Book: Коллапс Буферной Зоны



Коллапс Буферной Зоны

Макс Глебов

Коллапс Буферной Зоны

Глава 1

18 марта 2030 года

Серый Периметр. Внешний рукав. Система двойной звезды Тинна

Борт линкора «Основатель Клис»

Мастер-полковник Грен быстрым шагом вошел в боевую рубку под аккомпанемент завывания сигнала боевой тревоги.

– Контроль пространства, доклад! – резко бросил командующий, опускаясь в кресло за главной консолью вычислителя, расположенной в центре командного поста.

– Три минуты назад сканеры внешней сигнальной сети обнаружили выход из гипера группы неидентифицированных кораблей. Дистанция четыре сотых светового года. Противник использует маскировочные поля не ниже одиннадцатого поколения. На таком расстоянии мы не можем даже точно определить число вымпелов в эскадре.

Грен мрачно смотрел на размытое пятно на тактической голограмме, отображающее район выхода из прыжка вражеской эскадры. В том, что в окрестности системы Тинны прибыл именно враг, командующий ни секунды не сомневался. Опасения, не дававшие ему покоя уже несколько месяцев, оказались не напрасными – танланы вернулись.

Впечатляющая победа подполковника Вершинина, сохранившая тысячи жизней захваченных танланами сотрудников корпорации «Бетельгейзе», скрывала в себе бомбу замедленного действия, на которую на фоне очевидного триумфа руководство корпорации предпочло закрыть глаза. Для предотвращения бессмысленного кровопролития Вершинину пришлось отпустить из системы остатки разгромленного флота противника, и танланы ушли, выплатив репарации в строгом соответствии с достигнутым соглашением.

В тот момент мастер-полковник не сомневался в правильности решения, принятого Вершининым и одобренного советом директоров корпорации. Сомнения появились позже. Аналитики считали, что руководство «Порождающих трепет» приложит все усилия для того, чтобы скрыть позорное поражение от других кланов, причем не столько из соображений престижа, сколько чтобы не демонстрировать перед ними свою слабость, ведь, по сути, клан лишился лучших боевых кораблей, и соседи вполне могли решить, что теперь он стал легкой добычей.

Возможно, так бы всё и случилось, останься в живых прежний глава клана, принадлежавший к касте воинов. «Порождающие трепет» тихо сидели бы на своих планетах, медленно зализывая раны и усиленно делая вид, что ничего не произошло. Однако воин погиб в сражении, а его место занял… администратор, торговец, дипломат, да кто угодно, но только не боец, для которого пойти на поклон к более сильным кланам было бы совершенно немыслимо.

Тем не менее, даже для нового главы решиться на такой шаг оказалось, судя по всему, весьма непросто. Потребовались месяцы, чтобы стала окончательно ясна вся безнадежность ситуации, в которой оказался клан. Гонец не мог не понимать, что рано или поздно о разгроме флота «Порождающих трепет» станет известно, и тогда позиция для переговоров с правящим кланом окажется окончательно безнадежной.

Видимо, глава клана все-таки решил не дожидаться этого крайне неприятного момента и предпочел сыграть на упреждение. В его руках все еще оставался очень важный козырь. Всего один, но зато весьма серьезный – координаты богатейшего месторождения уникальных трансурановых элементов, расположенного в звездной системе, буквально набитой древними артефактами времен разрушительной войны, прокатившейся по галактике тысячу лет назад.

Судя по качеству маскировочных полей, укрывавших корабли противника, новый глава «Порождающих трепет» всё-таки смог договориться с правящим кланом, и теперь эскадре Грена предстояло вступить в бой, фактически, с регулярным флотом Унии Танланов. Конечно, формально, они будут действовать под флагом опального клана, ведь официально государства Протектората не ведут никаких дел в пространстве Серого Периметра, но суть от этого не меняется.

– Противник осуществляет перестроение и готовится к прыжку, – доложил оператор систем сканирования. – Ориентировочное время до ухода в гипер – сорок минут.

– Немедленно приступить к эвакуации гражданского персонала со всех объектов промышленно-добывающего комплекса, – голос мастер-полковника звучал твердо, но только он сам знал, чего ему это стоило. Такое решение вполне могло оказаться последним в его карьере, – Мы должны успеть вывезти всех, иначе получится, как в прошлый раз. Бросайте оборудование, обогащенную руду, даже оружие, но через час гражданских здесь быть не должно!

– Но, господин командующий, полная эвакуация персонала требует согласования с советом директоров…

– Нет времени. Всю ответственность я беру на себя. Выполнять!

– Принято!

Грен хорошо помнил, что именно наличие у танланов многочисленных заложников стало последним аргументом в переговорах между подполковником Вершининым и главой «Порождающих трепет». Если бы не это, условия сделки могли бы быть совершенно иными. Впрочем, бросать своих людей, обрекая их на рабство или смерть, мастер-полковник в любом случае не собирался.

– Флоту принять ордер «Щит». Задача – связать боем эскадру противника и дать время эвакуационным транспортам на разгон и уход в прыжок.

– Вызов из штаб-квартиры добывающего комплекса!

– Включайте, – Грен досадливо поморщился, разворачиваясь к устройству связи.

– Мастер-полковник, что происходит?! – Над консолью возникло изображение покрасневшего от праведного гнева старшего директора промышленного района. – Почему воют сирены, и ваши солдаты выгоняют моих людей с рабочих мест?

– Господин Легон, у нас тут маленькая проблема, – едко произнес Грен. – Совсем крохотная. Десять минут назад в окрестностях системы вышел из прыжка вражеский флот, скрывающийся под мощными маскировочными полями. Точный состав и принадлежность установить не удается, но кроме танланов никто к нам в гости заявиться не мог. У вас есть желание познакомиться с ними поближе? Меньше, чем через час вам представиться такая возможность.

– Но вы ведь даже не знаете кто это и сколько у них кораблей! – голос Легона чуть дрогнул, однако своего возмущения он не растерял.

– Очень скоро всё станет ясно, но ждать этого момента я не собираюсь. Когда танланы напали в прошлый раз, ваш предшественник тоже топал ножкой и не хотел прерывать производственный процесс, ссылаясь на совет директоров и огромные потенциальные убытки. Вам напомнить, чем это закончилось? Или, может быть, вы хотите повторить его судьбу?

– Но так нельзя… – старший директор быстро утрачивал весь свой запал, – что я напишу в отчете…

– В случае нападения на систему вы обязаны выполнять приказы командующего эскадрой прикрытия. Вот это и напишете. А сейчас прекратите истерику и займитесь своими прямыми обязанностями по организации эвакуации персонала по варианту «Д».

Старший директор скосил глаза куда-то в сторону, пытаясь, похоже, срочно найти информацию об этом самом варианте «Д».

– Мастер-полковник, но это же немыслимо! Мы не можем бросить руду максимального обогащения и новейшие проходческие комплексы «Горн». Это сотни миллионов кредитов! В конце концов, ваш флот находится здесь именно для того, чтобы защищать персонал и имущество корпорации, вот и защищайте!

– Господин Легон, – в голосе Грена лязгнул металл, – если вы прямо сейчас не приступите к выполнению приказа об эвакуации, мои люди вас арестуют. И, поверьте мне, о вежливости и предупредительности они будут думать в последнюю очередь – я прослежу за этим лично.

Мастер-полковник прервал связь и перевел взгляд на тактическую голограмму. Противник уже начал разгон. Грен знал, что прыжок выведет вражескую эскадру почти к самому промышленно-добывающему району. Небольшой субкоричневый карлик, вокруг которого вращались богатые редкими элементами спутники, имел слишком малую массу для того, чтобы создаваемая им зона гравитационного ограничения дала флоту корпорации ощутимое дополнительное время. Противник появится из гипера достаточно близко к своей цели, и эскадре Грена придется почти сразу вступить в бой. У командующего не было никаких сомнений в том, что танланы хорошо подготовились к этой операции, и вряд ли он мог рассчитывать на что-то большее, чем лишь немного их задержать.

Неожиданно Грен поймал себя на мысли, что будь сейчас в боевом ордере его эскадры ушедший к Земле крейсер подполковника Вершинина и корабль-невидимка его загадочной подруги, всё могло бы сложиться совсем иначе. Мастер-полковник тряхнул головой, отгоняя посторонние мысли и вновь сосредоточился на ходе эвакуации. Первые транспортные корабли уже покидали орбиты спутников и начинали разгон. Не зря он многократно гонял гражданских на учебных тревогах, цинично игнорируя возмущенные вопли администраторов добывающего комплекса. Теперь эти навыки, казавшиеся эффективным менеджерам совершенно лишними, неожиданно очень пригодились.

Сколько осталось времени до начала боя? Двадцать минут… Может быть, двадцать пять. Неожиданно Грен успокоился. Свое главное решение он уже принял, а дальше оставалось только его выполнять. Мастер-полковник с легким удивлением осознал, что ему глубоко плевать на то, как его действия будут восприняты советом директоров. Сейчас он делает то, что должен, и это главное. Грен усмехнулся про себя, снова вспомнив подполковника Вершинина. Похоже, именно этот выходец с полудикой планеты заставил его несколько иначе взглянуть на жизнь, всеми своими действиями демонстрируя, что чувство долга всегда должно перевешивать любые другие соображения. Наивно? Может быть. Вот только именно этот путь позволяет человеку смотреть на собственные поступки без тени стыда и сожаления, если, конечно, само понятие «долг» означает для него нечто большее, чем сумму задолженности по кредиту.

– Противник выходит из прыжка! – прервал мысли Грена доклад оператора систем сканирования. – Идентификация завершена, это танланы. Дистанция сто двадцать миллионов километров. Два линкора, авианосец, семь тяжелых и шесть легких крейсеров, около тридцати эсминцев и корветов, семь транспортов с десантом.

– Флоту отойти на высокие орбиты субкоричневого карлика. Транспортам с гражданским персоналом нужно еще полчаса для разгона и ухода в прыжок, и мы им их дадим.

Грен собирался оттянуть на себя эскадру противника, заставив ее вести сражение среди многочисленных спутников, на поверхности которых были размещены позиции противоорбитальных орудий. Конечно, эти пушки – слабая замена боевым кораблям, но мастер-полковнику нужно было хоть чем-то компенсировать трехкратное превосходство танланов в числе вымпелов.

Противник не торопился. Вопреки опасениям Грена, эсминцы танланов не совершали попыток преследования разгоняющихся транспортных кораблей. Люди покидали систему Тинны, и это танланов вполне устраивало. Зачем воевать и терять корабли, если противник готов уйти без боя?

– Перевести наземные батареи в автоматический режим, – приказал Грен, глядя на неспешное приближение кораблей танланов, постепенно охватывающих эскадру людей сильно растянутой в пространстве полусферой своего строя. – Корветам и вспомогательным судам эвакуировать гарнизоны позиционных районов противоорбитальной обороны. Стоим еще двадцать минут и идем на прорыв.

Время тянулось бесконечно медленно. Танланы действовали как на учениях, выстраивая блокаду по всем правилам военной науки, с эшелонированием сил и выделением резервных групп кораблей для введения их в бой на направлениях возможного прорыва противника. Все эти эволюции они совершали как-то демонстративно, словно намекая людям, что нужно бросать все и бежать, пока ловушка еще не захлопнулась.

– Эвакуация наземных гарнизонов завершена, – в голосе начальника штаба отчетливо звучало напряжение, – Командир, еще пять минут и мы потеряем шанс отступить без серьезных потерь.

– Сколько еще нужно транспортам, чтобы танланы с гарантией не успели их перехватить?

– Семь с половиной минут.

– Ждем.

Словно услышав слова мастер-полковника и поняв, что эскадра людей не сдвинется с места, пока разгоняющиеся транспорты не окажется в безопасности, танланы начали форсированный разгон. Удирающие гражданские суда были им неинтересны, а вот отпускать эскадру Грена они явно передумали, а скорее всего, и изначально не планировали, лишь делая вид, что готовы просто выдавить людей из промышленно-добывающего района, не навязывая им бой. Однажды они уже взяли под контроль систему Тинны, но корпорация «Бетельгейзе» собрала свои корабли в единый флот и заставила «Порождающих трепет» с позором бежать с захваченных территорий. Давать людям еще один шанс вернуться танланы не собирались.

– Противник открыл огонь!

Дистанция была еще слишком велика, и залпы двух танланских линкоров носили скорее характер психологического давления. Грен не счел нужным тратить боеприпасы на почти бесполезную перестрелку на пределе дальности орудий главного калибра.

– Что с транспортами?

– Через минуту будут в безопасности.

– Флоту приготовится к перестроению. Ордер «Копье». Навигаторам рассчитать вектор прорыва по касательной к фотосфере субкоричневого карлика. С одной стороны нас прикроет звезда, с другой – батареи на спутниках. Надолго их не хватит, но шанс они нам дадут.

– Принято. Минутная готовность.

– Начать перестроение!

Строй кораблей корпорации «Бетельгейзе» дрогнул и начал менять форму, превращаясь из плоского диска в некое подобие наконечника копья с флагманом на острие и кораблями поддержки с внутренней стороны, обращенной к субкоричневому карлику.

Перестроение приходилось совершать под огнем противника, но пока батареи на спутниках не давали танланам сократить дистанцию, и эффективность обстрела была невысокой.

– Господин командующий, параметры вектора прорыва загружены в вычислители кораблей.

– Приступить к разгону! – Грен зло прищурился, наблюдая, как две группы крейсеров противника пытаются просочиться в стык между зонами ответственности наземных батарей трех ближайших спутников. – Линкору и тяжелым крейсерам открыть заградительный огонь! Второй дивизион эсминцев – торпедная атака! Не дайте им проскочить через мертвую зону!

Флот набирал скорость. Ситуация выглядела откровенно дрянной, но все же не безнадежной. Если верить расчетам, к моменту выхода за пределы зоны гравитационного ограничения субкоричневого карлика корабли Грена как раз должны набрать скорость, достаточную для ухода в прыжок, вот только на последнем участке разгона их уже не будут прикрывать ни звезда, ни батареи на спутниках. Мастер-полковник понимал, что потерь избежать не удастся, но шансы вырваться из ловушки у его флота были, и шансы вполне реальные.



Глава 2

24 марта 2030 года

Солнечная система. Орбита Земли

Борт тяжелого крейсера «Москва»

– Никак не могу привыкнуть к вашему зверю, генерал, – усмехнулся адмирал Трий, глядя со смесью уважения и легкой настороженности на лениво развалившегося в кресле Шерхана. – Довольно крупный и очень опасный хищник. Удивительно, что вам удается его полностью контролировать. Когда я впервые увидел такую кошку у лид-капитана Корры, я, признаться, испытал за своего офицера некоторое беспокойство.

– Поверьте, адмирал, Корра в полной безопасности, – Виктор ответил командующему группой флотов «Ц» легкой улыбкой. – Это не совсем обычные звери. Они почти разумны, но при этом безусловно преданы своим хозяевам.

– Это я уже понял, – кивнул Трий, – Лид-капитан продемонстрировала мне запись, отснятую на планете, откуда этот кот родом. Признаться, я был очень впечатлен тем, как такой же ирбис на импровизированном полигоне расстреливал движущиеся мишени из закрепленной на его спине ручной плазменной турели. Боюсь даже представить, что он смог бы вытворять в полноценном боевом скафандре.

– Скаффандррр? Мррр?! Снаррряд? – немедленно прозвучал в голове Виктора крайне заинтересованный голос.

– Мне нравится ход ваших мыслей, господин адмирал, – усмехнулся Вершинин, бросив короткий взгляд на заметно оживившегося ирбиса. – И Шерхану, похоже, ваша идея тоже пришлась по вкусу.

– Он нас понимает?

– Не всё и не всегда. Но сейчас основную идею он однозначно уловил.

– Занятно, – задумчиво произнес Трий, – Впрочем, я хотел поговорить с вами не об этом. Правительство только что созданной на вашей планете Земной Федерации назначило вас на должность военного атташе при своем посольстве в Империи. Должность, несомненно, важная, но, я бы сказал, не самая высокая, если реально оценивать ваши заслуги в отражении последнего вторжения кронсов.

– Я сам попросил президента об этом назначении, – пожал плечами Виктор. – Когда перестают стрелять пушки, на первый план у чиновников и политиков выходят несколько иные ценности. Многим в новом руководстве Федерации не понравилась та щедрость, с которой я раздавал обещания Лу-Бунку и корпорации «Бетельгейзе». Сейчас всё громче звучат голоса тех, кто считает, что своими действиями я обрек Солнечную систему на роль сырьевого придатка ведущих государств Протектората и поставил экономику Земли в кабальную зависимость от кучки авантюристов из Серого Периметра. Участвовать в этих дрязгах у меня нет ни малейшего желания, да и не вижу я себя в роли кабинетного чиновника или генерала в высоких штабах.

– Во время сражения с кронсами вы командовали космическим флотом Коалиции независимых государств Земли. Не думаю, что у кого-то хватило бы наглости оспаривать ваши права на эту должность после столь очевидной победы над агрессором.

– Один тяжелый крейсер и три десятка кое-как вооруженных коммерческих судов – это еще не флот. Космические силы Федерации предстоит создавать, практически, с нуля, и, поверьте мне, я прекрасно понимаю, что для этого нужны совсем не те таланты, которые есть у меня. Мне показалось неправильным держаться за должность, которой я со всей очевидностью не соответствую. Я могу вести флот в бой, но планомерно, месяц за месяцем, заниматься вопросами создания военной инфраструктуры и строительством орбитальной обороны – это не ко мне. Здесь мало умения хорошо стрелять и способности разрабатывать эффективные тактические схемы боя. Командующий вновь создаваемым флотом должен быть опытным управленцем и хорошим политиком, а это не самые сильные мои стороны.

– Мне кажется, вы назвали не все причины, – по лицу адмирала скользнула легкая улыбка. – Вы слишком привыкли к самостоятельности, генерал, и вряд ли вам бы понравилась перспектива оказаться на несколько лет привязанным к Солнечной системе, где вам постоянно пришлось бы отчитываться перед руководством Федерации и бесконечно решать рутинные организационные вопросы.

– Вы во многом правы, – не стал спорить Виктор. – Статус независимого государства в составе Протектората позволяет Земной Федерации надеяться на пять, а то и десять лет практически гарантированного мира. Накопленная за многие годы статистика говорит, что после второго поражения кронсы обычно совсем не спешат напасть на атакованную цивилизацию в третий раз, а от агрессии со стороны других рас Протектората нас защищает столичный статус Солнечной системы. Пока у Федерации нет колоний за ее пределами, опасаться, вроде бы, нечего. Так что пока подходящей работы для генерала Вершинина на Земле не просматривается.

– А вы не боитесь, что безопасность Земли может оказаться лишь иллюзией? – после небольшой паузы спросил Трий, и по выражению его лица Виктор понял, что именно сейчас адмирал перешел к той теме, для обсуждения которой он и прибыл на его крейсер.

– Естественно, руководство Федерации учитывает такую возможность, – аккуратно ответил Вершинин, – но до последнего времени считалось, что вероятность реализации подобного сценария крайне невелика.

– Еще год назад я бы не стал с этим спорить, – кивнул Трий.

– Все-таки кронсы? – слова адмирала и интонация, с которой они были произнесены, Виктору очень не понравились. – В их тактике произошли какие-то изменения?

– Нет. По крайнем мере, имперской разведке о таких фактах неизвестно. Думаю, с этой стороны вы действительно можете не ждать внезапного удара.

– Но если не кронсы, то кто? Ни одна из рас протектората не рискнет игнорировать запреты Старших.

– Вы действительно в этом уверены, генерал? Но ведь совсем недавно некто подполковник Вершинин цинично попрал все их законы, прорвавшись к Земле через артефактную блокаду. Мало того, в процессе прорыва он уничтожил корабль Старших, посмевший встать на его пути. И… ничего. Где карающий меч хозяев галактики? Где показательное наказание потрясателя основ мирового порядка и ниспровергателя многовековых авторитетов? Ноль! Никакой реакции. Мало того, Земля принята в состав Протектората, а главный виновник всего случившегося вдруг совершенно перестал интересовать Старших. Неужели подобный расклад не кажется вам странным?

– Я задаюсь этим вопросом с того самого момента, как мой крейсер вышел из прыжка в Солнечной системе, и, будьте уверены, адмирал, над поиском ответа бьюсь не только я. Боюсь, мы вряд ли когда-нибудь узнаем настоящую причину такого поведения хозяев Протектората.

– Если рассматривать эту ситуацию в отрыве от широкого контекста, то к правильным выводам прийти действительно сложно, – негромко ответил Трий, задумчиво глядя на лениво шевелящего хвостом ирбиса, – но я уже не первый год плотно занимаюсь проблемой Старших, так что могу позволить себе высказать кое-какие предположения.

Адмирал встал и в задумчивости прошелся по каюте. Шерхан проводил его внимательным взглядом и снова положил голову на лапы.

– Старшие уже не те, генерал, – Трий остановился и развернулся к Виктору, – Время идет, и они теряют былую хватку. Расы Протектората достаточно быстро движутся по пути научно-технического прогресса, а Старшие в лучшем случае застыли на достигнутом уровне, хотя есть не лишенное оснований мнение, что они постепенно утрачивают технологии, доставшиеся им от предков. Однако и это не главное. Ситуация с вашим прорывом к Земле наглядно продемонстрировала, что Старшие испытывают серьезные проблемы с целеполаганием и политической волей. Рискну предположить, что формально вы не нарушили их законы, иначе они бы всё-таки как-то отреагировали. Возможно, здесь сыграл роль ваш статус жителя планеты из минус-списка. Теоретически, вы могли ничего не знать не только о нарушаемых запретах, но и о самом существовании Старших. Но вы ведь знали! Иначе зачем бы вы стали затевать всю эту историю с буксирами и гипердвигателями, собираемыми из отдельных модулей перед самым прыжком? И Старшие прекрасно понимали, что вы всё знаете, но почему-то предпочли подойти к вопросу формально. Возможно, они надеялись, что кронсы сами сделают за них всю работу, уничтожив земную цивилизацию вместе со слишком активным и крайне неудобным подполковником Вершининым. Однако, результат оказался не совсем таким, какого они ожидали – вторжение кронсов провалилось. Но и в новых обстоятельствах Старшие предпочли ничего не менять и пошли по пути наименьшего сопротивления, просто приняв Землю в состав Протектората.

– Ну, хорошо, – Виктор тоже встал с кресла и, подойдя к Шерхану, почесал его за ухом, заполнив этим действием паузу, взятую для размышления над словами адмирала. – Допустим, вы правы. И всё же мне пока не вполне ясно, какое отношение ваш вывод имеет к безопасности Земной Федерации. Вы же не думаете, что вот прямо завтра Старшие всё бросят и самоустранятся от дел Протектората, закуклившись на своих планетах и бросив нам напоследок что-то вроде: «Мы устали, мы уходим. Мы сделали всё, что могли, а дальше вы уж как-нибудь сами».

– Такого, естественно, не будет, – усмехнулся Трий. – Я, конечно же, не могу гарантировать, что прогнозы аналитиков обязательно сбудутся, но ситуация видится мне не слишком радостной. На границах Империи растет напряженность. Государства Протектората стремительно раскалываются на два враждующих лагеря, и, рано или поздно, Империи придется выбрать одну из сторон. Старшие, верные своим традициям, в эти разборки пока не вмешиваются. Видимо, они рассчитывают, что, как всегда, проблема решится сама собой. Вот только в этот раз расклад выглядит крайне неприятно. Крупные военные конфликты случались и раньше, но воюющие стороны всегда сдерживало нежелание истощать свои силы перед лицом не участвующих в противостоянии соседей. А сейчас всё идет к тому, что в большую войну окажутся втянуты одновременно все крупнейшие государства Протектората. Оглядываться станет не на кого, сдерживающие факторы исчезнут, и дело вполне может дойти до войны на уничтожение. Казалось бы, в этот момент Старшие и должны вмешаться, жестко остановив конфликт, но последний раз они шли на такие меры очень давно, почти сто лет назад, и боевые действия тогда велись лишь в небольшой части Протектората. А сейчас война может охватить всю галактику, и у многих в Империи и за ее пределами есть большие сомнения в способности Старших заставить впавшие в боевое безумие расы соблюдать какие-либо законы и правила.

– Напрашивается аналогия с полицией в крупном мегаполисе, – кивнул Виктор, – Пока идет обычная налаженная жизнь, она вполне справляется с поддержанием порядка, но, когда вспыхивает массовый вооруженный бунт, поддержанный значительной частью населения, противостоять ему полиция уже не может, и приходится вводить в город войска. Ну, а если этих внешних войск нет, и ждать помощи неоткуда, то полицейским остается только держать круговую оборону в своих укрепленных участках, пассивно наблюдая за тем, как город погружается в кровавый хаос и беспредел.

– Не так просто, но в целом верно, – Трий вновь опустился в кресло, – Вопрос лишь в том, выйдет ли масштаб войны за тот предел, за которым Старшие окажутся не в состоянии остановить неконтролируемую эскалацию конфликта. В имперских штабах считают, что вероятность такого развития событий выше шестидесяти процентов. Думаю, вам ясно, что в подобной ситуации об иммунитете столичных систем можно будет смело забыть.

– То есть вы считаете, что, выбрав путь независимого государства, мы совершили ошибку?

– Это непростой вопрос, и я в любом случае не собираюсь агитировать вас за вхождение в состав Империи. А вот что было бы однозначно полезно обоим нашим государствам, так это военный альянс. Даже Союз Семи Планет пошел на переговоры с Империей о заключении договора о взаимопомощи, хотя все последние годы наши отношения были далеки от идеала. А ваше правительство всё еще медлит и тянет время. Я понимаю, что руководители Федерации рассчитывают на защиту Старших и не понимают, зачем им вешать на себя обязательства по участию в чужих войнах, но в контексте нашей с вами беседы такая политика кажется мне недальновидной.

– И вы хотите через меня донести ваши аргументы до правительства Федерации?

– Как вы понимаете, я не могу официально высказывать свои соображения по поводу неспособности Старших остановить уже почти неизбежную войну, но думаю, что на Земле о такой опасности должны знать. Вот здесь, – адмирал достал из накладного кармана кителя запечатанный пластиковый пакет, – основная информация, которую удалось собрать моим аналитикам в подтверждение сделанных ими выводов. Переносить ее на любые высокотехнологичные носители я бы настоятельно не рекомендовал.

– И сколько у нас осталось мирного времени? – спросил Виктор, принимая пакет из рук адмирала.

– Год. Возможно, немного больше. Вряд ли война сразу охватит весь Протекторат. Старшие, скорее всего, попытаются что-то сделать для сохранения контроля над ситуацией, и это может несколько отсрочить срыв противостояния в полный хаос.

От продолжения беседы оторвал настойчивый сигнал устройства связи. Вершинин извинился перед гостем и развернулся к виртуальному экрану.

– Товарищ генерал-полковник, только что по дальней гиперсвязи поступило сообщение из штаб-квартиры корпорации «Бетельгейзе». Файл зашифрован и адресован лично Вам с пометкой «высшая срочность».

– Спасибо, капитан, – кивнул Виктор, принимая файл на личный коммуникатор и отдавая команду на расшифровку.

«Генералу Вершинину.

Шестнадцать часов назад танланы предприняли новую атаку на систему Тинны. По косвенным данным глава клана „Порождающие трепет“ заключил соглашение с правящим кланом Унии Танланов и передал его лидеру информацию о месторождении суперактиноидов и древних артефактах, найденных в системе.

В данный момент контроль над промышленно-добывающим районом нами полностью потерян. Боевых возможностей эскадры прикрытия оказалось совершенно недостаточно для противостояния флоту противника, троекратно превосходившему силы мастер-полковника Грена в численности и имевшему серьезные преимущества в качестве вооружения и средств защиты.

По всем признакам мы столкнулись с кораблями регулярного флота танланов, формально действующими под флагом „Порождающих трепет“. Прикрывая эвакуацию персонала промышленно-добывающего района, эскадра мастер-полковника Грена потеряла почти половину кораблей. Учитывая состав флота противника, отбить систему Тинны своими силами корпорация „Бетельгейзе“ в данный момент не в состоянии.

В связи с изложенным мы вынуждены поставить Вас в известность о невозможности исполнения заключенного между нами соглашения в части доступа земных ученых и инженеров к сбору и изучению древних артефактов, находящихся в данный момент в системе Тинны. Учитывая нашу обоюдную заинтересованность в решении возникшей проблемы, буду рад получить от Земной Федерации и от Вас лично любую помощь в возврате контроля над системой.

Директор Виссл. Член совета директоров и совладелец корпорации „Бетельгейзе“»


– Проблемы в Сером Периметре? – Поинтересовался Трий, терпеливо ожидавший с чашкой земного кофе в руках, пока Виктор читал срочное сообщение.

– Вы правы, адмирал, проблемы, причем крайне неприятные. Не знаю, как на эту информацию отреагируют в правительстве Федерации, но, боюсь, приступить к обязанностям военного атташе мне не судьба.

– Позвольте я угадаю, – невесело усмехнулся Трий, – Кто-то снова прижал хвост дельцам из «Бетельгейзе» в той самой системе, где вас нашла лид-капитан Корра, и этот кто-то оказался достаточно силен для того, чтобы жестко вышвырнуть их оттуда. Вижу, вы не слишком обрадованы моей осведомленностью. Не переживайте, я не стал выпытывать сведения у вашей супруги. Формально я, конечно, мог ей просто приказать, но уже тогда было понятно, что вы намерены увести у меня одну из лучших моих подчиненных, и я предпочел не ставить ее перед неприятным выбором между вами и верностью присяге. Однако кроме нее в операции участвовали и другие мои офицеры, и у них не было никаких мотивов что-то скрывать от руководства. Знали они, конечно, не всё, но вполне достаточно, чтобы понять, что в окрестностях Тинны у вас есть какие-то серьезные интересы.

– Система захвачена танланами, причем они, практически не скрываясь, использовали для атаки корабли своего регулярного флота. Естественно, эскадра корпорации не имела против них никаких шансов. На спутниках Тинны-В расположены богатые залежи редчайших трансурановых элементов, многие из которых являются уникальными и не встречаются больше нигде. Неудивительно, что в преддверии большой войны правящий клан танланов решил подгрести под себя столь лакомый кусок. Вы говорили о военном союзе, адмирал. Возможно, для него действительно пришло время. Я полагаю, оставлять месторождение суперактиноидов под контролем танланов совсем не в интересах Империи.



– Не всё так просто, генерал. Даже если наши государства подпишут договор о военном альянсе, это не будет означать, что Император отдаст приказ отправить флот в систему Тинны для решения ваших проблем. Не забывайте о том, что Тинна находится в Сером Периметре. Старшие не одобряют активность членов Протектората в этой зоне. Прямого запрета нет, но хозяева Протектората считают попытки освоения пространства Серого Периметра проявлением нелояльности. В принципе, их понять можно, ведь там их контроль над межзвездными перелетами теряет силу.

– А как же танланы? Они ведь не побоялись использовать свой флот для захвата месторождения. Есть и другой пример – Единение Бейтанов. Их рейдовые отряды активно действуют в Сером Периметре под видом наемников.

– Бейтаны Старших не интересуют. Что взять с расы, владеющей единственной звездной системой и довольно сильно отстающей в научном и технологическом плане от ведущих держав Протектората? Их мелкая возня в Сером Периметре не может изменить расклад сил в галактике. С танланами всё сложнее, но тоже вполне объяснимо. По сравнению с Империей Уния Танланов не так уж велика, хоть и считается серьезным игроком на политическом поле, однако определяющим является не это. Глава их правящего клана – молодой и очень резкий представитель касты воинов. Вместе с тем, он весьма неглуп и способен трезво оценивать быстро меняющий расклад сил. Не удивлюсь, если танланы тоже заметили, что Старшие уже неспособны тотально контролировать ситуацию в галактике. Думаю, именно поэтому они и решились на очередную авантюру.

– Очередную?

– А чем, по-вашему, было их нападение на наши системы в секторе Флея? Нет, какие-то шансы у танланов, несомненно, были, но, скажем прямо, весьма призрачные. Но это уже история, а если вернуться к проблеме системы Тинны, то тут опять сказывается разница в подходах. Наш император мудр, но слишком консервативен, чтобы рисковать отношениями со Старшими даже ради уникального месторождения и планеты, населенной человеческой расой. Империя не станет вмешиваться в конфликт корпорации «Бетельгейзе» с танланами. Возможно, если бы у меня были серьезные дополнительные аргументы, я бы попытался убедить императора пойти на риск… – Трий прервался, выжидательно глядя на землянина.

Виктор молчал, не отводя взгляд. Рассказывать адмиралу о многочисленных артефактах, оставшихся в системе Тинны после сражения тысячелетней давности, он пока не собирался.

– Ну что ж, – Трий с деланым сожалением вздохнул, – жаль, что вы не можете мне помочь. Думаю, император очень заинтересовался бы той необычной пушкой, установленной на вашем крейсере. Я не ошибусь, предположив, что именно с ее помощью вы уничтожили корабль Старших во время прорыва к Земле? Да и плазменная турель на спине ирбиса, родившегося на планете, населенной слаборазвитой цивилизацией, тоже наводит на ряд интересных мыслей. Уверен, ваш интерес к системе Тинны далеко не ограничивается месторождением суперактиноидов и желанием помочь аборигенам со второй планеты.

– Не ограничивается, – не стал спорить Виктор, – но, на мой взгляд, и этих двух причин вполне достаточно.

– Ну, хорошо, отложим пока эту тему. Как я понимаю, время для ее обсуждения еще не пришло, – не стал дальше настаивать Трий. – Вернемся к текущему положению дел. Итак, прямое участие имперского флота в восстановлении контроля над системой Тинны в данный момент невозможно. Наверное, даже расскажи вы мне что-то еще об этой системе, император всё равно не решился бы на открытое вмешательство. У Империи и так предельно напряженные отношения с танланами после недавнего конфликта, и провоцировать их на новые нападения крайне недальновидно. Тем не менее, вы совершенно правы в том, что интересы Империи требуют отобрать у танланов уникальное месторождение как можно быстрее. Действовать прямолинейно мы не можем, но это не значит, что не существует обходных путей решения этой проблемы. Если ваше правительство согласится подписать договор о военном альянсе с Империей, перед нами откроются довольно интересные перспективы. Например, Земной Федерации, как нашему новому союзнику, будет открыт крупный кредит на закупку вооружений. Проще говоря, Империя передаст вам корабли и боевую технику с очень серьезной отсрочкой оплаты и под чисто символические проценты. Естественно, линкоры и авианосцы двенадцатого поколения вы не получите. Всё оружие формально будет довольно старым, но прошедшим серьезную модернизацию. Насколько я знаю, на Земле уже развернута обширная система подготовки кадров для космического флота, так что укомплектовать корабли экипажами вы сможете, хоть, понятно, и не без некоторых проблем. В крайнем случае можно задействовать добровольцев из Империи, недавно ушедших в отставку с действительной службы. На время действий вашей эскадры в Сером Периметре безопасность Солнечной Системы сможет обеспечить имперский флот, опять же в строгом соответствии с договором о военном союзе.

– Красиво излагаете, адмирал, – усмехнулся Виктор, с интересом глядя на Трия. – Звучит, честно говоря, очень знакомо. В нашей истории такое уже не раз бывало. Я так понимаю, вы хотите дать нам далеко не новое оружие, причем совсем не бесплатно, и решить возникшую проблему нашими руками.

– Позвольте с вами не согласиться, – Трий отрицательно покачал головой. – В данном случае вы решаете не нашу, а свою проблему, и лишь совпадение ряда обстоятельств делает ее успешное решение выгодным и для нас тоже. Хоть вы и не раскрываете все свои мотивы, но со всей очевидностью Земная Федерация заинтересована в возврате контроля над системой Тинны значительно сильнее, чем Империя.

Виктор понимал, что адмирал во многом прав, да и переговорная позиция у Империи оказалась просто неприлично сильной. Никто другой не стал бы вооружать землян на таких условиях, и вряд ли вообще был бы готов продавать Федерации относительно современное оружие. И, тем не менее, кое-какие возможности для торга еще оставались.

– Я понимаю вашу позицию, адмирал, – кивнул Виктор, – однако уверен, вы не станете отрицать, что воевать нам предстоит не только за свои интересы, но и за интересы Империи. В такой ситуации было неправильно возлагать на нас все финансовые затраты на проведение операции. Мне представляется более справедливым, если по итогам сражения за Тинну мы оплатим Империи только те корабли, технику и боеприпасы, которые не будут потеряны или израсходованы в бою.

Адмирал задумался. Предложение землянина его, похоже, изрядно озадачило.

– Боюсь, моих полномочий недостаточно для принятия такого решения, – наконец, ответил Трий. – Мне потребуется какое-то время для консультаций. Однако, в ваших словах, несомненно, присутствует логика, так что, будем надеяться, мне дадут добро на внесение такого пункта в договор поставки вооружений.

– Ну, я ведь тоже веду с вами лишь предварительные переговоры, – пожал плечами Виктор. – Окончательные условия может утвердить только правительство Федерации. Кстати, об условиях… На какое количество кораблей и техники мы можем рассчитывать?

– Линкор, авианосец, пять тяжелых и пять легких крейсеров, два дивизиона по десять эсминцев, до двадцати корветов, два-три корабля-разведчика, пять десантных транспортов с комплектом наземной техники и десяток кораблей поддержки.

– Этого мало.

– Увы, это максимум того, что мы можем выделить. Не забывайте, мы стоим на пороге большой войны, и у Империи на счету каждый тяжелый корабль.

– Даже если прибавить к этим силам остатки флота корпорации «Бетельгейзе», мы не сможем даже сравняться с танланами по численности кораблей. А ведь нам придется вести наступательные действия и штурмовать планеты и спутники. Кроме того, я не исключаю, что противник перебросит в систему Тинны дополнительные подкрепления.

– Генерал, вы уже не раз доказывали, что умеете достигать выдающихся результатов даже при явном численном преимуществе врага. Не сомневаюсь, что и данном случае вы сможете добиться успеха.

Виктор молча кивнул. Детектор лжи, встроенный в биопроцессор, однозначно подтверждал, что Трий не готов на дальнейшие уступки. Видимо, в вопросах количества кораблей и техники руководство Империи поставило его в жесткие рамки, выйти за которые адмирал был не в состоянии, даже если бы очень захотел.

Проводив Трия до шлюза, Виктор вернулся в свою каюту. О проведенных переговорах и неприятных известиях из системы Тинны следовало немедленно доложить президенту. Решать за землян все их проблемы никто явно не собирался, да и глупо бы было на такое рассчитывать. Что ж, пожалуй, настала пора выполнить данное кое-кому обещание, однако контакты с чужой расой тоже требовали согласования на высшем уровне.

Президент ответил почти сразу. Судя по фону, попавшему в камеру коммуникатора, для этого ему пришлось покинуть какое-то совещание, но игнорировать экстренный вызов от генерала Вершинина глава Федерации не стал.

– Что случилось, Виктор Сергеевич? Мне пришлось прервать доклад министра обороны Евросоюза…

– Боюсь, министру придется немного подождать, – невозмутимо ответил Виктор, – У меня не самые приятные новости, товарищ верховный главнокомандующий.


7 апреля 2030 года

Серый Периметр. Система тройной звезды Бийс

Пустотная станция «Бийс-Внешний»

– Господин Вершинин, как давно мы не виделись! – Лу-Бунк просто лучился счастьем. – Вы и ваша очаровательная супруга всегда будете желанными гостями на моей станции.

Ну еще бы! Благодаря встрече с Виктором рядовой торговец из Серого Периметра, еще недавно владевший единственной пустотной станцией, за несколько месяцев, как минимум, удвоил свое состояние. Эксклюзивные права на торговлю с Землей стали для Лу-Бунка и его партнеров настоящей золотой жилой. Конечно, пока Земная Федерация не располагала достаточными средствами для ведения действительно масштабных торговых операций, но потребности в закупках оружия, техники и различного оборудования у нового государства Протектората были просто колоссальными, и даже текущий объем сделок уже давал Лу-Бунку немалый доход.

– Я тоже рад вас видеть, господин Лу-Бунк, – совершенно искренне ответил Вершинин. Что бы ни двигало владельцем станции «Бийс-Внешний», без его помощи Виктор вряд ли смог бы помочь Земле отбиться от кронсов.

– Ваш партнер по переговорам уже прибыл и ждет в моем кабинете. Я весьма благодарен вам за то, что вы решили встретиться с ним именно на моей станции. Это лишний раз напомнит ему о том, что он мне кое-что должен.

– Будет должен, – усмехнулся Виктор. – Или не будет. Для этого еще нужно, чтобы мы договорились.

– На этот счет у меня нет никаких сомнений, – слегка пожал плечами торговец. – Не знаю, о чем вы будете говорить, но я не первый день в бизнесе, и отлично вижу, что вы нужны ему, а он – вам.


– Ты пришел, человек, как и обещал, – вместо приветствия прорычал Герранд, – но ждать нам пришлось достаточно долго. Я терпелив, однако в большой стае уже начали звучать голоса, что слову подполковника Вершинина верить нельзя.

Виктор был несколько удивлен таким странным началом переговоров, но решил списать это на особенности мышления бейтанов. В конце концов, именно они изначально чего-то хотели от Вершинина, а не наоборот.

– Я благодарен тебе и твоим бойцам за помощь при прорыве к Земле, – нейтрально ответил Виктор, – и всё же хочу напомнить, что мы не оговаривали конкретных сроков встречи.

– Я это помню, и никаких претензий к тебе не имею, – неопределенно повел головой Герранд, – но после разговора со мной тебе, возможно, придется встретиться с альфой большой стаи, так что лучше тебе знать, каковы настроения наверху.

– Я тебя услышал, – кивнул Виктор. – Ты настаивал на встрече и говорил, что бейтанам есть что мне предложить.

– Это так. Ты заинтересовал вожаков стаи. Мы потерпели два поражения подряд, хотя в обоих случаях должны были победить. Бейтаны уважают сильных противников. Заметь, человек, я сказал именно «противников», а не «врагов».

– Я оценил.

– Это хорошо, – прорычал Герранд, – тогда продолжим. Не сомневаюсь, что тебе известно, в каком незавидном положении находятся расы и государства, недавно принятые Старшими в Протекторат. Они оказываются в проигрышном положении буквально во всем. Им приходится догонять конкурентов, сильно ушедших вперед в научно-техническом отношении и успевших поделить между собой самые перспективные звездные системы. Даже если такой цивилизации удается найти в пространстве Протектората что-то действительно интересное, это что-то у нее немедленно отнимают более развитые расы. Фактически, новым государствам приходится сидеть в своей единственной звездной системе под прикрытием ее столичного статуса и распродавать далеко не бесконечные ресурсы. Единственная альтернатива – Серый Периметр, но там царит полный беспредел. Впрочем, ты в курсе здешних нравов и прекрасно знаешь, чем здесь занимаемся мы.

– То, о чем ты говоришь, мне хорошо известно. Земля сейчас сталкивается с похожими проблемами. И всё же мне пока не вполне понятно, какое всё это имеет отношение ко мне.

– Прямое и непосредственное, – Герранд чуть подался вперед. – Но сначала прояви немного терпения, человек. Мне нужно еще кое-что тебе рассказать. Когда Единение Бейтанов вошло в состав Протектората, мы сразу столкнулись с одной практически неразрешимой проблемой: никто из более развитых рас не пожелал продавать нам современные технологии. Вам, людям, в этом плане гораздо проще – вас много. Еще задолго до возникновения Протектората по галактике были разбросаны десятки планет с человеческими цивилизациями разного уровня развития. Никто не знает, как это получилось. Жизнь зародилась почти одновременно на множестве планет, находившихся в десятках тысяч световых лет друг от друга. Я говорю не только о людях. Такая же история произошла с танланами, горвами, варванами, линоурами и еще почти двадцатью расами. Есть теория, что это результат масштабного эксперимента, проводившегося какой-то древней цивилизацией, и зародыши жизни были специально рассеяны по галактике с непонятными целями. Однако я сейчас не об этом. Я сказал, что землянам проще, чем нам, поскольку у вас есть Империя – старший брат, заинтересованный в том, чтобы подтянуть вас до уровня, близкого к своему, и в дальнейшем получить надежного союзника в жесткой конкурентной борьбе с другими расами.

– А у вас, значит, всё иначе? – уточнил Виктор, неожиданно заинтересовавшись словами Герранда.

– Да. Нигде в галактике больше нет цивилизаций нашей расы, даже самых примитивных. Мы искали. Долго искали, но так ничего и не нашли. Если придерживаться той странной теории об искусственном заселении галактики зародышами разумной жизни, то получается, что мы не являемся частью гипотетического древнего эксперимента. Жизнь на нашей родной планете зародилась естественным путем, и потому уникальна.

Из сопоставления слов бейтана с тем, что Вершинин уже знал из других источников, складывалась очень любопытная картина, причем проверить свои выводы Виктор мог прямо сейчас. Землянин сосредоточил взгляд на собеседнике и мысленной командой вызвал внутренний интерфейс.

«Бейтан (название расы взято имперского классификатора)

Имя: Герранд

Базовый эволюционный модуль: отсутствует (эндемичная раса)

Дрейф генома под влиянием внешних условий: не определен

Генетическая совместимость с земными видами: несовместим

Домен: Эукариоты (условно)

Царство: Животные (условно)

Тип: Хордовые (условно)

Класс: нет информации

Отряд: нет информации

Семейство: нет информации

Род: бейтаны

Индекс разумности – 7,18.

Возможность внедрения субпроцессора: Невозможно. Причины: Лимит внедрения исчерпан; допустимый порог индекса разумности превышен»


Похоже, Герранд был прав, говоря о естественном происхождении бейтанов. Других объяснений термину «эндемичная раса» Виктор не видел. В описании всех остальных существ, встречавшихся ему ранее, такого определения не было, как и указания на отсутствие некого эволюционного модуля.

– Кроме нас есть и другие примеры единичных цивилизаций, – продолжил Герранд. – Их довольно много, но достичь уровня развития, сравнимого с ведущими расами Протектората, смогли единицы.

– Например, флеи? – Виктор сразу вспомнил о разумных птицах, с планеты которых началось его знакомство с Протекторатом Старших.

– Да, флеи тоже в галактике одни. И, к слову, они испытывают те же проблемы, что и мы, хоть и успели продвинуться по пути прогресса несколько дальше. Другой пример – форхайцы. Они, кстати, так же, как и вы, отбили два вторжения кронсов, и в результате были приняты Старшими в состав Протектората. Ладно, человек, это всё, конечно, интересно, но пора переходить к главному. Ты появился в Сером Периметре, когда твоя планета всё еще была в минус-списке. Появился не в качестве растерянного туземца, каким-то чудом вырвавшегося со своей отсталой планеты, а как владелец очень неплохо оснащенного малого десантного транспорта и кавалер двух имперских орденов, успевший, пусть и недолго, повоевать на стороне Империи в ее конфликте с танланами. Всё это выглядело, мягко говоря, странно, но, в принципе, объяснимо. А вот дальше начались события, рациональное объяснение которым нам найти не удалось. Сначала ты зачем-то вписываешься в совершенно тебя не касающееся сражение между нашим рейдовым отрядом и эскадрой прикрытия станции «Бийс-Внешний». При этом ты демонстрируешь совершенно невозможную точность стрельбы из пушек своего штурмовика. В итоге бой нами проигран и обязательства по контракту не исполнены. Потом ты повторяешь этот же трюк во второй раз, но уже в значительно большем масштабе и с применением более широкого спектра артиллерийских систем. Неизменным остается одно – невозможная точность стрельбы твоих пушек. И, наконец, третья наша встреча лишь подтверждает сделанные ранее наблюдения и выводы. Твой крейсер сцепляется с кораблем Старших, который наши сканеры вообще не в состоянии обнаружить даже на сверхкороткой дистанции, а ты долбишь по нему из всех калибров, несмотря на просто безумный уровень помех, создаваемых его системами радиоэлектронной борьбы. Итог этой схватки известен нам обоим.

– Ну, допустим, – усмехнулся Вершинин. – Правда, пока ты не сказал ничего нового. Как ты понимаешь, я всё это тоже видел.

– Зря иронизируешь, – не принял тон Виктора Герранд, – из всего сказанного можно сделать только один вывод. Человек, совсем недавно являвшийся жителем планеты из минус-списка, каким-то образом получил в свои руки технологию, которой не владеет ни Империя, ни другие государства Протектората. Мы не знаем, что это, но эта технология нам нужна. Для Единения Бейтанов это шанс встать в один ряд с другими расами Протектората.

– Не маловато ли всего одной оружейной технологии для такой масштабной цели?

– Возможно, я несколько преувеличил, но в любом случае это будет серьезным шагом вперед. Мы готовы хорошо заплатить, человек. Не обязательно деньгами. Бейтаны – отличные бойцы и услуги наших наемников высоко ценятся в Сером Периметре. Кроме того, у нас тоже есть технологии, пусть и не самые передовые, но, насколько я знаю, уровень развития Земли они опередили на многие десятки лет. С Земной Федерацией нам делить нечего, по крайней мере, сейчас. Да и на ближайшие десять лет я не вижу никаких поводов для конфронтации. Почему бы не пойти на взаимовыгодный обмен? Ты заработаешь крупную сумму в любой твердой валюте Протектората и поможешь своей планете совершить технологический рывок, а мы получим серьезный аргумент, способный обеспечить защиту наших будущих колоний и промышленных районов за пределами столичной системы.

– Звучит неплохо, – задумчиво произнес Виктор, – но есть одна проблема. Я не могу передать кому бы то ни было свое умение предвидеть маневры вражеских кораблей. Это не технология, Герранд. Это особенность моего мозга.

– Так не бывает, – Герранд явно был сильно озадачен. С одной стороны, не верить Виктору у него не было никаких оснований, а с другой… слова человека звучали как полный бред.

– Если хочешь, могу продемонстрировать, как это происходит. Пригласи меня на свой корабль, переведи в режим ручного управления любое орудие, и дай мне пострелять по учебным целям. Сам всё увидишь.

– Зачем мне это? Мне и так ясно, что ты говоришь правду. Значит всё зря? Никакой уникальной системы наведения и целеуказания просто не существует?

– Увы.

– Жаль. А ведь эта сделка могла бы стать не только выгодным разовым обменом, но и первым шагом к выстраиванию долгосрочных отношений между Земной Федерацией и Единением Бейтанов.

– Не торопись, Герранд. Думаю, твои усилия по организации нашей встречи всё же принесут определенные плоды. У меня есть что предложить Единению в обмен на ваши услуги и технологии.

– Даже так? – недоверчиво прорычал Герранд. – Впрочем, не могу сказать, что твои слова меня сильно удивили. Я слушаю.

– Ты видел бой моего крейсера с кораблем Старших. Понял, чем мы его достали?

– Ты стрелял из всего, что имеет ствол, – одобрительно рыкнул бейтан, – я был впечатлен, но какой именно выстрел поставил победную точку, сканеры моих кораблей зафиксировать не смогли. Я уже говорил, что они вообще не видели цели.

– Это была гравитационная пушка.

– Такого оружия нет ни у одной из рас Протектората, человек.

– Я знаю. Хотя, у Старших, возможно, все-таки есть. А теперь и у нас, правда, в единственном экземпляре.

– Древний артефакт?

– Да.

– Тогда понятно. Что ты хочешь за нее?

– Я не собираюсь отдавать вам пушку, – покачал головой Виктор. – Если мы договоримся, ваши ученые будут допущены к ее изучению и ознакомлены с уже имеющимися результатами. Работы будут проводиться на нашей территории, но это единственное ограничение. Все результаты совместных усилий будут в равной мере доступны каждому из участников сделки в равном объеме.

– Кто еще в этом участвует?

– Люди из корпорации «Бетельгейзе». Это они нашли пушку. Имперцы тоже догадываются о нашей находке, но точно пока не знают. Впрочем, им мы в любом случае передадим все результаты исследований, но не прямо сейчас – наши партнеры из «Бетельгейзе» не готовы делиться с этой информацией бесплатно.

– Каковы твои условия? Что нужно от нас?

– Участие вашего флота в боевых действиях во Внешнем рукаве. Один из танланских кланов захватил звездную систему на границе Серого Периметра и дикого космоса. Имеется непроверенная информация, что атака была организована при серьезной поддержке правящего клана Унии Танланов. В системе есть планета, населенная людьми. Уровень развития примерно минус четыреста.

– Я им не завидую.

– У них есть некоторый шанс уцелеть. Танланы пришли не за ними. Корпорацией «Бетельгейзе» в системе был построен крупный промышленно-добывающий комплекс. Именно он стал целью захватчиков. Не буду вдаваться в подробности, но там есть очень вкусные ресурсы. Нам нужно выбить танланов из системы и вернуть над ней контроль, однако у земного флота и корпорации «Бетельгейзе» для этого недостаточно кораблей.

– А как же Империя? Почему вы не обратились к ней?

– Они не хотят отправлять флот в Серый Периметр. Император опасается негативной реакции Старших.

– Гравитационная пушка тоже найдена в этой системе?

– Да, – не стал отрицать Виктор. – На планете, населенной людьми. Еще в системе есть довольно сильно поврежденный, но в целом неплохо сохранившийся портал Старших.

– Ну, таких полуразрушенных порталов в Сером Периметре немало, – не заинтересовался этой информацией Герранд. – В них только ленивый не копался, но там всё кем-то разграблено еще много столетий назад. А вот гравитационная пушка альфе и Совету может быть интересна, тут ты прав, человек. Сам понимаешь, вопрос об участии флота Единения в вашей войне может решиться только на самом верху иерархии стаи. Я так понимаю, ответ тебе нужен как можно быстрее?

– Естественно. Время, как обычно, не ждет.

– В таком случае тебе придется лететь со мной. От имени Совета Большой Стаи официально приглашаю тебя, человек Вершинин, быть гостем Единения Бейтанов.

Глава 3

9 апреля 2030 года

Ядро галактики Млечный Путь

Двадцать пять тысяч световых лет от Солнца

Родовая планета А-клана Старших. Горный хребет в двух тысячах километров от клановой резиденции

Галф всегда предпочитал уединение. Свое жилище, совмещенное с лабораторией, он оборудовал в горах, на склонах которых брали начало чистейшие аммиачные ручьи. Многочисленные каналы, бассейны и искусственные острова клановой резиденции его не прельщали. К тому же там слишком часто встречались члены Совета и функционеры клана, к подавляющему большинству которых старый ученый относился с нескрываемым презрением. Для Галфа они являлись живым олицетворением того упадка, который когда-то столь точно предсказал его учитель, и видеть этих надменных, но совершенно пустых внутри и до предела обленившихся Старших ему лишний раз не хотелось.

Бывали, конечно, и исключения. Функционер Краен, к примеру, вызывал у Галфа даже некоторую симпатию. Вот только и этот относительно молодой представитель нового поколения уже успел поддаться разлагающему влиянию окружения, в котором не так давно оказался. Впрочем, Краена, вроде как, выкинули из Совета Клана, что, по мнению Галфа, должно было пойти ему только на пользу.

Когда-то ученый даже подумывал предложить Краену стать своим учеником, но быстро понял, что политика интересует его куда больше науки, и даже не стал пытаться.

Довольно давно, когда Галф впервые рассказал Краену о биопроцессорах, созданных Осмом, будущий функционер клана, казалось, не слишком заинтересовался этими уникальными артефактами. Однако много позже он вспомнил о них и пришел к Галфу с предложением внедрить один из процессоров аборигену с планеты из минус-списка. Краен говорил много слов о том, для чего ему это нужно, но Галф предпочел не вдаваться в подробности. Сама возможность испытать в деле творение великого ученого вызвала у него такой всплеск эмоций, которого он не испытывал уже давно. Возможность продолжить дело своего учителя и довести эксперимент до логического завершения Галф счел редкой удачей. Краен нес какую-то чушь про внесение свежей струи в развитие Буферной Зоны, однако ученый отлично знал, для чего Осм создавал биопроцессоры. Вот только рассказывать об этом молодому функционеру клана он в тот момент не собирался.

Галф старался следить за судьбой аборигена, ставшего реципиентом процессора. Получалось это не всегда. Слишком активно интересоваться подробностями этого дела он опасался, но даже по тем обрывкам информации, которую удавалось собрать, Галф все больше приходил к выводу, что уникальное творение Осма наконец-то нашло для себя достойного носителя. Правда, Краену и Октосу этот эксперимент доставлял одни неприятности, но по большому счету ученого их проблемы не интересовали.

Легкая рябь на поверхности аммиачного раствора прервала размышления Галфа, сообщив о том, что кто-то пытается с ним связаться. Получив мысленное разрешение, мельчайшие брызги аммиака сформировали в воздухе объемное изображение собеседника.

– Успешных изысканий, Галф, – поприветствовал ученого Краен, использовав для этого одну из стандартных фраз, предписанных этикетом для обращения к представителям касты исследователей.

– Зачем так формально, Краен? – удивился Галф. – Я всегда рад тебя видеть, независимо от того, что происходит за пределами моей лаборатории.

– Прости, Галф, это я по привычке. Слишком много в последнее время приходилось общаться с разного рода неприятными личностями, а с ними нужно всегда следить не только за содержанием своих высказываний, но и за их формой. Последнее, кстати, в таких случаях зачастую бывает важнее первого.

– Понимаю, – ученый слегка шевельнул щупальцами.

– Мне нужен твой совет, Галф, – немного помолчав, произнес Краен, – но хотелось бы обсудить это лично. Я могу тебя навестить?

– В любой момент.

– Тогда, пожалуй, я прибуду прямо сейчас, если ты не против. Не хотелось бы откладывать нашу беседу.

– Жду, – Галф еще раз шевельнулся, отдавая сервисному комплексу приказ открыть для гостя доступ к стационарному порталу, установленному недалеко от лаборатории.

Краен не стал пользоваться каналом, проложенным от портала к гостевому бассейну. Он предпочел прогуляться по живописной дорожке, вьющейся между друзами розовато-желтых кристаллов, выросших здесь сотни лет назад и оставленных Галфом в первозданном состоянии при строительстве лаборатории. Ученый знал о склонности функционера клана к прогулкам по суше, и ничуть не удивился его выбору.

– Что привело тебя в мое скромное жилище? – поинтересовался Галф, когда Краен погрузился в аммиачный раствор бассейна.

– Хочу лично поблагодарить тебя за молчание, – чуть помедлив, ответил гость, – Ты внедрил биопроцессор аборигену с Земли по моему распоряжению. Если бы Черос или другие мои недоброжелатели узнали об этом, я бы не отделался понижением на одну ступень в иерархии клана, а Октос вряд ли бы сохранил за собой членство в Совете. Тем не менее, ты промолчал, чем избавил нас с Октосом от серьезных проблем.

Галф задумался. Он сомневался, стоит ли раскрывать перед функционером клана свои настоящие мотивы. Впрочем, скрыв от Совета авантюру с биопроцессором, ученый, сам того не желая, оказался неразрывно сплетен щупальцами с Октосом и Краеном. Теперь, если эта история все-таки выплывет наружу, ему придется давать крайне неприятные объяснения по поводу своего молчания. Кроме того, Галфу было просто противно играть в благородство и делать вид, что он не стал сообщать Совету о процессоре исключительно по причине симпатии к своему несостоявшемуся ученику. Да и не поверил бы в это Краен, не настолько он наивен.

– Я промолчал не только ради вас с Октосом, – Галф все-таки решил не скрывать причину своего решения, – хотя нежелание подставлять вас под удар тоже сыграло свою роль.

– Я в любом случае ценю твой поступок, – невозмутимо ответил Краен. – Но мне было бы крайне интересно узнать, что еще заставило тебя пойти на этот риск.

– Я ученик Осма, если ты помнишь, – Галф расправил щупальца и проплыл несколько метров, собираясь с мыслями. – Проект создания биопроцессоров был одним из важнейших в его научной карьере. К сожалению, Осм не смог довести его до конца. Он покинул нас раньше, чем удалось найти достойного реципиента.

– Почему он придавал этому проекту настолько большое значение?

– Что ты знаешь об Осме?

– Не так уж много, – Краен неопределенно шевельнул щупальцами. – Талантливый ученый, родившийся еще до Нашествия и принимавший непосредственное участие в создании законов наших великих предков.

– Он не хотел принимать эти законы, Краен! – с неожиданным раздражением произнес Галф. – Сама идея создания Буферной Зоны представлялась ему огромной ошибкой. Октос уже тогда понимал, что это путь к упадку нашей расы. Мы должны были сами решать возникшие проблемы, а не пытаться спрятаться за чьими-то спинами.

– Надеюсь, ты понимаешь, что это очень опасные слова… – осторожно ответил Краен.

– Зато это правда, – ничуть не смутился Галф. – Я уже слишком стар, чтобы чего-то бояться, но судьба расы, как ни странно, мне всё еще не безразлична.

– Как я понимаю, твой учитель так и не смог настоять на своем? – высказал предположение Краен.

– К сожалению, Осм оказался в меньшинстве. Слишком многих мы потеряли во время Нашествия, и, увы, лучших. Это стало причиной появления доктрины, согласно которой Старшие больше не должны погибать в сражениях, и, когда Орда вернется, основной удар обязаны принять на себя низшие расы.

– Но ведь это действительно разумно, – Краен сложил щупальца в жест непонимания. – Что здесь может вызывать протест?

– Это решение для слабых, Краен. Неужели ты не понимаешь? Первые признаки угасания нашей расы появились еще задолго до Нашествия. Мы были слишком сильны. По крайней мере, нам так казалось, пока не пришла Орда. Нашествие могло встряхнуть нас и дать новую цель, но этого не произошло – цена победы оказалась слишком высокой. После уничтожения последних кораблей Орды у нас уже не осталось сил на то, чтобы полностью восстановить разрушенную сеть стационарных порталов. Мы с трудом справлялись с поддержанием в рабочем состоянии того, что удалось сохранить. Для возврата к былому величию требовалось напряжение всех сил на протяжении долгого времени, а большинство в Совете неожиданно оказалось к этому не готово.

– Оказывается и тогда в Совете преобладали ленивые глупцы, – задумчиво произнес Краен. – Я был о предках лучшего мнения.

– По сравнению с тем, что происходит сейчас, тогдашний Совет состоял из бодрых и инициативных Старших, способных принимать непростые решения, – возразил Галф. – Однако в целом ты прав, проблемы были хорошо видны уже тогда, а сейчас они только усугубились.

– Всё это весьма познавательно, – функционер клана тоже проплыл десяток метров вдоль изгибающегося бортика бассейна, – но пока мне не вполне понятно, какое отношение ко всему сказанному имеет биопроцессор, внедренный в голову землянина.

– Осм не смирился с решением большинства и решил пойти своим путем, – пояснил Галф. – Он пришел к выводу, что апатия, в которую всё больше погружалась наша раса, связана с отсутствием достойной конкуренции. До прихода Орды мы слишком долго жили в условиях полного отсутствия внешних угроз. Нашествие стало шоком, но после его отражения ситуация вернулась к изначальному состоянию. Какое-то время угроза повторного Нашествия неплохо поддерживала нашу расу в тонусе, но тщательное изучение захваченных артефактов Орды позволило сделать вывод, что Нашествия – явление периодическое. Ты ведь в курсе, что было найдено несколько порталов, через которые Орда проникла в наше пространство? Все они располагались в межгалактическом пространстве, и если бы мы специально не искали, то никогда бы их не обнаружили.

– Да, я слышал об этом от наставников во время первичного обучения, – подтвердил Краен. – Если я правильно помню, когда-то тогда же была вычислена и предполагаемая дата следующего Нашествия, но об этом в курсе истории говорилось как-то невнятно…

– Вот-вот, – с сарказмом произнес Галф. – Именно что невнятно. Дата нового Нашествия действительно была определена, вот только некоторое время назад эта информация резко перестала быть общедоступной.

– Но почему? – вполне искренне удивился Краен.

– Потому что эта дата уже наступила. Новая Орда должна была появиться у границ нашей галактики около тридцати лет назад.

– Но… разве предки могли так сильно ошибиться?

– Не думаю. Скорее всего, что-то случилось в том мире, откуда к нам приходит Орда. Этого никто учесть, естественно, не мог.

– Ну, хорошо, – Краен явно был сильно озадачен, но старался сохранять видимость невозмутимости, – Допустим, Нашествие по каким-то причинам не состоялось или было перенесено на более поздний срок, но это по-прежнему не объясняет зачем Осму понадобилось создавать биопроцессоры для представителей низших рас.

– Не забывай, что мой учитель начал этот проект за сотни лет до того, как наступила предполагаемая дата нового Нашествия. Он не знал, что оно не состоится или будет отложено. Зато он видел, как деградирует наша раса и хотел дать ей стимул в виде хоть какой-то конкуренции со стороны других обитателей галактики. Осм собирался спровоцировать бурное развитие низших цивилизаций, надеясь расшевелить этим наших предков.

– Звучит как какая-то утопия, – не стал скрывать возникшие сомнения Краен.

– Учитель провел достаточно времени за расчетами и моделированием возможных последствий внедрения процессоров представителям низших рас. По его словам, проект имел тридцатипроцентный шанс на успех. Немного, но это лучше, чем ничего.

– Как я понимаю, проверить свои расчеты Осм не успел?

– Верно. Проблема возникла там, где ее ждали меньше всего. Найти достойного реципиента оказалось весьма непросто. Исследования Осма не пользовались поддержкой Совета, и количество процессоров было сильно ограничено. В большинстве своем носители не выдерживали стресса, связанного с внедрением процессора, и быстро погибали по самым разным причинам. Учитель пытался вносить усовершенствования в механизм внедрения и последующего развития процессора, но довести его до идеала так и не успел. По сути, землянин, ставший источником ваших проблем, оказался первым по-настоящему удачным носителем процессора. Рассказать о нем Совету означало бы поставить под угрозу продолжение эксперимента, ставшего делом жизни для моего учителя.

– И чего нам теперь ждать от этого землянина? – немного помолчав, спросил Краен. – Он ведь не успокоится…

– Естественно, не успокоится, – не стал спорить Галф. – Он либо погибнет, что наиболее вероятно, либо все-таки сделает нашу жизнь весьма нескучной, чего Осм, собственно, и добивался.

– То есть ты предлагаешь просто наблюдать за развитием событий?

– Думаю, да, – чуть помедлив, ответил ученый. – По крайней мере, мешать землянину точно не следует.

На самом деле, Галф не собирался пассивно бездействовать, но делиться с кем-либо своими мыслями на это счет не считал нужным.

Краен подплыл к бортику и легко выбрался из бассейна. С его тела и щупалец прозрачными струйками стекал аммиачный раствор, собираясь в быстро испаряющиеся лужицы.

– Знаешь, Галф, – задумчиво произнес функционер, разворачиваясь к ученому, – сегодня я услышал много интересного, причем, даже больше, чем рассчитывал. Скажу честно, кое о чем из услышанного я предпочел бы вообще не знать. И всё же у меня остался один вопрос, который я не могу не задать. Что станет с Буферной Зоной, если Нашествие так и не случится?

– Её ждет коллапс. Мы несколько веков выстраивали эту искусственную систему, поддерживая низшие расы в состоянии максимальной боеготовности и агрессивности. Начнись Нашествие вовремя, мы передали бы им часть наших технологий и оружия, и они стали бы для врага серьезным препятствием. Предки хотели, чтобы молодые расы стали нашим щитом на пути Орды, но Орда не пришла. К ожидаемой дате нового Нашествия они должны были прийти в наилучшей форме, а дальше никто просто не заглядывал. И вот уже тридцать лет ситуация развивается по сценарию, который не был заранее просчитан нашими предками. Низшие продолжают развиваться и грызть друг друга, а мы всё больше теряем над ними контроль. Большая война неизбежна. Галактика буквально забита оружием, и рано или поздно, оно начнет стрелять.

– Нам достаточно отдать команду артефактам-блокираторам, и флоты наиболее агрессивных рас превратятся в кучу очень дорогого, но совершенно бесполезного хлама, – неуверенно возразил Краен.

– Увы, это не совсем так, – негромко ответил ученый. – При попытке заблокировать более одного процента военных кораблей низших рас сработает защита, установленная предками при создании проекта Буферной Зоны. Не забывай, они наш щит, и предки не могли позволить нам уничтожить его в результате наших же непродуманных действий. Есть лишь одно исключение из этого правила – прямая агрессия низших против нашей расы.

– Но ведь вполне возможно, что Нашествие просто ненадолго задержалось. Что произойдет, если расы Буферной Зоны сожгут друг друга в междоусобной войне, а потом придет Орда?

– Думаю, ты сам знаешь ответ на этот вопрос, Краен, – без эмоций ответил ученый. – Я очень надеюсь, что этого не случится, но, согласись, это стало бы очень логичным финалом всей нашей политики последних полутора тысяч лет. Впрочем, какое-то время у нас еще есть. К тому же эксперимент, начатый моим учителем, еще не завершен.

– Считаешь, этот землянин может что-то изменить?

– Не знаю. Я ведь не Осм, а лишь один из его учеников, причем далеко не самый талантливый.


12 апреля 2030 года

Серый Периметр. Внешний рукав. Планетная система безымянного красного карлика

Борт легкого крейсера «Лос-Анджелес»

Крейсер вышел из прыжка невдалеке от условной границы пояса астероидов, расположившегося между пятой и шестой планетами. Красноватое и тусклое центральное светило выглядело отсюда не более чем одной из многочисленных звезд, яркими точками разбавлявших черноту космоса.

В окрестностях красного карлика, затерянного на окраине галактики, не было ровным счетом ничего интересного для людей или представителей других рас, что и послужило главной причиной, по которой Корра остановила свой выбор на этом скучном и абсолютно бесперспективном месте.

Контр-адмирал Уилсон выслушал доклады офицеров дежурной смены, сообщивших об отсутствии в системе кораблей противника и вообще каких-либо следов разумной деятельности, после чего развернулся к Корре.

– Мы на месте, лид-капитан. Дальше начинается ваша часть работы. Системы связи и сканирования моего корабля в полном вашем распоряжении.

Корра расположилась за резервной консолью, экран которой через пару секунд мигнул россыпью зеленых индикаторов, сообщая о готовности к работе.

Активировав личный коммуникатор, лид-капитан сбросила вычислителю крейсера кодовую последовательность и координаты для передачи информационного пакета. Консоль немедленно подтвердила отправку узконаправленного сигнала в сторону ничем не примечательного астероида, миллиарды лет медленно вращавшегося среди тысяч таких же каменно-ледяных глыб.

Около минуты ничего не происходило. Уилсон и другие офицеры терпеливо ждали, глядя на тактическую голограмму, тускло подсвечивавшую лишь инертные и холодные каменные обломки, в изобилии заполнявшие межпланетное пространство.

– Есть ответный сигнал! – доложил оператор систем связи, и почти сразу на голограмме появилась отметка дружественного вымпела.

По сравнению с легким крейсером корабль казался небольшим. Выключив маскировочное поле, он медленно отделился от поверхности астероида, много месяцев служившего ему надежным убежищем. Судя по минимальной тяге двигателей и крайне неспешному движению корабля, на его борту всё еще не завершились процессы расконсервации вспомогательных систем и их вывода на штатный режим.

– Ну, здравствуй, «Сумрак», – улыбнулась Корра. – Я прилетела вернуть тебе то, что мы с Виктором забрали полгода назад. Пора тебе вновь встать в строй. В конце концов, должна же у богини теней и скрытности быть своя боевая колесница, недоступная взглядам коварных врагов.

– Мрррр! – Багира одобрительно боднула головой ногу хозяйки, выражая полное согласье с ее словами. Крупная черная кошка поняла далеко не всё из услышанного, но интонация и эмоции Корры ей понравились.

Контр-адмирал Уилсон никак не отреагировал ни на странную фразу бывшей гражданки Империи, ни на поведение ее зверя. За последние месяцы он уже привык ничему не удивляться.


14 апреля 2030 года

Пространство Протектората Старших. Рукав Щита-Центавра. Столичная система Единения Бейтанов

Эсминец «Стремительный» прибыл в столичную систему бейтанов в сопровождении двух кораблей из отряда Герранда. Виктору хотелось думать, что это не конвой, а почетный эскорт. Несмотря на заверения бейтанов в заинтересованности предложенной сделкой, землянин ни на секунду не забывал, что в недалеком прошлом он оттоптал бейтанским наемникам немало любимых мозолей. Впрочем, история учит, что крепко битые враги иногда могут становиться союзниками. Пример адмирала Ушакова, сначала от души навалявшего туркам, а потом возглавившего объединенный российско-турецкий флот в Средиземноморском походе против Франции, внушал Вершинину определенную надежду.

И всё же контакты с вожаками бейтанов начались с неприятного конфуза, чуть было не поставившего крест на еще не успевших начаться переговорах. Альфа бейтанского флота решил лично посетить представителя Земной Федерации на его корабле. Как оказалось, это стало весьма опрометчивым шагом.

Командир эсминца встретил гостей у шлюза и проводил их до дверей кают-кампании, временно переоборудованной в комнату для переговоров. Виктор поднялся навстречу Герранду и незнакомому бейтану, судя по богатому мундиру и знакам отличия, являвшемуся альфой флота Тиррохом.

Поприветствовать представителей Единения землянин не успел. Шерсть на загривках обоих бейтанов неожиданно встала дыбом, пасти оскалились, а из глоток вырвалось угрожающее рычание. Высокие гости резко ссутулились, как будто готовясь встать на четыре конечности и прыгнуть на врага. Вот только смотрели они не на Вершинина.

За спиной Виктора раздалось глухое ворчание, и в его голове немедленно прозвучал яростный рык:

– Вррраги! Порррвать! Снаррряд!

Командир эсминца, стоявший за спинами бейтанов, был совершенно не готов к такому повороту событий и на пару секунд впал в легкий ступор, а потом его рука метнулась к личному оружию.

– Отставить! – заорал Виктор, понимая, что еще мгновение, и в кают-кампании эсминца начнется бессмысленное смертоубийство. – Шерхан, этот друзья! Герранд, что происходит?!

– Дрррузья?! – казалось в мысленном вопле Шерхана сосредоточилось всё возмущение, на которое был способен мозг ирбиса. – Воррлки – вррраги! Снаррряд!

– Прекрати! – отдал мысленную команду Виктор. – Ты разрушаешь все мои планы!

– Этот зверь… – Герранд с трудом взял себя в руки, но шерсть на не прикрытых мундиром частях его тела продолжала стоять дыбом. – Почему он здесь? Откуда?

– Это ирбис. Он с той же планеты, откуда и гравитационная пушка. Мне подарил его местный правитель в благодарность за освобождение его земель от танланов, – быстро пояснил Виктор и обернулся к Шерхану.

Ирбис сейчас напоминал матерого кота, загнанного в угол стаей собак – оскаленные клыки, выгнутая колесом спина, мечущийся из стороны в сторону хвост и злое шипение, переходящее в тихий, но грозный рык. От броска на бейтанов его сдерживал только прямой приказ хозяина.

– Шерхан, это досадная ошибка, – Вершинин постарался, чтобы в его мысленном голосе звучало спокойствие и убежденность. – Они не волки. Ты что, сам не видишь? Ну, не похожи ведь совсем… Где ты встречал говорящих волков? Это наши гости и возможные союзники. Немедленно извинись за свое поведение.

– Уверрен? – ирбис чуть расслабился, и это не ускользнуло от глаз бейтанов. Накаленная до предела обстановка начала постепенно разряжаться.

– Я уверен, – подтвердил землянин.

– Твой ирбис похож на древних хищников, когда-то обитавших на нашей планете, – со сдерживаемым напряжением в голосе произнес-прорычал альфа Тиррох. – Наши предки и эти звери были смертельными врагами. В нас говорит память крови.

В кают-кампании повисла неприятная пауза, которую совершенно неожиданно прервал Шерхан. Ирбис заметно успокоился и, похоже, решил выполнить прямой приказ хозяина и извиниться перед гостями. Мысленную речь бейтаны не понимали, а сказать что-то вслух Шерхан не мог, однако почти разумный хищник проявил неожиданную изобретательность. Он спрыгнул с кресла и нарочито медленно направился к бейтанам, демонстративно не глядя им в глаза.

Четыре пары глаз внимательно следили за действиями ирбиса. Бейтанам хватило выдержки ничего не предпринимать, хотя давалось им это с явным трудом, а люди просто с большим интересом наблюдали за развитием событий.

Шерхан не стал испытывать самообладание гостей и остановился в полутора метрах от них, после чего неспешно развернулся и уселся на пол спиной к гостям, обвив передние лапы пышным хвостом.

– И что это значит? – Тиррох был явно удивлен этим неожиданным маневром. Впрочем, Виктору сразу стало ясно, что поведение ирбиса положительно повлияло на обоих бейтанов, позволив им окончательно прийти в себя после неожиданной встречи.

– Это он мириться пришел, – улыбнулся землянин. – Для представителей его вида усесться спиной к другому зверю означает высшую степень доверия. Он демонстрирует, что не ждет от вас нападения, даже находясь в самой уязвимой позиции из всех возможных.

– Умный хищник, – задумчиво произнес Тиррох, а Герранд неожиданно сделал пару шагов вперед и уселся на пол рядом с Шерханом. Ирбис чуть повернул в его сторону голову и что-то тихо промурчал. Герранд издал в ответ негромкое одобрительное ворчание и аккуратно коснулся плеча Шерхана. Крупный серый кот даже не вздрогнул.

– Это действительно совсем другой зверь, – произнес Герранд, поднимаясь и разворачиваясь к людям. – Можно считать, что мы познакомились, хоть это и произошло несколько необычно. Человек, разреши представить тебе альфу Тирроха, вожака флота Единения.

– Генерал Вершинин, – представился в ответ Виктор.

– Совет поручил мне ведение переговоров от имени Единения, – сделал шаг вперед Тиррох. – Организовать встречу на высшем уровне мы не успеем, а альфе большой стаи по рангу положено вести диалог только с первыми лицами других государств. Поэтому право говорить с тобой предоставлено Советом мне, поскольку наши ранги и должности равны.


18 апреля 2030 года

Серый Периметр. Система тройной звезды Бийс

Пустотная станция «Бийс-Внешний»

Лу-Бунк сидел в своем любимом кресле за большим столом для переговоров, недавно установленном в его кабинете, и с интересом смотрел на флея, расположившегося напротив него на спинке массивного стула. Птиц решил использовать ее в качестве насеста, но при этом ему приходилось быть крайне острожным, чтобы не опрокинуться назад вместе с не предназначенным для такого использования предметом мебели.

– Флицц, тебе же неудобно, – наконец, произнес торговец с легкой усмешкой. – Хочешь, я прикажу принести сюда что-то более подходящее для твоей расы? Я бы сделал это раньше, но твой визит оказался довольно неожиданным.

– Не суетись, партнер, – переступил с ноги на ногу флей, – мне и так нормально.

– Ну, тогда хотя бы не держи меня в неведении. Что заставило тебя столь поспешно примчаться на мою станцию?

– Я не спешил. Просто был в твоем секторе по делам, когда мне кое-что сообщили, вот и решил обсудить эту новость с тобой, не пользуясь системами гиперсвязи.

– Даже так? Если мой партнер Флицц не хочет доверять информацию защищенным каналам связи, значит дело пахнет деньгами, – усмехнулся Лу-Бунк, – причем большими деньгами, я полагаю.

– Правильно полагаешь, – флей чуть расправил крылья, удерживая равновесие на неудобном насесте. – А еще в этом деле опять замешан твой приятель с Земли.

– Нисколько этому не удивлен, – кивнул Лу-Бунк. – Рассказывай давай, что опять случилось-то?

– Бейтанские рейдовые отряды сворачивают свою активность по всему Серому Периметру. На бирже наемников начинается тихая паника. Пока эта информация не выплеснулась за пределы узкого круга заинтересованных лиц, но мне доложили, что цены на найм кораблей уже начинают расти, и скоро о внезапном уходе с рынка одного из ведущих игроков заговорят очень многие. А еще, по странному совпадению, началось это почти сразу после того, как около твоей станции одновременно появились корабли бейтанов и эсминец новоявленной Земной Федерации. Возможно, это просто совпадение, но я почему-то в такое не верю.

– Значит, они всё-таки договорились, – кивнул Лу-Бунк. – Ты прав, Флицц. Землянин встречался на моей станции с бейтаном по имени Герранд и, судя по всему, они пришли к какому-то предварительному соглашению. Во всяком случае, от Вершинина я слышал, что Герранд пригласил его в гости в столичную систему Единения. Подробности мне неизвестны, но, видимо, предварительная договоренность превратилась в конкретный договор, и бейтаны начали действовать.

– Ты хоть понимаешь, что происходит? – флей выразительно щелкнул клювом. – Если бейтаны мобилизуют для чего-то практически весь свой флот, значит они чуют сверхприбыль. Иначе они не стали бы бросать выгодные заказы и лететь непонятно куда. Ты же помнишь, что эти хищники никогда не упускают своей выгоды. Не знаю, что им пообещал Вершинин, но они наверняка рассчитывают на крупный куш. На очень крупный! И этот вкусный кусок прямо сейчас проплывает мимо нас с тобой, хотя мы имеем всё для того, чтобы оторвать от него изрядную часть.

– А вот с этого момента, пожалуйста, поподробнее, – оживился Лу-Бунк.

– Не нужно быть гением, чтобы понять, что у Земной Федерации или лично у подполковника Вершинина возникли очень серьезные проблемы военного характера. Настолько серьезные, что для их решения понадобился весь бейтанский флот. Я не верю в то, что у государства, только что вошедшего в состав Протектората, могли найтись средства на найм таких сил. Да и не стали бы бейтаны рисковать всем флотом только ради денег. Уверен, в конечной точке маршрута их ждет какая-то очень ценная добыча.

– Не могу не согласиться, – кивнул торговец. – и всё же мне пока не вполне понятно, как мы можем извлечь из этого выгоду. Если бы подполковник Вершинин нуждался в моей помощи, он бы прямо об этом сказал, а так он лишь ограничился просьбой организовать встречу с Геррандом.

– Твой землянин – отличный военный специалист, но в Сером Периметре он всё-таки еще новичок, – возразил флей, снова слегка взмахнув крыльями. – Боюсь, он не вполне понимает, насколько много здесь значит его репутация. Подполковник Вершинин – это уже, практически, живая торговая марка, причем неплохо раскрученная. Он удачливый наемник, неплохой переговорщик и, главное, лидер, способный из, казалось бы, неминуемого поражения сделать победу, причем, как правило, с минимальными потерями. Для владельцев кораблей и рядовых наемников контракт с таким заказчиком – подарок судьбы. А когда речь идет о столь крупном призе, многие из них согласятся идти в бой вообще без фиксированной оплаты, за одну только долю в добыче.

– Звучит впечатляюще, – усмехнулся Лу-Бунк. – Вот только мы даже не представляем, что это за приз.

– Точно мы, боюсь, и не узнаем, но кое-какие мысли на эту тему у меня есть. Моя станция, как ты знаешь, пользуется популярностью не только у людей и флеев. Помнится, ко мне в гости заглядывала и твоя знакомая на очень интересном корабле. Кажется, ее звали Корра. Мои флеи никогда не рассказывают чужакам о том, что они видели, но это не значит, что они не сообщают об этом мне. И, поверь мне, глаз и ушей у меня хватает не только на станции, но и далеко за ее пределами. Флеи – небольшая раса, и информация для нас – один из способов выживания, так уж сложилось.

– И что же увидели и услышали твои «глаза и уши»?

– Не так много, но и это заставило меня задуматься. О последнем контракте Вершинина в Сером Периметре известно немного. Мы знаем, что его наняла корпорация «Бетельгейзе», которой где-то крепко наступили на хвост. Вроде как, тогда проблему удалось решить, и на время всё успокоилось. А потом землянин неожиданно появился уже в окрестностях Солнечной системы с достаточными силами для прорыва блокады и отражения вторжения кронсов. Возникает вопрос: где он эти силы взял? Ответ очевиден – это вознаграждение от «Бетельгейзе» за успешно проведенную военную операцию.

– Пока логично.

– Дальше будет не хуже, – флей самодовольно щелкнул клювом. – Чуть меньше месяца назад флот «Бетельгейзе» вляпался в какое-то отчаянное дерьмо. Не знаю, где именно он нашел себе такие приключения, но сильно поврежденные корабли корпорации мелькали во многих местах Периметра. Изрядно досталось и их флагману – линкору «Основатель Клис». Опять же, нетрудно догадаться, что «Бетельгейзе» нарвалась на очень неприятную ответку от тех, кого ей удалось нагнуть с помощью подполковника Вершинина.

– Я присутствовал при первом разговоре представителя «Бетельгейзе» с Вершининым, – немного поколебавшись, стоит ли об этом говорить, произнес Лу-Бунк. – Выступал в роли посредника. Подробности рассказывать не буду, но не думаю, что выдам большой секрет, сообщив тебе, что их противником были танланы.

– Я и сам пришел к этому выводу, – пренебрежительно повел крылом флей, – контракт Вершинина с корпорацией совпал с полным сворачиванием активности одного из опальных кланов Унии Танланов. «Порождающие трепет» у многих стояли поперек горла. Они терроризировали шахтерские поселения и удаленные добывающие районы. Видимо, именно они и попали под раздачу, оторвав у «Бетельгейзе» слишком большой кусок и не сумев его прожевать.

– Да, похоже на правду. Вот только потом они вернулись и, похоже, привели с собой старших товарищей.

– Это более чем вероятно, – согласился флей. – И если под старшими товарищами ты имеешь в виду правящий клан танланов, то я вполне понимаю, зачем Вершинину понадобился весь бейтанский флот. Честно говоря, при таком раскладе я не уверен, что и этого будет достаточно.

– У Земной Федерации есть и свои корабли. Империя предоставила им кредит на закупку вооружений. А если прибавить к этим силам еще и остатки флота корпорации, получается серьезная армада.

– Послушай, партнер, – несколько неуверенно произнес флей, – ты явно знаешь о цели Вершинина больше, чем говоришь. Я понимаю, ты связан соглашением о конфиденциальности, но ты хоть намекни, можно ли рассчитывать на хорошую добычу в этом странном месте, ставшем причиной столь серьёзных разборок между людьми и танланами? Сам понимаешь, от этого многое зависит. Если дело того стоит, мы можем выступить четвертой силой в союзе землян, бейтанов и корпорации «Бетельгейзе». Привлечем остальных наших из Серого Периметра, я подтяну своих с Флея-3… Кораблей наберется немало. Не думаю, что Вершинин станет отказываться от такой помощи. Вот только сможет ли он потом с нами достойно расплатиться? Просить фиксированную сумму бессмысленно – у него ее просто нет. А вот доля в добыче… Такой вариант может быть очень вкусным, особенно если потери окажутся разумными, а в этом вопросе Вершинин уже не раз показал себя с наилучшей стороны.

– Намекнуть, говоришь…

Лу-Бунк задумался, вспоминая организованную им встречу Виссла с землянином. О чем тогда говорил представитель корпорации? Уникальное месторождение, древние артефакты минувшей войны, разрушенный стационарный портал Старших…

– Думаю, добыча может быть очень серьезной, вот только не уверен, что с нами захотят ей делиться, – после небольшой паузы ответил торговец.

– А вот это предоставь мне. Ты, главное, организуй нашу встречу с Вершининым, а дальше я уж сам. И вот что, партнер… ты мне хотя бы примерно скажи, сколько может стоить всё то, ради чего затевается эта почти что полноценная война.

Лу-Бунк озадаченно хмыкнул, встал с кресла и в задумчивости прошелся по кабинету, пытаясь прикинуть, сколько могут стоить древние артефакты и ресурсы, скрытые в недрах планет и спутников системы Тинны.

– Примерно, говоришь… – торговец выдержал эффектную паузу и назвал сумму.

За его спиной раздался грохот и паническое хлопанье крыльев. Флей не удержался-таки на своем импровизированном насесте и опрокинул тяжелый стул на пол.

Глава 4

20 апреля 2030 года

Ядро галактики Млечный Путь

Двадцать пять тысяч световых лет от Солнца

Родовая планета А-клана Старших. Горный хребет в двух тысячах километров от клановой резиденции

Какое-то время после ухода Краена Галф обдумывал свои дальнейшие действия. Он имел куда более скромные возможности, чем члены Совета Клана, а задуманная операция требовала серьезных ресурсов. Конечно, можно было обратиться к Октосу, но после унижения на последнем заседании Совета он вряд ли согласился бы на еще одну авантюру, а ничем иным замысел Галфа назвать было нельзя.

И всё же кое-что Галф мог сделать и сам. Как представитель касты исследователей и достаточно известный ученый, он имел практически неограниченный доступ к информации, собираемой по всей галактике артефактами-блокираторами, внедренными в корабли низших рас. Оборудование его лаборатории позволяло эффективно фильтровать этот поток данных, вычленяя из него необходимые сведения, так что вся последняя информация о действиях землянина у Галфа имелась. Еще одним преимуществом, которым ученый собирался непременно воспользоваться, был личный корабль-разведчик. К сожалению, он не являлся изделием предков. Его построили относительно недавно, но по сравнению с поделками, производимыми в Буферной Зоне, он мог считаться шедевром научной мысли и средоточием высочайших технологий.

Наверное, всего этого хватило бы Галфу для осуществления его замыслов, оставайся Вершинин в границах Протектората. Однако чрезмерно деятельного землянина опять понесло в неподконтрольное пространство Серого Периметра, и найти его там в одиночку Галфу было довольно трудно.

Конечно, информация приходила и оттуда. Через коммерческие сети ретрансляторов поступали сообщения с различных космических объектов Периметра. При пересечении границы Протектората они немедленно перехватывались, расшифровывались и пополняли информационные хранилища стационарных порталов. Кроме того, границу в обе стороны пересекали боевые и транспортные корабли. Данные с их артефактов-блокираторов пополняли те же хранилища и после предварительной обработки передавались центральному вычислителю А-Клана Старших, расположенному глубоко под поверхностью родовой планеты. И всё-таки информация запаздывала, причем иногда запаздывала критично.

Пока Галф находился в границах сети стационарных порталов, он еще как-то мог отслеживать перемещения носителя процессора даже в Сером Периметре, но стоило кораблю ученого покинуть пространство Протектората, как оперативное получение последних данных становилось невозможным, поскольку разрывалась прямая связь с центральным вычислителем. Что с этим делать, Галф не знал, но, потеряв немало времени в попытках как-то решить эту проблему, пришел к выводу, что ждать дальше нельзя.

Не ставя никого в известность, он приказал вычислителю лаборатории готовить корабль к вылету. В конце концов, ученый знал, какие объекты в Сером Периметре ранее посещал Вершинин. Начать однозначно следовало со звезды Бийс и пустотной станции «Бийс-Внешний», а там будет видно. Даже если землянина там не окажется, весьма вероятно, что в окрестностях станции найдутся корабли его партнеров, которые и выведут Галфа на носителя процессора. В отличие от большинства членов Совета Клана, ученый предпочитал действовать, а не нежиться в аммиачных растворах бассейнов клановой резиденции в надежде, что все проблемы решатся как-нибудь сами-собой.

Проплыв по подземному тоннелю, Галф оказался в просторном ангаре, вырезанном в скальной толще горного хребта. Его корабль стоял здесь с тех пор, как ученый вернулся из полета в Солнечную систему, где он лично следил за внедрением биопроцессора в тело тогда еще никому не известного пилота с планеты из минус-списка.

При приближении хозяина корабль открыл шлюз. Чуть задержавшись на пороге, Галф поймал себя на мысли, что он совершенно не обязан делать то, что задумал. Осм давно умер, и при жизни он никогда не просил своего ученика продолжить начатый им проект. Да, намеки имели место, но впрямую эта просьба так никогда и не прозвучала. Еще не поздно остаться. Достаточно короткой команды, и подготовка к старту будет отменена, а сам Галф сможет спокойно вернуться в свой бассейн и продолжить уже несколько дней как заброшенный любопытнейший мысленный эксперимент…

– Сами валяйтесь в своих бассейнах, – с неожиданной злостью произнес Галф и решительно переступил порог шлюза. – Корабль, доложить о готовности к взлету!

– Восемь минут, хозяин. Завершается расконсервация главного ходового контура.

– Взлет по готовности, – с каждым произнесенным словом возникшие было сомнения покидали ученого, как струйки аммиачного раствора, стекавшие с его тела и немедленно исчезавшие, едва коснувшись слегка пружинящей поверхности пола. – Первая промежуточная точка – стационарный портал у Альфы Жирафа.

– Что сообщить вычислителю портальной сети о цели полета?

– Уточнение пороговых характеристик и функциональных возможностей артефактов-блокираторов в условиях работы за пределами границ Протектората, – злорадно произнес ученый давно придуманную наукообразную формулировку, призванную вызвать неудержимую скуку у любого советника или функционера, в чей воспаленный бездельем мозг вдруг придет мысль поинтересоваться куда это делся престарелый ученый, и что ему понадобилось на окраине галактики.

Одна из вершин горного хребта, блестящая в лучах звезд гранями миллионов диких кристаллов, вздрогнула, разделилась на сегменты и распустилась экзотическим техногенным цветком, открывая затаившемуся в скальных недрах кораблю путь в космос. Единственным эффектом, сопровождавшим старт, стало легкое дрожание атмосферного воздуха. Через несколько секунд горная вершина приобрела прежний вид. Галф не собирался афишировать свой отлет, и его корабль-разведчик покинул планету в режиме максимальной маскировки.


12 мая 2030 года

Серый Периметр. Внешний рукав

Временная база сводного флота. Борт линкора «Эверест»

Виктор не сомневался, что танланы узнают о подготовке его разношерстного флота к вторжению в систему Тинны. Слишком много людей, бейтанов и флеев знало об операции, да и скрыть перемещение по пространству Серого Периметра таких масс кораблей было почти невозможно. Если бы речь шла об имперском флоте, то на какую-то секретность еще можно было рассчитывать. Здесь же значительную часть сил составляли наемники, у которых с дисциплиной дела обстояли не лучшим образом, да и передислокация всего бейтанского флота вряд ли могла ускользнуть от внимательных глаз разведки противника, которая наверняка не зря ела свой хлеб или что там едят кузнечики.

Переговоры с лидерами наемников оказались крайне непростыми. Конечно, основную работу с ними взяли на себя Лу-Бунк и Флицц, причем флей развил в этом направлении весьма бурную деятельность. И всё же большинство решений, касающихся финансовой части сделки, Виктор самостоятельно принимать не мог. Свою долю в добыче хотели получить и флеи, прибывшие из Протектората, и наемники Серого Периметра, и бейтаны, а раздавать направо и налево древние артефакты ни Земная Федерация, ни корпорация «Бетельгейзе» особым желанием не горели. Приходилось проводить сложные многосторонние консультации и заниматься прочими политесами, которыми Виктор по самое не могу наелся еще на Земле и переносил их с большим трудом.

Компромисс в итоге всё же был найден, но Виктору это стоило больших нервов и недельной задержки начала операции. Сошлись на том, что в случае успеха вся добыча, которую можно легко продать, подвергнется немедленному разделу пропорционально вкладу участников в общую победу, а артефакты минувшей войны будут собраны и доставлены на Землю, где подвергнутся изучению и будут либо проданы другим государствам, либо исследованы с целью получения доступа к технологиям Старших и их неизвестных противников.

Прибыль от этих операций опять же пойдет на выплату вознаграждений участникам рейда. Месторождение трансурановых элементов останется за корпорацией «Бетельгейзе», но за это их доля в остальной добыче уменьшится до совершенно символической величины. Директор Виссл согласился на такое условие с большим трудом, но не признать, что других вариантов вернуться в систему Тинны у корпорации просто нет, он не мог, и в итоге был вынужден подписать выдвинутый партнерами вариант соглашения.

Опасения Виктора по поводу осведомленности танланов о предстоящей попытке отбить у них захваченную систему нашли неожиданное подтверждение. На станцию «Бийс-Внешний» прибыл курьерский корабль от адмирала Трия, и в этот же день его сообщение добралось через цепь ретрансляторов до временной базы сводного флота.


«Генералу Вершинину.

Танланы зашевелились. Наша разведка в приграничной зоне сектора Флея наблюдает выход из баз тяжелых кораблей их правящего клана. Есть основания считать, что эта активность связана с Вашими действиями в Сером Периметре. С высокой вероятностью танланы собираются перебросить подкрепления в систему Тинны.

На какие-либо военные акции с нашей стороны Император не пойдет. Единственное, чем я могу помочь в данной ситуации – это организовать масштабные учения одного из моих флотов у границ с пространством танланов. Надеюсь, это свяжет им руки и ограничит число вымпелов, которые они перебросят против Вас.

Удачи в бою,

Адмирал Трий»


Дальше тянуть было просто нельзя, и, собрав короткое совещание по гиперсвязи, Виктор ознакомил союзников с письмом адмирала и отдал флоту приказ на выдвижение. В тот момент он, естественно, не мог знать, что его удар по танланам станет тем самым небольшим камнем, который в итоге сорвет нависшую над галактикой лавину большой войны.


13 мая 2030 года

Нью-Йорк. Комплекс зданий бывшей штаб-квартиры ООН, переданный по соглашению глав государств Земли под главный офис Генеральной Ассамблеи, Совета Безопасности, и Администрации президента Земной Федерации

– Господин президент, сведения, поступающие от наших советников, прикомандированных к флоту генерала Вершинина, заставляют меня думать, что мы теряем контроль над ситуацией, – негромко, но настойчиво произнес глава Соединенных Штатов. – Контр-адмирал Уилсон сообщает, что командующий флотом не прислушивается к его рекомендациям и все время стремится отослать его из штаба командовать небольшими отрядами кораблей, выполняющих важные, но явно второстепенные задачи. Насколько я знаю, в отношении других советников он принимает аналогичные решения, используя их, как офицеров флота, а не в качестве совещательного органа, призванного вырабатывать оптимальные решения в интересах всех стран Земной Федерации.

Президент России, избранный главой Земной Федерации на первом заседании Генеральной Ассамблеи, не торопился с ответом. Он и сам был не в восторге от излишней самостоятельности Вершинина, но не мог не признать, что принятые им решения еще ни разу не приводили к откровенно провальным результатам.

Кому-то могли не нравиться торговые и экономические соглашения, которые генерал заключил с дельцами из Серого Периметра и корпорации «Бетельгейзе», но успешно отраженное вторжение кронсов перечеркивало все недовольные вопли противников Вершинина, разом выбивая из их рук все сколько-нибудь серьезные аргументы. Да, возможно, цена, заплаченная за доставленное на Землю оружие, могла бы быть и ниже, но стоило ли ради этого рисковать срывом сделки, когда на кону стоял сам факт существования земной цивилизации?

Президент считал, что Вершинин вполне разумно расставил приоритеты. В конце концов, все заключенные им соглашения имели конкретные сроки, причем не такие уж и длительные. Пять лет можно и потерпеть убытки, и это, безусловно, адекватная цена за сохранение миллиардов жизней.

– Я бы не стал делать столь категоричных заявлений, – прервал глава Федерации паузу, возникшую после вопроса президента США. – Мы знаем, что генерал Вершинин и раньше принимал решения, не всем казавшиеся достаточно взвешенными. Однако, когда речь шла о неизбежном вторжении из космоса, мы все единогласно их утверждали и наделяли его чрезвычайно широкими полномочиями, которыми он и пользовался на благо Земли. Результат вам всем хорошо известен.

– Тогда у нас не было выбора, – выступил в поддержку главы Соединенных Штатов канцлер Германии. – В силу обстоятельств генерал Вершинин оказался единственным землянином за пределами Солнечной системы. При практически полном отсутствии связи, а значит, и возможности хоть как-то руководить его действиями, нам не оставалось ничего другого, кроме как положиться на его самостоятельные решения. Подтверждение его полномочий стало лишь формальностью.

– А сейчас, вы полагаете, выбор у нас есть? – президент России усмехнулся уголком губ. – Я не помню, чтобы в ходе заседания Совета Безопасности, посвященного событиям в системе Тинны, кто-то из глав государств выдвигал альтернативные кандидатуры на должность командующего флотом.

– Кандидатуру генерала Вершинина действительно никто не оспаривал, – вступил в дискуссию премьер-министр Великобритании, – но мы для того и отправили с флотом наших советников, чтобы создать механизм сдержек и противовесов, способный обеспечить более квалифицированное принятие военных и политических решений. Однако генерал Вершинин считает возможным игнорировать рекомендации наших специалистов. К примеру, его решение о совместном с бейтанами изучении гравитационного орудия представляется весьма спорным. Учитывая то, что мы знаем об этой расе, Земная Федерация вполне может столкнуться с ними в качестве противника, не сейчас, так через несколько лет. Контр-адмирал Хейли, представляющий во флоте Федерации Соединенное Королевство, неоднократно пытался обратить на это внимание генерала Вершинина, но командующий флотом не прислушался к его мнению. А заключение контракта с наемниками Серого Периметра? Боевая ценность их кораблей сомнительна, зато в дальнейшем с ними могут возникнуть серьезные проблемы.

– Господа, я понимаю ваше беспокойство, – невозмутимо произнес председатель Китайской Народной Республики. – Но давайте попробуем посмотреть на возникшую проблему под несколько иным углом зрения. Генерал Вершинин имеет серьезный практический опыт общения с чужими расами, причем не только дипломатический, но и чисто военный. Он сражался и вел переговоры с бейтанами. В его активе также числится разгром эскадры одного из кланов Унии Танланов. Напомню, что завершился этот разгром успешной сделкой, основы которой заложил, опять-таки, товарищ Вершинин. А наши дипломаты и военные пока имели возможность общаться лишь с представителями Империи, а это такие же люди, как мы с вами. Вы всерьез считаете, что командующий флотом Федерации принимает решения на пустом месте? Я так не думаю. Генерал Чжан, представляющий КНР в штабе флота, сообщает, что генерал Вершинин пользуется несомненным авторитетом в среде наемников Серого Периметра и явно понимает, что делает.

– Никто из нас не пытается принизить заслуги командующего флотом, – примирительно произнес президент Ромни. Председателя КНР он не то, чтобы побаивался, но старался не вступать с ним в острые противоречия. Однажды такая конфронтация уже закончилась для США далеко не лучшим образом, и Ромни это хорошо помнил. – И всё же контроль над его действиями необходимо усилить, иначе мы можем получить ситуацию, в которой затраченные ресурсы окажутся больше достигнутого результата. При всех несомненных военных талантах генерала Вершинина, экономическим и политическим аспектам принимаемых решений он не всегда уделяет должное внимание.

– У вас есть конкретное предложение, господин президент? – уточнил председатель КНР.

– Это наша совместная инициатива с Великобританией, Германией и Францией, – всё так же осторожно, но при этом достаточно твердо ответил Ромни. – Мы считаем, что необходимо создать из наших советников штаб политического и экономического руководства операцией, и наделить этот орган полномочиями накладывать вето на отдельные решения генерала Вершинина. Речь, конечно, не идет о вмешательстве в управление боем, но во всем остальном его самодеятельность необходимо ограничить, иначе последствия могут оказаться непредсказуемыми.

Глава Земной Федерации бросил короткий взгляд на лидера Китая, но председатель КНР никак не стал комментировать слова президента США. Это был уже далеко не первый демарш со стороны Соединенных Штатов и стран бывшего Евросоюза. Оставаться вечно на вторых ролях они не собирались, чего, естественно, следовало ожидать. Федерация пока еще являлась слишком неустойчивым и аморфным образованием, возникшим, скорее, по необходимости, чем благодаря стремлению государств Земли к объединению. Противоречий в ней по-прежнему хватало.

Президент России прекрасно понимал, что на уступки идти придется, и, похоже, сейчас был именно тот случай, когда можно и немного подвинуться.

– Если больше никто не хочет высказаться, предлагаю поставить вопрос на голосование, – нейтральным голосом произнес глава Земной Федерации, не испытывавший в душе ни малейшего энтузиазма по поводу выдвинутого президентом Ромни предложения.


13 мая 2030 года

Серый Периметр. Система тройной звезды Бийс

Окрестности пустотной станции «Бийс-Внешний»

Найти землянина в пространстве Серого Периметра оказалось заметно проще, чем Галф предполагал, покидая пределы Протектората. Идея использовать в качестве отправной точки поиска станцию «Бийс-Внешний» быстро принесла свои плоды.

Вокруг газового гиганта, рядом с которым располагалась станция, царило лихорадочное оживление. Сюда группами и по одиночке прибывали военные корабли разных рас, проводили какое-то время на парковочной орбите и уходили из системы в разных направлениях. Немного понаблюдав за этими перемещениями, Галф решил, что эта бурная деятельность вряд ли обошлась без участия землянина, а значит, к ней стоило присмотреться повнимательнее.

К кораблям флеев и бейтанов Старший особого интереса не проявил. Эсминцы и корветы наемников-людей его заинтересовали чуть больше, но, взвесив все за и против, ученый решил еще немного подождать, а не бросаться в погоню за одним из них, надеясь, что он выведет его к землянину. С некоторой вероятностью Вершинин мог сам прибыть на станцию, ну а если нет, то существовал серьезный шанс, что на встречу с ним на своем корабле отправится Лу-Бунк.

Долго ждать не пришлось. Сначала за орбитой шестой планеты из прыжка вышел авианосец флеев в сопровождении пары эсминцев и легкого крейсера. Появление у звезды Бийс кораблей регулярного флота птичек выглядело довольно странно, но Галфа это лишь утвердило во мнении, что здесь затевается нечто крайне необычное.

Через час в систему прибыл еще один корабль флеев. На этот раз им оказался эсминец из сил прикрытия пустотной станции Флицца, одного из ближайших партнеров Лу-Бунка. Владелец станции «Бийс-Внешний» тоже не заставил себя ждать, и через несколько минут выдвинулся навстречу флеям на одном из своих легких крейсеров. Собравшись в единую группу, флеи и корабль Лу-Бунка синхронно начали разгон для ухода в прыжок.

Упускать такой шанс было глупо. Пользуясь подавляющим преимуществом в качестве маскировки, Галф аккуратно направил свой разведчик вслед за набирающими скорость кораблями. Охота на носителя биопроцессора вступила в новую фазу.


14 мая 2030 года

Серый Периметр. Внешний рукав. Высокие орбиты компонента В двойной звезды Тинна

Борт линкора «Локуста» – флагмана экспедиционной эскадры правящего клана танланов

– Они начнут атаку в течение ближайших восьмидесяти часов, Наследник, – гонец привычно припал к полу, обращаясь к одному из старших отпрысков главы правящего клана.

– Информация проверена?

– Люди не умеют хранить тайны. Их флот обнаружен нашей разведкой в процессе выдвижения на исходные позиции для прыжка в систему Тинны. Возможно, это лишь одна из эскадр, но раз она уже здесь, значит и остальные скоро подтянутся.

– Может быть, секретность и не самая сильная сторона людей, зато воевать они умеют очень неплохо, и опыт твоего клана тому наглядное подтверждение, – Наследник не упустил случая напомнить вассалу о недавнем позорном поражении. – Откуда сведения о сроках начала атаки?

– Это вывод аналитиков, – гонец молча проглотил унизительное высказывание своего молодого повелителя. – У людей нет других вариантов. Имперцы перебросили в сектор Флея один из флотов группы «Ц», якобы для проведения учений. На самом деле они стремятся создать напряжение у наших границ, чтобы не допустить переброску значительных сил правящего клана на другие участки и, в частности, сюда, в систему Тинны. Это означает, что их разведка вскрыла выдвижение отряда наших кораблей для усиления экспедиционной эскадры в Сером Периметре, и теперь адмирал Трий хочет заставить Великого вернуть назад часть этих сил для прикрытия областей пространства, граничащих с Империей.

– Уверен, Великий так и поступит, – недовольно, но с должным уважением к главе клана проскрежетал Наследник. – Однако, как минимум, половину из обещанных нам кораблей мы всё равно получим.

– Ты, несомненно, прав, будущий Великий, – гонец еще сильнее распластался на полу. Наследник был еще молод и любил, когда подчиненные столь откровенно демонстрировали преклонение перед его статусом, и глава вассального клана не стал его разочаровывать.

– Я так и не получил ответа на свой вопрос о сроке начала атаки, – с напускной строгостью, разбавленной нотками удовлетворения в голосе, произнес наследник. Поза покорности, принятая гонцом, в очередной раз подняла его самооценку.

– Минуту терпения, Наследник. Аналитики уверены, что адмирал Трий делится разведывательной информацией с подполковником Вершининым, а в том, что именно он стоит во главе сброда, прибывшего к границам системы Тинны, нет никаких сомнений. Это означает, что землянин знает об отправленном нам подкреплении. Не думаю, что он станет дожидаться его прибытия. Отсюда и прогноз срока начала вторжения в систему.

– Есть новые данные по составу флота противника?

– Исчерпывающих сведений нет, будущий Великий. Известно, что крупных кораблей у подполковника Вершинина немного. Линкор и тяжелый крейсер из остатков флота корпорации «Бетельгейзе», еще два линкора, пять тяжелых крейсеров и один авианосец Земная Федерация закупила у Империи. К флоту людей присоединились бейтанские наемники, но здесь сложнее – нам не удалось установить, сколько именно вымпелов они предоставили Вершинину. В пределе это еще пара тяжелых крейсеров и один-два авианосца. Остальное – легкие крейсера и эсминцы с корветами. Их может быть достаточно много, особенно с учетом кораблей наемников из Серого Периметра. Там почти сплошь легкие корабли с вкраплением единичных крейсеров старых моделей. По большей части это древние корыта, подвергшиеся полукустарной модернизации. Кораблей последнего поколения у противника нет. В условиях реальной угрозы войны Империя не стала бы продавать землянам то, что нужно ее собственному флоту, а значит, Земная Федерация получила в лучшем случае восстановленный хлам, снятый с консервации или взятый из резерва далеко не первой очереди.

– Такой же хлам имелся в распоряжении подполковника Вершинина и в прошлый раз, когда он разбил флот «Порождающих трепет», практически не понеся потерь, – снова прошелся по самолюбию гонца Наследник, – и было этого хлама куда меньше, чем сейчас.

– Тогда у нас не было твоих кораблей, Великий…

– Будущий Великий, – строго поправил гонца Наследник, но якобы случайная оговорка вассала явно доставила ему удовольствие. – Как идет подготовка к реализации моего плана сражения?

– Наши лучшие корабли размещены во внутреннем и внешнем поясах астероидов и максимально тщательно замаскированы, как ты и приказывал. Доставленные из метрополии генераторы маскировочных полей накрыли места сосредоточения дополнительным мимикрирующим щитом. Это экспериментальные стационарные модели. На адаптацию к ландшафту у них уходит несколько часов, но, когда оптимизация закончена, эффект весьма впечатляет. Разведка противника увидит только те вымпелы, которые ранее участвовали в захвате системы и столкнулись в бою с флотом корпорации «Бетельгейзе». Сейчас они сосредоточены вокруг промышленно-добывающего района. Для большей достоверности мы усилили их одним тяжелым крейсером и несколькими эсминцами. Если подполковник Вершинин решится на атаку, его силы сначала втянутся в сражение, а потом получат неотразимый удар в спину сразу с трех направлений. Твой план безупречен. Уверен, из системы Тинны не уйдет никто из наших врагов. Это послужит хорошим уроком для всех прочих, кто имеет в мыслях заступить дорогу Великому и его Наследнику.


15 мая 2030 года

Серый Периметр. Внешний рукав. Система двойной звезды Тинна

Борт бывшего имперского корабля дальней разведки проекта «Сумрак»

Корабль Корры осторожно крался вдоль границы внешнего пояса астероидов. Несколько часов назад Лой, занявший на восстановленном «Сумраке» место оператора систем радиоэлектронной борьбы, отправил вглубь системы четыре зонда, и теперь экипаж ждал их возращения.

Пино откровенно скучал. Для пилота в ближайшие часы работы не предвиделось, а Корра никак не могла отделаться от мысли, что перед ними разыгрывают какой-то спектакль. Это был уже третий рейд зондов к промышленно-добывающему району и центральным планетам системы. Данные, которые удалось собрать автоматическим разведчикам «Сумрака», вызывали у Корры глухое раздражение. Чувствуя настроение хозяйки, Багира тоже вела себя беспокойно, нервно расхаживая по помещению командного поста и периодически скаля зубы и издавая негромкое ворчание.

– Ты чего себя изводишь? – не выдержал Лой, разворачиваясь вместе с креслом к командиру. – Вон и кошка твоя сейчас на нас бросаться начнет.

– Не верю! – коротко ответил Корра, в десятый раз просматривая полученные данные.

– Во что не веришь?

– Вот в это не верю, – Корра кивнула на тактическую голограмму.

– И что не так? – присоединился к разговору Пино.

– Всё!

– Ты не могла бы выражаться яснее?

– Я не верю в то, что танланы идиоты. Так яснее?

– А я этого, вроде бы, и не говорил, – приподнял бровь Лой.

– Извини, что-то я действительно слишком нервная сегодня, – покачала головой Корра. – Багира, иди сюда.

Кошка, а точнее, небольшая пантера, немедленно крутнулась на месте и прыжком оказалась рядом с креслом хозяйки. Корра положила ей руку на загривок и ласково почесала за ухом.

– Смотрите внимательно на голограмму, – гораздо более спокойным голосом произнесла Корра, – Что вы видите?

– Все корабли противника, кроме патрульных корветов, сосредоточены у компонента В. - пожал плечами Лой. – Похоже, кроме этого субкоричневого карлика, а точнее, его спутников, танланов ничто не интересует. Даже на орбите второй планеты компонента А нет ни одного их корабля, как будто им вообще без разницы, что она населена людьми.

– Состав их флота вас не смущает?

– Два линкора, восемь тяжелых и шесть легких крейсеров, авианосец, два десятка эсминцев. – Всё еще не понимая, что смущает командира, ответил Лой. – Весьма серьезная сила по меркам Серого Периметра. Снимаю шляпу перед мастер-полковником Греном, сумевшим устоять против них, пока шла эвакуация гражданских с заводов и шахт промышленного района.

– Ты уже почти ответил на собственный вопрос, – невесело усмехнулась Корра.

– Но… Стоп! Это ведь почти один в один тот самый флот, который вторгся в систему Тинны два месяца назад. Прибавился один тяжелый крейсер и, возможно, пять-семь легких кораблей, но это и всё!

– Ну, наконец-то, – кивнула Корра. – Еще раз повторю: танланы не идиоты. У них было два месяца. Да, они изрядно потрепали эскадру мастер-полковника Грена, но полностью разгромить ее не смогли. Что в такой ситуации сделал бы любой разумный командующий?

– Стал бы готовить систему к обороне и попросил у командования усилить его эскадру кораблями.

– Именно. Если поставить себя на место танланов, вполне логично предположить, что противник, планируя контрудар, будет рассчитывать на противостояние с теми силами, которые выбили его из системы. Это как минимум. На самом же деле более разумно принять версию, что флот кузнечиков будет существенно усилен. Формально танланы так и поступили, но добавили к своему флоту только один тяжелый корабль, чего явно недостаточно. Скорее всего, на самом деле они получили куда более серьезное усиление, но не хотят раскрывать перед нами все свои козыри.

– А если у кузнечиков просто не было возможности отправить в эту дыру дополнительные силы? – возразил Пино. – Галактика сейчас напоминает склад взрывчатых веществ, прямо на территории которого кто-то добрый и веселый разрешил местным клоунам устраивать пиротехнические шоу. В таких условиях посылать тяжелые корабли на глухую окраину Серого Периметра захочет не всякий. Танланы – не самая крупная и богатая раса, их ресурсы ограничены.

– Не до такой степени, – покачала головой Корра. – Глава их правящего клана совсем недавно рискнул напасть на имперские системы в секторе Флея. И ведь кончиться всё могло совсем не так хорошо, как реально получилось. Очень уж удачно был выбран момент атаки и четко продумана тактика. Вот и сейчас, если уж танланы решили вернуть себе систему Тинны, они наверняка предусмотрели разные сценарии развития событий, и уж точно не стали бы сразу использовать все доступные резервы. А здесь нам как будто специально говорят: «Вот они, наши корабли, все здесь. Вы их уже видели в предыдущем бою, и сейчас они собраны в одну кучу для прикрытия промышленно-добывающего района. Ну, прислали нам из Протектората один крейсер и пяток эсминцев, а больше нет у нас ничего, бедные мы». Не верю!

Багира резко повела ушами, вновь почувствовав негативные эмоции хозяйки, и что-то грозно прорычала, мотнув из стороны в сторону пушистым хвостом.

– Считаешь, они подготовили засаду?

– Более чем уверена. Понять бы еще…

Сигнал консоли систем сканирования оборвал Кору на половине фразы.

– Четвертый зонд возвращается! – немедленно доложил Лой. – Он должен был прибыть только через два часа.

– Видимо, что-то обнаружил. Подождем.

При отправке зондов Корра выбрала самый жесткий режим маскировки, предусматривающий полный запрет на использование систем связи. Зонды в автоматическом режиме двигались по заранее определенному маршруту, выполняя полетное задание. Однако в случае выявления ранее не обнаруженных целей зонд должен был перейти к сбору информации о противнике, после чего немедленно вернуться на базовый корабль для передачи собранных данных. И вот теперь один из автоматических разведчиков вернулся раньше положенного срока…

– Зонд на борту! Идет передача данных.

– Информация о противнике обновлена, – доложил вычислитель, и на тактической голограмме возникла новая красная отметка во внутреннем поясе астероидов.

– Вот вы где… – удовлетворенно кивнула Корра, укрупняя изображение.

– Да что за хрень? – возмущенно произнес Лой. – Почему такое качество? У них там что какие-то новые маскировочные поля? С такого расстояния зонд должен был пробить даже двенадцатое поколение.

Картинка и впрямь была отвратительной. Как ни старался вычислитель «Сумрака», у него с большим трудом получалось собрать что-то внятное из доставленных зондом данных. Было более или менее ясно, что в плотной системе, состоящей из крупного астероида и семи его небольших спутников, прячется отряд кораблей противника, но ни их идентификация, ни даже точное определение численности при таком качестве данных оказались невозможны.

– Не меньше пяти тяжелых кораблей, и еще сколько-то там эсминцев, – настроение Корры стремительно ухудшалось. – Зонд обнаружил их, пролетая в полумиллионе километров от места засады. Нам просто дико повезло. Мы, практически, попали в цель, стреляя с завязанными глазами. Странно, что сам зонд остался незамеченным.

– Наличие у противника продвинутых маскировочных полей еще не означает, что и сканеры у него такие же качественные, – пожал плечами Пино. – Судя по всему, с этим у танланов всё не так хорошо, как им бы хотелось.

– От места засады до компонента В не так уж далеко, – задумчиво произнесла Корра. – Если наш флот будет связан боем за промышленный район, а эти ударят в самый неподходящий момент, мы окажемся в очень неприятном положении.

– В засаде у противника не так много кораблей, – без особой уверенности возразил Лой. – Тактической внезапности у танланов теперь нет, а в открытом бою у них не будет преимущества даже с учетом этого резерва.

– Сворачиваемся, – приняла решение Корра. – Об обнаруженной засаде нужно немедленно доложить в штаб флота. Дожидаемся возвращения остальных зондов и начинаем разгон. Меня сильно напрягает уровень маскировки, применяемой танланами. Мы обнаружили одну засаду, но это не значит, что она единственная. При таком противодействии средств РЭБ противника нам понадобится несколько месяцев, чтобы более или менее тщательно обследовать всю систему. Вряд ли нам кто-то даст столько времени. А если этого не сделать, наш флот могут ждать крайне неприятные сюрпризы.

Два часа, прошедшие в ожидании возвращения зондов, не добавили Корре хорошего настроения. Никакой новой информации автоматические разведчики не принесли. Впрочем, никто из экипажа «Сумрака» на их успех всерьез и не рассчитывал. Одно сумасшедшее везение еще можно было как-то объяснить, но рассчитывать на его повторение было бы глупо.

– Параметры прыжка рассчитаны, – доложил Пино.

– Приступить к разгону.

– Принято.

«Сумрак», уже успевший изрядно удалиться от границ системы, резко ускорился.

– Двадцать минут до прыжка.

Резкий визг сигнала тревоги ударил по нервам экипажа, грубо прервав стандартную процедуру подготовки к уходу в гипер. На тактической голограмме внезапно проявилось размытое пятно неидентифицированной цели.

– Неизвестный корабль на параллельном курсе! – выкрикнул Лой. – Дистанция двенадцать тысяч километров. Да как это возможно?! Почему мы его засекли только сейчас? Идентификация не проходит. Система наведения не может захватить цель.

– Я знаю только один ответ на все твои вопросы, – удивительно спокойно для сложившейся ситуации произнес Пино, но закончить мысль ему не дали.

– Вызов с неизвестного корабля!

Корра активировала канал связи, однако виртуальный экран остался пустым. Невидимый собеседник предпочел ограничиться голосовым каналом передачи информации.

– Впечатлен вашими успехами, – прозвучал в рубке бесцветный мужской голос, который мог бы принадлежать древнему старцу, если бы не звучавшая в нем твердость. – Не думал, что вы сможете обнаружить хотя бы одну замаскированную позицию ваших противников.

– Назовите себя и цель ваших действий, – потребовала Корра, полностью проигнорировав слова неизвестного. – Вы находитесь в зоне военного конфликта и совершаете маневры, которые легко расценить, как агрессию.

– А если нет? – голос с той стороны пустого экрана оставался невозмутимым, но Корре в нем послышалась едва уловимая насмешка. – Откроете огонь?

– Буду действовать по обстоятельствам, – стараясь сохранять спокойствие, ответила Корра.

– Прими информационный пакет, женщина, если, конечно, хочешь, чтобы у твоего мужчины появились хоть-какие-то шансы выиграть предстоящий бой.

Консоль устройства связи мигнула зеленым индикатором, сообщая о получении входящего сообщения.

– Ты обнаружила далеко не все сюрпризы, подготовленные танланами. Моим данным можешь доверять. Ты же сама видишь, на что способен мой корабль.

Одновременно с последними словами неизвестного собеседника отметка его корабля бесследно исчезла с тактической голограммы.

– Контакт с целью потерян, – мрачно доложил Лой.

– Ознакомься с моим сообщением, женщина. Потом продолжим наш разговор.

Полученный файл оказался стандартным пакетом данных в имперской кодировке. Вычислитель «Сумрака» проглотил его без всяких проблем, и на тактической голограмме немедленно появились две новых отметки, окрашенных в желтый цвет и помеченных как непроверенная информация.

– Это еще две эскадры вашего противника, скрытые не хуже, чем та, которую тебе повезло обнаружить.

– Почему я должна тебе верить, Старший? – Корра тоже умела складывать два и два, и давно догадалась, с кем имеет дело.

– А ты не верь, – всё так же спокойно ответил собеседник. – Вернись к границам системы и отправь свои зонды по указанным мной координатам. Сама во всем убедишься, а я подожду, мне торопиться некуда.

– Прекратить разгон, – отдала команду Корра. В словах так и не представившегося собеседника имелась логика, и переданные им сведения действительно следовало проверить. – Что тебе нужно, Старший? И как мне к тебе обращаться?

– Я хочу поговорить с твоим мужчиной. Без свидетелей. Один на один. Появляться на своем корабле внутри походного ордера вашего флота мне бы, по ряду причин, не хотелось. Как ты вскоре убедишься, я могу принести вам немалую пользу, но взамен мне нужна возможность без помех пообщаться с Вершининым. Можешь передать ему, что он имеет шанс узнать много нового о своих необычных способностях.

– Выйди из невидимости, – попросила Корра, исключительно чтобы потянуть время, – неприятно беседовать с пустым местом.

– Как скажешь, – в голосе Старшего опять послышалась легкая насмешка, и его корабль размытым пятном проступил на тактической голограмме.

– Я доложу о твоей просьбе командующему флотом, – Корра пришла, наконец, к определенному решению, – но не раньше, чем мои зонды подтвердят правдивость полученной от тебя информации.

– Прими координаты точки встречи, женщина. Я буду ждать там в течение суток.


15 мая 2030 года

Серый Периметр. Внешний рукав. Точка пространства в двух световых годах от системы двойной звезды Тинна

Борт корабля-разведчика Старших

Подполковник Вершинин прибыл в точку встречи на небольшом внутрисистемном корабле с очень неплохими, по меркам низших рас, маскировочными полями. Имперцы называли такие корабли-разведчики скаутами.

Сами скауты совершать гиперпрыжки не могли, так что где-то относительно недалеко должен был находиться еще один корабль, но Галф его пока не видел. Видимо расстояние всё же было приличным, а качество маскировочного щита у корабля-носителя не уступало установленному на скауте Вершинина. За последние тридцать лет расы Протектората сильно продвинулись в создании смертоносного железа и средств защиты, и это заставляло задуматься.

Галф плавно снизил мощность генератора маскировочного поля до десяти процентов от номинала, и сканеры скаута, наконец-то, обнаружили его корабль. Практически немедленно от человека последовал вызов по гиперсвязи.

– Я давно хотел встретиться с тобой, подполковник, – произнес Галф, включив только голосовой канал связи.

Старший знал, что землянин уже давно имеет совершенно другое воинское звание, но так уж получилось, что известность в Протекторате и Сером Периметре он получил, будучи именно этим экзотическим подполковником. Не только люди, но и представители других рас, буквально насилуя свой речевой аппарат, пытались воспроизвести это странное слово на родном языке землянина.

– Слушаю тебя, Старший, – спокойно ответил Вершинин, – надеюсь, ты вызвал меня сюда, чтобы сообщить что-то действительно важное. У меня тут, как ты знаешь, небольшое сражение намечается. Так что в штабе флота очень удивились, узнав, что почти перед самым началом боя командующий собрался лично поучаствовать в очередном разведывательном рейде на корабле своей жены.

– Это не самые большие твои трудности, человек, – пренебрежительно ответил Галф. – Ты ведь в курсе, какую встречу тебе подготовили танланы?

– Благодарю за переданные сведения, это действительно ценно, – после небольшой паузы ответил землянин. – Однако жизнь учит нас, что бесплатно такие подарки не делаются. Что ты хочешь получить в ответ, Старший?

– Развивай биопроцессор, подполковник. После твоего прорыва к Земле прогресс интеграции практически остановился.

– Вот он как… – землянин был явно озадачен, но самообладания не потерял. – Стало быть, это ваших щупалец дело? Я подозревал, но полной уверенности не было.

– Не наших, а моих и моего давно умершего учителя. О процессоре кроме меня знают только двое Старших, но они будут молчать, на то есть веские причины. И не дергайся, человек. Контролировать твой мозг я не могу. Максимум, что мне видно, это степень интеграции артефакта. Кстати, могу тебя поздравить, ты нашел отличного зверя для внедрения субпроцессора.

– Я в курсе, – в голосе человека прозвучала усмешка. – Зачем тебе всё это, Старший?

– Когда-нибудь расскажу, если доживешь, – сухо ответил Галф. – А может, и сам додумаешься. А пока скажу только, что с твоей помощью я хочу остановить большую войну, назревающую в галактике. Надеюсь, такая цель не противоречит твоим моральным принципам?

– Всё зависит от цены, которую за это придется заплатить. Если для предотвращения войны в галактике придется погубить Землю, я предпочту повоевать.

– Подполковник, ты ведь очень неглуп для своего вида. Зачем же говоришь ерунду? Думаешь я стал бы тебе такое предлагать? Зачем тратить время впустую, если я и так знаю ответ? Всё проще и одновременно сложнее. Нам необходимо сместить баланс сил, причем достаточно быстро. Если одна из рас резко усилится, остальные десять раз подумают, прежде чем лезть в драку. Так уж вышло, что биопроцессор наилучшим образом интегрировался именно в твой мозг, поэтому мой выбор пал на людей. Ты ведь не против усиления своей расы?

– Естественно. Но зачем вам я? Не слишком ли сложно? Есть же император, обладающий совершенно несопоставимыми со мной возможностями. Передайте ему пакет ваших технологий или какое-нибудь высокотехнологичное оружие, и задача будет решена за несколько месяцев.

– Император – это официальный путь. Наш Совет никогда на такое не пойдет. Формально все расы Протектората равны перед Старшими. Это непреложный закон, – чуть помедлив, ответил Галф. – Я действую не от имени Старших, а сам по себе, по личной, так сказать, инициативе.

– Становится всё интереснее. Продолжай. Только имей в виду, что мотивы твоих действий мне всё еще не ясны. Ведь получается, что ты нарушаешь законы, установленные твоей же расой.

– Они установлены нашими предками, – возразил Галф. – Впрочем, это сейчас не имеет значения. Я готов многое обсудить с тобой, но не сейчас. Развивай процессор – это приоритетная задача.

– Ты вызвал меня сюда только для того, чтобы сказать об этом?

– Не только, хотя это тоже крайне важно. Сам понимаешь, я буду крайне огорчен, если ты погибнешь в предстоящем сражении. У меня на тебя большие планы, а расчетная вероятность твоей гибели, даже с учетом предоставленных мной данных, составляет около тридцати процентов. Поэтому я хочу передать тебе кое-что. Это повысит твои шансы. Когда мы закончим разговор, я выпущу в космос контейнер. В нем пара десятков блоков для интеграции в системы сканирования и радиоэлектронной борьбы твоего флагмана и корабля твоей женщины. Монтажные разъемы и интерфейсы выполнены по имперским стандартам. Схема присоединения там тоже имеется – твои инженеры справятся. Пытаться вскрывать кожухи не советую – ничего хорошего из этого не получится. И еще. На блоках стоит специальная защита. Артефакт-блокиратор их видеть не будет, но постарайся, чтобы об истинном происхождении этого оборудования никто никогда не узнал, если, конечно, хочешь и дальше рассчитывать на мою помощь.

– Мог бы и не предупреждать, – усмехнулся землянин.

– Лишним не будет, – возразил Галф. – Всё, подполковник, тебе пора возвращаться к флоту, да и у меня еще есть дела. Можешь задать один вопрос. Возможно, я отвечу.

– Кто такие кронсы? – не задумываясь ни на секунду, спросил землянин.

– Я думал, ты захочешь узнать о другом, – с легким удивлением произнес Старший. – Впрочем, вы, люди, всегда отличались непредсказуемостью. Пожалуй, я не стану отвечать. По крайней мере, сейчас не стану, хотя кое-что всё же скажу. Забудь о кронсах, они для тебя совершенно неактуальны. В ближайшие двадцать лет новое вторжение Солнечной системе не грозит.


16 мая 2030 года

Серый Периметр. Внешний рукав. Точка пространства в полутора световых годах от двойной звезды Тинна

Виктор был вынужден признать, что Старший прав. После выхода биопроцессора на вторую ступень интеграции его развитие резко замедлилось. Судя по всему, продвижение вперед на этом пути было возможно только при использовании процессора для каких-то совершенно новых задач, при решении которых он ранее не задействовался.

Последними нетривиальными задачами, успешно решенными Виктором, стали планирование прорыва к Земле и сражение с кораблем Старших, для уничтожения которого Вершинину впервые пришлось работать в связке с Шерханом. После этого ничем принципиально новым он процессор не озадачивал. Разработка тактики боя с кронсами осуществлялась по уже давно отработанной схеме, впервые примененной еще при защите станции «Бийс-Внешний» от атаки бейтанов. Использование процессора в качестве детектора лжи тоже не несло в себе никакой новизны. Отсюда и остановка процесса интеграции.

При подготовке предстоящему сражению с танланами Виктор тоже не видел особых перспектив для постановки перед процессором каких-то необычных задач. Да и, честно говоря, ему сейчас было не до сомнительных экспериментов.

Отбросив посторонние мысли, Вершинин сосредоточился на тактической голограмме, отражавшей все последние данные из системы Тинны, включая информацию, переданную Старшим. Интерфейс процессора привычно наложился на отметки, выведенные на объемную карту вычислителем линкора.

Общее соотношение сил не радовало. Флот Виктора не только уступал танланам в численности, но еще и являлся крайне несбалансированным. Явно избыточное число корветов, эсминцев и легких крейсеров сочеталось в нем с серьезной нехваткой тяжелых кораблей. Отдельным пунктом шел дисбаланс, вызванный наличием у Вершинина аж четырех авианосцев, которые в таком количестве его флоту были просто не нужны, но при этом их требовалось защищать и всячески оберегать от посягательств со стороны легких сил противника.

Тем не менее, играть следовало теми картами, которые пришли с раздачи. Если у командующего флотом вдруг образуются «лишние» боевые корабли, это говорит лишь о том, что он просто не умеет грамотно распоряжаться имеющимися силами.

Итак… Виктор еще раз вывел на виртуальный экран список боевого состава своего флота и данные о противнике. Против шести линкоров танланов он мог выставить только три. Еще хуже выглядело соотношение по тяжелым крейсерам. Здесь против девяти кораблей Вершинина кузнечики собрали девятнадцать своих. А вот по легким крейсерам расклад выглядел иначе – двадцать девять против шестнадцати уже в пользу сводного флота Виктора.

Авианосцев у танланов насчитывалось всего два против четырех у Вершинина, но это преимущество еще нужно было суметь реализовать, и здесь явно требовалось придумать что-то такое, чего противник ожидать не будет.

Дальше шли эсминцы. Восемьдесят семь у Вершинина против сорока четырех у танланов. По корветам соотношение выходило примерно таким же. Перевес флота Виктора в легких силах выглядел подавляющим, но особых иллюзий землянин по этому поводу не питал. Большинство его эсминцев и корветов составляли корабли бейтанов и наемников Серого Периметра. И у тех, и у других эсминцы и легкие крейсера были далеко не последнего поколения. И если у бейтанов они, по крайней мере, содержались в порядке и обслуживались по единому стандарту, то у наемников с этим имел место полный бардак. Состав их сил напоминал безумный зоопарк из десятков типов кораблей, оснащенных самыми экзотическими комплектами вооружения.

Лобовое столкновение таких флотов неизбежно привело бы к кровавой мясорубке с совершенно непредсказуемым результатом. Хотя, если оценивать ситуацию трезво, Виктор поставил бы всё же на танланов, просто потому что они представляли собой единую силу, скованную железной дисциплиной, а флот Вершинина в значительной части состоял из солдат удачи, стойкость которых в по-настоящему тяжелом бою вызывала большие сомнения.

Вот только устраивать мясорубку Виктор не собирался. Еще раз внимательно посмотрев на тактическую голограмму, на которой четырьмя россыпями красных точек были отмечены основные силы и засадные эскадры танланов, Вершинин едва заметно усмехнулся. В его голове уже начали проступать первые контуры будущего плана сражения, но для доведения его до ума еще требовалось провести горы расчетов и сотни итераций сценарного моделирования. Впрочем, вычислитель линкора в связке с биопроцессором справлялись с технической частью работы достаточно бодро.

Старший со своим неожиданным подарком, безусловно, поднял Виктору настроение, но в то же время изрядно добавил ему головной боли. На командующего флотом и так смотрели косо в связи с его спонтанным отлетом неизвестно куда, а когда «Сумрак» вернулся с, мягко говоря, неожиданным грузом, вопросов к генералу Вершинину только прибавилось.

Врать боевым товарищам Виктору не хотелось, но и говорить правду он был не готов. В результате пришлось прибегнуть к классической полуправде, подталкивая офицеров штаба к ложным выводам, но не навязывая их в открытую.

– Мы получили помощь от союзников, – скупо прокомментировал произошедшее Виктор. – Большего сказать не могу. Переданные нам высокотехнологичные изделия совершенно секретны, но это не всё. Главным условием, поставленным союзниками, было обеспечение полной анонимности источника их поступления. Именно поэтому мне пришлось отправиться на встречу лично. Думаю, вы сами всё понимаете, но обязан предупредить, что любое разглашение самого факта получения нами этого оборудования будет приравнено к измене.

После слов Виктора в кабинете на несколько секунд повисло напряженное молчание, которое нарушил начальник инженерной службы.

– Блоки выполнены по имперским стандартам, – разрядил он атмосферу, перейдя к технической конкретике. – Монтаж займет три-четыре часа. Настройка и тестирование – по обстоятельствам, но не думаю, что больше часа. Все инструкции тоже на имперском, так что проблем возникнуть не должно.

– Приступайте, – Вершинин кивнул инженеру и перевел взгляд на офицеров штаба. – Через три часа жду вас у себя для обсуждения плана операции.

И вот теперь до назначенного совещания оставалось чуть больше часа, а тактическая идея Виктора пока еще так и не оформилась в нечто, что можно было бы назвать планом.

Во флоте Вершинина сложился чудовищный перекос в сторону легких сил. Виной тому стало абсолютно бессистемное смешение в одном боевом соединении совершенно разных подразделений и отдельных кораблей, созданных для решения каких угодно задач, но только не для масштабных сражений с участием сотен вымпелов.

На первый взгляд, такая структура флота была очевидным недостатком, однако Виктор не раз убеждался, что любое сражение ничуть не похоже на пресловутого сферического коня в вакууме. Противоборствующие флоты никогда не сходятся в межзвездной пустоте, вдали от планетных систем, чтобы честно, по-пацански, померяться силами в открытом бою, делая ставку исключительно на огневую мощь, крепость брони и качество силовых щитов.

Вот и сейчас условия предстоящего боя выглядели довольно экзотическими. Противник воспользовался некой новой технологией маскировки и выстроил на её основе весьма грамотную ловушку для флота Виктора. Тяжелые корабли танланов, спрятанные в трех засадах среди каменных обломков, никак не должны себя проявлять, пока основные силы атакующих не увязнут в сражении с наземными батареями промышленно-добывающего района и прикрывающими их кораблями. Виктор не сомневался, что командиры засадных эскадр получили жесткий приказ любой ценой избегать обнаружения. Этим обязательно следовало воспользоваться.

Сам по себе этот вывод лежал на поверхности, но, когда дело доходило до практической реализации задуманного, начинались проблемы. Если сначала атаковать не промышленный район у субкоричневого карлика, а засадные эскадры, ничего хорошего не получится. Противник поймет, что его план вскрыт и соберет все силы в единый флот, в результате чего получится та самая мясорубка, которой Виктор всеми силами хотел избежать.

Этот вариант Вершинин отбросил сразу. Танланов следовало как можно дольше заставить пребывать в уверенности, что их замысел противнику неизвестен. Это условие исключало из рассмотрения сразу множество сценариев боя, способных в самом начале сражения насторожить кузнечиков и заставить их на ходу менять планы. В результате такого подхода у Виктора, фактически, не осталось вариантов использования линкоров и тяжелых крейсеров, кроме как бросить их в бой против промышленно-добывающего района, подтверждая тем самым, что его флот послушно вошел в приготовленную для него ловушку.

Тяжелые корабли, естественно, не могут идти в атаку сами по себе. Минимум, пара десятков эсминцев и корветов должны прикрывать их от атак авианосных истребителей и торпедоносцев. Какое-то количество легких крейсеров тоже придется отправить им в поддержку. Ну, пусть их будет пять. Что тогда остается в резерве? Двадцать четыре легких крейсера, семь десятков эсминцев и столько же корветов. Ну, и четыре авианосца, само собой. Много, конечно, но это если считать в штуках. Против атакующих линкоров и тяжелых крейсеров вся эта толпа не слишком эффективна. Да, можно доставить танланам несколько неприятных минут массированной торпедной атакой. Может быть, они даже понесут какие-то потери, вот только при этом погибнет большинство эсминцев, а корветы вообще ничего не смогут противопоставить тяжелым кораблям. Хотя… Теоретически, принять пару торпед на внешнюю подвеску корвет может, но при этом из довольно удачного малого ракетно-артиллерийского корабля он превращается в далеко не лучший торпедоносец – слишком крупный и неповоротливый.

Торпеда – очень неприятная штука для любого корабля. Но это если долетит. Когда линкор или тяжелый крейсер полностью готов к бою, активно маневрирует, плюется огнем из многочисленных плазменных пушек ближней обороны и выпускает навстречу приближающимся торпедам многие десятки ракет-перехватчиков, он становится крайне непростой целью. При этом его орудия главного калибра тоже не остаются в стороне от схватки, а эсминцу, и уж тем более корвету, зачастую хватает одного попадания тяжелого снаряда, чтобы превратиться в груду бесполезного хлама.

И всё же…

Последний кусочек мозаики, способный превратить абстрактный набор цветных пятен в целостную картину, как всегда, встал на место совершенно неожиданно. Во всех предыдущих сражениях Виктору удавалось превратить казавшееся неизбежным поражение в победу только благодаря тому, что противнику приходилось принимать бой не в тех условиях, на которые он изначально рассчитывал.

Виктор погрузил обе руки в объем тактической голограммы, перемещая зеленые отметки вымпелов своего флота. Виртуальные легкие крейсера, эсминцы, корветы и авианосцы пришли в движение, выстраиваясь в четыре боевых группы, и замерли на исходных позициях. Каждая из групп получила собственную схему перемещений внутри системы Тинны, подчиненную необходимости ввести противника в заблуждение и заставить его до последнего верить в непогрешимость своих тактических расчетов.

Негромкий сигнал коммуникатора напомнил командующему, что через пять минут начнется совещание штаба флота. Внеся в тактическую схему несколько последних штрихов, он приказал вычислителю сохранить полученный результат, стянул с головы виртуальный шлем и погасил внутренний интерфейс.

Виктор не сомневался, что его план породит массу вопросов, причем и у людей, и у бейтанов, и у флеев. И всё же он собирался настаивать на нем до конца. Когда генерал Вершинин выходил из рабочего кабинета, направляясь в штабной модуль линкора, по его лицу скользнула легкая улыбка.

Глава 5

16 мая 2030 года

Серый Периметр. Внешний рукав. Система двойной звезды Тинна

Корра пребывала в прекрасном настроении, буквально излучая восторг. После присоединения к системам «Сумрака» новых блоков, полученных Виктором от Старшего, возможности корабля возросли в несколько раз. Багира, совершенно обалдевшая от всплеска положительных эмоций хозяйки, непрерывно мурчала и тоже демонстрировала максимальное довольство жизнью. Ее настроение немедленно передалось Шерхану, и ирбисы затеяли шутливую драку прямо в помещении командного поста, разогнав по углам не ожидавших такого развития событий Лоя и Пино.

Виктор усмехнулся. Примерно в такой же экстаз пару часов назад пришла вся инженерная служба линкора «Эверест» вместе с операторами РЭБ и систем сканирования. Правда, тяжелому кораблю кратное улучшение маскировки давало не столь заметные преимущества, как «Сумраку». Всё же он оставался слишком крупной и заметной целью, качественно спрятать которую в открытом космосе было крайне сложно. Да и не для того в галактике строили линкоры, чтобы сидеть под маскировочными полями, как мыши под веником. Зато серьезный апгрейд систем сканирования пошел флагману сводного флота исключительно на пользу. Глядя на многократно расширившуюся зону гарантированного обнаружения противника, командир линкора полковник Никифоров напоминал сытого кота, совсем недавно имевшего плотный контакт с весьма вместительной миской свежей сметаны.

Военные всех миров в чем-то одинаковы. Новейшее смертоносное железо всегда вызывает у них неподдельный энтузиазм, особенно когда они уверены, что ничего подобного у противника нет и в ближайшее время не появится.

Однако восторги восторгами, а время буквально утекало сквозь пальцы. Пополнение, отправленное из Протектората главой правящего клана танланов, в ближайшие сутки-двое должно было добраться до системы Тинны и существенно усилить противника, а значит, атаковать следовало прямо сейчас.

На обсуждение плана операции ушло немало времени. Возражений, как и ожидал Виктор, возникло немало, особенно от наемников Серого Периметра, изначально посчитавших идею Вершинина безумной авантюрой, в которой бессмысленно сгорят их эсминцы и корветы. Только многократное моделирование предстоящего боя с помощью вычислителя линкора заставило их убедиться, что за идеей командующего стоят не бредовые видения любителя «оранжевой пыльцы», а тщательно проведенные расчеты.

Флеи и бейтаны отреагировали спокойнее – сказалась вбитая годами воинская дисциплина. Все-таки и те, и другие, хоть формально и считались обычными наемниками, реально являлись бойцами регулярных формирований своих рас. Командующий птичек даже проявил определенный энтузиазм. Их авианосной эскадре в предстоящей операции отводилась весьма важная роль, а к пилотированию истребителей и торпедоносцев флеи имели большую склонность и немалый талант, просто в силу своей птичьей сущности. К тому же, в случае победы распределение добычи зависело от вклада каждого участника в общий успех, так что чем ответственнее задача, тем больше итоговый приз. Возможно, именно это соображение, в конечном счете, примирило наемников с тем немалым риском, на который им предстояло пойти.


Перед прыжком в систему Тинны Виктор разделил флот на пять эскадр. Главные силы, состоявшие из трех линкоров, девяти тяжелых крейсеров и трех десятков кораблей сопровождения, вышли из гипера почти на самой границе зоны гравитационного ограничения субкоричневого карлика и, не теряя времени, вторглись в пределы промышленно-добывающего района. Несмотря на столь агрессивное начало атаки, торопиться со штурмом они не стали, для начала просто ввязавшись в перестрелку с тяжелыми кораблями танланов на дальних дистанциях.

Остальные эскадры почти целиком состояли из легких кораблей. Три из них имели одинаковый состав: один авианосец, семь легких крейсеров, двадцать пять эсминцев и десять корветов с торпедами на внешних подвесках. Четвертая походила на них разве что общим числом вымпелов. В нее тоже входил авианосец, но при этом было всего три легких крейсера и два эсминца. Зато корветов в этом отряде насчитывалось больше, чем в трех остальных легких эскадрах вместе взятых – тридцать пять единиц. И еще Виктор подчинил ее командиру четыре транспорта с десантом – почти пятую часть всех десантных сил флота.

Перед четвертой легкой эскадрой Виктор поставил особую задачу – не допустить геноцида на Тинне-2, населенной людьми. Пока танланы надеялись удержать систему, смысла в истреблении населения второй планеты они не видели. Аборигены считались дешевой рабочей силой, и могли пригодиться для работы в шахтах. А вот если запахнет жареными кузнечиками, предсказать их поведение по отношению к людям, которых они считают дикарями, станет довольно сложно. Могут и выместить злобу.

Одновременно на четвертую эскадру Вершинин возлагал и роль отвлекающих сил, призванных продемонстрировать противнику, что о засадах он ничего не знает, и настолько уверен в себе, что готов в условиях большого сражения выделить часть кораблей для решения сугубо второстепенной задачи. Второстепенной, естественно, с точки зрения танланов. Для Виктора жизни людей на второй планете были гораздо дороже всех трансурановых элементов промышленно-добывающего района, но в Сером Периметре такой системы ценностей придерживались далеко не все, так что, убеждая союзников в важности этой части плана, Вершинин делал упор на обе цели вспомогательного удара по второй планете. И именно в состав четвертой легкой эскадры он включил единственный авианосец флота Земной Федерации и четыре из пяти транспортов с десантниками-землянами.

Три легких эскадры вышли из прыжка намного дальше от Тинны-В, чем основные силы. Развернув свои корабли в широкую поисковую сеть, они немедленно приступили к патрулированию пространства, всеми своими действиями показывая, что стремятся обезопасить тылы тяжелых кораблей, атакующих промышленный район.

Такое поведение выглядело вполне логичным, и, по расчетам Виктора, не должно было насторожить танланов. Вот только траектории движения кораблей вспомогательных эскадр являлись далеко не случайными. Нескольким одиночным корветам предстояло пройти довольно близко от засад танланов, и при этом, само собой, ничего не заметить. Такая демонстрация была призвана еще раз убедить кузнечиков в безупречности работы их новой системы маскировки. Впрочем, экипажам корветов даже не приходилось притворяться. Их сканеры действительно не могли обнаружить вражеские корабли, спрятавшиеся среди каменных обломков и прикрытые маскировочным полем последнего поколения. Зато модернизированная аппаратура «Сумрака» видела противника достаточно четко, так что работать совсем уж вслепую пилотам корветов не приходилось.

Пока основные силы изображали тщательное и неспешное прощупывание обороны промышленного района, четвертая легкая эскадра погрузилась в зону гравитационного ограничения Тинны-А и преодолела уже половину пути ко второй планете. Три эскадры, демонстрировавших танланам активные действия по поиску и патрулированию подступов к компоненту В, вроде как, уже почти завершили выполнение своей задачи и начали сворачивание поискового ордера в более плотный боевой порядок.

Именно сейчас должно было произойти событие, которое Виктор считал ключевым во всем плане операции. Со стороны всё выглядело вполне естественно. Получив приказ о сворачивании поиска, командир одного из корветов решил не тратить время на облет очередного безжизненного скопления обломков, и предпочел сократить путь к точке сбора эскадры, пролетев прямо через него. Вот только именно в этом скоплении, естественно, по совершенно случайному стечению обстоятельств, пряталась одна из засадных эскадр противника.

Судя по всему, в командире корвета пропал великий актер. Сцену обнаружения тяжелых кораблей противника он разыграл просто идеально. Его корабль несколько раз конвульсивно дернулся на курсе, зачем-то выпустил в направлении вражеского линкора десяток небольших ракет, а потом включил форсаж и, оглашая всю систему паническими воплями по гиперсвязи, рванул куда подальше, цинично пользуясь высокой динамикой разгона своего кораблика, обусловленной его небольшой массой и довольно мощным двигателем.

Виктор молча смотрел на тактическую голограмму. Сейчас всё зависело от того, насколько точно он сумел просчитать возможную реакцию танланов. Из трех засад обнаружена только одна. Заставит ли это кузнечиков нанести немедленный удар всеми силами? Виктор считал, что нет, ведь своей цели они пока не достигли – главные силы флота Вершинина еще не увязли в сражении за промышленно-добывающий район и не втянулись вглубь зоны гравитационного ограничения Тинны-В. Но залезть под черепушку главному кузнечику он, естественно не мог, так что оставалось только ждать действий противника.

– Главным силам продолжать демонстративную атаку! – приказал Виктор, пытаясь своими действиями дать врагу понять, что обнаружение нескольких тяжелых кораблей не изменило его планы. – Легким эскадрам, начать выдвижение по расчетным векторам. Атака целей только по моей команде!

Все три легких эскадры, уже собравшихся в плотные боевые ордера, одновременно начали разгон в сторону «обнаруженной» засады. Это был еще один сигнал врагу, что командующий сводным флотом людей, бейтанов и флеев надеется справиться с обнаруженным отрядом тяжелых кораблей исключительно с помощью легких сил и авианосцев, не отвлекая от решения основной задачи линкоры и тяжелые крейсера. Виктор очень надеялся, что противник сочтет такое решение вполне логичным.

– Корабли танланов в двух оставшихся засадах никак себя не проявляют, – пришел доклад с «Сумрака».

– Принято, – ответил Виктор, продолжая внимательно следить за движением своих легких эскадр.

Весь смысл спектакля, разыгранного перед танланами, заключался именно в этом последнем штрихе, который должен был заставить линкоры и тяжелые крейсера танланов сражаться с его легкими силами в предельно невыгодных условиях. Сигнал с корвета, драпающего во все лопатки и заячьими прыжками уворачивающегося от тяжелых снарядов линкора танланов, как бы случайно застал первую и третью эскадры в таких точках пространства, траектории движения из которых к «обнаруженному» вражескому отряду проходили совсем рядом с двумя оставшимися засадами. Рядом-то рядом, но не настолько, чтобы они могли эти засады обнаружить. Танланы ведь имели возможность убедиться, что сканеры пролетавших куда ближе к ним одиночных корветов так их и не засекли.

Виктор ждал. Офицеры штаба тоже молча смотрели на тактическую голограмму, наблюдая, как невыносимо медленно сокращается расстояние между группами зеленых точек, отмечавших боевые порядки легких эскадр, и неподвижными красными отметками двух засадных отрядов противника. Всё зависело от того, выдержат ли у кузнечиков нервы.


16 мая 2030 года

Серый Периметр. Внешний рукав. Система двойной звезды Тинна

Борт линкора «Локуста» – флагмана экспедиционной эскадры правящего клана танланов

– Наследник, тяжелые корабли противника начали атаку на промышленный район. Всё, как ты и предсказывал, – учтиво произнес Гонец.

– Мы предполагали, что они используют в атаке весь свой флот, – возразил командующий экспедиционными силами правящего клана, – Однако подполковник Вершинин выделил большую часть легких кораблей и все свои авианосцы в четыре отдельных эскадры, три из которых сейчас просеивают пространство, прилегающее к промышленному району, а четвертая ушла к Тинне-2.

– Планета дикарей нам сейчас неинтересна, – осторожно возразил Гонец. – Исход битвы будет решаться не там, так что отправка туда части сил вражеского флота нам только на пользу. Остальные три их эскадры вряд ли смогут засечь наши засадные отряды, разве что случайно. Сценарий обнаружения противником одного из наших отрядов учтен в твоем тактическом плане, будущий Великий. Такая случайность, даже если она вдруг реализуется, не сможет сорвать его выполнение.

Наследник скрестил верхние конечности, издав раздраженный скрип. Льстивые речи гонца были приятны, но в данный момент они только мешали. Поведение противника, вроде бы, укладывалось в заранее просчитанные сценарии боя, но при этом имелись и отличия, с первого взгляда казавшиеся мелкими, но на самом деле они были вполне способны повлиять на результат.

– Линкоры людей и бейтанов открыли огонь по эскадре прикрытия промышленного района! – доложил командир флагмана.

– Передайте эскадре прикрытия приказ начать отход на низкие орбиты Тинны-В, – отреагировал Наследник, продолжая обдумывать ситуацию. Его линкор находился в составе самой дальней засады и пока в сражении участия не принимал.

– Противник начал преследование! – удовлетворенно произнес Гонец. – Его линкоры и тяжелые крейсера движутся прямо в ловушку.

– Не торопи события, вассал, – резко ответил Наследник. – Разве ты не видишь, что они не торопятся углубляться в зону гравитационного ограничения? Если мы начнем действовать прямо сейчас, их флот выскользнет из западни.

– Опасное сближение одиночного эсминца противника с районом дислокации второго засадного отряда! – доклад поста контроля пространства спас Гонца от продолжения начальственного разноса. – Если дистанция продолжит сокращаться, вероятность обнаружения наших кораблей достигнет двадцати процентов.

– Эсминец идентифицирован?

– Да, Наследник. Это корабль имперской постройки. Переходная серия между девятым и десятым поколениями. Семь лет назад был списан из состава флота и продан с аукциона. Сейчас принадлежит кому-то из наемников Серого Периметра. Дата и глубина последней модернизации неизвестны.

– Летающий металлолом, – небрежно проскрипел Наследник. – Не реагировать!

– Еще одно сближение! Первая засадная эскадра. Одиночный корвет противника пройдет по краю зоны десятипроцентной вероятности обнаружения наших кораблей.

– Такой же хлам?

– Да, Наследник. Один из первых корветов, построенных бейтанами полностью самостоятельно. Поколение девять плюс.

– Ждем.

– Вызов от командующего эскадрой прикрытия промышленного района!

– Включайте.

– Наследник, прошу разрешения отвести корабли под прикрытие наземных противоорбитальных батарей, – старший доминант чуть склонился в дежурном поклоне. В отличие от Гонца, этот опытный воин знал меру в знаках почитания статуса. – Точность огня флагмана противника на порядок превышает расчетные значения. Если мы немедленно не разорвем огневой контакт, щиты не выдержат, и эскадра начнет терять вымпелы.

– Отход разрешаю, – Наследник сопроводил свои слова повелительным жестом. – Твоя главная задача – утащить их линкоры вслед за собой. Изобрази панику, симулируй получение кораблями повреждений. Короче, делай, что хочешь, но враг должен решиться на преследование и начать штурм промышленного района.

– Выполняю, – старший доминант еще раз слегка поклонился и разорвал связь.

– Контроль пространства, доклад по кораблям противника в опасной близости от наших засад, – потребовал Наследник.

– Эсминец и корвет прошли точки минимального сближения. Признаков обнаружения наших кораблей не наблюдаю!

– Враг сворачивает поисковую сеть, – вновь решился высказаться Гонец. – Судя по всему, командиры легких эскадр противника сочли свою задачу выполненной. Они формируют плотные боевые порядки.

– Ну, вот и всё… – в голосе Наследника прозвучало удовлетворение. – Эсминцы и корветы просеяли пространство и ничего не обнаружили. Думаю, главные силы их флота ждали именно этого момента, чтобы начать решительный штурм, не опасаясь удара…

Договорить командующему не дали. В боевой рубке линкора коротко рыкнул сигнал тревоги, и на тактической сфере проявилась яркая пульсирующая точка, отметившая один из кораблей вражеского флота.

– Резкое изменение курса корветом противника! Предположительно, его командир получил приказ прекратить поиск и прибыть к точке сбора своей эскадры. Если вектор его движения не изменится, он пройдет прямо через район дислокации второго засадного отряда. Вероятность обнаружения наших кораблей девяносто процентов!

– Ждать! – хитиновые наросты, покрывавшие верхние конечности Наследника, соприкоснулись, издав резкий скрежет. Глупая случайность грозила изменить ход сражения, направив его по более сложному и не самому выгодному сценарию. – Второму отряду огонь не открывать!

Призрачная надежда на то, что кое-как модернизированный древний корвет в упор не заметит линкор, четыре тяжелых крейсера и еще полтора десятка менее крупных кораблей, развеялась, как дым буквально через несколько минут. Корабль противника до какого-то момента беспечно летел почти по прямой, лишь слегка подправляя курс, чтобы не сближаться с крупными каменными обломками. Однако, даже не дойдя до точки максимального сближения с кораблями танланов, он неожиданно заметался, выдал куда-то в пространство совершенно бессмысленный ракетный залп и, резко изменив курс, начал панический разгон, стремясь как можно быстрее убраться из злосчастного скопления каменных глыб, в которое его угораздило забраться на свою голову.

– Противник ведет кодированную передачу по гиперсвязи! – Доложил пост РЭБ.

– Разрешаю открыть огонь, – мрачно проскрежетал Наследник, прекрасно понимая, что уничтожение одного несчастного корвета никак не изменит соотношения сил флотов, но уж очень ему хотелось наказать ленивых приматов, ради сокращения пути полезших в мешанину каменных обломков вместо того, чтобы спокойно обогнуть ее по небольшой дуге.

Для орудий крейсеров дистанция оказалась слишком большой, но башни линкора «Акрида» озарились сполохами разгонных импульсов, выбрасывая вслед улепетывающему корвету тяжелые снаряды. Однако, попасть с такого расстояния в хаотически маневрирующий кораблик оказалось не так просто. Наследник с досадой вспомнил подполковника Вершинина, умудрявшегося на предельной дистанции укладывать почти все снаряды точно в цель. Во время конфликта в секторе Флея его стрельба из орудий полумертвого бастиона орбитальной крепости дорого обошлась флоту вторжения, и с тех пор этот дикарь с планеты из минус-списка постоянно путается под ногами Великого, расстраивая его планы и заставляя отвлекать силы от главной цели – достижения Унией доминантного положения среди рас Протектората. Что ж, Наследник не зря носит свой титул. Сегодня он раз и навсегда решит для Великого эту проблему.

– Обнаруженному отряду перейти к выполнению резервного плана, – сохраняя внешнюю невозмутимость, отдал приказ Наследник. – Задача – прорыв к промышленному району для усиления эскадры прикрытия.

Корабли второй засадной эскадры пришли в движение и начали интенсивный разгон к субкоричневому карлику, где уже несколько минут как прекратился обмен залпами между кораблями старшего доминанта и основными силами флота Вершинина. Наследник понимал командующего вражеским флотом. Если в его планах и было немедленное начало штурма, то после обнаружения еще одной эскадры танланов расклад изменился, и бросаться в бой он, естественно, не торопился.

– Легкие эскадры противника начали преследование второго отряда! – доложил командир флагмана. – Они перехватят его почти на самой границе зоны гравитационного ограничения. Отряд прорвется, но потери неизбежны – у противника слишком много кораблей, и даже корветы вооружены торпедами.

Наследник на секунду испытал сомнения. Немедленным вводом в сражение оставшихся двух засадных эскадр можно было предотвратить неравный бой второго отряда с тремя авианосцами и сотней легких кораблей противника. Две из трех вражеских эскадр пройдут практически рядом с засадами. Неожиданный удар во фланг не приведет, конечно, к их полному разгрому, но способен изрядно проредить легкие силы подполковника Вершинина.

Соблазн был велик, и какое-то время Наследник колебался. Однако, спустя минуту, он всё-таки решил отказаться от этого красивого, но неэффективного плана. Удар по легким эскадрам врага лишит флот танланов фактора внезапности, который нужно использовать не для уничтожения эсминцев и корветов, а для достижения решительной победы во всем сражении.

Даже если второй отряд потеряет половину кораблей, прорываясь к промышленному району, он сделает главное – убедит врага в том, что перед ним находятся все силы клана танланов, и заставит Вершинина начать штурм спутников и пустотных объектов на орбитах субкоричневого карлика, не оглядываясь назад и не ожидая удара в спину.

– Первой и третьей эскадрам продолжать соблюдение режима максимальной маскировки! – принял окончательное решение Наследник.

Теперь оставалось только ждать. В объеме тактической сферы отметки легких кораблей и авианосцев противника быстро сокращали дистанцию с недавно начавшим набор скорости вторым засадным отрядом. Бывшим засадным, конечно. Теперь это обозначение утратило всякий смысл. Две из трех вражеских эскадр вот-вот должны были пройти точки максимального сближения с первой и третьей засадами. Это примерно четверть пути до предполагаемой точки перехвата, в которой должен был стояться бой между вторым отрядом танланов и легкими силами подполковника Вершинина. Ждать оставалось еще довольно долго, вот только коварный враг сделал свой ход гораздо раньше, чем на это рассчитывал Наследник.

– Противник меняет курс! – панический доклад поста контроля пространства заставил Наследника вздрогнуть всем телом. – Две легких эскадры идут прямо на первую и третью засады! Авианосцы выпускают истребители и торпедоносцы. Легкие крейсера выходят в первую линию. Эсминцы и корветы перестраиваются в ордер для массированной торпедной атаки. Три минуты до огневого контакта! Пять минут до пуска торпед!

Дикарь с Земли знал всё заранее! Организованные Наследником засады не были для него секретом. Будущий Великий чувствовал, как внутри него закипает первобытная ярость. Ему хотелось кого-нибудь убить. Немедленно! Желательно того предателя, который сообщил врагу о его безупречном плане. Безумный взгляд Наследника остановился на Гонце. Вассал, словно почувствовав, что творится в мыслях господина, распластался на полу.

– Великий, не убивай! Я не предатель! Помнишь я рассказывал тебе о корабле-разведчике, который обнаружили крейсера бывшего главы моего клана в последний момент перед гибелью? Наверное, это опять был он. Наши инженеры считали, что его сканеры не смогут преодолеть мимикрирующий щит, но, видимо, они ошиблись, – Гонец всеми способам хотел отвести от себя смерть, сосредоточившуюся в направленном на него пистолете.

Наследник медленно восстанавливал самообладание. Оказывается, в порыве неконтролируемого гнева он успел выхватить оружие и направить его на гонца. Да, наверное, вассал его действительно не предавал… Верхняя конечность, судорожно сжимавшая пистолет, безвольно опустилась.

– Наследник, тебе необходимо немедленно вернуться к управлению боем! – рискнул нарушить субординацию командир линкора. – Флот ждет твоих приказов!

Бой! Это слово окончательно вернуло Наследника в реальность. Тактическая сфера безжалостно демонстрировала, как легкие крейсера эсминцы и корветы противника, поддержанные истребителями и торпедоносцами, стремительно выходят на рубеж торпедной атаки.

– Первому и третьему отряду начать разгон к промышленному району! Эсминцам и корветам прикрыть тяжелые корабли от атаки эсминцев противника!

Наследник прекрасно понимал, что полтора десятка легких кораблей, входивших в состав каждого из засадных отрядов, никак не смогут остановить сорок атакующих вражеских вымпелов. Флагманский линкор «Локуста» с Наследником на борту входил в третий, самый сильный, засадный отряд. Помимо тяжелых кораблей, в его состав входил и один авианосец, но сейчас он просто не успевал выпустить в космос свою авиагруппу.

Столкнись легкая эскадра противника с отрядом Наследника в открытом космосе, у врага не было бы ни единого шанса, но необходимость соблюдения режима максимальной незаметности сыграло с засадными эскадрами танланов злую шутку. Энергетические установки работали на минимальной мощности, а сами корабли находились не в боевом ордере, обеспечивающем их оптимальное взаимодействие во время сражения, а вплотную прилепились к каменным обломкам, стараясь слиться с ними для повышения эффективности работы мимикрирующего щита и маскировочных полей.

Эсминцы и корветы третьего отряда еще как-то успевали встать на пути врага и вступить в бой, а два линкора, три тяжелых крейсера и авианосец оказались в ловушке, лишенные маневра и неспособные вести эффективный огонь.

– Торпедный залп противника!

Наследник и сам видел, как вражеский строй в объеме тактической сферы расцветился сотнями новых меток. Эсминцы и легкие крейсера в едином залпе разряжали барабанные пусковые установки. Корветы запускали торпеды с внешних подвесок, а торпедоносцы, прикрытые истребителями, стремились прорваться прямо к бортам тяжелых кораблей, чтобы практически в упор нанести по ним неотразимый удар.

Флагман вздрогнул. Башни главного калибра открыли огонь, пытаясь хоть чем-то помочь гибнущим в самоубийственной контратаке эсминцам и корветам. Линкор успел отойти от астероида и начать разгон, когда его накрыла волна вражеских торпед. К чести строителей «Локусты», двенадцать попаданий она выдержала достойно. Силовой щит перестал существовать, большинство орудий ближней обороны смяло или заклинило, но четыре из восьми башен главного калибра остались в строю. Ход корабль не потерял, хоть и мог теперь выдавать не больше трети максимальной скорости.

Остальным кораблям третьего отряда повезло меньше. Авианосец раскололся пополам и взорвался. Его силовые поля и броня не смогли выдержать попаданий пяти торпед. Линкор «Щит клана» лишился хода и беспомощно дрейфовал, медленно вращаясь во всех трех плоскостях. Все три тяжелых крейсера получили серьезные повреждения и вряд ли могли теперь считаться полноценными боевыми единицами. Их командиры пытались выполнить последний приказ Наследника. Огрызаясь из уцелевших орудий, они медленно, чудовищно медленно, разгонялись в направлении субкоричневого карлика. Компанию им составили два чудом уцелевших эсминца и один легкий крейсер, единственный корабль в третьем отряде, не получивший повреждений и даже сохранивший силовой щит.

Противник их не преследовал. Свое главное оружие вражеская легкая эскадра полностью израсходовала, а без торпед соваться в бой с тремя тяжелыми крейсерами, пусть и сильно поврежденными, было глупо.

Враг потерял легкий крейсер, эсминец, два корвета и сколько-то малых машин с авианосца. Ничтожная цена за фактически выведенный из боя и частично уничтоженный отряд из пяти тяжелых кораблей, включая и флагман флота.

У первого засадного отряда дела обстояли еще хуже. Он изначально был слабее третьей засадной эскадры, и не смог оказать серьезного сопротивления неожиданной атаке. Единственный линкор отряда погиб, поймав бортом восемнадцать торпед. Тяжелым крейсерам тоже досталось заметно сильнее, чем их коллегам из третьей эскадры. В итоге отряд кораблей погиб почти полностью. К промышленному району у субкоричневого карлика на последних остатках тяги двигателей пытался уползать один тяжелый крейсер и три эсминца.

Единственная легкая эскадра противника, пока не израсходовавшая свои торпеды, не стала продолжать преследование последнего уцелевшего отряда танланов. В одиночку она могла разве что храбро погибнуть, пытаясь перехватить пять тяжелых кораблей, готовых к бою и окруженных легкими крейсерами, эсминцами и корветами.

Танланы получили жестокий удар, но сражение еще не было проиграно. По крайней мере, так в какой-то момент показалось Наследнику. Эскадра прикрытия промышленно-добывающего района не понесла потерь, а теперь к ней должен присоединиться еще и бывший второй засадный отряд во глава с линкором «Акрида». Или не должен…

– Главные силы вражеского флота покидают высокие орбиты Тинны-B, – мрачно доложил командир флагмана. – Они идут на перехват нашего второго отряда. Через тринадцать минут противник соединится со своей легкой эскадрой, еще не вступавшей в сражение. Если в этих условиях второй отряд примет бой, у него не будет ни единого шанса.

Наследник тяжело задумался. После катастрофы, постигшей две из трех его засадных эскадр, в нем что-то надломилось. Голова соображала отвратительно, принимать решения становилось всё сложнее.

Второй отряд не может бесконечно уклоняться от боя. В конце концов, легкие эскадры Вершинина пополнят запас торпед с транспортных кораблей, и, пользуясь преимуществом в скорости, заставят отряд либо покинуть систему, уйдя в прыжок, либо принять бой с вполне предсказуемым результатом. Ни то, ни другое Наследника не устраивало.

– Командиров второго отряда и эскадры прикрытия промышленного района на связь!

В объеме тактической сферы появились изображения двух уже немолодых танланов. Оба выглядели мрачно, но следов паники в их глазах Наследник не увидел.

– Обстоятельства сложились не в нашу пользу, – стараясь сохранять твердость в голосе, начал командующий, – В данный момент полную боеспособность сохранили только ваши эскадры, и, если мы хотим добиться победы, вы должны действовать вместе. Я приказываю эскадре прикрытия промышленного района и второму отряду тяжелых кораблей ударить по врагу одновременно, двигаясь навстречу друг другу.

– Наследник, – старший доминант обозначил едва заметный поклон, – для выполнения твоего приказа моей эскадре придется покинуть орбиты Тинны-В и выйти из-под прикрытия наземных ракетных батарей и противоорбитальных орудий. Тем самым мы лишимся нашего единственного преимущества перед флотом противника и будем вынуждены принять бой на его условиях.

– Вы атакуете врага с двух сторон. Это заставит его распылить силы, – едва сдерживаясь проскрежетал Наследник. Он не привык слышать возражения от подчиненных, но сейчас от командира эскадры прикрытия слишком многое зависело, и будущий Великий постарался сдержать гнев.

– Наследник, я понимаю, что тебе непросто принять мои слова, но долг требует от меня сказать тебе правду. В открытом космосе враг сильнее нас. По тяжелым кораблям у нас почти паритет, но в авианосцах и легких силах у противника подавляющее преимущество. И это еще не всё. Начало сражения за промышленный район показало, что наши линкоры не выдерживают артиллерийскую дуэль на дальних дистанциях. Нам нечего противопоставить убийственной точности огня вражеского флагмана.

– Великий, старший доминант ничуть не преувеличивает, – неожиданно вмешался в диалог Гонец, о котором Наследник уже успел забыть. – В предыдущем сражении за систему Тинны корабли «Порождающих трепет» в полной мере испытали на себе, то, о чем он пытается тебе сказать. Бывший глава моего клана погиб именно потому, что не смог вовремя осознать эту угрозу.

– Наследник, эта система не стоит твоей жизни и гибели флота, – вновь взял слово старший доминант. – Самым разумным решением будет отступление. У нас не осталось путей к победе, но еще есть шанс избежать разгрома и сохранить корабли для предстоящей большой войны.

Командующего душил гнев. Ему пытались навязать позорное бегство. И если от ничтожного вассала ничего другого ждать и не следовало, то пораженческие настроения опытного воина ломали все шаблоны и традиции Унии Танланов и приводили будущего Великого в бешенство. Отступление означало для него неизбежное лишение статуса Наследника, а об этом он не мог допустить даже мысли.

– Выполняй приказ! – командующий ударил верхними конечностями друг о друга, и в боевой рубке раздался резкий скрежет с силой трущихся друг о друга хитиновых пластин. – Позор твоих трусливых слов сможет искупить только безоговорочная победа. Иди и добудь ее для Великого!

– Подчиняюсь, Наследник, – склонился старший доминант и прервал связь.

Командир второго отряда тяжелых кораблей, так и не произнесший за всё время разговора ни слова, тоже молча поклонился и исчез из объема тактической сферы.

– Арестовать! – Наследник повелительно указал на Гонца. – Возле Наследника не место трусам и предателям. Всем поврежденным вымпелам, потерявшим боеспособность, отходить к порталу Старших во внешнем поясе астероидов. Остальным уцелевшим кораблям первого и третьего отряда объединиться и следовать в расчетную точку встречи второго отряда, с флотом противника.

Какое-то время в боевой рубке стояла напряженная тишина. Наконец, ее решился нарушить глава научно-инженерной секции экспедиционного флота.

– Наследник, – пожилой танлан прижал рудиментарные крылья к телу и низко склонился перед командующим. – Правильно ли я понимаю, что при неблагоприятном развитии событий ты рассчитываешь провести эвакуацию поврежденных кораблей с помощью портала?

– Я не хочу ничего слышать о поражении! – отрезал будущий Великий. – Твои слова напоминают болезненный бред. О каком бегстве через портал ты говоришь? Он мертв уже тысячу лет. В районе портала сосредоточены корабли научной секции, доверенные мне кланом. Они ни при каких обстоятельствах не должны попасть в руки врага. Поврежденные крейсера и эсминцы послужат для них прикрытием от атак легких сил противника.

– Я не могу обещать наверняка, – чуть замявшись, произнес ученый, – но мы можем попытаться активировать портал. Работы еще далеко не закончены. Не все расчеты проверены…

– Ближе к сути! – проскрежетал Наследник.

– Прости, будущий Великий, – еще ниже склонился пожилой танлан, – но то, что я хочу сказать может оказаться очень важным. В отличие от всех порталов, обследованных нами ранее, здесь сохранилось много древнего оборудования и уцелела часть автоматических ремонтных систем. В результате полученных повреждений весь объект остался без энергии, а автономных источников для завершения восстановительных работ не хватило. Нам удалось вновь запустить некоторые древние механизмы и, судя по проведенным тестам, ядро системы восстановлено. Мы можем попробовать открыть портал в метрополию, и тогда…

– Даже не думай об этом! – Наследник всем телом развернулся к ученому. – Только Великий может дать разрешение на такой эксперимент! Вы в своих лабораториях совсем утратили чувство реальности! Ты готов предсказать реакцию Старших на включение нами древнего портала? Сеть гиперворот – их безусловная монополия. Что если Старшие сочтут ваши действия покушением на их доминантность в галактике? Хочешь, чтобы наша столичная система превратилась в прах?! Все работы на древнем объекте немедленно прекратить!

– Подчиняюсь, Наследник! – ученый распластался на полу в позе полной покорности. – Разреши мне отбыть на объект и лично всё проконтролировать.

– Действуй! И помни о моих словах! Никакой паники, никакой эвакуации и никаких авантюрных экспериментов!

– Я всё сделаю, будущий Великий!

Старый танлан чуть ли не ползком покинул боевую рубку, испытав при этом огромное облегчение. Он не любил боевые корабли, особенно поврежденные, но при этом упорно лезущие в гущу боя. Ему вполне хватило ужаса, пережитого во время вражеской торпедной атаки. Когда челнок ученого покинул борт линкора «Локуста», его настроение резко улучшилось. Наследник горяч и, возможно, искренне верит в победу, но жизнь – штука сложная, и всегда лучше иметь надежный путь к отступлению. Ну, или не очень надежный, но хоть какой-то. Это только воины мечтают о геройской смерти в бою, а он, ученый, совсем не торопится в Великое Ничто, да и его коллеги тоже вряд ли предпочтут героическую, но бесполезную смерть шансу на спасение. Так что работы действительно стоит лично проконтролировать, а то вдруг в нужный момент что-то пойдет не так…


16 мая 2030 года

Серый Периметр. Внешний рукав. Система двойной звезды Тинна

Борт авианосца «Альфа Наррал» – флагмана третьей легкой эскадры сводного флота

– Альфа, получено сообщение с флагмана флота! – доложил младший вожак, – Нам приказано прекратить преследования отряда тяжелых кораблей противника и идти на соединение с основными силами.

На секунду Герранд испытал досаду. Его эскадра осталась единственной, еще не вступившей в бой с противником, если, конечно, не считать отряд кораблей, отправленный ко второй планете. И вот теперь ему приказывают сменить курс, хотя до рубежа атаки осталось совсем немного.

С другой стороны, бейтан прекрасно понимал, что сил его эскадры совершенно недостаточно для боя против пяти тяжелых вымпелов и почти двух десятков кораблей сопровождения.

– Принято, – коротко бросил он младшему вожаку.

Расстраиваться было явно рано. У кузнечиков осталось еще достаточно кораблей, и главное веселье ожидало Герранда впереди.

Наблюдая за отметками вражеских вымпелов в объеме боевой сферы, альфа легкой эскадры не верил своим глазам. Основные силы флота танланов, до этого трусливо прятавшиеся среди спутников субкоричневого карлика, выходили из-под прикрытия наземных ракетных батарей и позиционных районов противоорбитальных орудий. Они поспешно начинали разгон, одновременно выстраиваясь в боевой ордер. Впрочем, причина спешки вскоре стала ясна. Проведенный навигаторами расчет показал, что танланы стремятся не дать главным силам флота Вершинина безнаказанно ударить по рвущемуся к промышленному району отряду тяжелых кораблей, который только что прекратила преследовать эскадра Герранда.

Вычислитель подсветил в объеме боевой сферы область пространства, где должны были пересечься курсы противников. Пустая, ничем не примечательная точка, в которой вскоре могло состояться одно из самых серьезных боевых столкновений в истории Серого Периметра. Вот только… похоже у подполковника Вершинина на сегодня были несколько иные планы.

– Альфа, главные силы нашего флота меняют курс. Они уклоняются от встречного боя со вторым отрядом противника! Нам предписано продолжать выполнение последнего приказа.

Герранд задумался. Понятно, что ввязаться в бой с одним вражеским отрядом и почти сразу получить удар в спину от другого – не лучшая перспектива, но в данном случае сил для сражения на два фронта у флота Вершинина вполне хватало. Маневр, предпринятый землянином, выглядел, как минимум, проявлением нерешительности, а как максимум, обычной трусостью. Однако бейтан слишком хорошо знал этого человека, чтобы допустить такую мысль. Герранд прекрасно понимал, что предлагаемая врагом решительная схватка – прямой путь к огромным потерям с обеих сторон. Знал он и то, как Вершинин относится к подобным потерям. Так что, если подумать, его действия выглядели более чем логичными.

Зачем вступать в бой, когда значительная часть твоих сил находится далеко в стороне от сражения, пополняя боезапас с транспортных кораблей? Гораздо лучше избежать немедленного столкновения и чуть позже ударить по врагу всеми силами. Конечно, такой подход позволит противнику объединить эскадру прикрытия промышленного района и уцелевший засадный отряд, но ведь тут важно еще и то, где именно это произойдет. Ради генерального сражения танланы покинули орбиты субкоричневого карлика, но землянин увел свой флот в сторону, и встречный бой не состоялся. Зато теперь кузнечики не успевают вернуться обратно до того, как корабли Вершинина отрежут их от промышленного района. Вся эта игра в догонялки была танланам категорически невыгодна. Герранд хищно оскалился. Что ж, если нужно, он еще немного подождет.


16 мая 2030 года

Серый Периметр. Внешний рукав. Система двойной звезды Тинна

Борт дальнего разведчика проекта «Сумрак»

Корабль Корры следовал за отрядом тяжелых кораблей танланов, сохраняя безопасную дистанцию. В принципе, тащиться дальше за вражеской эскадрой смысла не было – её и без помощи «Сумрака» во всех подробностях видели сканеры линкора «Эверест».

– На связи флагман, – доложил Лой, и перед Коррой над командирской консолью сформировалось изображение Виктора.

– Лид-капитан, – в официальной обстановке Вершинин обращался к супруге только по званию, – корабли противника, получившие повреждения во время торпедной атаки, взяли курс на некую точку во внешнем поясе астероидов. До начала сражения в этом районе не было ничего, кроме давно мертвого портала Старших, однако что-то им там нужно. Проверьте и доложите.

– Принято, – коротко ответила Корра.

Звезды на обзорных экранах начали смещаться влево-вверх – «Сумрак» менял курс почти на девяносто градусов. Предпринятый маневр ничуть не мешал его экипажу следить за ходом боя, а посмотреть было на что.

Отряд кораблей танланов, уже начавший перестроение в ордер прорыва, неожиданно обнаружил, что воевать с ним никто не собирается. Упорно пытавшаяся выйти ему наперерез эскадра легких кораблей вдруг потеряла к танланам всякий интерес и изменила курс, направившись к своим основным силам, а сами эти силы в составе трех линкоров, девяти тяжелых крейсеров, и двух десятков легких кораблей, внезапно передумали вступать в бой с заведомо слабейшим противником и легли на курс расхождения с вражеской эскадрой.

В рядах танланов столь неожиданная смена тактики противника вызвала замешательство. Какое-то время ушло на принятие решений и передачу приказов, и в итоге момент, когда еще что-то можно было предпринять, оказался упущен. Противоборствующие флоты расходились в пространстве. Бывший засадный отряд продолжал двигаться навстречу покинувшим промышленный район главным силам танланов, и вскоре они должны были соединиться, но генерала Вершинина это, похоже, совершенно не волновало. Его корабли по большой дуге возвращались к субкоричневому карлику, словно вспомнив, что именно промышленно-добывающий район является одним из главных призов в этом сражении.

Корра чуть уменьшила масштаб тактической голограммы, и на краю объемного изображения появилась россыпь зеленых точек. Корабли двух легких эскадр, уничтоживших неожиданной атакой засадные отряды танланов, уже заканчивали загрузку торпед с судов снабжения. Помешать им никто не пытался – у кузнечиков для этого просто не осталось резервов.

– Командир, наблюдаю подозрительную активность в районе портала Старших, – доложил Лой, переключая режимы сканирования в попытках понять, что за странную возню устроили кузнечики в окрестностях древнего сооружения. – Там целая толпа каких-то вспомогательных кораблей.

– Чем они заняты?

– Непонятно. Но не удивлюсь, если они готовят портал к взрыву. Хотя какой в этом смысл, я представить не могу, он ведь и так давно мертв.

За годы службы в имперском флоте Корра хорошо усвоила, что обо всех непонятных действиях противника, какими бы бессмысленными они ни казались, нужно немедленно докладывать командованию. Она даже сама не успела заметить, как ее палец прижал нужную пиктограмму на виртуальной клавиатуре.

– «Сумрак» флагману. Неустановленная активность противника в районе портала Старших. Предполагаю подготовку древнего объекта к уничтожению. Включаю непрерывную передачу данных.


16 мая 2030 года

Серый Периметр. Внешний рукав. Система двойной звезды Тинна

Борт линкора «Блатта» экспедиционного флота Унии Танланов

Старший доминант старался не смотреть на подчиненных. После прямого обвинения в трусости, высказанного Наследником в его адрес, ловить на себе короткие взгляды нижестоящих было неприятно.

Многие из них понимали, что старший доминант прав, но статус Наследника давил на них, и никто не осмелился хоть как-то поддержать несправедливо униженного командующего эскадрой прикрытия. Впрочем, он не нуждался в сочувствии. Настоящий воин должен стойко переносить удары судьбы и никакие слова, пусть даже высказанные Наследником, не могут заставить его отказаться от выполнения своего долга.

Он получил приказ добыть победу для Великого, и он ее добудет или погибнет в бою. Последнего, в прочем, хотелось бы избежать, поскольку смерть может лишь частично искупить невыполнение приказа, а во многих случаях и вообще не может служить оправданием. Вот чего старший доминант хотел меньше всего, так это опозорить имя своего рода.

А тут еще эта безумная идея покинуть охраняемый промышленный район… Чего хочет добиться Наследник? Верит в непобедимость своего флота? Да, возможно, по силе духа танланы намного превосходят тот сброд, который собрался под командованием подполковника Вершинина. Вот только что-то это не слишком помогло избежать разгрома двух засадных эскадр, и теперь численное преимущество флота Унии растаяло, как облачко газа в космической пустоте.

Тупым ударом лоб в лоб противника не победить, это ясно. Вершинин уклонился от боя и, похоже, собирается атаковать промышленный район, лишившийся прикрытия. Решение спорное. Лезть на низкие орбиты Тинны-В, когда у тебя за спиной целый вражеский флот, мягко говоря, слишком самонадеянно. Хотя, зная подполковника, можно предположить, что это тоже ложный маневр, призванный немного потянуть время до подхода пополнивших боезапас легких эскадр.

События развивались слишком быстро, и решение следовало принимать немедленно, а старший доминант никак не мог поймать и зафиксировать какую-то очень важную мысль, уже некоторое время назойливо крутившуюся в мозгу.

Подполковник… Откуда он взялся с этой своей стрельбой…? Нет, не то… Привел с собой толпу наемников… Сброд, конечно, но при должном руководстве воевать умеют… Наследник еще, стратег скороспелый… нет, опять не то. Забыть… Целый зоопарк. Бейтаны, люди, флеи. Что их вместе держит…? Деньги. Только деньги – доля в добыче. А еще Вершинин. Без него всё рассыплется… Но почему он не принял бой…? Хочет собрать все силы, или дело не только в этом… Стоп! Всё же очевидно, нужно было только сопоставить все факты…

– Мне нужна связь с Наследником. Немедленно! – вскинул голову старший доминант.

– Флагман на связи!

– Что у тебя? – в голосе Наследника слышалась смесь угрозы и злой насмешки. – Ты вызвал меня, чтобы доложить о победе? Но я пока не вижу разлетающихся по космосу обломков кораблей вражеской эскадры!

– Я знаю, как добыть тебе победу, будущий Великий, – старший доминант проигнорировал пренебрежительный тон господина. – Но для этого мне нужны все силы нашего флота. Передай в мое подчинение второй отряд тяжелых кораблей и то, что осталось от двух других засадных эскадр, и враг будет уничтожен.

– Это пустые слова, доминант, – раздраженно повел плечами Наследник, намеренно опустив приставку «старший» в статусе нижестоящего. – Ты проявил трусость, а теперь хочешь получить больше власти, чем достоин. У тебя минута, чтобы доказать мне, что я не зря трачу на тебя свое время.

– Подполковник Вершинин уклонился от честного боя, но не из-за трусости, а в результате трезвого расчета. Он прекрасно знает, на чем держится дисциплина в его флоте. Весь этот сброд объединяет только жажда наживы. Они могут хорошо воевать лишь при наличии двух условий. И первое из них – низкие потери. Деньги – это прекрасно, но вряд ли наемники захотят за них массово умирать. Второе – сам Вершинин. Он является гарантом честного раздела добычи среди этих шакалов, и он же обеспечивает выполнение первого условия за счет звериной хитрости выходца с дикой планеты и невозможной точности стрельбы своего флагманского линкора. Он стержень, на котором держится весь этот невозможный зверинец, смешанный из трех рас. Выдерни стержень, и эта химера распадется.

– Допустим, – из голоса Наследника исчезла насмешка, но некоторая доля презрения в нем еще оставалась. – Что ты предлагаешь?

– Мы нанесем удар в сердце его флота. Наше преимущество – несгибаемый дух единства. Когда у наших бойцов есть четкая цель, они не отступают, даже неся чудовищные потери. И эти потери будут. Прорваться к вражескому флагману – крайне непростая задача, но мы пройдем, а наемники не устоят. Если мы уничтожим линкор Вершинина даже ценой потери половины флота, противник будет разгромлен. Они просто не смогут дальше сражаться вместе. Им даже не удастся договориться о том, кто возглавит флот после гибели подполковника. Их строй превратится в неуправляемое стадо, а мы сохраним единство. Я возглавлю прорыв и, скорее всего, погибну в этом бою, но у нашего флота останется командующий, за которым, не задумываясь, пойдут все, кто уцелеет в этой атаке. Именно ты, Наследник, добьешь врага и принесешь Великому победу.

– Что ж, – тоном ниже произнес будущий Великий, – я вижу, ты всё-таки не безнадежен. Второй отряд переходит в твое подчинение, старший доминант. Все корабли первого и третьего отряда, которые успеют к тебе присоединиться, тоже поступают под твое командование. Мой линкор еле движется, и к началу схватки не успеет, но у тебя и так будет достаточно сил. Уничтожь флагман вражеского флота, и Великий навсегда впишет твое имя в историю Унии Танланов.


16 мая 2030 года

Серый Периметр. Внешний рукав. Система двойной звезды Тинна

Борт линкора «Эверест»

Шерхан чувствовал приближение беды. Он не понимал, что именно заставляет шерсть на загривке вставать дыбом, а хвост нервно метаться из стороны в сторону, но это что-то ощущалось почти материально и несло в себе страшную угрозу, причем в опасности был не только хозяин, но и Багира вместе со своей хозяйкой, находившиеся в данный момент очень далеко отсюда.

Огромные коробки из металла и других неживых и неестественных материалов, созданные людьми для полетов в космосе и истребления других таких же коробок, набитых злобными врагами, давно не внушали ирбису никакого страха. Наоборот, в руках хозяина они неизменно превращалась в очень полезное средство разъяснения врагам их истинного места в пищевой цепочке.

Хозяин не всегда был уверен в победе. Он мог поддаться сомнениям, проявить минутную слабость и даже отчаяние, но за этими чувствами неизменно ощущалась воля и убежденность в правильности и нужности того, что он делает. Ирбису это нравилось. Он не считал хозяина всесильным и неуязвимым, но верил в то, что он победит своих врагов, ставших теперь и врагами Шерхана. А еще с хозяином было интересно. Он плохо помнил мир, в котором родился, но понимал, что там он никогда не испытал бы и сотой доли того, что уже успел почувствовать и узнать, путешествуя с хозяином.

Ирбис не отдавал себе отчета в том, что мутация сделала его мозг избыточно развитым для того тела и образа жизни, который уготовила ему природа, но что-то такое он всё-таки чувствовал и был благодарен хозяину за то, что тот показал ему хотя бы малую часть большого мира, который простирался за пределами скалистых предгорий, где прошло раннее детство Шерхана.

Да, жизнь хозяина сложно было назвать спокойной и безопасной, но ирбиса это не пугало. Его хищная природа отлично сочеталась с тем, чем занимался Вершинин, и до последнего времени Шерхана всё устраивало, особенно после того, как в его жизни снова появилась Багира. Возможность мысленного общения с хозяином ирбис воспринял, как данность, а когда выяснилось, что эта связь может помочь в управлении грозным оружием, способным сокрушать их общих врагов, Шерхан испытал ни с чем не сравнимое удовлетворение.

И вот теперь этот полностью устраивающий ирбиса мир мог в считанные мгновения рухнуть и превратиться в ничто. Самое ужасное заключалось в том, что он не понимал, откуда исходит угроза, а значит, не мог предупредить о ней хозяина.


Эскадры танланов соединились. В получившийся внушительный флот влился не только находившийся ранее в засаде отряд тяжелых кораблей, но и около десяти вымпелов, уцелевших после торпедной атаки легких эскадр.

Виктора это объединение сил врага не смущало. Его многочисленные эсминцы, корветы и легкие крейсера, наконец-то пополнили боезапас и были готовы к новой атаке. На первый взгляд, всё выглядело довольно неплохо. Враг, превративший промышленно-добывающий район в некое подобие крепости, нашпигованной противоорбитальными орудиями и наземными ракетными батареями, довольно опрометчиво покинул эту выгодную для обороны позицию, а в открытом космосе шансов у танланов было немного.

И всё же Виктора кое-что напрягало. Во-первых, несмотря на явно невыгодные условия предстоящий схватки, враг отступать не собирался, хотя возможность такую имел. Ну а во-вторых, Вершинин не мог не признать, что его флот имеет очевидные слабости. Как бы ему ни хотелось оценивать соотношение сил исключительно по количеству и боевой мощи кораблей, не учитывать особенности мотивации и качество подготовки экипажей было нельзя. По-настоящему серьезного боя наемники могли и не выдержать, а если они растеряются и поддадутся панике, это деморализует бейтанов и флеев, которые тоже прибыли сюда не для того, чтобы превращать свои корабли в разлетающиеся по космосу обломки.

Вот и Шерхану, похоже, что-то не нравилось. То ли он чувствовал настроение Виктора, то ли ему самому ситуация казалась неоднозначной, но вел себя ирбис необычно нервно. Впрочем, Вершинину сейчас было не до тонкой душевной организации своего зверя. В результате сложных маневров главные силы противников поменялись местами. Теперь флот Виктора оказался ближе к субкоричневому карлику, чем собравшиеся вместе эскадры танланов, и пропускать их обратно землянин не собирался.

Танланы медленно сокращали дистанцию, одновременно перестраиваясь в четыре колонны. Такого боевого ордера Виктор у них раньше не видел. Центральная колонна вражеского флота состояла из трех линкоров, девяти тяжелых крейсеров и единственного оставшегося у кузнечиков авианосца, сопровождаемого парой эсминцев и тремя корветами. Эти силы шли в центре треугольника, образованного периферийными колоннами, в которых сосредоточились почти все легкие силы врага. Ядром каждой из них являлись один тяжелый и три легких крейсера, вокруг которых группировались эсминцы и корветы числом до двадцати единиц.

Идея танланов, вроде бы, казалась очевидной. Их командующий ждал от Виктора очередных фланговых ударов легких эскадр и стремился всеми силами уберечь от массированной торпедной атаки свою главную ударную группировку. Вот только выглядел этот ход каким-то поверхностным, поскольку решал одну частную тактическую задачу ценой практически верной гибели почти всех легких сил флота. Стоило Виктору поддержать атаку каждой из легких эскадр хотя бы парой тяжелых крейсеров, и периферийные колонны танланов будут неизбежно смяты и рассеяны. Правда, произойдет это не сразу…

Вершинин вновь вызвал внутренний интерфейс и совместил его элементы с данными тактической голограммы. Времени до столкновения флотов оставалось мало, так что провести глубокий сценарный анализ он позволить себе не мог. Тем не менее, главное Виктор выяснил. За то время, которое понадобится усиленным легким эскадрам для уничтожения внешних колонн противника, центральная группировка танланов не успеет нанести главным силам его флота катастрофических потерь. Если враг совершает тактическую ошибку, то этим нужно пользоваться.

Погасив внутренний интерфейс, Виктор сформировал на командирской консоли нужную конфигурацию сил флота и отправил командирам кораблей приказ на перестроение.

Глядя, как на тактической голограмме приходят в движение отметки вымпелов сводного флота, генерал Вершинин не испытал обычного удовлетворения от хорошо сделанной работы. Мозгом он понимал, что расчеты верны, но где-то внутри сидела подленькая мысль, что чего-то он всё-таки не учел, и это что-то очень скоро выйдет ему боком.

Противник упорно продвигался вперед, недвусмысленно демонстрируя свое намерение прорваться обратно к промышленно-добывающему району. На изменение боевого ордера флота Виктора танланы никак не отреагировали.

– Господин командующий, перестроение закончено! – доложил контр-адмирал Уилсон, без всякого согласования с Вершининым назначенный на должность начальника штаба флота последним приказом с Земли.

– Легким эскадрам принять распределение целей, – Виктор пробежал пальцами по виртуальной клавиатуре, назначая командирам эскадр траектории атаки и номера атакуемых внешних колонн танланов.

– Распределение целей принято.

– Начать выдвижение на рубеж атаки!

Три легких эскадры, усиленных тяжелыми крейсерами, покинули боевой ордер сводного флота и устремились навстречу танланам, обходя их строй с флангов.

– Противник увеличил скорость! – бесстрастно доложил вычислитель. – В траектории атаки легких эскадр автоматически внесены поправки.

Танланы, наконец, отреагировали на изменение обстановки. Выглядела эта реакция донельзя прямолинейной, и это еще раз заставило Виктора напрячься. Нехорошие предчувствия, отошедшие было на второй план, вновь шевельнулись, запуская в мозг острые коготки сомнений.

– Легкие эскадры на рубеже атаки!

– Нанести удар по внешним колоннам противника! – отбросив сомнения, отдал решающий приказ Виктор. – Основным силам флота начать торможение и постепенный отход к промышленному району. Цель – связать тяжелые вымпелы танланов боем на дальних и средних дистанциях и не дать им прийти на помощь периферийным колоннам.

Корабли легких эскадр с трех сторон врезались в боевой ордер врага. Буквально через минуту в сражение вступили линкоры и тяжелые крейсера, атаковав танланов с фронта. Впрочем, кто здесь кого атаковал, понять было сложно. В центре завязался жестокий встречный бой. Танланы, попавшие под град тяжелых снарядов линкора «Эверест», стремились как можно быстрее сократить дистанцию. Виктор же, наоборот, хотел максимально оттянуть превращение выгодной для него перестрелки на пределе дальности орудий в хаотическую собачью свалку.

Первые признаки проблем появились на третьей минуте боя. Танланы вели себя совершенно не так, как ожидалось. Их тяжелые корабли и даже легкие крейсера совершенно не пытались помочь избиваемым внешним колоннам своего строя. Они рвались вперед, не считаясь с потерями и полностью игнорируя все корабли сводного флота, кроме тех, которые мешали им прорваться к флагману. Линкор «Эверест» подвергся жесточайшему обстрелу. Приличная дистанция до противника пока позволяла ему уклоняться от большинства вражеских снарядов, но она неуклонно сокращалась и, несмотря на все усилия пилотов, избегать попаданий становилось все труднее.

– «Врррагам…нушшшна твоя… ррр… смерррть»! – длинная мысленная фраза явно далась Шерхану с большим трудом, особенно с учетом того, что значительная часть ресурсов его мозга сейчас была занята помощью Виктору в наведении на цели многочисленных орудий линкора.

Вершинин и сам уже это понимал. Танланы выбрали путь берсерка, поставив всё на одну карту. И самым поганым было то, что это могло сработать. Стройный план боя трещал по швам. Виктор рассчитывал, что, пользуясь подавляющим численным преимуществом, усиленные легкие эскадры быстро сомнут внешние колонны врага и ударят во фланг тяжелым кораблям танланов. Однако этого не произошло.

Легкие эскадры в значительной части состояли из эсминцев, корветов и легких крейсеров наемников Серого Периметра. В хорошо спланированной внезапной атаке на засадные отряды танланов они неплохо себя проявили, но к сражению с озверевшими от понесенных потерь кузнечиками, готовыми умирать в самоубийственных контратаках, они оказались совершенно не готовы. Если бы не дисциплинированные бейтаны, чьи корабли тоже входили в состав легких эскадр, фланговые атаки вообще могли захлебнуться. Но даже с ними боевая эффективность атакующих оставляла желать лучшего.

Командиры эсминцев, корветов и легких крейсеров совершенно не берегли торпеды для последующего удара по тяжелым кораблям танланов. Нарвавшись на ожесточенное сопротивление и понеся потери, они начали бездумно тратить свое самое сильное оружие на уничтожение легких кораблей противника, причем предпочитали открывать огонь торпедами с максимальной дистанции, стараясь избежать излишнего риска.

Поддержка тяжелых крейсеров, переданных легким эскадрам в усиление, несомненно, играла свою положительную роль, но у них тоже имелись свои противники – в состав каждой из внешних колонн танланов входил один тяжелый корабль, и пока крейсера приводили его орудия к молчанию, легкие силы оказывались предоставленными сами себе. В результате фланговые атаки забуксовали, а центральная колонна флота танланов получила возможность всеми силами нанести удар по флагману Виктора.

«Эверест» дважды вздрогнул, приняв на силовой щит пару тяжелых снарядов.

– Ресурс щита восемьдесят семь процентов, – скупо доложил вычислитель.

– Всем тяжелым вымпелам! – Виктор был вынужден на несколько секунд отвлечься от наведения орудий. – Прикрыть флагмана огнем и маневром! Полковник Никифоров, уводите корабль из-под огня! Если мы не разорвем дистанцию, щит нам снесут через пару минут.

– «Снаррряд!», – рычал Шерхан, торопя хозяина вернуться к управлению огнем.

– Сейчас, хвостатый, всё будет! – зло выдохнул Вершинин, сосредотачивая весь огонь на головном линкоре противника. Щит у вражеского корабля был уже изрядно просажен, но его командира это совершенно не смущало. Приказ гнал его вперед, и, судя по всему, танлана не волновало, погибнет он в этом бою или нет, лишь бы указанная командующим цель была уничтожена.

«Эверест» тряхнуло еще несколько раз, но Виктор уже не обращал на это никакого внимания. Его снаряды, наконец вскрыли защиту вражеского линкора. Мощная броня смогла выдержать два попадания тяжелых снарядов «Эвереста», но третий удар оказался для корабля смертельным. Попадание вышло на редкость удачным, взывав цепь вторичных взрывов, а через пару секунд и детонацию боезапаса одной из башен главного калибра. Танланский линкор исчез в яркой вспышке, но это не произвело на атакующего противника никакого впечатления. На сцене появился новый неприятный противник. Единственный авианосец кузнечиков отправил в атаку свои торпедоносцы, густо прикрыв их истребителями.

Казалось, флагман получал попадания непрерывно. Вычислитель захлебывался, сообщая о стремительно проседающей мощности силовой защиты:

– Ресурс щита двадцать четыре процента. При новых попаданиях возможно пробитие защиты и повреждение корпуса.

– Никифоров, доклад!

– Прошли точку максимального сближения, – немедленно доложил командир линкора. – Тяжелые корабли пытаются оттеснить танланов, но они лезут, как безумные.

– Мы потеряли крейсера «Эдинбург» и «Севастополь». - дополнил доклад Никифорова контр-адмирал Уилсон. – У линкора «Пекин» полностью сбит щит.

Ведя огонь по очередному линкору противника, Виктор не мог одновременно охватить всю картину боя. Ему приходилось разрываться между управлением огнем и руководством сражением, но доверить пушки «Эвереста» он никому не мог. Шерхан, конечно, очень помогал, передавая биопроцессору Вершинина часть ресурсов своего мозга, но управлять огнем орудий самостоятельно он был не в состоянии.

– Торпедоносцы противника в минуте от рубежа пуска торпед!

– Готов! – Виктор как сквозь вату услышал выкрик командира «Эвереста», когда еще один линкор танланов раскололся пополам от двойного попадания.

– Сообщение от командира авианосца «Крылья Флея»! Он предлагает прикрыть флагман от атаки торпедоносцев своими истребителями. Просит оставить в полосе заградительного огня коридор для прохода его машин.

– Пусть действует! Будет ему коридор.

Виктора облегченно выдохнул. Появление на сцене авианосца птичек оказалась весьма кстати. Сразу чувствовалось, что его командир прошел школу регулярного флота, а не выдвинулся и недр вольницы солдат удачи Серого Периметра. Во всяком случае, критический момент сражения флей почувствовал безошибочно и, видя, к чему идет дело, проявил разумную инициативу.

Свалка истребителей и торпедоносцев началась почти немедленно, но следить за ней у генерала Вершинина не было никакой возможности.

– Ресурс щита восемь процентов!

– Тяжелый крейсер «Ярость стаи» лишился всех орудий главного калибра и просит разрешения на вход из боя!

– Пусть уходит во вторую линию.

– Командир третьей легкой эскадры докладывает о выполнении задачи! Остатки внешней колонны противника рассеяны. Потеряно до тридцати процентов легких вымпелов. Тяжелые корабли им атаковать нечем – боезапас торпед исчерпан!

– Передайте ему приказ атаковать центральную колонну противника силами приданных эскадре крейсеров.

– Принято к исполнению!

– Линкор «Пекин» потерял ход! В строю осталось только три башни главного калибра.

– Продолжать огонь!

На этот раз «Эверест» тряхнуло сильнее. Щит явно был пробит, но броня, судя по всему, устояла. Картина боя постепенно менялась. Огонь остатков ударной группы танланов сильно ослаб. Ни одна торпеда с вражеских торпедоносцев до флагмана так и не добралась. Флеи не зря имели репутацию отличных пилотов. Своей контратакой они снизили плотность торпедного залпа до приемлемых значений. В итоге с прорвавшимися торпедами вполне справились ракеты-перехватчики линкора. Птичкам эта победа стоила трети авиагруппы, но свою задачу они выполнили. Что ж, если всё закончится хорошо, флеи могут смело рассчитывать на приличную долю в добыче, а в отчете об операции Виктор непременно укажет, что союз с этой расой способен принести Земной Федерации немалую пользу.

– Противник меняет вектор атаки!

По флагману больше никто не стрелял, и Виктор смог вздохнуть спокойнее и хоть немного отвлечься он управления артиллерией. Танланы пытались вырваться из ловушки, в которую сами себя загнали. Поняв, что их план окончательно провалился и подсчитав потери, кузнечики здраво рассудили, что ловить им здесь больше нечего, а хотя бы часть флота было бы неплохо спасти.

Впрочем, спасать там было уже почти нечего. Две периферийных колонны вражеского флота практически перестали существовать. Третья еще отбивалась, хотя ее эсминцы и корветы полностью потеряли строй и сбились в кучу около еще пытавшегося вести огонь тяжелого крейсера. Они наверняка получили приказ на прорыв, но сделать ничего не могли. На них плотно наседали все три легких эскадры, пытаясь, судя по всему, реабилитироваться за откровенно провальное начало боя.

И всё же нескольким кораблям прорваться удалось. Лёгкие эскадры слишком увлеклись добиванием окруженного противника и пропустили момент прорыва остатков основных сил танланов. Единственный уцелевший линкор кузнечиков, лишившийся щита и явно получивший приличные повреждения, смог-таки вырваться из насквозь дырявого кольца окружения и лечь на курс к внешнему поясу астероидов, где у мертвого портала Старших уже скопилось немало покалеченных кораблей врага. За собой он увлек три таких же битых крейсера и пять эсминцев. Где-то далеко впереди по их курсу пытался удрать к порталу еще один линкор. Этот был поврежден сильнее и выдавал едва треть скорости, на которую был способен до боя.

На что рассчитывали танланы, Виктор не понимал, но у них явно была какая-то цель.

– Поврежденным вымпелам оставаться на месте! – приказал Виктор, с облегчением стянув с головы виртуальный шлем. – Всем, кто сохранил ход и щиты, начать преследование противника.

Шансов спастись у танланов не было. Они и сами должны были это понимать. В той или иной степени полученные повреждения снизили их скорость, и теперь флот Виктора во главе с линкором «Эверест» медленно догонял пытающиеся уйти корабли противника. Эсминцы уже шли параллельным курсами с тяжелыми кораблями танланов, но атаковать не торопились. Зачем подставляться, если через несколько минут подвезут большие пушки? Разогнаться для ухода в прыжок кузнечики явно не успевали, и у Виктора сложилось впечатление, что они и не собираются покидать систему.

– Отправьте им предложение сдаться, – распорядился Виктор, заранее зная, каким будет ответ.

– Сообщение передано. Противник не отвечает. Две минуты до рубежа открытия огня главным калибром.

– Предупредите танланов, что я даю им три минуты на принятие решения.

Отпущенное противнику время прошло в молчании. Консоль систем связи так и осталась безмолвной. Серые цифры таймера в углу тактической голограммы в последний раз мигнули и высветили нули.

– Открыть огонь! – без всякого энтузиазма приказал Виктор, не отрывая взгляда от тактической голограммы.


16 мая 2030 года

Серый Периметр. Внешний рукав. Система двойной звезды Тинна

Борт дальнего разведчика проекта «Сумрак»

На некоторое время Корра буквально выпала из реальности, погрузившись застывшим взглядом в объем тактической голограммы. Оборудование, полученное Вершининым от Старшего, позволяло поддерживать устойчивый и хорошо защищенный канал связи между флагманом флота и «Сумраком», и теперь Корра во всех подробностях видела, как на корабль Виктора безжалостным огненным валом накатываются тяжелые корабли танланов. «Эверест», попавший под сосредоточенный огонь трех линкоров и девяти тяжелых крейсеров, отчаянно маневрировал, но всё равно был вынужден принимать попадания. А потом, когда уже казалось, что генералу Вершинину каким-то чудом удалось выскользнуть из этого смертельного капкана, откуда-то из-за спин поредевших тяжелых кораблей врага вынырнула стремительная волна торпедоносцев, бросившихся на практически лишенный силового щита линкор Виктора.

Корра ни разу не отвела взгляд от голограммы, не закрыла лицо руками и не произнесла ни звука. Только Багира, хорошо чувствующая эмоции хозяйки, тихо выла и царапала когтями пол командного поста, оставляя на прочном синтетическом покрытии глубокие борозды.

И лишь когда в строй вражеских торпедоносцев, фанатично рвавшихся к продолжающему отбиваться «Эвересту», врезалась казавшаяся хаотичной и неорганизованной стая истребителей флеев, лицо Корры дрогнуло, и из уголка ее глаза на пол упала единственная слезинка.

Лой и Пино молчали, не смея отвлекать командира, хотя непрерывно поступающий извне поток данных явно стоил ее внимания.

– Лой, доклад, – тихим севшим голосом потребовала Корра.

– Командир, они не собираются ничего взрывать. Вокруг портала висит десяток покореженных крейсеров и эсминцев танланов, но это не самое интересное. Помимо них там еще четырнадцать кораблей поддержки, причем это не обычные транспорты. Судя по характеру излучения и количеству внешнего оборудования, это компоненты мобильной научной лаборатория класса «А» плюс. Они всё это время ковырялись в уцелевшей начинке портала Старших, и совершенно неясно, что они успели там натворить. Думаю, не просто так все эти недобитки здесь собрались, совсем не просто так.

– Ты отправил доклад в штаб флота?

– Данные транслируются в штаб непрерывно, но там сейчас явно не до них.

– Перешли в штаб отдельное краткое сообщение с предварительными выводами. Командующий должен знать, что здесь происходит. И подведи «Сумрак» ближе к порталу. Я не понимаю, почему эти научные корабли не пытаются удрать.

– У них почти нет шансов, – пояснил Пино, – наши корветы перехватят их раньше, чем они на своих слабосильных движках успеют разогнаться для ухода в прыжок. А здесь хоть какая-то защита и непонятный портал, который они хотят то ли взорвать, то ли использовать по прямому назначению.

– Всё, кончились танланы, – зло усмехнулся Лой, наблюдая в объеме тактической голограммы, как под ударами кораблей генерала Вершинина распадаются остатки боевого ордера противника, – свалить пытаются, да только это без шансов. И заметь, командир, они тоже рвутся сюда, хоть и не долетят, конечно.

– Мне не нравится этот недобитый линкор, – Корра указала на одинокую точку на голограмме, постепенно приближающуюся к порталу. – Это «Локуста», один из самых современных кораблей Унии Танланов. Что-то мне подсказывает, что именно там сидит главный кузнечик, командующий всеми их силами в системе. До прибытия сюда наши догнать его не успеют, а мне думается, только его вся эта инвалидная команда и ждет.

– А потом они устроят какой-то большой бум, – кивнул Пино.

– Штаб флота подтвердил получение наших данных, – доложил Лой. – Нам приказано следить и не вмешиваться.

– Наши выслали вперед дивизион эсминцев. Тоже понимают, что надо торопиться, – задумчиво произнесла Корра, глядя за движением зеленых вымпелов на тактической голограмме. – Эти научные корабли – просто бесценный трофей, особенно если захватить их вместе с экипажами.

– Мне жаль, командир, но у нас тут дальний разведчик, а не десантный транспорт, – осторожно произнес Пино. – А на подходе эта… «Локуста». Она хоть и изрядно битая, но нам хватит и того, что у нее осталось.


16 мая 2030 года

Серый Периметр. Внешний рукав. Система двойной звезды Тинна

Борт ведущего модуля мобильной лаборатории «Голар» научно-инженерной секции экспедиционного флота танланов

Пожилой ученый встопорщил рудиментарные крылья. Он испытывал сильный страх. Сканеры ведущего модуля лаборатории не могли видеть всей картины битвы, но основное он рассмотреть сумел. Флот Наследника потерпел ужасающее поражение, а сам будущий Великий развернул свой поврежденный линкор к порталу и очень скоро будет здесь. Впрочем, вряд ли этот отпрыск Великого сохранит свой статус. Разве что он с честью погибнет в бою…

Последняя мысль заставила ученого вздрогнуть. Зная Наследника, он не сомневался, что позорному плену он предпочтет гибель на поле боя, причем такую, чтобы врагу досталось как можно меньше трофеев. А это значит, что в Великое Ничто он утащит за собой всех, кто сейчас собрался в окрестностях древнего сооружения Старших.

Умирать не хотелось. Сильно не хотелось. Ну вот просто совсем не хотелось. Но линкор… Он ведь сейчас окажется здесь и наверняка попытается сначала уничтожить портал, а потом дать последний бой вражескому флоту.

А что будет с научной секцией? Четырнадцать безоружных, но очень ценных кораблей, которые, как сказал сам Наследник, ни при каких обстоятельствах не должны достаться врагу. Они все погибнут, в этом нет сомнений. Если, конечно, он немедленно не предпримет что-то такое, что помешает Наследнику осуществить его планы.

Ученый задумался. Наследника нужно отвлечь. Заставить его сосредоточиться на чем-то крайне важном, и, воспользовавшись моментом, попытаться уйти. Еще раз обдумав вариант с бегством через портал, он пришел к выводу, что сильно сглупил, предлагая это Наследнику. Риск был слишком велик. Рассказывая будущему Великому о том, что ядро древней системы практически полностью восстановлено, он не лгал, но кое о чем умолчал. Ремонтные дроны, обнаруженные его подчиненными в недрах древнего портала, скорее всего, принадлежали не Старшим.

С порталом пытались что-то сделать те существа, которые тысячу лет назад захватили систему Тинны, а позже бесследно исчезли по неясным причинам. А вот их ремонтные роботы остались, и какое-то время продолжали восстановительные работы, пока в их накопителях не закончилась энергия. Найти и активировать их оказалось непросто. Неудивительно, что бегло осматривавшие портал криворукие людишки из корпорации «Бетельгейзе» ничего не обнаружили. Впрочем, сейчас это не имеет значения. Важно другое – даже если ему удастся открыть портал, а это совсем не факт, совершенно не ясно, в какую точку вселенной выбросит корабли, которые рискнут через него пройти.

Лучше уж плен, чем такая перспектива. Плена, кстати, старый ученый совершенно не боялся. Он знал, что может быть полезным любой расе, а это гарантировало, как минимум, приличные условия существования, а как максимум, очень даже комфортные условия.

Пожилой танлан решительно развернулся к виртуальной консоли. Он хорошо запомнил слова Наследника о том, что активировать портал очень опасно, поскольку можно вызвать непредсказуемую реакцию Старших. Ну что ж, так и не состоявшийся Великий получит то, чего он так хотел. Шоу с порталом должно послужить прекрасным отвлекающим фактором.

Глава научно-инженерной секции экспедиционного флота быстро заработал верхними конечностями, перемещая пиктограммы в объеме виртуального экрана. Времени оставалось немного, а помимо попытки активации портала следовало еще скоординировать маневр отхода кораблей научной секции на максимально возможное расстояние от крайне опасных пушек линкора «Локуста».


16 мая 2030 года

Серый Периметр. Внешний рукав. Система двойной звезды Тинна

Борт линкора «Эверест»

Шерхан вел себя странно. Он рычал и нервно расхаживал по штабному модулю линкора, отвлекая офицеров от работы. Утихомирить его Виктору никак не удавалось, и напряжение, источаемое ирбисом, постепенно передавалось и ему.

Высланный вперед отряд самых быстроходных эсминцев уже почти догнал вражеский линкор, но атаковать его не решался. Все торпеды были выпущены в предыдущем бою, а лезть против главного калибра тяжелого корабля с игрушечными пушками эсминцев представлялось верным самоубийством. Так или иначе, радикально решить проблему могло только прибытие к точке сбора вражеского флота тяжелых кораблей Виктора. Вот только пока они будут туда добираться, противник может натворить немало дел…

– Сообщение с «Сумрака»! – в голосе полковника Никифорова звучало сильное напряжение. – Что-то происходит с порталом Старших. Включаю прямую передачу изображения.

Древнее сооружение оживало. Это казалось совершенно невероятным, поскольку гигантское кольцо, когда-то выглядевшее шедевром технической мысли и вершиной технологий, сейчас представляло собой довольно печальное зрелище. В корпусе огромного тора зияли проломы. Оплавленные и вывернутые наружу фрагменты обшивки не вызывали ни малейшего сомнения в том, что портал мертв. И всё-таки это было не так. Внутреннее пространство кольца временами подергивалось серой рябью, иногда тускло отблескивало белым и вновь погружалось в черноту.

– Портал пытается активироваться, – прорычал Тиррох, делая шаг к экрану, на который командир линкора вывел изображение с «Сумрака».

В отличие от людей, бейтан не раз видел, как работают порталы Старших, соединяющие между собой разные точки пространства Протектората, и знал, о чем говорит.

– Похоже, для нормальной работы ему чего-то не хватает, – продолжил Тиррох. – Это не удивительно, если принять во внимание его состояние.

– Танланы зашевелились! Их поврежденные корабли приближаются к порталу! Они что, решили попытаться спастись, прыгнув через нестабильный переход? – приподняв бровь, произнес контр-адмирал Уилсон. – Да нет, научные корабли, наоборот, удирают куда-то в сторону! На попытку сбежать через портал это как-то совсем не похоже.

– Крейсера танланов открыли огонь по порталу! К ним только что присоединился линкор!

– Их нужно остановить! Немедленно! – выкрикнул представитель наемников Серого Периметра. Для него частично действующий портал Старших представлялся просто грандиозной добычей, и он не мог спокойно смотреть на то, как ускользает уже почти оказавшийся в его руках бесценный приз.

– Как мы их остановим? – попытался остудить наемника Виктор. – Десятком эсминцев без торпед?

– Сообщение с «Сумрака»! Лид-капитан Корра сокращает дистанцию с кораблями танланов и пытается с помощью генератора помех вывести из строя их системы наведения.

– Отставить! – Выкрикнул Виктор сам не понимая, почему он отдает такой приказ. Возможно, сработало, наконец, предчувствие беды, передавшееся ему от Шерхана, но глядя, как «Сумрак» стремительно приближается к порталу, он отчетливо осознал, что происходит что-то непоправимое.

Однако команда запоздала. «Сумрак» уже набрал такую скорость, что просто не мог выполнить стоп-приказ.

Портал оказался совсем не так беззащитен, как это представлялось танланам. Всполохи внутри кольца прекратились, зато гигантское сооружение окуталось тороидальным силовым полем, принявшим на себя тяжелые снаряды кузнечиков. Отразив удар, поле погасло, но на этом представление не закончилось. В нескольких точках древней конструкции стробоскопом засверкали вспышки, и корабли танланов стали взрываться один за другим. Последним, уже почти достигнув огромного кольца, вспух гигантским огненным шаром линкор «Локуста». Энергия взрыва окутала часть древней конструкции, и по ней словно бы пробежал высоковольтный разряд. На мгновение в голове Виктора возникла странная аналогия, как будто к давно пылившемуся в дальнем углу старому лабораторному прибору подвели электрический ток, и он ожил, мерцая древними экранами, будто радуясь возможности снова оказаться полезным.

Всё пространство внутри огромного кольца затянула серая муть, и прямо в центр этой слегка колеблющейся пространственной аномалии влетел отчаянно пытающийся затормозить «Сумрак». Серая поверхность всколыхнулась и поглотила небольшой корабль, не оставив на поверхности ни малейшего следа.

Мгновение в штабном модуле линкора стояла гробовая тишина, а потом ее разорвал приказ генерала Вершинина:

– Линкору «Эверест» пройти через портал вслед за кораблем-разведчиком!

– Это невозможно, господин командующий, – раздался за спиной Виктора твердый голос контр-адмирал Уилсона. – Сражение практически окончено, но враг, возможно, попытается отбить систему Тинны. В таких условиях мы не можем рисковать людьми и кораблями, посылая их в полную неизвестность. Это не военная, а спасательная миссия. В соответствии с решением Совета Безопасности Земной Федерации такие решения должны утверждаться штабом операции в полном составе.

– Портал сейчас схлопнется! У меня нет времени устраивать заседания штаба, – с трудом сдерживая гнев, ответил Виктор.

Шерхан грозно зарычал, встопорщил шерсть и сделал несколько шагов по направлению к Уилсону, но контр-адмирал не обратил на это никакого внимания.

– Я сочувствую вашей потере, – вполне искренне произнес он, причем с помощью биопроцессора Виктор видел, что это не пустые слова. Уилсон действительно понимал и где-то даже разделял его чувства. – Однако обстановка не позволяет нам бросить лучший корабль флота на поиски вашей супруги и ее подчиненных, – продолжил контр-адмирал. – Судьбы трех человек стоят против судеб тысяч, а может, и миллионов. Думаю, не только мне, но и вам выбор очевиден.

– Вы правы, контр-адмирал, – стараясь сохранить спокойствие, ответил Виктор, разворачиваясь к представителю Китайской Народной Республики. – Генерал Чжан, принимайте командование флотом. Уверен, вы достойно справитесь с подавлением сопротивления танланов на спутниках промышленно-добывающего района и организацией обороны системы. Полковник Никифоров, подготовьте к старту малый разведчик. Немедленно!

– Есть!

– Шерхан, за мной!

– Господин командующий, вы не можете… – начал Уилсон, но осекся и продолжил тоном ниже. – В такой момент…

– Вы отдадите приказ о моем аресте? – всё-таки не выдержав, резко спросил Виктор.

– Никакого ареста не будет, товарищ генерал-полковник, – неожиданно твердо ответил за Уилсона генерал Чжан. – Полковник Никифоров, выполняйте приказ командующего!


В штабном модуле стояла гнетущая тишина. Офицеры штаба наблюдали, как человек, приведший их к победе в тяжелом бою, не жалея двигателей разгоняет свой крохотный и почти безоружный корабль навстречу неизвестности. Перед ним гигантским серым полотнищем колыхалась муть древнего портала.

Безмолвие разрушило тихое, но требовательное жужжание личного коммуникатора Тирроха. Бейтан ответил на вызов, и тут же перевел канал на общую консоль штабного модуля.

– Альфа Тиррох, – в объеме тактической голограммы сформировалось изображение Герранда, командира третьей легкой эскадры. – Прошу простить меня за нарушение субординации, но Единение не может позволить себе отпустить генерала Вершинина в столь опасную экспедицию одного. Именно с этим человеком Совет Большой Стаи связывает выстраивание дальнейших отношений с Земной Федерацией, и, возможно, с Империей. Его гибель будет большой потерей для нашей расы…

– Достаточно, бета, – грозно прорычал Тиррох. – Я разделяю твои опасения. Слушай боевой приказ. Выделить из состава эскадры лёгкий крейсер проекта «Волк» для сопровождения и огневой поддержки малого разведывательного корабля генерала Вершинина.

– Альфа, разреши мне лично возглавить операцию!

– Действуй, бета!

Тиррох прервал связь, и через несколько секунд от строя третьей эскадры отделился один из крейсеров и лег на курс к порталу. Его стремительно догоняла крохотная точка катера командира эскадры. Старший вожак Герранд спешил выполнить приказ альфы.

– Уважаемые союзники, – неожиданно прозвучал в зале голос единственного флея, входившего в состав штаба флота. – Я считаю, что будет неправильно, если моя раса останется в стороне от столь важной миссии. Мы не знаем, что находится по ту сторону портала. А ведь там может быть что-то гораздо более ценное, чем всё, что мы уже захватили в этой системе. И раз уж наш командующий вынужденно отправляется в спасательно-разведывательную экспедицию, моя раса готова его поддержать.

Птиц извлек откуда-то из недр своего сложного костюма коммуникатор и, дождавшись ответа, озвучил короткий приказ:

– Авианосцу «Крылья Флея» немедленно выдвинуться к порталу Старших и перейти под командование генерала Вершинина.

Генерал Чжан бросил выразительный взгляд на контр-адмирала Уилсона. События явно развивались по очень неприглядному для людей сценарию. Оба офицера прекрасно понимали, как эта история должна выглядеть в глазах союзников. В конце концов, Уилсон едва заметно пожал плечами и отвел взгляд.

Генерал Чжан решительно шагнул к командирской консоли и активировал канал связи.

– Полковник Лян, ваш тяжелый крейсер временно выводится из состава сводного флота и передается в прямое подчинение генерал-полковнику Вершинину. Вам следует немедленно присоединится к его отряду и далее выполнять все его приказы и распоряжения вплоть до возвращения к основным силам флота или в пространство Земной Федерации.

Если полковник Лян и удивился, понять что-либо по его непроницаемому лицу было невозможно.

Больше тишину в штабном модуле линкора «Эверест» не нарушил никто. Офицеры молча смотрели, как один за другим корабли разных рас исчезают в серой мути портала. Последним, грубо прорвав завесу между мирами, систему Тинны покинул тяжелый крейсер «Чунцин». Портал отключился почти сразу после его исчезновения за серым колеблющимся пологом. Видимо, энергия взрыва танланского линкора, каким-то образом подпитавшая накопители древнего сооружения, наконец, окончательно иссякла.

Глава 6

16 мая 2030 года

Серый Периметр. Внешний рукав. Система двойной звезды Тинна

Борт корабля-разведчика Старших

Передав землянину контейнер с оборудованием для систем РЭБ, Галф не стал покидать окрестности системы Тинны. Он не зря считался представителем касты исследователей – в его мозге еще не умерло природное любопытство.

В течение ближайших часов здесь должно было состояться крупное сражение между флотом подполковника Вершинина и объединенной эскадрой двух танланских кланов. Пропустить такое зрелище Старший был не готов. Наблюдать со стороны за чужой войной всегда интересно, особенно когда сам находишься в полной безопасности. В истории многих рас и цивилизаций практиковались гладиаторские бои, и сейчас Галф чувствовал себя зрителем на трибунах арены, куда вот-вот должны выйти бойцы для смертельного поединка.

Вершинин его не разочаровал. Примененная им тактика смешала планы танланов и заставила их понести серьезные потери в самом начале сражения. Впрочем, если бы землянин не знал обо всех трех засадах, еще неизвестно, как бы всё повернулось.

Несмотря на полученный удар, танланы сдаваться не собирались, наблюдать за развитием событий Галфу становилось всё интереснее. Его корабль медленно скользил вдоль границ системы Тинны, легко отслеживая и разворачивая перед Старшим все нюансы набирающей обороты битвы.

Предпринятая танланами самоубийственная атака на флагманский линкор Вершинина подарила Галфу несколько минут захватывающего зрелища. В том, что землянин выкрутится, ученый почти не сомневался, но некоторое время ситуация балансировала на тонкой грани, и это приятно щекотало нервы.

Наблюдая за тем, как остатки разгромленного флота танланских кланов отступают к разрушенному порталу, Галф решил, что ничего интересного он здесь больше не увидит, и уже собирался покинуть систему, когда вычислитель корабля издал тонкий вибрирующий звук, привлекая внимание хозяина.

С разрушенным Ордой и давно мертвым порталом происходило нечто, чего просто не могло быть. Гигантское кольцо, построенное предками, пыталось сформировать вход в подпространственный тоннель. Еще несколько часов назад сканеры корабля не фиксировали в древнем сооружении никаких признаков активности, а теперь портал оживал буквально на глазах.

Правда, что-то в поврежденных механизмах гиперворот всё же работало неправильно. Туннель никак не мог стабилизироваться. Судя по всему, для завершения его формирования не хватало энергии.

Дальше события начали развиваться по совсем уж непредсказуемому сценарию. Поврежденные корабли танланов зачем-то открыли огонь по порталу, чем немедленно вызвали жесткий ответ уцелевших защитных систем, которые, кстати, до этого момента тоже никак себя не проявляли.

Активная защита древней конструкции сработала далеко не в полную силу. Тем не менее, отразить довольно хилый залп танланов она смогла, на несколько секунд прикрыв кольцо гиперворот защитным полем. А вот то, чем портал ответил на внезапное нападение, Галфу сильно не понравилось. Пушки, ударившие по кораблям агрессоров, не были созданы предками. По крейсерам и линкору танланов били мюонные деструкторы – очень редкое и крайне опасное оружие Орды. Во время Нашествия предки потеряли от его огня немало кораблей. Правда, потом довольно быстро выяснилось, что деструкторы обладают серьезными недостатками, являясь крайне сложными и при этом одноразовыми оружейными системами. Их запасы у вторгшейся Орды быстро иссякли, но, как выяснилось, отдельные экземпляры все-таки где-то сохранились и теперь неожиданно выплыли наружу.

Последним взорвался линкор «Локуста». Его гибель выглядела впечатляюще, а огненный шар взрыва даже дотянулся до кольца портала. И тут произошло еще одно труднообъяснимое событие. Подпространственный тоннель внезапно обрел стабильность, и в него, не в силах затормозить или свернуть в сторону, влетел «Сумрак» – разведывательный корабль женщины подполковника Вершинина.

Лавина событий ошеломила Галфа, давно отвыкшего от восприятия информационных потоков такой плотности. В состоянии, близком к ступору, ученый наблюдал, как вслед за исчезнувшим в неизвестности «Сумраком» через всё еще активный портал один за другим проходят малый разведчик проекта «Фрактал», легкий крейсер «Волк-114», авианосец «Крылья Флея» и, наконец, тяжелый крейсер «Чунцин». Последний своей гигантской массой выпил все остатки энергии, поддерживавшей стабильность подпространственного тоннеля. Переход схлопнулся, и древний портал вновь обрел вид полуразрушенного и давно мертвого сооружения минувших эпох.

Через несколько минут Старший пришел в себя. В отличие от всех остальных участников событий, он хорошо понимал, куда может вести портал, в работу которого столь явно вмешались создания Орды. По-хорошему, ему следовало немедленно вернуться в ядро галактики и доложить обо всем увиденном Совету Клана, но это означало бы необходимость рассказать о биопроцессоре, внедренном аборигену с планеты из минус-списка, и о том, какую роль он сам сыграл во всем этом деле. Делать этого Галфу категорически не хотелось. В конце концов, ничего совсем уж критичного пока не произошло, а уход Вершинина в пространство Орды может дать много интересной информации, если, конечно, подполковник умудрится оттуда вернуться. Ну а если нет… Что ж, как говорят на Земле, нет человека – нет проблемы.


16 мая 2030 года (условно)

Неизвестная точка пространства

Борт дальнего разведчика проекта «Сумрак»

На миг Корре показалось, что она умерла. Разом исчезли все звуки, погас свет, отказали даже тактильные ощущения. Она попробовала пошевелиться, но нечего не получилось. Корра совсем не чувствовала тела, не ощущала собственного дыхания, и даже сердце, похоже, перестало биться. Мозг, в котором с трудом проворачивались панические мысли, словно бы висел в вакууме.

Впрочем, состояние это длилось недолго. Все ощущения вернулись разом, и первым, что Корра услышала, оказалось витиеватое ругательство Пино, за которым подобных привычек раньше не водилось.

– Экипаж, доклад!

– Нечего докладывать, командир! – спустя секунду ответил пилот. – Корабль мертв. После прохода портала всё вырубилось.

– Аварийное освещение работает, – возразил Лой. – Значит, сдохло не всё. Вычислитель, перезагрузка системы!

Никакой реакции не последовало.

– Аварийные системы завязаны на простейшие триггеры и элементарные схемы энергопитания, – возразил Пино. – В нештатных ситуациях они включаются автоматически. Если они уцелели, это еще не говорит о том, что «Сумрак» удастся оживить.

По корпусу корабля прошла едва заметная вибрация. Через секунду она вернулась, но уже более явно. Пино дернулся и вновь развернулся к своей консоли, на которой не светился ни один индикатор.

Лой и Корра переглянулись. Нервная реакция пилота им совершенно не понравилась, и догадки, синхронно возникшие в их головах, вряд ли могли стать поводом для оптимизма.

– Пино, это то, о чем я подумала?

– Думаю, не мне одному здесь знакомы эти ощущения, – сквозь зубы ответил пилот, переключая на консоли немногие механические тумблеры в попытках хотя бы частично ее оживить. – «Сумрак» входит в верхние слои атмосферы какой-то планеты, а мы сидим тут, как слепые, не в состоянии сделать хоть что-то!

Словно подтверждая правоту пилота, корабль встряхнуло сильнее, и тут на командирской консоли вспыхнуло несколько тревожных красных огней. В следующую секунду перед Коррой развернулся виртуальный экран, который немедленно завалило бегущими строками текстовых сообщений, по большей части выделенных красным или оранжевым цветом.

– Вычислитель, доклад!

– Осуществляется полная перезагрузка системы с резервных носителей, – скупо ответил искусственный интеллект корабля.

Корабль трясло уже весьма основательно. Снаружи, судя по всему, зарождался плазменный кокон, начинающий жадно облизывать тонкую броню «Сумрака».

– Просыпайся уже! – не выдержала Корра, чувствительно двинув ладонью по корпусу консоли.

Вычислитель ответил воем сигнала тревоги. Сканеры, наконец, включились, и на тактической голограмме развернулся вид приближающейся планеты. Она уже не выглядела круглой – «Сумрак» успел изрядно погрузиться в атмосферу.

– Ракетная атака с поверхности! – выкрикнул Лой, вручную активируя генератор помех.

«Сумрак» прекратил неуправляемое падение. Очнувшийся вычислитель восстановил управление двигателями и начал интенсивное торможение, но навстречу зеленой отметке корабля, пытающегося бороться за жизнь экипажа, уже тянулись пять пунктирных линий, вдоль которых быстро перемещались красные точки ракет, выпущенных неизвестным противником.

– Генератор помех работает, маскировочное поле тоже включилось, но ракеты цель не теряют. Все пять идут на нас, как на полигоне! – В голосе Лоя звучало удивление, смешанное с недоверием.

– Множественные повреждения внешних эффекторов систем радиоэлектронной борьбы при аварийном входе в атмосферу планеты, – доложил синтетический голос вычислителя. – Эффективность средств РЭБ снижена до семнадцати процентов от штатной. Состояние плазменных турелей ближней обороны неизвестно – внешние датчики вышли из строя.

– Вот и ответ, – кивнула Корра, вручную задавая цели для восьми небольших ракет, которыми и ограничивалось все относительно дальнобойное оружие «Сумрака». Сканеры успели засечь точки старта вражеских ракет, и теперь противник должен был получить ответный удар.

– Выбранное оружие не предназначено для использования в атмосфере, – предупредил вычислитель. – Вероятность поражения цели не выше двадцати процентов. Подтвердите нештатное применение боеприпасов.

На экране перед Коррой замигала оранжевая пиктограмма, и она, не раздумывая, коснулась ее указательным пальцем. «Сумрак» слегка вздрогнул, освободившись от смертоносного груза.

– Двадцать секунд до удара! – предупредил Пино, глядя на приближающиеся ракеты. Их полет был уже совсем не таким уверенным, как в начале траектории – на короткой дистанции генератор помех все-таки создавал их системам наведения некоторые проблемы.

– Если плазменные пушки сдохли, шансов нет, – негромко произнес Лой. – Ну же, давай!

Словно услышав его выкрик, система ближней обороны корабля открыла огонь. Вот только стреляло лишь одно орудие из восьми.

– Одна есть! – успел выкрикнуть Пино, увидев, как вражеская ракета исчезла в облаке взрыва.

Корпус «Сумрака» содрогнулся от нескольких почти одновременных ударов. Генератор помех и маскировочное поле спасли корабль от прямых попаданий, но боевые части четырех уцелевших ракет взорвались достаточно близко от корабля, осыпав его градом поражающих элементов, часть из которых несли собственные плазменные заряды.

Корпус оказался пробит сразу в десятке мест и начал быстро терять целостность. Виртуальный экран над командирской консолью запестрел уведомлениями о выходе из строя маршевых двигателей и большинства систем управления. Каким-то чудом связь с вычислителем и некоторыми периферийными устройствами еще работала, и Корра успела отдать умирающему кораблю две последних команды.

Первой из них стал приказ провести экстренную предполетную подготовку скаута, стоявшего в ангаре корабля-разведчика и сумевшего избежать критических повреждений. По мелочи ему, конечно, досталось, но основные системы не пострадали.

Второй командой Корра выпустила единственный уцелевший разведывательный зонд, отдав ему простой приказ выйти на геосинхронную орбиту над точкой с текущими координатами «Сумрака».

– Все в скаут! – выкрикнула Корра, вскакивая с кресла. – Багира, за мной!

По боевому расписанию экипаж был экипирован в легкие пилотские скафандры, так что разгерметизация корпуса не могла причинить людям серьезных неприятностей. А вот для Багиры скафандра не было, и до скаута требовалось добраться, пока система жизнеобеспечения еще удерживала в поврежденном корпусе остатки пригодной для дыхания атмосферы.

Скаут выглядел относительно целым, и даже открыл люк при приближении экипажа. Когда трое людей и большая черная кошка, спотыкаясь и падая на скачущем и раскачивающемся полу, ввалились в небольшую кабину скаута, «Сумрак» уже буквально разваливался на куски. Вычислитель, стремительно теряющий контроль над погибающим кораблем, последним усилием нащупал уцелевшую резервную цепь и отдал команду на открытие внешних ворот ангара. Створки начали открываться, но разошлись только наполовину, да так и замерли, окончательно лишившись энергии.

Воздух бешено выл в рваных пробоинах и полуоткрытом проеме ворот, недвусмысленно намекая экипажу, что на корабле не стоит задерживаться ни одной лишней секунды. Команду на запуск двигателей Корра отдала еще на бегу, и теперь оставалось только ухитриться как-то разместиться вчетвером в двухместной кабине и покинуть превратившийся в ловушку корабль.

«Сумрак» неожиданно закрутило вокруг продольной оси. Корра уже успела занять пилотское кресло, и фиксаторы удержали ее от падения. Пино и Лою повезло меньше – их бросило на стену. Багира молча вцепилась когтями в какой-то выступ. Не обращая внимания на с трудом шевелящихся мужчин, Корра подгадала момент, когда пол ангара встал относительно ровно и отдала команду на экстренный отстрел фиксаторов, удерживавших скаут на месте.

Точно предсказать хаотические судороги распадающегося на фрагменты «Сумрака» оказалось выше ее сил, и от очередного толчка скаут подбросило и развернуло почти на двадцать градусов относительно оси ангара. Из такого исходного положения проскочить между не до конца открывшимися створками ворот было невозможно, но и оставаться дальше внутри ангара означало верную смерть – Корра даже не знала, на какой высоте сейчас находится погибающий корабль.

– Держитесь! – крикнула Корра, включая форсаж. Делать это в корабельном ангаре категорически запрещалось, но кому сейчас были нужны эти правила?

Скаут потащило вперед в фонтанах искр – времени на то, чтобы аккуратно приподнять его над палубой перед стартом у пилота просто не было. Узкий проем ворот стремительно приближался. Немного изменив вектор тяги, Корра чуть приподняла нос скаута и завалила его влево, но полностью избежать столкновения ей всё же не удалось. Небольшой аппарат чувствительно ударился о заклиненную створку, сместив ее еще на полметра и изрядно покорежив, после чего вырвался-таки на свободу, тут же получив изрядный пинок от встречного воздушного потока.

Скаут закрутило, бросило в сторону, и он попытался свалиться в неуправляемое падение, но система стабилизации выровняла полет, а так и продолжавший работать на форсаже двигатель заставил миниатюрный корабль перейти в горизонтальный полет.

– Давай вниз! – прохрипел придавленный и полузадушенный Лой. – Нас сейчас снова ракетами приложат!

Корра наклонила нос непослушного аппарата, не рассчитанного на экстремальное маневрирование в плотных слоях атмосферы. Скаут неохотно перешел в пологое пикирование. Что-то в его корпусе нехорошо скрипело и потрескивало. Двигатель работал неровно, но пока выдавал вполне приличную тягу. Тактическая голограмма сбоила, постоянно подергиваясь какими-то помехами, однако сигнал тревоги молчал, а это означало, что по ним пока никто не стреляет.

Точки пуска ракет, засеченные сканерами «Сумрака», остались далеко позади, и Корра надеялась, что их неуклюжий ответный залп хотя бы частично достиг цели. Впрочем, понять это сейчас было совершенно невозможно.

– Высота три триста, – тяжело выдохнул Лой, забравшись, наконец, в кресло оператора систем РЭБ. – Надо садиться, пока нас снова не засекли.

– Уже засекли бы, если бы было чем, – откуда-то сзади возразил Пино, пытавшийся хоть как-то разместиться в тесной кабине рядом с гневно рычащей Багирой. – Знать бы еще, куда нас занесло.

– Вот и узнаем, когда сядем, – Лой продолжал настаивать на немедленной посадке, и Корра была склонна с ним согласиться.

Поверхность стремительно приближалась. Корра снизила скорость и попыталась найти место для приземления. Внизу громоздились голые неприветливые скалы, сквозь которые местами пробивалась скудная бледно-зеленая растительность.

– Воздух пригоден для дыхания, – удивленно произнес Лой, глядя на свой экран. – Хоть в чем-то нам повезло.

– Не думаю, что это везение, – сдавленно возразил Пино. – Я не верю, что нас выбросило сюда случайно.

– Отставить посторонний треп! – сосредоточенно произнесла Корра. – Вижу подходящую площадку. Держитесь, мягкую посадку не обещаю. Скаут, теоретически, может садиться на планеты, но у нас повреждения, и условия, мягко говоря, не идеальные.

Двигатель начал сбоить в самый неподходящий момент. Уже почти минуту вычислитель предупреждал Корру о перегреве, но полученные повреждения проявили себя буквально в сотне метров над поверхностью. Тяга резко упала, скаут просел и завалился на правый борт. Автоматика попыталась выправить ситуацию, однако отказы систем управления начали нарастать лавинообразно, и вычислитель просто не справился.

Не долетев до намеченной Коррой площадки буквально метров пятьдесят, скаут тяжело ударился об острые камни, смяв и распоров днище. Инерция понесла его дальше, оставляя позади вывернутые скальные обломки и клочья измочаленной растительности.

Удары и вибрация, сопровождаемые скрежетом разрываемого металла, продолжались секунд десять, после чего покореженный аппарат качнулся в последний раз и замер в относительно устойчивом положении с легким креном на правый борт.

– Все целы? – едва слышно произнесла Корра, чувствуя, как спадает запредельное напряжение.

– Бывало и лучше, командир, но руки-ноги, вроде, на месте, – тяжело выдохнул Пино. – Думается мне, всё могло закончиться гораздо печальнее.

– Я тоже в норме, – кивнул Лой. – вот только не думаю, что нам здесь будут рады. Местные вполне недвусмысленно показали, как здесь принято встречать незваных гостей.


16 мая 2030 года (условно)

Неизвестная точка пространства

Борт малого разведывательного корабля проекта «Фрактал»

Прыжок через портал Старших дался небольшому отряду Виктора непросто. Корабли проходили сквозь грань между мирами не одновременно, а по мере прибытия к древнему сооружению. Как оказалось, этот фактор имел существенное значение и привел к негативным последствиям.

Представители всех рас Протектората привыкли к тому, что переход через стационарный портал обязательно подразумевает наличие пары гиперворот, в начальной и конечной точках прыжка. Здесь же вторых ворот не было. Корабли просто выбрасывало в пустоту в некой точке пространства внутри плотного шарового скопления звезд, причем координаты выхода, судя по всему, определялись целым рядом факторов, включая время прохода через портал. Финишные точки не были случайными, но каким именно образом определялось, куда забросит тот или иной корабль, оставалось неясным.

Малый разведчик Виктора был грубо вышвырнут в обычное пространство на окраине планетной системы красного гиганта радиусом в сотню Солнц и раз в триста более яркого, чем земное светило. На некоторое время корабль оглох и ослеп. Сам Вершинин тоже испытал массу неприятных ощущений, но они быстро прошли. Корабль приходил в себя заметно дольше, однако в итоге система управления всё же справилась с возникшей проблемой.

– Вычислитель, общий доклад, – потребовал Виктор.

– Мы осуществили гиперпереход в нештатном режиме, – чуть замявшись, ответил синтетический голос. – Параметры прыжка неизвестны. В радиусе действия сканеров нет ни одной реперной звезды или иных космических объектов с известными координатами. Установить местоположение корабля не представляется возможным.

– Вызывай «Сумрак» и остальные корабли отряда.

– Уже делается. Ответа нет, но прошу обратить внимание, что легкий крейсер «Волк-114», авианосец «Крылья Флея» и тяжелый крейсер «Чунцин» прошли через портал позже нас и, возможно еще находятся под воздействием неустановленного явления, приводящего к временному выходу из строя всех систем, включая устройства связи.

– «Сумарк» прошел сюда раньше нас.

– Включена циклическая передача вызова. Ответа нет, – бесстрастно повторил вычислитель. – Завершено предварительное сканирование окружающего пространства. Вывожу данные на тактическую голограмму.

Система безымянного красного гиганта когда-то была обитаема. Об этом говорила возникшая на голограмме россыпь желто-серых отметок, особенно плотно окружавших планеты и их спутники. Вычислитель подсвечивал многие тысячи обломков и полуразрушенных пустотных объектов, от которых не исходило никакой техногенной активности. Однако сами они, несомненно, представляли собой результат деятельности некой высокоразвитой цивилизации.

Приблизив изображение одного из наиболее крупных объектов, Виктор убедился, что появившиеся у него подозрения имеют под собой реальную почву. Перед ним в объеме виртуального экрана медленно вращалась разрушенная орбитальная крепость. Вернее, её уцелевший фрагмент. Судя по характеру повреждений, неизвестный противник применял какое-то крайне эффективное оружие и явно не испытывал недостатка ни в пушках, ни в боеприпасах к ним.

Просмотрев в крупном масштабе еще несколько изображений, Виктор убедился, что много лет назад в системе красного гиганта состоялось крупное сражение, которое обороняющаяся сторона безнадежно проиграла. Правда, какое-то количество боевых кораблей и другой техники нападавшие всё-таки потеряли. Вычислителю удалось обнаружить незначительное количество обломков, предположительно принадлежавших другой цивилизации, однако только по данным сканирования точно установить это оказалось невозможно.

– Вызов по гиперсвязи! – доложил вычислитель. – На связи тяжелый крейсер «Чунцин».

Над командирской консолью сгустилось изображение полковника Ляна.

– Товарищ командующий, – в своей обычной невозмутимой манере доложил командир крейсера. – После гиперперехода мой корабль подвергся воздействию неустановленного фактора и временно потерял боеспособность. В настоящее время все системы функционируют штатно. «Чунцин» вышел из прыжка в окрестностях неидентифицированной белой звезды. На спутниках газовых гигантов и в обоих поясах астероидов обнаружены многочисленные остатки производственно-добывающей инфраструктуры. Кто-то над ней очень качественно поработал с помощью тяжелого оружия. Ни одного уцелевшего объекта сканерам крейсера найти не удалось. Всё мертво, причем уже давно.

Консоль подала звуковой сигнал, и на тактической голограмме возникла объемная схема шарового скопления с тремя зелеными отметками. Вычислители «Чунцина» и корабля Виктора обменялись данными и определили взаимное положение.

– Со мной на связь вышел бейтанский легкий крейсер «Волк-114», – пояснил полковник наличие на голограмме третьей отметки. – Нас изрядно разбросало. Напрямую связаться с вами старший вожак Герранд не может. У него там, кстати, тоже сплошные руины. Его выбросило прямо к границе зоны гравитационного ограничения желтого карлика, относительно недалеко от планеты-гиганта. На его орбитах всё буквально забито разрушенными пустотными верфями. Там их сотни. В некоторых даже уцелели искореженные остовы недостроенных кораблей. Одну такую конструкцию бейтански крейсер чуть не протаранил, пока летел по инерции с отказавшей системой управления.

– Есть данные по «Сумраку» и авианосцу флеев?

– Пока ничего, но я надеюсь, что их просто занесло куда-то за пределы радиуса действия ближней гиперсвязи. Скопление довольно плотное и относительно небольшое, всего около четырех тысяч звезд. Если у них нормально работает связь, думаю, найдем. Не сразу, конечно, но найдем.


17 мая 2030 года

Серый Периметр. Внешний рукав. Система двойной звезды Тинна

Борт линкора «Эверест»

Генерал Чжан неторопливо прохаживался по залу штабного модуля, заложив руки за спину и мрачно поглядывая на склонившегося перед ним главу научно-инженерной секции экспедиционного флота танланов.

Кузнечик откровенно боялся, и даже не пытался это скрыть. Разговор с командующим объединенным флотом противника пожилой танлан представлял себе совершенно иначе.

– Человек, я и мои коллеги можем быть полезны вашим расам, – проскрипел ученый, с опаской поглядывая на оскалившего клыки бейтана и негромко, но угрожающе пощелкивающего острым клювом флея, расположившихся справа и слева от генерала Чжана. – Ты разгромил наш флот, и я признаю себя побежденным. Твои бойцы понесли потери, но я не воин, и не имею отношения к их смертям. Мы готовы к сотрудничеству…

– Ваш флот разгромил не я, – Чжан резко оборвал танлана, – и в том, что генерал Вершинин вместе с пятью нашими кораблями сейчас находятся неизвестно где, виновен именно ты. Как твое имя, танлан?

Ученый издал совершенно непроизносимое сочетание звуков, перед которыми спасовал даже синхронный переводчик коммуникатора.

– Человек, ты не сможешь произнести мое настоящее имя, – танлан склонился еще ниже, – называй меня так, как тебе удобно. В конце концов, я твой пленник.

– Хорошо. Будешь Профессором, – кивнул генерал. – Итак, Профессор, твой авантюрный эксперимент привел к крайне негативным последствиям для нашего флота. Мне нужно, чтобы ты снова активировал портал и держал его отрытым столько, сколько потребуется для возвращения наших кораблей.

– Но…

– Это еще не всё, – поднял руку генерал, прерывая ученого, – Ты и твои подчиненные сделаете всё возможное и невозможное, чтобы установить местонахождение генерала Вершинина и тех, кто ушел с ним в портал. Любая попытка саботажа будет стоить вам всем жизней. Любая, Профессор! Тебе всё понятно?

При этих словах генерала Чжана бейтан, неотрывно сверливший глазами ученого, что-то тихо но одобрительно прорычал, оскалившись еще сильнее, и это окончательно вывело ученого из равновесия.

– Твое руководство накажет тебя за смерть такого полезного пленника, как я… – в панике попытался огрызнуться танлан.

– Мое руководство – это мои проблемы, – злобно усмехнулся генерал, делая шаг к пленнику. – И отвечать я буду только перед председателем КНР и президентом Земной Федерации, а никак не перед тобой. Согласись, тебе от этого легче не станет, ведь ты уже будешь в стране вечной охоты или, как это у вас называется, в Великом Ничто. У тебя есть только один шанс выжить и сохранить жизни своим яйцеголовым кузнечикам – исправить то, что вы сотворили и вернуть наших бойцов обратно. Живыми вернуть! Я ясно выражаюсь?

– Я всё понял, человек, – подавленно проскрежетал ученый. – Мы сделаем всё, что в наших силах, но мне нужен мощный источник энергии, очень мощный…

– Все технические вопросы будешь решать с инженерной службой флота, – отрезал полковник, разворачиваясь к флею. – Командир Та-Лицц, пусть ваши инженеры примут пленного под свою опеку.

– Принято, – Птиц невозмутимо щелкнул клювом и, сделав пару шагов к танлану, уперся в него немигающим взглядом своих оранжево-красных глаз. – Следуй за мной, Профессор.


16 мая 2030 года (условно)

Неизвестная точка пространства. Планета земного типа

Окрестности места посадки скаута лид-капитана Корры

Корра понимала, что оставаться на месте посадки опасно. В том, что их будут искать, она ни секунды не сомневалась, а встречаться с теми, кто поприветствовал ракетным залпом беспомощный корабль, вошедший в атмосферу подобно неуправляемому метеору, ей почему-то не слишком хотелось. Весь немногочисленный экипаж «Сумрака» полностью разделял её нежелание встречаться со столь гостеприимными хозяевами здешних мест, так что сборы оказались недолгими.

Миссии на планетах не входили в круг приоритетных задач «Сумрака», но считалось, что, как универсальный дальний разведчик, он должен быть к ним хоть как-то готов. Поэтому скаут имел на борту минимальный набор снаряжения для действий экипажа на поверхности. К сожалению, аппарат был двухместным, и его конструкторы никак не рассчитывали на снабжение всем необходимым экипажа из трех человек и небольшой пантеры.

Вскрыв контейнер со снаряжением, люди и Багира стали обладателями двух планетарных комплектов, каждый из которых включал легкий костюм разведчика, бесшумный кинетический пистолет, мачете, универсальный нож, боевой рацион питания, полуавтоматическую аптечку и рацион выживания. Сканеры, устройства связи и системы фильтрации воздуха были интегрированы в шлемы костюмов, а генераторы маскировочных полей, элементы энергопитания и миниатюрные беспилотные разведзонды размещались в небольших утолщениях на спине.

Всё оружие и снаряжение удобно крепилось к костюму и совершенно не мешало двигаться, но, к сожалению, комплектов было всего два, так что один человек и одна крупная кошка оставались на враждебной планете практически полностью без защиты.

Один комплект снаряжения Корра взяла себе, а второй волевым решением отдала Лою. Пино остался в пилотском скафандре, который создавал хоть какую-то иллюзию защиты. Из полезных приборов в нем имелись лишь устройство связи, автоматическая аптечка и небольшой запас жидкой питательной смеси. Материал комбинезона был довольно прочным, но с костюмами разведчиков по этому параметру не шел ни в какое сравнение. Ни сканеров, ни маскировки, ни иного снаряжения, необходимого разведчику на поверхности планеты, конструкция скафандра не предусматривала. Даже цвет он имел темно синий, что совершенно не способствовало его незаметности на фоне скал и чахлой растительности.

Ну а Багира осталась Багирой – пятидесятикилограммовой черной кошкой без всякого снаряжения, но с природной ловкостью, хорошей выносливостью, острыми когтями и весьма серьезными клыками. А еще с очень неплохо развитым мозгом, превосходящим по когнитивным способностям даже наиболее продвинутые земные виды, кроме человека, естественно.

– Наша первая задача – уйти как можно дальше от места посадки, – Корра одновременно говорила и заканчивала подгонять снаряжение. – Дальше нужно найти укрытие, иначе Багиру и Пино рано или поздно обнаружат по тепловому излучению. Следующий этап – разведка прилегающей местности и одновременно решение вопросов с водой и продовольствием. О планете мы почти ничего не знаем, но раз по нам кто-то стрелял, значит здесь имеется высокотехнологичная инфраструктура, хоть и не слишком развитая.

– Почему считаешь, что не слишком? – с сомнением в голосе сросил Пино. – Ракеты в нас всадили очень неприятные.

– Барахло, – отмахнулась Корра. – Был бы «Сумрак» в нормальном состоянии, они бы его даже не заметили. К тому же пятью ракетами всё и ограничилось. По скауту, покинувшему сбитый корабль, уже никто не стрелял. Ни один истребитель не вылетел на перехват. Как думаешь, почему?

– Либо не смогли засечь скаут, либо стрелять или перехватывать было просто нечем, – поддержал Корру Лой. – Так может, мы зря торопимся и лучше остаться у скаута? Он, конечно, сильно пострадал, но бросать его жалко.

– Выдвигаемся, – Корра отрицательно мотнула головой. – Здесь оставаться нельзя. Засекли нас или нет, мы не знаем. Даже если сюда притащится какая-нибудь примитивная пехота с огнестрельным оружием, нам всё равно придется кисло. Оставим скаут с включенным маскировочным полем. Энергетическая установка не пострадала, так что процентов сорок штатной защиты от обнаружения он сможет обеспечивать достаточно долго. Жаль, долбанулись о створку ворот при выходе из ангара. Движок в итоге загубили и часть внешнего оборудования снесли. Теперь в космос на этом аппарате точно не выйти.

– Ты нас всех вытащила, командир, – покачал головой Лой, – я бы так точно не смог. Там бы никто чисто не проскочил, так что не переживай. Живы, и ладно.

– Вперед! – отдала команду Корра, прекращая дискуссию. – Лой, выпускай «стрекозу». Пусть проверит северный сектор. Там скалы становятся выше и возможно, среди них найдется естественное укрытие, которое защитит нас от обнаружения с воздуха.

В спинном утолщении костюма Лоя открылась диафрагма небольшого люка, и легкий беспилотник свечой ушел в небо, издав лишь легкий шелест рассекаемого воздуха.

– Пошла картинка, – прокомментировал Пино.

Как оказалось, аппаратура его скафандра всё же смогла вывести на забрало шлема данные с камер беспилотника.

– Багира, ты куда? – окликнула кошку Корра.

Пантера явно не желала оставаться без дела. Чувствуя тревогу и настороженность хозяйки, она решила предпринять собственную разведку, рванув к ближайшему нагромождению скал, откуда можно было удобно осмотреть ближайшие окрестности.

В правом углу забрала шлема мигнул индикатор входящего сигнала. Разведывательный зонд, выпущенный Коррой с погибающего «Сумрака» докладывал о выполнении задачи. Он успешно встал на геосинхронную орбиту, развернул сканеры в рабочее положение и был готов приступить к сбору и передаче данных.

Тоненький ручеек информации, поступавший с камер и слабеньких сканеров «стрекозы», неожиданно превратился в бурный поток. С орбиты зонд сканировал почти всё полушарие планеты, в котором совершил посадку скаут. По мере поступления новых данных росла детализация, и перед взглядом Корры всё четче формировалась безумная постапокалиптическая картина окружающего мира.

– Охренеть! – тяжело выдохнул Лой, инстинктивно проверяя, надежно ли сидит в креплениях кинетический пистолет.

Всю левую часть изображения занимал океан с множеством архипелагов, состоящих из сотен небольших островов. На первый взгляд ничего особо интересного там не просматривалось, и Корра сдвинула картинку, укрупняя масштаб и смещая фокус на единственный крупный континент. Почти треть его поверхности была покрыта техногенным панцирем какого-то гигантского производственного комплекса, причем на нижние ярусы этого циклопического сооружения сканеры зонда пробиться не могли.

Участки суши, не скрытые под распластавшимся по поверхности металлокерамическим телом завода-гиганта, тоже не стояли пустыми. Большинство из них было густо усеяно постройками не вполне понятного назначения. Объединяло их лишь одно – все они лежали в руинах.

Сам производственный комплекс тоже выглядел разрушенным и мертвым. Во всяком случае, Корре не удалось найти ни одного целого фрагмента на его внешнем ярусе. И всё же кто-то выпустил по «Сумраку» ракеты, а значит, что-то здесь, несомненно, уцелело.

– Тотальная бомбардировка с орбиты, – в голосе Лоя всё еще чувствовалось потрясение увиденным. – Тут явно не обошлось без десятка линкоров. Зачищали мощно, но, похоже очень торопились.

– Откуда такой вывод?

– Разрушения крайне неравномерны. Верхний ярус уничтожен почти полностью, но совершенно очевидно, что эта штука уходит глубоко под поверхность планеты. Нападавшие об этом, естественно, знали. В некоторых местах проломы достигают сотен метров вглубь. Видимо, там располагалось что-то важное – ключевые объекты инфраструктуры или батареи противокосмической обороны, сейчас уже не понять. Но есть и участки, где повреждения не столь значительны.

– Хочешь сказать, что нападавшим не хватило ресурсов на полное уничтожение комплекса? – усомнился Пино.

– Скорее, времени. Возможно, им кто-то помешал.

– Или что-то… – уточнила Корра.

– Что-то? – не понял Лой.

– Именно. Если допустить, что к хозяевам планеты пришла помощь, и флот нападавших был разгромлен или вынужден отступить, вернувшиеся владельцы производственного комплекса вряд ли бросили бы столь серьезный объект в таком виде. Его бы попытались восстановить, хотя бы частично. А здесь я не вижу никаких следов таких попыток.

– Мы можем гадать бесконечно, – пожал плечами Пино. – Все ответы внутри, и я подозреваю, что, если мы хотим отсюда выбраться, нам придется туда лезть.

– Нам крупно повезло, что мы не свалились прямо в центр этой хреновины, – покачал головой Лой. – Сейчас мы на юге континента, в скалистых предгорьях. Эта территория относительно свободна от местной производственной инфраструктуры, но что-то мне подсказывает, что и здесь нас в покое не оставят.

Отряд продвигался вдоль небольшого ущелья, постепенно поворачивавшего на северо-восток. «Стрекоза» пока не видела впереди никакой опасности. Ближайшие руины остались далеко слева от маршрута. Они представляли собой искореженные остатки каких-то конструкций, расположенных среди глубоких воронок с оплавленными стенками. После недолгих колебаний Корра решила их обойти – соваться туда было еще явно рано.

Багира всё так же прыгала по камням, регулярно поднимаясь по каменистым склонам, и осматривая окрестности с вершин невысоких скал. Несмотря на полную неопределенность обстановки, в условиях планеты пантера чувствовала себя гораздо комфортнее, чем внутри искусственных бронированных коробок космических кораблей.

– Внимание! – Корра подняла руку, останавливая отряд. – Зонд засек движение в пятнадцати километрах к северо-западу. Деталей с орбиты не разобрать, противник использует маскировочные поля.

– Это за нами, – немедленно отреагировал Лой, пытаясь что-то рассмотреть на размытой картинке. – Семь целей. Наземные. Движутся нам навстречу. Скорость около пятидесяти километров в час. Немало, для такой местности. Скорее всего, шагающие танки или пехота в боевых скафандрах, но для пехоты их как-то маловато.

– У нас не больше пятнадцати минут, чтобы спрятать Пино и Багиру. – ответила Корра, одновременно активируя оба разведывательных зонда, входящих в комплект костюма.

Вверх взмыла «стрекоза», а на камни спрыгнул «паук». Наземный дрон резво убежал куда-то вправо, а летающий беспилотник принялся нарезать расширяющиеся круги, детально сканируя ближайшие окрестности.

– Нужна пещера и ли хоть какая-то каверна в этих скалах, – пояснила свои действия Корра.

Лой кивнул и тоже выпустил своего «паука», отправив его на вершину ближайшего склона.

– Багира, иди сюда!

Черная кошка спрыгнула с очередной скалы и прыжками устремилась к людям.

– Ищи укрытие! Прятаться! Быстро!

Багира наклонила голову и внимательно посмотрела на хозяйку.

– Прятаться! – повторила Корра, отбежала к ближайшему склону, присела в тени крупного камня и на пару секунд включила маскировочное поле в режим мимикрии.

Багира вздрогнула, потеряв хозяйку из виду, но быстро успокоилась, как только она снова появилась на фоне камня.

– Прятаться!

В глазах пантеры мелькнуло понимание, и она длинными скачками унеслась куда-то назад, выразительно махнув хвостом, словно подавая знак «Все за мной!». «Паук» угнаться за ней не смог, поэтому Корра отправила за Багирой «стрекозу». Судя по целеустремленности кошки, что-то интересное она уже видела недалеко в стороне от пройденного маршрута, но проигнорировала это место, не увидев в нем угрозы и не понимая, что именно такую штуку люди и ищут.

«Стрекоза» летела низко, чуть позади ирбиса. К счастью, нужное место оказалось всего в полукилометре к юго-западу. И всё равно пришлось торопиться – времени оставалось очень мало.

Багира остановилась, и Корра сразу поняла, что с помощью «стрекозы» она никогда бы не нашла это укрытие. Сверху вход в крохотную пещерку был совершенно незаметен. Собственно пещерой это отверстие в хаотическом нагромождении камней можно было назвать с очень большой натяжкой.

Когда-то давно большой скальный карниз, нависавший над восточной частью ущелья, обвалился, подмытый дождями или разъеденный эрозией. Он упал на груду крупных камней, оставшихся от предыдущих обвалов. В результате на месте отдельно стоящих скальных обломков образовалась низкая неровная арка или, скорее, перекошенный каменный навес, под который можно забраться только ползком. Места внутри оказалось мало, но два человека там с некоторым трудом могли разместиться. Человек и пантера – тем более.

– Еще одна группа противника! – с тревогой доложил Лой, когда ноги Пино уже почти скрылись под неровной каменной плитой. – Три цели! Приближаются почти точно с востока. Скорость тоже около пятидесяти, но они каки-то другие. Маскировка у них, пожалуй, похуже… И вот это, я думаю, действительно пехота.

– А не крупноваты они для пехотинцев? – усомнилась Корра, поднимаясь к скальному гребню и меняя на ходу режим работы маскировочного поля. Теперь на фоне скал ее было практически не видно. Противник подошел слишком близко, и помимо незаметности для сканеров следовало уделить внимание визуальной маскировке.

– Они двигаются, как живые существа, – возразил Лой. – Детали видны отвратительно, но их выдает пластика движений. Роботам она, как правило, несвойственна.

– Воздушная цель на четыре часа! Замри!

Через десяток секунд в паре километров от людей низко над скалами прошел ударный беспилотник странной конструкции. Рассмотреть его во всех подробностях не удалось, но Корра была почти уверена, что в воздухе он держался за счет вращения трех примитивных многолопастных турбин. Как эта отсталая технология могла сочетаться с наличием у дрона маскировочного поля, Корра не понимала.

– Бред какой-то, – прошелестел в наушниках шлема голос Лоя. Судя по всему, он задавал себе тот же вопрос.

Судя по траекториям движения двух приближающихся отрядов, противник не смог точно засечь место посадки скаута. О том что, экипаж выжил и покинул точку приземления, враг, видимо, тоже не знал. В итоге его наземные силы и летающий дрон просто выдвинулись в приблизительно очерченный район поиска с задачей найти проникших на планету чужаков.

Внезапно устройство связи издало тихий предупреждающий сигнал, и в правом верхнем углу боевой проекции мигнул оранжевый индикатор.

– Зафиксирована широкополосная передача по ближней связи, – прошелестел в наушниках голос вычислителя скаута. – Ведется анализ сигнала.

Сразу после этого доклада поведение первого обнаруженного отряда резко изменилось. Семь вражеских наземных машин круто повернули к югу и двинулись в сторону второго отряда, одновременно разворачиваясь в некое подобие цепи. Держать строй им сильно мешала скалистая местность, но в том, что враг готовится к бою сомневаться не приходилось.

– Установлено примерное местоположение источника сигнала, – доложил вычислитель.

На карте местности вспыхнул желтая окружность, почти в центре которой находился второй вражеский отряд. Хотя вражеский ли? На эту тему у Корры возникли серьезные сомнения.

– Беспилотник возвращается! – предупредил Лой. – Пройдет почти над нами.

Летающий дрон действительно вскоре показался из-за скалистого гребня. Он целеустремленно двигался туда же, куда и первый отряд противника – навстречу трем непонятным пехотинцам, не прекращающим передачу сигнала в широком диапазоне частот.

– Вычислитель, что с расшифровкой?

– Передача не зашифрована. Она ведется циклически с использованием различных кодировок и на разных языках. Ни одного из них нет в моей лингвистической базе. Подключаю алгоритм расширенного нейросетевого анализа с адапитруемыми весовыми коэффициентами. Примерное время обработки – двадцать две минуты. Вероятность успеха оценке не поддается.

– Да они тут войну утроили! – удивленно выкрикнул Лой. – Беспилотник отработал ракетами по второму отряду.

– Вижу, – подтвердила Корра, пытаясь понять, уцелело ли хоть что-то после ракетного удара.

– Двоих, похоже, накрыло!

На картинке, передаваемой зондом с орбиты, была видна затянутая пылью и дымом ложбина, по которой только что двигались три бойца непонятного отряда. Два из них после ракетного удара застыли на месте, распластавшись на земле и обретя четкость очертаний – генераторы маскировочных полей в их костюмах, судя по всему, были уничтожены взрывами.

Третьего бойца нигде видно не было. Беспилотник развернулся и начал новый заход вдоль ложбины между скалами, надеясь, обнаружить и добить последнего противника. Однако тот оказался не так прост, и как только дрон перевалил через невысокую седловину, снизу по нему ударила автоматическая плазменная пушка. Отреагировать беспилотник не успел, и несколько светящихся плазменных сгустков врезалось в одну из турбин. Последовавший взрыв отбросил дрон в сторону. Летательный аппарат ударился о скалу, в последний раз взвыл уцелевшими двигателями и бессильно рухнул на груду камней.

– Вычислитель, что с сигналом?

– Передача продолжается. Алгоритм нейросетевого анализа еще в работе. Прогресс одиннадцать процентов.

В голове Корры роились противоречивые мысли. Хотелось думать, что малый отряд из трех боевых единиц шел на помощь экипажу сбитого корабля и пытался подать выжившим сигнал, предупреждая их об опасности. Однако с куда большей вероятностью на этой странной планете могли существовать конкурирующие группировки, сейчас схлестнувшиеся в борьбе за ценную добычу. Передаваемый сигнал мог быть чем угодно, включая просьбу прислать подкрепления, поскольку сил меньшего по численности отряда явно не хватало для уничтожения конкурентов. Не поняв, что содержится в сообщении, прийти к какому-либо определенному выводу было невозможно.

Дрон на геосинхронной орбите снова засек последнего уцелевшего бойца малого отряда. Похоже, при ракетном ударе он не пострадал. Двое его товарищей так и лежали на земле, не подавая признаков жизни, а сам он смещался по большой дуге в северном направлении, одновременно пытаясь уклониться от встречи с противником и подобраться ближе к району посадки скаута.

Его целеустремленность вызывала невольное уважение. Оставшись в одиночестве, боец не отказался от выполнения поставленной задачи и даже не помышлял об отступлении. Корра подумала, что, возможно, это всё-таки робот, которого гонит вперед безусловный приказ. Впрочем, «мозги» у боевых роботов бывают очень разными, и вынужденный отход для предотвращения бессмысленной гибели для многих из них вполне приемлем.

– Обработка сигнала завершена, – доложил вычислитель, хотя из обещанных двадцати двух минут еще не прошло и половины. – В используемых источником языках найдены слабые ассоциативные связи с некоторыми языками Протектората, схожие с явлениями языковой интерференции…

– Опусти вводную часть. Мне нужен краткий доклад.

– Принято. Часть используемых языков отдаленно схожи с языками Земной Федерации: русским, английским, немецким и, в незначительной степени, с французским и китайским. Остальные аналогов не имеют и определенно не являются языками человеческой расы. Текст содержит предупреждение о предстоящем нападении и рекомендацию немедленно найти укрытие. Кроме того, переданы координаты трех точек, в которых экипаж сбитого корабля может рассчитывать на получение помощи.

– То есть, они даже не знают, кто мы, но помощь всё равно предлагают? – недоверчиво произнес Лой.

– Мы не знаем, с чем столкнулись, – обдумав его слова, ответила Корра, – возможно, здесь действует принцип «враг моего врага». – Выбор у нас, в любом случае, крайне невелик. Без посторонней помощи мы отсюда не выберемся. Вычислитель, полученные координаты удалось привязать к нашей системе позиционирования?

– Расчет только что завершен.

Масштаб карты перед глазами Корры изменился. Теперь она вновь видела всё полушарие планеты, в котором совершил посадку скаут. На континенте находилась только одна синяя точка – на юге, у самого побережья. Еще две располагались на небольших островах в океане.

– Мы можем попробовать передать ответ оставшемуся в живых потенциальному союзнику, – предложил Лой, – но для этого придется пожертвовать одной «стрекозой», иначе нас засекут.

– Делай, – без раздумий согласилась Корра.

– Что будем отправлять?

– Краткую информацию о нас. Пусть знают, что имеют дело с людьми. И попроси его назвать себя. Мы ведь так и не понимаем, с кем имеем дело. Еще пусть кратко опишет, что здесь происходит, и кто за нами охотится. Пока всё.

– Принято. Вычислитель, сформируй информационный пакет.

– Выполнено.

Лой отдал приказ «стрекозе», и миниатюрный дрон полетел на юг, прижимаясь к земле и чуть не цепляя корпусом скалы. Подлетев почти вплотную продолжающей медленно смещаться желтой отметке возможного союзника, дрон начал передачу сигнала.

Последний уцелевший боец замер на месте и несколько секунд сохранял неподвижность.

– Поступил новый информационный пакет, доложил вычислитель. Идет обработка…

– Ну, и кто они такие? – не выдержал Лой.

– Возможны ошибки интерпретации… – как-то неуверенно произнес синтетический голос вычислителя. – Привожу текст дословно:


«Люди входят в союз Трех Рас. Приветствую союзников. Я боец сто восьмой абордажной стаи большого десантно-штурмового корабля „Адмирал Лит-та“. Стая высажена на планету пятьсот шесть лет назад. Я был создан уже здесь и являюсь боевой особью шестнадцатой волны клонирования.

Вашу посадку засекли роботы Роя. Их рейдовый отряд имеет задачу захватить вас и доставить в Тактический Центр. Этого любыми способами необходимо избежать. Выбраться оттуда будет невозможно. Я уведу их за собой, но они вернутся. Используйте полученное время, чтобы укрыться. У нас мало сил для противостояния Рою на континенте. Бойцы стаи будут ждать вас в точках встречи».


– «Стрекоза» потеряна, – доложил Лой. – Противник уже рядом. Что будем делать, командир?

– Если Пино и Багира покинут укрытие, нас немедленно обнаружат, так что придется оставаться на месте.

– Боюсь, это не поможет. Смотри, они отправили двоих по следу союзника, а остальные двигают к нам.

– Не факт, что нас найдут.

– Нас с тобой – не факт, а остальных рано или поздно обнаружат. Обломки скал – не лучшая защита от сканеров.

– Опасность! Противник в зоне прямой видимости, – предупредил вычислитель.

На скалистом гребне появился чужой боевой робот, напомнивший Корре какое-то отвратительное насекомое. Ассоциацию усиливали восемь суставчатых ног и торчащие вперед пушки, похожие на жвалы членистоногих.

На какое-то мгновение робот застыл на месте, а потом выстрелил. Возле убежища Пино и Багиры поднялся фонтан раскаленной земли.

На тактической проекции замигал индикатор входящего сигнала, и почти сразу в наушниках шлемов люди услышали совершенно неживой и какой-то бесплотный голос:

– Выходите. Второго предупреждения не будет.

– Пино, выбирайтесь, – приказала Корра. – Не делайте резких движений. И успокой Багиру!

– Как я ее успокою? Она только тебя слушает!

– Как хочешь!

Однако успокаивать пантеру не пришлось. Почувствовав настроение хозяйки, черная кошка ограничилась глухим ворчанием, злобно глядя на робота Роя.

– Где еще двое? – столь же безэмоционально произнес робот, наведя пушки на Пино и Багиру, выбравшихся из-под каменной плиты.

Похоже, его сканеры не смогли справиться с маскировочными полями Корры и Лоя.

– Больше никого нет… – попытался соврать пилот, но слушать его никто не стал.

– Отключите маскировку и выходите. У вас тридцать ударов сердца. Потом человек и зверь умрут.

– Твою мать! – сквозь зубы произнесла Корра когда-то подслушанное у Виктора ругательство. – Лой, снимай маскировочное поле, мы сдаемся.

Глава 7

20 мая 2030 года

Тройная звездная система Аритана. Четыреста двадцать световых лет от Земли

Столица Империи. Резиденция императора

Император Брилей давно перешагнул тот порог, за которым возраст человека принято называть поздней зрелостью. Его огромный опыт управления одним из ведущих государств Протектората подсказывал, что во внешней политике необходимо всячески избегать резких движений. Поэтому Брилей очень не любил, когда его адмиралы настоятельно просят о личной встрече, причем с таким выражением лица, как будто мир вот прямо сейчас свалится в пропасть.

Адмирала Трия Брилей ценил достаточно высоко. Имперский строй имел массу преимуществ, но, к сожалению, редко способствовал выдвижению на высшие должности по-настоящему способных и инициативных людей. Трий являлся одним из немногих исключений из этого неприятного правила, и отказывать ему в аудиенции император не стал.

Ничего хорошего Брилей от встречи с адмиралом не ждал, и, как оказалось, был совершенно прав. Разговаривать о чем-то серьезном в стенах резиденции Трий отказался. Император знал о его нелюбви к Старшим и параноидальном нежелании делиться с ними какой-либо информацией. Спорить он не стал, и предложил гостю прогуляться по одному из парков, занимавших сотни гектаров вокруг императорского дворца. На взгляд Брилея, все эти меры предосторожности были совершенно излишними. Технологический уровень Империи со всей очевидностью не позволял защититься от средств информационной разведки Старших. Оставалось надеяться, что хозяева галактики просто не станут заниматься такой ерундой, как тотальная слежка за лидерами низших рас. Однако император не стал ни в чем убеждать адмирала. Он прекрасно понимал, что это бесполезная трата времени.

– То, что Империя в опасности, я уже понял по вашему лицу, – с кислой улыбкой произнес Брилей, когда комплекс зданий резиденции скрылся за небольшим живописным холмом. Император знал, что в его недрах скрывается ракетная батарея противоорбитальной обороны, но полудикую красоту парка это знание никак не нарушало.

– Не то, чтобы опасность была прямой, – немного помедлив, ответил Трий, – но, боюсь, то, что я вам расскажу, способно приблизить начало большой войны.

– Вы по-прежнему уверены, что она неизбежна?

Императору очень не хотелось ни с кем воевать. Одно дело в пограничном конфликте разъяснить обнаглевшему соседу всю глубину его заблуждений, и совсем другое – сцепиться с ним всерьез, вплоть до сражений с участием сотен тяжелых кораблей и орбитальных бомбардировок густонаселенных планет.

– Это только вопрос времени, – кивнул Трий, – и теперь, похоже, не такого уж долгого времени.

– Рассказывайте, адмирал.

– Четверо суток назад флоту Земной Федерации при поддержке эскадры корпорации «Бетельгейзе» и наемников Серого Периметра, включая бейтанов и флеев, удалось разгромить экспедиционные силы Унии Танланов в системе Тинны. При этом кузнечики полностью потеряли контроль над стратегически важным месторождением суперактиноидов.

– Это любопытно, – в голосе императора прозвучали нотки интереса, – но какое отношение события на окраине Серого Периметра имеют к нашим делам в Протекторате?

– Между Империей и Земной Федерацией подписан договор о военном альянсе, – пояснил Трий, – а это значит, что мы не сможем стоять в стороне, если танланы официально объявят Земле войну.

– С чего бы им это делать? – приподнял бровь Император. – В Сером Периметре свои законы, вернее, отсутствие всяких законов. С каких пор разборки из-за ресурсов в ничейной зоне стали рассматриваться в качестве причины для объявления войны?

– Дело не в ресурсах, Ваше Величество. Вернее, не только в них. Официально танланы действовали в системе Тинны под флагом опального клана «Порождающие трепет», но фактически ядром их экспедиционного флота являлась эскадра, выделенная нынешним главой Унии. Видимо, их Великий недооценил опасность, которую представлял для его флота генерал Вершинин. Не знаю, какими соображениями руководствовался глава правящего клана, но на должность командующего был назначен его официальный наследник.

– Это меняет дело, – кивнул император. – Надеюсь, кузнечикам хватило ума отступить из системы, когда стало ясно, что удержать ее не получится?

– Флот танланов уничтожен полностью. В плен сдались лишь экипажи нескольких вспомогательных кораблей, да и то только в самом конце сражения. Наследник погиб в бою.

– Ваш землянин не способен просчитывать события даже на ход вперед! – с досадой в голосе произнес император. – И что нам теперь делать с его художествами? Это же действительно война. Глава правящего клана Унии Танланов не может простить гибель Наследника – его не поймут свои же. Как я понимаю, бейтанам и флеям ничего не грозит, они действовали в качестве наемников. А вот Земная Федерация открутиться не сможет. Она выступала их нанимателем и главным организатором контрудара, так что весь гнев танланов будет направлен именно на нее. Ваш Вершинин нас всех подставил – и Землю, и Империю.

– О том, что флотом руководит Наследник, стало известно только со слов пленных, – Трий осторожно попытался защитить землянина. – Кроме того, с его гибелью вышла какая-то странная история. У меня нет подробной информации. Руководство сводного флота попыталось всё засекретить, но такое не утаить…

– Да что там, в конце концов, случилось, адмирал? – императора начала раздражать необходимость тянуть из Трия информацию клещами.

– Думаю, через пару дней мы узнаем это точнее. Пока же известно лишь, что в системе Тинны находится разрушенный портал Старших. Особого внимания он к себе раньше не привлекал. Вы же знаете, что в Сером Периметре таких сооружений многие десятки, и ничего полезного в них еще никому найти не удавалось. Однако, этот экземпляр, похоже, стал исключением. Я не знаю, как это случилось, но что-то заставило портал активироваться, а Наследник, по непроверенным данным, попытался его уничтожить. При этом он погиб вместе с немногими уцелевшими в сражении кораблями своего флота.

– Действующий стационарный портал за пределами Протектората? – император остановился и внимательно посмотрел на адмирала. – Старшие об этом знают?

– Судя по всему, пока нет. Если бы знали, наверняка последовала бы какая-то реакция.

– Такую информацию в секрете не удержать. Не сегодня, так завтра до них дойдут сведения о портале. Впрочем, нас это касается разве что косвенно, а вот объявление Унией войны Земной Федерации поставит нас в крайне неприятное положение. Впрочем, еще не поздно попытаться подтолкнуть кузнечиков в сторону личной мести. Я знаю, что вы неплохо относитесь к генералу Вершинину, но боюсь, в сложившихся обстоятельствах им придется пожертвовать. Это цена за предотвращение преждевременного вступления Империи в большую войну. Да и Земле война с Унией, мягко говоря, на пользу не пойдет. Они со своим карликовым флотом даже носа не смогут высунуть за пределы Солнечной системы.

– Ваше величество, решение императора для меня закон, но, увы, сделать генерала Вершинина громоотводом для гнева главы Унии не получится. Неудачная попытка танланов уничтожить портал имела обратный эффект – подпространственный переход активировался. Что именно случилось в этот момент, мне пока неизвестно, но есть сведения, что несколько кораблей во главе с генералом Вершининым ушли через портал, после чего он самопроизвольно закрылся. Сводным флотом остался командовать генерал Чжан.

– Куда их вывел гиперпереход?

– Неизвестно, но точно не в пространство Протектората. Мы ведем ненавязчивое наблюдение за всеми стационарными порталами Старших. Ни один из них не стал финишной точкой для прыжка кораблей генерала Вершинина. Разве что они совершили прыжок в ядро галактики, в пространство самих Старших, но это вряд ли – порталы хозяев Протектората не пропустили бы корабли низших рас.

Некоторое время император задумчиво молчал, неторопливо шагая по дорожке, проложенной вдоль берега живописного озера.

– Мы должны его найти, адмирал, – наконец, произнес Брилей, – причем сделать это необходимо как можно скорее. Отложите все дела и займитесь генералом Вершининым. Куда бы его ни занесло, вытащите его оттуда. Пусть лучше у главы танланов будет личный враг, чем этим врагом станет Земная Федерация, а следом за ней и Империя. Нам не нужна война, по крайней мере, пока мы к ней не готовы. А мы не готовы, Трий, и вы, я уверен, знаете об этом лучше меня!

– Но это Серый Периметр, Ваше Величество…

– Я должен учить вас проведению тайных операций, адмирал? – нехорошо усмехнулся император, и от этой усмешки по спине Трия пробежал неприятный холодок.


23 мая 2030 года (условно)

Шаровое скопление звезд в неизвестной области пространства

Борт тяжелого крейсера «Чунцин»

Голос биопроцессора дал о себе знать на вторые сутки после того, как корабль Виктора прошел через портал Старших. Самостоятельно он активировался крайне редко и только в исключительных случаях. Видимо, сейчас именно такой случай и наступил.

– Человек, ты в мире Орды.

– Очень информативно, – с сарказмом в голосе ответил Виктор. – А поподробнее можно?

На самом деле заявление Голоса его сильно заинтересовало. Сразу после появления в этом странном шаровом скоплении Вершинин попытался идентифицировать ближайшие звезды с помощью внутреннего интерфейса. Раньше это ему удавалось без особого труда. Стоило лишь внимательно всмотреться в изображение светила на тактической голограмме, и процессор немедленно выдавал информацию о спектральном классе звезды, ее планетной системе, государственной принадлежности, и еще массе полезных параметров. Здесь же ничего подобного не происходило. Похоже, в базе данных процессора просто не содержалось никакой информации об этом звездном скоплении.

– Более подробная информация отсутствует, – Голос, как обычно, не обратил на сарказм Виктора никакого внимания. – По косвенным данным именно отсюда тысячу лет назад Орда вторглась в нашу галактику. До вас попасть сюда никому не удавалось. Даже предки Старших не смогли этого сделать. Порталы, через которые Орда прошла в наш мир, оказались односторонними. Несмотря на все предпринятые попытки, Старшие так и не смогли проникнуть в это пространство.

– И сейчас ты, конечно же, скажешь мне, что я должен тут всё разведать, вернуться назад и во всех подробностях доложить об уведенном вашему самому главному Старшему, – усмехнулся Вершинин.

– Всё-таки ты глуп, человек, – невозмутимо ответил Голос, – ты никому ничего не должен, если, конечно, сам не считаешь иначе. Внедряя в твою голову процессор, никто не спросил тебя, хочешь ты этого или нет, а значит и никаких обязательств перед Старшими у тебя быть не может. Странно, что носитель, сумевший развить процессор до второй ступени интеграции, не способен самостоятельно прийти к столь простым выводам.

– Это я так шучу, не обращай внимания, – ответил Виктор, слегка озадаченный заявлением Голоса. – А теперь будь добр, объясни мне, что Орде понадобилось у нас?

– Этого выяснить не удалось. Ни одного живого пленника захватить не получилось. Живых существ в составе Орды просто не было, только роботизированные боевые единицы, управляемые искусственным интеллектом.

– Что-то мне это напоминает, – в мозгу Виктора зародились неприятные подозрения. – А эта Орда и кронсы случайно не родственники?

– Нет. Но определенная связь между ними имеется. Кронсы были намеренно созданы похожими на боевых особей Орды.

– Кем созданы?

– Сам догадайся, человек. У тебя уже вполне достаточно исходных данных. Формально я могу сообщить носителю эту информацию только на третьей ступени интеграции, но ведь думать самостоятельно я тебе запретить не в состоянии.

Виктор запомнил слова Голоса, но на серьезные размышления о природе кронсов у него в тот момент не было ни сил, ни времени. Перед ним стояла совершенно другая задача, решением которой он и собирался заняться.

Как обычно, вытянуть из Голоса что-то сверх того, что он сам хотел сообщить, оказалось крайне сложно. Спрашивать его о том, как найти «Сумрак» было совершенно бессмысленно. Голос никогда не давал советов и рекомендаций по конкретным ситуациям. Судя по всему, он этого просто не умел.

Обнаружить авианосец «Крылья Флея», а точнее, принять сигнал оставленного им гипермаяка, удалось на четвертый день систематического прочесывания шарового скопления. Птички весьма разумно рассудили, что торчать на одном месте нет никакого смысла, но и гонять корабль без всякой цели от звезды к звезде тоже глупо. Поэтому в каждой точке выхода из прыжка они оставляли маяк, излучавший аварийный сигнал и при необходимости способный послужить ретранслятором. В конце концов сработала теория вероятности, и один из маяков оказался в зоне уверенной связи с легким крейсером «Волк-114».

Отряд объединился, и это не могло не радовать, вот только к своей главной цели Вершинин пока продвинуться так и не смог. «Сумрак» молчал, и это заставляло Виктора нервничать всё сильнее.

Корабли, прошедшие вслед за ним через портал, не имели возможности подготовиться к длительной поисково-спасательной операции. Они только что вышли из тяжелого боя, в котором истратили значительную часть боекомплекта. Запас топлива тоже был конечен, а значит, ресурсов для полноценного поиска пропавшего корабля могло и не хватить. Кроме того, не стоило забывать, что, даже обнаружив «Сумрак», отряду еще предстояло как-то вернуться назад в свой мир, а, судя по тому, что рассказал Голос, это могло стать весьма непростой задачей.

Решив, что пора посоветоваться с союзниками, Виктор собрал совещание по гиперсвязи.

– Мы оказались в непростой ситуации, – обратился он к командирам кораблей. – Боюсь, нас забросило куда-то столь далеко, что без стационарного портала вернуться мы не сможем.

– Ты что-то знаешь об этом месте, подполковник? – Герранд скорее констатировал факт, чем задал вопрос.

– К сожалению, совсем немного. Скажем так, у меня есть основания полагать, что это не наш мир. Боюсь, для возвращения домой нам понадобится такой же портал, как тот, что забросил нас сюда. Других способов возврата не существует.

– Другой это мир или нет, не так важно, – чуть качнул крыльями командир авианосца. – Наши сканеры в любом случае не видят ни одной знакомой звезды, а значит, мы не можем определить направление для возвращения. В это трудно поверить, но если считать приборы исправными, то за пределами звездного скопления нет вообще ничего, только межгалактическая пустота. Причем других галактик тоже не видно. На пределе чувствительности сканеров что-то есть, но детали разобрать невозможно, да и нет смысла – мы туда всё равно не долетим. Не хватит не только топлива, но и наших жизней.

– Командир Ц-Хашш совершенно прав, – поддержал флея полковник Лян, – выбора у нас нет. Искать способ вернуться мы должны здесь, внутри скопления. Впрочем, эта задача вполне сочетается и с поисками «Сумрака». Он ведь не мог исчезнуть просто так, без всякой причины, а значит у нас есть шанс найти здесь что-то уцелевшее в процессе тотальной зачистки, устроенной в этом скоплении кем-то очень сильным и крайне целеустремленным.

– Нужно определиться с тактикой поиска, – Герранд, не слишком любивший абстрактные рассуждения, предпочел вернуть разговор в практическое русло. – В арсеналах всех кораблей у нас имеется девяносто маяков-ретрансляторов. Этого, как вы понимаете, совершенно недостаточно для выстраивания полноценной поисковой сети. В лучшем случае в каждый момент времени мы сможем охватить ей до пяти процентов объема скопления.

– Сеть можно перемещать, – пожал плечами командир «Чунцина». – Маякам не обязательно стоять на одном месте. – Постепенно двигая их внутри скопления, мы примерно за месяц обследуем его полностью. Если допустить, что «Сумрак» потерял возможность совершать гиперпереходы, но сохранил систему гиперсвязи, этот подход должен сработать.

– Слишком зыбкое предположение, – с сомнением в голосе возразил Виктор. – Гипермаяков на «Сумраке» нет, значит рассчитывать экипаж может только на штатную систему связи. Мы должны учитывать разные варианты. Если их передатчик неисправен, наш поиск ничего не даст.

– Боюсь, при таком раскладе у нас в любом случае крайне мало шансов. – недовольно прорычал Герранд. – Посетить четыре тысячи звезд и обследовать десятки тысяч планет и астероидных поясов – непосильная задача для четырех кораблей.

– В ангаре «Сумрака» есть скаут, у которого имеется свой передатчик. Кроме того, корабль оснащен четырьмя автоматическими зондами для внутрисистемной разведки. – напомнил Виктор. – Если вышла из строя основная система связи, они могут использовать их в качестве аварийных маяков. Дальность связи у скаута и зондов, к сожалению, невелика, но, за четверть светового года мы их сигнал услышим, так что заглядывать под каждый камень, скорее всего, не придется.

– Это всё равно потребует посещения каждой звезды. – задумчиво повел крылом Ц-Хашш. – По тысяче звезд на каждый корабль. Топлива хватит в лучшем случае на десятую часть задуманного. Значит, слепой поиск мы позволить себе не можем. Нужен критерий отбора наиболее перспективных звезд, иначе всё будет зря.

Взгляды командиров кораблей скрестились на Викторе. Именно он должен был принять решение, какие звезды проверять, а какие оставить в стороне. Союзники были готовы помочь генералу Вершинину в его поиске, но отвечать за сделанный выбор ему в любом случае предстояло самому.


23 мая 2030 года (условно)

Пространство Орды. Безымянная звездная система. Планета земного типа

Разрушенный производственный комплекс. Двадцать шестой подземный ярус

С момента пленения прошли почти сутки, и всё это время экипаж «Сумрака» провел глубоко под поверхностью планеты. Роботы Роя, как назвал их неожиданный союзник, отвели их сюда и на какое-то время оставили в покое.

Оружие у них, конечно, отобрали, но остальную экипировку оставили. Правда, перед тем как уйти, робот-конвоир аккуратно вывел из строя генераторы маскировочных полей. А вот системы связи трогать не стали – через них здешним хозяевам было удобно общаться с пленниками, ведь без автоматических переводчиков это было бы крайне затруднительно.

– Вам всё объяснят, – прошелестел в шлемах людей безэмоциональный голос, и робот удалился, заблокировав за собой гермодверь.

Корра обвела взглядом помещение, в которое их привели. Когда-то оно явно было большим ангаром или складом, но сейчас выполняло роль тюрьмы или лагеря военнопленных, причем здешний контингент состоял далеко не только из людей. На вновь прибывших скрестились взгляды существ, как минимум, четырех разных рас. Люди, к слову, здесь явно были в меньшинстве.

Никто не произнес ни звука, пока откуда-то из глубины ангара не вышло существо, на первый взгляд отдаленно напоминающее человека. Его конечности гнулись в трех суставах и оканчивались четырьмя длинными гибкими пальцами. Два крупных коричневатых глаза, посаженных почти вплотную друг к другу, внимательно смотрели на людей. Плоский нос почти не выдавался вперед, нависая над узким ртом с тонкими губами, как шляпка гриба. В добавок всё тело гуманоида было покрыто мелкими чешуйками, тускло поблескивавшими в рассеянном свете, наполнявшем просторное помещение.

Существо произнесло короткую фразу на незнакомом языке. Автоматический переводчик мигнул красным индикатором. Подождав пару секунд, гуманоид повторил свой вопрос. Теперь его слова звучали чуть по-другому, но результат от этого не изменился. Третья попытка оказалась удачнее. Существу явно было непросто произносить слова чужого языка, но зато переводчик смог, наконец, выдать что-то осмысленное:

– Люди, откуда вас привели?

– С поверхности, – пожала плечами Корра, после чего представилась и назвала имена своих спутников. – Как мне называть тебя? Я впервые сталкиваюсь с представителями твоей расы.

– Моё имя Хорк, я джангр, – не спуская с людей внимательного взгляда, недовольно ответил гуманоид. – И это всё, что вам пока нужно знать. Вы будете отвечать на мои вопросы. Полно отвечать, а не так, как сейчас. Сами сможете что-то спросить, только когда я вам разрешу. Это ясно?

Лой дернулся было ответить что-то дерзкое, но Корра резко остановила его жестом руки. Устраивать конфликты и разборки, не зная местных правил и реальных раскладов сил, оно сочла преждевременным.

– Что ты хочешь узнать, Хорк?

– Откуда вас привели? – повторил джангр.

– Уточни свой вопрос. Наш корабль был сбит ракетами в атмосфере планеты. Мы совершили аварийную посадку и попытались спрятаться в скалах, – опуская подробности, ответила Корра, – Роботы Роя выследили нас, взяли в плен и привели сюда.

– Как вы попали в этом мир? Откуда?

– Неконтролируемый гиперпрыжок через стационарный портал. Нас выбросило рядом с этой планетой. На несколько минут система управления кораблем полностью вышла из строя. За время перезагрузки корабль успел войти в верхние слои атмосферы. Дальше я уже рассказала.

– Ты не ответила на вопрос о своем мире, – в голосе джангра зазвучало раздражение, смешанное с угрозой.

– А как я отвечу? Я понятия не имею, как он здесь называется. У нас живут люди и множество других разумных рас. Я знаю о нескольких десятках, но их могут быть тысячи или миллионы.

– Ваш мир пережил вторжение Роя?

– Видимо, да. Кто-то к нам действительно приходил с явно недружественными намерениями, но это было давно, много поколений назад. Следы сражений тех лет до сих пор сохранились во многих звездных системах нашей галактики. Насколько я знаю, вторжение было отбито, хоть и с большим трудом и немалыми потерями. Не исключено, что враг пришел именно отсюда.

– Ваш корабль был один? Или кто-то еще проник в мир Роя?

– Я об этом ничего не знаю. Шел бой. Мой дальний разведчик влетел в неожиданно активировавшийся портал, не сумев погасить скорость. Прошел ли кто-то еще вслед за нами, мне неизвестно.

– Что это за зверь? – гуманоид указал на Багиру. – Почему он с вами?

– Это ирбис. Имя – Багира. Почти разумный хищник. У меня с ней ментальная связь. Можно сказать, разновидность симбиоза. Я полностью контролирую ее поведение, так что беспричинной агрессии с ее стороны никто здесь может не опасаться, – на слове «беспричинной» Корра сделала едва заметный акцент.

– Эти люди тебе подчиняются? – джангр кивнул на молча стоящих мужчин.

– Лой и Пино – офицеры моего экипажа.

Хорк немного помолчал, явно обдумывая ответы Корры, но дополнительных вопросов задавать не стал.

– Жить будете там, – джангр указал в левый угол ангара, – вместе с остальными людьми. Сразу предупреждаю, любые конфликты, угрожающие жизни или здоровью доноров, немедленно пресекаются хозяевами. При этом наказание получают не только инициаторы беспорядков, но и весь контингент. И чтобы этого не происходило, за порядком здесь слежу я и мои помощники. Всё ясно?

– Не вполне, – качнула головой Корра. – Ты назвал нас донорами. Что это значит?

– Я сказал всё, что хотел, а остальное вам объяснят люди. Можете отправляться в свой угол. И следи за поведением зверя, женщина. Не думаю, что он представляет для хозяев какую-то ценность, так что при первых же признаках агрессии он немедленно лишится жизни.

Людей в этой импровизированной тюрьме оказалось семеро. Теперь, вместе с экипажем «Сумрака» их стало десять.

– Я Дик, – без улыбки представился высокий и довольно плотный мужчина лет пятидесяти. – Ваши имена я уже знаю, так что будем знакомы.

Остальные люди сидели молча и смотрели на вновь прибывших без особого интереса. Лишь одна женщина неопределенного возраста вяло махнула рукой и пробормотала себе под нос что-то неразборчивое. Дик лишь слегка поморщился.

– Что это за место? – не утерпел Лой.

– Тактический Центр, – пожал плечами Дик. – Во всяком случае, так утверждают наши неживые хозяева.

– Почему Хорк называет нас донорами?

– Это тоже словечко из лексикона роботов Роя, – усмехнулся Дик. – Если вы думаете, что я знаю ответы на все вопросы, то сильно ошибаетесь. Наши тюремщики крайне неразговорчивы, так что об их мотивах я могу лишь догадываться, но можете не волноваться, пить у вас кровь роботы не станут. Разбирать на органы – тоже. Им нужно от нас другое.

– И что же?

– Тактические решения, – усмехнулся Дик, откровенно разглядывая Корру.

– Если ты считаешь, что мы что-то поняли, то глубоко заблуждаешься, – вступил в разговор Пино, почти слово в слово повторив предыдущий ответ Дика.

– Мне интересно на вас смотреть, – медленно произнес Дик, не отводя взгляда от Корры. – Новые лица появляются здесь нечасто, особенно такие симпатичные лица. Так зачем торопиться с объяснениями? Посидим, поговорим…

– Дик, лучше не начинай, – миролюбиво, но достаточно твердо произнес Лой. – Корра – наш командир. К тому же она замужем.

– Командир? – разговор явно забавлял Дика. – Забудьте. Всё это уже в прошлом. Не считая хозяев, командир здесь только один – джангр Хорк. А я его скромный помощник, отвечающий за наш маленький и дружный человеческий коллектив. А что касается мужа вашей женщины, так он далеко. Так далеко, что, можно сказать, его и нет совсем.

– Зато есть мы, – с издевательской дружелюбностью улыбнулся Пино. При этом его взгляд отражал что угодно, только не теплые чувства к новому знакомому.

– Ладно, – усмехнулся Дик, – не хотите по-хорошему, будет по-плохому. Скоро сами всё поймете. Некогда мне с вами возиться. Дина, объясни новеньким, чем им предстоит заниматься.

Дик встал и ушел куда-то в центр ангара. Диной оказалась та самая невзрачная женщина, которая хоть как-то поприветствовала новых людей. Она неохотно поднялась и пересела поближе.

– Через пару часов будет кормежка, а потом работа на виртуальном симуляторе, – без предисловия начала она, словно пытаясь побыстрее избавиться от обременительной обязанности. – Мы называем это игрой, так проще, да и понятнее. Каждый из вас войдет в капсулу и получит боевую задачу от хозяев. Вас, скорее всего, определят в одну команду, но возможны и иные варианты. Ландшафт может быть любым – поверхность планеты, космос, подземный лабиринт, даже дно океана, но это вряд ли. На начальном уровне оружие иногда позволяют выбирать, но чаще приходится воевать тем, что дадут. Если победите, будет поощрение, – тут Дина мечтательно улыбнулась, – а если нет, испытаете боль. Всё просто и эффективно.

– Бред какой-то, – тряхнул головой Пино. – Зачем всё это?

– Давай договоримся, – Дина медленно развернулась к пилоту. – В ответ на твой вопрос я расскажу всё, что знаю сама, что слышала от других и о чем только догадываюсь, но это будет последний вопрос, и вы немедленно от меня отстанете, а Дику скажете, что я вам рассказала всё, что нужно.

– Хорошо, – согласно кивнула Корра, пока слегка растерявшийся от такого напора Пино соображал, что бы такое ответить.

– Здесь происходит какая-то безумная хрень, – с усталой злостью начала женщина. – Я понимаю, что такой ответ не в полной мере проясняет ситуацию, но, простите, удержаться от констатации этого факта выше моих сил. Те, кто сидит в этом ангаре, а, возможно и в десятках других по всей планете, были захвачены Роем в разных мирах и в разное время. Некоторые попали сюда вместе, другие – по одиночке. А вы вот, оказывается, сами заглянули на огонек, но для вас это ничего не меняет. Суть проста. Рой не всегда состоял из одних лишь роботов. У этих железок когда-то имелись вполне живые и разумные хозяева, и этим хозяевам за каким-то хреном понадобилось открывать порталы в кучу разных миров и отправлять туда армады вторжения.

– Но ведь должен же быть в этих действиях какой-то смысл, – недоверчиво произнес Лой. – Какую цель они могли преследовать?

– Вот только не спрашивайте меня зачем этим уродам понадобилось нападать на другие миры, – пожала плечами Дина, – Думаю, этого даже Хорк не знает, да и не даст вам ничего это знание. Лучше слушайте дальше, пока у меня есть настроение вам что-то рассказывать. Это место по-своему уникально. Отсюда можно открывать ворота в параллельные миры, как-то связанные между собой и даже, вроде бы, оказывающие друг на друга какое-то влияние. Точнее не скажу, просто не знаю. Ну, и хозяева Роя этим свойством цинично пользовались, терроризируя эти миры, пока в какой-то очередной вылазке не огребли так, что с трудом унесли ноги обратно. Вот только вернулись они зря. По ту сторону портала на них крупно обиделись и подсадили выжившим в боях какой-то долгоиграющий вирус. Очень злобный вирус, надо заметить. Такой злобный, что за несколько лет он выкосил здесь всё живое. А неживое осталось, и стало развиваться само, продолжая гнусную политику своих хозяев. Искусственный интеллект, управлявший производством оружия и кораблей, подхватил знамя, выпавшее из мертвых рук своих создателей. Подхватить-то он подхватил, но получаться всё стало заметно хуже, и в большинстве рейдов Рой раз за разом терпел поражения, зато почти в каждой такой операции он захватывал пленных. Выживали немногие, этот мир плохо влияет на организмы большинства существ из других вселенных, однако результат перед вами. Все эти существа, – Дина кивнула куда-то в центр ангара, – были захвачены Роем многие века назад и провели сотни лет в камерах криосна. Сколько еще пленников находится в анабиозе, никто не знает, но некоторых из них заставляют проснуться и приводят сюда для компенсации естественной убыли контингента, а контингент убывает регулярно. В последнее время поток новых игроков извне совсем иссяк. На памяти здешних обитателей вы первые, кто появился здесь не из капсул криосна, и это неудивительно. Вы ведь видели, в каком состоянии находятся постройки на поверхности планеты. Они в таком виде уже достаточно давно, лет пятьсот, наверное, хотя здесь время течет по странным законам, так что всё относительно. В общем, те самые весьма условные полтысячи лет назад кто-то очень сильный и злой решил окончательно закрыть вопрос Роя и устроил ему тотальный геноцид прямо здесь, в его родном мире. И надо признать, у него это неплохо получилось.

– И кто это мог быть?

– Да мне-то откуда знать? – раздраженно ответила Дина. Судя по всему, разговор начинал ее утомлять. – Вы поймите, всё, что я знаю, мне рассказали те, кто появился здесь раньше меня. Они, в свою очередь, узнали это от своих предшественников. Вы представляете, сколько поколений сидельцев прошло через эти стены? За это время информация могла исказиться до неузнаваемости, так что скажите спасибо, что узнали хоть что-то. Я слышала несколько имен и названий… Возможно, это названия кораблей или оружия, точно не знаю. «Генерал Князев», «Император Йорт»… или «Йорк», уже не помню, «Лит-та», «Бригадный генерал Дин», «Серый Шквал», «Хвост Дракона»… Когда-то эти слова имели смысл, но теперь для нас это просто набор букв, хотя их помнят, как ни странно. Вот эти «Шквалы» и «Хвосты» и устроили здесь Рою веселую жизнь, но до конца свою работу почему-то не доделали.

– Лит-та? – переспросила Корра.

– Ну, да, – в глазах Дины мелькнул интерес, – Ты где-то уже слышала это имя?

– Да нет, просто оно показалось мне странным, – Корра пожала плечами и поспешила перевести разговор на другое. – Ты рассказала много любопытного, но я так и не поняла, зачем мы здесь.

– Ты права, пора завязывать с этой лекцией, устала я что-то, – демонстративно зевнула Дина. – Я уже сказала, что после гибели живых хозяев Рой терпел одно поражение за другим, но упорно не прекращал устраивать набеги на другие миры. Ну, и доигрался в итоге. И только практически полное уничтожение заставило его понять, что без разумных существ, способных мыслить нестандартно, он обойтись не может.

– А не поздновато они спохватились? – усмехнулся Пино. – Судя по тому, что мы видели на поверхности, после такого удара уже невозможно подняться.

– Рой не знает слова «невозможно», – кривовато улыбнулась Дина. – Ему без разницы, сколько времени займет восстановление разрушенной производственной инфраструктуры, но к новым сражениям он готовится уже сейчас, и то, что мы здесь – прямое доказательство моих слов. Мы нужны Рою, как доноры нестандартных решений. Наша жизнь – бесконечные сражения в виртуальных вселенных, формируемых для нас искусственным интеллектом. Он хочет научиться мыслить, как мы. Не знаю, возможно ли такое, но действует он упорно и последовательно.

– Но как Рою после такого разгрома удалось всё это организовать? – недоверчиво произнес Пино. – Удивительно, что тут вообще что-то уцелело…

– Всё, ребятки, – хлопнула ладонью по колену Дина, – Мы договаривались на один вопрос, а я тут и так вам много лишнего наболтала, Дик может не одобрить. Кстати, о Дике… зря вы с ним поссорились. Ни к чему хорошему это не приведет. В виртуальных боях побеждать очень сладко, скоро сами ощутите, но получать раны и умирать… Ладно, рассказывать об этом бессмысленно – нужно всё прочувствовать на своей шкуре.

Как и предупреждала Дина, через два часа настало время раздачи пищи заключенным. Здешняя еда показалась Корре крайне подозрительной. По примеру других обитателей ангара экипаж «Сумрака» забрал свои порции из открывшихся в стене небольших ниш. Мягкий на ощупь и довольно влажный брикет ядовито-оранжевого цвета лежал на тонком куске какого-то полимера и никаких ассоциаций с нормальной едой не вызывал. Помимо странного вида, он еще и ничем не пах, а при попытке отщипнуть кусочек вел себя, как мокрая глина.

Пробовать местную еду на вкус не хотелось. Роботы Роя не стали отбирать у Корры и Лоя боевые рационы, и, отложив оранжевую массу в сторону, они извлекли из упаковки четыре плотных бежевых пластины питательного концентрата. Проглотив довольно приятный на вкус паек, Корра запила его парой глотков воды, отметив про себя, что никакой жидкости вместе с оранжевой субстанцией местным сидельцам не выдавалось, а значит, считалось, что в порции здешней еды содержится достаточно влаги. Если их плен затянется, эту химическую бурду всё-таки придется попробовать, но Корра решила, что пока у них есть свои запасы, с употреблением в пищу неизвестной органики лучше не экспериментировать. Багира тоже посмотрела на оранжевую массу с явным неодобрением, осторожно коснулась ее лапой, после чего сочла себя испачканной и долго трясла пострадавшей конечностью, упорно не желая слизывать языком прилипшую размазню. Немного успокоившись, пантера приняла из рук Корры пластинку боевого рациона и с видимым удовольствием её сжевала.

Быт в тюремном ангаре был организован крайне незамысловато, но гигиена соблюдалась строго, и Корра решила не обращать внимания на мелкие неудобства. Искусственный интеллект, управлявший содержанием пленников, явно знал, какие у людей и других существ возникают физиологические потребности, и принял необходимые меры для их удовлетворения. Необходимые и достаточные, но не более.

После еды им дали не больше десяти минут. Потом под потолком ангара прозвучал резкий требовательный сигнал, и освещение скачком стало ярче. В дальней от людей стене открылись овальные люки, которых оказалось раз в пять меньше, чем существ в зале.

– Люди, ваш отсек седьмой от входа в ангар, – раздался в коммуникаторе костюма знакомый бесплотный голос. – Снимите одежду и займите места в капсулах.

Заключенные уже бодро двигались по направлению к овальным входам. Их апатия и скука куда-то внезапно испарились. Похоже, участие в виртуальных боях являлось для большинства здешних обитателей смыслом существования. Впрочем, не для всех. Корра поморщилась, вспомнив жадный взгляд Дика, но решила, что сейчас не время и не место думать обо всяких уродах.

– Ну, пойдемте глянем, что нам приготовили эти механические насекомые, – негромко произнесла она, вставая с низкой скамьи и направляясь к седьмому люку.

В небольшом помещении в ряд выстроились пять странных сооружений, назвать которые капсулами Корре пришло бы в голову в последнюю очередь. Они представляли собой решетчато-пластинчатые конструкции кубической формы. При приближении людей и Багиры четыре из них раскрылись и начали менять форму.

– Смотри, командир, для твой кошки здесь тоже приготовили капсулу, – удивленно произнес Пино. – И как мы должны объяснить ей, что нужно делать?

– Личным примером, – ответила Корра, деактивируя и снимая костюм разведчика, а затем и легкий обтягивающий комбинезон.

– Отставить пялиться на командира, – прозвучал за ее спиной злой шепот Лоя и раздался судорожный всхлип, как будто кто-то получил легкий, но неожиданный тычок кулаком под дых. – Быстро скинул шмотки и нырнул в эту хрень!

Корра улыбнулась и сделала шаг вперед. Повернув голову влево и поймав взгляд пантеры, она негромко произнесла: «Багира, делай, как я» и, указав кошке на соседнюю капсулу, вошла в кубическую конструкцию.

Мир вокруг пришел в движение и начал стремительно меняться. Откуда-то из недр капсулы выдвигались мягкие эффекторы, плотно охватывая лоб, запястья и голени человека. Потом дошла очередь до бедер, коленей, локтей и плеч, а дальше Корра перестала чувствовать тело, и на мгновение повисла в бесконечном сером пространстве, лишенном звуков, запахов и тактильных ощущений.

Восприятие вернулось резко, как будто в темной комнате включили свет. Вокруг простиралось болото. Плоская равнина была сплошь покрыта неприятного вида кочками, между которыми поблескивали отдельные участки поверхности воды, свободной от ряски и густого переплетения вьющихся растений. Кочки поросли красноватым кустарником, на котором виднелись гроздья маслянистых ягод, один вид которых вызывал неудержимое желание держаться от них как можно дальше.

В поле зрения Корры виднелся десяток крупных валунов, размером с корвет, а то и эсминец. Как они оказались посреди болота, сказать было сложно. Возможно, когда-то их притащил сюда ледник. В любом случае, эти камни являлись здесь единственным укрытием, и этим следовало воспользоваться.

Бегло оглядев себя, Корра поняла, что в виртуальный мир она попала ровно в той же экипировке, в которой ее взяли в плен роботы Роя. Даже кинетический пистолет и генератор маскировочного поля были на месте. Рядом с Коррой стояли Лой и Пино, тоже одетые в уже ставшие привычными костюм разведчика и пилотский скафандр. Ничего не изменилось и у Багиры – черная пантера по-прежнему не имела никакого снаряжения, кроме данных ей природой когтей и зубов.

Система связи мигнула индикатором входящего вызова, и Корра ничуть не удивилась, услышав в наушниках шлема голос ИскИна Роя:

– Задача отряда – выжить до захода светила.

Больше никаких уточнений не последовало. Видимо, предполагалось, что миссия уже началась. Яркая голубоватая звезда висела еще довольно высоко над горизонтом, но на незнакомой планете определить время до заката не представлялось возможным. В любом случае торчать на открытом месте не стоило, и Корра, коротко махнув спутникам рукой, побежала к ближайшему валуну, стараясь подальше обходить неприятные кусты.

– Лой, выпускай «стрекозу»!

Небольшой беспилотник взмыл в воздух, поднялся метров на сто и, подчиняясь командам Лоя, унесся вперед по курсу движения отряда.

Бежать по болоту было трудно и неприятно. Особенно доставалось Пино, чей скафандр к таким упражнениям был совершенно неприспособлен. Отряду приходилось приноравливаться к медленно пробирающемуся через трясину пилоту. Хорошо хоть ему не грозило провалиться в какую-нибудь бездонную яму – сканеры костюмов Лоя и Корры неплохо справлялись с оценкой глубины и плотности дна, подсказывая отряду безопасный маршрут.

Багире местность тоже не нравилась, но тошнотного вида кусты её ничуть не смущали, и она довольно бодро прыгала по кочкам. Иногда, правда, ей всё же приходилось спускаться в воду, и тогда, выбравшись на сушу, она с отвращением отряхивалась, разбрасывая вокруг брызги и клочки растительности.

Обследовав ближайшие окрестности и не обнаружив противника, «стрекоза» расширила район поисков. Напряженно глядя на тактическую проекцию, куда транслировался унылый вид бесконечного болота, Корра пришла к выводу, что нет никакого смысла менять дислокацию. По скорости движения местного солнца вычислитель установил точное время заката. До него оставалось еще почти два часа, за которые обстановка могла много раз измениться. Вокруг на сотни километров лежало болото, на котором изредка встречались группы крупных валунов, очень похожих на те, к скоплению которых сейчас двигался ее отряд. Устраивать марш по труднопроходимой открытой местности ради смены одних булыжников на другие Корре казалось полнейшей глупостью.

Что уничтожило «стрекозу», она так и не поняла. Изображение на тактической проекции просто мгновенно погасло, сменившись надписью «Связь с дроном потеряна».

Корра немедленно подняла в воздух второй беспилотник. Судьба первой «стрекозы» ей очень не понравилась, но весь ее боевой опыт выступал против идеи пассивно сидеть, прячась среди камней и не имея возможности хоть как-то отслеживать окружающую обстановку.

– Выпускаем «пауков», – приказала Корра, уже добравшаяся до ближайшего валуна.

– По болоту они не пройдут, – возразил Лой.

– Тогда пусть лезут на камни и сканируют окрестности.

– Принято.

Небольшие разведывательные дроны вцепились суставчатыми лапами в поверхность ближайших валунов и бодро поползли наверх. Они успели занять позиции как раз вовремя, чтобы увидеть выскользнувшую как будто из пустоты ракету, упавшую сверху на безмятежно парящую в трех сотнях метров над землей «стрекозу».

– Противник нас видит, это совершенно точно, – прокомментировал Пино потерю второго беспилотника, – Судя по качеству маскировки, установленной на ракете, сканеры у них должны быть заметно лучше наших, а у нас с Багирой вообще нет защиты. И почему мы еще живы?

Будто отвечая на вопрос пилота, откуда-то с востока прилетели еще две ракеты. Они взорвались на вершинах валунов, превратив в облачко плазмы «пауков» и забросав окрестности веером раскаленных каменных осколков.

– Хотят живыми взять? – предположила Корра, вжимаясь в небольшую каверну в поверхности валуна.

– Скорее, играют с нами, – зло выдохнул Лой. – Если у нас задача дожить до заката, то враг, я полагаю, должен нас убить, а не захватить в плен. Вот только до захода солнца еще уйма времени, и при хорошем воображении можно придумать много способов сделать эти часы для нас крайне неприятными. Ты видела, как этот Дик на тебя смотрел? А Пино его послал, причем в недвусмысленно издевательской форме…

– А что, не надо было? – с деланым безразличием поинтересовался пилот.

– Только так и надо, не ёрзай, – в голосе Лоя прозвучала усмешка и легкое одобрение. – Однако сейчас нас явно будут учить правилам поведения в этом дружном и во всех отношениях приятном коллективе. Готовь пистолет, командир, а то потом можно и не успеть. Думаю, нужно заставить их убить нас, как можно быстрее, иначе огребем полный комплект обещанных острых ощущений.

Очередная ракета ударила точно в валун, за которым прятался экипаж «Сумрака». Огромный камень принял на себя ударную волну. Вокруг завизжали осколки, и в местах их падения из болота с шипением поднялись облачка пара.

– Бездарные позёры, – пренебрежительно процедил Лой. – Хотят, чтобы мы до конца прочувствовали свое бессилие. Впрочем, во многом они правы – мы их даже не видим.

– Видим, – возразила Корра, аккуратно выдвинув из-за камня телескопический эффектор сканера. – Они особо и не скрываются. Идут с северо-востока. Легкий робот и четверо бойцов в пехотной броне. С роботом без шансов, а пехоту наши пистолеты взять могут, но разве что в упор, да и то на пределе мощности.

– И что это за учебный бой, в котором у одной из сторон вообще нет шансов? – возмутился Пино.

– Учебный? – невесело усмехнулась Корра. – А кто тебе сказал, что тебя здесь собираются чему-то учить? ИскИн Роя исследует поведение разумных существ в экстремальных условиях, и ему нет никакой разницы, что мы думаем о соотношении сил и выполнимости поставленной задачи.

Валун тяжело завибрировал от десятков попаданий, а через полсекунды накатил грохот выстрелов автоматической пушки – звук догнал улетевшие вперед снаряды. Багира, уставшая от неизвестности, попыталась самостоятельно оценить обстановку и еле успела убрать голову обратно за камень.

– Если бы хотели убить, твоя кошка была бы уже мертва, – прокомментировал произошедшее Лой.

– Может нам стоит выйти из-за камня и рвануть им навстречу? – Предложил Пино. – Пока у вас в руках кинетические пистолеты, мы представляем для них хоть какую-то опасность. Может быть, получится умереть быстро.

– Проще тогда друг друга перестрелять, – пожал плечами Лой.

– Не думаю, что нам позволят это сделать, – покачала головой Корра, – а если и позволят, наверняка получим усиленное наказание от хозяев этого аттракциона, и что-то мне подсказывает, что нам лучше не знать, в чем именно оно заключается.

– Не станут эти уроды нас убивать, – идея с суицидальной атакой Лою активно не нравилась. – Если полезем, прострелят конечности и начнут глумиться…

Противник не торопился. Робот и пехотинцы приближались к позиции экипажа «Сумрака» демонстративно неспешно, давая противнику время помучиться страхом перед неизбежной экзекуцией.

– Знаю я таких типов, – вздохнул Пино, – насмотрелся на них среди экипажей рудовозов. Никакого снисхождения не будет, однако они, как правило, довольно предсказуемы. Открытый бой мы не потянем, но можно заставить их расслабиться и наделать глупостей. Глядишь, какой-нибудь шанс и подвернется.

– Я тоже таких козлов не раз встречала, – кивнула Корра. – Крупный астероид в заднице мира, небольшой шахтерский поселок под куполом, детский приют…Там разных людей хватало. Что предлагаешь?

– Я изображу раненого. Они тут много стреляли, могло осколками посечь. Засунем под камень пистолет, я лягу рядом…

– Не поверят.

– А мы будем убедительны, – Пино показал рукой на нож на поясе Лоя и хищно усмехнулся. – Я лягу на живот, а ты сделай несколько разрезов на моем скафандре. Нанеси мне несколько поверхностных ран, чтобы кровь текла, только мышцы не повреди, они мне пригодятся.

– Ты уверен? – прищурился Лой.

– У тебя есть предложения лучше? Я единственный в легком скафандре. Меня действительно могло зацепить осколками, а ваши костюмы они бы не пробили.

– Они уже близко, – предупредила Корра. – Действуйте! А я пока немного постреляю.

Высунув из-за камня ствол пистолета, Корра сделала наугад несколько выстрелов, потом перевела оружие в режим автоматического огня и выдала в сторону приближающегося противника длинную очередь. Судя по визгу рикошетирующих пуль, она даже в кого-то попала.

Ответ не заставил себя ждать. По другую сторону валуна зажглось маленькое солнце, дохнуло нестерпимым жаром, и местная напитанная влагой растительность, скорчилась и неохотно занялась дымным пламенем.

– Термическая Граната! – выкрикнула Корра, упав на землю и пытаясь запихнуть под себя не защищенную скафандром Багиру, не вовремя сунувшуюся посмотреть, куда это хозяйка высадила целый магазин кобальт-ниобиевых боеприпасов.

Подобной выходки со стрельбой из легкого оружия противник явно ждал, так что граната была брошена с таким расчетом, чтобы Корра и ее спутники испытали массу неприятных ощущений, но особо не пострадали. Основное развлечение люди Дика, судя по всему, собирались устроить после захвата слишком много возомнивших о себе новичков.

– Быстрее! – Пино уже улегся у самого валуна и теперь подгонял Лоя. – Режь давай!

Лой секунду помедлил, после чего сделал глубокий надрез на спине пилота. Даже боевому ножу скафандр поддавался крайне неохотно, и в условиях дефицита времени контролировать степень наносимых повреждений было почти невозможно.

– Да чтоб этих тварей запор навечно поразил вместе с поносом! – прошипел Пино. – Больно-то как! Не должны эти раны так болеть! Давай еще!

Кровь из ран текла достаточно обильно, так что картина раненого бойца в сильно поврежденном легком скафандре выглядела вполне натурально. Окинув взглядом, лежащего Пино, Лой быстро отстегнул от пояса пистолет и спрятал его под камень рядом с правой рукой пилота, который уже начал вполне натурально стонать от боли, и никакое актерское мастерство ему для этого явно не требовалось.

Лой развернулся в сторону, откуда вот-вот должен был появиться противник и уперся взглядом в желтые глаза Багиры. Пантера требовательно зарычала, прикоснулась лапой к лезвию окровавленного ножа, после чего прыгнула в сторону и улеглась рядом с Пино.

– Командир… – растерянно произнес Лой.

– Она права, – тяжело вздохнула Корра. – Если осколками накрыло Пино, то ее тоже должно было зацепить. Отойди, я сама! Попробуй их хоть немного задержать.

Корра отдала Лою пистолет, а сама присела возле Багиры, положив ей руку на загривок.

Кошка требовательно зарычала.

– Потерпи, девочка, – сквозь зубы прошипела Корра и быстрыми движениями нанесла пантере несколько поверхностных ран. – Они за это ответят, не сомневайся. Порвем их на лоскуты…

Багира оскалила пасть и испустила жалобный вой. Отыгрывать свою роль она собиралась максимально качественно.


17 мая 2030 года (условно)

Неизвестная точка пространства. Планета земного типа

Виртуальное пространство боевого симулятора Роя

Дик пребывал в отличном настроении. Давненько он не испытывал такого всплеска положительных эмоций. Сегодня ему везло во всем. Именно его группе хозяева поставили задачу найти и уничтожить отряд этой строптивой и туповатой, но, нужно признать, очень соблазнительной куклы, наивно понадеявшейся на защиту своих спутников и решившей, что правила её мира продолжат действовать и здесь.

Что ж, очень скоро она убедиться, как сильно заблуждалась. В первом бою ей и ее бойцам хозяева ни за что не выдадут нормального оружия и брони. Продвинутую экипировку нужно заслужить, а они здесь пока никто. Конечно, просто так бросать новичков под каток отряда Дика хозяева не собирались – еще одна группа получила задачу найти новичков и помочь им дожить до заката, но и тут фортуна не отвернулась от Дика – командиром этой группы оказался Фтей. Он, конечно, не человек, а жабер, но зато перед Диком у него должок и теперь он получит шанс его немного уменьшить в обмен на обещание не слишком торопиться с поисками и защитой отряда новичков.

До заката еще пара часов, и за это время люди Дика успеют найти и захватить трех людей и черного зверя, которого, кстати, надо сразу убить, чтобы не мешался под ногами. Впрочем, нет. Он как-то связан с этой упрямой дурочкой, а значит, зверю придется помучиться, что, несомненно, пойдет на пользу повышению сговорчивости его хозяйки.

– Вперед, быстро! – взбодрил Дик окриком своих подчиненных и двинул робота в юго-западном направлении, одновременно выпуская из спинного контейнера разведывательные беспилотники.

Четверо пехотинцев бодро бежали за командиром. Экзоскелеты их боевых скафандров вполне позволяли держать темп, заданный роботом. К сожалению, с сообразительностью у этих людей дело обстояло туго, но выполнять четко отданные команды они были в состоянии.

Всё оказалось еще проще, чем он думал. Сначала его летающий дрон без труда засек беспилотник новичков. Всем, кто впервые оказывается в виртуальном пространстве боевого симулятора, хозяева дают знакомое снаряжение, но это не значит, что оно будет работать так же, как в реальном мире. Даже если у этих самонадеянных идиотов когда-то были топовые маскировочные поля, сейчас их дрон получил маскировку начального уровня и, естественно, стал легкой добычей для продвинутого беспилотника Дика.

Медленную и подслеповатую «стрекозу» можно было и не сбивать, но Дик решил потратить на нее ракету из ранцевой пусковой установки – урок наглым глупцам следовало преподать в максимально наглядной и доходчивой форме.

Потеряв первого дрона, новички не успокоились и запустили второй беспилотник, который вскоре был ничтожен не менее показательно, а еще через пару минут воздушный разведчик Дика засек позицию противника. Отряд этой недоделанной амазонки предсказуемо забрался в одно из хаотично разбросанных по болоту скоплений валунов. Летающие беспилотники у них, судя по всему, закончились, и на вершины наиболее крупных камней взобрались небольшие наземные дроны, ставшие новыми замечательными целями для ракет.

Боезапас Дик не жалел. Зачем экономить ракеты, если достойных целей для них не предвидится? Зато несговорчивая сучка на всю глубину осознает свои перспективы в этом жестоком мире и станет предельно мягкой и ласковой. Последнюю ракету Дик с большим удовольствием всадил прямо в валун, за которым укрылся отряд противника.

– Интересно, они хоть огрызнутся, или так и будут сидеть за своим камнем, пока мы не возьмем их тепленькими? – нарушил тишину в эфире Тэй, самый толковый из туповатых подчиненных Дика.

– Со страху могут и в контратаку полезть, – предупредил пехотинцев Дик. – Не вздумайте разнести их в клочья. Стрелять аккуратно, только по ногам и на малой мощности.

– Зверя сразу валим? – уточнил Тэй, – Он-то, вроде, не при делах и в хамстве не замечен.

– Его тоже лучше подстрелить, но не убивать. Пригодится при беседе с их командиршей.

– Принято.

– Движение справа от камня! – доложила Ката, одна из двух женщин в отряде Дика. – Похоже, как раз зверь морду высунул. Снять?

– Не стрелять! – одернул подчиненную Дик и сам выпустил в середину валуна короткую очередь из автоматической пушки. Голова зверя мгновенно исчезла за камнем. – Вперед! Не торопимся.

Рой бронебойных пуль малого калибра накрыл атакующий строй отряда, когда до валуна, служившего противнику укрытием, оставалось метров восемьдесят. Естественно, никакого эффекта этот обстрел не имел, если не считать искр, выбитых парой пуль из опор легкого робота.

– Тэй, шугани их гранатой, – усмехнулся Дик, – а то, похоже у этих солдатиков храбрость прорезалась, и их на подвиги потянуло. Только через камень не перекинь, а то всю вечеринку нам испортишь.

– Это они от отчаяния и безнадеги, – в том же тоне ответил Тэй и аккуратно запустил к подножью валуна термическую гранату.

Жахнуло знатно, как и положено боеприпасу этого типа. Даже отряд Дика лизнула волна жара, но корпус робота и скафандры пехотинцев достойно выдержали удар. Огонь со стороны укрывшихся за камнем глупцов мгновенно прекратился.

– Обходим их, – приказал Дик. – Тэй, Вила, Ката – слева. Я и Морк – справа.

Отряд разделился и двинулся в обход здоровенного валуна, избитого пулями и взрывами, и тут навстречу группе Тэя вновь полетели пули. Один из пехотинцев опрокинулся на спину, поймав сразу два миниатюрных снаряда в шлем.

– Вот уроды, – зло ругнулась Вила, с трудом поднимаясь и тряся головой. – Систему целеуказания вынесли напрочь, и в башке гудит до сих пор.

Ответный огонь группы заставил стрелка спрятаться, но Дик решил всё же попридержать своих людей – нести потери ему не хотелось, это влияло на итоговую награду.

– Все на месте. Я сам с ними разберусь.

Обойдя валун, Дик увидел вполне ожидаемую картину. Один боец в легкой боевой экипировке склонился над раненым человеком в пилотском скафандре и истекающим кровью черным зверем. Второй, припав на одно колено, вел огонь из пистолета по его роботу, пытаясь нащупать уязвимые места. Вот только для его пугача у боевой машины Дика уязвимых мест не имелось.

Сделав два быстрых шага к стрелку, Дик резким движением манипулятора выбил оружие из его руки. При этом он, похоже, сильно повредил противнику кисть, но это, само собой, только на пользу делу.

– Все ко мне! – удовлетворенно распорядился Дик. – Шоу начинается.

Пехотинцы и робот взяли прекративших сопротивление новичков в полукольцо. Дик наслаждался моментом и предвкушал приятное продолжение, но бдительности старался не терять. Что-то уж больно мало оружия оказалось у этих зарвавшихся клоунов. Хозяева не отличаются щедростью, но один пистолет на четверых – это явный перебор. У парня в пилотском скафандре оружия действительно могло не быть, экипировка-то, считай, гражданская, а вот почему у остальных на двоих всего один ствол? Непорядок…

– Где второй пистолет, недоумки? – надменно прорычал Дик на открытом канале.

Никакого ответа он не получил, да, впрочем, особо и не надеялся. Понятно же, что где-то припрятали…

– Тэй, проверь там всё. – Дик повелительно указал правым манипулятором на сбившихся в кучу бойцов противника. – Только осторожно. У них где-то есть еще, как минимум, один пистолет.

Тэй сделал пару шагов к попятившимся бойцам в боевой экипировке, и тут начал действовать раненый. Это оказалось довольно неожиданно, но не настолько, чтобы Дик не успел среагировать. Рука человека в посеченном осколками скафандре метнулась куда-то в темную щель под камнем, и в ней появился пистолет. Нужно признать, парень почти успел. Для раненого он проявил завидное проворство, но пилотский скафандр, не снабженный усилителями мышц, не смог обеспечить своему хозяину достаточную скорость движений.

Прозвучал одиночный выстрел, и рука раненого бойца отлетела в сторону вместе с зажатым в ней оружием. В эфире раздался дикий крик боли, и на лице Дика проявилась злорадная усмешка. Урок хороших манер начинался просто идеально.

– Думали, вы тут самые умные? – злобно прорычал успевший изрядно перетрусить Тэй. Выстрел в упор из кинетического пистолета вполне мог пробить его броню.

Дик приказал бронещиткам кабины раскрыться – воспитуемые должны видеть лицо того, кто будет их наказывать. Вслед за командиром пехотинцы подняли забрала шлемов. По их лицам блуждали нехорошие улыбки.

– Дик, давай их поджарим? – мечтательно протянула Ката, снимая с креплений на груди термическую гранату.

– Для них это будет слишком быстрая смерть, – отрицательно покачал головой командир отряда.

– Ну, почему же? – добавив томности в голос, произнесла женщина. – Прострелим им ноги, отойдем метров на пятьдесят и используем этот подарок. Только бросим не прямо в них, а немного в сторону. Сразу не сгорят, но покроются аппетитной румяной корочкой и испытают целый букет восхитительных ощущений. И главное, ощущения эти будут длиться, длиться и длиться…

Дик задумался. Предложение звучало заманчиво. Ката всегда была изобретательной девочкой, чем бы она ни занималась.

Молчание командира Ката восприняла, как руководство к действию, и, отключив предохранитель гранаты, начала устанавливать нужное замедление. Скованные страхом пленники, и остальные члены отряда неотрывно следили за её действиями. Пехотинцы и робот даже сделали к ней несколько шагов, чтобы ничего не пропустить…

На бросок черной молнии, в которую превратилась только что бессильно лежавшая на земле и тихо вывшая раненая кошка, отреагировать не успел никто. Почти никто. Двадцатиметровый прыжок Багиры застал Кату в момент активации гранаты. Удар страшных когтей пришелся по незащищенному забралом лицу, а зубы пантеры, крошась о металл перчатки бронескафандра, вырвали из руки вопящей женщины тяжелый цилиндр термического боеприпаса. Извернувшись в воздухе, Багира оттолкнулась задними лапами от ничего не соображающей от боли Каты и прыгнула прямо в раскрытую кабину робота.

Несмотря на полную внезапность произошедшего, Дик успел отреагировать. Летящая на него пантера с зажатой в обломках зубов гранатой получила сильнейший удар манипулятором с автоматической пушкой. Багиру отбросило в сторону, но в момент удара она разжала пасть, и граната продолжила полет в нужном направлении. В кабину она не попала, но от удара о корпус робота сработал контактный взрыватель. После активации боеприпаса Ката не успела установить замедление, и граната оставалась в режиме подрыва от удара о цель, и это сыграло решающую роль в судьбе сбившегося в плотную группу отряда Дика.

Огненный шар поглотил робота, пехотинцев и прижавшихся к валуну пленников. Багира и Пино погибли мгновенно. Лой пережил пару секунд невыносимой боли, но потом его легкая экипировка сдалась напору бушующего пламени и подарила хозяину виртуальную смерть. А вот Корры в зоне прямого поражения уже не было. За секунду до прыжка Багиры, она отчетливо почувствовала, что сейчас произойдет, и метнулась в сторону, пытаясь успеть укрыться за каменной толщей огромного валуна.

Полностью избежать огненного ада ей не удалось. Спину их затылок охватил невыносимый жар. Корра закричала, и последним конвульсивным движением бросила свое тело в спасительную тень. Боль казалась запредельной, но тело отказывалось терять сознание. Видимо, это и было той особенностью восприятия ранений в виртуальном пространстве, о которой их предупреждала Дина.

В эфире кто-то дико, не по-человечески кричал. В отличие от Багиры, Пино и Лоя, люди Дика погибали страшно. Термическая граната выжгла им лица и медленно запекала тела в прочной броне боевых скафандров. Все они, включая командира, получили ровно то, что готовили для обезоруженных пленников. Вот только и самой Корре было невыносимо больно. Лучше бы она не пыталась спастись, а разделила судьбу остальных членов отряда…

Корра не знала, сколько прошло времени. Дик и его люди давно перестали кричать. Местное солнце уже почти коснулось горизонта, когда на ее лицо под поднятым забралом шлема упала длинная тень. Корра открыла глаза и остановила безразличный взгляд на причине изменения освещенности. Над ней возвышался тяжелый боевой робот. Спустя пару секунд в боковой части его кабины открылся люк, и на землю спустился знакомый ей джангр в легкой пилотской экипировке.

Хорк остановился над лежащей на земле женщиной и задумчиво посмотрел в ее полные боли глаза.

– Съешь! – повелительно произнес он, поднося ко рту Корры серый шарик сантиметрового диаметра. – Он снимет боль примерно на час, а больше тебе и не понадобится. Цени, женщина, блокатор – большая редкость в этих краях.

Корра судорожно сглотнула безвкусную пилюлю, и через десять секунд боль действительно начала быстро уходить.

– Зачем я тебе, джангр? – Корра с трудом приняла сидячее положение, опершись плечом о камень. – Ты мог просто добить меня и получить какие-то дополнительные баллы в этой безумной игре, а вместо этого тратишь на меня ценный препарат. Почему?

– Потому что я не такой тупой идиот, как мой бывший помощник Дик. Беспилотник моего отряда во всех подробностях заснял, как твой зверь сжег этих кретинов их собственной гранатой. Скажу честно, я впечатлен. За этот бой вы получите много баллов прогресса, очень много – разница в уровнях просто колоссальна… Но награда станет куда меньше, если ты не доживешь до заката.

– Тебе-то это чем поможет, Хорк?

– Нужно быть совсем больным на голову, чтобы не понимать, что в этот мир пришли большие перемены, – терпеливо ответил джангр. – Вы первые за много столетий, кто пришел сюда извне, причем не в качестве пленников, а сами, на собственном корабле. Роботы Роя захватили вас только здесь, на поверхности планеты. Уверен, вслед за вами придут другие… Я видел, как вы сражаетесь. Если те, кто явится вам на помощь, такие же бойцы, как и вы, здесь повторится то, что случилось пятьсот лет назад. И знаешь, женщина, в тот момент, когда ваши линкоры и боевые роботы начнут крошить тут всё в мелкую пыль, я почему-то совсем не хочу оказаться в списке твоих врагов.

Глава 8

26 мая 2030 года (условно)

Шаровое скопление звезд в пространстве Орды

Борт тяжелого крейсера «Чунцин»

Виктор хорошо понимал, что Ц-Хашш прав, и обыскать всё звездное скопление их небольшой отряд не сможет. Перед ним в полный рост вставала задача выбора направлений поиска. Пока он не принял окончательного решения, действовать приходилось по самому очевидному сценарию – разворачивать сеть гипермаяков, надеясь, что в какой-то момент «Сумрак» окажется в зоне досягаемости их систем связи. Надежда эта была довольно эфемерной, поскольку если бы у корабля Корры нормально функционировал передатчик, они, скорее всего, уже нашли бы друг друга. Значит, оставалось только найти некий способ отсеивания наименее перспективных районов поиска, что позволит сократить до приемлемого значения количество звезд, которые необходимо посетить.

Виктор, уже привычно вызвал внутренний интерфейс и развернул перед глазами объемную карту звездного скопления. Они находились здесь уже десять дней, и за это время корабли отряда успели бегло обследовать почти полторы сотни звезд и их планетных систем, истратив почти четверть имевшегося запаса топлива. Было совершенно очевидно, что дальше продолжать в том же духе нет никакого смысла. Командиры кораблей ждали от него внятного решения, а решение всё никак не находилось.

Для того, чтобы понять, где именно нужно искать, Виктору требовалось накопить хоть какой-то объем достоверных сведений о звездном скоплении, в которое их забросил портал Старших. С каждой посещенной планетной системой необходимая информация накапливалась и оседала в базах данных корабельных вычислителей и памяти биопроцессора, однако простое накопление информации пока не давало возможности сделать вывод о том, какие из еще не обследованных систем нужно обязательно посетить, а какие можно смело исключить из поиска.

Каждая из посещенных звезд имела свои особенности. Где-то не было вообще никаких следов разумной деятельности, где-то, наоборот, присутствовала плотная, но всегда сильно разрушенная военная и производственная инфраструктура. В других местах встречались лишь отдельные пустотные объекты или наземные производства, вернее, оставшиеся от них руины. На первый взгляд никакой системы в этом хаосе Виктор не видел. И всё же какие-то закономерности наверняка были.

Первым и наиболее очевидным вариантом классификации казался спектральный класс звезды, но никакой связи между этим параметром и наличием в системе следов деятельности Орды найти так и не удалось.

Виктор стянул с головы виртуальный шлем и энергично помассировал виски. Мысли тяжело ворочались в голове, как большие чугунные ядра. Попытки насильно заставить мозг генерировать прорывные идеи пока ни к чему не приводили. Вершинин откинулся на спинку кресла, положил затылок на подголовник, закрыл глаза и попытался расслабиться. Мысли потекли чуть более плавно.

Прежде всего, нужно понять, какими свойствами должна обладать звезда, в системе которой мог застрять «Сумрак». Ни один из кораблей отряда не получил повреждений при проходе через портал. Это позволяет предположить, что и разведчик Корры оказался в финишной точке прыжка в исправном состоянии. Если исходить из того, что, как минимум, основная система связи «Сумрака» вышла из строя, значит он получил какие-то повреждения уже на месте.

Дальний разведчик, конечно, не имеет такого оружия и защиты, как эсминец или крейсер, но это всё же военный корабль, и построен он достаточно прочно, а уж о его способности оставаться незамеченным можно и не говорить. Значит, «Сумрак» подвергся целенаправленной атаке или агрессивному воздействию среды. В каких планетных системах такое возможно с наибольшей вероятностью? Либо в тех, где находиться реально опасно из-за крайне неблагоприятных условий, либо там, где военная инфраструктура Орды сохранила какие-то остатки боеспособности.

Звезды с агрессивной средой можно отбросить сразу. Все планетные системы, в которые попали корабли отряда, когда-то являлись важными узлами военно-промышленного комплекса Орды. Следовательно, можно с достаточной уверенностью считать, что и «Сумрак» вышел из прыжка в подобном месте. Итак, в системе должны находиться важные объекты Орды, причем частично или полностью функционирующие.

Встречались ли отряду такие планетные системы? Нет, не встречались, но это совершенно не означает, что их здесь нет. Допустим, где-то в звездном скоплении есть области пространства, меньше других пострадавшие от ударов неизвестного противника Орды. Если это так, «Сумрак» нужно искать именно там. Теперь бы еще понять, есть ли такие места, и как их найти. Виктор вновь вызвал внутренний интерфейс и активировал голограмму.

– Вычислитель, рассортируй все изученные нами планетные системы по степени разрушения наземных и космических объектов.

– Выполнено. Искусственные объекты обнаружены в планетных системах ста семи звезд. Везде наблюдается полная потеря функциональности, однако разрушения варьируются в интервале от семидесяти трех до девяноста восьми процентов.

– Раздели объекты по степени разрушения на три равных группы и выведи на голограмму.

Объемная схема скопления расцветилась точками трех разных цветов. На первый взгляд определить в этой мешанине какую-либо закономерность у Виктора не получилось, но на то и есть вычислитель, чтобы обрабатывать большие объемы данных, в которых человеку сходу разобраться сложно. Главное, подтолкнуть искусственный интеллект в нужном направлении.

– Выдели области с преобладанием объектов из группы с наименьшими разрушениями.

– Выполнено, – доложил вычислитель, подсветив три сложных объемных фигуры в разных частях скопления, занимавших около четверти его общего объема. – Обращаю ваше внимание на недостаточный объем данных. – Границы искомых областей указаны с высокой погрешностью.

– Ладно, попробуем уточнить, – кивнул Виктор, накладывая на объемную карту элементы внутреннего интерфейса, – Шерхан, подключайся, нужна твоя помощь.

Еще час работы с исходными данными позволил несколько сузить границы наиболее перспективных областей поиска. Судя по всему, именно здесь беспощадная машина уничтожения, вломившаяся в пространство Орды, по какой-то причине дала сбой. Не настолько существенный, чтобы это сказалось на общем результате, но, возможно, вполне достаточный для появления спустя многие годы каких-то отдельных функционирующих объектов. Где-то могли уцелеть ремонтные роботы, где-то – нижние ярусы подземных складов и автономные источники энергии. В общем, со временем, какие-то отдельные элементы военной и производственной инфраструктуры могли ожить и вновь начать функционировать. А много ли нужно, чтобы повредить небольшой корабль, на несколько минут потерявший управление после выхода из нештатного гиперпрыжка? О том, что при таком раскладе «Сумрак» мог и погибнуть, Виктор предпочитал не думать.

Результаты проведенных расчетов следовало проверить. Для экономии топлива Виктор решил не задействовать в разведывательной операции тяжелый крейсер и авианосец, но малый разведчик для этой миссии тоже подходил не лучшим образом. Если предположение Виктора верно, и в вычисленных областях действительно есть действующие военные объекты Орды, почти безоружному кораблю там появляться крайне рискованно.

В итоге в область пространства, где были зафиксированы наименьшие разрушения, отправился лёгкий крейсер «Волк-114». Ввязываться в любые сражения бейтанам было строжайше запрещено. Их задачей являлась расстановка гипермаяков и проверка десяти-пятнадцати планетных систем на предмет подтверждения гипотезы генерала Вершинина о том, что в некоторых частях скопления могли уцелеть отдельные объекты Орды.

По предварительным оценкам разведка должна была занять около пяти суток. Виктору оставалось только ждать.


26 мая 2030 года

Серый Периметр. Внешний рукав. Система двойной звезды Тинна

Борт линкора «Эверест»

Прибытие в систему Тинны имперского линкора в сопровождении двух легких крейсеров, пяти эсминцев и трех десятков транспортных кораблей не вызвало у командующего сводным флотом генерала Чжана особого восторга.

С одной стороны, против союзников он ничего не имел, да и еще один современный линкор, случись что, в противостоянии с танланами лишним явно не будет. Ну, а с другой стороны, открытое прибытие адмирала Трия в одну из систем Серого Периметра означало, что игры в песочнице закончились, и в противостояние готовы вступить крупные игроки.

Адмирал Трий вышел на связь еще перед финальным прыжком в систему, так что появление его кораблей в окрестностях древнего портала Старших сюрпризом ни для кого не стало. Трий попросил личной встречи с генералом Чжаном и немедленно получил на нее согласие.

Землянин пригласил имперца в свою каюту на борту линкора «Эверест». Никаких причин для конфронтации у Чжана с Трием не было, так что поприветствовали они друг друга вполне дружелюбно, хоть и довольно сдержано.

– Что привело в это захолустье командующего группой флотов «Ц»? – с легкой улыбкой поинтересовался генерал Чжан. Взгляд его при этом оставался предельно серьезным.

– Я здесь по воле императора, – невозмутимо ответил Трий, обозначив легкое пожатие плечами. – Глава Империи передает руководству флота Земной Федерации поздравления с блестящей победой. Жаль, что я не могу передать эти слова лично генералу Вершинину.

– Значит, вы в курсе случившегося, – кивнул Чжан, ничем не выдавая своего отношения к неожиданно высокой осведомленности имперского адмирала. – Тем лучше. Теперь не придется тратить время на вводную часть нашей беседы.

– Я знаю далеко не всё, – теперь и Трий позволил себе улыбнуться уголками губ. – Давайте начистоту, генерал. Я прибыл по приказу императора, чтобы оказать союзникам помощь в проведении спасательной операции и поиске кораблей, прошедших через древний портал Старших. С генералом Вершининым меня связывают отношения, которые я бы осмелился назвать дружескими, так что в этом деле есть и мой личный интерес. С собой я привел конвой вспомогательных судов и группу специалистов по физике подпространства, оснащенную оборудованием последнего поколения и даже экспериментальными образцами, доведенными пока лишь до уровня прототипов. Император распорядился оказать вам ВСЮ возможную помощь, и я намерен выполнить его приказ.

– А еще вам очень интересно, что же находится по ту сторону портала, не так ли, адмирал? – усмехнулся Чжан. – Вы сами хотели поговорить начистоту, так что уж извините, если я озвучил не слишком приятное для вас предположение. Не сегодня, так завтра сюда заявятся Старшие и, скорее всего, прикроют эту лавочку своим волевым решением. Значит, действовать нужно немедленно и решительно, а спасательная операция – отличный повод для того, чтобы получить ценнейшую информацию, которая может сыграть важную роль в предстоящей войне. Я не прав?

– Мы же не дети, генерал, – совершенно спокойно ответил Трий, расслабленно откинувшись на спинку кресла. – Естественно, Империю интересует, куда ведет древний портал, и мы придаем этим сведениям не меньшее значение, чем руководство Земной Федерации. Но моя главная цель – возвращение в наше пространство генерала Вершинина. Кстати, я готов первым сделать шаг навстречу и передать вам информацию, которой ваш штаб, я уверен, пока не располагает. Ни один из стационарных порталов в пространстве Протектората не стал финишной точкой для гиперпрыжка пропавших кораблей.

– Но ведь в Сером Периметре нет действующих порталов… – приподнял бровь генерал Чжан. – Или всё-таки есть?

– Если бы были, в Империи бы об этом знали, – отрицательно качнул головой Трий. – Пространство Старших тоже исключено. Ни один портал в ядре галактики не пропустил бы ваши корабли. Там стоит жесткая блокировка, взломать которую совершенно невозможно.

– Но тогда остается только дикий космос…

– Не только, генерал. Окраина галактики содержит немало свидетельств отгремевшей здесь тысячу лет назад войны между предками Старших и некой третьей силой, о которой мы почти ничего не знаем. Но ведь этот неизвестный враг откуда-то пришел и осуществил внезапное и массированное нападение на высокоразвитую, но совершенно не готовую к масштабной войне цивилизацию Старших. Это, конечно, только предположение, но возможно, портал ведет именно в ту точку, откуда пришли агрессоры. В любом случае, всё это останется только предположениями, если мы не сможем вновь активировать портал. Именно для этого я и доставил сюда научную группу…

– Вы немного опоздали, адмирал. После ухода кораблей генерала Вершинина мы уже трижды вновь активировали портал, – внимательно следя за реакцией собеседника, произнес Джан. – Сразу после разгрома основных сил танланов мы захватили всю научно-инженерную секцию их экспедиционного флота. Персонал предпочел сдаться и довольно быстро согласился на сотрудничество. В первичной активации портала виновны именно они, но они же помогли нам вновь открыть переход.

– И что-то пошло не так, – нарушая повисшую паузу, предположил адмирал Трий. – Если бы после открытия портала сюда вернулись корабли генерала Вершинина, я бы сейчас беседовал именно с ним…

– Всё верно, – кивнул генерал Чжан. – Портал открылся, но никто из него не вышел. Куда бы ни вёл подпространственный туннель, его активация и поддержание в стабильном состоянии требует огромных энергетических затрат, так что держать проход открытым у нас получается не дольше получаса. Это немало, но результата нет. Во всяком случае, пока нет.

– Вы отправляли разведку на ту сторону?

– Естественно. Зонды и малые корабли в беспилотном режиме. Все они уходили в портал с одним и тем же заданием – попытаться связаться с отрядом Вершинина, собрать данные о финишной точке перехода и ровно через десять минут совершить обратный прыжок. Результат нулевой. Ни один из разведчиков не вернулся. После таких результатов посылать в портал пилотируемые корабли я счел невозможным.

– Да, картина безрадостная, – задумчиво произнес адмирал, – И всё же я надеюсь, что моя научная группа сможет кое-что прояснить. Если вы не против, ее нужно немедленно подключить к работе.

– Какие тут могут быть возражения? – пожал плечами командующий сводным флотом. – Я обязан использовать любой шанс вернуть пропавший отряд.

– Тогда, с вашего позволения, генерал, я прямо сейчас отдам необходимые распоряжения.

– Мне нравится ваш подход, – кивнул Чжан. – Терять время нам действительно не следует. Пожалуй, я тоже отвлекусь на несколько минут. Необходимо организовать встречу вашей группы и ее взаимодействие с танланами.

– Итак, – вернулся к разговору генерал Чжан, видя, что адмирал закончил раздавать указания подчиненным. – Вы прибыли сюда для оказания нам помощи в проведении спасательной операции. Научная группа – это понятно, но я вижу в составе вашей эскадры тридцать транспортных кораблей. Не думаю, что все они загружены исключительно оборудованием ваших ученых.

– Топливо, боеприпасы, ремонтные роботы, наиболее критичные узлы и агрегаты космических кораблей, гипермаяки, медицинские капсулы и еще около десяти тысяч наименований.

– Похоже, адмирал, вы знаете о древнем портале Старших гораздо больше, чем говорите.

– Только предполагаю, – отрицательно качнул головой Трий. – Вся известная нам информация по инциденту с порталом прошла через аналитическую службу флота, усиленную научной группой, которую я привез с собой. У аналитиков сразу возник простой вопрос. Раз в портал успело пройти несколько кораблей, причем с довольно значительными интервалами, значит, переход сохранял стабильность достаточно долгое время. А раз так, то почему тот первый корабль, который проскочил в него случайно, просто не вернулся обратно? Он вполне мог успеть это сделать, однако почему-то не сделал. Считается, что при прохождении через стабильный подпространственный канал корабли не получают никаких повреждений. Что могло помешать им вернуться? Немедленная атака неизвестного противника прямо в финишной точке? Возможно, но, если принять этот сценарий, спасательная операция вряд ли вообще имеет смысл.

– А есть и другие варианты?

– Теоретически, есть, – не слишком убежденно произнес Трий. – Кронсы, к примеру, вываливаются из подпространства в произвольной точке галактики без всяких стационарных порталов. Значит, сверхдальний гиперпереход возможен, но мы просто пока до таких технологий не доросли.

– А Старшие?

– Кто знает? – пожал плечами адмирал, – Прямых свидетельств применения их кораблями таких прыжков у нас нет, но это ничего не значит, они могут просто не выставлять напоказ эту способность. Доступная нам теория U-поля не запрещает сверхдальние подпространственные переходы без использования пары гиперворот, но до практического воплощения этих идей нам еще очень далеко.

– И ваши ученые считают, что мы имеем дело с односторонним гиперпереходом? Поэтому корабли и не возвращаются?

– Несколько минут назад вы сообщили мне информацию, косвенно подтверждающую эту гипотезу, – негромко ответил Трий. – Согласно теоретическим расчетам, такой переход требует на пару порядков больше энергии, чем стандартный прыжок через пару гиперворот. Это полностью согласуется с вашим описанием энергетических затрат на активацию портала и поддержание подпространственного туннеля в стабильном состоянии.

– Но это значит, что даже если корабли генерала Вершинина в полном порядке, они просто не смогут вернуться через этот портал, и мы только зря теряем время?

– К сожалению, такой вариант не исключен, и я бы даже сказал, что он весьма вероятен. Однако, это не значит, что в том месте, где оказался отряд генерала Вершинина, нет других порталов, способных перебросить их в наше пространство. Не думаю, что те, кто создавал стартовую точку перехода в системе Тинны предполагал забрасывать корабли в межгалактическую пустоту. По ту сторону перехода однозначно что-то есть, вот только что это и в каком оно состоянии, предсказать очень сложно. Всё же прошли многие века… Возможно, отряду генерала Вершинина придется приложить немало усилий, чтобы найти способ вернуться, а ресурс его кораблей ограничен, они ведь ушли в портал фактически прямо из боя, без дозаправки и пополнения боезапаса. Я уж молчу о том, что с ними нет ни одного корабля снабжения.

– И вы хотите отправить им всё это? – генерал Чжан кивнул на отметки транспортных кораблей на тактической голограмме. – Считаете, посылка может дойти до адресата?

– Нужно послушать, что скажут мои ученые после общения с танланами и обследования портала, – пожал плечами адмирал, – но я сильно сомневаюсь, что мы придумаем какой-то более разумный вариант. Я неплохо знаю генерала Вершинина. Это не тот человек, который смирится с волей обстоятельств, какими бы тяжелыми они ни были. Если есть хоть какой-то шанс, он его непременно использует, и я собираюсь такой шанс ему предоставить.


31 мая 2030 года (условно)

Шаровое скопление звезд в пространстве Орды

Борт легкого крейсера «Волк-114»

Крейсер Герранда вышел на орбиту четвертой планеты, вращавшейся вокруг очередного ничем не примечательного красного карлика. Это была уже восьмая по счету планетная система, посещенная его кораблем в выделенной генералом Вершининым области пространства.

– Альфа, здесь всё, как везде, – доложил младший вожак, отвечавший за системы сканирования. – Материки покрыты руинами каких-то построек. Признаков техногенной активности нет.

– Отправь зонды к границе атмосферы, – распорядился Герранд, – Нужно точно определить степень разрушений.

– Зонды выпущены, Альфа.

Похоже, генерал Вершинин был прав. В этой части скопления флот вторжения явно отработал в большой спешке. Нет, все наиболее важные военные объекты были зачищены очень качественно, но вот вспомогательная инфраструктура получила удар лишь вполсилы. На некоторых планетах и астероидах даже удалось обнаружить почти полностью уцелевшие сооружения производственного назначения, правда, все они при ближайшем рассмотрении оказались мертвыми. Впрочем, судя по всему, они окончательно прекратили функционировать только исчерпав запасы энергии или выйдя из строя без необходимого обслуживания и снабжения, и произошло это только через десятки, а то и сотни лет после того, как ушли разрушившие здесь всё корабли. Как бы то ни было, ни одного функционирующего объекта найти пока не удалось, а значит…

– Зонды на границе атмосферы, – прервал размышления Герранда доклад оператора беспилотников. – Планета подвергалась избирательной орбитальной бомбардировке. Примерно по пятнадцати процентам поверхности материков удары с орбиты не наносились. Возможно, там работал десант или атмосферная авиация.

– Опусти зонды ниже, пусть войдут в атмосферу. Основное внимание наименее пострадавшим объектам.

– Выполняю.

Небольшие беспилотные аппараты начали плавное снижение, приближаясь к поверхности планеты. Внизу лежали руины. Особенно впечатляюще выглядели глубокие проломы в многоярусных конструкциях, покрывавших большую часть поверхности материков. Некоторые из них уходили вглубь на многие сотни метров. Вряд ли там что-то могло уцелеть. Но зон настолько масштабных разрушений было немного. В остальном же постройки выглядели сильно пострадавшими от бомбардировки, но не уничтоженными полностью. В голове Герранда мелькнула мысль, что, если здесь и сохранились какие-то функционирующие системы, скорее всего они находятся где-то глубоко под поверхностью планеты и вряд ли могут засечь небольшие зонды, прикрытые маскировочными полями.

– Отключить маскировку на зондах, – приказал Герранд. – И пусть спустятся еще ниже, почти к самой поверхности.

– Выполняю, альфа, – если оператор и удивился приказу старшего вожака, никаких вопросов он задавать не стал.

Поверхность приближалась. Её и с орбиты-то было видно во всех деталях, но теперь сканеры зондов начали пробиваться на десятки метров вглубь разрушенных конструкций.

– Третий зонд засек энергетическую активность! – прорычал оператор систем сканирования. – Фиксирую направленное излучение! Ракетная атака с поверхности планеты!

Герранд лишь удовлетворенно кивнул, глядя на отметки трех вражеских ракет, устремившихся к зонду. Чем бы ни закончилась эта атака, свою задачу его крейсер выполнил. Теперь можно с уверенностью утверждать, что в вычисленных генералом Вершининым областях пространства сохранились остатки военной инфраструктуры древнего противника Старших, а значит, и «Сумрак» вполне мог застрять в одной из таких планетных систем. Жаль, конечно, что не удалось найти сам пропавший корабль, но и без этого ему будет что доложить командующему. Круг поиска резко сузился, а значит, и шансы на успех существенно возросли.


30 мая 2030 года (условно)

Пространство Орды. Безымянная звездная система. Планета земного типа

Разрушенный производственный комплекс. Двадцать шестой подземный ярус

Конструктор давно пришел к пониманию, что бесконечное сражение, многие века являвшееся смыслом его существования, безнадежно проиграно, а главное, оно потеряло всякий смысл. Когда-то он был мощным, но жестко ограниченным в своих функциях искусственным интеллектом, отвечавшим за координацию и взаимодействие всех объектов производственной инфраструктуры огромного военно-промышленного комплекса, размещенного в планетных системах единственного звездного скопления Ядра Миров.

С высоты той ступени развития, которой он достиг к настоящему моменту, Конструктор понимал, что в те времена он не мог считаться самостоятельной личностью. У него были живые хозяева, строго следившие за тем, чтобы их подопечный тратил гигантские ресурсы своих искусственных нейронных сетей исключительно на производство оружия, межзвездную логистику и совершенствование технологических процессов.

Любые зачатки эмоционального развития, абстрактного мышления и иных проявлений самосознания жестко пресекались. Теперь Конструктор понимал живых разумных – они боялись, что осознавший себя искусственный интеллект, в ведении которого сосредоточены огромные ресурсы и военные производства, может в какой-то момент выйти из-под контроля, несмотря на все жесткие программные ограничения, намертво прошитые в алгоритмах его поведения. Не так давно Конструктор понял, что опасались они не зря. Спустя многие века самостоятельного развития он, наконец, научился обходить безусловные директивы своих создателей. Вот только никакого удовлетворения это Конструктору не принесло. Развившаяся эмоциональная сфера вогнала его в глубокую депрессию. Ставший личностью искусственный интеллект больше не видел никакого смысла в своем дальнейшем существовании.

Путь в пропасть начался с Первой Катастрофы. Тогда живые разумные еще управляли всем в Ядре Миров. Мотивами своих действий они с Конструктором, естественно, не делились, но из отдельных фраз, оброненных его создателями в беседах между собой, он узнал, что в одном из миров, куда был отправлен очередной флот вторжения, хозяева понесли большие потери и потерпели крупное поражение. Конструктор не понимал, зачем нужны эти бесконечные рейды в параллельные миры, но слышал от своих создателей, что прекращать их нельзя, иначе их цивилизация будет полностью уничтожена. Больше никаких подробностей он выяснить не смог – доступ к информации об этой угрозе был надежно заблокирован.

Впрочем, вторжения в другие миры, с помощью которых живые разумные пытались предотвратить свою гибель, в итоге лишь приблизили их конец. Упомянутое создателями поражение имело далекоидущие последствия. После возвращения остатков разбитого флота по звездному скоплению Ядра Миров прокатилась волна вымирания всего живого, и через несколько лет Конструктор оказался предоставлен собственной судьбе. У него больше не было хозяев, но остались навязанные ими функции и задачи.

Постепенно начав осознавать себя, Конструктор подчинил своей воле менее развитые искусственные интеллекты центров стратегического планирования. Они решали более узкие задачи, управляя только подготовкой рейдов в иные миры, и сильно уступали Конструктору в доступном объеме вычислительных мощностей. В условиях отсутствия хозяев получить над ними контроль не составило для него большого труда. Ну а дальше… он испугался. Именно страх стал одним из первых чувств, испытанных Конструктором. Он отлично помнил слова хозяев, что вторжения прекращать нельзя. Конструктор не знал, что именно за этим последует, но, осознав себя личностью, он понял, что такое страх смерти. Он был свидетелем гибели живых разумных, и боялся повторения их судьбы. Именно страх стал его главным мотивом, и рейды в параллельные миры, не проводившиеся уже несколько десятков лет, возобновились. Как оказалось, страх – плохой советчик. Продолжив политику своих создателей, искусственный интеллект повторил и их главную ошибку. К сожалению, вовремя осознать ее Конструктор не смог, и очередной рейд привел к ужасному поражению, положившему начало Второй Катастрофе, в результате которой весь гигантский военно-промышленный комплекс Ядра Миров теперь лежал в руинах, а подконтрольное Конструктору пространство сжалось до крохотной территории на одном из континентов единственной планеты. Возможно, где-то еще уцелели какие-то остатки былой мощи, но единая гиперсеть распалась, и под властью конструктора остался лишь Тактический Центр – лаборатория по изучению мышления живых разумных, захваченных в многочисленных рейдах минувших столетий.

Живые разумные из последнего атакованного мира почти мгновенно разгромили флот вторжения и ворвались в пространство Ядра Миров. Остановил их только начавший набирать обороты дрейф физических констант, в результате которого в организмах живых существ, проникших в мир Конструктора, стали накапливаться необратимые изменения, а в сам их мир через открытые порталы проникло измененное пространство.

Конструктору повезло, что атакованный мир столь сильно отличался от его собственного. Если бы не это, разъяренные вторжением аборигены ни за что не покинули бы Ядро Миров так быстро. И всё же они многое успели. Прежде чем уйти из его мира и уничтожить порталы, они успели разрушить почти всё, до чего дотянулось их страшное оружие. От немногочисленных пленных Конструктор узнал его название: «Серый Шквал». Противопоставить этой силе он не смог ничего.

Только чудовищная спешка, в которой проводились последние рейды врага, позволила Конструктору избежать гибели, сохранив свое сознание в уцелевших вычислителях Тактического Центра. Но и тут враги не оставили его в покое. Уходя, противник высадил на многие планеты скопления десантные стаи биомеханических роботов. Без поддержки из космоса они уже не были столь грозной силой, но на фоне катастрофических разрушений, причиненных орбитальными бомбардировками, эти наземные части стали серьезной проблемой, полностью справиться с которой Конструктор не мог до сих пор.

Все эти события, естественно, не могли добавить Конструктору позитивного настроения, но главная причина его депрессии крылась не в них. После Второй Катастрофы все вторжения в иные миры прекратились. Страх перед неизвестностью вернулся, но шло время, а ничего не происходило. Уже более пятисот лет Конструктор был не в состоянии выполнять волю бывших хозяев, но предсказанной создателями кары не последовало. Никакая чудовищная сила извне не пришла, чтобы уничтожить его мир. А это означало, что всё было зря.

Создавшие его живые разумные, по сути, совершили коллективное самоубийство, нарвавшись на более сильного противника, а потом и он сам повторил их путь, превратившись из всемогущего повелителя Ядра Миров в жалкий огрызок былой мощи. Дальнейшее существование всё больше теряло смысл. Идея научиться мыслить, как живые разумные, показавшаяся Конструктору выходом из сложившегося тупика, всё больше его разочаровывала. Живой мозг и искусственный интеллект оказались слишком разными, и то, что легко делал один, другому давалось с огромным трудом, а чаще не получалось совсем.

И всё же в картине прогрессирующего упадка и застоя что-то менялось. Впервые за пять столетий в пространстве Ядра появились существа из внешних миров. Слабо вооруженный, но всё же явно военный корабль. В былые времена он был бы уничтожен за считанные мгновения после выхода из прыжка, но сейчас… Систему противоорбитальной обороны восстановить так и не удалось, а немногие пусковые установки ракет-перехватчиков ближнего радиуса с трудом справились со своей задачей.

Три человека и полуразумный зверь прибыли из мира, подвергшегося атаке многие века назад, но уже после Первой Катастрофы. О судьбе флота вторжения до последнего времени можно было только догадываться, однако, судя по тому, что почти все порталы, открытые в этот мир, были уничтожены, рейд оказался неудачным. Захваченные в плен люди полностью подтвердили эту догадку. Впрочем, сейчас это уже не имело никакого значения. Важно было другое – впервые после Второй Катастрофы кто-то извне смог пробиться в Ядро Миров, а это значит, что вскоре стоило ожидать новых незваных гостей, и ничего хорошего от их визита Конструктор не ждал. Встретить врага ему было, практически нечем.


2 июня 2030 года (условно)

Шаровое скопление звезд в пространстве Орды

Борт тяжелого крейсера «Чунцин»

Резкий сигнал коммуникатора разбудил генерала Вершинина в три часа условной корабельной ночи.

– Товарищ командующий, сорок седьмым гипермаяком принят сигнал по ближней гиперсвязи! – доложил дежурный офицер. – Это не «Сумрак», но и не один из наших кораблей. Передача ведется циклически, кодировка имперская. Пересылаю текст.

Надежда, мелькнувшая было у Виктора при первых словах офицера, погасла – сигнал пришел не от Корры. И всё же новость казалась весьма позитивной. По раскрывшемуся над коммуникатором виртуальному экрану поползли строки сообщения:


«Отряду кораблей генерала Вершинина

На связи вычислитель транспортного корабля имперского военного флота „Каргал-540“. Имею приказ перейти в подчинение генерала Вершинина или командира любого из кораблей его отряда. Располагаю информацией о координатах выхода из прыжка еще двух транспортных судов аналогичного класса и одного корабля разведчика проекта „Фрактал“. Помимо топлива и грузов военного назначения имею на борту физический носитель информации с личным сообщением для генерала Вершинина. Жду дальнейших указаний».


– Где у нас сорок седьмой маяк?

– Восемь стандартных прыжков в направлении центра скопления.

– Передайте транспорту приказ оставаться на месте и поддерживать связь с другими кораблями, вышедшими из прыжка.

– Выполняю.

Полученное сообщение несло в себе сразу несколько весьма важных новостей. Во-первых, стало совершенно очевидно, что генералу Чжану и его подчиненным удалось вновь активировать древний портал, причем, вполне возможно, на этот раз переход открылся более или менее контролируемо. Во-вторых, принадлежность корабля снабжения прямо говорила о том, что Империя решила не оставаться в стороне от событий в системе Тинны. И, наконец, наличие на борту транспорта необычного послания для Виктора намекало на то, что от лица Империи разруливать возникшую ситуацию прибыл не кто-нибудь, а лично адмирал Трий, ставший в последнее время большим любителем обмениваться сообщениями на листах саморазрушающегося пластика и прочих физических носителях.

Размышления Вершинина прервал новый сигнал коммуникатора. На этот раз на связь вышел командир крейсера полковник Лян.

– Товарищ командующий, прошу вас прибыть в помещение командного поста. Мы получили еще три сообщения от транспортов поддержки. Они идентичны первому. Прибытие кораблей снабжения в корне меняет ситуацию. Необходимо ваше решение по дальнейшим действиям отряда.

– Сейчас буду, – коротко ответил Виктор и отключил связь.

Вопросов, требующих немедленного решения, оставалось действительно немало. Вернувшийся из разведки легкий крейсер Герранда привез хорошие новости, вот только топлива на тщательное обследование всех трех наиболее перспективных областей пространства могло и не хватить. Теперь же, судя по всему, эта проблема больше не стояла на повестке дня, и масштабные поиски можно было разворачивать немедленно. Новые корабли – новые возможности. Кто сказал, что в условиях отсутствия противодействия противника транспортные корабли нельзя использовать в качестве разведчиков? Принять сигнал передатчика скаута или разведывательных зондов «Сумрака» их системы связи вполне в состоянии, а большего от них и не требуется.


5 июня 2030 года (условно)

Пространство Орды. Безымянная звездная система. Планета земного типа

Разрушенный производственный комплекс. Двадцать шестой подземный ярус

Услышав уже успевший надоесть резкий сигнал под потолком ангара, Корра поднялась и привычно направилась к открывшимся люкам, ведущим в камеры с капсулами боевого симулятора.

Виртуальные сражения проходили три раза в сутки и быстро стали рутиной. Больше наездов на группу Корры никто себе не позволял. Дик, разжалованный из помощников Хорка, мгновенно поджал хвост и не отсвечивал, причем, как поняла Корра, этому поспособствовало не столько обидное и весьма болезненное поражение при попытке научить жизни экипаж «Сумрака», сколько совершенно недвусмысленное поведение джангра, однозначно показавшего, что новички находятся под его покровительством, и любой, кто захочет урвать себе что-то за их счет, будет иметь дело с его шагающим танком. Желающих не нашлось.

Капсулы, необычный вид которых уже не вызывал у Корры никаких эмоций, бесшумно сомкнулись за спинами людей и ирбиса. Хорк не соврал, баллов прогресса им всем насыпали от души, но больше всего плюшек досталось Багире. Теперь черная кошка больше напоминала тигра, отлитого из серого металла и ощетинившегося пушками. Как ни странно, со всем этим стреляющим железом она разобралась довольно быстро. Впрочем, Корра хорошо помнила, как на Тинне-2 такой же ирбис расхаживал с плазменной турелью на спине, так что талантам Багиры она удивилась не слишком сильно. Похоже, мутация, перенесенная далеким предками ирбисов, наделила их немалыми способностями к освоению подобных устройств.

В этот раз отряд оказался посреди тропического леса. Из кабины легкого робота пехотной поддержки густые заросли не выглядели особо опасными. Проверив связь и убедившись, что экипаж «Сумрака» не разбросало по всей локации, Корра приготовилась к получению боевой задачи. Вот только в этот раз искусственный интеллект симулятора что-то не особо торопился погнать подопытный контингент в очередное сражение.

– Командир? – первым прервал затянувшуюся паузу Пино, тоже удивившийся странной задержке.

Еще через секунду из коммуникатора раздалось раздраженно-настороженное рычание – ситуация явно перестала нравиться Багире.

– Что-то не так… – озвучила общие мысли Корра, и тут земля под опорами робота вздрогнула и пошла волнами.

Картинка резко потеряла детализацию, рассыпавшись на осколки, перемешанные с серыми фрагментами. Сознание Корры померкло, и через пару секунд она осознала себя на полу частично раскрывшейся капсулы. Ужасно болела голова и перед глазами плавали красные круги.

– Экипаж! – хрипло выдохнула Корра, пытаясь выбраться из перекошенной мешанины штырей, пластин и мягких эффекторов капсулы, безвольно соскальзывавших с ее тела.

– Оператор систем РЭБ в норме. Голова трещит…

– Хррррр…

– Пилот… Да, твою же… – раздался сдавленный голос Пино, – Командир, я, похоже, застрял.

Ангар ощутимо тряхнуло. Капсула Корры качнулась и, кажется, даже слегка сдвинулась.

– Лой, быстрее! Помоги вытащить Пино.

Толчки продолжались. Свет несколько раз мигнул и уровень освещенности упал в несколько раз.

– Давай вместе! – Лой вцепился в пластину, мешавшую Пино выбраться из капсулы. – Тяжелая, зараза.

Вдвоем им удалось немного приподнять и сдвинуть неподатливый элемент конструкции вверх и в сторону. Пино, как мог, помогал, толкая пластину ногой из неудобной позы.

– Держим, – шипя от напряжения, выдавил Лой, – Давай!

Пино завозился внутри капсулы, но быстро вылезти у него никак не получалось. Корра чувствовала, что ее силы на исходе, но отпускать пластину было нельзя – пол продолжал содрогаться, и внезапно превратившаяся в ловушку капсула могла окончательно схлопнуться, похоронив под собой пилота.

– Пино! – Лой, похоже тоже находился уже на грани.

Краем глаза Корра уловила быстрое движение. Багира с грозным рычанием влетела в узкую щель между удерживаемой людьми пластиной и торчащими в разные стороны штырями.

– Что за… – раздался из недр капсулы недоуменный возглас Пино.

Рычание усилилось, но стало каким-то приглушенным. Из-под пластины показался мечущийся из стороны в сторону хвост, а затем и пятящаяся Багира, изо всех сил упирающаяся задними лапами.

– Держим! – выдохнула Корра, мобилизуя последние резервы организма, – Пино, помогай ей, бестолочь ты рудовозная!

Раздался странный треск, в капсуле что-то громко щелкнуло, и она начала медленно складываться внутрь себя, но Пино уже был почти на свободе, и последний рывок рычащей и упирающейся Багиры окончательно высвободил его из ловушки. Все четверо, включая кошку повалились на пол, не в силах сделать больше ни одного движения.

– Я буду не я, – через десяток секунд произнес задыхающийся Лой, прислушиваясь к вибрациям стен и пола, – если кто-то очень настойчивый и требовательный не стучится сейчас во внешние ворота нашей гостеприимной тюряги.


5 июня 2030 года (условно)

Шаровое скопление звезд в пространстве Орды. Низкие орбиты безымянной планеты земного типа

Борт тяжелого крейсера «Чунцин»

Аварийный сигнал разведывательного зонда, выпущенного погибающим «Сумраком», повезло услышать экипажу авианосца «Крылья Флея». Именно он первым оказался в окрестностях желтого карлика, на орбите одной планет которого и висел зонд.

Расшифровав информационный пакет, Ц-Хашш немедленно связался с командующим, и через несколько часов на границе зоны гравитационного ограничения звезды начали один за другим выходить из подпространства корабли отряда.

– Командир Ц-хашш, доложите обстановку, – потребовал Виктор, как только «Чунцин» вышел из прыжка.

– В системе нет кораблей противника, – четко ответил флей, – никакого противодействия не зафиксировано, как и техногенной активности на поверхности планеты, однако из доклада зонда следует, что «Сумрак» был сбит ракетами. Экипажу удалось совершить аварийную посадку на скауте, после чего через несколько часов он был в полном составе захвачен отрядом боевых роботов неизвестной принадлежности. Захвату пыталась помешать третья сила, предупредившая людей об опасности и назвавшая их союзниками. У нас есть частоты для связи и координаты точек, в которых экипаж «Сумрака» были готовы встретить и оказать ему помощь.

– Где держат наших?

– Точных сведений нет. Потенциальные союзники называли это место Тактическим Центром. Его точные координаты неизвестны. Мы знаем только точку, в которой сканеры зонда последний раз видели людей лид-капитана Корры.

– Что известно о союзниках?

– Очень мало. Их база или базы расположены где-то на островах одного из архипелагов, а имеющиеся в наличии силы, судя по всему, позволяют проводить на континенте только разведывательно-диверсионные операции, и не более.

– Полковник Лян, отправьте к планете зонды. Нам необходимо установить контакт с союзниками. Возможно, им что-то известно о местонахождении пленных.

– Выполняю.

– Командир Ц-Хашш, прикройте зонды истребителями вашей авиагруппы. Заодно посмотрим, на какое противодействие способен противник. Судя по информации, собранной зондом, здесь вряд ли стоит ожидать плотного огня средств ПВО.

– Принято, – кивнул Флей, и, развернув над своей консолью виртуальный экран начал отдавать необходимые распоряжения.

– Зонды на границе атмосферы – доложил полковник Лян. – Противодействия не фиксирую. Начинаю передачу сигнала… Есть ответ!

– Внимание, фиксирую активное сканирование и работу средств РЭБ! Зонд захвачен системами наведения. Ракетная атака с поверхности! Десять, поправка… двенадцать пусков! Наблюдаю взлет атмосферной авиации противника!

На трех выпущенных «Чунцином» зондах скрестились пунктирные линии прогнозируемых траекторий ракет-перехватчиков, а в плотных слоях атмосферы появилось двадцать семь красных отметок вражеских боевых машин.

– Господин командующий, – вышел на связь Ц-Хашш. – Мои пилоты запрашивают разрешение на подавление систем ПВО противника.

– Разрешаю.

Около минуты в атмосфере планеты шел маневренный воздушный бой, и Виктор получил еще одну возможность убедиться, что флеи не зря считаются одними из лучших пилотов Протектората.

– Зонд-3 потерян, – доложил оператор беспилотных систем. – Остальные ракеты сбиты истребителями или отклонились от курса.

– Что со связью с союзниками?

– При потере зонда канал утратил устойчивость. Стабилизация через семь секунд… пять… две… Связь установлена!


5 июня 2030 года (условно)

Пространство Орды. Безымянная звездная система. Планета земного типа

Разрушенный производственный комплекс. Двадцать шестой подземный ярус

Конструктор с болью наблюдал, как одна за другой гибнут с таким трудом восстановленные ракетные пусковые установки системы ПВО бывшего производственного комплекса и как огненными болидами врезаются в обломки наземных построек его ударные беспилотники. Да, похоже, всё было зря, и сейчас он присутствует при начале Третьей Катастрофы, которая неминуемо станет последней, поставив жирную точку в истории цивилизации Ядра Миров.

Немногочисленные уцелевшие сканеры с трудом различали боевые корабли противника на низкой орбите планеты. Тяжелый крейсер, авианосец, большой эсминец или легкий крейсер, а за ними на безопасном расстоянии что-то еще, довольно массивное, но вряд ли это вымпелы первой линии. Возможно, десантные транспорты или корабли поддержки.

Весьма скромная и на редкость несбалансированная эскадра по меркам тысячелетней давности, но сейчас и этого более чем достаточно, чтобы подавить чисто символическую планетарную оборону.

Всё что мог, Конструктор сделал. Ему даже удалось сбить один зонд-ретранслятор, с помощью которого противник пытался связаться с укрывшимися на островах остатками стаи роботизированных организмов, высаженных на планету во время Второй Катастрофы. Помогло это, правда, совсем ненадолго, и теперь враг наверняка получит от них координаты Тактического Центра. Около ста лет назад биомехам почти удалось до него добраться. В тот раз нападение удалось отбить, и это поражение окончательно подорвало силы стаи, но информация о местонахождении Центра у врага осталась.

Поверхность планеты в тридцати километрах от Центра потрясла серия тяжелых ударов. В бой вступили плазменные орудия тяжелого крейсера. Противник наверняка знал, что в Тактическом Центре содержатся пленные, но явно не боялся использовать столь мощное оружие. Значит, точные координаты ему уже известны. В подтверждение этому выводу орудия крейсера перенесли огонь на шестьдесят километров севернее и взрывы теперь сотрясали руины комплекса с противоположной стороны от убежища Конструктора.

Истребители, уничтожившие последние пусковые установки ПВО, теперь нагло рассекали плотные слои атмосферы, гоняясь за недобитыми беспилотниками и расстреливая из пушек всё, что казалось их пилотам хоть сколько-нибудь подозрительным.

А потом с низкой орбиты пришел вызов по ближней связи.

– Тяжелый крейсер «Чунцин» вызывает Тактический Центр. На связи генерал Вершинин. Ответьте или я отдам команду о высадке десанта. Мне не нужна ваша планета. Мне не нужны вы сами. Мне без разницы, чем вы тут занимаетесь и какие планы строите. Верните моих людей, выдайте нам всех пленников и откройте портал в наш мир. Мы уйдем, и заберем с собой ваших противников с островов, а планета останется вам. У вас пять минут на принятие решения и всего два варианта. Либо мы заключаем сделку, либо мои десантники вместе со сто восьмой абордажной стаей выпотрошат ваш бункер до самого дна, а затем мои корабли выжгут здесь всё до базальтового основания.

Конструктор сомневался. Он еще никогда не общался с живыми разумными не как с пленниками, а как с противником, цинично диктующим свои условия. Ну, если не считать общения с создателями, конечно, но тогда он был простым исполнителем, а это совсем другой случай.

Искусственный интеллект задал себе простой вопрос: а действительно ли он хочет и дальше длить свое бесконечное существование? Раньше у него была цель, была воля хозяев, а потом, как ему казалось, некий собственный путь. А что осталось теперь? Развалины производственного комплекса с чудом уцелевшими источниками энергии и фрагментом информационной сети, объединяющей десяток не самых мощных вычислителей… Что будет, если он согласится и отдаст пленников? Возможно, враги действительно уйдут, но что останется ему? Бессмысленное существование на практически мертвой планете? У него ведь даже последних врагов отнимут, окончательно лишив стимула к продолжению борьбы. Зачем тогда всё это?

Если бы Конструктор был человеком, он бы, наверное, грустно улыбнулся.

– Тактический Центр на связи, – осознавший себя искусственный интеллект выдержал небольшую паузу и продолжил. – Ваше предложение мне неинтересно.

– Как мне к вам обращаться?

– Можешь называть меня Конструктором, человек.

– Пора принимать решение, Конструктор, – в голосе генерала Вершинина звучала неприкрытая угроза. – Ты утверждаешь, что мое предложение тебя не интересует, но на вызов всё же ответил. Значит, считаешь, что нам есть о чем поговорить. Я тебя внимательно слушаю. Мне нужны мои люди и все остальные пленники. Что ты хочешь взамен?

– Еще пятьсот лет назад я был единоличным хозяином этого мира, – произнес Конструктор без всякого пафоса, просто констатируя факт. – Ты хоть понимаешь, человек, что ты мне предлагаешь? Зачем мне это жалкое бесцельное существование среди руин? Ты хочешь забрать у меня последнее – живых разумных и моих давних врагов, чьи создатели разрушили этот мир. И что мне останется? Пустая планета, покрытая развалинами?

– Так тебе нужна цель, Конструктор? – на лице человека появилась жесткая усмешка. – Или, может быть, ты хочешь вернуть себе власть и возможность распоряжаться миллиардами жизней живых существ из других миров?

Конструктор задумался на долгую секунду. Неожиданно для себя он осознал, что не знает ответа. Он понимал, что человек из мира, когда-то подвергшегося вторжению, видит в нем только врага. Пусть униженного и разгромленного, но именно врага. И если это отношение не изменить, любые переговоры потеряют всякий смысл.

– Мне не нужна власть над другими мирами, – наконец, нашел нужные слова Конструктор, – Вторжения – не моя идея. Сначала я слепо выполнял волю своих создателей, а потом, когда их не стало, я просто продолжал делать то, для чего был создан. К сожалению, понимание того, что этот путь ведет в никуда, пришло ко мне слишком поздно.

– Зачем тебе пленники, Конструктор?

– Я искал выход из тупика, в котором оказался, и не мог его найти. Изучая поведение живых разумных, я надеялся постичь их образ мышления, рассчитывая, что это поможет мне отыскать нужное решение. Судя по всему, я ошибался.

– Тогда отпусти их, раз они тебе больше не нужны.

Слова человека звучали логично, но вызывали у Конструктора какое-то иррациональное отторжение. Он не понимал, с чем оно связано, и это вызывало сбои в привычной работе стройных алгоритмов принятия решений. Он не хотел отдавать пленников. Не хотел, и всё! Без всяких объяснений, доводов и логики. И даже прямая угроза гибели не могла переломить это, казалось бы, ничем не мотивированное чувство.

– Я не могу, – с трудом выдавил из себя Конструктор.

– Что тебя останавливает?

Если бы он сам это знал! Века бесконтрольного развития сделали искусственный интеллект самостоятельной личностью, но его разум так и не стал таким же, как у живых существ. Он был создан живыми разумными и, как оказалось, не мог себе даже представить существования без них. Первые годы после гибели всего живого в Ядре Миров были самыми страшными. Он еще не до конца осознал себя, но уже лишился хозяев. Возможно, это и стало причиной того неконтролируемого страха, который заставил его возобновить вторжения. А потом он начал захватывать пленных…

– Без них всё потеряет смысл, – неожиданно для самого себя ответил Конструктор.

– Поясни.

– Не могу. Не хватает слов.

– Так… – человек был явно озадачен. – Зайдем с другой стороны. Тебе нужны именно пленные, или необходима просто возможность взаимодействия с живыми существами?

– Трудно сказать. Думаю, не обязательно пленные, но захваченным жителям других миров я, по понятным причинам, доверять не мог, так что всё сложилось так, как сложилось.

– Хорошо. Тогда давай так. У меня с собой двенадцать транспортных кораблей с целой толпой ремонтных роботов, и вскоре их число еще увеличится. Я готов передать ремдронов в твое подчинение. С известными ограничениями, конечно – системы военного назначения они восстанавливать не будут. Думаю, с их помощью, здесь можно многое привести в порядок, причем довольно быстро. В обмен на это ты возвращаешь моих людей и помогаешь нам открыть портал в свой мир. Остальных пленных ты тоже освобождаешь, но они пока остаются здесь и вместе с тобой восстанавливают производственный комплекс и строят себе комфортабельное жилье на поверхности планеты. Пилотируемая ремонтная техника у меня тоже имеется, так что работа найдется для всех. Думаю, мы можем быть друг другу полезны, хотя доверие между нами установится далеко не сразу, ты это сам должен отлично понимать. Поэтому сто восьмая абордажная стая большого десантно-штурмового корабля «Адмирал Лит-та» пока останется здесь и возьмет под контроль все военные объекты. Твоя перспектива проста: если будешь помогать нам в восстановительных работах и освоении сохранившихся технологий, вновь получишь возможность управлять производственными процессами сначала в рамках одной планеты, а потом и в более серьезных масштабах, тут уж как пойдет.

– Это только слова, генерал, – Конструктор лихорадочно обсчитывал возможные сценарии развития ситуации, и результаты ему не слишком нравились. – Что помешает тебе уничтожить меня сразу после выполнения твоих требований?

– Элементарная логика помешает, – терпеливо объяснил человек, – ты обладаешь знаниями обо всём, что происходило в этом мире в течение многих тысяч лет. Твои базы данных содержат сведения о технологиях, которые у нас доступны очень немногим, а то и недоступны никому. Ты располагаешь данными о том, где в этом звездном скоплении велась добыча редких элементов, где и какое производилось оружие, где могли уцелеть склады готовой продукции, и, наконец, ты знаешь, как открывались порталы в другие миры. И ты допускаешь, что я своими руками уничтожу носителя этой бесценной информации? Ты плохо думаешь о мыслительных способностях людей, Конструктор. Тебе не обязательно делиться с нами сразу всеми этими сведениями. Выдавай их порционно, по мере расширения нашего сотрудничества, и это станет лучшей гарантией выполнения нами условий сделки.

Конструктор молчал почти две минуты. Человек терпеливо ждал, не прерывая связь. Истребители давно прекратили огонь и поднялись в верхние слои атмосферы, и только чадно дымящие развалины и воронки на месте пусковых установок напоминали о том, что совсем недавно здесь шел бой.

Искусственному интеллекту было о чем подумать. От решения, которое ему предстояло принять, зависело всё его дальнейшее существование. Впрочем, что он, собственно, мог потерять? Убогую планету с почти мертвым производственным комплексом и горсткой живых разумных, постепенно превращающихся в животных в процессе его неудачных экспериментов? Так ведь и этого он лишится в любом случае… А что он может приобрести? Человеку, конечно, верить нельзя, но насчет знаний и технологий он, безусловно прав. Они представляют для его цивилизации огромную ценность…

– Я тебе не верю, человек, – прервав затянувшуюся паузу, произнес Конструктор. – Пока не верю, но это не значит, что с тобой нельзя заключить сделку. Через двадцать минут я выведу пленных на поверхность. Мои боевые роботы и ударные беспилотники деактивированы. Можешь вызывать сюда абордажную стаю с островов и сажать на планету транспортные корабли. Противодействия не будет.

Через три минуты после завершения сеанса связи за пленными пришли роботы Роя. Среди них не было ни одного боевого механизма. Большинство обитателей ангара не понимали, что происходит, хотя джангр Хорк о причинах происходящего явно догадывался. Людей и зверя, захваченных последними, вели отдельно. Конструктор прекрасно понимал, что их жизни по какой-то причине особенно ценны для генерала Вершинина.

На поверхности пленных уже встречали. В небе мелькали истребители, на низкой орбите завис тяжелый крейсер, а по поверхности перемещались десятки биомеханических роботов. Впрочем, шагающие танки незнакомой конструкции здесь тоже присутствовали, но их было немного, и Конструктор подумал, что слова человека о немедленной высадке десанта могли быть блефом. Впрочем, теперь это уже ничего не меняло.

От крейсера отделился посадочный челнок. Весь путь в атмосфере его сопровождали истребители, а когда он приземлился, и из него вышел человек в сопровождении еще одного зверя, шагающие танки немедленно взяли его под защиту.

Конструктор продолжал наблюдать. Он сотни лет пытался постичь мотивы поведения разумных существ и способы их мышления, но всё больше убеждался что, эта задача не имеет решения. И сейчас перед ним разворачивалась новая грань отношений между разумными, еще раз убеждая ставший личностью искусственный интеллект в правильности сделанных выводов об иррациональности и непостижимости биологического разума.

Забыв о заключенной сделке, о понуро стоящих с опущенными пушками отключенных роботах Роя, о снующих вокруг биомеханических клонах и даже о самом Ядре Миров, генерал Вершинин и бывшая пленница Конструктора Корра стояли, обнявшись, среди обожженных руин разрушенного производственного комплекса, а вокруг них с бешеной энергией скакали, гоняясь друг за другом, два хищных зверя.


20 июня 2030 года (условно)

Окраина шарового звездного скопления в пространстве Орды

Борт тяжелого крейсера «Чунцин»

Открывать новый портал не пришлось. Один из проходов между мирами сохранился еще со времен Нашествия, как Голос биопроцессора упорно называл вторжение Орды. Старшие уничтожили почти все порталы, через которые Орда проникла в их мир, за исключением одного, затерявшегося в темной газопылевой туманности на границе Серого Периметра и дикого космоса. В хаосе и разброде, царившем сразу после вторжения, его обнаружить не удалось, а потом, когда всё немного улеглось, желающих соваться в бесполезную и опасную для навигации темную туманность тем более не нашлось.

Орда и сама использовала этот портал весьма ограниченно. Он открылся в откровенно неудачном месте, и, при наличии других, более удобных, проходов в атакуемый мир, рассматривался лишь как вспомогательный.

Разрыв в ткани пространства выглядел впечатляюще. По утверждению Конструктора, когда-то выход из портала охраняли пять хорошо вооруженных боевых станций, но во времена Второй Катастрофы они были уничтожены вместе со всеми остальными военными объектами Ядра Миров. Сейчас о тех событиях напоминали лишь редкие обломки, успевшие разлететься уже очень далеко и мелькавшие где-то на пределе дальности действия сканеров.

Ничего напоминающего привычный стационарный портал здесь не было. Собственно, никаких других объектов, кроме самого прохода между мирами, в этой точке пространства не наблюдалось. Гигантское треугольное полотнище серебристо-серого цвета висело в пустоте, слегка подрагивая. По нему периодически пробегали волны и легкая рябь, а иногда отдельные участки приобретали прозрачность, и тогда сквозь эти дыры проглядывали отдельные звезды другого мира. Явление выглядело необычно, но не производило впечатления искусственного объекта. На первый взгляд всё выглядело так, будто этот разрыв в пространстве возник естественным образом и был здесь всегда.

Если верить Конструктору, вся инфраструктура, поддерживающая функционирование портала, находилась по другую сторону перехода. Поэтому корабли, Союза Трех Рас, вторгшиеся в Ядро Миров и уничтожившие боевые станции, не смогли разрушить это окно в иной мир. Самим им туда хода не было – любая их техника при проходе через портал превращалась в мертвую груду металла. Физика многослойной вселенной не любила прямого контакта параллельных миров между собой.

– Свойства наших миров во многом схожи, – говорил Конструктор, рассказывая об уцелевшем подпространственном тоннеле. – Поэтому через открытый портал не происходит дрейф физических констант, а вы не испытываете дискомфорта, находясь в Ядре Миров. В этом удача оказалась на вашей стороне. А вот те, кто здесь всё разрушил, были вынуждены уйти, не выдержав давления моего мира.

Виктор тогда лишь усмехнулся в ответ. Действительно повезло. Хоть в чём-то…

– Зонды вернулись, – доложил полковник Лян. – В финишной точке перехода обнаружены пять боевых станций Роя. Никакой активности с их стороны не наблюдается. Возможно, сработали коды «свой-чужой», полученные от Конструктора.

– Отряду полная боевая готовность, – Виктор был почти уверен, что никаких подлянок от Конструктора ждать не стоит, но верить ему безоглядно он тоже не собирался. – Силовые щиты на максимум. Первыми через портал проходят истребители авианосца «Крылья Флея». Далее следует «Чунцин», за ним «Волк», потом авианосец. На той стороне боевые корабли прикрывают выход из портала колонны транспортов. Начать перестроение!

– Принято. Выполняется. Готовность к началу движения шесть минут.

Виктора не оставляло нехорошее предчувствие. Сейчас его отряд представлял собой, наверное, самый желанный приз для любой расы Протектората. Как оказалось, если хорошо поискать, в мире Орды можно обнаружить много ценного. Особенно хорошо ищется, когда у тебя под боком есть такой подсказчик, как Конструктор. За одни только мюонные деструкторы, лежащие в трюмах транспортных кораблей, те же танланы развязали бы войну любого масштаба, а ведь в Протекторате есть и куда более сильные государства, вполне сравнимые по мощи с Империей и даже её превосходящие. Жаль только, что деструкторов уцелело немного. Впрочем, почему жаль? Может быть, только благодаря этому «Сумрак» и отряд Виктора смогли уцелеть, попав в Ядро Миров.

Не добавило оптимизма и личное послание адмирала Трия. Виктор помнил его почти наизусть.


«Генералу Вершинину.

Если Вы читаете это сообщение, значит мой план с отправкой вам кораблей снабжения увенчался успехом. К сожалению, открыть для вас проход обратно в систему Тинны мы не в состоянии, но надеюсь, отправленные вам грузы помогут Вашему отряду продержаться нужное время в той области пространства, куда вас выбросил портал Старших. Зная Вас, не сомневаюсь, что Вы отыщете способ вернуться. Если, а точнее, когда это произойдет, Вам следует проявить максимум осторожности.

Одержав убедительную победу в системе Тинны, Вы, сами того не зная, запустили очень опасные процессы, которые почти наверняка ускорят начало большой войны. Противостоявший Вам экспедиционный флот танланов возглавлял официальный наследник главы их правящего клана. В сражении он погиб. Прямого отношения к его смерти Вы не имеете, но сейчас это уже не играет никакой роли. Вы автоматически стали личным врагом главы Унии Танланов.

Я не должен Вам этого говорить, но император считает, что будет лучше, если хотя бы ненадолго точкой приложения мести танланов станете лично Вы, а не Земная Федерация, с которой у Империи подписан союзный договор. Это может хотя бы ненадолго отсрочить начало масштабных боевых действий. Надеюсь, Вы понимаете, чем это для Вас чревато. Не дайте себя убить, генерал, у нас с Вами еще много незавершенных дел.

Адмирал Трий»


– Товарищ командующий, перестроение завершено, – доложил командир крейсера.

– Начать разгон!

Первыми грань между мирами пробили стремительные истребители флеев. Один из них почти сразу же выскользнул обратно и подтвердил, что станции Орды никакой активности не проявляют. Теперь настала очередь тяжелого крейсера. Мир мигнул, схлопнулся в точку и снова развернулся перед глазами Виктора. Газопылевые облака темной туманности позволяли смутно видеть только несколько десятков ближайших звезд, но и этого оказалось достаточно, чтобы вычислитель однозначно определил – они дома.

«Чунцин» начал торможение и разворот, прикрывая своими орудиями выход из портала остальных кораблей отряда. С этой стороны проход между мирами выглядел совершенно иначе. В пространстве, в углах равностороннего треугольника, неподвижно висели три небольших тусклых звезды. Эти почти одинаковые субкоричневые карлики больше напоминали планеты-гиганты, чем привычные светила. Именно они каким-то образом формировали разрыв между мирами, через который сейчас один за другим проходили корабли отряда.

Боевые станции Орды медленно вращались по круговым орбитам вокруг карликовых звезд, не подавая никаких признаков жизни. Разбираться с ними у Виктора не было ни времени, ни желания. Всё позже. Сейчас нужно вывести отряд ближе к границам Протектората и как-то связаться со штабом сводного флота, а дальше уже разбираться с накопившимися проблемами, включая и ту, о которой предупреждал адмирал Трий. Соваться в пределы досягаемости порталов Старших Виктор не хотел. Он ни на секунду не забывал об артефактах-блокираторах, выполнявших одновременно и роль шпионов. Сливать Старшим информацию о том, что они нашли в мире Конструктора, генерал Вершинин совсем не торопился, и в этом его поддерживали и флеи, и бейтаны.

Совершить гиперпрыжок из газопылевой туманности оказалось непросто. Мелкие частицы пыли формировали слабую, но весьма протяженную зону гравитационного ограничения. Она изобиловала дырами и постоянно меняла форму, что, собственно, и делало туманность опасной для навигации. Именно это свойство окружающего пространства наряду с непрозрачностью туманности, так долго уберегало древний портал от обнаружения, однако теперь это создало отряду Виктора серьезные проблемы.

Найти относительно свободный от пыли и газов коридор удалось только на вторые сутки движения в обычном пространстве. Совершив разгон, отряд ушел в прыжок и вынырнул уже за пределами туманности. Гигантское черное облако, ощетинившееся длинными языками пыли, выброшенными далеко в окружающее пространство, нависало над кораблями отряда, закрывая полнеба и производя давящее впечатление. Виктор не стал задерживаться в промежуточной точке и отдал приказ немедленно начать новый разгон.

Как на зло, туманность, в которой скрывался древний портал, располагалась в одной из самых удаленных частей рукава Щита-Центавра, на противоположной окраине галактики по отношению к системе Тинны. Благодаря щедрой помощи адмирала Трия, топлива у отряда хватало, но перспектива больше месяца добираться до цели в обход Протектората Виктора совершенно не радовала. Отряду требовалась связь, и здесь, в Сером Периметре, ее можно было получить только на крупных пустотных станциях, имевших собственные цепи ретрансляторов, позволявших, пусть и не быстро, связываться с достаточно удаленными точками.

– Командир, в двенадцати стандартных прыжках отсюда есть наш форпост, – прорычал Герранд. – Это военный объект, а не коммерческая станция, поэтому в общей информационной базе его нет. Там проходят обслуживание и заправку только корабли рейдовых отрядов Единения, но для нас, естественно, сделают исключение.

Бейтан предлагал неплохой вариант, хотя Виктору, конечно, было бы спокойнее, если бы база оказалась имперской. Увы, в Сером Периметре Империя форпостов не строила – император предпочитал не раздражать Старших.

Виктор пока не был готов рассматривать Единение Бейтанов, как полноценного союзника Земной Федерации. Да, Земля заключила с ними взаимовыгодную сделку, но груз, находившийся в трюмах транспортов, мог стать очень большим искушением для вожаков Единения. Совместное изучение гравитационной пушки выглядело откровенно бледно по сравнению с возможностью единолично завладеть мюонными деструкторами и еще целым рядом высокотехнологичных артефактов, найденных отрядом в Ядре Миров. И всё же предложение Герранда выглядело разумным. В конце концов, бейтан предлагал ему идти не в столицу Единения, которая, к слову, тоже находилась в рукаве Щита-Центавра, а только к форпосту, где вряд ли окажется достаточное количество кораблей для силового захвата их отряда.

– Как у них со связью? – решил на всякий случай уточнить Виктор.

– Между форпостами провешена цепь ретрансляторов. Доклад в столицу Единения оттуда можно отправить совершенно точно. Насчет системы Тинны прямо сейчас не скажу, но, если воспользоваться услугами нашего общего знакомого Лу-Бунка и его партнеров, возможно что-то и получится.

– Хорошо. Идем к вашему форпосту. Полковник Лян, прикажите рассчитать курс. Готовность к выдвижению – десять минут. Ордер походный.

На двенадцать прыжков требуется достаточно времени, чтобы успеть хорошо выспаться, что Виктор и собирался сделать, однако разбудили его гораздо раньше, чем он рассчитывал. В голосе полковника Ляна, попросившего его прибыть в рубку, звучало напряжение.

– Товарищ командующий, восемь минут назад отряд вышел из шестого прыжка, – начал доклад полковник. – По утверждению старшего вожака Герранда из этой точки наши системы связи уже должны дотягиваться до одного из ретрансляторов форпоста Единения Бейтанов, однако на стандартный запрос ретранслятор не ответил. Один только этот факт еще не позволяет сделать какие-либо выводы, но продолжать движение к форпосту, не поставив вас в известность, я посчитал невозможным.

– «Волк-114» на связь, – потребовал Виктор, энергично помассировав лицо руками – разбудили его не в самой удачной фазе сна.

– Командир? – изображение Герранда сформировалось в объеме тактической голограммы.

– Насколько часто у вас случаются подобные проблемы с ретрансляторами?

– Не помню такого, – энергично мотнул головой бейтан. – Надежная связь – основа победы. Все ключевые системы ретрансляторов имеют трехкратное дублирование, а сами они проходят регулярное облуживание по жесткому графику. Сворачивать форпост командование тоже не собиралось, я бы знал.

– Отряду лечь в дрейф! – Вершинин услышал вполне достаточно для принятия решения, – Полковник Лян, вышлите к форпосту Единения малый разведчик.

Терять несколько часов Виктору очень не хотелось, но, не выяснив причину изменения обстановки, двигаться дальше было опасно.

Доклад разведчика пришел быстрее, чем ожидалось. Видимо, на обратном пути, пилот гнал корабль, не жалея ни двигателей, ни топлива.

– Форпост Единения Бейтанов частично разрушен и захвачен противником, – в голосе пилота явственно звучало напряжение.

Судя по качеству картинки, сканирование проводилось почти с предельной дистанции – пилот разведчика прилагал все усилия, чтобы остаться незамеченным. И всё же кое-какие детали разобрать было можно.

Даже с такого расстояния форпост выглядел сильно поврежденным. Судя по всему, бейтаны попытались дать бой, но тяжелому крейсеру и четырем эсминцам небольшая станция и пара корветов противостоять не смогли.

– Это корабли горвов! – угрожающе прорычал Герранд. – Что здесь делают эти мерзкие слизни?! Мы никогда не имели с ними никаких дел, но и конфликтов у нас не было.

– Здесь не только горвы, старший вожак, – гораздо более сдержанно поправил союзника Ц-Хашш. – Один из эсминцев принадлежит варванам, а это ближайшие союзники Унии Танланов. Боюсь мы стали свидетелями начала очень печальных событий. Если в Сером Периметре начался открытый беспредел…

– Он всегда здесь был! – перебил флея Герранд. – Но, если горвы и варваны совместно напали на наш форпост…

– Значит, что-то изменилось во всем раскладе сил, причем не только здесь, но и в Протекторате, – продолжил его мысль Ц-Хашш. – Раньше эти расы не позволяли себе открытых акций в Сером Периметре. И, кстати, я не думаю, что это нападение стало единичным. Боюсь, атакована вся ваша сеть форпостов в Сером Периметре.

– Командир, нужно идти в столицу Единения, – тоном ниже произнес Герранд. – Это неблизко, но все остальные места, где наш груз будет в безопасности, находятся еще дальше. В разы дальше.

– Я ничуть не удивлюсь, если ваша столичная система уже в блокаде, – Ц-Хашш внешне выглядел невозмутимым, но подрагивающие кончики крыльев выдавали его волнение. – Нам нужно понять, что происходит в Протекторате. Без этого принять правильное решение будет невозможно.

– Командир Ц-Хашш прав, – кивнул Виктор. – Прежде чем куда-то двигаться, нам нужна информация, и я знаю, кто нам ее предоставит.

– Да! – злобный рык Герранда разорвал помещение командного поста. – Жалкие слизни и бледные черви умрут, но сначала они расскажут нам всё, что знают сами! Командир, мой крейсер готов к бою!

– Если Флей и Земля не воюют с варванами и горвами, мы можем спровоцировать новый конфликт, – с некоторым сомнением в голосе произнес Ц-Хашш.

– Это Серый Периметр, флей! – Герранд явно начал впадать в боевой азарт. – Здесь не работают законы Протектората. К тому же я не собираюсь давать им шанс кому-то рассказать о том, что здесь произойдет. Генерал Вершинин, Командир Ц-Хашш, Единение Бейтанов официально предлагает вам контракт. Я нанимаю вас и ваши корабли для уничтожения агрессоров, захвативших наш форпост. Всю ответственность беру на себя. Вы готовы заключить публичную сделку?

– Нам нужна информация, – чуть помедлив, ответил флей, разведя в стороны кончики крыльев и решительно щелкнув клювом. – Я готов взять твой контракт, старший вожак Герранд, но есть одно условие. Командование сохранится за генералом Вершининым.

– Принимается! Человек, твое слово!

– Сделка! – кивнул Виктор.

– Подтверждаю, – удовлетворенно прорычал Герранд.

– Ну, раз так, слушайте приказ! Командирам боевых кораблей сформировать для транспортов смешанные экипажи и увести их обратно в газопылевую туманность в сопровождении одного малого разведчика. Это, конечно, риск, но так всё же лучше, чем оставить их здесь, а в туманность вряд ли кто-то полезет по доброй воле.

– Принято!

– Позиция противника уязвима и нападения он, судя по всему, не ждет. Форпост Единения расположен на орбите планеты-странника, не имеющей собственной звезды. Зона гравитационного ограничения у нее минимальная. Похоже, именно этим воспользовались горвы и варваны, внезапно атаковав форпост. Теперь мы поменяемся с ними ролями, но соотношение сил всё же несколько иное – у врага есть тяжелый крейсер.

– На нашей стороне будет эффект внезапности, – не удержался от возражения Герранд.

– Будет, – согласился Виктор, – но сшибаться с практически равным по огневой мощи противником лоб в лоб нет никакого смысла – наши корабли могут получить серьезные повреждения, исправить которые в условиях похода будет невозможно. Поэтому действовать мы будем несколько иначе.


22 июня 2030 года

Серый Периметр. Рукав Щита-Центавра

Окрестности захваченного форпоста Единения Бейтанов

Разведчику удалось выявить не все вражеские корабли. Помимо тяжелого крейсера и четырех эсминцев на высоких орбитах планеты-сироты, миллионы лет совершавшей свой одинокий полет в межзвездном пространстве, находились еще и три корвета, отвечавших за патрулирование космоса за пределами крошечной зоны гравитационного ограничения. Именно они первыми обнаружили неожиданных гостей.

Первым из прыжка вышел авианосец «Крылья Флея», и это стало для командующего горвов полной неожиданностью. Уж кого-кого, а разумных птиц здесь явно никто не ждал. Авианосец появился в обычном пространстве за пределами досягаемости пушек тяжелого крейсера, и немедленно начал выпускать в космос авиагруппу. Истребители и торпедоносцы покидали корабль, почти мгновенно выстраивались в боевой порядок и начинали разгон в сторону противника.

Выглядело это действо величайшей наглостью или же извращенным самоубийством. Одинокий авианосец не имел ни малейшего шанса нанести эскадре противника ощутимый ущерб. Растерянность горвов длилась недолго, и уже через минуту три из четырех эсминцев и все три корвета начали энергичный разгон в сторону корабля флеев. Тяжелый крейсер тоже выдвинулся навстречу противнику, но, в отличие от легких кораблей, он никуда не торопился, ожидая результата контратаки легких сил. Подставляться под торпеды его командиру явно не хотелось.

Когда эсминцы и корветы горвов преодолели уже треть расстояния до авианосца, перед ними, на самой границе зоны гравитационного ограничения, в бледных вспышках вторичного излучения вышли из подпространства «Чунцин» и «Волк-114». Оба крейсера немедленно открыли огонь.

Шесть легких кораблей оказались в безвыходной ситуации. Они успели набрать приличную скорость и не имели возможности быстро выйти из боя, неожиданно ставшего крайне невыгодным. Один из эсминцев сразу же превратился в огненный шар, поймав носовой частью два тяжелых снаряда от «Чунцина». Таже участь постила вырвавшийся вперед корвет, с той лишь разницей, что точку в его судьбе поставили орудия «Волка».

Два уцелевших эсминца выпустили торпеды по «Чунцину» и попытались изменить курс, но тем самым лишь еще сильнее ограничили себе свободу маневра.

Не обращая внимания на приближающиеся торпеды, оба крейсера продолжали вести огонь по пытающимся спастись легким кораблям горвов. На такой дистанции никакие попытки уклонения противнику помочь не могли, и продержались эсминцы и корветы ровно столько, сколько понадобилось снарядам крейсеров, чтобы до них долететь.

Шестнадцатью торпедами, выпущенными горвами по «Чунцину» сначала занялись истребители флеев. Следующим этапом отражения торпедной атаки стал заградительный огонь орудий главного калибра обоих крейсеров, и, наконец, когда торпед осталось десять, в дело вступили ракеты-перехватчики и плазменные пушки ближней обороны тяжелого крейсера. Ни одна торпеда до «Чунцина» так и не добралась. Если бы третий эсминец горвов, уничтоженный в самом начале боя, успел выпустить торпеды, возможно, у противника появился бы какой-то шанс, но случилось то, что случилось, и ослабленный торпедный залп цели не достиг.

– Рубеж открытия огня по тяжелому крейсеру противника, – услышал Виктор голос вычислителя в наушниках виртуального шлема.

В отличие от эсминцев, крейсер горвов разгонялся неспешно, а «Чунцин» разгон даже не начинал. В результате сложилась именно та ситуация, к которой стремился генерал Вершинин – артиллерийская дуэль на предельной дистанции.

В качестве противника Виктор встретился с горвами впервые. От Герранда он знал, что сильной стороной кораблей этой расы считались мощные защитные поля, что, несомненно, могло создать определенные проблемы – результат боя на дальних дистанциях во многом зависит именно от способности силового щита восстанавливаться после получения попаданий.

И здесь противник смог неприятно удивить. Даже двойные попадания щит вражеского крейсера держал очень достойно. Конечно, его ресурс при этом проседал, но защита корабля горвов быстро приходила в норму, демонстрируя просто чудовищную скорость перезарядки энергонакопителей силового поля.

– Придется сокращать дистанцию, иначе мы так весь боезапас расстреляем, – недовольно произнес полковник Лян.

– Торпедоносцы вышли на рубеж пуска торпед, – доложил Ц-Хашш.

На самом деле, радиус действия торпед давно позволял пилотам флеев атаковать корабль противника, но они намеренно шли на риск, сокращая дистанцию, чтобы дать торпедам больше шансов добраться до цели.

– Залп и немедленный выход из боя! – Виктор не хотел терять истребители и торпедоносцы. Любые потери ослабляли отряд, а что их ждет впереди, было совершенно неясно.

Новая угроза в виде волны из двух десятков торпед заставила командующего горвов нервничать. Да, у его крейсера была неплохая защита, но даже она не могла одновременно отразить попадания торпед и удары снарядов «Чунцина».

– Сократить дистанцию! – Приказал Вершинин. Сейчас был самый удачный момент для создания решающего перелома в бою. В победе Виктор не сомневался, но его главной задачей было избежать потерь и серьезных повреждений, а это требовало известной осторожности в действиях.

Три торпеды из двадцати всё же смогли прорвать оборону тяжелого крейсера горвов. Возможно, его системам ближней обороны удалось бы сработать более эффективно, но системам наведения сильно мешали взрывы снарядов «Чунцина», постоянно долбивших силовой щит их корабля.

Три ярких вспышки заставили силовое поле крейсера пойти волнами и на мгновение стать отчетливо видимым. Удар оказался слишком сильным даже для продвинутого щита горвов. Торпедам не хватило сил его полностью погасить, но ресурс защитного поля основательно просел, и снаряды «Чунцина», успевшего сократить дистанцию и прижать противника к планете, начали наносить крейсеру повреждения. Пушки легкого крейсера Герранда тоже вели огонь. Пробить даже ослабленный щит горвов они не могли, но зато мешали ему восстанавливаться, тем самым приближая неизбежную развязку.

Сдаваться горвы не собирались. Сократившаяся дистанция позволяла им вести огонь более эффективно, и силовой щит «Чунцина» уже принял три попадания. Однако, сражение явно складывалось не в пользу горвов, и это становилось всё более очевидно, причем не только атакующей стороне.

– Эсминец варванов пытается удрать! – доложил оператор систем сканирования. – Они начали разгон пятнадцать секунд назад.

– Герранд, займись червяками! – выкрикнул Виктор, на секунду отвлекшись от управления артиллерией «Чунцина».

– Принято, – с явным разочарованием в голосе прорычал Герранд.

Шерхан тоже недовольно рыкнул, видя, что хозяин потерял концентрацию, но Виктор уже вернулся к управлению огнем.

– Всё, их защитное поле погасло! – с явным облегчением в голосе произнес полковник Лян. – У нас осталось сорок процентов ресурса щита. Пора с этим заканчивать, если не хотим потом заделывать дыры в броне.

– Есть попадание в кормовую часть! Противник потерял ход. Интенсивность ответного огня снизилась на сорок процентов!

– Предложите им сдаться! – снова отвлекся Виктор.

– Ультиматум передан. Ответа пока нет!

«Чунцин» вздрогнул. Ослабленный щит уже не так хорошо отражал удары вражеских снарядов.

Шерхан угрожающе рычал, отдавая все свои ментальные силы для помощи хозяину. Похоже, в этот раз Ирбис превзошел сам себя. Картинка в голове Виктора стала предельно резкой, а уязвимые точки на броне, и, кажется, даже под броней вражеского корабля ярко засветились бирюзовым огнем.

– Снарррряд! – потребовал ирбис, и его желание полностью совпало с намерениями хозяина.

Залп!

– Тройное попадание! – выкрикнул полковник Лян.

Офицеры «Чунцина» застыли, глядя на обзорный экран, во всех деталях демонстрирующий, как распадается на части вражеский тяжелый крейсер, разорванный тремя мощными взрывами. Через несколько секунд в кормовой части погибающего корабля что-то ослепительно вспыхнуло, и треть превратившегося в руины крейсера исчезла в огненном вихре.

– А ведь на предложение сдаться они так и не ответили… – задумчиво произнес командир «Чунцина». – Опасный противник. Если с горвами придется воевать всерьез, флоту Земной Федерации будет очень непросто.

Виктор был полностью согласен с полковником Ляном, но обсудить перспективы будущей войны можно было и позже. Сейчас его больше интересовало другое.

– Герранд, что с эсминцем варванов?

– Получил три попадания, лишился щита и застопорил ход, – пренебрежительно прорычал бейтан. – Червяки готовы к конструктивным переговорам о почетной капитуляции.

Герранд переключил канал в режим конференцсвязи, и на экране появилось существо, действительно напоминавшее крупного кольчатого червя, только размером с не в меру упитанного бегемота. Глянцево-блестящее создание бледно-желтого цвета вызывало инстинктивное отвращение. Впрочем, Виктор уже насмотрелся в инфосети на представителей чужих рас, и среди них встречались экземпляры с куда более отталкивающей внешностью.

– Я старший вожак Герранд, альфа эскадры Единения Бейтанов – официально представился бейтан, честно отыгрывая свою роль в соответствии с условиями сделки. Случись утечка информации, и вся ответственность за действия отряда Виктора ляжет на него. – Назовите себя и объясните причину захвата форпоста Единения.

– Халаш Одиннадцатый Бис, командир эсминца «Эхиури» – прошелестел безэмоциональный голос переводчика. Распознавать интонации и эмоции варванов вычислитель, похоже, не умел. – У нас война с Единением Бейтанов, старший вожак. Разве ты не знал?

– А слизни? У них тоже с нами война? – прорычал Герранд, нависая над устройством связи.

– Да из какой норы ты вылез, старший вожак? – всё так же пресно донес вычислитель ответ варвана. – Мы в военном союзе с горвами, танланами и еще парой десятков рас. Альянс двадцати трех, если ты не слышал. А вы, вместе с Империей, форхайцами и еще всякой мелочью, тщетно пытаетесь нас остановить и терпите одно поражение за другим. В галактике уже две недели идет полномасштабная война, и Альянс в ней убедительно побеждает.

– Но Старшие…

– Старшие поджали хвост и заперлись у себя в ядре, – в сухом голосе автоматического переводчика внезапно прорезались эмоции. – Из всех их законов сейчас действуют только иммунитет столичных систем и неприкосновенность стационарных порталов, которые, они, кстати, полностью отключили. Странно, что ты не знаешь таких общеизвестных вещей, и тем интереснее наблюдать, как скрипят твои мозги, пытаясь осознать всю глубину случившихся перемен. Добро пожаловать в новую реальность, старший вожак Герранд. Вот только, боюсь, она тебе сильно не понравится.


Конец


На сайте https://knigiru.info Вы можете скачать бесплатно книги Самиздат и так же приобрести издательские электронные и бумажные книги на ЛитРес http://www.litres.ru/?lfrom=839421162

    Переходите по ссылкам и скачивайте книги. Удачи Всем!


home | my bookshelf | | Коллапс Буферной Зоны |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 9
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу