Book: Асимметричный ответ



Асимметричный ответ

Макс Глебов

Асимметричный ответ

Глава 1

Маршал Шапошников выслушал меня, не перебивая, и еще почти минуту обдумывал услышанное. Я терпеливо ждал, понимая, насколько непросто начальнику генерального штаба поверить в полученную от меня информацию.

– Мы к такой войне не готовы, – наконец ответил маршал. – Ваше предположение звучит логично, но оно нуждаются в проверке средствами разведки. На основании голой гипотезы такие решения не принимаются.

– Если применение немцами химического оружия произойдет внезапно, это деморализует наши войска, и вероятность деблокирования противником Московского котла резко повысится. Думаю, именно на этом и строится весь расчет немецкого генштаба. Товарищ маршал, времени у нас максимум две-три недели. Потом будет поздно. В конце концов, у нас есть разведчики, есть партизаны. Нужно поставить им конкретную задачу. Столь масштабную подготовку к химическому удару невозможно полностью скрыть. Рано или поздно мои слова будут подтверждены фактами, но может оказаться уже слишком поздно.

– Предлагаете начать подготовку к применению нашего химического оружия? Завозить на прифронтовые склады снаряды с ипритом и фосгеном? Снабженцы едва справляются со своевременным обеспечением войск обычными боеприпасами и продовольствием, а вы хотите забить наши коммуникации грузами, которые не факт, что вообще понадобятся.

– Не предлагаю, товарищ маршал. Я считаю химическое оружие варварским средством ведения войны, особенно в случае его использования против мирного населения. Я знаю, что в Первую мировую, да и в Гражданскую, оно достаточно широко применялось, но эта практика только укрепляет меня во мнении, что вменяемые люди никогда не станут пускать его в ход. Поэтому я считаю, что наши химвойска должны сосредоточиться на защите армии от химического оружия, а не на его ответном применении.

– Не понял, – Шапошников посмотрел на меня со смесью удивления и недоверия. – Вы что же, товарищ Нагулин, предлагаете терпеть химические удары противника и не отвечать?

– Отвечать мы обязательно будем, – я обозначил уголком губ легкую усмешку, – причем отвечать так, чтобы навсегда отбить у Гитлера мысль о дальнейшем применении отравляющих веществ. Но кто сказал, что наш ответ обязательно должен быть химическим?

– Поясните вашу мысль, подполковник.

– Химическое оружие обладает высокой метеозависимостью. Его эффективность сильно зависит от направления ветра, температуры и влажности воздуха и других погодных факторов, вроде дождя или снега. Кроме того, хорошо подготовленный солдат способен защититься от поражающих факторов химического боеприпаса, и даже гражданское население при принятии должных мер будет страдать от этого оружия меньше, чем от обычных бомб. Немцы это знают и наверняка тщательно готовятся уже сейчас, рассчитывая, что, когда наступит час «Ч», они окажутся в более выгодном положении по сравнению с нашими бойцами и командирами. Отвечать им химией нет никакого смысла – обычные боеприпасы сработают против немцев лучше. Кроме того, нам и без отравляющих веществ есть чем «обрадовать» противника.

– Я чего-то не знаю о содержимом наших арсеналов? – Шапошников слегка изогнул бровь.

– Это оружие пока не вышло из стадии экспериментов, товарищ маршал, но оно обладает настолько высоким боевым потенциалом, что есть смысл сосредоточить силы на скорейшем доведении его до промышленных образцов. Я сейчас говорю о боеприпасах объемного взрыва и боевых термитных смесях.

– О термитных смесях я в курсе, – кивнул маршал. – Они используются в зажигательных бомбах и снарядах. Узкоспециализированные боеприпасы, никогда раньше не применявшиеся за пределами того ограниченного круга задач, для которых они и были созданы. А вот об объемном взрыве действительно слышу впервые.

– Я столкнулся с информацией об этих исследованиях в процессе создания гранатомета и боевой части для крылатой ракеты. Пришлось проработать большой массив специальной литературы по взрывчатым веществам. Наша промышленность, к сожалению, не в состоянии производить гексоген в достаточных количествах, и я искал варианты его замены.

– Нашли?

– В какой-то мере. После шести месяцев войны у нас назрел жесточайший дефицит взрывчатых веществ и порохов. Захват ряда заводов врагом и эвакуация промышленности только усугубили это положение. Группу армий «Центр» мы окружили, но сожгли почти все накопленные запасы снарядов и бомб. Теперь, когда немцы немного придут в себя, перегруппируются и предпримут попытку деблокады, не вполне ясно, чем мы будем отбиваться. Поэтому от идеи загружать новыми разработками существующие мощности я сразу отказался – они и так не справляются.

– Разумно, – согласно кивнул Шапошников.

– Как выяснилось, часть традиционных взрывчатых веществ можно заменить смесями, ранее не использовавшимися в снарядах и бомбах. Думаю, вам хорошо известно, что в угольных шахтах и на мукомольных заводах иногда происходят сильные взрывы с человеческими жертвами и значительными разрушениями. Детонирует висящая в воздухе взвесь мельчайшей пыли. Это и есть объемный взрыв. Мука и уголь, конечно, далеко не лучший выбор для боевого применения. Есть гораздо более эффективные компоненты. Например, окись этилена. Это вещество уже сейчас производится нашей химической промышленностью, пусть и не в очень большом количестве, однако, при необходимости, его выпуск может быть увеличен. Не буду утомлять вас подробностями, но я готов предложить конструкцию боеприпаса, основанного на этом принципе. При его разработке я уделил особое внимание технологичности производства. Конструкция оказалась относительно несложной и вряд ли вызовет затруднения при освоении в промышленности.

– В какой стадии находится эта разработка?

– Пока у меня есть только чертежи, товарищ маршал. Для максимально быстрого изготовления и испытания первых образцов нужно решение, которое поступит с самого верха.

– Товарищ Берия в курсе?

– Так точно. Наркомат внутренних дел оказал мне большую поддержку в процессе разработки проекта. Я получил беспрепятственный доступ к секретным разработкам закрытых конструкторских бюро, работающих под эгидой НКВД, и штат инженеров-конструкторов. Один бы я так быстро с этой задачей не справился.

– Ваш способ продвижения своих разработок нарушает все принятые в СССР нормы, – усмехнулся Шапошников, – но после боевого применения гранатометов все закрывают на это глаза. Отзывы от частей, куда уже поступили первые небольшие партии РГН-1, звучат единогласно: «Дайте еще и как можно больше!». Хорошо, с объемным взрывом я понял. Что по термиту?

– Термитные снаряды известны достаточно давно, как и смеси, идущие на их изготовление. В основном они используются в зажигательных боеприпасах, но пока они не проявили себя как универсальное оружие по одной очень важной причине – термитные снаряды не применялись по-настоящему массированно, когда эффект от их действия складывается. Температура горения смеси оксида железа, алюминиевой пудры и нитрата бария может превышать три тысячи градусов. Одиночный термитный снаряд способен вызвать пожар, но если на относительно небольшую площадь упадет одновременно несколько десятков таких снарядов, врага не защитит ни броня, ни окопы, ни даже блиндажи – сгорит все. Вот только попадания должны накрывать всю площадь цели одновременно или с очень небольшой разницей во времени. Обычной артиллерией такого эффекта добиться сложно, но у нас есть, как минимум, два типа оружия, для которых термитная смесь подойдет наилучшим образом. Это «Катюши» и кассетные бомбы. По бомбам я, скажу честно, подготовить предложение не успел, а вот по реактивным снарядам для БМ-13 все оказалось лучше, чем я думал. В этом направлении уже многое было сделано до меня, так что мне пришлось лишь внести кое-какие правки и взять на себя ускорение процесса разработки и испытаний.

– И вы полагаете, этого будет достаточно для противостояния химической угрозе?

– Думаю, да. И термитное оружие, и боеприпасы объемного взрыва способны произвести на солдат противника сильное деморализующее действие. На самом деле, наладить по-настоящему массовый выпуск таких снарядов и бомб мы не сможем – промышленность к этому не готова, а накопленные запасы быстро иссякнут, но Гитлер ведь об этом не знает. Если наши войска покажут стойкость к химическим атакам и одновременно мы применим эти новые разработки, велик шанс, что при посредничестве нейтральных стран мы сможем договориться с немцами о прекращении применения ими боевых отравляющих веществ в обмен на наш отказ от термитных снарядов и объемно-детонирующих боеприпасов.

Шапошников в задумчивости подошел к карте, отражавшей текущую обстановку под Москвой. Огромный Московский котел за прошедшую неделю успел несколько сжаться. Несмотря на приказы Фюрера, немцы отходили от окраин советской столицы, стремясь уплотнить фронт и высвободить силы для предстоящего прорыва из окружения.

– Я озвучу ваши предложения на совещании Ставки, – наконец развернулся ко мне маршал. – Предположения о подготовке противником применения химического оружия все еще ничем не подкреплены, но то, что вы предлагаете, может иметь значительный эффект и без всякой угрозы химической атаки. Тем не менее, ваше мнение о необходимости всемерного усиления химзащиты войск я разделяю и буду настаивать на немедленном решении этого вопроса.

* * *

Настроение Рихтенгдена никак нельзя было назвать приподнятым, но сегодня он, по крайней мере, мог сообщить начальству конкретные результаты аналитической работы, проведенной его группой, и это немного примиряло полковника с мрачной действительностью.

– Герр генерал, разрешите!

– Проходите, полковник. Как ваши нервы? Не будете больше проситься на фронт?

– Благодарю, уже лучше. Интенсивная работа – лучшее лекарство от депрессии. А на фронт проситься буду, только в этот раз не командиром пехотного батальона, а все же в прежнем качестве, – Рихтенгден обозначил на лице легкую улыбку.

– Да, вот теперь я вижу, что вы действительно в порядке, – усмехнулся генерал, – Слушаю вас, полковник.

– К настоящему моменту у нас накопился значительный объем данных по действиям русского стрелка в различных обстоятельствах, которые позволяют с достаточной точностью определить пределы его возможностей.

– Так все-таки стрелка или стрелков? – перебил подчиненного генерал.

– Стрелка. Пока только одного стрелка. Более детальный анализ повреждений, полученных нашими самолетами, показал, что второй снайпер Нагулину явно не ровня. Возможно, довольно способный ученик, но с самим стрелком он ни в какое сравнение не идет. Если исходить из скорострельности «панцербюксе-38» и опираться на показания выживших участников сражения, можно сделать вывод, что за время боя второй снайпер произвел около сорока выстрелов, допустив не менее восьмидесяти процентов промахов. Учитывая сложность целей, это отличный результат, но не более. Ничего сверхъестественного. Нагулин попал бы тридцать раз из сорока.

– Уже легче, – кивнул генерал. – Продолжайте.

– Так вот, вернемся к возможностям стрелка. Мы пришли к выводу, что при всей их необычности они все же имеют четкие границы. Практика показала, что стрелок, имеющий на вооружении крупнокалиберное автоматическое оружие, может уверенно противостоять атаке пяти-шести самолетов, да и то лишь в ситуации, когда они атакуют не непосредственно его, а другие цели. Если самолетов больше, защищаемые стрелком объекты начинаю нести потери. Одновременный бомбовый удар двадцати Ju-87 стрелок сорвать не смог, даже несмотря на поддержку второго снайпера. Бомбардировщики успели сделать два захода и нанесли пехоте противника существенный урон. Думаю, если бы они атаковали не русские окопы, а самого Нагулина, результат для него был бы весьма печальным.

– Наконец-то я слышу что-то обнадеживающее, – произнес генерал, неспешно прохаживаясь по кабинету.

– Это еще не все. Трижды стрелок руководил действиями ночных бомбардировщиков. В районе Кременчуга он делал это с земли, и потом дважды управлял группами из десяти ТБ-7 и Ер-2 под Киевом и Вязьмой. Десять самолетов – его предел. Собрать группу большей численности он, конечно, может, но вот эффективно ими управлять – нет. Его группы в обоих случаях понесли существенные потери, даже когда ведомых было всего десять.

– Это были оправданные потери, – возразил генерал. – И под Киевом, и под Вязьмой достигнутый русскими результат не шел ни в какое сравнение с потерей нескольких тяжелых бомбардировщиков.

– Несомненно, – не стал спорить Рихтенгден, – но суть ведь не в этом. Главный вывод из сказанного состоит в том, что, делая ставку на новейшие достижения наших инженеров, мы упустили один простой, но важный нюанс – русский успешно борется с одиночными целями и неплохо справляется с несколькими противниками, даже если они являются нашими новейшими разработками, но эффективно действовать против большого числа обычных строевых машин, вроде «штук», он просто не успевает.

– Предлагаете завалить Нагулина трупами, полковник? – с сомнением в голосе спросил генерал. Было видно, что он напряженно обдумывает полученную информацию, но пока к определенным выводам не пришел.

– Если быть предельно циничным, то можно сказать и так, – пожал плечами Рихтенгден. – Потери неизбежно будут высокими, но для уничтожения такого необычного противника это было бы слишком просто.

– Тогда в чем состоит ваша идея?

– Стрелок уже неделю практически никак себя не проявляет на фронте. Думаю, русские что-то готовят. Как вы думаете, герр генерал, что сейчас является нашей самой уязвимой точкой, ударив по которой можно существенно нарушить все наши планы?

– Воздушный мост, переброшенный люфтваффе в Московский котел, – не задумываясь, ответил генерал. – Рейхсмаршал Геринг смог прыгнуть выше собственной головы. На юге и под Ленинградом наши войска стонут от отсутствия эффективной поддержки с воздуха, но больше тысячи транспортных самолетов под плотным истребительным прикрытием бесперебойно доставляют грузы окруженным, и русская авиация ничего не может с этим поделать, хотя попытки были. К счастью, безуспешные. Противник потерял слишком много самолетов, поддерживая наступление своих танковых сил на Вязьму, и банально выдохся.

– Я пришел к аналогичному выводу, герр генерал, – кивнул Рихтенгден. – Думаю, именно здесь нам следует ожидать очередной атаки стрелка. Вот только он предпочитает совершать вылеты ночью, а воздушный мост действует днем.

– Возможны ночные удары по аэродромам. Такое в практике Нагулина уже было.

– К подобному развитию событий мы готовы, – возразил полковник, – аэродромы базирования транспортных самолетов отлично защищены, а сами транспортники на ночь рассредоточиваются и тщательно маскируются.

– И как, по вашему мнению, будет действовать Нагулин?

– Думаю, он будет управлять огнем с земли. Русские 85-миллиметровые зенитки 52-к способны вести огонь по воздушным целям на высоте до десяти километров, а наши транспортные «юнкерсы» выше шести не поднимаются. Да и привлеченные к перевозкам грузов бомбардировщики «хейнкель» Не-111 имеют практический потолок восемь тысяч метров. На этих высотах русским зенитчикам редко удается попасть по нашим самолетам, но если за дело возьмется стрелок…

– Хорошо, допустим все так. Что дальше?

– А дальше все достаточно просто. Как только какая-то из групп наших транспортников попадет под аномально точный огонь с земли, нам станет ясно, где именно в данный момент находится стрелок. Один из истребителей прикрытия немедленно подаст условный сигнал ударной авиагруппе, которую нам предстоит срочно подготовить и держать в постоянной готовности к вылету. Как только ее командир получит сигнал, он поднимет свои машины и нанесет удар по позиции русских зениток, управляемых Нагулиным.

– Стрелок наверняка будет хорошо защищен, – возразил генерал. – Думаю, при первых же признаках атаки с воздуха он немедленно укроется в каком-нибудь надежном убежище. Уверен, для него русские постараются построить такой блиндаж, который возьмет разве что прямое попадание тяжелой бомбы. А есть ведь еще и вариант с управлением огнем по радио, как он это уже неоднократно делал.

– Зенитный огонь требует немедленной реакции на маневры самолетов. При использовании радио будут неизбежно возникать задержки, и эффективность стрельбы резко упадет. Уверен, что стрелок займет место наводчика одной из зениток или возглавит расчет прибора управления огнем зенитной батареи. Кроме того, я считаю, что при нашей атаке Нагулин не побежит в блиндаж, – усмехнулся Рихтенгден. – Хоть он и унтерменш, но ни разу не дал нам повода усомниться в своей смелости. Он не бросит товарищей и попытается отразить налет. Но даже если ему прикажут и силой эвакуируют в блиндаж, у нас есть средство сделать так, чтобы с этой позиции живым он не ушел.



– Опять какая-то новинка?

– Естественно. Без подобных сюрпризов рассчитывать на гарантированное уничтожение стрелка было бы слишком самонадеянно. Три года назад, в тридцать восьмом году, наши ученые при попытке создать новый мощный пестицид синтезировали вещество, перевернувшее наши представления о токсичных газах. Это фосфорорганическое соединение нервно-паралитического действия получило название «зарин». Его преимущество заключается в воздействии на человека не только через органы дыхания, но и через кожу. Защититься от зарина можно лишь с помощью полного защитного костюма, которого, я уверен, у Нагулина не будет. Промышленное производство этого газа еще не освоено нигде в мире, но, как я выяснил, с помощью экспериментальных установок нами уже наработано около двадцати килограммов зарина. Учитывая его исключительную токсичность, этого хватит для снаряжения нескольких десятков авиабомб, которые мы применим в комплексе с обычными фугасными и осколочными боеприпасами.

Генерал посмотрел на Рихтенгдена долгим взглядом, в котором читались смешанные чувства. Сама идея применения на войне отравляющих веществ была ему явно не по душе, но в предложении полковника имелось рациональное зерно. Фюрер своим личным приказом санкционировал применение боевых газов, и теперь у Абвера в этом вопросе тоже были развязаны руки.

– Применив зарин против позиции русских зенитчиков, мы можем нарушить планы командования вермахта по нанесению внезапного химического удара по русским войскам, – выдвинул генерал свое последнее возражение.

– Думаю, это уже неважно. Переброска танковой группы Клейста под Вязьму практически завершена. До начала нашего наступления остались считаные дни. Русские просто не успеют ничего предпринять, даже если вовремя поймут, с чем имеют дело.

– Возможно, вы правы, но я не могу разрешить проведение подобной операции без согласования с адмиралом Канарисом и рейхсмаршалом Герингом. Вполне возможно, она потребует и личного одобрения Фюрера. Тем не менее, вам следует приступить к подготовке немедленно. С учетом всех тех проблем, которые стрелок нам уже успел создать, я уверен, что ваш план будет утвержден достаточно быстро и без существенных изменений.

* * *

– Товарищ Жуков, вы уверены, что противник действительно в состоянии организовать снабжение окруженных войск продовольствием и боеприпасами в достаточном объеме?

– Смотря что считать достаточным, товарищ Сталин. Грузов, доставляемых немцами по воздуху, безусловно, не хватит для поддержания боеспособности группы армий «Центр» в течение длительного времени. Однако, все мы понимаем, что противник готовит прорыв, и долго ждать немецкого наступления нам не придется. Продержаться на таком снабжении еще пару недель окруженные войска смогут, а дальше все будет зависеть от нашей способности отразить деблокирующий удар.

Сталин кивнул, бросил короткий взгляд на карту и повернулся к Шапошникову.

– Борис Михайлович, как вы оцениваете способность наших войск не допустить прорыва кольца окружения?

– Ситуация непростая, Иосиф Виссарионович. Мы слишком сильно выложились, замыкая котел и отражая контрудары противника. Численность дивизий просела до двух-трех тысяч человек. Танковые бригады потеряли до шестидесяти процентов боевых машин, а артиллерия испытывает недостаток снарядов. С авиацией, к сожалению, положение еще более сложное. Нам не просто не удалось поколебать немецкое господство в воздухе. После понесенных потерь соотношение сил еще больше сместилось в пользу противника. Тем не менее, пока на внешнем фронте окружения мы имеем достаточно устойчивое положение, и если противник ограничится ударом извне, шансы удержаться достаточно велики, однако сложно рассчитывать на то, что немцы внутри кольца будут вести себя пассивно. Пока люфтваффе доставляет им горючие и боеприпасы, не учитывать возможность их удара навстречу танкам Клейста мы не можем. Кроме того, – Шапошников слегка замялся, – есть еще одно обстоятельство. Пока это лишь выводы аналитиков, но я бы не стал ими пренебрегать.

– Продолжайте, Борис Михайлович, – чуть приподнял бровь Сталин, – мы с товарищами вас внимательно слушаем.

* * *

Полученный приказ мне не понравился. Пожалуй, впервые Ставка решила использовать мои возможности по собственной воле, а не по моей инициативе. Я прекрасно понимал, что выстроенный Герингом воздушный мост стал для товарища Сталина и его генералов костью в горле. В результате контрнаступления под Москвой Красная армия откусила настолько крупный и жирный кусок, что теперь испытывала явные проблемы с тем, чтобы его прожевать. А сам кусок оказался очень вкусным, но до неприличия скользким и изворотливым, норовящим в любую секунду выскользнуть изо рта. И вот теперь решение этой проблемы, вернее, ее самой неприятной части, оказалось возложено на скромного подполковника Нагулина. А что? Мост через Днепр на дно пустил? Пустил! Значит, теперь и воздушный мост с таким же успехом обрушишь, а мы поможем. Ну а если не справишься, тут уж извини…

Однако имела место и еще одна проблема, волновавшая меня едва ли не больше, чем внезапно упавшая на мою голову задача настучать по рогам рейхсмаршалу Герингу. Ставка восприняла мои выводы по готовящейся химической атаке без должного внимания. Нет, от слов Шапошникова не отмахнулись, но и с должной серьезностью к ним тоже не отнеслись, отделавшись дежурной записью в протоколе совещания в стиле: «усилить подготовку…, проверить наличие в войсках…, устранить недостатки…» и все в том же духе. Воздушный мост и предстоящий удар танков Клейста волновали руководство СССР куда больше некой гипотетической химической угрозы.

Шапошников, тем не менее, проблемой проникся, особенно после того, как по его запросу наркомат Берии нашел среди донесений партизанских отрядов доклад об обнаружении в одном из вагонов пущенного под откос немецкого поезда снарядов с непонятной маркировкой в виде кольцевых полос разного цвета. Обследовать их детально партизаны не успели, возможно, на их счастье, но сам факт в докладе на «большую землю» отметили.

– Товарищ маршал, нам просто необходимо подготовить хотя бы несколько частей, способных эффективно действовать в условиях химического заражения местности. Именно они смогут удержать фронт от развала, если Гитлер все же решится пустить в ход отравляющие вещества.

Думал Шапошников недолго, и решение, на мой взгляд, принял вполне адекватное.

– В районе Калинина сейчас завершают формирование две новых танковых бригады и стрелковая дивизия. После выполнения задачи, поставленной вам Ставкой, отправитесь туда в качестве представителя генштаба и организуете необходимую подготовку. Любое разумное усиление этих соединений химическими войсками я поддержу. Но сейчас вам необходимо сосредоточиться на пресечении снабжения Московского котла по воздуху. К концу дня Ставка ждет ваших предложений.

От Шапошникова я вышел, мягко говоря, не в лучшем настроении. Что я могу сделать против целой орды транспортных самолетов, густо прикрытых злыми «мессершмиттами»? Использовать свой «крейсер ПВО», кустарно переделанный из ТБ-7? Смешно. Днем мессеры, навалившись толпой, порвут его в клочья, потеряв в лучшем случае несколько машин. Можно, конечно, отбомбиться ночью по аэродромам, но это, скорее всего, мало что даст, а потери наверняка будут большими – немцы не дураки, и на собственном опыте учатся очень быстро. Значит, остаются зенитки, они у Красной армии неплохие, но здесь тоже не все так просто. Одно дело неподвижный мост через Днепр или сгрудившиеся на небольшой площади танки и бронетранспортеры противника, и совсем другое – летящие на большой высоте самолеты.

Начальная скорость снаряда единственной подходящей для моих целей зенитки – восемьсот метров в секунду. Лететь снаряду предстоит семь-восемь километров, причем в основном вверх. До цели он доберется секунд через пятнадцать, а то и двадцать после выстрела. За это время самолет может совершить несколько маневров, как по горизонтали, так и по высоте. А если учесть, что самолетов этих тысяча с лишним, замучаюсь я их с неба ссаживать. На это несколько месяцев уйдет, которых мне никто не даст, и, прежде всего, не дадут мне их сами немцы.

Глава 2

Жить я продолжал на Лубянке, и это меня полностью устраивало, поскольку позволяло регулярно видеться с Леной. Вместе с Игнатовым и Никифоровым она перешла в подчинение подполковника Лебедева, который по моей просьбе начал готовить из них боевую диверсионную тройку нового состава. Лена вошла в нее в качестве снайпера, Игнатов – как гранатометчик, а Никифорову отвели роль пулеметчика. В зависимости от поставленной задачи в группу могли входить и другие бойцы. Например, радист, сапер, проводник или два-три стрелка, являвшихся вторыми номерами расчетов гранатомета и пулемета, но основу всегда составляли три бойца. Лебедеву идея понравилась, и таких троек он готовил сразу несколько, но только Лена и сержанты продолжали служить в Москве рядом со мной, хотя прямого отношения к ним я уже, вроде бы, и не имел.

Я тряхнул головой, возвращая мысли к насущному. Идею самому сесть в кресло наводчика одной из зениток я отмел сразу – не настреляю я столько самолетов, чтобы за несколько дней существенно изменить расклад сил.

Я сидел и обдумывал ситуацию, когда дверь без стука открылась и в комнату тихо вошла Лена.

– Что-то случилось? – обеспокоенно спросила она, увидев мою мрачную физиономию.

– Ну, пока еще нет, – я постарался улыбнуться как можно беззаботнее, – просто Ставка хочет, чтобы я поломал немцам их воздушный мост в Московский котел, а я пытаюсь понять, доросла ли у меня ломалка до этой задачи.

– Если начальство считает, что доросла, значит будь добр ломать, – без улыбки ответила Лена, но по ее глазам было видно, что она это несерьезно.

– Может подскажешь как? – поддержал я ее тон.

– А что тут думать-то? – удивилась Лена, – Тебе кто задачу ставил?

– Товарищ Шапошников.

– Вооот! – протянула Лена подняв вверх указательный палец, – а это значит что? А значит это то, что в ресурсах ты практически не ограничен. Ты ведь не командир батальона или полка, для которого такой приказ был бы абсурдом. Ты прямой подчиненный начальника генерального штаба. То есть выполнять этот приказ ты должен силами частей и соединений, которые ставка выделит для решения поставленной задачи. Тебе уже сообщили, чем ты можешь располагать?

– Нет, – я с удивлением посмотрел на Лену, внезапно проявившую себя с совершенно неожиданной стороны. – К вечеру от меня ждут план операции.

– Так в чем же дело? У тебя ведь не возникло проблем с наведением тяжелых гаубиц на наземные цели, так почему вдруг с воздушными будет иначе? Вспомни, сколько стволов работало на тебя под Москвой. Многие сотни! Не думаю, что, ставя такую задачу, Ставка будет жадничать в средствах. Проси столько зениток и самолетов, сколько нужно. Без всякой ложной скромности, которая, впрочем, насколько я знаю, тебе и не свойственна, – Лена хищно улыбнулась.

Я молча смотрел на подругу. Ее простые, в общем-то, слова сыграли для моего мозга роль переключателя, запустившего ход мыслей в нужном направлении. Ведь и правда, хватит полагаться только на собственные способности. Если я хочу выйти на по-настоящему стратегический уровень, пора привлекать к делу ресурсы соответствующего масштаба. И задача эта для меня будет очередной проверкой. Не зря приказ прозвучал столь абстрактно. Способы его выполнения оставлены полностью на мое усмотрение, и это значит, что в Ставке желают посмотреть, как я буду выкручиваться из сложившейся ситуации.

– Ленка, ты молодец, – я поймал подругу за руку и притянул к себе.

– Да ладно, – отмахнулась она, упираясь руками мне в грудь, – Что я такого важного сказала?

– Это уж мне решать, важное или нет, – я обхватил ее крепче и слегка приподнял. Лена издала негромкий смешок и попыталась вывернуться, впрочем, без особого энтузиазма.

* * *

Сержант Серова чуть не опоздала к Лебедеву на занятие по общей диверсионной подготовке и покинула мою комнату в изрядной спешке, а я, позволив себе несколько минут просто бездумно поваляться на кровати, прикрыл глаза и заставил вычислитель выдать мне справку о маршрутах полетов и тактике немецких транспортников.

Аэродромов внутри Московского котла у немцев хватало. Периметр окружения, конечно, постепенно сокращался, но безопасно принимать транспортные самолеты противник все еще мог в десятке мест, что обеспечивало быстрое распределение получаемых грузов между частями и соединениями.

Нельзя сказать, что люфтваффе имело возможность полностью игнорировать нашу авиацию, но эффективную тактику противодействия немногочисленным советским истребителям немцы нашли быстро. Растягивать свои «мессершмитты» вдоль маршрутов следования транспортников они не стали, да и не хватило бы им на это самолетов. «Юнкерсы» и «хейнкели» шли плотными группами по тридцать-пятьдесят машин на высоте около пяти тысяч метров. Даже без истребительного прикрытия такая группа могла постоять за себя, ведя плотный пулеметный огонь по любому противнику, который осмелился бы к ней приблизиться. Тем не менее, прикрытие имело место. Непосредственно над транспортниками и впереди по курсу небо патрулировали мессеры, внимательно следя за тем, чтобы никто не пытался обидеть их неповоротливых подопечных.

Зенитчики, конечно, пытались обстреливать немцев над занятой нашими войсками территорией, но противник постоянно менял маршруты полетов, и угадать, где именно нужно сосредоточить зенитки, не получалось. Потери у противника, конечно, были, однако существенными я бы их не назвал. И вот эту ситуацию мне требовалось переломить.

Для начала я попытался оценить силы, которые уже имелись на не слишком широкой полосе между внутренним и внешним фронтами окружения. Зенитных пушек там оказалось на удивление много. Хотя, чему удивляться? Нужно же хоть как-то компенсировать немецкое господство в воздухе, иначе наземным войскам станет совсем уж невесело. В составе стрелковых дивизий 85-миллиметровых зенитных пушек не было. Их сводили в зенитные полки по шестнадцать орудий в каждом и в противотанковые бригады, где эти орудия выступали в качестве обычных пушек. Теперь мне предстояло выцарапать все это богатство из цепких рук командиров разных уровней и подчинить единой цели – разрушению немецкого воздушного моста.

Около девятнадцати часов я уже находился в кабинете Шапошникова с докладом о том, что план операции готов. Маршал принял из моих рук папку и попросил озвучить основную идею. Я озвучил.

– Позиционные районы ПВО? – задумчиво произнес Шапошников, внимательно выслушав мой доклад. – Идея необычна, но в целом понятна. Однако, это не все. Вы хотите обеспечить высокую мобильность зенитных частей, насытив их тягачами сверх штата… Сделать это будет непросто и, боюсь, технику придется отбирать у артиллерийских полков…

– Товарищ маршал, без мобильности ничего не получится. Внутри позиционного района зенитные полки должны иметь возможность быстрого маневра, иначе противник просто начнет прокладывать маршруты транспортников в обход выявленных точек концентрации средств ПВО и попытается их подавить артиллерией и авиацией.

– Хорошо, допустим, вы правы. Но в вашем плане есть еще один сомнительный пункт – управление огнем нескольких позиционных районов из одного центра. Как я понял, вы хотите напрямую, по радио и телефонной связи, передавать данные для ввода в приборы управления артиллерийским зенитным огнем ПУАЗО-3?

– Так точно, товарищ маршал.

– Как вы планируете успевать получать данные с радиолокаторов и постов ВНОС, обрабатывать их и передавать в двенадцать позиционных районов? Малейшая задержка в передаче данных будет приводить к потере ими актуальности. Вы уверены, что справитесь?

– Уверен. Если бы не ПУАЗО, я бы действительно не успевал, но эти автоматические устройства сделают за меня часть работы, и зенитные батареи смогут открыть огонь вовремя. Кроме того, все двенадцать полков 52-к вряд ли будут вести огонь одновременно.


Асимметричный ответ

Прибор управления артиллерийским зенитным огнем ПУАЗО-3. Разработан в 1939 г. В августе 1940 г. прошел полигонные испытания и был принят на вооружение и запущен в серийное производство. Существенным недостатком ПУАЗО-3 был большой по численности боевой расчет в семь человек (они вводили в ПУАЗО ручным способом снятые с дальномера данные о дальности, высоте, и направлении движения цели, а также метеоданные о скорости ветра и температуре и влажности воздуха) Еще одной проблемой являлось то, что, как и аналогичные приборы предыдущих моделей, он обеспечивал стрельбу только по визуально наблюдаемым целям.




Честно говоря, ПУАЗО-3, которыми оснащались батареи 85-миллиметровых зениток, были бесконечно примитивными устройствами, но для сороковых годов двадцатого века они представляли собой существенный шаг вперед в управлении зенитным огнем. Расчет из семи человек вводил в ПУАЗО данные с дальномеров и радиолокаторов, прибор рассчитывал координаты упрежденной точки цели и передавал на орудия данные для стрельбы. Для меня прелесть этой системы заключалась в том, что зенитчики хорошо умели с ней работать и никакой необходимости управлять огнем каждого орудия у меня не было, а вот существенно увеличить точность данных, скармливаемых прибору управления огнем, я как раз мог, и это должно было сильно повлиять на эффективность стрельбы.

– Хорошо, – наконец, принял решение Шапошников, – я представлю ваш план Ставке. Надеюсь, товарищ Нагулин, вы осознаете степень принимаемой на себя ответственности. Под эту операцию нам придется перекроить всю систему зенитного прикрытия внешнего фронта окружения.

* * *

Воздушный мост впечатлял. Спутники позволяли мне видеть его во всем великолепии. Наверное, впервые в истории Земли одна из воюющих сторон проводила столь масштабную операцию по снабжению войск с помощью транспортной авиации.

Никакой непрерывной вереницы самолетов, летящих растянувшейся на сотни километров цепью, естественно, не наблюдалось. Такую тактику можно использовать только при отсутствии какого-либо противодействия со стороны противника. Растянутую цепочку транспортников можно атаковать в любом месте, и на прикрытие всей этой «колбасы» никаких истребителей не хватит. Поэтому немцы использовали метод «воздушных конвоев», собирая «юнкерсы» и «хейнкели» в группы и сопровождая их до аэродромов в Московском котле.

В воздухе одновременно находилось пять-семь авиагрупп. Вместе с истребителями прикрытия каждая из них насчитывала около полусотни самолетов. Маршруты немцы выбирали разные, но при любом раскладе им приходилось преодолевать занятую нашими войсками территорию.

Предсказать путь каждого конкретного самолета я, конечно, не мог, но вычислитель, обработав массив информации обо всех перелетах в котел, выявил наиболее перспективные места для размещения позиционных районов ПВО, и теперь в среднем любая группа транспортников люфтваффе, пытающаяся прорваться к окруженным войскам, в трех случаях из пяти попадала в зону действия хотя бы одного из двенадцати моих зенитных полков.

На случай изменения немцами схемы полетов, в каждом из районов были подготовлены резервные позиции, на которые зенитчики могли быстро переместить свои 85-миллиметровые орудия. Естественно, одними пушками 52-к вооружение позиционных районов ПВО не ограничивалось. Зенитки среднего калибра, не слишком эффективные против низколетящих целей, были густо прикрыты автоматическими пушками более скромных калибров – тридцать семь и двадцать миллиметров.

Мое взаимодействие с дальномерными и радиолокационными постами, как обычно, в значительной мере было спектаклем, и я честно отыгрывал свою роль в этом театре одного актера. Для окружающих схема моей работы выглядела примерно так: первыми группы немецких самолетов засекали радиолокационные станции РУС-2 «редут». Они передавали на мой командный пункт данные о высоте, курсе и скорости цели. Дальше противника «подхватывали» посты ВНОС, и когда становилось понятно, в чью зону ответственности выходят «юнкеры», я приводил в боевую готовность соответствующий позиционный район ПВО.

Считалось, что, исходя из информации, поступающей мне от дальномерных и радиолокационных постов, я рассчитываю исходные данные для ПУАЗО и передаю их на батареи 85-миллиметровых зениток по радио в режиме телеграфа. В реальности все это, конечно, работать не могло, но я очень старался, чтобы моя бурная деятельность выглядела максимально реалистично. На самом деле, данные для ПУАЗО на батареи скидывал вычислитель через ближайший спутник. Для радистов, принимавших эти сигналы, и расчетов приборов управления зенитным огнем все выглядело вполне естественно, как и для бойцов и командиров, помогавших мне организовать работу на командном пункте. Вот только сигналы, естественно, проходили без всяких задержек и помех и корректировались вычислителем с учетом времени, необходимого на их ввод и обработку.

На развертывание и отладку системы ПВО ушло трое суток. Я внимательно следил за перемещениями немцев. Пока к началу, как обычной, так и химической атаки они готовы не были. По моим оценкам противнику требовалась еще примерно неделя, так что кое-какое время в моем распоряжении имелось, хотя, зная немцев, можно было ожидать от них удара и в более сжатые сроки.

– Товарищ подполковник, проверка закончена. Все каналы связи работают штатно. Можем переключать поток данных на вас.

– Включайте.

Я надел наушники и опустился на стул, вокруг которого на столах и прямо на полу была полукольцом установлена приемо-передающая аппаратура и телефонная станция. Вся эта электромеханическая машинерия мигала множеством неоновых ламп, пестрела шкалами приборов и соединялась между собой жгутами проводов. Сам я напоминал себе виденного давным-давно, еще в детстве, персонажа довольно забавной комедии про безумного профессора, провалившегося в прошлое вместе со своей ученицей.

Первый доклад последовал буквально через пару минут.

– «Крот», здесь «Сова-4». Есть сигнал! Цель групповая. Высота пять триста, скорость триста двадцать, удаление сто пять, курс…

За короткое время мне пришли доклады еще о двух группах немецких самолетов. На самом деле их было больше, но в поле зрения «редутов» попали не все. Что ж, первым предстояло вступить в бой позиционному району ПВО, расположенному южнее Вязьмы, а дальше работа ждала еще два зенитных полка, если, конечно, немцы не решат резко сменить курс. Впрочем, обычно они так не поступали, и я пока не видел причин для того, чтобы противник изменил своим привычкам.

– «Гюрза-2», здесь «Крот». На вас выходит группа «юнкерсов». Высота пять триста. Подлетное время девятнадцать минут. Приготовьтесь к приему данных для управления огнем.

* * *

К началу сражения за Москву обер-лейтенант Гейнц Бэр уже успел поучаствовать в Битве за Англию, где чуть не погиб, когда его поврежденный «мессершмитт» был добит выскочившим из облаков «спитфайром» и упал в воды Ла-Манша. На беду летчика эту не самую эпическую в его карьере сцену наблюдал с берега сам рейхсмаршал Геринг, не преминувший лично высказать Бэру, тогда еще унтер-офицеру, свое высочайшее неудовольствие. Однако после переброски на Восточный фронт Бэр быстро начал увеличивать счет своих воздушных побед, и уже в июле сорок первого был произведен в лейтенанты и награжден Рыцарским крестом, а в августе, когда число сбитых им самолетов перевалило за шестьдесят, получил и Дубовые листья к нему.

Задача по сопровождению медлительных транспортных самолетов агрессивному летчику-истребителю не нравилась. Ползущие плотной группой «юнкерсы» ограничивали его возможности, привязывая к себе и не давая вести столь любимую обер-лейтенантом свободную охоту.

Тем не менее, должность командира группы позволяла ему определенные вольности. Атаки русских истребителей в последние дни происходили нечасто и носили скорее беспокоящий характер, поэтому Бэр приказал ведомому следовать за собой и, оторвавшись от остальных истребителей, поднялся на пару километров выше строя транспортников. В результате обер-лейтенант оказался в точке, очень удобной для наблюдения за прикрываемыми «юнкерсами» и окружающим небом. А наблюдать было за чем.

Сначала впереди, немного в стороне от их курса, на земле замелькало множество вспышек. Бэр знал, что у русских есть неплохие зенитки, теоретически, способные достать вражеский самолет на высоте до десяти километров. С немецкими 88-миллиметровыми «флаками» они, конечно, ни в какое сравнение не шли, но, случалось, доставляли пилотам люфтваффе неприятные минуты.

Сорок «юнкерсов», по-прежнему сохраняя строй, невозмутимо продолжали лететь вперед. С первого залпа русские, как правило, мазали, но, похоже, не в этот раз. Большинство разрывов легли правее и ниже строя транспортных самолетов, но примерно треть снарядов лопнули веерами осколков внутри их ордера.

Три Ju-52 задымили и начали со снижением покидать строй. Один из них вошел в разворот, а два других, видимо, получили более серьезные повреждения, и никаких маневров не предпринимали. Вскоре в небе за ними замелькали купола парашютов – экипажи покидали обреченные машины. Однако, все это обер-лейтенант отметил лишь мельком. Его внимание было приковано к уцелевшим транспортным самолетам.

Русские зенитки держали максимальный темп стрельбы. Для их калибра один выстрел в три секунды – очень неплохо. Били зенитчики залпами, и к ужасу Бэра, каждая следующая порция снарядов ложилась все более точно. Не выдержав избиения, «юнкерсы» сломали строй, пытаясь рассредоточиться, но с этим они явно опоздали – не менее половины транспортных самолетов уже летели к земле, густо дымя горящими двигателями или разваливаясь на куски прямо в воздухе.

Теперь обер-лейтенант понял, о чем говорил тот лощеный оберст из Абвера, инструктировавший пару дней назад всех командиров истребительных групп, выделенных для защиты воздушного моста. Бэр включил рацию, но в наушниках услышал лишь завывание помех. Качнув крыльями, он приказал ведомому следовать за собой и бросил «мессершмитт» в резкий разворот со снижением. В случае перебоев с радиосвязью приказ однозначно требовал от Бэра немедленно вернуться на аэродром и доложить координаты позиции русских зенитчиков, продемонстрировавших невиданную ранее точность стрельбы.

* * *

Доклад обер-лейтенанта Бэра о разгроме охраняемой его истребителями группы «юнкерсов» застал Рихтенгдена на резервном командном пункте второго воздушного флота люфтваффе. Выслушав командира группы прикрытия, полковник резко развернулся к дежурному офицеру. Сомнений больше не осталось – стрелок начал действовать.

– Гауптман, особую группу в воздух! Задача – атаковать позиции русских зениток южнее Вязьмы, – Рихтенгден сам забрал у связиста лист с точными координатами цели и протянул его офицеру люфтваффе.

Через десять минут двенадцать «мессершмиттов» и тридцать два пикирующих бомбардировщика Ju-87 были уже в воздухе. Впервые на Восточном фронте они несли в своих бомболюках не только фугасные, но и химические бомбы. Полковник хорошо понимал, что именно сейчас он совершает тот самый необратимый поступок, который может изменить весь расклад сил в этой войне. Конечно, его план был согласован на самом верху, но идею выдвинул он и решающий приказ тоже сорвался именно с его уст, а значит, и ответственность за последствия тоже предстоит нести, прежде всего, ему.

Семь минут прошли в напряженном ожидании, которое внезапно было прервано резким зуммером телефона.

– Герр оберст, на связи штаб восьмого авиакорпуса.

– Слушаю, – бросил в трубку полковник.

– Герр оберст, докладывает гауптман Майер. Сопровождаемая моей эскадрильей группа «хейнкелей» попала под удар русских 85-миллиметровых зенитных орудий, потеряла более половины машин и была рассеяна. В соответствии с приказом, о подобных случаях я должен немедленно сообщить…

– Я уже в курсе, гауптман. С этими зенитками под Вязьмой скоро будет покончено.

– Простите, герр оберст, вы сказали под Вязьмой? Моя авиагруппа попала под огонь русских северо-восточнее Ржева.

– Ржева? Вы уверены, гауптман?

– Нам удалось засечь позиции зениток. Они находятся примерно в тридцати километрах от внешнего фронта окружения. Готов сообщить точные координаты.

– Благодарю, гауптман, – бесцветным голосом произнес Рихтенгден, – координаты у вас примет дежурный связист.

Секунд пятнадцать полковник обдумывал полученную информацию, а потом перевел взгляд на офицера люфтваффе.

– Мне нужна связь с особой группой. Срочно! Они должны немедленно вернуться на аэродром!

– Связи нет, герр оберст, – доложил через минуту дежурный офицер, – эфир опять забит этими аномальными помехами…

Договорить гауптман не успел – его прервал еще один сигнал вызова. Рихтенгден медленно обернулся к связисту.

– Герр оберст, на связи обер-лейтенант Айхенвальд, третья истребительная эскадрилья восьмого авиакорпуса.

Полковник молча взял трубку, уже понимая, что он сейчас услышит.

* * *

Взлет почти пяти десятков немецких самолетов с двух близко расположенных аэродромов расчеты «Рудутов» засечь не смогли, зато вычислитель сразу обратил мое внимание на то, что происходит нечто, выбивающееся из обычной схемы действий противника.

Эта новая авиагруппа состояла исключительно из истребителей и пикирующих бомбардировщиков. Ни одного транспортного самолета в ней не имелось, а значит, и задачи она должна была решать весьма далекие от снабжения окруженных немецких армий.

Через пару минут, когда самолеты противника окончательно собрались вместе и легли на курс к Вязьме, их намерения стали мне предельно ясны. В отличие от транспортников, пикировщики держались низко, стараясь прижиматься к земле, чтобы снизить вероятность обнаружения радиолокаторами и постами ВНОС.

– «Гюрза-2», здесь «Крот». С юго-запада к вам приближается группа пикирующих бомбардировщиков под прикрытием мессеров. От тридцати до сорока Ju-87. Подлетное время двенадцать минут.

– «Крот», здесь «Гюрза-2». Информацию приняли. Ждем указаний.

– Сменить позиции вы не успеете – вас застигнут на марше. Приготовиться к отражению атаки. Пушкам 52-к принять данные для ведения заградительного огня. Малые калибры открывают огонь при визуальном контакте с противником.

Больше помочь зенитчикам я ничем не мог. Мой командный пункт находился почти в сотне километров от их позиций, и мне оставалось только, сжав кулаки, наблюдать с орбиты за разворачивающимся сражением.

Эта группа пикирующих бомбардировщиков была явно домашней заготовкой противника. Видимо, немцам опять удалось в какой-то мере просчитать мои действия. Во всяком случае, они явно заранее готовились к тому, чтобы пресечь попытку разрушить воздушный мост в Московский котел. Вот только правильное ли средство они для этого выбрали? Посылать пикирующие бомбардировщики в атаку против нашпигованного автоматическими пушками позиционного района ПВО – решение довольно спорное. Потери неизбежно будут с обеих сторон, причем потери немалые. Судя по тому, как заходят на цель немцы, люфтваффе собрало в ударную группу далеко не новичков, и совершенно неясно, почему немцы готовы так рисковать своими лучшими пилотами.

На заградительный огонь 85-миллиметровых пушек я особо не рассчитывал. Тем не менее, как только немецкие самолеты пересекли невидимую черту пятнадцатикилометровой дистанции до позиций зенитчиков, орудия 52-к залпом отправили в их сторону шестнадцать осколочных снарядов – если и не сбить, то, по крайней мере, нарушить строй и заставить пилотов противника нервничать.

За три минуты, потребовавшихся немецким самолетам, чтобы добраться до зениток, батарея успела сделать два десятка залпов. Теоретически, стрелять можно было и быстрее, но немцы меняли курс, маневрировали и требовали от зенитчиков постоянной коррекции прицела. К моему удивлению их усилия не пропали даром – два пикировщика рухнули в лес и исчезли в огненных вспышках сдетонировавших авиабомб.

Первыми в атаку вышли «мессершмитты». Двенадцать самолетов, вооруженных как истребители-бомбардировщики, стремительно выскочили из-за деревьев ближайшего перелеска и обрушили на позиции зенитчиков десятки мелких осколочных бомб. Однако неожиданностью для расчетов автоматических пушек появление противника не стало – предупреждение о предстоящей атаке они получили заранее, как и информацию о направлении, с которого ожидается удар.

Навстречу «мессерам» потянулись огненные трассы, сразу перечеркнувшие две машины и заставившие сойти с боевого курса еще пять истребителей. Немецкие самолеты прошли низко над позициями пушек, стреляя из пулеметов и сбрасывая бомбы. Осколки с воем рвали воздух и собирали свою смертельную дань, но пушки стояли в окопах, и это отчасти снижало эффективность бомбардировки. Стволы орудий развернулись вслед выходящим из атаки истребителям. Один самолет взорвался прямо в воздухе, еще два получили повреждения и были вынуждены выйти из боя.

Атака мессеров стала лишь прелюдией. Почти сразу за ними над позициями зенитчиков появились пикирующие бомбардировщики. Для захода на цели им нужно было сначала набрать высоту, что потребовало некоторого времени, поэтому их удар последовал позже атаки истребителей. Зато теперь на головы зенитчиков почти отвесно падали три десятка «юнкерсов», оглашая округу вынимающим душу воем.

Бой превратился в первозданный хаос. Пикировщики взрывались в воздухе, кувыркаясь падали на окопы зенитчиков, так и не сбросив свой смертоносный груз, но большинству бомбардировщиков все же удалось прорваться сквозь плотный огонь и сбросить бомбы.

Плотность зенитного огня заметно снизилась, но позиционный район ПВО был еще далеко не уничтожен, когда я увидел нечто, заставившее меня до боли сжать кулаки. Вычислитель подал тревожный сигнал и подсветил мигающим оранжевым цветом облака белесого тумана, быстро растекающегося от мест падения бомб. Слева, на краю поля зрения, высветилась химическая формула и краткая справка о примененном немцами газе. Это было нечто, не использовавшееся ранее ни одной страной мира. Никакого иприта, хлорциана, люизита, фосгена или адамсита. Зарин! Страшный нервно-паралитический газ, поражающий нервную систему, заставляющий мышцы непроизвольно сокращаться, вызывающий остановку дыхания и полную потерю жертвой контроля над всеми функциями организма.

Там, где над землей распространялись облака газа, огонь уцелевших под бомбами зениток мгновенно стихал, и к моменту, когда оставшиеся в строю девятнадцать пикировщиков начали второй заход на цели, по ним стреляли только отдельные малокалиберные пушки, до которых еще не добрались облака газа.

– «Крот», здесь «Гюрза-2». Нас атакуют неизвестными боевыми газами! Мы потеряли расчеты орудий среднего калибра. Липкая взвесь…

Через четыре минуты после начала атаки огонь с земли прекратился полностью. В условиях морозного безветрия вся позиция зенитчиков была накрыта клубящимися облаками ядовитого тумана, затекающего в окопы и блиндажи, и не оставляющего шансов на выживание никому, кто попал в зону химического заражения.

– «Гюрза-2», ответьте «Кроту»! – продолжал вызывать зенитчиков дежурный связист.

– Отставить, старший сержант, – охрипшим голосом остановил я радиста, – они не ответят. Мне нужна связь с генштабом. Немедленно!

Немедленно не получилось, но минут через десять я услышал в трубке обеспокоенный голос Шапошникова:

– Докладывайте, подполковник.

– Товарищ маршал, случилось то, о чем я вас предупреждал. Позиционный район «Гюрза-2» подвергся атаке пикирующих бомбардировщиков, вооруженных химическими бомбами. Боюсь, там никто не выжил. Видимо, это что-то новое. Противогазы, практически не помогают, хотя вряд ли многие успели их надеть.

Шапошников молчал, а я пытался ответить себе на простой вопрос: «почему немцы ударили химией по зенитчикам?». Ответ напрашивался только один – на самом деле они хотели достать меня, и если бы я действительно находился на позиции 85-миллиметровых пушек, у них бы, скорее всего, это получилось. С такой дозой нервно-паралитической отравы даже мой организм мог не справиться, особенно в ситуации, когда вытащить меня из зоны заражения было бы некому. Использовав зарин, противник раньше времени раскрыл свои планы, но, видимо, немцы считали, что цель того стоит.

Глава 3

– Как отреагировали послы Великобритании и САСш на наше обращение?

– Выразили большую обеспокоенность, товарищ Сталин, – досадливо поморщился министр иностранных дел СССР Молотов, – и пообещали в кратчайшие сроки сообщить нам позицию Лондона и Вашингтона. На американцев, по-видимому, надежды мало. После удара японцев по Перл-Харбору и высадки Императорской армии на Филиппинах им, мягко говоря, не до нас. Судя по всему, за океаном опасались, что сразу после начала войны с самураями им объявит войну и Германия, однако пока этого не произошло, и провоцировать Гитлера Рузвельт однозначно не захочет[1].

– При текущем положении под Москвой и начавшемся наступлении англичан в Северной Африке Гитлеру только войны с Соединенными Штатами и не хватало, – в голосе Сталина прозвучало раздражение. – Зря Рузвельт опасается, хотя, возможно, это только повод для отказа нам в действенной помощи. А что вы, товарищ Молотов, думаете о перспективах вступления в химическую войну Великобритании?

– Здесь все сложнее, товарищ Сталин. Воздушную битву за Британию немцы проиграли, но вряд ли Черчиль захочет подвергать свои города риску химических бомбардировок. Оттянув на себя танковые части Африканского корпуса, мы резко облегчили положение англичан в Египте и Ливии, и теперь Черчиль торопится переломить в свою пользу ход войны в Африке. Новые проблемы ему совершенно не нужны, особенно с учетом атаки японцев на порт Гонконг и возникновения реальной угрозы Сингапуру и всей Британской Малайе. Десятого декабря британский флот потерял в Южно-Китайском море линкор «Принц Уэльский» и линейный крейсер «Рипалс». Японцам эта победа стоила гибели всего трех самолетов, так что у англичан и американцев хватает своих забот. Как бы они сами к нам за помощью обращаться не начали[2] – у них там сейчас ситуация примерно, как у нас в июне.

Вождь медленно кивнул и переключился на другую тему:

– После газовой атаки позиций зенитчиков под Вязьмой другие факты применения немцами химического оружия зафиксированы?

– Нет, товарищ Сталин, – вступил в обсуждение Жуков, – однако данные разведки весьма тревожные. Налицо все признаки подготовки противника к ведению боевых действий в условиях химического заражения местности.

– Насколько мы к этому готовы? – Сталин перевел взгляд на Шапошникова.

– Пока в средствах химзащиты противник нас сильно опережает, – не стал приукрашивать реальное положение дел начальник генштаба, – но работа ведется. Все необходимые распоряжения были отданы сразу после обсуждения в Ставке выводов подполковника Нагулина об угрозе применения немцами боевых отравляющих веществ.

– Что-то слишком часто фамилия Нагулин стала звучать в этом кабинете, – неопределенно усмехнулся Вождь, – Вы не находите, товарищи?

– С учетом его роли в ключевых событиях на фронте, это не выглядит чем-то особенным, – осторожно ответил Шапошников.

– Возможно, – кивнул Сталин, – однако результаты его действий против воздушного моста люфтваффе пока не выглядят столь же впечатляющими, как предыдущие операции, хотя некоторые успехи, определенно, имеются.

– Вряд ли кто-то другой на его месте справился бы лучше, – неожиданно встал на защиту Нагулина Жуков, обычно скептически относившийся ко всем начинаниям этого не вполне понятного ему человека, – Противодействие противника слишком велико, а ресурсы крайне ограничены.

Сталин, похоже, тоже не ожидал от Жукова подобных слов и был несколько удивлен единодушием командующего Западным фронтом и начальника генерального штаба.

– Когда Клейст нанесет удар? – Вождь неожиданно сменил тему, на время «забыв» о подполковнике Нагулине.

– Возможно, уже завтра, товарищ Сталин, – после секундной паузы ответил Жуков. – Крайний срок – через два дня.

* * *

«Воздушный мост» Геринга трещал, раскачивался, но окончательно разваливаться никак не желал. Проблем я люфтваффе подкинул немало, но имевшихся в моем распоряжении сил и средств все же оказалось явно недостаточно, а дополнительные взять было неоткуда.

Немцы довольно быстро сообразили, что летать плотным строем на максимальной высоте – верное самоубийство, и от этой тактики незамедлительно отказались. Повторять атаки на позиционные районы ПВО противник не спешил. Видимо, понесенные потери произвели на командование люфтваффе большое впечатление, и терять такими темпами самолеты и, что важнее, квалифицированных пилотов, оно было не готово. Тем не менее, сам факт химической атаки на позиции зенитчиков заставил нас принять экстренные меры. Расчеты пришлось тренировать ведению огня в противогазах и противоипритных накидках, что сильно сказывалось на скорости их работы и, как следствие, на результатах стрельбы. Для защиты от зарина этого было явно недостаточно, но никаких других средств в распоряжении химвойск РККА все равно не имелось, а если что и было, то совсем не в нужных количествах.

В какой-то мере, я был даже рад тому, что противник начал применение химического оружия сразу с самого опасного газа. Это дало мне возможность в категоричной форме заявить Шапошникову, что если советская промышленность немедленно не освоит выпуск общевойсковых защитных костюмов, никаких шансов выиграть химическую войну у нас не будет. Не то чтобы ОЗК у нас совсем не было, но их количество измерялось в считанных сотнях штук, да и те, что были, изготавливались в основном на основе ткани, пропитанной олифой, что давало весьма условную защиту от серьезных отравляющих веществ.

В отличие от меня, ни Сталин, ни Шапошников, ни остальные советские военачальники не знали, что у Гитлера зарина больше нет, как нет и промышленных мощностей для его производства. Сообщать им об этом обнадеживающем факте я не торопился – зачем лишать руководство страны такого прекрасного стимула в вопросе совершенствования средств химзащиты?

Посмотрев, что в этом направлении уже сделано у нас и в мире, я обратился к Шапошникову с предложением использовать для массового изготовления защитных костюмов разработанную лет пять назад двойную прорезиненную ткань СК-1. В этот раз начальник генштаба ничуть не удивился, что я опять пытаюсь решать подобные вопросы через него, без вопросов забрал папку с документацией по ОЗК и отправил меня обратно под Вязьму продолжать выполнять задание ставки по противодействию снабжению немецких войск в Московском котле.

Убедившись, что химическая атака привела к уничтожению одной зенитной части, но не решила возникшую проблему с избиением «юнкерсов», идущих плотными группами на большой высоте, немцы попытались перейти к тактике ночных полетов. Успеха им это не принесло. Ясные морозные ночи позволяли мне наводить на немецкие транспортные самолеты наши ночные истребители, в качестве которых совершенно неожиданно неплохо проявили себя штурмовики Ил-2. Их скорости вполне хватало для борьбы с медлительными транспортными самолетами, а мощное вооружение и серьезная броня позволяли не бояться ответного огня «юнкерсов».

Несмотря на потери, люфтваффе от идеи воздушного моста не отказалось. Теперь транспортники летали днем на низких высотах, пытаясь прорваться к окруженным одиночными самолетами или небольшими группами. Противостоять такой тактике оказалось сложнее – слишком много целей висело в небе одновременно, особенно если учитывать многочисленные «мессершмитты», пытавшиеся быть сразу везде, чтобы не дать советским истребителям охотиться на «юнкерсы» и «хейнкели».

При таком раскладе позиционные районы ПВО оказались больше не нужны, и я вновь более-менее равномерно распределил зенитную артиллерию по всей западной части кольца окружения. Фактически, я сделал все, что мог. Немцы потеряли за четверо суток почти три сотни транспортных самолетов. Поток грузов в Московский котел упал вдвое и продолжал сокращаться. Делать здесь мне больше было нечего, но отданный мне приказ никто пока не отменял. Я приготовился ждать, но противник сам решил все за меня.

В последний раз взвесив все «за» и «против», Эвальд фон Клейст пришел к выводу, что тянуть дальше нет никакого смысла. На урезанном пайке группа армий «Центр» с каждым днем все сильнее слабела и замерзала в Московском котле, а все, что Фюрер мог выделить для усиления первой танковой группы, Клейст уже получил.

Двадцать первого декабря пять танковых и три моторизованных дивизии вермахта перешли в наступление севернее Вязьмы. Перед атакой в войсках было распространено обращение Фюрера:

«Солдаты, перед вами сто пятьдесят километров промерзшей земли, из последних сил удерживаемой русскими армиями, а за ней – ваши камрады, которые ждут помощи и верят в ваш несгибаемый боевой дух! В этот раз у вас есть только один путь – пойти вперед и победить! Настала пора отбросить все ограничения, которые в довоенное время пытались наложить на нас враги. У нас есть оружие, способное опрокинуть большевистские орды и обратить их движение вспять, и мы применим его здесь и сейчас! Встречать Рождество вы будете уже вместе с героическими воинами группы армий «Центр»!

Я видел, как по ночам выдвигаются на исходные позиции танки, штурмовые орудия, бронетранспортеры и артиллерия. Немцы учли уроки ноября и старались не создавать районов с высокой концентрацией войск. Поделать с этим я ничего не мог – приказ Ставки связывал меня по рукам и ногам, но двадцатого декабря ближе к вечеру я все же не удержался и позвонил Шапошникову.

– Товарищ маршал, немцы перейдут в наступление завтра на рассвете. Главный удар последует по линии Холм-Жирковский – Гжатск. Вспомогательные – в районе Вязьмы и Ржева. Артподготовка будет комбинированной – химия и обычные снаряды. На направлении главного удара противник применит только летучие газы, не задерживающиеся на местности, чтобы самим не пострадать от собственной химии во время атаки. Скорее всего, фосген и хлорциан, причем последний вероятнее – у него меньше период скрытого действия и противогазы старых моделей против него малоэффективны. У немцев мало пехоты, и для прикрытия флангов прорыва они будут активно использовать стойкие отравляющие вещества – различные смеси на основе иприта и люизита.

На несколько секунд в телефонной трубке повисло молчание.

– Товарищ Нагулин, это данные разведки или ваши собственные аналитические выводы? – в голосе Шапошникова слышалось напряжение.

– Аналитические выводы, товарищ маршал.

В разговоре возникла еще одна пауза.

– Вы абсолютно уверены, что не ошиблись в своих расчетах? – не пытаясь скрыть тяжелый вздох, уточнил начальник генштаба.

– Абсолютно.

– А зарин?

– Возможно, и зарин, но вряд ли в больших количествах.

– Я вас услышал, подполковник. В случае подтверждения вашей информации будьте готовы немедленно выехать в Москву. Ждите приказа.

* * *

Внешний фронт окружения рухнул и рассыпался, как карточный домик. Я боялся чего-то подобного, но столь сокрушительного эффекта все же не ждал. Получив в свои руки новое оружие, фон Клейст решил применить его на полную мощь, чтобы максимально использовать эффект внезапности, хоть тот и был несколько подпорчен неудачной операцией Абвера с применением бомб с зарином.

Химическими боеприпасами Клейста снабдили в избытке, причем разных типов, под все мыслимые задачи, и за час до рассвета вермахт впервые в этой войне приступил к массированному применению боевых отравляющих веществ.

Первыми вступили в бой тяжелые гаубицы и авиация. На передний край двух стрелковых дивизий Калининского фронта обрушились тысячи фугасных снарядов и бомб с щедрой примесью боеприпасов, снаряженных фосгеном и хлорцианом.

Боевые газы быстро рассеивались по местности, отравляя тех красноармейцев, кто вовремя не успел надеть противогазы. Конечно, после приказа Ставки и особенно после газовой атаки на зенитчиков готовность советских войск к химической войне была повышена, но бойцы, никогда раньше не использовавшие противогазы в бою, не успели вовремя отреагировать на опасность. У многих противогазы оказались плохо пригнанными или неисправными, а в некоторых случаях просто отсутствовали.

Смерь товарищей от пуль и осколков за прошедшие полгода войны стала для красноармейцев зрелищем привычным, но гибель от отравления – дело совершенно иное, ранее невиданное и страшное. К моменту начала немецкой атаки моральный дух советских бойцов оказался, мягко говоря, не на высоте. Местами вспыхнула откровенная паника, и перешедшие в наступления немецкие танки прорвали первую полосу обороны практически без сопротивления.

Атаке летучими газами, практически не задерживающимися на местности и быстро рассеивающимися даже от легкого ветра, подверглись только советские войска на центральном участке прорыва. На флангах немцы применяли совершенно иную тактику. Здесь в дело пошли иприт и люизит в виде специальных зимних смесей, не дающих этим ядовитым жидкостям замерзать на морозе.

Помимо бомб и снарядов немецкие бомбардировщики широко использовали выливные авиационные приборы, создавая за летящими самолетами широкие полосы зараженной местности. Господство в воздухе истребителей люфтваффе и дезорганизованные химическим ударом средства ПВО не позволили советской стороне пресечь эти действия, и по флангам рвущейся вперед танковой группы Клейста образовались зоны химического заражения, пропитанные ядовитыми веществами кожно-нарывного действия.

Для защиты от иприта и люизита противогаза совершенно недостаточно. Их основная цель – кожные покровы солдат противника. У попавших под удар красноармейцев в комплекте снаряжения имелись противоипритные накидки, но их эффективность в реальных боевых условиях оказалась крайне низкой, особенно в случае комбинированного удара химией и обычными боеприпасами.

О каком-либо осмысленном сопротивлении в зараженных зонах речи не шло. Уцелевшие бойцы стремились как можно быстрее покинуть подвергшуюся химическому удару местность, без приказа оставляя позиции. Впрочем, немцы тоже не торопились занимать оставленные красноармейцами окопы. Цель у них была совершенно иной – воспрепятствовать советским контрударам под основание выступа, образовавшегося в результате прорыва фронта и развития наступления танковыми дивизиями панцерваффе.

Позиции на флангах ушедших вперед танковых соединений занимали пехотные дивизии вермахта, укрепляясь на границах залитых ипритом и люизитом территорий и прикрывая их огнем, не позволяющим советским химвойскам проводить дегазацию местности.

После прорыва первой полосы обороны за спиной наступающих немецких войск сосредоточились два полка «небельверферов». Впервые эти реактивные системы залпового огня использовались по прямому назначению – для стрельбы химическими боеприпасами.

Вторая и третья полосы обороны были прорваны немецкими танками к середине дня. Здесь сопротивление советских войск оказалось более упорным, но остановить наступление противника все равно не удалось. Пока избранная Эвальдом фон Клейстом тактика приносила его дивизиям успех.

* * *

В Москву я прибыл через четыре часа после начала немецкого наступления. Шапошников решил не дожидаться, пока я доберусь самостоятельно и прислал за мной самолет. Судя по мрачному виду начальника генштаба, настроение в ставке царило подавленное.

– Вы вновь оказались правы, подполковник, – без предисловий начал маршал, – Время и место удара танков Клейста вы указали точно, равно как и примененные врагом методы использования химического оружия.

– Остановить противника удалось? – задал я прямой вопрос, прекрасно зная ответ.

– Танковые и моторизованные части Клейста продвинулись на тридцать-сорок километров и продолжают теснить наши войска, – Негромко произнес Шапошников и повернулся к карте. – Две стрелковые дивизии, прикрывавшие направление на Гжатск, практически полностью уничтожены. После вашего вчерашнего доклада я приказал перебросить к угрожаемому участку четыре танковых бригады. Это почти половина наших подвижных резервов, но бросать их в бой в лоб на превосходящие в численности танки Клейста нет никакого смысла – только людей и технику потеряем. А с флангов не ударить – все залито химией. Хорошо хоть немцы в котле пока ведут себя тихо. Видимо, у них просто нет горючего на стокилометровый марш с боями, но как только Клейст подойдет ближе, они ударят ему навстречу.

Я молча смотрел на карту. Похоже, вчера моим словам все-таки до конца не поверили. Не уверен насчет Шапошникова, но остальные члены Ставки во главе со Сталиным, видимо, отнеслись к моей информации настороженно, иначе резервов к месту предстоящего прорыва стянули бы заметно больше. Вот только не факт, что это бы сильно помогло.

Здесь и сейчас немцы были объективно сильнее. Клейст – грамотный танковый командир, хорошо понимающий, что такое маневренная война. Это вам не Гёпнер, которому поручили руководить танковой группой только потому, что лучшей кандидатуры с соответствующими задаче погонами просто не нашлось, и даже не индивидуалист Роммель, способный нормально исполнять только сольные партии на изолированных театрах военных действий и совершенно не признающий интересы соседей по фронту, если они у него вдруг появляются. Клейст вцепится мертвой хваткой и будет рваться вперед, пока не добьется своей цели. А чем воевать у него есть. Пять танковых дивизий, пусть и потрепанных в боях за Донбасс, но неплохо пополненных и приведенных в порядок – очень грозный противник для советских армий, замкнувших Московский котел буквально из последних сил. И это только танки, а сразу за ними идут элитные моторизованные дивизии СС «Викинг» и «Лейбштандарт Адольф Гитлер». Последняя, кстати, мне знакома – имел удовольствие повстречаться с ней еще под Уманью.

– Я хотел бы услышать ваше мнение по сложившейся ситуации, – нарушил молчание Шапошников, так и не дождавшийся от меня комментариев. – Вы, похоже, неплохо понимаете логику немецкого командующего, раз вам удалось столь точно предсказать его действия.

Да, крепко здесь всех припекло, раз начальник генштаба открыто просит совета у подполковника, пусть и не самого обычного. Оно и понятно – кому охота выпускать из рук уже, казалось бы, одержанную грандиозную победу.

Пока я добирался до Москвы, времени на анализ ситуации у меня было достаточно, вот только ресурсов для исправления все ухудшающейся ситуации в распоряжении РККА осталось уж слишком мало.

Ни по термитным снарядам, ни по боеприпасам объемного взрыва за прошедшую неделю далеко продвинуться не удалось. Результаты, конечно, были. Наркомат генерала Устинова бросил на эти разработки все мыслимые силы, но пока готовы были лишь первые опытные образцы, испытания которых еще только начинались. Ну а о крылатых ракетах пока даже думать было рано. Там столько пришлось переделывать, что Королев вряд ли мог вывести на испытания первые изделия раньше, чем через пару месяцев. Проблему следовало решать теми средствами, которые уже имелись в нашем распоряжении.

– Товарищ маршал, я полностью согласен с вашим выводом о том, что встречным ударом нам танки Клейста не остановить. Их нужно выбивать упорной обороной, насыщенной противотанковыми средствами, а наши контрудары могут иметь эффект только если мы будем их наносить по флангам.

– Но там же ипритом все залито! – перебил меня Шапошников.

– Борис Михайлович, нам нужно пробить коридоры в полосах химического заграждения. Как только мы это сделаем, химвойска проведут дегазацию. Чего-чего, а хлорной извести и других спецрастворов у них накоплено немало. Важно, чтобы немцы не имели возможности вести по химикам прицельный огонь. Перед отправкой меня под Вязьму вы упоминали о двух формирующихся под Калининым танковых бригадах. Уезжая, я подал вам рапорт с просьбой усилить их подразделениями химвойск и насытить защитными средствами сверх штата, включая все доступные костюмы химзащиты.

– Я отдал соответствующие распоряжения, – кивнул Шапошников. – Вы хотите использовать для контрударов эти соединения?

– По большому счету, они для этого совершенно не готовы и наверняка понесут большие потери, но ничего более подходящего у нас просто нет. Для прикрытия полос химического заграждения немцы оставили относительно слабые пехотные дивизии. Чем дальше продвигаются танки Клейста, тем сильнее растягиваются их фланги и тем слабее заслоны. Вновь сформированные танковые бригады должны преодолеть зараженную территорию и сохранить боеспособность для атаки на позиции немецкой пехоты. Сразу за ними пойдут химики со своими машинами для дегазации местности и обеспечат проходы для войск, защищенных только противогазами и противоипритными накидками. Немцы наверняка будут продолжать применять химические боеприпасы, чтобы закрыть пробитые нами бреши в их обороне. Это повлечет за собой новые потери, но другого способа остановить продвижение Клейста я не вижу.

Шапошников в задумчивости прошелся вдоль стены с картой.

– Ставка отклонила ваше предложение воздержаться от ответного применения химического оружия, – неожиданно сменил тему начальник генштаба. – В условиях тотального дефицита обычных боеприпасов мы просто не можем себе этого позволить, да и сама мысль не отвечать ударом на удар не нашла понимания у руководства страны. Сегодня до конца дня наша авиация и артиллерия приступит к обработке войск противника снарядами и бомбами с отравляющими газами. Возможно, это позволит замедлить продвижение танковых дивизий Клейста.

– Не замедлит, товарищ маршал. Они давно к этому готовы и знают, на что мы способны. Если уж применять химическое оружие, то не против Клейста, полностью оснащенного для ведения химической войны, а против немцев в котле. В отличие от первой танковой группы, их оснащали средствами химзащиты на минимально достаточном уровне, а при отступлении от Москвы эти «ненужные» грузы бросались войсками противника в первую очередь, и теперь они вряд ли готовы к химическим атакам. Нам ведь нужно предотвратить удар из котла навстречу Клейсту? Обработка ипритом переднего края немецкой обороны на внутреннем фронте окружения очень этому поспособствует. Без дегазации пехота не сможет преодолеть зараженные территории, а нужных реагентов у окруженных войск почти наверняка нет.

Это для Шапошникова я сказал «почти наверняка». Сам же я точно знал о том, как у Роммеля, Гота и Гёпнера обстоят дела со средствами химзащиты и дегазации. Никак они у них не обстоят – все, кроме противогазов брошено или потеряно при отступлении.

– Возможно, в этом действительно есть рациональное зерно, – кивнул маршал, – но сейчас главной задачей Ставка видит остановку дальнейшего продвижения первой танковой группы противника. Товарищ Нагулин, вы сможете повторить опыт Рогачевского шоссе? Тогда ваши гранатометные роты совместно с людьми генерала Захарова смогли задержать танки Роммеля и нанести им весьма значительные потери, и это в условиях окружения. Сейчас мы имеем возможность выделить вам для решения этой задачи намного больше сил.

– Не получится, – я постарался ответить как можно тверже, – В районе Рогачевского шоссе немцы были сильно стеснены условиями местности и зажаты в лесных «коридорах». Одно дело при помощи концентрации всех сил оборонять полтора-два километра фронта на заранее подготовленных позициях, и совсем другое – удерживать сорокакилометровую полосу на наспех оборудованных рубежах обороны, да еще и войсками, не имеющими реального опыта химической войны и надежных средств защиты от отравляющих веществ кожно-нарывного действия. Позиционная оборона в данном случае нам точно не поможет. Нужен успешный контрудар, который заставит Клейста остановить наступление и развернуть свои танки для парирования угрозы с флангов.

– А если Клейст не остановится и продолжит углублять прорыв, понадеявшись на то, что его пехотные дивизии и авиация не дадут нам развить успех?

– Значит, в Московском котле окажется еще один известный немецкий генерал вместе со своей армией, – я позволил себе злую усмешку. – Допустим, Клейсту удастся пробиться к группе армий «Центр». А дальше-то что? Снова прорываться назад через закрытый нами коридор, обильно политый ипритом? Его танковая группа – последняя по-настоящему подвижная армия вермахта на Восточном фронте. Никогда ее командующий не будет так рисковать и давать нам возможность перерезать свои коммуникации и линии снабжения. А чтобы Клейсту не слишком хотелось рваться вперед без оглядки, нужно, пока не поздно, перебросить на Гжатское направление все сформированные наркоматом товарища Берии гранатометные роты. На Рогачевском шоссе они очень хорошо себя показали. Остановить пять танковых дивизий им, конечно, не под силу, но танков гранатометчики выбьют много и продвижение противника замедлят, а там немцы и сами остановятся, когда мы в их тылы выходить начнем.

– Я смотрю, вы, подполковник, ни секунды не сомневаетесь в успехе фланговых контрударов через зараженную ипритом и люизитом территорию. Откуда такая уверенность?

– Товарищ маршал, моя уверенность опирается на план, составленный исходя из анализа сложившейся ситуации. Я считаю, что необходимо создать сильную группу прорыва, сосредоточив в ней наиболее подготовленные к химической войне соединения и все имеющиеся в резерве танки. Только в этом случае мы сможем срезать образовавшийся выступ или создать настолько значимую угрозу коммуникациям Клейста, что он будет вынужден сосредоточиться на ее отражении, отказавшись от выполнения основной задачи, – я подошел к карте и взял в руку указку. – С юга я предлагаю нанести вспомогательный контрудар силами Брянского фронта, а главные усилия сосредоточить на северном фланге Клейста, перейдя в контрнаступление со стороны Сычёвки с задачей перерезать линии снабжения первой танковой группы вермахта.

– То, что вы предлагаете – явная авантюра. Нам придется поставить все на один удар. Если он не принесет успеха, остановить Клейста нам будет уже просто нечем.

– Борис Михайлович, вы же сами понимаете, что, бросая резервы под танковый каток Клейста, мы его все равно не остановим. Разве что, немного задержим продвижение противника, но все с тем же катастрофическим результатом в конце.

– Я повторяю вопрос, – с нажимом произнес Шапошников, – почему вы так уверены в успехе контрудара?

– Товарищ маршал, я прошу вашего разрешения возглавить передовую группу прорыва – те самые танковые бригады, усиленные химвойсками. На месте я смогу точно определить наиболее слабый участок немецкой обороны. Мы пробьем коридор в химическом заграждении, а дальше армии Калининского фронта разовьют успех. Немцы не верят в нашу способность эффективно действовать в зоне химического заражения, и удара по своему северному флангу они не ждут. Нельзя упускать такую возможность. Вполне вероятно, что другого шанса у нас просто не будет.

Глава 4

Гитлер нервно прохаживался вдоль длинного стола, застеленного картами. Мрачный интерьер большого зала для совещаний был выдержан в стиле средневекового замка. Обычно Фюреру такая обстановка нравилась, но сейчас он испытывал нарастающее раздражение.

– Беспрецедентная концентрация усилий на Московском направлении заставила нас снять лучшие дивизии с других участков фронта, особенно из-под Ленинграда и с юга России, – продолжал доклад генерал Гальдер. – Это дало возможность противнику предпринять ряд наступательных операций, эффективно противостоять которым наши ослабленные части оказались не в состоянии. Под Ленинградом советские войска предприняли контрнаступление против группы армий «Север». Под угрозой окружения дивизии фон Лееба были вынуждены оставить Тихвин и отойти на западный берег реки Волхов. По причине отсутствия резервов, переброшенных для усиления войск фон Клейста, русским удалось в нескольких местах переправиться через реку и закрепиться. Наиболее тяжелое положение сложилось на Киришском плацдарме, который наша шестнадцатая армия пыталась удержать на восточном берегу. Противнику удалось заставить генерал-фельдмаршала фон Лееба эвакуировать плацдарм. При отступлении попала в окружение часть наших войск, защищавших Кириши[3].

Все это Гитлеру было известно, но перебивать начальника генерального штаба он не стал. Еженедельный общий доклад об обстановке на фронтах стал традицией, нарушать которую Фюрер не видел смысла.

– На юге мы потеряли Ростов и Таганрог[4]. Без танков фон Клейста устойчивость нашей обороны оказалась подорванной, и после форсирования русскими Дона стабилизировать фронт удалось только по западному берегу реки Миус, где противнику сходу удалось захватить два небольших плацдарма, за которые сейчас продолжаются ожесточенные бои. Еще одной точкой крайнего напряжения наших сил стал Крым. В Керчи и Феодосии русские высадили морские десанты общей численностью до пятидесяти тысяч человек. Несмотря на большие потери им удалось закрепиться и нанести удары с захваченных плацдармов. Генерал фон Манштейн отдал сорок шестой пехотной дивизии и румынскому полку горных стрелков приказ удерживать позиции любой ценой, однако численный перевес русских быстро привел к тому, что эти войска были отрезаны на Керченском полуострове и почти полностью уничтожены[5].

– Это неизбежные издержки большой войны, – Гитлер все-таки не удержался и перебил Гальдера, – Наши потери носят временный характер. После деблокады группы армий «Центр» и проведения перегруппировки и пополнения мы вернем все утраченные территории. Переходите к положению на Московском направлении, генерал-полковник.

– На данный момент наступление первой танковой группы фон Клейста развивается успешно. – заметно более бодрым голосом произнес Гальдер. – Грамотное применение химического оружия позволило нашим танковым дивизиям быстро сломить сопротивление русских в полосе нанесения главного удара и обезопасить фланги танкового клина от контратак противника. В войсках отмечают явное превосходство вермахта над Красной армией в части готовности к действиям в условиях химической войны, однако стойкость советских войск к воздействию отравляющих веществ оказалась несколько выше, чем мы ожидали.

– Скажите спасибо Абверу, генерал, – прорычал Гитлер, напрочь «забыв» о том, что сам санкционировал применение зарина в подготовленной разведкой спецоперации. – Благодаря их авантюре мы дали русским лишнюю неделю на подготовку. Я повторяю свое требование! Все причастные к этой непростительной ошибке должны искупить вину кровью!

– Виновные выявлены, мой Фюрер, и меры по ним приняты, – немедленно откликнулся генерал Йодль, – Сейчас они уже исправляют последствия своих действий в окопах на Восточном фронте.

* * *

Задубевшая на морозе резина противогазной маски гнулась плохо. Курт Книспель знал, что если не отогреть ее под шинелью, надеть противогаз будет невозможно. Химическая война в условиях окружения и тридцатиградусного мороза стала настоящим адом для оказавшихся в котле войск группы армий «Центр».

Два дня назад им зачитали обращение Гитлера и объявили, что доблестные танкисты фон Клейста уже сокрушили внешний фронт окружения и находятся меньше чем в сотне километров от зарывшихся в землю и снег армий Роммеля, Гота и Гёпнера. Командование вермахта в бравурном тоне обещало им скорое спасение, особо напирая на то, что Фюрер отдал приказ о применении для прорыва к окруженным всех сил и средств, которыми располагает Германия, включая самое современное химическое оружие.

Упоминание об отравляющих газах Книспелю сразу не понравилось. Сам Курт в Первой мировой не участвовал – тогда он еще даже не родился, но рассказы ветеранов, прошедших этот кошмар, слышал не раз. Никому из оказавшихся в Московском котле солдат не требовалось объяснять, что дела у группы армий «Центр», пошли, мягко говоря, не совсем так, как планировалось, однако Курт не мог представить, что все настолько плохо, что Гитлер решится применить боевую химию. Тем не менее, Фюрер решился.

Химическая война докатилась до окруженных армий не сразу. Видимо, русским потребовалось какое-то время, чтобы пережить шок от свалившихся на их головы снарядов и бомб с ипритом, фосгеном и хлорцианом. Оправились они, правда, довольно быстро.

Первый химический удар по переднему краю окруженных нанесли советские тяжелые гаубицы. Книспель уже привык к тому, что у русских явная нехватка снарядов, особенно крупных калибров. Однако химических боеприпасов у них, похоже, было запасено немало, и вместо обычных в последнее время экономных обстрелов красные обрушили на немецкие окопы многие сотни «чемоданов» с ипритом и люизитом.

Легколетучие газы русские не применяли. Видимо, их командование считало, что толку от них не слишком много, и главной своей задачей видело химическое заражение местности, через которую окруженные могли попытаться прорваться к своим.

Курт осторожно обмял пальцами гофрированную трубку, соединявшую противогазную коробку с маской, и вытряхнул из нее льдинки, намерзшие от дыхания. Собрав противогаз, он проверил, не замерзли ли резиновые лепестки в дыхательном клапане и, поморщившись от отвращения, натянул все еще холодную маску на лицо.

Танк Книспеля сгорел в бою у Рогачевского шоссе. Из экипажа выжил только он один. Полученные ожоги оказались болезненными, но не опасными, и через полторы недели Курт вернулся в строй. Боевых машин к этому времени в группе армий «Центр» осталось немного, но для одного из лучших наводчиков панцерваффе место в экипаже Т-III все же нашлось. Русские гранатометы чаще убивали и калечили танкистов, чем полностью выводили из строя сами танки, так что без работы по специальности Курт не остался.

– А вот и химики пожаловали, – удовлетворенно кивнул новый командир Курта лейтенант Кляйн, глядя на приближающихся солдат в противогазах и каких-то самодельных штанах, переделанных из уцелевших при отступлении противоипритных накидок.

– Герр лейтенант, отряд химической разведки готов к выдвижению, – доложил фельдфебель, командовавший пятью химиками, и протянул офицеру карту. – Вот наш маршрут. Нам приказано проверить возможность прохода пехоты в трех обозначенных здесь районах.

Лейтенант на секунду задумался, прикидывая, хватит ли у его танка горючего, после чего слегка кивнул собственным мыслям.

– На броню! – скомандовал он фельдфебелю, и химики бодро полезли на танк, а экипаж занял места в машине. Противогазы все надели заранее – зараженная местность начиналась буквально в паре сотен метров от их позиции.

Это был уже не первый подобный рейд Курта. Танки Клейста, похоже, действительно приближались к внутреннему фронту окружения, и командование активно готовилось к удару им навстречу, пытаясь нащупать относительно безопасные коридоры для прорыва. Средств дегазации у попавших в котел армий практически не имелось, и теперь оставалось только искать разрывы в поставленных русскими химических заграждениях.

Танк взревел двигателем и, разбрасывая снег, тронулся в указанном химиками направлении. На взгляд Курта, бронетранспортер для этой задачи подошел бы лучше, но их у окруженных сохранилось еще меньше, чем танков, да и вероятность нарваться на обстрел противником все же была довольно высокой. В общем, командование предпочло не рисковать, хотя для вынужденных сидеть на броне солдат это решение явно было не в радость.

В течение пары часов химики трижды останавливали танк стуком по броне и уходили на нейтральную полосу. До русских окопов расстояние оставалось довольно приличным – лезть на собственноручно залитую ипритом территорию красные не желали. Как понял Книспель, химики пытались определить ширину этой зараженной полосы. Двое из них несли довольно громоздкие приборы химической разведки. Ситуация осложнялась тем, что в случае обстрела залечь на зараженной территории было нельзя – снег и земля, пропитанные ядом, могли убить вернее, чем пуля или осколок. Поэтому приближаться к русским окопам химики не торопились, да и задачи у них такой не было.

Каждый раз, возвращаясь к танку, фельдфебель лишь отрицательно качал головой, и его подчиненные молча забирались на броню, а лейтенант отдавал мехводу приказ двигаться дальше.

Четвертый выход оказался более удачным. Во всяком случае, отряд химиков ушел довольно далеко и вернулся назад только минут через сорок. До этого им хватало десяти-пятнадцати минут, чтобы понять, что проходов, доступных для пехоты, в проверяемых местах нет.

– Нашли, – пробубнил из-под противогаза фельдфебель, – Не скажу, что разрыв широкий, но при минимальной дегазации пехота пройдет. Русские артиллеристы, видимо, ошиблись и сместили прицел. Место, несомненно, перспективное…

– Воздух! – заорал Курт, рассмотревший у горизонта темные точки самолетов.

– Может наши? – неуверенно предположил фельдфебель, пытаясь разглядеть подробности через начавшие запотевать стекла противогазной маски.

Ему никто не ответил. Танк, загнанный под деревья небольшой рощи, имел неплохие шансы остаться незамеченным, и лейтенант совершенно справедливо решил не дергаться и дождаться прояснения ситуации. Самолеты, чьи бы они ни были, явно прилетели сюда не по их души.

– Русские штурмовики, – опознал противника один из химиков. Идут левее, и нас, похоже, не видят.

Неожиданно позади илов из высоких облаков вынырнули еще две точки, в крутом пикировании устремившиеся вниз.

– А вот это уже наши, – с удовлетворением произнес фельдфебель, успевший стянуть с лица маску противогаза и теперь, не снимая перчаток, протиравший ее куском влажной на вид ткани. Его примеру тут же последовали подчиненные – похоже, разведка на сегодня была закончена.

Атака «мессершмиттов» не осталась незамеченной. От штурмовиков к ним потянулись трассы пулеметных очередей, однако, судя по всему, попаданий русским добиться не удалось. Зато немцы свой шанс не упустили. ИЛ-2, немного отставший от группы, прекратил огонь. На его корпусе мелькнуло несколько вспышек, и самолет медленно завалился на крыло. Окутавшись дымом, он быстро понесся к земле, но внезапно за обреченной машиной потянулся широкий белый след.

– Газы! – заорал фельдфебель, вновь натягивая уже почти убранный противогаз.

Пилот подбитого штурмовика, видимо, был еще жив и открыл форсунки выливного авиационного прибора. Полтонны иприта, смешанного с труднозамерзающими растворителями, в течение нескольких секунд образовали за самолетом огромное облако, которое сейчас рассеивалось все шире и дрейфовало в сторону рощицы, где укрылся танк Курта.

– Заводи! – выкрикнул лейтенант Кляйн, проваливаясь внутрь машины и захлопывая створки люка.

В небе, между тем, появились новые действующие лица – два истребителя Як-1. Почему они отстали от прикрываемых штурмовиков, было неясно, но теперь русские пилоты пытались прийти на помощь своим товарищам.

Чем закончился бой, Курт не видел, и только вернувшись в свою часть, стал свидетелем короткого разговора между командиром танка и фельдфебелем-химиком.

– Мы еле выскочили, а то пришлось бы нам с вами, герр лейтенант, вашу машину от иприта отдраивать и самим этой вонючей дрянью из противохимических пакетов друг друга обрабатывать. Всем бы досталось – полных защитных костюмов у нас ведь нет.

– Ну, значит, в этот раз нам повезло, – лейтенант отнесся к словам химика спокойно. – Чем в воздухе дело закончилось?

– «Мессершмитты» еще один штурмовик завалили, а дальше я не видел. Хуже другое. Эти русские, похоже, летели наши окопы химией поливать, и когда сто девятые на них навалились, они начали от этой дряни избавляться, открыв выливные приборы.

– И что тут плохого? – вяло удивился лейтенант. – Не довезли до наших окопов химическую заразу, стало быть, с пехоты ящик шнапса истребителям.

– Боком нам выйдет эта победа люфтваффе, – зло усмехнулся фельдфебель. – Русские штурмовики напрочь залили ипритом разведанный нами коридор. Так что готовьтесь, герр лейтенант. Завтра, а может и еще сегодня, командование нас снова в рейд погонит.

* * *

Мое скромное пожелание усилить две выделенных мне танковых бригады частями химзащиты было удовлетворено Ставкой с неожиданным размахом. Размениваться на мелочи Шапошников не стал, и каждая из бригад получила из резерва главного командования по два отдельных батальона химзащиты со всеми причитающимися им по штату подразделениями и техникой – машинами дегазации, установками для обеззараживания одежды и снаряжения, взводами химической разведки и ротами боевой поддержки.

– Товарищ маршал, в плане противохимической защиты я получил все, что нужно. Благодарю за понимание. Тем не менее, для успеха операции этого недостаточно, – я решил, что если уж дают, надо брать все, до чего дотянутся мои загребущие руки, – Противник быстро поймет, чем может обернуться наш контрудар, и будет оказывать ожесточенное противодействие. В частности, немцы обязательно нанесут авиационные и артиллерийские удары по батальонам химзащиты, которые будут заняты дегазацией проходов для армий товарища Конева. Я должен иметь возможность эффективно противодействовать этим попыткам. Штатных средств ПВО танковых бригад совершенно недостаточно для прикрытия наступающих танков и одновременной защиты химиков.

– Хорошо, – чуть помедлив, согласился Шапошников, – этот вопрос мы решим. Что-то еще?

– Артиллерия. Мне нужна возможность быстрой организации контрбатарейной борьбы, когда немецкие тяжелые гаубицы начнут обстреливать наши боевые порядки. В идеале хотелось бы иметь прямую связь с артполком РГК, который будет работать по передаваемым мной координатам. Лучше – два полка.

– Это выполнимо, – кивнул маршал, – тем более что такая схема уже не раз хорошо себя показала в реальном бою. Хуже с боезапасом. Фугасных снарядов крупных калибров почти нет уже даже на фронтовых складах.

– Товарищ маршал, для контрбатарейной борьбы отлично подойдут химические боеприпасы. Иприт и люизит быстро отбивают у артиллеристов охоту продолжать ведение огня, особенно если среди каждых пяти-шести снарядов с химией на их позиции все-таки прилетает и один фугасный.

– Вы ведь не сторонник применения отравляющих веществ, подполковник, – усмехнулся Шапошников.

– Не сторонник. Но и не упертый идеалист. Если другого выхода нет – будем стрелять тем, что имеется в наличии. По крайней мере, пока не готов асимметричный ответ.

– Ну-ну… – неопределенно ответил маршал, но слова мои он явно запомнил.

– На авиационную поддержку я могу рассчитывать?

– В пределах возможностей ВВС Калининского фронта. На данный момент это около ста исправных самолетов. Примерно половина из них – истребители ЛАГГ-3 и ЯК-1. Остальные – Пе-2 и Ил-2. Естественно, задействовать их все одновременно вы не сможете – у фронта есть и другие задачи, но ваши заявки будут иметь приоритет.

* * *

Когда я прибыл в расположение танковых бригад, как-то вдруг выяснилось, что в моем подчинении оказались командиры старше меня по званию, возрасту и выслуге лет. Обеими бригадами командовали полковники, артполками РГК – тоже. Только в отдельных батальонах химзащиты командирами оказались майоры и подполковники.

Конечно, приказ за подписью начальника генштаба полковники открыто оспаривать не стали, но во взглядах командиров бригад я читал непонимание. Для моего звания я был непростительно молод. Звезда героя и другие награды, конечно, частично исправляли ситуацию, но в РККА назначение командиром младшего по званию обычно не практиковалось. Лично никто из присутствовавших меня не знал, в газеты никакой информации обо мне тоже не просачивалось – товарищ Берия постарался, еще когда немцам моя личность не была известна. Да и потом Наркомат внутренних дел старался всячески отвести от меня лишнее внимание – просто на всякий случай. Так что для заслуженных командиров я был фактором совершенно непонятным и в привычную картину мира категорически не влезал.

Ситуация разрешилась довольно неожиданно, когда в штаб только что созданной оперативной группы прибыл один из командиров артполков, получивший задачу поддерживать огнем прорыв танковых бригад. К своему удивлению я увидел в дверях блиндажа старого знакомого – полковника Цайтиуни.

– Вах! – выдохнул Цайтиуни, увидев меня, – Товарищ Нагулин! Помнится мне, при нашей последней встрече в ваших петлицах был всего один кубик. А что я вижу теперь? Звезда героя и три «шпалы»! Нет, мы тогда у Днепра неплохо вместе поработали. Есть, что вспомнить. Но чтоб так…!

– Ну, у вас, я смотрю, тоже «шпал» прибавилось, товарищ полковник, – я улыбнулся, шагнул навстречу Цайтиуни и крепко пожал протянутую им руку. – Тоже ведь за Днепр, я полагаю?

– За Днепр, – кивнул полковник, – А ведь сейчас у нас снова все тот же противник – фон Клейст. Судьба – интересная штука. Прошло время, и вот мы с вами снова встретились, а виновником нашей встречи стал все тот же враг. Мы не смогли его добить тогда и, честно говоря, там, под Кременчугом, он сам нас чуть не добил. Вы тогда уходили какими-то окольными тропами, и я свой полк из-под удара еле вывел. Буквально по лезвию прошел…

Командиры танковых бригад с большим интересом наблюдали за нашей встречей, и, когда я уехал в штаб Калининского фронта представляться генерал-полковнику Коневу, они, похоже, подробно расспросили Цайтиуни об обстоятельствах нашего знакомства. Учитывая горячий характер артиллериста, думаю, рассказал он им все в красках и от себя еще немало добавил. Во всяком случае, непонимания во взглядах танковых командиров стало куда меньше.

* * *

Полковник Рихтенгден пристально вглядывался в бело-серую мешанину полей и перелесков, перепаханных воронками от бомб и снарядов, изрядная доля которых была начинена ипритом и другими отравляющими веществами. Он был тепло одет, и даже на тридцатиградусном морозе не должен был сильно страдать от холода, однако полковник чувствовал легкий озноб в виде неприятного холодка, пробегающего вдоль позвоночника. Рихтенгден хорошо знал это ощущение. Организм настойчиво предупреждал его, что за этой внешней неподвижностью окружающего пейзажа скрывается нечто, несущее смертельную угрозу.

– Герр оберст… – услышал он голос гауптмана Рутцена, начальника штаба батальона, – химики доложили мне все подробности, как вы и приказали. Химическое заграждение в нашей полосе обороны имеет ширину от семисот до девятисот метров. Это зона сплошного заражения местности ипритом и люизитом. Дальше еще на три-четыре километра идет очаговое заражение. Люфтваффе и гаубицы обработали химией перекрестки дорог, наиболее удобные проселки и проходы между лесными массивами.

– Сколько эта отрава будет держаться на местности? – с ноткой брезгливости в голосе спросил Рихтенгден.

– Если погода не изменится, заражение продержится не менее двух суток, герр оберст. Но и после этого данная территория все еще будет представлять большую опасность для живой силы, защищенной только противогазами. Это очень серьезное препятствие для русской пехоты, да и для техники тоже.

Гауптман Рутцен честно пытался вести себя нейтрально, но Рихтенгден видел, что назначение бывшего полковника Абвера на должность командира пехотного батальона вызывает у начальника штаба массу вопросов, которые он не решается задать, не желая нарушать субординацию. Полковник невесело усмехнулся, продолжая рассматривать окрестности в бинокль. Ничего, потерпит гауптман. Но почему же, все-таки, так зудит под кожей?

– Я так понимаю, разведку территории за зоной химического заграждения ведет только люфтваффе?

– Да, герр оберст. Выслать пешую разведку не представляется возможным. Теоретически, пройти зону заражения в средствах защиты можно, но сделать это незаметно для противника абсолютно нереально.

– Когда поступил последний доклад от летчиков?

– Два часа назад. Ничего необычного. Русские маневрируют вдоль фронта, перебрасывая резервы на участок прорыва наших танков. Напротив нас занимают оборону части потрепанного стрелкового полка противника. Предпринять какие-либо активные действия они в ближайшее время не смогут.

– Откуда такая уверенность, гауптман?

– Это оценка наблюдателей «летающего глаза», герр оберст.

– Усильте наблюдение за нейтральной полосой, особенно ночью и в предрассветные часы. Мне не нравится эта тишина. Русские на этой войне никогда не вели себя пассивно.

– Химический удар сломил их волю к сопротивлению… – не слишком уверенно произнес начальник штаба.

– Не повторяйте чужие глупости, гауптман, – зло усмехнулся Рихтенгден, – даже если их говорят на самом верху.

* * *

Выдвижение двух танковых бригад на исходные позиции началось в два часа ночи. На несколько ближайших дней погода, к моему сожалению, ожидалась ясная, и господство немецкой авиации можно было свести на нет только ночной атакой. Откровенно слабые ВВС Калининского фронта вряд ли могли серьезно противостоять люфтваффе, и я решил использовать их только в самые ответственные моменты операции.

Идея ночной дегазации местности, по самое некуда залитой ипритом и люизитом, вызвала у химиков бурю возмущения и массу вопросов, однако я остался непреклонен и, в конце концов, командиры батальонов химзащиты были вынуждены признать, что некоторые неудобства, связанные с плохим освещением, явно лучше, чем немецкие бомбардировщики, при свете дня пикирующие на дегазационную технику.

Вид местности со спутников производил на меня сложное впечатление. С одной стороны, немцы подошли к устройству полосы химического заграждения с большой тщательностью. Это меня не удивило – использовать иприт в качестве преграды для движения вражеских войск они неплохо научились еще в Первую мировую, а сейчас у них имелись в распоряжении куда более продвинутые в технологическом плане средства доставки – бомбардировщики с авиационными выливными приборами. С другой стороны, противник явно решил взять количеством вылитой на землю отравы, надеясь, что оно рано или поздно перейдет в качество. В чем-то немцы, конечно, оказались правы, но создать действительно сплошную непреодолимую полосу химического заражения у них все же получилось не везде.

На тщательную химическую разведку у приданных мне батальонов химзащиты ушел бы не один день, да и не дали бы немцы им эту разведку вести – за зараженной территорией они пристально наблюдали с воздуха. Мне, однако, ползать по местности с приборами химической разведки не требовалось. Спутники развернули перед моими глазами виртуальную карту с четко обозначенными пятнами иприта и люизита, имеющими разную окраску в зависимости от концентрации и типа отравляющих веществ.

Безопасные проходы в зоне заражения требовалось делать достаточно широкими, чтобы обеспечить через них ввод в прорыв основных сил Калининского фронта, а это многие десятки тысяч человек с техникой и артиллерией. Прикинув плотность зараженных пятен на разных направлениях и сопоставив эту информацию с конфигурацией немецкой обороны, я с помощью вычислителя выбрал оптимальные направления ударов танковых бригад. Следующим этапом стала прокладка маршрутов для батальонов химзащиты, которые должны были после нашего прорыва максимально быстро дегазировать местность и создать коридоры для прохода войск генерала Конева.

Озвучивая боевой приказ, я не стал объяснять командирам танковых бригад и батальонов химзащиты, как именно я пришел к принятому решению. Честно говоря, я ждал множества вопросов и возражений, но их не последовало. Как оказалось, причина необычайной сговорчивости моих новых подчиненных крылась в появлении в расположении штаба новых действующих лиц. Пока я осуществлял рекогносцировку местности, к нам прибыли люди товарища Берии. Нарком внутренних дел, видимо, решил, что столь важная операция не может проводиться без прямого контроля НКВД, и комиссар госбезопасности третьего ранга Судоплатов получил приказ прибыть в штаб оперативной группы, обеспечить должный уровень секретности и на месте оказать подполковнику Нагулину всемерное содействие в организации операции. Вот именно последнее, то есть «оказать всемерное содействие», похоже, и повлияло на командиров частей, задействованных в контрударе, и отбило у них всякую охоту обсуждать мои приказы – Судоплатова, в отличие от меня, здесь знали неплохо.

Мой бывший начальник прибыл, естественно, не один. Его сопровождала рота бойцов НКВД, в составе которой оказалось и две боевых тройки подполковника Лебедева с ним самим во главе. Похоже, у Судоплатова была и побочная задача – по возможности испытать в боевых условиях новый формат диверсионной группы. Честно говоря, я пока плохо понимал, какие задачи они собираются здесь решать, но думать об этом мне было откровенно некогда.

Первое химическое пятно встретилось нам почти в пяти километрах от немецких окопов. Танковые бригады шли единой колонной, иначе мне было бы не провести столько людей и техники через зараженную территорию. Головной и боковые дозоры я высылать не стал. По уставу, конечно, следовало бы, однако сателлиты подсказывали мне, что вокруг противника не наблюдается. Ну а просто так, ради спектакля, посылать людей купаться в иприте я не счел возможным.

– Колонна, стой! – я поднял руку, и ехавшая сразу за мной дегазационная машина АХИ резко остановилась, громко проскрипев тормозами. – Впереди сто пятьдесят метров дороги заражено люизитом. Начало пятна в семидесяти метрах отсюда. Расчету приступить к дегазации!

– Есть! – старший сержант, командовавший отделением обеззараживания, никаких вопросов задавать не стал, в отличие от его начальника.

– Товарищ подполковник, мы не провели химическую разведку, – подскочил ко мне командир батальона химзащиты. Если так расходовать реагент, хлорная известь закончится через пару километров.

– Хорошо, комбат. Возьмите пробы грунта и снега, но только быстро. Через пять минут машина АХИ должна приступить к работе.

– Кучеров! – выкрикнул командир батальона, подзывая бойца с прибором химической разведки. – Выдвинуться на восемьдесят метров вперед по дороге и взять пробы грунта!

– Есть! – боец, уже одетый в костюм химзащиты, махнул рукой второму номеру и, дождавшись его, быстро зашагал вперед по дороге, на ходу надевая противогаз и подсвечивая себе путь фонарем.

Через пять минут АХИ на базе трехосного грузовика ЗИС-6 двинулся к указанному мной пятну, а вернувшиеся разведчики расположились в стороне от дороги и приступили к проверке взятых проб. Впереди раздалось громкое шипение – форсунки дегазационной машины направили на дорогу струи подогретого раствора хлорной извести.

– Товарищ майор! – к комбату подбежал с докладом красноармеец Кучеров, так и не снявший противогаз. Остановился разведчик на приличном расстоянии от командира. – Местность заражена люизитом. Разрешите определить границы пятна!

– Отставить, – остановил бойца комбат, – Немедленно проведите дегазацию защитных костюмов.

– Есть! – боец скрылся в темноте, а комбат развернулся ко мне.

– Извините, товарищ подполковник, был не прав. Но как…

– Не нужно вопросов, майор, – комиссар госбезопасности Судоплатов оказался рядом с нами совершенно бесшумно, неожиданно появившись из-за остановившегося на дороге грузовика. – Просто выполняйте приказы. Остальное вне вашей компетенции. Вам все ясно?

На преодоление двух с половиной километров у нас ушло почти три часа. Дальше идти колонной было нельзя – немцы вот-вот должны были нас обнаружить. Танки, как источник наиболее громких звуков, мы оставили позади, но и работа автодегазаторов бесшумностью не отличалась.

Я вывел бригады к довольно обширному пространству, практически не зараженному боевой химией. В этом месте до немецких окопов оставалось меньше двух километров. Половина этого пространства была почти полностью залита ипритом, но между нами и полосой химического заграждения оставалось около семисот метров относительно чистой земли.

Здесь я планировал провести развертывание танковых бригад перед атакой. Главная проблема заключалась в том, что костюмов химзащиты на всех катастрофически не хватало, а посылать людей через ипритное поле в одних противогазах и почти бесполезных накидках было нельзя. При должной подготовке танка экипаж в противогазах был достаточно защищен от воздействия яда, но пехотный десант на броне без защитных костюмов обойтись не мог никак. А ведь костюмы были нужны и химикам, которым предстояло дегазировать территорию.

В итоге удалось собрать десантную группу численностью около батальона. В моем распоряжении имелась почти сотня танков, так что на каждую машину приходилось всего четыре-пять десантников. Такого количества пехоты для полноценного прорыва было, конечно, совершенно недостаточно. Поэтому по плану почти сразу за танками должны были двигаться химики и проделывать проходы для остальной пехоты танковых бригад, а моей головной болью становилась защита этой весьма уязвимой части моих войск от посягательств со стороны противника.

* * *

– Герр оберст, проснитесь! – голос гауптмана вырвал Рихтенгдена из тревожного сна. – Вы приказали докладывать о любых странностях в поведении противника. Со стороны русских позиций слышен отдаленный гул и какие-то шорохи, похожие на змеиное шипение. Иногда эти звуки заглушаются канонадой на востоке, но наблюдатели утверждают, что расслышали их отчетливо и направление определили точно.

– Идемте! – Рихтенгден резко встал и потер лицо ладонями.

Морозный воздух обжег щеки полковника и прогнал остатки сна. Немногочисленные осветительные ракеты силились разогнать тьму декабрьской ночи. Их свет отражался от снежных пятен, многократно преломлялся и порождал длинные дрожащие тени.

Гул действительно имел место, и сейчас он был слышен уже вполне отчетливо.

– Танки, герр оберст?! – гауптман, похоже, не верил собственным ушам. – Но как? Что делать танкам ночью внутри зараженной территории? Перед самым закатом еще раз прилетал воздушный разведчик. Никаких действий по дегазации русские не предпринимали…

– До них два-три километра, так? – резко перебил подчиненного Рихтенгден.

– Не дальше, – быстро кивнул Рутцен, – иначе бы мы их не слышали.

– Значит, они преодолели уже половину зоны химического заграждения.

– Ночью?!

– Это русские, гауптман. Ночь – их время.

Рутцен недоуменно посмотрел на командира батальона, но полковник не посчитал нужным пояснять свои слова и лишь еще внимательнее вслушался в гул на севере, пытаясь принять правильное решение.

– Боевая тревога! – отбросил последние сомнения Рихтенгден, – Открыть заградительный огонь из 80-миллиметровых минометов по квадратам D и F. Если русские готовятся к атаке, там самые удобные места для развертывания в боевой порядок. Вызывайте артиллерию, гауптман, мне нужна поддержка полковых гаубиц.

– Вы считаете, это…

– Выполнять! – прошипел Рихтенгден, и Рутцен, осекшись на полуслове, метнулся к штабному блиндажу.

Позиции батальона оживали на глазах. Из укрытий выбегали разбуженные тревогой солдаты и занимали свои места в окопах. Лязгали затворы винтовок и пулеметов, суетились артиллеристы на позициях противотанковых пушек, через минуту в тылу батальона захлопали минометные выстрелы, и в небо ушла порция осветительных мин.

– Герр оберст, минометчики уточняют тип боеприпасов. Люизит? – перед Рихтенгденом вытянулся связной унтер-офицер.

– Осколочные, – бросил в ответ полковник, подумав про себя, что было бы глупо бить химией по русским, сумевшим ночью пройти несколько километров по зараженной территории.

– Герр оберст, – на этот раз в поле зрения полковника появился уже сам начштаба батальона, – прошу вас пройти в блиндаж. Артиллеристы просят уточнить цели.

В воздух за спиной Рихтенгдена унеслась очередная серия мин. Пригибаясь, чтобы войти в низкую дверь штабного блиндажа, полковник услышал нарастающий вой и, уже нырнув под защиту многослойного наката из земли и бревен, почувствовал, как под ногами задрожала земля. С потолка потекли струйки песка, припорошив всех, кто находился в блиндаже.

– Русские отвечают! Значит, вы были правы, герр оберст, – мрачно произнес гауптман, стряхивая песок с фуражки.

– Газы! – донеслась снаружи отрывистая команда.

– Мы вызвали из ада уже почти забытых демонов, гауптман, – негромко произнес Рихтенгден, доставая противогаз из ребристого цилиндрического контейнера, – И теперь они пришли за нами.

* * *

Немцы зашевелились даже раньше, чем я ожидал. Видимо, командовал ими очень бдительный офицер, тщательно накрутивший хвосты подчиненным в том смысле, что химия – это, конечно, хорошо, но пристальное наблюдение за действиями противника еще никогда не шло во вред обороняющимся.

Так или иначе, наши действия были замечены, а скорее, услышаны, и противник начал лихорадочно готовиться к бою. Наибольшее беспокойство у меня вызвала активность немецких минометчиков. Не знаю, куда они собирались стрелять, но дальности 80-миллиметровых минометов вполне хватало на то, чтобы достать до моих танковых бригад, еще только разворачивавшихся в атакующий порядок.

Первым залпом немецкие минометчики подвесили над зараженной полосой шесть «люстр», ярко осветивших перепаханное воронками поле. Увидеть нас немцы не могли – между нами и зоной сплошного заражения лежала полоса избитого снарядами кустарника, да и расстояние все же было немалым. Тем не менее, немцы явно не собирались ограничиваться осветительными минами.

Вычислитель пока не видел в этой минометной батарее прямой угрозы. Первые взрывы осколочных мин прозвучали далеко справа, но после третьего залпа немецкие минометчики изменили прицел, и тревожный зуд под кожей известил меня о том, что следующие смертельные подарки лягут уже намного ближе.

Свой командный пункт я расположил на опушке небольшого леса почти сразу за выстроившимися в три ряда боевыми машинами танковых бригад. Грузовой автомобиль с размещенной в герметичном кузове мощной радиостанцией был штабной машиной одного из батальонов противохимической защиты, и я цинично прибрал его к рукам вместе с отделением связистов.

– Полк Цайтиуни на связь!

– Есть! – откликнулся командир радистов и почти сразу протянул мне трубку.

Я еще диктовал артиллеристам установки для стрельбы, когда вычислитель вновь подал тревожный сигнал, резко уменьшив масштаб виртуальной карты и выделив на ней готовящиеся к стрельбе батареи 105-миллиметровых гаубиц.

– Товарищ подполковник! Полковник Иванченко докладывает, что его бригада попала под минометный огонь! Есть потери среди танкового десанта.

– Начать выдвижение на рубеж атаки! – тянуть с переходом в наступление было нельзя. В Красной армии бронетранспортеры отсутствовали, как класс. Это создавало массу неудобств и вело к неоправданным потерям среди пехотинцев от заградительного огня противника. Одно дело, когда бойцы сидят за броней, пусть и тонкой, но защищающей их от пуль и осколков, и совсем другое, когда они находятся на броне танков, хоть как-то прикрывающей их только с фронта.

Ситуация пока не была критичной, но я чувствовал, что еще немного, и я перестану успевать вовремя реагировать на все цели, внезапно превращающиеся на виртуальной карте из приглушенных красных квадратиков в ярко алые отметки гаубиц и «небельверферов», готовых открыть огонь по моим войскам.

Из тыла пришел далекий рокот, и над нашими головами завыли 152-миллиметровые «чемоданы» гаубиц МЛ-20. Впереди, на немецких позициях замелькали вспышки, и в воздух поднялись фонтаны земли. Среди них густо вспухали белесые ипритные облака – химических снарядов полковник Цайтиуни не жалел.

Боевые машины с десантом на броне проломили жидкую полосу кустарника и выбрались на открытое место. На немецких позициях все еще продолжали рваться снаряды, но вскоре гаубицы переключились на контрбатарейную борьбу. Теперь противник увидел наши танки в свете «люстр» и немедленно открыл огонь. Гулко ударили противотанковые пушки, бронебойный снаряд с визгом ушел в рикошет от лобовой брони одного из КВ, шедших в первой линии.

Наши танки тоже начали отвечать из пушек и курсовых пулеметов. Я посмотрел на карту. Первые тяжелые машины уже вошли в зону сплошного химического заражения. Десант пока оставался на броне, прячась за башнями и пытаясь прижать немцев к земле огнем из стрелкового оружия.

Не знаю, как наши и немцы находили цели – видимость был откровенно паршивой, но передо мной вычислитель разворачивал картину боя, фильтруя дымы и дополняя недостаток освещенности данными из инфракрасной части спектра. Пока потери с нашей стороны были невелики, но до вражеских окопов оставалось еще не меньше пятисот метров, и немцы, несмотря на артподготовку и удар ипритом, оставлять свои позиции явно не собирались.

– Батальонам противохимической защиты начать дегазацию!

Танки ушли уже метров на четыреста вперед, и теперь вслед за ними через измочаленный гусеницами кустарник на поле выбралось два десятка химических бронемашин КС-18. Каждая из них имела бак емкостью в тысячу литров, наполненный дегазирующими растворами.

На некотором расстоянии за машинами двигались бойцы в костюмах химзащиты с приборами химической разведи, контролируя качество дегазации. Впереди все сильнее разгорался бой, и именно от химиков сейчас зависело, когда на помощь немногочисленному танковому десанту смогут прийти основные силы пехоты танковых бригад.

Глава 5

На севере, за нашими спинами, грохотало уже непрерывно – оба приданных мне артполка РГК включились в работу, подавляя немецкие гаубицы, пытавшиеся открыть заградительный огонь по наступающим танковым цепям. Артиллерии у немцев, к сожалению, было много, и не до всех вражеских батарей мы могли дотянуться. К примеру, позиций 210-миллиметровых гаубиц, имевшихся в распоряжении Клейста, пока находились вне зоны досягаемости нашего артогня. Дело другое, что сходу ввести их в дело противнику было непросто. Батареи нужно было подтянуть к месту намечающегося прорыва, иначе из-за высокого рассеивания снарядов при стрельбе на максимальную дальность немцы рисковали попасть по своим.

– Товарищ подполковник, комбриг-26 докладывает, что немцы выбиты из первой линии окопов. Противотанковые батареи подавлены. Потеряно четыре танка. Противник отходит на вторую полосу обороны.

– Продолжать преследование. Не давать закрепиться!

На самом деле, сейчас мне было совершенно не до раздачи приказов командирам танковых бригад. У них была своя четко поставленная задача, и ничего нового они от меня услышать не могли. Главной головной болью в данный момент являлись немецкие гаубицы и танковый полк, оставленный Клейстом в резерве как раз на подобный случай.

В отличие от Красной армии, немцы не испытывали никаких проблем с количеством боеприпасов для своей артиллерии, и если дать им возможность безнаказанно стрелять по идущим в атаку бригадам и работающим за их спинами химикам, наша попытка прорыва просто утонет в море огня и захлебнется ипритом и люизитом.

Ночь и внезапность нашего удара, конечно, сказывались на скорости реакции немцев на возникшую угрозу. Еще сильнее тормозила их ответные действия заблокированная радиосвязь, но за последние месяцы противник успел уже привыкнуть к проблемам в эфире и принять контрмеры. Теперь утрата возможности передавать приказы и доклады по радио не приводила к потере управления немецкими войсками, а лишь замедляла прохождение команд между штабами и боевыми частями, да и то не всегда.

Вид с орбиты однозначно показывал, что немцы приходят в себя заметно быстрее, чем я рассчитывал. Пехотный батальон, на который пришелся концентрированный удар двух моих танковых бригад, несомненно, понес значительные потери, но отступал он как-то уж слишком организованно, продолжая наносить нам потери и существенно замедляя продвижение танков и пехоты. Судя по его боевому пути, ничем особенным этот батальон от других подобных немецких пехотных частей не отличался, и проявлять повышенную стойкость ему, вроде бы, было не с чего. Однако данный факт имел место быть. Кроме того, попавшему под удар батальону немцы весьма оперативно и своевременно начали помогать резервами. Наши танки еще только подходили ко второй полосе обороны противника, а третья, последняя, линия окопов уже была занята немецкой пехотой, довольно плотно насыщенной противотанковыми средствами.

Пришлось снова переносить огонь полка Цайтиуни на немецкие позиции перед фронтом наступления танковых бригад, что тут же сказалось на качестве контрбатарейной борьбы. Немцы, правда, сориентировались в обстановке не сразу. Главным врагом для них сейчас являлись танки, утюжившие их окопы, но бить по ним из гаубиц в ситуации, когда непонятно, где свои, а где чужие, было невозможно.

Действия наших химиков поначалу не привлекли внимания противника. Тем не менее, немцам хватило буквально нескольких минут, чтобы понять, какую угрозу для них представляет эта почти бесшумная возня на зараженной территории, и в сторону батальонов химзащиты полетели первые осколочно-фугасные и химические снаряды.

Близким взрывом перевернуло химическую бронемашину. Осколки пробили тонкую броню и изрешетили цистерну с раствором хлорной извести, однако остальные дегазаторы продолжали двигаться вперед. До рассвета оставалось еще около четырех часов, и за это время нужно было закончить прокладку безопасного коридора для ввода в прорыв сначала оставшейся пехоты танковых бригад, а затем и остальных войск Калининского фронта, уже выходивших на исходные рубежи.

* * *

– Лаврентий, ты уверен, что больше никаких сведений о Нагулине собрать невозможно? Откуда он появился с этими своими способностями? Только не надо повторять мне те сказки, которыми он пичкал тебя и твоих людей на допросах, хотя скорее я назвал бы их дружескими беседами.

– У меня нет других ответов, товарищ Сталин, – покачал головой Берия, и неяркий свет ламп блеснул в линзах его пенсне, – Все, что было в архивах, мы уже подняли. Информация очень скудная, и толку с нее немного. Нужно искать в тайге, из которой он вышел, причем искать очень тщательно, а это огромная и совершенно дикая территория. Смущает даже не то, что это не СССР, а Тува. С местными властями никаких проблем не возникнет, но сейчас зима, и нормально поисковую операцию не организовать, а раньше… Раньше не было причин для того, чтобы устраивать столь масштабные поиски.

– И что ты планируешь там найти? Убогую заброшенную заимку? Я почти уверен, что она действительно существует. И люди эти, которых он называет своей семьей, скорее всего, там когда-то жили, только что это нам даст? Нагулин мог просто наткнуться на это место и присвоить себе имя одного из умерших от неизвестных причин старообрядцев. Проверить это невозможно. Не думаю, что он так глуп, что оставил на месте улики, позволяющие его изобличить.

– Есть еще вариант, что он говорит правду, – без особой убежденности в голосе произнес Берия.

– Часть правды, Лаврентий, – с нажимом ответил Сталин, – Всей правды он тебе не скажет никогда. Нагулин – новая фигура на мировой шахматной доске, причем фигура неизвестной силы. Пока не ферзь и даже, наверное, не ладья, но уже и не конь или слон. Он способен на ходы, которых не ждет ни один шахматист, и в этом его сила. На наше счастье, по какой-то одному ему известной причине в данный момент он играет на нашей стороне, но пока мы не поймем эту причину, всегда остается риск, что эта его лояльность в любой момент может закончиться, и тогда предсказать последствия не сможет никто.

– Петр Нагулин очень много сделал для нашей страны и, судя по всему, собирается сделать еще больше. Применять к нему жесткие меры дознания было бы непростительной глупостью – можно подтолкнуть его к принятию крайне нежелательных решений.

– Об этом речи нет, – раздраженно ответил Сталин, – И разговор этот я начал не для того, чтобы решить, как выбить из Нагулина правду об источниках его возможностей. Меня интересует совершенно другое. Лаврентий, ты понимаешь, какой козырь попал к нам в руки?

– Понимаю, товарищ Сталин. Я говорил с Жуковым и Шапошниковым. Жуков, конечно, как всегда резковат, но даже он согласился с тем, что если бы не действия Нагулина, остановить немцев под Москвой мы бы, может, и смогли, но на то, чтобы окружить группу армий «Центр» сил бы точно не хватило.

– Нет, товарищ Берия, все же вы не понимаете, что я имею в виду, – Вождь неожиданно перешел на более официальный тон, – Московский котел действительно стал выдающейся победой Красной армии. Даже если немцы смогут пробиться к окруженным, разгром армий Гитлера на подступах к столице СССР еще долго не даст немцам оправиться и перейти к активным действиям на Восточном фронте. Но я не думаю, что они пробьются. Конев докладывает, что танковые бригады Нагулина смогли преодолеть зону химического заражения и прорвать фронт. Это еще не полный успех, но уже очень серьезная заявка на него, однако я сейчас не об этом. Я стараюсь заглядывать дальше. Меня интересуют те перспективы, которые могут открыться перед нами, если он и дальше будет действовать в интересах Советского Союза. Что вы, товарищ Берия, думаете о возможностях этого человека и его слабостях?

– Его таланты слишком многогранны, – не задумываясь, ответил Берия, явно давно и неоднократно сам задававшийся этим вопросом, – феноменальный стрелок, диверсант с необычным зрением и слухом, человек, способный почти мгновенно совершать в уме математические расчеты, на которые у пары десятков математиков ушли бы часы или дни. Отличное знание немецкого языка, и не факт, что только немецкого, хотя точных данных нет. И, наконец, инженер-конструктор, способный заменить собой целые конструкторские бюро. В одном человеке такие способности уживаться не могут, это очевидно.

– Не будем сейчас ударяться в мистику, – усмехнулся в усы Сталин, – давайте лучше подумаем, как использовать сложившуюся ситуацию. Вы назвали только таланты Нагулина, но ведь он не лишен и слабостей.

– Естественно, – кивнул Берия, – Прежде всего, многие его суждения довольно наивны и идеалистичны. Взять хотя бы предложение не использовать химическое оружие, несмотря на применение его немцами. Красиво, но глупо. Были и еще интересные и столь же наивные высказывания, в том числе об отношении командиров Красной армии к жизням рядовых красноармейцев. Кроме того, он всегда держит слово, в том числе данное врагам. Если обещал сохранить жизнь пленному в обмен на информацию, старается выполнить обещание, даже если оставлять противника в живых откровенно опасно.

– Благородство и юношеский максимализм – это очень хорошо, – кивнул Сталин, – Это значит, мы сможем найти способ удержать Нагулина на нашей стороне достаточно долго, а, может быть, и привязать его к СССР навсегда.

– У него есть девушка. Сержант госбезопасности Елена Серова. Мои люди провели с ней соответствующую работу, еще когда у них только намечались романтические отношения. Нет, никакой прямой вербовки, но намеки звучали достаточно прозрачно, и она, судя по всему, все поняла правильно.

– И на что же ей столь прозрачно намекали?

– На то, что никто в Наркомате внутренних дел не будет препятствовать их отношениям, если они вдруг возникнут. Она, конечно, немного потрепыхалась, делая вид, что не понимает, о чем речь, но в итоге оказалась женщиной умной и вполне благосклонно отреагировала на аргумент о том, что Нагулин – личность, несомненно, героическая, но весьма неоднозначная с точки зрения идеологической подготовки, ибо вышел он из дремучей тайги, где о прогрессивных коммунистических учениях и марксистско-ленинской теории никто ничего не слышал. Ну и, понятно, руководству НКВД станет гораздо спокойнее, если рядом с Нагулиным будет человек, безгранично преданный делу Ленина-Сталина, готовый в любой момент поправить, подсказать и уберечь от досадных ошибок и заблуждений. Ну а если вдруг своими силами справиться будет сложно, за помощью в решении таких проблем всегда можно обратиться к более опытным старшим товарищам. Мало того, поступать так настоятельно рекомендуется.

– Ну-ну, – кивнул Сталин. – Разумно. Надеюсь, палку в этом вопросе не перегнули?

– У меня нет оснований сомневаться в квалификации сотрудников, работавших с Серовой.

– Хорошо. Оставим эту тему и вернемся к Нагулину, – Сталин положил трубку на стол и уселся в кресло за своим рабочим столом, продолжая внимательно смотреть на собеседника, – Сегодня у меня был нарком вооружения товарищ Устинов. Речь шла о термитных снарядах и боеприпасах объемного взрыва. По чертежам Нагулина на четвертом ремонтно-опытном заводе в Коломне были созданы образцы термитных головных частей для снарядов М-13. Результаты первых же полигонных испытаний показали, что после залпа дивизиона «Катюш» в районе цели образуется обширная зона с температурой, превышающей три тысячи градусов. Плавится танковая броня, выгорает все, что может гореть, и даже многое из того, что гореть не может, живая сила не имеет шансов выжить ни в окопах, ни в блиндажах, ни в большинстве ДОТов и ДЗОТов[6]. Это страшное оружие, Лаврентий, но, по словам генерала Устинова, даже оно блекнет по сравнению с боеприпасами объемного взрыва. Нарком предлагает немедленно приступить к массовому выпуску бомб и снарядов обоих этих типов, и есть мнение, что нам стоит прислушаться к этому предложению.

– Я не сомневался в результатах испытаний, товарищ Сталин, – кивнул Берия. – После истории с гранатометами мой наркомат всячески содействует подполковнику Нагулину в реализации его военно-технических идей.

– Лаврентий, отвлекись, наконец, от этой войны. После битвы за Москву я уже не сомневаюсь в том, что победа будет за нами. Перед нами в полный рост встает следующий вопрос: «А что дальше?». Ты осознаешь, какие возможности дает нам в руки Нагулин? Надеюсь, тебе очевидно, что гранатометы, термитные снаряды и боеприпасы объемного взрыва – только начало. Я уверен, что он способен очень на многое, и не только в сфере вооружений. Мы можем получить силу способную придать новый импульс идеям, от которых нам пришлось отказаться в двадцатых годах под давлением непреодолимых обстоятельств, – Сталин вновь поднялся и принялся расхаживать по кабинету.

– Мировая Революция? – осторожно спросил Берия. – Но ведь это…

– Да, Лаврентий, это троцкизм в чистом виде. Не нужно напоминать мне об этом. Мы искоренили эту заразу, вырвали ее с корнем, и я до сих пор считаю, что тогда мы были правы. В тех условиях, которые сложились после Гражданской, ни на что другое, кроме построения социализма в отдельно взятой стране, мы рассчитывать не могли. Идеи Троцкого о разжигании мирового пожара путем распространения революции на капиталистические страны погубило бы СССР. Тогда у нас не было ни ресурсов, ни возможностей для осуществления этой мечты, но теперь…

– Сначала нужно победить фашистов, – задумчиво ответил Берия.

– Это дело времени, Лаврентий. Времени и сотен тысяч, а, возможно, и миллионов жизней наших людей. Победа над Германией неотвратима, но какова будет ее цена и что произойдет дальше – вот главные вопросы! Ты думаешь, капиталистический мир смирится с многократным усилением СССР? Никогда этого не будет, и как только англичане и американцы поймут, что Гитлеру конец, а вся Европа вот-вот окажется в зоне нашего влияния, их отношение к Советскому Союзу резко изменится. Это сейчас им не до нас – они отбиваются от японцев на Тихом океане и крошат итальянцев и немцев в Северной Африке. Но это пока… В общем так, товарищ нарком внутренних дел, Нагулин должен стать нашим – целиком и полностью, и займетесь этим вопросом вы. Привяжите его к нашей стране так, чтобы никакими силами его отсюда было не выдернуть. Как вы это сделаете – думайте сами. Семья, дети, любовницы, должности, власть, ордена – я поддержу любые разумные меры, но этот человек должен быть с нами и под нашим полным контролем, пусть и неявным.

* * *

Полковник Рихтенгден с отвращением стянул с лица резиновую маску противогаза. Находиться без защиты за пределами блиндажа было нельзя, но дежурившие в штабе связисты быстро затянули вход противоипритной накидкой и заделали щели уплотнителем. Укрытие для штаба батальона строилось с расчетом на химическую атаку, и процедура герметизации была неплохо отработана.

– Это иприт, герр оберст, – доложил унтер офицер. – Сюда газ не мог успеть просочиться.

На таком морозе ядовитый туман после взрыва химического снаряда почти сразу оседал на землю кристаллами или мелкими каплями, так что концентрация отравляющего вещества в воздухе оказывалась относительно небольшой. Тем не менее, Рихтенгден прекрасно понимал, что оборонять залитую ипритом позицию солдаты долго не смогут. Противоипритные накидки могли уберечь их от попадания на кожу капель ипритной смеси, но вести бой на земле, до которой ни в коем случае нельзя дотрагиваться ни кожей, ни обычной одеждой, практически невозможно.

Зуммер полевого телефона заставил полковника отвлечься от этих размышлений и вернуться к управлению боем. В трубке Рихтенгден услышал срывающийся на крик голос командира второй роты.

– Герр оберст, позиции батальона атакует около ста танков противника с десантом на броне. Впереди идут КВ и Т-34. До них сейчас метров пятьсот. Артиллеристы смогли остановить два средних танка, но остальные подавили батарею огнем. Минометчики после русского артналета тоже молчат. У меня потери до четверти личного состава. Если задержимся здесь, от поражений химией недосчитаемся еще половины.

– Продержитесь пять минут, обер-лейтенант. Потом отходите на вторую линию обороны. Ваши соседи получат такой же приказ. Выполняйте!

– Установите связь со штабом полка, – приказал Рихтенгден и про себя облегченно вздохнул, когда связист протянул ему трубку. Линия связи оказалась в порядке, на что полковник особо не надеялся.

– Герр оберст, русские пошли на прорыв! – доложил Рихтенгден, услышав в трубке голос командира пехотного полка, в который входил его батальон.

– Какими силами вас атакуют, полковник?

– До ста танков, включая тяжелые. Батальон подвергся комбинированному артиллерийскому удару. Иприт и фугасные снаряды. Минометная батарея и противотанковые орудия уничтожены. Я отдал приказ отходить на вторую линию обороны. Наша гаубичная артиллерия молчит, хотя мою заявку они приняли…

– Там все сложно, полковник, – в голосе командира полка Рихтенгден услышал досаду. По позициям гаубиц русские тоже нанесли удар, причем еще до того, как те открыли огонь. Я не понимаю, как противник их обнаружил.

– Герр оберст, нужно немедленно доложить генерал-полковнику Клейсту. Это не локальный контрудар! Русские никогда не стали бы применять свой главный козырь на второстепенном направлении.

– О чем вы, полковник?

– О корректировщике, который под Киевом наводил бомбардировщики на наши штабы, а потом под Москвой управлял огнем русских тяжелых гаубиц! Это снова он, и он здесь! Значит, за этой сотней танков в затылок стоят несколько армий и только и ждут, когда химики проделают брешь в ипритном заграждении.

– Ваше утверждение основано на сплошных догадках…

– Батареи, герр оберст! Русские не могли знать, где находятся позиции гаубиц. И огневые средства моего батальона они выбили практически мгновенно, хотя никакой разведки противником не проводилось!

– Этого недостаточно, – возразил командир полка, но Рихтенгден чувствовал, что уверенности в его словах поубавилось.

– Потом будет поздно! Герр оберст, вы же знаете, я работал в Абвере, и оказался в вашем полку именно потому, что не справился с задачей и упустил этого русского, но я очень хорошо его знаю. Не сомневайтесь, это он! – Рихтенгден инстинктивно пригнулся, когда рядом с блиндажом взорвался осколочно-фугасный снаряд, и пол под ногами полковника ощутимо подпрыгнул, – Прошу меня простить, мне нужно руководить боем.

* * *

Танковый взвод обер-лейтенанта Ганса Бёльтера двигался по заснеженному полю. Впереди, примерно в километре, земля вставала дыбом от сотен взрывов – артиллеристы снарядов не жалели. Над наступающими танками несколькими группами прошли два десятка штурмовиков «хеншель» Hs 123. Очередной наскоро возведенный рубеж обороны русских держался на удивление крепко. На поле перед позициями красных уже чадно дымили больше десяти «троек» и «четверок». На тридцатиградусном морозе черный дым бодро поднимался вверх, где его сносил в сторону недавно поднявшийся довольно сильный ветер.

Погода портилась. Небо постепенно затягивало облаками, грозившими добавить к уже и так глубокому снежному покрову новую порцию мелкого колючего снега, однако самолеты пока летали, и это Ганса радовало – без поддержки авиации справиться с нарастающим сопротивлением русских было бы непросто.

Несмотря на приоритетное снабжение, наступающая танковая группа фон Клейста, недавно переименованная в первую танковую армию, испытывала огромные трудности буквально во всем. Оружейная смазка намертво замерзала, и пулеметы отказывались стрелять. Приходилось протирать все металлические части насухо. Это на некоторое время решало проблему, но без смазки оружие изнашивалось буквально на глазах.

С более сложной техникой дела обстояли еще хуже. Из-за ужасных морозов двигатели танков и автомашин отказывались заводиться. Их приходилось постоянно прогревать, расходуя и так уже прилично выработанный моторесурс и горючее. Среди пехотинцев потери от обморожений и болезней были сопоставимы с боевыми. Ганс боялся даже представить, что же сейчас происходит внутри Московского котла, где окруженные армии испытывают недостаток буквально во всем.

Тем не менее, командир танкового взвода старался задвинуть эти мысли куда подальше, постоянно повторяя себе, что для того он здесь и находится, чтобы оказать камрадам помощь и вырвать их из рук красных.

Канонада впереди начала стихать. Штурмовики тоже улетели, отработав по русским позициям. Один из них тянул за собой дымный след, и это означало, что, несмотря на эффектный удар по окопам противника, кто-то там все же еще остался и продолжал вести огонь по самолетам.

– Не торопись, Дитрих, – остудил Бёльтер пыл слишком разогнавшегося механика-водителя. – Не нужно догонять пехоту, а то подставимся под огонь гранатометчиков.

Новое противотанковое оружие русской пехоты стало настоящей головной болью для панцерваффе. Солдаты красных появлялись неожиданно, приподнимаясь из окопов и воронок в совершенно непредсказуемых местах, и дальше оставалось только молиться, чтобы противник промахнулся или попавшая в танк граната не привела к критичным повреждениям и не зацепила экипаж. Конечно, шедшая в паре сотен метров перед танками пехота вычищала часть этих стрелков, но при этом несла потери, в разы превышающие те, которые имели бы место при обычном порядке наступления.

Вот и сейчас, стоило улететь штурмовикам и замолчать немецкой артиллерии, ожили русские пулеметы и среди перебегающих солдат в фельдграу замелькали вспышки разрывов – минометчики противника времени зря не теряли.

И все же Бёльтер понимал, что русские рубеж не удержат. Весь его боевой опыт подсказывал, что держатся они из последних сил. Стоит еще немного нажать, и оборона противника посыплется, как это уже не раз бывало раньше. Он видел это в Польше и во Франции, видел и здесь. Ганс давно сбился со счета тех атак, в которых успел принять участие, и теперь он отлично знал, что будет дальше.

– Пулемет на одиннадцать часов! Короткая! – резко бросил Бёльтер.

Танк качнулся и замер, гулко ударила пушка. На месте пулеметного гнезда поднялся куст выброшенной взрывом земли, перемешанной со снегом и какими-то обломками. Справа мелькнул дымный росчерк, но танк Ганса уже успел тронуться с места, и граната лишь неприятно чиркнула по башне, не причинив машине никакого вреда.

Поредевшая пехота, наконец, добралась до русских окопов. Противник упорствовал, и не покидал обреченную позицию. Бёльтер досадливо поморщился. В этой мешанине стрелять из пушки было нельзя. Уже не раз бывало, что после такой свалки русские вызывали огонь артиллерии прямо на свои позиции, и почти захваченные окопы подвергались удару снарядами с тротилом и люизитом.

Химическая война оказалась палкой о двух концах. Русские, конечно, страдали от химии сильнее, но совершенно неожиданно выяснилось, что в условиях применения стойких отравляющих веществ резко снижается подвижность механизированных соединений. Необходимость постоянно таскать за собой дегазаторы с сотнями тонн реагентов требовала от снабженцев титанических усилий. Кроме того, защитное снаряжение и технику тоже все время требовалось обеззараживать. Даже полный защитный костюм не позволял находиться в зараженной ипритом зоне больше часа. Дальше яд начинал проникать даже через специальные прорезиненные ткани и поражать кожу солдат. Все эти действия отнимали ресурсы и время, а именно его подвижным соединениям всегда и не хватало.

Ганс тряхнул головой, отгоняя несвоевременные мысли и произнес в переговорное устройство:

– Дитрих, давай на правый фланг. Там у наших, похоже, возникли сложности.

Неожиданно ожила рация, и стрелок радист прижал к уху наушник, силясь за грохотом боя не упустить ничего важного в принимаемом сообщении.

– Нам приказано отходить на исходную! – выкрикнул он, спустя несколько секунд.

– Отходить? – Ганс не верил своим ушам, – Но мы же уже почти взяли эту позицию! Попроси повторить приказ!

– Все верно, герр обер-лейтенант! Нам приказано прекратить атаку.

Штаб танкового батальона расположился в чудом уцелевшем деревянном доме, стоявшем на окраине когда-то немаленькой русской деревни. Сейчас от нее осталось только бугристое заснеженное поле с торчащими тут и там кирпичными печными трубами. Под снегом кое-где угадывались недогоревшие обломки, но в целом это прикрытое белым саваном пепелище производило весьма гнетущее впечатление. Деревня несколько раз переходила из рук в руки и в итоге сгорела практически полностью.

Танк Бёльтера остановился метрах в пятидесяти от штаба. Ганс откинул створки люка, выбрался на заиндевевшую броню и невольно поежился – мороз ожег лицо и, казалось, начал стремительно высасывать тепло из всего тела.

Обер-лейтенант заторопился к невысокой избе. Из трубы над ее крышей тянулся почти прозрачный дымок, что внушало надежду вновь оказаться в тепле. По итогам последнего боя он получил повышение. Танк гауптмана Кальба сожгли русские гранатометчики, и теперь Гансу предстояло принимать изрядно поредевшую роту. Однако гораздо больше Бёльтера волновал вопрос, почему их заставили прекратить атаку, когда победа была уже в руках.

Ганс немного опоздал к началу совещания, и ждать его не стали, но, как оказалось, самое важное он не пропустил.

– Итак, господа, – командир батальона обвел напряженным взглядом собравшихся офицеров, – поступил приказ из штаба дивизии. Нас срочно снимают с этого участка и перебрасывают на сто километров на северо-запад тушить возникший там пожар. Русские нанесли удары с юга и севера под основание клина, вбитого нами в их оборону. На юге у красных ничего не получилось, но наш северный фланг смят. Фронт прорван, и русские танки стремятся перерезать наши коммуникации. Мы должны выступить немедленно и помочь пехоте и единственному оставленному в резерве полку шестнадцатой танковой дивизии ликвидировать вклинение русских в нашу оборону. Вопросы?

– Герр майор, – слова сами сорвались с языка Ганса Бёльтера, еще не остывшего от горячки боя, – но мы ведь почти у цели. Одно усилие…

– Вам что-то неясно в приказе, обер-лейтенант? – неожиданно резко спросил майор, но тут же слегка приподнял ладонь, показывая, что он еще не закончил. Продолжил командир батальона уже гораздо спокойнее. – Мы все понимаем, что означает этот приказ. Нашим камрадам придется прорываться из котла самим. Пехота какое-то время сможет удерживать достигнутые нами рубежи. Им нужно пройти не так много – каких-то тридцать километров. Возможно, их сил хватит. В любом случае, решать это не нам. Все, господа, обсуждение закончено. Готовьте свои подразделения к маршу. Через тридцать минут мы выступаем.

* * *

Третью линию обороны прорвать удалось только с рассветом, когда уже почти выдохшимся танковым бригадам пришла на помощь немногочисленная авиация Калиниского фронта. К этому моменту мы потеряли половину танков и бо́льшую часть десанта. Развить успех своими силами бригады уже не могли. Батальоны химзащиты расчистили безопасные коридоры через зону заражения, и я ввел по ним в бой оставшуюся у меня пехоту, но немцы слишком быстро осознали опасность нашего прорыва и с каждым часом стягивали на угрожаемый участок новые резервы.

По нашим следам уже двигались колонны дивизий генерала Конева, которые должны были сменить в наступлении мои потрепанные подразделения. После прорыва через ипритное поле танковые бригады нуждались в срочной дегазации техники и защитного снаряжения, а также в выводе в тыл на отдых и пополнение, а может и на переформирование. Тем не менее, задачу мы выполнили. Сателлиты показывали, что фон Клейст воспринял наш контрудар более чем серьезно и развернул свои наиболее сильные дивизии нам навстречу, перейдя к обороне на главном направлении своего наступления. Ждать помощи немцам в котле теперь было не от кого, а в том, что они найдут в себе силы предпринять самостоятельный прорыв, я сильно сомневался.

– Товарищ подполковник, на проводе Ставка, – голос связиста непроизвольно дрогнул.

– Слушаю, – произнес я, приняв у старшины трубку телефонного аппарата.

– Товарищ Нагулин, – услышал я слегка искаженный, но узнаваемый и знакомый каждому жителю страны голос с легким грузинским акцентом, – Мне доложили, что с поставленной задачей вы справились.

– Так точно, товарищ верховный главнокомандующий. Оборона противника прорвана. В химическом заграждении пробиты безопасные коридоры для ввода в прорыв армий товарища Конева. Прошу разрешения на вывод из боя моих танковых бригад. Они понесли серьезные потери и исчерпали свои наступательные возможности.

– Действуйте по обстановке, товарищ Нагулин. Вам на месте виднее, но учтите, что в вашем распоряжении совсем немного времени. Вы нужны нам здесь, в Москве. Ваша оперативная группа расформирована ввиду выполнения задачи, для решения которой она создавалась. Передайте танковые бригады и батальоны химзащиты в распоряжение штаба товарища Конева и немедленно выезжайте в столицу.

* * *

Рихтенгден пришел в себя от тряски и саднящей боли в левой ноге. На самом деле болело почти все тело, но нога чувствовала себя особенно плохо. Острое жжение и зуд ощущались и на левой руке.

– Герр оберст, как вы себя чувствуете? – над полковником склонился санитар-фельдфебель.

Полковник лежал в кузове грузовика вместе с еще десятком раненых солдат и унтер-офицеров. Машина двигалась по неровной дороге с довольно приличной скоростью. Водитель, видимо, очень спешил.

– Что со мной произошло?

– Русский осколочно-химический снаряд. Вам повезло, герр оберст, взрыв произошел не слишком близко.

– Иприт?

– Смесь. Чистый иприт еще не начал бы действовать. Вас ранило менее часа назад. Вы ощущаете сильное жжение и зуд?

– Да. Болит все тело, но в левой ноге и левой руке боль особенно сильная и дергающая.

– Это люизит. У него почти нет скрытого периода действия. Солдаты обработали ваши раны жидкостью из индивидуального противохимического пакета, но сделали это не сразу, а только после того, как вынесли вас из-под обстрела. Я провел обработку еще раз и вколол вам обезболивающее.

– Что с батальоном? Кто сейчас командует?

– Батальона больше нет, герр оберст. Потери превысили восемьдесят процентов личного состава. Гауптман Рутцен был убит осколком того же снаряда, который ранил вас. Командование принял обер-лейтенант Зайдель. Потом погиб и он. Что было дальше, я не знаю – получил приказ эвакуировать раненых.

– Мы остановили русских?

– Мы – нет. Противник прорвал все три полосы обороны батальона, не помог даже подход полковых резервов, но уже двигаясь в тыл, я видел наши танки, шедшие к фронту. Много танков, а также колонны грузовиков и бронетранспортеров.

Полковник прикрыл глаза с некоторым облегчением. Похоже, командир полка все же довел его информацию до командующего, и генерал фон Клейст своевременно отреагировал на возникшую угрозу. Жаль, конечно, что сам Рихтенгден теперь не боец, как минимум, на месяц. Приправленная рваным железом смесь иприта и люизита вряд ли способна пойти организму на пользу.

* * *

В сопровождении людей Судоплатова мы добрались до полевого аэродрома. Собственно, аэродромом его можно было назвать с большой натяжкой. Не удивлюсь, если эту посадочную площадку наспех подготовили специально для того, чтобы принять прилетевший за нами Пе-2. Глядя на заходящий на посадку двухмоторный бомбардировщик, я вспомнил старшего лейтенанта Калину. Друзьями мы стать не успели, но гибель этого, несомненно, способного пилота оказалась для меня неожиданно болезненной. Я однозначно воспринимал его, как часть своей команды, и вот его не стало, причем во многом из-за моей самоуверенности и непредусмотрительности.

Судоплатов торопился. Видимо, товарищу Берии не терпелось вернуть меня в Москву, и он всячески подгонял подчиненного. С Леной, возглавлявшей одну из боевых троек подполковника Лебедева, я даже толком переговорить не успел. Так, обменялись парой фраз в присутствии других бойцов НКВД, и на этом все.

Я был почти уверен, что Берия прислал сюда Судоплатова и его бойцов совсем не из соображений обеспечения секретности и оказания мне содействия. Нарком, а может, и не он один, видел кошмарные сны на тему попадания товарища Нагулина в руки противника, и предпринимал все возможное для того, чтобы этого не случилось. Отговорить Сталина и Шапошникова от идеи послать меня руководить прорывом немецкой обороны в узком коридоре, зажатом с запада внешним фронтом, а с востока Московским котлом, он, видимо, не смог, но терять контроль над ситуацией не хотел, да и не считал себя в праве. Отсюда и появилась рота бойцов НКВД, которым я, в общем-то, было только рад.

Управляя боем, я вскользь отмечал, как грамотно они перекрыли все подступы к моему лесному командному пункту и принялись фильтровать бойцов и командиров, пытавшихся к нему приблизиться. Правда, терзали меня подозрения, что был у них и другой приказ, на случай возникновения реальной угрозы моего захвата немцами. Нет, безусловно, Судоплатов и его люди защищали бы меня до последнего, но вот о том, что им приказано делать, если надежды отбиться и прорваться к своим не останется, я предпочитал не думать.

Долетели мы без приключений, и меньше, чем через час после прибытия, я входил в ставшее уже привычным здание на Лубянке. Вызывать меня в Кремль никто не торопился. Судоплатов отправился на доклад к Берии, а я оказался предоставлен самому себе. Заглянув в столовую и утолив требования разбушевавшегося желудка, я направился в свою комнату. Спасть хотелось отчаянно, но я все же заставил себя посетить душевую, прежде чем завалился на кровать и вырубился до утра.

Разбудил меня настойчивый стук в дверь. В генштабе, наконец, вспомнили о моем существовании, хотя, возможно, мне просто дали немного отдохнуть, за что я был Шапошникову только благодарен.

Входя в кабинет маршала, я ожидал увидеть начальника генштаба если и не в приподнятом, то, по крайней мере, в нормальном настроении. Однако Шапошников выглядел сильно обеспокоенным. Я понимал, что маршал зря тревожиться не будет, и его состояние немедленно передалось и мне.

– Рад бы вас поздравить с успешно проведенной операцией, товарищ Нагулин, да обстоятельства уж больно круто меняются, – произнес Шапошников, разворачиваясь к карте, – За истекшие сутки положение сильно ухудшилось. Генерал фон Клейст вновь показал себя мастером быстрого маневра танковыми соединениями, чего в условиях холодной зимы и интенсивного применения химического оружия от него никто не ожидал.

Я, как и Шапошников, смотрел на висевшую на стене карту, но видел не только то, что было доступно глазам маршала. Режим дополненной реальности, используя собранные спутниками данные, раскрывал передо мной истинную картину замысла немецкого генерала. Надо признать, замысла смелого и мастерски реализованного.

Не знаю, как фон Клейст смог быстро и безошибочно сориентироваться в обстановке, но он принял очень грамотное решение. Поняв, что контрудар Брянского фронта с юга носит вспомогательный характер и не представляет угрозы, Клейст все доступные резервы бросил на север, чтобы остановить дивизии генерала Конева, введенные в пробитую моими бригадами брешь. Надо признать, ему это почти удалось. Во всяком случае, контрнаступление Калининского фронта начало буксовать и потребовало от Конева ввода в бой его немногочисленных резервов.

Тем временем Клейст, волевым решением отказавшись от продолжения прорыва к окруженным, развернул две трети своих танковых и моторизованных сил на северо-запад и ударил в направлении Ржева, выходя в тыл армиям Конева, продолжавшим рваться на юг. Покрытые толстым слоем льда реки и озера не могли стать препятствием для трех сотен немецких танков, и над восточным флангом Конева нависла серьезная угроза. Химическое заграждение, которое с таким трудом и потерями пробивали мои танковые бригады, Клейсту не помешало, поскольку он изящно его обошел и теперь прикрывался им с юга от ушедших в прорыв советских дивизий.

Меня кольнула нехорошая мысль, и я мгновенно прикрыл глаза. Мои худшие опасения немедленно подтвердились. Мы с Судоплатовым улетели в Москву на самолете, а рота бойцов НКВД должна была выдвинуться в столицу чуть позже на грузовиках, но сделать этого люди Берии не успели – танковый клин Клейста уже перерезал им путь. Прорываться через ведущий на север узкий и насквозь простреливаемый коридор, оставшийся в руках советских войск, подполковник Лебедев не решился, боясь зря потерять людей. Он принял решение остаться с основными силами тридцатой армии генерала Лелюшенко и дождаться стабилизации ситуации. Однако ситуация стабилизироваться не спешила, и теперь генштаб и Ставка лихорадочно искали выход из сложившейся невеселой ситуации.

Мне же эта ситуация виделась невеселой вдвойне. Среди оказавшихся в почти захлопнувшемся котле людей Судоплатова вычислитель беспристрастно демонстрировал мне метку сержанта государственной безопасности Серовой. Немного успокаивал тот факт, что рядом с Леной находились Игнатов и Никифоров, которым я доверял почти как себе, но все-так они были обычными людьми, пусть и неплохо подготовленными, и для того, чтобы защитить ее от трех сотен немецких танков, изо всех сил поддерживаемых артиллерией и авиацией, их сил было явно недостаточно. Да и не собирался я взваливать эту задачу на плечи товарищей. Это было мое, и только мое дело.

Глава 6

Гарри Трумэн начал свою политическую карьеру при активной поддержке мэра Канзас-Сити и известного функционера Демократической партии штата Миссури Тома Пендергаста. Обладая определенной популярностью и уважением, как ветеран Первой мировой войны, Трумэн был избран судьей, а впоследствии и председателем суда округа. К тридцать четвертому году он набрал достаточный политический вес для того, чтобы стать членом сената США.

Избрание в сенат прошло не без поддержки все того же Пендергаста, который имел сомнительную репутацию коррумпированного партийного босса. К сороковому году, когда пришла пора переизбираться на новый срок, Трумэн вновь заручился поддержкой партийного аппарата. Пендергаст к тому моменту уже сидел в тюрьме, но помощь Трумэну оказал сменивший его Ханниган.

С началом Второй мировой войны Трумэн приобрел известность, как председатель сенатского комитета, занимавшегося расследованием фактов коррупции и неэффективного расходования средств в ходе реализации Национальной программы обороны. Однако одно из своих самых резонансных заявлений он сделал не по поводу взяток и откатов при заключении правительственных контрактов на поставку вооружений.

– Если мы увидим, что выигрывает Германия, – сказал он почти сразу после нападения Гитлера на СССР, – то нам следует помогать России. Если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и, таким образом, пусть они убивают как можно больше.

Эта позиция сенатора от Демократической партии обратила на себя благосклонное внимание многих влиятельных людей не только в США, но и в Великобритании. Уинстон Черчиль, как премьер-министр, конечно, не мог открыто согласиться с таким заявлением, но его сын Рудольф не скрывал своих взглядов.

– Идеальным исходом войны на Востоке был бы такой, когда последний немец убил бы последнего русского и растянулся мертвым рядом, – открыто заявлял он, практически повторяя тезис Трумэна.

Да и сам премьер-министр, несмотря на слова о поддержке СССР в борьбе против Гитлера, не скрывал своего отношения к советскому государству.

– За последние 25 лет никто не был более последовательным противником коммунизма, чем я, – заявил Черчиль в своей речи по поводу нападения Германии на Советский Союз. – Я не возьму обратно ни одного слова, которое я сказал о нем.

Трумэн сделал столь одиозное заявление не просто так. Он отлично знал, что в своей позиции далеко не одинок. Поэтому сенатор совсем не удивился, получив приглашение на закрытую встречу, организованную такими уважаемыми членами высшего общества Соединенных Штатов, как генерал Роберт Вуд, сенатор Бертон Уилер и автомобильный король Генри Форд. От Великобритании обещали прибыть посол Англии в США лорд Галифакс и депутат парламента генерал Альфред Нокс.

Будучи человеком прагматичным, Трумэн вежливо улыбался, отвечал на любезности, но привычно фильтровал всю словесную шелуху, лившуюся из уст политиков и промышленников, собравшихся в особняке Генри Форда в окрестностях Детройта. Однако надолго вступительная часть не затянулась – все участники встречи были людьми занятыми и время свое ценить умели.

– Джентльмены, – чуть изменившимся тоном произнес хозяин особняка.

Посторонние разговоры мгновенно стихли, и собравшиеся в ожидании остановили взгляды на Генри Форде.

– Наши гости из Великобритании проделали немалый путь, чтобы встретиться с нами. Думаю, нам следует предоставить им слово, тем более что информация, которую лорд Галифакс и генерал Нокс хотят нам сообщить, прямо касается будущего нашей страны и затрагивает интересы каждого из здесь присутствующих.

– Благодарю, – лорд Галифакс кивнул Форду и обернулся к своему британскому коллеге. – С вашего позволения, генерал, я введу наших американских партнеров в курс дела.

Альфред Нокс возражать не стал, и английский посол продолжил, обращаясь уже ко всем участникам встречи:

– Итак, джентльмены, думаю, мне нет смысла подробно останавливаться на том, что нас объединяет. Все мы осознаем серьезную угрозу, заключенную в действиях Гитлера, но, в отличие от господина Рузвельта и многих представителей истеблишмента Великобритании, не меньшую, а, возможно, и бо́льшую проблему мы видим в возможном распространении коммунистических идей, средоточием которых является Советская Россия. Мы собрались здесь именно сейчас, поскольку дальше откладывать решительные действия уже невозможно. Ситуация на советско-германском фронте достигла той точки, после которой руководству наших стран придется принять однозначное решение – выступят ли Великобритания и США союзниками СССР, или останутся в стороне. В первые два года войны положение Великобритании виделось нам критическим, и сразу после нападения Гитлера на Советский Союз даже у сэра Уинстона Черчиля не возникало сомнений в том, что на союз с большевиками идти придется. Такого мнения мы придерживались примерно до конца сентября, однако уже в октябре стало ясно, что Восточный фронт оттягивает на себя все больше сил нацистов. Уход Роммеля из Северной Африки позволил нам в октябре-ноябре провести ряд успешных наступательных операций, поставивших немецко-итальянские силы в Ливии в крайне тяжелое положение. В то же время у наших военных сложилось впечатление, что при тех силах, которые Гитлер сконцентрировал против Красной армии, у русских нет никаких шансов продержаться хотя бы до конца зимы.

– Судя по всему, теперь они осознали свою ошибку? – кривовато усмехнулся Роберт Вуд.

– Не буду скрывать, стойкость советского режима мы недооценили, – не стал спорить лорд Галифакс, – Начиная с октября военная помощь Советскому Союзу была практически свернута, однако русские каким-то образом смогли остановить гитлеровскую военную машину на подступах к Москве и даже отбросить нацистов к Вязьме и Ржеву, окружив основные силы группы армий «Центр».

– Насколько я знаю, – вступил в беседу сенатор Уиллер, – там сейчас все не так однозначно. Гитлер совсем потерял здравомыслие и применил против красных химическое оружие. Сталин не остался в долгу, и как там все в итоге повернется, пока совершенно неясно.

– Ясно одно, – вновь взял слово лорд Галифакс, – кампания на Восточном фронте затягивается. Гитлер прочно увяз в войне с Советским Союзом, причем увяз гораздо сильнее, чем рассчитывал.

– Но ведь и мы теперь получили свою войну, – произнес отмалчивавшийся до этого момента Трумэн. – Японцы наглядно продемонстрировали нам, что их нужно воспринимать всерьез. Сталин, кстати, отклонил просьбу президента Рузвельта о предоставлении аэродромов на советской территории для ударов по Японии. Думаю, это неплохой повод для того, чтобы отказывать русским в военной помощи и дальше.

– Это, несомненно, здравая мысль, – кивнул Генри Форд, – однако ситуация на советско-германском фронте такова, что если немцы сожгут в попытке деблокады Московского котла свои последние танковые дивизии довоенного формирования, в наступающем году им будет просто нечем воевать, ведь совершенно не факт, что им удастся пробиться к окруженным армиям. Это значит, что фронт покатится на запад, и уже в сорок втором году мы с вами станем свидетелями вторжения большевистских орд в Европу.

– Совершенно с вами согласен, – поддержал Форда Трумэн, – быстрая победа любой из сторон на Восточном фронте совершенно не в наших интересах. Война на Тихом океане потребует от США напряжения всех сил, и нам нечего будет противопоставить Сталину в Европе. Думаю, наши британские коллеги тоже не смогут совершить успешную высадку на континент раньше лета сорок третьего года – им сейчас хватает проблем в Северной Африке и Индокитае. Это значит, что Европа окажется в полной власти Сталина с вполне понятными последствиями в виде советизации всех захваченных русскими стран, и вместо разоренной войной и смертельно ослабленной континентальной Европы мы получим советского монстра, с которым будет совершенно неясно, что делать.

Трумэн замолчал и обвел взглядом собравшихся. Никто не торопился ему возразить.

– Думаю, с эти выводом согласны все присутствующие, – подвел итог лорд Галифакс, – Однако у меня складывается впечатление, что президент Соединенных Штатов имеет по этому вопросу иное мнение.

– В нашей стране президент, несомненно, играет весьма значительную роль, однако неудачи на Тихом океане, будучи поданными в правильном свете, могут весьма негативно сказаться на его политических перспективах, – возразил Трумэн. – Недальновидная политика Рузвельта привела к тому, что США оказались втянуты в войну на условиях противника. Думаю, влияния присутствующих здесь политиков и представителей бизнеса будет достаточно, чтобы развернуть общественное мнение в нужную сторону. Чем дольше Гитлер и Сталин будут грызть друг друга, тем больше у нас будет времени и возможностей решить свои проблемы с японцами и выстроить послевоенный мир по приемлемому для нас образцу, и если президент США этого не понимает, он должен сойти с политической сцены, чего бы нам это ни стоило[7].

* * *

Маршал смотрел на меня с пониманием. Видимо, несмотря на все прилагаемые мной усилия, что-то весьма нехорошее на моем лице все же отражалось. Похоже, Шапошников знал о моих отношениях с сержантом Серовой и о том, что Лена осталась в формирующемся Ржевском котле, однако касаться этой темы он не стал.

– Товарищ Нагулин, – начальник генштаба отошел от карты и жестом предложил мне занять место за столом, – по результатам испытаний опытных образцов новых боеприпасов, созданных на основе ваших чертежей и рекомендаций, Ставка приняла решение об оснащении термитными снарядами М-13-КАТ отдельного гвардейского полка реактивных минометов. К сожалению, пока Наркомат вооружения не способен выпускать эти боеприпасы крупными сериями, однако для одного полка «Катюш» товарищ Устинов обещает изготовить новые снаряды в достаточном количестве.

Я на секунду отвлекся, формируя запрос вычислителю. Полк БМ-13 – это три дивизиона. В сумме получается тридцать шесть пусковых установок, каждая из которых в течение десяти секунд выпускает шестнадцать 132-миллиметровых реактивных снарядов. Итого пятьсот семьдесят шесть снарядов в залпе, способных эффективно накрыть территорию площадью до ста гектаров. Это при применении обычных снарядов. Термитными лучше бить по меньшей площади, тогда воздействие запредельных температур на живую силу и технику противника окажется заметно выше. Ну, пусть будет не сто, а пятьдесят, даже тридцать гектаров, все равно получается очень серьезно.

– С боеприпасами объемного взрыва, к сожалению, возникли определенные затруднения, – продолжил Шапошников после небольшой паузы. – Высокую эффективность показали только снаряды калибром от двухсот миллиметров, но и для них добиться стабильного срабатывания пока не удалось. Зато весьма впечатляющие результаты продемонстрировали авиационные бомбы весом от пятисот килограммов. В изготовлении они оказались значительно проще снарядов, и с учетом необходимости как можно более быстрого появления в войсках этого оружия, Ставка поручила товарищу Устинову сосредоточить усилия на налаживании массового производства именно этого типа боеприпасов. К настоящему моменту работает только опытное производство, способное выпускать мелкими сериями авиационные бомбы объемного взрыва АБОВ-500 и АБОВ-1000. Последние производятся, практически, штучно. Для отработки тактики их боевого применения сейчас завершается формирование смешанного авиаполка, вооруженного бомбардировщиками Пе-2 и истребителями Як-1. Учитывая обстановку под Ржевом, Ставка рассчитывает на то, что оба этих отдельных полка смогут оказать существенное влияние на ход боевых действий, однако опыта в применении нового оружия у нас пока нет. Вы – конструктор этих боеприпасов, и я бы хотел услышать ваши соображения о тактике их использования.

Мне снова пришлось обратиться за справкой к вычислителю. По штату авиаполк это примерно шестьдесят самолетов. Для частей в статусе «отдельный» могут быть отклонения, но вряд ли общее число машин окажется больше восьмидесяти. Учитывая, что полк смешанный, половина из них будут истребителями, что хорошо в плане самодостаточности части, но на истребители тяжелые бомбы не повесишь. Значит, остается тридцать-сорок Пе-2, способных нести по две пятисоткилограммовых бомбы или, с некоторыми ухищрениями, одну АБОВ-1000. По нынешним скудным временам это вполне приличная сила, но чтобы оказать серьезное влияние на ход боевых действий в масштабах корпусов и армий, такому авиаполку нужно очень постараться.

– Товарищ маршал, бомбардировщики и гвардейские минометы БМ-13 – слишком разное оружие, чтобы постоянно применять их совместно, хотя если эффекты от их использования сложатся, на немцев это должно произвести неизгладимое впечатление. И все же новых снарядов и бомб у нас слишком мало, и использовать их мы должны так, чтобы результат для противника оказался максимально болезненным, то есть, прежде всего, нам нужно выявить наиболее значимые цели, а уже потом задаваться вопросами тактики их уничтожения.

– И, конечно же, разведку вы вновь хотите провести лично, – кивнул Шапошников.

– И разведку, и последующее наведение «Катюш» и бомбардировщиков на цели.

– Вы уверены, что нет более безопасных вариантов? У нас конструкторы обычно не занимаются боевыми испытаниями оружия, а вылеты с вашим участием уже не раз едва не заканчивались вашей гибелью.

– Товарищ маршал, если Ставка хочет иметь значимый результат, других вариантов нет.

* * *

– Почему фон Клейст без приказа повернул танковые дивизии на северо-запад!? – Гитлер оперся обеими руками на стол, застеленный картами, и исподлобья обвел своих генералов злым взглядом. – У него была конкретно сформулированная задача – деблокировать Московский котел! Мы отдали ему всю лучшую технику, которую смогли снять с других направлений и собрать на заводах Рейха. И что я вижу? Вместо того, чтобы двигаться на восток, он развернулся почти на сто восемьдесят градусов!

– Мой Фюрер, – после затянувшейся паузы взял слово генерал Йодль. – Первая танковая армия фон Клейста делает все для выполнения поставленной задачи. Русский контрудар с севера нельзя было просто проигнорировать. Эту проблему требовалось решить как можно быстрее, а оставленные на фланге заслоны оказались не в состоянии остановить прорыв танков противника.

– Мы теряем время! Эти проклятые морозы убивают мою армию в Московском котле! Вы понимаете, что с каждым днем мобильность окруженных войск снижается? Выходит из строя техника, слабеют люди, заканчиваются продовольствие и горючее! – Фюрер все больше терял самообладание и в конце каждой произнесенной фразы ударял кулаком по столу. – Рейхсмаршал! Вы обещали мне воздушный мост, и в первые дни даже смогли обеспечить снабжение окруженных армий на приемлемом уровне. Почему сейчас группа армий «Центр» получает почти втрое меньше грузов, чем доставлялось ей в начале декабря?!

– Транспортные самолеты несут большие потери, мой фюрер. Нам пришлось отказаться от тактики…

– Это все никчемные оправдания! Вы просто не справились с задачей, Рейхсмаршал!

– Мой Фюрер, – видя состояние Гитлера, генерал Гальдер понял, что разрядить обстановку в зале оперативных совещаний и вернуть обсуждение в конструктивное русло может только какая-то позитивная информация, и такая информация у него была, – Двадцать минут назад поступил доклад из штаба фон Клейста. Ржевский котел захлопнулся. Две русских армии отрезаны от снабжения и окружены между Вязьмой и Ржевом.

– Две армии? – вскинулся Гитлер, скривив лицо в презрительной усмешке, – Зачем мне эти армии? Мы окружали и уничтожали их десятками, и каждый раз на их место вставали новые. Меня интересует спасение немецких войск, окруженных под Москвой! Роммель и Гот уже сейчас почти не способны ударить нам навстречу. Если мы потеряем еще неделю на уничтожение русских под Ржевом, о прорыве изнутри котла можно будет просто забыть.

– Мой Фюрер, о прорыве изнутри котла лучше забыть уже сейчас, – негромким, но твердым голосом произнес генерал-фельдмаршал фон Браухич. – Мы развязали химическую войну, а она, как оказалось, влияет на тактику и стратегию действий подвижных соединений гораздо сильнее, чем можно было ожидать. Во время Первой мировой не применялись стремительные танковые прорывы с целью окружения противника, и тот опыт для нас оказался почти бесполезен. Теперь же мы видим, что в условиях активного применения иприта и люизита быстрое наступление танковых сил возможно только при бесперебойном снабжении их средствами дегазации. В ином случае личный состав механизированных частей начинает нести высокие потери и через шесть-восемь часов наступление приходится останавливать. У окруженной группы войск почти нет средств для преодоления обширных зон химического заражения, которыми русские прикрыли свои позиции на внутреннем фронте окружения. У группы армий «Центр» еще есть исправные танки и неприкосновенный запас горючего и боеприпасов для короткого броска навстречу нашему деблокирующему удару, но через иприт и люизит они не пройдут, а если попытаются – к своим выйдут единицы, покрытые ипритными язвами и умирающие от общего отравления организма.

После слов Браухича в зале совещаний повисла нехорошая тишина, однако ее быстро нарушил генерал Йодль.

– Мой Фюрер, я уверен, что генерал-полковник фон Клейст все это тоже отлично понимал, разворачивая свои танки на северо-запад. У него-то пока со средствами дегазации никаких проблем нет, но при этом русский контрудар поставил под угрозу линии снабжения первой танковой армии, и чтобы не повторить печальный опыт группы армий «Центр» ему пришлось предпринять энергичные контрмеры. Решение фон Клейста представляется мне единственно верным. Окруженные нами русские армии не смогут продержаться даже неделю. Они лишены снабжения и контролируют относительно небольшую территорию. В отличие от Московского котла, который при всем желании не зальешь химией целиком, здесь мы имеем дело с компактно расположенными войсками противника. При интенсивной обработке их позиций боевыми отравляющими веществами средства химзащиты и дегазации у русских быстро закончатся, а дальше им останется либо сдаться, либо умереть в мучениях. Это вопрос нескольких дней. Столько наши солдаты в Московском котле вполне смогут продержаться, особенно если им самим не придется идти на прорыв, ну а дальше, после капитуляции или уничтожения русских войск под Ржевом, внешний фронт окружения перестанет существовать на значительном участке, и танковые дивизии фон Клейста вновь развернутся на восток, а у русских уже не останется сил для того, чтобы противостоять их удару.

Гитлер оторвал руки от стола и выпрямился. На его лице отражались следы внутренней борьбы. Желание покарать генерала фон Клейста за самоуправство сталкивалось в мозгу Фюрера с логикой и аргументами Браухича и Йодля.

– Я даю фон Клейсту три дня, – наконец совладал со своими нервами Гитлер, – Мы должны стереть русских в Ржевском котле с лица земли. Я хочу, чтобы Сталин увидел на примере своих окруженных армий, что ждет его в ближайшем будущем. Он возомнил, что может на равных вести против Рейха химическую войну, и мы должны помочь ему расстаться с этими заблуждениями. Лишенные снабжения войска – отличная мишень для химического оружия, и мы обрушим на них всю его мощь. Передайте фон Клейсту приказ – ни один русский не должен выйти живым из Ржевского котла. Пусть уничтожит их химией, как крыс! Это станет хорошим уроком для всех остальных.

* * *

Дела у окруженных под Ржевом армий шли, мягко говоря, неважно. Немцы как с цепи сорвались. Клейст, соединившись с пехотными частями, оборонявшими Ржев, развернул танки внутрь кольца окружения, стремясь рассечь армию Лелюшенко надвое.

Собственно, целиком в котел попала только тридцатая армия. Остальные силы, оказавшиеся в окружении, были частями других объединений и отдельными полками и бригадами резерва главного командования. К слову, полк Цайтиуни тоже выскользнуть из котла не успел.

Воевать с большими массами танков в ходе нашего контрудара не предполагалось, так что никакого усиления противотанковыми средствами армия Лелюшенко не получила, и теперь это не замедлило сказаться. Если на прежнем направлении движения дивизий Клейста чуть не каждый куст ощетинивался навстречу немцам гранатометами, то под Ржевом у бойцов Калининского фронта имелись в распоряжении только штатные противотанковые пушки, которых вечно не хватало. Гранатометы, впрочем, в некоторых подразделениях все же встречались, но в столь незначительном количестве, что существенного влияния на ход боевых действий они оказать не могли.

Ситуация выглядела предельно знакомой. Подобных котлов за полгода войны обе стороны видели не меньше десятка. В начале битвы за Москву в этих же местах армии, окруженные под Вязьмой, сопротивлялись очень достойно и выиграли для Ставки много бесценного времени, приковывая к себе значительные силы немцев. Однако сейчас обстоятельства складывались совершенно иначе.

Немцы торопились. С орбиты это было отлично видно. Причина такого поведения противника лежала на поверхности. В Московском котле ежедневно только от холода умирало больше тысячи солдат вермахта, и с каждым часом боеспособность и боевой дух окруженных армий неуклонно снижались.

Замысел Клейста тоже вопросов не вызывал. Немецкий генерал собирался быстро разобраться с Ржевским котлом и, не беспокоясь больше о флангах, всеми силами ударить на восток на соединение со ждущими спасения камрадами. Вот только средства, которые он выбрал для борьбы с окруженными армиями, мне категорически не нравились.

Возникало ощущение, что немцы стаскивают к границам котла всю имеющуюся у них боевую химию. На самом деле, это решение выглядело правильным, по крайней мере, вычислитель прогнозировал эффект от массированного применения отравляющих веществ по лишенным снабжения войскам, как сокрушительный.

Ситуация требовала немедленных ответных действий. Не слишком интенсивные удары химическими боеприпасами по советским войскам в Ржевском котле наносились и сейчас, но пока эффект от них не превышал привычных потерь от применения снарядов и бомб в обычном снаряжении. Все-таки какие-то запасы средств химзащиты у окруженных имелись, однако, как только они закончатся, ситуация изменится, да и, судя по подготовительным мероприятиям, через сутки-двое на головы советских бойцов обрушится такой шквал боевой химии, справится с которым будет просто нереально.

К Шапошникову я явился вечером того же дня. По ходу моего доклада выражение его лица становилось все более обеспокоенным, а когда я озвучил свои выводы и предложения, маршал тяжело взглянул мне в глаза.

– Каждый раз, когда вы излагали мне план очередной операции, я не мог отделаться от мысли, что риск неудачи слишком велик, и почти всегда выяснялось, что я в своей оценке был прав, но вы каким-то образом все же умудрялись вывернуться и выйти победителем. Наверное, я упускаю что-то важное. Впрочем, вы правы, сейчас у нас все равно нет выбора.

– Я должен вылететь в район Ржевского котла уже этой ночью, товарищ маршал, иначе будет поздно. Вот только разведрейд придется совместить с проводкой конвоя транспортных самолетов к окруженным. Сесть там негде, но у пилотов ПС-84 уже есть опыт успешного сброса контейнеров с парашютами людям генерала Захарова.

– Конвоя? – приподнял бровь Шапошников.

– Так точно. Я надеюсь, ТБ-7, модернизированный под моим руководством для предыдущей операции, еще на разукомплектован?

– Нет, – усмехнулся маршал. – По запросу товарища Берии этот самолет, затрудняюсь даже назвать его тип, был передан в ведение НКВД вместе с экипажем. Насколько мне известно, он поддерживается в состоянии боевой готовности. По личному приказу наркома все доработки и новые устройства, установленные техниками и заводскими инженерами в условиях крайнего дефицита времени, еще раз проверены и при необходимости модернизированы с целью повышения надежности. Вроде как, даже усилили набор корпуса, поскольку из-за слишком сильной отдачи нештатных пушек ВЯ-23 он местами оказался на грани разрушения. Вам повезло, что немцы закончились раньше, чем ваш ТБ-7 распался на части прямо в воздухе.

– Товарищ Берия, как всегда, проявил редкую предусмотрительность, – я тоже обозначил легкую улыбку.

– И что вы хотите настолько срочно доставить людям Лелюшенко?

– Гранатометы, индивидуальные противохимические пакеты, реагенты для дегазации и костюмы химзащиты из двухслойной прорезиненной ткани. Как мне сказали, их выпуск уже налажен прямо в Москве.

– Для подготовки такой операции потребуется не меньше восьми часов. Сейчас уже вечер…

– Значит, полетим перед самым рассветом. Пойдем прямо над головами немцев, сидящих в Московском котле. С боеприпасами у окруженных плохо, и стрелять по идущим на большой высоте самолетам они не станут. Ну а если сунутся ночные истребители, у нас есть, чем их встретить.

* * *

– Десять минут назад на связь выходил Лебедев, – сходу сообщил мне Судоплатов, как только я перешагнул порог его кабинета. – Кисло там у них. У Лелюшенко большие потери. К вечеру немцы притихли, но утром снова полезут. В нашей роте тоже есть убитые и раненые, но твои все целы.

Судоплатов уже несколько раз делился со мной новостями из Ржевского котла, получаемыми от подполковника Лебедева, принявшего командование ротой НКВД. Я, конечно, и без него знал, что с Леной и сержантами все пока относительно нормально, но своему бывшему начальнику все равно был благодарен.

– Вылет конвоя транспортников назначен на четыре тридцать, – сообщил я Судоплатову, – ПС-84 повезут грузы для Лелюшенко. В основном средства химзащиты и гранатометы, чтобы было чем танки Клейста завтра утром встретить. У меня в ТБ-7 тоже есть запас места. Хочу взять груз специально для роты Лебедева, но мне нужна помощь с комплектованием.

– С эти проблем не будет, – кивнул диверсант, – хочешь обеспечить их новыми защитными костюмами?

– В основном да, но и еще кое-чем по мелочи. Их ждет тяжелый день, и мне бы хотелось дать им дополнительный шанс дожить до завтрашнего вечера.

– До вечера? Думаешь, потом все сразу изменится?

– Само, конечно, не изменится. Но мы-то здесь для чего?

* * *

Полковник Рихтенгден открыл глаза и его взгляд уперся в низкий деревянный потолок. Судя по окружающей обстановке, он находился в госпитале. Как его сюда привезли, полковник не помнил. В дороге от тряски, ранений и общего отравления организма он потерял сознание, что, судя по всему, было даже хорошо.

Рихтенгдена изрядно подташнивало, раны жгло и дергало какой-то странной неестественной болью. Голова при этом оставалась относительно ясной, но общее самочувствие сильно угнетало. Палата, в которой лежал полковник, была оборудована в небольшой комнате деревенского дома, и Рихтенгден порадовался тому, что, наконец, оказался в тепле. Безумные русские морозы успели выстудить его организм даже за то относительно непродолжительное время, которое он провел в должности командира пехотного батальона. Окончательно его добила поездка в кузове грузовика. Серьезные ранения очень плохо переносятся в условиях сильного холода, и перед тем, как потерять сознание Рихтенгден подумал, что еще чуть-чуть и он просто превратится в ледышку. Однако санитар-фельдфебель, видимо, тоже это понимал и каким-то образом не дал полковнику замерзнуть окончательно. Хотя, вполне возможно, что ехать оставалось не очень далеко, и ему просто повезло не успеть умереть от переохлаждения.

Дверь открылась, и в комнату вошла молодая женщина в белом халате.

– Герр оберст, вы очнулись! – на ее лице появился намек на улыбку, – Как вы себя чувствуете?

– Отвратительно, – голос Рихтенгдена прозвучал слабо и болезненно. – Тошнит и раны сильно беспокоят.

– Это типичная картина сочетания осколочных ранений с отравлением люизитом, – в ответе сестры милосердия полковник услышал вполне искреннее сочувствие, – Я сделаю вам укол обезболивающего, но злоупотреблять этим нельзя. Выздоровление быстрым не будет, и вам придется набраться терпения.

– Это я уже понял.

– Сейчас лекарство подействует, и на некоторое время боль отступит, – сообщила женщина, завершив несложную процедуру. – С вами хочет поговорить герр командующий. Он уже прибыл в наш госпиталь.

Через десять минут Рихтенгдену действительно стало легче и, словно почувствовав этот момент, в комнату вошел генерал-полковник фон Клейст.

– Герр генерал… – Рихтенгден с трудом повернул голову, чтобы увидеть командующего.

– Не шевелитесь, полковник, – кивнул Клейст, – Я в курсе вашего состояния. Мне будет достаточно слышать ваши ответы на мои вопросы, но для начала я хочу выразить вам благодарность от имени командования первой танковой армии. Действия вашего батальона и своевременная информация об опасном противнике позволили штабу армии своевременно отреагировать на прорыв русских танков и добиться окружения войск противника, наносивших контрудар по нашему северному флангу.

– Я слишком хорошо его знаю, герр командующий, – с некоторым трудом произнес Рихтенгден. – Он не остановится, если, конечно, его не остановите вы.

– Вы о русском корректировщике, полковник? – вопрос Клейста прозвучал риторически, – Мне без разницы по каким причинам способного аналитика и перспективного сотрудника Абвера вышвырнули из Берлина на фронт командовать пехотным батальоном. Я вижу перед собой настоящего немецкого офицера, делающего для нашей победы все, что в его силах. Именно поэтому я здесь. Вы уже не раз сталкивались с этим противником, и лучше вас никто не сможет предсказать его дальнейшие действия. Возможно, те, кто отправил вас сюда, этого не понимают, но здесь, на фронте, мне безразлично их мнение. Я должен знать, как русские будут использовать возможности этого человека в ближайшие дни.

– Мне потребуется карта, герр командующий.

Клейст пододвинул к кровати Рихтенгдена два свободных стула и расстелил на них извлеченную из портфеля карту. В течение пары минут командующий обрисовал полковнику текущую обстановку и несколькими скупыми фразами ответил на уточняющие вопросы.

– Герр генерал-полковник, я думаю, сегодняшней или завтрашней ночью нам следует ожидать массированного авиаудара противника. Фамилия русского стрелка – Нагулин. Он уже не раз наводил бомбардировщики на цели в нашем тылу, и это всегда происходило ночью.

– По каким целям будут нанесены удары?

– Здесь нет четких закономерностей. Все зависит от того, какую задачу он посчитает главной. На западном берегу Днепра были атакованы войсковые колонны. Под Киевом целями стали штабы и батареи 88-миллиметровых зениток. Под Вязьмой удар наносился по аэродромам, причем в основном даже не по самолетам, а по летной инфраструктуре. Куда он ударит сейчас? Думаю, вариантов всего два: ваши танки, сосредотачивающиеся для рассечения окруженной группировки русских, и штабы армейского, корпусного и дивизионного уровней.

– Значит, ночью? – уточнил Клейст и опустился на стул у кровати Рихтенгдена.

– Днем даже его способностей не хватит на то, чтобы отбиться от массированной атаки «мессершмиттов».

– Ночных истребителей у меня почти нет, – с досадой в голосе произнес Клейст, – После потерь, понесенных ими в небе под Вязьмой, командование люфтваффе отказалось выделять самолеты с радиолокаторами на цели, не связанные с противовоздушной обороной городов Рейха.

– Зато у вас есть кое-что другое, герр командующий. Насколько я знаю, перед самым наступлением силы ПВО первой танковой армии получили с заводов Рейха мобильные прожекторные станции новейшей конструкции. Эти машины совмещены со звукоулавшивающей и радиолокационной аппаратурой и способны осуществлять предварительное наведение прожекторов на цель еще до их включения.

– Да, три батальона таких установок действительно в последний момент были мне переданы. А откуда вы… Впрочем, понятно. Продолжайте полковник.

– У окруженных русских армий почти не осталось танков, так что вы без большого риска могли бы изъять из состава наступающих дивизий все 88-миллиметровые зенитные пушки. Если создать из этих орудий и прожекторных станций единую систему, можно устроить очень серьезные проблемы любой компактной группе вражеских самолетов, а русский корректировщик обычно выводит своих подопечных на цель именно плотным строем, поскольку защитить самолеты, не оборудованные радиолокаторами, он может только находясь рядом с ними.

– Хорошо, – чуть помедлив, кивнул Клейст, – Допустим, мы создали одно или даже несколько таких подразделений ПВО. Но где гарантия, что противник атакует именно те объекты, которые мы сочтем нужным ими прикрыть? Вы ведь, как я понимаю, не можете точно указать мне те цели, которые подвергнутся атаке.

– Я мог бы предположить, но вероятность ошибки будет довольно высокой. Поэтому нет смысла гадать, куда именно поведет свои самолеты Нагулин. Важно другое – каким маршрутом они будут выходить на цели. Прошу вас еще раз взглянуть на карту, герр генерал-полковник. Я вижу только один вариант, дающий русским возможность проскочить посты воздушного наблюдения, оставаясь незамеченными практически до последнего момента. Они пойдут сначала над своей территорией, а затем над восточной частью Московского котла. Я уверен, что радиосвязь опять будет работать нестабильно, и посты наблюдения группы армий «Центр» не смогут вовремя предупредить нас об опасности. Русские это знают, и не могут не воспользоваться такой возможностью.

Клейст внимательно посмотрел на карту и перевел взгляд на Рихтенгдена.

– То есть вы предполагаете, что при любом раскладе они пройдут вот здесь, в самой узкой части коридора, пробитого нами к Ржеву?

– Я бы на их месте поступил именно так. Быстро проскочив над нашими дивизиями, русские самолеты окажутся над своими войсками, сидящими в Ржевском котле, спокойно развернутся и лягут на боевой курс к любой нужной им цели, пользуясь тем, что изнутри котла мы авиаудара ждать не будем.

– Я понял вашу мысль, полковник. Что ж, по поводу изъятия из наступающих дивизий 88-миллиметровых зениток вы, пожалуй, правы – с большими массами тяжелых танков нам в ближайшее время столкнутся не грозит. Жаль, что вы серьезно ранены. Если бы не это, я бы не сомневался в том, кого назначить командовать этой операцией.

– Еще один момент, герр командующий.

– Слушаю.

– Не стоит сосредотачивать зенитки и прожекторные станции в плотную группу. Я не знаю как, но противник способен обнаруживать подобные скопления техники, даже если они идеально замаскированы. И пушки, и прожекторы лучше разместить на достаточно большой территории и связать их телефонными линиями. Поверьте моему опыту, так будет гораздо больше шансов застать противника врасплох.

* * *

Мы летели над территорией Московского котла. Внизу не было видно ни огонька – немцы тщательно следили за светомаскировкой. Средств ПВО у Роммеля, Гота и Гёпнера все еще оставалось достаточно много, но было им сейчас явно не до стрельбы по непонятным самолетам, не пытающимся сделать им больно. Со средствами радиолокации у окруженных дело обстояло не слишком хорошо – поспешное отступление и дефицит горючего не идут на пользу их сохранению, так что, если противник нас и видел, эффективно противодействовать нам он не мог.

Радиосвязь традиционно подавляли спутники, так что даже сообщить в штаб Клейста о том, что в их сторону кто-то летит, сидящие в котле немцы не могли, что я и собирался использовать, прокладывая маршрут к цели прямо над головами окруженных.

Единственный потенциально опасный участок маршрута пролегал над узкой полосой позиций танковых и моторизованных дивизий Клейста, пробивших коридор шириной в десять-пятнадцать километров к находившемуся в руках немцев Ржеву, но я рассчитывал, что за те несколько минут, которые потребуются конвою для преодоления этого расстояния, немцы сориентироваться в обстановке не успеют.

Разведывательная часть рейда, как обычно, была больше демонстрацией, чем реальной необходимостью, но сидя в нижнем остекленном фонаре с пушкой ВЯ-23, я честно вглядывался в темноту под ногами, собирая с помощью контактных линз и неплохой трофейной оптики крохи информации для пополнения базы данных. А вот грузы для Лелюшенко и Лебедева я действительно считал необходимым доставить.

По расчетам вычислителя выходило, что при текущем соотношении сил Ржевский котел будет завтра рассечен на две части, и при этом потери роты НКВД, размещенной при штабе Лелюшенко, могут составить до восьмидесяти процентов личного состава. Такой расклад меня, мягко говоря, не устраивал, и контейнеры с гранатометами и выстрелами к ним, лежавшие в грузовых отсеках транспортных самолетов, были призваны сыграть немалую роль в том, чтобы этот прогноз никогда не стал реальностью.

Конечно, можно было не дожидаться готовности к боевому применению отдельного авиаполка, оснащенного бомбами объемного взрыва, а повести за собой вместо транспортников три десятка Пе-2 или несколько ТБ-7 с грузом обычных фугасок. Я всерьез думал об этом, но, взвесив все «за» и «против», от такого решения отказался. Удар обычными бомбами мог, конечно, сильно огорчить немцев, но остановить разогнанный Клейстом каток наступления он был не в состоянии. Немцы быстро усвоили уроки, и теперь застать их врасплох и одним налетом нанести критичный урон целой танковой армии вряд ли бы получилось.

Боеприпасы объемного взрыва – дело совсем другое. Это оружие новое, в разы более мощное и обладающее рядом специфических свойств, здесь пока неизвестных. В частности, при применении такой бомбы или снаряда взрывчатый газ затекает в амбразуры дотов, стволы орудий и смотровые щели техники и взрывается одновременно во всем объеме. Важным дополнительным свойством этих боеприпасов является способность вызывать детонацию обычных взрывчатых веществ, попавших в зону распространения газового облака. Именно эту особенность я и собирался использовать, когда немцы накопят на дивизионных и полковых складах достаточные запасы обычных и химических снарядов для нанесения сокрушительного удара по армии Лелюшенко.

– Товарищ подполковник, через пять минут будем проходить линию фронта, – услышал я в наушниках голос командира экипажа. Капитан Пусэп, похоже, смирился с тем, что теперь он пилотирует неизвестного науке зверя вместо привычного тяжелого бомбардировщика. Видимо, результат предыдущего вылета примирил его со сменой амплуа, как, впрочем, и новенький орден красной звезды, врученный уже на следующий день после вылета.

При очередном взгляде вниз у меня возникло нехорошее чувство, что немцы нас ждали. Во всяком случае, к чему-то подобному они явно готовились, уж очень густо оказался прикрыт зенитками пробитый Клейстом коридор. Впрочем, ничего сверхудивительного в этом не было. Противник отлично знал, что обычно следует за появлением ночью над линией фронта группы тяжелых самолетов, и если ночные истребители оказались неэффективными, то не остается ничего другого, кроме как пытаться решить проблему наземными средствами ПВО.

– Высота пять тысяч. Под нами территория, занятая противником – пришел новый доклад от капитана Пусэпа.

Это я знал и сам. А еще я видел, как стремительно разворачиваются в боевое положение мобильные прожекторные станции и занимают места у 88-миллиметровых пушек немецкие зенитчики. Казалось бы, хаотично разбросанная в радиусе нескольких километров техника стремительно обретала черты единого боевого организма. Внизу по-прежнему не светилось ни огонька, но неуклюжие с виду машины уверенно нацеливали выключенные прожекторы в нашу сторону, а за ними хищно разворачивались стволы зениток.

– Конвою двадцать градусов влево. Увеличить скорость до максимальной! – меня все больше напрягала эта целенаправленная суета на земле под нами.

ТБ-7 плавно качнулся, ложась на новый курс.

И тут вспыхнул свет.

Глава 7

С разных направлений на нас нацелились двадцать семь мощных прожекторов. Навести их с такой точностью, чтобы при включении попасть лучом в цель, летящую на пятикилометровой высоте, местные средства звукоулавливания и радиолокации не позволяли. Тем не менее, тактика использования прожекторов в противовоздушной обороне была немцами уже очень неплохо отработана при защите городов Рейха от ночных бомбардировок. Лучи заметались среди транспортных самолетов. ПС-84 начали один за другим попадать в пятна света. Внизу замелькали вспышки выстрелов – увидев цели, немецкие зенитчики немедленно открыли огонь.

– Конвой, семь градусов влево! – снарядам «флаков» предстояло лететь до нас около восьми секунд, и шанс избежать близких разрывов у транспортников был.

Вокруг самолетов, запутавшихся в лучах прожекторов, заплясали вспышки. Пока о повреждениях никто не докладывал, но было ясно, что без потерь мы не уйдем.

– Пять вправо со снижением сто!

Немцы подловили нас очень качественно. Рассредоточив технику на большой территории, они, сами того не зная, ввели в заблуждение вычислитель. Он не воспринял зенитки и прожекторы, как единое подразделение, представляющее для нас серьезную угрозу, и не подал сигнал тревоги.

Ситуация складывалась не лучшим образом, но против немецких зенитчиков работало три важных обстоятельства. Во-первых, транспортных самолетов было больше двух десятков, а подсветить их пытались только двадцать семь прожекторов. Понятно, что на одном самолете, пойманном в световое пятно, тут же скрещивалось еще несколько лучей. Таким образом получалось, что на одной цели фокусировались усилия нескольких прожекторов, а остальные транспортники ускользали от внимания противника.

Во-вторых, рассредоточение 88-миллиметровых пушек на большой территории затрудняло управление огнем с помощью дальномерных постов. Вместо того, чтобы управлять стрельбой всего дивизиона, или, как минимум, каждой батареи, дальномерщикам приходилось индивидуально выдавать целеуказания отдельным орудиям. Это снижало скорость и точность наведения и, как следствие, плохо влияло на эффективность зенитного огня.

И, наконец, сказывалось то, что мы пересекли фронт не точно над головами зенитчиков, а со смещением почти на два километра к западу от их позиционного района. Вот только боевого опыта у расчетов немецких пушек явно хватало, и для того, чтобы доставить нам массу неприятностей им не требовались идеальные условия.

– «Крейсер», здесь «Семнадцатый». Множественные пробоины в фюзеляже. Осколком перебило маслопровод. Правый двигатель скоро встанет. Теряем топливо из второго бензобака.

– «Семнадцатый», здесь «Крейсер». Продолжать выполнение задачи!

Давать поврежденному самолету команду на возвращение смысла не было. Разворачиваться под огнем зениток – чистое самоубийство, а в десяти километрах по курсу начиналась территория Ржевского котла, и уже там следовало принимать решение, покидать ли самолет, или пытаться дотянуть до ближайшего аэродрома.

Яркая вспышка на миг осветила небо. Один из транспортников получил прямое попадание и исчез во облаке взрыва, разлетевшись множеством обломков, разбрасывающих в полете фонтаны искр. Сам ПС-84 так взорваться не мог. Скорее всего, сдетонировал взрывоопасный груз.

– Десять градусов вправо! – отдал я приказ на очередной маневр уклонения и переключился на внутреннюю связь. – Капитан, разворот влево со снижением!

Бомб у меня не имелось, но позволять немцам и дальше безнаказанно расстреливать конвой я не собирался. Переделывая ТБ-7 в воздушный крейсер ПВО, я не планировал воевать с наземными целями, и теперь это сильно ограничивало мои возможности. Тем не менее, перед вылетом я заставил вычислитель провести анализ активности немецкой авиации в районе предстоящих действий и убедился в том, что ночные истребители противника в небе над Ржевом и Вязьмой в последнее время появлялись крайне редко. На ближайших аэродромах спутники их тоже не рассмотрели.

Исходя из этой информации, массированной атаки «дорнье» и двухмоторных «мессершмиттов» я не ждал, а для того, чтобы отбиться от одиночных охотников, волне хватило бы и пушечного вооружения. Поэтому в этот раз на реактивные снаряды РС-82 я приказал поставить контактные, а не дистанционные взрыватели. В результате я получил пусть и не слишком эффективное, но вполне рабочее оружие для стрельбы по наземным целям.

Как и в прошлом вылете, мой ТБ-7 нес двадцать четыре ракеты. Восемь из них были жестко нацелены вперед и могли стрелять только прямо по курсу. Еще восемь находились в двух поворотных пусковых установках, и, наконец, последняя восьмерка прикрывала заднюю полусферу.

К сожалению, развернуть поворотные пусковые строго вниз я не мог – не хватало угла склонения. Поэтому пришлось приказать командиру самолета войти в разворот. ТБ-7 наклонился, и теперь пусковые установки могли стрелять по наземным целям.

Я подождал пару секунд и чуть довернул направляющие, делая поправку на меняющуюся скорость бомбардировщика. Залп! Ракетам лететь двадцать три секунды. Семь километров – не шутка. Точность просто аховая. Рассеивание на такой дистанции составляет почти сто метров, но цели не защищены броней, а радиус сплошного поражения осколками у РС-82 достигает семи метров, так что шанс накрыть зенитки и прожекторы имеется. Ждать результата я, естественно, не стал.

– Капитан! Четырнадцать градусов влево и снижение под максимальным углом, – чтобы выпустить по противнику нацеленные вперед ракеты мне требовалось как можно сильнее наклонить нос самолета к земле.

ТБ-7 – машина тяжелая и совсем не такая маневренная, как истребитель или хотя бы пикирующий бомбардировщик. Пусэп четко выполнил приказ, но туша четырехмоторного тяжеловеса начала выполнение маневра плавно и с достоинством.

По глазам ударил яркий свет. Немцы не проспали ракетный залп и переключили внимание на наиболее опасную цель. Мой «крейсер» запутался в лучах прожекторов.

– Продолжать маневр! – зарычал я в переговорное устройство, разворачивая пушку в нижнюю полусферу.

По здешним понятиям стрельба из авиационной пушки на такую дальность – полный бред. Тем не менее, мои действия не были жестом отчаяния. Начальная скорость снаряда у ВЯ-23 – девятьсот метров в секунду. Стрелять я собирался почти строго вниз, что в данном случае весьма важно. Ну и не нужно забывать о темпе стрельбы. Шестьсот выстрелов в минуту – очень немало, а цели у меня довольно крупные и абсолютно неподвижные.

Очередь! Снарядов я жалеть не собирался. Этого добра в бомбовом отсеке имелось с запасом. Несмотря на усиленную конструкцию, самолет трясло и сносило с курса, но капитан Пусэп уже имел опыт работы с таким беспокойным пассажиром, как я, и упорно продолжал пытаться изобразить из ТБ-7 пикирующий бомбардировщик.

Честно говоря, экипажу я не завидовал. Несколько прожекторов нещадно слепили летчиков через стекла кабины. Это у меня линзы мгновенно настроились на новые условия и отфильтровали весь лишний световой поток, а Пусэпу и его подчиненным сейчас приходилось очень непросто. Темные очки у них, конечно, имелись, но удар по глазам пилоты явно получили неслабый.

Один прожектор лопнул стеклянным пузырем и погас. Я полоснул очередью по позиции ближайшей зенитки и перевел огонь на следующее слепящее пятно. Немецкие снаряды все чаще взрывались в опасной близости от ТБ-7. Плотность огня была явно не на нашей стороне.

Восемь вспышек на земле возвестили о том, что РС-82 добрались до целей. Минус еще один прожектор. Досталось и расчетам двух зениток, но сами пушки, похоже, серьезных повреждений не получили.

Тяжелый бомбардировщик, наконец-то, соизволил занять нужное мне положение в пространстве. Залп! Еще одна восьмерка ракет устремилась к целям.

– Разворот тридцать вправо с набором высоты! – теперь мне требовался обратный маневр. Направленные вперед реактивные снаряды израсходованы, и в моем распоряжении остались только восемь РС-82, нацеленные назад. Чтобы выпустить их с толком, нос самолета требовалось максимально задрать вверх.

Я продолжал вести огонь из пушки. Ствол уже так раскалился, что точность огня упала до последнего предела. Небо вокруг ТБ-7 гремело взрывами. Осколки били в фюзеляж и плоскости, но самолет упорно продолжал выполнять предписанный мной маневр. Упорно, но очень медленно. Не был этот гигант рассчитан на подобные пируэты.

Залп! Самолет слегка тряхнуло, когда он освободился от последних ракет, ушедших навстречу врагу, и почти сразу грохнуло так, что даже у меня на мгновение пропал слух. ТБ-7 как-то нехорошо содрогнулся и в уверенном гуле моторов что-то изменилось.

– Пожар второго двигателя! – немедленно доложил капитан.

– Прекратить набор высоты! Еще десять вправо и уходим со снижением!

– Пожар ликвидирован автоматической системой пожаротушения! Двигатель заглушен!

Я оставил в покое пушку. Куда-то попасть в таких условиях все рано было нереально. Выйдя из боевого режима, я осмотрелся с помощью спутников. Из двадцати двух ПС-84 полет продолжали восемнадцать. Четыре машины мы потеряли, еще три имели повреждения, но пока курс держали уверенно. Видимо, пляска со стрельбой и фейерверками, устроенная мной в лучах прожекторов, произвела на немецких зенитчиков должное впечатление, и они несколько отвлеклись от транспортных самолетов, сосредоточив внимание на огрызающемся огнем ТБ-7.

Нам вслед еще стреляли, но это уже было не так страшно. Самый опасный участок конвой прошел. Не без потерь, но прошел.

– Пересекаем фронт, – на удивление спокойным голосом доложил командир экипажа.

Ну что ж, теперь осталось аккуратно доставить груз и вернуться домой.

– Конвой, здесь «Крейсер» приготовиться к приему координат для сброса контейнеров.

* * *

Избитый осколками ТБ-7 летел с заметным креном. Груз мы сбросили удачно. И Лелюшенко, и Лебедев подтвердили, что контейнеры найдены, а оружие и снаряжение уже передаются в войска. Теперь бы еще дотянуть до аэродрома.

Пусэп тихо, но весьма изощренно ругался по-эстонски, когда из строя выходила очередная цепь управления или заклинивало что-то в авионике. Эстонского я не знал, но вычислитель переводил мне сентенции командира экипажа во всех красочных подробностях, находя наиболее близкие аналогии из великого и могучего русского языка. Параллельно он выдавал текстом перевод на базовый диалект Шестой Республики, однако на русском результат получался заметно выразительнее.

Небо ощутимо светлело, и с каждой минутой мы все сильнее рисковали нарваться на вражеские истребители, которые уже прогревали моторы, готовясь подняться в воздух. Поэтому я вздохнул с большим облегчением, когда взлетевшая еще затемно шестерка ЛАГГ-3 взяла нас под охрану. Тем не менее, это решало далеко не все наши проблемы.

Сильно поврежденный самолет летел исключительно на мастерстве экипажа. Вычислитель тревожно сигнализировал о его весьма прискорбном техническом состоянии, и настоятельно рекомендовал покинуть машину, пока она еще летит на безопасной для прыжка с парашютом высоте, а не беспорядочно валится на землю, распадаясь на части.

Вот только прыгать пока было нельзя. Мы летели по кратчайшему маршруту, и под нами все еще находилась занятая немцами территория Московского котла. Ее, конечно, уже неплохо обжали со всех сторон, но до армий генерала Жукова, усиленно теснивших немцев на запад, оставалось еще около пятидесяти километров.

– Теряем высоту, – доложил Пусэп. – Двигатели перегружены, в первом и третьем пошли сбои. В гидравлической системе утечка. Даже если дотянем, с посадкой будут большие сложности.

Насчет «больших сложностей» капитан явно лукавил. Судя по состоянию самолета, в рамках цензурной лексики наиболее вероятный результат попытки приземления описать было весьма затруднительно. Хотя, возможно, Пусэп просто был не в курсе, насколько все плохо – по показаниям приборов он мог реально оценить далеко не все проблемы изрешеченной осколками машины.

– Капитан, пятнадцать градусов вправо. Впереди у немцев позиция 20-миллиметровых «флаков». Лучше ее обойти. Высота для них, конечно, великовата, но могут попробовать достать, а нам много не надо.

Самолет слегка дернулся и начал маневр, но машина явно плохо слушалась рулей и Пусэп вполне обоснованно опасался, что поврежденная конструкция может не выдержать, так что нормально выполнить приказ он не смог.

– Эскорт, здесь «Крейсер», – вызвал я по рации командира шестерки ЛАГГов, – В восьми километрах впереди по курсу батарея скорострельных зениток. Мы уклониться не сможем.

– Понял вас, «Крейсер». Сейчас мы займем их делом.

Три истребителя резко ускорились, обогнали наш еле ползущий самолет и в крутом пикировании устремились к земле. Штурмовики из ЛАГГов весьма так себе, но и они имели неплохой шанс заставить немецких зенитчиков отказаться от идеи пострелять по такой большой и медленной мишени, как наш ТБ-7.

На виртуальной схеме самолета третий двигатель окрасился в тревожный оранжевый цвет. Работать ему оставалось минуты три. Потом он неизбежно встанет, и хорошо, если при этом не загорится. До линии фронта нам предстояло тянуть еще километров сорок, что при нашей скорости означало минут десять-двенадцать лёта.

– Капитан, приготовьтесь по моей команде заглушить третий двигатель. Нам только еще одного пожара не хватало.

– Мотор пока тянет, хоть и с перебоями, – попытался возразить Пусэп.

– Он теряет масло и через несколько минут встанет сам, но с критичным перегревом и возможным возгоранием.

Секунды тянулись в напряженном молчании. Мотор продержался на тридцать секунд дольше, чем изначально прогнозировал вычислитель.

– Глуши! – скомандовал я, как только отметка двигателя замигала красным.

Пожара удалось избежать, но теперь мы теряли высоту еще быстрее, а на два оставшихся двигателя увеличилась нагрузка.

Внизу замелькали вспышки и небо расчертили нити трассеров – ЛАГГи вступили в бой с немецкими зенитчиками. Возможно, немцы и не стали бы тратить дефицитные боеприпасы на явно поврежденный и не представляющий для них угрозы ТБ-7, но проверять это мне совершенно не хотелось. Теперь же наши истребители не оставили противнику выбора.

Когда мы, наконец, покинули опасную зону, нас догнали только два ЛАГГа. Третий, сильно дымя поврежденным двигателем, уходил над самой землей на северо-восток.

До фронта мы доползли на высоте полтора километра. Оба оставшихся двигателя к этому моменту уже еле тянули и были готовы в любой момент вспыхнуть от перегрева. С земли по нам не стреляли. Видимо, с боеприпасами у немцев дела действительно обстояли далеко не лучшим образом. Тем не менее, все пять истребителей эскорта снизились и прошли над окопами противника, экономно постреливая из пулеметов. Боезапас они берегли, но стремились отвлечь внимание немцев от сопровождаемого бомбардировщика.

Мы уже летели над территорией, занятой войсками Западного фронта. Тянуть дальше не имело никакого смысла.

– Капитан, посадку я запрещаю. Прикажите экипажу покинуть самолет.

Пару секунд в наушниках переговорного устройства я слышал только легкий шорох помех. Честно говоря, я ждал возражений, но, видимо, Пусэп все понимал не хуже меня.

– Есть! – наконец, ответил капитан. В его голосе отчетливо слышалась горечь и нежелание бросать дорогую и во многом уникальную машину, еще летящую и сохраняющую остатки управляемости. Советские летчики были приучены до последнего спасать самолеты, даже рискуя собственной жизнью, и выполнить мой приказ командиру экипажа оказалось непросто.

В морозном подмосковном небе раскрылись восемь куполов из белого парашютного шелка. Меня удачно развернуло порывом ветра, и я успел увидеть, как, постепенно снижаясь, удаляется покинутый экипажем ТБ-7. Эскорт оставил обреченную машину и теперь контролировал небо вокруг медленно опускающихся парашютистов.

Я прекрасно понимал, что решение покинуть самолет было единственно верным, но наблюдать, как отлично послужившая мне боевая машина одиноко продолжает свой последний полет было грустно. Думаю, остальные члены экипажа покинутого самолета испытывали схожие чувства. Словно отметая последние сомнения людей и давая им знак, что они все сделали правильно, ярким костром полыхнул один из еще работавших двигателей тяжелого бомбардировщика. «Крейсер» плавно завалился на левое крыло и устремился к земле, объятый все разгорающимся пламенем.

* * *

До Москвы я добрался только к середине дня. Обстоятельства нашего появления сильно впечатлили командира дивизии, в полосе обороны которой мы опустились на парашютах, так что вопросов к нам почти не возникло, а вот связь с генералом Жуковым через штабы корпуса и армии как раз организовалась почти мгновенно.

– Подполковник, вы как всегда в своем репертуаре, – хмыкнул Георгий Константинович, выслушав мой краткий доклад по телефону. – У меня тут уже целая делегация от товарища Берии вас дожидается. Передайте трубку комдиву, я объясню ему, что с вами делать.

Через двадцать минут я уже трясся по скверной дороге в кабине хорошо знакомого мне бронеавтомобиля БА-10, двигавшегося на восток в сопровождении пары легких танков и взвода бойцов НКВД на двух грузовиках. Сверху колонну прикрывали тройки истребителей, сменяя друг друга каждые двадцать минут. Похоже, к хранящейся в моей голове информации о результатах воздушной разведки командование РККА отнеслось со всей серьезностью и жаждало довезти меня до Москвы живым.

Дивизионный особист, решивший сопровождать неожиданного гостя лично и занявший в броневике место башенного стрелка, с самого начала поглядывал на меня со смесью подозрения и непонимания. Столь бурный интерес высокого начальства к странному молодому подполковнику, в прямом смысле свалившемуся с неба, вызывал у него разрыв шаблона. Когда же над колонной появилась авиация, явно выделенная из скудных резервов фронта для защиты моей скромной персоны от возможных неприятностей, его взгляд стал совсем уж шальным, но в силу специфики службы никаких вопросов особист задавать не стал.

Часа через полтора нас встретил отряд под командованием Судоплатова, и дальше я уже ехал в хорошо знакомой компании. Заезжать на Лубянку мы не стали. Бывший начальник отвез меня сразу в небольшой особняк на улице Кирова, где размещался генштаб и проводились заседания Ставки Верховного Главнокомандования.

Шапошников встретил меня в своем кабинете и, выслушав формальный доклад, произнес с легкой усмешкой:

– Подполковник, ваше обращение с тяжелыми бомбардировщиками дальней авиации начинает вызывать у меня беспокойство. Почему-то я совершенно не удивлен, узнав каким именно образом вы вернулись из очередного рейда.

– У нас очень сильный и хитрый противник, товарищ маршал, – ответил я без улыбки, – Скажу честно, в этот раз они были очень близки к успеху.

– Тем не менее, несмотря на всю их изощренную хитрость, вы здесь и даже не ранены, – задумчиво произнес Шапошников. – Я опять оказался прав, считая ваш вылет авантюрой, и опять ошибся, опасаясь, что он может стать для вас последним.

– Возможно, мне опять повезло.

– Везение не может быть бесконечным, – с сомнением качнул головой начальник генштаба. – Впрочем, это все лирика. Докладывайте, товарищ Нагулин. Времени у нас мало – тридцатая армия с большим трудом сдерживает атаки танковых дивизий Клейста. Доставленные вами гранатометы пришлись там весьма кстати.

На столе уже была разложена карта и все необходимые принадлежности для нанесения на нее разведданных. Минут десять я в быстром темпе вычерчивал цветными карандашами отметки позиций тяжелой артиллерии, крупные склады и районы сосредоточения войск противника, сопровождая каждый значок краткими комментариями.

– Штабы, полевые аэродромы, корпусные и дивизионные слады боеприпасов… Вы не перестаете меня удивлять, товарищ Нагулин.

Я молча смотрел на Шапошникова. В эту игру мы с маршалом играли уже не в первый раз. Он прекрасно знал, что ничего нового о моих способностях и возможностях в ответ не услышит, но счел нужным еще раз обозначить, что хотел бы знать об этом больше.

– Товарищ маршал, теперь, имея новые данные, я готов озвучить предложения по использованию отдельного полка «Катюш», вооруженного термитными снарядами, и бомбардировщиков с бомбами объемного взрыва. Разрешите доложить?

– Слушаю вас, подполковник, – возможно я ошибся, но мне показалось, что Шапошников с трудом подавил тяжелый вздох.

– Начну с полка БМ-13. Похоже, для термитных снарядов появилась весьма перспективная цель, выявить которую мне удалось почти случайно. Наш маршрут пролегал над Московским котлом, и то, что я там увидел, однозначно говорит о подготовке немцами прорыва. Поняв, что помощи извне в ближайшее время не будет, генерал Роммель принял решение действовать своими силами. Очень похоже, что Гот и Гёпнер пойдут во втором эшелоне. Подчиненные им соединения остаются на своих позициях, но уцелевшие танки и бронетранспортеры Роммель у них забрал. Считаю, что завтра утром южнее Гжатска нам следует ждать удара почти двух сотен танков, направленного строго на запад. Наверняка прорыв поддержит люфтваффе, хотя многое будет зависеть от того, как пойдут дела у Клейста. Ему тоже может понадобиться срочная помощь авиации.

– Как они собираются пройти химическое заграждение? Дегазировать местность им практически нечем.

– Я вижу только один вариант – распыление дегазирующих растворов с самолетов непосредственно перед наступающими танками. Способ отдает некоторым безумием, но, теоретически, может сработать, особенно если на стороне противника окажется фактор неожиданности.

– Вот только теперь его не будет… – сосредоточенно прокомментировал мои слова маршал.

– Не будет. Но немцы об этом пока не знают.

* * *

Ситуация между Ржевом и Вязьмой закручивалась в тугую спираль, готовую в любой момент взорваться вихрем событий. Бои между танковыми дивизиями Клейста и армией Лелюшенко не стихали весь день. Фронт окруженной группировки прогибался. Красноармейцы были вынуждены отходить, оставляя один рубеж за другим, но, пусть и медленно, они один за другим выбивали танки Клейста и снижали наступательную способность его армии.

Приближался вечер, и я видел, что рассечь Ржевский котел на две части сегодня немцы точно не успеют. Способны ли они сделать это в принципе – большой вопрос. Скорее да, чем нет, но это если им не помешать извне. Однако, Клейст, как я понял, не столько хотел прорвать фронт, из последних сил удерживаемый окруженными, сколько стремился сократить площадь котла. Химические снаряды и бомбы, подвозимые из Рейха непрерывным потоком, внушали ему уверенность в легкой победе, вот только нужно было обеспечить им наиболее благоприятные условия применения. А что может быть лучше для эффективного использования отравляющих веществ, чем вражеские войска, зажатые на ограниченном пространстве?

В том, что накопленное на складах химическое оружие уже этой ночью будет доставлено на позиции гаубичных батарей и развезено по полевым аэродромам, я ни секунды не сомневался. Было очевидно, что имея вполне рабочий способ расправиться с окруженными, Клейст не станет продолжать танковые атаки, ведущие к серьезным потерям не такой уж и многочисленной бронетехники.

С помощью спутников я видел, что этой же ночью генерал Роммель готовится вывести свои танки на исходную позицию для начала прорыва из Московского котла, а это значит, что завтра должны окончательно решиться судьбы армии Лелюшенко и группы армий «Центр».

Все эти расклады я честно раскрыл перед Шапошниковым, и теперь Ставка уже несколько часов совещалась, пытаясь принять единственно верное решение. У меня же была своя задача, уже утвержденная на самом верху, и именно ей я собирался сейчас заняться.

* * *

Немного поспать мне удалось только в машине, да еще на аэродроме, где царила деловая суета подготовки к ночному вылету. Командир полка оказался человеком весьма непростым. До нападения Гитлера на СССР он успел повоевать в Испании и Китае. В небе Мадрида даже участвовал в отражении ночных атак бомбардировщиков генералиссимуса Франко, да и после двадцать второго июня в тылу не отсиживался и дело свое знал отлично, так что в подготовку отдельного авиаполка к операции я решил не вмешиваться.

Меня разбудили за час до вылета. Ознакомившись с планом ночной атаки, полковник Кудрявцев с сомнением покачал головой, но как опытный и много повидавший военный, высказал свое мнение в достаточно сдержанной форме.

– Товарищ Нагулин, предлагаемая вами тактика мне непонятна, но перед вашим прибытием в полк мне позвонили из генштаба и настоятельно рекомендовали не вмешиваться в ваши решения. Тем не менее, весь мой боевой опыт говорит о том, что выполнить поставленную задачу при таком подходе можно разве что случайно, если нам просто фантастически повезет.

– Вас предупреждали об уровне секретности операции, товарищ полковник? – комполка произвел на меня хорошее впечатление, но тратить время на объяснения я не собирался.

– Естественно.

– Как вы думаете, вправе ли я рассказывать вам какие-либо подробности? Вы ведь планируете лично принять участие в вылете, так что все увидите сами. Вот только лучше бы вам после возвращения на аэродром постараться как можно скорее забыть об этом рейде.

Кудрявцев молча кивнул, ничем не выдав своего недовольства моим ответом, отчего мое уважение к командиру авиаполка только окрепло.

В час ночи я отдал приказ о начале операции. Сорок Пе-2 поднимались в воздух сразу с четырех взлетных полос. Истребители пока оставались на аэродроме – для них у меня была совершенно другая задача, никак не связанная с армией Клейста.

Выведя в поле зрения виртуальную карту, я на этот раз не стал доверять оценкам вычислителя и заставил его показать позиции всех средств ПВО противника вокруг сильно сжавшегося Ржевского котла. Естественно, в результате я увидел дикую мешанину разноцветных значков – у Клейста хватало зениток, прожекторов, радиолокаторов и звукоулавливателей. Пришлось задавать дополнительные фильтры. Малокалиберные зенитные автоматы меня не интересовали, работать мы собирались с относительно больших высот, до которых они достать не могли. Убрав с карты мелочь, я увидел картину более ясно.

Клейст, безусловно, старался прикрыть зенитками все ключевые объекты, но 88-миллиметровые пушки – штука сложная и дорогая. Под каждым кустом такую не поставишь, и стремление защитить всё привело в итоге к тому, что к отражению ночной атаки четырех десятков бомбардировщиков немцы оказались не готовы нигде.

Три позиционных района ПВО, на один из которых мой конвой так неудачно нарвался прошлой ночью, мы в этот раз просто обошли по большой дуге. Немцы сменили дислокацию того зенитно-прожекторного батальона, с которым мы вчера вели бой, и, видимо, надеялись, что в случае новой попытки воздушного прорыва в Ржевский котел мы выберем один из наиболее удобных маршрутов, где нас и встретят немецкие зенитчики. Однако в этот раз у них не сложилось, и к первой цели мы вышли без потерь.

Поскольку мой модернизированный ТБ-7 был потерян в предыдущем вылете, для этой операции мне выделили новейший тяжелый истребитель Пе-3. Эту двухмоторную цельнометаллическую машину пилотировал лично полковник Кудрявцев, а я традиционно занял место стрелка. Пе-3 был принят на вооружение только в начале сентября, но практически избежал «детских болезней», поскольку конструктор Петляков для его разработки взял за основу хорошо отработанную конструкцию пикирующего бомбардировщика Пе-2.

Одновременно управлять по радио сразу четырьмя десятками самолетов я был не в состоянии. Максимум, что мне удавалось – не давать летчикам вывалиться из строя, столкнуться с другой машиной или потеряться в темноте. Ночью без габаритных огней растерять половину ведомых по дороге к цели было проще простого, о чем Кудрявцев мне честно доложил перед вылетом. В отдельный полк старались брать летчиков с опытом, но ночные полеты были сильной стороной далеко не всех пилотов Пе-2, и мне постоянно приходилось собирать в кучу расползающуюся авиагруппу.

Первоочередными целями для меня были склады химического оружия. Несмотря на ночное время, вокруг них противником велась бурная деятельность. Настолько бурная, что я опасался, не поздно ли мы начали операцию.

Немцы нас, конечно же, обнаружили. Проморгать такую толпу двухмоторных бомбардировщиков они не могли, но предпринять что-либо действенное противник уже не успевал.

Армейский склад боеприпасов, естественно, не был обделен зенитным прикрытием. Немцы считали, что накопленные на нем снаряды и взрывчатка надежно укрыты под землей, и главной задачей ПВО видели защиту хранилищ от прямых попаданий тяжелых бомб. В то, что можно ночью точно сбросить бомбу с высоты семь километров противник не верил, и, в общем, правильно делал.

Поняв, что количество бомбардировщиков, приближающихся к складу, мягко говоря, превышает возможности его противовоздушной обороны, немцы решили не облегчать задачу русским пилотам и не стали включать прожекторы. Я вполне понимал логику противника. Склад возник здесь совсем недавно, и вероятность того, что мы о нем знаем, была не такой уж большой. В такой ситуации выдавать себя лучами прожекторов означало прямым текстом сообщить русским, что они пролетают над важным объектом, на охрану которого не пожалели серьезных средств ПВО. Пока мы летели высоко, немцы чувствовали себя в относительной безопасности, а зря.

– «Третий», здесь «Крейсер», – я не стал менять позывной, под которым прошло две удачных операции, – четыре градуса влево. «Четвертый»…

Три Пе-2 покинули строй и вышли на цель. Эти бомбардировщики несли пятисоткилограммовые бомбы объемного взрыва, и им отводилась роль подготовки основного удара.

– Готовность пять секунд… Сброс!

С семи километров бомбам предстояло падать секунд сорок, и дожидаться результата я не стал.

– «Пятнадцатый» и «Шестнадцатый», приступить к правому развороту со снижением. Высота захода на цель – один километр. Приготовьтесь принять поправки к курсу.

Еще два бомбардировщика отделились от группы. Им предстояло нанести главный удар по цели. Каждый из Пе-2 нес одну стреловидную бомбу весом в тонну, и сбросить свой груз они должны были как можно более точно.

Сзади под нами на земле разлилось море огня – шесть АБОВ-500 достигли целей. Легли бомбы хорошо, даже лучше, чем можно было надеяться. Целью этого удара было лишение склада средств ПВО, и новые боеприпасы с этой задачей справились полностью. Зенитки и прожекторные станции, размещенные в неглубоких окопах, разметало ударной волной и выжгло пламенем объемного взрыва. Дополнительным бонусом стало то, что как раз в этот момент одно из хранилищ производило отгрузку снарядов для 150-миллиметровых тяжелых гаубиц. Подогнанные к складу грузовики уже были почти полностью загружены активно-реактивными, осколочно-фугасными и химическими снарядами, и все это великолепие сначала погрузилось в облако окиси этилена, а потом, через долю секунды, разом взорвалось, разнеся все вокруг и вызвав детонацию боеприпасов в хранилище.

Несмотря на пронесшийся по территории огненный смерч, объект еще далеко не был уничтожен. Армейский склад боеприпасов – не самая простая цель. Никто не складывает все снаряды и взрывчатку в одну большую кучу. Хранилища разнесены в пространстве, заглублены в землю и обвалованы со всех сторон, чтобы в случае взрыва ударная волна уходила в основном вверх, а не в стороны. Все наземные постройки разрушило ударной волной, но из пятнадцати хранилищ взорвалось только два – то, из которого отгружались боеприпасы, и соседнее, где хранилась чувствительная взрывчатка.

– На курсе! – коротко доложил «Пятнадцатый».

– Здесь «Крейсер». «Пятнадцатый», сто сорок метров вправо. Готовность десять секунд. «Шестнадцатый», полтора градуса влево. Двадцать пять секунд. «Пятнадцатый»… Сброс!

Два последовательных удара тысячекилограммовых бомб стали для комплекса хранилищ последней каплей. Тротиловый эквивалент этих боеприпасов почти вдвое превышал их вес. На такой удар защита склада рассчитана не была. С высоты семи километров одновременная детонация двух тысяч тонн боеприпасов выглядела локальным армагеддоном. Купол ударной волны, был виден невооруженным глазом. Особенно впечатляюще это смотрелось в темноте, когда расширяющаяся полусфера спрессованного воздуха оказалась подсвеченной вспышками вторичных взрывов периферийных хранилищ и складов горючего.

Две килотонны – это две килотонны. Склад и вся вспомогательная инфраструктура целиком попали в зону полных разрушений. Единственное, что уцелело, пусть и не полностью – отравляющие вещества, которыми были начинены тысячи химических снарядов. После взрыва над бывшим складом установилась звенящая тишина, в которой по прилегающей местности бесшумно растекалось облако ядовитого тумана.

– Первая цель уничтожена, – мгновенно севшим голосом произнес Кудрявцев, – Товарищ подполковник, разрешите отдать приказ о возращении отбомбившихся самолетов на аэродром.

– Разрешаю. Полку курс на цель номер два. Высота прежняя.

* * *

Несмотря на лютый мороз, буквально вынимающий душу и высасывающий из тела последние капли тепла, Курт Книспель находился в приподнятом настроении, которое не мог испортить ни норовящий примерзнуть к коже противогаз, ни привычное уже чувство голода, ни глубокий снег, по которому с трудом пробирался его Т-III.

Генерал Роммель, наконец, решился на прорыв, и сводящая с ума неопределенность, помноженная на все прелести варварской русской зимы, наконец ушла в прошлое. Теперь они либо погибнут в бою, либо соединятся с первой танковой армией фон Клейста. Самому себе удивляясь, Курт внезапно осознал, что для него оба этих варианта лучше, чем продолжение бесконечного и бессмысленного сидения в снегу на тридцатиградусном морозе без возможности толком отогреться или хотя бы поесть нормальной горячей пищи. Что бы ни ждало его дальше, сегодня этот кошмар закончится. Так или иначе.

Танк Книспеля двигался во втором ряду. Не слишком толстая броня «тройки» не позволяла ей играть роль боевой машины прорыва. В первую атакующую шеренгу генерал Роммель поставил все исправные Т-IV – самые мощные и современные танки, имевшиеся в его распоряжении.

По-хорошему, впереди танков следовало отправить пехоту. Это вывернутое наизнанку боевое построение неплохо себя зарекомендовало, позволяя в некоторой степени защитить бронетехнику от русских гранатометчиков – кошмара панцерваффе, обрушившегося на немецких танкистов в последний месяц. Вот только идти пешком по залитому боевой химией снегу солдаты не смогут. В итоге пришлось посадить их на броню танков и в боевые отделения полусотни уцелевших бронетранспортеров.

Командир батальона утверждал, что люфтваффе расчистит им путь с помощью авиационных выливных приборов, но при таком ненадежном способе дегазации во многих местах на земле и в воздухе отрава неизбежно останется, так что двигаться пешком пехота все равно не сможет, а если ей все-таки придется это делать, то хватит ее очень ненадолго.

Курт понимал, что от результатов их действий будут зависеть жизни сотен тысяч солдат вермахта, ждущих возможности выйти из котла по пробитому танками коридору, и был полон решимости сделать все для того, чтобы этот коридор перестал быть просто стрелкой на штабной карте. Боевого энтузиазма Книспелю добавлял и тот факт, что генерал Роммель решил лично возглавить прорыв. Его командирский танк двигался в третьем ряду боевого ордера, не так уж далеко от машины Курта, и при большом желании Книспель даже мог его увидеть.

Выдвижение на исходную позицию началось еще ночью с таким расчетом, чтобы к полосе химического заражения атакующие танки вышли с рассветом. По плану атаку должны были поддерживать четыре артиллерийских полка. Звучало это весьма внушительно, ведь по штату каждому из них полагалось иметь тридцать шесть легких и двенадцать тяжелых гаубиц, однако суровые реалии окружения внесли в состав артполков значительные изменения, и, мягко говоря, не в лучшую сторону. Точного расклада Курт, конечно, не знал, но вряд ли командованию удалось наскрести хотя бы полсотни орудий, а даже если и больше, снарядов к ним, особенно тяжелых, наверняка уже почти не осталось.

«Юнкерсы» и «хейнкели» появились над русскими позициями точно с рассветом, но лишь некоторые из них обрушили бомбы на головы красных. Основная часть бомбардировщиков миновала окопы противника и развернутым строем прошла над заснеженным полем, отделявшим танки Роммеля от переднего края советской обороны. За самолетами тянулись хвосты быстро оседающего на землю аэрозоля. Вообще-то, выливные приборы обычно использовались не для дегазации, а, наоборот, для заражения местности, но, учитывая обстоятельства, их пришлось применять не по прямому назначению.

Бомбардировщики работали под прикрытием «мессершмиттов». Советскую авиацию Курт в последнее время видел в небе нечасто, но в этот раз русские появились на удивление быстро. Немецкие истребители разделились на две группы, пытаясь связать боем атакующие самолеты противника и не допустить их до уязвимых тушек «юнкерсов» и «хейнкелей», занятых распылением растворов-дегазаторов.

В целом «мессершмитты» с задачей справились, но несколько русских истребителей все же смогли прорваться к бомбардировщикам. Один Ju-88 задымил разбитым мотором, попытался отвернуть в сторону, но поврежденное крыло не выдержало и переломилось. Самолет перевернулся через огрызок потерянной плоскости и, беспорядочно кувыркаясь, врезался в землю.

Пилоты остальных бомбардировщиков не потеряли самообладания и продолжили выполнение задачи, однако удары истребителей заставили их сомкнуть строй. Возможно, летчики сделали это инстинктивно, пытаясь повысить плотность оборонительного огня, но результатом такого маневра стало сужение полосы, подвергшейся обработке дегазационными жидкостями. В широком проходе, пробитом авиацией в полосе химического заграждения, образовалось «бутылочное горло», через которое теперь предстояло протискиваться атакующим танкам.

Снежное поле густо усеяли костры, возникшие в местах падения сбитых самолетов. Большинство из горящих обломков совсем недавно были краснозвездными советскими истребителями, и Книспель злорадно усмехнулся.

– Иваны получили по заслугам, герр лейтенант!

– Они свое дело сделали, – в голосе командира танка Курт не услышал удовлетворения от победы люфтваффе. – Нам теперь придется смешать строй. Не отвлекайтесь, Книспель. Сейчас русские откроют огонь из противотанковых пушек.

Воздушный бой над наступающими танками прекратился. Бомбардировщики улетели, израсходовав реагенты для дегазации, остатки русских истребителей вышли из боя, а «мессершмитты» еще пару минут покрутились над полем и тоже исчезли за кромкой ближайшего леса.

В воздухе раздался нарастающий свист, переходящий в заунывный вой – в дело вступили немецкие артиллерийские полки. Пусть снарядов у окруженных было мало, но для этой атаки, генералы, похоже, выгребли со складов все последние резервы.

В восьмистах метрах впереди, там, где в прицеле виднелись брустверы русских окопов, земля встала дыбом, как в те добрые времена, когда ни о каком окружении еще и речи не шло, а танковые дивизии вермахта бодро продвигались к Москве, громя по пути спешно выставленные противником заслоны.

Артналет оказался интенсивным, но коротким. Похоже, гаубиц в артполках уцелело достаточно, но запас снарядов к ним иссяк слишком быстро. Как только поднятая взрывами пыль и снежные хлопья немного осели, русские начали отвечать. Артиллерии у них оказалось немного. Видимо, сказывались большие потери в предыдущих боях, а все пополнения красные отправляли частям, пытавшимся остановить танки генерал-полковника фон Клейста. Что ж, тем проще будет танкистам Роммеля выполнить задачу.

Противогаз сильно мешал, но Книспель уже кое-как приспособился работать с приборами наведения танковой пушки в этом наморднике. Снять бы его, да нельзя – их «тройка» только что въехала в зону заражения, пусть и изрядно прореженную дегазирующими жидкостями, но все еще опасную.

– Пушка на два часа! – выкрикнул Книспель, обнаружив позицию только что открывшего огонь противотанкового орудия.

– Короткая! – немедленно отреагировал лейтенант Кляйн.

Курт выстрелил, как только танк, качнувшись вперед, замер. Промах!

– Мажете, Книспель! – недовольно констатировал лейтенант. – Соберитесь!

– Осколочный!

Лязгнул затвор, и Курт чуть довернул башню, одновременно буквально на пару миллиметров стронув маховик вертикальной наводки.

Выстрел!

Результата Книспель увидеть не успел. Танк вздрогнул, и рядом с ним в небо взметнулась масса перемешанной со снегом земли. Раздался громкий лязг и россыпь звонких ударов по броне.

– Ходовая разбита, герр лейтенант! – доложил по внутренней связи механик-водитель. – Это было что-то покрупнее русского 45-миллиметрового снаряда. Гусенице точно хана, а может, и пару опорных катков вынесло. Мы теперь неподвижная цель.

– Шайсе! В самом начале боя! – выругался командир. – Продолжать огонь! Будем поддерживать атаку с места. Сколько займет ремонт?

– Да как чинить-то, герр лейтенант? – удивился мехвод. – Мы же по русской химии метров двести уже проехали. Вся ходовая ей перемазана, а дегазировать нечем.

– Осколочный! – потребовал Книспель, возвращая экипаж в горячку боя. Русская пушка продолжала стрелять, несмотря на рваную дыру, пробитую их снарядом в правой части ее щита.

Строй немецких танков изогнулся и уплотнился, втягиваясь в дегазированный бомбардировщиками проход. Выглядело это странно. По виду поле справа и слева от наступающих ничем не отличалось от примерно шестисотметрового участка, в который стремились втиснуться «тройки» и «четверки», предельно сжимая дистанцию между соседними машинами.

Дальше, метров через триста, пробитый силами люфтваффе коридор вновь расширялся примерно до километра, а то и больше, и ближе к позициям противника у немецких танков вновь появлялась возможность развернуться в нормальный боевой порядок. Вот только давать им выйти на простор русские, похоже, не собирались.

Донесшийся с неба вой Книспель не смог бы перепутать ни с чем. Его сослуживцы называли первобытный рев снарядов советских реактивных минометов «сталинскими орга́нами». Ничего общего со звучанием красивого и благородного инструмента Курт в этих завываниях не слышал, но название прижилось.

Русский удар пришелся очень неудачно. Танки Роммеля как раз сгрудились на ограниченном пространстве. Авангард только-только начинал выходить из неудобной узости и разворачиваться в нормальный боевой ордер, а третий ряд танков уже частично в нее втянулся.

Больших потерь в танках Курт не ждал. Прямые попадания, конечно, способны вывести тяжелую бронированную машину из строя, но случаются они не так часто – реактивные снаряды не обладают высокой точностью. Куда хуже должно было прийтись пехоте на броне танков и бронетранспортерам с их тонкой броней.

Курт понимал, что без пехоты захватить русские позиции будет сложно, но надеялся, что масса танков все же сможет выполнить поставленную задачу. Однако первые же взрывы русских реактивных снарядов, ударивших в землю среди немецких танков, заставили его сердце пропустить удар и лихорадочно забиться в груди.

Этого просто не могло быть! Слишком яркие вспышки, не гаснущие мгновенно, а продолжающие слепить, как режущий глаза блеск газовой сварки. Облака пара, в который мгновенно превращался грязный снег, и стена огня, пожирающая все на своем пути.

Русский налет длился не больше пятнадцати секунд, но за это время весь немецкий боевой порядок, насчитывавший почти двести танков, скрылся в огненном облаке, которое не спешило опадать. После взрывов первых снарядов Курт слышал крики. Расстояние было немалым, но этот звук перекрывал даже грохот боя. Впрочем, крики быстро стихли.

На поле прекратилось всякое организованное движение. Немногие уцелевшие танки, которым посчастливилось оказаться за пределами зоны поражения страшного русского оружия, остановились и начали медленно пятиться.

Курт перевел взгляд туда, где еще недавно видел командирский танк Роммеля. Машина генерала оказалась на самой границе уже начавшего меркнуть моря огня, созданного снарядами противника. Т-IV со скрючившимися от жара антеннами стоял неподвижно, не подавая признаков жизни.

Неожиданно люк механика водителя дрогнул и приоткрылся. Из него вырвалось легкое облако дыма или пара. Видимо, сил у выжившего члена экипажа было слишком мало, и люк так и застыл в не до конца открытом положении.

– Танк командующего, герр лейтенант! Там есть живые!

Командир танка не колебался ни секунды.

– Книспель, за мной! – выкрикнул он, распахивая створки башенного люка.

Три сотни метров до неподвижно застывшего танка Роммеля Курт и лейтенант Кляйн преодолели за полторы минуты. Их совершенно не волновало, что снег под ногами почти наверняка все еще пропитан остатками химической заразы. Бой был безнадежно проигран, как, возможно, и вся эта ставшая непрерывным адом война, но у танкистов имелась четкая и ясная цель – спасти командира, и, как ни странно, она надежно защищала их разум от царившего вокруг безумия.

Книспель рывком распахнул приоткрытую створку люка, зашипев от боли – раскаленная броня обожгла кожу даже через перчатку. Из танка пахнуло жаром, однако он не был настолько нестерпимым, чтобы остановить Курта.

– Герр генерал, вы живы?

Ответа не последовало, но Курт уже видел знакомую фуражку и витые генеральские погоны. Вдвоем с лейтенантом они аккуратно вытащили командующего из танка. Похоже, Роммель был жив, но находился без сознания. Открытые участки кожи местами были покрыты волдырями ожогов, однако Книспель хорошо помнил, как сам выскакивал из горящего танка, и знал, что такие ранения не смертельны.

– Только не на землю – там химия! – предупредил Курта лейтенант. – Нужно вынести командующего из зоны заражения. Вперед! Бегом!

С трудом сохраняя приличный темп движения, Книспель поймал себя на невеселой мысли. Судьба все-таки вновь обманула его, небрежно отбросив оба варианта развития событий, о которых он размышлял в начале боя, и со злорадной усмешкой подсунув ему третий, самый невероятный из всех возможных. Кошмар окружения не закончился, он просто вышел на новый виток спирали.

Глава 8

Старший сержант Игнатов пробирался через избитый снарядами перелесок, стараясь делать это как можно тише. Ночью канонада ослабевала, но до конца не умолкала, и это здорово помогало тройке диверсантов, заглушая скрип снега и хруст невидимых в темноте веток, в изобилии валявшихся вокруг после недавнего артобстрела.

Столь сложный маршрут группа выбрала не случайно. Вчера за этот клочок ничем не примечательного леса шел яростный бой. Отсюда во фланг наступающим немецким танкам били сначала противотанковые пушки, а затем, когда пушки разбило бомбами, в ход пошли гранатометы.

Позиции красноармейцев были неплохо укреплены, поэтому сходу выбить их отсюда у немцев не получилось. Потеряв два танка, противник вызвал авиацию. Пикирующие бомбардировщики уничтожили позиции артиллеристов, но попытавшихся вновь пойти в атаку немецких танкистов встретили летящие в борта боевых машин кумулятивные гранаты.

Немецкой пехоте к перелеску было не подобраться – на открытом поле русские выкашивали ее минометным огнем. В итоге противник ударил по позициям гранатометчиков химическими снарядами, чтобы заставить бойцов покинуть удобную позицию, мешавшую танковой атаке.

Теперь грязный снег, перемешанный с землей и древесными щепками, был изрядно сдобрен люизитом. Решив проблему, немцы забыли об этом месте, считая, что в ближайшие сутки туда никто не сунется, а вот подполковник Лебедев очень вовремя о нем вспомнил.

Отсиживаться за спинами бойцов Лелюшенко, когда оборона окруженной группировки трещит по швам, Лебедев посчитал невозможным, но посылать своих людей в окопы вместе с рядовыми бойцами он, естественно, не стал – не тому их учили.

После того, как подполковник Нагулин доставил в котел новые защитные костюмы, перед диверсантами открылись весьма интересные возможности, и сейчас боевая тройка сержанта Серовой, усиленная еще двумя бойцами, выдвигалась на исходную позицию. Сам Игнатов нес за спиной трубу гранатомета и три выстрела к нему. Никифоров тащил пулемет ДП. На физическую подготовку разведчикам жаловаться не приходилось, так что удалось обойтись без вторых номеров расчетов, которые обычно несли часть боеприпасов. Впрочем, частично эту роль выполняли два бойца, приданных тройке с учетом специфики маршрута. Один из них отвечал за проверку зараженности местности, для чего имел в рюкзаке прибор химической разведки, а второй был радистом. В дополнение к своему грузу они несли еще два выстрела к гранатомету и две сотни патронов для пулемета.

Полученный приказ оставлял группе значительную свободу выбора. Вчера бой стих только с наступлением темноты, и никто в армии Лелюшенко не сомневался в том, что с рассветом сражение вспыхнет с новой силой. Опыт Игнатова подсказывал ему, что еще одного танкового удара окруженные не выдержат. Видимо, об этом же думал и подполковник Лебедев, ставя задачу своим подчиненным.

Шести диверсионным группам предписывалось за ночь пройти по зараженной территории, предположительно не занятой немцами, проникнуть в ближайший тыл противника и выбрать подходящие позиции вблизи дорог и мест сосредоточения танков и другой боевой техники врага. С рассветом им предписывалось выявить и обстрелять наиболее важные цели, которыми могли стать командно-штабные машины, командирские танки или автомобили высшего офицерского состава. Целью этих действий являлась дезорганизация управления немецкими войсками и срыв их подготовки к утренней атаке.

Задание казалось старшему сержанту правильным и весьма своевременным. Именно таким действиям их учили весь последний месяц. Правда, в учебных выходах обычно не требовалось действовать в противогазах и прорезиненных защитных костюмах, но кто же знал, что все так повернется? Зато химическая дрянь, которой оказался залит многострадальный перелесок, во многом облегчала жизнь группе, позволяя диверсантам почти не опасаться немецких патрулей и секретов. О том, каковы их шансы оторваться от преследования и живыми вернуться к своим после выполнения задачи, Игнатов предпочитал не думать – проблемы следовало решать по мере их возникновения.

Группа вышла в рейд в начале второго ночи. Сплошного фронта впереди не существовало. Немецкие танки, так и не сумевшие прорвать оборону яростно отбивавшихся красноармейцев, откатились на позиции, с которых в уже начинающихся сумерках предприняли последнюю атаку. Контрудара от сильно ослабленной советской группировки немцы не ждали и предпочли ограничиться сооружением укрытий для пехоты и маскировкой техники. Долбить мерзлую землю для создания линии окопов полного профиля они не собирались. Солдатам ведь иногда нужно спать, что особенно важно, когда прямо с утра предстоит новая атака.

Перелесок длинным и относительно узким языком вытянулся почти на пять километров. Местами он становился чуть шире, а ближе к концу загибался на северо-восток. Химией снег был загрязнен не везде, и задачей бойца с прибором химической разведки являлся выбор позиции на одном из чистых пятен – ни один защитный костюм не может держать иприт и люизит слишком долго.

Для разведчика и диверсанта противогаз – крайне неприятная штука. Сипение дыхательного клапана и шум собственного дыхания сильно мешают воспринимать окружающие звуки. Поле зрения неприятно сужено и тоже не позволяет нормально контролировать окружающую местность. Тем не менее, Игнатов старался слышать и замечать как можно больше. Канонада временами стихала, а иногда разгоралась с новой силой. За спиной, на западе, грохот орудий слышался редко – артиллеристы генерала Лелюшенко экономили снаряды и почти не вели беспокоящий огонь. Зато немцы старались вовсю – им боеприпасы подвозили исправно.

Внезапно с юго-востока накатил грохот серии мощных взрывов. Видимо, где-то довольно далеко рвануло нечто весьма неслабого калибра. Отвлекаться Игнатов не стал – к задаче группы эти звуки вряд ли могли иметь какое-то отношение. Однако через пару минут ему, как и остальным диверсантам, все же пришлось остановиться и даже слегка присесть. Полыхнуло так, будто где-то за горизонтом родилось новое солнце. Через несколько секунд земля под ногами ощутимо задрожала, а потом пришел звук – низкий угрожающий рокот, как будто совсем рядом сошла тысячетонная снежная лавина.

Сержант Серова обернулась и внимательно посмотрела на Игнатова. Темнота и стекла противогаза не дали разведчику рассмотреть, что отражалось в ее взгляде, но он и без того понимал, о чем думает командир группы. Когда прошлой ночью в полной темноте ящики с защитными костюмами и боеприпасами аккуратно опустились чуть не на головы людям Лебедева, Игнатов даже не удивился. Вот и сейчас их с Леной явно посетила одна и та же мысль. Они оба отлично знали того, кто умеет устраивать подобные фокусы, и при этом ему совершенно без разницы, какой груз отправлять точно в цель – контейнер со снаряжением или бомбу крупного калибра.

Взрывы такой силы больше не повторялись, но грохот и мелкая дрожь земли еще не раз достигали зараженного химией перелеска, по которому двигалась группа. Похоже, товарищ Нагулин нашел себе этой ночью интересное занятие, и старший сержант в очередной раз похвалил себя за то, что еще там, на острове посреди Днепра, решил никому не рассказывать о том, что видел, как некий младший лейтенант корректировал огонь гаубиц Б-4 с помощью безнадежно испорченной рации.

Примерно за час до рассвета диверсанты сделали очередной вынужденный привал. Вроде бы, они уже вышли за границу зоны заражения, но без проверки прибором химической разведки снимать защиту было нельзя. Во время наступления Клейст интенсивно применял химические боеприпасы, и вероятность нарваться на отравленное пятно оставалась достаточно высокой даже здесь.

– Чисто, – пробухтел из-под противогаза боец-химик и стал собирать в раскладной ящик пробирки для забора снега и грунта, насос для прокачки воздуха через индикаторные трубки, и всякие мелкие предметы вроде лопаточек, шомпола и специальной рулетки.

Защиту никто снимать не стал. Прежде чем приступить к оборудованию позиции, бойцы извлекли из рюкзаков пеналы со стеклянными ампулами и марлевые тампоны для обработки костюмов. Игнатов знал, что дегазирующая жидкость нещадно воняет смесью аммиака с еще какой-то совершенно неописуемой дряни и, отламывая кончик ампулы, только радовался, что он все еще дышит воздухом, пропущенным через многослойный фильтр противогазной коробки.

Только после тщательной обработки костюмов и перчаток, командир группы отдала приказ снять противогазы, и старший сержант с облегчением стянул с лица маску. До рассвета оставалось еще немало времени, и следовало понять, подходит ли им эта точка, или нужно идти дальше.

Место оказалось интересным. Судя по карте, метрах в двухстах от опушки проходила дорога, огибающая восточный край перелеска. Именно по ней, судя по всему, осуществлялось снабжение одного из полков танковой дивизии вермахта, пытавшейся вчера прорвать оборону окруженных под Ржевом войск. Сейчас, правда, оживленного движения по ней не наблюдалось.

– Почему так тихо? – задумчиво спросила Лена, окинув взглядом подчиненных.

– Возможно, это как-то связано со взрывами, которые мы слышали несколько часов назад, – предположил Никифоров. – Кто-то очень серьезно прищемил фашистам хвост, а может и голову. Слышали, как оно жахнуло? Особенно в первый раз!

– Это важная дорога, – с сомнением покачала головой Лена, – Если немцы планируют утром возобновить атаки, сейчас здесь должны двигаться колонны снабжения с горючим и боеприпасами.

– Для того, чтобы подвозить передовым частям снаряды и бензин, нужно, чтобы они имелись в наличии, – усмехнулся Игнатов, – а мне что-то подсказывает, что это именно немецкие запасы там так эффектно долбанули, причем не один раз и в разных местах.

– Но какое-то движение все равно должно быть! – не согласилась Лена.

– И оно есть! – Негромко ответил Никифоров, разворачиваясь к опушке.

Теперь и остальные бойцы слышали звук моторов. Характерный треск мотоциклетных двигателей было сложно с чем-то перепутать.

Дозор на мотоциклах проскочил по дороге в почти полной темноте. Видно противника не было, и диверсанты ориентировались только по звуку. Через минуту стали слышны моторы более солидной техники, к завыванию которых примешивался лязг гусениц.

– Немаленькая колонна идет, – предположил Игнатов. – И офицеры с приличными погонами там наверняка имеются. Врезать бы по ним, да не видно ничего. Зря только себя раскроем.

– Если это пополнение, то лучше его пропустить – серьезного ущерба мы им все равно не нанесем. Ну а если это начальство пожаловало лично хвост накрутить командиру передовой дивизии, так оно потом, ближе к утру, обратно поедет, – задумчиво ответила Лена, – Оставаться так близко к передовой генералы вряд ли захотят.

– С чего бы это начальству самому на передовую таскаться? Такие шишки обычно подчиненных к себе вызывают или связью пользуются.

– Ты, сержант, взрывы слышал? – усмехнулась Лена, – Кто этот праздник устроил, догадываешься? Вот и генералы немецкие всё прекрасно понимают. Когда такое творится, куда безопаснее на передовую выехать, чем в штабе сидеть и ждать, когда тебе на голову тонна тротила прилетит. И в трусости, главное, никто не заподозрит. Ладно, отставить треп. Позицию оборудуем здесь. Как отработаем по целям, отходить будем тем же путем, каким пришли. Чем быстрее доберемся до зоны заражения, тем легче будет уйти – немцы люизит хлебать не любят, а мы в нем какое-то время можем и побарахтаться.

Знакомый треск мотоциклов головного дозора донесся до слуха сержанта Игнатова, когда небо уже минут двадцать как перестало быть непроглядно черным. До рассвета по дороге прошло еще четыре коротких колонны, но интереса для диверсантов они не представляли.

– Разведку пропускаем, – сосредоточенно приказала Лена, и диверсанты спрятались за снежно-земляными брустверами, аккуратно возведенными ночью и замаскированными под обычные сугробы.

Мотоциклисты проскочили мимо засады и стали удаляться по дороге, ведущей через поле. Поворотов дорога не делала – так и шла вдоль леса еще почти километр, и только потом огибала его по большой дуге.

Через минуту в поле зрения появились основные действующие лица. Колонну возглавлял легкий танк Т-II. Во встречном бою советским КВ и Т-34 он был на один зуб, но против легких танков или, как в данном случае, для охраны колонны, эта машина еще вполне могла послужить. Скорострельная автоматическая пушка калибром двадцать миллиметров могла стать неплохим аргументом против пехоты и легкобронированной техники. Диверсантам танк был неинтересен.

Вторым двигался бронетранспортер со спаренной зенитной пушкой в боевом отделении, а сразу на ним держался грузовик. Судя по всему, под тентом сидела пехота. Первые три машины выглядели вполне ожидаемо, а вот четвертая Игнатова сразу заинтересовала. Мощная мобильная радиостанция на базе грузовика Borgward В-3000 могла принадлежать только штабу высокого уровня.

Вывод оказался верным, и дальше старший сержант рассмотрел самую вкусную цель – командно-штабную машину. Фактически, это тоже был бронетранспортер, но с крытым боевым отделением и множеством антенн, выдававших наличие в нем офицеров, по роду службы часто и много раздающих приказы удаленным на десятки километров частям и подразделениям.

Сразу за КШМ двигался еще один грузовик с пехотой, а замыкал колонну бронетранспортер со станковым пулеметом MG-34, прикрытым бронещитком.

Колонна двигалась параллельно опушке и вот-вот должна была пройти через точку максимального сближения с засадой. До немецких машин было чуть больше двухсот метров, но Игнатов не сомневался, что не промахнется. Лена молчала, и старший сержант не выдержал:

– Товарищ командир, мне нужен порядок поражения целей.

– Первым бьешь КШМ, – словно очнувшись, приказала Лена. – Потом «ганомаг» со спаренной пушкой. Дальше – последний в колонне бронетранспортер. Танк – в последнюю очередь. Он за нами в лес точно не полезет. Никифоров! Твои цели – грузовики с пехотой. Без команды не стрелять.

– Есть!

Игнатов навел гранатомет на дорогу и наблюдал, как в прицел поочередно вползают немецкие машины. Грузовик с пехотой сменила мобильная радиостанция, а за ней появилась главная цель – командно-штабная машина. Старший сержант привычно проверил упреждение и отметил краем сознания, что ветер практически стих.

– Огонь!

Граната с негромким хлопком вырвалась из направляющей трубы и с характерным шипением унеслась к цели. Над ухом Игнатова загрохотал пулемет, но он не обратил на это никакого внимания. С пехотой пусть разбирается Никифоров, а его задача – бронетехника.

Новая граната с тихим щелчком зафиксировалась в направляющей трубе, и Игнатов вновь перевел взгляд на вражескую колонну. Первый выстрел оказался удачным. КШМ остановилась, немного съехав с дороги, и из нее в нескольких местах потянулись к небу струйки дыма. Долго рассматривать результаты своей работы Игнатов не стал – немцы быстро осознали угрозу, и пулемет замыкающего колонну бронетранспортера начал поливать опушку леса длинными очередями.

Ушедший вперед танк заворочал башней, а расчет спаренной зенитки уже почти навел свою пушку на позицию диверсантов. Сержант Серова была права – это самое опасное оружие противника. Мало того, что два ее ствола способны выпускать в противника почти четыре сотни снарядов в минуту, так еще и не всякое укрытие от них спасет.

Выстрел!

Зенитка все-таки успела открыть огонь, но тут же захлебнулась. После того, как засада обнаружила себя, немецкая колонна остановилась, и бронетранспортер со спаренным «флаком» превратился в неподвижную мишень. По таким целям Игнатов с двух сотен метров уже давно не промахивался. Граната ударила точно под щиток, прикрывавший расчет пушки. Ни яркой вспышки, ни громкого взрыва не последовало, но зенитка мгновенно замолчала и медленно задрала стволы в небо.

Зато открыл огонь танк. Очередь снарядов из автоматической пушки вспахала землю в опасной близости от позиции диверсантов. Сильно досаждал пулемет замыкающего бронетранспортера. Его пули били по деревьям, срезая ветки, и с тупыми шлепками вонзались в землю. Игнатов завалился на спину, сжавшись за не слишком надежным бруствером, и снова перезарядил гранатомет.

Слева хлопнула снайперская винтовка – сержант Серова делала свою работу, а ему пора было делать свою. Перекатываясь на живот, Игнатов краем глаза заметил, что боец-химик ничком лежит на снегу, не подавая признаков жизни, но позволить себе отвлечься от выполнения приказа старший сержант не мог. Чуть приподнявшись над бруствером, он убедился в том, что для стрельбы из гранатомета его позиция не подходит. Бронетранспортер с пулеметом закрывали ветви раскидистого куста, способные сбить гранату с курса, а то и подорвать ее, если к моменту соприкосновения с растительностью взрыватель успеет встать в боевое положение.

Сместившись метров на пять вправо, Игнатов вновь осторожно выглянул из-за укрытия. В том месте, которое он только что покинул, взметнулись фонтаны земли и снега – танк выпустил очередную порцию снарядов из пушки.

Выстрел! В этот раз попадание вышло не слишком удачным. Граната ударила в моторный отсек «ганомага». Двигателю наверняка хана, но пулемет остался цел и тут же огрызнулся длинной очередью. Игнатов вжался в землю и, извиваясь ужом, стал отползать в сторону.

Еще раз хлопнула снайперская винтовка, а потом резко смолк почти непрерывно стрелявший пулемет Никифорова. Игнатов вывернул голову влево и увидел лежащего на снегу товарища, зажимающего левой рукой простреленное плечо.

– Уходим! – выдохнула Лена. – Все, что могли, мы сделали.

Окинув взглядом позицию, Игнатов понял, что они остались втроем. Радист, пытавшийся вести огонь по немцам из своего ППШ, неподвижно лежал, уткнувшись лицом в бруствер, на пропитанном кровью снегу. Химик тоже был мертв. Теперь, при взгляде с другого ракурса, это не вызывало сомнений. И еще старший сержант отчетливо осознал, что уйти им не судьба.

Немцы, конечно, понесли потери, но большинству пехотинцев удалось выбраться из грузовиков. Пулемет у диверсионной группы был только один, и одновременно обрабатывать две машины в разных частях колонны он не мог.

Танк вообще не получил повреждений, а к станковому пулемету, который Игнатову так и не удалось заткнуть, сейчас присоединялись все новые MG-34 немецких пехотинцев, сумевших покинуть грузовики. Укрывшись за техникой, солдаты быстро установили легкие пехотные минометы, и первые 50-миллиметровые мины вот-вот должны были накрыть позицию диверсантов.

Лена стреляла по самым опасным целям, меняя позицию после каждого выстрела и постепенно смещаясь влево, а Игнатов отползал вглубь леса, таща за собой Никифорова, пытавшегося помогать ему ногами и здоровой рукой. Получалось не слишком быстро, но оставаться на месте засады было способом быстрого и верного самоубийства.

* * *

Воздушный бой над наступающими танками Роммеля складывался явно не в нашу пользу. Руководство люфтваффе не пожалело истребителей для прикрытия бомбардировщиков с выливными приборами, методично обрабатывавших залитую химией зону растворами-дегазаторами.

Наших тоже было немало. Я поднял в воздух все истребители полковника Кудрявцева, но максимум, чего нам удалось добиться, это заставить немцев на время нашей атаки уплотнить строй.

Из тридцати семи советских истребителей, пытавшихся прорваться к «юнкерсам» и «хейнкелям», мы потеряли одиннадцать машин. Немцы лишились бомбардировщика и трех истребителей, и соотношение сил еще больше сместилось в их пользу. Продолжать бой смысла не имело – выливные приборы немецких машин опустели, и они уже ложились на обратный курс.

– Прикажите летчикам выйти из боя, – отдал я распоряжение Кудрявцеву, – Что могли, они сделали, а лишние потери нам ни к чему.

Немцы на продолжении схватки тоже не настаивали. У них был однозначный приказ охранять бомбардировщики, и гоняться за отступающими русскими истребителями они не стали. Мой Пе-3, державшийся в стороне от «собачьей свалки» истребителей, тоже начал разворот, и я переключил рацию на частоту полка реактивных минометов.

– «Костер», здесь «Крейсер». Квадрат «Цапля четырнадцать». Десятиминутная готовность.

– «Крейсер», здесь «Костер». Подтверждаю получение целеуказания. Квадрат «Цапля четырнадцать». Жду команды.

Я проследил с помощью вычислителя и спутников за правильностью наведения «Катюш» и вновь вышел на связь, чтобы устранить возникшие неточности в работе расчетов.

– «Костер», примите поправки к установочным данным…

Договорить я не успел – вычислитель подал резкий сигнал тревоги. Опасность угрожала не мне. Немецкие самолеты нас не преследовали, и небо вокруг было чистым. Проблемы возникли у Лены, причем, судя по всему, проблемы серьезные.

Одного взгляда на виртуальную карту мне хватило, чтобы мысленно схватиться за голову. Куда же вы полезли, герои?! И, главное, как же не вовремя!

– «Крейсер», здесь «Костер». Вас не слышу, – проскрипело в наушниках.

Я выключил рацию. Пара минут на решение внезапно возникших личных проблем у меня еще имелось.

– Товарищ полковник, – обратился я к Кудрявцеву, – у нас новая цель. – Все, кто имеет повреждения, пусть уходят на аэродром, а мы идем на юго-запад.

– Расстояние до цели?

– Восемьдесят пять километров.

– Горючего в обрез. Над целью сможем пробыть не больше пяти минут, и это если по пути немцев не встретим.

– Не встретим. Здесь лететь десять минут, а противник, похоже, все силы бросил на прикрытие бомбардировщиков.

Кудрявцев развернул самолет почти на девяносто градусов и начал отдавать приказы подчиненным, а я вернулся к управлению полком реактивных минометов.

– «Костер», здесь «Керейсер». Примите поправки к установочным данным для стрельбы. Машина четырнадцать – угол возвышения увеличить на два градуса. Машина семнадцать…

Я механически повторял в микрофон подсказки, выдаваемые вычислителем, а сам пытался разобраться в происходящем на земле в восьмидесяти километрах от моего самолета. Лена, сержанты и еще два бойца Лебедева довольно глубоко проникли на захваченную немцами территорию. Просто так бросать своих людей в подобный рейд подполковник не стал бы. Видимо, ситуация виделась окруженным, мягко говоря, критической, и Лелюшенко решил использовать все возможности для увеличения шансов отбить утреннюю атаку.

Диверсанты вели бой. Несколько минут назад они атаковали из засады двигавшуюся в тыл немецкую колонну, причем колонну явно непростую. Лена ухитрилась вывести своих людей к дороге, по которой в свой штаб возвращался лично фон Клейст. Похоже, командующий первой танковой армией ездил разбираться на месте в причинах неудачи четырнадцатой танковой дивизии, пытавшейся вчера вечером прорвать оборону окруженных советских войск.

Атаковать впятером такие силы противника можно только в случае, когда цель действительно стоит жизни. Для Лены и ее бойцов этот вопрос, похоже, имел только один ответ, а вот для меня… Никакой Клейст не стоил гибели моих людей и любимой женщины. Я, не задумываясь, отдал приказ Кудрявцеву, хотя никакими планами атака колонны Клейста предусмотрена не была, но в данный момент меня совершенно не волновало, как я буду объяснять свои действия руководству.

Вычислитель вновь отвлек меня, выдав сигнал о полной готовности «Катюш» к залпу, и я был вынужден переключиться на другую часть виртуальной карты. Уплотнившийся строй немецких танков тремя шеренгами втянулся в узкий коридор, пробитый бомбардировщиками в сплошной полосе химического заражения. Дальше тянуть было нельзя, и я включил рацию на передачу.

– «Костер», здесь «Крейсер». Цель в квадрате «Цапля четырнадцать». Огонь!

На позициях «Катюш» взвихрился огненный смерч. Машины окутались дымом и облаками снега, поднятого в воздух реактивными струями. Каждую секунду в небо с воем уходили десятки реактивных снарядов с термитными боеголовками, или, вернее, боевыми частями, как их здесь называли.

Все это я отслеживал лишь краем сознания, и когда наступающие танки Роммеля накрыло море огня с температурой три тысячи градусов, это не вызвало у меня никаких эмоций. В мыслях я был там, над узким языком перелеска, растянувшегося на несколько километров поперек линии фронта, где теперь уже только трое диверсантов продолжали отбиваться от танка, бронетранспортера и почти полусотни немецких солдат, развернувшихся в цепь и приближавшихся к опушке леса.

* * *

Заряды к гранатомету остались в рюкзаках погибших товарищей, да и толку от этого оружия сейчас было немного. С пулеметом Никифоров расставаться отказался и упорно тащил его за собой, обильно пятная снег кровью, хотя патронов к ДП осталось немного.

– Быстрее! – выкрикнула Лена, выпуская очередную пулю из винтовки. – Они уже в ста метрах от леса!

На востоке послышался треск моторов. Мотоциклисты успели обогнуть лес и теперь приближались с другой стороны. Там, правда, дорога к опушке близко не подходила, но мотоциклисты могли спешиться или просто прочесать не слишком широкий перелесок огнем пулеметов.

– Что они в нас так вцепились? Лучше бы генерала своего охраняли, – с досадой в голосе выдавил сквозь зубы Игнатов, не надеясь, что Лена его услышит. Она и не услышала, зато ответил Никифоров.

– Некого им охранять, – злобно усмехнулся сержант, – наша снайперша ему пулю в голову засадила, когда солдаты его из подбитой КШМ вытаскивали. Вот и озверели сверхчеловеки.

– Ты идти сможешь? – спросил Игнатов, когда мины перестали рваться в непосредственной близости.

– А куда я денусь? Только встать помоги, а то каждое движение в ране отдается.

– Подожди, я тебя перевяжу.

– Некогда сейчас. Уходить надо.

– Кровью истечешь и вырубишься.

В ветвях дерева хлопнула очередная мина. Бедро Игнатова обожгло болью. Осколок ударил на излете, но впился в ногу все равно качественно. Вот теперь точно все. Лене с Никифоровым его не вытащить, тем более что сержант и сам вряд ли сможет держать хоть какой-то темп.

– Лена, уходи! – выкрикнул Игнатов. – Ты одна не ранена и костюм химзащиты у тебя пока цел. А мы через химию все равно не пройдем. Останемся здесь и дадим бой.

– Я остаюсь с вами! – Лена выстрелила, почти не целясь, и перекатилась за толстый ствол упавшего дерева.

– Не говори глупостей, командир. Если ты погибнешь, Нагулин нас с того света достанет и еще раз прибьет! – твердо произнес Никифоров. – Уходи, пока еще хоть какой-то шанс есть. А мы со старшим сержантам тут знатно повоюем. Немцев на все наши пули хватит.

– А ну тихо!

Приказ сержанта Серовой прозвучал более чем странно, учитывая гремящие вокруг разрывы мин, треск выстрелов, и лай автоматической пушки немецкого танка. Но в картине боя что-то действительно изменилось. Немецкая цепь, уже почти добравшаяся до опушки, остановилась, танк заерзал на дороге, бессистемно водя стволом пушки, а пулемет на обездвиженном бронетранспортере задрался вверх и выдал длинную очередь в небо.

Завывание авиационных моторов пробилось сквозь прочие звуки одновременно с треском нескольких десятков пулеметов и отрывистым перестуком авиационных пушек. Немецкую колонну атаковали не меньше двадцати истребителей с красными звездами на крыльях. Шквал огня смел пехотную цепь, превратил в горящие обломки три мотоцикла на другой стороне перелеска и заставил минометчиков разбежаться в поисках укрытий. Один за другим вспыхнули грузовики – советские пилоты были верны традиции снаряжать ленты вперемешку бронебойными, разрывными и зажигательными пулями.

Среди непрерывно заходивших в атаку яков и ЛАГГов выделялся двухмоторный Пе-3, не блиставший маневренностью, но отличавшийся мощным вооружением. Тяжелый истребитель уверенно встал на боевой курс и прочесал всю колонну из двадцатимиллиметровых пушек ШВАК и крупнокалиберных пулеметов Бере́зина.

Пулемет на замыкающем бронетранспортере заткнулся сразу, а вот танк так просто сдаваться не желал. Снаряды авиационных пушек рикошетили от его башни и корпуса, высекая снопы искр. Тем не менее, долго тонкая броня легкого танка продержаться не смогла. Со второго захода Пе-3 вбил ему несколько снарядов в слабо защищенную крышу башни, и Т-II, дернувшись, застыл, уныло опустив ствол пушки. Из пробитого моторного отделения повалил дым и начали вырываться наружу языки пламени.

– Нельзя терять время, – оправившись от потрясения произнесла Лена и извлекла из рюкзака индивидуальный перевязочный пакет. – Так! Игнатов, с ногой сам справишься, а я займусь сержантом. Потом вернемся за рюкзаком химика – там остался ремкомплект для защитных костюмов.

По самолетам больше никто не стрелял, но они упорно снова и снова заходили в атаку на разгромленную колонну, вбивая в горящую покореженную технику все новые очереди. Правда, продолжалось это недолго – видимо, боеприпасы и горючее у советских истребителей подходили к концу. Выходя из атаки, они ложились на курс на восток. Немного задержался только Пе-3. Сделав круг над чадящей немецкой техникой, он выпустил две короткие очереди по одному ему видимым целям, и развернулся в сторону перелеска.

Тяжелый истребитель, ревя моторами, прошел точно над головами диверсантов и слегка качнул крыльями. Лена проводила самолет долгим взглядом.

– Спасибо, командир, – забыв о боли в ноге, произнес Игнатов, глядя вслед удаляющемуся Пе-3.

* * *

– Мой Фюрер, русские передали нам неофициальную ноту через своего посла в Болгарии[8]. Дипломаты болгарского царя переправили ее в Берлин.

– И чего же хотят эти восточные варвары, – Гитлер попытался пренебрежительно усмехнуться, но получившаяся гримаса была далека от того, что он хотел изобразить. – На фоне своих временных успехов просят перемирия и предлагают начать переговоры?

– Содержание ноты похоже на ультиматум, – осторожно ответил генерал-полковник Гальдер, – От нас требуют вернуться к соблюдению Женевского протокола 1925 года и прекратить применение химического оружия.

– Вот как? – вскинулся Фюрер, – и чем же нам грозят, если мы откажемся?

– Вот этим, – Гальдер расстегнул портфель и извлек из него кожаную папку с тиснением в виде орла, сжимающего в когтях свастику. – После неудачной попытки прорыва из Московского котла тяжелораненый генерал Роммель был вывезен самолетом в Рейх. По его приказу были сделаны фотографии с места гибели сводной танковой группы, пытавшейся преодолеть полосу химического заражения перед русскими позициями.

Начальник генерального штаба положил папку на стол и открыл ее перед Гитлером. Отличное качество изображений позволяло во всех подробностях рассмотреть полученные техникой повреждения. Гитлер взял в руки первую фотографию. Его лицо не выражало эмоций, но рука, сжимавшая снимок, заметно дрожала. Фотограф знал свое дело и смог выделить самые впечатляющие детали. Оплавленная броня Т-IV местами потеряла форму. Ствол курсового пулемета превратился в нечто больше похожее на оплывшую свечу. Командирская башенка перекосилась и съехала набок, как глазурь с подтаявшего мороженого. Танк выгорел полностью. На нем не осталось даже следов краски – только почерневшая искореженная броня.

Гитлер молча перебирал фотографии. Их было много, но Фюрер досмотрел всю пачку до конца.

– Это реактивные снаряды с термитной боевой частью, – пояснил Гальдер, так и не дождавшись реакции Гитлера. – Применяются массированно с использованием пусковых установок БМ-13. По оценкам специалистов в данном случае по нашим танкам было выпущено около пятисот снарядов – полный залп полка русских реактивных минометов.

Фюрер по-прежнему молчал, и генерал-полковник вновь взял слово.

– Русские утверждают, что если мы прекратим химическую войну, они не станут в дальнейшем применять термитные боеприпасы на Восточном фронте.

– И вы готовы им поверить?!

– Мой Фюрер, химическая война бьет не только по русским, но и по нам. Наша тактика молниеносных танковых ударов вязнет в химических заграждениях. Мы теряем преимущества, которые имели в начале войны. Моральный дух войск стремительно падает. Если бы не русский ультиматум, я бы, наверное, сам предложил вам прекратить применение отравляющих веществ. Химическое оружие – хорошее средство для того, чтобы им угрожать, но это не тот инструмент, с помощью которого можно достичь перелома в войне.

– Вы понимаете, как будет выглядеть наше согласие?! – В глазах Гитлера вспыхнул нехороший огонь и он обвел военных руководителей Германии ненавидящим взглядом. – Третий Рейх не может проявлять слабость перед лицом врагов! А как иначе можно будет расценить принятие нами этого ультиматума? После провала попытки прорыва из Московского котла, после гибели Эвальда фон Клейста и позорного отхода первой танковой армии по преступному приказу сменившего его генерала Макензена! После того, как русские почти без борьбы деблокировали Ржевский котел! Это будет неприемлемым признанием нашего бессилия перед унтерменшами! У Германии еще есть ресурсы для продолжения борьбы и достижения победы. Русские не понимают, насколько опасен может быть немецкий народ, объявивший врагу тотальную войну! До сих пор мы использовали химические боеприпасы в основном для достижения побед на фронте, но теперь восточные варвары узнают, что такое гнев арийской расы! Мы ударим по их городам, и прежде всего, по взятому в блокаду Ленинграду – рассаднику большевизма и революционной заразы! Возмездие должно свершиться, и русских оно не минует!

В зале установилась потрясенная тишина. Никто из генералов не знал, как реагировать на слова Фюрера. То, что в данный момент возражать ему бесполезно, понимали и Браухич, и Йодль, и Гальдер, и другие участники совещания.

Гитлер еще двадцать минут продолжал патетическую речь о священной и непримиримой борьбе немецкого народа за жизненное пространство и его миссии по искоренению коммунизма во всем мире. Когда оперативное совещание, превратившееся в митинг, наконец, завершилось, начальник генерального штаба сухопутных войск генерал-полковник Франц Гальдер покинул здание ставки Фюрера и решительно направился к своему автомобилю.

– В госпиталь Белиц-Хайльштеттен, – коротко бросил он шоферу, заняв место на заднем сиденье.

Через час Гальдер уже входил в палату генерала танковых войск Эрвина Роммеля. Раненый не спал, и, похоже, чувствовал себя намного лучше по сравнению с тем состоянием, в котором его доставили в госпиталь.

– Герр генерал-полковник, – Роммель попытался улыбнуться, но обожженная кожа причиняла боль, и он лишь слегка скривился, – Вижу, вы один. Честно говоря, после того, что я наговорил вам позавчера, я бы не удивился, увидев за вашей спиной конвой.

– Вы жалеете о сказанном?

– Ни секунды, – Роммель все-таки смог преодолеть болезненные ощущения и кривовато усмехнуться.

– В таком случае, генерал, вам будет полезно услышать мое мнение по поводу ваших слов. Сегодня я присутствовал на оперативном совещании в ставке Фюрера. Не буду утомлять вас подробностями, но в одном я полностью с вами согласен – Гитлер ведет Германию к гибели.

Глава 9

– Товарищ Нагулин, – Сталин говорил негромко и его голос не выдавал никаких эмоций, однако хорошо знавшие его люди отлично понимали, что это только видимость, – Мы пригласили вас на заседание Ставки, поскольку товарищ Шапошников и товарищ Жуков считают, что именно ваши действия сыграли ключевую роль в нашем успехе под Ржевом и Вязьмой.

Сталин сделал небольшую паузу, наблюдая за моей реакцией. Как младший по званию, причем младший на целую пропасть, я молчал, продолжая внимательно смотреть на Верховного главнокомандующего.

– Есть мнение, – Вождь усмехнулся в усы и обвел взглядом членов Ставки, – что товарищ Нагулин показал себя командиром, способным планировать операции и управлять войсками в масштабах, значительно превышающих уровень, соответствующий его текущему званию. Я верно излагаю вашу точку зрения, товарищи?

– Так точно, товарищ Сталин, – ответил Шапошников, а Жуков ограничился кивком, выразив согласие со словами начальника генштаба.

– А вы что по этому поводу думаете, товарищ Берия?

– Я считаю, что результаты операций, спланированных и проведенных товарищем Нагулиным, говорят сами за себя, – тщательно подбирая слова, произнес нарком внутренних дел. – Мой наркомат принимал участие в контроле режима секретности и частично в техническом обеспечении этих действий, так что я полностью в курсе всех деталей. Необходимо отметить, что решения товарища Нагулина не всегда соответствовали согласованным ставкой планам, однако эти отклонения, на мой взгляд, следует отнести к разумной и оправданной инициативе, а не к нарушению приказов командования, поскольку в итоге они приводили к выполнению и даже перевыполнению поставленных задач.

Во как! Мысленно я аплодировал наркому. Было совершенно очевидно, что мне не забудут историю с использованием в личных целях вверенного мне отдельного авиаполка. Однако до этого момента ни Шапошников, ни Берия ни слова мне на этот счет не сказали. А вот теперь из уст Берии, да еще и в присутствии Сталина, я получил завуалированное предупреждение, в переводе на простой и понятный язык звучавшее примерно так: «Считай, парень, что тебе крупно повезло. Если бы вы не ухлопали Клейста, с тебя бы спросили по всей строгости, а так живи пока, ведь именно гибель командующего спровоцировала самовольный отход первой танковой армии вермахта и, как следствие, быструю деблокаду Ржевского котла».

– Инициатива – это хорошо, – все еще сохраняя на лице легкую усмешку, ответил Сталин. Он тоже явно был в курсе всех подробностей удара по колонне Клейста, – Будем считать, что мнение трех членов Ставки Верховного Главнокомандования – достаточное основание для продвижения товарища Нагулина по службе. Как вы считаете, товарищи, какое звание мы должны присвоить подполковнику Нагулину по совокупности его заслуг в битве за Москву?

– Если подходить формально, – взял слово Жуков, – Нагулин провел, как минимум, две операции на ключевых направлениях, в которых командовал оперативными группами по численному составу близкими к дивизиям. Результаты нам известны – не всякая армия такими похвастаться может. Как ни крути, командир дивизии – должность генеральская. Значит, генерал-майор.

Возникла пауза. Резких возражений никто не высказал, но все отлично понимали, чье мнение здесь является решающим.

– Договаривайте, товарищ Жуков, – кивнул Сталин, – вы ведь сказали, что это формальный подход, а мы с вами здесь не для формальностей собрались.

Жуков не стал мяться и сглаживать углы, это было не в его характере.

– При всем уважении к успехам товарища Нагулина, – ответил генерал, – он еще слишком молод для такого звания. Военные достижения, безусловно, необходимы для генерала, но они не всегда достаточны. Важен опыт, причем не только военный, но и жизненный. Важно военное образование, а у подполковника Нагулина его нет.

Я слушал это обсуждение и пытался понять, что происходит. Вроде бы, на спектакль, разыгранный специально для меня, не похоже. То есть, в какой-то мере это, конечно, именно спектакль, но лишь отчасти. Однако сама идея решать подобные вопросы в моем присутствии меня озадачивала. Что-то, видимо, товарищ Сталин хотел донести до моего сознания, но вот что именно, я пока не понимал.

– Мнение товарища Жукова мы услышали, – с расстановкой произнес Сталин, – а что скажет по этому вопросу непосредственный начальник товарища Нагулина? Борис Михайлович, как, на ваш взгляд, достоин ваш подчиненный генеральского звания?

– Мировая история знает немало молодых генералов, товарищ Сталин. В мирное время я бы десять раз подумал, стоит ли торопиться с подобным решением, но сейчас наша страна ведет войну. Возможно, самую страшную войну в истории. Все, что может приблизить нашу победу, должно быть немедленно пущено в дело. Я бы хотел напомнить товарищу Жукову, что военными успехами заслуги товарища Нагулина не ограничиваются. Помимо побед на полях сражений, он показал себя талантливым инженером-конструктором, создателем нового оружия, продемонстрировавшего высокую боевую эффективность. И генеральный штаб, и Наркомат внутренних дел поддерживали его инициативы в этом направлении, и эта поддержка дала положительные результаты. Я считаю, что товарищу Нагулину необходимо предоставить все возможности для продолжения этой работы, и генеральское звание, несомненно, ему в этом поможет.

– Вот видите, товарищ Нагулин, – неожиданно повернулся ко мне Сталин, – мнения членов Ставки разделились. А меня, товарищи, беспокоит еще один важный вопрос. Почему Герой Советского Союза, орденоносец и талантливый инженер-конструктор подполковник Нагулин до сих пор не является членом Коммунистической партии?

– Этот вопрос уже многократно поднимался, товарищ Сталин, – немедленно ответил Берия, – однако каждый раз его решение упиралось в одно труднопреодолимое обстоятельство. Подполковник Нагулин верующий. Он вырос в семье старообрядцев и категорически не желает отказываться от своих религиозных заблуждений.

– Это серьезная причина, – Сталин вновь перевел взгляд на меня. – Товарищ Берия рассказывал мне, что вы, товарищ Нагулин, хотели бы, чтобы СССР стал для вас новой Родиной. Но если это так, вам бы следовало принять те реалии, которые существуют в нашей стране. Мы ведем борьбу с религиозными заблуждениями, а вы, получается, идете вразрез с устремлениями всего советского народа и курсом Коммунистической партии.

Угрозы в словах Сталина я не слышал, но вопрос требовал ответа. Отказываться от религиозных убеждений было бы глупостью. Старообрядцы всегда держались за веру до последнего, и согласившись назвать ее мракобесием, я бы сломал свою и так не слишком убедительную легенду. В итоге, взвесив разные варианты, я выдал Вождю одну из старых заготовок, припасенных как раз на подобный случай.

– Товарищ Сталин, я не могу отказаться от своей веры, и дело даже не в том, что это противоречит моим представлениям о мире, основанным, с точки зрения материализма, на сплошной мистике и поповских выдумках. В отличие от большинства верующих, для которых религия является традицией, унаследованной от предков, для меня существование высших сил – научно доказанный факт. Все те способности, с помощью которых я достигаю столь высоких результатов в бою, неразрывно связаны с моей верой. Более того, во многом они на ней основаны. Если я откажусь от нее, исчезнут и эти возможности, а как совершенно справедливо заметил товарищ Шапошников, мы должны использовать для достижения победы все, что способно ее приблизить.

На несколько секунд в кабинете повисла напряженная тишина.

– Очень веский аргумент, – задумчиво произнес Сталин.

Вождь неторопливо достал трубку, покрутил ее в руках и вновь усмехнулся.

– Похоже, товарищи, придется нам привыкать к тому, что в Красной армии иногда встречаются не только очень молодые и беспартийные, но еще и верующие генералы. Надеюсь, товарищ Нагулин, вы воздержитесь от религиозной пропаганды и агитации в рядах наших вооруженных сил.

– Таких фактов не отмечалось, товарищ Сталин, – немедленно ответил Берия.

– Хорошо, товарищи. Значит, данный вопрос решен. Поздравляю вас, товарищ Нагулин, с новым званием. И раз уж вы теперь генерал-майор, Ставка с интересом выслушает ваше мнение о дальнейших планах противника. И, кстати, возможно, вам будет интересно узнать, что наш ультиматум о прекращении химической войны, переданный Гитлеру через болгар, до сих пор остается без ответа.

Это был еще один выпад в мою сторону. Идея с ультиматумом принадлежала мне, и то, что она не сработала, мне теперь ненавязчиво ставили в вину. Товарищ Сталин обожал подобную манеру общения с подчиненными, и к этому следовало привыкать. Нет ничего хуже, чем пытаться оправдываться в подобной ситуации, и делать этого я, естественно, не стал.

– Я ошибся, товарищ Сталин. Недооценил всю глубину нервного расстройства Гитлера. Похоже, военные неудачи на Восточном фронте окончательно надломили его психическое здоровье, которым немецкий диктатор и так не блистал.

– Не ошибается тот, кто ничего не делает, товарищ Нагулин, – Сталин указующе направил на меня мундштук зажатой в кулаке трубки, – Решение об отправке ультиматума принимали не вы, а Ставка, и решение это было правильным. Даже если он не достигнет результата, наше предложение неизбежно вызовет раскол среди высшего руководства вермахта.

– Власть Гитлера в Германии слишком сильна, – осторожно возразил Берия, – пока он жив, никто не посмеет ослушаться его прямого приказа.

– Мы отвлеклись, товарищи, – Сталин вновь посмотрел на меня, – За последний месяц товарищ Нагулин представил Ставке несколько прогнозов действий противника. Несмотря на то, что эти аналитические построения не всегда были подкреплены данными разведки и зачастую основывались на голых предположениях, в итоге все они оказались верными. До такой степени верными, что это не могло не привлечь нашего пристального внимания. Итак, товарищ генерал-майор, Ставка ждет от вас новый анализ ситуации.

Странность происходящего напрягала меня все больше. Анализ стратегического положения на фронтах – дело генштаба. Руководит генеральным штабом маршал Шапошников – весьма талантливый и опытный штабист, заслуженно занимающий эту должность. Подполковник я или генерал, но я нахожусь в подчинении у Шапошникова, и ставить мне задачу напрямую – нарушение армейских правил и традиций. Конфликт с начальником генштаба мне был совершенно не нужен, однако игнорировать прямое распоряжение Верховного главнокомандующего я тоже не мог.

– Товарищ Сталин, подготовка такого документа требует времени. По приказу товарища Шапошникова генштаб начал эту работу сразу после деблокады Ржевского котла. Мы приложим все усилия к тому, чтобы выводы генштаба по планам противника были готовы в течение суток.

– То, что вы не забываете о субординации, весьма похвально, – кивнул Сталин, – однако в данном случае нас интересует ваше личное мнение, как военного специалиста и аналитика. Где, на ваш взгляд, противник нанесет следующий удар?

Это был сложный вопрос. Сеть сателлитов, безусловно, делала меня самым информированным человеком на планете, но залезть в головы Гитлера и его генералов я все равно не мог, и выводы мне приходилось строить исключительно на основе движения войск и перемещения грузов на территории противника. Войска двигались, а грузы, соответственно, перемещались, причем весьма интенсивно.

По оценке вычислителя обе воюющие стороны отчаянно нуждались в передышке. Предельное напряжение сил привело к истощению ресурсов и запредельной усталости войск. Вот только для немцев такая передышка означала подписание смертного приговора окруженной под Москвой группе армий «Центр». Впрочем, Гитлер, судя по всему, уже списал армии Гота и Гёпнера в потери, отдав им приказ держаться до последнего. Цель немецкого фюрера была вполне понятна. Сковывая значительные силы Красной армии, окруженные войска дадут вермахту то самое время, которое ему отчаянно требуется для создания прочной линии обороны западнее Вязьмы.

Все это вполне укладывалось в нормальную логику войны. За одним исключением. Из Германии к фронту продолжали двигаться составы с химическим оружием. Запасы отравы у Гитлера действительно казались неисчерпаемыми, вот только шли они почему-то не на центральный участок фронта, где складывалась наиболее опасная для вермахта ситуация, а в группу армий «Север», хотя там, вроде бы, ничего угрожающего не происходило, и линия фронта стабилизировалась уже несколько недель назад…

– Руководству вермахта сейчас явно не до стратегических наступательных операций, – ответил я под пристальным взглядом Вождя, – Второй попытки деблокировать Московский котел не будет. Немцы предпримут нечто иное. Сухопутные силы противника сейчас способны только на наступления местного значения для выравнивания линии фронта или занятия более удобных для обороны рубежей. Однако, если на земле немцы вряд ли способны предпринять что-то существенное, то в воздухе они все еще гораздо сильнее нас, и я уверен, что они попытаются это преимущество использовать. Гитлер не просто так вопреки всякой логике не захотел принять наш ультиматум. Он жаждет реванша и хочет нанести нам максимально болезненный удар теми средствами, которые остались в его распоряжении. Я думаю, эту задачу он возложит на люфтваффе. На всем фронте сейчас есть только две уязвимых точки, где массированные химические бомбардировки могут нанести нам по-настоящему большой урон.

– Севастополь и Ленинград, – без тени сомнений в голосе произнес Жуков, воспользовавшись сделанной мной небольшой паузой.

– Так точно. Однако эти цели расположены слишком далеко друг от друга, и для их одновременной атаки немцам придется распылить силы авиации. Гитлер на это не пойдет. Ему нужна быстрая, яркая, и жестокая месть за разгром под Москвой, и я думаю, он остановит свой выбор на Ленинграде. Помимо того, что это второй по величине город СССР и крупный промышленный центр, Ленинград – символ Революции и знамя несгибаемой воли советского народа к сопротивлению фашистским захватчикам. Гитлер это хорошо понимает, и ударит именно по городу Ленина.

* * *

Линкору «Марат» крупно не повезло. Построен он был еще в царской России и получил имя «Петропавловск». На долю этого могучего по тем временам боевого корабля выпало единственное морское сражение, в котором его противником стали британские эсминцы, очень быстро решившие не связываться с линкором и отступить. Зато от авиации и сухопутной артиллерии он натерпелся по полной программе.

Вторую мировую войну линкор встретил уже будучи «Маратом». Когда немцы приблизились к Ленинграду, он находился в Кронштадте, и 305-миллиметровые снаряды его главного калибра нанесли наступающим немецким частям столь ощутимые потери, что люфтваффе и тяжелая артиллерия вермахта получили приказ уничтожить русские корабли любыми средствами. Надо сказать, что «Марат» не был единственным линейным кораблем в Балтийском флоте. Линкор «Октябрьская Революция», построенный по аналогичному проекту, тоже доставлял оккупантам массу неприятностей, но по сравнению с «Маратом» ему повезло несколько больше.

Двадцать третьего сентября сорок первого года при очередном налете на Кронштадт пикирующий бомбардировщик Ганса-Ульриха Руделя сбросил на палубу «Марата» бронебойную бомбу весом в одну тонну. Попадание пришлось в носовую часть корабля и вызвало детонацию боезапаса первой башни главного калибра. Линкор, практически разорвало на две части, он накренился и стал быстро погружаться, однако, затонуть ему помешала малая глубина у причальной стенки, где был пришвартован корабль. Она составляла всего одиннадцать метров. «Марат» лег на грунт, но верхняя палуба линкора осталась над водой, и внутренние помещения кормовой части корабля избежали затопления. Несмотря на катастрофические разрушения, причиненные взрывом, третья и четвертая башни главного калибра уцелели и вскоре вновь были введены в строй. Это вызвало бурную реакцию у немцев, на головы которых вновь начали падать 305-миллиметровые чемоданы, так что полуразрушенный линкор продолжал подвергаться авианалетам и ударам дальнобойной артиллерии противника, но пока неплохо держался.

Когда я, наконец, смог вплотную заняться делами Ленинградского фронта, я первым делом обратил внимание на линкоры «Марат» и «Октябрьская революция». Их орудия главного калибра подходили для моих целей почти идеально, так что первым делом я отправился именно в штаб вице-адмирала Трибуца.

Решение отправить меня в Ленинград Ставка приняла с завидной оперативностью. В этот раз мои слова никто под сомнение ставить не стал. Видимо, они легли на хорошо подготовленную почву. Блокада Ленинграда стояла у товарища Сталина костью в горле уже не первый месяц, и угроза дальнейшего ухудшения ситуации на этом направлении побудила Ставку к бурной активности.

Жуков и Шапошников и без моих подсказок отлично понимали значение Ленинграда, и еще до моего вызова к Сталину готовили операцию по прорыву блокады. Ее идея заключалась в нанесении встречных ударов силами Ленинградского и Волховского фронтов. По плану Ставки их предполагалось нанести в направлении Любани, где и должны были соединиться наступающие войска, после чего развернуться на северо-запад и пробить коридор в осажденный город.

Результаты обработки этих планов с помощью моей аналитической программы оказались неутешительными. Любанская операция обещала стать тяжелой и кровавой, и вероятность ее успеха, даже частичного, оценивалась вычислителем в тридцать процентов.

Мое категоричное заявление о том, что новой попытки деблокады группы армий «Центр» не будет, внесло в эти планы некоторые изменения. У немцев, сидевших в Московском котле, со всей очевидностью не осталось сил для самостоятельного прорыва, поэтому перед Ставкой встал вопрос, что делать с этой постепенно вымерзающей толпой вражеских солдат. Сдаваться они пока не собирались и, хотя активных действий со стороны окруженных можно было не опасаться, для удержания периметра кольца требовались значительные силы, которые можно было бы с успехом задействовать в прорыве блокады города на Неве.

Я понимал, что тянуть с вылетом в Ленинград нельзя, но оставлять нерешенной проблему Московского котла не хотел.

– Борис Михайлович, – обратился я к Шапошникову, – как вы думаете, кто из немецких генералов в котле является стержнем, на котором держится решимость противника сражаться дальше, несмотря на очевидную безнадежность ситуации?

– Генерал-полковник Герман Гот, – ни секунды не колеблясь, ответил маршал. – К чему этот вопрос, генерал-майор?

– Товарищ маршал, я бы хотел получить ваше разрешение на еще один ночной боевой вылет. Пе-2 – отличный самолет, и он как раз способен унести тысячекилограммовую бомбу объемного взрыва. Всего одну, но этого будет достаточно, чтобы сильно повысить сговорчивость немцев. Вернее, нужна будет одна бомба и один парашютист с посланием для генерал-полковника Гёпнера.

– Вы что, собираетесь лично… Об этом не может быть и речи! – в голосе Шапошникова звучало неприкрытое возмущение столь абсурдным предложением.

– Ни в коем случае, товарищ маршал. Я не стану покидать борт бомбардировщика. Мало того, я считаю, что поручать такую миссию любому нашему человеку – неоправданный риск.

– И кто же тогда будет этим парашютистом?

– Очень умный офицер, весьма уважаемый в определенных кругах немецкого руководства. Пленный офицер. Сейчас с ним работают люди товарища Берии, но я уверен, что он уже поделился с ними всем, что знал. Лаврентий Павлович вряд ли будет возражать против передачи его мне для столь важной миссии.

– Это тот майор Абвера, которого вы захватили западнее Кременчуга?

– Так точно, товарищ маршал. Майор Эрих фон Шлиман. Прежде чем он полетит к Гёпнеру, я бы хотел кое-что ему показать. Думаю, после этого, ему найдется, что рассказать немецкому генерал-полковнику при встрече.

* * *

– Герр генерал-майор, – печально усмехнулся Шлиман, окинув взглядом мою новенькую форму. Похоже, я был прав, считая, что там, у Днепра, имел дело далеко не с младшим лейтенантом. Я полагаю, вы хотите склонить меня к сотрудничеству. Вашим следователям это не удалось, и теперь они прислали вас. Странно… Мне казалось, что вы лучше всех должны понимать, что я никогда не соглашусь стать предателем.

– Вы ошибаетесь, господин майор. Стать предателем я вам не предлагаю. Вы показали себя умным и опасным врагом, и я не сомневаюсь, что любые мои обещания будут для вас пустым звуком. Поэтому буду краток. Я хочу использовать вас в своих целях, но при этом я не прошу от вас ничего, что могло бы расцениваться, как измена.

– Вот как? Это любопытно, – недоверчиво усмехнулся Шлиман, – И что же я должен буду сделать?

– Вам вернут форму, документы и личное оружие. Без боеприпасов, естественно. После этого мы с вами совершим небольшую экскурсию на полигон, где вам будет продемонстрировано в действии наше новое оружие. Не знаю, сообщали ли вам последние новости о ходе боевых действий. Мне вы можете не поверить, поэтому, возможно, вам будет интересно самому почитать сводки с фронтов из берлинских и лондонских газет, – я достал из портфеля и положил на стол перед майором небольшую пачку вырезок из немецкой и английской прессы.

Шлиман читал быстро. Английским он, похоже, владел свободно, так что статьи из «Дэйли Телеграф» майор проглатывал столь же оперативно, как и из «Фелькишер беобахтер».

– Это не подделка, – наконец, произнес Шлиман бесцветным голосом, откладывая в сторону последнюю статью, – я бы сразу увидел признаки фальсификации. Химическая война… Московский котел… Гудериан, фон Клейст… Как это все могло произойти?

– В этом будут разбираться историки, – пожал я плечами, – а для нас с вами важно то, что происходит сейчас. После визита на полигон мы сядем в самолет и полетим в Московский котел. Там вы совершите прыжок с парашютом. Не волнуйтесь, я обеспечу вам комфортное приземление в наиболее безопасном месте всего в километре от штаба генерал-полковника Гёпнера. У вас будет теплая одежда и все необходимое для того, чтобы благополучно до него добраться.

– И все? – приподнял бровь Шлиман. – Вы собираетесь просто меня отпустить, чтобы я рассказал Гёпнеру о том, что увижу на полигоне? И, кстати, почему именно Гёпнеру? Он сейчас командует группой армий «Центр»?

– Вы задаете слишком много вопросов, господин майор, но на один я все же отвечу. Я хочу, чтобы вы передали генерал-полковнику Гёпнеру запечатанный конверт с обращением нашего командования. Мы, конечно, можем сбросить его с самолета или передать по радио, но будет лучше, если первым его прочтет именно генерал-полковник. В этом случае он сможет принять взвешенное решение, не оглядываясь на мнение других офицеров, которым совсем не обязательно знакомиться с текстом этого послания. Я надеюсь, выполнение этого несложного поручения не будет расценено вами, как предательство интересов вашей страны?

– А если я просто порву и выброшу конверт? Или вскрою его и прочту послание?

– Вы можете мне не верить, но думаю, любое из этих действий повлечет за собой бессмысленную смерть десятков тысяч немцев. Или вам мало того, что вы прочитали в газетах? Впрочем, решать вам. Я повторю, у нас есть и другие способы довести до генерал-полковника нужную информацию.

* * *

Шлиман согласился, пусть и не сразу. Сначала он пожелал увидеть то, что я хотел продемонстрировать ему на полигоне. Увидел. И загрустил. Он, конечно, старался не показывать своих эмоций, но взрыв двухтонного боеприпаса объемного взрыва не может оставить равнодушным офицера, знающего реалии текущей войны.

Фотографии того, что осталось от армейских и корпусных складов первой танковой армии фон Клейста, дополнили картину, и Шлиман принял мое предложение. Хотя бы для того, чтобы иметь возможность рассказать своему руководству об увиденном. Да и гостеприимство следователей товарища Берии, я полагаю, ему уже изрядно надоело.

На аэродром мы прибыли ночью. Подвешивать под фюзеляж тысячекилограммовую бомбу пришлось уже после нашей посадки в самолет – я не хотел показывать Шлиману, что его доставка к Гёпнеру не является моей единственной целью.

В кабине «пешки» не так много места, и нам пришлось изрядно потесниться, но лететь нам предстояло не слишком далеко, так что можно было и потерпеть. Шлиман внимательно слушал, как я даю указания пилоту, стараясь не пропустить ни слова. Даже в этих обстоятельствах он оставался разведчиком и стремился выжать из ночного полета максимум информации, которая в дальнейшем может пригодиться его службе.

Меня поведение майора немного успокоило. Честно говоря, я опасался, что он попробует выкинуть какой-нибудь фокус либо в полете, либо непосредственно перед прыжком с парашютом. Понятно, что это практически равнозначно самоубийству, но мало ли… Теперь же, когда я понял, что Шлиман старается собрать дополнительные сведения обо мне, я почти перестал опасаться глупостей с его стороны, ведь полученную информацию нужно донести до своих, а мертвым это сделать довольно сложно.

– Готовьтесь, господин майор. Через пару минут будем над точкой высадки, – предупредил я Шлимана.

– Я готов, – спокойно ответил немец. – И все же, герр генерал-майор, почему именно Гёпнер?

– Вы сами все поймете в свое время, я в этом ни секунды не сомневаюсь. Поднимайтесь, господин майор. Пора.

Морозный ветер ворвался в кабину, и через несколько секунд ночь безмолвно поглотила майора Шлимана. Я внимательно проследил за тем, как раскрылся парашют, и как один из моих самых опасных врагов благополучно опустился на заснеженное поле. Картой, фонарем и компасом я его снабдил, так что заблудиться опытному сотруднику Абвера явно не грозило.

– Четырнадцать градусов вправо. Набрать высоту шесть тысяч, – приказал я пилоту и переключился на вид с обриты. Вокруг на многие десятки километров не наблюдалось ничего угрожающего. Немногочисленные уцелевшие средства ПВО группы армий «Центр» молчали, экономя боеприпасы. В полутора сотнях километров к западу крались два транспортных «юнкерса», один из которых почти неизбежно должен был нарваться на мобильный прожекторный пост и тройку Ил-2, изображавших из себя ночные истребители. Сейчас мне было не до них, и я переключился на главную цель. Штаб генерал-полковника Гота находился в десяти километрах прямо по курсу. Ну, почти.

– Полградуса влево… Еще немного… Стоп! Так держать. Готовность десять секунд…. Сброс!

* * *

Лена полетела в Ленинград вместе со мной.

– Знаешь, генерал-майор, – двусмысленно усмехнулся Судоплатов, сообщая мне об этом решении, – всем нам будет куда спокойнее, если лейтенант госбезопасности Серова будет рядом с тобой в качестве представителя НКВД. Звание у нее для такого дела, конечно, невысокое, но звезда Героя этот недостаток в известной степени компенсирует. Я, конечно, подполковника Лебедева должным образом проинструктировал, с занесением, так сказать, но кто его знает, вдруг опять вместе с Серовой куда-нибудь встрянет… Так что лучше пусть она с тобой отправляется.

Новое звание и Золотую Звезду в комплекте с орденом Ленина Лене дали за Клейста. Как-никак, лично уничтожить командующего танковой армией противника получается не у всех и не всегда. Что ж, решению Берии, озвученному мне Судоплатовым, я был только рад. Так мне действительно стало гораздо спокойнее.

* * *

Владимир Филиппович Трибуц многое успел повидать за эту войну, и прекрасно знал на что способны немцы. Он руководил печально знаменитым Таллинским переходом Балтийского флота, в котором было потеряно девятнадцать боевых кораблей, сорок три транспортных и вспомогательных судна и погибло пятнадцать тысяч моряков, бойцов РККА и гражданских лиц. Трибуц командовал эвакуацией военно-морской базы Ханко и весьма деятельно участвовал в организации обороны Ленинграда. Случались в его карьере и серьезные ошибки, и несомненные успехи, так что личностью вице-адмирал был неоднозначной, но театр боевых действий знал отлично и в данный момент явно находился на своем месте.

Трибуц слушал меня внимательно и не перебивая, но взгляд его выражал недоверие. Меня это не удивляло. Моряки, как правило, сильно не одобряют, когда в их дела суют нос сухопутные крысы, и уж тем более, когда они пытаются навязывать им свои планы.

– Ваши полномочия, товарищ генерал-майор, позволяют вам отдавать мне приказы, но допустить вас к прямому командованию расчетами орудийных башен я не могу. Это противоречит уставу флота и всем мыслимым правилам, как писаным, так и неписаным. На корабле всегда должен быть только один командир.

– Я не претендую на полномочия командиров кораблей, – постарался я слегка разрядить ситуацию, – меня интересует только корректировка огня орудий главного калибра.

– Не только, – покачал головой Трибуц. – Корректировщик лишь сообщает на корабль результаты стрельбы и необходимые поправки. Максимум – докладывает об изменении обстановки в районе цели. Но саму цель назначает командир корабля или стоящий над ним командир соединения. Вы же требуете от меня прямого подчинения вам командиров башен главного калибра. Вы, вообще, можете себе представить ситуацию, когда командир корабля только по грому орудий узнает о том, что, к примеру, четвертая башня его линкора открыла огонь?

– Очень наглядный пример, товарищ вице-адмирал, – ответил я Трибуцу с легкой улыбкой. – Такая картина действительно выглядит полным бредом. Тем не менее, специфика решаемой задачи не позволяет мне терять время на прохождение команд по всей цепочке подчиненности. Немцы уже почти готовы к нанесению химического удара по городу. Я уверен, что они одновременно задействуют и артиллерию, и авиацию. Стрелять придется много, быстро и точно, и как это сделать без прямого управления огнем орудийных башен, я не представляю.

Дискуссия получилась непростой, но как бы вице-адмиралу ни хотелось отодвинуть меня от флота куда подальше, мы все же делали одно дело, а что такое массированный налет немецких бомбардировщиков, Трибуц за последние месяцы неоднократно прочувствовал на себе, и испытать это удовольствие еще раз он, судя по всему, совершенно не стремился.

Договорились на том, что при начале ожидаемого мной авианалета я передам в штаб флота условный сигнал, и Трибуц отдаст необходимые приказы командирам линкоров «Марат» и «Октябрьская революция», а те, в свою очередь, приведут корабли в боевую готовность и прикажут командирам башен главного калибра перейти на время отражения атаки противника в мое подчинение. При этом командиры линкоров сохранят контроль над всей ситуацией на кораблях и организуют их противовоздушную оборону, а в случае необходимости и борьбу за живучесть. Ну, а мои полномочия по управлению огнем главного калибра прекратятся немедленно после отбоя тревоги. В общем, не без трений, но решить вопросы с моряками удалось.

Теперь мне следовало договориться с руководством Ленинградского корпусного района ПВО. Командовал им генерал-майор береговой службы Зашихин. Дело свое он знал прекрасно, и противовоздушную оборону города наладил так, что прорваться к нему удавалось только отдельным самолетам люфтваффе. Зениток на защиту города трех революций не пожалели. Только орудий среднего калибра у Зашихина имелось почти восемь сотен. И это семьдесят шесть и восемьдесят пять миллиметров, то есть пушки, способные достать самолеты противника почти на любых доступных им высотах.

Кроме того, в оперативном подчинении Зашихина находился седьмой истребительный авиакорпус ПВО, в боевом составе которого насчитывалось триста истребителей. Супостата было чем встретить. Тем не менее, немцы все же прорывались к городу, особенно когда в налетах участвовало триста-четыреста самолетов. Правда, в последнее время таких налетов не случалось, но то, что сейчас готовило люфтваффе, грозило стать самым страшным воздушным ударом по городу за всю войну.

В штабе противовоздушной обороны меня встретили несравненно лучше, чем у моряков. Как оказалось, генерал-майор Зашихин и его начальник штаба подполковник Рожков были в курсе того, какими средствами был разрушен немецкий воздушный мост в Московский котел, и даже пытались своими силами воспроизвести что-то подобное в Ленинграде. Естественно, без вычислителя и сети сателлитов из этой затеи ничего не вышло, но люди, по крайней мере, всячески стремились повысить эффективность своей боевой работы, и это вызывало уважение.

Помимо зениток и истребителей, силы ПВО Ленинграда располагали еще много чем полезным. Я не сомневался в том, что днем немцы в небо над городом не сунутся. Ну а на случай ночного налета у нас имелось больше четырехсот прожекторов, сотни аэростатов заграждения и десяток радиолокаторов РУС-1 и РУС-2.

Естественно, в одно лицо управлять в реальном времени всем этим хозяйством я был не в состоянии, но тут мне очень пригодился опыт организации позиционных районов ПВО под Вязьмой и Ржевом. Тогда в качестве посредника между собой и батареями зенитных орудий я использовал громоздкие и несовершенные приборы управления зенитным огнем ПУАЗО-3, каждый из которых обслуживался расчетом из семи человек. Прелесть этих приборов заключалась в том, что я мог сбрасывать операторам данные по радио в режиме телеграфа. Теоретически, я получал исходные данные от радиолокаторов, дальномерщиков и постов ВНОС, обсчитывал их в своей гениальной голове и передавал по радио результаты расчетам ПУАЗО. На практике же последнюю операцию выполнял не я, а вычислитель, сбрасывавший расчетам ПУАЗО исходные данные напрямую, с помощью передатчиков сети сателлитов. В результате получилась единая сеть управления зенитным огнем, позволившая мне разломать немецкий воздушный мост.

В Ленинграде масштаб задачи был в разы больше, но зато здесь у меня нашлись квалифицированные помощники, воспринявшие угрозу городу очень серьезно, и буквально горевшие энтузиазмом не дать врагу сбросить на головы его жителей ни одной бомбы с химической отравой.

Быстро выяснилось, что приборов ПУАЗО-3 в достаточном количестве в осажденном городе не имеется. Я немедленно затребовал их по радио, и нам их стали доставлять с «большой земли» самолетами.

Мы с Леной не спали уже двое суток. Ее помощь оказалась крайне полезной. Я даже не догадывался, что моя подруга обладает такими организаторскими способностями. Специалистом в радиоделе она, конечно, не была, но очень быстро поняла общую схему сети управления зенитным огнем, и вполне справлялась со многими организационными проблемами без всяких подсказок с моей стороны.

Я много раз замечал, что бурная, но при этом не суетливая деятельность группы людей, четко понимающих свои цели и уверенных в их успешном достижении, способна заражать энтузиазмом окружающих. В нашем случае этот эффект оказался сравним с действием боевого вируса. К концу первых суток проняло даже моряков, и когда мы прибыли на линкор «Марат», чтобы включить корабельную систему управления огнем в спешно создаваемую единую схему противовоздушной обороны, нас встретили намного более дружелюбно, чем в штабе Трибуца.

Судя по данным со спутников, немцы уже заканчивали подготовку. Я даже не ожидал, что они смогут мобилизовать ТАКОЙ воздушный флот. Видимо, Гитлера припекло по-настоящему, и он решил вложить в удар по Ленинграду все, что был способен с корнем вырвать у своих генералов. Думаю, фюрер убеждал их в том, что самолеты отвлекаются всего на несколько дней, и после нанесения удара возмездия вновь вернутся, чтобы поддерживать армии вермахта на расползающемся фронте.

– Тебе нужно поспать хотя бы несколько часов, – с трудом сдерживая зевок, сказал я Лене, когда мы вернулись в импровизированный командный пункт, напоминавший мне картинку из курса истории, изображавшую внутреннее устройство одного из первых аналоговых вычислителей, полностью занимавшего весьма немаленькую комнату. Его создали инженеры Шестой Республики еще в докосмическую эру. Впрочем, тогда и самой Шестой Республики, вроде как, не существовало, а что было вместо нее, я уже и не помню.

– На себя посмотри, – устало улыбнулась Лена. – Я-то отосплюсь, а тебе еще всем этим управлять…

– Ты, как всегда, права, – я не нашел, что тут можно возразить, да и не видел смысла. Поспать действительно следовало.

Через пять часов меня разбудил вычислитель. На этот раз имплант подал вполне гуманный сигнал, позволивший мне проснуться достаточно комфортно. Это был не сигнал тревоги, а заранее настроенное оповещение. Немцы завершили подготовительный этап операции и были готовы начать атаку в течение пары часов.

На прифронтовых аэродромах заправлялись бомбардировщики. Техники подвешивали к ним бомбы с характерными цветными полосами на корпусах. Иприт, хлорциан, люизит, фосген – весь коктейль ядовитых газов, накопленных на складах Германии в предвоенный период. Разве что бомб с зарином я не видел. Не научились еще немцы производить его в промышленных масштабах.

Авианалетом противник ограничиваться не собирался. Спутники показывали, как выкатываются на позиции 280-миллиметровые железнодорожные орудия К5 «Худая Берта» и как расчеты с помощью кранов разгружают боезапас и готовят свои дальнобойные гаубицы к стрельбе.

Вычислитель подвесил в углу поля зрения таймер обратного отсчета. Два часа пятнадцать минут до атаки. Оценка, конечно, приблизительная, но дает примерное представление об оставшемся в распоряжении времени.

Я умылся, сделал несколько разминочных движений, привел в порядок форму и вышел в помещение командного пункта.

– Проверить связь с объектами ПВО и кораблями флота – приказал я дежурным связистам и вышел из бомбоубежища, выделенного мне для размещения КП. Морозный воздух обжог кожу, изо рта вырвалось облачко пара, зато организм окончательно проснулся.

Я посмотрел на небо, усыпанное звездами, и перевел взгляд на Луну. Вот же она – только руку протяни. Жалких четыреста тысяч километров. По космическим меркам – ничто. Я привык преодолевать такие расстояния за считанные минуты, а теперь… Теперь пройдут годы, если не десятки лет, пока уровень развития местной техники позволит мне туда добраться, если доживу, конечно.

Я вернулся в теплое помещение и опустился в кресло в самом центре командного пункта, являвшемся средоточием многочисленной аппаратуры связи. Со штабом Балтийского флота мой КП соединяла прямая телефонная линия. Трубку на том конце провода сняли практически сразу.

– Штаб флота.

– Сигнал «Белая ночь», – представляться мне не требовалось – по этой линии мог звонить только я.

– Принято.

* * *

Четыре часа ночи. С аэродромов поднимаются первые немецкие бомбардировщики. Ганс-Ульрих Рудель взлетает одним из первых. Как всегда, он идет в бой на Ю-87. Пикирующий бомбардировщик – не лучший выбор для ночной атаки, но пропустить такой праздник немецкий ас не может.

Дикий зоопарк «хейнкелей», «юнкерсов» и «дорнье», собранных отовсюду, откуда только было возможно. Настроение у пилотов приподнятое. Такую силу люфтваффе не собирало вместе со времен ударов по Лондону. Фюрер будет доволен результатом – защитники Ленинграда явно неспособны что-либо противопоставить такой мощи.

Железнодорожные гаубицы пока молчат – командование не хочет раньше времени поднимать тревогу в обреченном городе, но орудия готовы к стрельбе и ждут команды, которая должна поступить, как только первые бомбы упадут на Ленинград.

Взлетевшие бомбардировщики не ложатся сразу на курс к цели. Они маневрируют в ночном небе к юго-западу от города, ожидая, пока взлетят остальные участники налета. Поднять в воздух и бросить в атаку тысячу тяжелых самолетов – задача весьма непростая. Удар должен быть нанесен одновременно всеми силами. Ленинград с осени не подвергался по-настоящему массированным налетам, и русские не ждут беды, а значит, эффект неожиданности должен сыграть на стороне люфтваффе.

Последними взлетают ночные истребители, переброшенные из Германии, где они боролись с авианалетами англичан на немецкие города. Их почти сотня. Если в небе вновь появится русский бомбардировщик, увешанный ракетами и авиационными пушками, они свяжут его боем и не позволят сорвать акцию возмездия. Никакой одиночный самолет не сможет противостоять такой армаде.

Четыре часа тридцать минут. Боевой ордер построен. Командующий первым воздушным флотом люфтваффе генерал-полковник Альфред Келлер отдает приказ о начале атаки. До Ленинграда сто пятьдесят километров. Через тридцать минут осажденный город превратится в филиал ада. Не только огненного, но и химического – прогресс не стоит на месте, и люди давно превзошли персонажей Данте в части создания на земле уголков преисподней.

В темноте ночи гудят тысячи авиационных моторов. Месть Фюрера, воплощенная в металл, взрывчатку и химическую отраву, неудержимой волной надвигается на осажденный город. На земле не видно огней – русские тщательно следят за светомаскировкой, но как только бомбардировщики окажутся над Ленинградом, вниз полетят контейнеры с осветительными ракетами. Зенитчики будут частично ослеплены, а цели получат подсветку. Все идет по плану.

Четыре часа сорок пять минут. Далеко впереди по курсу немецкие пилоты видят яркие вспышки и длинные факелы огня. Многие из них хорошо знают, что это такое. Открыли огонь орудия главного калибра русских линкоров. Один из них, частично разбитый бомбой Руделя еще в сентябре, стоит в Кронштадте, а второй находится почти в центре блокадного города – у набережной рядом с Горным институтом.

Рудель не понимает, куда они стреляют. Русские радиолокаторы, теоретически, могли засечь приближающиеся самолеты, но дальности корабельных пушек не хватит для ведения заградительного огня на таком расстоянии.

Проходит почти минута, и на земле, где-то в пригородах Ленинграда, начинают вспыхивать огненные шары взрывов. Из кабины бомбардировщика невозможно рассмотреть, где именно рвутся 305-миллиметровые снаряды, но что-то подсказывает опытному пилоту, что противник не стал бы тратить дефицитные боеприпасы попусту. Яркие вспышки вторичных взрывов подтверждают предположение Руделя. Нечто очень серьезное детонирует на земле после попаданий русских снарядов, и Ганс-Ульрих отлично знает, что это может быть. Похоже, артиллерийской компоненты химического удара по Городу можно теперь не ждать. Что ж, война есть война, и если наземные войска проспали русскую разведку, обнаружившую артиллерийские позиции, то придется люфтваффе сделать за них всю работу.

Четыре часа пятьдесят минут. Русские линкоры продолжают огонь. Уже вся южная и юго-западная окраина города пестрит пятнами пожаров, в пламени которых периодически продолжает что-то взрываться. Рудель с тревогой отмечает, что огонь корабельных орудий ненормально точен, но происходящее на земле не имеет прямого отношения к его задаче, и он вновь сосредотачивается на приближающемся городе.

Серия вспышек в ночном небе примерно в километре справа заставляет пилота пикирующего бомбардировщика резко повернуть голову. Похоже, радары русских действительно обнаружили приближающуюся воздушную армаду, и линкоры перенесли огонь на новую цель.

Рудель отлично знает, что такое шрапнельные снаряды главного калибра – в сентябре он с ними уже встречался. Конечно, корабельные пушки создавались совсем не для стрельбы по самолетам, но 305-миллиметровые снаряды с двумя тысячами готовых поражающих элементов в артпогребах их орудийных башен имелись в достаточном количестве. Изначально они создавались для борьбы с пехотой противника при поддержке своих войск на берегу, но широкий веер, состоящий из разлетающихся с впечатляющей скоростью стальных шариков, способен превратить в решето любой самолет.

Лицо Ганса-Ульриха искажает злая усмешка. Ночью, без подсветки прожекторами, эффективность огня русских кораблей по надвигающемуся на город строю бомбардировщиков не может быть высокой. Скорее, она будет никакой – точность наведения по данным примитивных радиолокаторов оставляет желать много лучшего.

Вспышки! Справа, слева, сверху… Пикирующий бомбардировщик ощутимо швыряет из стороны в сторону добравшимися до него ударными волнами от взрывов тяжелых снарядов. В наушниках сплошной треск и завывание помех – связь вновь пропадает в самый неподходящий момент.

В темноте январской ночи Рудель не видит продолжающих полет к цели товарищей, но зато отлично видны объятые огнем падающие бомбардировщики. Их много – небо буквально исчерчено огненными кометами, а русские снаряды продолжают вырывать из боевого ордера все новые самолеты люфтваффе. Похоже, командование недооценило потенциал главного калибра русских линкоров, но приказ есть приказ, и он должен быть выполнен. Даже такие потери не смогут остановить приближающуюся к городу армаду.

Четыре часа пятьдесят пять минут. Только что позади осталась линия фронта. Вот он, вражеский город. Внизу мелькают вспышки – из темноты бьют 85-миллиметровые зенитки. Что русские могут видеть в ночном небе? Кто-то из товарищей Руделя сбрасывает осветительную бомбу. Его примеру следует еще десяток пилотов. Внизу вспыхивают яркие «люстры», вырывая из тьмы участки земли. Лежащий в темноте город разом вспыхивает сотнями прожекторов и спицы ярких лучей начинают шарить по ночному небу, жадно выхватывая из черноты немецкие самолеты.

До центра города лететь еще минуту. Рудель не собирается сбрасывать бомбы на окраины. Его бомбардировщик пока ни разу не попал в луч прожектора, но по нему стреляют, причем стреляют прицельно! Вспышки взрывов мелькают в опасной близости, и это не разрывы случайных снарядов. Весь город внизу испещрен пульсирующими огнями – по самолетам люфтваффе бьет почти тысяча стволов. Русские знали! Знали заранее, и готовились, но для Руделя это ничего не меняет.

Ганс-Ульрих резко кладет машину на крыло, уходя с опасного курса. Впереди, там, где через пару секунд должен был оказаться его самолет, вспухает сразу два огненных облака. По фюзеляжу бьют осколки. К счастью, их всего несколько, и, похоже, ничего критичного они не задели.

Внизу видны первые взрывы – товарищи Руделя начинают избавляться от смертоносного груза, сбрасывая его на дома и проспекты осажденного города, вот только вспышек на земле удивительно мало, гораздо меньше чем разрывов в воздухе и падающих вниз огненными болидами гибнущих немецких самолетов.

Русские линкоры продолжают вести огонь. Куда они стреляют, Рудель не видит, но, видимо, целей у них хватает – отбомбившиеся немецкие самолеты должны ложиться на обратный курс, и, похоже, им еще раз предстоит преодолеть полосу огненного шторма.

Вот он, центр Ленинграда! Ни одной «люстры» над ним нет. Похоже, Ганс-Ульрих если и не единственный, то один из немногих, кто смог сюда прорваться. Почти прямо под ним выдыхают огонь двенадцать пушек огромного русского линкора «Октябрьская революция». Он и станет его целью.

Переворот через крыло и начало стремительного пикирования. Рудель делал это уже сотни раз. Он не промахнется!

Вспышка! Россыпь сильных ударов в хвостовую часть бомбардировщика. Нехороший всхлип стрелка за спиной.

– Пауль, ты ранен? – выкрикивает Рудель. Ответа нет, зато фонарь кабины все еще пикирующего самолета густо забрызган кровью.

Машину начинает трясти и раскачивать, но Рудель жив и даже не ранен. Увы, об атаке на русский корабль теперь можно забыть. Сброс! Бомбовый груз уходит вниз. В конце концов, под ним Ленинград, и куда-то его бомбы все равно попадут, а значит, задача выполнена.

Ставший заметно легче самолет с трудом выходит из пике, с каждой секундой теряя управляемость. Что ж, это не первый раз, когда его сбивают, но, судя по всему, последний – из вражеского города вырваться не получится. Пиропатрон выбивает верх фонаря кабины. Отчаянным усилием пилот переворачивает отказывающийся подчиняться самолет и выпадает вниз из гибнущей машины. В ночном небе раскрывается очередной парашют – один из многих десятков уже лежащих на земле или все еще висящих белыми куполами в воздухе.

Внизу ничего не видно, кроме стробоскопических вспышек сотен стволов русских зениток и яростных прожекторных лучей. Кажется, его сносит на лед Невы, и, наверное, это неплохо – меньше шансов покалечиться при приземлении на крыши или деревья.

Чудовищный грохот и огонь! Сознание меркнет, успев лишь зафиксировать и опознать угловатый абрис боевого корабля, вырванный из тьмы тремя факелами залпа носовой башни. Линкор «Октябрьская революция»…


Асимметричный ответ

Советский линкор «Октябрьская революция» (до 1925 года «Гангут»). Последний по дате спуска на воду из четырёх дредноутов типа «Севастополь». Спущен на воду в 1911 году, но достройка велась до конца 1914 года. Водоизмещение 26900 тонн. Длина 184,9 м. Главный калибр: двенадцать 305-мм орудий Обуховского завода в четырех трехорудийных башнях, расположенных в одну линию. Противоминная артиллерия: шестнадцать 120-мм орудий Vickers в казематах средней палубы. ПВО: зенитные пушки 76,2 мм (две спаренные установки 81-к), двенадцать 37-мм зенитных автоматов 70-к, четыре одноствольных, два спаренных и два счетверенных зенитных пулемета 12,7 мм, четыре 90-см боевых прожектора системы Сперри.


В себя Ганс-Ульрих приходит от сильного удара. Неконтролируемое приземление при прыжке с парашютом еще никому не шло на пользу, но пилоту, похоже везет, и он отделывается лишь чувствительными ушибами. В свете луны на открытом пространстве замерзшей Невы видно довольно далеко, и Рудель сразу замечает три темных фигуры, бегом направляющихся в его сторону.

Отстегнув стропы парашюта, немецкий летчик с трудом встает и, подняв руки над головой, ждет, когда до него добегут русские матросы в черных бушлатах и противогазах, сжимающие в руках винтовки с примкнутыми штыками.

Глава 10

Генерал-полковник Эрих Гёпнер проснулся от того, что его аккуратно тряс за плечо дежурный офицер штаба.

– Что случилось, гауптман? – недовольно проворчал Гёпнер, которому удалось поспать не больше часа. – Русские решили покончить с нами прямо сейчас, посреди ночи?

– Герр генерал-полковник, охрана штаба задержала немецкого офицера. Он представился сотрудником Абвера майором Шлиманом.

– И это потребовало срочно будить командующего? – Гёпнер все еще находился в раздраженном состоянии, хотя уже понимал, что просто так прерывать его сон никто бы не стал, и, видимо, с этим майором что-то сильно не так.

– Он вышел на наши посты с северо-востока. Там большое заснеженное поле, и в ближайших окрестностях нет наших частей. Шел не скрываясь, подсвечивая себе путь фонарем. Предъявил документы. По всем признакам – подлинные.

– И что заставило охрану штаба насторожиться?

– Два важных обстоятельства. Во-первых, майор Шлиман принес с собой сложенный парашют, причем командир роты охраны сразу обратил внимание, что парашют не наш, а русский. Во-вторых, он предъявил запечатанный секретный пакет на ваше имя.

– Пакет? – Гёпнер еще не до конца проснулся и соображал несколько заторможенно. – Из Берлина?

– Боюсь, что нет, герр генерал-полковник. Из Москвы. В качестве отправителя указан командующий русским Западным фронтом генерал Жуков.

– Где пакет?

– Майор Шлиман настаивает на личном вручении, герр командующий.

– Хорошо, – согласился Гёпнер, – пусть вручит лично. Через пять минут приведите его ко мне.

Выслушав доклад Шлимана, генерал-полковник озадаченно потер ладонью подбородок. Перед ним на столе лежал непривычного вида конверт с печатями и штампами на русском языке, однако были там и надписи на немецком, среди которых Гёпнер без труда нашел свое имя и должность.

– Что ж, майор, присядьте, – командующий указал неожиданному гостю на стул, – а я пока ознакомлюсь с этим посланием. Возможно, у меня возникнут к вам вопросы.

Вскрыв конверт, генерал-полковник извлек из него единственный лист с текстом на немецком языке и печатью, уже знакомой по вскрытому конверту, рядом с которой стояла размашистая подпись.

«Командующему четвертой танковой группой генерал-полковнику Эриху Гёпнеру.

Господин генерал-полковник, Вы и ваши люди проявили беспримерную стойкость перед лицом тяжелейшей ситуации, в которой оказалась группа армий «Центр». От лица командования Красной армии я выражаю восхищение силой духа немецких солдат. Однако всему есть предел. Вы имеете репутацию грамотного высшего офицера, способного трезво оценивать обстановку на фронте и, я уверен, отлично понимаете, что виновником той катастрофы, которая постигла вашу армию, является один человек – Адольф Гитлер. Именно его приказы, которые, как истинный военный, Вы беспрекословно выполняли, довели группу армий «Центр» до попадания в окружение и поставили весь ее личный состав на грань гибели.

Мне известно, что Вы цените жизни немецких солдат и способны мыслить нешаблонно. Именно по этой причине я направляю это обращение именно Вам, а не генерал-полковнику Герману Готу. Убежден, что Вы понимаете всю бесполезность дальнейшего сопротивления, которое может привести лишь к бессмысленной гибели Ваших людей. В качестве альтернативы такому исходу я предлагаю Вам почетную капитуляцию. Со своей стороны я гарантирую всем немецким солдатам и офицерам, добровольно сложившим оружие, гуманное обращение, нормальное питание, необходимый медицинский уход и возвращение на родину после завершения войны. Вам лично и высшим офицерам Вашего штаба будет сохранена форма и холодное оружие, а также обеспечены комфортные условия содержания в плену.

Направляя Вам это предложение, я понимаю, что до настоящего времени Вы не могли отдавать приказы всем немецким войскам, оказавшимся в окружении. Часть из них находилась под командованием генерал-полковника Гота. Однако заверяю вас, что в данный момент, когда вы читаете этот текст, вы уже являетесь старшим по званию среди всех офицеров в Московском котле. Тот же бомбардировщик, который доставил в котел майора Шлимана, нанес бомбовый удар по штабу генерал-полковника Гота. Какая именно бомба была при этом применена, вам устно доложит майор Шлиман – он своими глазами видел взрыв подобного боеприпаса на подмосковном полигоне и сможет подробно рассказать Вам, какие шансы на выживание имеет живая сила противника в зоне взрыва, даже если она находится внутри защитных сооружений.

При всем понимании сложности Вашей ситуации я не могу дать Вам на принятие решения и подготовку войск к капитуляции более трех суток. Надеюсь, Ваше решение будет разумным и позволит избежать бессмысленных жертв. Вынужден обратить Ваше внимание на то, что в случае отсутствия ответа в указанный срок, через семьдесят два часа мне придется направить в Московский котел еще один бомбардировщик с такой же бомбой и новым предложением о капитуляции, но адресованным уже не Вам, а Вашему преемнику. Уверен, что Вы примите верное решение, и мне не придется прибегать к этим крайним мерам.

Частоты для связи с моим штабом прилагаются. В случае невозможности связаться по радио, жду от Вас парламентеров. Условный сигнал – четыре красных и три белых ракеты.

Командующий Западным фронтом, генерал армии Жуков»

Гёпнер дочитал ультиматум, а это был именно он, несмотря на максимально вежливую форму, и внимательно посмотрел на майора Шлимана. Никаких вопросов к абверовцу у него не возникло – из письма Жукова все и так было предельно ясно.

– Соедините меня со штабом генерал-полковника Гота, – потребовал Гёпнер, сам поразившись звуку своего голоса. Из него как будто выдернули стержень, на котором в последние недели держалась вся его воля.

– Штаб третьей танковой группы не отвечает, герр командующий, – доложил дежурный связист. – Проводная связь нарушена – сигнал не проходит. В эфире помех нет, но радиостанция штаба тоже молчит.

– Отправьте делегата связи. К утру я должен иметь свежие данные об обстановке в полосе обороны наших соседей.

* * *

– Я смотрю, ваша карьера не стоит на месте, товарищ генерал-майор, – улыбнулся Королев, пожимая мне руку. – При прошлом вашем визите, если мне не изменяет память, вашу форму украшали знаки различия подполковника.

– С тех пор многое успело случиться, Сергей Павлович.

– Я знаю, – с лица Королева исчезла улыбка, – Немцы применили химию… Мы все прошли буквально по краю пропасти.

– Надеюсь, худшее уже позади. А еще я уверен, что вы попросили о встрече не просто так, и у вас есть, что мне рассказать. Ну а раз так, то велик шанс, что наша победа еще немного приблизится.

– Вы, Петр Иванович, человек занятой, так что тянуть не буду. О том, как вы ссаживали с неба немецкие бомбардировщики, летевшие бомбить Ленинград, пишут все газеты. Еще раз поздравляю! Однако мы тут тоже времени зря не теряли. Ракета полетела! Новый двигатель выше всяких похвал. Тягу он развивает совершенно фантастическую и работает при этом на удивление стабильно.

– Расчетных параметров достичь удалось?

– К сожалению, не на сто процентов. Тем не менее, с боевой нагрузкой в пятьсот килограммов ракета пролетела почти четыреста километров.

– Пуск был наземным?

– Пока да. При запуске с воздушного носителя дальность может быть выше.

– Что с системой управления?

– В первой партии использовали гироскопическую, доработанную по вашей схеме. Мы выполнили три пуска. Отклонение на полной дальности не превышает пятисот метров. В танк или мост, конечно, не попадем, но, например, по крупной железнодорожной станции стрелять уже можно.

– Сергей Павлович, вы готовы провести боевые испытания ракеты?

– Работы еще много… – вопрос явно застал Королева врасплох, – но я понимаю, время не ждет…

– Ставка готовит важную наступательную операцию, и, если уж вы продвинулись в работе так далеко, я бы хотел использовать ваши ракеты для морального подавления противника. Немцы пока не готовы отказаться от применения химического оружия, но мы обязаны заставить их это сделать. Сколько ракет и в какой стадии готовности у вас есть?

– На испытаниях мы выпустили все три полностью собранных ракеты, однако мы готовились к целой серии контрольных пусков, и на подходе есть еще шесть экземпляров. К ним нет боевых частей – это не наш профиль, и мы заменяли их массогабаритными макетами.

– Об этом можете не беспокоиться. Шесть боевых частей объемного взрыва для вас изготовят в Коломне на четвертом ремонтно-опытном заводе. Сколько вам понадобится времени для доведения ракет до полной готовности?

– За десять дней должны справиться, но пусковая установка у нас пока только одна. Можно сделать еще, и это, пожалуй, самая простая часть работы. Вопрос только в том, на какую базу их монтировать?

– На танки Т-34.

– Сделаем, были бы сами танки.

– Будут. И вот что, Сергей Павлович. Если все пройдет успешно, а я в этом не сомневаюсь, у меня появится серьезный аргумент, чтобы настаивать на снятии с вас всех обвинений.

* * *

Вернувшись из Ленинграда, мы с Леной отправились уже не на Лубянку, а в мою новую московскую квартиру. Товарищ Сталин лично распорядился выделить мне отдельное жилье и обеспечить его охрану и безопасность. Вот такой приятный бонус ко второй звезде Героя и всесоюзной известности, совершенно неожиданно обрушившейся на меня после ряда публикаций в советских газетах об уничтожении пяти с лишним сотен немецких самолетов при попытке химической бомбардировки города Ленина.

Чуть не половину разворота «Правды» занимали фотографии. Показать действительно было что. Утром жителям блокадного Ленинграда открылась феерическая картина. Вся южная окраина города оказалась буквально усеяна обломками немецких бомбардировщиков. На улицах работали бойцы химвойск в защитных костюмах и противогазах, дегазируя зараженные пятна, оставшиеся на местах падения химических бомб. Впрочем, справились они довольно быстро – не так уж много вражеских самолетов смогли сбросить свой груз на город.

Квартира мне досталась в небольшом трехэтажном доме на улице Кирова, буквально в паре минут пешком от особняка, куда с началом войны перебрался генштаб.

– Нравится? – спросил я Лену, осматривая новое жилье.

– Мечта, – тихо ответил подруга. – Примерно так я и представляла себе место, где бы я хотела жить.

– Так в чем проблема? – улыбнулся я, опускаясь на огромный кожаный диван в гостиной и усаживая подругу к себе на колени. – Сейчас я вызову машину, и мы перевезем сюда наши вещи.

– Ты вызовешь машину, и ТЫ перевезешь СВОИ вещи.

– Не понял.

– Лейтенант Серова находится в подчинении подполковника Лебедева и не может самовольно сменить отведенное ей начальством место жительства.

Я внимательно посмотрел на Лену и вспомнил все то, что успел узнать об отношениях между мужчиной и женщиной в Советском Союзе. Все это проходило как-то вскользь по краю моего сознания, откладываясь в нем где-то на дальних полках до лучших времен.

– Прости, я идиот, – покачал я головой и печально усмехнулся, – я должен был сделать это уже давно, но считал, что наши отношения тебя вполне устраивают. Ты ведь никогда не показывала мне, что тебя что-то напрягает.

Лена молча смотрела на меня. Что-либо отвечать она явно не считала нужным. Если умный – сам все поймешь, ну а если дурак, значит, не судьба.

– Выходи за меня замуж, – улыбнулся я и притянул ее к себе. – Я хочу, чтобы ты стала хозяйкой в моем доме. Как тебе такое предложение?

– Прежде чем ответить, я должна тебе кое-что рассказать, – Лена смотрела мимо меня на присыпанные снегом деревья за окном, – К началу наших отношений меня подтолкнули люди Берии. Мне прозрачно намекнули, что рядом с тобой должен находиться проверенный человек, способный вовремя доложить кому следует о любых опасных поворотах в твоем поведении. Отказать им я не смогла… Ты все еще готов повторить свое предложение?

– Не будем поминать всуе товарища Берию. Он просто делает свою работу, как умеет и как он сам ее понимает. Я тебя люблю и еще раз предлагаю тебе стать моей женой. Скажи мне, тогда, в первый раз, ты сама этого хотела?

– Да. Я на тебя еще в Уманском котле обратила внимание. Ты казался необычным, и мне стало интересно. Правда, тогда я со всеми мужчинами предпочитала держать дистанцию. Был у меня крайне неприятный опыт, заставивший быстро повзрослеть и в каждом мужике видеть потенциальную скотину, даже если с виду в нем все замечательно. А тут… В общем, мне про себя все стало ясно, когда я поняла, что не могу уйти с колонной генерала Музыченко и оставить тебя с горсткой бойцов прикрывать наш отход. Но забыть давнюю обиду я все равно тогда была еще не готова. А потом был Днепр, и мне показалось, что я тебя уже никогда не увижу. В общем, когда меня взяли в оборот следователи НКВД, я даже почувствовала какое-то облегчение. Представляешь, ведь теперь оказалось – в глазах Лены вспыхнули веселые огоньки, – что я не просто дура влюбленная, пытающаяся запретный плод сожрать вопреки здравому смыслу, а делаю полезное для Родины дело! Ну а дальше ты сам все знаешь.

– Ну, раз так, то в чем же все-таки проблема?

– Теперь уже ни в чем.

– И?

– Я согласна, но с одним условием. Сейчас мы просто распишемся, а свадьба – после победы.

– Как скажешь. И, кажется, я уже знаю, кого позову свидетелем на регистрацию брака.

* * *

Обещанных двух дней отдыха мне так и не дали. Рано утром я был безжалостно поднят телефонным звонком и вызван в генштаб. Шапошников встретил меня в приподнятом настроении.

– Поздравляю, Петр Иванович, – улыбнулся маршал в ответ на мое приветствие, – Рад, что именно я первым сообщаю вам эту новость. Думаю, она стоит потери заслуженного отпуска. Генерал Гёпнер прислал парламентеров. Немцы в Московском котле приняли наши условия. Вы немедленно выезжаете к товарищу Жукову в качестве представителя генштаба. Будете вместе с Георгием Константиновичем принимать капитуляцию группы армий «Центр». Все же идея с бомбой для Гота и ультиматумом для Гёпнера была именно вашей, как, впрочем, и ее воплощение, так что вы честно заслужили это право.

– Спасибо, Борис Михайлович, эта новость действительно дорогого стоит. Сколько войск мы сможем перебросить под Ленинград в результате ликвидации Московского котла?

– Думаю, не меньше полнокровной армии. Потребуется, конечно, какое-то время на пополнение и переброску частей, но за пару недель мы этот вопрос решим. На Волховский фронт, который будет наносить главный удар в направлении Любани[9], в качестве представителя Ставки отправится товарищ Жуков.

– Борис Михайлович, я могу ознакомиться с планом операции?

– Не просто можете, – усмехнулся маршал, – вы обязаны это сделать. Ставка решила привлечь вас к доработке плана с учетом открывшихся возможностей. Готовьтесь, товарищ генерал-майор. Как только вы вернетесь в Москву, я бы хотел услышать ваши соображения по использованию в операции частей, оснащенных разработанными вами новыми видами оружия.

* * *

Гёпнер держался с достоинством, насколько это было возможно в ситуации, в которой он оказался. Жуков старался быть корректным, хотя скрывать свое удовлетворение происходящим он нужным не считал. В общем, формальности соблюдались тщательно, Гёпнер лично передал Георгию Константиновичу свой «люгер», и договаривающиеся стороны поставили подписи на документе о капитуляции немецких войск в Московском котле.

Немецкого командующего препроводили в автобус вместе с другими генералами его штаба, а Жуков повернулся ко мне.

– Не составите мне компанию на пути в Москву, генерал-майор? – неожиданно предложил он, сделав приглашающий жест в сторону своего автомобиля.

Ездил генерал армии на мощном и удобном вездеходе «Хорьх», одном из автомобилей немецкого посольства, так и оставшихся в гараже после вывоза его сотрудников в Кострому.

– С удовольствием, – кивнул я. Отказываться в таких случаях не принято, да и интересно мне стало, о чем хочет со мной поговорить один из лучших генералов Сталина.

– Гадаете, о чем пойдет речь? – усмехнулся Жуков, когда автомобиль тронулся с места и плавно набрал скорость, покачиваясь на заснеженной дороге.

– Вероятно, о предстоящей операции по прорыву блокады Ленинграда, – предположил я, удобнее устраиваясь на заднем сиденье.

– Не только, хотя и об этом тоже. Для начала хочу сказать вам спасибо за Гёпнера. Я знаю, что меня считают жестким командующим, способным хладнокровно посылать тысячи бойцов на смерть. Те, кто так говорят, безусловно, правы. Настоящий полководец другим быть не может. Да, я могу отдать приказ, который будет означать неизбежную гибель дивизии или даже корпуса, но только в том случае, если это даст возможность победить или избежать поражения армии или фронту. А бессмысленные потери приводят меня в бешенство. Во многом, именно этим я обязан слухам о своем тяжелом характере. Сколько раз я требовал не брать укрепленные пункты в лоб, а применять обходы? Немцы под угрозой окружения оставят позиции сами. Так ведь не доходит! Ни с первого, ни с десятого раза до некоторых не доходит!

Жуков замолчал, глядя на мелькающие за окном засыпанные снегом просторы.

– Ладно, я отвлекся, – уже другим голосом продолжил Жуков, – Вернемся к Гёпнеру. Мы ведь, товарищ Нагулин, уже вовсю вели подготовку к операции по силовой ликвидации Московского котла. Эти замерзающие немцы, как магнит притягивали наши силы, а каждый день промедления давал Гитлеру дополнительные возможности для укрепления обороны в центре и на севере, под Ленинградом. Мы предлагали им сдаться не раз и не два. Ноль! Никакой реакции. В котле сидели два генерала в равных званиях, причем Гот был явно более упертым и верил всем обещаниям Гитлера. Глядя на него, не мог ничего сделать и Гёпнер. В общем, предполагалось рассечь котел на три части и последовательно добить раздробленную группировку. По самым скромным подсчетам, это обошлось бы нам в сто-сто пятьдесят тысяч убитых. А сколько бы мы потеряли техники и расстреляли боеприпасов? После такой победы нам точно не хватило бы сил на рывок к Ленинграду. И тут к маршалу Шапошникову приходит товарищ Нагулин, только что произведенный из подполковников в генерал-майоры, и просит у начальника генерального штаба самолет Пе-2 – одну штуку, бомбу АБОВ-1000 собственной конструкции – одну штуку, и пленного немецкого майора – одну…, э… ну, вы поняли. Потом он лично летит в Московский котел и решает вопрос самым радикальным образом. Одному генерал-полковнику – бомбу, другому – вежливое послание с предупреждением, что если он не проявит благоразумия, ему тоже привезут подарок весом в одну тонну. Просто, как пареная репа, но ведь сработало! А что Гёпнеру оставалось? Гот погиб, Гитлер далеко, а больше в котле ему бояться некого. Ну, кроме бомбы товарища Нагулина, о которой, я полагаю, пленный майор ему в красках рассказал, да и съездить посмотреть на то, что осталось от штаба генерала Гота, Гёпнер наверняка не поленился. И что в итоге? А в итоге товарищ Нагулин сохранил для Ставки как минимум пятнадцать дивизий – почти две армии! Вот за это я и говорю спасибо.

– Мы все делаем одно дело, товарищ генерал армии. Каждый сыграл свою важную роль в этой операции, ведь чтобы Гёпнер согласился на капитуляцию, его нужно было сначала поставить в безвыходное положение, а это общая заслуга.

– Не стройте из себя школьницу-скромницу, генерал-майор, – усмехнулся Жуков, – впрочем, как хотите, дело ваше. Собственно, с лирикой мы закончили, и теперь пора перейти к главному. Мне нужен командир корпуса, которому я смогу доверить направление главного удара. Вы мне подходите, но вы – подчиненный Шапошникова, так что без вашего желания Борис Михайлович вряд ли согласится направить вас в такую командировку.

Предложение прозвучало неожиданно. Становиться общевойсковым командиром я, вообще-то, не собирался, но корпус… Это явный шаг вперед в карьере, подразумевающий в случае успеха возможность получить следующее звание. Корпусами обычно командуют генерал-лейтенанты, не меньше.

С другой стороны, согласиться – значит, пусть и временно, перейти в подчинение Жукова и пока неизвестного командующего армией, в которую будет входить мой корпус. Сам Жуков в качестве прямого начальника – тот еще подарочек, и командарма на направление главного удара он наверняка подберет такого же, как он сам. А мне нужна известная свобода действий в выборе целей для нового оружия, а также места и времени его применения.

Просто взять и отказаться тоже нельзя – Жуков не поймет, а иметь с ним конфликт себе дороже. Значит, нужен какой-то компромисс, вот только какой? А собственно, зачем что-то придумывать, можно ведь сказать, как есть.

– Товарищ генерал армии, возглавить корпус, который получит приказ первым форсировать Волхов и опрокинуть немецкую оборону – большая ответственность. Благодарю, что посчитали меня достойным этой задачи.

– Так я могу сказать Борису Михайловичу, что вы согласны?

– В этом деле есть ряд нюансов, которые необходимо обязательно учесть. Думаю, даже если товарищ Шапошников согласится с этой инициативой, мои обязанности по боевым испытаниям и внедрению в войска новых видов оружия с меня никто не снимет. Это означает, что мой корпус получит от генштаба усиления в виде частей, оснащенных новым оружием. Обычно авиационные соединения, за исключением эскадрилий связи, имеют исключительно армейское подчинение, а в моем случае в состав корпуса войдет смешанный авиаполк полковника Кудрявцева, личный состав которого имеет опыт применения бомб объемного взрыва. Кроме того, на четвертом ремонтно-опытном заводе, наконец-то, довели до ума основанный на этом же принципе 203-миллиметровый снаряд. По моей просьбе товарищ Шапошников доверил боевые испытания новых боеприпасов артполку РГК под командованием полковника Цайтиуни, и этот полк тоже, несомненно, войдет в состав моего корпуса. Туда же попадут полк гвардейских реактивных минометов БМ-13, применивший против Роммеля боеприпасы с термитной боевой частью, и дивизион экспериментальных крылатых ракет К-212.

Жуков меня не перебивал, и даже когда я замолчал, лишь неопределенно повел головой, явно ожидая продолжения.

– Корпус получится, мягко говоря, странным. По возможностям своей артиллерии, да и авиации, он не уступит армии. Мало того, по дальности целей, до которых он сможет дотянуться своим оружием, этот корпус превзойдет не только армию, но и весь фронт. Крылатые ракеты способны доставать противника на дистанциях до четырехсот километров. А теперь представьте, как армейское и фронтовое начальство будет такой корпус использовать. Ни командарм, ни командующий Волховским фронтом с новым оружием не сталкивались и не знают ни его возможностей, ни тактики применения…

– Я вас понял, – кивнул Жуков, – предлагаете дать вашему будущему корпусу статус отдельного?

– Товарищ генерал армии, вы ведь будете представителем Ставки на Волховском фронте. Так почему бы не подчинить новый корпус напрямую вам? Честно скажу, для наиболее эффективного использования нового оружия мне нужна определенная самостоятельность в принятии решений.

– Открытый приказ? – усмехнулся Жуков. – У немцев подобное действительно практикуется. Командиру корпуса ставится задача выйти на такой-то рубеж к такому-то сроку, а дальше он уже сам решает, как это сделать. В Красной армии так не принято. Боевые приказы всегда детализируются, но в вашем случае, я, пожалуй, готов допустить исключение из этого правила.

* * *

Палата военного госпиталя в Дрездене, в которой лежал полковник Рихтенгден, была ему хорошо знакома. В конце лета, казавшегося сейчас чем-то бесконечно далеким, он навещал здесь майора Шлимана, получившего ранение во время охоты за русским стрелком, о котором тогда еще почти ничего не было известно.

Чувствовал себя он уже заметно лучше, но комбинация осколочных ранений и отравления люизитом оказалась изрядной дрянью, и процесс выздоровления шел медленно. Рихтенгдену было невыразимо скучно. Он привык к тому, что его мозг постоянно загружен решением сложных задач со многими неизвестными, а здесь, в госпитале, дни проходили в сплошном однообразии, изредка прерываемом визитами сослуживцев и начальства, приносившими, впрочем, не так много нового.

Вот и сейчас дверь беззвучно открылась, и в палату заглянула медсестра.

– Герр оберст, к вам посетитель. Вам не стоит сильно напрягаться, так что у вас не больше двадцати минут.

– Я помню, Гретта, спасибо, – улыбнулся Рихтенгден, – Пригласите его, пожалуйста.

Медсестра посторонилась, пропуская гостя, и тот быстрым шагом вошел в палату, направившись прямо к койке, на которой лежал полковник.

– Здравствуй, Генрих, как я рад тебя видеть! – улыбаясь, произнес Эрих фон Шлиман, поправляя сбившийся от быстрой ходьбы белый халат.

Рихтенгден не верил своим глазам. Перед ним стоял живой и здоровый друг детства, который никак не мог здесь находиться.

– Эрих! Но как? Тебе удалось бежать из плена?

– Нет, Генрих, русские сами меня отпустили, а генерал-майор Нагулин даже лично доставил меня на своем Пе-2 почти до самого штаба генерал-полковника Гёпнера. Из самолета, правда, пришлось выходить прямо в воздухе, но русский стрелок был столь любезен, что не забыл снабдить меня парашютом.

– Бред какой-то, – тряхнул головой Рихтенгден и поморщился от отдавшейся в ранах боли.

– Я смотрю, ты еще не в лучшей форме, – обеспокоенно произнес Шлиман.

– Это точно, – осторожно кивнул полковник. – Фронт не идет на пользу здоровью, особенно когда в дело идут осколочно-химические снаряды.

– Наслышан, – невесело усмехнулся Шлиман, – тебя сослали к фон Клейсту командовать пехотным батальоном. Как раз на тот участок, куда пришелся русский контрудар. Скажу честно, просто чудо, что ты смог там выжить.

– Да, но на фоне судьбы самого командующего мне еще повезло. Никогда не думал, что получу железный крест, исполняя обязанности пехотного офицера, – усмехнулся Рихтенгден. – Фон Клейст до своей гибели успел составить на меня представление к награде, в категоричной форме заявив, что действия моего батальона и своевременно предоставленная ему информация о масштабах русского контрнаступления спасли первую танковую армию от окружения и разгрома.

– Поздравляю с наградой, хотя, как я вижу, ты не слишком ей рад.

– Чему радоваться, Эрих? Я еще не разучился читать, и то, что я вижу на страницах газет, приводит меня в ужас. И все же, почему русские отпустили тебя, и как ты вырвался из Московского котла?

– Я доставил Гёпнеру пакет от генерала Жукова вместе с информацией о новой русской бомбе, взрыв которой мне продемонстрировали на полигоне. А потом меня вывезли в Рейх одним из последних транспортных самолетов по приказу адмирала Канариса.

– Это была родная сестра той бомбы, от взрыва которой погиб генерал-полковник Гот?

– Да, Генрих, ты все понял правильно. Когда утром Гёпнер узнал все подробности ночного удара по штабу Гота, я уже не сомневался, что Московскому котлу осталось существовать считанные дни.

– И ты ничего не предпринял?

– А что я мог сделать, Генрих? Кто я такой? Бывший пленный, появившийся в штабе Гёпнера при весьма сомнительных обстоятельствах. Я тогда был рад, что меня не расстреляли прямо на месте, а отправили в Германию, чтобы со мной разбирались те, кому это по должности положено.

– И как прошли разбирательства?

– Непросто, – коротко ответил Шлиман, – но и не так плохо, как я опасался. Со мной работал лично Канарис.

– Вот как? – удивленно приподнял бровь Рихтенгден.

– Ты не поверишь, но в его кабинете я застал человека, которого никак не ожидал там встретить – начальника штаба сухопутных сил генерала Гальдера. Они вместе задавали мне вопросы, причем, допросом я бы это не назвал. Скорее, это была беседа.

– И о чем они хотели узнать?

– Обо всем, что я видел в плену. О разговоре с русским стрелком, о бомбе, о смети Гота и реакции Гёпнера на ультиматум. Но знаешь, я вынес из этой беседы одну важную мысль. Кажется, на верху начинают понимать, что эту войну нам не выиграть, во всяком случае, пока мы воюем на два фронта.

– Я понимаю, к чему ты клонишь, но Фюрер никогда не пойдет на сепаратный мир с Англией. Он не простит англичанам бомбардировок городов Рейха.

– Это меня и пугает больше всего. Вспомни Первую мировую. В конце восемнадцатого года наши солдаты еще стояли на земле Франции и Бельгии. Ни один оккупант не ступил на территорию Германии, но война уже была проиграна. Меня не оставляет чувство, что история повторяется.

– Я бы не стал оценивать ситуацию столь мрачно. Силы у нас еще есть. Если и не для решительного наступления, то для прочной обороны точно. Если закрепиться на западном берегу Днепра…

– Ты прав, силы еще есть, но нужно срочно прекращать химическую войну и выстраивать прочную оборону вместо бесплодного распыления ресурсов на операции возмездия.

– Ты о налете на Ленинград?

– Да, но не только. Я все больше убеждаюсь в том, что мы не сможем победить, пока у власти остается Гитлер, – негромко произнес Шлиман. Главное было сказано, и теперь майор внимательно смотрел на друга детства, ожидая его реакции.

– Эти слова ты тоже услышал в беседе с Канарисом и Гальдером? – после секундной паузы спросил полковник.

– Скажем так, впрямую они не звучали, но я умею складывать два и два.

– Что ж, возможно, ты прав. То, что было хорошо в тридцать девятом и сороковом, сейчас ведет нас к гибели, и тот, кто этого не понимает, должен уйти.

– Ты слишком легко согласился, – насторожился Шлиман.

– Посмотри на меня! – неожиданно зашипел Рихтенгден, – Думаешь я не знаю, кто отдал главный приказ, в результате которого я оказался в окопах под русскими химическими снарядами? Да у меня в сто раз больше причин ненавидеть этого ефрейтора, чем у вас всех месте взятых!

* * *

Двух недель, о которых говорил Шапошников, на переброску войск на Волховский фронт не хватило. Никто не ожидал, что капитуляция группы армий «Центр» превратится в столь масштабную гуманитарную операцию, в которой придется задействовать несколько дивизий и массу техники.

Положение, до которого довела немецкие войска русская зима, помноженная на совершенно недостаточное снабжение, оказалось гораздо более катастрофическим, чем предполагала Ставка. Количество обмороженных и умирающих от холода солдат вермахта потребовало от медицинской службы Красной армии чрезвычайного напряжения сил. Да и вообще, с таким количеством пленных у нас столкнулись впервые. По самым скромным предварительным оценкам численность капитулировавшей группировки составила не менее шестисот тысяч человек, значительная часть которых нуждалась в медицинской помощи. Кроме того, всю эту оголодавшую толпу требовалось накормить и где-то разместить. В первые дни уже вывесившим белые флаги, но еще не успевшим сложить оружие немцам даже сбрасывали продукты и медикаменты с самолетов. Добраться до них по земле иногда было непросто – много где требовалась предварительная дегазация местности. Эти действия в итоге сильно упростили процедуру сдачи в плен – инцидентов со стрельбой удалось почти полностью избежать.

Мой корпус постепенно обретал окончательные очертания. Я получил три танковых бригады, две стрелковых дивизии, артиллерийский полк и три отдельных батальона химзащиты. Эти войска мне достались от Жукова, а потом стали подтягиваться и мои персональные усиления. Сначала на аэродром под Тихвином перелетел отдельный смешанный авиаполк Кудрявцева, потом подтянулся Цайтиуни со своими гаубицами, чуть не подпрыгивавший от нетерпения испробовать в деле новенькие снаряды, маркированные тремя концентрическими кругами ядовито-желтого цвета. Ближе к вечеру прибыл полк «Катюш», вытянувшийся вдоль дороги длинной змеей, состоявшей из пусковых установок и многочисленных грузовиков с термитными боеприпасами. Дивизион крылатых ракет находился еще в пути, и его прибытие ожидалось утром вместе с бригадой техников и лично Королевым.

Я стоял на наблюдательном пункте командира стрелковой дивизии, державшей фронт по берегу Волхова. Впереди лежала замерзшая река, на противоположном берегу которой просматривались передовые немецкие окопы. Волхов нам предстояло форсировать по льду. Суровая зима надежно сковала реку и это играло нам на руку.

Жуков торопил командующего Волховским фронтом генерала армии Мерецкова, но тяжелые погодные условия мешали быстрой переброске войск и подготовке наступления. Активность немецкой авиации заметно снизилась – сказывались потери, понесенные первым воздушным флотом люфтваффе при «химическом» налете на Ленинград.

Я настроил вычислитель на постоянный мониторинг соотношения сил сторон, и сегодняшним утром, наконец, получил от него оценку, которую можно было выразить двумя словами: «Пора начинать!»

Жуков как будто услышал эту непроизнесенную фразу, и к вечеру на столе в моем блиндаже уже лежал тот самый «открытый приказ». Мне предписывалось форсировать Волхов и прорвать оборону немцев на всю глубину в полосе шириной не менее двадцати километров с выходом к дороге Чудово – Мясной Бор, перерезать трассу и обеспечить беспрепятственный ввод в бой основных сил второй ударной армии генерал-лейтенанта Клыкова[10].

Впереди, всего в сотне километров, лежал задыхающийся в тисках голода Ленинград, и я видел в глазах большинства бойцов и командиров, уже успевших почувствовать вкус победы, мрачную решимость зубами разорвать сковавшее город кольцо блокады.

Глава 11

Полностью скрыть концентрацию войск и подготовку Волховского фронта к наступлению генералу армии Мерецкову не удалось. Немцы обнаружили, что против них затевается что-то явно нехорошее, и генерал-полковник Георг фон Кюхлер, только что сменивший снятого Гитлером фон Лееба на посту командующего группой армий «Север», развернул активную подготовку к отражению удара Красной армии.

С советской стороны к наступлению готовились шесть армий, самыми сильными из которых были вторая ударная и пятьдесят девятая. С учетом сил, переброшенных с периметра Московского котла, Ставке удалось собрать для операции по прорыву блокады Ленинграда тридцать девять дивизий, из которых две были танковыми и четыре кавалерийскими, а также десять отдельных танковых бригад, ну и мой корпус, подчинявшийся непосредственно представителю Ставки.

Сила собралась немалая. По пехоте мы превосходили противника вдвое, по артиллерии и минометам – в полтора раза. По танкам возник перевес почти втрое – первая танковая армия противника пока так и оставалась западнее Вязьмы, а своих танков у Кюхлера было не так уж много. Оставались проблемы с боеприпасами, но капитуляция немцев в Московском котле позволила перебросить на север запасы, накопленные ранее для операции по ликвидации группировки Гота и Гёпнера.

Противник занимал западный берег Волхова силами восьми пехотных дивизий, большинство из которых входили в восемнадцатую армию вермахта. Еще Кюхлер располагал примерно такими же силами шестнадцатой армии, но они в основном находились южнее озера Ильмень в районе Демянска. У них хватало своих проблем, и вряд ли эти дивизии могли быть задействованы против Волховского фронта.

Естественно, командующий группой армий «Север» не забыл о резервах. Подвижными соединениями он располагал в весьма ограниченном количестве. Четвертую танковую группу Гёпнера Гитлер отобрал еще у фон Лееба и бросил ее в бой под Москвой, где она благополучно и сгинула, так что у Кюхлера остались только две моторизованных дивизии, изрядно потрепанных еще при отходе за Волхов во время декабрьского контрнаступления Красной армии. Еще две пехотных дивизии могли быть при крайней необходимости переброшены из района Пушкина и Красного Села, но сделать это быстро не представлялось возможным.

В общем, немцы, конечно, были уже не те, что бодрым маршем подошли к Ленинграду в начале осени. Группу армий «Север» раздергивали по частям в течение всей битвы за Москву, и теперь надежда немцев опиралась только на большое количество крупнокалиберной артиллерии, собранной здесь для обстрела города, и на все еще сохраняющееся господство в воздухе, уже с ощутимым трудом удерживаемое люфтваффе. В «химическом» налете на город погибли в основном бомбардировщики и ночные истребители. «Мессершмитты» Bf.109 в нем не участвовали и потерь избежали.

Тем не менее, недооценивать противника не стоило. Товарищ Жуков поставил задачу моему корпусу от всей широты своей русской души. Корпусу, даже усиленному, наступать в полосе шириной двадцать километров на хорошо подготовленную оборону противника, мягко говоря, несладко.

Прямо напротив нас оборону занимали сто двадцать шестая и шестьдесят первая пехотные дивизии вермахта. Закопавшись в землю и снег на берегу Волхова, они выстроили свою оборону в три полосы. Широкое и открытое снежно-ледяное пространство реки было все исчерчено пулями. Чего-чего, а пулеметов MG-34 у противника хватало. Все пространство перед вражескими позициями насквозь простреливалось перекрестным огнем и в любую минуту могло быть накрыто залпами артиллерии и минометных батарей, бивших с закрытых позиций.

Атаковать на всем выделенном мне участке я не собирался. Размазывать силы корпуса на двадцать километров фронта казалось мне совершеннейшей глупостью, и вычислитель это мнение полностью разделял.

Генерал-лейтенант Клыков выслушал мой план и неопределенно хмыкнул.

– Генерал-майор, ваш корпус мне не подчиняется, поэтому навязывать вам свои решения я не собираюсь. Мое дело – ввести вторую ударную армию в пробитую вами брешь и развить успех. Если хотите знать мое мнение, план смелый, но трудноосуществимый. У вас слишком мало сил для того, что вы задумали. С другой стороны, тупо лезть на пулеметы сквозь заградительный огонь артиллерии тоже не выход. Тут ведь и до вас уже много раз пытались…

– То, что людей у меня для задуманного мало, я и сам отлично понимаю, поэтому к вам и пришел. Нет, просить у вас бойцов я не собираюсь, мне нужно кое-что другое.

– И что же? – во взгляде командующего армией мелькнула искра интереса.

– Совсем немного. Вам ведь все равно предстоит ждать результатов моего удара, и вперед ваша армия пойдет только когда оборона противника будет прорвана. Так вот, я предлагаю вам двумя передовыми дивизиями занять участок берега Волхова, который сейчас держит мой корпус.

– Хотите высвободить всех людей для ваших ударных групп? – усмехнулся Клыков. – Что ж, разумно. И мне действительно так будет даже удобнее, чем вводить армию в прорыв через боевые порядки заслона, который вы оставите на центральном участке. После вашего удара немцы на наш берег Волхова точно не полезут, но и оголять его полностью тоже нельзя – мало ли что… Хорошо. В этом вопросе я вам помогу. Мои люди займут оставленную вам линию обороны. Что-то еще, Петр Иванович?

– Благодарю. Этого более чем достаточно. Не буду отвлекать вас от дел – завтра у нас будет непростой день.

Ночь в этой войне окончательно стала моим временем. Именно в условиях плохой видимости в наибольшей степени проявлялись преимущества режима дополненной реальности моих имплантов и широкополосных сканирующих систем сателлитов.

В четыре часа ночи я отдал приказ о начале операции. К этому времени мой корпус, разделенный на две примерно равные части, уже занял исходные позиции на флангах выделенного мне участка прорыва. Весь промежуток между ударными группами заполнили бойцы второй ударной армии. Их задача была простой – демонстрировать немцам свое присутствие на нашем берегу реки.

Наносить одновременный удар в двух местах я не стал. Это вызвало бы необходимость разделить усилия артиллерии и авиации на два участка, что неизбежно снижало интенсивность обработки позиций противника снарядами и бомбами.

Первой вступила в бой северная оперативная группа, состоявшая из двух танковых бригад и стрелковой дивизии. Само собой, их атаке предшествовала артиллерийская и авиационная подготовка. Полк «Катюш» накрыл примерно километровый участок полосы обороны шестьдесят первой пехотной дивизии противника термитными снарядами. Почти минуту противоположный берег реки на участке наступления фонтанировал огнем. Стало светло, как днем, и в этом апокалиптическом сиянии с нашего берега в наступление перешла пехота и легкие танки.

Не успел погаснуть всепожирающий химический огонь термита, как над головами атакующих с тяжелым воем пронеслись 203-миллиметровые снаряды тяжелых гаубиц Б-4 артполка Цайтиуни. Эти подарки предназначались для ключевых объектов в ближнем тылу противника – защитных сооружений второй полосы обороны, минометных батарей, позиций легких гаубиц, полевых пунктов боепитания и складов горючего. Работу моих средств усиления поддержал штатный артполк корпуса и артиллерия стрелковых дивизий, добавив немцам проблем залпами 122-миллиметровых гаубиц М-30 и 76-миллиметровых пушек.

Первые несколько минут противоположный берег молчал. Шок от термитного удара и выжигающих воздух объемных взрывов парализовал не сталкивавшихся с подобными средствами поражения немцев. Волна атакующих уже достигла середины реки, когда с флангов начали бить пулеметы. Долго, правда, им стрелять не позволили – артиллеристы полковника Цайтиуни получили от меня новые данные для стрельбы, и очередные двенадцать снарядов легли по обе стороны от пробитой залпом «Катюш» бреши, расширяя безопасную зону для наступающих войск.

Как только красноармейцы достигли противоположного берега, артиллерия перенесла огонь в глубину немецкой обороны, а я выложил на стол еще один козырь, припрятанный в рукаве. Низко над полем боя прошли тридцать бомбардировщиков Пе-2. Я наводил их по радио с земли. Целями «пешек» стали батареи тяжелых гаубиц, получившие панические доклады от пехоты и изготовившиеся к стрельбе по идущим в атаку русским. Этих нужно было вычистить всех – они могли доставить моему корпусу массу проблем. Здесь, на севере, немцы еще не сталкивались с теми проблемами, которых вдосталь нахлебались их камрады под Москвой, и неожиданная точность ночных авиаударов, помноженная на чудовищную разрушительную мощь объемно-детонирующих боеприпасов сделали свое дело – командование шестьдесят первой пехотной дивизии потеряло управление войсками.

Тем временем, полк «Катюш» форсированным маршем двигался вдоль Волхова на юг. В его задачу входила поддержка удара второй оперативной группы, нацеленной на южный фланг участка прорыва. Туда же перенацеливали гаубицы артиллеристы Цайтиуни и перемещал свои орудия приданный корпусу артполк. Вернувшиеся на аэродром бомбардировщики готовились к новому вылету. Две машины они потеряли – немецкие зенитки даже ночью представляли серьезную опасность.

Южная ударная группа перешла в наступление в шесть часов утра, через два часа после северной, и ее прорыв вновь был поддержан всей имеющейся в моем распоряжении артиллерией и авиацией. Сценарий почти без изменений повторился и здесь, только Пе-2 наносили удар уже не по позициям гаубиц, уничтоженным в прошлом вылете, а по опорным пунктам третьей линии обороны, штабам и узлам связи.

К сожалению, пехота в моем корпусе не была моторизованной, и темп наступления во многом сдерживался ее неспешным движением вперед. В ночной темноте высылать вперед танки с десантом на броне казалось мне делом довольно опасным, и я придерживал рвавшихся вперед танкистов, не давая им подставиться и влипнуть в неприятности.

К утру все три полосы обороны немецких дивизий оказались прорваны, и наступил решающий момент всей операции. Именно здесь могла сказаться малая численность войск в моем корпусе. Пробившие фронт ударные группы развернулись навстречу друг другу, громя тылы противника и стремясь замкнуть кольцо вокруг частей шестьдесят первой и сто двадцать шестой пехотных дивизий вермахта, оказавшихся между точками прорыва. При этом стрелковым дивизиям приходилось формировать внешний и внутренний фронты окружения длиной в десятки километров. Конечно, пока концентрация войск противника на внешнем фронте была почти нулевой, за исключением участков у самого берега Волхова, но в том, что немцы скоро подтянут резервы, я ни секунды не сомневался.

Ночной разгром, устроенный бомбардировщиками и артиллеристами полковника Цайтиуни, привел к тому, что в штабе группы армий «Север» не сразу получили исчерпывающую информацию о случившемся, но авиаразведку никто не отменял, и первый же вылет «летающего глаза» развернул перед генерал-полковником Кюхлером всю безрадостную картину прорванной в двух местах обороны.

Вместе с тем Кюхлер не мог не понимать, что совершившие прорыв силы явно недостаточны для масштабного наступления, и если вовремя перебросить на кризисный участок резервы, ситуацию можно исправить. Естественно, резервы не замедлили выдвинуться.

Я понимал, что контрудара двух механизированных дивизии мой корпус не выдержит – слишком сильно он оказался растянут и полностью связан боем с, пусть и сильно потрепанными и почти лишенными управления, но опытными и хорошо вооруженными солдатами пехотных дивизий противника.

Через три часа после рассвета ловушка захлопнулась. Передовые танковые бригады обеих оперативных групп соединились, перерезав в двух местах дрогу Чудово – Мясной Бор, и я немедленно отдал приказ стрелковым дивизиям занять оборону на внешнем фронте, а танковым бригадам с десантом на броне нанести рассекающий удар внутрь замкнувшегося котла с целью выхода на берег Волхова с тыла и окончательного разгрома окруженной пехоты противника.

Я продолжал корректировать огонь артиллерии, благо боеприпасов для моего корпуса командование не пожалело, причем как обычных, так и специальных – термитных и объемно детонирующих. Гаубицы Цайтиуни и «Катюши» перенесли огонь внутрь котла. Вычислитель выделял для меня формирующиеся узлы организованного сопротивления, и они немедленно подавлялись залпами орудий и ударами реактивной артиллерии. Тем не менее, мы не успевали.

Длинные колонны техники двух моторизованных дивизий вермахта растянулись по заснеженным дорогам. В данный момент я мог замедлить их продвижение только авианалетом или ударом крылатыми ракетами. Тратить уникальные ракеты на такую цель было откровенно жалко, но дневной налет Пе-2 на очень хорошо защищенные и прикрытые с воздуха цели был чреват большими потерями.

Я потребовал от вычислителя рассчитать несколько вариантов развития событий, и, подавив тяжелый вздох, протянул руку к телефону. Выбора у меня не осталось.

– Полковник Кудрявцев, – услышал я в трубке знакомый голос.

– Поднимайте полк, Игорь Сергеевич. Весь полк. Цель – колонны моторизованных дивизий противника. Координаты получите после взлета. Вылет через тридцать минут.

– Товарищ генерал-майор, разрешите лично возглавить атаку, – в голосе Кудрявцева появились стальные нотки.

– Разрешаю, полковник. Лететь разрешаю, только возглавить не получится – я лечу с вами. Буду выводить полк на цели.

С Королевым я связался уже в воздухе.

– «Ангара», здесь «Крейсер», изделия готовы?

– «Крейсер», здесь «Ангара», ждем координаты целей. Готовность к пуску десять минут.

Вычислитель развернул перед моими глазами виртуальную карту. Немцы торопились. Районы, из которых выдвигались моторизованные дивизии, находились не так уж далеко друг от друга, и теперь обе колонны двигались по параллельным дорогам северо-западнее Новгорода. Немецкие радиолокаторы и посты ВНОС засекли нас, как только мы пересекли Волхов, и сейчас с аэродромов, расположенных под Лугой и Любанью уже взлетали эскадрильи «мессершмиттов».

Сходу перехватить такую цель, как целый авиаполк, весьма непросто. Лететь на него малыми силами бесполезно, а несколько десятков истребителей нужно еще поднять в воздух, собрать в группу и навести на самолеты противника. Это требует времени, а его-то у немцев как раз сейчас и не было – мы уже легли на курс к цели, и лететь нам оставалось минут десять.

– «Ангара», здесь «Крейсер». Примите координаты целей.

Я распределил ракеты поровну между вражескими колоннами, вот только пуски следовало производить с некоторым сдвигом по времени. Я хотел, чтобы ракетный удар пришелся по немцам непосредственно перед атакой бомбардировщиков. Это могло снизить наши потери от зенитного огня. Трех ракет для дивизии, растянувшейся по дороге на многие километры, конечно, мало, но хоть что-то…

– «Ангара», изделия с первого по третье… Залп!

– «Крейсер», здесь «Ангара», пуск подтверждаю. Изделия уши штатно.

– Чем это вы их, товарищ генерал-майор? – насторожился Кудрявцев.

– Подождите немного, полковник, сейчас все сами увидите.

Времени до появления «мессершмиттов» у нас почти не осталось, но атаковать первую цель без противодействия истребителей противника мы все же успели. Прозрачный морозный воздух обеспечивал отличную видимость, и длинную змею вражеской колонны мы заметили издалека.

Перед самым заходом на цель, когда от остановившихся немецких машин к нашим самолетам уже потянулись трассеры зенитных снарядов, слева-снизу нас обогнали ракеты. Вытянутые силуэты с короткими крыльями необычной треугольной формы и узкими огненными факелами, вырывающимися из закрепленных над фюзеляжами двигателей, демонстрировали впечатляющую скорость, превышающую тысячу километров в час.

Сюрпризом они стали и для наших пилотов, и для немцев. Трассеры зениток заметались в воздухе, пытаясь переключиться на нового противника, но скорость целей была непривычно велика для зенитчиков, да и подлетное время оставляло им мало шансов достичь успеха.

Ракеты были выпущены с расстояния около восьмидесяти километров, что существенно уменьшило отклонение по сравнению с тем, каким оно оказалось бы при стрельбе на максимальную дальность, однако точных попаданий в колонну все же добиться не удалось. Две ракеты ударили достаточно близко, в тридцати-сорока метрах от вражеских машин. Третья отклонилась метров на восемьдесят. Три огненных облака объемных взрывов вывели из строя и подожгли десяток грузовиков, но критического урона немцам они не нанесли. Узкая и длинная цель оказалась слишком неудобной для не блиставших точностью крылатых ракет. Тем не менее, свою главную задачу они выполнили – заход на вражескую колонну мои бомбардировщики осуществили практически в полигонных условиях.

Каждый бомбардировщик нес по две АБОВ-500, но каждый пикировщик сбросил только одну из своих бомб. Три десятка мощных взрывов разорвали длинную змею вытянувшейся вдоль дороги вражеской техники. Вслед за Пе-2 вдоль колонны прошлись истребители, прочесав ее из пулеметов. Впрочем, много боеприпасов пилоты яков и ЛАГГов старались не тратить – им еще предстоял бой с «мессершмтиттами».

Несмотря на внезапный для противника ракетный удар и не успевшее прибыть истребительное прикрытие, мы потеряли два бомбардировщика и истребитель. Плотность огня с земли оказалась высокой, а выучка немецких зенитчиков вызывала невольное уважение.

– Второго захода не будет. Полку выйти из боя, – приказал я Кудрявцеву. – Разворот вправо на восемьдесят.

– Есть!

– «Ангара», здесь «Крейсер». Изделия с четвертого по шестое готовность!

– «Крейсер», здесь «Ангара», есть готовность к пуску.

– Залп!

Бомбардировщиков у нас осталось двадцать четыре. Помимо сбитых машин, несколько Пе-2 получили повреждения и были вынуждены лечь на обратный курс, а впереди нас ждала вторая дивизионная колонна противника, уже прикрытая с воздуха мессерами и куда более опасная.

Bf-109 встретили нас еще на подлете к цели, и истребители Кудрявцева тут же сцепились с ними в «собачьей свалке», пытаясь не пропустить мессеры к идущим в атаку бомбардировщикам. Получилось это так себе. Три Пе-2 вывалились из строя в первую же минуту боя и, оставляя за собой шлейфы дыма и огня, упали на заснеженный лес.

В горячке боя почти незамеченными промелькнули под нами три крылатых ракеты. Следить за тем, куда пришлись попадания, мне было некогда. Мой Пе-3 тоже не остался без внимания мессеров, и мне пришлось вспомнить, что я не просто так занимаю место стрелка.

В свалку мы не лезли – Кудрявцев отлично понимал, что втягивать командира корпуса в непредсказуемый воздушный бой, мягко говоря, не следует, но противник сам нас находил. Силуэт Пе-3 почти не отличался от Пе-2, и немцы видели в нем отбившийся от строя бомбардировщик.

Удар по колонне мы все-таки нанесли. Точность его не шла ни в какое сравнение с первой атакой, когда пилотам Пе-2 почти никто не мешал заходить на цели. Сбросив бомбы, уцелевшие пикировщики разворачивались на восток. Приличная скорость сбросивших свой груз бомбардировщиков позволяла надеяться оторваться от все еще занятых боем с яками и ЛАГГами мессеров.

– Полковник, сворачивайте операцию! – приказал я Кудрявцеву. – Общий отход! Истребителям прикрыть отступление бомбардировщиков.

Полностью уничтожить дивизионные колонны немцев мы не могли в принципе. Все, что было в наших силах, мы сделали – нанесли врагу весьма ощутимые потери и задержали его движение, заставив растаскивать с дороги горящую и искореженную взрывами технику. Эту задачу летчики Кудрявцева решили блестяще, вот только цена оказалась слишком высокой.

Отдать приказ на отход было куда проще, чем его выполнить. Озверевшие мессеры не желали нас отпускать. Немецких пилотов можно было понять – внизу горели многие десятки машин моторизованной дивизии, которую им было приказано защитить, а о потерях колонны, прикрыть которую они не успели, летчики люфтваффе могли только догадываться.

– Полковник, прикажите бомбардировщикам сформировать плотный строй!

Я понимал, что в условиях боя мой приказ, мягко говоря, трудновыполним, но только компактной группе самолетов я мог чем-то помочь, используя свои возможности точной стрельбы на дальних дистанциях.

Наш с полковником Пе-3 немцы тоже все время пытались атаковать, но короткие очереди моего пулемета быстро отбивали у них энтузиазм – вокруг хватало менее сложных целей.

Во время атаки второй колонны мы потеряли семнадцать самолетов, и потери продолжали расти. Некоторые из уцелевших бомбардировщиков пытались выполнить приказ и сформировать строй вокруг командирского Пе-3, но большинство машин находились слишком далеко, и добраться до нас не могли. Боем, насколько это было возможно, управлял полковник Кудрявцев, а я лихорадочно пытался совместить стрельбу из пулемета с выдачей указаний артиллеристам Цайтиуни и приданного моему корпусу артполка. Когда я откровенно переставал успевать отдавать своевременные команды голосом, мне на помощь приходил вычислитель, передавая данные для стрельбы от моего имени. Передача шла на радиостанции артиллеристов прямо со спутников в режиме телеграфа, а мне оставалось только помечать цели движениями зрачков.

Мессеров становилось все больше. Немцы явно получили приказ не дать нам уйти, но до берега Волхова оставалось уже не так далеко, а там, над нашей территорией, расклады были уже совершенно иными.

* * *

Представитель Ставки Верховного Главнокомандования генерал армии Жуков оторвался от стереотрубы и повернулся к генералам, ожидавшим его решения.

– Ждем, – коротко приказал Жуков.

С наблюдательного пункта командира стрелковой дивизии, занимавшей позиции по берегу Волхова, отлично просматривался противоположный берег реки. В немецких окопах царила нездоровая суета. За спинами солдат противника все время рвались снаряды, причем огонь артиллерии постоянно переносился с участка на участок, и при взгляде со стороны было сложно уловить в этих перемещениях какую-то систему.

– Товарищ генерал армии, – решился высказать свое мнение командующий второй ударной армией, – корпус Нагулина прорвал оборону противника еще ночью. Сейчас он ведет бои в тылу у немцев и явно нуждается в помощи, а мы стоим здесь…

– У генерал-майора Нагулина был приказ открыть дорогу вашим войскам, генерал-лейтенант, – жестко ответил Жуков. – А я вижу перед собой неподавленную оборону противника на центральном участке запланированного прорыва и две узких бреши по его краям, в которые невозможно ввести армию.

– В тылу у немцев идет бой…

– Не вижу боя! Вижу только взрывы снарядов в ближнем тылу противника.

В небе над Волховом одна за другой стали появляться темные точки, быстро превратившиеся в десятки самолетов, крутящихся в карусели воздушного боя. Каждую минуту из этого смертельного хоровода вываливались горящие или исходящие дымом машины, которые либо сразу падали на землю, либо пытались уйти подальше от схватки в сторону своего аэродрома.

– Это полк Кудрявцева возвращается с боевого вылета, – немедленно сообщил представитель ВВС при штабе армии. Мессеры их, похоже, здорово прижали.

– Товарищ генерал армии! – обратился к Жукову генерал Клыков, отрываясь от стереотрубы, – Танки! Наши танки! Из танковых бригад корпуса Нагулина!

Жуков занял место у стереотрубы и несколько секунд внимательно вглядывался в противоположный берег. Немцы лихорадочно пытались организовать оборону фронтом на восток, но серьезных противотанковых средств в передовых окопах практически не имелось. Батареи противотанковых пушек располагались дальше от берега и, видимо, уже были уничтожены, а с одними противотанковыми ружьями и ручными гранатами против тяжелых и средних танков много не навоюешь.

– Вот теперь пора! – с удовлетворением в голосе произнес Жуков. – Генерал-лейтенант, отдайте приказ вашей армии о переходе в наступление.

* * *

Преследовать нас за Волховом немцы не стали. Может, опасались прибытия к нам подкрепления, а скорее у них уже просто заканчивался боезапас и топливо. Я облегченно откинулся на спинку сиденья, и вывел в поле зрения виртуальную карту. От авиаполка Кудрявцева остались слезы. Тянуть к аэродрому продолжали двенадцать истребителей, включая наш Пе-3, и семь бомбардировщиков. Почти все самолеты имели боевые повреждения, и совершенно не факт, что удастся обойтись без потерь при посадке.

Внизу под нами лед Волхова чернел коробочками движущейся техники и россыпью точек бегущих к западному берегу красноармейцев второй ударной армии. Бой на берегу практически стих – немцы не выдержали удара с тыла и частью сдались, а частью погибли под гусеницами танков. Полоса прорыва была очищена от немецких войск – корпус полностью выполнил поставленную командованием задачу.

Кстати, в последние дни немцы применяли очень мало химических снарядов. То ли запасы подошли к концу, то ли опять какую-то гадость готовят в другом месте…

Внезапно мои размышления были грубо прерваны резким сигналом, звук которого я уже почти успел забыть. Тройной писк, переданный напрямую на слуховой нерв, означал, что мне поступило текстовое сообщение по командной сети.

Полковник Кудрявцев уже совершал заход на посадку, а я, забыв обо всем, отдал приказ вычислителю открыть сообщение.

«Лейтенанту Ирсу.

Сообщение сгенерировано искусственным интеллектом центрального вычислителя Лунной базы.

Лейтенант Ирс, автоматический ремонтный комплекс завершил работы по восстановлению основного модуля центрального вычислителя Лунной базы. После перезагрузки ИИ базы провел оценку понесенных личным составом потерь и полученных базой повреждений. По ее результатам в соответствии с Уставом вооруженных сил Шестой Республики, научно-техническими регламентами и пакетом управляющих инструкций вычислителем было сгенерировано данное сообщение.

В данный момент Вы являетесь единственным выжившим офицером из состава научного и военного контингента базы. В соответствии с пунктом семнадцать точка пять Положения о полномочиях сотрудников базы Ваше звание и уровень допуска к секретной информации не позволяют Вам занять пост командующего военным контингентом базы. В соответствии с пунктом семнадцать точка шесть указанной инструкции Ваш статус не позволяет Вам занять пост руководителя научной части базы.

В данных обстоятельствах инструкция предписывает в течение двухсот стандартных суток ожидать прибытия помощи или выхода на связь офицеров более высокого ранга. В настоящее время с момента атаки на базу прошло двести пять стандартных суток, и в силу вступил пункт четырнадцать «О нештатных ситуациях» приложения к Военно-техническому Регламенту. В соответствии с данным пунктом временные полномочия командующего военным контингентом и руководителя научной части Лунной базы передаются старшему по званию офицеру или научному сотруднику с наивысшим статусом из числа выживших и сохранивших дееспособность вне зависимости от его звания и уровня допуска.

Лейтенант Ирс, с момента подтверждения получения Вами данного сообщения Вы временно наделяетесь полномочиями командующего Лунной базой. Ваши полномочия будут немедленно прекращены в случае появления на базе или в зоне досягаемости ее систем связи офицера или научного сотрудника, удовлетворяющего критериям пунктов семнадцать точка пять и семнадцать точка шесть Положения».

Пе-3, подпрыгивая, покатился по утрамбованному снегу, а я все еще всматривался в текст сообщения, внимательно перечитывая его еще и еще раз. Наконец, я вернулся в реальность и, отключив переговорное устройство, негромко произнес на родном языке:

– Центральный вычислитель, на связь!

– ИИ Лунной базы на связи, господин командующий, – прошелестел в голове бесстрастный голос.

– Мне нужен полный тест оборудования и коды доступа к системам управления базой и исследовательской инфраструктурой на планете.

– Тест запущен, господин командующий. Ориентировочное время выполнения – восемь минут. Полный пакет кодов доступа загружен в ваш имплант.

Конец четвертой книги.

Санкт-Петербург, апрель-май 2020 года.

Сноски

1

В реальной истории Германия объявила войну Соединенным Штатам Америки 11 декабря 1941 года – практически сразу после нападения Японии на Перл-Харбор и высадки японских войск на Филиппинах. В реальности книги вермахт оказался в гораздо более тяжелой ситуации на Восточном фронте, и Гитлер воздержался от столь опрометчивого шага.

2

После внезапного нападения Японии на США Рузвельт действительно обращался к Сталину с просьбой помочь в борьбе с японским агрессором. Первая беседа президента США с послом СССР состоялась в Вашингтоне на следующий день после удара японцев по Перл-Харбору. Рузвельт хотел, чтобы СССР предоставил США возможность наносить с территории Советского Союза авиаудары по японской метрополии. Однако это означало бы нарушение пакта о нейтралитете, подписанного в апреле 1941 года между Советским Союзом и Японией и неизбежно привело бы к состоянию войны между СССР и Японией. Сталин был вынужден отказать Рузвельту, ссылаясь на вышеуказанный пакт и на то, что СССР в настоящее время ведет тяжелую войну с Германией, которая требует сосредоточения всех сил и средств. Получив отрицательный ответ, Рузвельт заявил послу СССР, что сожалеет о таком решении, но на месте Советского Союза поступил бы так же.

3

В реальной истории в ходе Тихвинской стратегической наступательной операции, длившейся до конца декабря 1941 года, Кириши взять не удалось, а Киришский плацдарм на восточном берегу Волхова удерживался немцами еще почти два года и являлся серьезной угрозой для Красной армии ввиду возможности возобновления немецкого наступления в сторону реки Свирь для соединения с финскими войсками.

4

Ростов-на-Дону и в реальной истории был освобожден в ходе Ростовской наступательной операции, проводившейся Красной армией с 17 ноября по 2 декабря 1941 года, а вот Таганрог советским войскам взять не удалось, хотя такая задача перед наступающими армиями ставилась. В результате Таганрог был освобожден только в августе 1943 года после двух лет оккупации.

5

Керченско-Феодосийская десантная операция в реальной истории началась 26 декабря 1941 года. Оборонявшие Керченский полуостров немецкая пехотная дивизия и румынский полк смогли избежать окружения и организованно отступить. Несмотря на удачное начало, в дальнейшем высадившиеся советские войска потерпели тяжелое поражение. Красная армия понесла большие потери и была вынуждена вновь оставить Керченский полуостров. Остатки войск Крымского фронта (10-13 тысяч бойцов) отступили в Аджимушкайские каменоломни, где продолжали сопротивление до конца октября 1942 года. В реальности книги десант в Керчи и Феодосии был высажен на две недели раньше ввиду более благоприятной обстановки, сложившейся из-за окружения группы армий «Центр» под Москвой и ослабления группировки вермахта в Крыму за счет переброски немцами части сил на пополнение танковой группы Клейста.

6

Реактивные снаряды в термитном снаряжении действительно применялись Красной армией, однако в реальной истории они были использованы только в 1942 году при обороне Сталинграда. Четвертый гвардейский минометный полк «Катюш», находившийся в прямом подчинении командарма шестьдесят второй армии Чуйкова, применял снаряды в модификации «КАТ» (термитные). Есть неподтвержденная гипотеза, что именно использование этих снарядов привело к появлению названия «Катюша», однако существуют и другие версии. Применение термитных боеприпасов было признано весьма эффективным и оказало сильное деморализующее действие на противника. Существует заслуживающая внимания информация о том, что руководство германии после Сталинградской битвы обратилось к Сталину через посольства третьих стран с ультиматумом, предупредив, что если Красная армия не прекратит использование термитных снарядов, вермахт начнет применение на Восточном фронте химического оружия. Стопроцентного подтверждения этой версии нет, но после Сталинграда Красная армия действительно больше не использовала термитные снаряды.

7

Смерть Франклина Делано Рузвельта до сих пор вызывает у историков массу вопросов. Официально считается, что он скончался 12 апреля 1945 года от кровоизлияния в мозг, однако бесспорной в этом утверждении остается только дата, но не причина смерти. Весьма настораживающим фактом, сопровождавшим смерть Рузвельта, было практически мгновенное и радикальное изменение политики США в отношении Советского Союза. Скоропостижная смерть Рузвельта и его поспешные похороны без проведения вскрытия вызвали ряд закономерных вопросов у членов его семьи, однако Трумэн, являвшийся вице-президентом США и занявший после смерти Рузвельта президентский пост, отказал в эксгумации тела президента для проведения необходимых экспертиз. Сменивший Трумэна на посту президента Дуайт Эйзенхауэр также отказал семье президента в этой просьбе, а потом аналогично поступил и Джон Кеннеди. Последнему приписывают слова: «Допустим, мы проведем эксгумацию, допустим, мы найдем следы яда. Великого президента Америки это не вернет к жизни, а что подумают в мире о стране, где президентов травят, как крыс?». Франклин Рузвельт скончался (или был убит?) в самом конце Второй мировой войны, однако при иных обстоятельствах все могло произойти совершенно иначе и гораздо раньше…

8

Болгария во время Второй мировой войны была союзницей Германии, но с СССР она не воевала и даже не разрывала дипломатических отношений. Несмотря на то, что 13 декабря 1941 года Болгария объявила войну США и Великобритании, воевать с Советским Союзом болгарский царь Борис III упорно не желал и все попытки Гитлера склонить его к войне с СССР умудрялся игнорировать. Всю войну в Болгарии работал советский посол, и только 5 сентября 1944 года СССР сам объявил войну Болгарии, как союзнице фашистской Германии. Правда, длилась эта война всего четыре дня – до 9 сентября, после чего в стране произошел государственный переворот, и уже новое правительство во главе с Кимоном Георгиевым объявило войну Германии, и болгарская армия приняла участие в боях с немецкими войсками.

9

Любанская наступательная операция в реальной истории началась 7 января 1942 года. По плану Ставки она должна была привести к прорыву и полному снятию блокады Ленинграда, однако несмотря на некоторый успех, достигнутый второй ударной армией, остальные армии Волховского фронта продвинутся вперед почти не смогли. В результате вторая ударная, вырвавшаяся вперед по узкому коридору, была окружена и разгромлена в ходе немецкого контрудара. Попытки спасти армию привели лишь к частичному успеху. Кольцо окружения несколько раз удавалось пробить, но коридоры для эвакуации окруженных бойцов были настолько узкими, что отступающие красноармейцы несли колоссальные потери. Попытки выхода из окружения продолжались до конца июня. За весь период вырваться из котла смогли от 13 до 16 тысяч человек. Около 30 тысяч попали в плен. Потери убитыми составили 95 тысяч человек. Тем не менее, действия Волховского фронта в течение длительного времени приковывали к себе пятнадцать немецких дивизий, которые в ином случае могли быть использованы для решительного штурма Ленинграда, с отражением которого защитники осажденного города могли не справиться.

10

Вторая ударная армия обычно ассоциируется с именем печально известного генерала Власова, однако в реальной истории Власов вступил в командование этой армией только 16 апреля 1942 года, сменив на этом посту освобожденного от должности по болезни генерал-лейтенанта Клыкова Николая Кузьмича. После окружения и разгрома второй ударной армии и пленения генерала Власова генерал-лейтенант Клыков в конце июля был отозван с лечения и вновь назначен на пост командующего второй ударной армией с задачей ее восстановления и переформирования, а уже в августе-сентября 1942 года командовал действиями армии в ходе Синявинской наступательной операции.


home | my bookshelf | | Асимметричный ответ |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 13
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу