Book: Садовник



Садовник

Василий Гавриленко

Садовник

1


С момента трагической гибели в бурных водах Рейхенбахского водопада моего дорогого друга Шерлока Холмса минуло шестнадцать лет. Это было время потерь для меня. 4 мая 1896 года (как раз на пятую годовщину смерти Холмса), скончалась миссис Хадсон. Сердце бедной старушки не выдержало горя, ведь она любила моего гениального друга как сына. Перед смертью добрейшая женщина написала завещание, передав мне квартиру по адресу Бейкер-стрит 221Б.

Пятью годами позднее меня ждал еще один страшный удар: от туберкулеза умерла моя незабвенная жена Мэри.

Образы покойников преследовали меня, особенно образ Шерлока Холмса. Мой бедный друг чудился мне в самых разных местах квартиры на Бейкер-стрит. Порой я просыпался от звуков скрипки Холмса, и тут же с огромным разочарованием понимал, что это скрипит за окном тележка развозчика рыбы.

Моим излюбленным делом стало лежать, глядя в потолок и думая о том, что сказал бы Холмс о современном мире, который разительно изменился. Место омнибусов и конки заняли автобусы и трамваи, вместо кэбов по улицам Лондона заскользили автомобили, а в недрах столицы загрохотало метро.

Огромные изменения произошли и в общественной, и в политической жизни. В 1901 году, едва разменяв девятый десяток, умерла королева Виктория, и с ее смертью завершилась целая эпоха; принц Эдвард взошел на престол; суфражистки Новой Зеландии и Австралии добились избирательного права для женщин; Трансвааль и Оранжевое государство выступили против британского сюзеренитета и были разбиты нашими доблестными солдатами, несмотря на яростные протесты либералов в парламенте.

Япония нанесла русским чудовищное поражение из-за чего в России произошла революция: все эти жутковатые mouzhik и kossak пытались свергнуть своего царя. В наших газетах очень много писали об этом, не в последнюю очередь потому, что император Николай как две капли воды похож на принца Георга.

Я неоднократно пытался представить, как отреагировал бы мой друг на то или иное событие, его аффективный голос с неподражаемой иронической интонацией постоянно звучал у меня в голове.

Как врач я понимал, что схожу с ума, что все это кончится для меня либо самоубийством, либо домом для душевнобольных.

Три жестоких удара судьбы – смерти Холмса, Мэри и миссис Хадсон – несомненно, добили бы меня, если бы не она. Моя единственная отрада, удержавшая меня от неизбежного погружения в зловещую пасть безумия. Моя дочь, моя Аделаида.

Помню, как в минуту отчаяния, глядя на кресло, в котором, кажется, еще совсем недавно сидел, покуривая трубку, мой друг, я словно бы провалился в некий потусторонний, совершенно чудовищный мир.

– Папочка!

Лишь тонкий детский голосок возвратил меня к реальности. Очнувшись, я увидел Аделаиду. Ее тонкая, бледная ручонка держала меня за руку, до белизны в костяшках пальцев сжимающую револьвер. Я отбросил оружие и, подхватив на руки свою дочь, крепко обнял ее, едва-едва сдерживая рыдания.

После этого случая мне стало легче. Нет, Холмс не исчез из моей жизни и моих мыслей, но он стал чем-то вроде воображаемого друга, подобного тому, что придумывает себе одинокий ребенок. Разумеется, я не общался с Холмсом (уж поверьте, я не сошел с ума!), просто пытался представить, как поступил бы Шерлок в той или иной ситуации. Кроме того, читая криминальную хронику в газетах, я пытался использовать дедукцию, но без большого успеха.

Спрятав револьвер в сейф Холмса, я полностью посвятил себя воспитанию дочери. Частную практику мне пришлось оставить, так как я не мог врачевать людей, не будучи твердо уверенным в своем собственном, прежде всего, душевном, здоровье. Кроме того, мы с Аделаидой могли не беспокоиться о деньгах по двум причинам: во первых, мои рассказы, к моему немалому изумлению, стали чрезвычайно популярны и отлично продавались не только в Королевстве, но и во многих странах мира; во-вторых, мой бесценный друг оставил завещание, согласно которому мне досталась внушительная сумма. Я знал, что эти деньги Холмс копил на свою заветную мечту – медовую пасеку в Суссексе, поэтому нетрудно представить, как сжалось мое сердце, когда нотариус озвучил последнюю волю моего безвременно погибшего друга.

Аделаида росла невероятно умной и красивой девочкой, но больше всего я поражался живости ее характера. Моя дочь интересовалась всем на свете, начиная от модных тенденций и заканчивая фантастическими сочинениями господина Г. Уэллса. Однако сильнее всего ее интересовал Шерлок Холмс. Девочка прочла от корки до корки мои скромные сочинения о великом сыщике, другом которого мне посчастливилось быть. По вечерам мы любили посидеть в креслах у камина. Я рассказывал Аделаиде о Холмсе, она слушала, не перебивая, и всполохи огня озаряли ее милое лицо.

В 1907 году моей дочери исполнилось шестнадцать лет – Мэри сообщила мне о своей беременности через месяц после гибели Холмса. Думаю, только эта радостная новость позволила мне пережить потерю. К своему шестнадцатилетию Аделаида вполне сносно владела французским языком и писала сочинения по английской литературе гораздо лучше, чем я. Столь значительного прогресса в обучении моей дочери мне помогла добиться гувернантка, мисс Джоан Остин.

Эта чудесная двадцатипятилетняя девушка появилась на Бейкер-стрит относительно недавно – около года назад. Я был вынужден нанять гувернантку из-за того, что почувствовал: воспитывать девочку 7-8 лет и юную леди пятнадцати лет – это отнюдь не одно и то же. Аделаида стала независимой, самостоятельной, и мне все труднее становилось убедить ее делать уроки. Отправлять дочь в пансион я не хотел, так как был наслышан о драконовских порядках, царящих в подобных заведениях. Мисс Остин быстро решила мое педагогическое затруднение: она нашла подход к моей дочери, став ей настоящей подругой, а также откорректировала домашнее обучение таким образом, что Аделаида начала быстро накапливать знания, столь важные для женщины в новом, двадцатом, столетии.

Мисс Остин расположилась в комнате миссис Хадсон, Аделаида занимала мою комнату, а я переселился в комнату Холмса, в которой, кстати, за все эти годы практически ничего не изменилось. Я строго следил за тем, чтобы все вещи моего друга оставались на своих местах, так как был уверен, что рано или поздно квартира 221Б по Бейкер-стрит станет музеем Холмса.

А пока эта квартира – мой дом, дом моей дочери и мисс Остин. Аделаида и Джоан вернули жизнь на Бейкер-стрит, но все же даже их усилий оказалось недостаточно для того, чтобы полностью заставить меня смириться с миром, в котором нет Шерлока Холмса.

Увы, я пристрастился к морфию. Вы не представляете, как горько, как стыдно мне признаваться в этой пагубной слабости, за которую я столь нещадно критиковал моего друга. Как врач я прекрасно осознавал, к чему в конце концов приведет меня морфиновая зависимость, но по другому одолеть депрессию, обрушившуюся на меня после смерти самых близких мне людей, я не смог.

Я часто думаю, кем я был, и кем я стал после смерти Холмса. Порой мне кажется: тот Ватсон, что много лет назад впервые вошел в эту квартиру, – это не я, а кто-то другой, совершенно мне не знакомый. Откуда во мне эта злость, это разочарование в людях? Ответ мне известен, но радости этот факт не прибавляет. Все дело в том, что у меня отняли почти все, что я любил.

2


Мисс Остин пообещала Аделаиде воскресную прогулку у Букингемского дворца. После завтрака они ушли, а я, присев в кресло у камина, принялся закатывать рукав для очередной инъекции.

Когда в дверь позвонили, я вздрогнул. Посетители стали редкостью на Бейкер-стрит, тем более, в воскресенье. Спрятав в несессер шприц, жгут и коробочку с ампулами, я поднялся и направился к двери.

Человек, стоящий на пороге, был мне смутно знаком. Это был невысокий, седовласый мужчина в приличном пальто и шляпе-котелке.

– Здравствуйте, доктор, – сказал он, и я сразу же узнал посетителя.

– Инспектор Лестрейд, – тщетно пытаясь придать голосу хотя бы оттенок приветливости, протянул я. – Какими судьбами?

– Могу я войти, сэр? – Лестрейд, как мне показалось, воровато, оглянулся.

Я пожал плечами, отодвигаясь и пропуская гостя в дом. Особого желания видеть этого человека, и, тем более, беседовать с ним, у меня не было. Я прекрасно помнил, сколько неприятностей горе-инспектор причинил Холмсу.

– О, а здесь почти ничего не изменилось! – воскликнул Лестрейд, осматриваясь.

– Прошу.

Я указал гостю на небольшой стульчик, на котором обычно сидела Аделаида. Клянусь, если бы Лестрейд проигнорировал мой жест и сел в кресло Холмса, я бы немедленно прогнал его.

– Благодарю. – инспектор присел на стул.

– Так чем обязан, сэр? – сухо спросил я. – Признаться, я не ожидал вас увидеть.

Инспектор задумчиво мял шляпу в руках. Годы добавили ему определенной благообразности, он стал похож на университетского профессора или что-то в этом духе.

– Как быстро бежит время, доктор. Кажется, еще вчера я заходил сюда к вам, к мистеру Холмсу… Сколько же лет прошло?

Он вздохнул. Я молчал, не слишком приветливо глядя на неожиданного гостя.

– Да, время, время, – он снова вздохнул. – Но я пришел к вам по делу, доктор.

Я взмахнул рукой, приглашая его поскорее переходить к сути.

– Вы были другом Холмса, и, несомненно, многому у него научились…

– Едва ли, инспектор.

– О, не скромничайте, сэр! Помнится, мистер Холмс весьма лестно отзывался о ваших интеллектуальных способностях.

– Давайте не будем говорить обо мне и Холмсе, – перебил я. – Что привело вас на Бейкер-стрит, Лестрейд?

– Да-да, вы правы, не будем ходить вокруг да около. Мистер Ватсон, помните ли вы историю Джека Потрошителя?

– Как такое можно забыть? – я пожал плечами. – Неужели вы, наконец, выяснили, кто это был?

– Несомненно, – кивнул Лестрейд. – Скотленд-Ярд вполне достоверно установил, что никакого Джека Потрошителя не существовало в природе. Напрасно вы улыбаетесь, доктор. Джек Потрошитель – сие есть плод воображения, рожденный прессой и взращенный охочей до острых ощущений толпой. Несколько убийств, имеющих лишь отдаленные сходства, журналисты, алчные до сенсаций, приписали ими же придуманному зловещему убийце. Предположим, зарежет пьяный кэбмен свою подругу в подворотне – тут же писака строчит статейку о Джеке Потрошителе. Сами понимаете, больше шума, больше продаж.

– Интересная теория, – признал я.

– Это не теория, – инспектор взмахнул рукой, словно отгонял от лица муху. – Это факт. Но факт неудобный прессе, поэтому и дальше будут писать про Джека Потрошителя. И алчность журналистов породила серьезную проблему.

– Какую же? – заинтересовался я.

– Подражателя, – глухим и, как мне показалось, зловещим голосом, отозвался Лестрейд.

– Некто опять убивает проституток в Лондоне?

– Не совсем. Подражатель Джека, очевидно, птица более высокого полета. Его жертвы – молодые девушки из хороших семей в возрасте 16-18 лет.

Что-то сжалось у меня внутри, а в голове возник образ смеющейся Аделаиды.

– Жертвы? – глухо спросил я. – И сколько же их?

– Пока две. Одна мертва, другая бесследно исчезла, но я уверен, что скоро мы найдем ее тело.

– Но я не припоминаю, что читал об этом в прессе.

– Мы учли опыт напрасной погони за Джеком Потрошителем, который, несомненно, был не более чем фантомом. Пресса, конечно, знает об убийстве и исчезновении, но ничего не знает о письме.

– Письмо, инспектор?

Лестрейд вытащил из нагрудного кармана своего пальто сложенный вчетверо листок, протянул мне.

Я прочел следующее:


Пять нежнейших цветков распустились в саду.

Беатрис, Ирэн, Розамунд, Эмбер…

И еще одна, имя чье – табу.

Пока ветер злой не сорвал лепестки

С моих милых цветов,

Я цветы сорву.

Беатрис, Ирэн, Розамунд, Эмбер…

И еще одну, имя чье – табу.

– Какой-то символистский бред, – я пожал плечами, возвращая листок. – И ужасно плохо написано. Ни рифм, ни смысла. Какое отношение это имеет к …

Я осекся, выпучив глаза.

– Черт возьми, Лестрейд! Неужели убитую девушку звали Беатрис?

– Вы поразительно догадливы, мистер Ватсон, – едко отозвался Лестрейд. – Именно так, убитая девушка – Беатрис Пройслер, похищенная – Ирэн Вулф. Беатрис было 16 лет, Ирэн – 18.

– Иисус! – вырвалось у меня. – Каким же надо быть негодяем, чтобы убивать столь юных и беззащитных созданий?

Лестрейд смотрел на меня, не мигая. Его лицо было сурово и печально.

– Знали бы вы, доктор, как именно убили Беатрис. Я повидал немало на своем веку, но такого я не видел никогда. Садовник – сущий зверь, и мы должны его остановить.

– Садовник?

– О, это не более чем прозвище, которое дали этому субъекту в полиции. Пока мы ничего не знаем о его профессии. Мы вообще ничего о нем не знаем.

Я смотрел на Лестрейда, но не видел его. Перед глазами стоял Холмс, задумчиво потирающий подбородок.

– Как жаль, что его нет с нами.

– Что вы сказали, Лестрейд?

– Я сказал, как жаль, что с нами нет вашего друга мистера Холмса. Но зато есть вы, сэр. Скотленд-Ярд просит вас помочь нам в этом деле. Давайте вместе остановим Садовника, мистер Ватсон.

Я удивленно уставился на Лестрейда.

– Инспектор, я не сыщик, я военный врач в отставке.

Лестрейд поморщился.

– У вас ведь есть дочь, мистер Ватсон? Сколько ей?

– Шестнадцать, но…

– У меня тоже есть дочь, доктор. Ей семнадцать. Мать несчастной Беатрис Пройслер находится сейчас в больнице с тяжелейшим припадком, а отец Ирэн Вулф поседел на моих глазах.

– Дайте письмо, – перебил я.

Я снова взял в руки листок бумаги. Обычная писчая бумага по 2 пенса упаковка. Такую используют все, начиная от репортеров и заканчивая привокзальными старухами, заворачивающими в такую бумагу пирожки и селедку. Ватермарка, разумеется, отсутствует.

Лист чистый, аккуратный. Буквы мелкие, наклон легкий, в левую сторону, строчки ровные, без отклонений по горизонтали вверх или вниз, нажим сильный, буквы находятся на одинаковом расстоянии друг от друга, почерк разборчивый, почти каллиграфический.

Я понюхал листок. Запах, определенно, присутствует, но очень тонкий, слабый.

Отвлекшись от изучения письма Садовника, я взглянул на Лестрейда. Тот с интересом смотрел на меня.

– Как же вы сейчас похожи были на мистера Холмса. Только лупы вам не хватает.

– А с каких пор вы стали столь уважительно относиться к Холмсу, инспектор? Помнится, вы его терпеть не могли.

– Время, дорогой доктор, время. – ответил Лестрейд.

Я еще раз перечитал послание.

«И еще одну, имя чье – табу».

Как же ее имя, этой пятой девушки? И почему ее имя – табу, тогда как имена остальных жертв Садовник назвал?

– Могу я оставить письмо у себя?

Лестрейд замялся.

– Я не смогу вести расследование без доступа к уликам, инспектор. Я ведь не Холмс с его фотографической памятью.

– Хорошо, берите.

Я сложил листок и спрятал письмо во внутренний карман жилетки.

– Как давно исчезла Ирэн Вулф?

– Два дня назад, доктор. Пошла в магазин мод в самом центре Лондона и не вернулась. Кстати, эта несчастная девочка, Беатрис Пройслер, была найдена мертвой ровно на третий день после ее исчезновения.

– Значит, у нас есть меньше суток, чтобы спасти Ирэн, – сказал я, вставая, и протягивая руку к пальто. – Идемте, инспектор.

Внезапно дверь нашей квартиры распахнулась и в гостиную ворвался запах роз. Свежие, невероятно красивые Аделаида и мисс Остин появились на пороге. Разгоряченные лица сияют улыбками.

– Папа, мы вернулись! – чистый голос Аделаиды наполнил гостиную.

Дамы с удивлением воззрились на Лестрейда.

– Аделаида, мисс Остин, перед вами доблестный детектив Грег Лестрейд из Скотленд-Ярда, – не сумев полностью избавить голос от иронии, отрекомендовал я.

– Лестрейд? – воскликнула Аделаида. – Не являетесь ли вы отцом Барбары Лестрейд, сэр?

– Являюсь, юная леди, – с улыбкой ответил старый служака.

– Ты знакома с дочерью инспектора? – удивился я.

– Да, папа, представь себе! Мы познакомились еще зимой, в библиотеке. Она чудесная, чудесная! Передавайте ей привет, инспектор.

– Непременно передам, юная леди.

– Однако, нам с детективом пора идти. Мисс Остин, я очень на вас рассчитываю.

– Я не подведу, мистер Ватсон, – улыбнулась Джоан.

– Папочка, а вы куда?

Я в некотором замешательстве взглянул на Лестрейда.

– Доктор пообещал помочь полиции с одним сложным делом, – бесхитростно сказал детектив.

– Неужели? – усмехнулась Аделаида. – А кто-то говорил мне, что слава Шерлока Холмса его никогда не прельщала.

Все засмеялись, а мне, признаюсь, стало неловко.



3


Мы ехали в сторону Уайтхолла на полицейском автомобиле. Лестрейд расположился на заднем сидении рядом со мной. Правил машиной водитель в фуражке, его бритый затылок подпрыгивал на каждом ухабе лондонских дорог.

Лондон разительно изменился с момента гибели Холмса, но одно осталось неизменным – густой туман все также окутывает этот странный город. Все также из тумана появляются сумрачные фигуры, несущие смертельную опасность для поздних прохожих и беспечных гуляк, все также находят в темных переулках и в грязных водах Темзы изуродованные трупы.

Все также сияющее богатство соседствует с зияющей бедностью. Все также в Уайтчепеле работают бордели, в Сохо иммигранты дерутся с работягами, в Джейкобс Айленде диккенсовские оливеры твисты просят подаяние, а в Доклендсе пьют ром и горланят песни матросы.

Технический прогресс, экономический рост, автоматизация производства не очистили улицы от головорезов, грабителей, насильников и маньяков. А тот человек, что невероятно эффективно выполнял эту тяжелейшую работу, погиб в швейцарской глуши.

Этому городу, определенно, нужен герой. Эти люди, – несчастные девушки, брошенные на панель самой жизнью, работяги, вкалывающие до исступления, чтобы прокормить свои семьи, дети, просящие подаяние, – все они ждут героя. Шерлока Холмса. Но его нет, и никогда больше не будет.

– Скотленд-Ярд, Ватсон, – голос Лестрейда прервал мои не самые веселые размышления.

Я открыл дверцу и вылез из машины.

В здании полицейского управления, как и раньше, пахло плохим кофе и сладкими пончиками.

– Морг направо, Ватсон.

– Я помню.

Незнакомый мне патологоанатом, жилистый и высокий, мрачно кивнул нам с Лестрейдом.

– Девочку пришли посмотреть?

– Верно, Том. Познакомься, это – доктор Ватсон.

Лицо Тома вытянулось.

– Наслышан, сэр. Рад видеть, сэр. И очень жаль, что ваш друг…

– Да-да, – нетерпеливо перебил я. – Покажите тело, Том, нам не стоит терять времени: каждая минута играет против Ирэн Вулф.

Том откинул простыню и я увидел Беатрис Пройслер, вернее, то, что от нее осталось. Если бы не многолетняя врачебная практика, неизбежно лишающая человека брезгливости, мне бы наверняка стало худо. Садовник расчленил тело несчастной девочки, отделил от туловища руки, ноги, голову. Руки и ноги также были разделены по локтевым и коленным суставам.

– Шестнадцать лет, – глухо проговорил Лестрейд.

Я наклонился и внимательно осмотрел срезы.

– Что думаете по поводу срезов, Том?

– Работа дилетанта, если уместно будет использовать такое слово, сэр, – с готовностью отозвался Том. – Края ран неровные, в некоторых местах нож глубоко вонзился в кость.

– Вы считаете, убийца орудовал ножом?

– Да, на скальпель не похоже, на пилу тоже. Нож, сэр.

– Девочка была изнасилована?

– Нет, сэр, девственная плева цела. Но…

– Но, Том?

– Садовник отрезал ей язык. И, судя по тому, как запеклась кровь, он сделал это, когда девочка еще была жива.

Признаться, мне потребовалось некоторое время, чтобы вновь обрести дар речи.

– Язык нашли?

– Нет, доктор, – отозвался Лестрейд. – Языка на месте не было. Да и части тела лежали не так, как на столе, а составляли какую-то безумную инсталляцию…

– Вот как. Надеюсь, вы сделали фотографию?

– Разумеется, сэр.

– Мне необходимо ее видеть, – заявил я. – Здесь я закончил.


– Пожалуйста, Ватсон, – Лестрейд протянул мне снимок. – Обратите внимание, фото цветное, выполнено на фотопластинке «Автохром» братьев Люмьер. Спасибо муниципалитету, расщедрился на покупку фотопластинок для полицейского управления.

Фотография меня потрясла. Тело бедняжки лежало в центре огромной зеленой кувшинки, части рук и ног были разложены вокруг туловища подобно лепесткам ромашки. Голову Садовник разместил на груди девочки.

– Судя по кувшинке, тело было найдено в Королевском ботаническом саду?

– Вы поразительно догадливы, доктор. Вероятно, убийца прокрался в сад ночью и принес с собой тело.

– Ясно, Лестрейд. А где девочку видели в последний раз?

– В Лондонской библиотеке. Кстати, моя дочь посещает это место.

– Моя тоже, – отозвался я. – Что ж, Лестрейд, с Беатрис мы закончили. Ей уже ничем не помочь. Теперь – Ирэн. И нам нужно спешить.

Отец Ирэн, мистер Хармони Вулф, и правда, совершенно поседел. Исчезновение дочери и болезнь жены, очевидно, надломили этого маленького человека, похожего на скромного клерка одной из многочисленных контор по Пикадилли-стрит. Увидев нас с Лестрейдом, он буквально набросился на инспектора.

– Вы нашли ее? Нашли?

После того, как детектив дал отрицательный ответ, бедолага залился слезами.

– Моя бедная девочка, мой несчастный ребенок! Что с ней сейчас происходит, где она?!

– Успокойтесь, пожалуйста, мистер Вулф, – сказал Лестрейд, лицо его болезненно искривилось. – Мы делаем все возможное, и необходимо сохранять спокойствие, чтобы найти Ирэн. Мы привлекли лучшие силы. Вот, познакомьтесь, это доктор Ватсон.

– Доктор Ватсон?! – вскричал Вулф. – Тот самый?

– Он, он, – как мне показалось, насмешливо, отозвался инспектор.

– Найдите ее, сэр, – взмолился несчастный отец. – Найдите ее в память о вашем друге!

– Я сделаю все, что в моих силах, сэр. – сухо сказал я. – И не в память о моем друге, а потому, что хочу спасти девочку. Но и вы должны постараться, мистер Вулф.

– Я готов на все! – заверил он.

– Не сомневаюсь в этом. Вам необходимо как можно подробнее вспомнить день похищения.

– Но я уже все рассказал полиции, – пожал плечами Вулф.

– А теперь расскажите мне. Возможно, вам удастся вспомнить новые детали.

– Хорошо, – Вулф устало опустился в кресло. Мы с Лестрейдом присели на стоящий в углу кабинета диванчик.

– Утром я, как всегда, поднялся, побрился. Собирался на работу, знаете ли. Я работаю старшим делопроизводителем в конторе «Гудрон и сыновья». Да. Итак, я побрился, тут же жена пригласила завтракать. На завтрак были омлет с беконом и сыром, а также кофе. Из своей комнаты спустилась Ирэн. Она была полностью одета. Сиреневое пальто, шляпка, длинные перчатки.

– Какое у нее было настроение? – спросил я.

– Обычное, – немного подумав, ответил Вулф. – Хотя завтракать она не стала. Сказала, что спешит в магазин мод на Пикадилли, где ее ждет подруга.

– Имя подруги?

– Увы, ни я, ни жена не спросили. Ирэн, знаете ли, очень бойкая и независимая девушка, у нее много подруг, и мы старались не сильно ее ограничивать в общении.

– Проверены все магазины мод на Пикадилли, – вставил Лестрейд. – Ни в одном девушку не видели.

– Продолжайте, – кивнул я Вулфу.

– Да. Итак, она не стала завтракать, сказала, что идет в магазин мод и ушла. Собственно, это все, мистер Ватсон. Когда я вернулся вечером с работы, жена тревожилась, Ирэн все еще не было дома. Не пришла она и к ночи, и на следующий день.

Плечи несчастного отца затряслись.

– Мистер Вулф, постарайтесь вспомнить что-то еще. – мягко сказал я. – Любые детали важны.

– Я все рассказал, сэр, – всхлипнул Вулф. – Хотя, постойте! У нее в руках была книга.

– Что же вы раньше-то не сказали? – упрекнул Лестрейд.

– Я только сейчас вспомнил, детектив. Ранее мне казалось, что у нее в руках, как обычно, ридикюль, но теперь я уверен – это была книга.

– Какая именно книга? – спросил я.

– Не могу знать. Я видел только обратную сторону обложки. Обложка была синей и почти сливалась с пальто моей дочери.

– Спасибо, мистер Вулф, – сказал я, поднимаясь.

Седой человечек вскочил, схватил мою руку, принялся горячо умолять найти его дочь, снова упомянул Шерлока Холмса. Мне стало не по себе, и я в первый раз по-настоящему пожалел, что позволил Лестрейду втянуть меня в эту авантюру.

4


До конца дня, и, соответственно, до вероятной смерти Ирэн Вулф оставалось чуть более шести часов. Мы с Лестрейдом, попеременно поторапливая шофера, ехали в сторону Пикадилли.

Я держал в руке фотографию Ирэн, полученную мною от мистера Вулфа. Миловидная девушка. Копна черных волос, узкое лицо, внимательные черные глаза. Беатрис Пройслер выглядела иначе: круглолицая, рыжеволосая, зеленоглазая, с россыпью веснушек на полных щеках.

– Пикадилли, сэр, – сообщил шофер.

– В каком магазине мод вы собираетесь побывать, Ватсон? – осведомился Лестрейд. – Здесь их немало, но мы уже опросили всех продавцов.

– Поворачивайте на Сент-Джеймс-сквер, – бросил я. – Мне не нужны магазины мод, мы едем в Лондонскую национальную библиотеку.

Лестрейд удивленно поднял брови.

– Беатрис Пройслер в последний раз видели в этой библиотеке, – напомнил я инспектору. – А в руках у Ирэн была книга. Мы должны проверить все версии.


– Идемте же, – Лестрейд быстрым шагом направился вверх по лестнице, к массивным деревянным дверям книгохранилища.

Стеллажи с книгами достигали потолков – бесценные труды человеческого разума. При иных обстоятельствах мне бы доставило удовольствие думать, что на этих стеллажах есть и мои скромные сборники.

Крупнейшая библиотека мира, гордость Королевства, как всегда, была полна людей. Посетители сидели за бесконечными столами с зелеными лампами, в тишине раздавался шелест страниц. Мужчины и женщины разного возраста, разного социального статуса. И, вполне вероятно, что среди них находится и Садовник.

Я направился к стойке отдела зарубежной литературы.

– Добрый вечер, сэр, – улыбнулась мне симпатичная полная женщина в очках. – Какая книга вас интересует?

Я поздоровался с библиотекаршей и, показав ей фотографию, спросил:

– Скажите, пожалуйста, вы не видели здесь эту девушку?

Женщина внимательно посмотрела фото, покачала головой.

– Нет, сэр.

– Но вы работали 12 апреля?

– Да, сэр. С утра и до закрытия библиотеки.

Не видела Ирэн и мадам из отдела английской литературы. А вот в небольшом отделе французской поэзии нас ждала удача.

– О, да, я помню эту девушку, – сказала высокая пожилая леди, одетая в старомодную блузу из желтого крепдешина, подобные столь часто носят старые девы. – Я видела ее два или три раза, она брала стихи французских символистов. В последний раз она, кажется, взяла сборник Рембо.

– Она общалась с кем-нибудь из посетителей?

– Точно не могу сказать, сэр. Я не видела, но мы не всегда стоим за стойкой, время от времени мы уходим в хранилище, и в этот время посетители вполне могут переговариваться.

Я обернулся в зал отдела французской поэзии. Не больше десяти столов и все пустые.

– Французская поэзия не пользуется большой популярностью среди англичан, – сухо сообщила пожилая леди. – Но у нас есть несколько особо преданных читателей, которые регулярно приходят сюда. О, да вот же один из них.

К стойке приблизился молодой человек лет двадцати. Лестрейд буквально впился в него глазами. Невысокий, черноволосый юноша, худой, но жилистый, в приличной пиджачной паре, без шляпы и без галстука. Волосы коротко пострижены.

– Мистер Барлоу, здравствуйте.

– Здравствуйте, мисс Макгилл.

– Вы принесли де Ренье?

– Да, мисс Макгилл.

– Замечательно. Кого возьмете на этот раз, мистер Барлоу?

– Простите, – вмешался я. – Сэр, вы не встречали эту девушку?

Я показал фотографию Ирэн.

– Нет, сэр, – мельком взглянув на снимок, ответил он. – Мне бы поздние вирши Верлена, мисс Макгилл.

– Посмотрите внимательнее, – с нажимом сказал Лестрейд.

Барлоу взял фотографию.

– Нет, сэр, не видел.

Молодой человек вернул фото, подхватил своего Верлена, и, кивнув мисс Макгилл, присел за один из столов.

– А что произошло с этой девушкой, позвольте полюбопытствовать?

– Ее похитили, мадам, то есть, мисс Макгилл. И похоже, что в последний раз ее видели в библиотеке.

– Надеюсь, с ней ничего не случится, – выпрямилась пожилая леди. – Ведь в противном случае под угрозой будет репутация Лондонской библиотеки как безопаснейшего места в Британии.

– Могу я посмотреть эту книгу? – я кивнул на желтый томик великого французского символиста Анри Де Ренье, только что сданный Барлоу.

– Пожалуйста, – мисс Макгилл пододвинула ко мне книгу.

Я пролистал страницы, вытащил из конверта формуляр. Книгу брали четыре раза. Два раза – семь и десять лет назад, и два раза – в текущем 1907 году. В апреле ее взял Гай Барлоу, а в марте…

– Взгляните, Лестрейд.

Инспектор присвистнул, и, резко обернувшись к столу, за которым сидел юноша с Верленом, гаркнул:

– Вы арестованы, молодой человек.

В формуляре книги Анри Де Ренье было черным по белому написано: «Беатрис Пройслер».

Далее последовала весьма неприятная сцена, совершенно не вяжущаяся с репутацией Лондонской библиотеки, как самого безопасного места в Британии. Лестрейд подошел к мистеру Гаю Барлоу и, схвативши побледневшего как смерть молодого человека за шиворот, потащил его к выходу. Посетители отвлеклись от шелеста страниц и во все глаза смотрели на инспектора и его жертву.

– Вы идете, Ватсон? – бросил через плечо Лестрейд.

– Мне нужно задать леди еще несколько вопросов, – отозвался я.

– Тогда приедете в участок на такси, – крикнул инспектор, волоча арестованного к выходу.

Я повернулся к мисс Макгилл. Она выпрямилась, побледнела, глаза ее сверкали за стеклами очков, а и без того тонкие губы превратились в синюю нитку.

– Какой позор, какой невероятный позор для библиотеки! – простонала она, но тут же взяла себя в руки и с интересом посмотрела на меня. – Вы тот самый доктор Ватсон?

– Да, это я, мисс.

– Я вынуждена сказать вам, сэр, что ваши рассказы чудовищны. Стиль ужасен, а персонажи совершенно неживые. Особенно этот ваш Шерлок Холмс. Он настолько неестественно ведет себя и говорит, что поверить в его существование читателю так же сложно, как поверить в существование Бога.

– Но в Бога верят многие, мисс, – сказал я, пораженный столь внезапной критикой моих сочинений.

– Как и в вашего персонажа, – парировала она.

– Давайте вернемся к делу, мисс, – взмолился я. – Мне нужен список этих ваших самых преданных читателей, а кроме того, перечень всех посетительниц с именами Розамунд и Эмбер.

Старая леди сощурилась, глядя на меня, как на зарвавшегося ребенка.

– Сэр, после безобразной сцены, что вы и ваш друг здесь устроили, я бы не стала помогать вам даже под страхом смерти, но, знаете ли, с юности испытываю интерес к писателям, даже таким слабо одаренным, как вы.

Мисс Макгилл составила мне список постоянных читателей отдела – их оказалось ровно пять. Гай Барлоу уже в полиции, остальных предстоит допросить. За все время существования отдела французской поэзии, его посетила лишь одна Розамунд, это было 10 лет назад, и ей на тот момент было шестьдесят три года.

– Мисс Макгилл, у меня есть к вам еще одна просьба. Мне нужны последние книги, которые брали эти господа. Мистер Блащиковски, мистер Тернер, мистер Холидей, и мистер Леруа. Книгу Барлоу я тоже возьму, с вашего позволения.

Макгилл несколько секунд строго смотрела на меня, потом промолвила:

– А у вас ведь есть оплаченный абонемент, мистер Ватсон?


Книги я отправил курьером на Бейкер-стрит, а сам на такси направился в Скотленд-Ярд. Я спешил, потому что время Ирэн Вулф стремительно таяло.

– Лестрейд у себя? – спросил я у дюжего констебля на входе.

– В допросной комнате, сэр.

Мне не составило труда найти допросную: здание полицейского управления я знал, как свои пять пальцев.

– Черт побери, Лестрейд, что произошло?!

Открывшаяся моим глазам картина поразила меня. Гай Барлоу сидел на стуле посреди допросной комнаты весь в слезах. Его глаз был подбит, а из носа текла кровь.

– Инспектор, вы с ума сошли?! – крикнул я.

Лестрейд злобно взглянул на меня.

– Доктор, времена немного изменились с тех пор, как вы с мистером Холмсом имели дело с криминальным миром. Нам нужно поймать Садовника, и мы будем использовать все меры воздействия. Мистер Барлоу не спешил рассказать нам все, и мне пришлось немного поторопить его.

Я выругался, вытащил из кармана носовой платок и протянул избитому юноше.

– Возьмите.

Барлоу неуверенно взял платок, приложил к разбитому носу.

– Сэр, я не похищал эту девушку. Да, я видел ее, но …

– То есть, вы соврали нам в библиотеке, – жестко сказал я.

– Соврал, но… О, Боже…

Юноша залился слезами.

– Говорите же, – потребовал я.

– Она была очень красивая, – заикаясь, пробормотал он. – Я пытался заговорить с ней, но она вежливо попросила меня не шуметь в библиотеке.

– Почему вы не сказали нам это сразу же?

– Я испугался.

Его плечи сотрясались от рыданий.

– Это все?

– Да, сэр. Она сказала: «Не стоит шуметь в библиотеке», и я умолк.

– Помимо вас и Ирэн в отделе были посетители?

– Да, был еще молодой человек с тоненькими усиками. Мне он показался крайне неприятным типом.

– Почему?

– Ну… – юноша замялся. – Он издал такой гадкий смешок после того, как Ирэн отказалась поговорить со мной.



– Ясно. А кем вы работаете?

– Я не работаю, сэр. Я студент Технологического университета, учусь на инженера. Живу с мамой в Гринвиче.

Я поднялся.

– Инспектор, можно вас на минуту.

Мы с Лестрейдом вышли из допросной.

– Думаю, целесообразно будет задержать мистера Барлоу до завтра.

– Согласен с вами, доктор.

– Но, я вас очень прошу, не применяйте больше к нему эти ваши меры воздействия. – попросил я.

Когда я вышел из полицейского участка, Лондон уже погрузился в сумерки. По освещенным электрическими фонарями тротуарам шли редкие прохожие. Время Ирэн Вулф неумолимо таяло, а я практически ничего не успел для нее сделать. Информации собрано немало, но… «Выводы, Ватсон, выводы», – услышал я в голове голос Шерлока Холмса. Выводов не было.

В моей стороны было весьма самонадеянно взяться за это дело с моим-то умением делать выводы. Очевидно, Холмс бы уже знал преступника, получив на руки столько данных. Имена, фамилии постоянных посетителей библиотеки, их адреса, листок со стихотворением, книги… Улики есть, но они никак не соединяются в единую картину. Одна надежда, что Садовник – это Гай Барлоу. Он в участке, а это значит, что Ирэн останется жива.

Стемнело. Я знал, что дома, в уютной квартирке на Бейкер-стрит, меня ждут к ужину мисс Остин и Аделаида. Пожалуй, и правда стоило пойти домой. Я сделал все, что мог, исходя из своих скромных возможностей. Я не Холмс. Я отставной доктор, а не детектив.

Поймав такси, я поехал в направлении, противоположном Бейкер-стрит.

5


Такси преодолело Темзу по мосту Ватерлоо, около вокзала я попросил таксиста повернуть на Спер-роуд. Луна отражалась в стеклянной крыше вокзала, на железнодорожных путях дремали составы. Лишь один трудолюбивый локомотив-тягач тащил пару вагонов для сцепки с каким-нибудь скорым.

Спер-роуд встретила нас довольно неприятными с виду фасадами доходных домов. На улице – ни души, только дрались на газоне неподалеку от урны два кота – черный и белый.

Автомобиль остановился у одного из трехэтажных особняков. Здесь, как я давно знал, располагалась обыкновенная лондонская гостиница для небогатых пассажиров железнодорожного транспорта, которым нужно скоротать ночь-другую в столице. Впрочем, благодаря дешевизне, в таких комнатах зачастую селились и коренные лондонцы.

Я попросил таксиста подождать и прошел в дверь парадной. В холле гостиницы горела тусклая лампа, а неприветливого вида мадам за стойкой регистрации гостей пила чай из голубой керамической чашки.

– Добрый вечер, сэр. – голос у не был вполне приятный.

Я поздоровался в ответ.

– Вы заселяться, сэр? – с сомнением спросила она (конечно, ведь у меня не было с собой багажа).

– Нет, мадам. Я приехал к мистеру Юджину Блащиковски. Мне необходимо с ним поговорить.

– Вы из полиции?

Немного поколебавшись, я ответил:

– Не совсем. Я частный сыщик.

– Мистер Юджин вот уже 5 месяцев снимает у нас комнату, мистер …

– Ватсон.

– Ватсон, – эхом повторила она.

– Могу я пройти к нему?

Женщина заколебалась.

– Дело крайне срочное, мадам.

– Ну, хорошо, пройдите, – вздохнула она. – Комната 203.

Я взошел по хорошей дубовой лестнице на второй этаж. В слабо освещенном коридоре никого не было. Найдя 203-ю комнату, я постучал. Тишина. Я постучал еще раз.

– Мистер Блащиковски!

Дверь внезапно распахнулась. Рыжий детина с перекошенным от ярости лицом, не говоря ни слова ринулся на меня. Я едва успел отскочить в сторону. Каблуки Блащиковски загрохотали по дощатому настилу коридора, затем – по лестнице.

Придя в себя, я бросился за ним. Мадам внизу взвизгнула, когда этот здоровяк пронесся мимо нее.

– Спокойно, – крикнул я, пробегая мимо стойки регистрации. – Все под контролем!

Я выскочил на улицу. Блащиковски крупными прыжками несся в сторону Ватерлоо-роуд. Я побежал за ним. Он нырнул в переулок Мид-роуд, оглянулся, и, заметив преследование, побежал еще быстрее. Я чувствовал, что начинаю задыхаться, но не прекращал погоню. Достигнув входа в метро, он нырнул вниз. Я последовал за ним.

– Стойте, задержите его, – попытался крикнуть я, видя, как кондуктор получает от Блащиковски деньги и пропускает его через турникет. Вместо крика у меня получился свистящий хрип.

Я швырнул кондуктору шиллинг вместо пяти пенсов и, не давая ему опомниться, протиснулся через турникет. Сбежав по ступенькам, я увидел Блащиковски, которые садился в только что подошедший поезд. Собрав остатки сил, я ринулся вперед и успел заскочить в двери последнего вагона, которые тут же захлопнулись.

Электрические лампы тускло освещали вагон. Ни души. Все добропорядочные лондонцы видят первые сны. Мне стало не по себе. Блащиковски молод и крепок, к тому же он, вероятно, жестокий убийца, Садовник. А мне пятьдесят четыре года и у меня есть дочь. Я не могу оставить ее одну на этом свете.

Я медленно пошел по мерно раскачивающемуся вагону. Достиг дверцы тамбура, заглянул в окно. В соседнем вагоне – никого. Прошел через тамбур.

Преодолев несколько вагонов, я увидел Садовника. Он стоял посреди пустого вагона под электрической лампой. Лампа, похоже, была неисправна, она постоянно мигала, то освещая Блащиковски, то погружая его почти в полную тьму.

Я тихо открыл дверцу тамбура. Садовник обернулся, когда я вошел в вагон. Глаза его сузились и, набычившись, он попер на меня. «Дева Мария, да ведь мне придется с ним драться!».

Первый удар Блащиковски принял мой живот, а вот второй угодил мне точнехонько в подбородок. Я покачнулся и едва не упал на спину. Вагон начал расплываться перед глазами, но каким-то чудом я сумел блокировать следующие два удара разъяренного детины, который младше меня минимум на 20 лет. «Стойка, Ватсон, не забывайте о стойке», – голос Холмса прозвучал в моей голове. Я принял боксерскую стойку, тряхнул головой, пытаясь очистить мозг, сфокусироваться. Электрическая лампа мигнула, погрузив вагон в темноту, затем снова загорелась, и я увидел физиономию Садовника перед собой, его здоровенный кулак несся мне прямо в висок. «Отклонение, затем апперкот» – голос Холмса.

Детина рухнул на пол. Тут же поезд ворвался на станцию и остановился, двери вагона распахнулись.

Я стоял над нокаутированным соперником, с трудом веря в то, что мне удалось вырубить этого здоровяка. Но медлить было нельзя. Вцепившись в руки застонавшего оппонента, я вытащил его из поезда. Двери закрылись, состав отошел от платформы.

Блащиковски быстро приходил в себя. Нельзя было допустить, чтобы он снова кинулся на меня. Сняв галстук, я крепко-накрепко связал его руки за спиной.

Блащиковски, кажется, полностью очухался.

– А ну-ка, поднимайтесь, милейший, – потребовал я. – Вы достаточно тяжелы, чтобы я поднимал вас сам.

Он разразился потоком площадной ругани, но встал на ноги.

– Вперед, – я кивнул на выход из метро.

Так, под конвоем, по темным лондонским кварталам, я довел поверженного мною противника до Скотленд-Ярда. Всю дорогу Блащиковски угрюмо молчал.

Несмотря на поздний час, Лестрейд находился в управлении и даже не спал в своем кабинете, где с незапамятных времен стоял кожаный диван.

– Ватсон! – удивленно воскликнул он, отвлекаясь от бумаг. – Как прикажете понимать ваш поздний визит в компании связанного мужчины?

Я устало опустился на диван. Блащиковски остался стоять посреди кабинета, опустив голову.

– Кто это?

– Возможно, это убийца Беатрис Пройслер, похититель Ирэн Вулф.

– Что?! – встрепенулся задержанный. – Что вы такое говорите, сэр? Вы с ума сошли?! Я никого не убивал!

– Вы постоянный посетитель отдела французской поэзии Лондонской библиотеки? – спросил я.

Он зарделся как девушка, ответил с вызовом в голосе:

– Да, я люблю поэзию, но причем здесь это?!

– Девушка 16 лет, посещавшая отдел французской поэзии, жестоко убита. Другая девушка похищена. У нас есть основания полагать, что эти преступления совершил один из постоянных посетителей библиотеки.

– Повторяю вам, сэр, я никого не убивал, – выкрикнул Блащиковски.

– Тогда почему вы удирали от меня?

Рыжий здоровяк склонил голову.

– Говорите же, – поторопил Лестрейд. – Речь идет о вашей жизни, так как убийца Беатрис гарантировано будет болтаться на виселице.

Блащиковски вздохнул.

– Сэр, я не могу назвать себя ангелом, но я не убийца. Я – потомок польских эмигрантов, мой отец был портовым рабочим и с детства моя семья отчаянно нуждалась в деньгах. В юности я связался с компанией Молчаливого Боба, вы же знаете этого человека, не так ли?

– Вор, ростовщик и вымогатель, – сообщил мне Лестрейд. – Ныне гниет в тюрьме в Суссексе.

– Да, сэр, – вздохнул Блащиковски. – К несчастью, я остался должен Бобу приличную сумму, и время от времени мне об этом напоминают его сообщники, оставшиеся на свободе. Я принял этого господина, – поляк кивнул на меня. – за члена банды Молчаливого Боба. Я убегал, спасая свою жизнь, сэр.

Мы с Лестрейдом некоторое время молчали. Наконец, я поднялся с дивана и сказал:

– Что же, эта информация нуждается в проверке. А вы, Блащиковски, пока побудете здесь. Думаю, можно отправить его в одну камеру с Барлоу, как считаете, Лестрейд?

Инспектор кивнул и, нажав на кнопку электрического звонка, вызвал констебля.

6


На Бейкер-стрит я приехал за полночь. Как я и думал, ни Аделаида, ни мисс Остин и не думали ложиться.

– Папа! – набросилась на меня дочка. – Где ты был? Мы с Джоан от волнения чуть не умерли!

– Да, мистер Ватсон, – поддержала Аделаиду мисс Остин. – Не ожидала, что вы способны на такое.

– На что я способен, мисс Остин? – устало спросил я, вешая шляпу на крючок. – Не думаете ли вы, что я где-то отдыхал и прохлаждался?

Шеки девушки зарделись.

– Нет, сэр, ни в коем случае. Но мы привыкли ужинать в девять и ложиться спать в десять.

– Да, мисс Остин, я это знаю. Но, помнится, Аделаида хотела, чтобы ее отец продолжил дело Шерлока Холмса?

– Ты боролся со злом, папочка? – глазки Аделаиды вспыхнули.

– В каком-то смысле, да, дочка. Но это не значит, что ты должна ложиться спать в полночь. Пожалуйста, иди спать. И вы, мисс Остин.

Девушки послушно направились к лестнице.

– Папа! – вспомнила Аделаида. – Тебе из библиотеки прислали кучу книг! Я положила их на диван. Не знала, что ты тоже любишь французских символистов.

Мисс Остин и Аделаида скрылись в своих спальнях. Я взял с дивана стопку книг и поднялся по лестнице в мою комнату. То есть, в комнату Шерлока Холмса, конечно.

Кое-как раздевшись, я лег в постель и сразу же уснул. Давно у меня не было настолько хлопотливого дня.

Утром хотелось подольше понежиться в постели, но я переборол себя, и вышел к завтраку ровно в восемь. Почту уже принесли. Я взял «Таймс» и, бросив взгляд на первую полосу, поморщился. Пресса все-таки ухватилась за убийство Беатрис Пройслер.

ДЖЕК-ПОТРОШИТЕЛЬ ВЕРНУЛСЯ?

Крупные черные буквы занимали едва ли не всю полосу. В статье сообщалось, что полиция пыталась утаить жуткое убийство шестнадцатилетней девушки. В прессу обратились родители Беатрис, которые не удовлетворены ходом расследования и опасаются, что кошмарное преступление останется безнаказанным.

Особенно меня поразила концовка статьи, в которой сообщалось, что полиция, испытывающая сложности с поиском убийцы, обратилась к доктору Джону Ватсону, ближайшему другу и единственному биографу великого сыщика Шерлока Холмса, погибшего 16 лет назад в Швейцарии. Предполагается, что Ватсон поможет следствию, восстановит справедливость и отомстит за гибель девушки.

Я отложил газету. Лестрейд напрасно надеялся скрыть преступления от газетчиков, но инспектор справедливо предполагал, что охочая до сенсаций пресса свяжет убийство Беатрис Пройслер с Джеком-Потрошителем, повышая градус истерии в обществе. Хорошо хоть, что пока в «Таймс» нет ни слова о похищении Ирэн Вулф, но это, безусловно, ненадолго.

Едва я успел доесть омлет с беконом, пришел Лестрейд. Увидев его, я отложил вилку и нож: инспектор был живой иллюстрацией известного выражения «на нем лица не было».

– Что случилось, Лестрейд? – спросил я, хотя уже знал ответ. Знал, но до последнего надеялся, что я окажусь не прав.

– Найдено тело Ирэн Вулф, – глухо сообщил инспектор, разбивая мою надежду на мелкие осколки.

Даже самому лютому врагу не пожелаю пережить то, что пережил я в этот момент. Я почувствовал себя самым ничтожным, самым мелким и суетливым существом в мире, вроде тушканчика. Мне хотелось рыдать, хотелось рвать на себе волосы. Кем я себя возомнил, какой из меня детектив?! Я ничем, совершенно ничем не смог помочь несчастной девушке.

– Садовник? – выдавил я из себя.

– Да, Ватсон. Почерк тот же. Но есть нюансы. Я еду на место преступления, вы со мной?

Кажется, он ждал, что я скажу: «С меня хватит, я не Шерлок Холмс». И, видит Бог, я собирался это сказать, но вспомнил лицо отца Ирэн, вспомнил его полные боли слова, адресованные мне, и поднялся.

– Да, Лестрейд, я еду с вами. Но подождите минуту.

Поднявшись в комнату Холмса, я взял из сейфа кобуру с револьвером и надел ее на пояс.


Полицейская машина неслась по Финчли-роуд в сторону Гладстон-парка – достаточно отдаленного от центра города и непопулярного среди лондонцев.

По пути Лестрейд сообщил мне, что Гая Барлоу и Юджина Блащиковски отпустили из полиции вскоре после того, как поступило известие об обнаружении тела Ирэн Вулф. Оба выразили намерение подать на полицейское управление в суд за незаконное лишение свободы.

– Ватсон, разрешите дать вам совет.

Я с некоторым удивлением взглянул на Лестрейда.

– Конечно, инспектор.

– Не думайте о словах мистера Вулфа, не считайте себя виноватым. Вы сделали все, что смогли, сэр. То, что сказал вам Вулф, родственники пропавших говорили мне сотни раз. Если бы я позволял собакам моей души грызть меня после каждого трагического случая, я бы не смог работать. И Шерлок Холмс, ваш друг, тоже не смог бы, поверьте. В этот раз Садовник, к несчастью, переиграл нас, но мы обязаны продолжать бороться с ним, пока не отправим на виселицу, или не пристрелим, как бешеного пса.

– Спасибо, Лестрейд, – искренне сказал я.

Машина остановилась у Гладсон-парка. На входе дежурили констебли, полицейские расположились и по всему периметру.

– Вот дьявол, – выругался инспектор, заметив группу журналистов. – Грифы уже прилетели.

Как только мы вылезли из автомобиля, «грифы» накинулись на нас.

– Детектив, почему полиция пыталась скрыть убийства в Лондоне?

– Потрошитель вернулся?

– Доктор Ватсон, как поступил бы Шерлок Холмс?

– Доктор, почему вы вообще решили, что вы – сыщик?

– Без комментариев, господа! – выкрикивал Лестрейд, пока мы продирались сквозь толпу журналистов.

Пробившись к парковым воротам, Лестрейд под страхом увольнения приказал констеблям никого не пускать на территорию. Быстрым шагом мы направились по липовой аллее вглубь парка.

Тело Ирэн Вулф находилось на небольшой полянке у старого дуба – единственного дуба в преимущественно липовом и еловом парке.

– Дева Мария, – проговорил Лестрейд. – Человек ли творит это?

Садовник снова создал кошмарную инсталляцию, но на этот раз он не обошелся одним только телом девушки, а использовал большой кусок фиолетовой шелковой ткани. Ткань была разрезана на семь одинаковых отрезков. Три отрезка убийца разместил внизу, расположив их подобно лепесткам какого-то цветка. В центре Садовник уложил туловище Ирэн, лишенное рук, ног и головы. Туловище прикрывали оставшиеся четыре отрезка ткани, из которых виднелись руки и голова девушки с копной каштановых волос.

– Пять нежнейших цветков распустились в саду, – проговорил Лестрейд.

– Вы тоже заметили, инспектор? – встрепенулся я.

– Заметил что?

– Садовник пытается сделать из тел цветы. Беатрис была ромашкой, а Ирэн … пожалуй, отдаленно это напоминает ирис, вы не находите?

– Я не нахожу, доктор, – мрачно отозвался Лестрейд. – Мне это совсем не напоминает ирис, но, очевидно, вы правы. Убийца делает из трупов цветы, и в его планах еще три таких эээ композиции. Имена двух мы знаем – Розамунд и Эмбер, а вот кто третья, известно только Садовнику.

– Тело необходимо отправить на экспертизу, – перебил я его. – Нужно знать, не изнасилована ли девушка. Да, и язык…

Я наклонился. Рот Ирэн был приоткрыт, губы, которые еще совсем недавно были алыми и свежими, посинели.

– Язык на месте, – сообщил я.

Инспектор удивленно присвистнул, затем позвал констеблей и приказал им заняться эвакуацией тела. Я обошел вокруг «инсталляцию» Садовника, в надежде найти хоть какую-то зацепку. Сделав пару шагов по направлению к дубу, я увидел в траве нечто, показавшееся мне поначалу листом лопуха.

– Лестрейд!

Инспектор приблизился ко мне. Я держал в руках носовой платок из фиолетового шелка. В углу платка белыми нитками было вышито одно слово: «ИРИС».

7


В полицейском участке силы оставили меня. Я опустился в кресло в кабинете Лестрейда и прикрыл глаза. Инспектор понимающе хмыкнул и отправился в морг, где патологоанатом Том проводил экспертизу тела.

Платок с надписью, письмо, цветы, книги, трупы в виде цветов, имена девушек, библиотека, в которой бывали девушки, пять постоянных посетителей… Гай Барлоу и Юджин Блащиковски имеют железное алиби – на момент убийства они находились за решеткой. «Выводы, выводы, Ватсон», – голос Шерлока. Но выводов у меня не было.

Может быть, я ошибся, и все эти ниточки, что тянутся к отделу французской поэзии Лондонской библиотеки – лишь моя фантазия? Может быть, Садовник никак не связан с книгами? Я достал письмо убийцы, перечитал.

Да, написавший это, определенно, является символистом. Между тем, в Англии это новомодное литературное течение не пользуется большой популярностью. Насколько я знаю, самые неистовые поклонники символизма – французы и русские. Напрямую связанное с декадансом, это направление тяготеет к депрессии, нигилизму и, в конечном итоге, к смерти. Я встречал одного поэта-символиста, так он по десять раз на дню грозился совершить самоубийство. Впрочем, он жив до сих пор и даже находится в добром здравии.

Я вынул из кармана платок, найденный на месте преступления. Шелковая, приятная ткань, строгие линии: платок скорее мужской, чем женский. Слово «ИРИС» вышито недавно, так как дырочки на месте проколов еще не закрылись полностью. Я понюхал платок. Что-то очень знакомое. Ах, да! Так пахнет и письмо Садовника. Чрезвычайно нежный, трудноуловимый и приятный запах.

Вернулся Лестрейд.

– Ирэн Вулф была изнасилована, доктор, – с порога сообщил он. – Девственная плева разорвана, внутри Том обнаружил семя.

Бедняжка! Ей пришлось пройти через все круги ада. Мои кулаки сжались в бессильной злобе.

– Нужно действовать, Лестрейд. Садовник готовит новый удар. Скорее всего, это будет девушка по имени Розамунд. Как вы думаете, сколько в Лондоне девушек семнадцати-восемнадцати лет по имени Розамунд?

– Вы шутите, доктор?

Я и сам не знал, шучу ли я.

– Инспектор, нам нужно срочно посетить одного француза.

8


Месье Доминик Леруа имел весьма примечательную внешность: необычайно правильные черты лица, тонкие усики над четко очерченными красными губами, аккуратная бородка-эспаньолка. Он был похож на господина с тех дамских картинок, что продают во многих лондонских лавках и на рынках. Возраст Леруа было затруднительно определить: ему можно было дать как двадцать лет, так и тридцать пять.

– Кто вы такие, господа? – спросил он с заметным французским акцентом.

– Доктор Ватсон, частный сыщик.

– Инспектор Лестрейд, Скотленд-Ярд.

Мы стояли посреди великолепно обставленной гостиной в отличном особнячке в районе Пимлико, который газеты называли «благородным районом, посвященным настоящим мужчинам, которые не настолько богаты, чтобы понежиться в собственном доме в Белгравии, но достаточно богаты, чтобы жить в частных домах». Судя по всему, семья Леруа была довольно состоятельной.

– Чем же я заслужил внимание полиции и частного сыщика? – недоуменно спросил Леруа.

– Месье, мы расследуем жестокое убийство двух девушек шестнадцати и семнадцати лет.

Француз удивленно приподнял брови.

– Но я-то здесь при чем?

– Терпение, месье, – попросил я. – Дело в том, что вы являетесь постоянным посетителем отдела французской поэзии Лондонской национальной библиотеки, а часть улик указывает, что убийца встретил девушек именно там.

– Боже мой, какая чушь! – взволнованно воскликнул француз. – Вы подозреваете меня на основании того, что я хожу в библиотеку?!

– Я не говорил, что подозреваю вас, месье Леруа, мы прорабатываем основную нашу версию.

«И единственную», – подумал я.

– Я не совершал на территории Англии никаких преступлений, – горячо заявил француз, от волнения его акцент усилился и в речи начали появляться ошибки. – Я есть законопослушный гражданин.

– Месье, это лишь стандартная проверка, аналогичную работу мы проводим со всеми остальными постоянными посетителями отдела библиотеки.

Эти слова, казалось, успокоили Леруа.

– Что ж, я вас понимаю, – кивнул он. – Я готов ответить на ваши вопросы.

– Спасибо, месье.

– Давайте присядем, – он кивнул на кресла у большого камина.

Присев, Леруа взял коробочку с гавайскими сигарами, предложил нам, но и я, и Лестрейд вежливо отказались. Француз закурил.

– Итак, я слушаю вас.

– Месье, когда вы в последний раз посещали Лондонскую библиотеку?

– На прошлой неделе. Если быть точнее, во вторник.

– Вы видели там эту девушку?

Я показал французу фотографию Ирэн.

Леруа внимательно и даже как будто, оценивающе, посмотрел снимок.

– Нет, эту девушку я не видел, но точно помню, что в зале было две девушки. Они пришли вместе.

– Можете их описать?

– Я не разглядывал их, господа, – Леруа скривился. – Помню, что одна девушка, милая невысокая блондинка, была в пышной лиловой юбке, в коротком пальто-пелерине то ли бежевого, то ли коричневого цвета; с блондинкой была рыжеволосая, очень живая юная леди, на которой было надето это ужасное полосатое пальто в русском стиле, что, к моему стыду, делает мой бывший соотечественник Поль Пуаре1. Да, на рыжеволосой девушке была розовая шляпка.

Если бы Леруа был в эту минуту немного внимательнее, он заметил бы, что его слова произвели на меня весьма сильное впечатление, так как в одной из описанных им девушек я узнал собственную дочь, Аделаиду Ватсон. Бросив быстрый взгляд на инспектора, я понял по его изменившемуся лицу, что вторая описанная девушка – Барбара Лестрейд.

– Вы говорили с ними?

– Разумеется, нет, сэр.

– Что же, с библиотекой мы закончили. Следующий вопрос: чем вы занимались вчера вечером примерно с 18.00 и до полуночи?

Леруа побледнел.

– Я бы не назвал этот вопрос корректным, сэр, – сказал он сердито. – Вы лезете в мою личную жизнь.

– Это наша работа, – буркнул Лестрейд.

– Таковы правила расследования, месье, – я развел руками. – Мы обязаны спрашивать об этом.

– Ну, хорошо, – нехотя заговорил Леруа. – Вчера весь день я провел в бильярдном клубе «Гриндер» на Госсет-стрит, что могут подтвердить, как сотрудники сего заведения, так и его многочисленные гости.

– Отлично, месье, – сказал я. – Да, нельзя ли попросить у вас стакан воды – в горле пересохло от всех этих вопросов.

Леруа подозрительно посмотрел на меня, взял со столика колокольчик и позвонил. В гостиной появилась коренастая женщина в опрятном переднике и в чепце.

– Вы что-то хотели, месье?

– Аглая, принесите доктору Ватсону стакан грушевого сока.

Женщина ушла в кухню, вернулась со стаканом, наполненным светло-янтарной жидкостью.

– Прошу вас, сэр.

Я не без удовольствия отпил половину сока, а затем, охнув, уронил стакан на себя. На твидовом пиджаке тут же расплылось пятно.

– Дайте носовой платок, месье! – воскликнул я.

Леруа сунул руку в карман, но тут же, словно вспомнив что-то, выдернул ее.

– Какая досада, сэр, платка у меня нет! Аглая, принесите доктору полотенце. И, господа, допрос закончен?

– Это был вовсе не допрос, месье, мы просто поговорили, – сказал я.

– В любом случае, сейчас я бы желал остаться один, – безапелляционным тоном заявил француз. – С минуту на минуту ко мне должна приехать невеста.


– Скользкий тип, – сказал Лестрейд, когда мы очутились на улице.

– Инспектор, могу я попросить вас отправиться в клуб «Гриндер» и проверить алиби Леруа?

– Сделаем, сэр, – буркнул старый служака.

– А я тем временем посещу еще одного библиофила из отдела французской поэзии.

9

Мистер Джоуи Тернер преподавал английскую литературу в Школе Святого Павла для девочек. Дорога до Хаммерсмита заняла немало времени и я сильно нервничал, сидя в такси. Когда машина, наконец, остановилась у классического английского особняка из красного обожженного кирпича, часы на городской ратуше пробили шесть.

В холле я столкнулся с чопорного вида пожилой леди, которая оказалась директрисой школы. На мой вопрос о Джоуи Тернере она ненадолго задумалась, вспоминая, затем сказала, что да, такой преподаватель у них, действительно, работает.

В классах между тем шли занятия и мне пришлось около часа ждать, когда мистер Тернер закончит урок.

Пребывание под сводами одной из старейших школ Британии показалось мне достаточно утомительным: целый час сидеть на лавочке в холле, разглядывая портреты выдающихся деятелей Королевства – не самое приятное и, тем более, не самое плодотворное занятие. Конечно, я мог подождать на улице, ведь прямо напротив Школы Святого Павла, как известно, находится парк Брук Грин с многочисленными лавочками под столетними вязами. Однако, я боялся, что Тернер улизнет от меня и поэтому терпеливо ждал, слушая доносящиеся из аудиторий монотонные голоса учителей и звонкие ответы учениц.

В старомодном сюртуке из затрапезной ткани, в круглых очках и в брюках со следами мела в районе карманов, мистер Тернер был похож на классического английского учителя, живущего на одиннадцать шиллингов и шесть пенсов в день. Ему была присуща робость и суетливость небогатого человека, который всегда ожидает неприятностей.

Симпатичный, еще совсем не старый, мистер Тернер производил впечатление интеллигентного и, в целом, приятного человека.

– Сэр, мадам директриса сказала, вы хотели меня видеть? – робким голосом осведомился он.

Я рассказал мистеру Тернеру о преступлениях, о расследовании, о постоянных посетителях отделения французской поэзии Лондонской национальной библиотеки.

Учитель слушал, не перебивая, но на лице его застыла маска ужаса.

– Сэр, – выдохнул он, когда я умолк. – Вы считаете, что я убил девочек?!

Его глаза расширились и напоминали мячи для гольфа, выглядывающие из лунок.

– Я отдал пять лет жизни британской школе, сэр, – горячо заговорил Тернер. – Я верой и правдой служил образованию, и всегда относился к своим ученицам с почтением. Я – человек старой закалки, сэр!

Он нахохлился, сжался и стал похож на выпавшего из гнезда вороненка, который не знает, куда подевалась его мать. Глаза Тернера вдруг наполнились слезами, и я понял, в чем состоит основная трудность работы детектива.

– Сэр, но я ведь ни в чем не обвиняю вас, – растерянно проговорил я. – Это стандартная, ничего не значащая проверка.

– Я понимаю, – он потянулся к карману за носовым платком, но не донес руку до цели и вытер глаза рукавом сюртука. – И все же, мне обидно. Какова плата за усердную работу!

Опасаясь, что раскисшего учителя увидят директриса, коллеги или ученицы, что может создать ему определенные проблемы, я предложил Тернеру продолжить разговор на улице. Мы вышли из ворот школы и, пройдя несколько шагов по липовой аллее парка Брук Грин, примостились на лавочке.

Я спросил, давно ли мистер Тернер посещал Лондонскую библиотеку. Он сказал, что был там вчера днем, в том числе, некоторое время посидел в отделении французской поэзии. На мой вопрос, был ли кто-нибудь в зале, он ответил, что никого не видел. Фотография Ирэн Вулф ему тоже ровным счетом ни о чем не говорила.

– Мистер Тернер, не обучается ли в вашем классе девочка по имени Розамунд?

– Нет, сэр, девочек с таким именем в моем классе нет. И в школе тоже, насколько мне известно.

– А Эмбер?

– Эмбер тоже нет. У нас все больше Алисы, Катрин и Елизаветы. Я могу идти, сэр?

Я кивнул. Он поднялся с лавочки и, слегка сгорбившись, пошел по аллее. Мне было жалко его, но платок-то из кармана он так и не достал. Впрочем, как и месье Леруа. Кроме того, я чувствовал, что в разговоре с учителем была некая деталь, которую я упустил, деталь, из которой Холмс наверняка бы сделал правильный вывод. Но я, к великому моему разочарованию, не мог этого сделать.

Я сидел на лавочке под фонарем в полном одиночестве. В голове моей, подобно жукам, летающим вокруг фонаря, летали и гудели вопросы, ответов на которые я не знал.

Между тем, у нас остался только один любитель современной французской поэзии – мистер Уэйн Холидей. Вот только посетить этого господина сегодня не удастся, так как он проживает в пригороде Лондона.

Тем не менее, я не собирался сидеть сложа руки. Мы потеряли уже двух девушек, и отдавать Садовнику еще одну было выше моих сил.

Я поднялся, быстрым шагом вышел из парка и направился по тротуару вдоль Кейтнесс-роуд, отыскивая глазами телефонную будку.

Помню, какой стоял шум в газетах, когда в 1903 году в Холборне установили первый в Лондоне пэйфон2. Этот красный домик в прессе называли знамением новой эры.

Журналисты оказались правы: через какие-то четыре года телефонные будки можно встретить в Лондоне едва ли не на каждой улице. Бросив в щель монету, я попросил телефонистку соединить меня со Скотленд-Ярдом. Сквозь шум атмосферных помех до меня донесся голос Лестрейда, сообщивший, что в бильярдном клубе полностью подтвердили алиби Леруа.

Я повесил трубку на рычаг и вышел из будки. Инспектору соврали в «Гриндере»: в день совершения убийства Леруа в клубе не было.

Поймав такси, я направился в Пимлико.

10


Я попросил водителя остановить машину неподалеку от особняка Леруа в тени растущего у дороги вяза.

– Сэр, ждать не положено, – недовольно пробасил таксист.

Я пообещал ему десять шиллингов за полчаса ожидания, и водитель успокоился.

В одном из окон особняка Леруа горел свет и время от времени на занавеску ложилась тень высокого худого мужчины. На исходе получаса я уже собирался было попросить водителя отвезти меня на Бейкер-стрит, как вдруг в конце улицы появился автомобиль и подъехал к воротам особняка.

Тут же занавеска отодвинулась и в окне появилась бледное лицо француза. Свет в комнате погас, а через две-три минуты Леруа появился на крыльце. Быстро пройдя по тропинке через придомовую лужайку, он сел в машину. Машина тронулась.

– Даю полсоверена, если будете незаметно следовать за тем автомобилем, – сказал я таксисту.

Тот удовлетворенно хмыкнул и завел мотор. Машина Леруа быстро ехала по Воксхолл-Бридж-роуд в сторону Темзы. Преодолев реку по Воксхолльскому мосту, француз свернул на Харлифорд-роуд, довольно быстро достиг Овала и, снизив скорость, принялся петлять по переулкам Кеннингтона. Соблюдение безопасной дистанции, очевидно, требовало от моего возницы немалых трудов: он весь вспотел.

– Полу́чите соверен, – шепнул я, напряженно вглядываясь в задние фары автомобиля Леруа.

Добравшись до Саутварка, мы снова очутились у Темзы. На этот раз реку пересекли по Тауэрскому мосту и, свернув направо, оказались сначала в Табачных доках, а затем – на темных улочках самого злачного района Лондона, Уайтчепела. Именно здесь находили мертвых проституток, которых пресса называла жертвами Джека Потрошителя.

Помнится, после истерии с серийным убийцей городские власти обещали навести в Уайтчепеле порядок, но, судя по отсутствию фонарей, мусору и мрачным фасадам, здесь мало что поменялось.

Машина Леруа остановилась у одного из домов. Француз вышел, машина тут же уехала. Оглядевшись по сторонам, он скрылся в подъезде.

Я вытащил кошелек.

– Послушайте, любезнейший, – начал было я, но водитель оборвал меня.

– Ни за какие деньги, сэр! Ни за какие деньги я не буду ждать вас в Уайтчепеле!

Понимающе кивнув, я расплатился и вылез из машины.

Сырой лондонский воздух заставил поежиться. В пахнущем Темзой, табаком и рыбой тумане светился только один фонарь, да и то в самом конце улице. Перепрыгивая через лужи, я побежал вперед.

Дом, в котором скрылся Леруа, был стандартным для Уайтчепела двухэтажным безликим строением из речного камня. В таких обыкновенно живет припортовая нищета: получившие пенсион доковые рабочие, матросы, списанные на берег, потерявшие место фабричные рабочие. На сырой почве Уайтчепела с незапамятных времен буйно рос криминал, начиная от жуликов всех мастей и заканчивая серийными убийцами вроде Джека Потрошителя. И что могло понадобиться здесь рафинированному декаденту?

В подъезде темно, пахнет плесенью и мочой. Облезлый кот метнулся из-под ног. Судя по стуку каблуков, Леруа поднялся на второй этаж. Хлопнула дверь. Все смолкло.

Я неторопливо поднялся по лестнице. На первом этаже – две двери. На втором – тоже две. Что же, придется стучать в обе.

Я негромко постучал в ближайшую к лестнице дверь. Тишина. Я постучал сильнее. Послышался шум, глухое ворчание. Дверь отворилась. Заспанный пожилой мужчина с вислыми усами – по виду, отставной моряк, – хмуро смотрел на меня. За его спиной на меня испуганно таращилась изможденная, очень некрасивая женщина.

– Сэр, можно поговорить с мистером Леруа? – спросил я.

– С каким еще к дьяволу лемуром? – злобно бросил моряк. – Ходят всякие, спать мешают.

Дверь захлопнулась перед моим носом.

Несмотря на это кратковременное и весьма неприятное знакомство, я теперь знал, где скрылся француз.

Приблизившись ко входу во вторую квартиру, я собрался было постучать, но вдруг услышал странные звуки, доносящиеся из-за двери. Это были звуки ударов, словно кто-то лупит кого-то по щекам. Удары сопровождались болезненными стонами.

Я толкнул дверь и, к моему удивлению, она отворилась. В узком, заставленном мебелью и завешанном каким-то тряпьем коридоре, было темно. Дальше располагалась комната, из-под двери которой пробивался электрический свет. Я, стараясь не наступить на что-нибудь громкое, например, на кошку, проследовал вглубь квартиры.

Звуки ударов и стоны усилились. Я вытащил из кобуры револьвер и распахнул дверь.

Сомневаюсь, что Иероним Босх3 в самых смелых своих фантазиях видел картину подобную той, что открылась перед моими глазами. Обнаженный мужчина стоял на четвереньках посреди комнаты. Здесь же была женщина, также совершенно обнаженная. В руках у женщины была длинная рыбина, и вот этой-то рыбиной, размахнувшись, она изо всех сил ударила мужчину по красным от предыдущих ударов ягодицам.

Тот издал болезненный стон, в котором, впрочем, явно читалось и удовольствие.

– Продолжайте, Луиза! Frappe-moi chérie4! – взмолился Леруа.

Я отступил в коридор, но было поздно. Голая Луиза обернулась и, выронив рыбу, завизжала. Леруа также увидел меня и издал длинное ругательство по-французски.

– Ватсон, черт вас дери! – заорал он на английском. – Что вы здесь делаете?!

– Месье… – я не знал, что сказать.

Луиза прекратила кричать.

– Вы знаете этого джентльмена, месье Леруа?

– Этот джентльмен – частный сыщик, – просипел француз, поднимаясь и стыдливо прикрывая причинное место.

– Я много раз говорила вам, месье Леруа, дверь нужно закрывать, – сказала Луиза недовольно. – Мы же в Уайтчепеле, а не в Сити, или где там вы живете.

– А вы, сэр? – она вдруг шагнула ко мне. – Вы тоже любитель получить по заднице рыбой? Или у вас другие вкусы? Я готова на все, сэр.

Развернувшись, я выбежал из квартиры. Только прохладный ночной воздух Лондона окончательно вернул меня в чувство. Черт подери! Вот так история. Интересно, у Холмса бывало что-нибудь подобное?

Как медик, я разумеется, знал о различных сексуальных девиациях и фетишах, но о подобном извращении с использованием рыбы я еще не слышал.

– Мистер Ватсон!

Леруа показался из подъезда, на ходу затягивая галстук.

– Подождите, сэр!

Я посмотрел на француза. Он уже вполне оправился от смущения и вовсе не походил на человека, который только что находился в весьма неприглядном положении.

– Вы следили за мной? – задыхаясь, спросил он. – Это подло с вашей стороны.

– Вы не оставили мне другого выбора, солгав нам с Лестрейдом.

– Солгал?

– Да, месье. Вы не были в бильярдном клубе «Гриндер» накануне убийства.

Лицо Леруа выразило крайнее удивление.

– Но как вы узнали, сэр?

– Ваши пальцы, месье. Вы сказали, что весь день играли в бильярд, если бы это было так, на подушечках ваших пальцев непременно остались бы голубые следы от мела. В отличие от следов школьного мелка, следы мела для бильярда невозможно полностью смыть на протяжении двух-трех дней, ведь в его состав входят алоксит, тальк и кварц.

– Вот как, сэр? Не знал этого. Да, я был у Луизы, – француз повесил голову. – Она – моя запретная страсть. Но вы ведь не расскажете об этом моей невесте? Я знаю, вы настоящий джентльмен и глубоко порядочный человек.

– Луиза может подтвердить ваше алиби? – спросил я.

– Надеюсь, что да.

– Надеетесь?

– Она так зла на меня сейчас. Эта ужасная привычка не запирать двери! Но меня оправдывает то, что для этого у меня дома есть дворецкий.

Мне не хотелось возвращаться в квартиру проститутки, но другого выхода не было. Луиза открыла не сразу. На ней был неопрятный халат из бирюзовой ткани с ярко-красными кистями.

– Вы передумали, сэр? – развязно спросила она. – Входите, если у вас есть деньги.

– Я не за этим, мисс.

– Да? Что же тогда заставило вас вернуться?

– Скажите, месье Леруа был у вас вчера?

Она посмотрела на меня долгим, задумчивым взглядом.

– Если я скажу, что не был, у него будут проблемы?

– Да, мисс, будут. Но если вы скажете, что он не был, а он на самом деле у вас был, то проблемы будут у вас. Лжесвидетельство карается в соответствии с законами Королевства.

– Жаль, – вздохнула она. – Хорошо было бы проучить французишку. Но, да ладно. Вчера месье Леруа весь день был у меня, сэр. У него был рыбный день, а сегодня он, очевидно, захотел добавки.

Она рассмеялась и захлопнула дверь перед моим носом.

Леруа все еще ждал меня на улице. Очевидно, ему хотелось убедиться, что я не собираюсь никому рассказывать его тайну.

– Молодой человек, – сказал я. – Я всячески осуждаю девиантное поведение, но, вместе с тем, я признаю право личности на частную жизнь. Даю вам слово джентльмена, что ни ваша невеста, ни кто бы то ни было еще не узнают ваш секрет. Вместе с тем, позвольте мне, как человеку, который значительно старше вас, дать вам совет отказаться от подобного образа жизни и образумиться.

– Сэр, я знал, что вы – настоящий британский джентльмен!

Он горячо пожал мою руку.

– Позвольте вас подвезти. За мной сейчас приедет машина.

Я с благодарностью принял его предложение: у меня не было ни малейшего желания плестись в сторону Сити по темным улицам Уайтчепеля. Не ровен час наткнешься на грабителя или пьяных матросов.

На Бейкер-стрит я попал в половине двенадцатого. Всю дорогу Леруа рассказывал мне о своей невесте, с которой у него совпадают как взгляды на жизнь, так и литературные вкусы. Оба являются ярыми поклонниками французских символистов, оба склонны к декадентству. Не без некоторой гордости он заявил, что его невеста дважды пыталась покончить с собой под воздействием пессимистических стихотворений малоизвестного французского поэта, а по совместительству, автора пьес для Гран-Гиньоля5.

Аделаида и Джоан снова обрушились на меня за позднее возвращение, но я был настолько измотан, что, не сказав им ни слова, поднялся в комнату Шерлока Холмса и закрыл дверь.

11


Несмотря на усталость, мне не спалось. Я знал, что за моим окном, во тьме лондонских улочек, скрывается Садовник, и очень скоро он нанесет очередной страшный удар. Три девушки – Розамунд, Эмбер и та, чье имя – табу, находятся в смертельной опасности.

Допрошены почти все посетители отделения французской поэзии, но разгадка тайны не стала ближе. Студент Гай Барлоу и польский эмигрант Юджин Блащиковски в момент убийства Ирэн Вулф были в камере, любитель порки рыбой Доминик Леруа проводил время с проституткой в Уайтчепеле. Учитель Джоуи Тернер, судя по всему, провел вполне обычный для себя день – сначала его видели на работе, затем он ушел домой. Нахождение его дома, конечно, никто не мог подтвердить.

Таким образом, трое из пяти постоянных посетителей библиотеки, похоже, не являются Садовником. По учителю вопрос окончательно не закрыт, равно как и по загадочному господину Уэйну Холидею из деревни Олбери, расположенной примерно в 40 милях от центра Лондона. В гости к Холидею еще предстоит наведаться.

Сон никак не приходил, и я включил ночник. На столике лежало пять книг, доставленных мне из библиотеки. Немного почитав «Вазу с пряностями» Гюисманса6 и «Кривую любовь» Корбьера7, я взял книгу незнакомого мне автора – Гюстава Моро. Называлась книга «Сад Смерти». В предисловии было сказано, что родился он в 1887 году, а в 1905 году, в возрасте 18 лет, покончил с собой. Тоненькая книжечка, отпечатанная неизвестным мне издательством тиражом в двести пятьдесят экземпляров, содержала не больше полусотни стихотворений. Вполне возможно, что это было полное творческое наследие автора. Прочитав несколько виршей, я понял, почему месье Моро столь рано покинул этот мир. Его стихи явно свидетельствовали о той болезни, что в декадентских салонах Лондона называют «очарованием смертью». Каждая строфа поэта буквально дышала кладбищенским холодом. Используя доступные ему творческие механизмы, метафоры и символы, юный поэт демонстрировал тщетность бытия, кратковременность молодости и подлинную красоту страдания и смерти.

Эту книгу вполне мог написать Садовник, вот только Гюстав Моро наложил на себя руки два года тому назад, а смерть, как известно, не дает отпуска тем, кого она забрала в свои чертоги.

Я вынул библиотечный формуляр и оторопел. Последним книжку брал мистер Уэйн Холидей, навестить которого мне еще предстояло, а до него «Сад Смерти» читала моя дочь, Аделаида Ватсон!

В пылу погони за Садовником я совсем позабыл о собственной дочери, а ведь я знал, что Аделаида и мисс Джоан регулярно посещают Лондонскую библиотеку, в том числе, и отделение французской поэзии. Там они познакомились с Барбарой Лестрейд, там Аделаиду нагло рассматривал извращенный бонвиан Доминик Леруа.

«Не знала, что ты тоже любишь французских символистов», – вспомнил я слова Аделаиды, зловещий смысл которых только сейчас дошел до меня. Моя несчастная дочь любит стихи декадентов! Таких, как этот самоубийца-Моро! Любит стихи, воспевающие смерть, тогда как ее собственный отец и его лучший друг все свои силы отдавали служению жизни.

Это был сильный удар для меня. Я смотрел на ночник, вокруг которого летала ночная бабочка, и думал о том, где я недоработал, как я упустил тот момент, когда дочь начала отдаляться от меня. Эти современные литературные течения, новые моды, как разрушительно они воздействуют на неокрепшие умы молодежи!

Неужели это Джоан подтолкнула мою Аделаиду к декадентству? Такая замечательная, чистая девушка – неужели это она?

А, может быть, это не Джоан, может быть, это я? Что испытала моя дочь, когда увидела отца с поднесенным к виску револьвером? Что она подумала?

Я закрыл книгу, выключил ночник. Некоторое время я просто таращился в темноту, думая об Аделаиде, Джоан, Холмсе, Садовнике и символистах. Наконец, усталость взяла свое, и я уснул.

12


Она никак не могла понять, почему мать считает ее хорошей девочкой. Да, она получает отличные отметки в школе, имеет прекрасные перспективы для поступления в колледж, не дерзит учителям и не дерется с соученицами. Но разве этого достаточно, чтобы считаться хорошей девочкой? Отметки, перспективы и прилежное поведение – это такая же ширма, как ее затрапезная юбка и блузка, которые ей приходится носить, потому что мать не может заработать на нормальную одежду, над которой не смеялись бы в школе. Эта ширма скрывает простой факт, который известен только ей самой: Розамунд Нэш-Мерфи не является хорошей девочкой.

И, что самое худшее, осознание собственной порочности не легло тяжким грузом на душу Розамунд, напротив, она втайне гордилась тем, что она не такая, как ее мать. В отличие от матери, она не пугается и не начинает неистово молиться, когда ветка дерева поскребется в окно. Она не проводит вечера на коленях перед лампадой, взывая Господа простить и помиловать, не ходит в церковь. Она не боится наказания Господня, как ее мать. Как Бог может покарать ее? Убить? Но Розамунд не боится смерти.

Напротив, смерть с детства привлекала девочку. Однажды она видела, как на улице умирала лошадь, которую каменщик запряг в слишком тяжелую повозку. Ей не было жаль лошадку, Розамунд жадно наблюдала, как конвульсии сотрясают тело животного, как изо рта вылезает розовая пена, как закатываются глаза. Внизу живота стало тепло, девочка едва не вскрикнула от невероятного, неведомого ей доселе наслаждения.

Еще одним наслаждением для Розамунд стало чтение. Одну за другой она проглатывала книги поэтов-декадентов, многие стихи заучивала наизусть. Особенно ей полюбились вирши Гюстава Моро. В одной из книжек Моро она нашла его портрет – бледный, очень худой юноша в цилиндре. Черные волосы, пронзительные глаза – Гюстав был похож на ворона, того самого, из стихотворения Эдгарда Алана По. Подобно зловещему возгласу Nevermore! из горла мрачной птицы, стихи Моро оплетали паутиной безысходности, тоски, очаровывали, звали в могилу.

Розамунд знала, что мать сочтет ее ведьмой или сумасшедшей, если узнает о ее порочной сущности. И все остальные не поймут ее.

Когда Розамунд исполнилось семнадцать, она, наконец, нашла того, кто ее понял. Знаменательная встреча произошла в саду рядом со школой. Девушка читала книгу, когда к ней вдруг подсел мужчина. Это было совершенно бестактно и возмутительно, но Розамунд промолчала. Искоса посмотрев на незнакомца, она отметила, что тот молод и хорош собой.

– Читаете Гюстава Моро, мисс? – поинтересовался неизвестный.

– Да, сэр, – ответила она, слегка розовея.

– Один из моих любимых поэтов.

– Правда? – недоверчиво спросила Розамунд.

– Да. Вот, послушайте.

Он прочел девушке одно из ее любимых стихотворений Моро.

– Вы замечательно читаете, – сказала она.

– О, спасибо, юная леди, но, право, вы слишком добры ко мне.

– Нисколько, – улыбнулась Розамунд. – Мне правда очень понравилось.

– Благодарю, – он приложил руку к сердцу.

Они сидели под раскидистым вязом и говорили о поэзии. Молодой человек прекрасно разбирался в символизме и декадансе, и не питал иллюзий относительно человеческой природы. Розамунд слушала его и поражалась, насколько ее собственные мысли были созвучны мыслям нового знакомого.

Он проводил ее до дома, галантно поцеловал руку. На следующий день вечером история повторилась: он ждал ее около школы, они снова говорили о поэзии, жизни и смерти.

Через неделю он пригласил ее в театр ужасов на Пикадилли, на премьерный показ спектакля «Джек-Попрыгун»8.

Розамунд поражалась, как быстро увлек ее тот водоворот отношений между мужчиной и женщиной, о котором она раньше читала только в книгах. Еще неделю назад ее жизнь была пустой, в ней не было никого, кроме матери – вечно крестящейся и предрекающей грешникам кары небесные. Теперь у нее был ее таинственный поклонник, такой красивый, такой умный и обходительный.

Конечно, Розамунд согласилась пойти с ним на спектакль. Была суббота и ей пришлось соврать матери, что она идет к соученице, которая, якобы, угодила под лошадь и нуждается в помощи с уроками.

Театр ужасов потряс Розамунд. Зрительный зал был оформлен, как кладбище. Люди сидели в креслах, напоминающих надгробия. На черных стенах – картины, изображающие сцены убийств и всевозможных непотребств. С потолка на цепях свисали скелеты людей. По углам, на вмонтированных в стену бронзовых столбиках, сидели огромные вороны, время от времени издающие леденящий душу крик.

Декорация сцены изображала ночную улицу Лондона.

– Сейчас погаснет свет, – сообщил Розамунд ее спутник, когда он сели на свои кресла-надгробия.

Свет в зале, действительно, погас, но сцена от этого стала видна еще отчетливее. Улица Лондона, ярко светит Луна. Молодая девушка в красивом платье спешит по брусчатому тротуару. Она боится, она хочет поскорее попасть домой, потому что знает: в это время на улицах орудует Джек-Попрыгун, по сравнению с которым знаменитый Джек-Потрошитель не более чем младенец.

Джек появился на сцене так неожиданно, что от страха закричала не только актриса, но и многие находящиеся в зале. Розамунд же не испугалась: внешний вид Джека-Попрыгуна показался ей, скорее, смешным. Высокий мужчина в обтягивающих штанах, в коротком плаще и с длинными когтями, выглядел довольно нелепо. Джек бросился на девушку. Хлынула кровь. Женщины в зале взвизгнули.

Розамунд знала, что кровь – бутафорская, но смерть на сцене все равно произвела на нее большое впечатление. Актрисе удалось очень точно передать агонию тела. Она умирала почти также, как та перегруженная лошадь. Розамунд снова ощутила то приятное тепло внизу живота.

Далее в спектакле рассказывалось о сыщике, который безуспешно пытался поймать Джека-Попрыгуна. Зрители увидели еще несколько ярких нападений маньяка, но они уже не оказали на Розамунд столь сильного воздействия, как первое убийство.

– Вам понравился спектакль? – спросил он, когда они вышли на улицу.

– Да, сэр, очень понравился.

Они двинулись вперед по Пикадилли. Главная улица Лондона была полна людей. Нарядные дамы и их галантные кавалеры прогуливались в свете ярких электрических фонарей. Розамунд было приятно, что она является частью вечернего лондонского променада – она тоже дама, гуляющая со своим кавалером.

Пикадилли закончилась, людей и фонарей на улицах становилось все меньше.

– Вот будет забавно, если сейчас на нас прыгнет с крыши Джек-Попрыгун, – сказала Розамунд.

– О, да, это будет очень забавно, – согласился ее спутник.

Они засмеялись, исчезая в темноте лондонских переулков.

13


Начать день с завтрака – уже почти забытое мною удовольствие. Погоня за Садовником оказалась настолько стремительной, что я не успевал даже съесть тарелку овсянки с клюквенным джемом и сваренное вкрутую яйцо. Наша приходящая кухарка, миссис Этвуд, подала завтрак на полчаса раньше обычного, я к тому времени уже встал и спустился вниз.

– Чем порадуете сегодня, миссис Этвуд? – довольно бодро пошутил я.

– Овсянка, доктор, – традиционно ответила она.

– Великолепно.

Я присел к столу, надел салфетку.

– Папочка, ты уже завтракаешь?

В гостиную спустились сначала Аделаида, затем – мисс Остин.

– Доброе утро, миссис Этвуд, – поздоровались девушки.

– Доброе утро, леди, – улыбнулась кухарка.

Аделаида и мисс Остин присели к столу.

– Папа, ты уже поймал Джека Потрошителя? – как ни в чем не бывало, поинтересовалась Аделаида.

Я чуть не подавился, вытер рот и отложил в сторону салфетку.

– Милая моя, разве такие разговоры уместны за столом? И с чего ты взяла, что это Джек Потрошитель?

– Папа, если ты решил, что только ты умеешь читать, и знаешь, что такое газеты, то ты ошибся, – отозвалась Аделаида, насмешливо закатив глаза.

– Но это все равно не очень удобно, здесь леди, – я посмотрел на мисс Остин.

– Не волнуйтесь, мистер Ватсон, я с удовольствием послушаю, – сказала мисс Остин. – Мне очень интересно.

– Хорошо, – сдался я. – Тем более, что я и сам собирался с вами обеими об этом поговорить. Кстати, и миссис Этвуд не лишним будет это услышать. У вас ведь есть дочь, миссис Эдвуд?

– Да, сэр.

– Так вот, дамы. В Лондоне, и правда, убиты две девушки твоего возраста, Аделаида, и у полиции есть основания предполагать, что убийства повторятся. В связи с вышесказанным я прошу вас удвоить бдительность. Мисс Остин, особые надежды я возлагаю на ваше благоразумие.

– Мистер Ватсон, я сделаю все, что в моих силах, чтобы оградить Аделаиду от беды, – горячо заверила меня гувернантка.

– Я вам верю, – отозвался я. – И, в первую очередь, я просил бы вас не ходить в Лондонскую библиотеку.

– Ну, папа! – воскликнула Аделаида. – Неужели, мы будем сидеть на карантине как во время чумы из-за какого-то убийцы?!

– Не на карантине, дочь моя. Нам всем нужно просто быть осторожнее, чем раньше.

– Мистер Ватсон, а как именно убили девушек? – спросила мисс Остин.

Я удивленно посмотрел на нее, а потом вспомнил, что и она, и моя дочь являются поклонниками поэзии декадентов.

– Их … задушили, – сказал я, не собираясь вдаваться в подробности.

– А потом? – спросила мисс Остин.

– А что потом? – удивился я. – Потом тела нашла полиция.

Мне показалось, что мисс Остин мне не поверила.

– И вы уже подозреваете кого-то?

– Да, мисс Остин. Работа по поимке Садовника не прекращается ни на миг.

– Садовника?! – воскликнула Аделаида. – Так он садовник? Как мистер Этвуд?

– Мой муж никого не убивал, – обиженно заявила кухарка.

– Садовником его назвали в полиции, – сообщил я, досадуя на свою оплошность.

– Но почему? – чуть ли не одновременно воскликнули девушки.

– Вот этого я уже не могу вам сказать, – твердо сказал я. – Ешьте овсянку.

Мы вернулись к трапезе.

Закончив с завтраком, я обратился к Джоан.

– Мисс Остин, могу я попросить вас о беседе тет-а-тет?

– Конечно, мистер Ватсон, – она отложила нож и вилку.

– Нет-нет, не сейчас. После ужина, если можно.

– Как вам будет угодно, сэр.

Почтальон принес газеты. Я не без некоторой тревоги открыл «Таймс». Интуиция меня не подвела. На первой полосе была размещена моя фотография в Гладсон-парке, а над ней крупными черными буквами:

«БЕССИЛИЕ ДОКТОРА ВАТСОНА».

В статье сообщалось о втором убийстве юной девушки в Лондоне, кроме того, репортер позволил себе следующий пассаж:

«Полиция, как известно, привлекла к расследованию доктора Джона Хэмиша Ватсона, известного широким массам лишь в качестве друга Шерлока Холмса, а также как биографа знаменитого сыщика. Мягко говоря, спорное решение. В полиции, похоже, решили, что талант к сыскной работе передается воздушно-капельным путем, как инфлюэнца, и доктор Ватсон, пребывая поблизости от мистера Холмса, нахватался от него бацилл гениальности.

Вот только на практике использование доктора Ватсона в качестве основного следователя по делу, шокировавшему всю Британию, представляется совершенно бесполезным. Убийца продолжает орудовать на улицах столицы, и нет ни единого сигнала, что наш доблестный доктор хотя бы на йоту приблизился к его поимке.

Бессилие Ватсона может обернуться для всего общества тяжелой трагедией, равно как и эксперимент Скотленд-Ярда, внезапно решившего привлечь к расследованию дилетанта».

– О, боже, папа, какие гнусности они пишут!

Я не заметил, что Аделаида подкралась ко мне сзади, и читала статью, заглядывая мне через плечо. Голос дочери дрожал от возмущения и досады.

– Не стоит обращать внимания, дочка, – стараясь сохранять спокойствие, сказал я. – Этот репортер всегда пишет в подобном стиле. Такая у него работа.

В дверь позвонили. Пришел Лестрейд.

– Готовы, Ватсон? Машина ждет.

Я набросил пальто и вышел вслед за инспектором.

Полицейская машина повезла нас по улицам Лондона в южном направлении. Предстояло достаточно длительное путешествие до Олбери – крошечной деревушки у Чилворт-роуд. Я давно не бывал в пригороде, и в какой-то степени соскучился по зелени холмов и свежему воздуху.

– Читали, Лестрейд?

– Вы о публикации в «Таймс»? – беззаботным тоном отозвался инспектор. – Не стоит обращать внимания на подобную чепуху, доктор.

«Вам легко говорить, ведь статья не про вас», – подумал я.

Вдруг машину занесло, меня бросило на Лестрейда. Раздался удар и автомобиль остановился.

– Смит, черт побери! – заорал инспектор. – Что вы творите?!

Водитель залепетал, что отвлекся.

Я выглянул из окна. Наша машина врезалась боком в гужевую повозку, везущую бидоны с молоком. Повозка опрокинулась, молоко разлилось по брусчатке. Картина моим глазам открылась достаточно сюрреалистичная: словно на определенном участке Лондона вдруг прошел снегопад. Из подворотни к огромной луже метнулся кот и принялся лакать молоко.

– Сэр, как же так, сэр? – к повозке приблизился возница. Это был обычный селянин, которые привозят в Лондон молоко, хлеб и рыбу.

Лестрейд досадливо скривился.

– Мы из полиции, любезнейший, очень спешим.

– Сэр, я понимаю, что вы спешите, но моя семья тяжело трудилась, чтобы получить это молоко, – весомо сказал селянин и, зло искривившись, прибавил. – Это все эти поганые машины. Раньше ездили на лошадях, ничего такого и не было.

Лестрейд некоторое время препирался с возницей, а я смотрел на молочную лужу, думая о том, как, в сущности, символично это столкновение нового и старого. Наконец, инспектору удалось согласовать с возницей компенсацию за инцидент. Лестрейд выписал пострадавшему бумагу, согласно которой он сможет получить деньги из бюджета Скотленд-Ярда. Судя по довольному лицу селянина, в накладе он не остался.

– Поезжайте, Смит, – сердито бросил Лестрейд. – И благодарите Бога, что я не вычел это из вашей зарплаты.

Из города мы выехали примерно через полчаса. Наконец-то каменные джунгли сменились сельским ландшафтом, столь приятным для глаз истинного англичанина. Тем временем небо заволокло тучами, начал накрапывать дождь.

Трасса Рипли-бай-Пасс, по которой мы ехали, была вполне сносного качества, но, после того, как мы свернули на дорогу, отмеченную на карте, как Парк-лэйн, автомобиль стал трястись на ухабах, точно страдающий тремором старик.

Вдоволь поплутав мимо гороховых полей и пастбищ с пасущимися овцами и коровами, мы, наконец, выехали на Чилворт-роуд и в считанные минуты домчали до Олбери.

Небольшая, вполне живописная деревенька раскинулась между двух холмов. Пара десятков аккуратных домов с палисадниками, центральная площадь с почтой и приходской англиканской церковью.

Дождь лупил как из ведра. Смит остановил машину у ближайшего к дороге дома.

– Смит, пойдите, спросите у хозяев, где живет мистер Холидей. Вы, в отличие от нас с Ватсоном, человек молодой, и ревматизм вам еще не грозит.

Водитель нехотя выбрался из машины и под струями дождя побежал к дому. На его стук вышла девочка лет десяти. Они о чем-то поговорили, и Смит вернулся.

– Ну? – нетерпеливо спросил Лестрейд.

– Холидей – это местный викарий, – сообщил водитель. – Сейчас он в церкви, где как раз идет проповедь.

Мы с инспектором переглянулись.

– Надо же, – присвистнул Лестрейд. – Среди представителей духовенства затесался вероятный Садовник.

– Поезжайте к церкви, – сказал я Смиту.

14


Машина проехала по площади и остановилась у небольшой однонефной церковки, построенной в неоготическом стиле из красного кирпича. С одной из сторон к зданию примыкала квадратная башенка с четырьмя остроконечными пинаклями, увенчанными флюгерами.

В церкви шла служба. Несколько прихожан сидели на длинных скамьях, установленных рядами перед пресвитерием, и слушали проповедь викария, стоящего за амвоном у алтаря. Когда мы вошли, Холидей взглянул на нас, но и бровью не повел, продолжив проповедовать.

– Снимите шляпу, Ватсон, – прошипел Лестрейд.

Я сдернул промокший котелок. Мы присели на ближайшую скамью.

С виду викарию было сорок пять-пятьдесят лет. Его худое, строгое лицо обрамляла аккуратная, седоватая бородка. Зачесанные назад седые волосы открывали высокий лоб, подобный лоб обычно бывает у людей с незаурядными мыслительными способностями. Я прислушался к проповеди мистера Холидея.

– Еще раз повторюсь, братья и сестры мои, все, что написано в Библии, является не просто правдой верующих людей, но истиной, ежедневно подтверждаемой современными научными изысканиями. Это очень важно в наш век научного прогресса, когда люди, глядя на создаваемые человеком механические чудеса, начинают сомневаться в чудесах Господних. Но дело в том, что чудеса Господа также подтверждаются наукой. Каждая строчка Ветхого и Нового заветов могут быть объяснены с научных позиций.

Например, в Мустьерских захоронениях9 обнаружены останки 16-летнего юноши, которые полностью опровергают так называемую эволюционную теорию господина Дарвина, утверждающего, что люди якобы произошли от обезьян. Найденный юноша по своей антропометрии ничем не отличается от меня, или, например, от тебя, Джон, – Холидей указал рукой на сидящего справа от него парня. – У него обычный лоб, обычная челюсть, руки вполне обычной длины и, уж конечно, у него нет ни малейшего признака хвоста. Этот юноша, которого господин Дарвин считает полуобезьяной, являлся самым что ни на есть обычным человеком. Мустьерское захоронение доказывает лживость теории Дарвина и, вместе с тем, правдивость Священного писания.

«И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему, и да владычествуют он над рыбами морскими, и птицами небесными, и над зверями, и над скотом, и над всею землёю, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле. И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божьему сотворил его»10.

Мустьерское захоронение научным образом доказывает, что Адам изначально был человеком, а вовсе не обезьяной. Как видим, наука подтверждает то, что сказано в Библии, и опровергает то, что утверждал в своих работах господин Дарвин.

Нельзя не отметить и другое, – викарий поправил очки и отпил воды из высокого стакана. – Человек не только был человеком со дня Творения, он также знал Господа. Это подтверждается тем же Мустьерским захоронением. Поза, в которой лежит юноша, повторяет позу зародыша, а это значит, что похоронившие его соплеменники верили в его воскрешение. Более того, они поставили в могилу рядом с телом умершего чашу с едой (дабы он мог подкрепиться после воскрешения) и положили туда лук, чтобы он мог добыть себе пропитание впоследствии.

Очевидно, что так называемые неандертальцы, которые на самом деле являются такими же людьми, как мы, верили в единого Бога и в воскрешение.

Еще раз повторюсь, братья и сестры, научным образом объясняется каждая строчка из Библии.

Да, вот, например, возьмем историю пророка Ионы во чреве кита. Многие высказывали сомнения, что такое возможно. Однако, не далее, чем в 1891 году британский матрос Джеймс Бартли с китобойного судна «Звезда Востока» был проглочен кашалотом у Фолклендских островов. Кашалота в тот же день поймали и, разрезав ему брюхо, обнаружили Джеймса. Мистер Бартли скончался лишь в 1902 году в возрасте 32 лет.

Таким образом, мы можем смело утверждать, что описанное чудо пророка Ионы никаким чудом не является, это вполне себе объяснимое с научной точки зрения явление. Не воспринимайте Библию как набор сказок, воспринимайте Писание исключительно как практическое пособие и набор жизненных правил, непременных к соблюдению, ежели мы хотим войти в царствие небесное.

Помолимся, братья и сестры.

Прихожане встали со своих мест, принялись молиться. Мы с Лестрейдом тоже были вынуждены подняться, но в молитве не участвовали в связи с отсутствием религиозных убеждений.

После молитвы верующие начали друг за другом подходить к падре, целовать крест и получать благословение. Наконец, настала и наша с инспектором очередь.

– Весьма интересная лекция, преподобный, – вполне искренне похвалил я.

– Храни вас Господь, сын мой, – сказал Холидей, улыбаясь. – Не видел вас здесь раньше, сэр.

– Меня зовут Джон Ватсон, а это – Грег Лестрейд.

– Мы из Скотленд-Ярда, – уточнил инспектор.

Улыбка сошла с лица викария, он нахмурился.

– Что понадобилось лондонской полиции в Олбери? Здесь случилось что-то, о чем я не знаю?

– Нет, преподобный, что-то случилось в Лондоне, и след, возможно, тянется в вашу деревню. А если быть точнее, то прямо к вам, – жестко заявил Лестрейд.

– Ко мне? – удивленно протянул викарий. – Что вы имеете в виду?

– Не могли бы мы поговорить в другом месте? – предложил я, оглядываясь на любопытных прихожан.

– Конечно, конечно, – заторопился викарий. – Мы вполне можем поговорить в моем доме.

Мистер Холидей жил в большом доме неподалеку от церкви. Ему прислуживала пожилая женщина, возможно, его мать.

– Прошу, – викарий пригласил нас в свой кабинет.

– Мы не займем много времени, преподобный, – пообещал я.

Холидей уселся в кресло за дубовым столом, мы примостились рядом на софе.

– Итак, джентльмены, я слушаю.

– Вы бываете в Лондоне, мистер Холидей? – начал я.

– Разумеется.

– По церковным делам или по личным?

– И по церковным, и по личным. Но больше, конечно, по церковным.

– На чем вы добираетесь?

– На лошадях, сэр, – улыбнулся преподобный, поправляя очки. – Церкви принадлежит дилижанс, такой роскоши, как автомобиль, мы пока не можем себе позволить, в отличие от Скотленд-Ярда.

– Когда в последний раз вы были в Лондоне?

– Вчера, сэр. Я ездил в столицу по делам епархии. Но, джентльмены, позвольте поинтересоваться, почему вы задаете мне эти вопросы? Почему вы вообще здесь?

– Вы слышали про убийство двух девушек в Лондоне? – спросил я.

– Да-да, я читал об этом в «Таймс». Мрачное проявление инфернальной стороны души человеческой. Но, я все еще нахожусь в недоумении, почему именно я вызвал ваш интерес?

– Вы ведь посещаете Лондонскую библиотеку?

– Конечно, сэр. И регулярно. Чтение – это одно из немногих истинных удовольствий, доступных человеку.

– И какие отделения библиотеки вы посещаете?

– Самые разные, – улыбнулся викарий. – Как вы могли понять из моей, как вы изволили выразиться, лекции, я интересуюсь не только богословием. Я читаю и естественнонаучные книги, и философские труды, и медицинские трактаты, и художественную литературу. Мне многое интересно, знаете ли.

– А поэзия?

– В том числе.

– Не буду скрывать от вас, преподобный, мы изучили ваш библиотечный формуляр. Должен признаться, ваши вкусы в поэзии несколько странные для священника.

– Что вы имеете в виду, мистер Ватсон?

– Декадентство и христианство – как-то это не слишком сочетается, не находите? Древнейшее учение о бессмертии души и воскрешении из мертвых и современное увлечение суицидальной молодежи.

Викарий снял очки, задумался.

– Знаете, сэр, я не думаю, что пропасть между этими двумя явлениями столь обширна, как представляется. Если поразмыслить, поэзия символистов о том, что все земное – тлен, мираж, привидевшийся страждущему в пустыне. Для христианства земной путь человека значим лишь с точки зрения грехов и добродетелей, которые будут свойственны христианину на этом пути. Основа же – в жизни будущего века, то есть, в том, что будет после воскрешения.

– Но декаденты не верят в воскрешение. Они просто очарованы смертью как явлением.

– А вы ею не очарованы? – неожиданно спросил викарий.

Я замешкался, вспомнив на мгновение тот страшный миг, когда Аделаида вырвала у меня из рук револьвер.

– Нет, преподобный, я не очарован.

– Мы боремся со смертью, преподобный, – горделиво вставил Лестрейд.

– И это похвально, – сказал викарий, протирая очки носовым платком. – Смерть – это обратная сторона жизни, господа. Как бы вы не любили жизнь, рано или поздно вы встретитесь со смертью, и, если вы заранее полюбите смерть, и встретите ее, как друга, вам будет гораздо легче. Именно этому и учит нас христианское учение. И в этом оно полностью совпадает с, как вы выразились, суицидальным увлечением современной молодежи.

– Вы встречали когда-нибудь эту девушку?

Я протянул ему фотографию Ирэн Вулф. Викарий взял снимок, покачал головой.

– Нет, сэр. Я так понимаю, именно эта девушка была убита?

– Да, и она была посетительницей того же отдела библиотеки, что и вы.

– Ясно, но я ее там не встречал, – он вернул мне фотографию. – Бедное дитя.

– А других девушек вы видели в отделении французской поэзии?

– Однажды я видел рыжеволосую девушку с весьма запоминающимися зелеными глазами, -ответил викарий. – Очень любознательная юная леди.

– Беатрис Пройслер, – сказал Лестрейд с нажимом.

– Имени ее я не знаю, – отозвался Холидей. – Но постойте! Не та ли это девушка, про которую писали в газетах, первая жертва этого чудовищного убийцы?

– Это она, – проговорил я, напряженно размышляя (мне все казалось, что я упускаю некую важную деталь). – Вы сказали, что она была любознательной, с чего вы это взяли? Вы говорили с ней?

– Да, сэр. Она заинтересовалась тем, что священник читает стихи символистов, мы разговорились.

– О чем же?

– Примерно о том же, о чем и с вами, мистер Ватсон. О парадоксальном, казалось бы, сходстве декадентства и христианства.

Вошла экономка Холидея, осведомилась, что подавать на обед. Викарий попросил бобовой похлебки.

– Какой Беатрис показалась вам в общении? – спросил я.

– Как я уже сказал, очень любознательной. Она задавала много вопросов.

Викарий задумался: на его высоком лбу появились глубокие морщины.

– Мистер Холидей?

– Один вопрос мне хорошо запомнился и теперь, в связи с произошедшим, я подумал, не связан ли он как-то с трагедией, произошедшей с Беатрис.

Мы с Лестрейдом подались вперед, напряженно внимая.

– Девочка спросила, как церковь относится к самоубийству, – будничным тоном произнес викарий.

– И что же вы ей ответили? – спросил я.

– А что я должен был ей ответить? Я сказал, что церковь порицает лишивших себя жизни, и таких покойников хоронят за церковной оградой.

Я пристально смотрел на Холидея, пытаясь увидеть хоть какие-то движения на его лице. Едва заметное подергивание глаза или дрожание уголков губ, заметное только человеку, изучавшему медицину и психологию. Никаких движений не было.

– Это все, мистер Ватсон? – устало спросил викарий. – Мне пора обедать, а потом я желал бы немного поспать.

– Да, это все, не смеем больше вас задерживать.

Преподобный поднялся, протянул руку сначала мне, затем – Лестрейду.

– Может быть, останетесь на обед, господа?

По голосу викария было понятно, что приглашение – лишь дань вежливости.

– Спасибо, преподобный, но нам, правда, пора.

– Что ж, помоги вам Господь. Надеюсь, вы поймаете изувера.

Пройдя через гостиную, в которой витал аппетитный запах бобовой похлебки, мы с Лестрейдом покинули дом викария, а затем и деревню Олбери, показавшуюся мне самой захолустной и малоинтересной из всех деревень нашего Королевства.

15


В Лондон мы возвратились вечером. Я попросил Смита высадить меня на Бейкер-стрит. Поездка в пригород совершенно вымотала, и единственное, чего я хотел – поужинать и лечь спать.

Дверь мне открыла Джоан.

– Мистер Ватсон, сегодня вы раньше.

– Да, мисс Остин. Полюбовался вдоволь провинциальными британскими пейзажами.

Я прошел в гостиную, встал рядом с книжным шкафом.

– Вы ездили в пригород? – удивилась Джоан.

– Да, в Олбери. Аделаида у себя?

– Да, сэр.

– Замечательно. Как вы помните, я хотел побеседовать с вами, мисс. Присядьте, пожалуйста.

Я пододвинул девушке полукресло. Она покорно пристроилась на краешек сиденья.

– Мисс Джоан, ваше появление в нашем доме год назад стало для меня настоящим спасением, и я вам бесконечно благодарен. Аделаида, вступив в сложный возраст, начала проявлять не самые приятные мне черты характера, и, видит Бог, сам бы я с ней не справился.

– Спасибо, сэр.

Я помолчал, обдумывая, как мне сказать девушке то, что я должен был ей сказать, но таким образом, чтобы не задеть это хрупкое создание.

– Мисс Остин, не сочтите, пожалуйста, за критику…

Я заметил, как она напряглась. Волнение делало ее прекрасное лицо еще прекрасней.

– Говорите же, сэр, – Джоан покорно склонила голову.

– Мисс Остин, в Лондонской библиотеке я узнал, что вы с Аделаидой посещаете отдел французской поэзии и берете там книги весьма … сомнительной репутации. Кроме того, моя дочь накануне сказала, что любит эту новомодную поэзию символистов, запудривающих умы молодежи. Это очень опечалило меня. Более того, я …

– Мистер Ватсон, вы хотите уволить меня?

Прекрасное лицо Джоан исказилось, в ее больших, синих, как морская вода, глазах, закипели слезы.

– Нет, что вы, мисс Остин! – воскликнул я. – Даже в мыслях такого не было!

– Папа!

Аделаида стояла на лестнице. Ее лицо пылало гневом.

– Ты довел мисс Остин до слез?!

Никогда не видел свою дочь в столь рассерженном состоянии. Она была похожа на молодую львицу. Я растерялся, но Джоан, как всегда, пришла на помощь.

– Нет, Аделаида. Я заплакала, потому что ужасно жалко убитых девушек.

Я благодарно посмотрел на гувернантку.

– Тем не менее, извините меня, мисс Остин, я, право же, вел себя не по-джентльменски.

– Мистер Ватсон, вы вели и неизменно ведете себя, как истинный джентльмен, – твердым голосом сказала Джоан. – Заверяю вас, я учту все ваши пожелания относительно обучения Аделаиды.

Я устало улыбнулся девушкам.

– А теперь я бы хотел поужинать. Ужасно устал, знаете ли.

Миссис Этвуд приготовила на ужин суп с зайчатиной. К моему огорчению, Джоан, сославшись на головную боль, отказалась ужинать и поднялась к себе в комнату. Я чувствовал вину перед ней. Однако, целый день на свежем воздухе без нормального питания сделал свое дело, и я отдал должное супу, который оказался отменным. Аделаида сначала дулась, но затем запах зайчатины сманил и ее.

Мы ели, поглядывая друг на друга.

– Джоан, наверное, сейчас вышивает, чтобы успокоиться. Всегда так делает. – проговорила Аделаида, пережевывая хлеб. Ее лицо стало похоже на мордочку хомяка, выглядывающего из норки на пшеничном поле.

– Не стоит говорить с набитым ртом, юная леди, – сказал я. – Очень жаль, что мисс Остин расстроилась, надеюсь, завтра она утешится.

– Я сама была в ужасном настроении сегодня из-за этих девушек, – призналась Аделаида. – Но потом почитала Гюстава Моро и утешилась.

– Позволь узнать, почему же ты утешилась? – спросил я, промокая рот салфеткой.

Она отложила ложку, и, откинувшись на спинку полукресла, прочла:

– Войдя в сад Смерти, милый друг,

Ты позабудешь о заботах,

О страхах, болях и невзгодах.

И станешь ты счастливым вдруг.

– О, Господи, Аделаида! – воскликнул я.

– Что, папочка?

– Это же совершенно бездарные стихи! И о чем они? Что еще за сад Смерти?

– Ты просто ничего не понимаешь в поэзии, – сердито заявила Аделаида – Ты ведь писал рассказы.

– Да, но, смею надеяться, у меня довольно литературного вкуса, чтобы понять, насколько ужасны эти стихи.

– Мисс Остин так не считает, – отозвалась Аделаида, снова принимаясь за суп.

Я досадливо покачал головой, осознавая, что пока не смогу ничего поделать с увлечением дочери. Искусство – весьма тонкая материя, то, что поражает одного человека в самое сердце, другого оставляет совершенно равнодушным.

– А как твое расследование, папа? Ты уже поймал Садовника?

– К сожалению, нет, – мне очень не хотелось говорить с дочерью о Садовнике. – но сегодня мы с Лестрейдом ездили в пригород. Как же там хорошо дышится! Надеюсь, как-нибудь мы втроем сможем отправиться на пикник.

– Меня уже пригласили на пикник, – сообщила Аделаида.

– Вот как? И кто же?

– Барбара Лестрейд. Но мы, конечно, не собираемся в пригород, так что зря ты сделал такую кислую гримасу.

– Кислую мину, – поправил я. – Гримаса – это слишком грубо, юная леди. И куда же вы собираетесь на пикник?

– В Гладсон-парк.

Холодок пробежал у меня по спине, когда я вспомнил изуверски оскверненное тело Ирэн Вулф.

– Гладсон-парк? Но почему именно это место?

– Это Барбара предложила, – пожала плечами Аделаида. – Я спать, папа.

– Не забудь почистить зубы, – встрепенулся я.

Она издала страдальческий стон, но все же отправилась в уборную.

В комнате Холмса я прилег на кушетку. Прошел еще один день с того момента, как Лестрейд неожиданно предложил мне вести дело Садовника. За это время я видел много такого, чего мне не доводилось видеть даже во времена совместных с Холмсом расследований. В моих руках десятки ниточек, но они все никак не вяжутся в единое полотно.

Я перевернулся на бок, подложив кулак под щеку. Тела девушек, превращенные в ужасающие цветы, Холидей, рассказывающий о Мустьерском захоронении, роняющий слезы учитель Джоуи Тернер – все это пронеслось перед моими глазами, но тут же сменилось лицом Холмса. «Выводы, Ватсон, выводы». Я уснул.

16


Утром я без особого аппетита позавтракал, поговорил немного с Аделаидой и мисс Остин. Джоан совершенно успокоилась после разговора накануне и даже посвежела, став еще прекрасней, чем обычно. Впрочем, сразу после завтрака она ушла, надев свою лучшую шляпку с цветами. На мой вопрос, куда она собралась в такую рань, мисс Остин ответила, что в ателье «Уорт» ей назначена примерка нового платья.

Когда Джоан ушла, я погрузился в чтение газет. В «Таймс» про убийства писали много глупостей, но, по крайней мере, мое имя в этой газете перестали муссировать. Открыв Daily Telegraph, я помрачнел.

«СЕНСАЦИОННЫЕ ПОДРОБНОСТИ ЖЕСТОКИХ УБИЙСТВ ЮНЫХ ДЕВУШЕК В ЛОНДОНЕ»

В статье убийца впервые был назван Садовником, кроме того, репортер достаточно подробно и точно описал «цветы», созданные изувером из тел своих жертв. Также сообщалось, что Ирэн Вулф была изнасилована. Завершалась статья следующим пассажем:

«Пока возомнивший себя сыщиком безумный доктор тщетно мечется по Лондону, Садовник подкрадывается к юным, беззащитным созданиям. Возможно, к вашей дочери, мистер Читатель, или к вашей, миссис Читательница. Скотленд-Ярд, опозорившись с поисками Джека-Потрошителя, снова сел в лужу, пригласив литератора средней руки расследовать убийства. Когда же, наконец, мы сможем гордиться нашей британской полицией, а не испытывать за нее стыд? Когда мы, наконец, сможем спокойно ходить по улицам нашего города?!».

Я отложил газету. Что ж, пора было привыкнуть к этому. Британская пресса будет смешивать мое имя с грязью до тех пор, пока я либо не поймаю Садовника, либо не сдамся. На то она и британская пресса. И никакие прошлые заслуги, участие в делах великого Холмса мне не помогут.

Очевидно, что в полиции у репортера был осведомитель. С одной стороны, я был раздосадован утечкой из Скотленд-Ярда, с другой стороны, я понимал, что общество имеет право знать о грозящей ему опасности. Если на улицах орудует серийный убийца, горожанам стоит это знать – это повысит их бдительность. В этом отношении я был категорически не согласен с Лестрейдом, который, как я подозревал, отчасти беспокоился за свою репутацию и дальнейшую карьеру.

Как бы то ни было, осведомителя предстояло выявить. Подробности, приведенные в статье, могли знать только несколько человек, включая меня самого, убийцу, Лестрейда и …

– Ах, да!

Теперь я знал, кто осведомитель, но предстояло еще подтвердить догадку, так как обвинять человека огульно нельзя.

– Ты куда, папа?

– В редакцию Daily Telegraph, юная леди.

Не успел я снять шляпу с вешалки, как в дверь неистово забарабанили.

– Я открою, – воскликнула Аделаида, отвлекаясь от British and Foreign Animals11.

Вместе с прохладным утренним воздухом в гостиную ворвался маленький седовласый человечек, в котором я узнал мистера Хармони Вулфа, отца несчастной Ирэн.

– Где он? Где мистер Ватсон?!

– Что вам нужно, сэр?! – возмутилась Аделаида.

Я поднялся навстречу Вулфу. Полагаю, мое лицо вполне отражало то смущение и боль, что я испытывал.

– Мистер Ватсон! – воскликнул Вулф. – Вы читали? Читали?

В его руках был свежий номер Daily Telegraph.

– Да, я прочел, мистер Вулф. Я прошу вас извинить меня за то, что мы не смогли это предотвратить. Видит Бог, мы сделали все, что могли, сэр.

Вулф обессиленно упал в кресло, закрыл лицо руками.

– Кто это, папа? – негромко спросила Аделаида.

– Иди в свою комнату, дочка, – потребовал я.

Но она осталась.

– Бедная моя девочка, бедная моя Ирэн! – простонал мистер Вулф.

Мое сердце разрывалось от жалости к нему, но я не знал, что делать. Я стоял у камина, сложив руки на груди, и растерянно смотрел на разыгравшуюся передо мной драматическую сцену.

– Вы папа Ирэн Вулф, про которую писали в газетах? – догадалась Аделаида.

Вулф поднял на нее мутные глаза, некоторое время он молча смотрел на мою дочь, затем, повернулся ко мне и сказал:

– Найдите его и повесьте, мистер Ватсон. Я очень вас прошу. Я не виню вас в смерти моей дочери и вам не за что извиняться передо мной. Просто найдите его, сэр.

– Я отдам все силы и все свое время, мистер Вулф, – сказал я.

– Папа обязательно найдет его, – пообещала Аделаида.

– Вы – настоящий джентльмен, сэр, – Вулф поднялся, подавая мне руку. Я пожал ее.

– А вы, – он обернулся к Аделаиде. – очаровательная юная леди. Вы могли бы стать подругой моей дочери.

Лицо его исказилось от боли.

– Берегите вашу малютку, мистер Ватсон, – попросил он. – Счастья вам, юная леди. Прощайте.

Сгорбившись, он покинул квартиру на Бейкер-стрит. Мы с Аделаидой некоторое время стояли посреди гостиной, как истуканы.

– Почему ты не сказал ему, что найдешь Садовника, папа? – спросила Аделаида: ее глаза гневно поблескивали.

– Потому что я не Шерлок Холмс, – сердито ответил я.

Она обиделась и ушла наверх. Я не стал ее останавливать.

Поручив дочь заботам миссис Этвуд, я надел пальто и шляпу и покинул квартиру 221b по Бейкер-стрит.

17


Я шел по утренним улицам Лондона в сторону Ковент-Гарден. Мимо пару раз проезжали такси, но я не стал останавливать машину: мне нужно было развеяться, остудить голову. Все вокруг меня вели себя так, словно я обязан быть хорошим сыщиком, обязан поймать Садовника. Как там писали в «Таймс»? «С чего в полиции взяли, что талант к сыскной работе передается воздушно-капельным путем?». Действительно, с чего? Что заставило Лестрейда обратиться ко мне?

Улицы древней столицы просыпались с невероятной скоростью. Молочник уже вез в тележке бидоны, экономка спешила в мясной магазин, перед дверьми которого сидели в ожидании подачки бродячие собаки, клерк в расстегнутом пальто и с остатками сырного соуса на усах, спешил на работу.

Я вспомнил, как мы с Холмсом шли по этим самым улицам. Минуло шестнадцать лет, но мне все равно не хватало моего дорогого друга.

Редакция Daily Telegraph располагалась в доме 135 по Флит-стрит. Я уже был здесь когда-то: приносил в газету первые рассказы о Шерлоке Холмсе. Главный редактор рассказы похвалил, но публиковать отказался.

Помимо «Телеграфа» в здании располагалось еще несколько редакций помельче. Скучающий администратор в фойе спросил, в какую именно редакцию я пришел и по какому поводу. Узнав, что я представляю Скотленд-Ярд, он взмахнул рукой.

– Туда, сэр. Третий этаж.

Редакция одной из крупнейших утренних газет Британии представляла собой достаточно небольшое помещение, в котором стоял коромыслом папиросный дым и раздавался треск печатных машинок.

– Что вы хотели, сэр? – осведомилась сидящая за ближайшим ко мне столом молодая женщина, которых ныне принято называть эмансипе. На ней был надет мужской твидовый пиджак, волосы зачесаны назад и собраны в тугой пучок.

– Мне необходимо поговорить с мистером Теодором Уильямсом, автором вот этой статьи, – я показал ей газету. – Я из Скотленд-Ярда.

Женщина нисколько не удивилась, из чего я сделал вывод, что представители полиции бывают здесь регулярно.

– Тедди! – хрипловатым, прокуренным голосом крикнула она. – К тебе!

Один из мужчин поднял голову от печатной машинки.

– Пройдите сюда, сэр.

Я присел на стул напротив Тедди. Это был худой, желчного вида мужчина лет сорока. Круглые очки, пшеничного цвета усы под хищным носом. Он был похож на ястреба, высматривающего кролика с высоты.

– Я доктор Ватсон.

Его зрачки расширились – кролик был найден.

– Доктор Ватсон?! – воскликнул он. – Тот самый?

– Тот самый, сэр. – сухо сказал я. – Должен признаться, ваши экзерсисы в отношении меня показались мне недостаточно остроумными. Как вы там назвали меня в своей статье? «Безумным доктором»?

– Работа такая, сэр, – развел руками Уильямс. – Вы же знаете, как все устроено. Читатель ждет сенсации, и мы обязаны ему ее дать. Иначе нам нечем будет кормить наши семьи.

К сожалению, он был прав.

– Но я пришел вовсе не из-за этой статьи, – сказал я. – Я всегда выступал за свободу слова и продолжу это делать.

– Вот как, сэр? – с некоторым даже разочарованием отозвался Тедди (в его голове, похоже, уже рождались заголовки вроде «Взбешенный публикациями доктор Ватсон разгромил редакцию Daily Telegraph»).

– Я пришел узнать, откуда вам известны подробности убийств, мистер Уильямс.

– Доктор, вы же знаете, пресса не выдает своих информаторов. Это принцип, – газетчик развел руками.

– Боюсь, это не тот случай, сэр. Если вы не откроете свой источник, вы автоматически оказываетесь подозреваемым в этих убийствах.

Он ухмыльнулся.

– Это смешно, сэр. Когда происходили все эти зверства, меня видели тысяча человек и в ста пятидесяти местах. Я репортер, доктор, моя работа состоит в том, чтобы скакать по Лондону, как ополоумевшая блоха. Такая работа, сэр.

– Предположим. Однако, в соответствии с британскими законами, вы все равно подлежите аресту за отказ от сотрудничества со следствием. Кроме того, сэр, мы ищем убийцу девушек, и вы можете помочь нам сделать это. Посмотрите.

Я достал фотографию Ирэн Вулф и сунул под нос репортеру. Ястреб изменился на моих глазах, осунулся, стал похож на худого, грустного пингвина.

– Благодаря этому информатору я написал немало статей, – проговорил он с сожалением в голосе.

– Понимаю, мистер Уильямс, но ситуация требует жертв.

– Хорошо! Я скажу вам его имя, но вы пообещаете мне держать меня в курсе расследования.

– Этого я обещать не могу. Не имею права.

– Тогда дадите мне интервью о Шерлоке Холмсе.

Я задумался. Репортер горящими глазами смотрел на меня, крутя в тонких, нервных пальцах карандаш.

– Хорошо, я дам вам интервью, но когда все закончится.

– Его зовут Том Броуди, патологоанатом из Скотленд-Ярда, – отчетливо сказал Тедди.

– Я так и знал, – буркнул я.

– Что вы сказали, сэр?

– Ничего, мистер Уильямс, – я поднялся со стула, протянул ему руку. – Благодарю за помощь.

Он некоторое время не отпускал мою ладонь, глядя мне в глаза.

– Я никогда не выдал бы вам информатора, доктор, – сказал он, тяжело дыша. – Даже если бы вы поджарили мне пятки газовой горелкой. Но у меня тоже есть дочь, сэр. Найдите его.

– Спасибо еще раз, Тедди, – сказал я и, осторожно высвободив свою руку, направился к выходу из редакции.

18


По Флит-стрит я быстрым шагом направился в сторону Скотленд-Ярда. Не прошел и двух сотен шагов, как меня ждал сюрприз.

– Ватсон!

Я встрепенулся. Из приоткрытой дверцы остановившейся напротив полицейской машины выглядывал инспектор Лестрейд.

– Детектив! – отозвался я. – А я как раз шел в Скотленд-Ярд.

– Решили прогуляться, вспомнить молодость? – сухо спросил Лестрейд. – Садитесь скорее в машину! Еще одна девушка пропала.

Позабыв все на свете, я бросился к автомобилю.

– Розамунд? Как ее фамилия, кто она?

– Не спешите, доктор. Пропавшую девушку зовут не Розамунд.

– А кто же она?

– Эмбер Уоллис, 17 лет. Отец – портовый грузчик в Уайтчепеле, мать – посудомойка в богатом доме.

– Значит, Садовник похищает и убивает девушек не в том порядке, что содержится в стихотворении, – сказал я.

– Или это не Садовник, – вставил инспектор.

– Возможно, – кивнул я. – Девушка из самого криминогенного района Лондона, из бедной семьи. Едва ли мы найдем ее связь с Лондонской библиотекой.

– Скорее всего, Ватсон. Боюсь, эта ваша идея с библиотекой не находит практического подтверждения.

– У вас есть другая идея? – спросил я несколько нервно.

– Нет, сэр, – ответил инспектор. – На данном этапе мы в тупике, и выбраться из него нам может помочь только посещение Уайтчепела. Едем?

Я молча взмахнул рукой.

Не думал, что так скоро вернусь в Уайтчепел. Серые улицы, редкие фонари, грязь, лужи, в которые можно провалиться по колено. Темные фигуры, время от времени появляющиеся на разбитом тротуаре. В основном это молодчики, которых врагу не пожелаешь встретить в темном переулке, а также женщины самого отвратительного вида, с надеждой заглядывающие в машину, улыбающиеся щербатыми ртами. Самое что ни на есть дно Лондона.

– Вот ведь райский уголок, – проворчал Лестрейд, глядя в окно. – Когда же муниципалитет, наконец, займется этим районом?

Инспектор назвал водителю адрес Уоллисов, и я невольно вздрогнул: это был тот самый дом, в котором месье Леруа развлекался весьма необычным и предосудительным образом.

В подъезде все также воняло плесенью и мочой, и даже сидел на перилах лестницы все тот же облезлый кот.

– Брысь, зараза, – шикнул на кота Лестрейд, когда мы поднимались по ступенькам.

Инспектор остановился перед уже знакомой мне дверью: именно в нее я постучался, думая, что там скрылся Леруа. Однако, француз был рядом, в логове проститутки Луизы. Насколько я помнил, знакомство с обитателями этой квартиры большого удовольствия мне не доставило.

– Квартира номер один, та самая, – проговорил Лестрейд и постучал.

Открыла женщина. Равнодушное лицо, потухшие глаза с синими кругами: эти круги могли появиться как от усталости, так и от кулаков ее мужа. Миссис Уоллис выглядела ровно так, как выглядят большинство женщин Уайтчепела, вынужденных за гроши заниматься тяжелой работой.

– Миссис Уоллис, мы из Скотленд-Ярда по поводу пропажи вашей дочери, – бодро отрапортовал Лестрейд.

Женщина ничего не ответила, отстраняясь. Мы вошли. К моему удивлению, обстановка в квартире оказалась вполне пристойной. Бедность сквозила изо всех углов, но это была опрятная бедность. Пол отдраен до блеска, старенькие занавески на окнах тщательно постираны и выглажены, на чистой постели – взбитые подушки.

– Пол, из полиции, – сообщила женщина.

Из кухни показался усатый матрос. Теперь он выглядел не таким устрашающим, как при нашей первой встрече.

– Это вы! – воскликнул он, узнав меня. – Вы, выходит, из полиции, сэр. А ведь мы с Клэр решили, что это вы похитили нашу дочь. Зачем вы ломились к нам посреди ночи?

– Что это значит, Ватсон? – недоуменно спросил Лестрейд.

– Я расскажу вам об этом позже, инспектор, – ответил я, испытывая некоторую неловкость. – Мистер Уоллис, в тот день я выслеживал подозреваемого и по ошибке постучал в вашу дверь. Однако, это не имеет отношения к нашему сегодняшнему делу. Расскажите, когда и при каких обстоятельствах пропала Эмбер.

– Приземляйтесь здесь, господа, – грубовато сказал матрос, указывая на деревянный диван.

Мы с Лестрейдом «приземлились».

– Итак, мистер и миссис Уоллис, повторяю вопрос: когда и при каких обстоятельствах пропала ваша дочь?

– Да, как вам сказать, сэр, – почесал макушку Уоллис. – Обстоятельства самые печальные. Мы с матерью насели на нее, ну, она и убегла. Дверью – хлоп! – и поминай как звали. День нет, второй нет, вот я и послал Клэр в участок.

– Раньше она пропадала на такой срок?

– Нет, сэр, не бывало такого. Но бывало, что Эмбер возвращалась поздно.

– Насколько поздно?

– В полночь, сэр, и даже позже.

– Вы знаете, чем она занималась?

Матрос замялся.

– Эмбер – хорошая девочка, – подала голос миссис Уоллис. – Она допоздна работала на фабрике, чтобы помочь нам. Кроме того, успевала учиться.

– Да-да, сэр, все так, – подтвердил Уоллис. – Она у нас в вечернюю школу для бедных женщин записана. И стихи очень любит.

– Стихи? – переспросил я, взглянув на Лестрейда.

– Они самые, сэр, – сказал моряк. – Там где-то книжка ее лежит. Принеси, Клэр.

Миссис Уоллис ушла в комнату и вернулась с тонкой книжечкой в синей обложке. Я взял книгу.

Это был сборник Гюстава Моро, «Избранные стихи». Я проверил форзац: библиотечного конверта не было.

– Где Эмбер взяла эту книгу?

– Откуда ж мне знать, сэр, – развел руками моряк. – Она не очень-то посвящала нас с матерью в свои дела. Вы же знаете современную молодежь. Все эти марши женщин за избирательные права. Ерунда какая-то. Разве женщина может быть равной мужчине?

– Могу я временно забрать это?

– Берите, сэр.

Я спрятал книгу в карман пальто.

– Что еще вы можете рассказать нам об Эмбер? Были у нее знакомые, друзья?

– Может, и были, сэр, – отозвался моряк. – Но она, как я уже сказал, ничего нам не говорила.

– А фотография девушки у вас есть?

– Есть, и не одна! Эмбер любит фотографироваться.

Миссис Уоллис принесла альбом с черно-белыми снимками. С каждого из них на нас смотрела строгая девушка в круглых очках. Симпатичная, с ровными, аккуратно причесанными волосами, одетая просто, но со вкусом. Я выбрал один снимок.

– Это нам также придется забрать.

– Берите, сэр. Берите все, главное, найдите нашу дочь.

Мы попрощались с Уоллисами и покинули их скорбное жилище. На лестнице меня ждала неожиданная встреча.

– Опять вы, сэр!

Та самая Луиза стояла на ступеньках и, улыбаясь, смотрела на меня сверху вниз. На ней было вполне приличное платье, кокетливая шляпка, изящные, хоть и не самой последней модели, ботинки.

– Вы не смогли забыть меня, сэр, и пришли в гости, захватив друга? – поинтересовалась она весьма предосудительным голосом.

Спиной чувствуя удивленный взгляд Лестрейда, я поспешил сказать:

– Этот господин из полиции, мисс Луиза. И вы весьма кстати. Нам бы хотелось поговорить с вами.

При слове «полиция» улыбка сошла с лица женщины.

– Не думаю, сэр, что в мои планы входит беседа с фараонами, – сказала она.

– А придется, леди, – грубовато пробурчал Лестрейд.

– Постойте, инспектор, – окоротил его я. – Мисс Луиза, я дам вам за разговор полсоверна.

Женщина задумалась.

– Соверн!

Лестрейд зарычал за моей спиной, как лев из Риджентс-парка12.

– Нет, так нет, пропустите, сэр, я иду в свою квартиру.

– Мы согласны, – быстро сказал я.

– Деньги вперед, – заявила проститутка.

18


В жилище Луизы было не прибрано. В прихожей на вешалке висело несколько пальто. На полу валялись фантики от конфет, обрывки упаковки от печенья и вяленой рыбы.

– Извиняюсь, не успела прибраться, – сказала Луиза. – Проходите в спальню.

Мы с Лестрейдом прошли в комнату, в которой я уже был раньше, но, по понятным причинам, не успел рассмотреть обстановку. Теперь я мог исправить это упущение. В спальне Луизы стояла большая кровать, в углу – стул, со спинки которого свисало платье и чулки. На окне – тяжелые портьеры, которые больше подошли бы дверному проему: все сделано для того, чтобы никто не увидел, что порой происходит в этой комнате. Недалеко от окна стояла гипсовая фигурка грустящего ангела: подобные широко продаются на рынках в бедных районах Лондона.

В комнату вошла Луиза. Она уже успела сменить платье на домашний халат. В правой руке у нее была маленькая собачка, в левой – папироса в изящном мундштуке. Собачка зарычала на Лестрейда.

– Не бойтесь, не укусит! Бонни, цыц! Так о чем вы хотели поговорить, господа?

– Мисс Луиза, – начал я, – ваша соседка Эмбер Уоллис исчезла, и у нас есть основания предполагать, что ее похитили.

На лице Луизы не отразилось никаких эмоций.

– Ну, а я-то здесь при чем? – грубо спросила она.

– Вы, как я уже сказал, ее соседка, может быть, вы что-то знаете о ней?

– Девушка как девушка, – пожала плечами Луиза. – А при нашей профессии риск нарваться на какого-нибудь упыря всегда есть. Могут и похитить, могут и убить. Вы ведь из полиции, вы сами знаете, как обращаются мужчины с такими девушками.

– Постойте, – воскликнул я. – Вы хотите сказать, что Эмбер была …

– Я именно это вам и сказала, мистер, – равнодушно сказала Луиза, затягиваясь сигаретой. – Лет с пятнадцати, кажется, а то и еще раньше Эмбер этим занимается. Это же Уайтчепел, сэр, здесь девушке невозможно одновременно быть и сытой, и порядочной.

– Но ее мать…

– Ах, сэр! – Луиза едва не выронила собачонку. – Моя мать считает, что я зарабатываю на жизнь, перепечатывая бумаги в конторе за один фунт в неделю! А, может быть, она давно обо всем догадалась. Вот только это не мешает ей брать у меня деньги, чтобы купить еды двум моим младшим братьям.

– А что вы можете сказать об Уоллисах? Они хорошие соседи?

– А в Уайтчепеле бывают хорошие соседи? – удивилась Луиза. – Меня Уоллисы, слава Богу, не трогают, но между собой живут как кот с собакой. Вот и сегодня утром ор стоял такой, что моя Бонни описалась от ужаса. Думаю, мистер Уоллис, как обычно, избивал Клэр. Ну, да вы, полагаю, и сами все видели.

– Ясно. Мисс Луиза, вы знали кого-нибудь из мужчин, кто пользовался… – я замялся, подбирая слова.

– Услугами Эмбер? – догадалась Луиза. – Знаете, сэр, наш бизнес, как и любой другой, любит тишину. Гулящие девушки не делятся между собой мужчинами, деньги никто не хочет терять. Но, хоть это и не принято в нашей среде, мне жалко девочку, и поэтому я скажу вам кое-что, рискуя потерять щедрого и удобного мне клиента. Я неоднократно видела Эмбер с месье Леруа.

Лестрейд охнул, всплеснул руками.

– Вы были правы, Ватсон. Опять есть связь с Лондонской библиотекой!

– Видимо, так, инспектор, – сухо отозвался я. – Ну, что ж, мисс Луиза, спасибо вам за весьма интересные сведения. Надеюсь, они окажутся полезными.

– Всегда рада, сэр, – сказала женщина и, помолчав, добавила, – Найдите девочку, она не заслужила такой участи.

Луиза махнула рукой в сторону пачки газет, лежащих на шкафчике перед зеркалом.

Мы с Лестрейдом направились к выходу, женщина сопровождала нас. Перед тем, как открыть дверь и выйти за порог, инспектор повернулся к Луизе и нравоучительным тоном сказал:

– Миледи, я настоятельно рекомендую вам сойти с порочного пути и заняться праведным трудом.

– А я вам рекомендую, детектив, сделать так, чтобы на улицах Лондона не похищали и не убивали девушек, – ответила Луиза и захлопнула за нами дверь.


– Должен признаться, Ватсон, вы меня удивили, – сказал Лестрейд, когда мы сели в машину. – Не ожидал, что у вас есть такие знакомые в Уайтчепеле.

Я хотел было рассказать ему о слежке за Леруа, но вспомнил данное французу обещание и промолчал.

– Куда теперь, доктор? К месье Леруа?

– Да, инспектор.

– Смит, гони в Пимлико! – приказал Лестрейд водителю.

По пути в Пимлико я сообщил Лестрейду, что осведомителем прессы является патологоанатом Том Броуди. Инспектор внешне отреагировал спокойно, но внутри у него явно все бушевало: неприятно узнавать о предателе под самым боком.

В особняке Леруа свет горел и на первом, и на втором этажах. Дверь нам открыла служанка – пожилая, чопорного вида женщина.

– Мистер Леруа дома? – осведомился Лестрейд.

– Дома, сэр.

Мы вошли. Служанка попросила подождать в гостиной и отправилась на второй этаж по широкой, как в американских домах, лестнице. Через пару минут появился Леруа. Наше посещение его явно не воодушевило: глаза француза только что не метали молнии, а лицо исказила гневная гримаса.

– Вы приходить снова, господа, – коверкая от волнения слова, воскликнул он, неторопливо спускаясь по ступенькам. – Не могу сказать, что вы выбрали удачный момент. Я в настоящий момент общаюсь со своей невестой.

– Месье, у нас есть очень серьезные свидетельские показания против вас, – мягко сказал я.

– И кто же дал эти показания?

– Их дала ваша хорошая знакомая мисс Луиза из Уайтчепела, – сообщил я.

Лицо Леруа исказилось от гнева.

– Что вы хотите сказать, сэр? Вы же дали мне слово!

– Слово, Ватсон? – удивился Лестрейд.

– Это наше с месье дело, – ответил я инспектору довольно грубым тоном и снова обратился к Леруа. – Слово я держу, месье, ваш секрет отправится со мной в могилу. Но мисс Луиза дала показание насчет еще одной вашей хорошей знакомой, семнадцатилетней Эмбер Уоллис, которую сегодня похитили.

Леруа побледнел, как полотно.

– Вы арестованы, месье Леруа, – сказал Лестрейд.


– Итак, месье Леруа, – я сел напротив француза в комнате для допросов Скотленд-Ярда.

Он искоса взглянул на меня, но ничего не сказал.

– Ваше положение довольно щекотливое, сэр, – сказал я. – Вы имели связь с похищенной девушкой, которая, как нам известно, входила в круг интересов Садовника.

– Я не похищал Эмбер! – возмущенно воскликнул Леруа.

– Но вы были знакомы с ней?

Он попросил попить. Лестрейд наполнил из графина стакан и протянул французу.

Леруа сделал несколько судорожных глотков.

– Сэр, я не знаю, что вам наговорила Луиза, но, вы же понимаете, доверять словам падшей женщины нельзя.

– Вы пользовались услугами этой падшей женщины, – напомнил я, не раскрывая, впрочем, деталей.

– Да, но… Однако, неважно, сэр, я не ищу оправданий. Вы хотите знать про Эмбер Уоллис?

– Именно, месье Леруа.

– Что ж, расскажу. Я познакомился с Эмбер у Луизы. Насколько я понял, девушка часто бывала в этом притоне. Луиза была для нее чем-то вроде наставницы в этом … деле. Не удивлюсь, если именно Луиза втянула мисс Уоллис в бездну порока.

– Какие у вас были отношения с Эмбер? Вы пользовались ее услугами?

– Что вы, сэр?! – возмутился Леруа. – Она же сущее дитя. Такая наивная, такая непорочная. Чистая душа. Мне было очень жаль Эмбер, но я не был одним из ее многочисленных клиентов. Скажу вам откровенно, я предпочитаю зрелых женщин.

– А эта вещь вам знакома?

Я вытащил из кармана и положил на стол сборник Гюстава Моро.

Он взглянул, слегка изменился в лице.

– Да, это моя книга. Я подарил ее Эмбер.

– Почему же вы сделали этой девушке такой подарок?

– Потому что она интересовалась поэзией, также, как и я, – развел руками француз. – Кроме того, как я уже сказал вам, мне было жалко мисс Уоллис. Если бы вы поговорили с нею, сэр, вам бы тоже стало жалко Эмбер.

– Что вы имеете в виду, месье Леруа?

– Все очень просто, мистер Ватсон. Эмбер Уоллис была не по годам умна и чувствительна, она вполне могла бы блистать в лучших салонах Лондона, но низменное происхождение бросило ее на панель. Уайтчепел сгубил ее, сэр.

– И вы в этом поучаствовали, – злобно вставил Лестрейд.

– Я же сказал, что не имел порочной связи с мисс Уоллис! – возмутился Леруа. – Это были платонические отношения.

Инспектор недоверчиво хмыкнул.

– Но кто, по вашему, мог похитить Эмбер? – спросил я.

– Да кто угодно! – француз театрально всплеснул руками. – Она же ночная бабочка! Ее мог зарезать портовой матрос, мог запереть в подвале какой-нибудь извращенец. Вы же лучше меня знаете этот проклятый город, господа.

– А вы знали кого-нибудь из ее клиентов?

– Нет, доктор, ни имен, ни фамилий я не знаю, – ответил Леруа. – Но, как вы знаете, она работала в Уайтчепеле, поэтому, боюсь, ее клиенты были не из самых высших слоев общества.

Мне вспомнилось, как Луиза лупила Леруа рыбой по ягодицам.

– Клиенты из высших слоев зачастую еще более извращены, чем представители низших классов, – задумчиво сказал я.

– Это верно, Ватсон, – поддакнул Лестрейд. – Неделю назад мы арестовали лорда, который зарезал проститутку и несколько дней жил с ее трупом, как с женой.

– Надеюсь, ничего подобного с Эмбер не случилось.

– Мы тоже на это надеемся, месье Леруа, но вам придется пока побыть в камере, – сказал я.

– Что?! – вскричал француз. – С какой стати?! Я буду жаловаться.

– Жалуйтесь, сэр, это ваше право, – со смешком проговорил Лестрейд. – Эй, констебль. В камеру его.

– У меня есть невеста! Что я скажу своей невесте? – кричал Леруа, пока констебль тащил его в кутузку. – Вы ответите за это!


Когда француз оказался в камере, мне стало немного спокойнее. Леруа знал Эмбер, он регулярно бывал в Лондонской библиотеке, вполне мог видеть там других девушек. Он – любитель декадентской поэзии и этого проклятого Моро. Не факт, что он вступал с мисс Уоллис в половое сношение (Луиза могла и солгать, француза она, кажется, не сильно жаловала), но это уже не так важно: главное то, что он знал Эмбер и встречался с ней.

Один за другим возвращались полицейские, отправленные на поиски Эмбер во все части города. Ни трупа девушки, ни каких бы то ни было следов ее пребывания, ни людей, которые ее видели… Бедняжка исчезла, как до того исчезли Беатрис Пройслер и Ирэн Вулф. Тела девушек были найдены на третий день после исчезновения.

Таким образом, у нас было два дня на то, чтобы ее найти, а скорее, просто два дня томительного ожидания. Если Леруа и есть Садовник, мы будем рыть землю, но рано или поздно найдем девушку. Если же мы опять арестовали не того… Впрочем, об этом я не хотел думать.

19


«У тебя улыбка Джоконды, милочка», – так сказала Луиза, когда впервые увидела Эмбер. Именно тогда, три года назад, четырнадцатилетняя девочка из Уайтчепела, дочь отставного матроса-садиста и работницы суконной фабрики, узрела красоту. Красота вошла в подъезд ее старого дома в виде молодой, прекрасно одетой женщины. На Луизе было розовое платье, похожее на цветущую вишню, и изящная шляпка под цвет платья.

Луиза выглядела, как настоящая леди из тех, что вечерами прогуливаются по Пикадилли под руку с кавалерами. Но, как вскоре узнала Эмбер, кавалеры приходили к Луизе прямо домой.

Приложив стеклянную банку к тонкой стенке, Эмбер с каким-то болезненным наслаждением внимала звукам, доносящимся из соседней квартиры. Это были звуки страсти: протяжные женские стоны, равномерный скрип кровати, мужские вскрики и даже рычание, напоминающее рычание дикого зверя.

Луиза была шлюхой, но она совершенно не походила на тех несчастных женщин, что стояли на Степни-Уэй, задирая подолы, когда мимо проходили мужчины. Несвежее белье тех проституток, их дряблые лица и готовность отдаться первому встречному приводили Эмбер в ужас.

Иное дело – Луиза. Она была красива, уверена в себе и независима. У нее всегда были деньги, а мужчины, приходившие к ней, выглядели как джентльмены. И некоторые из них даже были симпатичными.

Однажды Луиза обратила внимание на девочку, во все глаза смотрящую на нее, а иногда и следующую за ней по улице, словно тень. Именно тогда она сказала про улыбку Джоконды.

Эмбер нашла в библиотеке для бедных книгу, в которой была репродукция картины Леонардо да Винчи. Холодеющими от страха руками девочка вырвала страницу: старуха-библиотекарша, к счастью, ничего не заметила.

Через некоторое время Луиза попросила Эмбер сходить в аптеку за опиумом и «маленькими штучками для уикэнда». Эмбер с удовольствием выполнила поручение.

– Мисс Луиза, – спросила она тогда. – А что это за прозрачные мешочки, которые вы назвали «маленькими штучками для уикэнда»?

– Это кондомы, милая, – ответила Луиза. – Мужчина надевает такой мешочек на свой … ну, ты поняла. Эта штучка спасает от беременности и сифилиса. Стоят, конечно, дорого, но приходится покупать, потому что далеко не все мужчины носят их с собой.

– Но из чего их делают? – спросила Эмбер, с удивлением разглядывая мешочек.

– Из бараньей кишки, – Луиза засмеялась приятным, грудным смехом. – Ну, чего ты глаза вылупила? Это правда. Помощник аптекаря, тот молодой парнишка, как его звать-то?

– Джон.

– Да, Джон. Вот он вымывает кишку, а потом аптекарь делает из нее кондомы.

– Но ведь это противно, когда баранью кишку суют в … ну…

– В лоно? – усмехнулась Луиза. – Поверь мне, без кишки в тысячу раз противнее.

После похода в аптеку, Эмбер стала часто бывать у Луизы. Как-то раз, тайком забравшись в шкаф, девушка наблюдала в замочную скважину, как Луиза принимала у себя мужчину. Они немного поговорили, джентльмен отдал ее взрослой подруге деньги, а затем они занялись тем, о чем с таким упоением любила рассказывать Гнилая Соня. Соня много лет проработала на спичечной фабрике, помимо других болезней, заполучив там фосфорную челюсть: рот у нее распух, перекосился, покрылся гнойными язвами. Гнилая Соня была помешана на телесных наслаждениях, которые были ей недоступны ввиду уродства: даже самые отвратительные бродяги Уайтчепела обходили ее стороной. Отсутствие половых развлечений бедняжка компенсировала рассказами о таковых: и, что удивительно, ее рассказы были отнюдь не пошлые. Их любили послушать не только проститутки, но даже порядочные женщины, и некоторые слушательницы вознаграждали Соню едой или деньгами.

Событие, разделившее жизнь Эмбер на две половины, произошло в канун ее пятнадцатилетия. В тот день она была в квартире у Луизы, как вдруг последней понадобилось отлучиться. Девушка терпеливо ждала подругу и, когда в дверь постучали, побежала открывать, думая, что это вернулась Луиза. На пороге стоял молодой джентльмен, несколько нервно комкающий в руках шляпу-котелок.

– Мисс Луиза? – спросил он.

Эмбер хотела было сказать, что подруга сейчас вернется, но все ее естество вдруг воспротивилось этому, внутри нее внезапно возникло болезненно-острое желание, сопротивляться которому она была не в силах.

– Да, – ответила она, потупившись.

Когда Луиза вернулась домой, Эмбер сидела на кровати обнаженная. Торопливо одевающийся молодой человек был весьма удивлен приходу Луизы и, буркнув извинения, покинул квартиру.

Эмбер навсегда запомнила полные боли и разочарования глаза своей старшей подруги.

– Шлюха! – крикнула Луиза и влепила ей пощечину.

Эмбер молча натянула чулки, натянула платье, и сказав: «Ты мне не мать!» – ушла из квартиры, хлопнув дверью.

Так Эмбер Уоллис вступила на путь порока. Она знакомилась с мужчинами на улице, отдавалась им в укромных закоулках, в дилижансах и в автомобилях. У нее появились деньги, часть из которых девушка тратила на наряды, а часть – отдавала матери.


День, когда Эмбер исчезла, начался, как обычно. Отец сначала орал на мать, затем раздались глухие удары и стоны. «Опять у Клэр будут синяки по всему телу, – подумала Эмбер. – ну, да поделом ей».

Наконец, избиение закончилось. Теперь Эмбер слышала рыдания отца, который в очередной раз на коленях просил у матери прощения. А завтра он снова ее изобьет, и снова станет просить прощения.

Эмбер лежала на своей постели, глядя в потолок. Ее красивые, тонкие губы немного загибались вверх на краях так, что казалось, будто девушка слегка улыбается.

Эмбер, и правда, улыбалась. Сегодня она снова встретится с ним. С настоящим джентльменом, мужчиной, который не полез к ней под юбку после первых минут знакомства. И даже через час не полез. И вообще он не тронул ее даже пальцем. Они просто говорили, и это был упоительный разговор. Эмбер с детства любила читать, но до сих пор ей не приходилось встречать мужчину, который был бы столь увлечен литературой, поэзией. Да, он был гораздо старше ее, но девушка давно поняла, что нужно молодым джентльменам, и они ее не привлекали. Для ее нового знакомого Эмбер не была уличной девкой, годной лишь на то, чтобы слить в нее, как в помойное ведро, накопившееся возбуждение. Для этого джентльмена она была человеком.

В день знакомства они сидели в кафе в центре Лондона, мисс Уоллис жадно слушала об эмпирической традиции Фрэнсиса Бэкона, о философии здравого смысла и связи этического утилитаризма с эволюционизмом. Она и не подозревала, что человек может быть настолько умным. Его рассуждения, в которых она практически ничего не понимала, завораживали ее, казались чем-то вроде магических заклинаний, с помощью которых на спиритическом сеансе вызывают духов. Заклинания нового знакомого вызвали в Эмбер огромное желание учиться. Она поклялась себе, что в ближайшее время возьмет в библиотеке книги по философии.


В шесть вечера Эмбер поднялась с постели, быстро оделась и, не сказав отцу и матери ни слова, ушла. Дойдя пешком до Леман-стрит, она остановила такси.

Он ждал ее около входа в Берджесс Парк.

– Мисс Уоллис! – бросился ей навстречу, поцеловал руку в длинной лайковой перчатке. – Я так раз видеть вас снова, так рад!

– Я тоже рада видеть вас, сэр.

В его стремительных движениях присутствовало изрядное волнение, но Эмбер не придала этому значения. Они неторопливо пошли по тенистой аллее парка к пруду.

20


Газетчики уже прознали о похищении Эмбер Уоллис, но, в связи с ее низменным происхождением и предосудительным поведением, особого шума оно не вызвало. В «Таймс» и вовсе высказывали сомнение, что Эмбер похищена именно Садовником. Пресса постепенно лепила из сумрачной фигуры маньяка образ убийцы, который предпочитает исключительно положительных девушек из хороших семей.

В паршивой газетенке The Illustrated Police News, которую зачем-то выписывала мисс Остин, была размещена отвратительная статейка «Похождения гулящей девы Эмбер Уоллис». Как было понятно из названия, особого пиетета к похищенной автор сего творения не испытывал. Видимо, понимая омерзительную суть своего сочинения, писака указал под текстом лишь свои инициалы – «Г.М.».

Завершались «похождения» Эмбер Уоллис на берегу Темзы. Садовник напал на девушку, задушил и сделал из ее тела «изумительной красоты водяную лилию». Лилию нашел возомнивший себя сыщиком доктор-неудачник, которого, словно тень отца Гамлета, преследует тень погибшего гениального друга. Статья заканчивалась следующим пассажем: «И вот Садовник легким шагом движется в одну сторону, а растяпа-доктор по следу совершенно другого человека идет в противоположном направлении».

Я раздраженно отложил газеты, отпил кофе. В то время, как полицейские и детективы носятся по всему Лондону, пытаясь найти девушку, журналисты сочиняют небылицы.

Между тем, посыльный из Скотленд-Ярда принес послание от Лестрейда. Инспектор сообщил, что никаких следов Эмбер пока не найдено.


Вечером Аделаида и мисс Остин собирались в Гайд-парк, чтобы посмотреть на марш суфражисток, организованный Национальным союзом женских обществ. Я безуспешно пытался отговорить их, понимая, что подобные зрелища могут оказаться достаточно неприятными для двух девушек из высших слоев общества. В конце концов, я решил сопровождать их.

Мы вышли в пять часов и пешком направились в сторону Гайд-парка. Мисс Остин была как никогда весела, она шутила с Аделаидой, бросала на меня взгляды, которые в другой обстановке вполне можно было назвать игривыми.

В руках девушки несли тубусы, но на мой вопрос, что там, ответили дружным смехом.

Когда мы добрались до Мраморной арки на входе в Гайд-парк, пошел небольшой дождь.

– Это у вас, случаем, не зонты? – спросил я, кивнув на тубусы.

– Нет, папа, – отозвалась Аделаида.

Участницы шествия уже собрались у арки. Давненько не видал я настолько разношерстной публики, объединенной лишь самою принадлежностью к женскому полу. Тут были и фабричные работницы, и леди, и студентки, и странные мужеподобные создания, и гулящие дамы. Многие держали в руках плакаты: «Право голоса для женщин».

Между тем, дождь усилился. Угрюмые женщины мокли под дождем, краска на их плакатах растекалась.

– Идемте домой, леди, – сказал я.

– Нет, папа.

– Строимся в колонну, женщины! – закричала смешная толстуха в бесформенном пальто из толстой ткани.

Женщины кое-как сформировали нестройные ряды.

– Пора, мисс Остин, – сказала вдруг Аделаида.

Мои спутницы быстро распаковали свои тубусы и я с удивлением увидел плакаты. На плакате Джоан было написан все тот же призыв о праве женщин голосовать, а вот моя дочь написала на своем: «Прекратите убивать женщин!».

– Вы собираетесь участвовать в этом балагане?! – воскликнул я.

– Это не балаган, папочка, – сердито ответила Аделаида и вместе с мисс Остин заняла место в колонне суфражисток.

– Вперед! – закричала все та же толстуха. – Двигаемся вниз по Парк-лейн!

Женщины побрели по главной улице, время от времени выкрикивая лозунги. Я направился вслед за ними, не теряя из виду свою дочь и ее гувернантку.

Многие женщины, из тех, у кого нет денег на нормальное пальто, промокли до нитки, но все равно упрямо шли по грязным лондонским улицам.

У поворота на Брук-стрит колонну ждал сюрприз. Несколько молодых мужчин вполне приличного вида выскочили из переулка и, с криками «Убирайтесь на кухню!» – принялись швырять в женщин помидоры.

– Что вы делаете, господа?! – возмущенно закричал я, опасаясь, что помидор угодит в Джоан или Аделаиду.

– Заткни рот, подкаблучник! – был мне ответ. Помидор пронесся у моего виска.

Хулиганы с хохотом убежали.

Колонна завернула на площадь Гросвенор, где состоялся митинг. Помимо избирательных прав, ораторы в юбках требовали допустить женщин в парламент и органы власти, облегчить условия труда на фабриках.

– Женщины, проснитесь! – вопрошала одна из выступающих. – Мужчины насилуют нас в браке! Многие ли из вас хотят плотских утех со своими мужьями каждый божий день?

– Нет! – раздалось из толпы.

– Так называемый супружеский долг, – продолжила суфражистка. – это элемент порабощения женщины! Дикость, что на заре двадцатого столетия женщина должна исполнять в постели обязанность, которую она не желает исполнять, ублажая мужа своею плотью! «Закрой глаза, раздвинь ноги и думай об Англии»13, – говорят нам! Но настала пора покончить с этим раз и навсегда! Женщина должна заключать с мужчиной брачный контракт, в котором будет прописан четкий порядок исполнения супружеского долга, а также будут даны финансовые гарантии!

– Правильно! – поддержали ораторшу.

На этом митинг закончился, женщины начали расходиться.

– Ну, вот и все, папочка, можно идти домой, – подскочила ко мне Аделаида.

Она широко улыбалась, на розовых девичьих щеках играл румянец. Мисс Джоан тоже выглядела счастливой.

Мы неторопливо пошли в сторону Парк-лейн.

– Какие безумные вещи говорила эта женщина, – сказал я, все еще находясь под впечатлением от услышанного. – И едва ли юной леди следует слушать такое.

– Ты имеешь в виду «Закрой глаза, раздвинь ноги и думай об Англии»?

– Аделаида! – возмутился я. – Но, ты права, меня поразила прежде всего эта речь.

– Да что же там такого поразительного, папа? – моя дочь возмущенно встряхнула головой. – Жена имеет право сама решать, когда ей в постели нужен муж.

Я не мог поверить, что говорю о таких вещах со своей семнадцатилетней дочерью. В поисках поддержки я посмотрел на мисс Остин, но ее лицо было безучастно.

Мы пошли молча. Я раскрыл свой большой зонт и понес его таким образом, чтобы спрятать от дождя обеих девушек. Холодные струйки стекали с зонта мне прямо за шиворот.

21


Дома на Бейкер-стрит нас ждал сюрприз. Дверь открыла миссис Этвуд, а за ее спиной маячила миловидная блондинка с несколько капризным лицом. Впрочем, увидев Аделаиду, она расцвела в улыбке.

– Барбара! – воскликнула моя дочь, кидаясь к подруге. – Как я рада тебя видеть.

– Я тоже рада тебя видеть, Адель!

Девочки расцеловались, затем Барбара расцеловалась с мисс Остин. Они были так прекрасны, эти три подруги, что я невольно залюбовался ими.

– Папа, это Барбара Лестрейд, – представила Аделаида.

Девушка сделала реверанс.

– Папа мне много рассказывал о вас и вашем друге, доктор Ватсон, – в ее приятном голосе не было и намека на неприятный фальцет инспектора. – Он вас очень уважает.

– Очень приятно, юная леди, – улыбнулся я. – Я тоже весьма хорошего мнения о вашем отце.

Миссис Этвуд по своему обыкновению поворчала на меня за то, что девушки промокли, хотя, видит Бог, я последний был в этом виноват.

Сняв пальто и шляпу, я присел в кресло у камина. Девушки смеялись за моей спиной, играя во что-то. С кухни доносился звон посуды и обоняния моего достигал аппетитный запах омлета с ветчиной. Домашняя, почти идиллическая картина. Но я не чувствовал себя спокойно, ибо знал, что где-то томится несчастная девушка, ровесница моей дочери, которую по всему Лондону ищут с промокшими собаками озябшие полисмены. Эта девушка умрет, если мы не найдем ее, и если мы отправили в кутузку не того, кого должны были отправить.

Несмотря на усталость и голод, мне хотелось выбежать за дверь и искать Эмбер. Искать под каждым кустом, как собака-ищейка. От столь неразумного поступка меня удерживало только осознание того факта, что я совершенно бесполезен в такого рода поисках.

Миссис Этвуд позвала к столу, но аппетит, разыгравшийся было после прогулки на свежем воздухе, прошел. Я с неохотой ковырял ножом и вилкой омлет, краем уха слушая трескотню девушек.

– Он же прекрасен, правда?

– О, да, я не видела мужчины красивее.

Я встрепенулся.

– О ком вы, юные леди, позвольте поинтересоваться?

– О Гюставе Моро, мистер Ватсон, – звонким голосом отозвалась Барбара.

Мой вид, кажется, был настолько глупым, что девушки рассмеялись.

– Разве он не умер? – пробормотал я.

– Умер, мистер Ватсон, – подтвердила Барбара.

– Так как же…

– Я не знаю, мистер Ватсон, как, но я видела Гюстава Моро не далее, чем вчера.

– Думаю, вам показалось, мисс Барбара, – сказал я. – С того света еще никто не научился возвращаться.

«Даже Шерлок Холмс», – подумалось мне, и тут в дверь постучали. Сильно, настойчиво.

Миссис Этвуд пошла открывать.

– Где Ватсон?! – в голосе Лестрейда было такое смятение, что у меня похолодело на сердце. Значит, нашли, и, скорее всего, мертвой.

Инспектор вбежал в гостиную.

– Доктор! Моя дочь пропа… Барбара, ты здесь?!

Я поднялся навстречу Лестрейду.

– Добрый вечер, детектив.

– Здравствуйте, доктор, – Лестрейд выглядел растрепанным и донельзя испуганным. – Барбара, как же так, почему ты не сказала мне, что идешь к Ватсонам?

Девушка молчала, досадливо прикусив нижнюю губу.

– Я тебя спрашиваю, Барбара! – повысил голос Лестрейд.

Барбара вдруг вскочила. Лицо ее пылало от негодования.

– Папа, сколько можно?! Сколько можно меня контролировать?! Разве я преступница, что ты не даешь мне и шагу самой ступить?!

Девушка разрыдалась и бросилась к выходу из нашей квартиры.

Лестрейд растерянно смотрел на меня.

– Простите, Ватсон, за эту сцену, и вы, леди.

– Ничего страшного, инспектор. – сказал я. Я прекрасно понимал старика.

– До завтра, доктор, – надев шляпу, Лестрейд отправился вслед за дочерью.

– Как это пошло – не давать свободы женщине, – насупилась Аделаида, ковыряя ложкой омлет.

– Есть свобода, а есть разумное послушание, – строго сказала мисс Остин. – Барбаре не следовало без ведома отца приходить к нам в дни, когда по улицам Лондона бродит Садовник.

– И мертвый Гюстав Моро, – засмеялась моя дочь.

– Кстати, – я промокнул губы салфеткой, – что она имела в виду, когда сказала, что видела этого потустороннего поэта?

– Не знаю, папа, – пожала плечами Аделаида. – Мало ли кого можно встретить на улицах Лондона. Мы с мисс Остин недавно видели Суини Тодда14. С седой прядью в волосах и с огромной бритвой в руках. Он предложил сфотографироваться с ним за три пенни. Кстати, Барбара помешана на Гюставе, он ей повсюду мерещится.

– Бедный Лестрейд! – воскликнул я.

– Мне тоже Гюстав очень нравится, папа, – призналась Аделаида, хитро поблескивая глазами.

– Ох уж мне эти молодежные увлечения, – вздохнул я. – В моей молодости все было иначе. Мы занимались спортом, играли в крокет, а вы только и делаете, что сидите с книжками декадентов на диванах…

– Кстати, о спорте! – воскликнула Аделаида. – Ты ведь знаешь, папочка, что пройдет завтра в Хаммерсмите?

– Полагаю, что, да, знаю, – отозвался я, отпивая кофе. – Тренировочный старт королевской регаты «Оксфорд-Кембридж», не так ли?

– Так, папочка. И ты ведь не откажешься сопроводить нас с мисс Остин?

Я ненадолго задумался.

– Не откажусь, если не будет срочных новостей.

Пожелав дамам доброй ночи, я отправился к себе. Скандал между Лестрейдом и Барбарой, хотя я и не показал вида, подействовал на меня угнетающе. Я чувствовал, что, подобно инспектору, я не нахожу достаточно точек соприкосновения с Аделаидой и допускаю пробелы в отношениях с дочерью, которые немедленно заполняются пустотой.

Протянув руку к ночному столику, я взял сборник Гюстава Моро. Подарок томящегося в кутузке Леруа юной проститутке Эмбер Уоллис.

«Скоро у меня будет собрание сочинений этого бездаря, а сам я стану специалистом по его творчеству», – пробормотал я, открывая книжку на середине.

Стихи в этом сборнике были несколько лучше, чем в том, что мне доставили из библиотеки. Видимо, автор сочинял их позднее и несколько вырос в творческом отношении. Однако, темы были все те же: бессмысленность бытия, прелесть «холода могильного камня», желание как можно скорее сойти в Сад Смерти.

Удивительно, но, понимая всю незначительность таланта месье Моро, я вдруг обнаружил, что его вирши находят некоторый отклик в моей душе. Я вспомнил, как холодный ствол револьвера коснулся моего лба. В тот момент я не думал о своей маленькой дочери, которая осталась бы одна-одинешенька, я думал о пуле, о маленьком кусочке свинца, который войдет в мою голову, разорвав ткань мозга, введя меня в прекрасный Сад Смерти.

Вздрогнув, я прервал чтение. Черт возьми! Оказывается, Моро не так прост. Если его строки смогли загипнотизировать меня, смею надеяться, достаточно опытного и искушенного читателя, то что они творят с душами и телами молодежи?

Я пролистал книгу и обнаружил на фронтисписе портрет автора. Это был надменного вида молодой человек с бородой и аккуратными, напомаженными усиками. Глаза его закрывали круглые черные очки, на голове – цилиндр. Что-то в облике этого юноши показалось мне странным и даже смутно знакомым.

22


В Хаммерсмит мы приехали на такси. На набережной Темзы уже собрался народ. Дамы в разноцветных платьях и шляпках, разряженные в пух и прах джентльмены с биноклями на шеях сидели на временной трибуне. Народ попроще расположился внизу.

Над темной поверхностью реки клубился туман, выползал на берег, как огромная стая белых кроликов.

– Едва ли мы что-нибудь разглядим в таком тумане, – недовольно сказал я.

С утра от Лестрейда не было никаких новостей о поисках Эмбер, что изрядно меня нервировало.

– Папочка, – с непередаваемой иронией протянула Аделаида. – Ты так говоришь, как будто на регату приходят, чтобы посмотреть на гребцов.

– А для чего же сюда приходят? – удивился я.

– Чтобы продемонстрировать свою новую шляпку, – Аделаида изящным жестом поправила синюю шляпу с широкими полями.

– Доктор! И вы здесь?

Через толпу к нам протиснулись Лестрейд с дочерью. На розовощеком лице Барбары – ни следа вчерашнего скандала. Улыбка во весь рот, рыжеватые волосы выбивались из-под шляпки подобно лучам солнца.

Девушки обнялись и, пощебетав немного, направились на трибуну. Мисс Остин последовала с ними.

– Что нового, детектив? – спросил я у Лестрейда.

Тот смотрел на Темзу в бинокль.

– Ничего не видать в проклятом тумане, – с досадой проговорил инспектор, опуская окуляры. – Вы спрашиваете, что нового, сэр? Ни-че-го! Ровным счетом, ничего. Эмбер как сквозь землю провалилась. И Леруа молчит как рыба.

– Показалась первая восьмерка Кембриджа, – сообщил по громкоговорителю диктор. – Ее отчаянно преследует вторая восьмерка Оксфорда. Следом идет вторая восьмерка Кембриджа, первая восьмерка Оксфорда неожиданно отстает.

Толпа загудела, засвистела. Девушки в одинаковых спортивных костюмах радостно замахали голубыми и темно-синими флажками15.

Лестрейд опять поднял бинокль. Поднявшийся ветер немного разогнал туман и я увидел стремительно несущиеся к финишу восьмерки. Гребцы равномерно поднимали весла и казалось, что по поверхности реки бегут четыре невероятно крупные водомерки. Первая восьмерка Кембриджа, похоже, начала сдавать, тогда как идущая последней первая восьмерка Оксфорда наращивала темп.

– Оксфорд! Оксфорд! – оживились трибуны.

Болельщики Кембриджа ответили свистом и, в свою очередь, начали скандировать название своей команды.

Одна за другой лодки пронеслись мимо набережной и устремились к финишной линии, составленной из белоснежных буйков.

«Оксфорд прибавляет!» – надрывался диктор.

Перед финишем рев толпы достиг максимальных высот, а затем сменился вздохом разочарования. Первой восьмерке Оксфорда не удалось наверстать допущенное по ходу дистанции отставание. В итоге темно-синие гребцы заняли только второе место, пропустив вперед первую восьмерку Кембриджа. Вторая восьмерка темно-синих заняла третье место, а вторая восьмерка голубых расположилась в самом конце.

– Занятая гонка, – похвалил Лестрейд, снимая бинокль.

Я хотел что-то ответить, но громкий женский крик, переходящий в визг, заставил меня вздрогнуть.

– Туда! – Лестрейд махнул рукой в сторону заросшего камышом берега Темзы и мы поспешили вниз.

– Пропустите, полиция, – кричал инспектор, расталкивая зевак.

Мы увидели немолодую, скромно одетую женщину. Лицо ее было искажено гримасой ужаса, в глазах блестели слезы.

– Что случилось, мадам? – обратился к ней Лестрейд и, обернувшись, заорал толпе. – Разойдись, не напирай!

– Т-т-там, сэр, – заикаясь, проговорила женщина. – За камышами, у самой воды.

Мы с Лестрейдом начали спускаться. За камышом начинался небольшой пляж из черной гальки. Посреди этого пляжа на белой мокрой простыне лежало обнаженное девичье тело.

На шум прибежали три констебля.

– Немедленно оцепить место убийства, – каркающим голосом приказал инспектор. – Толпу оттеснить, никого не пускать.

Вспышка света ослепила меня.

– Черт подери, – вырвалось у Лестрейда. Он чуть ли не с кулаками набросился на фоторепортера, вновь поджигающего свой магний. – Убирайтесь отсюда немедленно!

Репортер задом ретировался, глядя на труп, словно зачарованный.

Я осторожными шагами приблизился к телу. Девушка лежала на груди, одна ее рука была по локоть отрезана.

Я взял девушку за плечи и перевернул. Лицо Эмбер Уоллис казалось спокойным и почти счастливым: на ее губах застыла полуулыбка, так похожая на улыбку Джоконды.

Отрезанная рука лежала под телом. Никаких видимых повреждений, помимо отсутствия одной верхней конечности, и темных пятен на шее, я не обнаружил.

– Взгляните, Ватсон.

Лестрейд указал мне на неприятного вида светло-бурую массу на камнях неподалеку от девушки.

– Блевотина, – определил я.

– Вам виднее, доктор, – отозвался он.

– Вызывайте машину, инспектор, нужно доставить тело в Скотленд-Ярд для экспертизы, – сказал я. – Тут слишком много людей, чтобы спокойно работать.

Лестрейд ушел.

Тело Эмбер Уоллис на белой простыне не было похоже на цветок, в отличие от тел Беатрис и Ирэн, но я знал, что убил ее Садовник. Холодная, темная вода Темзы врезалась в берег, словно желая добраться до мертвой девушки.

Так вот где закончился жизненный путь бедняжки Эмбер, девушки из Уайтчепела. И один человек знал ее судьбу. Человек этот – автор отвратительной статьи «Похождения гулящей девы Эмбер Уоллис» в не менее отвратительной бульварной газетенке The Illustrated Police News. Этот сочинитель знал, что Эмбер Уоллис будет найдена на берегу Темзы, знал, что ее задушат, изнасилуют, а из ее тела попытаются сделать «изумительной красоты водяную лилию». И еще он знал, что найдет лилию возомнивший себя сыщиком растяпа-доктор. «Г.М.» – так звали Садовника, и он играл со мной, как кошка с мышью. Я знал только одного человека с инициалами «Г.М.», но проблема в том, что этот человек давно был мертв.

23


– Полицейское управление города Лондона приносит вам свои глубокие извинения, мистер Леруа, – выдавливая из себя каждое слово, сказал Лестрейд.

Мрачный, как снеговая туча, француз с неприязнью смотрел на нас с инспектором. Пребывание в тюрьме отразилось на лощеной внешности молодого человека: он осунулся, под глазами появились темные круги.

– Вы за это ответите, господа, – прерывисто сказал Леруа, комкая перчатку. – Я непременно подам жалобу на незаконное лишение свободы.

– Ваше право, – отозвался Лестрейд.

Крутанувшись на каблуках, француз покинул кабинет инспектора.

– В морг, Ватсон?

Я кивнул.

Мы спустились в подвальное помещение Скотленд-Ярда, где хозяйничал незнакомый мне мужчина средних лет.

– Познакомьтесь, Ватсон, наш новый патологоанатом Стив Карри. Осторожнее, Стив, именно этот человек виновен в увольнении вашего предшественника, Тома Броуди.

– Здравствуйте, сэр, – слегка заикаясь, сказал Стив.

– Что можете нам сказать, мистер Карри? – спросил я, глядя на накрытое белой простыней тело Эмбер.

– Немногое, сэр, – развел руками Стив. – Причина смерти – удушение. Рука была отрезана, когда жертва была уже мертва. Преступник использовал, судя по всему, ножовку с мелкими зубьями. Вскрытие показало, что перед смертью жертва употребляла вино. Внутри лона обнаружены следы мужского семени, но сказать наверняка, было ли это изнасилование или добровольное соитие, я не могу.

Поблагодарив мистера Карри мы направились к выходу из морга.

– Он знал, он все знал, – пробормотал я.

– Кто знал, Ватсон?

– Некто с инициалами Г и М. Взгляните.

Я протянул Лестрейду The Illustrated Police News, открытую на странице со статьей об Эмбер. Инспектор пробежал текст глазами.

– Черт побери, Ватсон! Это невероятно!

– Он играет с нами, Лестрейд. Эта статья – форменное издевательство. Он описал, что собирается сделать с Эмбер, и затем сделал это. Правда, кое-что ему не удалось завершить.

– Он не успел сделать из трупа лилию, – догадался инспектор.

– Верно. Возможно, его спугнули.

– Полагаю, нам придется наведаться в редакцию «Иллюстрированных полицейских новостей?

– Непременно, инспектор. И прямо сейчас.


В машине Лестрейд принялся изучать газету.

– Какое безобразие, – бормотал он. – Вампиры-полицейские, голые женщины, маньяки. Неужели кто-нибудь это читает?

Я пожал плечами.

Лестрейд изучил выходные данные газеты и присвистнул.

– Надо же! Тираж три тысячи экземпляров.

– Людям нравится щекотать нервы криминальными историями, – сказал я.

– Вам виднее, господин писатель, – с толикой иронии проговорил Лестрейд, показывая мне изображение женщины-суккуба16 почти на всю печатную полосу. Это была обнаженная дама с весьма объемной грудью и широкими бедрами. Вместо ступней у женщины были когтистые лапы подобные львиным.

– Любопытно будет посмотреть, как выглядит редактор этой газеты. Эксцентричная, должно быть, личность.


Вопреки ожиданиям Лестрейда редактор «Иллюстрированных полицейских новостей», мистер Нед Джонсон, имел внешность самую что ни на есть заурядную. Гладко выбритые мешковатые щеки, жидкие седые волосы, которыми журналист безуспешно попытался прикрыть объемную розовую лысину, желтые от кофе и сигарет зубы.

Редакция газеты располагалась в небольшой комнатке на первом этаже небольшого офисного здания на Чансери-лэйн.

Джонсон встретил нас приветливо, если не сказать, радушно. Узнав, что мы из полиции, он нисколько не испугался, напротив, оживился и предложил нам кофе с неведомым русским лакомством – halva.

– Ох, уж эти русские! – воскликнул он. – Странный народ, но сладости делать умеют. Не поверите, у меня супруга – русская. Зовут Мария. Попробуйте!

Я взял немного halva, надкусил, положил обратно. Нечто приторно-сладкое, совсем не по моему вкусу.

– Недурно, – похвалил Лестрейд и попросил добавки.

– Мы к вам по важному делу, мистер Джонсон.

Я рассказал редактору об убийствах. Он слушал не перебивая, с очень серьезным и сосредоточенным выражением лица.

– Это крайне печально, сэр, – вздохнул он, когда я закончил. – Неприятно осознавать, что мы ходим по одним улицам с отъявленным душегубом.

– Тем не менее, вы о нем регулярно печатаете статьи, – напомнил Лестрейд, откусывая halva.

– Работа такая, – развел руками Джонсон. – Я публикую то, что интересно читателям. Им нужны маньяки – я даю им маньяков. Нужны голые девицы – даю им девиц.

– Сэр, нас интересует вот эта статья, – я положил перед Джонсоном номер его газеты.

– «Похождения гулящей девы Эмбер Уоллис», да-да, помню, пятнадцать шиллингов.

– Что, простите?

– Я говорю, было уплачено за эту статью пятнадцать шиллингов, сэр, – сказал Джонсон.

– И кто же этот мужчина, автор статьи? – с едва сдерживаемым волнением спросил Лестрейд.

– Мужчина, сэр? – удивился редактор. – С чего вы взяли, что это – мужчина? Автор – женщина.

Лестрейд охнул, как будто его ударили под дых.

– Вы уверены, что это женщина? – спросил я.

– В каком смысле, мистер Ватсон? – удивился он.

– Бывают ведь женоподобные мужчины и мужеподобные женщины.

– О, нет, сэр, полагаю, здесь совершенно не тот случай, – уверенно сказал редактор. – Несмотря на то, что лицо этой женщины было скрыто фатой, по ее голосу и фигуре я вполне однозначно определил, что это существо слабого пола.

– На ее лице была фата?

– И достаточно плотная, сэр. Я совершенно не разглядел ее лица.

– Но что-то о ее внешности вы можете сказать?

– Невысокая, стройная, очень женственная, – глядя в потолок, перечислил редактор. – Голос нежный и, я бы сказал, чарующий. Полагаю, если лицо этой девушки соответствует ее фигуре и голосу, у нее очень много поклонников.

– Она принесла статью отпечатанной на машинке?

– Нет, сэр, статья, как всегда, была написана от руки. Я переписываю тексты за мисс Г. М. на машинке.

– То есть, это была не первая ее публикация в вашей газете? – спросил я, взглянув на Лестрейда.

– Третья, сэр. Мы опубликовали три статьи этой девушки, включая уже прочитанную вами. Одну секунду.

Мистер Джонсон полез в стол, зашуршал бумагами.

– Пожалуйста.

Я взял газеты. Две даты бросились мне в глаза, заставив на мгновение потерять зрение – так велико было волнение. Первая газета вышла накануне похищения Беатрис Пройслер, вторая – примерно за двое суток до исчезновения Ирэн Вулф. Садовник каждый раз анонсировал новое убийство в газете, но мы узнали об этом только что!

24


Беатрис Пройслер была типичной девочкой из хорошей семьи. Отец – юрист одной из крупнейших в Лондоне контор, мать – настоящая леди с весьма недурным приданным. Прекрасный дом в Фицровии, поместье за городом, – у этой семьи было все.

Все, кроме любви. С детства Беатрис наблюдала, как мать – суровая, равнодушная ко всему, кроме денег, женщина, поедом съедала ее отца. За какие-то пять лет стройный, красивый мужчина сорока пяти лет, превратился в седого, издерганного старика, единственным предназначением которого было преумножение капитала, доставшегося ему вместе с супругой.

К дочери миссис Пройслер относилась с ревнивым вниманием. Она контролировала каждый шаг девочки, потакала ее прихотям, но никогда не ласкала. Помимо денег, одним из главных занятий в жизни миссис Пройслер была забота о здоровье. Прежде всего, о здоровье собственной дочери. По мнению матери, Беатрис была больна сразу несколькими неизлечимыми болезнями. Девочка испытала на себе все современные методики, в доме постоянно бывали врачи, в том числе, светила европейской медицины. Лишь немногие, из тех, кто верен деньгам чуть меньше, чем клятве Гиппократа, пытались намекнуть миссис Пройслер, что ее дочь ничем решительно не больна, однако намеки их не были услышаны.

Передовое лечение привело к тому, что жизнерадостная рыжеволосая девочка бледнела и хирела, как помещенный в темный чулан цветок. Бледность и немощь дочери еще больше подзадоривали миссис Пройслер – и конца края лечению не было видно.

Когда Беатрис исполнилось тринадцать лет, она поставила матери жесткое условие – либо «лечение» прекращается, либо тело девушки будут вылавливать из Темзы под мостом Ватерлоо.

Получив такой отпор, миссис Пройслер стала совершенно равнодушной к дочери и поспешила спровадить ее в частную школу для девочек из хороших семей. Впрочем, Беатрис была этому несказанно рада.

Вскоре Беатрис узнала, что любимыми развлечениями девочек из хороших семей являются сплетни, драки и изощренные издевательства над слабыми. По мере того, как девочки росли и превращались в девушек, у них появлялись новые развлечения: курение, выпивка и юноши. Ничего из этого перечня не привлекало Беатрис. Она втайне презирала своих соучениц за их развратное поведение и те, конечно, догадывались, время от времени устраивая Беатрис темную.

К шестнадцати годам мисс Пройслер расцвела. Директриса мадам Фэйрфакс, с особым сладострастием читавшая воспитанницам проповеди о необходимости смирения плоти, почему-то решила, что именно Беатрис является средоточием греховных мыслей в ее школе. Увещевая девушек, она сверлила мисс Пройслер гневным взглядом. Особенно мадам Фэйрфакс возмущали густые рыжие волосы Беатрис и ее крепкая и округлая грудь, появившаяся за одно лето столь внезапно, что бедняжка еще не успела привыкнуть к столь неожиданному изменению своего тела.

– Плоть ведет вас в погибель, юные леди, – говорила мадам Фэйрфакс, сурово сверкая стеклами очков. – Вы думаете, что своими чарами вы привлечете достойных мужчин, но вы заблуждаетесь. Копна волос и прекрасный стан, – в этот момент директриса обыкновенно смотрела на Беатрис. – не приведут в ваши сети никого, кроме развратников и охальников, которые сорвут ваш драгоценный цветок и наплюют вам в душу.

К сожалению, она была права.

Однажды Беатрис начала замечать пристальные взгляды мужа мадам Фэйрфакс, тридцатилетнего Артура. Это был мужчина той внешности, которую опытная женщина безошибочно определит, как порочную, и с брезгливостью пройдет мимо. Для юных же дев, еще не научившихся различать порок и мужественность, джентльмены, подобные мистеру Артуру – опасная ловушка. Томные взгляды соблазнителя, его вздохи, слова, словно яд, проникали в душу бедной Беатрис, и она не заметила, как оказалась в спальне мадам Фэйрфакс.

– Вы любите меня, мистер Артур? – вопрошала она, сидя на измятой постели. Бретелька ночной рубашки соскользнула с плеча Беатрис, обнажив грудь, которую какие-то пять минут назад с таким сладострастием целовал мистер Фэйрфакс.

Он, казалось, не слышал ее, натягивая штаны.

– Артур, – она заплакала.

– Милочка, не нужно плакать, – равнодушно сказал мужчина.

Это слово – «милочка» – и тот тон, которым оно было произнесено, сказали Беатрис все, ведь мистер Фэйрфакс называл «милочка» только молодых служанок.

Мисс Пройслер, ослепленная любовью, все еще надеялась на внимание предмета своей страсти, но тщетно. Очень скоро она увидела мистера Артура, прогуливающимся в саду с другой воспитанницей – высокой блондинкой.

Единственным утешением для Беатрис стало чтение. Благодаря невежеству миссис Фэйрфакс, которую никто и никогда не видел с книгой в руках, в школьной библиотеке присутствовали сборники декадентов. Именно они открыли перед мисс Пройслер новый мир, в котором смерть не была чем-то пугающим.

Между тем, далеко не самое невинное общение мистера Фэйрфакса с Беатрис стало достоянием ушей его супруги. Как ни странно, невиновность мужа была для директрисы очевидна. Соблазнительницей и развратницей была назначена мисс Пройслер, после чего пребывание в школе стало для нее невозможно.

Собрав свои вещи, Беатрис вышла из ворот интерната. Она думала было отправиться домой, к отцу и матери, но ноги понесли ее в сторону Лондонской библиотеки.

Взяв сборник Гюстава Моро в отделении французской поэзии, мисс Пройслер погрузилась в чтение.

– Я вам не помешаю? – раздался тихий, приятный голос. Она подняла голову.

Его лицо было чуть менее красивым, чем лицо Артура Фэйрфакса, но в нем не было той явной испорченности, которую Беатрис уже научилась вычислять в мужчинах. В нем было другое – тайна.

Она улыбнулась.

25


Статья про первую жертву Садовника называлась «Похождения оболганной соблазнительницы Беатрис Пройслер». Автором текста снова значился человек с инициалами Г.М. Публикация отличалась гораздо большим сочувствием к главной героине, чем заметка про бедняжку Эмбер Уоллис.

Автор поведал историю молодой девушки из семьи, которая только с виду была хорошей. Мать – сумасшедшая, отец – безвольная тряпка, не способный защитить собственное дитя от безумной женщины. Сердце девушки жаждало любви, и со всем неистовством распахнулось навстречу первому мужчине, который ей приглянулся. Однако, тот оказался негодяем. История любви Беатрис и некоего мистера Ф. была представлена в духе эротических книжечек, что можно купить по два пенса у старушек на углу Флит-стрит. Обманутая в самых светлых чувствах, девушка ищет того, кто сможет ее защитить от несправедливости мира. Но встречает она Садовника.

Заканчивалась статья следующим образом:

«Бедняжка Беатрис! Если бы она только знала, кто перед ней! Чудовище, полное пороков. Демон во плоти. О чем думала Беатрис, когда шла под руку с Садовником в сторону его логова? О том, что он задушит ее и сделает из ее тела изумительной красоты ромашку? Нет, конечно, она об этом не думала! Она думала о весне, о любви, о божественной прелести поцелуев.

Но вот только нет в этом мире ни весны, ни любви, ни поцелуев даже для такого прекрасного цветка, как Беатрис. Есть только похоть, зависть и ненависть, которые высушат ее тело и душу. И есть Садовник.»

Я передал газету Лестрейду. Он быстро пробежал текст глазами.

– Странно, что автор называет мать Беатрис сумасшедшей, – сказал инспектор задумчиво. – Я общался с ней, очень приветливая и приятная с виду женщина. Немного зациклена на здоровье, но да это сейчас обычное дело. Мистер Пройслер мне тоже не показался тряпкой.

– Лестрейд, обратите внимание на последний абзац, тот, где про весну, любовь и поцелуи. Он вам ничего не напоминает?

Инспектор нахмурился.

– Пожалуй, нет, Ватсон, – задумчиво проговорил он, и тут же воскликнул. – Ах, да. Стишок! Стишок, с которого все началось. Как там? «Пока ветер злой не сорвал лепестки, С моих милых цветов, Я цветы сорву».

– Вот именно, Лестрейд!

Увлекшись чтением и попытками выбраться из созданного Садовником лабиринта, я как будто позабыл, что мы находимся в редакции бульварной газетенки. Между тем, редактор этого самого издания что-то строчил в толстой тетради.

– Мистер Джонсон, все, о чем мы говорили с инспектором, не должно выйти за пределы этого помещения, – стараясь придать голосу суровость, сказал я. – Это тайна следствия.

Разочарованный редактор положил ручку.

– Интересно, сколько вы платите авторам за эту писанину? – Лестрейд кивнул на кипы газет по углам комнаты.

– Шутите, сэр? – усмехнулся редактор. – Наши авторы – графоманы, поэтому они сами нам платят за возможность увидеть свои сочинения опубликованными. Мы платим только художникам за иллюстрации.

– Вот как! – невольно воскликнул я. – Но вы ведь сказали, что заплатили Г.М. пятнадцать шиллингов?

– Я не говорил, что я заплатил мисс Г.М. пятнадцать шиллингов, сэр. Я сказал, что было уплачено за эту статью пятнадцать шиллингов. Мне уплачено, сэр. Девушка заплатила мне эту сумму с одним условием.

– Каким же?

– Статья должна была выйти в определенный день. Равно как и все другие статьи Г.М. должны выходить именно в тот день, который она назначит.

– Очень интересно, – протянул я. – Скажите, мистер Джонсон, а не сохранилось ли у вас оригинала статьи, написанного рукой мисс Г.М.?

Редактор почесал лысину.

– Вообще-то мы не храним рукописи авторов, сэр, но, кажется, оригинал последней статьи я еще не выбросил в корзину для бумаг.

Он полез в стол и выудил исписанный лист бумаги.

– Пожалуйста, сэр.

Я взял листок. Даже одного взгляда было достаточно, чтобы понять: статья для «Иллюстрированных новостей» и стихотворение о девушках-цветах написаны разными людьми. Почерк был совершенно разный.

– Спасибо, мистер Джонсон, вы нам очень помогли. Если мисс Г.М. снова придет к вам с рукописью, немедленно позвоните в Скотленд-Ярд.

– Непременно, сэр.

– Можем мы взять эти два номера газеты и рукопись?

– Разумеется, сэр! Возьмите еще halva!

Мы попрощались с гостеприимным редактором и покинули его скромную обитель. Лестрейд нес увесистый кусок странного русского лакомства, завернутый в папиросную бумагу.

– Хороший человек этот Джонсон, – восхитился инспектор, когда мы сели в машину.

– Не спешите с выводами, Лестрейд, – сухо сказал я. – Этот Джонсон вполне может оказаться Садовником.

– Вы правы, Ватсон, – подумав, сказал он. – В делах с маньяками никого нельзя сбрасывать со счетов. Бывает, человек с виду сущий ангел, а внутри у него таится монстр. Вас отвезти домой?

– Да, сэр, если не затруднит.

– Смит, на Бейкер-стрит, – приказал инспектор. Молчаливый водитель завел мотор.

26


Ирэн Вулф заметила, что ее отец смотрит на нее не так, как следует смотреть отцу, в тринадцать лет. Она не придала этому значения, потому что еще не совсем понимала значение этого маслянистого взгляда. Но уже в пятнадцать лет она прекрасно осознавала, что поведение ее отца по отношению к ней не является нормальным. Нет, он и пальцем к ней не притронулся, но в его глазах она видела то же самое, что и во взгляде влюбленного в нее мальчишки с соседней улицы. И это ужасало девочку.

Когда Ирэн едва исполнилось четырнадцать, она потеряла мать. Миссис Вулф была миниатюрной, хрупкой, очень болезненной женщиной. На улице ее часто принимали за девочку. Она жила тихо и незаметно, как мышка. Также тихо и незаметно она скончалась от чахотки в особо ненастную лондонскую зиму.

После смерти миссис Вулф Ирэн никогда не видела отца с женщиной. Шесть раз в неделю он уходил в контору «Гудрон и сыновья», а в воскресенье читал или просматривал коллекции бабочек.

Бабочек отец начал собирать с детства. Он неоднократно рассказывал дочери, как поймал свою первую бабочку – березовую пяденицу. Это произошло за городом, на ферме его дяди в Суссексе. Бабочка сидела на кочане капусты. Снежно-белая с большими черными крапинами бабочка была очень похожа на мотылька, но к тому моменту мальчик уже знал, что мотыльки активны только ночью, а бабочки – только днем.

Исхитрившись, он изловил бабочку голыми руками. Украв у горничной иголку, мальчик наколол пяденицу на дощечку.

– Вот она, та бабочка, – говорил мистер Вулф, показывая дочери свою коллекцию.

Березовая пяденица, и правда, была невероятно красива, вот только тельце ее, словно копьем, было пронзено иглой. Порой Ирэн хотелось, чтобы все бабочки отца внезапно ожили и взлетели. Какой, должно быть, шум поднялся бы в комнате от хлопанья сотен маленьких крыльев.

Еще одним странным развлечением отца было нюхать волосы Ирэн. Иногда он просил дочь сесть рядом с ним, клал ее голову себе на плечо и с наслаждением вдыхал запах ее волос. Когда Ирэн спросила, зачем он это делает, мистер Вулф ответил, что таким образом он вспоминает свою умершую жену.

Чем взрослее становилась Ирэн, тем больше она понимала, что ее отец – странный человек. Соученицы, обсуждая мужчин, рассказывали о пожилых джентльменах, время от времени пристающих к ним на улице с недвусмысленными намеками. Девушки обзывали этих мужчин «старыми извращенцами» и смеялись над ними. Но вот только эти джентльмены не были их отцами.

Ей было невыносимо тяжело видеть вожделение в глазах мистера Вулфа. Ирэн любила отца, но понимала, что его отношение к ней с каждым годом становится все более ненормальным. Он покупал ей домашние платья с чрезмерно большим вырезом на груди, подкладывал в стол журналы, в которых со всеми подробностями описывались запретные связи: брат и сестра, мать и сын, но больше всего было историй про отца и дочь.

Подруг у Ирэн не было, и единственной по-настоящему подлинной страстью, которой она отдавала всю душу, была фантазия. Девочка с детства отличалась бурным воображением. Идя по улице, она представляла себя в причудливом и пугающем мире. Мире, в котором красивая булочница средних лет – это ведьма, похищающая маленьких детей, чтобы выпивать из них кровь и становиться моложе. Зеленщик, везущий на тачке капустные головы, вез головы казненных бунтовщиков, а стоящий на углу констебль был тайным шпионом короля.

Чувствуя, что фантазии могут поглотить ее разум, заменив собою реальный мир, Ирэн мучительно искала выход, и нашла его в сочинении рассказов. По вечерам, когда отец, поужинав бобовой похлебкой, ложился спать, девушка доставала тетрадь и начинала писать. Героями ее рассказов были злобные карлики, вампиры, демоны и даже сама Смерть.

Девушка начала часто бывать в Лондонской национальной библиотеке. Однажды в отделе французской поэзии проходил конкурс чтецов. Ценители изящной словесности декламировали свои любимые произведения. Ирэн была заворожена стихами декадентов. Во многом они оказались созвучны ее мыслям, а кладбищенский холод одинаково веял и от виршей Гюстава Моро и от ее рассказов.

Между тем, отец начал становиться все более назойливым. Он подсаживался к дочери, расспрашивал, что она пишет. Интересовался, прочла ли она его журналы. Когда Ирэн ответила, что ей не понравились истории о противоестественных связах, он очень огорчился. Вскочил, заходил по комнате, начал говорить о том, что нет ничего предосудительного в плотских отношениях отца и дочери.

– Вспомни древнегреческие мифы, Ирэн! Ведь боги на Олимпе все были родственниками и все они …

– Папа, что ты хочешь от меня? – спросила Ирэн с дрожью в голосе.

Он смешался и выбежал из комнаты. Девушка упала лицом в подушку и зарыдала. Ведь она всем сердцем любила отца, и никак не могла признать, что он – чудовище.

Ирэн не понимала, как она должна вести себя. Девушка ощущала себя в ловушке, ей казалась, что она – одна из тех бабочек, которых отец прикол к дощечкам и повесил на стену.

Она лихорадочно искала оправдание мистеру Вулфу, пыталась объяснить его поведение. Возможно, ей кажется, возможно, это просто ее фантазии, подобные отрубленным головам в тележке зеленщика.

Увы, это были не фантазии. Она сидела за столом, сочиняла рассказ. В такие моменты Ирэн забывала обо всем на свете, без остатка проваливаясь в фантасмагорический мир, создаваемый ее безудержным воображением. Вдруг она почувствовала чьи-то руки на своих плечах и обернулась.

Мистер Вулф, казалось, был пьян, хотя он крайне редко употреблял спиртное.

– Ирэн, радость моя, – прошептал он горячо.

Его руки вдруг оказались на ее груди.

– Папа!

Ирэн вскочила, оттолкнула отца. Он, споткнувшись, упал на пол.

– Ирэн, – простонал он.

– Ты, ты, ты – девушка задыхалась, не в силах подобрать слова. – Ты старый извращенец!

Захлебываясь рыданиями, она выбежала из комнаты, затем – из их маленькой квартиры на втором этаже старого доходного дома в центре Лондона.

Ирэн бежала по вечерним улицам, холодный воздух срывал слезы с ее лица. Ее отец, ее любимый папа оказался подлым извращенцем, негодяем, готовым собственноручно уничтожить честь собственной дочери.

Пробежав квартал, Ирэн остановилась. Она стояла посреди моста через Темзу. Черная река в окружении светящихся электричеством вечерних берегов была похожа на широкую, уходящую неведомо куда дорогу.

Ирэн подошла к ограде, посмотрела вниз, на темную, блестящую воду. «Сойди в Сад Смерти, дева молодая, Лишь там ты встретишь вечную любовь». Прошептав строки Гюстава Моро, мисс Вулф полезла на ограду, перенесла через забор ногу в домашней намокшей туфле.

– Мисс, что вы делаете?

Спокойный и какой-то отстраненный мужской голос заставил ее обернуться.

– Я… я вышла подышать воздухом, сэр, – сказала Ирэн.

– Вы решили прогуляться по глади реки? – в голосе незнакомца появилась насмешка, но она была мягкая, не обидная.

– О, нет, сэр, – откликнулась Ирэн.

– Тогда позвольте я помогу вам спуститься с решетки.

27


Статья про Ирэн Вулф в иллюстрированных новостях называлась «Похождения фантазерки Ирэн Вулф». Это была история девушки, живущей в мире своих грез и столкнувшейся с предательством самого близкого человека.

В мгновение ока лишившись отца, девушка не нашла для себя иного выхода, кроме самоубийства. Если бы не Садовник, темные воды Темзы поглотили бы тело несчастной Ирэн Вулф.

Заканчивалась статья также, как и две предыдущие: убийством девушки и созданием «изумительной красоты ириса».

Я передал газету Лестрейду. Тот со скучающим видом приступил к чтению. По мере углубления в текст, выражение лица инспектора менялось.

– Что скажете, детектив? – спросил я, когда он отложил газету.

– Это черт знает, что такое, – проговорил он. – Мистер Вулф вожделел собственную дочь? Чудовищно! Может быть, Г.М. врет?

– Насчет Эмбер Уоллис Г.М. не соврал, – напомнил я. – Полагаю, родители Беатрис Пройслер также отнюдь не такие ангелы, каковыми кажутся.

– Если так, нам придется допросить Вулфа.

– Непременно, Лестрейд. Кроме того, обратите внимание на следующие моменты. В статье про Беатрис не сказано, что убийца отрежет ей язык, а в статье про Ирэн о том, что Садовник ее изнасилует.

– Что бы это означало, Ватсон? – недоуменно проговорил инспектор.

– Пока не знаю, – признался я, пряча газеты в карман пальто.

– Бейкер-стрит, сэр, – сообщил шофер.

Я открыл дверцу.

– Завтра заедем за вами, – сказал Лестрейд.

– Хорошего вечера, инспектор.


В гостиной была только Джоан. Склонившись над столом, она что-то писала в тетради. Когда я вошел, она подняла голову и улыбнулась своей очаровательной улыбкой.

– Как прошел день, сэр?

– Достаточно плодотворно, мисс Остин.

Я повесил шляпу на крючок.

– А где Аделаида?

– В своей комнате, читает.

Из кухни доносился запах выпечки, слышалось напевание мадам Этвуд. Джоан снова приступила к письму. Внезапно ощущение некоторой странности объяло меня. Что-то было не так в открывающейся передо мной простой картине: пишущая за столом красивая девушка, горящий камин, часы-ходики, показывающие восемь вечера. Но, хоть убей, я не мог понять, что же не так.

– Вы в порядке, сэр?

Мягкий голос Джоан вернул меня к реальности. Я улыбнулся ей и стал подниматься по ступенькам на второй этаж.


До ужина я решил просмотреть вечерние газеты. Почти всю первую полосу Evening Standard занимала фотография с места убийства Эмбер Уоллис. Галечный пляж, камыши, труп обнаженной девушки не белой простыне, два старика с испуганными лицами. Неужели мы с Лестрейдом так чертовски постарели?

Над фотографией – надпись жирными буквами. «НА ШАГ ПОЗАДИ». По названию вполне можно было понять, о чем пойдет речь в статье. Так и оказалось. Доктор Ватсон, этот возомнивший себя детективом бывший биограф великого сыщика, снова проиграл неуловимому Садовнику. Тон статьи был, в целом, нейтральным, и это взбесило меня. Эмбер Уоллис для этих пишущих гиен – не такая уж и значительная жертва. Просто малолетняя проститутка из Уайтчепела, кого потрясет ее смерть? Кого заставит заплатить три пенса за газету? Вот девочки из семей благородных людей – это другое дело.

Я вскочил и заходил по комнате. Садовник держал меня за горло также, как он держал за горло несчастных девочек. Он сильнее меня. Я не Шерлок Холмс.

Вдруг я замер посреди комнаты. Внезапная вспышка света озарила темный чулан моей седой головы. Я бросился к вешалке, вытащил из кармана пальто рукопись статьи об Ирэн Вулф в газете «Иллюстрированные новости полиции». Разгладил листок бумаги и понюхал его. Так я и думал! Тот же самый сладковатый, нежный запах, что и у письма Садовника со стихотворением о девушках-цветах.

Я прилег, положив ноги на кожаный диван-пате. Мне казалось, что мой мозг работает, как сломанный хронометр, и я никак не могу найти выход из комнаты со множеством дверей. Стихотворение и статья написаны разным почерком, но на одинаковой бумаге с особенным запахом.

Выходит, Садовник и Г.М. знают друг друга, они как-то связаны. Г.М. – помощница Садовника? Я представил себе эдакую La femme fatale17, завлекающую девушек в сети паука. Но зачем ей делать это?

«Так она же жертва!» – чуть не закричал я.

Г.М. – такая же жертва Садовника, как и другие девушки. Пока он не убил ее, но держит в заложниках, заставляет заманивать юных красавиц, носить Неду Джонсону издевательские статьи, способные запутать следствие.

После смерти Холмса я несколько лет потратил на изучение судебного почерковедения – этот раздел криминалистики Шерлок любил едва ли не более всех прочих. В первый же день, когда Лестрейд принес мне письмо Садовника, я заподозрил, что его писала женщина, однако потом, под грузом улик, я был вынужден признать свою ошибку и отказаться от этой версии – не могла же женщина изнасиловать девушку, оставив в ее лоне свое семя? Теперь мне было очевидно, что тот анализ почерка был верным.

С рукописью статьи «Похождения фантазерки Ирэн Вулф» дело обстояло гораздо сложнее. Я не мог найти ни единого признака мужской или женской руки, выводившей буквы. Такое ощущение, что статья была написана бесполым существом.

Снизу позвали к ужину, я переоделся в домашний костюм и спустился.

Аделаида и мисс Остин уже сидели за столом.

– Папочка, мадам Этвуд приготовила пастуший пирог! – весело сообщила дочь.

– Правда? С удовольствием отведаю сей кулинарный шедевр, – улыбнулся я.

Пирог оказался весьма недурным. Мы ели молча, поглядывая друг на друга.

– Как идет ваше расследование, мистер Ватсон? – наконец, не выдержала Джоан.

– Небольшие подвижки есть, и во многом, благодаря вам, мисс Остин.

– Неужели? – удивилась она.

– Ведь это вы выписали газету «Иллюстрированные новости полиции»? Она нам очень помогла.

– Сэр, я не выписывала это издание, – голос Джоан слегка дрогнул.

– Это я выписала, папа, – доедая кусок пирога, сообщила Аделаида. – Мне нравится читать про все эти ужасы.

– О Боже, Аделаида, – сморщился я. – Это такая безвкусица.

– Но мне нравится, – повторила она.

Спорить с этой юной упрямицей было совершенно невозможно. Я пожал плечами и отдал должное пастушьему пирогу мадам Этвуд.

28


Лестрейд заехал за мной в половине девятого. К этому моменту я уже успел позавтракать и почитать утренние газеты. Пресса в очередной раз убедила меня, что физиология современного читателя напоминает землеройку. Эти животные обладают уникальным пищеварительным трактом: пища практически не задерживается в желудке и кишечнике землеройки, поэтому зверек вынужден круглые сутки только есть, есть и есть. Подобно землеройке, читатели газет подсознательно ждут все новых ужасающих событий и когда их не происходит, начинают скучать. Журналисты вынуждены подстраиваться, публикуя статьи с таким заголовками, как «Ваша дочь похищена Садовником». И внизу мелкими буквами: «может услышать любой отец Британии, если новоявленный горе-сыщик Ватсон не проявит, наконец, должную расторопность».

– Доброе утро, инспектор, – поздоровался я, садясь в машину.

Лестрейд что-то буркнул в ответ и приказал водителю трогать. Сегодня старый служака явно был не в духе, но я предпочел воздержаться от каких бы то ни было расспросов, молча глядя в окно. Если разобраться, то быть не в духе сегодня больше пристало мне, человеку, которого на всю страну назвали «горе-сыщиком».

Наконец, Лестрейд не выдержал.

– Поразительная молодежь растет! – воскликнул он, с досадой стукая себя по колену. – Мы, старики, для них – нули без палочки.

– А что случилось, инспектор? – мягко спросил я.

– Барбара, доктор, – ответил он с тоской в голосе. – Опять моя несчастная дочь устроила мне головомойку. Представляете, она без спросу пошла в Лондонскую библиотеку и там, по ее же словам, общалась с поэтом Гюставом Моро!

– Но это невозможно, Лестрейд, Моро уже не один год как покойник.

– Я знаю, сэр. Но она уверена, что это был он. А я уверен, что это был Садовник. Представляете, моя дочь общалась с Садовником в отделе библиотеки, с которого все и началось. И я ничего не могу с этим поделать!

– А где сейчас Барбара? – спросил я.

– Дома, под присмотром моего брата и его супруги. Я строго-настрого приказал им никуда ее не выпускать.

– Вы правильно поступили, Лестрейд. И нам придется побеседовать с вашей дочерью.

Он нервно пожал плечами.

– Не думаю, что от этого будет толк. Она молчит, как рыба.

– Тем не менее, мы обязаны попытаться, – сказал я. – Кроме того, придется заехать в библиотеку.

– Я уже был там, Ватсон, – хмуро отозвался инспектор. – Представляете, никто не видел там Гюстава Моро. А вот Барбару видели многие.

– Нам придется побывать в библиотеке еще раз, – делая нажим на слове «придется», сказал я. – Но сначала – к отцу Ирэн Вулф.


Мистер Вулф выглядел ужасно. Волосы вокруг лысины отросли и свисали грязно-седыми лентами, в глазах – тоска, как у больной, забившейся под мост помирать, собаки. От него пахло алкоголем, но он не был пьян.

– Вы нашли убийцу? – воскликнул он хриплым, болезненным голосом, как только увидел нас с Лестрейдом.

В маленькой квартирке было пыльно, грязно и пахло помойным ведром, которое Вулф, очевидно, давно не выносил.

– Мистер Вулф, какие у вас были отношения с вашей дочерью? – спросил я.

Он побледнел.

– Сэр, я любил свою дочь сильнее, чем вы можете себе представить.

– Даже чересчур сильнее, – мрачно бросил Лестрейд, отвлекаясь от изучения коллекции бабочек на стенах комнаты.

– Что вы имеете в виду? – глухо спросил Вулф. Руки его мелко задрожали.

– У нас есть сведения, что вы домогались собственной дочери, – тщательно подбирая слова, сказал я.

Лицо мистера Вулфа исказилось. Он отступил назад и, тяжело сев на кровать, зарыдал, спрятав лицо руками.

– Мистер Ватсон, вы не понимаете, – бормотал он, вздрагивая всем телом. – Я любил свою дочь, больше, чем мужчина любит женщину. Я любил ее как б-богиню, как Афродиту. Она была прекрасна, но ее отняли у меня.

– Вы солгали нам, мистер Вулф, – напомнил я, с некоторым усилием преодолевая отвращение к этому человеку. – Из-за вас мы могли пойти по неверному следу.

– Я не лгал вам, сэр, – с трудом выдавил он. – Я рассказал все, что знал о дне исчезновения Ирэн. Я хотел, и хочу, чтобы вы нашли и покарали человека, который сделал это с моей девочкой.

– Вы сами сделали это с Ирэн, – голос Лестрейда звенел от злости.

Я посмотрел на инспектора. Его глаза пылали, как угли, вытянутое, усталое лицо выражало омерзение.

– Вы сами сделали это с ней, – повторил Лестрейд. – И осознание этого останется с вами до конца жизни. Идемте, Ватсон.

Мы оставили мистера Вулфа наедине с его мертвыми бабочками.


В Лондонской библиотеке в этот час было очень мало посетителей. В отделе французской поэзии, и вовсе находилось всего два человека: сотрудница библиотеки и читатель, уже прекрасно знакомый нам Уэйн Холидей, викарий из деревни Олбери, что неподалеку от Лондона.

– Преподобный! – окликнул священнослужителя Лестрейд.

Тот поднял голову, отвлекшись от книги. Улыбнулся довольно кисло, блеснув стеклами очков.

– Господа, вот уж не ожидал вас здесь увидеть.

– Признаться, мы вас тоже, – сказал инспектор. – Решили окунуться в городскую суету после деревенского умиротворения?

– Можно сказать и так, сэр, – не заметив издевки, ответил Холидей. – Порой, знаете ли, хочется почитать хорошую книгу.

– А вчера вы здесь были, преподобный? – спросил я.

– Нет, сэр. Я только прибыл в Лондон по делам паствы. Сегодня вечером возвращаюсь.

– Что ж, не буду вам мешать.

Оставив Лестрейда с Холидеем, я направился к стойке регистрации. Полная, вполне миловидная женщина средних лет приветливо кивнула мне.

– Желаете взять книгу, сэр?

– Нет, мадам, в данный момент я представляю Скотленд-Ярд. Вы видели здесь вчера этого человека?

Я показал ей портрет Гюстава Моро из сборника, который Доминик Леруа когда-то подарил бедняжке Эмбер Уоллис.

Женщина прыснула со смеху, поспешив прикрыть рот пухлой ладонью.

– Отличная шутка, сэр, но, боюсь, неуместная, – сказала она, пытаясь придать лицу строгое выражение. – Этот человек умер.

– Но здесь мог быть похожий на него мужчина.

– Нет, сэр, я никого, похожего на Гюстава Моро, не видела. Ни здесь, ни вообще где бы то ни было.

– Ясно, мадам. Могу я получить список всех посетителей, побывавших здесь вчера?

– Конечно, сэр.

Библиотекарша быстро выписала имена и протянула мне листок.

– Благодарю.

Я спрятал список в карман пальто и подошел к Лестрейду, о чем-то беседующему с викарием.

– Идемте, инспектор.


На сегодня оставалось еще одно дело, возможно, самое сложное: беседа с Барбарой Лестрейд. Ее отец всю дорогу просидел, нахмурившись: он явно был не в восторге от этой идеи.

Лестрейды жили на тихой, зеленой улочке Филлимор Гарденс неподалеку от парка Холланд. Небольшой особняк в британском стиле, ухоженный садик с фонтаном и статуями – у инспектора, определенно, был вкус.

В гостиной нас встретила экономка – очень красивая женщина лет сорока.

– Где Барбара, мисс Старридж? – спросил у нее Лестрейд.

Экономка ответила, что девушка у себя. Инспектор попросил позвать дочь.

Минут через двадцать ожидания Барбара спустилась вниз. Вид у нее был заспанный и недовольный.

– Что тебе нужно, папа? – спросила она. – Здравствуйте, мистер Ватсон.

– Здравствуйте, мисс Барбара, – сказал я. – Мистер Лестрейд был столь любезен, что позволил мне поговорить с вами.

Девушка присела на софу.

– Поговорить, сэр? Но о чем?

– О вашем новом знакомом, поэте Гюставе Моро.

Барбара слегка порозовела.

– Да, сэр, мы виделись вчера в библиотеке.

Лестрейд тихонько застонал, будто бы у него заболел зуб.

– Но как это возможно, мисс Барбара? – искренне удивился я. – Ведь мистер Моро достаточно давно покончил с собой.

– Я не знаю, мистер Ватсон, – потупив красивые карие глаза, сказала Барбара. – Но вчера он был в библиотеке.

– Кто-нибудь видел его кроме вас?

– Не думаю, сэр. Он появился неожиданно, когда библиотекарша ушла пить чай. И неожиданно исчез.

– Как он выглядел, мисс Барбара?

Она пожала плечами.

– Также, как и на картинке в книге. Цилиндр, борода, усы, темные круглые очки.

Я показал ей картинку из книги Эмбер Уоллис.

– Да, это он, – кивнула девушка.

– О чем же вы говорили?

Девушка принялась наматывать на палец светлую прядь волос.

– Мы говорили о поэзии, сэр. Мистер Моро сказал, что давно наблюдает за мной. Это правда, я уже видела его раньше на улице, помните, я рассказывала вам?

Я кивнул.

– Он рассказал мне о Саде Смерти.

– О чем? – воскликнул Лестрейд, не выдержав.

Барбара вздрогнула всем телом и сжалась.

– Инспектор, прошу вас, – обратился я к Лестрейду. Он сел в кресло и схватился за голову руками.

– Сад Смерти? Но что это?

– О, сэр, это волшебное место! Там покой, там радость и счастье. Там любовь, сэр.

Я молчал, не зная, что сказать. Лестрейд бормотал что-то себе под нос.

– Послушайте, мисс Барбара, – наконец, проговорил я. – Этот поэт, этот Гюстав Моро, он … он приглашал вас в этот Сад Смерти?

– Да, сэр, он обещал показать мне это чудесное место, – просто сказала девушка.

– Черт побери! – Лестрейд вскочил с кресла. – Мисс Старридж!

Экономка появилась на лестнице.

– Да, мистер Лестрейд.

– Никуда, слышите, никуда не выпускайте мою дочь!

– Ты не имеешь права, папа, – сказала Барбара, упрямо выпятив вперед подбородок.

– Я имею право, как твой отец! А если ты не послушаешься меня, клянусь Богом, я запру тебя в своем кабинете в Скотленд-Ярде.

– Папа, ты … ты – тюремщик! – болезненно вскрикнула девушка и, вскочив с софы, бросилась к лестнице.

Ни я, ни Лестрейд не стали ее удерживать. Хлопнула дверь комнаты наверху, затем до нас донеслись глухие рыдания.

Инспектор растерянно развел руками. Сейчас он показался мне еще старее, чем на самом деле.

– Вот как с ними быть, доктор, – проговорил он. – Угораздило же нас на старости лет стать отцами.

В чем-то я был с ним согласен.

– Мисс Старридж, я прошу вас, – умоляюще обратился Лестрейд к экономке. Та все еще стояла на лестнице с каменным лицом.

– Можете быть уверены, сэр, – сказала женщина. – Мисс Барбара будет оставаться дома ровно столько, сколько вы потребуете.

Лестрейд предложил мне остаться на ужин, но я, несколько смущенный драматической сценой, которую был вынужден наблюдать, предпочел попрощаться с инспектором до завтра.

29


Наутро меня ждала ужасная, но, к несчастью, вполне ожидаемая новость. Принес ее, конечно, Лестрейд. Угрюмый инспектор на пороге показался мне похожим на ворона-горевестника из стихотворения Эдгара По.

– Похищена четвертая девушка, Ватсон, – сказал он устало.

– Войдите, инспектор, – пригласил его я.

Лестрейд сел в кресло, глубоко вздохнул.

– Розамунд Нэш-Мерфи, шестнадцать лет, – проговорил он, выдавливая из себя каждое слово.

Мне вдруг стало очень жалко этого усталого пожилого человека.

– Кофе, сэр.

Он взял чашку, сделал большой глоток с каким-то болезненным наслаждением.

– Спасибо, доктор, – голос его немного посвежел. – Девушка пропала вчера вечером, мать заявила в полицию только что. Я отправил все силы Скотленд-Ярда на ее поиски.

Я одобрительно кивнул, надевая пальто.


Розамунд жила с матерью в небольшой квартирке в одном из тех старых домов Лондона, что власти все грозятся снести, но никак не сносят.

Нам открыла женщина средних лет, одетая в серое платье-балахон, похожее на монашескую рясу. Невысокая, с большой родинкой на подбородке и прищуренными глазами, она производила не самое приятное впечатление. Женщин подобного типажа принято называть святошами, их излюбленное занятие объяснять вам, как нужно жить, чтобы не сгореть в Геенне огненной.

– Миссис Нэш-Мерфи? – осведомился Лестрейд.

– Да, это я, сэр.

– Мы из Скотленд-Ярда по поводу исчезновения вашей дочери Розамунд.

Реакция миссис Нэш-Мерфи заставила меня похолодеть от ужаса. Она улыбнулась.

– Не думаю, сэр, что вы здесь как-то можете помочь, – сказала она.

– Что вы имеете в виду? – все еще пытаясь справиться с удивлением, осведомился я.

– Едва ли полиция сможет вернуть ту, кого украл демон. Мне нужен экзорцист, чтобы найти дочь.

– Демон? – переспросил я, все еще не до конца придя в себя.

– Вот именно, сэр. Я ошиблась, проглядела, и теперь понесу за это наказание.

– Я ничего не понимаю, миссис Нэш-Мерфи, – признался я. – Может быть, вы поясните мне?

Она, глядя на меня как на умственно-отсталого, заявила, что считала дочь прилежной и набожной девочкой и проглядела, что ту обуревают демоны.

– Розамунд втайне читала развратные книги, сэр, – загробным голосом сказала женщина и протянула мне тонкую книжонку в синей обложке.

Я взял книгу. Это был сборник стихов Гюстава Моро.

– Так что вы не поможете мне в борьбе с демоном моей дочери, господа, – вздохнула миссис Нэш-Мерфи.

– Однако же вы обратились в полицию, – напомнил Лестрейд.

– Это была ошибка. Сейчас я ищу настоящего специалиста.

Она выделила голосом слова «настоящего» и «специалиста».

– Миссис Нэш-Мерфи, – мягко сказал я. – Позвольте мы все-таки попытаемся оказать вам посильную помощь в поисках Розамунд.

Она пожала плечами, но лицо ее не выразило ни малейшего энтузиазма.

– Как вам угодно, сэр.

– Когда вы заметили исчезновение Розамунд?

– Ясно когда, сэр. Вечером. Моя дочь всегда приходила домой вовремя. Я ждала ее всю ночь, молилась, но Бог был глух ко мне. Грешница я, сэр.

Она вздохнула.

– Вы не заметили чего-то необычного в поведении дочери, мисс Нэш-Мерфи?

– Да как же не заметить-то, сэр? – удивилась она. – Девочка была очень возбуждена. Теперь-то мне понятно, что ее обуревал демон.

– Она сказала вам, куда идет в субботу?

– Сказала. К своей подруге Эшлин, которая попала под лошадь.

– Уже проверили, – вставил Лестрейд. – Розамунд не была у этой девочки, и под лошадь Эшлин не попадала.

– Вот как, – я задумался. – Миссис Нэш-Мерфи, а нет ли у вас фотографии вашей дочери?

Женщина нахмурилась.

– Вообще-то я не сторонница всех этих новомодных штук, но Розамунд однажды не смогла преодолеть нескромное желание и сфотографировалась у мистера Брамса.

Миссис Нэш-Мерфи ушла в комнату и вернулась со снимком. С фотографии с логотипом известного лондонского фотографа в углу, на нас смотрела серьезная, строгая девушка с черными, как смоль, волосами, упрямым подбородком и четкой линией губ.

Я попросил снимок на время, миссис Нэш-Мерфи нехотя согласилась. Продолжив расспрос женщины, я задал еще несколько малозначимых вопросов, пока не узнал, наконец, то, что заставило меня многозначительно посмотреть на Лестрейда.

Розамунд Нэш-Мерфи училась в школе Святого Павла для девочек, в той самой, где преподавал английскую литературу один из постоянных посетителей отдела французской поэзии Лондонской библиотеки Джоуи Тернер.


Уже в машине я подробно восстановил в памяти посещение школы, и, наконец, словно лису за хвост, смог поймать момент, который все ускользал от меня, доставляя почти физическую боль. Итак: когда я говорил в тот раз с директрисой, она не сразу смогла вспомнить мистера Тернера, а это значит, что в школе он работал недавно. При этом, учитель сказал, что пять лет посвятил британскому образованию. Выходит, он где-то подвизался на протяжении пяти лет, затем перешел в школу Святого Павла. Английские учителя крайне редко меняют школы – наверняка, на предыдущем месте произошло что-то, заставившее Тернера сменить место работы.

Розамунд жила недалеко от школы – на машине мы добрались до места примерно за пять минут. Директриса узнала меня и нахмурилась. Понятно, что руководителю учебного заведения для девочек едва ли будет приятно внимание полиции.

– Вы теперь будете посещать нас еженедельно, сэр? – едко спросила она.

– Надеюсь, что нет, миссис…

– Банкрофт, – подсказала она, взглянув на меня, как на вредное насекомое.

– Миссис Банкрофт, – повторил я. – Нам необходимо поговорить с вами насчет учителя Джоуи Тернера.

– А он уже здесь не работает, сэр.

– Неужели? – воскликнул я, не в силах скрыть удивления.

– Именно так, – сказала директриса. – В биографии мистера Тернера были выявлены факты, несовместимые с высокой честью преподавания в Школе Святого Павла.

– Какие же факты? – нетерпеливо спросил я.

Она помолчала, словно испытывая наше с Лестрейдом терпение, затем ответила, сверкая стеклами очков.

– Мистер Тернер утаил от нас, что он был уволен с предыдущего места работы за непристойное поведение, а именно, за неприемлемую связь с ученицей.

Лестрейд крякнул.

– Это чрезвычайно интересная и важная для нас информация, миссис Банкрофт, – сказал я. – Теперь я хотел бы поговорить с вами об одной из ваших учениц, Розамунд Нэш-Мерфи.

– Что вас интересует, сэр?

– Сегодня утром мать Розамунд сообщила о ее пропаже.

Шея директрисы стала красной, как у индейки.

– Это весьма прискорбно, детектив, но школа не обязана следить за детьми во внеурочное время. Эта обязанность целиком вменяется родителям, насколько я знаю.

Оспаривать эти утверждения у меня не было ни сил, ни времени. Тем не менее, директриса разрешила нам побеседовать с классным руководителем Розамунд – симпатичной женщиной лет сорока пяти. По словам учительницы, Розамунд – прилежная девушка, неконфликтная. Крайне маловероятно, что у нее были враги.

– А друзья? – спросил я.

– Я бы не сказала, что у нее были друзья, она держалась особняком. Хотя… Пару раз в коридоре я видела, как она довольно оживленно беседовала с нашим новым учителем…

Взяв у директрисы адрес мистера Тернера, мы бросились к машине.


Учитель Школы Святого Павла для девочек Джоуи Тернер снимал квартиру в Путни. Хозяйка небольшого таунхауса, отдаленно похожая на незабвенную миссис Хадсон, была весьма встревожена визитом полиции к одному из ее жильцов.

По выражению лица этой женщины я понял, что учителю, скорее всего, придется искать новое жилье. Квартира мистера Тернера располагалась на втором этаже.

На наш стук никто не ответил.

– Он там, – шепнула хозяйка.

– Мистер Тернер! – повторно постучал я.

Из квартиры донесся звук упавшего стула. Дверь открылась. Учитель выглядел скверно. Бледное лицо осунулось, под глазами – темные круги. На нем был пестрый домашний халат: таковой можно приобрести у индуса или араба практически на любом лондонском рынке.

– Доктор Ватсон! – проговорил он. Взглянув на стоящего рядом со мной Лестрейда, учитель побледнел и слегка покачнулся, вцепившись в ручку двери.

– Мы по делу Розамунд Нэш-Мерфи.

Мне показалось странным, но лицо мистера Тернера как будто слегка просветлело, а в голосе его было нечто похожее на вполне искреннее удивление.

– По делу Розамунд? Что ж, входите.

Мы с Лестрейдом вошли, хозяйка осталась снаружи. Квартира Тернера ничем не отличалась от миллионов аналогичных лондонских «апартаментов», которые снимают люди, имеющие годовой доход не больше 150 фунтов в год. Дешевые обои, диван, односпальная кровать, пара стульев, письменный стол, книжный шкаф и клетка с канарейкой.

– Вы солгали мне, мистер Тернер, – жестко сказал я. – Вы не только знали девушку по имени Розамунд, но даже неоднократно общались с нею.

Учитель сжался под моим взглядом.

– Я испугался, сэр. Но я никогда не причинил бы Розамунд вреда.

– Вы знаете, что мисс Нэш-Мерфи пропала? – спросил я.

Тернер удивленно вскинул брови.

– Клянусь честью, сэр, не знаю!

– О чем вы говорили с девушкой в коридоре школы?

– О поэзии, сэр, исключительно о поэзии! Мисс Нэш-Мерфи, равно как и я, поклонница французских символистов.

Учитель взял со стола портсигар, предложил нам закурить. И я, и Лестрейд отказались. Тернер заметно дрожащими пальцами поджег сигарету, закурил.

– У вас есть соображения, куда могла пропасть девушка?

– Ни малейших, сэр, – пожал плечами учитель. – Насколько я смог понять из общения с Розамунд, она была домашней девочкой, которая очень зависела от своей крайне религиозной матери.

– Только что вы сказали, что говорили с ней исключительно о поэзии, – напомнил я.

Он, пойманный на слове, побледнел, и ничего не сказал.

– Сэр, нам известно, что вы были уволены с предыдущего места работы, а теперь уволены из Школы Святого Павла. Можете сказать, за что вас уволили?

Учитель глубоко затянулся сигаретой, поперхнулся. Прокашлявшись, он сказал тихим голосом сломленного человека.

– Меня оболгали, сэр. Они сказали, что я приставал к ним.

– Кто они?

– Девочки, сэр. Девочки из школы.

В его глазах блеснули слезы.

– Меня уволили, сэр, меня лишили куска хлеба. Но я не делал этого, клянусь вам. Я – порядочный человек.

– К сожалению, мы вынуждены арестовать вас, – сказал я, испытывая нечто среднее между жалостью и отвращением по отношению к этому человеку.

Когда мы проходили мимо хозяйки, та не преминула сообщить Тернеру, что планирует разорвать с ним договор найма квартиры. Учитель, кажется, даже не услышал ее.

30


Тернер отправился в камеру, а вся полиция Лондона снова начала прочесывать город. Констебли с собаками шныряли по самым мрачным переулкам, докам, допрашивали бродяг и проституток, искали тело Розамунд на берегах Темзы.

В «Таймс» был опубликован призыв к городской общественности, на который откликнулись сотни лондонцев. Люди собирались в группы, искали девушку на улицах, в парках и на заводских окраинах.

В Уайтчепеле был пойман матрос, пытавшийся изнасиловать в подворотне мальчика. Толпа зевак растерзала извращенца на месте – его детородный орган привязали к гужевой повозке и пустили лошадь рысью.

Все громче раздавались голоса о неспособности полиции защитить жителей Лондона. Обыватели вполне справедливо отмечали, что, помимо убийств Садовника, в столице империи ежедневно происходят сотни убийств, изнасилований и грабежей. И полиция ничего не может сделать.

Я начинал понимать, что дело, в которое я невольно вовлекся, оказалось не только слишком сложным для меня, но и чрезвычайно опасным. О спокойной семейной жизни, которая была у меня до того памятного визита Лестрейда, теперь я мог только мечтать. Вернее, я точно знал, что моя жизнь никогда не будет прежней. Между мной и той жизнью стояли три растерзанные девочки и их мрачный убийца. Если же я не поймаю Садовника, он останется со мной навсегда, он будет вечно стоять за моей спиной и смеяться надо мной, сводя меня с ума. Шерлок Холмс, дорогой мой друг, почему ты не сказал мне, что работа сыщика сопряжена с такими опасностями?

Чтобы собраться с мыслями, я решил пешком прогуляться от Скотленд-Ярда до Бейкер-стрит. В Чайна-тауне рядом с пабом стояла кучка мужчин, один из которых узнал меня.

– Ребята, да это же тот самый доктор Ватсон! Про него писали в газетах! – пьяным голосом заорал он, а потом глумливо обратился ко мне. – Эй, сэр, когда же вы соизволите поймать Садовника?

– Разрешите пройти, сэр, – сказал я, не желая втягиваться в конфликт.

– Э, нет, паразит, ты не пройдешь, – заорал с сильным американским акцентом другой пьянчуга. – Врежь ему, Бобби!

Кулак Бобби прочертил дугу перед моим лицом, но я успел отклониться.

– Да он у нас ловкач! – заорал американец. – А ну-ка, Ирландец, твой выход!

Только тут я заметил третьего. Невысокий бледный мужчина с копной рыжих волос на круглой узколобой башке, стоял у двери паба, ковыряя в зубах спичкой. Ухмыльнувшись, он отделился от стены и, приняв боксерскую стойку, закружился вокруг меня.

Первые его удары я блокировал, удачно отступая и даже контратакуя. Было понятно, что Ирландец – опытный боец, но я все равно недооценил его. Первая атака была лишь прикрытием, дымовой завесой, скрывающей молниеносный правый джеб и отличный левый боковой, погасивший свет в моих глазах.

Когда я очнулся, никого вокруг не было. Я лежал посреди тротуара. Преодолевая боль в голове, я поднялся, пошарил карманы. Кошелька не было, но улики по делу Садовника бандиты, по крайней мере, не взяли.

«Отличная работа», – процедил я сквозь зубы и, сплюнув кровавый сгусток, поплелся вверх по улице.

Прохожие смотрели на меня с удивлением и жалостью, но, когда какой-то сердобольный джентльмен предложил мне обратиться к врачу, я сказал ему, что сам являюсь доктором.

С грехом пополам я добрался до Собрания Уоллеса: голова все еще кружилась после глубокого нокаута, в который меня отправил негодяй-Ирландец.

– Читайте о похождениях Розамунд Нэш-Мерфи в свежем выпуске «Криминальных ужасов»! Садовник убивает Розамунд и делает из нее черную розу!

Пронзительный мальчишеский голос, казалось, доставал до самого мозга, отзываясь головной болью. Я подозвал маленького газетчика.

– Сколько за «Криминальные ужасы»?

– Пять шиллингов, сэр.

Я протянул мальчику монету. Опять Садовник оставил меня в дураках. С чего я взял, что он будет публиковать свои «анонсы» только в «Иллюстрированных новостях полиции»? Разве в Лондоне только одна бульварная газета, предоставляющая свои страницы в услужение любому графоману за небольшую плату? Следовало внимательно изучить конкурентов любителя halva мистера Неда Джонсона.

С некоторым усилием поднявшись с лавочки, я направился по Манчестер-стрит в сторону своего дома. Теперь я знал, как именно Садовник расправится с бедняжкой Розамунд, но что я мог сделать?

Мне открыла миссис Этвуд. По ее изменившемуся лицу я понял, что выгляжу неважно. Приложив палец к губам, я проскочил через гостиную и, поднявшись по лестнице, закрылся в своей комнате. Пугать Аделаиду и мисс Остин своим внешним видом у меня не было ни малейшего желания.

Взглянув в зеркало, я выдохнул: последствия стычки с Ирландцем были не настолько разрушительными, как мне представлялось. Небольшая гематома под глазом и разбитый нос. К счастью, все зубы остались целы: посещение дантиста серьезно нарушило бы мои планы.

Чувствуя головокружение, я прилег. Проклятый Ирландец знал свое дело – голова до сих пор была подобна чугунному шару.

Я протянул руку к несессеру с опиумом. Мне действительно был нужен отдых.

31


Аделаида Ватсон часто думала, есть ли на свете человек, которого она ненавидит также сильно, как Шерлока Холмса. Соседский мальчишка Джонс, сын булочника? Да, он смеялся над ее шляпкой, но это было так давно! Может быть, Джек-Потрошитель? Тоже нет. Конечно, он монстр, который убивал в подворотнях падших женщин, но ни одну из них Аделаида не знала.

Нет, Шерлок Холмс – единственный, кого она ненавидела по-настоящему, ведь великий сыщик отнял у нее самого дорогого человека – ее отца.

Порой Аделаиде казалось, что Шерлок Холмс не умер, а стал призраком и незримо присутствует в квартире на Бейкер-стрит. Несмотря на рассказы папы о доброте и великодушии сыщика, девочка ужасно боялась этого призрака. Ей чудилось, что он сидит у нее под кроватью или в шкафу, его лицо искажено ненавистью, а руки почему-то покрыты кровью.

Аделаида пыталась понять, почему разум ее отца настолько порабощен Шерлоком Холмсом. Даже через десять, даже через пятнадцать лет после смерти сыщика. Девочка много читала о Холмсе, но не видела в нем ничего, кроме самолюбования и гордыни. А еще он постоянно унижал ее бедного папу, смеялся над его интеллектуальными способностями. Эти места в книгах Аделаида отчеркивала красным карандашом и жирно писала на полях: «Ненавижу!».

По мере того, как девочка взрослела, она начала понимать, что одержимость отца Шерлоком Холмсом привела не только к разрушительным последствиям для их собственных, отцовско-дочерних, взаимоотношений, но и отразилась на душевном и физическом здоровье ее папы.

К тому времени Аделаида уже хорошо знала, что такое наркомания. Она читала об этом в газетах, видела наркоманов на улицах. И вот однажды она нашла пузырьки с опиумом в несессере своего отца, а затем увидела, как он делает себе инъекцию.

Трудно описать шок, который испытала девочка. Ее мир рухнул. Папа, прекрасный доктор, заботливый, умный и рассудительный, оказался таким же наркоманом, как его ложный друг-сыщик, сгинувший на дне Рейхенбахского водопада!

Аделаида проплакала целый день, но ничего не сказала отцу, потому что ей не хотелось его расстраивать. Вскоре ей лично пришлось убедиться, что наркомания – это страшная вещь.

Тот жуткий день начался с разговора о Шерлоке Холмсе. Отец вспомнил, как они с другом, выслеживая преступника, устроили небольшой пикник у реки. Холмс не любил природу, но в тот раз он с удовольствием растянулся на траве неподалеку от кромки воды и рассуждал о влиянии Темзы на преступный мир Лондона.

– Сколько трупов на дне этой реки, Ватсон, вы себе не представляете, – говорил он, пожевывая травинку. – На месте городских властей давно присвоил Темзе статус муниципального кладбища.

Воспоминания привели папу в то состояние, что так пугало Аделаиду. Глаза его наполнились слезами, а лицо стало непроницаемым, как маска.

– Я поднимусь к себе, дочка, – сказал он и направился к лестнице.

Девочка дождалась, когда отец прикроет дверь и, тихонько ступая по ступенькам, поднялась наверх. Дверь была слегка приоткрыта. В щель Аделаида увидела, как папа накручивает на руку резиновый жгут, наполняет шприц жидкостью из пузырька и делает укол. Ей хотелось ворваться в комнату, крикнуть «Что ты делаешь?» – но она не решилась.

Отец откинулся на спинку кресла, закрыл глаза. Вдруг его рука потянулась к столу и взяла револьвер. Оцепенев от охватившего ее ужаса, Аделаида смотрела, как папа подносит револьвер к голове, приставляет дуло к виску.

– Папочка! – взвизгнула она, врываясь в комнату.

Вцепившись в руку отца, она начала бороться с ним, пытаясь оттащить оружие от головы самого дорогого человека на свете. Он открыл глаза, с изумлением посмотрел на нее.

– О, Боже, Аделаида!

Револьвер упал на пол. Девочка обвила руками шею отца, ее слабое тело сотрясали рыдания. Папа что-то говорил, но она не слышала, представляя, что именно она могла увидеть минутой ранее, если бы не ворвалась в комнату, если бы не вырвала у отца револьвер.

Этот случай укрепил девочку в ненависти к Шерлоку Холмсу. Человек, который сам давным-давно находится на том свете, едва не утащил на тот свет и ее отца.

Когда папа решил нанять гувернантку, Аделаида очень обрадовалась. Ей хотелось, чтобы в квартире на Бейкер-стрит, кроме нее, папы и миссис Этвуд находился кто-то еще. Не то, чтобы девочка опасалась, что доктор может повторить попытку самоубийства, но все же.

Процесс найма гувернантки оказался сложным. Отец составил длинный список требований к кандидатке, подробно описав характер воспитанницы, то есть, Аделаиды. Девушка должна была быть терпеливой, спортивной, не склонной к сантиментам и истерикам. Каждая претендентка на должность должна была заполнить анкету.

Отец провел собеседования с десятками кандидаток, пока, наконец, в дом не пришла мисс Остин. Что интересно, она не подходила практически по всем сформулированным отцом параметрам. Девушка была нежной, хрупкой с виду, с капризными чертами лица, выдающими весьма чувствительный характер. Но Аделаида сразу же заметила, почувствовала, что отцу Джоан понравилась. Не как гувернантка, а как женщина. И девочка стала настаивать, чтобы мисс Остин осталась на Бейкер-стрит.

После смерти матери Аделаида ни разу не видела, чтобы ее отец общался с какой-нибудь женщиной хотя бы с малейшим налетом романтики. Сначала, когда память о маме была сильна, ей это нравилось, но затем она стала мечтать, чтобы у отца появился кто-то, кроме Шерлока Холмса. И мисс Остин подходила на эту роль как нельзя лучше.

Кроме того, Аделаиде страстно хотелось, чтобы ее папа проявил себя в качестве сыщика, доказав людям, самому себе и своей дочери, что он ничуть не хуже своего покойного друга. Девушка очень обрадовалась, когда мистер Лестрейд пригласил отца принять участие в расследовании дела Садовника.

К сожалению, Аделаиду ждало разочарование. Папа не смог быстро поймать убийцу, а в газетах начали писать про него гадкие и неприличные статьи.

Утешение девушка находила в чтении стихов Гюстава Моро и других французских декадентов, в участии в феминистическом движении вместе с Джоан, а также в дружбе с Барбарой Лестрейд.

32


Утром, даже не позавтракав, я отправился в Скотленд-Ярд. Лестрейд уже был на работе.

– Ватсон, я как раз собирался заехать к вам! Не читали утренних газет?

– Нет, сэр, а что пишут?

– И не читайте, – помрачнел он.

– Вы меня пугаете, Лестрейд, – сказал я, присаживаясь в кресло.

– «Таймс» требует, чтобы я отстранил вас от дела, – сказал инспектор, насупившись. – Собирают подписи у общественности.

– А вы?

Он посмотрел на меня, покрутил в тонких пальцах карандаш.

– Давайте работать, доктор.

Я вытащил из кармана номер «Криминальных ужасов», протянул Лестрейду.

– Статья называется «Похождения ложной святоши Розамунд Нэш-Мерфи».

Инспектор прочитал заметку, почесывая бороду тупым концом карандаша.

– Н-да, – проговорил он. – Снова нас ждет цветок, на этот раз черная роза. И Садовник убьет девушку на кладбище. Вот только на каком? В Лондоне их тысячи.

– Нужно установить наблюдение за всеми, – сказал я.

– Попробуем, хотя силы полиции не безграничны, – он вернул мне газету. – Выходит, Садовник узнал о нашем посещении редакции «Иллюстрированных новостей полиции» и решил сменить площадку для публикаций своих ужасных анонсов.

Я кивнул.

– А как мистер Тернер?

– А что Тернер? – удивился Лестрейд. – Учитель сидит в камере. Если он и есть Садовник, Розамунд ничего не угрожает, нам нужно ее только найти.

– Вы верите в это? – устало спросил я.

Он посмотрел на меня задумчиво.

– Я хочу верить, Ватсон.

За окном кабинета инспектора жил своей обычной жизнью один из крупнейших и сложнейших городов мира. Спешили на работу клерки, кричали мальчишки-газетчики, грохотали тачками зеленщики и молочники, шли по своим неведомым мужчинам делам симпатичные и не очень барышни.

– Идемте, Лестрейд.

Мой седой товарищ кивнул и, положив карандаш, поднялся.


Издателем и редактором «Криминальных ужасов» оказалась женщина. Звали ее миссис Гэррот. Очень полная, в толстых роговых очках, она работала прямо в своей небольшой квартире, превратив жилище в склад газет.

В отличие от своего коллеги из «Иллюстрированных новостей полиции», женщина совершенно не проявила энтузиазма в общении с нами, но я не винил ее: принимать полицию на дому мало кому приятно.

Миссис Гэррот сообщила, что статья «Похождения ложной святоши Розамунд Нэш-Мерфи» была принесена в редакцию молодой женщиной, скрывшей вуалью лицо. За публикацию в кассу газеты поступило 18 шиллингов. Гэррот обязалась напечатать статью в строго определенный срок, что и было сделано.


– Это какая-то чепуха, Ватсон, – сказал Лестрейд, когда мы сели в машину. – Эти статьи, эта молодая женщина, Садовник… Голова идет кругом. Убей меня Бог, если я что-нибудь понимаю!

Я хотел признаться ему, что тоже ничего не понимаю, но не стал терзать его нервы.

– Эх, доктор, – инспектор тяжело вздохнул. – это дело убивает меня. Садовник убивает не только девушек, он убивает нас с вами.

Я взглянул на него, но ничего не сказал. Мы, нахохлившись как два пингвина, сидели рядом, враги по молодости, а теперь просто два усталых старика, которым предстояла последняя битва за жизнь юной девушки.


Увы, эту битву мы проиграли. Вернее будет сказать, что проиграл ее Лестрейд. Я просил его усилить контроль за лондонскими погостами, а тело Розамунд было найдено на самом знаменитом кладбище столицы Британии.

Когда я с неудовольствием указал на этот факт Лестрейду, тот развел руками:

– Мы уделили особое внимание малоизвестным кладбищам на окраинах и в Уайтчепеле, Ватсон. Кто бы мог подумать, что Садовник будет настолько нагл, чтобы использовать для своего черного дела Хайгейтское кладбище.

Я прекрасно помнил это место. На Хайгейтском кладбище мы неоднократно бывали с Шерлоком Холмсом. Погост был заложен относительно недавно, в 1839 году, но успел сформировать вокруг себя таинственную, почти мистическую ауру.

Памятники и склепы в готическом стиле, буйство зелени, множество захоронений известных личностей, включая монарших особ: неудивительно, что это место всегда привлекало всякого рода странных личностей, декадентов и молодежь.

После выхода в свет известного, но, мой взгляд, весьма претенциозного романа господина Брэма Стокера, среди лондонцев распространился слух, что на Хайгейтском кладбище захоронены вампиры, которые выбираются из склепов по ночам, нападают на запоздалых путников, забираются в дома жителей Хайгейта и пьют кровь младенцев. Слух был настолько силен, что энтузиасты принялись заколачивать склепы досками, разрывать могилы и вбивать в замшелые трупы осиновые колья. Подумать только, что во всех этих безумствах, хоть и косвенно, был виновен ирландский графоман.

Тело Розамунд обнаружили мальчишки, лазавшие среди заросших папоротником могил. По словам Лестрейда, сорванцы получили такой шок от увиденного, что им понадобилась помощь врача.

Деревья на Хайгейтском кладбище так разрослись, так сдвинули свои мощные кроны, что очертания надгробий тонули в полумраке уже через пару шагов в сторону от аллеи.

Невысокий констебль с усталым угрюмым лицом указывал нам с Лестрейдом дорогу. Мы молчали. Не знаю, как инспектор, но я ощущал себя так, будто на плечи мои присел каменный ангел, подобный тем, что возвышались над многими здешними могилами.

– Вот, господа, – вздохнув, указал констебль. – Да примет Господь душу бедняжки.

Тело Розамунд находилось на могиле неких Кэтрин, Энн и Ричарда Джефферсонов18, отмеченной литерой V. Судя по дате, эти трое скончались в один день 15 мая 1899 года.

На этот раз Садовник почему-то не стал расчленять труп своей жертвы. Казалось, что обнаженная девушка сидит на надгробии в непристойной позе, раскинув руки и раздвинув ноги. Чтобы тело не съехало с плиты, убийца привязал девушку к камню толстой веревкой в районе пояса.

Голова Розамунд была слегка запрокинута, глаза прикрыты. Черные и длинные волосы девушки Садовник зачесал вверх, собрав прическу, которая, надо отдать ему должное, очень напоминала черную розу.

– Присмотритесь к ее губам, господа, – с каким-то священным трепетом сказал констебль.

Я взглянул – и холодок заструился по моей спине. Губы девушки были перепачканы чем-то красным, тонкая струйка стекала с губ к подбородку.

– Это кровь? – с удивлением спросил Лестрейд.

– Экспертиза покажет, – отозвался я.

– Проклятая вампирня, ну, мы вам сейчас покажем!

Громкий вопль заставил нас обернуться. Из зарослей вышли пять мужчин и женщина. У мужчин в руках были покрытые землей лопаты, женщина держала охапку кольев из белоснежной древесины.

– Гарри, ты только взгляни! – воскликнула женщина.

Мужчины застыли, глядя на «черную розу».

– Они убили девчонку! – взвизгнул плюгавенький мужичонка с сердитым, щедро покрытым оспинами лицом. – Вампиры поганые!

Взяв лопаты подобно копьям, охотники на вампиров угрожающе двинулись на нас. Я мысленно проклял ирландского писаку Стокера, смутившего умы и без того недалеких британцев своей нелепой книгой.

– Мы из полиции, – предупредил констебль, отступая.

– Стойте на месте, джентльмены, – приказал Лестрейд. – Вы находитесь на месте преступления.

– Врут псы! – крикнула женщина. – Убейте их и пригвоздите к земле кольями!

Ситуация из комической быстро превратилась в угрожающую. Поняв, что сейчас на наши головы обрушатся лопаты, я выхватил из кармана револьвер и выстрелил в воздух.

– Еще шаг и один из вас умрет.

Они замерли, недоуменно хлопая глазами.

– Так вы и правда из полиции, господа? – удивленно осведомился плюгавый коротышка. – А что же вы делаете на могиле Джефферсонов? Разве вы не знаете, что они были вампирами? И кто эта девочка? Может, она вампир? Может, ее нужно пригвоздить к земле колом?

– Пошли вон, идиоты! – заорал Лестрейд. – Пошли вон, а не то, клянусь Богом, Ватсон перестреляет вас одного за другим!

«Охотники», негромко переругиваясь между собой и грозя нам смертными карами, скрылись в зарослях.

– Н-да, сюда нужно с десятком констеблей ходить, – вытирая пот со лба, сказал Лестрейд.

Я спрятал револьвер.

– Продолжим, инспектор.


Мы прибыли в Скотленд-Ярд вечером. Сюда же на специальной машине было доставлено тело Розамунд Нэш-Мерфи. Пока эксперт осматривал труп, мы с Лестрейдом отправились совершать уже ставший обыкновенным для нас ритуал: освобождение подозреваемого в убийствах девушек. Учитель Тернер расплакался, когда узнал, что с него сняты все обвинения, и полиция больше не считает его Садовником. Я смотрел на него, утирающего лицо белым платком, испытывая все то же гадливое чувство. Все-таки, этого перверта следовало бы упечь хоть на какой-то срок. Во всяком случае, я бы ни одной директрисе не посоветовал взять его учителем в школу для девочек.

Между тем, новый патологоанатом Скотленд-Ярда завершил экспертизу тела. Как и было написано в газете «Криминальные ужасы», девушку задушили. Признаков изнасилования обнаружено не было, как и каких-либо повреждений плоти. Язык Садовник не вырезал, как в случае с Беатрис Пройслер. Губы девушки, и правда, были испачканы кровью. Патологоанатом Скотленд-Ярда, используя открытый в 1900 году Карлом Ландштейнером19 метод определения группы крови, однозначно заявил, что кровь эта принадлежит не Розамунд.

– Если кровь принадлежит не Розамунд, очевидно, она принадлежит убийце, – сказал Лестрейд.

– По всей вероятности, – пожал плечами патологоанатом. – Но есть еще один весьма интересный момент, джентльмены.

– Какой же? – спросил я, ощущая почему-то холодок под ложечкой.

– Кровь присутствует и в желудке Розамунд, сэр, – отозвался патологоанатом. – Прямо перед смертью она пила человеческую кровь.

Лестрейд выругался.

– Что же это такое происходит, Ватсон, а?

Я ничего не ответил.

33


Барбара Лестрейд давно поняла, что ее отец – недалекий человек. Его рассуждения о жизни, о политике, о мужчинах и женщинах были простыми и грубыми, как необструганная доска. Уже в детстве она заметила, что люди втихомолку посмеиваются над Лестрейдом, а однажды из уст одной дамы она услышала слова «мужлан» и «держиморда».

Приземленность и грубость отца угнетали Барбару. Ей хотелось видеть папу умным, начитанным и тонко чувствующим субъектом. Примерно таким, как мистер Холмс из документальных рассказов доктора Ватсона.

Сколько раз Барбаре приходилось краснеть за столом, когда ее отец при гостях начинал рассказывать о своей службе в полиции, восхвалял свои методики работы и политическое устройство Великобритании.

– Эти либеральные мечтания нужно подавлять в зародыше, – говорил Лестрейд, сжимая в кулаке вилку и яростно глядя на гостей. – С колониями нужно разбираться жестко, душить на корню. Душить, как кот душит крысу.

– Папа! – возмущенно восклицала Барбара, но уже через пару минут инспектор снова начинал рассказывать грубые и, как казалось девушке, человеконенавистнические вещи.

Ей казалось, что отец ненавидит всех, во всех он видит врагов. В либералах, феминистках, индусах, социалистах, русских…

С особым подозрением он относился к женщинам, или, как он говорил, к «слабому полу». По мнению Лестрейда, все без исключения женщины – изменщицы, только и ждущие, как засадить нож в спину благоверного супруга.

Когда отец за столом и при гостях начинал рассуждать о распущенности современных женщин, ей хотелось провалиться сквозь землю. Кроме того, Лестрейд был убежден, что место «слабого пола» исключительно на кухне, и ни о каких избирательных правах не может быть и речи. Барбара спорила с отцом, убеждала, что в XX-ом столетии нельзя относиться к женщинам, как в XIX веке, но все ее усилия по просвещению старого служаки были напрасными.

Когда девушке исполнилось шестнадцать, она с огромным неудовольствием заметила, что контроль со стороны отца резко усилился. Лестрейд не давал ей самостоятельно и шагу ступить, постоянно спрашивал, куда она собирается идти и где была, узнавал, кем являются ее друзья, кто их родители.

Еще одним мучительным моментом в жизни Барбары стало появление в доме мисс Старридж. Эта суровая и властная женщина категорически запретила называть себя гувернанткой и вела она себя отнюдь не как прислуга: порой Барбаре казалось, что даже отец побаивается мисс Старридж.

Каждый поход на улицу, в магазин или к подруге девушке приходилось добывать с боями. Она протестовала, объявляла голодовку, но, в отличие от отца, который сдавался буквально сразу, мисс Старридж холодно говорила:

– Не хотите есть, не ешьте, юная леди.

Через несколько часов Барбара сдавалась, и, поглощая пирожное, клялась сама себе, что в следующий раз непременно умрет от голода.

Скоро у Барбары появилось больше причин бывать на улице. Она влюбилась в мальчика-жонглера, который выступал на углу Бейкер-стрит и Джордж Стрит. Перед мальчиком стояла шляпа, в которую прохожие бросали деньги. Барбара стала одной из самых щедрых поклонниц жонглера: все деньги, которые ей удавалось выпросить у отца, неизменно отправлялись в шляпу объекта ее тайной страсти.

– Спасибо, прекрасная мисс, – говорил мальчик, белозубо улыбаясь.

Однако, щедрость Барбары была напрасной: очень скоро она увидела жонглера в компании девушки-акробатки, умеющей стоять на шаре часами. По взглядам и воркованию этих двух мисс Лестрейд безошибочно определила, что они – возлюбленные. С тех пор ни одного шиллинга из семейного бюджета Лестрейдов не перекочевало в пыльную шляпу бродяжек. А через некоторое время жонглера и акробатку прогнал прочь усатый констебль.

Барбара тяжело переживала «измену». Именно в этот период она нашла средство, позволяющее сбежать от любых несовершенств этого мира. Называлось это средство – чтение.

Она отдавала предпочтения страшным историям вроде «Легенды о Сонной лощине» Вашингтона Ирвинга или «Падения дома Ашеров» Эдгара Алана По. Конечно, Барбара не прошла мимо и уже неоднократно упомянутого «Дракулы» Брэма Стокера.

Мерзости и ужасы, описываемые авторами, заставляли девушку трепетать. Когда безголовый всадник из «Сонной лощины» вгонял свой меч в очередную жертву, Барбара едва сдерживалась, чтобы не вскрикнуть от почти эротического восторга.

Мисс Лестрейд многое отдала бы за то, чтобы встретиться с графом Дракулой. Она была уверена, что, увидев ее, граф непременно отказался бы от своей возлюбленной Мины. Фантазии Барбары о Дракуле были настолько смелыми, что, знай о них инспектор Лестрейд, он лишился бы дара речи.

В поисках новых книг Барбара начала изредка посещать Лондонскую национальную библиотеку. Поначалу она была приписана к отделу готической и приключенческой литературы, но однажды все изменилось.

В этот день в одном из отделов читали стихи. Мисс Лестрейд никогда не интересовалась поэзией, но внезапно ее заинтересовали строки, произносимые мягким, обволакивающим, почти женским голосом.

Протолкавшись через толпу слушателей, Барбара увидела молодого человека, внешний вид которого заставил ее вздрогнуть. Это был невысокий, стройный джентльмен с длинными черными волосами, черными же, очень аккуратными бородкой и усиками. Глаза его скрывали стекла темных круглых очков. Именно таким она и представляла себе графа Дракулу! Молодым, чувственно-нежным и загадочным.

Барбара прислушалась. Стихи, которые читал молодой человек, вполне соответствовали его облику. Это было воплощение грез мисс Лестрейд. Строки, произносимые тихим голосом «графа Дракулы», уносили ее в болезненно-привлекательный мир, в котором смерть зачастую оказывается гораздо предпочтительнее жизни.

Закончив чтение, юноша направился прямо к Барбаре. Девушка зарделась, потупив глаза.

– Приятно видеть столь юную леди, интересующуюся поэзией в наш век грохочущего железа, – его голос раздался так близко, что у мисс Лестрейд перехватило дыхание.

Она подняла глаза. Их взгляды встретились. С этого мгновения для юной Барбары перестали существовать все люди этого мира, включая ее отца.

34


Попрощавшись с Лестрейдом, я решил отправиться домой на метро. В вагоне практически не было пассажиров, и, достав из кармана немногочисленные улики по делу Садовника, я в очередной раз принялся их изучать. Письмо со стихотворением – с него все началось. Почерк – женский. Фиолетовый платок с вышитым словом «ИРИС». Рукопись статьи об Эмбер Уоллис, написанная обладателем странного почерка – невозможно понять, женщина это писала или мужчина. Список из библиотеки. Да-да, это же список людей, которые посещали отдел французской поэзии в тот день, когда Барбара Лестрейд повстречала там покойного мистера Моро.

Я развернул список. Помимо Барбары, в тот день библиотеку посетило пять женщин и ни одного мужчины. Одна из посетительниц была мне хорошо знакома. Моя гувернантка, мисс Остин, к сожалению, продолжает читать вирши декадентов, вовлекая и мою дочь в этот губительный с моей точки зрения, процесс.

Я спрятал бумаги и платок в карман. Мисс Остин – замечательная девушка, но ее влияние на Аделаиду все больше тревожило меня. К сожалению, с Джоан придется еще раз поговорить.

Выйдя на станции метро «Бейкер-стрит» я не спеша направился домой. В тот момент мне хотелось только одного – поскорее оказаться в своей комнате и уснуть. Усталость и апатия охватили меня. Четыре девушки жестоко убиты, и скоро будет убита еще одна, та, чье имя «табу». Все эти неслыханные злодеяния творились прямо у меня перед носом, но я ничего не мог сделать.

Подтверждением моих мыслей стала надпись белой краской на стене моего собственного дома.

ТУПИЦА! ТЫ НЕ ШЕРЛОК ХОЛМС!

Совершенно ошеломленный, я стоял, смотря на такие беспощадные, и такие правдивые буквы.

– Мистер Ватсон.

Приятный голос мисс Остин вывел меня из оцепенения. Я оглянулся. Девушка стояла в паре шагов позади меня, у ступенек. В классическом платье с завышенной талией ее фигурка смотрелась очень эффектно.

– Что это, мисс Остин? – сказал я, показывая на надпись.

– Здесь были протестующие, мистер Ватсон. Несколько человек. Они кричали под окнами, как мартовские коты.

– Но что они хотели? – спросил я, хотя прекрасно знал ответ на этот вопрос.

Джоан, вздохнув, подтвердила мою догадку. Активисты требовали, чтобы я оставил расследование дела о Садовнике, так как это мне совершенно не по силам.

Подав руку мисс Остин, я поднялся по ступенькам и постучал. Открыла миссис Этвуд. Поздоровавшись с ней и пожелав Джоан спокойной ночи, я направился было к лестнице, но резкий звук телефона остановил меня.

Звонили, очевидно, из полиции: с тех пор, как Лестрейд распорядился установить на Бейкер-стрит телефон, я никому не сообщал своего номера.

Джоан и миссис Этвуд смотрели на меня, ожидая, когда я сниму трубку. Я вздохнул и шагнул к телефону.

– Алло!

– Ватсон, добрый вечер! – голос Лестрейда доносился до меня, как из погреба. – Вы уже дома?

– Да, инспектор, я на Бейкер-стрит, что случилось?

Лестрейд промычал что-то, будто у него сильно болели зубы.

– Алло, инспектор, плохо слышно, говорите!

– Мне крайне неприятно говорить вам это, Ватсон, но мне только что звонили из Букингемского дворца. Требовали отстранить вас от расследования в связи с негативным резонансом и скандалом в прессе, бросающим тень на британскую полицию и Корону…

– Ясно, Лестрейд.

Я положил трубку на рычаг. Миссис Этвуд и Джоан смотрели на меня, как на лежащего в гробу покойника.

– Вы будете ужинать, доктор? – спросила миссис Этвуд таким голосом, словно не ждала ответа.

Я и не ответил. Взбежав по ступенькам, я заперся в комнате Холмса.


Нельзя сказать, что я не ожидал этого, но все же удар был силен. Я прилег на кушетку, глядя в потолок. Позор на весь Лондон – закономерный этап мой «карьеры сыщика». Я заслужил это, впрягшись не в свои сани. Я писатель, биограф, врач, в конце концов. Но не сыщик.

Садовник победил. Вернее, Садовник победил меня. Скотленд-Ярд обязательно найдет настоящего детектива, который найдет этого изверга и отправит его на виселицу.

«А вдруг – не найдет?».

Мысль, острая, как лезвие для бритья фирмы London bridge, полоснула меня прямо по мозгу. Я сел.

Вдруг никто и никогда не разоблачит Садовника, и он продолжит обычную жизнь, совершив то, что он совершил? Продолжит ходить по улицам, есть вкусную еду, радоваться жизни, целовать женщин.

Я застонал, как от зубной боли, вскочил, зашагал туда-сюда по комнате мимо шкафов Шерлока Холмса с криминальной картотекой.

Как же мне хотелось воскресить моего дорогого друга! Воскресить, чтобы он нашел и покарал убийцу. Я схватился руками за волосы, дернул. Мне хотелось сделать себе больно – чем больнее, тем лучше. В поисках чего-то острого – карандаша или ручки – моя рука очутилась в кармане брюк, и я вытащил сложенный вчетверо листок.

Пять нежнейших цветков распустились в саду.

Беатрис, Ирэн, Розамунд, Эмбер…

И еще одна, имя чье – табу.

Пока ветер злой не сорвал лепестки

С моих милых цветов,

Я цветы сорву.

Беатрис, Ирэн, Розамунд, Эмбер…

И еще одну, имя чье – табу.

35


– БАРБАРА!

Страшный крик раздался внизу.

– Барбара, девочка моя! Дитя мое!

Я выскочил из комнаты и посмотрел вниз. Посреди гостиной стоял Лестрейд, рядом с ним – перепуганная до полусмерти миссис Этвуд. Лицо инспектора было серым, седые волосы торчали вокруг головы подобно налипшим клочкам бумаги.

– Ватсон! Она пропала!

– Кто пропал? – еще не до конца придя в себя, спросил я.

– Моя дочь, Ватсон! Моя Барбара!

Он пошатнулся и упал на колени. Бедный седой старик!

Я сбежал вниз по ступенькам, помог ему подняться.

– Успокойтесь, Лестрейд! Миссис Этвуд, воды инспектору.

Экономка быстро сходила в кухню, принесла стакан воды. Руки Лестрейда так тряслись, что он не мог пить: зубы стучали по стеклу. Я забрал у него стакан.

– Вы уверены, что Барбара пропала, инспектор?

Он посмотрел на меня как на безумца.

– Абсолютно уверен, Ватсон. Абсолютно. Она у Садовника.

При этих словах инспектор издал болезненный всхлип и сердце мое сжалось от жалости.

Я усадил Лестрейда в кресло у камина. В то самое кресло, в котором когда-то сидел Шерлок Холмс. Миссис Этвуд принесла немного этой чудовищной жидкости, что русские называют vodka. Я заставил инспектора сделать глоток. Ему, кажется, полегчало.

– Расскажите все, Лестрейд.

Барбара ушла из дома примерно в 6 вечера, ничего не сказав мисс Старридж. Лестрейд вернулся из Скотленд-Ярда в девять, позвонил мне насчет «того дела» и поднялся к Барбаре, чтобы пожелать ей доброй ночи. Девушки в комнате не было.

– Я поднял на ноги всю полицию Лондона, Ватсон, – проговорил Лестрейд мертвым голосом. – Лучшие ищейки прочесывают… Черт подери!

Он спрятал лицо в ладонях и зарыдал.

– Они не найдут ее! Не найдут! Как тех четырех девочек!

Мне было невыносимо видеть, как плачет этот старый служака, прошедший огонь, воду и медные трубы. Но нужно было что-то делать.

– Возьмите себя в руки, Лестрейд, – попытавшись придать голосу твердость, сказал я. – Иначе нам не найти Барбару.

Он стонал, покачиваясь в кресле и не отнимая ладоней от лица. Наконец, убрал руки и взглянул на меня.

– Помогите мне, Ватсон. Молю вас.

В дверь тихонько постучали. Миссис Этвуд пошла открывать. На пороге стояла мисс Остин в симпатичном пальто и розовой шляпке. Она с изумлением смотрела на происходящее в гостиной.

– Что здесь происходит, мистер Ватсон? – удивленно проговорила Джоан.

– Барбару Лестрейд похитили, – сообщил я.

Она побледнела, как полотно, и вдруг, сорвавшись с места, побежала к лестнице. Ее каблуки простучали по ступенькам.

«Аделаида», – мелькнуло у меня в голове. Я совсем забыл про собственную дочь!

Наверху раздался крик, а через секунду мисс Остин выскочила из комнаты Аделаиды. Смертельно бледная, глаза расширенные.

– Мистер Ватсон, вы знаете, где Адель? – спросила Джоан прерывающимся голосом.

– Нет, мисс Остин.

Она покачнулась и упала бы с лестницы, если бы я не подхватил ее, бросившись вверх.

– Адель пропала. Ее нет в комнате, доктор, – прошептала девушка. – Простите меня. Простите.

Джоан потеряла сознание.

– Воды, миссис Этвуд, – взмолился я, спускаясь по ступенькам с девушкой на руках.

Пожилая экономка и без моей просьбы уже несла с кухни воду.

Я положил мисс Остин на софу в гостиной. Миссис Этвуд побрызгала ей в лицо водой. Девушка застонала и открыла глаза.

– Простите меня, – прошелестели ее губы едва слышно.

– Как она, Ватсон? – судя по голосу, Лестрейд вполне пришел в себя.

Я не ответил, помогая Джоан присесть.

– Вам не за что просить прощения, мисс Остин. Это только моя вина. Я не уберег свою дочь.

– Не говорите так, доктор, прошу вас, – слабым голосом попросила мисс Остин. Лицо ее болезненно сморщилось и слезы побежали по бледным щекам.

Я больше не мог смотреть на это. Мое сердце разрывалось, мозг пылал, как жарко натопленный камин.

– Миссис Этвуд…

Экономка не дала мне договорить.

– Я прослежу за ней, мистер Ватсон.

Я благодарно кивнул этой доброй женщине и повернулся к Лестрейду:

– Осмотрим комнату Аделаиды, инспектор.

Мы поднялись наверх. В комнате моей дочери не было ровным счетом ничего подозрительного. Если не считать подозрительными много раз виденные мною книги проклятых французских символистов и неразобранную постель. Сколько раз я заходил в эту комнату пожелать дочери доброй ночи, погладить ее по золотистой головке, поцеловать в лоб? Я смотрел на знакомую до мелочей обстановку и вдруг мое сердце точно схватила ледяная рука. Схватила и сдавила изо всех сил.

Я увидел свою дочь. Она лежала в луже крови. Глаза закрыты, голова запрокинута, на шее – кровавый надрез. Садовник частично обстриг ей волосы, оставив несколько золотистых прядей, уложенных вокруг макушки, подобно лепесткам подсолнуха.

Я покачнулся. Если бы Лестрейд вовремя не поддержал меня за плечи, я бы упал на пол. Лишь в тот момент, когда я увидел свою дочь мертвой, до меня в полной мере дошло: моя единственная, неповторимая Аделаида находится в лапах зверя, жестоко расправившегося с четырьмя ее ровесницами.

– Адель, – прошептал я. – Моя Адель.

Лестрейд усадил меня на кровать.

– Не нужно, Ватсон! Мы найдем их.

Сжав зубы, чтобы не закричать на весь дом, я обхватил голову руками и издал глухой, протяжный стон. Мне потребовалось несколько минут, чтобы прийти в себя. Теперь я знал, что чувствовали те несчастные, что приходили к Холмсу со своей бедой. Я побывал в их шкуре, и никому я бы не пожелал испытать этого.

– Идемте же, Лестрейд, – вскочил я.

– Но куда, Ватсон?

– Все равно куда! Идемте! Мы будем искать их повсюду. Будем искать.

Но Лестрейд удержал меня за плечи.

– Подождите, мой друг, – мягко сказал он. – Лучшие ищейки Скотленд-Ярда уже ищут Барбару по всему Лондону, сейчас я позвоню своим ребятам и сообщу об исчезновении Аделаиды. Шаря по кустам и дворам, мы ничем не поможем моим парням, доктор! Поверьте, они знают свое дело.

Его спокойный голос подействовал на меня. Действительно, мы ничем не можем помочь сейчас. Остается только ждать. И думать, думать, думать! Проклятье! Как жаль, что я не Холмс!

36


Лестрейд позвонил в Скотленд-Ярд и, попрощавшись, ушел в ночь. Я был почему-то уверен, что он присоединится к своим ищейкам и до утра будет прощупывать каждый куст в многочисленных лондонских парках.

Но что оставалось делать мне? Думать. И только. Мне нужно было думать.

Во только измученный мозг отказывался повиноваться. Куча улик, каждая из которых – ниточка, ведущая к Садовнику. Вот только я запутался в этих ниточках, как муха в паутине.

Я ходил туда-сюда по комнате моей дочери, вновь и вновь прокручивая в голове события последних двух недель. Мертвые девушки, плачущий учитель, француз, получающий по заднице рыбой, проповедник, рассказывающий пастве о познавшем Христа неандертальце. Стоп!

Викарий Холидей! Викарий Холидей, черт подери! Последний постоянный посетитель отдела французской литературы Лондонской библиотеки, не имеющий стопроцентного алиби!

– Мистер Ватсон.

Я обернулся. Джоан стояла в дверном проеме – бледная, осунувшаяся. Несмотря на обрушившееся на нее горе, она оставалась все также прекрасна, ее не портили даже темные круги под глазами.

– Да, мисс Остин?

Она попыталась что-то сказать, но слезы помешали ей.

– Не нужно, мисс Остин, – с состраданием сказал я.

Мне хотелось пообещать ей, что мы с Лестрейдом обязательно найдем девочек, но я не смог. Я не смог, и мне стало страшно, ведь я и сам уже не верил в благополучный исход этой чудовищной истории.

– Простите меня, мистер Ватсон, – прошептала она. – Вернее, нет, не прощайте, мне нет прощения. Я оставила Адель одну, это моя вина.

Мисс Остин разрыдалась, закрыв лицо руками. Она сейчас совсем не была похожа на гувернантку. Скорее, на девочку-подростка из воскресной школы, отвергнутую жестокосердным юнцом. Жалость, переполнявшая меня, требовала выхода. Сам не понимая, что делаю, я шагнул вперед и обнял ее. Джоан подняла заплаканное лицо, посмотрев мне в глаза испуганными глазами олененка. Ее приоткрытые губы покраснели и припухли от слез.

Мы смотрели друг на друга, не произнося ни слова. Просто стояли и смотрели. Наконец, я наклонился и поцеловал ее солоноватые, мягкие и очень горячие губы. Она не отстранилась, не оттолкнула меня. Я обнял Джоан за талию, ощутив легкий трепет ее тела. Она закрыла глаза и запрокинула голову, подставляя шею под мои поцелуи. Ее кожа была нежной, теплой и шелковистой.

Целуя Джоан, я нашел на ее напряженной спине шнуровку платья. Секунда – и платье, шурша, заскользило вниз, открывая самое совершенное произведение искусства из тех, что мне доводилось видеть. Я подхватил девушку на руки и понес на постель моей похищенной дочери, которую, вероятно, изверг-Садовник мучал в тот же миг, как я с наслаждением вдыхал такой нежный, сладковатый, такой знакомый запах волос мисс Остин.

37


Утром я отправил несколько телеграмм, после чего позвонил Лестрейду. Судя по его голосу, он и правда не спал всю ночь.

– Ватсон, мы ничего не нашли, – сумрачно сообщил он. – Никаких следов девочек. Абсолютно. Мои парни облазили весь Лондон, каждый закоулок.

– Нам нужно ехать в Олбери, Лестрейд, – сказал я, не слушая его.

– Куда? – удивился он. – В Олбери? К этому чудаку-викарию?

– Именно так, Лестрейд. Приезжайте скорее.

Через двадцать минут полицейская машина остановилась около изгороди. Я собрался было идти, как вдруг с лестницы стремительно спустилась мисс Остин.

– Мистер Ватсон.

Я взглянул на нее. На щеках Джоан появились розовые пятна и выглядела она после вчерашних событий смущенной и несчастной.

– Да, мисс Остин? – как можно мягче спросил я.

– Миссис Этвуд сегодня не придет, и мне … – она замялась. – Мне так жутко оставаться здесь одной, сэр. В этом доме.

Я немного подумал и сказал:

– Вы можете поехать с нами, мисс Джоан. Места в машине предостаточно.

Она попыталась благодарно улыбнуться, но вместо улыбки у нее получилась лишь печальная гримаса, впрочем, нисколько не испортившая ее очаровательного лица.


Полицейская машина неслась по утренним, залитым молочным туманом улицам Лондона. Фары время от времени выхватывали из белесого марева то повозку молочника, то цветочницу, вышедшую ни свет ни заря, чтобы заработать побольше денег, то клерка, спешащего на работу. Все, как обычно. Город живет своей жизнью. Живет, и не знает, что еще двух девочек похитил жестокий убийца. Вернее, знает, но ему, городу, все равно. В Лондоне много семнадцатилетних девушек.

Лестрейд вовсю подгонял шофера, а тот, такой же встрепанный и не выспавшийся, как и инспектор, хмуро отвечал, что если он увеличит скорость, то непременно вылетит на тротуар и собьет кого-нибудь насмерть.

Джоан всю дорогу смотрела на меня. Она как будто хотела мне что-то сказать, но я, опасаясь, как бы чего не заподозрил Лестрейд, не отрываясь, глядел в окно. Когда же этот чертов Олбери?

Наконец, мы покинули границы Лондона и понеслись по проселочной дороге мимо сельских домиков, которые никогда не казались мне столь тошнотворно-аккуратными. Они напоминали отмытых и украшенных цветами свиней с городской ярмарки.

«И люди в них живут такие же», – мрачно подумал я, но тут же одернул себя. Ненавидеть весь мир из-за собственной глупости – не самая плодотворная идея.

Наконец, машина въехала в Олбери. Деревня еще не проснулась. На единственной улице – ни души. На шпиле церкви, нахохлившись, сидели вороны.

Мы остановились у дома викария.

– Пойдемте, Лестрейд, – сказал я и обратившись к водителю, добавил: – А вы, Смит, побудьте с мисс Остин.

– Я намерена пойти с вами, джентльмены, – заявила Джоан. Я невольно залюбовался ее бледным лицом, на котором застыло выражение отчаянной решимости.

– Это может быть опасно, мисс, – подал голос Лестрейд.

Но Джоан, ничего не ответив, вылезла из машины.

Мы втроем направились к увитому диким виноградом крыльцу. Лестрейд постучал в кнокер, выполненный в виде головы льва. В доме послышались шаги.

– Да, джентльмены?

Живущая с Холидеем пожилая женщина была отдаленно на него похожа, и я все-таки решил, что это мать викария.

– Мадам Холидей…

– Я не супруга и не мать преподобного, – строгим голосом оборвала она. – Я служу в этом доме в качестве экономки. Меня зовут мисс Моллиган.

– Прошу извинить, мисс Моллиган, нам пришлось посетить вас еще раз. Скажите, викарий дома?

– Мистера Холидея нет, – ответила она.

– Но где же он?

– Не могу знать. Преподобный не имеет обыкновения отчитываться передо мной.

– Однако, его дилижанс на месте…

– Не могу знать, – повторила она.

Лестрейд за моей спиной нетерпеливо закашлял.

– Мы можем войти, мисс Моллиган? – осведомился я.

Она пожала плечами и отстранилась, пропуская нас.

В гостиной было пусто. Лишь старый сеттер лежал на коврике у камина. Вытянув шею, собака посмотрела на нас и тут же, не издав ни звука, снова положила голову на лапы.

– Нам необходимо обыскать дом, мисс Моллиган, – заявил я.

– У вас есть ордер? – посуровела женщина.

– Инспектор Лестрейд – глава Скотленд-Ярда, – напомнил я. – Он может выписать ордер прямо здесь, в гостиной мистера Холидея.

– Так пусть выписывает.

Пока Лестрейд делал бумагу для въедливой старой девы, я прошелся по гостиной. Что я надеялся здесь найти? Улику, изобличающую Садовника? Прости Господи, клок волос с головы моей дочери?

Ничего не было.

– Держите, – Лестрейд сунул экономке ордер. – Приступим немедля, Ватсон.

Мы обыскивали дом викария не меньше получаса. Джоан тоже порывалась с нами, но Лестрейд заявил, что участие посторонних лиц в расследовании запрещено. Кажется, он позабыл, что я – то самое постороннее лицо, ведь мое отстранение от дела было все еще в силе.

Шерлок Холмс любил повторять, что вещи многое могут сказать об их хозяине. У клерка и у грабителя будет совершенно разный набор вещей. Вот только маньяком может быть и тот, и другой.

Вещи викария не говорили мне ни о чем. Именно в этот момент мне стало по-настоящему страшно. Так страшно, что волосы зашевелились на моей голове – раньше я полагал, что это лишь красивый литературный штамп. Если преподобный не является Садовником, то я… Я скоро увижу изуродованный труп моей дочери!

– Ватсон!

Если бы не взволнованный окрик Лестрейда, я бы утратил самообладание как накануне на Бейкер-стрит.

Я выдохнул, стремясь выровнять удары сердца и направился к инспектору.

– Взгляните!

Он протянул мне какую-то желтую тряпицу. Я взял ее, развернул. Это был желтый носовой платок, в одном из углов которого желтыми буквами было вышито «Подсолнух». Мне казалось, что у меня сейчас хлынет носом кровь: так билось мое старое сердце.

– Идемте, Лестрейд.

Мы вернулись в гостиную. Джоан и мисс Моллиган ждали нас. Лицо экономки было спокойным и непроницаемым; в глазах мисс Остин стояли слезы.

– Мисс Моллиган, – стараясь придать голосу жесткости, сказал я. – Нам необходимо знать, где мистер Холидей.

– Вы же обыскали дом, сэр, – спокойно сказала она. – Где, по-вашему, может быть викарий?

Действительно, где может быть викарий?

– Лестрейд, скорее! – я бросился к выходу. Инспектор и Джоан устремились за мной.

Двери церкви были закрыты изнутри на засов. Я изо всех сил забарабанил по черным, старым доскам. Лестрейд присоединился ко мне. Вороны, сидевшие на шпиле, поднялись и с криками переместились на ближайшее к церкви дерево.

– Холидей, открывайте, мы знаем, что вы там! – закричал я.

– Позвольте, Ватсон, – Лестрейд отстранил меня. – Мисс Остин, закройте уши.

Инспектор поднял револьвер. Прогремели выстрелы. Лестрейд стрелял кучно и в досках появилась довольно большая дыра. Вороны, надрывно каркая, взлетели с дерева и понеслись прочь из деревни.

– Сейчас повторим, – процедил сквозь зубы Лестрейд, перезаряжая револьвер.

– Прекратите это, джентльмены! – из-за церковных дверей до нас донесся испуганный голос. – Вы убьете девочек!

– Открывайте, – рявкнул Лестрейд.

Застучал засов и двери распахнулись. На пороге церкви застыл викарий Холидей, вот только одет он был совсем не так, как подобает духовной личности: преподобный был в костюме Адама. Лестрейд испустил замысловатое ругательство, мисс Остин вскрикнула.

Вздрагивая от омерзения, я оттолкнул голого викария, и вбежал в церковь. Едва ли можно описать человеческими словами то состояние, в котором я тогда находился, во всяком случае, моего скромного литературного таланта на это не хватает. В моей голове крутилось только одно слово. Самое страшное слово из всех, что я знал.

И слово это было – «подсолнух».

«Подсолнуха» внутри не было, но то, что открылось моим глазам, преследует меня по сей день. К кресту посредине алтаря, сразу за кафедрой, были привязаны две девушки. Они стояли спиной друг к другу. Толстые веревки опутывали их ноги и поднятые вверх руки. Обе были совершенно обнажены.

– Аделаида! – я подбежал к дочери. Ее подбородок был опущен на грудь. – Адель, дочь моя!

Она с трудом подняла голову и, посмотрев на меня, вдруг улыбнулась:

– Папа! Я так рада!

Ее зрачки были расширены. Опиум! Этот негодяй опоил мою дочь опиумом!

– Как они, доктор? Как они? – каркающим голосом вопрошал откуда-то сбоку Лестрейд.

Я, пользуясь правом врача, бегло осмотрел свою дочь, затем – дочь инспектора. Барбара тоже была под наркотиком.

– Кажется, они целы, инспектор, – пробормотал я. – Кажется, они целы.

Я снял пальто, укутал девушек и только после этого обернулся. Лестрейд успел надеть на викария наручники и приковать его к деревянной колонне. Мисс Остин сидела на одной из скамей с опустошенным лицом: ей явно было дурно.

– Помогите мне, инспектор.

Мы принялись распутывать веревки, которыми викарий привязал к кресту наших дочерей. Наконец, Аделаида упала мне на руки, я подхватил дочь на руки и помог ей сесть на ближайшую скамью. Лестрейд между тем освободил Барбару, и, укутав своим пальто, усадил рядом с Аделаидой.

Рука инспектора легла мне на плечо. Я поднял голову и посмотрел на него: глаза старого служаки были полны слез.

– Спасибо, Ватсон, – сказал он дрогнувшим голосом. – Я… я по гроб жизни обязан вам. Вы поймали Садовника.

Я поправил пшеничного цвета волосы на лице моей дочери, и негромко сказал:

– Викарий не является Садовником, мой друг.

Лицо Лестрейда вытянулось.

– Не нужно так шутить, доктор.

Я вынул из кармана хронометр.

– Инспектор, ваши наручники ломают мне запястья, – пожаловался Холидей.

– На вашем месте я бы набрал в рот воды, – зло отозвался Лестрейд. – Так вы говорите, преподобный не является Садовником, Ватсон? Но кто же?

– Возьмите это, – я подал инспектору одну из веревок, которыми преподобный скрутил Аделаиду и Барбару.

Лестрейд сразу догадался, покачал головой:

– Еще церемониться с ним! Но вы правы, Ватсон, мы же не звери.

Инспектор подошел к Холидею и ловкими движениями заменил наручники на веревку.

Я посмотрел на часы и поднялся навстречу джентльмену, входящему в ворота церкви.

– Добрый день, сэр! Мы ждем вас!

38


Лицо учителя Джоуи Тернера на мгновение изменилось, когда он увидел нас с Лестрейдом, но тут же приобрело вполне спокойное выражение.

– Доктор Ватсон, я рад вас видеть, но не понимаю, что здесь происходит.

– Прошу вас, мистер Тернер, входите, – пригласил я. – И сядьте на это место.

– Убей меня Бог, Ватсон, если я что-нибудь понимаю, – пробормотал Лестрейд.

– Мистер Блащиковски!

Рыжий здоровяк заглянул в двери церкви и, похоже, собирался удирать, но я вовремя его заметил.

– Входите, вы как раз вовремя!

Поляк нехотя прошел в двери и, по моей просьбе, присел рядом с Тернером.

– Это черт знает, что такое, – проговорил он, с опаской поглядывая на Лестрейда.

Примерно через пять минут прибыл юный Гай Барлоу, а последним, поблескивая напомаженными усами в церковь вошел месье Доминик Леруа. Увидев меня, он побледнел, как полотно и засверкал глазами.

– Вы? Вы?!

– Да, это я, месье, – жестко сказал я. – Пройдите и сядьте сюда.

Он направился к указанному ему месту с ужасом оглядывая место преступления. Его взгляд задержался на привязанном Холидее, на прижавшихся друг к дружке девушках и Джоан, нервно мнущей в руках байковую перчатку.

Когда Леруа присел на церковную скамью рядом с Гаем Барлоу, Лестрейд обратился ко мне:

– Ватсон, вы объясните, наконец, что здесь происходит?

Я прокашлялся и сказал:

– Конечно, инспектор. Но прежде я попросил бы вас вытащить из кармана ваш револьвер и держать его наготове.

Лестрейд хмыкнул, но мою просьбу исполнил.

– Итак, инспектор, позвольте вам представить убийц Беатрис Пройслер, Ирэн Вулф, Эмбер Уолис и Розамунд Нэш-Мерфи. С похитителем Барбары Лестрейд и Аделаиды Ватсон, мистером Холидеем, вы уже имели честь повторно познакомиться.

Мужчины отреагировали на мое заявление по-разному. Поляк выругался; учитель закатил глаза, как будто собрался потерять сознание; Гай Барлоу побледнел, как полотно, а месье Леруа рассмеялся.

Но больше всего меня поразил Лестрейд: он стоял, разинув рот и смотрел на меня выпученными от изумления глазами.

– Что вы несете, Ватсон? – проговорил он, наконец. – В своем ли вы уме?

– Действительно, этот человек сошел с ума, и я не намерен слушать бредни сумасшедшего… – сказал Леруа, поднимаясь со скамьи.

– Сидеть! – заорал Лестрейд, выпучивая глаза. – Сядьте на место, сэр, или в вашей голове появится еще одно отверстие!

Француз искривился и сел.

– Продолжайте, Ватсон.

– Спасибо, Лестрейд. Итак, перед вами – убийцы девушек. Их ровно четверо. Был бы еще один, но, к счастью, мы успели вовремя.

Я посмотрел на Аделаиду и Барбару. Бедняжки пришли в себя после наркотика и смотрели на меня во все глаза.

– Но, Ватсон, нужны доказательства…

– Доказательства у них в карманах, инспектор. Итак, господа, могу я попросить вас всех о небольшом одолжении, а именно, показать мне содержимое ваших карманов.

Мужчины замялись.

– Лестрейд, обыщите их. Только осторожно, и чуть что – стреляйте без раздумий.

Инспектор пожал плечами и подошел к Леруа.

– Какой мерзость, – коверкая английский, воскликнул француз. – Я буду жаловаться на вас, Ватсон! Не трогайте меня, мужлан вы эдакий!

Леруа вытащил из кармана носовой платок и какую-то бумажку и передал Лестрейду. То же самое сделали Блащиковски и Барлоу. Тернер немного поломался, но в итоге, вытащил из кармана бумагу – носового платка при нем не оказалось.

Я подошел к Лестрейду и забрал у него улики. Сердце мое неистово колотилось.

– Что это за бумаги, Ватсон?

– Это телеграммы, инспектор, – я поднял в воздух четыре узкие ленты с одной и той же фразой, напечатанной на машинке. – И отправил их этим господам ваш покорный слуга, то есть, я сам.

Трудно описать выражение лиц четверки – это была удивительная смесь разочарования, ненависти и отчаяния. Но все эти эмоции, как ни странно, теперь были направлены не только на нас с Лестрейдом, но и друг на друга.

– Но что там написано, Ватсон? – нетерпеливо спросил Лестрейд.

– Здесь написано, мой друг: «Жду вас сегодня в Олбери ровно в 12.00. Принесите платок. Ваш Г.М.».

– Г.М. – повторил Лестрейд.

– Гюстав Моро. Поэт-символист, а, по совместительству, – возлюбленный каждого из этих несчастных мужчин, их тайная плотская страсть.

– Какая ложь, какая гадкая, мерзкая ложь, – закричал Леруа.

– Сволочи, – пробормотал Блащиковски, добавив к этому ругательство по-польски.

Связанный Холидей зарыдал навзрыд.

– Да, господа, – обратился я к сидящим на скамье мужчинам. – Здесь, под крышей церкви я официально обвиняю вас в мужеложстве, хотя и знаю наверняка, что ни один из вас не вступал с мистером Моро в противоестественные отношения. Каждый из вас желал этого больше жизни, и, вероятно, верил, что именно сегодня, в Олбери, это произойдёт.

– Постойте, Ватсон, но ведь этот Моро умер пару лет назад! – воскликнул Лестрейд.

– Нет, инспектор, он не умер, – сказал я, – Его просто никогда не существовало.

– Убей меня Бог, если я что-нибудь понимаю, сэр, – развел руками инспектор.

– Это дичь, – хмыкнул Леруа.

– Все очень просто, Лестрейд, но, чтобы понять эту простоту, мне пришлось заплатить огромную цену. Эта цена – жизни четырех невинных девушек. Это едва не случившаяся гибель наших дочерей, инспектор. Убийцы перед вами, сэр, их четверо, плюс мистер Холидей, несостоявшийся убийца. Взгляните!

Я взял в руки фиолетовый платок.

– Платок мистера Джоуи Тернера, преподавателя Школы святого Павла для девочек. Фиолетовый, с вышитой в углу надписью «Ирис». Вы убили и изнасиловали мисс Ирэн Вулф, сэр. Мы нашли этот платок на месте преступления, поэтому сегодня у вас его с собой не было. Возьмите ваш платок.

Тернер, в чьем лице не было ни кровинки, принял платок дрожащей рукой.

– А вот белый платок с вышитым желтыми нитками словом «Ромашка». Этот платок вам, дорогой Лестрейд, вручил наш скромный студент Гай Барлоу, который убил и расчленил 17-летнюю Беатрис Пройслер. Он же вырезал у девушки язык. Возьмите, сэр.

Студент взял платок, причем лицо его, обычно добродушно-идиотское, на этот раз было насмешливым и злым.

– Черный платок с надписью «Черная роза». Признаться, я не был удивлен, когда вы вынули его из своего кармана, месье Доминик Леруа. Перед тем, как задушить 16-летнюю Розамунд Нэш-Мерфи, вы заставили девушку пить вашу кровь. Весьма редкое извращение! Возьмите платок.

На высокомерном лице француза не отразилось ровным счетом ничего, когда он брал свой платок.

– Желтый платок с надписью «Подсолнух» принадлежит нашему уважаемому викарию, стороннику научного подхода к изучению Священного писания.

– Можно я затопчу платок ему в рот, Ватсон? – проворчал Лестрейд.

– Не стоит, мы ведь… – начал было я, но вдруг передумал. – А впрочем, держите.

Старый служака, не обращая внимания на вопли преподобного, запихнул платок ему в рот. Тот замычал, как мучимый жаждой теленок.

– Наконец, последний платок. Розовый с надписью «Водяная лилия». Ваш, мистер Блащиковски. Вы задушили 17-летнюю мисс Эмбер Уоллис, но, в отличие от некоторых ваших «коллег» по этому жестокому преступлению, вы не насиловали девушку. Она вступила с вами в половой контакт по доброй воле. Кроме того, вы так и не смогли расчленить труп Эмбер. После того, как вы отрезали ей руку, вам стало дурно и вас вырвало. Держите свой платок.

На лице поляка выступили красные пятна, а его огромное, сильное тело, казалось, уменьшилось в размерах. Он взял платок, избегая смотреть мне в глаза.

– Но, Ватсон, – подал голос Лестрейд. – Я все равно ничего не понимаю. Если эти люди убили девушек, то, выходит, Садовника не существует?

Я невесело улыбнулся.

– Еще как существует, инспектор. Но он никого не убивал. Он лишь растил свой сад, тщательно культивируя растения. Страшные растения, Лестрейд. Вот они, перед вами, растения из его сада.

Я указал рукой на сидящих перед церковным алтарем мужчин.

– Эти джентльмены, встретив Садовника в библиотеке, безумно влюблялись в него, после чего он мог творить с ними все, что ему заблагорассудится. Чтобы доказать свою любовь к нему, Садовник предложил каждому из мужчин совершить поступок.

– Убить девушку и сделать из ее тела цветок, – мрачно подсказал Лестрейд.

– Да, инспектор. Каждый из этих джентльменов в определенный час получил платок с указанием, какой именно цветок ждет от него Садовник. Кроме того, в бульварной газете, публикующей статьи за счет их авторов, убийца мог прочесть, как именно следует расправиться с жертвой.

– Какая-то сатанинская игра! – воскликнул инспектор.

Я кивнул.

– Иными словами эти мужчины – жертвы больной любви. Они готовы были сделать ради объекта своей страсти все что угодно.

– Но кто же этот Садовник, черт подери? – не выдержал Лестрейд.

– Садовник здесь, инспектор.

Повернувшись к гувернантке моей дочери, я громко сказал:

– И это вы, мисс Джоан.

39


Когда все закончилось, Джоан отвернулась к стене и, кажется, уснула. Луна заглядывала в окно, освещая ее стройное тело, похожее на мраморную статую. Я наклонился и поцеловал мисс Остин в очаровательную ложбинку между лопаток, вновь ощутив тот сладковатый, знакомый запах.

Джоан повела плечами, но не проснулась. Я быстро оделся и вышел из комнаты, аккуратно прикрыв дверь.

Запах духов Джоан все еще щекотал мои ноздри, такой пленительный, такой неуловимо-нежный. Этот запах невозможно ощутить, стоя рядом с мисс Остин, его можно почувствовать лишь целуя ее нежную кожу, утопая лицом в теплой волне ее волос и совершая иные действия, о которых джентльмену не приличествует говорить.

Но этот запах был мне знаком… Черт возьми!

Я выхватил из кармана письмо Садовника и, развернув в ладонях, накрыл им свое лицо. Мне показалось на мгновение, что я снова окунулся в волосы Джоан. Запах женщины! Самый стойкий, самый неуловимый. Прямо как Садовник.

Я стоял, глядя перед собой невидящими глазами.

Она пришла в наш дом по объявлению о найме гувернантки, которое я подал во все более-менее значимые лондонские газеты. Была осень, Джоан была тепло одета. Как сейчас помню ее старомодный капор, при всей своей уродливости, не способный даже на йоту уменьшить очарования юной леди, появившейся передо мной.

Перед тем, как начать искать гувернантку для своей дочери, я дал себе слово, что на первое место буду ставить профессиональные качества, а на внешность претендентки не буду обращать ни малейшего внимания. И так оно и было. Я провел собеседования с десятками женщин и девушек, многие из которых были весьма красивы, однако, ни одну из них я не готов был подпустить к Аделаиде.

Джоан спросила, ищу ли я гувернантку. Ее нежный голос показался мне слишком робким для такой профессии. Мы немного поговорили, причем, совсем не о работе. Так, какой-то легкомысленный вздор, который мне не запомнился. Зато я запомнил, что мисс Остин, увидев на моем столе анкету, изъявила желание ее заполнить. Я сказал, что это совсем необязательно (хотя от других претенденток я требовал заполнения анкеты). Она настояла, сославшись на то, что привыкла поступать по правилам.


Я бросился в комнату Холмса. Открыв шкафчик письменного стола, принялся рыться в бумагах. Вот она! Анкета Джоан Остин. Чувствуя, что мое сердце готово выпрыгнуть из груди, достал из кармана листок со стихотворением Садовника…

Хвала небесам, нет! Почерк был совершенно разным.

Выдохнув, я опустился в кресло, но тут же подскочил и, кинувшись к вешалке, вытащил из кармана своего пальто еще один листок. Это была рукопись статьи о бедняжке Беатрис Пройслер, полученная мною и Лестрейдом от редактора газеты «Иллюстрированные новости полиции».

Я, неверующий человек, врач, молил Бога, чтобы это оказалась не она.

Но Бог не услышал меня.

Статья была написана почерком моей гувернантки.

Я опустился в кресло. Что же все это значит? Джоан – помощница Садовника? Она писала под его диктовку статьи и разносила их по редакциям? Он заставил ее или…

Конечно! Она его любовница. Только ради любви можно пойти на такие чудовищные преступления.

Я прислушался. В доме было тихо. Джоан спала в комнате Аделаиды, миссис Этвуд давно ушла. Я вытащил из кармана связку ключей. Понимаю, что это в какой-то степени уничтожит мою репутацию джентльмена, но вынужден сказать – среди этих ключей был и ключ от комнаты мисс Остин. Запасной ключ. И я собирался им воспользоваться.


Эти несколько шагов от комнаты Холмса до комнаты мисс Остин показались мне бесконечно длинными. Я крался, боясь, что половица скрипнет под ногой и разбудит Джоан.

Осторожно вставив ключ в дверную скважину, я повернул его. Замок щелкнул. Я замер, прислушиваясь. Тихо. Отворив дверь, я вошел в комнату.

Нежный запах женщины, которую я горячо целовал какие-то полчаса назад, объял меня. Голова слегка закружилась. В комнате было темно, но я знал, где находится включатель электрической лампы.

Скромно обставленная, но уютная, чистая комната. Типичное жилище молодой интеллигентной женщины, которая следит за собой и знает себе цену. Шкаф, зеркало, аккуратно заправленная постель, тумбочка, письменный стол, большой книжный шкаф.

На столе среди бумаг – набор для вышивания и круглые очки с черными стеклами. Как у графа Дракулы из книги Брэма Стокера. И как у поэта-символиста Гюстава Моро.

Отшатнувшись, я схватился за голову. Этого просто не может быть!

Но это было так. В шкафу мисс Джоан среди платьев и пальто я обнаружил черный мужской костюм и черный же цилиндр, а в тумбочке, рядом с косметикой и духами лежали накладная бородка и усы.

40


Все посмотрели на Джоан. Та сидела прямо, сложив руки на коленях и сжав побелевшие губы.

– Что вы такое говорите, мистер Ватсон? – пролепетала она, наконец.

– Ватсон! – голос Лестрейда явственно свидетельствовал о том, что инспектор считает меня сумасшедшим.

– Позвольте же я расскажу все с самого начала, Лестрейд.

– Расскажите, Ватсон, непременно.

– Мы тоже с интересом послушаем, – вставил Леруа, но инспектор так сверкнул на него глазами, что француз съежился.

– Итак, полиция находит тело Беатрис Пройслер, а на следующий день исчезает Ирэн Вулф. Между тем, в Скотленд-Ярд приходит письмо – это стихотворение о девушках-цветах. Я решил, что письмо было написано женским почерком, однако, после того, как было найдено тело Ирэн Вулф, эта версия отпала. Ирэн была изнасилована, чего женщина сделать по понятной причине, не могла.

Беатрис в последний раз видели в Лондонской библиотеке, а стихотворение явно написано любителем новомодных французских символистов. За неимением других версий, мы хватаемся за эту и едем в библиотеку. Мистер Барлоу, помните нашу первую встречу?

Вы, Лестрейд, арестовываете Барлоу, который, как мы уже выяснили, является убийцей Беатрис Пройслер. Я же, побеседовав с мадам библиотекаршей, беру у нее список постоянных посетителей отдела французской поэзии, коих ровно пять и все они, за исключением прикованного викария, сидят на этой скамье. Немного позднее я при весьма сложных для меня обстоятельствах задерживаю мистера Блащиковски и он отправляется в камеру к Барлоу.

Итак, когда наш скромный учитель Джоуи Тернер убивал и насиловал Ирэн Вулф, Барлоу и Блащиковски преспокойно сидели в камере, зарабатывая себе стопроцентное алиби – мы больше не рассматривали этих господ на предмет причастности к преступлениям.

Убийство Ирэн Вулф стало отправной точкой к разгадке. Именно тогда мы нашли платок с вышивкой. Очевидно, увлекшись своим гм… делом, учитель выронил его.

Но вот пропадает бедняжка Эмбер Уоллис. Мы задерживаем месье Доминика Леруа. Вот только расправляется с Эмбер не он, а господин Блащиковски, который, как мы помним, уже имеет алиби.

Наконец, Розамунд Нэш-Мерфи. Эту девушку убил месье Доминик, которого мы с извинениями выпустили на свободу. Пока он измывался над несчастной на кладбище, в тюрьме маялся «невинный» учитель Тернер.

– Боже, Ватсон, но зачем они это делали?! – выдохнул Лестрейд.

– А вот здесь, мой дорогой друг, мы и подходим вплотную к Садовнику. Вернее, к неуловимому поэту Гюставу Моро, который якобы совершил самоубийство два года назад. Хрупкий, субтильный юноша в черном костюме, цилиндре, круглых очках, с черной бородой и усиками.

Барбара Лестрейд вскрикнула.

– Да-да, мисс Барбара, именно с ним вы повстречались в библиотеке. И не только вы, но и эти мужчины. Этот нежный юноша равно притягателен как для женщин, так и для мужчин. Но главная проблема состоит в том, что его нет и никогда не существовало на этом свете.

– Как? – вскричал Блащиковски.

Леруа издал нервный смешок. Даже учитель, комкая платок, спросил:

– Что вы такое говорите, мистер Ватсон?

– Вы влюбились в фантома, – жестко сказал я и вытащил из карманов пальто накладную бороду, усы и очки. – Гюстав Моро был женщиной. Это я нашел в комнате мисс Джоан. Там же был и костюм. Вглядитесь повнимательнее в склоненное лицо моей прекрасной гувернантки, мысленно представьте ее с бородой и усами, как ни дико это прозвучит.

– Черт подери! – выругался Блащиковски, очевидно, последовавший моему совету.

– Полагаю, влюбив в себя этих мужчин, нежный юноша Гюстав, словно садовник, принялся выращивать из них чудовищ. Зачем – ума не приложу, хотелось бы узнать у вас, мисс Джоан. Вы попросили у каждого из этих мужчин доказать вам свою любовь. И самым лучшим способом сделать это вы назвали убийство. Убийство юной девушки – это как срыв нежного цветка. Вы хотели пять цветков – Беатрис, Ирэн, Розамунд, Эмбер, и еще одну, имя чье – Адель. Почему здесь оказалась еще и Барбара, хотелось бы узнать у вас.

Мисс Джоан молчала.

– Вы сообщали каждому из своих потенциальных любовников, вернее, потенциальных любовников мистера Моро, о жертве и способе ее убийства через газету. А накануне убийства присылали «испытуемому» платок с вышивкой – кстати, набор для вышивания я также нашел в вашей комнате. И вот, когда все убийства, кроме одного, были совершены, я вызвал этих господ сюда с помощью телеграмм от имени Гюстава Моро. И, как видите, все они приехали.

– Но, Ватсон, письмо со стихотворением и рукопись статьи ведь написаны разным почерком! – воскликнул Лестрейд.

– Спасибо, что напомнили про почерк, инспектор, – я слегка поклонился. – Это очень важно. Почерк рукописи и анкета, заполненная мисс Джоан при поступлении ко мне на работу, совпадают. Но почерк письма и вот этого рассказа про щенка Пенни, также совпадают.

– Рассказа про щенка Пенни? – удивился Лестрейд.

– Да, инспектор. Его сочинила моя дочь, а записала его под диктовку Аделаиды мисс Остин.

– Но как такое может быть, Ватсон? Она умеет писать и левой, и правой рукой?

– Именно, Лестрейд! Мисс Джоан – амбидекстр, то есть, человек, умеющий писать обеими руками. Однако, если почерк правой руки у нее – женский, то определить половую принадлежность почерка левой руки невозможно. Однажды я испытал ощущение странности, когда смотрел на пишущую что-то мисс Остин. Странным было то, что писала она левой рукой. На собеседовании же она точно писала правой – я просто не мог не обратить внимание на то, что она – левша.

– Поразительно, Ватсон! – воскликнул Лестрейд. – Вы превзошли…

– Не надо, инспектор, – поморщился я.

– Отчего же не надо?

Я вздрогнул – таким странным, насмешливым и жестким показался мне голос Джоан.

– Отчего же не надо, мистер Ватсон, вы, и правда, превзошли своего друга мистера Холмса. Браво!

Сардонически усмехаясь – о, эта усмешка так не шла к ее лицу! – Джоан негромко захлопала в ладоши.

– Всегда носите перчатки, – сказал я.

– Ношу, чтобы вы не видели уколов на подушечках моих пальцев, – отозвалась она.

Джоан встала.

– Не делайте глупостей, мисс, – предупредил Лестрейд с некоторым страхом.

– Не бойтесь, инспектор, просто я хотела представиться честной публике, ведь мы еще толком не знакомы. Меня зовут Джоан Мориарти.

– Джоан Мориарти! – в один голос воскликнули я и Лестрейд.

Она улыбнулась.

– Вы вспомнили. Но, да как вы могли забыть моего несчастного отца, убитого вашим дорогим другом мистером Холмсом.

– Так вы хотели отомстить мне таким жутким образом? – изумился я.

– Ни в коем случае, доктор. Вы ошибаетесь, когда называете смерть жуткой. Ничего жуткого в смерти нет. Жизнь гораздо страшнее. Полагаю, в ходе своего расследования вы выяснили, в каком аду жили несчастные девушки? Одну домогался отец, другая продавала себя с 15 лет, третья ненавидела своего служаку-отца, а четвертая вырвала револьвер из рук своего родителя, желавшего застрелиться из-за тоски по другу.

Я побагровел.

– Нет, дорогой мистер Ватсон, я не считала и не считаю, что смерть девушек – это страшно. В этом смысле мое второе я, Гюстав Моро, совершенно прав. Я не жалею, что девушки умерли, я жалею о том, как именно они умерли. Они не заслуживали того, что сделали с ними эти изверги.

Она с нескрываемым отвращением и вполне искренней ненавистью посмотрела на сидящих на скамье мужчин.

– Но ведь вы подучили их сделать это через газету? – сказал Лестрейд. Однако, я уже знал, что ответит Джоан. И оказался прав.

– Я «подучила» их, как вы выразились, инспектор, но я не заставляла их этого делать. Более того, если вы заметили, многие из этих негодяев зашли гораздо дальше того, что было описано в статьях. В статьях ничего не сказано про то, что девушек нужно насиловать, не сказано, что им нужно отрезать языки и поить их собственной кровью. Эти зверства они сделали по своей воле. Например, мистер Холидей вместо одной девушки решил поразвлечься сразу с двумя. Мужчины! Дикие, злобные существа! Они ведь не поняли, что в этом своеобразном «состязании», – не кривитесь, мистер Ватсон, я знаю, как цинично это звучит! – так вот, в этом состязании победил бы тот, кто не убил бы девушку, но пощадил бы ее! Но мужчины подтвердили тот простой факт, что они звери, изверги рода человеческого.

– Какой вздор! – возмутился Лестрейд. – Не все мужчины такие. Вы делаете вывод по кучке извращенцев.

– Вздор – это не давать своей дочери шагу ступить, инспектор, или, например, спать со гувернанткой своей дочери, как вы, мистер Ватсон.

– Папа! – воскликнула Аделаида.

Кровь хлынула мне в лицо.

– Как вы можете, Джоан?

– Могу, мистер Ватсон. Задумайтесь, многим ли вы лучше этих пяти? Многим ли лучше них отцы Ирэн Вулф и Эмбер Уоллис?

– Феминистка! – с нескрываемым презрением выдавил Лестрейд.

– Именно так, – улыбнулась Джоан. Теперь она напоминала себя прежнюю. – Я – феминистка. Поэтому мне не жалко убитых девушек, на этой земле их ждали только страдания и насилие. Но я возмущена до глубины души тем, что эти негодяи с ними сделали. Доктор, умоляю вас, сделайте все, чтобы их повесили!

– Не удивлюсь, если вас тоже повесят, мисс, – едко сказал Лестрейд.

Она засмеялась.

– Я поцелую руки своему палачу, инспектор.

Эпилог


Гая Барлоу, Доминика Леруа и Джоуи Тернера повесили через 10 месяцев после вышеописанных событий. Суд принял во внимание тяжесть предъявленных этой троице обвинений. Викарий Холидей проведет в тюрьме 40 лет за похищение Аделаиды Ватсон и Барбары Лестрейд. Юджина Блащиковски приговорили к пожизненному заключению. Суд принял во внимание, что Блащиковски не насиловал Эмбер Уоллис – девушка была влюблена в него по уши и соитие было полностью добровольным. Кроме того, Блащиковски единственный из этой отвратительной компании испытывал отвращение к тому, что он делал. Когда он пытался расчленить труп, его вырвало, и он убежал с места преступления.

Впрочем, учитывая условия содержания в британских тюрьмах, не уверен, что пожизненное заключение лучше, чем виселица.

Мисс Джоан приговорили к двадцати годам тюрьмы. С учетом того, что она сделала, это было возмутительно. На суде мисс Джоан заявила, что публикации в газете были всего лишь фантастическими рассказами, и реализовывать фантазии Гюстава Моро мужчинам было вовсе необязательно. Тут же за Джоан вступились феминистки, что странно, если учесть, что по ее науськиванию было убито четыре девушки.

Аделаида долго хворала после пережитого. К нам ходил врач, занимающийся душевными болезнями. Это было тяжелое время для меня. Радовали только визиты Лестрейда и Барбары – они приходили к нам каждую субботу. Девочки очень сдружились после событий в Олбери.

Моя дочь никак не могла простить мне того, что было между мною и мисс Джоан. Да я и сам себе был омерзителен. Как я мог не сдержать свою плоть, да еще на постели моей дочери? Не знаю, что на меня тогда нашло. Возможно, мисс Остин была в чем-то права и на мой счет.

С другой стороны, если бы не было тех чарующих поцелуев в полумраке, тех горячих объятий и копны волос, рассыпавшейся по моей груди, то я никогда не уловил бы того самого запаха. Запаха, который помог мне распутать всю цепочку и, наконец, поймать Садовника.

Аделаида дулась на меня до самой весны, но, с приходом робкого лондонского солнца, оттаяло и ее сердечко. Мы снова стали вместе обедать, говорить обо всем на свете. Но никогда не упоминали событий, участниками которых нам довелось стать. Дочь повеселела, и мое несчастное сердце радовалось, когда я смотрел на нее.

Гувернантку я больше приглашать не собирался, так как хотел больше времени проводить со своей дочерью.

Однажды почтальон бросил в наш ящик письмо со штампом Лондонской городской тюрьмы. Я сразу понял, от кого оно, но ничего не сказал ни Аделаиде, ни Лестрейдам, которые в тот момент были у нас в гостях.

Поднявшись к себе, я распаковал конверт.

«Дорогой доктор Ватсон!

Просто хочу поблагодарить Вас за то, что вы остановили меня. Видит Бог, мысли, которые с детства обуревали меня, вели меня по дороге зла, коей я идти не желала. Боюсь, сама бы я не остановилась, а находить послушных убийц среди мужчин, должна вам сказать, очень и очень просто.

Я не удивлюсь, мой дорогой доктор, что и вы убили бы кого-нибудь ради меня, попроси я вас об этом в тот вечер. Помните? Но, не буду, не буду. Я пошутила.

Сорванные мною четыре цветка – это тяжкая ноша мой души до конца дней моих. Я вижу этих девочек во сне каждый день и вскрикиваю от ужаса. Боюсь, я не выдержу, доктор, и наложу на себя руки. Но это не страшно.

Передайте мой привет милой Адель. Вы, наверное, не поверите мне, но я люблю ее всем сердцем. И вас, милый мистер Ватсон, и вас тоже.

Остаюсь вечно ваша.

Джоан Мориарти».

Я долго смотрел в окно на весеннюю улицу. Город жил. Молочник вез свою тележку, погромыхивая крышкой бидона. Кричал мальчишка-газетчик.

Я поднес письмо к лицу и вдохнул его запах.

Письмо пахло бумагой.


КОНЕЦ

20 декабря 2020 года.

Примечания

1

Поль Пуаре (1879-1944 гг.) – знаменитый французский модельер, законодатель европейской моды начала XX в.

2

Так называли первые таксофоны. От английского глагола pay – платить.

3

Иероним Босх (1450-1516 гг.) – знаменитый голландский художник эпохи Возрождения, известный своими жуткими и причудливыми картинами.

4

Лупи меня, дорогая! – франц.

5

Гран-Гиньоль (фр. Grand Guignol) – парижский театр ужасов, один из родоначальников и первопроходцев жанра хоррор. Работал с 1897 по 1963 гг. в квартале Пигаль. Постановки отличались натуралистическими демонстрациями убийств, изнасилований и всевозможных ужасов.

6

Жори́с-Карл Гюисма́нс (фр. Charles-Georges-Marie Huysmans). (1848 – 1907 гг.) – французский поэт и писатель, один из основоположников декаданса в искусстве.

7

Тристан Корбьер (фр. Tristan Corbière) (1845-1885 гг.) – французский поэт-символист, представитель так называемой группы «прóклятых поэтов».

8

Джек-Попрыгун или Джек-пружинки-на-пятах (англ. Spring-Heeled Jack), – персонаж английской городской легенды 19-начала 20 вв. Маньяк, умеющий совершать огромные прыжки. Нападения Джека-Попрыгуна широко освещались в бульварной прессе, было инициировано официальное расследование, но оно результатов не дало.

9

Мустьерские захоронения – обнаруженные в 1864 году неподалеку от французской коммуны Пезак-ле-Мустье останки 16-18 летнего мужчины-неандертальца, ориентировочно относящиеся к среднему палеолиту.

10

Ветхий Завет. Бытие 1.26-31

11

British and Foreign Animals – «Британские и иностранные животные» – настольная игра конца XIX века.

12

В Риждентс-парке находится Лондонский зоопарк – старейший зоопарк мира. Дата основания – 27 апреля 1828 года.

13

Фраза-совет, приписываемая нередко королеве Виктории, которая якобы так напутствовала свою дочь перед первой брачной ночью.

14

Суини Тодд или Демон-парикмахер с Флит-стрит – персонаж английской городской легенды. Из мести убивал видных лондонских аристократов, перерезая им горло во время бритья.

15

Цвет команды Кембриджа – голубой, Оксфорда – темно-синий.

16

Суккуб – в средневековой мифологии демон похоти и разврата, посещающий ночью молодых мужчин и вызывающий у них сладострастные сны.

17

La femme fatale (фран.) – роковая женщина, женщина-вамп.

18

Реально существовавшая лондонская семья, все члены которой умерли в один день. Среди горожан ходил слух, что Джефферсоны являлись вампирами.

19

Карл Ла́ндштейнер (нем. Karl Landsteiner; 14 июня 1868, Ваден – 26 июня 1943, Нью-Йорк) – австрийский и американский врач, химик, иммунолог, инфекционист. Лауреат Нобелевской премии по физиологии или медицине за открытие групп крови у человека, позволившее сделать переливание крови рутинной медицинской практикой.


home | my bookshelf | | Садовник |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу