Book: На берегах любви



На берегах любви

Шанна Кэррол

На берегах любви

Пролог

Сегодня 4 декабря 1740 года. Зима с ее ледяным дыханием и холодными, пронизывающими ветрами наконец пришла и в Каролину. Теперь остается только терпеть и ждать…

Я наслаждаюсь этими неспешно текущими часами: у меня впервые появилась долгожданная возможность оглянуться на прожитую жизнь, в которой были и горькие слезы, и безудержный смех, и смертельная опасность, и радостное возбуждение битвы. Я познала, какой полной может быть утрата и опустошающей – победа, пережила муки любви и обжигающий жар страсти. События, даты, места, имена смешались в памяти, словно пытаясь вытеснить друг друга в яростном соперничестве, но я не хочу потерять ни одно из них, ни доброе, ни злое: этот дневник сохранит их и станет для них спасением.

Так пропой же мне, как еще не пел,

О той, что Вороном звали.

О пиратах, из коих каждый был смел,

Что за золото убивали.

О, спою я тебе, что мне верной была,

О любви великой спою,

О том, как Ворон судьбу обрела

В далеком морском краю, —

О, с милым – любовь свою![1]

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1

Мари-Селеста Рейвен удовлетворенно вздохнула и откинулась назад, не сводя взгляда с искрящейся водной поверхности. Далеко на северо-востоке находится Куба, остров, который она никогда прежде не видела. Мари попыталась представить себе это чудо – Ла-Гавану, но в конце концов решила, что не стоит заноситься в мечтах слишком далеко…

Рядом раздался пронзительный крик чайки. Не думая о том, что делает, Мари потянулась за ракушкой – бросить ею в непрошеную гостью. Черно-белая птица рванулась вверх и исчезла из поля зрения.

Мари снова осталась наедине со своими мыслями. Одна на всем берегу, она казалась одинокой потерянной птицей. Длинные, до плеч, черные волосы обрамляли ее округлое молодое лицо, на чуть вздернутом носу осталась полоска песка. Все это еще больше подчеркивало ее сходство с мальчишкой-сорванцом, а расцарапанные локти и колени создавали странный контраст с бронзовой от загара гладкой кожей. Чуть раскрытые полные губы и мягкая линия груди, вздымавшейся под рубашкой, безошибочно указывали на чувственную натуру девушки.

Озорное выражение ее лица внезапно сменилось задумчивостью, серые глаза прищурились. Она путешествует в полном одиночестве от самого Ла-Каше. Если отец узнает, что она уехала, так ничего и не сказав ему… Он терпеть не мог эти ее путешествия без Томаса.

Девушка сжалась и зарыла ступни ног в песок. Когда ее пальцы погрузились в мелкие круглые ямки, лицо снова стало проказливым и она хихикнула. Будучи любимой дочерью, Мари прекрасно знала, какие правила можно нарушать, а какие – нет; и еще она знала, что скажет отцу, когда вернется.

– О, папа! – проникновенно начнет она, и от одного звука ее голоса сердце отца наверняка тут же растает. – Ну что со мной может случиться? Ты же сам говорил, что никакой опасности нет.

Мари печально вздохнула. Столько шума из-за какого-то ничтожного путешествия вокруг Мистере. Вот когда она уедет намного дальше… Как это прекрасно – быть свободной. Совсем-совсем свободной.


Мистере – жемчужина в искрящейся морской воде, возникающая из морских глубин примерно на полпути между Кубой и Гондурасом; а чуть в стороне от Мистериозо-Бэнк разбросано множество мелких островков, в большинстве своем забытых или просто не удостоившихся чьего-либо внимания.

Вот, например, безымянный остров длиной не более пяти миль и шириной около трех – именно здесь разбитый шлюп «Рейвентэйзон» бросил якорь в 1692 году. Утомленные пиратскими набегами пришельцы назвали это место Бухтой Спокойствия, а сам остров, который в то время был полностью необитаемым, – Мистере. Название острову дала моя мать: с возвышающейся на южном побережье скалы смотрело женское лицо. Являлось ли это делом рук человеческих или всего лишь работой стихии, мы так и не узнаем никогда. Как бы там ни было, Мистере прекрасно смог удовлетворить все нужды поселившихся на нем людей – растительной пищи здесь оказалось в достатке, так же как и скота, вероятно, оставленного когда-то его обитателями.

Вновь прибывшие навсегда похоронили память о прошлых преступлениях и к 1695 году основали колонию добропорядочных граждан. Я родилась в апреле того же года, а через восемь месяцев после моего рождения мама умерла. Если не принимать в расчет этой утраты, наша колония процветала, о чем свидетельствовали дневники отца, которые мне посчастливилось найти несколько лет назад. Достаточно сказать, что в 1712 году нас уже насчитывалось девяносто три человека, в том числе несколько женщин и с полдюжины детей. Кроме того, население острова включало сто пятьдесят слуг и работников.

В конце концов Мистере стал самодостаточным поселением, а вокруг Бухты Спокойствия разросся шумный город Ла-Каше. На небольшой плодородной равнине раскинулись плантации, обеспечивавшие нас едой и табаком, который мы продавали контрабандистам и пиратам. Старые связи отца спасали нас от пиратских набегов. Мясо, ром и табак мы обменивали на товары из мира цивилизации, а кроме того, хотя об этом вслух не говорилось, нам иногда перепадали предметы роскоши, предназначенные для других.

Мое детство на Мистере протекало безоблачно; казалось само собой разумеющимся, что мы безбедно живем на этом изумрудном острове посреди ярко-синей глади Карибского моря и будем жить так всегда. В памяти моей сохранились лишь счастливые дни и ласковые ночи, за исключением тех редких случаев, когда налетали шторма, оставляя после себя чистый, словно трепещущий воздух. Вспоминаю, как я играла, как учила уроки, бегала, плавала, каталась верхом; а еще вспоминаю вкус фруктов, тепло солнечных лучей на своей коже, свежий морской ветер в волосах и то состояние невинного единения с природой, когда дни пролетают незамеченными, словно легкие прозрачные видения.

Все это внезапно кончилось ярким июльским днем 1712 года…


Мари взглянула вверх: времени было более чем достаточно, чтобы вернуться до захода солнца и успеть к их с отцом ежедневному посещению маминой могилы. Она часто думала над тем, почему эти ежевечерние прогулки на вершину горы, к поросшей цветами поляне, где покоилась Пиа Рейвен, так важны для отца. В детстве это казалось ей неразрешимой загадкой, и однажды она прямо спросила его об этом, однако ответом ей был лишь его горестный взгляд. С тех пор Мари молча поднималась на гору и стояла рядом, пока отец молился за упокой женщины, которую любил и не в силах был забыть; за ту, которую она, к своему огорчению, совершенно не помнила. В ясный день небольшой белый памятник можно было видеть из задней двери дома. Покойная Пиа Рейвен взирала с высоты на поселок Ла-Каше, на плантации табака, фруктовые сады и поля, взбегавшие по склонам. Иногда вся эта изумрудная зелень скрывалась за туманной завесой, такой же серой и бездонной, как глаза Мари. Интересно, думала иногда девушка, глядя на тропу, ведущую к могиле, могут ли мертвые видеть сквозь туман?

Неизвестно, видела ли ее Пиа, но вот Жан смотрел на дочь почти со страхом: Мари с каждым днем все больше напоминала свою мать, особенно когда откидывала назад кудри, черные как вороново крыло. Сходны они были неуемной энергией, сильной волей и неотразимой красотой, сводившей мужчин с ума. Но если Пиа выбрала одного мужчину на всю жизнь, то еще неизвестно, будет ли Мари и в этом на нее похожа. Хотя Жан надеялся, что так оно и будет, в то же время он со страхом ждал дня, когда она его покинет.

С годами Жан Рейвен постепенно утерял способность отличать дочь от покойной матери, прошлое от настоящего; сначала тайком, а потом уже и в открытую он наполнял большую деревянную кружку пальмовым вином, усаживался где-нибудь в сторонке под высоким деревом и пил, чтобы заглушить горечь утраты. Чем старше становилась Мари, тем сильнее казалась ему его боль, так что он уже почти не выходил из своего укрытия под сенью древнего дерева, предоставляя дочери полную свободу.

В этот теплый ясный день Мари вывела из кораля кобылу и, не обращая внимания на слугу Томаса, поскакала вперед. Она чувствовала себя молодой, полной энергии, свободной, как чайка, и беззаботной, как ветер. Когда-нибудь ей придется носить наряды и вести себя достойно леди, ну а до тех пор она возьмет от жизни все, что только можно.

* * *

Прогулка вокруг острова всегда доставляла Мари большое удовольствие. Ее резвая кобылка быстро одолела крутой подъем, затем спустилась к берегу и пошла по краю длинного песчаного пляжа, тянувшегося вдоль западного побережья Мистере. Здесь вода, казалось, стояла на месте и в отличие от остальной части моря была тиха и спокойна. Лошадь осторожно ступала по мокрому песку, время от времени останавливаясь и с интересом разглядывая попадавшиеся на пути ракушки и куски дерева. К одиннадцати часам Мари достигла Пойнт-де-ла-Плер, в северо-западной оконечности Мистере, там, где быстрые потоки омывали отполированные водой большие булыжники. Здесь она спешилась, чтобы отдохнуть. Тем временем лошадь принялась жевать ветку старого дерева, стоявшего среди скопления скал у самого берега.

Мари резко вскинула руки, и ее серые глаза яростно сверкнули.

– Нельзя! Это ядовитое дерево! У рыб и то ума больше.

Кобыла, вздрогнув, отскочила от дерева и поскакала вниз по берегу, оставив задохнувшуюся от гнева девушку позади.

– Ах ты, глупая тварь! Вздумала есть ядовитые побеги! Слава Богу, что я от тебя избавилась! Томас прав: таким, как ты, нельзя доверять.

Словно подстегнутая ее словами, лошадь скрылась за скалой, оставив девушку в одиночестве. Мари опустилась на песок. Теперь придется идти домой пешком. На такое приключение она никак не рассчитывала. Отец, конечно же, сразу ее хватится и, как всегда, вообразит самое худшее. Ну и пусть побесится! Однако Мари тут же пожалела о своих мыслях. Дочь не должна так думать об отце, который заслуживает любви и уважения. Он не любит, когда она бродит по острову без сопровождающих? Очень хорошо, она может пойти прямиком через гору и потом сказать ему, что навещала могилу матери.

Большой красный плод упал с дерева в воду. Мари вздохнула, поднялась на ноги и двинулась по следу лошади, вдоль скалистого, обрывистого берега, а затем по тропинке, по которой, судя по сохранившимся следам, ходили только дикие собаки и кабаны.

Тропа все еще полого шла вверх, когда из-за деревьев донесся вой. Дикие собаки… Мари стиснула зубы. Жаль, что она не взяла ружье, – стреляла она не хуже любого мужчины, так как отец и Томас часто брали ее с собой на охоту.

С трудом отломив от дерева толстую ветку и крепко сжав ее в руке, девушка пошла дальше. К тому времени как она прошла примерно три четверти пути по скалистому, поросшему деревьями склону, ее путешествие стало представляться ей в совершенно ином свете. Она могла бы сейчас сидеть дома за сытным обедом, вместо того чтобы взбираться вверх, вслушиваясь в голодный вой диких собак.

Вздохнув, Мари попыталась отогнать от себя неприятные мысли; она остановилась, опустилась на землю и закрыла глаза, наслаждаясь теплом солнечных лучей. Руки ее бессознательно коснулись груди, а при взгляде на свисавшие с дерева спелые сливы в голову пришли непрошеные мысли о других, более запретных плодах. Когда-нибудь, может быть, уже скоро, Мари Рейвен отдастся мужчине. Каково это? Однажды вечером одна из женщин в Ла-Каше, разоткровенничавшись, подробно объяснила ей, что делают любовники в постели и какое удовольствие получает при этом каждый. Ее слова действовали возбуждающе, однако почему-то Мари не могла себе представить эту женщину в роли возлюбленной. А вот ее, Мари, будут любить, потому что она отдастся только тому, кого полюбит всем сердцем. У них будет чудесная плантация и замок, комнаты которого наполняет солнечный свет. Сладкоголосые птицы, поющие под окнами, воздух, напоенный ароматами цветов… И они вместе делают все то, о чем она пока знала только понаслышке…

Интересно, как это будет? Анатомия человека не представляла особой загадки для девушки в начале восемнадцатого века. Обо всех подробностях Мари уже была достаточно осведомлена. Всего две недели назад, на вечеринке по случаю возвращения одного из кораблей, она оказалась наедине с Гаем Сент-Мартином. Когда они гуляли по пляжу, Гай неожиданно указал на воду:

– Черепаха! Давай ее поймаем.

Пока они плыли, черепаха уже исчезла.

– Плывем обратно наперегонки! – крикнул Гай и ринулся к берегу.

Мари вскоре догнала его, однако обогнать не смогла. Задыхаясь от смеха, рука об руку они вышли на берег и бросились на песок.

Хлопчатобумажная рубашка Мари намокла и стала почти прозрачной. Под пристальным взглядом юноши грудь ее напряглась. Помимо воли она перевела взгляд на вздувшийся холмик под его бриджами. Пораженная, зачарованная, она не ощущала ни малейшего страха и не остановила Гая, когда тот коснулся ее груди. Мари тоже не смогла удержать свою руку и пробежала пальцами по его напрягшейся плоти.

Значит, это и было… то самое? Гай с нежностью потянул ее наверх, на себя; губы их встретились. Ее обнаженная грудь прижималась к его груди, внутри разрасталось молодое яростное желание.

Потом пришел страх. Мари с трудом оторвалась от него, сердясь на себя за собственную трусость. Пытаясь держаться естественно, она поднялась, вошла в воду, смыла с себя песок и остановилась в ожидании. Через некоторое время Гай подошел к ней. Взявшись за руки, они в молчании пошли обратно.

Может быть, все произойдет в следующий раз? Сегодня вечером должна состояться очередная вечеринка. Пойдут ли они с Гаем снова на пляж, где он станет ее первой истинной любовью? Она зажмурилась, пытаясь представить себе все, что могло произойти между ними…

Странный грохот прервал ее фантазии. Мари быстро села. Что это? На небе не было ни облачка, но грохочущий звук повторился. Может быть, это шторм, там вдали, на юге?

Мари вскочила и побежала вверх – ей надо было обязательно успеть подняться на вершину и спуститься вниз, прежде чем шторм доберется сюда, иначе…

Когда кедры сменились кофейными кустами, посаженными несколько лет назад старым Хуаном, подлесок почти исчез и идти стало легче. Еще сотня ярдов, и Мари вышла на вершину, напоминавшую собой бритую голову монаха.

Снова послышался треск; вначале тихий, он с каждой минутой становился все громче. Мари вскрикнула и помчалась вперед, спеша миновать открытое место. Вскоре она достигла кедровой аллеи, и та вывела ее к могиле матери.

Девушка начала быстро спускаться по склону, стараясь избегать обломков скал и кустарников, а когда выбежала на прогалину, огляделась.

Ла-Каше горел! Плантации табака, поля, дома – все пылало, охваченное огнем. В разрушенной гавани стояли три корабля, и со стороны одного из них поднимались клубы черного дыма; затем раздался медленный рокочущий взрыв. Шлюп, успевший выйти в море, тоже загорелся; его охваченные огнем мачты падали в воду. Вскоре и от остальных кораблей остались лишь горящие обломки.

Мари слышала треск выстрелов, видела метавшихся по берегу людей и новые вспышки огня.

Очевидно, на Мистере напали, но кто? Она ясно различала на подходивших со стороны моря ощетинившихся пушками огромных парусниках испанские флаги, но ведь у Мистере есть соглашение с испанским правителем в Ла-Гаване, которому они каждый год платят дань и клянутся в союзнических чувствах!

Ничего не понимая, Мари побежала вперед по знакомой тропинке, мимо забора, окружавшего могилу матери. На ходу она успела заметить, как внизу в панике метались слуги; охваченная пламенем соломенная крыша дома рухнула, подняв огромные клубы серого дыма. Затем снова раздались выстрелы.

Отец! Мари бежала изо всех сил; ее иссиня-черные волосы развевались на ветру.

Внезапно впереди показалась чья-то фигура; глаза на медно-коричневом лице слуги выглядели огромными от охватившего его ужаса.

– Томас!

– Скорее пойдемте со мной! Вам надо спрятаться.

– Но что все это значит?

Слуга рванул ее за руку так, что она едва не потеряла равновесие.

– Марсиа! Он пришел, чтобы убивать, и капитан Солиа тоже с ним.

Видя, что девушка не трогается с места, Томас кинулся прочь.

Мари собралась было последовать за ним, но вдруг обернулась и побежала вниз, к полям. Гогочущие испанцы в закопченной одежде поджигали их, размахивая в воздухе пылающими факелами, у некоторых на головах сверкали шлемы. Увидев бегущую с горы девушку, они закричали, указывая на нее пальцами, и несколько человек тут же кинулись ей наперерез, но она промчалась мимо прежде, чем они успели схватить ее.

На берегу, у шлюпа, словно листья, ожидающие порыва ветра, сгрудились взятые в плен жители острова.

– Отец!

Жан Рейвен обернулся. Мари кинулась к нему, но тут чья-то рука схватила ее и, грубо повернув, бросила на песок. Девушка отчаянно сопротивлялась, в то время как двое преследователей рассматривали свою добычу – их сальный смех, казалось, заглушил даже рев пламени.



Внезапно над ней нависла гигантская фигура, и Мари пронзительно закричала при виде ужасного лица – таким матери обычно пугают непослушных детей. Капитан Солиа, тот самый, похожий на рептилию…

– Тихо, женщина! – произнес Солиа, и ей показалось, что это ревет океан.

Огромная тяжелая лапа разорвала на Мари рубашку и дотронулась сначала до одной ее груди, потом до другой, а затем мозолистые пальцы прочертили линию до пояса ее бриджей, ловко проникли внутрь, ощупали нежную кожу… Лицо насильника медленно расплылось в ужасающей усмешке:

– Ты и я. Мы с тобой попозже полюбезничаем, да?

– Животное!

В этот момент Жан Рейвен, разорвав путы, рванулся к ней.

Мари услышала сухой треск выстрела и пронзительно закричала. Ее отец остановился, затем, спотыкаясь, сделал еще несколько шагов и рухнул на песок.

Стрелявший – безупречно одетый испанец – опустил пистолет.

Мари подползла к отцу.

– Папа! О нет, пожалуйста!

Жан Рейвен открыл глаза.

– Прости, дорогая… Я так и не смог уберечь тебя. – Он взглянул поверх ее плеча. Его убийца стоял рядом с ленивой улыбкой на губах. – Проклятый Марсиа… – пробормотал умирающий.

Аристократ ответил легким поклоном и засмеялся:

– Дон Хуан Франциско Гарсиа-и-Марсиа. Тот самый, который всегда готов проучить непокорных французов и их женщин. Твоя дочь будет моей. Сначала моей.

– Подлый убийца детей! – презрительно прохрипел Жан. – Мясник и убийца. Потомки будут плеваться при одном звуке твоего имени. – Жан закашлялся и, взяв Мари за руку, притянул ее к себе. Жизнь стремительно покидала его. В последний раз прошептав имя дочери, он навсегда закрыл глаза.

Мари попыталась спрятать лицо у него на груди, но чьи-то жестокие руки тут же оторвали ее от тела отца и перетащили туда, где стояли другие женщины, отобранные для переезда в Барранкиллу – центр владений Марсиа в Южной Америке.

Ближе к вечеру пленницам дали воды и черствого хлеба. Никто их не трогал, подчиняясь приказу нового хозяина, да испанцам было и не до них: группами и поодиночке возвращаясь из Ла-Каше, они волочили за собой добычу, оплаченную человеческими жизнями.

На рассвете женщин провели на борт головного корабля флотилии Марсиа.

Мари почти не заметила, как отплыл корабль, не слышала рыданий несчастных, на глазах у которых погибли их родные: дни и ночи она молча, неподвижно сидела в углу трюма, похожего на темницу.

Через три дня они попали в шторм, шедший с юго-востока, и когда огромная волна, накрыв корабль, разбила его вдребезги, как детскую игрушку, Мари вместе с остальными оказалась в воде. Среди отчаянных криков тонущих людей она словно услышала шепот отца, и это придало ей силы. Каким-то чудом ей удалось взобраться в переполненный баркас.

Еще через два дня Мари, одну из немногих оставшихся в живых, подобрал английский корабль. На борту ее обогрели, накормили горячей кашей, дали новую одежду и подвесную койку.

К тому времени когда они добрались до Флориды, девушка окрепла настолько, что уже могла прогуливаться по палубе, где ее заметил капитан. Привлеченный печальной красотой Мари, он решил оставить ее у себя и принять в число своих домочадцев.

Солнце, ветер, время, словно плывущее мимо… Скрип деревянных поручней, плеск воды… Невзирая на ужасы прошлого, молодость обладает достаточной силой для того, чтобы поверить в то, что жизнь продолжается.

Дни проходили как во сне, и наконец «Глориана», ведомая капитаном лордом Роджером Пенскоттом, бросила якорь вблизи Лондона. Продвигаясь вместе со свитой лорда по шумным лондонским улицам, Мари Рейвен снова и снова вспоминала, как умирающий отец настойчиво шептал ей лишь одно слово: «Живи!»

Глава 2

– Рейвен!

Пронзительный крик пронесся по длинному коридору здания.

Этот голос вырвал Мари из кошмара смерти и океанского шторма. Открыв глаза, она увидела, что койка Арабеллы уже пуста. Ускользнула, ничего не сказав ей, чтобы у Траша появился повод отругать ее. И это в такой день…

Дверь с шумом распахнулась, в комнату вбежал главный слуга Траш. Глаза его яростно сверкали, по лицу струился пот.

– Это неслыханно!

Мари сжала ворот ночной рубашки.

– Простите, мистер Траш. Арабелла обещала разбудить меня, но…

– Хватит, не хочу больше ничего слышать! Если бы не лорд Пенскотт, который пожелал видеть вас немедленно, вы бы сейчас получили хороший урок. Не заставляйте милорда ждать, иначе вылетите на кухню, к черным слугам. – Траш повернулся и почти выбежал из комнаты.

Закрыв за ним дверь, Мари лихорадочно принялась одеваться.

Причина такой взвинченности старшего слуги отнюдь не являлась для нее секретом: как же, сам король приезжает, а в доме еще столько не сделано! Но все же, если она быстро справится со своими обязанностями, вся эта суета ей может оказаться даже на руку и она сумеет выкроить время, чтобы увидеться с единственным своим настоящим другом в этом доме – учителем Беном.

– Хорошо то, что хорошо кончается! – громко произнесла Мари и при этом даже позволила себе улыбнуться.

Она накинула рабочее платье и повязала передник, а длинные черные кудри, не стриженные уже три года, убрала под скромный белый чепчик. Затем девушка быстро пошла по длинному коридору к библиотеке.

На ее стук ответил сам лорд Пенскотт. Мари поправила передник и, чувствуя себя не совсем уверенно, вошла.

Библиотека, служившая центром дома Пенскотта, вызывала у Мари, так же как и у прочих слуг, благоговейный трепет: всю ее северную стену занимал массивный шкаф, в котором среди книг в специально вырезанных нишах стояли изящные статуэтки, бесценные вазы и хранились безделушки и украшения из золота, нефрита и жемчуга. Окна, выходившие в большой сад, обрамляли тяжелые бархатные шторы, а на столике, между двумя окнами, красовался огромный глобус, опутанный золотой проволокой, указывавшей маршруты «Глорианы».

Сегодня Мари увидела хозяина впервые за последние несколько месяцев. Лорд Пенскотт был в утреннем бархатном сюртуке оливкового цвета и в туфлях с золочеными пряжками; на голове его красовался роскошный тюрбан. Увы, это не очень помогало исправить его внешность: жизнь с Гвендолин, новоиспеченной леди Пенскотт, бывшей на двадцать лет моложе его, состарила графа больше, чем все его морские путешествия.

– Закрой дверь, девочка, – произнес лорд Пенскотт по-французски, мягким, без малейшего признака раздражения, голосом.

Мари повиновалась, а затем подошла ближе к огромному резному письменному столу орехового дерева.

Некоторое время граф сидел молча, но наконец из его груди вырвался непроизвольный вздох.

– Ты такая хрупкая, изящная и напоминаешь драгоценную статуэтку. Вот именно за это и еще за твой отличный французский я выделил тебя из всех остальных слуг. Это было больше двух лет назад, кажется? Ну конечно, так, мне ли не знать! – Он поднялся с места и, обойдя вокруг Мари, вернулся к своему креслу. – Моя жена вас тоже полюбила – она предпочитает Мари-Селесту Рейвен всем остальным своим помощницам.

– О да, миледи очень любезна.

Лицо Пенскотта неожиданно потемнело.

– Я бы даже сказал, слишком любезна, – произнес он недовольно и надолго задумался.

В дверь постучали, а затем в библиотеку вошел Траш.

– Сообщение от вашего сына, милорд. Я подумал, что вы захотите прочесть его немедленно.

Распечатав конверт, граф быстро стал просматривать письмо, затем он поднял голову и многозначительно взглянул на старшего слугу.

– Эдмонд подтверждает, что приедет вместе с королевской свитой. Полагаю, на некоторое время он останется здесь, так что проследите, чтобы о нем позаботились как следует. Думаю, комната для гостей над галереей скульптур подойдет лучше всего.

– Прошу прощения, милорд, но капитан Грегори…

– Ему придется перебраться куда-нибудь еще.

– Слушаюсь, милорд. – Траш поклонился и, пятясь, направился к двери.

Когда дверь за ним закрылась, граф снова повернулся к Мари:

– Как вы знаете, завтра у нас будет большой прием. Многие из приглашенных говорят только по-французски. Мне очень будут нужны уши… Надеюсь, вы понимаете, о чем речь?

– Да, милорд.

– Очень хорошо. – Пенскотт сделал паузу. – Я приготовил для вас вечернее платье.

У Мари перехватило дыхание.

– Вечернее платье, милорд?

На губах Пенскотта появилась легкая улыбка.

– Вы будете прислуживать моей жене, но не разносить вина и закуски, а… прогуливаться среди гостей. Попытайтесь выглядеть немного загадочной, но не подавайте виду, что знаете французский язык. Когда все разъедутся, мы с вами снова встретимся и кое о чем потолкуем…

Так вот в чем он, сюрприз! Вечернее платье! Мари изо всех сил пыталась скрыть радостное возбуждение.

– Как прикажете, милорд.

– Кстати, за эту маленькую услугу вы получите вознаграждение. У вас есть какие-нибудь особые пожелания? Может быть, побольше свободного времени для встреч с Беном?

Мари покраснела: предполагалось, что ее занятия английским закончились еще год назад.

– Бен говорит, что вы очень способная ученица. Пожалуй, я скажу Трашу; а в общем, посмотрим… Ну, вот пока и все.

– Да, милорд.

Мари низко поклонилась и попятилась к двери. Оказывается, хозяин знает об их встречах с пожилым учителем и не сердится! Две удивительные неожиданности…

– Ах да, моя дорогая… Еще одно. У нас сегодня много дел; не разбудите ли мою жену, чтобы она могла приняться за работу?

– Конечно, милорд.

– И заодно, когда будете у нее, пригласите, пожалуйста, капитана Грегори ко мне в сад на чашку чая.

Мари широко раскрыла глаза. Еще одна неожиданность!

– Сэр!

Лорд Пенскотт поднял взгляд от бумаг.

– Вы меня слышали, делайте, как я сказал.

Мари показалось, что на мгновение в глазах графа промелькнуло что-то вроде насмешливого любопытства. Быстро закрыв за собой дверь, она пошла к лестнице. Все в доме знали о том, что леди Гвендолин спит с капитаном Грегори; предполагалось, однако, что муж ее в неведении и, если узнает, придет в страшную ярость. Мари старалась держаться подальше от любовников, не желая оказаться замешанной в какие-нибудь интриги или заговор против его милости.

Забыв о вечернем платье, она стояла на лестнице, пытаясь придумать, как ей исполнить приказание графа, не оказавшись при этом в неловком положении. Может быть, капитан Грегори уже ушел от леди Гвендолин?

Стараясь протянуть время, Мари поднялась по роскошной лестнице, ведущей в апартаменты графини, медленно прошла по коридору и остановилась у дверей. Пожалуй, еще слишком рано… Она приникла ухом к створке двери, пытаясь понять, что происходит внутри.

Внезапно дверь открылась, и Мари оказалась в крепких мужских объятиях.

– Ага! И кто это у нас тут? Лесная колдунья? Озорной бесенок?

Жадные руки шарили по ее телу.

Мари боролась изо всех сил, пытаясь вырваться. Наконец она выпрямилась, поправила чепец и ринулась мимо капитана Грегори в спальню, где ее встретил гневный взгляд леди Гвендолин Пенскотт, которая, сидя на кровати, пыталась натянуть одеяло на обнаженные плечи и грудь.

– Что это значит, Мари? Вы за мной шпионите?

– Прошу прощения, мадам, я лишь хотела услышать, проснулись вы или еще нет. Это правда.

– Я ей верю, Гвендолин. Зачем этой милашке врать? Хотя… я всегда готов посочувствовать красотке с быстрым язычком. – Капитан Грегори засмеялся, наслаждаясь скрытым смыслом своих слов.

Мари покраснела до ушей, попятилась от кровати и снова оказалась в объятиях капитана, который не преминул шлепнуть ее по заду.

– Идите-идите, бессовестный! – приказала Гвендолин. – И заберите свою одежду. Боюсь, сегодня у нас с вами могут быть неприятности.

Мужчина галантно поклонился и взял со спинки стула висевший там мундир.

– Капитан Грегори, – робко окликнула его Мари.

– Да, девочка, что такое?

– Лорд Пенскотт… то есть я хочу сказать… господин граф…

– Ну же, выкладывай!

– Он пригласил вас на чашку чая в сад и приказал мне передать вам это в случае, если… если я вас увижу. – Отчего-то в этот момент Мари почувствовала, что ей хочется только одного – поскорее покончить со всем этим.

Моряк быстро взглянул на Гвендолин. На короткое мгновение в глазах его промелькнуло сомнение, однако он тут же взял себя в руки и, поклонившись, вышел.

Когда Мари, подойдя к окну, подняла шторы и солнечный свет заиграл на паркетном полу, Гвендолин вздохнула и отпустила одеяло; оно упало к ее ногам, и теперь графиня стояла обнаженная, нежась в проникавших через окно солнечных лучах. Подняв руки, она потянулась и широко зевнула. Когда-то леди Гвендолин слыла потрясающей красавицей, однако после двух замужеств и рождения семерых детей красота ее несколько поблекла. И все-таки даже сейчас, в тридцать один год, она все еще привлекала мужчин. Тело Гвендолин таило обещание чувственных восторгов, а ее пышная грудь, казалось, истосковалась по ласке. Чуть полноватая талия графини плавно переходила в низкие округлые бедра – вместилище многих и многих завоеваний. У нее впереди оставалось еще года три, от силы четыре, прежде чем время скажется на ее внешности. Неудивительно, что она тянулась к молодым любовникам: так ей легче было сохранить иллюзию собственной молодости. А может быть, это и не иллюзия, а реальность, подумала Мари, вспомнив длинный список тех, кто допускался в спальню миледи.

Гвендолин, по-видимому, неправильно истолковала ее пристальный взгляд.

– Ну-ну, девочка, не надо смотреть на меня так. Капитан – восхитительный мужчина, хотя, боюсь, после встречи с моим мужем он может кое-что потерять из своего очарования. Кстати, как он выглядел?

– О, мадам, он и в самом деле очень мил…

– Да не Джеймс, глупенькая! Мой муж.

– Но я не умею читать мысли.

– Это не ответ, могли бы придумать что-нибудь получше.

– Он очень рассержен, мадам, хотя и пытается это скрыть.

– Боже, кто бы мог подумать, что мой дорогой граф захочет лишить меня моих маленьких радостей!

– В конце концов, он ваш муж, мадам…

– Не глупите, Мари, иначе станете похожи на вечно недовольную гусыню. Не хватало еще, чтобы меня начали осуждать слуги!

– Да что вы, мадам. Я просто…

Внезапно Гвендолин весело рассмеялась и обняла девушку.

– Вы действительно глупенькая наивная гусыня, да к тому же, наверное, еще и мечтательница. За это я вас и люблю. Знаете что? Забудем о мужьях и любовниках. Прежде всего нам надо решить, что я надену. Сегодня день не очень значительный, но вот завтра… Вы должны помочь мне выбрать туалет. Что-нибудь бросающееся в глаза. Боюсь, что Грегори вскоре предстоит перейти в разряд бывших и мне понадобится замена.

Мари принялась причесывать графиню, в то время как та продолжала болтать:

– Скажите мне, милочка, кого бы выбрали вы? Вот, например, молодой Хэнсон. Правда, он совсем еще мальчик, но, как говорят, этот жеребчик хорошо подкован. А может быть, лучше его отец – чем старше, тем больше опыта. Так кого же все-таки?

– Не знаю, мадам, – пробормотала Мари только для того, чтобы хоть что-нибудь сказать.

– Говорят, последняя связь сэра Хэролда – Эмили Трипанни. – Графиня громко фыркнула. – Ей что ни засунь в одно место, она и не заметит. Я, может, не такая упругая, как вы, молодые, но по крайней мере…

Щетка замерла в руке Мари. Медленно обернувшись, Гвендолин внимательно посмотрела ей в глаза; она еле сдерживала смех:

– Чтоб я пропала! Ты смущена, девочка! Так, значит, это правда – ты еще не знавала мужчин?

Мари не шевелилась.

– Нет, мадам. Я пока не нашла того, кто…

Хозяйка бесцеремонно прервала:

– В таком случае я беру это на себя. Завтра вечером ты будешь в новом платье… Ну и вообще лучшего случая не придумать. Так ты согласна?

– Графиня, вы всегда так добры ко мне, но… Умоляю вас, не навязывайте мне никого. Пока я предпочитаю спать одна.

– Неужели? Но почему, скажи на милость?

– Прошу вас, леди Пенскотт, позвольте мне идти своей дорогой. – Мари улыбнулась извиняющейся улыбкой. – Видите ли, я привыкла думать, что это должно происходить по любви.

– По любви? Хорошо, значит, будет по любви.

– Да нет, не то… Вот отец говорил мне…

– Отец? А, эти престарелые мужчины всегда что-нибудь говорят, и если бы все их слушали, племя людей давно бы вымерло. Кроме плотской страсти, ничего другого нет, девочка, поверь.

– А мне хочется верить, что есть, мадам.

Леди Гвендолин недовольно покачала головой:

– Ну ладно, поговорим об этом как-нибудь потом. А сейчас я должна наконец закончить свой туалет – у нас сегодня слишком много дел.

Мари снова принялась за прическу графини, и, пока длилось молчание, воображение унесло ее далеко от Пенскотт-Холла и интрижек леди Гвендолин.


Сидеть на каменной скамье было не очень удобно, да и чересчур холодно, однако лорду Роджеру Пенскотту не хотелось уходить со своего любимого места, откуда открывался чудесный вид на Темзу. Через некоторое время он заметил, как кто-то вышел из дома и, пересекая лужайку, направился в его сторону.

– Прохладное утро, милорд, – заметил, подходя, капитан Грегори вместо приветствия.



Граф долго не отвечал. Этот молодой офицер с бесцветными глазами раздражал его несказанно, и всего более тем, что он никак не мог понять, чем Грегори так умел привлекать женщин. Может быть, причина в его руках – говорят, длинные пальцы указывают на длину того другого, что пониже…

Лорд Пенскотт рыгнул и кивком предложил гостю сесть.

– Прохладное утро хорошо восстанавливает силы после ночных излишеств. Надеюсь, вы согласны со мной?

На столе среди тарелок с сыром, копченой рыбой, устрицами и горячими булочками стояли два металлических чайника. Пенскотт указал на тот, что побольше:

– Кофе. В маленьком – чай. Шоколад я не употребляю, хотя Гвен его любит.

– Я с удовольствием выпью чаю.

Подошедший лакей тут же исполнил это пожелание, и Грегори яростно накинулся на еду. Его позабавила мысль о том, что, насладившись с женой, он теперь с не меньшим удовольствием поглощает деликатесы, предложенные мужем. Конечно, раз старик все знает, следует быть поосторожнее, однако…

В этот момент глаза их встретились. Кусок застрял у капитана в горле, но все же он усилием воли заставил себя улыбнуться.

Опорожнив тарелку, Грегори взял чашку с чаем, но, заметив, что Пенскотт предпочел кофе, тут же пожалел об этом. Ревнивый муж вполне может отравить любовника жены, и это будет не первый случай…

С севера подул легкий ветерок, и лорд Пенскотт с удовольствием втянул носом воздух. Он истосковался по морскому ветру – сколько лет уже не ступал на борт своего корабля и скорее всего никогда больше не ступит. Никогда больше…

– Возьмите еще рыбы.

Капитан Грегори отрицательно замотал головой, и Пенскотт заметил, что он дрожит от холода. Его это устраивало.

– Милорд, – начал капитан, – благодарю вас за гостеприимство, но боюсь, мне пора ехать: корабль ждет. Когда ляжет снег, вы должны навестить моего отца в Лондоне.

– Ехать в этот рассадник разврата и болезней? Нет уж, пусть лучше ваш отец приедет сюда.

– Прошу прощения, сэр, осмелюсь высказать надежду, что теперь, с новым монархом, Лондон преобразится. В конце концов, власть короля…

– Все еще слаба. Завтра утром король прибудет в Пенскотт-Холл, и вы сами взглянете на его свиту. Там столько разных вельмож…

– Но Англия все же одна, лорд Пенскотт.

– Ну да, и я ей служу здесь так же, как вы будете служить через несколько дней.

– Боюсь, мне действительно пора, сэр. Ходят слухи о беспорядках в Шотландии. Моряк должен выполнять свои обязанности, приятно ему это или нет…

– А вы у нас, конечно, человек чести.

Лицо капитана побагровело под слоем пудры.

– Надеюсь, что да, сэр, поэтому и хочу выехать пораньше. С вашего разрешения я попрошу слугу вызвать моего кучера.

Граф, улыбаясь, наклонился вперед и оперся на трость.

– Все уже сделано. Его отправили.

Грегори вскочил:

– Что? Вы не имеете права…

– Сядьте!

– Я поскачу верхом.

– Сядьте, я сказал! Обязанности… долг… Вы слишком напоминаете мне тот мешок с дерьмом – я имею в виду вашего отца… если он и в самом деле ваш отец.

От такого неприкрытого оскорбления к капитану вернулись остатки храбрости.

– Думайте о том, что говорите, сэр! Как сын своего отца, я…

– Не сделаете абсолютно ничего. – Пенскотт потянулся к тарелке, взял кусок сыра, разломил и стал жевать, не спуская глаз с собеседника. – Мэтью Грегори прекрасно знает, какого я о нем мнения, молодой человек, так что не ершитесь.

– Но… Мне казалось, что вы с ним друзья. Он всегда говорил о вас только хорошее.

– Очень мудро с его стороны, потому что он мой, мой с потрохами. Время от времени я пользуюсь его услугами, за что соответственно и награждаю. Ухо при дворе всегда кстати. Но запомните: имя Пенскоттов живет в веках не любовью слуг и лакеев – хотя любовь тоже не помешает, – а страхом.

– В таком случае запомните и вы, сэр: я никого не боюсь и не потерплю, чтобы кто-то, будь он даже граф…

– Ах, не потерпите? Да вы и понятия не имеете о том, что значит терпеть. Но я могу вас этому научить.

– Должен предупредить вас, милорд, в прошлом году я дважды дрался на дуэли, и оба противника мертвы.

– У меня подагра в ногах, а не в башке, Джеймс, так что не пугайте меня дуэлями. И запомните: я не собираюсь потакать дуракам. По ночам здесь бродят некие личности, которых ничего не стоит нанять для любого дела. Выбор за вами. Но я все-таки советую вам поостеречься: ваш язык вас до добра не доведет.

Капитан Грегори замер. Как же он сразу не понял… Разумеется, король не поедет с визитом к дураку. Сейчас он проклинал те чувственные утехи, из-за которых задержался в этом доме.

– Ну а теперь к делу, – как ни в чем не бывало продолжил граф. – Скажите, вы получили от моей жены то удовольствие, на которое рассчитывали? Я полагаю, она вас как следует ублажила… вернее, судя по утренней летаргии, ублажала.

– Ми-милорд, я…

– Ну-ну, молодой человек, вы достаточно потешились. Теперь пришло время оказать мне услугу. – Он наклонился вперед и понизил голос: – Мне и вашему королю.

– Что вы имеете в виду?

– А вот что. – Пенскотт потянулся к ящичку орехового дерева, открыл его и вынул два сверкающих дуэльных пистолета.

– Я… я не понимаю.

Грегори не мог оторвать глаз от пистолетов, и граф с одобрением взглянул на него. По крайней мере понимает толк в оружии.

– Король прибудет завтра. Среди его свиты есть один человек, который не должен покинуть этот дом.

Грегори облизнул пересохшие губы. Его поймали в ловушку, как последнего дурака. Хорошо хоть цена оказалась не слишком высокой. Убить человека из такого оружия – одно удовольствие.

– И кто же это?

– Джейсон Брэнд.

– Брэнд? Я его знаю?

– Он из Шотландии. У него поместье недалеко от Келсо, к северу от границы, рядом с Твидом. Его мать была католичкой.

– Значит, он якобит, насколько я понимаю?

– И да и нет. Он приехал просить о смягчении режима.

– Мудрая тактика. Если начнется война, английские войска окажутся намного сильнее. – Грегори постепенно обретал прежнюю уверенность. – Значит, принимая у себя в гостях новоиспеченного короля, вы не просто оказываете ему любезность, а пытаетесь сформировать его политику?

– И не я один, – усмехнулся Пенскотт.

Не в силах скрыть удивления, Грегори долго смотрел на графа. Сегодняшнее утро оказалось в высшей степени поучительным. Деревенский лорд, которого он принял за эксцентричного богача с соблазнительной женушкой, оказался членом узкого круга заговорщиков внутри партии вигов. Может быть, он даже принадлежит к хунте, мощной секретной организации наиболее состоятельных людей Англии, проложивших Георгу Ганноверскому дорогу к трону, а его, Грегори, просто-напросто использовали, искусно манипулируя им с самого приглашения в Пенскотт-Холл. Ну а Гвендолин – знала ли она о планах мужа?

– Что от меня требуется?

– Просто выполнить свой долг.

– То есть?

Граф улыбнулся:

– Есть люди, которым не нравится наш король, и они замышляют его сменить. Действия их непредсказуемы и потому опасны. Если же наши противники начнут выступать более открыто, с ними легче будет разделаться. Победившая королевская власть станет намного сильнее и будет вне опасности.

– Но что вызывает такие подозрения?

– Не что, а кто – все тот же Джейсон Брэнд. Он рекомендует арестовать лидеров, которые грозят открытым неповиновением. Таким образом он надеется сохранить мир, а заодно снискать расположение короля. Если же их не арестуют, они поднимут бунт против Стюартов, и тогда все те, кто поддерживает претендента, будут уничтожены. Вы должны вызвать этого человека на дуэль. У вас репутация бесстрашного и опытного дуэлянта, которую вы подтвердили дважды. Теперь придется сделать это еще раз. Сладкоречивый шотландец не должен сидеть в совете вместе с королем.

– И что дальше?

Пенскотт пожал плечами:

– Ваша награда, возможно, последует не сразу, но это обязательно случится. Ну а пока вам придется удовлетвориться леди Гвендолин и сознанием выполненного долга.

Грегори некоторое время смотрел на графа, потом взял пистолеты.

– Мне нужно к ним привыкнуть.

Пенскотт указал на лужайку:

– Ради Бога, можете стрелять, сколько вам будет угодно.

– Как долго король пробудет здесь?

– Три дня. Времени достаточно, чтобы раззадорить мистера Брэнда.

Капитан Грегори, вздохнув, взглянул на пистолеты и медленно поплелся в сторону лужайки.


Незаметно опустился вечер. Холмы и поля мерцали серебром в свете луны, а слабо колышущаяся вода Темзы казалась расцвеченной жемчугами. В Пенскотт-Холле ждали приезда короля; некоторые из слуг все еще суетились, заканчивая работу, в то время как другие уже разошлись по своим крохотным спальням.

В девять часов вечера в большой столовой наверху лорд и леди Пенскотт заканчивали ужин. Супруги сидели молча, поглощенные каждый своими мыслями. Пенскотт смотрел на картину, изображавшую «Глориану», названную в честь его первой жены, и пытался смириться с мыслью о том, что ему никогда уже не доведется выйти в море. Гвендолин задумчиво жевала десерт; в отличие от мужа она больше думала о будущем, чем о прошлом. Того, что произошло между ее супругом и Джеймсом, ей все равно не разгадать, тем не менее завтра в любом случае наступит. Говорят, Эдмонд Пенскотт – самый красивый из всех наследников; судя по портретам, так оно и есть. Мысль заманчивая… хотя и опасная. Но так еще интереснее. Сколько же ему сейчас? Двадцать? Самый подходящий возраст…


Мари готовила постель в спальне внизу. Она устала за день, однако спать ей совершенно не хотелось: мысли о завтрашнем вечере и ее новой роли не давали ей покоя.

Завернувшись в накидку, девушка бесшумно открыла дверь и выскользнула на улицу. Звезды и луна такие же, как на Мистере, а ночь слишком холодная… Она подошла к стене, стала считать окна, а найдя свое, убедилась, что в нем еще горел свет. Ничего не поделаешь, придется подождать, пока Арабелла заснет. В окне показалась мужская голова, и Мари снова пересчитала окна. Да, это ее комната… Она поднялась на цыпочки, заглянула внутрь и едва не вскрикнула. Арабелла лежала на спине на ее кушетке, а над ней один из садовников яростно двигался вверх и вниз. Два других самца, помоложе, стояли рядом полураздетые, ожидая своей очереди.

– Давай быстрее, Ройбен, эта маленькая сучка вот-вот должна прийти!

Садовник лишь что-то недовольно проворчал. Другой слуга ухватился грязной лапой за свой дрожащий член.

– Пусть приходит, она штучка что надо. А у меня здесь есть то, что надо ей.

Наконец Ройбен застонал. Арабелла крепко сжала его своими бедрами и восторженно засмеялась. Когда он откатился, то, почесываясь, указал пальцем на парня, стоявшего последним в очереди:

– Только потеряешь время с француженкой. Вот эта крошка что надо – знает когда и знает как.

Арабелла, хихикнув, перевернулась на живот, и Ройбен звучно шлепнул ее по пышным ягодицам.

– Давай, Джонни, – хохотнула Арабелла. – Неси сюда то, что у тебя в руках.

Малый, нетерпеливо державшийся за свой член, поспешно прыгнул на нее. Другой чертыхнулся в ярости оттого, что ему снова приходится ждать.

Мари забыла и о завтрашнем вечере, и о роскошном платье. С отвращением смотрела она, как тощий юнец по имени Джонни схватил Арабеллу за бедра и поднял на колени, после чего тощий живот его зашлепал по ее пышным ягодицам.

Животные! Нет, еще хуже! И они смеют презирать ее за то, что она не желает принимать участие в их распутстве! Никогда она не станет такой, как эти твари, а если и отдаст себя, то только по любви.

На улице становилось все холоднее, и Мари быстро пошла по знакомой тропинке через сад. Мало кто в доме знал, что она навещает учителя Бена: бывший ученый-книжник, ставший затем пиратом, Бен спасся от виселицы лишь благодаря капризу Пенскотта, предложившего ему относительную свободу, за что Бен должен был обучать его сыновей французскому языку, фехтованию и всему, что знал о кораблях. Теперь сыновья графа выросли и разъехались: один служил в чине майора в колониях, другой в Лондоне, третий погиб во Франции, но Бен по-прежнему оставался в Пенскотт-Холле по желанию хозяина, который любил время от времени сыграть с ним партию в шахматы и поспорить о сравнительных достоинствах французских и английских кораблей. Он и молоденькая сиротка с Мистере сдружились с первого же дня; ему она доверяла и поэтому пользовалась любой возможностью посетить небольшой коттедж, в котором он обитал. К тому же невольно их дружбе очень помог Траш. По его заданию дважды в неделю Мари приводила коттедж в порядок. Правда, понятия Бена о «порядке» отличались от того, что имел в виду Траш: старый пират не позволял Мари трогать его вещи, являвшиеся для него «бесценными воспоминаниями», так что у них оставалось достаточно времени на разговоры. Мари нравилось слушать рассказы Бена о его пиратском прошлом, и девушку ничуть не удивило, что на первое же ее Рождество в Пенскотт-Холле он подарил ей шпагу. К явному удовольствию старика, она оказалась прилежной и способной ученицей.

Дверь в коттедж никогда не запиралась, поэтому Мари вошла без стука. Здесь, как всегда, царил беспорядок: астролябия у стены, седеющий старый кот на камине, хлеб с сыром на полке и повсюду морские реликвии – модели фрегатов, шлюпок, а также сабли, шпаги, рапиры, пистолеты вперемешку с философскими книгами на латинском и французском языках. Два кресла-качалки, небольшой стол и шахматная доска довершали картину. Беспорядок и покой…

Бен сразу засуетился, счастливый тем, что к нему кто-то заглянул, и первым делом тут же сварил шоколад, прекрасно зная, что слугам редко достается подобное лакомство. Ростом почтенный моряк был не выше Мари и почти такой же худощавый. Весь седой в свои семьдесят лет, он полюбил эту молоденькую служанку как собственную дочь.

– Сегодня шоколад слишком горячий.

– Конечно. Такой же, как и ты. Подоткни-ка лучше юбку.

– Мне что-то не хочется.

– Знаю, тебе жаль себя. Это упражнение поможет. Подоткни юбку и защищайся.

Пока Бен отодвигал стол в сторону, Мари подняла юбку и закрепила ее на талии, так что получилось нечто вроде панталон. Потом внимание ее переключилось на клинок в руке Бена.

– Посмотрим, упражнялась ли ты в ответном ударе.

Мари улыбнулась и сжала в руке тяжелую шпагу, любезно предложенную ей хозяином.

– Сейчас увидите, дядюшка.

Звон металла разорвал тишину. Несмотря на возраст, Бен оказался намного проворнее, и через некоторое время острие его шпаги зацепило чепец на голове Мари. Роскошные черные волосы рассыпались по плечам.

– Как! Оказывается, это не разбойник с большой дороги, не убийца, а всего лишь девушка! Ничего не значащее существо!

Мари крепко сжала губы и откинула волосы назад.

– Ладно, еще один раз, но это уже последний.

Она опять промахнулась – шпага со свистом разрезала воздух.

– Победа! Победа! – торжествующе закричал Бен.

Мари мгновенно повернула шпагу и нанесла удар чуть ниже ребер.

– Ну вот, а теперь вы побеждены обыкновенной девушкой. Ничего не значащим существом.

Бен так и засветился от гордости за свою ученицу.

– А язычок у тебя острее шпаги.

Мари расправила платье и убрала волосы под чепец. Старик незаметно наблюдал за ней, делая вид, будто возится с рапирами.

– Дядюшка, как бы мне хотелось остаться с вами навсегда. Здесь мне хорошо, я чувствую себя легко, свободно, и все напоминает мне его…

– Напоминает что, дорогая?

– Мистере, мой родной дом.

Глава 3

Джейсон Брэнд скакал в задних рядах королевской свиты, и хотя это не соответствовало его миссии, однако он не падал духом. Ему непременно удастся найти возможность представить королю свой план. Бунта и кровопролития в Шотландии еще можно избежать, и Джейсон твердо решил сделать все возможное для этого. Что же касается его противников, этих самодовольных льстецов, стремящихся занять место поближе к королю, то пусть они идут ко всем чертям.

Неожиданно он повернул лошадь и стремительно помчался к лесу; черная грива его кобылы так и развевалась на ветру.

Лошадь и всадник выехали на тропу, параллельную берегу Темзы. Смеясь от радости, Джейсон крепче ухватился за поводья и наклонился вперед. Кобыла проскочила через небольшую лужайку и приготовилась взять препятствие – дерево, расщепленное грозой на две части, одна половина которого стояла прямо, а другая согнулась к земле, образовав арку.

Всадник лег почти плашмя на шею лошади.

– Ну давай, Бесс, и покончим с этим.

Кобыла грациозно взвилась в воздух, и тут крепкий сук, зацепив ворот рубашки Джейсона, вырвал его из седла. Несколько секунд незадачливый наездник беспомощно висел в воздухе, болтая ногами и безуспешно пытаясь нащупать опору. Дьявол бы побрал всех лошадей на свете, и особенно эту черную сумасшедшую чертовку, с досадой думал он.

Внезапно невдалеке послышался треск, и Джейсон опустил глаза вниз: до земли было примерно восемь футов, не меньше. Вот проклятие! Он замер.

Треск повторился снова, а затем снизу донесся смех. У Джейсона перехватило дыхание: девушка в платье служанки, с длинными черными волосами, прекрасная как мечта, звонко смеялась, и голос ее напоминал журчание прозрачной воды ручья.

Неожиданно сучок обломился с громким треском, и шотландец едва успел раскинуть руки, чтобы смягчить удар. С трудом выбравшись из-под груды веток, задыхаясь, он упал на траву, и тут же девушка неуверенно отступила назад, смущенная неприкрыто оценивающим взглядом распластавшегося на земле мужчины. Хотя незнакомец, судя по всему, был аристократом, однако что-то подсказывало ей: бояться нечего, перед ней добрый, сердечный, справедливый человек, не похожий на обычных посетителей Пенскотт-Холла. Его золотистые волосы спадали на плечи, а глаза весело блестели; когда он заговорил, голос его оказался глубоким, теплым, и в нем слышался сильный шотландский акцент.

– Рад познакомиться, крошка.

Мари отлично понимала, что для нее безопаснее было бы убежать, и все же не двинулась с места. Когда он приблизился к ней, в лесу стало совсем тихо: самый воздух, казалось, застыл в напряженном ожидании. Мари попыталась заговорить и не смогла. Вместо этого, увидев в открытом вороте его рубашки золотистые завитки волос, она непроизвольно подняла руки к своей груди, почувствовав со стыдом, как напряглись соски, выдавая ее неожиданное влечение к незнакомцу. Ей стало трудно дышать, и она облизнула пересохшие губы.

Джейсон взял ее руки, развел в стороны. Потрясенная, не в силах встретиться с ним взглядом, Мари опустила глаза и увидела вздувшийся холмик под бриджами. Она в тревоге вскинула голову…

Его пылающие губы прильнули к ее губам. Поцелуй обжег ее. Словно охваченные пламенем, тела их слились в одно. Из горла Мари вырвался слабый стон, и тут же рука незнакомца, обхватив ягодицы девушки, крепко сжала их. Возбужденная плоть его трепетала и пульсировала.

Мари сделала слабую попытку отступить, но все было напрасно. Теряя над собой контроль, она обхватила руками его шею…

И тут пронзительный звон разорвал тишину – обитателей Пенскотт-Холла извещали о прибытии короля.

Мари чуть не подскочила на месте. Господи! Король уже прибыл, а она…

Служанка и шотландский лорд безмолвно смотрели друг другу в глаза. Щеки девушки покрывал багровый румянец, в дымчато-серых глазах блестели слезы. Вдруг она поспешно повернулась и помчалась через кустарник.

– Подождите!

Слишком поздно, незнакомка уже скрылась из виду, зато кобыла как нельзя кстати вернулась и теперь стояла рядом в ожидании.

– Поехали, Бесс. – Джейсон встряхнулся. – Нам пора заняться делом. Четыре дня мы ожидали аудиенции у короля, и теперь у нас есть возможность убедиться, насколько хорошо корона Стюартов держится на голове нового владыки.


Пенскотт-Холл звучал как один большой оркестр: клавесин, скрипки, рожки, трубы… В зале приседали и кружились в танце пары; сплетники упражнялись в злословии, обсуждая последние новости, обраставшие в их устах неимоверной ложью; в воздухе стоял туман от осыпавшейся с бесконечного множества лиц и париков пудры.

В одной из боковых комнат Мари уложила последний локон на голове Гвендолин и теперь, отступив в сторону, внимательно оглядывала прическу хозяйки. Мелкие завитки на лбу, длинные вьющиеся локоны на ушах, восхитительные кудряшки на шее – Гвендолин рассматривала свое отражение с видом военачальника, изучающего карту местности, прежде чем отправиться на поле боя. Наконец она удовлетворенно кивнула и вернулась к прерванному монологу:

– Так вот, Стувисант… Он, несомненно, самый красивый из всех ганноверцев, как ты считаешь? Немного тяжеловат, правда, но, с другой стороны, они все такие. Ты меня слушаешь?

– Да, мадам. – Мари набросила на плечи хозяйки длинную накидку, закрепила ее на шее и подала ей маску, для того чтобы пудра не попала в глаза, а потом взяла полную пригоршню талька и дунула на Гвендолин. Когда облако рассеялось, ей осталось только нанести заключительные штрихи.

– Но Эдмонда ты по крайней мере видела, я надеюсь? – спросила Гвендолин, не снимая маски.

– Лорда Пенскотта я встретила внизу, мадам. Он…

– Молоденький многообещающий петушок, вот кто. Слишком много связей. К тому же он со всеми обходится так, как ему удобно. Ну да ничего: я сумею привлечь его внимание – во мне он найдет нечто неожиданное для себя, если, конечно, осмелится. Ну, ты закончила?

– Да, мадам.

Эдмонд. Мари о нем даже и не думала. Худощавый, изнеженный, даже женоподобный, он вечно крутился при дворе, что не добавляло ему привлекательности. Бедные девушки-горничные подпускали его слишком близко, прежде чем успевали разглядеть, что он собой представляет. Сегодня вечером Мари проходила по коридору, в то время как он о чем-то разговаривал с капитаном Грегори. Сразу поняв, что она служанка, Пенскотт-младший, не задумываясь, ущипнул ее за грудь. Мари, громко взвизгнув от неожиданности, убежала под громкий хохот мужчин.

Гвендолин, встав, потянулась и произнесла с мечтательной улыбкой:

– Ты видела шотландца?

Мари оставалось лишь надеяться, что хозяйка не заметила, как вспыхнуло ее лицо.

– Шотландца, мадам?

– Да. Я имею в виду лорда Джейсона Брэнда – говорят, он приехал, чтобы добиться аудиенции у короля. Боюсь, на это шансов мало, и вообще меня не интересует, что там у него в голове, а вот что скрывается под узкими бриджами и бархатным камзолом… Возможно, я найду способ это выяснить – не хочу, чтобы он покинул Пенскотт-Холл без всякого вознаграждения.

Мари сжала губы. Человек, которого она повстречала в лесу, этот свободный смеющийся лесной дух, по ее мнению, отнюдь не заслуживал коготков леди Гвендолин.

– Итак, Мари, можешь пока заняться другими делами – ты мне сегодня больше не понадобишься. – Гвендолин еще раз проверила прическу и вышла.

Закрыв за ней дверь, Мари порадовалась тому, что может хотя бы на несколько минут остаться одна… Подойдя к зеркалу, она внимательно оглядела себя. Как, наверное, разозлится Арабелла, да и все остальные служанки. Прошло три часа с тех пор, как на ней было это платье, а ей все еще не верилось, что это не сон: шелковое, телесного цвета, с глубоким вырезом, платье удачно подчеркивало ее полную упругую грудь, белизну плеч и шеи, а полудрагоценный дымчатый кварц на корсаже как нельзя лучше сочетался с цветом глаз. Относительная простота этого наряда в сочетании с молодостью и лучезарной красотой Мари создавали эффект классической элегантности, чем не могла похвастать ни одна из присутствовавших на балу дам.

Мари вздохнула. Леди Гвендолин пообещала вознаградить лорда Брэнда. Руки ее сами собой сжались в кулаки, но она тут же разжала их. Лорды и леди играют в свои игры, и у нее нет никаких причин завидовать им.

И тем не менее она испытывала безумную ревность.


В том, что центром внимания всех присутствовавших в зале являлся Георг Ганноверский, правнук Якова I, теперь известный как его величество король Георг I, не было ничего удивительного; и все же этот человек, невысокий, плотный, светлокожий и, несмотря на свои пятьдесят четыре года, невероятно застенчивый, похоже, чувствовал себя среди всей этой расфранченной знати не в своей тарелке. Вряд ли такой король сможет править страной, подумал Джейсон. Вдобавок Георг не говорил по-английски, хотя это было еще не самым большим его недостатком.

Однако существовали моменты, которые вполне устраивали Джейсона. Георг I, воспитанный как солдат, слыл храбрым, мужественным, порой упрямым и не испытывал, судя по слухам, особой любви к своим вассалам. Хотя, возможно, сэр Роджер Пенскотт и его приятели-виги уже успели убедить короля в своих лживых и грязных наветах… Джейсон нахмурился.

– А, Брэнд! – услышал он позади голос Пенскотта-младшего. – Наш любопытный всадник.

– Любопытный?

– Я имею в виду то, как вы отделились от королевской свиты и устремились в лес. Надеюсь, вы там нашли что-нибудь интересное?

Судя по выражению лица Эдмонда, этот молодой человек явно недолюбливал Джейсона Брэнда. Хотя он и не являлся наследником титула и поместий, но тем не менее считал себя неизмеримо выше какого-то там шотландца с гор.

– В первый момент я решил, что это знак для отряда якобитов, прячущихся в лесу. – Эдмонд притворно засмеялся.

Ботмэр, королевский переводчик, не выдержав, тоже громко расхохотался, а король отвел глаза, раздраженный тем, что не мог понять, над чем смеются эти двое.

– Ну что вы, сэр. – Джейсон улыбнулся как можно любезнее. – В таком случае мы бы вас только и видели вместе с вашей хорошо натренированной кобылой. Говорят, она мчится прочь, едва почует малейшую опасность.

Эдмонд вспыхнул. Этот проклятый шотландец слишком скор на язык. Стоявшие рядом по-прежнему громко смеялись, но объектом их веселья теперь был он сам, и это еще больше его разозлило.

– Сир! Я протестую…

Джейсон повернулся к королю и склонился в низком поклоне:

– Ваше величество, я долго ожидал случая просить у вас аудиенции. Ваши люди слишком усердно вас защищают – они решают за вас, что вы должны услышать, а что нет. Но вот наконец я стою перед вами и молю выслушать меня.

Король поднял на Джейсона ясные голубые глаза и терпеливо ожидал, пока переводчик закончит. Затем он молча сделал глоток из своего кубка и обернулся к хозяину дома:

– Когда у нас назначена охота, милорд?

– На завтра, в десять.

Король и граф Стувисант, бывший его советником, шепотом перекинулись парой слов, после чего Георг встал и пошел прочь, даже не взглянув на тесный кружок придворных. Все глаза устремились на графа.

– Его величество предлагает одиннадцать часов. После охоты он удалится в свои апартаменты на ленч. Милорд Брэнд может присоединиться к нему в это время, но ненадолго. – Коротко поклонившись, Стувисант удалился вслед за королем.

Лорд Пенскотт кинул тревожный взгляд в сторону Джеймса Грегори. Капитан присоединился к придворным в середине разговора и теперь молча разглядывал шотландца, размышляя о том, как вовлечь его в такую ситуацию, которая не могла бы разрешиться ничем иным, кроме дуэли. Надо было действовать осторожно, чтобы не вызывать гнев короля. Едва заметно кивнув Пенскотту, Грегори придвинулся ближе к Джейсону.

– Вот мы и снова встретились, милорд. Кажется, вы играете в карты?

Шотландец ответил осторожной улыбкой:

– Нет, но у меня есть кое-какой опыт игры в кости.

– Прекрасно. Тогда сыграем сегодня вечером?

– Если хотите, капитан.

– О, еще как! До встречи.

Теперь Грегори было чем гордиться. Дальнейшее представлялось ему совсем нетрудным: проиграть Брэнду, потом обвинить его в нечестной игре и вызвать на дуэль. Пистолеты ждут, и какие пистолеты!


Грациозно двигаясь по залу, Мари переходила от группы к группе и, прислушиваясь к разговорам, чувствовала себя на седьмом небе. Все это так восхитительно, просто необыкновенно! Женщины бросали на нее завистливые взгляды, а мужчины уже семь раз приглашали ее на танец, и как жаль, что ей приходилось отказывать – ведь она не знала ни одной фигуры… Порой она даже вступала в беседу, и дважды ей удалось увидеть блистательного шотландца. Один раз Мари буквально наткнулась на него; он подмигнул ей и попытался взять ее за руку, но она тут же убежала.

Ближе к полуночи Мари, набравшись храбрости и заранее приготовив слова, которые скажет ему, сама отправилась на поиски, и тут, к величайшему своему огорчению, она увидела, что граф стоит рядом с Гвендолин. Сердце ее, казалось, перестало биться. Все очарование этого вечера для нее пропало окончательно. Не обращая ни на кого внимания, не сознавая, что делает, Мари побежала в дальний конец зала, где находился выход на кухню…

Однако стоило ей только скрыться за дверью, как следом за ней на кухню вбежал Траш. Увидев Мари, притаившуюся в углу, он хищно оскалился:

– Это еще что такое? Хозяин требует, чтобы ты немедленно шла к гостям. И не забудь про французский язык!

Мари покорно кивнула и медленно поплелась обратно. Идти в зал ей вовсе не хотелось: Эдмонд Пенскотт уже недвусмысленно дал ей знать о своих намерениях, так же как и капитан Грегори, но больше всего ее пугала мысль снова увидеть Джейсона Брэнда рядом с неотразимой леди Пенскотт.


Роджер Пенскотт беспокойно расхаживал по своему кабинету. Час поздний, он устал, и глаза его слипались, однако празднество продолжалось, а протокол требовал, чтобы хозяин дома оставался на ногах до тех пор, пока не ляжет король.

Неожиданно дверь распахнулась и в кабинет вошел запыхавшийся капитан Грегори.

– Ну?

Тот пожал плечами:

– Два часа я выслушивал всякую чушь, потерял кругленькую сумму, но Брэнд так и не появился, хотя обещал. Где он сейчас, ума не приложу. В любом случае я не смогу обвинить его в мошенничестве, если он не сядет со мной за игорный стол.

– А Эдмонд?

– Наливается бургундским.

– Хорошо. Проследите за тем, чтобы он больше не связывался с Брэндом. К сожалению, язык у него работает быстрее, чем мозги.

– Нам с ним одинаково не нравится этот шотландец.

– Да, вот только возможности у вас разные. Эдмонд молодой, горячий, со всеми задатками удачливого человека, но, к несчастью, у него нет опыта, и сдерживать себя он вряд ли станет.

– Но стрелять-то он умеет, как я слышал.

– Пристрелить браконьера совсем не то, что драться на дуэли.

– Если есть воля к победе…

Пенскотт стукнул тростью об пол.

– Брэнд – это ваша задача! Проследите, чтобы мой сын держался от него подальше.

Грегори, чувствовавший себя сейчас более уверенно, чем день назад, налил себе вина и насмешливо улыбнулся:

– Можете успокоиться, милорд, Эдмонд уже забыл тот эпизод с Брэндом. Сейчас его интересует совсем другое – то, что он назвал огромным новым гаремом. Надо отдать ему должное, времени он не теряет и, невзирая на бургундское, уже успел обработать одну красотку, а сейчас занимается другой.

Пенскотт не на шутку встревожился:

– Какой именно?

– А вот той черноволосой, что прислуживает вашей жене. Кстати, она отлично смотрится в новом платье.

– Черт!

– Милорд, не можете же вы сами вынашивать планы в отношении этой крошки.

– Мои планы вас не касаются, капитан, за исключением тех, которые вам надлежит выполнить. Эта девушка – девственница, что я очень высоко ценю. Такое сокровище не растрачивают по пустякам, его используют в нужное время и за соответствующую цену. Предупредите Эдмонда, чтобы он к ней не прикасался. Мари-Селеста Рейвен – моя собственность, прошу не забывать об этом. А теперь идите и займитесь Джейсоном Брэндом.

Грегори вздохнул и поспешно вышел, решив, что сейчас старику лучше не перечить. Когда кругом плетут паутину, надо двигаться как можно осторожнее, иначе попадешь в нее вместе со всеми потрохами.


Гвендолин Пенскотт лениво протянула руку и взяла птифур с подноса на полу. Результаты двухчасового туалета были разбросаны вокруг в полном беспорядке: расшитый жемчугом корсаж небрежно свисал со спинки стула, смятое роскошное платье лежало наполовину скомканным под ее спиной, а жемчуг с разорванного ожерелья скатился под кровать. Портниха, конечно, не ожидает, что увидит свое изделие в таком виде, – потребуются долгие часы кропотливого труда, чтобы привести платье в порядок.

Гвендолин взяла еще одно пирожное и повернулась на бок, даже не пытаясь скрыть то укромное местечко, где ее любовник, к обоюдному удовольствию обоих, оставил свое пылавшее жаром содержимое.

– Восхитительно, сэр Жеребец! – Она поднесла пирожное к губам Джейсона и тут же отдернула, прежде чем он успел откусить.

– Как я понимаю, мы обедаем в одиночестве, мадам?

– Да, эта комната для гостей пустует, так что бояться нечего. – Гвендолин хихикнула.

– А я и не говорил, что боюсь, просто не хочется защищать свою честь в чем мать родила. – Джейсон снова попытался ухватить пирожное и снова промахнулся. – Ах так! Ну держись…

Гвендолин с многообещающим видом упала на спину и быстро положила последний кусочек пирожного на то влажное местечко, где зарождалась страсть.

– Угощение для самого лучшего Жеребца, сэр.

Дыхание ее участилось, когда он нашел языком ее угощение, и Гвендолин в ожидании грядущего наслаждения томно прикрыла глаза.


Несмотря на все старания, Мари так и не удалось узнать ничего особенного, за исключением того, что тори – настоящее проклятие для англичан. О вигах же никто не произнес ни слова; видимо, королевские советники рекомендовали своему монарху подождать, прежде чем принимать сторону одной из двух соперничающих группировок.

Зато трижды за сегодняшний вечер девушка ловила на себе взгляды Эдмонда, а от его сальной улыбки кровь стыла у нее в жилах. Как раз сейчас он направлялся прямо к ней, и Мари, присев в глубоком реверансе, быстро ускользнула через боковую дверь, а затем побежала через заброшенный коридор, который вел ко входу на галерею скульптур.

Лишь когда узкая дверь закрылась за ней с громким стуком, Мари немного успокоилась. Здесь она была в безопасности – Эдмонд поищет ее немного и вернется к своему бургундскому…

И тут внезапно рядом с ней распахнулась незаметная потайная дверь, в проеме которой появился улыбающийся Эдмонд с канделябром в руке.

– Прекрасное укрытие, моя дорогая, – вкрадчиво проговорил он. – Вы ведь не знали, что я долгое время жил в этом доме и изучил его вдоль и поперек, не так ли?

Не отвечая, Мари помчалась через всю галерею к главному входу. Если удастся вовремя отпереть засов…

Эдмонд успел схватить ее в тот самый момент, когда засов уже открылся.

– Ну-ну, моя дорогая, не надо так спешить. Я умираю от тоски по вас с той самой минуты, как увидел вас и узнал, кто вы такая. Мне говорили, что вы девственница, хотя я не очень верю такому счастью, но существует только один способ это проверить. – Поставив свечу на пол, Эдмонд рывком притянул девушку к себе, а когда она попыталась вырваться и убежать, ухватил ее за платье. Материя, затрещав, разорвалась, и Мари, столкнувшись с какой-то скульптурой, оказалась на полу вместе с ней, что вызвало страшный грохот. Теперь они с Эдмондом ползали по скользкому паркету, и острые осколки мрамора впивались в ее нежную кожу.

Внезапно Мари почувствовала пальцы Эдмонда на своей обнаженной груди и пронзительно завизжала от ужаса. Вероятно, из-за этого ее преследователь потерял всякий контроль над собой: он закрыл ей рот пьяным поцелуем, а затем с силой ударил ее несколько раз по лицу.

В пылу схватки ни Мари, ни насильник не заметили луч света, проникнувший сквозь приоткрывшуюся дверь. Эдмонд, сорвав накидку с ее головы, наклонил к ней лицо, и тогда девушка плюнула ему в глаза.

– Грязная шлюха!

Эдмонд снова занес руку для удара, но внезапно кто-то оторвал его от Мари и, подняв в воздух, отшвырнул на другой конец галереи; голова молодого графа с глухим стуком ударилась о статую ухмыляющегося сатира. Как в тумане Мари чувствовала, что ее подняли на ноги, и в поисках спасения она прижалась к крепкой мужской груди…

– Все кончилось, крошка, не надо бояться, больше тебя никто не обидит.

Крепкий мужской запах, глубокий мягкий голос…

Теряя сознание, Мари успела в последний момент ощутить странный прилив сил, как будто кто-то поднимал ее из тьмы к свету.


Очнулась Мари лишь через несколько часов. Все мышцы ее болели, и ей долго не удавалось понять, где она находится.

Но вдруг ей показалось, будто она узнает обстановку вокруг себя. Девушка приподнялась на постели: комната учителя Бена!

В этот момент дверь открылась и Бен показался на пороге.

– Доброе утро! Наконец-то наша девочка очнулась, – с беспокойством произнес старый моряк.

Мари рывком натянула на себя одеяло.

– О, Бен, мое роскошное платье разорвано – теперь все будут смеяться надо мной, а лорд Пенскотт, наверное, придет в ярость. Дядюшка, я боюсь.

Старик, улыбаясь, погладил ее по плечу.

– Успокойся, дитя, граф знает, что это не твоя вина.

– Но почему я здесь?

– Ты не помнишь?

– Нет…

– Я пообещал, что присмотрю за тобой до утра. – Бен подошел к камину, достал кувшин и налил в чашку подогретого шоколада. – Вот, выпей. Траш освободил тебя от работы.

– Но к чему все это? Разве что-нибудь произошло?

– Происходит, – уточнил Бен. – Эдмонду не понравилось то, как Брэнд с ним обошелся прошлой ночью, и он вызвал шотландца на дуэль, она должна состояться сегодня на рассвете у реки. Не могу понять, почему Брэнд выбрал рапиры – это не его оружие, а Эдмонд между тем слывет отличным фехтовальщиком. – Бен недоуменно покачал головой. – Ладно, пей шоколад и можешь еще поспать, а я пойду посмотрю, чем у них там все кончится.

Не решаясь спорить, Мари выпила густую сладкую жидкость и закрыла глаза, однако уже через полчаса, когда первые лучи солнца заглянули в комнату, она выскользнула из постели и, завернувшись в простыню, вышла за дверь, чтобы, незаметно проскользнув в дом, снять с себя разорванное платье и переодеться.

И тут она вспомнила все. О Господи, дуэль!

Задыхаясь, Мари помчалась через ухоженную лужайку, потом взбежала вверх по глинистому берегу ручья. Вскоре впереди послышался звон клинков, а затем раздался крик боли, который сразу же заглушил рев толпы. Вклинившись в нее и изо всех сил работая локтями, Мари успела увидеть, как по рубашке одного из дуэлянтов расползается багровое пятно; затем священник, всплеснув руками, наклонился к упавшему, и кто-то накинул на него сюртук. Еще через несколько секунд убитого унесли.

Второй дуэлянт отделился от толпы зевак и отошел в сторону; белая рубашка его трепетала на ветру, золотисто-рыжие волосы горели в лучах утреннего солнца. Сердце девушки невольно вздрогнуло. Слава Богу, подумала она и тут же почувствовала, как краска заливает ее щеки.

Четверо слуг, сопровождаемые отцом убитого, понесли тело в замок, и вслед за ними двинулись все остальные. Джейсон Брэнд остался один. Мари снова охватила паника. Что ей теперь делать? Позвать его? Но что это даст – ведь она принадлежит лорду Пенскотту…

Шотландец стоял неподвижно, не ведая о ее мучениях, терзаемый собственными проблемами. Его вызвали на дуэль, и он принял вызов, но, победив в схватке, проиграл свое основное сражение. Как теперь быть с аудиенцией у короля Георга? Госпожа Фортуна вмешалась и разрушила все его планы. Глупо было надеяться, что сегодняшнее событие не повлияет на его долгожданную встречу с королем – имя Пенскотта среди вигов едва ли не священно, и смерть Эдмонда ни к чему хорошему не приведет, разве что избавит мир от бесполезной личности, доставлявшей другим одни только неприятности.

Снова пронесся порыв ветра, и Джейсон зябко повел плечами. Нагнувшись, он поднял тяжелую накидку, набросил ее на плечи и медленно пошел к дому. До встречи с королем оставалось не более пяти часов – за это время ему надо было подготовиться к возможному поспешному отъезду и глядеть в оба, чтобы не получить удар в спину.


Когда Траш постучал в дверь библиотеки, лорд Пенскотт раздраженно поднял глаза от бумаг. Дадут ему когда-нибудь покой или нет?! Сейчас только два часа, а ему казалось, что прошел уже весь день. Как невыносимо медленно тянется время! В соседней комнате лежит мертвый Эдмонд, младший, самый любимый сын. Как скоро он ушел от него… Настоящего горя Пенскотт еще не успел почувствовать, только гнев и ненависть, но он не сомневался: наступит день, когда человек, убивший его сына, поплатится за это.

Пенскотт извлек из-под вороха бумаг, разбросанных по столу, свой тюрбан и натянул на лысину. Все тщательно спланировано. Если дальше дела пойдут как задумано, Брэнд получит отказ у короля и его соотечественники, конечно же, поднимут бунт. И все же цена слишком высока, черт возьми!

Снова послышался осторожный стук в дверь.

– Да входите же!

Опять этот проклятый Траш! Нет ничего хуже чрезмерно преданного слуги.

– Черт возьми, неужели нельзя оставить меня наконец в покое! Что, он еще кого-нибудь убил?

– Нет, сэр, все спокойно. Он седлает коня. Через полчаса его здесь не будет.

– Какая жалость! Пусть бы попробовал остаться до утра. А тебе что надо?

– Капитан Грегори тоже уехал…

– Вот как?

– Да, сэр. Несколько минут назад. Поручил мне передать вам привет, наилучшие пожелания и еще вот это.

Он положил на стол конверт и коробку.

– Ладно. А теперь убирайся отсюда.

Траш поклонился и, пятясь, вышел за дверь.

Снова оставшись наедине со своими мыслями, граф машинально открыл коробку орехового дерева. Пистолеты, которые так и не нашли применения. Этот бездельник еще хуже, чем его отец.

Дрожащими руками старик вскрыл конверт.


«Милорд!

Меня срочно вызывают в Лондон, откуда я выхожу в море. С тяжелым сердцем возвращаю вам это прекрасное оружие и, с вашего разрешения, отныне считаю себя вашим мстителем. Надеюсь, в один прекрасный день мне все же удастся с Божьей помощью передать убийцу Эдмонда в ваши руки.

Ваш покорный слуга,

капитан Джеймс Грегори».


Роджер Пенскотт отбросил письмо в сторону. Возможно, Грегори все же не такой болван, каким показался ему вначале, и еще может пригодиться. Проблема лишь в том, что «один прекрасный день» – слишком далекий срок.


Новость о дуэли и последующей аудиенции Джейсона Брэнда у короля мигом облетела весь дом. Его величество выслушал просителя при полном молчании придворных, после чего велел ему до наступления ночи исчезнуть с глаз долой. В просьбе Джейсону было категорически отказано, зато он получил весьма неприятный выговор за дерзость. Теперь у графа не оставалось ни малейших сомнений в том, что ему надо уезжать как можно скорее и как можно дальше от людей, которые могут расценить королевское заявление как безоговорочное отпущение любого акта возмездия. Бледный от ярости, шотландец, с трудом сохраняя почтительность, пятясь, вышел из зала, в котором проходил прием.

Мари давно выплакала все слезы и теперь стояла перед открытой дверью конюшни, вдыхая запах лошадей, кожаной упряжи и свежескошенного сена. Вдруг кто-то схватил ее за руку, грубо сорвал с головы кружевной чепчик. У Мари перехватило дыхание… Но тут из темноты вышел Джейсон Брэнд.

– Маленькая лесная нимфа! Прошу прощения, крошка, но обстоятельства вынуждают меня быть осторожным. Обещаниям лорда Пенскотта не стоит слишком доверять.

– Я… я только хотела поблагодарить вас. – Мари подала ему узелок. – Тот случай с Эдмондом… Вы тогда спасли меня от бесчестья, а может быть, и от смерти.

– Думаю, твой обидчик теперь играет в те же игры с дьяволом. – Джейсон мрачно усмехнулся и пошел по проходу к своей кобыле, но внезапно остановился и, облокотившись о барьер стойла, развязал узелок.

Он заговорил хриплым от волнения голосом:

– Хлеб… мясо… Не нужно было этого делать, крошка. Если о твоем поступке кто-нибудь узнает, тебе не поздоровится.

– Мне все равно, а вам это поможет подольше ехать без остановки на случай, если кому-то вздумается последовать за вами.

Джейсон привязал узелок с едой к седлу и, подойдя к Мари, провел рукой по ее мягким локонам.

– Глаза серые, как туман, и волосы черные, как те тайны, которые они скрывают. Как мне узнать, что ты за женщина?

Мари попыталась заговорить, но он тут же перебил ее:

– Я сам хочу найти ответ, своим собственным способом. – Джейсон рывком притянул ее к себе. Мари прижалась к нему. Грудь ее до боли ждала его ласки, пылающий язык проник в его рот. Нет, она не может его так отпустить. Не сейчас. Никогда.

Прозвенел гонг; один раз, второй, третий… Задыхаясь, молодой человек с трудом оторвался от нее.

– Проклятый Роджер Пенскотт! Я должен ехать, крошка. – Подведя кобылу к выходу, он вскочил в седло.

– Возьмите меня с собой.

Граф на мгновение задумался, глядя на Мари сверху вниз.

– К сожалению, сейчас это невозможно. В одном только могу поклясться – я приеду за тобой, как только смогу.

Нагнувшись, он поднял девушку в воздух, и их губы снова встретились. Мари казалось, что ее душа переливается в него; кровь так и пела в ее жилах, голова шла кругом.

В следующий момент она уже снова стояла на земле. Джейсон поскакал вперед, не оглядываясь; Мари смотрела ему вслед, едва сдерживая слезы. Он уехал, ничего не оставив, кроме воспоминания о поцелуе и обещания вернуться.

– Да, – прошептала она, дотронувшись до щеки, хранившей след от прикосновения его пальцев. – Да, мой дорогой. Я буду ждать тебя всегда.

Лишь поздно вечером, лежа в постели, Мари вспомнила, что даже не сказала ему своего имени, но какое это теперь имело значение. Джейсон Брэнд обещал ей, и он вернется сюда.

Глава 4

– Вооружение твоего корабля слабее в три раза. – Бен продвинул деревянный брусок дальше по карте. – Что ты будешь делать?

– Немедленно поднять паруса! – Глаза Мари горели от возбуждения. Она развязала веревки, и шесть кусков муслина в форме парусов моментально встали на места. – Теперь я подплыву как можно ближе и пройду между двумя островами.

– Но помни…

– Знаю-знаю. Остерегаться рифов. Мы действительно слишком близко от Сент-Киттса, но сейчас как раз время прилива, и осадка у брига совсем небольшая.

– Умница. – Бен провел другим бруском вдоль указанного ею курса. – Галеон не сможет вас догнать. Ты выиграла. – Он собрал деревяшки и вернул их в прежнее положение. – А теперь внимание.

– Еще раз?

Мари распустила крошечные паруса на модели корабля. Что поделаешь – Бен может продолжать одно и то же до бесконечности.

Бывший пират вскинул на нее проницательные глаза.

– А как ты думаешь научиться?

– Но для чего? Какая в этом польза?

– Она еще спрашивает, какая польза! А как же ты поплывешь дальше? Молчи и слушай внимательно. – Старик согнулся над картой, и Мари придвинулась ближе.

Конечно, уроки по искусству мореплавания здесь, в коттедже у Бена, в самой глубине Англии, были более чем бесполезны, но, с другой стороны, чем ей еще заниматься? Без конца натирать полы? К тому же с Беном никогда не скучно. Будь у нее выбор, она бы все время проводила с ним, слушая его рассказы о жизни, полной захватывающих приключений.

– Итак, ты попалась. Раннее утро. Ветер дует с берега. Ты прошла риф, и теперь у тебя нет возможности развернуться и двигаться обратно к гавани. Еще несколько минут, и тебя настигнут. Что ты делаешь в таком случае?

Мари задумчиво смотрела на карту.

– Пошлю своих людей наверх… и двинусь на северо-восток.

Бен вскинул брови. Деревяшка-галеон легла на правый бок.

– Попадешь в беду, девочка. Я ведь еще…

Мари резко повернула свой брусок.

– А теперь на юго-восток. По ветру. Буду держаться подветренной стороны. Так я смогу пройти невредимой под вашими пушками. А потом неожиданно сяду вам на хвост; вот тут-то мы и померимся силами. Течение здесь обманчивое, а рифы просто смертельные.

Бен громко расхохотался:

– Молодец! Ты просто молодец. Тридцать пять лет назад я впервые использовал этот трюк. Оказывается, он все еще работает.

– Помню, как отец рассказывал нам разные истории на ночь. У него сработал примерно такой же трюк у побережья Юкатана. Скажите, дядюшка, почему тогда они постоянно выигрывают, несмотря на свою глупость?

Бен свернул карту.

– Кто это «они»?

– Ну вы же знаете. Те, у которых власть. Они действительно все время побеждают. Взгляните на себя, на меня и моего отца… – Губы ее изогнулись в горькой улыбке.

– В конечном счете они совсем не такие глупые. Но они тщеславны, а тщеславие ведет к неверным расчетам и ошибкам, об этом не забывай, девочка. Ты можешь использовать их тщеславие и гордыню в своих целях, если будешь осторожна. Может наступить такой день, когда удача отвернется и твоя жизнь окажется в опасности…

Мари, вздохнув, прошла к полкам и поставила «галеон» на место. Старик с улыбкой наблюдал за ней. Несмотря на преклонный возраст, он еще не разучился любоваться красотой молодости.

Взяв в руки кота, который сразу замурлыкал, Мари вернулась к хозяину коттеджа.

– Как вы думаете, Джейсон Брэнд когда-нибудь проходил рифы за Сент-Киттсом?

– Он на море не больше года, моя дорогая, но когда-нибудь обязательно пройдет. Пират плавает там, куда ведет его фортуна.

– Он не пират!

– Какая разница. Разве это так важно, Мари? Неужели пират такое уж страшное чудовище?

– Его называют флибустьером, грабителем. Я ничему этому не верю.

– И обо мне когда-то так говорили.

– Вот видите!

– Что видите? Моя судьба во многом напоминает судьбу твоего шотландского лорда. Проигранное дело жизни, потеря имущества, высокого положения и защиты заставили меня присоединиться к грабителям. Это называется желанием выжить, Мари-Селеста. Никогда не забывай того, что я тебе сейчас сказал, и тогда избежишь многих разочарований в жизни.

– Разочарований? О чем вы, дядюшка! Напротив, я бесконечно благодарна судьбе. Я живу в прекрасном доме, ношу хорошую одежду, ем хорошую еду…

Бен положил руки девушке на плечи.

– Прекрати это, иначе ты сама себя изведешь. В жизни бывают моменты и похуже. Намного хуже.

– Все, что мне нужно, – это…

– Забудь о нем. Его нет уже два года.

Глаза Мари встретились со взглядом старика. Два года? Всего два? А ей-то казалось, что прошла целая вечность. Или это был всего один день? Она все еще помнила ощущение его губ на своих губах, прикосновение его рук, видела его улыбку, слышала его смех. Пусть пройдет хоть двадцать лет, она все равно его не забудет.

– Не могу, дядюшка. Я пыталась.

– Посмотри в зеркало.

– Ну и что?

– Ты молода, красива. Будут и другие мужчины, поверь мне. Ну а теперь улыбнись и давай быстренько отсюда, пока не явился Траш.

Мари кивнула. Поцеловав старика в щеку, она пошла к выходу, но на пороге остановилась.

– И все равно я не могу не мечтать, дядюшка.

С этими словами она исчезла.

Сокрушенно покачав головой, Бен вышел за дверь и подставил лицо северному ветру. Ночь будет холодная.

– Итак, она не может не мечтать… О чем?

Старый пират вскинул голову: прямо перед ним стоял лорд Пенскотт.

– О жизни, милорд, – молодые всегда мечтают о жизни. Или вы уже забыли?

– Любопытно, чему вы ее здесь учите?

– Мы с ней друзья и просто разговариваем.

Не дожидаясь приглашения, лорд Пенскотт вошел в коттедж, снял плащ и перчатки, а затем неловко уселся на стул рядом с шахматным столиком. Как обычно, Бен расположился напротив.

После долгого молчания граф заговорил первым:

– В ней что-нибудь изменилось?

Бен покачал головой:

– Мари есть Мари – все такая же восхитительная, как и в первый день, только теперь она стала еще красивее. Белые начинают.

Пенскотт двинул вперед королевскую пешку. Некоторое время Бен внимательно изучал доску. Это всегда раздражало его благодетеля, особенно в начале партии, когда фигуры, казалось, должны переставляться автоматически. На этот раз, однако, граф решил не поддаваться раздражению и, наслаждаясь игрой, откинулся на спинку стула.

– Да, она действительно прекрасна. Великолепный цветок. Об этом я позаботился. Девственность – очень ценное качество, его следует хранить и лелеять, до поры до времени. Это как в шахматах – неожиданный маневр в нужное время неизбежно приносит победу. Ну что, вы сделаете ход наконец?

Бен с улыбкой поднял глаза.

– Шахматы – это игра, милорд. Я отношусь к ним не так, как к жизни. – Он наконец передвинул пешку.

Некоторое время они играли молча, и лишь после шестого хода Бен спросил:

– Каковы ваши намерения в отношении Мари?

Пенскотт откинулся назад.

– Есть некий принц, который, как и все принцы, мечтает о короне своего отца. В моем кругу слишком близкие отношения с таким человеком считаются опасными, но если наш принц, весьма чувствительный к женской красоте и уму, увлечется этой девушкой, он станет моим должником. Я прав?

– Значит, вот в чем состоит ее ценность. А расплаты вы не боитесь?

– Ну-ну, не стоит так кипятиться. Это произойдет еще не скоро, пожалуй, не раньше чем через несколько месяцев. За это время мы разожжем нашу красавицу. Ее девственность – это именно то редкое достоинство, на которое мы поймаем принца. Однако для того, чтобы удержать его, потребуется нечто большее.

Лорд Пенскотт взял свою трость и поднялся с места как раз в тот момент, когда слон Бена стал угрожать его ферзю.

– Мы не закончили партию, милорд.

– Закончили. Вы разве не заметили?

Серебряный наконечник трости коснулся черного короля и свалил его.

– Я выиграл.

С этими словами хозяин Пенскотт-Холла, захватив свой тяжелый сюртук, вышел за дверь, а Бен остался размышлять и устанавливать фигуры для следующей партии.


Пронизывающий северный ветер пробирался под парик, предназначенный для защиты головы и шеи, под теплую одежду и даже в обувь. Эти проклятые холодные зимы – они слишком тяжелы для пожилого человека.

Роджер Пенскотт окинул взглядом свои земли. Обычно в такие минуты, стоя в самом центре того мира, который построили он и его отец, граф испытывал радостное возбуждение, однако сегодня к этому чувству примешивалась горькая ирония.

Ветер внезапно утих, наступила странная, загадочная тишина. Было ли то предчувствие беды, разорения, перемен?

Вот именно, перемены – он стал слишком стар для них. Если бы возраст позволил, он просто ушел бы в море, и будь что будет.

Словно в ответ ему поднявшийся порыв ветра закружил снег над прудом. Пенскотт стиснул зубы и поспешил к дому. Нечего старику мечтать о море. Его ждут горячий пунш и камин. Глядя на языки пламени, можно помечтать об успехе своих замыслов. Успех – это всегда хорошо, хотя обмороженные когда-то места все еще болят…


Мари плотнее закуталась в теплую шаль и помешала угли в камине. Никогда еще Мистере не казался ей таким далеким. Сколько ни согревай этот дом, все равно в нем холодно, зябко и неуютно.

Двигаясь по комнате, она зажгла свечи и стала задвигать тяжелые шторы на окнах, когда внизу показались всадники на замерзших конях. Мари вгляделась внимательнее – кажется, сегодня в доме никого не ждут…

Пожав плечами, она повернулась спиной к огню и, вдруг рванувшись к окну, снова отдернула штору и стала напряженно вглядываться в лица прибывших.

Только тут она заметила, что у одного из всадников связаны руки. Комната поплыла у Мари перед глазами: он вернулся, но вернулся пленником, со связанными руками!

В следующий момент ее охватил страх. Джейсон Брэнд не тот человек, которого легко захватить в плен. Она должна убедиться собственными глазами, что он цел и невредим.

Опустив штору, Мари оглядела комнату. Свечи зажжены, огонь в камине пылает, постель расстелена, ночная рубашка лежит сверху… Некоторое время она не понадобится леди Гвендолин. Мари выскользнула за дверь и, быстро пробежав по коридору, застыла у лестницы. Вскоре она увидела, как в зале появилась знакомая фигура. Всадник скинул плащ, оставшись в ярко-красной форме с золотым шитьем, и тут же тишину прорезал голос Пенскотта:

– Капитан Грегори? Ну как вам путешествие?

– Это было холодно и довольно противно, но, слава Богу, всему когда-нибудь приходит конец.

Лорд Пенскотт подозвал дворецкого:

– Чаю и чего-нибудь поесть – наверх, в библиотеку.

Капитан Грегори сел и, когда слуга стянул с его ног сапоги, блаженно вздохнул.

– Ну-с, а как наш пленник?

Грегори засмеялся:

– Цел и невредим, если не считать шишки на голове. Конечно, не слишком доволен, но пытается делать хорошую мину. Он еще не знает, куда его привезли, а когда узнает, думаю, не слишком обрадуется.

– Долго же я ждал встречи с ним.

– Надеюсь, вы удовлетворены, милорд?

– Удовлетворен – это мягко сказано. Я в восторге. Джейсон Брэнд снова в моем доме.


Джейсон здесь! Дальше Мари слушать не стала – она на цыпочках отошла от лестницы, прежде чем там появились капитан Грегори и лорд Пенскотт. Через несколько секунд, задыхаясь от волнения, она уже входила в спальню леди Гвендолин. В голове ее к этому времени не осталось никаких мыслей, кроме одной – человек, которого она любит, сказал: «Обещаю, что вернусь, как только смогу», – и он вернулся.


Джейсона била дрожь, зубы стучали, невыносимо болела челюсть. Это было даже хуже, чем в Ирландском море при северо-западном ветре. Если они сейчас же не войдут в дом…

Как зовут этого подонка англичанина? Ах да, Грегори… Джеймс Грегори – капитан, который и детской лодкой на пруду не смог бы управлять. А он тоже хорош – попал в плен к безмозглому дураку!

Чьи-то грубые руки стащили Джейсона с седла и подтолкнули вперед, в открытую дверь. Воющий ветер остался снаружи.

– У кого эта чертова отмычка?

Один из сопровождающих, порывшись в карманах, достал ключ, и уже через секунду холодное железо упало с запястий Джейсона.

– Вот и все, парень. Сядь. Выпей.

Джейсон опустился на скамью и, все еще дрожа, попытался поднести к губам чашку. Господи… да это же шоколад! Никогда он не пил ничего вкуснее.

– А теперь пошли наверх.

Кто-то потянул его за руку. Джейсон лихорадочно допил горячую жидкость и поднялся на ноги. Куда они его ведут? В камеру пыток?

Сильный толчок, и Джейсон, пролетев через всю комнату, ударился о противоположную стену.

– Желаю хорошенько повеселиться.

Дверь с громким стуком захлопнулась.

Что ж, здесь по крайней мере относительно тепло. Джейсон внимательно оглядел комнату. Интересно, где же находится его новая тюрьма? Пока он знал только одно – это не Лондон. В небольшом камине горел огонь; посередине стоял стол со свечой, а по обеим сторонам от него два простых, но по виду прочных стула. У стены скамья с постельным бельем и ведро.

Джейсон подошел к окну, открыл ставни, выглянул сквозь толстую решетку. Внизу стояла виселица, и на ней, поворачиваясь в разные стороны вместе с порывами ветра, болталось чье-то тело.


Гвендолин легонько постучала, и дверь сразу открылась. Муж ожидал ее за обеденным столом.

– А, входи, входи, дорогая. – Он поднялся с места. – Сколько времени мы не виделись? По меньшей мере неделю.

Гвендолин, улыбаясь, заняла место на противоположном конце стола.

– Я терпеливо ждала, пока мой супруг и повелитель меня позовет.

– Приношу свои нижайшие извинения, любовь моя. Дела… Но не будем вспоминать о прошлом. Я приказал зарезать гуся – ты ведь любишь гусятину, не так ли? А потом еще пирог с почками, тоже специально для тебя. Прошу, Хенли.

Лакей тут же начал разрезать гуся, и вскоре сочные куски мяса, политые белым вином, уже лежали на тарелках. На некоторое время за столом наступило молчание: Роджер не любил болтать во время еды; Гвендолин же, хотя ее и снедало любопытство, все же предпочла не искушать судьбу.

Наконец Пенскотт отодвинул тарелку.

– Можете сказать повару, что сегодня он сотворил чудо.

– Да, милорд. – Стоявший за стулом графа дворецкий поклонился.

Гвендолин молча ждала продолжения.

– А теперь, пожалуйста, наполните наши бокалы и можете быть свободны.

Двигаясь бесшумно, словно призрак, дворецкий налил хозяину и хозяйке портвейна, потом наполнил чашки густой дымящейся жидкостью и вышел, отвесив перед дверью низкий поклон.

Гвендолин удивленно вскинула брови:

– Шоколад, милорд?

Пенскотт усмехнулся:

– Сюрприз, моя дорогая, – что-то я к старости стал сентиментальным. Попробуйте, достаточно ли он сладкий?

Гвендолин сделала глоток и улыбнулась:

– Ридж, как и положено настоящему повару, знает, какой я люблю.

– Ну разумеется. Вот мы и подошли к главной цели нашей с вами встречи.

Гвендолин моментально подобралась, и шоколад не казался ей теперь уже таким сладким.

– Что вы имеете в виду, милорд?

– Моя дорогая, я буду говорить без обиняков. Вам, конечно, рассказали о наших гостях?

– Милорд! Я полагаю, мои связи – это мое личное дело. Если вы с возрастом выдохлись, то есть и другие. Я не собираюсь отказываться от тех немногих удовольствий, которые у меня еще остались в этой темнице!

– Совершенно справедливо. И меня это нисколько не интересует, за исключением тех случаев, когда ваша легкомысленность ставит меня в неловкое положение либо наносит удар по моему положению. До сих пор я не вмешивался и не диктовал вам, кого выбирать. Теперь, боюсь, мне придется это делать. Капитан Грегори допускается, Джейсон Брэнд – нет.

– Брэнд?! Не думаете же вы в самом деле…

– Я прекрасно знаю, что одного раза вам всегда недостаточно. Так вот, шотландца я вам не прощу. И не лгите, Гвендолин. Можете надувать губы, сколько вам вздумается, можете возражать и даже плакать, как полагается женщине, но только не вздумайте меня дурачить. Я знаю, что однажды вы провели вечер с этим джентльменом, знаю, в какой части дома он находился в тот момент, когда набрел так неудачно на Эдмонда. Вы что, считаете меня слепым, безмозглым идиотом?

Гвендолин откинулась на спинку стула.

– Боюсь, милорд, вы пытаетесь руководить такими вещами, которые не поддаются контролю. То была игра. Правда, он оказался великолепен в отличие от некоторых, но я не собираюсь…

– Если я еще раз услышу о ваших играх с Брэндом – какими бы великолепными они вам ни казались, – то тут же выставлю вас из дома, и вам придется коротать зиму в полном одиночестве.

Гвендолин нервно рассмеялась:

– Оставить Пенскотт-Холл без хозяйки? А что скажут ваши высокопоставленные друзья? Человек, который не может уследить даже за собственной женой, вызывает насмешку.

– Есть и другие претендентки, мадам, способные занять ваше место. Не забывайте, даже наш король держит свою жену в отдалении.

Не выдержав, леди Гвендолин вскочила.

– Вы осмеливаетесь мне угрожать? Я не собираюсь слушать…

– Сядьте и придержите язык. Вы будете слушать. Так вот, если я еще раз узнаю что-либо подобное, вас отправят в поместье Котсуолд-Хиллз, где не будет никого, кроме конюших и садовников. Вот с ними и играйте в свои игры.

Несколько минут Гвендолин потрясенно смотрела на мужа.

– Кем… вы собираетесь меня заменить?

В ее голосе ревность соперничала со страхом.

Пенскотт пожал плечами:

– Не так уж важно, кто это будет.

– И вы действительно сделаете то, что обещаете?

– Можете не сомневаться, мадам.

Наступило долгое молчание. Первой заговорила леди Гвендолин:

– В таком случае мне остается только подчиниться вашему приказу, милорд.

– Вот и хорошо. Это все, что я хотел вам сказать. А теперь вы можете идти к себе. – Граф дернул шнурок звонка, и лакей тут же открыл дверь, а затем вытянулся около нее с непроницаемым выражением лица.


Когда раздался бой часов, леди Гвендолин Пенскотт сидела перед зеркалом за туалетным столиком. Всего десять? Ни один нормальный человек не ложится спать так рано. В Лондоне в это время вечер только начинается: яркое освещение, пылающие камины, звон бокалов, музыка. Здесь единственная музыка – это вой ветра за окном; камины потушены, лампы прикручены, и даже стены вокруг кажутся серыми и безрадостными. Что может быть хуже? Разве что ссылка, которой грозит ей муж.

Придвинув свечу ближе, Гвендолин вгляделась в свое отражение в зеркале. Годы излишеств уже оставили на ее лице жестокие следы и разрушили когда-то неотразимое очарование, а утренний туалет требовал все больше времени. Что поделаешь, два года многое в ней изменили.

Она непроизвольно надула губы. Роджер обвинил ее в том, что она пыталась получить удовольствие там, где его находила, но разве не он был тому причиной? В конце концов, шестьдесят пять – еще не старость, и дело здесь скорее всего не в неспособности, а в нежелании.

«Ваше место может занять кто-нибудь другой, мадам», – так, кажется, он сказал? Допустим, но кто?

Дверь открылась, и вошла Мари с пеньюаром и ночным чепцом. За два года юная служанка расцвела, превратившись в настоящую женщину. Ее чувственная красота в сочетании с простотой и непосредственностью вызывала немало разговоров среди посетителей Пенскотт-Холла. Гвендолин в таких случаях лишь улыбалась, пытаясь не выдать свои чувства. Ах, если бы только она обладала молодостью Мари, ее совершенством, какие штучки могла бы она проделывать со своим дряхлеющим мужем!

Внезапно кровь застыла у нее в жилах: Мари! Красавица, девственница. Так вот почему он взял эту служанку под свою особую защиту, позволил ей заниматься со стариком Беном. После этого превращение из служанки в госпожу не составит особого труда. Пройдет еще немного времени, и все станут завидовать Роджеру, выражать ему свое одобрение, в то время как его настоящей жене останется только влачить свои дни в полном одиночестве и забвении.

Предательница! Эта сучка обманывала ее все время, суетилась вокруг хозяйки, а сама только и ждала того дня, когда… Да как она смеет!

– Все, Мари, можешь идти. На этом твоя служба окончена, – сдерживая ярость, произнесла Гвендолин.

– Простите, мадам?

– Ты все отлично поняла. Оставь рубашку и чепец на кровати и убирайся. Больше мне твои услуги не понадобятся никогда.

– Но я…

Глаза Гвендолин вспыхнули ненавистью, вены на шее вздулись.

– Убирайся отсюда, я сказала!

Мари попятилась к двери.

– Если я что-нибудь сделала не так, то…

– Сучка! Не хочу больше тебя видеть! Сгинь с глаз долой!

Мари в испуге выбежала из комнаты, и тут же дверь позади нее захлопнулась с такой силой, что грохот пошел по всему дому. Едва не плача, девушка побрела в свою комнату, размышляя над перипетиями судьбы. Что же все-таки происходит? Леди Гвендолин приходит в ярость в тот самый момент, когда капитан Грегори неожиданно появляется в Пенскотт-Холле. Джейсона Брэнда держат здесь пленником. Кажется, этот дом становится опасным местом…


Ветер наконец стих, а все слуги мирно уснули. Опасность представляла только комната Траша, в самом конце справа: недремлющий, вечно подозрительный надсмотрщик всегда спал с приоткрытой дверью. Мари накинула шаль и на цыпочках пошла по коридору, держась за стену. Благополучно миновав дверь Траша, она спустилась вниз по лестнице и свернула направо.

Внезапно ей стало не по себе: если ее поймают, то наверняка сурово накажут. Ну и пусть, теперь уже было поздно бояться.

Под дверью в конце холла Мари заметила полоску света и, остановившись, замерла. Вот дверь открылась, послышались чьи-то шаги. Капитана Грегори! Едва гость скрылся в кабинете графа, Мари подкралась поближе.

– Вы ходили к нему? – донесся до нее бесцветный голос Пенскотта.

– Да, мы побеседовали, но он по-прежнему крепко держит язык за зубами. Нашего пленника очень интересует, где он находится, но я решил приберечь этот сюрприз на будущее.

Послышался громкий звук, как будто кто-то захлопнул книгу, потом раздалось что-то вроде угрожающего рычания.

– Значит, вам так ничего и не удалось выяснить? Подумать только, Джейсон Брэнд сидит меньше чем в сотне ярдов от задней двери моего дома, а я по-прежнему ничего не знаю о его намерениях! Вы просто безмозглый идиот. Я не допущу, чтобы убийца моего сына ушел безнаказанным, завтра же он будет болтаться на виселице.

Мари вздрогнула. На какой-то момент ей показалось, что это известие окончательно лишило ее сил. Все же она заставила себя сделать еще несколько шагов и заглянула в щелку двери.

Капитан Грегори, стоя спиной к огню, похлопывал себя хлыстом по голенищу сапога.

– При всем моем почтении, позволю предположить, что милорд слишком перенервничал. Умоляю вас, успокойтесь.

– Ну конечно, это ведь не вашего сына убили!

– Верно, Эдмонд не был моим сыном, но он был моим другом. Может быть, вы все-таки выслушаете меня до конца, сэр?

Пенскотт пожал плечами:

– Хорошо, говорите. Надеюсь, я не зря трачу время…

– Так вот, я убежден более чем когда бы то ни было, что Джейсон Брэнд не обычный пират, гоняющийся за богатством, – он опасный идеалист, использующий нажитые пиратскими набегами богатства для поддержки якобитов, с тем чтобы они снова смогли попытаться узурпировать королевскую власть. Награбленные товары контрабандой перевозятся в Шотландию в обход уплаты налогов, а английские суда они захватывают или пускают ко дну. Существует целая организация, с которой не так-то легко справиться, и о них мы можем многое узнать, если наберемся терпения.

– Я слишком стар для того, чтобы говорить о терпении, Джеймс.

– А я слишком молод. Но мы можем раздробить Джейсону Брэнду все кости до одной, можем подвесить его на дыбе, подвергнуть его всем мыслимым пыткам и все равно ничего от него не добиться. Задача состоит в том, чтобы сокрушить его дух. Вы знаете не хуже меня – это всегда действует безотказно. Все те же голые стены, все та же безвкусная пища, отсутствие всякой боли, которая подкрепляет решимость к сопротивлению. Через некоторое время, обнаружив, что он все еще жив, Джейсон Брэнд начнет бояться смерти, и вот тогда он расскажет нам все, а ваша месть свершится в полной мере, милорд.

– Знаете, Джеймс, вы меня удивили: теперь я вижу в вас человека гораздо более сильного и решительного, чем ваш отец. Сожалею о том, что недооценивал вас раньше.

– Да уж, я больше не тот щенок, которого вы когда-то насмерть запугали, милорд, и все равно я вас уважаю. Вы могущественный человек и многого достигли – я намерен достичь не меньшего.

Пенскотт одобрительно улыбнулся. Амбициозные речи капитана Грегори произвели на него должное впечатление.

– Знаете, Джеймс, пожалуй, вы даже больше похожи на меня, чем мои сыновья.

– Вы мне льстите, сэр.

– Ерунда. Итак, вы надеетесь сломить Брэнда?

– Я знаю, что смогу это сделать.

– Прекрасно. Используйте для этого столько времени, сколько сочтете нужным, мешать вам не будут. Уолпол последовал за королем в Ганновер и воюет там с Сэндерлендом. Стэнхоуп должен оставаться в парламенте и присматривать за Таунсендом с его увертками. Мне тоже придется поехать в Ганновер – не слишком приятная перспектива для пожилого человека.

– А я, сэр?

Грегори не мог сдержать довольной улыбки, уже угадав ответ.

– Брэнд ваш. Если он все же не заговорит, мы его повесим. Дождитесь моего возвращения – это все, что от вас требуется.

– Я ждал два года, милорд, и для меня несколько месяцев подержать его в своих руках – одно удовольствие.

– Да, вот еще что. – Граф прищурился. – Моя жена временами бывает слишком невыдержанна. Проследите, чтобы она не приближалась к пленнику. Что же касается вас, то я бы не хотел никакого скандала, когда вернусь, поэтому постарайтесь держать ваши отношения в тайне.

Грегори засмеялся:

– Мои желания абсолютно безобидны, смею вас уверить. Просто хорошенькая девушка в постель, и этого вполне достаточно. Кстати, как поживает та, черноволосая?.. Она еще здесь?

– Мари Рейвен находится под моим особым покровительством; упаси вас Бог тронуть ее хотя бы пальцем.

Капитан Грегори удивленно вскинул брови:

– Чем заслужила такое расположение простая служанка?!

– Это вас не касается, капитан. Скажу только, что у меня свои планы на ее счет. Надеюсь, вы меня поняли?

– Прекрасно понял, милорд, и подчиняюсь. Лакомый кусочек достанется кому-нибудь другому, но я готов это пережить.


Они обсуждали ее, как скаковую лошадь! Вне себя от негодования, Мари смотрела им вслед, пока хозяин и гость расходились по своим спальням, потом вышла из укрытия и, пройдя в библиотеку, остановилась у камина.

Какая горькая насмешка судьбы! Человек, который спас ее от Эдмонда, а потом дрался из-за этого на дуэли, теперь был так близко, совсем рядом, а она не могла его увидеть!

Ну нет, этого она не допустит! Конечно, Бен рассердится, а если и сам хозяин узнает…

Мари подошла к окну и прижалась лбом к холодному стеклу. Решение принято. Есть только один путь. Да простит ее дядюшка Бен, но она должна это сделать.

Глава 5

На стене поверх камина появилось шесть зарубок – столько дней прошло с тех пор, как его привезли в эту необычную тюрьму. В общем-то жаловаться ему было особенно не на что – еще будучи в Лондоне, Джейсон убедился, что существуют места и похуже, не говоря о том, что они уже давно могли его прикончить.

Обхватив себя руками, чтобы согреться, молодой человек лег на койку и стал вспоминать все, что произошло за минувшую неделю. Ему так и не удалось узнать, куда его привезли; по всей вероятности, его тюрьма находилась где-то в сельской местности – в городе было бы гораздо более шумно. Но где именно? Двое охранников, которым разрешалось разговаривать с ним, ни малейшим намеком не выдали эту тайну, а капитан Грегори лишь ронял ничего не говорящие фразы по этому поводу.

Грегори – ключ ко всему. Они с капитаном знакомы уже два года, со дня той дуэли, когда погиб Эдмонд Пенскотт. Тогда Джейсон довольно быстро заметил погоню, но сумел ускользнуть; и вот теперь, после того как один из тех, кого он считал своим сторонником, его предал, все закончилось тюрьмой.

В Лондоне его били до бесчувствия, морили голодом; здесь же, казалось, он постоянно играет со своими тюремщиками в какую-то непонятную игру. К концу этих шести дней Джейсон заставил себя больше не тревожиться о будущем. Это оказалось нелегко, однако он сознавал, что другого выхода у него нет.

Ему надо было выбраться из этой переделки целым и невредимым. Приняв такое решение, Джейсон стал ежедневно заниматься физическими и умственными упражнениями, а когда он проснулся на седьмое утро, то почувствовал себя свежим и отдохнувшим. Предыдущий день прошел совсем неплохо: завтрак под недремлющим оком сержанта Бертона, потом игра в фишки, где он пять раз выиграл, потом одиночество до обеда. Обычная чашка овсянки с куском черного хлеба, конечно, не королевская еда, однако вполне достаточно для поддержания физического и умственного здоровья.

Встав с койки, Джейсон завернулся в простыню, подошел к стене и сделал седьмую зарубку. Потом он подбросил в камин несколько поленьев, допил вчерашнюю порцию тухлой воды и, подойдя к окну, открыл ставни.

Утро было холодным, но ясным, однако что-то не переставало беспокоить его. И вдруг Джейсон понял: тела на виселице больше нет, петля пуста.

Чувство мрачного торжества охватило Джейсона. Вот оно! Он победил. Капитан Грегори понял, что ничего из него не вытянет, и решил отнять у него жизнь. Значит, сегодня его последний день… Несколько секунд шотландец стоял неподвижно, глядя на пустую виселицу. Смерть, воплощенная в куске веревки… Он знал, что все закончится этим. Такова судьба пирата.

Конечно, ему есть о чем сожалеть. Он так и не узнает, кто его предал, кто виновен в смерти его жены, сына и матери, а значит, никогда не сможет отплатить палачам той же монетой. И потом – столько еще осталось несделанного, столько он еще не вкусил удовольствий, не увидел рассветов и закатов…

Что ж, теперь поздно сожалеть и горевать, от него больше ничего не зависит. К тому же он ведь дал себе зарок не тревожиться ни о чем.

С наружной стороны двери загремел засов. Дверь открылась, и на пороге появился часовой, поставил на пол камеры поднос с едой.

– Поешь от души, дружище.

Пирог с бараниной, большая кружка чая. Хлеб густо намазан маслом. Ах так… умереть с набитым желудком… Говорят, худые умирают тяжелее и мучительнее: их веса не хватает для того, чтобы натянуть петлю. Впрочем, что толку сейчас думать об этом!

Не успел Джейсон покончить с едой, как на лестнице раздались шаги. Он в небрежной позе застыл у камина. Итак, ожидание закончилось.

Дверь открылась, и вошел капитан Грегори. На лице его застыла усмешка.

– Ну что же, вы ждали достаточно и, наверное, уже порядком измучились. Больше ждать нечего. – Он отступил в сторону, давая пленнику дорогу. – После вас, Брэнд.

Джейсон на секунду остановился у стола, сделал последний глоток чая. Последний глоток в жизни, черт бы их всех побрал! Открытая дверь ждала его. На лестнице никого. Солдаты, наверное, внизу. Может, попытаться бежать?.. Ну нет. Он, конечно, остолоп, но не до такой степени. Не будет же Грегори вешать его один.

В спину больно уперлось острие шпаги, и в тот же момент на лестнице прямо перед ним появился Бертон, защелкнул наручники на запястьях. Вот теперь все по правилам…

Джейсон вышел на солнечный свет и прищурился. Группа солдат ожидала его у виселицы. С трудом разжав губы, пленник заставил себя улыбнуться: пусть все знают, что Джейсон Брэнд готов умереть с улыбкой на устах, проклиная грязных кровожадных подонков – своих мучителей. Не поворачиваясь, он поднялся по ступеням и только там, наверху, обернулся.

– Итак, Брэнд, вы готовы к смерти?

Лорд Пенскотт, отец Эдмонда Пенскотта! Значит, вот где его держали все это время!

– Готов не готов – какая разница. Выбора у меня, похоже, нет.

– Совершенно верно. Вот если бы вы заговорили, тогда, возможно…

– Не считайте меня идиотом, Пенскотт. Заговорю я или нет, результат будет один и тот же. Такие, как вы, не умеют слушать и не хотят ничего слышать. – Джейсон повернулся и, подойдя к виселице, остановился прямо под петлей. – Когда я лишал людей жизни, то по крайней мере делал это с достоинством. Ну, зовите вашего палача, Пенскотт, сами-то вы вряд ли в силах исполнить его обязанности.

Пенскотт саркастически улыбнулся:

– Слова меня больше не оскорбляют, Брэнд, – я слишком стар для этого.

Он сделал знак, и один из солдат, подойдя, надел петлю на шею Джейсона, а затем, подтянув веревку, отступил в сторону.

– Я долго ждал этой минуты, поэтому не будет ни капюшона, ни повязки на глаза. Вас убьют так же, как убивали вы, когда пиратствовали. Я хочу видеть ваше лицо, когда вы будете умирать; это не вернет к жизни моего сына, но мне станет немного легче. Прошу вас, капитан.

Грегори подошел ближе.

– Палач!

Огромным усилием воли Джейсон удержал улыбку на лице. За какой-то миг все прошедшие годы жизни пронеслись перед его мысленным взором.

Капитан взмахнул рукой, и один из солдат дернул за дубовый рычаг. Джейсон медленно полетел вниз, в вечность… Улыбаться – было его последней мыслью.

Внезапно в его ушах раздался какой-то хлопающий звук, и еще через несколько секунд он со всего размаха шлепнулся на землю. Рядом свернулись толстой змеей несколько саженей веревки. Ах подонки! Грязные сволочи!

Чья-то рука рванула его за волосы. Задыхаясь от удушья, со скованными руками, Джейсон с трудом поднялся на ноги, и тогда его вывели из темного пространства под виселицей на свет.

Граф стоял в ожидании, покачиваясь на носках. Прищурившись, он указал на обрывок веревки на шее несчастного:

– Уберите это.

Веревка исчезла. Шею и горло по-прежнему саднило, но Джейсон уже мог дышать.

– Ну как вам понравился этот опыт, Брэнд?

Джейсон попытался ответить и не смог.

– Не трудитесь. – Трость графа коснулась его щеки. – Я и так все вижу по вашим глазам. Уведите нашего гостя обратно.

Он не помнил, как дошел до замка, как поднялся по лестнице, из него словно вытекли все чувства, все желания. С ним играли, как кошка играет с мышью, – худшей пытки и придумать было нельзя. Чашка чая ждала на столе, однако когда он с трудом взял ее в руки, она выскользнула и, упав на каменный пол, разлетелась на множество осколков. Капитан Грегори с улыбкой наблюдал за тем, как Джейсон мешком повалился на койку.

– Итак, наши игры продолжаются, Брэнд. Надеюсь, вы на нас не в обиде?

– По-видимому, мне пора начать изучать правила, – прохрипел в ответ Джейсон.

– Никаких правил нет – я просто делаю то, что мне вздумается и когда вздумается. Наша цель – выяснить все, что вам известно; ваша цель – не превратиться в полного идиота. Если вы не согласитесь отвечать на наши вопросы, вы никогда не будете знать, что может с вами произойти в следующую минуту. – Грегори ухмыльнулся. – Может случиться и так, что однажды веревка окажется куда крепче.

Произнеся эту угрожающую фразу, капитан вышел за дверь. Тогда Джейсон поднялся и, с трудом пройдя несколько шагов к окну, убедился, что веревку заменили новой.

Итак, игра началась. Интересно, сколько таких походов он сможет выдержать? Не очень-то здорово чувствовать, как на шею надевают веревку, как уходит из-под ног земля… Это верный путь к помешательству. Джейсон подошел к камину, чувствуя, как оживают мышцы. Ничего, он еще не проиграл, хотя… кто знает, чем все может обернуться завтра…

* * *

Уивер вбежал с холода и тут же принялся играть с бахромой ее шали.

– Прекрати! – Мари отняла руку и убрала подальше шаль. – Ты такой же, как и все.

– Ну-ну, дорогая. – Бен усмехнулся. – Это всего лишь кот…

– Ну и что! Все мужчины одинаковы. Джейсон сидит в тюрьме, и никому, кроме меня, нет до этого дела.

– Будьте же благоразумны, Мари. Чего вы ждете от меня – чтобы я взял шпагу и пошел сражаться со взводом солдат, а вы после этого могли увидеться с человеком, который вас даже и не помнит?

– Нет, помнит!

Бен громко фыркнул:

– У вас не больше здравого смысла, чем у этого кота! Вам остается только ждать: если они его отпустят, значит, ему повезло, если же нет, то…

Мари вскочила на ноги.

– Позавчера его вывели и чуть не повесили. Один Бог знает, что они еще с ним собираются сделать! Я не могу этого допустить, дядюшка. Не могу. Вы будете мне помогать или нет?

– Но я не знаю как…

– Да или нет?

Бен вынул из бутылки пробку и сделал большой глоток.

– Нет, дорогая моя девочка. В этом нет никакого смысла.

Охваченная гневом и отчаянием, Мари, повернувшись, молча пошла к двери.

Джейсон был так близко: всего какая-нибудь сотня ярдов отделяла ее от замка, в котором находилась его тюрьма. Не раз с той первой ночи она останавливалась у аллеи из декоративных кедров и с замиранием сердца смотрела на серые стены.

Мари отбросила ногой осколок льда с тропинки. Ждать… Для этого нет времени. Лорд Пенскотт отбыл в Ганновер, но все знают, что жестокие пытки будут продолжаться до тех пор, пока капитану Грегори не удастся вытянуть из пленника нужные сведения или… Джейсона уже не будет в живых.

Она вошла в дом. На кухне стояла тишина. Пять часов дня… Все слуги уже закончили работу и разбрелись по своим комнатам. С обедом сегодня хлопот не будет: хозяин уехал, остались только леди Гвендолин и капитан Грегори. За столом перед обглоданной бараньей костью сидел необъятных размеров повар Ридж и клевал носом; у огня молодой парнишка с костылем крепко спал, сладко похрапывая. Мари тихонько прикрыла за собой дверь, проскользнула к столу, взяла пригоршню бисквитов, кувшинчик с джемом, кусок холодной говядины и спрятала все это под передником в карманах своих юбок. Теперь она сможет спокойно поесть у себя в комнате.

Направляясь к двери, Мари услышала знакомые шаги. Траш! Если бы успеть выскользнуть через заднюю дверь, пока он не вошел в кухню…

Мари крадучись двинулась вперед, и тут ее юбки задели за ведро, оно с грохотом упало и покатилось по каменному полу.

Ридж, резко вскинув голову, огляделся.

– Эй, что происходит? А, это ты, малышка! Что тебе здесь нужно?

– Я просто хотела выйти через заднюю дверь, – принялась оправдываться Мари. – Простите, что разбудила вас.

Повар лениво потер глаза, и как раз в этот момент в кухню вбежал Траш. Окинув присутствующих презрительным взглядом, он громко произнес:

– Мне нужен человек. Кто-нибудь из слуг.

Ридж зевнул.

– Как видите, здесь никого нет, кроме этой девушки. Если она не подойдет, придется вам поискать помощника в другом месте или действовать самому.

Траш мгновенно ощетинился: больше всех слуг в доме он ненавидел Риджа, и именно за то, что не мог им командовать.

– Придержите-ка язык, милейший.

– Лучше вы придержите свой. Да поскорее уносите свои мощи из моей кухни, от вашего вида у меня могут начаться колики.

– Как вы смеете…

Повар встал с места и сделал шаг вперед.

– Говорите, что вам нужно, и убирайтесь, а не то…

– Капитан Грегори велел, чтобы кто-нибудь отнес ужин в замок, еще горячую воду, бинты и мазь. У Брэнда гнойное воспаление на шее от веревки, а господа хотят, чтобы он еще немного пожил.

Ридж снова огляделся.

– Здесь нет никого, кто бы мог подойти для этого дела.

– А эта девушка? Она все равно ничем сейчас не занята.

Мари замерла на месте, не в состоянии произнести ни слова.

– Носить еду узнику – мужская работа, – проворчал Ридж. – Я не позволю, чтобы женщина пошла к пирату-убийце.

Губы Траша скривились в торжествующей улыбке: наконец-то ему подвернулся долгожданный случай поквитаться с зарвавшимся нахалом.

– Кухня, может быть, и в вашем распоряжении, Ридж, но остальные слуги подчиняются мне.

Он повернулся и важно прошествовал к двери, в то время как повар остался стоять неподвижно, сжав руки в кулаки. В конце концов он вздохнул и принялся собирать ужин. Говядина, горячий хлеб, дымящийся суп для охранников, чашка овсянки и ломоть сухого хлеба для пленника.

Мари молча ждала, не решаясь поверить в то, что наконец увидит Джейсона. Через десять минут после ухода Траша все было готово. Дрожа от возбуждения, она выслушала наставления Риджа, взяла кувшин с горячей водой, чистые тряпки и банку с мазью.

– Поосторожнее там, девочка, – проворчал Ридж. – И с охранниками тоже; они иногда не лучше заключенных. Если они станут приставать к тебе, скажи, что Ридж не поленится сам наведаться к ним. Ты меня поняла?

Мари смотрела на повара, онемев от изумления: до сих пор ни один человек, кроме Бена, не проявлял такой заботы о ней.

– Никто меня не тронет, мистер Ридж.

Тот накрыл тяжелый поднос полотенцем.

– Надеюсь, что так. – Он еще что-то пробурчал сквозь зубы и отошел.

Не помня себя, мчалась Мари по тропинке, ведущей к замку. Она будет ухаживать за ним, обрабатывать его рану, а потом… потом он обнимет ее. Они вместе убегут отсюда и уплывут в Карибское море.

Оказавшись у двери, запертой на засов изнутри, девушка ударила по ней ногой и громко позвала:

– Эй, кто-нибудь!

Никакого ответа. Притопывая ногами от холода, она закричала громче.

Наконец открылось маленькое окошко, из которого выглянула красноносая физиономия с заплывшими глазками.

– Чего тебе?

– Откройте, я принесла вам ужин.

Окошечко захлопнулось, и через некоторое время дверь распахнулась.

– Давай скорее, а то все остынет.

Мари проскользнула внутрь. Поставив свою ношу на стол, она огляделась. Второй охранник крепко спал, лежа у огня.

Тот, что впустил ее, подошел к столу и снял полотенце с подноса.

– А это еще для чего?

– Мне велели промыть и перевязать ему рану на шее. Здесь еда для него, а это вода и повязки.

Охранник громко чихнул и утер нос грязным рукавом, а потом внимательно взглянул на Мари. Он не мог понять, с какой стати хозяева начали проявлять такую заботу о пленнике. Посылать хорошенькую девушку залечивать пустяковую ссадину…

– Делать больше нечего! Ты что, монахиня из Фуллэма? В Лондоне полно нищих, позаботилась бы лучше о них. С такой смазливой мордашкой…

– Я делаю то, что мне приказано.

– Ладно. Он наверху. Только смотри хорошенько под ноги, а когда закончишь там, мы с приятелем тебя маленько погреем. Что скажешь?

– Маленько! Вот это уж точно.

Мари с негодованием фыркнула. Охранник схватил ее за руку и хотел было притянуть к себе, однако вместо этого оглушительно чихнул, сотрясаясь всем телом.

– Я посмотрю, что скажет капитан Грегори, когда узнает, что его люди спят на дежурстве.

– Э-э-э… Послушайте, мисс… – Он снова чихнул и потер покрасневшие глаза. – Лучше не суйте нос не в свое дело. Ладно уж, идите наверх.

С бешено бьющимся сердцем Мари взяла полегчавший поднос и быстро пошла по лестнице. Охранник, громко топая, не отставая следовал за ней, а затем, забежав вперед, сам открыл засов.

– Входите, я за вами закрою, а когда соберетесь уходить, позовите. Если понадобится помощь, я внизу.

Мари сделала глубокий вдох, словно собиралась нырнуть в воду, и вошла. Тяжелая дверь захлопнулась за ее спиной.

Камера оказалась даже больше по размерам, чем комната Бена, единственное ее окно закрывали ставни. Потрескивавший в камине огонь едва согревал это унылое помещение. При виде столь безрадостной картины Мари охватила тоска.

Вначале она никого не увидела, лишь через некоторое время ее глаза разглядели самодельную койку у стены. На койке кто-то лежал, закутавшись в одеяла. Грива золотисто-рыжих волос… Мари с трудом удержалась, чтобы не броситься туда. Джейсон Брэнд!

Пленник не двигался и лишь тихонько стонал во сне. Внезапно Мари стало жарко в ее тяжелой шерстяной накидке. Не думая о том, что делает, она сбросила ее на пол, подняла поднос и на цыпочках подошла к спящему. Теперь она могла лучше разглядеть его.

Как он изменился… Конечно, это был тот самый человек, который держал ее в объятиях, обжег ей губы поцелуем и спас ее от Эдмонда, но плен изменил его почти до неузнаваемости. И все же он был по-прежнему прекрасен!

Мари содрогнулась. Ей показалось, что в камере витает смерть.

Неожиданно глаза пленника раскрылись, из-под одеяла протянулась рука и схватила ее за кисть.

– Кого я вижу? Или это всего лишь новый трюк?

Спустив ноги с койки, Джейсон, подведя ее к огню, долго смотрел на нее.

– Кажется, я тебя знаю. Дай-ка подумать. – Он снял с головы гостьи чепец и, когда ее волосы рассыпались по плечам, воскликнул: – Лесная нимфа! Что ты здесь делаешь, скажи на милость?

Мари отошла к столу и попыталась взять себя в руки.

– Меня послали отнести вам еду и велели обработать рану у вас на шее.

– Вот как? Тогда скажи мне свое имя, красотка!

– Мари, сэр. Мари-Селеста Рейвен.

Джейсон наморщил лоб.

– Французское имя…

Мари внезапно почувствовала прилив гнева.

– Это еще ничего не доказывает, если только вы не станете делать поспешных заключений.

Пленник пододвинул стул и, сев на него верхом, с неожиданным спокойствием проговорил:

– Вы совершенно правы. Я поторопился. – Он взглянул на поднос, накрытый полотенцем. – Это еда? Я умираю от голода.

Мари сняла полотенце с подноса.

– Опять овсянка! Нет, они точно решили уморить меня. Готов отдать правую руку за кусок настоящего мяса.

– В самом деле? Обещаете?

– Клянусь. А за хороший кусок и ногу в придачу.

Сунув руку под передник, Мари достала говядину, баночку с джемом и бисквиты, а затем аккуратно положила все это на поднос.

– Теперь вы мой должник, сэр.

– Господи! Неужели это правда?! – Брэнд схватил мясо, рванул его зубами. Несколько минут он молча жевал, и постепенно на его лице стало появляться выражение блаженства. – Где вы это взяли? – спросил он, доедая последний кусок.

– На кухне, конечно. А теперь давайте займемся вашей раной. – Мари указала на повязку у него на шее. – Придвиньтесь поближе к огню, чтобы мне было лучше видно.

Пленник повиновался. Мари развязала узел и сняла повязку.

Под ней оказалась багровая зловонная опухоль, из которой сочился гной.

– Надо было вам ее раньше промыть.

– Чем? Этой бурдой, которую мне дают пить вместо воды?

Мари начала осторожно смывать запекшуюся кровь.

– Ну вот, теперь по крайней мере чисто. – Она отбросила грязные тряпки и взяла мазь. – Потерпите еще немного, я сейчас закончу.

Обработав рану, Мари быстро забинтовала ее новой повязкой.

– Ну как?

– Теперь намного лучше. – Джейсон улыбнулся, потом двумя пальцами осторожно приподнял ее подбородок и заглянул в глаза. Девушке показалось, будто самый воздух в камере неуловимо изменился; судорога прошла по всему ее телу, колени ослабели.

– Я помню твои поцелуи, Мари Рейвен. – Голос Джейсона шел как будто из самой глубины его сердца. – Нежные поцелуи.

Мари показалось, будто она парит в воздухе. Она снова в его объятиях… У нее возникло какое-то странное незнакомое чувство, как будто его губы высасывают из нее прежнюю жизнь, а на смену приходят новые ощущения, новое знание. Почти теряя сознание, она обвила его руками; пальцы ее впились ему в спину. Два года ждала она этого мгновения. Два долгих года…

И вдруг, неожиданно для самой себя, она оттолкнула его.

– Нет… Я боюсь.

Взгляд Джейсона выразил удивление:

– Не понимаю…

– Охранники… Они могут войти.

– Эти остолопы давно спят. – Он уже снимал с нее блузу. Мари чувствовала, что не в силах его остановить. На ней осталась лишь легкая сорочка. Девушка открыла рот, стараясь заговорить, но не смогла произнести ни слова. Сорочка упала с плеч, и теперь ее грудь скрывала лишь завеса жгучих черных волос. Губы ее чуть раскрылись, обнажив два ряда жемчужно-белых зубов; она дышала тяжело и прерывисто.

– Могу я поцеловать тебя, Мари-Селеста Рейвен?

Мари качнулась вперед. Обнаженные соски коснулись мягких золотистых завитков на его груди. Она яростно прижалась к нему, покачиваясь из стороны в сторону, не в силах сдержать себя. Страсть поднималась изнутри помимо ее воли, повинуясь желанию изголодавшейся плоти.

Дрожащими пальцами Джейсон провел по ее спине. Прикосновение женских губ, груди всколыхнуло давно сдерживаемый огонь в его теле, много месяцев не знавшем женщины. Он мигом забыл о пережитых кошмарах, о долгих месяцах бегства и погони, о тюрьме и мучениях – в его сознании осталась только эта женщина. И даже жар огня в камине теперь не мог сравниться с жаром бешеного желания.

Мари охватил безудержный восторг, губы ее раскрылись. Почему ее так неудержимо тянет к этому человеку, которого называют грабителем и убийцей? Он весь – огонь и бронза, а она, словно мотылек, летит навстречу огню. Девочка с Мистере должна умереть, если она, Мари, хочет узнать, что такое любовь. «Люби меня, Джейсон Брэнд! Люби меня так же сильно, как я тебя люблю!»

Мари таяла, растворяясь в его объятиях. Почувствовав его руки на своих обнаженных бедрах, она опустила глаза. Как, когда это случилось? Ее одежда смятой грудой лежала на полу, там же, где и его бриджи. Какие у него длинные, стройные, мускулистые ноги… Ее захватила волна страсти, безудержного, жадного желания. Никто, ни один мужчина не видел ее такой, готовой отдать все, что у нее есть, расстаться со своей последней тайной.

Джейсон поднял ее и положил на смятые простыни. С содроганием смотрела Мари на обнаженного мужчину, но ее страх прошел в тот самый момент, когда Джейсон раздвинул ей бедра и начал ласкать черные волоски и мягкую нежную кожу между ними. Сладостная судорога сотрясла тело девушки. Она повела набухшую, напрягшуюся плоть туда, где все горело в лихорадке ожидания, и задохнулась от непередаваемо страстного, сладостного ощущения. Вот он начал двигаться там, внутри, и наткнулся на преграду. Еще толчок.

Джейсон изумленно посмотрел на нее. Мари протянула к нему руки, умоляя не останавливаться.

– Мари-Селеста…

Еще одно мощное усилие – и Мари, с трудом сдержав крик, непроизвольно выгнула спину.

Постепенно боль утихла, осталось лишь легкое жжение. Джейсон покрывал поцелуями ее шею и плечи, снимал губами с глаз слезы боли, радости и освобождения.

Глава 6

Капитан Джеймс Грегори пододвинул к себе стопку монет и присоединил их к тем, что уже лежали перед ним.

– Ну, господин пират, вам остается только признать, что я обставил вас по всем статьям.

– Обставили? Неудивительно при таких ловких пальцах и длинных рукавах.

Грегори сделал вид, что не понял намека.

– А ваш надутый вид подтверждает то, что я давно подозревал. Джентльмен должен признать проигрыш и вести себя с большим достоинством. – Он наклонился вперед, чтобы подчеркнуть свои слова: – Вы не джентльмен, Брэнд.

– Ну конечно, нет. Я всего-навсего шотландец.

– Что означает «грубиян» и «варвар».

– И что все же лучше, чем шулер.

Капитан злобно ощерился – казалось, он вот-вот вцепится Джейсону в горло.

– Я не собираюсь выслушивать замечания от какого-то ничтожного паписта.

– И мне не доставляет удовольствия слушать напыщенного подлипалу, у которого столько награбленного золота, что хватило бы на покупку любого чина.

– Еще одно слово, Брэнд, и я позову охранников.

– Вы в самом деле считаете, что я их боюсь? Да я мог бы дважды вас убить, прежде чем они дойдут до этой двери.

Грегори вспомнил тот момент, когда они его схватили. Сам он участвовал не в одном бою, однако неудержимая ярость, с которой бился шотландец, в конце концов вызвала в нем такую ненависть, какую он не испытывал ни к одному человеку; и в основе этой ненависти был страх.

Грегори, улыбнувшись, ссыпал монеты в сумку. Брэнд теперь его пленник и совершенно беспомощен.

– А знаете, я получу истинное удовольствие, глядя на то, как вы будете умирать, как затянется петля, как вывалится язык, как забьются в воздухе ноги и вы обгадитесь.

– Слушайте, Грегори, оставьте эти вульгарности для тех невежественных бедняков, которые еще испытывают трепет перед такими, как вы. Я видел, как вешают людей, и знаю об этом все. И таких, как вы, так называемых капитанов, не способных ни честно выиграть в карты, ни удержать самую маленькую лодчонку на плаву, тоже знаю.

Грегори в ярости стукнул кулаком по столу.

– Я сделаю это прямо сейчас. Стража, сюда!

Он выскочил из комнаты. Джейсон ждал с сильно бьющимся сердцем и нервной улыбкой на губах. Черт, пожалуй, он зашел слишком далеко.

Через несколько минут Грегори вернулся в сопровождении взвода солдат.

– Да будет вам, капитан. Сейчас январь и слишком холодно для подобных экзекуций. Вы застудитесь насмерть.

– Вы думаете, я шучу? Ошибаетесь, сэр. Сейчас вы убедитесь, насколько серьезны мои намерения!

Впервые Джейсон почувствовал настоящий страх. Вполне возможно, что на этот раз Грегори превысит полномочия, данные ему лордом Пенскоттом, и доведет процедуру до конца.

– Лорд Пенскотт…

– К черту Пенскотта! Я здесь распоряжаюсь. Вы мой пленник, и сегодня вас повесят! – Капитан сделал знак солдатам.

– Выведите его!

– Насколько я понимаю, лорд Пенскотт приказал оставить этого человека в живых до его возвращения, – с сомнением произнес сержант Бертон. – Если это так, то…

– Я не спрашиваю вашего мнения, сержант, и я не привык, чтобы кто-либо обсуждал мои приказы. Выведите его!

Губы Бертона дрогнули, однако ему ничего больше не оставалось, как только повиноваться. Штык уткнулся в спину Джейсона, но тот не двинулся с места.

– Хочу кое-что напомнить вам, капитан. Это ведь я убил сына лорда Пенскотта, и он мечтает отомстить мне лично. Вряд ли ему придется по вкусу, если вы лишите его этого удовольствия.

Джейсон услышал вырвавшийся у Бертона вздох облегчения и с трудом сдержал улыбку. Теперь сержант у него в долгу.

Грегори нахмурился: в душе он и сам отлично понимал, что гнев Пенскотта может серьезно повредить его карьере.

В камере повисла напряженная тишина – все ждали решения капитана.

Наконец он медленно изогнул губы в презрительной улыбке:

– Отпустите его и возвращайтесь на свои места.

Солдаты беспрекословно подчинились. Дождавшись, пока последний из них вышел за дверь, Грегори повернулся к Джейсону: взгляд его был полон ненависти.

– Не думайте, что вы выиграли, Брэнд; в обмен на жизнь с сегодняшнего дня я обещаю вам немало неприятностей, а в день возвращения лорда Пенскотта я буду наблюдать вашу медленную мучительную смерть. – Круто повернувшись, он быстро вышел из камеры. Дверь захлопнулась, и загремел тяжелый засов.

На какой-то момент Джейсон испытал облегчение, но оно тут же сменилось страшной усталостью. Он без сил опустился на стул. Ему вспомнились слова лорда Пенскотта после той первой инсценировки казни. Его предсказание, похоже, начинает сбываться: эти постоянные походы на виселицу, невозможность знать, что случится на следующий день, создают напряжение, непосильное для нормального человека. Его дергают, как тряпичную куклу, лишая стойкости и выносливости.

Джейсон сделал глоток тухлой воды, словно надеясь таким образом смыть привкус смерти. Впервые он почувствовал настоящее отчаяние.


Мари плотнее закуталась в накидку и пошла быстрее. Овсянка уже остыла, но это не имеет значения: у нее под фартуком есть еще мясо и горячий хлеб. Еда поддерживает Джейсона в добром здравии и хорошем настроении, и до сих пор никто ничего не заподозрил; но если кража откроется, ее жестоко накажут.

Тяжелая дверь со скрежетом распахнулась. Когда Мари вошла, один из охранников снял полотенце с подноса, помешал кашу и разломил черствую булку, проверяя, нет ли внутри оружия. Мари двинулась к лестнице.

– А ну постойте, мисс! – внезапно остановил ее чей-то хрипловатый голос из темного угла у камина. Выступивший из тени сержант Бертон дал ей знак подойти к столу.

Мари повиновалась, при этом она сделала слабую попытку улыбнуться строгому сержанту.

– У нас плохие новости, о которых вы, наверное, еще не слышали. Это касается мистера Брэнда. – Мари затаила дыхание. – Капитан Грегори настаивает на кое-каких изменениях.

– Что вы имеете в виду?

– С сегодняшнего дня пленнику не позволяется видеться ни с кем, кроме самого капитана и солдата, который носит еду наверх. Никаких исключений, мисс. Даже для вас.

Мари вспыхнула.

– Капитан знает, что я…

– Он знает только то, что вы приносите еду из кухни, но не подозревает о… – Бертон сконфуженно кашлянул. – Все мы живые люди, черт побери. Я в своей жизни повидал убитых и мало кого из них пожалел. Но вешать человека столько раз… В общем, мы с парнями твердо решили: мы вас не выдадим.

– Что же мне делать? Нельзя же позволить, чтобы он…

– Приказ есть приказ – наверх вы больше не пойдете. Я вовсе не хочу, чтобы меня самого повесили, а капитан так разъярен, что вполне может это сделать. Так что уходите лучше отсюда поскорее и забудьте его.

Нет, это невозможно! Мари не двигалась с места, пытаясь что-нибудь придумать. Должен же быть хоть какой-нибудь выход!

– Позвольте мне подняться к нему в последний раз.

Бертон покачал головой.

– Ну пожалуйста. Я для него кое-что принесла.

– Принесли?

– Еду. Только еду, больше ничего, клянусь. Мясо, сыр… – Глаза ее наполнились слезами. – Ну позвольте, сержант. Я прошу.

Бертон задумался. Особой любви к капитану он не испытывал, но и приказ нарушать не собирался. С другой стороны, Брэнд, можно сказать, оказал ему услугу – остановил собственную казнь, за которую Бертону могло бы здорово достаться от лорда Пенскотта. Может быть, один, последний раз и не повредит, если никто ничего не узнает. В конце концов, что плохого может сделать эта девушка…

– Я, наверное, сентиментальный дурак, ну да ладно. Один раз и в самом деле ничего не решит. Но помните, только один.

– Спасибо, сержант. – Мари рванулась к лестнице. Бертон последовал за ней и, открыв дверь, остановился.

– Когда-то у меня была дочь, очень похожая на вас. Она влюбилась в одного парня, а он уплыл на корабле. Когда его убили, сердце ее разбилось. Да, именно так.

– И что с ней случилось?

– Не знаю. Она исчезла, вероятно, сбежала в Лондон. – Сержант, помолчав, огляделся, чтобы убедиться, что никто его не слышит. – Если обойти графский замок вокруг и если наш парень, – он кивнул на дверь камеры, – догадается спустить вниз кусок веревки, то, возможно, какой-нибудь девушке удастся время от времени передавать ему еду так, что этого никто не заметит. – Он заговорщицки подмигнул. – Я вот, например, никогда не хожу смотреть, что делается с той стороны.

Слава Богу! Значит, связь между ними не разорвется насовсем. Повинуясь внезапному импульсу, Мари высвободила одну руку и порывисто обняла Бертона.

– Спасибо вам! Как бы мне хотелось вас хоть чем-нибудь отблагодарить.

– Ладно-ладно, идите, пока я не передумал. – Сержант открыл засов, и Мари проскользнула внутрь.

На этот раз ставни плотно прикрывали окна, и поэтому, если бы не мерцание углей в камине, в камере было бы совсем темно.

– Джейсон!

Ответа не последовало. Странно, обычно он всегда ждет ее. Может быть, пленник заболел? Но почему тогда сержант Бертон ничего ей не сказал?

Мари прошла к столу, поставила поднос и осторожно подошла к постели.

– Ты здесь?

– Нет, я в истекающей кровью Шотландии.

Девушка вздрогнула. Откуда саркастический тон? С середины декабря они чуть не каждый день проводили по два часа вместе, и за все это время она ни разу не видела его в подобном настроении.

– Что случилось?

– Огонь в камине еще горит?

– Только угли.

– Разожги.

Мари торопливо прошла к камину, опустилась на колени и нашла несколько поленьев. Через пару минут огонь вспыхнул ярким пламенем. При свете камина она занялась своим делом, ставшим уже привычным за эти последние недели, – совсем как замужняя женщина, подумалось ей… Мари зажгла свечу и поставила ее на середину стола. Затем выложила мясо, сыр, еще теплую булку, разрезанную пополам и густо намазанную маслом.

Джейсон продолжал молчать – ни поцелуя, ни теплого слова. Лежа неподвижно, он следил за каждым ее движением, и отблески огня отражались в его глазах.

– Все готово, любимый. Ты проголодался?

Одним движением он отбросил одеяло, встал и подошел к камину.

– Кажется, они берут верх. Сегодня утром Грегори взбесился, и на этот раз он бы повесил меня по-настоящему. Я едва сумел его остановить, а когда он ушел, я впервые в жизни почувствовал, что испугался. Неделю за неделей залезать в петлю… Ты меня понимаешь? – Он замолчал.

Мари подошла к нему и прижалась к его груди; он жадно ответил на ее поцелуй. Страсть сулила облегчение страданий и забвение. Не было больше капитана Грегори, лорда Пенскотта, виселицы – ничего. Мари почувствовала, как просыпается его тело, как оживает мужское естество. Она нужна ему!

Руки их словно зажили своей собственной жизнью, одежда упала на пол. Обнаженные, они держали друг друга в объятиях, ища утешения в дышащих жаром чреслах, казалось, тоже живущих отдельно от них. Как только они упали на скамью, служившую пленнику койкой, Джейсон мгновенно вошел в нее. Мощными толчками он врывался в нее снова и снова, как будто надеялся этими яростными атаками изменить окружавший его мир. Мари отвечала на каждое движение, не думая ни о чем, почти ничего не чувствуя. Она любила этого человека, и больше ничто не имело для нее значения.

В какой-то момент Джейсон содрогнулся и замер. Мари вскрикнула, изображая экстаз, которого на самом деле не испытывала. Яростно извиваясь всем телом, она старалась продлить его удовольствие.

Потом, когда все кончилось и спазмы утихли, камера наполнилась множеством самых различных звуков: шипением свечей, потрескиванием дров в камине, тяжелым прерывистым дыханием у самого ее уха. Мари крепко сжала бедра, удерживая любовника внутри себя, не желая расставаться с уходящим теплом. Они встречались в течение двух месяцев, иногда просто сидели и разговаривали, иногда сливались в страстных объятиях. В такие минуты Мари словно высвобождалась из своего физического тела и уносилась далеко от Англии. Сегодня она испытала совершенно новое ощущение, тревожное, не принесшее блаженства, но все же приятное. Ей как будто открылось новое измерение любви, когда хочется отдавать, делиться, не ожидая ничего взамен, обнаруживать в себе могущество, помогающее снимать боль и страдания.

Джейсон, вздохнув, скатился с нее, и Мари, приподнявшись на локте, пробежала пальцами по золотистым волосам на его груди. Наступило долгое молчание. Наконец он повернул голову и, встретившись с ней взглядом, начал ласкать мягкую влажную кожу между ее бедрами.

– Не знаю, что бы я делал без тебя.

– Ш-ш-ш…

Мари напряглась. С каждой минутой ей будет все труднее сказать ему о новых правилах, введенных Грегори.

– В чем дело?

Ей показалось, что в комнате внезапно похолодало.

– Я больше не смогу сюда вернуться.

Джейсон рывком сел на постели.

– Что?

– Ты больше ни с кем не сможешь видеться, кроме сержанта Бертона и солдата, который приносит еду, – таково распоряжение капитана.

– Какая подлость! – Джейсон схватился руками за голову; казалось, он теряет рассудок. Поднявшись, он принялся шагать взад и вперед по камере, словно разъяренный лев. Таким Мари его еще не видела – всегда уверенный в себе, готовый встретить любые испытания с улыбкой, сейчас пленник словно потерял всякий контроль над собой.

Она быстро собрала одежду.

– Оденься, радость моя, тебе холодно.

– Одеться? Ты больше ни о чем думать не можешь! Ты что, не понимаешь – мне надо вырваться отсюда, или я сойду с ума!

Гнев охватил Мари.

– Ты будешь меня слушать или нет?

Джейсон остановился перед камином и начал одеваться.

– Я слушаю. Ну давай расскажи мне, как прекрасен этот мир и как я буду прекрасно выглядеть, когда в очередной раз зашагаю к виселице.

– Сержант Бертон сказал, что я могу подойти к окну.

– Ах, как мило с его стороны!

– Да послушай же хоть минуту, Джейсон. Я передам тебе веревку и каждый вечер буду приносить еду. К тому же мы сможем разговаривать и что-нибудь придумаем. Это все же лучше, чем ничего. – Мари положила руки ему на плечи. Ей надо было что-то предпринять, чтобы не потерять его навсегда, но что она могла сделать, пока он здесь, в замке? Только если Джейсону удастся бежать… Но как?

В отчаянии Мари опустилась рядом с пленником на колени и взяла его за руки.

– Ты должен сделать это!

– Что?!

– Бежать отсюда. Я пока не знаю, когда и как, но ты должен. Я найду какой-нибудь способ, и мы убежим вместе туда, где они нас не найдут.

– Но это просто смешно!

За дверью загремел засов.

Мари встала и поцеловала Джейсона в щеку.

– Я найду какой-нибудь способ, вот увидишь, дорогой мой. Жди меня завтра вечером у окна. – Она повернулась и вслед за сержантом Бертоном вышла из камеры.


Прошел февраль, а за ним и март. Наступил апрель. Дни становились длиннее. Снег уже сошел, и повсюду лежала черная грязь, среди которой кое-где уже стали появляться яркие островки зелени.

Последние месяцы были для Мари унылыми и безрадостными. После того как леди Гвендолин отказалась от ее услуг, ей поручали самую грязную и неблагодарную работу. Зато теперь у нее оставалось гораздо больше времени, и каждую свободную минуту она использовала для того, чтобы увидеться с Джейсоном. Прокравшись по тропинке к замку, она обходила его и останавливалась прямо под окном. Сержант Бертон оказался верен своему слову и не подпускал туда своих солдат. Джейсон протаскивал принесенную ею еду сквозь прутья решетки, и хотя высота окна не позволяла им коснуться друг друга, они могли шепотом разговаривать между собой.

Взрывы отчаяния у Джейсона больше не повторялись, да и ненависть капитана Грегори, казалось, поостыла. Хотя он оставался тверд в своем решении никого не подпускать к пленнику, однако инсценировки казни больше не повторялись.

Но время шло, и настал момент, когда в замке получили известие от Пенскотта, в котором он сообщал, что вернется через две недели.

Мари охватила паника. Всего две недели! Каждый день, каждый час приближал трагическую развязку.

Подходя к замку, она содрогнулась при виде виселицы. Может быть, следующий раз будет последним.

Сзади послышались спотыкающиеся шаги, кто-то, оступившись, выругался. Мари замерла и, пригнувшись, натянула капюшон на лицо, пытаясь слиться с темнотой.

Вслед за хриплым проклятием на французском языке из тени возникла мужская фигура. Да это же Бен!

– Сюда, дядюшка, – шепотом позвала Мари.

Старик остановился, напряженно вглядываясь в темноту.

– Ты где? Я тебя ждал у себя.

– Простите, дядюшка, я как-то забыла. Столько всего…

– Тихо, девочка. – Бен оглядел виселицу. – Да, невеселое зрелище.

– А вы зачем здесь? Идите скорее домой, а то вас могут заметить. Да и мне нельзя находиться в этом месте. Вдвоем мы вызовем еще больше подозрений. Ну же, дядюшка!

Бен пригнулся и взял Мари за плечи.

– Значит, ты надеешься его вызволить, так? Что ж, я думал об этом. Хочешь услышать мое мнение?

– Дядюшка…

Бен тихонько рассмеялся:

– Ты все еще не доверяешь мне? Позволь задать тебе только один вопрос. Ты в самом деле любишь этого человека?

– Больше жизни! – Глаза Мари наполнились слезами. – Ничто, кроме него, не имеет для меня значения. Неужели вы этого до сих пор не поняли?

Старый пират устало вздохнул и достал из кармана пузырек.

– Вот. Добавишь половину этого в бутыль с элем, и стража крепко проспит всю ночь.

Мари смотрела на старика, не в силах произнести ни слова; наконец-то у нее появилась хоть какая-то надежда. Но… как же она откроет дверь?

– Ничего не получится, дядюшка. Дверь запирается на засов изнутри. Даже если они будут спать, я не смогу попасть в замок.

Бен негромко засмеялся:

– Засов, говоришь? Ну, это проще простого. – Он поднял руки. – Раз, и нету.

– Но как? Вы меня научите?

– Ну конечно, я ведь тебя уже кое-чему научил.

Мари бросилась старику на шею:

– О, дядюшка! Если бы вы знали, как я вас люблю.

– Тихо, девочка. Все птенцы рано или поздно улетают из гнезда. Ты любишь его, а мне будет достаточно знать, что ты счастлива.

– Дядюшка, я…

– Все-все. Иди расскажи ему. И приходи ко мне завтра, я научу тебя, что делать с дверью.

Улыбнувшись на прощание, Мари бросилась бежать, а Бен наблюдал за ней, пока фигура девушки не скрылась за углом. Потом он повернулся и медленно побрел к своему коттеджу.


С бьющимся сердцем Мари стояла у входа в дом, нервно сжимая нож, украденный из кухни. На небе безмятежно сияла луна. Теперь для нее пути назад больше нет – стражники наверняка уже опорожнили последнюю бутыль с элем, в который было подмешано снотворное. Наконец решившись, она пошла по тропинке, сама удивляясь внезапно наступившему спокойствию.

Впереди показалась мрачная тень замка.

Мари еще раз проверила карманы: кусок проволоки, который дал ей Бен, был на месте. Сделав глубокий вдох, она вышла из тени деревьев и, быстро подойдя к двери, прислушалась. Изнутри не доносилось ни звука. Девушка огляделась и, открыв маленькое окошечко, поспешно просунула в него кусок проволоки, к которому был прикреплен металлический крючок.

Лишь с третьей попытки ей удалось зацепить крючком металлическую скобу. Тогда она потянула проволоку на себя и, лишь услышав скрежет тяжелого засова, почувствовала, как спадает напряжение. В конце концов засов поднялся, и дверь медленно, со скрипом, открылась. Это означало, что первая и наиболее опасная часть их плана удалась. Мари проникла в замок.

Стражники лежали неподвижно там, где свалил их сон; когда Мари вошла, лишь один из них пошевелился и пробормотал что-то невнятное. Бен обещал, что они не придут в себя до самого рассвета. Зажав в руке нож, девушка на цыпочках прошла мимо них к лестнице.

Джейсон уже ждал ее.

– Удалось!

– Стражники спят, но нам надо поторопиться. Я не знаю, сколько точно времени продлится действие зелья.

– Тогда пошли скорее!

Джейсон первым стал спускаться по лестнице, Мари следовала за ним. Теперь она чувствовала себя намного увереннее. Шотландец тоже казался совершенно спокойным: сняв с крючка у двери тяжелый плащ, он огляделся и быстро сунул себе за пояс стоявшую в углу длинную шпагу, а также два лежавших на столе пистолета. Кинув быстрый взгляд на спящих стражников, он вышел из замка.

Закрыть за собой дверь оказалось нелегко, однако они еще раньше решили, что это необходимо: так будет легче запутать следы. В том, что их будут преследовать, они не сомневались.

Наконец дубовый засов встал на свое место, и они побежали к деревьям, у корней которых Мари накануне спрятала продукты, и оттуда направились к реке. У берега они замедлили шаги, оглядевшись, осторожно двинулись через открытую площадку к небольшой бухте, где обычно стояли лодки местных рыбаков.

За время долгого заточения Джейсон очень ослабел, и поэтому лодку пришлось искать Мари. В конце концов, подведя ее к берегу, она положила туда пакет с едой и одежду.

Джейсон благодарно кивнул и порывисто обнял Мари.

– Ты совершила чудо, и я этого никогда не забуду! Я вернусь через три дня, жди меня на том холме, где происходила дуэль.

– Но разве мы не вместе…

– Нет. Здесь тебя никто не заподозрит, а одному скрыться легче.

– Ты не можешь меня оставить! Мы же решили… И потом, ты еще слишком слаб.

– Ничего, немного поработаю веслами, и силы вернутся. У меня есть друзья, но мне сначала надо их найти. Мы приведем шлюп и подадим тебе сигнал фонарем. А теперь беги: если тебя хватятся, то все пропало. – Он быстро поцеловал Мари, и лодка закачалась под его ногами.

– Я буду ждать, Джейсон! Я люблю тебя. – Пока эхо разносило ее слова над водой, лодка скрылась из глаз, а вскоре плеск весел затих в ночи.


Прошло три дня, потом еще день. По вечерам Мари с замиранием сердца ждала на берегу. Капитан Грегори помчался в погоню: у него прямо из рук уплывали все будущие почести.

Вернувшийся хозяин замка кипел бессильной яростью.

Глава 7

Роджер Пенскотт раздраженно расхаживал по библиотеке. Какого черта старый пират так долго не идет? За пять месяцев его отсутствия слуги, должно быть, забыли, чьим приказам они должны подчиняться. Что ж, он им это напомнит.

Дверь библиотеки открылась, и языки огня в камине заплясали ярче. Несмотря на плохо скрываемое нетерпение, лорд Пенскотт некоторое время не двигался. Наконец он обернулся и указал гостю на стул по другую сторону письменного стола, а затем уселся сам. Он чувствовал себя легко и свободно среди привычной роскоши своего дома; Бен же, напротив, сидел сгорбившись, не зная, куда девать руки.

– Давненько мы с тобой не выпивали, старик.

– Да, сэр, очень давно. Надеюсь, вы довольны путешествием?

– Вполне. А вот возвращение домой оказалось не очень-то приятным. Брэнд, похоже, сумел покинуть Англию. – Граф потянулся к шкафу, достал две пивные кружки и бутылку с элем, но разливать не стал и лишь кивнул, давая знак гостю.

Бен взял бутылку… Она была пуста. Так вот оно что. Пенскотт знает! Пешка проиграла королю. Выход один – изображать полную невинность.

Старый пират удивленно поднял брови, и Пенскотт в ответ улыбнулся дьявольской улыбкой:

– Скажи спасибо, что она пуста, приятель, иначе Траш застал бы нас в неподобающем состоянии. Головная боль на следующий день – что может быть хуже!

Бен молча поставил бутылку на стол. Он отлично знал: игры с Пенскоттом ничем хорошим не кончаются. И вдруг его охватило давно забытое возбуждение. Он оскалил зубы в улыбке:

– Вы правы, милорд, но я не понимаю…

– В таком случае я объясню. Солдаты, охранявшие шотландца, утолили свою жажду элем вот из этой бутылки. Повар заявил, что эль прокис, и здорово наказал парня, который этого не заметил. Беспечность стражников капитана Грегори позволила убийце моего сына бежать.

Старый пират громко фыркнул и откинулся на спинку стула.

– Дайте солдату бутылку с любой дрянью, от которой он будет рыгать, и он ее проглотит, не задумываясь. Так что это просто неудачное стечение обстоятельств.

– Но мы-то с тобой, знаем, что кроется за этим неудачным стечением обстоятельств.

Лицо безгрешного ангела не могло бы выразить большее недоумение.

– Мы, милорд? Но я ничего не…

– Не трать время попусту, Луи, я тоже много поплавал по Карибскому морю, заходил на далекие острова и научился различать запах и вкус различных экзотических настоев. В основании заговора я вижу твою руку, дружище, и это выводит меня из себя.

– Так то был заговор?!

– Самый настоящий. А как бы иначе удалось Брэнду бежать? – Граф предупреждающе поднял руку, не давая перебить себя. – Даже при том, что стража была в беспамятстве, в одиночку шотландец не смог бы ничего сделать. Кто-то поднял засов и открыл дверь, кто-то достаточно хитрый и сильный, чтобы поставить засов на место. На этот раз ты сам себя перехитрил, Луи. Как тебе удалось сделать это?

– Значит, засов опять закрыли? – Бен даже хохотнул от удовольствия. – Очень умно. Очень! – Он сделал вид, что ищет ответ. – А кто приносил ужин в замок?

Может быть, хозяин согласится на такой гамбит?

– Парень с кухни. Он невиновен – любой, кто задаст ему хоть один вопрос, это сразу поймет. Нет, Луи, ни этот олух, ни судьба тут ни при чем. И в окно Брэнд не вылетел. Виновен тот, кто подмешал снотворное в эль и открыл засов. Я знаю только одного человека, способного на такое.

– Но я не делал этого, милорд.

– Значит, ты был не один. Кто еще?

– Вы мне льстите, милорд. Я целыми днями сижу у себя, и единственное мое развлечение – модели кораблей. С приключениями и побегами я давно покончил.

В конце концов, это было почти правдой: он не принимал участия в побеге.

Пенскотт шумно выдохнул и в раздражении сдвинул брови. Ему не удалось подловить старика, и тем не менее он не сомневался в том, что тот принимал прямое участие в освобождении Брэнда. Вот только зачем? Ему не хотелось подвергать старого пирата наказанию, однако выбора у него, похоже, нет.

– Возвращайся в свою конуру, дружище, и запомни мои слова. Через день-два я тебя снова позову, и лучше тебе к тому времени стать посговорчивее. Подумай как следует, все равно я узнаю правду. Пока это все.

Бен поднялся и вежливо поклонился. Будь он проклят, если выдаст Мари. По крайней мере у него есть время на размышление.

Он направился к двери.

– Луи…

– Да, милорд?

– Запомни еще одно. В свое время я спас тебя от виселицы, но не слишком обольщайся по поводу моих дружеских чувств.


Теплый южный ветер наконец вытеснил промозглый воздух и слякоть, и лес тут же зазеленел, расцвел яркими красками. Ветви деревьев тянулись к ярко-синему небу, поля сбегали вниз по холмам, сверкая карнавальным многоцветьем, и даже краткие возвращения холодов не могли изменить очевидного – весна пришла.

Мари сидела на поваленном бревне, бездумно глядя на зеленеющий луг, где она впервые увидела Джейсона. Что толку во всей этой красоте, если сама она никому не нужна…

Слуги завтракали за массивным дубовым столом, занимавшим едва ли не большую часть кухни, и в этот раз Мари пришла туда раньше других. Чуть позже к ней присоединилась Арабелла. Некоторое время они сидели молча на разных концах стола, но неожиданно Арабелла придвинулась ближе, что Мари очень удивило – они с Арабеллой уже несколько лет не разговаривали, и сейчас она не видела никакой причины для такого проявления дружеских чувств.

Арабелла с отвращением смотрела на тарелку с овсянкой, стоявшую перед ней.

– Уж лучше бы хлеб и эль, чем эта водянистая каша.

Мари ничего не ответила.

– Тебе-то, наверное, все равно, что дадут. Это и понятно: у тебя было кое-что получше.

Мари вопросительно подняла глаза.

– Я не так слепа, как остальные; не зря же мы с тобой жили в одной комнате. Ты приносила этому шотландскому индюку не только еду, но и ноги перед ним раздвигала. Уж он-то свое получил.

При одном упоминании о Джейсоне Мари задохнулась от гнева:

– Хватит болтать!

– Ну уж нет, я еще не все сказала. Это ты опоила стражу!

– Неправда!

Мари лихорадочно пыталась придумать, как ей отвязаться от Арабеллы.

– Ах, неправда! Тогда зачем же ты каждый вечер выходишь на берег и сидишь там часами? Ждешь, что беглец вернется и заберет тебя?

– Ты просто сошла с ума! – Вскочив, Мари выбежала из кухни.

Она бродила по полям, ничего не видя и не слыша. Воспоминания лишь усиливали боль. Образ Джейсона не давал ей успокоиться. В конце концов она оказалась у мрачного здания, бывшего свидетелем и высочайшего блаженства, и самого мрачного ее отчаяния.

Не думая о том, что делает, Мари начала подниматься по ступенькам, а затем вошла в камеру, куда через распахнутые ставни проникал свежий ветерок. Скамья, на которой они с Джейсоном любили друг друга, разговаривали и спали вместе, стояла так, как они ее оставили в день побега. Мари подошла к окну. За железной решеткой сверкала и переливалась Темза. Зачем она вообще сюда пришла? Надеялась застать здесь Джейсона, повернуть время вспять?

– Эй, девчонка!

Она вздрогнула и обернулась: на пороге мрачной тенью высился садовник Ройбен.

– Траш тебя везде ищет. Поторопись.

Мари шла по тропинке, не замечая ничего вокруг, и обдумывала предстоящую встречу с лордом Пенскоттом и Арабеллой. Как и в ночь бегства Джейсона, ей сейчас понадобится все ее присутствие духа. С какой-то холодной расчетливостью она попыталась оценить свои шансы на успех. В конце концов, лорд Пенскотт хорошо к ней относится: он дал ей образование, следил за тем, чтобы ее не загружали тяжелой работой. С кем еще из слуг он может разговаривать по-французски, кого еще хоть когда-нибудь удостаивал беседы наедине? Мари вскинула голову. Все еще может окончиться хорошо.

На этот раз необычно молчаливый и сдержанный, Траш встретил ее на пороге и проводил до библиотеки. Там царил полумрак. Мари заправила длинную прядь волос под чепчик. Что за человек стоит рядом со столом графа? Капитан Грегори! Когда же он вернулся? И почему он здесь?

Она попыталась улыбнуться так, словно ни о чем не догадывалась.

– Вы меня вызывали, милорд?

Пенскотт кивнул, и тут же через боковую дверь, ведущую на галерею, вошла Арабелла. Лицо ее сияло торжеством.

– Эта девушка… – начал лорд Пенскотт.

– Арабелла, милорд. – Служанка присела в низком поклоне.

Пенскотт не сдержал раздраженной гримасы.

– Она сообщила мне неприятную новость: по ее словам, ты опоила охрану в ту ночь, когда бежал Джейсон Брэнд. – Граф помолчал. – Мне бы не хотелось думать, что это так, и я даже сначала заподозрил старого Бена. Но ее обвинением тоже вряд ли стоит пренебрегать. Теперь я хочу знать правду: это ты освободила Джейсона Брэнда?

Мари, не поднимая взгляда, лихорадочно соображала, что ей лучше ответить. Бена она выдать не может – он слишком стар и не выдержит наказания. Джейсон бежал, а она осталась расплачиваться за часы короткого блаженства и верности тому, кто так легко ее предал. Бороться больше не было смысла.

– Я украла зелье у Бена, потому что знала, где он его хранит, а потом напоила стражников и помогла Джейсону бежать. Я одна во всем виновата.

Пенскотт, казалось, не верил собственным ушам. Так открыто и бесстрашно признаться в столь ужасном деянии!

– Ты понимаешь, что тебя ждет, Мари?

Девушка опустила голову.

– Да, милорд.

Пенскотт повернулся к столу, открыл ящик и, достав оттуда золотую монету, швырнул ее ухмылявшейся Арабелле.

– А теперь убирайся, – ровным голосом произнес он.

Арабелла, пятясь, направилась к двери.

Пенскотт, опираясь на трость, подошел к окну и несколько секунд стоял без движения. Когда он вернулся к письменному столу, лицо его выражало непреклонность и жестокость.

– Твое признание означает, что ты совершила тяжкое предательство. Ты спала с этим шотландцем?

– А разве мне кто-нибудь запрещал? Я любила Джейсона, милорд, и именно поэтому не могла равнодушно ждать, когда вы его повесите.

Лицо Пенскотта побагровело. Сколько лет он ждал, что Мари наконец проявит силу духа, но сделанное ею сейчас просто не укладывалось у него в голове. Все его мечты и надежды рухнули: ее красота, с помощью которой он надеялся заманить в свои сети принца, теперь не имела никакой ценности. Она обманула его доверие, а этого Пенскотт не прощал никому.

Губы его сжались в тонкую полоску, рука крепко стиснула трость.

– Даже не знаю, что с тобой делать. По правде говоря, это уже не имеет значения.

– Отдайте ее мне, – неожиданно подал голос капитан Грегори.

– Нет! – хриплым шепотом проговорила Мари. – Прошу вас, милорд!

Пенскотт долго смотрел на женщину, которая помогла бежать убийце его сына.

– Согласен.

Лучшего наказания для нее нельзя было и придумать: о жестокости Грегори ходили легенды. В его руках она получит такой урок, который не забудет никогда.

– Делайте с ней что хотите, только заберите отсюда. Немедленно. Я больше не хочу ее видеть. Все вон!

Комната моментально опустела. Грегори схватил Мари за руку и так резко потянул за собой, что она споткнулась и чуть не упала. С торжествующей ухмылкой капитан протащил девушку вниз по лестнице мимо выстроившихся по сторонам слуг. Лишь на немногих лицах она увидела сочувствие; остальные явно получали удовольствие от всего происходящего.

Ноги Мари ослабели, она едва шла. Грегори провел ее через лужайку, мимо ряда старых кедров, словно стерегущих замок. Дверь все еще стояла раскрытой, как молчаливое издевательское приглашение. Джейсон… Как мог он покинуть ее?

Войдя, Грегори рывком закрыл дверь, и тут же от порыва ветра с громким стуком распахнулись ставни – комната словно ждала очередную жертву, готовясь высосать из нее тепло и жизнь.

– Ну вот мы и пришли, моя дорогая…

– Нет!

Мари попыталась вырваться, пальцы ее палача железной хваткой сжали ей руку, а губы впились в рот, заглушив крик ужаса. Грегори сорвал с нее одежду, и глаза его сверкнули при виде безупречной груди, крепких упругих бедер, плоского живота. Сняв ботинки и бриджи, он с улыбкой приблизился к ней. Мари с ужасом смотрела на огромный вздувшийся пенис.

– Нет!

Капитан расхохотался и бросился на постель; это произвело такое сотрясение, что стоявший на столе глиняный кувшин, покачнувшись, упал и раскололся на куски. Мари ухитрилась схватить один из острых осколков и крепко зажала его в руке.

Грегори не хотел больше ждать: он перевернул ее на спину и взгромоздился сверху.

– Ну, сопротивляйся теперь, сучка. Давай дерись!

Похоже, он наслаждался этой борьбой, от которой предстоящая победа обещала быть еще слаще, однако Мари внезапно расслабилась, отчего насильник потерял равновесие. Прежде чем он успел опомниться, она резанула его по щеке острием глиняного обломка. Грегори, громко завыв, с силой ударил ее по руке и едва не сломал ей кисть.

– Сука! Грязная шлюха!

Кожа клочьями свисала с рассеченной щеки, кровавый шрам тянулся от левого глаза до нижней челюсти. Не переставая изрыгать ругательства, Грегори ощупал рану, а затем с размаху ударил Мари по лицу. Больше сил сопротивляться у нее не было. Он коленом раздвинул ей бедра. Железная рука приподняла ее. Задыхаясь, Мари ощутила, как кошмарный пенис проник внутрь, прорываясь все глубже и глубже. Потом она потеряла сознание.


Боль. Одиночество. Холод. Тошнота. Снова боль. Серебристая лунная дорожка. Смутные воспоминания о зверином рыке и проклятиях. Он что-то сказал перед тем, как уйти.

Мари с трудом поднялась на ноги и, завернувшись в простыню, огляделась. Ни еды, ни питья. Дверь закрыта на засов снаружи. Сколько прошло времени с тех пор, как он ушел? Если бы хоть немного воды…

Снова боль. Кровь. Мари упала на постель, и тяжелые рыдания сотрясли ее. Неужели это все, что суждено ей в этой жизни?

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 8

Тридцатого апреля тысяча семьсот шестнадцатого года раздался громкий стук в дверь камеры, и стражник предупредил Мари, чтобы она готовилась к отъезду. Девушка быстро собрала свои скудные пожитки, а уже через несколько минут на лестнице раздались шаги и в камеру вошел щегольски одетый молодой человек в розовых бриджах и ярко-красном сюртуке. Он брезгливо огляделся, а затем небрежным тоном сообщил ей, что его зовут лейтенант Пуллэм и он будет сопровождать ее в морском путешествии.

Море… Неужели она снова увидит его? У Мари даже голова закружилась от радостного возбуждения, но тут же его сменил страх. Скорее всего капитан Грегори собирается отослать ее в Америку и там продать. Новый хозяин может оказаться жестоким чудовищем и сделать из нее проститутку. При этой мысли она едва не потеряла сознание. Мари-Селеста Рейвен – рабыня и проститутка! Дрожащей рукой девушка крепче прижала к груди узелок с одеждой. Сейчас ей было ясно только одно: выбора у нее все равно нет.

Когда они приблизились к берегу, Мари различила четыре небольших корабля, плавно покачивавшихся на волнах, и невольно улыбнулась. Неужели это все для ее охраны? Вдали, почти на середине реки, стоял на якоре еще один корабль. Как же она раньше его не видела?..

– Подождите! – приказал Пуллэм.

К ним навстречу по берегу кто-то бежал. Бен!

Приблизившись, он крепко обнял Мари.

– Это моя племянница. Я хочу с ней попрощаться, – объяснил он лейтенанту, и тут же рука его скользнула вниз.

Мари едва не вскрикнула, ощутив холодное лезвие кинжала за воротом блузы.

– Крепись, дорогая, и не забывай, чему я тебя учил. Может статься, мои уроки тебе еще пригодятся.

Впервые за последнюю неделю Мари не смогла сдержать слез.

Едва она успела спрятать кинжал, как огромный матрос схватил Бена за руку и оттащил в сторону.

– Убирайся, иначе…

Он поднял мушкет.

– Прощай, Мари-Селеста.

– Дядюшка… – Ей хотелось как следует попрощаться с Беном, но матрос, не обращая внимания на ее просьбы, потянул Мари за собой.

Глотая слезы, она пошла вперед не оглядываясь. Все, на что стоило бы еще раз посмотреть, осталось глубоко в ее сердце.

У пристани их ждала небольшая лодка, и уже через несколько минут гребцы доставили пленницу к борту огромного корабля, на котором позолоченными буквами сияла надпись «Шпага Корнуолла». На его борту Мари насчитала двадцать пушек. Еще столько же должно было находиться с другой стороны. Лучшего корабля Мари в своей жизни еще не видела.

Она оглянулась. Большой дом и тропинка к коттеджу Бена еще были видны сквозь деревья. Как быстро пронеслось время… Хозяин… Леди Гвендолин… Траш… Арабелла… Ридж… Бен… Все они навсегда останутся в ее памяти и будут являться в минуты одиночества.

С борта спустили веревочную лестницу, и Пуллэм приказал Мари подняться по ней наверх. Девушка легко ступила на качающуюся деревянную перекладину, а сверху грубые мозолистые руки уже тянулись к ней, чтобы помочь перебраться через борт. Запах металла, скрип дерева, хлопающий звук парусов, бьющихся на ветру, крики чаек над головой… Если бы Бен мог сейчас оказаться рядом…

Моряки столпились вокруг и с изумлением рассматривали вновь прибывшую, однако их взгляды Мари ничуть не смущали – ведь ее детство и юность прошли именно среди таких людей.

Как только на палубе появился лейтенант Пуллэм, все быстро разбежались по своим местам. Лодку подняли на борт, зазвучали громкие слова команды. Рулевой за штурвалом начал вращать огромное колесо, и корабль, разрезая носом воду, медленно двинулся вперед.

Словно зачарованная Мари наблюдала, как надуваются паруса на ветру и судно без видимых усилий набирает скорость.

Неожиданно Пуллэм грубо прервал ее мысли:

– Отведите эту шлюху к капитану.

– Меня зовут Мари Рейвен!

– У таких, как ты, много имен, в этом я не сомневаюсь.

– У меня только одно имя!

Один из моряков схватил Мари за руку и потащил на корму. Они прошли мимо грот-мачты и поднялись по узким ступенькам. Тяжелая дубовая дверь вела в капитанскую каюту.

Когда она открылась, Мари прищурилась, пытаясь освоиться в полумраке. Внутреннее убранство каюты поразило ее. Даже на «Глориане» – корабле лорда Пенскотта, доставившем ее в Англию, – она не видела такой роскоши.

– Стойте спокойно, мисс, и ничего не трогайте. Капитан появится через минуту.

Моряк расположился позади, у самой двери, а Мари ждала, недоумевая, с какой стати ничтожную служанку привели к самому главному человеку на корабле. Разглядывая каюту, она поражалась ее роскоши: резной письменный стол орехового дерева перед окном; в центре – огромный обеденный стол с тремя тяжелыми стульями с одной стороны и большими креслами по бокам; у стены – кушетка пурпурного цвета с множеством подушек; справа от двери – кровать под роскошным покрывалом, рядом с которой на столике расположился набор графинов с французскими винами и бренди. Напротив у стены между книжными полками красовалась стойка с раскрытым изящно выделанным чемоданчиком из тонкой кожи, в котором поблескивали выставленные напоказ дуэльные пистолеты, а над ними на стене висела самая красивая рапира, какую когда-либо видела Мари.

– Оставьте нас!

При звуке этого голоса Мари вздрогнула. Не может быть…

– Слушаюсь, сэр. – Моряк исчез за дверью.

Мари молча ждала. На этот раз ощущение под блузой стали кинжала придавало ей заметную уверенность.

– Добро пожаловать на «Шпагу Корнуолла», дорогая. – Капитан Грегори прошел мимо нее и, усевшись за стол, повернулся. – Ты что, язык проглотила? Подойди сюда.

Она задержалась не больше чем на полсекунды.

– Я сказал подойти! Начиная с этой минуты, ты будешь выполнять мои приказания немедленно.

Медленно приближаясь к столу, Мари пыталась успокоиться. Даже толстый слой грима не мог скрыть глубокий зигзагообразный шрам, пересекавший всю левую щеку капитана. Этот шрам ему суждено носить до самой смерти.

– Приятный сюрприз, не так ли? – Джеймс Грегори обошел вокруг стола и, приблизившись к девушке, накрутил на палец прядь длинных черных вьющихся волос. От него сильно пахло бренди. – Кожа белая, как снег, грудь мягкая, как пух, а то, что внизу… крепкое и упругое… Все это мне вполне подходит. – Капитан рывком откинул ей голову назад и заглянул сверху вниз в глаза. Губы его скривились в зловещей усмешке. – Дрожишь? Не волнуйся. Я больше не стану пачкаться о то, что у тебя там внизу. Ты сама будешь умолять меня об этом на коленях еще до конца нашего путешествия.

Мари вся сжалась, полная решимости не выказывать страха.

– Я так не думаю.

– Посмотрим. – Грегори зловеще усмехнулся. – Сержант Хогарт, проводите ее в трюм. Да проследите, чтобы она оставалась там столько же времени, сколько и все остальные.

– Слушаюсь, сэр. Пошли. – Сержант грубо толкнул Мари в спину.

Трюм? Господи, только не это! От Бена она знала, о чем шла речь: именно в трюме силой завербованные матросы едят, спят, дерутся и развлекаются с двумя-тремя женщинами, которых специально для этого берут на корабль.

Капитан Грегори медленно повернулся на каблуках и отошел к окну. Теперь она заплатит ему за все.

Мари спотыкаясь вышла из каюты. Ее ожидал кошмар, еще более страшный, чем тюрьма в Пенскотт-Холле. Господи, зачем только она повстречала Джейсона Брэнда! Все, что случилось с ней, случилось из-за него. Будь он проклят!

– Сюда, – услышала она голос сержанта Хогарта.

Впереди зияла черная пропасть, в которую ей предстояло спуститься. Нет, она не может этого сделать, ведь там они ее…

– Куда мы направляемся? – Мари бессознательно пыталась выиграть время. Еще хотя бы несколько минут…

– В трюм. Вы же слышали…

– Нет, я спрашиваю не про это. Куда плывет корабль?

На лице Хогарта появилась усмешка. Кто бы она ни была, эта девушка ему все больше нравилась.

– В море, девочка. Ну, пошли.

Теперь Мари казалось, что каждый угол, каждый предмет на корабле представлял для нее смертельную опасность. Свернувшиеся змеями канаты, ведра и бочонки, низкие потолки – все внушало ей ужас.

Чем ближе они подходили к входу в трюм, тем громче доносились оттуда крики матросов.

– Я не обязан здесь служить! У меня семья в Лондоне: жена и трое здоровых сыновей, – вопил один.

– Радуйся, что эти сволочи хоть их не забрали. Что до меня, то пропади он пропадом, этот король. Одна тюрьма или другая… какая разница, – равнодушно отвечал другой.

Подняв засов, Хогарт открыл дверь, и это удивило Мари – выходит, трюм тоже был подобием тюрьмы…

– Тому, кто не хочет служить королю, придется за это ответить, – громко произнес сержант, спускаясь по лестнице под палубу.

Двое моряков с испуганными лицами скрылись в глубине трюма.

– Черт бы побрал этих болванов! – выругался Хогарт. – И о чем они только думают… Ну, с вами все, мисс. Вас выпустят отсюда, когда пожелает капитан.

– Они правы, и вы это знаете, – послышался из темноты женский голос.

Хогарт резко обернулся.

– Черт бы тебя побрал и тебя тоже, Хоуп, – ты меня до смерти напугала. Так у меня когда-нибудь сердце остановится.

– Оно у тебя давно уже остановилось, Сэмюэл, иначе ты бы хоть немного посочувствовал этим двум парням.

– Посочувствовал! Да их уже давно пора сквозь строй прогнать! А от тебя я нравоучений не потерплю. Лучше присмотри за новой девушкой. – Сержант стал подниматься по лестнице.

Женщина вышла на свет.

– Ах вот как… У наседки появился цыпленок! – Едва она произнесла эти слова, как дверь захлопнулась и деревянный засов опустился снаружи с тяжелым стуком.

Мари со страхом попятилась. Хоуп – так назвал женщину Хогарт – была одета примерно так же, как и она, однако выглядела намного крупнее: ее пышные бедра и огромная грудь колыхались при каждом движении. Глаза Хоуп казались странно безжизненными; лишь изредка в них появлялся тусклый блеск, больше напоминавший мерцание свечи.

Женщина окинула Мари оценивающим взглядом.

– Хоуп Деферд означает «Дающая надежду страждущим сердцам». Это из Библии. Так назвали меня слабоумные родители, чтоб им пусто было. Но ты зови меня просто Хоуп. – Она повернулась и стала показывать Мари трюм.

Здесь за грот-мачтой, проходившей вверх через весь корабль, размещались насильно завербованные моряки.

– Их будут держать взаперти до тех пор, пока корабль не уйдет достаточно далеко в открытое море, – пояснила Хоуп, – тогда они уже не смогут прыгнуть за борт и избавиться таким образом от королевской службы. Ни один из них до этого не бывал в плавании, все сухопутные крысы. Нам лучше пока держаться от них подальше. – Она взяла Мари за руку и повела мимо груд бочек, ящиков и сундуков, по направлению к носу корабля, где через отверстие в переборке они пробрались к небольшому пространству, отгороженному самодельным занавесом из ветхих простыней. Здесь Хоуп соорудила себе место для отдыха. – Ну вот, теперь можно и расслабиться. – Хоуп зажгла свечку под металлическим чайничком, добавила чайных листьев в кипящую воду и удовлетворенно усмехнулась: – Это особая любезность нашего мистера Гайэнны.

– Здесь кто-то произнес мое имя?

Самодельный занавес откинулся, и Мари увидела человечка, напоминавшего итальянского уличного торговца.

– Это наш доктор. Худшего не найти ни на суше, ни на море. Вроде итальянец, но я его не раз встречала на улицах Лондона. Его имя Гайэнна, но мы называем его Джузеппе. А как тебя зовут, цветочек?

– Мари. Мари Рейвен.

Доктор снял с головы котелок и обнажил лысину с остатками зачесанных наперед волос, поклонился.

– Я служила в доме лорда Роджера Пенскотта, а теперь попала в немилость.

– Должно быть, ты его здорово рассердила, если он послал тебя в такое место, – хихикнул Гайэнна.

– А я вот не жалуюсь, – фыркнула Хоуп. – Бывают места и похуже.

– Да ты чуть не с рождения смотрела на потолок через плечо мужчины: такая же, как все остальные. Дай шлюхе пристанище, и она уже на седьмом небе. Но эта девочка совсем из другого теста.

– Не имеет значения. Скоро она тоже научится давать да еще и получать от этого удовольствие; все мы одинаковы, и мужики это знают.

Мари слушала и не верила своим ушам. Так вот она, месть капитана Грегори! Ее привезли на корабль, чтобы отдать на растерзание голодным морякам. Рассказы Бена о жизни под палубой предстали перед ней в новом свете. Теперь она стала ровней тем женщинам с улицы, которым грозила голодная смерть, а то и кое-что похуже.

– Ну-ну, мой тюльпанчик, не надо расстраиваться. Они нас не тронут до тех пор, пока не выветрится их ярость. Вот когда они как следует подумают, тогда и придут к нам поделиться своим горем.


Мари проснулась от сильной качки. Ритм движения корабля изменился. Если раньше он легко скользил по воде, то теперь его подбрасывало и швыряло во все стороны. Некоторое время она лежала неподвижно, прислушиваясь к звукам, доносившимся с палубы. Хоуп куда-то исчезла, мерцающий свет свечи наполнял небольшое помещение причудливыми извивающимися тенями. Внезапно Мари вскочила, объятая ужасом. Что, если корабль тонет? Быстро пройдя обратный путь к выходу, она остановилась у того места, где томились завербованные матросы. Выглядели они все ужасно – лохмотья из парусины едва прикрывали их тела, а на бледных, нездоровых лицах отражались ярость и страх.

Стоя в центре и уперев руки в бока, Хоуп презрительно обращалась к верзиле с большущим животом:

– Можешь говорить все, что угодно, Том Ганн, но ты навлечешь беду на нас на всех.

– Придержи язык, женщина, эти помои даже голодная собака не станет есть!

– Плевать мне на собаку, а вот если ты не замолчишь, познакомишься с плеткой-девятихвосткой.

– Лучше убирайся за свою простыню – не хочу иметь дела с такими, как ты. Мы честные люди; нас обманом утащили от дома, от родного очага. Что станется без меня с моей семьей? И все это дело рук капитана. – Вскинув глаза, говоривший увидел Мари и, огромными шагами приблизившись к ней, вывел ее вперед. – Чтоб я пропал! Еще одна! Значит, вас тут две, чтобы нас усмирять?

В трюме наступила мертвая тишина. Множество глаз не отрываясь смотрели на Мари.

– Не может быть, – произнес кто-то. – Она ненастоящая.

– Лакомый кусочек, клянусь Богом!

Мари подняла глаза: тощий как плеть человек с ястребиным лицом, ухмыляясь, смотрел на нее.

– На суше или на корабле я всегда питал слабость к таким вот черноволосым. Поди сюда, красотка, подари мне поцелуй, а может, и еще что-нибудь.

Чьи-то руки схватили Мари, подняли в воздух и швырнули тощему матросу. Тот засмеялся от предвкушения, подтащил ее к себе, пытаясь поцеловать; рука его уже шарила по ее груди… И тут Мари изо всей силы ударила его сжатым кулаком между глаз. Моряк взвыл и мгновенно ответил таким ударом, от которого Мари упала на пол.

– Я тебе покажу, шлюха! Я тебя так проучу, что не скоро забудешь.

– Прекрати это, Нэд Слай! – взревел гигант.

– А ты не лезь не в свое дело. – Тощий начал расстегивать пояс. – Ты нам тут не начальник. Я хочу научить эту шлюху хорошим манерам. Ты же сам сказал, что это все штучки капитана.

Том Ганн прошел вперед и встал между ними.

– Сперва я тебе хребет сломаю.

Человек с ястребиным лицом побледнел. Еще один матрос вышел вперед, и Мари узнала этот голос: его она слышала первым, как только спустилась в трюм.

– Он прав, Нэд. Эта девушка – настоящая отрава для нас. Посуди сам, мы только первый день как вышли в море, а уже готовы глотки друг другу перегрызть из-за нее. Иди лучше и ложись спать. Она, конечно, лакомый кусочек, но не для тебя.

Нэд гневно сверкнул глазами:

– Ты тоже не лезь не в свое дело, Джошуа.

Однако по всему было видно, что он решил до поры до времени не затевать ссоры.

Гигант взял Мари за руку и помог ей подняться.

– А теперь вы обе убирайтесь за свою простыню и больше к нам не показывайтесь.

Виляя задом, Хоуп с коротким смешком удалилась, и Мари поспешила следом за ней.

– Этот Том Ганн очень напоминает моего отца. Такой же праведник. – Новая подруга подала Мари одеяло, добытое откуда-то с верхней палубы. – Помяни мое слово, пройдет время, и матросы все равно придут к нам за утешением. Так всегда бывает. Через несколько месяцев в открытом море все они и думать забудут о женах и семьях. – Хоуп взглянула на Мари, видимо, удивляясь ее молчанию. – Я тебе говорю, бывает намного хуже. Здесь нас кормят, у нас есть хоть какая-то крыша над головой, а это совсем не то, что промозглая темная аллея и дождь в спину. Пройдет немного времени, и новые друзья станут помогать нам, чем смогут, а к концу путешествия, глядишь, и мы получим свою долю. Так что не горюй, лапушка. – Хоуп ободряюще улыбнулась.

Однако Мари по-прежнему молчала.


Она не могла заснуть. Ритм движения корабля снова изменился – теперь «Шпага Корнуолла» уже не так резко опускалась и поднималась на волнах. Мари взяла свечу, завернулась в простыню и выскользнула из своего убежища. Хирург Джузеппе сидел, сгорбившись на стуле в пьяном оцепенении. Девушка осторожно проскользнула мимо. Теперь, когда они вышли в открытое море, дверь на верхнюю палубу перестали закрывать, чтобы те, кому станет плохо, могли выйти из трюма подышать. Мари задула свечу и стала пробираться к носовой части корабля.

Палуба встретила ее свежим ночным ветром. На востоке светила луна, обещая ясную ночь, снизу доносился плеск волн о борт корабля.

Какая красота – мерцающая рябь воды и этот ветер. Если бы только сейчас Джейсон был рядом…

Мари ужаснулась. Как могла она подумать такое! Он ее предал, именно из-за него она оказалась в ловушке, запертая с шестьюдесятью матросами. Когда-нибудь они захотят взять свое, и тогда…

Океан, словно прислушиваясь к ее мыслям, что-то зашептал в ответ. Выход есть: через перила – и вниз. Никто не увидит, не услышит. А что ей еще остается? Там, внизу, ее встретит вода.

Глава 9

Жгучее солнце стоит высоко в небе, поверхность океана искрится и сверкает в его лучах. Волшебное, невероятное единение огня и воды…

Матросы выстроились в ряд в своих душных форменных костюмах. Хогарт окидывает всех зорким взглядом, проверяя выправку экипажа.

Капитан Джеймс Грегори, словно всевластный монарх, возвышается на капитанском мостике, широко расставив ноги, заложив руки за спину, и со скучающим видом смотрит на своих подданных. Младшие офицеры стараются подражать ему – все, кроме Пуллэма, который выглядит откровенно несчастным. Наказание – штука неприятная.

Удар. И еще. И еще.

Боцман Этэн Трау на секунду останавливается, чтобы набрать воздуха в легкие. Сколько осталось – десять? Этэну кажется, что ему так же больно, как и тому бедняге, что стоит сейчас перед ним. На спине и плечах у Джошуа кровавые разводы, руки привязаны к грот-мачте. Боцман замахивается, и плеть снова свистит в воздухе.

Джошуа содрогается, издает громкий стон, колени его подгибаются, и он повисает на стягивающих кисти веревках. Кажется, он потерял сознание. Моряки обмениваются молчаливыми взглядами. Экзекуция никому не нравится: каждый понимает, что в любой момент может оказаться на месте провинившегося. Это наглядный урок для всех. Джошуа позволил себе выпить дополнительную порцию свежей воды и теперь расплачивается за это.

Мари вздрагивает, когда девятихвостая плетка раздирает окровавленную спину Джошуа. Она стоит у деревянной ограды отсека, где содержат свиней и овец. Теперь здесь осталось лишь с полдюжины свиней и одна-единственная овца.

Внезапно голос капитана прорезает тишину:

– Достаточно, Трау. Теперь, я думаю, все всем понятно. Я требую, чтобы на корабле был строжайший порядок, и не потерплю никакого отступления от него. – Грегори отдал команду одному из лейтенантов и, повернувшись, направился к своей каюте.

Мари последовала за двумя моряками, которые, подхватив Пуллэма под руки, потащили его к доктору. Когда они ушли, бесцеремонно бросив обмякшее тело на стол, итальянец закатал рукава и принялся искать банку с мазью, в то время как Мари промокала лицо несчастного куском ткани. В трюме стояла невыносимая духота, однако ей сейчас было не до этого.

– Он умрет?

Джузеппе вскинул голову.

– С какой стати? И вообще лучше не болтай, а делай свое дело.

Мари отвернулась и начала промывать кровавые раны. Джошуа застонал, и Мари, смочив ему водой лицо, зашептала слова утешения.

– Ты хорошая девушка, – на миг открыв глаза, произнес он и снова потерял сознание.

Через некоторое время они покончили с его спиной, и Джошуа мирно заснул. Мари начала смывать кровь с рук. Эта работа не вызывала в ней отвращения: еще в юности она столкнулась с человеческой жестокостью. На Мистере приходили корабли с ранеными. Потом она лечила еще одного – золотоволосого, – который отвечал ей ласками, а позже ответил предательством.

– Принеси-ка мне ведро воды, – услышала она шепот Джузеппе.

Мари кинула на итальянца быстрый взгляд, потом перевела его на Джошуа. Он сегодня едва не поплатился жизнью в точности за то же преступление.

Джузеппе отвел глаза.

– Там есть бочонок, на корме, на орудийной палубе. Не беспокойся, сейчас все заняты в других местах.

Сам боится и поэтому не колеблясь готов послать ее. Мари читала его мысли, как раскрытую книгу. Однако вода действительно была нужна раненому. Значит, идти придется ей.

Не говоря ни слова, Мари взяла у Джузеппе ведро и, поднявшись наверх, направилась на корму, к орудийной палубе. Там она быстро огляделась. Кажется, никого. Сдвинув тяжелую дубовую крышку с бочонка, девушка наполнила ведро и снова закрыла крышку. Стараясь двигаться как можно незаметнее, она проскользнула обратно в трюм.

Через полчаса она лежала в своем душном алькове, вся дрожа, лишь теперь осознав, что она совершила. Если бы капитан Грегори ее заметил, ей не жить. Даже плетки она бы не выдержала, а ведь это было не единственное возможное наказание.


Огромное красное солнце повисло почти над самой линией горизонта. «Шпага Корнуолла» медленно скользила по абсолютно неподвижной воде, словно огромное дрейфующее мертвое морское животное. Дежурный матрос напрасно всматривался вдаль, в надежде увидеть хоть какие-нибудь признаки приближающегося ветра. Впереди на расстоянии двадцати ярдов четыре лодки с выбивавшимися из последних сил моряками кое-как тянули корабль.

Мари с подносом в руках прокладывала себе дорогу среди беспорядочно разлегшихся на палубе томимых бездельем матросов. На подносе находился ужин для офицеров. Остальные еще раньше получили бисквиты, грог и гороховый суп в количестве, вполне достаточном для того, чтобы заглушить голодное урчание в желудках, однако ничтожно малом для поднятия настроения в период полного штиля.

Когда Мари вошла в капитанскую каюту, капитан и его лейтенанты отдыхали.

– Ну что там еще? – недовольно спросил Грегори.

– Ваш ужин, сэр.

– Ну так чего же ты ждешь? Входи. Что на ужин?

– Цыпленок, сэр.

Грегори вскинул брови:

– Цыпленок? Как так?

– Он уже умирал, сэр. Повар говорит, от жары.

– Черт бы побрал этот проклятый штиль!

– Да, сэр. Повар приготовил его в соусе с шерри. Еще я принесла сыр и хлеб.

– Ладно, сейчас взглянем.

Мари поставила поднос перед капитаном и отошла к двери.

Некоторое время Грегори смотрел на цыпленка, потом отрезал кусок грудки и положил себе на тарелку. Шелл, не задумываясь, оторвал ножку и бедро.

В это время в дверь постучали.

– Мне когда-нибудь дадут спокойно поесть? – проворчал Грегори. – Что там еще?

– Время вахты по правому борту истекло, сэр. Просят разрешения вернуться.

– Разрешение получено. Ветра так и нет?

– Нет, сэр.

– Хорошо. Продолжайте, как раньше.

– Сэр…

– Что еще?

– Людям нужен отдых и хотя бы немного воды.

Грегори так резко вскочил с места, что стул под ним опрокинулся.

– Они получат воду, когда я решу, что это необходимо. Вы меня слышите?

– Да, сэр.

– А теперь убирайтесь. И следите за тем, чтобы бочонки с водой держали под двойным контролем. Один сегодня уже наказан. Будут и другие, если хотя бы капля воды пропадет.

– Слушаюсь, сэр.

Боцман попятился к двери.

Грегори снова сел за стол и обвел присутствующих мрачным взглядом. Шелл уплетал за обе щеки, так, словно ничего не произошло, однако второй лейтенант сидел неподвижно, уныло глядя на тарелку с цыплячьей ножкой.

– В чем дело, мистер Пуллэм? Какие-нибудь неприятности?

– Нет, сэр.

– Вы, конечно, считаете меня слишком суровым. Никогда еще не попадали в штиль?

– Нет, сэр. Но вы сами сказали, что мы всего в четырех днях пути от Сент-Киттса. Утолив жажду, люди могли бы грести быстрее, и мы скорее добрались бы до места.

– Беда в том, мистер Пуллэм, что, продавая патенты на офицерские чины, часто получаешь совсем неопытных людей. Мистер Шелл, будьте так любезны, просветите мистера Пуллэма по поводу этой загадки – питьевой воды.

Пуллэм побагровел. Попасть в такое неловкое положение, да еще в присутствии служанки! Невыносимо.

– Слушаюсь, сэр, – небрежно произнес Шелл. – Итак, питьевая вода. Видите ли, мистер Пуллэм, никто из нас, даже матросы, не могут пить морскую воду. Очень жаль, конечно, но это правда. И вы, разумеется, не ошибаетесь относительно того, что мы всего в четырех днях пути от Сент-Киттса, а запас воды у нас на восемь дней. Но вот в чем дело… – Шелл даже наклонился вперед для большей убедительности. – Ветра нет.

– Я понимаю.

– А ветер, как известно, тоже немаловажное условие для жизни, когда находишься на корабле. Без него мы, увы, стоим на месте, и что еще хуже, даже не знаем, откуда он подует. Предполагается, что с востока или с северо-востока, но никакой уверенности в этом нет. Поэтому, мистер Пуллэм, у нас может уйти десять дней и больше, чтобы добраться до места, и тогда мы окажемся в очень затруднительном положении…

– Если еще прежде один за другим не отправимся на тот свет, – рискнула вставить Мари.

Шелл снова рассмеялся:

– Ну, такого не произойдет. Слабые умрут, так же как этот цыпленок, и тем лучше – меньше забот. Но кто-то обязательно останется. Так бывает всегда.

Наступило неловкое молчание, которое внезапно было прервано раздавшимся снаружи громким криком.

Капитан Грегори вскочил:

– Ветер!

Шелл вытер губы и хлопнул Пуллэма по плечу:

– Ну вот, а вы волновались. – Вслед за Грегори он поспешно вышел из каюты.

Пуллэм бессильно опустился на стул; кажется, он даже забыл о присутствии Мари и поэтому вздрогнул, когда она начала убирать со стола.

Мари сочувственно улыбнулась ему:

– Как это великодушно с вашей стороны – думать о людях.

Ее яркие полные губы манили, словно экзотический плод, и лейтенант, подавшись вперед, коснулся плечом ее груди.

– Мужество сочувствующего часто остается невознагражденным.

В этот момент Мари поняла: этот человек – единственный на корабле, кто сможет ей помочь. Но поддастся ли он…

– Истинный джентльмен сам ищет для себя награды.

Пуллэм встал. Глаза его жадно уставились на соблазнительное тело. Он схватил Мари за руки, притянул к себе. Она не сопротивлялась и даже скорее наслаждалась вновь обретенным сознанием собственной власти. Если правильно повести игру, этот наивный и страстный молодой человек может оказаться ключом к ее спасению.

– Мистер Пуллэм! – донесся с палубы голос капитана Грегори, и лейтенант так резко оттолкнул ее, что Мари едва не упала.

Выскочив за дверь, он помчался по палубе к капитанскому мостику.

Мари поправила блузку и пригладила волосы. Губы ее как-то сами собой сложились в улыбку. Впервые за долгое время ей показалось, что у нее появился шанс.


Хоуп сидела на куче мешков, служивших ей кроватью и рабочим местом.

– Задерни-ка получше занавеску, лапушка.

Мари ответила вопросительным взглядом – поблизости не было никого, за исключением нескольких уставших моряков, спавших мертвым сном.

– Ребята скоро спустятся, злые как черти. Боюсь, что теперь их не остановишь.

Мари не двигалась с места.

– В чем дело, цветочек?

Мари вздохнула:

– Ни в чем. Вот. Цыпленок.

Она положила пакет с остатками цыпленка на колени Хоуп, и та, схватив его, тут же впилась зубами в так редко перепадавшее им лакомство. Не переставая жевать, она порылась в складках своей юбки и достала оттуда бутылку рома.

Мари опасливо оглянулась.

– Я ее стянула, так что держи язык за зубами. Если Джузеппе увидит, ни капли не оставит… – Хоуп поднесла бутылку ко рту и сделала два огромных глотка. – Хочешь?

Погруженная в свои мысли, Мари молчала. Хоуп приблизила к ней лицо почти вплотную.

– Скажи что-нибудь, цветочек. Ты такая тихая… Думаешь, они про тебя забудут? Не надейся. Я видела их лица и знаю, что это такое. Жара, штиль, тяжелая работа… Не веришь?

– Оставь меня в покое, Хоуп.

Внезапно на деревянной перекладине появилась когтистая лапа. Темно-серая шелковистая шерсть, блестящие глаза. Крыса… Хоуп схватила деревянный брусок и запустила им в зверька, но не попала, и крыса скрылась за перегородкой.


– Хоть стакан грога. Мы это заслужили.

– Точно, еще как заслужили.

– Хочешь, чтобы с нами сделали то же, что и с беднягой Джошуа?

Том Ганн обвел сгрудившихся вокруг моряков недобрым взглядом.

– Помолчали бы лучше. Сами знаете, любой из нас поступил бы так же, если бы представился случай.

– Ну да. А потом за это в петлю, – заметил Нэд Слай.

– Ну, сначала им придется изрядно попотеть, – произнес человек по имени Бен Тримэйн. – А тебя, Нэд, я хочу предупредить: плохо кончишь.

Взбешенный моряк схватил Бена за горло, и сразу стало ясно, что в костлявых руках этого щуплого человека с ястребиным лицом таилась поразительная сила.

Том Ганн растащил дерущихся одним движением мощной руки.

– Все! Хватит, я сказал.

Но Нэд никак не хотел успокаиваться.

– Ты мне осточертел, Том Ганн! Всегда суешься куда не просят. Делай то, не делай это, не дерись, держись подальше от женщин… Черт! – Нэд согнулся пополам, получив удар увесистого кулака в живот.

Это послужило сигналом – едва сдерживаемая ярость моряков вырвалась наружу. Кто-то кинулся на Ганна и лягнул его в колено. Гигант упал. Другой моряк тут же прыгнул ему на плечи. Ганн отбивался, как бешеный бык, и нападавшие отлетали в разные стороны, но когда Нэд Слай схватил треногий стул и нанес ему сокрушительный удар по голове, Том упал на пол без сознания. Слай торжествующе взревел.

– Все, с ним покончено! А теперь к женщинам.

Прежде чем остальные успели опомниться, он рванулся к простыне, отделявшей женскую половину, и отдернул ее.

Мари отступила назад, а Хоуп схватила матроса за ногу.

– Черт возьми, дорогуша! Хочешь покувыркаться? Всегда пожалуйста.

Она подняла юбки, обнажив мясистые белые бедра.

Слай вырвался из ее рук.

– Мне больше нравится та, что помоложе.

Он шагнул к Мари, но споткнулся о мешок с зерном.

Что бы ни случилось, этот матрос не должен до нее дотронуться. Мари проскользнула мимо… и оказалась в окружении его разъяренных собратьев.

– Давай-давай, Нэд.

– Хватайте ее. Передайте ему.

– Да ладно, мне она тоже подойдет!

Перед Мари заколыхалось море обезумевших неразличимых лиц. Охваченная паникой, девушка в ужасе озиралась по сторонам. Спасения не было – отовсюду к ней тянулись жадные руки. Кто-то схватил ее за блузку, повернул, другой ухитрился ухватить ее сзади за ягодицы.

– Ну-ка, Пул, держи ей руки.

Мари ударила нападавшего каблуком в голень.

– Ноги… ноги держите!

В этот миг никто из моряков не подозревал о нависшей над ними угрозе. Неожиданно выступив из тени, Хоуп обрушила драгоценную бутылку с ромом на голову уже расстегивавшего штаны матроса. Облитый ромом, весь в осколках, Пул взвыл, отпустил Мари и заковылял прочь, взывая о помощи. Вне себя от ужаса, Мари отступила к Хоуп. Тем временем Нэд осторожно продвигался вперед, не спуская глаз с бутылки в руке женщины.

– Ты ему голову разбила!

Хоуп печально посмотрела на лужицу рома у своих ног.

– Черт с ним и с его головой. У меня сердце разбито.

Нэд перевел взгляд на Мари. Голос его зазвучал мягко, едва ли не ласково:

– Все, сестренка, хватит этих штучек. Том отключился, а мы больше ждать не хотим. Капитан прислал тебя сюда, сама знаешь для чего. Давай отрабатывай свой хлеб. Ну, ты готова или нет?

Мари наконец пришла в себя. Сделав глубокий вдох, она внимательно взглянула на Нэда и мрачно улыбнулась:

– Что ж, если на то пошло, Нэд Слай, я готова, – в руке ее внезапно сверкнул кинжал, – и располосую тебя на части, если ты сделаешь еще хоть один шаг.

В толпе матросов раздался дружный вздох. К поножовщине никто не был готов. Бен Тримэйн бессмысленно хихикнул и, повернувшись, отправился на свою половину.

Нэд Слай, застыв на месте, не спускал глаз с разорванной блузы, в которой так соблазнительно виднелась пышная грудь Мари, вздымавшаяся и опускавшаяся при каждом вдохе. Потом он перевел взгляд на кинжал. Оружие она держит крепко, но, может быть, удастся вырвать…

В этот момент появился сержант Хогарт с десятью вооруженными моряками.

– Что здесь происходит?

Мари быстро сунула кинжал за пояс юбки.

– Кому-то неприятностей захотелось? Если вам мало работы, получите еще. А сейчас всем разойтись.

Протестующие возгласы быстро стихли. Последним, бросив злобный взгляд на Мари, ушел Нэд.

– Что здесь произошло? – Хогарт в упор посмотрел на старшую из женщин.

– Несчастный случай, сержант. Он ударился головой о мачту и…

– Ладно, это не важно. – Сержант обратился к Мари: – Ты поможешь ему. Доктор на палубе. – Он повернулся к Хоуп: – А с тобой я хочу поговорить. У себя в каюте, если не возражаешь. – С этими словами Хогарт двинулся к лестнице, и Хоуп покорно поплелась вслед за ним.

Мари с облегчением перевела дух и принялась прилаживать на место простыню. В это время Том Ганн попытался приподняться на колени, но не удержался и, застонав, снова рухнул на палубу.

– Не двигайтесь, – приказала Мари. – Я сейчас вернусь.

Пока моряк собирался ответить, она забежала к Джузеппе, взяла кувшин с водой, бинты и мазь.

Когда она вернулась, Том сидел прислонившись к мешкам и подозрительно глядел на нее. Мари заправила блузу, откинула волосы с лица и принялась за работу. Сначала она смыла кровь с лица пострадавшего, потом стала промывать рану на лбу.

– Мне ничего от тебя не нужно. – Том попытался отвести глаза от безупречной груди, маячившей прямо перед его носом… и не мог. Такая красивая и так близко…

– Неужели? Вы что, не такой, как все? Да нет, наверное, просто делаете вид.

– Ты шлюха, и тебя прислал Грегори, чтобы мы могли выпустить свою ярость у тебя между ног. Другие – они дураки, их ничего не стоит провести, но я вижу тебя насквозь.

– Вот как?

Мари быстро нанесла мазь на открытую рану и перевязала ее. Глаза девушки сверкнули.

– А я думаю, это вы такой же, как остальные, и только называете себя порядочным человеком.

Рука Тома взметнулась вперед, прежде чем Мари успела что-либо сообразить. Она попыталась нащупать кинжал, но он оказался проворнее. Кинжал упал на пол. В мгновение ока Мари оказалась на спине, и Том, оседлав ее, разорвал блузу, обнажив грудь. Придавленная его весом, Мари ощущала себя абсолютно беспомощной.

– В конечном счете Нэд прав, – произнес он сквозь стиснутые зубы.

Слезы брызнули у Мари из глаз, и она перестала бороться.

– Я не могу вас остановить. И вы будете не первым, кто взял меня силой, против моей воли.

– Силой? Кому нужно брать силой уличную девку?

– Меня тошнит от вас… С каких это пор насилие стало означать порядочность? Первым «порядочным» был капитан Грегори, вы будете вторым, – обреченно произнесла Мари.

Ганн отпустил ее руки и, протяжно вздохнув, слез с нее.

– У меня жена… двое детей. Я работал плотником. На море я и раньше бывал, но хорошая семья быстро избавляет от тоски по морским просторам и качающейся палубе. Для меня нет ничего и никого лучше, чем мои ребята. Мы жили бедно, но зато нас окружали добрые друзья, хорошие люди. Друзья… семья… два замечательных сына… Где все это теперь? Я их не увижу больше, ни Джереми, ни Майкла, ни свою дорогую Джилл. – Качая головой, он без всякого выражения следил, как Мари завязывает блузу и засовывает за пояс кинжал. – Но ради них я должен оставаться честным и порядочным человеком. Честным и порядочным.

Его лицо исказила гримаса стыда. Моряк и девушка – оба они чувствовали, ощущали страдания друг друга. Тому Ганну не так просто было подобрать нужные слова, но черты его грубого лица смягчились, и Мари все поняла. Протянув руку, она погладила его по плечу, а потом вытерла слезы со своей щеки, оставив на ней грязное пятно. И тут случилось неожиданное: она улыбнулась, и Том Ганн улыбнулся ей в ответ.


Подгоняемый поднявшимся ветром, корабль быстро двигался на восток к острову Святого Кристофера. Скрип дерева перемежался храпом матросов. Мари лежала за простыней, свернувшись калачиком, и притворялась спящей. Рядом спала Хоуп.

Наконец Мари тоже заснула. Тем временем их добровольный телохранитель двигался между спящими и, видимо, кого-то искал.

– Нэд, просыпайся.

– Кто это? Что надо?

– Тихо. Слушай меня, парень. Ее чтобы больше пальцем не трогать. Никогда. Ты меня понял?

– Спятил, что ли? Да я ее…

Тяжелая рука схватила матроса за горло, подняла на воздух. Слай почувствовал, что задыхается.

– Пусти…

– Я буду следить. Ты понял?

– Да пусти же!

– А еще ты бросил в меня стул.

– Я…

Удар кулака оказался почти беззвучным, так же как и крик боли. Слай медленно повалился на пол и потерял сознание.

Глава 10

Основную часть небольшого, поросшего пальмами острова Святого Кристофера занимала гора Мизери, и при северо-восточном ветре остров представлял собой безопасное, даже уютное убежище – он давал возможность запастись питьевой водой, провизией и передохнуть на твердой земле после монотонной корабельной качки. С тысяча семьсот четырнадцатого года по Утрехтскому соглашению остров перешел в руки Британии.

Сент-Киттс, как еще называли остров, так же как и Нэвис и несколько маленьких островков, представлял собой важный аванпост для Британии во враждебном Карибском море. Стоило только бросить взгляд на берег, как перед глазами открывался шумный порт с множеством кораблей, мастерских, магазинов и разбегающихся лучами узких улочек. В порту слышались громкая брань, звон, грохот ящиков, передаваемых с берега на корабли. Загружали провизию, в том числе живой скот, муку, пиво, зерно и прочее, но главное – множество бочек с питьевой водой.

К вечеру картина менялась – появлялись торговцы другим товаром. Они останутся здесь до утра. У людей, проведших многие месяцы на море, вдали от земли, рождаются немалые аппетиты, и адмиралтейство оказалось достаточно мудрым, предоставив возможность их удовлетворить. Фунты и пенсы переходили в руки торговцев живым товаром, принося им бешеные прибыли. Ярмарка похоти оставляла моряков без единой монеты в кармане, но зато они чувствовали себя насытившимися и готовыми снова выйти в море.

Ночь была тиха, низкие облака скрыли гавань в густой чернильной мгле. Грегори отправился с губернатором на охоту на остров Нэвис. Команду оставили на корабле в наказание за драку. Мари, пробравшись на палубу, лежала, притаившись, у правого борта. Ближайший стражник дремал в двадцати футах от нее. Она вздрогнула… и тут же рассердилась на себя. Испугалась скрипа мачты! Плевать на стражника. Эта ночь стоит того, чтобы рискнуть. Приподнявшись, она взглянула через борт и, увидев лодку, быстро перелезла наружу, а затем спустилась по веревке.

– Только бы нас никто не заметил, – услышала она нервный шепот Пуллэма. – Сам не знаю, как мне это удалось.

– Ш-ш-ш! Дайте мне весла и смотрите в оба. – Мари в первый раз после того, как покинула Мистере, взяла в руки весла, и маленькое суденышко бесшумно заскользило по воде. Восхитительное ощущение!

Лодка уткнулась носом в песок, и Мари приготовилась выпрыгнуть на берег, но Пуллэм схватил ее за руку:

– Помни, ты дала слово. Если капитан узнает, мне конец.

– Вы же сами сказали, что он вернется только завтра днем. Не надо так волноваться.

– У Грегори кругом уши. Будь осторожна. – Взяв Мари за руку, лейтенант повел ее по направлению к небольшому домику в конце аллеи.

– Здесь ты переоденешься, а я подожду тебя у двери.

Через несколько минут Мари появилась на пороге, одетая в белую кружевную блузу и пышную юбку в белых и голубых цветах.

– Нравится?

Глаза Пуллэма блеснули.

– Очень. Теперь ты выглядишь еще прекраснее, чем я думал. – Он кивнул в ту сторону, откуда слышался барабанный бой. – Это свадьба. Весь остров будет там. Не знаю, кто с кем венчается, но тебя там вряд ли станут искать. Пошли скорее, нам надо успеть вернуться до рассвета.

Мари двигалась, словно в сладком тумане, оглушенная звуками, запахами, самим воздухом Карибского моря. Мощеные улицы, выложенные ракушечником, соломенные крыши, пальмы… Как это все знакомо! Ароматы экзотических цветов… и свинины, жарящейся на открытом огне… Мелодичное пение птиц. Господи благослови Пуллэма. Она взглянула на лейтенанта: его свежее красивое лицо сияло, на губах играла восторженная улыбка.

Они шли по ярко освещенной фонарями главной улице, переполненной празднично одетыми людьми, и повсюду их встречали мужчины с большими кружками рома в руках. Местные жители смешались с британскими колонистами. Пуллэму каким-то образом удалось добыть две кружки рома, и они с Мари с удовольствием осушили их.

Основная масса народа столпилась на большой площади, откуда доносились приветственные возгласы и громкий смех. Во всех подходящих и неподходящих местах страстно обнимались пары, а кое-где уже дрались перепившие матросы. Один из них едва не сбил Мари с ног, и Пуллэм нервно огляделся вокруг.

– Может быть, нам не следовало этого делать.

Мари закрыла ему рот поцелуем и, обняв одной рукой за шею, крепко прижалась к нему всем телом. В мгновение ока лейтенант забыл все свои страхи. Он вернул поцелуй с такой страстью, что едва не задушил свою спутницу, а когда они наконец оторвались друг от друга, решил, что прекрасно поступил, похитив ее с корабля.

В центре площади из огромной ямы в небо вырывались языки пламени. С одной стороны этого импровизированного костра находилось что-то вроде подмостков, на которых с десяток барабанщиков исполняли старинные ритмы, а с другой женщины-танцовщицы в ярких юбках изгибались в такт барабанному бою.

Непроизвольно Мари тоже начала двигаться в том же ритме и, оказавшись среди танцующих, плавно кружилась, забыв обо всем.

Постепенно танцовщицы отошли в сторону, все, кроме Мари. Она продолжала танцевать: юбка ее взлетала высоко вверх, обнажая бедра, а тело жило словно само по себе.

Внезапно барабаны смолкли и раздался пронзительный крик. Мари упала на землю. Чьи-то руки подхватили ее, подняли на воздух. Мужчины увели своих подруг от костра, подальше в тень.

Мари очнулась от мерцающего огня свечи. Снаружи доносились громкие звуки праздника. Пуллэм без единого слова приподнял ей бедра, снял юбку, потом так же легко снял блузу. Теперь она лежала перед ним обнаженная. Дыша медленно и прерывисто, лейтенант расстегнул мундир и скинул его на пол, затем избавился от рубашки и сбросил сапоги… Через мгновение он стоял перед ней обнаженный, нетерпеливый.

В чреве Мари все больше разгорался огонь желания. Она потянулась к нему и, опрокинув его на себя, раздвинула бедра. Почувствовав, как он наполняет ее всю, она протяжно вздохнула. Эта сладкая мука, казалось, застала их обоих врасплох. Отчаянные движения, жар в крови – они никак не могли остановиться. Толчки становились все чаще, все яростнее. Наконец Мари громко вскрикнула…


Потом они лежали, наслаждаясь приятной истомой, а единственная свеча, догорая, наполняла комнату причудливыми тенями. Пуллэм, приподнявшись на локте, принялся не спеша разглядывать Мари. То, что началось как физическая потребность, превратилось в загадку, которую молодой человек не мог разгадать. Он чувствовал, что это не простая девушка-служанка, а настоящая женщина, страстная, гордая и загадочная.

– Кто ты? – прошептал он. – Как попала на корабль?

Мари молча поднялась с кровати.

– Уже поздно. Пора возвращаться.

На обратном пути Пуллэм выглядел странно отчужденным, и это ее почти не удивило. Теперь, когда желание удовлетворено, не вернется ли к нему страх перед капитаном Грегори, которому он бросил вызов? Остается только надеяться, что нет. Она ждет от него помощи, а для этого он должен быть сильным.

Облака немного рассеялись, и теперь сквозь них просвечивали звезды. Внезапно от лодки, которая ждала их на песке примерно в ста ярдах, отделилась какая-то фигура. Пуллэм застыл на месте. Грегори? Не может быть!

– Проходите-проходите, лейтенант. Вам теперь ничего другого не остается. И возвращайтесь на корабль поскорее, пока никто не заметил вашего отсутствия.

Пуллэм схватил Мари за руку и потащил к лодке.

– Она пыталась убежать.

– Да будет вам, не считайте меня глупее, чем я есть. Я видел, как вы отплывали, но решил не мешать вашему удовольствию. И можете не бояться, что капитан узнает, я ничего никому не скажу. Но конечно, услуга за услугу. За добро надо платить, не так ли?

– Я… я подумаю.

– Ну нет, лейтенант, это я подумаю. И когда придумаю что-нибудь, обязательно дам вам знать. Прошу, мадам.

Мари пришлось принять протянутую руку и воспользоваться помощью Шелла. Итак, эта ночь окончилась полной катастрофой. Она сидела одна на корме и думала о том, что все ее усилия оказались напрасными. Если Пуллэм так боится даже своего товарища, то вряд ли он отважится снова заговорить с ней.

Весь следующий день на «Шпаге Корнуолла» царила напряженная атмосфера. Близость берега будила воображение вольнонаемных матросов, вынужденных оставаться на корабле, и ярость насильно завербованных, запертых в трюме. Свобода была так близко, на расстоянии мушкетного выстрела!

Трагедия разыгралась неожиданно. Один из моряков внезапно отложил инструменты и, словно лунатик, двинулся к перилам. Мари первая узнала его: не так давно она помогала залечивать его раны. Сейчас, через пять дней после наказания, шрамы едва начали затягиваться.

Джошуа Стэмпл, человек, отнюдь не отличавшийся особым мужеством, сейчас шел к перилам с таким видом, словно это было нечто само собой разумеющееся. Он знал: жена, дочь и сын давно ждут его. Если бы он не зашел тогда в паб на Ноксберри-лейн выпить кружку эля, он бы сейчас сидел в кругу семьи за скудным ужином, обсуждая прошедший день. Да, он здорово задержался. Давно пора возвращаться домой. Но сначала надо покинуть этот корабль. Странно… он никогда не любил море, хотя оно находилось совсем близко от дома. Но до берега он все равно как-нибудь доплывет. А потом еще десять минут ходьбы, и… Он смотрел на незнакомый остров, но видел совсем другое – Англию.

– Стой! – Один из моряков заметил несчастного, когда он уже начал перелезать через перила. Моряк попытался схватить его за ногу, но Джошуа прыгнул в воду и поплыл к берегу. Тут же к борту подошел еще один матрос, потом подбежали Шелл и Хогарт.

– У него, наверное, лихорадка от раны, сэр. Я спущу лодку, – заторопился Хогарт.

– Черта с два!

Голос Шелла прозвучал резко, как удар хлыста. Он выдернул из-за пояса пистолет и взвел курок.

Неожиданно сквозь строй моряков протиснулся Том Ганн.

– Позвольте мне, сэр. Я его верну обратно.

Шелл даже не оглянулся.

Прозвучал выстрел. Рядом с пловцом поднялся фонтанчик воды.

– Хортон, Купер, Смит. Огонь!

Трое моряков одновременно прицелились в беспомощного пловца, который, по-видимому, уже начал выдыхаться, не проплыв и шестидесяти футов.

– Джошуа! – закричала Мари.

Ее крик потонул в грохоте выстрелов. Джошуа, нырнув, на несколько секунд скрылся из виду; затем он снова вынырнул, и на воде появилось красное пятно. Моряки перезарядили мушкеты.

Губы Хогарта сжались в тонкую полоску, затем он отдал приказ. Снова грохот и дым. Некоторое время тело Джошуа колыхалось на воде, потом пошло ко дну.

– Пусть это будет для всех уроком. Каждого, кто откажется служить королю и отечеству, ожидает смерть за предательство.

Лейтенант развернулся на каблуках и пошел обратно на ют.

Атмосфера неприкрытой ненависти воцарилась на палубе. Остальные моряки нехотя принялись за работу.


– Быстрее! Быстрее, тебе говорят.

Возница, одетый в ливрею, взмахнул кнутом, и коляска, повернув за угол, выехала на площадь. Случайные прохожие с громкими ругательствами разбегались в разные стороны, а какой-то торговец с тюком на плечах, споткнувшись, упал. Коляску занесло в сторону, и пассажир ударился о борт.

– Черт побери! Я прикажу высечь тебя плетью!

Снаружи раздался пронзительный крик, за ним последовал сильный толчок, и коляска проехала по ногам несчастного торговца. Возница побледнел, однако не рискнул остановиться.

Капитан Джеймс Грегори выглянул в окно; губы его сжались. Они на этом острове уже три дня и все еще не готовы выйти в море. Черт бы побрал эту губернаторскую охоту, теперь придется ждать до следующего утра, пока подует попутный ветер.

Коляска остановилась у доков, где капитана ждала лодка. Моряки отдыхали в тени.

– Замечтались, мистер Трау?

Боцман подскочил от неожиданности.

– Прошу прощения, сэр, я…

– Не важно, Трау. Соберите людей, немедленно!

Эти слова оказались излишними – моряки, увидев капитана, со всех ног мчались к лодке. Не прошло и нескольких секунд, как все уже сидели на веслах.

Едва они достигли корабля, как капитан, не говоря ни слова, поднялся по веревочной лестнице на борт.

– Мистер Пуллэм! Мистер Шелл! Спустите две шлюпки на воду, в помощь лихтерам, и заприте завербованных в трюме.

– Это уже сделано, сэр. Один из них утром пытался бежать.

Лицо Грегори потемнело:

– Вот как?

– Да, сэр. Я его пристрелил прямо в воде.

– Туда и дорога. Мистер Пуллэм, вы будете руководить погрузкой на берегу. Мистер Шелл, оставайтесь на борту и проследите за тем, чтобы все обошлось без происшествий. К рассвету корабль должен быть готов к выходу в море. Приступайте.


Капитан Джеймс Грегори смотрел на стену каюты сквозь дымку рубинового бургундского. После того как «Шпага Корнуолла» покинула остров, мир стал выглядеть гораздо привлекательнее. Он сделал глоток.

– Отличное вино, джентльмены.

Пуллэм и Шелл приветственно подняли бокалы. Шелл раздвинул губы в ленивой улыбке.

– То, что мы отняли у испанцев, слаще.

– Но мы же не воюем с испанцами.

Мальчишеское лицо Пуллэма загорелось в предчувствии захватывающего приключения. Шелл покровительственно улыбнулся. Пуллэм внезапно почувствовал, как что-то словно оборвалось у него внутри. Только бы капитан ничего не узнал.

Грегори неожиданно ухмыльнулся:

– Боюсь, лейтенант Шелл, что вам придется отложить знакомство лейтенанта Пуллэма с прелестями Карибского моря.

– Как? – побледнел Пуллэм.

Грегори встал, подошел к большой карте на стене и концом шпаги показал предполагаемый курс корабля: через Вест-Индию и потом на север к Флориде.

Шелл в тревоге поднялся из-за стола.

– Но, капитан… Боннет и Робертс, как нам докладывали, находятся в Карибском море. Говорили, что и Тэтч направляется сюда.

Грегори обернулся, глаза его сверкнули:

– На море есть и другие пираты. Того, кто мне нужен больше всех, зовут Джейсон Брэнд.

Пуллэм растерянно смотрел на капитана: то, что он слышал о Брэнде, не могло объяснить его странное поведение. Шелл больше знал об их вендетте.

– Сэр, Брэнд сейчас в Англии.

– Мы тоже так думали и ошиблись. Похоже, он снова взялся за старое. Вы видели разбитый бриг сегодня утром в порту? – Оба лейтенанта кивнули. – «Мэри Энн» – это работа Брэнда. Он захватил некоего Хосе Беллспина из Чарлстона и хочет получить за него выкуп в Каролине, куда скорее всего и направился. Корабль у него – жалкая лоханка, называется «Баньши».

– Кажется, это что-то из народной легенды, – заметил Пуллэм. – «Баньши» означает «Призрак смерти».[2]

Грегори раздраженно нахмурился:

– Еще вопросы есть?

– Нет, сэр.

– Очень хорошо. Тогда сделайте так, чтобы мы двигались как можно быстрее. Идем на северо-запад. И пришлите мальчишку, чтобы убрал здесь.

Лейтенанты поспешно вышли, а уже через минуту в каюту вбежал мальчик-слуга и принялся убирать со стола. Покончив с работой, он хотел выйти незамеченным, но его остановил голос капитана:

– Пришли ко мне девушку.

Слуга вопросительно посмотрел на капитана.

– Черноволосую, ты ее знаешь.

– Да, сэр.

Грегори отвернулся к окну. Он смотрел, как волны пенятся в кильватере корабля, и думал о предстоящей погоне и о сладости мести.

Сзади едва слышно открылась дверь. Капитан обернулся и коснулся рваного шрама на щеке. Иногда по ночам он очень болит…

– Надеюсь, я тебя не из теплой постели вытащил? – Он приблизился и погладил ее по волосам, потом рука его опустилась ей на живот, скользнула ниже. Мари вся сжалась, пальцы сами рванулись к его лицу.

Грегори отшвырнул ее.

– Ну нет, только не это! – Он проследил за взглядом Мари, устремившимся на коробку с пистолетами, лежавшую у него на столе. – Они заряжены, но не взведены. В любом случае ты не успеешь до них добраться.

Капитан подошел к столу, закрыл ореховый ящичек и сел.

– У меня для тебя есть новость. Кажется, где-то поблизости находится наш общий знакомый, тот, с которым ты общалась гораздо ближе, чем я. Очень скоро мы с ним должны встретиться.

Мари напряженно слушала. Что у него на уме? Куда они направляются? Может быть, он как-то узнал о Мистере? Но кого она там может встретить?

– Ты, конечно, еще помнишь Джейсона Брэнда?

Сердце Мари подскочило чуть не к самому горлу. Джейсон! Забудь, кричал рассудок, он лжец и предатель! Этот человек виноват во всех ее несчастьях и не заслуживает ничего, кроме ненависти.

– Тот самый шотландский петух. Я ему завидую. Быть первым из допущенных… Я даже испытываю к нему некоторые родственные чувства. Мы с ним насладились одним и тем же блюдом… как и многие другие, но для него оно оказалось гораздо вкуснее. Интересно, что он скажет, когда увидит тебя снова? А теперь убирайся! Убирайся с глаз долой.

Мари быстро вышла за дверь, а Грегори тяжело опустился на стул и с досадой сорвал с головы парик. Черт бы побрал этого Джейсона Брэнда – шотландец отведал напитка, в котором ему, Грегори, было отказано. Правда, он все же добился своего, но для этого ему пришлось применить силу, что совсем не одно и то же. Так или иначе, он ненавидит Брэнда, и этим все сказано.


Форликар печально заглянул в глиняную кружку, потом сплюнул.

– Я до сих пор еще как будто чувствую запах цепей. Подумать только, плавать на работорговом судне!

Рамад лишь пожал плечами. Этот маленький турок обладал терпением восточного человека и, видимо, мог дождаться чего угодно, даже того, что к капитану вернется здравый смысл.

Они покинули Англию двенадцать недель назад, через два дня после того, как Джейсон Брэнд появился в Портсмуте и разыскал их с Рамадом в пабе. Потом к ним присоединились еще пятеро, и на рассвете они захватили старое торговое судно. С этого момента возможность возвращения в Англию для них была отрезана. После долгих скитаний по Атлантике они нашли «Мэри Энн», но тут же потеряли ее, и наконец Брэнд, этот ненормальный, купил работорговое судно, которое еще пахло гниющими телами. Зачем? Для чего? Этого Форликар никак не мог понять. Кажется, он даже произнес эти слова вслух, потому что тут же услышал ответ:

– А затем, месье Пороховая Бочка, что всякое работорговое судно быстроходно как ветер. – Джейсон, незаметно подойдя, опустился на скамью. – Скорость – вот главный залог успеха. Мы назовем его «Баньши» – «Призрак смерти». Там есть достаточно места для запасов, и мы сможем дольше не заходить в порт; а с десятью девятифунтовыми пушками нам сам черт не страшен.

Рамад пригладил козлиную бородку. Брэнд – молодец. Десять новеньких девятифунтовиков… Неплохо. Однако у него оставались еще кое-какие невыясненные вопросы.

– Вы нам не объяснили, как мы расплатимся за такой прекрасный корабль.

Джейсон рассмеялся:

– Джон Ло нам поможет.

– Ло? – удивился Форликар. – А это еще кто такой?

– Шотландский шулер, глава здешней французской компании; человек, признанный в Англии вне закона. Он мой соотечественник и ненавидит короля Георга. Кроме того, мистер Ло представил меня губернатору, у которого есть дочь.

Форликар с отвращением фыркнул:

– Опять этот запах цепей! Я от него просто задыхаюсь.

– Будь это твои цепи, друг мой, они бы пахли гораздо хуже, уверяю тебя.


Мулатка Армид спала сном невинности на смятых простынях. Обманчивое впечатление… Джейсон отвлекся от карты, услышав, что она пошевелилась. Он еще не встречал женщины, которая умела бы так зажечь его. Прошла уже неделя, а она по-прежнему ненасытна.

– Как раз то, что мне сейчас нужно, – пробормотал он про себя.

В дверь маленькой капитанской каюты тихонько постучали. Вошел Рамад.

– Погрузка свежего мяса и воды закончена…

Неожиданно турок замолчал и устремил взгляд мимо Джейсона на кушетку, к шоколадно-коричневым бедрам и груди. Армид, почувствовав на себе мужской взгляд, сбросила простыню, лениво вытянулась и озорно блеснула глазами. Рамад, не отрываясь, смотрел на темные тугие соски. Глаза его сузились. Если бы эта женщина не принадлежала Джейсону Брэнду…

– Это все?

Турок словно очнулся от забытья:

– Остальное довершат ветер, прилив и течение. Завтра с наступлением дня мы уже будем в заливе.

– Тогда скажи людям, чтобы приготовились.

Рамад кивнул и вышел из каюты.

Джейсон повернулся к Армид, и ему сразу стало понятно поведение турка.

– Больше ты никогда не будешь так делать, Армид.

Мулатка капризно надула губы; рука ее потянулась к той части его тела, которая доставила ей столько наслаждения всего несколько часов назад.

– Армид делает то, что ей нравится. И тебе она нравится, разве нет?

Губы ее коснулись его члена. Джейсон напрягся. Она почувствовала жар, исходивший от него, погладила его спину, скинула на пол халат. Джейсон улыбнулся, перехватил ее руки, отбросил ее на подушку, впился губами в ее рот. Губы заскользили вниз, по ее шее, груди, вернулись обратно. Она раскинула бедра, с жадностью приняла его в себя. Ритмичные толчки все ускорялись, становились мощнее…

Неожиданно Джейсон вышел из нее, схватил ее за руки, навалился сверху всем телом. Армид вскрикнула от боли.

– Нет! – закричала она. – Пожалуйста, не надо останавливаться…

– С этого момента ты будешь делать то, что хочу я. Повтори.

Армид не могла справиться с собственной похотью. Он захватил ее врасплох на грани высшей точки экстаза, однако без его помощи она не могла его достичь и сейчас ощущала лишь боль. Она лихорадочно попыталась что-то сообразить, но воспаленный желанием мозг отказывался думать. Армид сама выследила этого человека, с большим трудом узнала его имя, танцевала для него, выбрала его себе в любовники, а теперь, похоже, попала в собственные сети.

– Хорошо, Армид будет делать, как ты захочешь.

С торжествующей ухмылкой он отпустил ее руки и снова соединился с ней, заполнив ее до самого предела. Она застонала от блаженства, продолжая ритмичный танец страсти, и оба забылись в блаженной муке.

Глава 11

Соленый ветер пел в парусах, поскрипывали снасти. Погоня за неуловимым Джейсоном Брэндом продолжалась. Они шли по ветру на северо-запад. С каждым днем ярость Джеймса Грегори возрастала; снедаемый нетерпением, он без устали расхаживал по юту, в то время как команда пыталась выжать из судна все, что можно. На корабле все боялись даже представить себе, как разъярится капитан, если им не удастся настигнуть желанную добычу. Брэнд стал для Грегори навязчивой идеей, его дни и ночи заполнились кровожадными мыслями о мести.

Предчувствия Мари полностью оправдались: страх перед капитаном оказался сильнее желания, и Пуллэм теперь демонстративно ее избегал.

Работая на камбузе, Мари, когда возникала необходимость, помогала Джузеппе, а в остальное время старалась избегать всяческих контактов с обитателями корабля, чтобы привлекать как можно меньше внимания.

Только прибытие в Чарлстон наконец немного разрядило обстановку, и матросам дали передохнуть, а также поесть свежего мяса, овощей и фруктов, отчего они заметно подобрели.

Мари большую часть времени проводила на палубе. Америка произвела на нее сильное впечатление – здесь все дышало свободой. Если бы ей только удалось убежать! Она была готова встретить опасность лицом к лицу, лишь бы представился случай; даже неизвестность казалась ей лучше, чем та жизнь, которую она вела сейчас.

Мечты о свободе все больше завладевали умом Мари и в конце концов превратились в твердую решимость.

Идиллия кончилась, когда через три дня вернулся капитан Грегори, а вместе с ним – продолжение бессмысленной погони. Самой неприятной новостью было то, что Брэнд так и не появился в Чарлстоне и, возможно, никогда не появится: «Баньши» снова ускользнул от них.

Офицеры ринулись на берег собирать перепившуюся команду, и уже к утру все оказались на борту; как только погрузили провиант и бочки с водой, команда приготовилась выйти в море. С приливом «Шпага Корнуолла» двинулась на юг, держа курс на Карибское море.

Возвращение превратилось для моряков в настоящий кошмар: в ярости от провала своей затеи, капитан Грегори превратился в настоящего тирана, которому никто не мог угодить. Постепенно страсти накалились до такой степени, что пришлось круглосуточно держать вооруженную охрану для предотвращения возможного взрыва. Хуже всего пришлось тем матросам, которых завербовали насильно: Грегори почему-то решил, что они радуются его неудаче и насмехаются над ним. В отместку их заставляли работать без отдыха на самых тяжелых и опасных участках; на ночь же тех, кто не стоял на вахте, запирали в тесном душном трюме, давая вместо еды порцию водянистого пойла с кусочком соленой свинины.

В одну из таких ночей матросы лежали в своих гамаках в тяжелом молчании; Мари же, сидя неподалеку, прислонившись спиной к пустой бочке, рассеянно слушая плеск волн, мечтала о побеге. Время от времени она бросала взгляд на занавеску из простыней, где Хоуп развлекалась с кем-то из матросов. Скорее бы уж они закончили. Это должно было бы приводить Мари в ужас… Но у этой женщины было доброе, отзывчивое сердце, что не могло не внушать уважения.

Наконец из-за занавески выбрался Бен Тримэйн, самый старый из всех насильно завербованных, – это его блаженный вздох Мари слышала несколькими минутами раньше. Затем занавеска распахнулась, и показалась Хоуп, в каждой руке она держала по кувшину с ромом.

– Мне понадобилось два месяца, чтобы разузнать, где Хогарт их прячет, – с гордостью заявила она. – Этого хватит на всех, если отпивать понемногу. Только без шума и без драки, если не хотите, чтобы сбежались офицеры. – Хоуп оглядела всех матросов и остановила взгляд на Пуле. – Надеюсь, никто из вас больше не заставит меня даром потратить хороший английский ром.

Моряки встретили предложение Хоуп радостным гулом и тут же сгрудились вокруг нее в ожидании своей порции, а она зорко следила за тем, чтобы никто не выпил больше положенного. Последние капли Хоуп залила себе в рот, а потом поставила пустой кувшин на пол и начала танцевать вокруг него. Все с готовностью последовали ее примеру.

Худощавый юнец лет семнадцати робко приблизился к Мари.

– Потанцуете со мной, мисс?

Она долго смотрела на него. Этот юноша всегда держался в стороне от других, молча выполнял свою работу. Мари даже не могла вспомнить его имя.

Не дождавшись ответа, матрос наклонил голову и нервно кашлянул.

– Меня зовут Шелби. Извините, что побеспокоил, но если вы…

– Я с удовольствием с вами потанцую, Шелби.

Фигур танца они, разумеется, не знали, но это не имело для них ровно никакого значения. После Шелби она танцевала с Томом Ганном, потом с другими. Вообще о своих товарищах по несчастью она мало что знала: они предпочитали молчать о себе. Но это тоже не имело значения – сегодня всех их связывало нежданно родившееся чувство дружбы. В этот момент многим из них показалось, что вместе они смогут бросить вызов судьбе, так несправедливо обошедшейся с каждым из них.

Глиняные кувшины давно лежали пустые, а танец все не кончался. Это был праздник обреченных, но он помогал им освободиться от злой энергии. Уже под утро, когда все выдохлись и лежали без сил, они все еще продолжали смеяться неизвестно чему.


Капитан Брэнд расхаживал по юту, поглядывая на паруса, и прислушивался к шелесту оснастки: испанское торговое судно упорно уходило от него, не даваясь в руки. И все же радоваться испанцам оставалось недолго: едва настанет утро, пушки «Баньши» заставят их остановиться.

Джейсон вернулся к своим невеселым мыслям. Скоро они нагонят этот прекрасный быстроходный корабль, где внизу в каюте его почти наверняка ждет сладкая женщина. Сам он свободен, как ветер, как эти звезды над головой. Свободен… благодаря другой женщине. Беда была в том, что он все никак не мог забыть о своем долге перед ней. Ну почему, почему он не может освободиться от этих мыслей?

Море ответило ему тревожным плеском волн. Вода черная, как ее волосы. Проклятие! Почему он не может выбросить ее из головы… Мир и все, что в нем есть, существуют только для того, чтобы ими пользоваться. Он, Брэнд, стал пиратом, безжалостным, беспощадным и таким должен оставаться, если хочет выжить. Совесть, любовь – все это не для него, а прошлое пусть остается прошлым, к которому нет возврата.

Джейсон продолжал расхаживать по палубе, не находя успокоения, и лишь рассвет отвлек капитана от его мрачных мыслей.

«Баньши» все быстрее нагонял испанца. Капитан «Эскобара», может быть, и недостаточно хитер, но храбрости ему явно было не занимать. К тому же он понимал, что пират не собирается топить его судно, рассчитывая на хорошую добычу. Он тоже ждал утра, когда враг окажется на борту его корабля.

Однако все получилось иначе, чем он предполагал. Еще до наступления рассвета «Баньши» подошел вплотную и осыпал «Эскобар» ядрами, наводя ужас на испанских моряков. К восходу солнца, когда обстановка прояснилась окончательно, пираты с громкими криками перебрались на борт «Эскобара». Завязалась рукопашная: матросы кололи, резали, в ход пошли ножи и кулаки. Испанцы, теперь уже полностью деморализованные, вынуждены были отступить.

И все же нападение на «Эскобар» прошло не совсем успешно. Они захватили достаточно испанского золота, чтобы расплатиться с Ло и дать приличную долю каждому, но не сумели сохранить сам корабль; а ведь именно для этого все и затевалось. Однако если вспомнить, каких необученных, зеленых юнцов они набрали в Мобиле, приходилось признать, что команда действовала просто замечательно.

Стряхнув с себя усталость, Джейсон поспешил в свою каюту, где Рамад уже разложил карты. Форликар, стоя поблизости, крутил серьгу в ухе. Он полностью доверял суждениям Джейсона и, свыкшись с мыслью о том, что приходится плавать на бывшем работорговом судне, по достоинству оценил его прочность и быстроходность. Сейчас из-за недостатка сна он тоже выглядел изможденным, как и все остальные.

Разговор начал Рамад. После того как «Эскобар» затонул, они держали курс на юго-запад и сейчас находились примерно в сотне лиг от северного побережья Колумбии.

– Если кто-нибудь заметит останки, начнут искать к югу и западу отсюда. – Губы моряка растянулись в хитроватой усмешке. – Сеньору Марсиа будет трудно понять, почему мы плывем прямо к нему навстречу.

Форликар рассеянно слушал. Для него не имело большого значения, где они находятся, зато он то и дело поглядывал на занавеску, за которой спала Армид. Лакомый кусочек, ничего не скажешь. Два дня назад она показала ему язык и многозначительно повела бедрами. Нет, он никогда не станет драться с Джейсоном из-за женщины, но если они еще долгое время не смогут зайти в порт… Кто знает…

Форликар нехотя повернулся к карте. Джейсон, незнакомый с особенностями Карибского моря, во всех вопросах навигации полагался на Рамада. Накануне они уже обсуждали сложившееся положение и пришли к выводу, что нужно искать какое-нибудь убежище, где Марсиа их не настигнет; а в том, что испанец, взбешенный потерей корабля, без всякого сомнения, захочет отомстить, никто из них не сомневался. Рамад указал на карте Баранкиллу, где обитал со своим двором злобный тиран, которому в этой части суши вряд ли кто-либо осмеливался перечить.

– Пора поворачивать на север, друзья мои, – мы и так уже подошли слишком близко к нему. Джейсон, я думаю, нам следует двигаться вот сюда.

– Но я здесь ничего не вижу.

– Не важно. Здесь есть острова. Один из них нам вполне подойдет, там хорошая гавань.

Джейсон и Форликар переглянулись. Им не хотелось обижать Рамада, но отсутствие обозначений их тревожило.

– Ты уверен, Рамад? Слишком уж далекий путь до острова, которого даже нет на карте.

– Шесть лет назад меня насильно завербовали на один из кораблей Марсиа. Тогда мы совершили налет на этот остров и подожгли расположенную на нем крепость.

– Так ты служил у Марсиа? – удивился Форликар.

– У кого только я не был, друг мой. Выбор всегда один: подчиняйся или попадешь на обед к акулам. Мы тогда захватили много пленных, но на обратном пути корабль потерпел крушение. Мне повезло: я спасся на английском торговом судне. Так я попал в вашу страну.

– Это не моя страна, – нахмурился Джейсон. – Но как бы там ни было, я согласен. Держим курс на твой остров. Ты сможешь нас туда привести?

– Конечно. Там будет вода, провизия и даже… Кто знает, пять лет – срок немалый, может быть, там найдется и женщина для Форликара.

Он рассмеялся странным пронзительным смехом, а Форликар ответил ему усмешкой. Любое место, где будут женщины, ему подходит.


Краткие остановки не позволяли людям как следует отдохнуть – вот уже десять недель, с самого Сент-Киттса, они не могли ничем себя порадовать, кроме пищи, которая быстро исчезала. Зато воды было вволю: они сделали новые запасы в Нассо и Чарлстоне. Утомленные до предела, матросы с трудом выполняли свою работу. В таком состоянии они встретили утро четверга.

Когда небо заволокла серо-зеленая дымка, лейтенант Шелл первым почуял приближение шторма. С юга налетел сильный порыв ветра, и поднялся шквал, первый предвестник надвигавшегося урагана. Примерно за семь часов до заката на разбушевавшееся море опустилась мгла, и тогда со страшным грохотом неожиданно обрушился парус на фок-мачте. Все находившиеся на палубе непроизвольно подняли головы: теперь кого-то придется посылать наверх, на бешено качающуюся мачту, чтобы обрубить остатки. «Шпага Корнуолла» то взлетала на гребне на небывалую высоту, то стремглав устремлялась вниз, в глубокую пропасть. Не в силах сопротивляться неизбежности, они двигались к своей гибели – прямо в центр урагана. В действительности это даже нельзя было назвать движением – корабль, беспомощный, как те игрушечные модели, что Мари передвигала по карте у Бена, легко швыряло из стороны в сторону, и лишь оснастка и морской якорь пока не давали ему упасть на один бок, в стену волн.

С самого начала шторма трюм представлял собой сущий ад. Полуживые от страха люди изо всех сил старались удержаться на месте, уцепившись за мачты и подпорки.

Мари шторм застал на верхней палубе. Ударившись о какой-то выступ, она задохнулась от ужаса. Если она сейчас сорвется, двигавшаяся на них огромная волна может в один миг раздавить ее, прежде чем разнесет в щепки весь корабль.

«Шпага Корнуолла» на некоторое время задержалась на гребне, потом медленно заскользила вниз. Ухватившись за основание грот-мачты, Мари попыталась подняться на ноги – тщетно. Больше надежды не оставалось – она не могла думать, не могла дышать… Кто-нибудь, помогите же! Джейсон! Отец!

И тут внезапно наступила перемена. Правда, волны все еще трепали судно, как щепку, но вой ветра стал утихать. С главной палубы раздался громкий крик:

– Вот он! Мы в самом центре!

– Быстро все убрать! У нас есть несколько секунд! – отрывисто скомандовал Грегори.

По палубе загрохотали шаги. Те, кто еще сохранил способность соображать, пытались подготовиться к последнему страшному натиску стихии. Ветер взревел, волны с новой силой обрушились на корабль. Все вокруг грохотало, выло, стонало, скрипело – казалось, сам ад запевает свою дьявольскую песню смерти. Потом наступила темнота…

Когда Мари очнулась, кто-то прижимал ей ко лбу прохладную ткань.

– Хоуп, это ты?

– Я, цветочек. Мы с Джузеппе перенесли тебя сюда. Теперь ты в безопасности.

Корабль больше не подбрасывало к небесам, он плавно вздымался на волнах.

– А шторм?..

– Кончился. Но ты меня напугала больше, чем шторм. На-ка вот, попей воды.

Мари с благодарностью сделала большой глоток.

– Хоуп…

– Да?

– Мы спасемся. Ты можешь мне не верить, но мы обязательно спасемся.

Глава 12

Первой остановкой «Шпаги Корнуолла» стал остров Анкилла, расположенный в северо-восточной части Ливордских островов. Ярко-зеленая полоска суши в шестнадцать миль длиной и две мили шириной раскинулась райским оазисом на хрустально-голубой воде.

Гавань – долгожданная возможность отдохнуть и починить многочисленные повреждения, нанесенные ураганом. Даже сама возможность побыть на палубе теперь казалась Мари верхом счастья. На щеки ее возвратился румянец, а в голове начавший зарождаться план побега постепенно полностью оформился в четкую последовательность действий и теперь лишь ждал наступления подходящего момента.

В начале октября она решила, что время пришло. Лейтенант Пуллэм с частью команды отправился на берег, чтобы перенести на корабль бочки со свежей водой, лейтенант Шелл проверял, все ли на корабле готово к отплытию, а капитан Грегори, как обычно в это время, удалился в свою каюту обедать. Половина насильно завербованных моряков находились на палубе, остальные отдыхали внизу.

Мари помогала повару Нолу, которому, как всегда, не терпелось поскорее закончить работу и забраться в свою подвесную койку. Когда девушка вызвалась принести поднос из капитанской каюты, Нол охотно согласился. С бьющимся сердцем она прошла на главную палубу, подошла к каюте, на секунду задержалась у двери. Если что-нибудь сейчас пойдет не так… Но нет, нельзя об этом думать. Все, что ей нужно, – это пять секунд, всего пять секунд…

Мари быстро прорезала в блузке дыру кинжалом, потом снова спрятала его за поясом юбки. Разрез не должен быть слишком большим: он нужен лишь для того, чтобы отвлечь внимание.

Она решительно откинула голову и, постучав в дверь, вошла.

Капитан Грегори лежал на кушетке без парика, в расстегнутой рубашке; на столе рядом с грязной посудой были разложены карты.

– Забирай поднос и уходи. – Голос его звучал почти равнодушно.

Мари откинула голову, и в разрезе ее блузки показался кончик груди.

– Позвольте мне остаться…

Лицо ее исказилось отчаянием и мольбой, однако Грегори неожиданно злобно расхохотался.

– Ты только посмотри на себя! Зачем мне нужна шлюха, которой пользуются пятьдесят человек? Ты что, в самом деле думаешь, что я унижусь до тебя?

В руке Мари блеснул кинжал, и Грегори медленно поднялся на ноги.

– Какого дьявола…

– Ни один из них до меня даже не дотронулся. Вы были последним, с кем я занималась этим. – Она бросила кинжал на стол. – Позвольте мне остаться с вами. Я буду делать все, что вы скажете.

Грегори закусил губу. Какой неожиданный поворот событий… Но стоит ли ей верить?

Она снова подняла глаза. Мари Рейвен, когда он брал ее силой, напоминала разъяренную тигрицу. Интересно, какой она будет, если отдастся ему по доброй воле? Дыхание его участилось, снизу подступала тупая боль.

– Докажи, – проговорил он охрипшим голосом.

Мари медленно расстегнула юбку. Мягкая ткань соскользнула на пол, обнажив длинные стройные бедра и плоский живот. Глаза Джеймса Грегори застыли на треугольнике волос внизу. Теперь пять шагов вокруг стола. Только бы он не двинулся с места…

Легкими шагами Мари переступила через юбку. Одобрительно прищурившись, Грегори потянулся навстречу ей, коснулся ее груди. Она содрогнулась. Надо сделать так, чтобы он лег на постель, снял бриджи и… дал ей возможность добраться до пистолетов.

Внезапно Джеймс отпустил ее грудь и тут же обхватил ягодицы. Руки его мяли нежную кожу. Стараясь не показать своего отвращения, Мари изобразила смущенную улыбку и потянулась к пуговицам на его рубашке.

Ну что ж, подумал Грегори, в конце концов, это совсем неплохо: есть что-то невероятно возбуждающее в том, как красивая женщина снимает с тебя рубашку. Она его хочет, черт возьми!

Наконец-то! Ну же! Мари потянула за пояс бриджей, случайно коснулась вздутия внизу. Только бы снять с него бриджи, тогда у нее появится возможность…

И тут Грегори, упав на койку, опрокинул ее на себя. Момент был упущен. Он мигом освободился от бриджей и прижался к нежной плоти.

Мари охватила паника. Нет! Этого не может быть! Он покрывал поцелуями ее грудь, а его рука шарила у нее между бедрами. Она поняла, что не сможет его остановить. Придется довести эту кошмарную игру до конца… Да, вот оно! Это всего-навсего игра. Так и надо на это смотреть. Притворство, ничего больше. Ее тело, бывшее когда-то драгоценным вместилищем любви, теперь стало оружием не менее мощным, чем любое другое. Теперь она должна засмеяться чувственным смехом, а после простонать, изображая экстаз. Все так просто. Вот он содрогнулся. Приближается завершение. Она задвигалась под ним, стараясь приноровиться к его движениям, вскрикнула, словно от наслаждения… Пальцы Грегори впились в молочно-белую кожу ее плеч, последовал долгий прерывистый вздох, и он излил свое семя внутрь ее.

Мари повернулась на бок, чтобы капитан не мог видеть ее лица. Сморгнув слезы, она попыталась подавить отвращение. Теперь невинность действительно покинула ее, окончательно и навсегда, а мир казался обиталищем хищников, в котором невозможно выжить нормальному человеку.

Грегори лениво улыбнулся, откинулся навзничь и прикрыл глаза.

– Но почему? Почему только сейчас?

Мари смущенно опустила взгляд, поглаживая его обмякшую плоть.

– Последний раз вы сделали мне больно. Вы меня напугали…

Он открыл глаза и с удивлением взглянул на нее:

– Я сделал тебе больно? По-моему, ты это заслужила. Но я вовсе не такое уж чудовище. – Мягкая плоть зашевелилась под ее пальцами, и он засмеялся. – Ты в этом убедишься через несколько минут, дай только мне немного передохнуть. – Грегори коснулся ее соска, и Мари перехватила его руку, поднесла к губам.

– Может быть, дело пойдет быстрее после глотка вина?

Последовал торжествующий смешок:

– Тебе уже не терпится? Хорошо, принеси вино. Возьми стакан и для себя тоже.

С бьющимся сердцем Мари медленно встала с постели. Наконец-то настал долгожданный момент! Только не торопиться, чтобы не вызвать подозрения. Бутылка с вином совсем рядом с пистолетами – вот они, поблескивают на свету. Она оглянулась, чтобы послать ему воздушный поцелуй, но Грегори даже не смотрел в ее сторону: лежа на спине, заложив руки за голову, он что-то лениво разглядывал на потолке. Преодолев желание сразу же схватить пистолеты, Мари продолжала двигаться медленно, мягкими скользящими движениями. Левая рука звякнула бокалами, правая бесшумно сняла крышку с пороховницы, пододвинула пистолет к самому краю ящичка, в то время как левой рукой она наливала вино в бокал. Все! Остался последний шаг. Она сделала глубокий вдох.

– Ну что ты там так долго?

Оклик Грегори едва не парализовал ее.

– Я сейчас. – Она повернулась и плеснула вино ему в лицо. В первый момент Грегори даже не мог понять, что произошло, и, заслонив рукой глаза, снова откинулся навзничь. Пальцы Мари, казалось, помимо ее воли делали то, что требовалось. Она отодвинула затвор, всыпала в дуло порох, забила пулю и уже через несколько секунд стояла к нему лицом, нацелив пистолет.

– Какого дьявола… Ты сошла с ума!

– Заткнись. Ляг лицом к стене. Я умею обращаться с пистолетами и, если потребуется, смогу тебя убить. Ну же, быстро!

Пистолет в ее руке не дрожал, глаза смотрели решительно. Грегори пожал плечами. В конце концов, что она может сделать? Он медленно повернулся к стене. Сзади зашелестела ткань. Она одевается. Собирается сбежать? Он едва не засмеялся вслух. На этом острове ее поймают уже через несколько часов.

– Все, вставай.

Грегори повиновался. К его удивлению, теперь уже оба пистолета были нацелены на него.

– Так ты надеешься сбежать?

Мари не сочла нужным ответить.

– Пойдешь со мной на палубу. Если попытаешься напасть на меня или позвать на помощь, я тебя пристрелю. Шевелись!

Грегори потянулся за бриджами.

– Оставь их, они тебе не нужны.

– Что?

– То, что ты слышал.

– Какого черта…

Пистолет в ее руке опустился. Дуло смотрело прямо на его член.

– Черт с тобой… Но не надейся, что тебе повезет, – мы тебя все равно поймаем.

Холодное дуло пистолета толкнуло его в плечо. В бессильной ярости Грегори протиснулся в дверь каюты и пошел по палубе.

Встретившийся им на дороге Рифф открыл рот от изумления.

– Прикажи ему созвать всех.

Грегори яростно сверкнул глазами на помощника:

– Делай, что она сказала.

Рифф повернулся к боцману:

– Свистать всех наверх.

После секундного колебания боцман поднес к губам серебряный свисток, и пронзительный сигнал разнесся по всему кораблю.

Отовсюду сбегались моряки… и словно впадали в столбняк при виде голого капитана.

Том Ганн примчался с нижней палубы, протиснулся между моряками.

– Господи! Ты что это делаешь, ласточка?

Все затаили дыхание, ожидая ответа. Что бы она теперь ни сделала, она мятежница и понесет за это суровое наказание. Мари, возвращающаяся в Англию закованной в кандалы… Мари, которую ждет виселица… Нет, этого никто из них представить себе не мог.

Сохраняя на лице невозмутимое выражение, Мари повернулась к ним. Если она сейчас запнется или сделает одно неверное движение, все пропало. И все же она никогда не чувствовала себя столь свободной. Жребий брошен, назад пути нет.

– Начиная с этой минуты капитан смещен. Теперь я буду командовать кораблем.

Тишина стала настолько полной, что, казалось, на какое-то мгновение даже ветер замер в своем полете. Грегори забыл о непристойном виде, в котором предстал перед подчиненными; лицо его побелело от ярости.

– Прикажите своим людям бросить оружие.

Невзирая на неловкость положения, Грегори попытался вернуть контроль над событиями и кивнул лейтенанту Шеллу:

– Если эта потаскуха не бросит пистолеты, убейте ее. Считаю до трех.

Тот кивнул и вынул из-за пояса пистолет.

– Раз…

Никто не проронил ни звука.

– Два…

Шелл, крепко сжимая пистолет, прошел вперед и стал подниматься по лестнице.

Неожиданно рука Мари взметнулась вверх. Прогремел выстрел, из дула пистолета вырвалось пламя. Шелл покачнулся и в ужасе поглядел на рану: по его мундиру расползалось темно-красное пятно. Покачнувшись, он попытался удержаться за перила лестницы, но силы оставили его, и лейтенант с грохотом покатился вниз.

Грегори, по-видимому, понял, что дело принимает нешуточный оборот. Пример Шелла показал, что и сам он не бессмертен.

– Убийство и мятеж…

– Я сказала, все должны бросить оружие. Отдайте приказ. И не сомневайтесь, я убью вас прежде, чем кто-либо из них успеет прикоснуться ко мне.

Грегори смотрел на труп Шелла и чувствовал, как вся его решительность куда-то уходит. Офицерская честь и достоинство – это, конечно, очень хорошо, но стоять голым у всех на виду и ждать, что тебе выстрелят в спину…

Он повернулся к сержанту Хогарту:

– Делайте, как она говорит, сержант.

Мушкеты с грохотом посыпались на палубу, за ними кинжалы и шпаги. Разоружившись, все снова стали без движения, глядя на Мари. Ей ни в коем случае нельзя было упускать момент.

– Ну? – громко крикнула она.

Моряки из числа завербованных стояли, не поднимая глаз.

– Том! Бен! Вы что, больше не мужчины? Или из вас выбили все ваше достоинство? Свобода перед вами. Разве у вас не осталось мужества, чтобы взять ее? – В голосе Мари послышалось презрение. – Ну что ж, так вам и надо. Четыре месяца я глядела на то, как вы плачетесь и клянете судьбу. Что же, раз вы недостойны свободы, возвращайтесь в свои стойла, там ваше место. Вы превратились в рабочий скот. Продолжайте же пахать и подставлять спины под плетки.

– Хватит! – взревел Том Ганн.

Гигант подобрал с палубы мушкет и решительно перешагнул через труп Шелла:

– Ну, ребята, кто еще хочет вместе с нами в ад?

Наступила мертвая тишина. Каждый ощущал себя так, как будто его жизнь качается на весах прошлого и будущего. Мятеж – страшное преступление, и за ним может последовать не менее страшное наказание.

– Я с вами!

Все повернули головы в сторону Шелби, самого молодого из членов команды. И тут матросы словно очнулись от спячки.

– И я… И я… И я…

– Постойте! – снова зазвенел над палубой голос Мари. – У нас мало времени. К тому же нас могут увидеть с берега и послать за нами погоню, поэтому нам надо поторопиться. Тот, кто присоединяется к нам, переходит на правый борт и берет с собой оружие, остальные могут отправляться на берег. Да, и еще – стреляйте в каждого, кто попытается подать сигнал о помощи.

Под командой Хогарта те, кто пришел служить добровольно, поспешили отойти к левому борту, и тут же Нэд Слай с ключами скрылся в трюме. Вскоре все оставшиеся собрались на палубе вокруг Мари. После того как Том Ганн дал инструкции каждому из тридцати девяти человек, составлявших теперь экипаж, они подняли якорь и приготовились к отплытию. В последний момент всем прочим, сгрудившимся у перил, была дана команда прыгать в воду. Напоследок Хогарт, смотревший на все происходящее со странным безразличием, обернулся к Хоуп, решившей остаться с мятежниками, и отдал ей свой красный форменный сюртук.

– Безрассудный поступок, Хоуп Деферд.

Та пожала плечами:

– Как и многое в моей жизни. В Англии меня все равно ничего хорошего не ждет, а теперь и тем более.

Сержант в отчаянии покачал головой:

– Я не умею плавать.

Она расхохоталась:

– Не беспокойся. Такое… не тонет. Просто ляг на спину, и тебя понесет к берегу. Как-нибудь доберешься, если акулы не съедят!

– А ты в это время будешь наслаждаться моим ромом!

– Можешь остаться и разделить его со мной.

– Нет уж, я предпочитаю акул твоим ненасытным аппетитам. – С этими словами Сэмюэл Хогарт исчез за бортом.


Мари наконец позволила ему одеться, и Джеймс Грегори, капитан Королевского военно-морского флота, наблюдал с юта, как его корабль расправляет паруса, снимается с якоря и выходит из гавани без официального разрешения властей. Он также видел, какая на берегу поднялась суматоха. Идиоты! Неужели им не ясно, что они опоздали!

Джеймс не сразу заметил, что пробормотал это вслух, и кинул злобный взгляд на охранника, державшего его под прицелом. В свою очередь, Бен Тримэйн, хотя и не признавался в этом даже самому себе, изрядно трусил. Ему и самому не было до конца понятно, как он ввязался в эту историю, а мысли о лондонской виселице, так же как и о собственной голове, посаженной на кол, вовсе не придавали ему бодрости. Однако он старался держаться как можно независимее, словно ничего особенного не произошло.

Мари на нижней палубе перебирала вещи в сундуке лейтенанта Пуллэма. Он, конечно, слабый и никчемный человек, но у нее сохранилось к нему теплое чувство. Хорошо, что лейтенант в тот момент был на берегу и никто не сможет заподозрить его в причастности к мятежу. Все, что ей было нужно найти, – это белую хлопчатобумажную рубашку, похожую на женскую блузу.

Неожиданно наткнувшись на черные бриджи, Мари решила, что они тоже окажутся нелишними. Пара кожаных сапог довершила ансамбль. Хотя нет, не совсем. Мари взяла узелок, вынесенный из капитанской каюты, и развернула его. Рапира, ножны, ремень с перевязью. В таком виде она не колеблясь могла появиться перед своей командой.

Сверху донесся шум, и Мари, быстро перекинув через плечо ремень, побежала на верхнюю палубу, откуда слышались испуганные крики моряков. Том Ганн с юта призывал всех успокоиться, и они действительно умолкли при появлении Мари, пораженные ее новым обликом.

Грегори, торжествующе улыбаясь, указал на корму:

– Надеюсь скоро увидеть вас на виселице… – Но тут же, заметив на Мари свой пояс с драгоценным оружием, побелел от ярости.

– Мы пропали! – не выдержав, выкрикнул кто-то.

Нэд Слай вышел вперед:

– Наблюдатель заметил корабль. Он думает, что это «Брестон». Если так, у нас нет ни малейшего шанса – у них намного больше пушек и людей.

Ну вот, не успели выйти в море, и уже проблемы. Однако на отчаяние времени у Мари не было – от успеха этого приключения зависела вся ее дальнейшая жизнь. Она попыталась припомнить все, что говорил ей Бен, а также то, что рассказывали моряки на Мистере. До канала, выходящего в Карибское море, оставалось пройти всего одну милю.

– Через сколько времени «Брестон» окажется полностью на виду? – крикнула она наблюдателю.

– Минут через пять.

– С какой скоростью мы идем?

– Не больше трех узлов. Мы скоро должны с ними поравняться и тогда сможем пройти мимо в один момент.

– Этого момента им вполне хватит, чтобы покончить с нами, – презрительно проговорил Грегори.

– С какой стати они будут это делать? Мы выглядим как обычный корабль, и даже капитан на палубе. Нам нужно только…

– Сигнальные флажки! – Юный Шелби рванулся к юту. – Они будут ждать сигнала.

Мари напрягала все силы, стараясь сохранять внешнее спокойствие.

– Кто знает, какой надо подать сигнал?

– Я знаю.

– Тогда действуйте. Теперь мы спасены.

– Надолго ли? – издевательски заметил Грегори. – В порту они все равно узнают правду. Поздравляю вас, мадам, завтра вас уже не будет в живых.

Его слова, произнесенные громким голосом, чтобы их услышали остальные, возымели свое действие: моряки снова сникли.

– Может быть, попытаться договориться с ними?.. – пробормотал кто-то.

Мари всматривалась в растерянные лица. Что бы сделал на ее месте Бен? Что вообще можно сделать при таких обстоятельствах? Только одно.

– Тихо! Если вы настоящие мужчины, то должны исполнить свой долг, и тогда за нами не погонятся.

– Как это? – нахмурился Нэд Слай.

– Мы ударим первыми. Вы знаете, как это делается. Быстро к орудиям. Бейте по оснастке и по палубе.

– Боже правый! – Бен Тримэйн побелел от ужаса. – Стрелять по королевскому кораблю!

– С этой дорожки нет возврата! – в ярости прокричал от штурвала Пул.

– У нас все равно один выбор – свобода или смерть.

– Ты что-то очень легко говоришь о смерти, Мари Рейвен, – подала голос Хоуп.

– А ведь точно, «Рейвен» – ворон. Имя ей очень подходит, – подхватил Нэд Слай.

Все не отрываясь смотрели на Мари. Несколько секунд она не двигалась. Мужчины затаили дыхание.

Наконец Мари заговорила звучным ясным голосом, словно обращаясь к каждому в отдельности:

– «Брестон», которого вы так боитесь, сейчас поворачивает к гавани. Через пятнадцать минут мы с ним поравняемся. Если он пройдет мимо целым и невредимым – нам крышка; подобьем его – останемся жить. Все очень просто – либо бездействие и смерть, либо действие и жизнь. – Она многозначительно помолчала. – Я выбираю жизнь.

И снова Том Ганн оказался первым, кто переборол страх.

– Да здравствует жизнь! Пошли, ребята!

Тут же на палубе поднялась суматоха, все кинулись по местам. Мари наблюдала, вполголоса отдавая приказания, которые передавались дальше через Тримэйна и Шелби. Внешне «Шпага Корнуолла» выглядела обычно, если не считать недостаточного количества людей на палубе. Через десять минут все закончится, и они снова двинутся в путь.

– Ты сошла с ума!

В первый раз Грегори почувствовал страх перед этой женщиной. Нет, не проститутка из трюма и не робкая служанка из английского поместья – перед ним стояла совершенно другая Мари, уверенная в себе и своих действиях.

Она даже не оглянулась. Что Грегори говорит и что думает, не имеет значения. Сейчас главное – не привлекать внимания.

Все взгляды устремились на нее в ожидании сигнала.

– Приготовиться! Лево руля!

Этот маневр сведет их носом к носу с «Брестоном» – вот она, польза от уроков, преподанных ей когда-то. Спасибо тебе, старина Бен!

– Шелби, иди вниз и скажи Тому, чтобы приготовился. Когда мы начнем поворачивать, пусть открывает огонь.

До решающего мгновения оставалось минуты две, не больше – Мари уже различала капитана на палубе идущего им навстречу корабля. Он разговаривал с офицерами – судя по всему, они почувствовали неладное, но никак не могли понять, в чем дело.

– Позовите его, – приказала она Грегори.

– Нет!

– Черт побери! Исполняйте, иначе умрете вместе с ним.

И тут же ей стало ясно, что ее хитрость уже запоздала.

– Штурвал! Давай, Пул, скорее шевелись!

Пул отчаянно завертел штурвал, и борт «Брестона» открылся «Шпаге Корнуолла». Одновременно грохнул орудийный залп. На «Брестоне» этого никто не ожидал; его капитан побелел как мел. Моряки рванулись к мачтам и к орудиям, однако, несмотря на всю их выучку, внезапность нападения сыграла решающую роль.

Мари сделала шаг вперед и выстрелила из пистолета. Тотчас же снизу снова раздался грохот орудий. Том Ганн, может быть, и не большой профессионал в этом деле, но с такого расстояния он не должен промахнуться. Поднятые жерла пушек били по оснастке «Брестона». Одновременно шестифунтовики ударили по палубам. Истекающие кровью моряки бросились искать укрытия. Вскоре половина офицеров «Брестона» полегла, оснастка его оказалась полностью разрушена, паруса разорваны. Еще один удар, и битву можно считать законченной. Однако успокаиваться не следовало – «Брестон» мог открыть ответный огонь. Орудия снова изрыгнули пламя, и «Шпага Корнуолла» начала разворачиваться, чтобы лечь на заранее выверенный курс. В этот момент Грегори неожиданно рванулся вперед и ударил Мари по голове. Она покачнулась и упала, разряженный пистолет покатился по палубе. Прежде чем Бен Тримэйн сообразил, что произошло, Грегори уже перебрался через заграждение и прыгнул в воду. Выстрел Бена прорезал воздух, однако когда он поспешно начал перезаряжать мушкет, Мари, со стоном приподнявшись, остановила его:

– Оставь, плевать. У нас есть дела поважнее.

Сейчас следовало поднять все паруса и двигаться вперед как можно быстрее. «Брестон» далеко не полностью выведен из строя, он еще может ответить – все зависит от того, насколько быстро офицеры и команда оправятся от нападения и приведут в действие свои орудия. Том Ганн и остальные моряки уже спешили наверх, чтобы поставить оставшиеся паруса. «Шпага Корнуолла», гонимая ветром и приливом, быстро набирала скорость.

В тот момент, когда необходимые действия были закончены, подвергшийся нападению корабль сделал первый выстрел. Ядро пролетело мимо, однако все понимали, что вскоре на них может посыпаться град ядер весом в двадцать четыре фунта каждое. Мари отдала приказ повернуть штурвал на два румба влево – этот маневр должен помешать канонирам на «Брестоне» навести орудия.

Внезапно сильное течение погнало «Брестон» прямо к «Шпаге Корнуолла», и на миг Мари показалось, что спасения нет. Раздались два оглушительных залпа. Одного из моряков ядром перебросило через борт и унесло в море. Все остолбенели: теперь каждый еще отчетливее почувствовал, что жизнь его висит на волоске.

– Добавьте три румба, мистер Пул.

С каждой секундой голос Мари звучал все более уверенно.

Очередное ядро упало впереди корабля – чуть точнее, и оно бы разрушило их оснастку; следующее пролетело над кормой, по счастью никого не задев.

И тут канонада внезапно прекратилась. Команде «Шпаги Корнуолла» потребовалось некоторое время, чтобы осознать, что опасность миновала; затем раздались восторженные крики. Они сражались и победили! Они спасены! Позади «Брестон» беспомощно качался на воде, палуба его была завалена обломками мачт и обрывками парусины.

Они свободны! Мари хотелось плясать от счастья. Оказывается, уроки Бена не пропали даром. Если понадобится, она может повести корабль и людей.

– Ура нашей Рейвен! – раздался громкий крик Пула, и команда дружно подхватила приветствие.

Том Ганн выступил вперед с широкой улыбкой на лице:

– Это твоя победа, Мари. Люди хотят, чтобы ты стала нашим капитаном, и я с ними согласен. Что скажешь?

Наступила мертвая тишина. Мари колебалась, не зная, что ответить. Одно дело командовать судном полчаса и совсем другое – изо дня в день. Способна ли она на это? С другой стороны, кто на этом корабле разбирается в искусстве мореплавания лучше ее? Кто знает сотни различных трюков, которым научил ее Бен? «Ворон» – так они назвали ее… Хорошо, Ворон станет их капитаном. Она сделала глубокий вдох.

– Я согласна.

– А я нет. – Нэд Слай выступил вперед, в руке его блеснул кинжал. – И я не стану подчиняться женщине.

– Ах так?! – взревел Том Ганн и с видом, не предвещавшим ничего хорошего, сделал шаг по направлению к Нэду, но Мари, не раздумывая, остановила его.

– Не надо, Том. Пусть все увидят, на что я способна.

С бьющимся сердцем она вынула шпагу, конфискованную у Грегори. Ей оставалось только надеяться, что и эти уроки Бена не пропали даром.

– Давай, Нэд. Я сыта тобой по горло. Но только поторопись. Нам надо двигаться вперед, а море не ждет.

Моряк секунду помедлил, словно завороженный холодной яростью, светившейся в ее серых глазах.

– Я никогда еще не дрался с женщиной.

– Никто из вас не должен держать зла на Нэда Слая за то, что он будет драться со мной. Вы меня слышите?

Схватка началась. На миг забыв об осторожности, Слай сделал резкий выпад, и Мари тут же ответила внезапным движением влево, отчего он не удержался и упал, глухо стукнувшись животом о палубу.

– Ну вот, теперь ты потерял равновесие, Нэд Слай.

Быстро поднявшись на ноги, противник снова ринулся на нее и тут же обнаружил, что его удар пришелся в пустоту. В следующее мгновение он почувствовал холод стали на своем горле и чуть не задохнулся.

– Давай, Нэд, скажи, как ты меня ненавидишь!

Еще несколько обманных выпадов, и Мари выбила кинжал из его рук.

– Ну вот, Нэд Слай, ты потерял равновесие, голос и оружие. Как насчет того, чтобы распроститься с жизнью?

Да она просто играла с ним! Она могла убить его в любой момент! Нэд опустил голову.

– На это я не согласен.

Никто вокруг не засмеялся, видимо, остальным тоже нелегко было вернуть себе дар речи после всего увиденного.

– В таком случае я бы хотела, чтобы впредь мы оставались друзьями. – Мари протянула ему кинжал. – Что скажешь?

Моряк долго смотрел на нее. Когда-то эта женщина казалась ему лишь средством удовлетворения похоти, а ведь она сумела поднять мятеж и затем победила в сражении с «Брестоном». Женщина-капитан… А почему бы и нет, черт побери! Такие случаи уже бывали. Ястребиные черты его лица смягчились в широкой улыбке.

– Друзья до последнего вздоха, капитан!

Мари медленно повернулась к команде. Все молчали, ощущая торжественность момента.

– А теперь за работу, ребята. На первое время назначаю Тома Ганна лейтенантом, Нэда Слая – его помощником. Для начала мы должны выжать из парусов все, на что они способны, и уйти как можно дальше от этого места.


Солнце садилось. Мари – нет, капитан Рейвен – стояла на корме, наблюдая, как постепенно темнеет небо. Ее первый день свободы закончился. Все спали, кроме вахтенного. Тридцать девять мужчин, включая Джузеппе, который в конце концов тоже остался на корабле, и две женщины.

А что теперь? До сих пор Мари не решалась задавать себе этот вопрос. Что они вообще собираются делать? Ведь не бороздить же Карибское море до бесконечности без всякой цели. Мистере? Дрожь пробежала по ее телу. Нет, только не это. Перенесенный кошмар еще слишком жив в ее памяти.

Вопросы, вопросы… Надо попытаться заснуть. Время у нее есть: пройдет примерно неделя, прежде чем известие о мятеже дойдет до острова Сент-Киттс. После этого «Шпага Корнуолла» вместе с экипажем станет желанной добычей для каждого английского корабля в Карибском море.

Глава 13

– Вода! Господи! Свежая вода!

Эти крики разбудили Мари. Несколько секунд она лежала неподвижно, не в состоянии понять, где находится.

И тут она вдруг вспомнила все события, происшедшие накануне. Солнце заливало просторную каюту Грегори, возвещая о наступлении первого дня свободы. Отныне они вольны делать все, что им захочется, и плыть куда угодно!

Она надела бриджи и рубашку Пуллэма, затем с сомнением взглянула на сапоги: нет, с ними лучше подождать – натертые ноги все еще болели.

Но что ее разбудило? И при чем тут вода? Мари тяжело опустилась в кресло. Идиотка! Как она могла забыть… Именно воду не погрузили на корабль – это всегда делалось в последний момент перед отплытием.

Все пропало, и их вчерашние победы теперь ничего не стоят. Они обречены. Не пройдет и недели…

Она побежала на палубу. Вся команда сгрудилась у входа в трюм, где Том Ганн и Нэд Слай проводили инвентаризацию запасов. Если на корабле окажется недостаточный запас воды, виноватой окажется она одна, и тогда уже не долго ждать очередного мятежа: команда, забыв о предыдущем успехе, повернется против своего нового капитана.

Дверь, за которой находилась лестница, ведущая в трюм, открылась. Воцарилась мертвая тишина. Первым показался Том Ганн, за ним Нэд Слай.

– У нас осталось пятьсот галлонов с лишним. Хватит на одиннадцать дней при полном рационе. Эта вода, которую запасли еще в Чарлстоне, не первой свежести, но пить ее можно.

Послышался общий вздох облегчения. Мари выступила вперед:

– Попрошу внимания.

Гул затих. Все неуверенно смотрели на нее. Ей надо сейчас говорить так, чтобы каждое слово ее звучало весомо. Потом она отправит всех по местам и поговорит с Томом и Нэдом отдельно. Они ее главная опора.

– Вы все слышали, что сказал Том. Одиннадцать дней – не такой уж большой срок, но нам этого достаточно, если только будем сохранять спокойствие и поддерживать дисциплину. До вчерашнего дня капитанские прихвостни охраняли доступ к свежей воде – теперь нам придется отвечать за это самим. Если кто-нибудь выпьет больше нормы – а это один галлон в день, – пострадают его товарищи. Я думаю, нам следует назначить ответственного, который бы выдавал воду. – Мари оглядела застывшие в тревожном ожидании лица. Бен Тримэйн в команде старше всех – может быть, к нему они будут относиться с большим уважением? – Бен, ты возьмешься следить за водой до тех пор, пока мы не пополним запасы?

Тримэйн растерялся. С одной стороны, ему поручали такое ответственное дело, и в то же время он не знал, как воспримут это его товарищи.

– Ну… раз вы так хотите, капитан…

– Вот и хорошо. А теперь, пока вы завтракаете, мы трое – я, Том и Нэд – обсудим дальнейший план действий и сообщим остальным.

Тридцать восемь голов согласно кивнули. Мари вздохнула с облегчением. Первый кризис хотя и не разрешен пока, однако находится под контролем. Теперь надо было срочно искать решение.

Она и двое моряков, пройдя в капитанскую каюту, приблизились к большой карте Карибского моря.

– Одиннадцать дней! – простонал Нэд. – Ну куда можно добраться за это время? И как, черт побери, мы умудрились выйти в море без запаса свежей воды!

– Нечего ныть. – Том постарался загладить ошибку, допущенную Мари. – Главное, что мы свободны и остались в живых – это уже многого стоит…

– Но этого недостаточно, – решительно произнесла Мари. – В детстве я видела, как к нам в порт приходили корабли, на которых не осталось ни капли питьевой воды. Часто они недосчитывались половины команды, погибшей от жажды. Мы должны добыть воду.

– И при этом не потерять головы. – Гигант указал на цепочку островов позади корабля. – Воды кругом достаточно, но чтобы нас не поймали и не повесили, нам лучше поискать ее где-нибудь в другом месте.

– Так куда же мы пойдем? – повысил голос Нэд. – Здесь, – он указал на запад, – кругом открытое море: шторма, ураганы. Почему бы все-таки нам…

– Том! Нэд! Если мы не сможем договориться между собой, мы пропали! – воскликнула Мари. – У нас есть другой выход. Можно двигаться на юг – до островов у северного побережья Южной Америки.

Все трое начали внимательно изучать карту. Да, это, пожалуй, был единственный выход.

– Четыре узла в час, – прикинул Том. – У нас это займет дней пять, если, конечно, не попадем в шторм.

– Что для нас страшнее – шторм или английский порт? – Мари с вызовом посмотрела на мужчин.

Ответа не потребовалось. Теперь их курс лежал на юг.

В течение трех дней им сопутствовала удача, и эти три дня оказались бесценными: оставшиеся на корабле люди постепенно превращались в слаженную команду. Они привыкли добросовестно выполнять всю необходимую работу, регулярно вести судовой журнал, своевременно обращать внимание на сотни мелочей, без которых корабль давно бы пошел ко дну. Но главное, они осознали, сколь многому им еще предстоит научиться, и сами стали по нескольку часов в день уделять выполнению тех самых упражнений, которые прежде почти безуспешно заставлял их делать капитан Грегори.


На четвертое утро Мари разбудило какое-то смутное воспоминание, промелькнувшее во сне и тут же угаснувшее, – от него осталось лишь неясное чувство, каким-то образом связанное с теми местами, куда они направлялись. Она встала, зажгла фонарь и начала расхаживать перед большой картой. Одно из названий привлекло ее внимание. Орчилла… На Орчилле можно будет найти питьевую воду, как, впрочем, и на любом другом из полдюжины расположенных вокруг островков. Но тогда что же?

Бен! Вот кто говорил ей об этом острове. Кто-то из его знакомых пиратов там побывал: Лувто – так, кажется, его звали. Устав от пиратской жизни, он удалился на Орчиллу и поклялся прожить там остаток жизни. Если он еще жив, возможно, им удастся разыскать его.

Вне себя от волнения, Мари выбежала из каюты. Нэд и Пул стояли на вахте. Она кинулась к ним… и неожиданно почувствовала какую-то перемену.

Нэд сам уже направлялся к ней.

– Ветер дует с юга. Он усиливается.

– Что-то не нравится мне эта чертова погода, – услышали они сонный голос Тома Ганна.

В перемене ветра, которая могла означать приближение шторма, крылась для них главная опасность. Корабль уже и так едва продвигался вперед. Если все будет продолжаться в том же духе, им придется менять курс.

Волны вздымались все выше. Мари пришлось ухватиться за перекладину, чтобы сохранить равновесие.

– У нас есть три возможности: идти на восток, на запад или на север. Что вы скажете?

Ее помощники молчали.

– На востоке Ливордские острова и англичане, на западе мы можем не увидеть земли до самой Центральной Америки.

– А если на север? – спросил Нэд. – При таком ветре мы пойдем со скоростью шесть-семь узлов и попадем в Пуэрто-Рико.

– Но что, если через два дня ветер снова переменится? Тогда нам опять придется поворачивать.

– Что же ты предлагаешь? – Нэд уже начинал злиться. – У нас осталось всего семь дней.

– Держать тот же курс, сколько сможем. Я не собираюсь плыть в лапы к англичанам.

Мари попыталась утихомирить своих помощников:

– Как ты думаешь, Том, смогут наши люди удержать корабль в шторм?

Моряк некоторое время колебался, прежде чем ответить:

– Думаю, да, если только не дойдет до такого, как в прошлый раз.

– Значит, так мы и сделаем. Спустим все паруса, кроме кливера, и ляжем в дрейф, пока ветер не стихнет, а потом снова возьмем курс на юг. Что скажете?

Паруса хлопали все сильнее, корабль подпрыгивал на волнах, словно говоря о том, что решение нельзя откладывать.

– Согласен, – наконец произнес Том.

– Нэд?

– Вся проблема в этой чертовой воде. Придется сократить норму.

– Значит, три кварты в день еще два дня, потом, если шторм не утихнет, по две кварты.

– Я за этим прослежу. Сейчас созову всех.

На рассвете «Шпага Корнуолла» с подобранными парусами легла в дрейф.


Шторм продлился пять дней, а на шестой ветер переменился на северо-восточный, и они снова смогли взять курс к Южной Америке. У них оставалось всего сто двадцать пять галлонов воды; если повезет, они смогут достичь земли за два дня, но кто знает… К счастью, никто даже не пытался выпить больше положенной нормы. Мари это казалось чудом, за которое она втайне благодарила Бога.

– Эй! – Все взгляды обратились к грот-мачте. – Судно по правому борту!

Мари взглянула в подзорную трубу.

– Это «Нино Мунес», испанский торговый корабль с островов… У них наверняка достаточно воды.

– Вот только вряд ли они захотят с нами поделиться, – мрачно заметил Том Ганн.

– А кто их спросит! – вмешался Нэд. – У нас есть оружие, и преимущество на нашей стороне.

Мари поняла – в этот раз спорить было бесполезно. Торговцу придется выполнить их требования, хочет он того или нет.

На «Шпаге Корнуолла» быстро подняли английский флаг, чтобы никто не заподозрил неладное, и зарядили орудия; команда приготовилась открыть огонь по первому же сигналу.

Корабли быстро сближались. Прежде чем на «Нино Мунес» что-то заподозрили, их уже взяли под прицел. На воду были спущены две лодки с двадцатью моряками: одной командовал Том Ганн, другой – Нэд Слай. Мари стояла пригнувшись за спиной Тома.

– Мне не нравится, что вы тоже здесь. Это не место для…

– Женщины? А как насчет командира, Том?

Она попыталась поставить себя на место капитана испанского судна. Судя по всему, без боя он не сдастся. С другой стороны, какая разница – погибнуть сражаясь или умереть от жажды? Придется идти до конца. Главное – не выказывать страха.

– Джесс, подойдите поближе к Нэду.

Высокий моряк, единственный из всех хорошо говоривший по-испански, сразу повиновался.

– Похоже, они собираются арестовать нас. Какой сигнал для того, чтобы открыть огонь, Том?

– Я сказал Бену, чтобы ждал, пока кто-нибудь из нас не поднимет вверх пистолет.

– Прекратить грести. Подавайте сигнал!

Том побледнел.

– Мы слишком близко. Если они возьмут чуть ниже…

– Сигнал, черт возьми!

Том выхватил из-за пояса пистолет. Позади них с борта корабля открыли беглый огонь, и посыпавшийся град ядер поднял столбы брызг.

Все, кто был в лодках, почти одновременно пригнулись.

– Гребите! – закричала Мари. – Гребите быстрее!

Над ее головой пролетело пушечное ядро, и тут же посыпались щепки; с полдюжины ядер перелетело на палубу торгового корабля.

Дым еще не успел рассеяться, как обе лодки достигли борта «Нино Мунес». Подсаживая друг друга, моряки стали торопливо взбираться наверх.

Мари оказалась на палубе одновременно с Томом, и первое, что она услышала, были раздававшиеся отовсюду стоны раненых – протягивая руки к оставшимся в живых, они молили о помощи.

Она заколебалась. Если захват «Шпаги Корнуолла» и сражение с «Брестоном» означали для нее спасение собственной жизни, то здесь гибли ни в чем не повинные люди. Шпага в ее руке больше не казалась Мари изысканным украшением, предназначенным лишь для того, чтобы произвести впечатление, – она стала грозным оружием.

В тот же миг Мари вспомнила Мистере, сожженный дом отца. Шпага взметнулась вверх, и из ее груди вырвался боевой клич, леденящий кровь. Схватка началась.

Лишь когда капитан, стоя перед ней, бросил шпагу к ее ногам, Мари поняла, что битва окончена. Теперь они выживут.


Слишком дорогая цена, слишком много крови. Крики и стоны раненых… Мертвые тела… Мари ходила по палубе «Нино Мунес» как потерянная, глаза саднило от порохового дыма.

Как это могло произойти? Она мало что помнила с того момента, как перешагнула через борт, – просто сражалась за воду…

Двумя часами позже, с пятьюстами галлонами свежей воды на борту «Шпага Корнуолла» двинулась на юго-запад. Мари надеялась таким образом запутать следы: пусть капитан испанского корабля думает, что они держат путь в Атлантику. Скрывшись из виду, они вновь повернули на юг.

Команда была в восторге – теперь их запаса хватит еще на одиннадцать дней, а за это время они наверняка достигнут какого-нибудь берега.

Еще через час Мари уже знала все подробности того, что произошло на испанском корабле. Оказывается, они пополнили свои запасы не только водой. Нэд Слай обошел нижние палубы и проник в капитанскую каюту, где нашел то, что его интересовало, помимо воды и женщин, – золото. Пока все были заняты дракой, он с помощью Пула засунул ящик с золотыми монетами и слитками в один из бочонков. Шесть тысяч фунтов, если считать на английские деньги. Они стали богачами!

Мари слушала как завороженная. И в самом деле Божий дар. На эти деньги они смогут купить себе убежище, чтобы скрыться от английских властей. Она побежала к Нэду, который теперь занимал каюту первого помощника.

– Это правда?

Нэд, Том, Пул и еще три человека на секунду подняли на нее глаза, в то время как Хоуп даже не заметила Мари: она никогда в жизни не видела столько золота. Ящик стоял раскрытым на столе.

Нэд протянул Мари один из слитков.

– Вы когда-нибудь встречали что-нибудь лучше этого, капитан?

Мари повернула слиток и увидела на обратной стороне герб с именем Марсиа. Глаза ее расширились, она побледнела как полотно.

– В чем дело, Рейвен? – спросил Том. – Вы знаете, чье это золото?

– Наше! – расхохотался Слай.

– Нет, это золото Марсиа. Вы что-нибудь о нем слышали?

Мужчины покачали головами.

– Испанский дон и самый могущественный человек в этой части света. Он контролирует все побережье. Если он захочет вернуть свое, то ни перед чем не остановится, чтобы это сделать.

Нэд пожал плечами, и на лице его появилась зловещая усмешка.

– Пусть попробует. Не думаю, что это окажется так уж легко.

Том, по-видимому, был того же мнения.

– Те, кто попадает на испанские рудники, становятся настоящими рабами, их клеймят и калечат. Если этот ваш Марсиа – испанец, да к тому же еще и богач, он хуже, чем пират, и заслужил, чтобы у него отняли это золото.

Хоуп неожиданно рассмеялась:

– Пираты! Да ведь это же мы, вы что, не понимаете?

Только теперь до Мари наконец дошел смысл произошедшего. Никто из них не собирался становиться пиратом; даже в самых диких фантазиях им это не приходило в голову. Все они – обычные люди, которых насильно загнали на корабль, после чего они постоянно мечтали только об одном – поскорее вернуться к женам и детям. Даже после захвата корабля они считали себя достойными людьми, с которыми обошлись несправедливо и которые взяли свою судьбу в собственные руки. Они хотели только одного – свободы, возможности не хуже других прожить свою жизнь и достойно умереть.

Теперь все это было в прошлом.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава 14

Они увидели землю на четвертый день при восходе солнца. В туманной дымке на юго-востоке показались скалистые островки, обозначенные на карте как Лос-Рокес. Остров Орчилла должен был находиться в пятидесяти милях к востоку, а это означало еще всего лишь один день пути.

Утром следующего дня с мачты раздался долгожданный возглас:

– Земля!

Это было то самое место, к которому они так долго стремились, однако все отлично понимали, что теперь им требуется крайняя осторожность. Как только зеленые деревья острова показались вдали, Том приказал зарядить орудия. Но все это оказалось лишним: ни на южном, ни на восточном побережье они не заметили ни одной живой души.

Наконец они решили бросить якорь в некоем подобии гавани в юго-западной оконечности островка, однако сначала Мари сама взобралась на реи и внимательно осмотрела побережье. Не заметив ничего подозрительного, она отдала приказ одной из лодок подойти к берегу, но лишь для того, чтобы наполнить две бочки водой из родника. Затем они выставили часовых и решили дождаться следующего дня для более детального осмотра острова.

Утро занялось ясное, полное волнующих ожиданий. На воду спустили два шлюпа, и Мари с пятнадцатью матросами двинулись по зеркальной глади бухты к песчаному пляжу, за которым начиналась ровная линия леса.

* * *

Впервые за четыре месяца их обступила абсолютная тишина. Ни скрипа, ни плеска волн… Они стояли в центре небольшой травянистой поляны; пот струился по их лицам. Не было слышно даже пения птиц. Эта тишина начинала действовать на нервы, и от этого все непроизвольно сбились в тесный кружок.

– Ш-ш-ш! – Шелби приложил палец к губам. – Кто-то приближается, капитан.

Обернувшись, они увидели вдали человека в рваных парусиновых выгоревших бриджах и в широкополой шляпе из бамбука, закрывавшей его шоколадного цвета лицо.

Индеец остановился примерно в десяти шагах от моряков, зубы его сверкнули в улыбке.

– Добро пожаловать, – произнес он на ломаном французском языке.

Мари попыталась выйти вперед, но Нэд Слай удержал ее:

– Мне это не нравится, капитан.

– Все в порядке, Нэд. Он нас просто поприветствовал.

Индеец посмотрел на Мари недоуменным взглядом, по-видимому, пораженный тем, что видит женщину, одетую в мужской костюм, да еще с оружием в руках.

– Благодарю вас. – Голос Мари отчетливо прозвучал в тишине. – Я ищу капитана Лувто. Он живет здесь?

Индеец немного подумал и в конце концов ответил вопросом на вопрос:

– Англичане, испанцы, датчане?

– У нас есть черный флаг, но нет родины.

– Это хорошо. – Незнакомец снова улыбнулся. – Идите за мной. – Он повернулся и исчез за деревьями.

Обливаясь потом и проклиная назойливых насекомых, они вслед за индейцем обогнули западный мыс, прошли мимо потухшего вулкана к южному побережью, и когда остановились, то даже не сразу поняли, что путь окончен. Поляна, на которой они теперь находились, в точности напоминала предыдущие, за исключением того, что на ней, скрывшись под деревьями, в нескольких ярдах от берега стояла соломенная хижина.

Мари обернулась к индейцу, однако тот словно растворился в густой листве. Они остались одни.

– Дело все хуже и хуже, капитан, – прошептал Нэд. – Неизвестно, что нас еще ждет.

– Я сейчас попробую это выяснить, а вы станьте полукругом и не двигайтесь с места. – Мари сделала глубокий вдох и направилась к хижине.

Свернув за угол, она остановилась: прямо перед ней на большом пне сидел человек с лицом, похожим на кору старого дерева из-за избороздивших его морщин. На мгновение ей даже показалось, будто это скульптура, вырезанная из дерева…

Неожиданно человек поднялся, и только тут Мари поняла, что он… слепой! Молочно-белые глазницы невидяще смотрели прямо на нее.

– Добро пожаловать, капитан, – проговорил хозяин хижины неожиданно чистым и звучным голосом, на таком же ломаном французском, что и индеец. – Простите меня за этот не слишком радушный прием – на Орчилле мои собратья давно уже не останавливаются.

– Так вы действительно капитан Лувто?

Ее собеседник рассмеялся от удовольствия.

– Джамил – друг того, кто привел вас сюда, рассказал мне о корабле без флага. – Лувто сделал осторожный шаг вперед и неожиданно чертыхнулся. – Проклятие! В такие моменты, как сейчас, я готов заплатить любую цену золотом за то, чтобы снова стать зрячим. По вашему голосу я чувствую, что вы поразительно красивая женщина. Подойдите ближе, дотроньтесь до старика – такого со мной не случалось уже тысячу лет.

Поколебавшись несколько секунд, Мари все же решила исполнить просьбу старого пирата и, подойдя, вложила пальцы в его руку. Он сжал их с такой неожиданной силой, что она поморщилась от боли.

– А откуда такая красавица знает Лувто?

– Меня зовут Мари… То есть капитан Рейвен. О вас я слышала от вашего старого товарища и моего учителя Луи Бена.

Костлявые пальцы мгновенно разжались, и Лувто снова расхохотался высоким, пронзительным, почти безумным смехом.

– Бен – Черное Сердце? Так вот оно что! Ну что же, красотка… или, точнее, капитан, – добро пожаловать на Орчиллу. Джамил!

Из-за деревьев показался туземец в сопровождении давешнего индейца и еще двух десятков своих сородичей, вооруженных пиками, которые они, судя по их виду, в любой момент были готовы пустить в дело.

Пираты, не понимавшие слов Лувто, но зато сразу оценившие численность противника, быстро отступили назад и вытащили пистолеты, но Мари, переведя им то, что сказал Лувто, приказала спрятать оружие.

– Джамил, фруктов, мяса для наших гостей! Да не забудь свежей воды. Я так давно не встречал друзей!


Луна бледным янтарным шаром освещала набегавшие на берег волны. Мари проснулась от привычного кошмара: горели корабли и дома, гремели выстрелы. Она огляделась. Немного поодаль на песчаном пляже спала ее команда. Лувто сдержал слово: на Орчилле, где они провели уже две недели, им оказали необыкновенное гостеприимство. За это время матросы привели корабль в порядок и починили паруса. Теперь они могли снова отправляться в путь. Мари с самого начала не сомневалась, что в конце концов им придется покинуть гостеприимный остров – их было слишком много, чтобы прокормиться здесь. Но где найти безопасное место?

Неожиданно ее окликнула Хоуп Деферт:

– Ты чего не спишь, цветочек? Все в порядке?

– Я… я не знаю.

Хоуп понимающе кивнула:

– Все проклятый остров. Дружеский он или нет, но этот сморщенный паук и его дружки-людоеды покоя мне не дают.

– О них можешь больше не волноваться.

– Значит, снимаемся с якоря?

– Завтра с утра, как только наполним бочки свежей водой и запасем побольше еды.

– Вот и хорошо, а то слишком мы здесь засиделись.

Когда Мари уже засыпала, Хоуп вдруг вспомнила:

– Эй, а куда же мы направимся?

Мари открыла глаза и посмотрела на небо. Наверное, это звезды поведали ей, где искать истину.

– Мистере… Мистере.


Ее возбуждение передалось другим членам команды, и с первыми лучами солнца на берегу началась кипучая деятельность.

Мари стояла на песчаной полосе пляжа, наблюдая, как Том Ганн и еще несколько матросов загружают продовольствие в последний шлюп. Лувто, подняв изборожденное морщинами лицо, слушал, как качается на якоре их корабль.

– Выходит, теперь Панамский канал?

– Да, – ответила Мари, надеясь, что старик не почувствует лжи в ее голосе. В сложившейся ситуации она не могла довериться никому, даже этому человеку.

– Вам, конечно, захочется сразу взять курс на запад, но лучше сначала проплыть немного на север. И не забывайте об испанских военных кораблях. На вашем месте я бы поднял английский флаг, так безопаснее: люди Марсиа наверняка рыщут по всему побережью на западе. Если тот испанец, у которого вы взяли золото, вернулся на Баранкиллу, за вами уже выслали погоню. Английский флаг может сослужить вам хорошую службу: Марсиа, возможно, не решится вызвать гнев англичан, хотя с ним ничего нельзя знать наверняка.

Марсиа… Капитан Солиа… Она все это время старалась забыть о них, но судьба словно нарочно делает так, что их пути пересекаются.

Мари не заметила, как подошел Том Ганн.

– Все готово к отплытию, капитан.

Усилием воли она заставила себя вернуться в настоящее. Когда они окажутся дома… Тогда можно будет подумать о мести.

Мари обернулась к Лувто и взяла его руку.

– Мы покидаем вас, капитан. Благодарю за надежное убежище и за гостеприимство.

– Попутного ветра, капитан Рейвен. Если увидите Бена Черное Сердце, скажите ему, что Баптист Лувто… Впрочем, не важно. Я сам скоро увижусь с ним в аду и все ему расскажу.

Паруса подняли дружно и быстро. Снявшись с якоря, корабль вышел из маленькой бухты и заскользил по гладкой воде. Мари оглянулась назад и украдкой смахнула слезу. На краю острова, составлявшего всю его вселенную, подняв руку, словно посылая им прощальный привет, в одиночестве стоял легендарный пират Лувто.

Глава 15

Ветер пел в парусах, и весь корабль подрагивал, покачиваясь на сверкающей сапфировой воде. Время от времени вдалеке мелькали мачты других судов. В таких случаях Нэд Слай, Джесс или юный Шелби, мечтавшие о новых захватывающих приключениях, умоляли Мари пуститься в погоню, однако каждый раз она отвечала категорическим отказом. Теперь она думала только о Мистере. Однажды ей удалось подслушать, как Нэд жалуется товарищам на то, что капитан Рейвен совершенно равнодушна к содержимому проплывающих мимо испанских кораблей, полных золота и серебра.

Ночью Мари не могла заснуть. Марсиа… Жестокий зверь, скрывающийся под личиной джентльмена. Капитан Солиа… Просто настоящее чудовище. Мертвецы на Мистере… Пепел. Вот чем закончились ее мечты.

День проходил за днем. Дети Нептуна безмятежно играли в глубине. Некоторые рыбки взлетали высоко вверх на пенящихся гребнях волн. Однажды они проплыли мимо мамы-кита с китенком, которые нежились на солнышке. Трое дельфинов некоторое время плыли за кораблем, веселя моряков уморительными трюками. Часть ночей они провели на палубе, приятно возбужденные ромом из личных запасов Грегори.

Неожиданно Нептун разгневался, и налетел шквал. Они быстро спустили все паруса. Корабль подбрасывало и швыряло на волнах, он скрипел и содрогался, не в силах противостоять власти обезумевшей стихии. Мари не жаловалась. Каждый рывок корабля приближал ее к Мистере.

Шторм прекратился так же внезапно, как и начался; из-за рваных облаков показалось лазурное небо. Белые обрывки умчались на запад, паруса натянулись. Корабль следовал за ветром.

– Земля!

Мари выбежала на палубу. Шелби с верхушки мачты указывал куда-то влево. До этого они уже дважды приближались к земле и, разочарованные, поворачивали обратно. В первый раз это оказалась Ямайка, от которой им пришлось бежать, как от чумы, а потом они взяли слишком резко на север и наткнулись на Большой Кайман. Там под покровом темноты несколько матросов пробрались на остров и наполнили бочки свежей водой, а к утру они снова вышли в море, держа курс на юго-запад.

– Эй, на палубе! Три румба по левому борту!

Это должен быть он! Мари показалось, что сердце сейчас выскочит у нее из груди. Она поспешила к штурвалу.

– Том, готовь орудия.

Самый воздух, казалось, искрился от возбуждения. С палубы уже бежали готовить шестифунтовики, выкатывали двенадцатифунтовые пушки. Они уже давно не помышляли о том, чтобы зайти в гавань без подобных предосторожностей.

Полчаса спустя, когда остров стал виден с палубы, Бен Тримэйн подбежал к Мари.

– Это он, капитан Рейвен?

Не более чем в пяти милях, остров лежал в туманной дымке, словно слеза, упавшая в Карибское море. Женский лик, загадочный, как будто вырезанный на скале то ли человеческими руками, то ли самой природой.

– Это он, Мистере… – прошептала Мари.


Едва они вошли в бухту, как туман рассеялся – словно занавес раздвинулся. Мари в изумлении сжала руками перила борта. Там, где когда-то оставались лишь пепел и развалины, сейчас бурлила жизнь. Вдали виднелись возделанные цветущие поля.

Четыре корабля без опознавательных знаков стояли на якоре. Не такие прекрасные, как ее корабль, однако пушек у них наверняка побольше, не говоря уже о том, что всей ее команды не хватит, чтобы одновременно держать в действии сорок орудий.

В этот самый момент на двух кораблях открыли орудийные борта, показались пушечные жерла, направленные прямо на нее. Может быть, не стоило так спешить… Но теперь отступать было поздно.

Над гаванью нависла зловещая тишина. «Шпага Корнуолла» едва продвигалась вперед. Тем не менее никто не стрелял, и ни на одном из кораблей не было видно ни души. Больше ждать нельзя.

– Якорь. Спускайте паруса.

Следующие десять минут прошли как во сне. Она видела, как один за другим исчезают паруса. Корабль становился на стоянку.

Матросы спустились к орудиям по правому борту. Казалось, напряжение усиливалось вместе с жаром палящего тропического солнца. Если бы только знать, что их ждет. Никто не решался сделать первый шаг.

Мари стояла на юте, пытаясь разгадать сложившуюся ситуацию. Раньше на остров заходили только те пиратские корабли, которые были здесь хорошо известны; теперь же их с разных сторон встречали шестьдесят две пушки. Под таким огнем «Шпаге Корнуолла» не выстоять.

Прошло четверть часа, но ситуация не изменилась ни на йоту. Мари потянулась за подзорной трубой. Металл так нагрелся на солнце, что ей пришлось отдернуть руку. Проклятие! Как они смеют так обращаться с ней! Мистере – ее родной дом! Ее захлестнул гнев.

– Шелби, пойди передай Тому, чтобы поднял флаг.

– Да, капитан. А… какой?

– Черный, черт тебя побери. Только аккуратно. Мы выясним, кто они такие, и покончим с этим.

Команда поняла ее без слов: все быстро заняли свои места и затихли. Двадцать пушек против шестидесяти двух… Не очень-то здорово. И людей недостаточно для того, чтобы все их вовремя перезаряжать.

Черный флаг медленно пополз вверх и наконец остановился, лениво трепыхаясь на ветру. Вначале ничего не произошло. Все сжались в ожидании града ядер. Затем раздался гул, словно от скрипа тяжело груженных телег. Они убирают орудия! На всех четырех кораблях орудийные борта поднялись почти одновременно, затем на палубах показались человеческие фигуры. Матросы спускались в лодки и возвращались на берег.

На «Шпаге Корнуолла» вздохнули с облегчением – похоже, опасность миновала; все стали лихорадочно готовиться к высадке. Никто не скрывал своего возбуждения. Мари же, стоя на мостике, рассеянно глядела вдаль и думала о том, что Мистере действительно загадочный остров.


Увидев, как вновь прибывший корабль поднял черный флаг, почти каждый из обитателей Мистере вздохнул с облегчением. Теперь можно было спокойно оставить на полках контрабандные товары и отложить приготовленное оружие. Все высыпали из домов на берег, чтобы поглазеть на гостей, которые уже спустили шлюпки и плыли к берегу.

Бена Тримэйна, Пула и еще с десяток моряков оставили на корабле до тех пор, пока положение прибывших не определится окончательно. С каждым взмахом весел сердце Мари билось все сильнее. Берег приближался, и она уже видела за деревьями свой дом. Он все еще стоит! Мари с трудом проглотила горячий комок в горле и решительно пробралась на нос шлюпки.

На берегу изумленно затаили дыхание. Это не обычный пират… Потрясающая красавица в мужских бриджах и ослепительной шелковой блузе. Ярко-красный шарф на голове едва сдерживал ее иссиня-черные кудри.

Шлюпка уткнулась носом в песок, и Мари легко выпрыгнула на берег. Том Ганн и Нэд Слай вышли вслед за ней.

– Кто вы? – послышалось из толпы.

– Члены великого братства, такие же как и вы.

Хоуп с трудом выбралась на берег; ее пышная грудь колыхалась при каждом движении.

– Она говорит, члены братства, но мне-то всегда больше нравились сестры, чем братья, – заметил кто-то под дружный хохот собравшихся. – А другие вроде не так выглядят. Может, они там что-то скрывают? Поищем?

– Хочешь начать с меня? – Том Ганн вышел вперед и распрямился во весь свой огромный рост.

– Кто ваш капитан? Во всех тавернах только и говорят о разбойнице, захватившей один английский корабль и взявшей на абордаж другой.

– Я – та самая женщина. – Как же, оказывается, быстро распространяются слухи. У нее уже есть неплохая репутация. – Будем знакомы – капитан Мари Рейвен.

Гул прошел по толпе, и в этот момент вперед выступил небольшого роста турок с двумя пистолетами за поясом.

– В таком случае – добро пожаловать. Меня зовут Рамад. Вы все здесь такие же желанные гости, как и остальные. Когда найдете пристанище для себя и своих людей, милости просим отобедать с нами в порту. Возможно, у вас есть новости, которых мы еще не знаем. А пока располагайте своим временем по собственному усмотрению. На этом острове действует только один закон – верность братству пиратов и честных грабителей.

В толпе снова раздался громкий смех, послышались радостные возгласы. Словно старые добрые друзья, все вместе двинулись по улицам Ла-Каше. Не один мужчина жадно поглядывал на стройную фигуру Мари, однако все тут же отступали перед яростным взглядом Тома и зловещей усмешкой Нэда.

Днем начался настоящий праздник, все разбрелись по тавернам и пивным – наслаждаться ромом и задушевными разговорами. Мари, Том и Нэд остались за столиком в таверне под соломенной крышей. Воспоминания нахлынули на Мари с новой силой. Свежий хлеб… Хрустящая корочка золотится на солнце. Смех детей… Пьянящий аромат фруктов – бери сколько хочешь. Запах сочного мяса, жарящегося на открытом огне. Это было всего пять лет назад…

Несмотря ни на что, Мистере возродился из пепла – значит, она тоже сможет… Мари мечтательно улыбнулась своим мыслям, и глаза ее вспыхнули надеждой.


Мари шла по старой знакомой тропинке к своему дому. Сколько раз представляла она себе этот момент! Задохнувшись от нетерпения, она побежала, оставив удивленных спутников позади, – ей хотелось поскорее увидеть то место, где когда-то любил сидеть отец…

Вот он, дом ее юности, точно такой же, каким она его помнила. Правда, стены немного потемнели после пожара, зато крыша была заново покрыта соломой, как это делали всякий раз, когда в дом въезжали новые жильцы.

– Минутку, мисс.

Из-за угла вышел плотный человек, по виду настоящий пират; черная повязка на одном глазу и золотая серьга в ухе еще больше подчеркивали принадлежность его к свободному морскому братству.

– Можно узнать, куда вы направляетесь?

– Это мой дом.

– Черта с два! – Мужчина подошел ближе, чтобы лучше рассмотреть эту странно одетую женщину. Глаза его задержались на ее груди, скользнули вниз по стройным бедрам, одетым в тугие бриджи. – Лакомый кусочек. Для вас я готов и потесниться. Может, хотите на мою кровать?

Он потянулся к ее руке. Мари среагировала мгновенно – стальное лезвие кинжала сверкнуло прямо перед его носом. Пират отступил, онемев от изумления, и в этот момент во двор ворвалась вся ее команда, с саблями наголо.

– Черт меня побери…

– Я капитан Рейвен, – твердо произнесла Мари. – Это мои люди, а это дом, где я родилась и выросла.

От такого неожиданного поворота событий незнакомец совсем растерялся:

– Но… это невозможно. Мы все здесь привели в порядок…

– Я оплачу ваши хлопоты золотом.

– Нам не нужно ваше золото, – раздался позади женский голос.

Мари резко обернулась. В дверном проеме в горделивой позе стояла стройная мулатка, а рядом с ней слуга-метис в брюках из грубой шерсти держал в руках мушкет.

Что-то в этом человеке показалось Мари странно знакомым.

Женщина уверенными шагами прошла вперед.

– Глядите-ка, Форликар растерялся! Сейчас все умрут со смеху.

Форликар нахмурил брови. Подумать только, женщина дважды прервала его, да еще угрожала ему шпагой, а теперь еще Армид насмехается над ним!

– Клянусь самим дьяволом…

Он двинулся к Мари, и тут же Том Ганн подошел и встал рядом с ней.

– Вам придется драться со всеми по очереди.

– Томас! – раздался высокий голос мулатки. – Если эти люди не бросят оружие, убей их капитана.

Последнее слово она как будто выплюнула с отвращением.

Моряки испуганно переглянулись: они понимали, что никто из них не успеет прикрыть Мари.

– Не беспокойтесь, он не станет стрелять в меня.

– Делай что приказывают! – Голос мулатки дрожал от возбуждения.

– Томас, неужели ты не узнаешь меня? Или я так изменилась за пять лет? Да, я долго отсутствовала, но ты ведь не забыл свою Мари, не правда ли?

Зрачки метиса неожиданно расширились, словно он увидел привидение.

– Стреляй! – закричала мулатка. – Убей ее, тупица!

Однако вместо того чтобы выполнить приказание, Томас выронил мушкет и опрометью помчался к зарослям деревьев.

– Да постой же! – отчаянно закричала Мари ему вслед.

Армид потянулась за брошенным мушкетом, но кто-то тут же подставил ей подножку, и она упала на землю. Команда сгрудилась вокруг своего капитана.

– Этот дом принадлежал моему отцу, и я собираюсь его вернуть; так что убирайтесь отсюда, и поскорее.

Под давлением превосходящих сил противника Форликар был вынужден отступить: небрежно засунув руки за пояс, он удалился, не говоря ни слова. Ничего, потом за него все скажут его кулаки и сабля…

Армид вскочила на ноги.

– Вы еще за это заплатите! Когда капитан Брэнд вернется с охоты, он прикажет высечь вас плетью! – презрительно бросила она.

Мари с трудом удержалась на ногах.

– Брэнд? – Все поплыло перед ее глазами, и ей пришлось прижаться к Тому, чтобы не упасть. – Джейсон Брэнд? Вы его знаете?

Армид гордо выпятила грудь, так что блуза туго натянулась на сосках.

– Знаю, и очень даже хорошо.

Смысл ее слов не укрылся от Мари.

– В таком случае передайте вашему капитану, – она едва сдерживала себя, – что, если он пожелает, я с удовольствием представлю ему все доказательства моего права собственности, какие только потребуются.


За годы пыли здесь прибавилось, зато те немногие драгоценности, которыми владел Жан Рейвен, разумеется, были украдены. Сохранилась лишь одна из поделок отца – тяжелый резной столик, каким-то чудом уцелевший во время пожара; вся остальная мебель была новой, грубо сколоченной. Мари бродила по дому бесшумно, как привидение, в то время как ее команда устроилась внизу. Хоуп вызвалась подмести полы, после чего поставила кипятить большой железный чайник.

Мари остановилась. Вот и отцовская комната. Теперь ее занимает Джейсон. Его ботинки, рубашка. И еще – смятая постель…

– Капитан, люди хотят пойти в город.

Она даже подскочила от неожиданности, услышав слова Тома Ганна.

– Хорошо, пусть идут. А как насчет охраны корабля?

– Все улажено. Нэд наверняка клянет меня на чем свет стоит. Сегодня ночью он на вахте с десятком надежных парней, а завтра моя очередь.

Мари кивнула и подошла к окну; порыв теплого морского ветра взметнул прядь черных вьющихся волос.

– Здесь тоже надо оставить охрану. Двоих, я думаю, хватит.

– Уже сделано, капитан.

– Тогда отправляйтесь, да не теряйте друг друга из виду; мало ли какие могут быть неприятности…

– Ну, с этим мы справимся шутя. Да, вот еще что: я пристроил к окну в передней комнате пистолет – только нажми курок, и мы примчимся. – Том направился было к двери, но вдруг оглянулся и замедлил шаг: – Может быть, мне остаться здесь, с тобой?

– Нет-нет, иди. Я сумею за себя постоять.

– И все-таки будь осторожна.

Том вышел, и Мари снова осталась одна. Джейсон на Мистере… Как он здесь оказался? Это судьба. Сердце ее учащенно билось, тело обдало жаром.

И вдруг она словно очнулась. Он ее использовал, а потом предал!

– Цветочек! Тюльпанчик мой!

Мари вздрогнула.

– Я не хотела тебя пугать, дорогая. – Хоуп, покачиваясь, проплыла по комнате, держа в одной руке чашку, а в другой – вазу с фруктами; щеки ее раскраснелись.

– Я думала, ты ушла вместе со всеми.

– На сегодня с меня мужиков достаточно. – Хоуп удовлетворенно вздохнула, опустилась в кресло и указала на фрукты: – Прямо с дерева! – Она подняла чашку. Ярко-красное вино выплеснулось ей на руку и на платье. – Кто-то позаботился оставить в кладовой тьму-тьмущую полных кувшинов. Добрая душа, спасибо ему.

Мари улыбнулась. Хорошо, что Хоуп здесь – с ней не затоскуешь. Ну где еще капитана пиратов называют «цветочком» и «тюльпанчиком»? А все-таки подумать только, какое странное собрание человеческих особей привезла она на Мистере, включая и ее самое.

– Рейвен! Капитан Рейвен!

Мари застыла. Он здесь, это его голос! Что она скажет ему?

– Ах… дьявол! – пробормотала Хоуп.

Мари подошла к предусмотрительно закрытому ставнями окну и выглянула в щель. Вооруженный отряд с факелами приближался к дому. Один из подошедших вышел вперед, и ветер взметнул гриву золотисто-рыжих волос.

– Я принял ваше великодушное приглашение, капитан Рейвен, и решил нанести вам визит, чтобы уладить все наши дела. – Словно угадав ее мысли, он продолжал: – Ваши друзья в городе, а те, что остались, спят мертвым сном после хорошей попойки.

Его спутники угрожающе засмеялись и подошли ближе. Мари сразу узнала турка и того второго, Форликара. Мулатка Армид горделиво выступала впереди.

Она почувствовала, что ей не хватает воздуха, и бессильно закрыла глаза. Хоуп взвела курок пистолета.

– Нет! – коротко приказала Мари. – Оставь это.

Женщина со вздохом подчинилась, и тут снаружи снова раздался голос Джейсона.

– Матросская шлюха, которая угоняет английские корабли и занимает чужие дома, – хотел бы я на нее взглянуть, – намеренно громко обратился он к своим товарищам.

Снова послышался смех. Вся дрожа от ярости, Мари рванулась к двери и распахнула ее. От неожиданности Джейсон отступил на шаг и прищурился: он, по-видимому, не узнал ее.

– Действительно красотка. Тем лучше для тебя, иначе бы я не стал с тобой церемониться. Рамад уже сказал мне, что такую кралю убивать жалко, да и Форликар тебя нахваливал. К тому же у меня сегодня хорошее настроение, и выгонять вас силой мне не хочется. Идите и поищите какое-нибудь другое пристанище для себя и своей команды.

– Этот дом и плантация мои.

Джейсон напряженно всматривался в тень, где стояла Мари. Наконец на лице его что-то промелькнуло, однако он отогнал воспоминания прочь.

– По какому праву они твои?

– По праву рождения. Но дело даже не в этом. Я уверена, вы без боя оставите все свои притязания на этот дом и на земли, так как это ничтожная цена в обмен на то, что я дала вам.

– Ничтожная? Это похоже на загадку. Так что же такое вы мне дали?

Мари вышла на свет, сняла ярко-красную ленту с головы, и ее волосы рассыпались по плечам.

– Жизнь.

Лицо Брэнда застыло, словно некий волшебник в одночасье превратил его в мраморную маску. Наступила мертвая тишина.

Рамад вышел вперед.

– Капитан…

– Оставьте нас, – послышался в ответ хриплый шепот. – Идите в город и найдите другое жилье.

Армид со змеиным шипением метнулась к Мари, выставив вперед кинжал, но Рамад удержал ее. Спутники Джейсона растерянно озирались, не понимая, что происходит с их капитаном, но Брэнд молчал, не обращая внимания на поднявшийся позади него глухой ропот.

– Оставьте нас, – повторил он наконец, повысив голос. – Ждите меня в пивной Кэрона.

Спутники Джейсона, следуя знаку Форликара, поспешно скрылись между деревьями; Рамад тащил упирающуюся Армид, на ходу выкрикивавшую яростные ругательства.

Шотландец не отрываясь смотрел на поразительно прекрасную женщину, которую когда-то любил, и Мари непроизвольно отметила морщины, оставленные временем и невзгодами на его холеном аристократическом лице. Ни один из них не произносил ни слова; они словно снова переживали свою первую встречу. Тогда все было иначе, и они, не думая ни о чем, кинулись в объятия друг другу. Сейчас их разделяла боль. Джейсон протянул руку к ее щеке, словно для того, чтобы убедиться, что она реальная, живая…

Нет! Взгляд его наполнился ледяным холодом, челюсти сжались, и рука остановилась, так и не дотронувшись до нее. Мари содрогнулась, голова ее кружилась. Зажмурившись, она прислушивалась к удаляющимся шагам Брэнда. Он снова исчез из ее судьбы, и скорее всего на этот раз окончательно.


Том Ганн, первым ворвавшийся на поляну, увидев, что она жива и невредима, остановился и перевел дух. Однако Мари словно не слышала топота бегущих по дорожке людей, не видела их тревожных взглядов. Войдя в дом, она заперлась в комнате отца и без сил опустилась на кровать, от которой еще пахло чужой любовью. Страшное, всепоглощающее чувство потери нависло над ней, из глаз хлынули жгучие слезы, и долго еще тело ее сотрясалось от безудержных рыданий.

Глава 16

Рамад наблюдал за тем, как в небе одна за другой гасли звезды. Близился рассвет. Невдалеке послышался легкий звук шагов, и он мгновенно насторожился, но тревога оказалась напрасной – это была Армид, прекрасная и загадочная. Его тянуло к ней, как мотылька к огню, однако никто не должен был знать об этой его слабости. Та, которая может видеть будущее, заслуживает уважения. Другие смеются над этим ее даром, но ведь он сам, объезжая бескрайние пустынные земли Востока, проникал в суть того, что только должно было произойти.

– Отчего не спишь, красавица?

Армид вздрогнула. Как этот человек мог узнать ее, даже не обернувшись?

– Ты тоже не спишь… – Она подошла ближе. – В таверне слишком жарко.

– А в постели слишком одиноко?

– Хватить насмехаться надо мной!

– Прости, я не хотел тебя обидеть, – искренне произнес Рамад.

– Я нигде не могла его найти. Скажи, Рамад, ну почему он не убил ее? Этого я не могу понять. Отправил нас всех в таверну, в которой воняет и кишат вши, и вернулся к ней…

– Ты зря спрашиваешь. Никто, ни один человек не может сказать, почему Джейсон Брэнд поступает так, а не иначе. Другой вопрос – что теперь делать нам?

Из таверны позади них донесся чувственный смех.

– Еще не утро… – Это прозвучало как приглашение.

– Уже почти утро, Армид. Солнце сейчас взойдет.

– Откуда ты знаешь?

Она искренне удивлялась его поведению. Как может мужчина отказываться, когда она предлагает ему свое тело?

Рамад подошел ближе, вытянул нитку из ее белой хлопковой блузы, потом черную – из своего поношенного черного сюртука.

– В моей стране говорят, что утро наступило, когда можно различить разницу между белой и черной нитками.

– Я тебя не понимаю!

Он бросил нитки на песок.

– Ночью ты можешь быть какой угодно, как и все женщины, но утром не можешь скрыть свою любовь к Джейсону Брэнду. Перед лицом этой любви все остальные мужчины должны довольствоваться прекрасной оболочкой – твоим телом. Мне этого недостаточно, Армид. Может быть, когда-нибудь настанет день, когда ты переступишь через свое уязвленное тщеславие и признаешь, что он тебя не любит, – вот тогда я приду к тебе.

Он перехватил ее руку, прежде чем она успела вцепиться острыми ногтями ему в лицо.

– Ах ты, грязная турецкая свинья!

Армид вырвала руку и побежала по направлению к городу. Тяжело дыша, она ворвалась в пивную Кэрона, где в зале сидели моряки с «Баньши», некоторые в обнимку с женщинами, другие в одиночестве. Вот она наверху – комната, где Армид обычно ждала Джейсона. Теперь его там, конечно, нет.

Один из матросов, разбуженный ее появлением, медленно открыл сонные глаза.

– В чем дело? Что-то случилось?

– Капитан Брэнд заходил сюда?

Моряк беспомощно развел руками. В следующий момент на лице его появилась понимающая усмешка.

– Может, я его заменю, а?

Взгляд, который бросила на него Армид, не оставил пьянице никакой надежды, и он, комично разведя руками, снова потянулся к кувшину с пальмовым вином.


– Яйца, черт меня побери, настоящие яйца!

Сияя от удовольствия, Нэд Слай набросился на блюдо с едой. Остальные уже поели и теперь столпились вокруг стола, с интересом наблюдая за ним. Нэд положил с полдюжины вареных яиц на свою тарелку и начать разминать их, перемешивая дымящиеся желтки со свежим хлебом.

– Достаточно? – вежливо спросил Том, поднося Нэду очередное блюдо. Тот, не заметив иронии, благодарно кивнул и положил себе на тарелку еще пару яиц.

– Спасибо, Том, дружище! – Он с блаженным видом принялся за еду. Гиганту на завтрак осталось всего два яйца.

Первым не выдержал Шелби. Вскоре все уже покатывались со смеху, не в силах остановиться. Нэд, не сразу поняв, в чем дело, удивленно вскинул глаза… и встретил ледяной взгляд Тома.

Положение спасла Хоуп, появившаяся с новым блюдом, полным лакомства, которого они не пробовали уже несколько месяцев.

Поставив еду на стол, она присела на скамью.

– А как насчет Джузеппе? Он сегодня выйдет в город?

Бен Тримэйн, допив свой кофе, нехотя ответил:

– Мы пытались его уговаривать, но он и слышать ни о чем таком не хочет. Ноги его не будет в пристанище пиратов – таково его решение. Джузеппе боится, что если Грегори его найдет, то может подумать, что он тоже мятежник.

– Но если он просидит все время на корабле, это ему тоже не поможет, – презрительно фыркнула Хоуп. – Все равно его повесят вместе с остальными.

Пул невесело рассмеялся:

– Он уже принял меры предосторожности: вчера ночью забрался в нашу кладовую и утащил кандалы, теперь прячет их около своей койки. Если корабль захватят, он себя закует, чтобы все подумали, будто мы удерживаем его насильно.

– Точно. Дня не проходит, чтобы этот мясник не вспоминал о веревке и виселице.

В комнате повисла угрюмая тишина – видимо, каждый в этот момент подумал о длинных руках английского правосудия. Лишь Хоуп не поддавалась общему настроению. Будь она проклята, если позволит страху отравить ей жизнь.

– Пусть Грегори сначала нас найдет, а уж я его встречу как полагается: перережу ему кое-что… не веревку, конечно.

Эта угроза рассеяла мрачную атмосферу, и все заулыбались, а Нэд даже подмигнул Хоуп:

– Держу пари, тебе для этого и ножик не понадобится. Зубами перекусишь.

Другая женщина, возможно, покраснела бы, но не такова была Хоуп – она, не раздумывая, швырнула в Нэда глиняной кружкой. Моряк пригнулся, и кружка, ударившись о стену, разлетелась вдребезги. Когда Хоуп стала угрожающе подниматься со скамьи, Нэд под дружное улюлюканье товарищей пустился наутек, сам покатываясь со смеху. Хоуп, смешно переваливаясь, ринулась за ним.

Внезапно моряк остановился, внимательно вглядываясь в тропинку, ведущую вверх к дому Мари.

– Смотри-ка, это капитан, вон там, верхом на лошади. Интересно, куда это она направляется?

Все, повскакав с мест, сгрудились у двери и, отчего-то притихнув, смотрели вслед всаднице до тех пор, пока она не скрылась между деревьями.


Крепкая упитанная кобылка легко поднималась по склону. Знакомые, родные места. Мари остановилась у высокой пальмы, на которую взобралась пять лет назад и с которой впервые увидела горящий город. Казалось, здесь, наверху, ничего не изменилось…

Но нет, не совсем. Могильный камень с именем матери немного поврежден непогодой, а рядом с ним стоит совсем новая плита, без имени. Отец? Но кто мог похоронить его здесь?

– Ну вот, теперь он с тобой, – переведя глаза на камень с именем матери, прошептала Мари едва слышно и без сил опустилась на землю. Жан Рейвен, человек безудержного нрава с доброй, почти детской душой… Даже после смерти он поддерживал ее своей любовью.

Снова поднявшись на ноги, Мари вскочила на лошадь, и та сразу рванулась вперед.

На перевале она остановилась. Внизу распростерлось Карибское море со своими сокровищами, бухтами и гаванями, а с вершины расположенной неподалеку скалы струился водопад, стекавший затем бурным ручьем в хрустальную воду пруда.

Она поехала по узкой извивающейся тропинке вдоль хребта, огибавшего весь Мистере. Когда тенистые пальмы остались позади, над ней нависла темная угрожающая каменная глыба, напоминавшая вырезанное в камне лицо.

С этой стороны горы спуск оказался более крутым, и Мари, спешившись, осторожно пошла вниз по неровной тропинке. Утреннее солнце пекло немилосердно, от камней поднимался жар. Вскоре она различила яркие брызги водопада. Кобыла нетерпеливо фыркнула и рванулась вперед, так что Мари чуть не упала.

Круглое озерцо, не больше пятнадцати футов в диаметре, стеной окружали деревья. Мари, отпустив лошадь напиться и пощипать травы, зачерпнула пригоршню чистой свежей воды, потом еще одну. Сбросив обувь, она опустилась на траву и долго лежала, глядя в лазурное небо, пока наконец не заснула спокойным безмятежным сном без сновидений.

Проснулась она почти полчаса спустя, разбуженная тревожным храпом лошади. Солнце уже стояло высоко над головой, посылая сквозь густую листву стрелы огненных лучей, отражавшихся в озере разноцветными бликами. Земля вокруг была устлана фруктами аметистового цвета, а усыпанные плодами ветви деревьев образовали причудливую решетку над поверхностью воды. Стоявшие здесь покой и тишина лишь изредка прерывались криками зеленых попугаев.

Девушка неожиданно рассмеялась. Она чувствовала себя отдохнувшей, радость переполняла ее. Реальный мир исчез, вытесненный другим, в котором не было места горестям, боли, предательству.

Мари сняла блузу, пояс с тяжелым пистолетом, бриджи и, обнаженная, подошла к озеру, потом сделала шаг в холодную воду, задохнулась, сделала еще шаг… и с громким криком провалилась в глубину. Вынырнув, она вспомнила, что когда-то, еще девочкой, совершила ту же ошибку, и, засмеявшись про себя, быстро поплыла. Вода приятно охлаждала разгоряченное тело, черные кудри плыли за ней, словно странные водоросли.

Наконец она снова выбралась на берег и, упав на траву, перевернулась на спину; ее полная молодая грудь победно смотрела в небо розовыми лепестками сосков.

Невдалеке послышался какой-то звук, и из кустарника показался дикий кабан: похрюкивая, он остановился примерно в пятнадцати футах от нее.

Мари, затаив дыхание, потянулась к пистолету. Кабан заворчал, наклонил голову. Рука Мари застыла в воздухе. Если бы только ей удалось добраться до воды и прыгнуть обратно в озеро…

Внезапно пролетевший мимо ее плеча осколок камня попал прямо в кабанью морду. Зверь хрюкнул и отпрыгнул назад. На какую-то долю секунды в глазах его промелькнуло испуганное, почти человеческое выражение, затем он взвизгнул и исчез за деревьями.

Испуганная не меньше, чем кабан, Мари схватила пистолет и, вскочив, обернулась… За деревьями стоял Джейсон: на губах его играла одобрительная усмешка.

– Что вы здесь делаете?

– Спасаю тебя от диких зверей.

Мари нацелила пистолет в золотисто-рыжие завитки на его груди, стараясь, чтобы рука ее не дрожала.

– Не приближайтесь. – Она сделала шаг назад. – Я не шучу.

– Вот как? Я спасаю красавицу от опасного хищника, а она еще после этого мне угрожает. Вряд ли это благородно, мисс.

Мари вспомнила лейтенанта Шелла. Тот тоже не поверил.

– Вы следили за мной.

– Я видел, как ты спускалась по склону, и успел оказаться здесь раньше тебя. Только и всего, клянусь Богом.

– И ничего мне не сказали…

Джейсон погладил себя по подбородку, в глазах его появилось озорное выражение.

– Я отвлекся…

Мари вспыхнула. Она должна ненавидеть этого человека за его предательство, ложь, за боль, которую он ей причинил.

– Мари…

– Нет. Я уже не та глупая девчонка, что когда-то с обожанием смотрела на знатного лорда. Тюремное заключение, унижение, кровь и смерть – вот что я узнала с тех пор, а еще предательство, в его худшем виде. Человек, которого я любила, лгал мне и в трудную минуту сбежал как последний трус. – Слезы застилали ей глаза. – Как тихо вы подошли; так же незаметно, как и тогда. И что же? Что может сказать в свое оправдание знатный шотландский лорд?

Джейсон побледнел.

– В этом мире, – произнес он после долгого молчания, – лишь последний глупец может позволить себе повторить свою ошибку. Но я ни от чего не отказываюсь. А ты можешь сказать то же самое о себе?

– Мне не от чего отказываться.

– Разве? – Он сделал шаг вперед. – Ну так докажи это.

Рука Мари крепче сжала пистолет, но Джейсон словно не заметил этого, завороженный блеском ее дымчато-серых глаз, черными кудрями, совершенным телом, созданным для страсти. Единственное, чего ему хотелось, – сейчас же удовлетворить эту страсть или умереть.

Выстрел грянул. В последнюю секунду Мари успела рывком поднять руку, и свинцовая смерть, задев плечо, оставила на коже шотландца багровый след.

Не останавливаясь, не обращая внимания на боль, Джейсон вырвал из ее рук и отбросил в сторону дымящийся пистолет, а затем схватил Мари в объятия.

– Нет!

Жгучее прикосновение его губ заглушило этот беззвучный крик.


Тихий шелест травы… Смена дня и ночи… Жар ее любви – это свет дня, ее иссиня-черные волосы – это темнота ночи. Вечная женщина. Бесконечная. Непостижимая.

Мари нащупала на его теле шрам, идущий от ребер к бедру. У нее есть такой же незаживающий шрам, но только невидимый, он сокрыт в ее сердце. Пусть. Это не важно. Сейчас для нее существует только любовь и эти золотистые глаза.

Она крепче прижалась к нему и окутала его плащом своих волос. Если бы так же можно было скрыть пустоту, зияющую внутри!

Неподвижными глазами они смотрели в огонь, пока он не перешел в них, вызвав взрыв. Его пальцы впились ей в бедра, и два тела, слившись в одно, содрогнулись в экстазе.


Мари зевнула, сонно вытянулась и погладила бедро неподвижно лежавшего рядом Джейсона. Он пошевелился во сне, и она, улыбнувшись, приподнялась на локте, чтобы лучше его рассмотреть. Какой у него мирный вид: жесткие черты лица смягчились и сквозь них проглядывали невинность и чистота, так знакомые ей когда-то.

Неожиданно ее охватила тревога, однако она отогнала сомнения прочь. Есть только этот миг, это счастье. Она должна хотя бы на время забыть о печалях и страданиях.

Мари снова закрыла глаза.


Чьи-то чужие руки. Грубые, шершавые, мозолистые. Оттолкнуть их, позвать на помощь. Кого позвать? И где ее оружие? Уже множество рук тянутся к своей добыче, пытаются повалить на землю. Блеснуло лезвие кинжала. Девушка, смеясь, вонзила его себе в грудь, и разочарованные насильники так и не получили желанного удовлетворения. Смех становится все громче, превращается в пронзительный крик…

Мари рывком поднялась и села. Господи, какое счастье – это был только сон.

– Что случилось? – Джейсон тоже приподнялся и, почесав голову, взглянул на солнце, которое уже почти скрылось за горизонтом.

– Я… мне пора возвращаться.

– Не думаю, что стоит пускаться в путь в темноте. Подожди до утра.

– Но мои люди будут волноваться.

– Они пираты, и не такое видели. Как-нибудь переживут. Мне столько нужно о тебе узнать, Мари, и теперь у нас есть время для этого.

– У нас? – Мари слегка вздрогнула. Кажется, осторожность стала ее второй натурой. – Как это?

– Здесь, на Мистере, дом с плантацией станет нашим с тобой домом. Мы его расширим, можем даже сделать стеклянные окна, если захочешь…

– Хозяин и хозяйка острова?

Джейсон нахмурился, видимо, приняв ее слова за насмешку.

– Нет, – серьезно произнес он. – Король и королева.

– А что скажет Армид – так, кажется, ее зовут?

– Армид? Что до нее, то, по правде сказать, я еще прежде собирался с ней расстаться.

– Ты не боишься сделать ей больно? Разве она тебя не любит?

– Армид? Она любит только себя, а я говорю сейчас о нас с тобой. Подумать только, твое судно и мой корабль! Сколько сокровищ я смогу добыть с их помощью!

Мари, резко приподнявшись, села.

– Ты или мы?

– Ну конечно, мы. Я тебя осыплю испанским золотом, а если повезет, то и английским, и французским. Не сомневаюсь, что в душе ты и сама об этом мечтаешь.

– «Шпага Корнуолла» – мой корабль, Джейсон, так же как и его команда. И все, что ты собираешься взять, мы возьмем вместе.

– Да ты с ума сошла! Ты же не пиратка!

– Но я захватила этот корабль.

– Ну да, в тот раз тебе повезло. Но промышлять пиратством – это совсем другое дело, а ты пока еще просто девчонка.

Вне себя от ярости, Мари вскочила на ноги и начала собирать одежду.

Джейсон недоуменно посмотрел на нее:

– Что случилось?

– Я уезжаю.

– Ты заблудишься.

– Не думаю. Я здесь родилась, забыл? – Она нагнулась за обувью, но тут же резко выпрямилась, вспомнив о своей наготе. – Я тебя ненавижу!

– Ну если бы ты меня в самом деле ненавидела, ты бы не промахнулась. – Усмехаясь, он протянул ей разряженный пистолет.

– И очень жаль, что промахнулась. – Она вырвала оружие из его рук.

Дрожа от негодования, Мари двинулась к лошади, но Джейсон схватил ее за руку. Не долго думая, она ударила его другой рукой по щеке. Он рванул ее к себе, впился в губы яростным поцелуем. Мари попыталась бороться и не смогла, ошеломленная его страстью.

Неожиданно Джейсон выпустил ее и разразился безудержным смехом.

– Не понимаю, что здесь смешного? – с досадой произнесла Мари.

– Не что, а кто. Мы с тобой. Деремся, как дети…

– Ты первый начал. С твоим высокомерием…

– Не важно, кто начал, Мари, важно, чем это закончится. – Он протянул ей руку. – Я сдаюсь, будем бродяжничать вместе. А теперь пойдем к огню – я не позволю, чтобы ты в темноте сломала свою очаровательную шейку.

Но Мари и не думала поддаваться.

– Я не собираюсь становиться твоей служанкой, Джейсон Брэнд. Мой корабль и моя команда – другой вариант меня не устраивает.

– Все будет так, как ты захочешь, даю слово. Но я тебе тоже пригожусь, девочка. Тебе нужен сильный мужчина…

– Никто мне не нужен!

Джейсон вытянулся у костра и, взяв Мари за руку, потянул ее к себе.

– А вот это мы еще посмотрим.

Глава 17

В таверне наступила мертвая тишина, и Том Ганн, сжав кулаки, вышел вперед; его обычно добродушное лицо перекосилось от ярости.

– Черт побери! Где она, я вас спрашиваю?

Форликар, который всегда считал, что чем крупнее противник, тем больше на нем пространства для его кулаков, выступил вперед, с удовольствием предвкушая хорошую драку.

– Сначала скажи, кого вы ищете, приятель: в этом заведении достаточно шлюшек.

– Шлюшек? Ах ты, грязное отродье Бедлама! – Хоуп Деферт с яростным криком приподняла юбки и с размаху ударила Форликара ногой в то место, которое мужчины больше всего защищают и с наибольшим удовольствием используют. Тот взвыл и согнулся пополам.

– Постойте! – крикнул Рамад, однако его призыв к благоразумию потонул в общем гвалте. Битва разгоралась. Тяжелые кулаки били по головам, столы переворачивались и разлетались вдребезги. Шум и грохот с трудом перекрывал даже высокий голос зеленого попугая, выкрикивавшего неприличные ругательства.

В самой гуще схватки Форликар отбивался от Хоуп, которая держала его мертвой хваткой, не давая вырваться и пуская в ход длинные ногти. Однако чем дольше длилось их противоборство, тем приятнее оно становилось для великана, все острее ощущавшего пышную грудь и мощные бедра своей противницы. Бой лишь еще больше разогревал его похоть, и в конце концов Хоуп, чьи юбки задрались до самой талии, а грудь призывно вывалилась из разорванной блузы, внезапно увидев, что он расстегнул бриджи, тут же почувствовала пульсацию мощного члена внизу своего живота.

На лице Форликара появилась блаженная ухмылка.

– Ах ты, буйвол!

– Точно. Сейчас я это докажу.

Сраженная нелепостью всего происходящего, Хоуп безудержно расхохоталась, раздвинула ноги и отдалась другой, несравненно более приятной схватке между мужчиной и женщиной.

И в этот самый момент прозвучал выстрел. Все замерли в нелепых позах, пытаясь понять, кто посмел нарушить неписаный закон, а затем, толкаясь и отпихивая друг друга, поспешили наружу.

Джейсон и Мари, сидя на лошадях, молча наблюдали за происходящим; в руке Джейсона еще дымился пистолет.

Некоторое время бывшие противники недоуменно переглядывались, а затем все глаза устремились на двух капитанов.

– Слушайте внимательно! – Голос Мари отчетливо звучал в наступившей тишине. – Мы с капитаном Брэндом решили объединить наши силы. С сегодняшнего дня обе команды работают вместе.

Тут Нэд Слай неожиданно повернулся к Джейсону:

– Только давайте уточним сразу: мой капитан – Мари Рейвен, и никто другой.

Со стороны команды «Шпаги Корнуолла» раздался дружный гул одобрения.

– Именно это Мари и имела в виду, – заверил присутствующих Джейсон. – Отдельные команды, действующие как союзники. Так мы увеличим свои возможности и сэкономим силы. Согласны на такие условия?

Мари и Джейсон ждали, сидя на лошадях, пока их люди совещались между собой. Первым от команды «Баньши» выступил Рамад:

– Мы согласны на союз.

Том Ганн высказался от имени команды Мари:

– Если ты этого хочешь, Рейвен, мы с тобой.

– Значит, по рукам, – произнес Джейсон. – А теперь за дело. На море нам надо привести в порядок корабли, а здесь, на суше, приготовить постели. Или вы предпочитаете спать на песке?

– Если вам песок подойдет, капитан, то и мне тоже, – высказался Луп, которому действительно было все равно, так как его время проходило между попойками, драками и разгулом.

– У него есть другое место, – смущенно произнесла Мари, и в тот же миг Армид, не замеченная никем, бесшумно выскользнув из толпы, скрылась на берегу.

Смысл слов Мари не сразу дошел до пиратов, но постепенно на избитых, распухших лицах стали появляться широкие ухмылки. И тут, словно в дополнение к сказанному, из глубины таверны донесся громкий стон блаженства, за которым последовал женский крик, отмечавший высшую точку наслаждения. Джейсон вопросительно взглянул в том направлении, откуда раздались эти неожиданные звуки, Мари же, наоборот, поспешно отвернулась, чтобы не рассмеяться вслух: голос Хоуп она узнала бы где угодно.


Джон Ло, влиятельнейший человек, назначавший и смещавший с должности губернаторов, терпеть не мог ждать понапрасну. Эти французы вечно никого не уважают. Только подумать, они в Южной Америке, в городе, лишь недавно появившемся среди болот и лесов, а библиотека выглядит так, словно она находится в самом центре Парижа. Панели красного дерева отражают свет канделябров и отблески пламени в камине; изящная резная мебель больше подошла бы для изысканных городских домов. Полотна на стене перевезены через океан за большие деньги, и даже окна застеклены, а это уж совершенно неслыханная экстравагантность! Комната, конечно, прекрасная, как и весь дом, однако здесь все это совершенно не к месту.

Наконец появилась Анжелика, дочка губернатора, в сопровождении служанки, которая принесла поднос с чаем и медовыми пирожными. Ло поклонился и галантно поцеловал руку девушки. Семнадцатилетняя красавица застенчиво присела в реверансе и, демонстрируя смущение, тут же вышла из комнаты, шурша по деревянному полу богато расшитыми юбками.

– Восхитительное создание! Она оживляет весь поселок.

Бьенвилль рассеянно кивнул:

– К сожалению, это никак не поможет разрешить нашу проблему. Английский капитан уже на пути сюда; его люди успели обшарить все таверны на берегу.

Ло нахмурился:

– Мы могли бы открыть огонь по его кораблю. Возможно, это его образумит.

– Притом что полковник Гилберт в отъезде? Ну нет, Джон. Я вижу, ненависть к англичанам лишила вас здравого смысла. Мобил не может позволить себе открыто проявлять враждебность к ним, и Луи никогда этого не одобрит. Такая линия поведения была бы губительна для нас – Королевский военно-морской флот намного сильнее нашего, и мы слишком зависим от…

Стук в дверь прервал их спор.

– Месье, капитан Грегори, представитель Королевского военно-морского флота его величества, – доложил вошедший слуга.

– Подожди несколько минут, а затем проводи его сюда. И… Положи еще полено в камин.

– Да, месье.

Бьенвилль указал на дверь в боковой стене. Это Джону Ло совсем не понравилось, хотя он заранее предполагал, что все произойдет именно так. Конечно, в тайном могуществе тоже есть свои прелести, однако временами оно оставляет желать большего. Вот, например, сейчас он бы с огромным удовольствием встретился с этим Грегори лицом к лицу.

– Не забывайте, благодаря кому вас избрали и чья финансовая помощь поддерживает существование Мобила.

– Я сделаю так, как будет лучше для колонии. – Бьенвилль закрыл боковую дверь и прошел через всю комнату, чтобы поприветствовать гостя.

Едва войдя, капитан Грегори окинул губернатора быстрым взглядом.

– Я не говорю по-французски, но мне сказали, что вы говорите по-английски.

Он даже не пытался казаться вежливым.

– Да-да, конечно.

Губернатор указал на стул, однако Грегори остался стоять.

– То, что я собираюсь вам сказать, не займет много времени.

Бьенвилль вежливо кивнул, отводя глаза от глубокого шрама на щеке капитана. Он с тревогой отметил, что в глазах Грегори полыхает ненависть. Хорошо еще, Ло нет в комнате – один Бог знает, чем могла бы закончиться их встреча.

– Я вас слушаю, месье.

– Ваша колония очень неразборчива в выборе друзей.

– Простите?

– Сейчас объясню. Ваши друзья, пираты, живут за счет захвата английских кораблей. Мои офицеры без труда выяснили это.

– Но… Я протестую…

– Чушь! Ваше дело слушать и подчиняться. Между нашими властями существует соглашение о противодействии этим морским разбойникам, где и когда бы мы их ни обнаружили.

Бьенвилль выпрямился.

– В таком случае, дорогой сэр, хочу сообщить, что ваше несогласованное, насильственное вторжение в наш город нарушает аналогичное соглашение, нарушает суверенитет нашей колонии и наносит оскорбление его величеству королю Людовику Пятнадцатому. Ваш монарх об этом узнает.

– Так же как и ваш о том, что вы даете пристанище пиратам.

– Откуда мне знать, с какой целью торговые суда бросают якорь в нашей гавани?

– Прекратите, губернатор, не надо считать меня полным идиотом! Если вы не уступите и если я обнаружу хотя бы одну из этих свиней, которым вы дали убежище, клянусь, ни один шлюп больше не подойдет к этим берегам ни с какими товарами. В таких условиях Мобил долго не протянет.

Губернатор побледнел.

– Вы не посмеете.

– Еще как посмею! У меня есть корабль, с помощью которого я это сделаю, будут и другие корабли, если понадобится. Однако у вас остается выбор.

– Какой?

– Два корабля. Две команды. Я получил информацию о том, что сюда приезжал Джейсон Брэнд. Несомненно, он еще вернется. Арестуйте его и задержите до моего возвращения.

– Но он ничего плохого Мобилу не сделал и никак не помешал нашим торговым операциям. Насколько мне известно, он действует как независимый торговец, строго в рамках закона. Ваши инсинуации, будто он пират, меня глубоко огорчают.

– А меня нет. Информация, собранная в ваших тавернах, не требует дополнительных доказательств. Брэнд купил здесь работорговое судно и оснастил его шестифунтовыми пушками. Стоит ли мне продолжать, губернатор?

Бьенвилль выругался про себя. Болтуны, не могут держать язык за зубами! И все же он не должен позволить высокомерному англичанину одержать верх.

– Конечно-конечно, если вы представите мне доказательства…

– Мое слово, сэр, вполне достаточное доказательство.

Губернатор склонил голову в знак согласия:

– Разумеется. А другое судно, сэр?

– Английский корабль «Шпага Корнуолла». Сорок орудий на борту да команда мятежников в придачу. Его капитан – женщина, некая Мари Рейвен.

Бьенвилль не мог скрыть изумления:

– Англичане позволяют женщинам уводить свои корабли?!

Заметив, как побледнел капитан, он поспешно опустил глаза.

– Не забывайте о том, что я вам сказал. Выполнив мои условия, вы можете рассчитывать на мое снисхождение.

Снисхождение? Нет, это уже слишком! Губернатор Жан Батист ле Мойн, сир де Бьенвилль медленно поднялся с места.

– Я подумаю над тем, что вы мне сказали. А теперь прошу извинить, меня ждут другие дела. Не уверен, что вы будете на Мобиле желанным гостем, капитан.

– А я здесь вовсе и не гость. Всего хорошего, сэр.

Как только дверь за Грегори закрылась, Джон Ло снова появился в комнате. Лицо его потемнело от гнева.

– В следующий раз мы лучше подготовимся к его прибытию. Мне доставит особое удовольствие потопить его корабли. Посмотрим, что он тогда запоет, этот капитан!

– Вы шутите, конечно?

– Мы находимся очень далеко от Англии, Жан Батист. – Ло принялся возбужденно расхаживать по комнате. – Брэнд должен мне изрядную порцию золота, и не надо забывать об этом.

Бьенвилль пожал плечами:

– Давайте сначала пообедаем. Торопиться некуда. Друг мой, мы находимся далеко и от Франции тоже. Я не сомневаюсь в том, что англичане ни перед чем не остановятся после такого унижения – подумать только, женщина захватила их корабль! Что же касается Брэнда… пусть сначала отдаст золото. Когда расквитается с долгом, всем обязательствам конец. Вот тогда и посмотрим.


Губернатор Мобила рассеянно слушал жалобы супруги, сводившиеся к тому, что жизнь в этой колонии в Луизиане, во-первых, несовместима с ее воспитанием и положением, во-вторых, для него это назначение просто оскорбительно и, в-третьих, это не место для их дочери.

Пока она продолжала свою обвинительную речь, Бьенвиллю стало тесно и жарко в жилете и сюртуке.

– Может быть, этой весной… – пробормотал он.

Мадам Бьенвилль отбросила салфетку.

– Я это слышала уже сотни раз, месье! – Она резко отодвинула стул. – Вероятно, вы надеетесь, что этой весной океан высохнет, но тогда я сумею добраться до Парижа в экипаже одна.

Дверь с громким стуком захлопнулась, и каблуки разгневанной дамы застучали по коридору.

Анжелика, оставшись за столом, наклонила голову набок и меланхолично разглядывала пурпурно-красное вино в своем бокале.

– Мама не выносит, когда ее не принимают всерьез. – Она вздохнула. – А мне здесь нравится. Париж скучный. Мне интереснее в Мобиле.

Бьенвилль почесал затылок под париком. На жалобы жены можно не обращать внимания, но вот по поводу дочери он действительно испытывал тревогу. Прекрасный обольстительный цветок в диком саду, населенном самцами с их ненасытными аппетитами. А тут еще этот Брэнд, от которого одни неприятности. Пират, разбойник, он полностью завладел вниманием Анжелики в тот раз, когда Джон Ло привез его в элегантный особняк губернатора. Неудивительно, что ей нравится в Мобиле. Где еще она познакомилась бы с таким потрясающим красавцем?

– Я иду к маме. Ты придешь поиграть с нами в карты?

– Конечно. Пойди успокой ее, я скоро.

После ухода дочери губернатор погрузился в раздумья.

Сколько трудностей с этой колонией… Агрессивность Джона Ло, угрозы капитана Грегори, постоянные проблемы с торговлей, болезнями, индейцами и сотни других мелочей, не говоря уже о непрекращающихся жалобах супруги и капризах дочери. Он налил себе еще бокал. Интересно, не покраснел ли у него нос, как бывало всегда в тех случаях, когда он выпивал лишнего или лгал?..


Целую неделю зимний шторм, сотрясавший Мистере, держал всех взаперти.

Моряки ели, пили, играли и развлекались с женщинами – все, кроме Форликара, который теперь имел дело только с Хоуп. Она и сама, возможно, впервые за всю свою беспорядочную жизнь, казалось, склонна была ограничиться одним мужчиной.

Для Мари вся эта неделя прошла в сплошном блаженстве. Впервые с тех пор как ее увезли с Мистере, она чувствовала себя по-настоящему счастливой. Ночи она проводила в объятиях Джейсона, и тогда ей казалось, что все годы унижений и боли растворялись в его ласках и нежных словах. Утро встречало ее дождем и холодным ветром, но от них она чувствовала себя надежно защищенной объятиями любимого.

Когда в конце концов показалось солнце, каникулы окончились и обе команды, отдохнувшие и отоспавшиеся, принялись за работу. Корабли следовало вычистить, покрасить и привести в порядок. Более сотни моряков с помощью кое-кого из местных жителей с готовностью принялись за дело. Капитаны и их помощники в мельчайших деталях обсуждали предстоящую кампанию. Джейсон при поддержке Форликара и Рамада взял общее руководство в свои руки. «Шпага Корнуолла» должна быть переоснащена так, чтобы сделать корабль неузнаваемым. Шестнадцать орудий будут с него сняты, и таким образом он станет намного легче. Шесть орудий перекочуют на «Баньши», остальные десять – в гавань, для защиты от возможного вторжения англичан или испанцев. Иными словами, бывшее работорговое судно «Баньши» станет мощнее, в то время как корабль Мари – слабее, но зато легче и маневреннее.

Эти три дня оказались трудными для Мари, однако в конце концов ей пришлось признать: все, что ни делается, делается к лучшему. Прежние мечты, словно вернувшись из детства, снова одолели ее. Плантация, свой собственный дом… Солнечный свет заливает комнату, а рядом любящий муж и здоровые счастливые дети. Им больше не нужно бродяжничать, пиратствовать – в этом просто нет никакой необходимости.

Однако Джейсону по-прежнему не давала покоя жажда мести всему миру, и англичанам в особенности. Мари его любит, но означает ли это, что она должна повсюду следовать за ним?

И все же, оглядываясь назад, Мари сознавала, что прежней Рейвен, той, что захватила корабль, а потом на Орчилле вслушивалась в звуки ветра, больше не существует. Сейчас для нее имел значение только Джейсон.


Когда капитаны с помощниками и командами переместились на корабли, работа пошла намного быстрее, и в течение двух недель, пролетевших как один день, оба судна были приведены в полную готовность. На следующее утро после окончания работ Мари отправили на берег.

С тяжелым сердцем шла она домой по знакомым с детства улицам. Домой? Да полно, дом ли это на самом деле или просто четыре стены и крыша, временное пристанище?

К ней снова вернулись прежние страхи и сомнения. Оглядываясь назад, на ту первую неделю, что они с Джейсоном провели вместе, она многое увидела по-иному. Да, он был с ней неотлучно, но только из-за плохой погоды, а когда они занимались любовью, она временами замечала его рассеянность, отстраненность. Другой женщины у него нет, это Мари знала наверняка – Армид уехала с Паоло, капитаном «Краба», двумя неделями раньше, и с тех пор ее никто не видел.

Тропинка сделала крутой поворот, впереди показался дом. И снова его вид внес умиротворение, покой в ее душу. Что бы ни случилось, он всегда здесь. Она представила, как они с Джейсоном рука об руку идут по этой тропинке, а дом ждет их, тихий и пустой…

Внезапно в окне промелькнуло чье-то лицо, и Мари поспешила войти внутрь, а затем прошла в залитую солнцем главную комнату.

– Хоуп, это ты?

Никакого ответа. Прислушиваясь, она на цыпочках пробралась через холл на кухню и огляделась. Огонь в печке погас, но на столе еще оставались крошки – следы чьего-то недавнего присутствия. Мари приблизилась к двери комнаты, которую занимали Хоуп с Форликаром, приложила к ней ухо…

Из-за двери раздавался странный шорох.

Шпага словно сама собой оказалась в ее руке. Мари ногой распахнула дверь, и тут же что-то желто-зеленое метнулось к ней с потолка. Она едва сдержала крик ужаса. Да это же попугай! Птица уселась на своем обычном месте – на спинке стула.

– Петруччио! Ты меня до смерти напугал!

Попугай произнес что-то нечленораздельное и начал чистить перышки. Что ж, это все же лучше, чем его обычные непристойности. Мари быстро прошла в свою спальню… Вот он, грабитель! Метис торопливо вылезал в окно…

В три прыжка она оказалась позади него и приставила острие шпаги к его ребрам.

– А ну-ка назад!

Вор обернулся. В глазах его застыл испуг.

– Томас?

Мари мысленно отругала себя, вспомнив, какое впечатление произвело на несчастного ее первое появление, и убрала шпагу.

– Не убегай, Томас, это я, Мари. Я не призрак. Посмотри на меня, можешь дотронуться, если не веришь…

Она улыбнулась слуге, и тот, казалось, немного успокоился, но все еще не мог произнести ни слова. Только тут она поняла, в чем дело: огромный страшный шрам переполовинил его горло, и от этого он даже был вынужден держать голову слегка наклоненной вперед. Мари побледнела, вспомнив рассказы о зверствах испанцев, о медленной мучительной смерти, которой они подвергали свои жертвы. Вероятно, Томасу прижгли горло раскаленным железом; было просто чудом, что он пережил эту пытку.

Но как это произошло? Вероятно, он тогда вернулся, чтобы ее спасти. Сколько раз он помогал ей, выручал в трудных ситуациях!

Она протянула ему руку:

– Томас… Сможешь ли ты простить меня? Тебе не следовало возвращаться в тот день…

Весь дрожа, он дотронулся до ее руки. Мари едва сдерживала слезы.

– Это ведь и твой дом тоже, Томас. Пожалуйста, не убегай, останься со мной. Это ведь ты похоронил моего отца?

Он закивал и указал в сторону холма.

– Да, я нашла могилу. Спасибо. – Мари вытерла слезы. – Но ты, наверное, умираешь от голода. Один Бог знает, где ты прятался все это время. Пойдем, Хоуп вчера приготовила говядину – наверное, там что-нибудь еще осталось. – Она взяла его за руку. – Не бойся, Томас. Ты у себя дома.


Во второй половине дня разразилась гроза. Команды вернулись на берег. Хоуп, Форликар и большинство других матросов пошли по тавернам.

Джейсон вошел в дом, промокший до нитки, в отвратительном настроении. Он нетерпеливо выслушал рассказ Мари о возвращении Томаса: его нисколько не интересовало, останется метис в доме или нет, – Армид держала этого слугу только за то, что он умел готовить.

Чувствуя, что разговор не налаживается, Мари ушла к себе в спальню читать дневник отца. Через какое-то время Джейсон вошел к ней и начал читать через ее плечо.

Мари резко захлопнула тетрадь:

– Нет!

– Почему?

– Потому что это мое.

Она стояла перед ним обнаженная, и ее кожа отсвечивала в мерцании свечи. Джейсон повел ее к кровати. Некоторое время она сопротивлялась, но он вошел в нее резкими мощными толчками, постепенно доводя ее до безумия.

– А ты… Ты моя!

Он никак не мог расслабиться, излиться и снова начал двигаться, на этот раз медленно, из стороны в сторону. Мари хотелось, чтобы он остановился: она боялась предстоящего блаженства, понимая, что за уступку придется заплатить дорогой ценой. «Ты моя», – сказал он. Что это, любовь или тщеславие?

Наконец, утомленный, Джейсон заснул. За окном по-прежнему барабанил дождь. Мари осторожно выбралась из кровати, подошла к окну, протянула руку. В ладони образовалась лужица. Она протянула обе руки к дождю, потом сложила их ковшиком и выпила. Сладкая вода…

После этого она вернулась на кровать и забылась тяжелым беспокойным сном.

Глава 18

Наконец наступил последний вечер перед отплытием. Берег был полон народа, кругом горели огни факелов. Наутро гавань опустеет, и жители острова снова займутся своими привычными повседневными делами.

Как все же необъяснимы капризы судьбы! Мари никогда не предполагала, что ей суждено быть пиратом, – уроки Бена представлялись ей лишь развлечением, помогали как-то занять свободное время. Захват «Шпаги Корнуолла», по существу, явился актом отчаяния, а нападение на «Нино Мунес» они совершили ради того, чтобы выжить. И вот теперь, похоже, у нее просто не осталось выбора: она поставила себя вне закона, и, кроме Мистере, ей деваться некуда.

Она взглянула на корабли. Даже сами их названия внушают страх, а когда на каждом из них появится команда пиратов… Вон они идут… Том Ганн возвышается над всеми остальными; Нэд Слай щеголяет красной повязкой на голове. Столуорт Пул заявил, что не расстанется с должностью штурвального, и все шесть недель прилежно изучал навигацию с Рамадом. Испанец Джесс и юный Шелби, Поучер и Бен Тримэйн, с удовольствием играющий роль мудрого патриарха, – на этих семерых она может положиться в любое время. В остальном же ее команда очень изменилась – несколько бывших мятежников решили остаться на Мистере, и Мари набрала двадцать новых матросов из местных жителей. Всего у нее теперь было пятьдесят три человека – как они будут вести себя в бою, неизвестно.


– Джейсон!

Он моргнул, потер лоб, прошелся рукой по ее спине вниз, к ягодицам, и почувствовал, как напряглись мышцы под его пальцами. Потом неожиданно нагнулся, захватил горсть сырой земли и швырнул на тлеющие угли.

– Теперь уже скоро.

Через несколько часов корабли развернут паруса: ветер придаст им силы, они начнут свое движение.

– Почему бы нам не остаться здесь?

Он замер.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Мы могли бы продать корабли Форликару, Рамаду, Тому или Нэду – я им доверяю и не сомневаюсь, что они заплатят по возвращении. Почему бы нам не заняться тем же, чем занимался мой отец, – земледелием, торговлей… – Она помолчала, собираясь с духом. – Мы могли бы даже завести семью. Что нам мешает это сделать, Джейсон?

Долгое время в ночи слышалось лишь шуршание сухих листьев, затем раздался голос Брэнда.

– Золото, – ответил он. – Я обещал людям золото и должен сдержать слово.

– Они и сами смогли бы справиться, а для тебя есть столько дел здесь.

Джейсон разворошил костер и присел на корточки.

– Я и себе самому тоже обещал.

Мари чуть не задохнулась от гнева.

– Значит, мы отправляемся на убийства и грабежи только из-за золота и готовы ради этого рисковать жизнями своих товарищей? А что взамен? Редкие минуты, когда можно забыться, совокупления в темноте, которые ты называешь любовью?

Она резко вскинула голову. Джейсон схватил ее за руку, притянул к себе.

– Чего же ты от меня хочешь?

– Настоящей жизни. Мира.

Лицо Джейсона потемнело, словно на него набежало грозовое облако.

– Не слишком-то много мы знаем о том, что такое мир. Англичане обвинили моего отца в измене и отправили гнить в Тауэр. Он прожил там всего год. Я рос в пустом, безрадостном доме и оказался вне закона благодаря Пенскотту, а когда вернулся, мне осталось только похоронить обугленные трупы жены, сына, матери и всех наших слуг. Дом, на воротах которого красовалась когда-то каменная табличка «Пристанище мира», разрушили дотла и даже ворота сровняли с землей. Не помню, как и когда я нашел и унес ту табличку, но уже потом, в горах, обнаружил ее у себя за поясом. «Мир»… Какая ирония. Этот благословенный… этот распроклятый мир. Ну нет, с меня достаточно! Теперь я предпочитаю войну, месть и золото. – Он отошел от костра, прилег рядом, вытянулся и закрыл глаза.

Мари смотрела вверх, на бескрайнее звездное пространство. Что ждет их завтра, и чем все это кончится? Джейсон очень изменился, и эта перемена ее пугала. Она вспомнила Армид. Брэнд выгнал мулатку, даже не попрощавшись с ней. Может быть, и ее ждет та же участь? Что она для него значит? Она хочет, чтобы он остался с ней, хочет иметь от него детей, но Джейсон не сможет успокоиться, пока боль и ненависть не уйдут из его души. Только в этом случае он будет принадлежать ей.

– Пусть так, любовь моя, – прошептала она. – Ты получишь свою войну. Еще какое-то время я смогу это выдержать.


Армид, утащив у плотника свечу, крадучись пробралась на нижнюю палубу и так же быстро вернулась обратно, в угол кубрика, где ей велели оставаться. Она прекрасно знала: если ее отсутствие обнаружат, ей несдобровать, а наказание плетьми она бы не вынесла.

Семьдесят четыре пушки, сказал Паоло. Никогда раньше она не видела такого огромного корабля. Пламя свечи едва мерцало во мраке кубрика. Но вот настоящее словно заволокло туманом, и на его месте начали вырисовываться новые образы. Скоро, скоро они унесут ее от прошлого в такие дали, которые открываются лишь тем, кто обладает особым даром.

Вот пляж на Мистере… А вот берег Мексики, на который они совершили набег. Она словно снова пережила шторм, превративший их «Краб» в подобие жалкого утлого суденышка. Слава Богу, Паоло оказался не худшим мореплавателем. Каким-то образом им удалось добраться до берега, поставить новую мачту и скрыться прежде, чем их поймали. Бедный Паоло! Как он старался ублажить ее! Конечно, она делала вид, что ему это удавалось, так как всецело зависела от него, по крайней мере до тех пор, пока они не добрались до берега и она не нашла себе другого.

Время снова сдвинулось.

Дверь открылась, и Армид вошла в каюту. Капитан, высокий, худой, угловатый, стоял у окна, сцепив руки за спиной. Армид молча ждала: заговорит, когда захочет, а уж тогда она сумеет произвести на него впечатление. Армид прекрасно сознавала и свою красоту, и то впечатление, которое производит на мужчин.

Наконец он, обернувшись, подошел и стал внимательно рассматривать свою добычу.

– Ты очень красива.

Армид спокойно встретила его взгляд. Из-за шрама на щеке у него был какой-то сатанинский вид. Она, не таясь, оглядела его фигуру.

– Я очень рада, что вы заметили это. Меня зовут Армид.

Он рассмеялся:

– А ты пикантная штучка, Армид. – Он кивнул головой в сторону постели. – Такие женщины придают вкус жизни.

– Так же как и бесстрашные капитаны. Особенно если знаешь, как их зовут.

Он снова расхохотался. С каждой минутой она нравилась ему все больше.

– В таком случае ты узнаешь мое имя. – Он подошел вплотную, развязал на ней блузу и, жадно взглянув на обнажившуюся пышную грудь, провел ее рукой по своему набухшему члену. – Знакомься, капитан Джеймс Грегори.

Глава 19

Колония Мобил располагалась в южной части огромной территории, именуемой Новым Светом. С севера большую часть ее занимали густые леса, населенные враждебно настроенными индейцами; к югу лежало не менее опасное Карибское море, охранявшееся английскими и испанскими военными кораблями. Французы со знаменитым галльским упорством цеплялись за центральную часть материка в надежде на то, что она станет для них воротами в новую мощную империю и позволит, в сочетании с процветающей и прибыльной канадской колонией, значительно потеснить англичан.

Корабли Мари и Джейсона подошли к гавани и бросили якорь на безопасном расстоянии от смертоносных батарей форта Шарлотт; когда-то дружеские отношения пиратов с его властями теперь намного ухудшились, и такая предосторожность была отнюдь не лишней.

Мари направила подзорную трубу на большое белое здание на холме. Судя по описаниям Джейсона, это и есть особняк губернатора. На фоне убогих обшарпанных домишек, расположившихся вокруг, он выглядел еще более грандиозным, чем она себе представляла. Позади до самого горизонта тянулся массив вечнозеленых деревьев, и этот пейзаж, словно продолжавший безбрежность моря, производил захватывающее впечатление.

– Вижу сигналы с «Баньши»! – крикнул сверху Шелби. – Капитан Брэнд хочет, чтобы вы присоединились к нему.

– Джесс, приготовь лодку.

– Слушаюсь, капитан Рейвен.

– Том, заменишь меня в мое отсутствие. Я дам знать, когда половине людей, включая тех, кого Джейсон набрал на Мистере, можно будет сойти на берег.

– Ты будешь с Брэндом? – Судя по голосу, Тому эта перспектива явно не нравилась.

– Да.

– А если случится какая-нибудь неприятность?

– Тогда сразу же снимайтесь с якоря и уходите немедленно. Видишь эти пушки? Вам с ними не справиться. – Она улыбнулась, стараясь вселить в него бодрость. – Но не стоит слишком уж волноваться – никаких неприятностей не произойдет.

Однако Том все никак не мог успокоиться, и у него были на то причины. Утешало лишь то, что Джейсон купил «Баньши» здесь, в Мобиле, и у него есть договоренность с губернатором, по крайней мере так он сказал. В любом случае они в безопасности до тех пор, пока он не вернет золото.

Не говоря больше ни слова, Мари повернулась и пошла к борту. Вскоре ее шлюпка стремительно понеслась по прозрачной воде.

– Не нравится мне все это, – проворчал Бен Тримэйн.

Он прав, подумал Том. Все последние недели на берегу Рейвен была словно сама не своя. В море она как будто пришла в себя: выбросила из головы шотландца, снова стала похожа на прежнюю Мари, какой они ее узнали в ту ночь, когда напали на «Нино Мунес». Беда с этими женщинами. Стоит им только влюбиться, и от них уже никакого толку. Четыре недели в море – это совсем другое дело. Сначала они привыкали к переоснащенному кораблю, потом помог шторм – разлучил их с «Баньши». К тому времени как они снова встретились недалеко от западного побережья Кубы, Рейвен уже твердо стояла на ногах.

Путь до Мобила оказался легким… и прибыльным. Том невольно улыбнулся, вспомнив ту старую лоханку, зажатую между двумя их быстроходными и более маневренными кораблями. Никакого шанса уйти. Теперь у них столько золота, что хватит на всех.

– Не нравится мне это, и все, – повторил Бен.

– Лучше придержи язык!

– А ты меня не пугай, Том Ганн. Нэд, Шелби, Пул – все думают так же, да и ты сам тоже.

Том, нахмурившись, смотрел вслед удаляющейся шлюпке. Вот она поравнялась с «Баньши», и Рейвен поднялась по веревочной лестнице на борт, прямо в объятия Джейсона Брэнда, который уже ждал ее.

* * *

Порыв холодного февральского ветра распахнул теплую накидку на груди Джейсона, и он выругался сквозь зубы.

– Кажется, я слишком долго просидел на теплых островах. Посмотри, эти люди в лодке едва одеты, и ничего им не делается. Не хочу даже думать о зимах в северной Шотландии. Как я там выживу, если, конечно, когда-нибудь смогу туда вернуться… Ты готова?

Мари сжала его руку. Чувства, казалось, угасшие в разлуке, возвращались вновь. Ей приходилось делать над собой усилие, чтобы сохранить былую независимость. Хорошо, что времени на раздумья не осталось.

Прибыла лодка с берега, и Джейсон направился навстречу гостю.

– Джон! Рад вас видеть.

Человек с грубым лицом и холодными глазами, смотревшими на мир со смесью подозрительности и презрения, крепко пожал протянутую ему руку.

– С возвращением. Добро пожаловать в Мобил.

– Извините, что заставил вас прогуляться. – Джейсон извиняющимся жестом указал на порт. – Никогда не знаешь, чем тебя встретят. Времена так быстро меняются…

– Ничего страшного, я не в обиде. – Джон взглянул в сторону Мари и удивленно поднял брови. – Но я не ожидал увидеть сразу два корабля.

Джейсон усмехнулся.

– Пора познакомить вас с капитаном Рейвен. – Он подвел гостя к Мари. – Джон Ло. А это Мари Рейвен, больше известная как гроза англичан.

– Джейсон много рассказывал мне о вас…

Так вот она какая, Мари Рейвен. Та самая женщина, о которой говорил капитан Грегори… Кажется, и впрямь красивая. Интересно, в каких она отношениях с Джейсоном? Может, взять ее себе?

– Надеюсь, ничего плохого.

Мари рассмеялась:

– О нет, только хорошее!

– Вот как? Не часто приходится слышать такое. Надеюсь, скоро мы станем друзьями.

– Я в этом просто уверен, – преувеличенно бодро заметил Джейсон. Он все еще не мог до конца поверить ни Джону Ло, ни Бьенвиллю, и ему совсем не понравилось то, как этот человек смотрел на Мари. – Да, я приказал Рамаду и Форликару доставить на берег ценный груз, после того как мы уладим наши дела; думаю, вам понадобится организовать для них сопровождение.

В первый раз за все время на губах Джона Ло появилась улыбка.

– Люблю получать ценные грузы. А теперь, я думаю, вам пора на берег – губернатор вас уже ждет.


По дороге к небольшой гавани все трое хранили молчание. Пристань была совершенно пустой, однако Мари заметила, что из всех окон и дверей, из-за углов домов, из-за прилавков выглядывали любопытные лица.

Неподалеку от пристани их уже ждал экипаж. Ло помог Мари сесть в коляску и, как только Джейсон взобрался следом за ними, постучал вознице. Коляска двинулась по изрытой ухабами улице Мобила.

Мари не отрываясь смотрела на то, что происходило вокруг. Тропинки, утопающие в грязи и покрытые устричными раковинами, жалкие хижины, сколоченные вручную из грубых досок, положенных криво и неумело… Казалось, что домишки живут своей собственной жизнью, независимой от человеческих рук. Везде преобладали два цвета – зеленой сосны и грязи.

– Увы, восхищаться здесь особенно нечем, мадам, – усмехаясь, произнес Джон Ло.

– О нет, вы не правы. Здесь чувствуется… энтузиазм: люди пытаются пустить корни, построить новую жизнь.

Ло внимательно смотрел на нее. В этот момент экипаж сильно тряхнуло, и Джейсона швырнуло на Мари. Внезапно в коляске стало нечем дышать. Мари откинула плащ, черные локоны упали ей на грудь.

– А… – выдохнул Ло. – Теперь я понимаю.

Где Джейсон нашел такую красавицу? Для пиратки она слишком хороша. Неудивительно, что Грегори хочет получить ее обратно. Ладно, там будет видно.

– Посмотрите-ка!

Джейсон указал на троих ярко раскрашенных дикарей с выбритыми головами, бусы из акульих зубов украшали их мускулистые груди.

– Эти туземцы, наверное, возвращаются от губернатора. Мадам Бьенвилль, должно быть, в ярости. Она сейчас принимает у себя коменданта форта Шарлотт полковника Гилберта и его жену Лайэн; дикарей она терпеть не может, но губернатор обязан их выслушивать. Вы окажете большую услугу, если уделите ей как можно меньше внимания – несколько обычных любезностей, ничего больше. У нее сейчас вместе с Гилбертом еще двое его лейтенантов, Дюбуа и Клемент; обоим очень нравится Анжелика. Вы ведь не забыли Анжелику?

Джейсон поймал вопросительный взгляд Мари.

– Может быть, нам лучше посетить губернатора в другое время?

– Нет-нет. Он сам пожелал, чтобы вы явились к нему сразу же по прибытии. Так вот, что касается этих лейтенантов… Они оба из хороших семей, но никакой реальной властью не обладают и вдобавок очень слабовольны. Вам нужно лишь держаться с ними в рамках обычной вежливости.

Дальше Мари слушать не стала. Здесь только что упомянули какую-то Анжелику, и Джейсон, видимо, неплохо знал это имя. Она обязательно должна встретиться с этой молодой особой.


Гостиная губернаторского особняка произвела на Мари необыкновенное впечатление. Огромные застекленные двери с двойными рамами выходили на очаровательную лужайку с вековыми дубами, по стенам расположились резные бронзовые канделябры на восемь свечей каждый и бесценные греческие вазы на высоких подставках; натертый до блеска дубовый паркетный пол удивлял замысловатыми геометрическими фигурами. В центре гостиной лежал яркий персидский ковер, резные кресла орехового дерева украшали расшитые шелковые подушки, а довершал картину клавесин из светлого дерева, с двойной клавиатурой, привезенный из Антверпена.

Луиза де Бьенвилль как раз заканчивала исполнение бравурной сонаты, ее пухлые пальцы, спотыкаясь, прыгали по клавишам.

– Браво, мама! – воскликнула Анжелика, как только замер последний звук. Оба лейтенанта тут же присоединились к дружному хору похвал.

Жан Батист вернулся в гостиную. Как с облегчением отметила Луиза, этих ужасных дикарей с ним не было.

– Ах, вы столько потеряли! – зычным голосом прогудел Гилберт. Бьенвилль, соглашаясь, кивнул:

– Я слушал из холла. Прекрасная игра, моя дорогая.

Луиза грациозно наклонила голову.

Лайэн Гилберт взяла мужа за руку:

– Мы обязательно должны заказать себе такой же инструмент, Ричард. Я уверена, капитан Гонор найдет для него место на корабле, если ты попросишь.

– Ну зачем же, вы всегда можете пользоваться моим инструментом.

Натянутая улыбка Лайэн многое могла бы сказать знатоку о темных глубинах человеческой зависти.

– Благодарю, дорогая. Я непременно учту ваши слова.

Бьенвилль, привычный к таким разговорам, рассеянно слушал; ему гораздо интереснее было наблюдать за тем, как лейтенанты Дюбуа и Клемент сопровождают Анжелику в столовую. В бледно-желтом шелковом платье его дочь выглядела олицетворением невинности, однако ее декольте показалось ему слишком глубоким. Почему-то раньше он этого не замечал. Оно и неудивительно: сейчас его одолевали куда более серьезные заботы, связанные с прибытием двух новых кораблей. «Баньши» он узнал сразу, а вот второй корабль, похоже, ему был совсем незнаком. Может быть, «Баньши» его захватил или… У этих пиратов все меняется в мгновение ока. Джону Ло уже, наверное, все известно. Если это Брэнд… Черт побери, уж не для него ли это глубокое декольте!

Общий разговор заметно оживился, когда слуга поставил на стол горячий пирог с печенкой. Второй слуга внес утку с орехами в апельсиновом соусе. Бьенвилль блаженно вздохнул, взял в руку нож. Утку он разрежет сам.

– Мадам! – подал голос лейтенант Дюбуа. – После обеда вы должны нам еще поиграть. Ваша дочь обещала мне первый танец.

Анжелика наклонила голову, скрывая улыбку, золотисто-медовые кудри рассыпались по нежной шейке. Жан Клемент, казалось, совершенно не ожидал такого поворота событий. До сих пор все говорило за то, что губернаторская дочка в один прекрасный день достанется ему, однако когда в форт неожиданно прибыл Филипп Дюбуа, заменивший другого офицера, выяснилось, что он происходит из семьи, занимающей более высокое положение в обществе, чем семья Клементов.

Анжелика с озорной улыбкой коснулась рукава лейтенанта.

– Месье, не согласитесь ли вы проводить меня? Я так люблю смотреть на звезды и на то, как они отражаются в заливе.

Сердце молодого человека дрогнуло. Он торжествующе взглянул в сторону Дюбуа.

– Почту за величайшую честь, мадемуазель.

Его соперник так резко мотнул головой, что с парика посыпалась пудра. Анжелика мысленно отругала себя. Она просто не могла удержаться от того, чтобы не поиздеваться над ними обоими и над их чувствами: лейтенанты казались ей не более чем мальчишками, зелеными юнцами. К тому же любой претендент на ее благосклонность бледнел в сравнении с тем человеком, который прибыл сегодня днем. Возможно, сейчас он уже на пути к их дому.

Анжелику охватило лихорадочное беспокойство. Несколько месяцев назад она едва не отдалась ему, и вот теперь он вернулся, чтобы получить то, в чем ему было отказано в прошлый раз. Разумеется, это так, иначе и быть не могло.

Вошел слуга Мармон, наклонился к губернатору и что-то прошептал ему в самое ухо. Бьенвилль встал, постучал ложкой по хрустальному бокалу.

– Друзья мои, к нам прибыли новые гости. Прошу меня извинить.

Неужели он? Анжелика заставила себя улыбаться, делая вид, будто ничего не произошло. На другом конце стола ее мать без умолку щебетала, вспоминая Париж, свою свадьбу, прием при дворе Людовика Четырнадцатого, – чересчур жизнерадостная болтовня помогала ей скрывать беспокойные мысли о том, чем им всем грозит только что сообщенная мужем новость. Она уже видела корабли на рейде, и у нее сразу же появилось сосущее чувство, что вновь прибывшие неизбежно испортят ее маленький очаровательный вечер.


– Капитан Брэнд… – Бьенвилль замер на полуслове.

– И капитан Рейвен, – подхватил Джон Ло, от души наслаждаясь растерянностью губернатора.

– Я восхищен и очарован, мадам. – Губернатор склонился к руке Мари. Теперь он не удивлялся тому, что этой женщине удалось захватить корабль. Просто поразительно, до чего хороша. Если она действительно та, кого разыскивает капитан Грегори, значит, в его руки сами собой попали два бесценных сокровища. Однако не стоит спешить. – Надеюсь, путешествие прошло хорошо? – Его ломаный английский оставлял желать много лучшего.

– В общем, да, – сухо ответил Брэнд.

– Вы, вероятно, проголодались, но это мы сейчас исправим. Сюда, пожалуйста.

Следуя за губернатором, Мари никак не могла избавиться от ощущения, что все это ей уже доводилось где-то видеть; пройдя по коридору в главную гостиную, она поняла: все здесь напоминало особняк Пенскотта. Ощущение было такое, словно она вернулась назад во времени.

Когда дворецкий провел их в столовую, Мари внимательно оглядела сидевших за столом. Мадам де Бьенвилль с трудом скрывала свое неодобрение: подумать только – женщина в мужском одеянии! Полковник Гилберт, само олицетворение власти, неловко бормотал что-то своей невзрачной супруге, а лица лейтенантов Дюбуа и Клемента выражали надменность, смешанную с любопытством.

Анжелика, с трудом оторвав взгляд от Джейсона, грациозно обошла вокруг стола, одновременно демонстрируя свой роскошный туалет. Мари внутренне вся сжалась. Да, этот наряд ей и в самом деле к лицу; неудивительно, что Джейсон так резко сменил тему тогда в экипаже при одном упоминании о дочери губернатора. Интересно, он уже успел насладиться ее свежим юным телом или рассчитывал, что это у него еще впереди?

– Я счастлива снова видеть вас, месье Брэнд, – промурлыкала Анжелика. – И вас тоже, мадам! – Она обернулась к Мари с натянутой улыбкой на лице, в которой читалось едва уловимое презрение к женщине в мужских сапогах.

Итак, игра началась. Мари скинула накидку на руки Мармона. Казалось, электрический разряд пробежал по комнате, когда взгляду окружающих явились ее туго облегающие бриджи. Ни одна приличная женщина, ни одна женщина вообще не позволила бы себе такого! Губернатор побагровел, а оба надменных лейтенанта широко раскрыли глаза. Полковник Гилберт поперхнулся и громко закашлялся.

Наконец Бьенвилль нашел в себе силы прервать неловкую паузу и велел принести еще три стула. Все вдруг оживились и громко заговорили, делая вид, что ничего особенного не произошло. Как только последний кусок исчез с опустевших тарелок, Бьенвилль, встав, объявил, что Мармон подаст десерт в гостиную и если мадам не откажется снова сыграть на клавесине, все будут ей чрезвычайно признательны.

– Я вижу, ты просто очаровала здешнюю публику, – шепнул шотландец на ухо своей спутнице.

Мари напряглась. Сейчас она нуждалась в сочувствии, а не в иронии.

Джейсон и Мари сидели рядом, не зная, как полагается вести себя по этикету на таких вечерах, когда к ним подошла Анжелика.

– Месье, – протянула она, – это, наверное, слишком большая бесцеремонность, как вы считаете?

Бросив извиняющийся взгляд на свою спутницу, Джейсон встал, поклонился и, сжав мраморные пальчики Анжелики, начал двигаться в такт музыке не менее легко и непринужденно, чем его партнерша, в то время как Бьенвилль, оставив свой пост за клавесином, подошел к Мари и подал ей бокал вина.

– Отчего вас так странно называют – Рейвен?

Мари улыбнулась, продолжая краем глаза следить за Джейсоном и Анжеликой.

– Мое настоящее имя – Мари-Селеста Рейвен.

– Так, значит, вы француженка? – Бьенвилль поднес руку к лицу и почесал подбородок. Плохо дело. Арестовать француженку по требованию англичанина! – Конечно, мне следовало догадаться. Мало кто из англичан так хорошо говорит на нашем языке.

– Вы мне льстите, месье. Мой отец был француз, мать – испанка.

– Понятно. И все же… Объясните, как получилось, что такая изысканная женщина оказалась во главе…

Они опять смеются! Мари захотелось выцарапать Анжелике глаза! Нет, это слишком по-женски. Она ее пристрелит.

– Мадам… Боюсь, мне не следовало задавать вам этот вопрос. Примите извинения от человека, который отныне считает себя вашим поклонником.

– Благодарю, месье…

Мари, казалось, впервые по-настоящему увидела этого человека. Он искренен, относится к ней с симпатией и, безусловно, прав. Действительно, как она оказалась в компании отбросов общества? До сих пор Мари никогда не воспринимала так членов своей команды, однако это было именно то, что думали о них окружающие.


Коляску немилосердно трясло на ухабах, и от такой езды раздражение Мари только усиливалось. Первый вечер вместе с Джейсоном испорчен безнадежно. Шесть недель она только об этом и мечтала, и вот пожалуйста – больше двух часов ей пришлось выдерживать уничтожающие взгляды, а в конце вечера Дюбуа и Клемент начали делать ей откровенные предложения. Даже губернатор с каждой выпитой рюмкой становился все развязнее, так что она едва не дала ему пощечину. И все это время Джейсон смеялся и ворковал с Анжеликой. Как он мог так ее мучить! А теперь вот сидит рядом и ухмыляется как ни в чем не бывало.

Мари с тоской смотрела на казавшиеся ей теперь убогими и безликими домишки Мобила и думала о тех, кто там живет. Чувствуют ли они, что пришли покорять дикие земли? Волнует ли их это или они просто надеются урвать здесь свой кусок от пирога фортуны?

Наконец экипаж остановился. Джейсон открыл дверцу, и когда порыв пронизывающего северного ветра поднял столб пыли, Мари, вздрогнув, плотнее закуталась в плащ. Джон Ло заплетающимся языком пообещал заехать утром, и коляска укатила.

Гостиница «Воробей» стояла почти на самом берегу, примерно в ста ярдах от нее сгрудилось с полдюжины таверн для моряков.

– Подожди меня здесь. – Это были первые слова, которые произнес Джейсон с тех пор, как они покинули особняк Бьенвилля. – Я велел Рамаду приготовить нам комнату.

– Куда ты?

– Я скоро вернусь.

– Может быть, мне тоже пойти с тобой?

– Нет! – Он схватил ее за руку, удержал на месте. – Есть люди, которые будут разговаривать только со мной, и им не нужны свидетели. К тому же меня беспокоит поведение Ло и Бьенвилля. Не могу пока сказать, чем именно, но я должен это выяснить, пока не поздно.

– Очень удобный повод.

– Что это значит? Повод для чего?

– Анжелика. – Лицо Мари перекосилось от гнева. – У тебя свидание с ней, ведь так?

– Ты просто глупышка.

– Ну что же, иди. Постель, должно быть, уже согрета – она расскажет тебе, что замышляет ее отец.

Джейсон хотел что-то возразить, но в конце концов лишь раздраженно пожал плечами, круто повернулся и вышел.

Мари некоторое время неподвижно смотрела ему вслед сквозь слезы, потом нагнулась, подняла раковину от устрицы, изо всех сил швырнула…

И неожиданно попала в появившегося в этот момент в дверном проеме Рамада.

– Как странно ведут себя некоторые бесстрашные капитаны пиратских кораблей, – с явно преувеличенной любезностью произнес турок.

– Иди к черту! – Она решительно прошла мимо него и, войдя в гостиницу, поморщилась от запаха прокисшего пива, рома и свечного жира.

Никто из хозяев не вышел ей навстречу, поэтому Мари сама поднялась по лестнице на ярко освещенную балюстраду над залом. Пять темных пятен по стенам – двери; одна из них – в ее комнату. Интересно, какая? Она попробовала ближайшую. Заперто изнутри. Свободной оказалась лишь комната в самом конце коридора. В ней стояли два сломанных стула, грубый стол со свечой и громоздкая кровать. В камине горел огонь, и это несколько утешило Мари.

Услышав шорох, она резко обернулась: в комнату, закутанная в простыню, вошла Хоуп.

– Я разожгла огонь на случай, если ты вернешься, на столе немного горячего рома, Форликар расстарался. Мы с ним устроились на другой стороне коридора.

Мари устало опустилась на кровать.

– Спасибо, Хоуп. А теперь оставь меня.

Какое-то мгновение Хоуп колебалась, но потом, видимо, поняв, что больше ничем не сможет помочь, вздохнула, обняла Мари за плечи и выскользнула из комнаты.


– Бродяги! Грабители! Дикари! Проститутки!

– Господи, Луиза! Их же было всего двое.

– Исчадия порока! Представляю, какие сплетни будет распространять обо мне Лайэн. Как ты мог!

Бьенвилль нахмурился и, повертев в руках ночной колпак, отложил его в сторону. Его главная обязанность – заботиться о процветании Мобила. Однако всегда все можно рассмотреть с разных точек зрения. Вот, например, Мари Рейвен. Ему ее обрисовали как настоящее чудовище, на деле же она оказалась самой очаровательной женщиной из всех, кого он встречал после отъезда из Франции. Что должен сделать в подобном случае разумный человек? Арестовать ее в угоду Грегори? Но он не верил, что благополучие Мобила в самом деле зависит от прихоти этого мерзавца англичанина. С другой стороны, можно из дружбы с пиратами извлечь пользу – кто знает, какие новости принесет очередной корабль из Франции?

К черту этого английского капитана! Своим высокомерием он уже вывел его из терпения. Пусть пыжится, сколько ему вздумается, – ни один француз, обладающий чувством собственного достоинства, не станет подчиняться такому выскочке.

Снаружи тихонько постучали, и Бьенвилль направился к двери.

– Это Мармон. Спи, я сейчас вернусь, – бросил он уже забравшейся под одеяло Луизе.

Мармон встретил его в холле.

– Месье Ло, как вы просили, милорд. Я проводил его в кабинет.

– А моя дочь?

– В своей комнате, сэр. Господа лейтенанты пытались пересидеть друг друга, потом предлагали ей прогуляться, но я сказал, что погода не благоприятна для прогулок и что вы будете волноваться, поэтому лучше ей остаться дома.

Бьенвилль одобрительно кивнул:

– Вы поступили правильно, Мармон, – я не очень-то уверен в серьезности их намерений.

Джон Ло сидел в большом кожаном кресле, со стаканом горячего рома в руке и, казалось, был погружен в глубокое раздумье. Он намеренно не встал при появлении губернатора, однако Бьенвилль понимал, что вынужден терпеть выходки этого невежды, чья напористость легко открывала двери, закрытые для официального представителя короля.

– Я оставил их у гостиницы, – проговорил Ло, не поднимая глаз; язык у него больше не заплетался, голос звучал абсолютно трезво.

Бьенвилль кивнул:

– Полковник Гилберт пока ничего не знает, как вы и просили, хотя я сомневаюсь…

– Гилберт – джентльмен, – перебил его Ло. – Однако деликатности ему не всегда хватает. Хорошо уже то, что он умеет действовать быстро…

– Если мы вообще начнем действовать.

– Значит, вы передумали?

– Я пока еще не принимал никакого решения.

– Вы только что это сделали. Им не причинят вреда. – Ло сдержал улыбку. Как всегда, губернатор качнулся в нужном направлении. – Не понравился мне этот Грегори.

– Вы предвосхищаете мои мысли!

– Уметь предвосхищать – великий дар. Как бы иначе я сумел избежать виселицы?

Кажется, он над ним смеется? Не важно. Главное, он теперь все знает, и, значит, можно спокойно ложиться спать.

– Итак, Мармон вас проводит. Доброй ночи, месье.

– Не расстраивайтесь, друг мой. Я догадался о том, что вы не станете арестовывать Брэнда с очаровательной Рейвен, но причины известны только вам одному, Жан Батист.

Бьенвилль остановился на верхней площадке, дожидаясь, пока Мармон погасит свечи. Снаружи ветер бился о стены и волны набегали на берег со звуком, напоминавшим шорох вороньих крыльев, но он уже ни на что не обращал внимания, предвкушая мягкие объятия постели, где его ждал сладкий и глубокий сон.

Глава 20

Больше медлить было нельзя – прошлой ночью Ло рассказал ему о визите капитана Грегори. Никто не знает, когда англичанин вернется вместе со своим вооруженным до зубов «Брестоном», но если их захватят в гавани Мобила, им конец. Отправляться надо не позже завтрашнего утра.

– В чем дело, друг мой? – раздался рядом негромкий голос Рамада. – Три последних дня у тебя не было желания ни с кем общаться. Что с тобой происходит?

– Ты слишком много разговариваешь.

– А ты слишком мало слушаешь.

– Не зли меня, Рамад! – Джейсон, вскочив на лошадь, круто развернул ее и поскакал по пляжу к холмам.

Только когда Мобил остался позади, он остановился на вершине, заваленной вырванными с корнями деревьями, и спешился. Темный песок под ногами вобрал в себя тепло послеполуденного солнца. Здесь, наедине с ветром и морем, его мрачное настроение понемногу рассеялось и у него появилась возможность немного расслабиться, отдохнуть от постоянного напряжения, а заодно разобраться наконец в противоречивых чувствах, все последние дни раздиравших его на части. Мари так и не простила ему того, что на вечере у губернатора он танцевал и любезничал с Анжеликой, и даже когда он вернулся в гостиницу, все его попытки объясниться ничего не дали. Ночь они провели как чужие, боясь коснуться друг друга.

– К черту любовь! – громко крикнул Джейсон, обращаясь к ветру и волнам.

И в самом деле, что она ему принесла, кроме горя и страданий? Поэтому-то он не вернулся за ней в Пенскотт-Холл, поэтому стал обращаться с ней пренебрежительно, если не грубо, здесь в Мобиле.

Он яростно поддал ногой камень. Мари сама во всем виновата – вот и поделом ей. Если она настолько зависит от него, тем хуже для нее. Когда-нибудь она еще поблагодарит его за этот урок. Конечно, они и дальше останутся друзьями, но не более того.


Тяжело дыша, Анжелика остановила лошадь; шляпка слетела с ее головы и повисла сзади на ленте. Темно-карие глаза, губы, как лепестки розы, ямочка на подбородке, – она смотрела на него сверху вниз с озорной улыбкой. Как бы ей хотелось, чтобы ветер сорвал с нее одежду, чтобы они оказались сейчас друг перед другом обнаженные, ощущая на своей коже прикосновения ветра. Может быть, Джейсон возьмет ее с собой, на свой пиратский корабль, – тогда уж он точно очень скоро забудет ту, черноволосую.

– Я летела быстрее ветра.

– А я ожидал, что ты приедешь в коляске.

– Может быть, у меня больше общего с капитаном Рейвен, чем ты думаешь.

Джейсон выпустил ее из объятий, отвернулся, прислонился к поваленному стволу дерева.

– Не хочешь о ней говорить?

Он молчал. Внизу в заливе чайки летали кругами. Вот одна выхватила из воды рыбку и снова взмыла вверх.

– Хорошо, не будем. Но тогда о ком же? А, знаю! Поговорим лучше о моих лейтенантах. – Анжелика подошла вплотную, так что грудь ее коснулась спины Джейсона.

Неожиданно он резко обернулся, схватил ее в объятия, так что на ее коже остались следы от его пальцев, и впился ей в губы яростным поцелуем. Ничего подобного она в жизни не испытывала. В мгновение ока корсаж ее платья оказался расстегнут, грудь обнажилась.

Анжелика в страхе отступила назад и выставила вперед руки, словно защищаясь.

– О Джейсон!

Его глаза сверкали, как лунный свет на воде. Не говоря ни слова, он отвел ее руки назад, блаженно вздохнул.

Она ему нравится! Незаметно для себя девушка выпрямилась, испытывая гордость за свое тело.

Джейсон прищурился. Молодая грудь… еще не очень полная, но высокая, упругая, и соски смотрят вверх. Он дотронулся до одного, потом до другого. Твердые. Наклонился, обвел вокруг языком, легонько сжал зубами.

Анжелика, ослабев от желания, без сил опустилась на колени. Словно во сне наблюдала она за тем, как он снимает рубашку и ботинки. Ниже талии, под бриджами, вздулся высокий бугор. Почти не сознавая, что делает, она протянула руку и, коснувшись его, содрогнулась.

Джейсон расстегнул пояс и выпустил набухшую плоть наружу. Словно зачарованная смотрела Анжелика, как он растет, наливается, твердеет, поднимается. Пальцы ее сами собой потянулись к нему, ощупывали, исследовали гладкую кожу под густыми волосами. Джейсон опустился рядом с ней, расстелил плащ на песке, потянул ее за собой вниз. Дыхание со свистом вырывалось у него из горла, крайнее возбуждение вытеснило все мысли о Мари. Он приподнял ей бедра, задрал юбки до талии. Господи, она в самом деле прекрасна! И как приятно гладить вход под густыми мягкими волосами, ощущая влагу под своими пальцами!

Для Анжелики все исчезло перед лицом нарастающей страсти; остались только его горящие глаза, проникающие в самую душу, и рука, сулящая неизведанные наслаждения. Но это ведь не все… Предстоит еще самый последний шаг. Неожиданно она испугалась. Ей будет больно, он разорвет ее. Она застонала, попыталась отстраниться. Поздно. Время игр и кокетства ушло. Вот он уже на ней, коленями раздвигает ей бедра, приближает этот страшный пульсирующий фаллос, касается ее протестующей плоти.

– Нет! – Она попыталась вырваться. – Пожалуйста, не надо…

– Еще как надо, – проговорил Джейсон каким-то сдавленным голосом; губы его скривились в демонической усмешке.

– Нет! Не смей!

Почему она не разжимает объятий – неужели хочет его? Да, хочет, как никого на свете.

– Я все посмею. Слышишь, абсолютно все.

Внезапно между бедер у нее словно вспыхнул огонь – огромный член вошел в нее, разрывая нежную девственную плеву. Анжелика вскрикнула от боли, и тут, незаметно для нее самой, бедра ее приподнялись. Она обхватила его ногами. Крик боли перешел в стон наслаждения, и она ощутила его губы на своих губах…


Мари сняла бриджи, блузу, сапоги и приступила к сложному процессу облачения в шелковое чудо, сплошь состоявшее из оборок и кружев. Работая горничной в Пенскотт-Холле, она часто прислуживала леди Гвендолин; тогда ей казалось нелепым, что кто-то должен помогать женщине одеваться. Только теперь она поняла, что сделать это одной просто невозможно.

– Тюльпанчик!

Появившаяся в дверях Хоуп застыла на месте.

– Ну что ты там застряла? Иди помоги мне!

Хоуп нахмурила брови, однако при виде беспомощной Мари, тщетно пытающейся справиться с непокорным платьем, сердце ее смягчилось.

– С удовольствием, радость моя.

Полчаса спустя команда Мари с благоговейным ужасом взирала на своего изменившегося до неузнаваемости капитана, а Том Ганн, который именно в этот момент входил в гостиницу, выронил из рук глиняный кувшин с элем, и тот с грохотом разлетелся на мелкие осколки.

– Нет, вы только посмотрите на нее!

Мари подобрала юбки и величественно прошествовала к выходу.

– Где экипаж?

– Я послал за ним Шелби, скоро он уже должен быть здесь.

Появившаяся в этот момент в дверях плотная фигура Форликара заслонила собой весь дверной проем.

– Чтоб я пропал! Чтоб меня акулы сожрали!

– Прочь с дороги! – рявкнула сзади Хоуп. – Дай пройти даме.

Коляска подъехала в ту самую минуту, когда Мари вышла из гостиницы. На козлах сидел сам Джон Ло.

Мари несколько секунд колебалась.

– Когда месье предложил предоставить в мое распоряжение экипаж, я не поняла, что он имел в виду и себя тоже. Я ни в коем случае не хотела бы показаться навязчивой.

– О чем вы говорите, мадам! Для меня это не обязанность, а огромное удовольствие. – Он подал ей руку. – Прошу.

– Месье…

– Да?

– Где капитан Брэнд?

– Это мне неизвестно. Может быть, там? – Ло указал на особняк губернатора.

– Это было бы очень странно – месье Бьенвилль ждет нас всех сегодня вечером.

– Возможно, произошло что-нибудь неожиданное.

Ло, не дожидаясь просьбы Мари, стегнул лошадь, и экипаж тронулся с места.

Мармон встретил их у дверей.

– Мы хотели бы видеть месье Бьенвилля и капитана Брэнда.

– Но… капитана Брэнда здесь нет.

– Вот как? – Судя по всему, Мари явно не рассчитывала на такое развитие событий. Быстро взглянув на своего спутника, она резко повернулась и пошла к коляске.

– И куда же мы направляемся теперь? – Ло попытался сделать вид, что не понимает причин, вызвавших неудовольствие его спутницы, однако ей теперь уже было все равно.

– Куда хотите, хоть к черту! – произнеся эту не слишком вежливую фразу, Мари отвернулась к окну и, пока коляска трогалась, не проронила больше ни слова.


Дорога, извиваясь, шла вверх, огибая холмы и приближаясь к лесному массиву. Для зимы день выдался на удивление теплым. В Англии все зимние месяцы казались Мари одним бесконечным холодным днем, на Мистере, напротив, всегда было тепло, за исключением периода дождей, здесь же, в Новом Свете, погода, видимо, отражала непредсказуемость самой этой земли.

Всю дорогу они почти не разговаривали. Мари как зачарованная впитывала в себя окружающую красоту, не обращая внимания на пристальные взгляды своего соседа.

Наконец Ло натянул поводья, и лошадь послушно остановилась. Впереди виднелась небольшая роща, указывавшая на близость пруда. Мари никогда еще не встречала таких деревьев.

– Что это?

– Ивы. Они дают хорошую тень, только уж очень привлекают комаров, особенно в жару.

– Красивое место.

Ло приложил палец к губам.

– Послушайте.

Вначале Мари ничего не услышала. Потом до ее сознания стали доходить едва уловимые звуки, словно жизнь начала пробуждаться рядом с ней.

Странный шелест… Это лошадь взмахнула хвостом. Отдаленная песня птицы. Шорох ветра в вершинах сосен. Приглушенный рокот моря вдалеке.

– Я не знаю, где искать вашего капитана Брэнда. Если позволите, вместо этого я покажу вам свой мир.

– Ваш мир?

Ло повернулся к ней, взглянул прямо в глаза.

– Да. Тот, который я хотел бы разделить с вами… – Он потянулся к Мари, обнял за плечи…

В первый момент она вся сжалась, но потом неожиданно пришло спокойствие. А почему бы и нет? Джейсон явно ее избегает – все эти дни он вел себя холодно и отстраненно. Вот и поделом ему. А этот Ло… Что ж, любопытная личность, много честолюбия и, наверное, возможностей.

Она легонько коснулась губами его губ, позволила ему обнять себя… и ощутила что-то похожее на шок. Прикосновение его влажных горячих губ возбудило в ней неожиданно приятные ощущения. Она наедине с другим мужчиной – сама мысль об этом действовала возбуждающе. А что, если бы Джейсон застал их сейчас?..

Она отодвинулась от Джона Ло и молча посмотрела на него, но он тут же снова схватил ее в объятия, коснулся губами щеки, шеи, нашел ее губы.

– Рейвен… Мой вороненок! Вы просто изумительная женщина.

Хриплый шепот прервался. Он поцеловал полуприкрытые глаза Мари, в то время как его рука коснулась ее груди. Это легкое прикосновение пробудило в ней противоречивые чувства смущения, неловкости… и вины.

Ло тем временем продолжал ласкать ее шею; искусный в любовных играх, он прижался бедром к ее бедру, нашептывая ей на ухо страстные слова…

И тут вдруг Мари почувствовала, что не может ответить на его ласки, не может даже притвориться. Она резко отстранилась.

– Что, что такое? – Ло был явно разочарован.

Как это он сам только что сказал? Новая жизнь без притворства? Верно, на этой земле два человека – она и Джейсон – могут обрести свой дом; так стоит ли губить эту мечту глупой любовной игрой, в которую она и сама не верит?

– Вы не возражаете, если я немного пройдусь?

– Конечно, нет. – Ее спутник помог ей выйти из коляски и тут же взял под руку.

– Я хотела бы прогуляться одна.

Ло вздохнул. Так и есть – легкой победы здесь ожидать не приходится. Однако он постарался не показать своего раздражения.

– Идите, мой прекрасный друг. Может быть, вы действительно полюбите эту землю, а деревья нашепчут вам новое имя. Я подожду здесь.

Мари подобрала юбки и не спеша направилась по холодной влажной траве к ивам. Внизу под ними лежал неглубокий пруд, покрытый по краям ряской, которую украшали водяные лилии. На поваленном стволе дерева дремала черепаха, повсюду вокруг летали стрекозы, радуясь обманчиво теплому дню.

Весна среди зимы. Странная земля… Место, где можно избавиться от прежней жизни и прежнего имени, начать с ничего, с мечты. Что сказал бы на это Джейсон? Его собственная жизнь все еще движется под влиянием той таблички с пепелища, на которой написано «Мир». Сможет ли он оставить пиратство и разбой, забыть о ненависти и мести?

Лес неожиданно кончился, и Мари вышла к обрыву. Там, внизу, узкая полоса пляжа отделяла землю от бесконечного движения волн. Невероятное сочетание – неподвижные леса и вечно беспокойный океан…

Внезапно Мари застыла на месте. Этого не может быть! Огненно-рыжая шевелюра венчает голову одного из тел, сплетенных воедино… Слезы застлали ей глаза, мешая получше рассмотреть мерзкую картину; биение сердца невыносимой болью отдалось в груди…

Скорее назад. Только не бежать, не порвать платье и не разрыдаться вслух. Обратно, через лес, через поляну, пока никто ничего не заметил, ни о чем не догадался.

– Отвезите меня в город, – прошептала Мари едва слышно.

– Но, мадемуазель…

– Обратно, черт побери!

Коляска помчалась стрелой под гору. Мари, не произнося ни слова, остановившимся взглядом смотрела прямо перед собой. Когда они, миновав губернаторский особняк, остановились у гостиницы, она, не глядя по сторонам, взбежала вверх по лестнице в свою комнату и лишь здесь дала волю отчаянию. Слезы неудержимо полились из ее глаз. Вырядилась, как глупая кукла! Для кого?

В ярости Мари начала срывать с себя роскошное платье, безжалостно разрывая шелк и кружева. Наконец она без сил опустилась на пол, не в состоянии изгнать из памяти только что увиденную картину. Двое, сплетенные в страстном объятии. Джейсон и эта стерва…


– Что случилось? – Анжелика села и вопросительно посмотрела на Джейсона. Прическа ее сбилась, грудь без поддержки тугого корсета из китового уса уже не выглядела столь неотразимо притягательной.

Человек, возвышавшийся над ней, молчал. Тот же вопрос он задавал сейчас самому себе. Стоило ему оторвался от пышущего жаром тела Анжелики, как его начали терзать сомнения, чувство неудовлетворенности и… вины. Да-да, вины. Он дал себе зарок разорвать узы, связывающие его с Мари, и не слишком много думать о другой девушке, которой он только что обладал. Так ему и следует поступить. Привязанности делают человека слишком уязвимым.

– Джейсон… – Анжелика, мурлыча как кошечка, почесала его лодыжку пальцами ноги. – Обед у папы назначен только на девять часов, значит, у нас еще полдня впереди. – Она протянула руку и коснулась его плоти, ожидая, что он опять доставит ей наслаждение. Одно только это прикосновение вызвало в ней непередаваемое возбуждение. – Я быстро учусь. Теперь ты можешь мне все показать.

Внезапно Джейсон подтолкнул ее, развернул кругом, игриво, но довольно чувствительно шлепнул по ягодицам.

– Похоже, девочка, ты чересчур ненасытна. Лакомый кусочек для любого мужчины. Однако меня ждут дела, и мои люди, наверное, уже беспокоятся.

– Но… я люблю тебя, Джейсон!

– Не стоит сейчас произносить это слово. Лучше побыстрее одевайся и отправляйся домой.

– Но ты же не можешь вот так… после всего что было…

– А что было? Разумеется, мы с тобой недурно порезвились…

– Порезвились? – Анжелика вскочила как ужаленная. – Вот как ты это называешь?! – Несколько секунд она не могла выговорить ни слова от ярости. – Свинья! Бандит! Подонок!

– Благодарю за комплименты. – Джейсон постарался придать своим словам иронический оттенок, но Анжелика его уже не слушала, в спешке надевая через голову платье.

– Я тебя ненавижу. Ненавижу на всю жизнь!

Она кое-как привела в порядок свой туалет и, отвязав обеих лошадей, вскочила в седло, а кобылу Джейсона хлестнула поводьями изо всех сил. Та умчалась прочь.

– Постой, сумасшедшая! – крикнул Джейсон.

С равным успехом Джейсон мог обратиться к возвышавшейся неподалеку скале.

– Можешь прогуляться пешком! – единственное, что он еще услышал из-за деревьев.

К тому времени как он оделся, Анжелики уже и след простыл.

По дороге к городу у Джейсона созрело решение. Он найдет Мари и попытается объясниться с ней… если она ему позволит. А пока он чувствовал себя по-настоящему несчастным.


Ярко-красное солнце скрылось за отдаленными вершинами сосен; быстро наступившую темноту смягчало лишь неяркое мерцание звезд. Повсюду зажглись свечи, захлопали двери и ставни окон: люди спешили укрыться в своих домах от ночного холода, окутавшего город.

Джейсон подошел к матросу, охранявшему корабль Мари.

– Кажется, ветер стихает? Что говорят местные?

– Меняется на северный, и очень кстати – он вынесет нас отсюда за милую душу.

– Если будем готовы.

– Мы-то готовы. Все закончили еще до захода солнца.

Только бы никто не вспомнил о том, что капитан «Баньши» исчез на полдня.

Джейсон быстро направился к гостинице и, подойдя к ней, сразу вошел внутрь.

Несколько моряков из команды Мари сидели в холле. Не обращая внимания на враждебные взгляды, он промчался вверх по лестнице, пробежал по коридору, распахнул дверь комнаты.

– Мари!

Он увидел, как Хоуп резко обернулась, раскрыв ярко накрашенный рот, и в растерянности остановился. В это время что-то тяжелое ударило его сзади по черепу. Без единого звука капитан мешком свалился на пол.

Двигаясь плавно, словно кошка, Мари обошла вокруг него.

– Он предал меня дважды. Первый раз в Англии и вот теперь здесь. Но больше он никогда этого не сделает. А теперь, Хоуп, помоги мне связать его.


Нэд проглотил остатки эля и поднял глаза на молодого парня, сидевшего напротив.

– Значит, у тебя осталась одна ночка на этих двух шлюшек? Бедняга…

Шелби добродушно усмехнулся:

– Я же не виноват, что понравился им. Может, если бы ты задул лампу, прежде чем они увидели твой крючковатый нос, тебе бы больше повезло. А может, это возраст виноват – они боятся, что ты окочуришься и не докончишь свою работу. Со мной им опасаться нечего.

– Возраст! Да меня еще на сто лет хватит! – Внезапно Нэд замер на полуслове. – Черт меня подери!

По лестнице, перешагивая через две ступеньки, спускалась Мари в черных бриджах и темно-синей накидке, со шпагой и кобурой пистолета на поясе. Когда она подошла к столу, Нэд растерянно моргнул, встретившись с ее дымчато-серыми глазами, которые сейчас сверкали, как у кошки. Он и раньше видел у нее такие глаза, и ему это всегда нравилось.

– Где остальные, Том, Бен, Пул – все, кому мы доверяем?

– Том и Пул на борту с полудюжиной тех, кого Джейсон нанял на Мистере. Бен и Поучер на берегу.

– Найди их, только по-тихому, чтобы не вызвать подозрений. Нам понадобится примерно с десяток людей и баркас. Как можно скорее приведи всех к складу Джона Ло; я буду ждать вас там, в кустах у главного входа.

– Но…

– Пока тебе больше ничего знать не нужно. Действуй осторожно, так, чтобы никто ни о чем не догадался.

– Слушаюсь, капитан.

Шелби тоже вскочил из-за стола.

– А ты быстро на корабль. Скажи Тому, пусть запрет тех, которым он не доверяет, и приготовится к отплытию. Мы сюда больше не вернемся. Нэд, позаботься о том, чтобы твои люди были вооружены. Это все. Действуйте, да побыстрее.

Нэд оскалился в волчьей ухмылке. Давно бы так! Не важно, что вызвало такую перемену в поведении капитана; если Рейвен задумала всех провести, она может рассчитывать на него.

Не успели они выйти, как на лестнице появилась Хоуп, закутанная в плащ и с узелком в руке.

– Ты пока подожди здесь. – Мари указала подруге на дверь комнаты, где лежал с кляпом во рту Джейсон. – Если что, беги к складу и дай мне знать.

Покинув таверну, Мари быстро направилась по ночному городу к складским помещениям Джона Ло. Когда она почти достигла цели, ее окликнули и из тени показался Нэд, а за ним Поучер, Джесс и Бен.

– Я привел пятнадцать человек, с оружием.

– Молодец!

– Но почему мы здесь? Что случилось? – послышались взволнованные голоса.

– Придержите языки! – цыкнул на них Нэд. – Капитан знает, что делает.

Мари почувствовала радостное волнение в голосе своего товарища; однако о себе она не могла сказать того же. Ей предстояло совершить нечто такое, что навсегда оттолкнет от нее Джейсона, превратит любовь и нежность, которую они некогда делили, в нескончаемую ненависть. Он лгал ей, подчинил ее своей воле, а потом, дважды предав, обманул, как последнюю дуру. Слава Богу, теперь с этим покончено – ни Джейсон, ни кто-либо другой больше от нее такого не дождется.

Склад, у которого матросы ждали Мари, представлял собой помещение, похожее на амбар: он нависал над водой таким образом, чтобы лодка могла незаметно войти в него. На втором этаже помещалось жилище Джона Ло; в его окне горел свет, и это означало, что Ло, вероятно, все еще дома. Наверное, готовится к губернаторскому обеду, подумала Мари.

В тот момент, когда она повернулась к своим людям, к дому подъехала коляска и остановилась у главного входа на склад. Из тени вышел охранник.

– Нэд. Поучер.

Оба поняли ее без слов и молниеносно скрылись в тени за коляской.

– Подождите, пока я вас позову, – приказала она остальным и вышла на свет.

Вначале никто не обратил на нее внимания: появившийся из двери Ло отдал какие-то распоряжения охраннику и сел в экипаж. В этот момент он заметил Мари.

– Бог ты мой, какой сюрприз!

– Я тоже рада вас видеть.

Ло ответил довольной усмешкой.

– Вы действительно переменчивое существо. Впрочем, этого следовало ожидать. – Он галантно протянул ей руку, и Мари села в коляску, скрывая пистолет под плащом. Тут же снаружи послышались звуки ударов и стоны. Ло встревожился. Он уже собрался было открыть дверь и позвать своих людей, однако, ощутив холод пистолетного дула у горла, сразу все понял.

В окно просунулась голова Поучера.

– Все чисто, Рейвен.

– Выходите, – приказала Мари. – Быстро! Позовите своих людей и дайте нам пройти внутрь.

– Ну уж нет!

Мари с силой оттянула его голову назад. Выкатив глаза, он смотрел на ее палец, все сильнее нажимающий на курок.

– Хорошо-хорошо, я подчиняюсь.

Мари ослабила хватку, и Ло с трудом сглотнул; холодный пот каплями скатывался со лба.

– Действительно переменчивая женщина… – снова невнятно пробормотал он. – Но почему? Что произошло?

– Какое это имеет значение? Шевелитесь, иначе пропустите обед у губернатора.

Ло выбрался из экипажа и тут же оказался в окружении людей с корабля Мари. Соскочив следом, она легонько подтолкнула его в спину, и он, послушно подойдя к дверям, тихонько постучал два раза. Окошко на двери открылось.

– Впустите меня, я кое-что забыл.

Окошко закрылось, послышался лязг болтов. Как только в двери появилась щель, Мари втолкнула туда Джона Ло. Охранник от неожиданности упал назад. Пятнадцать решительно настроенных людей устрашающего вида ворвались на склад. Все решилось молниеносно. Пятеро сторожей сдались и положили оружие на пол. Еще через несколько минут, когда открыли двери во внутренний док, Мари и ее люди нагрузили две лодки золотом, перевезенным сюда с «Баньши» всего два дня назад. Пока они работали, Мари вместе с Ло обошла склад и заставила его указать ящики с наиболее ценными товарами – их тоже погрузили на одну из лодок.

Покончив с этим, Мари приказала своим людям крепко связать охранников Джона Ло и предупредить их, чтобы не поднимали шума, пока их хозяин к ним не вернется. Подошедшая несколькими минутами раньше Хоуп стояла рядом с ней, безмолвно глядя на происходящее.

Ввели возницу Джона Ло, заперли двери. Джесс вслед за Ло, которого отдали ему под охрану, прыгнул в лодку, но Хоуп все переминалась в нерешительности.

– Ну что же ты? – Мари с недоумением взглянула на подругу.

– Я не поеду с вами. – Хоуп обратила к Мари залитое слезами лицо. – Последний раз я плакала еще в девушках, много лет назад, это было так давно, что и не вспомнить.

– Я не понимаю…

– Мой сладкий Тюльпанчик… У меня никогда никого и ничего не было… Даже мужчины, которого я могла бы назвать своим. А теперь появился Форликар. Он, конечно, тот еще фрукт, и характер у него не сахар. Но мы с ним нужны друг другу. Я не могу его бросить, просто не могу.

Мари крепко обняла Хоуп.

– Ладно, я тебе верю. Прощай и не забывай обо мне.

Она прыгнула в лодку, и тут же весла погрузились в воду. Лодка вышла на открытое пространство и стремительно понеслась от берега, а Хоуп, уже потеряв ее из виду, все стояла на причале и махала вслед рукой.


Теперь для Мари оставалась одна проблема – «Баньши». Глядя в темноту, она пыталась найти решение. Форликар сейчас на корабле; что бы ни случилось, он не должен пострадать. Но ее кораблю нужен по крайней мере день, чтобы уйти от погони; значит, «Баньши» необходимо вывести из строя.

Команда ждала своего капитана в полной боевой готовности. Пятерых новичков заперли в кубрике во избежание возможных неприятностей.

Том Ганн, приветливо улыбаясь, помог Мари подняться на борт и вдруг застыл на месте, увидев в лодке связанного Джона Ло с кляпом во рту.

– Ничего не понимаю…

– Поднимите на борт контрабанду. Я забрала то золото, которое заплатил ему Джейсон, и еще кое-какой товар, который нам может пригодиться. Проследи, чтобы ничего не пропало, а потом зайди ко мне в каюту. Поучер, тебя это тоже касается.

Поколебавшись долю секунды, Том сделал шаг к борту, но Нэд Слай остановил его.

– Я сам прослежу за товаром, а ты иди к ней. Такой я ее еще не видел. Не знаю, что сделал этот Брэнд, но ей очень плохо, и она в ярости. Скоро у нас на хвосте будут и Брэнд, и Ло, и весь французский военно-морской флот в придачу. – Нэд коротко рассмеялся. – Давно я так хорошо себя не чувствовал! – Он хлопнул Тома по плечу и, повернувшись, пошел исполнять приказание Мари.


Как вскоре выяснилось, Поучер оказался просто незаменим для такого дела. Он, Том и Мари сели в лодку и почти беззвучно проплыли небольшое расстояние, отделявшее их от «Баньши». С самого начала Том настаивал, чтобы Мари не покидала корабль, однако она ничего не хотела слушать. У нее свой счет к Джейсону, и она заплатит ему сполна.

На «Баньши» стояла мертвая тишина. Те моряки, что остались на борту, скорее всего спят, а может, играют в кости либо просто судачат о чем-нибудь. Если ей повезет, никто так ни о чем и не догадается, пока ее корабль не окажется в море.

Лодка подошла вплотную к борту «Баньши», и Поучер, ловкий как уж, быстро поднялся по канату наверх. Мари и Том с лодки следили за его фигурой, двигавшейся параллельно борту. Все свершилось в какие-нибудь четверть часа, однако к тому времени, когда Поучер спустился по канату и прыгнул обратно в лодку, Мари казалось, будто прошла целая вечность.

– Ну что?

Поучер сунул нож за пояс.

– Все в порядке. Канаты перерезаны наполовину, так что они ничего не заметят, пока не начнут поднимать паруса. Да, вот это будет картинка!

Мари позволила себе немного расслабиться.

– Отличная работа.

Теперь их ничто не остановит. Разумеется, узнав об их бегстве, Джейсон соберет свою команду и выйдет в море, а потом потратит еще день или два на то, чтобы починить оснастку. За это время она со своим кораблем будет уже далеко. Капитан Брэнд еще пожалеет о том дне, когда предал Мари Рейвен.

Вернувшись на свой корабль, Мари обошла палубы и тщательно все проверила. Закончив обход, она прошла на шканцы.

– Порядок, Том. Можно отправляться.

Команды отдавались вполголоса, почти шепотом. Теперь у них не хватало людей, чтобы по всем правилам поднять якорь, поэтому они просто перерубили канат топором. Сильный порыв ветра сразу повернул их к выходу из залива, и очень кстати – так им будет легче уйти незамеченными.

Мари подошла к грот-мачте, достала нож и перерезала веревки, которыми был привязан Джон Ло, а потом вынула у него изо рта кляп. Пленник распрямился, с трудом сдерживая ярость.

– Вы собираетесь оставить меня здесь навсегда, мадам?

– Нет. Как только мы выйдем из бухты, вы будете свободны и без труда сможете добраться до острова Дофин.

Ло прищурился:

– Значит, вы не собираетесь меня убивать?

– Месье, мы грабители, но не убийцы. Благодарю вас за гостеприимство… и за золото. – Она указала в сторону борта, где у веревочной лестницы стоял один из матросов. – А теперь прощайте. – Мари резко повернулась и прошла на корму, чтобы отдать распоряжения относительно пятерых людей, нанятых Джейсоном. Они будут освобождены и примутся за работу, когда корабль окажется достаточно далеко в открытом море.

Потом она в одиночестве стояла у борта, глядя, как Мобил, удаляясь, превращается в едва различимое темное пятно на горизонте.

Она одержала над ним победу и может теперь торжествовать. Но почему тогда так тяжело у нее на душе? Как там сказала Хоуп? «Мы с ним привязались друг к другу»… Глупая женщина! Привязанность приводит к измене и предательству. Ласки, поцелуи, сладкие слова… все это ничего не значит. Во всяком случае, не для Джейсона. Но и она не будет лить слезы! Даже холодный северный ветер не заставит ее заплакать!

Молча, с сухими глазами, стояла Мари у перил, пока встревоженный Том Ганн не увел ее в каюту и не уложил на койку под теплое одеяло, где ее сморил беспокойный сон.

Глава 21

Мгновенно налетевший невесть откуда шторм так же быстро утих, и гонимая попутным ветром «Шпага Корнуолла» заскользила по волнам, неся на своих палубах сокровища, утомленную команду и женщину-капитана, отказавшуюся от всех прелестей жизни и еще более одинокую, чем когда-либо прежде. Даже то, что Мистере рядом и она вот-вот ступит на родную землю, теперь не радовало ее. Мари представила себе скалу в отдаленной части острова. Скоро она ее увидит, возможно, в последний раз.

С мачты спустился Шелби с подзорной трубой.

– Что-то пока ни одного корабля не видно.

– Рано еще, – проворчал Нэд Слай. – Все, наверное, дрыхнут под столами у Кэрона со вчерашнего вечера.

– Я бы сейчас тоже не отказался от кувшинчика рома и жареного поросенка миссис Даяны, – отозвался от штурвала Пул.

– Помолчал бы лучше! Нам еще нужно найти людей, чтобы восполнить нехватку рабочих рук.

– Да, и сделать это быстро, – заметила Мари. – Не стоит здесь долго задерживаться.

Нэд вопросительно поднял на нее глаза, а Пул громко застонал.

– День-два, не больше. Надо взять на берегу несколько пушек и кое-что еще.

– Но, капитан… – начал было Шелби.

– Не хочу больше ничего слушать. Вы что, забыли о «Баньши» или, может, думаете, что Брэнд о нас забыл?

– Ну, с Брэндом-то мы справимся, – оскалился Нэд.

– Каким образом, хотела бы я знать? У нас людей едва хватает, чтобы управлять кораблем. На «Баньши» команда вдвое больше.

– Пусть. Все равно не хочу я от него бегать.

– Как только наберем команду, я тут же с тобой соглашусь.

– Мы можем сделать это на Мистере, – не удержался Шелби, – и тогда нам не надо будет его бояться.

– Я сама буду решать, что, когда и как. Сначала нам надо запастись провизией. К тому же здесь слишком много людей, верных Брэнду, и нам лучше поискать для отдыха другое место.

– Но где? – Нэд пожал плечами. – Назови мне хотя бы одно убежище лучше этого.

– Есть такое.

– И где же?

– Потерпите, скоро узнаете.

Не проронив больше ни слова, Мари повернулась и пошла в свою каюту. Слово «Орчилла» она не произнесет, сколько бы ее ни уговаривали, иначе Джейсон может об этом узнать и последовать за ними. Она еще не готова к встрече. Пусть подождет, пока ей удастся обучить новых людей; вот тогда, если ему захочется…

Мари улыбнулась, так и не закончив мысль.


Подгоняемые северо-западным ветром, они приближались к острову; оставалось всего несколько минут до того момента, когда «Шпага Корнуолла» войдет в гавань. Хорошо снова почувствовать под ногами твердую землю, подумал Том Ганн. Конечно, море и приключения – это здорово, но разве он может забыть свое плотницкое ремесло и свою семью, которая, наверное, уже и ждать-то его перестала.

Он поднес к глазам подзорную трубу и увидел облачко дыма, поднимавшееся над одной из пушек, оставленных ими на берегу.

– Вот остолопы – тратят порох зря. – Том с недоумением оглянулся на своих товарищей.

Поучер провел грязной ладонью по всклокоченным волосам.

– Ну-ка, дай посмотреть. – Он взял у Тома подзорную трубу, навел на берег и долго стоял не двигаясь.

Раздался еще один выстрел.

– Девятифунтовая пушка. Не пойму, куда они стреляют?

– Может, это они нас так приветствуют?

Поучер с сомнением потер подбородок.

– Что-то не очень похоже. – Он вернул подзорную трубу Тому.

А может, это вовсе не салют… Тогда что? Предупреждение? Том похолодел. На берегу все спокойно, даже слишком: ни одной живой души…

Он еще раз осмотрел берег. Булыжники у воды, пальмы… голые остроконечные верхушки…

Ах, черт! Никакие это не деревья! Вот одно из них словно раскинуло белые крылья – огромные полотнища парусины. Том замер на месте. Поучер позади него в ужасе выпучил глаза.

– Гляди в оба! – отчаянно закричал Том. – Справа по борту неприятель!


Мари стремглав выбежала из своей каюты. Огромный корабль огибал побережье Мистере. Английский флаг, не меньше пятидесяти орудий на борту. Охотник сумел-таки подстеречь дичь.

– Черт меня подери! – воскликнул Нэд. – Это же «Брестон»!

Мари побелела, она тоже узнала этот корабль. Джон Ло рассказал им о визите Джеймса Грегори в Мобил и о том, что Грегори принял командование «Брестоном» после фиаско прежнего капитана при столкновении со «Шпагой Корнуолла». Но как сумел Грегори обнаружить Мистере? Случайность? Вряд ли. Скорее предательство.

Огромный корабль, быстро двигаясь по ветру, начал разворачиваться. Мари бросилась к штурвалу, на ходу пытаясь оценить ситуацию. Они еле ползут и вряд ли успеют прибавить ходу… К тому же впереди лежит остров, а они на мелководье…

– Держать курс! – крикнула она Поучеру. – Том, Нэд! Мы попробуем подойти ближе к берегу – у «Брестона» осадка больше. Всех на паруса, нельзя терять ни минуты.

– Может, пальнуть разок-другой, чтобы они…

– Мы сейчас не можем рисковать. Это наш единственный шанс.

Моряки бросились исполнять приказание. Даже те пятеро, которых нанял Джейсон, тоже принялись за работу; они прекрасно знали, что от английского корабля им ничего хорошего ждать не приходится.

Том Ганн расхаживал по палубе с саблей в руке, глаза его возбужденно сверкали. Он понимал, что шансы их невелики, и тем не менее от него исходили уверенность и энергия – результат нелегкой жизни и любви к хорошей потасовке. Подошедший Нэд сообщил Мари, что расставил всех людей по местам. Хорошо, что они здесь, рядом, – что бы ни случилось, ни один капитан в мире не сможет похвастаться более верными товарищами.

Нэд кинул тревожный взгляд на северо-западный берег Мистере, потом на все увеличивавшиеся в размерах паруса «Брестона». Хорошо, если им удастся не разбиться о скалы, спасая свою шкуру.

– Остается только надеяться, что нас не выбросит на берег, – нехотя заметил он.

Мари быстро прикинула расстояние до «Брестона». Корабль Грегори шел медленнее, чем она рассчитывала, видимо, решив прижать их ближе к берегу, прежде чем начать атаку. С каждой секундой положение ухудшалось. Единственный выход – резко поменять курс; по крайней мере тогда они станут для «Брестона» трудноуловимой мишенью.

– Том, мы поворачиваем. Предупреди людей, и ты, Нэд, тоже.

Том рванулся вперед, но Нэд задержался на мгновение.

– Друзья до конца, что бы ни случилось, капитан?

Мари вспомнила их первое знакомство, ненависть, дуэль. Как давно это было!

– Друзья, – проговорила она чуть смущенно, потом порывисто наклонилась и поцеловала Нэда в щеку. Тот побагровел и бросился исполнять приказание.

«Шпага Корнуолла» продолжала двигаться к берегу. Мари стояла, выпрямившись как струна, стараясь не думать о последствиях предстоящего обстрела. В любом случае бой продлится всего несколько секунд, не больше.

Сердце ее сжалось от нестерпимой боли. Как же все-таки Грегори узнал о существовании Мистере? Может быть, это только случайность, и та же судьба, которая в свое время, спасая Мари от смерти, предоставила ей корабль, теперь распорядилась по-другому? Так или иначе выбора у нее на этот раз не было.

Последний взгляд вокруг. Все готовы и ждут ее распоряжений. Господи, у нее действительно отличная команда! Недавние ремесленники и землепашцы, они за несколько месяцев стали лучшими матросами, каких только можно пожелать. У Мари потеплело на душе, словно давно забытая семейная атмосфера на миг снова окружила ее.

Внезапно глаза ее расширились: она теперь одна, и никто не придет ей на помощь. До «Брестона» осталось всего двести ярдов. Сейчас они пройдут мимо, почти параллельно друг другу…

Странная тишина царила на обоих кораблях, словно связывая хищника и его добычу. Невидимая паутина судьбы.

– Приготовиться!

Мари не отрывала глаз от «Брестона». Между ними осталось всего несколько ярдов.

Все напряглись. Сейчас они поднимут паруса.

– Разворачивайте корабль!

Голос Мари прозвучал словно выстрел. Все сорвались со своих мест. Пул резко переложил штурвал, ветер надул паруса, и «Шпага Корнуолла» рванулась по направлению к «Брестону». Лишь бы они успели проскочить!

И в этот самый момент английский корабль словно взорвался по всей длине одним мощным залпом. Грегори предугадал маневр Мари и опередил ее. «Шпага Корнуолла» содрогнулась: тяжелые ядра разрывали ее хрупкое дерево, осыпая палубу смертоносным дождем. Одно из ядер попало в грот-мачту, прямо над парусом: оснастка не выдержала, канаты полопались и, падая вниз, закрутились словно обезумевшие змеи. Стоны и крики агонии наполнили пропитанный пороховым дымом воздух. Корабль качнуло набок, и на минуту всем находившимся на нем показалось, будто ад разверзся вокруг.

Мари с трудом поднялась на ноги. Том Ганн и еще несколько матросов пробежали мимо нее. Каким-то чудом корабль все еще оставался на плаву. Оставшиеся на палубе, схватив ножи и топоры, начали перерубать разбитые рангоуты и упавшие тросы. Она взглянула в сторону штурвала – Пул, целый и невредимый, торжествующе махал ей рукой.

Кто-то дотронулся до ее рукава.

– Нэд?

– Они повернули по ветру, сейчас снова ударят. Больше мы такого не выдержим. Прикажи Пулу держать к берегу – это наш последний шанс.

Он прав.

Сейчас земля – их единственное спасение…

Мари повернулась к Пулу:

– К берегу, давай же!

Лишенная парусов, «Шпага Корнуолла» разворачивалась с трудом, словно она действительно была живым существом, получившим смертельную рану.

– Привяжи штурвал, Пул, и следуй за нами. Нам придется плыть к берегу.

Невозможно, невероятно! Она так хотела мира и свободы, а вместо этого вынуждена отступать без всякой надежды на спасение. Люди, доверившиеся ей, погибнут, и виной тому ее безумная ярость. Мари огляделась: среди обломков лежали тела, изуродованные до неузнаваемости. Вздрогнув от ужаса, она рванулась к открытому люку:

– Оставь насосы, Том. И выходи, мы плывем к берегу.

Том Ганн, бледный как смерть, показался из люка: на руке его, у плеча, зияла огромная рана.

– Что происходит?

Очередной оглушительный залп «Брестона» заглушил его слова. Одного из моряков, нанятых Джейсоном, раздавила рухнувшая мачта, другому ядром оторвало ногу. Чугунная смерть, летевшая прямо на Мари, прошла на расстоянии нескольких дюймов от ее лица и, снеся перила, упала в воду.

Корабль беспомощно закачался на волнах, лишь инерция и сила волн теперь несли его к берегу.

Неизвестно откуда появившийся Нэд схватил Мари за руку и потащил ее к корме, вернее, к тому, что когда-то было кормой.

– Черт! – прохрипел он. – Мы горим.

В этот момент Том Ганн наконец выбрался на палубу, и Мари с ужасом подумала о том, что творится там, внизу. Орудия, каждое весом в полторы тонны, ничем не сдерживаемые, сорвавшиеся со своих мест, несут смерть каждому, кто случайно окажется на их пути, и в конце концов, пробив борт, падают в воду…

И все же каким-то чудом они еще были на плаву и двигались впереди «Брестона». Мари бросила взгляд на штурвал. Глаза ее наполнились слезами. Пул больше не стоял на ногах – их у него просто не было, однако каким-то образом он умудрился просунуть руки между спицами, и теперь штурвал не поворачивался. Этот забулдыга, когда-то угрожавший ей, ценой своей жизни дал им, оставшимся, еще один шанс на спасение.

Кто-то зовет ее по имени. Том Ганн… Но она не может уйти просто так. Где Шелби, Бен, Поучер?

«Шпага Корнуолла» уже почти вся была охвачена огнем. Неудивительно, что «Брестон» не подходит ближе. Сейчас они взорвутся.

Нэд схватил ее за плечи и встряхнул.

– Да очнитесь же наконец, капитан! У нас всего несколько секунд, чтобы убраться отсюда…

Но Мари не двигалась. Ее корабль горит… Там внизу все их сокровища!

– О Нэд… Мы все потеряли.

Сильный толчок, потрясший «Шпагу Корнуолла», перебросил Тома Ганна через борт, и он скрылся в бурлящей воде. Тогда, поняв, что Мари уже не владеет собой, Нэд обхватил ее за талию и перекинул через борт, а затем сам прыгнул следом.

Мари глотнула соленой воды, захлебнулась и, отплевываясь, вынырнула на поверхность. От холода она наконец пришла в себя и только теперь отважилась оглянуться назад. «Шпага Корнуолла» пылала, словно огромный факел. Мари вспомнила о людях, оставшихся под обломками, и содрогнулась от ужаса. Какая страшная смерть…

Собрав всю свою волю, она поплыла к берегу. Еще сорок ярдов, но хватит ли у нее сил…

Неожиданно чья-то рука коснулась ее плеча. Нэд… По крайней мере ей не придется умирать в одиночку. Кругом вода, огонь, смерть, а берег так близко…

И тут она ощутила под ногами песок. Слава Богу, они доплыли. Словно в тумане, Мари наблюдала за тем, как Нэд, пошатываясь, встает на ноги, откашливается, выплевывает воду. Теперь туда, к холмам, спрятаться…

– Ложись! – скорее угадала, чем услышала она.

Нэд рванул ее вниз, на землю, и тут же упал на нее сверху. Взрыв, прогремевший сзади, казалось, разорвал самый воздух вокруг. Все закружилось в бешеном вихре, к небу взлетели обломки дерева, обрывки канатов, золотые слитки, пышущее жаром железо. Мари увидела, как приближавшиеся к ним английские моряки в красных мундирах попадали на землю, став жертвами смертоносного взрыва, однако тут же появившиеся из-за деревьев новые шеренги уже двигались в их сторону. Она с трудом выбралась из-под неподвижного тела Нэда.

– Англичане! Вставай, нам надо бежать!

Вместо ответа Нэд как-то странно перекатился на бок, и Мари увидела что из спины его торчит обломок дерева, а на груди расползается темно-красное пятно. Она сжала руку своего верного товарища; он в ответ благодарно улыбнулся ей… и умер.

На море догорающие обломки ее корабля с шипением скрывались под водой, и Мари чувствовала, что больше не может выносить этого зрелища. Она закрыла Нэду глаза – пусть не видит того, что происходит с ней, пусть покоится с миром.

Их преследователи были уже рядом, и все же она еще могла спрятаться в зарослях, уйти от них по знакомым с детства тропинкам и где-нибудь в укромном месте переждать столько, сколько потребуется.

Но зачем, к чему? Стоит ли утруждать себя… Плача, она обняла окровавленное тело Нэда. Теперь у нее никого не осталось на свете, кроме этого мертвого друга…

Глава 22

Мари очнулась от едкого запаха, треска дерева, скрипа веревок… Солнце туманным бледно-желтым диском плыло в густом облаке дыма, поднимавшегося над Ла-Каше. В который уже раз город горел, превращаясь в руины. Она отвернулась от страшного зрелища… и взгляд ее наткнулся на еще более ужасающую картину. Виселицы стояли совсем рядом – тела троих жителей Мистере раскачивались на ветру. Утренний бриз не освежал – напротив, он только раздувал огонь.

Мари почувствовала, что снова теряет сознание. Неожиданно чья-то рука приподняла ей голову, а у губ оказалась чашка с водой. Джузеппе! Она хотела взглядом поблагодарить его, но в этот момент караульный с мушкетом оттолкнул ее благодетеля ударом приклада.

– Пошел прочь отсюда! Когда мы решим дать ей воды, то сделаем это сами.

– В чем дело, сержант?

Моряк посторонился, давая дорогу офицеру. Мари показалось, что она узнает его. Вот он подошел ближе. Пуллэм!

Лейтенант нагнулся и внимательно оглядел ее. Если он и испытывал хотя бы малейшее сочувствие к ней, то хорошо это скрывал. Видимо, сейчас главным для него было произвести должное впечатление на подчиненных.

– Итак, вы живы. – Он быстро оглянулся. – К сожалению, я ничем не могу вам помочь. Надеюсь, вы это понимаете?

Мари дотронулась до шишки на голове и поморщилась от боли, потом перевела взгляд на виселицу.

– Я должна к ним присоединиться?

Пуллэм издал какой-то невнятный звук; от вида мертвых тел у него самого все переворачивалось внутри.

– Нет. Капитан Грегори особо настаивает на том, чтобы вам не дали умереть.

Он замолчал, видно, припоминая ту ночь, которую они провели вместе. Невероятно: женщина, которая могла предаваться любви с такой неподдельной страстью, оказалась мятежницей, пираткой, убийцей…

– Вас предадут суду и покарают публично, для примера. Мне придется подчиниться. – Пуллэм выпрямился. – Сержант, соберите команду. Мы отправимся, как только все будут на борту. Надеюсь, это не займет у вас больше получаса.

– Да, сэр.

– А вы, доктор, можете продолжать свое дело. Только смотрите, чтобы она не сбежала, иначе поплатитесь головой.

Джузеппе робко приблизился; лицо его было бледно как мел, руки тряслись. Но по крайней мере он свободен. Значит, трюк с наручниками сыграл-таки свою роль и избавил его от виселицы.

– Прости, Рейвен. Ты всегда хорошо ко мне относилась, не насмехалась надо мной, как некоторые. Я бы очень хотел тебя отпустить, но…

– Не думаю, что, даже будь я свободна, мне удалось бы далеко убежать – у меня голова очень кружится, а ноги почти не шевелятся, как будто они из ваты. – Она с благодарностью сделала глоток воды из чашки, которую Джузеппе поднес к ее губам. – Что стало с остальными? Все погибли?

– Вовсе нет. Они скрылись в горах. Поймали только этих троих. Некоторые с вашего корабля тоже добрались до берега, не знаю только, что стало с ними потом. Пуллэм сам распорядился поджечь город, в отместку за смерть своих моряков.

Мари тяжело вздохнула:

– Значит, они по крайней мере не собираются уничтожить весь остров?

– Нет. Им нужна только ты. Они хотят отвезти тебя обратно в Англию, чтобы там повесить. – Лицо его сморщилось словно от боли.

– Я ничего другого и не ждала. Хотя лучше, если бы это совершилось побыстрее.

– Грегори весь раздувается от гордости, как свинья, набитая дерьмом. Говорит, что тебя будут отменно охранять всю дорогу до самого Лондона, а уж там он тебе отплатит за все неприятности, которые ты ему причинила.

Внезапно чьи-то грубые руки подняли Мари на ноги. С полдюжины моряков похотливо разглядывали стройную фигуру женщины в смятой блузе и бриджах.

– Твое дежурство окончено; теперь есть кому присмотреть за ней, костоправ.

– Но мне сказали…

– Быстро в лодку, не то мы прикончим тебя здесь.

Джузеппе моментально исчез. Оставленная Мари покачнулась без поддержки, но все же ей удалось устоять на ногах. Нельзя показывать им свою слабость.

– Ну, парни, что скажете? Вот это пиратка так пиратка!

– Точно. Лакомый кусочек!

Сильный толчок, и она вылетела прямо на середину тесного круга.

– Все хорошо знают, – прошипела Мари, – какие свиньи и подонки служат на королевских кораблях. Такие вы и есть.

Кто-то хлестнул ее по лицу – щека загорелась огнем. Огромным усилием Мари заставила себя распрямиться и взглянула прямо в лицо обидчику. Тот снова занес ладонь.

– Капрал! – раздался гневный голос Пуллэма. – Немедленно прекратить!

Что ж, и то хорошо. Помочь ей он не может, но по крайней мере, пока она на его ответственности, эти негодяи не причинят ей вреда.

Моряки вытянулись в струнку, держа мушкеты у плеча.

– Ваше имя?

– Гиннесс, сэр. Роберт Гиннесс. Капрал его величества короля…

– Достаточно. Насколько я знаю, вам никто не поручал наказывать пленных.

– Да, сэр.

Остальные члены команды молчали, благодаря судьбу за то, что не они оказались виновниками происшествия. Тот, чье имя становилось известно начальству, мог ожидать от капитана Грегори чего угодно.

– Лодки готовь! – раздалась чья-то оглушительная команда.

Из-за деревьев показался еще один отряд моряков, и тут же вокруг началась лихорадочная деятельность. Пуллэм выхватил шпагу и взмахнул ею над головой. В ответ «Брестон» изрыгнул облако дыма. Раздался оглушительный залп, засвистели ядра.

Мари почувствовала, как ее тащат куда-то. Она успела лишь понять, что береговая команда возвращается на корабль под прикрытием огня с «Брестона». Все заняли свои места. Пуллэм, садившийся последним, неожиданно дернулся и, схватившись за левое плечо, неловко перевалился через борт внутрь лодки. Поразившая его пуля прилетела откуда-то из города, однако из-за дыма никто не разглядел стрелявшего.

Никакой дополнительной команды уже не требовалось – все лодки дружно устремились к кораблю, в то время как Джузеппе, пробившись к раненому лейтенанту, принялся на ходу оказывать ему помощь.

Мари оглянулась на Мистере: крохотные фигурки, сбегая с лесистых холмов, суетились в надежде спасти то, что еще осталось от города Ла-Каше. Но ей уже никто не поможет. Сейчас ее привезут на корабль, прямо в руки Грегори. Как он, должно быть, ее ненавидит – ведь она выставила его голым перед всей командой и увела у него корабль. Теперь он не упустит случая отомстить, унизить ее. От этой мысли Мари вся сжалась. Любая смерть лучше того, что может придумать этот маньяк.

Неожиданно, не думая больше ни о чем, она рванулась к борту, и тут же сидевший ближе к ней моряк взмахнул увесистым кулаком. Боль ослепила ее, и она провалилась в темноту.


Странное оранжевое сияние возникло перед ее глазами, и Мари очнулась. Туманные, расплывающиеся лица постепенно обрели отчетливые очертания. Одно из них было ей хорошо знакомо. Вот оно приближается; слой пудры не может скрыть безобразный шрам на щеке, глаза горят злобным торжеством.

– Счастлив снова видеть тебя на моем корабле.

Мари содрогнулась. В промокшей одежде, с мокрыми, спутавшимися волосами, она ощущала себя изношенной тряпичной куклой, которой успели попользоваться множество ребятишек. Каждая ее мышца, каждая клеточка болела невыносимо. Дрожащими пальцами она дотронулась до разламывающейся от боли головы, и только тут обнаружила, что лежит на полу. У ее ног стоял какой-то молодой моряк.

– Помогите мне подняться.

Тот мгновенно протянул руку. Лишь после того как Мари встала на ноги, он, видимо, осознав, что эта женщина – пленница и, уж конечно, не может отдавать ему приказания, густо покраснел и вернулся на свое место.

Мари оглядела каюту, гораздо более просторную и роскошно обставленную, чем та, что была на «Шпаге Корнуолла». Золоченые резные панели, в центре массивный стол со скатертью из дамасского полотна, на нем серебряный чайный прибор. Тяжелые кожаные кресла привинчены к полу, бронзовые подсвечники начищены до зеркального блеска. У одной стены в углу – дубовый шкаф, у другой – огромная кровать под тончайшим покрывалом.

Грегори стоял в царственной позе, положив руку на эфес своей новой шпаги. Интересно, чего он от нее ждет?

– Надеюсь вы меня простите, капитан, за то, что я не могу вернуть вам вашу шпагу и дуэльные пистолеты. Они остались там, на моем корабле.

Она специально выделила слово «моем», и ее удар достиг цели. Грегори весь напрягся, торжествующей улыбки как не бывало.

Внезапно дверь распахнулась и в каюту вбежала темнокожая девушка в пышной цыганской юбке. Увидев Мари, она остановилась, и глаза ее вспыхнули ненавистью. Армид! Так вот от кого Грегори узнал о Мистере! Но как он нашел ее?

– Она еще жива? – Мулатка набросилась на Грегори, словно тигрица. – Почему? Ты же сказал, что ее повесят!

Грегори схватил ее за массивный медный браслет у запястья и с силой дернул. Когда Армид попыталась высвободиться, он еще раз дернул, вывернул ей руку за спину и рванул вверх. Его жертва вскрикнула от боли.

– Я разве не говорил, в каких случаях тебе разрешается входить в мою каюту, а в каких нет? Пожалуйста, запомни на будущее и не делай больше таких ошибок.

Казалось бы, подобное обращение должно было смутить Армид, но вдруг она, не обращая внимания на боль в руке, рванулась к Мари, хватая воздух длинными ногтями. Обе женщины упали на пол, прямо к ногам моряка, стоявшего у двери.

Грегори дал знак часовому удалиться и закрыл дверь. Потом он не спеша обернулся со зловещей усмешкой на губах.

– Продолжайте, милые дамы.

– Но… – запротестовала Мари, пытаясь подняться, – я ничего не…

Армид кинулась на нее, не дав докончить фразу. Мари откатилась назад, до самой стены, и вдруг, неожиданно ухватив Армид за волосы, рванула ее голову в сторону. Мулатка злобно зашипела и попыталась лягнуть свою противницу.

Грегори сел в кресло, громко засмеялся и захлопал в ладоши.

– Браво!

Защищаясь, Мари отступила в сторону.

– Остановите ее.

– Ну нет, моя дорогая! – Лицо капитана исказилось ненавистью. – Ты же у нас любишь сражаться – вот и останови ее сама.

Еще какое-то время пленница пыталась сопротивляться, но мулатка, силы которой не были подорваны, удерживая ее одной рукой за блузу, другой обхватила сзади за шею и начала душить.

Все закружилось в бешеном вихре, каюту заволокло туманом.

– Хватит, довольно! – Грегори, подойдя к дерущимся женщинам, с силой ударил Армид по руке. Мулатка ослабила хватку и, тяжело дыша, отбежала к столу.

Лицо Грегори приближалось, на губах его играла отвратительная усмешка:

– Кажется, я уже когда-то говорил, что у тебя красивая грудь…

Он коснулся сначала одной ее груди, потом другой. Мари чуть не вырвало от отвращения, и она непроизвольно отшатнулась, пытаясь прикрыть грудь руками. Слезы ручьями текли из ее глаз, ноги дрожали, и казалось, она вот-вот снова потеряет сознание.

Армид рванулась к пленнице, однако властный окрик Грегори не дал ей докончить начатое.

– Хватит, я сказал!

Мулатка капризно надула губы, Грегори сразу оттаял:

– Можешь не беспокоиться, эта стерва свое получит, но только позже, в Англии. – Он обернулся к Мари: – Ты, девочка, причинила мне слишком много неприятностей. Нет такого наказания, такого унижения, которое я счел бы для тебя достаточным. На этом корабле шестьсот мужчин. Я могу отдать тебя им, чтобы каждый тобой попользовался по очереди. Интересно, на котором из них ты запросишь пощады?

Грегори злобно оскалился и, отойдя к окну, налил себе мадеры, а потом с наслаждением сделал большой глоток. Армид насторожилась, глаза ее сверкали как у безумной.

– К сожалению, на карту поставлено гораздо большее, чем простая месть. Удовольствие придется отложить. Тебе отведено помещение внизу; два охранника будут находиться при тебе неотлучно. Тебя будут регулярно кормить, поить и выводить на прогулки. Надеюсь, мое гостеприимство придется тебе по вкусу?

– Но…

– Молчать! Я не давал тебе разрешения говорить. Может быть, тебе будет интересно узнать, что теперь пришла моя очередь тебя использовать. В Англии, когда ты сослужишь мне свою службу, тебя повесят. Обещаю, что буду смотреть, как ты подыхаешь на виселице, до самого последнего мгновения.

Грегори замолчал. Несколько секунд никто не произносил ни слова. Резким движением капитан выпрямился, словно стряхивая с себя оцепенение.

– Позвать ко мне капрала Гиннесса!

Не в силах сдержать ярость, Армид сорвалась с места, однако прежде, чем она успела снова наброситься на Мари, капрал уже вошел в каюту.

Грегори встретил его холодной улыбкой:

– Отдаю вам пленницу под личную ответственность. Кормить, поить, выводить на прогулки и не трогать: она мне нужна в полной сохранности. Если нарушите мои указания, сами займете ее место. Вам ясно?

Капрал, встав по стойке «смирно», с досады выругался про себя – его радужные ожидания в одно мгновение рассыпались в прах. Девочка в постели, как же, держи карман шире! Камень на шее, вот что она такое для него, и он с этим камнем сам как на краю пропасти. Случись с ней что, капитан Грегори его не пожалеет, будьте уверены.

– Ладно, пошли. – Он подтолкнул Мари к выходу из каюты.

– Приятного путешествия, капитан Рейвен. – Капитан Грегори с легкой улыбкой склонился в изящном поклоне.


Мари вели по палубе, освещенной лучами заходящего солнца, и все моряки провожали ее любопытными взглядами. Многие из них находились на борту корабля в тот день, когда «Шпага Корнуолла» напала на «Брестон». Тогда они получили ранения, потеряли товарищей, на них обрушился гнев командования. Но что еще хуже, вместо своего вышедшего из строя капитана они теперь должны терпеть Джеймса Грегори – и во всем виновата эта женщина.

Пусть смотрят, пока глаза на лоб не полезут. Пленницу их эмоции мало трогали, во всяком случае, гораздо меньше, чем этот люк, к которому ее вели. Снова вниз, в трюм, в новую тюрьму. Мари на миг задержалась у люка и тут же, почувствовав толчок сзади, полетела вниз по лестнице и больно ударилась о стену. Крышка люка захлопнулась.

Теперь она снова была одна. Оглядев тускло освещенное помещение, она заметила в углу соломенный тюфяк и без сил опустилась на него. Дневной свет, едва проникавший сквозь щели в стене, постепенно угасал. Скоро здесь станет совсем темно.

Мари лежала в темноте, вновь и вновь возвращаясь мыслями к Мистере. Сколько погибших… Если бы она могла заплакать! Но глаза ее оставались сухими. Она попробовала молиться. В ответ раздался чей-то резкий смех. Ее собственный! Какая злая ирония – ее снова увозят от родного дома. Судьба совершила полный оборот. Круг замкнулся.

Отец! Слышит ли он призыв дочери? Джейсон! Но Джейсона тоже уже нет. Больше она никому не нужна в целом свете.


Ну что ж, раз свалял дурака, надо теперь расплачиваться за это! Эпизод с Анжеликой повлек за собой целую цепь событий, которые он не мог предвидеть.

Когда Джейсон очнулся в одном из гостиничных номеров, голова его гудела, к горлу подступала тошнота, в мозгу все спуталось. История с захватом Джона Ло и ограблением склада повергла его в ярость. Он решил, что Мари увезла Ло с собой, быстро собрал команду и отдал приказ поднять паруса, однако оснастка обрушилась прежде, чем они вышли из бухты.

Наутро стали ясны катастрофические масштабы разрушений, и тогда же раздосадованный Джон Ло вернулся на лодке с острова Дофин. Ремонт занял четыре дня. Джейсон работал как ненормальный и не давал спуску остальным. За это время Мари в его сознании превратилась в мерзкое ненавистное чудовище. Ну да, он позволил себе интрижку с Анжеликой – и что же, из-за этого перечеркнуть все, что существовало между ними? Она даже не дала ему объясниться.

Однако постепенно взгляд его на происшедшее незаметно начал меняться. Как мог он так бездумно пренебречь ею, как мог подвергнуть их отношения такому испытанию? Он, наверное, в самом деле рассудок потерял, если решился пойти на это!

Дорога до Мистере казалась бесконечной, и все это время Джейсон то испытывал ярость, то жалел себя и ее.

Однако, войдя в бухту и увидев, что осталось от Ла-Каше, он почувствовал, что жалость исчезла. Зачем она это сделала?! Он утопит корабль, а ее… Шотландец не мог придумать для нее достойной казни. Будь проклята ее дьявольская красота, ее лживые поцелуи!

Только сойдя на берег, Джейсон узнал наконец правду. Терпеливо слушая рассказ трактирщика Кэрона о нападении англичан, он все больше и больше багровел, а кулаки его сжались с такой силой, что почти впились в ладони.

– Мы ничего не могли сделать, капитан Брэнд, – хорошо еще, что большинству людей удалось спастись вместе с несколькими матросами из команды Рейвен. Но мы и за это благодарны Богу.

Джейсон вздохнул, разжал кулаки и рассеянно кивнул. Ему необходимо остаться одному и подумать. Мари не виновна в том, что здесь произошло… Этого следовало ожидать, хотя все ее последние поступки были похожи на действия женщины, потерявшей рассудок. Джон Ло – конечно, все это из-за него. Шотландец чертыхнулся про себя. Если бы этому дамскому угоднику не приспичило остаться с ней наедине, ничего подобного не случилось бы.

Подошли Форликар и Рамад, обследовавшие разрушения на острове.

– Ну?

– Ничего нового. Они привели в негодность две пушки, но все остальные действуют. Хоуп кормит арестованных. Говорит, если капитану это не нравится, то он…

– Не важно, что она говорит. – Джейсон уже слышал кое-что о Хоуп и ее необузданности. – Пусть продолжает.

Форликар с облегчением кивнул:

– Я и сам решил с ней не спорить: она пригрозила сварить моего попугая.

– Мы уже погрузили питьевую воду, – устало проговорил Рамад. – Завтра возьмем фрукты и мясо и можем сниматься с якоря.

– Сниматься? Зачем? Куда мы направляемся? – Форликар недоуменно заморгал.

– В море, – коротко ответил Джейсон. – Куда же еще? Я должен возместить Джону Ло его золото, иначе все побережье будет для нас закрыто.

– Нелегкая задача.

– Ненамного труднее, чем убедить его, что мы не замешаны в налете на склад. Форликар, ты присмотришь за пушками на берегу. Не имею понятия, как капитан Грегори узнал о Мистере и кто еще о нем знает, но мне вовсе не хочется, чтобы «Баньши» попал в западню.

– Слушаюсь, капитан.

Небо стало пурпурно-розовым, и это подсказало Джейсону, что приближается вечер.

– Они не сожгли дом, – неожиданно проговорил Рамад.

– Что?

– Я прошел по тропинке до плантации. Дом не тронули. Метис все так же сидит и ждет ее.

Джейсон почувствовал, как в душе его снова поднимается гнев.

– Кому какое дело до метиса? И почему ты рассказываешь об этом мне?

– Потому что тебя это интересует.

– Убирайся отсюда, болван!

Однако Рамад ничуть не обиделся.

– В своей жизни я много чего натворил, Джейсон Брэнд, и хорошего, и плохого. Но за что бы я ни брался, я всегда знал, для чего это мне нужно.

– Ну и?..

Рамад бросил на своего капитана долгий взгляд, повернулся и, ступая след в след, пошел по пляжу за Форликаром.

Ох уж эти фанатичные непокорные турки! Свяжешься с ними и потом обязательно пожалеешь… Оставшись один, Джейсон еще долго кипел гневом, но в конце концов тоже медленно двинулся в сторону тропинки между деревьями.

– Я прекрасно знаю, почему я здесь. Потому что она меня предала. – Он даже испугался, услышав свой собственный голос. – Я приехал мстить, но судьба это сделала за меня. Англичане меня опередили, значит, так тому и быть. Она меня унизила в глазах команды, в глазах французов. Такое Джейсон Брэнд никому не прощает.

Продолжая бормотать проклятия себе под нос, он поднимался по тропинке, спотыкаясь о булыжники и чертыхаясь на каждом шагу, вновь и вновь переживая все происшедшее. Ну да, она каким-то образом узнала о его интрижке с Анжеликой – ему-то что?..

Незаметно для себя он добрался до вершины и растерянно огляделся. Почему он оказался здесь? Джейсон резко обернулся:

– Мари?

Вдали послышался чей-то удаляющийся смех. Или это ему только показалось?

Здесь они когда-то разожгли костер и их тела сплелись в объятии, тая от страсти. Теперь все это в прошлом – она ушла из его жизни, и он должен ее забыть, забыть, и все. Она заслужила то, что получила.

И все-таки… Все-таки она ни в чем не виновата. Это он использовал Мари, играл ее любовью, чтобы спастись самому. Кто из трусости не хотел признать правду? Кто бежал от этой правды в объятия к другой женщине?

Внезапно он понял… Эта боль, это чувство невосполнимой утраты ничем не отличаются от того, что испытала Мари. Он сам оттолкнул ее – любил, а теперь безвозвратно потерял.

Ну нет, только не это! Пока он жив, еще есть надежда. Сейчас Грегори везет Мари в Англию, чтобы там предать суду, который скорее всего приговорит ее к виселице. Значит, ему надо спешить! Но… разве не безумие думать об этом? Или это и означает любовь?


Том Ганн яростно рванул зубами кусок дымящейся свинины и сверкнул глазами на Лупа, державшего его на прицеле. Поучер с демонстративным безразличием сплюнул в огонь.

Шелби положил руку на плечо Ганна. Кроме них троих, никого с корабля Мари в живых не осталось.

– Спокойно, Том. Таким храбрецам, как этот, дай только повод.

– Да я при первом же удобном случае двумя пальцами шею ему сверну.

Луп на всякий случай отошел подальше.

– Еще хотите?

В кружок протиснулась Хоуп с дымящимся котелком в руках.

Поучер протянул чашку, и Хоуп тут же наполнила ее.

– Что он собирается делать, как ты думаешь? – шепотом спросил Шелби.

Она покачала головой:

– Похоже, ничего хорошего. Форликар говорит, он долго бродил один, и сейчас к нему лучше не приставать с вопросами.

– Пропади все пропадом! Но вот что я тебе скажу. С Томом Ганном у него этот номер не пройдет.

– И со мной тоже, – храбро добавил Шелби.

Поучер лишь поморщился. Тоже еще герои! Хотят идти на смерть – их дело, он же хочет жить. Теперь, когда Рейвен с ними нет, он никому ничем не обязан, кроме себя самого.

– Чтоб я пропал! – воскликнул Том. – Вон он идет.

Хоуп выпрямилась и отступила в сторону, а Форликар и Рамад насторожились, почуяв перемену в настроении капитана.

Да, он удачно выбрал время, подумал Джейсон. Большинство из тех, кого предстоящие события могли бы заинтересовать, спят мертвым сном, зато Ганн, Шелби и Поучер отлично помнят о том, что сейчас решается их судьба.

Сопровождаемый Форликаром и Рамадом, Джейсон подошел к пленникам.

– Я пришел предложить вам жизнь, если вы согласитесь плыть вместе со мной.

– Мы тебе ничем не обязаны, Джейсон Брэнд! – выкрикнул Том. – Наш капитан – Рейвен. Что касается меня, так оно было, есть и будет.

– Согласен. Я дам вам возможность доказать свою верность Мари. Она сейчас на «Брестоне», ее везут в Англию, и они нас здорово опередили. Но «Баньши» – быстроходное судно и сможет их догнать. Если повезет, мы окажемся у цели в одно время с ними, а может, и раньше.

– Силы небесные, капитан, что вы такое говорите?! – Форликар чуть не подскочил от возмущения, Хоуп едва не выронила котелок.

– Я с вами, в Англию, если вы собираетесь спасать Рейвен!

Джейсон ответил ей улыбкой и снова перевел глаза на Тома.

– Ну что, согласны?

Том нахмурился. Да, вот это неожиданность! Может, этот Джейсон помешался? Плыть в Англию, где их схватят и прикончат на месте…

И тут вперед выступил Шелби. Лицо его побледнело и осунулось.

– Я готов. Не хочу жить с мыслью, что дал ей умереть на виселице. Том думает так же, только он слишком упрям, чтобы это признать.

Гигант густо покраснел:

– Эти ее глаза… Они будут сниться мне по ночам всю оставшуюся жизнь. Я с вами.

Поучер съежился. Все выжидающе смотрели на него. Ах черт! Три героя! Болваны! Ну конечно, куда им без четвертого…

– А я успею покончить с мясом, прежде чем мы тронемся в путь?

Шелби издал победный клич, хлопнул его по плечу…

И тут все внезапно замерли: Луп нацелил мушкет на Джейсона.

– Сначала вам придется спросить команду. – Он не имел ни малейшего желания оставаться на Мистере, но еще меньше – плыть в Англию, на верную смерть. – Хьюго, – крикнул он в темноту, – разбуди остальных. Быстро! Ни один…

Он не договорил. Хоуп швырнула котелок с дымящимся содержимым ему в лицо. Луп взвыл от боли и выронил мушкет. Мгновенно Джейсон ударил его кулаком в челюсть, и Луп повалился на землю.

Вокруг зазвучали встревоженные голоса – проснувшиеся моряки пытались понять, что происходит.

Джейсон повернулся к Форликару и Рамаду:

– Я не предлагаю вам плыть вместе со мной. Это дурацкая затея. Очень может быть, что в конце концов мы окажемся в Ньюгейте.

– И не надо ничего предлагать, – спокойно ответил Рамад. – Что-то уж слишком долго я не участвовал ни в каких рискованных затеях. Давно пора разогнать кровь.

– Болваны! – крикнул Форликар. – Да у вас меньше шансов спасти ее, чем у моего попугая отрастить себе сиськи!

Хоуп нахмурила брови:

– Помолчи лучше, ты… храбрец.

Пыл Форликара сразу поутих.

– Я только хотел убедиться, что мы все понимаем, на что идем.

Несколько мгновений никто не двигался и не произносил ни слова. Потом все заговорщики дружно, как по команде, повернулись и устремились к берегу, где стояла лодка с «Баньши». Несколько пиратов, которые в конце концов поняли, что происходит, попытались преградить им дорогу, однако было поздно – лодка уже скользила по воде, подгоняемая энергичными взмахами весел. К тому времени как они доплыли до корабля, на берегу уже началась суматоха, однако, к своему удивлению, на борт они поднялись без помех и тут же убедились, что оба охранника лежат связанные, с кляпами во рту, а с грот-мачты кто-то внимательно наблюдает за ними. Томас! Глаза его сверкали страхом и решимостью.

– Вот так штука! – вскричал Форликар. – Похоже, еще кое у кого появилась та же мысль, что и у нас.

Джейсон вышел вперед.

– Это отличный корабль, Томас. Но один ты ничего не сделаешь. Только вместе мы сможем спасти Мари. – Для большей убедительности он указал на своих товарищей. – Да-да, все мы. Ты с нами?

Том наконец опустил пистолеты, и Джейсон тут же взял командование в свои руки.

– Всем по местам, с якоря сниматься! Том, перетащи этих двоих в лодку, остальные на паруса.

Хоуп испуганно взглянула наверх, и Джейсон не смог удержаться от смеха.

– Тебе там делать нечего. Лучше составь список продуктов – нам надо знать, сколько у нас запасов.

– Но я не умею писать.

– Зато у тебя есть память, женщина!

– Хорошо-хорошо, только не надо так кричать. – Хоуп не спеша отправилась выполнять приказание.

Шелби, Рамад и Том Ганн уже отвязывали паруса. Джейсон взглянул в направлении берега. Там зажглись костры, и на воду спускали лодку, по-видимому, команда «Баньши» не согласилась с решением своего капитана.

Форликар, громко хохоча, перерубил якорный канат и изрыгнул громогласное ругательство. Джейсон кинулся к штурвалу, и уже полчаса спустя «Баньши», плавно обогнув бухту, распрощался с Мистере.

Они плывут в Англию… к Мари. Джейсон устремил взгляд на восток. Он знал, шансы на победу ничтожны – но его это мало волновало. Какая-то бесшабашная радость поднималась изнутри. Он чувствовал себя счастливым и не сомневался, что на этот раз сделал достойный выбор.

Глава 23

Мари очнулась ото сна и, приподнявшись, замерла, словно загнанный зверь, почуявший приближение охотника, а потом рванулась к выходу. Гиннесс, протирая сонные глаза, растерянно смотрел на свою пленницу, бежавшую к веревочной лестнице. Последовав за ней, он встал рядом у борта, силясь понять, что происходит.

Не обращая на него внимания, Мари всматривалась в холмистый пейзаж. Слава Богу, это не Лондон – нет ни башни, ни большого моста, ни тесных улиц и закопченных домов…

Внезапно ее пронзила страшная догадка, и она так крепко вцепилась в перила ограждения, что костяшки ее пальцев побелели.

– Ей не положено здесь находиться, – злобно прошипела невесть откуда взявшаяся Армид. – Если эта сучка даст деру, тебе не избежать плетки.

– Молчала бы лучше. От таких, как ты, одни неприятности. – Гиннесс оттолкнул Армид. – Иди отсюда, я сказал! А ты… – он повернулся к Мари, – ступай вниз.

Мари не тронулась с места.

– Да что там такое? Куда ты смотришь? Говори же, черт побери!

Мари медленно повернула голову, потом, собрав всю волю в кулак, оторвалась от перил и побрела к люку, повторяя шепотом лишь одно слово – Пенскотт-Холл…


Капитан Грегори не мог сдержать возбуждения – и было отчего. В послании, полученном с пакетботом, ему предписывалось явиться вместе с пленницей к лорду Пенскотту, графу Брентлинну. Черт! Если бы, кроме Мари, у него в плену оказался Брэнд с кораблем на прицепе, вот тогда он бы с радостью предстал перед лордом Пенскоттом. Сейчас же Грегори испытывал сильное искушение пройти мимо Пенскотт-Холла, но… приказ есть приказ.

Он поправил синюю треуголку с золотым шитьем и вышел на палубу, чтобы поприветствовать посланца хозяина Пенскотт-Холла.

К его удивлению, им оказался человек, совершенно ему незнакомый.

– А, капитан Грегори! – Лицо гостя расплылось в широкой улыбке.

– Боюсь, не имею чести…

– О, конечно, вы правы – мы с вами прежде не встречались. Тем не менее я сразу понял, что командир – вы. Давайте знакомиться – полковник Генри Гофф. В настоящий момент я являюсь доверенным лицом монарха и осуществляю связь между ним и лордом Пенскоттом.

– В таком случае добро пожаловать на «Брестон». – Грегори поклонился. У него голова шла кругом. Не послан ли этот Гофф для того, чтобы следить за Пенскоттом? Все может быть. Год – срок немалый. Из дошедших до него слухов Грегори знал о неуловимых, однако достаточно важных изменениях, которые произошли в кругу приближенных короля. – Могу предложить вам приятное путешествие до Лондона. Если вы еще не плавали на английских военных кораблях, вам это наверняка будет интересно.

– Боюсь, вы меня неправильно поняли, сэр. Тем не менее благодарю за приглашение. – Гофф вынул из кармана письмо. – Моя миссия гораздо более прозаическая – у меня для вас послание от лорда Пенскотта. Но не лучше ли прежде пройти к вам?

– Да, разумеется.

Грегори повернулся на каблуках и направился к своей каюте. Распечатав конверт, он поднес письмо к глазам и начал внимательно читать, как вдруг лицо его изменилось до неузнаваемости, превратившись в маску едва сдерживаемой ярости.

– Это невозможно!

Гость добродушно усмехнулся:

– Лорд Пенскотт подробно объяснил мне причину этой его просьбы. Он особо подчеркнул – я уверен, он говорит об этом и в письме, – что именно ему теперь поручено распоряжаться судьбами пиратов, захваченных в плен.

Грегори с трудом взял себя в руки; бросив письмо на стол, он позвал ординарца.

– Найдите капрала Гиннесса и скажите, что ему приказано передать арестованную полковнику Гоффу.

Гофф одобрительно кивнул:

– Не сомневаюсь, что лорд Пенскотт будет польщен, узнав о том, что вы охотно выполнили его просьбу.

Издевается он над ним, что ли? На скулах Грегори заходили желваки, однако он лишь коротко поклонился:

– Всегда рад быть полезным графу.

– А теперь, если позволите, я займусь нашей пленницей. Всего доброго, капитан Грегори. Счастлив был познакомиться.

Гофф вышел из каюты.

Как только дверь за полковником закрылась, Грегори опустился в кресло, ощущая сильнейшую тошноту, и с отвращением перечитал ту страничку послания Пенскотта, в которой предписывалось передать Мари в руки полковника. Проклятие! Что еще втемяшилось в голову старику? Ну да ладно, сейчас он подчинится этим указаниям, а тем временем поспешит в Лондон и добьется отмены распоряжения Пенскотта. Так или иначе, он вернет эту сучку обратно.


Мари спряталась в тяжелых складках накидки, которую дал ей полковник Гофф, словно надеясь таким образом скрыться от приближающейся развязки. Никто не пытался заговорить с ней, и слава Богу. Такого поворота событий она никак не ожидала и сейчас, вглядываясь в приближавшийся берег, словно впала в оцепенение, смирившись с тем, что уготовила ей судьба.

Впереди за деревьями показался каменный фасад Пенскотт-Холла. Вот и южное крыло, а за ним – аккуратный, ухоженный сад за ровно подстриженной живой изгородью. Может быть, лорд Пенскотт сейчас наблюдает за ней из окна… Переменчивый, своенравный, непредсказуемый человек. Если от капитана Грегори всегда можно ждать только жестокости, то хозяин Пенскотт-Холла может удивить чем угодно. Внезапно воспоминание о тюрьме в замке с виселицей за окном ожило в ее сознании так отчетливо, словно она видела все это только вчера.

Лодка причалила, и полковник, выйдя первым, направился к ожидавшему их экипажу. Мари шла за ним почти вплотную, ее сопровождали двое солдат в белых мундирах.

Ей помогли сесть в коляску. Лошади тронулись. Они сразу свернули от реки на широкую дорогу, которая через несколько минут привела их к особняку. Полковник повел Мари вверх по ступеням к массивной двери, раскрывшейся при их появлении. В дверях показался дворецкий, костлявый, угловатый, с разлетающимися фалдами. Траш!

– Сюда, пожалуйста.

Похоже, он не узнал Мари. Что же, может, оно и к лучшему. Она еще плотнее запахнула накидку.

Здесь ничего не изменилось: все та же балюстрада над мраморной лестницей, все те же лица греческих богов, вылепленных из гипса и в немом изумлении взиравших на людские глупости. Прошло немногим больше года, однако та робкая девушка-служанка, какой она себя помнила, казалась теперь Мари совершенной нереальной.

Траш привел их в огромную спальню, занимавшую большую часть северо-западного крыла, и когда Мари откинула накидку с лица, то чуть не вскрикнула от изумления. Спальня леди Гвендолин!

– Боже правый! – услышала она изумленный возглас. Дворецкий, спотыкаясь, попятился к двери.

Тут уж Мари не смогла сдержать улыбку. Как это похоже на лорда Пенскотта – он ничего не сказал даже своему верному Трашу.

– Пока вы останетесь здесь, а скоро придет горничная. На всякий случай напомню: за дверью стоят два охранника. – Гофф немного помолчал, по-видимому, пытаясь справиться с собственным любопытством, потом поклонился и исчез вслед за Трашем.

Мари осталась одна в пустой комнате. Она не могла понять, почему ее привели в спальню леди Гвендолин. В голове проносились беспорядочные воспоминания, обрывки полузабытых разговоров, вопросы бывшей хозяйки: «Так это правда, что ты никогда прежде не знала мужчину? Ты видела этого шотландца? Говорят, на него стоит посмотреть…»

Теперь она могла ответить на два последних вопроса утвердительно, но разве это сейчас так уж важно? Бен, вот кого ей необходимо увидеть, – единственный верный друг, которого она оставила здесь…

Мари подбежала к двери и открыла ее, но дорогу ей тут же преградили скрещенные мушкеты.

– Пропустите меня!

– Никак нельзя, мисс, – ответил один из часовых.

Да это же Джонни! Какой он смешной в этом тесном белом мундире и бриджах!

– Джонни, выпусти меня, пожалуйста. Ты ведь можешь мне поверить…

– Полковник отдает нам приказания и очень не любит, если мы их не выполняем.

– Но я только хочу увидеть Бена. Помнишь, год назад ты ненавидел солдат и всегда помогал своим.

– Год назад у меня не было этой формы. Девчонкам с кухни она очень нравится. Ройбен и другие могут гробиться в поле и на ферме сколько хотят, а мы с Террелом больше спину гнуть не станем. Конечно, я мог бы… ну, сама понимаешь… услуга за услугу. – Он потянулся к ее плечу, видневшемуся из-под разорванной блузы.

Оттолкнув его руку, Мари захлопнула дверь, прошла обратно в комнату, села и стала ждать.


Она проснулась от яркого солнечного света. Кажется, ей удалось проспать добрую половину дня! Зевая, Мари поднялась и стала расхаживать по комнате, размышляя над тем, куда могла подеваться леди Гвендолин. Внимание ее привлекли две рапиры, висевшие прямо напротив окна, – их сталь сверкала в лучах солнца. Испанские, подумала Мари, подойдя поближе. Но как рапиры оказались в спальне у женщины, чье главное оружие – красота и привлекательность? Мари непроизвольно улыбнулась. Значит, лорд Роджер Пенскотт, граф Брентлинн, не так уж непогрешим и ему тоже свойственно ошибаться. Тогда у нее еще есть надежда.

Дверь приоткрылась; показалась девушка с испуганным личиком. Ямочки на щеках, живые серьезные глаза, кружевной чепчик – на взгляд Мари, она была довольно миленькой.

– Миледи… Мисс Рейвен?

Мари ласково улыбнулась:

– Как вас зовут?

– Рэчел.

Девушка не сводила глаз с разорванной одежды Мари.

– Зачем вы здесь?

Вместо ответа служанка прошла через всю комнату к тяжелым бархатным шторам и раздвинула их. Мари увидела огромную ванну и вспомнила, как наполняла ее когда-то для леди Гвендолин.

– Я все приготовила, пока вы спали.

Лишь один раз в своей жизни Мари мылась в ванне с горячей водой. Она торопливо разделась.

– Если хотите, я потру вам спину.

– Это было бы просто замечательно. – Мари блаженно вздохнула и опустилась в воду.

Девушка пристроилась на коленях рядом с ванной, намылила губку и осторожно прикоснулась ею к нежной коже.

Мари показалось, будто мягкие любящие руки ласкают ее. Вот так же делал Джейсон в утро, последовавшее за их воссоединением, там, в ущелье на Мистере…

Слезы обожгли ей глаза.

– Рэчел… выйди, пожалуйста, я хочу побыть одна.

Одна – и уже сколько времени! Тихо плача, Мари сидела в теплой воде, пытаясь заставить себя не думать, забыть. Рано или поздно это болезненное чувство пустоты все равно пройдет. Незаметно для себя она снова заснула. Последнее, что ей вспомнилось перед тем, как она отдалась сну, – блеск в глазах Джейсона в момент наивысшего блаженства их любви и то, как он произнес ее имя.

Когда Мари проснулась, вода уже остыла. Комнату наполнял свет заходящего солнца. Она быстро выбралась из ванны. Рэчел встретила ее с мягким полотенцем в руках, а потом подвела к кровати, где лежало атласное платье бледно-аметистового цвета. Мари остановилась в нерешительности. Где же леди Гвендолин и почему ее комнату предоставили пленнице? Она вопросительно взглянула на Рэчел, и та подтвердила, что платье предназначено для нее.

Полчаса спустя Мари стояла перед зеркалом, изумленно глядя на чарующее отражение в золоченой раме. Вызывающе смелый корсаж обрисовывал мягкую выпуклость груди, каскады накидки из более темного, почти пурпурного шелка спускались на паркет, а пояс из аметистов на талии искрился множеством огней, отражая мерцание зажженных Рэчел свечей.

Тем временем на туалетном столике появились баночки с пудрой и различными притираниями. Мари покачала головой:

– Нет, это мне не нужно.

– Но, мисс Рейвен…

Рэчел, воспитанная в современных представлениях о женской красоте, и помыслить не могла о том, что знатная леди может появиться на публике без обычной маски на лице и сложного сооружения на голове.

– Убери все. Лучше давай как следует расчешем мне волосы.

Служанка повиновалась. Следующие полчаса она провела, расчесывая роскошные волосы своей новой госпожи до тех пор, пока они не засверкали в огнях свечей. Блестящие иссиня-черные длинные локоны рассыпались по плечам.

Мари снова взглянула на себя в зеркало. Так она не одевалась с того дня, когда в Мобиле отправилась на поиски Джейсона и…

– Мисс… С вами все в порядке?

Мари выпрямилась, сделала глубокий вдох. Сейчас не время для этих глупостей. Что-то должно произойти с минуты на минуту, и ей понадобится вся ее находчивость.

Рэчел уже ждала у выхода. На этот раз Джонни и его приятель не сделали попытки ее остановить. Когда они прошли в холл, Мари не смогла сдержать любопытство:

– Куда ты меня ведешь, девочка?

Служанка удивленно расширила глаза:

– Мисс, лорд Пенскотт ждет вас…

Материализовавшийся откуда-то из тени Траш поспешно распахнул дверь в столовую, в центре которой стоял круглый дубовый стол, точная копия того, в холле. На изысканной кружевной скатерти возвышались три канделябра с дюжиной свечей в каждом. Лорд Роджер Пенскотт расположился в одном из внушительного вида кресел, стоявших по обе стороны стола.

– Садитесь, моя дорогая. Пирог со свининой изготовлен Риджем; его надо есть горячим, с пылу с жару, или вообще не есть.

Мари с трудом удержалась от изумленного восклицания. Время не пощадило графа – он очень постарел, и даже завитой напудренный парик не мог этого скрыть. На фоне голубовато-белых локонов лицо Пенскотта казалось потемневшим и ссохшимся: морщины избороздили его вдоль и поперек, словно тонкие линии географическую карту.

Траш пододвинул ей стул, и Мари села. Тут же словно по мановению волшебной палочки появившийся рядом с Пенскоттом слуга начал разрезать лежавшую на огромном блюде жареную утку. Мари почувствовала зверский голод – еще бы, со вчерашнего вечера она вообще ничего не ела. Возникшая прежде мысль отказаться от угощения быстро исчезла – когда-то ей еще доведется так вкусно поесть.

В течение нескольких минут они молча опустошали свои тарелки, но вдруг Пенскотт усмехнулся и перестал есть. Тарелка Мари к этому времени уже опустела. По знаку хозяина слуга убрал блюда с уткой и пирогом, а на столе появилась ваза с фруктами.

– Наполните бокалы и можете идти. – Граф искоса взглянул на слугу.

– Да, милорд.

Траш поспешно выполнил приказание и удалился. Мари осталась наедине с человеком, спасшим ее от смерти в открытом море, державшим ее в своем доме как служанку, а потом отказавшимся от нее. Хорошо бы заранее понять, что у него сейчас на уме?

Она откинулась на спинку кресла и стала ждать дальнейшего развития событий.

Пенскотт долго молчал, потом, опираясь на палку, с трудом поднялся на ноги и, прихрамывая, подошел к гостье.

– Ты довольна едой? – помолчав, спросил он.

Мари ответила вежливой улыбкой. Бен когда-то учил ее не говорить больше того, что необходимо. Она почувствует, когда с любезностями будет покончено.

– Да, очень. Мистер Ридж – отличный повар. Он еще здесь, я надеюсь?

– Да-да. Гвендолин в последнее время слишком увлеклась его стряпней. У нее теперь такие бедра… Я отправил ее из имения этой весной. Но довольно о ней. Идем, ты посидишь со мной у окна. Я хочу посмотреть на огни.

Значит, он выставил жену из своего имения… Стараясь не выдать волнения, Мари последовала за графом к кушетке, стоявшей у огромного окна, выходившего на круглую подъездную площадку, окруженную фонарями. Их яркий свет делал все предметы вблизи отчетливо видимыми, и от этого в обступившей дом темноте они казались не вполне реальными.

– Ненавижу ночь! – пробормотал Пенскотт.

Мари подумала, что зрелище могло бы оказаться гораздо более впечатляющим, будь фонарей поменьше и если бы архитектор расположил их подальше друг от друга. Сейчас же все сводилось к усилиям сделать хоть что-то, чтобы как можно дальше отодвинуть темноту и неизбежный конец дня.

Она украдкой бросила взгляд на хозяина имения. Лорд Пенскотт очень изменился за прошедший год. Возможно, что-то с ним произошло. Или это просто возраст?

Граф, словно прочитав ее мысли, заговорил сухо, с легким разочарованием в голосе:

– Разве тебя не интересует, почему ты здесь, почему одета в роскошное платье, окружена роскошью и с тобой обращаются как с королевой, после того как ты, именно ты, помогла бежать убийце моего сына?

– Я полагаю, вы сами об этом скажете, когда сочтете нужным.

Пенскотт одобрительно кивнул и, отойдя от окна, вернулся к столу.

– Черт бы побрал этого слугу, никогда не принесет достаточно свечей… – Он поднял бокал. – Это вино подарил мне Сэндерленд.

Мари ждала с видимым спокойствием, в то время как всевозможные предположения вихрем проносились у нее в голове. Пенскотт действительно вел себя загадочно.

– Ты расцвела и превратилась в великолепную женщину, моя дорогая. – Граф пригубил вино. – А этот Сэндерленд – сущий осел. Он ничего не хочет слушать. Я говорил ему, что нужно осторожно налаживать контакты с принцем. Когда произойдет падение отца, все перейдет к сыну. Конечно, это рискованно – если все раскроется, дело может окончиться полным крахом. Власть вообще тяжкий груз, особенно если учесть то, сколько людей жаждут моего падения. Вот почему мне приходится принимать меры предосторожности, например, пить шоколад в компании с тори. И все равно никогда нельзя знать наверняка… Те, кто призван обеспечивать нашу безопасность, имеют обыкновение неожиданно нападать на нас же, врываться через черный ход, который, как нам казалось, надежно охраняется.

Пенскотт повернулся и пристально взглянул на Мари:

– Капитан Грегори, должно быть, страшно разозлился, когда узнал, что тебя у него отнимают.

– Этого я не могу знать.

– Его отец мне жутко надоел, да к тому же он еще оказался перебежчиком. Сам Грегори, похоже, не лучше. Я считал, что он верно служит мне, однако теперь у меня появились сильные сомнения. Выскочка! – Граф допил вино и обернулся к Мари; голос его зазвучал мягче: – Но это сейчас не так уж важно, не правда ли? Весь вопрос в том, что делать с тобой. О тебе, знаешь ли, слишком много говорят. – Он неожиданно засмеялся. – Женщина-пират – кто бы мог подумать! – Смех резко оборвался.

– Мы оба знаем, что вы все равно поступите так, как вам захочется.

– Вот оно!

– Простите, милорд?..

– Смелость. Сила духа. Прежде тебе ее недоставало. Если бы ты проявила ее раньше, все могло бы сложиться по-другому. Теперь им нужна твоя шея. Что ты сама об этом думаешь?

– Я думаю, что этого следовало ожидать, милорд.

– Я тоже так думаю. – Пенскотт наклонился к Мари и долго всматривался в ее лицо, словно в его выражении пытался найти ответ на свой вопрос.

Мари понимала, что сейчас решается ее судьба, однако, как ни странно, она не испытывала особого волнения. Будь что будет.

– Молчи и слушай, – наконец произнес граф. – За последний год я постарел больше, чем за десять предыдущих лет, и все это замечают. Ко мне с благословения короля приставили этого проклятого шпиона – Гоффа; а ведь следить-то надо бы не за мной. – Он помолчал. – Ты знаешь, чего они хотят от тебя?

– Нет.

– Это очень просто. Ты будешь гнить в Ньюгейте, пока не согласишься подтвердить, что французы и испанцы собираются нарушить договор с Англией. Тебе пообещают свободу, но ты ее не получишь. Как только они добьются своего, тебя повесят.

Мари откинулась на спинку кресла. У нее не было оснований сомневаться в словах графа – способность капитана Грегори мстить была ей достаточно хорошо известна. Доводы за и против Союза Четырех ее волновали гораздо меньше, чем собственная судьба; она понимала только, что лорд Пенскотт за сохранение Союза, в то время как Грегори и его сторонники желали бы, чтобы он распался. В данный момент и та и другая стороны пытались использовать ее, Мари Рейвен, в качестве заложницы.

– И все-таки зачем я вам нужна?

– Можешь назвать это капризом. Не люблю, когда меня считают дураком. Сейчас капитан Грегори в Лондоне встречается с теми, кто жаждет моего падения. Завтра к ним присоединится посланец Гоффа с информацией от полковника. Мои коллеги, естественно, об этом знают и соответствующим образом готовятся. Независимо от того, останешься ты здесь или уедешь, сражение все равно состоится и не завершится до тех пор, пока одна из сторон не победит. Если это буду я, у меня останется власть и возможность сохранить тебе жизнь. Если же нет… – Пенскотт вздрогнул и весь как-то сжался, – ты погибнешь, а я останусь доживать отпущенный мне срок в этом поместье. – Он наклонился и провел сморщенной рукой по щеке Мари. – Выбор за тобой – скажи только одно слово, и я прикажу полковнику Гоффу доставить тебя в Лондон и передать в руки военно-морского суда. Но если ты захочешь, то останешься здесь, под моей защитой, хотя бы на несколько недель. Допустим, дела пойдут плохо. Ну что же, у тебя есть какое-то время в запасе, и… кто знает… я старый эксцентричный человек, возможно, я сумею помочь тебе каким-нибудь другим способом. Случалось, что от Пенскотта убегали пленники, так что ты будешь не первой. Ну а если дела пойдут хорошо… Компаньонка графа Брентлинна – не худшая перспектива. Ну, что скажешь?

Мари колебалась, пытаясь понять, что кроется за предложением хозяина поместья. По крайней мере согласие означает для нее жизнь и, следовательно, надежду.

Сейчас она предпочла бы оказаться посреди маленькой плантации где-нибудь на далеком острове, но выбора у нее не было.

Губы Мари изогнулись в улыбке; она встала, затем присела в реверансе.

– Милорд…

– Вот и хорошо. Теперь я вижу, что здравый смысл у тебя все-таки есть. – Пенскотт приблизился, провел губами по ее шее и обнаженному плечу. Несколько секунд Мари терпела это издевательство, потом отступила.

– Надеюсь, вы извините меня. Я очень устала. Еще совсем недавно я была пленницей, и вот теперь…

Граф усмехнулся:

– Да, понимаю. В таком случае до завтра, дорогая, встретимся в саду, ровно в десять. Я скажу Трашу. Для начала мы сыграем партию в шахматы. Надеюсь, ты еще не разучилась играть?

– Конечно, милорд, но… Вы всегда играли с Беном. Мне бы не хотелось нарушать…

– Твой учитель умер. Ушел во тьму.

Мари вздрогнула от неожиданности и несколько секунд не могла произнести ни слова.

– Он скончался прошлой осенью, через неделю после первых заморозков. Его похоронили на почетном месте. – Пенскотт опустил голову на грудь. – Так что, как видишь, я давно не играл в шахматы.

Он услышал, как открылась дверь, поднял глаза и взглянул вслед удаляющейся фигуре Мари, затем медленно встал и направился в свою спальню.

Глава 24

Посетители таверны, поблескивая от возбуждения глазами, с восхищением наблюдали за чарующими движениями смуглого тела Армид. Она танцевала, прищелкивая пальцами, и этот звук служил ей единственным аккомпанементом – соблазнительная, возбуждающая желание, воплощенная страсть, воплощенная похоть. По темной коже мулатки сбегали сверкающие струйки пота, жадные руки мужчин тянулись к ней: многие из завсегдатаев и мечтать не могли о такой. Постепенно таверна наполнилась всевозможными звуками – гоготом, грубым животным смехом, топаньем, стуком кружек по столам.

– Пусти меня, скотина! Не то…

Двое мужчин схватили ее и перебросили третьему, а тот сразу просунул руки ей под юбку, ухватил за бедра и, оседлав, вонзил в нее свой огромный фаллос под одобрительные возгласы остальных. Армид задохнулась, сделала отчаянную попытку вырваться, но волосатая лапа ухватила ее груди, другая приподняла вверх и снова опустила. Вверх – вниз, вверх – вниз… Ей казалось, что эта пытка никогда не кончится.

Ну нет, только не силой! Она изобразила на лице улыбку, выпятила губы, провела по ним влажным языком.

– Глядите-ка! – повернулся к остальным Гарри.

– Он ее достал!

– Давай-давай, Гарри, она сейчас кончит.

– Ну-ка поцелуй меня, крошка.

Гарри притянул ее ближе к себе.

– Да-а-а, – простонала Армид, изгибаясь в притворном блаженстве. – О да…

Увернувшись от его отвратительного рта, она впилась зубами насильнику в нос, и тот, вскрикнув от боли, упал со стула и отшвырнул ее через всю таверну в толпу мужчин. Откуда-то с другой стороны через зал пролетел фонарь и с треском упал на середину стола. В один миг таверна превратилась в настоящий ад. Вспыхнуло пламя, треск огня смешался с криками людей, пытавшихся пробраться к двери. Армид вскочила и побежала вслед за остальными. Протиснувшись сквозь толпу зевак, она скрылась в ночи.

– Ловко сработано, – произнес женский голос рядом.

Армид ускорила шаг, однако незнакомка не отставала.

– Скоты и хамы! Настоящий сброд. Такая женщина, как ты, заслуживает большего. Почему бы тебе не пойти со мной, дорогуша?

Армид остановилась. В темной аллее она не могла разглядеть женщину, однако голос показался ей знакомым.

– Кто вы такая?

– Не имеет значения. Мне тут удалось подцепить двоих джентльменов на ночь, но я-то могу только с одним, другому подавай что погорячее. После того, что ты проделала с этим Гарри, я думаю, ты и этому подойдешь.

– Двое джентльменов?

Что-то подозрительно, особенно для этой части Лондона, хотя… За эту неделю Армид уже успела убедиться, что в Лондоне все возможно. В любом случае ей нужен покровитель, и притом достойный ее чар. Если удастся заполучить его таким способом, что ж… выбирать не приходится.

– Ну что, идешь? Если ты ему понравишься, получишь целый фунт, а может, и больше.

Армид, кивнув, последовала за незнакомкой по лабиринту аллей, мимо убогих прокопченных зданий к двухэтажной кирпичной ночлежке.

– Здесь же все заперто…

– Ну естественно, дорогуша: джентльмены хотят уединиться. Кто же любит, чтобы его беспокоили?..

Она осторожно постучала дважды, потом еще три раза. Дверь открылась.

– Они еще здесь?

– Наверху.

– Деньги у них при себе?

– В бумажниках. Я сам видел.

– Вот и хорошо. Проходи, красавица, пока им не надоело ждать.

Армид следом за незнакомкой вошла в темноту помещения, и дверь за ними захлопнулась. Чья-то рука повлекла ее вперед. Они поднялись по лестнице и остановились наверху.

– Твой здесь.

Покачивая бедрами, с улыбкой, обещавшей бесконечное блаженство, Армид вошла в комнату… и остолбенела. Ее бронзовый золотоволосый бог не спеша приближался к ней.

Но почему он здесь? Как нашел ее? Тысячи вопросов закружились в голове у Армид. Наверное, узнал об этой суке, Рейвен, и потащился следом. Ей надо быть очень осторожной.

– Джейсон!

Она крепко прижалась к нему всем телом, и грудь ее сразу набухла от желания, а соски напряглись. Он наверняка все вспомнит и возьмет ее, как делал это прежде. Они снова соединятся, и она наконец забудет обо всех своих невзгодах.

– Вот так встреча!

Джейсон принял ее в объятия, легонько коснулся губами ее губ, потом впился в ее рот жарким поцелуем. Армид, тая, извивалась в его руках, прижимаясь к нему все плотнее. Наконец она потянула за пояс брюк и погладила напрягшуюся плоть. Джейсон рассмеялся, поднял ее на руки, понес на кровать. Со стоном Армид вытянулась на матрасе, раскинула ноги. Юбка взлетела вверх.

– Скорее, Джейсон…

Он гладил ее плечи, грудь.

– Армид…

– Скорее!

– Послушай меня. Скажи, где Мари?

На один короткий миг Армид показалось, что она ослышалась, но уже в следующее мгновение ей все стало ясно. Ее завлекли в ловушку! Та шлюха, которую она не могла сразу вспомнить, – подруга Рейвен с Мистере.

– Сволочь! – Руки Армид сами собой взлетели к его лицу, чтобы выцарапать ему глаза, но он успел перехватить их.

– Ты все равно скажешь мне!

Каким-то образом Армид ухитрилась вырваться и, бросившись к двери, помчалась вниз по лестнице. Но как он нашел ее?

На последней ступеньке мулатка остановилась. Комната, в которую она совсем недавно прошла в полной темноте, сейчас сияла огнями множества свечей. Она узнала людей из команды Мари: Хоуп, Форликар… А вот и Рамад смотрит на нее своими печальными глазами. Зато пьяный Джузеппе определенно избегает ее взгляда.

Армид побежала к выходу, но путь ей преградил Том Ганн.

– Пропусти меня, сукин сын!

Железные пальцы сжали ей горло.

– Хватит, Том! – крикнул с лестницы Джейсон.

– Нет, пусть она прежде нам ответит.

Подбежав, Джейсон ударил гиганта рукояткой пистолета по руке, и тот, взвыв, наконец выпустил горло Армид. Она без сил опустилась на пол, хватая ртом воздух, а великан, яростно сверкая глазами, двинулся на Джейсона. Казалось, драки не миновать, но тут вмешался Шелби:

– Он прав: если ты ее задушишь, она ничего нам не сможет сказать.

Несколько секунд казалось, что Том сейчас сметет и Шелби со своего пути; однако в конце концов он отступил и молча опустился на скамью у дальней стены.

Джейсон не спеша подошел к мулатке.

– Куда ее забрали?

– Оставь меня в покое.

Он опустился рядом с ней на колени; грива золотистых волос отсвечивала пурпуром в мерцании свечей.

– За тобой немало темных дел, Армид, и тебе есть чего бояться. Но я не стану судить тебя, если скажешь, что Грегори сделал с Мари. Если верить моим шпионам, в Ньюгейт ее так и не доставили, а тех бедняг, что привезли с Мистере, больше нет в живых. Кроме тебя, спросить мне больше не у кого. – Джейсон взял руку Армид, помог ей подняться. – Прости меня за те страдания, что я тебе причинил, но по-другому поступить я не мог. Мы все проделали нелегкий путь, чтобы найти ее, так что тебе придется говорить.

– Капитан Грегори…

– Грегори ничего тебе не сделает, обещаю. Он даже не узнает ни о чем.

– И вы меня отпустите?

– Конечно.

Лицо ее скривилось в презрительной усмешке:

– Как я могу тебе верить?

– Я об этом позабочусь, малышка, – раздался позади зловещий голос Рамада.

Да, Рамад никогда не отступает от своего слова. Армид кивнула и оглядела комнату. Какие серьезные, напряженные лица. Впервые она задумалась над тем, что представляет собой женщина по имени Рейвен, та самая, которая отняла у нее Джейсона. Отняла? Да он ей никогда и не принадлежал: по крайней мере не больше, чем все остальные до него или тот, что был после него. Мужчины окружали ее чуть ли не с детства, все пользовались ею, а потом бросали ради какой-нибудь другой привязанности.

Армид не мигая смотрела на огонь свечи, слезы катились у нее по щекам.

– Я не знаю, как называется то место, выше по реке. Капитан остановился примерно на полпути, потом явились солдаты в белых мундирах и бриджах.

– Ганноверцы, – с отвращением проворчал Форликар. – Ну-ну, продолжай.

– Они ее забрали.

– Но куда? – Джейсон нетерпеливо вскочил.

Армид пожала плечами:

– Там стоит большой дом и вокруг очень красивые сады…

– Пенскотт-Холл! – вырвалось у Джейсона.

Все сразу возбужденно заговорили, перебивая друг друга, не обращая больше внимания на Армид, и тогда она, поднявшись, направилась к двери.

Поучер преградил ей дорогу:

– Подожди. Тебе скажут, когда можно будет уйти.

– Я дал слово. – Голос Джейсона прозвучал как нельзя кстати; Поучер пожал плечами и отступил в сторону, и как только Армид оказалась за дверью, в доме про нее тут же забыли.

– Кто он такой, этот Пенскотт? – нетерпеливо спросил Форликар.

– Граф Брентлинн, очень могущественный лорд, – пояснил Джузеппе. – Говорят, Пенскотт-Холл охраняется не хуже чем тюрьма – никому еще не удавалось спастись оттуда. Хозяин держит там виселицу для неугодных посетителей и нежеланных гостей. Если Рейвен действительно упрятали туда, мы ничем не сможем ей помочь.

– Как знать. Я сам когда-то был в Пенскотт-Холле – сразу и нежеланным гостем, и пленником.

Том Ганн кинул на Джейсона недоверчивый взгляд.

– Форликар и Рамад знают, что это правда. Я уверен, мы сумеем спасти ее оттуда, только надо действовать как можно быстрее.

– Да уж, чем быстрее, тем лучше, это точно, – раздался из глубины комнаты голос Хоуп.

– Хорошо. Томас будет следить за кораблем. Он готов умереть за Мари. Местные рыбаки терпеть не могут короля и его людей, так что о подвохе с их стороны можно не беспокоиться. Главное – подумать о деталях. – Джеймс повернулся к Поучеру: – Нам понадобится рыбацкая лодка.

– Будет сделано. – Глаза Поучера сверкнули. Наконец-то у него появилась возможность действовать.

– Я с ним, – подал голос Шелби.

– Хорошо, ты вернешься и сообщишь нам, когда Поучер найдет что-нибудь. Встретимся около трех часов ночи, чтобы успеть до восхода пройти мимо башни. Рамад, ты пойдешь со мной – нам надо запастись провизией. Форликар, останешься здесь и проследишь, чтобы никто не украл у Джузеппе его бутылку.

– У меня больше нет настроения пить, – мрачно отозвался итальянец. – И потом… вы мне ничем не обязаны.

– Вот это верно. – Джейсон усмехнулся. – Но ты можешь рассказать кому-нибудь то, что рассказал нам. Разве не так?

– Ну вот еще!

– Ладно, я пошутил.

Джейсон оглядел комнату. Том Ганн сидел сгорбившись с отсутствующим видом в дальнем конце комнаты. Джейсон глазами указал на него, и Хоуп, понимающе кивнув, подошла и села напротив. Джейсон и Рамад вышли в ночь.


При виде Мари раскрасневшееся лицо Риджа расплылось в доброй улыбке; он промокнул пот с лысеющей головы и не спеша направился ей навстречу. Несколько служанок, сидевших за завтраком в дальнем углу кухни, как по команде замолчали, не сводя глаз с той, кого когда-то считали своей ровней.

Мари не обращала внимания на приглушенные завистливые голоса.

– У вас на кухне все так же аппетитно пахнет, повар Ридж.

Толстяк конфузливо крякнул.

– Спасибо, мисс. Рад снова видеть вас здесь. – Он оглядел Мари с головы до ног и смущенно повертел головой. – Все-таки платье многое меняет, мисс; а уж если его сиятельство сказали, что вы теперь хозяйка дома, для меня этого достаточно.

– Достаточно для того, чтобы угостить меня своим знаменитым сливовым пудингом?

– Сливовый пудинг? Да у меня их целых три – на выбор.

– Я хочу тот, что вы приносили мне в замок, незадолго до моего… отъезда.

Ридж просиял:

– Сегодня вы отведаете такого сливового пудинга, какого еще никогда не пробовали!

Мари улыбнулась и, слегка коснувшись руки повара, через кухню вышла в заднюю дверь, а потом пошла по тропинке.

Неожиданно она заметила полковника Гоффа, видимо, все это время наблюдавшего за ней. Не обращая на него внимания, она приподняла юбки и быстро двинулась через сад к коттеджу Бена. Окна в нем оказались заколочены, за исключением одного, открытого всем ветрам.

Внезапно в душе Мари шевельнулся страх, однако любовь к старому учителю, воспоминания о времени, проведенном вместе, в конце концов пересилили, и она взялась за ручку двери.

Словно почувствовав знакомую руку, дверь легко подалась, и Мари вошла внутрь. Повсюду лежал толстый слой пыли. На столе, на камине, на скамье в беспорядке валялись книги; некоторые из них были раскрыты.

Затуманившимися от слез глазами Мари смотрела на обломок мачты с модели корабля; в голове проносились обрывки их с Беном нескончаемых разговоров. Здесь она узнала все тонкости кораблевождения и все премудрости бесконечной войны власть имущих с теми, кто жаждет свободы. И здесь же поведала о своей первой любви единственному человеку из всей челяди лорда Пенскотта, который ее понял и сумел сохранить тайну. Здесь они составляли план спасения пленника, а потом она строила планы собственного побега.

Джейсон… снова Джейсон. Неужели ей так никогда и не удастся забыть его?

Неожиданно из-под опрокинутого глобуса выскочило мохнатое серое существо и плюхнулось к ней на колени.

– Уивер! Неужели это ты?

Мари потерлась щекой о пушистую шерсть. Кот удовлетворенно замурлыкал и лизнул ей ладонь жестким, шершавым язычком. Верный Уивер – он все еще ждет своего хозяина. Так и живет здесь, выходит через щель в двери и возвращается обратно, когда ему вздумается. По-видимому, ему удалось здесь как-то прижиться. Но сможет ли она привыкнуть, даже притом, что в ее распоряжении окажется весь Пенскотт-Холл? А если нет? Неужели для нее нет спасения?

Внезапно кот выскочил и нырнул под стол. На пороге показался полковник Гофф.

– Какое неподходящее место для хозяйки Пенскотт-Холла. – Гофф с отвращением посмотрел на свои сапоги, покрывшиеся пылью и сразу потерявшие блеск. Это явно не улучшило его настроения, и он поморщился. – Пойдемте, я провожу вас.

Она взяла его под руку и проследовала из царства воспоминаний в ярко освещенное солнечными лучами настоящее.

Они прошли сначала к дому, потом свернули направо, к живописному лесному массиву, который окружал замок и спускался к реке. Стоял один из тех неповторимых теплых ясных дней, какими славится начало лета в Англии, когда воспоминания о зиме уже ушли в прошлое, а жара и пыль еще впереди.

Постепенно Мари ощутила растущее напряжение. В голове проносились различные варианты дальнейшего развития событий. Холодно и бесстрастно она попыталась оценить каждый из них.

За две недели ее пребывания в Пенскотт-Холле Гофф, разговаривая с ней, утратил прежнюю настороженность. Нельзя ли извлечь из этого пользу? Она мельком оглядела себя. Платье из шелка и тафты скроено скромно, почти по-крестьянски. Улучив минуту, когда Гофф загляделся на кролика в кустах, Мари повела плечами так, чтобы вырез платья опустился чуть ниже. Теперь ее полная грудь выступала поверх корсажа, словно требуя ласки. Однажды она уже использовала свое тело для того, чтобы получить свободу; не удастся ли сделать то же самое еще раз?

Полковник посмотрел на нее и тут же опустил глаза, но Мари успела заметить на его губах довольную улыбку. Рука его заметно подрагивала.

Они вышли на небольшую поляну, ярко освещенную солнцем.

– Не правда ли, здесь намного лучше, чем в той гробнице?

Сердце Мари колотилось так громко, что она испугалась, как бы он не услышал. Чистый прозрачный воздух дышал ароматом сирени. Высокие ели тянулись своими изумрудными вершинами в небо. Птицы громко защебетали, увидев людей, потом дружно снялись с места и улетели.

Мари опустилась на ствол поваленного дерева, а Гофф примостился рядом в классически живописной позе. Не допуская и мысли о том, что может найтись женщина, которая бы не искала его расположения, он не заметил искусную уловку Мари. Она крепко обхватила себя руками, так что грудь, казалось, вот-вот выпадет из корсажа.

– Вот вы говорили о гробнице… Знаете, прошлое меня не слишком тревожит, зато будущее внушает страх.

– Вам совершенно нечего бояться. Фаворитка такого могущественного человека, как граф Брентлинн… Кстати, он достаточно дряхл, так что вы можете пользоваться полной свободой. – Полковник многозначительно замолчал.

– Свободой, сэр? С охранниками за дверью?

Гофф поднял руку, провел пальцем вдоль корсажа и остановился у выреза.

– Даже полковнику приходится подчиняться приказаниям, однако он может позволить себе некоторую вольность, например, беседовать с пленницей, удалив охрану, столько времени, сколько потребуется.

Мари чуть наклонилась вперед, так что его палец крепче прижался к ее телу.

– И много времени, вы думаете, может потребоваться?

Гофф облизнул губы, глаза его сузились.

– Столько, сколько захочет мадам. Притом что она предоставит мне… ну, скажем так, доказательство своих благих намерений.

Значит, так тому и быть, раз это единственный способ получить свободу. Покориться для того, чтобы победить. Позволить его рукам… его губам… Нет! Она не в состоянии это сделать. Ее губы еще помнят вкус губ Джейсона…

Гофф опустил ее на землю, и Мари почувствовала его язык на своей коже. Вот он поднял ее юбки до бедер. В один короткий момент в голове Мари пронеслись воспоминания об их ночах с Джейсоном. Пусть он ей изменил, но она отдалась ему телом и душой, и любовь к нему все еще горит в ней неугасающим пламенем. Если бы сейчас, в этот момент, ей предстояло умереть, и тогда любовь не угасла бы. Нет, даже ради спасения своей жизни не может она предать Джейсона.

Она попыталась вырваться, однако полковник по-своему истолковал ее лихорадочные движения, приняв их за любовную игру, и одной рукой подняв на ней платье еще выше, другой расстегнул бриджи… Набухшая пульсирующая плоть прижалась к ее обнаженному бедру.

– Ну же, дорогая, давай! Ты такая страстная…

– Отпустите меня!

– Сначала я тебя освобожу. И какое же сладкое это будет освобождение…

Руки Мари взлетели к его лицу, но он успел ухватить ее кисть и прижал ногой бедра. Тогда точным движением Мари с силой ударила его коленом в пах. Полковник моментально откатился в сторону, ловя ртом воздух, пытаясь пересилить боль.

– Сука!

Мари с трудом поднялась, оправила платье и стряхнула с себя листья и хвою. Гофф попытался встать, но снова упал и, в конце концов сев на траву, привалился спиной к стволу, ухватившись руками за ушибленное место.

– Ты меня покалечила.

– Вряд ли. Всего лишь преподала вам урок хороших манер.

– Такая же помешанная, как и этот граф. Я дал тебе единственный шанс, а ты упустила его, как последняя идиотка. Ты точно сошла с ума.

– Возможно, и так, полковник Гофф. А может быть, я впервые в жизни в здравом уме.


К полудню все небо заволокло тучами. Мари шла мимо коттеджа Бена к замку, когда на тропинке ей встретился Траш, по его мертвенно-бледному лицу катились капли пота.

– Милорд велел мне найти вас. Он ждет в саду.

Мари обогнула особняк с северной стороны и прошла сквозь лабиринт из живой изгороди. Лорд Пенскотт сидел на своей любимой скамье – лицо его на фоне яркой зелени казалось еще более изможденным, чем обычно. Мари охватило тревожное предчувствие, и она остановилась.

Неожиданно Пенскотт вскинул трость; серебряный чайник упал со стола, и горячий шоколад полился на землю.

– Будь прокляты тори вместе с их дурацким напитком! Человек без власти ничто. Сейчас те трусы, что когда-то склоняли головы, ожидая моих приказаний, расхаживают по залам дворца как хозяева. Если бы я только знал, чем все кончится!

– Меня должны доставить в Лондон? Ответьте мне, милорд.

Пенскотт пристально посмотрел мимо нее на сгущающиеся тучи.

– Приближается шторм, помяни мое слово. Скорее всего он придет с северо-запада. – Граф шевельнулся, словно только сейчас по-настоящему увидел Мари. – Мой слуга… Он привез известие. Капитан Грегори уже на пути сюда. Ему поручено увезти тебя в Лондон, чтобы там заставить дать показания, а потом повесить.

Глава 25

Угрюмая свинцово-серая грозовая пелена нависла над поместьем. С запада поднимались черные тучи. Мари перевернула песочные часы.

Вот и еще час прошел. Еще один час жизни потерян безвозвратно. Может, из-за дождя ее палач задержится? И что это даст?

Рэчел прошла к балкону, чтобы закрыть окна.

– Оставь.

– Но ведь дождь…

– Дождь еще не начался. Если хочешь, можешь идти к себе.

– Да, мэм.

Рэчел, поклонившись, вышла, и сразу вслед за этим Мари услышала постукивание трости по мраморному полу. Пенскотт… Скорее всего он пришел навестить ее.

Она подошла к двери и с тревогой увидела, что людей из Пенскотт-Холла, охранявших ее, заменили солдатами Гоффа.

– Дайте мне пройти, – приказал Пенскотт, подходя к ним, но те его словно не слышали.

На висках графа вздулись багровые вены.

– Пропустите, черт вас возьми!

– Спокойно, мой друг, спокойно. – Из тени вышел полковник Гофф. – Дорогой лорд Пенскотт, такое поведение не подобает человеку вашего уровня.

– К черту мой уровень и ваш тоже! Это мой дом!

– А эта женщина – моя пленница до тех пор, пока не поступят другие распоряжения.

Глаза Пенскотта сузились. Он выпрямился, сразу забыв о своей трости. Мари даже показалось, будто граф стал выше ростом. Впервые она уловила в нем черты того человека, каким он был в молодости, почувствовала ту силу, благодаря которой он достиг своего могущества. С ледяным спокойствием в голосе хозяин имения заговорил снова:

– Если ваши люди меня не пропустят, я созову местных жителей и прикажу выкинуть вас всех из моего поместья, невзирая ни на какие распоряжения.

Секунду полковник не двигался, размышляя, как разумнее поступить. Конечно, он может настоять на своем, но в этом случае есть опасность причинить старику серьезные увечья. Нет, это не годится. Он кивнул стражникам, и те моментально опустили мушкеты.

Пенскотт кинул на Гоффа уничтожающий взгляд и не спеша прошествовал в комнату.

– Добро пожаловать, милорд. – Мари присела в реверансе.

– Оставим все эти любезности. Тебе это ничего не даст. Я больше не могу тебе помочь.

Он прошел к открытому окну. Небо потемнело почти до черноты. Первые капли дождя застучали по плиткам балкона.

– Тьма явилась, чтобы поглотить день и кинуть людей в объятия ночи. Так говорят поэты.

– Поэты иногда ошибаются, милорд, и… До наступления ночи еще несколько часов.

– Можешь оттачивать свой острый язычок на ком-нибудь другом.

– Да, я понимаю, время любезностей прошло.

– Это верно. – Граф долго всматривался в подъездную дорогу и площадку перед домом. – Сегодня фонари не будут гореть.

– Я уверена, капитан Грегори найдет дорогу. Жажда мести – отличный маяк.

– Хорошо сказано. – Пенскотт огляделся. – Жаль, очень жаль.

– Простите, милорд?

– Теперь, в моем возрасте, я могу позволить себе пофантазировать. Жаль, что ты не оказалась в этой комнате много лет назад.

На этот раз Мари была искренне тронута его словами.

– Вы мне льстите, милорд.

– К сожалению, на большее я теперь не способен. – На мгновение он, казалось, забыл о ней, погруженный в свои мысли, но тут же снова вскинул глаза. – Ничего не могу для тебя сделать, красавица.

– А я ни о чем и не прошу, милорд.

Тяжело опираясь на палку, лорд Роджер Пенскотт, четвертый граф Брентлинн, встал, поклонился, поцеловал руку Мари и, прихрамывая, вышел из комнаты. Часовые беспрекословно пропустили его в ярко освещенный холл. Слава Богу, наконец-то света достаточно, неизвестно почему подумал он.


Большую часть пути от Лондона лодке удалось пройти незамеченной, благополучно проскользнув мимо больших судов, но теперь, с началом грозы, они неизбежно привлекут к себе внимание, так как в такую погоду ни одна обычная рыбацкая лодка в плавание не выйдет.

Ветер усилился, небо еще больше потемнело. Если начнется настоящий шторм, им придется несладко – недолго и перевернуться. Поучер, знавший эту часть побережья лучше, чем Джейсон, предложил высадиться между двумя большими лесистыми холмами, и сидевший на руле Рамад уверенной рукой повел лодку к цели. Первым спрыгнул в воду Том Ганн, за ним Шелби, Форликар и Джейсон. Четверо держали лодку, пока Поучер и Рамад спускали парус. Лишь после того как все выгрузились, Хоуп с трудом поднялась на ноги. Ей, привыкшей к большим кораблям, это путешествие в ненадежной, качавшейся на волнах посудине далось очень нелегко.

Джейсон сунул пистолет за пояс и знаком подозвал к себе остальных. Сгрудившись вокруг него, его спутники пытались в полутьме разглядеть карту, которую он чертил на мокром песке.

– Вот место, где мы сейчас находимся. За деревьями дорога к реке, а здесь таверна. В конюшне, я думаю, найдется достаточно лошадей для всех нас.

Пройдя примерно сотню ярдов через лес, они вышли к пустынной дороге. Джейсон ускорил шаг, обогнав остальных. Его терзал страх. Что, если Мари уже нет в живых? Он оглянулся на друзей: их лица были напряженны, и лишь лицо Рамада хранило свое обычное непроницаемое выражение.


В таверне кипела бурная деятельность – там готовились к приближающейся грозе. Во дворе женщина снимала с веревки белье. Мастер в кожаном фартуке спешно прилаживал колесо к экипажу; какой-то знатный господин, по-видимому, владелец экипажа, нетерпеливо поторапливал его.

– Сдается мне, что этот путешественник здесь долго задерживаться не собирается, – пробормотал Форликар.

Несмотря на то что была еще только середина дня, тьма продолжала сгущаться. Колесный мастер воткнул в землю палку и подвесил на нее фонарь. Знатный господин, отдав последнее отрывистое распоряжение, направился к дверям гостиницы, и на один короткий момент его изуродованное шрамом лицо попало в полосу света. Джеймс Грегори! Джейсон непроизвольно сжал кулаки. Из таверны вышли два солдата, отдали честь и остановились, ожидая приказаний. Через несколько секунд один из них направился к экипажу, другой – к конюшням.

– Готов биться об заклад, внутри полно людей Грегори, – произнес Поучер.

– И все направляются в Пенскотт-Холл, – угрюмо проворчал Джейсон.

– По крайней мере теперь у нас есть лошади, – неожиданно вставил Том Ганн.

– Ну да! А ты видел, сколько там этих чертовых солдат? – Форликар покачал головой.

– Если не хочешь, можешь не ехать, – подал голос Шелби.

– Просто я хочу знать, будут меня считать героем после этого или нет?

Джейсон, не выдержав, хмыкнул. Хорошие ребята. И храбрые как черти.

– Есть только один способ прояснить вопрос. Все за мной!


Банна, солдата четвертого королевского кавалерийского полка, погода беспокоила меньше всего. Пусть себе дождь хлещет как из ведра – у него есть над головой надежная крыша. Жаль только, что нет поблизости кружки с элем и грудастой Кэти, дочки трактирщика. Теперь, наверное, этот подонок Грэмби один с ней развлекается.

Дальше Банн подумать не успел – чья-то рука протянулась к его горлу, блеснула полоска стали, потом брызнула кровь. Хрипя и задыхаясь, несчастный попытался добраться до двери, позвать на помощь, но та же рука, подобравшись сзади, схватила его за подбородок, рванула назад. Острое лезвие вонзилось под ребра, в самое сердце; мушкет со стуком упал на землю. Больше Банн ничего не видел и не слышал.


– Да уж, такого, как наш новый командир, я еще не видел, – сочувственно протянул солдат в ответ на жалобы колесного мастера. Как бы в подтверждение, зарокотал гром, деревья согнулись под напором ветра. Оба как по команде подняли глаза к небу, и солдат непроизвольно вздрогнул. – Не поймешь, то ли уже вечер наступил, то ли это тучи.

– Какая разница – все равно вы здесь останетесь до утра, а может, и дольше. Видишь эту дорогу? После хорошего дождя по ней только на лодке плавать.

В этот момент небо прорезала вспышка молнии, и солдат, обойдя коляску, направился к дверям таверны, как вдруг словно материализовавшаяся из темноты незнакомая женщина преградила ему дорогу.

– А это еще кто такая? – Он окинул одобрительным взглядом ее обширную грудь. – Да ты просто красотка.

– Господи Боже мой, солдат короля! – В голосе Хоуп зазвучал откровенный восторг. – Как раз такой, о котором я мечтала. – Она распустила шаль на груди. – В такую жуткую ночь нет ничего лучше сильного, крепкого солдатика в твоей постели.

– Ха! – оскалился колесный мастер. – Сегодня тебе это не светит. Держу пари, их всех отсюда как ветром сдует, едва только я скажу капитану, что экипаж готов.

– Ну, несколько минут дела не меняют. – Солдат отвел Хоуп в сторону. – Вот только сперва ответь мне, красотка, откуда ты взялась?

– Как это? Оттуда, с дороги.

Солдат с сожалением покачал головой:

– Извини, крошка, но мне придется доставить тебя к капитану. Приказ, ничего не поделаешь.

– Пожалуйста, не надо. Я прошу…

Часовой погладил подбородок, изображая глубокое раздумье.

– Конечно, я мог бы и передумать…

– Мы… – подхватил мастер. – Мы могли бы передумать.

Хоуп переводила глаза с одного на другого, стараясь выиграть время.

– Понимаю. Что ж… Я могу предложить вам кое-что взамен.

Мастер уже переминался с ноги на ногу от нетерпения. Такого он не ожидал. К тому же старая хрычовка, называющая себя его женой, ничего не узнает.

Оглядевшись, Хоуп с многообещающей улыбкой указала на амбар.

– Наверняка там найдется хорошее мягкое сено.

– Угадала, – отозвался солдат. – И кроме сена, еще кое-кто. Он тоже захочет свою долю за молчание.

– Я всегда говорю – где два, там и три. – Рассмеявшись, Хоуп направилась к амбару.

Тревожно оглянувшись на гостиницу, мужчины последовали за ней. Хоуп вошла в амбар первой, за ней – солдат. Колесный мастер замыкал шествие.

– Банн, черт тебя побери! Проснись и посвети нам. Смотри, кого я привел. – Солдат сделал осторожный шаг, споткнулся о чьи-то ноги, упал и тут же громко выругался.

– Ты, сукин сын…

Руки его нащупали зияющую рану на горле у Банна.

– Господи! – Он вскочил на ноги, но тут же огромный тяжелый кулак, появившийся откуда-то из темноты, опустился на него сверху. Солдат упал. Его спутник уже бился в железных руках Форликара.

В темноте вспыхнул огонь свечи; Джейсон и его люди придвинулись ближе.

– Не надо. Пожалуйста… Я не…

Пленник не договорил. Форликар рванул его к себе и, развернув, ударил по голове.

– Быстро седлать лошадей! – скомандовал Джейсон.

Хоуп испуганно вскинула глаза:

– Но я не умею ездить верхом.

Неожиданно в дверном проеме появился красный мундир и мгновенно исчез. Раскат грома заглушил тревожный крик солдата.

– Шевелитесь, живей! Я его остановлю, пока он не поднял всех на ноги.

Джейсон распахнул дверь: солдат бежал что было сил ко входу в таверну. Попробовать нагнать его? Слишком поздно. Стрелять тоже нельзя – выстрел мгновенно поднимет всех на ноги. Придется вспомнить, чему учил его Рамад. Сейчас или никогда…

Кинжал, рассекая воздух, пролетел над землей и вонзился в спину солдата, однако тот успел рвануть дверь. В одно мгновение Джейсон промчался через двор, взбежал по ступенькам и, отшвырнув раненого солдата, ввалился внутрь. Другого противника, оказавшегося у него на пути, он проткнул рапирой, но не удержался и упал на пол за каминную решетку. Падение спасло ему жизнь: находившиеся в таверне солдаты быстро оправились от шока и схватились за оружие. Засвистели пули. В отчаянии Джейсон искал хоть что-нибудь, что могло бы послужить ему для обороны. В этот момент на пол с камина скатился большой нож с короткой рукояткой, и одновременно с этим стрельба прекратилась.

Раздались громкие слова команды – видимо, они на что-то решились. Джейсон подобрал лежавший рядом с каминным совком нож, сунул совок в мерцающие угли, потом выхватил его и взмахнул им в воздухе как раз в тот момент, когда поблизости послышался топот сапог. Угли, горящие щепки, сажа – все полетело солдатам в лицо. На троих, шедших впереди, загорелись мундиры, и они громко завыли от ужаса. Другим сажа попала в глаза, заставив их скрючиться в попытке стереть ее и вернуть себе возможность видеть. Одному из солдат Джейсон нанес сокрушительный удар по голове, и тот мешком свалился на стол.

Слева раздался треск мушкетного выстрела, и руку обожгло болью. Джейсон пошатнулся, упал на колени. Сейчас будет следующий выстрел…

Внезапно окно полетело прямо в зал под напором брошенного снаружи тяжелого бочонка. В тот же момент в двери появился Том Ганн; позади него Поучер и Рамад разрядили свои пистолеты в неприятеля. Форликар сделал то же самое через зияющую дыру, которая еще совсем недавно была окном.

Джейсон вскочил на ноги, огляделся. В зале все ходило ходуном, и уже вскоре часть солдат умчалась в темноту, а остальные, побросав оружие, позволили себя связать. Еще раз окинув комнату быстрым взглядом, Джейсон увидел, что Грегори нет ни среди живых, ни среди мертвых. Проклятие! Громко выкликая капитана по фамилии, он помчался вверх по лестнице, ногой открывая двери одну за другой. Пусто. Лишь в одной комнате обнаженная девчушка лет четырнадцати-пятнадцати прижимала к худенькому телу разорванное платье, испуганно глядя на раскрытое окно.

– Черт! Он сбежал!

Быстро спустившись, Джейсон, перепрыгивая через мертвые тела, пробежал через зал и выскочил во двор. Из конюшни шел дым – там что-то горело. Он бросился туда.

– Какого дьявола!

Внутри конюшни стоял невообразимый шум, обезумевшие лошади храпели и лягались. Шелби лежал на куче соломы: по его груди расползалось кровавое пятно. Вокруг сгрудились его товарищи; никто из них не произносил ни слова. В этот момент, шатаясь, подошла Хоуп с огромным синяком на левой стороне лица.

– Он его убил! – неожиданно выкрикнул Поучер, и все одновременно схватились за оружие.

– Выпустите лошадей.

Форликар покачал головой:

– Сначала я должен помочь своей Хоуп.

Он произнес это тихим голосом, но никто не стал возражать.

Джейсон выбрал крепкую с виду кобылу, вывел ее из стойла и вернулся за седлом. Хоуп тихо плакала в объятиях Форликара.

– Бедный парнишка. Он ничего не мог сделать. Грегори застрелил его. Он сказал, что все равно возьмет верх, но сначала разделается с Мари.

Заканчивая седлать лошадь, Джейсон молча кивнул.

– Ну так скачи за ним! – неожиданно проревел Форликар, перекрывая шум грозы. – А мы за тобой. Поучер покажет нам дорогу.

Джейсон вскочил в седло. Хоуп вскинула голову и взглянула ему в глаза:

– Вы ее спасете?

– Сделаю все, что можно. Если нам придется разделиться, ищите меня в бухте, а если и там не найдете, мчитесь к «Баньши» и уносите ноги.

– Скачи! Мы за тобой.

Джейсон стегнул лошадь и вскоре скрылся вдали.

Глава 26

– Траш, зажгите свечи.

– Милорд капитан…

– Делайте, что я говорю, черт побери!

Прихрамывая, Пенскотт вышел из темной комнаты. В холле мерцающий огонь канделябров тускло освещал портреты предков. Он направился к лестнице, вздрагивая и морщась при каждом оглушительном раскате грома. Гофф в библиотеке. Жаль! Ему вовсе не хотелось показывать этому недружелюбно настроенному полковнику свой страх. Может быть, зайти навестить Мари? Но после каждой встречи с ней он чувствовал себя все более неуютно. Лучше оставить ее в покое. Черт бы побрал эту грозу! Черт бы побрал эту ночь! Черт бы побрал их всех!

– Пенскотт!

В самом центре холла стоял капитан Джеймс Грегори; с плаща его стекала вода. Полковник Гофф выбежал в холл из гостиной, на ходу оправляя мундир; двое его людей выжидающе остановились за дверью гостиной.

– Я прибыл за той маленькой сучкой, которую вы у меня увели! – громко произнес Грегори и, оставляя за собой на полу мокрую полосу, не спеша начал подниматься по лестнице.

– Как вы смеете столь бесцеремонно врываться в мой дом?

– Вам должны были сообщить о моем появлении. Где девчонка? Она мне нужна немедленно.

– Ваш тон сильно изменился с нашей последней встречи, молодой человек. Тогда вы пообещали, что доставите мне сюда кое-кого, а вместо этого являетесь в мой дом, как побитая собака, и требуете отдать вам девушку. Вы не мужчина, так же как и ваш предатель-отец! – Пенскотта трясло от ярости. – Но раз уж вы здесь, я велю Трашу найти для вас комнату, чтобы переждать грозу, а потом попрошу вас убраться отсюда.

– Нет. Мы уйдем немедленно.

– Что? – Гофф был явно обескуражен тем, что его не замечают.

– Не волнуйтесь, полковник. Нам только бы добраться до виселицы лорда Пенскотта. Она умрет сегодня же ночью. – Грегори сунул руку во внутренний карман жилета и, достав оттуда водонепроницаемый пакет, протянул его Гоффу. Полковник вскрыл пакет и быстро прочел вложенный в него документ, затем передал его Пенскотту.

– У него есть полномочия, милорд.

Граф, покачивая головой, молча изучал бумагу. В былые времена никто бы не осмелился… Пытаясь не показать, как ему больно, он оперся о перила и устремил вниз невидящий взгляд.

Грегори обернулся к полковнику Гоффу:

– Джейсон Брэнд направляется сюда.

– Брэнд? Тот самый пират? Вы, наверное, ошиблись. Зачем ему возвращаться в Англию?

– Похоже, что они с этой женщиной любовники и он хочет ее увезти.

– Да будет вам, капитан, наверняка вы его с кем-то спутали…

Грегори нетерпеливо взмахнул рукой:

– С ним целая банда головорезов – все вооружены и очень опасны. Я вам советую подготовить ваших людей.

– У меня их всего четверо, причем двое из челяди. Мы считали, что этого вполне достаточно. Как я понимаю, вы приехали один?

– Да.

Грегори не стал упоминать о сокрушительном разгроме в таверне.

– В отличие от Брэнда…

Этот английский капитан сейчас раздражал Гоффа еще сильнее, чем тогда, на корабле. Если он не научится вести себя повежливее, ему не поздоровится.

– Сэр, я просил бы вас поторопиться. – Грегори с трудом сохранял видимость спокойствия.

– Он здесь появится, можете не сомневаться, – усмехнулся лорд Пенскотт, – и не только за девушкой, но и за мной, и за вами тоже, капитан Грегори.


Дверь распахнулась с громким стуком, и Грегори быстрыми шагами вошел в комнату в сопровождении двоих солдат. Мари кинула взгляд на рапиры, висевшие на стене. После шторма, когда они придут забирать ее для отправки в Лондон, капитан убедится, что она отнюдь не покорная овечка.

– Не ждала?

– Шакалы всегда являются неожиданно.

Однако вызов в ее глазах сменился растерянностью, когда конвоиры подошли и заняли места по обе стороны от нее. Прежде чем она успела понять, что происходит, ей связали руки за спиной.

Господи… он собирается увезти ее сегодня вечером, сейчас. Рапиры… Поздно…

Грегори натянул капюшон, чтобы защитить от дождя пудру и белила, которые уже начали стекать с его лица.

– Ведите ее за мной, – коротко приказал он.

Внизу их ожидали еще двое солдат в белых мундирах, однако полковник Гофф, судя по всему, не собирался присоединяться к процессии.

– Подожду очередных посетителей, – усмехнулся он в ответ на вопросительный взгляд капитана.

Тот лишь кивнул:

– Вперед!

Двое солдат крепко схватили Мари под руки, но она вырвалась и пошла сама, гордо вскинув голову. В голове ее теснились тревожные вопросы. Где лорд Пенскотт? И к чему такая спешка?

По дороге их встречали любопытные взгляды слуг. Из боковой галереи появился Траш – он скорбно покачал головой при виде грязных следов, оставленных Грегори, а на Мари даже не взглянул, по-видимому, решив, что это не его забота.

На кухне вовсю пылал огонь, мальчики гремели посудой. У огня возвышалась гигантская фигура повара Риджа. Мари попыталась улыбнуться, но вопреки всем ее стараниям улыбка вышла довольно жалкой.

Входная дверь раскрылась, и они оказались на улице, где их встретила сплошная свинцово-серая стена дождя. Мари, непроизвольно попятившись, почувствовала, как ствол мушкета одного из солдат уперся ей в спину. Она собрала всю свою волю и сделала шаг вперед. Холодные струи дождя хлестнули ее по лицу и плечам; на какой-то момент она словно ослепла, и лишь присутствие охранников по обеим сторонам не давало ей сойти с раскисшей от грязи тропинки.

Бело-голубые вспышки молнии пронизывали воздух, оглушающе гремели раскаты грома. Мари почувствовала все усиливающийся запах озона. Может быть, спросить наконец, куда ее ведут?.. Нет, такого удовольствия он от нее не дождется!

Однако очень скоро она получила ответ на свой вопрос: когда взгляд ее снова стал отчетливо различать находящиеся вокруг предметы. Впереди в сером тумане замаячила виселица.


Роджер Пенскотт зарядил дуэльный пистолет – один из тех, которые он когда-то вручил капитану Грегори для того, чтобы тот смог убить Джейсона Брэнда. Какая ирония судьбы! Он выбрал пулю самой идеальной круглой формы, загнал ее в дуло. За окном яростная вспышка молнии прорезала темноту – обезумевшие боги резвились за стенами Пенскотт-Холла.


Гофф погасил свечи на лестнице, проверил четыре заряженных пистолета и занял наблюдательную позицию за пьедесталом, на котором покоился высеченный из мрамора римский император. Если у этого Брэнда есть голова на плечах, ему следует взять Пенскотта в заложники, а уж потом требовать освобождения девушки, вместо того чтобы сражаться за нее. Гофф еще раз взглянул на пистолеты. Все на месте. Если Грегори говорит правду, ждать осталось недолго.


Не думая об опасности, с кинжалом в руке и жаждой мести в сердце, Джейсон взлетел на каменные ступени крыльца. Дверь сразу же открылась. Пригнув голову, держа шпагу наготове, он укрылся за тяжелым черным лакированным столом и прислушался. В фойе было пусто; впереди мраморная лестница уходила вверх, в темноту.

Выскочив из укрытия, Джейсон сделал несколько шагов… и замер. Прогремел пистолетный выстрел. Он быстро оглянулся, пытаясь понять, откуда стреляли: нападения можно было ожидать из-за каждой двери, из-за каждого угла.

В этот момент на верхних ступенях лестницы появился солдат в белом мундире и прицелился. Джейсон согнулся, готовясь отскочить в сторону, как только из дула мушкета покажется дым; однако, к его удивлению, выстрел раздался совсем с другой стороны: ганноверец покачнулся, на губах его показалась кровавая пена – еще секунда, и он, упав лицом вниз, покатился по ступеням.

Джейсон осторожно приблизился и осмотрел труп – этого человека он никогда в жизни не видел. Но кто же его застрелил?

– Я это сделал не ради вас…

На верхней площадке лестнице стоял лорд Пенскотт с дымящимся пистолетом в руке.

– …но и не ради женщины, – тут же поспешно добавил он.

– Мари? Скорее! Я должен ее видеть!

– Скажем так: это дело чести.

– Да прекратите вы свою исповедь, черт побери! Где она?

Пенскотт качнул головой, словно стряхивая с себя остатки ночного кошмара, и ответил почти безразличным тоном:

– Девушка? Как это – где? Грегори повел ее на виселицу.

* * *

Гроза прекратилась, и дождь лил уже не так яростно. Деревянные ступени виселицы от воды стали скользкими. Солдаты поддерживали Мари, не в состоянии скрыть свой страх перед тем, что им предстояло совершить: одно дело – стеречь беспомощную женщину, и совсем другое – своими руками ее повесить.

– Да скорее же, черт бы вас побрал! Тащите ее сюда! – Голос Грегори выдавал его крайнее нетерпение.

Взглянув на веревку, Мари впервые в жизни почувствовала, что мужество покидает ее. Она непроизвольно съежилась и тут же услышала злорадный смех Грегори.

– Ну, где твоя хваленая гордость, сучка? Давай вставляй голову в петлю! Посмотрим, как ты задергаешься, когда…

– Грегори!

От этого возгласа капитан замер на месте. Мари, не веря своим ушам, вглядывалась во тьму. Неужели Джейсон? Он все-таки догнал ее! Ей даже показалось, что она различает сквозь завесу дождя эту солнечную гриву волос, это лучезарное лицо.

Сердце ее рванулось к нему, из горла сам собой вырвался крик:

– Я здесь, Джейсон!

И тут он ее увидел. Мари жива.

Джейсон хлестнул кобылу каблуками, и она рванула вперед.

– Остановите его! – крикнул Грегори двум солдатам, находившимся внизу. Он обернулся, чтобы отдать приказания тем, что стояли на помосте, но они уже спрыгивали на землю, рискуя переломать себе кости. Яростный клич шотландских горцев прорезал темноту. Тогда Грегори в два прыжка приблизился к Мари и, подтолкнув ее к перекладине, накинул петлю ей на шею.

Двое стоявших внизу солдат попытались остановить Джейсона, но в результате один оказался под копытами лошади, а другой едва успел спастись. И все же до виселицы было еще так далеко…

– Я иду к тебе!

Мари поморщилась: Грегори уже затянул петлю у нее на шее. Время для нее словно остановилось. Джейсон, ее единственная любовь! Она не могла отвести от него глаз. Теперь ему уже не успеть, и ей суждено умереть с мыслью о том, что она любит его…

Грегори нащупал тяжелый дубовый рычаг, открывавший люк, и с силой потянул его на себя. Мари напряглась, готовясь к прощанию с этим миром… и неожиданно, пролетев небольшое расстояние, шлепнулась в липкую грязь. Наверху Грегори, не веря своим глазам, смотрел, как остаток веревки исчезает в яме-ловушке, а женщина, которая когда-то заставила его, голого, выйти на палубу собственного корабля на посмешище всей команде, лежит на земле цела и невредима. Черт, что за дьявольская шутка! И ведь никто не виноват – это он сам заранее не удосужился проверить веревку!

Сраженный столь нелепой неудачей, Джеймс Грегори, не двигаясь, молча смотрел на приближавшегося Джейсона Брэнда. Этого человека он тоже когда-то поклялся убить. Холодная сталь сверкнула в воздухе, хлынула кровь. Грегори сделал шаг вперед, поскользнулся в липкой темно-красной луже и упал лицом на грязный помост, не успев даже попросить о милосердии, которого сам не проявил ни разу за всю свою жизнь.

– Мари! – Джейсон, спрыгнув в люк, сорвал веревку с ее шеи, отвел мокрые пряди волос с бледного лица, сжал ее в объятиях. – Ах, Мари, Мари… – Он баюкал ее, целовал лоб, ресницы, губы… Наконец серые, как океан, глаза открылись.

– Джейсон… Я не смела надеяться…

– Ш-ш-ш. Я здесь. Все хорошо.

Мокрое платье прилипло к ее телу, соблазнительно обрисовывая грудь, вздымавшуюся при каждом вдохе, и Джейсон снова ощутил все то же ненасытное желание. Его любовь, казалось, утерянная навсегда, затем прошедшая через такие испытания, какие достаются на долю немногим, теперь снова воскресла, свежая, как весна, чистая, как горный поток.

– Я снова с тобой, любовь моя!

Они произнесли эти слова одновременно, как будто были одним существом.

Эпилог

Отъезд из Пенскотт-Холла оказался одновременно радостным и грустным. Я знала, что мне будет горько расставаться с лордом Пенскоттом. Хотя он и причинил мне немало горя и нередко использовал меня для достижения собственных целей, я не могла забыть, что именно этот человек спас меня после шторма и взял к себе на корабль. Его я должна благодарить за свое обучение; но главное, если бы не этот стареющий английский граф, я бы никогда не встретила Джейсона Брэнда и уж точно не дожила бы до нашего окончательного соединения с ним.

Попрощавшись с лордом Пенскоттом, мы направились к бухте.

Вскоре «Баньши» поднял паруса и вышел в море. На этот раз все – Том, Поучер, Томас, Форликар, Хоуп Деферт, я и Джейсон – выполняли обязанности матросов. Сейчас те дни кажутся мне сплошным блаженством. Под покровом ночи, украшенной бриллиантами звезд, мы с Джейсоном утоляли свою жажду любви и никак не могли насытиться друг другом…

Примечания

1

Перевод Н. Эристави.

2

Баньши – привидение-плакальщица в шотландском и ирландском фольклоре. Предвещает смерть душераздирающими воплями.


home | my bookshelf | | На берегах любви |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу