Book: Кай 3



Кай 3

Пролог

— Я потеряла его, но он не мог избавится от метки сам. Твой землянин дорого заплатит за вмешательство, Свет.

— Ты ошибаешься, Тьма. Землянин еще не встретился с ним, но я бы и сам хотел знать, куда исчез Эл. Хранитель Равновесия, не твой ли это был ход?

— Нет, я не настолько прямолинеен, более того, я спрятал от него Исток, иначе Игра закончилась бы слишком рано. Но, так и быть, я дам подсказку. Есть кое-кто, кому вы безразличны оба. Создание Тьмы, отрекшееся от матери, но не принявшее Свет. Случайность свела их вместе, а значит вмешался Хаос и правила не нарушены.

— Я не понимаю, о ком ты говоришь.

— В бесконечных попытках уничтожить Эла, ты позабыла о своих многочисленных детях. Разбирайся с ними сама, но помни, открыв сущность этого ребенка кому-либо еще, ты сорвешь печать, и проиграешь.

— Я не настолько безумна. Рано, или поздно, он будет найден и уничтожен.

— Если только он сам не начнет искать тебя. Когда-нибудь Эл поймет, что тюрьма его Божественной души неумолимо разрушается с каждым новым уничтоженным последователем Тьмы или Света. Он уже неосознанно пользуется ею, изменяя свой дар, в нужном ему направлении.

— И когда он все осознает и примет Хаос, твоя Игра может очень быстро закончиться, Тьма. Я буду скучать, сестренка.

— Такой исход событий невозможен, Эл не настолько доверчив, чтобы отдать себя Хаосу. Минует несколько эпох, пока он придет к этому.

— Умереть от старости в этом теле ему не грозит. А значит времени у него предостаточно.

— Он не умрет от старости, он умрет на моем алтаре. Намного раньше, чем осознает себя.


Мир Кастания. Хаттайские предгорья. База шестого корпуса объединенных сил Содружества Четырех королевств.


Яма. Одно из самых загадочных и ужасных мест, породившее немало легенд. Первые исследователи и геологи Норада более пяти веков назад обнаружили этот загадочный участок, и были удивлены, какое количество полезных ископаемых и ценных руд хранят эти земли. Сотни искателей наживы, обладающих Силой воздействовать на камни, устремились сюда. Они прошли путь до самых недр, создали многочисленные переходы и шахты, пробили тысячи лабиринтов в толще скал, пока не столкнулись с самой сутью земли, где она рекой изливала из себя жидкий камень, способный сжигать все вокруг.

Работы в этом направлении было решено прекратить, и все силы перебросить на соседний район шахты. Он был еще богаче, но его охраняли смертоносные твари, что веками жили под землей, боясь солнечного света. Целая экосистема возникла под толстым каменным покровом. Как и на поверхности здесь обитали небольшие существа всех видов и форм, которые выживали за счет своей удивительной плодовитости, питаясь растениями и насекомыми. Они становились пищей для существ покрупнее, а те в свою очередь являлись лакомым куском для чудовищных созданий, что являлись хозяевами этих мест. Но были и другие — элита подземного мира, столь древние, что предпочитали все свое время проводить спячке. Когда же они пробуждались и выходили на охоту, сама земля дрожала от ненависти, а бывшие хозяева бежали в страхе, прячась в глубоких ущельях и норах. Чудовища пожирали все, что могли переварить их громадные желудки, чтобы опять уснуть на несколько десятилетий.

Но люди ради наживы стерпят и не такое. Они достаточно успешно продвигались вглубь, заставляя потесниться вчерашних властителей этих мест. Их чудесная Сила, подаренная союзными эльфами, заставила считаться с ними. Люди не только отбили нападения странных подземных существ, но и загнали их глубоко, в самые далекие норы, продолжая изымать из недр все самое ценное.

А потом они случайно разбудили Его. Истинного Владыку. Он вышел им навстречу, пожирая каждого, кто посмел потревожить безмятежный сон. И Сила человеческая, что давала возможность безнаказанно грабить эти места, оказалась беспомощна. В сражениях с Владыкой, погибли сотни людей, а он, насытившись, вернулся к себе и снова уснул на десятилетия.

Но люди не привыкли уступать. В своих изысканиях им удалось наткнуться на удивительную черную воду, что неделями могла гореть не прекращая. Они нашли убежище Владыки и пустили черную маслянистую реку в новое русло, затопив его обитель, желая сжечь Его.

Объятый пламенем Владыка, пытаясь спасти себя, в ярости разрушил хрупкую стену, за которой протекала полноводная подземная река. Вода устремилась по коридорам и туннелям, ломая человеческие постройки и нехитрые механизмы того времени, заполняя каждую полость и нишу.

И она встретилась с рекой из жидкого камня…

Тот день, когда рожденный слиянием двух стихий пар вырвался наружу, теперь уже помнят лишь старожилы эльфов, да бессмертные гитайя, что наблюдали за катаклизмом из своих лесов и горных убежищ за десять тысяч полетов стрелы от этих мест.

Скала выдохнула полной грудью, и успокоилась. Погибли сотни людей и тысячи существ. Шахта была завалена, а обе реки изменили свое русло. И странная аномалия возникла в этих местах, что не давала Силе человеческой и магии эльфийской творить чудеса.

Прошли века, и однажды люди снова вернулись сюда, обнаружив бездонный колодец, что как памятник безграничного могущества природы остался в назидание потомкам. Они исследовали его, но Сила в этих местах перестала быть стабильной, а подземелья заполнили новые твари, гораздо более опасные, что научились прятаться и нападать внезапно. И было решено четырьмя королями добычу ископаемых в этих местах не возобновлять, а место это, наречь Ямой, и отправлять сюда любого, чьи злодеяния против рода людского превысили разумные границы.


Одним из старожилов Ямы был уроженец Миделя, бывший военный Хаффер Морли. Пожалуй, единственный человек, что искренне любил Яму, и никогда не мечтал из нее выбраться. Еще ребенком он обнаружил у себя повышенный интерес к смерти. Годы шли, он рос, но никак не мог реализовать себя. Все казалось неинтересным и скучным. И лишь когда в его родном городе Антар погибал человек, он словно просыпался от спячки и бежал к месту происшествия, надеясь застать умирающее тело, которое мог рассматривать часами. Но вскоре и это перестало приносить удовольствие. Настал тот день, когда ему захотелось попробовать убить человека самому.

Однако Антар был слишком маленьким городком, где все друг друга знают и каждый на виду. Люди заметили странное поведение Морли и стали относиться к нему настороженно. Стремясь к мечте, Хаффер принял волевое решение и записался в ряды одного из корпусов пехоты, что располагалась на границе с Хаттайской империей, где в первом же бою получил ранение средней тяжести. Оказалось, что на войне люди не только убивают, но часто гибнут сами. Обученные сражаться враги являлись не лучшей целью для экспериментов Хоффера, и потому он вернулся в родной Мидель. Домой в Антар он не поехал, оставшись жить в Верене, который был крупнейшим городом этого королевства и его столицей.

Он сумел неплохо устроится, выбрав непопулярную профессию помощника патологоанатома. Здесь он был в своей стихии, но все растущее желание убить человека никуда не пропало.

Однажды в его морг привезли дряхлого старика, заключение о смерти которому выписал по ошибке какой-то юный неопытный лекарь. В тот день дежурил Морли, и он привычно расположил хирургические инструменты около стола, а сам начал готовиться ко вскрытию.

И внезапно старик издал протяжный стон…

Хоффер испуганно отскочил в сторону, но пожилой мужчина продолжал лежать неподвижно. Лишь его грудная клетка начала размеренно двигаться вверх-вниз, а он как завороженный наблюдал за этим.

Идеальный кандидат!

Он не долго возился с ним, а просто привязал старика к столу, заткнул ему рот и произвел полноценное вскрытие живого тела, наблюдая как тот корчится в муках и пытается позвать на помощь. В тот день Хоффер Морли испытал невероятное блаженство, какое ему не давали ни вино, не женщины. Теперь они стали жалким заменителем истинного наслаждения.

А спустя две недели столицу потрясла череда жестоких убийств. Его стали называть Веренский Мясник. Обладая достаточным умом и хитростью, Морли раз за разом уходил от правосудия. Расправы над жертвами становились все более изощренными, и редко кому посчастливилось умереть сразу, не ощутив на себе череду ужасных пыток. Хоффер хотел все больше и больше. И однажды ему пришла идея попробовать человеческое мясо.

Он настолько был одурманен его вкусом, что даже обучился ремеслу по приготовлению пищи, и теперь, ощущая свое превосходство над городскими следователями, придумал свою собственную визитную карточку, оставляя подле очередной истерзанной жертвы приготовленное из нее же блюдо. Так Веренский Мясник превратился в Веренского Кулинара.

Аппетиты росли, и у Хоффера появилась новая мечта. Ему захотелось отведать плоть ребенка. Но он сам же и создал такую обстановку в городе, что даже маленькие изгои предпочитали проводить ночи в уютных подвалах, чего уж говорить о благочестивых гражданах, которые не оставляли своих чад без присмотра.

Хоффер стал избирательным, и охотился только на молодых жертв. Но как говорят в Миделе: «И у самого сильного араха когда-нибудь заканчивается паутина». Один из талантливых следователей заметил, что возраст пострадавших становится все меньше, а часы нападения все больше смещаются от поздней ночи к раннему вечеру. Силами стражи и городской управы была подготовлена операция, в результате которой они рассчитали примерный маршрут движения Хоффера. Его взяли, как говорится, «на живца», использовав Силу иллюзиониста, который создал образ потерянного семилетнего мальчика.

Итогом этой истории стала отправка маньяка в Яму, где Хоффер с удивлением обнаружил себе подобных, создавших свою собственную группировку. Он быстро стал в ней своим, а через пару лет занял место правой руки главаря. О таком чудесном «наказании» он и помыслить не мог. И все же было кое-что его удручавшее. Женщин в Яме содержалось предостаточно, но аномалия, царившая в этом месте, препятствовала зачатию. Под землей не было детей, за исключением одного единственного эльфийского подростка, которого он случайно упустил. Мечта продолжала оставаться мечтой.

Глава 1

«Прыгай ровно, в воздухе не дрыгайся — иначе смерть. Перед водопадом глубоко вдохни, он тебя затянет в свои воды и не даст разбиться. Затем поток вынесет тебя в узкий тоннель, воздуха хватит едва-едва. Из тоннеля ты выпадешь в тихую подземную реку, населенную разными хищными тварями. Они опасны, но до берега ты должен доплыть. Скорее всего придется скинуть мешок или выбросить книги. На берегу опасайся людей, которые выглядят сильными и здоровыми — это с большой вероятностью людоеды. Остальные питаются хуже, внешне хилые и бледные, сразу постарайся прибиться к ним и попасть в одну из группировок. Это твой шанс. Там придется очень много работать и мало есть, но твоя задача продержаться только один год. Не лезь на рожон и никому не доверяй. В середине реки Сила работает безотказно, у берега пропадает.»

Наставления Грола раз за разом проносились в моей голове, сменяясь картинами из моей прошлой жизни. Я падал несколько секунд, сердце словно подпрыгнуло и зависло, а душа ушла куда-то в пятки. Грохот водопада с каждой секундой нарастал все сильнее. Колодец закончился, и слева от меня мелькнул изувеченный труп лысого, насильно сброшенного вниз стражниками. Грудь преступника пробило острым сталагмитом, на котором он и остался висеть, а его тело уже облепили странные твари, размером с трехмесячного котенка. Рассмотреть я их не успел, однако отметил, что они двигаются с невероятной скоростью, короткими незаметными глазу рывками, и способны ползать по гладким отвесным стенам.

Меня начало закручивать в воздухе, но я вовремя заметил огромный поток, вырывающийся прямо из отвесной стены, и поглубже вдохнул. Первые брызги превратились в мощные струи, которые увлекали меня за собой, а спустя мгновение, мое тело влетело в воду и поток утянул его на глубину, где сильное течение засосало в воронку и понесло по тоннелю, словно на американских горках. Перед глазами замелькали люди и дети из того странного мира; они улыбались и кричали от восторга, катаясь на железных повозках по воздушным рельсам, которые имели причудливые изгибы и петли.

Моя Сила на всем протяжении тоннеля то появлялась, то пропадала, и это не было похоже на действие гасителя. Каким бы сильными не были поля в Фаэте, но «муравьи» всегда оставались со мной. А здесь они периодически исчезали, словно их никогда и не было.

И снова длинный полет под градом бушующей воды. Рики вцепился в мое плечо намертво, и судя по истошному визгу был в полном здравии.

Гладкий коридор закончился внезапно, и спустя несколько секунд я опять влетел воду. Рюкзак потянул меня на дно а гигантская струя водопада, опускающаяся сверху, только помогала ему. Я понял, что начинаю задыхаться. Дневник Михаила, книги, травы — неужели их придется бросить? Но выбора не было.

Скинул лямки с плеч и почувствовал сильное облегчение. Течение сразу понесло меня вперед из этого бушующего кошмара, но не успел я и всплыть, как десятки маленьких присосок впилось в мое тело. Какие-то скользкие черные твари, размером не больше ладони, облепили меня со всех сторон, намертво присасываясь к коже.

Сила! Она пока работает! Сейчас главное всплыть на поверхность за глотком живительного воздуха, а укусы я как-нибудь переживу с помощью регенерации.

Я вынырнул и извлек из-за спины оба серпа. Вода мешала резким движениям, но твари, похожие на огромных головастиков, не имели сколько-нибудь сильной защиты, а потому даже одного удара хватало, чтобы разрезать их. Одной за другой я вспарывал им кожу, и они сами отцеплялись от меня, издавая странный свист на воздухе, или выпуская поток пузырей в воде. Рики плыл рядом и активвно вел бой за мою шею, кусая особо наглых представителей подводного мира и корча свою рожицу от их, по видимому, отвратительного вкуса.

У поверхности существ было значительно меньше, эльмур отлично справился со своей задачей и перебрался на мою голову, высматривая в глубине новых врагов. Спустя пару минут, я отбился от основной массы нападающих амфибий и наконец-то смог оглядеться.

Здесь было относительно светло, но возможно только из-за того, что мои глаза были усилены. «Муравьи» чувствовали себя неплохо. Наверное, это лишь потому, что я все еще нахожусь в воде. Внимательно огляделся. С правой стороны реки протянулась отвесная глухая скала, лишь на самом верху которой находились многочисленные норы, от совсем небольших, в которую едва пролезет моя рука, и до крупных, способных вместить тело взрослого человека.

Слева располагался гигантский грот, потолок и стены которого были просто усыпаны пучками эйголя, и их свет был значительно ярче, чем в деревне орров. Берег все еще был слишком высок, чтобы я смог выбраться, но по мере продвижения становился ниже, а потом исчезал за очертаниями гладкого вертикального валуна, возвышавшегося прямо из воды, словно колонна. По поверхности свода пещеры ползали все те же твари, что я у наблюдал около тела бывшего подчиненного Роферса, чей неудачный прыжок закончился весьма плачевно.

Снова почувствовал резкую боль под правой коленкой. На этот раз ее источником оказались не присоски, а острые зубы, принадлежавшие какому-то змееподобному существу. При его появлении, остатки головастиков разбежались во все стороны. Сквозь толщу воды я плохо рассмотрел его, но судя по очертаниям размером оно было с мою руку. Удар, еще один и тело незваного гостя обагрило поверхность бурой кровью.

— Сюда! Плыви сюда! — донеслось слева.

Меня вынесло течением за вертикальную скалу, где я обнаружил на берегу с полсотни худощавых бледных людей в лохмотьях, к которым уже присоединились прибывшие со мной преступники, нервно стряхивающие с себя черных головастиков. Они знали, кто я такой, и мне совсем не хотелось к ним приближаться. И хотя поток реки здесь сильно замедлялся, в воду местные заходить не спешили.

Я уже подумывал направится к этим людям, как вдруг они кинулись врассыпную, а на берег вышел отряд из десятка вооруженных людей, среди которых особенно выделялся один. Он был чуть выше среднего роста, а его дружелюбное лицо обрамляли светлые кудри. Человек улыбался, глядя на меня, и махал рукой, словно старому знакомому. Эти представители Ямы выглядели много лучше, чем их разбежавшиеся соседи, и мне совсем не хотелось верить, что они те, кого просил опасаться Грол. Ну не может человек с такой внешностью быть людоедом.



А может они из той богатой артели ремесленников? Мой сопровождающий рассказывал, что в Яме есть рабочая гильдия, которая основала чуть ли не собственный город под землей. Они добывали руду и делали разные вещи на продажу, торгуясь с другими группировками, а их база располагалась около огненной реки, где для этого были все условия. Жители Артели разводили каких-то слизней, которых употребляли в пищу, и, хотя они не были полноценной заменой мяса, но все же позволяли поддерживать организм в относительно неплохом состоянии.

Медленно начал плыть в их сторону, все еще сомневаясь — не делаю ли я ошибку? Головастики опять начали понемногу облеплять тело, а энергии у меня становилось все меньше. Вся Сила тратилась на лечение многочисленных укусов. Наверное, проще поснимать мерзкие присоски со своего тела на берегу. Рики внимательно разглядывал прибывших, морща нос, но пока признаков беспокойства не выказывал.

Еще немного… Отряд уже подошел к самой воде, и тот человек начал разматывать веревку, на конце которой я заметил острый тройной крюк. У меня появилось нехорошее предчувствие.

— Кай, нет, назад!

Этот голос донесся сверху и стрелой вонзился мое сознание.

Лаэль? Не может быть!

— Быстро, уплывай от этих уродов! Быстро, говорю!

— Ах ты сучий эльфийский выкидыш! — лицо белокурого человека исказила гримаса ненависти, перемешенная со злобой.

Я остановился и начал что есть сил грести обратно, а блондин уже раскручивал веревку профессиональными движениями. Крюк стрелой вылетел из его руки и полетел точно мне за спину. Слишком медленно я двигаюсь в воде, уклониться не получится.

Левое бедро пронзила боль, металл глубоко вошел в плоть, а меня потянуло к берегу.

— Руби! Руби, слышишь? — крик невидимого Лаэля взволнованно дрожал, — Лучше сдохнуть в пасти Хигира, чем попасть к нему.

Хигир? Кто это?

Я перерубил натянутый канат несколькими ударами, и, не выдергивая жало из ноги, погреб к другому берегу, который все так же высился отвесной стеной над водой. Где-то наверху, в одном из многочисленных туннелей прятался Лаэль.

— Мелкие говнюки! Я вас обоих сожру, сучата! — беловолосый яростно орал, и его визгливый голос эхом отражался от стен.

Все-таки людоеды…

— Кай, постарайся зацепиться за что угодно, дальше нельзя, там Хигир!

Я посмотрел вперед, и вдалеке увидел большой разлив реки, превращавший ее в озеро. Русло в самом его конце упиралась в отвесную скалу, верх которой так же был испещрен норами, напоминающими дырки в сыре. Ближайшие из них были на высоте не меньше четырех ростов. Интересно, куда девается лишняя вода?

Единственным выходом оставался левый берег, однако отряд людоедов упорно шел по нему, не желая упускать меня из вида.

Омут впереди неумолимо приближался. Блондин немного успокоился и сейчас вещал с той стороны:

— Лучше плыви к нам, обещаю, тебе не будет больно. Мы поладим, вот увидишь. Впереди большая страшная тварь, ну какая разница, кто тебя съест?

При этих словах, шедшие с ним люди расхохотались, а я вдруг почувствовал, как головастики один за одним отцепляются от моего тела и уходят вверх по течению. Мне стало страшно. Вокруг все утихло и в воздухе зависла полная безмятежность, отчего жутко засосало под ложечкой. Грести назад было бессмысленно, только выбьюсь из сил, а мои преследователи спокойно дождутся, когда я сдамся течению и сам поплыву к ним.

Отряд начал замедляться и растягиваться, словно какая-то неуверенность охватила этих людей. Лишь беловолосый, да пара людей с ним продолжали бодро перепрыгивать по валунам. Но и им скоро придется остановится. Левый берег обрывался невысоким уступом, который дальше упирался в вертикальную скалу. Взобраться на такую просто невозможно.

— Кай, постарайся не делать резких движений! — голос Лаэля доносился уже из-за спины, похоже дальше он или не мог передвигаться или…

Страшно было думать, что он просто боится; неужели неведомый Хигир его достанет на такой высоте?

— Валун! Смотри внимательно, левее! Попробуй на него забраться! Только плыви очень медленно.

Я пригляделся и увидел на расстоянии одной десятой полета стрелы, от стоящего на обрыве Блондина, одинокий круглый камень, торчащий из воды. Он даже напоминал маленький островок, площадью примерно с квартиру Юфина. Нога ныла, и я наконец-то выдернул из нее крюк, стараясь как можно быстрее залечить кровоточащую рану. В тот момент я еще не понял, что возможно это было моей ошибкой. Повертел его в руках и прицепил к поясу, после чего медленно погреб к торчащему из воды кусочку суши.

Есть!

Мне удалось выбраться на него и вздохнуть с облегчением, но ситуация была безвыходной. Отряд блондина уже полным составом взобрался на утес, и при большом желании они оттуда могут закидать меня камнями. Вокруг только вода, с неизвестным чудовищем, скрывающимся на глубине.

Камни они кидать не стали. Вместо этого, один из его людей снял с пояса запасной крюк и начал ладить его к веревке. Оставшейся длины вполне могло хватить, чтобы подцепить меня. Прямой угрозы все еще не было, а потому я перевел взгляд и, наконец-то, разглядел тощую фигурку Лаэля на расстоянии полутора полетов стрелы высоко под сводом грота. Он медленно продвигался в мою сторону, аккуратно перебираясь с одной норы в другую, цепляясь за их края и иногда поглядывал в сторону ползающих по потолку тварей, чья скорость просто поражала. Достаточно было моргнуть, и эти существа оказывались совершенно в ином месте, перемещаясь на целый рост.

— Берегись! — донесся громкий крик полуэльфа, а в следующий момент слева от моего острова, в глубине, мелькнул громадный черный силуэт, длинной в четверть полета, который вдруг изменил направление и устремился вверх. Я лег на камень и прижался к нему всем телом, надеясь, что Оно меня не заметит. А через секунду, словно арбалетный болт выпущенный из гигантского оружия, в сторону отряда блондина вылетела громадная голова на длинной шее, усеянная тысячами зубов, и одним взмахом челюстей, откусила до пояса того самого воина с крюком.

Я никогда не видел таких гигантских существ. До меня доносились слухи, что где-то далеко в море, там, где кончается мир, водятся огромные твари, способные проглотить корабль, и сейчас, глядя на шею это чудовища, мне стало страшно, как никогда. Казалось, в ту зловещую ночь, на алтаре Гэнтона, я испытал намного меньший ужас.

Тело существа находилось под водой, но было видно, что его размеры намного больше вагона, в котором я ехал сюда. В мою голову полезли воспоминания обо всех богах, которых я только знал. Пожалуйста, святые Девять, Арамена, сделайте так, чтобы оно меня не обнаружило!

С уступа раздались крики, а нижняя часть перекушенного туловища рухнула в воду. Зверь двумя движениями шеи протолкнул добычу внутрь и снова выстрелил головой в одного из убегающих. Чудовище было настолько близко к моему островку, что я мог коснуться его рукой. Второй людоед целиком отправился в его глотку, и на этот раз я встретился взглядом с вертикальными зрачками ярких желтых глаз исполина и замер, словно парализованный. Их выражение не обещало ничего хорошего, и словно говорило, что нужно немного подождать пока он прожует очередную порцию, а потом займется и мной.

Неожиданно Рики перепрыгнул на торчащий из воды хребет и помчался наверх!

Нет!!!

Страх потерять друга оказался сильнее моего ужаса перед тварью, и внезапное оцепенение прошло. Рассудок заработал с немыслимой скоростью.

Шея зверя была покрыта огромными наростами, словно ступеньками, а на макушке торчало множество изогнутых шипов, напоминающих рога. Единственный способ спрятаться от зубов хищника, это взобраться ему на голову! Наверное, это безумие, но иного выхода из ситуации я не увидел.

Прыжок! Шея твари скользкая, но я, не раздумывая втыкаю серпы в огромные наросты. Они цепляются лишь острием, уходя внутрь не глубже, чем на половину фаланги пальца, но мне этого достаточно чтобы удержаться. Я превращаюсь в клеща, который медленно, но, верно, ползет вверх, чтобы нанести один единственный укус.

Меж тем Рики безуспешно, раз за разом атакует бронированную шею, а тварь уже доедает невезучего людоеда, собираясь заняться мной. Но я быстрее! Добегаю до самого верха, цепляюсь за его рога и держусь, что есть сил. Рики начинает понимать, что его яд бесполезен, перепрыгивает ко мне на плечо и крепко хватается коготками за одежду.

В голове сумбур. Я не могу слезть, иначе меня сожрут, но, если оно меня утянет под воду, шансы выжить также резко упадут. Я вижу, как бешено вращаются глаза чудовища, они размером с поднос для еды. Монстр начинает трясти головой, пытаясь скинуть досадное насекомое со своих шипов. Его шея ходит ходуном, а сил в моих руках почти не остается. Пытаюсь воткнуть камы в рога и закрепиться, но они бессильны пробить такую твердь, и со звоном отскакивают от их поверхности. Ударить по этим желтым глазам серпами? Но его не убить так, для него они не опаснее зубочисток. А ярости зверю это только добавит.

— Прыгай в нору наверху! — кричит издалека Лаэль.

Точно! Я на большой высоте и мотающаяся во все стороны голова иногда приближается к скале совсем близко. Нужен только момент…

Сейчас!

Отталкиваюсь ногами с большого нароста в самый последний миг, используя инерцию его тела. Меня вышвыривает словно снаряд, и я лечу к спасительной стене, цепляюсь за края отверстия в скале и пытаюсь подтянуться.

— Быстрее! Быстрее!!!

Я не вижу, что творится за спиной, но по ужасу в голосе Лаэля, понимаю — Оно близко. Сила здесь не работает и контур не поможет. А потому, собрав в кулак волю, делаю последний рывок на пределе возможностей и чувствую, как мои ноги обдает ветром, а следом доносится звук щелкнувших челюстей.

Успел!

Забираюсь поглубже и наблюдаю, как в узкое отверстие бессильно тыкается ужасная морда. Рики спрыгивает с плеча, скачет перед ней и шипит, взъерошив шерсть на загривке. Это продолжается несколько минут, а затем существо уходит.

Я не двигаюсь некоторое время, подозревая, что он мог затаиться, и осматриваюсь вокруг. Тоннель дальше поворачивает вправо, начинаю туда ползти. Здесь нет мха, нет насекомых, только голая скала. Сердце постепенно успокаивается, и я выползаю в следующий переход, расположенный чуть выше первого. Они причудливо переплетаются между собой, но я стремлюсь как можно выше, пока не достигаю самого верха. Вдали виднеется выход, и я благодарю всех богов за то, что внутри этих маленьких пещер меня ничего опасного не поджидало. Похоже в ареале этого чудовища боятся находиться другие подземные существа.

Немного передохнул, отдышался и не торопясь пополз к свету. Прислушался, но все вокруг словно замерло. Такая тварь не может вести себя настолько бесшумно.

Высунул голову и посмотрел вниз. Чудовища не было. Я оказался почти под самым сводом пещеры, и, сопоставив размеры Хигира и высоту грота, понял, что ему меня не достать. О том, что эта махина способна выпрыгнуть всем телом из воды, думать не хотелось. Теперь главная задача добраться до Лаэля.

Его я увидел на том же месте, что и в последний раз. Полуэльф тревожно выискивал меня глазами, а потому я вылез наполовину из своего убежища и махнул ему рукой. Заметив меня, он помахал в ответ, а затем указал на большую гладкий участок стены, который препятствовал его движению в мою сторону.

Нас разделял большой полукруг, но с моей стороны было значительно больше нор, и я показал ему жестами, что собираюсь двигаться к нему. Общаться голосом мы пока избегали. Мне предстояло проползти около двух полетов вдоль скалы, прямо вокруг опасного омута, но путь не казался сложным, а высота позволяла надеяться на лучшее. Главным препятствием выглядел только тот гладкий участок, на краю которого находился Лаэль, впрочем, у меня уже возникла идея как перебраться через него — кусари висела на моем поясе и ее длины должно было хватить. Кроме того, у меня теперь есть острый крюк, доставшийся от Блондина.

Переход занял около получаса. Где-то пришлось перелазить снаружи, где-то внутри. Иногда попадались большие тоннели, которые уходили далеко вглубь скалы, скрывая за собой мрачную неизвестность, но далеко разглядеть их я не мог. Мое ночное зрение здесь не работало. Соваться туда я пока не решился, надеясь, что Лаэль даст больше знаний о них. Он мне очень помог сегодня, и я верил, что бывший сокурсник не станет мне вредить по старой памяти. Какой смысл, если даже Блондин знает, что он эльфийской крови? Это больше не секрет.

Я добрался до последней доступной норы, и теперь нас разделял небольшой участок гладкой скалы, длиной не больше двух мужских ростов. Лаэль, стоящий на другой стороне, напоминал высушенный скелет, обтянутый костями.

— Привет, Кай. Хорошо, что ты выжил! Прости, это глупо звучит в Яме, но ты не представляешь, насколько я рад тебя видеть! Здесь можно сдохнуть со скуки быстрее, чем от крыпсов. Но как тебя вообще сюда занесло?

— Привет, Лаэль! Кто такие крыпсы? Хигир — это та самая тварь?

— Хигир опасен только внизу, он не может долго находится на берегу и предпочитает не покидать омут. Местные его боятся, как огня, и я удивился, как они вообще поперлись на тот уступ. А крыпсы опасны всегда, — он указал на мельтешащих под потолком тварей, — Прислушайся к ним.

Он замолчал, а напряг свой слух, уже отвыкший работать без контура. Очередное существо сделало рывок по потолку, и я услышал странный звук: «Крр-ыпс».

— Теперь понял почему их так назвали? Пока ты двигаешься — они предпочитают не нападать. У крыпсов нет зубов, но мне удалось рассмотреть одного мертвого. Во рту у них тонкая костяная трубка похожая на жало, которое входит в тело зазевавшейся жертвы почти незаметно, их слюна является сильным обезболивающим. Питаются взрослые крыпсы почти одним мхом, но вся опасность этих тварей в другом. Ты просыпаешься наутро и живешь своей скучной жизнью, а спустя неделю понимаешь, что в тебе развивается с полсотни этих маленьких ублюдков. Да только уже поздно. Считай тебя сожрали изнутри. Я видел один раз, как они вылупляются из тела еще живого человека. Жуткое зрелище!

Меня чуть не вырвало, когда я представил внутри себя этих крыпсов.

— Лаэль, — мне захотелось перевести разговор в другое русло, — Я предлагаю объединится.

— Шутишь? Конечно! Здесь иначе никак, столько отморозков в одном месте! Тот белобрысый помощник главаря шайки каннибалов, его зовут Хаффер Морли. Он жрет людей не для того, чтобы выжить, а потому что ему это нравится. Его даже свои побаиваются. Никогда не верь ни единому его слову, это невероятно хитрая тварь. Веренский Кулинар, слышал?

Я невольно округлил глаза. Он был главной страшилкой всех непослушных детей последние пять лет.

— Это он?

— Он самый! Я, как и ты поплыл к ним, а потом весь вечер сидел у них в клетке, и видел такое, о чем лучше забыть. Это ненормальный псих, который может медленно отрезать живому человеку пальцы или уши, и при этом весело насвистывать «Мидельский марш трубадуров».

— И ты до сих пор жив? — я представил себя на месте Лаэля, и получил такую порцию мороза, что даже Рики беспокойно зашевелился за пазухой.

— Невероятное везение. У них дерьмовые замки на клетках, Лаэль приподнял свои длинные волосы и показал мне несколько металлических шпилек. Так что, можно сказать, Школа Длани, спасла мне жизнь.

— А твоя магия? Как они вообще узнали, что ты эльфийских кровей? Разве…

— Нет здесь магии, стихийной и природной так точно, — он перебил меня, — А другой я не владею, Чистые избегают всех ее иных видов. В Яме напрочь отсутствует эфир, и я сейчас не имею никаких преимуществ, разве что чуть лучше умею сражаться, чем остальные. Да только не чем. Откуда у тебя оружие? Давай-ка лучше поговорим у меня в норе. Кидай веревку.

Я сменил фундо на трофейный крюк, раскачал его и бросил Лаэлю. Он крепко зацепил его за изрезанный дырами камень и пару раз дернул для проверки.

— Давай.

Тяжело вздохнул, собрал последние силы и пополз к нему, упираясь ногами в скалу. А через четверть минуты крепко обнялся с бывшим, а теперь похоже будущим, соседом по общежитию, после чего мы снова поползли по скале, на этот раз в его «нору».

Глава 2

Лаэль привел меня к узкому лазу, в который ни за что бы не пролез даже узкоплечий взрослый мужчина. Несмотря на свою худобу, полуэльф все же был крупнее меня, и с трудом мог ползти. Увидев, как я ловко следую за ним, он произнес.

— Твои способности очень нам пригодятся Кай, с голоду мы точно не помрем. Но давай пока доберемся до моего нового дома и серьезно поговорим.

Я согласился с ним, и спустя минуту ползания, мы добрались до довольно просторного грота, из которого больше не было не единого выхода. Вторая половина лаза, длиной в три роста, была измазана какой-то жижей, от которой жутко воняло.



— Это останавливает крыпсов, — пояснил он, — Приходится терпеть. Помнишь тех головастиков в реке?

— Ага.

— Вот из них вытекает эта мерзость, а любители засунуть в твой живот свою малышню терпеть ее не могут. Эх, были бы эти водоплавающие съедобными…

— А почему бы не измазать вход? — удивился я.

— Потому что обязательно найдется двуногий урод, который смоет ее. Меня тут сильно не любят; приехавшие со мной заключенные знали, что я эльфийской крови, а через неделю это стало известно всем. А до сюда никому не добраться. В Яме сейчас всего два человека способные пролезть в это убежище, и оба находятся тут.

— Так, а что мешает им наловить крыпсов и просто перебросить к тебе?

Лаэль обернулся, посмотрел на меня как на полоумного, а потом расхохотался.

— Поймать крыпса? Ты серьезно? Ты их скорость видел? Кто первым придумает способ, тот будет жить в этой Яме как король! Говорят, что их мясо вкуснее любого изысканного блюда. Вот только они не признают ничего, кроме мха и камней. Обходят ловушки. И словно чувствуют состояние человека и его настроение. Стоит о чем-то задуматься, и привет, полный живот уродцев. Никогда не спи и не отвлекайся, если рядом крыпс. Пришли.

Он выбрался в свой грот и обвел рукой владения, а я вылез следом и начал осматриваться.

Потолок здесь был обильно усыпан эйголем и давал много света, а потому с видимостью проблем не возникло. Других растений здесь не было, живности тоже не наблюдалось.

Сразу справа от входа располагалась лежанка из высохшего мха, а посредине комнаты располагался целый склад из кусков проволоки, обломков металлических пряжек ремней, огромной кучи каких-то тряпок и немного костей. К моей радости они не были человеческими.

— Садись, — он указал глазами на лежанку, — Сейчас отдохнем и чуть позже сделаем тебе такую же постель, а пока тебе стоит выслушать правила выживания в этом богами забытом месте.

Я перебрался на мягкую подстилку, а Лаэль уселся рядом и начал:

— На самом деле я здесь недавно. Когда Кригер и Вайс передали меня королю, меня не сразу отправили сюда, а еще около года продержали в королевской темнице. Затем я был отдан в распоряжение инквизиции, чтобы они вытянули из меня информацию относительно местонахождения моего отца и его рода, а те подвергли меня таким пыткам, что у меня чуть крыша не поехала. Если бы не заклятие, что на всякий случай наложил на меня дед, я бы точно рассказал все что знал. Смотри.

Он вытянул левую руку вперед, и я увидел, что на ней полностью отсутствуют ногти. Меня перетряхнуло от неприятного зрелища.

— Кстати, — продолжил он. — Не знаю, нужна ли тебе эта информация, но руководитель Саталийской Длани больше не сдержан клятвой. Главный инквизитор пообещал мне сохранить жизнь, и я за это извлек тенкат из Вайса.

— Он уже мертв.

Глаза Лаэля расширились.

— Кто Вайс или главный инквизитор?

— Оба. Я убил их. А еще хаттайского посла и его жену. За это сюда и попал.

— Так, — эльф поднялся с подстилки и нервно заходил туда-обратно по каменному полу грота, — Думаю лучше начать с твоей истории.

Мы беседовали около двух часов. Чего-то нового, о произошедшем с Лаэлем до Ямы, я не узнал, так как камень, полученный от Марты, мне показал основные события. Из его рассказа выходило, что король вовсе не такой дружелюбный человек, каким был со мной. В свою очередь, я рассказал ему в общих чертах то, что посчитал нужным, не вдаваясь в подробности относительно своих новоприобретенных талантов и умений, и в завершение разговора познакомил его с Рики, который настойчиво пытался выбраться из-за пазухи. Эльф сначала отнесся к моему питомцу настороженно, но затем, когда тот отужинал и немного расслабился, даже спросил разрешения погладить его. Эльмур отнесся к эльфу прохладно, но возражать не стал. Я пообещал Лаэлю поговорить с королем через год и попробовать вытащить его отсюда.

Во время кормления питомца я сделал для себя неприятное открытие. После того, как Рики насытился, у меня закружилась голова, а значит нужно что-то решать с этим. Так он из меня всю кровь высосет меньше чем за неделю. Кормить его местными обитателями я пока не планировал.

— Теперь об этом месте, — с видом знатока продолжил разговор Лаэль, — Здесь существует много неписанных истин или правил, называй их как хочешь. Первое — никогда и никому не доверяй. Я исключение, но только потому, что еще не дошел до последний стадии голода. За еду здесь убивают, предают, продают каннибалам. Второе — если ты умеешь добывать пищу, то вполне себе неплохо сможешь жить. Самая сильная группировка — «Артель», или по-другому ремесленники. Их немного, но они достаточно хорошо питаются. Ходят слухи, что они на своей территории роют тоннель на свободу. Мы примерно на глубине пяти-шести полетов стрелы, и за много лет такой туннель можно пробить. Но есть две проблемы — никогда не знаешь, что ждет тебя за следующим ударом кирки. Пару лет назад они уткнулись в гнездо каких-то здоровенных слепых тварей, которые перебили половину населения их городка, это я слышал от местных; кроме того есть вторая вещь, которая ценится почти как еда — металл, они его сами добывают, но в мизерных количествах, руда здесь бедная. Не всем удается, как тебе, заключить сделку с самим королем и пронести сюда оружие. Ремесленники легко нас возьмут к себе в обмен на твои серпы, а там переплавят их в кирки или в удобное оружие, но мы так делать не будем. Поверь артель многое дает, но еще больше забирает. Придется целыми сутками работать, а жрать малые крохи.

Кроме развитого ремесла, в Артели создана ферма, на которой они разводят слизней. Мерзкая штука на вкус, но позволяющая хоть как-то поддерживать организм. Мастеровые живут за рекой из лавы на маленьком полуострове, обнесенным каменной стеной. У них можно достать много чего, даже сколиты. Правда они здесь никому не нужны. Сила работает лишь в трех местах, в огненной и обычной реках, и еще в одном, но о нем позже. То есть считай, что не работает вовсе. Кстати, как тебе удалось так далеко проплыть?

— Ну ты же помнишь какая у меня способность. Я немного подрос в уровнях и теперь могу легкие повреждения залечивать на ходу, — пояснил я Лаэлю, — А как ремесленники переходят огненную реку? Там же сгореть можно!

— В городке их защищает та самая каменная стена, и хотя там жарко, но зато нет опасностей и спокойно; а торговать они выходят через подъемный мост, что расположен под самым сводом их укрытия. Они опускают его на уступ противоположной скалы и переходят на другую сторону через лаву. Там образовалось что-то вроде рынка. С ремесленниками даже людоеды не связываются, у них лучшее вооружение, которое только можно здесь достать. Кстати, с удовольствием бы выменял у тебя один серп на грибы, но ты пока еще не знаешь цены еде и вещам, а потому однозначно не согласишься.

— У меня есть… — я замялся, — То есть был хороший кинжал, но он пошел ко дну вместе с рюкзаком.

— Считай нет, — философски произнес Лаэль. — Хотя…

Он вдруг изменился в лице и его глаза загорелись:

— Кай, если ты сможешь нырнуть до дна и вытащить хотя бы пару рюкзаков, мы целые полгода-год сможем ни в чем не нуждаться. Там добра лежит неимоверно! Ты ведь, по сути, единственный человек, кто может переплыть реку туда и обратно!

Я вспомнил тварей из воды и большого желания снова лезть туда не испытал, впрочем, сам я знал точно, что как минимум сделаю одну попытку найти свои вещи. Мешок хоть и непромокаемый, но неизвестно сколько он продержится.

— А что, местные не могут сами достать? — я указал на добытый у Блондина крюк. — Веревку подлиннее и кидай сколько влезет. Что-нибудь, да вытянешь.

— Крюк дорогое удовольствие, как и веревка. Не забывай, где ты теперь находишься. Давным-давно были такие попытки, но все это осталось брошенным на дне. Оно очень неровное, и крючья постоянно цепляются за что попало. Мне кажется, что там все просто усеяно подводными тоннелями. Куда-то ведь уходит лишняя вода? Мы еще подумаем над этим, а пока давай сходим за едой, и я расскажу тебе остальное.

Мы поползли назад и снова перебрались на отвесную скалу, стеной, нависающей над рекой. Лаэль меня затащил в очередной узкий проем, из которого несло сыростью и грибами. Он располагался под самым сводом горизонтальной узкой щелью, ни мха, ни крыпсов около нее не было.

— Придется собирать на ощупь. Здесь находится наша еда, много не рви, а то они очень медленно растут, да и живот заболит.

— Ты обещал рассказать еще о Яме. — Я начал шарить по стенам, нащупывая шляпки маленьких грибов, и аккуратно отламывать их.

— Так вот слушай, вторая, по местной иерархии группировка — каннибалы. Их ты уже видел, они немногочисленны, но берут за счет силы и выносливости. Мясо — его ни грибами, ни мхами не заменишь. Насекомых и червей очень мало, добываются они тяжело, да и на вкус редкостное дерьмо. Каннибалы обычно на рожон не лезут; ты не думай, что они бегают по Яме и убивают всех подряд. По одиночке эти уроды не ходят, так как пользуются всеобщей ненавистью. Какой бы ты сильный ни был, но толпа разъяренных местных сильнее. Старайся просто не пересекаться с ними.

— Почему их просто не перебьют? Собрались бы все вместе и уничтожили их!

— Ответ на этот вопрос в их базе. Она находится в отличной пещере, и самое обидное то, что на этом участке работает Сила. Это и есть третье место, о котором я ранее говорил. К ним просто так не подойти, у них имеются и огневики, и сканеры, а главарь — мощный сколитный некромант, так что съеденные люди продолжают им служить и целыми днями ткут одежду.

— Чего? — от неожиданности я выронил очередной гриб из руки и зашарил в его поисках.

— Именно так. В той пещере водятся какие-то паукообразные насекомые, из которых они добывают нить. Одежда нужна всем, ее они выменивают на сколиты у мастеровых; и на овощи у третьей, самой крупной по числу человек, группировки. Это «Аграрии», их убежище находится в гигантском гроте, где достаточно влажно, есть рыхлая земля, а ведет в него всего один тоннель, который очень хорошо охраняется. Кроме этих трех, есть еще несколько группировок, промышляющих чем-попало, и даже одиночки, вроде меня. Все они составляют примерно половину здешнего населения. Кто-то ловит насекомых или роет в иле реки червей, кто-то ищет способы рыбачить, но, как правило, становится уловом сам, кто-то исследует тоннели и погибает внутри, натыкаясь на очередных неведомых тварей. Крыпсы — это самое безобидное, что можно встретить в закоулках ямы.

— Погоди! Но если здесь так много пещер, значит есть вероятность, что одна из них ведет наружу!

— Все может быть, — задумчиво ответил Лаэль, — Вот только Старый Грум говорил, что пока никто еще не выбрался живым, а самым везучим удалось продвинуться по тоннелям лишь на три-четыре полета стрелы, после чего погибали.

— Старый Грум?

— Каннибал. Когда я попал к ним в плен, то познакомился с этим стариком. Он никогда не покидает базу людоедов, доживая там свои последние дни. У него очень нестандартная способность. Он как сканер, но чувствует только гуманоидов, зато на любом расстоянии. Грум всегда знает, что творится вокруг. Даже сейчас он видит нас с тобой. Остальные живые существа для него плохо различимы, но судя по его рассказам, в недрах вокруг Ямы все просто кишит различными чудовищами. Он говорит, что когда-нибудь они найдут путь к нам и погибнет очень много людей.

— Получается Блондин, то есть Веренский Кулинар, в любой момент может нас найти?

— Да. Будь осторожен. Мы еще с тобой сделаем не одну вылазку, и ты сам все увидишь своими глазами.

— А почему ты не примкнешь к сильной группировке.

Лаэль ненадолго замолчал, а потом попытался сменить тему.

— Ползем обратно. Пока хватит, высыпай, что набрал.

Я нащупал его руку, в которой он держал какую-то тряпку, скрученную в узелок, и скинул в нее грибы, после чего услышал, как он тяжело вздохнул, словно подбирал слова к предстоящей фразе и внезапно огорошил меня:

— Кай, я хоть и полукровка, но считаю себя эльфом, и никогда не буду работать для людей и их блага. И дело не только в гордыне. Это в крови, ты же не станешь служить свиньям? Прости, если грубо, никого не хочу оскорбить, но такое у меня воспитание. Я отношусь к тебе как к союзнику, готов помогать во всем и стремиться выживать в Яме вместе, даже временно наступить на шею своим убеждениям. Но избавиться от них никогда не смогу. Цени мою откровенность. Предательства с моей стороны можешь не опасаться, это противоречит моим принципам, хоть ты и не эльф. От тебя я буду требовать того же — верности и правды. Если тебя это не устраивает, то я никого не держу, хотя признаю, с тобой мне выжить будет намного проще.

Я не знал, как относится к сказанному. В том, что пока стоит довериться Лаэлю, я не сомневался. Вопрос насколько? Еще той ночью, когда я лежал в медицинском домике на территории школы Длани, он ясно и четко говорил о своих намерениях убить меня, делился со мной тайнами, прямо и честно отвечал на вопросы.

— Лаэль, я не могу сказать, что об этом думаю; хотим мы того или нет, но сейчас мы нужны друг другу.

Он удовлетворенно хмыкнул, и повел меня в соседнюю нору, где предстояло набрать мха, чтобы соорудить мне постель. Мы набили им узелок доверху, а заодно я нарвал немного эйголя, который распихал по карманам. Он уже меня выручал не раз, а опасностей в Яме хватает. Закончив с подготовкой, мы вернулись в грот и легли спать. Вонь от внутренностей головастиков по началу беспокоила меня, однако вскоре я почти перестал ее замечать.


Выспавшись, я обнаружил уже бодрствующего Лаэля, который делал разминочные упражнения. Он настолько похудел, что через кожу просвечивали отдельные волокна на его тощих мышцах. Мне вдруг стало невыносимо тоскливо. Не успел я прибыть в Яму, как чуть не погиб в первые часы. Встреча с полуэльфом привнесла немного радости, но вот наступил новый день, а я рассматриваю своего нового соседа и понимаю, что очень скоро стану таким же. Начну грубо разговаривать, как он. Буду есть маленькими порциями невкусные грибы и переживать, что скоро они закончатся. А потом примусь как и остальные искать случайных насекомых, чтобы не умереть с голоду и прятаться в норах от каннибалов. Нужно срочно придумать, как прожить этот год…

— Какие планы на сегодня? — полюбопытствовал я у Лаэля.

— Тебе решать, Кай. Свободного времени у нас хоть отбавляй, еда пока еще есть, хотя меня от этих грибов уже тошнит. Насколько я понимаю из срочного у тебя только задача выловить мешок, предлагаю ей и заняться.

Рики выбрался из-под лежанки, внезапно навострил уши и принюхался к выходу. Лаэль, заметив это, тут же приложил палец к своим губам и показал мне на серп, словно спрашивая — можно ли его взять? Я кивнул. Он поднял его, пару раз покрутил, примеряясь к непривычному оружию, и бесшумно пополз из грота. А спустя несколько секунд, снаружи раздался вопль, после которого донесся звук падающего в воду тела. Я было запаниковал, но эльф вернулся обратно невредимым, взял из кучи хлама тряпку и вытер кровь с лезвия.

— Нас уже караулят, все-таки настоящее оружие — это вещь! Он еще раз крутанул серпом и положил его возле меня.

Я вскочил с лежанки в испуге, сообразив, что он только что кого-то убил. Но Лаэль меня успокоил:

— Поверь, всем плевать, если где-то сдох очередной каннибал или одиночка. А вот с Артелью или аграриями такое не пройдет и их без причины трогать не стоит. Что касается людоедов, мы для Блондина в любом случае цель номер один, у него розовая мечта сожрать ребенка. Поладить с ними нам никак не удастся.

— Погоди! А как он перебрался через реку на эту сторону? — Перспектива каждый день опасаться того, что тебя поджидают на выходе, совсем не радовала.

— Так же, как и я. Это только ты у нас ходишь обходными путями. — Он улыбнулся, — Помнишь камень, похожий на колонну, после которого начинается поворот и пологий берег?

Я отчетливо вспомнил картину своего прибытия и кивнул.

— Над ним, через свод грота, проходит тоннель через всю реку, по которому спокойно может проползти взрослый человек. Они на эту сторону специально не ходят, поскольку мало кто решается лазить по скале над рекой, подготовка хромает. Но знают о нем почти все. Просто делать здесь особо нечего, норы маленькие. Однако с тех пор, как я здесь поселился, нет-нет, да и забредет очередной охотник за детским мясом. Один раз пришли даже двое, они меня трое суток караулили снаружи, хорошо, что я как-раз запасся грибами. Пересидел их. Кстати, поздравляю, ты первопроходец! Насколько я знаю, в норах над омутом Хигира еще никто не был. Нужно будет их как-нибудь попытаться исследовать.

— А мы не можем поставить ловушки, например в тоннеле над рекой? — в моей голове начали возникать различные идеи, как обезопасить себя.

— А из чего ты их собрался сделать? — он указал на кучу хлама посреди грота, — Это все мое имущество. Свою паучью веревку даже не вздумай резать! Это наш шанс пробраться в пещеры около омута. Представляю, сколько там может оказаться еды!

— Лаэль, в моем утонувшем мешке есть приличное количество разных трав, из которых можно сделать яды. Один человек короля настойчиво советовал взять их побольше.

— Хм, это меняет дело. С ядами да этим, — он указал на короткие куски железяк и обрезки проволоки, — Можно очень неплохо обезопасится. Я смотрю тебя хорошо подготовили, зачем ты так нужен Ленарду, или это тайна? — Лаэль испытующе уставился мне в глаза.

Я ненадолго задумался. Стоит ли ему говорить правду?

Вчера, во время своего рассказа, я вскользь упомянул, что король терпеть не мог Вайса, из чего Лаэль сделал вывод, что мои поблажки связаны исключительно с убийством главы Длани. Разубеждать его я не стал, но мы с ним теперь союзники, и врать ему мне не очень хотелось.

— Я вылечил короля и сына нового Хаттайского посла.

— Ну тогда все понятно, небось от придворной шлюхи что-то подхватил старый хрыч? — Лаэль растянул рот в улыбке.

— Нет, это была какая-то наследственная болезнь. У него на теле были язвы.

Ухмылка слетела с лица эльфа, но он снова быстро натянул ее через силу, и о чем-то задумался.

— Что-то не так? — мне не понравилась его реакция.

— Нет, все в порядке, об отце вспомнил. Идем, будем придумывать, как нам найти твой рюкзак.


Обратно мы вернулись примерно через четыре часа. Мы придумали неплохой, хотя и опасный план. Смены времени суток под землей не было, но активность ее обитателей все же подчинялась общему ритму, так что сейчас был условный полдень. В это время на берегу было много народа — приток новичков был ежедневным, хоть и небольшим. Норадские власти отправляли в Яму провинившихся в это же день, Мидельские два-три раза в неделю, а Саталийские и Тарейские один раз в неделю-две, из-за большого расстояния.

Местные с удовольствием принимали новеньких, пытаясь затянуть их к себе в группировки, а заодно и поживится тем, что им удалось взять с собой в Яму. Как правило стычек не возникало; за долгое время существования этой подземной тюрьмы, тут сложилось некое подобие очередности. Нарушить его могли только одна из трех группировок, но Артель брала лишь крепких здоровых мужчин, желательно обладающих ремесленными навыками, а аграрии вообще не стремились пополнять свои ряды, крайне редко появляясь на берегу. Каннибалов же интересовало только одно, но каждый день собираться отрядами им было лень, а потому они нанимали какого-нибудь осведомителя из одиночек за пару новых штанов. Обычно такой индивид сидел на высоком утесе в сторонке, и при появлении кого-либо интересного в водах реки, убегал к ним на базу и докладывался. Вероятно, со мной было также, но я не успел его вовремя заметить.

Действовать решено было «ночью», а пока мы рвали тряпки на полоски и плели из них подобие веревок. План был относительно прост. Лаэль и Рики забираются на скалу, что идет по левому берегу и караулят подходы к этому месту. А я должен буду нырять, используя свою Силу и постараться зацепиться крюком за дно, чтобы меня не сносило течением. Найденные мешки я буду подтаскивать к берегу, где их с помощью кусари вытягивает наверх Лаэль. Заодно он поднимет и меня, когда начнет иссякать моя Сила.

Во время этого занятия Лаэль мне чуть ли не устроил допрос. Ему хотелось знать, как я совершил все эти убийства, а особенно его заинтересовали мои способности лечения. Я как мог отделывался общими фразами, так и сохранив втайне магию крови, рунопись, переселение сознания в Рики и конечно свои отношения с Сиалой и Мартой. Слишком часто меня подводила доверчивость, а к полуэльфу я относился все еще настороженно. Про интерес ко мне Тьмы все-таки пришлось рассказать в общих чертах, но он даже не придал этому какого-либо значения, сообщив, что это какие-то мои заблуждения, и сущности подобного масштаба не станут гоняться за мальчиком-выдумщиком.

Когда пришла моя очередь задавать вопросы, я как мог пытался выведать у него хоть какие-то знания относительно преобразования Силы в магический дар, поведав ему о старике-некроманте, которому это удалось. Но Лаэль всячески уходил от этой темы, сославшись что ему неизвестно об этом ничего. Где-то в душе я чувствовал, что он знает больше, чем пытается показать, но ни на один интересующий меня вопрос эльф так и не ответил.

В итоге, между нами установились почти доверительные отношения, но я решил пока держать с ним ухо в остро и быть готовым ко всему.


Наша первая попытка провалилась с треском. Рики ни в какую не хотел оставаться с Лаэлем, и лишь суетливо бегал по скале, выискивая способ спланировать мне на голову. Но расстояние до того места, где ориентировочно находился мой рюкзак, было дальше его максимального полета, а потому он сбежал от эльфа, засел под самым потолком грота и тоскливо смотрел в мою сторону. Надеяться на то, что он первый обнаружит засаду не приходилось, все его внимание было исключительно приковано ко мне.

Второй неудачей оказалось то, что веревка получилась очень короткой и не доставала до дна, а выменивать ее, как и тряпки, нужно было у каннибалов, что было крайне вредно для нашего здоровья. Ныряя неподалеку от той каменной колонны, где течение уходило в сторону, образуя тихий заливчик, мной были обнаружены очень прочные, длинные, но ужасно вонючие водоросли, и я сконцентрировался на их сборе. Было решено сплести веревку из них, а потому я ловко нарезал их серпом, вязал в пучки и передавал Лаэлю, который все это вытягивал наверх. Второй серп я пока дал ему, на случай нападения. Постоянная борьба с головастиками очень выматывала, но под скалой обнаружилась верхушка подводного камня, на котором я периодически отдыхал, стоя по колено в воде.

Но был во всем этом и положительный момент. Я обнаружил, что эти кровопийцы терпеть не могут те самые водоросли. Нет, они не оставили своих попыток выпить всю мою кровь, однако их количество прилично поубавилось до терпимого. Скорее всего, человек без моих способностей и в этом случае долго не протянет, тем не менее расход Силы сократился почти вдвое, а значит шансы, что я благополучно достигну дна реки, обмотавшись этими растениями, резко выросли.

Я вынырнул на поверхность с очередной порцией листьев. Еще несколько пучков и можно начинать их стаскивать в наше логово.

— Лаэль! Думаю, нам хватит!

— А теперь плыви сюда, мой сладкий. Хаффер очень, очень просил познакомить тебя с ним. — С уступа в ответ раздался намеренно-слащавый мужской голос.

Я протер глаза от воды и повернулся на источник звука. На краю обрыва на коленях стоял Лаэль, с разбитой губой, а его руки заломил за спину какой-то тип, который держал самодельный нож у его горла. Слева от него, поигрывая моим серпом стоял еще один и ехидно улыбался.

— Давай-давай, сладкий, лови веревочку и вылазь на берег, не то твой дружок сегодня станет изысканными котлетами «по-эльфийски». Уж кто-кто, а Хаффер Морли знает толк в приготовлении вкусной и полезной пищи!

Глава 3

Чего-то подобного мы ожидали, потому я и оставил эльфу оружие, но как он сумел подпустить их так близко? Мозг начал быстро прорабатывать возможные варианты. Паники не было, но мелькнула мысль, что Лаэль может быть с ними заодно. Впрочем, я тут же отбросил ее, сочтя бредовой. Ему не нужно это никаким образом. Отдать меня Блондину просто так, или за пару комплектов новой одежды, не выгодно, пока мешки на дне. Скорее всего, у него просто не хватило сил, да и магией он пользоваться здесь не может.

— Ты долго будешь раздумывать, сладкий? Мое терпение имеет пределы. — Тот, что забрал мой серп, с размаху пнул ногой Лаэлю по лицу и уставился на меня.

На его поясе я заметил длинную качественную веревку. Кажется, мы с Лаэлем решим нашу проблему.

— Плыву, плыву, дяденька. Сейчас, передохну немного. Головастики же… — Я выбрался на тот самый камень и стал медленно срезать с себя кровопийц, продумывая дальнейшие действия. Впрочем, ничего нового я изобретать не стал, а поискал глазами Рики, который все также сидел под потолком грота и гурстно посматривал в мою сторону. То, что внизу избивают эльфа, эльмура вообще никак не интересовало.

Я незаметно вытащил из кармана эйголь и положил в рот, но разжевывать не стал. Воды хоть и по колено, но оставлять тело без контроля было опасно — камень достаточно мал и есть вероятность соскользнуть с него захлебнуться.

— Киньте веревку, дяденька-людоед! — сейчас мне их надо разозлить, чтобы они вытянули меня как можно быстрее и не дали захлебнуться во время перехода в тело Рики, да и настороженность им сбить не помешает, — А вы людей с какашками едите, или готовите из них отдельный десерт?

— А этот мелкий ублюдок, я смотрю, языкастый! — тот, что держал Лаэля сплюнул на землю.

— Скоро ты наешься этого десерта до отвала, — вторил ему тот, что с серпом. Он снял с пояса ту самую веревку и начал раскручивать над головой, после чего швырнул в мою сторону. — Наматывай на себя, живо!

Я зацепил плавающий конец тонкого каната и хорошенько обмотал его под мышками вокруг груди, а затем погрузился в воду.

— Значит все-таки десерт… — задумчиво произнес я, — Какашки «по-Веренски», специальное блюдо для шестерок Хоффера!

— Я сейчас этому говнюку зубы выбью! Думаю, Морли не сильно обидится. — Тот, что с серпом начал энергично тянуть меня к скале. Я безвольно повис на веревке, но даже не начал тонуть.

Пора!

Сунул серп за спину, разжевал эйголь и увидел себя сверху. Голова моего родного тела покоилась над водой — отлично! Отталкиваюсь от скалы и некоторое время лечу в свободном падении, а затем раскрываю перепонки и начинаю планировать.

— Помоги вытащить! Ему кажется хреново стало.

— А эльф? Если я уберу нож — опять дернет, и ищи-свищи потом!

— Ладно, я сам. Не спускай глаз с этого!

Тот, что тянет меня склоняется над обрывом, пытается поднять наверх, и совсем не смотрит на своего товарища. Приземляюсь на загривок тому, что с ножом — укус, и сразу же прыжок на согнутую спину второго, снова укус. Первый падает на скалу и ударяется головой, а второй отпускает веревку и серп из рук, а после кувырком летит в воду. Моток остается на уступе, но начинает разматываться. Это плохо!

Лаэль пытается понять, что только что произошло, но слишком медленно. Начинаю прыгать вокруг веревки туда-сюда, чтобы привлечь его внимание. Мое родное тело переворачивается лицом вниз и неторопливое течение у берега начинает нести его в сторону.

Быстрее!

Эльф соображает, изумленно смотрит на меня-Рики и начинает вытаскивать меня-Кая. Голова снова над водой, и я-Кай начинаю кашлять. Отлично!

Сознание просится обратно, и я не препятствую ему, а через секунду прихожу в себя. Чувствую, что немного наглотался воды, но терпимо.

— Это что сейчас было? — глаза Лаэля неприятно сузились и уставились на мое лицо. — Ты меня обманывал? Это ведь шаманство зверолюдов, я прав? Откуда ты владеешь им? Это их тайна! Даже эльфы не знают, как они это делают. Отвечай!

Меня возмутило его поведение. Я только что спас ему жизнь, а он вместо благодарности начал меня обвинять во лжи.

— Обманывал и не рассказал — разные вещи. Ты ведь не хочешь со мной делится знаниями о своем народе. Помоги выбраться. Кажется, теперь у нас есть отличная веревка!

Он зацепил свободный конец каната за уступ и придержал его, но его физиономия по-прежнему выражала недовольство. Я взобрался наверх, поднял с земли второй серп и поместил за спину рядом с его близнецом.

— Ты так и будешь молчать? — он сверлил меня неприятным взглядом.

— Я расскажу, в обмен на знание о преобразовании Силы в магию. И не нужно мне говорить, что ты ничего не знаешь об этом. Не поверю!

— Знаю, ты прав, но это тайна моего народа!

— А это тайна народа орров. Идем.

Я смотал веревку в бухту и двинулся наверх к тоннелю на правый берег. Озадаченный Лаэль задумчиво шел следом. Ну почему нельзя быть откровенными друг с другом? Внутри меня разрасталась обида, но я решил все же попробовать с ним поговорить откровенно в логове.

Назад добрались без происшествий. Рики шел первым, но признаков беспокойства не выказывал. Уже в убежище я обратился к Лаэлю:

— Давай с тобой определимся сразу. Мы или не скрываем друг от друга ничего, и становимся если не друзьями, то, по крайней мере, товарищами, сохраняя полное доверие. Либо у нас остаются свои тайны, и мы просто держимся вместе, потому что так легче. Но тогда не требуй от меня ничего, кроме обещания не вредить друг-другу.

— Мне надо подумать, — ответил эльф.

— Хорошо, но тогда за мешком мы пойдем только после того, как ты объявишь решение. Идет?

Лаэль хмуро кивнул и улегся на свою постель.


Погруженные в свои мысли мы молчали около двух часов. Не знаю о чем думал Лаэль, но я начал приходить к выводу, что совсем не хочу портить наши отношения. Наверное, я слишком эгоистичен в своих попытках добраться до сути магии и не уважаю секрет целого народа. С другой же стороны, этот самый народ у людей магию и отобрал, если верить старику-некроманту. В любом случае я больше не буду спрашивать эльфа об этом. Сегодня, в момент перехода в Рики, я чувствовал свою кровь в Диком лесу, а значит хорошо ее запечатал. Через год король вытащит меня отсюда, и мне только и останется, что спросить у Монтиса Блоу, как уничтожить лича, а потом я докопаюсь до сути.

Может вызвать профессора?

Я покрутил в голове эту идею и решил пока не тратить силу талисмана. Кстати, у Лаэля на груди тоже есть какой-то предмет. Правда отличный от моего, похожий на маленькую коробочку. Интересно, что там?

— Я обещаю тебе не вредить. На большее я не согласен. — Лаэль наконец-то принял решение и озвучил его.

Меня расстроило, что он выбрал этот вариант, но по крайней мере так будет честно.

— Тогда мы никогда не требуем рассказать секреты друг друга.

— Да. — Коротко ответил эльф. — Сейчас приблизительно то время, когда Старый Грум спит. Думаю, это он рассказал о нас тем двоим. Сегодня уже не стоит идти, наверняка они обнаружили, что эти уроды мертвы и ошиваются поблизости. Предлагаю завтра в эти же часы отправиться нырять.

— А если они нас там будут стеречь? Ты им не сказал, чего мы там вообще делали?

— Сказал, что мы решили попробовать есть водоросли. Они рассмеялись и ответили, что дерьмо слизней намного съедобнее. А вообще, ты же можешь через тело Рики провести разведку!

Хм, он не знает что без Силы чистый эйголь меня просто убьет.

— А толку? Ну не будет там никого в засаде, мы расположимся на утесе. Тот же Грум случайно проснется и проверит. А во-второй раз они придут уже подготовленные и не вдвоем. Я-то смогу какое-то время отсидеться в реке. А ты как?

— Чертов старик! Надо как-то его убрать, иначе мы вообще не вылезем никуда! — Лаэль задумался над моими словами.

И тут меня осенило!

— Мы вообще не пойдем на тот берег! У нас есть длинная веревка. Из нарванных водорослей мы сплетем еще одну. И все поднимем через правый берег. Ты будешь сидеть в самой нижней норе и принимать мешки!

— Ты забыл про тоннель? Что мешает им переползти на эту сторону и заблокировать нас на скале? — эльф сомнительно отнесся к моему предложению.

— Я возьму его на себя. Есть у меня одна мысль. Но извини, это тебя не касается, я сам все сделаю. — Все-таки я не удержался и съязвил. Пусть поломает голову, раз не хочет дружить. — Обещаю, что они в нем застрянут надолго. Мы успеем вернуться обратно, да еще и пару мешков прихватим, а может и больше, если они легкие. Но тебе туда самому нельзя соваться, иначе ты застрянешь в нем вместо них.

Я с удовольствием наблюдал за его выражением лица. Он понял, что я хочу применить кое-что из своих умений, и сейчас нервничал, что не знает какие.

— Хорошо, — процедил он сквозь зубы.

— Тогда пойдем принесем водоросли с берега, пока их никто не нашел. — Я сделал вид, что не заметил его настроения.

Мы быстро перетащили водяные растения в убежище, и Лаэль занялся плетением. А я выбрал тонкую кость из кучи, небольшой лоскуток ткани и отправился готовить ловушку на каннибалов.

Нарвал свежего эйголя с потолка — он еще будет некоторое время давать освещение, и заполз в туннель на пару ростов вперед. Свет сюда не попадал и теперь рисунок никто не заметит.

Я решил использовать одну из самых простых рун Сай, которая была символом притяжения. Когда-то я уже сочетал ее с руной Коэ, что собирала кровь. Это была моя самая первая самостоятельно придуманная ловушка, и тестировал я ее на крысах и мышах, еще когда был жив профессор Блоу. Только теперь я буду ловить очень жирную крысу, желательно белобрысую, а значит и размер рисунка должен быть соответствующий. Коэ вытянет кровь с каннибала, так как моей может не хватить. Без Силы она медленно восстанавливается, а постоянно бегать до реки опасно. Сай от этой крови активируется и прижмет его тело намертво к скале. Ловушка будет подпитывать сама себя. Забитый туловищем мертвого людоеда туннель, должен надолго остановить ползущих следом друзей. Даже если они будут его выковыривать своими самодельными ножами — в тесных условиях узкого коридора это займет очень много времени. Мыши на своей крови висели почти сутки, правда там была деревянная поверхность. Камень отпустит труп быстрее, но несколько часов у нас будет точно.

Единственной проблемой может стать случайный неудачник из другой группировки, но Лаэль говорил, что они на эту сторону не ходят. Впрочем, я решил подстраховаться и оставить маленький хвостик не дорисованным. Завтра заскочу сюда, надрежу палец и завершу последний штрих. Силу я здесь использовать не могу, но это и к лучшему — так руна не будет светится.

Я обмотал прихваченную с собой кость тряпкой, надрезал палец и приступил к рисованию. На все мероприятие у меня ушло около полутора часов. Наверное, можно было справиться быстрее, но подсвечивать рисунок сорванным эйголем было еще то удовольствие, светился он много слабее, чем тот, что рос на стене. Вдоволь налюбовавшись результатом, вернулся в логово, с удовольствием отметил, что Лаэль закончил плести веревку, осмотрел ее и, оставшись довольным прошедшими сутками, лег спать.


Следующий день мы оба провели как на иголках и ждали наступления глубокой ночи, когда должен заснуть Старый Грум. Ловушка давала надежду, но зачем лишний раз рисковать. Мы пособирали грибов, проверили прочность плетеной веревки, приладили крюк и подобрали удобное место на скале, найдя замечательную нору всего на высоте трех ростов от поверхности реки. Правда в ней ползали крыпсы, но едва мы забрались туда, как они разбежались к выходу, а затем уползли высоко под свод пещеры. Я еще раз подивился скорости этих созданий — глазу были абсолютно незаметны их рывки, чем-то такое перемещение напоминало короткие прыжки Юфина. Кроме того, из этой норы было прекрасно видно скалу на противоположном берегу, через которую шла дорога к тоннелю над рекой, а значит мы в любом случае заметим, что к нам приближаются гости.

Говорили мы между собой мало, мне иногда хотелось вместе по-дружески посмеяться или обсудить что-то, но полуэльф сам настоял на таком общении, а я решил не прогибаться под него.


Остаток времени мы провели в пещере. Меня начало клонить в сон, но Лаэль разбудил меня коротким: «Пора!», и мы выдвинулись. Эльф отправился вперед по скале, а я забежал в тоннель, закончил рисунок и активировал руну. Вроде бы предусмотрел все.

Мы разместились в выбранной норе, я обмотал свое тело веревкой из водорослей и Лаэль помог мне спуститься в воду. Рики остался с ним, я погрозил ему пальцем, и он к моей радости понял, что я никуда не денусь. Нырять с высоты я не рискнул, так как шуметь совсем не хотелось. Головастики плотно облепили мое тело, но тут же половина из них недовольно уплыла в сторону. Вонючая трава делала свое дело. Выгреб на середину реки и сбросил крюк на дно. Веревки на этот раз хватило с запасом, и когда она натянулась, зацепившись за дно, я сделал пробную попытку.

Глубина оказалась приличной, не меньше пяти ростов взрослого человека, и чем дальше я продвигался, тем сильнее мне сдавливало уши. Я попробовал загнать «муравьев» к барабанным перепонкам, и усилил их контуром. Стало немного легче, но полностью избавится от этого не удалось. Кровопийцы отцепились от тела и уплыли наверх, видимо они предпочитают жить у поверхности воды, а я начал осматриваться по сторонам, выискивая силуэты мешков, заодно проверяя, нет ли поблизости крупных хищников. Камы были уже наготове.

Увиденное привело меня в полный восторг! Рюкзаков было невероятное количество, некоторые выглядели новенькими, другие заплыли толстым слоем ила, третьи провалились наполовину в изрезанное норами дно. Впрочем, больших тоннелей, таких чтобы я смог в них пролезть, обнаружено не было. Очень скоро воздух начал заканчиваться, и я поднялся наверх.

Лаэль тревожно смотрел на меня, словно спрашивая результат. Я поднял большой палец вверх, а затем махнул рукой. Он понял, что мне нужно, и бросил в мою сторону веревку с крюком. А дальше мы просто поднимали, мешок за мешком. К моей невероятной радости, я сумел отыскать свой, и он даже нисколько не промок. Всего мы вытащили восемь рюкзаков, остановившись на девятом. Он был очень тяжел, и по форме напоминал шар. Лаэль не смог затянуть его в одиночку, и я прямо в воде рассмотрел его содержимое. Им оказался сколит шестого уровня, размером с крупный арбуз. Интересно, неужели кто-то рассчитывал за него что-то выторговать в Яме и тащил эту махину с собой?

— Выкинь этот хлам, здесь от этих камней практически никакой пользы. Силы еще хватает?

Я отрицательно помотал головой. Мне еще нужно как-то подняться наверх по скале, а я уже прилично вымотался, исчерпав не только способности, но и силу мышц. А ведь еще придется тащить эти мешки с собой по отвесной стене прямо сейчас. Светится утром перед местными мы не хотели.

За все время нашего мероприятия так никто и не появился, не хищные рыбы, не каннибалы Блондина. Это была полностью успешная операция. Кряхтя и страхуясь веревками, мы все-таки управились к утру и повалились на пол грота без сил. Было решено выспаться, а завтра подробно рассмотреть наши трофеи.


Проснулись мы практически одновременно. Я промотал в голове события вчерашнего дня и невольно улыбнулся — это была безумная затея, но мы справились. Свой мешок я оттащил в угол, решив пока не показывать Лаэлю его содержимое. Неизвестно, как он отнесется к собранию сочинений профессора, касающегося эльфийских тайн. Кроме того, там был набор кистей для занятий магией крови и некоторые минералы, которые ему тоже не стоит видеть.

— Открываем? — он покосился на меня и даже дружелюбно подмигнул.

— Ага!

В основном здесь были вещи первой необходимости: зажигательные палочки, часть из которых все же промокла, перочинные ножи, специи, маленькие кастрюльки, ложки, вилки и много других мелочей, в том числе и куча самых разных сколитов. Попадались даже маленькие картинки с портретами детей, жен, а иногда и целых семей. При их виде мне стало неприятно. Ведь эти вещи кому-то принадлежали, а я бессовестно роюсь в них. Лаэль лишь презрительно хмыкнул на это замечание и продолжил вытаскивать различную утварь. Интересно, он и был таким на самом деле, или это Яма его так перевоспитала за месяц?

Очень приятными находками оказались одежда и еда. Большая часть ее испортилась и заплесневела, но попадались относительно нестарые мешки, где мы находили целые горы сухарей, вполне пригодных для употребления. После грибов они показались просто божественной пищей. Я съел совсем немного, а Лаэль напротив, уплетал их за обе щеки, продолжая дальше обшаривать трофейные припасы.

И самым полезным приобретением оказались заводные часы и две маленьких сколитных печи, при виде которых мы пришли в неописуемый восторг. Камни, в отличии от Силы, работали в Яме как обычно, и эти штуки оказалась просто бесценными! Теперь можно не мучаться с сырой едой. Что касается часов — теперь я смогу считать дни, которые мне осталось провести здесь!

А вот нормального оружия, к сожалению, не нашлось. Видимо мой случай действительно был уникальным. По лицу Лаэля было заметно, что он очень опечален этим фактом, но спрашивать у меня кинжал не стал. Эльфийская гордость взяла вверх.

Я поразмышлял немного, и решил, что боятся мне нечего. После этой вылазки мне стало предельно ясно, что теперь я веду в нашем «сотрудничестве», так, как только я могу добывать все новые припасы со дна реки, и плохого он мне точно не сделает.

Вздохнув, распаковал свой рюкзак в стороне от него, вынул мешочек с травами и протянул ему длинный блестящий клинок.

— Держи, он тебе пригодится.

Эльф слегка приоткрыл рот от удивления, но подарок принял.

— Спасибо, Кай. Если честно, я думал, что ты на это не решишься.

— У нас общие цели, а потерять союзника мне не хочется. Я не собираюсь идти в Яму и знакомиться с местными отморозками, а планирую спокойно просидеть этот год в пещере на грибах и сухарях.

— Я и овощей нам достану, все теперь будет замечательно! — Лаэль любовно покрутил кинжал в руках, — У нас есть оружие, есть одежда, есть металл и какая-никакая еда. А картинки тоже можно выменять на что-нибудь. Вот этого мужика я знаю, — эльф взял один из семейных портретов в руки, — Он у аграриев трется. Только скажи, что тебе нужно, и я это достану, если такая вещь вообще будет в Яме.

— Спасибо, Лаэль! — я вдруг вспомнил о об опасной руне и хлопнул себя по лбу. — Я скоро приду!

Мы с Рики выбрались наружу. На противоположном берегу каннибалов замечено не было, а потому я начал карабкаться к тоннелю, по дороге размышляя, как деактивировать ловушку. По моим приблизительным расчетам, выходило, что продержится она еще не меньше двух суток. Надо срочно найти какого-нибудь головастика и бросить его, чтобы она сработала.

Сорвал с потолка эйголь, чем снова распугал крыпсов, и полез внутрь узкого прохода. А там меня ждал сюрприз! Один из потолочных жителей активировал руну, и теперь его обескровленная мумифицированная тушка, прилипла к ловушке.

Я поймал крыпса!!!

Выглядел он, мягко говоря, неаппетитно, но Лаэль скорее всего должен был слышать от местных, как их правильно употреблять в пищу. Я попробовал оторвать его от камня, но это было бесполезно. Придется отрезать нижний слой. Лезвие камы легко отделило высушенное мясо от твердой поверхности, и мне удалось его рассмотреть поближе.

Внешностью он напоминал гигантскую мокрицу. Снизу плоского брюшка располагались многочисленные лапки, покрытые жесткими, еле различимыми глазу щетинками, которые, по всей видимости, и помогали этому существу держаться на потолке и стенах. Но он не относился к насекомым, скорее это было похоже на какую-то разновидность раков.

Окрыленный успехом, я взобрался на стену и переполз обратно до норы! Лаэль сидел на своей лежанке с задумчивым взглядом.

— Смотри кого я поймал!

— Ого! А чего он такой сморщенный? Хотя не пахнет, значит свежий.

— Э-э… Ну, так работает моя ловушка!

Лаэль в ответ посмотрел мне прямо в глаза. Я выдержал этот взгляд, но опять уловил в нем что-то, что мне совсем не понравилось.

— Давай, попробуем приготовить его, — нарушил неловкое молчание эльф. Он взял маленькую сковороду и постучал по ней ложкой, изобразив искреннюю улыбку, — Сейчас я создам шедевр местной кулинарии!

Я кивнул головой, и направился в угол к своему рюкзаку. С самого моего визита в бывшее жилище Блоу и до сегодняшнего дня, я ни разу не развязывал узелок с книгами профессора, но очень хорошо помнил, как он был завязан и упакован. Открыл мешок, глянул внутрь, и меня охватило презрение к своему союзнику.

Лаэль все-таки полазил в моих вещах.

Глава 4

Я не подал вида, что заметил небрежно завязанные края узелка, но для себя сделал вывод больше не доверять полуэльфу. Его высокие слова о верности и преданности, о гордости и достоинстве, разбились в один миг о такую ничтожную мелочь. Мне стало противно, что я вообще планировал держаться рядом и жить вместе.

Достал какую-то первую попавшуюся книгу, не имеющую отношения к эльфам, и улегся на подстилку в ожидании, когда приготовится пища. Лаэль с видом заправского повара чистил крыпса и готовил из него блюдо, периодически искоса посматривая в мою сторону. Я изображал увлеченность чтением, но на самом деле прорабатывал план переселения. Нужно будет сегодня найти предлог и уйти исследовать пещеры над омутом, возможно удастся найти подходящее убежище. Там я смогу спокойно дождаться, когда закончится моя ссылка, а заодно добью рунопись и магию крови. Кроме того, у меня недоучен эльфийский язык. С едой теперь проблем не будет, магические ловушки помогут в этом.

— Готово! Огласил эльф, с важным видом взял пару тарелок и разделил мясо на две порции.

Я подобрался, принял из его рук блюдо и посмотрел на пищу. Пахла она исключительно хорошо, кроме того, он ее густо приправил специями и, как я не сдерживался, но скрыть свое восхищение мне не удалось.

Мясо оказалось изумительным. Чем-то оно напоминало больших креветок, которые мама иногда брала на рынке Танара и готовила в особые дни. Единственным минусом крыпса оказалась сухость, но я это связывал с тем, что он был сильно обескровлен руной. Следующую ловушку я поставлю без Коэ, используя только Сай. Крыпс невелик размером, а потому моей крови хватит и без символа поглощения, даже на несколько ловушек.

— Что планируешь делать? — поинтересовался я у Лаэля.

— Хотел предложить тебе сходить в пещеры над омутом. Там однозначно должно быть что-нибудь интересное.

Демоны! Я чуть не выругался вслух, мысли он что ли читает? Впрочем, наверное вдвоем будет безопаснее. Один всегда сможет высматривать темную фигуру на глубине, пока второй перелазит через опасные участки. Конечно, придется подставить ему спину, но не думаю, что он причинит мне вред. Я ему нужен.

— Согласен! — ответил я, — Нужно подготовиться.

— Уже! Там в основном маленькие норы, но я насчитал девять таких, в которые мы однозначно пролезем. И четыре под вопросом, но тебе, с твоими размерами, возможно удастся исследовать их все.

Эльф доел пищу и стал готовить веревки, а я начал собирать то, что может пригодится — пару перочинных ножей, зажигательные палочки, пару кусков проволоки и несколько мелких сколитов, на случай, если света от эйголя не хватит.

Собравшись, мы двинулись на выход и начали перекидывать веревку через гладкий участок скалы. Это оказалось намного сложнее чем, мы думали. Крюк никак никак не хотел цепляться за камни на той стороне, и мы потратили почти час нашего времени, пока не удалось зафиксировать его в надежном положении.

А дальше было легче. Сразу за скалой располагалась первая нора, которая уходила далеко вглубь, и мы провели в ней почти полчаса, ползая по темному проходу. Она порадовала находкой новой богатой грибницы, но больше ничего примечательного внутри не нашлось. Поскольку ее местоположение находилось до начала омута, можно было считать, что день уже был проведен с пользой. Люди на том берегу замечали нас и о чем-то переговаривались, но вскоре перестали обращать внимание. Даже если людоеды прознают о нашей вылазке — камни до нас они не докинут никогда, а единственное, что им удастся сделать — перелезть на эту сторону и ждать у входа, спрятаться у них все равно не выйдет. Конечно, есть вероятность, что они пойдут следом за нами на эту сторону, но быстро перебраться через скалу у них не получится, а мы тем временем легко спрячемся в первой попавшейся норе.

Остальная часть пути до омута была усеяна маленькими норками, в которые едва бы пролезла моя нога. Совать руки внутрь и проверять что там, не стали, решив, что это рисковая затея. Мы проползли по стене вперед и уже без остановок достигли территории Хигира. Заблаговременно вскарабкались под самый свод и внимательно начали разглядывать водоем, но каких-либо подозрительных движений на глубине не увидели. Следующая пещера оказалась достаточно близко к поверхности реки, и это оказалась одна из тех нор, в которую бы Лаэль не пролез. А потому было решено отправить меня.

Полуэльф закрепил крюк в одной из дыр под сводом, а я по свободному концу веревки аккуратно спустился вниз и заполз в проход. Он был очень узким, местами мне казалось, что я не пролезу, но все-таки мне удалось добраться до конца туннеля. Я попал в небольшой грот, где смог выпрямиться в полный рост. Эйголя здесь не было, а потому пришлось соорудить простейший сколитный фонарик.

Сердце жутко колотилось в груди, но, когда зажегся свет я облегченно вздохнул. Это оказалась старая шахта, которая когда-то, судя по всему, имела второй выход. Сейчас он был завален громадными камнями, из-под которых торчали обломки каких-то старых механизмов, сделанных из бревен и металла. Дерево рассыпалось в труху от прикосновения к нему, и из него выползали какие-то маленькие личинки, похожие на короедов, а вокруг них встревожено бегали их родители — продолговатые жучки, размером с мой мизинец. Главную же ценность представляли куски развороченного ржавого металла, которые прилично весили, и большая часть их была придавлена камнями. Впрочем, я уже был уверен, что при крайней необходимости могу их отделить с помощью руны разрушения. Так что это можно считать резервным запасом. Больше тут ничего интересного не нашлось.

Я выбрался назад, ко входу, и не высовывая головы громко произнес:

— Хигира видишь?

— Нет, все спокойно, выбирайся оттуда, — донесся сверху голос Лаэля.

Я поднялся к нему под самый потолок и рассказал о находке. Он посетовал, что железо это хорошо, но раз оно придавлено скалой, то о нем стоит забыть. Разубеждать его в этом я не стал.

Одну за одной мы исследовали норы. Некоторые располагались очень высоко, и нам спокойно удавалось забраться в них и изучить. Другие же находились на расстоянии вытянутой шеи чудовища, и мы подолгу готовились, чтобы одним быстрым движением заползти внутрь и не попасться Хигиру. В основном нас там встречали голые стены, покрытые мхом, или грибницы.

В одной, особо крупной, обнаружился здоровенный грот, шириной почти в шесть ростов. На его полу все было покрыто подобием компоста, из которого даже торчали какие-то невзрачные белесые кустики. Лаэль сильно удивился, этому, но когда мы подняли голову вверх, то поняли причину образования перегноя. Весь потолок был просто облеплен крыпсами всевозможных видов. Попадались огромные, размером с кошку. Эльф предложил побыстрее покинуть эту пещеру, а я даже не стал возражать.

Так, постепенно, мы добрались до самой крупной норы, пожалуй, единственной, в которую смог бы пролезть взрослый худощавый человек. Эта пещера располагалась недалеко от того самого уступа, где Хигир съел людей блондина. Она оказалась самой интересной из всех исследованных, а кроме того располагалась на безопасной высоте. Тоннель сразу расширялся от входа, и, постепенно, мы смогли выпрямиться в полный рост. Грота, как такового не было, все это было похоже на широкий коридор. Чего тут только не было: и несколько видов насекомых, и самые разные виды мха и грибов, и достаточно рыхлая почва под ногами, из которой торчали какие-то редкие бледно-зеленые колючки. Пещера разветвлялась на несколько направлений, и мы выбрали одно из них, по которому отправились вниз. Но надолго нашей отваги не хватило, так как откуда-то из глубины прохода донеслись громкие чавкающие звуки, и мы, не сговариваясь, наперегонки рванули обратно.

Результаты разведки оказались более, чем положительными. Я присмотрел себе неплохую нору, в которую не смог бы пролезть Лаэль, и принял твердое решение завтра уйти от него. Сказать ему это я сразу не решился, собираясь предварительно обдумать разговор.

— Как ты думаешь, что там? — произнес мой уже почти бывший сосед.

Мы сидели под куполом грота, и поедали взятые с собой сухари. Полуэльф указал мне на последнюю маленькую нору, всего лишь на высоте трети роста от воды. При желании в нее было можно забраться прямо из омута, если, конечно, Хигир позволит. Она сильно выбивалась из общей картины, так как выглядела одинокой — вокруг лишь гладкая скала и больше никаких пещер или выступов.

— Не знаю, но туда очень сложно спуститься. Зацепиться не за что, только если по веревке. Да и проход узкий, тебе точно не пролезть, а я не стану рисковать.

— Понятно, — задумчиво произнес он, — Идем тогда обратно?

— Ага, — кивнул я. — Идем.

Произошедшее спустя несколько минут, окончательно поставило точку в моем решении расстаться с Лаэлем. Мы пробирались по скале вверх как раз над тем участком воды, около которого находилась пещера, так заинтересовавшая его. Рики двигался под самым потолком, своим собственным маршрутом, эльф полз впереди надо мной, а я двигался за ним шаг в шаг.

Внезапно, его ступня сорвалась с очередного уступа и больно ударила меня по руке. Пальцы невольно разжались, и я рухнул с высоты в воду.

— Кай! Прости, нога соскользнула! Держись, я тебя вытащу! — он начал разматывать веревку, и вдруг громко закричал. — Под тобой Хигир! Быстро, лезь в нору, я не успеваю!

Мне не было видно, что происходит на глубине подо мной, но я решил не испытывать судьбу, а выпрыгнул вверх, насколько это позволяла вода, и ухватился пальцами за вход в ту самую пещеру.

— Быстрее! Он рядом!

Я засеменил ногами по стене и через, несколько секунд уже был внутри. Сердце бешено колотилось от страха, однако около выхода Хигир так и не появился. Сверху ко мне сбежал эльмур и встревоженно посмотрел на меня, словно спрашивал, что произошло. Глядя на его спокойную мордочку, я еще больше уверился, что Лаэль специально это сделал.

— Ты в порядке!? — донесся голос сверху.

— Да, спускай веревку!

— Он еще рядом, плавает подо мной кругами. Мне сверху хорошо видно его. Осмотри пока пещеру, раз уже там.

Мне стало обидно от такой подлости и наглости, но я не стал ничего объяснять, а просто согласился.

— Ладно, сейчас гляну. Скажешь, когда он уплывет.

Рики продолжал вести совершенно невозмутимо. Уж этот малыш почувствовал бы близость чудовища. Я погладил его по загривку и тихонько произнес:

— Похоже в этом мире я нужен только тебе и Тьме. Ну, может еще Юфину, если он жив… Пойдем, поглядим что здесь есть.

Мы поползли вперед. Через пару ростов впереди забрезжил удивительно яркий и мягкий желтый свет. Я в нерешительности остановился, но Рики даже не обратил на это внимание и исчез впереди. А спустя несколько секунд вернулся и окинул меня вопросительным взглядом. После чего снова бодро убежал.

— Ну, раз ты не боишься, то я и не боюсь!

Я прополз до конца и оказался в потрясающем месте! Это был огромный грот с двумя ответвлениями, стены и потолок которого, светились сами по себе. Да сюда можно, наверное, половину жителей Ямы поместить! Здесь не было ничего — ни растений, ни насекомых, ни крыпсов. Но выглядело это место как сказочная пещера, в дальнем углу которой покоилось несколько длинных валунов с плоским верхом, разной высоты. Я подошел к ним и прикоснулся к слегка теплой отполированной поверхности, а затем уселся на один сверху. Самый большой высился передо мной, словно огромный стол, на который тут же взобрался Рики. Напротив, у другой стены, располагались ровными рядами большие прямоугольные камни с углублением посередине, которые очень были похожи на кровати. Внезапно я осознал, что все это не может быть природным образованием. Слишком это напоминало столовую комнату с длинными лавками и большую спальню. Я читал, что некоторые люди могут своей Силой влиять на камень, они очень ценились на рудниках, может быть это было их убежищем много-много лет назад? В Яме таких заключенных нет, их отправляют в другие места, иначе бы отсюда все уже давно сбежали, найдя подходящее место, где можно использовать Силу.

— Пойдем еще посмотрим.

Эльмур перепрыгнул на мое плечо, и я двинулся вдоль стены, ведя по ее светящейся поверхности рукой. В конце первого ответвления обнаружилась маленькая комната, где из камней было сложено подобие письменного стола и стула, а в стороне от них возвышалось еще одно каменное ложе с углублением, в которое мы с Рики тут же забрались. В нем было невероятно удобно, а твердая поверхность была такой же теплой как и все в этой пещере. Я окончательно уверовал в то, что это не творение природы.

Оставалось исследовать последний коридор, но я уже точно знал, что теперь буду здесь жить. Это место казалось роскошной гостиницей, на фоне логова Лаэля.

Я направился по нему вперед и очень быстро выбрался в еще один большой грот, который был еще больше первого. Почти всю его площадь занимало небольшое прозрачное озерцо, у берегов которого было довольно мелко. Но к середине дно превращалось в глубокую воронку и уходило куда-то вниз. Возможно, оно соединяется с омутом или системой подводных тоннелей.

Вода была чистой, в ней не было ни головастиков не водорослей. Только камень и вода. Я зачерпнул немного и понюхал. Никакой затхлости или неприятного запаха не было. Попробовал попить. Вкус был один в один, как в реке. Зашел в нее по колено и, неожиданно, поймал себя на интересной мысли. Забрался чуть поглубже и уселся на дно. «Муравьи» ожили, словно всегда были со мной! Теперь отсюда можно делать разведку с помощью Рики, и не боятся ядовитого эйголя, лечить раны и восстанавливать кровь после кормления питомца!

Внезапно, прямо посередине озера, поднялся громадный пузырь и лопнул с чавкающим звуком. Я невольно вздрогнул и посмотрел в бесконечную глубину, а потом расхохотался, пораженный догадкой! Ну конечно!

Сразу представил себе скалу снаружи и, прикинув расположение пещеры относительно скалы, повернул голову налево, где ожидаемо разглядел незаметный темный коридор. Выбрался из воды, добрался до него, и он, петляя своими изгибами, вывел меня в знакомую пещеру, из которой мы так доблестно сбежали. Вот что нас испугало! Обычный пузырь!

Дошел до выхода, аккуратно высунулся наружу и увидел на другой стороне Лаэля, который тревожно смотрел вниз, болтая веревкой у самой норы. Пожалуй, не стоит ему об этом месте знать. Медленно втянул голову обратно и вернулся к озеру.

— Кажется, Рики, я знаю, кто будет жить весь следующий год, как князья Ямы! Один маленький мальчик и его верный друг-эльмур! Думаю, после всего, что с нами произошло, мы это заслужили. — Повернулся и чмокнул питомца в нос, отчего он демонстративно фыркнул.

Дополз по тоннелю до омута, уцепился за висящую веревку и быстро вскарабкался наверх, уткнувшись в недоумевающую физиономию Лаэля.

— Ты чего так долго?

— Застрял, там узкие коридоры, и в конце маленький грот, — соврал я.

— Кай, ты извини, что так вышло. Я не хотел. — Он спрятал глаза, словно старался казаться виноватым.

— Потом поговорим, я жутко устал. Идем обратно.


Назад добрались без приключений. Я повалился на свою нехитрую постель, а вот Лаэль напротив, куда-то засобирался. Он взял несколько вещей из кучи трофеев, сообщив, что попробует их выменять на овощи, и даже позвал меня с собой, но я отказался, под предлогом того, что сильно устал. Эльф недовольно хмыкнул и ушел, а я начал продумывать свой завтрашний разговор с ним и планировать переезд. В своих мыслях я забрался так далеко, что у меня началась какая-то паранойя.

Лаэль сегодня скинул меня вниз, не побоявшись, что Хигир меня сожрет. Это означает, что не так уж он мной и дорожит. Кроме того, я был полностью уверен, что он знает о книгах в моем рюкзаке, которые касаются его расы. А значит, рано или поздно, он попытается их или отнять, или уничтожить. Его фанатизм во всем, что касается культуры и знаний эльфов, превышал любые разумные пределы.

Но тогда он мог напасть на меня и сегодня? С другой стороны — я ему нужен был для исследования пещер, и он просто решил подождать.

А может он боится меня? Я, все-таки, сейчас не такой слабый как он. Его ведь легко скрутили два каннибала на берегу, хотя раньше, Лаэль бы легко уложил обоих.

Меня осенило — Рики! Вот почему он так осторожен!

Но тогда полуэльф может напасть на нас спящих! Через сколько он вернется? Я успею перетащить вещи? Он может обозлиться, что я ничего не сказал, если застанет меня за этим занятием, а ругаться с ним все же не хочется. Кто знает, что может случиться за этот год.

Все обдумав, я принял решение поговорить с ним сразу по его возвращению. Но при этом полностью обезопасить себя как могу. Узелок с книгами перетащил под голову вместо подушки, камы положил у изголовья, но потом сообразив, что он может спрятать их пока я сплю, не долго думая, нарисовал небольшую рунную ловушку и присыпал ее мхом, аккуратно положив сверху серпы. Убить его она не убьет, но подвижности лишит.

А может вообще не ложится спать, а уйти сразу после разговора? Точно! Зря только время на руну потратил!

Что-то внутри меня начало оправдывать полуэльфа. Не сильно ли я подозрителен? Может быть он и правда случайно столкнул меня в воду, и я здесь на него надумываю лишнего?

Нет, не верю… Лаэль ловкий и хитрый. Он ни разу не оступился за всю дорогу, и лазает по скале не хуже меня.

Он все не шел, и я решил пока ознакомится с дневником Михаила, но не успел и раскрыть сумку, как услышал голос полуэльфа из тоннеля:

— Сегодня поедим по-королевски! — он перебрался внутрь и вывалил на пол какие-то клубни, очень похожие на картошку, только они были не круглые, а какие-то бугристые и бесформенные.

Я закрыл рюкзак и начал рассматривать овощи ближе, а Лаэль деловито вытащил из кучи перочинный нож, уселся на пол и поднял на меня глаза.

— Поможешь?

— Помогу, — я пожал плечами, уселся рядом, и начал счищать с корнеплодов тонкую зеленоватую кожуру.

Очищенные клубни весьма неплохо выглядели, а когда он приступил к их жарке, грот наполнил потрясающий аромат. Я пересел поближе к серпам, пересадил Рики на плечо и наконец-то неуверенно заговорил:

— Лаэль, я принял решение уйти и жить отдельно.

— Почему? — его голос был абсолютно спокоен.

— Прости, но я не доверяю тебе. Я знаю, что ты лазил в моих вещах.

— Конечно лазил! Я же должен знать, чего от тебя ожидать. Сегодня я внимательно рассмотрел в тоннеле твою ловушку. Это магия крови, основанная на рунах. Прибавим сюда шаманизм орров. Убийство людей, к которым просто невозможно подобраться. Твои наборы минералов и реактивов, а также кучу книг о моем народе, с координатами покинутых городов! — он повысил голос, — Откуда ты их достал? Кто ты, Кай? Почему ты лезешь в вещи, которые тебя не касаются?

— Это мое личное дело, Лаэль. Твой народ украл магию у людей, что плохого в том, что я хочу ее вернуть?

— Людям нельзя владеть магией, потому что все, до чего добираются их руки превращается в тлен. Они убивают природу, убивают всех, кто не похож на них. Да они даже убивают друг друга!

— Неправда! Люди такие же, как и все остальные! Вампиры намного хуже.

— Что ты знаешь о вампирах, Кай? Я говорю об истинных вампирах, а не о том отребье, которое иногда посещает ваши города, вычищая по ночам мусор. Ты их даже не видел!

Я чуть не ляпнул о Сиале со злости, но вовремя спохватился. Однако, он это, кажется, заметил.

— Ну может я и не прав, учитывая все твои достижения. — Он начал раскладывать еду по тарелкам. — Давай спокойно поедим и наконец-то поговорим откровенно, хорошо? Я отвечу на все твои вопросы, а ты на мои. Идет?

— И про магию? — я не поверил услышанному.

— И про нее тоже. — Он начал есть и замолчал.

Как-то он легко сдался… Я ковырял ложкой овощи, и неторопливо клал их в рот, наблюдая за его реакцией. А почему он так внимательно смотрит за каждым моим куском?

Не может быть! Он не мог этого сделать!

Едва эта мысль ворвалась в мое сознание, как я почувствовал усиливающееся головокружение. Отбросил ложку и попытался встать. У меня не получилось. Язык заплетался во рту, и я понял, что даже не могу отдать команду питомцу. Руки словно налились свинцом. Я съел совсем немного, но мне все равно плохо…

Лаэль усмехнулся:

— Не работают твои «муравьи», да? Не переживай, этот наркотик, делают аграрии. Через пару минут тебе станет очень легко и весело, и даже подвижность вернется, а я пока перейду к настоящему разговору.

Рики сидел у меня на плече и не понимал, что происходит. Лаэль поднял из кучи вещей плотную куртку, ловко накинул ее на ничего не подозревающего эльмура и перемотал получившийся сверток куском веревки.

— Видишь? Я даже не стал убивать твоего питомца, хотя тут все зависит от того, как мы поговорим. Так он нам не будет мешать.

Он положил куртку на пол, подальше от меня, и продолжил:

— Так вот слушай, Кай. На самом деле, я не хотел так поступать. И твои мелкие увлечения кровью или рунами, меня не волнуют. Я бы уничтожил книги о своем народе, мы бы поругались из-за этого, а потом снова помирились. Но дело в том, что ты снял родовое проклятие с короля Саталии, которое висело на его семье с незапамятных времен, а это не под силу даже моему отцу. Слышишь! — последние слова он почти прокричал, — Глава рода, Великий маг, проживший семьсот с лишним лет, не способен, а ты просто взял и разрушил мощнейшее колдовство древних, словно вылечил какой-то прыщ на заднице шлюхи. Я повторяю свой вопрос: «Кто ты такой?»

Мне было безразлично, что он спрашивает, да и хоть что-то внятное ответить я пока не мог. Все мое внимание было приковано к куртке, в которой бессильно трепыхался Рики, и я переживал, что он там задохнется. Тяжесть в теле начала проходить, я снова попытался встать, но меня завалило на каменный пол. В голове мелькнула отчаянная идея, и я сделал неловкую попытку дотянуться до серпов.

— Ишь ты, быстрый какой! — Лаэль меня опередил и наклонился за моим оружием.

А потом заорал от боли. Ловушка сработала безупречно.

— Ах ты тварь! — он силился оторвать руку от камня, стоя в неудобной позе. А я начинал себя чувствовать все лучше и лучше. Тяжесть ушла, но вместо нее в голову полез какой-то дурман. Хотелось улыбаться и радоваться жизни.

Нельзя!

Я кое-как привел свои мысли в подобие порядка и отодвинулся в сторону. Эльф вынул из-за пояса кинжал и выставил в мою сторону, закрыв от меня мое оружие.

— Не подходи, убью! — его лицо корчилось от боли в попытках освободить руку.

Рики! Я все-таки сумел подняться на ноги и дошел до свертка с питомцем. Все еще плохо слушающимися руками развязал его. Разъяренный зверек в два прыжка оказался на спине Лаэля.

— Рики, нет! Не надо!

Но было поздно, эльмур выплеснул в его горло солидную порцию, яда. Изо рта полуэльфа полезла пена. А сам он завалился на бок, выкатив глаза, и застыл в мощнейшем параличе.

Глава 5

Меня охватил ужас. Каким бы ни был Лаэль отвратительным, но смерти ему я точно не желал. Как ни крути — ближе него в Яме у меня никого нет. В голове вихрем закружились мысли, но время беспощадно уходило.

Дать умереть или спасти его? Решение нужно принимать немедленно. Если я сохраню ему жизнь, станет ли он по-другому ко мне относиться?

Не знаю…

А если умрет?

Тогда я могу пожалеть, в какой-то момент, что не сделал иначе. Но тогда точно будет поздно. Демоны! Ну почему так сложно!

Возможно, я пожалею о том что решил сделать, когда-нибудь…

Схватил крюк, зацепил его за глубокую дыру в стене и подскочил к полуэльфу. Он лежал на каменном полу грота с неестественно вывернутой рукой, которая все еще находилась в плену ловушки. Надеюсь, что она не сломана.

Нельзя терять время!

Вытаскиваю каму и начинаю отделять кожу его ладони от поверхности скалы. Наверное, это очень больно, но иного выхода не вижу. С руки обильно льется кровь, тем не менее она наконец-то высвобождена. Приподнимаю верхнюю часть его тела и наматываю вокруг груди веревку, а затем пячусь с ним по тоннелю к выходу. Мне невероятно тяжело продвигать его по узкому коридору. Скорее всего, если бы он был чуть тяжелее, я бы не справился. Секунды убегают, боюсь не успеть. Мои силы на исходе, а я еле протянул чуть больше половины расстояния.

Решаю помочь себе весом своего тела и выпрыгиваю из тоннеля, прямо в реку. Лечу вниз, набираю скорость, веревка резко натягивается и происходит рывок, который выдергивает тело Лаэля наружу. Он падает вслед за мной, по дороге ударяясь головой об уступ. С грохотом и брызгами опускаюсь в воду, а полуэльф оказывается неподалеку от меня. Течение подхватывает нас и проносит немного вперед, но растянувшийся канат держит крепко и не позволяет нам уплыть в омут. С его затылка ручьем хлещет кровь, но он все еще жив.

Радостные головастики тут же облепляют наши тела, а я закрепляюсь около него и начинаю снимать паралич. Мне тяжело сконцентрироваться из-за постоянных укусов мелких кровопийц, но с третьей попытки получается. «Теплые муравьи» наполняют его тело, избавляя от яда, но я не буду его устранять полностью. Достаточно, чтобы сердце билось, и он мог дышать. Залечиваю его руку и разбитую голову. Он без сознания, однако я чувствую, что самое страшное позади. Выживет.

Теперь самое трудное. По веревке вместе с ним мне обратно не залезть. Я решаю плыть к левому берегу и отвязываю полуэльфа; течение сносит меня, но до омута еще приличное расстояние. На берегу стоят разные люди и пальцами указывают на нас. Присматриваюсь внимательно: все худые, каннибалов нет. Из последних сил гребу к земле и вытаскиваю Лаэля на берег, а затем начинаю быстро срезать головастиков с его и своего тела. Времени очень мало, ведь кто-то из присутствующих может быть наблюдателем людоедов и привести их. Один из местных, достаточно неплохо одетый для условий Ямы, подходит и вопросительно смотрит на меня. Кажется, старший какой-то группы.

— Вы можете отнести его в безопасное место? — взмолился я.

— Что предложишь взамен? — он внимательно оглядел меня, но видимо не нашел ничего примечательного, кроме моей камы, и расстроенно вздохнул.

Я пошарил в карманах и извлек перочинный нож.

— Вот возьмите! — я протянул ему складник.

— Мало! Хочу вот это. — Он указал на полукруглый клинок в моей руке.

— У меня с собой ничего нет больше! Серп отдать не могу. Пожалуйста, быстрее, пока каннибалы не пришли! Я потом с вами хорошо расплачусь!

— Что можешь предложить потом?

— Все, что захотите! Еду!

— Какую? — он пристально посмотрел на меня.

— Крыпса! Я могу предложить крыпса!

Собравшиеся изумленно загалдели.

— Врешь, наверное! Ладно, я пока заберу себе это. — Он наклонился и снял с шеи Лаэля его медальон, после чего убрал в карман, вместе с моим перочинным ножом, и добавил, — Завтра, ты отдашь мне десять крыпсов; взамен получишь обратно подвеску и невредимого друга. Буду ждать здесь, примерно в это же время. Согласен?

— Хорошо, — не раздумывая ответил я.

— Унесите его в пещеру. — Предводитель повернулся к своей группе, и один из присутствующих взвалил худое тело полуэльфа себе на плечо.

— Спасибо!

Я проводил взглядом удаляющиеся фигуры. Немного подумал, снял мокрую рубашку и набрал в нее головастиков, а затем припустил бегом в гору, по направлению к туннелю. Нужно срочно перетащить вещи, пока есть возможность. Кровососы мне пригодятся, чтобы обезопасить проходы в убежище от шальных крыпсов.

Вернулся в грот и начал собирать мешок. Все что принадлежало непосредственно Лаэлю я не тронул, как и подаренный кинжал, но забрал с собой одну печку, часы, немного посуды, веревку с крюком и половину всех сколитов, которые мы насобирали из трофейных рюкзаков. Последний раз оглядел грот и встретился глазами с Рики, который виновато спрятал от меня мордочку.

— Да ладно тебе, малыш. Хоть и учудил ты, но я не обижаюсь. Знаю, что ты стремился нас защитить. Идем, теперь нам больше никто не помешает. Будем жить вместе, только ты и я.

Обрадовавшийся эльмур в два прыжка очутился на моем плече, и мы направились к выходу из грота. Перетаскивание вещей заняло полночи. Я потратил кучу времени на забрасывание крюка, и еще больше на дорогу до своего будущего дома. С мешком было двигаться тяжело и неудобно, а в некоторых опасных местах еще и страшно. Приходилось помногу отдыхать. К тому же, привлеченный кровью Лаэля Хигир кружил у поверхности, из-за чего я двигался не самой удобной дорогой — под самым сводом Ямы.

Естественно, я не стал лезть через узкую нору над водой, а дополз до безопасного входа. Надо будет как-то озаботится его защитой — при желании каннибалы смогут сюда залезть снизу, если им удастся отвлечь Хигира. Людей на берегу уже не было, а потому свое новое местожительства я выдать не боялся. Добравшись до теплой комнаты, хотел было уже повалиться спать, но, вспомнив о персональном источнике Силы, перебрался к озеру и погрузился в воду. Усталость быстро сошла, а укусы головастиков зажили без следа. Я задумался о завтрашнем дне и, тяжело вздохнув, направился к выходу, прихватив с собой склянку и кисть. Нужно наловить пару десятков крыпсов, себе и тем людям.

За ползающей по потолкам едой я отправился в ту самую пещеру, где ранее было обнаружено целое гнездо этих существ. Остановился перед самым входом, зажег фонарик и начал наблюдать за ними. Они, словно чувствуя зачем я пришел, собрались на потолке и затихли. Внутрь соваться опасно, как только я погружусь в концентрацию и отвлекусь, они могут напасть. Попробую изрисовать стены коридора, не заходя в логово. Меня хватило на десяток маленьких ловушек, после чего я почувствовал головокружение и вернулся к озеру в убежище. Восстановил в озере истраченную кровь и понял, что дико проголодался.

Нашел в рюкзаке тряпку, намочил ее водой и снова отправился в поселение этих существ. Шесть ловушек из десяти уже сработали, а в одной из них прилип просто огромный экземпляр, который уже даже сумел наполовину освободиться. Я поочередно заколол их серпом, отделил от камня и сложил в мешок, а затем начал смывать мокрым куском ткани предыдущие рисунки. После чего, повторил первоначальные действия.

За ночь мне удалось поймать около трех десятков крыпсов. Я пожарил самого большого, приправив его специями и, жмурясь от удовольствия, приступил к еде. Как бы отвратительно не выглядели эти существа, но можно было с уверенностью сказать, что это самое вкусное мясо, что мне доводилось пробовать когда-либо.

Свои силы я не рассчитал, а потому больше половины тушки осталось не съеденной. Такая еда для Рики не подходит, и мне в голову пришла, по началу казавшаяся дурацкой, идея скормить остатки Хигиру.

Выбрался к безопасному входу и посмотрел в воду. Чисто. Ну попробуем.

Едва раздался всплеск падающего на воду мяса, как из глубины, прямо на моих глазах, стрелой устремилась к поверхности темная фигура, а через секунду мощные челюсти клацнули над водой и крыпс исчез в бездонной глотке. Желтые глаза чудовища уставились на меня грустным взглядом, словно понимая, что основной ужин стоит на недосягаемой высоте. Мне так понравилось кормить его, что я сбегал еще за пятком крыпсов. Все равно для меня слишком много, а как хранить излишки я пока не придумал.

Хигир с удовольствием пожирал неожиданное угощение, а я вдруг понял, что теперь у меня есть свой личный страж и способ его вызова. Мне невероятно повезло, что при прошлом падении я вовремя успел выбраться и спастись от этих челюстей. Но со вторым входом надо все равно что-то делать. И если Хигир до него не достанет, то вот люди Блондина вполне могут организовать подъем на скалу за прячущимся в ней деликатесом. А я не могу караулить здесь вечно.

Ничего не придумав лучше, решил пока поставить очередную ловушку, и присыпать ее мхом. Для себя же оставил несколько безопасных участков, по которым буду передвигаться сам, чтобы не задеть смертельный рисунок. После чего вернулся в свой светящийся грот, обработал стены проходов внутренностями головастиков, натаскал мха на лежанку в маленькую комнатку и, уютно устроившись в каменном углублении, крепко уснул.


На следующий день я вылез наружу с мешком и стал внимательно высматривать людей на берегу. Вчерашний главарь появился под вечер вместе с невредимым Лаэлем. Я помахал им рукой, и они подошли к уступу, но не стали приближаться к самому краю. Этот оказался умнее Блондина и остановился на безопасном расстоянии. Один за одним я перекидал ему крыпсов, после чего он, как и обещал, отдал полуэльфу его медальон и с довольным видом ушел, оставив нас одних.

— Почему ты спас меня? — Лаэль выглядел озадаченным и неуверенным, а когда я задержал на нем взгляд стыдливо отвел глаза в сторону.

— Я сам до сих пор не понимаю, правильно ли сделал. Но, с этого момента, больше не хочу поддерживать с тобой никаких отношений. Будет совсем плохо или проголодаешься — приходи на берег, я поделюсь с тобой мясом, но не более того. Мне нужно спокойно досидеть до конца срока и убраться из этой дыры живым.

— Кай, я хочу… хочу… — Лаэль никак не мог подобрать слова, но все же собрался и выдавил, — Хочу извиниться. Как бы неудачно не сложились наши отношения, но мы нужны друг другу. Возвращайся, или давай я перенесу свои вещи к тебе.

— Лаэль, я нужен тебе только для того, чтобы ты мог выжить. Но ты, как всегда, думаешь лишь о себе и своем народе. Подумай хорошенько сам, какая мне от тебя польза? Проснуться, однажды, и найти уничтоженные книги? А может быть мертвого Рики? Нет! Если буду нужен, приходи на этот уступ, но даже не пробуй искать меня в пещерах, если не хочешь снова угодить в ловушку и погибнуть. На этот раз они будут намного мощнее, и тебя ничто не спасет.

Полуэльф постоял в задумчивости, еще раз посмотрел на меня вопросительным взглядом, на который я помотал головой и грустно вздохнул, а затем развернулся и направился в сторону камня-колонны. Внезапно он остановился и обернулся:

— Артефакт в твоем рюкзаке, который выглядит как тонкая книга. Ума не приложу, где ты его достал, но знай — он не работает без эфира. Возможно, тебе будет полезной эта информация. И еще раз спасибо, что не дал мне умереть.

Я не сразу понял его слова, так как до сих пор не удосужился распечатать узелок профессора. Дождался, пока он скроется из вида и уполз обратно в свой грот, где открыл мешок и начал раскладывать книги и тетради на каменном столе. Монтис Блоу щедро снабдил меня, положив даже свой экземпляр эльфийского словаря, памятку по значению рун и множество других трудов. Но сейчас меня интересовало не это, а дневник Михаила. Не о нем ли говорил Лаэль? Он выглядел как небольшая тетрадь, однако сильно отличался от всех иных книг. Твердая обложка из кожи, металлические уголки, а на ней тиснение в форме загадочного узора, глядя на который сразу становилось понятно, что это необычная вещь. На ее верхней части была выдавлена крупная надпись: «Bene Ambula et Redambula!»

— Счастливого Пути и Возвращения! — прочитал я вслух, — И внезапно замер, словно пораженный молнией.

Я никогда в своей жизни не видел этого языка и, тем более, не знал его…

Трясущимися руками раскрыл книгу и громко закричал от отчаяния. Меня встретили пустые белые листы, на которых не было ни единой черточки или строчки. Раз за разом, я переворачивал страницы, надеясь найти хоть какую-то пометку, но тщетно. Со злости я швырнул книгу о стену, но даже не помял и не испортил ее. Неужели это и есть тот артефакт, о котором говорил Лаэль? Выходит, что пока я не выберусь из Ямы, о понимании, где искать Михаила не может быть и речи? Зачем он использовал магию, нельзя ли было написать это обычными чернилами?

Ответ на свой вопрос в этот год я так и не получил…


Дни потянулись, сменяя друг друга. Я превратился в отшельника, выходящего из своего убежища только по ночам, да и то не дальше свой скалы. Все свободное от сна время я экспериментировал с рунами и кровью, постоянно продвигаясь в этом направлении. Неприятным сюрпризом стало то, что самые эффективные и сложные рисунки требовали просто гигантское количество крови или энергии. Например, руна телепортации Феу. Утверждалось, что для нее не важно расстояние, и все зависит только от количества крови, истраченного на активацию. Подпитывать рисунок кровью или Силой можно с любой стороны, будь то вход или выход телепорта, но, чтобы с помощью нее сбежать из Ямы не могло быть и речи, так как, во-первых, мне необходимо изображение Феу за пределами моей тюрьмы, а во-вторых, для такого расстояния нужно перебить половину местного населения, чтобы обеспечить необходимый объем энергии. Если бы я изучил ее раньше, возможно создал бы выход заранее, где-нибудь в Танаре или поместье Юфина, но смог бы я для этого уничтожить десятки людей, пусть и преступников? Скорее всего нет, главарь той группировки, что унесла Лаэля с берега, оказался вполне порядочным человеком, а одних только каннибалов для активации бы не хватило. Уж их бы я точно не пожалел.

Оставалась еще проблема со входом. Блондин и его люди со временем вычислили мое убежище, и спасала меня только постоянно подпитываемая свежей кровью ловушка. Я благополучно поймал в нее двух небольших людоедов, которые умудрились протиснуться в мою нору и с удовольствием скормил их тела Хигиру, чему он был безмерно благодарен, нисколько не расстроившись, что они полностью обескровлены. Хаффер Морли долго после этого матерился на вершине уступа и угрожал мне кулаком, обещая расширить вход в убежище до нормальных размеров и прийти за мной лично, чтобы приготовить из меня холодец. Однако, провернуть такое они если бы и смогли, то только ночью, поскольку я быстро настроил остальные группировки против каннибалов, периодически подбрасывая состоящим в них людям свежих крыпсов. И любые попытки людоедов организовать экспедицию на скалу заканчивались провалом, так как местные начинали швырять в них камни, создавая много шума и привлекая чудовище из омута. Потеряв еще несколько людей, Морли временно оставил свои начинания. Так что днем я мог спать и не бояться проникновения в логово, а ночи я обычно проводил у большого выхода с книгами профессора и запасом крыпсов, которые швырял в воду, при появлении Блондина, или его людей, или же просто прикармливал подводное чудище.

Молва о том, что над омутом Хигира поселился паренек, который питается в этой дыре по-королевски, быстро облетела все закоулки Ямы. Помимо Лаэля, что с периодичностью раз в месяц приходил и просил прощения, частенько стали наведываться самые разные люди, обещая служить верой и правдой за кусок свежего крыпса. Мне они были не нужны, поскольку я прекрасно обходился и без них. У меня появилась договоренность с аграриями, которые приносили мне овощи и перебрасывали их с уступа в мою нору. Взамен я перекидывал им мясо, и все были довольны. Мои ботинки быстро пришли в негодность из-за постоянного лазания по скалам, но люди, из числа ремесленников, изготовили для меня новую пару, за полсотни тушек. И хотя я понимал, что большинство этих людей бандиты и убийцы, но, по крайней мере, они честно выполняли условия сделок. Но заводить с ними более близкое знакомство, чем просто обмен продуктами, у меня желания не возникало.

Еще я много тренировался с оружием, благо место в пещерах позволяло. У меня появилась новая цель — сбить с потолка камой хотя бы одного крыпса. И как я не пытался, каким только способом не раскручивал кусари, но эти твари оказывались быстрее мухи, и лезвие серпа неизменно летело мимо, выбивая лишь искры из каменной поверхности. Я даже пробовал охотится на них в той пещере, которая была их логовом, но безуспешно. Реакция и координация этих существ была пока для меня не достижима. Хотелось мне или нет, но я начал на самом деле верить, что они обладают эмпатией, и чувствуют намерение человека, который решил посягнуть на их беззаботную потолочную жизнь. Кстати, жала этих тварей при ближайшем рассмотрении оказались удивительно тонкими, но прочными полыми костяными трубочками совершенно одинакового размера, как у мелких, так и крупных особей. Я их отделял от тела и складывал в одном месте, надеясь, что когда-нибудь они мне пригодятся.

Среди вещей, оставленных профессором, к моему удивлению, нашелся тот самый кусочек человеческой кожи с заклинанием и тонкая пластинка черного обсидиана. Я вышел с Блоу на связь, рассказал последние новости и поинтересовался зачем это, но он объяснил, что возможно мне он может пригодится в исследовании себя. Меня это немного удивило, но на всякий случай я их выбрасывать не стал, и оказался прав, но об этом немного позже. Мы немного поболтали о моих успехах, и я заметил, что наставник стал каким-то грустным и печальным. Кажется, пора задуматься об уничтожении амулета. Но я все не решался об этом заговорить, так как это был последний нормальный и близкий мне человек, с которым я мог общаться в Яме.

Одиночество, несмотря на постоянное присутствие Рики рядом, очень сильно угнетало. Несколько раз я думал простить Лаэля, но в итоге понимал, что это только временная слабина. Иногда, перед тем как заснуть, я вспоминал маму и папу, Юфина и Клэр, Крикуна и Дони. Интересно, где они сейчас?

Дони, наверное, стал совсем огромным, ему уже, скорее всего, исполнилось пятнадцать. Поди сейчас сам гоняет юных берсерков. С Крикуном, надеюсь, тоже все хорошо, и их каравелла до сих пор плавает из Саталии в Танар.

Клэр уже должна была родить. Очень хочется, чтобы Юфин сейчас был дома, ведь это плохо, когда сын растет без отца. Может быть Юф выйдет на короля и ему скажут, что я в Яме, а он договорится с властями и навестит меня здесь. Ведь он теперь может прыгать куда угодно! Вот бы появился около меня, и на денек забрал в Танар! Или сразу на Северный остров к здоровяку!

Мама и папа почти перестали мне сниться, зато Тая приходила по ночам регулярно. Иногда это были хорошие сны, в которых мы держались за руку и гуляли по красивому королевскому саду. Ленард назначил меня самым главным целителем королевства, а Тая стала жить во дворце и одеваться в роскошные платья. И мы часто ездили с ней путешествовать по всем Четырем союзным странам.

А иногда, все было ужасно. Снова и снова ее разрубал пополам тот скелет, а я ничего не успевал сделать. У меня была моя новая способность, но ее тело никак не хотело срастаться. Один раз я даже истратил всю свою Силу и выгорел, но так и не смог спасти ее. После таких снов мне не хотелось больше засыпать никогда.

Полностью исследовать Яму при помощи Рики, мне так и не удалось. Едва я разменивался с ним сознанием и выбегал на территорию, как орды местных тут же принимались за ним охотиться и швырять камни. Увы, мой единственный друг по скорости уступал крыпсу, а потому я рисковал лишиться питомца. Не спасало даже то, что они знали, чей это эльмур, и что его хозяин устраивает благотворительные акции кормежки.

Что касается эльфийского языка, то я наконец-то научился на нем свободно читать, но вот разговорная речь оставалась мне пока недоступна. Единственный, кто мог в этом помочь, продолжал жить в своем гроте отдельно от всех, а выходить с ним на контакт я упорно не желал сам, зная, что он никогда не изменит свое отношение к людям и, даже, ко мне.

Из остальных записей профессора выходило, что Дикий лес не такой уж и дикий, если не считать совсем глухие его части. Я узнал, например, где расположены основные поселения цивилизованных арахов. Оказалось, что они сконцентрированы не очень далеко от Миделя, но людей на свою территорию не впускают, предпочитая торговать с ними в нейтральных местах. А ближе к Халифату, но все еще на территории леса, располагались поселения и храмы различных поклонников темных богов. Они были не очень многочисленны, но у них существовало что-то вроде городов и даже небольшой, но профессиональной армии. Халифат терпел их присутствие на своих границах, так как они практически не высовывались со своих земель, и какого-либо ощутимо вреда не приносили. Кроме того, связываться с ними было себе дороже, так как у них существовал орден наподобие Длани, который промышлял заказными убийствами. Правда, моральных основ у него не было, и они принимали заказы на любые цели.

Но меня естественно интересовали именно покинутые города эльфов, большая часть которых находилась относительно недалеко от Миделя и Саталии. Профессор мне оставил любопытный трактат, который частично затрагивал магию. И хотя в нем не было даже намека о том, как преобразовать Силу в колдовство, но он мне открыл глаза на очень многое. В частности, я понял, что изучить всю магию разом и одновременно невозможно. Потому и существуют различные направления. И дело даже не в том, что на познание каждого вид чародейства уходит огромное количество времени. Основная проблема комбинирования заключалась в непереносимости друг друга различных школ. Если ты, например изучаешь огненную магию, то о водной можно позабыть, потому что перестройка собственной структуры может занять не одну сотню лет. Некоторые эльфийские волшебники владели двумя видами магии, но как правило это были родственные школы. Допустим ветер неплохо сочетался с огнем, и комбинирование могло вызвать мощный огненный смерч. Но зато простые заклинания теряли в своей эффективности. Чистый огненный маг всегда создаст более плотный и раскаленный шар пламени, чем дуалист.

Пока что все указывало на то, что по освобождению из Ямы мне путь в некроманты, так как вся необходимая информация по ней уже была собрана моим знакомым личом. Вот только осталось от него избавиться и можно начинать искать ответы на свои вопросы.


Так и подошел к концу этот год, без особых событий и потрясений, если не считать моих редких стычек с каннибалами, периодически пытающимися подобраться ко входу. На стене, внутри своего кабинета, я ставил отметки за каждый прожитый день в Яме, и по истечении указанного срока все чаще, и чаще, подолгу смотрел в сторону водопада, ожидая, что вот-вот в него спуститься отряд Саталийских солдат во главе с Гролом, которые заберут меня отсюда. Но прошел месяц сверх положенного года; за ним потянулся другой, а за мной никто не приходил. Это длилось до того момента, пока, однажды, я не услышал, как меня громко зовет Лаэль. Я очень не хотел к нему выходить, но в этот раз он был особенно настойчив. Отложив книгу в сторону, я выбрался к высокому входу и выглянул наружу. Он стоял не один, а в компании какого-то сухопарого седоватого человека. Я его здесь раньше не видел, но по здоровому цвету его лица и мокрой одежде понял, что он из новоприбывших.

— Чего вам нужно? — я собирался быстрее прогнать их и пойти экспериментировать с комбинациями рун.

— Кай, этот человек утверждает, что он из Танара. Вроде так зовется твоя Родина?

— Да, из Танара. — В моей душе затрепетал огонек.

Лаэль повернулся к своему спутнику и громким голосом попросил его:

— Уважаемый господин Крастер, пожалуйста, повторите громко этому юноше тоже самое, что только что рассказали мне.

— Да чего там уж говорить, хана Саталии. Островитяне взяли Фаэту. Пока король реагировал и стянул войска в ту область, Южные районы королевства захватили изгои. Наши соседи из Миделя и Тареи так и не смогли договорится ни о чем, а Норад вообще не приехал на переговоры. В итоге новый глава Саталии, из коренных вайдов, очень даже понравился большинству населения, первым же указом отменив гражданство и введя всеобщее равенство. У богатеев, конечно, буча поднялась, но изгоев кто-то неплохо вооружил, так что всех несогласных быстро устранили. Предводитель восстания на Юге дал присягу новому королю и помог разобраться с непокорными князьями, и они очень даже неплохо в итоге поладили.

— А с-старый к-король? — у меня от волнения задрожали губы.

— Так самый главный вайд его в первый же день прилюдно и казнил, а заодно и всю его семью, — пожал плечами Крастер. — А я вообще сюда попал из-за того, что у нового главы Танара на меня зуб был. Я же княжескими складами заведовал, и отказался поддержать его перед восстанием, а оно видишь, как вышло. Вот этот Лис, как он себя величает, и отправил меня сюда, вместе с парочкой других несговорчивых. Я же сроду закон не нарушал, а тут меня хлоп и в Яму, хоть детей успел вырастить, и то хорошо. Но страшно тут у вас, очень страшно. Говорят, еды нет совсем, я тут кое что привез. Хотите, поделюсь? Ты, смотрю, вообще тощий как скелет. — Он перевел взгляд на Лаэля.

Я облокотился на каменный уступ и обхватил голову руками. Все полетело к демонам, и никто меня отсюда вытаскивать не будет! Хотелось громко завыть от бессилия.

— Кай, нет!!! — раздался крик полуэльфа.

Но было поздно, с десяток крыпсов прыгнули на мое тело и вплеснули тонкие фонтанчики жидкости прямо под кожу.

Глава 6

Я дернулся, как ошпаренный, разогнал присосавшихся к телу тварей, и помчался к подземному озеру. Новость о том, что король мертв, выбила меня из колеи, и я совсем забыл, что в Яме всегда нужно держать ухо востро. Быстрее, нужно успеть, пока эта мерзкая зараза не распространилась по всему телу!

Забежал в воду и погрузился на дно, оставив только голову на поверхности, после чего сконцентрировался на своем теле и от бессилия, чуть не заплакал. «Муравьи» никак не реагировали на эту жидкость вообще. Им нужна была прямая угроза моей жизни, а это даже не было ядом. Мозг начал рисовать отвратительные картины, как во мне развиваются маленькие крыпсы и жрут мое тело изнутри. Лаэль рассказывал, что одна особь впрыскивает в организм жертвы примерно полсотни мелких тварей, а во мне их в десять раз больше! Ну почему беды всегда наваливаются разом! Я перевел взгляд на Рики, словно спрашивая у него, что дальше делать. Питомец взволнованно крутился на берегу, и никак не мог понять, что происходит с его хозяином. Демоны!

Сообразив, что в данный момент я себе ничем не смогу помочь, выбрался из воды и понуро побрел к выходу. Лаэль, вместе с шокированным новичком, стояли на своем месте и беспокойно вглядывались в черноту прохода, дожидаясь меня.

— Ну что? — полуэльф выглядел сильно обеспокоенным.

— Не знаю. Придется как-то это пережить. Я поднял глаза на потолок, проклиная ненавистных тварей.

— У тебя месяц, потом они начнут вылупляться. Ну или раньше, если у них закончится еда. — Вздохнул Лаэль. Попробуй избавиться от них с помощью своей Силы.

— Я…, — вот же! Чуть не проболтался! — Я попробую, обязательно.

— А что планируешь делать дальше? Кажется, за тобой никто не придет.

В его тоне не было ни капли ехидства, напротив, он весь был пронизан искренностью и сочувствием.

— Я подумаю над этим, оставь меня одного, пожалуйста.

Лаэль пожал плечами и отправился к себе, оставив растерянного новичка на утесе.

— А я? Что со мной? — его глаза неуверенно забегали по сторонам.

— А у тебя теперь своя новая жизнь, — бросил через плечо удаляющийся полуэльф, — Найди себе пещеру, ищи грибы и насекомых, как и все здесь. Они сначала кажутся мерзкими на вкус, но со временем привыкнешь. Или, если руки из правильного места растут, устройся к мастеровым или аграриям, но готовься много и тяжело работать. Нянчится здесь с тобой никто не будет. Увидишь группу упитанных и пышущих жизнью людей — беги со всех ног, это каннибалы. Вроде все, инструктаж закончен.

Фигура Лаэля исчезла вдали, а новенький так и стоял на месте, ошеломленный. На меня, так некстати, навалилось чувство жалости. Он не был преступником, в отличии от многих здесь, и я понимал, что не сегодня, так завтра его может не стать. Этот человек не привык драться за еду и выживать, работая смотрителем на княжеском складе.

— Какая у тебя Сила, Крастер? — так, похоже я начинаю меняться. Раньше бы я не позволил себе обратиться к человеку старше себя на «ты». Впрочем, поправлять свою фразу я не стал.

— Я отличный крысолов пятого уровня, точнее раньше был, — поправился он, — В городах теперь почти нет грызунов и спрос никакой, потому и устроился начальником склада, где они еще иногда появляются. Еще я хорошо могу организовать любое дело и бухгалтерию, но здесь это, наверное, никому не нужно.

Я прикинул в голове, чем он может быть для меня полезен и разочарованно вздохнул. Толку от него нет никакого, если когда-то в яме и были крысы, то их давно всех сожрали. А бухгалтер мне тем более не нужен. Ну и что с ним делать?

Он смотрел на меня словно на последнюю надежду, и было в этом взгляде ощущение обреченности. Вот же, свалился на мою голову! Просто повернуться и уйти, как Лаэль, у меня не хватило сил.

— Стой здесь. Я сейчас вернусь.

Проклятье! Ну почему я не могу быть более жестким! Он же мне никто!

Сбегал до грота, взял веревку с крюком и вернулся обратно. Выбрался на скалу, зацепил тройник за уступ, а свободный конец каната бросил Крастеру.

— Лезь по скале сюда и не шуми, в омуте водится здоровенное чудовище, сожрет в один присест. Ты вроде не сильно крупный, должен пролезть в нору.

Он подобрал веревку с земли и медленно двинулся к уступу, боязливо всматриваясь в воду.

— Лучше смотри на скалу, я предупрежу.

Скалолаз из него оказался никудышный, но все же ему удалось кое-как доползти до прохода в пещеру.

— Так, первым не суйся. Я сейчас проберусь внутрь, а потом буду показывать куда ставить руки и ноги. Если хоть немного ошибешься, сразу смерть.

Он быстро закивал головой, а я вдруг осознал, насколько должно быть нелепо смотрится происходящее сейчас со стороны. Одиннадцатилетний мальчик указывает взрослому мужчине что можно делать, а что нет.

Он благополучно прошел через ловушку, и по дороге до грота я рассказал ему основные правила поведения в Яме, а также предупредил, что если он хочет еще немного пожить, то должен слушаться меня. То ли я выглядел убедительно, то ли Крастер был сам по себе такой покорный, но он даже не стал возражать и спорить. Казалось, с ним не должно возникнуть проблем.

Я показал ему все коридоры, объяснил куда ходить, какие грибы и мхи можно есть, а каких стоит опасаться. Место для сна определил в большой комнате, потому что маленькая была исключительно моей. Впрочем, этот человек был готов на любые условия. Он глядел широко раскрытыми глазами на мои владения и не переставал удивляться. Мне стоило больших трудов объяснить ему, что то, что сейчас находится перед ним не является тем, как на самом деле приходится жить людям в Яме.

Но мой новый сосед оказался вполне себе понятливым, и после ознакомительной экскурсии я сам насел на него с расспросами.

— Крастер, если не сложно, расскажи мне по порядку, как и что произошло в Саталии?

Он начал распаковывать свой небольшой рюкзачок и поведал о последних событиях.

— Все началось с того, что Ленарду не давал покоя Северный остров. На нем имеется огромное месторождение глауфитов и сколитов, причем последние достаточно крупные. Он несколько раз пытался договорится с нашими соседями из Тареи и Миделя о том, чтобы завоевать и присоединить эти земли. Но их короли еще помнили, как Северяне обломали их отцам рога шестьдесят лет назад. В итоге, наш монарх, да будет проклята его жизнь в чертогах Айра, переругался со всеми королями, кроме Норадского, которому вообще, кажется, плевать на Содружество Четырех королевств, и организовал свой собственный поход. Ну и, как водится, ему там обломали зубы. Северяне сильно продвинулись в строительстве кораблей, у них они небольшие, но очень быстрые и верткие. Наш то, олух, полез со своими неповоротливыми фрегатами! Ну и надрали они ему задницу. На один его фрегат, двадцать мелких лодок вайдов. Подплыли под самые борта, а пушки-то сколитные под себя не стреляют. Ну а дальше забрались северяне на палубы, да перебили всех матросов, вместе с командованием. Король-то деру дал, да только зацепил он их, видимо, сильно. Месяца не прошло, а они высадились в Сторсе, захватили его и заблокировали реку, оставив там половину своих, а сами прямиком поперли в Фаэту да устроили там Черготов день! Ленард укрылся во дворце и начал командовать оттуда, да собирать войска со всей страны. А тут южане наши встрепенулись, есть в Танаре два друга-красавца, Хартел и Лис. Они, оказывается, давно всех изгоев объединили. Хартел этот, сидел в своем магазинчике, словно обычный торгаш, а на самом-то деле оказался рыбой крупной — возил с Халифата оружие целыми каравеллами. Ну а дальше ослабленный Юг пал, князя свергли. Лис ему самолично башку отрубил за какие-то там долги княжеского рода перед матушкой его. Изгои в Фаэте, задери их Фагумен, тоже оказывается ждали момента. А тут, откуда ни возьмись, эти берсерки нарисовались, а дальше все. Говорят, с ними был детина здоровый, на лицо пацан пацаном, но королевские ворота здоровенным топором в одну харю разнес! А ростом, как эти самые ворота, и был он, и Сила никакая на него не действовала. Когда же стали палить по нему из пушек, то он весь засветился, и ядра от него отскакивали! Врут, конечно!

— Дони… — произнес я разочарованно. — Ну почему ты не мог подождать…

— Точно, Дони, так его и величали! Погоди, ты же, говоришь, сам с Юга! Откуда тебе известно как этого северного быка зовут? — Крастер удивленно уставился на меня.

Я подумал, стоит ли ему рассказывать о своем обучении в Длани, и вообще, кто я такой. Не буду ли жалеть потом? Конечно, этот человек навряд ли решится на подлость, вон, даже Лису посмел возражать и остался предан князю, но все-таки, если он будет понимать, что со мной шутки плохи, возможно наше сотрудничество станет более плодотворным.

— Крастер, внимательно посмотри на мое лицо. Узнаешь?

— Да я сразу, как ты вылез из норы, понял, что где-то тебя видел. Только вот, хоть убей, не помню где!

— Хаттайский посол и его жена, инквизитор Дроммель и епископ Баренс, глава Саталийского отделения Длани Вайс и, косвенно, телохранитель Роферс.

— Фагуменовы кишки! Значит это был ты! А я не верил, что какая-то мелюзга…, — он осекся и испуганно посмотрел на меня, — То есть молодой парень…

— Я не в обиде, так оно и есть. Мне всего одиннадцать лет, свое первое убийство я совершил в восемь. И не дай тебе святая Нейма увидеть за всю жизнь хотя бы половину того, через что мне пришлось пройти. Яма тебе покажется изысканным королевским курортом.

Крастер замолчал и задумался, изредка поглядывая на меня.

— Кай… Я не верю, что такой как ты, собирается здесь сгнить. Ты наверняка подумываешь о побеге?

— До сегодняшнего дня ни разу об этом не думал. Я заключил сделку с королем Ленардом, и меня должны были отсюда забрать, но то, что ты мне рассказал сегодня, полностью поломало мои планы. Вот только пока что я даже не придумал, как отсюда выбраться.

За пазухой зашевелился Рики и высунул свою мордочку наружу, с интересом разглядывая нашего нового соседа.

— Какой симпатяга! — Крастер улыбнулся, отчего в уголках его глаз появилось множество морщинок. Похоже он очень добрый человек.

— Это эльмур, его зовут Рики. Если ты будешь к нему хорошо относиться, то можешь не переживать за свою жизнь.

— Эльмур! — глаза Крастера округлились, — Это те самые, которые из Дикого леса? Они же убивают, не церемонясь!

— Ага, убивают. — Я наблюдал как питомец сонно потянулся, а затем ловко перепрыгнул гостю на плечо и стал что-то искать в его шевелюре, да так активно, что тот поежился от щекотки. — Видишь, он уже начал тебя понемногу убивать! Рики, это Крастер, он — друг!

Произнеся это, я невольно задумался над своими словами. Я ведь совсем не знаю этого, человека, но всей душой чувствую, что от него нельзя ожидать подлости. Почему я с ним такой откровенный? Неужели одиночество заставило меня отбросить свою подозрительность и выплеснуть наболевшее первому встречному, который выглядит нормальным? Надо будет все тщательно обдумать еще раз.

Сообразив, что я пошутил, Крастер невольно затрясся от смеха, а Рики закончил свое исследование и снова перебрался ко мне.

— Кай, — Крастер стал серьезным, — Тебе нужна команда, чтобы бежать отсюда. У тебя же есть все, что для этого нужно.

Он обвел рукой большой грот с кроватями и продолжил:

— Здесь можно разместить много людей. Поверь, если в Яме так все ужасно, как мне рассказывали по дороге солдаты из конвоя, то люди сами к тебе придут. Ты не голодаешь, а по тому немногому, что о тебе рассказал тот человек, — он ненадолго задумался, — Лаэль, кажется, ты можешь приютить и накормить многих. Перемани к себе ремесленников и аграриев. Я в тоннеле, по дороге сюда, видел землю, в нее можно посадить съедобные растения.

— И как ты предлагаешь отсюда выбраться? Пробить камень толщиной шесть полетов стрелы кирками? Так их тоже надо где-то достать! Металл здесь дорогой и его очень мало…

Я осекся и внезапно вспомнил о том гроте, в котором лежали здоровенные железяки. Но даже если сделать из них кирки, сколько времени потребуется, чтобы пробить тоннель на поверхность? Кроме того, в голове всплыла история Лаэля о том, как неизвестные слепые существа, из какого-то потревоженного гнезда, перебили половину ремесленников несколько лет назад. Кто знает, куда копать, и кого мы можем встретить по дороге?

Сканер! Мне нужен Старый Грум. Хоть его способность и сомнительна, но он по крайней мере чувствует жизнь, хоть и не всегда верно определяет кого-то, кроме людей. Проблема в том, что он каннибал, а значит у меня возникнут трудности в общении с ним. И вообще, с какой стати ему меня даже слушать?

Мысли летели одна за одной, и постепенно мозаика складывалась в моей голове, принимая очертания будущего плана. Наверное, и правда стоит попробовать. Пытались ведь, по слухам, ремесленники выкопать тоннель. Но вот время…

— Крастер, я боюсь даже думать, сколько на это уйдет дней…

— Ты сильно занят? Ходишь на работу? У тебя орава непоседливых детей? — он улыбнулся своей шутке, да так заразительно, что я не выдержал и присоединился к нему, растянув рот до ушей. — Пойми, ты можешь начать сейчас, а можешь приступить к этому через десять лет. Вопрос в том, выйдешь ли ты отсюда молодым, либо стариком, или вообще сгниешь, так никогда и не решившись?

Зерно истины было в том, что он сказал, хотя, как только я представил сотни, если не тысячи дней, которые придется потратить на это, у меня даже немного закружилась голова. Пожалуй, надо сегодня поговорить с профессором Блоу и все с ним обсудить.

— Кай, небольшая поправка. Тоннель придется пробивать не прямо, а по диагонали, а значит расстояние увеличится примерно в полтора раза. Грубо говоря, это будет не шесть полетов стрелы, а все десять. Кроме того, обязательно попадутся участки, которые придется обойти стороной, а это увеличивает путь.

— А ты умеешь вдохновить, Крастер! — Но ведь он верно говорит, похоже его опыт, житейская мудрость и организаторские способности могут мне сильно помочь, если я все же решусь на это мероприятие.


Впервые за этот год я ночевал в своем убежище не один. Ложится спать не рискнул, так как небольшая настороженность к соседу еще оставалась, а потому отправился к верхнему выходу, прихватив с собой остатки недоеденных крыпсов, и начал неторопливо бросать их в воду. Хигир уже привык к моим вылазкам, и не делал попыток меня сожрать, а покорно глотал вкуснейшее мясо, дожидаясь следующей порции. Я же в это время решил хорошенько подумать над предложением своего нового сожителя.

Итак, во-первых, мне и Крастеру ни за что не справиться вдвоем. Крастер за это время умрет, а я стану седым стариком, если конечно не буду отлеживаться в озере.

Во-вторых, мне нужны сильные и крепкие люди, а такие, как правило или каннибалы, или работают у мастеровых и аграриев. На берег они практически не ходят. Значит все упирается в то, чтобы находить их и предлагать лучшие условия. Но для этого мне надо покинуть пещеру и выйти в основное пространство Ямы. Смешно подумать, но за целый год, я не был дальше берега.

В-третьих, мне нужны кирки, а для этого необходим доступ к огненной реке, либо заказать их ремесленникам. Демоны! Опять выходит то, что упирается в беспрепятственное передвижение по Яме! С помощью Рики я точно этого делать не буду, одного метко пущенного камня будет достаточно, чтобы я навсегда потерял друга.

Я обвел взглядом все доступное для меня пространство, и остановил свой взгляд на бегающих по потолку крыпсах. Еще и с этим придется как-то разобраться. Кажется, мне предстоят тяжелые роды в воде, иначе я просто сдохну, когда они всем скопом начнут прогрызать во мне дыры, если со мной не будет моей Силы. О том, что они меня съедят заживо, пока будут расти внутри, я не беспокоился. Хорошее питание и заживление тела в озере сделают свою дело. На крайний случай, у меня есть сколиты, если не смогу справится сам.

— Вот бы как крыпс, уметь ползать по потолку! Никакие каннибалы не достанут! Да, Рики? — я произнес это вслух, отчего питомец лишь повел ухом, а Хигир требовательно поводил огромной мордой над водой, словно говорил: «Ты можешь мечтать, о чем угодно, но не забывай, что я еще не наелся!»

И тут меня осенило! Пришедшая в голову идея была настолько безумной, что даже стало страшно. Мне срочно нужен профессор, пока я снова что-нибудь случайно не оторвал от своего бедного тела!

Я выбросил оставшихся крыпсов в воду и направился к себе в комнату. Крастер тихонько сопел на своей лежанке, счастливо улыбаясь во сне, и ни о каком предательстве, похоже не думал. Была, не была!

Я снял амулет, велел Рики охранять меня, а сам закрыл глаза и попытался уснуть.

Монтис Блоу на этот раз долго не появлялся, и я уже было заволновался, но спустя четверть часа в воздухе появился призрачный контур, который так до конца и не наполнился, оставаясь прозрачным.

— Господин профессор, с Вами все в порядке?

— Нет, Кай, — он выглядел уставшим и печальным, — Не уверен, что ты меня сможешь вызвать еще раз. Эта тюрьма уничтожает мою душу. Пожалуйста, уничтожь амулет.

К горлу подкатил огромный ком, от того, что мне нужно оборвать последнюю нить, связывающую меня с одним из лучших людей моей прошлой жизни, но я нашел в себе силы ответить.

— Хорошо, я сделаю это! Как его правильно уничтожить?

— Разбить, а еще лучше, брось его в огненную реку. Тогда он точно отпустит меня.

— Я обещаю, сколько у меня есть времени?

— Неделя, не больше. Ты о чем-то хотел поговорить? — грусть на его лице сменилась любопытством.

— Да… — я запнулся и начал обдумывать, как бы помягче преподнести ему свою идею. Помнится в прошлый раз он болезненно отреагировал на подобное. — В общем… как бы это сказать…

— Кай, не тяни! — профессор строго посмотрел на меня.

— Я хочу нарисовать руну на своем теле!!! — фух, я это смог произнести…

— Какую? — он отреагировал удивительно спокойно.

— Сай! Если быть точнее, мне надо найти безопасную комбинацию, но эта руна будет в основе.

— Кай, я не занимался рунописью, в отличии от тебя. Что она символизирует?

— Притяжение.

— И чем ты хочешь наносить рисунок? Я так понимаю, тебе нужно, чтобы она работала в Яме, но Сила тебе не доступна, а значит ты хочешь ее питать своей кровью?

— Точно!

— А чем я могу тебе помочь?

— Ну… Я думал вы скажете, как сделать так, чтобы не убить себя случайно.

Профессор задумался на некоторое время, после чего поделился мыслями:

— Если бы у тебя не было твоей чудесной Силы, я бы попытался отговорить тебя. Но в твоем случае, это бесполезно. Единственное, что я могу тебе посоветовать, не используй жизненно важные участки. Например грудь, или голову. Постарайся, чтобы рядом была вода, ты говорил, что в реке работают способности. Так ты сможешь залечить случайные повреждения. И будь готов максимально быстро отрезать себе часть тела с неудачным рисунком, если результат окажется неожиданным. Руны тебе придется вырезать острым предметом на коже, чернила и кровь не подойдут, так как быстро сотрутся. — На его лице появилась незлобная ухмылка, — Ну как, ты до сих пор уверен, что хочешь рискнуть?

Кажется он все же не в восторге от моей затеи.

Я подробно рассказал ему о сложившейся ситуации и о Крастере, о захвате Саталии северянами и смерти Ленарда, а также о том, зачем мне эта руна и о моих планах сбежать из этого места. Он внимательно меня выслушал, и дал последний совет:

— Кай, будь осторожен и помни про особенности своего организма. Как только ты окажешься в реке, все твои рисунки пропадут. Твоя Сила просто залечит все повреждения.

А вот этот вопрос я уже хорошенько продумал, но не стал ему ничего объяснять, а то он точно сочтет меня сумасшедшим. Кроме того, впереди предстояло тягостное прощание, и на такой ноте мне совсем не хотелось расставаться.

Мы проговорили до самого утра, и я не хотел просыпаться. Вспоминали самые хорошие моменты с нашего первого знакомства и до его последних дней. Обсуждали мои успехи и неудачи. Я много раз обещал себе больше не плакать, но не удержался, крепко обнял его и уткнулся ему в грудь. А потом заревел, не пытаясь сдержать слез. Все равно во сне не считается…

Он последний раз ласково потрепал меня по голове, пожелал пройти мой Путь до конца и не сбиться с него, а потом медленно начал таять дымкой, и я точно знал, что больше его никогда не увижу.

— Господин Блоу, я обещаю, что найду Вас, и неважно какой это будет мир. Даже если он находится за миллиард полетов стрел от нашего! И пускай Вы не будете меня помнить, я Вам обязательно все расскажу про нашу дружбу!

— Я знаю, Кай и верю в тебя! У меня никогда не было детей и внуков, но ты дал мне возможность ощутить себя и отцом, и дедом. Спасибо тебе за это, и… Прощай, маленький отважный мальчик!

Он исчез навсегда, а я еще долго сидел и смотрел в оставшуюся после его ухода пустоту…


Проснувшись, я долго лежал и смотрел в желтый светящийся потолок. На душе было гадко. Из моей жизни ушел последний человек, которого я искренне любил, как родного, и который был рядом, хоть и не в этом мире. Кое-как я поднялся на ноги, и попытался стряхнуть с себя горестные мысли. Впереди ожидала невероятно сложная задача, и раскисать не стоило. Рики тут же занял свое почетное место на моем плече и приготовился помогать прожить мне очередной безумный день. Сегодня я начну опыты с рунами на своем теле.

Я вышел в большой грот, но Крастера не было. Из соседней пещеры доносился его задорный смех, отчего мне стало интересно, и я направился к нему.

— Крастер, доброе утро, мне…

— На месте стой! Раз, два! Кру-у-гом! — донесся его голос.

Я осекся и полностью потерял дар речи от увиденной картины. Мой новый сосед лежал в озере по самое горло, а вокруг водоема стройными рядами маршировали тысячи крыпсов и послушно выполняли его нехитрые команды.

Глава 7

— Доброе утро, Кай. А этими зверьками, оказывается, еще проще, чем крысами управлять! — Крастер, повернулся к своему войску и скомандовал. — Все, отбой, ребятки!

Крыпсы послушно направились к выходу из пещеры, где сразу потеряли стройность своих рядов и бросились врассыпную, а затем переползли на свой любимый потолок.

Ко мне наконец-то вернулся дар речи. Этот невзрачный, на первый взгляд, человек только что продемонстрировал, пожалуй, самую полезную способность, какая только может пригодиться в Яме, за исключением управления камнем, конечно. Внезапно голову посетила неприятная мысль.

— Крастер, а как работает твоя Сила? Ты на всех животных можешь воздействовать?

— Я ощущаю небольших стайных зверьков вокруг себя на расстоянии трети полета стрелы, после чего начинаю чувствовать их мысли и желания, а потом понемногу подменять своими. Количество особей не важно, главное, чтобы они были стайными, с невысоким интеллектом… — он вдруг улыбнулся, — Боишься, что я могу управлять твоим Рики?

Быстро он меня раскусил… Увиливать я не стал и ответил прямо:

— Наверное, да…

— Не переживай. Я бы себе этого никогда не позволил, после того, что ты для меня сделал. Да и не под силу мне такое, слишком он у тебя смышленый. Крысы, мелкие рыбы и птицы, вот, пожалуй, и все. С насекомыми связи не получается. Предупреждая твой следующий вопрос, если ты думаешь, что мы сможем использовать их как оружие, то ошибаешься, Сила ведь работает только здесь. Как только я выйду из озера — сразу потеряю контроль.

— А ты можешь им внушить, чтобы они, например шли за кем-то? — я начал придумывать, как мы можем использовать его способность, кроме как легко ловить этих существ.

— Конечно, вот только они больше ничего не смогут делать. Чтобы отдать им следующий приказ, я должен их видеть. Так что максимум пользы от меня в этом гроте.

— А заставить не трогать определенных людей?

— Это легко. Я могу внушить им одну, ну может две команды, которые они будут выполнять постоянно, даже если выйдут из под моего влияния. Со временем они их забудут, но пару недель установка продержится в их недалеких мозгах. — Крастер сделал паузу, словно обдумывал мой вопрос, — Ты наверное хочешь, чтобы они не нападали на нас? Это я уже им «объяснил». Ты, кажется, говорил, что их можно есть?

— Еще как! — этот человек мне нравился все больше и больше. Спокойный, предприимчивый, рассудительный и не подлый. — Готов поспорить, ты ничего вкуснее не пробовал!

— Давай проверим, а то я проголодался! — он посмотрел на потолок, откуда в нашу сторону выдвинулась парочка упитанных крыпсов. Они подползли к моим ногам и замерли в ожидании.

Мне даже стало как-то неловко лишать их жизни, так как в ловушке они казались добычей, а сейчас просто покорно ждали своей смерти, глупые и беззащитные. Впрочем, долго я философствовать не стал, а быстро проколол их тела кончиком серпа и понес в «столовую».


За завтраком мы с Крастером обсудили наши будущие планы, и он посоветовал мне попробовать организовать переговоры с главами крупных группировок, обещая поддержать в меру своих способностей. Он даже предлагал сам сходить со мной вместе, но, когда я объяснил, что ко мне у каннибалов особое отношение, резко передумал. Воином он, к сожалению, не был.

— У меня есть другая идея, как мне беспрепятственно добраться до селений этих группировок, но для начала я попробую договориться о том, чтобы они пришли к нам сами, а если не выйдет, то у меня на этот случай есть запасная идея.

— Какая? — полюбопытствовал Крастер.

— Скоро увидишь!


Моим планам в этом месяце так и не суждено было сбыться из-за проклятых крыпсов, которых я начал ощущать внутри себя уже через два дня. Ни о какой рунописи или магии крови не могло идти и речи — у меня абсолютно не получалось достигнуть нужной концентрации из-за постоянных болей внутри. Я по нескольку раз в день бегал в озеро и восстанавливал изъеденные тварями органы, отчего совсем перестал спать по ночам. Огромных трудов мне стоило выполнить поручение профессора и уничтожить амулет руной разрушения, которую я рисовал несколько дней, в те моменты, когда паразиты внутри меня ненадолго успокаивались. До лавовой реки мне так дойти и не удалось. Кроме того, к своей досаде, я вспомнил, что забыл у него выведать способ уничтожить лича. Оставалась надежда на то, что таким знанием может обладать Сиала. Положительным же моментом стало отсутствие надобности выходить из пещеры, так как еда теперь сама приходили в нужном количестве по желанию Крастера. В итоге, последние несколько недель мы полностью потратили на планирование и подсчеты ресурсов, для осуществления нашего плана.

Прошло немногим более месяца, и боли стали совсем невыносимыми. Я готов уже был ночевать в воде, но возникла еще одна неприятность. Кажется, крыпсы решили во мне остаться надолго, так как внутри меня было тепло, уютно, а главное — организм постоянно восстанавливал питательные ресурсы. Мне это жутко надоело, и я решил от них избавиться раз и навсегда, обсудив это с соседом.

— Крастер, мне нужна твоя помощь. Ты можешь почувствовать крыпсов внутри меня?

Мы проследовали с ним на озеро, он сконцентрировался на мне и ужаснулся:

— В тебе примерно полторы сотни мелких тварей, удивляюсь, как твое тело вообще вмещает их!

— Выводи!

Я извлек из ножен каму и зашел по колено в воду. Терпеть присутствие маленьких паразитов внутри мне надоело. Набрал побольше воздуха в легкие и одним движением серпа вспорол себе живот.

Крастер чуть не грохнулся в обморок от увиденного, но все же смог справиться с собой и начал выводить этих мелких уродцев через образовавшуюся дыру. Казалось, им нет конца и края, крохотные, размером с лесной орех, они все выбегали и выбегали из меня, падая вниз и барахтаясь в окрашенной кровью воде. И, несмотря на сильную боль, я почувствовал невероятное облегчение, какое не испытывал весь последний месяц, после того как последний крыпс покинул мое тело. С полчаса пролежал в воде, восстанавливая организм и блаженствуя, после чего выбрался на берег и ощутил, что будто заново родился. Пора начинать вербовку людей!


Этим же днем я выбрался из пещеры с приличным запасом свежего мяса и начал договариваться с местными на берегу о переговорах, которые к вечеру мне принесли неутешительный ответ от своих старших. Главы аграриев и ремесленники отказались встречаться со мной, мотивировав это тем, что я здесь никто. Они всеми уважаемые люди с «правильными понятиями», а не какие-то «мелкие шестерки», и, якобы, если «перспективный молодой» хочет встретиться, то они это всячески приветствуют, но разговор должен проходить исключительно на их территории.

Я поделился с соседом своими мыслями по этому поводу, и он предложил для начала попробовать набрать народ с берега. Однако, я отверг эту идею, памятуя, что мы ничего не знаем об этих людях, и в любой момент нас могут просто предать. Таковы были реалии этого проклятого места.

— Крастер, нам нужен надежный чтец, который сможет знать их мысли. Тогда мы сможем брать кого угодно, лишь бы мог держать кирку в руке и не создавал конфликтов. Конечно, это не исключит всех возможных проблем с новичками, но по крайней мере мы вычислим тех, кто работает на каннибалов и сразу откажемся от них.

Мы пришли к тому, что мой сосед, который еще особо не засветился перед шайкой Блондина, будет ежедневно гулять по берегу и искать человека с такой нужной для нас способностью, желательно не испорченного пребыванием в Яме и не закоренелого маньяка. Но сразу я не стал выпускать его в бой, а решил наконец-то попробовать поработать с руной телепортации Феу, чтобы подстраховать его.

Однажды ночью, я дождался, когда берег опустеет и в одном из неприметных мест под скалой, где достаточно редко слонялись люди, принялся выводить кровью новый для себя символ. Сложность этой работы, заключалась не в создании рисунка, он был достаточно прост, а именно в точном расчете размера руны. Она должна была быть достаточно большой, чтобы перенести человека из нашей пещеры на берег целиком, а не по частям, и при этом тратить минимум энергии. Кроме того, необходимо было настроить ее на определенных людей, а потому мне пришлось подвергнуть Крастера небольшой экзекуции и насобирать его крови. Иначе, бесплатным телепортом сможет воспользоваться кто-либо еще и этим испортить наши планы.

К моей большой радости, я управился до появления первых людей на берегу, и спокойно отправился в пещеру. Вторую часть телепорта пришлось рисовать на каменном полу грота, прямо около озера, потому что насытить такую прожорливую руну кровью я бы не смог физически и мне приходилось применять Силу.

На построение обоих рисунков у меня ушли почти целые сутки, но результат того стоил. Мы начали с телепортации мелких крыпсов, потом их заменили крупными. Все это внешне напоминало прыжок Юфина, с небольшим отличием — для активации нужно было капнуть кровью телепортируемого на специальный символ, после чего руна перемещала объект вместе с некоторым запасом пространства около него. Таким образом, кроме надетых вещей, можно было с собой брать небольшие предметы. Удивительным открытием для меня стало то, что кровь всего лишь одного крыпса позволяла телепортировать любого из них. С людьми такое не проходило.

Я стер образцы крови животных и заменил их на свои и Крастера. Он с сомнением отнесся к этой затее, но, когда я исчез и полный восторга вернулся обратно, решился. Единственным неудобством всей затеи оказалось то, что мне нужно было периодически заряжать руну с помощью Силы, а перемещавшемуся добровольцу постоянно надрезать палец для активации. И если для меня это было привычно, то Крастеру не очень понравилось. Впрочем, он согласился, что лучше убежать от бандитов с небольшим порезом, чем попасться в их лапы.


Прошло еще два месяца, а мы так и не нашли подходящего чтеца. Это была достаточно распространенная способность, но нам нужен был человек, которому мы смогли бы доверять, а обжившиеся здесь местные веры не вызывали. И пока мой сосед дежурил на берегу, встречая новичков, я полностью погрузился в изобретение комбинации рун, которые бы мне позволили относительно безопасно передвигаться по основной территории Ямы.

Свои первоначальные опыты я проводил при помощи тех самых полых костяных трубочек, которые извлекал из крыпсов. Они идеально подходили для этого. Их острый кончик позволял рисовать самые мелкие детали с потрясающей точностью. Методом проб и ошибок я, наконец-то, подобрал изображение, которое должно было неплохо работать, и при этом не вытягивать из моего тела всю кровь. Возможно, не находись я в Яме, меня бы устроила самая простая версия, так как мой организм уже привык быстро вырабатывать утраченную на кормление Рики жидкость. Но в данном месте такую роскошь я себе позволить не мог, так как Сила мне была доступна лишь в паре мест.

Когда рисунок был полностью просчитан, я нанес его себе на правую ладонь и, затаив дыхание, приложил руку к скале. Она мгновенно прилипла к ее поверхности, но, когда я попробовал повиснуть, меня ожидал небольшой провал. Руна под действием моего веса местами размазалась и частично стерлась, а потому утратила свои свойства. Тем не менее, она работала! И я приступил к следующему эксперименту.

На этот раз я рисовал уже не кровью, а кропотливо вдавливал иглу в кожу, делая подобие татуировки. Мне нужен был шрам, контуры которого повторяли бы рисунок. Этот опыт также провалился — я намертво прилип рукою к скале, и мне пришлось срезать кожу с поверхности ладони, чтобы отцепится. Вернувшийся Крастер с ужасом наблюдал за моими опытами, а потом огорошил меня:

— Кай, это бесполезно. Если ты хочешь, чтобы она держала твой вес, но при этом ты ее мог оторвать от поверхности, тебе нужно просто разделить рисунок на несколько маленьких частей. Тогда отцепить каждый по отдельности будет намного легче.

Мне стало неловко, что я не додумался до этого сам. В Длани имелись специальные сколитные перчатки, которые использовались для лазания по гладким стенам. И они работали именно по такому принципу — много маленьких элементов, которые не оторвать от стены разом, но при этом легко можно отцепить по одному, постепенно выгибая руку.

Соответственно моя работа сильно усложнялась. На каждую ладонь теперь нужно было нанести несколько сотен рунных рисунков крохотного размера. Я ограничился одной рукой, так как не хотел повторять эту процедуру дважды на каждой ладони.

Эта попытка оказалась самой удачной! Теперь я легко прилипал пальцами и ладошками к стене и мог висеть на ней, пока не устану. Придуманная мной схема позволяла прекрасно чувствовать себя в течении почти полутора часов, после чего начиналась кружиться голова от нехватки крови в организме.

Дело оставалось за малым. Сделать эти рисунки вечными, так как едва я ложился в озеро, как мои шрамы моментально исчезали, кроме одного. Того самого, что мне оставил профессор еще в школе Длани, когда проводил эксперимент с ритуалом предания Тьме. И именно эту свою особенность я и собирался использовать для нанесения окончательного, нестираемого изображения. Мне пришлось поднапрячь память, пока я вспомнил, какие именно руны были изображены на кинжале Баренса, и, в один прекрасный день, я приступил к их нанесению на черную обсидиановую пластинку, которую заблаговременно довел до формы острого карандаша при помощи Соа.

На обработку обеих рук у меня ушла целая неделя. Я сильно переживал, что в Яме не будет работать заклинание ритуала, но оказалось, что зря. Видимо в том кусочке пергамента из человеческой кожи сохранялся значительный запас магической энергии. Кропотливо, одна за одной я обработал обе ладони, нанеся больше тысячи крохотных рун!

Результат превзошел все ожидания. Я превратился в паука, который с легкостью висел и ползал на любой поверхности, причем не обязательно ровной и гладкой. Но не стены были моей целью, а недосягаемый для жителей Ямы потолок. И я потратил еще почти неделю, нанеся такие же узоры на коленки и переднюю часть подошвы ног. В итоге, после всех манипуляций, я смог провести вверх ногами около сорока минут, после чего ощущал усиливающееся с каждой минутой головокружение, из-за нехватки крови в организме. Возникшую проблему с постоянным прилипанием предметов к ладошкам я решил с помощью все тех же крыпсов, обменяв их мясо на неплохие тканые перчатки у местных.


И все же, первая вылазка закончилась оглушительным провалом. Меня достаточно быстро заметили и вскоре о моем странном перемещении узнали все. Я преодолел потолок над речкой, не вызывая особой агрессии местных, и даже успел неплохо рассмотреть устройство доступной обзору части Ямы. Как и ожидалось, пригодных для жизни пещер на этой территории было мало, а главная жилая часть начиналась за большим изгибом, до которого я, к сожалению, так и не добрался из-за треклятого Блондина.

Кто-то донес ему обо мне, и он появился окруженный группой каннибалов, в руках которых были трубки из каких-то стеблей. Они прикладывали их к губам и стреляли маленькими короткими колючками из местного растения. И хотя летели они достаточно слабо и криво, тем не менее парочка дротиков неглубоко засели в моей спине, вызывая острую боль при каждом движении. Я развернулся и пополз обратно, постоянно молясь про себя, чтобы не схватить больше ни одной стрелы.

Я уже полз над рекой к спасительной пещере, когда почувствовал тяжесть во всем теле и сразу узнал ее. Точно также я ощущал себя, когда Лаэль накормил меня наркотиком. Доза нанесенная на шипы была маленькая, и мне все же удавалось ползти вперед, хоть и медленно. Однако люди Блондина продолжали пичкать меня новыми порциями и вскоре я бессильно повис над рекой неподалеку от омута Хигира.

— Давай уже слазь к нам, мой хороший! Дядюшка Хаффер очень соскучился по нежному мясцу. Ну куда же ты! Обещаю, есть тебя медленно и аккуратно. — Блондин истерично хохотал, наблюдая за моим, казалось, безвыходным положением.

Это продолжалось около часа. В глазах все помутнело, а кровь в моем теле продолжала расходоваться рунами. Уже теряя сознание, почувствовал, как мои руки и ноги сами начали отлипать от потолка, и вскоре я грохнулся в спасительную реку, прилично ударившись о воду.

Сила ворвалась в мой организм, очищая остатки крови от ядовитого зелья и залечивая раны. Блондин на берегу с громким противным хохотом раскручивал очередной крюк на веревке, надеясь, что я все еще под воздействием наркотика. Ему удалось подцепить меня за бок, а дальше он снова лишился драгоценной железяки, веревку которой я вновь перерубил серпом.

— Ах ты дрянной сученыш! — на его слащавом лице отобразилась целая гамма чувств, от расстройства и до обиды. — Я тебя, мелкий говнюк, все равно достану. Подожди, скоро тебя и твоего дружка сожителя ожидает большой сюрприз, осталось недолго!

Я доплыл до противоположного берега и вновь пополз по гладкой скале вверх, искоса поглядывая на омут. Хигир кружил в глубине возле уступа, вероятно привлеченный громкой руганью людоедов, но те, наученные горьким опытом, опасались подходить близко. Спустя несколько минут я заполз к себе домой, где меня встретил встревоженный Крастер.

— Не вышло?

— Достали эти людоеды! — я злющий ходил кругами по комнате и пытался придумать, как мне защитится от них.

Все проблемы мог решить Рики, но я очень боялся выпускать его против толпы. Успеет он укусить двоих, а дальше они его все равно убьют.

Демоны! А это еще что? Я сунул руку под лопатку, вытащил из тела очередной шип с распушенным хвостиком и задумался. В голове крутилась неуловимая мысль, которую сразу поймать не получилось, а когда это удалось — на меня снизошло озарение.

Я сделаю такое же компактное дистанционное оружие, вот только у меня есть кое-что получше, чем наркотики! У меня есть Рики, а еще прекрасные костяные снаряды из крыпсов, идеального размера, и ядовитые травы. Но нужно найти подходящую трубку и, кажется, я знаю из чего ее сделать! У Лаэля в гроте, в куче мусора, я видел длинные тонкие трубчатые кости.

И вот тут-то передо мной встал вопрос, как мне теперь это раздобыть. Выпрашивать их у Лаэля я не хотел, так как у меня тоже была гордость, пусть и не такая раздутая как у него. Но красть, вроде как, тоже нехорошо. С другой стороны, после того как он полазил в моих вещах и отравил, хотя бы мелкой пакости он заслуживает. Убедив свою совесть, что эта кость ему все равно не нужна, я лег в озеро, прожевал немного эйголя и отправился в форме Рики на дело.

В считанные секунды перебежал до его грота по скале и заскочил внутрь. Хозяина не оказалось на месте, а потому кража ценной кости прошла более чем успешно. Однако я побоялся, что действие мха закончится посреди обратной дороге и пришедший в себя Рики выронит изо рта кость, а потому дождался обратного перехода, и повторно съел эйголь. Через пару минут ценный трофей лежал передо мной!

Оставалось изготовить оперение для дротиков. Я перепробовал размочаленные стебли растений из грота, волоски крыпса с нижней его части и даже вонючие водоросли. Но лучший результат показала скрученная в конус бумага, которая идеально размещалась в полости трубки. Вздохнув, я выдернул несколько страничек из тех книг, которые уже знал наизусть и изготовил кучу хвостиков.

Теперь нужно начинить шипы крыпса ядом Рики. Крастер уже полностью заслужил мое доверие, а потому я открылся ему в своих шаманских познаниях и привлек к этому мероприятию. Снова занял тело питомца и выплеснул приличный запас парализующей жидкости в одну из мензурок, что у меня были в наборе для занятия магией крови. Кроме того, мне удалось из припасенных трав сварить отличный яд, если моей задачей будет не просто парализовать жертву, а убить.

Хороший клей нашелся у запасливого Крастера в рюкзаке. Мы аккуратно опускали кончик костяного снаряда в яд, набирали в его полость опасную жидкость, а затем затыкали противоположное отверстие клеем, на который тут же сажался бумажный конус. Изготовив приличное количество, положили их на просушку и отправились спать.


Ночью я проснулся от невыносимого запаха гари и странного шума. В комнате стоял легкий черноватый смог, который затягивало со стороны маленького входа в пещеру, а вместе с ним десятки голосов и чьи-то вопли, перемежавшиеся с громким ревом разъяренного Хигира. Таких звуков в Яме больше не мог издавать никто.

— Что случилось? — Крастер тоже поднялся со своей лежанки и пытался разобраться в происходящем.

— Что-то очень плохое! — на меня накатили дурные предчувствия.

Я попытался выбраться наружу, но у меня ничего не получилось, так как сразу перед выходом из пещеры стояла невероятно жаркая стена огня. Горела вода в омуте.

Но как это возможно?

Я выбежал к большому выходу и аккуратно выглянул наружу. Сквозь дым мне удалось разглядеть огромный силуэт Хигира, от головы которого отходили с десяток веревок, протянувшихся до самого берега. На уступе стояло около сотни людей, которые специально не давали монстру уйти под воду, удерживая его голову над водой. Оставшаяся часть собравшихся выливала в реку из бочек какую-то черную маслянистую жидкость, которая стекала вниз по течению, образуя местами радугу на воде, а затем загоралась, сжигая заживо хозяина омута.

Дым немного рассеялся, и я увидел среди собравшихся Блондина, который внимательно высматривал мою фигуру у входа, ощерив свой рот в жутком оскале.

Глава 8

Чудовище металось из стороны в сторону, пытаясь освободить голову и шею от наброшенных веревок, но даже у такого гигантского создания имелся свой предел силы. Хигир постепенно выдыхался, сопротивляясь объединившим свои усилия людям. Его мощные костяные наросты покрылись трескающейся черной корочкой, а на коже вздувались волдыри, которые лопались и обнажали мощные мышцы. Хуже всего было то, что здесь присутствовали не только каннибалы, но и члены других артелей. Тем не менее, я ни минуту не сомневался в том, кто был организатором этой затеи.

Смерть Хигира в корне могла поменять ситуацию. Если Блондину ничего не больше не будет мешать, то уже завтра, когда закончит гореть эта страшная жидкость, он придет сюда с отрядом своих людей и кирками. А дальше они расширят вход в пещеру, и мы будем молиться, чтобы они просто убили нас, а не подвергли пыткам.

Монстр уже перестал сопротивляться. В его огромных желтых глазах появилась покорность и готовность принять смерть. С такими ранами долго не живут. Пламя охватило его голову и шею со всех сторон, и, в какой-то момент, удерживающие его канаты загорелись и начали лопаться один за другим. Громадное тело медленно стало уходить под воду.

— Хана ему, мужики. Валим отсюда, а то я уже надышался этим дерьмом. Пусть подыхает на дне — меньше вони в Яме будет. Жаль, конечно, столько жратвы терять, но, если кто желает за ним нырнуть, я вас не держу! — со стороны берега раздался уверенный командный голос, за которым последовали короткие смешки, а говорящий обратился к Блондину, — Хаффер, передай Ткачу, что мы свою часть сделки выполнили, больше «крови земли» у нас нет.

Я попытался разглядеть говорившего. Им оказался крепкий коренастый мужчина, одетый в простую рубаху с закатанными по локоть рукавами, из-под которых выглядывали мощные предплечья, толщиной, наверное, с мою ногу. Рядом с ним собрались похожие на него люди, лишь немного отличающиеся внешним видом от людей Блондина. Худых и слабых среди них не было. Я догадался, что это мастеровые.

— Хорошо, Драфт, завтра, как и договаривались, ты получишь отличную пещеру и источник Силы. — Ответил ему приторным голосом Морли.

У меня словно инеем кожа покрылась. В том, что они разговаривали о моем убежище, не было сомнений. Но как? Лаэль внутри не был; об озере, в котором работают способности, он тем более не знал. Оставался один человек.

Но мог ли это устроить Крастер? Нет! Я прожил с ним полтора месяца, и доверял ему больше, чем себе. Не мог он спутаться с этими ублюдками. Не мог…

Люди с берега постепенно стали расходится, а омут продолжал полыхать огнем, покрывая копотью каменные стены и потолок грота. Черный дым клубами собирался у свода, а потом медленно плыл по направлению к водопаду. Погруженный в тяжелые думы, я медленно двигался обратно в убежище, пытаясь понять, как людоедам стало известно о том, что находится внутри. На входе в грот меня встретил обеспокоенный Крастер.

— Что случилось, Кай?

— Кажется, наши планы приказали долго жить…

Я пересказал ему все, что произошло на берегу в подробностях, а затем поинтересовался:

— Скажи честно, ты хоть с кем-нибудь беседовал, о том, что здесь внутри?

Он отрицательно помотал головой, а его глаза говорили о том, что он встревожен не меньше меня.

— Когда догорит «кровь земли», как ее называли мастеровые, к нам придет отряд каннибалов и будет пробиваться внутрь. Придется защищаться или бежать в другую пещеру.

— Нужно искать другое укрытие. Я, конечно, могу собрать крыпсов, но не думаю, что они нам помогут. Они не бойцы, даже кусать-то не способны. Ну заразим мы десяток, другой людоедов их личинками, может даже наведем панику, только вот этим толпу не остановить. Твои ловушки тоже убьют несколько человек, а дальше-то что?

— Идем в комнату, нужно хорошенько подумать, что мы можем сделать.

Мы перебрались в светящийся грот и начали обсуждать возможные способы защиты, но так и не пришли к, хоть сколько-нибудь, разумному решению. До сегодняшнего дня, главной моей защитой был Хигир, и я принимал это как должное, но теперь о нем можно забыть…

— Пойду к мастеровым прямо сейчас и буду договариваться! — я начал складывать в поясной мешочек дротики и надевать перевязь с камами на спину. — Других вариантов я не вижу.

— Они же просто убьют тебя! — изумленный Крастер смотрел на меня, как на сумасшедшего.

— Не думаю. Из того, что я слышал от местных, главари сильно дорожат репутацией перед своими людьми и не тронут меня. В артелях главенствует неписанный бандитский закон. Согласие на проведение переговоров от них поступало, так что все должно пройти хорошо.

— Кай, есть одно маленькое «но». Сам-то уверен, что они тебя воспримут нормально? Ты умен, хитер, быстр. Умеешь сражаться. Но, как не крути, ты ребенок! Они, при всем желании, не отнесутся к тебе серьезно.

— Тогда иди разговаривать ты, или придумай вариант получше! — не выдержал я.

Крастер резко замолчал, показывая своим видом, что ему совсем не по душе пришлась эта идея.

— Постарайся остаться в живых и вернуться, Кай. Я пока подумаю еще тут, — тихо ответил он.

Я взял Рики с собой, выбрался из пещеры и сразу же столкнулся с первой трудностью. Руки и ноги очень плохо липли к покрытыми сажей стене и потолку. Кое-как удалось добраться до подходящей поверхности, и я пополз, задержав в легких воздух, чтобы не дышать гарью. Людей внизу было мало, и все их внимание было приковано к полыхающему омуту, а потому мне удалось проскользнуть незамеченным.

Так я добрался до поворота, за которым начиналась основная территория Ямы. Все видимое пространство вокруг меня было усеяно пологими скалами, в которых то тут, то там просматривались крупные норы. Какие-то, были совсем огромными, а на их входе дежурили люди, вооруженные нехитрым самодельным оружием. Некоторые из обитателей пещер замечали меня, ползущего вниз головой по потолку, и делали изумленные лица, но какой-либо агрессии не проявляли.

Я преодолел больше половины Ямы, когда почувствовал, что воздух вокруг с каждым следующим шагом становится все более теплым. Впереди внизу показалась яркая полоска, цвет которой постоянно менялся от желтого, до красного. Огненная река. Если верить описанию Лаэля, двигаясь вниз по ее течению можно достичь еще одного большого жилого отсека, в конце которого располагается пещера людоедов.

Я подавил соблазн провести там разведку, так как мне не было известно, какими они способностями обладают. Если они вдруг обнаружат меня, то им не составит труда снять меня с потолка шальным огненным шаром, или еще чем похуже.

Едва я подумал о Силе и каннибалах, как вспомнил про Старого Грума, и голову озарила догадка! Вот кто рассказал каннибалам о моей пещере! Да, он не видел ее изнутри, но, как и любой сканер, мог отслеживать наши с Крастером перемещения внутри скалы, из чего сделал вывод о размерах моего убежища. А наличие места, где работают способности, можно вычислить по изменению ауры, которую чувствует одаренный этой способностью в такие моменты.

Я прикинул время, которое провел на потолке, и заключил, что прошло примерно двадцать минут. Придется слезть и двигаться пешком, иначе мне потом не доползти обратно. К счастью, народу внизу было немного, а те, кого я заметил, каннибалами точно не были. Если они и появятся, я всегда смогу забраться на верх, а там в ход пойдет мое новое оружие.

В итоге, предпочел передвигаться в перчатках по стене, стараясь близко не приближаться к крупным пещерам с охраной. Чувствовал я себя пока не плохо, а значит запас крови во мне был все еще на приличном уровне.

Мне повезло добраться до плоской сверху скалы, где располагался местный рынок, сейчас пустовавший. Дошел до его края и уперся в обрыв, по дну которого текла огненная река. Лицо обдало горячей, почти обжигающей волной воздуха. Противоположный берег представлял из себя высокую вертикальную каменную стену, над верхней частью которой возвышался край вертикально стоящего устройства с кучей веревок и блоков. Скорее всего это и есть тот самый мост, который связывает мастеровых с Ямой.

Я снял перчатки и снова забрался под потолок, после чего без каких-либо помех переполз на другую сторону. Однако, не успел я приблизится к мосту, как услышал ехидный голос.

— Опа! И кто ты будешь? Давай-ка слазь вниз, таракан недоношенный.

Что же, вполне ожидаемо, что у них должна быть выставлена охрана. Я повернул голову на источник звука и увидел двух крепких мужиков в подобии кожаной брони. В руках у одного из них были вполне себе приличный арбалет, хоть и самодельный. Кончик острого болта смотрел прямо мне в лицо. С такого расстояния не промахнуться даже слепой старухе.

— Мужики, я к Драфту на переговоры, он меня приглашал!

— Ты смотри, какой деловой! К Драфту, он! — с издевкой произнес тот, что с арбалетом.

— Погодь, это, наверное, тот мелкий с омута, который Хафферу всю плешь проел. Говорят, парнишка замочил с пяток людоедов. Тему такую Драфт подымал, что если пожелает малой с ним разговор держать, пустить и не препятствовать! — второй стражник посмотрел на меня с легким намеком на уважение.

— Да, да! — воодушевился я, — С омута я, тот самый!

— Так это, мы же вроде на днях его пещеру займем! — озадаченно произнес первый. — На кой он нам нужен?

— А это не твое дело. Драфт велел пустить, ему и решение принимать. — Он повернулся ко мне, — Спускайся, никто тебя не тронет. Только вот ножички тебе здесь оставить придется. Не ссы, малой, вернем их в сохранности. Мы люди правильные, хотя король и думает иначе.

Они оба расхохотались, а я не стал возражать, спустился к ним и отдал серпы.

— Иди за мной, — второй стражник направился вниз по лестнице, примыкавшей к стене. — Жарковато тут у нас, но скоро привыкнешь.

Я последовал за ним, внимательно запоминая дорогу. Внизу под стеной было что-то вроде кузницы, роль горна в которой выполняла глубокая ниша в скале, наполненная все той же лавой и закрытая сверху и с боков аккуратно выложенными каменными плитами.

Главное убежище мастеровых располагалось внутри скалы. Потолки здесь были значительно ниже, чем у меня, но вот сама пещера была просто огромной, переходящей из зала в зал, к каждому из которых примыкало множество извилистых коридоров. Тем не менее, я без труда запомнил всю ту часть, через которую меня провели. Сравнения с хитрыми путями Танарских катакомб это место не выдерживало. Мы добрались до тупика, в стене которого располагалась настоящая деревянная дверь, окованная рамкой из тонкого железа. Стоящий перед ней стражник, одетый немного хуже, чем предыдущие товарищи, перекинулся парой слов с моим провожатым и скрылся внутри.

Спустя минуту, он вышел и коротко произнес: «Драфт ждет.», после чего они прощупал мои карманы, сняли поясную сумку с дротиками и забрали трубку. На шум выбрался из-за пазухи Рики, и они оба испуганно отпрянули в сторону. По их лицам я понял, что они прекрасно знали о том, что это не белочка.

— Его тоже сдавать? — усмехнулся я.

Охранники нерешительно переминались на месте, пялясь на эльмура во все глаза и не понимая, что им нужно сейчас делать. Видимо их инструкции не предусматривала такую ситуацию. Внезапно, та самая дверь открылась, и из проема появилась фигура главаря, которого я сегодня уже видел на берегу. Драфт молча обвел нас глазами, быстро оценил ситуацию, после чего исчез в проеме и вынес стеклянную коробку с крышкой, внутри которой ползал одинокий мелкий слизень. Он вытряхнул его на пол и произнес:

— Сюда сажай. Потерпит несколько минут.

— Я скоро приду, малыш. — Мне пришлось подчиниться, и я пересадил Рики в коробку.


Внутри пещера Драфта мне очень напомнила комнату Лиса в катакомбах. Только вот ни стола, не кровати здесь не было. В дальнем от входа углу валялась какая-то старая лохматая шкура, не то волка, не то медведя. Хозяин уселся прямо на нее и указал мне место на полу напротив себя.

— Чего хотел?

— Господин Драфт…

— Ты не в канцелярии. Можно просто Драфт. — перебил он.

— Кай, — представился я, — Я к вам по одному делу.

— В артель хочешь? Возьму. Наслышан о твоих подвигах. Говорят, ты крыпсов ловить умеешь?

— Умею, но я не хочу в артель. Я стал случайным свидетелем вашего разговора на берегу, когда вы убивали Хигира. Вы собираетесь выгнать меня и моего друга из пещеры. Я готов обсудить условия, чтобы нас оставили в покое, и дать ремесленникам столько мяса, сколько вы скажете.

Драфт удивленно посмотрел меня, а затем расхохотался.

— Вижу ты не в курсе, как тут все устроено, парень. Договариваться ты должен не со мной, а с Кулинаром. Он и его люди мне пообещали предоставить хорошую пещеру с источником Силы, если я отдам им кровь земли и помогу убить Хигира. Свою часть сделки я выполнил. Так что теперь, выселение тебя оттуда — это проблема людоедов, с них я и буду спрашивать. К тебе у меня претензий нет.

Я крепко задумался. Неужели, Хаффер Морли все это организовал ради одного меня? Это же какие ресурсы!

А никаких! Он ничего не потратил. Каннибалам моя пещера не нужна, у них есть своя, еще лучше моей. Главным препятствием между Блондином и мной являлся Хигир. Людоеды устранили его силами мастеровых, сделав, по сути, благое дело для всех жителей Ямы. Им еще и спасибо скажут.

— Значит, если я найду способ удержать свою пещеру, вы не станете пытаться у меня ее отобрать?

Драфт снова улыбнулся.

— Ты мне нравишься парень, но тебе нужно понимать, что в Яме действует Право сильного. Если даже представить, что ты каким-то чудом не пустишь к себе людоедов, найдутся и другие желающие. И я стану одним из первых претендентов на отличное убежище, в котором еще и Сила работает. Стрясу долг с Кулинара и Ткача чем-нибудь другим, а потом сам заберу твое гнездышко. Не морочь себе голову глупостями, ты одиночка, да к тому же ребенок. Но очень непростой и хитрый, как я погляжу. Переходи ко мне в артель, и ты решишь свои проблемы, и не только с каннибалами. Обещаю, тебе не придется работать физически. Будешь делать то, что ты умеешь лучше всего — ловить крыпсов и жить в своей любимой пещере припеваючи.

Значит все-таки не выйдет договориться… Но его предложение не было лишено смысла. С какой стороны не посмотри, все лучше, чем быть сожранным людоедами, а там видно будет.

— Драфт, а правда, что вы копаете тоннель на свободу? — раз он так во мне заинтересован, я решил закинуть удочку по полной.

— Копали когда-то, да только бесполезно это все. Там, на поверхности, стражники прекрасно знают о наших передвижениях. У них есть мощные сканеры и видящие. Если ты копаешь не туда, они даже не шевельнут пальцем. Для них спускать отряд стражников в Яму еще тот геморрой. Несколько лет назад, мой предшественник пробовал, но в итоге наткнулся на гнездо Слепых, которые сильно подчистили ряды мастеровых. Мы завалили проклятый тоннель камнями и больше не пытались. Была еще одна попытка, очень давно, но из тех, кто в этом участвовал уже никого нет в живых. Тогда они угадали с направлением и продвигались довольно успешно. Но потом сверху спустились солдаты, перебили всех заговорщиков, а сделанный ими проход взорвали. А однажды, к нам попал высокоуровневый воздушник, так он вокруг себя в реке пузырь сделал и, с помощью Силы, попробовал через водопад удрать, тем же ходом, которым его сюда сбросили. Говорят, он даже успел небо из колодца увидеть, перед тем как его прибили. Есть еще неисследованные глубокие пещеры, но люди из них не возвращаются. Так что забудь о побеге и просто живи — тут не так плохо, если привыкнуть; а тебе, с твоими талантами, вообще можно хорошо устроиться. Мясо крыпсов ценится. В общем думай, я тебе буду очень рад.

— Спасибо за науку, Драфт. Мне пора. — Я вспомнил о скучающем в аквариуме эльмуре и заторопился. Мою вылазку можно было считать удачной, если, конечно, согласиться с его предложением.

— Да не за что. Надеюсь ты вступишь ко мне. Поверь, многие в Яме хотели бы оказаться на твоем месте.

Я покинул его комнату, и без каких-либо препятствий забрал свои вещи и Рики на выходе, после чего в сопровождении незнакомого стражника вернулся к стене и поднялся по лестнице. Там мне вернули мои серпы, и я заполз на потолок. Странно, что даже никому из них не стало интересно, как у меня получается лазать вниз головой.


Обратная дорога, к сожалению, не была такой гладкой, как сюда. Я перелез через огненную реку и дополз до поворота, а дальше наткнулся на банду людоедов, которые прямо под мной, посреди Ямы, по очереди насиловали костлявую обнаженную девушку. До этого момента мне еще не приходилось видеть здесь женщин. Внутри меня взыграла злость, но я понимал, что, если вмешаюсь, то могу не добраться до своей пещеры, и пополз дальше. Ее беспомощные крики следовали за мной и резали уши, словно нож. Я отчаянно вертел головой по сторонам, в надежде, что кто-то поможет, и видел много других людей, но они лишь равнодушно наблюдали за происходящим внизу процессом и не вмешивались.

Демоны! Ну почему все это со мной происходит?

Не могу!

Подполз к краю свода, где он переходил в стену, и осмотрелся. Подо мной стояли зеваки, с безопасной высоты наблюдающие за изнасилованием. В одном из мест обнаружилась удобная каменная полочка. Между ее поверхностью и потолком образовывался зазор, в который я забрался, предварительно выгнав оттуда семейку крыпсов. Пора проверить мое оружие. Расстояние до бандитов составляло, примерно, одну шестую полета стрелы. На поверхности это достаточно много для духового оружия, но стоило учитывать, что я находился на высоте, а каких-то сильных порывов ветра ждать не приходилось. Воздух медленно циркулировал от огненной реки до обычной.

Семь человек. Первым пробую снаряд, начиненный ядом Рики. Медленно прицеливаюсь в ближайшего каннибала и попадаю ему в лопатку. Он падает навзничь и замирает, но его спутники находятся к нему спиной и не видят этого. Женщина продолжает истошно кричать, и они даже не слышат, как падает его тело. Зеваки на скалах замечают, что с одним из людоедов что-то случилось и испуганно озираются, но пока не обнаруживают ничего подозрительного.

Пользуясь этим, выпускаю подряд два снаряда со сваренным мной ядом. Первый попадает точно в спину насильника, а второй уходит в сторону и вниз, но все же цепляет область под коленкой бандита. Эта смесь действует не так быстро, как у Рики, но зато убивает гарантированно.

Прячусь за уступом и через узкую щель наблюдаю за происходящим. Насильник, кажется, и не понял, что это не ногти жертвы впились в его спину, а что-то другое. Раненый в колено начинается озираться по сторонам и кричать.

— Кто это сделал!!?

Зеваки прячутся по своим пещерам, а остальные четверо пытаются выяснить, что происходит. Неожиданно, кричащий медленно оседает на землю и издает шипящий звук из гортани. Одновременно с ним, затихает насильник, придавив своим телом женщину. Бандиты бессильно крутят головами, после чего кидаются врассыпную. Выбираю момент, когда они не смотрят в моем направлении, и снова стреляю в самого ближнего, что поднимается по скале в мою сторону. На это раз в ход идет дротик с ядом Рики. Каннибал мгновенно заваливается назад и с размаху насаживается затылком на уступ. Вокруг его тела обильно растекается кровь, меняя цвет камней с серого на красный.

Двое бандитов принимают самое правильное решение и убегают в направлении своей пещеры, постепенно скрываясь вдали. А последний, кажется, заметил откуда прилетала внезапная смерть, и спрятался за громадным валуном.

— Рики, взять! — шепчу я, и вытягиваю руку в сторону камня.

Питомец разбегается и бесшумно планирует вниз, приземляясь точно на камень, после чего исчезает за ним, а через пару секунд радостно бежит ко мне. Из-за каменной преграды вываливается оцепеневшее тело и плашмя падает на землю.

Выбираюсь из убежища, и встречаюсь взглядом с испуганными глазами женщины, которая уже поднялась с земли и сейчас пытается стыдливо прикрыть свои худосочные прелести обрывками одежды. Махаю ей рукой, чтобы она быстрее уходила, а сам перемещаюсь на потолок и решаю быстро уходить, чтобы не ждать возвращения каннибалов с подкреплением. Бросаю последний взгляд на первого бандита и вижу, что тот все-таки умер. Кажется, придется снизить количество парализующего яда в дротиках.


Мне удалось добраться до своей пещеры без приключений. Голова понемногу начинала кружиться, но я был совсем близко. Кровь земли продолжала вовсю гореть, и, казалось, это будет длиться бесконечно. Едва я заполз в проход, задыхаясь от едкого дыма, как чуть не столкнулся лбами с белым, как мел Крастером. Его трясущаяся рука указывала внутрь грота, а сам он двух слов связать не мог.

— Что случилось?

— П-пос-мот-три с-сам.

Я прошел по коридору вперед, вышел в пещеру с озером и замер скорее в удивлении, чем в ужасе. Посреди водоема лежало огромное тело Хигира, а его длинная, обгоревшая до углей шея, занимала половину грота. Обожженная, истекающая гноем и кровью голова чудовища, покоилась на самом берегу, а в огромных желтых глазах медленно угасала жизнь.

Аккуратно сделал шаг в его сторону, второй. Он увидел меня, забился всем телом и пронзительно завыл, а только-только подсохшие коросты на его коже вскрылись и снова начали кровоточить.

Демоны! И что с ним делать?

— М-может до-добьем е-его?

— Чем? — у меня внутри нарастало волнение, но осознание того, что передо мной лежит мой шанс остаться независимым, заставило меня принять, наверное, самое безумное решение в моей жизни.

Я сделаю это, или хотя бы попробую…

— Крастер, тащи все сколиты, которые у нас только есть! Еще мне нужен твой универсальный переходник!

— Ч-что ты собираешься д-делать?! Т-только н-не г-говори, что т-ты с-собираешься лезть в озеро и п-приближаться к нему!

— Собираюсь, Крастер, еще как собираюсь. Больше того, я попробую вылечить этого малыша.

Глава 9

Медленно, напряженный как тетива лука, я приближался к голове исполина, готовый в любую секунду уклонится от попытки его атаки. В коленях распространялась предательская дрожь, но я помнил, как однажды мне уже довелось прокатится верхом на этом невероятном создании природы. Если зацепиться за его рога, он мне не сможет ничего сделать, кроме как уйти под воду. Не думаю, что у него хватит на это сил.

Монстр продолжал беспомощно лежать. Через прожженную насквозь кожу я видел, как перекатываются его сильные мышцы в попытках совершить очередной рывок в мою сторону, но у него уже просто не было на это сил. Все, что он смог сделать, это лишь немного повернуть голову и одним глазом наблюдать, как я двигаюсь к нему. Его пасть приоткрылась и из нее донесся угрожающий рык, перемежающийся с клокотанием в горле. Еще немного.

Остается протянуть руку, но я решаю закрепится понадежнее. Обматываю один конец кусари вокруг неповрежденного рога, а вторым подпоясываюсь. Теперь он не сможет быстро причинить мне вред, пока я буду находится в состоянии концентрации. Медленно продвигаюсь дальше в озеро, вдоль длинной шеи Хигира, и чувствую, как встрепенулись «муравьи». Можно начинать.

Касаюсь обеими руками обожженного покрова и чувствую, как по телу зверя проходит волна судорог. Терпи, малыш. Сразу же подлечиваю этот участок кожи, чтобы не причинять ему постоянную боль и начинаю исследовать его организм.

Демоны! Он совсем еще ребенок! Я «вижу» внутри его черепа скрытый ряд зубов, которые еще не полностью заменили молочные. Но сейчас меня больше беспокоит другое, я понимаю, что у меня не хватит никакой Силы вылечить такое громадное существо. Придется расходовать ее экономно, чтобы он хотя бы не умер в ближайший час.

Продвигаюсь дальше и нахожу главную причину его болезненного состояния. Ожоги слишком глубокие, внутрь его тела попадают частички гноя и обгоревшей кожи, отравляя организм. Кровь хищника мне кажется «темной». Начну с нее.

Теплые «муравьи» устремляются в путешествие по его кровеносной системе. Они отважно вступают в бой с чернотой и погибают один за одним. Я продолжаю вливать свою Силу в Хигира, но он мне кажется бездонным, и постепенно ощущаю, что мои способности иссякли.

Открываю глаза. Чудовище лежит неподвижно с закрытыми глазами и часто дышит, но больше не сопротивляется моему вмешательству. Крастер боязливо стоит в сторонке, а у его ног лежат небольшие кучки сколитов, разложенные по достоинству, вокруг которых прыгает беспокойный Рики. Выхожу на берег, беру из рук союзника переходник и начинаю один за другим поглощать камни. Перевожу взгляд на Хигира и вижу, как он внимательно наблюдает за мной. Глупый, ты же ослепнешь!

Моя Сила восстановлена, но оставшихся трилитов и двулитов едва хватит на повторную процедуру. Я снова захожу в озеро и вижу, как огромный вертикальный зрачок перемещается вслед за мной. Странно, он продолжает прекрасно видеть. На этот раз он не тревожится, а, кажется даже ждет, когда я начну его лечить.

Повторно прикладываю ладони и концентрируюсь. Мне почти удается вычистить его кровь, но она все еще «серая» и скоро вновь потемнеет. И опять моя Сила исчерпывает себя. Направляю последние остатки «муравьев» к его ранам и немного уменьшаю область, из которой инфекция попадает в его организм.

Выбираюсь на берег и трачу последние сколиты, а чудовище, как и в первый раз, внимательно следит за процессом моего восстановления. Крастер с грустью смотрит на то место, где еще около часа назад лежал наш запас ценных камней. Ерунда! Сейчас главное, чтобы Хигир выжил, а сколиты я потом как-нибудь раздобуду.

Ну что, малыш, последняя попытка. Я приступаю к лечению и вдруг четко осознаю, что мне все равно не спасти его. За то время, пока я поглощал камни, его кровь опять начала чернеть. Сейчас ему намного лучше, но это лишь временное облегчение. В этот раз решаю потратить всю свою энергию на заживление его ожогов. Это даст ему хотя бы одни сутки жизни, а дальше… Прости, я сделал все что мог, но у меня больше нет камней. И Силы больше нет.

Открываю веки и встречаюсь с монстром взглядом. Вокруг колышется вода, и он, корчась от болей, начинает смещаться в центр озера и медленно погружаться под воду, утягивая меня за собой. Демоны!

Быстро скидываю с себя веревку и провожаю Хигира глазами, а по моим щекам скатываются предательские слезы. Ему не выжить, инфекция все равно завершит свое дело.

— Получилось? — Крастер обеспокоенно наблюдал за уходом чудовища под воду.

— Ненадолго, протянет до завтрашнего дня, не больше. Он слишком большой, нам не раздобыть столько камней, чтобы я полностью мог его вылечить. — Я говорил это и чувствовал, что вот-вот разревусь.

Понуро направился в сторону грота и обессиленный упал на свою лежанку. Рики калачиком свернулся у меня на груди, а его легонько поглаживал и лихорадочно размышлял, как нам быть дальше.

Прошло около пяти минут. Крастер уже начал заниматься готовкой еды, как вдруг из соседнего грота раздался громкий всплеск. Он вернулся? Но зачем?

Я подскочил со своего места, переложил спящего эльмура на подстилку и выбежал в соседнюю пещеру. Монстр изогнул свою шею, опустив голову к самой земле и открыл пасть, откуда один за одним посыпалась огромная куча черных круглых камней, размером с персик. Они со стуком, раскатились по всему гроту, а я застыл в оцепенении.

Квадриты! Много квадритов! Просто невероятное количество…

Хигир полностью опустошил рот, нашел меня глазами, громко заревел, а затем улегся на берег в первоначальную позу и застыл в ожидании. Кусари так и осталась висеть на его рогах.

Этого хватит! Я смогу вылечить его!

Окрыленный от счастья, я схватил глеверитовый переходник и уселся на берегу. Вспышка, еще и еще! Забрел в воду, щедро влил в монстра огромную порцию «муравьев» и вернулся на берег за добавкой. Гордость и радость распирали меня изнутри! Кто бы мог подумать, что это огромное дитя неизвестного существа, окажется таким сообразительным. Интересно, каких размеров его мама?

Лечение Хигира затянулось до глубокой ночи. Крастер ушел спать, изрядно удивленный, что монстр полностью перестал проявлять ко мне агрессию. Я непрерывно ходил из воды на берег и обратно, постоянно восстанавливая Силу и снова, до последней капли, отдавал ее диковинному зверю.

Наконец-то он полностью вылечился. Я снял веревку с его рогов и произнес:

— Ну все, малыш, ты теперь здоров. Надеюсь, завтра ты сможешь меня защитить, а я пойду немного посплю. Вымотал ты меня прилично.

Я начал удаляться в сторону своей комнаты, но Хигир вытянул свою шею и перегородил мне дорогу своей огромной головой, словно подставляя ее под меня.

— Ты хочешь, чтобы я забрался на тебя? Зачем? — я попытался обойти его, но он снова преградил мне путь. — Ну хорошо, раз ты так сильно настаиваешь!

Я взобрался на его макушку, взялся за рога, и он начал уходить на глубину.

— Э-э, парень, я не умею дышать под водой! Учти, как только почувствую, что задыхаюсь, мы расстанемся!

Я набрал полную грудь воздуха, и Хигир полностью ушел в озеро, стрелой унося меня вниз. Уши сильно сдавило, а зрение плохо работало сквозь толщу воды, но тем не менее я смог различить темные контуры скалы, в сторону которой он направлялся. В ее чреве зиял огромный тоннель. Монстр заплыл внутрь и устремился по нему теперь уже вверх. Прошло уже около минуты, и я сообразил, что мне пора на поверхность, но внезапно вода исчезла и я понял, что прекрасно могу дышать! Здесь не было эйголя, но моя Сила работала, и у меня включилось уже позабытое ночное зрение. Вокруг меня виднелись стены полузатопленного тоннеля.

Я продолжал восседать на голове Хигира, а он все плыл, и плыл вперед, пока не стало совсем мелко, после чего неуклюже выбрался на сушу и пошлепал своими огромными ластами дальше. Мы оказались в громадном логове, залитым слепящим светом радуги, отчего мне даже защипало глаза. Сила полностью пропала, а мне пришлось долго привыкать к такому освещению, пока я наконец не разглядел его источник. Свет источал очень крупный валун, правильной круглой формы, размерами с мою комнату в гроте.

— Ты мне это хотел показать, малыш? — я направился к камню, но он меня начал отталкивать от себя невероятной силой, и чем ближе я подходил, тем больше он сопротивлялся, пока я просто не остановился, осознав, что дальше не смогу сделать ни единого шага.

Хигир пошлепал мимо него, пересек грот до конца, остановился у дальней стены и протяжно завыл. В этом звуке было столько жалости и обиды, что становилось не по себе. Я подошел к нему и увидел уходящий вниз проход. Он был наполовину затоплен водой, а в конце него я разглядел ужасную картину. Когда-то здесь проходил подводный тоннель, но сейчас он был перекрыт огромным завалом, из-под которого торчали гигантские кости скелетов двух одинаковых животных. Каждый из них был размером с каравеллу Джаиля. Зверь снова застонал, а я, разглядев силуэты останков, все понял…

— Это твои папа и мама? Значит ты тоже сирота?

Хигир спустился в воду, добрался до завала и начал перебирать своими ластами пытаться сдвинуть огромные камни в сторону, постоянно оглядываясь на меня. Я смотрел на его безуспешные попытки и понимал, что даже такому могучему зверю не справиться с ними, но все же подплыл к нему, по дороге обнаружив, что вода в проходе соленая. Сила снова появилась внутри меня, но помочь бедняге я ничем не мог. Такой завал мне не расчистить, даже если бы я был таким же здоровым и сильным, как Дони.

Я сделал вывод, что скорее всего эти грандиозные чудовища жили в одном из крупных водоемов, возможно даже в море, а здесь у них было что-то вроде гнезда, где они растили малыша. Но, видимо, произошла какая-то катастрофа, потолок тоннеля обвалился, придавив его родителей, а сам Хигир оказался отрезанным от внешнего мира. Другого объяснения его появлению под землей, мне найти не удалось.

— Малыш, я тебе обещаю, что если когда-нибудь придумаю способ, то обязательно помогу тебе выбраться.

Хигир меня не понимал, но я постарался вложить в свои слова как можно больше надежды и веры. Он перестал выть, внимательно прислушался ко мне, а потом развернулся и направился обратно к радужному камню. Интересно, что это вообще за вещество? И как к этой глыбе подойти, если она не пускает? Я постарался вспомнить все, что когда-либо читал о минералах и их свойствах, но так и не нашел ответа. Он не был похож ни на что, виденное мною ранее.

— Отвезешь меня домой? — я зашагал в сторону выхода, и Хигир, немного помедлив, пошлепал следом. Он снова подставил под меня свою могучую голову, а затем забрался в воду и поплыл назад.

По дороге обратно, я много размышлял о своих новых находках. С одной стороны, эта пещера гарантировала полную безопасность. Ни у одного жителя Ямы не хватит запаса воздуха, чтобы добраться сюда самостоятельно. Это можно использовать, как убежище на крайний случай, но не более. Еды здесь нет, а за завалом, наверняка, огромная система подводных тоннелей до самого моря. Я вспомнил на каком расстоянии находилась Яма от порта и понял, что рассматривать этот вариант для побега даже нет смысла, если у тебя отсутствуют жабры.

Хигир поднимался все выше, но вопреки моим ожиданиям, всплыл не в моем гроте, а посреди омута. Едва мы с ним появились из воды, как вокруг раздались вопли ужаса. Кровь земли уже полностью догорела, и многочисленный отряд каннибалов, вооружившийся кирками, висел на какой-то системе канатов и веревочных лестниц, активно расширяя верхний вход в мою пещеру.

Я быстро осмотрел берег, но проклятый Блондин, как назло, уже бежал вниз, громко поминая матом Девятерых богов, и изредка оборачиваясь назад. Хигир его уже достать не мог, а потому переключился на его людей. Сообразив, что висящие на веревках люди двигаются слишком медленно, он оставил их на десерт, и одним рывком схватил сразу двоих человек с уступа, но не стал их пережевывать, а швырнул их покореженные тела в омут, после чего успел поймать еще одного. Мое сердце забилось от предвкушения легкой битвы. Я перепрыгнул на стену, под самый потолок, извлек камы и начал активно рубить веревки, один за одним сбрасывая висящих на них людей в воду.

Хигир рвал своих обидчиков, на части, раскрашивая водоем красной пеной. Местные зеваки в ужасе отбежали от берега на безопасное расстояние и, раскрыв рты, наблюдали за кровавым пиром огромного чудовища. Я заметил среди них ошеломленного Драфта и встретился с ним глазами. Ничего хорошего этот взгляд не предвещал, но по крайней мере, какой-то злости, направленной именно на меня, в нем не было. Скорее, это была досада, от того, что ценная кровь земли потрачена впустую и лакомой пещеры ему не видать, как и персонального ловца крыпсов.

А зверь уже приступил к своей трапезе. он за эти сутки потерял много сил и проголодался, а потому, один за одним выхватывал тела из воды, вздымал свои челюсти вверх и проталкивал в бездонную глотку людоеда за людоедом. Сегодня ему и мне особенно повезло. Ряды Блондина уменьшились как минимум на десяток человек.

Я громко позвал монстра и Хигир приблизил свою голову ко мне, позволив перелезть обратно. Проворно забрался на его макушку и выпрямился во весь рост, оглядывая собравшихся подо мной. Они наперебой галдели, указывая на меня руками, а я уже понимал, что сегодня мой авторитет в Яме взлетел на недостижимый для остальных уровень.

Драфт, и еще несколько человек, по-видимому, являющиеся старшими в своих отрядах, скомандовали отход и повели людей в сторону своих пещер. Наверное, это был правильный поступок с их стороны, так как мое внезапное возвышение для них работало совсем в иную сторону. Постепенно собравшиеся начали расходиться, но несколько человек, в основном из одиночек, начали махать руками и кричать в мою сторону.

— Возьми нас к себе!

— Обещаю слушаться и делать все, что скажешь!

— Я умею выращивать овощи! Раньше я работал у аграриев!

Я смотрел на всех этих людей, и горестно понимал, что их качество оставляет желать лучшего. Надо им объявить какое-то временное решение, но они продолжали кричать и шуметь. Немного поразмыслив, я поднял руку вверх. Собравшиеся постепенно затихли.

— Я собираюсь организовать свою собственную общину, но мне нужно хорошенько подумать. Есть ли среди вас чтец мыслей? Его я возьму уже сегодня!

Из толпы донеслись расстроенные вздохи, но затем из задних рядов показалась та самая женщина, которую я освободил от людоедов накануне.

— Я чтец! Только зачем это тебе? Собираешься проводить собеседование в реке?

Собравшиеся расхохотались, но я не обратил на это внимания.

— За что ты попала в Яму?

Женщина резко сникла, а из толпы донесся ехидный крик:

— Так это же Корита! Она нянькой работала у одного важного богача в Тарее. Отпрысков его спать уложила, а к ней…

— Заткнись, тварь! — она завизжала и кинулась в толпу на говорившего, но ее подхватили под руки и оттащили в сторону.

— Продолжай, — произнес я, глазами выискивая смельчака.

— А чего продолжать-то? Пихарь ее к ней приперся. Нажрались они, как свиньи, ну и устроили скачки друг на дружке. А младшенькая возьми, да и проснись. Начала плакать, да остальных детишек и разбудила. Ну и заходят, значит, старшие ребята в комнату к нашим любовничкам. Бедлам этот увидели и сказали, что папке нажалуются. А придурок тот, что в гости к ней за любовью пришел как да-а-ст старшему по голове стулом. Ну и прибил, его насмерть. Недолго думая, они вдвоем всех остальных детишек порешили, купца ограбили и бежать в Саталию попытались. Да только взяли их неподалеку от города. Пихаря на месте грохнули, а шалаву эту сюда отправили.

— Сам-то, намного лучше? Свою же бабу прирезал! — послышался еще один голос из толпы.

— Она шлюхой была! Сама виновата…

Толпа снова загомонила в перепалках, а у меня пошла кругом голова.

Святые Девять… По спине бегали мурашки от услышанных историй. Неужели мне придется жить и работать рядом с такими людьми? Нужно все хорошенько обсудить с Крастером.

— Тихо!!! — заорал я.

Собравшиеся начали замолкать, а я почувствовал, что Хигир уже устал от всего происходящего и сейчас внимательно высматривает, кого бы поудачнее прихватить с берега, чтобы поближе стоял.

— Корита, придешь на берег через двенадцать часов. Остальные свободны. Свое решение я сообщу позже.

— А у меня часы что ли есть?

— Значит я поищу другого чтеца. — Пожал я плечами.

— Кай! — донесся голос позади меня.

Я обернулся и увидел ошеломленного Лаэля, выползшего из своего грота.

— Чего тебе?

— Ты… это… как? — он во все глаза пялился то на Хигира, то на меня.

Я не стал ничего ему отвечать и легонько пошлепал чудовище по загривку. Кажется, зверь понял, что я хочу спуститься и переместил меня на уступ, неподалеку от большого входа, откуда боязливо одним глазом выглядывал Крастер. Хигир издал прощальный рык и скрылся под водой, а я внимательно осмотрел вход. Каннибалы неплохо постарались, но сколько-нибудь ощутимых разрушений принести не успели. Я забрался внутрь и почувствовал, что устал, как-никогда в жизни, а потому сказал соседу, что обсудим все завтра. Еле добрался до своей кровати, где меня встретил обеспокоенный питомец, и повалился спать.


На утро я поделился с Крастером информацией о своих находках. Как и я, он абсолютно ничего не знал о радужном камне и природе его происхождения, а потому основной темой нашего разговора стала Корита. Ни он, ни я особым желанием брать ее сюда не горели, но за прошедшие полтора месяца нам так и не удалось найти иного варианта.

— Кай, такие люди, как обитатели Ямы, плохо поддаются уговорам и уважают только силу и страх. Сможешь запугать их — получишь покорность на некоторое время. Сможешь поддерживать угрозу постоянно — и у тебя будет хоть какое-то подобие повиновения. То, что ты устроил в омуте, здорово тебе сыграет на руку, но Хигир не всегда будет рядом. Постепенно это отребье расслабится и начнутся стычки и конфликты. Такова природа людей, а у местных это проявляется наиболее ярко.

Я подумал над его словами, и мне пришла в голову забавная идея.

— Страх говоришь? Как насчет того, чтобы устроить госпоже Корите маленький спектакль? — улыбнулся я. — Думаю, сейчас самое подходящее время порепетировать.


Спустя сорок минут, я вышел из пещеры, прихватив с собой охапку крыпсов. Побросал их в воду, и Хигир не замедлил со своим появлением. Я внутренне боялся, что он позабудет вчерашний день, но едва монстр высунулся из воды, как огласил Яму радостным рыком и покорно подставил шею. Я спустился вниз, перебрался к нему на голову и потрепал его по загривку рукой, если конечно это можно было так назвать. После чего занялся тренировкой своего жеребца. Он оказался очень сообразительным, и вскоре мы придумали систему легких похлопываний по бокам его здоровенной головы, выучили повороты направо и налево, а также погружение и всплытие на поверхность. Я с удовольствием извлек со дна наши первые трофеи, а именно восемь превосходных кирок, и перетащил их в грот. Начало положено!

После этого, я отпустил зверя и уселся на пороге верхнего входа в пещеру, ожидая Кориту. Но вместо нее на уступ пришел Драфт с каким-то высоким человеком, от внешнего вида которого прямо-таки несло гордостью и привычкой повелевать. Они встали вне досягаемости Хигира и начали разговор.

— Это Рамель, руководитель общины аграриев, — произнес главный мастеровой, — Предупреждаем тебя о том, что отныне цены на наши услуги для твоей группировки повышаются в три раза. Ничего личного. Однако, ты всегда можешь договориться насчет снижения цены, мои пожелания тебе известны.

— Увижу рядом с тобой своих людей, и в следующий раз мы не будем такими вежливыми, — коротко бросил второй.

— Да, Кай, моих это тоже касается! — поспешно добавил Драфт.

— Понял. — Спокойно произнес я, хотя внутри меня взыграло возмущение. Но я решил пока не спорить с ними — достаточно одной войны с каннибалами. Настраивать против себя еще двух самых могущественных людей в Яме в мои планы совсем не входило.

— Вот и хорошо, что ты такой понятливый. — Главный аграрий повернулся и пошел прочь, а Драфт еще немного постоял, глядя в мою сторону, словно ожидал, что я продолжу разговор.

Но я просто сделал вид, что ухожу к себе, и мастеровому ничего не оставалось, как присоединится к своему коллеге. А часом позже все-таки пришла Корита. Мы вдвоем с Крастером затянули ее в пещеру и провели внутрь грота. Я уселся рядом с ней на берегу озера, а мой сосед сделал вид, что затеял стирку одежды и забрался по пояс в воду.

— Корита, какой у тебя уровень? — начал я разговор.

— Третий.

— Прочитай меня.

— И каким образом я, по-твоему, должна это сделать? — ехидно произнесла она.

— Лезь в озеро, в нем работают способности.

Она недовольно фыркнула, но все же забрела в воду по грудь. Я специально выбрал место с самой большой глубиной. Так что она сейчас находилась в одном росте от меня и напряженно смотрела мне прямо в глаза.

Я еле-еле почувствовал ее слабенькую попытку, от которой символ Сиалы на моем черепе почти не потеплел.

— Дерьмо какое-то! — выругалась Корита, — Не может такого быть! Даже если допустить, что ты выше меня уровнем, у тебя сейчас не работает Сила.

— Это нормально, что ты не можешь меня прочесть. Мне достаточно твоей демонстрации. Будешь хорошо питаться и достойно жить, взамен я потребую верности и ежедневной проверки мыслей остальных обитателей пещеры, кроме меня и Крастера. Можешь выйти из воды.

— Надеюсь, трахаться придется только с вами? — деловым тоном спросила она на ходу.

Я чуть не подавился, а мой сосед, находящийся за ее спиной, закатил глаза и еле сдержал смех.

— Нет. Никакого насилия в моей общине! Я уничтожу любого, кто посмеет что-то здесь делать против воли других.

— И что ты сделаешь здоровым мужикам, если им не понравится, что здесь командует какой-то ребенок? — на ее лице отобразилось сомнение.

— Ну Хигира ты уже видела, есть еще Рики.

Питомец, услышал свое имя и выбрался наружу. Я подмигнул Крастеру, чтобы он приготовился, а сам скомандовал.

— Рики, иди познакомься с Коритой.

Эльмур перепрыгнул нашей новой соседке на плечо и начал внимательно ее обнюхивать, отчего она побледнела и занервничала, а я продолжил:

— Есть еще мои друзья-эмпаты, которые сразу поймут, что кто-то замыслил недоброе против меня.

После этих слов к ней сбежалась пара десятков крыпсов. Они ловко поднялись по ее ногам вверх, облепили все тело и высунули в боевой готовности жала, с кончика которых начала медленно стекать белая жидкость.

Глава 10

— Сними, пожалуйста, сними эту дрянь! Я все поняла! — весь гонор нашей соседки мгновенно улетучился. Кажется, мы с Крастером немного перестарались.

Я сделал ему знак и крыпсы послушно разбежались по углам, вскарабкались на потолок и затихли.

— Ты… ты… — женщина часто дышала от эмоционального перенапряжения, — Как… ты же… почему твоя Сила работает?!

— Это древняя магия зверолюдов. Мне не нужна Сила, чтобы повелевать животными. Каждому, кто придет в эту общину гарантированы лучшие условия, но и спрашивать я буду по полной. Надеюсь, ты передашь в мысли новобранцев картинку того, что сегодня увидела.

Корита быстро закивала головой, куда-то разом потеряв свою спесь, а Крастер за ее спиной одобрительно показал большой палец вверх. Кажется, я неплохо справился с ролью будущего лидера, но теперь мне придется соответствовать ей постоянно. Иначе, если люди из моей общины поймут, что под этой маской кроется обычный ребенок, есть риск потерять не только превосходство, но и собственную жизнь. Я припомнил всех важных персон, с которыми мне удалось познакомиться за все время, и выбрал для себя образцом Долана Кригера. Его не только боялись, но любили и уважали.


Мы выждали пару дней, пока Корита обвыкнется в новой для себя обстановке. Несмотря на свое прошлое, она оказалась неплохой хозяйкой, и теперь мой кабинет, как и большой общий грот сияли чистотой. Готовила она тоже неплохо, что несказанно нас порадовало. Я частично поделился с ней нашими планами относительно побега и обрисовал те цели, которые я преследую при наборе новых людей.

Крастер охотно давал мне советы относительно того, как должен выглядеть и вести себя настоящий вожак и делился со мной премудростями организационных вопросов. Вскоре я почувствовал, что готов и набрал на берегу первую партию из одиночек в количестве десяти человек, сообщив остальным желающим, что это только начало. Среди тех, кто захотел вступить в ряды новой артели оказался и Лаэль, до которого уже долетели слухи, о моей пещере. Несмотря на все его заверения о том, что он все осознал и исправился, я ему вновь отказал.

Десяток новобранцев отдали образец своей крови для руны, после чего были переправлены телепортом в пещеру и накормлены мясом до отвала. Когда они закончили обедать, я их построил у озера. Худые, бледные и неорганизованные, они настороженно пялились на меня.

Я вышел вперед.

— Сейчас вас осмотрит чтец. Настоятельно не советую скрывать свои мысли. Если кто-то против — у вас есть минута, чтобы мне об этом сообщить и покинуть пещеру.

Новобранцы переглянулись, но желающих не нашлось и Корита приступила к осмотру, а мы с Рики следили за порядком. Я не тешил себя надеждами и прекрасно понимал, что мне достались самые отвратительные экземпляры, но приходилось работать с тем, что есть. Все относительно благонадежные люди были завербованы крупными артелями.

Корита, спустя полчаса, закончила осмотр, вышла на берег и отозвала меня в сторону.

— Кай, второй здесь только ради разведки, он из группировки искателей, но настроен дружелюбно. С пятым и шестым могут возникнуть проблемы, они не воспринимают тебя всерьез, даже несмотря на то, что я им продемонстрировала твои способности. Третий, четвертый и десятый работать не будут, от тебя им нужна только еда. И, самый опасный из них, восьмой. Он наблюдатель Хоффера Морли. Планирует собрать информацию, а потом продать ее людоедам.

— Спасибо, Корита, ты свободна. — я повернулся к стоящему неподалеку крысолову, — Крастер, подойди сюда.

Женщина удалилась, а мой помощник занял ее место. Я ему передал все что она сказала.

— Я думаю, что просто стоит выгнать искателя и шпиона каннибалов, а двоим конфликтным и троим лентяям дать испытательный срок.

— Меня это не устраивает, Крастер. Нам нужна демонстрация и устрашение, как с Коритой. Ты видел, какая она стала покорная?

— И что ты собираешься делать? Хочешь — давай снова напугаем их крыпсами. Но не думаю, что это заставит их изменить свои мысли и отношение.

Внезапно, у меня в мыслях промелькнуло идеальное решение всех возникших проблем одним единственным действием, которое меня напугало самого. Я попытался о нем не думать, но оно, словно зацепилось за края сознания, и снова, и снова настойчиво лезло ко мне в голову, вытесняя все остальное. Я понял, что пока не обдумаю это целиком, оно меня не оставит, а потому дал ему полную волю. В итоге я понял, что это был изящный ход, как не крути. Насколько он был изящным, настолько же и отвратительным. Чтобы успокоить свою совесть, я отпустил Крастера и вновь подозвал Кориту.

— За что в Яму посадили восьмого?

— Ты уверен, что хочешь это знать? — по ее искривившемуся лицу, я понял, что мне предстоит услышать не самое приятное.

— Корита, усвой одну простую вещь раз и навсегда. Если я спросил, не нужно ничего уточнять, ты…

— Он изнасиловал в мастерской свою семилетнюю дочь, а потом убил! — выпалила она, — Но думает, что смог это скрыть от меня, подменив мысли. Вот только, видимо, забыл, что для сопротивления чтецу нужно самому иметь доступ к Силе.

Демоны! Мое воображение тут же нарисовало хорошенькую дочку Филвортов, с которыми я жил по соседству в Танаре. Я представил, как этот урод срывает с малышки одежду, силой разводит ноги в стороны и лезет к ней своими грязными руками, и меня всего заколотило от гнева.

— Ты смогла прочесть их способности? — процедил я сквозь зубы, сдерживая эмоции.

— Неопасные в основном. Только самый первый является огневиком, и очень неслабый, уровень не поняла. Относится к тебе скорее с интересом.

— А восьмой?

— Средненький нюхач.

— Отлично. Спасибо, Корита.

Я вернулся к озеру и зашел в него по пояс, «муравьи» тут же успокоили мое трясущееся от злобы тело, и к кандидатам в общину я подошел полностью расслабленный и невозмутимый.

— Заходим в воду по одному, хочу проверить ваши способности, а заодно побеседовать лично. Предупреждаю, врать не стоит. Давайте по очереди, — я встретился глазами с первым в шеренге. — Как тебя зовут, откуда ты и почему оказался здесь?

— Звать меня Рифер Тарли, я из Миделя. Служил в третьем корпусе на границе с Хаттайской империей. Сюда попал за убийство своего командира и последующее дезертирство. — Он уверенно забрел в воду и приблизился ко мне. В его тоне не было и намека на страх.

— Пройди глубже и покажи Силу! — на всякий случай поправил перевязь с камами и легонько свистнул. Отозвавшийся Рики выбрался из-за пазухи и перебрался на мое плечо. Я достаточно рискую, но вся эта затея и так один большой риск.

— Огневик, пятый уровень. — Спокойно произнес он, краем глаза поглядывая на эльмура, и выпустил в потолок плотный огненный шар. Затем выбрал камень на берегу, направил на него руку и раскалил, постепенно превратив его в кусок лавы.

Думаю, мне очень пригодится этот парень. Но вот убийство командира, конечно, не лучшая его характеристика. Надо будет потом попросить Кориту тщательнее поработать с его мозгами.

— Спасибо, Тарли, следующий.

Я прогнал их через воду одного за другим. Все они, кроме первого, так или иначе, еще не чувствовали себя уверенно, а потому без особых возражений выполняли мои указания. Способности у них были не ахти, как и сказала Корита. Настала очередь восьмого, ради которого я все это представление и затеял.

— Сайм Кальпис. Нюхач, четвертый уровень. Тарея. Работал в своей мастерской дома и случайно уронил стойку на свою маленькую дочку. До сих пор не могу себя простить за это. — Он приложил ладони к лицу, словно показывал сожаление, и даже смог выдавить из себя слезу.

Если бы меня не учили в школе Длани распознавать ложь по мельчайшим признакам, я бы, наверное, сильно засомневался в словах Кориты. Но Кальпис был обманщиком никудышным, и показывал плохую актерскую игру.

Спокойно! Я почувствовал, как ярость заполняет меня снова, но «муравьи» быстро восстановили равновесие.

— Зайди глубже.

— Я всего лишь слабенький нюхач, что я смогу показать? — забеспокоился он.

— Зайди глубже!

— Хорошо, хорошо. — Он примирительно поднял руки и погрузился в воду по грудь, почти сравнявшись со мной ростом.

— Стой там! — я повернулся к остальным и начал свою речь:

— Многие из вас думают, что перед вами одиннадцатилетний сопляк, которому чудесным образом повезло случайно найти хорошую пещеру, случайно научится ловить крыпсов, случайно приручить чудовище из омута. Я не стану вас в этом разубеждать, к чему пустые слова. Все вы пришли сюда добровольно, хоть и с разными целями. Все вы знали, что вас осмотрит чтец. Знаю, что кто-то из вас пришел сюда за бесплатной едой, — я по очереди посмотрел в глаза троим лентяям, а потом перевел взгляд на конфликтных, — А кто-то думает, что сможет легко навести здесь свои порядки. Я вас на первый раз прощаю, но помните, две вещи будут караться незамедлительно: ложь и предательство. Этот человек…

Я резко выхватил каму из-за спины, создал в теле мощный контур Силы, отчего мышцы вздулись и напряглись, словно тетива арбалета, а затем нанес один единственный удар с разворота. Я переживал, что мне не хватит усилия, но взмах серпом даже оказался мощнее, чем нужно. Голова Кальписа описала дугу над озером, приземлилась на берегу и подкатилась к оцепеневшему Крастеру. Тело разведчика людоедов начало медленно заваливаться в воду.

— …не только соврал мне, но и собирался продать меня каннибалам, а именно Хафферу Морли по кличке Веренский Кулинар, которого вы все прекрасно знаете.

Я закончил выступление, после чего смыл водой кровь с лезвия, убрал его в перевязь и спокойно произнес, глядя на девятого:

— Следующий.


После собеседования отказались вступать в общину двое, один из конфликтных и искатель. Я не стал никого уговаривать остаться. Напротив, мне сейчас очень нужны чтобы они рассказали остальным обо мне, дабы отфильтровать лишний мусор из приходящих кандидатов. Пускай набор людей затянется, у меня все равно пока нет достаточного количества инструмента и придется еще решать вопрос с Драфтом. Я телепортировал отказавшихся от вступления в мои ряды на берег, удалил их образцы крови из руны, а оставшихся отправил в большой зал. После этого увел чтеца и крысолова в отдельную комнату.

— Кай, это выглядело невероятно! Откуда такая сила? — Крастер с интересом уставился на меня.

— Одна из моих особенностей, — я покосился на Кориту и решил пока не углубляться в тему. Все-таки она еще не заслужила полного доверия. — Лучше давайте подумаем, как нам достать инструмент. У меня есть много металла, но его нужно перетащить сюда, а потом как-то переплавить.

— Найдите Хами Сантера, — вдруг подала голос, молчащая до этого Корита. — Драфт выгнал его из артели ремесленников по каким-то личным причинам. Он хорошо разбирается в кузнечном деле и металле. Его пещера не так далеко от берега.

— Я займусь этим, — произнес Крастер. — Кажется, я понял, о ком ты говоришь.

Дальше мы обсудили насущные проблемы, такие, как питание, размещение людей, распорядок дня и прочее. Нами с Крастером было принято решение организовать в ближайшее время вылазку на берег и понырять за рюкзаками, в надежде найти еще что-нибудь полезное. В конце разговора он решил не откладывать дело в долгий ящик и отправился за кузнецом.

— Будь осторожен! Думаю, пора прекращать ходить по одиночке на берег. Скоро в списке наших недоброжелателей могут оказаться не только каннибалы, но и другие артельщики.

— Постараюсь. — Крастер зашел в портальную руну, капнул на нее кровью и… ничего не произошло. Он настолько привык перемещаться этим способом, что сейчас удивленно смотрел на меня.

— Может энергия кончилась? — я приблизился к рисунку и осмотрел его. Тот был в превосходном состоянии. Начал его исследовать и установил, что проблема кроется на выходе. Неужели кто-то из ушедших растрезвонил о нем?

Я выбрался из пещеры, снял перчатки и переполз на потолок, после чего направился вверх по течению реки, прямиком к тому месту, где находился второй рисунок.

Демоны! Крастеру невероятно повезло, что он не зашел в руну на несколько минут раньше! Я начал корить себе в недостаточной предусмотрительности. Перед моим взором предстала группа людоедов, которые орудовали кирками и полностью испортили изображение руны на камне. Интересно, меня сдал тот искатель или конфликтный? Все-таки чтец не является гарантией, и это очень плохо. Нужно будет сделать обычный выход с охраной и перестать использовать телепорт. В следующий раз у них может оказаться кто-то с мозгами, и они просто подкараулят одного из моих людей возле портала.

Я набрал воздуха в легкие и крикнул:

— Эй, дебилы! Передайте белобрысому, что Хозяин омута желает с ним говорить. Жду его через час на уступе.

Людоеды закрутили головами по сторонам, и в конце концов обнаружили меня, после чего беспорядочно загалдели, беспомощно размахивая руками. Духовыми трубками им до меня на таком расстоянии не достать, так что я со спокойной душой развернулся и пополз обратно.

Честно говоря, я не ожидал, что Блондин отреагирует на мою выходку и придет. Весь мой выпендреж был устроен, чтобы просто позлить его людей. Но, к моему глубокому удивлению, он явился точно в назначенное время вместе с отрядом сопровождающих и устроил на уступе истерику, предварительно встав вне зоны досягаемости Хигира.

Хаффер Морли долго и визгливо матерился, обещал сожрать меня живым, постоянно убивать моих людей, полностью перекрыть мне все поставки от других артелей, и много еще всего. На мое предложение заключить перемирие и просто оставить друг друга в покое, я получил однозначный отказ. Сообразив, что дальнейший разговор не имеет смысла, я швырнул в него голову Кальписа, которая резво скатилась по горке до самого берега, привлекая к себе внимание нейтральных жителей ямы.

— Ты, кажется, кое-что у меня забыл, блондинчик! — Я глубоко вдохнул и громко произнес:

— Слушайте все! Так будет с каждым, кто явится ко мне в общину с дурными намерениями или будет иметь хоть какие-то контакты с группировкой Морли и Ткача! Завтра утром ожидаю здесь новых добровольцев! У меня вам придется очень много работать, но и жить вы будете достойнее, чем в любой другой артели.

Блондин еще что-то покричал мне вслед, но я его уже не слышал, так как сразу направился к себе в грот. Пора начинать организовывать нормальную охрану и расширить вход в пещеру. Я, недолго думая, отправил двоих новичков с кирками к выходу, обрисовал им задачи, а сам отыскал огневика и пригласил его в свою комнату для более близкого знакомства — он пока казался самым нормальным из всех, хоть и нагловатым.

— Рифер, сегодня ты показал отличное владение Силой. Я впечатлен.

— Ты тоже не промах, — усмехнулся он.

Демоны! Все-таки мне будет трудно с ним. Мне не нужно его слепого преклонения, но я понимал, что как своего главаря он меня пока все равно не воспринимает, но при этом и какой-либо враждебности не выказывает.

— Ты можешь организовать мне горн или хотя бы расплавить металл для его перековки в кирки? Ремесленники настроены не очень дружелюбно и ставят огромные цены. — Я озвучил ему идею, которая появилась в моей голове сразу после собрания.

— Могу, если ты меня обеспечишь приличным запасом сколитов. А что ты собрался добывать и чем будешь торговать?

— Я собираюсь убраться из этого места и выкопать тоннель на поверхность.

— Смело. Ты знаешь, что твоя затея обречена на провал?

— У тебя есть другие предложения? — я пристально уставился ему в глаза.

Он немного подумал и произнес:

— Нет. Хорошо, я с удовольствием поучаствую в этом, и даже приведу тебе несколько человек из бывших военных. Все лучше, чем просто здесь гнить. И это, Кай, можно личный вопрос?

Я кивнул.

— Крастер и Корита. Они вместе?

Я ожидал услышать все что угодно, но только не это, а потому невольно улыбнулся.

— Нет, она свободна. Но предупреждаю сразу — никакого насилия.

— Само собой. Я могу идти?

— Подожди-ка! — Мне внезапно пришла идея. Все-таки я теперь глава общины и лазать по потолку Ямы как-то не солидно. Кроме того, я посчитал, что лучше будет сразу переманить бывшего солдата на свою сторону. — Ты сможешь мне помочь организовать охрану пещеры? Много у тебя знакомых военных?

— У них есть своя небольшая община, но я попробую. Что ты им можешь предложить, кроме мяса?

Я немного подумал и ответил:

— Тебе, как возможному начальнику охраны, полное освобождение от тяжелой работы. А им — вдвое сокращенный рабочий день, улучшенное питание и дополнительные выходные.

— Я тебя понял. Завтра вечером скажу их ответ.

— Договорились.


Все следующие сутки я провел в гроте с разрушенными механизмами, щедро тратя свою кровь на руну разрушения. Я делил здоровенные стальные балки на небольшие куски, после чего перетаскивал их ко входу, грузил на шею скучающего Хигира и перевозил их через омут, после чего передавал охранникам на входе. Приходилось подолгу сидеть в воде и регенерировать кровь. За ночь новобранцы расширили вход до приемлемых размеров, и теперь проблемы с ппопаданием внутрь больше не было.

Корита вместе с Крастером самостоятельно проводили дальнейшие собеседования новых людей. Некоторых они забраковывали сразу, других брали, а в случае сомнения оставляли решение мне. Моя вчерашняя история сделала свое дело, и теперь случай с обезглавливанием Кальписа активно обсуждался в Яме, обрастая все новыми подробностями, вплоть до того, что «этот маленький демон просто оторвал его голову голыми руками».

В полдень я сделал перерыв и переговорил с кузнецом Сантером, которого привел Крастер. Он оказался бывшим разбойником и одним из самых старых жителей Ямы, который чудом уцелел во время атаки Слепых. Сантер тоже скептически отнесся к моей затее, но согласился участвовать в ней, взамен выторговав полное освобождение от шахтерских работ и улучшенный паек.

После обеда произошла маленькая неприятность, когда Хигир, вдруг, надумал всплыть внутри грота и парализовал работу на целый час. К счастью, никто не пострадал. Объяснить ему, что так делать нельзя мне не удалось, а потому было я поручил первым делом выковать здоровенную металлическую решетку. Рифер и Сантер впервые попробовали совместную работу, и надо сказать, преуспели в этом, к вечеру изготовив необходимую клетку, которую мы погрузили на дно и закрепили длинными стержнями. Кроме того, огневик встретился с военными и те дали согласие на предложенные условия.

Конечно, при желании, Хигир смог бы легко выломать эту преграду, но он вроде бы понял, что это необходимая мера. Правда, это объяснение обошлось мне в пару десятков свежих крыпсов. Во время кормления чудовища мне пришла в голову идея подмешивать ему свою кровь. Мало ли, но вдруг пригодится. Пара-тройка лишних лет у меня в запасе имеется, а он еще совсем ребенок, так что есть вероятность, что шаманство орров на нем может сработать.

Кровь теперь была нужна везде. Где-то отделить металл, где-то уничтожить руной особо твердый пласт породы, который нельзя было пройти кирками, где-то выставить ловушку. Я много времени проводил в озере, восстанавливая свою Силу, но работал не меньше остальных. Это сильно играло в мою пользу, хотя несколько меняло мне репутацию от «Хозяина омута» до «Своего парня». Модель поведения Долана Кригера, к сожалению, не прижилась.

Со временем, люди лучше узнали о моих истинных способностях и возможностях. Долго скрывать правду, живя рядом с ними не удалось. Однако, теперь дисциплину в общине мне помогал поддерживать отряд военных, во главе с Рифером, и пока ничего не предвещало каких-то проблем. Я позволил себе потратить немного металла на изготовление мечей для них. Конечно, этому оружию было далеко до настоящей оружейной стали, но в условиях Ямы оно все равно давало значительное преимущество. Кроме того, мы выковали решетки на дверь в мою комнату, на большой выход, сделали металлический крытый мостик до уступа, чтобы избежать нападений Хигира на людей общины, а также организовали карцер для нарушителей дисциплины.

Все контакты с артелями я оборвал и не стал унижаться перед их главами. Между большим входом и гротом была большая система коридоров, которые мы не осмотрели с Лаэлем в первый день, испугавшись пузырей, и которые потом были подробно изучены. Здесь было все для того, чтобы попробовать выращивать овощи. Со временем ко мне в общину пришли люди самых разных профессий и навыков, в том числе и бывшие аграрии. Наш рацион становился все разнообразнее, а община росла, как на дрожжах.

Корита не всегда теперь успевала полноценно проверить новых людей, и, постепенно, все чаще и чаще происходили стычки между членами артели. Кроме того, она все-таки сошлась с Рифером, и это мне не очень понравилось, но запрещать им встречаться я не стал. Я старался по минимуму вмешиваться в личную жизнь людей, поставив условие, что все разборки должны происходить в нерабочее время. Крастер посоветовал оставить людям такую возможность, дабы они могли спустить пар.

Но где одна поблажка, там и другая. И если первые два года существования моей общины люди более-менее вели себя адекватно, соскучившись по полноценной еде и нормальной жизни, то вскоре им этого стало мало. В мою артель начинали проникать все новые и новые неприятные личности, вносившие смуту. Постепенно в обиходе появились наркотики аграриев и спиртное, которые местные умельцы научились гнать из какого-то вида мха. Кроме того, пришло большое количество женщин, а вместе с ними и новые проблемы у мужчин, которые постоянно устраивали стычки за право обладания ими. На этой почве мне пришлось скормить Хигиру двух насильников, что ненадолго, но вернуло порядок в артель.

Я пытался закрывать глаза на многие вещи, в случаях, когда это не мешало работе. И наш подкоп медленно, но верно, продолжал расти, достигнув протяженности почти в три полета стрелы. Или нам повезло, или все оказалось россказнями, но на этом участке мы так ни разу и не наткнулись на легендарных Слепых, или кого-либо еще. Тем не менее, меня сильно тревожило, что военный корпус на поверхности никак не реагирует на это.

За эти два года я прилично вытянулся и прибавил в весе. Поскольку мне, в отличии от остальных, моя способность позволяла восстанавливать свои силу и выносливость в озере, то я не чурался работать наравне со всеми. Мои мышцы стали намного крупнее и рельефнее, голос изменился, а на верхней губе появились жесткие волоски, которыми я, по началу, очень сильно гордился. Все чаще я стал заглядываться на женщин. На хорошем питании они превратились из костлявых особей во вполне аппетитных дам. Но как только я вспоминал, что эти дамы творили на воле, мое либидо резко угасало. А еще у меня полностью поменялись сны. Тая теперь почти перестала меня навещать, а постоянной спутницей моих ночных грез и поллюций стала Сиала Камиста, которая представала предо мной в самых откровенных позах, и творила со мной невообразимые вещи.

В общем и целом, я был доволен сложившейся обстановкой и количеством работы, проведенной за это время. Мои планы с огромной скоростью воплощались в жизнь, пока однажды у меня не произошел конфликт с неким Тайсом Шулли, разрешение которого привело к целой цепочке катастрофических последствий.

Глава 11

Тайс Шулли был обычным членом общины, который пришел в нее через год после создания. Чем-то особым по началу он не выделялся, вел себя тихо и работал наравне со всеми. Единственной его впечатляющей особенностью было невероятное умение быть центральным участником всевозможных пьянок и вечерних посиделок, где он неизменно был душой компании. Местные женщины его очень любили, и даже пару раз устраивали драки за него, что было поистине ужасным зрелищем. Поскольку этих мероприятий я избегал, то слишком поздно обратил внимание на его усилившееся влияние и не предпринял необходимых мер, что в один прекрасный день вылилось в забастовку.

По началу, мне хотелось прибегнуть к силам Рифера и отряда военных, но посовещавшись с ним и Крастером, я пришел к выводу, что сначала должен попробовать устранить беспорядок сам, чтобы вернуть пошатнувшиеся лидерские позиции. Я объявил собрание у озера, пообещав, что постараюсь решить все проблемы и выслушать недовольство собравшихся.

Но с самого начала диалог с бунтовщиками не задался. Мои слова тонули во всеобщем гвалте, а люди словно с ума сошли. В итоге, я просто свистнул Рики, достал серпы из-за спины и двинулся прямиком на толпу, которая начала затихать.

— Эх, не было бы у тебя ручного эльмура, я бы тебе задницу первый надрал, сопляк! — донеслось откуда-то из-за спин.

Меня охватила ярость, но я быстро взял себя в руки и, как можно более спокойно, произнес:

— А теперь выйди сюда и повтори мне это в лицо!

На мгновение в гроте наступило затишье, и в этот момент шаг вперед сделал Шулли, хотя я точно знал, что это произнес не он.

— Ну я сказал. Что дальше? — на его лице заиграла ядовитая ухмылка.

— Встань обратно в строй, не нужно никого выгораживать. — До меня внезапно дошло, что для него эта ситуация очень выгодна, чтобы окончательно пошатнуть мой авторитет, а заодно поднять свой.

— А если не встану, что будешь делать? Мамочке пожалуешься? — он насмешливо сверлил меня глазами, а толпа взорвалась хохотом.

Демоны! Похоже все значительно серьезнее, чем я думал.

— Шулли, Шулли! — несмело донеслось из задних рядов, а через несколько секунд это скандировали все.

Я на мгновение растерялся, так как понимал, что мне никогда не справиться с ними одному и бросил взгляд на Рифера, который молча сделал знак своим людям и его отряд двинулся в нашу сторону.

— Ну, ну, — произнес Шулли, — И что дальше, начнете резать своих же? А слабо выйти один на один, без питомца, без охраны? — он говорил это нарочито громко, посматривая на бастующих, которые одобрительно загалдели.

В голове вихрем закрутились мысли. Он пытался взять меня «на слабо», но отказ от боя именно сейчас мог обрушить мой авторитет окончательно. Я уже себя чувствовал достаточно уверенно, чтобы сразиться со взрослым мужчиной лицом к лицу, но мне это нужно сделать так, чтобы отбить у остальных охоту со мной связываться.

— Рифер, — я повернулся к начальнику охраны, — Дай этому выскочке меч, чтобы уравнять его шансы.

Тарли выполнил мое указание.

— Эльмура убери. — Шулли взял в руки предложенное оружие, сделал пробный замах и удовлетворенно кивнул. — Подойдет.

— Легко. Крастер, забери Рики, — произнес я, не отводя взгляда от бунтаря. — Кстати, и это тоже можешь забрать.

Я убрал серпы в ножны, снял со спины перевязь и передал ее Риферу, оставив себе только паучью нить и фундо. Толпа удивленно загалдела, но уже как-то неуверенно, обеспокоенно посматривая то на почти безоружного меня, то на Шулли, который был на добрую голову выше и намного шире в плечах.

— Начинаем! — громко произнес я.

— Начинаем! Думал меня остановит, то, что ты решил драться с голыми руками? — он громко расхохотался, но на этот раз широкого одобрения бунтовщиков ему получить не удалось.

— Кончай, уже трепаться! — я сделал два оборота кусари над головой и резко выбросил руку вперед, отчего фундо вылетело с огромной скоростью, а Шулли, опирающийся на меч, не успел на него среагировать. Металлический шарик попал ему точно в середину лица, и у него мгновенно хлынула носом кровь.

— Ах ты выкидыш мелкий! — он взревел, поднял клинок над головой и бросился в мою сторону.

Его движения были настолько топорными и неумелыми, что я даже подождал дольше, чем нужно, и легко ушел перекатом с линии атаки в последний момент, после чего тут же встал на ноги. Я ожидал от этого человека большего.

Шулли, естественно, не рассчитывал на такую скорость и был уверен, что достанет меня, а потому вложил в удар всю силу, в результате чего его понесло вперед по инерции. По идее, в этот момент я его мог убить грузом в затылок, но вместо этого ударил его обратным концом веревки и нанес секущий удар металлическим карабином, сорвав приличный клочок кожи с его спины.

Он взвыл от боли и резко развернулся, выставив меч перед собой. А я молча улыбался, глядя в его ошалевшие глаза и снова раскручивал паучью нить.

Бунтарь опять попытался сократить дистанцию, и даже успел изобразить подобие полупируэта, но опять разрезал клинком воздух, а когда нашел меня взглядом, снова не успел отреагировать на прилетевшее фундо, которое я на этот раз обмотал вокруг его лезвия и с силой дернул. Меч выпал из его рук и оказался под моими ногами.

Он замер в нерешительности, переводя взгляд с моего лица, на потерянное оружие и обратно.

— Поднимай, — я любезно отошел в сторону.

Тайс медленно направился к лежащему на полу мечу, а из толпы донеслось:

— Да ты как девка дерешься! Я-то думал ты боец!

Шулли нерешительно замер, понимая, что эти слова были адресованы ему. Но уйти сейчас, означало полное падение его авторитета. Однако и наклониться за клинком он боялся.

— Не переживай, я не стану бить безоружного выскочку. — Я сделал еще несколько шагов назад. — Бери оружие и сражайся.

А дальше я просто устроил показательную порку. Неумелые движения Шулли легко предугадывались, и после каждого его выпада следовал мой уворот или отскок, с последующим ответным ударом карабином. Бунтарь через пять минут битвы был весь покрыт ссадинами и кровоподтеками, но к моему удивлению упорно продолжал бой. В какой-то момент мне это надоело, и я его просто вырубил броском фундо в подбородок, из нижнего замаха.

Шулли рухнул на камни и потерял сознание, а я повернулся к мятежникам.

— Кажется был еще желающий, который дерется не как девка?

Герой, к сожалению, не объявился. Толпа понуро стояла, опустив глаза в пол, а я указал Риферу на тело и попросил унести его в большую комнату и оказать помощь. После чего вновь повернулся к мятежникам.

— Думаю теперь мы можем все обсудить. Я не хочу никого убивать, если можно договориться. В моей артели по-прежнему умирают только за насилие над своими, ложь и предательство. Этот человек бросил мне вызов, уверенный в своем превосходстве, чем создал прецедент. Следующий доброволец всегда может повторить его поступок, но предупреждаю — отныне плата за это повышается до вашей жизни.

В толпе раздались неодобрительные возгласы, но больше желающих забрать лидерство силой не нашлось, зато вперед вышел мужик с пропитой сизой физиономией и в подранной одежде, имени которого я даже не знал, видимо он был из совсем новеньких.

— Кай, посмотри на это! — он обвел себя взглядом, указывая на свои лохмотья. — Почему я должен работать на тебя, и при этом ходить как оборванец?

У меня от такой наглости сперло дыхание, но приличная часть собравшихся выразила ему поддержку, а потому я взял себя в руки и спокойно произнес:

— Выходите из строя все, кто недоволен своими вещами.

Как я и ожидал, образовавшаяся группа состояла исключительно из завсегдатаев вечерних пьянок и любителей побаловаться наркотиками.

Из толпы вышел парень, лет двадцати пяти, в добротной одежде.

— Скажи-ка, Роми, откуда у тебя эти вещи?

— Выменял на рынке. — Парень неуверенно уставился на меня.

— А на что ты их выменял?

— Так у нас еды навалом, много остается лишнего. Ну я и отложил с десяток крыпсов из своего личного пайка. Разве нельзя?

— Спасибо, Роми, иди обратно, — я перевел взгляд на оборванцев, — Слышали? Или вам наркотики и спиртное важнее? Если нравится вести себя как животные, тогда зачем вам вообще хороший внешний вид?

Они потупили взгляды, но первый не унимался.

— Так ведь и отдохнуть охота! В этой дыре с ума сойдешь без выпивки! Нет бы ты, командир, сам организовал запас новой одежды для всех одновременно.

Эту идею поддержали все остальные собравшиеся и мне пришлось пойти на встречу.

— Хорошо, я организую нам обмундирование. Что еще вас не устраивает?

Они на перебой начали жаловаться, но в целом каких-то серьезных требований, за исключением слишком длинного трудового дня не высказали. Я пообещал дать им ответы через сутки, и на этом забастовка была окончена. Артельщики вновь отправились ломать камни, а я подозвал Крастера и Рифера, чтобы обсудить дальнейшие действия. Мой начальник охраны хорошо себя зарекомендовал за эти два года, пора бы уже ему передать часть других полномочий.

— Рифер, твоя задача договориться с мастеровыми о встрече со мной. Я постараюсь поторговаться и выменять у них одежду, которую они получают от каннибалов. Придется переплатить, но с людоедами я дел иметь не буду. — Я повернулся к крысолову. — Крастер, теперь ты. Займись заготовкой запасов крыпсов. Возможно, потребуется наловить очень много, сложно пока сказать, какой ценник выставит Драфт. Кроме того, мне нужно, чтобы ты рассчитал примерное количество необходимого обмундирования. А я пока возьму Хигира и раздобуду еще сколитов.

— Стой! А как он без тебя наловит крыпсов? — задал вопрос удивленный Рифер.

До сих пор мы никого не посвящали в эту тайну, и для всех Крастер был кладовщиком и бухгалтером. Я переглянулся с крысоловом и улыбнулся:

— Он умеет это делать лучше меня. Как-нибудь покажем.

После раздачи указаний, я собрал в мешок все прочитанные книги, в том числе дневник Михаила. В последнее время за всем народом не уследить, а позволить себе потерять эти рукописи я не могу. Затем выбрался в омут и позвал Хигира, который незамедлительно появился над поверхностью воды и огласил своим рыком окрестности Ямы.

— Привет, малыш, как насчет того, чтобы прогуляться до твоей пещеры?

Он легко поддел меня головой, дождался, пока я поудобнее усядусь и устремился в глубину. Сами квадриты россыпью лежали прямо на дне озера, но я их собирался набрать на обратном пути. Сегодня у меня стояла еще одна задача, которую я не стал озвучивать никому. Это нужно было сделать уже давно, но у меня никак не находилось времени. Предчувствуя, что когда-нибудь солдаты с поверхности до нас доберутся, я надумал создать связь между гротом и убежищем Хигира, чтобы на крайний случай у моей общины был путь к бегству. Я не знаю, какие средства могут использовать охранники Ямы, но такая страховка выглядела очень соблазнительно.

Оказавшись внутри, первым делом вновь совершил попытку дотронуться до радужного камня, но, как и в прошлый раз, дошел только до старой точки сопротивления. Странно. Я стал намного сильнее за прошедшие два года, и рассчитывал на этот раз подойти к нему хотя бы на половину ладони ближе, но не смог.

Как же мне хочется разгадать его загадку!

Оставив свои безуспешные попытки, я уселся в воду, неподалеку от завала, и начал старательно царапать железным стержнем руну телепорта на скале. Это занятие растянулось до позднего вечера, и высушило мою Силу почти до дна, а я даже не закончил и половину рисунка. Хигир все это время провел возле каменного завала, снова, и снова беспомощно пытаясь разгрести его. Мне было жалко его до слез, но идей, как справиться с этой грудой камней, в голову так и не приходило. А перемещать сюда общину, ради его освобождения, представлялось делом невыполнимым.

В итоге я решил дорисовать руну при следующем визите. Перед уходом добрался до самого темного и сухого угла пещеры, где выгрузил все свое богатство и прикрыл сверху книги камнями.

На обратном пути Хигир помог мне набрать квадритов, после чего мы выгрузили их на уступе, и я отправил дежурных перетаскать огромную кучу сколитов внутрь. Свою часть запланированных работ я выполнил, и теперь направлялся в грот, чтобы поинтересоваться, как прошли дела у Крастера и Рифера.

Перед гротом меня встретила гигантская куча крыпсов, заготовленная для ремесленников, а потому вопросы к Крастеру оставались только по количеству приобретаемой одежды. Но, как оказалось, он сильно устал и уже лег спать. Я не стал его будить, а отправился на поиски Рифера, который, скорее всего, где-нибудь милуется с Коритой в одном из закоулков тоннеля. Все увеселительные вечерние мероприятия обычно проходили там.

Немного побродив среди пьяных компаний, я наконец-то нашел их. Они расположились в самом конце вырытого прохода и оживленно ругались, однако резко замолчали при моем появлении, а вид у обоих был словно у нашкодивших котов.

— Что-то случилось?

Корита спрятала глаза, а слово взял взволнованный Рифер:

— Нет… То есть да… Ну, в общем, Драфт сказал, что будет разговаривать только с тобой.

— Так я это вроде и просил организовать!

Чего-то он не в своей тарелке. Неужели поругался с Коритой? Или я так не вовремя появился, что помешал им предаться утехам? Куда делась вся уверенность огневика?

— Ну, в общем, завтра вечером, когда рынок опустеет, они готовы все обсудить на его территории.

— Хорошо, подготовь отряд к вылазке, завтра мы устроим прогулку по Яме. И, извините, что помешал.

Я улыбнулся им обоим и пошел отдыхать в свою комнату, где меня встретил радостный, но истосковавшийся за день Рики, с которым я немного поиграл перед сном. Завтра предстоит важное мероприятие и нужно хорошенько выспаться.


Следующий день я полностью посвятил нырянию за рюкзаками. Взял с собой Крастера и нескольких солдат для безопасности, после чего активно исследовал выбранный участок дна, набрав почти тридцать рюкзаков. Мы их перетащили внутрь и сгрузили в пустовавший карцер. У меня мелькнула мысль вытащить тот мешок с большим сколитом, который мы с Лаэлем не достали в прошлый раз, но в итоге я его оставил на старом месте. Даже если я рискну повысить уровень владения Силой, мне еще где-то нужно найти моток глеверитовой проволоки, так как переходников выше пятого уровня в Яме все равно не найдется, да и те редкость.

Закончив с рюкзаками, я приступил к самой неприятной части сегодняшнего дня, а именно бухгалтерии, внимательно выслушав прогнозы Крастера. Даже если Драфт выставит троекратную цену за посредничество с каннибалами, количество заготовленных крыпсов должно полностью перекрыть наши потребности. Я начал переживать, что мы сильно сократили их поголовье, но крысолов убедил меня, что до критической точки еще очень далеко. Тем не менее, забросить в их гнездо несколько свежих трупов не помешает.

Затем я пригласил в нашу компанию Рифера, чтобы разобрать последний вопрос, касающийся рабочего времени. В итоге, мы пришли к компромиссу, и решили ввести прямо пропорциональную зависимость пайка от количества произведенного людьми труда, а следовательно, появилась необходимость ввести должность бригадира, который будет вести учет работ. Я пока не решил, кого поставить на эту должность.

Во время этой беседы, я краем глаза наблюдал за огневиком, и снова обнаружил, что он сильно нервничает. Похоже, он поругался-таки со своей ненаглядной.

— С Коритой все в порядке? — обратился я к нему.

— Лучше не спрашивай! — вздохнул он в ответ.


До назначенного Драфтом времени оставалось полчаса. Я мысленно сам себе пожелал удачи, после чего Рифер построил отряд, и мы отправились на рынок заключать предстоящую сделку. Рики я решил взял с собой, но приказал ему сидеть за пазухой, чтобы лишний раз не вызывать нервозность мастеровых. По дороге несколько раз повторил заготовленную заранее речь, и очень надеялся, что все пройдет успешно.

Мы расположились на отлично просматриваемой точке, после чего я отдал приказ осмотреть окрестности. Может быть это излишне, но за свою недолгую жизнь я понял, что предусмотрительность никогда не бывает лишней. Никаких признаков засады обнаружено не было, и я немного успокоился.

Но время подошло, а ремесленники на скале так и не появились, зато внизу появился другой отряд, который был нагружен большими тюками и направлялся в нашу сторону. У меня внутри появилось тревожное чувство. Если это мастеровые, то почему они идут с той стороны, а не со своей. И зачем они сразу притащили на переговоры товар? Я начал вглядываться внимательно в их лица, и у меня все похолодело внутри.

Блондин.

Он шел налегке и улыбался. А я уже рисовал у себе в голове план предстоящего сражения.

— Рифер, готовься! Сейчас, кажется, будет заварушка. Их не больше, чем нас.

Хаффер Морли поднялся наверх, после чего его люди поставили огромные узлы с тряпьем на землю, а он вышел вперед и заговорил.

— Ну, здравствуй, Кай, вот мы и встретились, — он протянул мне ладонь для рукопожатия и на его лице появилась торжественная улыбка. В его взгляде не было ненависти или злости. Так смотрит охотник на добычу, загнанную в угол.

Что это с ним? Чего он такой уверенный?

От неожиданности, я сделал шаг назад, и, внезапно, ощутил спиной укол холодного металла. Резко обернулся и обнаружил десяток мечей своих людей, направленных на меня… И виноватый взгляд Рифера…

— Прости, Кай…

Меня кинуло в жар, потом в холод, потом снова в жар. В голове, картинка за картинкой, начала складываться мозаика.

Вот я говорю с начальником охраны и рассказываю, что Крапстер может ловить крыпсов. Рифер озадачивается, а вечером уединяется с Коритой и, скорее всего, рассказывает ей об этом. Они все обсуждают и понимают, что тот стержень, на котором держалась община, а именно еда, может существовать независимо от меня. Забастовка четко показала, что мои позиции, как лидера, пошатнулись. Как итог, они решают избавиться от мальчишки и сами возглавить общину. В этом же кроется беспричинная нервозность Рифера, похоже он сильно сомневался в этой затее. Участвовал ли в этом Крастер? Я не хотел в это верить…

Корита. Единственный человек, который читал всех, но сам не был прочитан никем. А я настолько привык к ее беспрекословному послушанию, что просто не мог и предположить насколько она коварна. Но как она смогла уговорить Рифера пойти на предательство? Неужели у нее такое влияние на него?

Так, или иначе, но мышеловка захлопнулась. И в этот раз глупой мышью оказался я.

Медленно оглядел обступивших меня солдат и каннибалов, оценивая обстановку. Первые избегали смотреть мне в глаза, вторые ехидно улыбались. И, посреди этих лиц, отвратительное торжество на физиономии Морли. Он подмигнул мне и скомандовал:

— Все, пакуйте его. Стойте, нет! Где эльмур? — Блондин обратил свой взгляд на моего, теперь уже бывшего, начальника охраны.

— У него за пазухой.

— Вытаскивай! Ферт, коробку сюда! И без фокусов! А то знаем мы этого прыткого.

Я медленно сунул руку под рубаху, обдумывая дальнейшие действия. Из такого окружения мне не прорваться. Справа стена, слева обрыв, впереди и позади люди. Сейчас я могу убить с помощью питомца только одного из них, возможно двоих… Но что дальше? Разрубленный на куски друг?

— Аккуратно, послушный мальчик, — Морли, спрятавшийся на безопасном расстоянии за спинами своих людей, неотрывно следил за моей рукой. Один из воинов, выставил передо мной коробку, прикрывая ее крышкой свою шею.

Питомец почувствовал мое беспокойство и нервно задергался. Нет, маленький, я не отдам тебя им.

Резко подсаживаюсь под мечи и что есть силы кидаю эльмура вниз с обрыва.

— Рики, нельзя! Беги!

Мне в лицо ударяет тяжелый ботинок. Я слышу громкую ругань и вижу, как питомец приземляется на скалу с противоположной стороны Ямы и быстро бежит по ней вверх.

— Да Рики, молодец! Спряч…

На голову опускается что-то твердое и тяжелое, и я теряю сознание.


Не знаю, сколько прошло времени, но очнулся я в стальной клетке в кандалах. Руки, ноги и шея крепко были притянуты к прутьям решетки. Вокруг меня находились стены хорошо освещенной эйголем пещеры, и первое, что я увидел, ненавистное лицо Морли.

— Доброе утро, маленький кусок дерьма. Дядюшка Хаффер ждал этой встречи три года! Жаль, конечно, что ты теперь будешь не такой вкусный, как в десять лет, но зато ты только посмотри, как я хорошо подготовился к этой встрече!

Я оглядывал пространство вне клетки. Каменные стены, посреди комнаты стоит стул, на котором сидит бормочущий что-то невнятное старик, прикованный к стене цепью за ногу и больше ничего. Передо мной растекающийся ядом Блондин, в окружении трех каннибалов.

И Сила! Много Силы вокруг и для этого не нужно лезть в воду!

— Слушай сюда, говнюк мелкий. — Морли тряхнул меня за грудки, — Еще насмотришься, не торопись, нам предстоит много веселых вечеров.

— Я убью тебя тварь, самой страшной смертью, которую только смогу придумать! — Я плюнул ему в лицо.

— Ой, как страшно! Я уже намочил штаны! — Морли расхохотался и спокойно вытер плевок со своего лица, — Думаешь я не знаю о твоих фокусах? Ты же у нас великий маг, картиночки рисуешь волшебные! А еще со зверьками управляешься. Ничего, сначала мы выловим твою летающую крысу, и я самолично приготовлю тебе из нее ужин. А не захочешь кушать — засуну в твой маленький паскудный рот силой.

Значит Рики еще не поймали! Это радует. Вот бы съесть немного эйголя и узнать, что с ним! Я перевел взгляд на стены и потолок, покрытые мхом. Демоны! Никак не достать…

— И не думай! — расхохотался Морли, — От меня не сбежишь, эта клетка долго готовилась под твои возможные фокусы.

— Скоро! Они рядом! Скоро! — старик на стуле начал раскачиваться из стороны в сторону, а его бормотание становилось все громче.

— Заткнись, ублюдок! — заорал на него Морли, а затем повернулся к одному из своих людей, — Накормите его уже!

Он снова перевел взгляд на меня:

— А теперь самое интересное! Хочу посмотреть, как и чем ты будешь рисовать веселые магические картинки без своих шаловливых ручонок!

Он медленно, неотрывно глядя мне в глаза, вынул из-за пояса огромный нож с зазубринами, напоминающий пилу, и растянул свои мерзкие губы в хищной улыбке.

Глава 12

А дальше была боль… Всепроникающая, выворачивающая наизнанку, и эхом отзывающаяся в каждом участке тела. Я бился в судорогах и кричал, молясь, чтобы мое сознание покинуло меня хоть ненадолго…

Морли поочередно отрезал мои ладони, после чего бережно сложил их в металлическую миску.

— Это на десерт. На самом деле, нет ничего вкуснее, чем хорошо проваренные пальчики. Когда они правильно приготовлены, мясо само легко отходит от косточек, и здесь нужно поймать момент, чтобы они не переварились, тогда вкус становится невероятно пикантным. Теперь ручки…

Замедлить регенерацию, замедлить регенерацию… Эта мысль стучала в моих висках снова, и снова. Нельзя, чтобы он узнал.

Пилообразное лезвие впилось в локоть правой руки, аккурат под кандалами. Я снова забился в конвульсиях и начал с силой стучаться затылком о толстые прутья, пока наконец перед глазами не сомкнулась спасительная чернота, отправившая меня в забытье.


Резкий запах тут же отрезвил меня, и я открыл веки. Передо мной возник улыбающийся Блондин, который тыкал мне в ноздри пучком водорослей. Боль вернулась, а от тошнотворного запаха захотелось опорожнить желудок, что я тут же и сделал, забрызгав его физиономию.

— Бывает, понимаю. — Он невозмутимо снял с прутьев решетки заранее заготовленное полотенце и вытер им свое лицо. — Неужели ты думал, сладкий, что я вот так вот просто дам тебе пропустить представление? Дядюшка Хаффер умеет приводить в чувство за считанные секунды.

И снова боль…

Он не удовлетворился, пока не обрубил мне оба предплечья, которые повисли на кандалах, а тело начало съезжать по решетке, но его люди подхватили меня под мышками и растянули остатки рук в стороны.

Блондин задумчиво уставился на одного из подручных:

— Как думаешь, Бади, сможет этот мелкий поганец в таком состоянии нарисовать свое магическое дерьмо?

— Страховка никогда не помешает! — ощерился в ответ каннибал.

— Оно и верно! Держите его!

Морли двумя взмахами тесака отсек мне обе руки до плеч, отчего я рухнул на дно клетки и заелозил от боли по полу, забрызгивая пол кровью. Но этого ему показалось мало, и он дополнительно срезал кожу с моих ног, в тех местах, где находились магические рисунки, после чего критично осмотрел свою работу и произнес:

— Может сдохнуть от кровопотери или инфекции. Бади, замотай раны. Я знаю, что у ублюдка невероятная живучесть, но все же не для того я три года ждал, чтобы он подох в первый же день!

Один из подручных ненадолго вышел, а я почувствовал, как «муравьи» отчаянно рвутся залечивать раны. Сконцентрироваться и замедлить их больше не удавалось, так как я потерял слишком много крови; и мне оставалось только молиться, чтобы каннибал вернулся быстрее. Если Морли заметит мою регенерацию, то последствия могут быть просто ужасными.

Но, как назло, Бади где-то затерялся, и обратно вернулся только через десять минут с рулоном белой ткани.

— А побыстрее нельзя было? — раздраженно произнес Блондин, — Если он откинется из-за твоей медлительности, я с тебя шкуру спущу.

Демоны! Да вяжите уже быстрее! Предательские насекомые старательно затягивали рану и формировали новые конечности.

— И чего мы стоим? — вновь подал голос Морли.

— Это… так ведь… не может быть… — донесся ошеломленный голос бандита, — Хаффер, гляди сюда.

Проклятие!

— Погоди, погоди… Не трогай там ничего. Вы видите, тоже что и я?

Вокруг меня воцарилось молчание. Я слышал возбужденное дыхание ошеломленных каннибалов и понимал, что случилось самое страшное из того, что только могло случится.

— Ну и дела! — выдохнул изумленный Блондин, — А, наш сладкий мальчик полон сюрпризов! Смотрите, они же растут! Потрясающе! Кажется, нас теперь ждет регулярный деликатес.

— И что будем делать? Он же оклемается и сбежит! — неуверенно произнес Бади.

— Придется оставлять возле сучонка круглосуточную охрану и следить, чтобы он не рисовал. Но, парень нам это с лихвой компенсирует! Никогда бы не подумал, что человека можно съесть несколько раз. Кай, ты лучшее что было в моей жизни! — с неприкрываемым восхищением произнес Морли и повернулся к охраннику, — Бади, ты дежуришь первым, после ужина тебя сменит Ферт.

Блондин с двумя подручными покинул пещеру, закрыв входную решетку на ключ, а оставшийся дежурить охранник подошел к бормочущему деду и пнул его ногой, отчего тот упал со стула.

— Извини, Грум. — Он расхохотался, забрал его табурет и уселся на него сам, прямо рядом с моей клеткой, после чего стал внимательно наблюдать, как отрастают мои руки.


Ситуация сложилась безвыходная. Я уже давно остановил кровь и сейчас беспомощно лежал на полу с двумя регенерирующими культями. Лаэлю удалось отсюда бежать, но за ним не было круглосуточного наблюдения. Теперь каннибалы поступили намного умнее, и готовы к моей попытке побега. О том, чтобы нарисовать руну телепорта, не может быть и речи. Во-первых, у меня не хватит ни крови, ни Силы, чтобы быстро зарядить ее на перенос моего тела. Во-вторых, даже если допустить, что я сделаю это за несколько попыток, кто сказал, что мне вообще дадут ее начертить? Я на виду у охранника, вон он, прямо сейчас смотрит и глаз не отводит. В-третьих, единственная руна, которую можно использовать в качестве выхода, находится в гроте общины, и мое появление там однозначно не встретят с аплодисментами. И в-четвертых, чтобы что-то нарисовать, нужно иметь нормальные пальцы, а я даже не знаю, насколько часто Морли будет повторять процедуру.

Я сконцентрировался на «муравьях», и мне удалось еще немного замедлить регенерацию. Не нужно им знать, насколько быстро я могу восстановить руки, да и Сила не вечная. Сомневаюсь, что меня будут поддерживать сколитами.

Поскольку идей о том, как организовать побег, пока в голову не приходило, а боль уже не беспокоила я переключился на анализ своих ошибок, сделанных за эти два года.

Самая главная — это Корита. Я легкомысленно отнесся к этой женщине, за что и поплатился. Спас ее от изнасилования, а она… Неужели в ней нет даже толики благодарности? Похоже, мне стоило больше доверять прочитанным историям, которые воспевали хитрость и жестокость некоторых особ. Настоящих отношений с девушками у меня никогда не было, если не считать мимолетного общения с Таей, но там был совершенно другой случай.

Следующее. Потеря авторитета. Я пошел на поводу у Крастера, который рекомендовал дать людям поблажки. Его опыт руководства был основан на общении с законопослушными гражданами на воле, мораль и нравственность которых были значительно выше, чем у любого обитателя Ямы. Мне же достались не просто отбросы человеческого общества, а самые худшие их представители, которых даже не брали в нормальные общины, за редким исключением, вроде кузнеца Хами Сантера. Но он всегда был сам по себе, на особом положении, как и предатель Рифер.

Ведь в первый год все шло как по маслу, люди боялись и не знали чего от меня ожидать, работали и были счастливы трудиться за еду. Каждый знал мою лояльность и доброту, и, постепенно, расслабился. Правила были просты: не лгать, не предавать, не насиловать. А остальное смертью не грозило.

Дальше. Не стоило настолько сближаться с общиной. Долан Кригер, Лэтчер Вайс, король Ленард. Все они держали дистанцию со своими подчиненными и не оправдывались за свои поступки. Кроме того, у них были тенкаты, которые решали проблемы с предательством приближенных людей. Я же, по своей неопытности, старался стать «своим», работая наравне со всеми и тесно общаясь с членами своей артели, что привело к потере уважения и меня стали воспринимать, как равного.

Если мне удастся выжить, я все изменю! У меня есть собственная цель, и теперь я пойду к ней не останавливаясь. Неважно, сколько трупов придется после себя оставить, плевать, кто и что обо мне подумает! Неповиновение — смерть! И никому, больше никому и никогда, я не поверю. Люди лжецы и лицемеры, у которых на первом месте всегда будут стоять свои собственные желания. Почему я должен быть другим? Ради чего?

В этот день во мне окончательно умер наивный мальчик, а на его место пришел другой Кай. Холодный, расчетливый и беспощадный.


Раздался грохот решетки, и в пещеру снова кто-то зашел. Я не стал поворачиваться, но через пару секунд узнал голос Морли.

— Ну что там, растет?

— Растет понемногу, думаю завтра утром будет, как новый, — весело ответил Бади, — Надо бы парню Силу восстановить, должно ускорить процесс.

— Обойдется, я никуда не тороплюсь. Будет совсем плох — можно и подсобить камнями. — Произнес Блондин.

Эйголь! Надо попросить сделать себе из него подстилку.

— Морли! — связки пересохли и голос получился с хрипотцой, — Как насчет постели, туалета и еды?

— О, заговорил сладкий! — расхохотался он, — Постель тебе не полагается, гадить можешь прямо в своей клетке на полу, мы не гордые — раз в неделю можем и убрать. А покушать я тебе принесу вечером. Человечинки, самой лучшей! Скажи, ты когда-нибудь ел себя?

— Морли, я обещаю тебе, ты будешь молить о своей смерти, и она будет очень долгой и болезненной! — прошипел я в ответ.

— Да, да. Я в курсе. Ты повторяешься, мой мальчик. Уже не раз слышал это от тебя и очень сильно боюсь! — он снова расхохотался и покинул пещеру.


Прошла неделя. Блондин установил четкий график дежурств и каждое утро повторял свою пытку, от которой я метался по клетке, щедро орошая все кровью. Он пару раз пробовал резать и другие части моего тела, но в итоге остановился на верхних конечностях, так как был уверен, что от этого я точно не умру. Единственным моим утешением стало, что ему наскучило со мной подолгу возиться, и начиная с четвертого дня, он просто отсекал мне руки по плечи. Главное, о чем я жалел в эти моменты, что моя способность не позволяет отключать боль, а привыкнуть к ней мне так и не удалось. Я боялся сойти с ума, но что-то внутри меня настойчиво сохраняло мой рассудок целостным.

Морли, как и обещал, носил мне только человечину, к которой я так и не притронулся, а еще пару раз в день миску воды. Очень скоро я начал терять в весе и голодать. Иногда, меня привязывали к решетке и восстанавливали Силу, когда я уж слишком плохо выглядел. Кандалы с моих рук сняли, так как большую часть времени их не на что было одевать, но ноги так и оставались прикованными на средней длины цепь, которая позволяла перемещаться по периметру клетки.

Я не прекращал вынашивать план побега и внимательно наблюдал за охраной. Бади был самым принципиальным и не отвлекался ни на что, не давая мне лишний раз шевельнутся без надзора. Ему было не трудно встать и проверить, чем я занимаюсь. Остальные людоеды вели себя не так осторожно, но периодически осматривали пол клетки на предмет рисунков. Самыми лучшими были дежурства Ферта, который неплохо относился даже к полоумному Груму.

Кстати, о Старом Груме. Из попыток Ферта поговорить с ним, я понял, что старик тронулся мозгами около года назад. К тому времени в общину людоедов пришел новый сканер, пусть и не такой мощный, но его способностей хватало, чтобы контролировать территорию перед убежищем людоедов и четко определять любые объекты. Старика, уважения ради, убивать не стали, но посадили на цепь, чтобы он чего-нибудь не натворил в бреду. Этот человек был единственным, кто находился здесь еще с тех времен, когда в Яму спускались солдаты. Я даже пробовал пообщаться с ним, но ничего не добился, он просто не понимал моих слов, и что-то бормотал себе под нос.

В остальное время, когда я не думал над вариантами побега, все мои мысли занимал Рики. Я бы многое отдал, за пучок эйголя, чтобы проведать его, но Морли строго настрого запретил передавать мне в клетку любые предметы, а сам я никак не мог дотянутся сквозь решетку до стены и сорвать ценный мох. Оставалось только надеяться, что эльмур жив.

Постепенно контроль надо мной снизили, а где-то через пару недель, охранники стали позволять себе оставлять свой пост на пару часов, в те моменты, когда Блондин проводил утренний ритуал отрубания рук. Это давало мне небольшое окно, которое можно было использовать для рисования, но о том, чтобы успеть построить руну даже речи не шло. Возвращавшиеся обратно в мою темницу людоеды тщательно осматривали клетку и мои конечности. Если они узнают, что я могу отрастить руки меньше, чем за час, мое пребывание здесь может только ухудшиться.

А еще Блондина не устроило качество моей отросшей плоти. мышцы становились жилистые и сухие из-за голодовки, и, в итоге, он отказался от идеи скормить мне человечину, заменив ее на клубни, которые выращивали аграрии. Их приносили в большом количестве, и я наконец-то стал хоть как-то наедаться.


Спустя три недели забрезжил первый луч надежды. Утро проходило, как обычно. Блондин отсек мне руки, вдоволь понаблюдал за тем, как я кривляюсь в судорогах, а затем покинул пещеру. Ферт не пожелал сидеть со мной и вышел следом. Я зарастил свои раны, как обычно отозвал «муравьев», чтобы замедлить восстановление, и апатично наблюдал за махающим руками Грумом. Он был похож своим поведением на маленького ребенка и сегодня был особо активным, расхаживая по пещере, насколько это позволяла его цепь.

— Грум!

— Ау-а? — он уставился на меня.

— Мох! — я показал ему на стену, — Дай мне мох!

— Они рядом, они совсем рядом! — он встал на коленки и начал ползать по кругу, снова превратив свою речь в нечленораздельное бормотание.

— Грум, Чергот тебя задери! Ты хоть что-нибудь понимаешь?

Но старик уже всецело был поглощен собой, лишь изредка произнося с трудом узнаваемые слова. Все они касались кого-то неведомого, кто скоро придет. В первые дни я подумал, что он говорит о солдатах шестого корпуса на поверхности, но прошло три недели, а судя по спокойствию каннибалов, так никто и не явился.

— Какой же ты тупой! — со злости я пнул засохшую кучу дерьма, которая спланировала точнехонько в голову старика и рассыпалась на куски.

Он удивленно поднял голову, посмотрел на меня, затем снова опустил глаза и поковырялся в прилетевшей субстанции. Внезапно, его лицо стало красным от гнева, он вскочил на ноги и попытался до меня добежать. Но цепь остановила его, отчего он рухнул плашмя на землю. Сообразив, что до меня ему никак не дотянутся, Грум схватил свою табуретку и швырнул в мою сторону. Она раскололась о решетку и грохнулась на пол. Одна из ее ножек расщепилась на волокна, выставив вверх короткую, но острую щепку.

Мне нужна она!

Я просунул ступню сквозь прутья, ухватил двумя пальцами ноги торчащий осколок древесины и начал раскачивать из стороны в сторону, пока не отломил. Аккуратно засунул ногу обратно и забил эту тонкую щепку под основание клетки, замазав щель все тем же дерьмом.

Есть! У меня получился тайник. Пока еще не знаю, как именно это использовать. Убить деревяшкой никого не получится, слишком она маленькая, но вот нацарапать ей хоть какую-то руну можно попробовать.

Через два часа вернулся Ферт. Увидев сломанную табуретку, он посмотрел на меня, потом на старика.

— Дразнил тебя этот негодник, да, Грум? — в его голосе сквозило не то сочувствие, не то издевка.

— Ау-а! — замахал старик руками, — Они уже рядом!

— Рядом, рядом, — вздохнул Ферт, поднял и осмотрел табуретку, после чего бросил взгляд на мои культи, и, довольно хмыкнув, понес испорченный предмет мебели из пещеры.

Внезапно голову озарила идея. Я нашарил взглядом еще одну кучу дерьма и снова пинком отправил ее в старика. На этот раз не попал, но он все равно злобно уставился на меня и начал озираться вокруг в поисках того, что можно в меня кинуть.

— Мох! Мох можно кидать! — хоть бы сработало…

— Мох! Мох! Мох! — радостно загоготал старик и начал рвать пучки эйголя со стен, а затем швырять их в мою сторону.

Снаряды из них были так себе, но несколько крупных кусков удачно влетело ко мне в клетку. Я прижал один из них пальцами ног к прутьям и стал волочить вверх. После нескольких неудачных попыток мне удалось поднять крупный кусок на уровень пояса и поддеть его оттопыренным карманом.

Вернувшийся Ферт, увидел этот беспорядок, и незлобно отругал старика, после чего собрал эйголь вокруг клетки, даже не потрудившись убрать изнутри, видимо не сочтя растение за угрозу. Это просто замечательно!

Я улегся на пол и отвернулся, размышляя что делать дальше. Главное и первое — проверить, как там Рики. Повернул голову и посмотрел, чем занят Ферт. Тот уселся в пол оборота и, в данный момент, разглядывал старика.

Отлично! Я зубами ухватил кусок мха с пола и снова отвернулся. Переход!

Так, кажется, я не вовремя. Рики притаился на скале и внимательно высматривал внизу жертву среди местных. Похоже, он неплохо приспособился добывать себе пропитание без меня, по крайней мере, чувства изнурительного голода я не ощутил. Быстро проверил его тело, обнаружил обломок какой-то металлической спицы в задней ноге, который уже врос в ткани мышц. Нагноений не было, но двигаться она немного мешала. Видимо, кто-то его почти смог поймать. Потерпи, малыш, я обязательно выберусь и вылечу тебя!

Спустя несколько минут, почувствовал первый зов и вернулся обратно в свое тело. Мое «отсутствие» никто не заметил. Ферт, ленивый и обходить клетку, чтобы посмотреть, как я сплю не будет. Немного Силы ушло на устранения яда от принятого эйголя, но ее все еще слишком много. Завтра с утра Морли мне как обычно отрубит руки, я истрачу все запасы на лечение и следующей ночью можно попробовать провести разведку в общине, воспользовавшись более долгим временем нахождения в теле питомца.


Утром все прошло по графику. Океан боли, смеющийся Блондин, заступивший на дежурство Бади, который вычистил мою клетку от дерьма и мха. До проверки карманов он не дошел, да и не имел такой привычки. Вечером его сменит другой людоед, не такой внимательный. Главное, что он не из тех, кто может заподозрить мой переход в тело Рики.

Я с нетерпением ждал наступления ночи, понемногу отращивая руки. Силы осталось на донышке, и это хорошо. Думаю, пару раз по десять минут я смогу побыть эльмуром.


Время пришло. Я покосился на каннибала, который был занят чисткой своих ногтей, и принял эйголь. Рики на этот раз спрятался в какой-то норе над омутом, неподалеку от убежища Лаэля. Мне захотелось посмотреть, как он там живет, и я тихонько прокрался в его грот.

Полуэльф крепко спал, и я внимательно рассмотрел его. Поразительно! Он почти не изменился. Сейчас, даже при своей худобе, я все равно немного крупнее него. Пожалуй, в своем нынешнем состоянии, я бы не смог пролезть в его грот, хотя раньше делал это с легкостью. Больше времени терять не стал и, выбравшись из грота, помчался в свою бывшую общину.

Забрался через нижний вход, что располагался прямо над водой — он не охраняется, преодолел короткий лаз и оказался в большом гроте. Здесь вповалку спали люди, а в воздухе витал резкий запах алкоголя. Осмотрел лежанку крысолова, но на ней спал какой-то жутко вонючий мужик, которого я не знал. Теперь надо проверить свою комнату. Перебрался через решетку двери и увидел Рифера, который спал в объятиях голой Кориты. Жутко захотелось искусать обоих, но я сдержался. Я это сделать могу в любой момент, не стоит пока поднимать суматоху. Но где же Крастер?

Снова выбрался в большой грот и перебежал в пещеру с озером. Здесь практически ничего не изменилось. Прислушался. До меня донеслось чье-то дыхание и тихий стон. Это из карцера!

Подбежал ближе и увидел внутри своего друга-крысолова. Его тело на открытых участках покрывали страшные синяки и ссадины. Внимательно осмотрел его с ног до головы и ужаснулся. Кто-то отсек ему ступни, и сейчас на этом месте находились пропитанные кровью обмотки ткани. Твари! Внутри вскипела ярость, и снова захотелось покусать здесь каждого. Спокойно! Мне нужно осмотреть тоннель.

Оббежал вокруг озера и устремился по темному коридору. То тут, то там встречались вповалку лежащие пьяные люди, кто-то бормотал во сне, кто-то беспокойно ворочался, но меня так никто и не заметил. Почувствовал первый толчок в сторону своего сознания. Пора принимать вторую порцию. Выбрал укромное местечко, спрятался и вернулся в себя. Краем глаза увидел людоеда, который пересел ближе к Груму и в мою сторону не смотрел совсем, решив, что я уснул. Отлично!


И снова я стал Рики. Пробежал до конца тоннеля, и разочарованно отметил, что работы почти не продвинулись. Пора двигаться обратно! Теперь нужно тщательно поискать, что можно использовать для побега. Мозгами эльмура мне логических цепочек не выстроить, а потому нужно успеть исследовать как можно больше за короткое время. Размышлять буду потом, когда вернусь в свое тело. В спальных комнатах делать нечего, остается карцер, в котором должно быть много полезных вещей. Надеюсь, Крастер не проснется.

Забежал за решетку и начал обнюхивать рюкзаки. Их изрядно выпотрошили, но осталось еще много чего. В сознании мелькнула тень узнавания. Тут где-то и мои вещи! Принюхался — запах шел от рюкзака, лежащего рядом с крысоловом, но он был туго завязан.

— Рики? — я услышал тихий шепот Крастера.

Я запрыгнул ему на плечо, ткнулся носом в щеку, а затем спрыгнул обратно и начал теребить завязки его мешка. Он приподнялся и развязал его, а затем с любопытством уставился на меня. Так, здесь сверток, и он пахнет мной! Поскреб по нему коготками, и крысолов любезно раскрыл его. В нем оказались иглы крыпсов, несколько вырванных листков из книг, закупоренные склянки с моей кровью, клей, кисточки, минералы и прочая мелочь. Здесь же лежала сломанная пополам костяная трубка для стрельбы. Похоже Крастер успел забрать мои вещи из комнаты.

Толчок сознания. Пора уводить эльмура отсюда. Выбежал в большую комнату, выбрался через нижний вход и устремился к тому месту, где Рики находился изначально. Пока, друг!

Снова открыл глаза. Ужасно хотелось пить, да и организм был сильно ослаблен. Кажется, я немного отравился мхом, надеюсь до утра пройдет. Завтра Блондин по графику должен колоть меня сколитами.

Я начал анализировать и размышлять о том, что увидел во время этого забега. Община превратилась в обычный притон, бесплатное питание которому организовывает Крастер. Чтобы он не сбежал — его изолировали в карцере, а заодно отрубили ступни. Слишком он ценен. Интересно, чья это была идея?

Снова задумался о побеге. И в голове стала складываться стройная цепочка действий, которую ломало одно обстоятельство, а именно то, что Рики не сможет незамеченным проникнуть в пещеру к каннибалам, из-за сканера. У них внутри даже крыпсов нет! Делать ставку на то, что охрана будет спать мне не хотелось, иначе в случае провала, Блондин мне подаст моего эльмура на ужин. Нужно попробовать поискать другой вариант.

И, кажется, я его нашел! Надеюсь получится! Вот только мне опять придется экспериментировать со своим многострадальным телом.

Глава 13

Каннибалы отлично все организовали и, поначалу, их бдительность в отношении меня была на высоком уровне. Но так уж устроены люди, что, когда все идет хорошо, появляется уверенность, что дальше будет не хуже, а значит можно немного расслабиться. Я на своей шкуре испытал это в полной мере, и повторять не собирался.

Вот и сейчас, казалось бы, самый исполнительный и принципиальный Бади, проигнорировал еженедельную уборку в моей клетке, и заступил на дежурство лишь через три часа, после ухода Блондина. Постоянное замедление регенерации дало свои плоды. Пацан без рук, а значит можно и погулять. Беглый осмотр пола клетки, как единственной пригодной для рисования поверхности, удовлетворенное хмыканье, вот и вся нынешняя проверка.

Первое, что я сделал, это извлек из тайника свою щепку, после чего свернулся на полу калачиком спиной к людоеду, подтянул под себя цепь и сделал вид что сплю. В ночь заступил ленивый Ферт, который, последнее время, даже позволял себе задремать на стуле.

Пользуясь его безмятежностью, я рискнул привести руки в полный порядок чуть раньше, чем обычно это происходило. Проткнул острым кончиком ладонь и начал наносить маленькие руны разрушения на звено удерживающей меня цепи. Довел его до того состояния, когда для разрыва достаточно сильного рывка. Эта руна рисовалась мной уже не задумываясь, так как, в свое время, я разрушил ей огромное количество металла из пещеры со старыми механизмами.

Закончив эту часть подготовки, я приступил к самой уязвимой части своего плана. Если руна телепортации Феу выкинет сюрприз, я могу за это серьезно поплатится. В качестве поверхности, я выбрал свое собственное бедро. Острым концом щепки надорвал штаны и начал чертить под тканью рисунок. Конечно, такой маленький телепорт ни за что не справится с моим весом, но мне этого и не надо. Моя задумка в другом. В итоге, я провозился до полуночи, и, выводя последний штрих, весь внутренне сжался. И, хотя, согласно теории, поверхность, на которую нанесена руна, телепортировать сама себя не может, мне все равно было страшновато.

Но руна была завершена, а непредвиденных последствий так и не произошло. Я щедро плеснул в нее Силы, и теперь она стала способна перенести в обе стороны небольшой объект.

Самое трудное. Сейчас все будет зависеть от понятливости и смекалки Крастера, и я очень надеюсь, что он сообразит и не подведет. Приступаем.

Я-Рики ловко продвигался под самым куполом грота в свою бывшую общину. В голове в кашу перемешивались инструкции, которые я тщательно проговаривал про себя, чтобы не забыть их в теле питомца: добежать до общины, забраться в карцер и самое сложное — объяснить крысолову, что от него требуется.

Как и в прошлый раз, проник через маленький вход, бегло оглядел пьяных спящих и направился прямиком к крысолову. С ходу запрыгнул ему на плечо и приветливо ткнулся носом в щеку.

— Рики, это опять ты, — сонным голосом прошептал он, — Снова рюкзак?

Я от радости завертелся на месте. Быстро же он сообразил! Дождался, пока он распакует мой сверток, схватил ртом поперек иголки крыпсов и умчался к телепорту у озера. Вывалил все на центр, и снова вернулся.

Так, что дальше? Забыл… Тягучие мысли крутились где-то рядом, но все смешалось. Придется ждать возвращения в свое тело. С первым же толчком сознания вернулся в себя, вспомнил, что нужно еще сделать и снова прожевал эйголь, на этот раз использовав полуторную дозу. Сейчас нужно продержаться как можно дольше.

Ну, дорогой сосед, не подведи! Я выбрал маленький пустой пузырек и требовательно начал скрести по его пробке.

— Открыть? Ну как скажешь, — крысолов откупорил бутылек и с интересом стал наблюдать за мной.

Я просунул клыки в горлышко и выпустил половинный запас яда, после чего поднял с земли пробку и сунул в ладони Крастеру, который тут же заткнул ею емкость. Я также отнес ее к руне и положил в центр рисунка. Пузырек с клеем, листок бумаги, обломок духовой трубки, кисточка. Все это было сложено в аккуратную кучку посреди символа телепортации.

Последний штрих. Легонько укусил себя за переднюю лапку и приложил ее в опознавательный сектор. Теперь руна должна перенести меня-Рики ко мне-Каю вместе со всем скарбом. Страшно, но выбора нет. Ожидаю момента, когда сознание начнет проситься в свое тело… Пора.

Звон склянок о пол, сразу привел меня в чувство. Я как мог расположил бедро близко к полу клетки, и бутылочки не разбились, но все же заставили Ферта подскочить с табуретки и настороженно уставиться на меня.

Он встает и подходит к решетке, пытаясь сообразить, что только что произошло.

Быстро смотрю на разорванную штанину и вижу рядом с собой живого и невредимого питомца. Он радостно пищит, но пока не до этого.

— Рики, взять!

Эльмур одним скачком перемещается на грудь к Ферту и кусает его за горло. Опешивший людоед наваливается лбом на решетку и медленно съезжает вниз, выпучив глаза.

— Ау-а? — доносится от дальней стены.

Проклятье! Я не хочу убивать Грума, у меня на него иные планы, но он может испортить все. Поэтому нужно действовать быстро и решительно. Если он раскричится — все пропало.

— Рики, взять!

Питомец в три прыжка добегает до старика, и вот уже Грум лежит на полу, скованный параличом.

Обрываю цепь, и начинаю шарить на поясе Ферта. Нахожу ключ от клетки и открываю ее. Ключа от двери пещеры нет, он у Морли. Обрывок цепи волочится по полу и создает ненужный шум. Приходится придерживать его рукой, сейчас снять кандалы второстепенная задача. Силы у меня осталось еще прилично, а для того, чтобы убрать паралич нужны малые ее крохи. Прикладываю руку к Ферту и даю ему возможность тихонько дышать, но не более. Он мне еще нужен живым, мне потребуется очень много свежей крови. Затем перемещаюсь к Груму, и делаю с ним то же самое. Порядок, жить будет.

У меня есть примерно пять часов до прихода Блондина, этого должно хватить. Первым делом нужно обеспечить защиту от внепланового визита людоедов, а потому я сажусь на пол клетки и быстро начинаю делать дротики, используя половинную дозу от смертельной. Быстрые смерти мне не нужны, это слишком легкое наказание для каннибалов.

Попутно осматриваю обломок духовой трубки. Она коротковата, у нее неровные края, но мне не требуется большая дальность. Склеив десяток снарядов, пробую выстрелить в стену. Вполне себе сносно. Точность, конечно, страдает, но для моих задач мне не нужно попадать в глаз, достаточно, чтобы острие дротика просто коснулось тела, а дальше яд сделает все остальное.

Теперь цепь. Наношу руну разрушения прямо на замочек, который скрепляет кандалы. Жду несколько минут, щедро вливая Силу, и наконец-то избавляюсь от ненавистной железяки. Я почти свободен! Оставшаяся часть работы потребует лишь усердия. Аккуратно надрезал вену Ферта и заполнил оставшуюся после яда пустую емкость. Чернильница готова! Затянул ему порез — сегодня мне важна каждая лишняя капля крови.

Все, можно приступать к начертанию большой Феу, которая перенесет меня в общину. Нужно успеть до того, как они проснутся.

На построение нужного чертежа ушло немногим более трех часов. Все-таки рисовать кровью и кистью намного легче, чем выцарапывать символы щепкой или куском железяки. Пришлось сделать дополнительный узор, чтобы внести идентификацию для перемещения Грума. Но это уже мелочи.

Я подтащил Ферта к руне, вытащил из-за его пояса короткий самодельный клинок и вскрыл ему горло. Он был не самым плохим представителем людоедов, и даже рядом не стоял по жестокости и извращенности с Блондином, но мне неважно. Ферт являлся каннибалом, а теперь еще стал и моим обратным билетом, и этого достаточно.

Выжал из него всю кровь и понял, что ее совсем немного не хватает, чтобы перенести меня одного, не говоря о Груме. Мне нужен еще один человек. Я ведь совсем не заряжал телепорт в гроте после того, как выход на берегу был разрушен людьми Морли.

Можно подождать до утра, когда придет Блондин в компании двоих-троих людоедов и, на пару с Рики, перебить их, но тогда члены моей общины уже будут бодрствовать и заметят мое прибытие, а я не хочу светиться. Для них у меня заготовлен отдельный сюрприз.

Другой вариант — зарезать Грума. Его крови хватит с лихвой, чтобы я и Рики покинули это место. Но без него львиная доля будущих планов полетит к демонам.

А может…

Я покосился на старика и ненадолго задумался… Была, ни была! В любом случае, я останусь жив.

Приложил к его телу руки и начал исследовать его. Удивительно! Он очень стар, но еще достаточно крепок для своего возраста. Несколько гнилых зубов, не самая здоровая печень, но остальное в превосходном состоянии. Нашел!

В голове сероватая область, видно, что она недавно начала зарождаться, но еще совсем непрочно закрепилась. Надеюсь, остатков Силы хватит, чтобы справиться с этим. Колонна «теплых муравьев» устремилась в череп Грума и за несколько минут легко очистила мозг.

Перевел глаза на его лицо. Ясный и незамутненный взгляд, скорее даже вопросительный. Он все еще в легком параличе. Приложил палец к губам, показывая, чтобы он молчал, а затем посадил ему на грудь Рики для дополнительной гарантии. Понемногу начал снимать паралич, пока не услышал его шепот:

— Я выведу тебя отсюда, только забери меня с собой. — В его глазах появилась неприкрытая мольба.

Я даже опешил, так как приготовился к тому, что разговор будет проходить совсем в другом ключе.

— Почему ты хочешь уйти?

— Я ненавижу их, ненавижу себя, — его глаза заблестели от влаги, — Они заставляли меня, они…

Он не выдержал и зарыдал. Где-то внутри меня начало проглядывать сочувствие, но я обрубил эту попытку на корню. Хватит с меня!

— Ты хорошо знаешь пещеру? — прошептал я.

— Да. Я нахожусь в этой общине больше двадцати лет. Что тебя интересует?

— Мы сможем пройти без боя? Новый сканер сильный?

— Нет. Гальт сразу увидит нас, парнишка очень неплох, но радиус его поиска небольшой, — старик вдруг слегка прикрыл глаза и сконцентрировался, — Он и сейчас не спит. До нас он не достает почти половину полета стрелы.

— А Морли? А Бади? Далеко они, сканер их видит? Мне нужна кровь как минимум еще одного человека, если ты хочешь уйти вместе со мной.

— Зачем тебе кровь? — он удивленно уставился на меня.

— Увидишь. Я, кажется, задал вопрос.

— Морли здесь, совсем рядом! — показал старик рукой на стену. — Он живет в конце пещеры в отдельном гроте. Бади спит в общей комнате, ближе к выходу. Ее легко может просмотреть Гальт и поднять тревогу. Это что — Ферт?

Старик наконец-то увидел распластанного по полу охранника с перерезанным горлом и широко раскрыл глаза.

— Ферт, — коротко ответил я.

— Хороший был парнишка, любил слушать мои истории…

— Грум, у нас мало времени. Морли охраняют?

— Там два человека в коридоре, они стерегут Ткача. Сам Ткач спит за дверью в окружении мертвецов, они никогда не дремлют. Его тебе так просто не взять. А рядом с ним пещера Морли, преодолеешь часовых — и он твой.

Так, кажется, мои планы меняются. Я вынул дротик и легонько уколол старика:

— Полежи еще немного. Извини, Грум, это для твоего же спокойствия.

Затем я сорвал со стены мох и улегся в углу. Прости, Рики, но придется еще немного поработать. Потерпи, малыш.

Привычно переместился в сознание эльмура и побежал к выходу. Ключ от решетки в пещеру только у Морли. Он мне потребуется, руной ломать такой замок слишком долго. Выбежал в главный коридор и помчался в направлении, указанном стариком. Поворот, а за ним круглая комната, в ней два неспящих человека и дверь. Они шепчутся между собой и не смотрят в мою сторону.

Разгон. Прыжок. Укус. Прыжок на второго. Еще укус.

Тела с глухим стуком падают на пол, один, кажется, сильно ударяется головой. Неважно. Мне нужен Морли. Забегаю в его комнату, он бормочет во сне и спит беспокойно. Ну, здравствуй, Веренский Кулинар.

Укус, но не сильный. У меня есть долг, который я обещал ему вернуть. Смерть от паралича слишком прекрасна для такого куска дерьма.

Ключ!

Забираюсь в правый карман, хватаю ртом причудливо изогнутый кусочек металла и бегу обратно. Что это? Не может быть! Мои камы и кусари лежат в углу комнаты. Чудесно! Возвращаюсь в свою темницу, кладу добычу около меня-Кая и жду обратный переход.

Я очнулся и первым делом осмотрел Грума с ним все хорошо, но, пожалуй, я перестарался с дозой — ему чересчур тяжело дышать. Немного облегчил паралич и направился к выходу, после чего повторил маршрут Рики. Мне очень было любопытно увидеть того самого Ткача, но сейчас совсем неподходящий момент. Зашел в комнату к Морли и забрал перевязь с кусаригамой. Серпы уже маловаты для моей комплекции, но год-другой еще послужат.

Усилил мышцы, взвалил Блондина на спину и пошагал на выход. Как же замечательно снова ощутить полезность Силы, не забираясь в воду! Без нее я бы, наверное, тоже его протащил какое-то расстояние, но так намного легче. Перенес его тело в пещеру и положил рядом с Грумом. Осталось затащить тех двоих охранников, так как у нас добавился еще один пассажир, чем я и занялся.

Через пару минут все было готово. Я вскрыл глотки охранникам Ткача, после чего проверил заряд руны. Двух человек она перенесет однозначно, насчет третьего уверенности не хватало. Но как же мне хочется забрать Морли живым! Ладно, как получится!

Затащил Грума в круг, надрезал ему палец и капнул кровью на символ. Его тело исчезло. Проверил оставшийся заряд и решил перестраховаться, для чего порезал Блондину вены и влил в рисунок еще примерно кувшин крови, после чего затянул его рану и отправил следом. Теперь моя очередь, энергии на еще один телепорт точно хватит.

Собрал склянки и дротики, которые почти не пригодились, оставшись частью первоначального плана, после чего капнул кровью на символ и переместился в грот к озеру.

Свобода! Еле сдержался, чтобы не закричать от нахлынувшей радости. Я смог!

В пещере у воды никто не ночевал, все-таки люди боялись Хигира, понимая, что решетка не самая надежная преграда, а потому спали либо в большой комнате, либо в тоннеле. Бросил взгляд на парализованных Грума и Блондина — думаю еще пару часов они так пролежат, а мне этого хватит. Но все же утащил их тела в сторону, чтобы случайно проснувшийся по нужде артельщик не споткнулся о них.

Теперь мне нужно выгнать весь этот сброд из моей законной обители. А для этого мне нужен Хигир. Тем более, после долгого плена, мне не очень не мешает искупаться и смыть с себя грязь и кровь. Стараясь не шуметь, подошел к карцеру и тихонько коснулся Крастера через решетку. Он заворочался, потом резко дернулся и уставился на меня.

— Кай? — он широко раскрыл глаза. В них было столько искренней радости, что мне даже стало не по себе.

— Тс-с, — я приложил палец к губам, — Где они теперь хранят мясо?

— У выхода, в одной из боковых пещер. Кай я очень рад что ты вернулся живым, даже не представляешь как!

— Потом, Крастер, все потом. Просто сиди и наблюдай.

Я на цыпочках перебежал к коридору, который вел на большой выход. Похоже трубка и дротики мне все-таки пригодятся, хватит мучать Рики. Я осторожно выглянул из-за угла и увидел двух клюющих носом охранников. Удивительно, что они не спят, учитывая, что эта община превратилась в притон для алкоголиков и наркоманов. Похоже Риферу удается сохранять какой-никакой порядок.

Выстрел, сразу второй, и оба упали навзничь, парализованные ядом. Прошел немного вперед и свернул в пещеру с заготовками мяса. Набрал охапку подсушенных крыпсов и выбрался на уступ, после чего стал по одному бросать их в воду.

В толще воды появилась огромная фигура, а затем монстр выплыл на поверхность и издал громкий радостный рев, который волной прокатился по всей Яме.

Малыш, я тоже рад тебя видеть, но зачем так кричать? Впрочем, проснуться эти отбросы или нет, уже не важно.

Я взгромоздился на шею чудовища и скомандовал погружение. Хигир за секунды ушел на дно, и мы переместились под озеро внутри грота. Ну, малыш, сейчас тебе придется поработать.

Чудовище начало набирать разгон, и я направил его прямо на решетку, а сам плотно прижался к его шее. Быстрее, быстрее! Я что было сил хлопал его по загривку, а он все набирал и набирал скорость.

Удар!

Металлическая преграда вылетела словно пробка из бутылки и с грохотом укатилась в сторону. Отовсюду начали доноситься крики и вопли внезапно разбуженных и напуганных людей. А я направил монстра на берег, перекрывая выход из большой комнаты. Те, кто ночевал в тоннеле, не преминули этим воспользоваться и помчали прочь, покидая грот и убегая на берег. Но они мне не нужны, как и люди в общем помещении. Меня сейчас интересовали только Рифер и Корита.

У выхода из светящегося грота нерешительно столпились люди. Хигир неуклюже добрался до единственного пути к отступлению и полностью перегородил проход.

— Я вас всех отпущу, — обратился я к ним, — Но в обмен мне нужен ваш новый лидер!

Прошла минута, вторая, а затем среди толпы появился он. Человек, который меня предал и отдал в руки Морли.

— Чего ты хочешь? — он пытался держать себя в руках, но я прекрасно чувствовал страх в его голосе.

— Иди сюда и открой карцер.

— Ты же меня сразу убьешь! — он сделал шаг назад, но случайные пленники уже смекнули, кто является их пропуском на свободу и не дали ему скрыться в толпе.

— Обязательно убью, и если ты будешь послушным, то быстро. Открывай. Я начинаю считать. Ты будешь умирать ровно столько времени, сколько тебе потребуется, чтобы выпустить Крастера. Один, два, три…

Люди позади него не выдержали и вытолкали его из пещеры. Я наклонил голову Хигира, и она оказалась прямо над ним. Риферу теперь некуда было бежать. Он на трясущихся ногах добрался до решетки, достал ключ и непослушными руками попытался открыть замок.

— … семь, восемь, — я смотрел на предателя и едва раздался, щелчок, как я сбросил вниз каму, а затем подтянул ее и поддел его за подбородок, словно крюком. — Девять!

Я обмотал свободный конец кусари вокруг рога Хигира и похлопал его по спине. Он начал медленно пятится назад, утягивая за собой Рифера, который, беспомощно волочился за нами по земле, отчаянно пытаясь выдернуть лезвие из своей головы, пуская изо рта кровавые пузыри.

А я начал обратный отсчет:

— Девять, восемь, семь…

Его муки не доставляли мне никакого наслаждения, но я дал ему слово. Артельщики же, быстро сообразив, что путь свободен, беспорядочно кинулись к выходу. И, внезапно, среди них появилась моя вторая и главная цель…

Корита! Она пригнула голову, прикрыла лицо ладонями и попыталась ускользнуть вместе со всеми.

— Один! — громко произнес я и шлепнул Хигира.

Он резко поднял голову. Кама полностью разворотила подбородок и кадык предателя, а затем выскользнула из его плоти. Я быстро раскрутил кусари над головой и совершил бросок в сторону своего бывшего чтеца. Фундо захлестнуло ее шею, совершив три оборота вокруг, и я мощным рывком дернул веревку, опрокинув ее на землю.

Грот полностью опустел. Я загнал монстра обратно в озеро и затащил Кориту в карцер. Аккуратно вытянул Крастера наружу и запер дверь на ключ. Хигир, вытянув свою голову из воды, с любопытством посматривал в мою сторону, ожидая дальнейших указаний.

— Все, малыш, спасибо! Плыви к себе! Ты мне здорово помог! — я подтянул мертвого Рифера к воде, — Это твой заслуженный завтрак!

Монстр проворно схватил его тело огромными челюстями и стремительно ушел на глубину.

— Тварь! Ненавижу! Чтобы ты сдох, мелкий ублюдок! — женщина в клетке громко визжала и проклинала меня.

Я временно заткнул ее парализующим дротиком и переключил внимание на беспомощно стоящего на карачках крысолова. Увы, он теперь не мог даже подняться на ноги.

— Прости! — только и смог я произнести.

— Ты не виноват, Кай. Это моя ошибка, я изначально был неправ и переоценил этих людей. Они понимают только язык насилия и ничего больше.

— Ты до сих пор их называешь людьми… — Я прислонил его спиной к стене, сел рядом и крепко обнял его.

— Я не привык их звать по-другому… Слишком поздно, чтобы переучиваться и переосмысливать привычные вещи. Надеюсь, я доживу до того момента, когда ты закончишь начатое и увидишь синее небо. — В его голосе было столько скорби и грусти, что я не выдержал.

— Заткнись, Крастер, и не смей даже думать о смерти! Тебе еще предстоит перед женой оправдываться, когда мы вместе прибудем в Танар. Вот увидишь!

Он грустно улыбнулся в ответ, а у меня навернулась предательская слеза. Если и было что-то, что я сейчас хотел больше всего, то это вернуть этому замечательному человеку ноги…

Сознание стрелой пронзила ошарашивающая мысль! Не может быть! В голове запустилась цепочка, которая начиналась в день моего восьмилетия. Слишком много совпадений!

Первое. Я потерял конечность во время бегства от Баренса и это инициировало мою Силу. Мне досталась единственная способность, из всего, что только можно представить, но самая нужная в тот момент. Чего я тогда больше всего желал? Конечно же вернуть обратно отрезанную руку!

Второе. Мое первое повышение уровня. Монтис Блоу сильно впечатлил меня, а тогда, в учебном лагере в лесу, у меня и не было особых желаний, кроме как стать похожим на профессора. И я научился создавать контур, что было аналогом его способности, пусть и не настолько хорошим.

Третье. Следующий уровень я получил в предсмертном состоянии с оторванными неудачным телепортом ногами, тогда мои мысли занимала собственная жизнь и смерть Таи Лито. Я корил себя за беспомощность и слабость, из-за которой потерял эту девушку, и моей следующей способностью стало улучшенное умение увеличивать физическую силу и скорость. Мой Силовой контур стал невероятно четким.

И последнее. Пятый уровень мне подняли люди Роферса и Дроммеля. Единственное, чего я больше всего хотел в тот момент — чтобы Рики выжил. И снова моя новая способность стала именно тем, что мне нужно!

Если это не совпадение, то как вообще это можно объяснить?

Решено! В ближайшее время я найду способ поглотить сколит шестого уровня и проверю свою догадку. Надеюсь, он, как и предыдущие лопнет вспышкой. Убить меня в первую минуту он точно не убьет, для этого ему нужно слишком много времени. Здесь десятки рюкзаков, думаю я насобираю из них достаточное количество глеверита, чтобы совершить переход на новый уровень. И если моя новая способность позволит мне регенерировать кого-то кроме себя…

— О чем ты думаешь, Кай? — голос крысолова вывел меня из размышлений.

Нет, не стоит обнадеживать старика, еще не известно, удастся ли моя затея.

— Я думаю, как заново создать общину, Крастер. Где взять нормальных людей? Попробовать переманить их у Драфта или аграриев? Но это может развязать нежелательные последствия.

— Да у тебя две сотни людей стоят на берегу, чем ты недоволен! — раздался голос со стороны коридора, ведущего на большой вход.

Лаэль? Чего он здесь делает?

— Напомни-ка мне, я тебя точно сюда звал? Или ты такой смелый, что решил сам прийти туда, куда вход тебе запрещен? — я поднялся на ноги и потянулся за серпами.

— Спокойно, спокойно, Кай, — он выставил руки вперед, — Я без оружия.

— Зачем ты пришел? Кажется, мы все уже давно с тобой решили!

— Я хочу помочь тебе с этим пьяным стадом. Ты принимаешь меня к себе в общину, а я даю тебе то, что позволит навсегда забыть об их непослушании.

— И что же ты мне такое можешь дать? — я изобразил ехидную ухмылку, но она мгновенно сменилась открытым от удивления ртом, когда я услышал, что он произнес.

— Тенкаты, Кай, я создам для тебя тенкаты…

Глава 14

Меня настолько повергло в изумление предложение полуэльфа, что я даже не сразу нашел достойный ответ. Я прекрасно помнил, как влияли на мой организм те самые «паучки», подсаженные на мою сонную артерию. Они не просто не давали нарушить клятву, они не давали даже подумать об этом. Когда дочка посла случайно извлекла их из меня, только тогда я по-настоящему ощутил сладкий вкус свободы.

Внедрение тенкатов в организм членов общины, может в корне поменять ситуацию. Подумать только: не нужно переживать о предательстве, о постоянных пьянках и драках! Да что там говорить, мне даже не нужен будет чтец! Предложение выглядело донельзя соблазнительным, но вот его инициатор доверия не внушал никакого.

Тем не менее, вот он, стоит передо мной и улыбается своей мерзкой улыбочкой победителя, а я понимаю, что ни за что не смогу отказаться.

— Лаэль, — обратился я к полуэльфу, — Что тебе нужно для их создания?

— Во-первых, ты пообещаешь, что я перехожу жить в эту пещеру и гарантируешь мою безопасность. Твоего слова мне будет достаточно. Во-вторых, тебе нужно составить текст клятвы, в котором ты перечислишь все необходимые запреты и требования. В-третьих, для создания тенкатов мне нужен живой человек. Он умрет. Причем такой ужасной смертью, которую ты бы не пожелал своему самому давнему и заклятому врагу. — Лаэль внимательно посмотрел на парализованного Блондина, неподвижно лежащего у стены пещеры, — Думаю Морли подойдет идеально! И, в-четвертых, мне нужен отдельный грот с ограниченным доступом посторонних и немного почвы. Процесс создания не терпит вмешательства кого-либо.

Полуэльф уставился на меня в ожидании ответа. Я же впал в долгие размышления. Почему он готов довольствоваться моим словом? Лаэль, которого я знаю, никогда бы на такое не пошел без твердых гарантий. Все четыре условия я мог бы ему обеспечить не задумываясь. Конечно, придется теперь его терпеть рядом с собой до самого конца работ по созданию тоннеля, но наличие, сотни или две преданных людей, компенсировало это с лихвой.

— Ты говорил, что в Яме магические способности тебе не доступны, как ты вообще собираешься их создать?

— Ну, конечно, ты бы не был собой, если бы не спросил это, — рассмеялся полуэльф, — Опережая твой следующий вопрос, скажу, что ты сам увидишь весь процесс от начала и до конца, за исключением одного момента, занимающего всего пять минут, который требует полного отсутствия посторонних. Магия нужна для извлечения тенката, но никак ни для его создания.

— Что за момент?

— Я сообщу, какой и когда. — Лаэль покосился на полусидящего у стены Крастера, на Грума и Кориту, — Здесь слишком много лишних ушей. Ну что скажешь, согласен на мои условия?

— Мне нужно все хорошенько обдумать. Жди меня на берегу, через два часа.

— Хорошо, — невозмутимо ответил он и гордой походкой направился к выходу.

Я последовал за ним, и, едва он спустился с мостика на уступ, как я перерубил удерживающие конструкцию канаты и обрушил трап в воду, отчего тот сразу ушел на дно. Достать я его всегда смогу, но вот таких свободных хождений по моей пещере я не потерплю. Мне нужно еще решить множество вопросов, до того, как в мои гроты кто-то повторно войдет. После этого я закрыл толстую решетку большого входа на замок и спустился обратно к Крастеру, не переставая думать, как полуэльф собирается меня обмануть. Лаэль, раскрывающий древнюю сокровенную тайну эльфийского народа человеку? Не смешите меня.

— Интересные у вас с ним отношения, — заметил крысолов, едва я вошел обратно в грот.

— Да уж…

Я проверил состояние всех своих пленников и перетащил Блондина в карцер. Паралича хватит еще примерно на час-полтора.

Итак, с чего начать?

С Грумом я могу повременить. Судя по всему, опасности старик пока не представляет. Морли и Корита изолированы, надо будет через часок им снова вколоть яда. Ногами Крастера и своим повышением я могу заняться немного позже. Сейчас самая главная задача быстро решить вопрос с общиной — не думаю, что ремесленники или аграрии дадут мне много времени на раскачку и обязательно организуют следующую попытку уничтожить Хигира.

Выходит, создать тенкаты первостепенная задача. Я почти уверен, что суть обмана Лаэля кроется именно в том моменте, когда я должен оставить его в одиночестве, а значит мне нужна подготовленная пещера. Допустим, он не врет, и я случайно испорчу ему процесс, в чем я сильно сомневаюсь. На такой случай у меня есть еще один кандидат на мучительную смерть. Я могу просто извинится за недоверчивость и все повторить заново.

Решено!

Я отправился к большому выходу и свернул в боковые ответвления, где находились маленькие гроты с запасами крыпсов и посадками съедобных растений. Когда-то давно, в самом начале, я подробно исследовал их все и помнил, что в одной из них под самым потолком было сквозное отверстие толщиной в руку, выходящее в соседнюю пещеру. Мне в него не пролезть ни за что, но я знаю, кто сможет. Рики!

Ну что же, почва, как он и просил, здесь есть. Отдельный вход тоже имеется, но нужно как-то замаскировать ту самую дыру. Я сорвал со стены пучок эйголя и аккуратно забил им подозрительно зияющее отверстие, затем отошел назад и полюбовался. Отлично, даже не видно! Теперь надо притащить сюда Блондина. Это будет нелегко, так как Сила хорошо работала в гроте каннибалов, но не работала здесь. Впрочем, за отведенное время я должен управится.

Громко ругаясь и сквернословя, я в одиночку потащил волоком тело Хаффера Морли через весь грот. По дороге он вымотал все мои нервы, постоянно цепляясь за всевозможные уступы и торчащие камни. Жаль Крастер мне пока не помощник. В итоге я кое-как справился, потратив на это целых двадцать минут, повторно вколол ему совсем маленькую дозу яда, а затем переместился к вещевым мешкам в карцере, где позаимствовал у крысолова карандаш и листок. Нужно было сочинить клятву, и я решил попутно привлечь его к этому делу.

Крастер с интересом отреагировал на предложение. Мы с ним немного пообсуждали и поспорили на тему того, что нужно запретить, а что можно разрешить и в итоге у меня получилось следующее:

«Я, становясь членом артели Кая Фаэли, клянусь подчиняться ему беспрекословно, выполнять все его указания и установленные им требования. Клянусь не лгать, не замышлять зла, предательства и насилия в отношении лидера общины, а также любого другого ее участника. Клянусь честно работать на благо общего дела, не употреблять алкоголь и наркотики, не общаться с членами другими общин или иными жителями Ямы, не входящих ни в какие группировки и образования.

В случаях, не предусмотренных данной клятвой, но каким-либо образом влияющих на благополучие общины, ее лидера или указанных им требований, клянусь не предпринимать никаких действий до одобрения их Каем Фаэли. Я принимаю, что клятва может быть дополнена новыми условиями, если в них возникнет необходимость, и эти условия будут утверждены лидером общины.»

— Хм, — Крастер перечитал клятву, — По-моему неплохо вышло.

— Мне тоже нравится, вроде бы все неожиданности предусмотрели. — Я бегло еще раз перечитал все строки и направился к большому выходу.

Основаня часть разогнанных мной артельщиков все еще находилась на берегу, ожидая от меня каких-нибудь действий и решений. Покидать теплое и сытное местечко им не очень хотелось. Среди них были даже те самые военные, которые пошли на поводу Кориты и покойного Рифера. Интересно, на что они надеются? По ним мне тоже надо будет принять отдельное решение, но это после.

— Вы можете пока разойтись, — громко произнес я, — Завтра утром всем желающим остаться нужно собраться здесь и я решу, что с вами делать! Лаэль, лови!

Я кинул ему конец длинной веревки, и он ловко перебрался с уступа на стену, а затем заполз в грот.

— Иди за мной. — Я направился в сторону маленьких гротов, пересадив Рики из-за пазухи на свое плечо. Думаю, я уже справлюсь с Лаэлем в прямом поединке, но излишняя предусмотрительность никогда не помешает.

Он с любопытством озирался по сторонам и во всю старался казаться дружелюбным.

— А помнишь, как мы с тобой тогда испугались? — улыбаясь, спросил он. — Ты выяснил, что это было?

— Обычный пузырь, — как можно холоднее ответил я и завел его в подготовленную комнату, — Тебе такой вариант подходит?

Полуэльф осмотрел потихоньку отходящего от паралича Морли, который испуганно ворочал глазами по сторонам, но говорить еще не мог.

— Как же я мечтал с этой мразью сделать что-нибудь подобное! — произнес Лаэль, внимательным взглядом исследуя пещеру. — Вроде бы здесь отличное место, мне нравится.

— Вот и хорошо! Когда будем приступать и что тебе нужно?

— Приступаем прямо сейчас. Только вот чего-то Морли какой-то дохлый.

— Он под воздействием яда эльмура. Это как-то нам помешает? — поинтересовался я.

— Помешает. Донор тенкатов должен все чувствовать, — ответил Лаэль, — Это необходимое условие иначе, ничего не получится. Нужно его связать и дождаться, когда сойдет паралич.

— Идем со мной, принесем веревки.

— Не доверяешь? — полуэльф пристально уставился в мои глаза.

— Пока еще немного сомневаюсь, — уклончиво ответил я.

— Как скажешь, идем. Но зря ты так ко мне относишься, я полностью все обдумал и готов извинится. Тем более ты спас мне жизнь. Прости меня, Кай, за все прошлое. Я предлагаю тебе полное доверие с этого момента! Сегодня ты станешь первым человеком, который узнает тайну создания тенката. Какие еще подтверждения моей верности тебе нужны?

Его взгляд был настолько искренним, что я бы ему, наверное, поверил, если бы это было сказано три года назад в день нашей встречи в Яме. Но не теперь.

— Я подумаю над твоим предложением, — неопределенно произнес я и потянулся к карману, — Но сначала давай закончим с клятвой. Проверь, нормально?

Он взял протянутый мной листок в свои руки и быстро пробежал по нему глазами.

— Да, подойдет. Идем уже за этими проклятыми веревками.


Вернувшись к Блондину, мы крепко связали его, и дождались, когда полностью пройдет паралич.

— Что вы собрались делать? Кай, мальчик, давай все решим по-хорошему. Ты же уже взрослый! Ну подурачился дядюшка Морли немного, с кем не бывает. Никто ведь не умер! — он испуганно вращал глазами, изучая наши лица.

— Поздно, дядюшка Морли, поздно. Пришло время рассчитаться. — Я отсек свободный конец веревки и попытался ему сунуть в рот кляп, но Лаэль отвел мою руку в сторону.

— Сдави ему челюсти с боков.

Я выполнил его указание, и полуэльф ловким движением кинжала вырезал ему язык, отчего Морли задергался во все стороны, словно в припадке и выпцчил глаза от боли. Кровь обильно пошла из его рта, растекаясь по лицу.

— Это часть процесса создания тенката? — поинтересовался я удивленно.

— Нет. Просто так удобнее будет работать, — хищно ответил Лаэль, — Это надежнее кляпа. Все равно язык ему больше не пригодится. А теперь приступаем.

Лаэль снял со своей шеи медальон и нажал на него тонкими пальцами в нескольких местах, после чего вытряхнул из него на ладонь горсть семян, размером с просо.

— Это сатомва, — произнес он, — Кустарник. Не спрашивай меня, откуда это растение происходит родом, я не знаю. Это неизвестно даже моему отцу, но оно священно для нашего народа. У него много различных способов использования, и один из них ты сейчас увидишь.

— Можно посмотреть? — я протянул руку и полуэльф резко отдернул ее, отчего часть семян рассыпалась по полу.

— Ну вот! — с досадой произнес он, после чего склонился над землей и начал быстро собирать зернышки.

Я попытался присоединится и помочь, но он весь побагровел от злости и протянул ко мне руку.

— Дай сюда, и больше никогда не трогай! Никому кроме эльфов не позволено касаться этого растения!

— Как скажешь, — я пожал плечами, и высыпал их в его протянутую руку. Вот теперь я узнаю прежнего Лаэля, все вокруг меняется, но только не он.

— Зафиксируй ему голову и смотри внимательно.

Я выполнил указание, и полуэльф аккуратно приложил острие кинжала к правой брови Морли, после чего его лезвие медленно описало ровный полукруг и глаз людоеда выкатился наружу, а на его месте образовалась ровная кровоточащая дыра, в которую Лаэль быстро забросил семечко. Тело Блондина дергалось во все стороны в сильных конвульсиях, и он издал громкое мычание, переходящее в визг, но тут же подавился. Из его рта, прямо на моих глазах, вылез маленький корешок, который тут же устремился вниз и кончиком зарылся в почву. Еще через секунду, сотни таких же корней полезли из его ушей и ноздрей, а затем и прямо через кожу головы протыкая ее насквозь. Каждый побег прочно стремился закрепиться в земле.

Меня встряхнуло изнутри от отвращения. А корни продолжали увеличиваться, но теперь уже в толщину, медленно разрывая голову каннибала на части, перебираясь на его шею и грудь. Его туловище и череп распухли, но к моему удивлению он все еще был живым и продолжал елозить нижней половиной тела по полу, пока вездесущие корешки не добрались и до нее, прочно спеленав его коконом и придавив к земле. И теперь только мелкие подергивания говорили о том, что он все чувствует и продолжает жить.

Странно. Я часто представлял, как разделаюсь с Морли, но то что с ним сотворил Лаэль полностью перекрывало самые страшные и ужасные способы казни, которые я мог придумать. Я вижу, какую невероятную боль он сейчас испытывает, но почему я не чувствую даже толики радости? Лишь холодное удовлетворение от выполнения поставленной задачи.

— Смотри дальше, — коротко бросил Лаэль и указал на его пустую глазницу.

И, словно услышав его слова, из нее полез одинокий зеленый росток, который тянулся вверх, выпуская из себя все новые и новые веточки. Он наливался силой и спустя час, превратился в раскидистый кустарник. Но на этом процесс не закончился. На нем стали появляться маленькие бутоны, которые начали медленно расцветать кровавыми лепестками, отдаленно похожими на королевские лилии из Саталии.

Цветы прожили около часа, а потом начали увядать. Все это время Морли не прекращал дрожать и хрипеть.

На месте каждого его лепестка появилось с десяток прозрачных плодов, с маленьким продолговатым тельцем, от которого во все стороны отходили длинные тонкие волоски.

Я узнал их. Так и выглядели те самые «паучки», что Ставер вживлял ученикам в школе Длани, только эти были совсем тоненькие.

— А теперь, Кай, тебе придется покинуть меня, как мы и договаривались. Не потому, что я так хочу, а потому что того требуют условия процесса. Оставь свой листок с клятвой. Надеюсь, ты уже понял, что ее торжественное произнесение лишь церемониальная мишура, а слова присяги закладываются в тенкат пока он на корню. Сейчас я зачитаю нашему другу Морли текст, а его мозг передаст смысл клятвы в плоды сатомвы, — ученым тоном произнес Лаэль. — В каждом вашем государстве есть связной эльфов, который принимает заказы у королей и магистров, а потом поставляет готовые тенкаты ко двору, в Длань и прочие человеческие организации. Теперь ты знаешь все. Надеюсь, я заслужил твое доверие?

Это выглядело по-настоящему убедительным, но я никак не мог поверить, что Лаэль пошел на такой шаг и открыл древний секрет. Вероятно, есть еще что-то, что он утаил.

Стоп!

— Откуда я знаю, что ты зачитаешь именно эту клятву?

Полуэльф изменился в лице, показывая всем своим видом возмущение, вызванное моим недоверием.

— Это не трудно проверить. Я отдам тебе готовые плоды, а сам уйду ночевать в свою пещеру. Утром ты возьмешь несколько человек. Как установить тенкат ты прекрасно знаешь, так как сам прошел эту процедуру когда-то. Когда кандидаты присягнут тебе, ты сразу проверишь действие клятвы. Если тебе этого будет мало, можешь вживить тенкат в меня! — громко выдохнул он последнюю фразу.

Лаэль даже на это готов пойти? Нечего не понимаю!

— Хорошо, — задумчиво ответил я и поднялся на ноги, после чего показал ему свои перепачканные от крови руки, — Пойду тогда пока искупаюсь и смою с себя эту дрянь.

Он проводил меня до грота, дождался пока я забреду в озеро подальше, а потом отправился обратно.

Пора!

Я улегся на мелководье и сразу ощутил встрепенувшуюся Силу, после чего быстро принял эйголь и переместил сознание в эльмура.

Прыжок, второй, третий. Быстро оказываюсь в коридоре, забегаю в соседнюю пещеру и взбираюсь по стене. Нахожу каменный рукав, добегаю до его другого края, который заткнут мхом и медленно высовываю любопытную мордочку наружу.

Лаэль последний раз проверяет вход, после чего садится напротив Морли и ничего не делает, просто наблюдая за плодами. Но он весь напряжен и внимательно следит за растением.

Демоны! Я не могу бесконечно находится в теле питомца, но и пропускать такое нельзя!

Спустя пару минут, я вдруг замечаю, как плоды сатомвы начинают медленно краснеть. Полуэльф быстро хватает листок с клятвой и немного наклоняется к тому месту, где когда-то у людоеда было ухо.


Я обращаюсь в слух и слышу тихий шепот, внимательно поглощая каждое слово, пытаясь найти любое малейшее несоответствие:

— «Я, становясь членом артели Кая Фаэли, клянусь подчиняться ему беспрекословно, выполнять все его указания и установленные им требования. Клянусь не лгать, не замышлять зла, предательства и насилия в отношении лидера общины, а также любого другого ее участника. Клянусь честно работать на благо общего дела, не употреблять алкоголь и наркотики, не общаться с членами другими общин или иными жителями Ямы, не входящих ни в какие группировки и образования.

В случаях, не предусмотренных данной клятвой, но каким-либо образом влияющих на благополучие общины, ее лидера или указанных им требований, клянусь не предпринимать никаких действий до одобрения их Каем Фаэли. Я принимаю, что клятва может быть дополнена новыми условиями, если в них возникнет необходимость, и эти условия будут утверждены лидером общины.»

Лаэль произнес последние слова и умолк. Красные плоды опять стали бесцветными, но теперь они были толще, своим видом напоминая маленькую стеклянную ампулу.

Толчок сознания… Тело Рики меня пытается вытолкнуть обратно, но я изо всех сил сопротивляюсь. Должно быть еще что-то! Я должен досмотреть до последнего.

Полуэльф отложил листок с текстом в сторону, а затем начал быстро срывать тенкаты и складывать в аккуратную кучку.

Я ничего не мог понять. То, что ритуал закончен было видно сразу по расслабленному состоянию Лаэля. Он собрал все плоды до единого, после чего покинул грот и направился в мою сторону.


Меня выбросило обратно в свое тело, и я встретил полуэльфа уже плавая в озере, как ни в чем не бывало, лихорадочно пытаясь сообразить, где меня обманули. Он не изменил в клятве ни слова!

— Готово, Кай, примерно три сотни тенкатов ждут тебя возле тела мертвого Морли. Как мы и договорились, я ухожу к себе. Проводишь? Я в отличии от тебя, не умею управляться с Хигиром, — он устало улыбнулся.

— Конечно! — я выбрался из воды и направился вместе с Лаэлем на выход.


Решетка входа захлопнулась, я проводил бывшего однокурсника озадаченным взглядом и вернулся к Крастеру.

— Думай! — я вкратце описал ему сложившуюся ситуацию, правда умолчав о некоторых подробностях процесса.

— А почему ты так уверен, что это обман? — прищурился крысолов, немного подумав. — Ты неоднократно доказал всем жителям Ямы, что способен на многое. Лаэль понимает, что ты его билет на свободу. Он эльфийский маг и, если тебе удастся благополучно закончить тоннель, спокойно может избавиться на воле от клятвы в любой момент. Ты ведь сам сказал, что эльфы могут безопасно извлечь тенкаты! Так что он ничего не теряет, а только приобретает, на время подчинившись тебе.

Ну и как ему объяснить, что Лаэль мыслит не так? Я временно махнул рукой на это дело и переключился на Грума, который уже почти отошел от паралича.

— Грум, это моя пещера. Завтра сюда прибудет много людей, которые будут копать тоннель на свободу. Мне не важно, хочешь ты здесь оставаться или нет, но тебе придется работать на меня. Ты будешь регулярно получать отличную еду в хорошем объеме, и заставлять долбить камень я тебя не буду. Не знаю, добровольно ли ты ел человечину или тебя принуждали, мне по большому счету плевать. От тебя мне нужно, чтобы ты указывал направление дальнейшей копки, для избегания встречи со Слепыми, или подобными тварями. Ну и, кроме того, с тебя требуется постоянный контроль солдат на поверхности. Сила отлично работает в озере. Все понятно?

— Я согласен, — спокойно ответил он, — Уж лучше так, чем давится человечиной. Кстати, вы уже почти вторглись в чье-то гнездо, осталось пробить всего два-три роста каменной породы. За стенкой множество живых существ, но вот кто они, я не вижу. Моя способность очень ограничена, если дело касается кого-то кроме людей. Я ведь давно за вами наблюдаю.

Так вот, что означали его слова в том сумасшедшем бреду! Выходит, жителям Ямы крупно повезло, что тоннель почти не копали в мое отсутствие! Нужно будет тщательно опросить Грума, чтобы он указал новое безопасное направление.

— Договорились! Сегодня переночуешь в карцере, а завтра дашь мне клятву вместе со всеми.

— Хорошо.


Так, хотя бы с Грумом и злополучным тоннелем проблема решилась. Блондин мертв. Остается вопрос с повышением себя до шестого уровня и попыткой вернуть ноги Крастеру. Этим я займусь после присяги. Сейчас главное решить, что делать с тенкатами и общиной.

Я подошел к карцеру и задумчиво уставился на Кориту, разобраться с которой оставалось еще одной небольшой задачей. Она, как и Грум, уже пришла в себя и сейчас злобно смотрела на меня из-за металлической решетки.

— Чего пялишься, маленький ублюдок? Кочерыжка выросла и трахаться захотелось? Использовать меня собрался?

Меня озарило!

Использовать!

Я громко расхохотался! Ну конечно, вот оно решение сразу двух проблем! Я не понимаю, где именно меня обманул полуэльф, но ведь я теперь знаю, как создать тенкаты! Простите меня мама и папа, вы всегда говорили, что красть у других людей нехорошо. Но Лаэль ведь и не совсем человек…

Я сунул руку в карман и извлек оттуда два семечка сатомвы, а потом поднял глаза на предательницу и с улыбкой произнес:

— Да, дорогая Корита, я тебя сегодня буду много и долго использовать, и поверь, тебе навряд ли понравится, каким образом я это сделаю.

Глава 15

— Куда ты меня ведешь, маленький извращенец? — Корита шла чуть впереди, боязливо косясь на эльмура, который сидел на моем плече в полной боевой готовности. Парализовать ее, а потом тащить через всю пещеру как покойного Морли, у меня большого желания не было, а потому я решил просто подыграть ей, изобразив что планирую воспользоваться ей как женщиной.

— Ты можешь хоть ненадолго заткнуться? — устало выдохнул я. — Сворачивай направо. Пришли.

Она остановилась на пороге грота, который находился по соседству с тем, где был лишен жизни Хаффер Морли.

— Ложись, — я указал глазами на рыхлую почву.

— Так сразу? Может сначала уберешь свою крысу, и хотя бы для вида меня поцелуешь? — игриво ответила она, и стянула через голову рубаху, выставив передо мной небольшую округлую грудь с напряженными розовыми сосками.

Демоны! Меня бросило в жар, а к паху мгновенно начала приливать кровь. Похоже это будет самая сложная процедура выращивания сатомвы за все историю Кастании. Между тем, она уже опустилась на колени передо мной и протянула руки к моим штанам, которые ощутимо оттопырились, что сразу вогнало меня в краску.

— Не бойся, Корита девочка опытная и знает, что делать с твоим непоседливым дружком. — Она начала энергично поглаживать мое напряженное естество через ткань, отчего я возбудился еще больше, а в голову полезли непристойные мысли.

Стоп! Хватит!

Я скинул наваждение и резко ударил ей снизу коленом в подбородок, отчего она опрокинулась на спину и тут же потеряла сознание. Так-то лучше! После чего сходил в соседний грот за веревками и крепко связал ее. Мои руки так и тянулись к ее округлостям, желая ощутить их упругость, но я закрыл их рубахой, и постарался об этом больше не думать.

Так, приступим. Лаэль говорил, что донор обязательно должен быть в сознании и все чувствовать. Я похлопал по ее щекам, и она наконец-то открыла ошалевшие глаза.

— Гребаный маленький мудила! — она плюнула мне в лицо и начала дергаться во все стороны, пытаясь освободиться, — Развяжи меня, сучий выкидыш!

Отрезание языка, по словам полуэльфа, не являлось обязательной процедурой. Но, во-первых, я склонялся к тому, что он мог меня обмануть и это обязательное условие, а во-вторых, я с удивлением обнаружил, что с этой особой мне самому хочется побыстрее это сделать. Я извлек из ножен каму и приблизил к ее лицу, отчего она резко заткнулась.

— Открывай рот!

— У-у. — отрицательно промычала она, а в ее глазах злобу сменил испуг.

— Как хочешь, — пожал я плечами, сжал ей двумя пальцами нос и с размаху уселся на ее грудь сверху.

Она со свистом выдохнула воздух, но тут же быстро сомкнула челюсти. Впрочем, надолго ее не хватило, и, при первой попытке вдохнуть, я успел просунуть кончик серпа в щель приоткрывшегося рта, а затем быстро перебрался к изголовью и обхватил коленями ее скулы с обоих сторон.

Корита попыталась высвободить голову, однако, из-за дерганных движений лишь изрезала себе губы о лезвие. Я свободной рукой сильно сдавил с боков ее голову, и наконец-то сумел зафиксировать рот открытым, после чего отсек ее язык под самый корень. Получилось не так филигранно, как у Лаэля, но вроде бы неплохо.

Ее заметало в стороны от боли, она неистово визжала и плакала, что впрочем никак меня не тронуло. Но как же неудобно все делать одному! Аккуратно вырезать глазное яблоко не получится.

— Еще раз дернешься, и я вырежу тебе глаз! — крикнул я и приставил острый кончик камы к ее брови.

Она резко затихла и заморгала ресницами, показывая понимание.

— Вот так вот, умница, — я быстро провернул лезвие, и ее вновь заколотило от боли. — Прости, я тебя обманул, Корита. Но в твоем мире это ведь норма, не правда ли?

Я аккуратно поддел ее глазное яблоко и отбросил в сторону, после чего бросил в образовавшуюся впадину семечко.

Сработало! Длинный корешок показался из ее рта, а затем его собратья проклюнулись со всех сторон ее головы и устремились в благодатную почву. А дальше процесс пошел как по маслу. Разросшиеся корни намертво спеленали ее, и больше не давали двигаться.

Я внимательно наблюдал за проклюнувшимся ростком, затем за распускающимися цветами и за их увяданием. Пора приготовиться. В моих руках оказался листочек с клятвой.


Тенкаты медленно начали краснеть, и я склонился над ухом предательницы и четко зачитал текст. Плоды достигли своего пика и вновь стали бесцветными. Торопливо начал срывать их с веток, и вскоре у моих ног образовалась кучка. Всего их оказалось двести восемьдесят девять. Лаэль говорил о почти трех сотнях, так что скорее всего это попадает в возможный разброс. Будем надеяться, что я все сделал правильно.

Теперь следует понять, в чем отличие моих тенкатов, от тенкатов полуэльфа.

Я сложил урожай в два разных рюкзака и унес в свою комнату. Нужно проверить их действие и сравнить между собой. Придется поискать добровольцев среди местных, Лаэль определенно что-то задумал, и я должен быть на шаг впереди.

На берегу, как и прежде, сидели бывшие члены моей общины, которым некуда было пойти. Чью-то старую пещеру давно заняли, а кто-то не мог смириться с тем, что сытая жизнь закончена и хотел в числе первых, вернуться в артель. Я внимательно осмотрел присутствующих. Вот! То, что нужно — парочка военных из числа предателей поглядывала в мою сторону. Наглецы, неужели они думают, что это просто так сойдет им с рук, и я все забуду? Присягу Риферу они не давали, а значит действовали заодно и не были против.

Я поманил их пальцем. Они торопливо приблизились к утесу и забрались на уступ.

— Мне нужны вы двое. Готовы присягнуть мне на верность?

Прибывшие неуверенно переглянулись и начали шептаться, после чего один из них ответил:

— Готовы.

— Хорошо, по одному. — Я перебросил им веревку, и один из военных вскарабкался ко входу, опасливо посматривая то на эльмура, то в омут.

Едва он забрался внутрь, как я закрыл решетку на замок и велел второму ждать своей очереди.

— Идем.

Мы добрались до озера, после чего я зашел в воду до середины бедра и приказал:

— На колени.

— Чего? — военный заворочал глазами по сторонам, но кроме сидящего у стены Крастера никого не обнаружил.

— На колени! — повторил я громче и вынул каму из перевязи.

— Это больно? Ты не убьешь меня?

— Нет.

Он покорно опустился передо мной, и я сделал филигранный надрез на его шее, даже не задев артерию, после чего поднес плод сатомвы к ране. Волоски зашевелились, почуяв кровь, и проворно устремились внутрь. Тенкат прочно присосался к кровеносному каналу и постепенно исчез под кожей. Я влил немного Силы в это место, полностью зарастив рану.

Устраивать ли торжественную церемонию? Пожалуй да. Я пока точно не знаю, зачем это нужно, но раз магистры и короли так делают, значит такие вот спектакли как-то влияют на людей психологически.

— Читай, вслух! — я протянул ему листочек с клятвой.

Он достаточно бегло произнес все слова, после чего я велел ему подняться и поздравил со вступлением в артель. Естественно, первый тенкат был из тех, что вырастил я, так что теперь следовало проверить, насколько он хорошо работает.

— Держи, — я передал ему один серп, — Теперь попробуй ударить меня.

Я внутренне напрягся, взял в ладонь Рики и приготовился увернуться в случае провала.

Он не стал спрашивать зачем, оспаривать мою просьбу, а просто попытался замахнуться и застыл в приступе паралича. Ошарашенное застывшее лицо, на котором лишь зрачки недоуменно двигались из стороны в сторону, в попытке понять, что произошло.

— Отлично! Теперь ты член моей новой общины, поздравляю! Иди и приведи второго.

Военный еще немного постоял в оцепенении, затем присел на корточки и отдышался, а после удалился исполнять мой приказ. Крастер с любопытством поинтересовался:

— Работает?

— Вроде бы да. Сейчас сравним с тенкатом Лаэля.

Они вернулись вдвоем, и я провел повторную процедуру с новичком, на этот раз использовав плод сатомвы из первой партии.

— Попробуй убить меня, — я бросил серп второму и приготовился уклониться.

Та же самая реакция. Демоны! Где подвох? Я забрал у него из рук серп и задумался. А если так?

— Убейте Крастера, он член нашей общины! — велел я обоим, но на этот раз оружия не дал.

Второго мгновенно парализовало, а первый продолжил двигаться в сторону старика, сжимая кулаки. В нем ведь моя сатомва! Бред какой-то! Тенкаты Лаэля работают лучше моих?

— Стоять! — велел я, — Не трогай его.

Он послушно остановился

— Идите в большую комнату, оба. Я скоро приду.

Они удалились, а я сел рядом с крысоловом.

— Видишь, Кай, никакого подвоха! Я же говорил, что ты сильно заморочил себе голову.

— Крастер, ты плохо знаешь Лаэля, подумай лучше, как еще можно проверить их. Почему тебя попытался убить человек с моим «паучком», хотя ему было ясно сказано, что ты член нашей общины?

— Кай, я вообще путаюсь не понимаю, как это должно работать!

Похоже от него толку никакого. Я задумчиво начал прогуливаться вокруг озера, вспоминая, как тенкаты работали в школе Длани. Ученики делали все что хотели, и почти не ощущали, что они им мешают, слепого повиновения не было. Но ведь ни Кригер, ни Вайс никогда не отдавали приказа убить своего.

Или отдавали? Гэнтон!

Его убили его же братья, по приказу магистра. Нет, наверное, этот эпизод не подходит. Все знали, что он преступник и нарушил кодекс братства, совершив деяние предусматривающее смерть. А если?

— Идите сюда, оба! — громко крикнул я.

Мои новоиспеченные члены общины явились на мой зов, а я решил изменить условия задачи.

— Крастер предал наше сообщество, убейте его немедленно!

Оба угрожающе двинулись на крысолова, не испытывая никакого паралича.

— Стоять! Это была проверка, Крастер невиновен.

— Главный, ну сколько уже можно?! — взмолился второй.

— Молчать! Стойте здесь.

Я снова начал отмеривать шаги вдоль берега, сопоставляя наблюдения. Тенкаты однозначно различались, причем совсем не в ту сторону, которую я ожидал.

Спустя несколько минут, я, кажется, нащупал ответ. Нужно проверить их действие на самом ценном, на их собственных жизнях! Я вернулся обратно.

— Держите, — каждому из них мной был передан серп, — Перережьте сами себе глотки!

Первый не задумываясь провел лезвием по своему горлу и свалился навзничь. А вот второй застыл парализованный. Он не хочет умирать и это нормально, а потому попытался ослушаться приказа. Первый слепо мне повиновался, и он же пошел убивать Крастера без раздумий в самый первый раз, хотя знал, что тот ни в чем невиновен передо мной или общиной.

В голове окончательно созрел ответ. Все различие наших тенкатов было в том, кто именно надиктовывал текст клятвы. И выходит, что Лаэль мог легко приказать артельщикам убить меня, после ритуала, и клятва им бы никак не помешала!

Из этого следует, что присягнувшие королям люди — высшие генеральские чины и приближенные ко двору чиновники, слушаются своих правителей, потому что эльфы прямо указали в тексте слушаться определенных лиц. Но реальная-то власть остается у ушастых!

Я представил, как генералы по одному единственному приказу создателя тенката оборачивают оружие против своего монарха, которому сами же и присягали, и по телу пробежала неприятная дрожь. Они все предусмотрели, и держат людей на поводке. И пока последние не сильно мешают их существованию, так все и будет! Организуй какой-нибудь король набег в Дикий лес на эльфийский город, и он жестоко пожалеет об этом!

Пока я строил эту логическую последовательность, в голову пришел еще один интересный момент. Лаэля не смогла расколоть даже инквизиция из-за обета, который был наложен его отцом. Но он с легкостью рассказал секрет тенката мне и обет почему-то не сработал. Значит, полуэльф подсознательно уже знал, что в итоге убьет меня и тайна так и останется тайной. А если бы я успел поделится этой информацией с кем-то еще? Почему он не боялся, что я распространю секрет?

Я продолжил цепочку дальше и понял окончательно весь его замысел. Он с моей помощью вживляет людям сатомву, а после легко забирает у меня общину. Становится ее единоличным лидером, копает тоннель, а затем просто приказывает всем людям самоустранится и со спокойной душой отправляется в Дикий лес к своему отцу. Ведь их эльфийский род находится где-то неподалеку от Норада, насколько я помнил.

Тварь!

Я стиснул зубы от злости и вытащил из рук трупа каму, после чего зарезал ей второго военного. Он слишком много видел и может испортить мои планы, кроме того, у него тенкат Лаэля, и такой человек мне не нужен.

— Разгадал? — донесся голос крысолова.

— Да, — расстроено буркнул я, — Разгадал. Будем готовить завтрашнее представление.

— Ты сможешь мне поставить свой тенкат прямо сейчас?

— Крастер, ты… — я не ожидал от него этого.

— Это моя просьба, — уверенно продолжил он, — Давай ты уже быстрее выкопаешь этот проклятый тоннель и не будешь отвлекаться на лишние размышления о предательстве.

— Как скажешь, — произнес я. Вредить ему я не хотел, но он прав. Если что-то случится непредсказуемое, первое же подозрение падет на него. Так что, это его даже обезопасит.

Я подтащил его к воде, провел ритуал, а заодно проверил его внутреннее состояние, попутно исцелив мелкие болячки и легкие загноения на ногах.

— Не знаю, если тенкаты так работают, то они просто замечательные! Я отлично себя теперь чувствую! — довольно произнес Крастер.

Я не стал говорить о своем вмешательстве и лишь улыбнулся в ответ. Завтра предстоит сложный день.


Утром я первым делом принял клятву от Грума, после чего начал по одному затаскивать людей в грот и проводить ритуал присяги. Я честно объявил всем прибывшим на берег, что придется давать клятву и сообщил, что вошедший ко мне в грот, или выйдет из него членом общины, или умрет. И все же один смельчак нашелся, который отказался присягать уже внутри, едва лезвие камы коснулось его шеи. Пришлось казнить его прилюдно. Впрочем, Хигир нисколько не возражал этому решению, и даже пожалел, что других протестующих не оказалось.

Всего в моей новой общине теперь состояло двести шесть человек, в том числе и остатки предавших меня военных, которых было чуть больше десятка. Я все же решил не разбрасываться людьми, а оставить их на тот случай, если внезапно придется кем-то пожертвовать. Сделать плохо они мне все равно теперь не могли.

Пришла очередь Лаэля, которого я оставил напоследок. Я лично сходил за ним на берег и привел его внутрь грота, краем глаза посматривая на его лицо. Он, несмотря на истощенный вид, просто светился жизнью и выглядел довольным. А осмотрев мое новоиспеченное войско, вообще пришел в полный восторг.

— Ну что, ты последний, — торжественно произнес я, и направился в воду. — Я сдержу свое обещание и возьму тебя в общину. Заходи же в озеро и прими клятву верности!

— Кай, Кай… — он громко расхохотался, — Ты, конечно, умный парень, но состязаться с эльфами в хитрости это не твое. Думаешь я не продумал, что ты подошлешь своего звереныша проследить за мной? Да я разыграл тебя на твоем же собственном поле. Я мог просить тебя и не уходить во время ритуала, но тогда бы ты начал активно искать подвох. А так ты сам удостоверился, что все чисто и успокоился. Даже ваши короли до сих пор не знают, что вся их власть пустышка, и они лишь марионетки в руках моего великого народа, как, впрочем, и люди в твоей общине, которых ты считаешь своими. Спасибо, что ты собрал для меня это покорное стадо и прощай!

Он надменно оглядел меня в последний раз и повернулся к строю:

— Убейте его!

Глаза моих людей переметнулись на меня, но они даже не сдвинулись с места.

— Убейте, я сказал! Почему я вынужден повторять дважды? — взвизгнул удивленный полуэльф.

Никто так и не шелохнулся.

— Лови! — я щелчком отправил в его сторону зернышко сатомвы.

Он поймал семечко, раскрыл кулак и побледнел. Его глаза забегали по сторонам, в поисках выхода, но строй артельщиков уже перекрыл все пути к отступлению.

— На колени его! — скомандовал я.

Он выхватил кинжал и выставил его перед собой водя глазами по сторонам, но я воспользовался его расконцентрированным вниманием и быстрым броском кусаригамы перерубил держащую клинок кисть. Несколько человек опустили руки ему на плечи и придавили к земле, вынуждая принять озвученную позу. Я взял в руки заранее приготовленный тяжелый меч, поднял высокого над головой и направился к нему.

— Кай, не смей! — простонал он, баюкая свою отсеченную руку, — Ты поднимаешь руку на представителя великого народа! Если ты сейчас причинишь мне вред, мой отец обязательно узнает, что произошло и найдет тебя!

— Ему не придется меня искать, я сам его найду и передам от тебя привет! — я с размаху обрушил лезвие вниз и голова полуэльфа, подскакивая по камням, скатилась в озеро, после чего сдернул с его шеи амулет и убрал в карман, — Прощай, Лаэль, не вышло у нас дружбы…

Жалости к нему у меня так и не появилось, была лишь горечь, от осознания, что не все в жизни устроено так, как хотелось бы. Возможно, в другой жизни мы бы могли стать с ним друзьями. Но тысячи лет назад, кому-то из эльфов взбрело в голову, что они высшая раса, а значит все остальные должны пресмыкаться перед ними. Они пользовались многовековыми знаниями, приобретенными за длинную жизнь, и из поколения в поколение передавали их детям; вели свою игру против тех, кого считали низшими, воспитывая в своих потомках ненависть и презрение к тем, кто отличается от них. Смогу ли я это изменить? Нужно ли это мне? Я не знаю. Возможно, ответы даст Михаил, если я когда-нибудь найду его. А сейчас мне остается только копать.

— Грум! — я стряхнул невовремя подобравшиеся ко мне мысли и обратился к бывшему каннибалу.

— Да, Кай?

— Идем в тоннель, нужно определить новое направление. Постараемся обойти гнезда.

— Как скажешь, — спокойно ответил он.


Результаты исследований оказались неутешительными. Нам пришлось наметить громадный крюк в целый полет стрелы, чтобы обогнуть гнездо неведомых тварей. Как выяснилось, проблема Грума была в нечеткости определения объектов. Он прекрасно «видел» людей сквозь гигантские расстояния и, даже, мог примерно определить тип их способностей. Но что касается иных тварей — они ему представлялись мутными пульсирующими сгустками. Ни их разновидность, ни их размеры, ни их опасность для людей он опознать не мог. Только численность особей. Что касается возникшего на пути гнезда, их там были тысячи, и мы решили не испытывать судьбу.

После этого мероприятия, я поделил людей на бригады, назначил старших, и отобрал несколько человек для обеспечения охраны грота. Кузнеца Сантера, который с удовольствием вернулся в общину, я поставил главой мастеровых и поручил им подготовить работы по восстановлению моста. Нам нужно будет в будущем найти огневика, чтобы возобновить кузнечное дело, но это не к спеху — весь инвентарь пока есть.

Работать с покорными людьми было легко и приятно. Да, наличие тенкатов, не делало меня безусловным лидером, при имени которого у подчиненные дрожат колени. Но в данный момент я и не стремился к этому. Если я сбегу из Ямы, то точно не собираюсь становиться военным генералом или кому-то служить. У меня свой путь. Главное, что принятые нами меры невероятно ускоряли выполнение намеченных целей, а остальное меня не интересовало.


Распределив обязанности, я отправился на совещание с Крастером, и он предложил замечательную идею. Наличие тенкатов открывало передо мной новые возможности. В частности, мы решили отловить из постоянно прибывающих новичков несколько подходящих людей и сделать из них агентов, которых собирались раскидать по остальным общинам. Наличие шпионов позволит мне полностью контролировать ситуацию в Яме и предотвратить возможные междоусобицы, либо подготовиться к ним.

Теперь оставалось только одна нерешенная задача — повысить свой уровень, и как следствие попытаться с помощью новой способности вернуть Крастеру ноги. Но если моя теория сработает, и я каким-то образом могу влиять на будущую Силу, то нужно четко понимать, что я хочу, чтобы получить нужный результат.

Я выписал на листок бумаги свои самые сильные желания. На первом месте, это, конечно, найти Михаила и все вытекающее следом. Для этого нужно сначала сбежать отсюда. Но такая задача уже поставлена моим людям и выполняется. Своей способностью, я повлиять на нее все равно не смогу.

Второе, это конечно же Крастер. Единственный преданный мне человек в этом месте, а такими разбрасываться нельзя.

Как я не силился найти еще что-то, на ум пришел только Хигир, которого я хочу обязательно освободить в последний день моего заключения. Я прикинул в голове всевозможные варианты, и понял, что никак не смогу изменить свою способность, чтобы расчистить завал. Регенерация и лечение, как на них не действуй, не в силах ничего сделать с камнями, размером с дом.

В итоге, я пришел к выводу, что с большой вероятностью получу именно способность научится регенерировать еще кого-то, кроме себя. Раз мои «муравьи» это могут, то и «теплые муравьи» должны научится.


Собрав отряд людей, я направился на берег и нырнул за шестым сколитом. Он показался мне значительно легче, чем был раньше. Все-таки я значительно вырос и стал сильнее. Мы притащили его в мою комнату, после чего я посетил карцер и начал активно перетряхивать рюкзаки, собирая в кучу весь найденный глеверит. Почти в каждом из мешков находился переходник от первого до пятого уровня, и, в конце концов, мне удалось насобирать необходимое количество. Я распустил их на отдельные куски проволоки, из которых связал сетку, что достаточно плотно покрыла поверхность камня.

Пора приступать! Я переместился к озеру, чтобы ощущать свою Силу, воткнул кусок проволоки в руку и… ничего нового не произошло. Та же самая вспышка, кучка песка, оставшаяся от камня, которая медленно осела на дно. И просто море Силы! Мой возросший запас ощущался как что-то невероятно огромное!

Ну, пусть сейчас мне помогут все боги этого мира!

Я выбрался из воды, сходил за Крастером, которого собственноручно на своей спине дотащил до водоема и затащил в глубину.

— Что ты собрался делать, Кай? — изумленно произнес он.

— Смотри и молись, чтобы у меня все получилось!

Я положил руки на его плечи и сконцентрировался. Он предстал передо мной совершенно в иной форме! Его тело просматривалось невероятно четко, и кроме внутренних органов я видел еще кое-что. Две субстанции, одна из которых была белоснежной и окутывала все его тело, но больше всего ее было в груди и в голове. Вторая же, была зеленоватой, находилась на уровне живота и имела пять слоев, как матрешка, которой измеряют Силу.

А ну, посмотрим!

Я переключился на себя и чуть не растерял всю концентрацию, от испуга. Здесь был такой же сгусток, только он имел шесть слоев. Я догадался, что это моя Сила, но то, что у меня находилось в груди выглядело совсем иначе, чем у Крастера. Это был огромный черный камень, протянувшийся от солнечного сплетения и до макушки головы. На нем было множество мелких трещин, из которых наружу пробивались золотые лучи и разбегались по всему моему телу!

Что это такое? Почему оно во мне и кто это туда засунул? Я от неожиданности слегка запаниковал. Неужели я с рождения живу с непонятой штукой внутри?

Я попытался успокоится. Обязательно разберусь с этим, когда-нибудь. Сейчас надо закончить то, что я начал и исцелить Крастера.

И первое, что я обнаружил, у меня пропали «теплые муравьи». Зато обычных, тех, что лечили меня, стало намного больше. Часть из них легко проникла в тело крысолова и устремились к его ногам, ловко сооружая на месте пустоты новые кости и другие необходимые ткани.

Процесс шел медленно. Мне надоело за ним наблюдать, и я стал от скуки разглядывать сгусток способностей Крастера, попытавшись переключить концентрацию на него, надеясь увидеть больше. Едва я это сделал, как, вокруг словно загудел воздух. И его Сила начала «вытягиваться» в моем направлении. Навстречу ей двинулась моя собственная Сила. Они встретились, а затем разошлись обратно и все затихло. Вибрация окружающей среды полностью пропала. Интересно, что это было? Я «осмотрел» ноги Крастера — они теперь были в полном порядке!

Получилось!

Мне захотелось пустится в пляс от радости, и я наконец-то прервал контакт. И, первое, что я увидел — ошеломленное лицо Крастера.

— Это невозможно! — он оттолкнулся от дна и выпрыгнул по пояс из воды, — Кай, это невероятно! Ты самый необыкновенный человек, что я встречал в своей жизни! Спасибо!

Я засмеялся вместе с ним, но внезапно почувствовал, что со мной что-то не так. В моей голове носились мириады мыслей: образы мха, камней, жителей Ямы. Я ощущал тысячи маленьких тел и непонятную связь с ними. Странно! Едва я захотел увидеть их поближе, как со всех сторон ко мне повалили полчища крыпсов, которые собрались на берегу. И я точно знал, что им нужно. Они ждали моего приказа.

Внезапно я все понял…

Я полностью потерял свою способность исцеляться и стал крысоловом шестого уровня.

Глава 16

— Крастер, что ты сейчас чувствуешь? — я старался не паниковать и попытался разобраться в ситуации. Если каким-то чудом произошел обмен Силой, то наверняка все можно вернуть на свои места.

— Ты не поверишь, Кай! Я словно моложе стал! Ничего нигде не болит, и главное — ноги целы! — он радостно засмеялся и загреб рукой воду, окатив меня потоком брызг.

Крыпсов, гурьбой собравшихся на берегу он еще не заметил.

— Оглянись! — предложил я.

Бывший крысолов, сообразив, что я не разделяю его радости, повернул голову и замер в недоумении. Он попытался сконцентрироваться, а затем рассеяно произнес:

— Что произошло? Я их не чувствую!

— Зато я чувствую! Не двигайся, — я подошел вплотную к нему и извлек из-за спины каму.

— Что ты собрался делать? — в его глазах появилась неуверенность.

— Не бойся, нужно кое-в чем убедиться. Ты мне доверяешь?

— Конечно!

— Тогда смотри внимательно! — я взял его за руку и сделал посреди его ладони неглубокий надрез.

— Ай! — ошеломленный Крастер, отдернул руку и перевел на нее взгляд, после чего его брови поползли вверх. — Но… Это… не может быть!

— Да, да. Может! Каким-то образом мы с тобой обменялись способностями, и как бы я к тебе хорошо не относился, но я намерен свою вернуть обратно.

С этими словами я вновь положил ему руки на плечи и сконцентрировался. На этот раз я не «видел» его, что и неудивительно, но все равно смог ощутить свою бывшую Силу в нем.

Я постарался сконцентрироваться на ней, но она застыла неподвижно в теле Крастера и возвращаться к своему прежнему хозяину не спешила. У меня неприятно засосало под ложечкой.

Когда я впервые в восьмилетнем возрасте получил свою способность, то даже первое время жалел, что это не управление огнем, как у Танарского князя. Или хотя бы телепортация, как у Юфина. Но теперь, потеряв ее, я начал горько сожалеть об утрате. Какими бы красивыми и эффектными не были различные проявления и разновидности Силы, но покойникам они не нужны. Дожил бы я до своих тринадцати лет, если бы у меня была другая способность? Сомневаюсь. Возможно, я бы так и умер в первый же день, подхватив какое-нибудь заражение в сточных водах Танара.

Ситуация возникла из неприятных. Я понуро выбрался из озера и направился в свою личную комнату, чтобы все обдумать. У меня была непоколебимая уверенность, что возможен обратный обмен, но в голову пока ничего не приходило.

Прошла неделя, а с ней около сотни безуспешных попыток вернуть регенерацию. В общине все шло своим чередом без особых происшествий. Люди просыпались, завтракали, работали, обедали, снова работали, ужинали и шли спать. Никаких проблем с нарушением дисциплины не было, созданный мной механизм работал безупречно. Пришлось привыкать к новой Силе, и теперь уже я был главным снабженцем артели. С управлением крыпсами я освоился быстро и даже совершил попытку отправить большой отряд к логову каннибалов, за что они мне сказали большое спасибо, уничтожив мощным потоком огня целую стаю еще на подступах и обеспечив себя запасом еды на несколько дней. После этой попытки я понял, почему в их пещере этих странных животных нет совсем. Наличие в их пещере Силы давало неоспоримое преимущество.

Крастер расцвел и с каждым днем молодел на глазах! Исчезли седые волосы, лицо и кожа разгладились и, сейчас, он выглядел даже моложе Юфина. Он не отказывался от моих экспериментов, и даже предлагал какие-то идеи, но ни одна из них, к сожалению, не работала. Рики мы теперь кормили по очереди. В те моменты, когда я ощущал нехватку крови, Крастер подменял меня на его ужине, а эльмур особо не возражал.

Наступил восьмой день без моей способности. Я, как обычно, осмотрел с утра объем выполненных работ, поинтересовался у Грума относительно правильности прокладываемого маршрута и остался доволен. Сегодня мне предстояло подготовить отряд, в задачи которого входила встреча новичков с поверхности. Отдавать их другим артелям я больше не собирался.

Я понимал, что мои действия вызовут злобу Драфта и руководителя аграриев Рамеля, но сознательно шел на это, пытаясь заставить их вылезти из своих нор и явиться ко мне на переговоры. Обращаться к ним первым я не собирался. У меня теперь была третья по величине община в Яме, но что касалось условий проживания и обороноспособности моего укрепления, здесь я был вне конкуренции. Кроме того, у них не было тенкатов, а значит и полной уверенности в своих людях.

С этими мыслями, я забрел в воду, и уже приготовился загнать внутрь грота очередную стаю крыпсов, чтобы обновить запасы провизии, как вдруг ощутил в воздухе мерное неторопливое гудение. Я узнал его!

— Крастер! — мне пришлось стрелой выскочить из воды, но гул никуда не исчез, и я помчался на поиски своего бухгалтера. Он как раз организовывал склад продовольствия в одной из боковых пещер.

— Что-то случилось? — он повернул ко мне свое молодое, почти юношеское лицо, к которому я так и не привык за эти дни.

— Бросай все и бегом на озеро! — запыхавшись ответил я.

— Но я еще…

— Бросай, говорю! Потом закончишь.

Мы вместе вернулись обратно и забрели по грудь в воду. Легкое гудение не прекращалось.

— Слышишь что-нибудь? — я вопросительно уставился на него.

— Нет, только плеск воды и твой голос. А что я должен услышать? — он смотрел на меня как на сумасшедшего.

Странно… В любом случае я собирался продолжить свои попытки, а потому молча вцепился в него и сконцентрировался. Мне очень не нравилось делать это вслепую, но все же я добился высокого уровня сосредоточенности и вновь почуял сгустки его и своей Силы. Мысленно попробовал позвать свою… И, о чудо! Мне это с легкостью удалось! Я ощутил, как родная энергия перетекла в меня обратно.

Я опять «вижу»! Вот передо мной стоит Крастер. Его тело как на ладони, и я даже легко распознал тенкат у него на артерии. Утерянная было способность снова стала моей! В теле привычно защекотали муравьи, исцеляя те мелкие повреждения, что я заработал за эту неделю.

Я поднял веки и взглянул на крысолова. Его глаза были полностью закрыты, и он сосредоточенно концентрировался, видимо проверяя связь со своими питомцами. На его лице застыло смешанное выражение радости и легкого сожаления.

— Ты расстроился? Только честно. — Я первым нарушил неловкое молчание

Он открыл глаза и тепло посмотрел на меня.

— Кай, сложно передать все, что я ощутил за эту неделю. У тебя просто невероятная способность! Она дала мне шанс прожить вторую жизнь, я снова полон сил и стремлений, как в молодости. Но знаешь… Я очень соскучился по жене и детям. Теперь я еще больше хочу увидеть их, но что я буду делать, если мы все-таки вернемся в Танар? Мой и ее возраст…

— Я тебя понял… — перебил я его, — Обещаю, я разберусь как это все работает и сделаю подарок твоей жене! Такой же, как и тебе.

Его непривычно молодые глаза заблестели от выступившей влаги, и он произнес дрожащим голосом:

— Спасибо…

Крастер отправился на свой новый склад заканчивать свою работу, а я выбрался на берег и с озадаченным видом уселся на камни. Предстояло решить одну из самых сложных загадок, с которыми я сталкивался в жизни. Обмен способностями открывал поистине уникальные возможности, сравнится с которыми могла лишь магия. И я не отступлюсь, пока не пойму, как это работает!

С этого дня я стал часами проводить время на озере, пытаясь снова поймать ту самую вибрацию. Я пока не понимал с чем она связана и зависит ли от меня. И мое усердие было вознаграждено ровно через восемь дней! Раз за разом я ставил эксперименты. Опытным путем я установил, что этот эффект длится около шести минут, происходит исключительно в воде и, кроме меня, гудение в общине больше никто не слышит. Оставалось проверить еще одну догадку. И, накануне очередного восьмого дня, я построил своих людей вечером в гроте и задал вопрос:

— Обладает ли кто-то из вас Силой шестого уровня или выше?

По рядам пронесся ропот, но шаг вперед никто так и не сделал. Это не было чем-то из ряда вон выходящим, так как граждане с таким уровнем, как правило обеспеченные люди и в места, похожие на Яму, попадают редко. Я уже было отчаялся, как из строя донесся голос, который я хорошо знал. Он принадлежал кузнецу Сантеру.

— У Драфта есть повелитель металла шестого уровня, — нехотя произнес он.

Так, кажется, кто-то переживает за свое теплое местечко. Я отпустил людей и отозвал мастерового в сторонку.

— Ты можешь мне устроить встречу? Не переживай, твоя должность останется за тобой.

— Попробую. Ты хочешь переманить его в артель? Учти, это очень конфликтный человек! — предупреждающе произнес кузнец.

По его лицу я понял, что он совсем не горит желанием, чтобы я встречался с этим ремесленником.

— Нет, просто пригласи его на берег, скажи, что я дам ему мешок еды. Обещаю, принимать его к нам в ближайшее время я не буду.

— Сделаю, прямо сейчас! — изрядно повеселевший кузнец направился к большому выходу.

Он вернулся примерно через час и сообщил мне, что Тонт, как он его назвал, ожидает меня неподалеку от уступа. Я взял мешок крыпсов, перешел мостик и вышел к нему на встречу.

— Здравствуй, Тонт! — как можно дружелюбнее произнес я, разглядывая невысокого жилистого мужика с огненно-рыжими волосами.

— Чего тебе? — буркнул он, даже не ответив на приветствие. Похоже Драфт враждебно их настроил по отношению ко мне, но, по его глазам, внимательно следившими за моим мешком с едой, я понял, что разговор у нас все же состоится.

— Ты ощущаешь иногда какое-нибудь гудение в воздухе? Чуть реже, чем раз в неделю, — я решил не тянуть время, и сразу приступил к делу.

Его лицо посветлело.

— Так значит не я один? Слышу, конечно! Думал крыша едет у меня. Как поднял девять лет назад уровень у Драфта в общине, так и началось! Бегал по началу от него в наш тоннель разрушенный. Там оно, вроде как, меньше слыхать.

— Не боялся поднимать уровень? — заинтересовался я, — И где вы взяли шестые сколиты?

— Попадаются изредка в породе, но все больше мелочь, — нехотя произнес он. — Седьмых не видал ни разу. А бояться — не боялся. Жена моя со мной сюда приехала, да и померла от чахотки, не выдержала местной жизни. Она же у меня хрупкая, как лилия была… Ну я с горя и устроил себе повышение. Умереть хотел вслед за ней, а оно вон как вышло… Ты это, мешок-то отдашь?

— Погоди с мешком. Ты заметил что-нибудь интересное в этом гудении, или необычное?

— Нет, разве что, когда совсем сильно гудит, вроде как что-то внутри отделяется от меня, что-то мое и не мое одновременно. Больше ничем не помогу, уж извиняй.

— А кого-нибудь еще знаешь выше шестого уровня?

— Знаю, поговаривают, что у Ткача восьмой.

— Спасибо, Тонт! Держи! — Я протянул ему мешок с крыпсами и удалился в свой грот размышлять дальше.

С лидером каннибалов я встречаться пока не планировал. Результат беседы меня устроил более чем, так как я наконец-то понял, что обмен Силой не является моей приобретенной способностью, а происходит только в момент этих вибраций. Следовательно, у них есть какой-то источник. Тем более Тонт упомянул, что оно становится тише в тоннеле у ремесленников. Мастеровые находятся в самой дальней точке от моего грота. Я же слышу его везде одинаково, а значит я несоизмеримо ближе к тому месту, откуда оно исходит. Что есть необычного около моего грота, чего нет у других?

Камень! Радужный камень!

Завтра это явление должно повториться, и я вознамерился провести день в пещере Хигира. Заодно, закончу вырезать руну телепорта, о которой я почти позабыл, ввиду последних событий и наберу еще квадритов, щедро рассыпанных по дну подводной пещеры.

На следующий день я с самого утра оседлал монстра, прихватив с собой пару мешков крыпсов. Последнее время ему почти не перепадало еды, так как врагов у меня почти не осталось. Вероятно, он все же питался чем-то еще, уплывая в подводные глубины, но потолочный деликатес по-прежнему любил больше всего.

Выбравшись в его грот, я приступил к резьбе, краем глаза наблюдая за светящимся камнем. Хигир, как обычно ушел к своему завалу и беспокойно кружился вокруг него. Мне он практически не мешал, и построение рисунка шло достаточно быстрыми темпами.

Я уже близился к финалу, когда заливающий логово монстра радужный свет, стал ослепительно ярким и раздалось долгожданное гудение, уничтожившее последние сомнения. Оно ощущалось невероятно сильно и его действительно издавал этот камень. И если первая загадка была разгадана, то вслед за ней возникло еще несколько.

Что это на самом деле такое? Как оно связано с Силой? Откуда здесь вообще взялся этот камень? Почему я не могу к нему приблизиться?

Гудение постепенно стихло, а я перебирал в голове новые вопросы, понимая, что ответы на них мне никто не даст. По крайней мере в Яме.

Хотя, кое в чем нужно убедиться.

У меня возникла идея повторно попробовать приблизиться к камню. Я встал напротив того места, где лежал небольшой булыжник, отмеряющий границу моей последней попытки и медленно, шаг за шагом, начал продвигаться к таинственному артефакту.

Вот и заветная отметка. Сердце учащенно забилось, и я приготовился встретить мощное сопротивление, но вместо этого просто перешагнул лежащий камень и прошел еще пару шагов!

Граница переместилась! Ровно на одну пятую часть не пройденного ранее пути, и, теперь, заветный камень был намного ближе. Я начал перебирать в голове возможные причины такого прогресса и пришел к очевидному выводу, что, скорее всего, во всем виноват мой новый уровень. Судя по расстоянию, коснуться камня мне удастся не раньше, чем я получу десятый. А это практически невозможно. Даже Роферс с Дроммелем не смогли создать сколит десятого ранга, имея почти безграничные возможности. О том, чтобы мечтать найти такой в природе даже думать не стоило. Я перелопатил гору литературы в школе Длани, и случаи нахождения даже девятого камня, за всю историю человечества, можно было пересчитать по пальцам.

Похоже, окончательно разгадать эту загадку мне предстоит нескоро…

Я вдруг вспомнил, что Гэнтон вернулся в школу Длани с десятым уровнем некромантии, хотя до этого был телекинетиком чуть выше среднего. Выходит, он сталкивался с таким камнем, или там было что-то еще? Сколько же всего мне предстоит узнать!

Завершив построение рисунка, я проверил дневник Михаила, но в нем так и не появилось ни строчки. А что, если виновником отсутствия магического эфира и Силы в Яме тоже является этот загадочный камень? Не может ли так оказаться, что передо мной находится источник необъяснимой аномалии? Это похоже на правду, но я не уверен.

Вернувшись на поверхность, я столкнулся с Крастером.

— Кай, мы сегодня подобрали новичка… — начал он.

— Что-то особенное?

— Как сказать. Он всю жизнь провел на королевских плантациях в Миделе, и знает о выращивании сельскохозяйственных растений все. Я уже пообщался с ним и описал ему особенности местной жизни и структуру общин. В общем, он не хочет заниматься копкой тоннеля и желает уйти к аграриям, но готов сотрудничать с нами, в обмен на гарантию сохранения места в артели и еду.

— Шпион? Хм, интересно. Ты ему говорил о клятве?

— Да, он согласен попробовать.

В этот день у меня появилось первое доверенное лицо за пределами общины. И, хотя большого прока с него не было, все же я предпочитал держать ухо востро. Я стал больше уделять времени своему положению в Яме и старался больше не делать ошибок, почти ограничив прямые контакты со своими людьми. Крастер прекрасно справлялся с управлением, а потому я всецело посвятил себя планированию и исследованиям. По нашим приблизительным расчетам, копать по новому маршруту нам предстояло еще около восьми лет, и я всеми силами искал способы сократить этот срок. Тоннель вместо длинной прямой превратился в причудливо извивающуюся змею, за стенами которой все было усеяно гнездами неведомых тварей.

Время неумолимо побежало вперед. Через год я уже имел своих доверенных лиц в каждой артели, имеющей хоть какую-то Силу, за исключением людоедов, у которых был свой чтец. Каннибалы почти никого не принимали в свои ряды, но я знал об их попытках заслать ко мне разведчика. Выявлялись они очень просто. Каждому желающему присоединиться ко мне в обязательном порядке устанавливался тенкат, а после этой процедуры мне достаточно было лишь задать несколько вопросов, чтобы получить необходимую информацию. Я усовершенствовал клятву, внеся в нее несколько важных дополнений по различным моментам, касающихся деятельности за пределами общины.

Еще через год, мое влияние в Яме окончательно укрепилось. Драфт и Рамель оставили попытки совать нос в мою общину или как-то вредит, а вскоре опустили все цены до среднего уровня. Я предлагал им объединить силы, но они оба отказались, мотивируя это тем, что недалек тот день, когда мою затею обрубит на корню шестой корпус. И в тот самый день они предпочтут не высовываться из своего логова, а сохранить свои жизни.

Признаться, я тоже переживал за это и никак не мог понять причины, по которой смотрители Ямы до сих не сделали это. Впрочем, Грум пока молчал и повода для паники не давал.

Мои камы стали совсем малы для меня. В свои пятнадцать лет я догнал по росту большинство взрослых мужчин, и попросил Сантера выковать мне хотя бы какое-то подобие привычного мне оружия, чтобы не пропускать тренировки. Огневика мы нашли из новичков. И, хотя он по уровню уступал покойному Риферу, но со своей задачей справлялся неплохо.

Что касается обучения наукам, то здесь для меня не осталось ничего неисследованного. Я уже трижды прошел весь материал, и теперь занимался придумыванием новых комбинаций рисунков. Мне пришла в голову идея создать обратную руну телепортации, чтобы полностью заменить ею руну разрушения. Суть ее была в том, чтобы заставить телепортироваться кусок скалы, на котором она нарисована, а не уничтожать его. По моим расчетам затраты крови должны были быть ниже, а эффективность выше. Но пока я терпел в этом неудачу и сколько-нибудь эффективного решения не нашел.

У моей Силы открылись некоторые незначительные дополнительные свойства, одно из которых меня по-настоящему выручило. Женщины меня привлекали все больше и больше, и в какой-то момент я поймал себя на мысли, что мне уже не важно, кем они были на поверхности. Я бы, наверное, сдался и предался пороку, но в один из дней обнаружил, что могу искусственно регулировать свое половое влечение при помощи «муравьев». Недолго думая, я полностью подавил либидо, отложив свой «первый раз» для кого-нибудь более достойного. Если честно, то я видел на этом месте только двух женщин, одна из которых погибла. Так что я твердо решил, что свой первый опыт получу с Сиалой, если конечно ей этого захочется… О ее вампирском происхождении я предпочитал не думать.

И, самое удивительное, что произошло за эти годы: я случайно разгадал тайну белоснежного свечения внутри людей. Та самая обволакивающая тело субстанция, которую я впервые наблюдал у Крастера, оказалась ничем иным, как душой! Я видел ее и в других людях, и окончательно понял, что со мной что-то не так. Камень и цвет, запертой в нем субстанции, мне не давали покоя, и я пытался подобраться к ним, но не мог оказать ни малейшего воздействия.

Обменом способностей с артельщиками я не стал заниматься, боясь случайно провалить эксперимент. Если и была какая-то способность, которую бы я хотел приобрести на время, то это некромантия Ткача, или Сила управления камнем. Но Ткач был для меня недосягаем, а «каменщиков» в Яму не сажали.

Как же я понял, что эта субстанция является именно душой?

Это связано со вторым открытием. Количество людей в общине постепенно росло, и нужно было освободить территорию для новых посадок растений. Два грота практически пустовали, занятые засохшими сатомвами и останками Морли и Кориты. Кости Морли я приказал выбросить сразу, так как он способностями не обладал, а вот Кориту утащил к озеру и подверг тщательному исследованию.

Какого же было мое удивление, когда я обнаружил, что ее Сила никуда не исчезла! Души не было, но вот зеленый трехслойный сгусток никуда не делся и был в превосходном состоянии Я долго ходил вокруг озера ошеломленный, не решаясь провести над ней эксперимент. Но все же мое беспокойное любопытство в один прекрасный день взяло вверх…

Я твердо решил попробовать и сразу же разорвать контакт, как только почувствую, что мою Силу забирает труп, однако произошло обратное. Едва вокруг меня завибрировало пространство, как мои золотистые лучи обволокли сгусток способностей Кориты и затащили его внутрь меня.

Я немедленно исследовал свое тело и отыскал этот комочек энергии! Вот только увиденное меня снова озадачило. Во-первых, его объем уменьшился до одного слоя, а это значило, что способность чтеца стала первого уровня. А во-вторых, сгусток не стал частью меня, как регенерация, а просто удерживался внутри моего пространства сплетающейся сетью золотых лучей, исходивших от моей души.

Я попытался почувствовать его и мне это удалось без особого труда. Оставалось только проверить, научился ли я читать мысли, что я тут же и сделал, снова похитив Крастера с его любимого склада и затолкав в воду.

— Что случилось? — он с любопытством уставился на меня, так как знал, что просто так я его бы не потревожил.

— Подумай о чем-нибудь, — предложил я.

Он уставился мне в глаза, а я сконцентрировался и внезапно увидел симпатичную пожилую женщину, которая стояла у плиты и готовила черничный пирог. Я даже почувствовал его сладкий аромат, такой иногда пекла моя мама, после чего картинка резко исчезла.

— Кай! Так нечестно! — он обиженно уставился на меня, а потом его рот медленно открылся, — Погоди, ты снова поменял способность?

Говорить ли ему, что у меня теперь их две? Я понимал, что, если мы когда-нибудь доберемся до Танара, наши дороги все равно разойдутся. Он не тот человек, который бросит привычную жизнь ради непонятных исследований.

— Да, поменялся с Коритой, — я указал на скелет возле озера.

— Не боишься?

— Нет. Скажи, ты сам оборвал связь? Ты думал о жене?

— Да, — задумчиво ответил он, — Но потом понял, что ты копаешься у меня в голове и использовал Силу. Вышвырнуть тебя было легко, у Кориты был третий, но мне показалось, что ты чересчур слабый и не дотягиваешь даже до второго.

— Понял, спасибо! Если ты занят, больше не задерживаю. И да, у тебя очаровательная жена! С удовольствием помогу ей снова обрести молодость.

После этого случая, я провел еще несколько экспериментов с телами погибших, доставая их со дна реки. Для извлечения способности годились не все трупы, на многих останках Силы мной обнаружено не было.

Я попробовал забрать и их, но моих золотых лучей не хватало, чтобы удержать еще одну дополнительную Силу и извлеченный сгустки просто растворялись и исчезали. В итоге, я оставил у себя дар чтеца, и в ближайшее время собрался попробовать поднять ему уровень. Но судьба снова вмешалась в мои планы.

Шел шестой год моего пребывания в Яме. Прошло два месяца с моего пятнадцатилетия, и мы в очередной раз уперлись в гнездо каких-то многочисленных тварей. Обойти его быстро не представлялось возможности. Я решил раз и навсегда решить этот вопрос, а потому загнал Грума в озеро и мучал целый день, чтобы он наконец-то определил единственно верный маршрут. И ему это в конце концов удалось, по его словам. Вечером я собрал бригадиров и обрисовал им направление вплоть до финальной точки.

А на следующий день, едва артель приступила к работе, как ко мне прибежал взволнованный каннибал и с ужасом в глазах произнес всего одну фразу:

— Кай, они активно готовят отряды военных, и, кажется, собираются скоро спустится к нам.

Глава 17

Ну что же, вот и настал тот день, которого я подсознательно ждал все это время. Известие меня и расстроило, и обрадовало одновременно. Если солдаты наконец-то подняли свои ленивые задницы и готовятся навестить нас, значит мы копаем в верном направлении. Это несомненный плюс, он же и единственный.

Минусов было значительно больше. Я много раз пытался представить, как можно противостоять вооруженному войску в условиях Ямы, и даже частенько расспрашивал Грума о прошлом вторжении, чтобы хотя бы предполагать, как можно к этому подготовится. Он уверял меня, что это невозможно из-за их хорошего оснащения, а также из-за наличия мощных сканеров, которые знают каждый наш шаг. Я прекрасно помнил наш последний разговор с того времени:

— Как все происходило в прошлый раз? — поинтересовался я у каннибала.

— В тот день они выступили рано утром. Спустились с помощью воздушников и веревок, разогнали народ по пещерам и атаковали исключительно мастеровых. Те начали огрызаться, и в итоге успели потерять третью часть своих людей, после чего просто сдались, — ответил бывший людоед.

— А дальше? Я слышал от местных, что они завалили их тоннель, и меня очень интересует, как именно они это сделали!

— Ну так у них там несколько повелителей камня было! Что непонятного? — он удивленно уставился на меня.

— Грум, я тебя правильно понял, они использовали Силу, там, где ее нельзя использовать? — это становилось все более интересным.

— У них была передвижная установка, я не знаю, как она работала, но на определенной ее площади военные могут использовать способности. Камни они перемалывали за считанные минуты. Будь у нас такая вместе с одним из «каменщиков», и мы бы давно уже были на свободе.

И вот, спустя несколько лет, мне предстояло воочию убедится в этом самому. У меня был заготовлен экстренный план, который предполагал спасти моих людей и дать отпор шестому корпусу, однако количество возможных жертв среди местного населения, могло превысить все разумные пределы. По большому счету, мне было плевать на жизни преступников, но для очистки совести, я отправил гонцов по всей Яме, чтобы они собрали как можно больше местных на берегу.

После их ухода я занялся созданием новых тенкатов, вырастив одновременно три кустарника сатомвы. Основой для них послужили все те же военные из числа людей Рифера. Оставшимся я вспорол глотки для создания нескольких рун разрушения с отложенным эффектом, в тех местах, которые указал мне Грум. Все же я оказался предусмотрителен, когда не разделался с предателями сразу, и их смерть не была бесполезной.

Закончив приготовления, я вывалил все свои запасы квадритов возле портальной руны и начал пропускать через себя огромные потоки Силы, чтобы зарядить Феу на телепортацию как можно большего количества народа. Расстояние было совсем небольшим, но триста человек, это не три и не тридцать.

— Кай, все в сборе, — объявил мне Крастер, — Ждут твоего выступления. Рамель с Драфтом на сбор не явились, и их артельщики тоже.

— Я и не рассчитывал, что они отзовутся. Впрочем, наверняка им все передадут. Ты остаешься за старшего, пусть люди возьмут с собой самое необходимое и заготовь побольше крыпсов, после этого можешь начать телепортацию. О Хигире я позабочусь.

С этими словами я встал в центр руны и переместился в логово монстра. Он встретил меня привычным радостным рыком, и мы поплыли в омут, где мне предстояло произнести речь.

Народу собралось очень много. Я восседал на длинной шее Хигира и внимательно окидывал собравшуюся толпу глазами. Передо мной находилось не меньше пяти сотен человек и сейчас их взгляды были устремлены в мою сторону. По началу мне даже стало немного неловко, но я быстро справился с волнением.

— Итак, перейду сразу к делу, — начал я, — Все вы прекрасно знаете, что я и моя артель не намерены мириться с тем, чтобы прожить в этом месте до конца своей жизни…

— Это ты не намерен! — перебил меня кто-то из толпы, — Мы знаем, что люди на тебя работают из-за еды. В твой подкоп никто не верит, кроме тебя самого!

— Вы можете сомневаться в моем успехе, но солдаты на поверхности думают иначе. В данный момент они готовят большой вооруженный отряд, чтобы остановить меня. Я дам им отпор, потому что знаю, как это сделать, но погибнет очень много людей; я даже не берусь предсказать возможные жертвы. Вы можете попытаться спрятаться, но это не гарантирует вам жизнь. Вы можете присоединиться ко мне и спастись, а не позже, чем через пять лет увидеть небо! Решать вам. В ближайшие сутки здесь все будет залито кровью, в том числе и вашей.

Толпа взорвалась хохотом. Послышались ехидные смешки.

— Военных перебить собрался?! А нам-то что с этого? Мы ничего не нарушали.

— А сопляк в себе уверен! Но мы уж как-нибудь по старинке, сами проживем.

— Что ты собрался делать? — донесся до моих ушей властный голос.

Последний вопрос прозвучал очень громко, без тени издевки, и присутствующая толпа мгновенно затихла. Я набрал побольше воздуха в легкие, после чего медленно и четко произнес:

— Все очень просто — я выпущу Слепых.

На берегу воцарилась тишина. Было слышно как неспешно в реке перетекает вода, как щелкают на потолке крыпсы, как взволновано дышат собравшиеся люди…

— И кто тебе дал право распоряжаться нашими жизнями? — все тот же голос первым нарушил молчание.

— Кто это сказал? Выйди вперед!

Люди расступились, и передо мной оказался худой человек с острыми скулами, в сопровождении отряда хорошо вооруженных людей, среди которых я узнал старых знакомых каннибалов Бади и… Ферта? Он стоял прямо за плечом главы каннибалов.

Я же его убил два года назад! Мне захотелось протереть глаза, но ошибки не было! Людоед выглядел изрядно потрепанным, но от живого человека совсем не отличался! Бред! Или это его брат-близнец, или я чего-то не понимаю.

— Мне нет нужды представляться, все и так прекрасно знают кто я! — голос остроскулого излучал уверенность и превосходство, — Повторяю свой вопрос: кто тебе дал право распоряжаться нашими судьбами?

— Я так полагаю, ты тот самый Ткач? — от его наглости у меня перехватило дух, но я постарался сохранить хладнокровие и невозмутимость, — Сюда тебя за кражу цветов на базаре посадили? Позволь спросить, сколько человек тебе дало разрешение сожрать их?

— Такова жизнь, в ней действует право сильного, — спокойно ответил он.

— Ну тогда оспорь мое право, — я легонько хлопнул Хигира, и тот издал громоподобный рык. — Право распоряжаться твоей жизнью. Я предлагаю подчиниться мне и сохранить свою никчемную душонку, несмотря на то, что лично я бы тебя с удовольствием убил. Ты давал такой выбор своим жертвам?

Он с минуту помолчал, задумчиво покрутил пальцами огромный серебристый кулон на своей шее, а потом уверенно произнес:

— Запомни, выскочка, моя община существуют с первых дней создания Ямы. Слепых мы как-нибудь переживем, а вот ты отсюда не выберешься никогда. Это я тебе обещаю. Береги своих зверей, им недолго осталось.

Он сделал знак своим людям, и процессия каннибалов покинула собрание, а я обратился к оставшимся:

— Я все сказал. Кто не пойдет за мной, тот может покинуть берег. Предупреждаю, вам придется принести мне присягу, которая будет действовать до конца работ, потом я вас освобожу от нее. Даже не думайте, нарушить данное мне слово, у вас это не выйдет. Через десять минут начну запускать небольшими группами всех желающих.

Я ушел на дно и всплыл в озере внутри грота. Крастер уже построил людей в очередь, и они по одному входили в портал, перемещаясь в логово Хигира. Спешился с монстра и приказал ему меня ждать, после чего приложил руку к рисунку. Запасы энергии неумолимо подходили к концу. Нашел глазами старого каннибала.

— Грум, как обстановка в шестом корпусе?

Он зашел в озеро, сконцентрировался ненадолго, после чего уверенно произнес:

— Точно не могу сказать, но думаю они начнут не раньше завтрашнего дня. Самое раннее после полуночи. Время еще есть.

— А скажи-ка мне вот что еще: у Ферта был брат-близнец? — я никак не мог прийти в себя от увиденного и пытался сложить мозаику в голове.

— С чего бы это? — удивленно буркнул старик, — Конечно нет!

— Сегодня я его видел рядом с Ткачом, и он выглядел вполне неплохо.

— Ну так поди поднял труп и водит с собой, все же знают, что он некромант. В голову трилит ему запихал, а дальше он сам. Ничего удивительного.

— Понял. Спасибо Грум, ты можешь идти, — задумчиво ответил я. Его ответ не привнес никакого понимания, а только породил новые вопросы.

Не объяснять же сейчас темному старику основы сколитной некромантии! Труп без связи с хозяином становится бесконтрольным, а Ферт прекрасно двигался в одном ритме с отрядом. Вот только для такого нужна Сила, которая на берегу не работает…

Я забрал из запасов крысолова один из мешков, в котором лежали специально подготовленные для Хигира крыпсы, щедро приправил их своей кровью и высыпал в озеро. Надежду обрести с чудовищем связь я так и не потерял. После этого велел Крастеру и нескольким артельщикам начинать понемногу заводить людей с берега для принятия присяги, а сам погрузился в воду и снова начал активно перегонять сколиты в Силу, чтобы повторно зарядить телепорт.

Всего ко мне примкнуло около пятисот человек, и в их числе, чего я совсем не ожидал, Драфт со тремя сотнями мастеровых. Это было удивительно, поскольку их убежище считалось наиболее надежным и у них были самые большие шансы пережить вторжение Слепых. Похоже, принятие присяги растянется до самого вечера.

В итоге, к началу ночи под моим контролем было уже семьсот жителей Ямы и это стало значительной проблемой. Я порадовался, что вовремя поднял уровень, так как предыдущий — пятый, мне никогда не позволил бы перебросить руной столько народа за такое короткое время. Но оставался еще вопрос слаженного управления всей этой армией. В итоге, я назначил старших, поделив отряды на сотни, но сделав исключение для Драфта. Вся его община была оставлена в его распоряжении. Таким образом у меня получилось пять командиров, подчинявшихся непосредственно мне и Крастеру.

К полуночи мне удалось переправить оставшихся людей, на что были истрачены почти все запасы квадритов, а потому я отправился за их добычей. Выполнив это задачу, снова присоединился к своим артельщикам. Хигир, обнаружив семь сотен незваных гостей в своем логове, начал громко возмущаться, но пара мешков деликатеса решила вопрос в нашу пользу. Теперь только оставалось ждать…

Члены общины с удивлением осматривали новое для себя место, о существовании которого не подозревали с самого своего прибытия в Яму. Радужный камень заинтересовал многих, но за его сохранность я не переживал, так как даже приблизиться к нему они все равно не смогли, застревая на месте. Позже, я решил внести дополнение в клятву, не позволяющее поделится этой тайной с кем-либо, если мы конечно выберемся.

Я неоднократно задумывался, что буду делать после побега и куда потом отправлять всех этих людей. В итоге, я принял решение ввести для них запрет на убийство и грабеж на всю оставшуюся жизнь, а затем отправить на все четыре стороны. Наверное, я не вправе определять их дальнейшие судьбы, но и выпускать моральных уродов на вольные хлеба мне совсем не хотелось.

— Идут… — тихий голос Грума, сидящего в воде, вернул меня в реальность. — Первые отряды спустились, но пока находятся под водопадом. Вижу активно применяющиеся способности внутри колодца: воздушники, водники, и много «каменщиков». Еще есть парочка сканеров. Оцепили берег и опускают сверху что-то тяжелое. Местных рядом нет, все затаились по пещерам.

Пора.

Перебросил Рики Крастеру, оседлал Хигира, после чего поднялся наверх и всплыл в омуте, стараясь высоко не высовываться над водой. Из-за поворота реки пока никто не показался. Яма словно уснула, и в этой тишине мне прекрасно были слышны строевые команды, доносящиеся издали.

— Плывем в озеро, малыш! — Я похлопал питомца, и мы переместились внутрь грота.

Я щедро вывалил ему еще один мешок крыпсов, приказав ждать, а сам направился к большому выходу и забрался под самый потолок, чтобы не пропустить появление солдат.

Через пять минут они появились из-за поворота, и я отметил их высокую организованность. Они перемещались по реке в десятке огромных воздушных пузырей, успешно используя Силу в воде. Среди них был один особенно большой, в котором находился крупный отряд военных, окружающий здоровенную телегу. На ней высился сколит седьмого уровня, окруженный массивной конструкцией, связанный, кажется, с крупным кристаллом глауфита. Постепенно к берегу причалили первые отряды и заняли боевую позицию, после чего повозку с устройством выкатили на берег. Со стороны камня-колонны появились и пешие отряды. Навскидку я насчитал около четырехсот человек.

Внезапно, один из стоящих у телеги людей замахал руками и указал в мою сторону. Я резко скользнул вниз, едва не поймав своим телом крупный огненный шар, выпущенный кем-то с берега, и воочию убедился, что их Сила прекрасно работает и вне реки.

Бегом вернулся к озеру, где меня ожидал сытый Хигир и почувствовал, как мое убежище начало трясти мелкой вибрацией, которая исходила со стороны спального грота.

Они что, собрались уничтожить стену между омутом и озером?

Демоны! Это был самый плохой исход событий, так как полностью мог лишить меня защиты. Ну, Слепые, не подведите!

— Малыш, будь готов, я скоро вернусь! — бросил я Хигиру на бегу и стрелой помчался по тоннелю.

Добежал до самого его конца, извлек из кармана пузырек с подготовленной кровью и кисть, а затем двинулся обратно, ненадолго останавливаясь у приготовленных днем чертежей и нанося мазки на руну активации. Через пять-десять минут здесь начнется мясорубка, и, если верить Груму и Драфту, которые уже пережили встречу с намного меньшей армией Слепых, на солдат бы я не поставил.

— На дно, маленький! Быстро! — я одним прыжком влетел на затылок Хигиру, краем глаза успев заметить, как отваливаются огромные куски камня от стены над омутом.

Дважды питомца просить не пришлось, и он проворно устремился в глубину. Я вынырнул в радужном гроте и первым делом направился к старому каннибалу.

— Грум, обстановку, живо!

Старик, кряхтя добрался до воды, закрыл глаза и растерянно произнес:

— Я ничего не вижу, там сплошная масса из тел монстров.

— Ну хоть что-нибудь, попробуй сконцентрироваться хотя бы на людях!

— Не могу. Их нет… — растерянно произнес он.

Его последние слова привели меня в замешательство. Прошло всего несколько минут, как я сбежал оттуда, неужели уже все погибли?

— Наверху, в шестом корпусе, там что-то происходит, продолжал комментировать старик, — Над Ямой. Они… Они заваливают нас! Чувствую мощного повелителя камня, уровень не ниже восьмого. Он истратил Силу… Нет, он снова зарядился… Снова истратил… Ему помогают остальные! Святая Мелина, они подняли всех своих людей! Кажется твари пытаются выбраться на поверхность по колодцу!

— Грум, в реке есть монстры?

— Сейчас… Возле реки есть небольшое движение! Под самым сводом. В воде никого!

— Кай, это правда, что там все мертвы? — раздался взволнованный голос за моей спиной.

Я обернулся и обнаружил бледного Драфта.

— Скоро проверю, пусть немного утихнет. Грум говорит, что мы единственные, кто остался жив в Яме, не считая бесчисленной армии тварей. Насколько они опасны, ты же их уже видел?

— Они опасны количеством, но не по одиночке. В последнем прорыве было около сотни тварей и их удалось относительно быстро перебить.

— Плавать умеют? — я начал продумывать план своей вылазки.

— Нет, последних особей добивали как раз у реки. Они слепы и глухи, но людей прекрасно чувствуют. Больше я тебе ничем помочь не могу.

Прошло около трех часов. Я наконец-то решился отправиться на разведку и вновь оседлал Хигира. Крастер уже был в курсе моей затеи, и взволнованно ходил туда-сюда по кромке берега.

— Кай, может пока не стоит? Если ты погибнешь…

— Я буду осторожен и останусь в воде, — постарался успокоить я его. — Если кто-то и способен там выжить…

— То это ты, — закончил он за меня. — Но сколько нам здесь придется ждать? Запасов хватит от силы на три дня, мы не рассчитывали на такое количество народа.

— Для того я туда и иду, после разведки станет понятнее. Все, ты снова за главного. — Я легонько шлепнул монстра, и мы снова погрузились в воду.

Я направил Хигира в реку, всплывать в гроте по моей предварительной оценке равнялось самоубийству. И первое, что я увидел, когда голова Хигира показалась над водой — отсутствие скалы, отделяющую омут от подземного озера. Оба водоема сильно обмелели и, кажется, уровень воды продолжает падать. Это плохо. Если я из озера не дотянусь до руны телепортации, чтобы зарядить ее, придется чертить новую, а это займет много времени.

Я переместил взгляд выше и непроизвольно замер. Повсюду на стенах, на потолке, на берегу — везде сидели Они.

Ростом чуть меньше взрослого человека; их гладкие безволосые тела были обильно покрыты тягучей слизью. Такая же гладкая длинная голова с полным отсутствием признаков глаз и ушей. Оканчивалась она трубкообразным ртом, как у пиявок, а в нем по кругу располагались острые мелкие зубы. Туловище тварей имело слегка вытянутую овальную форму, а по его бокам крепились две пары одинаковых конечностей, согнутых, словно задние ноги кузнечиков.

Они насторожились и повернули свои головы в нашу сторону. Я весь сжался и затих, но существа быстро стали сползать вниз по скале, постоянно сокращая свои рты, словно принюхиваясь.

Запах? Они ориентируются по запаху?

Хигир неожиданно взревел и одним мощным броском головы ухватил самую смелую особь, которая рискнула подобраться слишком близко, а затем с удовольствием начал ее жевать. Вокруг нас мгновенно образовалось свободное пространство, и все ближайшие Слепые предпочли переползти на потолок, попутно разогнав скопившихся там крыпсов, которые успешно пережили нашествие. Этих маленьких спринтеров нашим гостям точно не поймать. Хм, давненько я не придумывал новых слов.

Что же, неплохо, можно немного расслабиться. Судя по строению их ротового аппарата, они не способны что-либо откусить сходу, если конечно специально не совать руку им в глотку. Такими слабенькими зубками броню Хигира точно не повредить.

Я перевел взгляд на берег, где повсюду валялись горы солдатских тел в изорванной одежде. Часть мертвецов плавала на поверхности реки. Легонько толкнул своего скакуна, и, лавируя между трупов, переместился ближе к берегу, стараясь внимательнее рассмотреть погибших. Как я и предполагал, видимых следов разрывов на мертвецах не было. Зато повсеместно встречались круглые кровоподтеки со следами зубов. Я позволил себе спешиться и осмотрел трупы ближе, а затем сделал надрез на одном из них. Крови и внутренностей совсем не осталось, похоже они высосаны досуха.

Интересно, чем они питаются в своих гнездах? Я внимательно оглядел ближайшие скалы и нашел группу неподвижно висящих тварей, которые, в отличии от своих сородичей, выглядели немного раздувшимися, а их тела приобрели розовый цвет.

Спячка? Они насыщаются и засыпают? Пожалуй, будить их и проверять свою теорию я пока не стану. Возможно осмотр их гнезд в тоннеле поможет получить более полный ответ.

Я не рискнул в одиночку добираться до стоящей поодаль телеги, а взобрался обратно на Хигира и продолжил внимательно наблюдать. Неподалеку от меня к берегу прибило труп одного из солдат, плотно облепленного головастиками с макушки до пят. Несколько Слепых двинулись в его сторону, но замерли остановились в нерешительности.

Интересно почему?

Под неукоснительным надзором питомца, снова спустился вниз и затащил тело солдата на берег, поближе к этим странным существам. Очистил одну его сторону, полностью срезав всех мелких кровопийц, и вспорол ему бок. Оттуда обильно хлынула кровь, а я поспешил обратно к реке.

Рты монстров активно заходили ходуном, они беспорядочно стали сновать из стороны в сторону, но ни одна особь так и не сделала попытки напиться относительно свежей крови. Что-то им мешало.

Головастики?

Я скинул с себя одежду и заплыл подальше в реку, на ходу нацепляв на себя кровососущую мелочь. Интересно, а они не родственники случаем? Уж больно у них тип питания схожий. Затем вылез обратно и начал вспарывать их маленькие тела, обильно обмазывая свое тело слизью. Закончив, высмотрел одинокого Слепого и двинулся к нему, приготовив каму. Уж одного я убить смогу, в случае провала. Река рядом, регенерация у меня бешеная, всевозможных ядов не боюсь. А таким маленьким ртом он не сможет мне ничего повредить.

Шаг за шагом, я приближался к нему. Он меня почувствовал и попятился назад. Не нравится? Я прибавил в скорости, и он отошел еще дальше.

А если так? Я раскрутил каму над головой и серп устремился к шее чудовища, наполовину разрезав его горло. Слепой свалился на землю и начал извиваться и елозить по земле, разбрызгивая вокруг белесую молочную жидкость. Воздух наполнился кислым смрадом, и в мою сторону со стен и потолка устремилось около полусотни тварей. Я поспешил ретироваться обратно и вскочил на спасительного Хигира. Сородичи убитого немного походили возле его тела, активно шевеля ртами, после чего разбрелись во все стороны.

Пора возвращаться. По крайней мере мне удалось найти способ относительно безопасного перемещения. Хотя, соваться к центру Ямы я бы пока не решился, понимая, что на реке концентрация Слепых минимальна, и основная их часть скорее всего находится в гротах крупных общин. Хигир перебрался через остатки стены и я спешился у озера. Запас энергии в руне еще был приличный, а потому я отпустил своего громадного скакуна заниматься отловом Слепых в нашем гроте, а сам телепортировался вниз.

— Ну что? — одновременно накинулись на меня с вопросами Крастер и Драфт, когда я вернулся обратно.

— Похоже все действительно мертвы. Колодец я еще не проверял, но Грум утверждает, что солдаты обрушили и завалили его. Это подтверждается сильно упавшим уровнем воды в реке, кажется водопад частично перекрыт. Мне нужна группа вооруженных добровольцев на возможную зачистку нашего пути на волю.

— Я соберу, — Драфт подозвал одного из своих, отдал ему короткие указания, после чего снова повернулся ко мне, — Какие задачи?

— Для начала нам нужно будет вернуться в нашу пещеру. Нам повезло, что возле реки этих тварей не очень много. Грум! — я окликнул неподалеку сидевшего старика, — Ты идешь с нами, кроме тебя никто не определит положение Слепых вокруг. В самом гроте относительно безопасно, пока там орудует Хигир, но река быстро мелеет. — Я ненадолго задумался и, вспомнив, добавил, — Еще кое-что. Кажется Слепые сильно боятся запаха головастиков.

— Сомневаюсь, — произнес Грум, — Все жители Ямы обрабатывают слизью пещеры от крыпсов, но это их не спасло.

Хм, а ведь он прав. Возможно, их пугают только свежие выделения. Позже надо это проверить.

— В любом случае, в гроте прямо сейчас спокойно. Грум, ты уверен, что никто из людей не выжил?

— Абсолютно, я бы их почувствовал. Есть еще кое-что, что тебе необходимо знать. Судя по тому, что я ощущаю — основные скопления Слепых образовались у лавовой реки. Похоже твари любят тепло.

— Фагуменовы яйца! — выругался Драфт, — В нашей пещере осталось столько полезного оборудования!

— Решим этот вопрос позже, — ответил я. — Первым делом нам нужно зачистить тоннель и отсечь его от Ямы и гнезд решетками, оставив тварей снаружи. Основная их сила в количестве, но поодиночке они не так опасны, мне легко удалось убить одного. Думаю, каждый из здесь присутствующих сможет справится с одинокой особью, но мы, для гарантии успеха, пойдем отрядом. Собирайте пока группу, я скоро вернусь. Крастер, мне нужен рюкзак побольше, а лучше два.

Я переместился наверх и снова оседлал Хигира, после чего мы вновь перебрались к реке. За то время, пока я ходил, она обмелела еще сильнее. Надеюсь, она не пересохнет совсем. Забрел поглубже и дождался, пока головастики плотно меня облепят, а затем соскреб их в мешок. Несколько раз повторил процедуру, пока не набрал два полных рюкзака и снова вернулся к своим людям.

— Натирайте свою кожу, да пообильнее. Неизвестно, сколько времени мы потратим на вылазку! — я вытряхнул содержимое мешка на землю, — Грум, сможешь оценить примерное количество особей в нашем тоннеле?

— Сотни две, может больше, — ответил старик, скорчив физиономию и обмазывая тело слизью кровопийц, — Святая Мелина, как же они воняют!

Закончив последние приготовления, мы наконец-то выступили, и собранный отряд двинулся вглубь пробитого нами тоннеля. Мне пришлось остаться со старым каннибалом у озера и контролировать Хигира, так как отпустить его я не мог, иначе он вернется к себе в убежище и без меня сожрет всю артель. Заодно я прикрывал спину разведчиков, расположившись у входа и слушая рекомендации Грума, который контролировал перемещение Слепых поблизости. Сейчас главной задачей было найти и зачистить одно из бывших гнезд, а затем создать там временное укрепление.

Пока все шло неплохо, я периодически перекрикивался с людьми внутри, пытаясь координировать мероприятие. Но в голове назойливо крутилась мысль, что я со всей этой суетой что-то упустил…

Телега!

Нужно срочно разобраться с этим устройством, и желательно как можно быстрее. Наличие перемещаемого источника Силы здорово облегчит нам дальнейшие действия. Но нужно зачистить хотя бы одну комнату, чтобы устроить там базу.

Спустя полчаса наружу вышел Драфт со своим отрядом.

— В первом гнезде никого не нашли, все чисто. Полностью осмотрели его изнутри, и оно просто огромное! Должно вместить всю общину. Воняет там, конечно, как в заднице у Чергота, но выбирать не приходится. Из неприятного: там есть несколько крупных нор, в которые мы не рискнули забираться.

— На первое время нам подойдет. Теперь идем туда, — я указал рукой направление в сторону берега.

Я двинулся верхом на Хигире, прикрывая отряд от возможного нападения. Грум и группа Драфта проплыли через обмелевший омут следом, а затем выбрались на берег, где я им велел заново нанести на кожу слизь головастиков. Телега находилась слишком далеко от нас, и в этом месте уже начинались всевозможные уступы и острые скалы. Проехать весь путь на питомце не получится. Я спешился и велел Хигиру подождать, после чего присоединился к отряду. С каждым шагом мы продвигались вглубь Ямы, и я отмечал, что Слепых вдали становится все больше и больше.

Добрались!

Я осмотрел устройство и быстро понял приблизительный принцип его действия. Камень седьмого уровня питал кристалл глауфита, но вот что именно на нем записано, мне пока было непонятно. Один из солдат смог метнуть в меня огненный шар, а значит его Сила возле телеги прекрасно работала. Но почему тогда я не чувствую своих «муравьев»? Соединение сколита с глауфитом исправно. Странно.

Я прикоснулся к мутному кристаллу рукой, и покачал его в гнезде, пытаясь найти причину поломки. И она нашлась, да такая, что мне захотелось завыть от досады. Через все заднюю сторону камня проходила огромная свежая трещина, а это означало лишь одно, что при самом удачном стечении обстоятельств, выбраться из Ямы в ближайшую пару лет не выйдет.

Или все-таки выйдет?

Мой взгляд устремился далеко вперед. Где-то там, за поворотом скалы, течет огненная речка, в конце которой в окружении слепых тварей лежит мертвый Ткач, скрывающий тайну использования Силы в Яме.

— Осторожно! — сзади раздался крик Драфта, голос которого сменил булькающий хрип.

Я отскочил в сторону и резко обернулся. Передо мной, словно на канате, раскачивался мертвый Грум, грудь которого была пробита насквозь жилистым жгутом, оканчивающимся острым клиновидным навершием. Его тело стало быстро подниматься к потолку грота, на котором сидело нечто, трудно поддающееся описанию.

Кажется, я разбудил не только Слепых…

Друзья, Всех с наступающим Новым годом! Огромное спасибо за Вашу поддержку на протяжении написания этой истории. График выхода глав на праздниках прежний, но возможно будет пропуск одного дня в ночь с первого на второе января, о чем я дополнительно предупрежу в комментариях. Здоровья и счастья!

Глава 18

Существо, сидящее на потолке, на первый взгляд напоминало обычный кусок скалы с уродливыми очертаниями. Но когда я резко бросил каму, в попытке освободить Грума, и перерубил удерживающий его жгут, оно пронзительно завизжало и начало менять цвет с буро-коричневого на белый, отчего его удалось рассмотреть подробнее. Тварь напоминала все тех же Слепых, только раз в восемь крупнее и покров ее массивного тела был не гладким, как у предыдущих, а покрытый толстыми роговыми наростами, похожими на шипы. Глаз и ушей, как и у младших собратьев, не было. Рот этого уродливого существа имел все ту же трубчатую форму, но был огромного размера, и монстр вполне мог заглотить человека полностью, что он и попытался сделать с бедным стариком, выстрелив в него ничем иным, как невероятно длинным мощным языком.

Тело старого каннибала упало на землю и неподвижно застыло в неестественной позе. Он умер мгновенно и я уже был бессилен что-либо сделать…

Демоны! Мы лишились единственного сканера! Жалко старика, все же он был не самым плохим человеком в Яме.

Прочь эмоции! Мысли мгновенно переориентировались в нужном направлении. Мы обязаны забрать его тело с собой, во что бы то ни стало. В сложившейся ситуации моя способность чтеца не столь важна, а вот умение сканировать хоть как-то, пусть и с привязкой к воде, выглядит куда нужнее.

Оценил обстановку вокруг. Люди Драфта, испуганно вращающие глазами. Они сильно растеряны и пытаются защищаться от невидимой угрозы, неуклюже выставив перед собой самодельные мечи. Несколько Слепых крутятся неподалеку, все еще не решаясь подойти к нам. Позади спасительная река и встревоженный Хигир, тоскливо посматривающий в мою сторону.

Снова переметнул взгляд вверх. Белое тело чудовища изменило свой цвет на бурый, снова сливаясь со мхом и стенами. Оно поползло по стене вниз в нашем направлении, не взирая на наше численное преимущество, лишь изредка выдавая свое присутствие внимательному наблюдателю. Внезапно монстр выбросил в воздух странное облако какого-то газа, напоминающего зеленоватый пар. Вокруг запахло тошнотворной кислятиной, а вслед за этим скалы неподалеку зашевелились, явив на свет еще с десяток таких же тварей, которые незамедлительно двинулись в нашу сторону.

Проклятье! Сколько их здесь?

Группа главного ремесленника напряжена и ждет моей команды.

— Драфт! Мы должны забрать старика с собой, без его способности наше выживание встанет под большой вопрос! Подымайте его тело и сваливайте к портальной руне как можно быстрее. Я прикрою.

Двое артельщиков подхватили изломанное туловище Грума и потащили к реке, а я обогнал отряд и взлетел на шею к Хигиру, после чего повел его навстречу своим.

Потревоженные мутанты были уже совсем близко. Ближайшая к нам пара прямо на ходу открыла свои пасти и выстрелила языками-гарпунами в спину отступавшим. Два артельщика рухнули с пробитыми насквозь телами и, выворачивая камни, поехали по земле в сторону раскрытых пастей. Оставшиеся в живых с отчаянными криками забежали за огромную тушу Хигира, и я слегка развернул его боком, полностью перекрывая тварям проход на берег.

Существа поводили мордами, словно принюхиваясь и неуверенно остановились. Держись, малыш, сейчас может быть трудно, но я тебя обязательно вылечу, только помоги нам уйти.

Одна из языкастых тварей попыталась обойти нас стороной, вдоль скалы. Хигир среагировал мгновенно, сделав мощный бросок головой, и схватил наглеца челюстями поперек бронированного туловища, пытаясь перекусить его пополам. Три ближних мутанта, не раздумывая, поспешили сородичу на помощь и выстрелили в нашу сторону жилистыми языками. Мой питомец дернулся от боли, но его природная броня выдержала и два клиновидных отростка устремились обратно без добычи, а вот третий все же попал ему меж нагрудных чешуй и застрял.

Я отреагировал мгновенно и броском камы сверху отсек костяной наконечник, отчего раненная особь побелела и громко заверещала, активно испуская зеленые клубы, приманивая новых союзников.

— Все, малыш, нам пора, сейчас время играет против нас! — произнес я вслух и легонько шлепнул Хигира по шее.

Он попятился к реке, не выпуская добычу из зубов. Слепой мутант пытался освободится из мертвой хватки челюстей подводного монстра, но вырваться не мог. Я почувствовал, как мышщы на морде питомца напряглись, и, спустя секунду, раздался звук, похожий на треск гигантской скорлупы. Тварь забрызгала землю вокруг себя молочной жидкостью и испустила дух. Хигир с отвращением выплюнул ее покореженное тело на землю, после чего значительно ускорился, и мы заплыли на середину спасительного омута.

Вопреки моим ожиданиям, этих монстров вода не остановила, и оставшиеся уродцы проворно поплыли в нашу сторону, не намереваясь отступать. Я бросил взгляд в грот и увидел, как исчезает последний член отряда Драфта.

— Отличная работа, уходим! Сегодня ты заработал королевскую порцию крыпсов!

Двухминутный заплыв на глубину, и я наконец-то очутился в радужном гроте. Хигир недовольно рыкнул на занявшую его грот общину и улегся неподалеку от воды. Я осмотрел его рану и удовлетворенно выдохнул. Повреждение было хоть и серьезным, но ничего такого, что бы я не мог устранить. Никакого яда или инфекции я не обнаружил, тем не менее мне пришлось повозиться с ним изрядное количество времени, после чего он благодарно потерся о меня головой и предпочел отправиться в воду. Я сдержал обещание и отвоевал у Крастера пару мешков деликатеса, которые щедро высыпал перед питомцем.

Несмотря на позитивный исход и терпимость хищника к членам артели, его недовольство нашим постоянным присутствием в своем логове становилось проблемой. Вечно контролировать его не удастся, а потому нужно как можно быстрее организовать переезд наверх и обосноваться в пустующем гнезде.

Из-за настигшей смерти Грума я просто был обязан взять роль сканера на себя. В связи с этим вытекала пара новых задач, которые нужно было решить в самое ближайшее время: научиться пользоваться этой способностью и поднять ее уровень до приемлемого. Можно ли ее сразу повысить? Или придется ждать целый год для взятия следующего уровня? В Четырех королевствах считалось, что повышение чаще раза в год сильно повышает риск смерти. Однако, я уже убедился, что это возможно при определенных условиях. Того же Юфина люди Дроммеля повысили на два уровня за небольшой отрезок времени. Что касается меня, то я вообще не подхожу под критерии обычных людей, со своими вспышками, вот только подействует ли повышение на мою вторую способность?

До очередной вибрации радужного камня оставалось два дня. Столько же примерно времени оставалось до того момента, пока люди не начнут голодать. Поскольку мое становление сканером затягивалось, я решил бросил все силы в зарядку телепортирующей руны. Квадриты уходили с невероятной скоростью, но их источник на дне был практически бесконечным, так что все упиралось в мое свободное время, которого у меня пока что хватало.

Я непрерывно думал над повышением своей второй способности. И хотя чтение мыслей в данный момент для меня было бесполезно, я не спешил избавляться от него, так как экспериментировать с ценной способностью сканера сильно опасался. Собрав камни различных уровней, я наконец-то приступил к исследованию.

Эксперимент с треском провалился. Сколиты все также растворялись мгновенной вспышкой, но вся их энергия уходила в мою способность регенерации. Никакими ухищрениями перенаправить поток на второй сгусток Силы не получилось. Он так и оставался первого уровня, одиноко блуждая в сетке из золотых лучей.

А если попробовать его поменять местами с моей основной Силой?

Неожиданно пришедшая ко мне мысль поначалу меня напугала. Что если я потеряю все уровни на своей регенерации? С другой стороны, способность сканера сейчас для меня важнее. Без нее даже нет смысла лезть в наш тоннель. В итоге, после долгих раздумий, я решился на этот шаг.

Наступил «день обмена», как я теперь называл каждые восьмые сутки. С самого утра я с нетерпением ожидал магической вибрации, и едва только почувствовал начавшееся гудение, как сразу же включил максимальную концентрацию и, неожиданно легко поменял местами основную и вторичную Силу, едва лишь подумал об этом.

Вопреки моим страхам, моя регенерация осталась на шестом уровне. Я с замиранием сердца вложил двулит в переходник и проткнул себе руку.

Получилось! Грот озарила яркая вспышка и способность чтеца получила второй уровень. Я попробовал вновь поменять ее местами с основной Силой и опять мне это легко удалось. До окончания вибрации еще оставалось несколько минут, а терять следующие восемь дней я не собирался, потому сразу же переключил внимание на труп людоеда.

Его Сила во внутреннем зрении была странной, она имела пять слоев, но выглядела как сдутый мяч, на боку которого имелась характерная глубокая вмятина. До этого, все способности, которые я наблюдал, имели форму правильного шара. Из чего возникал соответствующий вопрос: что на нее так могло повлиять? К сожалению, ответа на него мне уже не получить, старика не вернуть.

Я сконцентрировался на ней, и она приветливо скользнула в меня, а затем произошло нечто странное. Сила Кориты освободила для нее место, и попыталась закрепиться на теле Грума, но не смогла этого сделать и просто растворилась в воздухе, исчезнув навсегда. Это меня прилично огорчило, так как я уже представлял себе, что смогу создать хранилище способностей в этом гроте, просто складируя останки с нужной мне способностью.

Но был во всем этом и положительный момент. Сила Грума в моем теле приобрела правильную форму, хоть и потеряла все свои уровни, а значит я смогу быть полноценным сканером! Я переключился на нее, чтобы понять, как она работает и сконцентрировался.

Вокруг меня словно погас мир. Мое тело ощущалось маленькой светящейся точкой, висевшей в бесконечном черном пространстве, но вскоре вокруг меня стали зажигаться искорки. Все они имели белый цвет и ничем не отличались между собой, кроме размера. Попытался навскидку определить их количество, и насчитал около семи сотен средних и одну крупную, окруженную десятками совсем маленьких светящихся песчинок. Они перемещались за пределами грота.

Перешел в свое обычное состояние и, удерживая картинку перед глазами, сравнил со своим нынешним местоположением. Методом нехитрых подсчетов, установил, что в мое сканирующее поле попали мои артельщики, Хигир и, вероятнее всего, подводные обитатели, на которых он охотился.

Слабо. Очень слабо. Я даже никого не разглядел в Яме.

Переместил способность сканера на место регенерации, сделав основной, и принял решение поднять ей уровень в максимально короткие сроки. У меня есть все виды камней вплоть до четвертого уровня, а потому я решил начать эксперимент прямо сейчас и тут же поглотил двулит.

Вспышка! Проверяю Силу Грума и с удовольствием обнаруживаю, что она отрастила второй слой. Недолго думая, решил поглотить трилит. Никаких трудностей! Сферу окружил третий слой, а за ним и четвертый, превратив квадрит в моей руке в пыль. Выходит, я могу не ждать год, а сразу повышаться при нахождении нужных камней! Я с сожалением вспомнил лабораторию Роферса и Дроммеля, где камни, вплоть до девятого, лежали на блюдечке. Если бы я только знал об этом тогда! Возможно, открывшиеся способности девятого уровня мне бы позволили не попасть в Яму и справиться с братством!

К сожалению, пятого камня у меня не нашлос, а потому пришлось довольствоваться четвертой ступенью. Но и ее оказалось достаточно.

Я видел все! Членов общины, Хигира, рыбу в реке, мириады головастиков в воде. Слепых и их новую бронированную разновидность, которую я окрестил Охотниками. Каждый объект в пространстве принимал четкий силуэт, позволяющий определить его форму! Несмотря на четвертый уровень, я уже был сильнее Грума в определении типа существ, но вот до поверхности мой взор не пока доставал, а потому я понятия не имел, чем там заняты солдаты шестого корпуса. Возможно, та самая «вмятина» на Силе старого каннибала сместила вектор в сторону более точного определения людей, но взамен забрала способность определять иных существ.

Единственной трудностью оставалось то, что карта в голове была не полной, из-за того, что я не видел неживые объекты вокруг. Границы скал, повороты туннеля, точно местоположение бывших пещер артелей — все это приходилось примерно подставлять в общую картину, опираясь на свою память. Теперь я понял почему Груму было тяжело прокладывать правильный путь в недрах земли.

— Кай, еды совсем не осталось! — предупреждающий голос Крастера прервал мои исследования.

— Минутку. — Я вновь сконцентрировался, нашел головастиков и отталкиваясь от их положения в пространстве мысленно проложил путь по реке до нашего разрушенного грота.

А это что?

Среди двух десятков Слепых я увидел красивое плоское изображение, переливающееся чистым белым светом.

Это же моя руна у озера! Мысли забегали с удвоенной скоростью. Я могу нарисовать на скалах значки рун и ориентироваться по ним! В самой Яме это делать опасно, но вот пустые гнезда Слепых и несколько ориентиров на берегу можно отметить.

— Драфт! — я выбрался из воды и поискал глазами мастерового, — Собирай отряд, готовимся переселяться обратно!

В этот день нам удалось зачистить наш бывший грот и занять одно из пустующих гнезд в тоннеле и, не откладывая дело в долгий ящик, я привлек кузнеца, огневика и повелителя металла Тонта к изготовлению решеток, чтобы создать островок безопасности для общины. Мы перегородили вход в первое гнездо, а также заделали те дыры, о которых говорил Драфт при первом его посещении. Я тщательно просканировал направления, отходящие от этих маленьких пещерок во все стороны, и обнаружил небольших существ размером с кошку, глубоко внизу. Возможно, они и являлись источником пищи Слепых до того самого момента, как я потревожил их. Не знаю, могут ли эти мелкие твари вскарабкаться наверх, но я предпочел сделать мелкоячеистую решетку, чтобы полностью исключить проникновение чего-либо в новый дом общины.

После того, как мы успешно закончили огораживаться, нужно было решить вопрос с водой. Дорога до озера хоть и была короткой, но все же твари могли вернуться в наш грот в любой момент, а потому до самой ночи я рисовал еще одну руну телепорта, на этот раз уже внутри нашего нового дома.

Закончив с этим, я посвятил время исследованию оставшихся гнезд и маркировке тоннеля простыми рисунками, задача которых состояла в «подсвечивании» карты. Грум в прошлый раз утверждал, что Слепых там осталось не больше двух сотен, а остальные перелезли в Яму. Но я насчитал в десятки раз больше, причем каждая двенадцатая тварь была Охотником. Либо прогнозы старика подвела поврежденная способность, либо эти твари начали приходить из соседних пещер, что было больше похоже на правду, но только совсем некстати.

В итоге, я решил не рисковать попусту людьми, а вплотную заняться изготовлением все тех же решеток, чтобы обеспечить полную безопасность членов общины в тоннеле и вернуться к его дальнейшему строительству. Как только перегородки были готовы, я собрал вооруженный отряд и полностью отсек всевозможные пути проникновения Слепых.

Вокруг вновь застучали кирки, Крастер вернулся к заготовкам еды, загоняя крыпсов в нашу новую обитель, а Драфт и сотня самых крепких мастеровых теперь отвечал за безопасность рабочих. Я по нескольку раз в день проверял все подступы к Обители, ориентируясь по рунам, и отдавал команды по повторному укреплению и проверке решеток, если видел активность Слепых возле них.

В итоге, по истечению пары недель, все работало как часы, но меня постоянно угнетали тяжелые мысли. Я с нетерпением ждал дня, когда смогу вдохнуть свежий воздух гор снаружи, а не в их недрах. При нынешних темпах работ прогнозы были абсолютно неутешительными и по самым благополучным прикидкам, копать предстояло еще пять лет.

Но шансы ускорится были, и я решил их использовать, для чего в один прекрасный вечер пригласил к себе главного ремесленника.

— Я хочу наведаться к каннибалам в пещеру.

— Зачем? — мастеровой удивленно посмотрел на меня. — Все идет замечательно, даже я теперь уверен в том, что твоя затея имеет все шансы осуществиться.

— Когда мной проводилось собрание жителей Ямы, в день вторжения Слепых, я видел кое-что. — Я подробно рассказал ему о Ткаче, и о сопровождающем его Ферте, а также поведал ему некоторые основы сколитной некромантии, — Понимаешь, Драфт, у него было что-то с собой, и это «что-то» можно переносить. Я могу забрать себе способность управлять землей у одного из мертвых солдат и значительно ускорить создание тоннеля. Кроме того, мне нужны сколиты пятого и шестого уровня. Чем выше будет ступень моей новой способности, тем быстрее мы выберемся отсюда.

Конечно, я мог прямо приказать ему, но в данном случае мне было интересно услышать взвешенное мнение человека, который провел в Яме не один десяток лет и заслужил свое лидерство по праву, без использования тенкатов.

— Мой ответ отрицательный, если тебе это интересно. Но последнее слово, как ни крути, за тобой. — произнес он, — Я очень хочу наведаться в свою пещеру и забрать оттуда материалы и крупные инструменты. У нас здесь постепенно заканчивается металл, а снимать решетки и перековывать их в новые кирки опасно, твари постоянно прибывают.

— Тогда почему ты против?

— Ты видел, на что способны Охотники. Без Хигира нам не пройти, но ты сам знаешь, что по скалам ему трудно двигаться. Твари атакуют издалека и лезть на них с самодельными мечами не лучшая затея.

— То есть, если я найду решение, как пройти Охотников, ты готов выступить со своим отрядом добровольно? — я задумчивым взглядом окинул мастерового.

— Ты что-то придумал? — на его лице наконец-то появился интерес.

— Когда я приходил к тебе в первый раз, я видел у одного из твоих людей арбалет…

— Не выйдет, — перебил меня он, — Выковать сам арбалет не трудно, но в Яме нет подходящего материала для изготовления тетивы. Тонт не сможет сделать нужную струну из металла, не говоря уже об обычном кузнеце. На том арбалете, что ты видел у нас, была натянута нить араха, которую с собой принес заключенный, но ее здесь не найти. Постой-ка…

Он удивленно посмотрел на меня, и я с улыбкой кивнул ему головой, а затем положил перед ним свою кусари.

— Она плетеная, если распустить ее на жилы, то должно хватить на пару десятков орудий. Охотники очень живучие и бронированные. Даже Хигир еле смог прокусить одного. Сделайте мне пробный экземпляр, как можно быстрее, а также десяток болтов с полым наконечником под яд — хочу провести эксперимент.

— К утру будет тебе арбалет и снаряды к нему. — Обрадованный Драфт забрал нить и отправился к своим.

Остаток времени, пока мастеровые изготавливают для меня оружие, я посвятил крепкому сну.

Утром я получил свое оружие с дюжиной болтов и первым делом утащил Крастера в грот Хигира, прихватив с собой склянки. Замысел заключался в том, чтобы найти оптимальную дозу яда эльмура, способную убить, либо парализовать Охотника. Учитывая его размеры, потребоваться может очень много.

Пора. Я принял эйголь и уже привычно собирался переместиться в Рики, но на этот раз меня встретил неожиданный сюрприз. Среди мерцающих маркеров моей крови появился еще один, и вел он меня прямиком к телу Хигира. Такое я ни за что не пропущу!

Прыжок сознания.

Ощущения на этот раз были несколько другие. Я ожидал, что такое огромное животное окажется значительно умнее эльмура, но на самом деле это оказалось не так. Основные мысли монстра занимала еда, но при этом его память содержала множество картинок, к которым были привязаны определенные эмоции. Я представил себя самого и тело Хигира наполнилось радостью, а вот картинка с ухмыляющимся Блондином, напротив, привела его в ярость. Я не мог сказать, кто умнее — Рики или хозяин омута, мыслили они совершенно по-разному, но в плане управления телом эльмур был предпочтительнее, хотя здесь могло сказываться отсутствие практики.

Естественно, первым моим стремлением стало как можно быстрее исследовать подводные глубины, куда я не мог добраться ранее, чем я, собственно, и занялся. К сожалению, мне удалось изучить лишь одну единственную неглубокую пещеру, в которой ни оказалось ничего примечательного, после чего Хигир одним мощным толчком выкинул меня из своей головы.

По возвращению в свое тело меня ожидали крайне неприятные последствия, а с ними вместе перепуганный Крастер, склонившийся над моим телом. Его губа была разбита, а лицо красовалось парой свежих синяков. Мои же глаза обильно заливала кровь, а тело ныло, как будто я поучаствовал в серьезной кабацкой драке.

— Что случилось? — я поднес руку к лицу, чтобы стереть противные капли и с удивлением обнаружил, что мои пальцы вывернуты под неестественным углом.

— Да ты словно взбесился! Ты попытался встать на ноги, но был похож на ребенка, который впервые пробует ходить на двух ногах и упал на камни лицом вниз. После этого, ты начал реветь не своим голосом, размахивать руками, как сумасшедший, и биться головой о землю. Я попытался тебя остановить, но… — он указал на свою разбитую губу. — Раньше ты всегда лежал спокойно и не двигался.

Демоны! Кажется, Хигир вполне себе разобрался с тем, как управлять моим телом. Придется пока отложить эти эксперименты до лучших времен.

— Спасибо, Крастер. Идем к воде, полечимся, — я не удержался и рассмеялся, глядя на его недоумевающее лицо, но объяснять пока ничего не стал.

Приведя себя в порядок, я повторно использовал эйголь и переместился уже в тело Рики, а затем выплеснул в склянки весь скопившийся яд. Его вполне хватило на то, чтобы начинить им наконечники болтов в разной пропорции. Кажется я полностью готов для эксперимента.

Дождался возвращения Хигира, так как первую вылазку собирался сделать под его прикрытием и всплыл в реке. Она наконец-то перестала мелеть, но все же уровень воды сейчас в ней был вдвое меньше, чем раньше. Осмотрелся по сторонам и наведался к головастикам, попутно включая способность сканера. Первый Охотник обнаружился неподалеку от перевернутой телеги. Я внимательно отследил местность рядом с ним, и засек его сородича, который затаился на расстоянии половины полета стрелы. Не смещая взгляда с первого монстра, переключил зрение, и не увидел на этом месте ничего необычного — просто неровный кусок скалы. Потрясающая маскировка! Теперь моя очередь. Я измазал тело выделениями мелких кровопийц, чтобы избежать нападения Слепых, затем пересел на Хигира и проехал как можно дальше, после чего спешился.

Итак, приступим.

Взвожу арбалет и накладываю на него болт, из тех, что максимально обработаны ядом. Чудовище меня пока не чувствует и все также притворяется валуном. Интересно, на какое расстояние выстреливает его язык?

Шаг, еще один. Я уже нахожусь на том расстоянии, с которого предыдущий Охотник достал Грума, но сейчас он продолжает лежать неподвижно. Еще шаг.

По валуну пробежала еле различимая дрожь, и я внутренне напрягся. Это опасный эксперимент, но я хочу собрать сейчас как можно больше информации, чтобы знать об Охотниках все.

Время замедляется до состояния киселя. Я вижу, как чудовище медленно меняет позицию, открывая свой рот, из которого в мою сторону устремляется опасное костяное острие. Но я готов. Резко ухожу в сторону через перекат и встаю на одно колено, вскидывая арбалет.

Выстрел!

Тяжелый снаряд с хрустом заходит прямо в грудь чудовищу, и оно мгновенно падает замертво, даже не успев выпустить зеленое облачко. Отлично! Теперь попробуем две третьих части дозы яда. Я снаряжаю следующий болт и вдруг понимаю, что не вижу того валуна, который отметил следующим. Это плохо, но рисковать попусту я не собираюсь, а потому отступаю обратно к реке, чтобы найти переместившуюся цель. Включаю сканирование и замираю в отчаянии.

В моем тоннеле что-то происходит непонятное. но каких-либо тварей среди своих людей я не вижу, зато четко понимаю, что количество живых огоньков в артели уменьшилось вдвое.

Глава 19

Демоны! Ну почему никогда и ничего не может пройти гладко? Пять долгих лет я провел в Яме: страдал в плену у каннибалов и постоянно боролся за свое существование; дважды создал артель и пережил предательство; приручил гигантского монстра, проявляя чудеса смекалки и хитрости; убил сына главы великого эльфийского рода, а потом и вовсе предал смерти несколько сотен человек! Моя совесть запятнана, и мне с этим идти по жизни дальше, но это мой Путь и останавливаться я не собирался.

И вот снова испытание. На этот раз умирают мои люди, которым я обещал свободу. Где я ошибся? Что произошло?

Я вынырнул посреди озера и отпустил Хигира на зачистку, предварительно просканировав Охотников поблизости, и еще раз убедившись, что не случилось прорыва Слепых из перегороженных нами гротов. Странно, все чисто.

Ответы на свои вопросы я получил почти сразу же. Навстречу мне из тоннеля посыпались испуганные люди.

— Где Крастер? Что произошло? Кто-нибудь объяснит? — громко рявкнул я.

— Т-там, т-там насекомые! — один из артельщиков, махая руками вокруг себя, с разбегу запрыгнул в озеро и начал лихорадочно стряхивать с себя невидимых убийц.

Я проводил его взглядом, а следом еще несколько человек, беспорядочно ныряющих в воду. За моей спиной послышался виноватый голос Драфта:

— Кай, я не нашел его… Он где-то внутри и скорее всего уже умер, мы сделали все что смогли. Извини…

— Кого его? — мое тело охватила мелкая тряска, и зубы непроизвольно застучали от дрожи. Я не хочу слышать это имя, не хочу!

— Крастер…

— Где он?!! — я взревел как раненый бык.

— Где-то в тоннеле у временного склада… Там началась паника и давка, он скорее всего уже мертв, как и многие другие. Эти твари съедают заживо всех, кого видят — Слепых, Охотников, людей. Им не важно кто ты, и как вооружен.

Нет, я не позволю!

— Драфт, организуй переход всех, кто остался жив в логово Хигира, — я указал глазами на монстра, который беззаботно гонял в стороне опасных тварей по стенам, — Он пока здесь и относительно безопасен. Заряда руны вам должно хватить. Я за Крастером.

— Стой, ты безумец! Туда нельзя, они…

Последние слова я уже не слышал и мчался навстречу покалеченным остаткам своей артели. Кто-то отчаянно хромал и почти добрался до выхода, не переставая расчесывать свое тело до крови, кто-то умирал на полу прямо на моих глазах, покрытый черной движущейся массой, так и не добравшись до спасительной воды…

Я почувствовал их на себе сразу. Мелкие, размером с блоху, они прыгали отовсюду: с пола, стен, потолка, облепляя каждый участок тела, набиваясь в уши и в рот, заползая в глаза. Их укусы были достаточно чувствительными, но пока терпимыми. Мне надо продержаться хотя бы минуту.

Внутри склада все уже было покрыто ими. Мое тело было полностью покрыто насекомыми и невообразимо чесалось — хотелось разорвать на себе кожу, чтобы быстрее это прекратить. Глаза уже почти не видели, превратившись в две маленькие щелочки, над которыми уродливо нависали распухшие кровоточащие веки.

Одиннадцать, нет, двенадцать, неподвижно лежащих человек на полу. Все покрыты хаотично движущимся черным ковром и нет никакой возможности и времени узнать, кто есть кто. Ну же, Крастер, где ты?

Вижу! Один из пострадавших лежит на боку, и в его руке зажат блокнот и карандаш. Мой карандаш…

Склоняюсь над ним и очищаю руками его лицо от налипших блох. Он! Собрав последние силы, взваливаю его тело себе на плечи и иду к выходу. Иду, переступая через мертвых и полумертвых членов общины, понимая, что не имею права остановиться. Я не понимаю, жив ли он, но выяснять это некогда — сейчас ценна каждая секунда. Шаг за шагом, шаг за шагом…

Мои голени уже изъедены полностью, я чувствую копошащуюся в мышцах мелюзгу, проникающую все глубже, она никак не остановится и не насытится. Еще немного, я уже вдыхаю запах озера. Глаза почти не видят, но этот путь пройден за последние годы неоднократно, и мне не нужно зрение. Пожалуйста, Крастер, живи! Пожалуйста! Нам осталось пройти совсем немного.

Через разбухшие от укусов глаза выступают слезы и это не нравится маленьким убийцам. Они расползаются в стороны, предпочитая более сухое место. Еще пять шагов, четыре, три…

Сваливаюсь в обмелевшее озеро и пытаюсь проползти еще немногое. Сила нехотя оживает, и я, извиваясь по дну телом, пытаюсь затащить себя и крысолова глубже, чтобы подключить к лечению всех имеющихся «муравьев». Прохладная вода приносит облегчение, а потревоженные насекомые отчаянно покидают мое тело, неуклюже барахтаясь вокруг.

Концентрация.

Он плох, очень плох, но он все еще жив! Отправляю спасительную Силу в его тело, и наблюдаю, как они кусочек за кусочком, клеточка за клеточкой, восстанавливают его изъеденные ткани. Кожа Крастера постепенно приходит в норму, а я чувствую, как по моим щекам ручьями текут слезы счастья. Теперь можно полечить себя. По берегу бегает встревоженный эльмур, который, кажется, тоже нацеплял опасных блох в свою шубку, но выглядит здоровым.

— Рики, прыгай сюда!

Питомец, не раздумывая забрался в воду, и, торопливо перебирая лапками, устремился ко мне. Я незамедлительно проверил его состояние. Удивительно, его почти не покусали! Еще одна загадка, или моего отважно малыша боятся даже насекомые?

— Ты плачешь? — хриплый голос крысолова заставляет меня повернуться к нему, — Ты ведь обещал больше никогда не плакать, или я что-то путаю?!

— Крастер, сукин сын, только попробуй умереть! Я с тебя три шкуры спущу!

Он рассмеялся и крепко обнял меня.

— Что будем делать дальше? Тоннель просто кишит этими тварями!

— Пока не знаю… — какая-то мысль крутилась в моей голове, но я пока не мог ее поймать, — Мне нужно просканировать окрестности.

Я вновь сконцентрировался и обратился к своей второй Силе. Нужно было тщательно исследовать каждый уголок Ямы и понять, как вести себя дальше. Тоннель нам пока не доступен, все необходимые материалы лежат внутри под слоем снующих насекомых. Они страшно не любят воду — даже сейчас эти маленькие убийцы расползлись по гроту и облепили потолок и стены, прогнав со своих мест Слепых.

Итак, для начала нужно тщательно просмотреть тоннель. Зрение сканера не позволяло мне увидеть скопления блох, но я с удивлением обнаружил, что в нем не осталось ни одного живого существа. Один за одним угасли огоньки последних Слепых и Охотников, которых мы отсекли решетками и не выпустили из своих гнезд.

Теперь посмотрим Яму и пещеры каннибалов и мастеровых, поскольку не успел это сделать сразу.

Проклятье! Я со свистом выдохнул воздух из легких. Тысяч десять Слепых не меньше! И около тысячи Охотников… Дальняя часть Ямы у лавовой реки превратилась в сплошную массу из тел, которые лениво ползали в поисках добычи.

— Да сожрите уже друг друга! — моему отчаянию не было предела. А я наивно полагал разделаться с ними при помощи арбалетов…

— Что такое, Кай? Все плохо? — на лице Крастера отображалось беспокойство.

— Намного хуже, чем я себе представлял, их тысячи…

И снова в голове проскочила мысль, ловко увернувшаяся от меня. Решение было где-то рядом, на поверхности.

— Жаль, что мой дар не распространяется на эту мелюзгу, — задумчиво пробормотал Крастер, — Сейчас бы очистили пещеры, а заодно бы хорошенько потрепали Слепых…

Крастер. Управлять. Насекомые. Сила.

Что общего у этих слов? Почему они так назойливо лезут мне в голову?

Лаэль!!!

Сознание услужливо подкинуло в мою память день знакомства с полуэльфом. Лагерь школы Длани в лесу, мы сидим за нехитрым деревянным столиком, и он учит меня читать по губам. А на столе маршируют муравьи, складываясь в слова и предложения. Полуэльф был уникален по своей сути, соединив в своем теле магию, которой его научил отец и Силу, полученную от матери, принадлежащую к роду людей.

— Крастер, — дрожащим голосом произнес я, — Что вы сделали с телом Лаэля после того, как я отрубил ему голову? Только не говори, что сбросили в озеро!

— Нет, Кай, не сбросили, — задумчиво произнес он, — Вы когда-то с ним были почти приятелями, а людям, по прошествии времени, часто свойственно менять свое мнение об ушедших и пересматривать взгляды. Я приказал похоронить его.

— Свое мнение о нем я никогда не поменяю. Но твоя предусмотрительность только что спасла остатки нашей общины! — я радостно засмеялся, — Держись, недалек тот день, когда ты увидишь жену!

— Не понял? — он удивленно вытаращил глаза.

— Где его тело? Скоро ты сам все увидишь.

— Там, — Крастер указал рукой в самый дальний угол грота, который не мог похвастаться наличием пещер и нами никогда не использовался.

— Держи. — Я протянул ему каму, — Озаботься крыпсами, нужно накормить людей внизу, а я пока найду Драфта. И не вылазь из воды, если хочешь жить.

Я подозвал скучающего Хигира, добычу у которого отобрали вездесущие насекомые. И опять столкнулся с загадкой: ему они никакого вреда не причиняли, и просто беспорядочно ползали по его телу. Я оседлал питомца и погрузился на глубину. В логове меня ожидали около трех сотни артельщиков — все, что осталось от моей общины…

— Жив! — ко мне подбежал обеспокоенный Драфт, — Какие планы? Ты смог найти Крастера?

— С Крастером все хорошо, он сейчас занимается припасами. Ты владеешь хоть какой-нибудь Силой?

— Дерьмо у меня, а не Сила! — злобно буркнул мастеровой, — Небольшой туман могу разогнать.

— Как насчет того, чтобы стать нашим новым сканером?

— Это то, что ты сделал с трупом Грума? Насколько это опасно? — на лице Драфта появилась явная заинтересованность.

— Пока проблем не было. Но придется подождать несколько дней.

— Я не против и готов на что угодно, если оно поможет поскорее сбежать из этого позабытого всеми богами места!

— Отлично!

Дни до очередной вибрации камня мы потратили весьма плодотворно. Я снова зарядил руну телепортации на максимум, так как она уже неоднократно спасала наши жизни. Насекомые полностью заполонили наш бывший грот, однако за реку выбираться не спешили, все-таки воду они не любили. Крастер и я сделали одну вылазку и заготовили впрок мяса крыпсов. В этот же день мне удалось совершить забег до останков Лаэля, вновь испытав всю прелесть общения с назойливыми блохами, или кем там они являлись.

Я полностью подготовился к предстоящему обмену Силой и с самого раннего утра ходил как на иголках, пока не почувствовал, как воздух наполнился знакомым гудением.

Первым делом я назначил сканирование своей главной способностью, после чего установил контакт с Драфтом и разменял ее на управление туманом без потери уровней. Следующим шагом я опять поменял местами регенерацию и новоприобретенную способность, а затем совершил обмен с трупом Лаэля, забрав управление насекомыми третьего уровня, из которых, как и ожидалось два потерял. Я сильно надеялся увидеть какие-нибудь следы магии на нем, но его тело теперь ничем отличалось от тел других мертвецов.

Гудение начало затихать, но я успел сделать управление насекомыми своей основной Силой. Надеюсь, четвертого уровня хватит, выше ее пока не поднять. Сколиты пятого уровня есть только в пещере Драфта и у людоедов. Помнится, Лаэль говорил, что чем больше насекомое размером, тем меньше он может взять их под контроль, но большими колониями ос или муравьев ему удавалось легко управлять. Проблемы начинались с крупными жуками, а вездесущим блохам было до них далеко.

Теперь оставалось дождаться, когда Драфт научится сносно управляться со сканированием.

— Я готов, — наконец-то произнес он.

— Идем, — я легонько подтолкнул его к телепорту и, едва он исчез, оседлал Хигира, погрузил на него мешок квадритов и всплыл в озере.

Насекомые с потолка атаковали меня сразу же, едва я появился. Пришлось спрыгнуть с питомца в воду к громко матерящемуся Драфту, который уже бултыхался в водоеме, смывая с себя мелких тварей.

— Жди, — коротко приказал я, и погрузился в изучение своей способности, отправив питомца подальше в грот.

Это не было похоже на управление крыпсами, и выглядело намного более простым делом. Если от последних я принимал хоть какие-то сигналы и мысли, даже зачатки простейших эмоций, то насекомые оказались абсолютно тупы, представляясь единым организмом. Едва я подумал о том, чтобы они освободили наш тоннель, как блохи потекли оттуда черной рекой, заполняя все пространство на потолке и стенах. Да их здесь миллиарды! Они все прибывали и прибывали, и скоро в гроте стало невозможно дышать.

Я представил себе берег реки и темная лавина устремилась прочь, образовывая единый шевелящийся организм, на фоне которого Хигир казался маленькой водоплавающей ящерицей.

Теперь следующий шаг. Мое сознание нарисовало для них картинку Слепого и Охотника, обозначая кого необходимо убить. Насекомые бросились врассыпную, не пропуская мимо себя не единой твари, о чем мне радостно сообщил Драфт.

— Кай! Они уничтожают их за несколько секунд, это невероятно!

— Говори мне направление, — я удерживал в голове четкую картинку Ямы.

— До поворота уже все чисто, но часть Слепых расползлась по боковым пещерам.

— Хорошо.

Я мгновенно отдал мысленную команду проверить каждую трещинку в скале, и через несколько секунд услышал аплодисменты мастерового.

— Кай, это не выразить словами, никогда бы не подумал, что насекомые могут такое сделать! Ты уже решил, что делать с этими блохами, когда мы полностью зачистим здесь все?

— Конечно решил, не отвлекайся! Следующая цель?

— Запускай к аграриям, в их пещере сидит не меньше двух тысяч тварей.

— Понял. — Я нарисовал в голове вход в общину почившего Рамеля, но, к сожалению, внутри его владений мне так побывать и не удалось, а потому я не знал расположения гротов.

На выручку пришел Драфт, который просто начал говорить вслух, куда и на какое расстояние подвинуть убийственное облако насекомых, ориентируясь по погасшим огонькам.

— Два роста вправо, полтора вниз. Есть! Следующий грот через три с половиной, там около сотни Слепых и с десяток Охотников. Отлично! Переходим в мое убежище.

Зачистка была долгой и изнурительной, и вскоре нам пришлось восстанавливать Силы камнями прямо на ходу, не прерывая процесса. У Драфта это занимало намного больше времени, но в целом мы справлялись.

— Если мы останемся живы — рвану в Халифат и устроюсь на службу в какой-нибудь богатый караван, — мечтательно произнес ремесленник, — Оставишь мне эту способность?

— Конечно оставлю! Много их там еще? — улыбнулся я в ответ.

— Осталась только пещера каннибалов, веди свою неукротимую мелюзгу туда!

— Хорошо. Этой мелюзге мы, возможно, обязаны своей будущей свободой!

— Все! Мы уничтожили всех! — спустя час торжественно объявил мастеровой.

Все-таки этот момент настал! В Яме не осталось никого, кроме моих людей и невозмутимых крыпсов, не считая Хигира и подводной живности. Потрясающая выживаемость обитателей потолка! Этим мелким зверькам все было нипочем.

— Хорошо, теперь осталось только избавиться от насекомых, — ответил я.

В моем сознании возникла картинка лавовой реки, куда я и направил свой отслуживший отряд. Маленькие хищники сгорели все до единого, отважно бросаясь на раскаленные камни, и мне даже стало их немного жалко, так как они только что сделали то, с чем не смогла бы справиться иная армия людей.

— Что дальше? — заинтересованно произнес мастеровой.

— Сейчас мы отправимся в грот и сообщим людям о том, что в Яме стало полностью безопасно. Необходимо навести везде полный порядок и, как можно быстрее, приступить к работам. Организуй мне отряд на завтрашнее утро, нужно будет перетащить из вашей пещеры оборудование и крупные сколиты, а также наведаться к каннибалам. Сдается мне, я там найду кое-что интересное.

— Понял, сделаю, — покорно произнес Драфт и исчез в круге телепорта.

Восстановительные работы заняли весь вечер и следующий день. С самого утра глава мастеровых тщательно еще раз просканировал тоннель.

— Ты видишь небольших существ внизу? — поинтересовался я. — Они размером с кошку. В прошлый раз я решил, что Слепые питались ими.

— Никого, вообще никого. Похоже эти блохи сожрали их в первую очередь. Они ведь пришли откуда-то из глубины.

— Хорошо, тогда собирай отряд и выдвигаемся, — я повернулся к Крастеру, — Проследи, чтобы здесь все было в порядке. Впрочем, не мне тебя учить.

Впервые за пять лет, я передвигался по Яме не боясь ничего. Первым делом мы посетили пещеры аграриев, и я велел сгрузить все накопленные ими запасы питательных клубней, а также инструменты; после чего отправил одиночек вычищать мелкие пещеры, поручив забрать все полезное, что они смогут найти. Затем мы навестили бывшее обиталище мастеровых. Двигаться здесь было трудно, так как этот участок Ямы был сплошь завален гладкими костями Охотников и Слепых. Насекомые уничтожили на их телах все, что только могли съесть.

У ремесленников мы забрали весь металл и крупные сколиты, а также самодельные меха, наковальню и почти сотню различных инструментов, а после направились к каннибалам. Здесь нам удалось поживиться огромными запасами одежды, которых должно было хватить на ближайшие несколько лет. Поискал тех самых паучков, которые ткали для них нити, но не увидел ни одного. Скорее всего блохи уничтожили и их.

Необычном сюрпризом стала пятерка обглоданных мертвецов, которые слонялись по убежищу, постоянно натыкаясь на стены. Впрочем, какой-то явной агрессии они не выказывали и покорно ждали, когда сколиты в их черепах израсходуют весь свой заряд. Я больше не хотел рисковать людьми, оставляя их спать в тоннеле, и потому решил переселить всю оставшуюся общину сюда. Все-таки, жить у источника Силы намного безопаснее и приятнее, да и здесь не было неизвестно куда уходящих нор, через которые опять могла проникнуть очередная напасть из глубин. Кроме того, каннибалы безусловно являлись самой богатой артелью, и в их пещере имелись отличные спальные места с настоящими простынями! Конечно, не три сотни, но кто, и где будет спать артельщики смогут решить сами, без моего вмешательства.

Для меня же главной задачей оставалось отыскать труп Ткача и попытаться выяснить секрет использования Силы. Я вышел в главный коридор с пятеркой вооруженных ремесленников и направился в его комнату, местоположение которой прекрасно знал.

Меня встретила выбитая дверь, за которой в окружении горы костей лежал главный каннибал, точнее то, что от него осталось. Рядом с ним на полу валялся тот самый огромный кулон, который я заприметил во время своего последнего публичного выступления. На эту вещь падало главное подозрение, и я незамедлительно поднял ее, после чего внимательно осмотрел. Кулон имел овальную форму и состоял из двух половинок, которые я незамедлительно раскрутил и уставился на представший передо мной механизм.

Святая Арамена! Насколько же все оказалось просто! Внутри одной из крышек стояла эмблема объединенной армии Четырех королевств, а сам талисман представлял из себя квадрит, соединенный с глауфитом. Похоже Ткач, ну или его предшественник, каким-то образом забрал амулет у одного из солдат при прошлом вторжении.

Прибор никак не отреагировал на включение, однако я уже понял принцип его действия и протянул руку вперед. В кончиках моих пальцев затихли «муравьи», а это означало только одно — вокруг меня находилось обычное гасящее поле четвертого уровня, имеющее форму полого купола. Но неужели оно способно сдерживать аномалию Ямы? Интересно.

Я выбрался наружу, раздал указания снующим туда-сюда членам общины и покинул бывшее убежище каннибалов. Чуть ли не бегом переместился подальше и снова нажал включатель.

Моя Сила осталась со мной! Похоже у нас обрисовались перспективы значительно сократить сроки.

— Драфт! Подойди сюда!

Мастеровой молча кивнул головой и направился ко мне.

— Ближе. Еще ближе. Что-нибудь ощущаешь?

Он встал ко мне вплотную и удивленно округлил глаза.

— Я чувствую Силу!

— Вот именно! — радостно произнес я, — А значит у нас новая задача! Соберите все уцелевшие части скелетов солдат возле берега! Если нам удастся найти хотя бы одного «каменщика», думаю наше оставшееся пребывания в Яме уменьшится на пару-тройку лет!

Драфт немедленно выделил свободных людей, и к вечеру они завалили костями комнату Ткача, которую, естественно, отдали мне. Крастера и Драфта я поселил в бывшую пещеру Блондина, а остальным членам общины отдал всю оставшуюся территорию. Пусть делят на свое усмотрение.

Каждый восьмой день следующего месяца я рылся в принесенных костях, тщательно перебирая способности. Я успел побывать огневиком, водником, воздушником. Некоторые способности мне не удалось определить, так как они могли касаться тех направлений, которые напрочь отсутствовали в Яме, например, управление погодой. Я даже смог побывать гасителем, но удерживать поле вокруг себя удавалось лишь в убежище каннибалов. Какие попытки только мной не предпринимались, но едва я выходил за пределы пещеры, как Сила тут же пропадала. Похоже аномалия действует только на людей, но не на кристалл глауфита.

Через несколько дней пребывания на новом месте жительства, я разгадал тайну пещеры каннибалов. Это произошло совершенно случайно, когда вдруг Драфт сообщил мне, что за одной из стен нашей новой пещеры плавает никто иной, как Хигир. Выходит, что убежище каннибалов находилось за толстым слоем воды, и этот участок аномалия обходила стороной.

Но, возвращаясь к трупам солдат. К началу следующего месяца мои поиски дали плоды, и я нашел Силу управления камнем! К моему большому сожалению, она попалась мне в единственном экземпляре. Я несколько раз пытался отправить отряд на сбор останков, но второго такого мертвеца не нашел, как не нашел и дополнительных амулетов. Видимо, их производили давным-давно, впоследствии заменив индивидуальные подвески неповоротливыми телегами в целях экономии.

С этого дня я стал главным звеном механизма, который должен был нас вывести на свободу. В паре с Драфтом, мы уверенно прокладывали дорогу, лавируя между очередными гнездами. Уничтожение скалы поглощало огромное количество сколитов, из-за чего половину времени я проводил, собирая квадриты на дне вместе с Хигиром. Я поднял управление камнем до седьмого уровня, пожертвовав своей регенерацией и использовав тот самый единственный сколит, который являлся источником энергии для механизма, установленного военными на телеге.

Тем не менее, продвижение по недрам скалы шло исключительно медленно, и прошло еще почти два года, пока в один злосчастный день ко мне не подошел бледный Драфт.

— Кай, у нас серьезная проблема. Точнее целых две, — начал он неуверенно.

— Не тяни! Что стряслось?

— Нас встречают на поверхности, я чувствую не меньше пяти сотен человек, а значит мы совсем близко. Скорее всего, это армия.

— Что же, это ожидаемо. Глупо было бы верить, что нас просто так отпустят из этого места. Но, сдается мне, ты кое-что не заметил, Драфт. — Я с улыбкой подмигнул ему.

— И что же? — он уставился на меня непонимающим взглядом.

— Ты сделал сканирование даже не приближаясь ко мне, а значит аномалия в этой части тоннеля больше не действует!

— Точно! Даже сейчас я чувствую Силу! — его лицо растянулось в ответной улыбке, но затем снова стало серьезным. — Так вот, второе. Не знаю, можно ли это считать проблемой, но поблизости что-то происходит, чего я пока не могу объяснить. Я сегодня почувствовал прямо под нами какое-то существо. Оно всего одно, но по сравнению с ним, твой Хигир покажется маленькой беззащитной мышкой…

Глава 20

А вот эта новость была крайне неожиданной. Я внимательно посмотрел на испуганного Драфта.

— Оно движется в нашу сторону?

— Нет, оно сейчас спит, — уверенно произнес мастеровой. — Есть одна легенда, Кай, которую я слышал, когда был немногим старше тебя. Я тогда только-только угодил в Яму. Жил у нас в артели один старик, который любил травить разные байки про это место. В одной из них он поведал нам о существе, которое, якобы, является хранителем этих земель. Он называл его Владыкой, что просыпается раз в несколько десятков, а может быть и сотен лет. По той легенде, именно из-за его пробуждения возникло это место в том виде, в каком мы его знаем.

— Надеюсь, в ближайшее время оно не проснется. Этот Владыка может помешать нам копать дальше?

— Нет. Мы пройдем совсем рядом, но его не заденем, — уверенно ответил Драфт.

— Тогда работаем дальше, чувствую, осталось нам недолго. Странно, что военные до сих пор ничего не предпринимают. Увидишь подозрительные движения армии наверху, сразу дай знать, — заключил я.


Прошло около двух недель. Глава ремесленников регулярно докладывал о состоянии Владыки и бездействии солдат на поверхности. И если первое меня устраивало более чем, то второе никак не давало покоя и заставляло меня постоянно размышлять. Почему они даже не пытаются остановить нас малой кровью и не завалят тоннель? Ждут, когда мы выйдем на поверхность? Но ведь стычка обязательно повлечет за собой ненужные жертвы для обеих сторон.

Очень скоро я получил ответы на свои вопросы.

Новый день не предвещал ничего не обычного. С самого утра я обсуждал дальнейшие планы с Крастером и мастеровыми, как вдруг внезапно почувствовал сильное жжение в верхней области черепа. О себе дал знать магический рисунок Сиалы.

Военные…

— Драфт, быстро, уводи людей вниз по тоннелю. Быстро!!!

Он отреагировал мгновенно и умчался вперед. С места проведения работ навстречу мне побежали ничего не понимающие люди, на ходу бросая свой рабочий инструмент. Я отключил амулет и последовал за ними вниз, пока не почувствовал, что жжение пропало. Вероятно это предельная граница возможностей Силы атакующего менталиста.

— Здесь безопасно! — прокричал я, — Стойте.

Люди обступили меня со всех сторон. И только наш повелитель металла шестого уровня не успел добраться до спасительного участка, замерев в оцепенении на одном месте.

— Вы! Мятежники, убийцы и человеческое отребье! — громко произнес он, — Слушайте меня внимательно!

Артельщики затихли и устремили ошеломленные взгляды на пустые глаза Тонта, которые в данный момент, казалось, ему не принадлежали. Он пошарил взглядом по толпе и остановил его на мне.

— А ты умеешь удивлять! Как тебя зовут, молодой выскочка? Хотя, можешь не представляться, я сам посмотрю.

Тонт застыл на минуту с открытым ртом, и я понял, что кто-то с поверхности усиленно копается в его мозгах. Скорее всего очередной повелитель разума, навроде Дроммеля. Дело принимало серьезный оборот.

— Кай Фаэли, значит, — он вновь зашевелился, — Позволь представиться и мне. Заместитель командующего объединенного шестого корпуса Содружества Четырех королевств, полковник Вейс Гарли. Даю сутки убраться вам туда, откуда вы пришли. Дальнейшие работы по прокладке тоннеля невозможны; со мной армия солдат, и среди них достаточно обученных воинов со способностями, которые сотрут вас в порошок, вместе с вашим подкопом.

Интересно, зачем ему нас запугивать? Если на этом участке тоннеля можно применить Силу и похоронить нас, то почему они так не сделали? К чему это представление?

— Драфт, — я шепотом обратился к мастеровому, — Твой легендарный Владыка прямо под нами?

— Да, Кай. Тварь настолько огромна, что ее тело длинной не меньше полного полета стрелы. И она совсем рядом. Мы просто чудом не вломились в ее логово.

Неужели Гарли боится разбудить это чудовище? Я решил проверить свою догадку.

— Ты блефуешь, полковник, — с улыбкой произнес я, — Никакого вреда тоннелю твои люди причинять не станут.

— Хочешь это проверить? — на лице Тонта-Гарли появилась наигранная насмешка.

— Ага. Что, если я сделаю так? — я надел амулет на шею, сконцентрировался и направил Силу управления землей себе под ноги.

Скала медленно стала разрушаться, быстро опустошая мой запас энергии.

— Прекрати немедленно! — полковник резко перешел на визг, — Ты не понимаешь, с чем играешь!

— А может быть ни с чем, а с кем? Кажется, его называют Владыкой, не так ли? — с этими словами я усилил воздействие и углубление в каменном полу начало расти прямо на глазах.

— Глупец! Если хоть один камень упадет на него и потревожит его сон, здесь не останется ничего живого на сотни полетов стрелы вокруг. Погибнут все! — он попытался успокоится и взять себя в руки. — Остановись немедленно!

— Тогда проваливай отсюда, вместе со своим войском. Мне терять нечего. Так или иначе, но я лучше умру от клыков чудовища, чем проведу здесь еще хотя бы год.

Я прекратил воздействие, так как Силы осталось на донышке. Все-таки, разрушение камня невероятно прожорливая способность.

— Вот тебе слово военнослужащего, выскочка! Я лично уничтожу каждого, кто пересечет эту черту. — Он провел ботинком по земле, обозначив границу, а после этого поднял с земли брошенную кирку и с размаху ударил себя острым концом в висок.

Тело Тонта свалилось на землю и застыло в неподвижной позе.

Ублюдок!

Я подскочил к артельщику и приложил к кровоточащей ране руку. Ну же, давай… Из-за проклятой демонстрации своих возможностей перед Гарли мои Силы были на нуле, и я катастрофически не успевал.

— Крастер, Драфт, сколиты сюда, живо! Не заходите за черту, бросайте оттуда! — я снова почувствовал жжение на костях своего черепа, но куда ему до Дроммеля. Даже сама Тьма не смогла преодолеть сопротивление древней магии.

Крысолов и мастеровой перебросили мне парочку квадритов, которые я сразу же использовал и снова попытался спасти жизнь артельщика.

— Что происходит? — Тонт наконец-то открыл глаза и ошеломленно уставился на собравшихся неподалеку людей.

— Все уже хорошо. Быстро иди к остальным, пока они не попробовали снова. Твой разум взяли под контроль военные, но все обошлось, — облегченно произнес я, и повернулся к растерянной толпе, — Община, уходим обратно в Яму! На сегодня работы окончены.


Едва мы вернулись в пещеру каннибалов, как я заперся в комнате Ткача, лег на кровать и уставился в потолок. Предстояло все хорошенько обдумать.

Итак, пока мы находимся за определенной чертой, военные практически беспомощны. За два последних года они не предприняли ни одной попытки нам помешать, а значит они боятся Владыки и, возможно, меня тоже. Не зря полковник Гарли попытался нанести первый удар по мне. Спасибо Сиале за чудесный подарок, он стоил той ужасной боли.

Дальше. Их сканеры наверняка доложили руководству о том, что я и Драфт уничтожили десятки тысяч Слепых; о том, что мои люди подчиняются мне беспрекословно. Но сканеры могут видеть только перемещения объектов и использование ими Силы. Полного владения ситуацией у них нет, только догадки, в этом я отлично убедился на своем собственном опыте. Грум был редким исключением и мог видеть больше, но только лишь из-за странной деформации способности.

Интересно, как Гарли смог безошибочно атаковать именно меня, несмотря на толщу скалы и отсутствие видимости? Как он так быстро сменил цель на следующего по уровню заключенного, после меня, хотя Драфт или Крастер были более предпочтительными мишенями? Значит полковник не знает, кого я на самом деле боюсь сильнее всего потерять, а соответственно его осведомленность имеет границы.

Но все же, кто-то ему помогал и направлял! Тот, кто может отличать уровни людей на расстоянии. И этот «кто-то», скорее всего, сканер не ниже седьмого уровня. Когда мы зачищали с Драфтом Яму, мы тоже работали в паре. Но я не видел целей и действовал по его подсказкам, на ощупь. Скорее всего, за долгие семь лет моего заключения, наука продвинулась вперед и был найден способ объединения различных Сил. Другого объяснения я пока не вижу. Что ж, на будущее учтем.

Сложившаяся ситуация была тупиковой. Гарли боится разбудить Владыку и потому не отдает «каменщикам» приказ разрушать тоннель вслепую. Вместо этого он решил убивать моих людей по одному. Торопиться ему некуда, он на службе. А я из-за этого не могу продолжать работы.

Значит я должен как-то его переиграть, иначе неба нам так никогда и не увидеть.

До самого вечера я ломал голову, строил различные цепочки дальнейшего развития событий, и пришел к выводу, что без помощи загадочного Владыки нам не обойтись. Вот только его пробуждение, если верить рассказам Драфта, приведет к тому, что все полетит в пекло к демонам. И наш тоннель, и армия Четырех королевств, вместе с проклятым Гарли.

Единственное место, где я могу спрятать своих людей от разрушительного воздействия Владыки — это логово Хигира. Оно находится достаточно глубоко, чтобы пережить катаклизм, но появляется вопрос: что делать дальше? Оттуда нам не выбраться, если Яма рухнет, да и я могу погибнуть в попытках разбудить его, чего мне совсем не хочется.

Мысль за мыслью, в моей голове родился безумный план, который нормальному человеку никогда бы не пришел в голову. Слишком много в его осуществлении было неизвестных, но чего-то лучше я, к сожалению, придумать не смог.


Шаг первый. Для начала мне нужно перевести всех своих людей в безопасное место, а значит, пора выпустить Хигира на волю. В противном случае он сожрет всех, пока я буду заниматься реализацией остальных этапов своего крайне рискованного мероприятия.

На следующее утро я организовал общий телепорт в грот и обозначил задачи на ближайшее время. Три сотни человек должны за несколько дней справиться с завалом. Сам же я посвятил этот день нырянию за квадритами, которых мне в ближайшее время потребуется невероятное количество. Если монстр покинет нас, взять их будет больше неоткуда, самому мне ни за что не заплыть на такую глубину.

К вечеру значительная часть работы была сделана. Груда камней сильно просела, обозначились слабые места завала, и предстоящую ночь я собирался посвятить его уничтожению, пока община будет спать. Радостный Хигир беспокойно нарезал по воде круги вокруг меня, постоянно проверяя, как глубоко я продвинулся.

Крастер в это же время занимался запасом провизии впрок, а Драфт нес дежурство в тоннеле, контролируя действия солдат на поверхности. Я отдал ему свой амулет, чтобы он зря не рисковал жизнью и не высовывался в поле действия мерзкой способности Гарли.

На следующий день, артельщики, вооружившись кирками, снова присоединились ко мне. И за ближайшие три дня мы закончили работу. Перед нашими глазами предстал широкий канал, заполненный водой и уходящий куда-то глубоко в недра, в который немедленно устремился Хигир. Я попросил Крастера с Драфтом проконтролировать мое поведение и принял эйголь, так как отчаянно желал узнать, что же там сокрыто внутри.

Вопреки моим ожиданиям, более скучного времяпрепровождение, нельзя было и придумать. Канал переходил в бесконечный подводный тоннель, без каких-либо пещер и ответвлений, по которому мой, теперь уже бывший питомец, плыл целыми сутками, изредка находя места, где можно было пополнить запас кислорода. О том, чтобы нам проследовать его путем и бежать из Ямы таким способом не могло быть и речи. Некоторые участки были полностью отсечены от поверхности, и даже Хигир, со своей скоростью и громадным объемом легких, с трудом их преодолевал и временами задыхался.

По прошествии еще трех суток, я вновь проверил монстра, и мою душу наполнили радость и ликование! Он наконец-то выбрался в открытое море и сейчас продолжал свой путь в одном ему известном направлении.

У тебя получилось, малыш! Мне будет сильно не хватать нашей дружбы, но я счастлив, что ты смог. Я буду тебя иногда ментально навещать, хотя тебе это не очень сильно нравится. Просто мне нужно знать, что с тобой все в порядке.


Шаг второй. Посовещавшись с Драфтом, мы решились на самую рискованную затею, которую только можно представить. Его одолевали огромные сомнения, но тем не менее он согласился, так как привкус близкой свободы, до которой оставалось только протянуть руку, уже охватил каждого артельщика.

Мы проникнем в пещеру к Владыке!

Для начала требовалось определить место, в котором предстоит создавать проход. Делали мы это так: я ходил по различным частям тоннеля, а Драфт сканировал расстояние между мной и загадочным монстром, чтобы при создании прохода в логово случайно не разбудить его. В итоге, мы нашли такую точку, расположившуюся неподалеку от его хвоста. По заверению мастерового, мне предстояло преодолеть толщину скалы в четыре роста, что было смехотворным, на фоне того, какой путь мы преодолели за эти годы.

Привлекать кого-либо еще я отказался, так как в отличии от остальных членов артели, мой метод разрушения скалы был бесшумным и не должен был разбудить огромного зверя. Как только правильное направление было определено, я приступил к делу.

День за днем, песчинка за песчинкой, я работал над разрушением твердой породы. Запас квадритов постепенно иссякал, и я понимал, что последняя ставка сделана и обратного пути не будет. Теперь отступать было поздно, да и некуда. Жизнь быстро теряла свою ценность в заточении, и умирать уже было не так страшно, как раньше.

И вот, это день настал! Последние куски породы превратились в пыль и в узком тоннеле, куда можно было пролезть лишь ползком, появилась пустота, за которой и скрывался ужас этих мест, если верить легендам. Сердце учащенно забилось, и я полез вперед, в сопровождении верного Рики, который, судя по поведению, уже учуял невероятное создание природы и вел себя беспокойно.

Я включил ночное зрение и оказался в невероятных размеров гроте, который мог посоперничать с территорией всей Ямы. Внутри стоял ужасный смрад, но не это было самым страшным, а Оно.

Драфт не ошибся. Колоссальных размеров Хигир мог целиком вместиться в одну лишь лапу этого монстра. Мне даже не удалось рассмотреть его целиком, так как эта невероятная туша заслоняла собой все пространство. Огромное, живое… Оно мерно дышало, и от этого дыхания, казалось, содрогалось всю вокруг, а с потолка постоянно сыпался песок и мелкие камни, скатываясь по округлым бокам высотой с общежитие Длани. Такая мелочь не способна была разбудить этого исполина.

Медленно поднес руку к его коже и прикоснулся, ощущая невероятную мощь, исходившую от этого громадного тела. Оно было почти холодным, что было не удивительно. Сон, растянутый на десятки и сотни лет, без постоянного потребления пищи, подразумевает замедление всех биологических реакций, протекающих в таком невероятном теле.

Я немного усилил давление, но Владыка даже не шелохнулся. Для того, чтобы понять, как и что можно использовать для побега, нужно было продвинуться дальше. Придется рискнуть.

Поставил на кончик хвоста одну ногу, потом вторую. По его коже пробежала легкая дрожь, и я настороженно замер. Но ничего иного за этим не последовало. Он словно давал понять, что такая мелкая муха, как я, не достойна того, чтобы из-за нее прерывать свой вековой сон.

Я сделал еще несколько шагов и, перешел на аккуратную ходьбу, поднимаясь все выше и выше, постепенно обретая уверенность, пока наконец не забрался на его исполинский загривок. Сверху картина не сильно изменилась — повсюду, куда мог дотянутся глаз, я видел только гигантские бугрящиеся мышцы и гладкие стены грота. Ни пещер, ни выхода на поверхность, ни внешнего вида монстра я не разглядел. Складывалось ощущение, что он просто здесь всегда был. Однако я понимал, что едва стоит ему проснуться, и от этого убежища останутся лишь воспоминания…

Закончив разведку, я отправил Драфта в логово Хигира, а сам уединился в комнате Ткача, размышляя, как использовать новую информацию. Если просто разбудить Владыку, то он меня похоронит за несколько секунд, просто размазав по стенкам пещеры. Да, он вырвется на поверхность, обрушит Яму, сотрет в порошок шестой корпус вместе с заносчивым Гарли, знатно похозяйничает в горах, пока не набьет желудок. Вот только ни я, ни мои люди этого не увидят, навеки оставшись заточенными в подводном убежище.

Стандартные методы однозначно не подходили к нестандартному зверю. И следующие два дня я усиленно размышлял, покидая комнату лишь для того, чтобы взять несколько вяленных тушек уже приевшихся крыпсов. Все бы на свете отдал за горстку фруктов или мороженное, вкус которого уже давно начал забываться.

К исходу второго дня я нашел решение, которое могло посоперничать в своем безумии с чем угодно, из того, что я делал раньше. На фоне этого, проникновение в логово исполина, или убийство хаттайского посла, казалось детской шалостью. И навело меня на него воспоминание о побеге от каннибалов. В тот раз я телепортировал к себе Рики, используя для рисования телепорта свою собственную кожу.

Но кто сказал, что для этого не подходит шкура Владыки?

Огромный мольберт, до краев наполненный свежей кровью, которой хватит для телепортации на приличное расстояние средней деревни, не говоря о моих жалких трех сотнях!


Шаг третий. Я выбрал из своих запасов самую толстую кисть и заполнил все имеющиеся склянки собственной кровью. Ее энергия смехотворна, но она мне нужна только как краска, не более. Строго настрого запретил всем высовывать нос из грота Хигира, после чего телепортировался наверх, к озеру, где принялся ломать старую руну. Слишком долго пришлось бы вводить артельщиков в курс дела и учить их тонкостям рунописи, чтобы они правильно выбрали направление. Мне нужен один единственный выход для быстрой и безошибочной телепортации людей в одну точку.

Приведя рисунок в полную непригодность и разорвав основные силовые линии, я удовлетворенно выдохнул и принялся затачивать затупившийся конец кирки о камни. Это мне пригодится для того, чтобы нанести один единственный и решающий удар, от которого будут зависеть наши жизни.

Спустя полчаса, убедившись, что кирка стала острой настолько, что о нее можно было пораниться, я вновь отправился в гости к Владыке. Следующие сутки или двое мне предстоит много тяжелой и изнурительной работы.

Задача состояла в том, чтобы на спине исполина нарисовать две гигантские руны Феу и Соа, с общим центром активации. Феу потребуется мне чтобы перенести всю свою общину, а Соа, чтобы запустить цепную реакцию и убить монстра его же собственной кровью. Она будет прожигать в его теле дыру и не прекратит работать до тех пор, пока в этом громадном теле полностью не закончиться кровь. Конечно, жалко убивать такого уникального зверя, но, если не оборвать его жизнь, он уничтожит всех моих людей и все будет насмарку. Надеюсь, я когда-нибудь себя прощу за это.

Два дня художеств подошли к концу. Я стоял на спине монстра и восхищенно осматривал плоды своей многочасовой работы. Две руны, диаметром в пять человеческих ростов каждая, ждали своего часа.

Прости меня, Владыка…

Я встал возле центра активации, создал в мышцах контур, на какой только бы способен и нанес удар. Зверь даже не шелохнулся, а я ошеломленно смотрел на застрявшую в его шкуре кирку, погрузившуюся внутрь по самую рукоятку.

Еще удар, второй, третий. Мои сухожилия были напряжены до предела и, постепенно, на его коже появился небольшой, но глубокий разрыв. Тело монстра зашевелилось и стены пещеры содрогнулись от его оглушающего рева. Сверху начали сыпаться уже совсем не маленькие камни, а я неустанно продолжал молотить по нему киркой из последних сил. В мое правое плечо прилетел какой-то булыжник и сильно ушиб мне руку, но я не имел права отвлекаться и лишь направил в него немного Силы.

Чудовище медленно начало подниматься на ноги и свод надо мной стал угрожающе приближаться, грозясь меня раздавить через несколько секунд.

Еще немного, еще один удар… Да!

Кровь заполнила выбитое углубление и обе руны одновременно активировались. Одним броском тела я нырнул вперед, прокатился кубарем по спине Владыки и едва не расплющился о каменный потолок, но руна сработала быстрее.


— Что происходит? — Крастер удивленно уставился на меня, окруженный недоумевающими артельщиками.

Внутри логова Хигира творилось что-то невообразимое! Скалы дрожали и осыпались твердой крошкой, а непрекращающееся рычание монстра было слышно даже сквозь толщу камня. Демоны! Он сильнее, чем я думал. Надеюсь, этот грот выдержит.

— Ждем… Сейчас проверять опасно, Владыке нужно время, чтобы выбраться на поверхность.

Встретив недоумевающие взгляды, я сообразил, что так и не удосужился посвятить в свой невероятный замысел никого, кроме Крастера и Драфта. Придется объяснить.

— Община! Сейчас на поверхности творится хаос. Я разбудил древнее чудовище, которое теперь является нашим единственным выходом на свободу. Собирайте свои вещи и ждите, когда я вернусь. Мы покинем это место навсегда!

Артели встретила мою короткую речь радостными, хоть и слегка сомнительными криками. Стены уже не так сильно содрогались, а значит Владыка выбрался из своего логова.

— А если ты не вернешься? Что нам делать тогда? — послышался неуверенный голос из толпы.

— Тогда…, — мне не хотелось об этом думать, — Тогда заходите в портальную руну не раньше, чем через сорок минут. К этому времени монстр должен уже быть мертв.


Я выждал около четверти часа, после чего в нерешительности остановился у руны на скале. Мной была выбрана самая безопасная часть на теле исполина, где ему меня не достать, но все же было страшно до колик животе. Пожалуй, рюкзак пока стоит оставить, а вот камы мне сильно пригодятся.

— Крастер, — я передал ему мешок со своим имуществом, — Сохрани это и никому не отдавай. И пожелай мне удачи!

— Ты справишься. Если кому-то такое и по плечу, то я бы поставил только на тебя! — в уголках его непривычно юных глаз появилась одинокая слезинка. Он опустил мешок на землю и крепко обнял меня.

— Удачи, Кай, пора поставить точку во всей этой затее. — Драфт крепко пожал мою руку и похлопал по плечу.

— Храните меня все боги это мира! — я спрятал верного Рики за пазуху и вошел в круг портала.

Глава 21

Свежесть горного ветра, тепло летнего солнышка и красота чистого неба! Позабытые за семь лет ощущения разом захватили меня со всех сторон, наполняя мою душу неподдельным ликованием! Хотелось отдаться им и просто замереть в наслаждении. Такие незатейливые и обыденные явления, вдруг стали бесконечно дорогими сердцу, но лишь потеряв их, начинаешь осознавать их истинную ценность!

К сожалению, ситуация не позволяла беспечно довольствоваться обрушившимися на меня радостями. Исполинский Владыка бушевал на поверхности, неся разрушения и смерть армии Четырех королевств. Едва я появился на его спине, как мощный толчок чуть меня не сбросил с громадной высоты.

На выручку пришли верные камы, которые я с размаху всадил в шкуру монстра, что позволило мне удержаться на его спине и поймать равновесие. Я выпрямился и передо мной наконец-то открылась полная картина.

Мы находились на пологом склоне у подножья Хаттайских гор. Моя феноменальная память услужливо подкинула воспоминание о том, что я однажды уже видел этот пейзаж из окна, когда ехал сюда в вагоне под хаттайским конвоем. Сопоставив в голове направление выкопанного тоннеля и стороны света, я точно понял где мы, вон виднеется эльмурочий лес, а дальше проходящая через него железная дорога. Определив местоположение, я переключился на то, что происходит под ногами монстра.

А внизу творился настоящий хаос! Солдаты, беспорядочно сновали во все стороны, представляясь муравьями, отчаянно пытавшимися противостоять натиску невероятного существа, и старающимися всеми силами спасти свой муравейник. Монстр предстал перед ними во всей своей красе и могуществе. Его мощные передние лапы каждым своим шагом давили палатки и постройки временного лагеря, созданного военными специально для нашей встречи. Ограждения, сколитные пушки, командные центры — все это превращалось в пыль и обломки.

Правее лагеря спешно создавалось подобие армейского строя, к которому со всех сторон катились самоходные устройства, с неизвестными мне механизмами, посреди которых возвышались сколиты шестого и седьмого уровня. Солдаты торопливо занимали свои позиции.

Что они собираются делать?

Ответ на этот вопрос, а также на предыдущие, касающиеся способа того, как меня под землей безошибочно вычислил Гарли, я получил почти сразу. Со стороны одной из повозок в сторону Владыки медленно начал двигаться огненный смерч, который постоянно увеличивался в размерах. Все же мое предположение оказалось верным и эти установки служат для объединения Сил, ровно как и в магии. Огневик не может создать вихрь пламени, как и воздушник. Но если их Силы чудесным образом совместить, то, по логике, должно получиться то, что я сейчас наблюдал.

От соседней повозки в мою сторону вылетела огромная молния. Это была чистая стихия, но я никогда не слышал, что кто-то из повелителей электричества, даже восьмого уровня, может создать подобное. Вероятно, это очередное изобретение, позволяющее многократно усиливать Силу отдельного человека.

Гигантская искра достигла Владыки, и через наши тела прошел мощный разряд тока. Я даже на секунду потерял сознание от мощного удара и незнакомого до этого момента вида боли, но «муравьи» отреагировали мгновенно и быстро вернули мне способность мыслить. А вот исполина эта наглость человеческих букашек разъярила, и он, не раздумывая совершил гигантский прыжок прямо в гущу построения, окунувшись в раскручивающийся неподалеку столб пламени.

Огненный смерч объял его тело, но новых ударов по монстру не последовало. Его чудовищный прыжок разметал тела солдат и переломал все Силовые установки. Снизу вместо команд теперь доносились крики и стоны раненых, которые тут же навсегда смолкали, с каждым очередным шагом чудовища.

Вихрь зацепил и меня, принеся страшные ожоги. Кожа вскипела волдырями рождая на коже жгучую боль. Нужно бежать отсюда, иначе я сгорю. Направил «муравьев» в поврежденные участки и, помогая себе камами, задыхаясь от горького дыма и запаха паленой шкуры, начал продвигаться в сторону головы монстра, куда еще не добралось пламя. Еще немного, я почти у цели!

Как назло, в этот момент вспыхнувшее чудовище начало заваливаться на бок, грозясь раздавить меня своей громадной головой.

Неужели они с ним справились? Не верю, он не такой слабый!

Я ошибся. Монстр просто решил сбить пламя со своего покрова и покатился прямо по территории лагеря, окончательно хороня под собой последних выживших и распространяя вокруг себя огонь. Он же меня точно раздавит!

Придется прыгать, это даст хоть какие-то шансы.

Высота была огромной, но выбирать не приходилось. Поймал момент, когда его морда окажется чуть ниже и прыгнул, на ходу освобождая Рики из-за пазухи. Ему теперь безопаснее без меня.

Земля угрожающе приближалась, и мне пришлось максимально сгруппироваться. Я обхватил голову руками, как только мог — повредить ее сейчас самое страшное. Пусть ломаются мои руки ноги, но я должен остаться в сознании. Еще ничего не закончилось.

Удар…

Десятки костей огласили громким хрустом приземление, наполнив острой болью мое многострадальное тело. Сколько бы раз я не терял конечности, не получал травмы, несоизмеримые с жизнью обычного человека, но ощущения всегда были такими, словно это происходит в первый раз. Быть может новый уровень наконец-то освободит меня от них?

Почему-то я чувствовал, что этого не произойдет. Судьба наградила меня подарком регенерации, но боль так и останется моим вечным спутником.

Монстр постепенно удалялся, оставив мне время на восстановление, и давая наконец-то его разглядеть. «Муравьи» засуетились, сращивая мои кости, а я тем временем рассматривал этого гиганта. Больше всего он походил на уродливого нетопыря, лишенного крыльев. Страшно подумать, если бы «это» могло летать.

Но вот, чудовище остановилось, развернулось и двинулось обратно, осматривая учиненный им разгром. Из его пасти, через короткие промежутки времени, высовывался длинный узкий язык, который ловко отправлял в рот своего хозяина изувеченные тела и многочисленных раненных. Казалось, руна Соа не причиняет ему никакого вреда, и, возможно, я сильно ошибся в своих расчетах. Время идет, и скоро мои люди начнут телепортироваться, а он все еще жив.

Я нашарил глазами углубление в скале и отполз туда, надеясь скрыться от взгляда исполина. Владыка неуклонно приближался, а я, секунда за секундой, отсчитывал момент, когда наконец-то смогу подняться на ноги. Верный Рики беспорядочно сновал около меня, всем свои взглядом предлагая быстрее сбежать отсюда. Потерпи, маленький, я пытаюсь придумать, как это сделать.

Эльмур в ответ встал на задние лапки, поводил носом и отчаянно закружился на месте, издавая странные звуки. Такое его поведение я видел лишь однажды, когда мы ехали в вагоне, и он увидел ту молоденькую самку на окне.

Неужели снова почуял своих? Рики, ты выбрал крайне неудачное время!

Внезапно, Владыка взревел и снова завалился на бок. Его могучая спина оказалась развернутой ко мне, и я смог разглядеть огромную дыру в его шкуре. Руна исправно работала, но намного медленнее, чем того мне хотелось. Он начал тереться болезненным участком о камни, и выть. Разрушающий тело рисунок причинял ему боль, но работал слишком медленно. С такой скоростью ее работы он однозначно проживет еще несколько часов, а то и до следующего дня!

И тут Рики не выдержал и помчался вниз, прямо мимо чудовища, не переставая истошно кричать. Исполин даже не обратил на него внимания, так как вокруг хватало более крупной добычи. Он снова перевернулся на ноги и продолжил свой кровавый пир.

Я отказывался верить тому, что всегда верный питомец бросил меня в трудную минуту, и с обидой глядел ему вслед. А он уже оттолкнулся от невысокого уступа и начал планировать вниз, постепенно исчезая маленькой точкой вдали.

Мне ничего не оставалось делать, как забиться еще глубже в найденную трещину скалы, и искать способ, покончить с этим ходячим катаклизмом. Целая подготовленная армия со специальным оборудованием не смогла причинить ему вреда. Что могу я?

Моя Сила наконец завершила восстановление тела. Я, стараясь не привлекать внимания жрущего тела монстра, пополз вниз по направлению к эльмурочьему лесу. Соваться туда было безумием, но мне и не нужно. Моя цель — перебраться за крутой косогор неподалеку, за которым я смогу скрыться от взора Владыки и пересидеть до окончания его обеда, в надежде, что руна разрушения все же добьет его.

Внезапно, сзади раздался громкий рев и меня с головой накрыл зловонный ветер из пасти Владыки. Демоны! Заметил…

Одним прыжком оказываюсь на ногах и мчусь параллельно лесу, чудом увернувшись от гигантской ступни, что едва не превратила меня в мокрое пятно на скале. Понимаю, что мне от него не убежать даже под контуром и единственный способ прожить еще немного — это превзойти чудовище в ловкости.

Укрепляю свои мышцы на скорость, резко разворачиваюсь и забегаю под его живот. Он начинает неуклюже пятиться, а я следую вместе с ним. Если он надумает лечь, то все пропало, но так у меня хоть какой-то шанс! Главное сейчас не подставиться под его язык и не порвать перегрузкой сухожилия, иначе все закончиться быстро. Что делать дальше? Я вожу глазами, в поисках решения.

Взгляд натыкается на странное движение внизу.

Группа из шести человек быстро приближается ко мне. Они быстры, невероятно быстры. Хоть и не настолько, как покойный профессор и Сиала.

Продолжаю играть в салки с исполином, чувствуя, как непомерно расточительно расходуется Сила. Бросаю контур на зрение и вновь пытаюсь разглядеть загадочных гостей.

Это не люди!

Существа невероятны: гладкие головы, переходящие в мощную короткую шею, бугрящиеся мышцы на двух парах верхних конечностей, покрытые непонятным покровом, но это точно не одежда. На крупных четырехпалых кистях располагаются острые саблевидные когти из странного материала, не похожего на когти зверей. Их мускулистые тела, были словно закованы в костяной панцирь, а завершали картину мощные ноги, которые плохо удалось рассмотреть из-за их феноменальной скорости движения.

И на плече одного из них сидит Рики! Мой Рики!

Странные создания все ближе. Расстояние, между нами, уже меньше полета стрелы. Я чувствую исходящую от них мощь и грацию. Нет ни одного лишнего движения в их перемещении. Они идеальны! Пожалуй, мне не выстоять в прямом бою даже с одним из них, без помощи посторонних сил или способностей.

Кто они? Враги? Друзья?

Неизвестные останавливается и пристально рассматривают исполина, а затем один из них садится на землю и замирает.

Невероятно!

Движения Владыки замедляются. Он с трудом делает шаг в сторону, второй, потом останавливается и снова пытается вернуться ко мне, но его что-то не пускает.

На землю садятся еще двое и верхнюю область моего черепа начинает жечь с неимоверной силой. Мне кажется, что сейчас вспыхнут мои волосы! Они могущественнее Дроммеля!

Таинственные четырехрукие гости продолжают молчать. Рики спрыгивает с плеча одного из них, бежит ко мне и запрыгивает ко мне на грудь, после чего радостно утыкается носом в шею и замирает. Жжение в голове полностью пропадает.

Кого же ты ко мне привел, малыш?

Владыка ложится на землю и поворачивается на бок так, что уничтожающая его тело руна оказывается прямо перед пришельцами, и… засыпает. В мою голову неожиданно приходит осознание того, кем могут быть эти странные существа. Пожалуй, такое под силу только одной расе по эту сторону Хаттайских гор.

Гитайя!

Один из тех, что остались стоять, подходит к чудовищу и начинает осматривать созданную мной дыру в его спине, а потом поворачивается и пристально смотрит на меня. Я вглядываюсь в его лицо. Первыми в глаза бросаются мощные клыки сверху и снизу крупных челюстей, что просто созданы для убийства и сражений. Маленькие, глубоко посаженные глаза изучают меня, но он продолжает молчать, раздувая небольшие ноздри на том месте, где должен находится нос.

Мимо проходит еще один гитайя и идет куда-то в сторону. На его пути лежит изувеченный труп военного. Он внимательно разглядывает его и садится рядом. Его тело становится неподвижным, а лежащий рядом покойник внезапно оживает и, не взирая на переломанные конечности, начинает ползти в мою сторону. Я неуверенно делаю шаг назад.

— Стой! — произносит труп булькающим невнятным голосом, — Убери магию со зверя.

Они не могут справится с простенькой руной? А как же легенды об их невероятных возможностях? И зачем им сохранять жизнь исполинскому монстру? Они его хозяева?

— Не могу. Мне нужно спасти моих людей. Они глубоко под землей и Владыка их единственный шанс выжить! — я постарался, чтобы мой голос прозвучал как можно увереннее, хотя и сомневался, что это как-то повлияет на странный разговор.

— Тогда спасай их, убирай магию и уходите прочь, — уже более внятно ответил труп, — Но, если тот, кого ты называешь Владыкой умрет, мы уничтожим тебя и остальных. Согласен?

— Да! — я быстро прикинул в голове расход крови на телепорт и заключил, что особого вреда громадный монстр не получит.

— Делай, — коротко ответил мертвец.

Я извлек камы, неуверенно посмотрел на сверлящих меня глазами гитайя и начал взбираться наверх по телу монстра, пытаясь собрать в кучу беспорядочно витающие мысли. Происходящее сейчас казалось каким-то невероятным сном. А как же истории Юфина и профессора о том, что гитайя убивают всех, кто рискует сунутся на их территорию? Хотя, насколько я помню, их земли находятся сильно южнее.

Добрался до Соа, сконцентрировался на силовых линиях, пересекающих пространство над дырой, и начал искать точки для разрыва. В отличии от Феу, этой руне поверхность нужна только для начертания, а дальше она способна существовать и без твердой основы.

Готово! Руна растворилась, и, прямо на моих глазах, кровотечение стало останавливаться, а вокруг раны стала быстро зарубцовываться плоть. Вот в чем секрет потрясающей живучести Владыки! У него что-то похожее на мою регенерацию, но не настолько эффективное. Судя по виду новой ткани, здесь останется большой шрам.

— Кай! — до меня донесся удивленный голос Драфта, который тут же заглушили крики радости остальных заключенных.

Я повернул голову и обнаружил, что мои люди решились на телепортацию. Вокруг меня собралась огромная гомонящая толпа. Они обнимались, пожимали друг другу руки, понимая, что годы, проведенные за тяжким трудом, дали свои плоды. Немного от них в стороне обособился Крастер, который с улыбкой смотрел на меня и одобрительно кивал головой.

— Драфт, Крастер. Спускайтесь со стороны живота Владыки и живо уводите людей в горы. У меня еще здесь дела, я присоединюсь чуть позже.

— Какие дела, старина? Ты уже победил! Мы победили! — на его счастливом лице появилось легкое недоумение.

— Драфт! — я повысил голос и указал глазами в сторону гитайя, — Делай, что велено. Они ведь могут и передумать.

Глава мастеровых проследил за моим взглядом, и его рот открылся в изумлении. Пятеро существ внизу и один труп солдата безэмоционально наблюдали за происходящим.

— Понял, Кай! Я мигом! — он повернулся к ликующим людям и скомандовал, — За мной, уходим отсюда немедленно!

— Крастер, иди с ними, — я перевел взгляд на крысолова, — Так будет безопаснее.

Я дождался прибытия оставшихся членов моей бывшей общины, проводил их вниз и приложил руку к телу монстра. Передо мной открылась бесконечная картина внутреннего устройства этого исполинского существа. Четыре мощных сердца, невероятной прочности кости и странные мышцы, желтоватого цвета. Все жизненно важные органы оплетала желеобразная субстанция, помещенная в упругий каркас все из тех же желтых мышечных тканей. Это точно не могло быть созданием природы! Странно, что я не догадался осмотреть его тщательно в той пещере. Но сейчас Владыка все еще полон сил и однозначно выживет!

Когда-нибудь, я узнаю об этом больше, когда стану сильнее! Ставшие в Яме призрачными планы познания мира и магии, вновь обрели ясность. Надеюсь, гитайя сдержат слово. Я никогда не слышал об их общении с людьми, они просто предупреждали любопытных ментально и давали им шанс уйти, а уж только потом переходили к крайним мерам.

Им так ценен Владыка, что они пошли на компромисс со мной? Или есть что-то еще?

Я уничтожил руну телепорта, спустился на землю и произнес, глядя на укротителей этого исполина:

— Он будет жить.

— Мы знаем, — пробулькал труп солдата, — Теперь уходи.

— Можно вопрос? — все же я еще испытывал робость перед этими существами.

— Зачем?

Я опешил, так как ожидал услышать простое «да» или «нет». Ну и ладно, спрошу сразу.

— Почему вы нас не тронули?

— Ты не нарушал правила.

— Какие правила? — любопытство разгоралось во мне все сильнее.

— Наши правила.

— Я хочу знать больше!

Труп замер ненадолго, а затем снова произнес:

— Ты не как они, — он поднял изувеченную руку и указал в ту сторону, куда ушли заключенные, — Другой. Быть может самый уникальный в этом мире, но то, что нам в тебе интересно — сокрыто непреодолимой для нас преградой. Приходи как избавишься от нее, нам будет что тебе предложить. Теперь уходи.

— Какая преграда? О чем вы? — меня охватило отчаяние.

— Тебе лучше знать, это выше нашего понимания. На плане твой души камень, уничтожь его и тогда возвращайся. Мы будем ждать.

— Как разрушить камень?

— Это тебе предстоит выяснить самому, он сдерживает твою истинную суть. Ты — не тот, кем себя считаешь.

Труп обмяк и повалился на землю, а сидящий до этого гитайя поднялся и присоединился к остальным, после чего указал мне когтистой рукой на моих людей вдали и покачал головой.

Я понял, что разговор окончен и молча поплелся к заключенным. Только что сбылось одно из моих многочисленных детских желаний — увидеть гитайя собственными глазами, а что в итоге? Я получил новые вопросы и ни одного ответа. Или получил? Только то, что я «не тот, кем я себя считаю». Тогда кто я?

И еще этот проклятый камень… Значит его вижу не только я!

Спустя десять минут я нагнал Драфта и людей. Они собрались на небольшом плоскогорье и терпеливо ожидали меня.

— Что дальше, Кай? — произнес уже бывший глава артели мастеровых.

— Вам решать, — ответил я. — Скоро о побеге станет известно, нас будут искать по всем Четырем королевствам. Ты, кажется, хотел отправиться в Далийский Халифат?

— Я и не изменю своего решения, — твердо ответил Драфт. — Со мной пойдут мои люди, если ты не против.

— Я не против. Но грабить и убивать, без крайней необходимости, запрещаю.

— Хорошо, только вот я пока не очень понимаю, как до туда безопасно добраться, — на его лице появилась легкая растерянность.

— Сейчас, — я повернулся к крысолову, — Крастер, дай мне бумагу и карандаш.

Следующие полчаса я рисовал по памяти карту Хаттайских гор, на которую у меня ушло немногими более получаса.

— Здесь территория гитайя, а вот тут, — я прочертил аккуратную линию вдоль всего горного хребта, — Находятся ставки армии Четырех королевств. По большому счету, вы можете не соваться в Дикий лес без надобности и пройти вдоль его границы, она не охраняется. На сам хребет не суйтесь, пограничной армии вы ничего не противопоставите. И учтите, этим знаниям семь лет, что-то могло изменится. Нить араха оставь себе, сделаете луки, чтобы добывать дичь. Если не найдете приключений на свои мятежные задницы — за месяц должны добраться. На Юге гор вы уткнетесь в пустыню, пойдете на восток вдоль нее и выйдете к Фероне, это самый северный город Халифата. Можно срезать через лес, но там земли Темного культа. Их служители все до одного тренированные убийцы и крайне опасны, постарайтесь не нарваться на них.

— Ого! — воскликнул удивленный Драфт, — Ты только что решил половину моих вопросов! Сама Солейна не объяснила бы лучше!

— Кай, — послышался голос Крастера, — Нужно поделить камни. Мы собрали все оставшиеся квадриты. Они нам сильно пригодятся на первое время. — Он указал мне на гору мешков.

Мы разделили деньги поровну, и перешли к прощанию. Как я и ожидал, все оставшиеся заключенные перешли на сторону Драфта и решили не испытывать судьбу на территории королевств. Большинство из них хотело бы увидеть свои семьи, но соваться на родину сейчас, для них было бы все равно, что подписать себе очередной приговор.

Мы проводили глазами медленно удаляющийся отряд, после чего Крастер произнес:

— А мы?

— А что мы? Меня сейчас никто не узнает, да и ты себя в зеркало видел? Тебе от силы можно дать самое большое двадцать лет. Думаешь кто-то тебя вспомнит?

— Все время забываю! — он хлопнул себя по лбу и рассмеялся, — У меня есть родные в Тарее, перееду туда с женой и Лис меня не найдет.

— Идем, время работает против нас, — я махнул рукой вперед, — Но нам, в отличии от Драфта, хватит недели, чтобы добраться до Норада. Попробуем добраться до ближайшего порта, а оттуда найдем корабль в Сатталию. И нужно приодеться.

— Да уж, сейчас мы похожи на парочку изгоев, — он, смеясь указал на мои и свои обноски.

Путь домой оказался совершенно иным, чем мы предполагали. Мир все это время не стоял на месте и сильно изменился. В первой же деревушке, до которой нам удалось добраться без приключений, мы столкнулись с неприятным известием. Наши квадриты теперь ничего не стоили. Почти ничего. Местный староста согласился их обменять на несколько онитов, которые теперь сильно подешевели. Они были значительно удобнее в обращении — маленькие и безопасные.

Да, да. Это были те самые камушки, которые раньше являлись прерогативой королей и шли на изготовление амулетов. Как выяснилось, Северный остров и захваченная им Саталия, стали главным их поставщиком. Запасы самых разных минералов в рудниках северян были поистине безграничными, что привело к обрушению цен на сколиты. Теперь, какую-то реальную стоимость имели лишь камни от седьмого уровня и выше, которые продолжали все еще оставаться редкостью. Становилось понятным, почему три королевства так легко смирились с гибелью Ленарда и никак не отреагировали на захват Саталии островитянами. Владеющие несметными богатствами вайды купили их всех.

Значимость Силы теперь сильно упала. Люди больше не делились на граждан, и неграждан. Все также продолжали цениться некоторые редкие способности, которые не смог заменить технический прогресс. Наличие дешевых амулетов в каждой лавке свело на нет все боевые разновидности Силы, и бывшие огневики, или иные специалисты, теперь были востребованы только в армии, либо на подходящих гражданских должностях. Хаттайская империя полностью прекратила набеги и заключила мирный договор, так как противопоставить амулетам из онитов ничего не могла, да и вооружением уступала.

Но, несмотря на произошедшие перемены, мне все же удалось заработать приличную сумму уже в первой населенной местности. Моя способность лечить людей была уникальна и очень востребована. Так что я и Крастер достаточно быстро оставили за спиной ту самую деревеньку, которая теперь наполнилась исключительно здоровыми людьми, а наши карманы, соответственно, деньгами. Мы купили достойную одежду и, меняя лошадей и паровики быстро добрались до Норадского порта, где приобрели билеты до самого Танара, к которому должны были приплыть аккурат к празднику Первого урожая.

Как бы не любили меня события и приключения, но этот путь мы преодолели без единой заминки. Погода стояла прекрасная, и я почти не заходил в каюту, кроме как переночевать, а все время проводил на палубе, наслаждаясь обретенной свободой, и расспрашивая матросов о Джаиле и Крикуне. Мне повезло встретить одного, который знал сурового бородатого капитана, и он сообщил, что его каравелла все также ходит на дальняк до самого Халифата.

Сердце радостно колотилось от предвкушения будущих встреч со старыми друзьями. Дони должно быть сейчас в Фаэте, а Крикуна я могу дождаться и в Танаре, или узнать о нем у его матери, если конечно он с ней общается. Но самое главное, и первое — я навещу Юфина! Мне нужно задать ему очень много вопросов. Уж он мог узнать, куда я подевался и хоть что-нибудь сделать, чтобы помочь мне выбраться из Ямы!

Полумесячное плавание подошло к концу, и я, замерев, смотрел на приближающийся берег. У меня захватило дух от ожидания! Я узнавал каждую скалу, каждое здание в порту и близлежащие дома, хотя все сильно преобразилось. Танар теперь выглядел нарядным, а порт значительно расширился. Как же удачно было попасть домой к началу праздника! Душа ликовала и пела!

Попрощавшись с Крастером, я двинулся вверх по знакомой улочке. Мимо проплывали переулки, в которых я знал каждый дом или дерево! Здесь мы прятались с Крикуном от стражи, а там я хранил свои запасы сколитов, которые прятал от Лиса. Любопытный Рики полностью разделял мое настроение и аккуратно высунув мордочку из-за пазухи водил своими большими глазками по сторонам. Нам снова придется тебя перекрасить, малыш! Иначе у стражников возникнут нежелательные вопросы.

Куда пойти в первую очередь?

Больше всего я хотел увидеть Марту и получить от нее ответы. Ее изменившееся ко мне отношение сильно коробило меня. Но она теперь княжеская мать, и просто так до нее добраться не получится. Придется, для начала, навестить Сиалу, узнать у нее последние новости и договорится о ночлеге. Ну, или снять гостиницу, на худой конец.

Едва я подумал о прелестной вампирше, как у меня замелькали пошлые картинки в голове и по телу начала расходиться волна возбуждения. Я загнал эти мысли в самый дальний угол своего сознания и переключился на толпу, которая собралась у главной площади. Они шумели и отмечали праздник гуляниями, но на секунду замерли, когда вдруг раздалось гудение рожка, а потом послышались крики:

— Князь едет! Князь едет.

— С маленькой княжной? — послышался чей-то громкий вопрос.

— И не только! Мать князя тоже будет! Но куда же без княжны! Она великолепна!

Любопытно. Я слился с празднующими и встал подальше, стараясь не высовываться. Скорее всего Лис меня не узнает, но вот Марта может почуять. А что за маленькая княжна? Неужели та самая странная девочка-маг, которую я отдал вредной старухе? По разговорам в толпе, я понял, что малышку в этом городе очень любят. Ей уже должно быть семь-восемь лет.

— Еду-уу-ут! — возликовала толпа.

Трижды прозвучал горн и высоко в небе загорелись огненные фигуры самых разных зверей и птиц, бегающих и летающих по кругу друг за дружкой. Их было прекрасно видно, даже не смотря на солнечный денек. Вот это мощь! Даже покойный князь не мог устроить подобное, а у него был не абы какой, а седьмой уровень Силы.

Я прошел чуть в сторону и приподнялся на ступеньку галантерейной лавки, чтобы лучше разглядеть процессию. Упряжка белоснежных лошадей тащила гигантскую карету, окруженную стражниками в сияющих доспехах. Поверх этой повозки стоял немного постаревший Лис, а рядом сидела в роскошном платье старая Марта. Она выглядела невероятно ухоженной и помолодевшей.

А перед ними, в нарядном костюмчике стояла маленькая рыжеволосая девочка, которая приветливо махала людям, и иногда делала легкие движения руками, из-за чего звери в небе снова начинали свой чудесный карнавал. Это была магия, и ничто иное. Уж я-то знаю!

Я улыбнулся и создал контур в глазах, чтобы получше рассмотреть малышку.

Радостная улыбка мгновенно слетела с моего лица, и мне стало дурно. Я знал эти, слегка смешливые, губы, эти чудесные волосы. Я знал этот взгляд, преследующий меня по ночам с того самого злополучного дня. Более того, я знал кто она.

Раньше ее звали Тая Лито.

***


home | my bookshelf | | Кай 3 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу