовала, что произошел огромный выброс силы, который заметили все боги, с некоторой завистью глядя на нового посланника Герзул. Да и богиня излучала довольство, ей и самой понравился новый посланник. Пожалуй, она даже оставит этим двоим их чувства друг к другу: пусть тешатся легкой иллюзией свободы…

Если бы богиню не отвлек этот мощный выброс, а до того не озадачило предсказание, то она, скорее всего, заметила бы еле заметное и тонкое влияние на разум Сергея. Но даже заметь она это влияние, знания, что были уничтожены в памяти нового посланника, уже не смогла бы восстановить даже богиня. Разговор с феей Гримжоу ее бы серьезно заинтересовал и даже, возможно, обидел, ведь именно она поставила свою печать на всех троих разумных. Просто у каждого была своя. Да и информация о новом теле Хана и базе на луне тоже исчезли из памяти Сергея. И только странная магиня судьбы знала, зачем убраны оттуда именно эти воспоминания.

Глава 26

Буквально через пять минут после того, как Сергей со своей подругой покинул планету, над островом Баруз пролетел беспилотник. Сделав пару кругов, он развернулся и улетел в сторону материка, а вместо него к острову приближались три десантных штурмовика. Сделав пару кругов над островом, они как хищные птицы поводили носами из стороны в сторону, будто выискивая жертву. Наконец определившись, штурмовики приземлились в трех местах, а из них на берег посыпались разумные в спецбронекостюмах.

Штурмовики тут же взмыли в воздух и, пока элитные части проверяли территорию, висели, ощетинившись всеми орудиями, готовые в любой момент открыть огонь. Через час остров был осмотрен, а к его берегу подошел эсминец. В этот раз на берег высадилась группа ученых магов, спешно отправившись прямо в ту точку, где еще недавно стоял портал. Разложив различные приборы и применив множество заклинаний, группа ученых изучала место его открытия.

Через два часа командир отряда, ознакомившись с результатами первичного анализа от ученых, тут же отправился к приземлившемуся штурмовику. Активировав кодированную систему связи на борту транспорта, он дождался соединения и произнес:

– База, докладывает Дельта-один. Прием.

«Дельта-один, база на связи, слушаем».

– Обнаружена точка открытия портала на Изонель, примерное время действия – две минуты. Время открытия – восемь часов тридцать семь минут. Возле места открытия обнаружено аурное воздействие силы посланников, предположительный вид воздействия – Любовь.

В западной части острова найден одноместный катер, купленный сегодня утром в портовом городе материка. В восточной части острова обнаружено транспортное средство – малая парусная шхуна, предположительно производства аборигенов с другого материка. Кроме того, найдено место проживания одного разумного. Время проживания – примерно три-четыре дня.

Судя по обнаруженным следам, встреча между двумя разумными произошла на западном берегу острова, после чего оба проследовали к точке портала и покинули планету. По данным аурного и магического следа, обе личности установлены. Прибывший из империи, полковник в отставке Сергей Громов, встретился на острове с ожидающей его Фоиэль фон Монир, по нашим данным, погибшей в последней войне. Прием.

«Подтвердите личности ушедших. Сергей Громов и Фоиэль фон Монир. Прием».

– Так точно. Личности подтверждаю.

«Дельта-один, вас поняли. Обследование завершить, остров заминировать. Как поняли?»

– База, вас понял. Завершить обследование, после чего заминировать остров. Конец связи.


Командующий элитными подразделениями империи Эльдар де Моунти быстрым шагом, почти бегом, стремительно двигался по коридорам центрального штаба вооруженных сил империи. За ним с суровым видом следовал его заместитель Зариэль фон Моновер, и только еще один разумный, следовавший за Эльдаром, выглядел безоблачно и даже, можно сказать, безмятежно. Напевая себе под нос песенку и пританцовывая, Луиза Тьюдбери-Нара абсолютно не обращала внимания на хмурые лица встречных военных и гневный взгляд Зариэля. Наконец коридор, по которому эти трое стремительно мчались, закончился входом в конференц-зал.

Вежливо поклонившись императору и поздоровавшись со всеми присутствующими, Эльдар спокойно сел на свободное место за столом. Зариэль присел рядом с командиром, с осуждением глядя, как Луиза стоя с любопытством рассматривает изображения на магомониторах по стенам.

– Не обращай внимания, ее все равно не исправишь, – спокойно, почти шепотом, произнес Эльдар, повернувшись к Зариэлю.

– Но командир… – хотел было возразить его зам, но был остановлен его жестом.

– Поверь, чем реже ты на нее смотришь, тем быстрее она успокоится, – с усмешкой на лице произнес Эльдар.

В этот момент в зал вошел последний из членов штаба, Гримжоу де Ундо. Поздоровавшись, он уселся и внимательно посмотрел на императора.

– Сегодня произошел очень неприятный инцидент; это если смотреть с одной стороны, но с другой стороны, в результате него получены новые интересные данные, – хмуро глядя перед собой на стол, произнес Август Волентайн. – Эльдар, вам слово, просветите остальных о происшедшем.

– Вчера утром, в полдевятого, на острове Баруз произошло открытие межпланетного портала, – встав с места, менторским тоном произнес Эльдар, – через него в Изонель ушли Сергей Громов и Фоиэль фон Монир. – От этой фразы у Гримжоу дернулась бровь, а остальные удивленно уставились на Эльдара, и только Луиза по-прежнему спокойно рассматривала магомониторы, казалось, вообще не слушая докладчика. – Кто такой Сергей Громов, думаю, знают все. А вот майор корпуса целителей Фоиэль фон Монир, думаю, вам вряд ли знакома, но это весьма интересная личность. Бывшая любовница Громова и официально погибшая во время последней войны.

– Вы уверены, что это именно названные разумные, а не их хитрая подмена? – спросил задумчиво новый глава магической палаты совета, архимаг Круиз де Мориарти.

– Абсолютно, – уверенно произнес Эльдар, но, видя сарказм на лице Круиза, пояснил: – Все поступающие на службу разумные сдают замеры своей ауры и отпечаток источника, но главное – астральный снимок разумного. К счастью, подразделение, в котором служила и погибла Фоиэль фон Монир, успело сдать новый вид идентификации. Именно благодаря астральному снимку нам удавалось почти всегда обнаруживать всех погибших на войне, даже если тело было полностью уничтожено.

– Тогда я ничего не понимаю… – недоуменно пожав плечами, произнес Круиз.

– А тебе и не надо понимать, – усмехнулся император, – у нас для этого целый отдел в разведке есть, да, Мавер?

– Так точно, ваше императорское величество, – поднялся с места начальник разведки Мавер фон Ульдрих. – Пока рано давать однозначные определения происшедшему, однако общая теория отделом аналитики уже проработана. Но прежде чем начать свой доклад, я бы хотел напомнить вам один очень важный эпизод из прошлой войны. А именно, столкновение с аватаром богини уважаемых героев войны Гримжоу де Ундо, Хосе Амадила Нары и Сергея Громова. Еще тогда нашей службе показалось странным, что богиня повесила свою печать только на Гримжоу и Хосе. Но все проверки состояния Громова подтверждали этот весьма необычный факт. Тем не менее очень многие были уверены в том, что мы просто не в состоянии обнаружить такую сложную печать. Поэтому было принято решение вести пассивное наблюдение за Громовым…

– Если было такое подозрение, почему не применили активное наблюдение? – прервал Мавера император.

– Я вела активное наблюдение, – неожиданно произнесла Луиза, все так же глядя на мониторы. От этих слов бо́льшая часть присутствующих удивленно посмотрели на начальника разведки и Луизу. Один только Гримжоу имел вид явно уже знающего это. Что заставило императора нахмуриться, – и я уверена, что на Сергее была активная печать богини. Это полностью подтвердилось, когда он позавчера пришел в гости к архимагу магии судьбы Наинель де Узул, которая, кстати, ничего не помнит о прошедшей встрече.

– Кто-то смог повлиять на память Наинель де Узул? – удивленно вскинул брови Мориарти.

– Не кто-то, а ее мать, Вальдара де Узул, – озорно улыбнувшись, ответила Луиза.

– Но зачем? – сокрушенно покачав головой, спросил император.

– Чтобы передать послание богине, – пожав плечами, спокойно ответила Луиза, улыбаясь.

– Пожалуй, тут нужно объяснить мне, – вмешался в разговор Гримжоу. – Вальдара уверена в своем предсказании, и потому ее планы шли вразрез с нашими. Более того, я считаю, что она специально позволила Луизе подслушать их разговор. После чего исчезла из империи. Мы, конечно, продолжаем поиски, но найти мага судьбы такой силы практически невозможно.

– Что за предсказание? – устало откинувшись на спинку кресла, спросил император.

– Мы знаем, кто позвал его, и мы помним зачем, но мы также знаем, что будет потом, – дословно начала цитировать Луиза слова опального мага судьбы. – На обломках империи возвысится новый мир, и будет он силен и нов, но демоны снова придут, и мир вздрогнет, но ответит. Тысячи мелких звезд взорвутся в двух мирах, и познают боги боль и страх смерти, погибнув в пламени этих мимолетных звезд. Новый мир падет к ногам богов, но появится избранный, который, оставляя за собой войны и смерть, возвысится и станет тем, кто сольется с феей настолько сильно, что даже боги ужаснутся его мощи, а последствий от слияния у него не будет. И родится новая мощь, что придет в мир богов, и содрогнутся небеса в попытке спасти мир, и тогда встанет выбор перед той, кто знает и видит, и от выбора ее будет зависеть жизнь мира богов и разумных. Но появится тот, кто прятался, и испугаются боги, но выбор по-прежнему будет за ней. И настанет мир, но, возможно, без богов и избранного, ибо только от них зависит, будет мир с ними или уже без них. Все это время дух, рожденный в недрах ненависти и мести, будет бродить по двум мирам, собирая дань кровью и болью с тех, кто решил обратить его мир в пыль. Опасайся его, ибо этот смертный станет больше чем просто воин, и назовут его убийцей богов, но будет та, кто сможет остановить его, если только боги примут правильное решение.

– Почему не остановили Сергея? – после продолжительной паузы, во время которой все переваривали услышанное, спросил император.

– Пф… все вопросы – к нему, – кивнув в сторону Гримжоу, фыркнула Луиза.

– Думаю, ваше императорское величество, все же лучше ответить мне, – вмешался Мавер. – После полученного доклада Луизы аналитики вместе со мной и Гримжоу весь день изучали информацию и пришли к выводу, что полученные плюсы перекрывают потерю такого мага, как Сергей. Главным аргументом стала неизвестная печать Громова. Мы не знаем, какие еще свойства были на этой печати; не отпусти мы его – и, возможно, он мог бы произвести диверсию во время атаки противника или даже совершить покушение на вас, ваше императорское величество… – многозначительно произнес Мавер.

– Но это еще не все. Во-первых, мы получили информацию о том, как именно действует аура посланников; во-вторых, факты обработки многих плененных магов подтвердились, а значит, мы теперь в курсе знаний противника. В-третьих, получены данные и схемы устройства и организации портала в Изонель. Ученые уже приступили к анализу этих данных: возможно, у нас получится повторить открытие портала к врагу. К сожалению, эта перспектива возможна лет через двадцать или даже больше. В-четвертых, оружие Громова было ночью заменено на наш артефакт. Это уникальная разработка наших ученых. В артефакт встроен искусственный интеллект последнего уровня. Как только он увидит возможность, тут же активируется и сможет передать нам оперативную информации о происходящем в том мире.

– Думаешь, боги не заметят твой артефакт? – усмехнулся император.

– Разработкой занимался мой род совместно с Орланскими, феей Гримжоу и профессором Германом Рундалем. Изначально его планировалось сбросить в мир Изонель во время дипломатической миссии, но, увидев такую уникальную возможность испытать его раньше, было принято решение осуществить оперативное внедрение, – спокойно возразил Мавер. – Заклинания и ИИ никому из принимавших в этом участие архимагов и ученых обнаружить не удалось.

– Не совсем понимаю, откуда у вас была уверенность, что Громова заберут от нас? – удивился Мориарти.

– Ее и не было, – пожал плечами Мавер, – было предположение, а если бы это оказалось ложной тревогой, то артефакт вернулся бы назад и мы продолжили бы идти по первоначальному плану.

– Все это звучит хорошо, но меня настораживает сам факт наличия печатей богини, – задумчиво произнес Мориарти. – Что, если Гримжоу не смог до конца освободиться от печати? Да и Хосе Нара тоже под большим вопросом.

– Предположительно атака сил противника состоится максимум через два года, – произнес рассудительно Мавер, – и хотя мы уверены, что фея смогла полностью уничтожить печать богини, тем не менее уважаемые Гримжоу и Хосе Нара отправятся через год на лунную базу, по одобренному императором плану «Резерв».

– План «Резерв»? – изумленно посмотрел на императора Мориарти. – Без одобрения совета?

– Почему же, – ухмыльнулся император, – совет одобрил запуск дипломатической миссии Гримжоу.

– Ничего не понимаю, – покачал головой Мориарти, – при чем тут дипмиссия?

– Это и есть план «Резерв», – спокойно ответил Мавер после разрешающего кивка императора. – Миссия Гримжоу отправится через три года, если у нас получится отбить нападение врага. А вот на случай трагического варианта, хотя он и маловероятен, и был разработан план «Резерв». В него включены организация поселений темных эльфов в Дилане и светлых – в Луизарне, а также созданы и подготовлены планы эвакуации детей основных домов с помощью телепортов и транспортного флота. Все это будет потом контролировать штаб Гримжоу с лунной базы.

– Зачем такие сложности? – удивился Мориарти. – Не проще ли сейчас подготовить полноценные города для имперцев на других материках?

– Их уничтожат, – жестко возразил Гримжоу, – боги атакуют нас не потому, что мы им лично не нравимся, а потому что у нас существует технический прогресс, который идет вразрез с их религией. Так что все наши технически развитые города попадут под атаку врага.

– Собственно, команда де Ундо и будет заниматься контролем технологии, но все это – маловероятный сценарий, – дополнил слова Гримжоу Мавер. – С учетом современного уровня нашего воздушного и морского флота, механизированных корпусов, боевых роботов, минной техники и просто невероятных достижений в научной сфере наше поражение маловероятно.

– Ты забыл еще и последнюю разработку наших генетиков, – усмехнулся Гримжоу.

– Что-то интересное? – заинтересованно спросил Мориарти.

– О-о-о, еще как, – усмехнулся де Ундо, – наши гении превзошли сами себя, а главное, кто бы мог подумать, но главным ученым там – дракон.

– Да ну?.. – вырвалось из уст Мориарти.

– Ага. Тот самый, который жил вместе с Ханом… кажется, его зовут Вини, – улыбнулся Гримжоу. – Он там пытается создать человеческое тело для себя и сородичей, ну и выползли дополнительные возможности. Так что теперь у нас есть оборотни и вампиры.

– И чем они так примечательны? – в этот раз спросил уже и доселе молчавший командующий воздушными силами Алекс Мурок.

– Уж ты-то должен лучше других знать чем, – усмехнулся Гримжоу, – они у вас в сказках и преданиях весьма популярны. Оборотни могут превращаться в зверей и тем самым становиться невидимыми для противника. Ну или врагу придется уничтожать всю живность в округе, что весьма накладно. Да и сил у них прилично. А вот вампиры – это отдельная тема. Могут превращаться в летучих мышей и спокойно прорываться на территорию противника. Предположительно сто таких особей смогут за одну ночь уничтожить малый лагерь врага, и все это бесшумно. Конечно, главное их преимущество – это новизна, но свою важную роль они сыграют.

– Если боги так легко могут овладеть разумом наших солдат, магов и обычных разумных, то все эти секреты сохранятся ненадолго, – возразил Алекс Мурок.

– Возможно, но мы тоже не сидим сложа руки, – загадочно улыбнулся Мавер. – Совместно с магами судьбы нами разработана блокировка памяти разумных. На данный момент уже восемьдесят процентов наших граждан прошли такую процедуру. В течение года все население империи будет иметь такой блок.

– Это идет вразрез с нашей политикой конфиденциальности, – нахмурился Мориарти.

– Наоборот, это служит ее надежности, – возразил Мавер.

– Хорошо. В общем, все понятно, – подвел итог император, – хотя это предсказание и действия Вальдары де Узул лично меня смущают.

– Мы готовы отправиться раньше, до войны, – произнес задумчиво де Ундо, – более того, я уже неоднократно говорил о том, что только мирные переговоры могут обеспечить нам будущее. Силы противника нам неизвестны, и еще не факт, что получится отбить их очередную атаку.

– Гримжоу, давай не будем начинать наш очередной спор, – поморщился недовольно император, – твоя миссия – это огромный риск, и я тебе уже говорил, что не верю в ее успех. А вот когда мы отобьем очередную атаку, они уже сами будут заинтересованы в переговорах.

– А если с ними придут не только посланники, но и аватары богов? Или даже сами боги? – возразил Гримжоу.

– Ты сам говорил, что лично боги не придут, – отмахнулся император, – а аватары не бессмертны, да и будь так, как ты говоришь, зачем им тогда армия?

– И все-таки я уверен, что миссию нужно запускать немедленно, – покачал головой несогласный Гримжоу.

Глава 27

Мало кто представляет себе, что такое старость, – естественно, кроме самих стариков, но Хан сполна ощутил все «прелести» такого состояния. За девять лет из молодого сильного человека он превратился в старую развалину. В прошлой жизни он до старости не дожил, а в этой получил ее неожиданно и в полном объеме. Лишенный жизненных сил и возможности лечиться, Хан с грустью смотрел в зеркало на старое и дряблое тело. Тяжело вздохнув, он принялся одеваться, охая от боли в суставах. Хорошо хоть сегодня последний день его мучений. Через три часа стартует космический корабль, на котором он и отправится в последнее свое путешествие в этом дряхлом теле. А потом или у Германа все получится и Хан опять ощутит вкус жизни, или же… просто умрет. Бросив последний взгляд на квартиру, он медленно побрел на выход. Теперь только так и мог ходить: медленно и не спеша, отдыхая через каждые сто метров.

Спустившись, Хан сел в ожидавшую его машину. Ехать предстояло до космодрома час, потом еще два часа его будут одевать и готовить к полету. Луиза уже ждала в машине, молча придвинувшись к нему и обняв. Почему эта девушка до сих пор любит такого, как он, Хан не понимал, но был безумно рад этому теплому чувству внутри. Так, обнявшись, они и проехали всю дорогу в тишине. Все, что можно было сказать друг другу, уже сказано. Ему очень хотелось, чтобы Луиза отправилась вместе с ним, но он прекрасно понимал, что одного из самых сильных боевых архимагов империи никто не отпустит. Да и сама она рвалась в бой больше, чем кто-либо. Ее неугомонный характер оставался все таким же, как и раньше. Только возле него она становилась доброй и тихой девушкой.

Через три часа Хан уже сидел в кресле корабля и впервые в жизни боялся. Боялся не за себя, а за Луизу. Максимум через год сюда опять прибудут слуги богов, и хотя было сделано многое: армия с прежних трех миллионов увеличилась почти в три раза, а элитный отряд уже состоял из тысячи разумных, появился воздушный флот, да и много еще чего… Но все равно он сомневался в успехе. В прошлый раз они с трудом справились против одной армии врага, а в этот раз даже не знают, какой численности армия противника прибудет к ним на материк. Последние секунды предстартового отсчета Хан провел в полной медитации, борясь с желанием все бросить и остаться с Луизой. Слишком сильным было желание, но разумом отлично понимал, что в таком состоянии он обуза, а не помощник…

Потом мысли исчезли, перегрузка вдавила его в кресло. Боли он не чувствовал: перед полетом Герман напичкал его огромным количеством разных медпрепаратов, вытянувших последние силы из тела. Собственно, из-за действия этих препаратов Хан и мог сейчас еще хоть как-то жить. По общему решению, на всякий случай во время полета был сброшен в космос артефакт Хана. Этот момент он почувствовал очень хорошо, даже сквозь аппараты поддержки ощущая боль, но сознание погрузилось в спасительную темноту.


Как только корабль совершил посадку на лунной базе светлых эльфов, к нему тут же подскочили роботы. Сноровисто и четко они поставили корабль в нужное место и закрепили его. Сразу после этого платформа, на которой стоял летательный аппарат, стала опускаться ниже поверхности луны. Как только она опустилась примерно на пятьдесят метров, люк сверху закрылся, а уже другие роботы подсоединили к шлюзу корабля жесткий переходный рукав от станции. Внутри самого корабля пятеро светлых эльфов под руководством Германа уже распаковали тело и уложили на носилки. Каким-то чудом Хан был еще жив и даже сипло дышал, хотя сам Герман думал, что к этому моменту тело уже будет мертво.

Быстро переместившись по коридорам станции, они попали в уже подготовленную лабораторию. В комнате десять на десять метров стояли два стола: один пустой, а вот на втором находилось новое тело Хана. Гордость профессора и всей его лаборатории. Шесть лет кропотливого труда и потом еще два года тестирования, проверок и доведения тела до идеального состояния, и вот наконец главная часть всей операции – перенос сознания Хана в новую оболочку. Когда Герман рассказывал о новом теле, он специально не стал упоминать маленький, но очень важный момент. Луиза и Хан думали, что будет перенос мозга, Герман же отчетливо понимал, что это невозможно. А вот перенести сознание и душу можно. Активировав слияние, он приступил к операции такого переноса.

Пока его помощники подсоединяли к мозгу Хана основные коннекторы, а щупальца робота с огромной скоростью подключали дополнительные, в количестве десяти тысяч проводов, профессор начал основную операцию – перенос души из одного тела в другое. Герман был сугубо научным деятелем и никогда даже не думал применять свою силу магии в чем-то другом, кроме науки, но если бы вдруг такой момент все же настал, то мало у кого имелись бы шансы против настолько мощного архимага. Даже Гримжоу в слиянии был немного слабее профессора.

– Герман, держи лучше, – раздался в сознании профессора голос Миноры, его феи.

– Держу как могу, не видишь, что ли, – эта гадость присосалась… – ворчливо ответил Герман, держа заклинаниями душу Хана, к которой было привязано огромное количество серебряных нитей.

– Сейчас сниму, не спеши, – спокойно и озабоченно ответила Минора, заклинаниями снимая нити слой за слоем. Под ними были уже другие, золотые нити, что связывали мозг Хана и его душу.

– Перекачка данных носителя уже началась, – слегка нервничая, отметил Герман.

– Все нормально, – словно успокаивая ребенка, произнесла нежно фея, – все под контролем. Сейчас заклинание найдет все присоски, и мы их отрубим.

– Интересно, как Гримжоу справился? Точнее, его фея, – задумчиво спросил Рундаль, наблюдая за работой Миноры и при этом контролируя состояние основных связей.

– Ну, Чико – очень хитрая фея, – растягивая слова, ответила Минора, – у нее явно припрятан не один артефакт.

– Откуда она их только взяла… – буркнул недовольно профессор.

– Хочешь, я потом вас свяжу и ты сам спросишь? – с сарказмом в голосе произнесла фея.

– Нет уж, спасибо, – ворчливо ответил Герман, – мне и одного раза хватило.

– Ну да, характер у нее тот еще. О-о-о, есть контакт! – радостно воскликнула Минора, обнаружив источник проклятия богини. – Ух ты, какой красивый и интересный…

– Ага, – завороженно рассматривая проклятие, подтвердил Герман. – Эх, его бы, да изучить…

– И не говори, аж жалко уничтожать такую красоту, – вздохнула с сожалением она. – Может, ну его, этого Хана, а?..

– И лишиться возможности тестирования новой оболочки? – с сарказмом ответил вопросом Рундаль.

– Ну да, ну да… – грустно буркнула Минора, – тело будет даже поинтересней. Эх… прощай, красота.

Тут же ее заклинания одновременно обрезали все нити проклятия, а потом и само проклятие сгорело в астральном пламени.

– Вот и все, – печально произнесла фея, глядя, как Герман уже сам осторожно укладывает душу в новое тело, – чуть левее…

– Не бубни под руку, сам вижу, – заворчал профессор. – Все, на месте, давай подсоединяй.

– Эх, была не была… – бодро выдохнула Минора, – погнали!

Если бы кто-то в лаборатории мог увидеть астральный план, то был бы заворожен зрелищем радуги из миллиардов цветов и их оттенков, что возникла между двумя телами и, сверкая и переливаясь, перетекала из одного тела в другое.

– Профессор, у вас две минуты, я готов продолжить, – раздался рядом голос ассистента Германа, архимага Фуэна фон Ульгарда.

– Что, уже час прошел? – удивился Рундаль. – Однако быстро время пролетело… Хорошо, приступай. Душа уже надежно зафиксирована, так что осталось перекачать информацию из мозга и подключить душу к сознанию.

– Я вижу, профессор, – улыбнулся ему ассистент.

– А, ну да… – вздохнул профессор и хотел еще что-то сказать, но его время закончилось.

Операция продолжалась еще четыре часа. Все это время архимаги в слиянии меняли друг друга, доводя операцию до логичного конца. Только двое эльфов не собирались применять слияние: они осторожно брали тела отключившихся архимагов и переносили в соседнее помещение, подготовленное специально для них. Полгода им предстояло следить за переносом сознания Хана и присматривать за восстановлением магов после слияния. Лунная база была не очень большой, всего тридцать блоков, из них двадцать жилых, а остальные – ангар, лаборатория, серверная и другие нужные помещения. Сейчас на базе находились всего двенадцать светлых эльфов, из них семеро – команда Германа, а еще два пилота и три техника.

Убрав в операционной после завершения работы, эльфы переместили новое тело Хана в специальный модуль. В этом новом теле было двадцать биочипов, в которых находились десять ИИ, а модуль позволял запустить процесс синхронизации работы всех программ и сознания пациента.


Герман Рундаль в очередной раз проверил состояние Хана и, задумчиво покачав головой, вышел из лаборатории. Прошло уже восемь месяцев после операции, а пациент до сих пор не очнулся. Процесс восстановления связей между сознанием, памятью и душой затягивался. В чем причина такой задержки, Герман не понимал. Операция прошла идеально, душа к сознанию и мозгу подключена, а синхронизации нет. Если быть точным, она есть, и даже растет, но уж очень медленно. Такими темпами понадобится еще минимум полгода, пока наконец Хан не очнется…

От размышления над этой проблемой его отвлек срочный вызов из командного центра базы. Раздраженно фыркнув, Герман все же пошел в командный блок: только один разумный мог активировать экстренную связь. Зайдя в блок, он кивнул сидевшему за пультом дежурному и сразу подошел к амулету дальней связи. Как он и ожидал, его вызвал правитель светлых эльфов Кордэлиус де Орланский.

– Слушаю, – недовольно буркнул в амулет связи Герман.

«Мы нашли!» – раздался восторженный возглас Кордэлиуса, который мало принимал участие в политике, в основном занимаясь руководством домами светлых эльфов, и то большую часть этой работы перекладывая на Мориарти, а вот чем он занимался в полном объеме, так это поиском древних артефактов и созданием новых.

– Что нашли? – недоуменно спросил профессор, все еще пребывая в своих мыслях.

«Герман, ты там что, совсем с катушек съехал? – возмутился правитель. – Еще раз повторяю, мы нашли могилу! И главное, оба артефакта здесь, и они до сих пор функционируют!»

– Могилу?.. – потихоньку выплывая из своих мыслей, переспросил Герман, но тут же вскочил как ошпаренный. – Да ты что?! Могилу первых королей?..

«Ага, – довольным голосом ответил Кордэлиус, – в общем, ты срочно нужен тут, со всей своей бригадой. Что это за артефакт, мы понять не можем, более того, мы его и взять не можем».

– Это как? – впав в ступор, спросил Герман.

«Он в виде жидкости. Ты даже не представляешь, что я вижу, – восторженно отозвался Кордэлиус, – это просто потрясающе! Мы фиксируем приборами, что артефакт активен, но заклинания его не распознают, а сам он выглядит как два сосуда с жидким металлом, но при этом температура у него нормальная».

– Погоди… – задумчиво произнес Герман, – мне нужно два дня, чтобы собраться, и мы стартуем к тебе.

«Отличная новость, мой друг! Мы ждем вас. Координаты я тебе отослал, – радостно отозвался Кордэлиус, – до встречи».

– До встречи.

Отключив связь, Герман задумался.

– Профессор, мы улетаем обратно? – с нотками затаенной радости спросил дежурный эльф. В отличие от Германа, всем остальным эльфам жить в этом замкнутом пространстве было тяжело и противно.

– А?.. Что? – всколыхнулся профессор, – А, да, улетаем. Передай всем, и готовьте корабль.

– А что с пациентом? – уточнил дежурный.

– А что с ним? – удивился Герман. – Через полгода или годик очнется.

– Нет, я про то, как он вернется на планету, – улыбнувшись, уточнил дежурный; за годы работы с Германом он уже давно привык ко всем странностям ученого.

– Хм… а это проблема, – размышляя, хмыкнул Герман.

– Можно оставить одиночку, на ней в принципе можно приземлиться, – с огромным сомнением в голосе предложил дежурный.

– О! Отличный вариант, – обрадовался решению Герман, – а перегрузки и плохая герметичность ему с новым телом не помеха. К тому же мы еще можем успеть вернуться обратно.

– Хорошо, – уже не так довольно ответил дежурный: возвращаться сюда у него желания не было, – только не забудьте связаться с темными, а то Гримжоу де Ундо опять будет ругаться.

– Это да, это он любит… – пробормотал Герман, – собственно, прямо сейчас и свяжусь.

Повернувшись обратно к пульту связи, Герман активировал нужную последовательность заклинаний. Дежурный уже выбежал из блока, побыстрее поднимать народ радостной новостью.

«Привет… что-то случилось?» – раздался сонный голос Гримжоу минут через десять.

– Привет; а ты что, спал? – удивился Герман.

«Вообще-то сейчас у нас ночь, – с сарказмом в голосе произнес де Ундо, – причем глубокая».

– А… Да? Бывает, – отстраненно прокомментировал профессор. – Тут такое дело… нам нужно срочно вернуться на планету.

«Что?! – пришла очередь громко удивляться Гримжоу. – А как же Хан?»

– С ним все в порядке, – отмахнулся Герман. – Ему еще год восстанавливаться. А мы туда и обратно.

«Уверен, что успеешь до атаки?» – с сомнением в голосе спросил уже окончательно проснувшийся де Ундо.

– До какой атаки? А… с Изонеля! – спросил и тут же сам ответил Рундаль: – Успею, я думаю.

«Подумай еще раз, Герман, – возразил Гримжоу, – если не успеешь, то можешь погибнуть и все твои планы пойдут прахом. Оно того стоит?»

– По-моему, ты сгущаешь краски, – проворчал профессор.

«Ну смотри сам, я тебя предупредил».

– Я учту, но повод очень важный, – уверенно ответил Герман, мыслями уже пребывая там, возле артефактов.

«Хорошо. Инструкцию для Хана все-таки не забудь оставить», – напомнил Гримжоу и, попрощавшись, отключился.


Герман вместе с Кордэлиусом уже более тысячи лет искали захоронения древних королей. Собственно, повод для начала поисков дала фея Гримжоу. Она вспомнила, что когда-то существовали артефакты, дарованные самими богами, и такие хоронили вместе с владельцами. Если сначала они отнеслись к этому не очень серьезно, то после того, как Кордэлиус обнаружил первый древний храм, а в нем абсолютно новые виды заклинаний и, главное, описание принципа слияния мага с феей, – это стало прорывом в науке.

Так что теперь Кордэлиус все свое время посвящал поискам. Были найдены новые храмы и города древних, а количество новых знаний стало огромным, но главные поиски продолжались. Они нашли отсылки к захоронению королей, где, по преданию, находился последний из артефактов старых богов. Описание самого артефакта было смутным, а его свойства – странными. Самое точное из описаний: «Сильнейшее желание разумного будет воплощено в его волю и станет его проводником». Что именно этим хотели сказать предки, не очень понятно. Версий слишком много.

Взвесив все за и против, Герман все-таки решил посоветоваться со своей феей. А так как откладывать на потом он не любил, то, придя в свой жилой блок, тут же отправился во внутренний мир и вошел в пространство-время мира фей.

– Даже не думай отказываться! – яростно встретила его гневной фразой Минора. Она была, как и хозяин, слишком увлечена темой исследования всего нового и необычного. – Такой шанс упускать нельзя.

– Не спорю, – согласился Герман, – но и доводы Гримжоу логичны.

– Пф… тоже мне предсказатель, – презрительно фыркнула фея.

– А если он прав? – с сомнением в голосе спросил профессор.

– Ну… тогда это будет печально, – пожала плечиками фея, но тут же яростно возразила: – Но это все домыслы, а артефакт реален.

– Жаль, у нас страховки нет, – вздохнул он.

– Погоди, – сверкнула своей лучезарной улыбкой фея, – а как же наш проект по переносу сознания на расстоянии?

– Ты же знаешь, что он еще в стадии разработки, и душу так не переместишь, – возразил задумчиво Герман.

– Можно поставить якорь для души, а перенести только сознание, – вспыхнула идеей фея. – Конечно, сложно сказать, сколько понадобится времени ИИ для просчета вариантов и сколько времени душа будет плыть по мирозданию к якорю, но шанс все равно есть.

– Ты понимаешь, что если получится перенести только сознание, то это будет просто электронный мозг с моим мышлением, без тебя, и по сути он будет не полноценным мной, – аргументировал профессор.

– Это в любом случае лучше чем ничего, – пожала плечами фея, – и я не верю в эти предсказания, ты же знаешь.

– Хорошо. Я активирую протоколы привязки и подготовлю носитель для сознания, – задумчиво ответил Герман, – возможно, он и не понадобится, но хоть какая-то страховка…

Глава 28

Северная часть материка Даринол отличалась от остальных своими многовековыми лесами, плодородными землями и невысокими горами. Именно в эти прекрасные и красивые места многие отправлялись отдохнуть от городской суеты или просто полюбоваться горными или лесными озерами с кристально чистой водой. На берегу одного из таких озер стоял палаточный лагерь разумных. Рано утром, пока еще не наступил рассвет, из палатки выползли двое молодых эльфов.

– Дарина, сейчас четыре часа утра… – произнес один из эльфов обреченным голосом, с трудом поднимаясь на ноги. Вид он имел помятый и недовольный.

– Правильно, – энергично закивала названная эльфийка, – минут через двадцать будет восход солнца.

– И? – почти смирившись со своей нелегкой долей, спросил эльф.

– Крос, ты что? – приводя в порядок свою одежду, произнесла Дарина, мечтательно добавив: – Увидеть восход у горного озера – это же самое красивое, что может быть!

– Ну почему тебя после секса вечно тянет на подвиги… – тихо проворчал Крос, впрочем, встряхнувшись и надевая куртку. Утро выдалось слегка прохладным, чего не скажешь по внешнему виду эльфийки в одной легкой блузке и шортах.

– Давай уже пошли, а то опоздаем. – Сделав вид, что не услышала последнюю фразу Кроса, Дарина устремилась к обрыву.

Озеро, возле которого они разбили лагерь, было одним из красивейших и уникальных мест империи. Оно располагалось почти на вершине горы, но примечательно было тем, что вокруг озера стояли не голые скалы, а хоть и редкий, но лес с весьма густой травой. Кто-то утверждал, что когда-то давно тут остановился один из величайших архимагов и магией решил сделать берег озера красивее, а кто-то был уверен, что природа и сама прекрасно может творить чудеса, без посторонней помощи. В любом случае место действительно очень красивое, а вид отсюда, с высоты двух тысяч метров, открывался просто великолепный. Особенно в одном месте, где буквально в ста метрах от берега озера уходил отвесно вниз обрыв, открывая взору вид на восточное, уже светлеющее небо и зеленый ковер лесов внизу.

Дарина, притянув за руку эльфа, с восторженным лицом смотрела на уже поднимающееся солнце. Кроса же эмоции подруги забавляли больше, чем восход. Именно поэтому он заметил, что она явно начала замерзать, так что пришлось ему со вздохом снять свою теплую куртку и укрыть ею Дарину. Хотя зрелище восхода было по-своему и ему интересным. Солнце потихоньку поднималось, красивая картина стала еще более прекрасной и восхитительной. Будто от земли навстречу солнцу устремились сотни красных столбов, озаряя небо неземной красотой. Зрелище завораживало и зачаровывало Дарину, а вот Крос, наоборот, побледнел и испуганно ахнул.

– Это что, разломы? – ошарашенно произнес он, глядя на огромное количество красных столбов, раскиданных по зеленому морю леса.

– Чего?.. Какие еще разломы? – удивленно посмотрела на него Дарина.

– И это спрашивает ученица последнего курса академии? – раздался женский насмешливый голос рядом с ними.

– Ой, учитель! – испуганно воскликнула Дарина, оборачиваясь к светлой эльфийке. – Вы что, не спите?

– Поспишь тут с вашими стонами и охами… – ворчливо ответила эльфийка, отчего Дарина покраснела и смутилась, отведя взгляд.

– Учитель, это что, вторжение? – спросил растерянно Крос, глядя на учителя боевой магии Алисию де Орланскую. После рождения двойни и прошедшей войны она ушла из армии, став преподавателем в столичной академии.

– Как видишь, да, – грустно усмехнулась Алисия. – Отдохнули на природе, называется.

– Нужно срочно собираться, – неуверенно глядя на спокойного учителя, произнес Крос.

– Спешить уже некуда, – вздохнув, возразила Алисия, – разломы везде вокруг нас, так что ждем, пока наши не начнут действовать, а потом уже придется очень быстро побегать.

– Действовать?.. – произнесла в недоумении Дарина, до которой наконец дошло, что именно происходит.

Отвечать учитель не стала, а только молча показала пальцем в небо, где именно в этот момент пронеслись три скоростных штурмовика империи. Сделав широкий круг над лесом, они резко бросились в разные стороны, а в небе, где еще мгновение назад они пролетали, взорвалось заклинание.

– Почему они не атакуют? – удивленно наблюдая за виражами штурмовиков, спросил Крос.

– Это разведка, – пожала плечами Алисия. – У вас сейчас будет взможность наблюдать уникальное зрелище. Думаю, координаты они уже уточнили, так что скоро сюда обрушится мощь нашей армии. Даже я такое увижу впервые.

Словно в подтверждение слов учителя вокруг них раздался свист, настолько мощный, что пришлось поставить звуковую защиту. А потом в местах, где светились красные столбы, расцвели бутонами яркие вспышки взрывов. Земля под их ногами затряслась, а грохот стоял такой, что даже щиты студентов с трудом справлялись, пока свой щит не поставила учитель.

– Ну все, им конец, – восторженно наблюдая за тем, как море огня заполнило лес, произнесла Дарина.

– Если бы… – грустно усмехнулась Алисия.

Дым от взрывов развеялся, и глазам студентов предстала картина множества сверкающих щитов. Даже с такого расстояния они поражали своей мощностью и незыблемостью.

– Их хоть что-то может пробить? – потрясенно произнес Крос.

– Погоди, это только проверочный удар, – усмехнулась Алисия, – сейчас грянет полный.

– Смотрите, что это?! – воскликнула Дарина, показывая рукой на огромное количество белых линий, что мчались чуть выше деревьев на огромной скорости. Их было много, очень много.

– Это, девочка, ракеты, – настороженно глядя в ту же сторону, ответила Алисия. – А ну-ка, бегом от края, и быстрее!!!

Схватив за руки Дарину и Кроса, она увлекла их за собой, подальше от обрыва. Дарина успела только краем взгляда увидеть, как эти ракеты столкнулись со щитами вторженцев, породив взрывы. В этот раз земля так сильно задрожала, что они не смогли удержаться на ногах и упали. Даже несмотря на звуковой щит, гул стоял невообразимый. А потом пришла первая воздушная волна, снеся еще не поднявшихся студентов в сторону озера. Но это было только начало. Звук, возникший вокруг, был как от тысячи насекомых, что решили сначала громко пожужжать, а потом резко засвистели. От этого свиста хотелось спрятаться куда-нибудь подальше, забиться в самую глубокую дыру и даже не пытаться смотреть, что происходит.

Но долго свист не продлился. Земля опять содрогнулась, валя на землю других студентов, что в страхе выскочили из палаток. Заспанные и ничего не понимающие, они в панике ошалевшими глазами смотрели вокруг. И опять грохот оглушил их, пришедшая волна воздуха опрокинула Дарину и Кроса в озеро, а их палатки просто сдуло. Крос, вынырнув из воды и убедившись, что с Дариной все в порядке, осмотрелся. «Если даже тут, в нескольких километрах, творится такое, то что тогда там, внизу?» – ошеломленно подумал он.

– Все ко мне! – раздался усиленный магией возбужденный голос учителя Алисии.

От этого тона и силы все десять студентов, что решились отправиться на отдых в это уникальное место, бегом отправились к ней.

– Значит, так, – уверенно начала она, как только все подбежали, – у нас десять минут, чтобы собрать самые необходимые вещи, и – бегом отсюда!

– Почему только десять? – спросил кто-то из студентов.

– Мы в центре вторжения врага, – зло сказала Алисия, – через десять, максимум двадцать минут тут будет работать наша авиация. И если мы не успеем выйти из эпицентра удара, нам, в отличие от врага, точно не выжить. Так что отставить вопросы и – бегом!

И сама же первой бросилась к палатке. Студенты хоть и замешкались, но тут же очнулись и последовали примеру учителя. Алисия почти за минуту сложила свой рюкзак и, уже готовая, смотрела, как собираются студенты. Сама в это время активировала тату связи. Через две минуты ей ответил мужской голос:

«Служба экстренной помощи, слушаю вас».

– Это учитель магической академии Алисия де Орланская, я нахожусь на горе Фурда в ста тридцати километрах от города Эльберн, со мной группа из десяти студентов, – скороговоркой произнесла взволнованная Алисия, – прошу прислать транспорт для эвакуации.

«Вас понял, переключаю на армейский канал».

Алисия злобно выругалась себе под нос, вспомнив все нехорошие слова, какие только знала. Рядом стоявший Крос, уже готовый к походу, даже слегка покраснел от некоторых весьма пикантных выражений в устах девушки.

«Капитан Аиулуз Борен запрос принял. Прошу, дайте мне тридцать секунд», – раздался новый мужской голос в ухе Алисии.

Раздраженно оглянувшись, она глубоко вдохнула и медленно выдохнула, пытаясь успокоиться.

«Мы определили ваше местоположение, – услышала наконец она этого капитана, – к вам не сможет долететь транспорт. Вам нужно добраться до точки эвакуации. Примите координаты…»

Алисия, сверив цифры, чуть опять не выругалась. Им предстояло преодолеть двадцать километров на юг.

– Приняла, – зло выдохнула она, проклиная тот день, когда решила полюбоваться красотами природы.

«К вам уже вылетел элитный отряд Дельта-пять, – озабоченно произнес капитан, – отправляю его контакт: если возникнут трудности, сразу выходите с ним на связь».

– Приняла, – уже с облегчением ответила Алисия; элитный отряд – это хорошо. Видимо, они пробили по базе ее данные и, узнав, кто она, решили прибегнуть к экстренным методам.

«Зоны, подсвеченные красным, обходите стороной, – тем временем произнес капитан, – у вас есть двенадцать минут, чтобы покинуть желтую зону готовящегося удара нашей авиации. Удачи вам».

– Поняла. Спасибо, – ответила она и отключилась.

Студенты уже собрались.

– За мной! Бегом! Марш! – тут же без пояснений скомандовала учитель и побежала первой. Времени не было совсем.

К счастью Алисии, с ней были студенты последнего курса академии, так что даже такая сложная дорога – со спуском с горы и бегом с препятствиями через лес – была преодолена за десять минут. Желтую зону они покинули и, уже слегка снизив темп бега, продолжили движение. Над их головой раздавался гул приближающихся тяжелых бомбардировщиков империи. Ровно в назначенный час за спиной у студентов будто рухнуло небо, а земля заходила ходуном. Они как раз взбежали на невысокий холм, когда их посбивало с ног. Весь лес позади них затянуло дымом и огнем. Правда, огонь тут же погас, а дым развеялся. Маги врага не дремали. В этот раз в сторону бомбардировщиков в небо устремились фигуры разумных, по которым тут же открыли бешеный огонь штурмовики прикрытия, да и сами бомбардировщики были не беззащитны. В небе началось воздушное сражение. Самолеты ушли, но с потерями почти двадцати процентов машин, в основном пострадавших от посланников. Но и маги врага возвращались не все. Один из магов случайно бросил взгляд в сторону бежавших студентов. На секунду замерев, он что-то произнес в свой амулет связи, после чего продолжил движение. В нескольких километрах отсюда, в передовом лагере армии вторжения, буквально за две минуты собрался отряд из двухсот разумных с тридцатью магами, которые тут же устремились наперерез замеченной группе эльфов.

Они преодолели половину пути, когда Алисия резко остановилась, тем самым затормозив и движение группы. Она стала оглядываться вокруг, но, видимо, что-то ее только еще сильнее расстроило.

– Всем сбросить рюкзаки! – скомандовала она. – Готовьте заклинания, к нам приближаются враги.

Студенты, сбившись в кучку, напряженно всматривались в окружающий лес. От этой картины Алисия только тихо выругалась.

– Рассредоточьтесь, идиоты! – заорала она на них. – Мы окружены, будем пробиваться с боем, боевое построение восемь!

Студенты, словно очнувшись, наконец распределились по парам и заняли свои позиции, медленно идя за учителем.

«Дельта-пять на связи», – раздался спокойный мужской голос в ответ на запрос Алисии.

– Нас окружили, время до атаки примерно пять минут, – нервно кусая губу, произнесла она.

«Вас понял. До точки эвакуации сможете дойти?»

– Нет. Слишком много вражеских магов.

«Вас понял, отряд выдвинулся вам навстречу, расчетное время прибытия – десять минут».

– Ясно. Постараемся продержаться.

Алисия отключилась; она прекрасно понимала, что даже если спецотряд прибудет, они просто так уже вряд ли смогут отсюда уйти. Враги свою добычу без боя не отпускали никогда. Вариант бросить студентов и скрыться одной даже не рассматривался ею. Так они и шли минут пять, пока она не засекла приближение врага.

– За мной, бегом, в боевом построении, кастуя на ходу, марш! – скомандовала Алисия и первой бросилась вперед. До врага оставалось метров двести.

Дарина бежала, как и все, за учителем, в паре с Кросом, когда начались первые применения заклинаний. Только вбитые учителями до автоматизма инстинкты заставили поднять щиты на себе и Кросе буквально за мгновение до атаки врага. Крос уже кидал заклинания в ответ. Дарина отвечала в их паре за защиту и потому сосредоточенно отслеживала все направления атаки врага. Она уже три раза отменяла под ними заклинания земли и заморозку льдом, плюс две атаки на их разумы. То, что они делали вдвоем, их учитель делала одна. Впрочем, основной удар сосредоточился именно на ней, а потом в их строй ворвались вражеские воины.

Это было страшно, и испуганная Дарина чуть не пропустила два удара магии, но все же справилась с собой. Но когда прямо в метре от нее один из воинов врага загорелся факелом, а второй от уже ее воздушных лезвий разлетелся на части, она не выдержала. Паника и страх охватили ее разум, и, не понимая, что она делает, Дарина бросилась бежать куда глаза глядят. Крос, будучи в азарте боя, заметил, что защиты напарницы больше нет, только когда его тело разрезала пополам атака мага противника. Умирая, он увидел, как в спину убегающей Дарины вонзился брошенный одним из воинов меч и девушка безвольной куклой свалилась на землю.

Пытаясь спасти Кроса, пара эльфов, что шла слева, попала под двойной удар и погибла на месте. Смерть сразу четырех студентов вызвала панику у остальных, и двое бросились бежать, но далеко не успели уйти, удары врагов их настигли, разорвав тела на части. Еще двое как бешеные бросились на врагов, которые спокойно отразили их яростные атаки и не напрягаясь уничтожили их тела изнутри. Оставшиеся в живых двое эльфов безвольно опустились на землю, и только Алисия еще яростно продолжала сражаться, каким-то чудом сумев приблизиться к двоим оставшимся студентам.

– Защиту на меня! Бегом! – закричала она на них, но, увы, даже ее крик не мог уже ничего сделать. Сидевшие на земле эльфийка и эльф были сломлены. Алисия, поняв, что происходит, сама максимально усилила щиты. – Проклятье!

Враг не торопясь окружил последнюю сражающуюся эльфийку. Алисия обреченно оглянулась. Выхода не было. Не давая ей собраться с мыслями, маги атаковали. Первый удар щиты выдержали, а вот второй уже нет. Сразу несколько заклинаний вонзились в тело Алисии, разорвав его на части. Двое сидевших на земле эльфов только сильнее свернулись калачиком, словно прячась от всех. К ним спокойно подошли воины врага и буквально в пару движений опрокинули безвольные тела эльфов на землю, надели ошейники и, рывком подняв на ноги, толкнули их в сторону лагеря. Остальные изоны только улыбнулись, глядя на эту картину.

Их командир, презрительно плюнув на останки Алисии, уже разворачивался уходить, когда осознал, что его тело что-то проткнуло. Отряд, что еще недавно с легкостью уничтожил студентов, за пару секунд стал наполовину меньше. В строй изонов ворвались черные фигуры в таких же шлемах. Враг пытался кастовать заклинания и даже хоть как-то восстановить строй, но все было бесполезно. Правда, одно из заклинаний чисто и быстро отрубило головы двум пленным студентам. Перед смертью вражеский маг решил не дать спастись пленникам. Между тем черные фигуры метались между врагами как молнии, уничтожая его заклинаниями, пулями и даже иногда мечами. За три минуты весь вражеский отряд был вырезан полностью. Быстро проверив погибших эльфов, элитный отряд раскидал ловушки и бесшумно растворился в лесу.

«База, это Дельта-пять. Прием».

«Дельта-пять, это база. Слушаем».

«Алисия де Орланская с группой студентов были убиты в бою с противником. Прием».

«Дельта пять, это база, подтвердите смерть Алисии де Орланской».

«Смерть подтверждаю».

«Вас поняли. Возвращайтесь на базу».


Рольдо де Орланский быстро вел по коридорам родового дворца двух мальчишек лет десяти – своих внуков, изредка поторапливая их, недоуменно бежавших за широко шагающим дедом. Наконец они спустились в подвал для телепортов, где их ждали два эльфа в полном боевом снаряжении. Оба при появлении Рольдо почтительно склонили головы. Рядом три мага уже заканчивали приготовление телепорта.

– Элогорн фон Нимермар, ты лично отвечаешь за безопасность Руиза, – обратился он к одному из стоявших молодых воинов, – хоть ты и лишен магии, но лучший мечник дома. Головой отвечаешь за моего внука. Понял?

– Так точно, ваше сиятельство, – поклонившись, вежливо ответил Элогорн.

– Азирель фон Гордан, ты же отвечаешь за жизнь Лонариэля, – с любовью во взгляде посмотрел на внука Рольдо. Ему пришлось выиграть целое сражение с дочерью за имя этого ребенка. – Тебе ясно?

– Да, ваше сиятельство, – поклонившись, ответил Азирель.

– Вы хоть и молодые воины, но вас не зря тренировали лучшие мечники нашего дома. В свои тридцать лет вы уже рыцари меча. Надеюсь, вы не уроните оказанной вам чести, – серьезно произнес де Орланский, глядя на молодых эльфов. У обоих был один серьезный плюс – оба не имели, как и его внуки, биочипов. Рольдо не хотел рисковать жизнью внуков. Мало кто еще в империи знал, как он, что враги смогли научиться отслеживать биочипы.

– Руиз и Лонариэль, – с любовью во взгляде произнес Рольдо, присев перед еще не проснувшимися до конца детьми и обнимая сразу обоих, – на вас вся надежда и опора светлых эльфов…

– Ваше сиятельство, портал готов, – вмешался в разговор старший маг.

– Открывайте, – решительно встав, произнес де Орланский. Да, нужно спешить. Уже половина империи отрезана от возможности открыть телепорт на другой материк. Как смогли это сделать враги, никто не понимал, но без помощи богов тут явно не обошлось.

– Деда, а где мама? – неожиданно спросил Руиз, с интересом глядя на Рольдо.

– Она сейчас слишком занята, – дрогнувшим голосом и отведя взгляд, ответил он. Ведь так и не нашел в себе силы рассказать им о смерти их мамы, своей дочери… – но она еще обязательно с вами поговорит. Все, давайте бегом вот сюда.

Он подтолкнул детей к открывшемуся порталу. Те, еще не очень понимая, что происходит, вместе с охраной вошли туда.

– Может, все же стоило им рассказать? – спросил старший маг у Рольдо, молчаливо смотрящего на место, где еще недавно стояли его внуки.

– Как? – с болью в голосе ответил тот. – Нет, пусть лучше думают, что она еще жива. Ну а потом, возможно, будет все равно.

И, смахнув выступившую скупую слезу, де Орланский решительно покинул помещение.

Глава 29

Еще недавно укрепрайон возле города Эльберн был идеальным оборонительным сооружением. Сорок четыре дота, связанных подземными коммуникациями, две минометные батареи, сорок орудий, семь установок залпового огня «Сокрушитель», скрытых в подземных шахтах, тридцать боевых роботов и танковый батальон. И таких укрепрайонов вокруг города три. А для их поддержки в самом городе размещен полк воздушных сил, состоявший из тридцати боевых штурмовиков и десяти транспортных. Теперь же, после месяца обороны города, укрепрайон остался один, да и то треть дотов уже уничтожена. Танков осталось около двадцати, боевых роботов – десять, хорошо хоть обе минометные батареи целы, а вот «Сокрушитель» остался только один. Пять дней назад их полностью окружили, и теперь даже если защитники захотят отступить, то уже некуда. Вокруг них враги.

Уставший и небритый командир последней крепости в тылу врага, Ахэлио фон Торо, пил кофе во все еще целом командном бункере и рассматривал карту.

– Разрешите доложить? – отвлек его от этого занятия вбежавший в бункер офицер.

– Что там еще случилось? – тусклым голосом произнес Ахэлио, глядя на помятую и запыленную форму офицера.

– Демоны в количестве двух легионов прорвались на улицы города и сейчас направляются к нам, – четко доложил тот.

Уже две недели как, с чьей-то легкой руки в штабе, враги приобрели название демонов, а захваченные в плен враги наконец пояснили градацию войск противника. Вся армия демонов делилась на легионы. В каждом легионе были архимаг, сто магов старшего звания и тысяча младших магов, остальные – обычные воины. Всего в легионе десять тысяч бойцов.

– А что, в городе еще кто-то остался? – удивленно спросил Ахэлио. Он хорошо помнил, что две недели назад были эвакуированы последние гражданские.

– Неизвестно, но слышны звуки стрельбы, – доложил офицер.

– Ясно, – кивнул головой Ахэлио, – видимо, очередные дезертиры.

Количество дезертиров в армии стремительно росло. На территориях, контролируемых империей, таких отлавливали и отправляли в штрафбаты. А на оставленных землях беглецов ловили только редкие патрули демонов, ну или, как сейчас, их легионы находили таких бегунов случайно. Многие рассчитывали, что демоны рано или поздно уйдут, а значит, можно спрятаться – и авось их не найдут… По мнению Ахэлио, идиотская логика. Рассчитывать на доброту или забывчивость демонов по меньшей мере глупо.

– Значит, два легиона… – задумавшись, повторил Ахэлио.

– Коммандер, – обратился к нему связист, сидевший возле усиленного амулета связи. Другая связь уже не работала, демоны как-то ее заблокировали, – штаб армии на связи.

Ахэлио поднялся и неспешно подошел к связисту, взял протянутый амулет связи и произнес:

– Коммандер Ахэлио фон Торо слушает.

«Доброго вам дня, коммандер», – раздался насмешливый голос командующего северной армией Акселя фон Форнира.

– И вам доброго дня, – безразлично ответил он.

«Готовы покинуть крепость?»

– Я бы с радостью, вот только кругом враги, – пожав плечами, спокойно ответил Ахэлио.

«Завтра в шесть утра мы пробьем для вас коридор в южном направлении, – сообщил Форнир. – Транспорт есть, чтобы всех погрузить?»

– Никак нет, – без эмоций отозвался фон Торо, – максимум половину смогу разместить, даже если на броню посажу.

«Значит, остальным придется бежать рядом. Коридор будет пробит максимум на час. Учтите это».

– Так точно. Задачу понял, – вяло произнес Ахэлио.

«Вот и отлично. Удачи вам».

Отдав амулет связисту, коммандер обернулся. Раньше по такому поводу потребовалось бы собирать весь высший офицерский состав, а сейчас все трое оставшихся старших офицеров были рядом с ним в бункере.

– Все слышали? – задал им вопрос Ахэлио, слегка повысив голос. В ответ офицеры только согласно кивнули. – Хорошо. Есть предложения?

– Если оставить прикрытие и организовать отвлекающую атаку, то сможем остальных посадить на броню, – произнес один из офицеров.

– Идея хорошая, но кто согласится стать смертником? – грустно усмехнулся Ахэлио. – Сколько у нас за последние сутки сбежало бойцов?

– Шестьдесят четыре, – тут же доложил стоявший у стола офицер.

– Вот-вот. А мы им тут объявим, что кто-то останется… – вздохнул Ахэлио. – Так что эта идея не пройдет. Еще варианты?

– Сегодня днем опять будет атака, предлагаю роботов и танки не использовать, – произнес другой старший офицер.

– Угу, и тогда нас снесут одним ударом и бежать уже будет некому, – усмехнулся на предложение коммандер. – Ладно, я вас понял. Вечером, после атаки, объявим об отступлении. А то если опять в атаке будет посланник, то и отступать, возможно, не придется. Тут еще и эти два непонятных легиона… Чего они в городе забыли?

– Может, ищут выживших? – предположил офицер, стоявший у стола.

– Вряд ли, – задумчиво посмотрев на говорившего, не согласился Ахэлио, – этим они уже два дня назад занимались… Ладно, идите на позиции. Через два часа будет очередная атака.

Офицеры, отдав честь, покинули бункер. Демоны, на удивление, всегда атаковали в одно и то же время, как по часам. Такое впечатление, что у них все происходило строго по расписанию.

Через два часа, как и предполагалось, начались движения легионов противника, но как-то вяло и без обычных ударов магией по крепости. Видимо, решили, что незачем просто так тратить заклинания. Уж чего у Ахэлио было предостаточно, так это архимагов и магов разных званий. Все выжившие маги из уничтоженных укрепрайонов сейчас собрались тут. Семь архимагов, сто тридцать старших магистров, четыреста магистров и почти тысяча остальных. С такой силой магические атаки противника не пугали коммандера. Между тем противник постепенно приблизился на дистанцию огня, но остановился в километре от позиций обороны. Можно ударить артиллерией и минометами, да и «Сокрушитель» с такой дистанции накроет ряды врага. Вот только это бесполезная трата боеприпасов, которых и так на трое суток боя осталось. Ахэлио уже был в курсе, что пробить щиты противника можно только общим ударом всех видов вооружения. Так что он терпеливо ждал.

Но демоны как стояли на месте, так и стоят. Пока через полчаса, за спинами защитников, в городе не раздался взрыв. Коммандер удивленно повернулся и подошел к амбразуре в другой стене дота. Город превратился в горящий ад. Ахэлио понял, чем занимались два легиона демонов. Они закладывали артефакты в каждый из домов и даже в канализацию. Город превратился в факел, точнее, в горелку; похоже, даже камень плавился от воздействия таких температур. Можно теперь уверенно сказать, что Эльберн просто перестал существовать. Через десять минут такого горения огонь пропал, оголив безжизненную черную яму, в которой не осталось ничего целого.

– Коммандер, два посланника на горизонте!.. – слегка дрогнувшим голосом выкрикнул наблюдатель в доте.

Ахэлио не спеша вернулся назад. Над рядами демонов повисли две фигуры, и, судя по магическому фону, это точно посланники.

– Вывести танки и роботов из ангаров в сторону города, – тут же приказал Ахэлио, – остальным ждать на месте.

Впрочем, даже вместе с посланниками демоны не спешили атаковать. Пока наконец сквозь ряды врага не прошли вперед пленные эльфы в антимагических ошейниках. Пленных было много, очень много. Они полностью заняли все пространство перед рядами демонов, а потом пошли в сторону дотов. Женщины, дети, раненые и невредимые мужчины медленно приближались к линии обороны, а за ними на дистанции сто метров двинулись легионы.

– Они что, решили таким образом наши мины снять? – зло усмехнувшись, произнес вслух Ахэлио.

– Судя по всему, так и есть, – ответил ему стоявший рядом заместитель.

– Минометным батареям – открыть огонь, – отдал приказ Ахэлио. – Цель – пленные. Задача – не дать им дойти до минных полей.

Сложно сказать, на что рассчитывали демоны, но эльфы обладали весьма специфической моралью. Им было все равно, чем прикрывается враг. Даже будь тут их родные, рука стреляющего эльфа не дрогнет. Честь рода важнее любого родственника. А те, кому честь рода не указ, уже давно сбежали… Мины кучно легли в первые ряды пленных, защиту на которых демоны, естественно, не ставили.

– Приказ пулеметным расчетам – открыть огонь по пленным. – Понимая, что минометы явно не успеют уничтожить всех пленников на подходе к минным полям, отдал приказ коммандер.

Вот тут и начался настоящий расстрел. Ахэлио с усмешкой смотрел на удивленных посланников: они явно не рассчитывали на такую реакцию. А главное – теперь будет очень много нежити, стоит только противнику приблизиться.

– Коммандер, старший офицер Ролг на связи, – доложил связист.

– Слушаю тебя, – произнес спокойно фон Торо, взяв в руки амулет связи.

«Там были пять старших магистров, – с азартом в голосе произнес Ролг. – Может, попробуем?»

– Почему бы и нет. – Ахэлио сразу понял, что имеет в виду Ролг. – А сможешь, на такой дистанции?

«Да, но останусь без маны».

– Понял тебя, возьми к себе двух магов из десятого бункера, – тут же приказал фон Торо. – Личей запустишь по моей команде.

«Понял», – ответил Ролг и отключился. Ему предстояло готовить весьма сложное заклинание поднятия лича. Он, конечно, не сможет контролировать нежить, но тут это и не требуется. Пусть демоны пообщаются с личем сами.

После уничтожения пленных легионы пошли в атаку. В этот раз в защитников уже летели заклинания, вот только посланники отчего-то в бой не вступали. Коммандер, дождавшись срабатывания первых мин, отдал приказ:

– Открыть огонь!

Амбразуры всех бункеров тут же полыхнули вспышками выстрелов из орудий, пулеметов и автоматических ружей. Сверху на демонов падали мины и ракетные снаряды уцелевшего «Сокрушителя», а через полминуты на них обрушились уже заклинания защитников, заставив посланников вмешаться в бой и прикрыть армию демонов. Это, конечно, помогло, но до дистанции в сто метров от бункеров не дошли примерно тридцать процентов атакующих.

– Танки и роботы – вперед! – скомандовал Ахэлио, наблюдая за боем.

Тут же из-за бункеров на полной скорости вынырнули танки, а за ними бегом следовали боевые роботы гномов, с тяжелыми пулеметами и легкими орудиями по бокам. Противник перенес огонь на танки, но и маги обороняющихся переключились на защиту техники. Можно долго рассуждать на тему полезности пушек против магов и их защиты, но одно неоспоримо: гусеницам танков и их броне бойцы демонов ничего противопоставить не могли. Так что самым эффективным применением танков стало давить врага своей массой. Роботы, идущие следом, добивали демонов, не давая атаковать технику сзади. Пройдясь катком перед дотами, танки тут же вернулись в укрытия. В этот раз было потеряно три танка и два робота. Все-таки сила у посланников немалая. Хотя, возможно, сказывалось отсутствие в рядах защитников архимага Ролга.

– Ролг, готов? – связался с ним фон Торо, глядя, как демоны первой волны наступления залегли и ждут, когда к ним подойдет вторая.

«Так точно!» – радостно отозвался тот.

– Ну тогда запускай, – отдал приказ Ахэлио и обратил взгляд на поле боя.

В рядах врага пока ничего не происходило. Личи – не тот вид нежити, что сразу вступает в бой. У них есть примитивный, но разум. А когда Ахэлио увидел и почувствовал, кого именно поднял Ролг, то слегка заволновался. Все-таки архилич – это серьезно. Да еще и с таким количеством мертвых вокруг. Атака демонов остановилась, они развернулись на новую угрозу. Архилич приступил к делу. Свежие трупы стали его армией, а четыре обычных лича бросились на защиту господина. Возможно, посланники вместе с магами демонов смогли бы легко справиться с новой угрозой, но огонь артиллерии и магов эльфов не давал им использовать всю свою силу, а тем временем архилич становился все сильнее. И вот уже демоны отступали, пытаясь сохранить строй, что оказалось весьма тяжело, потому что вся нежить бросилась волной на них. Ряды противника смешались, Ахэлио уже мысленно праздновал победу, но тут на поле боя появилась новая фигура.

Полыхая силой и магической мощью, в бой вступил аватар бога, буквально за минуту упокоив нежить и личей. После чего развернулся в сторону крепости и нанес удар, от которого щиты задрожали и лопнули, не выдержав. Только защита самих бункеров смогла остановить первую атаку аватара. В дело вступили маги и посланники врага, окончательно добив защиту обороны. Легионы вновь пошли в атаку. Только четверть бункеров смогли открыть огонь по наступающим демонам. Ахэлио, с трудом поднявшись после атаки, отдал приказ технике, но было поздно, демоны оказались уже слишком близко. Танки успели сделать по одному выстрелу, и их накрыла совместная атака аватара и посланников. Ахэлио умер легко и быстро, пронзенный заклинанием аватара, как и остальные архимаги эльфов.

Вот только архилич не был упокоен. Он затаился под землей, и смерть более двадцати тысяч защитников-эльфов напитала его силой настолько быстро, что он на мгновение стал сильнее аватара и посланников. Его разум был еще не до конца развит, но даже начальных мыслей архиличу хватило, чтобы атаковать самых главных противников. Первым умер аватар, пронзенный копьем смерти лича, через мгновение умерли два посланника, не ожидавших удара в спину. Маги демонов успели среагировать, но было поздно. Армия нежити снова поднялась, а архимаги эльфов стали новыми личами этой грозной силы.

Демоны пытались вернуться и успеть объединить силы, атакуя нежить, но не успели. Архилич вошел в полную силу и уже сам атаковал легионы. Армия мертвых росла с огромной скоростью и стала больше пятидесяти тысяч. Тем не менее демоны не дрогнули, а сражались до последнего, организованно отступая в сторону своего лагеря. К ним уже спешила помощь. Три посланника и двадцать легионов, что стояли вокруг города, спешно стягивались в одно место. Будь у архилича еще хотя бы пара часов, и даже эта сила вряд ли смогла бы его остановить, но времени не было. Демоны атаковали армию нежити.

Если со стороны легионов неслись заклинания атаки всевозможных школ, то нежить била в основном магией смерти. Две волны столкнулись друг с другом. Посланники сначала уничтожили обычных личей и только после этого принялись за главного. Пока они пробивали оборону и наконец упокоили нежить, от двадцати легионов осталось меньше половины. Коммандер Ахэлио де Форо уже никогда не узнает, что его укрепрайон этой атакой нанес самый страшный удар врагу, после авиации империи.


Ольга де Моунти металась по небольшой комнате связи, как челнок, с нетерпением ожидая разговора с мужем. Кроме нее в комнате никого не было. Что неудивительно, на лунной базе всегда есть работа. Наконец амулет мигнул зеленым цветом: связь установлена и абонент на месте.

– Эльдар, что с сыном? – схватив амулет, тут же спросила Ольга, явно нервничая.

«И тебе привет, дорогая», – раздался в ответ усталый голос эльфа.

– Да, привет. Что с малышом?

«Все отлично. Он с охраной уже на материке Дилан», – спокойно ответил муж.

– Там у него все есть? Еда хоть нормальная? И разве там сейчас не холодно? Они с собой теплую одежду взяли? – тут же посыпались вопросы от возбужденной матери.

«Все нормально, – твердо ответил Эльдар, – у него личный повар, тот, кого ты одобрила, целый склад одежды и нет, там не холодно. В конце концов, ему уже пять лет. Здоровый и бодрый мальчуган».

– А ты почему с цветочком не отправился? – неуверенно спросила Ольга, она любила называть сына разными прозвищами, которые, по ее мнению, звучали мило и нежно. Так что кем только маленький Моунти не был: и цветочком, и котенком, и лапочкой, и еще многими-многими разнообразными мимимишками.

«Я же уже говорил, что посланники отслеживают всех, у кого есть биочипы. Оба наших подготовленных поселения, в Луизарне и Дилане, уничтожены. Только запасные убежища целы, – устало повторил ей муж уже в десятый раз. – Никому с биочипом спрятаться не удалось».

– Нам нужно срочно возвращаться к вам, – уверенно произнесла она.

«Зачем? – удивился Эльдар. – Помочь вы нам не сможете. Даже две ваши ракеты погоды не сделают. Оборона пока держится уверенно, фронт удалось стабилизировать».

– Прошло уже три месяца войны, а вы только и смогли, что стабилизировать ситуацию, – ворчливо произнесла жена, – ничего без нас не можете сделать. Нужно возвращать Гримжоу назад.

«Во-первых, он не согласится и будет прав, – нравоучительным тоном начал отвечать он, – во-вторых, вы – единственный шанс для тех, кто выживет, если у нас ничего не выйдет; в-третьих, я буду категорически против».

– Ну а как же ты сам? – потерянно спросила Ольга.

«А что я? – наигранно бодро ответил вопросом Эльдар. – Как-нибудь выкручусь».

– Ты кого тут обмануть хочешь? Я же тебя как облупленного знаю, – грустно и чуть не плача произнесла она, – нет у тебя никакого запасного плана. Неужели ты не понимаешь, что я хочу быть рядом?

«Солнце, я тебя очень люблю и тоже хочу увидеть, но пойми: если мы оба погибнем, то кто позаботится о сыне?» – прибегнул он к самому крайнему и действенному средству.

– Я понимаю, но мне без вас плохо, – уже откровенно хлюпая носом, еле слышно произнесла Ольга. – Пожалуйста, я тебя очень прошу, придумай хоть что-нибудь. Сыну нужен отец, а мне муж.

«Я же сказал: все будет хорошо… И ты там что, опять плачешь?» – с подозрением в голосе спросил Эльдар.

– Ничего я не плачу, – вытирая слезы, ответила она.

«Опять решила обманывать мужа? Смотри, потом накажу», – явно усмехнувшись, произнес Эльдар.

– Я не против, наказывай. Только выживи. – Ольга, не выдержав, окончательно сорвалась в рев.

Он пытался хоть как-то успокоить жену, но в ответ слышал только новые упреки и слезы. С каждым разом их разговоры становились все тяжелее. Эльдар уже несколько раз хотел отказаться от разговора, но не мог. Он скучал по своей жене, и ее голос, даже такой далекий и грустный, был ему дорог.

Глава 30

На базе элитного подразделения, кроме охраны, почти не было разумных. Все отряды находились на миссиях, кроме двух, которые сейчас расположились в конференц-зале штаба и внимательно слушали Эльдара де Моунти.

– На основании данных разведки мы смогли вычислить командующего вторжением, – стоя возле магического монитора размером почти во всю стену, спокойно говорил он. На мониторе отображался спутниковый снимок базы демонов. Огромный лагерь в лесу напоминал больше город, чем временное поселение. Вокруг лагеря почти на километр все деревья вырублены.

– База противника находится в лесу возле города Родир. Это примерно в двухстах километрах от линии фронта. Ваша цель – вот этот демон, – на мониторе появилось изображение с виду пожилого демона с весьма примечательным украшением на шее в виде круга с лучами, посредине которого виден огромный изумруд, – по силе он обычный архимаг, но в этом же лагере постоянно находятся трое посланников, кроме того, десять архидемонов охраны. Это не считая пяти легионов, что расположились вокруг лагеря. Атака с воздуха, к сожалению, невозможна и малоэффективна, так что ваша задача – уничтожить цель. Все данные по численности и составу охраны, а также снимки местности – у вас в папках.

– Сколько у нас времени на подготовку операции? – спросил командир лучшей пятерки элиты, светлый эльф Зариэль фон Моновер.

– Максимум двое суток на подготовку и пять суток на реализацию, – ответил Эльдар.

– Причину такой спешки можно узнать? – задала вопрос командир второго отряда темная эльфийка Урсула де Нагаш.

– Больше десяти суток этот командующий на одном месте не сидит, – ответил Эльдар, – где будет его следующий лагерь, нам неизвестно. В данном случае нам повезло и мы смогли засечь его местоположение сразу, как только он там появился.

– Значит, он может сменить место базирования в любой момент? – логично предположил Моновер, внимательно рассматривая документы по этой операции. – Тут указано, что иногда он меняет местоположение раньше срока.

– Такой вариант не исключен. Но наши маги судьбы уверяют, что в этот раз он будет все десять суток на месте, – ответил Эльдар, рассматривая бойцов, сидящих перед ним.

– Точка эвакуации – в ста километрах от цели, – хмыкнув, произнес один из бойцов, – не слишком далеко?

– Возможности незаметно подвести транспорт ближе нет, – недовольно ответил Эльдар. Он и сам понимал, что с такими врагами преодолеть дистанцию в сто километров практически нереально. Но поделать ничего не мог, слишком плотное патрулирование вокруг этого лагеря.

– Это что же получается, – усмехнулся еще один боец, – дорога в один конец?

– Отставить разговорчики! – грозно одернул бойцов Моновер. – У нас достаточно времени, чтобы заминировать отход, до того как атакуем цель. Поэтому не так уж и нереально пройти сто километров.

– А я чего? Я ничего, – шутливо подняв руки, произнес один из говоривших бойцов, – просто предположил.

– Мы прекрасно понимаем, что шансов уйти живыми после выполнения задания мало, – раздраженно потерев переносицу, произнес Эльдар, – потому и выбрали для этой миссии два лучших отряда. Еще вопросы есть?

– Нет. Все предельно ясно, – спокойно ответил Моновер, вставая с места, – думаю, прямо сейчас и приступим к разработке детального плана.


Силы у разных посланников не были равны. Кто-то был сильнее, кто-то умнее, а кто-то старше. Единственное исключение – самый долгоживущий из посланников, Борей. Даже он сам уже забыл, когда бог войны Озил обратил внимание на тогда еще смертного боевого мага. На записанный в хрониках срок в почти шесть тысяч лет Борей не обращал внимания. Года сменяли другу друга, и пока остальные посланники с огромным трудом находили все новые и новые увлечения, Борей болел только одним: силой магии и владением мечом; чуть позже к этому добавилось увлечение ближним боем. Вот только уже почти тысячу лет он не мог найти новых идей для развития своей силы. Пока не встретился в тренировочном поединке с новым посланником богини Герзул, Сергеем.

Нет, Борею не составило большого труда победить этого юношу, но его стиль и подход к боевым искусствам был новым и уникальным. За месяц совместных тренировок Борей узнал об этом стиле от Сергея все, что тот только знал, но этого было мало. Чего-то важного не хватало. Все его чувства кричали о наличии совсем другого уровня техники этого стиля. Мысли об этом настолько захватили Борея, что он сам попросил разрешения у бога отправиться на другую планету, дабы найти учителя Сергея. Озил был недоволен просьбой посланника, но возражать не стал. Богу не хотелось отпускать сильнейшего из своих бойцов на другую планету, но и лишать его возможности роста в умении было бы глупо.

Спустя четыре месяца после начала войны с дикарями Борей прибыл на планету. Имя учителя Сергея он запомнил отлично – Хосе Амадил Нара, именно его предстояло отыскать посланнику. Война, что велась тут, его особо не волновала, но так как он не знал, где именно искать этого разумного, то решил обосноваться рядом с командующим легионов. За месяц Борей изучил три языка местных дикарей: имперский и два эльфийских. После чего принялся изредка допрашивать пленных, что с его способностью Обожание не стало сложной задачей. Пленные сами стремились рассказать как можно больше и подробнее обо всем, что хотел узнать Борей. Итогом таких допросов стала следующая информация.

Хосе Амадил Нара, он же Хан, был создателем элитных отрядов империи, а также их учителем и командиром. В войне десять лет назад был серьезно ранен в бою против аватара богини Герзул, но это Борей и так знал от Сергея. А вот дальше пошли расхождения. Сергей был уверен, что учитель потерял силу и сейчас преподавал в академии местных магов, более того, по его уверениям, Хан должен скоро умереть. Но вот новые сведения были иного толка. Существовала некая очень секретная база, о которой знали только высшие чины командования империи, и именно туда на лечение отправился Хан. Допрос одного из захваченных ученых дал еще больше сведений. Некий гений местной науки Герман Рундаль смог найти средство избавиться от проклятия богини, и сейчас Хан находится на лечении у этого ученого на секретной базе.

Смущали Борея в этой информации два обстоятельства: низкая достоверность и, главное, невозможность узнать, где находится эта самая секретная база. Пытаясь добиться истины, он после нескольких сотен допрошенных осознал все глубину хитрости врага. У всех пленных стоял какой-то хитрый и неведомый ему блок. Они не молчали и не сопротивлялись, рассказывали все, что знают, но без точных дат, мест и даже подробного описания. Они абсолютно искренне не помнили никакой конкретики. Только общие, и так ему известные детали и события. Даже понимание наличия такого блока ничем не помо