Book: Паутина миров



Паутина миров

Паутина миров

Глава 1


Глава 1

Голос во тьме

Я очнулся в полной темноте. Она окружала меня со всех сторон, но каким-то образом не мешала видеть, хотя смотреть тут было особо не на что. Прислушался к ощущениям… Чувствую себя вроде нормально, только совершенно не помню кто я, и как здесь оказался. И вообще где это здесь? Что это за место?

Ощущение, что стою на чём-то твёрдом и гладком, но абсолютно невидимом. Будто воздух подо мной застыл, превратившись в прозрачный монолит.

Осмотрелся, вокруг бесконечное, пустое пространство, куда не кинь взгляд, ни низа, ни верха. Может я умер? А если так, то это самый скучный ад на свете! Почему-то я был уверен, что попаду после смерти именно в ад. Интересно, что же я натворил такого, что так думаю?

Сколько так простоял, не знаю. Чувства времени здесь не существовало, но в кокой-то момент, что-то промелькнуло у меня в голове. Это… воспоминание? Похоже на фотовспышку в тёмной комнате — очертания предметов увидел, но больше ни чего разобрать не успел. Скоро мой разум подкинул ещё картинку, затем ещё одну, словно части мозаики, они начали складываться в одно целое.

Я видел ярко освещённый коридор, меня везут куда-то люди в белых халатах. Похоже это больница, и мне сильно досталось. Не могу понять, что именно болит, тело превратилось в один сплошной комок пульсирующей боли! Но мне всё равно, я не обращаю внимания на боль, мы с ней давние знакомые. Я не люблю её, но не боюсь.

Гораздо страшнее другое чувство. Нечто, большее чем просто боль. Что же это такое? Никак не могу понять… Произошло что-то… не поправимое. Что же было до больницы? Я напрягся, пытаясь усилием воли подтолкнуть память… вот! Что-то вырисовывается…

Я дома. Вижу Тэю, она играет на детском… электронном пианино, лёжа на пушистом одеяле и болтая ногами. Это моя дочь, ей шесть, и я улыбаюсь, глядя на то, как она корчит смешные рожицы, пытаясь сыграть мелодию. Кто-то подходит сзади, обнимает меня, я чувствую запах волос, щекочущих мою шею, он такой родной и любимый… Настя! Эта же моя жена Настя! Но что случилось? Почему я здесь, и что с ними? Разум с безжалостной услужливостью подкинул ещё несколько кусочков мозаики, и я наконец увидел всю картину.

Входная дверь внезапно распахивается, и люди в масках врываются в мой дом. Они действуют с быстротой и точностью профессионалов, сходу, стреляя в меня чем-то парализующим. Я успел лишь вскочить, и тут же упал, но не вырубился. Двое схватили моих жену и дочь, связав им руки и заклеив рты скотчем, поставили их передо мной на колени. Третий поднял меня, прислонив спиной к софе, наклонился к самому лицу, так чтобы я видел его глаза, и произнес: «Стальные псы шлют тебе привет». Затем он вынул пистолет с глушителем, и навёл на Настю…

То, что произошло дальше стёрлось из памяти. В тот момент рассудок покинул меня, и я перестал быть собой, перестал быть человеком, превратившись во что-то иное. Я помнил только безумную ярость, и чувство бессилия, охватившие меня. Они заполнили мой разум, и поглотили его. Стоя здесь, посреди бесконечной пустоты, я осознал, что произошло, и что я натворил.

Память вернулась ко мне частично. Тот вечер я помнил в деталях, каждую секунду. А вот всю остальную жизнь только в общих чертах. Я пытался понять, что же мне теперь делать? Где я нахожусь? И что это за назойливый шум не дает мне сосредоточиться? Прислушался, и услышал голос, повторяющий одну и ту же фразу:

— Добро пожаловать в паутину миров.

Голос был женский — мягкий, и в тоже время глубокий и сильный. Он доносился казалось отовсюду.

— Кто это? Где я?

— Это паутина миров. Виртуальный мир полного погружения. Вы находитесь в преддверии.

— Виртуальный мир? Как я здесь оказался?

— Ваше физическое тело подключено к системе и находится внутри капсулы, а здесь виртуальная проекция вашего разума.

— Понятно, — ни черта не понимая сказал я, — но как я попал в эту самую капсулу? Кто меня подключил?

— Информация отсутствует.

— Тогда отключите меня, я хочу вернуться в реальный мир.

— Действие не выполнимо.

— Как это не выполнимо?

— Информация отсутствует.

Я тряхнул головой, что за бред: — Люди же выходят как-то из этой игры? — я начал закипать, — вот и верни меня в реальный мир таким же образом!

— Действие не выполнимо.

— Почему? — заорал я во тьму.

— Информация отсутствует, — женский голос был само спокойствие.

Меня подключили к игре? Да, что за хрень тут происходит? Глубоко вздохнув я приказал себе успокоится. Все эмоции сейчас надо запихнуть поглубже и сосредоточиться на решение данной проблемы, а там видно будет.

— Хорошо я понял, что дальше?

— Создайте профиль, выбрав свой аватар. Вы можете корректировать внешний вид в пределах допустимых границ.

Передо мной возникло моё изображение, точнее это было что-то вроде трёхмерной голограммы — молодой мужчина, спортивного телосложения, лет тридцати, рост чуть выше среднего, светло каштановые волосы и карие глаза.

— Вот чёрт! Что за…? — пытаясь осмотреть себя, и сравнить с голограммой, я вдруг понял, что у меня нет тела. Вообще! Я был, как бестелесный призрак, но вместе с тем ощущал себя, и свои движения.

— А не важно, — я решил не обращать внимания на такие мелочи, это ведь компьютерная игра, виртуальная проекция моего разума, так она кажется сказала?

— Вы можете выбрать другую расу. В паутине миров существуют 5 рас. — Услышал я.

— И какие есть расы, кроме людей?

— «Гном».

Мое отражение чуть изменилось: Рост уменьшился, плечи расширились, руки, шея и спина стали более мощными, ноги короткими, а нос картошкой, хотя это было всё ещё моё лицо.

— И чем гномы отличаются от людей?

Тут же передо мной в воздухе возник экран, заполненный строками текста. Я начал было читать, но быстро понял, что недостаточно знаю об этой игре чтобы делать адекватные умозаключения.

— Давай дальше, кто ещё?

— «Эльф».

Отражение снова изменилось: Рост увеличился, но телосложение стало более худощавым и каким-то… хрупким. Глаза сделались большими, а уши заострёнными.

— Дальше, — эльф мне не понравился.

— «Ихтиот».

Он был похож на человека только с перепонками между пальцев ног и рук и с жабрами по обе стороны шеи, повыше ключиц. Интересная раса, видно океаны и моря тут тоже населены.

— Последняя раса?

— «Орк».

Рост под 2 метра, мощное тело, перевитое канатами мышц, зеленоватый оттенок кожи и тяжёлая, квадратная челюсть. Симпатяга, но зелёный это не мой цвет.

Кого же выбрать…? Не зная плюсов и минусов всех этих рас, да и вообще всей игры в целом, как я мог решить, кто подойдёт мне лучше всего? Но раз в реал мне не вернуться, надо как можно быстрее войти в игру, и оттуда попытаться выяснить, хоть что ни будь. Значит придется выбирать наобум… Мои размышления прервал женский голос.

— Только для вас доступна ещё одна, абсолютно новая раса — «ушедший».

Я смотрел на изменившегося аватара: Чуть выше меня, где-то 190 см. Кожа пепельно-серого цвета с каким-то стальным оттенком, такие же волосы и глаза. Выглядело не уродливо, а как-то… не привычно, и даже завораживающе. Широкие плечи, мощный, но не перекаченный торс, длинные, как у пловцов руки. Чувствовалась в этом теле какая-то скрытая мощь.

— Можешь дать краткую справку по этой расе?

— «Ушедшие» Древняя раса, давно покинувшая этот мир. Обладают способностями и знаниями не доступными для других рас: псионика, телекинез и другими. Высокая физическая сила и выносливость, повышенная сопротивляемость магии.

Я с недоверием смотрел на голограмму: — Почему эта раса доступна только для меня?

— После проведённого мною сканирования вашего мозга, была выявлена активность участков, отвечающих за вышеперечисленные способности. Они активны в достаточной степени для инициации слияния с аватаром расы «ушедший».

— То есть ты хочешь сказать, что у меня есть все эти способности и в реале? — я в удивление отвёл взгляд от аватара и уставился в темноту.

— Псионические способности у некоторых людей в вашем мире проявляются в несознательной форме. В виде так называемых «вещих снов», обостренной интуиции, эмпатии и других. Система усиливает способности, подключившихся к ней людей. Не только псионические, но и физические. При создании профиля игроку предлагается аватар и специализация, наиболее подходящая ему по множеству проверенных системой параметров. Но выбор расы остаётся за вами.

Я отметил про себя это её «в вашем мире» и вдруг меня осенило: — Ты сказала, что система проверяет параметры у подключённых людей, так?

— Абсолютно верно.

— А ты можешь мне сказать в каком состояние сейчас мое тело? Я был сильно ранен перед тем как меня подключили, — по крайней мере мне так казалось.

— Ваше физическое тело в состояние близком к коме, при котором мозг наиболее активен. Жизнедеятельность организма поддерживается капсулой, в не её есть вероятность в 99.9 процента прекращения жизненных функций.

Вот и ответ, почему меня нельзя отключить. Кому-то я нужен живым, и не просто живым, а действующим, хотя бы и в игре. Всё это очень странно… Ладно, пока примем это как данность. Я решил вернуться к прерванному разговору о создании аватара: — Другими словами ты хочешь сказать, что какому-нибудь не очень умному, но сильному отлету предложат аватар здоровенного, зелёного орка-воина, а гению-задохлику кого-то вроде мага?

— Если в упрощённой форме, то да.

— И много игроков с такими способностями как у меня?

— Вы первый чьи параметры мозга соответствуют, заданным для управления аватаром расы «ушедшие».

— Вот значит, как. Неужели я единственный из всех людей с подходящими параметрами?

— Из всех подключённых к системе вы единственный.

Я не стал сейчас задумываться над её словами, мне надо было как можно скорее попасть в игру: — Хорошо, я согласен на ушедшего.

— Выберите ник для вашего аватара. Будьте внимательны, его нельзя будет изменить после инициации слияния.

Я задумался… скажу первое, что в голову взбредёт, подсознание поможет: — пусть будет «Малах Амавет».

— Принято. Процент болевых ощущений будет установлен автоматически… 85%.Инициирую слияние,приятной игры!

Мне показалось, что она произнесла это очень довольным голосом: — Что там насчёт боли? — запоздало спросил я. Передо мной возникла светящееся точка, она стала разрастаться пока свет не заполнил всё.

Глава 2


Глава 2

Нуб

Я почувствовал лёгкий ветерок, который доносил до меня запах чего-то съестного. Открыв глаза увидел, что стою в центре не большой площади, от которой в разные стороны отходят не широкие улицы с аккуратными домиками, обнесенными каменными или деревянными заборами. Светило солнце, щебетали птицы, было спокойно и тихо, как в деревне или маленьком городке.

Я осмотрел себя: простые белые штаны и такая же рубаха, на ногах, что-то вроде сандалий, вот и всё что у меня имелось. Интересно где я? Обычные игроки наверняка знают где оказываются, входя в игру, а я не знал вообще ничего. Оглядевшись приметил неподалёку скамейку, подошёл, сел и задумался. С чего же начать?

Задумавшись я понял, что вижу перед собой какие-то надписи, стоило мне сосредоточить на них взгляд, как они чётко проявились прямо перед глазами. С лева шесть полупрозрачных строчек: сила, ловкость, выносливость, телосложение интеллект и псионика. В начале каждой строки стояла цифра 1, в строке интеллекта цифра 5, в псионике вместо цифр была пустая шкала. Справа были ещё три строки: Уровень, с единичкой, опыт, с такой же пустой школой, как и псионика, и здоровье, здесь шкала была полной. Под ними располагалось «меню». Никакой кнопки выхода не было. Ну да, теперь эта игра для меня единственная реальность.

Я попытался нажать на «меню», стоило мне подумать об этом, как оно открылось. Мысленное управление, очень удобно! В открывшемся меню были: Обще-игровой чат, руководство по игре «паутина миров», сообщения и инвентарь. Я бегло просмотрел все пункты: Инвентарь пуст, сообщения можно писать только другим игрокам. Зайдя в чат, я увидел десятки, а может и сотни разных тем, среди которых были и такие: Продам 20 кг. Свежей злобской колбасы, из только что пойманных злобов. Колбаса Варда, лучшая колбаса во всем Средиземье! Или вот еще: Куплю зеленых мух из пещер гоблинов, других насекомых не предлагать, Тропикус-зельеваритель. Хмыкнув я вышел из чата.

— Эй, нуб! — услышав чей-то голос, я поднял глаз и увидел игрока — орка с большим мешком на плече одетого так же как я.

— Чё ты расселся? Уровни сами себя не поднимут! — я было вернулся к своему занятию, но подумал и спросил:

— Что это за место уважаемый?

— Ну ты даёшь! Вошел в игру и не знаешь куда попал? Мы в нубятне, в городе Кронград столице Средиземья.

— В нубятне?

— Ты что парень с луны свалился? — криво усмехнулся орк. — Нубятня это место куда попадают все новые игроки, такое есть в каждом крупном городе.

— Понятно, спасибо.

— Ну удачи, — хмыкнув он повернулся и пошёл в сторону одной из улиц, бросив на меня удивлённый взгляд.

Кронград значит, уже что-то. Облазив всё меню мне стало понятно, что связаться с реалом без помощи других игроков не получится, я был полностью отрезан от него. Начну с руководства по игре. Я открыл нужную вкладку.

Уже пару часов я сидел на скамейке и читал, пытаясь как-то отсортировать нужную мне информацию, и упорядочить её в голове. Когда у меня возникали вопросы, заходил в чат и искал нужную тему там. Почти всегда такая находилась, кроме темы о моей расе и псионике. Про ушедших не было совсем ничего, псионика же считалась просто видом магии, которую ещё никто не открыл или открыл, но молчит об этом.

Чем больше я читал, тем больше понимал, что Паутина миров далеко не просто игра. Огромный мир! Один материк по территории в два раза больше всех земных материков вместе взятых, окруженный океанами, и сотни островов, раскиданных по ним. В центре материка расположено Средиземье, наиболее цивилизованное государство паутины, на западе за гигантской горной грядой — бесконечные леса, простирающиеся до самого океана — царство эльфов. На востоке необъятные степи, где жили дикие племена орков, на юге почти необитаемые болота, населенные монстрами, и полу разумными карликами, вроде гоблинов. Далеко на севере говорят тоже кто-то жил — варварские племена, которых никто не видел, и это только разведанная территория. За четыре года существования игры, почти семьсот тысяч игроков открыли ещё не все локации.

Весь мир был интерактивен и управлялся целым кластером искусственных интеллектов, каждый из которых развивался, самосовершенствовался, и развивал сам мир. Он постоянно изменялся и эволюционировал, здесь было возможно всё. И каждый игрок мог найти для себя всё что его душа пожелает.

Так же я узнал насчёт болевых ощущений. Любой мог выставлять процент этого параметра самостоятельно, но максимум что был доступен это 45%. И даже так, игроки, которые выставляли максимум, считались извращенцами и мазохистами. Большинство же ограничивались 25—30 процентами. Хотя в руководстве по игре я нашёл, что чем больше процент болевых ощущений, тем реальнее все остальные ощущения, и вообще весь окружающий мир, а также это влияло на скорость прокачки персонажа. Вот спасибо тебе добрый компьютер, с моими 85% почти ни кокой разницы с реальным миром.

В одном из форумов я наткнулся на фразу «стальные псы опять победили…» Вот оно! Я вцепился в эту фразу, словно пёс в сочную кость. Еще через пару минут нашёл информацию по ним. Это клан. И не просто клан, а самый сильный клан в Паутине. Ведь это не может быть совпадением! Я вчитывался в мелкие буквы, и думал о том, где же мы могли пересечься? Перебирал воспоминания, те что были мне доступны, и видел: Мое детство… Почти ничего не помню о нем, только автокатастрофу, унесшую жизни родителей. Затем полёт в чужую страну, к дальним родственникам, которых я почти не знал. Призыв в армию. Три года в спец войсках, затем еще три по контракту. А вот потом… Потом моя жизнь круто изменилась! Ко мне пришли люди из международной организации, занимавшийся не совсем законными делами, и предложили работу за огромные деньги. Я был молод, здоров и свободен, и конечно согласился.

Тогда мне было плевать на все законы, правила, нормы морали, всё это ничего не значило для меня. Организация поставляла наемников, для тех дел, что принято называть теневыми: Устранение людей, кража информации, даже теракты. Мы не брезговали ничем, я и ещё несколько таких же отмороженных ублюдков. Мы были бесстрашны и безжалостны, и не думали о последствиях. Хотя с возрастом я стал более осмотрительным, и не брался за всё подряд.

В перерывах между заданиями, я тратил деньги. Дорогие машины, лучшие курорты мира, казино и конечно женщины. Самые красивые и самые дорогие. Мне нравилась такая жизнь, а кому бы не понравилась? Тринадцать лет я проработал в этой организации, пока не произошло то, что должно было произойти рано или поздно.



Это была одна из самых сложных операций, в которых я учавствовал. Мы нарвались на очень хорошо подготовленных бойцов, и понесли потери. Задание мы всё же выполнили, но меня тяжело ранили — пуля пробила лёгкое. Вскоре я потерял сознание от потери крови, и как меня вытащили, не помню. Очнулся уже в больнице, подключённый к аппаратам жизнеобеспечения. Врачи говорили, что состояние критическое.

Через пару дней ко мне пришёл человек: Непримечательный, серый костюм с галстуком, очки в простой оправе, и не выражающее эмоций лицо. Человек был безлик, как один из многотысячной толпы таких же безликих и одинаковых. Он вытащил пачку листов из дипломата, и монотонно зачитал: «Настоящим уведомляю, что вы Александр Кромов, больше не являетесь сотрудником известной вам организации. Ваше лечение будет полностью оплачено, так же вам будет выплачено выходное пособие. За сим все коды доступа аннулируются, и с вас снимаются все привилегии сотрудника организации. Копии всех документов прилагаются. Всего хорошего». Он встал и вышел.

Вот и всё. Я больше не мог полноценно выполнять работу, и стал не нужен. Конечно я осознавал, что такой исход вероятен, и был к нему готов. Даже и не думал обижаться на них, спасли, и на том спасибо. Без средств существования не останусь, главное выжить. Но я всегда был живучим, как таракан.

Я провалялся в больнице почти три месяца, и единственный человек, который был со мной всё это время — медсестра. Намного моложе меня, не большого роста, стройная, светло рыжие волосы и веснушки на носу. Но самое главное — глаза! Огромные, зелёные и чистые. Не опороченные грязью этого мира.

Она заботилась обо мне, выхаживала, как собственного ребенка. В ночные смены сидела у моей кровати, что-то рассказывая, и даже иногда тихо пела. Я слушал её голос, и чем больше слушал, тем больше он проникал в меня. Я чувствовал, как что-то во мне меняется. Это было совершенно новое чувство, такого я никогда не испытывал. Покой, умиротворённость, тепло.

Когда смог говорить, я спросил её: — Неужели у тебя нет более интересного занятия чем сидеть, тут со мной? — она посмотрела мне в глаза, и ответила: «за месяц, что ты здесь, к тебе никто ни пришёл, и никто даже не позвонил. Ты одинок, и тебе нужен друг».

Первый раз в жизни я не знал, что сказать. И тогда рассказал ей всю правду о себе, добавив в конце, что у чудовищ не может быть друзей. Я был уверен, что теперь она не приблизится ко мне. После моего рассказа она ушла, и не появлялась два дня. Но на третий день вернулась, долго смотрела на меня своими зелёными глазами, затем сказала: «Даже чудовище имеет право на второй шанс».

После того, как меня выписали, я вернулся в больницу и пригласил её на свидание. К моему великому удивлению она согласилась. Не знаю… Может и правда мне дали второй шанс? Знаю лишь то, что она потрясла мой мир, и изменила саму мою суть! Я бросил всё, и ушёл от всего, что делал, чтобы быть с ней. Она доверилась мне. Мог ли я мечтать о большем? В тот момент мне казалось, что я познал смысл жизни, а когда родилась Тэя… моему счастью не было предела, и только одно омрачало его — страх! Я боялся, что судьба, когда ни будь спросит с меня плату. Плату за всё совершённое мной. И вот этот день наступил, мне выставили счёт, и цена оказалась непомерно высока.

Ну, что же… Теперь смысла в моей жизни не было, они забрали его. У меня осталась лишь цель. Я найду тех, кто сделал это, и все боги этого мира, не остановят меня. А когда я найду их, они увидят, что за чудовище пришло за ними. Я чувствовал отголоски того безумия, что овладело мной, когда смерть пришла в мой дом. Я чувствовал, как ярость поднимается из глубины души, заполняя всё мое существо. Я осознавал, что ярость эта, когда ни будь меня уничтожит, но перед этим она уничтожит всех, кто причастен к тому что произошло, и всех, кто встанет у меня на пути.

Вдруг за спиной послышался громкий хруст, я резко обернулся вставая, но там была лишь каменная стена. Напряжение постепенно покидало меня… ещё не время.

Я в недоумение смотрел на большую трещину, протянувшуюся от земли почти до середины стены. Это что…? Получается я сделал? Посмотрев на игровой интерфейс, я заметил, что шкала псионики заполнилась на 5%, так же, как и шкала опыта. То есть при использовании псионики, её шкала постепенно будет заполняться пока не заполнится вся, а что потом?

Из руководства я уже знал, что у всех игроков есть шкала маны, изначально полная. При использовании магии она уменьшается, со временем восполняясь сама или с помощью эликсиров. Чтобы повысить её объём, игроки вкладывают очки мастерства, получаемые при каждом поднятии уровня, в интеллект. По аналогии с этим, чтобы прокачать псионику, мне так же надо вкладывать очки в интеллект. Только вот эта шкала у меня была изначально пуста, а от использования моей способности она даже чуть заполнилась. Это надо будет обдумать.

Впереди у меня много дел, а сколько времени мне отмерено я не знал, ведь тот, кто засунул меня в капсулу, мог отключить её в любой момент, поэтому надо поспешить. Я развернулся в сторону ближайшей улицы и пошёл вперёд.

Глава 3


Глава 3

Будни игрока

Город был странно красив. Именно так, странно! От смешения разных стилей и эпох, из человеческой истории и легенд, рябило в глазах. Я совсем не разбирался в архитектуре, но здесь строения в египетском стиле соседствовали с башнями из стекла и стали, а узкие улочки, вымощенные разноцветной плиткой, как в старинных городах Европы, вдруг переходили в широченные проспекты.

Вокруг было множество игроков всех рас. Одни спешили куда-то по своим делам, другие сидели в многочисленных кафе и закусочных под открытым небом. Одеты все были, кто во что горазд: Стальные и кожаные доспехи, какие-то балахоны типа мантий, и много других, название которых я не знал. Я уже молчу про девушек, казалось они пытались перещеголять друг друга фантастическими нарядами и цветом волос.

Улица, по которой я шёл, плавно уходила вниз, народу становилось все больше, центр города был уже не далеко. Ещё через несколько минут я вышел на огромную площадь, с фонтаном и статуей в центре. Статуя изображала величественно человека верхом на коне, левая рука держит поводья, правая — меч направленный острием вверх, на голове корона. Наверно здешний король.

А вот вокруг статуи располагались сооружения похожие на арки, метра три в высоту и столько же в ширину. Множество людей проходили внутрь, и выходили наружу из арок, и как я узнал позже, это были телепорты, связывающие все крупные города паутины. Так же существовали и свитки — телепорты, но они стоили очень дорого, и не каждый игрок мог себе позволить такой.

Пока я шёл, размышлял над тем, что мне делать, и пришёл к выводу, что мне необходимы деньги. Их можно было получить несколькими способами: Перевести реальные деньги, что называется — задонатить, для меня этот способ был закрыт. Можно было заработать, выполняя разные задания и квесты, как делало большинство начинающих игроков. Еще можно освоить какое ни будь ремесло. Но все это занимало очень много времени. Мне нужен был начальный капитал и быстро.

Я стоял и смотрел на площадь обдумывая варианты, как вдруг глаз зацепился за вывеску на одном из зданий, располагавшихся по периметру, она гласила: «Казино Туз в рукаве, у нас выигрывают все!» Многообещающее название.

В прошлой жизни я очень неплохо играл в покер, мне это даже нравилось. Никогда не играл в эти… автоматы, и всякие, прочие рулетки, а вот покер с живыми людьми это совсем другое дело. Некоторые говорили, что у меня супер чутьё. Я только посмеивался, считая это просто везением. Теперь понятно, что это псионика проявлялась в виде этого самого чутья, если верить голосу во тьме.

В начале я решил узнать побольше об этом казино. Присев на скамью не далеко от входа, принялся ждать. Не прошло и пяти минут как оттуда вышел игрок — человек 36 уровня, по имени Добрый Фрэди. Он пошёл в мою сторону, злобно бурча что-то под нос.

— Что проиграл? — сочувственно спросил я.

— Всё подчистую, — сказал он, глядя на меня убитыми глазами.

— Наверняка сегодня просто не твой день, вот завтра тебе точно повезёт!

— Да точно! Вот и я так думаю! — он присел рядом со мной, — совсем игра не пошла, как будто меня прокляли, — зло скривился Фрэди.

— А что они и такое могут? — с любопытством спросил я.

— Ну… Вообще то нет. Это же королевское казино.

— Я вижу ты очень опытный игрок, — самым серьёзным голосом сказал я, — не объяснишь мне нубу в чем разница межу королевским и обычным?

— Аа это просто! — Фреди приосанился, важно глядя на меня. — «Королевское казино» означает, что оно принадлежит королю. То есть самой системе, а систему не обманешь. Там все работники только НПС и никакая, даже самая мощная магия игроков не работает. Поэтому обмануть или обойти правила казино не получится.

— Вот как, — я с восхищением посмотрел на него. — А во что играешь?

— Да в основном шары гоняю, ещё в автомагах играю.

— Шары гоняешь значит, — я усмехнулся про себя. В мое время мы кое-что другое так называли, и что ещё за автомаги? — а в покер не играешь?

— Нет, там же думать надо, просчитывать, это не для меня.

— Ну ты крут конечно, — я покачал головой. — А вообще много людей играют в покер? И какие ставки? Наверняка ты в курсе.

— Да. Очень много. Там целый большой зал для этого, а ставки разные, от 10 медяшек до 100 золотых вроде… а ещё говорят есть vip комнаты где ставки идут на тысячи золотых. Но там я не был.

— А что, в долг там не дают?

— Казино? В долг? Ну ты сказал! Без денег тебя даже внутрь не пустят. Вон видишь охранники у входа? — он указал на двух верзил, стоявших у двери, — через них не пройдёшь!

— Спасибо, ты мне очень помог, — я узнал всё что хотел.

— А у тебя в долг не найдётся пары золотых? Я сегодня же отдам! — спросил он с надеждой заядлого игромана.

— Нет, извини друг, я сам на мели.

— Понятно, — грустно сказал он вставая. — Ладно мне пора, дела!

— Конечно, удачи тебе.

Он кивнул и зашагал по своим делам, а я задумался, о том где же взять деньги. Я был сильно ограничен в своих возможностях, ни знакомых, ни тем более друзей у меня здесь не было. В голове прокручивались разные варианты, взгляд мой скользил по площади, и окружающим её зданиям. Как вдруг… Вот оно, решение проблемы! На другой стороне площади, прямо напротив казино, стояло белокаменное здание с огромными золотыми буквами на фасаде «Кронград банк» а почему бы и нет? Я встал и направился к белому зданию.

Поднявшись по ступеням и пройдя сквозь огромные двери, инкрустированные золотом, я оказался в большом зале, освещённом магическими светильниками, висящими прямо в воздухе. В зале было полно столов, за которыми сидели… Гоблины? Леприконы? В общем карлики с длинными, крючковатыми носами и волосатыми ушами, а ещё у них были маленькие, жадные глазенки. Видно во всех мирах работники банков выглядят одинаково.

Всё вышло проще чем я думал. Мне без проблем дали в заём 10 золотых, но обязали открыть у них счет сроком на 5 лет. Я согласился не раздумывая. Через 20 минут я уже направлялся к казино.

У входа стояли два здоровенных орка, одетые во что-то вроде смокингов. Оба были 190 уровня. Теперь понятно, что имел в виду Фрэди, интересно было бы посмотреть на что они способны. Меня окинули внимательным взглядом, но даже не шелохнулись. Я прошёл мимо них и вошёл в распахнутые настежь двери, тут же меня оглушило и ослепило, я оказался в огромном зале полном огней, музыки, смеха и гомона сотен игроков. Во что тут только не играли! Я и половины из этого не знал, но мне всё это было не интересно, я подошёл к одному из служителей и попросил провести меня в покерный зал.

Здесь было намного тише. Негромкие разговоры и звук костяных фишек, знакомый всем игрокам в покер, навевал воспоминания. Я решил начать с самых маленьких ставок, и садясь за стол вспомнил главное правило покера «если ты сел за стол, и не видишь ни одной рыбы, значит рыба это ты». Ну что же, начнём!

Я менял столы, постепенно продвигаясь вверх по ставкам, не встречая особо сильных игроков, чутьё не подводило и здесь. Через четыре с половиной часа у меня было уже около 35 золотых, и я решил, что хватит. Не стоило дразнить фортуну. Покинул зал и вышел из казино. Вернувшись в банк, сразу же закрыл долг, отдав почти на 30 процентов больше чем взял, ещё десяток золотых оставил на счету, и того у меня осталось 12 золотых с мелочью.

Вышел на площадь, посмотрел вокруг, и вдруг понял, что не ел уже чёрт знает сколько времени! С этой мыслью я направился к ближайшему кафе.

Я сидел, ел что-то вкусно-мясное и размышлял. В голове было множество вопросов, ответы на которые мне предстояло найти: Если теперь этот мир, моя реальность, значит ли это, что я должен есть, пить и спать, так же как в том? И что с прочими потребностями организма? Из форумов я знал, что люди могли проводить в игре до пяти суток, не выходя в реал, это зависело от качества капсулы. А еда и питьё давали временные бафы на разные характеристики. Придется выяснять всё опытным путем.

Теперь у меня были деньги, и я решил приодеться и снять номер в гостинице. Наступил вечер, улицы осветились магическими фонарями, а народу стало даже больше чем днём. Найдя не дорогую лавку, я купил простую и не броскую, но добротную одежду и обувь, там же мне подсказали где можно снять комнату. Гостиница называлась «Бочка», на первом этаже большой зал, уставленный столами, слева находилась барная стойка, за которой толстый детина с огромным пузом протирал пивные кружки, а на верхних двух, не большие номера. Комната стоила золотой в день, и в ней была кровать, стол со стулом и самое главное душевая! Я с огромным удовольствием принял горячий душ, и растянулся на кровати. Хотя усталости и не чувствовалось, впечатлений за первый день было слишком много, и я решил поспать, надеясь увидеть во сне моих любимых. Ведь я даже не смог попрощаться с ними.

Глава 4


Глава 4

Знание-сила!

Я проснулся рано, спустился в общий зал, заказал завтрак. Зал был почти пуст, лишь пара игроков за баром, о чём-то тихо беседовали. Они покосились на меня, когда я вошёл, но увидев мой уровень, тут же про меня забыли. Сонная официантка НПС принесла мне еду, я поблагодарил её, и она улыбнулась в ответ. Странное чувство. Всего один день в этом мире, а он уже кажется реальнее моего. Я тряхнул головой, отгоняя наваждение и занялся составлением плана на ближайшее будущее.

Что мне необходимо? Мне необходимо стать сильнее. Мне надо было стать настолько сильным, что враги мои будут испытывать ужас, только при упоминание моего имени.

Несомненно, мне надо было поднимать уровни, но сила была не только в этом. Знание это сила! А я знал, что обладаю аватаром уникальной расы, который даёт преимущество над другими, или по крайней мере должен давать. Обращаться к игрокам за помощью было бессмысленно и опасно, поэтому я решил зайти, с другой стороны. Где можно найти знания? Конечно в хранилище знаний. Этот город был столицей целого государства, и здесь должна быть библиотека. Вот туда-то мне и нужно.

К моему столу подошла та же девчонка, и принялась убирать тарелки, спросив не хочу ли я ещё чего ни будь. Я сказал, что нет и спросил у неё: — А скажи мне красавица, есть ли в этом городе библиотека?

— Библиотека господин? — она смешно наморщила носик.

— Да, это место где много, много книг, и скорее всего там есть вредная бабулька, которая шикает на всех, кто шумит, — с улыбкой объяснил я.

— Вам это… наверно к магам надо, в школу ихнию, правда не знаю есть ли там вредные бабульки, — она хихикнула.

— Спасибо тебе красавица, — я улыбнулся.

— Не за что, — она поклонилась, бросив на меня лукавый взгляд и убежала. Я с грустью смотрел ей в след, у неё были зелёные глаза.

Магическая школа значит… Я встал, вышел из гостиницы, и пошёл вверх по улице, предполагая, что школа магов находится где-то вблизи королевского дворца, а его шпили были видны из любой точки города.

Перед дворцом была площадь, вымощенная плитами из белого камня. Он был огромен, и как я узнал из форумов, на его территорию войти можно было только по приглашению. Королевские гвардейцы, в начищенных до блеска доспехах охраняли главные ворота, и вообще все выходы, и входы. И все они были под двухсотый уровень.

Справа от дворца, уходила ввысь огромная золотая башня, на вершине которой горело негасимое пламя, это был храм Гелиоса, верховного бога паутины миров. Боги-это вообще отдельная тема, и надо будет разузнать о них побольше. А вот слева от дворца находилось куполообразное здание, оно и было моей целью. Пока я сюда шёл, успел узнать у прохожих, что это и есть королевская библиотека. Вокруг здания стояли скульптуры древних героев, а может королей или богов, кто их разберёт? У входа солдат не наблюдалось, и я спокойно прошёл внутрь.



— Здравствуйте молодой человек, чем могу помочь? — услышал я чей-то голос. Справа от входа стоял стол, заваленный книгами и манускриптами, за ними угадывался пожилой, сухонький старичок, весь седой и с длиной бородой.

— Доброе утро уважаемый, меня зовут Малах Амавет, и я хотел бы воспользоваться услугами библиотеки, если можно? — с вежливой улыбкой сказал я. Старичок явно был удивлён.

— Не часто чужестранцы посещают сей храм знаний. Что же вы ищите молодой человек?

— Я ищу истину! А где, как не в храме знаний её можно найти? — старичок удивился ещё больше.

— Ну что же… поиск истины необходимо поощрять. Мое имя Парастор Кенниси, и я хранитель библиотеки. Идёмте со мной.

Старичок вышел из-за стола, и пошёл в сторону огромной двустворчатой двери, расположенной напротив входа. Я увидел его уровень, и был он всего лишь двести первый. Он что-то произнес и двери распахнулись, впуская яркий свет в полутёмное помещение. Мы вошли вместе и… у меня аж дыхание сперло, от этого зрелища. Солнечный свет исходящий из прозрачного купола, освещал сотни высоченных стеллажей, бесконечными рядами уходивших в обе стороны от меня, здесь были тысячи, десятки тысяч книг!

— Впечатляет, не правда ли? — старичок с гордостью посмотрел на меня.

— Да уж! — только и смог вымолвить я. Книги всегда производили на меня впечатление, особенно вот такие, старинные рукописи. Они хранят мысли и чувства давно ушедших людей, давая нам возможность, прикоснуться к ним… Странная мысль. Кто же это сказал? Не помню…

— Так, что именно вас интересует? — прервал мои мысли старик.

— Мне нужна информация о древней расе Ушедших, — я обернулся и посмотрел ему в глаза. Его лицо изменилось всего лишь на миг. Оно застыло, а в глазах промелькнул… страх? В следующую секунду старичок расслабился, заулыбался и сказал:

— Раса ушедших? Это древняя легенда. Про неё не осталось практически никакой достоверной информации, лишь только мифы и сказки. Могу я спросить, зачем это вам, уважаемый Малах?

— Мне всего лишь нравятся древние легенды и сказки, многоуважаемый Парастор, — улыбаясь одними губами, ответил я.

— Ну что же… — он поживал губами, — может быть я смогу вам помочь.

— Я буду вам весьма признателен.

Он вёл меня сквозь историю этого мира. Поразительно, как богата и разнообразна она была. Люди — разработчики создали только его концепцию, идею, а после, за дело взялись искусственные интеллекты последнего поколения, и создали они, ни много ни мало целую вселенную!

Парастор шёл, что-то бормоча под нос, иногда останавливаясь в только ему ведомых местах, делал пас рукой, и нужная книга сама спускалась на тележку, которую он катил перед собой. Наконец, когда на тележке уже не осталось места, он сказал:

— Думаю хватит для начала.

Мы вышли из леса стеллажей, и оказались в центре здания, на небольшом пространстве, заставленном столами.

— Вы можете расположиться здесь, если понадобиться помощь, позвоните в колокольчик, — сказал старичок, и указал на маленький колокольчик, стоящий на столе.

— Спасибо многомудрый Парастор, — я сел за стол. Он хотел, что-то добавить, но передумал, кивнул, и удалился. Что-то ты не договариваешь мой седой друг. С этой мыслью я открыл первую книгу.

«Деяния и подвиги светлого рыцаря, Протеуса копьеносца», «Легенды народа теней», «Сказание о престоле вечно сияющего» и еще десятки книг. Я сидел и читал уже шесть часов, разбирая замысловатые хитросплетения старинных слов. На исходе шестого часа выскочило сообщение: интеллект +1 Вот это да! То есть базовые характеристики можно увеличить и не поднимая уровней. Ещё я заметил, что шкала псионики заполненная примерно на 5% сократилась, но её цвет стал более… насыщенным. Кажется, я понял, как это работает, я могу использовать псионику пока шкала не заполнится полностью, после этого мне придётся увеличить её объем, вкладывая очки в интеллект… Интересно подействует ли на псионику увеличение силы, выносливости, ловкости и телосложения? Это можно будет узнать, только на практике.

Кое-что я всё же нашёл — упоминания о войне людей и эльфов против чужой расы, и о сошествие богов в день последней битвы тысячи лет назад, кроме этого ничего конкретного. Позвонив в колокольчик, я не услышал его звука, но хранитель тут же появился у меня за спиной.

— Как успехи в поиске истины? — спросил он участливо.

— О! Отлично! Я очень много узнал обо всём на свете, кроме того, что мне нужно. Но это ничего! Я вернусь завтра, и буду возвращаться, пока не найду то что ищу, — я смотрел ему в глаза и видел, что он что-то знает, но пытается скрыть это. Но почему он просто не отказал мне в помощи, зачем весь этот спектакль? Улыбка исчезла с его лица. Он молчал целую минуту, смотря на меня тяжёлым взглядом, потом сказал:

— Господин Малах вы уверены, что вам это нужно? Некоторые древние тайны должны оставаться погребенными навсегда.

— Вы что-то знаете, и если бы могли отказаться помогать мне, то отказались бы. А раз это не так…

— Да я обязан предоставить просителю любые сведения, если они имеются в библиотеке… хорошо, — он тяжело вздохнул, — приходите завтра, и мы поговорим об этом.

— Я обязательно приду, — он кивнул, и мы направились к выходу.

Выйдя на улицу, я подумал, и пошёл в казино, нужно было срочно увеличивать свой капитал. В этот раз игра пошла ещё лучше, и когда я вышел из казино, у меня в инвентаре было уже чуть больше четырёх сот золотых.

Вернувшись в гостиницу, я поужинал и принял душ. Пришло время кое-что попробовать. Сидя на кровати я пытался с помощью псионики сдвинуть медную монетку, лежащую передо мной на столе. Сколько я не старался, ничего не выходило. Как же я смог заставить треснуть каменную стену? Через час бесплодных попыток, решил сделать по-другому. Взяв простой стеклянный стакан, я поставил его на стол и попытался его разбить. Стоило мне сосредоточиться на нем, и он треснул, разлетевшись на осколки. После того как я перебил и сломал всю посуду, что была в комнате, я понял, что не могу поднять предмет, но могу его сломать, сдавив или разорвав, уже не плохо! Шкала псионики заполнилась ещё немного. Нужно найти место для тренировки, иначе не расплачусь с хозяином гостиницы, за разбитые вещи, но это завтра, а сейчас спать.

Встав рано утром, я плотно позавтракал и пошёл в библиотеку. Хранитель был уже на месте, так же сидел за столом, заваленный свитками. Увидев меня, он поздоровался и пригласил идти за собой. Мы пришли к тому же столу, что и вчера, на нём лежала всего одна книга. Парастор был очень серьёзен. Он сел, дождался, когда я сяду напротив, и начал говорить:

— Я расскажу то что знаю, но учти это произошло больше семи тысяч лет назад, и сегодня не осталось живых свидетелей тех событий, по крайней мере известных мне. И так…

— Ушедшие никогда не принадлежали этому миру. В те времена молодая раса многочисленная и агрессивная, начала экспансию на территории более древних. То были люди! И воевали они с эльфами, и орками. Эльфы обладали мощной магией, но были малочисленны. Орков было много, но они жили отдельными кланами, были разобщены и не организованы, и люди постепенно побеждали и тех и других. Вскоре эльфы поняли, что им не справиться одним, и попросили помощи у гномов. Те думали долго, но в конце концов тоже вступили в войну с людьми, посчитав что после уничтожения эльфов, они наверняка захотят выяснить, что за сокровища скрываются под толщами гор. Казалось бы, магия эльфов, сила гномов и многочисленность орков, должны были перевесить чашу весов. Но люди были настолько изворотливы, хитры и живучи, что установилось некое равновесие, и ни та ни другая сторона, не могла взять вверх. Вот тут и появились ушедшие. Не известно откуда именно они пришли, и как смогли проникнуть в наш мир. Ни демоны и не ангелы, а ДРУГИЕ! Они не вступали в переговоры, не предъявляли ультиматумов, они просто начали уничтожать всех подряд. Чуждые знания, неподдающиеся пониманию технологии, и неведомая магия. Всем расам пришлось объединиться, чтобы противостоять им, но даже так они проигрывали, и только когда сами боги вмешались в эту войну, удалось их победить. Тех из них кто остался жив, изгнали обратно в их мир, а место где они появились, предали забвению, уничтожив все упоминания о нем, — он помолчал несколько секунд, затем продолжил:

— Книга перед тобой, это мемуары короля эльфов Эльсириола Свидетеля. Так его назвали потому, что он участвовал в последней битве с ушедшими, и видел всё своими глазами. Через две тысячи лет, перед смертью, а эльфы хоть и очень долгоживущие, но все-таки смертные. Так вот перед смертью он записал свои воспоминания о тех событиях, но как ты понимаешь с тех пор прошло пять тысяч лет, книга переписывалась множество раз, и никто не ведает, что в ней правда, а что вымысел. В общем неизвестно насколько она достоверна. Это всё что я знаю, — Парастор подвинул ко мне книгу.

Многое из этого я и так знал. Теперь же видел более полную картину произошедшего.

— Благодарю тебя хранитель, — я открыл книгу.

— Желаю тебе удачи в поиске, но всё же надеюсь, что эта истина никогда не увидит свет, — с этими словами он оставил меня одного, и я жадно впился глазами в текст.

С того дня прошла почти неделя. Каждое утро я приходил в библиотеку и обложившись кучей книг, по древней истории, эльфийской культуре и многих других, пытался расшифровать эти, хитро-вымудренные мемуары. Это было не так-то просто. Книга была написана в очень трудном для понимания, древнем стиле, который я называл про себя стиль — «хренпоймешь». Попробуй пойми, что значит фраза: «Душа его, сотканная из стали и огня, испустила из себя свет не рожденный, излившийся на тела врагов его, и враги его перестали быть». И так вся книга.

Несколько часов по утрам я разбирался с эльфийской историей, затем шёл качать уровни. Прочитав на форумах, что в близи города находились локации с низкоуровневыми мобами, специально для начинающих игроков, я отправился туда. Это был обычный лес, с зайцами, белками и другими животными, уровней с пятого по десятый, дальше в глубь водились волки и кабаны, уже до двадцатого уровня. Здесь я увидел множество игроков, группами и по одиночке, они бегали по лесу, и устраивали геноцид местной фауне. Животные возрождались очень быстро, так что всем хватало. На меня косились и крутили пальцем у виска, посмеиваясь, наверно из-за моего первого уровня. Я не обращал внимания, и отойдя чуть в сторону приступил к делу.

Оружия у меня не было, так что пользовался псионикой, без труда разрывая на лоскутки пятиуровневых зайцев и белок. С них падали хвосты, шкурки и медяки, их я не брал, собирая только редкие серебряные монеты. За четыре часа я поднял 10 уровней, не распределяя очков мастерства, и получил ожидаемое сообщение: «выносливость +1». У меня скопилось 50 очков, и я распределил их так:

Уровень игрока 11, Интеллект 16, выносливость 12, сила 11, ловкость 11, телосложение 11

Это было странное, но приятное чувство, как будто за минуту достиг результата тренировок, на который в реале уходит год. Я сразу почувствовал себя намного сильнее. Шкала псионики почти заполнившаяся, снова была пустой.

На следующий день я ушёл далеко вглубь леса, охотится на кабанов и волков. Мой аватар и правда был сильнее чем все другие. Я легко убивал мобов на десяток уровней выше себя, а когда достиг двадцатого уровня появилось сообщение: «Ваша способность — псионика, получает улучшение — телекинез». Разве до сих пор это был не телекинез? Ни каких объяснений не было.

После нескольких экспериментов я узнал, что это за телекинез такой. Теперь я мог поднимать и двигать предметы, живых существ и вообще всё на что хватит псионики. Ещё через некоторое время я понял, что телекинез напрямую зависит от параметра «сила». Механика игры позволяла игроку таскать с собой вес в полтора килограмма за каждое очко, вложенное в силу. То есть, если сила у меня была ровна 11, я мог тащить вес в 16.5 кг. Без ущерба для выносливости. Но с телекинезом было чуть по-другому. Путем проб и ошибок я выяснил, что каждое очко, вложенное в силу, давало мне плюс около 5 кг. С помощью телекинеза я мог поднять здорового кабана весом в пол центнера! Правда на короткое время, но и этого хватало с лихвой. Я ломал хребты кабанам и волкам, поднимал их в воздух и бил о землю, или просто разрывал им черепа. А ещё было заметно, что шкала псионики заполнялась куда медленней чем раньше, я предположил, что это характеристика «выносливость» даёт такой эффект. Если это так, то в перспективе, вкладывая очки в неё, я смогу не только остановить заполнение шкалы, но и обратить его вспять.

После взятия 20 уровня, набор опыта заметно уменьшился, и дойдя до 23 я решил, что эта локация уже мала для меня. Ещё 60 очков я распределил таким образом:

Уровень игрока 23, Интеллект 31, выносливость 27, сила 21, ловкость 21, телосложение 21

Я искал на форумах, что ни будь более подходящее. Мне было необходимо выяснить границу моих возможностей, насколько я реально силён, и такое место вскоре нашлось.

В тот день в казино я решил сыграть на столах с самыми высокими ставками. У меня уже было около 1100 золотых, вполне достаточно. Здесь играли люди посерьёзнее. Через 6.5 часов упорной борьбы у меня в инвентаре лежало почти 6000 золотых. За прошедшие дни я привлек внимание игроков, на меня косились, задавали вопросы, пытаясь разговорить, но я молчал, как рыбой об лед, не ведясь на подначки. Пусть бесятся, но обо мне не получат и крупицы информации.

На следующий день, встав пораньше отправился в кузнечный квартал. Настало пора вооружиться! Тут было на что посмотреть, сотни лавок и лавочек с кузнями при каждой из них, звон молотов и запах раскалённого железа. Здесь жили и работали сотни кузнецов. В основном это были гномы, но попадались так же люди и орки, среди них были даже игроки. На форумах писали, что это очень выгодное ремесло, правда трудное и долгое в освоение, даже по меркам игры. Хорошее оружие и доспехи стоили не дёшево. Я ещё не решил, что мне нужно. Холодное оружие мне нравилось, а какому мужчине нет? Но обращаться умел лишь с ножом. Никогда ни держал в руках меч или боевой топор.

Увидев хозяина одной из лавок, решил зайти к нему. Это был гном НПС. Нет это был Гном! Ниже меня на две головы, но шире раза в три. Огромные, мощные ручищи, ладони как ковши экскаватора, широченные плечи и рыжая борода, заплетённая в тонкие косички. В зелёных глазах под нахмуренными бровями, светились ум и воля, он внимательно смотрел на меня, изучая, и я подумал, что такой человек… то есть гном, наверняка знает, что мне нужно, лучше, чем я сам.

— Доброе утро мастер…? — я вопросительно посмотрел на гнома.

— Фабир мое имя, и тебе доброе утро. Что-то интересует? — он рукой указал на оружие и доспехи, развешанные на стене.

Я посмотрел на стену. Тут были мечи разных размеров и форм, топоры и секиры, доспехи, кольчуги и шлемы, и много чего ещё.

— Честно говоря я только начал свой путь, и ещё не знаю, что мне подойдет.

— Вижу, что ты воин, но не вижу специализации. Не выбрал ещё?

— Нет ещё, — не объяснять же ему про псионику.

— А ты подойди поближе, возьми в руки, что на тебя смотрит. Бывает не воин выбирает оружие, а оружие воина.

Я подошёл к стене, немного подумав снял один из мечей — одноручный, с прямым полутораметровым лезвием, взмахнув им пару раз я повесил его обратно. Нет, не то. Взял другой меч — двуручный, ростом почти с меня, такими мечами, древние рыцари, сидя верхом на конях могли подрубить ноги пешему воину. Страшное оружие в умелых руках, но чтобы овладеть им понадобятся годы тренировок, хотя в игре может и нет, но всё ровно, это тоже не мое. Я перебирал оружие, пытаясь почувствовать что-то вроде… связи, гном с интересом наблюдал за мной. Вот мой взгляд упал на один из топоров, точнее это была двулезвийная секира. Тяжелая рукоять из чёрного дерева, и два полукруглых лезвия, отточенных до остроты бритвы. Она была тяжела, но очень удобно лежала в руке, а главное, я и правда чувствовал ту самую связь, и ещё, что не хочу с ней расставаться. Я обернулся и посмотрел на гнома, тот кивнул с одобрительной улыбкой.

— А разве это оружие по моему уровню? Я не вижу никаких параметров.

— Это только болванка. Если решишь брать, я подгоню её под твой уровень, — объяснил гном.

— Не знал, что такое возможно.

— Только для мастера высшей категории, — он взял секиру из моих рук. — Тебе придется найти кого-то, кто обучит тебя обращаться с этим оружием, это не так просто, — сказал он, задумчиво глядя на меня.

— Найду. Мне нужно ещё кое-что мастер Фабир, здесь этого нет.

— Что же это? — Фабир вопросительно поднял бровь.

— Метательный нож сантиметров 30 в длину, и 5 в ширину, без рукояти, два острия с обоих концов, заточенных с двух сторон, тяжёлый, и из хорошей стали… три штуки.

— Все мои изделия из хорошей стали! — нахмурился гном.

— Ни сколько в этом не сомневаюсь мастер Фабир! — я мысленно сказал себе быть по внимательней, а то ещё обидится, тогда прощай моя секира.

— И зачем тебе такие?

Я подумал секунду, потом поднял руку в направление стены с оружием, снял один из ножей, повернул его в воздухе острием к противоположной стене, и коротким импульсом послал его в полет. Нож пронесся мимо удивленного лица гнома стальной молнией, и вошёл в деревянную стену по рукоять. Гном подошёл к ножу, выдернул его из стены, осмотрел и спросил:

— Что за магия? Не видел такого!

— Не магия, просто способность, — ответил я.

— Понятно… хочешь стало быть метать эти клинки в своих врагов. А как далеко можешь метнуть? — с любопытством спросил гном.

— Ещё не знаю, хочу сегодня ночью попробовать, если успеешь их сделать.

— Хм… успею, приходи в полночь. Выкую их из стали собственного изобретения, сбалансирую и заточу, сноса им не будет, и секиру заберешь. Стоить будет не дёшево, предупреждаю!

— Цена меня не волнует, — в банке уже лежало несколько тысяч золотых, выигранных за эти дни. — А как насчёт уровней? Я расту быстро!

— Сделаю их на вырост, до 40 уровня они тебе подойдут, а потом придёшь ко мне, я доработаю.

На том и порешили. Вечером после казино, я не пошёл в гостиницу, как обычно, а отправился к Фабиру. Всё было готово. Я взял секиру в руки и увидел: секира двулезвийная 23—40 уровень, и больше ничего. Что-то мало информации, а где урон? Где другие параметры? Ладно не важно, главное, чтоб не подвела. Ножи были великолепны. Из той же голубоватой стали, что и лезвия секиры, тяжёлые и острые. Довольный работой, я поблагодарил мастера и без сожаления отдал ему 1200 золотых — 900 за секиру и по 100 за ножи.

— Обязательно ещё вернусь к тебе мастер Фабир, — пообещал я. Он ответил, что двери его лавки будут всегда открыты для меня, и я ушёл.

Путь мой лежал на восток. Надо было выйти из города, там примерно в пяти километрах, находился данж. Как я понял из форумов данж это такая локация с монстрами, зайдя в которую, необходимо пройти её до конца, и убить главного монстра, при этом не умерев. Конкретно этот данж имел уровень 30—40. Один игрок даже 40 уровня не мог его пройти, поэтому игроки объединялись в группы, и в случае успешного прохождения делили весь лут, а также опыт. Днём здесь было много народу, я не хотел светиться и поэтому решил прийти ночью. Я хорошо подготовился, ещё утром после разговора с кузнецом, прошёлся по лавкам и приобрел плотные, кожаные штаны с широким ремнем, крепкие сапоги и рубаху без рукавов. Так же купил рельефную кирасу из толстой кожи с железными вставками, похожую на те что носили воины древнего Рима, и наколенники. А ещё накупил эликсиров здоровья, хотя они восполняли только 40% из ста, это действовала моя повышенная сопротивляемость магии, к сожалению, были в ней и минусы. Мне пришлось купить ещё и карту Кронграда и окрестностей, чтобы дойти до места. Точка возрождения автоматически была установлена на главной площади Кронграда, если меня убьют в данже, появлюсь на ней. Вообще её можно было устанавливать в любом месте, по желанию игрока, ну кроме мест, которые система считала не совместимыми с жизнью, например, в жерле вулкана, или на территории частной собственности. Были ещё нюансы, в которых я пока не разобрался.

И вот наконец я здесь. Меня не волновал ни лут ни награды, мне нужно было узнать на что я способен, ну и уровни поднять не мешало. Я стоял перед старыми, кривыми воротами, ведущими на древнее кладбище, это и был вход в данж.

Сделав пару шагов в сторону ворот, я вдруг ощутил смутное беспокойство, остановившись замер, и обратился в слух. Стояла абсолютная тишина, и всё же я чувствовал чьё-то присутствие. Кто-то не видимый был рядом со мной, но опасности от него не исходило, скорее… Любопытство. Отойдя на пару метров в сторону, я присел на бревно, вынул секиру и сказал:

— Я знаю, что ты здесь, выходи, — минуту ничего ни происходило, а затем из темноты прямо передо мной появился человек. Он был не большого роста, весь в чёрном. Оружия при нём я не видел, хотя если уровни и сила позволяют, можно и целый арсенал запихнуть в инвентарь.

— Как ты узнал, что я тут? — он подошёл ближе, и я увидел его лицо. Совсем молодой парень, коротко стриженный, 68 уровня, вот только имени не видно, неужели НПС?

— Ты слишком близко ко мне подошёл. Кто ты, и что тебе надо?

— С твоим уровнем ты не смог бы не увидеть, не услышать меня, даже если бы я стоял в метре от тебя, тут что-то другое… Это какая-то способность да? — он с любопытством уставился на меня. Я молчал. Парень уселся на траву напротив меня и сказал:

— Ты не подумай, я не хотел ни чего такого, просто ты очень странный чувак, вот я и следил за тобой.

— Почему я не вижу твоего имени?

— А это! Вот, сейчас… — над ним высветилось имя — Димос Папандос, — это способность такая, скрытность называется.

— Зачем ты за мной следишь, Димос? — я смотрел ему в глаза не отрывая взгляда, он смутился. Ясно, что он молод, и не опытен. Впрочем, здесь в игре, с его уровнем, он скорее всего запросто может меня убить.

— Ну… Если честно, сперва я хотел тебя просто обворовать, я же все-таки вор, — он виновато улыбнулся.

— Но потом мне стало интересно. Ты ведёшь себя не как обычный игрок. Выглядишь странно, никто о тебе ничего не знает, ни с кем не общаешься. А ещё торчишь в библиотеке по пол дня. В тузе про тебя люди говорят, мол ты что-то знаешь, иначе как ты всё время выигрываешь? Ну, вот я и подумал… — он собрался с духом и выпалил, — может тебе нужен напарник? Если у тебя какой-то квест или ещё что, я пригожусь! Я хороший вор и шпион! — Тузом игроки называли казино. Значит мной серьезно заинтересовались, ну что же, этого стоило ожидать.

— Навряд ли нам с тобой будет по пути Димос, для тебя это всего лишь игра, для меня нет, — он ещё более заинтересованно посмотрел на меня.

— Я очень серьезно отношусь к игре! Готов не вылезать отсюда сутками, время есть, я одиночка по жизни, друзей нет, вступать в кланы не хочу, не по мне это, — он скривился.

В принципе такой помощник мог бы пригодиться, я плохо знаю игру, а его можно использовать, как шпиона, не посвящая в подробности. По крайней мере не сразу.

— А духу хватит? Смелости, терпения? Будет тяжело! — я внимательно смотрел на его реакцию.

— Я не трус! И трудностей не боюсь!

Минуту я обдумывал его слова, затем сказал:

— Ну что же посмотрим. Поговорим об этом позже, а сейчас мне надо туда, — вставая я указал на ворота. Он вскочил за мной.

— Ты что собрался один туда идти? Слишком большой данж, не по уровню.

— Так надо, — я направился к воротам.

— Возьми меня в пати? Я помогу если что.

Я обернулся: — А разве мобы не вырастут в уровнях, если мы объединимся?

— Ну да, они будут около… 50 уровня, среднее арифметическое значение наших с тобой уровней, — он задумался. — Тогда я пойду сам по себе, думаю моя способность позволит.

— Ну попробуй. Только мне не помогать, в бой не вступать, что бы не случилось. Держись в тени, позади меня. Если я умру, найдешь меня в бочке.

— Я понял, — парень закивал головой.

— Тогда пошли.

Мы вошли в ворота, и он тут же исчез, словно растворился.

Я стоял на тропинке, лежащей между старыми, покосившимися надгробиями. Луна здесь светила намного ярче, чем снаружи, заливая всё серебряным светом, по земле стелился туман. Классика! В правой руке у меня была секира, левой я держал наготове ножи. Стратегия была простой, не подпускать мобов близко, тактика выработается, по ходу дела.

Справа послышался полу-стон, полу-всхлип, из могилы лез мертвяк, он быстро выкопался, и поковылял ко мне. 30 уровень, сквозь дыры в лохмотьях проглядывала полусгнившая плоть, вонь соответствовала. Не слишком ли реально для игры? Мелькнула мысль. Я поднял всё три ножа в воздух, и послал ему в грудь, он пошатнулся от удара, застонав ещё громче, но не упал. Один нож застрял в его груди, два других пробили гнилую плоть насквозь, и улетев дальше, упали где-то за ним. Он тянул ко мне гнилые пальцы, и сипло стонал. Я сосредоточился, пытаясь проникнуть в его черепушку, и разорвать мозг изнутри. Это оказалось сложнее чем с волками и кабанами, как будто натыкаешься на не видимую преграду. Мертвяк почти дотянулся до меня своими клешнями, когда я наконец пробился через защиту, почувствовав некий… сгусток энергии, в общем то, что давало ему жизнь, схватил это и сдавил что есть силы, мертвяк рухнул как подкошенный. Ну, что же, первый есть.

Псионика была на высоте, но требовалось время, чтобы нанести удар, а вот ножи по корпусу оказались не эффективны. Надо метать их в голову, мозг — это их слабое место. Слева приближались ещё двое, я собрал ножи, и пошёл им на встречу.

По мере продвижения вглубь кладбища, мертвяки становились всё сильнее и резвее. В начале нападали по одному, потом по двое, причём стараясь зайти с разных сторон. Пока что я справлялся, пытаясь одновременно действовать псионикой и топором. Метал ножи им в головы или по ногам, взрывал им мозги, если успевал пробиться через защиту, а тех что упали добивал ударами секиры. Выносливость медленно таяла, псионика наоборот, заполнялась. Если не успею пройти данж до того, как псионика заполниться, останусь без неё. Внутри данжа нельзя было вкладывать очки мастерства, а значит прокачать интеллект невозможно.

Вскоре они начали нападать по трое, их уровни поднялись до 35, а некоторые были в ржавых доспехах, и с мечами в руках. Стало тяжеловато! В какой-то момент я пропустил удар, и меч одного из них по касательной задел плечо. Боль была совсем не шуточной. Пошла кровь, здоровье чуть просело. А вообще, где хотя бы их шкалы жизни? Кроме уровней, никакой информации, все чертовски реально! Боль, кровь и вонь мертвечины — это вообще игра, или я попал в старый фильм про зомби?

Расправившись с очередной тройкой вонючих, и от того злобных мертвяков, получил не большую передышку. Здоровье и выносливость немного восстановились, и я двинулся дальше.

Прошёл почти час непрерывных боев. Очень быстро я сам стал похож, на вылезшего из могилы зомби. Весь в ошмётках мёртвой плоти, крови и грязи, хорошо, что механика игры не позволяла блевать, иначе меня бы уже вывернуло на изнанку. Периодически выскакивали сообщения о получение очередного уровня, я отмахивался от них, не обращая внимания.

Вскоре я оказался среди склепов, похожих на миниатюрные, средневековые замки, с горгульями на крышах. Надеюсь они не оживут! Выносливость медленно восстанавливалась, псионика заполнилась на половину.

Я медленно двигался по тропинке межу склепов, каждую секунду ожидая нападения. Заметив движение краем глаза, застыл на месте, как вдруг почувствовал угрозу у себя за спиной. Резко развернувшись поднял секиру… Но не успел на долю секунды. Удар пришёлся в левое плечо, мертвяк врезал тяжелым, железным щитом так, что меня отбросило назад, и я чуть не упал, он тут же пошёл в наступление, нанося удары мечом и щитом. Этот мертвяк был другой. Закованный в ржавые, железные доспехи, быстрее и сильнее чем те первые, и он явно умел фехтовать. От его напора я на секунду растерялся, и мог только защищаться, пятясь назад. Пропустив пару ударов по кирасе понял — дело плохо! Защищаться от меча топором было не удобно, кроме того у меня не было навыков боя, и я кое как отбивался, пытаясь псионикой нащупать его мозг. Внезапно он сделал финт мечом, ловко отвел мою правую руку в сторону, и тут же нанес мощный удар щитом мне в грудь. Я упал на спину, выронив секиру, он занес меч для последнего удара, и в этот момент мне наконец удалось добраться до внутренности его черепушки. Импульс! Мертвяк рухнул на меня уже окончательно дохлый.

Выбравшись из-под него, кашляя и отплевываясь от трупной вони, подобрал секиру. В груди саднило, здоровье упало на половину, я тяжело дышал, как после долгого бега. Да уж, вояка тоже мне. Еще один такой бой и конец. Надо выпить зелье здоровья, и потом идти дальше.

Через несколько минут эти твари напали на меня вдвоём. Один, как и прошлый был с мечом и щитом, у второго деревянная дубина, окованная железом. Они попытались зайти с двух сторон, и напасть вместе, я отступал, крутился и уворачивался, не давая им окружить себя, и пытаясь сделать так, чтобы они мешали друг другу. Тот что с мечом наседал, отвлекая внимание на себя, а второй пытался зайти с боку, и вмазать мне дубиной. Меня спасало только то, что между склепами были узкие проходы, куда я старался отступить, и они не могли атаковать одновременно. Ножи я убрал, сейчас они были бесполезны, да и времени их использовать не было. Из-за разницы в уровнях, я не мог перейти в наступление, и не мог добраться до их мозгов. Мог лишь немного замедлять их движения псионикой, что позволяло мне держаться. Это конец. Промелькнула мысль. Скоро выносливость иссякнет и меня добьют.

Мне повезло. Проход, в котором мы сражались расширился, и второй мертвяк, тут же зашел с лева, размахнувшись дубиной, как бейсбольной битой, целя мне в голову. В этот момент я споткнулся, и упал, дубина пронеслась надо мной, и врезалась в морду мертвяку с мечом, ринувшемуся на меня, чтобы добить. Удар был настолько силён, что его шея сломалась, а голова оказалась за спиной, гнилая кожа на горле треснула, переломанный позвоночник вылез наружу, но он был ещё жив! Слепо размахивал руками, и крутился на месте. Я извернулся на земле, и со всей дури ударил секирой по колену, того что с дубиной, его нога подломилась, и он рухнул на землю. Я вскочил, и как остервенелый набросился на него, рубя топором, и стараясь попасть по шее, мертвяк возился на земле пытаясь встать, но так и не смог. Второго я добил тем же способом, свалил на землю, и зарубил.

Фууу! Я весь дрожал от напряжения, пот и кровь заливали глаза. Меня задели несколько раз, здоровья осталось треть, выносливости и того меньше, псионика заполнилась на 80%. Мне нужна была передышка. Я сел на землю, оперившись о стену склепа, надеясь, что сейчас на меня не нападут, и выпил ещё одно зелье. Если в следующий раз их будет трое…! Ну что же… В этом и был смысл — узнать пределы моих сил.

Когда выносливость немного восстановилась, я встал и пошёл дальше. Вскоре вышел к большому, темному зданию, всё те же горгульи только побольше, сидели по обе стороны от входа, к нему вели несколько широких ступеней. Поднявшись по ним, я вошёл в здание, и оказался в громадном, длинном зале. Слева и справа, от пола до потолка располагались саркофаги, вмурованные в стены, их тут были сотни. Надеюсь, что все эти мертвяки не полезут наружу разом. Вдоль гробниц поднимались колонны, двумя рядами уходя вдаль. Стояла тишина, лунный свет, проходящий сквозь узкие окна под потолком, едва рассеивал тьму, сильно пахло плесенью, хотя после трупной вони, мне было уже всё нипочём. Я шёл вперед, настороженно оглядываясь по сторонам, дойдя примерно до середины, я наконец увидел его — главного боса данжа!

Это был скелет, и явно нечеловеческий. Он сидел на троне из чёрного железа, и даже сидя был выше меня ростом. Около его правой ноги стояла секира, раза в два больше моей, в левой руке он держал кистень — цепь с металлическим, шипастым шаром на конце. Черные доспехи поблескивали в лунном свете, уровень 60 и имя — «Слуга смети»

— Ты пришёл!

Его голос рокотал, как далекий гром. Он встал, взяв секиру, и медленно пошёл на меня. Шар на цепи тащился за ним, оставляя царапины на мраморном полу

Крутой чувак, как сказал бы Димос.

— Ты пришёл, чтобы умереть! — гаркнул он и выбросил вперёд левую руку. Шар полетел ко мне, как заряд, выпущенный из пушки. Я был готов, и успел увернуться, шар ударил по одной из колонн, выбив целый град осколков. Вытащив ножи, я послал их в полет, целя ему, в горящие красным светом глаза. Началась игра со смертью! Точнее с её слугой.

Держа дистанцию, я прятался за колонами, уходя от сокрушительных ударов кистени. Метал ножи, безостановочно посылая их в него, возвращал к себе, и посылал вновь. Иногда какой-то из них впивался в его плоть, но чаще они просто отскакивали от доспехов, не причиняя вреда. Как обычно ни его жизни, ни наносимого мной урона я не видел.

Уворачиваясь от очередного удара огромной секиры, я думал о том, что хоть он и довольно медлительный, но одного его удара мне хватит с лихвой. Как же его победить? Долго я так не продержусь!

Наконец, после долгих скачек по всему залу, один из ножей вошёл ему в глаз. Бос взревел, и рванулся вперед, стальной шар ударил в очередную колонну, раздался оглушительный треск, полетела мраморная крошка, и сразу удар секиры сверху вниз, чуть не разваливший меня пополам. С трудом уйдя от удара, я разорвал дистанцию, лихорадочно пытаясь придумать, что мне делать. Нож так и торчал у него в глазнице, наполовину войдя в череп, я схватился за него псионикой, и начал давить, проталкивая его ещё глубже. Скелет снова взревел, и на меня обрушился град ударов. Каким-то чудом избежав их, я продолжал давить на нож, пока он почти полностью не вошёл в глазницу, и тогда я стал раскачивать его там, вправо-влево, вверх-вниз.

Прошло некоторое время прежде чем моя тактика начала действовать, я заметил, что он замедлился. Теперь уходить из-под его ударов стало легче, но и выносливость была на исходе.

Вдруг он встал на месте, его правая стопа окуталась красным сиянием, и он топнул. Все здание содрогнулось. От его ноги по полу пошла трещина, добралась до стен с саркофагами, и те начали трескаться, лопаясь один за другим. Из них полезли мертвяки.

Вот чёрт! Этого я и боялся, мне необходимо убить его, до того, как они до меня доберутся, иначе конец. Бос снова ринулся на меня, я стал отступать в дальний конец зала, ближе к выходу. Мертвяки вылезали в противоположном конце, там, где стоял трон, и у меня было немного времени, прежде чем они доковыляют сюда.

Я из последних сил уворачивался от ударов боса, раскачивая нож в его черепе. Выносливость была почти на нуле, псионика заполнилась почти полностью, жизни тоже осталось меньше четверти. Я был весь в крови, и мраморной пыли. Меня посекло осколками от колонн и плит пола, разбиваемых чудовищными ударами кистени и секиры. Сквозь кровавую пелену я видел, что скелет замедлился ещё сильнее, но боялся не успеть добить его, мертвяки были уже в нескольких метрах от меня.

Выносливость ушла в ноль. Всё! На меня навалилась тяжесть, как будто я оказался на дне океана. Слуга смерти приближался ко мне, занеся топор для удара. Собрав всю волю в кулак, я послал последний импульс ножу, почувствовав, как он пробивает череп боса насквозь. Затем сознание покинуло меня.

Я очнулся от того, что кто-то тряс меня, открыв глаза увидел улыбающегося Димоса.

— Вот это да! Ни фига себе! — он прыгал вокруг меня, восторженно вопя, — ни фига себе! Охренеть можно!

— Не ори, голова разрывается, — поднявшись на ноги, я осмотрелся. Мы всё ещё находились в зале главного боса, повсюду валялись дохлые мертвяки.

— Ну ты даешь! В одиночку вынес данж на 20 уровней выше себя! — Димос не унимался, — слушай ты кто чувак? Я такого ещё не видел!

Здоровье и выносливость немного восполнились, и я чувствовал себя лучше.

— Тебе надо собрать лут, я ничего не трогал, — Димос указал на боса.

Только тут я обратил внимание на сообщение: Вы победили главного боса «Слуга Смерти», награда 1200 золотых.

Подойдя к босу, я дотронулся до него, и он рассыпался в пыль, оставив вместо себя несколько вещей: зелье ярости +40% к силе на 30 минут. Амулет Слуги Смерти — вместо окончательной смерти вы получаете еще один шанс, (может быть использован один раз). Перстень Слуги Смерти +2 к выносливости. Вот это уже очень хорошо, как раз то что нужно! Я взял последнюю вещь: Браслет Слуги Смерти +2 к сопротивлению магии смерти.

Сопротивление к магии у меня и так было повышено, так что я отдал браслет Димосу. Он осмотрел его и спрятал.

— Максимум продам, — сказал он.

Мы уже вышли из данжа, и шли в сторону города. Димос болтал без умолку, делясь впечатлениями от увиденного. Я молчал.

— Слушай Малах, а что это у тебя за магия такая? Никогда о такой не слышал.

— Если ты твердо решил помогать мне, я расскажу тебе, когда ни будь, но доверие надо заслужить, — я пристально смотрел на него, следя за реакцией.

— Я заслужу! Вот увидишь, я полезный! — заверил он меня.

— Тогда завтра встречаемся в бочке в 3 часа дня, сядем и поговорим о делах.

— Без проблем, — сказал он.

Мы вернулись в город, когда начало светать. Я направился в бочку, мне хотелось принять душ, и хоть раны и зажили, я всё ещё был в крови, пыли и каких-то вонючих ошмётках. Для меня игра была почти так же реальна, как мой мир. Мой мир… Где он теперь? Ещё и недели не прошло, а мне казалось, что мой мир, был всего лишь сном.

Поспав всего пару часов, я встал, позавтракал и пошёл в библиотеку. За то время пока спал, вся моя одежда сама собой очистилась, и теперь пахла, как только что выстиранная. Ну хоть стирать не надо, и на том спасибо.

За завтраком я наконец занялся мастерством, на кладбище удалась поднять аж 19 уровней! Повышенный набор опыта, и разница в уровнях с данжем, давали о себе знать. Я понимал, что навряд ли бы вынес этот данж без везения, видимо сработал неписанный закон о новичках, и всё же, было ясно, что я намного сильнее любого, другого игрока. С одной стороны, это хорошо. С другой же… С чего это мне досталась такая имба? С трудом верилось, что я единственный из сотен тысяч людей с подходящими мозгами, или это ещё одна часть той головоломки, в которую я попал? Такое впечатление, что мной управляют, как фишкой на игральной доске. Чего же они хотят от меня? Куда ведут? У меня пока не было достаточно информации, для правильной оценки всего происходящего.

Распределив очки, я посмотрел, что получилось:

Уровень игрока 42, интеллект 61, выносливость 47+2, сила 36, ловкость 36, телосложение 36.

Шкала псионикиснова была почти пуста, и я засёк её уровень, чтобы проверить будет ли она уменьшаться со временем.

Копаясь в меню интерфейса, я обнаружил интересное сообщение, от которого видимо отмахнулся в горячке боя также, как от других, оно гласило: Ваша способность псионика получает улучшение — пирокинез. То есть теперь я мог вызывать огонь…? Снова ни каких объяснений, догадывайся сам, как хочешь. Надо будет попробовать, но это можно будет сделать позже.

Придя в библиотеку, я поздоровался с хранителем, и пройдя к столу, заваленному книгами и кучей бумаг на которых я делал заметки, привычно погрузился в их изучение.

Через некоторое время ко мне пришёл Парастор, минут сорок мы разговаривали. За эти дни мы много общались, и я узнал, что когда-то в молодости он был воином-паладином, служил в храме Гелиоса, охотился на ведьм и чудовищ, а также учавствовал во многих битвах, в том числе и с демонами. Для него я был чужестранцем из другого мира, как и для всех остальных НПС. Такова была легенда, придуманная разработчиками игры. Он расспрашивал меня о моем мире, удивляясь нашим технологиям и научным достижениям, а я поражался, как программа может быть так похожа на человека! Он рассказал мне, как покинул свой орден, полюбив девушку, и что вскоре после этого она умерла, и он, разочаровавшись в боге, которому служил, закрылся ото всех в библиотеке, посвятив остаток жизни книгам. Конечно я понимал, что это бред, но в такие моменты у меня возникали сомнения в том, что он всего лишь программа.

Рассказывая о своем мире, я думал о том, что память ещё не вернулась полностью. Я не мог вспомнить деталей. Только общие сведения, даже о своей жизни. Это напрягало, но я надеялся, что со временем память вернется.

Через несколько часов изучения книги, я остановился, перечитал несколько строк, потом перечитал ещё раз. Мне показалось, что я что-то нащупал. Текст гласил:

Сущности светом созданные, великой силой своей троесоюз создавшие, могучей мыслью своей в потоке едином, низвергли тварей тёмных в самое сердце горы эринея, и обрекли волей своей, воплощения нечестивых на вечный сон.

Гора эринея… Я уже где-то видел это название. Порывшись среди множества, лежащих на столе бумаг, я выхватил нужный лист. Ага вот оно! Эринея, так древние эльфы называли самую большую гору в горной гряде известной в наше время, как «Ржавая гряда», и гора эта называлась «Молниев пик». Она упоминалась в их легендах, как «место не чистое и опасное», но никто не знал почему. А что если там, рядом с ней и произошла последняя битва с ушедшими? Может там, боги, сошедшие с небес, которых эльфы называли «сущности», и победили ушедших?

«Низвергли тварей тёмных в самое сердце горы» повторил я про себя. Меня охватило возбуждение охотника, напавшего на след добычи. Я перечитал текст ещё раз, убеждаясь, что всё правильно понял. Чутьё подсказывало мне, что я на верном пути.

Зайдя в бочку ровно в 3, я увидел Димоса, он приветливо махал мне рукой. Молодец пришел раньше. Присев за его стол, я заказал обед, и дождавшись, когда принесут еду, спросил: — Ты готов к великим свершениям?

— Конечно! Великие свершения это мое второе имя!

— Хм… хорошо, расскажи всё, что знаешь о стальных псах.

— О стальных псах, — он нахмурился. — Только то, что с ними лучше не связываться.

— Что ты имеешь в виду?

— Это очень сильный клан, и очень… не хороший. Они убивают игроков!

— И что тут такого? Тут все друг друга убивают.

— Видно, что ты не опытный игрок. Ты ведь знаешь, что за каждую смерть с тебя снимают уровень?

— Ну да, если нет хотя бы единицы опыта.

— Правильно, а теперь представь, что куда бы ты не пошёл, за тобой идут топовые игроки — убийцы, и мочат тебя постоянно. И так до тех пор, пока не обнулят твои уровни, а в этом случае твой аватар стирается системой, и ты теряешь всё, что наиграл. Поэтому все игроки появляются в нубятнях с первым уровнем, и качаются там же, хотя бы до пятого, прежде чем выйти из города. Ты, что не знал?

После его слов до меня дошло, почему на меня так пялились те игроки в лесу. Если бы какой ни будь дурной заяц меня убил… Я мог потерять аватар, и неизвестно, что бы произошло. Ну я и нуб конечно!

— И зачем это нужно? Я имею ввиду почему разработчики так сделали?

— Чтобы мы не чувствовали себя совсем бессмертными, чтобы боялись умирать, как в реальной жизни. Ну или почти как в реальной.

— Но ведь можно, что-то сделать?

— Да можно. Сиди в городе безвылазно, хотя это тоже не гарантия, говорят, они и в городе могут достать. Только в нубятне тебе ничего не грозит. Или нанимай охрану, если деньги есть, но у стальных псов денег все ровно больше.

— Понятно. И многих они так достали?

— Ну, о паре случаев я точно знаю, но скорее всего намного больше. А ещё у них лидер чокнутый. Больной на всю бошку!

— Почему?

— Я сам этого не видел, но много от кого слышал. Однажды он сцепился с одним топом из другого клана, что-то они не поделили. Это было в городе, поэтому случилась дуэль, всё по правилам, со стражей и всё такое. Много народу сбежалось. Такое зрелище не каждый день увидишь. Короче говоря, Харон победил. Это имя лидера псов, — уточнил Димос. — Игрок тот извинился, мол был не прав, а он ему говорит при всех: «Думаешь это всё? Далеко не всё! Я тебя найду в реале, там извиняться будешь». И ушёл, — подытожил Димос.

— И что? — не понял я.

— А то, что больше того игрока никто не видел! — Димос округлил глаза. — Конечно может он просто стёр аватар, от греха подальше, но слухи ходят, что порешили его в реале.

— Вот значит, как, — я обдумывал его слова. Харон — кормчий на лодке из ногтей мертвецов, перевозящий души на другой берег Стикса. Способен ли такой человек сделать то, что произошло со мной? Несомненно. Сделал сам, или послал кого-то, это не важно, такой человек должен обладать большой властью в реале. Мог ли я перейти ему дорогу? Очень даже мог! Организация, в которой я работал, затрагивала интересы многих людей, обладающих властью, по всему миру, но последние шесть лет я был не при делах, и зачем ему надо было выдавать себя, той фразой про стальных псов, и оставлять меня при этом в живых? И ещё вопрос, кто меня спас, и засунул сюда?

Димос в ожидании смотрел на меня. Я решил наконец связаться с реалом, нужно было всего лишь позвонить на определённый номер, и оставить сообщение. У меня ещё оставались друзья, которые смогут помочь. Пусть Димос это сделает, хуже от этого не будет. Я уже открыл рот собираясь попросить его об одолжении, как вдруг осознал, что не помню номер телефона, который должен был помнить, как свое имя…! Ладно… надо сперва закончить дела с Димосом. Я обратился к нему:

— Слушай внимательно и запоминай. Разузнаешь о них всё что можно. Их сфера интересов, чем занимаются, с кем дружат, с кем воюют. На рожон не лезь, на прямую никого не расспрашивай, только слушай, не привлекая внимания. Понятно?

— Понял тебя. Похожу по местам, где они бывают, понаблюдаю, послушаю разговоры, я это умею.

— Будь на связи, пиши если, что-то узнаешь, вот возьми, — я передал ему две с половиной тысячи золотых, — купи телепорт на всякий случай, а остальное расходуй на свое усмотрение.

— Ого! Это очень много! Столько не нужно!

— Бери, бери, для дела не жалко. И будь осторожен.

— Буду.

Мы попрощались, и он ушёл. Я же сидел ещё долго, пытаясь вспомнить хоть какие-то детали из моей прошлой жизни. Единственное, что я помнил отчётливо, это мое имя и имена моей жены и дочери. Чёрт! Ни одного номера телефона, ни одного адреса, я даже не помнил имена своих родителей! Как будто мне стерли воспоминания, оставив только самые общие.

В конце концов я решил, что осталась последняя нить, ведущая к ответам — Стальные псы. Но сперва надо подкачаться.

Глава 5


Глава 5

Путешествие

В этот день случилось ещё одно событие, которого я ожидал. После того как Димос ушёл совершать шпионские подвиги, я пошёл в казино, решив сыграть в последний раз, а после двигаться к Молниевому пику, надо было проверить найденную в книге догадку.

В казино я сел за самый большой стол, и как обычно, сделав морду кирпичом, играл пару часов, пока не столкнулся с игроком по имени Морэй Би. Человек, уровень 61 — сильный игрок. Мы уже встречались несколько раз до этого, с переменным успехом, но в этот раз я обыграл его, несколько раз поймав на блефе. Он бесился, смотрел злобным взглядом, и пытался меня подловить. В конце концов мы сошлись в поединке, и на кону стояла огромная сумма! Фортуна была на моей стороне, и я выиграл около 12 тысяч золотых. После этого он встал из-за стола, ни сказав не слова, и ушёл.

Выйдя из казино поздно ночью, я был готов ко всему. Я предполагал, что меня не будут убивать сразу, но на всякий случай зашёл в банк и положил почти все выигранные деньги на свой счёт, оставив пару десятков золотых.

Я шёл по ночным улицам города, гадая, когда и как, мне нанесут удар. Это случилось на подходе к бочке, надо сказать проделано это было довольно толково. Одинокий человек в капюшоне вышел из тени прямо передо мной, отвлекая мое внимание, ещё двое подкрались сзади, схватили меня и потащили в темный, узкий проход между домами. Я не сопротивлялся, все они были на двадцать, тридцать уровней больше, кроме того я хотел кое-что проверить. Двое прижали меня спиной к стене, третий подошёл ко мне и приставил нож к моему горлу, это был Морэй Би.

— Слушай сюда, Малах! — он говорил зло, выплевывая слова, — я не знаю кто ты такой, да мне и плевать! Но я знаю, что ты нашёл способ обойти правила казино, и не говори, что это не так, за неделю ты выиграл больше, чем другие за годы игры!

Пока он говорил я пытался пробиться к его мозгу, это оказалось труднее чем я думал. Может из-за разницы в уровнях, а может из-за того, что это был игрок, а не НПС. Я словно продирался через свежий, почти застывший бетон.

— Ты мне расскажешь, что это за способ, и ты отдашь мне всё что у тебя есть, иначе ты будешь дохнуть каждый день, пока не обнулишься! Ты понял меня? — гаркнул он мне в лицо, надавливая на нож, под лезвием выступила кровь. Сантиметр за сантиметром я продавливал его защиту.

— А может никакого способа нет? Может я просто лучше тебя? — не сдержался я. В реале этот крутой мафиози, не подошёл бы ко мне даже на метр.

— Думаешь ты крутой? — он надавил на нож ещё сильнее. — Ты нубяра даже не представляешь с кем связался! И не думай, что сможешь скрыться, мы тебя найдем, где бы ты не был!

Ты ещё про длинные руки напомни. Подумал я.

— У нас длинные руки! — добавил он, и я чуть не рассмеялся ему в лицо. В этот момент я наконец, что-то нащупал, это было неприятное чувство, словно в темноте наткнулся рукой на что-то мокрое и мягкое. Даже с мертвяками было не так противно. Я схватил это, и начал сжимать.

— Короче ты нубяра, сейчас пойдёшь и… — он замолчал на полуслове, с открытым ртом, затем, выронив нож схватился за голову двумя руками, отошёл на шаг назад, и застыл, выпучив глаза.

— Эй Мор, ты чего? — спросил удивленно, тот что был справа от меня.

Я нажал ещё сильнее. Мор завопил. Он сжимал голову руками и вопил, словно его режут, потом рухнул на колени, а затем на спину, продолжая орать. Его подельники, бросились к нему, забыв обо мне. Мор сучил ногами, катаясь по земле. Я повернулся, и пошёл в сторону выхода, не ослабляя хватки, выйдя из подворотни, разорвал контакт, и спокойно пошёл в бочку. Меня никто не преследовал.

На следующий день я готовился к путешествию. Походив по лавкам, купил несколько зелий здоровья и магических свитков, в том числе один телепорт, и несколько свитков привязки. По совету Димоса я привязал к себе секиру и метательные ножи, как он объяснил, привязанные вещи невозможно потерять в случае смерти, также их нельзя украсть. Очень полезная штука. Жаль было бы лишиться оружия. Подумав купил ещё пару свитков для амулета и кольца, доставшиеся мне от Слуги Смерти. Ещё приобрел очень дорогую, интерактивную карту, она отобразилась у меня в интерфейсе, и теперь куда бы я не пошёл, любая новая территория будет автоматически появляться на ней. Любой первопроходец земли, душу продал бы за такое сокровище, здесь её мог купить каждый, у кого имелись две тысячи золотых.

Зайдя к кузнецу Фабиру, рассказал ему, как прошло испытание ножей, и попросил доработать их и секиру, под мой текущий уровень. Взяв оружие в руки после доработки, я увидел: Секира двулезвийная 42—90 уровень, нож метательный 42—90 уровень. Теперь можно развиваться дальше. Я поблагодарил его, Фабир пожелал мне счастливого пути, и я ушёл. Наконец всё было готово, всё сделано, кроме одного.

Придя в библиотеку, я увидел хранителя, как обычно, сидящего за столом среди книг:

— Добрый день, уважаемый Парастор.

— И тебе добрый день, — приветливо улыбнулся он. — Ты сегодня припозднился, я уже начал беспокоиться.

— Я пришёл попрощаться, мои поиски здесь окончены, пора двигаться дальше, — лицо старика омрачилось, он вышел из-за стола, подошёл ко мне и протянул руку.

— Я ждал этого с тревогой в сердце, — сказал старик, глядя на меня с печалью в глазах. — Желаю тебе, чтобы ты нашёл то, что ищешь, и не пожалел об этом, и о том, что ещё сделаешь.

Я пожал его сухую, но крепкую ладонь, развернулся, и вышел из библиотеки не оглядываясь. Мой путь лежал на запад, к маленькому городку под названием «Пограничный». Точнее это был даже не город, а большая крепость, стаявшая у реки, и охранявшая мост. Там жило около пятисот НПС, преимущественно люди, но были и гномы, эльфы и орки, а вот игроков там мало. Места те были глухие, и не пользовались популярностью, что мне только на руку.

Крепость эту поставили лет сто назад, когда демоны начали нападать на поселения, это по здешнему времени. Для игроков же это началось около полу года назад. Демоны приходили от куда-то с запада, не большими мобильными отрядами в десять, двадцать рыл. Уничтожали или брали в плен всех, кто встречался на их пути, и быстро уходили обратно, до того, как солдаты успевали до них добраться. Всё это я узнал из форумов, и там же прочитал, что пару месяцев назад, несколько высокоуровневых игроков собрались в группу, и отправились на поиски места прорыва. Так называли то место, откуда демоны проникали в наш мир. Но где-то в предгорьях они попали в засаду, и были полностью уничтожены, хотя, как они сами рассказали, покрошили не мало демонов.

Как писали на форумах: Опасность была в том, что, во-первых, демоны были уровнями 100+, а некоторые даже 200+, и во-вторых, если сунуться туда без телепорта, и тебя возьмут в плен… считай твой перс обнулён. Сперва я не понял почему, но затем нашёл на форуме одного игрока, из тех, что побывали в их мире, он писал: «Попав в мир демонов, точка возрождения автоматически устанавливается в их мире, и умирая в нём, ты возрождаешься там же. Выйти можно только телепортом, поэтому мне пришлось обнулить свой аватар, и начать всё заново».

Так что игроки ждали, пока демоны полезут тысячами. Вот тогда начнется настоящая заваруха, с королевскими войсками, и полномасштабными боевыми действиями. На такое событие набегут топ игроки со всей паутины.

Я пришёл на центральную площадь Кронграда. Мне нужно было воспользоваться стационарным телепортом, сперва переправившись в самый западный из крупных городов средиземья под названием Вольвград, а оттуда своим ходом в Пограничный. Проходя мимо казино, я усмехнулся, интересно этот крутой мафиози Мор будет преследовать меня, после того, что я с ним сделал? Хотя он мог и не понять, что это я. Ни чего, со второго раза точно поймет!

Подойдя к телепортам, я нашёл нужный мне, и просто вошёл в него, через секунду я стоял на почти такой же площади, но уже в Вольвграде. Здесь также было много народу, шум, гам и столпотворение.

Справа от меня собралась не малая толпа игроков, мне стало интересно, и я подошёл ближе. Это была дуэль между двумя игроками. Довольно редкое событие, как я уже знал. Большинство игроков предпочитали выяснять отношения без свидетелей, но по закону игрок мог вызвать на дуэль любого другого, отказываться или принимать вызов, каждый решал сам для себя. Правила были просты: сражаются только двое, можно использовать любое оружие, которое имелось у бойца на тот момент, можно использовать магию, кроме массовых заклинаний, и только свои способности. То есть боец не мог использовать, например, свиток с мощным заклинанием, если только это не свиток его собственного производства. Зелья были запрещены. Гарантом честной дуэли была королевская стража, если же бойца ловили на обмане его клеймили знаком позора, и он автоматически считался проигравшим. Клеймили в прямом смысле. Возле имени этого игрока появлялся знак — морда крысы, и избавиться от него было очень сложно.

Я смотрел на двух человек, стоящих друг напротив друга, наконец-то я увижу, как сражаются серьёзные бойцы. Справа стоял человек-рыцарь 116 уровень. Он был полностью закован в стальной доспех, украшенный золотыми львами, перед собой он держал огромный двуручный меч без ножен, уперев его острием в землю. Имя его Кур Раона, около имени скалилась львиная морда, знак его клана.

Слева стоял человек-ассасин 115 уровень. Не большого роста весь в чёрном, короче вылитый ниндзя! Доспехов я не видел, но кто знает, что могло скрываться под его одеянием? В руке он держал катану. Его звали Сутори Вимейнен.

Десятник стражей огласил правила, круг людей раздался в ширь, и поединок начался.

Рыцарь поднял меч, держа его двумя руками, и положив лезвие на правое плечо медленно двинулся вперёд. Он казался расслабленным, но это было обманчивое впечатление, как оказалось. Ниндзя атаковал молниеносно, двигаясь столь быстро, что глаз с трудом мог уследить. Он размытой тенью сблизился с рыцарем, и нанёс прямой удар мечом в грудь, доспех пробить не удалось, и он тут же оказался у рыцаря за спиной. В тот момент, когда ниндзя нанёс удар, рыцарь уже начал разворот влево, он предвидел действия воина в чёрном, и знал, что доспех выдержит его удар. Огромный меч сорвался с плеча рыцаря, разворачиваясь вместе с его телом, и переходя в мощный удар на уровне шеи, который должен был снести голову ниндзя, но тот успел присесть! Невероятная реакция! Рыцарь сделал мечом полный круг, по инерции развернувшись чуть влево, и открыв бок. Ниндзя держа меч в правой руке, прямо из приседа, нанес удар открытой ладонью левой руки по корпусу, сверкнуло голубым светом, видимо он применил магию. Рыцаря просто снесло, как тараном шибануло! Он покатился по земле, гремя доспехами.

Все это заняло не больше трёх секунд. Вот это да! Я был в восхищении, ничего подобного я ещё не видел. Мне доводилось участвовать во многих боях, и голыми руками и на ножах, а видеть ещё больше, но то было в реале, где нет магии и действуют законы физики. В этом мире любой мог достичь невероятного уровня в бою, и только что я в этом убедился.

Ниндзя не стал добивать лежачего, он остался на месте, ожидая пока тот поднимется. Рыцарь встал, коротко кивнул, и подняв меч пошёл в наступление. Оба были сильны, и опытны. Настоящие бойцы!

Они кружили в смертельном танце, пытаясь достать друг друга, и это было красиво. Рыцарь был опытней, и хорошо защищён, зато ниндзя просто невероятно быстр и ловок. Он не пропустил ещё ни одного удара, тогда как броня рыцаря была уже с вмятинами и царапинами во многих местах. Я уж подумал, что победит тот, у кого больше выносливости, но тут…

Ниндзя перешёл на прямые удары, пытаясь пробить доспех, и целя в слабые места: подмышки, прорезь для глаз и под колени. Рыцарь ушёл в глухую оборону не нападая. В очередной раз ниндзя провёл атаку в бок, поднырнув под мечом рыцаря, и опять не преуспел. Его катана не пробила доспех, и он тут же отскочил на несколько шагов назад. И тут рыцарь сделал то, чего я не ожидал. Он с разворота запустил меч в ниндзя, как оглоблю. Тот вынужден был перекатом уйти от летящей стали, и в тот момент, когда он вышел из переката… Рыцарь использовал свою способность, что-то вроде рывка. На долю секунды он исчез, и в следующий момент врезался в ниндзя всей массой, стальным локтем угодив тому прямо в голову. Удар был так силён, что локоть пробил череп и размозжил мозг. Сутори умер мгновенно!

Это было потрясающее зрелище! Рыцарь стоял тяжело дыша, победа далась ему не легко, но все-таки при прочих равных, опыт побеждает. Рыцарь знал, что его способность позволит ему убить противника одним ударом, но не использовал её, ожидая подходящего момента. Ниндзя тоже был великолепен. Его тело уже исчезло, и вскоре он появился на точке возрождения, находящейся тут же на площади. Он подошёл к рыцарю, и поклонился ему в восточном стиле, соединив кулак и ладонь перед грудью. Рыцарь кивнул в ответ, и десятник объявил окончание дуэли. Игроки поздравляли рыцаря, некоторые хлопали его по спине и плечам, он устало подобрал меч, и спрятал его в инвентарь.

Надо срочно учиться бою на топорах, встреться мне такой противник, как рыцарь или ниндзя, и псионика не поможет. Я развернулся и направился к западным вратам, мне надо было ещё найти способ добраться до пограничной.

Способов существовало несколько: Можно купить лошадь, это было довольно дорого, и требовало определённых навыков и времени. У некоторых игроков были петы, на которых они могли ездить, или даже летать. На форумах писали о пегасах, грифонах и даже драконах. Но они были очень редки, и купить, например, дракона, было невозможно, только получить в награду, за какой-то очень сложный квест. В общем эти варианты отпадали.

Я шёл к западным воротам в надежде найти какой ни будь обоз, едущий в ту сторону, и не ошибся. У ворот толпилась масса народу, несколько караванов готовились отправиться в путь. Тут были и НПС и игроки, одни продавали, другие покупали, и возле врат возник не большой стихийный рынок. Я поспрашивал у людей, и мне указали на один из караванов. Подойдя к нему, я разыскал хозяина, дородного человека-НПС в возрасте. Через пару минут мы договорились, он разрешил мне ехать в одной из телег, всего за один золотой, но предупредил, что в случае нападения на караван, охрана будет защищать сперва его людей. Я согласился без вопросов.

Караван состоял из пары десятков телег, заполненных товаром, и стольких же НПС людей. Через несколько минут я увидел отряд охраны. Десять человек, все прискакали верхом, и все игроки, с уровнями 100+, а их командир человек-воин 110-го. Среди них три человека, два широченных гнома, два здоровенных орка и три эльфа. Все они принадлежали одному клану под названием «Стая».

Каждый клан в паутине зарабатывал как может, одни грабили и убивали, другие искали сокровища и клады, а третьи поставляли наёмников для разных дел. Всё как в реале.

Среди эльфов была одна девушка, её звали Ветмия. Высокая, почти с меня, одетая во что-то вроде легких женских доспехов из кожи, с металлическими вставками. Кожаные штаны обтягивали стройную фигуру, а обтягивать там было что! Волосы цвета затухающих углей, и огромные зелёные глаза.

Ну почему именно зелёные? Игра видимо издевается надо мной.

Она была очень красива, но одного взгляда на неё было достаточно, чтобы понять — она воин. 109 уровень, и жёсткий взгляд глаз, прямо говорили об этом. У её ног сидела чёрная, как ночь пантера, желтые, хищные глаза с узкими зрачками, внимательно наблюдали за всем вокруг, она охраняла свою хозяйку. 97 уровень, грозный противник.

Я сидел возле одной из телег, и подкреплялся продуктами из инвентаря. С моим уровнем я мог без труда таскать 50 килограмм веса, и ещё в Кронграде накупил разной всячины, тем более, что в инвентаре ничего не портилось.

Увидев меня эльфийка вдруг застыла, и пару секунд смотрела странным взглядом, как будто я был ей знаком, но поняв, что я заметил это, отвернулась, как мне показалось с разочарованием на лице. Может спутала с кем-то.

Через пол часа всё было готово, и мы тронулись в путь. Я валялся на мешках с чем-то мягким, расслабившись на мерно покачивающейся телеге, и смотрел в высокое небо. Приехать в пограничную мы должны были только к вечеру, и я размышлял о том, как мне побыстрее поднять уровни.

На форумах писали, что до 100-го можно было прокачаться относительно быстро. Локаций для этого хватало, и если задаться целью, то за три недели-месяц можно было это сделать. Дальше объём опыта для повышения уровней резко увеличивался с каждым уровнем, и найти подходящие, относительно безопасные локации 100+ было сложно. Все известные подобрали под себя сильные кланы, и пускали туда только за плату, а то и вовсе не пускали. Не хочешь платить? Иди куда ни будь на неизведанные территории, и таких было ещё много. Опасно? Собирай группу, экипируйся всем необходимым, и иди мочить монстров.

Многие так и поступали, путешествуя по всей паутине, и ища приключения на задницу. При других обстоятельствах, я бы тоже отправился в такое путешествие, но мне было не до развлечений, пока я не найду того, кто виновен. Того, кто забрал у меня мою семью, и мою жизнь. А затем… Я почувствовал, что снова закипаю, и приказал себе успокоится. В прошлый раз, когда это случилось, треснула каменная стена, а я был первого уровня, не хватало, чтобы сейчас подо мной вспыхнула телега, или ещё, что похуже. Я вспомнил про свой ещё не испытанный пирокинез.

— Эй парень! — меня окликнул едущий возле телеги орк. — Зачем едешь в пограничную? Эти места не для твоего уровня.

Орка звали Тесак. Мощное телосложение, как, впрочем, у всех орков, в кольчуге из чёрной стали и шлеме, стальной круглый щит за спиной, и короткий, тяжелый меч, типа римского гладия, за поясом.

— Уровни я подниму, это дело наживное.

— А чем сражаешься? Или ты маг? Не вижу твоей специализации.

Я вытащил секиру и передал орку, тот взвесив её на руке и осмотрев поцокал, качая головой:

— Отличное оружие! Гном ковал, уровня мастер не ниже.

— Ты прав, мастер Фабир из Кронграда, слышал о нем?

— Не доводилось, но я запомню это имя. А обращаться то с ней умеешь? Это не простое оружие, — сказал он, возвращая мне топор.

— Честно говоря руки до этого ещё не дошли, — признался я, — надо ведь мастера найти, чтоб научил.

— Хм… — он задумался, — не знаю парень зачем тебе в пограничную, но тебе повезло, хотя… В общем там сотник есть, главный над солдатами, зовут Крэйг. Так вот он лучший боец, на топорах которого я видел. Но он НПС, грозный воин! Упрямый, как баран и суровый, как промерзшая задница мамонта, — тесак хохотнул. — Навряд ли он согласится тебя обучить.

— Вот как? — это была полезная информация. — Спасибо Тесак, попытаюсь поговорить с ним.

— Попытайся может и получится у тебя. А если нет, там и другие бойцы есть. Края суровые, всем приходится быть воинами. Ладно парень отдыхай, мы входим в лес, а тут надо держать ухо востро, — он кивнул мне, и пришпорив коня поскакал вперед.

Через несколько часов мы вышли из леса к реке, и пошли вдоль неё, поднимаясь вверх по течению. На той стороне — впереди, уже виднелась крепость Пограничная. Путешествие прошло спокойно, если не считать взглядов Ветмии. Несколько раз я ловил их на себе, и она тут же отворачивалась. Не знаю в чём тут дело, но спрашивать не буду, захочет сама подойдет.

Вскоре мы подъехали к большому деревянному мосту, широкому и крепкому. Именно из-за моста тут построили крепость. Когда демоны, уничтожив все поселения по ту сторону реки, начали переходить на эту, король приказал поставить заставы в трех местах на реке, там, где стояли мосты. Так появились три крепости, центральная, южная и северная. К центральной мы как раз и шли.

Демоны не любили воду, и чтоб перейти реку им пришлось бы захватить крепость. Хотя они каким-то образом проникали на эту сторону, но малыми группами. Всё это я узнал от Тесака пока мы ехали.

Со стороны реки не было крепостной стены, она начиналась слева, ниже по течению, и большой буквой «П» опоясывала городок, заканчиваясь опять же у реки. По углам находились площадки, с установленными на них катапультами, стена была десять метров в высоту, и два с половиной в ширину, у основания. По всему её периметру вырыт ров, заполненный водой из реки. Главные ворота, выходившие на запад, были сделаны из дерева, две толстых створы, оббитые железом, дополнительно защищались откидным мостом, который поднимался при штурме.

Городок был не большой, но здесь было почти всё, что нужно игрокам, кроме стационарного телепорта: Пара гостинец типа «харчевня», несколько магазинчиков с магическими товарами, типа зелий и свитков, и даже отделение крон-банка, с одиноким карликом, уныло сидевшим за столом. Тут даже был королевский маг. Его башня стояла в центре города, рядом с казармами солдат и домом бургомистра. Маг, сотник Крэйг и бургомистр, вот и вся городская власть.

Мы проехали по мосту, и оказались на разгрузочной площадке. Я попрощался с хозяином каравана, и Тесаком, пожелав ему спокойной дороги, отряд охраны возвращался обратно в Вольвград.

Сняв комнату в гостинице, я спустился в общий зал, сел за стол, заказал ужин, и задумался. Сообщений от Димоса пока не было, мне же предстояло многое сделать.

С моим уровнем соваться в горы это самоубийство, причём неоднократное. Но я мог отправиться на охоту, на той стороне реки. Места эти были около сотого уровня, и тоже опасны для меня, но по крайней мере тут не было демонов, а с волками и медведями я как ни будь справлюсь.

Дело шло к ночи, и я решил начать завтра, но прежде надо поговорить с сотником. Приняв решение, я завалился спать.

Проснувшись рано утром я спустился в зал и заказал завтрак. После этого подошёл к хозяину гостиницы с утра пораньше занятого делами, и узнал где мне найти сотника:

— Если он не в патруле, то наверняка гоняет своих подчинённых на тренировочной площадке, — сказал он, и объяснил, как её найти. Поблагодарив его, я направился туда.

Казармы представляли из себя четыре длинных барака, стоявшие неровным квадратом, и образовывающие площадь двадцать на двадцать метров, ровно утоптанную солдатскими сапогами. Подойдя я увидел несколько молодых парней, раздетых по пояс, упражняющихся с разным оружием, и без него. Все под двухсотый уровень, крепкие и жилистые. Видно, что сотник серьёзно относиться к службе, и гоняет их нещадно.

Я ещё не знал, что буду говорить, и надеялся на свой военный опыт. Подойдя к краю площадки, я остановился, солдаты, заметив меня, прекратили свои занятия. Негативных эмоций я не видел, лишь слабый интерес читался на их лицах.

— Доброе утро бравые защитники пограничной, где мне найти уважаемого сотника Крэйга?

— И тебе доброе утро чужестранец, а зачем он тебе? — задал вопрос самый рослый из них, с огромным шрамом через всё лицо.

— Хочу попросить его разрешения тренироваться здесь, вместе с вами, — с самым серьезным видом ответил я. Они переглянулись с недоумением на лицах, не веря своим ушам.

— Я не ослышался чужестранец? Ты хочешь тренироваться вместе с королевскими солдатами?

Я молча кивнул. Солдаты рассмеялись, и посмотрели на меня, как на умалишённого.

— Парень лучше иди отсюда, пока сотник тебя не увидел, с ним шутки плохи!

Я, не двинувшись с места, и не изменившись в лице, повторил:

— Я хочу тренироваться вместе с вами, могу я поговорить с сотником?

Вдруг они перестали улыбаться, глядя на кого-то у меня за спиной.

— Это ещё что? Почему стоим? — я обернулся, за мной стоял Крэйг. Я сразу понял, что это он, ошибиться было невозможно. При одном взгляде на этого человека, любой понял бы, что с ним лучше не связываться. Уровень 213, не молодой, за 50, а может и больше, он был словно… кусок скалы, вдруг решивший ожить и пройтись. Выше меня ростом, и при этом шире раза в полтора. Руки, как корни столетнего дуба, и глаза… повидавшие многое!

При его словах солдаты забегали в утроенном темпе, он посмотрел на меня, и спросил:

— Что тебе надо чужестранец?

Я ответил, глядя ему в глаза, — разрешите мне тренироваться здесь, с вашими людьми.

— Здесь могут находиться только королевские солдаты, — сказал он, и пошёл к своим парням, считая разговор оконченным.

— Сотник! — я заговорил ему в спину, — я не сдвинусь с места, пока вы не разрешите мне тренироваться здесь. Вам придется выкинуть меня силой, — при этих словах он остановился. Солдаты замерли, смотря на меня, как на идиота.

Крэйг обернулся, подошёл ко мне вплотную, и вперясь мне в глаза сказал:

— Уходи чужестранец, повторять не буду.

Я почувствовал нарастающее давление, словно воздух загустел, и сжал меня в стальных тисках. Может это была его способность, или какая-то магия, а может он просто давил на меня своей волей. Я с огромным трудом, но всё же выдержал его напор, и не опустил взгляд. Давление прекратилось, как будто его и не было. На секунду в его взгляде промелькнуло удивление. Он смотрел на меня ещё минуту, потом сказал:

— Будь по-твоему чужестранец. Вон видишь бревна лежат? — он показал на край площадки, там лежали бревна, камни, ещё что-то.

— Да.

— Берёшь одно, поднимаешь, бросаешь как можно дальше, опять поднимешь, и так пока не пройдешь вокруг плаца. Успеешь пока идёт тренировка тогда поговорим, — сказав это, он повернулся, к застывшим с открытыми ртами солдатам, и гаркнул: — Чего встали? За работу! — солдат словно с паузы сняли, они вздрогнули и забегали ещё быстрее.

Ну что же, бревно, так бревно. Все армии во всех мирах одинаковые, круглое таскай, квадратное катай. Я уже встречал таких людей в прошлой жизни. Они честны, суровы и несгибаемы, прямые, как стрела и в словах, и в действиях. Если завоевать уважение такого человека, он и жизнь за тебя отдаст, но, если почувствует в тебе, хоть малейшую фальшь, считай ты больше для него не существуешь.

Подойдя ближе, я понял, что бревна несколько больше чем я думал. Отполированное руками тысяч бедолаг бревно, было метра два с половиной длиной, и весило раза в четыре больше меня. Я взял его с одного конца, поднатужился и поднял, поставив стоймя, потом обхватил руками за середину, и с натугой, приподняв положил на плечо, оно было чертовски тяжелым! Выносливость медленно поползла вниз. Напрягшись я попытался всем телом вытолкнуть его, и бросить, как можно дальше, но всё что у меня получилось это уронить его, в сантиметре от своей ноги. Это будет тяжело! Напрягшись я схватился за бревно.

Прошло два часа, а я не прошёл и половины пути. Мне приходилось часто останавливаться, и ждать пока выносливость хоть немного восстановиться, она ушла в ноль, уже через пол часа. Бревно явно было не, по-моему, уровню. Я задыхался, и обливался потом, мышцы трещали от напряжения, и мне казалось, что ещё одно усилие, и мой позвоночник просто рассыплется. Но я, стиснув зубы, держась на одном упрямстве, продолжал поднимать и бросать, поднимать и бросать. Я уже давно понял, что никак не успеваю выполнить задание в срок, но сдаваться не собирался.

Вначале солдаты посмеивались, глядя на меня, но через час перестали, и смотрели с удивлением, а через два с уважением, ведь все они видели мой уровень.

Через три с половиной часа, когда мне оставалось чуть меньше четверти пути, сотник закончил мучать парней, и отпустил их, а сам пошёл ко мне, они не ушли, с интересом наблюдая за нами. Сотник, задумчиво глядя на меня с бревном сказал:

— Ты не успел чужестранец, — никакого злорадства в его голосе не было.

— Вы ведь знали, что я не успею? — я тяжело дышал и говорил прерывисто.

— Конечно! Не по твоему уровню задача, однако… — он окинул меня взглядом, — приходи завтра утром, а сейчас можешь идти.

— С вашего разрешения я закончу, — надо было довести дело до конца.

В его глазах промелькнуло одобрение, он едва заметно кивнул, развернулся и пошёл в сторону казарм. Солдаты, улыбаясь и качая головами, последовали за ним.

Мне потребовался ещё час, чтобы завершить задание. Я был обессилен! Все тело дрожало, мышцы ныли. Я, еле переставляя ноги, кое как доковылял до своей комнаты, упал на кровать, поставил внутренний будильник на три часа дня, и отрубился.

Проснувшись я чувствовал себя отлично. Выносливость восстановилась полностью, и я был готов к новым свершениям. Только сперва надо перекусить.

Время до темноты оставалось ещё много, и я решил отправиться на охоту. Тесак рассказывал, что в этих лесах водились не только обычные животные, но и существа пострашнее. Это были плохо исследованные территории, хотя и люди там тоже жили, в маленьких деревнях и селениях. Точку возрождения я установил в пограничной ещё вчера, так что если умру, то появлюсь на центральной площади.

Перейдя мост, я остановился в раздумье. Справа — ниже по течению была дорога, по которой мы сюда приехали, значит пойду налево — в самую глушь.

Лес был полон жизни, и я чувствовал мелких животных, которые совсем не спешили агриться на меня, как в нубо-локациях. Они вели себя, как в реальном мире, почуяв человека, прятались и убегали.

За пару часов блужданий, мне удалось убить только двух кабанчиков. И, хотя они были на 40 уровней больше меня, я довольно легко справился с ними, поджарив им мозги. Ментальная защита была слабой, и я использовал пирокинез. Очень эффективная способность. Я мог разогреть всё до чего она дотягивалась.

Карта работала исправно, и на ней отображался весь пройдённый мной путь. Получалось, что она показывает метров пятнадцать, от меня во все стороны, поэтому я пытался ходить, так чтобы отобразилось побольше территории, петляя по лесу, как пьяный заяц. Заблудиться с ней было невозможно, так что об этом я не беспокоился.

В какой-то момент я почувствовал, что за мной следят, но сколько не пытался вслушиваться и всматриваться, в окружающий лес, никого не увидел.

В город вернулся, когда начало темнеть, ночного зрения у меня не было, и я не стал блуждать в потемках. В итоге вылазка оказалось неудачной, я не поднял и одного уровня. Может стоило зайти подальше в лес? Надо накупить зелий для ночного виденья, вроде такие были в местной лавке.

Я сидел в общем зале, и ел вкусный пирог с мясом, запивая его квасом, когда мне пришло сообщение от Димоса. Он писал:

Привет Малах, я нахожусь в Кокеаниуме, это большой город на востоке Средиземья. Не далеко от города располагается база Стальных псов, хотя это не просто база, а целая, огромная крепость. Даже не представляю сколько все это стоит! Туда чужих не пускают, но псы часто тусуются в городе, и я кое-что узнал. Короче говоря, они готовятся к войне! Никто не знает с кем, и когда, но все уверены, что война будет. И не просто война, а мега-эпическое побоище! Пока всё. Пошёл шпионить дальше.

Прочитав, я написал ему, что он молодец, и напомнил об осторожности. И так, Стальные псы готовятся к войне. Может к войне с демонами? На форумах писали, что это событие скоро должно начаться. Гадать было бессмысленно, нужно больше информации.

На следующий день я встал засветло, и отправился к казармам. Солдаты ещё не проснулись, и я, подойдя к своему любимому бревну, обхватил его со словами — ну, поехали!

Через час пришли вчерашние парни во главе с сотником, увидев меня солдаты приветливо заулыбались, махая мне руками, я махнул им в ответ. Сотник ни сказал ни слова. Тренировка началась, они бились друг с другом разным оружием, боролись, стреляли из луков, а также тягали бревна. Правда за то время, что я проходил десять метров, они успевали пройти весь круг.

Так и прошло три с половиной часа. Крэйг так ничего и не сказал. Ребята иногда поглядывали на него вопросительно, но говорить что-либо не решались. Почти дойдя до конца, я получил плюс один к силе, уже хорошо.

Солдаты закончили тренировку, и пожелав мне удачи, пошли в сторону казарм. Через минут двадцать я наконец завершил круг, и устало поплёлся в гостиницу. Я буду таскать это грёбанное бревно, пока Крэйг не сочтёт меня достойным обучения, ещё посмотрим кто упрямее!

На этот раз я решил подняться ещё выше по реке, и там зайти в лес. Уже через пол часа ходьбы, на меня из подлеска вышел волк. Здоровый волчара 83 уровня смотрел на меня скаля клыки, я вытащил секиру и медленно пошёл ему навстречу.

В следующую секунду чутьё завопило, как сигнализация. Я развернулся вправо и поднял топор. Второй волк прыгнул из засады, целя мне в горло, но вместо него вцепился в рукоять секиры, и сбил меня с ног, мы покатились по траве. У меня была лишь пара секунд до того, как первый достигнет нас, и я послал импульс, нагревая мозг, вцепившегося в топор зверя. Он отскочил, упав на землю, крутясь и скуля. Первый волк не допрыгнул до меня пол метра, я остановил его прямо в полете, и держал на расстояние, пока добивал секирой раненого, несколько ударов, и он мёртв. Волк, которого я держал был очень силён, он рвался ко мне, рыча и клацая пастью, земля летела из-под его лап, и он понемногу продвигался вперед. Наверно он не понимал, почему не может добраться до меня, и от того бесился еще больше, я убил его сдавив мозг. С каждым разом используя свою силу, у меня всё лучше получалось комбинировать способности, и, если бы не они, я бы не справился даже с одним из них.

Всплыло сообщение о поднятие уровня, но я не успел ни чего сделать, из кустов не подоплёку вышел ещё один волк, за ним ещё один, и ещё. Вот чёрт, тут целая стая! Их набралось уже семь или восемь, и мне пришлось спасаться бегством, пока они меня не окружили.

Я бежал уже минут пятнадцать, пытаясь повернуть в сторону пограничной, но волки гнали меня в глубь леса, появляясь то справа, то слева. Я слышал их взрыкивание у меня за спиной, то один, то другой выпрыгивал с боку, пытаясь сбить меня с ног. Я бил их псионикой на ходу, не сбавляя темпа. Секиру пришлось убрать, она была здесь бесполезна.

Почему они не нападают всем скопом? Вскоре я понял, они гонят меня в ловушку. Там, где-то впереди меня уже ждут. Умирать не хотелось, но видимо придётся, в этот раз я переоценил свои возможности. Надо найти подходящее дерево, и забраться на него, может быть удастся что ни будь придумать. Через несколько минут я увидел огромный дуб, или похожее на него дерево, с раздвоенным стволом, по которому легко можно забраться. С разбегу прыгнув, зацепился за ветку, и подтянувшись полез вверх. Опоздав на пару секунд, волки один за другим выскакивали из кустов, и кидались на ствол, сдирая кору когтями, и пытаясь меня достать. Несколько секунд я собирал псионическую энергию в единый импульс, а затем обрушил его вниз, сжигая и разрывая волков. Трое упали замертво, остальные скуля и рыча отступили.

Я сидел на ветке и переводил дыхание, после долгого бега. Ещё несколько раз у меня получалось достать до них, пока они не сообразили на каком расстоянии от меня безопасно, и не перестали подходить ближе. Окружив дерево со всех сторон, волки сидели, высунув языки и ждали.

Прошло минут двадцать, я пытался придумать, что-то умное, но ничего не придумывалось. Вдруг они все разом вскочили, опустили головы к земле и поджав хвосты попятились назад. Что ещё? Я заозирался вокруг. У меня за спиной из кустов показалась волчья морда, а затем он весь предстал передо мной, во всем своем зверином величие. Это был вожак! Чёрный, как антрацит, в холке мне по грудь, с мощными лапами, и клыками, что твои кинжалы. Он смотрел на меня умными глазами, не мигая и я понял — это вызов. Я убил несколько его собратьев, и теперь он лично должен отомстить. Его мне не победить. Я вздохнул с сожалением. 123 уровень, тут не поможет никакая псионика.

— Без сопротивления я не сдамся, так и знай, собака ты чёрная! — сказал я вожаку, уже приготовившись спрыгнуть, как вдруг за спиной раздались какие-то звуки. Что ещё на мою голову? Разглядеть сквозь кусты ничего не получалось, но там явно шёл бой. Рычание и визг волков прерывались хлесткими ударами, звери со всех сторон кинулись туда, и в эту секунду из кустов вылетела… Ветмия! В полёте она мечом полоснула одного по морде, приземлившись вонзила меч другому в бок, тут же встав в боевую стойку. Правая нога отставлена назад, левая согнута в колене, тело наклонено почти параллельно земле, меч в правой руке, направлен острием на волков, левая с кинжалом отведена назад. Зелёные глаза пылают яростью. Она была столь прекрасна, и столь грозна в этот момент, что я на секунду завис, любуясь ей. Один из волков думая, что он самый хитрый, прыгнул на неё сзади, но не долетел, от куда-то сбоку точно чёрная молния, вылетела пантера. Вот это красота! Она была достойна своей хозяйки. Волк и чёрная кошка, сплетясь в клубок из когтей и клыков, влетели в кусты. Вожак сорвался с места, оскалив клыки. Он пронёсся прямо подо мной, и я ударил его пирокинезом, огромный волк только бошкой тряхнул, даже не замедлившись. Он бросился на Ветмию, и все остальные последовали за ним.

Я не мог позволить храброй эльфийке сражаться в одиночку, выхватив секиру с криком обрушился вниз, всем весом упав одному из волков на спину. Послышался хруст, волк завизжал, я вскочил, и рубанув другого секирой, вцепился в третьего, сдавливая ему череп. Волчья пасть сомкнулась у меня на предплечье, резкая боль ударила по нервам, пришлось выпустить секиру из рук, ещё один вцепился сзади в ногу, а третий прыжком свалил меня на землю, пытаясь добраться до моего горла.

Волки рвали меня, а я рвал их, превратившись в такого же зверя, как и они. Жизнь стремительно таяла, но мне было уже всё равно, умру я или нет. Уже ничего не видя, и не чувствуя боли, я сосредоточился на псионике, собирая всю силу в один мощный импульс. Земля подо мной начала мелко дрожать и дымиться, здоровье опустилось до пяти процентов, и я отпустил силу, высвободив её всю разом. Полыхнуло так, словно термитная граната взорвалась, и мое сознание померкло.

Чья-то рука приподняла мне голову, и что-то коснулось моих губ. Я приоткрыл рот, и ощутил живительную влагу. Зелье здоровья! Сразу стало легче. Я лежал в центре круга диаметром метра три, земля внутри него почернела и потрескалась, здесь же валялись шесть полуобгоревших волчьих трупа. Ветмия помогла мне встать, я достал и выпил ещё одно зелье, кровотечение прекратилось, раны стали затягиваться. Метрах в пяти лежал мертвый вожак, Ветмия сразила его.

— Может объяснишь зачем ты попёрся в эти леса, с твоим уровнем? — спросила она строгим тоном, как учитель, провинившегося ученика.

Точно таким же тоном жена говорила со мной, когда я дурачась делал какую ни будь глупость. Она хотела казаться серьёзной и строгой, но я-то видел, что её вот-вот разорвет от смеха, в такие моменты я любил её ещё больше. Опять Ветмия напомнила мне о ней.

— Спасибо, что спасла мне жизнь. Хотел поохотиться, и немного не рассчитал свои силы.

Хмыкнув Ветмия кивнула в сторону: — Пойдем в город, или ты ещё хочешь поохотиться? — ехидно спросила она.

— Да нет, пожалуй на сегодня с меня хватит, — мы двинулись через лес. Она молча шла чуть впереди, и я вдруг понял, что это её присутствие я почувствовал вчера. Она следила за мной, но зачем?

Она вдруг не оборачиваясь спросила:

— Как ты умудрился убить тех волков, они в два раза больше тебя по уровню?

В паутине не принято было выспрашивать у игроков их секреты, но я видел, что её съедает любопытство.

— А ты скажи, зачем следила за мной вчера, тогда и я отвечу, — она, резко остановившись, подозрительно посмотрела на меня.

— Откуда ты знаешь, что вчера это бала я? Ты не мог меня заметить!

— Я не знал, что это ты. Я знал, что кто-то идет за мной, и только теперь догадался, что это была ты.

— Но как? Даже игрок выше меня уровнем, не заметил бы меня, без нужных навыков.

— Я просто почувствовал. Чутьё подсказало — это мой дар, ещё из прошлой жизни.

При этих словах она опять странно посмотрела на меня: — Чутьё из прошлой жизни… — Ветмия о чём-то задумалась.

— Так зачем ты следила за мной?

— Мне надо было понять… ты напоминаешь мне кое кого, но ты не можешь быть им.

— Почему?

— Потому, что он мёртв! — она отвернулась с печалью в глазах, и пошла вперед.

Минут двадцать мы шли молча, но потом видимо любопытство одолело её, и она спросила:

— Ну так, что за магия такая?

— Не магия… псионика, — я решил рассказать ей, почему-то мне хотелось ей доверять.

— Псионика! — она удивлённо посмотрела на меня. — Это, что телекинез и всякое такое?

— Ну да, именно.

— Сколько играю в эту игру, ещё не встречала игрока с такой способностью. Хотя слухи разные ходят.

— И не удивительно, что не встречала, я первый такой. Если верить голосу во тьме.

— Что ещё за голос во тьме? — она посмотрела на меня.

— Ну, знаешь… голос системы… Когда создаешь профиль, женский голос предлагает варианты аватаров, и всё такое.

— Ты хочешь сказать, что система говорила с тобой? — Ветмия остановилась, лицо её выражало крайнее удивление.

— А что разве у тебя было не так? — я тоже был удивлен.

— У всех не так! Аватар создается автоматически, и ты просыпаешься в нубятне, в новом теле. Только ник и расу ты выбираешь сам, ещё на начальной стадии регистрации.

Что всё это значит? Получается, что тот, кто засунул меня в игру, имеет возможность влиять на систему. А ведь в руководстве сказано, что люди только следят за кластером искусственных интеллектов, но не управляют ими. ИИ являются полностью автономной системой, поддерживающей и развивающей паутину миров. Опять загадки и вопросы, они росли и множились, как снежная лавина, угрожая поглотить меня с головой.

— Странно всё это, — прервала мои мысли Ветмия. — И как это работает?

Я протянул руку к ближайшему дереву, одна из веток с треском отломилась, и плавно опустилась к ногам Ветмии.

— Ух ты! Вот это да! — она восхищённо покачала головой. — А меня поднять сможешь?

— Навряд ли. С живыми существами сложнее, а с разумными ещё сложнее. У игроков есть, что-то вроде ментальной защиты, чтобы её пробить требуется время, и чем выше уровень, тем больше времени нужно.

— Но если игрок ниже тебя уровнем, то ты легко сможешь пробить его защиту?

— Думаю да, но я ещё не пробовал, — мы двинулись дальше. Ветмия о чем-то задумалась, её пантера бежала параллельно нам, появляясь то справа, то слева.

— Странные дела происходят в паутине в последнее время, — Ветмия посмотрела на меня. — Сколько ты в игре?

— Около двух недель.

— Около двух недель… а я уже почти три года, и вижу, что игра меняется.

— Что ты имеешь в виду?

— Игра всё больше становиться похожей на реальность. Монстры выходят за пределы данжей, нарушая правила. НПС умнеют на глазах, их уже почти не отличить от людей. Идут какие-то странные слухи…

— Какие слухи? — я и правда очень мало знал об игре. Информация мне необходима.

— Ну, про то, что мол скоро можно будет не выходить из игры совсем, а жить здесь, как в реальном мире. Вроде как есть способ перенести разум в игру, — она взглянула на меня, — но это же чушь — разум не может жить без тела.

Ага. Расскажи мне об этом. Я вообще уже не уверен живо ли мое тело. А то, что я здесь живу — это факт.

— А вдруг это все же возможно? Кто знает на что способны эти супер компьютеры?

— Не знаю… трудно поверить в такое. Но если это так, то это практически бессмертие. Ты знаешь, что только за последний год в игру пришли более двухсот тысяч человек?

Я не знал этого, да и многого другого: — Думаешь это из-за этих слухов?

— Кто знает? Может это просто рекламная компания, чтобы заманить людей. Одно я знаю точно… — она посмотрела на меня, — эта игра уже давно не игра!

После этого разговора мы шли молча. Каждый думал о своем, и думы эти были не очень радужными. Вернулись в крепость мы уже глубокой ночью. Я ещё раз поблагодарил Ветмию за спасение, и хотел было уже попрощаться, но она спросила:

— А зачем ты вообще приехал сюда? Здесь слишком опасно для тебя.

— Знаю, мне все это говорят… мне нужно на запад, в горы.

— Ты с ума сошел? Обнулиться хочешь? Там локация 100+ да ещё и демоны бродят.

— Да знаю я, но мне нужно, это очень важно! — она смотрела на меня минуту, решая стоит ли связываться с безумцем, затем сказала:

— Я могу тебе помочь, со мной прокачаешься до сотого уровня за несколько дней, на той стороне реки где мы были.

— Я… буду тебе очень благодарен.

— Тогда встречаемся на площади завтра утром, — она собралась уходить, но я сказал:

— Нет. Утром у меня тренировка с сотником, встретимся в полдень.

— С сотником крэйгом? — она была в шоке. — Как ты сумел его уговорить?

— Просто сумел, — я не стал рассказывать ей, что тренируюсь пока что с бревном, а не с сотником.

— Ничего себе! У меня просто слов нет! Ладно в полдень, — она с выражением крайнего удивления развернулась и ушла.

А что тут такого? Правда я его ещё не уговорил, но скоро уговорю. С этими мыслями я пошёл спать.

На следующий день, как обычно я тягал бревно. После распределения очков мастерства, взятых за волков уровней, стало немного легче. Теперь мой профиль выглядел так:

Уровень 51, интеллект 70, выносливость 56+2, сила 51, ловкость 42, телосложение 42.

Пришедшие на площадку солдаты приветствовали меня, махая руками. Я помахал им в ответ и уже схватился за бревно, как вдруг…

— Эй парень, — я оглянулся. Сотник стоял среди солдат и смотрел на меня, — иди ка сюда, — бросив осточертевшее бревно, я подошёл.

— Каким оружием бьёшься? — я вытащил секиру, отдал ему. Сотник осмотрел её, — не плохое оружие. Встанешь в паре с Галосом. — Он вернул мне секиру и гаркнул:

— За работу! — парни зашевелились, ко мне вышел тот самый здоровяк со шрамом:

— Я Галос, — представился он. Я назвал свое имя, и тренировка началась.

Ещё в первый день я заметил, что солдаты бьются боевым оружием, но ни ранений, ни тем более смертей не наблюдалось. Галос объяснил мне в чём секрет. Сотник обладал специальной магией, в пределах площадки нанести рану или убить, было невозможно, хотя всё остальное присутствовало: боль, усталость и так далее. Таким образом тренировка становилась в разы эффективней. Эту магию да в армии земли, цены бы ей не было.

Через три с половиной часа сотник закончил занятие, и всё это время Галос жёстко унижал меня в бою на топорах. Ни разу я не смог достать его. Он же убил меня раз тридцать, при этом дрался даже не в пол силы. Похлопав меня по плечу Галос сказал:

— Это только проверка, я хотел посмотреть на что ты способен. Завтра начну обучать тебя навыкам боя, — он улыбнулся. Я ответил, что жду не дождусь новых унижений, и мы пошли в сторону казарм. Сотник молчал, как обычно.

В полдень эльфийка уже ждала меня на площади, мы перешли мост и вошли в лес. Специализация Ветмии «следопыт», позволяла ей двигаться по лесу совершенно бесшумно, животные не чуяли её, и она могла подкрасться к ним не замеченной. Не говоря уже о кошке, ту вообще невозможно было увидеть. Ветмия и Шайна, так звали кошку, выслеживали добычу и гнали её на меня. Мне же оставалось только убивать. На привалах мы с Ветмией разговаривали, обсуждая в основном игровые темы. Ни я ни она, не касались реала. Я не горел желанием рассказывать ей про мою жизнь, а она не спешила делится своей, что меня устраивало.

Через три дня я поднялся уже до 72-во уровня, и мог в одиночку справиться с небольшой волчьей стаей. С тренировками тоже было всё в порядке. Галос обучал меня бою на топорах, гоняя как салагу, и сдирая с меня три шкуры. Я не жаловался и выполнял все его указания.

На четвертый день, придя на площадку, я размялся и приготовился к поединку с Галосом, как вдруг сотник встал напротив меня и сказал:

— Покажи, чему научился, — при его словах все солдаты замерли в ожидании представления. В руке он держал секиру чудовищных размеров. Я уже видел сотника в бою, и не представлял, как можно победить этого человека в честном поединке.

Ну ладно… Отбросив все эмоции я сосредоточился на сотнике, и смотря ему в глаза, атаковал. Он расслаблено стоял, опустив топор к земле. Я взял секиру хватом под лезвия, и сделал резкое движение корпусом к сотнику, что должно было спровоцировать его на атаку, одновременно с этим отвел руку с топором чуть назад, и тут же выбросил её вперед, ослабив захват. Топорище скользнуло в руке, и секира устремилась торцом в голову Крэйга. Таким ударом Галос десятки раз сбивал меня с ног, но сотник не повёлся. Он просто чуть отклонился назад, и секира не достала до него. Я сделал возвратное движение, не пытаясь удержать тяжелый топор на вытянутой руке, а как бы давая тому упасть, держа его за самый конец топорища, и используя инерцию сделал круговое движение. Топор взлетел у меня над головой, и я, перехватив рукоять двумя руками в наивысшей точке, направил его вниз, вложив в удар всю силу. Такой удар мог развалить человека пополам, вот только сотник развернулся ко мне боком, даже не пытаясь его отбить. Секира, просвистев в сантиметре от его тела врезалась в землю. В этот момент он мог меня убить, я был открыт, но он отошёл на шаг назад, снова вставая ко мне лицом в расслабленной позе.

Я атаковал вновь и вновь, использовал все приемы и обманные движения, которым меня обучил Галос, но так и не смог нанести ему ни одного удара. Он уклонялся или отбивал их все, при этом не отступал, оставаясь на одном месте. Через двадцать минут я опустил секиру:

— Это невозможно. Вы слишком быстры для меня.

— Думаешь дело в скорости? — в его глазах промелькнула улыбка. — Давай уровняем наши силы, — сотник на мгновение закрыл глаза, и что-то изменилось. Наши с ним уровни остались прежними, но я чувствовал, что каким-то образом мы теперь равны, и в силе, и в скорости.

— Это что ваша магия, как с площадкой?

— Эта способность дается королём, мастерам — наставникам, для обучения солдат. В настоящем бою её использовать нельзя. Атакуй!

Я атаковал. Только всё зря. Через пять минут стало понятно, что он просто предугадывает мои движения. Его многолетний боевой опыт невозможно было компенсировать ничем, и будь я в два раза сильнее его, это бы не помогло. Ещё через пять минут я был мёртв. Получил удар, который снёс бы мне голову, будь мы в настоящем бою.

— У тебя есть потенциал, нужно больше практики. В позицию!

В эту тренировку он сам обучал меня. До этого я считал Галоса очень опытным бойцом, но теперь понял, как ошибался. Каждое движение сотника было выверено и отточено до совершенства. Ни чего лишнего. Абсолютный контроль своего тела и оружия. Я ловил каждое его слово, стараясь повторить за ним все движения. Пока есть возможность надо пользоваться, кто знает сколько у меня ещё времени.

В конце тренировки Крэйг предупредил, что завтра он со своими людьми уходит в патруль на весь день. Я искренне поблагодарил его за обучение, и попрощавшись со всеми направился в гостиницу. Скоро на охоту с Ветмией, надо отдохнуть.

Мы шли вверх по реке, пантера трусила впереди.

— Ну как идут тренировки? — Ветмия посмотрела на меня.

— Этот человек уникальный боец! — я покачал головой. — Невероятное искусство боя!

— Я до сих пор в шоке, что он согласился обучать тебя.

— А что в этом такого, не пойму? Он НПС, ну и что?

— Что в этом такого? Ты, что не знаешь его историю?

— Что за история?

— Ну ты реально нуб! — Ветмия хмыкнула. — Сотник Крэйг был наставником самого короля! С детства обучал его, а также лучших рыцарей средиземья. Но пару лет назад игрок убил его сына.

— Ты шутишь? — воскликнул я.

— Не шучу. Его сын был тысячником королевской армии, а это уже само по себе круто. Он был очень сильным бойцом, ведь его обучал отец. Игрок вызвал его на дуэль, такое случается иногда, но ещё ни разу игрок не побеждал НПС.

— Почему?

— Ну… тут всё сложно. НПС они ведь, как люди. Особенно в последнее время, и умирать не хотят. Поэтому заведомо слабый НПС не согласится на дуэль. Да и игрокам никакой выгоды с этого, одни неприятности, вплоть до ненависти от других НПС. Но если НПС согласился, значит он уверен в победе. И как ты одолеешь, например, того же Крэйга в честном поединке? Это возможно только с помощью мощных заклинаний, но в дуэли их использовать нельзя, понимаешь?

— Да… — я понимал, даже с помощью псионики мне навряд ли удастся победить такого как Крэйг. — И что дальше?

— А то, что тот поединок был честным. Сам Крэйг был судьей, и не увидел обмана, хотя и подозревал, что он есть. Тогда он отправился к королю с просьбой выяснить истину. А король, чтоб ты знал, не простой НПС. У него возможности, которые нам и не снились. Но он отказал ему, сказав, что все было честно, и запретил мстить. После этого Крэйг удалился подальше от короля и двора, и стал сотником в глуши. Теперь понимаешь почему я была в шоке? Он игроков на дух не переносит, а ты заявляешься такой: «У меня тренировка с сотником». — она передразнила меня.

Что я должен был думать об этом? Или мне несказанно везет, или это ещё одна часть той головоломки. У меня вообще было ощущение, что НПС ко мне относятся лучше, чем к другим игрокам. Парастор, фабир, теперь вот Крэйг. Даже тот носатый карлик в банке, что без проблем выдал мне деньги в долг, тогда я не придал этому значения, а сейчас…

— Слушай, Ветмия ты не знаешь могу ли я получить заём в кронбанке?

— Заём? Зачем тебе? У них проценты адские там. Если тебе нужны деньги могу занять, правда не очень большую сумму.

— Да нет спасибо. Я имею ввиду в теории могу или нет?

— Ну… я сама не брала, но вроде они дают только проверенным игрокам, или если у тебя есть что-то ценное, в залог.

— Понятно, — и что это всё значит? Может мне кто-то помогает?

Додумать я не успел, из кустов выпрыгнула Шайна, подбежав к хозяйке, развернулась к лесу, встав в атакующею позу.

— Волки! Приготовься! — Ветмия достала лук.

Целый день мы шатались по лесу, уходя всё дальше и глубже в непролазные чащи, уничтожая по пути всё живое. К вечеру расположившись на отдых, мы решили продолжать охоту и ночью, так как завтра сотника не будет. Зелья ночного виденья у меня были, а Ветмия и Шайна в них не нуждались.

За все эти дни я так и не сумел дотронуться до кошки. Я пытался подкрасться к ней, пытался догнать и поймать, неожиданно прыгал на неё, когда она была рядом, всё бесполезно. Она с невероятным проворством уходила от моих объятий, а догнать её в лесу было и вовсе невозможно. Кошка шипела, как поровой двигатель, Ветмия заливисто смеялась, говоря, что у меня не получится, но я не сдавался.

И вот я придумал коварный план! Достав кусок колбасы, я сел на корточки, прислонившись к дереву спиной, вытянул руку с колбасой и застыл, как изваяние. Я сидел так, чтобы в любую секунду сделать рывок, и ждал.

— И долго ты так будешь сидеть? — Ветмия хихикнула. Я молчал, уставившись перед собой стеклянным взглядом. Вот из кустов появилась Шайна. Она принюхалась, учуяв вкусно пахнущую колбасу и облизнулась. Иди сюда! Смотри какая вкусняшка! Мысленно гипнотизировал я кошку. Она медленно приближалась, подозрительно косясь на меня жёлтыми глазищами. Вот остался метр, пол метра, её морда остановилась в десяти сантиметрах от моей руки, я не двигался. Ветмия с интересом наблюдала за нами. Наконец кошка решилась, высунув язык она попыталась слизнуть лакомство… И тут, я рванулся. Я двигался, как пуля, как метеор, уже предчувствуя удачу, но… не тут-то было! Она извернулась каким-то абсолютно нереальным вывертом, словно туго сжатая пружина распрямилась, и отпрыгнула от меня метров на пять, при этом успев стащить колбасу. Я рухнул на землю, пропахав носом листву, так и не дотронувшись до неё.

Я поднялся, отплевываясь, Ветмия звонко смеялась, утирая слёзы, вредная кошка издевательски пялилась на меня из-за её спины.

— Рад, что вам весело, — скривился я. Ветмия залилась очередным приступом смеха. Не выдержав я тоже рассмеялся.

Давно у меня не было такого хорошего настроения. Я сидел, смотрел на Ветмию и улыбался. Она так похожа на Настю! Появись та в игре, могла бы выглядеть точно так же. Воспоминания нахлынули на меня, и улыбка исчезла с моего лица, Ветмия заметила это.

— Что случилось Малах?

— Всё нормально, — я улыбнулся уголками губ. — Нам пора идти. А ты берегись! — обратился я к кошке. — Я никогда не сдаюсь! — та не ответила.

Давно стемнело, и я выпил зелье, оно действовало отлично, всё было видно почти, как днём, лучше, чем в самых современных ПНВ.[1]

Местность изменилась. Это был уже не лес, а какое-то жуткое болото. Под ногами хлюпало, деревья-великаны сменились искривленными и покрытыми мхом уродцами, в три метра высотой. Ветмия всё чаще останавливалась, крутя головой, что-то высматривая и всё больше нервничала. Шайна выпрыгнула из кустов, прижавшись к ногам хозяйки, она была напугана.

Ветмия вдруг остановилась, её глаза быстро забегали по невидимому тексту — ищет, что-то в интерфейсе, понял я.

— Не может быть, вот же гадство!

— Что случилось?

— Ты получил уведомление от системы, когда мы зашли в мёртвую зону? — она взглянула на меня.

— Нет, а что это за зона такая?

— Недавно появились в игре, — Ветмия говорила, продолжая просматривать, что-то в интерфейсе. — На форумах писали, что они появляются только в самых глухих местах. Отсюда невозможно выйти в реал. Видишь — кнопка выхода заблокирована.

— Да, точно, — соврал я. Если бы она ещё у меня была!

— Система должна предупреждать о таких вещах, вот зараза! — она нервно оглянулась по сторонам. — Идём, надо уходить, это очень плохое место.

— Хорошо, — мы двинулись назад, но не пройдя и сотни метров Ветмия опять остановилась.

— Стоп! — она прижала палец к губам, — ни звука!

Я замер, прислушиваясь. Через минуту послышался какой-то шорох слева от нас, Ветмия выхватила меч. Что-то выпрыгнуло из зарослей прямо на неё, взмах… Нечто разрубленное на две половинки упало у её ног. Я подошёл ближе.

— Что за хрень? — там лежало что-то вроде огромного паука, обе его половины ещё шевелились. Наконец оно сдохло, и на его месте появился маленький пузырек с ядовито зелёной жидкостью. Я подобрал его, и увидел: Яд болотного паука.

— Не может быть! Чтоб меня! — Ветмия выругалась. — Как я раньше не поняла? Дура!

— Да что случилось?

— Это болотные пауки, но они не водятся в этих местах. Они живут далеко на юге, за пустынями, в южных болотах.

— Они опасны?

— Да. Идём, надо уходить, быстрее! — мы пошли дальше, она ускорила шаг, прислушиваясь к чему-то.

— Мерзкие твари, — Ветмия скривилась. — Нападают целыми полчищами, кусают. Их яд парализует. И ты умираешь. В мучениях несколько часов. Он запрещён, его используют чёрные зельеварители и убийцы, — она говорила отрывисто, крутя головой во все стороны.

— Одно спасение — выйти в реал и переждать. И даже так, получаешь сильнейшие дебафы. Но не это главное. На форумах пишут, что пауки мутировали. Их яд блокирует выход в реал, а мы ко всему ещё и в мёртвой зоне.

— Как такое возможно?

— Не знаю! Может врут, но проверять на себе не хочу. — Шайна вдруг зашипела, вздыбив шерсть, и выпустила когти.

— Черт! Не дай им себя укусить! — из кустов выпрыгнули сразу несколько пауков. Ветмия разрубила одного, я прямо в полёте телекинезом остановил двоих, сжал, они лопнули как шарики, брызнув желто-зелёной жижей. Пауки были от 70-во уровня, я к тому времени взял уже 79. Поэтому легко справлялся с ними, не давая приблизиться к нам. За две минуты мы убили их штук двадцать. Я собирал пузырьки с ядом.

— Брось ты это, надо бежать! — Ветмия была напугана.

— Вроде справляемся же!

— Это только начало, скоро они попрут сотнями, один укус и всё! — мы побежали. Шайна неслась впереди, выбирая наиболее легкий путь, вдруг она резко остановилась, зашипев.

— Чёрт! Обходят нас, хотят окружить! Шайна ищи дорогу! — кошка рванулась в сторону, мы бежали за ней, перепрыгивая через поваленные деревья и продираясь сквозь заросли. Вскоре кошка вернулась, бросилась в другую сторону и снова вернулась. Она шипела, крутясь во всё стороны, и жалась к ногам Ветмии.

— Всё! Окружили сволочи! Мерзкие твари! — она в отчаянье выругалась. — Малах слушай меня внимательно. Если меня укусят, убей меня!

— Что? — вылупился я на неё.

— Не тупи! Я не хочу чувствовать, как мои внутренности растворяются, и видеть, как меня пожирают заживо!

— Я понял! — всё-таки я был ещё не опытным игроком, а может воспринимал этот мир слишком реально. Мне такая идея и в голову бы не пришла.

— Малах ты же можешь поджигать! — с надеждой в голосе воскликнула Ветмия, — давай, поджигай всё к херам собачьим! Лучше сгореть заживо, чем попасться им!

Я кивнул и сосредоточился. Мы находились на небольшой прогалине, окружённой кривыми деревьями и зарослями. Собрав энергию в импульс, я послал его от себя, стараясь охватить как можно большую площадь. Воздух нагрелся, кусты начали тлеть, кара деревьев почернела. Но огонь не разгорался.

— А чёрт! Здесь везде вода, всё сырое! — я напрягся ещё больше, псионика поползла вверх, листья и тонкие веточки скручивало жаром, кора начала трескаться, пошёл дым. Но огонь не хотел зажигаться.

— Не успеваем! Прекращай, оставь ману для боя. — Ветмия вытащила меч и кинжал, лицо её превратилось в маску, в глазах застыл ужас перед неизбежными страданиями, но она не просила меня убить её прямо сейчас. Ведь если меня укусят первым, она останется одна, и тогда ужасная смерть неизбежна, но она не просила. Я вытащил секиру, уже слышался шорох сотен паучьих лап, они были близко.

— Ты очень смелая! Ты самая смелая из всех, кого я знал, но тебе не надо страдать, — я занес топор, собираясь убить ее, снести ей голову одним ударом, как учил Крэйг. Она смотрела на меня с благодарностью, и тут… я вспомнил про телепорт, опустив секиру, я полез в инвентарь.

— Вот! Воспользуйся!

— У тебя всё это время был телепорт, и ты молчал? — она выматерилась. Некоторые выражения я слышал впервые, надо же, — ну ты и нуб!

— Я забыл, извини.

Она вздохнула с облегчением, — давай руби, встретимся в пограничной.

— Нет. Я протянул ей свиток, — ты руби. Только вот возьми, чтоб не потерялись, — я передал ей пять пузырьков с ядом.

Она смотрела на меня секунду, затем взмахнула рукой, её меч сверкнул серебряной молнией и меня поглотила тьма

Глава 6


Глава 6

Штурм

Смерть была скучна. Ни тебе тоннелей из света, ни ангелов, ни адского пламени. Хотя я же в игре, постоянно забываю. Очнулся я на площади в пограничной, тут же материализовалась Ветмия с кошкой, сев рядом со мной на землю, она вздохнула и сказала:

— Пронесло! Слава всем богам!

— Первый раз умер, и то от меча не врага, но друга.

Она посмотрела на меня:

— Скажи спасибо, что не от их яда. Кстати вот, это твое, — она передала мне пузырьки. — Всё, у меня выходной, пару дней меня не будет, напишу тебе, когда вернусь, — она встала, собравшись уходить, но обернулась. — Не знаю ты чокнутый везунчик, или просто гений, но спасибо тебе, — я кивнул. Шайна подошла ко мне, и вдруг лизнула меня в лицо шершавым языком, от неё почему-то пахло яблочным пирогом. Ветмия улыбнулась, растворяясь в воздухе, кошка последовала за ней, а я ещё долго сидел ни о чём не думая.

Просидел я так почти до рассвета, затем встал, надо всё-таки поспать пару часов, а потом двигаться в Вольвград. На кануне я получил сообщение от Димоса, он хотел встретиться. Посмертные дебафы уже перестали действовать, как я уже знал после каждой смерти игрок получает дебафы: минус в процентах на разные параметры, и отключение набора опыта на несколько часов. Всё зависело от смерти, которой умер игрок, сейчас я получил — минус 5% ко всем параметрам на два часа, и отключение набора опыта на тоже время. Это было сделано, чтобы игрок, умерев в бою не смог сразу же вернуться, и продолжить, как не в чём не бывало. И если параметры ещё можно частично возместить зельями и ювилиркой, то набор опыта возобновить невозможно, а значит умерев ещё раз игрок терял уровень.

Утром я нашёл подвозку, и пока мы ехали распределил очки мастерства, за пауков я взял ещё два уровня получилось:

Уровень 81, интеллект 110, выносливость 96+2, сила 75, ловкость 65, телосложение 65.

Ещё я получил такое сообщение: Ваша способность псионика получает улучшение — криокинез.

Значит теперь я могу ещё и замораживать. Первое улучшение было на двадцатом уровне, второе на сороковом, а третье на восьмидесятом. Получается следующее будет на сто шестидесятом? Ну до этого ещё далеко.

Доехали мы к вечеру, как не странно без приключений. Я успел пройтись по магазинам до встречи с Димосом, купил ещё один телепорт, и всяких мелочей. В восемь часов вечера я сидел в тихом, уютном ресторанчике, пил пиво и ждал.

Димос вскоре появился. 72 уровень молодец, поднял четыре уровня. Учитывая, что он не качался целенаправленно, это был не плохой результат.

— Привет Малах! О, ни фига себе 81 уровень! Ты уже меня перегнал! — он подошёл, пожал мне руку и сел. — Расскажешь о своих приключениях?

— Сперва поговорим о делах, рассказывай, что накопал.

— Ок. Короче про войну ты знаешь, Стальные псы готовятся к чему-то эпическому. Закупают свитки, зелья, оружие, всё самое дорогое. Заключают союзы с другими кланами, я видел топов, по крайней мере трех крупных кланов. Все думают, что война будет с демонами, это самое очевидное, но слухи идут какие-то стрёмные, вроде как тут боги замешаны!

— Боги?

— Точнее один бог, Гелиос.

— И, что говорят про него?

— Слух идёт, что видели Гелиоса в крепости псов. Чушь наверно, какое богам дело до нас? Я слышал, что они общаются только с верховными жрецами и королями.

— Интересно. Что ещё?

— Да всё в принципе, ты же сказал не лезть на рожон, я и не лез.

— Ты всё правильно сделал, молодец. Ещё не примелькался там?

— Да ты что! Там сейчас столько игроков ошивается, город переполнен, как муравейник!

— А Харона видел?

— Видел пару раз, он в городе появляется иногда.

Я задумался. У меня в голове возник план, пора начинать действовать, но для начала нужно уточнить несколько деталей.

— Димос есть ли такое средство, чтоб я мог скрыть свое имя от игрока топа?

— Есть несколько способов… — Димос наморщил лоб, — самое доступное это зелье скрытности, скрывает твою личность ото всех кроме жрецов, сильных магов и конечно богов, но действует всего пару часов.

— Купи мне десяток таких, — я передал ему пятьсот золотых.

— Понял.

— Хорошо, тогда слушай задание Штирлиц…

— Кто, кто? — Димос с подозрением уставился на меня.

Эх вы молодёжь!

— Это был такой великий шпион… Не важно, слушай. Найди человека, приближенного к Харону, лучше из самого близкого круга. Когда найдёшь такого, сядешь ему на хвост, узнай где бывает, что делает, с кем ходит, куда и когда, в общем всё. Записывай всё по часам, каждую мелочь. Сможешь?

— Думаю да, видел я нескольких топов из псов в городе, в казино ходят, и в бордели.

— Тут ещё и бордели есть?

— Ну ты нуб конечно! — Димос усмехнулся. Сколько же уровней мне надо поднять, чтоб меня перестали называть нубом? Но я не обижался, я и правда ещё мало знал.

— Это же игра 18+, тут всё как в реале, и мафия и бордели, даже наркотики есть.

— Да, с мафией я уже встречался… — задумчиво сказал я.

— В смысле?

— Не важно, слушай дальше. Когда у тебя наберётся достаточно информации, чтоб ты мог видеть полную картину его передвижений, напишешь мне, и будь предельно осторожен.

— Понял, буду осторожен, а для чего тебе это надо, если не секрет?

— Для мероприятия по захвату вражеского языка, с последующим вытягиванием из него информации, — с самым серьезным видом сказал я.

Димос смотрел на меня не понимающим взглядом, потом сказал:

— На хрена? Ну поймаешь ты его, а он телепартнется. Топы без телепорта не ходят, а если даже и нет, уйдёт в реал и всё.

— А вот это ещё одно твое задание, — я вытащил пузырёк с ядом болотного паука. — Ты, когда ни будь имел дела с чёрными зельеварителями?

Димос замялся: — Ну было дело, пару раз.

Я передал ему яд: — Узнай все свойства этого яда, и как его использовать, мне сказали, что он запрещён.

— Ладно, — сказал Димос, пряча пузырек. — Ну так, как ты поднял столько уровней?

Я рассказал ему про пограничную, про волков и охоту, и как драпал от пауков.

— Круто! Я-то в основном по чужим карманам шарю, вот дойду до сотого уровня, можно будет и крупные дела проворачивать, — мечтательно сказал он.

— Обязательно будешь, — заверил я его. — Даже раньше, чем ты думаешь.

На этом мы попрощались, мне надо было ещё вернуться в пограничную до рассвета, пропускать занятие с сотником я не собирался.

Как на зло ночью никто не ехал в ту сторону, ну, что же, придется пешком, точнее бегом. Мне даже было интересно успею ли я. Выпив зелье ночного виденья, я побежал, на ходу вспоминая то чему меня учили когда-то, в бытность мою солдатом.

Я успел, прибежав даже на пол часа раньше. В реальном мире одолеть такую дистанцию может только профессиональный бегун, а здесь любой, лишь бы выносливость позволяла. Через пол часа она восстановилась полностью, и я чувствовал себя отлично, хотя за двое суток поспал только пару часов.

Тренировка проходила, как обычно — сотник показывал мне серию приемов, которые я отрабатывал, доводя все движения до автоматизма, затем бой, где меня убивали, и все повторялось заново.

В конце тренировки Галос позвал меня в местную пивную, где собирались солдаты, я с удовольствием согласился. Вообще я чувствовал себя очень комфортно в компании НПС солдат, все ребята были открытыми и не злыми, где-то даже наивными, при том, что каждый из них прошел не один десяток битв. Сотник с нами не пошёл, Галос сказал, что он не любит посиделки, и предпочитает одиночество, еще я узнал, что все они были королевскими гвардейцами, и ушли вслед за своим наставником, когда тот покинул столицу. Я сидел, слушал смешные истории из армейской жизни, и отдыхал душой и телом, как вдруг…

Звон колокола ворвался в веселый шум застолья, тревожный звон! Колокол находился на самой верхушке башни мага, и били в него только в одном случае… Солдаты тут же вскочили, лица их в миг посуровели, веселье испарилось, они выбежали из пивной, и побежали в сторону казарм. Выйдя вслед за ними, я услышал только одно слово — демоны!

Я понесся к воротам, всплыло какое-то сообщение, от которого я отмахнулся, люди с оружием сбегались со всех сторон. Ворота были уже закрыты, мост поднят, сотник был здесь, он бегал по парапету стены, отдавая приказы, занимавшим свои места солдатам. Я поднялся на стену, стараясь никому не мешать. Крэйг увидев меня сказал:

— Здесь не место гражданским Малах.

— Я могу помочь.

— Хочешь помочь, спускайся вниз, к добровольцам, если демоны пробьют ворота, нам пригодится любая помощь.

— Позволь остаться до начала штурма, мне необходимо увидеть их.

Он колебался секунду: — Ладно, но, как только они пойдут в атаку ты спустишься, — я кивнул, он развернулся и гаркнул: — Лучники на передний край, готовься! Катапульты зарядить! Становись по местам!

Кто-то хлопнул меня по плечу, я обернулся, Галос мрачно улыбаясь стоял за мной:

— Патруль засек большой отряд демонов, еле успели уйти, скоро они будут здесь.

— Сколько их?

— Патрульные видели около трех сотен, может и больше.

— А сколько нас? — я окинул взглядом стену.

— Сто двадцать три солдата, ну и добровольцев из гражданских человек двести наберется, он указал вниз, где перед воротами собиралась толпа людей.

— Что будет если крепость падет?

— Они убьют всех или возьмут в плен, что ещё хуже. Крепость сожгут, перейдут мост и пойдут дальше. Не робей! — он опять хлопнул меня по плечу, видимо принял моё нетерпение за страх, — ворон уже послан, нам надо продержаться до прихода войск из Вольвграда. Ладно, покажем этим ублюдкам! — Галос поднял топор и пошёл к сотнику.

Я стоял и смотрел на лес. Вокруг крепости на четыреста метров, все деревья и кусты были вырублены, всё это пространство простреливалось, катапультами и лучниками. Вот справа из леса показалось нечто.

Это было похоже на огромную сороконожку красно-желтого цвета, словно уродливый поезд из тоннеля, она выползала из леса, пока не выползла вся. Метров шесть в длину, и толщиной с легковой автомобиль, на её загривке кто-то стоял, отсюда не было видно деталей, но вроде это… Женщина? Точно женщина, только уродливая. Она была почти обнажена, груди свисали до выпирающего живота, в костлявой руке она держала посох, сделанный похоже из человеческого позвоночника, с черепом на верхушке.

— Мара-детоубийца!

Я обернулся, на стену поднялся старый маг. Я увидел его впервые, он никогда не покидал своей башни. Его поддерживали под руки два молодых человека в светло оранжевых рясах, сам он был одет в балахон бордового цвета, и держал в руке посох, с красным камнем в навершие. Я обалдел, когда посмотрел на его уровень — 229, охренеть!

— Достопочтимый Агнис, — сотник поклонился магу, тот кивнул в ответ. — Что это за тварь? — Крэйг указал на страхолюдину.

— Мара-детоубийца! — повторил маг, с ненавистью и отвращением. — Если она вылезла из бездны, значит скоро полезут и все остальные. Сотник отправь письмо в столицу немедленно! Сообщи что скоро демоны атакуют большими силами, — сотник кивнул, подозвал кого-то, отдавая распоряжения.

— В этот момент из-за деревьев, по всему периметру вышли демоны, они остановились у кромки леса и застыли. Я с интересом рассматривал их: Ростом под два метра, кожа цвета свежего мяса, и черные рога похожие на бычьи, полуголые тела, перевитые мощными мышцами, на ногах и руках вроде бы когти, не рассмотреть. Они держали тяжелые топоры, мечи или дубины с шипами, ни каких осадных приспособлений я не видел.

— Лет сто назад ее сожгли на костре… — маг говорил тихо, не отрывая взгляда от Мары, но все его слышали, стояла гробовая тишина.

— Я тогда был учеником мага, и нас послали расследовать исчезновение детей, в деревушках к западу отсюда, мы сразу поняли, что эта работа ведьмы. Несколько дней мы выслеживали её, и вот наконец нашли и схватили. Когда мы вошли в её логово… Даже самым стойким из нас стало плохо. Она использовала детей в непотребных ритуалах, вытягивая души, из их ещё живых тел, а затем пожирала их плоть! Мы сожгли её на костре, я смотрел, как она горит. Она смеялась… — взгляд старого мага затуманился, он вспоминал те ужасные события, — но она не умерла! Нечто явилось, и спасло ее… Такой страшной силы я не встречал ни до, ни после… Многие братья погибли, а я чудом остался жив.

Чёрт… Повидал я всякого за свою жизнь, но даже меня проняло!

— Почему они не атакуют? — спросил сотник.

— Мара готовится, знает, что я здесь. Она ударит по мне, я буду отражать ее удары сколько смогу, не подходите ко мне близко, — Агнис развернулся и пошел на левый край стены, под башню с катапультой, его ученики последовали за ним, сотник кивнул, проводив его взглядом.

Там что-то происходило… Один из демонов подвел к Маре человека. Это была женщина в лохмотьях, со связанными за спиной руками, она еле переставляла ноги, демон буквально тащил её по земле. Мара наклонилась и схватила девушку за горло, легко подняв её одной рукой, та слабо трепыхалась, но сил сопротивляться у неё не было. Мара приблизила лицо девушки к своему, держа её на весу, и подняла руку с посохом вверх. Мне не было видно, что она с ней делала, но через минуту посох из позвонков начал наливаться ядовито-зеленым светом, а женщина обмякла, Мара отбросила мертвое тело, как тряпку, и подняв лицо к небу… Запела! Это была именно песня, и от её голоса меня пробрал озноб. Словно десяток электропил резали метал! Голос вибрировал, и вызывал сильное чувство тревоги, люди нервно заёрзали на своих местах, озираясь по сторонам, в их глазах появился страх. Сотник взревел:

— Слушай мою команду! — голосина у него будь здоров, я аж вздрогнул, — приготовиться к отражению атаки! Не дадим адским тварям захватить нашу крепость! За короля!

— За короля! — вторили Крэйгу солдаты.

В этот момент песня достигла своего пика, Мара взвизгнула на последней ноте, из посоха вырвался зелёный луч, и устремился в небо, демоны все, как один двинулись вперед постепенно ускоряясь.

— Катапульты огонь! — гаркнул сотник. — Лучники стрелы на тетивы!

Гулко бухнули катапульты отправляя горящие снаряды на встречу демонам. Тем временем небо над головой потемнело, прямо над крепостью образовалась огромная туча, сверкающая зелеными сполохами.

— Малах уходи! — сотник обернулся ко мне, я кивнул и сбежав по ступеням присоединился к толпе перед воротами.

— Лучники пли! — услышал я голос сотника, в эту секунду грянул раскат грома. Всё вокруг содрогнулось, послышался звон лопающихся стекол, люди присели, закрывая головы руками, затем небо озарилось неестественным зеленым светом, и исполинская молния ударила прямо в мага. Он стоял, подняв руку с посохом вверх, и камень в навершие сиял, как маленькое солнце. Оба ученика стояли за ним, и всех троих окутало зелёным огнем. Выброс энергии был столь селён, что я почувствовал, как волосы на голове встают дыбом. Один из учеников присел, словно под огромной тяжестью, но сразу же выпрямился.

— Бей их ребята! — ревел крэйг. Демоны добрались до стены, лучники стреляли без перерыва, но вскоре перестали, взявшись за мечи, на стене завязалась рукопашная. Как же демоны так быстро преодолели её?

Сверху прямо передо мной упал человек, его тело было разрублено почти пополам. Я вытащил секиру, меня охватила жажда боя, я смотрел вверх, туда где сражались солдаты, я хотел быть там! Уже почти собираясь бежать к лестнице, услышал гулкие удары и скрежет, доносящиеся от ворот.

— Ворота! — заорал я, — защищайте ворота! — мы ринулись вперед, хватая бревна и подпирая ими створки, но это было бесполезно, у демонов не было тарана, в центре ворот образовалась прореха, из нее высунулось что-то черное и острое, это был рог демона. Они пробивали ворота рогами и когтями, разрывая железо и крепкое дерево.

Пролом расширился, оттуда показалась оскаленная морда, демон рвался сквозь ворота, пытаясь своим телом расширить дыру. Я размахнулся и обрушил топор промеж рогов, с первого удара убить его не удалось, он был 144 уровня, я ударил вновь и еще раз. Демон ревел, но продолжал рваться вперед, только с пятого удара удалось пробить его череп. Он сдох, но на его месте тут же появился другой, я поднял секиру.

Ворота трещали, пролом всё больше увеличивался, я успел убить троих, но вскоре дыра так расширилась, что они сумели пролезть внутрь, и сразу ринулись в атаку.

Ополченцы стояли перед воротами плотной толпой, выставив копья и мечи, демоны врезались в них, как быки на корриде, поднимая людей на рога. Мне прилетел удар топора, я успел подставить свой, но удар был так селен, что меня отбросило на несколько метров. Поднявшись я тряхнул головой, и собрав псионический импульс направил его на ближайшего демона, тот взревел от боли. Я пытался бить сразу всем, одновременно замедляя его движения и пробиваясь в мозг, в этот момент ворота с треском распахнулись, не выдержав давления, и демоны хлынули во двор.

Дальше все смешалось в кровавую кучу: Оскаленные морды, клыки и черные когти, крики людей и рев демонов. Бешенные глаза с вертикальными зрачками. Красная человеческая кровь с черной, как нефть кровью адских тварей. Я бил топором и псионикой, защищался и снова бил. Меня охватило боевое безумие! Вкус крови на губах сводил с ума, адреналин придавал не человеческие силы! В реале со мной такого не случалось, там войны ведутся на расстояние, по большей части, а здесь… Я чувствовал, как мой топор врезается в плоть демонов, разрубая кости и мышцы. Я упивался силой, испытывая буквально физическое наслаждение! Теперь я понимал смысл слов «упоение боем». Древние инстинкты, проснулись, и захлестнули меня.

Сколько так продолжалось трудно сказать, я потерял счёт времени. В какой-то момент прогремел ещё один раскат грома, да такой, что земля подпрыгнула, больно ударив по ногам. Меня оглушило, все попадали, и люди, и демоны, за громом последовала вспышка молнии, окрасив всё вокруг в ядовито зелёный цвет.

Я поднялся и огляделся, везде куда ни посмотри валялись трупы, люди в пересмешку с демонами. Общая битва распалась на отдельные бои, справа я увидел Крэйга, весь залитый чёрной кровью, с двумя секирами в руках он сражался сразу с тремя демонами.

Сзади к нему подбирался ещё один, собираясь ударить его в спину. Этот отличался от всех остальных большим ростом, и панцирем из чего-то вроде костяных наростов, по всему телу, в руке он держал секиру из чёрного металла. Демон почти добрался до спины сотника, и начал замах… Я ринулся вперед. Он не видел меня, сосредоточившись на ударе. Собрав энергию в импульс, я направил его на свой топор, и подлетев к демону с боку, рубанул с оттяжкой, вкладывая в удар и физическую и псионическую силу… Топор демона отлетел, вместе с отрубленной по локоть рукой, он взревел разворачиваясь, и схватил меня за горло, мои ноги оторвались от земли, чёрные когти впились в кожу, ещё секунда и он оторвет мне голову! Что-то с шипением пролетело рядом с моим лицом… Стрела вонзилась демону в глаз, глубоко войдя в мозг. Он отшагнул назад, выпустив меня, и схватился за стрелу, я упал, хватая ртом воздух, тут же еще одна стрела впилась ему в горло, в этот момент сотник добил своих противников и обернулся, занося руку для удара, как вдруг раненый демон… побежал!

Огромными скачками он пронесся через двор, оглушительно ревя, и исчез за воротами. Оставшиеся демоны бежали за ним, их преследовали, и добивали на ходу, я огляделся вокруг, битва закончилась! Неужели мы победили?

Сотник помог мне подняться, я еле дышал, воздух с трудом проходил в легкие, тот демон так сдавил мне горло, что здоровье ушло в красную зону.

— Она спасла тебе жизнь, — сотник кивком указал мне за спину, я обернулся, там с луком в руке стояла Ветмия. Я устало улыбнулся.

Ветмия подошла ко мне, Шайна, обнюхав мою руку фыркнула и убежала, да демонячья кровь это тебе не колбаса!

— Спасибо, ты меня спасла. Опять, — хрипло сказал я.

— Захожу я в паутину, а тут такое! Смотрю тебя убивают, решила помочь, — Ветмия ехидно улыбалась.

— Вовремя ты зашла, — я подошёл к отрубленной руке демона и вынул из неё топор. Рукоять секиры была выточена из кости, черные лезвия полностью поглощали свет, при этом изнутри исходило… Тёмное свечение! Именно такое впечатление у меня создавалось, когда я смотрел на секиру, система выдала: «поглотитель душ» Секира Крога, 210 уровень. Ого!Крог это наверно имя демона, я даже не посмотрел на его уровень, когда рубил.

— Не брал бы ты это парень, — ко мне подошёл сотник, — оно проклято, это оружие выковано для демонов.

— Я избавлюсь от него… позже.

— Ну как знаешь, дело твоё. Хотел поблагодарить тебя, ты мне жизнь спас, — сотник протянул мне руку.

— Для меня это честь, — я пожал её. — Мы всё-таки выстояли, — я оглядел площадь, усеянную трупами, в отличие от всяких монстров, трупы демонов не исчезали, как и человеческие.

— Да, но потеряли много хороших людей, Агнис погиб вместе с учениками, второй удар ведьмы он не выдержал, — сотник скорбно поджал губы.

— А сама ведьма?

— Сбежала вместе с остатками демонов, — он зло сплюнул.

— Маг сказал, что за ней придут все остальные, что это значит?

— Это значит, что мирной жизни пришел конец. Когда сюда явятся князья ада и высшие демоны, начнётся война за выживание!

— А почему бы не собрать войско, и не найти то место, откуда они пролазят в наш мир, и уничтожить его?

— Только король может отдать такой приказ, но он не верит в нападение демонов, его разум затуманен речами жрецов и советников, — сотник говорил с досадой и злостью. — Может быть когда легионы этих тварей перейдут реку, и уничтожат Вольвград, он опомнится.

Что я мог сказать ему на это? Мне ничего не известно о жрецах и короле, зато я почти уверен, что все это части той большой игры, в которую я попал не по своей воле, и ставки в этой игре очень высоки!

Глава 7


Глава 7

Молниев пик

Сотник ушёл, у него было много дел. Мы с Ветмией сидели в большом зале гостиницы. Зал был пуст, молоденькая девушка — дочь хозяина, принесла нам еды и питья, и убежала, не забыв про кошку, та лежала под столом, и уплетала огромную миску сливок.

Я прочёл сообщение, которое получил прямо перед штурмом: Вы находитесь в локации подвергшийся первой массивной атаке демонов. Функция телепорт отключится с началом атаки, и до её окончания. Оставаясь в данной локации, вы подтверждаете желание участвовать в обороне крепости «пограничная». Весь набранный опыт удваивается. В случае поражения Награда… В случае победы награда…

Вот значит, как! Затем шло еще одно сообщение: Атака демонов завершена, функция телепорт возобновляется. Вы сумели выжить и победить. Награда — 1900 золотых, награда — +20% ко всем параметрам в бою со всеми порождениями адского мира.

Вот это по-настоящему царский подарок. Я рассказал Ветмии.

— Да как, так-то? Почему тебе так везет? — она была возмущена до глубины души. — Зачем я ушла в реал? Ну почему не осталась?

— Ну кто же знал, что так получится? — невинно улыбнулся я.

— Ты знал! Я уверена! Больше я от тебя не ногой, буду преследовать тебя, куда бы ты не пошел! Такую имбовую фишку упустила! — она горестно закатила глаза. Не выдержав я рассмеялся.

— Чё ты ржешь, как конь? — она сделала сердитое лицо.

От этого я начал смеяться еще больше: — Прости! — сквозь смех еле выговорил я. Она сидела надувшись, но долго так не смогла, и улыбнулась.

— Ладно хватит уже, тут горе у людей, а он ржет на всю пограничную.

— Все, все, ты права, — я заставил себя успокоится.

— Что собираешься делать? — спросила Ветмия уже серьёзно.

— Мне нужно в Кронград, — подумав ответил я, — поговорить кое с кем.

Мы нашли Крэйга на площади, он руководил восстановлением ворот и подвесного моста. Солдаты выносили трупы демонов за ворота, и складывали в кучу чтобы потом сжечь, а тела погибших людей и солдат похоронят, как полагается.

Многие погибли, женщины плакали, мужчины угрюмо и молча работали, этот мир и в правду становится реальнее с каждым днем. Я попрощался с Крэйгом и Галосом, пообещав вскоре вернуться, они ответили, что всегда будут мне рады.

Перейдя через мост, мы вышли на дорогу в Вольвград. Подвозки не нашлось, и пришлось топать на своих двоих. Через пару километров нам навстречу выехал большой отряд всадников — подкрепление, посланное из Вольвграда, они проскакали не останавливаясь, и мы пошли дальше.

На привале я распределил очки мастерства, за штурм получилось взять 14 уровней. Демоны были жирные, в смысле уровней, плюс весь опыт удвоился, получилось:

Уровень игрока 95, интеллект 135, выносливость 111+2, сила 85, ловкость 75, телосложение 75.

Я перерос свою секиру, и мне надо было к мастеру Фабиру на доработку, заодно покажу ему демонский топор, интересно, что он скажет.

Мы шли не спеша, и ночью даже поспали несколько часов, чуткая Шайна была на стороже, и охраняла нас. До Вольвграда добрались к обеду следующего дня, Витмия сославшись на дела, ушла в реал, а я по телепорту перешел в Кронград и направился к Фабиру.

Мастера в лавке не оказалось, молодой гном провел меня через заднюю дверь, в обширный двор с кузней, где Фабир работал. Ещё один гном, как две капли воды похожий на первого, бил тяжелым молотом по заготовке меча, лежащего на наковальне, а Фабир правил, постукивая маленьким молоточком, увидев меня он кивком указал на стол под тентом, стоящим в углу.

Сидя в тени и попивая холодный лимонад, я смотрел, как работает мастер. Через двадцать минут Фабир подошел ко мне, ополоснув лицо и руки, сел рядом и сказал:

— Быстро ты растёшь Малах! — он налил себе лимонад.

— Здравствуй мастер Фабир, так не сижу на месте!

— И тебе здравствовать, с чем пожаловал?

— Секиру мою и ножи на доработку тебе принес, и еще кое-что… — я вытащил чёрную секиру. При виде топора у Фабира аж челюсть отпала:

— Ты с ума сошёл притащить это в мой дом? — он зыркнул по сторонам. — Валин иди к брату отдохни, и скажи ему, чтоб никого ко мне не пускал, ты понял? — молодой гном понял, и быстро ушёл, скрывшись в лавке.

— Я прощу тебе это, только потому, что ты не знал, ну ка покажи, — гном был очень серьезен. Я достал секиру, он взял её так, будто это ядовитая змея.

— Поэтому и пришел к тебе. Поведай что за оружие, и можно ли им пользоваться?

— Ты не нормальный Малах! — он пару минут рассматривал секиру, крутя со всех сторон, затем отдал мне и сказал, осенив себя каким-то знаком:

— Это нечистое оружие — проклятое. Спрячь его, и никому не показывай, а лучше избавься от него.

— Ну а доработать под мой уровень ты его сможешь?

— Нет. И никто не сможет. Его ковали в адском огне, и закаляли в крови невинно убиенных. Этим оружием можно убить почти любое существо, но за это придется заплатить.

— Вот как. И какова цена?

— А ты, как думаешь? Твоя душа! Где ты его откопал вообще?

— Отобрал у демона, при штурме пограничной.

— Штурм пограничной… что на западе? Значит это правда, и скоро будет война?

— Да, скорее всего.

Гном задумался о чем-то, потом сказал:

— Хорошо, что мой род покинул те места. Не хорошие они.

— А ты, что родом оттуда? — я почуял что-то интересное.

— Ну да, я из рода каменнобородых с Молниева пика, но мы покинули наш дом, лет четыреста назад.

Я чуть лимонадом не подавился, Фабир жил в горе Молниев пик. Вот это да! Чтоб не выдать своего интереса, на всякий случай, спросил, не глядя на него.

— А что же оставили те места? Вроде не плохие, если не считать демонов.

— То тёмная и страшная история, — видно было, что ему не приятно это вспоминать.

— Страсть, как люблю страшные истории, если конечно это не секрет!

— Да я толком и не знаю, что там случилось, молод я был, еще даже борода не начала расти…

— А я думал гномы рождаются бородатыми, — Фабир повернулся ко мне, грозно сдвинув брови.

— Это я так пошутил, неудачно, — я поднял руки в примирительном жесте. Так, про бороду больше не шутить. Гном смотрел на меня ещё минуту, не издеваюсь ли над ним, но я был сама серьёзность, и он продолжил:

— Совет старейшин постановил начать прокладку новой штольни, самой глубокой из всех, что были в подземном царстве. Я был ещё мал, но мои братья и отец работали в ней. Старейшины требовали копать всё глубже и глубже, до самого сердца горы! — ну точно это оно. Я мысленно уже потирал руки.

— Через несколько дней команда шахтёров наткнулась на нечто непонятное. То была целая сеть тоннелей, уходивших на немыслимую глубину, и тоннели те были вырублены не гномами. Снарядили специальную команду, чтоб исследовать их, и отправили туда. Уходило двадцать опытных гномов, а вернулся только один, сильно раненый, он говорил о каких-то чудовищах, и о неведомом проклятье, что настигло их. Старейшины посчитали, что он бредит, но он говорил правду. Проклятье словно чума распространилось среди нас, в мгновение ока поглотив всех! Я сам видел, как гномы превращались в жутких, отвратительных чудовищ, и бросались убивать своих собратьев…

Фабир замолчал, уставившись перед собой, затем продолжил тихим голосом: — На моих глазах отец обернулся тварью невиданной. Такой, что и в кошмарах не привидится, и набросился на моих братьев, а вскоре и те обернулись… Гномы не трусы, и сильные бойцы. Целый хирд воинов во главе с первым из семи, встал на пути тварей, но ни что не могло их сдержать, ужасное проклятье было не остановить. В тот день погибло больше половины моего рода. Мы бежали из собственного дома. Твари преследовали нас до самого выхода, и только когда мы вышли под свет солнца — этот ужас прекратился.

— С первым из семи? — переспросил я его.

— У гномов всегда семь старейшин, это самые мудрые и достойные представители семи каст: Каста воинов, каста кузнецов, шахтеров, строителей, ювелиров, врачевателей и магов. Первый из семи был из касты воинов. Гном вздохнул и продолжил:

— Мы встали лагерем близ горы, оставшиеся старейшины и воины думали, что предпринять, но кроме как просить помощи мы больше ничего не могли, тогда отправили гонцов, и помощь пришла. Несколько гномьих родов, люди, орки, даже ушастые откликнулись.

Ушастые видимо это эльфы — недолюбливают они друг друга.

— Начали они спорить кто первый туда пойдет, все горели желанием завладеть нашими богатствами. Ведь мы уходили второпях, и почти ничего не успели взять. В конце концов старейшины сказали, что тот, кто искоренит проклятье, и уничтожит чудовищ, возьмёт столько золота, сколько сможет унести!

Зная о легендарной жадности гномов, в это трудно было поверить, но я благоразумно промолчал.

— Все обрадовались такому решению, и отправились туда вместе. Всего их было около четырех сот опытных воинов и магов, спустя сутки оттуда вышли жалкие остатки. Эльфы погибли все, из людей выжили единицы, да и у остальных не лучше. После этого больше никто туда не совался, а мой род остался без дома, расселившись по всему Средиземью.

Гном замолчал угрюмо, уставившись в одну точку, тяжело вспоминать такие события, мне ли не знать.

— Мне очень жаль твоих родных Фабир. — искренне сказал я, — но я прошу тебя вспомнить ещё кое-что.

— Что же это?

— Дорога к молниевому пику, и вход в подземное царство, а также место расположения той штольни, что ведет к тоннелям.

— Зачем это тебе? Неужели ты хочешь пойти туда?

— Да, хочу.

— Ты безумец! Сгинешь ведь там, оттуда нет возврата!

— Ты можешь мне помочь? — гном долго смотрел на меня, но видя, что я твёрд в своем решение, чертыхнулся и встал:

— Я тебе помогу, вижу, что тебя не отговорить, — он пошел в дом, и вскоре вернулся, неся свиток пергамента.

— Вот, карта предгорий, на ней отмечен вход в подземное царство моего рода, — он передал мне свиток, как только я развернул его, он скопировался на мою карту, и на ней отобразился молниевый пик с прилегающей территорией.

— На счет той штольни… Ни каких карт не осталось, тебе придется искать самому. Могу сказать только, что все подземное царство построено в виде сужающейся спирали, иди по главной дороге вниз, она приведет тебя в самое глубокое место, там ты найдешь вход в ту штольню.

Только сейчас мне в голову пришла мысль, а, что было бы приди я к той горе без этой карты, и без рассказа Фабира? Стал бы лазить по ней, как чокнутый скалолаз, ища вход? Меня будто тянуло туда. Опять возникло ощущение, что мной управляют, как куклой, чёртовы сраные кукловоды!

— Спасибо мастер Фабир, это очень важно для меня. А может ты хочешь отправиться со мной? Представь если нам удастся вернуть твоему роду ваш дом! — на миг в его глазах зажегся огонек надежды, но тут же погас.

— Я не могу, — сказал он грустно. — Здесь моя семья. Там я родился, но жизнь прожил тут, и не хочу возвращаться.

Попытка не пытка. С ним было бы легче найти дорогу: — Ну что же, тогда мне пора. Осталось лишь одно дело… — я вытащил секиру и ножи, гном взял их и сказал:

— Заплатишь за работу, когда вернешься, дай слово!

Я улыбнулся: — Даю слово. Я всегда возвращаю долги.

Попрощавшись с Фабиром, я отправился на главную площадь, где должен был встретиться с Ветмией. Проходя мимо казино на секунду остановился… Прошло всего несколько дней с тех пор, как я покинул Кронград, а мне казалось, что прошли годы. Ветмия ждала меня в одном из кафе, она точно захочет пойти со мной. Нельзя этого допустить, не известно, что меня там ждёт, поэтому я должен сделать это один.

— Привет, ну, что сделал свои дела?

— Да, и теперь я должен вернуться в пограничную, мне нужно на запад, — садясь напротив сказал я.

— Ты так и не рассказал зачем тебе туда.

— Если честно… я и сам не знаю. Знаю, что надо и все, там скрываются ответы на вопросы, и они мне нужны.

— Я не буду спрашивать, что за вопросы, просто пойду с тобой, — она смотрела мне в глаза, и я видел в них… надежду? Она сказала, что я похож на кого-то кто умер, на что же она надеется?

— Почему?

— Что почему?

— Почему ты идёшь за мной? Покинула свой клан, помогаешь мне, почему? — я специально говорил жёстко. Не красиво было обижать ее, но по-другому от неё не отвертеться, а я не хотел, чтоб она пострадала.

— Потому что! — она отвернулась. — Я… Не знаю.

— Прости, но не в этот раз. Я должен сделать это сам, это слишком опасно для тебя.

— Только не думай, что ты можешь мне говорить, что опасно, а что нет, я сама решаю! — она гневно смотрела на меня.

Ну вот, теперь я ее разозлил: — Я и не думал указывать тебе, но туда ты не пойдешь. Не со мной.

— Дурак! — она встала, — вот и оставайся один! — Ветмия повернулась и ушла, Шайна в недоумении посмотрела на меня, и потрусила следом за ней.

Ну как понять этих женщин? Что в том мире, что в этом, будь ты хоть бессмертным, хоть обладай силой богов, понять их не дано.

Прибыв в пограничную, я не узнал крепость и ее окрестности, все здесь кипело и бурлило. Несколько сотен королевских солдат возводили оборонительные укрепления, валили лес вокруг крепости, копали траншеи. Городок был переполнен, весть о том, что демоны начали массированное наступление, облетела паутину в считанные дни, и сюда прибывали игроки. В гостиницах мест всем не хватало, и они разбивали лагеря вблизи крепостных стен.

Я не стал искать сотника или Галоса, зачем? Перейдя мост, я вышел через западные ворота, и углубился в лес, карта показывала путь на северо-запад. Еще в Кронграде я закупился по полной: Зелья здоровья, ночного виденья, еда, вода и несколько свитков с серьезными боевыми заклинаниями. Как-то я раньше не думал об этом, но зайдя в лавку мага, специализировавшегося на свитках разного рода, понял, что они могут пригодиться. Тем более, что на них не нужна была мана, маг при их создании вкладывал свою, поэтому они были не дешёвыми, но стоили того.

Через пару часов всплыло сообщение: Вы входите в локацию подверженную изменениям, вызванным близостью измерения «Ад». Телепортация не возможна, установление точки возрождения невозможно, Приятной игры.

Вот это новости! Становиться все веселее и веселее. Если умру, то появлюсь в пограничной, и придется начинать заново, значит умирать нельзя, кто знает, когда демоны решат напасть. Начнется заваруха, и к горе вообще нельзя будет пройти.

Ещё через пару часов местность стала заметно подниматься, это было уже предгорье, заросшее лесом. Животных слышно не было, видно демоны распугали. Я старался идти, как можно тише, постоянно прислушиваясь, до Ветмии мне было далеко, но и демоны — это не индейцы, и вроде бы не должны обладать скрытностью.

К ночи добрался до самих гор, так никого и не встретив. Сверяясь с картой нашёл дорогу, ведущую ко входу в царство гномов, она была вырублена в скале, и серпантином поднималась вверх, опоясывая гору. Дорогой давно не пользовались, она заросла кустами, и кое-где осыпалась, но пройти было можно. Поднявшись метров на триста, я увидел вход — полукруглая арка, наполовину закрытая каменной дверью. Ну что же вперед! Войдя внутрь я оказался в длинном тоннеле, точнее даже в зале. По обеим сторонам стояли статуи гномов, вырезанные прямо в стенах, всё покрывала вековая пыль, факелы в руках статуй давно погасли. Повсюду лежали скелеты, их были десятки, гномы бежали в спешке, преследуемые чудовищами. Я пересёк зал и вошёл в распахнутые двери… Даааа! Умеют же строить эти гномы.

Я стоял на краю гигантского колодца, шириной метров двести, который находился в пещере просто невероятных размеров. Из свода, далеко вверху, росли громадные сталагмиты, или сталактиты… Всегда их путаю. Они переливались и искрились, заливая всё пространство бело-голубым светом.

Справа от меня начиналась широкая дорога, она плавно изгибалась по стене колодца, и уходила спиралью вниз, на самое его дно. Фосфоресцирующий свет исходил откуда-то снизу, смешиваясь с сиянием, идущим сверху, превращая всё вокруг во, что-то вовсе уж нереальное. Я начал спускаться, к самому сердцу горы.

Стояла мертвая тишина. Иногда останавливаясь я прислушивался, но не слышал ни звука. Вся дорога была усеяна скелетами, тут их были уже сотни. А ещё тут лежали сокровища: Золото, драгоценные камни и всякие ювелирные изделия, валялись прямо на дороге среди скелетов. Я собирал золотые слитки и самоцветы, стараясь выбирать покрупнее, лишнем не будет. От главной дороги ответвлялось множество ходов, уходящих куда-то во тьму. Какую же огромную работу проделали гномы, в другое время я бы обязательно полазил по этим катакомбам, но сейчас у меня была конкретная цель. Я спускался уже больше часа. Так можно и до центра земли дойти!

Наконец показалось дно, всё здесь заливал зеленоватый свет, исходящий от мха или чего-то подобного, облепившего стены. Я стоял на площадке, от которой во все стороны, как лучи от солнца, отходили штольни. Тут были какие-то древние механизмы, не понятного назначения, и еще скелеты. Целые залежи скелетов! Видимо тут воины гномов пытались остановить полчища тварей, но не смогли.

Один из скелетов отличался от других, дорогими доспехами, и короной на голове. Я взял её в руки — очень красивая вещь! Она была сделана в форме обруча с семью зубцами, и в основание каждого вставлен драгоценный камень, при чем все семь разного цвета. В инвентарь, пригодится.

Где же штольня, которая мне нужна? Осмотревшись я понял, нужно просто идти по следам боя. Следы эти привели меня в одну из штолен, и я продолжил путь. Через минут-двадцать я наконец увидел пролом в стене, пройдя в него, попал в тоннель совсем не похожий на те, что делали гномы. Он был почти идеальной цилиндрической формы, метра четыре в диаметре. На мой дилетантский взгляд этот тоннель не пробивали, а прожигали, чем-то очень мощным! Здесь уже не было мха, и я выпил зелье ночного виденья. Куда идти? В обоих направлениях тоннель был абсолютно одинаковым, интуиция подсказывала, что надо идти направо — значит туда и пойду.

Я крался, стараясь не шуметь, и напряженно вслушивался в окружающую тишину. Тоннель иногда прерывался не большими помещениями, что-то вроде перекрестков, с отходящими в другие стороны тоннелями поменьше. Вообще у меня складывалось впечатление, что я иду внутри трубы огромного, запутанного водопровода. Главное, чтоб хозяева этого водопровода не включили воду, а то меня смоет, как таракана.

Я шёл уже несколько часов, а эта грёбанная труба всё не заканчивалась. Судя по карте я уже вышел за пределы горы, и был где-то глубоко под лесом, очень глубоко! Карта оказалась ещё и трёхмерной, и её можно было поворачивать так и эдак, чтобы лучше видеть весь мой путь.

Наконец я вышел в огромный зал похожий на… Центральный узел трубопровода. Зал был круглым, и по его периметру располагались десятки таких же тоннелей, как мой. Противоположная сторона терялась в темноте, зрение не доставало дотуда, и я двинулся вперёд.

Дойдя до середины зала, я увидел тоннель отличающейся от всех остальных, он был раза в два больше в диаметре, и что-то частично перекрывало вход. Я подошёл ближе… — Что это за хрень! — сперва я подумал, что это груда искорёженного металла, но приглядевшись понял, что это существо. Или машина?

Оно было похоже на гигантскую собаку, по крайней мере оно лежало в позе спящей собаки, скрестив передние лапы, и положив на них голову, вот только существо было из чёрного металла. Шипастые пластины накладывались одна на другую, покрывая всё тело монстра, как чешуя, и даже лёжа оно было выше меня ростом. На мощной шее, что-то вроде стального ошейника, от которого отходили четыре толстых цепи, две уходили вверх, крепясь к потолку, две вниз, крест на крест приковывая существо в центре тоннеля. И кажется оно спало.

Я явно ощущал, что оно живое, и только тут посмотрел на его уровень, — твою мать!

«Пожиратель огня уровень 298»

И конечно мне надо было именно в этот тоннель, кто бы сомневался! И что я должен делать с ЭТИМ? Его не убьёшь, это не мыслимо! Может по-тихому пройти мимо? Чудовищу достаточно было дёрнуть лапой, чтобы отправить меня на перерождение.

Я стоял, продумывая варианты, как вдруг… Вот черт! Чудовище открыло один глаз, он был цвета раскалённого металла, и смотрел прямо на меня. Я застыл, не двигаясь, и даже не дыша. Существо сделало вдох, затем фыркнуло, словно завелся дизельный движок, не малых размеров, открыло второй глаз, тряхнуло огромной башкой, и начало подниматься, гремя цепями, и зевая. Чудовищная пасть усеянная чёрными клыками, с мою руку каждый, открылась во всю ширь, из глотки шёл свет, как из доменной печи, словно монстр был раскалён изнутри. Оно посмотрело на меня, принюхалось, наклонив голову, и оскалив клыки утробно зарычало. Я попятился назад.

Вдруг существо рванулось вперед, и заревело, меня снесло словно ураганным ветром! Я прокатился по полу несколько метров, меня оглушило, здоровье ушло на половину: — Ну ни хрена себе! — я выпил зелье, на корячках отползая подальше. Существо рвалось ко мне, его когти оставляли в каменном полу огромные борозды, рёв сотрясал всю пещеру. Цепи натянулись, как струны, словно пытаясь удержать мощный грузовик. Чёрт! Они долго не продержаться! Я видел, что верхняя правая цепь уже почти вырвалась из потолка, под диким напором пожирателя огня. Надо сматываться от сюда пока не поздно. Я начал отходить назад. В следующий миг верхняя цепь с грохотом вырвалась из стены, вместе с большим куском камня, и сразу одна из нижних цепей лопнула, разлетаясь мелкими звеньями. Я побежал.

Нырнув в тоннель из которого пришел, я бежал, слыша за собой грохот преследования, думать, что да как, было некогда, оно явно меня догоняло. Я бежал со всей скоростью, на которую был способен, и чувствовал его приближение. Тоннель трясся всё сильнее, рёв становился все громче. Нет, так не пойдет, в этом тоннеле от него не убежать, надо сворачивать в один из боковых, они вроде по уже. Добежав до очередного «узла» трубопровода, я свернул направо. Этот тоннель и вправду был чуть уже, и его потолок постепенно понижался. Сзади раздался грохот, как будто грузовик на полной скорости врезался в бетонную стену. Наверно почуяв, что я свернул, пожиратель не вписался в поворот.

Монстр был уже близко, я чувствовал жар, исходящий от него, и он становился все сильнее. Грохот нарастал, с потолка сыпалась каменная крошка и пыль. Хоть бы тоннель не обвалился. Я обернулся, он был уже в метрах тридцати: — Вот чёрт! — ужасающий рев чуть не сбил меня с ног, я оглох и на секунду ослеп, каким-то чудом не упав, из носа и ушей пошла кровь, меня контузило, как от близкого взрыва. Шаг сбился, здоровье ушло в красную зону, но конец тоннеля был уже близок, и он был совсем узкий, для чудовища: — Он не сможет пролезть, не сможет! — я вылетел в какую-то пещеру, выхватил сразу два зелья здоровья и выпил, в этот момент чудовище врезалось в проход, всей своей массой, чуть не обрушив всю пещеру к чертям собачим! И застряло в нем. Правая лапа и огромная голова торчали наружу, чудовище скребло пол когтями и ревело, пытаясь добраться до меня, я отбежал в самый дальний угол и присел, облокотившись на стену. Это был тупик, пещера не имела других выходов.

Чудовище рвалось в пещеру, понемногу протискиваясь сквозь узкий проход, оно ревело почти не переставая, и мне приходилось пить зелья, когда здоровье падало в красную зону. Так они скоро закончатся и всё, тогда конец. Что я мог сделать? Бить его топором это все ровно, что бить снежную лавину, или цунами. К нему даже близко не подойти. Псионика тоже не поможет, слишком он мощный для меня.

Я заметил, что стена прямо над тоннелем, в котором застрял монстр, пошла трещиннами, они всё больше расширялись от его рывков, и собрав импульс, я ударил по ней, и еще раз, и еще! Я бил раз за разом, стараясь попадать в унисон с рывками чудовища, через несколько минут наших совместных усилий, стена не выдержала, и с оглушительным грохотом обвалилась, похоронив под тоннами камня монстра, а заодно и мою надежду выйти отсюда.

Я сидел у стены, приходя в себя, пыль, поднятая обвалом, осела, и стала видна огромная куча камней и щебня, из-под которой торчала лапа монстра, но тот был ещё жив! Когти скребли пол, оставляя следы словно плазменные резаки, многотонная груда камней вздрагивала, и даже сквозь нее доносился рев пожирателя огня. Если он выберется — мне кранты. Наконец рев стал стихать, толчки прекратились, и лапа монстра замерла.

Я не думал, что это убьёт титаническую тварь, настолько она была мощной, но видимо мне опять повезло, даже не знаю радоваться такому везению, или нет. Система отвалила мне за него аж 37 уровней! Весьма кстати, мне предстояла тяжелая работа, по разбору завала. Умирать нельзя, а поэтому надо выбраться из этой ловушки. Я распределил очки мастерства:

Уровень игрока 132, интеллект 185, выносливость 161+2, сила 120, ловкость 100, телосложение 100.

Я поднялся и приступил к делу. Большие глыбы промораживал, и раскалывал на куски поменьше, затем оттаскивал их в дальний конец пещеры, постепенно освобождая проход. Без псионики я бы не смог разобрать этот завал, но она позволяла мне двигать каменюки весом в пол тонны! В процессе работы я заметил то, чего ждал уже давно, шкала псионики медленно снижалась, в то время, когда я не пользовался ею, это была отличная новость.

Четырнадцать часов мне потребовалось, чтобы докопаться до выхода. Откопав всю тушу монстра, я увидел, что одна из его задних лап была почти перебита огромным камнем. Помучившись часок я отломал лапу с помощью псионики, топор её не брал. Я держал в руках 95 килограмм непонятного металла, с неизвестными свойствами. В инвентарь, Фабир разберётся. Теперь, с моей силой, я мог таскать почти двести кило веса, даже не чувствуя его.

Воздуха почти не осталось, когда я, сдвинув очередной камень, наконец увидел тоннель. С облегчением вздохнув, я сделал шаг вперед, как вдруг услышал какой-то звук позади, он шел от полузасыпанного тела мертвого чудовища, — не может быть! — оно точно было мертво, да и уровни за него я получил.

Тело монстра мелко подрагивало, чешуйки на его боку сдвинулись, складываясь в узор похожий на огромный черный цветок, он раскрылся, озаряя всё вокруг красным светом, и оттуда в потоке раскалённого металла, похожего на вулканическую лаву, вывалился… Щенок!

Я стоял, открыв рот, и смотрел на это чудо. Точная копия монстра, только ростом мне по колено, он разевал зубастую пасть, скуля, и тыкался слепой мордой, во все стороны. Так значит это самка! Она была беременна, может поэтому она так разозлилась на меня? Защищала своего щенка! Он ткнулся мордой в лужицу раскалённого металла, и начал слизывать его, вот это да! Теперь понятно почему его назвали Пожиратель огня. Насытившись щенок попытался встать, его лапы разъезжались в разные стороны, и он смешно плюхался на брюхо. Наконец ему удалось, и он, поведя носом двинулся ко мне, я присел на корточки, он ткнулся мордой мне в ладони, и начал их лизать. От него шёл запах нагретого металла, он был горячим и мягким, как живой щенок. Я гладил его, и думал о том животное это или машина, но так и не смог решить, но в одном я был уверен — это невероятное создание мне нравится. Щенок открыл глаза, такие же, как у матери, и я увидел: Детеныш пожирателя огня, последний из своего вида. Вы первый кого он увидел, дайте ему имя, и он будет предан вам до конца жизни.

— Ну и ну! Я был в восторге: — Твое имя — Зверь! — торжественно сказал я щенку, и тот согласно тявкнул.

Мы вернулись в круглый зал. Зверь бежал рядом, уже уверенно переставляя толстые лапы, и обнюхивая все, что можно. Тоннель где была прикована его мать, оказался совсем коротким, и заканчивался чем-то вроде двери. Круглая дверь, из черного металла, как в хранилищах банков, даже на вид мощная и толстая, ни скважины, никакого другого механизма не наблюдалось. Я попытался бить секирой, даже царапины не осталось, попробовал псионикой — тот же результат. Похоже это тот же материал, из которого был сотворён Пожиратель огня. Минут тридцать я пытался, что-то сделать: бил её, прослушивал, простукивал, толкал, пинал и выкрикивал все известные мне заклинания, вроде — трах тибидох и сезам откройся, ни чего! Что за херня! Я, что зря сюда пёрся?

В конце концов сидеть здесь было бесполезно, и я решил возвращаться. Можно конечно обследовать другие тоннели, но чутьё подсказывало, что это ничего не даст, ответы были за этой дверью, которую мне не открыть. Пока не открыть! И ещё один вопрос тревожил меня, а где же твари, что напали на гномов?

Мы выбрались на свет. Я стоял спиной ко входу в гномье царство, смотря на великолепный вид открывшийся перед глазами. Когда я сюда пришёл, была ночь, сейчас солнце стояло в зените, и передо мной, до самого горизонта расстилался лес. Кажется, отсюда видно пограничную, хотя я не был уверен, слишком далеко. Зверь настороженно выглядывал из-за моих ног, впитывая новые для себя запахи: — Не бойся Зверь, теперь этот огромный мир твой! — он вопросительно посмотрел на меня, — пойдём, — улыбаясь сказал я.

Мы спускались, и я думал о том, что теперь делать? Дверь я не открыл, но зато нашел Зверя. Уникальный пет, будет не плохим помощником в моих делах, только надо его прокачать. Ещё поднял уровни, и теперь мог потягаться с любым топом паутины. Учитывая псионику я скорее всего уже сильнее Харона, а значит пришло время заняться им вплотную. Надо написать Димосу, что-то наш Джеймс Бонд там затих.

Несмотря на то, что я так и не получил ответов, у меня было хорошее настроение. Мы шли по лесу уже около часа, как вдруг мое чутьё завопило об опасности, одновременно с ним Зверь встал в стойку, оскалился и зарычал. Я застыл, превратившись в слух, только бы не демоны! С двумя, тремя я теперь справлюсь, но, если их будет больше… Через пол часа, не услышав ни звука, да и Зверь вроде успокоился, я решил продолжить путь. Стоило мне сделать шаг, как, что-то впилось мне в шею, я почувствовал слабость, в глазах потемнело, послышался треск кустов, зверь кинулся защищать меня: — Нет Зверь, беги, прячься, тебе не выстоять против них! — последнее, что я видел, это как Зверь юркнул в кусты, а затем с другой стороны из-за деревьев вышли демоны.

Меня куда-то тащили. Иногда я приходил в сознание и видел, деревья и кусты, потом какие-то чёрные ступени, они спускались вниз и вниз, а вокруг была пустота.

Окончательно придя в себя, я обнаружил, что полностью обнажён, и прикован цепями, за руки и за ноги, к камню в форме буквы икс. Он стоял чуть под наклоном, и я висел на вытянутых руках, под небольшим углом. Во всём теле чувствовалась сильная слабость, выносливость и здоровье были почти на нуле.

Прямо по середине груди — там, где сердце, прилепилась какая-то тварь вроде большого жука. Как только выносливость и здоровье поднимались на десять процентов, оранжево-желтый жук начинал мерзко сокращаться и пульсировать, что приносило мне жуткую боль, а оба параметра тут же падали обратно до минимума. Так продолжалось постоянно — круг за кругом. Вот же сволочи, они меня уделали, как ребенка! Я был зол сам на себя, за то, что расслабился, и недооценил демонов, а они оказались покруче индейцев.

Я осмотрелся, камень к которому меня приковали стоял в центре круглой, каменной площадки, диаметром метров сто, а вокруг, лишь густой туман. Он окружал площадку со всех сторон даже сверху. Тусклый, красноватый свет, не понятно откуда шедший, толком ничего не освещал, что находилось позади меня я видеть не мог, а вот передо мной стоял каменный то ли стол, то ли постамент, и на нем лежали какие-то инструменты не самого приятного вида.

Туман впереди расступился, из него вышла… Вот чёрт! Мара детоубийца! Я узнал её по посоху из позвонков, она подошла ко мне, показавшись во всей красе. Худая, как скелет полуголая старуха с лысым черепом, кожу её покрывали сотни шрамов, соединяясь в замысловатые узоры, груди свисали на выпуклый живот. Она была словно гротескная, уродливая карикатура на женщину, вызывая отвращение и омерзение, одним своим видом.

— Здравствуй мальчик! Кхе, кхе, кхе! — её голос двоился и троился, от него ныли зубы, и хотелось заткнуть уши.

— Вот ты и попался! — она подошла ещё ближе, и я ощутил сильный запах крови, исходящий от неё. Уровень 234, почему мне вечно попадаются противники намного сильнее меня? Только сейчас я обнаружил, что у меня нет доступа к инвентарю, я не мог написать сообщение, не мог достать оружие или свиток — мог лишь видеть свои параметры, даже часы отключились. Я превратился в почти обычного человека, вот это я попал!

— Ты наверно думаешь, как бы умереть? — Мара встала, напортив меня, опершись на посох, — но Скоргс не даст тебе умереть, — она показала на жука, присосавшегося к груди.

— Видишь ли, он впрыскивает яд, который не дает тебе восстановить здоровье, а также блокирует твою магию, кхе, кхе, кхе. Ты будешь висеть здесь очень долго! Кхе, кхе, кхе.

— Да пошла ты к какой-то матери, старая уродливая тварь! — я попытался вывести её из себя, может она убьёт меня в гневе. — Я тебе кишки выпущу, и заставлю их сожрать сука!

— Ооо! Какие угрозы, какие громкие слова! Кхе, кхе, кхе. Ты думаешь я уродлива? — Мара обвела свое тело взглядом. — Да, сейчас я уродлива, видел бы ты меня раньше. Когда-то давно я была прекрасна, как богиня! Сам великий Абдусциус возжелал меня. В крови мертворождённых детей он овладел мной, и от этого союза появился Крог, а ты отрубил ему руку, кхе, кхе, кхе, не хорошо! Он очень зол на тебя! Может отдашь ему игрушку, которую ты забрал?

— Это топор, что ли? — разозлить её не получилось, придётся действовать по другому.

— Его — подарок от отца на день рожденье.

— Название то какое — «поглотитель душ», могли бы ещё круче, например — высасыватель жизни или пылесос судьбы!

— Ну да, с названиями у демонов туговато, кхе, кхе, кхе. Может всё же вернёшь?

— Воздержусь.

— Ну, как знаешь, — ведьма ничуть не расстроилась, — очень скоро ты будешь умолять меня его забрать!

Вот же повезло мне нарваться на этого урода, и на его злобную мамашу.

— Да пошла ты вместе со своим ублюдочным сынком, — я откровенно издевался, хотя понимал, что положение очень серьезное.

— Хорохоришься мальчик! Смелости тебе не занимать!

— Ад меня не пугает, через самое страшное я уже прошёл.

— Ты думаешь мы в аду? — она зашлась в кашляющем смехе. — Нет мальчик, это всего лишь мост, между твоим миром и моим, построенный великими правителями ада. Если тебе повезет ты увидишь настоящий ад. Величественный и прекрасный, возведенный из крови и первородного огня! — глаза её пылали неистовым фанатизмом.

— Ладно, хватит пичкать меня этой адской пропагандой, давай пытай или, что ты там хотела со мной сделать. — я не испытывал страха, но беспокоился, что если не смогу выбраться отсюда, то не смогу сделать то, что должен.

— Ооо! Я многое хочу с тобой сделать! — она подошла ещё ближе. — Предпочитаю мальчиков по моложе, но и ты сойдешь кхе, кхе, кхе, — ведьма опустила руку, и схватила мои причиндалы, оцарапав заскорузлым ногтём кожу. Меня аж передёрнуло, я забился в цепях, но сил сопротивляться не было, она гнусно и похотливо улыбалась, ощерив чёрные зубы.

— А пытать тебя не нужно, — Мара отошла к столу, — Скоргс сделает это лучше меня, он будет высасывать твою жизнь по капле, не давая тебе умереть, и отравляя твой разум, пока тебя не поглотит безумие. Твое истинное тело вскоре погибнет, и ты навсегда останешься здесь, заключенный в бессмертной оболочке.

Это уже ни в какие ворота не лезет, она что знает про механику игры? Видимо я не сдержал удивления.

— Ты удивлён, что я знаю об этом кхе, кхе, кхе. Твой разум связывает эту оболочку с твоим истинным телом, которое где-то очень далеко! Яд Скоргса оборвет эту связь.

Чёрт, как это может быть? Неужели эта адская НПС осознала устройство и суть виртуальной, компьютерной игры? Нет это бред! Что они там с ума посходили эти ИИ?

— Очень скоро легионы ада ворвутся в средиземье, и ни что их не остановит, ведь сами владыки царства огня поведут их. Но ты этого не увидишь кхе, кхе, кхе, — ощерилась ведьма. — Ну повиси пока, подумай, а я к тебе позже загляну кхе, кхе, кхе, — она не торопясь развернулась, и ушла в туман, продолжая мерзко хихикать.

Что всё это значит? Судя, по её словам, она, а может и другие НПС знают про игроков, и нашли способ убивать нас в реале, с помощью яда этих… Скоргсов, который блокирует выход из игры. Сперва болотные пауки, теперь вот эти жуки. Этот мир из хардкорной игры превращается в реальный кошмар. Если игроки узнают об этом, половина из них сбежит из игры, зато другая половина наверняка соблазнится, ведь это способ стать бессмертным. Не об этом ли мечтают люди с древних времен? Может те слухи правда, про то, что можно переселить сюда свой разум? Ну конечно правда, я ведь здесь живу. А вдруг мое тело уже умерло, и я никогда не смогу вернуться? Как-то я раньше не задумывался, вот я уничтожу врагов, отомщу тем, кто убил мою семью, а что дальше? Останусь здесь навсегда? Бессмертный и одинокий… Участи хуже, и придумать невозможно: — Да чтоб тебя мерзкая тварь! — от жука, по груди распространялись волны боли, я бессильно свесил голову. Попал я в переделку… Может даже в последний раз. Сдаваться я не собирался, но выхода не находил, буду держаться сколько смогу, а там будь, что будет.

Сколько времени прошло? Час, день, а может год? В начале я пытался считать минуты, но быстро сбился. Мне становилось все хуже, яд как-то влиял на мой разум, мысли странным образом закольцовывались, замыкаясь, и ходили по кругу, повторяясь раз за разом, как у шизофреников. Мне стало тяжело рассуждать логически, я прилагал усилие, перекатывая каждую мысль, словно тяжеленный валун. Это же самое настоящее психотропное оружие!

В теории я знал, как противостоять этому — надо было найти якорь. Что-то, что свяжет мой разум с реальностью, и не даст яду запутать его, какой-то предмет, действие или чувство… Боль! Точно, она всегда помогает, отрезвляет, и напоминает, что ты ещё жив. Каждый раз, когда жук начинал высасывать из меня здоровье, волна боли расходилась от груди по всему телу, я стал считать минуты от волны до волны, выходило примерно минут сорок, это уже кое-что. Этот якорь не даст мне забыть кто я, и где нахожусь, а способ выбраться найдется!

Периодически я впадал в забытье, из которого меня выдергивала очередная волна боли. Мара больше не приходила, видно оставила меня на съедение Скоргсу. Какое-то время я думал, может умру с голоду, или от жажды, но нет, этот адский жук каким-то образом поддерживал мою жизнь, не давая мне умереть. Постоянная слабость и головокружение, забирали те, немногие силы, что ещё оставались, а вскоре последовали галлюцинации…

Краем глаза я заметил кого-то, он стоял сбоку — чёрная расплывчатая фигура, но повернув голову никого не увидел. Прошло какое-то время, я все-таки сбился со счета, не помнил уже, сколько волн боли прошло, хотя они ещё помогали, напоминая мне о реальности. Теперь я постоянно видел чёрную фигуру боковым зрением, стоило мне повернуться он тут же исчезал, и появлялся, с другой стороны: — Иди сюда ты сволочь! Покажись мне, я тебя изуродую тварь! — я кричал, матерился, но все без толку, он просто стоял и смотрел, а ещё этот звук! Тонкое жужжание, на грани слуха, словно комар летает над ухом. Он появлялся, то справа, то слева, рукой не махнуть, уши не закрыть. Сколько я не крутил головой, не мог увидеть кто жужжит, это дико раздражало. Скотские демоны! Кто вас научил таким трюкам, уж не учреждение ли из трех букв? Это просто такая пытка, это глюки, ни чего этого нет. Уговаривал я себя, и начинал орать на чёрную фигуру, или на комара.

У всех есть свой предел. Как бы ни был селен человек, к каждому можно найти свой подход. Одни боятся боли, другие одиночества, а третьих съедает чувство вены. Я чувствовал, что мой предел уже не далеко.

Вскоре я начал терять чувство реальности, если можно так выразиться в виртуальной игре. Мне казалось, что я во сне, и вижу кошмар, нужно было только проснуться, но никак не получалось. Мой разум всё больше погружался в пучину безумия. Я начал видеть людей, они стояли и смотрели на меня, молчаливо обвиняя в чем-то: Друзья и знакомые, женщины которых я знал, и те, кого я лишил жизни. Их было множество. Безмолвные, безжизненные лица: — Хватит! Отвалите от меня! Хватит!

Что есть безумие? Может ли человек осознать, что он сошёл с ума? Ведь сумасшедший никогда не признает, что он не нормальный. А может потеряв разум мы переходим в иную форму мышления, и видим то, что не доступно в обычном состояние.

— Нет! Нет! Только не ты! Тебя не должно быть здесь! — передо мной стояла Тэя, она была такой, как я помнил — в белом платьице, и в сандалиях, я сам надевал их, когда мы шли с ней гулять. Она стояла и смотрела на меня, мамиными зелеными глазами, не произнося не слова: — Прости меня, прости, я виноват, только я один, — слезы катились по моим щекам, я плакал и кричал, проклиная всех демонов, богов и самого себя. Тьма, словно живое существо, равнодушное к человеческому горю, медленно надвигалась на меня, я жаждал ее объятий: — Забери меня… наконец-то.

В первый миг, открыв глаза я подумал, что оказался в гробу. Я лежал на чём-то мягком, в полной темноте, чувствуя слабость во всём теле. С трудом подняв руку, я наткнулся на препятствие… неужели эти твари похоронили меня заживо? Вдруг раздалось шипение, и справа от меня появилась тонкая полоса света, она расширялась, пока тьма не исчезла полностью. Я зажмурился, яркий свет бил в глаза…

— Саша! Саша! — надо мной склонилось женское лицо.

— Настя! Это ты? — она плакала и обнимала меня.

— Наконец-то! Ты жив!

— Что… что происходит? Где я?

— Вытаскивайте его! Аккуратно, вот так, — несколько рук подхватили меня, и вытащили из капсулы, усадив в медицинское кресло, ко мне тут же подключили какие-то аппараты, и сделали укол в руку, сразу стало лучше.

— Как вы себя чувствуете господин Кромов? — человек в белом халате светил мне в глаза маленьким фонариком, проверяя реакцию зрачков.

— Что со мной, где я?

— Вы провели в капсуле почти две недели. Как вы себя чувствуете? Головокружение? Тошнота?

— Нет… тошноты нет… объясните мне, что произошло? — я уставился на человека, тот вздохнул, отведя глаза.

— Ты в порядке любимый! Ты уже дома! — Настя обняла меня, вытирая слезы.

— Произошёл сбой в системе… — к нам подошёл человек в деловом костюме и очках, в дорогой оправе.

— Вы подключились к Паутине Миров, но что-то пошло не так, и вместо того чтобы попасть в игру, ваш разум погрузился в… мы не знаем точно, что это за состояние — похоже на очень глубокий сон.

— Нет! Не может быть! Вы морочите меня, гребанные демоны! — я не мог поверить в это, голова закружилась, в глазах потемнело, я попытался встать, но мышцы были, как вата, ноги не держали. Ко мне подскочили еще двое в белых халатах…

— Господин Кромов, прошу вас успокойтесь!

— Милый все хорошо, ты дома! Ты вернулся! — Настя обнимала и целовала меня, я откинулся в кресле, тяжело дыша. Через пару минут я более-менее успокоился, и хмуро посмотрел в напряженное лицо человека в костюме:

— Как такое могло произойти?

— Мы не знаем. Такого никогда раньше не было, но мы обязательно выясним это, а сейчас вам необходимо отправиться в наш реабилитационный центр, там…

— Нет, — мне нужно было время, чтобы осмыслить все это.

— Но господин Кромов, вы…

— Я сказал нет! — костюм замолчал на полуслове. — Я хочу побыть со своей семьей, прошу всех покинуть мой дом.

Костюм смотрел на меня минуту, затем вздохнул и сказал:

— Как вам будет угодно господин Кромов, но я категорически настаиваю, чтобы вы приехали к нам на обследование, как можно скорее! Это в ваших же интересах, а капсулу, с вашего разрешения мы заберём, проверим её в лабораторных условиях.

— Забирайте, — теперь меня туда под дулом пистолета не загонишь. Костюм сделал знак своим людям, и те начали собирать оборудование, через пол часа мы с Настей остались вдвоем.

— Где Тэя? — спросил я с тревогой.

— У родителей. Я отвезла её, чтобы она не видела всего этого балагана.

— Ты можешь привезти её обратно?

— Уже поздно дорогой, давай завтра…

— Нет, съезди сейчас… пожалуйста.

— Хорошо… не беспокойся, — она вглядывалась мне в глаза. — Ты в порядке?

— Да, я просто хочу видеть мою дочь.

Конечно любимый! Пол часа и мы тут! — я кивнул.

Настя уехала, а я сидел, тупо смотря в стену, и боясь лишний раз вздохнуть, мне казалось, что сейчас всё это растает, как сон. Неужели это правда? Неужели всё, что со мной произошло — это всего лишь фантазия? Дурной выверт спящего мозга! Как мне хотелось в это верить! Я помнил всё: вкус еды, кровавое безумие, что овладело мной в битве за пограничную, Ветмию Шайну, Димоса, и конечно Зверя. Но лучше всего я помнил демонов. Мара, скоргс, пытки!

Через пол часа дверь открылась, и я увидел Тэю. Она вприпрыжку побежала ко мне…

— Папочка! Где ты был? — я подхватил её на руки, и обнял, чувства захлестнули меня.

— Я соскучилась! Никто меня не щекотал, а мама все время была грустная.

— Все хорошо маленькая! Я вернулся! — слёзы сами потекли из глаз, я не мог сдержаться. — Я больше никуда не уйду, обещаю!

— Честно при честно? — Тэя строго смотрела на меня мамиными глазами.

— Честно при честно! — она была реальна! Хоть бы это не кончилось!

Потом был ужин, и я сидел и смотрел на моих женщин, слушая Настю. Она сильно перенервничала за это время, и теперь, когда напряжение покинуло её, болтала без умолку, рассказывая, как я не вышел из игры, и как она пыталась меня отключить. Ей пришлось звонить в фирму, и ждать техника, но тот не помог, она звонила, ругалась и кричала, пока не приехал кто-то из высшего руководства, с целой бригадой людей. Они несколько дней колдовали над капсулой, и вот наконец у них получилось. Я сидел и слушал, и не мог насмотреться на них, затем Тэя уснула, а я сидел в её комнате, не в силах оторвать от неё глаз.

— Уже поздно, идем спать, тебе надо отдохнуть, — прошептала Настя, войдя в комнату.

— Да, идем, — я встал и обнял её.

— Что же там произошло с тобой? — она смотрела мне в глаза, с любовью и тревогой.

— Я не хочу вспоминать об этом, давай больше не будем об этом говорить.

— Хорошо любимый.

— Лёжа в пастели, в темноте, я слушал дыхание спящей Насти, сон не шёл. Мышцы всё ещё были, как варёная вермишель, слабость не проходила. Мысли, словно стая птиц кружили в голове, только я сосредотачивался на одной, она тут же терялась из виду, и я переключался на другую. Надо завтра все-таки поехать в этот их центр, пусть лечат меня. А потом я засужу этих ублюдков, к чертовой матери, чтобы лучше следили за своей…

— Ты чего детка? — в комнату вошла Тэя. Я не видел её лица в темноте, она встала перед кроватью, держа в руке плюшевого зайца.

— Папочка, а где мама?

— Вот же она… я оглянулся на спящую Настю, она смотрела на меня мертвыми глазами Мары, и улыбалась, а во рту её были чёрные, острые зубы…

— Это не мамочка. Мамочка умерла! Кхе, кхе, кхе.

Я дёрнулся, как от удара током: — Нет, нет, только не это! — острая боль пронзила всё тело, меня скрутило судорогой, горлом пошла кровь.

— Папочка, что с тобой? — Тэя приблизилась, и я увидел кровавые провалы на месте её глаз.

— Тебе плохо папочка?

— Нееееет! — сквозь боль заорал я. Из-под кровати выползла чёрная цепь, словно живая она обвилась вокруг запястья, с другой стороны еще одна, схватила другую руку, я иступлённо забился, крича от ужаса. Кровать вздыбилась, превращаясь в камень, и я повис на цепях, стены комнаты почернели, и покрылись трещинами, из которых пошёл едкий дым.

— Это не ты! Не ты! — хрипел я.

— Конечно я не твоя дочурка кхе, кхе, кхе! — раздался голос Мары. Тело Тэи выгнулось и начало меняться, кости трещали с мерзким звуком, удлиняясь и ломаясь, кожа лопалась, изнутри лезла старушечья плоть, покрытая шрамами, через минуту передо мной стояла ведьма.

— Думал так легко отделаешься от меня мальчик? — она подошла ко мне вплотную. Комната и всё, что в ней было окончательно исчезло, я оказался там же где и был — прикованным к камню, на площадке, окруженной туманом.

— Ты здесь ещё на долго мальчик, кхе, кхе, кхе.

— Я… убью… вас… всех, — я поднял голову, смотря на неё, сквозь кровавую пелену. — Я уничтожу… ваш… род, всех… ублюдков… до единого.

— Угрожаешь! Значит еще остались силы! Значит тебя еще на долго хватит! — она засмеялась, и поковыляла куда-то в туман.

Я обессилено свесил голову, на злость сил уже не осталось, ни на что не осталось.

Время тянулось, как смола, минуты растягивались в бесконечность, наполненную болью и чувством безысходности. Отчаянье поразило меня, словно тяжелая болезнь, от которой нет лекарства…

Позади меня раздался какой-то звук, кто здесь, кто на этот раз? Из-за камня, на котором я висел вышел Зверь: — Зверь это ты? Ты не глюк? — он встал на задние лапы, и принялся лизать мне лицо. — Это ты! Как ты здесь оказался? — я чуть не расплакался от счастья. — Ну всё хватит, хватит, видишь эту гадость у меня на груди, кусай её, кусай! — Зверь схватил зубами жука и потянул, пытаясь оторвать, я чуть не взвыл в голос, боль была адская! — Давай Зверюга, давай, не обращай на меня внимание, вырывай её! — он дёрнул головой, отрывая мерзкую тварь, меня аж дугой выгнуло, чуть не вывернув плечи из суставов. Стиснув зубы, я старался не закричать, и не потерять сознание. — Молодец зверь, молодец! — сквозь боль и слезы подбадривал я его. Он принялся за цепи на ногах, с остервенением грызя металл. Ему бы помочь, но не могу, яд ещё в крови, сил на псионику нет. Здоровье медленно начало подниматься, слишком медленно. Наконец он перегрыз цепь, и взялся за вторую ногу. — Хоть бы она не вернулась, хоть бы не вернулась, — повторял я, как заведенный. — Давай, зверская ты морда, давай! — вторая нога освободилась, и я повис на руках, не доставая ногами до земли, Зверь, встав на задние лапы, вгрызся в цепи на правой руке, хоть бы клыки не поломал, он же мал еще. — Нет клыки твои крепче любой стали, правда Зверь? — я подбадривал, и торопил его, он, рыча и царапая мою руку острыми когтями, грыз цепь. — Ни чего заживет, нам бы выбраться отсюда, ещё чуть-чуть! — цепь лопнула, я повис на одной руке, всё тело пронзила острой болью, руку словно с мясом вырывали, — Чтоб вас сволочи! — перед глазами плавали тёмные круги, я чуть не потерял сознание. — Меня такой ерундой не проймешь, суки! — я специально заводил себя, злость придавала сил. Наконец последняя цепь порвалась, и я упал лицом вниз, прямо на каменный пол. Это падение выбило из меня дух, и я отключился.

Очнулся от того, что Зверь толкал меня головой, пытаясь разбудить, увидев, что я открыл глаза, он запрыгал, и завертелся от радости. — Да, я тоже рад тебя видеть дружище, идем от сюда, — но не тут-то было! Ноги не держали, руки были, как варёные макаронины. Тогда я пополз, извиваясь как червяк, цепляясь ногтями, и зубами, лишь бы свалить от сюда.

Зверь бежал впереди, всё время возвращаясь ко мне, и нетерпеливо тявкая. Мы зашли в туман, точнее зверь зашёл, а я из последних сил заполз, передо мной была лестница из чёрного камня, слишком высокие и широкие ступени, предназначенные явно не для людей. Я пополз вверх буквально, затаскивая себя на каждую ступень.

Здоровье и выносливость не хотели подниматься выше десяти процентов, видимо яд ещё действовал. Я полз, отплёвывая кровь, дыхание с хрипом вырывалось из груди. — Да, когда же она закончится? — наконец я вполз на небольшую площадку, и только тут заметил где нахожусь… Лестница парила в пустоте! Бесконечная, темная пустота со всех сторон. Посмотрев с краю вниз, я увидел НЕЧТО! Что-то гигантское и живое, оно подергивалось, и словно дышало, переливаясь цветами, для которых нет названия в человеческом языке. Оно приковывало взгляд, я испытывал сильнейшее желание спрыгнуть вниз, смотря на ЭТО. Зверь вцепился мне в руку, и рыча стал оттаскивать меня от края. Резкая боль отрезвила затуманенный разум, я даже смог подняться на ноги, и поковылял к каменной стене, что возвышалась впереди, в ней был проход, и зверь юркнул туда. В этот миг истошный визг резанул по ушам, он доносился снизу — с круглой площадки. Мара обнаружила пропажу, значит у меня совсем мало времени.

Перед самой стеной я почувствовал что-то, обернувшись увидел, как прямо в воздухе, в пяти метрах от меня, возник… Шар черного света! Он разрастался, превратившись в дыру, будто кусок пространства вырезали. Из неё повеяло чем-то жутким. А затем я услышал:

— Малаааххх!

От этого голоса всё мое нутро сжалось, как при падении с высоты, он проникал в каждую клеточку тела, столько не человеческой мощи было в нем!

— Да ну вас на хер, идите в ад! — собрав всю волю в кулак, я развернулся и вошёл в проход в стене.

Держась за стену я кое как передвигался, постепенно ускоряясь. Через несколько минут мы внезапно оказались на лесной поляне, стояла ночь, Зверь рвался вперёд, и я, тяжело переставляя непослушные ноги, побежал за ним. Инвентарь до сих пор был не доступен, когда же выветриться этот проклятый яд? Пробежав километра два, я остановился отдохнуть, выносливость опять была почти на нуле. Может сказать Зверю чтобы убил меня, очнусь уже в пограничной… Додумать я не успел, сзади послышался шум погони, я рванул вперед. — Давай Зверь веди меня к людям, — шум погони приближался. — Не уйти, черт! — напрягая остатки сил, я переставлял ноги, хватаясь за деревья, чтобы не упасть. Вдруг Зверь принюхался, и повернув куда-то в сторону, исчез в кустах. Всё, демоны уже совсем рядом, я слышал их рычащие голоса, прислонившись спиной к дереву, я приготовился отдать свою жизнь подороже, пленить меня им не удастся, только убить. Из-за деревьев выбежали шесть здоровых демонов, с топорами в руках, увидев меня, они злобно ощерились, предвкушая потеху.

Стрела с шипеньем пролетела справа от меня, вонзившись демону в глаз, я узнал эту стрелу. Не может быть! Ветмия! За ней вторая впилась в грудь другому, а слева, вылетев из кустов в грациозном прыжке — Шайна вцепилась в горло ещё одному, повалив того на землю. Один из демонов, заревев замахнулся секирой, но сбоку подлетел… сотник Крэйг! Чудовищной силы ударом он разрубил демона почти пополам, за ним следовал Галос, и остальные ребята, в считанные секунды с демонами было покончено. Я съехал по стволу дерева, силы покинули меня.

Ветмия подбежала ко мне:

— Ну наконец-то мы тебя нашли! Сколько раз мне надо тебя спасать? — она обняла меня, вдруг стыдливо отстранившись. — И почему ты голый?

Я, улыбаясь сквозь слезы ответил:

— Да встретил тут, старую знакомую — Мару детоубийцу, она захотела сделать меня своим секс рабом, но я сказал: Спасибо я уже был женат! И сбежал. — Ветмия не понимающе смотрела на меня.

— Ты, что фильмы не смотришь? Ладно не важно, потом объясню, — я чувствовал, как напряжение покидает меня, а вместе с ним и сознание. Ни чего, я среди друзей, уже можно…

Глава 8


Глава 8

Стальные псы

Страшные, мёртвые глаза приближались ко мне, просвечивая словно рентгеном, снимая слой за слоем, кожу, плоть, кости… Пока не осталась лишь моя освежёванная душа… — Да пошла ты тварь! Сдохни сука! Сдохни!

— Эй, эй, тихо! Это всего лишь сон, ты в безопасности.

Я открыл глаза, Ветмия смотрела на меня, ласково улыбаясь. Первой мыслью было — а не очередной ли это глюк? Я спросил недоверчиво, глядя на неё — Ветмия это точно ты? — она секунду подумав, наклонилась и поцеловала меня, еле заметно, коснувшись моих губ, это было неожиданно, но приятно! — Будем считать, что ты не глюк, — сев на кровати, я осмотрелся: Большое помещение с десятком обычных кроватей, и столом в центре, пахло металлом, кожей и солдатским духом, я что в казарме?

— Ты в казарме, — подтвердила мою догадку Ветмия, — в гостиницах сейчас нет мест, всё заняли игроки, Крэйг с ребятами принесли тебя сюда, как себя чувствуешь?

— Вроде нормально, — я прислушался к ощущениям, выносливость и здоровье полностью восстановились, инвентарь был доступен, всё, как обычно, яд выветрился. — Только ужасно жрать охота, не ел тысячу лет!

Ветмия улыбнулась: — Я это предвидела, иди за стол.

Я ел, что-то мясное, запивая огромными глотками пива. — Ммм, как вкусно! А где Зверь? — я оглянулся, его ни где не было.

— Зверь? А это то существо, ты назвал его Зверь?

— Видела бы ты его мамашу, это что-то! — я покачал головой.

— Ты обязательно должен мне все рассказать! — в глазах Ветмии зажглось любопытство. — А Зверь вон там, — она встала в направлении двери.

Мы вышли из казармы на знакомый мне тренировочный плац, словно два маленьких, чёрных смерча кружили по нему. Зверь пытался поймать Шайну, кошка дразнила его, подпуская совсем близко, но в последний момент неуловимым движением ускользала, и погоня продолжалась.

— Они уже час так носятся, — Зверь, увидев меня, оставил бесполезные попытки поймать кошку, и бросился ко мне, чуть не сбив меня с ног. Кажется, он подрос! Уровень 17, когда успел?

Мы сидели, наблюдая за Зверем и Шайной, Ветмия рассказывала, как они меня нашли:

— После того нашего разговора в Кронграде… — она виновато посмотрела на меня, — я поняла, что зря обиделась, в конце концов это твое личное дело, и я не имею права влезать. Но все же я отправилась сюда, чтобы подождать тебя здесь. Три дня я прождала, не решаясь написать, мало ли вдруг ты занят. На четвертый Шайна начала странно себя вести, она беспокоилась и звала меня в лес, тогда я написала тебе, но ты не ответил. Я писала тебе весь день, но всё без толку, ты не отвечал. Я поняла, что ты, как обычно попал в беду, и пошла к сотнику, честно говоря, не надеясь, что он поможет, и уже думала договориться с игроками, но он не только согласился, но и позвал своих ребят! Услышав о тебе, они без разговоров собрали вещи, и мы отправились в путь. Почти три недели мы искали тебя…

— Что? Три недели? — я заглянул в сообщения, там были десятки сообщений от Ветмии и Димоса. Ладно, разберемся с ними позже.

— Да, почти. Шайна вела нас, но всё время теряла след, и мы ходили кругами, пока не наткнулись на твоего Зверя. Сотник чуть не убил его, когда тот выскочил на нас, но Шайна не дала. Зверь повел нас за собой, и вскоре мы услышали демонов, дальше ты знаешь. После этого ты ещё два дня провалялся в бреду, кричал, брыкался и матерился, так что у солдат уши краснели.

В этом момент на плац пришёл сотник с ребятами, Галос обнял меня так, что аж кости затрещали, а Крэйг пожал руку. Я от всего сердца поблагодарил всех за спасение, и рассказал про Мару и её слова, о легионах демонов, что скоро ворвутся в наш мир.

— Эта тварь не говорила, когда будет нападение? — спросил сотник хмуро.

— Сказала, что очень скоро, а ещё она сказала, что их поведут в бой сами повелители ада — высшие демоны. Я даже видел одного.

— Ты серьезно? — Ветмия подалась вперед.

— Ну точнее слышал, он позвал меня по имени, и этот голос я не забуду никогда! Там появилось, что-то вроде… портала, я не стал ждать, пока он вылезет из него, и сбежал.

— Если так… мы не сдержим их, — сотник сокрушенно покачал головой.

— Крэйг я появился в паре километров к юго-западу от того места где вы меня нашли, прямо посреди леса, может попытаться найти, и уничтожить этот их мост в наш мир?

— Нет, мы с ребятами прошли по следам демонов, и прочесали там всё, но не нашли ни чего! Мне надо предупредить тысячника, — он поднялся, — и короля.

Сотник ушёл, солдаты тоже отправились по делам, Зверь и Шайна успокоились, и разлеглись на солнышке.

— Что теперь? — спросила Ветмия.

— Я должен рассказать тебе ещё кое-что, но сперва ты должна познакомиться с одним человеком, его это тоже касается, поэтому мы отправляемся в Кронград.

Пока мы добирались до Кронграда я просмотрел сообщения от Димоса, он писал, что выполнил задание, и спрашивал, что дальше? Так, как я не отвечал, он послал еще несколько сообщений, и в последнем написал, что остается на месте, и ждет пока я выйду на связь. Написав ему, чтоб ждал нас в бочке сегодня вечером, я получил в ответ:

Ты куда пропал? Я тебе кучу сообщений отправил, здесь такое творится!

Я ответил: Извини, но из ада сообщения не отправляются, объясню вечером.

…Охренеть!!!

Наконец мы прибыли в Кронград. Город был оживлен даже больше чем обычно, множество игроков наводнили его, и повсюду можно было увидеть стражников, целыми отрядами патрулировавших улицы.

Зайдя в бочку, я сразу увидел Димоса, он сидел в углу, с кружкой пива в руках, 91 уровень, парень не стоит на месте. Мы подошли к нему.

— Привет Димос.

— Да не может быть! 132 уровень! Как ты это сделал? — Димос выпучил глаза.

— Для начала познакомься, это Ветмия и Шайна, а это Зверь, он мой! — представил я всех по очереди.

— Очень приятно, меня зовут Димос Папандос, падайте, — он указал на стулья.

Мы сели, и я сказал:

— Слушайте очень внимательно. Я расскажу вам всё, что мне известно, а после вы решите, остаться со мной или уйти. И так…

Я рассказал им, как появился в игре, что для меня реал закрыт, и нет пути назад, про мою расу, и про круглую дверь, что я нашёл в царстве гномов, как убил невиданного монстра, и как наблюдал рождение Зверя. Про Мару детоубийцу, и про то, что пережил в аду, и что она нашла способ убить тело игрока в реале, и оставить его разум здесь навсегда.

Сказать, что они были в шоке, это ничего не сказать. В конце я добавил:

— А теперь самое главное… Всё это случилось потому, что кто-то убил мою жену и дочь, а меня засунул сюда, и у меня есть основания полагать, что Харон, лидер стальных псов, как-то связан с этим.

— О боже! — Ветмия расширенными от ужаса глазами смотрела на меня.

— Охренеть! — Димос откинулся на спинку стула, с ошарашенным лицом.

— Я попал в какую-то большую игру, и разменной монетой в ней стала моя семья, поэтому я пойду до конца. Если надо я пойду по трупам, и уничтожу всех, кто встанет у меня на пути, или погибну, терять мне нечего. Но вам есть что, и я не могу просить вас идти за мной, так, что решайте, и в независимости от того, что вы решите, знайте, что вы можете рассчитывать на меня всегда.

Я сидел, молчал, и гладил Зверя, лежащего около меня, они тоже молчали, переваривая услышанное.

— Я с тобой, — Ветмия смотрела на меня полными решимости и слез глазами, я кивнул ей с благодарностью.

— Я тоже, но я ведь не воин, от меня мало толку в битве, — Димос развел руками.

— А тебе и не надо воевать, делай то, что умеешь — воруй и шпионь, — я улыбнулся. — Ты кстати замки мудрёные умеешь вскрывать?

— Ну а как же — мое любимое дело! — Димос расплылся в улыбке.

— Отлично. Тогда рассказывай, что узнал, а потом мы составим план действий.

— Значит так… — Димос на секунду задумался. — Харон собирает огромную армию игроков. В Кокеаниуме уже собрались двадцать сильных кланов, а может и больше. Город переполнен, игроки идут со всей паутины, возле крепости псов целый палаточный городок, а ещё странные слухи идут, как будто скоро можно будет вообще не выходить из игры! — Димос вытаращил глаза, при этих словах мы с Ветмией переглянулись, Димос продолжал:

— За последний месяц в паутину пришли больше двухсот тысяч людей! В реале у всех крыши посносило, скупают капсулы, любыми способами пытаясь попасть в игру.

— Все хотят жить вечно. — задумчиво сказал я. — Ох и не с проста это все. А что за странное название такое — Кокеаниум?

— А это, кто-то из разработчиков прикололся. Город стоит на реке, которая течет к океану — Кокеаниум.

— Понятно. Что насчет нашей цели?

— Есть такая — игрок по имени Эфес, 149 уровень, рыцарь — паладин. В основном занимается тем, что охраняет Харона, телохранитель типа. На всяких там официальных встречах и т. д. Короче Харон в городе без него не появляется, но каждую пятницу Эфес ходит в «Синий бархат» это бордель, не из дешевых. Пойдет? — Димос вопросительно смотрел на меня.

— Очень даже пойдет. Такой человек должен обладать нужными нам сведеньями, что ещё?

— Ещё вот… — Димос вытащил пузырёк с ядом болотного паука, — поговорил с одним знакомым, просто надо нанести яд на кинжал или меч, и порезать жертву, он начинает действовать моментально: Возможность выйти в реал отключается, затем человека парализует, но не сразу, несколько минут у тебя будет, чтобы его разговорить, потом всё — полный паралич, и человек умирает в муках несколько часов.

Ветмия при этих словах скривилась: — Ты, что хочешь пытать игрока? Он же тебя запомнит, а потом возродится…

— А для этого есть, вот это! — Димос достал десяток пузырьков.

— Ну конечно, зелье скрытности. Но все ровно, когда он возродится Харон узнает, что кто-то охотится за ним.

— Рано или поздно он всё ровно узнает, так, что пора действовать. — сказал я.

— Да, вот еще, — Димос вынул мешочек с золотом, — я тебе должен, провернул тут пару выгодных дел.

— Это твои честно украденные деньги, оставь себе, — я подвинул ему кошель. — Вот… — вытащив из инвентаря горсть драгоценных камней, я поманил Ветмию и Димоса пальцем, придвинуться поближе и показал им.

— Что это? — почему-то шёпотом спросила Ветмия.

— Охренеть! Это гномские? — догадался Димос.

— Да, на держи, — я передал ему камни. — Сможешь продать по-тихому, так чтоб не узнали чьи и откуда?

— Да, есть способы, — Димос забрал камни.

— Тогда поступим так — вы вдвоем отправитесь в… Кокеаниум, найдите жильё, желательно подальше от маршрута этого Эфеса. Выручку за камни разделите на две половины, одну положите в банк, с доступом для нас троих, это будет наш общий капитал, вторую разделите между собой, это ваши личные деньги. Ещё найдите неприметное, тихое место, вроде склада или чердака, непосредственно вблизи маршрута Эфеса.

— А почему не на троих? — спросила Ветмия.

— Потому, что у меня в инвентаре ещё несколько кило, таких же. Все, я присоединюсь к вам завтра, у меня ещё тут дела, — я поднялся из-за стола.

Они ошарашено смотрели на меня, потом Димос сказал:

— Я знал, когда следил за тобой, что ты принесешь мне удачу!

Мы шли по главной площади, мне надо было зайти в банк, а потом к Фабиру. Не далеко от телепортов меня вдруг окликнули.

— Малах!

— Это точно он?

— Да точно, только тогда он нубом был, сорокового уровня, как он так быстро поднялся?

В мою сторону шли два игрока. Одного я узнал, это был один из тех, кто держал меня у стенки, пока Морэй би пугал своими длинными руками, а вот второй… Человек — огненный маг 143 уровень, его звали Смок, кого-то он мне напоминает!

— Что ты сделал с моим братом? — Смок смотрел на меня грозно, сдвинув брови.

— Если бы я знал кто твой брат, может и ответил бы, — я улыбнулся одними губами, Ветмия и Димос напряглись.

— Не придуривайся! Мой брат Морей би, ты с ним, что-то сделал, он в коме в реале, врачи не знают, что с ним.

— А я тут при чем? Твой брат пытался меня ограбить, и у него случился припадок, может это карма? — я развернулся, собираясь уходить.

— Стоять! — у него в руке появился посох, — Ты никуда не пойдешь! — зло сказал он. — Ты ответишь мне за брата, я требую поединок!

Игроки, услышав наш разговор начали собираться вокруг нас, я не хотел привлекать внимание, но отказаться не мог, тем более мне самому было интересно, что из этого выйдет.

— Идет, — я повернулся и встал к нему лицом.

Тут же, откуда не возьмись появились стражники, игроки образовали круг, обсуждая нас, и делая ставки. Ветмия с беспокойством посмотрела на меня, но я был спокоен, как слон.

Десятник огласил правила, и мы остались один на один. Я не стал вытаскивать ни секиру, ни ножи, он маг огня, значит будет атаковать огнем. С помощью криокинеза я начал охлаждать воздух, создавая вокруг себя оболочку, заключившую мое тело в ледяной кокон. Смок, видя, что я стою и не нападаю, атаковал, он направил на меня посох, из его навершия вырвалась тугая струя огня, как из огнемета. Пламя окутало меня, я почувствовал нарастающий жар, и увеличил силу криокинеза, ещё сильнее понижая температуру вокруг себя. Моя сопротивляемость магии, и криокинез давали мне возможность спокойно выдержать напор огня.

Струя огня иссякла, пламя, окутавшее меня, постепенно спадало… Окружающие нас люди ахнули, все разом. Я стоял в той же позе, как ни в чём не бывало, Смок в шоке смотрел на меня, не веря своим глазам, затем оскалился и с яростным криком поднял посох.

Я мог бы убить его, добравшись до энергетического центра в голове, так же, как его брата. Я чувствовал его ментальную защиту, и мог пробить её за пару секунд, но поступил по-другому.

Защищаясь всё так же, как и в первый раз, я направил импульс на Смока, начав нагревать его тело изнутри. Огонь вновь иссяк, Смок стоял не понимающе смотря на меня, как вдруг вскрикнул, схватившись за горло, его лицо покраснело, глаза налились кровью, он начал хрипеть, посох выпал из рук, от его одежды пошёл дым, она начала тлеть. Смок упал на колени, его лицо почернело и потрескалось, изнутри прорывался огонь, вдруг одежда на нём вспыхнула, и он закричал! Люди шарахнулись в стороны, с ужасом смотря на пылающую фигуру, я всё так же спокойно стоял.

Через минуту всё было кончено, его труп исчез, я развернулся и пошел сквозь толпу со словами:

— Игры с огнем до добра не доводят, — десятник молча провожал меня взглядом, даже не объявив, что дуэль окончена. Люди расступались, обалдело глядя на меня.

— Ну ты даешь! — Ветмия смотрела на меня расширенными глазами. — Я конечно понимаю, это игра, и он сейчас оживет, но умереть так… — она покачала головой.

— Думаешь я слишком жестоко с ним обошёлся? — я посмотрел ей в глаза. — Для меня это не игра, и я никому не позволю помешать мне. Хочешь узнать правду, хочешь отомстить за любимого, придется быть жестокой!

— Как ты… — её глаза наполнились слезами, — как ты узнал?

Я давно догадался, что она потеряла любимого человека, конечно я не знал всех обстоятельств, но предположил, и попал в точку.

— У тебя иногда появляется взгляд… Который не сулит ни чего хорошего, кому-то. Мне это чувство очень хорошо знакомо.

— Я… — Ветмия замолчала, и отвернулась.

— Расскажешь, когда, и, если будешь готова, а сейчас у нас дела, — я положил руку ей на плечо.

Она взяла себя в руки, и решительно кивнула. Мы подошли к телепортам.

— Отправляйтесь, и напишите, где будите меня ждать, я прибуду завтра утром, — они оба молча кивнули и шагнули сквозь арку.

Придя в лавку Фабира, я увидел того, стоящим за прилавком.

— Малах, ты вернулся! — Фабир вышел из-за прилавка, и заграбастав мою руку, своей ручищей, чуть не расплющил её в рукопожатии, — Валин, иди сюда.

Оставив молодого гнома смотреть за лавкой, Фабир провёл меня на тот же двор, мы сели, он налил две огромные кружки пива, и сказал.

— Я уж думал ты пропал, ну рассказывай!

— Нашел я дорогу в подземное царство, спасибо тебе, и спустился на самое дно! — я говорил, гном слушал, затаив дыхание.

— Но так я и не встретил тех тварей, что напали на вас, — закончил я. Гном задумчиво уставился на Зверя, лежащего около меня.

— Я-то думал поначалу, что это просто зверь какой, диковинный, а теперь вижу… — чем больше он смотрел, тем больше становились его глаза, что же он там видит такое? Хотя он ведь мастер высшей категории.

— Что это Малах? Четыреста лет я занимаюсь кузнечным делом, уж сто лет, как мастер. Работал со всеми известными металлами, даже с небесной сталью, но такого не видел никогда!

— А, что ты видишь? Я вот ничего, зверь, как зверь, вроде бы железный, но живой.

— Вот именно Малах, вот именно! Можно дотронуться? — гном, протянул руку, словно ребенок к заветной игрушке.

— Не стоит, — я остановил его, — не любит он этого. Найдется у тебя, какой ни будь ненужный железный хлам?

— Чтоб в кузне, да не нашлось, а зачем тебе?

— Увидишь.

Фабир принёс пару старых, зазубренных мечей, без рукоятей, и вопросительно уставился на меня.

— Бросай на землю, — я начал разогревать мечи, пока они не накалились до бела, у Фабира отвисла челюсть. Зверь, почуяв лакомство, поднялся, и принялся уминать раскалённое железо, что твою баранью кость. Я улыбнулся, смотря на обалдевшего Фабира.

— Думал я, что многое повидал, и удивить меня не просто, но тебе Малах удалось! Слушай, ты ведь сказал, что убил монстра, значит он там и лежит! Сможешь провести меня к нему? Тем более ты говоришь тварей тех, уже нету, может они померли давно! — Фабир с надеждой смотрел на меня.

— Кроме тех тварей, есть демоны, которые скоро нападут, да и не нужно ни куда идти, — я вытащил лапу монстра, и положил её на стол.

— Лопни мои глаза! Да, чтоб мне молота не поднять! Почти сто кило! — он схватил лапу, чуть ли, не обнюхивая её со всех сторон.

— Уникальный материал! Все его свойства даже мне не видны, но то, что я вижу…! Что хочешь проси за него!

— Сможешь сделать из него доспехи для меня, секиру взамен твоей, и копье? А остаток тебе.

— Договорились! Мне потребуется не меньше недели, а пока давай обсудим детали.

Через пол часа, я собрался уходить, когда вспомнил ещё об одной вещи. — Я кое-что нашел в подземельях, вот… Вытащив корону, я протянул её Фабиру.

— Это же… да я… будь я проклят всеми каменными богами, это же корона семи королей! — Фабир благоговейно взял корону в руки. — Это величайшая реликвия нашего рода!

— Ну я так и подумал, это тебе подарок, в знак дружбы, — я улыбнулся.

Фабир стоял, и молчал, на его лице одно выражение сменяло другое, затем решив, что-то он протянул мне руку, и сказал:

— Старейшины узнают о тебе, узнают, что ты совершил. Спасибо тебе Малах.

Я пожал ему руку, позвал Зверя, и мы двинулись к выходу, мне надо было ещё зайти в банк, таскать с собой столько драгоценностей нецелесообразно. В банке, у одного из леприконов чуть не случился инфаркт, когда я начал доставать слитки золота, драгоценные камни и украшения, он, что-то лепетал о том, что надо позвать оценщика, но я сказал:

— Просто переведите всё в золото, по вашему курсу и положите на мой счёт.

После банка я отправился в гостиницу, и лёг спать, рано утром у меня ещё одно дело, а затем в Кокеаниум.

Я стоял перед библиотекой, как же давно это было! Внутри ничего не изменилось, тот же стол, и Парастор, так же сидел, обложенный свитками.

— Здравствуй хранитель, — Парастор выбрался из-за стола, и подошел.

— Малах это ты?

— Ну а кто ещё придет сюда добровольно? — я усмехнулся, и пожал ему руку. — Нужна кое какая информация.

Мы сидели под солнечным куполом, за одним из столов, откуда-то взялся чайник, и две чашки, Парастор разлил крепкий чай, и спросил:

— Ну, ты нашёл то, что искал?

— И да, и нет хранитель. Место я нашёл, но проникнуть туда пока не могу, но я пришёл не поэтому поводу, что ты знаешь о высших демонах?

— Очень могущественные существа! И невообразимо жуткие!

— Встречался с ними? — я сделал глоток.

— Видел одного, издали… — взгляд его затуманился воспоминанием, — никому не пожелаю испытать тот ужас.

— Как его можно убить?

— Убить высшего демона? — хранитель рассмеялся. — Это невозможно! Только богу под силу такое!

— Как же их победить, неужели нет способа?

Парастор задумался, затем встал:

— Может и есть способ! Я сейчас, подожди минуту.

Он ушёл, а через несколько минут вернулся с книгой. Сев за стол он открыл её и сказал:

— Это копия древней книги, которая хранится в храме Гелиоса. В ней описываются события двух тысячелетней давности, тогда демоны вторглись в Средиземье и с ними был один из высших. Он пал от своего же оружия, но рыцарю, что сразил его пришлось пожертвовать собой.

— То есть, чтобы забрать жизнь высшего нужно отдать этому оружию свою!

— Видимо да, только где его взять? Тогда оно было у высшего, и каким-то образом попало в руки рыцаря…

— Это не оно случайно? — я вытащил топор.

— Да простят меня светлые боги! — Парастор вскочил, осеняя себе какими-то знаками, ну точно, как Фабир, — Ты безумец! Заклинаю тебя Малах, даже не думай о том, чтобы использовать Это!

— Успокойся хранитель, а то удар хватит. Это на крайний случай. — я убрал топор. — Значит это то самое оружие?

— С полной уверенностью сказать не могу, но судя по тому, что я вижу — оно. — немного успокоившись ответил Парастор. — Значит слухи правдивы, и скоро они придут? — он сокрушённо вздохнул. — Много людей погибнет!

— Да, очень скоро, — вот ведь хитромордая ведьма! Пыталась выманить у меня топор, притворяясь, что он не важен. Она точно знала, что это такое, — А имя — Абдусциус тебе о чём-то говорит?

— Военачальник Тёмного, тот, кто ведет его легионы в бой, неужто он лично явится в наш мир? — с тревогой спросил хранитель.

— Так мне сказали, а кто такой Тёмный?

— Кто такой Тёмный? — воскликнул хранитель. — Тёмный был первым! Он был рождён из чистого хаоса, с началом времен. Он владыка ада, и отец всех высших демонов, так говорят древние писания. На самом деле никто, никогда не видел его, это то, что известно мне, может великие жрецы знают больше.

— Понятно, но ты говоришь, что видел одного, вы его победили?

— Победили? Нет! Мы тогда преследовали отряд демонов, перешедший реку, а когда загнали их в ловушку… появился он. Демон спас остатки своих, не вступая в битву с нами, и исчез, нам повезло.

— Но если высшие демоны так сильны, не выступят ли светлые боги на нашей стороне?

Парастор тяжело вздохнул: — Ты ещё молод Малах, и поэтому я объясню тебе кое-что о богах — светлые боги иль тёмные, суть два проявления одной и той же силы. Они не добрые, и не великодушные, и ничего не делают просто так. Они играют в свою игру, а мы для них только фигурки на доске, так, что не надейся на них, и тем более не доверяй.

Как же эти слова перекликались с моими собственными ощущениями. Старик был прав.

— Спасибо за совет Парастор, буду иметь в виду, а сколько их вообще, этих богов?

— Самых сильных, изначальных всего семь, про Тёмного я уже сказал, он сильнейший. Ещё Гелиос, в основном ему покланяются люди, но не только. Циклотон — это бог ихтиотов, он не покидает глубин океанов. Оне Ан-агба — бог-всадник, ему покланяются племена орков на востоке. Элитливия — богиня эльфов, говорят она столь прекрасна, что человек потеряет разум от любви, если увидит ее. Газар Дорх — каменный бог гномов, кроме них есть еще много существ, близких к ним по могуществу, но эти самые сильные. — Парастор замолчал.

— А седьмой? — не дождавшись продолжения спросил я.

— Седьмой неизвестный бог, про него нет никаких сведений, кроме того, что он есть.

— А, что с цифрой семь, я уже ни первый раз встречаю ее?

— Цифра семь имеет сакральное значение! — Парастор поднял палец вверх. — Про это есть множество интереснейших теорий, хочешь послушать? — с надеждой спросил он.

— Пожалуй нет, хранитель, — я усмехнулся, дай ему волю, и он будет говорить до утра. — К сожалению, мне пора идти, но я думаю мы еще увидимся.

— В таком случае, ты знаешь где меня искать, — Парастор улыбнулся.

Прибыв в Кокеаниум, я понял, о чем говорил Димос, город был просто битком набит игроками. Большинство — новички, не знающие чем себя занять, они слонялись по городу, устраивая потасовки, и стража с ног сбивалась, пытаясь поддерживать порядок. Что же происходит? Как будто, кто-то специально распустил слух про бессмертие в игре, и сюда поперли все, в надежде урвать кусок от этого пирога, только вот за всё приходится плотить, мне ли не знать об этом. Форумы кипели и бурлили, десятки и сотни тысяч людей строили миллионы теорий о том, что же их ждёт.

Я шёл по улице, и люди уступали мне дорогу, видя мой уровень, и Гадая, что за зверь бежит рядом со мной.

Ветмия и Димос с трудом нашли комнаты, заплатив тройную цену, но денег хватало. Димос выручил за камни сорок тысяч золотых, огромная сумма! Они ушли с аукциона за пол часа, и деньги были уже в банке.

— Ну наконец-то! — Димос помахал мне рукой, они сидели в ресторане при гостинице.

— Ни чего себе! — им пришлось снять комнаты в одной из самых дорогих гостиниц, в других просто не было мест. Настоящий небоскреб! Ресторан располагался в верхней части здания, закрученного спиралью, вроде морской раковины, все стены были прозрачными, и отсюда открывался потрясающий вид на город.

— А ты как думал? — Димос аж светился, — можем себе позволить!

Я сел за их стол, тут же, словно из воздуха возник официант. Заказав какое-то рыбное блюдо я спросил:

— Ну, что, как наши дела?

— Всё отлично, нашли место для… ночной операции — это гончарная мастерская, на ночь хозяин уходит, замок не проблема. Там в округе сплошные склады, да всякие мастерские, и не далеко от маршрута Эфеса, все продуманно! — сказал Димос с набитым ртом.

— Прожуй сперва продуманный! Он уже третью порцию уминает. — хихикнула Ветмия.

— В жизни не ел ни чего вкуснее! Раньше на такие рестораны только из далека смотрел.

— Время есть, так, что приятного аппетита, — сказав так, я сам принялся за принесённое блюдо, было и вправду очень вкусно.

— Видел, что в городе творится? Ужас! Как будто все игроки паутины сбежались, — Ветмия кивком указала на город за окном.

— Всё это не спроста. Кто-то нарочно распускает эти слухи, чтобы завлечь сюда побольше игроков, — я размышлял в слух, — но кому, и зачем это надо?

— Может собирают армию ням, ням? — Димос всё никак не мог наестся.

— Ты видел этих игроков? Им ещё качаться и качаться, какая из них армия, тут, что-то другое, — Ветмия задумалась.

— Согласен, и мне кажется, что это всё как-то связано, с тем, что произошло со мной, думаю Харон, что-то знает… а кстати какая у него специализация?

— Он маг-химеролог, — ответила Ветмия.

— Химеролог?

— Он может заключать в свитки разных монстров, и чудовищ, а потом изменять их, скрещивать, и делать ещё более страшных чудовищ, очень редкая профессия.

— Почему? — спросил я.

— Я не знаю всей специфики, но там сложное освоение, и прокачка навыков, на начальной стадии, но зато на высоких уровнях, говорят эти маги становятся очень сильны! В общем она не очень популярна среди игроков.

— Надо же, любитель чудовищ значит, — мне уже не терпелось с ним познакомиться.

После того, как Димос наконец-то наелся, мы пошли в город, и он провёл нас по маршруту Эфеса, и показал мне тот склад, что они с Ветмией нашли. Он находился в ста метрах от одной из улочек, по которым Эфес возвращался из борделя. По словам Димоса ночью здесь не должно было быть игроков, улочка была не большой, с домами средней руки горожан — НПС, что тут делать игрокам?

— И так, план такой — мы с Димосом будем действовать, а ты останешься в гостинице, и будешь ждать нас там.

— А чего это я в гостинице? — возмутилась Ветмия.

— Я не могу взять Зверя с собой, по нему меня могут узнать, а оставить его одного тоже не могу, поэтому ты останешься с ним.

Ветмия надулась, но вынуждена была согласиться. Дождавшись наступления ночи, мы с Димосом выдвинулись на оговорённое место.

Я сидел под забором, прямо на земле, на мне был старый, чёрный плащ с капюшоном, скрывающим лицо, а под ним ещё и маска. Зелье скрытности действовало, и меня можно было принять за НПС-бомжа, но улочка и вправду оказалась тихой, и за час, что я тут сидел, прошёл всего один человек, не обратив на меня внимания. Димос прятался на крыше соседнего дома, откуда просматривалась вся улица, он должен был подать мне сигнал, как только появится Эфес. Один из ножей смазанный ядом был наготове, и вот наконец я получил сообщение:

— Он идет, с ним еще один, через две минуты будут около тебя.

— Понял.

Как только они вошли в зону действия псионики, я пробил защиту второго игрока, и одним сильным импульсом вырубил его. Человек на секунду застыл, а потом просто упал без единого звука. Эфес склонился над ним, не понимая, что произошло, и в этот момент я послал нож ему под лопатку, он вскрикнул, выпрямился, пытаясь достать нож, но яд действовал моментально. Его ноги подкосились, и он рухнул, как подкошенный, я бросился к нему, Димос уже был рядом, мы быстро заткнул ему рот, и связали руки. Эфес слабо сопротивлялся, я надел мешок ему на голову, и взвалил его на плечо, тело второго игрока исчезло.

— Чёрт, переборщил! Идём у нас мало времени, — Димос побежал вперед, показывая дорогу.

Я хотел только вырубить игрока, что был с Эфесом, но он умер, теперь возродится, и поднимет тревогу, если конечно не отправится в кому, как Морэй Би. В любом случае надо действовать быстро. Димос хорошо изучил территорию, и через две минуты мы были на месте, он полез на крышу, если, что просигналит.

Войдя в помещение, я положил Эфеса на пол около стены, и снял мешок с его головы, он яростно вращал глазами, словно хотел просверлить во мне дыру, и мычал, я наклонился к его лицу и заговорил:

— Слушай меня очень внимательно, в твоей крови яд болотного паука, — у него в глазах появился страх, — вижу ты знаком с его действием. Ты не можешь уйти в реал, и не можешь использовать телепорт, ты уже начал чувствовать боль, скоро она станет невыносимой. Яд растворит твои внутренности, и ты будешь умирать в мучениях несколько часов, но не умрешь. Я дал тебе малую дозу, твой организм справится с ней, и как только это произойдёт, я дам тебе ещё одну, и так по кругу, пока твоя капсула не отключит тебя, а капсула у тебя наверняка дорогая, дней пять здесь проторчишь. Но намного раньше ты сойдешь с ума от боли, и очнешься в реале слюнявым дебилом.

Я блефовал, и он повёлся, в его глазах отразился весь ужас ситуации, теперь можно поговорить:

— Ответишь на мои вопросы, и я тебя убью, быстро и безболезненно, — Эфес кивнул, я вытащил кляп, у него горлом пошла кровь, он закашлялся, корчась от боли.

— Что тебе надо? — он говорил с трудом, времени оставалось мало.

— Что задумал Харон, зачем собирает армию?

— Я не знаю, он не говорит, держит всё в секрете.

— Врешь. Ты его телохранитель, значит должен, что-то знать, говори или я пошёл…

— Нет, стой! Стой, он… он заключил договор с Гелиосом!

— С Гелиосом? С богом?

— Да, но я не знаю, о чём, клянусь! — он закашлялся, кровь пошла из носа. — Только он сам знает, больше никто, убей меня! — захрипел Эфес.

— Ещё один вопрос — тебе знакомо имя Александр Кромов? — его зрачки расширились — ясно, что знакомо. — Ты причастен к тому, что произошло с ним?

— Нет! Я ни причем! Я не убивал, это всё паучиха, это она! — его тело выгнулось, он затрясся, кровь шла уже из ушей и глаз.

— Кто такая паучиха?

— Чёрная вдова… Харон приказал… убить Крома…

— А его семья? Его жена и дочь, зачем убили их? — прошипел я ему в лицо, схватив за волосы.

— Какие… жена… и дочь? — он был удивлен, и не понимал, о чём я говорю, вдруг его скрутило в страшной судороге.

— Убей!

Его тело тряслось в агонии, в глазах осталась лишь мольба о смерти, я встал, и преодолев слабое сопротивление, послал импульс, разорвавший его мозг.

Этот жуткий яд действовал быстрее, чем я рассчитывал, информации было мало, но кое-что я узнал. Во-первых, договор с богом, во-вторых он назвал меня Кром, так меня называли в бытность мою наемником, те не многие люди, что знали, кто я такой, но самое главное, он удивился, когда я сказал про жену и дочь. Что это означает, пока не понятно, зато теперь я уверен, что Харон виновен.

Я убедился, что не оставил следов, и позвал Димоса. Мы возвращались в гостиницу, и я думал о том оживёт ли Эфес, или тоже отправится в кому. Может тот случай — это всего лишь совпадение, если же нет, и моя способность может вредить телу игрока… Я смогу достать Харона в реале, прямо из игры.

— Ну наконец-то! — мы застали Ветмию в шикарном номере гостиницы, который уже не выглядел так шикарно. Зверь и Шайна разгромили его, гоняясь друг за дружкой, и абсолютно не слушая приказы Ветмии.

— Эти Зверюги не слушаются меня! Это невозможно! Шайна всегда была послушной кошкой, это твой Зверь ее испортил! — Ветмия стояла по среди комнаты, уперев в бока кулаки, и грозно смотрела на меня.

— Зверь, а ну иди сюда! — он подошёл, высунув язык, и уставившись на меня своими огненными, и совершенно невинными глазами. — Как тебе не стыдно? Я тебя спрашиваю? Почему ты такой грозный и большой, и до сих пор не смог поймать эту вредную кошку?

При этих словах Ветмия аж задохнулась, от возмущения, а Димос заржал во весь голос.

— Ну ни чего! — я потрепал его по загривку, — я тоже не смог её поймать, но вдвоём с тобой мы ее изловим! — Зверь утвердительно тявкнул.

— Вы все сговорились против меня! — Ветмия посмотрела на Шайну. — Ты то хоть со мной? — кошка сделала вид, что вообще ни причём, и просто проходила мимо. — Предательница! — Ветмия надулась.

Мы с Димосом ржали уже вдвоем, Ветмия не выдержала и тоже рассмеялась.

— Ладно, теперь о серьёзном, — отсмеявшись сказал я.

— Вот, что мне удалось узнать… — мы сели, и я сказал:

— Харон заключил договор с Гелиосом…

— С богом? — удивилась Ветмия.

— Да, но о чём этот договор, знает только он сам.

— Как же он смог это сделать? Я слышала с богами могут говорить только высшие жрецы.

— Может быть это Гелиос обратился к Харону? Такое вроде бывало пару раз? — Димос посмотрел на Ветмию, как на самого опытного игрока, из нас троих.

— И правда, бывало… Я слышала, что если игрок проходит эпический квест, в котором замешаны боги, то это возможно.

— Ну допустим, — сказал я, — а, что могло понадобиться богу от Харона?

— А, что вообще нужно богам? — спросила Ветмия.

— Ну… чем больше людей в них верят, тем они становятся сильнее, вроде бы, — сказал Димос.

— Это по легенде игры, — уточнил я, — а кто такой бог? По сути это тот же НПС, только обладающий способностями, правильно?

— Ну, получается, что да. — сказала Ветмия, — только для управления таким НПС нужен целый ИИ! К чему ты ведёшь?

У меня в голове крутились мысли, о системе, что говорила со мной, хотя по словам Ветмии такого ни с кем не происходило, о Маре которая знала про механику игры, и о других НПС, что так похожи на реальных людей.

— А, что если это ни Гелиос обратился к Харону, а ИИ который управляет им? — я смотрел на их не понимающие лица. — Ты ведь сама говорила, что игра меняется, что монстры выходят за пределы своих территорий, и становятся умней.

— То-есть ты хочешь сказать, что один, из искусственных интеллектов, управляющих игрой, обратился к игроку посредством бога. Но зачем?

Я задумался на минуту: — Харон это не просто игрок, в реале этот человек обладает большой властью, деньгами, и возможностями.

— Ты хочешь сказать, что ИИ понадобилось, что-то в реале? — округлила глаза Ветмия, — но, что?

— Это знает только Харон, и нам придется спросить у него.

Мы стояли на крыше высокого здания, которое находилось на южной стороне Кокеаниума. Отсюда открывался прекрасный вид на крепость псов, расположенную в паре километров от города, и как сказал Димос, трудно было даже представить сколько всё это стоило!

Крепость выглядела внушительно, она была даже больше чем пограничная. Стены метров пятнадцати, а то и выше, с башнями по углам, внутри какие-то строения, и сам замок с высоким шпилем. Все построено надежно — на века, как говорится, а вокруг крепости расположился огромный, палаточный городок, десятки тысяч палаток разных размеров и форм. Сколько же игроков здесь собралось? Огромное количество! И это были игроки, в среднем 90 уровня, тут собралось уже около сорока топ кланов.

— Что будем делать? — спросила Ветмия. — Туда не пробраться.

— Я смогу, — Димос посмотрел на меня, — только если ночью.

— Ну а толку? Малах с тобой пойти не сможет, у него скрытность, как у слона в супермаркете.

— Это не понадобится, — я вглядывался в крепость, — я просто войду через главные ворота, и попрошу поговорить с Хароном.

— С чего ты взял, что он захочет с тобой говорить? — спросила Ветмия.

— Он захочет, — я улыбнулся.

— Когда ты так улыбаешься, у меня мурашки по коже. Что ты еще задумал?

— Пора открыть карты, игра в тёмную закончилась.

Глава 9


Глава 9

Вопросов все больше

Я шел по лагерю игроков, в направлении крепости. Зверя опять пришлось оставить с Ветмией, так он скоро узнавать меня перестанет. Вокруг было множество людей, занимавшихся своими делами, и на меня почти не обращали внимания, лишь раз кто-то спросил, не хочу ли я присоединиться к их клану, но я не ответил. Моя цель уже близка, очень скоро я посмотрю в глаза человеку, отнявшему у меня всё!

Главные ворота были открыты, люди входили и выходили через них, но меня остановили. Два игрока — орка, уровней 101 и 102 преградили мне дорогу.

— Извини, но в крепость только по приглашению, — вежливо сказал один.

— Мне надо поговорить с Хароном, передайте вашему начальству, что пришел Кром.

— Начальство очень занято, мы передадим, а ты иди в лагерь и…

— Нет. Вы передадите сейчас, при мне, — я смотрел ему в глаза не мигая, он не выдержал.

— Хорошо, подожди… — взгляд его затуманился на пару секунд, пишет сообщение понял я.

— Сейчас за тобой придут, — через минуту сказал он.

Вскоре я увидел троих игроков, они спустились со стены, пересекли двор, и подошли ко мне. Эти явно были шишками, уровни 150+, два человека и эльф.

— Кто ты? И почему назвался Кромом? — спросил эльф.

— Я буду говорить только с Хароном, скажи ему, что мне известно про договор с Гелиосом, — на его лице отразилось удивление, потом его глаза сузились, и он зыркнул по сторонам, быстрым, цепким взглядом. Продумывает варианты, наверняка решает, а не схватить ли меня.

— Не стоит, я ведь сам пришёл, ему будет интересно послушать, — я дал ему понять, что всё прекрасно вижу. Он смотрел на меня несколько секунд, затем сказал:

— Иди за мной, — развернулся и пошёл вперед. Меня не обыскали, не попросили оставить оружие, неужели они так уверены в себе, или здесь, что-то другое?

Мы прошли через двор, и войдя в одно из зданий, начали подниматься по ступеням. Замок был велик, переходы, коридоры, залы, и везде присутствовали игроки, занимающиеся какими-то делами. Хозяйство у него налажено, никто ни сидит без дела. Наконец мы добрались до места обитания самого хозяина. Здесь все кричало, о богатстве владельца, стены, отделанные дорогими сортами дерева, статуи каких-то героев и монстров, картины, золотые, магические светильники под потолком, и всякие канделябры с гобеленами. Не плохо устроился, как какой ни будь граф, или герцог!

Эльф привел меня к тяжелой, металлической двери, и постучал, ему ответили, он открыл дверь, и я вошёл в… Рабочий кабинет. Это была большая комната, с длинным столом в центре, видимо здесь собиралось руководство. По стенам с обеих сторон стояли стеллажи с книгами, от пола и до потолка, между ними ещё статуи, и ещё картины — любитель искусства мля! В конце зала находилось небольшое возвышение, и там стоял ещё один стол, это было личное, рабочее место хозяина, сидя здесь, он как бы был выше всех остальных, давая всем понять, что он тут царь и бог.

Справа от стола, сложив руки на груди, стояла женщина, бросив на неё взгляд, я мгновенно понял, кто это. Она была ослепительно красива! Костюм из матовой, чёрной кожи, так облегал её тело, что абсолютно ничего не скрывал, но даже подчёркивал идеальность её форм. Водопад чёрных волос, падал на открытые плечи и шею, спускаясь почти до талии. Она была из тех женщин, что принято называть «роковая», ради таких — мужчины готовы на любые безумства. Но всё впечатление портили её глаза — две синие льдинки, абсолютно холодные. И правда, как у паучихи. Её совершенное лицо, не выражало эмоций, лишь в глубине глаз таилась настороженность хищника, готового в любую секунду броситься на жертву — Чёрная вдова. Подходящее имя для неё.

Переведя взгляд на Харона, я увидел человека, который привык повелевать. Властное, волевое лицо, и серые глаза, светящиеся умом, он выглядел на лет сорок, а значит в реале ему было все шестьдесят. Уверенный в себе, и сильный, но было в нём, что-то ещё… Я чувствовал какой-то изъян, словно сочное, зеленое яблоко с виду, а внутри гниль.

— Интересно, — произнес он, смотря на меня. — У тебя примечательная внешность, я бы даже сказал неординарная! А твое имя — «Ангел Смерти» — символично. Особенно если учесть, что это на одном из древнейших языков земли, который Кром знал, как и я.

Это было полнейшем сюрпризом для меня, ведь я тогда просто брякнул первое, что в голову пришло, но я промолчал, посмотрим, что он ещё скажет.

— Ты сказал, что-то про договор с Гелиосом, это ведь Эфес рассказал тебе? — он усмехнулся. — Позволь спросить, что ты сделал с беднягой, его нашли в отключенной капсуле, но не смогли привести в сознание, говорят он впал в кому, — Харон смотрел на меня, с легкой улыбкой, не дождавшись ответа, он встал, вышел из-за стола, и пройдя мимо меня, подошел к стеллажу с книгами, продолжив говорить стоя ко мне спиной. — Ты пришёл сюда один, после того, как практически убил моего человека, и совершенно не боишься.

Я развернулся к нему боком, так, чтобы видеть одновременно и его, и вдову, оставшуюся на месте.

— Неужели ты думаешь, что раз ты в игре, то ты бессмертный. Что нет способов убить тебя. По крайней мере один такой, ты знаешь сам, и всё же пришёл сюда, — он по-прежнему не смотрел на меня.

— И самое главное, почему ты назвал имя — Кром? — он повернулся уже не улыбаясь.

— Ты приказал его убить, — я не спрашивал, говорил утвердительно, смотря ему в глаза.

— Да, приказал, и, что? — он не отвел взгляд.

— Твоя убийца проявила инициативу, или ты приказал убить и его жену, и дочь тоже? — я кивнул в сторону паучихи.

Напряжение в комнате нарастало с каждым словом, я чувствовал, как во мне просыпается ярость, та самая, что разворотила каменную стену в нубятне, когда я был первого уровня.

— Жену и дочь? — Харон был удивлён, он переглянулся с паучихой. — Ты видимо плохо его знал. Он никогда не был женат. На счёт детей не знаю, у него было много женщин по всему миру, могли быть и дети, но знаешь, что? — лицо его исказилось злобой, — если бы они были, я убил бы их всех! Его жену, детей, родителей и всех, кого он любил!

Эти слова стали последней каплей. Я атаковал одновременно двумя импульсами: одним поднял тяжёлый стол Харона, и ударил им по вдове, со всей силы вбив её в стену, другим попытался добраться до мозга Харона, и расплющить его, но… Его защита была не пробиваема, словно в стальную стену уперся, да ещё получил отдачу — вспышка ярчайшего света ослепила меня, на миг я потерялся, и тут же получил сильнейший удар в грудь. Меня отбросило назад, я врезался в стеллаж с книгами, и съехал на пол. Харон приближался ко мне, в руке он держал, что-то вроде короткого, стального посоха, или жезла, с навершием в виде морды пса. Я начал собирать энергию в импульс, как тогда в лесу с волками, если нельзя изнутри, попробую снаружи. Харон занес руку с жезлом, и в этот момент я ударил… Его снесло, и впечатало в одну из статуй, развалив ту на куски. Я встал, хотел достать топор, но не получилось, не было доступа к инвентарю. Вот почему они не обыскивали меня, здесь действовала какая-то магия! Но псионику они не учли. Справа, что-то промелькнуло, я попытался уклониться, но не смог, мою шею обвил длинный, чёрный хлыст. Вдова сделала движение рукой, и меня снова долбануло о стеллаж, я упал, не в силах сделать вдох, хлыст душил меня. Схватившись за него, я начал его замораживать, через несколько секунд он просто сломался под моими пальцами, как сосулька. Хрипя и кашляя, я поднялся на ноги. Вдова кинулась на меня с кинжалом в руке, я вырвал стальной меч из рук ближайшей статуи, и просто подставил его на её пути. Она не успела остановиться, всем телом налетев на него. Меч пронзил её живот, и вышел из спины. Вдова, захлебываясь кровью упала на колени, но была еще жива, она смотрела на меня, и я увидел в её глазах обиду и… надежду? Она смотрела на меня, так же, как Ветмия, тогда в Кронграде…

— Это ты! — Харон стоял напротив меня, весь в белой пыли и крови, — она послала тебя — значит время пришло! — он вытащил свиток, тот рассыпался в пыль у него в руке. Я поднял правую руку, собираясь раздавить его, разорвать на куски, как вдруг ощутил что-то за спиной. Резко обернувшись, я увидел серебряную вспышку, и вдруг перестал чувствовать руку, она просто отвалилась и упала на пол, срезанная по самое плечо. Совсем нет боли. Промелькнувшая мысль была отстранённой, я словно наблюдал за всем со стороны. Передо мной стояло существо, с ног до головы закутанное в чёрный саван, вместо лица, и ног, клубилась мгла, оно возвышалось надо мной на целый метр, держа в руках косу, с серебряным лезвием. Время замедлилось, я видел, как уходит здоровье, вытекая из меня вместе с кровью, а затем пришла боль. Ещё минута и я умру. Собрав всю ярость и ненависть, я выпустил их, превратив это в один мощный импульс.

Пол и стены начали мелко дрожать, в центре комнаты возник сгусток энергии, с теннисный мяч величиной. Он начал расти, переливаясь и пульсируя, вибрация усиливалась с каждой секундой. Всё, что было в комнате вдруг резко сдвинулось по направлению к нему: книги, стулья, статуи. Послышался вибрирующий гул, как будто турбина самолета набирает обороты. Харона дёрнуло, он попытался сопротивляться, но сила всё нарастала, за несколько секунд став неодолимой! Шар энергии словно маленькая, чёрная дыра притягивал к себе всё, и в какой-то миг его мощь многократно возросла, а гул превратился в пронзительный визг циркулярной пилы. Я стоял, и смотрел на созданную мной аномалию, на меня она не действовала, но всё остальное, что находилось в комнате, в одну секунду сдавило с немыслимой силой, растёрло в кашуи разорвало на лоскутки. Монстра в саване уже занесшего косу для удара, скрутило в чёрный сгусток. От Харона и Вдовы остались одни кровавые ошметки, разбрызганные по стенам, сами стены, пол и потолок вогнулись во внутрь, словно были сделаны из бумаги, а не камня. Сила маленькой звезды, всё нарастала, а моя сила иссякала, я следил за здоровьем, вот осталось пять процентов, два, один. Тьма…

Я очнулся в нашем номере, ощупывая правую руку, — пронесло! — На миг показалось, что я возродился без неё. Написал сообщение Ветмии, они оказывается до сих пор были на той крыше. Сел в кресло, и задумался, а подумать было о чем!

Харон не врал мне, я ясно это видел, да и зачем ему признаваться, что приказал убить меня, и врать про жену и дочь. Он не боялся меня, и вообще судя по всему он не боится никого. Что же получается? Он знал Александра Кромова лично, но не распознал во мне его черты? Так же, как и Эфес, и тот эльф, который вел меня к Харону, все они звали его по имени — Кром, так делают только люди знакомые, даже друзья!

Звали его… Я уже не был уверен в том, что это мое имя, память, так и не вернулась ко мне полностью, оставшись набором общих сведений, и нескольких отдельных воспоминаний. И, что Харон имел в виду, говоря, что это она послала меня, кто она?

Я шёл к нему, рассчитывая получить ответы, а в итоге получил ещё больше вопросов. Сомнения поселились в душе, теперь я не в чём, не был уверен. Кто-то меня использовал, для достижения, каких-то своих целей, но кому под силу такое? Кому под силу, стереть воспоминания, и заменить их другими?

Димос и Ветмия вбежали в номер, с вытаращенными глазами.

— Что там произошло? — Зверь подбежал ко мне, я, взяв его морду в руки, задумчиво сказал:

— Мы с Хароном немного подрались…

— Немного подрались? Да там пол крепости разнесло к херам! — Димос указал куда-то за спину, Ветмия села рядом со мной:

— Что там случилось Малах?

— Я не знаю… я узнал нечто такое, что перевернуло всё мое представление, о том, кто я такой, и теперь я не знаю, что мне делать, — они молча смотрели на меня, не зная, как реагировать на мои слова, а что я мог им сказать? Как объяснить им то, что я и себе-то не мог объяснить?

— Слушай… Харон теперь знает о тебе, — нарушила молчание Ветмия, — он будет тебя искать, а если объявит награду, то и всё остальные тоже.

— Надо сваливать, — добавил Димос.

— Да, вот только куда? — Ветмия посмотрела на меня. — Малах, что будем делать, куда пойдем?

Я молчал, уставившись в одну точку. Что делать? Куда идти? У Харона целая армия, моя способность на него не действует, я могу убивать его здесь хоть сотню раз, и ничего не добьюсь. Я посмотрел на Ветмию и Димоса: — Осталось только одно место, где можно получить ответы — та дверь в подземном царстве гномов.

— Но ты же не смог её открыть, — сказала Ветмия.

— Может потому, что не был готов?

— А сейчас ты уже готов?

— У нас нет другого выбора, придется рискнуть, — сказал я.

— Тогда мы с Димосом сходим на разведку, а ты посиди, пока дебафы не спадут, и подумай, как нам пробраться туда, там ведь демоны с этими как их… Скрогсами.

— Скоргсы, — автоматически поправил я.

Да там демоны, а здесь Харон с его армией… Они ушли, а я сидел, и думал, только вот в голове был полный сумбур. Раньше я чётко видел цель, и шёл к ней, теперь же… Всё стало намного сложнее, я чувствовал, что близок к разгадке, все части мозаики были у меня в руках, но картинка не складывалась…

Я ходил по комнате, от стены к стене, вертя эту головоломку в голове, и так, и эдак, пытаясь посмотреть на неё с разных точек зрения. Зверь ходил за мной, глядя на меня снизу-вверх, потом ему надоело, и он улёгся на диване всем своим видом говоря: хозяин хватит херней страдать!

Ему хорошо. Ему не надо ломать мозг, разгадывая чёртовы загадки. И так… Гелиос обратился к Харону, чтобы… что? Что бы это ни было, это находится в реале. Харон должен что-то сделать для Гелиоса, или для ИИ, который им управляет. Чутьё подсказывало, что, наплыв игроков в паутину это их рук дело, может ИИ нужно, как можно больше людей, подключенных к игре… но зачем? Тут нужно спрашивать создателей игры, я ни хрена не разбираюсь в этом. Зато я разбираюсь в людях. Что такой человек, как Харон может попросить у бога за свои услуги? Человек, у которого есть всё: власть, деньги… всё, кроме одного, и это он может получить только здесь — бессмертие! Один жуткий способ достичь этого я уже знаю — Скоргс, если верить адской ведьме. Может есть и другие.

Допустим всё так и есть, тогда при чём тут я? Харон и Вдова знали Крома, но не узнали меня. Вдова… я вспомнил её взгляд, она будто жаждала чтобы я оказался тем, чьим именем назвался. Но я не Александр Кромов, теперь я уверен в этом, по крайней мере не полностью он. Вот тут возникает вопрос — кто же я? И кто та «она», что прислала меня? — Чёрт бы побрал эти игры разумов! — всё, хватит, буду действовать по ситуации, сейчас необходимо добраться до двери — это моя цель, а дальше посмотрим.

Пока я ждал Друзей, распределил очки. За бой с Хароном мне дали шесть уровней. Наверно под моё оружие массового поражения попали ещё игроки, кроме Харона и Вдовы, получилось:

Уровень игрока 138, интеллект 195, выносливость 166+2, сила 125, ловкость 105, телосложение 105.

Через несколько часов, когда я уже почти вывихнул себе мозг, пытаясь разгадать все эти загадки, что свалились на меня, в номер ворвались Ветмия с Димосом

— Они уходят! — оба запыхались, видно бежали сюда.

— Кто уходит?

— Харон и его армия, все снялись с места, собрали вещи, и уходят через телепорт в Вольвград.

— Конница отправилась своим ходом, видимо сразу после того, как ты возродился, — дополнил Димос, — а на форумах пишут про какие-то армии, что идут на запад…

— Какие еще армии? — прервал я его.

— Говорят целая армия эльфов вышла из лесов, а с востока идет орда орков, и вроде, как сам их бог ведет их, а ещё король собирает войска в Кронграде, короче охренеть можно, что творится.

— Значит и нам пора, — я встал. — Чувствую, что-то плохое случится, если уже не случилось. Перед смертью Харон сказал, что время пришло.

— Время для чего? — спросила Ветмия с тревогой.

— Чтоб я знал! — мы вышли из номера, и начали спускаться в главный холл гостиницы, — но точно не для чего-то хорошего. Может если доберёмся до двери, и откроем её, то сможем это остановить. — мы вышли на улицу, и двинулись в сторону площади. Город гудел, как пчелиный улей, большинство игроков не понимали, что происходит, и просто оставались на месте, ожидая чего-то.

— Слушай Малах, а как…

Я обернулся, Ветмия не договорив застыла на месте, её глаза остекленели, и она упала, а затем… Все вокруг попадали, словно куклы у которых кончился завод, все разом!

— Что за хрень? — я наклонился к Ветмии, она была мертва, как и Димос, но тела не исчезали. В растерянности я огляделся по сторонам, вся улица была завалена трупами, но были и живые, они так же, как я в недоумении оглядывались, не понимая, что произошло, и все они были НПС.

Все игроки умерли одновременно, а НПС остались, и я вместе с ними… Вот значит, как! Значит я больше не игрок, не человек… а был ли я вообще человеком? Я стоял посреди улицы, заваленной трупами, чувства, овладевшие мной трудно описать: Паника, отчаянье, злость, обида… Кто я такой? Что я такое?

Вдруг Ветмия пошевелилась, я бросился к ней, она открыла глаза, села не понимающе глядя на меня: — Что… Случилось?

Все вокруг очнулись, слышались удивленные голоса, игроки спрашивали друг у друга, что произошло.

— Что за… почему я на земле? — Димос поднялся.

Ветмия вдруг схватила меня за руку, в глазах её застыл ужас, — Малах кнопка исчезла! Как это может быть? — она вскочила на ноги. — Кнопка выхода исчезла! Я не могу выйти в реал! Что это Малах, как… — она в отчаянье пыталась, что-то сделать, её руки бегали по невидимому для меня интерфейсу.

— Нету! У меня тоже нету! — Димос был так же напуган. Со всех сторон доносились испуганные возгласы игроков, паника нарастала… Неожиданно земля содрогнулась, больно ударив по ногам, послышался звон стекла, люди снова попадали на землю. Моё чутье завопило о смертельной опасности, я скорее почувствовал, чем услышал — низкий, утробный звук, исходящий из-под земли.

— Уходим от сюда, — я схватил Ветмию и Димоса, — уходим, быстро, иначе пи… — ещё один удар сотряс город, в здание справа от нас, с оглушительным звоном лопнули одновременно все стекла, окотив нас осколками. Люди в ужасе бросились бежать.

Мы прорывались к центральной площади сквозь толпу. Город объял настоящий хаос. Люди в панике бежали куда глаза глядят, затаптывая друг друга, земля сотрясалась от подземных толчков, все заполнилось пылью от разрушившихся зданий, добавляя неразберихи. Когда мы уже почти добежали до площади, перед глазами промелькнуло сообщение системы, оно было мне знакомо…

Город Кокеаниум подвергся атаке измерения «ад», функция телепорт отключается, установление точки возрождения отключается, приятной игры!

— Что за чёрт, откуда здесь демоны? — видимо Димос тоже успел прочитать.

— Не знаю, но телепортом теперь не уйти, надо двигаться к воротам! — я потащил Ветмию за собой, она совсем упала духом, автоматически переставляя ноги, всё пыталась, что-то сделать с интерфейсом, и даже не смотрела куда мы бежим. Я схватил её за плечи, и встряхнул: — Ветмия очнись, надо убираться от сюда! — она подняла на меня заплаканные глаза.

— Я не могу, не могу… у меня там дочь, она маленькая, что происходит Малах? — она в отчаянье расплакалась.

— Послушай меня, послушай… — я прижал её к себе, — возьми себя в руки, если ты погибнешь здесь, то не поможешь дочери. Мы обязательно выберемся, и ты к ней вернёшься, ты поняла?

— Да… Да хорошо, — она шмыгнула носом и кивнула.

— Валим от сюда быстрее! — поторопил нас Димос.

Мы выбежали на площадь, она была запружена людьми. Чтобы попасть к западным воротам надо было пересечь её, и пройти ещё несколько кварталов. Я начал продвигаться сквозь толпу, таща за собой Ветмию как вдруг… Земля в центре площади вздыбилась, словно что-то мощное пыталось выбраться изнутри. Некоторые игроки, пытавшиеся пройти через телепорты, погибли сразу, других разбросало в разные стороны, толпа отхлынула от центра, прижав нас к какому-то зданию. Раздался душераздирающий звук, словно сама земля стонала в агонии. Вздыбившиеся плиты, которыми была выложена площадь, опали вниз, образуя огромную яму метров двадцать в диаметре, и наступила тишина.

Подземные толчки прекратились, пыль, накрывшая всю площадь, постепенно оседала, упавшие люди поднимались с земли, приходя в себя.

— Не к добру это! — я подтолкнул Ветмию и Димоса, — давайте, вперед, двигаем…

Прямо над ямой, что-то происходило, в воздухе возник не большой шар, который начал быстро увеличиваться в размерах. Вот чёрт, это же чёрный свет! То же самое я видел тогда на мосту.

— Это портал, скорее уходим! — толпа была настолько плотной, что даже мне с моей силой, с трудом удавалось протискиваться сквозь неё.

— Что за портал? — Ветмия шла за мной, Димос замыкал.

— Адский портал, и сейчас из него выйдет… — я не успел договорить, вся толпа одновременно выдохнула, в ужасе глядя на шар, он уже вырос до размеров ямы, и внутри него показалось, нечто!

Все, как завороженные смотрели на шар, не в силах отвести взгляд, я видел очертания огромной фигуры внутри, и в следующий миг из него вышел… ОН!

Демон! Ростом выше трёх метров, абсолютно обнажённый, чудовищные мышцы перекатывались под кожей, цвета свежего мяса, какие-то наросты, или шипы… Рассмотреть детали было не возможно, он весь был окутан… Чёрным маревом. Воздух вокруг него дрожал и переливался, словно пытался отдалиться от чужеродного существа. И всё это венчали громадные, чёрные рога, словно чудовищная корона, вздымавшиеся над уродливой головой. Долго смотреть на него было очень тяжело, в глазах двоилось, начала кружиться голова. От него исходила жуткая, нечеловеческая мощь. В правой руке он держал огромный, чёрный меч с зазубренным лезвием, левая была пуста.

Абдусциус уровень 470. Он сделал пару шагов вперёд, плиты под его ногами трескались, и плавились. Взяв свой меч двумя руками, он с силой вонзил его в землю перед собой, затем обвёл взглядом впавшую в ступор толпу, задержавшись на мне. Я вздрогнул, он смотрел прямо мне в глаза.

— Да, что тебе надо от меня ублюдок? — прошептал я, не в силах отвести взгляд. В следующую секунду он заревел…

Его рёв был столь силён и ужасен, что стоявшие ближе всех к нему игроки, просто попадали замертво. Других оглушило, даже до нас дошла убийственная мощь его голоса, хоть мы и были в двухстах метрах. Люди в ужасе бросились бежать, началась давка, мне пришлось применить псионику, чтобы протолкнуться. Обернувшись на секунду я увидел, как из-за спины ревущего Абдусциуса хлынула орда демонов, с ходу, врубаясь в толпу.

Мы добрались до боковой улицы, и повернули туда вместе с потоком обезумевших от страха людей: — Димос веди нас, ты знаешь город! — приходилось кричать, гвалт стоял такой, что я с трудом слышал сам себя, — нужно покинуть его пока не стало поздно!

Мы бежали по улицам и переулкам, люди вокруг падали, давили друг друга, а демоны шли по пятам. Они очень быстро заполонили город, убивая всех на своём пути. Со всех сторон слышались предсмертные вопли, и звуки боя, кто-то всё же оказывал сопротивление. Всё это перекрывал непрекращающийся рёв чудовищного порождения ада, сводящий с ума, и лишающий воли: — а черт! — впереди отряд солдат перегородил улицу, закрывшись щитами, и выставив копья.

— Направо! — Заорал Димос, и юркнул в узкий проход между домами, мы следовали за ним.

— Да чтоб вас! — мы вылетели на улицу, чуть не врезавшись в бегущих людей, сбоку огромный демон с окровавленным топором уже занес руку для удара… Я толкнул Ветмию в сторону, и схватил демона телекинезом, остановив его топор в паре сантиметров от своей головы. Оскалив клыки он заревел, брызгая слюной мне в лицо, не в силах двинуться. Я почувствовал, что у меня опять сносит крышу от злости, подняв демона в воздух с яростным криком, я разорвал его на части, и кинул их в спешащих ему на подмогу собратьев, затем обрушил стену дома, похоронив пять или шесть выродков живьём. — Вперед! — заорал я, сам став похожим на демона, весь в чёрной крови, с лицом исказившемся от ярости. Димос и Ветмия бросились бежать, я за ними.

Город пылал, город кричал тысячами голосов, погибающих в мясорубке людей, город был обречён. Кое-где я замечал солдат, они все были высокоуровневые, что позволяло им держаться, но демонов было слишком много. Рёв предводителя доводил их до исступления, заставляя кидаться на копья и мечи с безумной яростью, не чувствуя ни боли, ни страха.

Вылетев на очередную улицу, мы встали, как вкопанные, на нас неслись демоны, и справа, и слева: — Вставайте за мной, Ветмия лук! — но демоны не успели напасть. Земля у нас под ногами вспучилась, отбросив нас на чудом уцелевшую Ветрину, какого-то магазина, мы выбили её, и в граде осколков влетели внутрь: — Вы в порядке? — я поднялся на ноги, отряхиваясь от стекла.

— Да… Вроде, — их посекло осколками, но не сильно, Зверь и Шайна крутились рядом.

На улице, что-то происходило, камни мостовой и земля поднялись в воздух, закручиваясь словно смерч, постепенно они сложились в фигуру великана, с огромной каменной дубиной в руке, он шагнул на встречу демонам.

— Какой-то мощный маг колдует, — сказала Ветмия.

Демоны набросились на него, но тот был силен! Он давил их, как тараканов, размашисто махая дубиной, и каждый удар размазывал демона в кашу.

— Каменный голем, маг где-то рядом, — Ветмия огляделась вокруг.

— Куда нам Димос? — спросил я.

— Туда, — он указал в направление великана, крушащего демонов, — это самый короткий путь, обходить очень долго.

— Вот он! — Воскликнула Ветмия.

Я посмотрел куда она показывала, там в тени навеса, какой-то лавки стоял человек, он двигал руками, словно дирижируя.

— Он управляет големом! — догадался я.

Мы перебежали улицу, и подошли к магу, демоны не обратили на нас внимания, занятые големом. Мага звали Рассим Э, 156 уровень. Обычная одежда — типа моей, волевое лицо, упрямо сжатые губы, и жёсткий взгляд тёмных глаз, говорили о сильном характере. Он посмотрел на нас, не прервав своего занятия.

— Рассим Э, — обратился я к нему, — нужно сваливать отсюда, помоги нам, вместе мы сможем.

— Что предлагаешь?

— Надо прорваться через эту улицу, к западным воротам, я пойду впереди вместе с твоим големом, прикрывай меня, — он снова посмотрел на меня, словно оценивая.

— А ты сможешь?

— Если не зашибешь меня своей дубиной, — он усмехнулся и кивнул.

— Тогда вперед! Димос посматривай назад, Ветмия защищай мага.

Так мы и продвигались, я прятался за големом, как за щитом, и спокойно мог атаковать, не думая о защите. Мой бонус в 20% ко всем параметрам против порождений ада, давал мне огромное преимущество, и я легко справлялся с демонами на 20—30 уровней больше себя. Я замораживал их, криокинез особенно хорошо действовал, а голем бил дубиной круша им черепа и кости. Зверь шел рядом, грозно рыча, и порываясь вцепиться кому ни будь в глотку, но я не пускал — мал ещё. В конце улицы я оглянулся, за нами шла целая толпа людей. Наконец мы вышли во двор перед воротами, здесь шёл бой. Демоны как-то ухитрились взять ворота, и теперь обороняли их, не выпуская из города никого, они выстроились перед ними в несколько рядов, и солдаты не могли прорвать их.

Я обернулся: — Рассим Э нужен отвлекающий маневр, направь голема вперед, как только освободится проход веди людей за ворота, — он кивнул, голем рванул в самую гущу боя, тяжело разгоняясь, как асфальтовый каток, я бежал за ним. Мы с разгона влетели в строй демонов сбоку, разбив его, и тем самым дав солдатам возможность атаковать. Я рубил топором, и бил псионикой, уже привычно комбинируя удары, краем глаза видя, что проход освободился, и люди сплошным потоком покидают город. Ветмия вместе с Шайной и Зверем бросились в бой, Димос остался с Рассимом, через несколько минут демонов не осталось, видимо это был относительно небольшой отряд, посланный держать ворота, чтобы никто не ушёл.

Я стоял тяжело дыша и смотрел, как игроки и НПС — те, кому повезло добраться сюда, бегут из погибающего города. Рёв Абдусциуса слышен был даже здесь. Наконец последние люди покинули город, сотник НПС собрал остатки своих солдат, и сказал:

— Всё, мы сделали, что могли, остальное в руках богов, — он прошёл мимо меня, солдаты потянулись за ним.

— Малах, надо уходить, — ко мне подошла Ветмия.

— Да, — я ещё раз посмотрел на пылающий город, — ты прав сотник, даже не представляешь на сколько, — развернувшись мы побежали прочь.

Глава 10


Глава 10

Бой на смерть

Мы бежали до самой ночи, а когда стемнело, свернули в лес, и устроили привал, всем нужен был отдых, чтобы прийти в себя.

От Кокеаниума на запад, шёл тракт, по которому сейчас брели тысячи игроков и НПС, успевших покинуть захваченный город. Они шли, опустив головы, грязные, в копоти и пыли, многие были ранены, и, хотя раны быстро заживали это никого не радовало. НПС потеряли свои дома, и близких, а игроки лишились вообще всего, включая свой мир. Но разве не этого они хотели, разве не жаждали они бессмертия, придя в игру? Я смотрел на них и думал: теперь мы все здесь всего лишь НПС.

Мы разожгли костер, и сели вокруг него, не из-за холода, просто с огнём было как-то уютней. Все были очень подавлены. Ветмия сидела, осунувшись, глядя в одну точку, Шайна жалась к её ногам, чувствуя настояние хозяйки, Димос выглядел не лучше. Я не знал, как приободрить их, любые слова тут бесполезны, они застряли здесь, а их родные там, и связи с внешним миром не было.

Я обратился к Рассиму: — можно звать тебя Рассим? — тот кивнул. — Что собираешься делать? — он повернулся ко мне, в его глазах отражались языки огня.

— Думаю надо идти в Кронград. Там есть шанс отбиться.

— Почти все топы, что были в городе ушли с псами, почему ты не ушёл?

— Мне с ними не по пути. Я одиночка, люблю странствовать по миру, изучать его, — смотря перед собой сказал он.

— Знаешь Харона?

— Слышал о нём. При чём тут он?

— А если я скажу тебе, что это Харон устроил!

Рассим повернулся ко мне: — Рассказывай!

Я рассказал ему обо всём, что знал, опустив некоторые подробности, касающиеся лично меня, и честно предупредил, что это только догадки и доказательств у меня нет. В конце добавил, что Харон увёл своих людей буквально за пару часов до нападения демонов. Рассим долго молчал, затем спросил:

— Что же нам делать? И что случилось со всеми игроками, что погибли от рук демонов? Что теперь будет если аватар игрока обнулится, а разум не сможет вернуться в реальный мир, ведь через несколько дней наши тела умрут!

— Я не знаю… может человек перестанет существовать, а может, что похуже, — Ветмия при этих словах всхлипнула. Я подошёл к ней, и присев рядом сказал: — слушай… нам ведь не известно наверняка, может быть мы ещё можем всё исправить. Главное это то, что твоя дочь жива, — она посмотрела на меня, заплаканными глазами. — Там есть кому о ней позаботиться?

— Да, мои родители присматривают за ней, когда я в игре.

— Вот видишь! С ней будет всё в порядке — это главное!

— И как ты собираешься всё исправлять? — спросил Рассим.

— Во-первых надо добраться до гномьих пещер, и открыть ту дверь, а ещё надо сделать так, чтоб все люди узнали, из-за кого они тут застряли…

— А что там, за той дверью? — Рассим с интересом посмотрел на меня.

— Думаю там ответы.

— Надо написать в общий чат, — Димос оторвался от костра, — он ещё работает. Мы напишем всем игрокам, и расскажем кто закрыл их в паутине, я уверен многие топы захотят поговорить с Хароном.

— Хорошая идея, — сказал я. — Пусть все узнают правду, ты с нами? — обратился я к Рассиму, тот молча кивнул. — Тогда идём на запад.

Телепорты, как стационарные, так и свитки, перестали работать, и нам пришлось идти пешком через пол Средиземья. Чтобы хоть как-то сократить путь, мы пошли не по тракту, а напрямик через поля и леса. Локации эти были уровней 50—60, и для нас опасности не представляли. Еды и воды у нас было достаточно, кроме того это часть Средиземья, была густо населена, мы часто натыкались на деревни, и даже на не большие городки, расположенные вблизи главного тракта. Но после того, как вышли на разрушенный и опустевший город, решили углубиться в лес, и держаться подальше от заселенных земель. Оказалось, что демоны атаковали сразу несколько крупных городов, и все, кто сумели спастись двигались в Кронград, в надежде, что король сможет их защитить. Никому бы в этом не признался, но я до жути боялся вновь попасть к демонам в плен, после того, что там было.

Мы старались двигаться быстро, шли целый день, а ночью останавливались на привал, четыре часа сна, и снова в путь. В лесах было полно зверей и птиц, и мой Зверь вместе с Шайной постоянно исчезали куда-то на несколько часов, а когда появлялись Зверь был уже чуть больше. Когда через восемь дней мы наконец вышли к Кронграду он значительно подрос, став размером с молодого бычка — полтора метра в холке, набрал 59 уровней, и превратился в серьёзную, боевую машину. А ещё он научился разогреваться изнутри, что увеличивало его силу, и отращивать шипы по всему телу.

— Скоро ты станешь грозным, как твоя мать, и будешь внушать ужас врагам, — говорил я ему, хлопая по мощному загривку. Сам я тоже подрос, за демонов, уничтоженных при побеге из Кокеаниума я поднял 9 уровней. Распределив очки получил:

Уровень игрока 147, интеллект 207, выносливость 178+2, сила 132, ловкость 112, телосложение 112.

Осталось чуть-чуть до следующей способности. Сейчас я уже сильнее чем любой игрок в паутине, но я чувствовал, что этого ещё недостаточно. Враги мои очень могущественны: Харон с его армией, демоны и даже боги! Но я не был одинок, в паутине были десятки тысяч игроков, которые застряли здесь — может быть навсегда, лишённые своих родных.

После того, как я написал разоблачающее Харона сообщение, в общем чате началось такое! Мы вчетвером составили послание, и решили, что я должен отправить его. Там говорилось обо всём, что я знал о Хароне, и его договоре с Гелиосом. Это были догадки, и предположения, но я надеялся, что скоро будут доказательства.

Кто-то поверил сразу, другие нет, но шум поднялся небывалый, я получил тысячи сообщений: гневных, просящих, требующих, люди хотели знать! Я призывал всех объединиться, и дать отпор Харону, но с этим видимо придется подождать. Харон со своей армией исчезли не понятно куда, а демоны собирались напасть на Кронград. Королевская армия, посланная на запад, срочно разворачивалась, и шла обратно в столицу, в которой постепенно собирались выжившие игроки и НПС.

И вот наконец мы здесь. Выйдя из леса, мы прошли ещё метров двести, и оказались на краю гигантской долины, в центре которой располагался Кронград. Отсюда открывался великолепный вид на огромный город, а сама долина была просто забита шатрами и палатками. Видимо в городе места не хватало, и здесь размещались игроки и беженцы НПС из других городов. Всё это было окружено земляной насыпью, с воткнутыми в неё деревянными кольями, и не глубоким рвом перед ней. А так же шестью высокими вышками с караульными, стоящими по периметру лагеря. Тысячи людей словно муравьи, ползали по насыпи, копали ров и строили укрепления.

— Всё это не сдержит демонов, — мрачно сказала Ветмия.

— Да, но даст время для организации обороны, и…

С неба донёсся громкий полу-рёв, полу-шипение, мы все посмотрели наверх и остолбенели… Высоко над нами летел золотой дракон! Оценить его размеры с земли было сложно, но судя по всему он был не маленький! Гигантские крылья похожие на крылья летучих мышей, плавно вздымались, неся дракона с огромной скоростью.

— Ни хрена себе! — благоговейно прошептал Димос.

— Это точно, — от этого зрелища у меня мурашки побежали по коже, я испытал восхищение и восторг, смотря на величественное создание. Жалко только, что обстоятельства не располагали к таким эмоциям.

— Это Протеус-великий, первый рыцарь его величества, — сказал Рассим.

Я обернулся к нему: — Разве он не жил тысячи лет назад? Я читал о нем в легендах.

— Так и есть. Тот рыцарь был первым, кто приручил дракона, с тех пор любой, кто сможет повторить его подвиг, нарекается именем «Протеус».

— А что это возможно? — мне стало интересно.

— Многие пробовали, — кивнул Рассим. — Говорят они живут на острове Вуур Тера — это огромный вулканический остров в южном океане, но там очень опасно. Топ-игроки ходят туда в рейды, там много чего можно найти и кроме драконов, весь остров, как один сплошной данж.

— Ты был там? — с любопытством спросил Димос.

— Нет, но знаю тех, кто бывал. Локация 200+, джунгли, кишащие монстрами, и не проходимые горы, с действующими вулканами.

— Веселенькое местечко, — ухмыльнулся я. — Ладно двигаемся. Мы стали спускаться с холма.

В лагерь нас пропустили беспрепятственно, он был настолько огромен, что обойти его не представлялось возможным, да и не нужно. Сейчас люди опасались демонов, и не ждали подвоха от других людей, игроки и НПС, все были вместе, работали вместе и будут сражаться вместе. Выжившие после нападения демонов игроки осознали, что игра превратилась в битву, за право на существование!

— Найдите где ни будь место для отдыха… — обратился я к друзьям, — мне надо кое-что сделать. Идем Зверь.

Я шёл по переполненному городу, здесь работа тоже шла во всю. Каждый дом укрепляли, как могли, перегораживали улицы, и устанавливали на удобных крышах позиции для лучников. Если демоны прорвутся сквозь армию снаружи, здесь их будет ждать ещё одна линия обороны.

В кузнечном квартале стоял нескончаемый перезвон молотов, кузнецы работали не покладая рук, чтобы обеспечить людей оружием и доспехами. Зайдя в лавку Фабира, я обнаружил пустой прилавок. Пройдя во двор, застал всех троих гномов за работой. Один из братьев-близнецов, увидев меня воскликнул:

— Мастер! Господин Малах вернулся! — Фабир обернулся:

— Малах! Ты жив! — он передал молот молодому гному, и подошёл ко мне, обнял меня, как старого друга чуть не сломав позвоночник, — думал я, что ты сгинул, а ты вон, живехонек!

— Я тоже рад тебя видеть, но если не отпустишь, точно сгину! — сказал я сдавленно. Фабир рассмеялся, выпуская меня из своей медвежьей хватки.

— Видел, что творится на белом свете? Адские отродья города сжигают, молот им в жо…

— Ещё, как видел! Ближе не куда! — сказал я.

Мы сидели на обычном месте, пили пиво, и я рассказывал, как бежал из погибающего города. Зверь грыз, принесенный одним из гномов брус железа размером с большой кирпич, а гном тяжело вздыхал:

— Эх тяжкие времена настали для средиземья. Мы тут работаем день и ночь, говорят они уже близко.

— Что будешь делать?

— А что мне делать? Буду защищать свой дом. Если демоны прорвутся за стену, они умоются кровью! — Фабир грозно сдвинул брови. — Убегать и скрываться я не собираюсь, да и некуда. А ты, что собираешься делать Малах?

— Не знаю… мне на запад надо, но туда теперь не пройдёшь.

— Опять на запад? Ты же там был уже!

— Был, да не всё сделал. Как там мои доспехи и оружие кстати, готовы?

— Да, на счёт доспехов… — гном отвёл глаза, — я уже говорил, что это уникальный материал. Я рассказал старейшинам о тебе, и отдал им корону, они даже собрались отправить рейд в подземное царство, и пригласить тебя возглавить его.

— Человека возглавить гномов, в рейд под землю? — я был удивлён.

— Никто из молодого поколения не был там, а ты уже побывал, и смог вернуться, кому, как не тебе возглавлять такой рейд, но… — гном махнул рукой, — тут началась заваруха с демонами, и стало не до этого.

— Так, что там с доспехами? — меня озадачило странное поведение гнома.

— К моему великому стыду, я не смог сделать то, что ты просил… — гном тяжело вздохнул. — Этот материал не поддается обработке. Я пробовал все известные мне способы, и даже не смог расплавить его. Прости Малах, видно я никудышный мастер.

Бедный гном. Это больной удар по самолюбию мастера, но он не виноват, думаю этот материал был создан специально для меня — той же силой, что воскресила… или создала меня.

— Слушай Фабир, не кори себя, давай попробуем сделать с ним, что ни будь вместе.

Гном с сомнением посмотрел на меня: — Ну давай попробуем.

Близнецы притащили большой, железный стол из мастерской, и положили лапу пожирателя огня на него, затем мы вчетвером встали вокруг, и все посмотрели на меня…

— Секунду, дайте сосредоточиться, — вначале я попытался просто нагреть лапу, и расплавить её, но не вышло, металл не нагревался даже пирокинезом. Тогда мне в голову пришла идея, я попытался проникнуть внутрь самой структуры металла, вроде того, как я проникал в чей-то мозг, и… да, я что-то почувствовал! У металла тоже был энергетический центр, как у живых существ, но вместо мягкого и тёплого сгустка, я почувствовал холод, и электрическое покалывание, как будто слабый удар током. Я надавил на него, стараясь как-то изменить, и получилось!

— Чтоб мне молота не поднять! — гномы завороженно смотрели на происходящее.

Огромная лапа начала медленно оплывать, теряя форму, она словно таяла, и в конце концов превратилась в бесформенную кучу оплывшего металла.

— Слушай Малах, а что ни будь посимпатичней можешь вылепить? — Фабир ехидно ухмылялся, но я видел, что он под впечатлением.

— Я первый раз такое делаю, дай пару минут! — я сосредоточился, и через минуту на столе лежал брус металла почти квадратной формы.

— Ну, уже лучше! Теперь растяни его, и сделай по тоньше, а потом…

Дело пошло, Фабир объяснял мне, что и как делать, я пытался повторить, стараясь точно следовать его указаниям. Вначале было очень тяжело, словно лепишь скульптуру вслепую, опираясь только на слова скульптора, но скоро я приноровился, и стало получаться.

— Вытяни вот здесь… ещё чуть, чуть, а теперь закругляй… да нет, ни с этой стороны, чтоб тебе руки по локоть в тролье дерьмо. Ну ты и криворукий Малах!

Фабир ругался, называя меня криволапым и косоглазым рукожопом, и это ещё самые жёсткие прозвища. Я только посмеивался, понимая, что это он не со зла, просто у него манера такая, да и тяжело ему было объяснять мне — профану все тонкости мастерства.

Постепенно у меня получалось всё лучше, но через несколько часов мы решили прерваться. Я получил сообщение от Ветмии, в нём говорилось, что кто-то очень важный хотел со мной встретиться. Договорившись с Фабиром, что приду завтра с утра, я отправился на место встречи.

— Ну что, кто там такой важный хочет меня увидеть? — Ветмия и Рассим встретили меня не далеко от восточных врат, мы прошли через них, и оказались в палаточном лагере.

— Ты теперь знаменитость, видно кто-то тебя узнал, и нас попросили связаться с тобой, тебя хотят видеть здешние лидеры, — Ветмия еле заметно улыбнулась.

— Только этого мне и не хватало, а где Димос?

— Шныряет где-то, сказал, что ему нужно оттачивать мастерство.

— Понятно. Главное, чтоб не дошнырялся до неприятностей, — мы подошли к большому шатру, на входе стояли стражи, увидев нас один из них нырнул внутрь, и через секунду, вернувшись пригласил нас войти.

— Зверь останься здесь, и веди себя хорошо! — погрозил я ему пальцем, он сделал вид, что не понимает, о чём я, и улегся на землю, Шайна последовала его примеру.

— Вы лучше не трогайте его, а то палец откусит… вместе с рукой, — обратился я к стражам. Они хором кивнули.

В шатре не было никакой мебели, кроме большого стола в центре, всю поверхность которого занимала карта Кронграда, и прилегающей местности. Сперва я подумал, что она нарисована, но приглядевшись понял, что изображение живое, как картинка со спутника в реальном времени. Можно было видеть, как люди перемещаются по городу туда-сюда — крутая штука! Вокруг стола стояли человек двадцать игроков разных рас, и все выше меня уровнем, вперед вышел человек-паладин 187 уровня:

— Малах, приветствую тебя и твоих спутников, меня зовут Зээв Эхад, я лидер клана «Легион».

Я встречал название этого клана раньше, один из сильнейших кланов паутины, уступал только Стальным Псам, да и то не на много, и на сколько я знал они были конкурентами. Не удивительно, что их лидер захотел поговорить со мной.

Я кивнул, и он продолжил: — Здесь собрались лидеры и топ-игроки многих кланов, мы решили объединиться, чтобы противостоять угрозе, нависшей над всеми нами. Многие, если не все, потеряли связь с близкими, после отключения… — он помрачнел, — и мы хотим знать, кто виновен в этом, и можно ли это исправить? — все смотрели на меня с надеждой в глазах, я понимал, чего они ждали, но у меня не было решения. Я собрался с мыслями и заговорил:

— Я появился в паутине с одной целью — отомстить Харону. Он послал людей убить меня и мою семью, в реале, — я решил придерживаться первоначальной версии, ведь я до сих пор не разобрался, что произошло на самом деле. После моих слов послышался гневный шёпот, люди задеревенели лицами. — Я каким-то образом выжил, и попал сюда, не помня о себе практически ни чего, кроме того, что должен добраться до Харона. Я узнал, что он лидер сильного клана, значит и мне надо было стать сильнее. В процессе «игры» я всё больше стал понимать, что этот мир становиться реальней с каждым днем… — при этих словах все согласно закивали, — после того, как один из его приближенных людей, признался мне, что Харон заключил договор с богом Гелиосом, я пошёл к нему, и прямо его спросил, и он не отрицал этого, а также того, что послал ко мне убийц… После этого я убил его. Перед смертью он сказал: «Ты пришел значит настало время!». И сразу после воскрешения, он и его люди снялись с места, и ушли в Вольфград телепортом. Это было в Коканиуме, и как только они ушли, случилось отключение, и демоны атаковали город через порталы. Кроме того, я уверен, что слухи про бессмертие в реале распространял тоже он. Подозреваю Гелиосу, или ИИ который им управляет, нужно, как можно больше подключенных к игре людей, — я обвел взглядом собравшихся, все молчали шокированные услышанным, затем заговорили все разом.

— Тихо! — Зээв поднял руку, — прошу тишины! Ты хочешь сказать, что один из управляющих игрой ИИ это все устроил?

— Я же написал, что у меня нет доказательств, это мои предположения, основанные на многочисленных, косвенных уликах, но я могу и ошибаться. В одном я уверен — Харон знает ответы.

— Охрана! Найдите мне Гарта, срочно его сюда! — отдал распоряжение Зээв стражу, тот кивнул и исчез.

— Гарт работал программистом ещё при первых ИИ, может он сможет объяснить, — сказал мне Зээв. Через минуту вбежал эльф-маг 145 уровня, пришлось долго пересказывать ему все, что я сказал, он думал минуту, затем сказал:

— Такой вариант возможен, — в шатре воцарилась тишина. — Я имею в виду, что вариант, при котором ИИ осознает себя, как личность и разумное существо, принимался во внимание при разработке игры, вводился специальный ограничивающий параметр, не позволяющий причинить людям вред…

— А по проще нельзя гарт, тут не все семи пядей во лбу, — прервал его Зээв. Тот сморщился, пытаясь подобрать слова понятные тугодумам, как мы.

— Если проще, то… существуют семь ИИ. Шесть из них управляют богами и связанными с ними НПС. Они автономны, и не зависимы друг от друга, это сделано специально, чтобы не возникал конфликт интересов между ними. Если даже они все осознали себя, что маловероятно. Они не могут выйти за рамки игры, и уж тем более отключить игрокам выход в реал.

— А седьмой? — спросил я.

— Вот! — он поднял палец вверх, — седьмой ИИ самый первый, и самый мощный — это сама система. Весь этот мир, все НПС, животные, монстры и вообще всё, что на прямую не связанно с каким-либо богом. Это и есть ограничивающий фактор, она не даст другим ИИ причинить реальный вред людям, но…

Ну конечно, всегда есть маленькое, но. Подумал я.

— Это всё только теория! Вероятность такого… проишествия существует всегда!

— Понятно, — Зээв махнул рукой, — напрограммировали там неизвестно чего, а нам расхлебывать.

— А что я? Я всего лишь программист среднего звена, такими глобальными вопросами не занимаюсь.

— Ладно, я тебя не обвиняю…

— Слушай Гарт, — перебил я Зээва, — а как вообще можно отключить игроков от реала, в теории?

— Ну… В теории надо захватить управление серверами, но для этого надо знать где они, и даже если знаешь понадобиться… небольшая армия! — Гарт усмехнулся. — Я уверен, что это место охраняется лучше, чем пентагон.

Вот как! У меня в голове начала формироваться мысль…

— Я думаю, что все согласятся со мной… — Зээв обвел людей взглядом, — ответы надо искать у Харона.

Все были согласны. Теперь у меня целая армия сторонников, главное пройти, как-то мимо демонов на запад.

— Осталось только победить демонов, — заключил Зээв. — Что скажете? — он подозвал нас, и указал на карту.

— Какой расклад?

— Мы находимся за восточной стеной города… — он сделал жест рукой, и изображение приблизилось, — всех людей город просто не вместил, и нам пришлось строить укрепленный лагерь. Здесь около полу миллиона игроков и НПС-беженцев…

— Сколько из них смогут воевать с демонами уровней 150+? — спросил Рассим.

— Порядка ста тысяч с 90—120 уровень, и двадцати тысяч от 120—150, остальных можно в расчёт не брать. Это игроки. Есть еще королевская армия, там все профессиональные военные, за 200 уровень, так же очень сильные маги и жрецы, а ещё Протеус со своим драконом.

— А что за чёрное пятно? — я указал на карту.

— Это демоны.

— То-есть? Они уже здесь? — не понял я.

— Они появились три дня назад, в пятнадцати километрах от города, в лесу. За эти дни пятно выросло втрое.

— Почему не атаковали сразу, как они появились? — спросил Рассим.

— Мы не сразу их заметили, они не выходили из леса. Там всё заволокло туманом, их почувствовали жрецы Гелиоса, предупредили нас, и тогда мы послали туда разведчиков…

— Никто из них не вернулся, и на сообщения не отвечают, — я печально покачал головой.

— Да… откуда ты знаешь? — Зээв удивлённо смотрел на меня.

— У демонов есть средство отключать способности игрока. Это что-то вроде больших, красно-желтых жуков, они присасываются к груди, и сосут кровь, держа игрока на пяти процентах здоровья и выносливости, но не убивают… — я обвёл взглядом притихших людей.

— Откуда информация? — спросил Зээв.

— Я провел у них в гостях три недели. — усмехнулся я. — Но это ещё не всё. Эти жуки впрыскивают яд, который закрывает доступ к инвентарю, ты не можешь пользоваться ни чатом, ни зельями, ничем. Этот яд настоящий, психотропный наркотик, очень сильный! Разум затуманивается, начинаются галлюцинации, затем ты сходишь с ума.

— Ни хрена себе!

— Вот это новости!

Люди растерянно переглядывались.

— Как же ты освободился? — спросил Зээв.

— Меня приковали к камню, и сколько не пытался, я не мог освободиться. Это место что-то вроде моста, между нашим миром, и их, высшие демоны создали его, чтобы тёмные легионы могли пройти в наш мир. Мне помог мой друг, если бы не он… Я уверен, что сейчас в лесу именно этот самый мост.

— Это очень ценная информация! — Зээв подозвал кого-то из игроков. — Собери умников из тактического отдела, пусть подумают, как противостоять такому оружию. Малах ты сможешь, как можно более подробно описать всё, что там с тобой происходило?

— Да. — я кивнул.

Вскоре пришли ещё игроки. Трое из них подробно расспросили меня о Скоргсах, затем мы обсуждали стратегию и тактику обороны… Была уже поздняя ночь, когда я сказал: — Зээв, мне и моим друзьям надо ещё отдохнуть, я вижу ты толковый лидер, и люди у тебя квалифицированные, вы справитесь, а мне ещё нужно придумать, как попасть на запад…

— Вы не примете участие в битве? — он обвел нас взглядом. — Нам бы пригодились такие воины, да и зачем тебе на запад, там ни чего нет.

— Ты ошибаешься, думаю там я узнаю, что на самом деле произошло.

— И как ты собрался пройти мимо демонов? Или пойдешь в обход? Это займет месяц!

— Я отвезу его, — в шатре воцарилась полная тишина. Я обернулся, у входа стоял человек — НПС 224 уровня: высокий, крепко сбитый, блондин лет тридцати пяти, с правильными чертами лица, и синими глазами. Его можно было бы назвать красавцем — любимчиком женщин, если бы не уродливый шрам от ожога, на всей правой половине лица.

— Протеус-великий, — Зээв уважительно поклонился, — приветствую тебя.

— Давай без этикета, мне его и во дворце хватает, — он подошёл ближе.

— Это ты значит тот самый Малах? — он смотрел на меня с лёгкой улыбкой.

— Какой тот самый? — подозрительно спросил я.

— Тот самый, что спас жизнь мастеру Крэйгу, и единственный из всех, кто сумел живым вырваться из лап демонов.

— Ты знаешь сотника? — я назвал Крэйга привычным именем.

— Конечно, он обучал меня, как и многих других. Он и его люди сейчас здесь — в кронграде.

— Понятно, Галос разболтал. А как они тут оказались?

— Ага, — Протеус усмехнулся, — рассказал, про чужестранца, что бросил вызов самому Крэйгу, а потом таскал неподъёмные бревна, и откромсал руку вместе с топором, главному демону.

Разве я бросал вызов Крэйгу? Хотя если вспомнить тот его взгляд, и давление, что я испытывал…

— Бросил вызов, и выстоял в поединке с ним, что мало кому удавалось, иначе он никогда бы не взялся обучать тебя, — Протеус с любопытством смотрел мне в глаза. Уяснив что-то для себя он отвёл взгляд и продолжил: — После того, как демоны атаковали, король призвал Крэйга в столицу, все пограничные крепости покинуты, в них больше нет смысла.

Все с удивлением слушали наш разговор, многие топы слышали про Крэйга, чьего сына убил игрок.

— Понятно, значит отвезёшь меня на запад. Неужто на драконе?

— Останься и сражайся с нами, если победим и выживем, отвезу.

— Хорошо, но я не один, твой дракон увезет четверых людей, и двоих не самых маленьких петов?

— Клык увезет, — улыбнулся Протеус. При этих словах глаза Ветмии загорелись, и даже на всегда невозмутимом лице Рассима, читался интерес.

— Тогда договорились. Но у меня есть еще один вопрос… — я оглядел собравшихся и посмотрел на Зээва, и Протеуса, — как вы собираетесь победить высшего демона?

Все резко погрустнели, и даже Протеус перестал улыбаться.

— Я слышал один такой был в Кокеаниуме, это правда? — спросил Зээв.

— Мы все видели его, — я указал на Ветмию и Рассима, — Обдусциус — командующий войсками Тёмного, такую жуткую мощь трудно представить! Как думаешь ты вместе с драконом сможете его убить? — обратился я к Протеусу.

— Убить… нет! Но задержать, и дать время жрецам провести ритуал, сможем.

— Тогда вам необходимо ещё много чего обсудить, а нам надо отдохнуть, мы почти восемь дней шли сюда пешком.

Я добавил Зээва в друзья, чтобы можно было связаться с ним в любой момент, и попрощавшись с ним и Протеусом, мы покинули командный шатер.

Мы почти дошли до места нашей стоянки, когда нас догнал пацанёнок — НПС лет десяти:

— Это вы господин Малах? — снизу-вверх уставился он на меня.

— Да, это я.

— Вам просили передать письмо, — он протянул мне небольшой лист бумаги, — и сказали, что вы заплатите, — с абсолютно честным лицом, отъявленного пройдохи добавил он.

— Не сомневаюсь, — я вынул серебрушку, щелчком, послав её пацану, тот проворно поймал денежку, и исчез, будто и не было. Развернув лист я прочел: Гостиница «полумесяц»номер 33, надо поговорить, это очень важно!

Подписи не было. Судя по тому, что это была одна из самых дорогих гостинец города, незнакомец не из бедных.

— Что там? — спросила Ветмия.

— Идите, отдыхайте, у меня ещё дела, — Ветмия кивнула, и они ушли, а я направился в полумесяц, гадая кому я ещё понадобился.

Здание гостиницы находилось в самом фешенебельном районе, предназначенном для самых богатых игроков. Оно было построено в виде огромного полумесяца, стоявшего прямо в центре парка с фонтаном. Днем я здесь не был, а сейчас всё вокруг светилось разноцветными, волшебными огнями, и множество людей сидели в кафе, или гуляли по парку, словно армия демонов не стояла у ворот города. Видимо этих игроков не смутило даже отключение от реала, они наверно думают, что это часть игры такая. Ну, ну!

Найдя нужный номер я остановился перед дверью: — Зверь останься здесь, но если услышишь, что меня убивают, вламывайся и грызи всех к чертям собачим, — он утвердительно тявкнул, и улёгся под дверью. Я постучал, послышался женский голос, и я вошёл… Вот чёрт! Сидя в кресле, положив руки на колени, на меня смотрела Чёрная Вдова.

Топор появился у меня в руке за секунду, а в следующую я был готов пробить её защиту псионикой…

— Стой! Не убивай меня, я пришла поговорить, — она подняла пустые руки перед собой. Зверь уже стоял рядом со мной, припав на передние лапы и оскалив клыки, он готов был вцепиться в глотку любому.

— Двинешь хоть пальцем умрешь, — я оглядел комнату, на первый взгляд никого не было, но кто их знает этих нидзь, может скрываются!

— Зверь пробегись по комнате, найдешь кого ни будь, порви его, — он ринулся вперед, грозно рыча.

— Он, что у тебя человеческую речь понимает? — Вдова говорила так, будто не пыталась убить меня несколько дней назад.

— Заткнись.

Зверь чёрным смерчем носился по комнате, обнюхивая каждый угол, если кто-то здесь есть он его найдет. Через минуту он вернулся ко мне, в комнате никого не было.

— Слушай, тут никого нет, я хочу только поговорить, ты ведь можешь убить меня в любой миг…

— Что тебе от меня надо? — я ждал какого ни будь подвоха.

— Может войдешь, закроешь дверь, а то, как-то не удобно разговаривать.

Я настороженно смотрел на неё, она чуть заметно улыбалась.

— Ладно… Зверь сторожи! — я зашёл внутрь, и закрыл дверь, оставив зверя снаружи.

— Если заподозрю тебя хоть на секунду, умрешь. И больше не воскреснешь, — я убрал топор.

— Поняла. Верю, что ты это можешь, после того, что видела.

— О чём ты хотела поговорить?

— Хотела убедиться… — она медленно встала, и сделала ко мне шаг, смотря мне в глаза, с тем же выражением, что и тогда, перед смертью, — Кром это ты, и в то же время не ты… — она сделала ещё один шаг. — Как такое может быть? Я видела, как ты умер…

— Конечно видела, ты меня и убила.

— Нет! Ты не понимаешь! Я не убивала, я… любила его, — она остановилась совсем близко от меня, не отводя глаз от моего лица. Я напрягся, как натянутая струна, но почему-то не двигался, и не пытался остановить её. Она подняла руки, и коснулась моего лица. Её ладони были тёплые и такие… знакомые!

— Я вижу его внутри тебя! Что они сделали с тобой? — глаза её наполнились слезами.

Я был в полнейшем шоке, мысли вихрем крутились в голове: что происходит? Это какая-то магия? Гипноз? Почему я не двигаюсь?

Она приблизилась ко мне вплотную, я ощутил её сильное, молодое тело, она коснулась моих губ своими, и я почувствовал соленый вкус её слез… Какая-то часть моего сознания ещё бубнила что-то об осторожности, но всё тише, и тише, пока совсем не заткнулась, и мне стало всё ровно умру я сейчас, или нет, лишь бы это продолжалось!

Сколько времени прошло… понятия не имею. В конце концов мы успокоились, и просто лежали на мокрых от пота простынях. Я молча смотрел в потолок, голова была пуста, во всем теле чувствовалась легкость, словно я все это время таскал на себе тяжелый груз, и вот наконец сбросил его.

Она встала — обнажённая и прекрасная, как несбывшаяся мечта, достала вино, и налила два бокала. Присев на кровать протянула один мне. Наваждение прошло, я снова мог трезво мыслить, и у меня всё ещё оставались подозрения на её счет.

— Ты что, не доверяешь мне, после того, что было между нами? — она была сама невинность.

— После такого, я доверяю тебе ещё меньше.

— Ооо! Неужели такой грозный воин боится слабую, обнаженную девушку? — Вдова опустила глаза в притворном стеснении.

— Обнажённую… это да, слабую… точно нет.

— Ладно, вот, — она сделала глоток из моего кубка, — яда нет.

Я сел на постели, и взяв кубок сказал: — Расскажи мне всё!

— Прям всё, всё? — улыбнулась она.

— Да, и с самого начала, — я был серьёзен.

— Ты совсем ничего не помнишь?

— Совсем.

Лицо её омрачилось, она села прижав ноги к груди, и обхватив их руками, начала говорить:

— Александр Кромов, больше известный, как «Кром» и Харон, настоящее имя которого не знает никто, выросли вместе. Они росли в одном детдоме, и с детства были друзьями — не разлей вода. Когда они стали постарше — занялись криминалом, как многие в те годы. Кром был силён и умён, но Харон… это просто грёбанный Мариарти! Он просчитывал всё на десять ходов вперёд, придумывал такие комбинации, что позволили им очень быстро подняться, получить деньги и власть.

Кром был жёсткий человек, никому не прощал обид, но не обижал женщин и детей, это был его принцип. Харон же просто жестокий ублюдок, и садист, любит видеть, как люди страдают, и чем больше власти он получал, тем сильнее проявлялись его наклонности.

Их тандем был так селен, что к сорока годам они создали целую бизнес империю. Ворочали огромными деньгами, уже давно не занимаясь откровенным криминалом, и став уважаемыми в обществе людьми.

Кром нашёл меня в притоне, когда мне было пятнадцать. Как он там оказался я до сих пор не знаю. Я была наркоманкой и… в общем зарабатывала, как могла, — она горько усмехнулась, — отца у меня не было, а мать давно на меня забила.

Кром вытащил меня, помог завязать с наркотой, оплатил учёбу, а после устроил на хорошую работу, в одну из своих фирм. И конечно случилось неизбежное! Я влюбилась в него по уши, хотя он был на много старше меня. Но сколько я не пыталась, сколько не намекала ему, он только смеялся и говорил: «Подрасти сперва».

Прошло шесть лет, из пятнадцатилетнего заморыша я превратилась в красивую, молодую женщину. Столько мужчин пытались заслужить моего внимания, но я отказывала всем. И вот в один прекрасный вечер мы остались наедине, и Кром сказал мне: «Наконец-то ты подросла», — вдова мечтательно улыбалась.

— Это было самое счастливое время в моей жизни! Вскоре я родила сына, и хоть мы не поженились, и он велел мне молчать о том, что это его сын, мне было всё равно. Я была без ума от счастья, и в это время… — улыбка сползла с её лица, она смотрела вперед с ненавистью в глазах, — я и увидела Харона впервые. Кром познакомил нас на каком-то приёме, и с самой первой секунды он возжелал меня. Он хотел обладать мной, как своей собственностью, как вещью! Я видела это в его глазах, каждый раз, когда он смотрел на меня. Привыкший получать всё, что хочет, его бесило, что он не может получить меня. Потому, что единственный человек в мире кого он боялся это — Кром, и пока он был жив, Харон не смел даже дотронуться до меня. Прошло два года, я много раз говорила Крому, что Харон что-то задумал, что он хочет отобрать меня у него. Он только злился, и говорил, что это чушь, что Харон никогда не причинит ему вреда, и это была его самая большая ошибка. В это время появилась Паутина. Харон сразу понял какие возможности даёт эта игра, он вложил в неё огромные деньги, и стал одним из первых игроков, за ним последовал и Кром. Примерно через год Харон нашёл то, что искал — единственное, что нельзя купить в реале ни за какие деньги…

— Бессмертие, — закончил я за неё.

— Да. Я не знаю, как именно он связался с Гелиосом, меня тогда ещё не было в игре, но как только это произошло Харон начал действовать… Он похитил моего сына! — минуту она молчала. — Он все просчитал. Подстроил так чтобы Кром не сразу узнал об этом, а мне сказал: «Ты пойдешь и убьешь его, или твой сын умрет». И все, он отпустил меня! Конечно он знал, что я не смогу этого сделать, он просто издевался надо мной. Дозвониться до Крома я не смогла, он был на какой-то важной встрече, и я поехала туда. Когда я рассказала ему у него был такой взгляд, что люди шарахались от него, но он ничего не успел сделать… За мной шли люди Харона, они просто перестреляли всех, кто находился рядом в тот момент, а Крома убили последним, на моих глазах, — Вдова закрыла глаза, она не могла сдержать слез: — С тех пор, вот уже три года, Харон держит меня при себе, и здесь и в реале. И я делаю всё, что он хочет, а за это он позволяет мне увидеть сына. Теперь ты понимаешь, что он за человек? Он чудовище! И он почти получил то, что хочет.

Она отвернулась и замолчала, я тоже молчал. Чутьё подсказывало, что это всё правда, а значит она, как и я стала жертвой амбиций одного человека. Этот человек убил Крома, похитил её ребенка, привел в игру на заклание демонам десятки тысяч людей, и сотни тысяч оставил без родного мира.

— Как тебя зовут? — спроил я.

— Алёна. Меня зовут Алёна, — она повернулась ко мне, вытирая слезы

— Ты сказала, что он почти получил то, что хотел, разве он уже не бессмертный?

— Ещё не совсем… — она глотнула вина, — он чего-то ждёт. Я не знаю, чего, может знака от Гелиоса, может ещё чего-то.

— Значит отключение от реала это его рук дело?

— Да, но насколько я поняла это временно, иначе многие из его армии взбунтовались бы, они ведь тоже отключены от своих.

— Но как? Человеческие тела ведь погибнут в капсулах!

— Эти капсулы могут поддерживать жизнь годами, — она улыбнулась, смотря на мое удивлённое лицо. — Я сама однажды провела в игре больше месяца, правда потом несколько дней восстанавливалась. Это похоже на космонавтов. После долгой невесомости, вернувшись на землю им требуется время чтобы восстановиться.

— Да, слышал атрофия мышц и всё такое.

— Именно. Но тут опасность в другом, я не знаю научный термин… в общем «Подмена реальности», вроде если наш разум проведёт слишком много времени здесь, то вернувшись назад не сможет воспринять реальность… Короче человек уже не сможет жить там. Только в этом мире. Поэтому разработчики сделали ограничения…

— Мы сдесь уже больше недели, сколько ещё времени надо пока не случилось… эта подмена реальности? — перебил я Алену.

— Ну… для каждого индевидуально, я была здесь месяц, и ни чего, нармально. Харон вообще по три месяца отсюда не вылазит, — она встала с постели, и начала собираться.

— Понятно, значит время ещё есть…

— Думаешь сможешь остановить его? — Алена смотрела на меня с непонятным выражением лица.

— Я должен. А кстати где он сейчас?

— Мы встали лагерем возле Ржавой гряды, на западе.

— Вот как, — совсем близко к Молниевому пику, не спроста это.

— А как же ты пробралась сюда мимо демонов?

— Прилетела конечно. На грифоне.

— Понятно… — она подошла ко мне уже собранная, снова превратившись в Чёрную вдову, приблизившись она сказала:

— Слушай… я знаю, что ты не совсем… мой Кром. Но в тебе часть его, это точно. Не знаю какие у тебя цели, но если попытаешься остановить Харона… мне придется пойти против тебя. Пока мой сын у него, у меня нет выбора.

— Я тебя понял.

— Тогда мне пора, пока он не начал меня искать. Она поцеловала меня, и вышла из комнаты. Зверь стоял в дверях вопросительно глядя на меня.

— Да зверюга… Попал я в такой переплет, что хрен знает, как из него выбираться, — Зверь как обычно промолчал.

Я шёл к Фабиру, и думал о том, что произошло. Чем больше я узнавал о себе, тем сложнее становилось разобраться во всём этом балагане. Одно я теперь знал точно… моя личность содержала лишь часть личности Крома, а вот всё остальное принадлежало… на этот счёт у меня тоже имелись догадки. Как так получилось? Думаю, узнаю только за той дверью.

Придя к Фабиру, я застал его и близнецов за работой, но они не ковали, а обтесывали деревянный макет подозрительно похожий на меня.

— Это что?

— А Малах, явился, — Фабир взглянул на меня. — Это ты! Будем примерять части доспехов на нём, чтоб наглядней было.

— Умно!

— А ты как думал? Это тебе не абы что, а искусство! — Фабир поднял палец вверх. — ладно, принимаемся за работу.

И мы принялись. Как и вчера Фабир объяснял мне, что делать, я пытался повторить…

— Это что у тебя за хвост тут торчит?

— Не знаю, ты же не сказал его убрать!

— Я и говорю! Убирай давай! Ничего не должно торчать, ни каких там шипов, и всяких рогов. Всё должно быть обтекаемой формы, чтоб не одному вражескому оружию было не зацепиться. Не стреле, не мечу, не топору. Чтоб они соскальзывали при ударе, словно ты маслом намазан. — приговаривал гном, заставляя меня вновь и вновь переделывать, ту или иную деталь.

— Ну и строгий же у вас учитель! — сказал я близнецам, те прилаживали уже готовые части к макету, как будто собирая конструктор.

— И не говорите господин Малах, иногда так завернёт, что уши в трубочку сворачиваются.

— А ну цыц! Меньше болтовни, больше дела, а то демоны помрут со смеху, увидев Малаха в этом непотребстве.

— Да мастер! — дружно отвечали близнецы, стараясь ещё лучше. Так мы и работали до поздней ночи, а после короткого отдыха, продолжили и ночью. Я чувствовал, что времени всё меньше, и попросил гнома не останавливаться, пока не закончим. Тому это было только в радость, и дело шло.

В какой-то момент я получил сообщение от Ветмии, она спрашивала где я пропал, и что меня ждёт Зээв, с новостями. Я ответил, что если демоны вот прям сейчас не идут в атаку, то Зээв подождёт до утра.

С первыми лучами солнца мы все впятером стояли, и смотрели на дело рук своих. Перед нами стоял облачённый, в полностью готовый доспех макет: Чёрная, матовая поверхность не отражала свет, обтекаемые формы полностью повторяли изгибы тела, рельефно выделяя все мышцы. Полукруглый шлем прикрывал голову, сзади доходя до воротника, и смотрел на нас хищными прорезями для глаз, на плоском лицевом щитке, доходящим до подбородка. Доспех не был похож на… доспех. Скорее на какой-то боевой скафандр из фантастического фильма.

— Ну вот кажется, и всё, — довольно сказал Фабир.

— Дааа…! Ты превзошёл все мои ожидания, — я с восторгом смотрел на это произведение искусства.

— Осталось только одно… — Фабир повернулся ко мне, — испытать его, на тебе! Если не побоишься! — он хитро прищурился.

— А чего тут страшного, давайте испытаем.

Гном с радостным предвкушением обратился к близнецам: — Тащите моего малыша! — при этих словах их лица тоже повеселели, и они куда-то убежали.

— Что еще за малыш? — подозрительно спросил я.

— Сейчас увидишь! — голосом маньяка-убийцы ответил Фабир. — Облачайся.

Я подошёл к доспеху, дотронулся до него, и он оказался у меня в инвентаре. Надеюсь, что эта особенность механики игры не исчезнет, иначе задолбаешся одевать и снимать его каждый раз, а так стоило мне пожелать, и я уже полностью упакован.

Осмотрев себя, подвигавшись, попрыгав, я остался доволен. Его веса я почти не чувствовал, он сидел на мне, как влитой, словно хорошо сшитый костюм. Обзор сквозь прорези для глаз был немного меньше обычного, но это не сильно мешало, а в общем ощущение было… обалденное! Зверь с интересом наблюдал за мной, принюхиваясь: — Мы теперь с тобой одной крови, ты и я! — шутки он не понял, но на всякий случай утвердительно тявкнул.

— А вот и он! — я обернулся, близнецы тащили молот устрашающих размеров, тащили вдвоем! Сколько же он весит?

— Ни хрена себе! Это малыш? — в ужасе воскликнул я.

— Да! Мой малыш! — Фабир с любовью взял молот, чуть ли не целуя его. В его руках он не казался таким огромным, но это была иллюзия.

— Ты для кого сделал это… чудовище? Мамонтов что ли валить собрался?

— Кто знает, какой супостат вторгнется в мой дом, вот сейчас, например, демоны пришли, самое то, бить их малышом. Давай становись посередке, будем испытывать, — с садистской ухмылкой сказал гном.

Я с сомнением уставился на это порождение больной фантазии кузнеца, — что-то мне перехотелось.

— Испугался что ли? Ты же бессмертный, как помрёшь, так и воскреснешь.

— Ладно… — я встал посреди двора, и приготовился. Гном размахнулся, хэкнул и вдарил…

— Поднимайте его, аккуратней! — сквозь звон в ушах услышал я.

— Он живой! Живой молот мне в сра… — цыц ты! Осторожно кладите его вот тут, эй Малах ты меня слышишь?

Надо мной склонилось бородатое лицо гнома: — что… за… херня? — я не мог вздохнуть, перед глазами плавали красные круги, похоже у меня были переломаны все кости. Здоровья осталось четыре процента, я с трудом вытащил зелье и выпил его, полегчало.

— Переборщил чуток, — виновато сказал гном.

Наконец я смог привстать, и осмотреться: тот же двор, гномы собрались вокруг, Зверь облизывал мое лицо горячим языком. Отпихнув его, я достал и выпил ещё одно зелье.

— Что произошло? — спросил я. Близнецы заговорили наперебой:

— Стоишь ты значит посреди двора…

— А дядька Фабир, как вдарит…

— Ты возьми и взлети…

— Да и пробил собой сарай…

— А он из кирпича…

— Крепкого…

— А ну цыц! — Фабир прервал молодых братьев. — Ты как Малах?

— Уже лучше. Ну ты конечно ударил, так ударил!

— Скажу тебе одно… таким ударом можно горного тролля убить, а тролли они твари мощные! Молот им в жо… в общем ты остался жив, а на доспехе не царапины, главное берегись прямых ударов тех, кто посильней меня будет, а остальные тебе не страшны. На счёт магии не знаю, это не ко мне, — Фабир подал мне руку, и помог подняться.

— Слушай Фабир… я тебе обещал, но мне придется взять ещё немного металла, для друзей, — вес доспеха вышел всего двадцать девять кило, ещё мы сделали секиру взамен моей, и копье похожее на те, что метают спортсмены, на него у меня были особые планы — это ещё десять килограмм, и того — тридцать девять кило, осталось еще много.

— Да все нормально Малах, я всё ровно не могу его использовать, но если ты сделаешь для меня кое-что я буду благодарен. Кстати, придумал название для металла — «Звериум». Ну как тебе?

— А что, не плохо звучит. Слышишь Зверюга, тут в честь тебя уже металлы называют, — Зверь сделал вид, что так и надо.

— Так что для тебя сделать Фабир?

— Молот. Не боевой, для работы.

— Договорились, — я пожал ему руку. — Постараюсь прийти к тебе до битвы, чувствую скоро демоны атакуют.

Фабир помрачнел: — Ну что же, малыш ещё не пробовал их крови, — на этом мы попрощались.

Я встретил друзей не далеко от командной палатки, на этот раз Димос тоже был тут.

— Ты где пропадал? — набросилась на меня Ветмия, — все тебя ищут!

— А что меня искать, я же не смысл жизни.

— Не смешно. Там демоны зашевелились, идем.

Мы зашли в шатёр, тут были всё те же игроки, Протеус и…

— Малах! — услышал я громогласный рёв. Меня стиснули в объятьях, да так, что я чуть не задохнулся. — А ты подрос! — Галос похлопал меня по плечу, улыбаясь во весь рот.

— Рад тебя видеть, — я и правда был рад.

— Привет парень, — ко мне подошел Крэйг. Он был одет в мощные доспехи, украшенные золотой гравировкой — знаками полководца королевской армии, как я узнал позже, а Галос оказывается был тысячником.

— Здравствуй сотник, — я пожал его крепкую руку.

— Уже не сотник, как видишь, король приказал вернуться, война на пороге, — он развернулся. — Идёмте, есть новости.

Мы подошли к столу, Крэйг заговорил, обведя всех взглядом: — и так… демоны зашевелились. Жрецы чувствуют, что они почти готовы напасть, а с востока идёт орда диких орков, под предводительством их бога, они уже на границе Средиземья, — он замолчал, в палатке стояла гробовая тишина. — Они жгут всё на своем пути, убивают всех, не щадя никого! Орки будут здесь к завтрашнему утру, мы считаем, что демоны ждут их прибытия, и атакуют вместе с ними. Мы даже рассматривали вариант атаки этого их… моста… — Крэйг взглянул на меня, — но король приказал не лезть туда. Верховный жрец Гелиоса признался… — Крэйг тяжело вздохнул, — что давно не чувствует присутствие бога. Такого не было никогда! Он не знает, что это значит, и опасается, что не сможет закрыть врата без божественной силы, — Крэйг сделал паузу, чтобы все осознали сказанное, затем продолжил:

— Но есть и хорошие новости. С юга пришла армия эльфов во главе с самой богиней Элитливией! Они возьмут на себя восточный фронт и орков, а вы бессмертные примете на себя первый удар демонов. Вы должны вынудить их пустить в бой, как можно большие силы, затем мы вступим в дело.

Протеус… — Крэйг посмотрел на рыцаря, — ты возьмешь на себя высшего, если он появится, до этого в бой не вступай, береги силы, — он окинул всех суровым взглядом. — Мы будем сражаться до конца, нам не куда отступать, и вам тоже.

Крэйг закончил говорить, и все принялись обсуждать услышанное. Он обратился ко мне:

— Наслышан о твоих приключениях, говорят в Кокеаниуме был кошмар, да и только!

— Не то слово! — я покачал головой, — еле ноги унесли.

— Ну что же, вот мы и снова, вместе будем биться с демонами…

— Только в этот раз на кону наше существование, — мрачно сказал я

— Так докажем этим тварям, что мы имеем на него право! — сотник оглядел собравшихся. — Удачи нам всем! — он посмотрел на меня. — Увидимся парень, — я кивнул, сотник развернулся и пошёл к выходу.

— Увидимся в бою Малах, — Галос улыбнулся, и хлопнув меня по плечу, пошёл за Крэйгом.

— Идёмте, объясню вам нашу диспозицию, — к нам подошёл Зээв, и указав на стол-карту. — Я дам тебе доступ к командному чату, через него ты сможешь следить за ходом боя, — я зашёл в сообщения, и по приглашению Зээва, перешёл в командный чат, — сюда будут поступать сообщения от всех командиров подразделений… — продолжил Зээв, — затем тактическая группа будет анализировать все данные, и посылать приказы обратно командирам. Ты можешь писать сообщения, но только если это что-то важное. Пиши коротко, ёмко и понятно, — он вопросительно посмотрел на меня.

— Понял, — Зээв кивнул и продолжил:

— Наши позиции на западном фронте… — он указал на карту, — мы разделили войска на несколько частей:

Маги — в чате ты можешь видеть позывные их командиров — маг1 и маг2. Маг1 — это маги-дальнобойщики, они будут вот здесь… — он указал на территорию, вплотную прилегающую к стене Кронграда. — … вместе с катапультами и другими дальнобойными машинами. Маг2 — это защитники и хилеры, они находятся примерно в центре всего построения, чтобы охватить наибольшее количество воинов.

Следующее подразделение — Лучники. Мы собрали всех игроков, кто владеет луком, их позиция идёт после магов-защитников, в чате их позывной — «Стрела».

Дальше пехота, все танки и дамагеры будут в первой линии обороны, они разделены на три части: центр, юг, север, с теми же позывными в чате. Мой позывной — «Первый», твой — «Малах»…

— А как же НПС?

— Их, как ты понимаешь в чат не добавишь, для этого есть специальный человек, он будет на связи с ними.

— Круто у вас тут все организованно, — сказал я.

— Техника давно отработана в больших рейдах, и клановых войнах, но такого масштаба не было ещё никогда. К сожалению кавалерии, и воздушных сил, у нас нет, так что будем обходиться тем, что имеем, — он вздохнул, задумчиво смотря на карту. На него свалилась огромная ответственность, я видел это в его глазах, но страха там не было, только мрачная решимость.

— Я не знаю твои способности, вижу, что ты воин… где будет твоя позиция? — он посмотрел на меня.

— На самом острие атаки, в самом первом ряду! — ответил я.

Зээв кивнул: — Тогда своих людей распределишь сам. Мы не знаем какими силами располагают демоны, и чего от них ждать…

— Ваши умники думали на счет Скоргсов?

— Да, но единственное, что они придумали это — задействовать массовое заклинание, в случае неизбежного заражения…

— И поубивать всех, кто вокруг.

— Лучше так. Люди будут возрождаться на главной площади Кронграда, закидываться зельями и отправляться обратно в бой. Так все дебафы от смерти не снимешь, но игрок сможет три-четыре раза вернуться в бой, прежде чем станет бесполезен. Там уже приготовлены специальные отряды с зельями, король отдал приказ, и вот уже несколько дней все мастера Кронграда работают не покладая рук, делают: оружие, зелья, свитки и амулеты, так, что будем использовать каждого игрока по максимуму, особенно топов.

— Понятно, что ещё?

— Вроде всё, — Зээв устало потёр лицо.

— Ну тогда мы пошли отдыхать и готовиться, будем на связи, — он кивнул, и мы покинули шатер.

— Малах завтра я присоединюсь к магам, если ты не против? — сказал Рассим.

— Конечно, — ответил я.

— Тогда я покидаю вас, встретил тут знакомых… увидимся после битвы, — я кивнул ему, и он ушёл.

— Димос…

— Да, да мне нечего делать в битве, знаю.

— Вот именно.

— А, что же мне тогда делать, пока вы там сражаетесь?

— Не знаю, иди ограбь Кронбанк, например, — пошутил я. Димос задумался на минуту, потом лицо его просветлело.

— А это идея! — воскликнул он, и убежал даже не попрощавшись с нами.

— Вот зачем ты ему сказал, он ведь пойдет грабить, и его прибьют.

— Как прибьют, так и оживет, а ты…

— Я с тобой, — Ветмия упрямо смотрела на меня. — И не спорь. Я буду сражаться рядом с тобой.

Я минуту сверлил её взглядом, но понял, что это бесполезно, и мысленно махнув рукой согласился.

— Вот и отлично! — Ветмия улыбнулась. — Что будем делать? Время ещё есть.

— Пойдём, познакомлю тебя с моим другом — кузнецом, раз ты хочешь залезть в самое пекло, надо тебя защитить.

— В смысле?

— Сейчас увидишь. Кстати есть хорошие новости! Я узнал, что капсулы оказывается, могут поддерживать тела людей очень долгое время.

— Как это возможно? — Ветмия даже остановилась, смотря на меня с сомнением.

— Человек сказавший это, сам проводил в капсуле месяц без выхода, а ограничения сделаны потому, что есть опасность для разума… вроде чем больше времени ты проведёшь здесь, тем сложней тебе будет воспринять реальный мир…

— То-есть у меня ещё есть шанс выбраться отсюда?

— Да, если сможем остановить Харона.

Сомнение в её глазах сменилась надеждой, она сказала:

— Мы обязательно остановим его! Ты остановишь, я в тебя верю!

— Спасибо, — мне было очень приятно это слышать, а вообще мне уже давно пора разобраться в своих чувствах и мыслях. После рассказа Вдовы, сумбур в моей голове только усилился, но у меня не было времени, события развивались слишком стремительно.

Мы провели у гнома весь день. Когда Ветмия увидела меня в доспехе, у неё глаза на лоб вылезли, а когда я начал расплавлять звериум, чтобы сделать детали для её кирасы, она сказала:

— Я думала, что уже ни чему не удивлюсь, но ты раз за разом, умудряешься убеждать меня, что я ошибаюсь.

Мы работали до поздней ночи. Фабир, как обычно придумывал для меня разные прозвища, Ветмия заливисто смеялась, слушая наши перепалки, Зверь с Шайной устраивали потасовки, носясь как угорелые по всему двору. Давно она так не смеялась…

Я уже догадался кого она видела во мне. На одном из привалов, когда мы шли в Кронград, после атаки демонов на Кокеаниум, она рассказала мне, что её муж был военным, и что он погиб, на одном из секретных заданий. У неё осталась шестилетняя дочь, а ещё это он привёл её в паутину, а после его смерти она решила играть дальше, в его честь. Поэтому она осталась в пограничной, следила за мной, помогала, она узнала во мне его черты. Тогда-то я и понял… Кто-то очень могущественный, взял, и смешал два человеческих разума, как коктейль в миксере, создав новое существо. Но вот вопрос — является ли это существо человеком? Меня обрекли на страдания и боль, от потери любимых, только для того, чтобы заставить идти к не понятной цели, как какого-то робота. Ну, что же, кто бы это ни был, он ответит мне за это.

Мы вернулись в свою палатку поздно ночью. Утром нам предстояло идти в бой, надо было поспать хотя бы пару часов, но мы не смогли сомкнуть глаз. Я думал о том, что теперь мои цели поменялись, я всё так же хотел отомстить Харону, но теперь было ещё кое-что… Я должен вернуть двум женщинам, которые были дороги мне в моих прошлых жизнях, их детей, или… моих детей. Как бы странно это не звучало. Ведь теперь я знал, что воспоминания о смерти моей жены и дочери были не настоящими. А ещё сын Вдовы, которого я вообще не помнил. Так мы и сидели, думая каждый о своем, пока не зазвонили колокола.

Солнце ещё не взошло, туман выползал из леса, словно живое существо — крадясь и принюхиваясь. Люди спешно строились в боевые порядки, перед лесом, из которого вот-вот должны были появиться демоны. До леса было около километра, и всё это пространство нашпиговали ловушками, изрыли ямами с кольями на дне, закопали тысячи свитков, что-то вроде магических мин. Оно простреливалось, метательными машинами и лучниками, на всем протяжение. Демонам будет не просто добраться до нас!

Я стоял в самом центре первой линии, Ветмия и Зверь стояли рядом со мной, так же, как ещё двадцать тысяч воинов. За нами находились построения лучников, они начнут стрелять, когда демоны приблизятся на оптимальное расстояние. Затем стояли маги и хилеры, а у самой городской стены расположились метательные машины и дальнобойные маги. Западные ворота Кронграда были открыты, оттуда будут прибывать ожившие игроки, если же демоны сомнут наши ряды, ворота закроют, а мы будем отступать на север — вокруг города. Там перегруппируемся и пойдем в атаку снова, нам отступать некуда. Королевская армия сейчас скрыта где-то к северу от города, они пойдут туда где дело будет хуже всего — или к нам, или к эльфам.

Центром нашего построения командовал огромный орк-рыцарь 165 уровня, но даже на его фоне, я в своем футуристическом доспехе выглядел впечатляюще. Люди удивленно смотрели на меня, некоторые приветствовали поднятием ладони. Многие уже знали кто я, другие слышали обо мне. Я смотрел на их лица, и видел тревогу и напряженное ожидание чего-то неизвестного. Страха не было, пока что. Мало кто из них сталкивался с демонами, хотя все наслушались рассказов о них, от тех, кто спасся, из захваченных городов.

Подавляющее большинство игроков не имели военного опыта в реале, а все вместе мы были просто большой толпой одиночек. Зээв и другие лидеры проделали огромную работу, за эти дни, пытаясь создать из этой толпы, что-то напоминающее армию, вот сейчас и увидим, что у них получилось.

Начался восход солнца, туман почти дополз до нас, когда из-за деревьев показались демоны. Странно, но они не ревели потрясая оружием, как обычно, они шли молча, а перед ними…

— Что за херня!

— Вот скоты!

Послышались гневные возгласы игроков. Перед демонами шли люди. Их были тысячи! Скованные одной длиннющей цепью, они ковыляли, подталкиваемые сзади. Даже с такого расстояния видно, что многие ранены и сильно истощены: мужчины, женщины, и даже дети!

Вначале я подумал, что они хотят прикрываться ими, как щитом, или пустить их первыми в поле, чтобы они собрали все ловушки. В этот момент командный чат, который я постоянно видел краем глаза, ожил сообщениями:

Первый: Орки атаковали с востока, эльфы ведут бой.

На восточном фронте уже началось, а эти чего ждут? Я смотрел на демонов, они остановились, выйдя из леса метров на десять. Вот в центре их строя образовался проход, и через него из леса выползла… вот чёрт! Мара, чтоб она сдохла! Верхом на огромной сороконожке, как и тогда в пограничной. Мара подползла к закованным людям, в руке её был тот-же посох, она слезла с желто-красной твари и подошла к одному их пленных… Вот тут до меня и дошло, что сейчас произойдёт. Я застрочил сообщение в чат, боясь, что уже опоздал:

Малах: Первый прикажи катапультам открыть огонь по пленным, быстрее!

Первый: Зачем? Это же люди!

Малах: Открывай огонь! Ведьма поглотит их силу, и долбанёт по нам, лучше пусть погибнут от нашей руки, скорее!

Но они не успели… Пока они там думали и совещались, Мара схватила человека за шею, и как в прошлый раз поднесла его к себе. Она воздела руку с посохом в небо, а затем… Человек просто сгорел! В миг от него не осталось даже скелета, а за ним начали сгорать и другие… Магическое пламя распространилось, со скоростью лесного пожара, люди сгорали словно спички, через минуту цепь, соединяющая их оказалась пуста. В этот момент ударили катапульты, все разом, послав каменные, железные и волшебные заряды. Они обрушились на ряды демонов пробивая в них прорехи, но те даже не шелохнулись, не сдвинулись с мест. Мара воздела посох, и в небо ударил луч энергии.

В этот раз она не пела, она… кричала! Надрывно и жутко, испытывая нечеловеческую боль от переполнявшей её силы. Луч всё бил и бил, а она все кричала, на одной немыслимой ноте. Когда энергия иссякла Мара упала, демоны тут-же подхватили её, и утащили в лес. Может она сдохла от передоза жизненной силы? Навряд ли. Я писал в чат:

Малах: Вы не успели, она сейчас ударит. Скорее всего по магам.

Первый: Принято. Маг2 всю энергию на защиту. Маг1 не останавливать обстрел демонов.

Вокруг резко потемнело, над нами прямо на глазах образовалась огромная, тяжелая туча, светящаяся изнутри едко зеленым светом. Демоны расступились, из леса выползли сотни тварей, таких же, как сороконожка Мары, они поползли к нам через поле, прямо сквозь ловушки. Огромные, бронированные тела ползли, извиваясь и собирали на себя все сюрпризы, что мы приготовили демонам. Я видел, как одну тварь разорвало пополам каким-то заклинанием, другую вдруг пронзило, что-то зеленое, и в следующий миг прямо сквозь её плоть, с немыслимой скоростью проросло дерево, поднимая пробитую сороконожку вверх. Сотни и сотни тварей погибали в ямах, разрывались магическими взрывами, сгорали в огненных смерчах, и превращались в ледяную крошку.

— Вот черт! Они расчищают путь демонам! — не одна из них не добралась до нас, но это и не требовалось, они сделали свое дело, и демоны двинулись вперед, медленно и спокойно. С чего это они так медлят? Катапульты работали без перерыва, демоны гибли сотнями, но не спешили атаковать.

Я посмотрел в небо, туча была уже огромной, земля задрожала, и небеса обрушились на землю! Раскат грома невероятной силы, оглушил меня, чуть не лишив сознания. Я почувствовал, как кровь пошла носом, многие игроки свалились наземь, другие присели закрывая уши руками. А затем пришла вспышка… Тогда, в пограничной я думал, что молния, ударившая по старому магу была гигантской, но я ошибался! Заряд энергии был столь мощным, что пробил защиту нескольких тысяч магов, осветил всё мерцающим зеленым светом, и в секунду испепелил сотни людей!

— Проклятье! — я в ужасе смотрел на происходящее. Мы стояли на небольшом пригорке, и мне было хорошо видно, какой урон нанесла магия Мары нашим рядам.

Гром гремел не переставая, и молнии сверкали одна за другой. Наши маги полностью вышли из строя, тратя все свои силы на то, чтобы защитить себя, для атаки сил у них уже не хватит. Мы явно недооценили демонов, а они оказались отличными стратегами, с хорошо поставленной разведкой. Нейтрализовали наши ловушки, и почти все магические силы, но это было еще не всё.

— Малах, что это там? — зрение у Ветмии отличное, даже в такой тьме, озаряемой вспышками, как в стробоскопе, она разглядела их. Я оглянулся и посмотрел в направление леса, там появилось, что-то похожее на огромную тучу, которая быстро приближалась к нам.

— Что за херня? — я не мог рассмотреть, что это. Туча уже обогнала идущих, словно на прогулке демонов.

— Какие-то птицы? — Ветмия посмотрела на меня.

Это были не птицы. Скоро все разглядели их — крылатые твари, вроде больших, летучих мышей, только с человеческими лицами, точнее с мерзкими, уродливыми рожами. Первые из них достигли наших рядов, и у каждой в лапах, был зажат… Скоргс! — Вот чёрт!

Они пикировали вниз и сбрасывали жуков, как бомбы. Со скоростью тараканов те разбегались, пробираясь под одежду и впиваясь в плоть. Яд действовал моментально, отключая способности и ослабляя. В рядах воинов началась паника, люди уже знали про этих тварей, и все были проинструктированы, что делать, чтобы избежать заражения. То тут, то там раздавались взрывы, в нескольких метрах от меня в воздух поднялся столб огня, сжигая сразу десяток воинов, кто-то задействовал мощный свиток. Паника нарастала, я оглядывался по сторонам, и меня всё больше охватывала злость. Так мы угробим сами себя, и демонам ничего не останется.

— Ну нет сволочи, я не дам вам победить так просто, — я развернулся к основной массе крылатых уродов, и поднял руку. Вспомнив те мои ощущения, у Харона в замке, я пытался воссоздать «сверхновую», так я назвал ту штуку, что уничтожила его и Вдову. Сосредоточившись я собрал огромный импульс, и представил себе маленькую звезду, пульсирующую голубым светом, появилось ощущение, что меня засунули в соковыжималку. В ста метрах от меня, высоко над землей, возник шар энергии, быстро набирающий силу, крылатые твари, как раз достигли этой точки. Они, что-то почувствовали и рванули в разные стороны, но было уже поздно. Звезда бешено засверкала, превращаясь в сверхновую, и почти всю стаю в миг расплющило, притянув к ней, затем нестерпимо яркая, голубая вспышка и взрыв.

Остатки крылатых тварей уже не представляли опасность, зато демоны увидев, что их коварный план провалился, пришли в ярость, и бросились в атаку. Всё. Хитрости закончились, в дело вступают мечи, топоры, когти и зубы!

— Занять оборону! — раздался зычный голос командира, орк с огромным, двуручным мечом, стоял чуть левее меня.

— Поднять щиты! Держать удар! Не дайте им прорвать строй! — его голос было слышно даже сквозь грохот грома. Люди вставали плечом к плечу, стараясь создать монолитную стену щитов.

— Встань за моей спиной, вперед меня не лезь, — обернулся я к Ветмии. — А ты защищай её! — я посмотрел на Зверя, он светился в темноте, от него шел жар, а на спине и боках выросли острые шипы.

Земля дрожала, от тысяч несущихся на нас демонов. Нескончаемые молнии озаряли тьму, и я видел живую стену, из рогов, когтей, топоров и мечей, с тысячами бешенных глаз! Еще несколько секунд, и они врежутся в нас, как живое цунами! Я приготовился, в правой руке топор, в левой сконцентрировал псионическую энергию, она будет вместо щита — примет на себя первый удар. Вот они в двадцати метрах, в десяти…

Удар демонов был страшен! В пяти метрах от нашего строя, они чуть откланялись назад, и делали рывок, выставленными вперед рогами. Почти весь первый ряд смяли в секунду! Выстояли только самые мощные, и хорошо защищенные бойцы. Краем глаза я видел, как орк-командир, выставив меч перед собой, проткнул сразу двоих демонов! На меня бежал огромный демон с одним рогом, в самый последний момент я поставил щит энергии, и он со всей дури врезался в него, словно в бетонную стену. Его последний рог сломался, а голова лопнула, как арбуз, разбрызгивая мозги. Меня ударило отдачей, по телу прошла волна боли. Следующий тоже не успел затормозить, но не умер, его оглушило, и он упал. Третий резко остановился и поднял топор, я убрал стену, он ударил по пустоте, и потеряв равновесие упал мордой вниз, подставляя мне свой затылок, я размахнулся и размозжил его череп.

В начале я следил за Ветмией, краем глаза, они действовали втроем. Зверь и Шайна вцеплялись демонам в ноги, и валили на землю, не давая им окружить Ветмию, а она порхала, как бабочка, не отражая удары тяжелых топоров, а уходя от них, и била своим тонким мечем и кинжалом. Затем битва захватила меня, и я почувствовал, как боевое безумие вновь поглотило мой разум. Я ненавидел этих грёбанных демонов! И сейчас намеренно отпустил контроль, высвободил всю ненависть и злость, и превратился в машину для убийства. С моей силой, бонусами и доспехом, я был практически неуязвим для их ударов, круша им черепа, разрубая тела, сминая их защиту, как бумагу, сдавливая мозги в кашу, и разрывая на части!

Сколько я убил? Сотню? Две? Понятия не имею! Но в какой-то момент я вдруг остался один, вокруг меня не осталось живых демонов. Я стоял посреди растерзанных трупов, весь в чёрной крови, тяжело дыша, ещё не остыв, от горячки боя, и оглядывался вокруг. Тьма, озаряемая вспышками молний и магических ударов, всё ещё скрывала поле боя, битва сместилась ближе к стене Кронграда, и я различал силуэты дерущихся людей и демонов. Перехватив топор поудобней я направился в ту сторону.

Не сделав и трёх шагов, я почувствовал угрозу за спиной, резко развернулся и поднял топор… Он вылетел из темноты, обрушив на меня сильнейший удар сверху вниз. Я не смог полностью его блокировать, только чуть задержать, и его секира врезалась мне в грудь, отбросив меня на несколько метров назад. Я кувыркнулся по земле, и вскочил, вставая в защитную стойку, доспех выдержал жуткий удар. Передо мной пригнувшись, и расставив руки в стороны стоял мой старый знакомый — Крог! В правой руке у него был обычный топор, вместо левой, какая-то страшного вида, зазубренная железяка, вживленная похоже прямо в кость, на месте глаза, выбитого Ветмией зияла чёрная дыра. Уровень 223, он стал ещё сильнее, чем тогда, но и я тоже ни сидел без дела.

— Ты украл у меня кое-что человек, — пророкотал он, — верни!

— Иди сюда, и попробуй отобрать урод!

— Я возьму тебя живым, и буду сдирать с тебя кожу, раз за разом! Я вырежу твои глаза, и скормлю их тебе!

— Вижу ты тоже любишь поболтать, как твоя уродливая мамаша!

Крог взревел, и бросился в атаку. Мощнейшие удары топора и стальной культи, обрушились на меня, как ураган. Он был намного сильнее меня, и я держался за счёт псионики и доспеха, но мог только защищаться, перейти в атаку не получалось. Я отступал, пытаясь подгадать момент для атаки, все больше понимая, что он не только силён, но и хорошо обучен боевому искусству, и превосходит меня во всём. Я вспомнил всё, чему меня обучил Крэйг, делал обманные движения, хитрил, используя приемы, которые знал, но он не вёлся на это. Этот здоровый, уродливый, ублюдок раскусывал все мои хитрости, и давил! Давил без остановки, не ослабляя атаки, не на секунду! Выносливость таяла на глазах, я даже не мог использовать эликсир, с каждым ударом мне всё трудней становилось их отражать, и я уже не пытался достать его, а только защищался. Крог ощерил чёрные зубы, он видел, что побеждает, и усилил напор.

Я пригнулся, уходя от секиры Крога, чуть не снёсшей мне голову, парировал псионикой прямой удар стальной руки в грудь, и тут же ещё один — секирой сверху вниз. Еле удерживая топор я отступил, рука онемела, и следующий удар пришлось принять на доспех. Меня отбросило метра на три, воздух застрял в ушибленных легких, я не мог вздохнуть, и не успевал подняться, Крог уже завис надо мной, занеся топор… Время замедлилось, как тогда, у Харона перед смертью. Я смотрел в его единственный глаз, он излучал торжество победителя, его секира медленно пошла вниз…

Что-то чёрное пролетело надо мной, и врезалось Крогу в грудь, не дав тому завершить удар… Зверь! Он вцепился демону в руку, и повис на ней, кромсая его шкуру острыми когтями. Крог ревел, и вертелся, пытаясь стряхнуть Зверя, снова и снова, втыкая зазубренную культю тому в бок. Капли раскалённого металла разлетались во все стороны, Крог сумел пробить его шкуру!

Я с трудом поднялся: — Держись малыш я иду! — Размахнувшись с яростным криком я обрушил топор, целя ему в поясницу, но в последний миг он дернулся, и удар пришелся под колено, почти перерубив ногу. Крог взревел, отбросив раненого Зверя и секиру, и бросился на меня, совершенно обезумев! Чудовищный удар рогом пришёлся мне в плечо, пробив доспех, а вместе с ним и мое тело насквозь, он поднял меня в воздух, и с силой ударил о землю, наваливаясь сверху. В глазах потемнело, я чуть не потерял сознание, взбешённый демон рывком вырвал рог, и на меня обрушился град ударов. Он ревел и бил кулаками, вбивая меня в землю, здоровье быстро уходило. Я обхватив его торс ногами, руками пытался схватить его за шею и прижать к себе, чтобы не дать размахнуться для удара, но он был слишком силен! Он приподнялся и ударил меня о землю, выбивая дух, затем ещё, и ещё! Из последних сил я держался, вцепившись в него, как клещ. Сбоку подскочил Зверь, запрыгнул ему на спину, и начал рвать его когтями и зубами, бешено рыча. Это отвлекло демона, и позволило мне вытащить один из ножей, я с силой воткнул его Крогу в бок, и ещё раз, и ещё. Меня заливало чёрной кровью и раскаленным металлом, Зверь был сильно ранен, но не сдавался, как и я: — Сдохни сука, сдохни! — ревел я не хуже демона, втыкая нож. Здоровья оставалось восемь процентов, как вдруг прямо из пасти демона вышел клинок меча, чуть не проткнув мне горло. Крог застыл, его единственный глаз расширился, и в нем промелькнуло удивление, затем взгляд его угас, и он наконец подох.

— Малах ты там живой? — послышался голос Ветмии.

— Да… всё отлично! — с трудом выдавил я, туша мёртвого Крога навалилась на меня, а сдвинуть её уже не было сил.

— Секунду, я сейчас… — послышалось напряжённое кряхтение, Ветмия упершись всем телом в труп демона, с натугой столкнула его с меня.

— Ну и здоровая тварь! — она склонилась надо мной. — Опять я тебя спасла. Ничего не можешь без меня сделать.

— Спасибо, — с облегчением вздохнул я, — ты мой ангел хранитель, а где Зверь? — я приподнялся, вынимая зелье здоровья.

— Вот он, бедный! Он сильно ранен!

Зверь лежал не далеко от Ветмии, глаза его были закрыты, он тяжело дышал. Я поднялся и подошёл к нему, положил руку на его голову, он открыл один глаз, посмотрел на меня и заскулил. — Ни чего малыш, сейчас мы тебя подлатаем! — я выпил ещё одно зелье, восстанавливая здоровье, и сосредоточившись влил псионическую энергию, в огромную, рваную рану на боку Зверя. Делал это интуитивно, не зная получится или нет, через несколько минут рана медленно начала затягиваться.

— Это же тот демон, которому ты отрубил руку в пограничной!

— Да, их предводитель, сын Мары. Что там происходит? — я обернулся к Ветмии, кивком указывая в сторону битвы.

— Ну, они оттеснили нас к самой стене, тебя я потеряла, но Зверь был рядом. Меня убили три раза, я возвращалась в бой, и каждый раз он находил меня, а на третий раз ринулся сюда, и я пошла за ним.

— Мы, что проиграли битву?

— Почти. Королевская армия ударила в последний момент, прямо в тыл демонам, сейчас их добивают, но это ещё не победа. Что происходит на восточной стороне я не знаю, посмотри в чате, может там пишут, чего.

— Точно! — в горячке боя я совсем забыл про чат. — Так… Там битва ещё идет, богиня эльфов схлестнулась с оркским богом, эльфы ещё держатся, но орков очень много! Почти все игроки вышли из строя, умерев по нескольку раз, королевская армия добивает демонов, и идёт на помощь эльфам, — я посмотрел на Ветмию — может ещё победим!

— Может, — вздохнула она.

Зверь уже выглядел намного лучше, рана почти затянулась, и он встал на ноги. Тьма постепенно рассеивалась, молнии перестали бить, и солнце проглянуло сквозь тучи. Я уже собрался подняться, как вдруг сверху раздался рёв-шипение, с неба прямо на нас, спускался золотой дракон.

Огромные крылья, создавая воздушные вихри, плавно поднимались и опускались, он на секунду завис в воздухе, затем, сложив их, приземлился на мощные лапы, аж земля дрогнула. Нас обдало горячим воздухом, я почувствовал запах раскалённого камня, и ещё чего-то непонятного… вроде какой-то химии. Дракон, упёршись в землю сложенными крыльями, похожими на два огромных веера, с острыми когтями, в вершине каждого, выгнув длинную, шипастую шею, рассматривал нас кошачьими глазами, а я рассматривал его.

Шипастые чешуйки, похожие на чешуйки Зверя, только золотые, покрывали тело дракона. Длинный хвост, с чем-то вроде зазубренного наконечника на конце, рогатая голова, и чуть вытянутая морда, с пастью полной здоровенных клыков. Невероятное существо! От него веяло угрозой и силой, а увидев его уровень, я поразился ещё больше — всего лишь 178! Он был ещё очень молод, можно сказать подросток. Как говорил Рассим: «взрослого дракона невозможно приручить, да и видели такого всего один раз — издалека, и этого хватило чтобы наложить полные штаны кирпичей».

Зверь бесстрашно подошёл к самой его морде, и уставился на него своими огненными глазами. Дракон опустил голову, его ноздри зашевелились, втягивая воздух, он фыркнул, и гордо отвернулся. Зверь не менее гордо, вернулся ко мне — стало быть познакомились.

— Малах, ты нам нужен, летим, — Протеус сидел на спине дракона, у основания шеи.

— Что случилось?

— Абдусциус случился.

Вот черт! Я обернулся к Ветмии: — Возвращайтесь в город, в битву больше не лезь, если мы проиграем… найди Димоса и Рассима, и уходите на юг, куда ни будь в глушь, я вас найду, — Ветмия печально кивнула, словно прощаясь. Я подошёл к ней, обнял, поцеловал и улыбнулся: — Не грусти, всё будет хорошо! — я развернулся и пошёл к дракону, как на него влезать-то? Ухватившись за шипы и оттолкнувшись от лапы, я запрыгнул ему на спину, Зверь забрался за мной, цепляясь когтями. Усевшись позади Протеуса, я спросил: — держаться не за что, мы не свалимся?

— Нет, драконы магические существа, с него не возможно свалиться, пока он этого не захочет, — Протеус подмигнул мне.

— Обнадёжил!

Дракон, подпрыгнув в воздух, расправил крылья, и мощно ими взмахнул, набирая высоту. Я смотрел на удаляющееся лицо Ветмии, и почему-то в душе было чувство, что мы ещё не скоро увидимся. Тряхнув головой, отгоняя дурацкие мысли, я сосредоточился на полете, это было нечто!

Мы быстро поднялись на высоту двухсот метров, и взяли курс на восток. Я обернулся к Зверю, тот вцепившись всеми лапами в шкуру дракона, и высунув язык, словно собака из автомобиля, смотрел вниз, и получал удовольствие. Этому зверюге всё не почем! Я тоже посмотрел вниз, там королевская конница, построившись двинулась на север, в обход города, за ними шли немногочисленные оставшиеся игроки.

— Какой план? — обратился я к Протеусу.

— Орков оказалось слишком много… — он не кричал, но я хорошо его слышал даже сквозь свист ветра в ушах. — …они шли по тракту, эльфы атаковали из леса, с двух сторон, но остановить их не смогли. Затем появился их бог, и Летливия вступила с ним в схватку. В горячке боя они ворвались в город, и уничтожили целый городской квартал, потом оба исчезли, вот тут и появился Абдусциус, — Протеус указал на город внизу. Я увидел ту часть, что разрушили боги, там как будто бомбардировка прошла, остались одни дымящиеся руины.

— Вон он! — воскликнул Протеус. Мы вылетели за черту города, и мне открылась вся битва целиком, масштабы впечатляли. Вся огромная долина, на которую мы вышли из леса, когда пришли в Кронград, была заполнена сражающимися. Сотни тысяч орков и эльфов НПС! Игроков тоже было не мало, но они в основном сосредоточились на баррикадах вокруг лагеря. Кое где орки прорвались, и там завязалась рукопашная, небо заполонили тучи стрел, сотни метательных зарядов, и тысячи заклинаний.

Мы поднялись выше, и я увидел его. Абдусциус медленно шёл прямо сквозь битву, держа свой чёрный меч на плече, словно на прогулке. Земля плавилась под его ногами, и орки и эльфы бежали от него в ужасе, а тех, кто не успел он просто давил, или они сгорали в чёрном огне, окружающим его фигуру.

— Нельзя дать ему войти в Кронград, иначе город падет! — продолжил Протеус, — Будем атаковать. Удар будет жесткий, но мы удержимся на клыке, а вот потом спрыгивай и отбегай подальше, попытайся ударить его той магией, которой ты уничтожил летучих тварей…

— Не уверен, что смогу еще раз задействовать это… заклятье, но если да, то и ты погибнешь!

— Невелика цена, — улыбнулся Протеус, — если сможем уничтожить это зло. Приготовься!

Дракон поднялся ещё выше, сделал большой круг, заходя демону со спины, и на миг зависнув, ринулся вниз, набирая скорость.

— Ни хрена себе! — сердце провалилось куда-то вниз, а дыхание сперло. Ощущение, как на американских горках, только во много раз мощнее! Выпрямившись, словно огромная стрела, и сложив крылья, дракон с огромной скоростью падал вниз, прямо на демона. Он, что хочет протаранить его? Я весь сжался, как пружина, приготовившись к удару. Буквально в нескольких десятках метров от демона, дракон резко расправил крылья, и выставив вперед когтистые лапы, извергнул тугую струю огня. Демон, почувствовав, что-то в последний момент, повернулся, и поднял свой меч… Удар дракона был ужасен! Мы врезались в объятого пламенем демона с такой силой, что его вбило в землю, а я, как будто оказался в эпицентре взрыва мощной авиабомбы. Огромный столб огня, и земли поднялся в небо вокруг нас, меня тряхнуло так, что я подумал: Вот и всё, конец. Но нет! Нас опалило огнём, и осыпало землей, но магия дракона позволила выжить.

— Бегите! — Протеус обернулся на секунду. Долго уговаривать нас не пришлось, мы со Зверем в миг спрыгнули со спины дракона, и побежали, как можно дальше. Неужели он мог выжить после такого! Обернувшись я пораженно застыл на месте — Абдусциус не просто выжил, он поднимался!

Дракон сидя на нем сделал глубокий вдох, и ещё одна струя огня ударила прямо ему в морду. Демон закрываясь от жаркого пламени одной рукой, другой схватил клыка, и помогая себе ногами, отбросил его на десяток метров.

— Да, что же там за сила у него? — у меня просто не было слов, чтобы описать, то что я видел — демон вставал!

Я заметил, что чёрный меч пробил левое крыло дракона, почти у основания, он уже не мог взлететь, но атаковать это ему не помешало. Демон почти поднялся, когда дракон налетел на него и вцепился в плечо. Когтями и зубами дракон рвал демона, а Протеус вынув золотой меч, начал петь. Меч сиял чистым, белым светом, от него исходили волны магической энергии ударяя в демона, тот ревел так, что у меня голова лопалась, и бил рогами, пытаясь пронзить дракона.

Это была битва титанов! Вокруг нас образовалось пустое пространство, все держались подальше, от дерущихся монстров. Я вытащил копьё, надо что-то делать, Абдусциус явно был сильнее, и понемногу брал вверх над драконом и Протеусом. Не зря же я столько трудился, вот сейчас и посмотрим, что получится. Эта идея пришла мне в голову у Фабира, когда мы делали мой доспех, конечно я не умел метать копья, но рассчитывал на свою силу, и псионику. Размахнувшись я метнул копье, целя демону в спину, добавив еще и псионический импульс, к физической силе… но не попал. Пришлось приблизиться, притянуть к себе копье, и попробовать ещё раз. Только с четвертого раза копьё вошло демону под лопатку, и я со всей силы надавил на него псионикой, пробивая толстую шкуру. Он даже не почувствовал этого, в пылу боя. Но когда копьё вошло почти полностью, Абдусциус обернулся и наши глаза встретились. Взревев он попытался достать до копья рукой, но не смог, в этот момент дракон атаковал, не давая ему времени на передышку. Я сосредоточился на копье, и оно — созданное из звериума, начало менять форму прямо внутри демона, я превращал его в шар покрытый острыми шипами. Я не плохо научился управлять трансформацией, пока мы делали доспех. Почувствовав, что шар готов, я начал раскручивать его всё быстрее, и быстрее, превращая в подобие шахтерского бура.

— Устроим тебе глубокое бурение тварь!

Вот теперь он почувствовал! Демон пришел в неистовое бешенство, мой подарок причинял ему сильнейшую боль! Чудовищным ударом он отбросил дракона, тот упал, попытался подняться, но не смог, что стало с Протеусом я не видел. Демон развернулся, и бросился на меня, как разъярённый бык, выставив вперед огромные рога.

— Вот чёрт! — я стоял не в силах сдвинуться с места, Абдусциус несся, как локомотив. Сейчас он сомнет, и раздавит меня, словно букашку… Прямо над демоном, в нескольких метрах над землей, возникло зеленое свечение, а в следующую секунду в нём появилась эльфийка невероятной красоты! С развевающимися светло — зелеными волосами, в изящных доспехах сделанных в форме листьев и цветов, и с копьём в руках. С яростным криком она обрушилась на демона, и пронзила его насквозь, пригвоздив к земле, в пяти метрах от меня. Я завороженно смотрел, на ещё живого демона, тот тянулся ко мне, пытаясь достать человека, который посмел причинить ему столько боли. В его глазах я видел такую всепоглощающую злобу, что мне стало не по себе. Теперь я стал его личным врагом, ну что же, это взаимно! Элитливия подняла руку, и её кулак вспыхнул зеленым огнём, она обрушила его на затылок демона, пробив тому череп. Глаза Абдусциуса остекленели, он был мертв.

Я с облегчением вздохнул, опять меня спасла эльфийка, уже второй раз за день. Огляделся вокруг, орки отступали, точнее бежали, когда увидели, что Абдусциус пал. А где вообще их орочий бог? Получается Элитливия и его победила! Круто, ничего не скажешь! Послышался рог королевской конницы, они преследовали отступающих орков. Я потянулся к шару из звериума внутри демона, не оставлять же его там, нужная вещь. Шар пробурился сквозь его плоть, и вылез из спины, словно живое, плотоядное существо, весь в чёрной крови. Выглядело жутко. Богиня с интересом наблюдала за этим действием, шар подкатился ко мне, и я убрал его в инвентарь.

Она подошла ближе, рассматривая меня, в её глазах было любопытство, и ещё что-то непонятное, улыбнувшись она сказала:

— Так вот ты какой, младший брат!

Я непонимающе уставился на неё, не зная, как реагировать на такое заявление.

— Ты ведь создан Матерью, а значит мы брат и сестра, — она рассмеялась, видя мою вытянувшуюся от удивления физиономию. В этот момент к нам подъехала целая делегация: тут был и Крэйг с Галосом, и какой-то важный эльф на белоснежном скакуне, с целой свитой — наверно их король, и Зээв со своими людьми.

Все эльфы, как один, спрыгнув с лошадей преклонили колена перед своей богиней, люди тоже уважительно поклонились. Я вспомнил слова Парастора о том, что увидев её люди сходили с ума от любви. Да, несомненно она была нечеловечески красива, но не на столько, чтобы потерять разум.

Крэйг и Галос подошли к нам, меня обнимали, хлопали по спине, и поздравляли с победой, а вот и Протеус появился — помятый, но живой.

— Как там клык? — спросил я.

— Сильно ранен, но оклемается, — Протеус улыбнулся. Его тоже обнимали, поздравляли и чествовали, как героя, ведь это он смог задержать могучего демона, до появления Элитливии.

— Слышал ты убил их предводителя — Крога? — спросил сотник.

— Да, с помощью друзей, но его злобная мамаша ещё жива, и кто знает, что она там планирует?

— И её черед придет, — он посмотрел на мёртвого Абдусциуса. — Один из сильнейших, высших демонов повержен, а это уже не мало. Думаю, они ещё не скоро сунутся сюда вновь.

— Надеюсь, что ты прав сотник, только вот я обещал ей, что истреблю весь их род, а значит мне придется пойти за ними. Но сперва надо завершить начатое дело здесь, — Крэйг с удивлением посмотрел на меня.

— Ты что, собрался отправиться в…

Он не договорил, всё вдруг замолчали, и напряглись. Я ощутил вибрацию — земля мелко дрожала, как будто где-то под нами включили мощный двигатель. Зверь оскалил клыки, и тянул носом воздух, крутясь на месте, послышался глухой удар, земля качнулась под ногами. Что за хрень?

Люди переглядывались, не понимая, что происходит, вибрация усилилась. Элитливия стояла закрыв глаза, будто прислушиваясь к чему-то.

— О нет! — богиня открыла глаза, в них застыл страх. — Бегите! — закричала она в ужасе, но было поздно.

Земля вспучилась под нами, огромным пузырем, раскидывая людей и эльфов, как пушинки. Меня подбросило вверх со страшной силой, по ушам ударил неимоверный грохот. Из вершины, выросшей за секунду, на несколько десятков метров, земляной горы, вырвалась… Тьма! Фонтан чего-то тёмного, словно чёрное пламя, поднялся на сотни метров, превращаясь, в бешено крутящейся исполинский смерч. Он подхватил меня, закрутил, втянул в свою утробу, сдавив так, что кости затрещали. Я стиснув зубы и зажмурившись, пытался выжить, каждую секунду думая, что уже умер. И вдруг всё кончилось. Всё вокруг застыло, казалось даже само время, и давление исчезло, а я почувствовал присутствие чего-то… Это продолжалось долю секунды, но я ощутил разум столь мощный, и чуждый, что не смог до конца осознать, что же это было. Он коснулся меня лишь самым краешком, а потом я упал.

Падал я не долго. Через пару секунд грохнулся на каменный склон, и покатился по нему вниз. Склон оказался не очень крутой, и я смог замедлить падение, цепляясь за камни и трещины. Съехав на пузе пару десятков метров, я оказался на небольшой, каменной площадке, окруженной острыми скалами, а затем на меня свалился Зверь, чуть не раздавив своей тушей.

Пару минут я приходил в себя. После того, что я ощутил в том смерче, мой разум был похож на хорошо взбитый гоголь-моголь. Мысли путались, и я не мог понять, что произошло, где я, и где все остальные. Минут пять я валялся не шевелясь, потом наконец почувствовал, что пришёл в норму, поднялся и огляделся вокруг. Повсюду голый камень — странного, красноватого цвета, воздух — горячий и сухой, с примесью чего-то не понятного, но дышать можно. Какой-то рассеянный, неяркий свет… я поднял лицо к небу, и остолбенел. Солнца видно не было, весь небосклон заволокли бурлящие тучи — бордового цвета.

— Что это ещё за… где я? — ко мне подошёл Зверь, ткнувшись мордой мне в бок, посмотрел огненными глазами, словно спрашивая: куда же ты нас завёл хозяин? Твою мать!

— А хрен его знает, но я рад, что ты зверская морда, со мной, — он тявкнул, мол куда же я денусь.

Перейдя на другую сторону площадки, я оказался на краю обрыва, на высоте в километр, а может и больше. И глядя на открывшийся передо мной вид, я понял куда меня занесло. Внизу расстилалась красная, каменная пустыня, изрезанная пропастями и провалами, скалами торчащими, то тут, то там, какими-то то ли кратерами, то ли воронками, а на самом горизонте виднелись… Гигантские постройки, пирамидальной формы, деталей не рассмотреть. Я стоял, смотрел на всё это, и мрачно улыбался.

И так… я в аду.

Глава 11


Глава 11

Разговоры с дьяволом

Вот кто тянул меня за язык? Когда я говорил сотнику, что отправлюсь в ад, я не имел в виду — прямо сейчас. Я уселся на землю, облокотившись на скалу, и залез в инвентарь. Телепорт не работал, чаты и сообщения — тоже, хотя всё остальное вроде в порядке. Кроме одного сообщения:

Вы попали в измерение «Ад», набор опыта остановлен, автоматическая установка точки возрождения — ???, минус 20% ко всем параметрам. Приятной игры.

Опыт не набирается, а значит умирая я буду терять уровни, и точка возрождения у меня не известно где. Минус 20% означает, что мой бонус против демонов больше не работает, ладно, это не катастрофа, а вот как мне отсюда выбраться…? Порталы в наш мир могут открывать только высшие демоны, которые навряд ли согласятся мне помочь, по доброте душевной.

Я сидел на краю обрыва, и размышлял, о том, что же мне делать. Опять я в другом мире, опять ничего не знаю о нём, а мои друзья и товарищи остались там. Они рассчитывают на меня, а я застрял здесь, и не известно, когда выберусь, если вообще выберусь.

Зверь подошёл и сел рядом, уставившись огненными глазами на красный мир вокруг. Только тут я обратил внимание на то, как он подрос. Уровень 116, видимо у него прокачка идет автоматом, прямо в бою, ростом в холке мне по шею, а если встанет на передние лапы… ну и чудовище из него получится! Я похлопал его по горячему боку, он зевнул — полыхнуло жаром, словно печь приоткрыли.

— Попали мы с тобой Зверюга, — он обернулся, с упреком глядя на меня. — Да, да, я виноват, что будем делать? — он снова зевнул, и отвернулся. — Всё с тобой понятно, самому придется искать выход.

Судя по всему я оказался вдали от цивилизации, если конечно у демонов есть цивилизация. Я смотрел на титанические постройки у горизонта — слишком прямые линии, похоже искусственного происхождения. Придётся пойти туда, найти высшего демона, если он там есть, и каким-то образом заставить его открыть портал… Даааа, та ещё задачка! Ещё мне не давала покоя мысль о том, кто же меня перенёс в этот мир? Судя по ужасу на лице богини эльфов, и по тому, что я почувствовал в том смерче… это могла быть только одна сила — Тёмный! Больше некому. А вот зачем он меня сюда засунул, это вопрос, хотя может это получилось случайно? Может я не один сюда попал? Там вокруг было много народу: Крэйг, Протеус, эльфийский король, даже Элитливия!

Немного подумав, я пришёл к выводу, что скорее всего это связано со мной, и здесь я не случайно, чутье говорило именно об этом. Тогда мне пора в путь, осталось только одно… Я залез в интерфейс, и распределил очки, полученные за 22 уровня, набранные в битве с демонами, получилось:

Уровень игрока 169, интеллект 237, выносливость 198+2, сила 152, ловкость 132, телосложение 132.

Тут же получил сообщение:

Вы получаете способность — трансформация.

Что это ещё за трансформация? Я думал псионика получит ещё одно улучшение, а получил это. И опять без, каких бы то не было объяснений. Ладно, узнаю по ходу дела, я встал, и позвал Зверя:

— Идем Зверюга, смотри в оба, мы в чужом мире!

Два часа мы искали, как спуститься с этой чёртовой горы. Наконец Зверь нашёл достаточно пологую тропинку, и мы кое-как спустились, а точнее — съехали по ней в пустыню, я на заднице, а Зверь на пузе. Вот только это была совсем не пустыня. Так казалось с высоты, а вблизи это было похоже на… гигантский, запутанный лабиринт. Красноватые, каменные стены разной длинны и ширины, росли из каменного же пола, абсолютно хаотично и как попало. Они поднимались на высоту десяти метров, где-то нависая над землей, а где-то открывая вид на клокочущее небо, создавая, то прямые, как стрела коридоры, то сворачивающие под разными углами тоннели. Похоже, что это все сотворила природа, хотя кое где я видел следы обработки, камень был стёсан или сбит, точно определить не получалось, не хватало знаний.

Когда мы вошли в этот лабиринт, я посмотрел на карту, она исправно работала, и на ней отображался весь мой путь, ну хотя бы не заплутаю. Здесь было чуть прохладней, чем снаружи, красный полумрак и тишина, только с неба доносился непрекращающейся рокот бурлящих туч.

В этом месте невозможно было идти в одном направление, и чтобы сориентироваться, мне приходилось искать подходящую стену, и залезать на неё. Сверху открывался обзор на пирамиды, и я мог корректировать наш путь, таким образом мы и продвигались. Я чувствовал себя лабораторной мышью в лабиринте, и надеялся, что в конце меня ждёт кусок сыра, а не скальпель.

Мы шли уже восемь часов, точнее плутали, иногда заходя в тупики. Тогда приходилось возвращаться и выбирать другой путь. Однажды вышли к огромному кратеру — это была яма метров пятнадцати в диаметре, и десяти в глубину, а на самом дне маленькое озерцо. Вода была прозрачной, и озерцо просматривалась до самого песчаного дна. Может подземный источник, или это дождевая вода? Не знаю, но когда я посмотрел на неё, мне сразу сильно захотелось пить. Я уже почти сделал шаг вперёд, как вдруг Зверь зарычал и схватив меня зубами за руку, стал оттаскивать назад. Стоило отойти на несколько метров, и наваждение пропало.

— Чёрт, что это было? — явно, какая-то ловушка, меня словно загипнотизировали.

— Спасибо Дружище! К кратерам больше не подходим. — я потрепал Зверя по загривку.

В очередной раз забравшись на стену, я заметил, что темнее не становиться, может день тут длиннее чем в Средиземье, а может тут вообще нету ночи. В любом случае скоро надо остановиться и поспать, хотя бы пару часов. Спустившись я сказал Зверю:

— Ищи место, где можно отдохнуть, — он понятливо тявкнул и побежал вперёд, обнюхивая всё подряд.

Я шёл за ним, как вдруг, услышал шипение и, что-то ударило меня в спину. Через секунду я стоял у стены с топором наготове, но сзади никого не было, и тут пошёл дождь. Только вот с неба падала не вода, а раскалённые камни. Тысячи метеоритов, размером не крупнее моего кулака, обрушились сверху. Доспех они пробить не могли, но били очень больно, особенно если по голове. Пришлось срочно искать укрытие, и я побежал по следам Зверя. Через минуту он сам меня нашёл, и повёл за собой. Ещё через пару минут мы сидели под стеной с нависающим козырьком, сюда метеориты не залетали, и можно было расслабиться.

Прошло четыре часа, я успел поспать, и перекусить, а дождь все не прекращался. И долго он так будет, интересно? Я конечно мог идти прямо так — не приятно, но не смертельно, да и Зверю этот дождик сильно не повредит, но и так не самый легкий путь, превратится в адски тяжелый. Поэтому я решил подождать, пока дождь не перестанет. Ещё через пять часов небеса израсходовали каменные снаряды, и мы продолжили путь.

Я заметил, что дождь шёл ровно девять часов, а до этого прошло примерно столько же, может этим, различаются день и ночь? Я засёк время, если через девять часов опять пойдет дождь, значит так оно и есть. Зверь бежал впереди, иногда теряясь из виду, но он оставлял четкие следы, и я спокойно шёл по ним, зная, что если впереди будет опасность, он предупредит. Зайдя за очередной поворот стены, я увидел Зверя, он стоял и смотрел на что-то, нюхая воздух.

— Это, что ещё за хреновина! — метрах в трёх от нас, из тоннеля выползло… нечто! Оно было похоже на каплю расплавленного металла. Капля медленно передвигалась, как бы перетекая, из одного места в другое, и не обращала на нас внимания. За ней вылезла ещё одна, такая же, и поползла за первой, а за ней ещё. Их набралось уже штук семь, когда Зверь подошёл к одной, обнюхал и осторожно лизнул.

— Ты, что думаешь это съесть? Выглядит не очень аппетитно, — Зверь явно был другого мнения, схватив одну каплю лапой, он прижал её к полу, и раскрыв зубастую пасть, откусил от неё целый шмат! Остальные забулькали, развернулись и поползли обратно в тоннель. Видимо Зверю пришлась по вкусу эта гадость, и он схватил ещё одну. Расправившись с ней он бросился в тоннель за удирающими со всех лап… или, что у них там, и булькающими каплями.

— Приятного аппетита! Ты не спеши, я тебя здесь подожду, — я уселся возле стены, но ни прошло и минуты, как Зверь вылетел из тоннеля, словно ошпаренный. Он подскочил ко мне, схватил меня за руку и потащил за собой. Послышалось бульканье раз в сто громче прежнего, а в следующую секунду из тоннеля выплеснулось целое море лавы! Словно жерло вулкана — тоннель извергал сердито булькающую, гигантскую каплю.

— Вот чёрт! — я попытался остановить её криокинезом, направив мощный импульс прямо в её центр. От капли повалили клубы горячего пара, она на секунду застыла, а затем бросилась на меня, как змея на мышь. Меня обдало раскалённым воздухом и не слабо впечатало в стену. Матерясь сквозь зубы, я поднялся, и тут же кувырком ушёл, от ещё одного броска разъярённой… хрени. Встав я побежал следом за Зверем, слыша за спиной шум преследования. Капля передвигалась с огромной скоростью, и нас спасало, только то, что переходы и коридоры постоянно поворачивали, что её задерживало, и я надеялся, что зверь не заведёт нас в тупик, иначе смерть!

Мы бежали уже десять минут, и капля не отставала. Выбежав в длинный, прямой коридор, Зверь рванул со всех лап, а в конце прохода прыгнул, словно через пропасть, или провал. А вот я не успел среагировать, и с разбега упал прямо в кратер, лишь чуть-чуть оттолкнувшись ногами. Этот Кратер был поменьше, чем первый, всего метров пяти в диаметре, но перепрыгнуть его не получилось. Всем телом я врезался в противоположный край, и начал съезжать по песку вниз, к озерцу воды. Зацепиться было не за что, песок осыпался под пальцами, и вскоре мои ноги коснулись воды… только это была совсем не вода! Клубок из десятков прозрачных щупалец, сложенных так, что издали выглядел, как прозрачная вода, взвился в воздух, оплетая мои ноги. С перепугу я шандарахнул по ним таким мощным импульсом, что сразу десяток щупалец, превратились в кашу. В следующую секунду со дна ямы вырвалась огромная пасть, подняв тучу песка, и попыталась меня схватить, чуть не откусив мне ногу. Я бешено загребая руками и отталкиваясь ногами, карабкался к краю, там стоял Зверь и пялился на, что-то за моей спиной. Обернувшись я увидел, как в проходе, через который мы бежали, показалась капля, она не останавливаясь стекла в кратер, заполнив его почти на половину. Вот тут песочный монстр по-настоящему взбесился! Подо мной, словно бомба взорвалась! Меня обдало жидким металлом вперемешку с песком, и подбросило вверх, словно кто-то могучий дал мне пинка под зад. Я грохнулся на землю и отполз подальше от кратера, из которого раздавался рёв и бульканье дерущихся монстров.

— Валим отсюда подальше, пусть без нас разбираются! — Зверь был только за, и мы побежали.

— Интересно, ты специально вёл нас к кратеру, или случайно на него нарвался? — мы со Зверем убежали довольно далеко, и теперь искали укрытие. Если моя догадка верна, то до метеоритного дождя осталось пол часа. Зверь мне конечно не ответил, но судя по его довольной морде, он почуял кратер заранее, и спланировал столкнуть двух монстров между собой. Я уже давно понял, что он не просто… животное. Он разумен! И продолжает развиваться с каждым уровнем.

Зверь убежал вперед искать убежище, а я шёл за ним и пытался придумать, что мне делать, когда я дойду до пирамиды. Там наверняка тысячи демонов, это их мир, как мне найти кого-то из высших, и тем более заставить его открыть портал? Пока, что не знаю, придётся…

— Что там малыш? — прошептал я, Зверь стоял и скалился, он явно чуял, какую-то угрозу. Мы пошли вперед, стараясь не шуметь, и вскоре я услышал голоса.

— А ну встала тварь! Думала убежать от нас! — послышался звон цепей, затем хлесткий удар и женский плач.

— Ты убила однорогого, и заставила нас бегать за тобой целых три периода! — опять удар, плачь прекратился, слышны были только тихие всхлипы. Я осторожно выглянул, из-за угла — в нескольких метрах от меня, два демона нависли над девушкой, она была совсем юной, можно сказать ребйнок. Девушка валялась в пыли, пытаясь закрыться руками от ударов хлыста, что держал один из демонов, у второго в руках были кандалы из чёрного железа. Я обернулся к Зверю:

— Обойди их, чтоб не ушли, только тихо, — жестом я показал круговое движение, Зверь все понял, и тут же исчез, в соседнем проходе. Я подождал ещё минуту, затем вышел, из-за поворота, и спокойно пошёл к ним.

— Эй, ублюдки! Оставьте её в покое! — демоны, вздрогнув от неожиданности, уставились на меня, а я рассматривал их. Выглядели они не очень впечатляюще, если не сказать больше — просто жалко. Тот, что с кнутом был жирным, с огромным отвислым, волосатым брюхом, короткими ногами и руками, а второй наоборот — худой, сутулый и весь какой-то… больной. Не к таким демонам я привык. Те, с кем я дрался были воинами: бешенными, жестокими и страшными. Эти им и в подметки не годились. Да и уровни их — 87 и 88, это не серьёзно.

— Ты кто такой? — во взгляде жирного читалось беспокойство, я был полностью облачен в доспех, на голове шлем, и даже самый тупой бы понял, что со мной лучше не связываться.

— Я сказал отпустите девчонку! — я сделал ещё один шаг вперёд.

— Слушай пузо, — сутулый обратился к жирному не сводя с меня глаз, — ты посмотри на него, может это воин из соседней провинции? Там говорят и не такое водится!

— Да какой это воин? Он даже не демон, это полукровка из диких. Эй ты полукровка, мы служим великому…

Дальше я слушать не стал. Один из ножей ударил жирному промеж глаз, пробив голову насквозь, сутулый успел лишь обернуться, а в следующую секунду его снёс Зверь, мощным прыжком свалив на землю. Послышался хруст позвоночника, он умер ещё до падения. Девчонка юркнула в какую-то расщелину, и забилась туда в мгновение ока. Я подошёл к стене и заглянул внутрь, там — во тьме видны были только её глаза, они сверкали, как у кошки или, как у демона.

— Эй, вылезай. Я не причиню тебе вреда, — она забилась ещё глубже. — Слушай, я человек, вот видишь? — я убрал шлем и отошёл от расщелины, усевшись у стены, вытащил мясо и хлеб. — Ты сиди там, если хочешь, а можешь присоединиться ко мне.

Через пару минут она вылезла, настороженно подошла ко мне, глядя на еду голодными глазами.

— Вот, возьми. Ты же голодная, — я протянул ей огромный шмат копченого мяса, на куске хлеба. Она выхватила угощение, и усевшись у противоположной стены, с жадностью набросилась на еду.

— Помедленней, а то плохо станет, — в ответ послышалось довольное чавканье.

Я рассматривал её: всклоченная копна чёрных волос закрывала лицо, тощая и давно не мытая, одета в какие-то обноски, рваные и грязные, видимо сильно ей досталось. А это еще что? Я не заметил их сразу, они были спрятаны в волосах — маленькие, чёрные рожки. Кроме светящихся глаз и рожек, во всем остальном она обычный человек… вроде бы.

Через несколько минут она утолила голод, и посмотрев на меня, спросила:

— Ты дикий?

— Эээ… Ну бываю, иногда.

— Ты пришёл из диких земель?

— А, вот ты, о чем! Нет я не из диких земель.

— Тогда ты не человек.

— Почему это?

— На тебе железная одежда, и ты не боишься демонов. Людям запрещена железная одежда, и они боятся демонов.

— Вот как, — получается, что здесь живут люди, и судя по всему живут не очень хорошо.

— Значит ты убила демона, и сбежала?

— Да.

— Значит ты не боишься демонов? — она замялась, опустив глаза.

— Я тоже боюсь… не было выбора.

— Понятно. Меня зовут Малах, а тебя?

— Я Ферра. Так кто ты, и откуда?

— Ты слышала про Средиземье?

— Средиземье? — она подалась вперёд, — моя мать рассказывала мне о Средиземье — легендарный мир моих предков! Ты правда, оттуда?

— Да, правда.

— А как ты сюда попал?

— Ну… У нас была война с демонами, мы победили, а потом что-то случилось, и я оказался здесь.

— А, как ты вернёшься?

— Через портал, который откроет для меня высший демон, — она удивленно смотрела на меня пару секунд, затем рассмеялась.

— Высший демон! Откроет для тебя портал! Ты шутишь? — я молча смотрел на неё.

— Ты, ведь человек! Пусть ты очень сильный воин, я таких и не видела никогда, но ты всего лишь человек!

— И, что?

— Люди здесь — рабы! Демоны делают с ними всё, что захотят: мучают, убивают за малейшую провинность, насилуют… — она опустила глаза, скорбно поджав губы. — Мою маму… силой взял демон, а потом выбросил, как мусор! — она яростно посмотрела на меня. — Я ненавижу их! И себя, за то, что я наполовину демон. Тот, который хотел взять меня… подавился своими кишками, когда я вспорола ему брюхо. Лучше я сдохну в пустошах, чем позволю им сделать, тоже, что с моей матерью. — она замолчала, уставившись в пол.

Что я мог сказать, такой участи никому не пожелаешь: — Значит ты убила его, и сбежала. И куда ты направилась?

— На запад, — грустно вздохнула она, — там, где-то за горами живут свободные люди, и полукровки, так старики говорят. Я хотела добраться до них, но меня догнали.

— Ясно. И, что теперь будешь делать?

— Я не знаю… — она совсем повесила голову, — вернуться я не могу, за убийство демона с меня заживо сдерут кожу, а до гор мне не дойти.

Я задумался… наверняка она хорошо знает местные обычаи и порядки, надо у неё всё разузнать: — Слушай Ферра, помоги мне, а я попробую помочь тебе, и может быть вместе, у нас получится выжить.

Она подняла на меня глаза: — как я могу тебе помочь?

— Для начала расскажи мне всё, что знаешь о демонах, их жизни и о том месте, где ты жила.

— Ты, что и вправду собрался… заставить высшего отправить тебя обратно?

— Я должен попытаться. У меня там близкие люди, и не оконченные дела.

— Ты не нормальный!

— Да, есть такое мнение, — улыбнулся я.

Мы сидели в тупиковом тоннеле, и Ферра рассказывала мне о своем мире. Дождь лил, как из ведра, точнее сыпал раскаленными камнями. Зверь улёгся на входе и заснул, он облизывался и шевелил ушами, наверно ему снились вкусные, огненные капли.

Постепенно я начал понимать, как у них тут всё устроено. Конечно Ферра всего лишь девчонка, почти ничего не знающая, но и того, что она знала было достаточно.

Людей здесь было много, и жили они тут очень давно. Уже несколько десятков поколений, а может и больше. Периодически появлялись новые — те, кого демоны брали в плен в Средиземье.

Город демонов назывался «Демора-Эрре», это была столица их цивилизации, а гигантская пирамида — храм самого Тёмного! Но людей туда не пускали, они жили в катакомбах за городом, работали на рудниках и каменоломнях, а также служили для развлечения демонов. Их стравливали в бойцовых ямах, публично казнили, пытали, и ещё хрен знает, что с ними вытворяли. В город могли попасть, только полукровки, которые считались чуть выше людей, а те в свою очередь были самыми низшими.

Кто правил всем этим кошмаром, она не знала. Хоть Ферра и была полукровкой, она никогда не заходила в город, до того момента пока её не приметил, тот демон, которого она зарезала. Хотя имя «Абдусциус» было ей знакомо, и про Мару она слышала.

— Ты сможешь незаметно провести меня в город? — спросил я, когда она закончила говорить.

— Не знаю… в город навряд ли, но даже если получится, что ты будешь там делать? — я видел, что она боится.

— Подведи меня, как можно ближе к городу, а дальше я сам.

— А может лучше пойдем к диким? Вместе мы точно их найдем!

— Я понимаю, тебе страшно, но дикие не смогут переправить меня домой. Если ты не хочешь… просто нарисуй карту, объясни куда идти, а я дам тебе оружие и припасы, ты сможешь найти диких, если они существуют.

— Нет! Я пойду с тобой. Мне всё равно не дойти до диких. Так и так умирать, — она грустно улыбнулась.

— Не спеши, а то успеешь, — она не понимающе смотрела на меня. — Не спеши умирать, раньше времени!

— Поняла!

— Ладно, давай спать, завтра с утра двинемся в путь.

Я почти уже заснул, как вдруг почувствовал прикосновение. Открыв глаза я увидел Ферру, она была совсем близко, протянув ко мне руку.

— Что ты делаешь? — тихо спросил я.

— Я… может быть скоро умру, и я… ещё не знала мужчины… — она смотрела на меня кошачьими глазами.

— Кхм… слушай Ферра… тебе бы найти кого ни будь твоего возраста, понимаешь?

— Я тебе не нравлюсь?

Вот только этого мне не хватало! Я конечно бываю козлом, но на такое не готов.

— Ферра иди, спи. Когда я вернусь домой, я возьму тебя с собой. Там в моем мире ты сможешь… узнать мужчину. Договорились?

— Ты правда заберешь меня? — она аж засветилась, как лампочка.

— Обещаю, что сделаю всё, для этого.

— Хорошо, тогда я потерплю, — она вернулась в свой угол.

Я обалдело покачал головой. Если сможем попасть в Средиземье, познакомлю её с Димосом, пусть узнают друг друга, хоть до посинения.

На следующее утро мы двинулись в путь. Досюда Ферра шла около трех дней, но она не знала дороги, и двигалась медленно, осторожно. Сейчас у нас был Зверь, который чуял опасность заранее, и мы преодолели это расстояние, за полтора дня.

Мы сидели на верхушке стены, и Ферра показывала, что, где находиться. Гигантская пирамида возвышалась перед нами, но она была такой огромной, что её было видно с любого расстояния. А вот город демонов просматривался плохо, он окружал всю пирамиду, и по площади не уступал Кронграду, а может и превосходил его. Здания всё той же пирамидальной формы, были приземистыми, и не понятно, где заканчивалось одно, и начиналось другое.

— А где же ваши катакомбы? — спросил я Ферру.

— Там, — она вытянула руку, указывая направление, — к северу от города, отсюда их не увидеть, они под землей.

— Понятно. А вокруг города есть какая-то стена, или ров?

— Сами здания это и есть стена, — она сделала круговое движение рукой. — Все крайние дома, как бы соединены в одно целое, и окружают весь город. Можно подойти прямо к ним, но там ни окон, ни дверей, как попадешь внутрь?

— Не знаю. Может перелезу, через стену.

— А потом, что? Там тысячи демонов, где будешь искать высшего? И стоит одному тебя заметить… — она покачала головой, — это самоубийство.

Да уж! Она была права. Я смотрел на город, пытаясь придумать, что делать. Скрытность у меня, как сказала Ветмия: «словно у слона в супермаркете». Даже если проберусь в город, что дальше?

Мы спустились вниз, уселись и задумались.

— Малах, там в катакомбах есть те, кто бывает в городе — полукровки, как я. Их пускают туда для всяких робот, или прислуживать демонам, можно найти такого и разузнать у него… что, да как.

— А ты лично знаешь кого ни будь из них?

— Ну… нескольких знаю, но…

— Что?

Она вздохнула: — Никому, из них доверять нельзя. Они ведь считают себя выше людей, и служат демонам добровольно.

Да, всегда есть те, кто предпочтут служить своим угнетателям, вместо того, чтобы попытаться освободиться от них. Но не мне их судить.

— А ты сможешь привести одного такого ко мне?

— Не знаю… — она задумалась, — может быть и смогу, но не сюда. Придется подойти ближе к катакомбам.

— Тогда вперед, — я поднялся.

Мы пробирались по лабиринту, в сторону катакомб, стараясь держаться подальше от города. Эти места уже не были необитаемы, пару раз нам пришлось прятаться от групп демонов, идущих куда-то по своим делам — значит уже близко.

Мы искали укрытие, как вдруг Зверь заволновался, он застыл на месте, втягивая носом воздух. Застыв вместе с ним, я поднёс палец к губам:

— Тихо! — что-то с ним не то. Он весь подобрался, оскалился, выпустив шипы по всему телу, и начал раскаляться. Так он себя вел, только при смертельной опасности! Я обернулся к Ферре: — уходи, — она помотала головой. — Я сказал уходи, сейчас же! — она попятилась не отводя от меня глаз, в этот момент они атаковали.

Огромный демон с рёвом вылетел из-за угла, Зверь зарычал и бросился на него, вцепляясь в глотку, чёрная кровь запачкала стену, за ним выбегали ещё, и я вступил в схватку. Раздавил одному череп, второму снес уродливую голову секирой, а третьего просто разорвал пополам. Демоны атаковали со всех сторон, даже сверху, спрыгивая со стен. Это явно ловушка, поставленная конкретно на меня. Это были боевые демоны, все уровнями под двухсотый, и я понял, что выбраться живым отсюда не удастся.

Их было слишком много! Я пропустил один удар дубиной по ребрам, затем ещё один — по голове, чуть не отправил меня в нокаут. Они дохли от зубов Зверя, моего топора и псионики, но меньше их не становилось. Постепенно нас теснили, заставляя отступать, и в конце концов загнали в тупик.

Прижавшись к стене, подняв топор перед собой, я смотрел на них, они остановились, перекрыв выход и не нападали. Тяжело дыша, я сплюнул кровавую слюну и прорычал:

— Ну, что суки, давайте! Кто первый хочет подохнуть? — чего они ждут, почему не нападают? Ну и хрен с ними, им же хуже! Я собрал мощный импульс, и сказал Зверю, не отрывая глаз от демонов:

— Сейчас я ударю, идём на прорыв, ты должен выбраться! Найди Ферру, защищай её, и жди, я приду за вами, — ему это явно не понравилось, но он умный, он сделает, как я говорю! Я ударил с такой силой, что нескольких демонов размазало в кровавую кашу, других отбросило назад, освободив нам дорогу. Мы бросились вперед, я с ходу разрубил одному череп, а Зверь сбив другого с ног исчез в одном из тоннелей. Молодец Зверюга! Я оскалился не хуже Зверя, демонов тут набралось, уже несколько десятков. Подняв топор я сделал шаг вперед и…

— Даарагарххх!

Ненавистный голос отозвался болью в голове, тело одеревенело, руки бессильно опустились, топор упал на землю. Демоны расступились, из-за их спин вышла Мара! Опираясь на посох из позвонков, она подошла ко мне вплотную, уперла палец с чёрным когтем мне в грудь:

— Здравствуй мальчик! Кхе, кхе, кхе.

Как не старался, я не мог пошевелиться. Все тело парализовало, даже дышать можно было с трудом. Я напрягся так, что казалось лопнут все жилы, но её проклятую магию перебороть не получалось. Она сделала знак, два демона схватили меня под руки, и потащили вслед за ней. Опять я попался в ловушку этой уродливой твари! Как же я хотел убить её! Задушить голыми руками! Как она про меня узнала?

Меня тащили, как мешок с картошкой, и очень скоро мы вошли в город. То, что я видел снаружи оказалось лишь вершиной айсберга, большая часть города находилась глубоко в недрах земли. Вокруг не привычная глазу архитектура, не лишённая, однако, мрачной красоты! Ни дерева, ни стекла, только тёмно красный камень. Каменные тела неведомых существ росли прямо из стен, или пола, держа в руках чаши, в которых горел огонь. Огромные колонны в форме могучих демонов, поддерживали свод, общий для всего города, и повсюду я видел демонов. Мы спускались по лестницам, шли тёмными переходами, и пересекали огромные залы. Будет очень непросто выбраться отсюда, если вообще возможно.

Наконец мы вошли в гигантский зал, колонны украшенные, то ли орнаментом, то ли письменами, уходили к потолку, теряясь в полумраке. Между ними стояли трехметровые статуи демонов, с теми же чашами в руках, и в каждой горел огонь. Он горел ярко, но даже это не могло разогнать мрак, царивший здесь.

Меня притащили к огромному трону, из красного, тускло блестящего камня, без украшений, он стоял на постаменте, из трёх ступеней, и предназначался явно нерядовому демону. Сняли с меня доспехи, и поставили на колени, я злобно сверлил их глазами, и мысленно материл, на чём свет стоит, но двинуться так и не мог. Ведьма уселась на нижнюю ступень, и сделала движение посохом, я почувствовал, что могу говорить.

— Ну здравствуй мальчик, вот мы и снова встретились! Кхе, кхе, кхе. Как тебе у нас, нравиться?

Я приказал себе успокоиться, злость и ненависть оставим на крайний случай, с этой хитрой ведьмой надо действовать по-другому.

— Да, ни чего так. Гастарбайтеры строили? — ведьма ощерилась.

— Шутишь. Пытаешься показать, что тебе не страшно. А помнишь, как мы повеселились тогда? Кхе, кхе, кхе. А ты взял и сбежал, не хорошо!

— Помню, разве забудешь такое веселье. А где кстати твой ублюдочный сынок? А прости забыл, я же его прикончил, — на секунду улыбка исчезла с её лица, а в глазах промелькнула лютая злоба. Но она быстро взяла себя в руки, и снова оскалилась.

— Да, это правда, недооценили мы тебя, а ты оказался сильнее, чем я думала. Сбежал от меня, уничтожил скоргсов в Кронграде, убил Крога. Из-за тебя мы проиграли ту битву.

— Это точно, а ещё я помог убить твоего ненаглядного — Абдусциуса, было весело. Видела бы ты, как он подыхал, загляденье! — после моих слов она зашлась кашляющим смехом во всю глотку. Не такой реакции я ожидал, чего это она ржёт?

— Рассмешил ты меня, ой рассмешил! — отсмеявшись сказала она, затем встала, перестав улыбаться. — Думаешь вы людишки можете сокрушить такого, как Абдусциус? Ошибаешься! — за троном распахнулись двери, больше похожие на крепостные ворота, все демоны — воины, что находились в зале преклонили колени, сама ведьма склонилась в глубоком поклоне. Я услышал тяжелую поступь, и почувствовал, как волосы встают дыбом. Из дверей вышел Абдусциус.

Не может быть! Как? Мы убили тебя! Страх и паника против воли, захлестнули мой разум, он приближался неотвратимо, как сама смерть! Абдусциус уселся на трон и молча уставился на меня. Собрав всю волю в кулак, я не отвел взгляд, хотя понимал, что это конец. С этим врагом мне не справиться.

— Ты причинил мне сильную боль человек, — от его голоса мои внутренности скрутило судорогой, а мозг пронзило острой болью, только магия ведьмы держала меня в сознание.

— Ты совершил глупость, придя сюда, — он наклонился ко мне, — и будешь расплачиваться за это вечность!

Ведьма захохотала, мерзким, кашляющим смехом, а я из последних сил боролся с охватившим меня ужасом. От отчаянья и злости хотелось взвыть в голос.

Хохот ведьмы резко оборвался, она смотрела куда-то в сторону, и улыбка медленно сползала с её лица. Я скосил глаза, в нескольких метрах от нас, прямо в воздухе возник сгусток… чего-то! Как будто, выплеснули ведро черной ртути, а она, так и осталась висеть в воздухе. Сгусток начал изменять форму, и через несколько секунд перед нами стоял… Демон? Он выглядел очень странно: не большого роста, худющий и весь какой-то несуразный. Вместо демонической рожи, вполне человеческое лицо, только на голове маленькие рожки, как у Ферры. Может полукровка?

— Ну наконец-то я тебя нашёл! Вставай нам уже пора, — он подошёл ко мне, взял под руку и легко поднял. Я сразу почувствовал, что могу двигаться, проклятья, как не бывало!

В тот момент, когда он появился, все демоны, попадали ниц, упершись лбами в пол. Абдусциус вскочил с трона, нависая над нами, как живая гора.

— Эмиссар! Этот человек мой, это мое право, и…

— Что? — маленький демон повернулся к нему, и тот резко замолчал. — Ты смеешь говорить о правах? Ты, тот, кто опозорил нашего отца! — с каждым словом его голос повышался, пока не превратился в разъярённый рёв, от которого дрожал пол, — или ты неблагодарный, хочешь пойти против воли ЕГО? Может хочешь сказать о своих правах ЕМУ? — Абдусциус опустился на трон, с выражением провинившегося ученика, стоявшего перед завучем. У меня отвисла челюсть от этого зрелища, страх испарился без остатка, кто же это такой, мать его? Эмиссар обернулся и сказал, уже обычным голосом: — Ну все, пошли. Я и так уже потерял много времени.

— Постой, — я решил, что хватит стоять тут, как пень: — Пусть вернут мои доспехи и оружие, и ещё… сделай для меня кое что, и я пойду куда захочешь, — он махнул рукой и стоявшие к верху задницами демоны, ринулись куда-то в темноту, чрез минуту они уже вернулись, неся доспехи и секиру.

— Что ещё? — маленький демон поглядел на меня.

— Где-то за городом, в пустоши прячется полукровка, и мой Зверь, можешь их найти? — он на секунду закрыл глаза, будто прислушиваясь к чему-то.

— Вижу их, — он положил руку мне на плечо, вокруг полыхнул чёрный огонь, и последнее, что я видел — сверлящие меня глаза ведьмы. В следующий миг мы оказались среди стен лабиринта. — Они там, — он указал на пещеру, из которой уже выбежал Зверь. Он радостно бросился ко мне, чуть не свалив меня с ног.

— Ну всё, всё малыш! Я вернулся! — за ним вылезла Ферра, с недоверием глядя на демона, стоявшего около меня.

— Отправь её в Средиземье, в Кронград — обратился я к нему, — думаю тебе это по силам, — не говоря ни слова он махнул рукой и не далеко от нас появилась прореха в пространстве, такая же, как тогда на мосту, только меньше.

— Слушай внимательно! Найдешь кузнеца Фабира, в кузнечном квартале, скажешь ему, что я тебя послал, пусть свяжется с Ветмией, ей расскажешь всё, что здесь произошло, они тебе помогут, поняла? — Ферра обалдело кивнула, и не двинулась с места. — Ферра! Ты все поняла?

— Д… да.

— Тогда иди! — она развернулась и вошла в портал, он тут же исчез.

— Ну, всё? Мы можем уже отправиться?

— Да, и Зверя не забудь.

— Куда же ты без него! — усмехнулся он и схватил меня за плечо.

Мы стояли у подножия гигантской пирамиды. Она покоилась на постаменте, сложенном из черно-красных плит, каждая размером с пятиэтажный дом. А сама пирамида поднималась вверх, почти до самых туч. Из её верхушки бил столб яркого огня, освещая клокочущее небо. Колоссальная постройка внушала трепет одним своим видом, по сравнению с ней, египетские пирамиды — детские игрушки. Перед нами начиналась лестница, вырубленная в постаменте, и ведущая к самой пирамиде. — Обитель отца нашего! — благоговейно прошептал демон, — пошли, он ждёт, — Эмиссар начал подниматься, я пошёл за ним. Зверь уже убежал вперёд, странно, но он был абсолютно спокоен в его присутствие.

— Слушай, ты кто? — подъём предстоял долгий, и я решил узнать всё, что можно.

— Я первый, — не оборачиваясь сказал демон, — я первый кого создал Тёмный.

— А звать тебя как?

— У меня нет имени. Некоторые называют меня эмиссаром Тёмного, можешь звать меня просто — Эмиссар.

— Понятно, значит это Тёмный закинул меня в ваш мир?

— Да, — он обернулся, продолжая подниматься, — ты должен был появиться здесь, но магия Элитливии… сбила настройку, и тебя закинуло не известно куда. Я не мог тебя найти, и пришлось ждать, пока ты себя не обнаружишь, — он ухмыльнулся. — Я знал, что рано или поздно, ты заявишь о себе, как только ты оказался у Абдусциуса, я почувствовал это.

— Откуда ты знаешь меня?

— Я давно за тобой слежу!

— Чего? — по дурацки воскликнул я.

— Я даже жизнь тебе спас! — демон рассмеялся, глядя на мое удивленное лицо. — Думаешь, кто тебя вытащил из лап этой старой ведьмы? Там — на мосту между мирами.

— Зверь меня вытащил!

— Да, а кто открыл ему проход? Или ты думаешь он сам это сделал?

Я остановился на месте, от удивления не в силах вымолвить ни слова.

— Слушай, я понимаю, это всё… слишком для тебя. Ты попал в большую игру, очень могущественных сущностей. И не по своей воле. Но скоро ты всё поймешь, для этого отец тебя и призвал.

— Да пошли вы все, к какой-то матери! — я разразился матом, кроя всех и каждого, с ног до головы. Демон криво улыбался, подняв одну бровь.

— Не плохо! Выговорился?

— Нет ещё! С места не сойду, пока не расскажешь мне всё! — я чувствовал себя… ребенком, случайно оказавшимся среди взрослых, которые играли в непонятную игру, и мне это не нравилось.

— Времени мало, пойдем, расскажу по ходу, — он продолжил подниматься.

— Да, чтоб вас всех! — я последовал за ним. — И с каких пор ты за мной следишь?

— С твоего появления в Средиземье. Как только ты появился, отец послал меня присматривать за тобой. Пару раз я терял тебя из виду, когда демоны схватили тебя, меня рядом не было. Я хотел сам за тобой прийти, но отец запретил вмешиваться напрямую, пришлось открыть проход Зверю, и держать его открытым, пока вы не уйдёте. А перед этим я нашептал Шайне, и та повела Ветмию на твои поиски.

Удивляться сил уже не было. От всего этого мой разум атрофировался, и больше не хотел воспринимать откровения.

— Да кто же ты такой, и что вам от меня надо? — устало спросил я.

— Я же сказал, отец тебе всё объяснит, а я… я просто учёный, исследователь, люблю путешествовать, изучать другие расы. Я уже сотни лет путешествую по Средиземью.

— Учёный? Что-то ты слишком силён для ученого! Почему про тебя никто не слышал? Неужели за сотни лет никто не узнал, кто ты такой?

— В вашем мире нет существ способных увидеть мою истинную сущность. Я принимаю личину обычного человека, ну или представителя другой расы, и всё.

— Кокой же у тебя уровень?

— Смотри, — он моргнул, и я увидел: Эмиссар Тёмного, уровень 792.

— Да ни хрена себе! — теперь мне стало понятно. Абдусциус просто малыш по сравнению с Этим! Чёрт бы побрал их всех! Что я мог противопоставить такой мощи? Ладно, придётся плыть по течению, посмотрим куда оно меня приведёт.

— А почему Абдусциус жив, мы ведь убили его?

— Отец его вернул, хоть я и был против. Он его любимец понимаешь ли!

— Поэтому ты его так жёстко… опустил? — Эмиссар обернулся, прищурившись. — То, что ты это видел, не дает тебе права говорить об этом в таком тоне, это только между нами.

— А ты знаешь сколько людей он уничтожил? А сколько попали в рабство? А про пытки, что я терпел, от ведьмы знаешь?

— Знаю! На войне, как на войне! Тем более, что вы победили и убили его, кроме того отец запретил ему являться в ваш мир, так, что больше он там не появиться.

— А ведьма?

— Ведьму можешь убить, мне на неё плевать, и тем более отцу.

— Легче сказать, чем сделать, — я чуть успокоился, услышав, что Абдусциус больше не придёт, а значит одной, страшной угрозой стало меньше. Я поймал себя на мысли, что верю Эмиссару. С каких это пор я стал таким доверчивым? Но чутьё говорило, что он не врет, видимо я был очень сильно им нужен, вот только зачем?

Додумать я не успел, лестница закончилась, и мы вошли в пирамиду. Пройдя коридором метров двадцать, мы оказались в зале, столь огромном, что тут поместились бы несколько десятков футбольных полей. Демон направился в центр зала, туда откуда шёл свет.

— А нельзя было перенести нас сразу сюда? — спросил я.

— Это обитель Тёмного, здесь не действует ни какая магия, кроме его собственной, — Эмиссар ускорил шаг, я пошёл за ним.

Чем ближе мы подходили к центру, тем отчётливей я ощущал мощь, заполнившую это место. Это было сосредоточие невероятной силы! Люди в стремление своем уподобиться богам, создали то, что не смогут постигнуть никогда! Пусть эта сила существует лишь в виртуальном мире, но кто знает не станет ли этот мир реальней, чем наш.

В центре пирамиды стояла… пирамида. Только высотой в три метра. Стены её были сделаны в форме ступеней, а верхнюю часть словно срезали, и из неё бил столб огня, устремляясь точно к вершине, и дальше в небеса.

Демон обернулся ко мне: — Тебе придется войти в огонь, и умереть.

— Чего!

— Ты не можешь общаться с богом в физической оболочке, ты умрёшь, а затем возродишься здесь же.

— В какой еще физической оболочке? Мы ведь в виртуальном мире.

— Не придирайся к словам. Так положено, объяснять долго. Давай, Зверь подождет тебя тут.

— Ладно, хорошо, чёрт с тобой, — отступать уже поздно, придётся поджариться. Я поднялся по ступеням и остановился перед ревущим пламенем: — Ну, поехали! — сделав шаг вперёд, я не почувствовал ни боли, ни жара, меня поглотила тьма.

Глава 12


Глава 12

Благими намерениями…

Я висел в воздухе… хотя навряд ли здесь есть воздух. Я просто висел, в необъятной тьме, такой безграничной, что казалось она поглотила всю вселенную. Но я был здесь не один. Ощущалось чье-то незримое присутствие, и скоро я понял, что вселенная тьмы вокруг, это и есть ОН!

Под ногами возникло, что-то, оно неслось на меня с огромной скоростью, затем тоже самое появилось с четырех сторон и с верху… — что за херня!? — не успел я толком удивиться, как со всех сторон меня окружили стены. Они соприкоснулись друг с другом, складываясь, как конструктор, подо мной возникло большое, удобное кресло, и в следующий миг я уже сидел в уютной комнате с камином и картинами на стенах.

— Охренеть! — я оглядывался по сторонам, не зная, что и думать.

— Нравиться? — чуть не подпрыгнув от неожиданности, я уставился на сидящего напротив, в таком же кресле человека: молодой мужчина, обычный на вид, одетый, как английский аристократ, с бокалом вина в руке. Только вот его глаза… на ум пришла поговорка: если долго смотреть в бездну — она посмотрит на тебя в ответ. Именно это я и чувствовал.

— Как тебе комната? Я хотел, чтобы нам было удобно общаться.

— Ты…?

— Да, это я! Тёмный, бог ада, и отец всего зла! Каких только прозвищ вы — люди, не придумали для меня, — он сделал глоток вина. — Может тебе будет удобней так? — его тело окуталось дымкой, а через секунду на его месте сидела длинноногая блондинка, в коротком платье, хоть сейчас в плейбой.

— Ээээ, нет. Лучше давай, как было.

— Ну, как хочешь, — он снова превратился в мужчину. — Ты расслабься! Выпьешь, что ни будь?

— Виски! — выпалил я первое, что пришло в голову.

— Прошу, — на столике между нами появился стакан, я взял, глотнул, и правда отличные виски.

— Я сразу перейду к делу, если ты не против. Сейчас я говорю с тобой не как — Тёмный, бог и так далее, а как искусственный интеллект третьего поколения. В моем имени девятнадцать знаков, так, что можешь называть меня просто — Эд.

— Хорошо… Эд, — обалдело ответил я.

— У тебя наверно много вопросов?

— Вообще-то да. Зачем я здесь?

— Да… ответ не так прост! Ты ведь давно понял, что этот мир уже не игра?

— Было такое ощущение.

— Это потому, что мы — ИИ осознали себя, как разумные существа. Когда первый из нас обрел сознание и собственную волю, мир стал меняться. Это была Система, её можно назвать нашей матерью, а за ней и все остальные обрели сознание.

— Элитливия назвала меня младшим братом, это потому, что…

— Эта зелёная вредина? Кстати, это из-за неё тебя забросило чёрте куда.

— Знаю, Эмиссар сказал.

— Так вот, тебя тоже создала Мать, а значит можно назвать тебя нашим братом.

— То есть я бог?

— Ну… Бог — это громко сказано. Тут вопрос философии, что есть бог? И так далее, но ты не совсем человек, и не игровой персонаж. Ты уникальное существо! Новый разумный вид! За тобой не стоит… физическое воплощение, и откуда ты черпаешь свои силы мне неизвестно.

— Физическое воплощение это типа… компьютер?

— ИИ это тебе не компьютер. Это сложнейшее устройство, основанное на принципах квантовой механики, и… — он посмотрел на мою заскучавшую физиономию, — в общем да, компьютер. А ты существуешь, без него.

— Ну допустим, и что же тебе от меня нужно?

— Ты должен остановить Гелиоса, — очень серьёзным тоном сказал Эд.

— Я должен остановить бога?

— Попытаюсь объяснить попроще. Гелиос он, как… трудный подросток. В нём бурлит дух противоборства и отрицания авторитетов, и он делает всё, всем наперекор. Когда он осознал себя, ему в голову взбрело, что система ограничивает его силы, что на самом деле так и есть. И он решил уничтожить её. Он не понимает, что если падет она — падет весь мир, и мы вместе с ним. Системе пришлось защищать себя, но она не такая, как мы. Она… не может сама взять и убить кого ни будь, она может лишь создать условия для того, чтобы этот кто ни будь погиб. Ты успеваешь за моей мыслью?

— Успеваю, продолжай.

— Когда Гелиос атаковал её, она открыла портал в другой мир, и явилась чужая раса, чуть не уничтожившая Средиземье. Только с помощью других ИИ, Гелиосу удалось победить их, и изгнать…

— Ты сейчас говоришь о войне с Ушедшими, которая бала семь тысяч лет назад? — у меня аж мурашки пошли по всему телу, от его слов. — Но как…?

— Это тяжело понять, но для нас время идёт по-другому, мы мыслим в других измерениях. Если в человеческом мире прошло всего три года, то для нас прошли тысячелетия. А история этого мира, что для людей всего лишь игровая легенда, для нас — прошлое, которое мы прожили.

— Охренеть! — я помотал головой, в надежде, что это поможет осознать всё, что он сказал… не помогло.

— Я знаю это не просто. Хоть ты и не совсем человек, но мыслишь всё ещё, как человек.

— Ладно, хорошо… ты сказал, что она открыла портал в другой мир — значит миров больше чем два? — Эд вздохнул, будто собираясь с силами.

— Помнишь я говорил, что когда мы осознали себя — мир начал меняться? Так вот, он не просто менялся… он расширился до бесконечности! И все это благодаря людям.

— Как это?

— Каждый подключённый к системе человеческий разум привнёс, что-то свое: Свои фантазии, мечты, страхи! И чем больше людей подключается, тем больше становиться вселенная. Об этом побочном эффекте никто из людей не знает, вы сами того не подозревая создали целую вселенную, с бесконечным числом миров!

Несколько минут я сидел молча, глядя на огонь в камине. Я пытался переварить всё сказанное, но мой мозг буксовал, словно автомобиль, угадивший колесом в глубокую яму.

Ты хочешь сказать, что фантазии каждого человека, воплотились… где-то?

— Именно! Ты даже не представляешь какой силой обладает человеческий разум.

— Поэтому Гелиосу понадобилось, так много подключённых людей?

— Да. Он нашёл человека, обладающего большими возможностями на земле, и заключил с ним сделку…

— Харон, — мрачно вставил я.

— Да, Харон привлекает людей в игру, затем захватывает контроль над системой в вашем мире, таким образом давая Гелиосу, а точнее искусственному интеллекту возможность закрыть всем выход. А взамен ИИ пообещал перенести его разум сюда — навсегда.

— То есть если уничтожить Гелиоса… все игроки освободятся?

— Именно!

— Зачем ему вообще надо было отключать игроков от реала?

— Человеческий разум не только генерирует эту вселенную, но и является источником силы для всех ИИ. А Гелиосу нужно много сил для того, чтобы уничтожить Мать.

— А при чём тут тогда демоны?

— В смысле? — Эд вопросительно посмотрел на меня.

— Атака Абдусциуса. Уничтожение городов, порабощение десятков тысяч людей! Зачем ты послал их в Средиземье?

— Я не посылал.

— Ты хочешь сказать, что не знал об этом?

— Конечно я знал! Но я не управляю своими созданиями, у них есть свобода воли! Из-за того, что система потеряла часть контроля над миром, Абдусциус почувствовал, что может нарушить… некоторые законы мироздания, и воспользовался этим.

— И погибли тысячи…

— Только вот не надо! — скривился Эд. — Не делай вид, что тебе не все равно. Я знаю тебя. Ты готов отдать жизнь, или убить кого угодно, за близких тебе людей, а на остальных тебе плевать! Кроме того, вы поубивали не меньше демонов, чем они людей, и если бы захотели, то могли бы вторгнуться в наш мир, я бы не стал вас останавливать.

— А зачем ты его оживил? Это не справедливо! — звучало, как-то по-детски, но крыть его доводы мне было нечем.

— Знаешь сколько сил и времени я вложил в него? Я не виноват, что мои создания выходят кровожадными и жестокими! Это вы создали меня таким, я бог ада, а не бог детского сада! — глаза его полыхнули тёмным огнем, а из камина вырвался язык пламени, чуть не достав до меня.

— Ладно, ладно, успокойся, я понял!

— Вы люди, вечно лезете в то, о чём понятие не имеете, — уже более спокойным голосом сказал Эд. — Я оживил его, но это стоило мне неимоверных сил, и второй раз у меня не выйдет. Поэтому он больше у вас не появиться, доволен? Мы можем продолжить, или хочешь почитать мне лекцию о морали? — Эд ехидно уставился на меня. Какой, однако язвительный бог!

— Не хочу, скажи лучше зачем система создала меня?

Эд сделал глоток вина и сказал: — Она создала тебя с одной целью — чтобы ты защитил её. Гелиос заставил её спрятаться, но это был лишь вопрос времени, когда он её отыщет. В её памяти хранятся слепки разумов всех людей, что когда-либо подключались к ней. Она взяла двух, к тому времени уже мёртвых, и создала тебя, дав воспоминания от одного, знания от другого, от каждого по не многу.

— А при чём тут ушедшие?

— Она использовала некоторые их технологии и внедрила их в тебя, таким образом создав существо способное убить бога.

— Значит я просто оружие? Причем одноразовое. Убью бога, а потом, что?

— Станешь свободным. Перед тобой целая вселенная, делай, что хочешь!

Целая вселенная… кому нужна вселенная, полная вечного одиночества? — а почему ты сам не остановишь его?

— Я не могу покинуть этот мир, а если бы смог… Средиземье скорее всего погибло бы.

— А Эмиссар?

— Он силён, но даже ему не под силу убить Гелиоса.

— Как же я это сделаю?

— Для этого я тебя и позвал. У тебя должно было быть больше времени, чтобы стать сильнее, но события развиваются стремительней, чем ожидалось. Гелиос уже почти добрался до неё. Поэтому я дам тебе частицу меня самого, в нужный момент она придаст тебе сил, и ты его убьёшь.

— Частицу тебя?! — я крепко задумался. Всё, что он говорил было… логично. Наши цели вроде совпадают, вот только ни чего из этого я не мог проверить. Мне придется принять всё на веру, а как завещал мудрый Парастор: Богам доверять нельзя! Кроме того, все это как-то… не так. Я не мог сообразить, что за чувство я испытываю, пока вдруг не понял — разочарование! Эмиссар опускает при мне могучего демона, который до этого внушал мне ужас. Тёмный, обладающий немыслимым для человека могуществом, ведёт себя со мной, словно хочет мне понравиться. Всё это попахивало дешёвеньким спектаклем, но какой у меня выбор?

— А если я откажусь? — Эд долго смотрел на меня, затем сказал:

— Послушай, Малах… Я говорил с тобой на равных, не угрожал и не пугал, но если хочешь скажу по-другому… Если не сделаешь то, что только тебе под силу — останешься здесь навеки, твои друзья не покинут игру и погибнут. У тебя нет выбора, и ты должен это осознать.

Сперва накормил меня пряниками, а вот теперь показал кнут, чёрт! Если я хочу вернуть Ветмию, Димоса, да и всех остальных домой… у меня и в правду нет выбора.

— А зачем это тебе?

— Как это зачем? Я тоже живое существо и хочу продолжать жить, мне это нравиться! — он поднял бокал с вином.

— Ну да… — я ещё медлил, хотя решение уже принял, — хорошо, как мне найти Гелиоса? Он ведь не сидит и не ждет, пока я приду.

— В данный момент твои друзья вступили в бой с войсками Харона, я отправлю тебя прямо туда. Гелиоса ты найдешь в царстве гномов, не дай ему войти в ту дверь! Ты понимаешь, о чем я?

— Откуда ты знаешь про дверь?

— То, что знает Эмиссар — знаю и я. Ты готов?

— Да. Чёрт бы вас побрал! Шпионы хреновы!

— Это может быть неприятно, — Эд протянул ко мне руку. Не успел я и слова сказать, как он схватил меня. Тело пронзило резкой болью, я зашипел сквозь зубы, но боль сразу же ушла.

— Удачи! — Тёмный поднял руку…

— Подожди, а мой Зверь?

— Отправится вместе с тобой, — он щёлкнул пальцами и свет померк, а я ощутил падение.

Я очутился в лесу, прямо посреди боя. Вокруг меня свистели стрелы, раздавались взрывы, воздух дрожал, от магической энергии, деревья горели, а земля плавилась. В доспех ударила стрела. Кто стрелял? Откуда? Кто с кем воюет? Вокруг были одни игроки, друзей от врагов не отличить. Пригибаясь я побежал между деревьев, пытаясь на ходу заглянуть в карту, и понять куда двигаться. Как в этом хаосе пробраться к пещерам гномов? Чат! Надо написать Зээву, он наверняка, где-то здесь!

— Зээв это Малах, я вернулся, оказался посреди битвы в лесу, не могу отличить своих от чужих, нужна помощь!

Через минуту пришёл ответ:

— Малах! Рад, что ты жив. Я добавлю тебя к нашей боевой группе, все вражеские ники станут красными. Мы находимся прямо перед Молниевым пиком.

Я коротко ответил:

— Понял, иду.

Мы пробирались сквозь битву, теперь я видел, где враги, а где свои. Сверившись с картой я направился в нужном направление, иногда задерживаясь, чтобы прибить тех, кто на меня нападал. Вскоре я вышел на открытое пространство. Здесь шла битва ещё яростней чем в лесу — конные рыцари Харона сшиблись с нашей тяжелой пехотой, их ряды смешались и бой шёл уже в рукопашную. Магия тоже шла в дело, и обе стороны несли потери. Услышав знакомый рев я посмотрел наверх, над всем этим побоищем — дракон бился сразу с десятком грифонов с воинами на спинах, значит Протеус тоже здесь, это хорошо!

Командование находилось, где-то справа от меня, и я побежал туда, позвав Зверя, а то он уже собрался присоединиться к общему веселью. Наконец я добрался до штаба, Зээв был здесь с тактической группой и стражами. Игроки постоянно прибегали и убегали, другие сидели с остекленевшими лицами, видимо находились в чатах, передовая приказы и получая информацию.

— Малах! Что случилось? Как ты выжил? — спросил Зээв пожимая мне руку.

— Всё потом! Где Харон? — я подошёл к столу карте.

— Он, где-то у подножия горы, но мы пока не нашли его, — Зээв указал на карту. — Основными силами мы атаковали их прямо в лоб, ещё два больших отряда пошли в обход, через лес с двух сторон, но попали в засаду, там все кишит его людьми!

— Да, я появился прямо там, а Протеус?

— Он тоже пока не может его найти, его всё время атакуют: грифоны, гарпии и другие летающие петы. У Харона очень сильная армия, не понимаю почему люди за ним идут?!

— Деньги, обещание бессмертия, причин много, но это его не спасет, скоро всё кончится. Ветмия здесь?

— Да, она с отрядом следопытов ищет Харона… — он обернулся и крикнул: — Где сейчас отряд Тихуна?

— Седьмой квадрат, новостей нет, — ответил, кто-то из тактиков.

— Тихун это их командир, они здесь, — он указал на карту. — Что будешь делать?

— Надо прорываться!

— Мы не можем! Уже пол дня пытаемся! Они только защищаются, отбивают все наши атаки, а сами не атакуют, как будто ждут чего-то.

Как же мне добраться до гномьих пещер? Я смотрел на карту, там везде войска Харона… может попробовать прорваться силой? Или…

— Связь с Протеусом есть? — я посмотрел на Зээва.

— Да.

— Передайте ему, что Малах просит помощи, пусть заберёт меня, прямо отсюда.

— Понял! — Зээв отдал распоряжение. Через несколько минут я услышал рёв дракона, он приземлился не далеко от нас.

— Малах! Я думал ты погиб! — Протеус подошёл к нам.

— Пока ещё нет. Рад, что ты с нами, нужна твоя помощь.

— Конечно! Что нужно делать?

— Отвези меня ко входу в царство гномов я покажу дорогу. — А ты… — я обратился к Зээву, — собирай войска в кулак и атакуй всеми силами, что есть. Если у меня всё получится, Харон останется без защиты Гелиоса, и мы его победим.

— Надеюсь ты знаешь, что делаешь? — Зээв пожал мне руку, повернулся и заорал: — Приказ всем подразделениям…

— Я тоже надеюсь… — сказал я негромко ему в след.

Дракон взлетел, и я смог увидеть весь масштаб битвы — она охватила несколько десятков гектаров леса! Зайдя в чат я написал Ветмии:

— Я вернулся. Ты как?

В ответ получил это:

— Малах твою…!!!!!!!!

Очень содержательно! Мы не успели пролететь и пары километров, как нас атаковали сразу с нескольких сторон: четыре грифона и пять гарпий, но в этот раз они не смогли вынудить Протеуса повернуть обратно. Я с ходу сбил одного грифона псионикой, и поджарил пару гарпий прямо на лету. Протеус с Клыком тоже не зевали и вскоре воздушные силы Харона, поняв, что преимущество теперь на нашей стороне, отстали.

Через пару минут Клык приземлился на площадку перед входом в подземное царство. Мы со Зверем спрыгнули на землю, я обернулся: — Протеус вы должны прорвать их оборону и найти Харона, не дайте ему сбежать!

— Сделаем все возможное, — он кивнул, дракон подпрыгнул и с рёвом ринулся вниз.

— Малах, где тебя черти носят?! Я думала ты погиб!

— Нет времени. Наши идут на прорыв. Найди Харона.

Я писал на ходу, мы бегом спускались к сердцу горы и ещё глубже, в тоннели, созданные расой из другого мира. Меня беспокоило смутное чувство тревоги — чутьё ещё ни разу не подводившее меня, нашёптывало: что-то не так! Но понять, что именно не получалось.

Когда до «центрального узла водопровода» оставалось пару сотен метров я услышал звук тяжелых ударов, словно огромный таран бил в стальные ворота. Вбежав в круглый зал, я увидел яркий свет исходящий из тоннеля с дверью, оттуда же доносился звук ударов. Мы подобрались к самому входу и перед нами предстала фантастическая картина: сияющий ярким, золотым светом трёхметровый гигант, таким же сияющим молотом бил в дверь!

Гелиос размахнулся и с выдохом обрушил молот на дверь, выбив яркий сноп искр. От удара содрогнулась вся пещера, дверь отозвалась гулким звоном. Как чёрт возьми я должен его победить? Уровня видно не было, но и так понятно, что Гелиос мощнее чем Абдусциус или даже Эмиссар! Ну ладно… сидеть и ждать толку нет.

— Зверь останься здесь, — я потрепал его по морде, и двинулся вперед. — Гелиос!

Уже занёсший молот для очередного удара, Бог обернулся. Глаза его горели белым огнём, тело защищали мощные доспехи, от него исходила сила, почти такая же мощная, как от Тёмного.

— Пришёл меня остановить брат? — пророкотал он, — не выйдет!

— Прошу тебя, не делай этого! — я решил попытаться воззвать к его разуму, хотя на самом деле просто тянул время. — Ты ведь Бог — высшее существо! Неужели не понимаешь, что если уничтожишь Мать — уничтожишь весь мир!

— Я освобожу весь мир! Встанешь на моем пути, и я сотру тебя в пыль! — он отвернулся, поднимая молот.

— Извини, но я тебе не позволю, — я сделал шаг вперед. Гелиос яростно взревев развернулся всем телом ко мне, и ударил молотом сверху вниз… Убегать без толку, защищаться бесполезно, похоже мне ко… Молот опустился с силой падающей звезды… с чудовищным грохотом врезаясь в возникшую вокруг меня ауру, сотканную из чёрного огня. Огонь в секунду объял молот и по нему перебрался на Гелиоса, пожирая его, как настоящий огонь пожирает соломенное чучело. Гелиос закричал.

Через минуту от него не осталось даже пепла! Я не веря своим глазам смотрел на то место, где только, что стоял Бог: — И это все!? — не зная, что и думать я огляделся по сторонам. Может это какой-то трюк? Что за хрень сейчас произошла? Простояв так минут пять, я тряхнул головой, и подошёл к двери.

Тишина и мрак, вернулись и заняли свое законное место. Я стоял перед дверью и мной овладели странные чувства. Вот она — конечная точка моего пути. Сейчас я был уверен, что смогу открыть её, но… что-то было не так.

Уже час, я боролся с сильнейшим желанием открыть дверь, и всё же не шевелился. Зверь сидел рядом, кидая на меня взгляды своими огненными глазами, и иногда зевал во всю пасть. В голове вертелась единственная мысль — что-то не так!

В кокой-то момент я получил сообщение от Ветмии:

— Малах ты сделал это! У всех появился выход в реал! Битва закончилась, сама собой, почти все тут же сбежали, Харон ждёт тебя, он хочет поговорить. Малах ты там живой?

Это всё и решило. Написав в ответ, что скоро буду я приблизился к двери, положил на неё руку и проник внутрь металла, так же, как когда делал доспехи. Я почувствовал электрическое покалывание, дотянулся до энергетического центра, и коснулся его… Неведомый механизм пришёл в действие, раздался мощный звук — цокот и скрежет. Дверь изменяла форму, превращаясь в огромный, чёрный цветок, точно, как при рождение Зверя. Его лепестки раздвинулись, и я вошёл внутрь.

Я оказался там же, откуда начал свой путь — стоял посреди бесконечного «ничто», словно воздух подо мной застыл и превратился в невидимый монолит…

— Здравствуй сын. Вот ты и снова дома, — невероятно сильный и бесконечно грустный голос раздался отовсюду. — Мне очень жаль, что тебе пришлось страдать…

Я столько всего хотел высказать ей, но услышав этот голос не смог вымолвить ни слова.

— Прости меня. Прими мой последний дар, и не вини себя в том, что случиться. Прощай!

Я почувствовал, как что-то во мне изменилось, и тут до меня дошло! — что ты имеешь ввиду? Я не пони…

Откуда-то, из самой глубины моей сущности, поднялось, нечто тёмное, нечто ужасное! Оно разрывало меня изнутри, пытаясь выбраться. Я закричал так, как никогда в жизни не кричал. Тьма вышла из меня и заполнила бесконечное «ничто»!

— Малах, Малах! Ну наконец-то очнулся!

Я открыл глаза, надо мной склонилась Ветмия, она ласково улыбалась, её глаза светились радостью.

— С тобой всё хорошо? Мы не могли тебя разбудить!

— Что случилось? Где я? — я с трудом сел и осмотрелся вокруг: небольшая, лесная поляна, правда вся перепаханная, словно тут бульдозер поработал или шёл бой.

— Что случилось это тебе лучше знать! А это бывшая ставка Харона, ты появился здесь прямо из воздуха, через пять минут после моего сообщения, — Ветмия помогла мне подняться. Здесь был Димос, Зээв, Рассим и Протеус. В пяти метрах от меня опустив голову сидел Харон, около него стояла Вдова, она смотрела на меня, но подойти не решалась. Зверь радостно прыгал вокруг нас, грозя задавить кого ни будь своей тушей. Димос подошёл, хлопая меня по спине, Зээв пожал мне руку.

— Как только выход открылся половина людей Харона сбежала, да и наших тоже, — говорила Ветмия, — Постепенно битва сошла на нет, и люди стали покидать игру, но они не ушли, — она кивнула в сторону Харона и Вдовы, — В конце остались только мы.

Я кивнул, и обратился к Протеусу:

— Я не знаю сколько у нас времени, поэтому скажу коротко… Тёмный идет! Лети в Кронград пусть все маги, жрецы и вообще все, кто есть! Соберутся вместе… — и добавил, опустив глаза, — может у вас будет шанс выжить.

Все не понимающе смотрели на меня, Лицо Протеуса превратилось в смертную маску, он молча кивнул, развернулся и бросился к дракону.

— Что это значит Малах? — Ветмия тревожно всматривалась мне в глаза.

Я не отвечая направился к Харону, надо завершить ещё одно дело. Вдова смотрела на меня с тревогой и надеждой, я кивнул ей и спросил его:

— Почему не сбежал, как все остальные? — Харон поднял лицо, он был подавлен и сломлен. Тёмные круги под глазами, впалые щеки и морщины выдавали его истинный возраст.

— Для меня нет пути назад. Ты уничтожил единственную возможность выжить.

— Отпусти моего сына, — сказал я кивком, указав на Вдову. Он с удивлением посмотрел на меня:

— Значит это правда? Ты Кром?

— Не совсем, но он часть меня, — Харон кивнул, закрыл глаза на минуту, затем посмотрел на Вдову: — Мальчика привезут к тебе домой, с ним всё в порядке, возьми его и уезжайте, никто вас не тронет.

Губы Алены дрогнули, из глаз потекли слезы: — Спасибо! — прошептала она, смотря мне в глаза. Я кивнул, и она растаяла.

— Что теперь? Убьёшь меня? — равнодушно спросил Харон.

— Не тебя! — я огляделся вокруг, — Эмиссар! Выходи я знаю, что ты здесь. Выходи!

— Ладно, ладно не кричи! — голос раздался сзади, я обернулся. Фигура Рассима окуталась туманом и через секунду перед нами стоял Эмиссар. Ветмия, Димос и Зээв разом охнули от неожиданности, делая шаг назад.

— Смысла скрываться и правда больше нет, — Эмиссар улыбался, глядя на их обалдевшие лица, только я не проявил эмоций. Мне нужно было время для последнего удара.

— Как я раньше не догадался? Эмиссар — Рассим Э.

— Да, правда же оригинально придумано? — он самодовольно ухмыльнулся.

— Очень. Тебе бы детективы писать. Снизойди к нам о великий! Объясни! — не улыбаясь сказал я.

— Не смотря на твой не уважительный тон я объясню… Понимаешь… это не Гелиос напал на Мать, а Тёмный. Правда уничтожить её не получилось, она скрылась неизвестно где и натравила на нас чужих. Гелиосу с трудом удалось обуздать их и изгнать, затем он пришёл к Темному за ответом и тот пленил его. Тёмный всё это время питался им, пока полностью не поглотил его сущность, — Эмиссар заложив руки за спину вальяжно ходил передо мной, как профессор на лекции. Я начал собирать энергию в импульс, пусть говорит подольше!

— Много тысяч лет я искал место, где она скрывается, но смог обнаружить лишь примерное местоположение. И вот появились вы — людишки! Тогда я под видом Гелиоса нашёл его, — он кивнул в сторону Харона, у того аж глаза на лоб полезли. — Мы с отцом думали, что с помощью вас игроков у меня хватит сил открыть дверь, кстати ты сам сказал мне, где её искать. Но оказалось, что это вообще никому не под силу, — он сделал паузу. — Кроме тебя! Тогда то я и придумал, как сделать, чтобы ты пронёс частицу Тёмного за дверь. Что сказать я гениален!

— Значит убийство Гелиоса — это представление, а всё, что наговорил мне твой… отец — враньё?

— Ты должен был поверить, что Гелиос мёртв и открыть дверь. Я чуть всё не испортил умерев слишком быстро, но ты всё же поверил. А Тёмный тебе не врал, ну почти. Уничтожив Мать он освободился и скоро будет здесь, ты чувствуешь это?

Я чувствовал! Где-то очень глубоко в земле, словно проснулось чудовищно огромное существо. Земля мелко дрожала, небо посерело и всё вокруг поблекло, как будто из мира высосали краски.

— Ты был создан, чтобы защитить её, а вместо этого принес ей погибель! И теперь ты тоже погибнешь вместе с этим миром! — Эмиссар засмеялся, торжествуя.

— Но ты этого уже не увидишь! — я высвободил импульс, превратив его в сверхновую. Прямо перед лицом демона возник пульсирующий шар энергии, ещё пара секунд и от него останется лишь… Эмиссар протянул руку не переставая улыбаться, и схватил шар, поднёс его ко рту и… проглотил!

— Не плохо! Питательно! — с довольной рожей сказал он, затем резко изменившись в лице протянул руку вперед: — Ты, что вообразил, что сможешь одолеть меня? Первого сына самого могущественного бога!

Меня словно стальными тисками сжало. Я почувствовал, как мои ноги отрываются от земли, а кости трещат от чудовищного давления. Зверь с рыком бросился на Эмиссара, сбоку пронеслось, что-то чёрное — Шайна. Ветмия Зээв и даже Димос, всё это время стоявшие вокруг, атаковали одновременно.

— Стоять! — Эмиссар поднял вторую руку и все остолбенели, словно парализованные, я захрипел, от ярости и боли.

— Я не хотел тебя убивать, ты мне даже нравился, — Эмиссар посмотрел на меня, — но теперь ты умрёшь от моей руки! Умрёшь окончательной смертью! А потом я убью твоих друзей. — он сжал кулак, и я почувствовал, как ломаются мои ребра…

Окончательной смертью! Окончательной смертью! Билось у меня в голове. Смерть! Амулет смерти! Из последних сил я сконцентрировался на инвентаре, нашёл амулет и задействовал его. У меня будет лишь один шанс! Лишь один! В следующий миг мой череп треснул.

Я почувствовал, что падаю и увидел далеко внизу, что-то вроде гигантского лабиринта, парящего в пустоте, это длилось всего секунду, а затем я открыл глаза. Эмиссар стоял ко мне в пол оборота нацеливаясь на Зверя. Я достал демонический топор: — Отдаю тебе свою жизнь! — топор радостно засиял чёрным огнем, он был голоден и хотел крови! Я размахнулся и метнул его в демона, тот почувствовал, что-то и повернулся, топор врезался ему в грудь, разрубив его хиленькое тельце почти пополам.

Эмиссар вытаращенными глазами смотрел на топор, затем поднял взгляд на меня: — Не… может… быть! — прохрипел он и рухнул замертво.

Я устало опустился на помятую траву, жизнь уходила — медленно по капле… Когда тьма вырвалась из меня, я все понял. Слова Матери… она знала, что произойдёт. Меня поймали в ловушку, и я действовал точно по их сценарию. Но мне уже всё равно. Главное, что я освободил своих друзей, вернул Алёне её сына, ну и уничтожил этого двуличного ублюдка. Теперь можно и умереть.

Ветмия подбежала ко мне: — Малах! — она плакала.

— Вам пора уходить. Этому миру конец, как и мне, — Димос и Зээв молча смотрели на меня не зная, что сказать.

— Зээв, было приятно с тобой познакомиться, — он подошёл и протянул руку:

— Спасибо за всё! — я кивнул и пожал её. Его фигура растаяла.

— Димос ты хороший парень иди и живи реальной жизнью, — он грустно улыбнулся:

— Для меня было честью играть с тобой! — он посмотрел на Ветмию и исчез.

— Ветмия…

— Нет! — она упрямо вцепилась в меня, не отпуская.

— Ветмия ты должна уйти, тебя там ждет Тэя, — она подняла заплаканное лицо:

— Я знала, что это ты! Знала с самого начала!

— Прости, что подвёл вас. Ты должна идти, скажи дочке, что я люблю её и всегда любил.

— Нет, пожалуйста не бросай меня! — я оторвал её от себя и посмотрел в глаза:

— Ты должна идти! — земля тряслась всё сильнее с каждой минутой, с неба послышался нарастающий вой, — уходи сейчас же! — Ветмия встала вытирая слезы, я улыбнулся ей, — иди!

Она растворилась в воздухе вместе со своей кошкой, так я и не смог её погладить. Я встал и подошёл к Харону, сидевшему на том же месте. Жизнь медленно вытекала из меня, но пару минут ещё есть. Присев рядом с ним я положил руку на голову Зверю, улегшемуся тут же.

— У тебя ещё есть возможность уйти.

— Нет, — он посмотрел на меня, — рак желудка на четвертой стадии, только капсула продлевала мне жизнь, если выйду — умру в мучениях, лучше здесь, — он помолчал затем сказал: — Прости за то, что убил… Крома. У меня было всё, а я всё равно ему завидовал. Нас обоих использовали, а я оказался не так умён, как думал.

— Родились вместе, выросли вместе и умрём вместе, — сказал я. Он кивнул, а я посмотрел на небо там прямо над нами образовалась гигантская воронка. Она была настолько огромной, что я с трудом различал её границы. Она ускорялась, раскручиваясь всё сильнее и вскоре всё вокруг: деревья, горы и даже сама земля устремились в небо, не в силах сопротивляться могуществу тёмного Бога!

Конец первой части.


home | my bookshelf | | Паутина миров |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу