Book: Элиас и Ника



Элиас и Ника

Пролог

Яркое солнце рассыпало золотистые лучи, а белые облака лениво плыли по синему небесному бархату. Я расстелила полотенце на песке под пальмами, укрываясь в теньке от жары. Взяв книжку в руки, удобно уселась и начала читать.

«…Мифы Древней Греции окунут вас в волшебный и сказочный мир удивительных историй о героях и их легендарных подвигах, богах и их неистовых битвах. Эти исключительные легенды придуманы греками, в них смешались правда и вымысел.

Но что если это не так? Что если вымысел на самом деле – правда? А правда – это вымысел? Что такое правда, и что такое вымысел? Что если между ними такая тонкая грань, что одно нельзя отличить от другого? Так или иначе, верить или нет – решать вам.

Вы готовы погрузиться в историю и не пропустить ни одной детали?..»

Глава 1

Это был самый заурядный день, не предвещавший ничего необычного. Запрыгнув на велик, я поехала в домик рядом с пляжем, который арендовала весьма недорого. Я медленно ехала, разглядывая красоты острова Родос. Как же здесь красиво! Я могла бы остаться здесь жить. Зачем возвращаться? Тем более что возвращаться не к кому.

Это место приносит радость и покой, здесь никуда не нужно торопиться. Зачем куда-то бежать, когда можно просто остановиться и с наслаждением оглянуться: оценить красоту, поболтать с дружелюбными жителями – приветливые греки улыбались мне и игриво подмигивали.

Это место помогало мне. Помогало забыть. Даже если всего лишь на пару минут. Мне нужно постараться забыть все. Господи, ну почему же это так тяжело?! Сколько должно пройти времени, пока затянутся сердечные раны?

Я хотела сбежать от боли, но проблема в том, что боль в душе и она начеку – где бы я ни была, она неустанно пытает меня, заставляя внутренне скручиваться и извиваться. И нет никакого лекарства от нее, нельзя просто выпить таблетку, чтобы она тут же исчезла. Телесную боль можно притупить, а душевную нет. Я знаю – от себя не сбежишь. Но мне нужно было сменить обстановку, разобраться в себе, именно поэтому я приехала сюда – Греция стала отличным вариантом. Я не особо рассчитывала, что это поможет, но попытка не пытка. Почему бы и нет? Погрузившись в сказочную атмосферу Греции, я просто не могла не влюбиться в это райское местечко. Невероятная и волшебная страна! Родос просто шикарен! Впервые за долгое время я наконец-то смогла… забыться.

Я настолько погрузилась в свои мысли, что поздно заметила человека, переходившего дорогу прямо передо мной. Черт! Запаниковав, резко нажала на правый тормоз, и меня тут же выбило с седла – я упала прямо в могучие объятия какого-то мужчины, завалив его на асфальт. Превосходно! Он лежал, не двигаясь, крепко обнимая меня. Черт! Черт! Только этого мне не хватало для полного счастья! Надеюсь, он не пострадал. Сама-то я удачно приземлилась – на его огромное тело.

Я с тревогой взглянула на незнакомца: его темные волосы слегка взъерошены, пронзительные голубые глаза разглядывали меня с ухмылкой.

– Фея, – пробормотал он.

– С вами все в порядке? – встревоженно спросила.

Его глаза цвета неба на пару секунд заворожили. Мужчина еще крепче прижал меня к себе, так, что перехватило дыхание. Его губы растянулись в широкой улыбке.

– В полном. Когда такая прекрасная фея на тебя падает, это просто удача, – лениво ответил он. Я нахмурилась, не оценив его шутки.

– М-м-м, твои волосы так вкусно пахнут, – сказал он, с наслаждением вдохнув запах моих волос.

Что за… М-да, парень, наверное, сильно стукнулся головой. Я попыталась вырваться из его объятий, но это было не так-то просто – незнакомец крепко удерживал меня. Он, рассмеявшись над моими жалкими попытками освободиться, неожиданно приник к моим губам, провел языком по моим зубам, проникая в рот и жадно целуя. Целуя так, будто это его первый и последний поцелуй. Отчаянно и неистово. Я вдруг почувствовала себя невообразимо странно: внизу живота прокатилась теплая волна, сердце бешено застучало, а голова закружилась. На какой-то момент забыла, кто я и где. Разве это важно? Просто невозможно не поддаться его напору. Огонь заиграл в крови, мне стало невыносимо жарко. Поцелуй длился всего лишь пару секунд, а я просто потеряла голову.

Боже, что я делаю? Опомнившись, я резко отстранилась и машинально со всей силы залепила незнакомцу звонкую пощечину. От неожиданности он выпустил меня из объятий и удивленно посмотрел. Я, не теряя времени, встала и сердито отряхнулась.

– Вы совсем охренели?

Незнакомец сел, потирая щеку, и невинно произнес:

– Виноват, я подумал, что вы сказочная фея, жаждущая моих поцелуев.

– Ага, размечтался! Вы, вообще, в своем уме? – мои щеки вспыхнули от возмущения. Что за идиот?

Незнакомец тихонько засмеялся и быстро встал. Какой же он высокий! Мне пришлось задрать голову, чтобы посмотреть ему в лицо. Взор небесных глаз, казалось, проникал в самую глубину моего сознания.

– Но ведь тебе понравилось, милая! – от его теплого и ласкового голоса по телу пробежала дрожь.

– Ни черта мне не понравилось! – с досадой ответила. Ну что за самоуверенный нахал? Я подошла к валявшемуся велику и быстро его подняла.

– Не уезжай.

«Что ему от меня надо?» – я кинула на него вопросительный взгляд.

– Мы могли бы неплохо провести время вместе. Ты и я, – он широко улыбнулся, обнажив белые зубы. От такой наглости я потеряла дар речи. Что этот придурок о себе возомнил? Меня захватила жаркая волна негодования.

– Что скажешь? – его глаза многозначительно блеснули.

– Скажу, что вам бы надо обратиться к врачу, – посоветовала, с трудом сдерживая свою вспыльчивость. Не хватало еще маньяков на мою голову! – У вас, скорее всего, сотрясение мозга.

Его, казалось, развеселило мое предложение – на губах тут же появилась насмешливая улыбка.

– Врач мне точно не поможет, – иронично хмыкнул он.

Усевшись на велик, я посмотрела на мужчину последний раз и безразлично бросила:

– Ваше дело.

Я поехала подальше от этого ненормального, борясь с непреодолимым соблазном оглянуться и еще раз увидеть странного незнакомца. Прикоснулась рукой к горевшим губам, все еще ощущая вкус поцелуя неотразимого наглеца. Сердце продолжало бешено стучать, упрямо не желая замедлять ритм, в голове стоял легкий туман. И я чувствовала себя как-то очень странно – беззаботно. Как будто до этого я просто существовала, а сейчас по-настоящему ожила. Пробудилась. Теплота окутывала тело, расслабляя. Что же это такое?

Я тряхнула головой, пытаясь выбросить из мыслей взгляд голубых глаз.

Псих какой-то. Какой нормальный человек целует незнакомую девушку, которая тебя еще и великом сбила?

Глава 2

Я путешествовала по всей Греции уже около месяца и наконец решила отдохнуть от переездов и провести месяц-другой в небольшом городке Фалираки, расположенном в северной части Родоса. Фалираки – настоящая жемчужина острова с покрытым золотистым песком побережьем, прозрачной голубой водой и, конечно же, ярким солнцем.

Здесь я познакомилась с девушкой по имени Элена – высокой худой брюнеткой с карими глазами. Мы быстро сдружились. Она, как и я, приехала на пару месяцев без определенной цели. Ее большой страстью было ходить по барам, и она постоянно тянула меня за собой – одной было скучно. Я не фанат многолюдных заведений. Для меня лучшим развлечением было уютно устроиться дома на диванчике с любимой книжкой в руках. Но именно сегодня я обещала Элене составить ей компанию. Хотя после того, как чуть не сбила незнакомца, мне расхотелось куда-то идти. Но обещание есть обещание.

Я приняла душ, слегка подкрасилась и расчесала светло-русые волосы, едва достававшие до плеч. Еще совсем недавно они были длинными – почти до пояса, но я безжалостно обрезала их до плеч – мне нужны были изменения: новые прическа и место – все это благотворно влияло на меня. Надела джинсовые шорты и черный топ и критично оглядела себя в зеркале. Усмехнулась. М-да. Не красавица, конечно, но вполне сойдет.

Я шла по шумной улице с рядами кафе, ресторанчиков и баров, отовсюду доносилась громкая зажигательная музыка. Яркая ночная жизнь здесь уже вовсю кипела. Зашла в бар, где мы договорились встретиться, и огляделась в поисках Элены. Здесь было много народа, веселая и живая атмосфера. Девушка, увидев меня, помахала рукой.

– Ника, привет! – прокричала сквозь громкую музыку, пробираясь ко мне.

– Привет.

– Пошли, закажем что-нибудь.

Мы протиснулись сквозь толпу к барной стойке.

– Один «Малибу», пожалуйста, – заказала я бармену.

– А мне виски с колой, – добавила Элена.

Мы ждали наши коктейли, наблюдая за людьми.

– Элена…

– Да? – она слегка пританцовывала в такт музыки.

– Представляешь, я сегодня чуть не сбила одного парня великом.

– О Боже! Он в порядке?

– Да, этот идиот в порядке, он даже поцеловал меня.

Элена рассмеялась:

– Может быть, это начало новой романтичной истории?

– Я тебя умоляю! Он просто ненормальный!

– Тебе надо развеяться, Ника, хватит уже страдать! Смотри, сколько симпатичных парней!

Я посмотрела на забитый людьми бар. Все танцевали, пили, играли… Мой взгляд остановился на двух мужчинах около бильярдного стола. Я замерла. Один из них, глубоко затянувшись сигаретой, метко попал по шару, забив его в лунку. Это тот самый нахал, которого я чуть не задавила великом! Какая-то девушка обвила его за шею, и он хлопнул ее по попе. Я быстро отвела взгляд.

– Ника, пошли, поиграем в бильярд. Они сейчас заканчивают, и мы можем сыграть в парах, – с энтузиазмом предложила Элена.

Только не это!

– Не, неохота, – я поморщилась. Мне совсем не хотелось туда идти.

– Дамы, ваш «Малибу» и виски с колой, – подмигнул нам веселый бармен.

– Спасибо.

– Ну, пошли, поиграем! Не будь такой занудой.

Я состроила гримасу и отпила божественный коктейль. Моя подружка вообще никогда не воспринимала слово «нет».

– Элена, там этот парень, – прошептала я.

– Какой? Я вижу двух красавчиков, – она с интересом разглядывала их.

– Тот, крайний. Это его я чуть не сбила!

– Отлично! Вот и познакомимся, – беспечно сказала она и потащила меня за руку к бильярдному столику.

– Не хочу я с ним знакомиться!

Но было уже поздно. Элена очаровательно улыбнулась парням и нежным голоском произнесла:

– К вам можно присоединиться?

– Да, конечно, начнем сначала, – светловолосый симпатичный парень улыбнулся Элене. Она встала рядом с ним, включая режим флирта.

Насмешливые голубые глаза второго уставились на меня, в них читалось узнавание. Его дерзкий взгляд медленно прошелся по моему телу, будто раздевая меня, а губы тронула вкрадчивая улыбка. Он подошел ко мне, и я стиснула зубы и сжала бокал. Мне совсем не хотелось с ним разговаривать. В его присутствии я становилась сама не своя.

– Моя прекрасная фея! – теплым тоном поприветствовал он.

– Я тебе не фея! И уж точно не твоя! – возмутилась с негодованием.

Его светящиеся глаза заискрились весельем. Он легонько коснулся моей щеки, будто проверяя, реальная я или нет.

– Не ожидал увидеть тебя здесь.

Я резко отстранилась и раздраженно ответила:

– Эй! Отвали, придурок!

И тут же прикусила язык. Что это со мной? Еще никогда в жизни я так никому не грубила. Но этот чертов наглец просто выводит меня из себя! И ему это, несомненно, доставляет удовольствие. Я расправила плечи и вздернула подбородок.

– Я думал о тебе весь вечер.

Его дразнящий небесный взгляд остановился на моих губах, отчего у меня вдруг пересохло во рту. Я быстро глотнула «Малибу» и саркастически проговорила:

– Ага, так я тебе и поверила! Уже приготовила уши для лапши.

Его нисколько не смущал мой сарказм.

– Как тебя зовут?

Я, глубоко вздохнув, проигнорировала его вопрос. Может, если я перестану его замечать, он отстанет от меня?

– Я Элиас. Рад с тобой познакомиться.

– А я нет, – не выдержав, съехидничала я.

Его, казалось, забавляла моя грубость. Вместо того чтобы отстать от меня, как это бы сделал любой другой нормальный парень, он спросил:

– Как насчет сыграть в паре со мной?

Зачем я пришла сюда? Это была явно плохая идея.

– Не буду я с тобой играть.

Выпив коктейль, я уже собиралась пойти к выходу, но Элена преградила мне дорогу:

– Ника, ну давай сыграем! Ты же согласилась!

– Не по своей воле, – ехидно заметила я. – Как будто у меня был выбор!

Элиас громко расхохотался, услышав нашу короткую перепалку. И чего он постоянно ржет? Я еще больше разозлилась.

– Значит, тебя зовут Ника? Ника… – медленно произнес он, словно пробуя на вкус слово. – Какое необычное и красивое имя, – прошептал, близко наклоняясь ко мне.

Я резко отстранилась, с шумом втянув в себя воздух. Мне не нравилось, что он так близко ко мне, не нравилась его широкая ухмылка. И еще больше не нравилось, что в его низком чуть хрипловатом голосе столько теплоты и ласки. От этого я просто теряла голову и не могла контролировать мысли. Трое уставились на меня в ожидании ответа.

– Хорошо-хорошо, но только одну партию, – сдалась я под их давлением.

Элена довольно заулыбалась.

– Ты умеешь играть? – спросил Элиас.

– Не особо.

– Могу научить.

Он притянул меня к себе и стал показывать, как правильно бить по шарам, каждый раз специально прикасаясь ко мне.

– Держи свои руки от меня подальше, иначе тебе несдобровать! – прошипела ему на ухо.

Он тихо рассмеялся, нисколько не боясь моей угрозы. Чтоб его…

– А ты опасная штучка!

– Твой ход, Элена! – произнесла я, игнорируя Элиаса.

Пока девушка решала, какой шар забить, парень наклонился ко мне:

– Мы с тобой очень похожи.

– Мы совершенно не похожи!

– Мне кажется, я тебя знаю.

– А я тебя совсем не знаю!

Этот мужчина действовал мне на нервы. Элена промахнулась и застенчиво улыбнулась.

– Ничего, попадешь в следующий раз, – подбодрил ее парень.

Настал мой черед. Я заприметила фиолетовый шар. Нагнулась. Секунда… и шар уже в лунке. Вау! Я таки даже смогла забить!

– Молодец! – похвалил Элиас.

Играли мы довольно долго. Элиас вел себя раскованно, много шутил и смеялся. В итоге наша команда выиграла. Элена с напарником пожали нам руки, признавая поражение, и, подмигнув нам, пошли танцевать.

– Мы отличная команда! Дай пять, фея! – он поднял руку, но я проигнорировала его и направилась к выходу. Он небрежно пожал плечами. – Куда же ты?

– Домой!

– Я провожу тебя, милая.

Я заскрежетала зубами. Да что же он пристал ко мне?

– Я тебе не милая! И не надо меня провожать, – прошипела сквозь зубы.

В его глазах заплясали веселые чертята.

– О, ты и в самом деле милая. И я должен тебя проводить. Мало ли кто на улицах бродит, вдруг придется тебя спасать.

Тоже мне нашелся рыцарь в сверкающих доспехах!

– А от тебя меня кто спасет? – с сомнением спросила, понимая, что мне от него не избавиться.

Один из каких-то парней подошел к нам и пьяным голосом заявил Элиасу:

– Ну, чего ты стоишь? Возьми, крепко обхвати ее и просто поцелуй!

– Чего?! – я скрестила руки на груди и на всякий случай отступила. – Не буду я с ним целоваться!

Элиас, смеясь, посмотрел на меня и тоже скрестил руки на груди, копируя мое движение. Клоун какой-то!

– Не буду я с ней целоваться, – передразнивая, повторил он, копируя мою мимику.

– Какого черта?! Так неинтересно, – крикнул парень и махнул рукой. – Пошли тогда в клуб!

– Да вот она, думаю, не хочет идти, – подмигнул мне Элиас.

Я закатила глаза:

– Я-то тут причем. Идите.

– Я, наверное, тоже пас, пойду домой.

– Короче, я пошла, – я развернулась и направилась к выходу.

– Я с тобой.

– Только не это! Вот же привязался на мою голову!

Он снова рассмеялся, и мы вместе пошли в сторону моего дома.

– Ты необычная девушка.

– Вполне обычная.

– Ну не знаю, я таких еще не встречал. Все девушки сразу вешаются мне на шею – всего-то нужно пару минут, чтобы оказаться с любой в постели, – самодовольно произнес он.

Я закатила глаза:

– Очень ценная информация для меня.

– Ты крепкий орешек, но будешь моей!

Что еще за нахал?! Я покачала головой, не воспринимая этого клоуна всерьез.

– Не волнуйся, мне нужно только твое тело, ничего больше. Я давно ни с кем не спал.

– Соболезную!

– Но предупреждаю – не вздумай в меня влюбляться ни в коем случае! Это ни к чему. Но я гарантирую, мы хорошо проведем время, тебе понравится.

О, Боже! Да что за чушь он несет?!

– Самомнение у вас прям зашкаливает, мистер как вас там…

– Элиас. Элиас Манис, – подсказал он.

– Да мне, в общем, пофиг. Мы пришли, можете идти обратно, мистер Манис.

Я остановилась у своего домика, вокруг было тихо и спокойно.

– Ты можешь звать меня Элиас, прекрасная фея Ника…

Он наклонился ко мне и слегка коснулся губами моих губ. Я подняла руку, чтобы залепить ему гневную пощечину, но он проворно перехватил ее и поцеловал тыльную сторону.

– Ага! Я уже изучил твои фокусы, – победно усмехнулся. Я резко выдернула руку и взбежала по лестнице, быстро отперла дверь, вошла и захлопнула ее за собой.

– Спокойной ночи! Сладких снов! – крикнул парень.

Я прислонилась к закрытой двери. Моя грудь тяжело вздымалась, голова гудела, тело вибрировало. Куда подевалось мое спокойствие и рассудительность? Рядом с ним я превращаюсь в какого-то другого человека.



Мне вдруг захотелось снова ощутить его прикосновения. Нет! Надо держаться от него подальше. Этот клоун просто развлекается. Совершенно несерьезный человек!

Глава 3

На следующее утро поверх бикини я надела легкое белое платье – собиралась идти на пляж позагорать. Быстро намазалась солнцезащитным кремом, а волосы закрутила в пучок. Вдруг раздался легкий стук в дверь, это меня удивило – я никого не ждала в такое раннее время. С улыбкой открыла дверь. Передо мной стоял Элиас с большим букетом цветов. Моя улыбка тут же погасла, превратившись в гримасу. Чего он приперся сюда?

– Это тебе, фея Ника, – мягко проговорил он.

– Послушай, тебе, что, больше делать нечего, как преследовать меня? – возмутилась. – Не нужны мне твои цветы!

Я вышла и, заперев дверь на ключ, направилась к пляжу. Элиас оставил цветы на крыльце и догнал меня.

– Ты просто обворожительна, – рассмеялся он.

Я закатила глаза. Кажется, это уже вошло у меня в привычку.

– В каком месте? – выпалила и тут же пожалела об этом. Элиас лениво оглядел меня с головы до ног.

– Во всех, – в уголках его рта заиграла улыбка.

Я громко вздохнула, заскрипев зубами, и со стоном произнесла:

– Твоя настойчивость просто поражает!

Он кинул на меня теплый сияющий взгляд и усмехнулся:

– Я просто знаю, чего хочу.

Некоторое время мы молча шли бок о бок. Его близость странно действовала на меня, вызывая пламя в крови. Он шел за мной до самого пляжа. Вытащив полотенце из сумки и расстелив его на песке, я одним движением сбросила с себя платье. Восхищённый взгляд парня смущал меня и одновременно радовал. Я не считала себя красавицей с далеко не идеальной фигурой и заурядной внешностью, но то, как смотрел на меня Элиас, заставляло чувствовать себя красивой. Мои щеки слегка запылали.

– Да, я не ошибся, – с восхищением вымолвил он, – ты самая красивая девушка, которую я когда-либо видел… – его глаза и губы ласково улыбались.

– Ты это всем девушкам говоришь? – спросила я резко.

– Только тем, кого хочу.

Я раздраженно отвернулась и молча разлеглась на полотенце, подставляя тело солнечным лучам. Элиас лег на песок рядом. Я старалась его игнорировать, хотя это давалось очень сложно, почти невозможно. Парень великолепно сложен: широкие плечи, волевой подбородок и эти насмешливые голубые глаза, от которых невозможно скрыться. От его загорелого и мускулистого тела исходила такая чувственная сила, что я на секунду прикрыла глаза.

Было очень жарко, солнце пекло нещадно даже в такое раннее время.

– Пошли, искупаемся, – предложил он через некоторое время.

Я тут же быстро поднялась.

– Да, жарко жутко. Надо бы окунуться.

Мне точно надо охладиться, и дело совсем не в солнце. Мы направились к воде. Элиас с разбегу нырнул, а, когда вынырнул, у меня перехватило дыхание от того, как по его мускулистому торсу стекали, сверкая, капли воды. В голове вдруг мелькнуло, что он похож на греческого Аполлона.

– Вода просто супер! – он подставил лицо солнечным лучам.

Прямо законченный оптимист: радуется каждому мгновению, как будто скоро у него этот момент кто-то отнимет. Элиас вдруг брызнул в меня водой, заставив вскрикнуть от неожиданности:

– Эй! Ты чего?

Я в ответ брызнула в него и рассмеялась. Мы, как дети малые, брызгались друг в друга до тех пор, пока он не подхватил меня на руки.

– Ты такая легкая, как перышко, – произнес хриплым голосом. – А еще мне нравится слушать твой смех, Ника. Он завораживает.

Я не ответила, снова нахмурившись.

– Ну, не хочешь со мной поделиться?

– Чем?

– Кто тебя обидел?

– С чего ты взял? – резко спросила я, вырываясь из его объятий и отплывая подальше.

– Ты не реагируешь на комплименты, цветы тебя не обрадовали. И чересчур колючая – этому наверняка есть причина.

– Если и есть, тебя не касается, – огрызнулась и поплыла от него. Я сбежала сюда не для того, чтобы снова испытывать душевную боль и терзания.

Поплавала немного, пытаясь успокоиться, а Элиас уже вышел на берег и разлегся на песке, закинув руки за голову. Когда я подошла к нему, он с тоской произнес:

– Я всегда скучаю по этому месту.

– Разве ты здесь не живешь? – я отжала волосы, улеглась на живот и, подперев подбородок руками, вопросительно взглянула на Элиаса.

– Уже нет. И у меня осталось не так много времени, – он вздохнул с сожалением.

Я подняла брови. Что он имеет в виду?

– Ерунда. Время есть всегда. Если тебе нравится, ты можешь остаться дольше.

Элиас усмехнулся, легонько проводя ладонью по моему обнаженному бедру. Вот наглец!

– Боюсь, обстоятельства не позволят мне остаться.

Я демонстративно переложила его руку со своего бедра на песок подальше от себя. Его прикосновения обжигали кожу.

– Работа? – спросила я. Он покачал головой, не ответив.

– Жена и куча детишек? – подозрительно спросила, на что Элиас громко расхохотался.

– Ты такая милая! Это точно нет. Но, возможно, я расскажу тебе свою историю, если ты расскажешь мне свою, – он проницательно поглядел на меня.

Опустив голову на полотенце, я произнесла с иронией:

– Тогда я пас.

Он скользнул изучающим взглядом по моему лицу. Мы были так близко друг к другу, что у меня захватывало дух.

– Ты мне нравишься, Ника, – серьезно произнес Элиас.

Его голос ласкал, вызывая во мне водоворот чувств. Я с досадой поморщилась. Как у него получается приводить меня в смятение?

– Так быстро? – скептически приподняла брови. – По-моему, я сделала все, чтобы оттолкнуть тебя.

Уголки его губ изогнулись в усмешке.

– Я люблю преграды. Но дело даже не в этом. Ты просто очаровательна. И твои глаза… Они прекрасны. Тебе не стоит надевать солнечные очки и прятать эти изумруды, – искренне произнес Элиас.

Я невольно засмеялась. Ну как можно противостоять ему? С ним становилось легко и светло на душе.

– И где ты научился так красиво говорить?

– Это у нас – греков – врожденное, – рассмеялся Элиас и перевел разговор на другую тему.

Мы шутили и смеялись. И ему удалось разбить ту ограду, которую я установила вокруг своего сердца. Давно мне не было так легко на душе и весело. Время незаметно приблизилось к полудню. Становилось еще жарче и жарче. Опасное время для того, чтобы загорать.

– Ты голодная? Я знаю поблизости один ресторанчик…

Стоило ему спросить меня о еде, как в животе тут же громко заурчало.

– Умираю от голода.

– Тогда пошли.

Я слегка замешкалась, ведь планировала провести этот день в полном одиночестве, но Элиас как-то незаметно разговорил меня, развеселил, и я совсем забыла, что хотела держаться от него подальше. Он вопросительно на меня посмотрел. Какого черта я сомневаюсь? Это же просто обед. Мы оба голодные.

– Ладно! Пошли.

Мы зашли в ресторанчик и сели за столик.

– Что посоветуешь?

– Я знаю, что тебе понравится, – уверенно произнес Элиас.

– Не сомневалась, что ты это скажешь, – рассмеялась я.

Он заказал официанту пару блюд. Через некоторое время все оказалось на столе.

– Ты все еще уверен, что мне понравится? – скептически спросила.

– Попробуй.

Я попробовала вилкой одно из блюд. О, Боже! Что это? Офигенный вкус! Элиас довольно наблюдал за моим выражением лица.

– Как вкусно! Как ты узнал?

– Потому что эти блюда нравятся мне. А мы похожи.

Я покачала головой, рассмеявшись. Я могла бы поспорить с этим, но махнула рукой – безнадежная затея. Мы непринужденно болтали и просидели до самого вечера – время пролетело незаметно, я даже удивилась.

– Ну что, пойдем? – он расплатился, и мы вышли из ресторана.

Я вдруг поняла, что мне нравится проводить время с ним. Куда лучше, чем убиваться и страдать в одиночестве. С ним весело, и я забыла о своей боли. Элиас обладал острым умом и обаянием. Мы шли, разговаривали о пустяках и не заметили, как оказались на улице с множеством баров.

– Смотри! Ирландский бар «Келли», не хочешь зайти?

– А у меня есть выбор? – я рассмеялась.

– Ты права, его нет.

Он схватил меня за запястье и потянул к дверям. Мы вошли в помещение, где нас радушно встретили веселые официанты и усадили за столик. Народу было достаточно, царила живая атмосфера. Какой-то парень стоял у микрофона и напевал песню. Элиас улыбнулся.

– Ничего не изменилось. Здесь любят устраивать караоке-вечера.

Мы заказали коктейли, которые принесли через пару минут. Я наблюдала за певшим парнем – у него явно не было голоса, это резало по моему чувствительному слуху.

– Ты тоже любишь петь? – спросила я.

– Конечно! Вот только все мои друзья обычно останавливали меня на половине песни – не могли слушать мою какофонию…

Я расхохоталась.

– …Хотя могу поклясться, когда я пою про себя, получается очень неплохо, но стоит мне начать петь вслух, что-то идет не так. Впрочем, ты сама сейчас в этом убедишься!

– Ты собираешься на сцену? Серьезно?

– Я вообще очень серьезный человек, – прошептал он, весело подмигнув.

Я не могла остановить безудержный смех. Еще никогда в жизни столько не смеялась.

Элиас подошел к микрофону и слегка постучал по нему, проверяя звук:

– Раз-раз… Эта песня посвящается вон той прекрасной фее…

Несколько голов повернулись в мою сторону, и я смущенно прикрыла лицо рукой. Заиграла минусовка, парень начал петь. Смелая попытка. Ребята за соседним столиком заржали. Но теперь я понимала, о чем он говорил – у Элиаса вообще не было слуха. Но он пел с такой уверенностью и непринужденностью, что это не имело значения. Закончив, он поклонился:

– Спасибо всем, кто дослушал меня до конца.

Толпа засмеялась, одарив его слабыми аплодисментами. Элиас, улыбаясь, подошел ко мне.

– Ты просто звезда! – с иронией заметила я.

– Ценю ваш комплимент, фея Ника. А теперь твоя очередь.

Мое лицо вытянулось.

– Что? Нет! – я покачала головой.

– Конечно, да. Будет весело.

– Я не люблю петь на публике.

– Страхи нужно преодолевать, – он встал из-за стола и громко произнес. – Слушайте все! Эта девушка сейчас споет специально для вас!

Я дернула его за руку и прошипела:

– Что ты делаешь?

– Давайте поддержим ее!

Раздались громкие аплодисменты. Вот гад, я убью его!

– Элиас! – возмущенно воскликнула я. – Так и знала, что нельзя тебе доверять!

– Да ладно, ничего такого. Всего лишь одна песня.

Коварные голубые глаза хитро поблескивали, а я от возмущения не знала, что сказать. На меня с любопытством уставились посетители бара. Я встала из-за стола, бросив испепеляющий взгляд на Элиаса. Он лишь ободряюще улыбнулся.

Дело в том, что я ненавижу выступать перед публикой. Предпочитаю быть незаметной, не выделяться из толпы, а он меня так подставил! Черт побери!

Медленно и неуверенно подошла к микрофону, бросив негодующий взгляд на Элиаса.

Заиграла мелодия «What’s up» рок-группы «4 NonBlondes»[1] – одна из моих любимых песен, которую я знала наизусть. Я люблю петь, это моя страсть, хобби. Но не на публике. Ну да ладно. Черт с ними!

В зале стало тихо, разговоры прекратились. Я начала петь, не смотря на экран:

Twenty-five years and my life is still,

Trying to get up that great big hill of hope

For a destination.

I realized quickly when I knew I should,

That the world was made up of this brotherhood of man,

For whatever that means.

And so I cry sometimes when I'm lying in bed

Just to get it all out what's in my head,

And I

I am feeling a little peculiar.

And so I wake in the morning and I step outside

And I take a deep breath and I get real high, and I

Scream from the top of my lungs

What's going on?

And I say, hey yeah yeah, hey yeah yeah

I said hey, what's going on?”[2]

Мой голос становился мощнее и звучнее, раздаваясь на весь зал, но меня самой будто здесь не было. Я полностью растворилась в музыке. Эта песня вызывала во мне невообразимые чувства: легкость, радость и надежду… Вместе с тем хотелось плакать – такой микс эмоций, которые я не могла передать словами.

Отзвучали последние аккорды, и я замолчала. Несколько секунд в зале стояла тишина, потом раздались бурные аплодисменты. Кто-то даже свистнул.

– Спасибо! – поблагодарила я и направилась к Элиасу. Он был потрясен.

– Ну, что скажешь? – неуверенно спросила.

– Скажу, что тебя нужно наказать, – медленно произнес он.

– За что?

– За то, что ты прячешь такой фантастический голос от людей!

– Я ненавижу выступать перед публикой.

Я села за столик. Он прикоснулся к моей руке.

– Да кого это волнует? С таким божественным голосом ты просто обязана петь на сцене.

В его словах было столько искренности и восхищения, что я невольно улыбнулась.

– Спасибо за комплимент. Но я предпочитаю пение как хобби.

– Теперь ты мне еще больше нравишься, фея.

Я рассмеялась.

– Тебе, похоже, вообще легко понравиться.

– Поверь, это не так! – серьезно возразил он.

Глава 4

Поздним вечером мы снова очутились на пляже. Темно-синее небо было усыпано миллиардами звезд. Мы шли по берегу, я с наслаждением вдохнула запах моря. Сегодня необычный день. Когда Элиас рядом, все становится каким-то легким и непринужденным. Как будто у него была скрытая сила нести людям радость и улыбку. Мы нашли тихое безлюдное местечко и присели на песок под пальмами.

Внезапно боль снова вернулась ко мне. Воспоминания.

– Иногда нужно выговориться, чтобы стало легче на душе, – проницательно произнес он.

– Нет, – покачала головой. – Не хочу вспоминать.

– Но именно потому, что ты не хочешь вспоминать, флэшбеки будут постоянно преследовать тебя. Нужно выговориться и принять реальность, принять все как есть. Потому что нельзя изменить то, что уже произошло.

Его голубые глаза проникали мне в душу. Я тяжело вздохнула:

– Ничего необычного со мной не произошло. Все стандартно и банально. Настолько банально, что тошнит. Жаль только, что боль не может быть банальной. Боль всегда оригинальна.

– Неудачная любовь? – он вопросительно изогнул брови.

Я кивнула, усмехнувшись.

– Я полюбила парня. И он полюбил меня. Мы встречались, все было хорошо. Но затем он уехал по работе в другую страну. Соскучившись, я решила поехать к нему. Потом выяснилось, что у него появилась другая. Он не хотел оказаться ублюдком в этой истории. Он просто развел руками и сказал, что сердцу не прикажешь. И его сердце полюбило другую. И он ничего не мог поделать с этим чувством.

– Знакомая история.

– Подожди, дальше веселее. Он хотел быть моим другом, не хотел расставаться врагами и все такое. И он даже познакомил меня со своей девушкой. Так весьма нежданно. Представь себе картину. Сидим мы в его доме за круглым столом. Он, я – его уже бывшая девушка, она – его настоящая девушка – и его мама, которая тоже приехала его навестить. Сидим и пьем чай с багетом и «Нутеллой». Все фальшиво друг другу улыбаются, притворяясь, что ситуация вовсе не абсурдна, как может показаться на первый взгляд. Представляешь картинку?

Элиас слегка сжал мою ладошку, тут же утонувшую в его большой руке.

– Урод он моральный.

– Вроде как и нет. Что я могу сделать, если он полюбил другую? Чувства есть чувства. Они не вечны.

– Почему ты не улетела?

– Я улетела на следующий день с разбитым сердцем. Я не могла быть ему другом. Если один из пары все еще любит другого, о какой дружбе может идти речь? Это дурацкая теория о том, что можно быть друзьями! Нельзя, когда у одного есть чувства. Этому человеку будет всегда больно. Друзьями можно стать, только если оба уже нашли себе пару.

– Ника, боль пройдет. Посмотри на это с другой стороны, – его глаза весело блеснули.

– С какой?

– Ты жива.

Я хмыкнула.

– Ты что, любитель пофилософствовать?

Он рассмеялся и внезапно погладил меня по щеке, пропуская мои волосы между пальцев.

– Пока ты жива, моя сказочная фея, все остальные беды не имеют значения. Ты дышишь, твое сердце бьется. Ты можешь чувствовать радость, грусть, даже боль. Все это лишь часть чувств, которые позволяют тебе жить. Тебе больно, значит, ты еще жива.

– Ну, если думать с этой точки зрения, то моя проблема вообще несущественна, – заявила я.

Его взгляд стал серьезным.

– Поверь мне, каждый день ты видишь небо и солнце. День сменяется ночью. Это красиво, это прекрасно. Нужно всего лишь видеть красоту в мелочах. В рутине. В том, на что ты никогда не обращаешь внимание.

– И ты говорил, что я необычная, – иронично проговорила. – Что-то я не встречала таких философов, как ты. Обычно мужчины заняты карьерой. Главное, чтобы денег было больше. Их не волнует красота рутины.

Элиас лениво улыбнулся, показав белые зубы:

– Ну, это приходит с опытом.

– С каким?

– Все познается в сравнении, Ника.

Он наклонился к моему лицу. Я затаила дыхание. Он властно обхватил меня за плечи и впился в мои губы с голодной жадностью, его пальцы зарылись в мои волосы. Я приглушенно застонала. Он целовал меня требовательно и неутолимо, заставляя дрожать, ломая волю. В безумном жарком поцелуе, который длился вечность, я забыла обо всем. Омут эмоций захватил мое сознание. Внезапно он резко остановился и, чертыхнувшись, отпрянул от меня.

– Прости. Я не смог сдержаться.

Моя грудь тяжело вздымалась, а губы горели.

– Не нужно извиняться.

– Не хочу причинить тебе боль, как тот урод.

Я положила ему руки на грудь, проводя по ней пальцем:

– Ты и не причинишь.

Он покачал головой, как будто борясь с соблазном:

– Ты не понимаешь…

Я с недоумением посмотрела на него:

– Элиас! Что происходит?

Он приподнял мой подбородок, погладил по щеке пальцем и прошептал:



– Тебе лучше держаться от меня подальше.

Я скорчила недовольную гримасу:

– Да ну? Ты это сейчас говоришь? Разве не ты преследовал меня весь день?

Он тяжело вздохнул, будто боролся с собой:

– Прости, Ника.

Элиас быстро встал и просто ушел, оставив меня на берегу одну.

Возвращаясь медленно домой, я испытывала самые противоречивые чувства. Облегчение от того, что он ушел – ведь я не хотела снова влюбляться, тем более что он уезжал. Но больше всего я ощущала острое разочарование, которое меня жутко злило и раздражало. Потому что тогда мне пришлось бы признаться самой себе, что за эти два коротких дня я стала неравнодушна к нему. Его теплый взгляд и улыбка никак не выходили у меня из головы. Я совсем не планировала это, не нужны мне новые страдания!

* * *

Дома взяла книжку в руки, легла на кровать почитать. Сама не заметила, как наступила полночь. Внезапно услышала стук в дверь. Сердце невольно дрогнуло. Кто в такой час? С опаской медленно подошла к двери.

– Кто там?

– Это Элиас.

Фух! Я открыла дверь. Он стоял на пороге мрачный, не похожий сам на себя.

– Элиас, что тебе нужно? – нетерпеливо спросила я.

– Ты, – решительно произнес он.

Я закатила глаза. Ну да, конечно. Он издевается надо мной?

– Я не знаю, в какие игры ты со мной играешь. И мне это ни капельки не интересно, – хмуро сказала, закрывая дверь. Он не позволил этого и вошел внутрь. – Элиас, уже поздно, – я попятилась.

Он обвил рукой мою талию:

– Ты нужна мне, Ника.

Его рот прижался к моему. Мое тело снова начало вибрировать, изнывая от ласк. Так, спокойно, чертово тело!

Я слегка отстранилась. Нужно было собрать мысли в кучу.

– Ты шутишь? Ты сбежал от меня, как от огня.

Его взгляд помрачнел. Он как будто скрывал какую-то страшную тайну.

– Я бежал не от тебя, а от себя… – Элиас медленно провел по моему лицу пальцем, прикасаясь к губам. Мои мысли затуманились. Он начал покрывать поцелуями мою шею и плечи. – Я не могу бороться с собой. Другого шанса у меня не будет, – прошептал он. – И пусть я буду страдать после этого, зато буду помнить тебя всегда.

В его голосе слышалось отчаяние. Я не могла ясно соображать – его низкий голос обволакивал меня, а прикосновения сбивали с толку.

– Что ты имеешь в виду? – слабо спросила я.

Его глаза потемнели от охватившего его желания. Он не ответил. Вместо этого медленно стянул с меня майку и расстегнул лифчик. Его огромная ладонь сжала мою грудь, заставляя меня выгнуться от удовольствия. У него такие сильные и теплые руки. Мое тело тут же покрылось приятными мурашками. Элиас яростно и отчаянно впился в мои губы и, опрокинув меня на пол, жестко придавил своим весом. Кровь забурлила в моих жилах. В этот момент я перестала соображать. Просто закрыла глаза, полностью повинуясь его властному языку. Мир рассыпался на кучу осколков, и я на мгновенье перестала существовать, выпав из этой реальности.

Глава 5

Утром я проснулась в крепких объятиях Элиаса. Он нежно провел по моему лицу.

– Ника, ты просто сказка, – тепло произнес он.

Я скептически рассмеялась:

– Скорее, хоррор.

– Ты даже не понимаешь, насколько хороша! Еще не встречал таких девушек!

Его серьезный взгляд заворожил меня на пару секунд, и я, отведя свой, капризно произнесла:

– Снова лапшу на уши мне вешаете, мистер Манис?!

– Узнаю свою фею, – в его голосе прозвучала ухмылка. Он поцеловал меня в шею. Я уткнулась ему в грудь головою. Как приятно было находиться в его сильных объятиях. Элиас вдруг посерьезнел. – Ты реальна! И ты здесь. В это так сложно поверить… – он еще крепче меня обнял, будто я в любой момент могу исчезнуть, по телу разлилось приятное тепло.

– Эй, я никуда не убегу, – поцеловала его в губы, погружая пальцы в его непослушные волосы.

– Сегодня мой последний день, – прошептал он, – и я хочу провести его с тобой.

Я нахмурилась: совсем забыла, что он говорил об отъезде.

– Ты уверен, что не можешь отложить поездку?

Он покачал головой. Я вздохнула. Ну, а на что я надеялась? Что после одной страстной ночи он передумает и останется со мной, как это происходит во всех романах, которыми я зачитывалась? Мечтать не вредно. Он провел ладонью по моей щеке:

– Пойдем к морю?

– Да, пошли.

* * *

Мы прогуливались по берегу, держась за руки. Здесь было так красиво и спокойно. Последний день. В самом деле? Я знала его третий день, а такое впечатление, что прошла целая вечность. Может ли такое быть? Он стал мне так близок и так дорог, я не могла его отпустить. На глаза навернулись слезы, и я отвернулась. Он обхватил мое лицо ладонями:

– Не плачь, милая, не могу видеть твоих страданий. Меньше всего хочу причинять тебе боль.

Я, сердито вытирая слезы, резко ответила:

– Тогда уходи сейчас. Зачем ты здесь? Зачем все это? – я отстранилась от него и вздернула подбородок.

– Не могу уйти, – протянул он.

– Почему?

– Потому что ты засела в моих мыслях, сознании и в душе. Я думал, что всего лишь хорошо проведу здесь время, а вместо этого я влюбился. Чертов Купидон, нашел время играть со мной! Это его проделки.

Потрясенная его словами, я замерла. Он, что, правда, объясняется мне в любви? Поверить не могу! Я села на песок:

– Не говори ерунды! Ты меня не знаешь. Я тебя не знаю. И ты уезжаешь.

Элиас присел рядом со мной, притягивая меня к себе. Приятный аромат его парфюма окутал меня.

– Я рад, что ты меня чуть не сбила велосипедом, рад, что могу любить, даже если это всего лишь на три дня.

У меня встал комок в горле. Только не это! Я сбежала от драмы, чтобы вляпаться в новую! Удача явно не на моей стороне.

– Прекрати!

– Поверь, если бы у меня был выбор… Я бы выбрал тебя. Я бы всегда выбирал тебя, – его голос звучал искренне. – Потому что таких, как ты, больше нет!

Я отвернулась, с трудом сдерживая слезы:

– Элиас, пожалуйста, перестань. Лучше скажи мне, в чем дело? Мы можем уехать вместе, если ты этого пожелаешь. И тогда мы будем вместе.

Он с ужасом посмотрел на меня и покачал головой:

– Ника, ты не можешь быть в том месте! Это невозможно.

Я посмотрела на него с подозрением. Меня охватила догадка, и я спросила:

– Ты преступник? Сбежал из тюрьмы?

Элиас усмехнулся и погладил меня по волосам, снова прижал меня к себе, да так крепко, будто боялся меня потерять.

– Хуже. Тюрьма – ничто по сравнению с тем местом.

Я облегченно вздохнула. По крайней мере, никакого криминала. Уже лучше.

– Думаю, пора бы тебе рассказать свою историю. Что ты скрываешь? Я ведь рассказала тебе о себе. У нас был уговор.

Он нахмурил брови:

– Не думаю, что ты готова услышать такое.

– Поверь, я готова ко всему. Меня уже ничем не удивить.

Он усмехнулся и покачал головой. Да что же это такое? Что такого ужасного он может скрывать?

– Просто расскажи!

– Что ты хочешь услышать от меня?

– Чертову правду! – в сердцах крикнула я.

Его губы твердо сомкнулись, в глазах появился опасный огонек.

– Хорошо. Вот тебе правда. Меня нет в живых. Я умер полгода назад и попал в Царство мертвых – царство Аида, – быстро произнес он.

У меня отвисла челюсть. Я ожидала всего, но только не этого.

– Ты? Что? – я не могла связно мыслить. Вгляделась в его лицо, в котором не было и тени улыбки. – Это шутка?

– Нет.

– Ты точно сильно стукнулся головой, раз несешь такую чушь. Я же говорила тебе обратиться к доктору.

Элиас усмехнулся:

– Если ты помнишь, я тогда сказал, что доктор не поможет… Так как я уже мертв.

– Элиас, зачем придумывать всю эту… фигню? Если ты это делаешь, чтобы пощадить мои чувства… Прошу тебя, не надо. Я переживу.

Он с сомнением посмотрел на меня:

– Я говорил, что ты мне не поверишь.

– Э-м-м, может, потому что это полный бред?! – я развела руками.

Он вздохнул:

– Знаю. В это тяжело поверить. Я умер полгода назад. Но в стране мертвых у меня была возможность заключить сделку и выбраться в царство живых. Там так мрачно и холодно, мне просто снова хотелось увидеть небо и солнце. Я не планировал встретить тебя и тем более не планировал влюбляться. Чертов Купидон! Мне было дано ровно семьдесят два часа, и сегодня истекает этот срок. И я ничего не могу с этим поделать. Я не могу сбежать с тобой, потому что мне просто некуда бежать.

Я засмеялась:

– Очень смешно, Элиас. Главное – убедительно! Ты либо гениальный комик, либо просто ненормальный. И я очень надеюсь на первое.

Я сердито встала и повернулась, чтобы уйти. С меня хватит! В этот раз он не последовал за мной, лишь произнес вслед:

– Это мой последний день, Ника. Если передумаешь, я буду на пляже, на этом месте. Хочу насладиться последним закатом.

Я даже не обернулась и просто ушла, не веря своим ушам. На душе стало мрачно и тоскливо. Зашибись! Угораздило меня связаться с психом! Мне просто необычайно везет!

Громко хлопнула дверью дома и бросилась на диван.

Мысли роились в голове. Снова взялась за книгу, но не могла прочитать ни страницы. Со злостью отбросила ее и включила на всю громкость музыку, пытаясь выбросить из головы его улыбку, его глаза. Но нет же! Он, как назло, засел в моей голове. Я не переставала о нем думать. Умом понимала, что рассказ о Царстве мертвых и Аиде не может быть правдой, но сердце почему-то твердило обратное. Что если он не лжет? Хотя это невозможно… Тяжело вздохнула.

Быстро поднялась с дивана и включила макбук. Открыла Гугл и ввела в поисковике «Элиас Манис». Гугл выдал сотню людей с таким именем. Спасибо, Гугл. Я щелкала по фотографиям, переходя от одной к другой. И внезапно остановилась – на меня смотрело улыбающееся лицо Элиаса, его голубые глаза. Это был он! Я щелкнула по ссылке и перешла на короткую заметку:

«Гений-архитектор погиб в автокатастрофе.

Элиас Манис родился 14 сентября 1990 на острове Родос. Он был одним из самых талантливых и сексуальных архитекторов Греции. Известно, что молодой Казанова не верил в семейные ценности, предпочитая разгульную и свободную жизнь. Каждый день его снимали на камеру с очередной моделью. Манис погиб 7 мая 2018 года в ужасной автокатастрофе…»

Я зажала рот рукой. Глаза расширились. Этого не может быть! Как? Что за хрень?

Музыка продолжала играть, а я тупо смотрела на экран, переваривая информацию. Я думала, что он псих, а он говорил правду, пусть она и полная ахинея. Царство мертвых?! Оно действительно существует?

Я сидела, не двигаясь, а затем резко встала. Элиас! Было уже около девяти часов. Это его последний день. Быстро накинув легкую кофту и шорты, я бросилась на пляж в поисках парня. Если все это действительно так, то у меня оставалось всего лишь три часа до того, как он снова отправится в мир иной, и я его больше никогда не увижу.

Глава 6

Я быстро бежала по пляжу босиком по песку. Теплый ветер обдувал мои плечи. Остановилась возле пальм, где мы сидели, тяжело дыша.

Парень безмятежно лежал на песке и смотрел на звездное небо.

– Элиас…

Услышав мой голос, он поднялся.

– Ника… – грустная улыбка на лице. – Не думал, что ты вернешься.

– Я не знала, как реагировать.

– Понимаю. Но ты хотела правды, и я не хотел тебе врать. Никогда не смог бы врать тебе.

– Элиас! – я бросилась к нему в объятия, завалив его на песок. Он крепко сжал меня, его губы жадно блуждали по моим. Его ласки, теплые объятия сводили с ума. Когда мы, наконец, оторвались друг от друга, спросила. – Царство мертвых, правда, существует?

– Да, Ника. Им правит Аид с Персефоной. В последнее время там большие перемены – влияние Персефоны, – легкая усмешка на губах. – Аид любит ее, поэтому идет на уступки. Некоторым душам теперь позволено выходить в мир живых на трое суток, но лишь один раз.

– Я не хочу терять тебя, хочу быть с тобой, – прошептала.

– Нет. Живи и наслаждайся этой жизнью. В Царство мертвых только один путь – смерть. Я хочу, чтобы ты сполна насладилась светом. Я слишком рано потерял эту возможность.

– Но… ты не должен был уходить.

– Это не в моей власти. Каждый рано или поздно попадает к Аиду.

– Это нечестно.

Он снова поцеловал так, что я забыла обо всем на свете, ласкал, а я изгибалась от удовольствия. Мы лежали, обнявшись крепко-крепко. Я не хотела его отпускать. Поцелуи не кончались. Страсть разгоралась все больше и больше, мои чувства были на пике.

Боже, я влюбилась. Окончательно и бесповоротно. Я влюбилась в человека, которого уже нет на этом свете. Ну как можно влипнуть в такую историю? Моя драма с бывшим парнем уже казалась совершенно несущественной и глупой. По сравнению с этой. Элиас был прав – все познается в сравнении.

Мы лежали в объятиях друг друга под звездным небом, прижавшись так, будто нас никто не мог разлучить. Даже смерть.

* * *

Элиас исчез, как будто его никогда и не было. Боль невосполнимой утраты захватила меня целиком, снова отчаяние и пустота. Я нашла любовь. И потеряла вновь. Я была счастлива меньше, чем семьдесят два часа.

– Нет! – закричала изо всей силы.

Слезы текли по щекам, а я бежала, как будто за мной гнались собаки, не зная куда. Просто бежала, пока не закололо в боку и стало тяжело дышать. Я остановилась и упала на песок, яростно стирая слезы. Рыдания сдавливали горло. Что мне теперь делать? Как жить дальше, если тот, кого я полюбила, исчез навсегда? И что делать, когда беспросветная горечь разрывает на части?

Где в мире справедливость? Почему нельзя просто быть счастливым? Почему за одно мгновенье счастья приходится расплачиваться долгими страданиями? Где баланс? Где?

Рыдания вырывались из груди. Не знаю, как долго я просидела на песке. Час? Два? Три? Какая разница? Ничего больше не имело значения.

* * *

Холодный душ немного привел в порядок мои мысли. Элена звонила несколько раз, но я сбрасывала звонки. Я лежала на мягком диванчике, мрачно уставившись в потолок. Мне не хотелось двигаться, ничего не хотелось делать.

Раздался громкий стук в дверь.

– Ника! – встревоженный голос Элены. – Открой дверь! Я знаю, что ты дома!

Я вздохнула и с трудом поднялась с дивана, медленно прошлепала к двери, открыла и легла обратно на диван.

– Ника! – Элена в ужасе посмотрела на меня. М-да, видок у меня, наверное, тот еще: опухшие, красные от слез лицо и глаза. – Что случилось?

Я молчала, не имея никакого желания говорить.

– Ника! Что с тобой!

– Ничего! Просто я потеряла свою любовь. Навсегда.

Элена в недоумении свела брови:

– Не драматизируй. Ты потеряла свою любовь несколько месяцев назад. Пора бы смириться с этим и жить дальше.

– Ты не понимаешь! Элена, я двинулась дальше. Я нашла новую любовь… и потеряла… навсегда.

– Когда ты успела найти кого-то? Мы же практически каждый день вместе тусуемся. Я не видела тебя ни с кем.

– Элиас. Помнишь его? Мы играли вместе в бильярд. Вы проиграли.

Элена недоуменно посмотрела на меня:

– Что-то не припомню.

– Что же ты помнишь?

Элена странно посмотрела на меня и медленно произнесла:

– Ника, нас было трое. И ты не играла в бильярд. Ты просто посмотрела пару минут, а потом развернулась и ушла, сказав, что неважно себя чувствуешь.

Я присела на диване и недоверчиво рассмеялась. Превосходно. Теперь меня официально можно назвать сумасшедшей.

– Не может быть. Я упала с велика, чуть не задавив его. Мы так и познакомились. И потом я встретила его в том баре.

– Ника, ты точно в порядке? Ты упала с велика, но никого не давила – ты сама мне это сказала. Именно поэтому ты и ушла пораньше – у тебя болела голова…

Я просто онемела. У меня не нашлось, что сказать. Я схожу с ума?

– Ты была у доктора?

Я не выдержала и расхохоталась. Еще совсем недавно я просила Элиаса обратиться к доктору, считая ненормальным его. В итоге оказалось, что больная я. Неужели все так и было? Плод моей фантазии? Я ударилась головой и… И что? Выдумала себе парня?

– Я бы хотела побыть одна, если ты не против.

– Да, конечно. Отдыхай. И если что, звони мне, – произнесла Элена, встревоженно вглядываясь в мое лицо.

– Я в порядке. Не волнуйся, – уверила подругу, провожая ее до двери.

Хотя сама в этом сильно сомневалась.

Глава 7

Я стояла на кладбище перед его могилой. Смотрела на его фотографию. И не верила своим глазам. Еще вчера я находилась в его крепких объятиях. Чувствовала его. Я же не сошла с ума? Или же весь мир сошел с ума? Но вот он здесь, улыбается с фотографии. Под ней выгравировано «Элиас Манис. Годы жизни: 1990–2018». Чуть ниже надпись: «Забыть нельзя. Вернуть невозможно».

Слезы снова застилали глаза, не иссякая. Я громко всхлипывала. Забыть нельзя. Вернуть невозможно. Почему невозможно? Почему?

– Ну, не нужно так реветь, – произнес мужской голос позади.

Я обернулась. Рядом со мной стоял невероятно красивый златокудрый парень чуть младше меня, на вид лет двадцати. Наверное, у него отбоя нет от девушек. Вот только мне было все равно. Мне нужен Элиас. Только он. Тот, кого нельзя забыть и невозможно вернуть.

Парень протянул мне салфетку. Я шмыгнула носом, вытерла слезы и громко высморкалась.

– Спасибо.

– Не за что.

– Не могу смириться с утратой, – тихо произнесла я.

– Никто не может. Иногда нужно просто двигаться дальше. Жизнь продолжается.

Я была не согласна. Меня вдруг прорвало.

– Почему все говорят одно и то же? Может быть, я не хочу двигаться дальше? Это нечестно. Зачем? Скажи мне, зачем мы встречаем любовь и так быстро ее теряем? Почему просто нельзя быть счастливыми? К чему все эти чертовы… горести?

– Они делают человека сильнее.

– Фигня все это! Зачем нужно дарить самое лучшее в жизни – любовь, чтобы так быстро отобрать ее? – я замолчала. К чему я спорю с этим незнакомцем? Зачем я ему все это говорю? Мне вдруг стало неловко. – Извините. Мне… надо идти, – пробормотала и повернулась, чтобы уйти.

Парень легонько коснулся моей руки, останавливая. Я посмотрела на его руку – только сейчас заметила маленькую красивую татуировку на запястье: «Amor Vincit Omnia».

– Что если все не так? Что если у тебя есть шанс спасти его?

Я внимательно взглянула в его лицо – он был вполне серьезен, ни тени улыбки.

– Как ты себе это представляешь? Человека не вернешь с того света, – я кивнула на выгравированную надпись на памятнике.

– Что если иногда бывают исключения? Очень редкие исключения.

– Кто ты?

Я пригляделась к нему. Что еще за тип?

– Ника, что если ты могла бы спуститься в Царство мертвых и вернуть своего возлюбленного?

– Хотите, чтобы я умерла?

– Конечно, нет. Есть и другие пути в мир теней, не только через смерть.

Я на мгновенье замолчала и снова с подозрением посмотрела на него. Что еще за шутки?

– Откуда тебе известно мое имя? И кто ты такой, черт побери!

Парень вздохнул.

– Ты и так уже слишком много знаешь. Думаю, если я открою тебе свое имя, это никак не повредит балансу на земле…

Что за чушь? Какой еще баланс? Я скрестила руки на груди в ожидании ответа.

– …Меня зовут Эрос.

Я вопросительно посмотрела на него.

– Это должно мне о чем-то говорить? – в голосе легкая ирония.

– Вообще-то, да, – он усмехнулся. – Но, возможно, ты не знаешь – это одно из менее известных имен. Меня еще знают как Купидона или Амура.

Мои глаза расширились в изумлении.

– Чего-о?

Час от часу не легче! Сначала Царство Аида, в которое я с трудом поверила, теперь я разговариваю с Амуром. Дурдом какой-то! Ой, черт! Я точно в нем окажусь, если расскажу об этом хоть одной живой душе.

– Ника, забудь обо мне, сосредоточься на Элиасе.

Хорошо. Элиас. Я глубоко вздохнула. Черт!

– Зачем ты это сделал?

– Что?

– Элиас был прав. Проделки Купидона. Зачем ты заставил меня полюбить его? Ведь мы не пара.

– Ника, я не заставлял тебя полюбить его, – он мягко улыбнулся. – Это не в моей власти. У человека есть свобода воли, которую я не могу отнять.

– Но говорят же про стрелы Амура и все такое.

Парень небрежно пожал плечами.

– Люди много чего говорят, потому что не знают. Я же всего лишь вижу потенциальную пару. Я знаю, что вы созданы друг для друга. Еще до его смерти вы были созданы друг для друга. Но так получилось, что не успели встретиться. И когда Элиас появился снова на Земле, я решил вас столкнуть. Только и всего. Влюбилась ты в него абсолютно по своей воле.

– Зачем ты нас столкнул, если знал, что он вернется в Царство Мертвых? Неужели ты так любишь издеваться над простыми людьми?

– Это неправда. И в глубине души ты это знаешь. Я бы не столкнул вас, если бы не был уверен, что вы можете быть вместе.

Я в отчаянии развела руками:

– Как? Скажи мне, как мы можем быть вместе? Когда я жива, а он нет.

– Об этом я и пытаюсь тебе сказать. Существует реальная возможность спуститься в Царство мертвых. И я не говорю, что это легко. Это может быть очень опасно. Но у тебя есть шанс вернуть его обратно.

– Хорошо. Допустим. И как же я должна спуститься в Царство мертвых?

– Я подскажу дорогу.

– Вот так просто?..

Он кивнул.

– …И мы оба не сумасшедшие после этого?

– Кто знает, что такое сумасшествие? Что если весь мир спит, а ты проснулась и увидела правду, которая не видна другим?

– Ну, вообще-то это и называется психическим заболеванием.

– В этом мире все относительно. Все зависит от того, во что ты веришь.

Мой взгляд снова упал на его татуировку.

– Что это значит? – я кивнула на его запястье.

Эрос слегка улыбнулся:

– Любовь побеждает все.

– Даже смерть?

Он слегка наклонил голову и задумчиво произнес:

– Иногда даже смерть.

Я тяжело вздохнула. Слезы уже высохли на глазах.

– Х-м-м. Я лишь знаю, что все отдала бы, лишь бы прожить с ним счастливую жизнь.

– Раз так, тебе придется мне поверить, спуститься в мир теней и вернуться обратно с ним.

– Это действительно возможно?

– Это уже происходило, и не раз.

– И как?

Эрос слегка свел брови, чуть нахмурившись.

– Было очень мало удачных случаев. Единицам удалось выбраться обратно.

– То есть технически я иду на смерть, – уточнила я.

Он пожал плечами.

– Все мы рано или поздно умрем. Не так ли?

Я хмыкнула:

– Так.

Его красивые глаза блеснули:

– А раз так, почему бы и не рискнуть ради любви?

Глава 8

Я стояла перед мрачной рекой с черными водами. Стикс.

Для путешествия в мир теней я захватила с собой небольшой рюкзак, запихав в него теплые вещи и пару сэндвичей – мало ли, вдруг понадобится. Эрос подробно объяснил дорогу к этому месту. Я даже не представляла, насколько жутко здесь, хотя и была морально готова к чему-то подобному. Возможно, я не вернусь. Знала, на что шла – на полную погибель, но было плевать на это. Я хотела быть с ним… Глубоко вздохнула.

Царство мертвых начиналось за рекой, нужно переправиться на другой берег. Я замечала кучу теней и слышала плач – души умерших ждали своей очереди.

Внезапно я увидела плывущую по реке лодку. Она приблизилась к берегу, и я разглядела его – старика Харона с лохматыми седыми волосами, одетого в грязные лохмотья. Его проницательный взгляд не предвещал ничего хорошего. Злоба искажала лицо, обросшее длинной спутанной бородой.

Мне уже было страшно так, что тряслись поджилки. И это только начало.

Тени быстро заполнили лодку. Я с дрожью подошла к Харону. Страх еще никто не отменял.

– Здравствуйте! Не могли бы вы меня перевезти на тот берег? – вежливо поинтересовалась.

Харон замер и взглянул на меня исподлобья. Его взгляд был настолько устрашающим, что лишь усилием воли мне удалось сохранить видимость спокойствия и не показать свой страх.

– Кто это у нас тут? Живая девчонка! – он осклабился.

– Да. Мне нужно попасть на тот берег.

– Уходи отсюда, пока есть возможность.

– Мне нужно попасть на тот берег, – упрямо повторила.

– Я не перевожу живых, глупая девчонка. Только мертвых! – старик оттолкнул меня.

– Я не уйду отсюда.

– Мне все равно, – злобно произнес он. – Вот умрешь, тогда и перевезу тебя на тот берег.

На моих глазах появились слезы.

– Пожалуйста, Харон, – схватила его за руку. – Прошу тебя!

Харон вырвал свою руку, брезгливо на меня посмотрев, как будто я болела какой-нибудь чумой.

– Что ж так рвешься туда, пигалица?

– Там мой любимый. И я хочу его спасти…

Харон расхохотался.

– …Что тут смешного?

– Да был уже один такой умный, который хотел спасти свою возлюбленную!

– И как? Спас?

– Нет.

– Это определенно меня мотивирует, – с иронией пробормотала.

– Что вы, люди, так цепляетесь за эту любовь? Ну, ведь ничего хорошего от нее не происходит.

– Вы ошибаетесь.

Харон хмыкнул и сел в лодку.

– Прощай.

– Подожди! – отчаянно крикнула я.

Он хмуро посмотрел на меня.

Я вытащила из кармана телефон, включила музыку и запела. Глаза Харона наполнились любопытством. Я пела о любви, а Харон наблюдал за мной со странным выражением лица. Я медленно вошла в лодку. Тени умерших вдруг перестали шептаться, слушая мою песню, и Харон не произнес ни слова. Лишь начал яростно грести одним веслом, и лодка двинулась по черной и мутной воде Стикса. Я замолкла лишь спустя какое-то время. Харон усмехнулся:

– Никогда не мог противостоять музыке, особенно такой красивой. Здесь нечасто такое услышишь.

– Рада, что вам понравилось.

– Что это у тебя за инструмент? – он указал на мой телефон.

– Смартфон, прогресс двадцать первого века, – усмехнулась.

Старик лишь кивнул и продолжил грести, больше не задавая вопросов. Я огляделась. Вокруг темно и мрачно, холод пронизывал до костей, несмотря на то, что я была в теплой кофте.

– Ты же понимаешь, что обратно тебе не выбраться? Вход в Царство мертвых только один.

– Мне нужно найти Элиаса. Дальше этого я не думала.

– Даже не знаю, хвалить ли тебя за смелость или же осудить за идиотизм.

Я не ответила. Плыли мы, казалось, целую вечность. Вокруг ничего, кроме черной воды.

– Приплыли, – объявил Харон, вытаскивая лодку на берег.

Я с опаской сошла на сушу. Передо мной были огромные черные врата. Ничего себе!

– Спасибо, Харон.

Старик хмыкнул.

– Не нужно благодарить меня за свою смерть. Я тут ни при чем.

Он уплыл обратно.

Внезапно из ниоткуда выскочила собака, злобно рыча и испугав меня до чертиков. Она подошла ко мне, плотоядно облизываясь. Превосходно! Я, наверно, стану для этого зверя вкусным ужином!

Глава 9

Цербер! Эрос предупреждал меня о нем! Черт, ну и чудище? Вместо одной головы у собаки их три! Цербер так сильно залаял, что мне стало плохо.

– Тихо, тихо, – увещевающим тоном произнесла я и медленно открыла рюкзак.

Собака не приближалась, лишь наблюдала за мной. Я достала сэндвич. У меня появилась идея: я всегда в любые путешествия беру с собой аптечку, и в ней есть снотворное! Обычно оно помогало в долгих перелетах. Быстро размяла таблетки, засунув их в три сэндвича, и кинула их собаке. Три головы яростно бросились к еде, за секунды расправившись с бутербродами. Потом собака кинулась к рюкзаку, обнюхивая его. Не найдя больше ничего съедобного, разорвала его на куски. Меня передернуло – даже думать не хочу, как Цербер расправляется с людьми.

Через несколько минут три головы дружно заснули, и я облегченно выдохнула. Отлично! Вход открыт. Я вошла в настоящее Царство мертвых. Шла и шла. Вокруг мрачно и тихо. Даже как-то слишком тихо. Наконец вошла в черный зал, где на золотом троне сидел грозный мужчина с бородой. Его облик весьма суров. Перевела взгляд на женщину рядом с ним. Она невероятно красива, но грусть застыла на ее прекрасном лице. Еще бы! Застрять навечно в таком месте! Я бы тоже такому не обрадовалась.

Рядом с троном Аида сидели… другие. Его свита. Один странный парень со сверкающим мечом и в черном плаще стоял позади. Рядом с ним – мрачные Керы. Эрос рассказывал мне о них: они летают над полем битвы и отнимают жизни у воинов. У трона Аида сидели, должно быть, те самые судьи. Тут же был и красивый парнишка с крыльями. Гипнос – бог сна, тот, кто погружает смертных в сладкий сон. Тот, кому никто не может противиться.

Набравшись храбрости, я подошла ближе. Аид заметил меня.

– Это еще что такое? – нахмурился он. – Кто пропустил живую девчонку в мое царство? Опять Харон провинился. Мало ему было год просидеть в кандалах?!

Я вдруг вспомнила наставления Эроса.

«Есть только один способ – твой голос! Если споешь так, что Аиду понравится, он предложит тебе желание».

«Я даже не певица», – возразила ему.

«Я не вижу другого способа в твоем случае», – сухо произнес он…

Я приблизилась к мрачному владыке. Была не была. Начала петь о неугасающей любви, стараясь вложить в пение все свои чувства, боль утраты. Пока пела, не смела смотреть ни на Аида, ни на Персефону – его жену. Меня никто не прерывал, а мой голос был повсюду. Когда я наконец замолчала, зал заполнила полная тишина. Никто не проронил ни слова. Мой взгляд упал на Персефону – она незаметно утерла скатившиеся слезы, ее лицо стало еще печальней. Аид сидел безмолвно, во взгляде читалось легкое удивление. Он кашлянул и произнес:

– Давненько я не слышал такого чудного пения. Я за это могу исполнить любую твою просьбу. Чего ты хочешь?

Я облегченно вздохнула – Эрос попал в цель. Аиду понравилось.

– Я ищу своего возлюбленного. Мне нужен он.

– Кто ты?

– Ника.

Они с Персефоной переглянулись. Она взяла его за руку.

– Аид… – прошептала она.

– Ситуация повторяется спустя столько лет. Был у нас уже здесь живой, который хотел вернуть возлюбленную. Но он с треском провалил мое простое задание.

– Я не могу без него.

– Кто твой возлюбленный?

– Элиас Манис.

Аид задумался и взглянул на парня с мечом в руке и в черном плаще:

– Танат, ты знаешь, где он?

– Да. На асфоделевом лугу. Бродит среди теней.

– Значит, ты хочешь вернуть его в царство живых? – вкрадчивым голосом спросил меня бог.

– Да.

Он молчал. Мне хотелось объяснить ему, я нервничала, поэтому очень быстро, почти скороговоркой, произнесла:

– Пожалуйста. Я понимаю, что никому из нас не избежать смерти – это невозможно. И я не прошу этого, не прошу вечной жизни. Все, о чем прошу, – дать ему еще один шанс, чтобы мы вместе смогли прожить жизнь. Это время пролетит как секунда здесь, и вы даже не заметите его отсутствия. Он вернется к вам, и я вместе с ним.

Персефона тревожно взглянула на Аида:

– Пожалуйста, мой муж, не отказывай ей. Ты ведь знаешь, как мне здесь тяжело.

Аид нахмурился:

– Хорошо. Не желаешь вначале поесть и попить? Ты, должно быть, устала с дороги?

Все свои сэндвичи я отдала собаке. Во рту не было ни крошки. Мой живот заурчал.

– Спасибо. С удовольствием.

Мне преподнесли зерна граната и напиток. Не очень-то много. Этим уж точно не наемся. Я поднесла их к губам. Взглянув случайно на Персефону, увидела, как ее перекосило от ужаса. Стало понятно – есть и пить здесь нельзя. О чем я только думала?

– А вообще, – прокашлялась, – я не особо голодна. Но спасибо за предложение, – вежливо и тактично вернула еду прислуге.

Аид усмехнулся:

– Умна ты, однако.

Я молчала.

– Хорошо. Будет тебе твой Элиас. Ты сможешь с ним подняться наверх. Есть одно «но».

– Все, что угодно.

– Не торопись так быстро соглашаться. Твое испытание будет таким же, как и прошлое испытание того умника.

– В чем оно заключалось?

– Тень Элиаса пойдет позади тебя. Задание простое – иди вперед и не оглядывайся на него. Оглянешься – потеряешь его навсегда.

– Так просто? – не поверила я.

Персефона с улыбкой кивнула:

– Не думай, что это просто. Прошлый участник не смог пройти это испытание. Хотя он любил свою возлюбленную больше жизни.

– У тебя не будет другого шанса. Запомни это, – жестко произнес Аид.

– Я поняла.

– Ты храбрая девушка, раз не побоялась прийти сюда. Давно я не видел живых людей из плоти и крови… Сотни лет… Я уж заскучал.

– Спасибо.

– Уверена, что не хочешь остаться на ночлег? – любезно поинтересовался Аид.

Я разумно отказалась от такой идеи:

– В другой раз, может быть.

– Ну вот, у нас мало кто гостил. Какая жалость. Распоряжение отдано. Никто не будет препятствовать тебе на пути. Можешь идти спокойно. Но условие ты знаешь.

Я быстро кивнула:

– Да – не оглядываться назад.

Персефона с грустной улыбкой взглянула на меня:

– Удачи…

* * *

Я миновала страну мертвых, выбравшись к берегу реки, и Харон перевез меня обратно без лишних слов – подчинялся приказу Аида. Оттуда каменистая тропинка вела наверх. Я медленно поднималась в гору, вокруг все так же было темно и тихо. Боже, где Элиас? Идет ли он за мной? Я не слышала шелеста тени, не слышала вообще ничего. Что если все это ложь? Что если Аид обманул меня, и нет никакого испытания? Мне так хотелось оглянуться. И только теперь я поняла, почему такое простое задание так легко провалить – неизвестность угнетала. Я, поддаваясь внезапному порыву, слегка обернулась, но заставила себя не смотреть назад – я не могу сдаться на полпути. Глубоко вздохнула. Не смотреть. Что бы ни было – не оглядываться. Я продолжала подниматься час, а может, и дольше – потеряла счет времени. Ноги устали, дыхание сбилось. И когда уже совсем потеряла надежду, в кромешной тьме увидела первый луч света – я приближалась к выходу.

Я выбралась на поверхность и перевела дыхание. Рассвет. Солнце! Я выбралась! Боже, как мне не хватало солнца! Свет – это самое прекрасное, что может быть в этом мире! Я подставила лицо лучам и рассмеялась. Какое наслаждение!

Элиас! Где он? Я все еще не смела оборачиваться.

– Моя прекрасная фея! – раздался низкий, до боли знакомый голос.

Я застыла, не двигаясь, не смея обернуться, и почти шепотом спросила:

– Думаешь, мне уже можно оборачиваться?

В ответ я услышала его тихий смех:

– Думаю, да.

Я обернулась. Наши глаза встретились. Он обаятельно улыбался. Как же я скучала по его ласковой улыбке!

– Элиас! – бросилась к нему в объятия. Он подхватил меня и радостно закружил. Поставив на землю, жадно припал к моим губам.

– Это не сон? Ты, правда, здесь? – спросила, прикасаясь к его лицу.

– Да, любовь моя.

Внезапно мы услышали шум и подняли голову, посмотрев на небо. Над нами летал юный крылатый мужчина с жезлом в руке. Гипнос. Перед нами вдруг возник Аид собственной персоной. Он, что, так просто может выходить на поверхность?

– Ты прошла задание, Ника. Поздравляю!

– Спасибо. А что вы здесь делаете?

Аид поцокал языком. Его хитрый взгляд мне совсем не понравился.

– Я не рассчитывал, что ты справишься. Теперь придется подправить жизненный баланс.

– Что это значит?

– Гипнос? – Аид обратился к юноше. Тот кивнул и, не говоря ни слова, коснулся жезлом наших лбов. Я почувствовала, что падаю на землю.

– Нет! Ты не мог обмануть нас! – Элиас упал рядом со мной, держа меня за руку.

– Ника, – прошептал он. – Ты в моем сердце. Навсегда… – его глаза закрылись.

Я крепко его обнимала, мои глаза тоже закрывались, я боролась из последних сил, но мысли разбегались, и веки сомкнулись. Я ушла в забытье.

Глава 10

Я открыла глаза, все еще до конца не проснувшись. Лежала на песке, а утреннее солнце ярко светило в лицо. Волны бились о берег. Я в недоумении присела. Как я здесь оказалась? Уснула на пляже?

Сон. Мне снился какой-то теплый и хороший сон, где я нашла свою любовь. Но я не помнила ничего. Остались лишь только ощущения. Странные. С одной стороны – теплые и приятные, а с другой – пустота, будто… потеряла близкого мне человека.

Я тряхнула волосами и проснулась окончательно. Голова тут же загудела, заставляя меня поморщиться. Встала, слегка пошатываясь. Виски ломило, как в диком похмелье. Весело я, однако, провожу время.

Медленно дотащилась до дома и приняла освежающий душ. Мысли все еще возвращались ко сну – в памяти остались какие-то смутные обрывки и образы, совершенно не за что зацепиться.

Раздавшийся звонок телефона вывел меня из задумчивости. На экране высветился номер Элены.

– Да?

– Ника, как ты?

– Э-э, нормально, – со смешком ответила. – Представляешь, я проснулась сегодня на пляже. Похоже, провела там всю ночь.

Элена засмеялась:

– И с кем же ты провела эту ночь?

Я хмыкнула:

– В том-то и дело, что ни с кем. Проснулась одна.

– М-м-м. Тоже неплохо. Ты что пила вчера?

Я напрягла память – сплошной пробел.

– Понятия не имею, – честно ответила.

– А что насчет того парня, в которого ты влюбилась и потеряла? Ты в порядке?

– Какого парня?

– Ника… Ты убивалась по нему пару дней назад.

– Да? Что-то я и этого не помню.

– Подруга, ты у меня со странностями.

Я засмеялась:

– Сама себя не узнаю.

– Увидимся позже.

– Давай. Пока.

Я отложила телефон и улыбнулась. Несмотря на раскалывающуюся голову, чувствовала себя хорошо. Странно, но моя драма с бывшим парнем больше меня не тревожила. Когда думала о нем, совершенно ничего не испытывала – стало наплевать. И я была этому так рада. Наконец-то это произошло! Наконец-то я освободилась от этой боли!

Люблю Грецию! Эта страна помогла мне заживить раны, помогла забыть боль!

* * *

Прошла неделя. По утрам мы с Эленой ходили загорать на пляж, а по вечерам она таскала меня по барам, знакомя с разными парнями. Странно, но они не вызвали у меня никакого интереса. Я перегорела. Мне не хотелось заново влюбляться, чтобы потом опять страдать.

Я разлеглась на диване и включила телик, переключая греческие каналы. На одном из них рассказывали о каком-то архитекторе: «Элиас Манис родился на острове Родос. Один из самых талантливых и сексуальных архитекторов в Греции. Молодой Казанова неоднократно заявлял о том, что он против женитьбы и детей. Он не верил в семейные ценности, предпочитая разгульную жизнь. Каждый день его снимали на камеру с новой моделью. Как мы знаем, 7 мая 2018 года Манис попал в автокатастрофу, которая чуть не унесла его жизнь. Он полгода находился в коме. Его родные и близкие уже потеряли надежду, как вдруг произошло невероятное чудо – неделю назад архитектор пришел в себя, несказанно удивив докторов. Манис отказался давать интервью или комментировать свое здоровье…»

Я отключила телик, бросив пульт на диван. Повезло парню очнуться через полгода после катастрофы. Ничего себе! Бывает же такое! Это просто чудо!

Мне было скучно. Вечером договорилась встретиться с Эленой и пойти в бар, но как провести день? Я задумалась. Можно прогуляться по магазинам.

Натянув на себя шорты с майкой, вышла на улицу. Я проходила мимо торговых центров, и внезапно мое внимание привлек небольшой книжный магазинчик. Вот что мне нужно – купить книгу и почитать! Мои глаза тут же загорелись. Обожала покупать новые интересные книги, погружаться в истории героев, забывая о реальности. Что может быть круче?

Я зашла в магазинчик, звякнув колокольчиком над дверью. Медленно прошлась вдоль книжных полок – много греческой и английской литературы, столько, что глаза разбегались. Я даже не знала, что выбрать. Внезапно взгляд наткнулся на интересный том под названием «Легенды Древней Греции». Я быстро пролистала книжку. Здесь была история про Амура и Психею. Стоит почитать. А еще наткнулась на легенду про Аида и Персефону. Неплохо. Звучит увлекательно. Подошла к молодому продавцу и ослепительно улыбнулась:

– Мне, пожалуйста, вот эту книгу.

– Хороший выбор, мисс. Уверен, вы увлечетесь этими историями.

Я внимательно посмотрела на юношу с золотистыми волосами. На вид ему лет двадцать, он был очень красив. У такого точно нет отбоя от девушек. Хотя мне все равно – он не в моем вкусе.

– Спасибо.

Я подала деньги. Прекрасный юноша мягко улыбался мне, отчего на душе вдруг стало легко и радостно. Странно. Почему у меня такое ощущение, что я его где-то уже видела. Он протянул сдачу. Мой взгляд тут же привлекла тату на его запястье: «Amor Vincit Omnia».

– Вы найдете здесь множество историй о храбрости, подвигах, героизме. Ну и, конечно же, о прекрасной любви. Вам понравится.

Я скептически приподняла брови:

– Любви… К черту любовь.

Юноша засмеялся:

– Любовь найдет вас, когда вы меньше всего этого будете ожидать, мисс.

Я закатила глаза и надела солнечные очки.

– Сомневаюсь в этом, – я становилась слишком черствой и циничной. – Но спасибо за книгу. Кстати, что значит эта татуировка у вас на руке? Мне просто любопытно.

Парень взглянул на свое запястье и снова перевел взгляд на меня.

– Это латынь. Переводится как «любовь побеждает все», – медленно произнес он.

– Неужели? – усмехнулась я. Перед тем как выйти из магазина, обернулась в последний раз и нерешительно спросила. – Мы случайно раньше не встречались? Лицо у вас такое знакомое…

Парень рассмеялся и весело подмигнул:

– Все может быть.

И такой ответ сойдет. Я хмыкнула и вышла из магазина с книжкой в руке. Шла без определенной цели, и ноги меня привели на то место, где я проснулась неделю назад. После того случая я больше сюда не возвращалась. Но место хорошее. Тихое и безлюдное. Идеальное, чтобы почитать книжку и насладиться покоем. Что еще для счастья надо?

Удобно устроившись на песке, открыла предисловие и начала читать…

«…Мифы Древней Греции окунут вас в волшебный и сказочный мир удивительных историй о героях и их легендарных подвигах, богах и их неистовых битвах. Эти исключительные легенды придуманы греками, в них смешались правда и вымысел.

Но что если это не так? Что если вымысел на самом деле – правда? А правда – это вымысел? Что такое правда, и что такое вымысел? Что если между ними такая тонкая грань, что одно нельзя отличить от другого? Так или иначе, верить или нет – решать вам.

Вы готовы погрузиться в историю и не пропустить ни одной детали?..»

Внезапно рядом раздался мужской низкий голос:

– Не против, если я здесь присяду.

– Против, – резко ответила, не отрывая взгляда от книги.

– Что читаете?

– Не твое дело.

Незнакомец хмыкнул и сел рядом со мной. Ну что за дела?! Ни минуты покоя!

– Ты необычная девушка.

– Вполне обычная, – машинально ответила я.

– Ну не знаю, я таких еще не встречал, – в голосе мужчины было что-то знакомое.

Я раздраженно вздохнула и захлопнула книгу. Как можно сосредоточиться, если какой-то наглец назойливо болтает рядом? Я подняла глаза и замерла. Ласкающие голубые глаза с теплотой смотрели на меня. Я не могла оторвать взгляда от его глаз. Вся ирония и раздражение куда-то разом пропали.

Эти глаза… Это лицо… Такое знакомое и такое родное… Мы смотрели друг на друга несколько секунд, не говоря ни слова. Я немного покраснела, моргнула и смущенно отвела взгляд. Что со мной? Я не знаю этого человека, но почему тогда мое сердце в два раза ускорило ритм?

– У тебя такие красивые изумрудные глаза, – произнес он хрипловатым голосом, проникавшим в душу.

– И где же это вы научились так красиво говорить?

– Это у нас – греков – врожденное, – незнакомец засмеялся. Его приятный раскатистый смех напоминал кого-то.

– Очень мило. Наверняка, это действует на других девушек, но не на меня, – я резко встала, чтобы уйти.

Мужчина быстро поднялся и очутился рядом со мной:

– Не уходи, фея.

Его голос странно действовал на меня, лишая возможности мыслить.

– Какая я тебе фея? – возмутилась я и застыла.

Он коснулся моей руки, отчего у меня по телу пробежала дрожь. Да что со мной творится? Парень медленно притянул меня к себе. Я даже не сопротивлялась, абсолютно завороженная его взглядом, голосом и прикосновением. Сильные тёплые руки обхватили мою талию, его губы накрыли мои. Меня так никто и никогда не целовал. Отчаянно и неистово. Так, будто я для него одна на свете. Было что-то еще. Почему-то мне казалось, что я его знаю. Мы целовались целую вечность. Жадный и голодный поцелуй. Я совершенно потеряла голову. Что я делаю? Целуюсь с незнакомцем? Но его руки и губы заставили меня забыть обо всем.

Забыть, чтобы вспомнить. Вспомнить нечто невероятное.

В голове вдруг стали проноситься обрывки воспоминаний. Или это были обрывки из моего сна, который я никак не могла вспомнить? Смутные видения стали четкими и ясными. Яркие картинки проносились в голове.

Элиас. Царство Аида. Я грежу наяву… Или нет… Что правда, а что есть вымысел? Где разница?

Оторвавшись от моих губ, Элиас нежно посмотрел на меня.

– Ты спасла меня, фея, – прошептал, касаясь теплыми губами моей шеи.

Я перевела дыхание:

– Ну, я всего лишь-то спустилась в Царство мертвых и попросила Аида вернуть тебя обратно. Ничего сложного, раз плюнуть!

Он весело рассмеялся:

– Мне нравятся стойкие девушки с юмором.

– Тебе, по ходу, вообще легко понравиться, – скорчила я гримасу.

– Поверь, это не так, – серьезно сказал он. Я снова замерла от нахлынувших воспоминаний. Разом. Господи!

– Ты мне по-настоящему нравишься.

– Ты видишь меня первый раз в жизни! – подразнила я.

– Ты в этом уверена? – усмехнулся он и снова притянул меня к себе, унося в водоворот бурных эмоций и желаний.

Я задыхалась от поцелуев, от нахлынувших воспоминаний. Провела по его щеке ладонью, зарылась пальцами в его взъерошенные волосы, все еще не веря в то, что все по-настоящему. А когда осознала, улыбнулась:

– Это не сон. Ты, правда, здесь?

Элиас, нежно улыбнувшись, приподнял мой подбородок. От этого легкого прикосновения завибрировала каждая клеточка моего тела. Глядя в глаза, он серьезно ответил:

– Да, любовь моя. Ты в моем сердце. Навсегда.

Примечания

1

«4 Non Blondes» – американская рок-группа, основанная в Сан-Франциско. Автором слов и музыки композиции «What’s up» является Линда Перри.

2

Мне двадцать пять, а моя жизнь стоит на месте. Я пытаюсь взобраться на огромный холм надежд, который стал пунктом назначения. Когда пришло время, я быстро поняла, что мир создан из мужского братства. Что бы это ни значило, и порой я плачу, лежа в кровати, просто чтобы избавиться от того, что происходит в моей голове. И я чувствую себя немного странно.

И я просыпаюсь утром, и я выхожу на улицу, и я глубоко вдыхаю. И мне становится по-настоящему хорошо, и я кричу во весь голос: «Что происходит?» И я говорю: «Эй, да-да, эй, да-да». Я сказала: «Эй, что происходит?» (англ.). Перевод взят с сайта: https://song-story.ru/whats-up-4-non-blondes/


home | my bookshelf | | Элиас и Ника |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу