Book: Соблазни меня на рассвете



Лиза Клейпас


Соблазни меня на рассвете

(Seduce Me At Sunrise)


2007


Соблазни меня на рассвете
Соблазни меня на рассвете

Семья Хатауэй (The Hathaways) #2


Перевод осуществлен на сайте:

http://lady.webnice.ru

Принять участие в работе Лиги переводчиков:

http://lady.webnice.ru/forum/viewtopic.php?t=5151


Глава 1 (книгоман/Happyness, бета-ридинг: Gella/Оксана-Ксю)


Лондон, 1848 год

Зима


Уин всегда знала, что Кев Меррипен красив особой суровой красотой, под стать строгому зимнему пейзажу. Он был впечатляюще-большим и бескомпромиссным в каждом своем действии. Его экзотическая внешность проявлялась прежде всего в глазах, настолько темных, что радужная оболочка практически сливалась со зрачком. Волосы были густыми и угольно-черными, как вороново крыло, также как и резко очерченные прямые брови. Его крупные губы практически всегда искривляла задумчиво-ироническая ухмылка, которую Уин считала совершенно неотразимой.

Меррипен. Ее любовь, но никогда любовник. Они были знакомы с самого детства, а точнее с того времени, когда его приняли в ее семью. И хотя все Хатауэи всегда относились к нему, как к члену семьи, он воспринимал и вел себя, как слуга. И защитник. И чужак.

Он зашел в спальню Уин и встал у порога, молча наблюдая, как она заканчивает укладывать вещи в чемодан. Расческа, горсть булавок, стопка носовых платков, которые специально для Уин вышила ее сестра Поппи. Судя по напряженности жестов, с которыми она запихивала предметы в свой кожаный саквояж, она знала о присутствии Меррипена. Знала и то, что скрывается за его напряженной неподвижностью, потому что чувствовала то же самое - прилив тоски.

Мысль о расставании с ним разбивала ее сердце. И все же, другого выхода не было. Девушка стала инвалидом с тех пор, как два года назад переболела скарлатиной. Она была исхудавшей и ослабленной, страдала частыми приступами смертельной усталости. Слабые легкие - так говорили все врачи. И с этим ничего нельзя поделать. Сначала жизнь в постели, а затем неминуемая ранняя смерть.

Уин не хотела такой судьбы.

Она всеми силами стремилась выздороветь, чтобы иметь все то же самое, что большинство людей считают само собой разумеющимся. Танцевать, смеяться, гулять на открытом воздухе. Хотела иметь возможность любить… выйти замуж… завести собственную семью, когда-нибудь.

Но с нынешним состоянием здоровья, у нее не было никакой вероятности исполнения этих желаний. Но все должно измениться. Сегодня Уин уезжала во французскую клинику, где прогрессивный молодой врач, Джуллиан Хэрроу, достиг чудесных результатов лечения пациентов с таким же диагнозом как у нее. Его методы были нетрадиционными и спорными, но девушку это не волновало. Она сделает все, что угодно, чтобы выздороветь. Потому, что пока она этого не добьется, ей никогда не заполучить Меррипена.

- Не уезжай, - попросил он так тихо, что она с трудом его услышала.

Уин изо всех сил старалась казаться спокойной, несмотря на холодок, дрожью пробежавший по ее спине.

- Закрой, пожалуйста, дверь, - удалось произнести ей.

Им необходимо уединение для предстоящего разговора.

Меррипен не шелохнулся. Краска ударила в его смуглое лицо, а темные глаза свирепо сверкнули, что ему было несвойственно. В этот момент он как никогда выглядел цыганом, дав волю своим эмоциям больше, чем когда-либо прежде.

Уин сама подошла к двери, чтобы закрыть, а он отпрянул от нее, будто малейшее соприкосновение между ними может привести к катастрофе.

- Почему ты не хочешь, чтобы я уезжала, Кев? - мягко спросила она.

- Ты не будешь там в безопасности.

- Я буду в совершеннейшей безопасности, - сказала она. - И я верю доктору Хэрроу. Его методы кажутся мне весьма разумными, и он получил очень много положительных результатов…

- У него также много неудач. В Лондоне тоже есть отличные врачи. Попробуй сначала их.

- Я хочу использовать свой шанс с доктором Хэрроу, - с улыбкой произнесла Уин, глядя в черные непроницаемые глаза Меррипена, прекрасно понимая все, что он не в состоянии высказать. - Я вернусь к тебе. Я обещаю.

Он проигнорировал ее слова. Любая попытка, которую она предпринимала, чтобы вытащить на поверхность его чувства к ней, встречала упорное сопротивление. Мужчина никогда не признавался, что беспокоится о ней не просто как о беспомощном инвалиде, который нуждается в защите. Бабочка под стаканом.

И в тоже время, он следил за ней не переставая.

Несмотря на скрытность Меррипена в личных делах, Уин была абсолютно уверена, что у него было множество женщин, которые дарили ему свою благосклонность, а он просто использовал их ради собственного удовлетворения. Что-то холодное и злое поднялось в ее душе при мысли о Меррипене, ложащимся в постель с кем-то еще. Это потрясло бы всех ее близких, если бы они знали, как она его желает. И, вероятно, Меррипена это потрясло бы больше всех.

Глядя на его невозмутимое лицо, Уин подумала: «Что ж, хорошо, Кев. Если это то, чего ты хочешь, то я тоже буду равнодушной. У нас будет спокойное, безликое расставание».

Позже, когда она останется одна, то будет невероятно страдать, зная, что время покажется ей вечностью в разлуке с ним. Но, все же, это лучше, чем быть рядом, но не быть вместе, потому что ее болезнь всегда будет стоять между ними.

- Ладно, - жизнерадостно сказала она. - Мне скоро отправляться. И нет необходимости волноваться, Кев. Лео позаботится обо мне во время поездки во Францию…

- Твой брат не в состоянии позаботиться о самом себе, - резко возразил Меррипен. - Ты никуда не едешь. Ты останешься здесь, где я смогу…

Он резко оборвал свою речь.

Но Уин услышала в его голосе глубоко спрятанные интонации, сродни то ли ярости, то ли муки.

Это становилось интересным.

Ее сердце отчаянно забилось.

- Есть… - ей пришлось сделать паузу, чтобы отдышаться. - Есть только одно, что может помешать мне уехать.

Он бросил на нее подозрительный взгляд.

- Что это?

Ей потребовалось время, чтобы набраться мужества, и произнести вслух:

- Скажи, что любишь меня. Скажи это, и я останусь.

Его темные глаза расширились. Дыхание прервалось с громким звуком, напоминающим звук ударяющего топора. Он застыл.

Странная смесь отчаяния и задора затопила чувства Уин, пока она ждала его ответа.

- Я… забочусь обо всех в твоей семье…

- Нет. Ты знаешь, я не это имею ввиду, - девушка приблизилась к нему и положила свои руки на его твердую мускулистую грудь, опираясь ладонями на него. Она чувствовала его реакцию, которая выразилась в дрожи, сотрясшей его тело. - Пожалуйста, - попросила она, ненавидя жалобные нотки в своем голосе. - Мне не важно, умру ли я завтра, если только услышу это.

- Не делай так, - прорычал он, отодвигаясь от нее.

Игнорируя нотки предостережения в его голосе, Уин последовала за ним. Она схватила его за отвороты рубашки.

- Скажи мне. Давай, наконец, произнесем правду вслух…

- Тише. Ты доведешь себя до приступа.

Уин привело в бешенство, что он был прав. Она уже чувствовала знакомую слабость, головокружение из-за отчаянно бьющегося сердца и неспособности набрать побольше воздуха в легкие. Она проклинала свое тело, которое предало ее в такой момент.

- Я люблю тебя, - несчастно произнесла она. - И, если бы была здорова, то никакая сила в мире не смогла бы удержать меня вдали от тебя. Если бы я была здорова, то позвала бы тебя в свою постель, и обрушила на тебя столько страсти, сколько никакая другая женщина…

- Нет, - его рука потянулась к ее рту, чтобы прервать, но резко одернулась назад, едва почувствовав теплоту губ.

- Если я не боюсь, то почему это пугает тебя? - ее удовольствие от того, что он рядом, что она может чувствовать тепло его тела, было своего рода безумием. Уин придвинулась еще ближе. Кев попытался отодвинуть ее, не причиняя боли, но она вцепилась в него со всей оставшейся у нее силой. - Что, если ты видишь меня в последний раз? Разве ты не будешь сожалеть, что не сказал мне о своих чувствах? Не будешь…

Меррипен прижал ее лицо к своему телу, в отчаянной попытке заставить замолчать. Оба задыхались от ощущения близости друг друга. Каждый его вздох, который она чувствовала на своей щеке, повышал температуру ее тела. Его руки обхватили ее в крепком объятии, прижимая к своему твердому телу. А затем между ними вспыхнула искра, и они потерялись в своей жажде близости.

Она чувствовала сладость яблок в его дыхании, намек на горечь кофе, но больше всего присущий только ему аромат. Желая большего, отчаянно желая его, девушка потянулась вверх. Он принял ее невинное предложение с низким, почти звериным, звуком.

Уин чувствовала прикосновение его языка. Она открылась для него, привлекая глубже, нерешительно используя свой язык для поглаживания, словно шелком по шелку, а Кев задрожал, задохнулся и прижал ее к себе еще сильнее. Новая слабость затопила ее - жажда его рук, рта и тела… его веса на ней и в ней… О, она хотела его, жаждала…

Меррипен целовал ее с диким голодом. Его рот набрасывался на нее с резкими и страстными ударами. Ее нервы напряглись от удовольствия, и она изогнулась в его руках, чтобы утолить свое желание быть еще ближе.

Даже через слои юбок, Уин ощущала его возбуждение напротив своих бедер, и напряженное ритмическое движение. Инстинктивно она потянулась рукой вниз, чтобы почувствовать его, успокоить, и ее дрожащие пальцы легли на твердую выпуклость.

Мужчина отчаянно застонал. Мгновенно он потянулся рукой к ее руке, и еще крепче прижал к своей плоти. Ее глаза потрясенно открылись, почувствовав его пульсирующее, горячее, и, казалось, готовое взорваться желание.

- Кев… кровать… - прошептала она, покраснев с головы до ног. Она хотела его так отчаянно, и так долго, а теперь ее мечты должны были сбыться. - Возьми меня.

Меррипен с проклятием оттолкнул ее и повернулся спиной. Он задыхался, и все никак не мог восстановить дыхание. Уин потянулась к нему.

- Кев…

- Не приближайся ко мне, - сказал он с такой злостью, что она вздрогнула от испуга.

В течение, по крайней мере, минуты, он не произносил ни звука, и только было слышно его хриплое дыхание.

Когда Меррипен заговорил, его голос был полон гнева и отвращения, хотя против кого они были направлены: против нее или самого себя, понять было невозможно.

- Это больше никогда не повторится.

- Ты боишься, что можешь причинить мне боль?

- Нет. Потому, что я не желаю тебя.

Она напряглась от негодования, и с недоверчивым смешком, заметила:

- Ты ответил мне сейчас. Я чувствовала это.

Краска ударила ему в лицо.

- Это могло случиться и с любой другой женщиной.

- Ты… Ты пытаешься заставить меня думать, что у тебя ко мне нет никаких особенных чувств?

- Ничего, кроме желания защищать, как и любого из вашей семьи.

Она знала, что это была ложь. Знала. Но в то же время его грубый отказ делал ее отъезд намного легче.

- Я…- ей было трудно говорить. - Как благородно с твоей стороны.

Ее попытка иронизировать была испорчена приступом одышки. Глупые слабые легкие.

- Ты переутомилась, - сказал Меррипен, двигаясь к ней. - Тебе нужно отдохнуть…

- Все хорошо, - с отчаянием сказала Уин, направляясь к умывальнику, чтобы плеснуть в лицо воды.

Когда она немного пришла в себя, то использовала оставшуюся воду для того, чтобы намочить льняную салфетку и крепко прижала ее к своим покрасневшим щекам. Глядя на себя в зеркало, она постаралась придать своему лицу обычное безмятежное выражение. Каким-то образом ей удалось заговорить совершенно спокойным голосом:

- У меня будешь ты, либо не будет никого, - сказала она. - Ты знаешь слова, которое могут заставить меня остаться. Если ты не собираешься говорить их, то уходи.

Воздух в комнате накалился от эмоций. Нервы Уин были натянуты, как струна, из-за воцарившейся тишины. Она посмотрела в зеркало, в котором отражалась его мощная фигура. А затем Кев вышел.

Уин продолжала прикладывать к лицу мокрую прохладную ткань, украдкой вытирая набегавшие слезинки. Отложив ткань, она посмотрела на свою ладонь, которой дотрагивалась до его плоти, и которая до сих пор помнила ее жар и форму. Губы все еще покалывало от сладости и напора его поцелуев, а грудь была заполнена болью отчаяния безответной любви.

- Что ж, - сказала она своему покрасневшему отражению в зеркале, - ты получила ответ.

Она горестно рассмеялась и стала вытирать лицо от катившихся слез.


***


Кэм Роан столь рассеянно следил за погрузкой багажа в карету, которая должна была отправиться в Лондонские доки, что было бы удивительно, если бы он не напортачил. Он обещал своей молодой жене позаботиться об ее семье. Но не прошло и двух месяцев после его женитьбы на Амелии, как он отправлял одну из ее сестер во Францию.

- Мы можем подождать, - сказал он Амелии накануне вечером, обнимая ее за плечи и поглаживая шикарные каштановые волосы, раскинувшиеся рекой по его груди. - Если ты хочешь задержать Уин рядом с собой еще какое-то время, то мы можем послать ее в клинику весной.

- Нет, она должна поехать как можно скорее. Доктор Хэрроу сказал, что и так было упущено слишком много времени. Вероятность выздоровления Уин увеличится, если как можно скорее начать курс лечения.

Кэм улыбнулся прагматичному тону Амелии. Его жена отличалась тем, что тщательно скрывала свои эмоции, поддерживая образ эдакого непробиваемого и надежного тыла, и лишь немногие люди догадывались, какой уязвимой она была в душе. Кэм был единственным, перед кем она сбрасывала свою маску.

- Мы должны быть разумными, - добавила Амелия.

Кэм перевернул ее на спину и заглянул в смутившееся и такое прекрасное лицо любимой. В ее большие темно-синие, как небо в полночь, глаза.

- Да, - согласился он. - Но не так легко быть разумным, правда?

Она согласно кивнула, а на глаза навернулись слезы.

Он погладил ее по щеке кончиками пальцев.

- Бедная моя колибри, - прошептал он. - Ты пережила так много потрясений в течение последних месяцев, не самое малое из которых - брак со мной. А теперь еще - я отсылаю твою сестру.

- В клинику. Чтобы она выздоровела, - возразила Амелия. - Я знаю, что для нее так лучше. Только это… это… Я буду скучать по ней. Уин - самая близкая мне, и самая нежная в семье. Миротворец. Мы, вероятно, поубиваем друг друга в ее отсутствие, - она угрюмо глянула на него и велела: - Не рассказывай никому, что я плакала, или я рассержусь на тебя.

- Никогда, monisha, - успокоил он ее, притягивая ближе сопящую жену. - Я сохраню все твои тайны. И ты знаешь об этом.

Кэм осушил ее слезы поцелуем, и началл медленно стягивать с нее длинную ночную рубашку. А затем, еще более медленно, стал заниматься с ней любовью.

- Немного любви, - шептал он, когда Амелия задрожала под ним. - Позволь мне доставить тебе удовольствие…

Когда он осторожно овладел ее телом, то говорил на старо-цыганском языке, как он любит ее, как любит быть у нее внутри, и, что он никогда ее не оставит. Хотя Амелия не понимала смысл этих слов, звук его голоса взволновал ее, руки крепко обхватили его за плечи, а бедра устремились вверх, чтобы принять его вес. Он доставлял ей удовольствие, которое переходило в его собственное, пока жена без сил не провалилась в глубокий крепкий сон.

Еще долгое время Кэм смотрел на нее, доверчиво прижавшуюся к его плечу. Он несет ответственность за Амелию и всю ее семью.

Хатауэи были весьма разношерстной публикой: четыре сестры, брат и Меррипен - цыган, как и Кэм. Казалось, никто ничего не знал о Меррипене, кроме того факта, что он был принят семьей Хатауэй еще мальчиком, после того, как его нашли тяжело раненым после охоты на цыган. Родичи бросили его, посчитав мертвым. Он был гораздо больше, чем просто слугой, но и не совсем членом семьи.

Невозможно предсказать, как станет жить Меррипен после отъезда Уин, но у Кэма было предчувствие, что ничего хорошего не будет. Они были полными противоположностями - слабый белокурый ангел и огромный темный цыган. Она - чистая и слегка не от мира сего, а он - смуглый, словно высеченный из камня и едва воспитанный. Но между ними была связь, столь же необъяснимая и реальная, как инстинкт ястреба, всегда возвращающего в свое гнездо, словно этот путь был заложен в нем самой природой.

Когда карета была загружена, а багаж закреплен должным образом кожаными ремнями, Кэм направился в гостиную, где находилась вся семья. Они собрались, чтобы попрощаться.

Отсутствие Меррипена было очень заметно.

Хатауэи переполнили небольшую комнату - сестры и их брат, Лео, который тоже уезжал во Францию в качестве эскорта и компаньона для Уин.

- Ну, ну, - утешал Лео, гладя по спине свою самую младшую сестру Беатрикс, которой совсем недавно исполнилось шестнадцать. - Не стоит устраивать сцен.

Она крепче сжала его в объятиях.

- Ты будешь так одинок вдали от дома. Может, возьмешь одно из моих животных, чтобы они составили тебе компанию?

- Нет, дорогая. Я вполне могу удовлетвориться человеческим общением с пассажирами нашего судна. - Он обратился к восемнадцатилетней Поппи, красавице с волосами цвета солнца. - До свидания, сестра. Наслаждайся своим первым сезоном в Лондоне. Постарайся не принять предложение руки и сердца от первого же попавшегося поклонника.

Поппи подошла к нему и тоже обняла.



- Дорогой Лео, - сказала она приглушенно, уткнувшись лицом в его плечо. - Попытайся вести себя прилично во Франции.

- Никто не ведет себя прилично во Франции, - усмехнулся Лео. - Именно поэтому там всем так нравится.

Он повернулся к Амелии. Глядя на нее, его самоуверенность дала трещину. Он судорожно вздохнул. Из всей семьи Хатауэй они спорили между собой наиболее часто и зло. И все же, несомненно, она была его любимицей. Вместе они прошли через многое, заботясь о младших сестрах после смерти родителей. Амелия видела, как Лео из молодого перспективного архитектора превращается в гиблого человека. Наследование титула виконта не смогло исправить ситуацию. Фактически, получение аристократического имени и статуса только подстегнуло разрушение его личности. Несмотря ни на что, сестра боролась за него, пытаясь спасти, и всякий раз была готова прийти ему на помощь. Чем безмерно его раздражала.

Амелия подошла к нему и прислонилась головой к его груди.

- Лео, - обратилась она к нему, хлюпая носом, - если ты допустишь, чтобы хоть что-нибудь случилось с Уин - я тебя убью.

Он нежно погладил ее по голове.

- Ты уже в течение многих лет угрожаешь меня убить, но ничего у тебя не выходит.

- Я п-просто ждала серьезного повода.

Улыбаясь, Лео обхватил ее лицо руками и поцеловал в лоб.

- Я всегда буду рядом и присмотрю за ней как следует.

- Сам?

- Сам.

Амелия погладила лацканы его пальто и произнесла дрожащими губами:

- Тогда ты должен прекратить вести жизнь пьяницы.

Лео усмехнулся.

- Но я всегда стремился довести свои таланты до совершенства, - он опустил голову, чтобы она могла поцеловать его в щеку. - Ты - неподражаема, когда указываешь, как нужно поступать. Ты, которая вышла замуж за почти незнакомого человека.

- Это лучшее из того, что я сделала в своей жизни, - сказала Амелия.

- Так как это он оплачивает мою поездку во Францию, то не могу не согласиться.

Лео протянул руку Кэму. С момента их знакомства эти двое в своих отношениях прошли путь от неприязни до уважения и любви.

- До свидания, phral, - сказал Лео, используя цыганское слово, значение которого Кэм перевел как «брат». - Я не сомневаюсь, что ты отлично позаботишься о семье. Мне, во всяком случае, повезло, у меня впереди многообещающие перспективы.

- Вы вернетесь в восстановленный дом и процветающее поместье, милорд.

Лео хохотнул.

- Не могу дождаться, когда смогу увидеть результаты. Знаете, не всякий пэр поручил бы все свои дела паре цыган.

- Могу с уверенностью утверждать, что ты - единственный, - ответил Кэм.


***


После того, как Уин простилась с сестрами, Лео помог ей сесть в карету и сам устроился рядом. С легким толчком, карета двинулась, направляясь в Лондонский порт.

Лео внимательно смотрел на ее профиль. Как обычно, она не выказывала эмоций, ее лицо казалось безмятежным и спокойным. Но он видел ярко-красные пятна на щеках и судорожно сжимающие носовой платок пальцы. От его внимания не ускользнуло и то, что Меррипен не появился попрощаться. Лео задавался вопросом, не поссорились ли эти двое перед отъездом.

Вздохнув, Лео обнял хрупкие плечи сестры и прижал ее к себе. Уин напряглась, но не пыталась отодвинуться. Через мгновение она прижала к глазам платок, чтобы промокнуть слезы. Ей было плохо, она была напугана и несчастна.

А брат был единственным, на кого она могла положиться.

Помоги ей Господи.

Он попытался пошутить:

- Я надеюсь, что ты не поддалась на уговоры Беатрикс, и не взяла никого из ее питомцев? Иначе, предупреждаю, что, если у тебя с собой ее еж или крыса, то я тут же отправлю их за борт, едва мы поднимемся на корабль.

Уин покачала головой и шумно высморкалась.

- Знаешь, - доверительно сказал Лео, все еще обнимая ее, - ты не самая веселая из нашей семьи. Трудно сказать, как я выдержу путешествие во Францию с тобой.

- Поверь мне, - ее ответ слышался приглушенно из-за носового платка. - Я не была бы такой скучной, если бы у меня был выбор. А вот когда я поправлюсь, то собираюсь вести себя самым ужасным образом. На самом деле!

- Отлично, буду ждать с нетерпением твое перевоплощение. - Он прижался щекой к ее мягким светлым волосам.

- Лео, - тут же обратилась она к нему. - Почему ты вызвался поехать вместе со мной в клинику? Потому, что тоже хочешь вылечиться?

Лео был одновременно тронут и раздражен ее невинным вопросом. Уин, как и все остальные члены семьи, относилась к его злоупотреблению спиртным, как к болезни, которую можно вылечить воздержанием и переменой обстановки. Но его пристрастие к бутылке было вызвано горем, настолько сильным, что он подозревал: однажды его сердце не выдержит и перестанет биться.

Не существовало лекарств от потери Лоры.

- Нет, - ответил он Уин. - Я не стремлюсь выздороветь. Просто хочу продолжить свою распущенную жизнь в другой обстановке, - ответом ему было сдавленное хихикание. - Уин… Ты и Меррипен поссорились? Из-за этого он не пришел проводить тебя? - ответом ему была тишина. Он закатил глаза. - Если ты собираешься всю дорогу изображать сдержанность, то путешествие обещает быть действительно долгим и утомительным.

- Да, мы поссорились.

- Из-за чего? Из-за клиники?

- Не совсем. Отчасти и из-за этого, но… - Уин неловко пожала плечами. - Это слишком сложно. Слишком долго, чтобы объяснить.

- Мы собираемся пересечь океан и половину Франции. Поверь, у тебя полно времени.


После того, как карета отъехала, Кэм направился в конюшню, расположенную позади гостиницы, с просторными стойлами для лошадей, местом для карет и комнатами для слуг на втором этаже. Как он и подозревал, Меррипен был там и ухаживал за лошадьми. Конюхов в гостинице не хватало, и это означало, что владельцам лошадей изредка приходилось самим присматривать за ними. В настоящее время Меррипен ухаживал за черным мерином Кэма - трехлеткой Пукой. Движения Меррипена были легкими, быстрыми и методичными, когда он щеткой водил по бокам жеребца.

Кэм на мгновение залюбовался по-цыгански ловкими движениями. Истории о том, что цыгане исключительно хороши в обращении с лошадьми, отнюдь не были мифом. Они полагали, что кони были их товарищами, бесстрашными и романтичными. Вот и Пука воспринимал присутствие Меррипена с уважительным спокойствием, которое выказывал немногим людям.

- Что тебе нужно? - спросил Меррипен, не оборачиваясь.

Кэм медленно подошел к открытому стойлу и улыбнулся, когда Пука, нагнув голову, подтолкнул его в грудь.

- Нет, мальчик… у меня нет для тебя куска сахара.

Он погладил мускулистую шею коня. Рукава его рубашки были закатаны до локтей, выставляя на всеобщее обозрение татуировку черной летящей лошади. У Кэма не осталось воспоминаний о том, когда у него она появилась…Она была там всегда, а почему - его бабушка отказывалась объяснять.

Татуировка символизировала коня-призрака из ирландского эпоса, именуемого pooka, который был то злобным, то доброжелательным, говорил человеческим голосом и летал по ночам, широко расправив крылья. Согласно легендам, pooka приходил к человеку в полночь, забирал его, а, вернувшись, человек уже никогда не был таким, как прежде.

Кэм никогда ни на ком не видел такого знака. До Меррипена.

Волею судьбы Меррипен недавно пострадал при пожаре. А когда ему оказывали помощь, Хатауэйи обнаружили такую же татуировку на его плече.

Это вызвало массу вопросов в голове Кэма.

Он видел взгляд, который бросил Меррипен на его татуировку.

- Интересно, правда, почему на цыгане ирландский символ? - спросил Кэм.

- В Ирландии тоже есть цыгане. Ничего удивительного.

- Есть кое-что необычное в этой татуировке, - рассудительно продолжал Кэм. - Я никогда не видел другой такой, до тебя. Для Хатауэев она тоже стала неожиданностью, потому что, очевидно, ты хорошо постарался, чтобы скрыть ее. С чего бы это, phral мой?

- Не называй меня так.

- Ты был частью семьи Хатауэй с детства, - сказал Кэм. - Я тоже вошел в семью, когда женился. Это делает нас братьями, разве не так?

Презрительный взгляд в его сторону был единственным ответом.

Кэм получал извращенное удовольствие в том, чтобы дружески обращаться к этому цыгану, который так явно его презирал. Он понимал, что породило враждебность Меррипена. Войти новому мужчине в семейное племя, или vista, всегда нелегко, и его положение в иерархии могло быть довольно низким. Особенно для Кэма, чужака, которому было необходимо войти и действовать, поскольку глава семьи был практически бесполезен. Не способствовало успеху и то, что Кэм был poshram, полукровка, рожденный цыганской матерью от ирландского отца-gadjo. И еще больше ухудшало положение, если это было возможно, его богатство, что было позором в глазах цыган.

- Почему ты скрывал ее? - продолжал настаивать Кэм.

Меррипен на мгновение прервал свое занятие, чтобы холодно и мрачно взглянуть на него.

- Мне сказали, что это печать проклятия. Оно означает, что я или кто-то близкий мне, обречен умереть рядом со мной.

Кэм не выказал никакой реакции на его слова, но почувствовал, как по шее вниз побежал холодок страха.

- Кто ты, Меррипен? - мягко спросил он.

Огромный цыган возобновил свою работу.

- Никто.

- Когда-то ты был частью племени. У тебя, должно быть, была семья.

- Я не помню отца. Моя мать умерла, когда я родился.

- У меня так же. Я воспитывался бабушкой.

Движение щетки замерло. Ни один из них не пошевелился. Конюшня заполнилась напряженной тишиной, не считая сопения и шороха лошадей.

- Я воспитывался своим дядей. Он растил меня, чтобы я был asharibe.

- А… - Кэм постарался, чтобы в его голосе не прозвучало и намека на жалость, а в глубине души подумал: бедный ребенок.

Неудивительно, что Меррипен так хорошо дрался. В некоторых цыганских племенах выбирали самых сильных мальчиков и тренировали их для боев без правил, чтобы выставлять на ярмарках, сельских праздниках, в пабах против других ребят. Чтобы делать на них ставки. Некоторые из мальчишек были навсегда изуродованы, или даже убиты. А те, кто выжил, считались борцами, и определялись как воины племени.

- Так вот, почему у тебя такой сладкий характер, - сказал Кэм. - Поэтому ты и остался с Хатауэйями, когда они приняли тебя? Не хотел больше жить как asharibe?

- Да.

- Ты лжешь, phral, - сказал Кэм, пристально наблюдая за ним. - Ты остался по другой причине. - Кэм почувствовал своей цыганской сущностью, что натолкнулся на правду и спокойно добавил, - Ты остался из-за нее.


Глава 2 (книгоман, бета-ридинг: Gella/Оксана-Ксю)


Двенадцать лет назад


В нем не было ничего совершенного. Никакой мягкости. Он был воспитан, чтобы спать на твердой земле, довольствуясь тощим соломенным тюфяком, есть простую пищу, пить холодную воду и нападать на других мальчишек - по команде. Если он когда-либо отказывался драться, то его избивал дядя, rom baro, цыганский барон. И не было матери, чтобы просить за него, или отца, чтобы вмешаться в жестокие наказания rom baro. Никто никогда не прикасался к нему, кроме как для побоев. Он существовал только для того, чтобы драться, воровать и делать гадости gadjo.

Большинство цыган не ненавидели бледных, рыхлых англичан, живущих в опрятных домиках, носящих карманные часы и читающих книги у очага. Они просто не доверяли им. Но в племени Кева презирали gadjo, главным образом, потому что так делал rom baro. И, несмотря на все причуды лидера, собственное мнение и испытываемые ими чувства к англичанам, все обязаны были следовать за ним.

В конечном счете, из-за того, что племя цыганского барона причиняло вред и доставляло массу неприятностей, когда разбивало свой лагерь рядом, gadjo решили прогнать их со своей земли. Англичане приехали на лошадях и с оружием. С оружием в руках отряд налетел на спящих цыган. Лагерь был разорен, всех прогнали, фургоны vardo были подожжены, а многих лошадей украли gadjo.

Кев пытался бороться с ними, чтобы защитить vista, но был повержен ударом приклада по голове и проколот штыком. Племя посчитало его мертвым. Один, ночью, он лежал в полубессознательном состоянии у реки, слушая шум воды и чувствуя холод и влагу земли под собой. Он смутно сознавал, что влагой была его собственная кровь, медленно вытекающая из его тела. Он без страха ждал, когда окунется в полную темноту. У него не было причины и желания жить.

Но, когда Ночь сменила ее сестра Утро, Кев был подобран и увезен на маленькой простой телеге. Gadjo нашел его и с помощью мальчика, своего сына, забрал умирающего цыгана в свой дом.

Это был первый раз, когда Кев оказался под крышей не vardo. Он разрывался от противоречивых эмоций. С одной стороны - любопытство к незнакомой окружающей среде, а с другой - гнев на неуважение к нему, потому что ему приходилось умирать в закрытом помещении и на попечении gadjo. Но Кев был слишком слаб, испытывал слишком сильную боль, чтобы шевельнуть хоть пальцем в свою защиту.

Комната, которую он занял, была не намного больше, чем лошадиное стойло, и в ней находились только кровать и стул. А так же множество подушек с рюшками и оборочками, и лампа, украшенная женским рукоделием. Если бы он не был настолько болен, то просто сошел бы с ума в этой небольшой женственной комнатушке.

Gadjo, который принес его сюда… Хатауэй… был высоким стройным мужчиной со светлыми волосами. Его вежливые манеры и внимательность вызвали у Кева враждебность. Почему Хатауэй спас его? Что он хочет от цыганского мальчишки? Кев отказывался разговаривать с gadjo и принимать лекарство. Он отклонял любое проявление доброты. Он ничего не был должен этим Хатауэйям. Он не хотел, чтобы его спасали, он не хотел жить. Таким образом, парень только вздрагивал и тихо стонал, когда мужчина менял повязку на его спине.

Кев заговорил лишь однажды, и это случилось, когда Хатауэй спросил его о татуировке.

- Что она означает?

- Это - проклятие, - прошипел Кев сквозь зубы. - Не рассказывайте о ней никому, иначе проклятие падет и на Вас тоже.

- Я вижу, - в голосе мужчины звучала доброта. - Я сохраню твою тайну. Но скажу тебе, что как рациональный человек, я не верю в подобные суеверия. У проклятия есть только такая власть, которую дает ему сам человек.

Глупый gadjo, подумал Кев. Все знали, что отрицать проклятие означало накликать на себя еще большую беду.

У них было шумное домашнее хозяйство, полное детей. Кев мог слышать их из-за закрытой двери комнаты, в которой находился. Но было что-то еще… слабое, приятное присутствие поблизости. Он чувствовал, как это колебалось, вне комнаты, вне пределов его досягаемости. И он тосковал по нему, желая спасения от темноты, лихорадки и боли.

Среди шума детей, препирающихся, смеющихся, поющих, он услышал голос, от которого дыбом встали волосы на его теле. Голос девочки. Прекрасный, успокаивающий. Он хотел, чтобы она пришла к нему. Хотел, потому, что сам не мог пойти к ней, из-за ран, заживающих с мучительной медлительностью. Приди ко мне…

Но она никогда не появлялась. Единственными, кто заходил в комнату, были Хатауэй и его жена, приятная, но пугливая женщина, которая относилась к Кеву, как к дикому животному, которое случайно забрело в ее цивилизованный дом. Поэтому он и вел себя соответственно, отталкивая и ругаясь всякий раз, когда они подходили к нему. Как только цыган смог самостоятельно шевелится, он вымылся в миске теплой воды, которую они принесли в комнату. Молодой человек не ел перед ними, а ждал, пока они оставят поднос у его кровати. Все его стремления сводились к тому, чтобы поскорее выздороветь и сбежать.

Пару раз дети приходили, чтобы взглянуть на него в щель неплотно прикрытой двери. Иногда это были две маленькие девчушки, Поппи и Беатрикс, которые со смехом и восторженным визжанием убегали прочь, когда он ворчал на них. Была еще одна девочка, старшая дочь Хатауэйев, Амелия, которая глядела на него с таким же скептицизмом, что и мать. И был высокий голубоглазый мальчик, Лео, которой по виду был не намного старше Кева.

- Я хочу объяснить, - сказал он с порога тихим голосом, - что никто не собирается тебя тут обижать. Как только ты сможешь уйти, то волен сделать это в любую минуту. - Он пристально взглянул на угрюмое лицо Кева, прежде чем заявить, - Мой отец - добрый человек. Самаритянин. Но я не такой. Так что не думай даже о том, чтобы навредить или оскорбить кого-нибудь из моей семьи. Или ответишь мне за это.

Кев уважал такое. Поэтому утвердительно кивнул. Конечно, если бы Кев был в форме, то мог бы легко разделаться с этим мальчишкой, избить до крови или поломать тому кости. Но Кев начал понимать, что эта необычная семья на самом деле не желала ему зла. И при этом они ничего от него не хотели. Хатауэйи просто предоставили ему крышу над головой и уход, как если бы он был беспризорной собакой. За это они, казалось, ничего не ожидали взамен.

Это не уменьшило его презрение к ним, и к их смехотворному, мягкому, удобному мирку. Цыган ненавидел их всех почти так же сильно, как самого себя. Он был драчуном, вором, погруженным в насилие и обман. Разве они этого не видели? У этих gadjos, видимо, совершенно отсутствовало понимание той опасности, которую они сами принесли в свой дом.

Через неделю лихорадка у Кева уменьшилась, а рана достаточно затянулась, что позволяло ему двигаться. Он должен был уйти прежде, чем совершит что-то ужасное. Поэтому, проснувшись однажды утром, он встал, и оделся в одежду, которую ему дали, и которая раньше принадлежала Лео.



Полученная рана все еще очень болела, но Кев игнорировал и ее, и приливы жуткой головной боли, накатывающей на него. Он сложил в карманы нож и вилку с подноса с едой, огарок свечи, обмылок. Первые лучи солнца проникли в комнату через небольшое окно в изголовье кровати. Вскоре должна была проснуться вся семья.

Он направился было к двери, но сильнейшее головокружение откинуло его на постель в почти бессознательном состоянии. Задыхаясь, он попытался собраться с силами.

Раздался скрип открываемой двери. Его пересохшее горло смогли издать только рык, чтобы отпугнуть незваного посетителя.

- Можно мне войти? - услышал он нежный голос девочки.

Проклятия так и не сорвались с губ Кева. Он был потрясен, закрыл глаза и, не осмеливаясь дышать, ждал.

Это - ты. Ты здесь.

Наконец.

- Ты так долго был один, - сказала она, подходя к нему. - Я подумала, что, может, тебе нужна компания. Я - Уиннифред.

Кев утонул в ее аромате и звуке голоса, его сердце учащенно забилось. Он расслабился, игнорируя боль, пронизывающую его. Затем открыл глаза.

Он никогда не думал, что какая-то из gadjo сможет сравниться с цыганскими девочками. Но эта была просто чудесная: эфемерное существо, бледное как лунный свет, со светлым, с серебристым отливом, каскадом волос. Но в тоже время, она выглядела живой, невинной и мягкой. В ней было все, чего не было у него. Не доверяя своим глазам, цыган потянулся и с тихим рычанием схватил ее за руку.

Она испуганно вздохнула, но не сопротивлялась. Кев знал, что не должен касаться ее. Он не умел быть нежным. Причинил бы ей боль, сам того не желая. И все же, она расслабилась в его руке, и уставилась на него своими невероятными голубыми глазами.

Почему девочка не испугалась? Он сам был напуган за нее, потому что знал, на что способен.

Кев сам не заметил, как притянул ее ближе. Все, что он осознал - это то, что она почти полностью лежит на нем, а его пальцы грубо вцепились в нежную плоть ее руки.

- Отпусти, - мягко сказала Уин.

Кев не хотел. Никогда. Он хотел держать ее на себе, распустить ее косы и сквозь пальцы пропустить шелк ее волос. Он хотел прижать ее своим телом к земле.

- Если я отпущу тебя, ты останешься? - грубо спросил он.

Ее тонкие губы изогнулись. В сладкой, восхитительной улыбке.

- Глупый мальчик. Конечно, останусь. Я пришла, чтобы навестить тебя.

Его пальцы медленно расслабились. Парень было подумал, что она убежит, но она осталась.

- Ложись удобней, - сказала ему девочка. - А почему ты одет в такую рань? - ее глаза расширились. - О. Ты не должен уходить. Только, когда выздоровеешь.

Ей не о чем волноваться. Планы Кева сбежать испарились, лишь только он ее увидел. Цыган расслабленно откинулся назад на подушки, пристально наблюдая, как она садится на стул. На ней было розовое платье. По подолу, на запястьях и на шее его украшали кружева.

- Как тебя зовут? - спросила она.

Кеву не хотелось разговаривать. Ему была ненавистна мысль об общении с кем-либо. Но он должен был поддерживать беседу, чтобы удержать ее рядом с собой подольше.

- Меррипен.

- Это твое имя?

Он покачал головой.

Уин слегка наклонилась к нему.

- Разве ты не скажешь мне свое имя?

Он не мог. Цыган мог назвать свое истинное имя только другому цыгану.

- По крайней мере, скажи мне свое первое имя, - уговаривала она.

Кев озадаченно уставился на нее.

- Я знаю не слишком много цыганских имен, - сказала она. - Может - Лука? Марк? Стефан?

Кев догадался, что она пытается вовлечь его в игру с разгадыванием. Поддразнивает его. Он не знал, как ответить. Обычно, если кто-то пытался его дразнить, он отвечал ударом своего кулака в лицо обидчика.

- Когда-нибудь ты обязательно скажешь мне его, - пообещала она с улыбкой.

Она стала подниматься со стула, и Кев тут же схватил ее за запястье. Удивление отразилось на ее лице.

- Ты говорила, что не уйдешь, - объяснил он.

Свободной рукой она накрыла его руку.

- Я не уйду. Не волнуйся, Меррипен. Я хочу только принести для нас хлеба и чая. Позволь мне встать. Я очень скоро вернусь, - ее рука была теплой и мягкой, когда она освобождала ее из его захвата. - Я останусь здесь на весь день, если ты хочешь.

- Они тебе не разрешат.

- Ах, разрешат, конечно, - Уин держала его за руку, мягко поглаживая его пальцы. - Не переживай так. Будь умницей. А я то всегда считала, что цыгане веселые.

Она почти заставила его улыбнуться.

- У меня была плохая неделя, - сказал он ей совершенно серьезно.

Девочка все еще была занята тем, что пыталась разжать его пальцы.

- Да я вижу. Как получилось, что ты оказался ранен?

- Gadjo напали на мое племя. Они могут прийти за мной и сюда, - он посмотрел на нее с сожалением, но вынудил себя отпустить ее. - Я в опасности. И должен уйти.

- Никто не посмеет забрать тебя от нас. Мой папа - очень уважаемый человек в деревне. Ученый, - видя изумление и сомнение на его лице, она решила добавить, - перо сильнее меча, чтоб ты знал.

Это было типичное для gadjo заявление. Оно совершено не имело смысла.

- Мужчины, которые напали на мой vista на прошлой неделе, были вооружены совсем не ручками.

- Бедняжка, - сказала она с состраданием. - Мне очень жаль. А теперь еще, после утренних усилий, твои раны наверняка открылись. Сейчас дам тебе лекарство.

Прежде никто не относился к Кеву с сочувствием. Ему это не понравилось. Его гордость ощетинилась.

- Я не буду его принимать. Лечение gadjo не помогает. Если ты принесешь, то я выброшу его на…

- Хорошо, хорошо. Не нервничай так. Я уверена, что это тебе вредно.

Она пошла к двери, а Кева пронзило острое чувство отчаяния. Он был уверен, что она не вернется. А он так сильно нуждался в ее обществе. Если бы парень был силен, как прежде, то спрыгнул бы с кровати и схватил ее снова. Но этой возможности у него не было.

Поэтому Меррипен только наградил ее угрюмым взглядом и пробурчал:

- Иди, тогда. Дьявол тебя забери.

Уиннифред остановилась на пороге и ответила, обернувшись через плечо, с озорной улыбкой:

- Тебе того же. Я вернусь с тостами, чаем и книгой. И останусь до тех пор, пока не заставлю тебя улыбаться.

- Я никогда не улыбаюсь, - сообщил он.

Однако к его удивлению, Уин действительно вернулась. Она провела большую часть дня, читая ему какую-то унылую многословную историю, которая благополучно привела его в полусонное состояние. Ни музыка, ни шелест деревьев в лесу, ни пение птиц никогда не нравились ему так, как звук ее нежного голоса. Изредка кто-то из членов семьи возникал в дверном проеме, но Кев не мог заставить себя огрызаться на них. Он был совершенно доволен, впервые в жизни, насколько он помнил. Он, казалась, не мог ненавидеть никого, когда сам был так близок к счастью.

На следующий день Хатауэй перенес его в главную комнату в доме, заполненную разнообразной мебелью. Любая ровная поверхность там была заложена эскизами, рукоделием или грудами книг. В ней невозможно было передвигаться, чтобы не свалить что-нибудь на пол.

В то время как Кев полулежал на диване, младшие девочки играли на ковре, пытаясь дрессировать любимую белку Беатрикс. Лео с отцом играли в шахматы в углу. Амелия с матерью отсутствовали - были заняты на кухне. А Уин села рядом с Кевом и гладила его волосы.

- У тебя грива дикого животного, - сказала она, нежно распутывая колтуны на его голове и очень осторожно расчесывая черные пряди. - Потерпи еще немного. Я стараюсь сделать все возможное, чтобы ты выглядел лучше, так что нечего дергаться. Твоя голова не может быть настолько чувствительной.

Кев вздрагивал не из-за расчески. А из-за того, что никогда в жизни никто к нему так не дотрагивался. Он встревожено застыл в глубине души… но когда огляделся вокруг, то понял, что никто не возражал и не видел ничего особенного в том, что делала Уин. Он расслабился и закрыл глаза. Расческа с трудом продиралась сквозь пряди его волос, вызывая бормотание извинений у Уини и нежное растирание пострадавшего места ее пальчиками. Так мягко. Из-за этого к его горлу подступил комок, а глаза непривычно защипало. Ошарашенный своими эмоциями Кев судорожно сглотнул. Он оставался напряженным, но полностью отдал себя ее в ее распоряжение. И едва дышал от удовольствия, которое она ему дарила.

Затем появилась ткань, которую она обвязала вокруг его шеи, и ножницы.

- Я очень хорошо умею это делать, - уговаривала Уин, наклоняя его голову вперед, чтобы добраться до его затылка. - Твои волосы нуждаются в стрижке. У тебя столько шерсти на голове, что можно набить матрас.

- Остерегайся, парень, - сказал старший Хатауэй. - Вспомни, что случилось с Самсоном.

Кев повернул к нему голову.

- Что?

Уин повернула его голову обратно и приступила к стрижке.

- Волосы Самсона были источником его силы, - пояснила она. - После того, как Далила их обрезала, он стал слабым и его захватили филистимляне.

- Ты не читал библию? - удивленно спросила Поппи.

- Нет, - ответил Кев.

Он держался напряженно из-за щелканья ножниц на затылке.

- Так ты - язычник?

- Да.

- Ты из тех, которые едят людей? - заинтересовалась Беатрикс.

Уин ответила прежде, чем Кев успел открыть рот.

- Нет, Беа. Можно быть язычником, не будучи каннибалом.

- Но цыгане ведь, на самом деле, едят ежей, - сказала Беатрикс. - А это так же плохо, как и есть людей. Потому что, как ты сама знаешь, у ежей тоже есть чувства, - она сделала паузу, заметив как темный локон волос упал на пол. - Оооо, как красиво! - воскликнула малышка. - Можно мне его взять, Уин?

- Нет, - грубо отозвался Меррипен, голова которого все еще была наклонена вниз.

- Почему нет? - спросила Беатрикс.

- Кто-то может использовать их, чтобы наколдовать неудачу. Или для любовного приворота.

- О, я этого делать не буду, - искренне сказала девочка. - Я только хочу добавить их в гнездо.

- Милая, - нежно сказала Уин. - Если это для нашего друга это так важно, то твои домашние животные должны будут обойтись каким-нибудь другими материалами для гнезда. - Ножницы отрезали очередной ряд тяжелых черных прядей. - Все цыгане так же суеверны, как ты? - спросила она Кева.

- Нет. Большинство еще хуже.

Ее легкий смех щекотал его ухо, теплое дыхание ласкала кожу.

- Чего из двух вещей ты боишься больше, Меррипен… неудачи или любовного приворота?

- Любовного приворота, - не колеблясь, ответил он.

Непонятно почему, вся семья начала смеяться. Меррипен с негодованием посмотрел на них, но не заметил в их веселье ничего, кроме дружеского подшучивания.

Кев замолчал. Он внимательно прислушивался к их болтовне, пока Уин заканчивала его стричь. Эта была самая странная беседа, которую он когда-либо слышал, потому что девочки совершенно свободно и на равных разговаривали со своим отцом и братом. Они перескакивали с одной темы на другую, обсуждая идеи, до которых им, на его взгляд, не должно быть дела, и ситуации, которые их не касались никоим образом. В этом не было смысла, но они, казалось, искренне наслаждались общением.

Он не знал, что такие люди бывают. Он не имел понятия, как что так бывает.


***


Хатауэи не были обычной семьей. Они были веселыми, немного эксцентричными, увлекающимися книгами, искусством и музыкой. Жили они в довольно ветхом доме, но вместо того, чтобы менять двери или перекрывать крышу, они выращивали розы и упражнялись в поэзии. Если у стула отламывалась ножка, то они вместо нее просто ставили стопку книг. Их предпочтения были для него тайной за семью печатями. И Кев еще больше был ими удивлен и очарован, когда после выздоровления, они пригласили его остаться жить у них, освободив для него место на чердаке.

- Ты можешь оставаться у нас столько, сколько пожелаешь, - сказал ему мистер Хатауэй. - Хотя, подозреваю, ты когда-нибудь покинешь нас, чтобы найти свое племя.

Но у Кева больше не было своего племени. Они бросили его умирать. Это место стало его стоянкой.

Он начал заботиться о вещах, на которые Хатауэи не обращали должного внимания, таких как восстановление крыши или ремонта разваливающегося дымохода. Несмотря на его страх высоты, он сумел поменять кровлю. Он ухаживал за лошадью и коровой, обрабатывал огород. И даже чинил ботинки для всей семьи. Очень скоро миссис Хатауэй настолько доверяла ему, что давала деньги для покупки продуктов или других необходимых вещей в соседней деревне.

Только один раз его пребывание в их семье подверглось сомнению. Это случилось, когда обнаружилось, что он подрался кое с кем в деревне.

Миссис Хатауэй была в ужасе от его вида: избитого и с разбитым в кровь носом. Она потребовала от него объяснений.

- Я послала тебя за сыром в лавку, а ты приходишь с пустыми руками, да еще в таком состоянии, - возмущалась она. - Что ты натворил, и почему?

Кев ничего не объяснял, а только молча стоял с мрачным лицом на пороге, пока она его ругала.

- Я не потерплю жестокости в своем доме. Если не можешь ничего сказать в свое оправдание, то можешь собирать вещи и уходить.

Но прежде, чем Кев успел пошевелиться или заговорить, в дом вошла Уин.

- Не надо, мама, - спокойно сказала она. - Я знаю, что случилось: мне моя подруга Лаура только что рассказала. Ее брат там был. Меррипен защищал нашу семью. Двое мальчишек говорили гадости о нас, а Меррипен побил их за это.

- Гадости какого рода? - изумленно спросила миссис Хатауэй.

Кев упорно смотрел в пол, сжав кулаки.

Уин не уклонилась от объяснений:

- Они оскорбляли нашу семью за то, что у нас живет цыган, - сказала она. - Некоторым жителям деревни это не нравиться. Они боятся, что Меррипен может у них что-то украсть, или наслать проклятие, или еще какие-то глупости. Они обвиняют нас в том, что мы приняли его в свой дом.

Из-за тишины, которая последовала за этими словами, Кэм задрожал от бессильного гнева. И в то же время он был полностью сломлен. Он был виноват перед этой семьей. Он никогда не сможет жить в мире gadjo без конфликтов.

- Я уйду, - сказал он. Это было лучшее, что он мог для них сделать.

- Куда? - спросила Уин таким тоном, что, казалось, мысль о его уходе безмерно ее удивляет. - Твое место здесь. Ты никуда не должен уходить.

- Я - цыган, - просто ответил он. Он не принадлежал ничему и всему.

- Ты никуда не уйдешь, - вмешалась миссис Хатауэй, огорошив его. - Еще чего не хватало, чтобы из-за каких-то деревенских хулиганов, ты ушел. Какой вывод сделают мои дети, если позволить невежеству и недостойному поведению победить? Нет, ты остаешься. Это совершенно правильно. Но ты не должен драться, Меррипен. Не обращай на них внимания, и им, в конце концов, надоест оскорблять нас.

Глупый, совершенно типичный для gadjo, вывод. Игнорирование никогда не срабатывало. Самый лучший способ заставить хулигана замолчать заключался в том, чтобы превратить его в кровавую лепешку.

Еще один голос вмешался в разговор.

- Если Меррипен останется, он должен будет драться еще больше, мама, - заявил Лео, входя в кухню.

Как и Кев, Лео выглядел очень потрепанным, с синяком под глазом и разбитой губой. Он криво усмехнулся на вырвавшиеся у матери и сестры восклицания. Все еще улыбаясь, он посмотрел на Кева.

- Я побил одного или двух из тех, которых ты пропустил, - сказал он.

- О дорогой, - сочувственно сказала миссис Хатауэй, беря руку сына с разбитыми костяшками и кровоточащей ранкой, которая явно появилась из-за столкновения его кулака с чьим-то зубом. - Эти руки предназначены, чтобы держать книгу. А не для драк.

- Хочется думать, что я могу и то и другое, - недовольно сказал Лео. Его лицо приняло серьезное выражение, когда он пристально поглядел на Кева. - Будь я проклят, если кто-нибудь будет мне указывать, кто может жить в моем доме, а кто - нет. Пока ты хочешь оставаться у нас, я буду защищать тебя как брата.

- Я не хочу доставлять вам неприятности, - пробормотал Кев.

- Никаких неприятностей, - зааверил Лео, осторожно пытаясь согнуть свою руку. - В конце концов, некоторые принципы стоят того, чтобы за них бороться.


Глава 3 (перевод - VikaNika, редактура - Люся, бета-ридинг - Akvitty)


Принципы. Идеалы. Суровая действительность прежней жизни Кева никогда не допускала подобных вещей. Но постоянное влияние семьи Хатауэй изменило его, расширяя горизонты его мышления за рамки простого выживания. Конечно, он никогда не смог бы стать ученым или джентльменом. И тем ни менее, он провел годы, слушая оживлённые дискуссии семьи Хатауэй о Шекспире и Галилее; о противопоставлении фламандского искусства венецианскому; о демократии, монархии и теократии и обо всех предметах, которые только можно себе представить. Он научился читать и даже немного освоил латынь и несколько слов по-французски. Он превратился в человека, которого его бывшие соплеменники никогда бы не признали.

Кев никогда не думал о мистере и миссис Хатауэй как о родителях, невзирая на то, что он сделал бы для них что угодно. У него не было никакого желания привязываться к людям. Для этого нужно было больше доверия и близости, чем он мог себе позволить. Но он действительно заботился обо всех детях семейства Хатауэй, даже о Лео. И ещё была Уин, ради которой Кев умер бы тысячу раз.

Он никогда не унизил бы Уин своим прикосновением и не посмел бы претендовать на какое-либо иное место в её жизни, кроме как защитника.

Она была слишком прекрасна, слишком необычайна и исключительна. Когда она достигла зрелости, все мужчины в графстве были очарованы её красотой.

Чужие имели обыкновение воспринимать Уин как ледяную деву - изящную, невозмутимую и рассудочную (1). Но чужие ничего не знали о лукавом остроумии и теплоте, которая скрывалась за её прекрасной внешностью. Чужие не видели, как Уин обучает Поппи кадрили до тех пор, пока обе с хохотом не валятся на пол. Или как она охотится вместе с Беатрикс за лягушками с передником, полным прыгающих амфибий. Или как смешно читает роман Диккенса - на разные голоса и интонации, до тех пор пока вся семья не начинает покатываться со смеху от её мастерства.

Кев любил ее. Не той любовью, о которой пишут романисты и поэты. Ничего столь банального. Его любовь к ней была так велика, что простиралась за пределы земли, небес или ада. Каждое мгновение, проведённое без неё, было мучением; каждое мгновение с нею было единственным миром, который он когда-либо знал. Каждое прикосновение её руки оставляло отпечаток, который терзал его душу. Но он прежде убил бы себя, чем признался бы в этом кому-нибудь. Правда была похоронена глубоко в его сердце.

Кев не знал, была ли его любовь к Уин взаимной. Всё, что он знал - это что он не хотел её любви.


- Вот, - сказала Уин однажды, после того, как они, побродив по сухим лугам, устроились на отдых в их любимом месте. - Ты почти делаешь это.

- Почти делаю что? - спросил Кев лениво.

Они полулежали недалеко от рощицы, граничащей с зимним ручьем, в летние месяцы полностью высыхающим. Луг изобиловал фиолетовыми колокольчиками-рапунцель и белым лабазником - последний наполнял теплый, тяжелый воздух запахом миндаля.

- Улыбаешься, - она приподнялась на локтях рядом с ним, её пальцы легко коснулись его губ. Кев перестал дышать.

С соседнего дерева, взмахнув упругими крыльями, взлетела щеврица, исполнила длинную трель и спустилась обратно.

Сосредоточившись на своей задаче, Уин оттянула уголки рта Кева вверх и попыталась удержать их в таком положении.

Взволнованный и изумлённый, Кев приглушённо рассмеялся и отодвинул в сторону её руку.

- Ты должен чаще улыбаться, - сказала Уин, все ещё глядя на него. - Ты очень красив, когда улыбаешься.

Она, с её шелковистыми волосами цвета сливок и нежно-розовыми губами, была ослепительнее солнца. Казалось, поначалу её пристальный взгляд выражал лишь дружеское любопытство, но чем дольше она смотрела на него, тем яснее он понимал, что она пыталась проникнуть в его тайны.

Ему хотелось повалить её на спину и накрыть своим телом. Прошло четыре года с тех пор, как он поселился в семье Хатауэй. Теперь ему было всё труднее и труднее контролировать свои чувства к Уин.

- О чём ты думаешь, когда смотришь на меня вот так? - спросила она нежно.

- Я не могу сказать.

- Почему нет?

Кев чувствовал, что на сей раз улыбка, появившаяся на его губах, была неестественной.

- Это испугало бы тебя.

- Меррипен, - сказала она решительно, - ты ничего и никогда не сможешь сделать или сказать такого, что могло бы испугать меня. - Она нахмурилась. - Ты когда-нибудь собираешься сказать мне свое имя?

- Нет.

- Скажешь. Я заставлю тебя.

Она сделала вид, что собирается ударить его в грудь кулачком.

Кев схватил её тонкие запястья своими руками, легко удерживая её. Его тело последовало за движением рук, он перевернулся, и она оказалась в ловушке под ним. Это было неправильно, но он не мог остановиться. И навалившись на неё всем своим весом, почувствовал, как она извивается, инстинктивно прилаживаясь к нему - это простое удовольствие почти парализовало его. Он ожидал, что Уин будет сопротивляться, будет бороться с ним, но вместо этого она просто лежала в его объятиях и улыбалась ему.

Кев смутно припомнил один из мифов, столь любимых семейством Хатауэй… греческий, об Аиде, боге подземного царства, похитившем юную Персефону в цветущей долине и утащившем её сквозь отверстие в земле в свой собственный мрачный мир, где он мог обладать ею. Хотя все дочери Хатауэй были возмущены судьбой Персефоны, тайные симпатии Кева были на стороне Аида. Цыганская культура имела склонность романтизировать идею похищения женщины себе в невесты, даже имитируя его в ритуалах ухаживания.

- Я не понимаю, почему то, что Персефона просто съела полдюжины семян граната, должно было обречь её на эту пытку: ежегодно какое-то время жить с Аидом, - возмущённо сказала Поппи. - Никто не ознакомил её с правилами. Это было несправедливо. Я уверена, что она никогда не притронулась бы к гранату, если бы знала, чем это обернется.

- К тому же это было не очень-то и сытно, - добавила Беатрикс взволнованно. - Если бы там оказалась я, то попросила бы пудинг или, по крайней мере, пирог с вареньем.

- Возможно, не так уж она была и несчастна от того, что была вынуждена оставаться там, - выдвинула предположение Уин, сверкнув глазами. - В конце концов, Аид сделал её своей королевой. И история гласит, что он обладал «богатствами земли».

- Наличие богатого мужа, - сказала Амелия, - не изменит тот факт, что основное место жительства Персефоны находится в неподходящем месте без какого бы то ни было вида. Только подумайте о трудностях сдачи его в аренду в межсезонье.

Все они согласились, что Аид был законченным негодяем.

Но Кев совершенно точно знал, почему бог подземного царства украл Персефону себе в невесты. Он хотел немного солнечного света, теплоты для себя там, внизу - в унылом мраке его темного дворца.

- Значит, твоим соплеменникам, которые оставили тебя умирать… - сказала Уин, возвращая мысли Кева в настоящее, -… позволено знать твоё имя, а мне нет?

- Правильно.

Кев наблюдал за игрой полосок света от солнца и теней от листьев на её лице. Он задавался вопросом, каково это будет: прижаться губами к этой нежной причудливо освещённой коже.

Очаровательная морщинка появилась между рыжевато-коричневыми бровями Уин:

- Почему? Почему я не могу знать?

- Потому, что ты - gadji, - его тон был нежнее, чем ему хотелось бы.

- Твоя gadji.

Они ступили на опасную территорию, и Кев почувствовал, как мучительно сжалось его сердце. Уин не принадлежала ему и никогда не сможет. Кроме как в его сердце.

Он скатился с неё и поднялся на ноги:

- Пора возвращаться, - отрывисто сказал он.

Он нагнулся к ней, схватил протянутую к нему маленькую ручку и потянул на себя. Уин не рассчитала силу толчка и, вместо того, чтобы встать, буквально упала на него. Её юбки обвились вокруг его ног, а её изящное женственное тело неожиданно слилось с его. Он отчаянно искал в себе силы и волю, чтобы оттолкнуть её.

- Ты когда-нибудь попытаешься найти их, Меррипен? - спросила она. - Когда-нибудь покинешь меня?

Никогда, подумал он, повинуясь горячему порыву. Но вместо этого сказал:

- Я не знаю.

- Если бы ты это сделал, я последовала бы за тобой. И вернула бы тебя назад домой.

- Я сомневаюсь, что мужчина, за которого ты выйдешь замуж, позволил бы это.

Уин улыбнулась, как если бы это утверждение было смешным. Она отодвинулась от него и отпустила его руку. Они зашагали назад к Хэмпширскому Дому в полной тишине.

- Тобер? - через минуту высказала она предположение. - Гэрриден? Пало?

- Нет.

- Рай?

- Нет.

- Купер?… Стэнли?…

- Нет.


***


К гордости всей семьи Хатауэй, Лео был принят в Парижскую Академию изящных искусств, где он в течение двух лет изучал искусство и архитектуру. Талант Лео был таким многообещающим, что часть его обучения взял на себя известный Лондонский архитектор Роуланд Темпл, который сказал, что Лео сможет возместить ему затраты после возвращения, работая его чертежником.

Сложно было поспорить с тем, что Лео возмужал, став уравновешенным и добродушным молодым человеком, с острым умом и веселым нравом. А учитывая его талант и амбиции, можно было надеяться на большие достижения. По возвращении в Англию Лео осел в Лондоне, чтобы выполнить свои обязательства по отношению к Темплу, но все равно часто приезжал в Примроуз-Плэйс навестить свою семью. А заодно и поухаживать за симпатичной темноволосой деревенской девушкой по имени Лора Диллард.

В отсутствие Лео Кев делал всё возможное, чтобы заботиться о семье Хатауэй. А мистер Хатауэй неоднократно пытался помочь Кеву спланировать его собственное будущее. Такие беседы превратились в своеобразные упражнения в разочаровании для них обоих.

- Ты растрачиваешь себя впустую, - сказал Кеву мистер Хатауэй, казавшийся слегка обеспокоенным.

Кев фыркнул в ответ, но Хатауэй настойчиво продолжил:

- Мы должны обсудить твоё будущее. И прежде, чем ты скажешь хоть слово, позволь мне заявить, что я знаю, что цыгане предпочитают жить сегодняшним днём. Но ты изменился, Меррипен. Ты зашел слишком далеко, чтобы пренебречь тем, что уже глубоко укоренилось в тебе.

- Вы хотите, чтобы я уехал? - спросил Кев спокойно.

- О, Господи, нет. Совсем нет. Как я уже говорил прежде, ты можешь оставаться с нами столько, сколько пожелаешь. Но я считаю своим долгом объяснить тебе, что оставаясь здесь, ты жертвуешь многими возможностями самосовершенствования. Ты должен выйти в мир, как поступил Лео. Отправься в ученичество, изучи торговое дело или, может, завербуйся в армию…

- И что мне это даст? - спросил Кев.

- Прежде всего, возможность заработать больше, чем те гроши, что я в состоянии тебе предложить.

- Мне не нужны деньги.

- Но при существующем положении вещей, у тебя нет средств, чтобы жениться, чтобы купить свой собственный участок земли, чтобы…

- Я не хочу жениться. И я не могу владеть землёй. Никто не может.

- В глазах британского правительства, Меррипен, человек совершенно определенно может владеть землёй и домом, на ней стоящим.

- Палатка устоит, когда дворец рухнет, - ответил Кев прозаически.

Хатауэй раздражённо фыркнул:

- Я скорее поспорил бы со ста учеными, - сказал он Кеву, - чем с одним цыганом. Очень хорошо, мы оставим пока эту тему. Но имей ввиду, Меррипен… жизнь - это больше, чем импульсивное следование примитивным эмоциям. Человек должен оставить свой след в этом мире.

- Зачем? - спросил Кев в непритворном недоумении, но Хатауэй уже ушёл, чтобы присоединиться к своей жене в розарии.


***


Приблизительно спустя год после возвращения Лео из Парижа, на семью Хатауэй обрушилась трагедия. До тех пор ни один из них никогда не знал истинного горя, страха или печали. Они жили в семейном кругу, как будто защищенном волшебством. Но однажды вечером мистер Хатауэй пожаловался на странные, резкие и острые боли в груди, из чего жена сделала вывод, что он страдает расстройством желудка после особенно обильного ужина. Он был молчалив и бледен и рано ушёл спать. Больше из их комнаты ничего не было слышно до рассвета, когда плачущая миссис Хатауэй вышла и сказала ошеломленной семье, что их отец умер.

И это было только началом несчастий семьи Хатауэй. Казалось, что на семью наслали проклятие, и всё их прежнее счастье в полной мере обернулось горем. «Беда не приходит одна» - это была одна из поговорок, которые Меррипен помнил с детства. И к его горькому сожалению, поговорка эта оказалось верной.

Миссис Хатауэй была так охвачена горем, что после похорон мужа слегла в постель и пребывала в такой тоске и печали, что её почти невозможно было убедить что-нибудь съесть или выпить. Ни одна из попыток её детей вернуть её назад к обычному состоянию не возымела эффекта. В поразительно короткий срок она почти совсем зачахла.

- Возможно ли умереть от разбитого сердца? - мрачно спросил Лео однажды вечером, после того как доктор уехал, официально заявив, что он не смог обнаружить физическую причину угасания их матери.

- Она должна хотеть жить хотя бы ради Поппи и Беатрикс, - сказала Амелия, стараясь не повышать голоса. В этот момент Поппи укладывала Беатрикс спать в другой комнате. - Они ещё слишком малы, чтобы остаться без матери. Неважно, как долго мне пришлось бы жить с разбитым сердцем, я бы заставила себя это сделать только для того, чтобы заботиться о них.

- Но у тебя есть внутренний стержень, - сказал Уин, похлопывая старшую сестру по спине. - Ты сама являешься источником своей силы. А я боюсь, что мама всегда черпала её у отца. - Она глянула на Меррипена полными отчаяния голубыми глазами. - Меррипен, что бы цыган порекомендовал в данном случае? Что-нибудь, что могло бы ей помочь, неважно насколько это странно и диковинно? Что думает твой народ на этот счёт?

Кев покачал головой, устремляя пристальный взгляд на камин:

- Они оставили бы её в покое. Цыгане боятся чрезмерного горя.

- Почему?

- Оно заставляет мёртвых возвращаться и являться живущим в виде призраков.

Все четверо замолчали, слушая шипение и потрескивание огня в камине.

- Она хочет быть с отцом, - в конце концов сказала Уин. Её тон был печален. - Куда бы он не отправился. Её сердце разбито. Я хочу, чтобы это было не так. Я променяла бы свою жизнь, своё сердце ради неё, если бы такая сделка была возможна. Я хочу…

Она остановилась на полуслове, слегка задохнувшись, когда ладонь Кева накрыла её руку.

Он не осознавал, что потянулся к ней, но её слова спровоцировали его на уровне подсознания.

- Не говори так, - пробормотал он.

Он не настолько далеко ушёл от своего цыганского прошлого, чтобы забыть, что слова имеют силу искушать судьбу.

- Почему нет? - прошептала она.

Потому что она не могла отдать то, что ей не принадлежало.

Твоё сердце - моё, - подумал он свирепо. - Оно принадлежит мне.

И хотя слова эти он не произнёс вслух, казалось, каким-то образом Уин их услышала. Глаза её расширились, потемнели, и по лицу прокатилась волна сильных эмоций. И прямо там, в присутствии своих брата и сестры, она наклонила голову и прижалась щекой к тыльной стороне ладони Кева.

Кев страстно желал утешить её, покрыть поцелуями, окружить своей силой. Но вместо этого он осторожно освободил её руку и рискнул бросить настороженный взгляд на Амелию и Лео. Первая занималась тем, что вытаскивала лучины для растопки из стоящей у камина корзины и скармливала их огню. А последний пристально наблюдал за Уин.


***


Меньше чем через шесть месяцев после смерти её мужа, миссис Хатауэй была похоронена рядом с ним. И прежде, чем их дети смогли смириться с такой стремительной потерей родителей, произошла третья трагедия.


***


- Меррипен. - Уин стояла на пороге дома, не решаясь войти. У неё было такое странное выражение лица, что Кев моментально поднялся на ноги.

Он устал до мозга костей и был грязным, только что вернувшись из соседского дома, где он работал весь день, строя ворота и изгородь вокруг сада. Чтобы установить столбы изгороди, Кеву пришлось выкапывать ямы в земле, которую уже прихватил мороз надвигающейся зимы. Он только что присел за стол рядом с Амелией, пытавшейся отчистить пятна с одного из платьев Поппи остриём птичьего пера, смоченным в скипидаре. Кев резко втянул носом воздух и почувствовал, как запах химиката обжёг ему ноздри. Он понял по выражению лица Уин, что что-то стряслось.

- Я сегодня была с Лорой и Лео, - сказала Уин. - Лора заболела… Она пожаловалась на боль в горле и сказала, что у неё разболелась голова, ну и мы сразу отвели её домой, а её семья послала за доктором. Тот сказал, что это скарлатина.

- О, Боже, - выдохнула Амелия, побледнев.

Все трое замолчали, объятые общим ужасом.

Ни одно другое заболевание не сжигало так яростно и не распространялось так быстро. Оно вызывало появление ярко-красной сыпи на коже, придавая ей тонкую, песчаную текстуру, как у «стеклянной» бумаги (2), которую использовали для шлифовки деревянных предметов. И болезнь, сжигая и разрушая, прокладывала свой путь через все тело, до тех пор пока органы не отказывали. Она проникала всюду, была в выдыхаемом воздухе, в прядях волос, в самой коже. Единственным способом защитить других было изолировать пациента.

- Он был уверен? - спросил Кев сдержанно.

- Да, он сказал, что симптомы безошибочны. И он сказал… - Уин прервалась, поскольку Кев шагнул к ней. - Нет, Меррипен! - она подняла тонкую белую руку с такой отчаянной властностью, что жест этот остановил его. - Никто не должен подходить ко мне. Лео в доме Лоры. Он не оставит её. Они сказали, что ничего страшного, если он останется, и… ты должен забрать Поппи и Беатрикс, и Амелию тоже и отвезти их к нашим кузенам в Хеджерли. Им это не понравится, но они примут их и…

- Я никуда не поеду, - сказала Амелия в своей обычной спокойной манере, несмотря на то, что немного дрожала. - Если ты заболеешь, я буду нужна, чтобы ухаживать за тобой.

- Но если ты тоже заразишься…

- Будучи ребёнком, я перенесла легкий приступ этой болезни. Это значит, что скорее всего, теперь я вне опасности.

- А Лео?

- Боюсь, он не болел. Стало быть, он может быть в опасности. - Амелия взглянула на Кева. - Меррипен, ты когда-нибудь…

- Я не знаю.

- Тогда ты вместе с детьми должен держаться подальше, пока всё это не закончится. Ты не сходишь за ними? Они отправились играть к зимнему ручью. Я пока упакую их вещи.

Для Кева было почти невыносимо оставить Уин, когда она, возможно, больна. Но выбора не было. Кто-то должен был отвезти её сестер в безопасное место.

Меньше чем через час Кев нашел Беатрикс и Поппи, загрузил изумленных девочек в принадлежавшую семье карету и повёз их в Хеджерли, до которого было полдня пути. Когда он устроил их у кузенов и возвратился в коттедж, было уже далеко за полночь.

Амелия была в гостиной, одетая в ночную сорочку и махровый халат, длинная коса свисала по спине. Она сидела у огня, сгорбив плечи.

Амелия с удивлением посмотрела на вошедшего в дом Кева:

- Ты не должен быть здесь. Опасность…

- Как она? - прервал её Кев. - Уже есть какие-нибудь признаки заболевания?

- Озноб. Боли. Температура не повышенная, насколько я могу судить. Возможно, это хороший знак. Возможно, это означает, что у неё болезнь пройдет в легкой форме.

- Что-нибудь слышно от Диллардов? От Лео?

Амелия покачала головой.

- Уин сказала, что он намеревался спать в гостиной и быть с Лорой, когда ему позволят. Вообще так не положено, но если Лора… ну, если она не выживет… - голос Амелии стал хриплым, и она прервалась, чтобы сглотнуть слёзы. - Я полагаю, если всё идёт к тому, они не хотели бы лишать Лору её последних моментов с человеком, которого она любит.

Кев сел рядом и молча прокручивал в уме банальности, которые gadje в таких случаях обычно говорили друг другу. Слова о стойкости и принятии воли Всевышнего, о лучшем мире. Он не мог найти в себе силы повторить что-нибудь подобное Амелии. Её горе было слишком искренним, её любовь к её семье - слишком реальной.

- Это чересчур, - услышал он шепот Амелии спустя какое-то время. - Я не могу потерять кого-нибудь ещё. Я так боюсь за Уин. Я боюсь за Лео, - она протёрла лоб. - Я похожу на первостатейную трусиху, да?

Кев покачал головой:

- Надо быть глупцом, чтобы не бояться.

Это вызвало у нее короткий, сухой смешок:

- Значит, я определенно не дура.


***


К утру Уин была вся красная и её лихорадило, ноги беспокойно двигались под одеялом. Кев подошёл к окну и отдёрнул занавес, впуская слабый луч рассвета.

Она проснулась, как только он приблизился к кровати, её широко распахнутые голубые глаза выделялись на пылающем жаром лице.

- Нет, - прохрипела она, пытаясь отпрянуть подальше от него. - Тебе нельзя быть здесь. Не приближайся ко мне - ты заразишься. Пожалуйста, уйди…

- Тише, - сказал Кев, усаживаясь на край матраца.

Он поймал Уин в тот момент, когда она попыталась отодвинуться, и положил свою руку ей на лоб. Он чувствовал обжигающую пульсацию под её хрупкой кожей - вены буквально горели от бешеного жара.

Поскольку Уин изо всех сил пыталась отодвинуть его, Кев был встревожен тем, какой слабой она становилась. Уже стала.

- Не надо, - рыдала она, извиваясь. Слёзы бессилия катились из её глаз. - Пожалуйста, не трогай меня. Я не хочу, чтобы ты был здесь. Я не хочу, чтобы ты заболел. О, пожалуйста, уйди…

Кев притянул её к себе - тело её горело огнём под тонким слоем длинной ночной сорочки, бледный шёлк волос окутывал их обоих. И одной рукой, сильной натренированной рукой кулачного бойца, он стал баюкать её голову.

- Ты сошла с ума, - сказал он тихим голосом, - если думаешь, что я смог бы оставить тебя сейчас. Я увижу тебя живой и здоровой, во чтобы то ни стало.

- Я не выживу, - прошептала она.

Кев был потрясен этими словами и ещё больше собственной реакцией на них.

- Я умру, - сказала она, - и не возьму тебя с собой.

Кев притянул её ещё ближе, позволяя её прерывистому дыханию овевать свое лицо. Как бы она ни извивалась, он не отпустит. Он впитывал её дыхание, глубоко впуская его в собственные легкие.

Прекрати, - кричала она, отчаянно пытаясь увернуться от него. От напряжения у неё потемнело в глазах. - Это безумие… О, упрямый ты негодяй, отпусти меня!

- Никогда. - Кев пригладил её растрёпанные, прекрасные волосы; потемневшие от попавших на них слёз пряди. - Полегче, - проворчал он. - Побереги силы. Отдохни.

Уин перестала бороться, когда осознала тщетность сопротивления ему.

- Ты такой сильный, - еле слышно произнесла она слова, рождённые не для похвалы, а для проклятия. - Такой сильный…

- Да, - сказал Кев, уголком простыни нежно вытирая ей лицо. - Я жестокий и грубый, и ты всегда знала это, верно?

- Да, - прошептала она.

- И ты будешь делать так, как я говорю.

Он продолжал укачивать её на своей груди и дал ей воды.

Она сделала несколько болезненных глотков.

- Не могу, - сумела выговорить она, отворачивая лицо.

- Ещё, - настаивал он, снова прижимая чашку к её губам.

- Дай мне поспать, пожалуйста…

- После того, как ты ещё попьёшь.

Кев не сдался до тех пор, пока она со стоном не подчинилась. Укладывая её обратно на подушки, он позволил ей вздремнуть несколько минут, затем вернулся с бульоном, в котором был размочен ломтик тоста. Он заставил её съесть несколько ложек.

К этому времени Амелия проснулась и вошла в комнату Уин. Увидев открывшуюся картину - Уин, опирающуюся на руку Кева, в то время как тот кормил её, - Амелия лишь дважды быстро моргнула.

- Избавь меня от него, - хрипло сказала сестре Уин, голова её покоилась на плече Кева. - Он мучает меня.

- Ну, мы ведь всегда знали, что он изверг, - сказала Амелия рассудительным тоном, подходя к кровати. - Как ты посмел, Меррипен?… Войти в комнату к доверчивой девушке и накормить её тостом.

- Сыпь началась, - сказал Кев, отмечая шершавости, высыпавшие на горле и щеках Уин. Её шелковистая кожа стала сухой и красной. Он почувствовал как рука Амелии коснулась его спины и сжала его рубашку, как если бы она хваталась за него, чтобы сохранить равновесие.

Но голос Амелии был спокоен и твёрд:

- Я сделаю раствор содовой воды. Это должно успокоить воспалённую кожу, дорогая.

Кева захлестнула волна восхищения к Амелии. Независимо от того, какие несчастья вставали на её пути, она хотела справиться со всеми проблемами. Из всего семейства Хатауэй до сих пор она проявляла самый твёрдый характер. И всё же Уин должна была стать еще сильнее и даже упорней, чтобы пережить грядущие дни.

- Пока ты купаешь её, - сказал он Амелии, - я приведу доктора.

Не то, чтобы у него была какая-то вера в gadjo доктора, но это могло бы принести сёстрам душевное спокойствие. Кев также хотел посмотреть, как поживают Лео и Лора.

После того, как он перепоручил Уин заботам Амелии, Кев пошел в дом Диллардов. Но служанка, открывшая дверь, сказала ему, что Лео занят.

- Он там с мисс Лорой, - сказала служанка отрывисто, утирая лицо лоскутком ткани. - Она никого не узнаёт и почти без сознания. Она быстро угасает, сэр.

Кев почувствовал, как его коротко остриженные ногти впились в жёсткую кожу ладоней. Уин была более хрупкой, чем Лора Диллард, и гораздо миниатюрнее её. Если Лора сгорела так быстро, то казалось почти невозможным, что Уин в состоянии противостоять тому же самому заболеванию.

Его следующие мысли были о Лео, который не был ему братом по крови, но, конечно, был сородичем. Лео так сильно любил Лору Диллард, что не сможет принять её смерть рационально, если вообще сможет. Кев сильно беспокоился за него.

- Каково состояние мистера Хатауэя? - спросил Кев. - У него есть какие-нибудь признаки болезни?

- Нет, сэр. Я так не думаю. Я не знаю.

Но по тому как она отвела свои полные слёз глаза, Кев понял, что с Лео не всё в порядке. Он хотел бы увести Лео от бдения у постели умирающей прямо сейчас и уложить его в постель, чтобы сохранить его силы для грядущих дней. Но было бы жестоко лишить Лео последних часов с женщиной, которую он любил.

- Когда она отойдёт, - сказал Кев напрямик, - отошлите его домой. Но не позволяйте ему идти одному. Пусть кто-нибудь сопровождает его до самого порога коттеджа Хатауэев. Вы все поняли?

- Да, сэр.

Два дня спустя Лео пришел домой.

- Лора умерла, - сказал он и рухнул в бреду лихорадки и горя.


Примечания:


(1) Рассудочный - 3. Отличающийся преобладанием рассудка, освобожденный от влияния чувства. (Толковый словарь Ушакова) - примечание по просьбе бета-ридера:).

(2) Наждачная бумага была первоначально известна как стеклянная бумага, поскольку она использовала частицы стекла. (c) (взято отсюда: http://www.ktopridumal.ru/sandpaper.html) - Прим. переводчика


Глава 4 (перевод: Никуля, бета-ридинг: Оксана-Ксю, Фройляйн)


Скарлатина, охватившая деревню, была наиболее опасной формой болезни и особенно плохо сказывалась на детях и стариках. Врачей не хватало, и никто за пределами Примроуз-плейс не отважился приехать. После осмотра двух пациентов изнуренный доктор предписал горячие компрессы уксуса для горла. Он также оставил укрепляющие средства, содержащие настойку аконита. Но, похоже, они не действовали ни на Уин, ни на Лео.

- Наших усилий недостаточно,- заявила Амелия на четвертый день. Ни она, ни Кев почти не спали; поочередно ухаживая за больными братом и сестрой. Амелия вошла в кухню, где Кев кипятил воду для чая. - Единственное, чего мы достигли, это немного облегчили их страдания. Должно быть что-то, что может остановить лихорадку. Я не позволю случиться худшему.

Она стояла прямо, но дрожала, произнося эти слова, будто стараясь убедить саму себя.

При этом Амелия выглядела настолько уязвимой, что вызвала у Кева чувство сострадания. Ему было неудобно прикасаться к другим людям или, когда касались его, но братские чувства заставили его шагнуть к ней.

- Нет, - быстро сказала Амелия, когда поняла, что он собирается дотронуться до нее. Сделав шаг назад, она резко качнула головой. - Я… Я не та женщина, которая может положиться на кого-то. Это бы меня разрушило.

Кев понял. Для таких людей, как он и она, близость означала слишком многое.

- Что же делать? - прошептала Амелия, обхватив себя руками.

Кев потер свои уставшие глаза.

- Ты слышала о растении, называемом белладонной?

- Нет, - Амелия была знакома только с травами, которые использовали для приготовления пищи.

- Она расцветает только в ночное время. На солнце цветы умирают. В моем таборе жил drabengro, "человек-яд". Иногда он посылал меня отыскивать редкие растения. Он и сказал мне, что белладонна является самым сильным растением, которое он знает. Оно может убить человека, но может и спасти того, кто находится на грани смерти.

- Ты когда-нибудь видел, как оно действовало?

Кев кивнул, искоса глянув на нее, поскольку массажировал напряженные мышцы своей шеи.

- Я видел, как оно вылечило лихорадку,- пробормотал он. И замер.

- Достань его, - наконец сказала Амелия дрожащим голосом. - Возможно, оно убьёт их, но без него они умрут ещё вернее.


***


Кев кипятил белладонну, которую обнаружил на краю деревенского кладбища, до консистенции черного сиропа. Амелия стояла рядом с ним, пока он процеживал смертоносный сироп и наполнял им небольшую рюмку для яйца.

- Сначала Лео, - решительно заявила Амелия, хотя ее лицо выражало сомнение. - Ему хуже, чем Уин.

Они подошли к постели Лео. Было поразительно, насколько быстро может ухудшиться состояние человека из-за скарлатины, каким истощенным стал их брат. Лицо Лео, прежде красивое, стало неузнаваемо: опухшее, раздувшееся и бесцветное. Его последними связными словами, сказанными накануне Кеву, были мольбы о смерти. И его желание в ближайшее время могло исполниться. Судя по всему, кома была делом нескольких часов, если не минут.

Амелия подошла к окну и открыла его. Ворвавшийся холодный воздух развеял запах уксуса.

Лео стонал и слабо шевелился, неспособный сопротивляться, когда Кев заставил его открыть рот, поднес ложку и вылил четыре или пять капель настойки на его сухой, потрескавшийся язык.

Амелия села рядом с братом, поглаживая его тусклые волосы, целуя его бровь.

- Если настойка окажет… окажет отрицательное воздействие, - начала она, хотя Кев знал, что она имеет в виду «Если это убьет его», - как долго это продлится?

- Час и пять минут, - Кев видел, как рука Амелии задрожала, в то время как она продолжала гладить волосы Лео.

Казалось, этот час был самым долгим за всю жизнь Кева, пока они сидели и смотрели на Лео, который метался и бормотал, будто был во власти кошмара.

- Бедный мальчик,- прошептала Амелия, проводя холодной тряпкой по его лицу.

Когда они убедились в том, что судорог больше не будет, Кев взял рюмку для яиц и встал.

- Ты собираешься дать это Уин сейчас? - спросила Амелия, все еще глядя на своего брата.

- Да.

- Тебе помочь?

Кев покачал головой.

- Оставайся с Лео.

Кев направился в комнату Уин. Она неподвижно и тихо лежала в кровати. Уин не узнала его, ее разум и тело истощились от высокой температуры. Как только он поднял ее и откинул ее голову на свою руку, она скорчилась от боли в знак протеста.

- Уин, - сказал он мягко. - Любовь моя, не шевелись.

Ее глаза открылись при звуке его голоса.

- Я здесь, - прошептал он. Он взял ложку и опустил ее в рюмку. - Открой рот, маленькая gadji. Сделай это для меня. - Но она отказалась. Она отвернула лицо, и ее губы задвигались в беззвучном шепоте.

- Что такое? - пробормотал он, поворачивая ее голову обратно. - Уин. Ты должна принять это лекарство.

Она вновь зашептала.

Кев недоверчиво посмотрел на нее, разобрав хриплые слова.

- Ты примешь его, если я назову тебе свое имя?

Она изо всех сил пыталась сглотнуть, чтобы сказать.

- Да.

Его горло сжималось все больше и больше, а глаза вспыхнули.

- Кев, - удалось сказать ему. - Меня зовут Кев.

Девушка позволила просунуть ложку между своих губ, и черный яд потек вниз по ее горлу.

Ее тело расслабилось. А Кев продолжал держать хрупкое тело Уин в своих руках, похожее на легкое и горячее пламя.

Я пойду за Тобою, думал он, какова бы ни была твоя судьба.

Уин была единственной на Земле, кого он когда-либо желал. Она не может покинуть его.

Кев склонился над ней и коснулся ее сухих, горячих губ своими.

Поцелуй, который она не могла почувствовать, и никогда не вспомнит.

Он ощутил вкус яда, когда его рот задержался на ее губах. Подняв голову, он взглянул на ночной столик, где оставил белладонну. Этого было более чем достаточно, чтобы убить здорового мужчину.

Казалось, будто только руки Кева способны удержать дух Уин внутри ее тела. Поэтому он крепко держал ее, нежно укачивая. Он коротко помолился. Но он не позволил бы ничему, сверхъестественному или обычному, отнять ее у него.

Для него весь мир сосредоточился на этой тихой затененной комнате, на хрупком теле в его руках, на дыхании, что мягко просачивалось в ее легкие. Он задерживал свое дыхание в такт с ее дыханием, собственное сердцебиение с ее сердцебиением.

Прислонившись к кровати, он погрузился в темное забытье, ожидая их общей судьбы.

Не осознавая, сколько времени прошло, он лежал с ней до тех пор, пока движение в дверном проеме и сияние света не разбудили его.

- Меррипен, - хрипло позвала Амелия. Она стояла на пороге и держала свечу.

Кев слепо нащупал щеку Уин, провел рукой по ее лицу, и ощутил приступ паники, когда его пальцы дотронулись до прохладной кожи. Он нащупал пульс на ее горле.

- Лео поборол лихорадку, - сказала Амелия. Кев едва мог слышать ее из-за гула в своих ушах. - С ним все будет хорошо.

Слабый, но равномерный пульс бился под пальцами Кева. Сердцебиение Уин… пульс, который поддерживал его существование.


Глава 5 (перевод: Никуля, бета-ридинг: Оксана-Ксю, Фройляйн, Аквитти)


Лондон, 1849


Присоединение Кэма Роана к семье Хатауэев было решено отпраздновать. Удивительно, каким образом один человек может изменить все. Более того - привести в бешенство.

Хотя теперь все приводило Кева в бешенство. Уин уехала во Францию, и у него не было причин быть веселым или хотя бы вежливым. Ее отсутствие привело его в состояние разъяренного дикого зверя, лишенного своей самки. Он всегда осознавал свою потребность в ней и нестерпимо мучался, понимая, что она где-то далеко, вне пределов его досягаемости.

Кев забыл, каково ощущать эту черную ненависть к миру и ко всем его обитателям. Это было неприятное воспоминание из его детства, когда он ничего не знал кроме насилия и страдания. И все же Хатауэи, по-видимому, ожидали, что он будет вести себя как обычно, принимая участие в семейной рутине, делая вид, что все в порядке.

Единственной вещью, которая сдерживала его, было желание Уин, чтобы он жил как прежде. Она хотела, чтобы он позаботился об ее сестрах. И воздержался от убийства ее нового зятя.

Кев едва мог терпеть этого ублюдка.

Остальные обожали его. Кэм Роан пришел и полностью обезоружил Амелию, решительную старую деву. Совратил, по сути дела, чего Кев до сих пор не простил ему. Но Амелия была совершенно счастлива со своим мужем, хотя он был наполовину Rom.

Никто из них никогда не встречался с таким, как Роан, чье происхождение было столь же загадочно, как и Кева. На протяжении большей части своей жизни Роан работал в игорном доме Дженнера для джентльменов, в конечном итоге став личным секретарем, и имея собственный небольшой доход в этом весьма прибыльном бизнесе. Обремененный растущим состоянием, он вкладывал деньги настолько плохо, насколько было возможно, чтобы выйти из неудобного для него положения: быть цыганом с деньгами. Это не сработало. Деньги продолжали прибывать, каждая глупая инвестиция приносила удивительные дивиденды. Роан застенчиво называл это своей проклятой удачей.

Но, как выяснилось, проклятие Роана оказалось полезным, поскольку забота о Хатауэях была дорогим удовольствием. Их родовое имение в Гемпшире, которое унаследовал Лео в прошлом году вместе со своим титулом, сгорело, и теперь реконструировалось. Поппи была нужна одежда для сезона в Лондоне, а Беатрикс хотела пойти в пансион благородных девиц. Кроме того, оставались еще счета из клиники Уин. Как Роан указал Кеву, он был в состоянии сделать многое для Хатауэев, и этого должно быть достаточно, чтобы тот мирился с ним.

Поэтому Кев терпел его.

Не более.


***


- Доброе утро, - бодро поприветствовал Роан, входя в столовую семьи в отеле Ратледж. Они уже завтракали. В отличие от остальных, Роан не был жаворонком, проведя большую часть своей жизни в игорном доме, где деятельность кипела в ночные часы. «Городской цыган»,- думал Кев с презрением.

Роан только что вымылся и был одет в одежду gadjo. Он был экзотически привлекателен, с длинными темными волосами и бриллиантовой серьгой, сверкающей в одном ухе, худощавый и гибкий. Перед тем как сесть рядом с Амелией, он наклонился, чтобы поцеловать ее в макушку, открыто демонстрируя свою любовь, что заставило ее покраснеть. Не так давно Амелия отнеслась бы неодобрительно к подобной выходке, теперь же просто, смутившись, покраснела.

Кев нахмурился, глядя на свою наполовину пустую тарелку.

- Ты все еще хочешь спать? - спросила Амелия Роана.

- Я полностью просыпаюсь только к полудню.

- Ты должен выпить кофе.

- Нет, спасибо. Не выношу его.

Беатрикс заметила.

- Mеррипен пьет много кофе. Он любит его.

- Конечно, он пьет его, - сказал Роан. - Он черный и горький. - Улыбнулся Кэм, когда Кев послал ему предупреждающий взгляд. - Как спалось, phral?

- Не называй меня так. - Хотя, Кев не повышал голоса, была какая-то угрожающая нотка в том, как он делал паузу на каждом слове.

С этого момента Амелия говорила с Роаном преднамеренно легкомысленным тоном.

- Мы собираемся сегодня к портнихе, Поппи, Беатрикс и я. Нас, вероятно, не будет до ужина, - в то время как Амелия продолжала описывать платья, шляпки и остальные безделушки, которые им нужны, Кев почувствовал, как маленькая ручка Беатрикс гладит его руку.

- Все в порядке, - шепнула Беатрикс. - Я их тоже не слушаю.

В свои шестнадцать лет, самая младшая из сестер Хатауэй находилась в уязвимом возрасте между детством и взрослой жизнью. Приятная в общении маленькая негодница, была столь же любопытна, как одно из ее многочисленных домашних животных. После того как Амелия вышла замуж за Роана, Беатрикс стала проситься в Пансион для благородных девиц. Кев подозревал, что она начиталась слишком много романов, где героини приобретали навыки жеманства и изящества в "академиях для молодых леди". Он сомневался, что обучение в Пансионе благоприятно скажется на свободолюбивой Беатрикс.

Отпустив его руку, Беатрикс снова обратила свое внимание на разговор, в котором шла речь о последних инвестициях Роана.

Это стало чем-то вроде игры для Роана - пытаться сделать вложение, которое не увенчалось бы успехом. В последний раз, когда он попытался это сделать, то купил в Лондоне обанкротившуюся мануфактуру по обработке каучука. Как только Кэм приобрел ее, компания получила патент на вулканизацию, и было изобретено нечто, именуемое резиновой лентой. И теперь люди покупали миллионы таких вещей.

- … Это, безусловно, будет катастрофой, - сказал Кэм. - Два брата, оба кузнецы, придумали объект транспортного средства передвижения, приводимого в действие человеком. Они называют это volocycle. Два колеса, установленные на раме из стальных труб, приводятся в движение с помощью педалей, которые крутятся ногами.

- Только два колеса? - спросила Поппи в смятении. - Как можно ездить на этом, не падая?

- Водитель должен уравновесить свой центр тяжести над колесами.

- Как можно повернуть на этом транспортном средстве?

- Что еще более важно, - сухо заявила Амелия, - как можно его остановить?

- Упав на землю? - предположила Поппи.

Кэм рассмеялся.

- Наверное. Мы, несомненно, отдадим его в производство. Уэстклифф сказал, что никогда не видел более нерентабельной инвестиции. Volocycle выглядит неудобным, как дьявол, и требует равновесия далеко за пределами возможностей обычного человека. Он дорогой и бесполезный. В конце концов, ни один здравомыслящий человек не захотел бы крутить педали по улице на двухколесном хитроумном приспособлении вместо того, чтобы ехать верхом.

- Тем не менее, это звучит довольно забавно, - сказал Бетрикс задумчиво.

- Это изобретение не для девушек, - заявила Поппи.

- Почему нет?

- Наши юбки мешали бы в пути.

- Почему мы должны носить юбки? - спросил Беатрикс. - Я думаю, брюки были бы намного более удобными.

Амелия выглядела потрясенной и удивленной.

- Эти наблюдения лучше хранить в семье, дорогая, - налив стакан воды, она протянула его Роану.

- Ну, тогда за наш первый провал.

Она вопросительно вздернула одну бровь.

- Я надеюсь, что ты не рискнешь всем семейным состоянием до того, как мы попадем к портнихе?

Кэм улыбнулся жене.

- Не всем состоянием. Покупай все, что пожелаешь, monisha.

Роан и Кев вежливо встали, когда, закончив завтракать, женщины покинули обеденный стол.

Садясь снова на стул, Роан увидел, что Кев собрался уходить.

- Куда ты? - лениво поинтересовался Роан. - Встречаешься с портным? Будете обсуждать последние политические события в местном кафе?

- Если ты преследуешь цель досадить мне, - сообщил ему Кев, - нет необходимости прилагать усилия. Ты раздражаешь меня уже тем, что просто дышишь.

- Прошу прощения. Постараюсь воздержаться от этой привычки, а то я стал уже увлекаться ею. - Роан указал на стул. - Присоединяйся ко мне, Меррипен. Нам нужно обсудить кое-что.

Кев посмотрел на него с негодованием.

- Ты немногословный человек, не так ли? - заметил Роан.

- Это лучше, чем сотрясать воздух пустой болтовней.

- Согласен. Тогда перейду прямо к сути. В то время как Лео… виконт Рэмси… в Европе, обо всем его состоянии, о его финансовых делах, и трех его сестрах заботится пара цыган. Я бы не назвал это нормальной ситуацией. Если бы Лео мог остаться, я бы оставил его здесь и послал Поппи во Францию с Уин.

Но Лео не мог остаться, и они оба знали об этом. Он сломался, стал мотом после смерти Лоры Диллард. И хотя, наконец, смирился со своим горем, путь к исцелению, и телом и духом, не будет для него коротким.

- Ты действительно считаешь, - спросил Кев, с презрением, - что Лео будет лечиться в клинике?

- Нет, но он будет рядом с Уин и присмотрит за ней. Это оградит его от бед. Во Франции он успешно изучал архитектуру. Возможно, там он сможет вновь обрести себя.

- Или, - сказал Кев мрачно, - он исчезнет в Париже и вернется к в выпивке и проституткам.

Роан пожал плечами.

- Будущее Лео находится в его собственных руках. Я больше обеспокоен тем, перед чем стоим мы. Амелия настроена на то, что у Поппи должен быть сезон в Лондоне, а Беатрикс должна пойти в Пансион для благородных девиц. В то же время, нужно продолжать восстановление поместья в Гемпшире. Развалины необходимо очистить, и землю…

- Я знаю, что должно быть сделано.

- Тогда ты возьмешься управлять строительством? Возьмешься работать с архитектором, строителями, каменщиками, плотниками и так далее?

Кев впился в него полным неприязни взглядом.

- Ты от меня не отделаешься. И будь я проклят, если буду работать на тебя или отвечать перед тобой…

- Подожди. - Руки Роана поднялись в останавливающем жесте, рассекая воздух золотыми кольцами, богато мерцающими на его темных пальцах. - Подожди. Ради Бога, никто не пытается избавиться от тебя. Я предлагаю партнерство. Откровенно говоря, я не более обрадован этой перспективой, чем ты. Но предстоит многое сделать. И мы добьемся большего, работая вместе, чем, по разные стороны баррикад.

Лениво подняв нож со стола, Кев пробежал пальцами вдоль тупого края и сложной позолоченной ручки.

- Ты хочешь, чтобы я отправился в Гемпшир и контролировал строительные работы, в то время как ты останешься в Лондоне с женщинами?

- Приезжай сюда, когда тебе угодно. А я буду время от времени ездить в Гемпшир, чтобы наблюдать за строительством. - Роан проницательно взглянул на Кева. - Тебя ничто не держит в Лондоне, не так ли?

Кев покачал головой.

- Вопрос решен? - настаивал Роан.

Хотя Кев очень не хотел показывать этого, но мысль ему понравилась. Он ненавидел Лондон с его грязью, шумом, переполненными улицами, смогом и гвалтом. Он жаждал вернуться в деревню. И мысли о восстановлении усадьбы, изнурительной тяжелой работе… Это принесло бы ему пользу. Кроме того, он лучше, чем кто-либо, понимал, что больше всего необходимо имению Рэмси. Роан, возможно, знал каждую улицу, площадь, птичий базар в Лондоне, но он совершенно не был знаком с жизнью деревни. Только Кев был способен взять на себя ответственность за имение Рэмси.

- Я бы хотел также обустроить окресности, - сказал Кев, положив нож обратно. - Многие участки заборов и ворота нуждаются в ремонте. Необходимо вырыть канавы и дренажные каналы. Фермеры-арендаторы по-прежнему используют цепы и серпы, потому что нет молотильной машины. Поместье должно иметь свою собственную пекарню, чтобы не ходить за хлебом в деревню. Также…

- Независимо от того, что ты решишь, - заявил Роан поспешно, демонстрируя полное отсутствие интереса типичного лондонца к сельскому хозяйству, - привлечение большего количества арендаторов принесет, конечно, пользу имению.

- Я знаю, что ты уже нанял архитектора и строителей. Но теперь я стану тем, к кому они будут приходить с вопросами. Мне нужен доступ к счетам Рэмси. И я собираюсь выбрать бригаду рабочих и управлять ими без твоего вмешательства.

Брови Роана поднялись во внушительной манере Кева.

- Ну, это твое дело.

- Ты согласен с моими условиями?

- Да, - Роан протянул свою руку. - Пожмем друг другу руки?

Кев стоял, игнорируя предложение.

- В этом нет необходимости.

Белые зубы Роана блеснули в усмешке.

- Меррипен, это так ужасно сделать попытку сдружиться со мной?

- Мы никогда не будем друзьями. В лучшем случае, мы враги с общей целью.

Роан продолжал улыбаться.

- Я думаю, конечный результат тот же. - Он ждал, пока Кев достигнет двери, прежде чем сказать невзначай: - Кстати, я собираюсь заняться вопросом, касающимся татуировок. Если между нами есть связь, я хочу узнать, какая именно.

- Я не стану тебе помогать, - сказал Кев с каменным выражением лица.

- Почему нет? Тебе не любопытно?

- Нисколько.

Карие глаза Роана задумчиво блеснули.

- У тебя нет никаких связей с прошлым или с цыганами, и никаких воспоминаний, почему этот необычный рисунок был вытатуирован на твоей руке в раннем детстве? Что ты боишься обнаружить?

- У тебя такая же и сделана в то же время, - ответил Кев. - И не больше идей, чем у меня. Почему ты заинтересовался ею сейчас?

- Я… - Роан рассеянно потер свою руку в том месте, где находилась татуировка. - Я всегда думал, что это было сделано по какой-то прихоти моей бабушки. Она никогда не объясняла, почему у меня есть метка и что она означает.

- А она знала?

- Думаю, да, - губы Роана изогнулись в улыбке. - Старуха, казалось, знала все. Она была сильной знахаркой, и верила в Biti Foki.

- Волшебных людей? - спросил Кев с презрением.

Роан улыбнулся.

- О, да. Она заверила меня, что была близко знакома со многими из них, - нотка веселья исчезла из разговора. - Когда мне было около десяти, бабушка отослала меня из табора, сказав, что я в опасности. Ной, двоюродный брат, привез меня в Лондон и помог найти работу в игорном клубе. С тех пор я никогда не видел никого из моего табора. - Роан сделал паузу, его лицо омрачилось. - Я был изгнан из Rom, даже не зная почему. И никогда не предполагал, что татуировка имела к этому какое-либо отношение. Пока не встретил тебя. У нас есть две общие вещи, phral: мы изгои, и у нас есть метка ирландской черной лошади. И думаю, что, если мы выясним, откуда она появилась, то многое прояснится.


***


В последующие месяцы Кев готовил имение Рэмси к реконструкции. Мягкая и вялая зима охватила деревню Стоуни Кросс и окрестности вблизи имения Рэмси. Коричневая трава хрустела от мороза, и камни оставались покрытыми инеем по берегам рек Эйвон и Ичен. На ивах появились сережки, мягкие и нежные как хвост ягненка, в то время как кизил распустил красные зимние стебли, чтобы раскрасить бледный серый пейзаж.

Бригады рабочих, нанятые Джоном Дэшиллом, подрядчиком, для восстановления поместья Рэмси, были трудолюбивыми и знали свое дело. Первые два месяца были потрачены на очистку руин, вывоз обугленного дерева и разбитого камня и щебня. Небольшая сторожка на подъездном пути была восстановлена и отреставрирована для удобства Хатауэев.

В марте, как только земля начала оттаивать, восстановление поместья началось всерьез. Кев был уверен, что рабочие были заранее предупреждены о том, что работы будут осуществляться под руководством цыгана, потому что не возражали против его присутствия или команд. Дэшилла, самостоятельного и прагматичного человека, по всей видимости, не заботило, были ли его клиенты англичанами, цыганами или людьми любой другой национальности, до тех пор, пока его счета были оплачены.

Где-то в конце февраля, Кев совершил двенадцатичасовую поездку от Стоуни Кросс до Лондона. От Амелии он узнал, что Беатрикс бросила Пансион. Слов о том, что все хорошо, ему было явно недостаточно; Кев хотел лично убедиться. Эти два месяца разлуки были самым долгим промежутком времени, которое он когда-либо провел вдали от сестер Хатауэй, и мужчина был удивлен тем, как сильно соскучился по ним.

Казалось, это чувство было взаимным. Как только Кев вошел в их комнаты в отеле Ратледж, Амелия, Поппи и Беатрикс накинулись на него с неподобающим энтузиазмом. Он терпел их крики и поцелуи с грубоватым снисхождением, тайно радуясь их теплому приветствию.

Проследовав за ними в семейную гостиную, Кев сел с Амелией на мягком диване, в то время как Кэм Роан и Поппи заняли соседние стулья, а Беатрикс присела на скамеечке у ног Кева. Женщины хорошо выглядели, подумал Кев… все три элегантно одеты и ухожены, их темные волосы уложены в очаровательные локоны, за исключением Беатрикс, у которой были косы.

Амелия казалась невероятно счастливой, легко смеялась и излучала довольство, которое можно было отнести только на счет удачного брака. Поппи превратилась в красотку, со своими тонкими чертами лица и богатым золотисто-каштановым оттенком волос… более теплым, более приближенным к оттенку тонкого белокурого совершенства Уин. Беатрикс, однако, похудела и стала тиха. Для тех, кто не знал ее, Беатрикс, по-видимому, казалась обычной, веселой девушкой. Но Кев увидел неуловимые признаки неловкости и напряжения на ее лице.

- Что случилось в Пансионе? - прямо спросил Кев со своей привычной резкостью.

Беатрикс нетерпеливо выложила.

- O. Меррипен, это было ошибкой. Противная школа. Я ненавижу ее. У меня было только одна или две подруги, которых мне было жаль покидать. Но я не поладила с учителями. В классе всегда отвечала неправильно, задавала неправильные вопросы…

- По-видимому, - сказала Амелия с иронией, - метод Хатауэев по изучению и обсуждению не был радушно принят в школе.

- И я пару раз подралась, - продолжала Беатрикс, - потому что несколько девочек сказали, что их родители велели им не связываться со мной, потому что у нас есть цыгане в семье, и возможно, я тоже могла бы быть цыганкой. А я ответила, что я не цыганка, но даже если бы и была ею, то это не повод для стыда. Я назвала их снобами, сильно поцарапала и вырвала несколько клоков волос.

Кев тихо выругался, обменявшись взглядами с Роаном, который выглядел мрачным. Их присутствие в семье было помехой для сестер Хатауэй… и с этим ничего не поделаешь.

- И тогда, - сказала Беатрикс, - вновь вернулась моя проблема.

Все молчали. Кев протянул руку и положил ее на голову Беатрикс.

- Chavi, - пробормотал он ласковое цыганское обращение к молодой девушке. Поскольку он редко использовал старый язык, глаза Беатрикс округлились от удивления.

Проблема Беатрикс впервые возникла после смерти мистера Хатауэя. И иногда возвращалась, если девушка беспокоилась или страдала. У нее была привычка красть вещи, как правило, небольшие, такие, как карандаш или закладки, или лишние столовые приборы. Иногда она даже не помнила, как брала их. Позже она страдала от раскаяния и шла на экстраординарные меры, чтобы вернуть вещи, которые украла.

Кев убрал руку и посмотрел на нее.

- Что же ты взяла, маленький хорёк? - спросил он осторожно.

Она выглядела огорченной.

- Ленты для волос, расчески, книги… маленькие вещички. А потом я попыталась вернуть все обратно, но не смогла вспомнить, куда все подевала. Когда поднялся шум, я вышла вперед, чтобы признаться, и меня попросили покинуть школу. И теперь я никогда не стану леди.

- Станешь, - твердо сказала Амелия. - Мы собираемся нанять гувернантку. Это то, что мы должны были сделать с самого начала.

Беатрикс посмотрела на нее с сомнением.

- Я не думаю, что мне нужна любая гувернантка, которая согласилась бы работать на нашу семью.

- О, мы не такие плохие, как все… - начала Амелия.

- Да, мы такие, - сообщила ей Поппи. - Мы странные, Амелия. Я всегда говорила вам это. Мы были странными еще до того, как ты привела мистера Роана в семью, - быстро взглянув на Кэма, она добавила: - В этом нет ничего плохого, мистер Роан.

В его глазах плясали смешинки.

- Ничего страшного.

Поппи повернулась к Кеву.

- Неважно, насколько трудно будет найти подходящую гувернантку, она нам совершенно необходима. Мне нужна помощь. Мой сезон был не чем иным, как катастрофой, Меррипен.

- Прошло только два месяца, - сказал Кев. - Как сезон может стать катастрофой за столь короткий срок?

- Я желтофиоль.

- Ты не можешь быть ею.

- Я хуже, чем желтофиоль, - сказала она ему. - Никто не хочет общаться со мной.

Кев недоверчиво посмотрел на Роана и Амелию. Красивая, умная девушка, такая как Поппи, должна быть окружена поклонниками.

- Что такое с этими gadjos? - спросил Кев с изумлением.

- Они все идиоты, - сказал Роан. - И никогда не упустят возможность доказать это.

Оглядываясь на Поппи, Кев перешел прямо к сути.

- Это потому что в семье есть цыган? Поэтому тебя игнорируют?

- Дело даже не в этом, - призналась Поппи. - Главной проблемой является то, что у меня нет никакого светского лоска. Я постоянно поступаю бестактно. И ужасна, когда веду светскую беседу. Нужно переходить с легкостью бабочки от темы к теме. А это трудно сделать, и в этом нет никакого смысла. И молодые люди, которые убеждают себя подойти ко мне, находят предлог для того, чтобы сбежать через пять минут, поскольку они флиртуют и говорят наиглупейшие вещи, а я понятия не имею, что ответить.

- Так или иначе, они ей не подходят, - решительно заявила Амелия. - Ты должен увидеть их, Меррипен. Более бесполезной стаи прихорашивающихся павлинов не найти.

- Я полагаю, что их можно назвать сборищем павлинов, - сказала Поппи. - Не стаей.

- Лучше назовите их кучкой жаб, - предложила Беатрикс.

- Колонией пингвинов, - присоединилась Амелия.

- Задницей бабуинов, - проговорила Поппи, смеясь.

Кев слегка улыбнулся, но по-прежнему был обеспокоен. Поппи всегда мечтала о лондонском сезоне.

- Ты была приглашена на светские мероприятия? - спросил он. - Танцы… обеды…

- Балы и вечеринки, - добавила Поппи. - Да, благодаря покровительству лорда Уэстклиффа и лорда Сент-Винсента, мы получали приглашения. Но просто получить приглашение ничего не значит, Меррипен. Оно только предоставляет тебе возможность подпереть стену, в то время как все остальные танцуют.

Кев, нахмурившись, смотрел на Амелию и Роана.

- Что вы собираетесь делать?

- Мы собираемся забрать Поппи домой, - сказала Амелия, - и говорить всем, что, если задуматься, она все еще слишком молода, чтобы выезжать в свет.

- Никто этому не поверит, - возразила Беатрикс. - В конце концов, Поппи почти девятнадцать.

- Не нужно говорить обо мне как о старой карге с бородавками, Бea, - возмутилась Поппи.

- И в то же время, - терпеливо продолжила Амелия, - мы найдем гувернантку, которая будет преподавать Поппи и Беатрикс светские манеры.

- Она должна быть очень хорошей, - сказала Беатрикс, доставая из кармана пищащую черно-белую морскую свинку и прижимая ее к своему подбородку. - Нам многое нужно преодолеть, не так ли, мистер Нибблз?


***


Позже, Амелия отвела Кева в сторону. Она опустила руку в карман своего халата, извлекла небольшой белый квадрат и отдала ему, пристально глядя в глаза.

- Уин написала несколько писем семье, и конечно ты тоже должен прочитать их. Но это было адресовано исключительно тебе.

Неспособный говорить, Кев свернул кусочек пергамента, запечатанный воском.

Он отправился в свой номер, который по его просьбе находился в стороне от остальной части семьи. Сев за маленький стол, он сломал печать со скрупулезной осторожностью.

И увидел хорошо знакомый почерк Уин, с маленькими и аккуратными буквами.


«Здравствуй, Кев,

Надеюсь, мое письмо застанет тебя в добром здравии и бодром расположении духа. Хотя, на самом деле, я не могу представить тебя в ином состоянии. Каждое утро я просыпаюсь в этом месте, которое кажется совершенно другим миром, и снова удивляюсь, что нахожусь так далеко от моей семьи. И от тебя.

Путешествие через канал было невыносимым, наземный маршрут в клинику еще более ужасным. Как ты знаешь, я не очень хорошо переношу путешествия, но Лео помог мне справится. Он поселился недалеко, платит за проживание в небольшом замке, и до сих пор посещает меня через день…»


Далее в письме Уин описывала клинику, в которой было тихо и строго. Пациенты страдали от различных недугов, но чащее всего из-за болезни легких и легочной системы.

Вместо дозировки снотворного, как предписывало большинство врачей, доктор Хэрроу составил для всех программу, состоящую из физических упражнений, холодных ванн, укрепляющих здоровье, и простой умеренной диеты. Принуждение пациентов заниматься физическим трудом было спорным вопросом в лечении, однако, согласно методике доктора Хэрроу, движение было главным инстинктом всех животных.

Пациенты начинали свой день с утренней прогулки, шел ли дождь, светило ли солнце, а затем час занимались физическими упражнениями, такими, как лазание по лестнице или поднимание гирь. На сегодняшний день Уин вряд ли могла выполнять упражнения, не сильно задыхаясь, но она считала, что может немного улучшить свои способности. Все пациенты должны были тренироваться дышать на новом устройстве, называемом спирометр, прибор для измерения объема воздуха в легких при вдохе и выдохе.

В письме была более подробная информация о клинике и пациентах, которую Кев просмотрел вскользь. А затем он достиг последних абзацев.


«… С начала моей болезни у меня не было сил на что-либо, кроме как любить тебя, но я любила и продолжаю любить изо всех сил. Прости, что так потрясла тебя в то утро, когда уезжала, но я не жалею, что призналась в своих чувствах.

Я отчаянно бегу за тобой, за жизнью. И мечтаю, что когда-нибудь ты обернешься и позволишь поймать тебя. Эта мечта окрыляет меня по ночам. Я страстно желаю так много рассказать тебе, но пока еще не могу.

Надеюсь, что достаточно поправлюсь, чтобы однажды снова поразить тебя, но с более приятным исходом.

Я приложила сто поцелуев к этому письму. Ты должен тщательно их пересчитать и не один не потерять.

Твоя, Уинифред.»


Разглаживая лист бумаги на столе, Кев пробегал кончиками пальцев вдоль тонких кромок письма. Он перечитал его еще два раза.

Меррипен позволил своей руке свернуть пергамент, сильно смять и бросить его в очаг, где горел слабый огонь.

Кев смотрел, как загорелся пергамент и тлел до тех пор, пока белый лист не превратился в пепел, и последнее слово Уин не исчезло.


Глава 6 (перевод: KattyK, бета-ридинг: Оксана-Ксю, Akvitty)


Лондон, 1851

Весна


Наконец-то Уин вернулась домой.

Клипер из Кале встал в док, его трюм был заполнен роскошными товарами и мешками с письмами и посылками, которые должны были быть доставлены Королевской Почтой. Это было судно среднего размера с семью просторными пассажирскими каютами, каждая из которых была облицована готическими арочными панелями и выкрашена в блестяще-белый флорентийский цвет.

Уин стояла на палубе и смотрела, как команда пришвартовывает судно с помощью якоря. Только после этого пассажирам будет разрешено сойти с корабля.

Когда-то волнение, подобное тому, что охватило ее сейчас, помешало бы ей дышать. Но Уин вернулась в Лондон другой женщиной. Она размышляла, как отреагирует ее семья на перемены в ней. И, разумеется, они тоже изменились: Кэм и Амелия уже два года как женаты, а Поппи и Беатрикс представлены в обществе.

И Меррипен…Но разум Уин уклонялся от мыслей о нем, которые были слишком будоражащими, и о таком можно было думать только в уединении.

Она посмотрела на окрестности, на лес матч, бесконечные акры пристани и причала, громадные склады для табака, шерсти, вина и других товаров. Все находилось в движении: моряки, пассажиры, агенты по снабжению, рабочие, транспорт и домашний скот. Изобилие запахов наполняло воздух: козы и лошади, специи, морская соль, смола и сухая гниль. И над всем этим висело зловоние дыма и каменноугольные испарения, которые становились все темнее по мере того, как ночь опускалась на город.

Уин страшно захотелось оказаться в Гемпшире, где весенние луга были зелены и полны примул и желтофиолей, а живые изгороди начали цвести. По рассказам Амелии, реконструкция Поместья Рэмси была еще не закончена, но в доме уже можно жить. Оказалось, что под руководством Меррипена работы проводились просто с невероятной скоростью.

Трап спустили с судна и укрепили. Уин смотрела, как спустились первые несколько пассажиров, и заметила впереди высокую, почти долговязую фигуру брата.

Франция пошла на пользу им обоим. В то время, как Уин набрала необходимый ей вес, Лео потерял свой лишний, приобретенный во время распутной жизни. Он столько времени провел на воздухе, гуляя, рисуя, плавая, что его каштановые волосы посветлели на несколько тонов, а кожа впитала солнечный свет. Его глаза, изумительного голубого оттенка, контрастировали с загорелой кожей.

Уин знала, что ее брат уже никогда не станет тем любезным, беззаботным парнем, каким был до смерти Лоры Диллард. Но он больше не был склонной к самоубийству развалиной, что, без сомнения, будет несказанным облегчением для всей семьи.

Через сравнительно короткий промежуток времени, Лео пронесся по трапу. Он направился к ней с кривой усмешкой, лихо нахлобучив шляпу на голову.

- Кто-нибудь нас встречает? - жадно поинтересовалась Уин.

- Нет.

От волнения она наморщила лоб. - Значит, они не получили моего письма. Она и Лео послали записку, что приедут на несколько дней раньше, чем ожидалось, благодаря изменению в расписании клипера.

- Твое письмо, вероятно, застряло на дне мешка Королевской Почты, - заметил Лео. - Не переживай, Уин. Мы поедем в Ратледж в наемном экипаже. Это недалеко.

- Но для семьи будет шоком то, что мы приедем раньше, чем ожидалось.

- Наша семья прекрасно справляется с шоком, - ответил он. - Или, по меньшей мере, они к такому уже привыкли.

- Они также удивятся, что доктор Хэрроу приедет с нами.

- Я уверен, что они совсем не станут возражать против его присутствия, - ответил Лео. Уголок его рта скривился от забавной мысли. - Ну…большинство из них не станут.

К тому времени, как они добрались до отеля Ратледж, уже наступил вечер. Лео заказал номера и занялся багажом, пока Уин и доктор Хэрроу ждали в уголке просторного фойе.

- Вам лучше встретиться с семьей без посторонних, - заметил Хэрроу. - Мой слуга и я пойдем в наши комнаты и распакуем вещи.

- Вы можете пойти с нами, - ответила Уин, но в глубине души она испытала облегчение, когда он покачал головой.

- Я не стану вмешиваться. Ваше воссоединение должно быть личным.

- Но мы увидим Вас утром? - спросила Уин.

- Да. - Он стоял и смотрел на нее с легкой улыбкой на губах.

Доктор Джулиан Хэрроу был элегантным мужчиной, божественно сложенным, совершенно очаровательным. Он был темноволосым и сероглазым, обладал квадратной челюстью, и его привлекательность заставляла почти всех его пациенток влюбиться в него. Одна из женщин в клинике просто заметила, что личный магнетизм Хэрроу не только привлекал мужчин, женщин и детей, но также воздействовал на шкафы, кресла и золотую рыбку в банке.

Как говорил Лео:

- Хэрроу совсем не выглядит как доктор. Он выглядит как доктор женской мечты. Я подозреваю, что половина его практики состоит из влюбленных дамочек, которые затягивают свое выздоровление только для того, чтобы он продолжал их лечить.

- Я уверяю тебя, - смеясь, отвечала Уин. - Я вовсе не влюблена, и совсем не намерена продолжать болеть.

Но она была вынуждена признать, что трудно ничего не испытывать к человеку, который был привлекательным, внимательным, а также излечил ее от изнурительной болезни. И Уин полагала, что у Джулиана могли возникнуть ответные чувства. В течение прошедшего года, особенно, когда здоровье Уин полностью восстановилось, Джулиан стал относиться к ней не как к обычной пациентке. Они совершали длительные прогулки по невероятно прекрасным романтическим уголкам Прованса, и он флиртовал с ней и заставлял ее смеяться. Его внимание пролилось бальзамом на ее раненую душу после того, как Меррипен так бессердечно перестал обращать на нее внимание.

Постепенно Уин смирилась с тем, что Меррипен не отвечает взаимностью. Она даже плакала у Лео на плече. Брат заметил, что она мало что видела в жизни и почти ничего не знает о мужчинах.

- Не кажется ли тебе, что, вероятно, твоя привязанность к Меррипену была результатом близости, а не чего-либо другого? - нежно спросил ее Лео. - Давай трезво оценим ситуацию, Уин. У тебя с ним нет ничего общего. Ты милая, чувствительная, образованная женщина, а он… Меррипен. Ему нравится рубить дрова для развлечения. И прости за грубую правду, некоторые пары прекрасно ладят в постели, но не больше.

Уин перестала плакать, испытав шок от его тупости. - Лео Хэтауэй, ты предполагаешь…

- Теперь Лорд Рэмси, благодарю, - поддразнил он.

- Лорд Рэмси, Вы полагаете, что мои чувства к Меррипену плотские по своей природе?

- Ну, определенно не разумные, - ответил Лео, и ухмыльнулся, когда она ударила его по плечу.

После некоторых раздумий, Уин вынуждена была признать, что в словах Лео был резон. Конечно, Меррипен был намного более образованным, чем считал ее брат. Насколько она помнила, цыган во многих философских диспутах бросал вызов Лео, и запомнил больше греческого и латыни, чем кто-либо из семьи, за исключением ее отца. Но Меррипен выучил это только для того, чтобы соответствовать семье Хэтауэй, а не потому, что у него был подлинный интерес к получению образования.

Кев был человеком природы, он остро нуждался в ощущении земли и неба. Его никогда не удастся полностью приручить. И он с Уин были настолько же разными, как рыба и птица.

Джулиан взял ее руку своей длинной, элегантной рукой. Его пальцы были гладкими и ухоженными, сужавшимися к кончикам. - Уиннифред, - нежно сказал он, - теперь мы далеко от клиники, и жизнь не будет настолько же хорошо организованной. Вы должны беречь свое здоровье. Обязательно отдохните сегодня, несмотря на желание оставаться на ногах все время.

- Да, доктор, - ответила Уин, улыбаясь ему. Она испытала привязанность к нему, вспоминая тот первый раз, когда ей удалось подняться по учебной лестнице в клинике. Джулиан шел за ней по пятам, тихонько подбадривая ее, а его грудь крепко прижималась к ее спине. Немного выше, Уиннифред. Я не позволю вам упасть. Он ничего не делал за нее. Только следил за безопасностью при подъеме.

- Я немного нервничаю, - призналась Уин, когда Лео провожал ее в апартаменты отеля на третьем этаже.

- Почему?

- Не знаю. Вероятно, потому что мы все изменились.

- Главное не изменилось. - Лео крепко держал ее за локоть. - Ты все та же жизнерадостная девочка, какой и была. А я все тот же негодяй, склонный к выпивке и девицам легкого поведения.

- Лео, - сказала она, слегка нахмурившись. - Ты же не собираешься возвращаться к старому образу жизни, правда?

- Я буду избегать искушений, - ответил он, - если только они не свалятся прямо передо мной. - Он остановил ее посреди лестничной площадки. - Ты не хочешь немного отдохнуть?

- Вовсе нет. - Уин с энтузиазмом продолжала подниматься. - Я обожаю подниматься по лестницам. Я обожаю делать все, что не могла делать прежде. И начиная с настоящего момента, я буду жить под девизом: «Взять от жизни как можно больше».

Лео ухмыльнулся. - Ты должна знать, что я частенько говорил это в прошлом, и всегда попадал в неприятности.

Уин с удовольствием посмотрела вокруг. Прожив так долго в спартанских условиях клиники Хэрроу, она наслаждалась роскошью.

Элегантный, современный и крайне удобный, Ратледж был владением таинственного Гарри Ратледжа, о котором ходило множество слухов, но никто не мог определенно сказать, англичанин он или американец. Точно было известно только то, что какое-то время он прожил в Америке и прибыл в Англию, чтобы построить отель, который сочетал бы богатство Европы с американскими новшествами.

Ратледж был первым отелем, где в каждом номере была личная ванная. А также такие радости, как лифты для доставки еды, встроенные буфеты в номерах, личные комнаты для встреч с двориками со стеклянными потолками и садами, выполненными, как внешние комнаты. В отеле была столовая, которая считалась самой лучшей во всей Англии, со столькими канделябрами, что пришлось при строительстве дополнительно укрепить потолки.

Они подошли к двери в апартаменты Хэтауэев, и Лео тихонько постучал.

Внутри послышалось движение. Дверь открылась и показалась молоденькая светловолосая служанка. Служанка посмотрела на них обоих. - Могу я Вам помочь, сэр? - спросила она Лео.

- Мы пришли повидать мистера и миссис Роан.

- Прошу прощения, сэр, но они уже удалились на покой сегодня вечером.

Час был довольно поздним, разочарованно подумала Уин. - Нам следует пойти в наши номера и позволить им отдохнуть, - сказала она Лео. - Мы вернемся утром.

Лео посмотрел на горничную с легкой улыбкой, и спросил тихим, низким голосом, - Как тебя зовут, дитя?

Ее карие глаза расширились, а на щечках появился румянец. - Абигайл, сэр.

- Абигайл, - повторил он. - Скажи миссис Роан, что ее сестра здесь и желает ее видеть.

- Да, сэр, - Горничная хихикнула и оставила их у дверей.

Уин искоса посмотрела на брата, пока он помогал ей снять ее плащ. - Твое обращение с женщинами не перестает меня удивлять.

- Большинство женщин имеют печальную склонность к повесам, - с сожалением заметил он. - Я в самом деле не должен использовать это против них.

Кто-то вошел в гостиную. Лео увидел знакомую фигуру Амелии, одетую в голубой халат, в сопровождении Кэма Роана, который выглядел привлекательно растрепанным в рубашке с расстегнутым воротом и в брюках.

С глазами, круглыми, как блюдца, Амелия застыла при виде брата и сестры. Белая рука, дрожа, поднялась к горлу. - Это в самом деле вы? - дрожащим голосом спросила она.

Уин постаралась улыбнуться, но это оказалось невозможно, так как ее губы дрожали от волнения. Она попыталась представить, какой она могла показаться Амелии, которая в последний раз видела ее хрупкой и болезненной. - Я дома, - сказала она, прерывающимся голосом.

- О, Уин! Я мечтала, - я так надеялась… - Амелия запнулась и бросилась вперед, они порывисто и крепко обнялись.

Уин закрыла глаза и вздохнула, чувствуя, что наконец-то вернулась домой. Моя сестра. Уин наслаждалась тихим комфортом объятий Амелии.

- Ты такая красивая, - проговорила Амелия, отклонившись, чтобы взять мокрые щеки Уин в свои руки. - Такая здоровая и сильная. О, взгляни на эту богиню. Кэм, только взгляни на нее!

- Ты хорошо выглядишь, - сказал Роан Уин, и его глаза сияли. - Лучше, чем когда-либо, малышка сестричка. - Он осторожно обнял ее и поцеловал в лоб. - Добро пожаловать домой.

- Где Поппи и Беатрикс? - спросила Уин, вцепившись в руку Амелии.

- Они в постели, но я пойду, разбужу их.

- Нет, пусть спят, - поспешно ответила Уин. - Мы ненадолго, - оба утомлены, - но я должна была увидеть тебя прежде, чем пойти спать.

Взгляд Амелии скользнул к Лео, который стоял возле двери. Уин услышала тихий вздох сестры, когда она заметила перемены в нем.

- Вот мой прежний Лео, - тихо сказала Амелия.

Уин была удивлена тем, что мельком увидела в насмешливом взгляде Лео, - какую-то мальчишескую уязвимость, как будто он испытывал смущение от собственного удовольствия от воссоединения. - Теперь, ты будешь плакать по другой причине, - сказал он Амелии. - Потому что, как видишь, я тоже вернулся.

Она бросилась к нему и оказалась в крепких объятиях. - Французы не вытерпели тебя? - спросила она, ее голос был приглушен его грудью.

- Напротив, они меня обожали. Но нет никакого удовольствия в том, чтобы остаться там, где тебя рады видеть.

- Очень жаль, - ответила Амелия, став на цыпочки, чтобы поцеловать его в щеку. - Потому что здесь тебе безумно рады.

Улыбаясь, Лео потянулся, чтобы пожать руку Роану. - Я с нетерпением ожидаю увидеть те улучшения, о которых ты писал. Кажется, дело движется.

- Ты можешь спросить Меррипен завтра, - просто ответил Роан. - Он знает каждый дюйм поместья, а также имена всех слуг и арендаторов. И у него есть что сказать по этому поводу, так что предупреждаю, что любой разговор на эту тему будет долгим.

- Завтра, - повторил Лео, быстро посмотрев на Уин. - Значит он в Лондоне?

- Здесь в Ратледже. Он в городе, намерен посетить агентство по найму, чтобы нанять еще слуг.

- Я за многое должен поблагодарить Меррипена, - необычайно искренне сказал Лео, - И тебя тоже, Роан. Только черт знает, почему ты столько вынес ради меня.

- Это также было ради семьи.

Пока мужчины разговаривали, Амелия притянула Уин на диван возле камина. - Твое лицо округлилось, - заметила Амелия, открыто замечая изменения в сестре. - Глаза ярче, а фигура просто совершенна.

- Никаких корсетов, - улыбаясь, сказала Уин. - Доктор Хэрроу говорит, что они сдавливают легкие, заставляют позвоночник и голову быть в неестественной позиции, и ослабляют мышцы спины.

- Скандально! - воскликнула Амелия, чьи глаза блестели. - Никакого корсета, даже на официальные мероприятия?

- Он очень редко позволяет мне одевать один, и то слабо завязанный.

- Что еще сказал доктор Хэрроу? - Амелия явно забавлялась. - Какие-то советы по поводу чулок и подвязок?

- Ты сможешь услышать это от него самого, - ответила Уин. - Я и Лео привезли с его собой.

- Как мило. У него тут какое-то дело?

- Я о таком не знаю.

- Я так понимаю, что если он родом из Лондона, у него тут родственники и друзья?

- Да, это так, но… - Уин почувствовала, что слегка покраснела. - Джулиан проявил личный интерес к тому, чтобы провести со мной время вне клиники.

Рот Амелия открылся от изумления. - Джулиан, - повторила она. - Он собирается ухаживать за тобой, Уин?

- Я не знаю. У меня не так уж много опыта в подобных делах. Но я так думаю.

- Он тебе нравится?

Уин решительно кивнула. - Очень.

- Тогда мне тоже он определенно понравится. И я рада возможности поблагодарить его за то, что он сделал.

Они улыбнулись друг другу, купаясь в удовольствии от воссоединения. Но через мгновение Уин подумала о Меррипене, и ее пульс стал биться с неконтролируемой силой, и нервы напряглись по всему телу.

- Как он, Амелия? -наконец смогла прошептать девушка.

Амелии не было нужды спрашивать кто это «он».

- Меррипен изменился, - осторожно начала она, - почти также как ты и Лео. Кэм говорил, что то, что Меррипен сотворил с поместьем не иначе, как чудо. Необходимы разные таланты, чтобы управлять строителями, ремесленниками и землекопами, а также, чтобы починить фермы арендаторов. И Меррипен ими обладает. Когда возникала необходимость, он снимал пальто и сам принимался за работу. Он заработал уважение работников, - они никогда не осмеливаются ставить под сомнение его авторитет.

- Я, разумеется, не удивлена, - ответила Уин, и почувствовала горько-сладкое чувство. - Он всегда был очень способным. Но когда ты говоришь, что он изменился, что ты имеешь в виду?

- Он стал довольно… жестким.

- Черствым? Упрямым?

- Да. И отстраненным. Казалось, он не испытывал удовлетворения от успехов, и, судя по всему, он не получает удовольствие от жизни. О, Меррипен многому научился, и эффективно управляет, и одевается лучше, чтобы соответствовать своей новой должности. Но странно, он кажется менее цивилизованным, чем прежде. Я думаю… - Возникла неловкая пауза. - Вероятно, поможет, если он увидит тебя снова. Ты всегда имела хорошее влияние на него.

Уин высвободила руки и уткнулась взглядом в колени. - Я в этом сомневаюсь. Я сомневаюсь, что в чем-то повлияю на Меррипена. Он явно проявил отсутствие интереса ко мне.

- Отсутствие интереса? - повторила Амелия, и странно рассмеялась. - Нет, Уин, я бы так не сказала. Любое упоминание о тебе заслуживает его самого пристального внимания.

- О чувствах мужчины стоит судить по его поступкам, - вздохнула Уин и потерла уставшие глаза. - Сначала мне было больно от того, что он не отвечал на мои письма. Потом я стала злиться. Теперь я просто чувствую себя дурой.

- Почему, дорогая? - спросила Амелия, ее голубые глаза были полны сострадания.

Потому, что любила, а ее любовь швырнули ей в лицо. Потому, что пролила океан слез из-за большого, черствого грубияна.

И за то, что несмотря ни на что, желала снова увидеть его.

Уин покачала головой. Разговор о Меррипене взволновал ее и привел в меланхолию. - Я устала после долгого путешествия, Амелия, - сказала с полуулыбкой. - Ты не возражаешь, если я…

- Нет, нет, иди сейчас же, - ответила сестра, стягивая Уин с дивана, и обняла ее рукой. - Лео, отведи Уин в ее комнату. Вы оба утомлены. У нас будет время поговорить завтра.

- Ах, этот милый командный тон, - стал вспоминать Лео, - Я надеялся, что к этому времени ты уже отучил ее от привычки выкрикивать приказы, как суровый лейтенант, Роан.

- Мне нравятся все ее привычки, - ответил Роан, улыбаясь жене.

- В какой комнате находится Меррипен? - прошептала Уин Амелии.

- Четвертый этаж, номер двадцать один, - прошептала в ответ она. - Но ты не должна идти сегодня, дорогая.

- Разумеется, - улыбнулась Уин, - Единственное, что я собираюсь сегодня сделать - без промедления отправится спать.


Глава 7 (перевод: Janina, бета-ридинг: Kalle, вычитка: Оксана-Ксю, Akvitty)


Четвертый этаж, двадцать первый номер. Проходя по безлюдному коридору, Уин поглубже натянула капюшон плаща, чтобы скрыть лицо. Конечно же, она должна найти Меррипена. Она проделала слишком долгий путь. Пересекла много миль, океан, и, если подумать, она преодолела тысячи гимнастических лесенок клиники, - все для того, чтобы добраться до него. Теперь, когда они находились в одном и том же здании, она собиралась довести дело до конца.

Коридоры отеля были оборудованы газовыми светильниками. В конце каждого коридора имелся ряд световых шахт, чтобы впускать солнечные лучи. Уин были слышны звуки музыки, доносящиеся откуда-то из глубины отеля. Должно быть, это была частная вечеринка в танцевальном зале или какой-нибудь прием в знаменитой столовой. Гарри Ратледж, владелец гостиницы для аристократов, приветствовал в своем заведении людей известных, могущественных и модных.

Поглядывая на позолоченные номера на каждой двери, Уин, наконец, нашла двадцать первый. Ее желудок сжался, и каждый мускул напрягся от беспокойства. Она почувствовала, как ее лоб покрылся легкой испариной. Повозившись немного со своими перчатками, она сняла их и засунула в карманы плаща.

Костяшками пальцев девушка робко постучала в дверь и замерла неподвижно, с откинутой назад головой, едва дыша от волнения и обхватив себя под плащом руками.

Она не была уверена, как много времени прошло, но ей показалось, что целая вечность, прежде чем дверь открылась.

Прежде, чем она смогла что-либо рассмотреть, послышался голос Меррипена. Он был таким глубоким и мрачным, что казалось достигал самой глубины ее души.

- Я не посылал за женщиной сегодня вечером.

Его последние слова не дали Уин ответить.

«Сегодня вечером» подразумевало, что были и другие вечера, когда он все-таки посылал за женщиной. И хотя Уин была достаточно неискушенной, она, конечно же, понимала, что происходит, когда мужчина в отеле посылает за женщиной.

В ее мозгу роилось множество мыслей. У нее не было права возражать, если Меррипену требовались услуги женщины. Он ей не принадлежал. Они ни о чем не договаривались и не давали друг другу никаких обещаний. Он не обязан был хранить ей верность.

Но она не могла не думать… Как много было женщин? Как много ночей?

- Неважно, - отрывисто сказал он. - Я могу воспользоваться тобой. Входи.

Он протянул большую руку и схватил Уин за плечо, втянув ее через порог и не дав ей возможности возразить.

Я могу воспользоваться тобой?

Гнев и испуг сковали ее. Она не знала, что сказать или сделать. Почему-то ей казалось невозможным просто отбросить капюшон и закричать: «Сюрприз!»

Меррипен по ошибке принял ее за проститутку, и теперь встреча после разлуки, о которой она мечтала так долго, превращалась в фарс.

- Я полагаю, тебе сказали, что я - цыган, - произнес он.

Уин кивнула. Ее лицо все еще было скрыто капюшоном.

- И это не имеет для тебя значения?

Уин умудрилась отрицательно покачать головой.

У него вырвался тихий невеселый смешок, который вовсе не был похож на смех Меррипена.

- Конечно же, нет. За деньги любой будет хорош.

Он на мгновение оставил ее, быстро шагнув к окну, чтобы запахнуть тяжелые бархатные занавеси, скрывая от взора туманные огни Лондона. Сумрак комнаты теперь освещала одна-единственная лампа.

Уин быстро взглянула на него. Это был Меррипен… Но как сказала Амелия, он изменился. Он сильно похудел, возможно, на стоун (1). Он был огромным, худым, почти тощим. Ворот его рубахи был распахнут, открывая взору смуглую, безволосую грудь, привлекающую взор изгибами мощных мускулов. Вначале она подумала, что его мощные плечи и руки - это иллюзия света. О Боже, каким сильным он стал!

Но ничто так не поразило ее, как его лицо. Он был все так же дьявольски красив - с его черными глазами и порочным ртом, четко вылепленными носом и челюстью, высокими скулами. Однако появились новые морщинки - глубокие горькие складки, которые проходили от носа ко рту и след постоянно хмурого взгляда между его бровей. И что тревожило ее сильнее всего - намек на жестокость в выражении его лица. Он выглядел способным на поступки, которые ее Меррипен никогда бы не смог совершить.

«Кев, - подумала она с отчаянием и удивлением, - что с тобой произошло?»

Он подошел к ней. Уин подзабыла его плавную манеру двигаться. Поразительную энергичность, которая, казалось, пронизывала воздух. Она поспешно опустила голову.

Потянувшись к ней, Меррипен, должно быть, почувствовал пробежавшую по ее телу дрожь, потому что безжалостно сказал:

- Ты новенькая в этом деле.

Уин заставила себя хрипло прошептать:

- Да.

- Я не причиню тебе боли.

Меррипен подвел ее к стоящему поблизости столу. Так как она стояла, отвернувшись от него, он потянулся и расстегнул ее плащ. Тяжелое одеяние упало, открыв взору ее прямые светлые волосы, которые, освободившись от гребней, рассыпались по ее плечам. Она услышала, как он задержал дыхание. Наступил момент тишины и неподвижности. Уин закрыла глаза, когда руки Меррипена обняли ее. Ее тело стало более полным, более женственным и сильным в тех местах, где раньше было достаточно хрупким. Она не носила корсет, несмотря на то, что приличные женщины всегда должны были носить его. Исходя из этого, мужчина мог сделать только один вывод.

Когда он наклонился, чтобы положить ее плащ на край стола, Уин ощутила твердость его тела, касавшегося ее. Его запах, такой чистый, насыщенный и мужской, вызвал у нее поток воспоминаний. Он пах свежестью, сухой листвой и влажной после дождя землей. Он пах Меррипеном.

Она не хотела, чтобы все было так. И все же это не было неожиданностью. Что-то в нем пробивалось сквозь преграды ее самообладания и приводило в состояние чистейшей чувственности. Это необузданное возбуждение внушало страх и было одновременно сладким. Ни один мужчина кроме него не вызывал у нее таких чувств.

- Разве ты не хочешь увидеть мое лицо? - хрипло спросила она.

И получила холодный спокойный ответ:

- Мне не интересно, красавица ты или дурнушка. Но дыхание его участилось, когда его руки прикоснулись к ее телу - одна рука скользнула по ее позвоночнику, заставляя нагнуться вперед. И его следующие слова коснулись ее ушей, подобно черному бархату:

- Положи руки на стол.

Уин беспрекословно повиновалась, пытаясь понять свои внезапные жгучие слезы и возбуждение, которое запульсировало во всем ее теле. Он стоял позади нее. Его рука продолжала медленно и успокаивающе скользить по ее спине, и от этого ей захотелось выгнуться дугой, словно кошке. Его прикосновения разбудили чувства, которые слишком долго оставались дремлющими. Руки, которые утешали и заботились о ней на протяжении всего периода ее болезни, которые вырвали ее из когтей смерти.

И все же Кев прикасался к ней не с любовью, а с равнодушным мастерством. Она поняла, что он действительно намеревался взять ее, «использовать», как он выразился. И после интимного акта с абсолютной незнакомкой, он собирался отослать ее - все такую же незнакомку. Это было недостойно его. Трус. Неужели он никогда не позволял себе какой-либо привязанности?

Он взялся одной рукой за ее юбку, задирая подол. Уин почувствовала прикосновение холодного воздуха к своим лодыжкам, и не могла не представить того, на что это было бы похоже, если бы она позволила ему продолжить.

Возбужденная и напуганная, она пристально уставилась на свои кулаки и, задыхаясь, произнесла:

- Вот как ты теперь обращаешься с женщинами, Кев?

Все замерло. Земля прекратила свое вращение.

Подол ее юбки был опущен. Он страстно сжал ее плечи и развернул к себе. Не в силах пошевелиться, она беспомощно вглядывалась в его мрачное лицо.

Выражение лица Меррипена казалось бы бесстрастным, если бы не широко распахнутые глаза. Пока он пристально смотрел на нее, его щеки и переносица покраснели.

- Уин.

Ее имя вырвалось потрясенным вздохом.

Она попыталась улыбнуться ему, сказать хоть что-нибудь, но губы дрожали и не повиновались. Ее слепили слезы радости. Вновь оказаться рядом с ним… Счастье переполняло ее.

Кев поднял руку. Загрубелым кончиком большого пальца вытер ее слезинки. Его рука столь нежно касалась ее лица, что ресницы, задрожав, опустились вниз, и Уин не сопротивлялась, почувствовав, как он притянул ее поближе к себе. Его полураскрытые губы прикоснулись к соленым следам слез на ее лице и скользнули по ее щеке. А затем нежность испарилась. Стремительным, жадным движением мужчина обхватил ее спину, крепко прижав ее бедра к своим.

Его рот прижался к ее губам горячим настойчивым давлением. Он пробовал ее на вкус. Она коснулась его щеки и провела пальцами по колючей щетине. Из его горла вырвался стон удовольствия и желания. Его руки обхватили ее железным кольцом, за что она была ему очень благодарна. Колени отказывались ей повиноваться.

Подняв голову, Меррипен смотрел на нее ошеломленными темными глазами.

- Как ты здесь оказалась?

- Я вернулась раньше.

Дрожь сотрясла ее тело, когда его горячее дыхание опалило лицо.

- Я хотела тебя увидеть. Хотела тебя…

Он вновь прижался своим ртом к ее губам. Уже не нежно. Кев погрузил свой язык в ее рот, агрессивно исследуя его. Обеими руками он обхватил ее голову, повернув так, чтобы рот стал полностью доступным. Уин обняла его, крепко ухватившись за мощную спину, твердые мускулы которой перекатывались под ее пальцами.

Меррипен застонал, почувствовав на себе ее руки. Он нащупал гребни в ее волосах, выдернул их и погрузил пальцы в длинные шелковые пряди. Отклонив ее голову назад, Меррипен прикоснулся к нежной коже ее горла, медленно исследуя своим ртом, как если бы он хотел поглотить ее. Его желание нарастало, дыхание и пульс участились, и Уин осознала, что он близок к тому, чтобы полностью потерять над собой контроль. Он подхватил ее на руки с потрясающей легкостью, отнес ее к кровати и быстро опустил на матрас. Его губы глубоко и сладостно завладели ее ртом, истощая горячими, ищущими поцелуями.

Меррипен опустился на нее, его мощное тело прижалось к ней. Уин почувствовала, как он ухватился за ее дорожное платье, так сильно дернув, что она испугалась, что материал не выдержит и разорвется. Плотная ткань сопротивлялась его попыткам, хотя несколько пуговиц на спине не выдержали и оторвались.

- Подожди… подожди, - шептала она, боясь, что он может разорвать ее платье на клочки.

Он был слишком охвачен неистовым желанием, чтобы услышать что-нибудь.

Меррипен обхватил ладонью ее грудь, и остроконечная вершинка затвердела и заныла. Его голова склонилась к ней. К изумлению Уин, он начал покусывать ткань ее платья над соском до тех пор, пока ему не удалось легонько сжать сосок своими зубами. Она застонала, и ее бедра рефлекторно дернулись вверх.

Меррипен навис над ней. На его лице выступила испарина, ноздри раздувались от шумного дыхания. Перед ее платья был высоко задран. Он дернул его еще сильнее и устроился между ее бедер, и она почувствовала его возбужденную плоть даже сквозь преграду из своих панталон и его брюк. Глаза девушки широко распахнулись. Она пристально вглядывалась в темный огонь, полыхавший в его взгляде. Прижимаясь к ней, он позволял ей ощутить каждый дюйм своего тела, жаждущего оказаться внутри нее. Она застонала и раскрылась для него.

Он издал страстный стон в тот момент, когда вновь потерся о ее тело, лаская с невыразимой страстью. Ей хотелось остановить его, и в то же самое время хотелось, чтобы он никогда не останавливался.

- Кев, - ее голос дрожал. - Кев.

Но его рот накрыл ее губы, глубоко проникая внутрь, в то время как бедра двигались в медленном ритме. Потрясенная и охваченная страстью, она крепче прижалась к средоточию его желания. Каждый его страстный толчок вызывал в ней еще больший жар.

Уин беспомощно изгибалась, неспособная произнести ни слова, так как он полностью завладел ее ртом. Еще больше жара, еще больше восхитительного трения. Что-то происходило, его мускулы напряглись, ее ощущения обострились, готовые к… к чему? Она была близка к тому, чтобы потерять сознание, если он не остановится. Ее руки нащупали его плечи, отпихивая его, но он проигнорировал ее слабое сопротивление. Обхватив руками ее извивающиеся ягодицы, он крепче прижал ее к своему паху. Напряжение было таким острым, что у нее вырвался беспокойный стон.

Внезапно он резко отстранился от нее и оказался в противоположном конце комнаты. Упершись руками в стену, он опустил голову, часто и тяжело дыша и вздрагивая, словно мокрый пес.

Ошеломленная и дрожащая, Уин медленно повернулась, пытаясь привести себя в порядок. Она ощущала безысходность и мучительную пустоту, острую жажду чего-то, чему она не знала названия. Приведя одежду в порядок, на дрожащих ногах она поднялась с кровати.

Осторожно приблизилась к Меррипену. Было очевидно, что он все еще возбужден. Мучительно возбужден. Ей вновь захотелось дотронуться до него. Захотелось, чтобы он обнял ее и сказал, как он счастлив, что она вернулась.

Но прежде чем она смогла прикоснуться к нему, он заговорил. И его тон был вовсе не ободряющим.

- Если ты дотронешься до меня, - гортанным голосом произнес он, - я опять затащу тебя в постель. И я снимаю с себя всякую ответственность за то, что произойдет потом.

Уин остановилась, переплетя пальцы.

Наконец, дыхание Меррипена восстановилось, и он одарил ее взглядом, который должен был смутить ее.

- В следующий раз, - ровно сказал он, - неплохо было бы заранее предупреждать о своем приезде.

- А я и предупредила, - ответила Уин, изумленная тем, что все-таки способна говорить. Должно быть, мое сообщение где-то затерялось.

Она помолчала.

- Твое приветствие было н-намного более теплым, чем я ожидала, учитывая, что ты игнорировал меня на протяжении двух прошедших лет.

- Я не игнорировал тебя.

Уин быстро нашла спасение в сарказме:

- За два года ты написал мне лишь однажды.

Меррипен обернулся, прислонившись спиной к стене.

- Ты не нуждалась в моих письмах!

- Я нуждалась в любом, даже самом малом, знаке привязанности! А ты не дал мне ни одного!

Она скептически глядела на него, в то время как он продолжал хранить молчание. - Ради Бога, Кев, ты даже не собираешься сказать, что рад, что я вновь здорова?!

- Я рад, что ты здорова.

- Тогда почему ты так себя ведешь?

- Потому что кроме этого ничего не изменилось.

- Ты изменился, - парировала она. - Я не узнаю тебя.

- Потому что так и должно быть.

- Кев, - сказала она в замешательстве. - Почему ты так себя ведешь? Я уехала, чтобы вылечиться. Ведь ты не можешь обвинять меня в этом.

- Я тебя ни в чем не обвиняю. Но только дьявол знает, что тебе теперь от меня нужно.

«Мне нужно, чтобы ты любил меня», - захотелось выкрикнуть ей. Она проделала такой длинный путь, но расстояние между ними стало еще больше.

- Я могу сказать тебе, Кев, чего я не хочу. Я не хочу, чтобы ты отдалялся от меня.

Выражение лица Меррипена было холодным и бесстрастным.

- Мы не отдалились друг от друга.

Он поднял плащ и протянул его ей.

- Надень его. Я провожу тебя до твоей комнаты.

Уин накинула на себя плащ, украдкой поглядывая на Меррипена, который был полон сдерживаемой энергии и силы, заправляя рубаху в брюки. Подтяжки на его спине подчеркивали его великолепное сложение.

- Тебе нет необходимости провожать меня до моей комнаты, - сказала она подавленно. - Я сама смогу найти дорогу, без…

- Ты никуда не пойдешь одна. Здесь небезопасно.

- Ты прав, - угрюмо сказала она. - Я бы не хотела, чтобы кто-нибудь начал ко мне приставать.

Удар достиг цели. Выражение лица Мерриена стало жестким. Послав ей предостерегающий взгляд, он накинул сюртук.

Как сильно он напоминал ей сейчас того грубого сердитого мальчика, каким он был, когда впервые попал в дом семейства Хатауэй.

- Кев, - мягко сказала она. - Разве мы не можем возобновить нашу дружбу?

- Я и не переставал быть твоим другом.

- Но никем больше?

- Нет.

Уин не смогла удержаться от взгляда в сторону кровати, смятого покрывала на ней, и новая жаркая волна накрыла ее.

Проследив за направлением ее взгляда, Меррипен замер.

- Этого не должно было произойти, - резко сказал он. - Я не должен был…

Он остановился и громко сглотнул.

- У меня не было… уже некоторое время женщины. Ты оказалась не в том месте и не в то время.

Уин никогда не чувствовала себя столь оскорбленной.

- Ты хочешь сказать, что ты так отреагировал бы на любую другую женщину?

- Да.

- Я не верю тебе!

- Верь во что хочешь.

Меррипен подошел к двери, открыл ее и осмотрел коридор.

- Пойдем.

- Я хочу остаться. Мне необходимо поговорить с тобой.

- Не наедине. И не сейчас.

Он сделал паузу.

- Я сказал: пойдем отсюда.

Это было сказано с такой спокойной властностью, что Уин разозлилась. Но она подчинилась ему.

Когда Уин подошла к нему, Меррипен натянул капюшон ее плаща, чтобы скрыть лицо. Убедившись, что в коридоре по-прежнему никого, он вывел ее из комнаты и закрыл дверь.

В молчании они дошли до лестницы в конце коридора. Уин остро ощущала его руку, слегка касавшуюся ее спины. Она удивилась, когда он остановил ее в начале лестницы.

- Возьми меня за руку.

Она осознала, что он намеревался помочь ей спуститься с лестницы, как всегда делал, когда она была больна. Лестницы для нее были особым испытанием. Вся семья боялась, что, поднимаясь или спускаясь, она упадет в обморок и сломает себе шею. Меррипен часто носил ее на руках, не позволяя ей рисковать.

- Нет, благодарю тебя, - сказала она. - Теперь я вполне способна сделать это сама.

- Возьми руку, - повторил он, протягивая ей ладонь.

Уин схватила ее, в то время как грудь ее сжалась от раздражения.

- Я не нуждаюсь в твоей помощи. Я больше не инвалид. Хотя, кажется, ты предпочитаешь, чтобы это было не так.

Хотя она не могла видеть его лица, она услышала резкий вздох. Ей стало стыдно за такое мелочное обвинение, даже при том, что ее мучил вопрос: а не было ли в этом частицы правды?

Как бы то ни было, Меррипен ей не ответил. Если она и причинила ему боль, то он стоически ее перенес. В молчании они порознь спустились по лестнице.

Уин была крайне озадачена. Она сотни раз воображала эту встречу. Каждый раз по-разному, но не так, как все оказалось в действительности. Идя впереди него, она подошла к своей двери и нащупала в кармане ключ.

Меррипен отобрал у нее ключ и открыл дверь.

- Входи и зажги лампу.

Ощущая его большую темную фигуру, в ожидании застывшую на пороге, Уин подошла к прикроватному столику, осторожно подняла стеклянный абажур лампы, зажгла фитиль и опустила абажур на место.

Вставив ключ в замок с другой стороны двери, Меррипен сказал:

- Запри за мной дверь.

Обернувшись, чтобы посмотреть на него, Уин почувствовала, как в ее горле закипает печальный смех.

- Именно на этом мы остановились в прошлый раз, верно? Я - пристаю к тебе, а ты отвергаешь меня. Я думала, что уже усвоила этот урок. Я не чувствовала себя достаточно здоровой для тех отношений, которые мне хотелось иметь с тобой. Но сейчас я ничего не понимаю. Потому что теперь ничто не может помешать нам попытаться выяснить… предназначены ли мы…

Измученная и обиженная, она не смогла подобрать нужных слов, чтобы выразить то, что ей хотелось сказать.

- Если конечно, я не ошибалась относительно тех чувств, которые ты испытывал ко мне. Ты когда-нибудь желал меня, Кев?

- Нет.

Его голос был едва слышен.

- Это была только дружба. И сострадание.

Уин почувствовала, что ее лицо смертельно побледнело. Глаза и нос ее защипало. Горячая слезинка скатилась по щеке.

- Лжец, - произнесла она и отвернулась.

Дверь тихо закрылась.


Кев не помнил, как добрался обратно до своей комнаты. В конечном счете, он обнаружил, что стоит перед своей кроватью. Застонав от отчаяния и бормоча проклятия, он опустился на колени, схватил с кровати покрывало и уткнулся в него лицом. Он был в аду.

О, Господи! Как встреча с Уин опустошила его! Он жаждал ее так долго, провел столько ночей, грезя о ней, и столько раз просыпался по утрам без нее, что сначала не поверил, что на этот раз она была реальной.

Он думал о прекрасном лице Уин, о мягкости ее рта, прильнувшего к его губам, о том, как она изгибалась под его руками. Она была особенной. Ее тело - гибким и сильным. А ее душа все так же излучала свет и покоряла своей добротой и честностью, которые всегда очаровывали его сердце. Ему потребовалась вся его сила, чтобы не упасть перед нею на колени.

Уин просила о дружбе. Невозможно. Разве он мог разобраться в запутанном клубке своих чувств, чтобы выделить такую маленькую частицу, как дружба? И она понимала, что ей не стоило об этом просить. Даже в эксцентричном мире Хатауэев некоторые вещи оставались запретными.

Кеву нечего было предложить Уин, кроме ухудшения ее положения. Кэм Роан был способен обеспечить Амелию своим внушительным богатством. Но у Кева не было ни собственности, ни каких-либо привлекательных свойств характера, ни образования, ни полезных связей. Не было ничего, что так ценится у gadje. С ним плохо обращались, и даже члены его собственного племени отвергли его по причинам, которых он никогда не понимал. Но инстинктивно он понимал, что так и должно быть, что он заслуживал такого отношения. Почему-то он был обречен на полную насилия жизнь. И ни один разумный человек не сказал бы, что любовь к такому мужчине, как он, по существу - грубому животному, могла принести хоть какую-то пользу Уин Хатауэй.

Если она почувствует себя достаточно здоровой, чтобы когда-нибудь выйти замуж, то выйдет замуж за джентльмена.

За человека достойного.


Глава 8 (перевод: Никуля, бета-ридинг: Оксана-Ксю, вычитка: Аквитти, Фройляйн)


Утром Лео встретил гувернантку сестер.

Поппи и Беатрикс писали ему о том, что год назад у них появилась гувернантка. Ее звали мисс Маркс, и она понравилась им обеим, хотя девочки и не написали, почему именно она. Очевидно, дама была хрупкой, тихой и строгой. Она помогала не только сестрам, но и всей семье учиться, как вести себя в обществе.

Лео считал, что это обучение светским манерам, вероятно, хорошая затея. Для всех остальных, но не для него.

Когда дело касалось приличного поведения, общество, как правило, было гораздо более требовательно к женщинам, чем к мужчинам. И если мужчина имел титул и потреблял спиртное в разумных пределах, он мог делать или говорить почти обо всем, что ему нравилось, и быть всюду принятым.

По воле судьбы, Лео унаследовал титул виконта, который позаботился о первой части этого уравнения. И теперь, после долгого пребывания во Франции, он научился ограничиваться одним или двумя бокалами вина за ужином. Это означало: что он мог быть относительно уверен в том, что будет приглашен на любое унылое великосветское мероприятия в Лондоне, в котором не желает принимать участие.

Он лишь надеялся, что грозная мисс Маркс попытается исправить его. Было бы забавно поставить ее на место.

Лео почти ничего не знал о гувернантках, за исключением серых мышек в романах, которые, как правило, влюблялись во владельца поместья, и всегда с плохим исходом. Тем не менее, мисс Маркс никакая опасность с его стороны не грозила. Лео не собирался для развлечения совращать кого бы то ни было. Его прежний беспутный образ жизни потерял для него былую прелесть.

На одной из неспешных прогулок в Провансе Лео посетил руины, оставшиеся со времен противоборства римлян и галлов, и столкнулся с одним из старых профессоров из Парижской академии искусств. Случайная встреча привела к возобновлению знакомства. Месяцами Лео проводил вечера, делая наброски, читая и обучаясь в мастерской профессора или на семинарах. Молодой человек пришел к некоторым заключениям, которые намеревался проверить сейчас, когда вернулся в Англию.

Когда Лео беззаботно прогуливался по длинному коридору, ведущему к комнатам Хатауэев, он услышал быстрые шаги. Кто-то бежал к нему с другой стороны. Отойдя в сторону, Лео ждал, засунув руки в карманы брюк.

- Поди сюда, мелкий мерзавец! - услышал он рычание женщины. - Ты громадная крыса! Когда я доберусь до тебя, я вырву твои внутренности!

Кровожадный тон был неподобающим для леди. Ужасающим. Лео был весьма заинтригован. Шаги раздались ближе… но это были шаги только одного человека. Кого, черт возьми, она могла преследовать?

Но вскоре стало ясно, что она преследовало не «кого», а "что". Пушистый скользкий хорек бежал вдоль коридора с какой-то вещью в оборках, зажатой во рту. Большинство гостей отеля, несомненно, было бы удивлены видом маленького плотоядного млекопитающего, мчавшегося к ним. Тем не менее, Лео жил в течение многих лет со зверьками Беатрикс: мышами, появляющимися из его карманов, крольчатами в его обуви, ежами, блуждающими мимо обеденного стола. С улыбкой, он смотрел, как хорек спешил пробежать мимо него.

Вслед за ним показалась женщина: серая масса шуршащих юбок, несущаяся за зверьком попятам. Но если ее одежда и была для чего-то создана, то явно не для быстрого бега. Нагруженная множеством слоев ткани, она споткнулась и упала в нескольких метрах от Лео. Очки отлетели в сторону.

Лео подбежал к ней в одно мгновение, присев на корточки, чтобы разгрести перепутанные в юбках конечности.

- Вам больно? Я абсолютно уверен, что где-то здесь находится женщина… Ах, вот вы где. Теперь полегче. Позвольте мне…

- Не трогайте меня, - выпалила она, набросившись на него с кулаками.

- Я не трогаю Вас. То есть, я только прикасаюсь к вам… ой, проклятье… с намерением помочь. - Ее шляпа, небольшой кусочек фетра с дешевой отделкой в рубчик, съехала набок. Лео удалось водрузить ее обратно на макушку, едва не получив резкий удар по челюсти. - Боже. Не могли бы вы прекратить крутиться хотя бы минуту?

Усевшись, она впилась в него взглядом.

Лео медленно передвинулся, ища очки, и вернулся, чтобы вернуть ей. Незнакомка схватила их, даже не поблагодарив.

Она была худощавой, молодой женщиной, взволнованно взирающей на него сузившимися глазами, полыхавшими гневом. Ее светло-русые волосы были зачесаны назад и так туго перетянуты, что Лео содрогнуться, увидев это. Можно было бы надеяться на некоторые компенсирующие особенности - мягкие губы, пожалуй, или привлекательную грудь. Но нет, беглый взгляд показал только строгий рот, плоскую грудь, и изможденное лицо. Если бы Лео был вынужден провести с ней некоторое время, которого, к счастью, не было, он бы начал его с кормления.

- Если вы хотите помочь, - сказала она холодно, закрепляя душки очков за ушами, - найдите этого хорька-вредителя. Может быть, я достаточно утомила его, чтобы вы смогли его догнать.

Все еще сидя на корточках, Лео взглянул на хорька, который остановился на расстоянии десяти метров и наблюдал за ними своими яркими глазами-бусинками.

- Как его зовут?

- Доджер.

Лео свистнул и несколько раз щелкнул языком.

- Иди сюда, Доджер. Ты принес достаточно неприятностей за утро. Хотя я не могу винить тебя за склонность к… подвязкам леди? Ты ведь это держишь?

Женщина ошеломленно наблюдала, как длинное, тонкое тело хорька пробирается к Лео. Деловито треща, Доджер взобрался на бедро Лео.

- Славный малый, - сказал Лео, поглаживая гладкий мех.

- Как вы это сделали? - спросила женщина с раздражением.

- У меня есть свой подход к животным. Они, как правило, признают меня за своего. - Лео осторожно вырвал кусочек кружева и ленты из длинных передних зубов. Это была, безусловно, подвязка, чрезвычайно женственная и непрактичная. Он, усмехаясь, вручил ее незнакомке. - Несомненно, это ваше.

Конечно, он так не считал. Он предположил, что подвязка принадлежала кому-то еще. Было невозможно представить эту строгую женщину, носящую нечто столь фривольное. Но поскольку Лео видел, что на щеках молодой женщины появился румянец, то понял, что это на самом деле было ее. Интригующе.

Мужчина указал на хорька, расслабленно висевшего на его руке, и спросил:

- Я так понимаю, он не ваш?

- Нет, одной из моих подопечных.

- Вы, случайно, не гувернантка?

- Это не ваша забота.

- Потому что если это так, то одна из ваших подопечных определенно мисс Беатрикс Хатауэй.

Она нахмурилась.

- Как вы узнали?

- Моя сестра единственная, кого я знаю, кто принес бы крадущего подвязки хорька в отель Ратледж.

- Ваша сестра?

Он улыбнулся, глядя в ее удивленное лицо.

- Виконт Рэмси, к вашим услугам. А вы мисс Маркс, гувернантка?

- Да, - прошептала она, игнорируя руку, которую он протянул ей. Она поднялась на ноги без посторонней помощи.

Лео ощутил непреодолимое желание рассердить ее.

- Как лестно. Я всегда хотел поизводить семейную гувернантку.

Комментарий, казалось, рассердил ее сверх меры.

- Я знаю о вашей репутации: вы бегаете за каждой юбкой, милорд. И не нахожу в этом причин для смеха.

Лео подумал, что она, вероятно, ни в чем не находила смешного.

- Моя репутация все та же, несмотря на два года отсутствия? - спросил он, изображая довольное удивление.

- Вы гордитесь этим?

- Ну, конечно. Иметь хорошую репутацию - слишком просто, все что нужно - это ничего не делать. А вот заработать плохую репутацию… тут нужны определенные усилия.

Пренебрежительный взгляд прожигал сквозь стекла линз.

- Я презираю вас, - объявила она. Повернувшись на каблуках, гувернантка отправилась прочь.

Лео последовал за ней, неся хорька.

- Мы только что встретились. Вы не можете презирать меня, пока не узнаете получше.

Она игнорировала его, хотя он следовал за ней к комнатам Хатауэев. Она игнорировала его, когда он постучал в дверь, и игнорировала его, когда горничная поприветствовала их.

В комнатах было какое-то волнение, которое не должно было быть сюрпризом, учитывая, что это были комнаты его семьи. Воздух был наполнен проклятиями, восклицаниями и звуками физической борьбы.

- Лео? - Беатрикс появилась из основной комнаты и поспешила к ним.

- Беатрикс, дорогая! - Лео был удивлен изменениями, которые произошли в его младшей сестре за последние два с половиной года. - Какая ты взрослая.

- Да, не бери в голову, - сказала она нетерпеливо, выхватывая у него хорька. - Иди туда и помоги мистеру Роану!

- Помочь ему в чем?

- Он пытается остановить Меррипена от убийства доктора Хэрроу.

- Уже? - безучастно спросил Лео, и бросился в гостиную.


Глава 9 (Перевод: Zirochka (Иришка), бета-ридинг: Оксана-Ксю, Akvitty)


После попытки поспать на кровати, которая превратилась в пыточную дыбу, Кев пробудился с тяжёлым сердцем. И другими, более назойливыми, дискомфортными ощущениями.

Его измучили возбуждающие сны, в которых обнаженное тело Уин извивалось перед ним, под ним. Все страстные желания, которые он обуздывал в дневное время, выразились в тех снах… Он держал Уин, погружаясь в неё, ловил её крики своим ртом… целовал её с головы до пят и обратно. И в тех самых снах он вела себя совсем не как Уин, нежно наслаждаясь им своими пышными устами, изучая его своими любопытными руками.

Обливание холодной водой принесло некое облегчение, но Кев по-прежнему осознавал, что жар пылал слишком близко к поверхности.

Ему придётся встретиться сегодня с Уин и, как ни в чём не бывало, вести беседу у всех на виду. Ему придётся смотреть на неё и не думать о заключённой меж её бедер мягкости, о том, как Уин обхватывала его, когда он в неё входил, и как даже сквозь весь ворох их одежды ощущал тепло её тела. И как он льнул к ней и заставлял её кричать.

В скверном, взвинченном настроении, Кев облачился в городскую одежду, которую по настоянию семьи носил, бывая в Лондоне.

- Тебе известно, какое значение gadje придают внешнему виду, - сказал Роан, таща его на Сэвил-Роу (1) . - Ты должен выглядеть респектабельно, или это плохо отразится на твоих сестрах, когда их с тобой увидят.

Бывший работодатель Роана, лорд Сент-Винсент, порекомендовал лавку, которая специализировалась на индивидуальном пошиве. «От пошива по меркам (2) вы ничего приличного не получите, - сказал Сент-Винсент, окидывая Кева оценивающим взглядом. - Ни одна выкройка ему не подойдет»

Кев покорно вынес унизительные процедуры - снятие мерок, драпировка в бесчисленные ткани, нескончаемые поездки на примерки. Все: и Роан, и сестры Хатауэй, казалось, были довольны результатом, но Кев не видел никакой разницы между его новым и старым облачением. Одежда - она и есть одежда - нечто, что закрывает тело, защищая его от непогоды.

С сердитым видом, Кев надел белую плиссированную рубашку и черный шейный платок, камзол с зубчатым воротником, и облегающие ноги брюки. Он натянул шерстяное городское пальто, у которого спереди были карманы с клапанами, а сзади - разрез. (Несмотря на его презрительное отношение к одежде gadjo, он был вынужден признать, что пальто было ладным и удобным)

Кев, по обыкновению, отправился в апартаменты Хатауэев на завтрак. Лицо его ничего не выражало, хотя у него всё скрутило в животе, и пульс бешено стучал. И это от одной только мысли о встрече с Уин. Но он обязательно мастерски справится с ситуацией. Он будет невозмутим и спокоен, а Уин, как всегда, - сама сдержанность, и они преодолеют эту первую жутко неловкую встречу.

Однако все его намерения улетучились, когда он вошёл в апартаменты, переступил порог комнаты для приёмов, и увидал Уин на полу. В нижнем белье.

Она лежала ничком на животе, пытаясь оттолкнуться вверх в то время, как над ней склонился какой-то мужчина. Касаясь её.

От этого вида у Кева внутри всё взорвалось.

С кровожадным рёвом он в мгновение ока добрался до Уин, по-собственнически хватая её.

- Погоди, - задыхаясь, произнесла она. - Что ты… ох, не надо! Позволь объяс… нет!

Он бесцеремонно положил её на софу позади себя, и повернулся лицом к другому мужчине. Кева занимала одна лишь мысль - как быстро и эффективно расчленить ублюдка, оторвав ему сперва голову.

Тот благоразумно кинулся за массивное кресло, помещая его между ними.

- Вы, должно быть, Меррипен, - произнес он. - А я…

- Мертвец, - прорычал Кев, уставившись на него.

- Он мой доктор! - прокричала Уин. - Он - доктор Хэрроу, и… Меррипен, не смей обижать его!

Не обращая на неё внимания, Кев прошел вперед пару шагов, прежде чем свалился на пол от чьей-то подножки. Это был Кэм Роан, который накинулся на него, придавил ему руки коленями, и вцепился сзади в шею.

- Меррипен, ты - идиот, - сказал Роан, силой удерживая его, - он - чёртов доктор. Чего это ты тут вытворяешь?

- Убиваю… его, - прохрипел Кев, раскачиваясь, чтобы подняться, несмотря на то, что Роан своей массой стеснял его движения.

- Проклятье! - воскликнул Роан. - Лео, помоги мне его держать! Сейчас же.

Лео кинулся на помощь. Только вдвоем им удалось удержать Меррипена, и не дать ему подняться.

- Я люблю наши семейные встречи, - услышал тот слова Лео. - Меррипен, что на тебя нашло, чёрт возьми?

- Уин в нижнем белье, а тот парень…

- Это не нижнее бельё, - вступил разгневанный голос Уин. - Это костюм для тренировок!

Меррипен изогнулся, чтобы глянуть на неё. Пока Роан с Лео продолжали прижимать его к полу, ему не удавалось всего разглядеть, взирая вверх. Но он заметил, что Уин была одета в просторные панталоны и лиф, руки её были оголены.

- Я по одному взгляду могу узнать нижнее бельё, - отрезал он.

- Это турецкие штаны, и совершенно приличный лиф. Все женщины в лечебнице носят такой костюм. Зарядка необходима для моего здоровья, и, конечно же, я не собираюсь заниматься ей в платье и корс…

- Он прикасался к тебе! - резко оборвал Кев.

- Он удостоверялся, что я приняла правильное положение.

Доктор осторожно подошёл. В его напряжённых серых глазах проскакивали весёлые искорки.

- На самом деле, это индийская зарядка. Это часть разработанной мною системы по тренировке силы. Все мои пациенты включили её в свои ежедневные расписания. Пожалуйста, поверьте - мое внимание к мисс Хатауэй было всецело почтительным, - он замолчал, потом иронично спросил, - теперь я в безопасности?

Лео и Кэм, продолжая сражаться с Кевом, оба в один голос ответили:

- Нет.

Тем временем в комнату вбежали Поппи, Беатрикс и мисс Маркс.

- Меррипен, - произнесла Поппи, - доктор Хэрроу ни капли не обижал Уин, и…

- Он и правда очень милый, Меррипен, - вмешалась Беатрикс. - Даже мои зверушки его любят.

- Спокойно, - тихо сказал Роан Кеву по-цыгански, чтобы остальные не могли понять. - Добра это никому не принесёт.

Кев не унимался.

- Он её касался, - повторил он на древнем языке, хотя не любил говорить на нём.

И он знал, что Роан понимает, как цыгану трудно, даже невозможно, вынести, если какой-то другой мужчина, независимо от причины, кладёт руки на его женщину.

- Она тебе не принадлежит, phral, - произнес по-цыгански Роан не без симпатии.

Кев потихоньку заставил себя расслабиться.

- Можно я с него уже слезу? - спросил Лео. - Только один вид нагрузки мне на радость перед завтраком. И это не он.

Роан позволил Кеву подняться, но продолжал держать одну его руку заломленной за спину.

Уин прошла и встала рядом с Хэрроу. От этой картины - она, едва одетая, стоит так близко к другому - у Кева по всему телу задергались мышцы. Ему были видны очертания её бедёр и ног. Вся семейка обезумела, раз позволяет ей наряжаться таким образом перед посторонним и делать вид, что так и должно быть. Турецкие штаны… будто бы от такого названия они перестают быть панталонами.

- Я настаиваю, чтобы ты извинился, - сказала Уин. - Ты был очень груб с моим гостем, Меррипен.

Её гостем? Он гневно взирал на неё.

- Не стоит, - поспешно заметил Хэрроу. - Я понимаю, как это должно быть выглядело.

Уин сердито смотрела на Кева.

- Благодаря ему, я снова хорошо себя чувствую, и ты вот так его вознаграждаешь? - спрашивала она.

- Выздоровление - ваша заслуга, - произнёс Хэрроу. - Это результат ваших собственных усилий, мисс Хатауэй.

Выражение лица Уин смягчилось, как только она взглянула на доктора.

- Спасибо, - но когда она снова посмотрела на Кева, опять нахмурилась. - Ты будешь извиняться, Меррипен?

Роан ещё сильнее заломил его руку.

- Давай, чёрт возьми, - проворчал Роан. - Ради семьи.

Свирепо взирая на доктора, Кев заговорил по-цыгански. - Ka xlia ma pe tute.(Я вываляю тебя в дерьме.)

- Что означает, - быстро вставил Роан, - «Пожалуйста, простите за недоразумение; давайте расстанемся друзьями».

Te malavel les i menkiva, - добавил вдогонку Кев. (Чтоб ты сдох от злостной, изнуряющей болезни.)

- В грубом переводе, - пояснял Роан, - это означает: «Пусть твой сад будет полон прекрасными, упитанными ежами». Что, позвольте добавить, считается особым благословением у цыган.

Хэрроу поглядел скептически. Но пробормотал:

- Я принимаю ваши извинения. Никто не пострадал.

- Простите нас, - весело произнес Роан, не отпуская руки Кева. - Начинайте завтракать, прошу вас… Нам надо исполнить кое-какие поручения. Пожалуйста, скажите Амелии, как она встанет, что я вернусь около полудня. - И он вывел Кева из комнаты, за ними следом отправился Лео.

Как только они покинули апартаменты и оказались в коридоре, Роан отпустил руку Кева и повернулся к нему лицом. Проведя рукой сквозь волосы, Роан спросил с легким недовольством:

- Чего ты надеялся добиться, убив доктора Уин?

- Удовольствия.

- Ты бы его получил, сомнений нет. Однако, Уин довольной не казалась.

- Зачем Хэрроу здесь? - спросил Кев свирепо.

- Я могу на это ответить, - сказал Лео, прислонившись к стене с легкой небрежностью. - Хэрроу хочет лучше познакомиться с Хатауэями. Так как они с моей сестрой… близки.

Кев внезапно ощутил противную тяжесть в желудке, будто проглотил пригоршню речных камней.

- Что ты имеешь в виду? - спросил он, хотя уже знал ответ. Уин так воздействовала на мужчин, что те, как один, влюблялись в неё.

- Хэрроу - вдовец, - сказал Лео. - И довольно славный малый. Больше всего привязан к своей клинике и пациентам. Но он - опытный мужчина, много путешествующий, и чертовски богатый. И коллекционирует красивые вещи. Доктор - знаток прекрасного.

От остальных двоих не ускользнул сокрытый за словами смысл. Уин будет изысканным дополнением к коллекции прекрасных вещиц.

Как ни трудно было задать следующий вопрос, Кев заставил себя это сделать.

- Он нравится Уин?

- Не думаю, что Уин знает, сколько в её чувствах благодарности, а сколько - настоящей привязанности, - Лео подчеркнуто посмотрел на Кева. - Есть парочка вопросов, которые ей ещё надо решить для себя

- Я поговорю с ней

- На твоём месте я бы этого не делал. Пока она чуток не остынет. Ты, пожалуй, рассердишь её.

- Почему? - спросил Кев, размышляя - ни поведала ли она по секрету своему брату о событиях прошлой ночи.

- Почему? - рот Лео скривился. - Передо мной такое множество поразительных вариантов, что я в затруднении, не знаю с чего же начать. Если забыть о событиях этого утра, как насчет того, что ты никогда ей не писал?

- Писал, - ответил с негодованием Кев.

- Одно письмо, - признал Лео. - Отчёт по хозяйству. Она мне его показала, как ни удивительно. Как же забыть возвышенную прозу, которой написано об удобрении поля возле восточных ворот? Я тебе скажу, та часть об овечьем навозе едва не вышибла из меня слезу, это было так сентиментально и…

- О чём же, по её мнению, я должен был написать? - поинтересовался Кев.

- Не трудитесь объяснять, милорд, - вступился Кэм, едва Лео открыл рот. - Цыганам не свойственно выражать на бумаге свои личные мысли.

- Цыганам, также, не свойственно управлять имением и руководить бригадой рабочих и фермерами-арендаторами, - заметил Лео. - Но он справился с этим, не так ли? - язвительно улыбнулся Лео угрюмому выражению Кева. - По всей вероятности, Меррипен, из тебя выйдет куда лучший владелец поместья, чем из меня. Взгляни на себя… Разве ты одеваешься как цыган? Ты проводишь свои дни, развалившись у бивачного огня, или детально изучаешь бухгалтерские книги имения? Ты спишь на улице, на жесткой земле, или в доме, в приличной кровати с периной? Разве ты по-прежнему говоришь, как цыган? Нет, ты утратил свой акцент. Ты похож…

- На что ты намекаешь? - грубо прервал Кев.

- Лишь на то, что с тех пор, как ты попал в эту семью, ты то и дело идешь на компромиссы. Ты сделал, всё что требовалось, чтобы быть рядом с Уин. Так что не будь чёртовым лицемером и не строй из себя эдакого цыгана, когда у тебя наконец появилась возможность… - Лео остановился и закатил к небу глаза. - Господи. Это слишком, даже для меня. А я думал, что привык к драмам. - Он кисло посмотрел на Роана. - Потолкуй с ним. Я пойду выпью чаю.

Он вернулся в апартаменты, оставив их в коридоре.

- Я не писал об овечьем навозе, - проворчал Кев. - Речь шла о другом виде удобрителя.

Роан безуспешно пытался подавить усмешку.

- Что бы там ни было, phral, слова «удобритель» следует, по всей вероятности, избегать в письмах к леди.

- Не называй меня так.

Роан пошёл по коридору.

- Пойдем со мной. У меня на самом деле есть к тебе поручение.

- Меня это не интересует.

- Это опасно, - уговаривал Роан. - Возможно, придется кое-кого поколотить. Может, даже развязать драку. Ах… я знал, что это тебя непременно убедит.

Одна из особенностей Кэма Роана, которая раздражала Кева, было упорство, с каким он пытался разузнать о татуировке. Он два года бился над этой тайной

Несмотря на массу обязанностей, которые он на себя взвалил, Роан никогда не упускал случая глубже покопаться в этом деле. Он упорно искал своё племя, выспрашивая сведения у всех проходящих vardo и наведываясь в каждый цыганский табор. Но, казалось, будто бы племя Роана исчезло с лица земли, или, по крайней мере, отправилось на другую её сторону. Могло так статься, что он и не отыщет его - племя вольно путешествовать как угодно далеко, и не было никакой гарантии, что они вообще вернутся в Англию.

Роан выискивал записи о браке, рождении и смерти, чтобы обнаружить хоть малейшее упоминание о своей матери, Соне, или о себе. И до сих пор не нашел. Он к тому же консультировался у эксперта по геральдике и у ирландских историков, чтобы узнать возможное значение символа pooka. Всё что они смогли - это выудить хорошо знакомые легенды об ужасном коне: что тот говорил на человеческом языке, что являлся среди ночи и звал вас пойти вместе с ним, и вы никогда не могли отказаться. А когда вы уходили вместе с ним, то, если были в состоянии пережить скачку, возвращались уже, навсегда став другим человеком.

Кэму не удавалось найти и вразумительной связи между фамилиями Роан и Меррипен, которые были распространены среди цыган. Поэтому последним ходом Роана был поиск племени Кева, или кого-то, кто знал о племени.

Понятно, что Кев был противником этого плана, который Роан ему раскрыл по дороге к конюшне отеля.

- Они оставили меня, приняв за мертвого, - сказал Кев. - И ты хочешь, чтобы я помог тебе их найти? Если я кого из них увижу, особенно rom baro, убью голыми руками.

- Отлично, - спокойно заявил Роан. - Как только они поведают нам о татуировке.

- Всё, что они скажут, я уже тебе рассказал - это знак проклятия. И если ты когда-нибудь узнаешь его значение…

- Да, да, я понял. Мы обречены. Но, если я ношу на руке проклятие, Меррипен, я хочу об этом знать.

Кев одарил его взглядом, который должен был убить его на месте. Он остановился на углу конюшен, где пробойники (3), клещи, и напильники были аккуратно сложены на полках.

- Я не иду. Тебе придется без меня искать моё племя.

- Ты нужен мне, - возразил Роан. - Во-первых, место, куда мы направляемся - это kekkeno mushespuv.

Кев недоверчиво уставился на него. Kekkeno mushes puv, в переводе - «ничейная земля», запущенная долина, что раскинулась на ближнем к графству Суррей берегу Темзы. Открытый, грязный участок земли кишел истрёпанными палатками, несколькими ветхими vardos, дикими псами, и почти дикими цыганами. Но не это представляло настоящую опасность. Тут была другая, нецыганская группа, называемая Chorodies, отпрыски негодяев и изгоев, в основном англичан по происхождению. Chorodies были по-настоящему мерзкими, грязными и свирепыми, без традиций и манер. Пройти в любом месте недалеко от них все равно, что напросится на нападение или ограбление. Трудно представить более опасное место в Лондоне, не считая нескольких притонов Истсайда.

- Почему ты думаешь, что кто-то из моего племени может быть в таком месте? - спросил Кев, немало потрясённый этой идеей. Конечно, даже под руководством rom baro, они бы не пали так низко.

- Не так давно я встретил chal из племени Бозвил. Он сказал, что его младшая сестра, Шури, когда-то давным-давно вышла замуж за твоего rom baro, - Роан пристально посмотрел на Меррипена. - Кажется, история того, что с тобой случилось, обошла всех цыган.

- Не понимаю почему, - пробормотал Кев, чувствуя, что задыхается. - Это же не важно.

Роан небрежно пожал плечами, изучая лицо Кева.

- Цыгане заботятся о своих. Ни одно племя не оставит раненого или умирающего мальчика, независимо от обстоятельств. И очевидно это проклятьем легло на племя rom baro… Удача отвернулась от них, и большинство из них разорилось. Правосудие оказалось на твоей стороне.

- Я никогда не заботился о правосудии, - Кев был слегка удивлён, как заскрипел его голос.

Роан заговорил со спокойным пониманием.

- Странная штука - жизнь, да?… Цыган без племени. Не важно, как упорно ты ищешь, можешь никогда не найти дома. Потому как для нас дом - это не здание, или платка, или vardo… дом - это семья.

Кев с трудом посмотрел в глаза Роану. Слова резали слишком близко к сердцу. За все время, что он знал Роана, Кев никогда до сей поры не ощущал с ним родства. Но Кев больше не мог игнорировать тот факт, что у них было чересчур много общего, чертовски много. Они - двое чужаков, и в их прошлом - куча вопросов, оставшихся без ответа. И их обоих притянуло к Хатауэям, и оба они обрели с ними дом.

- Я отправлюсь с тобой, чёрт возьми, - грубо произнес Кев. - Но лишь потому, что знаю, что сделает со мной Амелия, если я позволю чему-либо случиться с тобой.


Примечания:


(1) Сэвил-Роу- торговая улица в Мейфэре, которая славится пошивом костюмов на заказ.

(2) Тонкая разница между пошивом на заказ (bespoke) и «сделанным по мерке» (made to measure) во многом определяет качество и индивидуальность костюма. Bespoke кроится на конкретного человека, в зависимости от его комплекции и ощущений, точно соответствует фигуре и характеру. Пошив «сделанный по мерке» означает, что стандартная выкройка подгоняется к меркам заказчика, насколько это возможно. Даже если «сделанный по мерке» пошив осуществляется полностью вручную по всем правилам портновского ремесла, ему, естественно, будет недоставать индивидуальности заказного ("Bespoke") костюма.

(3) Инструмент для очистки копыт.


Глава 10 (перевод: mshush, бета-ридинг: Оксана-Ксю, Аквитти)


Где-то в Англии весна наверняка накрыла землю изумрудным покрывалом из распустившихся бархатистых цветов на живых изгородях. Где-то небо было синее, а воздух сладким. Но не на ничейной земле, где дым из множества дымоходных труб накрыл город желтым туманом, через который едва мог пробиться дневной свет. На этой бесплодной земле всюду была грязь, и царствовали страдания. Это место находилось приблизительно в четверти мили от реки и граничило с холмом с одной стороны и железной дорогой с другой.

Кев был мрачным и тихим, пока он и Роан вели своих лошадей через Цыганский лагерь. Палатки были беспорядочно разбросаны по всей территории, а перед входами в «жилища» сидели мужчины и стругали чеку или плели корзины. Кев слышал, как несколько мальчишек кричат друг на друга. Как только он обогнул палатку, то увидел небольшую группу людей, собравшихся в круг, в центре которого шла борьба. Мужчины сердито выкрикивали указания и одновременно угрозы мальчикам, словно они были жалкими, выдрессированными животными.

Остановившись в стороне, Кев уставился на мальчиков, в то время как яркие картины его детства вспыхнули перед его глазами. Боль, насилие, страх… И самое ужасное: гнев цыганского rom baro (цыганского Баро - можно опустить rom baro), который непременно бы побил Кева после бойни, если бы тот проиграл. И даже если бы выиграл, свалив окровавленного и разбитого мальчика на землю, не было бы никакой награды. Оставалась только сокрушительная вина за то, что он причинил боль тому, кто не сделал ему ничего плохого.

- В чем дело? - ревел baro, обнаружив плачущего Кева, вжимавшегося в угол комнаты, после того как он снова избил мальчика, который умолял его остановиться. - Ты жалкая, сопливая собака! Вот, что я тебе дам, - его обутая нога больно врезалась Кеву в бок, задев ребро, - за каждую слезу, которую ты прольешь. Какой идиот стал бы плакать лишь оттого, что победил? Плачешь потому, что делаешь то, на что только и способен? Я вышибу из тебя доброту и мягкость, огромный хныкающий недоносок!

Он не переставал бить Кева, пока тот не терял сознание. В следующий раз, избивая кого-то, Кев уже не чувствовал вины. Он ничего не чувствовал.

Кев не знал, что замер и тяжело дышал, пока Роан не заговорил с ним мягко:

- Пойдем, phral.

Оторвав пристальный взгляд от мальчиков, Кев увидел сострадание и понимание в глазах другого человека. Темные воспоминания отступили и рассеялись. Кев коротко кивнул и пошел за ним.

Роан останавливался у двух или трех палаток и спрашивал, где можно найти женщину по имени Шури. Ответы были сдержанными. Как и ожидалось, цыгане отнеслись к Роану и Кеву с очевидным подозрением и любопытством. Цыганский диалект этого табора был трудно восприимчив, потому что составлял смесь старо-цыганского языка и так называемого «местного говора ремесленников», который употребляли городские цыгане.

Кеву и Роану указали на небольшую палатку, где взрослый парень сидел у входа на опрокинутом ведре и вырезал пуговицы маленьким ножом.

- Мы ищем Шури, - сказал Кев на старо-цыганском языке.

Парень посмотрел через плечо на палатку.

- Mainl, - позвал он, - здесь двое мужчин хотят видеть тебя. Цыгане, одетые как gadjos.

Женщина с необычной внешностью появилась у входа. Ростом не более пяти футов, она была полной и с круглой головой. Её лицо было темное и морщинистое, глаза черные и блестящие. Кев тут же узнал ее. Это была без сомнения Шури, которой едва исполнилось шестнадцать, когда она вышла замуж за baro. Кев оставил табор незадолго до этого.

Годы не пощадили ее. Когда-то она была поразительно красивой, но тяжелая жизнь преждевременно состарила ее. Хотя она и Кев были приблизительно одного возраста, разница между ними могла бы быть в двадцать лет вместо настоящих двух.

Сначала она смотрела на Кева без особого интереса, но затем глаза ее расширились и скрюченные руки взметнулись в инстинктивном жесте, словно она хотела защититься от злого призрака.

- Кев… - выдохнула она.

- Здравствуй, Шури, - с трудом проговорил он, сопровождая свои слова приветствием, которым он не пользовался с самого детства. - Droboy tume Romale.

- Ты не призрак? - спросила она у него.

Роан с тревогой посмотрел на Меррипена.

- Кев? - повторил он. - Это твое имя в таборе?

Кев проигнорировал его вопрос.

- Я не призрак, Шури. - Он уверенно улыбнулся ей. - Если бы я был призраком, разве вырос бы я так с нашей последней встречи?

Она встряхнула головой, ее глаза подозрительно прищурились.

- Если это на самом деле ты, покажи мне свою метку.

- А нельзя ли сделать это внутри?

Она долго колебалась, прежде чем с неохотой кивнула, пропустив Кева и Роана в палатку. Кэм задержался у входа, чтобы поговорить с парнем.

- Проследи за тем, чтобы лошадей не украли, - велел он, - и я дам тебе полкроны.

Он не был уверен, будут ли лошади в большей опасности рядом с Chorodies или цыганами.

- Да, kako, - кивнул парень, употребив уважительное обращение к взрослым мужчинам.

С сожалением улыбнувшись, Кэм вошел вслед за Меррипеном в палатку.

Палатка была сконструирована из толстых прутьев, которые были воткнуты в землю и согнуты к верху, где с другими укрепляющими прутьями были схвачены бечевкой. Все это было затянуто грубой коричневой тканью, которая крепилась к каждому ребру незамысловатой конструкции. Внутри не было ни стульев, ни стола. Для цыган пол служил двум целям: на нем спали и готовили пищу. В углу громоздилась куча утвари: кружки, чайники, котелки, доски для нарезания хлеба; а также недалеко от всего этого лежал небольшой соломенный тюфяк, покрытый тканью. Палатка изнутри отапливалась коксовым огнем, который пылал внутри трехногой кастрюли.

Пройдя за Шури, Кэм уселся у горящей кастрюли, скрестив ноги по-турецки. Он подавил усмешку, так как Шури все еще настаивала на том, чтобы увидеть татуировку Меррипена, который взглянул на Кэма страдальческим взглядом. Будучи сдержаным и замкнутым, Меррипен, скорее всего, содрогался внутри от необходимости раздеться перед ними. Но он стиснул зубы, стащил с себя сюртук и расстегнул жилет.

Вместо того чтобы полностью снять с себя рубашку, он распахнул ворот и позволил ткани сползти вниз настолько, насколько было необходимо, чтобы обнажить плечи и верхнюю часть спины. Под мерцающей как медь кожей играли бугры мышц. Татуировка, как и прежде, производила на Кэма сегка ошеломляющее впечатление, ведь он никогда прежде не видел ее ни у кого, кроме себя и на том же месте.

Бормоча что-то на старо-цыганском, употребляя несколько слов, которые походили на Санскрит, Шури шагнула Кеву за спину, чтобы взглянуть на татуировку. Опустив голову, Меррипен дышал спокойно и тихо.

Веселье Кэма улетучилось, когда он увидел лицо Меррипена, которое почти ничего не выражало за исключением хмурого неодобрения. Для Кэма было бы большим облегчением и удовольствием встретиться с кем-то из его прошлого. Однако для Меррипена такой случай обернулся настоящим страданием. Но он переносил это со стоической выносливостью, которая тронула Кэма. И он обнаружил, что ему не нравится видеть, как Меррипен становится таким уязвимым.

Взглянув на метку лошади из ночных кошмаров, Шури отошла и жестом показала Кеву, чтобы он оделся.

- Кто этот мужчина? - спросила она, кивнув в сторону Кэма.

- Один из моих kumpania, - промямлил Меррипен. Это слово означало клан, группу людей, которых могли связать не обязательно семейные узы. Поправляя и застегивая одежду, Меррипен резко спросил: - А что случилось с табором, Шури? Где цыганский baro?

- Покоится в земле, - ответила женщина без малейшего уважения к своему покойному мужу. - Многие ушли из табора. После того, как они увидели, что он сделал с тобой, Кев… заставил нас оставить тебя полуживого. Никто не хотел следовать за ним. Gadjo, наконец, его повесили, когда поймали за то, что он делал wafodu luvvu.

- Что это такое? - спросил Кэм, не в состоянии понять ее слова из-за акцента.

- Фальшивые деньги, - пояснил Меррипен.

- Перед этим, - продолжила Шури, - baro пытался заставить некоторых младших мальчиков заняться asharibe, зарабатывать деньги на ярмарках и на лондонских улицах. Но никто из них не мог драться как ты, а их родители не позволили бы baro зайти слишком далеко. - Её проницательные темные глаза повернулись к Кэму. - Муж называл Кева своим бойцовым псом, - сказала она. - Но о собаках заботились лучше, чем о нем.

- Шури, - пробормотал Меррипен, нахмурившись. - Ему не обязательно это знать…

- Мой муж хотел смерти Кева, - продолжила она, - но даже Баро не осмелился бы собственноручно убить его. Поэтому он морил мальчика голодом, втягивал во всякого рода драки, а потом не давал никаких повязок и мазей для лечения ран. Даже одеяла ему не давал, он спал только на соломенном тюфяке. Бывало, мы тайком приносили Кеву еду и лекарства, когда цыганский baro нас не видел. Но никто реально не мог защитить его, бедный мальчик. - В ее взгляде появился упрек, когда она обратилась к Меррипену. - А ведь тебе было трудно помогать. Ты только и делал, что рычал и огрызался. Ни слова благодарности, ни даже улыбки.

Меррипен молча отвернулся, застегивая последние пуговицы жилета.

Как хорошо, что Баро умер, с облегчением подумал Кэм, потому что он испытывал мощную потребность выследить ублюдка и прикончить его. И Кэму не понравилась критика Шури в адрес Меррипена. Не то, чтобы Меррипен был образцом очарования… Но после того, через какую бесчеловечную жестокость пришлось ему пройти, просто невероятно, что он был способен жить как нормальный человек.

Хатауэйи сделали гораздо больше, чем спасли жизнь Кева. Они спасли его душу.

- Почему ваш муж питал такую ненависть к Меррипену? - мягко спросил Кэм.

- Цыганский baro ненавидел все, что было связано с gadjo. Он говорил, что если хоть бы один из цыган пойдет за gadjo, он убьет его.

Меррипен резко посмотрел на нее.

- Но я - цыган.

- Ты poshram, Кев. На половину gadjo, полукровка. - Она улыбнулась его явному удивлению. - Ты никогда не подозревал об этом? Ты даже похож на белого. Твои черты лица: узкий нос, резкий подбородок.

Меррипен покачал головой, потеряв дар речи от услышанного.

- Черт возьми! - прошептал Кэм.

- Твоя мать вышла замуж за gadjo, Кев, - заговорила Шури. - Татуировка на тебе - это знак его семьи. Но твой отец оставил ее, как всегда и поступают все белые. И только мы решили, что ты умер, как baro сказал: «Нет, есть еще один».

- Еще один? - еле выдавил Кэм.

- Да. Брат. - Шури подошла к кастрюле и разворошила огонь, позволяя теплу распространиться по всей палатке.

Эмоции захлестнули Кэма. Он почувствовал ослепительный взрыв в своем перевернувшемся сознании, который выстроил все мысли в логический порядок. В то время как он всю свою жизнь считал, что совсем одинок в этом мире, был кто-то, в чьих жилах текла та же кровь, что и у него. Настоящий, родной брат! Кэм уставился на Меррипена, видя в его темно-кофейных глазах то, как он пытался осознать услышанное. Кэм не думал, что новость обрадует Меррипена так же, как его самого, но, черт побери, ему было все равно.

- Ваша бабушка заботилась об обоих мальчиках какое-то время, - пояснила Шури. - Но потом у нее появилась причина считать, что gadjo могут прийти и забрать детей. Возможно, даже убить. Поэтому она оставила у себя одного парнишку, а другого, Кева, послала в наш табор к его дяде Пову, цыганскому барону. Уверена, что ваша бабушка и не подозревала, как baro будет обращаться с мальчиком, иначе не послала бы его сюда. - Она посмотрела на Меррипена. - Она, вероятно, думала, что раз Пов сильный человек, он сумеет защитить тебя. Но он считал тебя мерзостью, отвратительным полук…

Она замолчала, задохнувшись от того, что Кэм, стянув сюртук и рубашку, показал ей свое предплечье. Чернильная татуировка Пуки резко выделялась на его коже.

- Я его брат, - сказал Кэм хриплым от волнения голосом.

Пристальный взгляд Шури перемещался от одного лица к другому.

- Да, я вижу, - наконец пробормотала она. - Это понятно не столько из-за сходства, это внутри. - Лукавая улыбка коснулась ее губ. - Devlesa avilan. Именно Бог помог вам найти друг друга и воссоединиться.

У Меррипена было другое мнение относительно того, кто или что воссоединило их вместе. Проигнорировав это, он коротко спросил:

- Ты знаешь имя нашего отца?

Шури посмотрела на него с сожалением.

- Baro никогда не упоминал его. Мне жаль.

- Нет, вы помогли достаточно, - успокоил ее Кэм. - Вы знаете что-нибудь о том, почему gadjo возможно хотели нас…

- Mami, - раздался голос парня снаружи. - Chorodies идут.

- Они хотят забрать лошадей, - бросил Меррипен, стремительно вскакивая со своего места. Он насыпал несколько монет в ладонь Шури. - Удачи тебе и здоровья, - на прощание пожелал он.

- Kushti bok, - ответила Шури, возвращая ему пожелания.

Кэм и Меррипен торопливо выскочили из палатки. Три профессиональных конокрада уже приближались. Со спутанными волосами, немытыми лицами, гнилыми зубами и зловоньем, которое задолго до их появления отравляло воздух, они больше походили на животных, чем на людей. Несколько любопытных цыган с безопасного расстояния наблюдали за ними. Было ясно, что никакой помощи от них не будет.

- Так, - тихо проговорил Кэм, - сейчас будет весело.

- Chorodies любят ножи, - сказал Меррипен, - но они не знают, как ими пользоваться. Оставь все это мне.

- Дерзай, - уступил Кэм.

Один из конокрадов говорил на непонятном Кэму диалекте, но он понял, что они зарятся на его лошадь, Пуку, который нервно следил за своим хозяином темными глазами и рыл землю копытом.

- Черт, - пробормотал Кэм.

Меррипен ответил мужчине несколькими непонятными словами. Как он и предсказал, Chorodie полез за спину и достал зубчатый нож. Меррипен, казалось, расслабился, но его пальцы сжались в кулак, и Кэм увидел, как он медленно готовится к нападению.

Мерзавец ринулся в атаку с резким криком, целясь Меррипену в живот, но тот быстро увернулся. С впечатляющей скоростью и ловкостью он схватил нападающую руку, вывел из равновесия конокрада, используя против него его же вес, и в мгновение ока повалил на землю, резко крутанув руку ублюдка. Послышался звук ломающейся кости, от чего все вздрогнули, даже Кэм. Chorodie завыл от боли. Выхватив нож из болтающейся руки, Меррипен бросил его Кэму, который инстинктивно поймал его. Меррипен сурово посмотрел на оставшихся двоих и холодно осведомился:

- Кто следующий?

Хотя слова и были произнесены на-английском, эти двое созданий поняли суть вопроса. Они убежали и даже не обернулись, оставив раненого товарища, который с громкими стонами старался отползти с места драки.

- Очень хорошо, phral, - произнес Кэм с восхищением.

- Мы уходим, - коротко бросил Меррипен. - Пока их больше не собралось.

- Поехали в таверну, - предложил Кэм. - Мне надо выпить.

Меррипен принял его предложение без слов. Хотя бы раз они сошлись во мнениях.


***


Таверна обычно представляла собой место отдыха для трудоголика, пристанище для праздного лодыря и прибежище для подавленного меланхолика. «Ад и ведро» находился в самом неприметном районе Лондона, который считался убежищем для преступников и приютом для алкоголиков. Это очень даже устраивало Кэма и Кева - два цыгана без опасений могли спокойно выпить. Пиво было хорошего качества, а разносчицы хоть и были неприветливы, зато на совесть выполняли свою работу, следя за тем, чтобы стаканы не пустели, а пол был чистым.

Кэм и Кев уселись за небольшой столик, освещавшийся подсвечником, вырезанным из репки, по бокам которого был разбрызган фиолетового цвета растаявший воск. Кев залпом выпил полкружки пива, а потом поставил ее на стол. Он редко пил что-то кроме вина, и то очень мало. Он не любил терять над собой контроль, а этого не избежать после употребления спиртного.

Кэм же осушил свою кружку. Он откинулся на спинку стула и посмотрел на Кева с легкой улыбкой.

- Я всегда удивлялся тому, что ты не умеешь пить спиртное, - заметил Кэм. - Цыган твоих размеров должен бы выпить четверть барреля(1) за раз. Но теперь обнаружив, что ты наполовину ирландец… это непростительно, phral. Мы должны поработать над твоими способностями выпивохи.

- Мы никому не будем говорить об этом, - мрачно сказал Меррипен.

- О том, что мы братья? - Кэм казалось, наслаждался тем, как вздрогнул Кев. - Не так уж и плохо быть наполовину gadjo, - мягко успокоил его Кэм и усмехнулся над выражением его лица. - Это ведь объясняет то, что мы, наконец, нашли место, где захотели остановиться, в то время как другие цыгане предпочитают вечно скитаться в поисках земли обетованной. Это в нас наша ирландская кровь заговорила…

- Ни… единого… слова! Даже семье! - процедил Кев.

Кэм немного расслабился.

- У меня нет секретов от жены.

- Даже ради ее же блага?

Кэм обдумывал его слова, глядя в даль через узкое окно таверны. Улица была полна торговцами, колеса их тележек грохотали по булыжной мостовой. Их крики густым смогом повисали в воздухе, завлекая покупателей. Продавали шляпные коробки, игрушки, спички, зонтики и метлы. На другой стороне улицы в окне мясного магазина виднелся темно-красный свежий кусок мяса.

- Ты думаешь, что семья нашего отца все еще хочет нас убить? - наконец спросил Кэм.

- Возможно.

Он рассеяно потирал то место, где была сделана татуировка Пуки.

- Надеюсь, ты понимаешь, что ни татуировка, ни секретность, ни наша разлука, ни наши другие имена, которые мы потом получили… Всего этого могло бы и не быть, если бы наш отец не был бы из знатного рода. Потому что в противном случае gadjo было бы наплевать на двух полукровок. Мне интересно, почему он бросил нашу мать. Мне интересно…

- Мне наплевать на все это!

- Я собираюсь еще раз проверить церковные записи. Может наш отец…

- Не надо. Пусть все остается, как есть.

- Оставить все как есть? - Кэм недоверчиво посмотрел на Кева. - Ты на самом деле хочешь отмахнуться от того, что мы сегодня узнали? Проигнорировать наше родство?

- Да, - последовал невозмутимый ответ.

Медленно покачав головой, Кэм взглянул на одно из золотых колец на пальцах. - После сегодняшнего, брат, я стал лучше тебя понимать. То, как ты…

- Не называй меня так.

- Представляю, что когда тебя растят как выдрессированное, жалкое животное, остается мало чувств, чтобы испытывать теплоту к человеческим существам. Я сожалею, что тебе повезло меньше, что именно тебя отправили к нашему дяде. Но это не должно останавливать тебя от того, чтобы жить полноценной жизнью и выяснить, наконец, кто ты такой.

- Выяснив, кто я такой, я не получу то, чего я хочу. И ничто не поможет.

- А чего ты хочешь? - осторожно поинтересовался Кэм.

Сурово сжав челюсть, Меррипен впился взглядом в Кэма.

- Ты даже не можешь заставить себя произнести это вслух? - вымолвил Кэм. Не получив ответа от упрямо молчавшего брата, Кэм потянулся к его пивной кружке. - Ты будешь допивать?

- Нет.

Кэм выпил оставшееся пиво за пару больших глотков.

- Знаешь, - поморщившись, заметил он, - было намного проще вести дела клуба, переполненного алкоголиками, заядлыми игроками, и разбираться с преступниками, нежели иметь дело с тобой и семьей Хатауэй. - Он положил кружку на стол, выждал немного и тихо спросил: - Ты что-нибудь подозревал об этом? Ты думал, что связь между нами может быть настолько крепкой?

- Нет.

- А я думал, глубоко в сердце. Я всегда знал, что не должен быть один на целом свете.

Кев вперил в него строгий взгляд.

- Это ничего не изменит. Мы не семья. И между нами нет никакой связи.

- Общая кровь все же имеет значение, - миролюбиво ответил Кэм. - И так как весь мой табор исчез, ты - все, что у меня есть, phral. Только попробуй избавиться от меня.

1.баррель = 159 литров (0,25 барреля = 40 литров)


Глава 11 (перевод: Jolie, бета-ридинг: Оксана-Ксю, вычитка: Akvitty)


Уин спускалась по главной лестнице гостиницы, в то время как один из лакеев семьи, Чарльз, шел позади нее.

- Осторожно, мисс Хатауэй, - предостерег он. - Один неверный шаг, и вы можете сломать себе шею.

- Спасибо, Чарльз, - сказала она, не замедляя шага. - Но не стоит волноваться.

Уин была достаточно осведомленной по части лестниц, пройдя много раз вверх и вниз по высоким ступеням клиники во Франции, что составляло часть ее ежедневной физической нагрузки. - Я должна предупредить тебя, Чарльз, что не сбавлю темпа.

- Да, мисс, - ответил он, сделав вид, что рассержен. Чарльз был немного полноват. Поэтому и не любил ходьбу. Хотя лакей был уже в возрасте, Хатауэи не желали отпускать его, пока он сам не решит уйти.

Уин воздержалась от улыбки.

- Только к Гайд-парку и обратно, Чарльз.

Едва они приблизились ко входу в гостиницу, Уин увидела, как высокая смуглая фигура пересекла вестибюль. Это был Меррипен, выглядевший унылым и растерянным, поскольку шел, сосредоточенно смотря вниз. Девушка не могла подавить дрожь удовольствия, которая возникла при взгляде на него, такого красивого, раздраженного и агрессивного, как животное. Мужчина приблизился к лестнице, посмотрел вверх, и выражение его лица изменилось, как только он увидел Уин. В глазах Меррипена пылал голод, затем ему удалось погасить его. Но та краткая, яркая вспышка заставила настроение Уин значительно улучшиться.

После той утренней сцены, когда Меррипен приревновал, Уин извинилась перед Джулианом. Доктор был больше удивлен, чем смущен. - Он действительно такой человек, каким ты его описала, - сказал Джулиан и печально добавил, -… и даже больше.

"Больше", это весьма подходящее слово, чтобы охарактеризовать Меррипена, подумала Уин. Он был чрезвычайно загадочным мужчиной. В данный момент он скорее походил на задумчивого злодея из любовного романа, которого всегда побеждает красавец-герой.

Осторожные взгляды, бросаемые группой леди на Меррипена в вестибюле, показали, что Уин была не единственной, кто считала его очаровательным. Модная одежда отлично сидела на нем. Мужчина носил элегантные костюмы без следа неловкости, словно меньше всего заботился о том, выглядит ли он как джентльмен или как докер. И, зная Меррипена, так оно и было.

Уин остановилась и стала, улыбаясь, ждать, пока мужчина подойдет к ней. Его пристальный взгляд прошелся по девушке, не пропуская ни одной детали простого розового прогулочного платья и соответствующего жакета.

- Теперь ты одета, - заметил Меррипен, как будто был удивлен тем, что она не выставила напоказ свою наготу прямо посреди вестибюля.

- Это прогулочный костюм, - ответила Уин. - Как видишь, я собираюсь немного пройтись.

- Кто тебя сопровождает? - спросил он, хотя видел, что рядом стоит лакей.

- Чарльз, - ответила Уин.

- И только? - Меррипен выглядел изумленным. - Ты нуждаешься в большей защите.

- Мы только пройдемся до Гайд-парка, - проговорила она спокойно.

- Женщина, ты не в своем уме? У тебя есть хоть какое-то представление, что может случиться с тобой в Гайд-парке? Там карманники, шулеры, мошенники и банды, готовые обобрать такого человека, как ты.

Вместо того чтобы обидеться, Чарльз горячо произнес:

- Возможно, мистер Меррипен прав, мисс Хатауэй. Это довольно далеко… и не ровен час…

- Ты желаешь присоединиться? - спросила Уин Меррипена.

Девушка решила, что он выскажет свое недовольство.

- Думаю, да, если в обратном случае ты собираешься прогуливаться пешком по улицам Лондона, искушая каждого преступника. - Он, нахмурившись, посмотрел на Чарльза. - Тебе нет необходимости идти с нами. Я не желаю присматривать и за тобой тоже.

- Да, сэр, - с благодарностью ответил лакей и начал подниматься по лестнице с бульшим энтузиазмом, чем когда спускался вниз.

Уин дотронулась до руки Меррипена и почувствовала, как напряжены мускулы мужчины. Что-то очень сильно его расстроило, поняла она. И намного больше, чем ее одежда или предполагаемая прогулка по Гайд-парку.

Они вышли из отеля, и Кев легко подстроил свои размашистые шаги под ее проворные. Настроение у Уин было легкомысленным и веселым.

- Как прохладен и свеж сегодня воздух.

- Он загрязнен угольным дымом, - ответил Меррипен, обводя ее вокруг лужи, как будто если она промочит ноги, это может стать причиной смертельной болезни.

- Действительно, я чувствую сильный запах дыма от вашего пальто. И не табачного. Куда ты и мистер Роан ездили этим утром?

- В цыганский табор.

- Зачем? - настаивала Уин. От Меррипена невозможно отделаться краткостью, но также трудно вытянуть из него хоть что-нибудь.

- Роан думал, что мы могли найти там кого-то из моего табора.

- И вы нашли? - тихо спросила она, зная, что это очень чувствительный вопрос.

Под ее рукой мускулы Меррипена напряглись.

- Нет.

- Да, вы нашли. Я могу сказать, что ты погружен в раздумья.

Меррипен посмотрел на нее и понял, насколько хорошо она его знает. Он вздохнул.

- В моем таборе была девушка по имени Шури…

Уин ощутила острую боль ревности. Девушка, которую он знал и никогда не упоминал. Возможно, Меррипену она была небезразлична.

- Мы нашли ее сегодня в таборе, - продолжил мужчина. - Женщину с трудом можно узнать. Когда-то она была очень красивой, но сейчас выглядит намного старше своего возраста.

- О, очень жаль, - сказала Уин, пытаясь казаться искренней.

- Ее муж, rom baro, был моим дядей. Он…не очень хороший человек.

Это было полной неожиданностью, учитывая состояние, в котором находился Меррипен, когда Уин впервые встретила его.

Раненый, брошенный и такой неистовый, словно он жил как дикое животное.

Уин почувствовала сострадание и нежность. Женщина хотела, чтобы они оказались в уединенном месте, где она могла бы уговорить Кева рассказать ей все. Уин хотела обнять его, но не как любовника, а как друга. Несомненно, многие люди сочли бы смешным, что она могла чувствовать себя защищенной рядом с таким человеком. Но, несмотря на твердый и непроницаемый взгляд, Меррипен обладал редкой глубиной чувств. Она знала это. И также была уверена, что он будет отрицать это до самой смерти.

- Мистер Роан спросил Шури о своей татуировке? - спросила Уин. - Сказал, что она идентична твоей?

- Да.

- И что же Шури ответила?

- Ничего. - Слишком поспешно ответил мужчина.

Пара уличных торговцев, один из которых нес охапки кресс-салата, а другой - зонтики, с надеждой приблизились к ним. Но один только гневный взгляд Меррипена заставил их отступить, и мужчины попытались перейти на другую сторону улицы, преграждая путь движущимся каретам, телегам и лошадям. Уин ничего не говорила около минуты или двух, только держала его под руку, поскольку он вел ее вдоль возмущенных торговцев, говоря при этом: "Не наступай сюда", или "Иди сюда", или "Ступай осторожнее", словно шагая по изломанному и неровному тротуару можно получить серьезную травму.

- Кев, - в конце концов, запротестовала она. - Я не хрупкая.

- Знаю.

- Тогда, пожалуйста, не относись ко мне так, как будто я сломаюсь при первой же неудаче.

Меррипен немного поворчал что-то насчет улиц, не достаточно хороших для нее. Они были слишком неровными. Чрезмерно грязными.

Уин не могла сдержать смех.

- Ради Бога. Если бы эта улица была вымощена золотом, и ангелы подметали ее, ты все равно сказал бы, что здесь слишком неровно и грязно. Ты должен избавиться от привычки защищать меня.

- Я буду делать это, пока жив.

Уин замолчала, затем сжала его руку еще крепче. Страсть, скрытая под этими простыми и честными словами, наполнила душу девушки удовольствием. Как легко Меррипен мог дотронуться до самой глубины ее сердца.

- Не нужно возносить меня на пьедестал, - наконец произнесла она.

- Это не так. Ты… - Но он вдруг замолчал и покачал головой, словно был отчасти удивлен тем, что сказал. Все, что произошло в тот день, пошатнуло самоконтроль Меррипена.

Уин обдумывала, что могла сказать Шури. Что-то о родстве между Кэмом Роаном и Меррипеном…

- Кев. - Уин снизила темп, вынуждая его также замедлить шаг. - Перед тем как я уехала из Франции, мне в голову пришла идея, что те татуировки, очевидно, свидетельствуют о близком родстве между тобой и мистером Роаном. Пока я была больна, то мало что делала, кроме наблюдения за людьми, окружающими меня. И замечала вещи, на которые никто не обращал внимания, не воспринимал их и не обдумывал. И я всегда была особенно чувствительна к тебе. - Ощутив быстрый косой взгляд, Уин поняла, что ему это не понравилось. Он не хотел, чтобы его понимали или наблюдали за ним. Меррипен желал оставаться в безопасности своего одиночества.

- И когда я встретила мистера Роана, - продолжила Уин небрежным тоном, как будто они вели заурядный разговор, - то была поражена необычайным сходством между вами. Наклон головы, полуулыбка… как он жестикулирует руками… все так же, как делаешь ты. И подумала, что не буду удивлена, если однажды узнаю, что вы двое… братья.

Меррипен замер. Он повернулся и посмотрел на нее, остановившись прямо посреди улицы так, что остальным пешеходам пришлось обходить их, ворча о том, что они заблокировали общественную дорогу. Уин взглянула в его темные глаза и невинно пожала плечами. Она ждала ответа.

- Немыслимо, - резко сказал он.

- Невероятные вещи случаются все время, - ответила Уин. - Особенно в нашей семье. - Она продолжала смотреть на него, словно изучая.

- Это правда, не так ли? - удивилась девушка. - Он твой брат?

Кев колебался. Он прошептал это так тихо, что Уин с трудом его расслышала.

- Младший брат.

- Я рада за тебя. За вас обоих. - Она улыбалась ему нерешительно, пока он не ответил.

- А я нет.

- Когда-нибудь будешь.

Через миг мужчина взял ее под руку, и они продолжили путь.

- Если ты и мистер Роан - братья, - сказала Уин, - тогда ты наполовину gadjo. Как и он. Ты жалеешь об этом?

- Нет, я… - Меррипен сделал паузу, чтобы обдумать открытие, -…не настолько удивлен, как следовало бы. Я всегда чувствовал, что цыган и… никто другой.

Но Уин поняла то, чего он не сказал. В отличие от Роана, он не желал ничего менять, так как все еще не считал себя полностью реализованным.

- Ты собираешься поговорить об этом с семьей? - тихо спросила она. Зная Меррипена, она думала, что он бы предпочтет хранить информацию, пока сам не сделает выводы.

Мужчина покачал головой.

- Вначале нужно получить ответы на некоторые вопросы. Включая тот, почему gadjo, который породил нас, хотел убить.

- Хотел убить? О Боже, почему?

- У меня есть предположение, что главной причиной является наследство. У gadjos это обычно связано с деньгами.

- Как прискорбно, - сказала Уин, сильнее сжав его руку.

- И у меня есть причина.

- У тебя также есть основание быть счастливым. Сегодня ты нашел брата. И обнаружил, что наполовину ирландец.

Это вызвало у него возглас изумления.

- Это должно сделать меня счастливым?

- Ирландцы - замечательный народ. И я вижу это в тебе: страсть к земле, твое упорство…

- Моя любовь к хорошей ссоре.

- Да. Что ж, возможно, тебе следует продолжать подавлять эту черту.

- Будучи наполовину ирландцем, - произнес он, - я должен уметь хорошо пить.

- И быть намного более общительным.

- Я предпочитаю говорить тогда, когда мне есть что сказать.

- Хммм. Это не характерно ни для ирландца, ни для цыгана. Возможно, в тебе есть еще какая-то часть, которую мы пока не идентифицировали.

- Боже мой. Я надеюсь, что нет. - Говоря это, он улыбался. И Уин почувствовала теплую волну наслаждения, распространяющуюся по всему ее телу.

- Твоя первая настоящая улыбка, которую я увидела, с тех пор как вернулась, - произнесла она. - Тебе следует чаще это делать, Кев.

- Правда? - тихо спросил он.

- О да. Это полезно для здоровья. Доктор Харроу говорит, что его веселые пациенты имеют тенденцию выздоравливать намного быстрее, чем недовольные.

Упоминание о Джулиане заставило неуловимую улыбку Меррипена исчезнуть.

- Рэмзи говорит, что вы с ним стали очень близки.

- Доктор Харроу - друг, - призналась Уин.

- И только?

- Да, пока. Ты бы стал возражать, если бы он начал ухаживать за мной?

- Конечно, нет, - пробормотал Меррипен. - По какому праву я должен возражать?

- Ни по какому. Если ты, конечно, не предъявишь свои права, чего ты не сделаешь.

Она почувствовала внутреннюю борьбу Кева, который хотел что-то сказать. Борьба, которую он проиграл, поскольку резко произнес:

- Для меня не свойственно отказывать тебе в пище, если этого требует твой аппетит.

- Ты сравниваешь доктора Харроу с едой? - Уин пыталась сдержать улыбку удовлетворения. Маленькая демонстрация ревности была бальзамом для души. - Уверяю тебя, что он не во всем мягок. У него богатый внутренний мир.

- Он - бледнолицый gadjo с водянистыми глазами.

- Джулиан очень привлекателен. И его глаза не водянистые.

- Ты позволяла ему целовать тебя?

- Кев, мы находимся на людной оживленной улице.

- Позволяла?

- Однажды, - призналась Уин и ждала, поскольку он обдумывал информацию. Меррипен бросал сердитые взгляды на тротуар перед собой. Когда стало очевидно, что он не собирается что-либо говорить, Уин добровольно высказалась, - это был жест привязанности.

Ответа не последовало.

Упрямый вол, подумала девушка с раздражением.

- Это не было похоже на твои поцелуи. И мы никогда… - Она почувствовала, что краснеет. - Мы никогда не делали ничего подобного тому, что ты и я…той ночью…

- Мы не будем обсуждать это.

- Почему мы можем обсуждать поцелуи доктора Харроу, но не твои?

- Потому что мои не ведут к ухаживанию.

Это причинило Уин боль. Это также озадачило и обидело девушку. Еще до того, как все это было произнесено, Уин намеревалась спросить у Меррипена, почему он не добивается ее. Но не здесь и не сейчас.

- Хорошо, у меня действительно есть шанс выйти замуж за доктора Харроу, - сказала она, пытаясь говорить прагматичным тоном. - И в мои годы я должна рассмотреть любую перспективу брака весьма серьезно.

- В твои годы? - усмехнулся он. - Тебе только двадцать пять.

- Двадцать шесть. И даже в двадцать пять меня считали старой. Я потеряла несколько лет - возможно лучших - из-за своей болезни.

- Ты сейчас красивее, чем когда-либо. Любой человек просто безумец или слепой, если не захотел бы тебя. - Комплимент не был сделан вежливо, но с мужской искренностью, которая усилила ее румянец.

- Спасибо, Кев.

Он окинул ее осторожным взглядом.

- Ты хочешь выйти замуж?

Своевольное предательское сердце Уин сделало несколько крайне взволнованных глухих ударов, потому что сначала она подумала, что Меррипен спросил: "Ты хочешь выйти замуж за меня?" Но нет, он просто интересовался мнением относительно брака так же, как ее отец-ученый сказал бы: "концептуальная структура с потенциалом для реализации".

- Да, конечно, - произнесла Уин. - Я хочу детей, чтобы любить их, мужа, чтобы состариться вместе с ним. Я хочу семью.

- И Харроу говорит, что все это теперь возможно?

Уин долго колебалась.

- Да, полностью.

Но Меррипен знал ее слишком хорошо.

- Чего ты не договариваешь?

- Я чувствую себя достаточно хорошо, чтобы сделать что-нибудь и для себя, - твердо сказала она.

- Что он…

- Я не хочу говорить об этом. У тебя есть свои запретные темы, у меня - свои.

- Но я все равно узнаю, - спокойно проговорил он.

Уин проигнорировала это, бросив пристальный взгляд на парк перед ними. Ее глаза расширились, поскольку она увидела кое-что, чего там не было, когда она уезжала во Францию… огромное, великолепное здание из стекла и чугуна.

- Это Хрустальный дворец? О, должно быть так и есть. Он так красив - намного больше, чем на гравюрах, которые я видела.

Строение, которое занимало площадь более чем в девять акров, вмещало международную выставку искусства и науки, названную Великой. Уин читала об этом во французских газетах, которые, кстати, считали эту экспозицию одним из величайших чудес света.

- Как долго это строили? - спросила она; ее шаг ускорился, как только они подошли к сверкающему зданию.

- Чуть меньше месяца.

- Ты был внутри? Видел выставки?

- Я был там однажды, - ответил Меррипен, улыбаясь ее пылу. - И видел несколько выставок, но не все. Потребовалось бы дня три, а то и больше, чтобы это осмотреть.

- Куда ты ходил?

- В основном, на выставки машин.

- Мне бы хотелось увидеть хоть маленькую часть всего этого, - сказала Уин, задумчиво наблюдая за толпами посетителей, выходящих и входящих в здание. - Ты не хочешь посетить выставку?

- Тебе не хватит времени, чтобы осмотреть хоть что-то. Уже полдень. Я приведу тебя завтра.

- Сейчас. Пожалуйста. - Она нетерпеливо потянула его за руку. - О, Кев, не говори «нет».

Когда Меррипен посмотрел на нее, он был так красив, что у нее засосало под ложечкой.

- Как я могу сказать тебе «нет»? - Тихо спросил мужчина.

Потом они подошли к высокому арочному входу в Хрустальный дворец, и Меррипен заплатил шиллинг с каждого за вход. Уин в благоговении смотрела на все, что окружало ее. Движущей силой в организации выставки промышленного дизайна был принц Альберт, человек чрезвычайно просвещенный. Согласно небольшой печатной карте, которую им выдали вместе с билетами, здание состояло из более чем тысячи чугунных колонн и трехсот тысяч оконных стекол. Некоторые части были достаточно высоки, чтобы вместить взрослые деревья вяза. В общей сложности, здесь оказалось около ста тысяч экспозиций со всего мира.

Выставка была важной как в социальном плане, так и в научном. Она обеспечила возможность легко собрать под одной крышей людей всех классов и сословий, что случалось крайне редко. В здании было немало посетителей, все были по-разному одеты.

Хорошо одетые люди ждали в трансепте или центральной части Хрустального Дворца. Ни один из них, казалось, не интересовался выставкой.

- Чего все эти люди ждут? - спросила Уин.

- Ничего, - ответил Меррипен. - Они здесь только для того, чтобы их увидели. Когда я прежде был здесь, тут была такая же группа. Они не посещают ни одну из выставок. А просто стоят там и любуются.

Уин засмеялась.

- Хорошо, должны ли мы стоять поблизости и делать вид, что восхищаемся ими или посмотрим на что-то действительно интересное?

Меррипен вручил ей небольшую карту.

После тщательного изучения списка выставок и показов, Уин решительно сказала:

- Ткани и текстиль.

Он проводил девушку через переполненный стеклянный вестибюль в зал удивительных габаритов. Повсюду были слышны звуки ткацких станков и оборудования, везде лежали кипы ковров, уложенных вокруг комнаты и в центре. Ароматы шерсти и красок сделали воздух резким и слегка колючим. Ткани из Киддерминстера, Америки, Испании, Франции, Востока заполнили комнату всеми оттенками радуги, разнообразием фактуры… натуральная ткань, ворсистая с узлами и с укороченным ворсом, вязаная крючком, махровая, украшенная вышивкой и тесьмой… Уин сняла свои перчатки и провела руками по великолепным изделиям.

- Меррипен, посмотри на это! - воскликнула она. - Это уилтонский ковёр. Похож на брюссельский, но ворс сострижен. Как бархат, не так ли?

Продавец, который стоял поблизости, сказал:

- Уилтон становится намного более доступным по цене теперь, когда мы в состоянии производить изделия на паровых ткацких станках.

- Где находится фабрика? - поинтерресовался Меррипен, проводя рукой по мягкому ковровому ворсу. - Киддерминстер, я предполагаю?

- Да. А другая в Глазго.

Пока мужчины разговаривали о производстве ковров на новых станках, Уин прошла дальше вдоль рядов с образцами. Здесь было много машин, различных размеров и сложности; некоторые сделаны для того, чтобы только ткать, другие - вышивать рисунки, третьи - скручивать шерсть в пряжу. Одна из них использовалась для демонстрации того, как в будущем механизируют набивку матрасов и подушек.

Наблюдая в изумлении, Уин почувствовала, как Меррипен подошел и встал позади нее.

- Каждый задается вопросом, будет ли все в мире, в конечном счете, сделано машиной, - сказала она ему.

Он слегка улыбнулся.

- Если бы у нас было время, то я взял бы тебя на сельскохозяйственные выставки. Человек может вырастить вдвое больше продукции за то же время и такое же количество труда, которое бы понадобилось, чтобы сделать все вручную. Мы уже приобрели молотильную машину для арендаторов Рэмзи… Я покажу тебе все, когда мы поедем туда.

- Ты одобряешь эти технические новшества? - спросила Уин с легким удивлением.

- Да, а почему нет?

- Цыгане не верят в такие вещи.

Он пожал плечами.

- Не обращай внимания на то, во что верят цыгане. Я не могу не видеть весь этот прогресс, который улучшит жизнь остальным. Механизация облегчит существование простым людям и позволит им покупать одежду, еду, мыло… даже ковер для пола.

- Но что насчет мужчин, которые потеряют свои деньги, когда машины начнут все за них делать?

- Появятся новые отрасли промышленности и, следовательно, рабочие места. Зачем заставлять человека делать бессмысленные задания вместо того, чтобы обучить чему-то большему?

Уин улыбнулась.

- Ты говоришь как реформист, - прошептала она шутливо.

- Экономические изменения всегда сопровождаются социальными. Никто не сможет остановить этот процесс.

Какой у него сведущий ум, подумала Уин. Ее отец был бы доволен тем, кем стал этот цыганский найденыш.

- Для поддержки всей этой промышленности требуется много рабочей силы, - прокомментировала она. - Ты считаешь, того количества деревенских жителей, которое пожелало бы переехать в Лондон и другие места, было бы достаточно, чтобы…

Неожиданно ее прервал звук взрыва и крики удивленных посетителей, которые находились рядом. Пугающе плотный, удушающий поток пуха заполнил пространство. Казалось, машина для набивания подушек вышла из строя, разбрасывая перья во все стороны.

Молниеносно реагируя, Меррипен снял свое пальто и набросил его на Уин, затем прижал носовой платок к ее рту и носу.

- Дыши через него, - пробормотал он и стал выводить женщину из комнаты. Толпа рассеялась, некоторые люди кашляли, другие ругались, третьи смеялись, пока оседали большие груды белого пуха. Дети, пришедшие из следующей комнаты, кричали от восхищения, танцевали и старались поймать ускользающие летающие перышки.

Меррипен не останавливался, пока они не достигли второго зала, в котором находилась другая выставка. Огромные деревянные и стеклянные витрины были специально построены для показа тканей, которые струились словно реки. Стены были увешаны бархатом, парчой, шелками, хлопком, муслином, шерстью; любым материалом, какой только можно найти, используемый для шитья одежды, обивки или драпировки. Возвышающиеся рулоны находились в вертикальных бобинах, прикрепленных для лучшего обозрения. Они образовывали глубокие коридоры сквозь выставку.

Освобождаясь от пальто Меррипена, Уин бросила на него взгляд и начала задыхаться от смеха. Пух покрывал его темные волосы и прилип к одежде как свежевыпавший снег.

Выражение беспокойства на лице Меррипена сменилось угрюмым.

- Я собирался спросить, не вдохнула ли ты перьевой пыли, - сказал он. - Но судя по шуму, который ты издаешь, твои легкие, кажутся весьма чистыми.

Уин не могла ответить - она слишком сильно смеялась.

Когда Меррипен провел рукой по черным как смоль волосам, положение стало еще более удручающим.

- Не делай этого, - сказала Уин, изо всех сил пытаясь сдержать смех. - Ты никогда… ты должен позволить мне помочь… делаешь только хуже… и ты еще в-велел, чтоб я не дергалась. - Все еще сдавленно смеясь, она схватила его за руку и повела в один из тканевых коридоров, где они были частично скрыты от обзора. Затем они вышли из полумрака в темноту. - Здесь нас никто не заметит. О, ты слишком высок для меня. - Девушка потянула его вниз на пол, и мужчина присел на корточки. Уин встала на колени среди массы юбок. Развязав свою шляпку, она отбросила ее в сторону.

Меррипен наблюдал за лицом Уин, пока она очищала его волосы и плечи.

- Ты не можешь наслаждаться этим, - сказал он.

- Глупый мужчина. Ты покрыт перьями - конечно, я наслаждаюсь этим. - И она действительно получала удовольствие. Он выглядел так… хорошо, восхитительно, стоя на коленях и хмурясь, в то время как Уин снимала с него перья. Она с любовью перебирала густые блестящие пряди волос, чего Меррипен никогда не позволил бы при других обстоятельствах. Уин продолжала смеяться, она не могла остановиться.

Но прошла минута, а затем другая, она перестала улыбаться и почувствовала себя расслабленной и почти умиротворенной, в то время как продолжала снимать пух с его волос. Звук толпы был приглушен бархатом, задрапированным вокруг них, висевшим как занавеси.

Во взгляде Меррипена отражался странный темный жар, очертания его лица были строгими и красивыми. Он походил на опасное языческое божество, появившееся из времен колдовства и магии.

- Почти готово, - прошептала Уин, хотя она уже закончила. Ее пальцы нежно перебирали волосы. Такие блестящие и густые, коротко подстриженные, мягкие, как бархат, пряди у него на затылке.

Девушка задержала дыхание, когда Меррипен задвигался. Сначала она подумала, что мужчина поднимается на ноги, но он приблизил ее к себе и обхватил лицо руками.

Его рот оказался почти рядом с ее губами, девушка почувствовала дыхание Меррипена.

Уин на мгновение была ошеломлена ожесточенной яростью и дикой агрессией.

Она ждала, слушая его тяжелое и затрудненное дыхание, не способная понять, с чем это связано.

- Мне нечего предложить тебе, - сказал он, наконец, гортанным голосом. - Нечего.

Губы Уин пересохли. Она увлажнила их и попыталась сказать сквозь нервную дрожь волнения.

- Себя, - прошептала Уин.

- Ты не знаешь меня. Думаешь, что знаешь, но это не так. Поступки, которые я совершил, то, на что способен… ты и твоя семья - вы все о жизни черпаете только из книг. Если бы ты понимала хоть что-нибудь…

- Заставь меня понять. Скажи, что такого ужасного ты совершил, что продолжаешь меня отталкивать.

Он покачал головой.

- Тогда прекрати мучить нас обоих, - сказала Уин решительно. - Оставь меня сам или позволь уйти мне.

- Не могу, - резко ответил мужчина. - Не могу, черт возьми. - И прежде, чем девушка смогла издать хоть звук, Меррипен ее поцеловал.

Сердце Уин грохотало, и она ответила низким, отчаянным стоном. Девушка ощутила аромат дыма и запах мужчины. Его рот впился в ее губы с примитивным голодом, язык вонзился глубоко и почти с жадностью. Они опустились на колени, обхватив друг друга руками; Уин хотела как можно сильнее прижаться к нему грудью. Она испытывала жар в каждой точке, где соприкасались тела; чувствовала кожу Меррипена, его мускулы, твердые и мощные.

Вспыхнувшее желание было диким и яростным, не оставлявшим и следа здравомыслия. Если бы только он прислонил ее спиной к бархату, здесь и сейчас, и занялся с ней любовью. Она хотела ощутить его внутри себя. Уин чувствовала жар под одеждой, пока распространяющееся тепло не заставило девушку выгибаться. Его рот искал ее шею, и он слегка наклонил ее голову назад, чтобы получить максимальный доступ. Меррипен нашел место, где бился пульс, и его язык начал поглаживать это уязвимое местечко, пока она не начала задыхаться.

Касаясь его лица, Уин дотронулась пальцами до подбородка и ощутила приятное покалывание от щетины. Затем девушка сама начала страстно целовать Меррипена. Удовольствие наполнило ее, она была ошеломлена теми чувствами, которые ощущала.

- Keв, - прошептала Уин между поцелуями, - я любила тебя так…

Он прижимался к ее губам с отчаянием, словно пытался подавить не только слова, но и чувства. Меррипен целовал так глубоко, насколько это вообще было возможно, решив ничего не пропускать. Уин цеплялась за него, ее тело дрожало, нервы опалились горячим жаром. Он был всем, чего она когда-либо хотела, всем, в чем нуждалась.

Резкий звук вырвался из ее горла, когда Кев оттолкнул ее, лишая тепла и необходимого соприкосновения между телами.

В течение длительного времени ни один из них не шевелился, оба стремились успокоиться. И поскольку жар желания исчез, Уин услышала, что Meррипен резко сказал:

- Я не могу быть наедине с тобой. Этого не должно случиться вновь.

Это, решила Уин, испытав вспышку гнева, была безвыходная ситуация. Meррипен отказался открыть свои чувства и не станет объяснять, почему. Конечно, она заслужила большего доверия от него.

- Очень хорошо, - ответила Уин холодно, еле держась на ногах. Meррипен встал и подошел к ней, но она нетерпеливо оттолкнула его руку. - Нет, мне не нужна помощь. - Девушка начала отряхивать юбки. - Ты совершенно прав, Меррипен. Мы не должны оставаться наедине, ведь результат известен: ты делаешь движение вперед, я отвечаю, а затем ты отталкиваешь меня. Я не детская игрушка, которую таскают туда и обратно, когда захотят, Keв.

Он нашел шляпу Уин и отдал ей.

- Я знаю, что не…

- Ты говоришь, что я не понимаю тебя, - произнесла она яростно. - Очевидно, тебе не приходит на ум, что ты также не знаешь меня. Ты совершенно уверен в том, кто я, не так ли? Но по прошествии двух лет я изменилась. Ты мог бы, по крайней мере, предпринять усилие, чтобы узнать, какая я теперь женщина. - Уин достигла конца тканевого коридора, и, удостоверившись, что путь свободен, вышла в главную часть помещения.

Meррипен последовал за ней.

- Куда ты идешь?

Посмотрев на него, Уин почувствовала удовлетворение от того, что увидела: он выглядел столь же взъерошенным и сердитым, как и она.

- Я уезжаю. Слишком раздражена, чтобы наслаждаться сейчас какой-либо выставкой.

- Выход в другом направлении.

Уин молчала, пока Meррипен выводил ее из Хрустального Дворца. Она никогда не чувствовала себя настолько встревоженной или сердитой. Родители всегда полагали, что недовольство вызывает избыток злобы, но Уин не хватало опыта понять, что источник ее плохого настроения весьма отдален от злобы. Она знала, что Meррипен был также раздосадован, шагая рядом.

Уин раздражало, что мужчина не произнес ни слова. Также ее нервировало, что он так просто подстраивался под ее походку, хотя она и старалась шагать размашисто, а когда стала тяжело дышать от напряжения, Меррипен едва ли казался утомленным.

Только когда они приблизились к Ратледжу, Уин нарушила молчание. Она была довольна, что ей удалось успокоиться.

- Я буду соблюдать твои пожелания, Keв. С этого времени наши отношения будут лишь платоническими и дружескими. Ничего больше. - Сделав шаг, Уин остановилась и попыталась уловить выражение торжества на его лице. - Мне дана редкая возможность… второй шанс в жизни. И я намереваюсь максимально использовать его. Я не собираюсь тратить впустую свою любовь на человека, который не хочет или не нуждается в ней. Я больше не потревожу тебя.


Когда Кэм вошел в спальню многокомнатного номера в гостинице, то увидел Амелию, стоящую перед высокой грудой пакетов и коробок, переполненных шелковыми лентами и женскими украшениями. Она обернулась с робкой улыбкой, как только он закрыл дверь; ее сердце заколотилось при виде него. Рубашка без воротника распахнута на шее, тело по-кошачьи гибкое, мускулистое, лицо приковывает чувственной мужской красотой. Не так давно она бы и не предположила, что вообще может выйти замуж, и еще меньше - за столь экзотического человека.

Его пристальный взгляд быстро прошелся по ней, розовому бархатному халату, открывающему взору сорочку и голые бедра.

- Вижу, посещение магазина увенчалось успехом.

- Я не знаю, что на меня нашло, - смущенно отозвалась Амелия. - Ты знаешь, я никогда не была расточительной. Я только хотела купить несколько носовых платков и чулок. Но… - Она неуверенно показала на груду одежды. - Кажется, я сегодня была в расточительном настроении.

На его смуглом лице возникла улыбка.

- Как я говорил прежде, любовь моя, ты можешь тратить столько, сколько пожелаешь. Ты не разоришь меня, даже если попытаешься.

- Я также купила несколько вещей для тебя, - сказала она, внимательно осматривая груду пакетов. - Несколько шейных платков и книг, и французский крем для бритья… хотя должна была обсудить это с тобой…

- Обсудить что? - Кэм приблизился к ней сзади, целуя жену в шею.

Aмелия, почувствовав горячее прикосновение губ, почти забыла о том, что говорила.

- Твое бритье, - невнятно произнесла она. - Бороды становятся весьма модными в последнее время. Я думаю, ты должен попробовать эспаньолку. Ты выглядел бы очень модным и… - голос Амелии затих, когда он спустился к ее горлу.

- Тогда это было бы щекотно, - пробормотал Кэм и засмеялся, поскольку жена задрожала.

Он мягко повернул ее лицом к себе и посмотрел в глаза. Было что-то необыкновенное в нем, думала она. Странная ранимость, которую Амелия никогда не замечала прежде.

- Кэм, - заботливо проговорила она, - как идут ваши с Меррипеном дела?

Взгляд янтарных глаз был мягким и переполнен волнением.

- Весьма хорошо. У меня есть тайна, monisha. Рассказать? - Он притянул ее к себе, обхватил руками и зашептал на ушко.


Глава 12 (перевод: ПрЫынцесска, бета-ридинг: Оксана-Ксю, вычитка: Akvitty)


Этим вечером Кев был вне себя от раздражения по нескольким причинам. В большей степени из-за того, что Уин осуществила свою угрозу. Она была с ним дружелюбна, вежлива, учтива и ужасно мила. И он не возражал против такого положения вещей, потому что это было определенно то, чего Меррипен хотел. Но он не ожидал, что могло быть кое-что похуже, чем полный печали взгляд, брошенный на него Уин. И это оказалось безразличие.

С Меррипеном она была приветлива, даже нежна, точно так же, как с Кэмом или Лео. Уин относилась к нему так, словно он был ее братом. И это раздражало.

Хатауэи собрались в небольшой столовой гостиничного номера, не переставая смеяться и шутить по поводу тесноты. Впервые в этом году они смогли все вместе собраться за обеденным столом: Кев, Лео, Амелия, Уин, Поппи и Беатрикс, а также Кэм, мисс Маркс и доктор Хэрроу. Хотя мисс Маркс пыталась возражать, они настояли на том, чтобы она пообедала со всеми.

- В конце концов, - сказала Поппи, смеясь, - как еще мы узнаем о том, как себя вести? Кто-то должен уберечь нас от самих себя.

Мисс Маркс согласилась, хотя было ясно, что она хотела оказаться где-нибудь в другом месте. Женщина заняла самое неудобное место, которое смогла найти в такой тесноте, и ее ничем не примечательная фигура втиснулась между Беатрикс и доктором Хэрроу. Гувернантка редко отрывала взгляд от своей тарелки, за исключением тех случаев, когда говорил Лео. Хотя ее глаза частично скрывали очки, Кев видел в ее взгляде неприязнь к брату Хатауэй.

Казалось, мисс Маркс и Лео нашли друг в друге воплощение всего, что они больше всего не любили. Лео терпеть не мог угрюмых людей или без чувства юмора и незамедлительно дал гувернантке прозвище «Дьявол в юбке». А мисс Маркс, к ее чести, ненавидела распутников. И чем обаятельнее они были, тем глубже было презрение.

Во время обеда основной темой для разговора послужила клиника «Хэрроу», которую Хатауэи расценили как замечательную идею. Женщины льстили доктору, приходя в восторг от его банальных замечаний, и открыто им восхищались.

Кев же испытывал неприязнь к нему, хотя и не был уверен, из-за самого доктора или потому, что мог лишиться привязанности Уин.

Меррипену нравилось презирать Хэрроу, несмотря на его привлекательную внешность. Кроме того, в его улыбке скрывались озорство и лукавство, он проявлял живой интерес к беседе, протекающей вокруг него. Казалось, доктор никогда не был серьезным. Хэрроу, очевидно, из тех мужчин, которые брали на себя ответственность за жизнь или даже смерть, и все же с легкостью переносили это. Доктор казался человеком, который, всегда мог приспособиться к обстоятельствам, несмотря ни на что.

В то время как все ели и общались, Кев продолжал молчать, за исключением тех редких случаев, когда требовалось ответить на вопросы относительно поместья Рэмси. Он украдкой следил за Уин - и был не в состоянии понять, какие в действительности чувства вызывает в ней Хэрроу. Она реагировала на доктора с ее обычным спокойствием. По лицу девушки ничего нельзя было понять.

Но когда их взгляды встречались, казалось, они давно друг друга знают. И хуже всего, Кев видел в выражении лица Хэрроу что-то такое… словно отражение его собственной окодованности Уин.

Когда ужин уже подходил к концу, Кев вдруг почувствовал, что Амелия, сидевшая в конце стола, стала необычайно тихой. Он внимательно посмотрел и заметил, что она выглядела бледной, а на лице выступили капельки пота. Поскольку Кев сидел рядом, он наклонился и шепотом спросил:

- Как ты?

Амелия мельком взглянула на него и, сглотнув, слабо прошептала:

- Плохо! Мне кажется… О, Меррипен, помоги мне выйти из-за стола.

Не говоря ни слова, Кев отодвинул свой стул и помог ей подняться.

Сидевший на противоположном конце стола Кэм внимательно посмотрел на них.

- Амелия?

- Ей плохо, - ответил Кев.

На лице Кэма отразилась тревога, и он в мгновение ока оказался рядом с ними.

Несмотря на возражения, он поднял жену на руки, собираясь отнести в комнату, словно у нее была тяжелая травма, а не банальное расстройство желудка.

- Возможно, я могу оказаться полезным, - с беспокойством тихо сказал доктор Хэрроу, откидывая салфетку на стол и собираясь последовать за ними.

- Спасибо, - с благодарностью улыбнулась ему Уин, - я рада, что вы оказались здесь.

Кев едва сдерживал себя, скрепя зубами от ревности, пока Хэрроу не вышел из комнаты.

Обед сразу же завершился, и вся семья направилась в главную гостиную ждать новостей относительно состояния Амелии. Они нервничали, и время для каждого из них, казалось, остановилось.

- Как вы думаете, что случилось? - печально спросила Беатрикс. - Амелии никогда не было плохо.

- С ней все будет в порядке, - успокоила ее Уин,- доктор Хэрроу позаботиться о ней.

- Может быть, мне следует подняться к ним в комнату и спросить, как она, - спросила Поппи.

Но прежде чем кто-нибудь смог высказать свое мнение, в дверях гостиной появился Кэм. Мужчина выглядел ошеломленным, а карие глаза сияли, когда он посмотрел на окружавших его членов семьи. Казалось, Кэм никак не мог подобрать слова. А затем ослепительно улыбнулся, несмотря на то, что пытался держать себя в руках.

- Несомненно, у gadjo есть более цивилизованный способ сообщать об этом, - сказал он, - но Амелия беременна.

Эта новость была встречена хором радостных восклицаний.

- А что говорит Амелия? - спросил Лео.

Кэм криво усмехнулся.

- Кое-что, о чем тебе не следовало бы знать.

Лео тихо рассмеялся.

- Дети - это замечательно. Хорошо, что появится кто-то, кого она будет любить и воспитывать.

Кев наблюдал за Уин с противоположного конца комнаты. Он был очарован моментом, когда на ее лице появилось выражение грусти. Если у него когда-либо и существовали сомнения по поводу того, как сильно она хотела собственных детей, то сейчас они развеялись. Меррипен так долго смотрел на нее, что даже покраснел. Внутри у него разлилось теплое чувство, оно росло и крепло, пока Кев не понял, что это означает. Он словно пробудился, всем своим существом, мечтая дать Уин то, чего она хотела. Кев страстно желал обладать ею, любить, наполнить ее своим семенем. Такая реакция была настолько дикой и неуместной, что ему пришлось себя усмирять.

Словно почувствовав на себе взгляд, Уин посмотрела в его сторону. Она так внимательно его изучала, как будто смогла увидеть все его сокровенные мысли и чувства. А потом поспешно отвела взгляд.


Извинившись, Кэм вышел из гостиной и, возвратившись к Амелии, застал ее сидящей на краю кровати. Доктор Хэрроу покинул спальню, оставив их наедине. Кэм закрыл дверь и, прислонившись к ней спиной, с нежностью посмотрел на напряженную миниатюрную фигурку жены. Он почти ничего не знал о таких вещах. И у цыган, и у gadjo беременность и роды были сугубо женским делом. Но он понимал, что Амелия была также взволнована и не знала что делать. И еще он был уверен, что женщинам в ее положении необходима забота и нежность.

- Боишься? - нежно спросил Кэм, подходя к ней.

- О нет, нисколько, ведь это обычное дело, а чего же следовало ожидать после…

Амелия на мгновение задержала дыхание, когда Кэм сел рядом и заключил ее в свои объятия.

- Да, я немного боюсь. Мне жаль… мне жаль, что не могу поговорить со своей мамой. Я совсем не знаю, что нужно делать дальше.

Конечно, Амелии нравилось всем руководить, быть сильной и независимой, что бы она ни делала. Но весь период беременности предполагал сильную зависимость и беспомощность до тех пор, пока природа не завершит начатое.

Кэм прижался губами к блестящим черным волосам, пахнущим цветами шиповника. Он начал неспеша растирать ей спину так, как она больше всего любила.

- Мы спросим у какой-нибудь опытной леди, которая сможет рассказать тебе обо всем. Возможно, у леди Уэстклифф. Ты ей нравишься, и, видит Бог, она будет откровенна. Так же как и относительно того, что тебе делать дальше. Ты позволишь мне заботиться о тебе, баловать и давать все, что захочешь? - Он почувствовал, что жена немного расслабилась. - Амелия, любимая, - пробормотал Кэм, - я так давно хотел этого.

- Ты хотел? - Она улыбнулась и еще сильнее прижалась к нему. - Я тоже. Хотя и надеялась, что это случится в более подходящее время. Когда закончится отделка поместья Рэмси, Поппи будет обручена, и семья устроена…

- Поверь, с твоей семьей никогда не будет подходящего момента.

Кэм отпустил ее и осторожно уложил на кровать рядом с собой.

- Что за прекрасной миниатюрной матерью ты будешь,- прошептал он, обнимая Амелию. - С твоими синими глазами, розовыми щечками и с моим ребенком в округлившемся животе.

- Когда я стану большой, надеюсь, ты не будешь с напыщенным и самодовольным видом указывать на меня, как на пример своего мужества.

- Я уже делаю это, monisha.

Амелия посмотрела в его смеющиеся глаза.

- Я не понимаю, как это случилось.

- Разве я не объяснил это в нашу брачную ночь?

Она хихикнула и обвила руками его шею.

- Я совсем не это имею в виду. Я говорю о том, что принимала профилактические меры. Все те чашки чая с отвратительным вкусом. И закончилось это все тем, что забеременела.

- Цыгане, - объяснил он и страстно поцеловал.


Когда Амелия почувствовала себя достаточно хорошо, чтобы присоединиться к женщинам в гостиной для чая, мужчины спустились в комнату для джентльменов. Хотя это помещение, по всей видимости, предполагалось для гостей, оно стало любимым местом посещения пэров, желающих разделить компанию с приехавшими в Ратледж аристократами. Потолки здесь были тёмными и низкими, обшитыми блестящими панелями розового дерева. Полы покрыты толстыми вильтонскими коврами. Комната джентльменов была снабжена большими и глубокими апсидами, которые обеспечивали приватные места для того, чтобы почитать, выпить и поговорить. Основное пространство занимали мягкие кресла, обитые бархатом, и столы, нагруженные коробками с сигарами и газетами. Прислуга бесшумно передвигалась по комнате, принося и унося бокалы с теплым бренди и графины с портвейном.

Устроившись в одном из свободных восьмиугольных апсидов, Кев попросил принести бренди.

- Да, мистер Меррипен, - сказал слуга и поспешил выполнять поручение.

- Отлично вышколенные слуги,- заметил доктор Хэрроу. - Весьма похвально, что они беспристрастно обслуживают всех постояльцев.

- А почему они не должны делать этого? - мельком взглянув на него, спросил Кев.

- Я полагаю, джентльмен вашего происхождения не может рассчитывать на должное обслуживание в каждом заведении, которое он посещает.

- Я убежден, во многих заведениях больше смотрят на то, как одет человек, чем на оттенок его кожи, - спокойно ответил Кев. - Обычно им нет дела до того, что я цыган, поскольку могу позволить себе их услуги.

- Разумеется, - Хэрроу почувствовал себя неуютно. - Мои извинения, Меррипен, обычно я не так бестактен.

Кев ответил ему коротким кивком, показывая тем самым, что не испытывает никакой обиды.

Хэрроу тут же повернулся к Кэму, стремясь переменить тему.

- Надеюсь, вы позволите порекомендовать леди Роан моего коллегу, а также сопровождать вас в течение всего оставшегося времени вашего пребывания в Лондоне. Здесь я познакомился со многими превосходными врачами.

- Благодарю вас, - ответил Кэм, принимая стакан бренди у слуги, - Хотя полагаю, что мы не будем задерживаться в Лондоне дольше положенного.

- Мисс Уиннифред, кажется, испытывает большую привязанность к детям, - размышлял Хэрроу. - Учитывая ее состояние, это просто замечательно, что у нее будут племянницы и племянники, которых она будет любить до безумия.

Трое мужчин резко на него посмотрели. Рука Кэма со стаканом бренди замерла в воздухе.

- Состояние? - спросил он.

- Ее неспособность иметь собственных детей, - пояснил Хэрроу.

- Что, черт возьми, вы имеете в виду, Хэрроу? - спросил Лео.- Разве мы не известили всех о чудесном выздоровлении моей сестры, главным образом, благодаря вашим усилиям?

- Она действительно вылечилась, милорд. - Хэрроу задумчиво нахмурился, уставившись на свой бокал с бренди. - Но ваша сестра всегда была немного хрупкой. По моему мнению, она никогда не должна пытаться забеременеть. По всей видимости, это может быть смертельно для нее.

Наступило тягостное молчание. Лео, которому обычно все было безразлично, не смог сдержать эмоций.

- Вы сказали об этом моей сестре? - спросил он. - Потому что у меня создалось впечатление, что она, несомненно, хочет выйти замуж и когда-нибудь иметь собственных детей.

- Конечно, я обсудил это с ней, - ответил Хэрроу. - И сказал, что если она когда-нибудь выйдет замуж, ее муж должен отказаться от мысли иметь собственных детей. - Он сделал паузу. - Однако мисс Хатауэй еще не готова согласиться с этим мнением. Со временем я надеюсь убедить ее умерить свое желание. - Доктор слегка улыбнулся. - В конце концов, не каждой женщине, чтобы быть счастливой, нужно материнство, и общество одобряет такую точку зрения.

Кэм с изумлением посмотрел на него.

- Моя невестка, по меньшей мере, будет разочарована.

- Да. Но мисс Хатауэй проживет дольше и будет наслаждаться жизнью, пусть и бездетной. И она научится принимать это обстоятельство. В этом ее сила. - Он сделал глоток бренди, прежде чем спокойно продолжить. - Возможно, мисс Хатауэй никогда не была создана для того, чтобы родить, даже до болезни. Такая хрупкая. Изящная, но она едва ли создана для рождения ребенка.

Кев опрокинул в себя бренди, позволяя янтарной жидкости обжечь горло. Он отодвинулся от стола и встал, не в силах больше ни минуты выносить близость этого ублюдка. Упоминание о хрупкости Уин было последней каплей. Грубо пробормотав извинения, Кев вышел из отеля. Он втянул в себя прохладный воздух и ощутил острый запах грязных улиц, смешанный с шумом и криками лондонской ночной жизни. Иисусе, как же он хотел оказаться как можно дальше отсюда. Как хотел бы забрать Уин с собой в деревню, в какое-нибудь новое и безопасное место. Подальше от блестящего доктора Хэрроу, чья опрятность и утонченная безупречность наводили на Кева ужас. Интуиция всячески предупреждала его о том, что Хэрроу был небезопасен для Уин. Впрочем, так же как и он сам.

Его собственная мать умерла при родах. Мысль о смерти Уин от его плоти, от зародившегося внутри нее семени, до того как… Ему не стоит больше думать об этом. Но мысль о том, что он может причинить ей вред, приводила его в ужас. Потерять ее. Кев хотел поговорить с ней, выслушать, помочь смириться с ограничениями в ее жизни. Но он установил преграду между ними и не смел пересечь эту черту. Потому что недостатком Хэрроу было неумение сочувствовать, а у Кева как раз наоборот. Слишком много эмоций, потребностей. Достаточно для того, чтобы убить ее.


Позже тем же вечером, Кэм решил заглянуть в комнату Кева. Тот только что вернулся с прогулки, влага от тумана все еще покрывала его пальто и волосы. Ответив на стук в дверь, Кев остановился на пороге и нахмурился.

- В чем дело?

- У меня был личный разговор с Хэрроу, - сказал Кэм, наблюдая за выражением лица Кева.

- И?

- Он хочет жениться на Уин. Но брак ему нужен лишь номинально. Она еще не знает об этом.

- Черт возьми, - проворчал Кев.- Она будет последним дополнением в его коллекции утонченных вещей. И останется девственницей.

- Я не знаю ее настолько хорошо, - прошептал Кэм,- но точно уверен, что она никогда не согласится на такое предложение. Особенно, если ты предоставишь ей альтернативу, phral.

- Единственный выход, который у нее есть, это остаться со своей семьей.

- Есть еще один. Ты мог бы сделать ей предложение.

- Это невозможно.

- Почему нет?

Кев вспыхнул.

- Я не смогу быть рядом с ней и воздерживаться. Я никогда не смогу так поступить.

- Есть способ не допустить зачатие.

Это предложение вызвало у Кева презрительное фырканье.

- У вас это хорошо сработало, не так ли? - Он устало потер свое лицо. - Видишь ли, есть еще причины, из-за которых не могу сделать ей предложение.

- Я знаю, какой образ жизни ты вел, - сказал Кэм, тщательно подбирая слова. - И понимаю, что ты боишься причинить ей вред. Но, несмотря на все это, мне трудно поверить, что ты действительно позволишь ей уйти к другому мужчине.

- Я смогу, если так будет лучше для нее.

- Ты на самом деле утверждаешь, что Уиннифред Хатауэй заслуживает кто-то, похожий на Хэрроу?

- Лучше он, - едва справившись с собой, ответил Кев, - чем такой, как я.


Несмотря на то, что светский сезон был в самом разгаре, все сошлись во мнении, что семье следует уехать в Гэмпшир. Учитывалось также состояние Амелии: она мечтала поскорее оказаться в здоровой среде, а Уин и Лео хотели увидеть поместье Рэмси. Единственным вопросом было несправедливое лишение Поппи и Беатрикс окончания сезона. Но обе выглядели вполне счастливыми, покидая Лондон.

Такое поведение не было неожиданным для Беатрикс, которая, казалось, гораздо больше интересовалась книгами и животными, мечтая бегать сорванцом по деревне. Но Лео удивился, что Поппи, желавшая найти мужа, согласилась уехать.

- Я рассмотрела возможности этого сезона со всех сторон, - мрачно рассказала Поппи Лео, когда они ехали в открытом экипаже по Гайд-Парку. - И никто не стоит того, чтобы и дальше оставаться в городе.

Беатрикс сидела напротив них с хорьком Доджером, свернувшимся у нее на коленях. Мисс Маркс вжалась в угол и сквозь очки пристально рассматривала живописный пейзаж.

Лео редко сталкивался с такой не располагающей к себе женщиной. Грубая, бледная, ее фигура состояла сплошь из острых изгибов и углов, у нее был жесткий, трудный и сухой характер.

Очевидно, Кэтрин Маркс ненавидела мужчин. В этом Лео не мог ее упрекнуть, поскольку знал, какие ошибки могут совершить представители его пола. Хотя казалось, что она не любила и многих женщин, так же как мужчин. Единственными людьми, с которыми она всегда была приветлива, это Поппи и Беатрикс. Они утверждали, что мисс Маркс - исключительно образованная женщина, которая иногда могла быть остроумной, и у нее красивая улыбка.

Лео тяжело было представить, что плотно сжатый рот мисс Маркс мог улыбаться. Он даже сомневался, есть ли у нее зубы, поскольку никогда их не видел.

- Она испортит всю панораму, - пожаловался Лео утром, когда Поппи и Беатрикс сообщили, что отправляются вместе с ним на прогулку. - Я не хочу наслаждаться пейзажем рядом со Смертью с косой, бросающую свою тень на все это.

- Не называй ее так, Лео, - запротестовала Беатрикс. - Она мне очень нравится. И к тому же довольно мила, когда тебя нет рядом.

- Думаю, в прошлом она сильно пострадала от мужчины, - понизив голос, сказала Поппи. - На самом деле, я слышала пару раз, что мисс Маркс стала гувернанткой, потому что была замешана в скандале.

- А что это был за скандал? - поинтересовался Лео и тут же разозлился на себя.

Поппи понизила свой голос до шепота.

- Говорят, что потеряла репутацию.

- Она не выглядит как женщина, которая могла потерять репутацию, - сказала Беатрикс нормальным голосом.

- Тише! - тотчас вскрикнула Поппи. - Я не хочу, чтобы мисс Маркс услышала. Она может подумать, что мы сплетничаем о ней.

- Но мы же действительно это делаем. Кроме того, я не верю, что она могла… ну, ты знаешь, что… с кем-то. Она не похожа на женщину подобного рода.

- А я верю,- сказал Лео. - Обычно, это леди, которые сами решают потерять репутацию, и у которых ничего нет.

- Я не понимаю, - произнесла Беа.

- Он имеет в виду, что непривлекательных леди легче соблазнить, - ответила ей Поппи, криво усмехнувшись, - с чем я совершенно не согласна. И, кроме того, мисс Маркс вовсе не дурнушка. Она просто немного… сурова.

- И костлява, как шотландская курица, - тихо пробормотал Лео.

Когда карета проехала мимо Мраморной арки и въехала на парковую дорогу, мисс Маркс тут же уставилась на внезапно появившуюся цветочную выставку.

Лениво скользнув взглядом по гувернантке, Лео отметил, что у нее весьма славный профиль, милый маленький кончик носа, на котором держались очки и мягкий округлый подбородок. Очень жаль, что ее плотно сжатый рот и нахмуренные брови портили впечатление. Он обратил внимание на Поппи, обдумывая ее нежелание оставаться в Лондоне. Несомненно, другие девушки ее возраста не осмелились бы пропустить сезон и получали бы удовольствие от балов и приемов.

- Поделись своим мнением об этом сезоне, - спросил он Поппи. - Не может быть, чтобы тебя никто не заинтересовал?

Она покачала головой.

- Ни один. Вообще-то, я встретила нескольких, кто мне понравился, например лорд Бромли или…

- Бромли? - переспросил Лео, и его брови поползли вверх. - Но ведь он вдвое старше тебя. А там был кто-нибудь помоложе, на кого ты смогла бы обратить внимание? Возможно, кто-нибудь родившийся в этом столетии?

- Наверное, это мистер Рэдсток.

- Полный и медлительный, - ответил Лео, так как ранее встречался с этим толстяком. Высший свет в Лондоне был чрезвычайно мал. - Кто еще?

- Лорд Уоллскот, очень мягкий и дружелюбный, но… он как кролик.

- Любопытный и привлекательный? - спросила Беатрикс, у которой сложилось очень хорошее мнение об этих животных.

Поппи рассмеялась.

- Нет, я хотела сказать, что он скорее бесцветный, безинтересный… как кролик. То есть хорош как домашний питомец, но не как муж.

Она отвернулась, чтобы привести себя в порядок, и заново перевязала ленты шляпки под подбородком. - Ты, вероятно, посоветуешь мне умерить свои запросы, Лео, но я и так понизила их до такой степени, что даже червяк не сможет протиснуться. Должна сказать тебе, лондонский свет вызвал у меня разочарование.

- Прости меня, Поппи, - осторожно промолвил Лео. - Я хотел бы порекомендовать тебе кого-нибудь, но все, кого я знаю - бездельники или пьяницы. Отличные друзья, но лучше уж стреляться с ними, чем иметь одного из них в качестве зятя.

- Это подталкивает меня к кое-чему, что мне хотелось бы у тебя спросить.

- Правда? - Он изучал милое, серьезное лицо своей очаровательной сестры, которая так отчаянно стремилась иметь спокойную и обычную жизнь.

- Когда я была представлена обществу, - начала Поппи, - до меня доходили слухи…

Лео печально улыбнулся, когда понял, что именно она хотела узнать.

- Обо мне.

- Ты действительно такой порочный, как о тебе говорят люди?

Несмотря на то, что этот вопрос был личным, Лео знал, что и мисс Маркс и Беатрикс обратили все свое внимание на него.

- Боюсь, что да, дорогая, - ответил он, в то время как отвратительный парад его прошлых грехов вихрем пронесся у него в голове.

- Почему? - спросила Поппи со всей своей искренностью, которую брат, как обычно, нашел чрезвычайно милой. Но только не пристальный ханжеский взгляд мисс Маркс, устремленный на него.

- Намного легче оставаться порочным, - ответил он, - особенно, если нет причины быть хорошим.

- Как насчет того, чтобы заслужить место на небесах? - поинтересовалась Кэтрин Маркс. - Этой причины недостаточно, чтобы вести себя с некоторой каплей благопристойности?

Он отметил, что у нее был вполне красивый голос, если бы не исходил от такого непривлекательного источника.

- Как сказать, - язвительно ответил Лео.- А чем являются небеса для вас, мисс Маркс?

Она отнеслась к этому вопросу с большим вниманием, чем он ожидал.

- Мир. Спокойствие. Место, где нет греха, сплетен и конфликтов.

- Что ж, мисс Маркс, боюсь, ваше представление о небесах - мое представление об аде. Поэтому мой безнравственный путь счастливо продолжится.

Лео снова обратился к Поппи и уже более дружелюбно сказал:

- Не теряй надежду, сестра. Где-то есть человек, который ждет тебя. Когда-нибудь ты его найдешь, и он будет для тебя всем.

- Ты действительно так думаешь?- спросила Поппи.

- Нет. Но я всегда думал, что это отличная мысль, и хотел сказать ее кому-нибудь в твоем положении.

Поппи хихикнула и ткнула Лео в бок, в то время как мисс Маркс одарила его взглядом, полным отвращения.


Глава 13 (перевод: Spate, бета-ридинг: Ilona, Оксана-Ксю, вычитка: Akvitty)


Свой последний вечер в Лондоне семья провела на частном балу, устроенном в особняке мистера и миссис Хант в Мэйфере. Мистер Хант, железнодорожный магнат и один из владельцев Британского завода по строительству локомотивов, был человеком, который сделал себя сам. Он был рожден в семье лондонского мясника, и теперь являлся ярким представителем нового класса инвесторов, бизнесменов и управляющих, - класса, который уверенно оттеснял с привычных позиций саму аристократию с ее многовековыми традициями и авторитетом.

Круг гостей, собравшихся на ежегодном весеннем балу у Хантов, был интересным и необычным одновременно - политики, иностранцы, аристократы, бизнесмены. Считалось большой честью быть приглашенными на этот бал, поскольку даже пэры, которые публично выражали свое презрение к охотникам за деньгами, искали общества необычайно влиятельного мистера Ханта.

Особняк Хантов можно было бы с полным правом назвать символом успеха частного предпринимательства. Огромный, шикарный, современно оснащенный, этот дом был отделан штукатуркой из высокотехнологичных материалов, которые были представлены в самом Хрустальном дворце. Во все комнаты особняка было проведено газовое освещение. Большие, доходящие до пола окна открывали беспрепятственный доступ в сад, не говоря уже о замечательной остекленной оранжерее, которая обогревалась при помощи сложной комплексной системы подпольных трубопроводов.

Перед самым прибытием Хатауэев к Хантам, мисс Маркс снабдила своих подопечных последними наставлениями. Не стоит сразу заполнять всю танцевальную карточку, ведь вполне возможно, что какой-нибудь привлекательный джентльмен прибудет позже; никто не должен видеть девушек без перчаток; нельзя отказывать джентльмену, который пригласил вас на танец, если, конечно, этот танец уже не обещан другому. И, разумеется, недопустимо танцевать более трех танцев с одним и тем же джентльменом - подобная фамильярность спровоцирует сплетни.

Уин была тронута тем, как тщательно мисс Маркс проводила свой инструктаж, и как серьезно внимали ее советам Поппи и Беатрикс. Ей было совершенно ясно, что все трое прошли долгий и трудный путь по запутанному лабиринту этикета.

Уин находилась в менее выгодном положении, чем ее сестры. Она провела много времени вне Лондона, и ее познания в области светских правил оставляли желать лучшего.

- Надеюсь, что не поставлю кого-либо из вас в неловкое положение, - весело сказала она. - Хотя должна предупредить, что вероятность какой-либо оплошности с моей стороны довольно высока. Надеюсь, вы возьметесь обучать и меня, мисс Маркс.

Гувернантка слегка улыбнулась, приоткрыв мягкие губы и обнажая белые зубы. Уин не могла отделаться от мысли, что будь мисс Маркс чуть полнее, то была бы весьма привлекательной женщиной.

- У вас такое врожденное чувство приличия, - ответила гувернантка девушке, - не могу представить себе, чтобы вы были кем-то иным, кроме идеальной леди.

- О, Уин никогда не делает ничего дурного, - подтвердила Беатрикс.

- Уин - святая, - добавила Поппи. - Это просто невыносимо. Но мы изо всех сил стараемся терпеть ее.

- К вашему сведению, - с беспечной улыбкой сообщила им всем Уин, - еще до конца бала я собираюсь нарушить, по крайней мере, три правила этикета.

- Какие? - в унисон спросили Поппи и Беатрикс. Мисс Маркс выглядела слегка озадаченной, словно пыталась понять, зачем кому-то вообще надо делать это намеренно.

- Еще не решила, - Уин сложила на коленях затянутые в перчатки руки. - Я подожду, пока не представится подходящий случай.

Когда гости вошли в дом, слуги поспешили к ним, чтобы забрать у дам накидки и шали, а у джентльменов - пальто и шляпы. Заметив, как Кэм и Меррипен одинаковым жестом сбрасывают пальто с плеч, Уин усмехнулась краешком губ. Она удивлялась, почему никто не разглядел в них братьев. Их родство было таким очевидным для нее, даже несмотря на то, что они не были близнецами. У обоих одинаковые вьющиеся темные волосы, хотя у Кэма они были длинными, а у Меррипена - аккуратно подстриженными. Оба одинаково высокие, атлетически сложенные, только фигура Кэма была более стройной и гибкой, в то время как у Меррипена было крепкое, мускулистое тело боксера.

Самое главное их отличие проявлялось не во внешности, а в том, как они воспринимали окружающий мир. Кэм обладал удивительным терпением, шармом и непоколебимой уверенностью в себе, и это проявлялось во всех его действиях. В Меррипене чувствовалась затаенная энергия, обостренная гордость и более всего - сильные эмоции, с которыми он отчаянно боролся и которые тщательно скрывал от всех.

О, как она желала его. Но он не сдастся легко, никогда. Уин подумала, что это похоже на попытку приручить дикого зверя: череда бесконечных нападений и отступлений, голод и потребность в близости вперемешку со страхом.

Увидев среди всей этой блестящей толпы его сильную, бесстрастную фигуру, облаченную в строгий вечерний черно-белый костюм, она поняла, что желает его еще сильнее, чем прежде. Меррипен не считал себя ниже окружающих его людей, но он также прекрасно осознавал, что не является одним из них. Он понимал их правила и принципы, хоть и не всегда соглашался с ними. Он научился соответственно вести себя в мире gadjo, так как был из той породы людей, которые легко приспосабливаются к любым обстоятельствам. В конце концов, улыбнулась своим мыслям Уин, далеко не всякий способен укротить коня, построить своими руками каменную ограду, выучить греческий алфавит и философски рассуждать о достоинствах и недостатках эмпиризма и рационализма. Не говоря уже о восстановлении поместья и умении управлять им так, словно это было у него в крови с рождения.

Кев Меррипен был окружен удивительной тайной. Ей мучительно хотелось узнать, каково это будет - прорваться сквозь все его секреты, добраться до его непостижимого сердца, которое он так отчаянно защищал.

Она смотрела на красиво оформленный интерьер особняка, смеющихся и болтающих гостей, слышала струящуюся из зала музыку, и чувствовала, как ее охватывает грусть. Здесь было так много всего замечательного и радостного, но все, чего она хотела - это оказаться наедине с самым недоступным мужчиной из всех присутствующих.

Впрочем, она не собиралась становиться желтофиолью. Она будет танцевать, и смеяться, и делать все те вещи, о которых мечтала долгие годы, пока была больна. И если это расстроит Меррипена или заставит его ревновать, - что ж, тем лучше.

Избавившись от накидки, Уин проследовала за своими сестрами. У них у всех были платья из светлого атласа - у Поппи розовое, у Амелии бледно-лиловое, у нее самой белое. Уин не чувствовала себя комфортно в этом платье, но, по словам Поппи, это как раз и было хорошо, поскольку все, что обычно удобно, не является стильным.

Верх у платья был очень легким, с низким квадратным вырезом и узкими, короткими рукавами, но зато три нижние юбки с оборками, существенно утяжеляли и расширяли наряд снизу. Но главным источником дискомфорта являлся корсет, без которого она обходилась так долго, что теперь даже легкая утяжка вызывала раздражение. И хотя он был затянут не туго, но сковывал ее движения, при этом неестественно высоко приподнимая грудь. Это выглядело почти скандальным, хотя отсутствие у леди этой детали туалета считалось верхом неприличия.

Но все эти неудобства показались ей сущими пустяками, когда она увидела реакцию Меррипена. При виде Уин в низко декольтированном платье он побледнел и пристальным взглядом смерил ее всю - от атласных бальных туфелек до макушки. Несколько мгновений он не мог оторвать взор от ее груди - такой высокой, словно приподнятой его ладонями. Когда мужчина, наконец, заглянул ей в лицо, в его глазах полыхал вулканический огонь. Ответная дрожь пробежала по телу Уин, ей пришлось приложить усилие, чтобы отвести от него свой взгляд.

Хатауэи прошли дальше в холл, туда, где канделябры отбрасывали искрящиеся блики на паркетный пол.

- Какое поразительное создание, - услышала Уин рядом с собой шепот доктора Хэрроу. Вслед за ним она посмотрела на хозяйку дома, миссис Аннабел Хант, которая встречала гостей.

Хотя Уин никогда раньше не встречалась с миссис Хант, она много слышала о ней, и теперь без труда узнала одну из самых красивых женщин Англии. Миссис Хант, с ее великолепной фигурой, яркими синими глазами и медово-золотистым сиянием густых волос действительно была красавицей. Но внутренний свет, живость и экспрессивность делали ее более чем привлекательной - неотразимой.

- Мужчина рядом с ней - ее муж, - прошептала Поппи. - Он внушает страх, но очень милый.

- Позволь не согласиться с тобой, - возразил Лео.

- Ты не находишь его пугающим? - уточнила Уин.

- Не думаю, что он милый. Каждый раз, когда я оказываюсь в одной комнате с его женой, он смотрит на меня так, словно желает разорвать на части.

- Ну, - прозаично заметила Поппи, - никто не станет осуждать его за это. - Она склонилась к Уин и пояснила, - Мистер Хант опьянен своей женой. Видишь ли, у них брак по любви.

- Как это немодно, - прокомментировал доктор Хэрроу с усмешкой.

- Он даже танцует с ней, - добавила Беатрикс, - хотя считается, что это не принято. Но, помня о его богатстве, люди находят причины, чтобы оправдать его поведение.

- Посмотри, какая у нее тонкая талия, - шепнула Поппи на ушко Уин. - И это после рождения троих детей, двое из которых очень крупные мальчики.

- Я должен прочитать миссис Хант лекцию о вреде туго затянутых корсетов, - вполголоса произнес доктор Хэрроу, и Уин засмеялась.

- Боюсь, выбор между здоровьем и модой не так легок для женщин, - улыбнулась она ему. - Я все еще удивляюсь, как вы позволили мне надеть корсет сегодня вечером.

- Вряд ли он вам нужен, - ответил он, его серые глаза мерцали. - Ваша талия и без корсета тоньше, чем у туго затянутой миссис Хант.

Уин улыбнулась в красивое лицо Джулиана и подумала, что в его обществе она всегда чувствует себя уверенно и спокойно. Так было с самой первой их встречи. Он всегда был доброжелателен с ней, так же, как и со всеми в клинике. Но она все еще не могла воспринимать его как человека из плоти и крови. И не могла представить себе причины, по которым они могли бы быть скорее вместе, чем врозь.

- Загадочная, таинственно исчезнувшая сестра Хатауэй, - воскликнула миссис Хант, взяв обе руки Уин в свои.

- Не такая уж загадочная, - с улыбкой возразила ей Уин.

- Мисс Хатауэй, какое удовольствие наконец-то увидеть Вас, особенно - в добром здравии.

- Миссис Хант всегда спрашивала о тебе, - пояснила Поппи Уин, - так что мы держали ее в курсе твоих успехов.

- Благодарю вас, миссис Хант, - застенчиво вымолвила Уин. - Теперь со мной все в порядке. Для меня большая честь быть гостьей в вашем замечательном доме.

Миссис Хант ослепительно улыбнулась Уин, и, продолжая удерживать ее руки, обратилась к Кэму.

- Какие изящные манеры. Полагаю, мистер Роан, мисс Хатауэй легко завоюет такую же популярность, как и ее сестры.

- Боюсь, только в следующем году, - откликнулся Кэм. - Этот бал завершает сезон для нас. На этой неделе мы все уедем в Гемпшир.

- Так скоро? - спросила Аннабел с милым выражением лица. - Наверное, этого следовало ожидать. Лорду Рэмси хочется увидеть свое поместье.

- Да, миссис Хант, - подтвердил Лео. - Я обожаю сельскую местность. Слишком много овец не бывает.

Услышав смех миссис Хант, ее муж присоединился к беседе.

- Добро пожаловать, милорд, - обратился Саймон Хант к Лео. - Новость о вашем возвращении обрадовала Лондон. Несомненно, игорные и питейные заведения серьезно пострадали в ваше отсутствие.

- Тогда мне следует приложить все усилия, чтобы укрепить экономику, - заявил Лео.

Хант усмехнулся.

- Вы многим обязаны этому человеку, - сказал он Лео, поворачиваясь, чтобы пожать руку Меррипену. Тот, как обычно, ненавязчиво стоял немного в стороне от их группы. - По словам Уэстклиффа и других соседей, Меррипен в короткие сроки добился потрясающих успехов в Рэмси.

- Поскольку слова «Рэмси» и «успех» редко произносят вместе, - отозвался Лео, - то, что сделал Меррипен, выглядит еще более впечатляющим.

- Возможно, немного позже, - предложил мистер Хант Меррипену, - мы сможем улучить момент, чтобы обсудить ваши впечатления о той молотилке, что вы купили для имения. Когда положение дел на локомотивном заводе окончательно упрочится, я планирую расширить бизнес и заняться сельскохозяйственной техникой. Я слышал о новой модели молотилки, также как и о паровом прессе для сена.

- Весь сельскохозяйственный процесс становится механизированным, - сказал Меррипен. - Уборочные машины, режущие станки, сноповязалки… многие образцы есть на выставке.

В темных глазах Ханта сверкнул интерес.

- Я бы хотел услышать об этом подробнее.

- Мой муж окончательно зачарован машинами, - смеясь, произнесла миссис Хант. - Мне кажется, они затмили все его другие интересы.

- Не все, - мягко возразил Хант. То, как он посмотрел на свою жену, вызвало румянец на ее щеках.

- Мистер Хант, - произнес Лео, сглаживая неловкий момент, - позвольте представить вам доктора Хэрроу, врача, который помог моей сестре поправить здоровье.

- Очень рад, сэр, - доктор Хэрроу пожал руку Ханту.

- Аналогично, - сердечно ответил Хант, возвращая пожатие. Тем не менее, он окинул доктора мимолетным изучающим взглядом. - Вы тот самый Хэрроу, который руководит клиникой во Франции?

- Да, это я.

- Кроме того, вы еще и проживаете там?

- Да, хотя стараюсь навещать своих друзей и родных в Англии так часто, как позволяет мое расписание.

- Полагаю, я знаком с семьей вашей покойной жены, - проворчал Хант, жестко глядя на собеседника.

Хэрроу дважды моргнул, и затем произнес с печальной улыбкой,

- Лэнхемы. Достойные люди. Я не видел их вот уже несколько лет. Воспоминания, понимаете.

- Да, понимаю, - тихо ответил Хант.

Уин удивило последовавшее затяжное неловкое молчание, она почувствовала, что между двумя мужчинами возникла неприязнь. Она посмотрела на свою семью и миссис Хант, которые тоже не понимали, что происходит.

- Что ж, мистер Хант, - звонко сказала его жена, - мы собираемся шокировать всех, танцуя вдвоем? Скоро заиграют вальс и, как вам известно, вы - мой любимый партнер.

Мистер Хант тут же откликнулся на флиртующие нотки в голосе своей жены. Он усмехнулся ей.

- Для Вас все что угодно, любовь моя.

Хэрроу поймал взгляд Уин.

- Я так давно не танцевал вальс, - произнес он. - Вы не оставите за мной место в вашей танцевальной карте?

- Ваше имя уже там, - отозвалась Уин и приняла предложенную им руку. Они последовали за Хантами в гостиную.

К Поппи и Беатрикс приблизились молодые люди, чтобы пригласить девушек на танец, а Кэм переплел свою затянутую в перчатку руку с пальчиками жены.

- Будь я проклят, если Хант окажется единственным, кто шокирует публику. Пойдем, потанцуем вместе.

- Боюсь, мы не сможем никого шокировать, - Амелия без колебания приняла его предложение, - Люди и так считают, что мы не способны на что-то иное.

Лео прищуренными глазами следил за процессией, направляющейся в гостиную.

- Интересно, - настороженно бросил он Меррипену, - что именно Хант знает о Хэрроу? Ты знаком с ним достаточно хорошо, чтобы спросить об этом?

- Да, - кивнул Меррипен. - Но даже если бы это было не так, я не покину это место, не добившись ответа.

Лео хмыкнул.

- Ты, наверное, единственный человек во всем этом особняке, кто готов осмелиться «добиться» чего-либо от Саймона Ханта. Он большой чертов ублюдок.

- Я тоже, - мрачно ответил Меррипен.

Это был прекрасный бал, или мог бы стать таковым, если бы Меррипен вел себя как разумный человек. Он постоянно наблюдал за Уин, даже не пытаясь делать это незаметно. Пока она переходила от одной группы к другой, а он общался со своими собеседниками, в число которых входил мистер Хант, его глаза неотступно следовали за ее фигуркой.

По крайней мере, трижды к ней присоединялись ее партнеры по танцам, и каждый раз Меррипен бесшумно появлялся у нее за спиной, буравя ее кавалеров сердитым взглядом до тех пор, пока они не отступали.

Меррипен распугивал всех ее поклонников.

Даже мисс Маркс была не способна удержать его. Гувернантка твердо заявила Меррипену, что они не нуждаются в его опеке, поскольку у нее все под контролем. На что он упрямо возразил, что раз уж она взяла на себя роль дуэньи, то ей следует приложить больше усилий, чтобы держать своих подопечных подальше от нежелательных претендентов.

- Что, по-твоему, ты делаешь? - яростно шепнула Уин Кеву, когда он прогнал еще одного смущенного джентльмена. - Я собиралась танцевать с ним! Я уже обещала ему!

- Ты не будешь танцевать с таким мерзавцем, как он, - буркнул Меррипен.

Уин в замешательстве покачала головой.

- Он виконт, из очень уважаемой семьи. Что именно в нем вызывает твои возражения?

- Он приятель Лео. Это - уже достаточная причина.

Уин пристально посмотрела на цыгана. Она изо всех сил старалась сохранить остатки самообладания. Обычно ей без труда удавалось спрятать свои эмоции за невозмутимым выражением лица, но в последнее время это становилось все труднее и труднее. Все ее чувства готовы были вырваться наружу.

- Если ты пытаешься испортить мне вечер, - выговорила она, наконец, - то прекрасно справляешься со своей задачей. Я хочу танцевать, а ты отпугиваешь всех, кто приглашает меня. Оставь меня в покое. - Она повернулась к нему спиной, и, увидев подходящего к ним Джулиана Хэрроу, вздохнула с облегчением.

- Мисс Хатауэй, - поклонился он, - не окажете ли вы мне честь…

- Да, - согласилась она, даже не дав ему закончить предложение. Взяв его под руку, она позволила увести себя в круг танцующих. Оглянувшись через плечо, она увидела, что Меррипен смотрит ей вслед, и послала ему угрожающий взгляд. Его ответный взор был угрюм.

Отойдя еще на несколько шагов, она почувствовала, как истерический смех сдавил ее горло. Она проглотила этот ком, мешающий дыханию, и подумала, что Кев Меррипен - единственный в мире человек, способный довести ее до бешенства. Он вел себя как собака на сене, отказываясь иметь с ней отношения, и в то же время, не позволяя ей быть с кем-нибудь другим. И памятуя о его необыкновенной выдержке, можно было легко представить себе, что такая ситуация продлится еще многие годы. Вечно. Она не хотела жить такой жизнью.

- Уиннифред, - позвал ее Джулиан Хэрроу, в его серых глазах читалась беспокойство. - Эта ночь слишком хороша, чтобы грустить. О чем вы спорили?

- Ни о чем серьезном, - произнесла она, стараясь придать голосу спокойствие, но слова прозвучали резко и отрывисто. - Всего лишь семейная ссора.

Она присела в реверансе, и Джулиан, поклонившись, повел ее в танце. Она чувствовала на спине его сильную руку, которой он легко направлял ее движения в такт музыке.

Прикосновение Джулиана пробудило в ней воспоминания о клинике, о его помощи и поддержке, которые он неизменно оказывал ей, а также о его твердости и непреклонности в те моменты, когда это было необходимо. Уин вспомнила, как они праздновали ее маленькие успехи на пути к исцелению. Он был добрым, славным, великодушным человеком. Красивым мужчиной. Она не могла не обратить внимания на те восхищенные взгляды, которыми его одаривали почти все присутствующие в зале девушки. Многие из них отдали бы все за такого великолепного поклонника.

Я могла бы выйти за него замуж, подумала она. Он ясно дал понять, что ему будет достаточно малейшего знака поощрения с ее стороны. Она стала бы женой доктора, жила бы на юге Франции, и даже, возможно, смогла бы оказать ему помощь в клинике. Она стала бы помогать тем людям, которые нуждались в этом так же, как она сама… Она сделала бы что-то нужное и полезное в своей жизни… Не было ли это лучшим выходом?

Все что угодно было предпочтительнее, чем страдать от любви к мужчине, который был ей недоступен. И, Боже помоги ей, который жил так близко к ней. Ей стало горько и больно. Когда-нибудь она могла бы даже возненавидеть Меррипена.

Руки Джулиана дарили успокоение. Она постепенно начала расслабляться, холодное, злое чувство растворилось, исчезло в музыке и ритме вальса. Джулиан увлек ее к выходу из залы, аккуратно лавируя среди танцующих пар.

- Это то, о чем я мечтала, - призналась Уин. - Быть способной делать все эти замечательные вещи… так же, как и все остальные.

Его рука слегка сжала ее талию. - И Вы можете. Но Вы не такая, как все остальные. Здесь нет никого, красивее вас.

- Неправда, - рассмеялась она.

- Правда. Вы словно ангел, сошедший с полотен старых мастеров. Или, возможно, Спящая Венера. Вы видели это полотно?

- Боюсь, что нет.

- Когда-нибудь я покажу вам эту картину. Хотя, возможно, вы найдете ее немного шокирующей.

- Думаю, на этом полотне Венера изображена обнаженной? - Уин старалась казаться невозмутимой, но почувствовала, что краснеет. - Никогда не могла понять, почему красоту всегда изображают нагой, в то время как небольшой кусочек драпировки дал бы такой же эффект.

- Потому что нет ничего прекраснее, чем обнаженные женские формы. - Джулиан тихо рассмеялся, увидев, что она покраснела еще больше. - Я смутил вас своей откровенностью? Я очень раскаиваюсь.

- Нет, не думаю. Мне кажется, вы хотели смутить меня. - Флирт с Джулианом стал новым для нее ощущением.

- Вы правы. Я хотел немного вывести вас из равновесия.

- Почему?

- Потому что мне хочется, чтобы вы увидели во мне другого человека, а не просто старого, предсказуемого, скучного доктора Хэрроу.

- Но вы вовсе не такой, как описали себя, - смеясь, запротестовала она.

- Хорошо, - прошептал он, улыбаясь ей. Вальс закончился, и джентльмены начали уводить своих партнерш из танцевального круга, в то время как новые пары постепенно сменяли их.

- Здесь душно и многолюдно, - сказал Джулиан. - Вам не хочется побыть немного скандальной и улизнуть со мной на минутку?

- С удовольствием.

Он отвел ее в красиво оформленный уголок, затененный большими комнатными растениями. Выждав подходящий момент, они покинули зал, и оказались в огромной стеклянной оранжерее. Все пространство было заполнено цветами и комнатными кустарниками, вдоль которых простирались тропинки, ведущие к небольшим уединенным скамейкам. За оранжереей располагалась широкая терраса с видом на огороженные сады и другие особняки Мэйфера. Город был смутно виден сквозь наступившую темень и дым, сочившийся из тянувшихся вверх дымоходов.

Они присели на скамейку, и Джулиан слегка наклонил свое лицо к Уин. Его гладкая кожа цвета слоновой кости мерцала в лунном свете.

- Уиннифред, - прошептал он, тембр его голоса стал низким и интимным. Встретившись с ним взглядом, Уин поняла, что он собирается ее поцеловать.

Но он удивил ее, медленно и бережно стянув перчатку с ее руки. Свет луны играл в его темных волосах. Приподняв ее ладонь к своим губам, Джулиан начал целовать пальцы, постепенно поднимаясь к хрупкому запястью. Он прижал ее руку к лицу, словно полураскрытый бутон. Его нежность обезоружила ее.

- Вы знаете, зачем я приехал в Англию, - мягко сказал он. - Мне бы хотелось узнать вас поближе, моя дорогая, иначе, чем это было возможно в клинике. Я хочу…

Но раздавшийся рядом звук заставил его прервать свою речь и поднять голову.

Доктор Хэрроу и Уин уставились на незваного гостя.

Конечно, это был Меррипен, высокий, темный и агрессивный; он стремительно приближался к ним.

От удивления у Уин отвисла челюсть. Он проследовал за ней сюда? Она чувствовала себя как загнанное животное. Ради всего святого, неужели нет такого места, где она могла бы укрыться от его возмутительного преследования?

- Уходи, - тщательно выговаривая каждый слог, выдавила она. - Ты не моя компаньонка.

- Тебе следует быть рядом с твоей компаньонкой, - рявкнул Меррипен. - А не с ним здесь.

Для Уин никогда раньше не составляло труда контролировать свои эмоции. Она всегда сдерживала себя, пряча собственные чувства за маской невозмутимости. Но сейчас все в ней кипело от возмущения. Ее голос слегка дрожал, когда она обратилась к Джулиану со словами. - Пожалуйста, оставьте нас вдвоем, доктор Хэрроу. Мне необходимо кое-что уладить с Меррипеном.

Джулиан перевел взгляд с цыгана на нее.

- Не уверен, что мне следует это делать, - медленно произнес он.

- Он изводит меня весь вечер, - сказала Уин. - Я единственная, кто может положить этому конец. Пожалуйста, дайте мне минутку.

- Хорошо, - Джулиан поднялся со скамьи. - Где мне лучше подождать вас?

- Вернитесь в гостиную, - попросила Уин, испытывая благодарность от того, что Джулиан не стал настаивать на своем. Он уважал ее и верил в то, что она сама справится с ситуацией, в этом не было сомнений. - Благодарю Вас, доктор Хэрроу.

Она едва ли обратила внимание на уход Джулиана, целиком сосредоточившись на Меррипене. Вне себя от ярости, она встала и подошла к нему.

- Ты сводишь меня с ума! - воскликнула она. - Я хочу, чтобы ты прекратил это, Кев! Ты хоть представляешь, как ты смешон? Как отвратительно ты вел себя этим вечером?

- Я вел себя отвратительно? - прогремел он. - Ты чуть не скомпрометировала себя!

- Может быть, я хочу, чтобы меня скомпрометировали.

- Очень плохо, - ответил он и протянул руку, чтобы схватить ее за плечо и утащить из оранжереи. - Потому что я собираюсь позаботиться о твоей безопасности.

- Не трогай меня! - Уин вырвалась, пылая от гнева. - Я многие годы была в безопасности, из защитного кокона наблюдая, как все вокруг наслаждаются жизнью. Я сыта по горло этой безопасностью, Кев! И если ты хочешь, чтобы я была одинока и нелюбима, тогда катись к дьяволу!

- Ты никогда не была одинока, - резко произнес он. - Ты никогда не была нелюбима.

- Я хочу, чтобы во мне любили женщину. Не ребенка, не сестру и не инвалида…

- Это не то, что я…

- Возможно, ты не способен на такую любовь. - Остро переживая разочарование, Уин неожиданно обнаружила в себе то, о чем раньше даже не могла и помыслить. Желание причинить кому-то боль. - Ты лишен этого.

Меррипен рванулся к ней, и Уин испытала легкий шок, когда лунный свет, струящийся через оранжерейное стекло, показал ей убийственное выражение его лица. Всего лишь парой слов она умудрилась так глубоко ранить его, что все темное и яростное в нем вырвалось наружу. Девушка отступила на шаг назад, испуганная той звериной силой, с которой он схватил ее.

Меррипен резко встряхнул Уин, притягивая ближе к себе.

- Все пламя ада может гореть тысячи лет, но даже этого мало, чтобы отразить те чувства, которые я испытываю к тебе каждую минуту моей жизни. Я люблю тебя так сильно, что это не доставляет никакой радости. Только мучение. Потому что даже если я разобью свое чувство к тебе на миллион осколков, любого из них будет достаточно, чтобы убить тебя. И пусть это сводит меня с ума, но я предпочту видеть тебя живой в руках этого холодного, бездушного ублюдка, чем умирающей - в моих объятиях.

И прежде чем она смогла осознать весь смысл сказанного им, он прильнул к ее губам в беспощадном, жадном поцелуе. Одну долгую минуту, может быть, две, Уин не могла даже пошевелиться, все, на что она была способна, - это беспомощно стоять, чувствуя, как что-то внутри нее распадается на маленькие кусочки, и все рациональные мысли улетучиваются прочь. Ее охватила слабость, но эта слабость не имела ничего общего с болезнью. Ее рука с трепетом скользнула по его шее, касаясь тугих мускулов там, где заканчивался воротник его рубашки, запутываясь в густых и гладких, как шелк, волосах.

Ее пальцы ласкали его затылок в неосознанной попытке успокоить, смягчить его жесткий напор. Меррипен углубил поцелуй, дразня, посасывая ее губы, опьяняя сладостью и дурманом. А затем на смену его яростному безумию пришла нежность. Подрагивающей рукой он коснулся ее лица, пальцы легко гладили девичьи щеки, ладонь баюкала подбородок. Он оторвал свой жаждущий рот от ее губ и принялся целовать веки, нос, лоб, - каждую черточку любимого лица.

Меррипен прижал Уин к стене оранжереи, стремясь к максимальной близости. Она вздрогнула, когда ее обнаженные плечи коснулись оконного стекла, кожа покрылась мурашками. Стекло холодило… Но его тело было таким горячим, а рот обжигал. Его губы жадно скользили по ее горлу, груди, пока не добрались до кромки декольте.

Меррипен двумя пальцами отодвинул лиф платья и погладил мягкие, прохладные полушария ее груди. Но этого все еще было недостаточно, и он нетерпеливо рванул чашки ее корсета вниз. Уин закрыла глаза, то ли протестуя, то ли пытаясь справиться с дыханием.

Меррипен удовлетворенно заворчал, глядя на ее освобожденную грудь. Он приподнял девушку, почти отрывая от пола, и по очереди коснулся губами маленьких вершинок.

Уин закусила губу, чтобы сдержать рвущийся из горла крик. Каждое прикосновение его языка вызывало жар, который охватывал ее всю, - от макушки до пальцев ног. Она обхватила ладонями его голову, - одна рука так и осталась в перчатке, другая - обнажена, откликаясь на ласку его рта; тело выгнулось дугой.

Когда ее соски набухли и запульсировали, он проложил поцелуями обжигающую дорожку к нежной шее.

- Уин. - выдавил он глухим голосом. - Я хочу… - Он проглотил то, что хотел сказать, и снова поцеловал ее, лихорадочно и глубоко. Его пальцы принялись ласкать упругие вершинки груди. Он мягко сжимал и поглаживал их до тех пор, пока она не начала рыдать и корчиться в его руках от невыносимого удовольствия.

И вдруг, внезапно и безжалостно, все закончилось. На мгновение он замер и затем стремительно оторвал девушку от стеклянной стенки, прикрывая своим телом. Так, словно стремился спрятать ее от какой-то опасности. Тихое проклятие сорвалось с его губ.

- Что… Каждый звук давался Уин с трудом. Она чувствовала себя так, словно очнулась от глубокого сна, мысли расползались. - Что случилось?

- Я заметил движение на террасе. Нас могли увидеть.

Это вернуло Уин некое подобие спокойствия. Она отвернулась от Меррипена и принялась поправлять сбившийся лиф платья.

- Моя перчатка, - прошептала она, скользнув глазами по скамье и заметив потерю, которая одиноко лежала рядом, словно маленький белый символ капитуляции.

Меррипен поднял и вернул ей перчатку.

- Я… Я пойду в дамскую комнату, - пробормотала она нетвердым голосом. - Приведу себя в порядок и вернусь в гостиную, как только буду готова.

Уин не была до конца уверена в том, что только что произошло, и что все это может значить. Меррипен признался, что любит ее. Наконец-то он облек свои чувства в слова. Но в ее мечтах признание выглядело радостным и светлым, а не горьким и гневным. Все это было ужасно неправильно.

Если бы только она могла вернуться в отель и укрыться в своей комнате. Ей требовалось побыть одной, чтобы все обдумать. Как он сказал? «Я предпочту видеть тебя живой в руках этого холодного, бездушного ублюдка, чем умирающей - в моих объятиях». В этом не было никакого смысла. Почему он так сказал?

Ей хотелось возразить ему, но место и время были неподходящими. К этому разговору следовало подготовиться со всей тщательностью. Меррипен был куда сложнее, чем это казалось большинству людей. Хотя внешне он оставался равнодушным и бесстрастным, его истинные чувства были настолько глубокими и мощными, что ему самому стоило больших трудов держать их под спудом.

- Нам надо будет поговорить, Кев, - сказала она ему. - Позже.

Он кратко кивнул, его плечи и шея напряглись, словно он взвалил на себя непосильное бремя.

Уин осторожно, стараясь не попасться никому на глаза, прокралась по лестнице в дамскую комнату. Здесь горничные торопливо подшивали оторванные оборки, помогали гостьям стереть жирный блеск с вспотевших лиц и подколоть шпильками сложные прически. Женщины, разделившись на маленькие группы, со смехом сплетничали о том, что успели увидеть и услышать на балу. Уин села перед зеркалом и принялась изучать свое отражение. Ее обычно бледное лицо покрылось ярким румянцем, губы распухли и покраснели. При мысли о том, что кто-нибудь мог видеть ее несколько минут назад, щеки девушки заалели еще сильнее. Когда служанка подошла и припудрила ее разгоряченное лицо рисовой пудрой, Уин тихим голосом пробормотала слова благодарности. Сделав несколько глубоких (насколько позволял этот проклятый корсет) вдохов и выдохов, она постаралась незаметно проверить, полностью ли прикрывает лиф ее грудь.

Через тридцать минут Уин решила, что уже готова спуститься вниз и продолжить вечер. В этот момент в дамскую комнату вошла Поппи и сразу направилась к сестре. Уин улыбнулась.

- Привет, дорогая, - сказала Уин, вставая со стула. - Садись на мое место. Тебе нужны шпильки? Пудра?

- Нет, спасибо. - На лице Поппи читалось напряженное беспокойство, щеки были почти такого же цвета, как немногим ранее у Уин.

- Ты хорошо проводишь время? - обеспокоенно спросила Уин.

- Не очень, - ответила Поппи, уводя сестру в сторону, подальше от посторонних ушей. - Я ожидала увидеть здесь кого-нибудь еще, кроме обычной толпы старых надутых пэров, или, что еще хуже, - таких же надутых, но молодых. Но все новые мужчины, с которыми я познакомились, оказались карьеристами и бизнесменами. Они либо сразу начинали говорить о деньгах, - что само по себе вульгарно, не говоря уже о том, что я в этом совершенно не разбираюсь, либо вообще отказывались обсуждать свою карьеру и профессию, - а это, скорее всего, означает, что они занимаются чем-то незаконным.

- А Беатрикс? Как у нее дела?

- Она на удивление весьма популярна. Делает возмутительные замечания, а люди смеются и думают, что она весьма остроумна, не понимая, что Беа говорит совершенно серьезно.

Уин улыбнулась.

- Может, нам следует спуститься и найти ее?

- Не сейчас, - Поппи взяла сестру за руку и крепко сжала. - Уин, дорогая… Я пришла за тобой, потому что… Там, внизу, произошло нечто вроде потрясения… В котором замешана ты.

- Потрясение? - Уин покачала головой, чувствуя, как все внутри нее холодеет. Желудок сжался от спазма. - Не понимаю.

- В гостиной очень быстро распространяется слух о том, что ты была замечена в оранжерее в компрометирующих обстоятельствах. В сильно компрометирующих тебя обстоятельствах.

Уин побледнела.

- Прошло только тридцать минут, - прошептала она.

- Это Лондонское общество, - мрачно заявила Поппи. - Сплетни разносятся со скоростью ветра.

Две девушки зашли в дамскую комнату и, увидев Уин, тут же принялись перешептываться.

Уин с тревогой воззрилась на Поппи.

- Будет скандал, не так ли? - спросила она слабым голосом.

- Нет, если только мы не решим этот вопрос быстро и должным образом. - Поппи стиснула ее руку. - Я провожу тебя в библиотеку, дорогая. Амелия и мистер Роан уже там - мы встретимся с ними и вместе подумаем, что лучше предпринять.

Уин почти желала снова вернуться к прежнему болезненному состоянию с частыми периодами слабости. Потому что в этот конкретный момент хороший, глубокий обморок был бы весьма кстати.

- О, что я наделала? - простонала она.

Поппи слабо улыбнулась в ответ.

- Похоже, именно этим вопросом все задаются.


Глава 14 (перевод: Lovepolly, бета-ридинг: Оксана-Ксю, вычитка: Фройляйн)


Библиотека Хантов представляла собой симпатичную комнату, заставленную книжными шкафами из красного дерева со вставными стеклами. Кэм Роан и Саймон Хант стояли возле огромного мозаичного буфета, в котором хранились графины со спиртными напитками. Хант держал в руках стакан, наполовину полный янтарным ликером в тот момент, когда Уин вошла в библиотеку. Он бросил на нее загадочный взгляд. Амелия, миссис Хант и доктор Хэрроу также были в числе присутствующих. Уин не покидало чувство нереальности происходящего. Ей никогда ранее не приходилось быть героиней скандала, и это оказалось совсем не таким волнующим или захватывающим событием, как она фантазировала, прикованная к постели. На самом деле ей было страшно.


Несмотря на ее разговор с Меррипеном и ее слова о том, что ей хотелось бы быть скомпрометированной, она в действительности имела в виду совсем другое. Ни одна женщина не захотела бы такого. Скандал ставил под вопрос не только замужество Уин, но и ее младших сестер. Он бросал тень на всю семью. Из-за ее беспечности пострадают все, кто был ей дорог.

- Уин, - Амелия сразу же оказалась рядом с сестрой и крепко ее обняла. - Все в порядке, дорогая. Мы все уладим.

Если бы Уин не была так подавлена, она бы улыбнулась. Ее старшая сестра была известна своей безграничной верой в собственные возможности уладить любые неприятности, включая природные катаклизмы, вторжения неприятеля, миграции диких животных. Однако ничто из этого не могло бы сравниться по силе разрушения со скандалом на глазах у Лондонского высшего общества.

- Где мисс Маркс? - едва слышно спросила Уин.

- В гостиной вместе с Беатрикс. Мы стараемся вести себя как обычно.- Амелия печально улыбнулась Хантам. - Впрочем, нашей семье никогда не удавалось в этом преуспеть.

Уин окаменела при виде Лео и Меррипена, входящих в комнату. Лео направился прямо к ней, в то время как Меррипен по своей привычке забился в угол. Он избегал ее взгляда. Казалось, напряженное молчание заставило приподняться пушистые завитки у основания ее шеи.

Ярость проснулась в сердце Уин при мысли, что ей придется пройти через все это одной.

Меррипен должен прийти ей на помощь прямо сейчас. Ему следует защитить ее всеми доступными средствами. Включая свою фамилию.

Ее сердце забилось очень быстро, почти болезненно.

- Все говорит о том, что ты не теряла времени, сестренка, - беспечно заметил Лео, но при этом его глаза беспокойно блестели. - Нам следует поторопиться замять эту историю, пока о ней не стали болтать еще больше, особенно в свете нашего отсутствия. Языки так интенсивно работают, что в гостиной настоящий сквозняк.

Миссис Хант подошла к Амелии и Уин:

- Уинифред, - ее голос был очень нежным.- Если эти слухи лживы, я сразу положу им конец и опровергну все от твоего имени.

Уин сделала глубокий вдох, превозмогая дрожь.

- Это правда, - проговорила она.

Миссис Хант похлопала ее по руке и ободряюще на нее посмотрела.

- Доверься мне, ты не первая и не последняя девушка в таком затруднительном положении.

- На самом деле, - мистер Хант лениво растягивал слова, - миссис Хант не понаслышке знает о такого рода трудностях…

- Мистер Хант, - жена с негодованием прервала его речь, а он лишь усмехнулся.

Повернувшись к Уин, миссис Хант проговорила:

- Уинифред, ты и джентльмен, о котором все говорят, должны прямо сейчас принять решение.

Наступила неловкая пауза.

- Могу я узнать, с кем тебя застали?

Уин не могла ей ответить. Она опустила глаза на ковер и стала изучать его цветастый узор, в ожидании, когда заговорит Меррипен. Тишина длилась всего несколько секунд, которые растянулись на целую вечность. Ну, скажи же что-нибудь! Она была в отчаянии. Скажи им, что это был ты!

Но Меррипен не двигался и хранил молчание.

И тогда вперед вышел Джулиан Хэрроу.

- Я тот самый джентльмен, - тихо сказал он.

Уин резко подняла голову. Она с недоумением посмотрела на Джулиана, когда он взял ее за руку.

- Я прошу у вас всех прощения, - продолжал Джулиан, - и особенно у мисс Хатауэй. У меня не было намерения делать ее мишенью для сплетен или неодобрения общества. Но этот инцидент ускоряет событие, на которое я уже решился, а именно: просить у мисс Хатауэй руку и сердце.

Уин, казалось, перестала дышать. Она смотрела в упор на Меррипена, крик боли застрял у нее внутри и перевернул ей душу. Суровое лицо Меррипена и его черные как уголь глаза абсолютно ничего не выражали.

Он ничего не сказал.

Он ничего не сделал.

Кев скомпрометировал Уин, а теперь позволил другому мужчине нести за это ответственность. Позволил другому спасти ее честь. Предательство было гораздо тяжелее любых болезненных приступов боли, которые ей довелось испытать. Уин возненавидела Меррипена. Она будет ненавидеть его до конца своих дней.

Да и есть ли у нее какой-либо выбор, кроме как принять предложение Джулиана. Либо брак с ним, либо она и ее сестры обречены.

Она смертельно побледнела, но все-таки выдавила едва заметную улыбку и посмотрела на своего брата.

- Ну, милорд, - обратилась она к Лео, - следует ли нам сначала попросить твоего благословения?

- У вас есть мое благословение, - сухо произнес Лео, - в конце концов, я не хочу, чтобы ты испортила мою безупречную репутацию.

Уин повернулась к Джулиану.

- Тогда, доктор Хэрроу, я выйду за вас замуж, - уверенно произнесла она.

Между бровями миссис Хант залегла глубокая морщинка, пока она, не отрываясь, смотрела на Уин. В ответ девушка кивнула очень по-деловому.

- Я выйду и спокойно объясню соответствующим заинтересованным лицам, что они стали свидетелями объятий обручившейся пары… возможно, немного несдержанной, что, впрочем, вполне можно простить в свете их помолвки.

- Я пойду с тобой, - сказал мистер Хант, подходя к своей жене. Он протянул руку доктору Хэрроу и пожал ее.

- Мои поздравления, сэр, - его слова прозвучали сердечно, но тон был далек от энтузиазма. - Вы несказанно повезло, что мисс Хатауэй приняла ваше предложение.

После того, как чета Хантов удалилась, Кэм подошел к Уин. Она заставила себя не отвести взгляда от его проницательных глаз цвета лесного ореха, хотя это далось ей нелегко.

- Ты действительно этого хочешь, сестренка? - мягко спросил он.

Его нежность почти сокрушила ее оборону.

- О да.

Она сжала зубы, чтобы ее отпустила отвратительная дрожь, и даже сумела выдавить улыбку.

- Я самая счастливая девушка в мире.

И она заставила себя посмотреть в сторону Меррипена и убедиться, что он уже ушел.


- Какой отвратительный вечер, - пробормотала Амелия после того, как все покинули библиотеку.

- О да.

Кэм следовал за ней через холл.

- Куда мы идем?

- Обратно в гостиную, чтобы выступить перед гостями. Постарайся выглядеть удовлетворенной и уверенной в себе.

- О Господи…

Амелия опередила его и шагнула по направлению большой ниши в стене, туда, где через венецианское стекло открывался вид на улицу. Она прижалась лбом к стеклу и тяжело вздохнула. Звук равномерно постукивания эхом пронесся по коридору.

Несмотря на всю серьезность ситуации, Кэм не мог сдержать усмешки. Если Амелия нервничала или злилась, эта непроизвольная реакция всегда выдавала ее с головой. И как он однажды ей сказал, Амелия напоминала ему колибри, которая обычно утрамбовывала свое гнездо одной лапкой.

Кэм подошел к ней и постарался согреть ее холодные плечи жаром своих ладоней. Он почувствовал, как задрожала Амелия в ответ на его прикосновение.

- Колибри, - прошептал он, и его ладони переместились, чтобы размять ее напряженную шею. По мере того, как напряжение отступало, постукивание прекратилось. В конце концов, Амелия так расслабилась, что смогла поделиться с ним своими мыслями.

- Все в библиотеке были уверены, что именно Меррипен ее скомпрометировал, - резко бросила Амелия, - Это был не Хэрроу. Просто не могу поверить в происходящее. Уин столько вынесла, неужели так все закончится? Она выйдет замуж за человека, которого не любит, и уедет во Францию, а Меррипен и пальцем не пошевелит, чтобы ее остановить? Да что с ним такое?

- Такое невозможно объяснить здесь и сейчас. Успокойся, любовь моя. Разве Уин поможет то, что ты будешь пребывать в расстроенных чувствах.

- Я и так не смогу ей помочь. Все пошло не так. Боже, один взгляд, брошенный на лицо моей сестры…

- У нас есть время со всем этим разобраться, - пробормотал Кэм. - Помолвка - это еще не свадьба.

- Но помолвка обозначает определенные обязательства, - с горечью выпалила Амелия. - Ты ведь знаешь, что для людей это своего рода договор, который не так то легко разорвать.

- Ну, возможно, не такие уж и крепкие обязательства, - допустил он.

- О, Кэм, - она опустила плечи, - ты ведь никому не дашь встать между нами, правда? Ты не позволишь нас разлучить?

Вопрос был настолько глупым, что Кэм даже не знал, что ему на это сказать. Он повернул Амелию так, чтобы видеть ее лицо, и с удивлением обнаружил, что его практичная, благоразумная женушка готова расплакаться. Беременность, подумал он, сделала ее излишне эмоциональной. Влажный блеск ее глаз вызвал настоящую волну нежности в его сердце. Одна его рука обвилась вокруг ее стана, чтобы поддержать Амелию, другая сжала ее волосы, немало ни заботясь о том, что он нарушил ее прическу.

- Да я живу ради тебя, - проговорил он низким голосом, прижимая ее еще сильнее. - Ты все для меня. Ничто не сможет меня заставить покинуть тебя. И если кто-нибудь когда-нибудь попытается нас разлучить, я прикончу его.

Он накрыл ее рот своими губами и целовал ее без остановки с таким пылом, что она покраснела и обмякла в его руках, прижимаясь к нему всем телом.

- Ну-ка, скажи мне, где у нас тут кладовка? - наполовину всерьез поинтересовался Кэм.

Она всхлипнула в ответ на его провокационные слова.

- Я думаю, что для одной ночи у нас уже было достаточно поводов для сплетен. Ты собираешься поговорить с Меррипеном?

- Ну конечно поговорю. Но он не станет меня слушать, впрочем, прежде это никогда меня не останавливало.

- Ты думаешь, он… - Амелия недоговорила, потому что услышала звук шагов по коридору, а также громкое шуршание тяжелых юбок. Она еще теснее прижалась к Кэму в нише, спрятавшись в его объятиях. Амелия почувствовала, как его улыбка коснулась ее волос. Вместе они застыли в полном молчании и услышали, как две женщины что-то обсуждают.

- …Боже мой, неужели Ханты их пригласили?- возмущенно поинтересовалась одна из них.

Амелия подумала, что узнает этот голос: он принадлежал компаньонке с красным лицом, которая сопровождала одну из дам. Одной из тех, кто сидел в стороне от других гостей в гостиной. Чья-то тетушка, чей социальный статус был не выше положения старой девы.

- Потому что они чудовищно богаты? - предположила ее собеседница.

- Подозреваю, что это скорее благодаря лорду Рэмси, виконту.

- Ты права, неженатому виконту.

- Но даже если и так… Семья, в которой есть цыгане! Одна мысль об этом…! Как можно ожидать от них благопристойности, они живут, повинуясь животным инстинктам. И мы должны общаться с ними как с равными.

- Ханты ведь и сами не отличаются благородным происхождением, ты ведь знаешь. Не имеет значения, что мистеру Ханту принадлежит уже половина Лондона, ведь он сам лишь сын мясника.

- Они сами и многие из их гостей совсем нам не ровня. У меня нет сомнений, что до окончания этого приема грянет еще не менее полдюжины скандалов.

- Я согласна с тобой, все это ужасно.

Пауза…А затем вторая женщина страстно прибавила:

- Надеюсь, нас снова пригласят в следующем году…

Когда голоса утихли, Кэм бросил взгляд на свою жену и нахмурился. Его ничуть не интересовало, что о нем говорят, и на сегодняшний день у него выработался иммунитет по отношению ко всем высказываниям в адрес цыган. Но он ненавидел, когда стрелы злословия долетали до Амелии.

К его удивлению, на ее лице сияла улыбка, ее глаза стали темно-синего цвета.

К нему вернулось шутливое настроение:

- Ну и что в этом забавного?

Амелия играла с пуговицей на его сюртуке.

- Я просто подумала, что ночью эти две старые курицы скорее всего отправятся спать одни в свою холодную постель, - ее губы изогнулись в шаловливой улыбке, - в то время как я буду с отвратительным и прекрасным цыганом, который будет меня согревать всю ночь напролет.


Кев следил за Саймоном Хантом и дождался момента, когда у того появилось возможность поговорить с ним, освободившись от двух хихикающих особ женского пола.

- Можно с вами пообщаться? - спокойно обратился к нему Кев.

Хант, казалось, совершенно не удивился.

- Пойдемте на террасу позади дома.

Они направились к боковой двери гостиной, которая вела прямо на террасу. В углу террасы собралась компания джентльменов, которая наслаждалась курением сигар. Густой сигарный дым рассеивался благодаря прохладному ветерку.

Саймон Хант благодарно улыбнулся и покачал головой, когда мужчины позвали его и Кева присоединиться к ним.

- Нам надо обсудить одно дело, - сказал он им. - Возможно, позднее.

Прислонившись к железной балюстраде, Хант изучал Кева своими темными глазами.

Они встречались несколько раз в имении Стоуни-Кросс-Парк в Гемпшире, граничащим с землей Рэмси, и Хант был симпатичен Кеву. Он был мужчиной в настоящем понимании этого слова, который всегда говорил то, что думал. Он не скрывал своих амбиций и наслаждался тем, что зарабатывал много денег, а также преимуществами, которые они давали. И хотя большинство мужчин его положения вели бы себя весьма солидно, у Ханта было хорошее чувство юмора, и он был не прочь посмеяться как над другими, так и над самим собой.

- Предполагаю, вы собираетесь спросить меня о том, что я узнал о Хэрроу, - сказал Хант.

- Да.

- В свете последних событий это напоминает ситуацию, когда дверь закрывают после того, как в доме уже побывали грабители. Хочу добавить, у меня нет никаких доказательств. Однако обвинения семьи Лэнхем против Хэрроу достаточно серьезны, чтобы сбрасывать их со счета.

- Какие обвинения? - прорычал Кев.

- До того как Хэрроу построил клинику во Франции, он был женат на их старшей дочери Луизе. Говорят, она была необыкновенно красивой девушкой, немного испорченной и своенравной, однако в целом являлась для Хэрроу весьма выгодной партией. Она пришла к нему с большим приданым и полезными родственными связями.

Порывшись в своем сюртуке, Хант вытащил изящный серебряный футляр для сигары.

- Вы не возражаете? - спросил он.

Кев покачал головой. Хант извлек одну сигару, ловко откусил кончик и закурил. Кончик сигары вспыхивал, когда Хант делал очередную затяжку.

- Как считает семья Лэнхем, - продолжал Хант, выпуская струю ароматного дыма, - за год, проведенный в браке, Луиза сильно изменилась. Она стала очень послушной и отстраненной, казалось, она утратила интерес ко всему, что раньше было ей дорого. Когда Лэнхемы поделились с Хэрроу своей озабоченностью, он заявил, что такого рода перемены свидетельствует о ее зрелости и статусе замужней женщины.

- Но они не поверили ему?

- Нет. А когда стали задавать вопросы Луизе, она заявила, что счастлива, и попросила их не вмешиваться.

Хант поднес сигару к своим губам и задумчиво посмотрел на огни Лондона, мерцающие в ночной темноте.

- Так случилось, что на втором году замужества Луиза стала угасать.

Кев почувствовал, как холодок пробежал по его коже при слове «угасать», которое обычно произносили, когда врачи затруднялись поставить диагноз и понять природу заболевания. Беспощадный физический недуг, развитие которого невозможно предотвратить никаким лечением.

- Она стала слабой, безвольной и уже не вставала с постели. Никто не мог ей помочь. Лэнхемы настаивали на том, что ее надо показать их семейному врачу, однако он не обнаружил причин ее слабости. В течение месяца или около того Луизе становилось все хуже и хуже, затем она умерла. Семья девушки винила в ее смерти Хэрроу. До свадьбы Луиза была здоровой, темпераментной девушкой, но не прошло и двух лет семейной жизни, и ее не стало.

- Иногда смерть приходит нежданно, - заметил Кев, чувствуя необходимость быть адвокатом дьявола, - и Хэрроу совсем необязательно был в этом замешен.

- Конечно, нет. Но именно реакция Хэрроу на происшедшее убедила семью девушки, что он как-то причастен к ее смерти. Он был слишком спокоен. Безразличен. Пустил крокодилью слезу, играя на публику, и только.

- И после этого он отправился во Францию, прихватив ее приданое?

- Да.

Хант пожал плечами.

- Я ненавижу слухи, Меррипен. И очень редко к ним прислушиваюсь. Но семейство Лэнхем - уважаемые люди, не склонные устраивать представления.

Нахмурившись, он стряхнул пепел от сигары через край балюстрады.

- И, несмотря на всех его пациентов, которых, как говорят, он спас… Я не могу избавиться от чувства, что с этим парнем что-то не в порядке. Я не могу выразить это словами.

Кев почувствовал огромное облегчение о того, что такой человек, как Хант, озвучил его собственные мысли.

- У меня возникло такое же чувство по отношению к Хэрроу еще с нашей первой встречи, - отозвался Кев, - но ведь все остальные, кажется, его боготворят.

Черные глаза Ханта хищно блеснули.

- Ну… это не в первый раз, когда мое мнение не совпадает с общественным. Но думаю, что тем, кто неравнодушен к мисс Хатауэй, следует побеспокоиться о ее благополучии.


Глава 15 (mshush)


К утру Меррипена уже не было. Он выписался из Ратледжа и оставил записку, что собирается один поехать в поместье Рэмси.

Уин проснулась утром с воспоминаниями, которые тут же вспыхнули в ее измученном сознании. Она чувствовала себя опустошенной, утомленной и угрюмой. Меррипен был частью ее слишком долго. Она носила его в своем сердце так глубоко, что пропиталась им до самых костей. Отпустить его сейчас, значит оторвать часть самой себя. И все же это надо было сделать. Меррипен сам лишил ее возможности сделать другой выбор.

Она вымылась и оделась с помощью горничной, а потом уложила волосы в плетеный шиньон. Не будет разговоров с намеками с семьей, в оцепенении решила Уин. Не будет ни слез, ни сожалений. Она собиралась выйти замуж за Джулиана и жить далеко от Гемпшира. И она попробует найти толику успокоения в этом огромном, но необходимом расстоянии.

- Я хочу, чтобы мы поженились как можно скорее, - сказала Уин Джулиану тем же утром, когда они пили чай в семейном номере люкс. - Я скучаю по Франции и хочу вернуться туда без промедлений. В качестве вашей жены.

Джулиан улыбнулся и коснулся ее округлой щеки кончиками пальцев.

- Очень хорошо, моя дорогая. - Он взял ее руку в свою, поглаживая нежную кожу большим пальцем. - У меня есть кое-какое дело здесь в Лондоне, которое требует моего присутствия, а через несколько дней я присоединюсь к вам в Гемпшире. Там мы все и решим. Мы можем пожениться в деревенской часовне, если захотите.

В часовне, которую заново выстроил Меррипен.

- Прекрасно, - с трудом проговорила Уин.

- Я куплю для вас кольцо, - сообщил Джулиан. - Какой камень вам больше всех нравится? Сапфир, чтобы подошел к вашим глазам?

- Все, что вы выберите, будет прекрасно. - Уин не отняла руку, когда повисло молчание. - Джулиан, - пробормотала она, - вы все еще не спросили, что произошло вчера между мной и Меррипеном.

- В этом нет никакой необходимости, - ответил Джулиан. - Я слишком сильно доволен результатом.

- Я… я хочу, чтобы вы поняли, что я буду вам хорошей женой, - искренне сказала Уин. - Я… мое прежнее отношение к Меррипену…

- Это со временем исчезнет, - мягко успокоил ее Джулиан.

- Да.

- И я предупреждаю вас, Уинифред… Я начну настоящую битву за вашу привязанность. Я стану для вас таким преданным и щедрым мужем, что в вашем сердце не останется места для другого мужчины.

Она обдумывала, как завести разговор о детях. Может, он смягчится когда-нибудь, если ее здоровье еще больше улучшится. Но, зная Джулиана, Уин понимала, что он никогда не изменит своего решения легко. И не была уверена, что это имеет значение. Она была поймана в ловушку.

Независимо от того, что ей уготовила жизнь, через все это она должна пройти с достоинством и со всеми силами, на которые была только способна.


После двух дней сборов, семейство Хатауэй было на пути к Гемпширу. Кэм, Амелия, Поппи и Беатрикс сидели в первом экипаже, в то время как Лео, Уин и мисс Маркс ехала во втором. Они выехали еще до рассвета, пытаясь выиграть время, чтобы преодолеть двенадцатичасовую поездку.

Лишь Богу было известно, что обсуждали во втором экипаже. Кэм лишь наделся, что присутствие Уин поможет притупить враждебность между Лео и мисс Маркс.

Разговор же в первом экипаже, как и ожидал Кэм, только начал набирать обороты. Его и тронуло, и удивило, что Поппи и Беатрикс вознамерились возвести Меррипена в лучшие кандидаты в мужья для Уин. И по своей наивности девушки решили, что единственным препятствием счастью молодых, было отсутствие благосостояния Меррипена.

- … так что, если ты отдашь ему немного своих денег, - нетерпеливо предположила Беатрикс.

- … или отдашь ему часть состояния Лео, - предложила альтернативу Поппи, - Лео ведь бросит все это на ветер…

- … заставь Меррипена поверить, что это будет приданым Уин, - не унималась Беатрикс, - и это не заденет его гордость…

- … и им не так уж и многое нужно, - добавила Поппи. - Ни один из них не стремится жить в особняке, или ездить в шикарных каретах…

- Погодите, вы обе, - проговорил Кэм, подняв руки как бы защищаясь. - Ситуация гораздо сложнее, чем вопрос денег и… Нет, прекратите щебетать и дослушайте меня! - Он улыбнулся, глядя в две пары голубых глаз, взирающих на него с тревогой. Он понял, что их беспокойство за Меррипена и Уин было вызвано искренним желанием помочь им. - У Меррипена есть, что предложить Уин. То, что он заработал как управляющий поместья Рэмси, поможет ему жить в достатке очень долго, да он еще имеет неограниченный доступ к счетам поместья.

- Тогда почему Уин выходит за доктора Хэрроу, а не за Меррипена? - потребовала ответа Беатрикс.

- Причины для Меррипена очень личные, и он верит, что станет достойным мужем для Уин.

- Но он же любит ее!

- Любовь не решает всех проблем, Беа, - мягко проговорила Амелия.

- Нечто подобное сказала бы мама, - с легкой улыбкой заметила Поппи, в то время как Беатрикс выглядела рассерженной.

- А что бы сказал ваш отец? - с любопытством спросил Кэм.

- Он бы повел нас сквозь тернистые философские рассуждения относительно природы любви, и это не решило бы никаких проблем, - ответила Амелия. - Но это было бы очаровательно.

- Мне все равно, что вы считаете это грандиозной проблемой, - сказала Беатрикс. - Уин должна выйти замуж за Меррипена. Ты со мной не согласна, Амелия?

- Это зависит не от нас, - ответила Амелия. - И не от Уин тоже, пока наш здоровенный упрямец и болван не предложит ей альтернативу. Уин ничего не может сделать, если он не попросит ее руки.

- Разве не было бы чудесно, если бы леди могли просить руки у мужчин? - размышляла вслух Беатрикс.

- Господи, конечно, нет! - быстро проговорила Амелия. - Это бы во многом облегчило жизнь мужчинам.

- В животном мире, - прокомментировала Беатрикс, - мужские и женские особи наслаждаются равными правами и статусом. Женская особь может сделать все, что захочет.

- В животном мире разрешено такое поведение, которому мы, люди, не можем подражать, дорогая. Например, публично царапаться. Извергать пищу. Выставлять себя на показ, чтоб привлечь внимание мужской особи. Не говоря уже о… Мне не нужно продолжать.

- А мне хотелось бы, чтоб ты продолжила, - с усмешкой проговорил Кэм. Он усадил Амелию поудобнее рядом с собой и обратился к Беатрикс и Поппи: - Послушайте, вы двое. Ни одна из вас не должна пытаться повлиять на Меррипена в этой ситуации. Я знаю, что вы хотите помочь, но все, чего вы добьетесь, так только рассердите его.

Они обе проворчали и кивнули с неохотой, откинувшись на спинку в угол сиденья каждая со своей стороны. На улице все еще было темно, и покачивание экипажа успокаивало. Через пару минут сестры задремали.

Посмотрев на Амелию, Кэм заметил, что она все еще бодрствует. Он погладил мягкую кожу ее лица и шеи, вглядываясь в ее чистые голубые глаза.

- Почему он не заступился, Кэм? - тихо спросила она. - Почему он отдал Уин доктору Хэрроу?

Кэм некоторое время обдумывал ответ.

- Он боялся.

- Чего?!

- Что он может сделать с ней.

Амелия нахмурилась в замешательстве.

- В этом нет никакого смысла. Меррипен никогда бы не обидел ее.

- Не намеренно.

- Ты имеешь в виду, что он может подвергнуть ее жизнь опасности, если она забеременеет? Но Уин не согласна с мнением доктора Хэрроу. И она утверждает, что даже он не может быть до конца уверенным в том, что произойдет в этом случае.

- Не только в этом дело. - Кэм вздохнул и притянул ее ближе к себе. - Меррипен когда-нибудь говорил, что он asharibe?

- Нет. Что это означает?

- Это слово означает цыганского бойца. Еще совсем маленькие мальчики в возрасте пяти, шести лет обучаются дракам голыми руками. Нет ни правил, ни ограничений во времени. Цель в том, чтобы причинить максимальный ущерб и как можно быстрее, пока кто-нибудь не упадет без сил. Тренеры мальчиков берут деньги с глазеющих зрителей. Я видел asharibe, которые были жестоко избиты, почти ослепшие, даже убитые во время таких состязаний. Они дерутся со сломанными запястьями или ребрами, если нужно. - Кэм рассеянно приглаживал волосы Амелии, а потом добавил: - В нашем таборе таких не было. Наш Баро решил, что это слишком жестоко. Мы, конечно, учились драться, но это не было смыслом нашей жизни, способом выживания.

- Меррипен… - прошептала Амелия.

- Что я могу сказать, так то, что для него все это было намного хуже. Человек, который вырастил его… - Кэм, который всегда выражал свои мысли четко, с трудом мог продолжить сейчас и подобрать нужные слова.

- Его дядя? - помогла ему с ответом Амелия.

- Наш дядя. - Кэм уже говорил ей, что он и Меррипен братья. Но он еще не доверил ей тайну о том, что рассказала им Шури. - Похоже, что он растил Меррипена, словно собаку для битья.

Амелия побледнела

- Что ты имеешь в виду?

- Меррипена растили так, чтоб он стал таким же злым, как выдрессированное животное. Его морили голодом и плохо с ним обращались, пока он не переходил в состояние полной готовности драться с кем угодно при любых обстоятельствах. И его обучили впитывать любое оскорбление, которое было предназначено ему, и использовать свою агрессию и злость против своего противника.

- Бедный мальчик, - с трудом пробормотала Амелия. - Это объясняет многое, когда он впервые появился у нас. Он был только наполовину прирученным. Но… это было очень давно. Его жизнь с тех пор во многом изменилась. И если однажды он так сильно страдал, разве он не хочет быть любимым теперь? Неужели не хочет быть счастливым?

- Все не так просто, любимая. - Кэм улыбнулся, увидев ее озадаченное лицо. Не удивительно, что Амелии, которая выросла в большой и дружной семье, было трудно понять человека, который боялся своих естественных потребностей так, словно это были его заклятые враги. - Что, если бы все твое детство тебя учили, что единственный смысл твоего существования - причинить зло другим, сделать им больно? Что насилие - вот для чего ты рожден. Как ты разучилась бы всему этому? Ты не сможешь этого сделать. Ты просто пропитываешься этим учением, всегда зная, что скрывается за твоей внешностью.

- Но… очевидно ведь, что Меррипен изменился. Он мужчина, обладающий многими хорошими качествами и способностями.

- Меррипен бы с этим не согласился.

- Хорошо, но Уин ясно дала понять, что примет его несмотря ни на что.

- Не важно, что она примет его. Он настроен защитить ее от себя самого.

Амелия ненавидела сталкиваться с проблемами, у которых не было решения.

- Тогда, что мы можем сделать?

Кэм опустил голову, чтобы поцеловать кончик ее носа.

- Я знаю, как ты ненавидишь слышать это, любовь моя, но… ничего. Все в их руках.

Она тряхнула головой, и что-то проворчала ему в плечо.

- Что ты сказала? - удивленно спросил он.

Она подняла на него свой взгляд, и самоуверенная улыбка коснулась ее губ.

- Нечто вроде того, что очень не хочу оставлять будущее Меррипена и Уин в их руках.


В последний раз, когда Уин и Лео видели поместье Рэмси, это было обветшалое, полусгоревшее здание, а земля вокруг была бесплодной, покрытой сорняками и щебнем. И в отличие от членов семьи, они не видели стадии преображения и восстановления дома.

Богатое южное графство Гемпшира охватывало прибрежную землю, покрытую вересковыми пустошами, с древними лесами, полными диких животных. В Гемпшире климат был более мягким, умеренным и более солнечным, чем другие части Англии, из-за своего выгодного местонахождения. Хотя Уин и не жила здесь долго до того, как отправиться в клинику доктора Хэрроу, у нее было такое ощущение, словно она вернулась домой. Место это было приветливым, дружелюбным, с торговым городком под названием Стоуни-Кросс, до которого можно было дойти за несколько минут.

Казалось, даже погода Гемпшира решила представить поместье в самом выгодном свете. Сияли яркие лучи солнца, а по небосводу в живописном беспорядке плыли пара белых облачков.

Экипаж проехал мимо домика привратника, построенного из серовато-синего высококачественного кирпича с множеством пузырчатых пустот.

- Они называют его Синим Домом, - заговорила мисс Маркс, - по очевидным причинам.

- Как мило! - воскликнула Уин. - Я раньше никогда не видела кирпичей такого цвета в Гемпшире.

- Стаффордширский синий кирпич, - пояснил Лео, вытянув шею, чтобы рассмотреть другую часть дома. - Теперь, когда есть возможность привозить кирпичи с других мест на поезде, строителям нет нужды делать их на территории строительства.

Они медленно проезжали по длинной аллее, приближаясь к дому, который был окружен молодыми кустами роз и живой изгородью и бархатной зеленой лужайкой с прогулочной дорожкой, усыпанной белым гравием.

- Боже мой! - ошеломленно пробормотал Лео, когда они добрались до самого дома.

Это было строение с множеством фронтов, построенных из тех же пузырчатых кирпичей, и с яркими, светлыми мансардами. Синевато-серая шифер обрисовывал ребра крыши и пролеты, обнесенные контрастирующей терракотовой черепицей. И все же это было похоже на тот старый дом, только гораздо более улучшенный. И что осталось от старой постройки, было так мило переделано и отремонтировано, что с трудом можно было отличить старое от нового.

Лео не мог оторвать взгляда от дома.

- Меррипен говорил, что они сохранили некоторые комнаты и укромные места в их первоначальном виде. Я вижу еще больше окон. И он еще добавил крыло для слуг.

Люди работали повсюду: извозчики, скотоводы, кладовщики, лесорубы, каменщики; садовники подрезали изгороди, конюшие мальчики и лакеи выбегали к подъезжающим экипажам. Поместье не только ожило, оно процветало.

Увидев поглощенного всеми этими переменами лицо брата, Уин почувствовала волну благодарности к Меррипену, который сотворил все это. Во благо Лео вернуться к такому. Это послужит благоприятным началом новой жизни.

- Домашний штат прислуги было необходимо расширить, - сказала мисс Маркс, - но те, кого нанял мистер Меррипен, оправдали его ожидания. Мистер Меррипен требовательный управляющий, но также он добр. Они сделают все, чтобы только угодить ему.

Лакей помог Уин выбраться из экипажа, и она позволила ему проводить себя до входных дверей. Изумительные двустворчатые двери с низкими панелями из твердой древесины, вверху которых были вставлены стекла, являя взору светлые окна. Как только Уин дошла до верхней ступени, двери открылись, и показалась женщина средних лет с рыжими волосами и веснушчатым лицом. На ее крепкой, пышущей здоровьем фигуре ладно сидело черное платье с высоким, зарытым наглухо воротом.

- Добро пожаловать, мисс Хатауэй, - тепло поприветствовала она. - Я миссис Барнстейбл, экономка. Как мы рады, что вы вернулись к нам в Гемпшир!

- Благодарю вас, - пробормотала Уин, следуя за ней в вестибюль.

Глаза Уин расширились от вида прекрасно обставленного помещения. Здесь все сияло и сверкало. Высокий двухъярусный холл был отделан деревянной обшивкой, раскрашенной в кремовый цвет. Серая каменная лестница располагалась в задней части прихожей. А черная железная балюстрада мерцала в дневном свете, без единого пятнышка на ней. Всюду пахло мылом и свежим воском.

- Удивительно, - выдохнула Уин. - Это совершенно новое место.

Лео подошел к ней. Впервые у него не оказалось бойкого замечания, и он не стал скрывать своего искреннего восхищения.

- Черт возьми, это настоящее чудо! - сказал он. - Я удивлен и потрясен. - Он повернулся к экономке. - Где Меррипен, миссис Барнстейбл?

- На лесном складе, милорд. Он помогает разгружать повозки. Бревна очень тяжелые, и рабочим иногда требуется помощь мистера Меррипена.

- У нас есть лесной склад? - спросил Лео.

Мисс Маркс ответила на его вопрос.

- Мистер Меррипен планирует построить дома для новых фермеров-арендаторов.

- Я впервые об этом слышу. Почему мы должны строить дома для них? - Тон Лео не был порицающим, только заинтересованным. Но губы мисс Маркс сжались так, словно она восприняла его вопрос как осуждение.

- Большинство арендаторов, чтобы стать частью вашего поместья, были соблазнены обещанием иметь новые дома. Они успешные фермеры, образованные и дальновидные люди, и мистер Меррипен считает, что их присутствие здесь поспособствует процветанию имения. Другие владельцы здешних поместий, таких как Стоуни-Кросс-Парк, тоже строят дома для своих арендаторов и рабочих…

- Хорошо, - прервал ее Лео. - Нет нужды защищаться, мисс Маркс. Бог свидетель, я не собираюсь мешать планам Меррипена после того, как я увидел, что он здесь сотворил. - Он посмотрел на экономку. - Если вы покажете дорогу, миссис Барнстейбл, я пойду и найду Меррипена. Может, я мог бы помочь им в разгрузке повозки с древесиной.

- Лакей покажет вам дорогу, - тут же ответила экономка. - Но работа очень опасна, милорд, и не подходит человеку с вашей комплекцией.

А мисс Маркс добавила легким, но едким тоном:

- Кроме того, сомнительно, что от вас будет прок.

Рот экономки от удивления раскрылся.

Уин еле сдержала усмешку. Мисс Маркс разговаривала так, словно Лео был маленьким слабым человеком, а не здоровым мужчиной ростом в шесть футов.

Лео сардонически улыбнулся гувернантке.

- Я в более хорошей физической форме, чем вы думаете, мисс Маркс. Вы даже не представляете, какая сила спрятана под этим сюртуком.

- И премного благодарна за это.

- Мисс Хатауэй, - поспешно проговорила экономка, в надежде рассеять непонятную вражду и исчерпать конфликт. - Могу я показать вам вашу комнату?

- Да, благодарю.

Услышав голос сестры, Уин повернулась и увидела входящую в прихожую Амелию вместе с мистером Роаном.

- Ну, как? - спросила она с усмешкой, руками показывая на все то, что их окружало.

- Так прелестно, что не описать словами, - ответила Уин.

- Давай немного передохнем с дороги, освежимся и смоем пыль, а потом я покажу тебе все.

- Я буду готова через несколько минут.

Уин направилась к лестнице с экономкой.

- Как давно вы работаете здесь, миссис Барнстейбл? - спросила она, когда они добрались до второго этажа.

- Год, или около того. С тех пор как дом стал обитаем. Раньше я работала в Лондоне, но старый хозяин продал свои владения, а новый уволил большую часть слуг и заменил их своими. Я отчаянно нуждалась в работе.

- Мне жаль услышать такое. Но очень рада за нашу семью.

- Было не так просто, - сказала экономка, - собирать вместе штат слуг и обучать их нужному делу. Я признаю, меня несколько смущало то, что я получу в этой должности, но мистер Меррипен оказался очень убедительным.

- Да, - рассеянно согласилась Уин, - трудно отказать ему.

- Он человек необычайной силы, надежный и непоколебимый, этот мистер Меррипен. Меня часто восхищает то, как он умудряется оказаться в гуще событий, одновременно работая с плотниками, с малярами, с кузнецами, со старшим грумом… Всем требуется его внимание и помощь. И он всегда трезв на голову. Мы едва обходимся без него. Он опорный камень этого поместья. На нем здесь все держится.

Уин мрачно кивнула, глядя на комнаты, мимо которых они проходили. Кругом все было отделано деревянной обшивкой, светло-вишневая мебель, покрытая мягкой бархатной обивкой, вместо тех темных обивок, которые сейчас были в моде. Девушка с сожалением подумала, что ей никогда не придется вдоволь наслаждаться этим чудесным домом, кроме мимолетных визитов.

Миссис Барнстейбл повела ее в красивую комнату, окна которой выходили в сад.

- Вот ваша комната, - сказала экономка. - Никто здесь не жил раньше.

Кровать была отделана светло-голубыми панелями, а покрывало сделано из белого льна. Здесь также стоял изящный женский письменный стол в углу и матовый платяной шкаф из клена со встроенным поверх одной двери наружным зеркалом.

- Мистер Меррипен сам лично выбирал обои, - сказала миссис Барнстейбл. - Он чуть не свел с ума дизайнера, настояв на изучении сотен образцов, пока не нашел вот эти.

Обои были белого цвета с изящными цветочными ветками. И между веток на прутике сидела небольшая… малиновка.

Медленно Уин подошла к одной из стен и коснулась птицы кончиками своих пальцев. Взгляд ее затуманился от нахлынувших воспоминаний… Во время долгого выздоровления от скарлатины, когда она уставала от долгого удерживания книги в руках и никто не был свободен, чтоб читать для нее, она лежала и смотрела в окно на гнездо малиновки на соседнем кленовом дереве. Она наблюдала за неоперившимися птенцами, вылупившимися из синих яиц, следя за их маленькими розвенькими тельцами, испещренными голубыми прожилками вен. Она наблюдала, как они покрываются перьями, как мама малиновка кормила их, заполняя едой маленькие клювики. И Уин наблюдала, как один за другим птенцы покидали свое гнездо, в то время как она оставалась в своей постели.

Меррипен, несмотря на боязнь высоты, часто взбирался на лестницу, чтобы помыть окно второго этажа для нее. Он хотел, чтобы вид на внешний мир для нее был чистым.

Он говорил, что небо всегда должно быть голубым для нее.

- Вы любите птиц, мисс Хатауэй? - спросила экономка.

Уин кивнула, не оглядываясь, боясь, что ее лицо покраснело от пронзивших ее чувств.

- Малиновок особенно, - еле прошептала она.

- Лакей скоро принесет ваши саквояжи, а одна из горничных распакует ваши вещи. И если вы захотите умыться, в умывальнике есть чистая вода.

- Благодарю.

Уин подошла к фарфоровому кувшину и прыснула прохладной водой неуклюжими дрожащими руками на лицо и шею, не замечая капель, которые упали на лиф ее платья. Вытерев лицо полотном, она почувствовала мимолетное облегчение от болезненного румянца, которым залилась недавно.

Услышав скрип половиц, Уин резко обернулась. Меррипен стол у порога, наблюдая за ней. Проклятый румянец вновь залил ее лицо. Она хотела оказаться на другой стороне планеты. Она никогда больше не желала видеть его. Но в тоже время девушка жадно разглядывала его, впитывая в себя каждую его черточку… Вид его распахнутой у ворота белой льняной рубашки, которая резко контрастировала с темно ореховым загаром кожи… Короткие прямые пряди волос, запах разгоряченного, напряженного тела, который достигал ее чувствительных ноздрей. Его огромная фигура заставила ее замереть от желания. Уин жаждала попробовать губами вкус его кожи. Умирала от желания почувствовать его пульс. Если бы только он пришел к ней таким, какой он есть, в эту минуту, и повалил бы ее на кровать своим тяжелым, сильным телом, и взял ее. Раздавил бы ее.

- Как прошла поездка из Лондона? - спросил он без всякого выражения на лице.

- Я не собираюсь вести с тобой бессмысленный разговор.

Уин пошла к окну и сквозь затуманенный взгляд попробовала рассмотреть темные леса далеко от поместья.

- Тебе нравится твоя комната?

Она кивнула, не глядя на него.

- Если тебе что-нибудь понадобиться…

- У меня есть все, что мне нужно, - прервала его Уин. - Благодарю.

- Я хочу поговорить о другом…

- Все в порядке, - проговорила она, стараясь, чтобы голос звучал спокойно. - Тебе не надо извиняться за то, что ты не сделал мне предложения.

- Я хочу, чтобы ты поняла…

- Я действительно все понимаю. И уже простила тебя. Возможно, это успокоит твою советь, когда ты услышишь, что так будет гораздо лучше для меня.

- Мне не нужно твое прощение, - жестко сказал он.

- Хорошо, я не прощаю тебя. Как тебе будет угодно.

Она больше ни секунды не могла находиться с ним в одной комнате наедине. Ее сердце было разбито, она даже чувствовала, как оно треснуло. Опустив голову, девушка шагнула вперед, пытаясь пройти мимо его неподвижной фигуры. Уин не намеревалась остановиться, но до того, как пересечь порог, она остановилась на расстоянии вытянутой руки от него. Была одна вещь, которую она хотела сказать ему. Невозможно было сдержать эти слова в себе.

- Случайно, - донесся до нее ее невыразительный голос, - я вчера навестила одного доктора в Лондоне. Я поведала ему историю своей болезни, и попросила оценить состояние моего здоровья. - Зная, как пристально Меррипен смотрит на нее, девушка продолжила: - По его профессиональному мнению, нет никаких причин, почему я не могу иметь детей, если я их захочу. Он сказал, что нет никакой гарантии для любой женщины, что роды пройдут без риска для здоровья. Но я буду жить полной жизнью. У меня будут супружеские отношения с моим мужем, и если Бог захочет, я когда-нибудь стану матерью. - Она замолчала, но потом добавила с горечью, словно это был не ее голос. - Джулиан будет так рад услышать это. Ты так не думаешь?

Если удар и проник сквозь защитный барьер Меррипена, он ничем этого не выдал.

- Ты должна кое-что узнать о нем, - спокойно сказал Меррипен. - Семья его первой жены, Лэнхемы, подозревают, что он причастен к ее смерти.

Голова Уин резко повернулась к нему, и она посмотрела на него сузившимися глазами.

- Я не думала, что ты падешь так низко. Джулиан мне все рассказал. Он любил ее. Он сделал все возможное, чтобы вылечить ее. Когда она умерла, он был раздавлен и опустошен. И ее семья стала мучить его. В горе и отчаянии, им нужно было кого-то обвинить во всем этом. Джулиан стал удобным козлом отпущения.

- Лэнхемы утверждают, что он вел себя очень подозрительно после ее смерти. Он не казался безутешным мужем, потерявшим свою любимую жену.

- Не все люди показывают свое горе так, как другие, - подхватила она. - Джулиан - доктор, он научился быть сдержанным во время лечения, потому что так лучше для его пациентов. Естественно он не позволил себя рассыпаться на части, какой бы глубокой не была его боль. Как ты смеешь осуждать его?

- Неужели ты не понимаешь, что ты можешь быть в опасности?

- Мне опасаться Джулиана? Опасаться человека, который вылечил меня? - Она недоверчиво покачала головой, усмехнувшись. - Ради нашей былой дружбы я позабуду, что ты сказал такое, Кев. Но запомни, впредь я не буду терпеть подобных оскорблений в адрес Джулиана. Помни, что он заступился за меня тогда, когда ты от меня отказался.

Она стремительно прошла мимо него, не ожидая его реакции, и увидела старшую сестру, которая одна шла по коридору к ней.

- Амелия, - весело позвала Уин сестру. - Ну, что же, начнем наш осмотр? Мне не терпится увидеть здесь все.


Глава 16 (перевод: Barukka, бета-ридинг: Оксана-Ксю, вычитка: Фройляйн)


И хотя Меррипен ясно дал понять домочадцам поместья Рэмси, что хозяином был Лео, а не он, прислуга и рабочие по-прежнему считали его главным. Именно к нему в первую очередь обращались со всеми проблемами. И Лео не без удовольствия позволял этому так и оставаться, сам в это время знакомясь со вновь востановленным поместьем и его жителями.

- Я не полный идиот, несмотря на признаки обратного,- сухо сказал он Меррипену, во время поездки к восточной границе имения однажды утром. - Принятые тобой меры явно действуют. Я не собираюсь все испортить, пытаясь показать кто хозяин поместья. Говорю это для того… Я действительно могу предложить несколько усовершенствований по размещению жилья для арендаторов.

- Да?

- Несколько недорогих изменений в планировке сделали бы дома более удобными и привлекательными. И если, в конечном счете, планируется построить своего рода поселение в поместье, возможно, нам следует придумать ряд проектов коттеджей.

- Ты хочешь работать над планами и строениями? - спросил Меррипен, удивленный явным интересом обычно вялого лорда.

- Если ты не возражаешь.

- Конечно, нет. Это твое поместье. - Меррипен с любопытством разглядывал его. - Ты думаешь о возвращении к своей прежней профессии?

- По правде говоря, да. Я мог бы начать как наемный архитектор. Посмотрим, куда могут привести некоторые серьезные изменения. Хотя имеет смысл получить первый опыт на домах моих собственных арендаторов. - Он усмехнулся. - Я рассчитываю на то, что они с меньшей вероятностью, чем посторонние, предъявят мне иск.

В имении, настолько густо заросшем деревьями, как земли Рэмси, прореживать лес было необходимо каждые десять лет. По расчетам Меррипена, в поместье было пропущено, по меньшей мере, два предыдущих цикла, что означало наличие как хорошей тридцатилетней древесины так и мертвых, больных и угнетенных деревьев, от которых предстояло очистить леса.

К досаде Лео, Меррипен настаивал на том, чтобы протащить его через весь процесс, до тех пор, пока он не будет знать о деревьях намного больше, чем когда-либо хотел узнать.

- Правильное прореживание помогает природе, - сказал он в ответ на ворчание Лео. - Лес имения будет иметь более здоровую древесину и гораздо бульшую ценность, если удалить одни деревья, чтобы дать возможность расти другим.

- Я предпочел бы оставить деревьям улаживать это между собой, - сказал Лео, на что Меррипен не обратил внимания.

Для дальнейшего обучения как Лео, так и себя, Кев устроил встречу с небольшим штатом лесничих поместья. Они вышли осмотреть несколько деревьев, в то время как лесники объясняли, как измерить длину и обозначить поперечную область дерева для определения количества кубов. Используя измерительную ленту, двадцатифутовый прут и лестницу, они сделали некоторые предварительные оценки.

Прежде чем Лео успел понять как это случилось, он обнаружил себя на верху лестницы, помогающим снять мерки.

- Могу я спросить почему, - обратился он вниз к Меррипену, - случилось так, что ты стоишь на земле, в то время как я здесь рискую своей шеей?

- Твое дерево, - коротко подчеркнул тот.

- Шея тоже моя!

Лео пришел к выводу, что Меррипен хотел добиться от него активного интереса к делам поместья, большим и маленьким.

В эти дни аристократический землевладелец не мог просто расслабиться в библиотеке и выпить портвейн, насколько бы привлекательной ни была эта мысль. Конечно, он мог передать обязанности по ведению поместья управляющим и прислуге, но это означало риск быть обчищенным.

В то время как они пробегались по остальным пунктам в ежедневном списке дел, который, казалось, с течением недели становился только длиннее, Лео начал понимать, какую огромную работу проделал Меррипен за последние три года.

Большинство управляющих поместьем были этому обучены и многие сыновья пэров с младых ногтей учились справляться с различными проблемами имения, которое они однажды унаследуют.

Меррипен по-другому узнавал об управлении домашним скотом, сельском хозяйстве, лесоводстве, строительстве, земельных улучшениях, заработной плате, прибыли, арендной плате - без подготовки и времени. Но этот человек идеально справлялся со всем. Он имел отличную память, вкус к тяжелой работе, и неустанный интерес к деталям.

- Признайся, - сказал Лео после одной особенно нудной беседы о сельском хозяйстве. - Ты хоть иногда считаешь это действительно скучным? Наверное, голова раскалывается после часа обсуждения того, насколько интенсивным должен быть севооборот, сколько пахотных земель следует выделить для зерна и бобов?

Меррипен тщательно обдумывал ответ, как будто ему никогда не приходило в голову, что он должен находить что-то в работе поместья утомительным.

- Нет, если это должно быть сделано.

Именно тогда Лео, наконец, понял. Если Меррипен выбрал цель, ни одна задача не будет ниже его достоинства, никакие детали не будут слишком мелкими. Нет таких трудностей, которые удержали бы его. И эта трудолюбивая черта характера, которую Лео высмеивал в прошлом, нашла хорошее применение. Бог или дьявол помогают тем, кто встречался на пути цыгана.

И все же у Меррипена была одна слабость.

К этому времени каждому в семье стало известно о пылкой и неосуществимой привязанности между ним и Уин. И все они знали, что упоминание об этом не принесет ничего, кроме неприятностей. Лео никогда не видел, чтобы два человека так отчаянно боролись против взаимного влечения.

Еще совсем недавно он сам, без малейших колебаний, выбрал бы для Уин доктора Хэрроу. Выйти замуж за цыгана было верным падением в глазах всего мира. И в Лондонском обществе считалось совершенно разумным жениться ради выгоды, а любовь находить в другом месте. Однако для Уин это было неприемлемо. Ее сердце было слишком чистым, чувства слишком сильными. И, видя борьбу своей сестры за выздоровление, непоколебимую твердость ее характера, Лео было чертовски обидно, что она не может получить в мужья того, кого хочет.

На третье утро после их прибытия в Гемпшир, Амелия и Уин вышли прогуляться по замкнутому маршруту, ведущему, в конечном счете, назад к имению Рэмси. Свежий воздух, ясный день, местами покрытая грязью тропинка, луга, изобилующие таким количеством белых луговых ромашек, что, на первый взгляд, казались устланными свежевыпавшим снегом.

Амелия, обожавшая прогулки, легко подстроилась под быстрый шаг Уин.

- Я люблю Стоуни Кросс, - сказала Уин, наслаждаясь приятным, прохладным воздухом. - И считаю его в большей степени своим домом, чем Примроуз-Плэйс, даже несмотря на то, что никогда не задерживалась здесь надолго.

- Да. Есть что-то особенное в Гемпшире. Каждый раз, возвращаясь сюда из Лондона, я чувствую невероятное облегчение. - Взяв за ленты снятую шляпку, Амелия легко покачивала ее в такт шагам.

Она казалась поглощенной пейзажем, колыханием цветов, щелканьем и жужжанием насекомых, копошащихся среди деревьев, ароматом согретых солнцем трав и пряным запахом полевой горчицы.

- Уин, - наконец сказала она задумчиво. - Тебе не обязательно покидать Гемпшир, ты же знаешь.

- Знаю.

- Наша семья может выдержать любой скандал. Посмотри на Лео. Мы пережили все его…

- По меркам скандальности, - нетерпеливо прервала ее Уин, - думаю, я умудрилась сделать что-то даже более безнравственное, чем Лео.

- Не думаю, что такое возможно, дорогая.

- Мы обе хорошо знаем, что утрата целомудрия женщиной может погубить семью гораздо эффективнее, чем потеря чести мужчиной. Это не честно, но так и есть.

- Ты не теряла невинность, - сказала Амелия возмущенно.

- Уж поверь мне, не из-за отсутствия попыток. Я хотела потерять. - Глядя в лицо старшей сестры, Уин поняла, что шокировала ее. Она слабо улыбнулась. - Амелия, ты считаешь, что я выше подобных чувств?

- Ну… да, я действительно так полагала. Ты никогда не грезила о красивых парнях, не говорила о баллах и вечеринках, не мечтала о будущем муже.

- Это из-за Меррипена, - призналась Уин. - Он - все чего я когда-либо хотела.

- О, Уин, - прошептала Амелия. - Мне так жаль.

Уин взобралась на ступеньки, ведущие к узкому проходу в каменном ограждении; Амелия следовала за ней. Они шли по травянистой пешей дорожке, лесной тропинке, и дальше, к небольшому мосту, пересекающему ручей.

Амелия взяла сестру за руку.

- В свете того, что ты мне сейчас рассказала, я еще решительнее настроена против твоей свадьбы с Хэрроу. Я имею в виду, ты можешь выйти за него, если действительно хочешь, но не делай этого из-за страха перед скандалом.

- Я хочу. Я испытываю к нему симпатию и уверена, что он - хороший человек. Если останусь здесь, это приведет к бесконечным мукам для меня и Меррипена. Один из нас должен уехать.

- Но почему обязательно ты?

- Меррипен необходим здесь. Он принадлежит этому месту. А мне действительно все равно, где жить. В сущности, думаю, будет даже лучше начать все сначала где-нибудь в другом месте.

- Кэм собирается поговорить с ним, - сказала Амелия.

- О нет, он не должен этого делать! Не от моего имени. - Уин повернулась лицом к Амелии, чувствуя, как в ней восстает гордость. - Не позволяй ему. Пожалуйста.

- Я не могу остановить Кэма, как бы сильно ни старалась. Он поговорит с Меррипеном не ради тебя, Уин. А ради него самого. Мы по-настоящему опасаемся того, что с ним станет, когда он окончательно потеряет тебя.

- Он уже меня потерял, - решительно ответила Уин. - Потерял в тот момент, когда отказался поддержать. И мой отъезд на нем никак не отразится. В сущности, мне кажется, что он презирает вещи, доставляющие ему удовольствие, потому что наслаждение может сделать его чем-то мягче, а этого он никогда не допустит.

Черты ее лица выглядели застывшими. Чувствуя щемящую боль, Уин начала массировать лоб.

- Чем больше он заботится обо мне, тем решительней старается оттолкнуть.

- Мужчины, - проворчала Амелия, пересекая пешеходный мост.

- Меррипен уверен, что ему нечего предложить мне. Это своего рода высокомерие, тебе не кажется? Решать что мне нужно. Пренебрегая моими чувствами. Ставя меня так высоко на пьедестал, он избавляет себя от всякой ответственности.

- Не высокомерие, - мягко поправила Амелия. - Страх.

- Допустим, но я не собираюсь так жить. Не хочу подчиняться своим страхам. Или его.- Уин немного расслабилась, и чувствуя, как к ней возвращается хладнокровие, призналась. - Я его люблю, но если для женитьбы его нужно принудить или загнать в ловушку, то мне он не нужен. Я хочу добровольного супруга.

- Конечно, никто не может винить тебя за это. Меня всегда по-настоящему раздражало выражение ''подцепить мужа''. Как будто это форель, которую нам посчастливилось поймать на крючок и выдернуть из воды.

Несмотря на свою подавленность, Уин не смогла сдержать улыбки.

Они энергично шагали по влажному, согретому солнцем ландшафту. Поскольку в итоге они достигли Рэмси, то увидели останавливающийся у входной двери экипаж.

- Это Джулиан,- сказала Уин.- Так рано! Он, должно быть, покинул Лондон задолго до первых лучей солнца. Она ускорила шаг и оказалась рядом как раз, когда он выходил из кареты.

Невозмутимая привлекательность Джулиана нисколько не пострадала от долгого путешествия из Лондона. Он взял руки Уин, крепко сжал их и улыбнулся сверху вниз.

- Добро пожаловать в Гемпшир, - сказала она.

- Спасибо, дорогая. Вы уже гуляли?

- И довольно активно, - с улыбкой заверила она его.

- Очень хорошо. Вот, у меня есть кое-что для вас. - Порывшись в кармане, он извлек небольшой предмет. Уин почувствовала, как он надевает кольцо ей на палец. Девушка опустила взгляд на рубин, того самого оттенка красного, больше известного как "голубиная кровь", в окружении золота и бриллиантов.

- Говорят, - сказал ей Джулиан,- что, владея рубином, обретаешь довольство и мир.

- Спасибо, это очень мило, - пробормотала она, наклоняясь вперед.

Почувствовав мягкое прикосновение его губ к своему лбу, Уин закрыла глаза. Довольство и мир… Возможно однажды, с Божьей помощью, она их почувствует.


Кэм сомневался в собственном здравомыслии, приближаясь к работающему на лесном складе Меррипену. Какое-то время он наблюдал, как тот помогал трем лесничим выгружать из грузового вагона массивные бревна. Работа была опасной и одна допущенная ошибка могла привести к серьезному ранению или смерти. Используя наклонные доски и длинные рычаги, мужчины дюйм за дюймом скатывали бревна на землю. Хрипя от усилий, напрягая мускулы, они изо всех сил старались управлять опускаемым грузом. Как наиболее крупный и сильный член группы, Меррипен занял место посередине, что сильно снижало для него вероятность спастись, если бы что-то пошло не так.

Обеспокоенный, Кэм шагнул вперед, чтобы помочь.

- Назад, - рявкнул Меррипен, увидев его краем глаза.

Кэм немедленно остановился. Лесники работали по определенной технологии, понял он.

Любой помощник, не знающий их порядок действий, мог по неосторожности нанести вред всем.

Он ждал, наблюдая, как бревна были благополучно спущены на землю. Лесники тяжело дышали, наклонившись вперед и уперев руки в колени, пытаясь восстановить силы после огромного напряжения. Все кроме Меррипена, вонзившего опасно острый подручный крюк в одно из бревен. Он повернулся лицом к Кэму, продолжая удерживать пару клещей.

Кев выглядел демонически: темное, покрытое потом, лицо, глаза, горевшие адским огнем.

И хотя Кэм хорошо узнал его за последние три года, он никогда не видел Меррипена таким.

Он был похож на проклятую душу, без надежды или желания обрести искупление.

Боже, помоги мне, подумал Кэм. Как только Уин выйдет замуж за доктора Хэрроу, Меррипен может стать неконтролируемым. Припоминая все проблемы, доставленные Лео, Кэм внутренне застонал.

Он испытывал желание умыть руки ото всей этой проклятой неразберихи, логично рассудив, что найдутся более приятные дела, чем борьба за здравомыслие его брата. Стоило бы позволить Меррипену столкнуться с последствиями своего выбора.

Но потом Кэм представил, как он сам повел бы себя, если бы кто-то или что-то угрожало отобрать у него Амелию. Естественно, не намного лучше. В нем поднялось невольное сострадание.

- Что тебе нужно? - коротко спросил Меррипен, откладывая клещи.

Кэм медленно приблизился.

- Хэрроу здесь.

- Я видел.

- Собираешься пойти поздороваться?

Меррипен смерил Кэма пренебрежительным взглядом.

- Лео - хозяин дома. Он может поприветствовать ублюдка.

- Пока ты прячешься здесь на лесном складе?

Глаза темно-кофейного цвета сузились.

- Я работаю, а не прячусь. А ты путаешься под ногами.

- Я хочу поговорить с тобой, phral.

- Не называй меня так. Твое вмешательство мне не требуется.

- Кто-то должен попытаться образумить тебя, - мягко сказал Кэм. - Посмотри на себя, Кев. Ведешь себя как зверь, в которого и пытался превратить тебя rom baro.

- Заткнись, - хрипло сказал Меррипен.

- Позволяешь ему решать за тебя всю оставшуюся жизнь, - не отступал Кэм. - Ты изо всех сил стягиваешь вокруг себя эти проклятые цепи.

- Если ты сейчас же не закроешь рот…

- Если бы ты вредил только себе, я не сказал бы ни слова. Но ты и ей причиняешь такую же боль и не похоже, что собираешься…

Кэм был прерван кинувшимся к нему Меррипеном, нападающим с кровожадной силой, отбросившей их обоих на землю. Удар был тяжелым, даже несмотря на мягкую от грязи землю.

Они перекатились дважды, трижды, каждый стремился прижать противника к земле.

Меррипен был адски тяжелым.

Понимая, что, будучи придавленным, получит серьезный вред здоровью, Кэм высвободился из хватки и вскочил на ноги. Заняв оборонительную стойку, он выставил блок и отступил, когда Меррипен с тигриным проворством одним прыжком поднялся вверх.

Все лесники кинулись вперед, двое схватили Меррипена и оттащили назад, еще один бросился на Кэма.

- Ты такой идиот, - выкрикнул Кэм, впиваясь взглядом в Меррипена. Он стряхнул человека, пытавшегося его удержать. - Ты твердо намерен сам все испортить, несмотря ни на что, не так ли?

Меррипен рванулся, на лице вспыхнула жажда убийства, в то время как рабочие изо всех сил удерживали его. Кэм с отвращением покачал головой.

- Минуту или две я надеялся на рациональную беседу, но очевидно тебе это не под силу. - Он взглянул на лесников. - Отпустите его! Я могу с ним справиться. Легко победить человека, позволяющего эмоциям отобрать у него самое дорогое.

При этих словах Меррипен предпринял видимое усилие справиться с бушующим в глазах гневом, остужая его до блеска холодной ненависти. Постепенно, с той же осторожностью, с которой спускали тяжелые бревна, способные рухнуть в любой момент, лесники отпустили его руки.

- Ты изложил свою точку зрения, - сказал Кэм Меррипену. - И, очевидно, собираешься придерживаться ее до тех, пока всем не докажешь. Позволь мне сэкономить твои усилия и согласиться с тобой. Ты ей не пара. - И он покинул склад, провожаемый яростным взглядом Меррипена.


Отсутствие Кева тем вечером бросило тень на весь ужин, не важно, насколько естественно все пытались вести себя. Удивительная вещь, Меррипен никогда не правил беседой и не занимал центральное место за столом, и все же без его ненавязчивого присутствия создавалось ощущение стула без ножки. Его уход всех вывел из равновесия.

Джулиан заполнял эту брешь, с обаянием и легкостью пересказывая забавные истории о его лондонских знакомых, обсуждая свою клинику, открывая происхождение методов лечения, оказывающих на его пациентов такое благотворное влияние.

Уин слушала и улыбалась. Она изображала интерес к окружающей обстановке, столу, заставленному фарфором и хрусталем, блюдам с хорошо приготовленной пищей, некоторым деталями искусно изготовленного столового серебра. Внешне она была спокойна. Но внутри эмоции сплелись в тугой клубок: гнев, желание и горе смешались настолько сильно, что она не могла определить, что сильнее.

В середине обеда, между подачей рыбы и мясных блюд, лакей с крошечным серебряным подносом подошел к Лео, сидевшему во главе стола, и протянул записку.

- Милорд, - пробормотал он.

За столом повисла тишина, пока все следили за читающим записку Лео. Небрежно спрятав лист бумаги в карман, он что-то шепнул лакею о подготовке его лошади.

Улыбка тронула губы Лео, когда он увидел устремленные на него напряженные взгляды.

- Прошу меня извинить, - спокойно сказал он. - Необходимо мое скромное участие в одном не терпящем отлагательства деле. - Его светло-голубые глаза сардонически вспыхнули, остановившись на Амелии. - Может быть, ты припрячешь для меня на кухне тарелку со сладеньким? Ты же знаешь, как я люблю такие пустячки.

- Любишь их есть или ими заниматься? - подколола Амелия и он усмехнулся.

- И то и другое, конечно. - Он встал из-за стола. - Еще раз извините.

Уин охватило беспокойство. Она знала, что это имело какое-то отношение к Меррипену, почувствовала каждой косточкой.

- Лео, - сказала она задушенным голосом. - Это…

- Все хорошо, - поспешно ответил он.

- Может, следует пойти мне? - Спросил Кэм, твердо глядя на Лео. Эта ситуация была в новинку для всех: Лео, решающий проблемы. Особенно ново для самого Лео.

- Ну уж нет, - ответил Лео. - Ни за что на свете, я не позволил бы лишить меня этого.


Тюрьма Стоуни-Кросс была расположена на Фишмонгер-Лейн. Местные жители называли карцер из двух комнат "загоном для скота". Это старинное выражение означало маленькую огороженную площадку, где содержались отбившиеся от стада животные, и проводило определенную параллель со средневековыми временами, когда еще практиковалась система открытых полей. Владелец потерянной коровы, овцы или козы обычно мог найти ее в загоне, где за некоторую плату имел право потребовать ее обратно. В настоящее же время алкоголики и мелкие правонарушители забирались своими родственниками почти таким же способом. Сам Лео провел больше, чем несколько ночей в этом "загоне". Но, насколько он знал, Меррипен никогда не конфликтовал с законом и уж точно никогда не обвинялся в пребывании в общественном месте в состоянии явного алкогольного опьянения, публично или кем-то персонально. До сих пор. Настолько противоположная смена ролей сильно смущала. Меррипен всегда был тем, кто забирал Лео из любой тюрьмы или другого надежно укрепленного места, в которое ему удавалось себя посадить.

Лео вкратце переговорил с окружным констеблем, который, казалось, так же поражен нелепостью происходящего.

- Могу я поинтересоваться характером преступления? - смущенно спросил Лео.

- Надрался и буянил в таверне, - ответил констебль. - Разыгрывал "Тома и Джерри"

с одним из местных.

- Из-за чего они сцепились?

- Местный сделал несколько замечаний о цыганах и выпивке, и это взорвало мистера Меррипена как петарду. - Поскребя голову, покрытую жесткими волосами, констебль задумчиво продолжил, - несколько человек встали на защиту Меррипена - он пользуется расположением у местных фермеров - но с ними он тоже подрался. И даже тогда они пытались внести за него залог. Сказали, что не похоже на него позволить спровоцировать себя на драку.

Из того, что я знаю о Меррипене, он - человек тихий. Не такой, как его соплеменники. Но я сказал "нет" и отказался принимать залог, пока он хоть немного не остынет. У этого парня кулаки размером с гемпширские луга. Я не выпущу его до тех пор, пока он не станет хотя бы наполовину трезвым.

- Могу я с ним поговорить?

- Да, милорд. Он в первой комнате. Я вас отведу.

- Не стоит беспокоиться, - весело сказал Лео. - Я знаю дорогу.

На что констебль усмехнулся.

- Полагаю, что знаете, милорд.

Вся обстановка камеры состояла из табурета на коротких ножках, пустого ведра и соломенного тюфяка, на котором сидел Меррипен, опираясь спиной о деревянную стену. Рука обвивала согнутую в колене ногу. Темная голова была опущена, свидетельствуя о полном поражении.

Кев поднял взгляд, когда Лео приблизился к ряду железных прутьев, отделяющих их. Его лицо было помятым и мрачным. Он смотрел так, будто ненавидел весь мир и всех кто его населяет.

Лео определенно был знаком с этим чувством.

- Ну, это что-то новенькое, - бодро заметил он. - Обычно ты находишься с этой стороны, а я - с той.

- Проваливай, - прорычал Меррипен.

- А это то, что я обычно говорю, - изумился Лео.

- Я тебя убью, - сказал Меррипен с глубокой искренностью в голосе.

- Это не придаст мне достаточно стимула вызволять тебя отсюда, не так ли? - Лео скрестил руки на груди и рассматривал мужчину с видом эксперта. Меррипен больше не был пьяным. Только злым, как черт. И страдающим. Лео рассудил, что в свете его собственных прошлых прегрешений, ему следует проявить больше терпения к этому человеку.

- Тем не менее, - продолжил Лео, - я освобожу тебя, поскольку ты много раз делал для меня тоже самое.

- Так сделай это.

- Скоро. А сейчас у меня есть несколько слов, которые я хочу сказать тебе. И, очевидно, что если сначала я тебя освобожу, ты тут же дашь деру как заяц от охотничьих гончих, и больше возможности мне не представиться.

- Говори что хочешь. Я не слушаю.

- Посмотри на себя. Ты грязный и помятый, заперт в "загоне для скота". Ты собираешься выслушать лекцию о своем поведении от меня, и, очевидно, ниже этого человек опуститься уже не может.

По всей видимости, эти слова были пропущены мимо ушей. Осмелевший Лео продолжил.

- Ты не годишься для этого, Меррипен. И абсолютно не умеешь пить. В отличие от таких людей, как я, которые становятся дружелюбнее, когда выпьют, ты превращаешься в злобного тролля. - Лео остановился, обдумывая как бы посильней его задеть. - Говорят, спиртное будит истинную внутреннюю сущность.

Это его задело. Цыган обжег Лео грозным взглядом, таившим в себе ярость и боль. Удивленный силой этой реакции, Рэмси поколебался, прежде чем продолжить.

Он понимал ситуацию лучше, чем этот парень мог или хотел представить. Возможно, Лео и не знал всех таинственных перипетий в прошлой жизни Меррипена, или запутанных нюансов его характера, сделавших невозможным для него получить любимую женщину. Но Лео знал одну простую вещь, отметающую все остальное.

Жизнь была слишком короткой.

- Черт тебя побери, - проворчал Лео, шагая взад и вперед. Он предпочел бы взять нож и отрезать кусок собственной плоти, чем говорить то, что собирался. Но у него было такое чувство, что он каким-то образом стоял между Меррипеном и его полным самоуничтожением, что несколько важных слов, ключевой аргумент, должны быть сказаны.

- Не будь ты таким упрямым ослом, - сказал Лео, - мне не пришлось бы этого делать.

Никого ответа. Даже мимолетного взгляда.

Лео повернулся в его сторону и потер затылок, разминая пальцами свои затекшие мышцы.

- Тебе известно, что я никогда не говорил о Лоре Диллард. В сущности, я, наверное, впервые произнес ее полное имя, с тех пор как она умерла. Но я собираюсь кое-что рассказать о ней, не только потому, что в долгу перед тобой за все, что ты сделал для поместья Рэмси, но и…

- Не надо, Лео. - Слова были жесткими и холодными. - Ты сам себя ставишь в неловкое положение.

- Ну, у меня это хорошо получается. А ты не оставил мне проклятого выбора. Ты хоть понимаешь, где находишься, Меррипен? Посажен в тюрьму своими собственными стараниями. И даже после того, как выйдешь отсюда, ты все еще останешься заключенным. Вся твоя жизнь будет тюрьмой. - Лео думал о Лоре, подробности ее внешности в его памяти были уже нечеткими. Но он помнил ее как солнечный свет в мире, ставшем мучительно холодным с момента ее смерти.

Ад не был ямой, полной огня и самородной серы. Адом было просыпаться в одиночестве, на простынях, влажных от слез и семени, и знать, что женщина, о которой мечтал, никогда не вернется.

- С тех пор, как я потерял Лору, - сказал Лео, - все, что я делаю - это ищу способ убить время. Мне сложно испытывать интерес хоть к чему-то. Но, я хотя бы могу жить, зная, что боролся за нее. По крайней мере, я провел с ней каждую чертову минуту, которую только мог. Она умерла, зная, что я люблю ее. - Он перестал шагать и презрительно уставился на Меррипена. - А ты просто отшвыриваешь все это - и разбиваешь сердце моей сестре - потому что ты - проклятый трус. Или дурак. Как ты можешь…

Он осекся, когда Меррипен бросился на прутья, тряся их, как сумасшедший.

- Заткнись, чёрт подери.

- Что получит каждый из вас от брака Уин и Хэрроу? - настаивал Лео. - Ты, совершенно очевидно, останешься в своей собственной тюрьме. Но Уин будет намного хуже. Она останется одна. Вдали от семьи. Замужем за человеком, видящем в ней не больше, чем декоративную безделушку, место которой на чертовой полке. Что случится, когда ее красота увянет и она потеряет для него привлекательность? Как он будет относиться к ней тогда?

Меррипен неподвижно застыл с искаженным лицом и жаждой убийства в глазах.

- Она - сильная девушка, - сказал Лео. - Я два года провел с Уин, наблюдая, как она принимает вызовы один за другим. После всех битв, которые выдержала, она, черт возьми, заслужила право принимать собственные решения. Если она хочет рискнуть и завести ребенка - если чувствует себя достаточно сильной - это ее право. И если ты тот мужчина, которого она хочет, не будь проклятым идиотом, отвергая ее. - Лео устало потер лоб. - Ни ты, ни я ничего не стоим, - пробормотал он. - О, ты можешь работать в поместье и показать мне, как подводить баланс в расходных книгах, управляться с арендаторами и проводить инвентаризацию в вонючей кладовой. Я полагаю, мы сможем продолжать так достаточно долго. Но ни один из нас не будет жив даже наполовину, как и большинство людей; разница лишь в том, что мы будем знать об этом.

Лео сделал паузу, слегка удивленный напряженным ощущением вокруг своей шеи, как если бы на ней была затянута петля.

- Амелия рассказала мне однажды об опасениях, какое-то время беспокоивших ее. Она сказала, что когда мы с Уин заболели скарлатиной, ты сделал ядовитый настой из беладонны в гораздо большем количестве, чем это было необходимо. И держал чашку с ним на ночной тумбочке Уин, как жуткий напиток перед сном. Амелия подозревала, что если бы Уин умерла, ты бы принял оставшуюся часть яда. И я всегда ненавидел тебя за это. Потому что ты заставил меня жить без любимой женщины, тогда как сам делать то же самое не собирался.

Меррипен не ответил, не подал знака, что услышал слова Лео.

- Господи, мужик, - хрипло сказал Лео. - Если у тебя хватило яиц, чтобы умереть с ней, ты не думаешь, что мог бы набраться храбрости, чтобы с ней жить?

Стояла абсолютная тишина, когда Лео удалялся от камеры. Он задавался вопросом, какого черта он наделал, и чем это будет грозить.

Лео вошел в кабинет констебля и сказал ему выпустить Меррипена.

- Подождите, по крайней мере, минут пять, - сухо добавил он. - Мне нужна фора.


После отъезда Лео разговор за столом принял решительно жизнерадостный тон. Никто не хотел рассуждать вслух о причине отсутствия Меррипена, или по какому таинственному поручению пришлось уйти Лео… но казалось весьма вероятным, что эти явления были взаимосвязаны.

Уин молча беспокоилась, твердо убеждала себя, что это не ее дело и у нее нет прав переживать за Меррипена. И тогда начитала волноваться еще больше. Проглотив несколько кусочков за обедом, она почувствовала, что еда застревает в ее сдавленном горле.

Сославшись на головную боль, она рано легла спать, оставив остальных играть в карты в гостиной. После того, как Джулиан проводил ее до главной лестницы, она позволила ему себя поцеловать. Поцелуй был неторопливым, становясь влажным, когда он проник между губами.

Неторопливая сладость его рта для Уин была - если и не изумительной - то очень приятной.

Уин думала, что Джулиан стал бы умелым и чутким партнером, когда ей, наконец, удалось бы уговорить его заняться с ней любовью. Но он, казалось, не заинтересован спешить в этом отношении, к ее разочарованию и облегчению. Если бы он когда-нибудь смотрел на нее с выражением голода, потребности, как это делал Меррипен, возможно это могло бы пробудить в ней ответ.

Но Уин знала, что хоть Джулиан и желал ее, это даже близко не походило на глубокую первобытность чувств Меррипена. И она обнаружила, что ей трудно вообразить Джулиана, теряющего самообладание даже во время столь интимного акта. Она не могла представить его потеющим, стонущим и крепко сжимающим ее. Уин интуитивно чувствовала, что Джулиан никогда не позволит себе опуститься до такого уровня невоздержанности. Она также знала, что через какое-то время, в будущем, он, возможно, будет спать с другой женщиной. Эта мысль удручала ее. Но не столь сильно, чтобы удержать ее от брака. В конце концов, супружеская измена была обычным делом. В то время, как соблюдение клятв верности было возведено в социальный идеал, большинство людей быстро прощали мужа, отступившего от них. По мнению общества, жена должна быть снисходительной.

Уин приняла ванну, надела длинную белую ночную рубашку и села немного почитать в кровати. Одолженный у Поппи роман имел настолько обескураживающее большой список действующих лиц и такое детальное цветистое изложение, что можно было предположить, будто автору платили за каждое слово. После двух глав Уин закрыла книгу и потушила лампу.

Она легла, уныло глядя в темноту.

Наконец ее сморил глубокий сон, принеся желанное спасение от действительности. Через некоторое время, несмотря на то, что было еще очень темно, она почувствовала, что просыпается, продираясь сквозь толщу сна. Кто-то или что-то было в комнате. Первая мысль была о том, что возможно это хорек Беатрикс, который иногда скользил мимо двери, собирая заинтересовавшие его вещи.

Потирая глаза, Уин начала садиться, когда почувствовала движение около кровати. Большая тень упала на нее. Прежде, чем замешательство уступило место ужасу, она услышала знакомый шепот и почувствовала теплые мужские пальцы, прижатые к ее губам.

- Это я.

Ее губы беззвучно шевелились под его рукой. Кев.

Живот Уин сжался от болезненного удовольствия, сердце билось в горле. Но она была все еще сердита на него, с ним покончено, и если он пришел сюда для полуночного разговора, то сильно ошибся. Начав говорить ему об этом, она, к своему удивлению, почувствовала толстую полоску ткани, прижатую к ее рту, и тут же ловко завязанную на затылке.

Еще через несколько секунд он связал ее запястья спереди.

Уин потрясенно застыла. Меррипен никогда не сделал бы ничего подобного. И все же это был он; она узнала его, лишь почувствовав прикосновение рук. Чего он хотел? Что взбрело ему в голову? Его дыхание, касаясь ее волос, было быстрее обычного. Теперь, когда зрение девушки приспособилось к темноте, она видела, что лицо его было жестким и суровым.

Кев стянул рубиновое кольцо с ее пальца и положил на прикроватный столик. Взяв ее лицо в ладони, он пристально вгляделся в ее широко распахнутые глаза и сказал только два слова. Но они объясняли все, что он делал и намеревался сделать.

- Ты - моя.

Легко подняв, он закинул ее на сильное плечо, и вынес из комнаты. Уин закрыла глаза, сдаваясь и дрожа. У нее вырвалось несколько всхлипов, заглушенных кляпом, не потому что она боялась или чувствовала себя несчастной, а от безумного облегчения. Это не было импульсивным поступком. Таков ритуал. Древний цыганский обряд ухаживания, в этом не было никаких сомнений. Ей предстояло быть похищенной и изнасилованной.

Наконец-то.


Глава 17 (перевод: Happyness, бета-ридинг: Оксана-Ксю, Zirochka, вычитка: Фройляйн)


Судя по тому, как проходят похищения, это было выполнено мастерски. Никто и не ожидал меньшего от Меррипена. Уин полагала, что он понесет ее в свою комнату, и удивилась, когда они оказались во дворе, где их ждал его конь. Обернув девушку в свое пальто и прижимая к груди, Меррипен двинулся в путь. Но не к воротам, а вдоль леса, сквозь ночную мглу и кромешный мрак, которые скоро разредит дневной свет.

Хотя Уин доверчиво расслабилась рядом с ним, она, все же, дрожала от волнения. Это был Меррипен, и, тем не менее, он был незнакомцем. Та часть его сущности, что всегда была под строгим контролем, обрела свободу.

Меррипен искусно вел лошадь через рощицу дубов и ясеней. Словно призрак в темноте, появился маленький белый коттедж. Уин было любопытно, кому он принадлежал. Коттедж был опрятным и новеньким, а из трубы, на крыше, поднимался дым. В домике приветливо горел свет, как будто все было приготовлено в ожидании гостей.

Спешившись, Меррипен взял Уин на руки и понес к крыльцу.

- Не двигайся, - велел он.

Она неподвижно стояла, пока он привязывал лошадь.

Меррипен накрыл своей рукой ее связанные запястья и повел внутрь. Уин спокойно последовала за ним, как добровольная пленница. Коттедж был скромно меблирован, пахло свежим деревом и краской. Казалось, что нынешние жильцы этого дома не просто отсутствовали, а их тут никогда и в помине не было.

Принеся Уин в спальню, Меррипен опустил ее на кровать, застланную стегаными одеялами и белым полотном. Когда она выпрямилась, её босые ноги свободно свесились с края матраца.

Меррипен стоял перед ней, свет от камина золотил одну сторону его лица. Он пристально смотрел на нее. Медленно сняв пальто, Меррипен бросил его на пол, не обращая внимание на прекрасную ткань. Когда он стащил через голову свою рубашку с открытым воротом, Уин поразилась мощи его широкого, бугрящегося мускулами торса и смуглости тела. На его груди не было волос, кожа мерцала, словно атлас, и пальцы Уин вздрагивали, порываясь коснуться его. Она была вся полна предвкушения, ее лицо разрумянилось от жара.

Черные глаза Меррипена заметили ее реакцию. Уин чувствовала, что он даже лучше ее самой понимает, чего она хочет, в чём нуждается. Цыган снял свои полуботинки и пнул их в сторону, а затем подошел так близко к кровати, что Уин уловила соленый мужской запах. Он прикоснулся к отороченному кружевом вороту ее сорочки, слегка потеребил его пальцами. Его рука скользнула вниз и обхватила полноту ее груди. Тёплое сжатие заставило её затрепетать, ощущения сосредоточились на отвердевшей вершинке. Девушка хотела, чтобы он поцеловал ее там. Она хотела этого так сильно, что беспокойно задвигалась, пальцы ее ног поджались, с завязанных тканью губ слетел судорожный вздох.

К облегчению Уин, Кев потянулся к ее затылку и развязал кляп.

Раскрасневшаяся и трепещущая, Уин сумела дрожащим голосом прошептать:

- Ты… тебе он не нужен. Я буду молчать.

Тон Меррипена был серьезным, но в глубине его глаз мерцал языческий свет:

- Если я решаю что-либо сделать, делаю это по всем правилам.

- Да, - ее горло сдавили всхлипы удовольствия, когда его пальцы погрузились в ее волосы и коснулись кожи головы. - Я знаю.

Бережно держа ее голову в своих руках, Кев нагнулся и нежно поцеловал ее, страстно, неглубоко погружаясь в рот. Она ответила, и он углубил поцелуй, требуя большего. Поцелуй все длился и длился, отчего девушка тяжело задышала и напряглась, ее маленький язычок с рвением метнулся мимо кромки его зубов. Уин была так увлечена познанием Кева, так изумлена потоком возбуждения, бурлящем в ней, что не сразу осознала, что лежит с ним на кровати на спине, а ее связанные руки закинуты за голову.

Его губы скользили по горлу девушки, наслаждаясь ею неторопливыми, мягкими поцелуями.

- Г-где мы? - выдавила она, затрепетав, когда рот Меррипена нашел чрезвычайно чувствительное место.

- В хижине егеря, - он задержался на этом уязвимом местечке, пока она не начала извиваться.

- А где егерь?

Голос Кева был хриплым от страсти:

- У нас его пока нет.

Уин потерлась щекой и подбородком о его густые волосы, получая удовольствие от прикосновений к нему.

- Как случилось, что я не видела этого места раньше?

Он поднял свою голову:

- Оно далеко в лесу, - прошептал он, - вдали от шума. - Меррипен ласкал ее грудь, мягко потирая пальцем вершинку. - Егерю нужен покой и тишина, чтобы заботиться о птицах.

Уин чувствовала внутри что угодно, но не покой и тишину, нервы были натянуты как струна, а запястья ёрзали в шелковых путах. Она умирала от желания прикоснуться к нему, обнять.

- Кев, развяжи мне руки.

Он покачал головой. Неторопливое путешествие его руки по ее телу заставило Уин выгнуться дугой.

- О, пожалуйста, - Уин прерывисто задышала. - Кев…

- Тс-с-с, - шёпотом произнес он. - Не сейчас. - Его рот с жадностью накрыл ее губы. - Я слишком долго хочу тебя. Ты мне слишком сильно нужна. - Его зубы поймали ее нижнюю губу с волнующей нежностью. - Одно прикосновение твоих рук, и я и секунды не выдержу.

- Но я хочу обнять тебя, - сказала она жалобно.

Только от одного взгляда на него её пронзила дрожь:

- До того, как мы закончим, любимая, ты обнимешь меня каждой частичкой своего тела.

Он нежно накрыл ладонью ее грудь, чувствуя дикое биение ее сердца. Опустив голову, Кев поцеловал девушку в пылающую щеку и прошептал:

- Ты понимаешь, что я собираюсь сделать, Уин?

Она судорожно вздохнула:

- Думаю, да. Амелия однажды мне кое-что рассказала. Да и кто не видал овец и коров весной.

Это вызвало необычную для него усмешку:

- Если это тот образец, которому я должен следовать, у нас не возникнет проблем.

Уин обхватила его связанными руками и попыталась дотянуться до его рта. Кев поцеловал ее, толкая обратно вниз и осторожно скользя одним коленом меж её бедер. Мягко, всё дальше и дальше, пока она не почувствовала давление на интимную частичку ее тела, которая стала изнывать от желания. Девушка начала извиваться от нежного ритмичного трения, каждый неторопливый толчок накрывал её волной удовольствия, заставляя корчиться и трепетать. Ошеломленная, Уин размышляла, было ли занятие этим с мужчиной, которого она так долго и настолько хорошо знала, каким-то более смущающим, чем с совершенно незнакомым человеком.

Ночь переходила в день, серебристое утро проникло в комнату, лес просыпался с щебетом и шорохом… горихвосток, ласточек. Она бегло перебрала в памяти всех в поместье Рэмси… Скоро они узнают, что ее нет. Озноб прошел по коже, при мысли, что ее будут искать. Если она вернется девственницей, всякое будущее с Меррипеном окажется в большой опасности.

- Кев, - прошептала она, беспокоясь, - наверное, тебе следует поторопиться.

- Зачем? - спросил он возле ее горла.

- Я боюсь, что кто-то остановит нас.

Он поднял голову:

- Никто не остановит нас. Целая армия может окружить коттедж. Взрывы. Удары молнии. Все равно это случится.

- Думаю, всё же, тебе стоит поторопиться.

- Правда? - Меррипен так улыбнулся, что у неё сердце замерло в груди. На её взгляд, когда он был расслаблен и счастлив, он был самым красивым из мужчин.

Он уделил должное внимание ее рту, отвлекая ее глубокими, горячими поцелуями. Одновременно с тем взял ворот ее ночной сорочки и дернул, разрывая одежду на половинки, как будто она была не прочнее бумаги. Уин задохнулась от смущения, но не шелохнулась.

Меррипен приподнялся. Схватив ее запьястья, он запрокинул их ей за голову еще раз, полностью открывая ее тело и заставляя приподняться грудь. Он пристально глядел на ее бледно-розовые соски. Девушка затрепетала от тихого рыка, вырвавшегося из его горла. Он нагнулся и накрыл ртом вершину правой груди, и прижал ее языком… так пылко… она вздрогнула, словно прикосновение обожгло ее. Когда он поднял свою голову, сосок покраснел и сжался, как никогда.

Глаза Кева затуманились от страсти, когда он поцеловал другую грудь. Его язык превращал мягкую вершинку в горящий от боли бутон, успокаивая его лёгкими теплыми касаниями. Она прижалась вверх к влаге, ее дыхание смешалось с тихими всхлипами. Меррипен втянул её сосок между зубами, нежно сжал, и провёл по нему языком. Уин застонала, когда его сильные руки прошлись по ее телу, задерживаясь на невыносимо чувствительных местах.

Цыган попытался раздвинуть ее бедра, но Уин застенчиво сжала их. Ее рвение продолжать улетучилось, когда её осенило, что она чувствует обильную влагу, там; влагу, которой никогда не ожидала и слыхом о которой не слыхивала.

- Я думал, ты просила поторопиться? - прошептал Меррипен возле ее уха. Его губы блуждали по ее покрасневшему лицу.

- Развяжи мои руки, - попросила она, смутившись. - Мне нужно… ну, привести в порядок.

- Привести в порядок? - недоуменно взирая на неё, Меррипен размотал отрез шелка с ее запястий. - Ты имеешь в виду комнату?

- Нет, се… себя.

От растерянности между его темных бровей пролегла бороздка. Кев погладил стык ее сомкнутых бедер, и она непроизвольно сжала их. Поняв в чём дело, он слегка улыбнулся, волна нежности нахлынула на него:

- Это то, что тревожит тебя? - он развёл ей ноги, нежно нащупывая пальцами полоску влаги. - Что ты там влажная?

Уин закрыла глаза и кивнула со сдавленым звуком.

- Нет, - успокоил он, - все хорошо; так и должно быть. Это поможет мне попасть внутрь тебя, и… - Дыхание его стало тяжёлым. - О, Уин, ты такая прекрасная, позволь мне прикоснуться к тебе; позволь мне овладеть тобой…

Мучаясь от стыдливости, Уин позволила ему развести ее бедра шире. Она попыталась остаться молчаливой и неподвижной, но бедра вздрогнули, когда он погладил место, которое стало почти мучительно чувствительным. Кев нежно шептал, страстно увлеченный мягкой женской плотью. Еще влаги, еще жара, его прикосновения скользили вокруг и по ней, мягко нажимая, пока один палец не проник внутрь. Она напряглась и задышала с трудом, прикосновение тот час же прекратилось.

- Я сделал тебе больно?

Ресницы Уин поднялись:

- Нет, - сказала она удивленно. - На самом деле, я не чувствую никакой боли. - Она попыталась посмотреть между ними. - Там кровь? Наверное, я должна…

- Нет. Уин… - на его лице было едва ли не забавное выражение смятения. - То, что я сейчас сделал, не вызовет боли или крови. - Он сделал небольшую паузу. - Тем не менее, когда я сделаю это своим «петушком», это, наверное, будет невыносимо больно.

- О, - она на минуту задумалась. - Этим словом мужчины называют свои половые органы?

- Одно из слов, что используют gadjos.

- А как говорят цыгане?

- Они называют это kori.

- Что это значит?

- Шип.

Уин скользнула застенчивым взглядом по внушительному выступу, что напрягся под его штанами.

- Слишком крепкий для шипа. Я думаю, что они могли бы использовать более подходящее слово. Но я полагаю… - она резко вдохнула, когда его рука двинулась вниз. - Я полагаю, что если кто-то хочет роз, то должен, - его палец плавно скользнул в нее снова,- смириться с несколькими шипами.

- Очень философски, - Меррипен нежно гладил и поддразнивал сжатую внутреннюю часть ее тела.

Пальцы ее ног вжались в стеганое одеяло, когда грешное напряжение свернулось кольцом внизу ее живота.

- Кев, что я должна делать?

- Ничего. Только позволь мне доставить тебе удовольствие.

Всю свою жизнь она жаждала этого - совершенно не зная, что это - этого медленного, удивительного слияния с ним, этого сладкого таяния. Этой взаимной капитуляции. Безусловно, он контролировал себя, и все же его взгляд скользил по ней с полным изумлением. Чувства затопили её, тело залило румянцем и жаром.

Меррипен не позволил бы ей утаить от него ни единой частички ее тела… Он брал, что хотел, поворачивая и поднимая тело Уин, вертя и так и эдак, всегда заботливо, но все же со страстным упорством. Он покрыл поцелуями ее руки, бока и все тело, скользнув языком вдоль каждого изгиба и влажной складки. Постепенно накопленное удовольствие приняло форму чего-то грешного и чувствительного, и она застонала от жажды желания.

Удары ее сердцебиения отдавались везде: в груди, в конечностях, в желудке, даже в кончиках пальцев рук и ног. Это было слишком, эта дикость, что он пробудил. Она умоляла его передохнуть минутку.

- Еще нет, - сказал он Уин между неровными вдохами, его тон огрубел от ликования, что она еще не поняла.

- Пожалуйста, Кев…

- Ты так близко, что я могу чувствовать это. О Боже… - Кев взял ее голову в свои руки, жадно поцеловал и сказал прямо в губы. - Ты не хочешь, чтобы я остановился. Позволь мне показать почему.

Всхлип вырвался из Уин, когда он медленно заскользил между ее бедер, его голова нагнулась к распухшему местечку, которое он мучил своими пальцами. Меррипен накрыл ее ртом, проведя языком вдоль чувствительного, пикантного солёного узкого местечка, раскрывая его большими пальцами. Она попыталась сесть прямо, но упала назад на подушки, когда он нашел, что искал, нашёл его сильный и влажный язык.

Она распростерлась под ним, словно языческая жертва, освещенная дневным светом, залившим комнату. Меррипен поклонялся ей с жаркими, гладкими лизаниями, пробуя на вкус ее удовлетворенное тело. Со стоном она сомкнула свои ноги вокруг его головы, и он медленно повернулся, чтобы прикусить и лизнуть сначала одну внутреннюю часть бедра, а затем другую. Доставляя ей удовольствие. Желая всего.

Забыв про стыд, Уин отчаянно запустила свои пальцы в его волосы и притянула его назад, ее тело безмолвно выгнулось дугой… здесь, пожалуйста, еще, еще, сейчас… и она застонала, когда он набросился своим ртом на нее в быстром, резком ритме. Удовольствие охватило ее, вырвав изумленный крик, держа напряженной и парализированной в течении мучительных секунд. Все силы вселенной собрались в одной точке, наполняя её невыносимым жаром, а потом они одновременно высвободились и напряжение исчезло, оставив только чувство невыразимого блаженства…

Уин полностью расслабилась, когда волны спазмов затихли. Она была уставшей после страсти, чувство покоя заполнило каждую клеточку, не позволяя двигаться. Меррипен отошел от нее ровно настолько, чтобы полностью раздеться. Обнаженный и возбужденный он вернулся к ней. Прижавшись к ней с чувственной мужской потребностью, он устроился над ней.

Сонно бормоча, она положила на него свои руки. Спина Кева была крепкой и гладкой под ее пальцами, мускулы страстно вздрагивали от ее прикосновений. Он опустил голову и потерся небритой щекой об нее. Девушка встретила его мощь с полной капитуляцией, согнув колени и приподняв бедра, чтобы теснее прижаться к нему.

Сначала Кев сделал осторожный толчок. Невинная плоть не поддалась, причинив боль при проникновении. Он толкнулся в нее сильнее, и Уин задохнулась от жгучей боли, когда он в неё проник. Он слишком большой, слишком твердый, слишком широкий. Она скорчилась от боли и он, замерев и пригвоздив её к месту, задыхающимся голосом молил успокоиться, подождать, если он не будет двигаться, ей станет лучше… Они оба застыли, тяжело дыша.

- Мне остановиться? - прерывисто прошептал Меррипен, его лицо было напряженным.

Даже сейчас, в минуту страсти, он беспокоился о ней. Понимая, чего стоил ему этот вопрос, как сильно он хочет ее, Уин переполнила любовь.

- Даже не думай останавливаться сейчас, - прошептала она в ответ.

Протянув руки вниз к его худым бокам, она погладила его с застенчивым поощрением. Он застонал и начал двигаться, все его тело дрожало от тесноты внутри нее.

Несмотря на то, что каждый толчок вызывал сильный жар там, где они соединялись, Уин попыталась погрузить его еще глубже. Ощущение Кева внутри себя оставило далеко позади боль или удовольствие. Это была необходимость.

Меррипен пристально посмотрел вниз на нее, его глаза сверкали на покрасневшем лице. Он выглядел страстным и изголодавшимся, даже слега сбитым с толку, как будто испытал нечто запредельное для простого мужчины. Только сейчас Уин осознала силу его страсти к ней, что годами накапливалась, несмотря на его попытки подавить её. Как упорно цыган боролся против их судьбы по причинам, которые по-прежнему были её не вполне понятны. Но сейчас он овладел ее телом с благоговением и силой, что затмевали все остальные чувства.

И все же Кев любил ее как женщину, а не как какое-то неземное создание. Его чувства к ней были полнокровны, сильны, природны. В точности то, что она хотела.

Уин брала и брала его, обхватив стройными ногами и спрятав лицо между его шеей и плечом. Она любила звуки, которые он издавал, тихие хрипы и рычание, резкий поток его дыхания. И его силу внутри и вокруг нее. Она нежно гладила спину Кева и бока, покрывала поцелуями его шею. Он, казалось, зарядился от проявленного к нему внимания, его движения ускорились, а глаза плотно закрылись. И потом он толкнул вверх и застыл, задрожав весь, будто в смертной агонии.

- Уин, - простонал Меррипен, спрятав лицо возле нее. - Уин.

Единственное слово, содержащее в себе веру и страсть тысячи молитв.

Прошли минуты прежде, чем один из них заговорил. Они лежали, обнявшись, соединенные и потные, не желающие разжимать объятий.

Уин улыбнулась, когда почувствовала движение губ Меррипена по своему лицу. Добравшись до ее подбородка, он слегка укусил его.

- Не пьедестал, - сказал он хрипло.

- Хм? - она зашевелилась, положив руку на его гладко выбритую щеку. - Что ты имеешь в виду?

- Ты сказала, что я поместил тебя на пьедестал… помнишь?

- Да.

- Этого никогда не было. Ты всегда была в моем сердце. Всегда. Я полагал, что этого достаточно.

Пошевелившись, Уин нежно поцеловала его:

- Что случилось, Кев? Почему ты передумал?


Глава 18 (перевод: Паутинка, бета-ридинг: Оксана-Ксю, вычитка: Фройляйн)


Кев не собирался отвечать, пока не позаботится о ней. Он выбрался из кровати и пошел в маленькую кухню, оснащенную плитой с медным резервуаром. Вода по трубам проходила через топку, поэтому кипяток всегда был наготове. Наполнив миску горячей водой и прихватив чистое полотенце, Кев вернулся в спальню.

Он ненадолго замер и засмотрелся на лежащую на боку Уин: плавные изгибы тела, задрапированного белым полотном, рассыпавшиеся по плечам белокурые волосы. И самое прекрасное - мягкое удовлетворенное выражение лица и немного вспухшие покрасневшие губы, которые он целовал и целовал. В самых смелых мечтах Кев видел ее в кровати именно такой. Ожидающей его.

Меррипен смочил полотенце горячей водой, откинул простыни и снова залюбовался ее красотой. Он хотел Уин независимо от того, была она невинна или нет, но все же признался себе, что был счастлив стать ее первым возлюбленным. Только он ласкал ее, доставлял удовольствие, смотрел на нее… Кроме…

- Уин, - нахмурился он, проводя мокрой тканью между ее бедрами. - В клинике ты когда-нибудь снимала одежду для упражнений? То есть, Хэрроу видел тебя?

Выражение ее лица осталось невозмутимым, но глубокие синие глаза насмешливо блестели. - Ты спрашиваешь, осматривал ли меня Джулиан обнаженной в профессиональных целях?

Кев ревновал, оба это понимали, но он не мог не хмуриться.

- Да.

- Нет, никогда, - натянуто ответила Уин. - Он интересовался моей дыхательной системой, которая, как тебе известна, достаточно далеко находится от половых органов.

- Его интересовали не только твои легкие, - мрачно сказал Кев.

Уин улыбнулась.

- Если таким образом ты надеешься отвлечь меня от вопроса, который я задала раньше, то это не сработает. Что с тобой случилось вчера вечером, Кев?

Смыв пятна крови с полотенца и выжав его, он снова прижал теплую ткань между бедер Уин.

- Меня посадили в кутузку.

Ее глаза стали огромными.

- В тюрьму? Это туда Лео пошел? И вызволил тебя?

- Да.

- Ради Бога, почему тебя бросили за решетку?

- За драку в таверне.

Уин несколько раз прищелкнула языком.

- На тебя это так не похоже.

Сказано это было с такой непреднамеренной иронией, что Кев почти рассмеялся. На самом деле из глубины его груди вырвались пара фырканий, а смех так боролся с чувством неловкости, что Кев не мог говорить. Видимо выражение его лица оказалось достаточно странным, потому что Уин внимательно на него глянула и присела. Девушка удалила компресс, отложила полотенце в сторону и прикрыла грудь простыней. После чего легким, грациозным движением, едва прикасаясь, провела рукой по его обнаженным плечам. Уин продолжала ласкать его шею, грудь, живот, и каждое нежное прикосновение, казалось, все сильнее разрушало его сдержанность.

- До того, как я попал в вашу семью, - хрипло начал он, - это было единственной целью моей жизни. Драка, нанесение другим побоев. Я был… чудовищем.

Глядя в глаза Уин, он видел в них только беспокойство.

- Расскажи, - прошептала она.

Он покачал головой, по широкой мужской спине прокатилась дрожь.

Рука Уин скользнула по шее Кева и легла на затылок. Она медленно опускала его голову вниз к своему плечу, так что его лицо оказалось наполовину скрыто.

- Расскажи, - настаивала она.

Кев растерялся, теперь он ничего не мог утаить от Уин. Хотя знал, что это вызовет в ней отвращение и возмущение, но обнаружил, что начал рассказывать.

Безжалостно открыл перед ней всю правду, чтобы девушка поняла, каким порочным ублюдком он был и остался до сих пор. Рассказал о мальчишках, которых бил в кровь, особенно об одном, за жизнь которого опасался, но так и не узнал, что с ним сталось. Рассказал о жизни, похожей на жизнь животного, об отбросах, которые служили ему пищей, о кражах, о жизни в постоянной злости. Забияка, вор, попрошайка. Рассказал о пережитых ужасах и унижениях, хотя гордость и чувство самосохранения подсказывали в этом не признаваться.

Внутри себя Кев давно признал вину, а сейчас признания лились из него как помои. Его потрясло понимание, что он потерял над собой контроль. Кев пытался остановиться, но нежного прикосновения и шепота Уин хватало, чтобы он продолжал сознаваться, как преступник священнику перед виселицей.

- Как я могу прикасаться к тебе этими руками? - вопрошал он голосом, прерывающимся от муки. - Как ты мне это позволила? Если бы ты знала, что я творил…

- Я люблю твои руки.

- Я недостоин тебя. Ни один мужчина недостоин. У хороших и плохих мужчин есть пределы того, что они согласны сделать. Даже для любимых. Но для меня не существует ни нравственных норм, ни веры. За исключением тебя. Ты - моя религия. Если ты попросишь, я сделаю все. Ради тебя я буду драться, красть, убивать. Я буду…

- Тссс. Молчи. Боже милосердный! - У нее перехватило дыхание. - Нет никакой необходимости нарушать все заповеди, Кев.

- Ты не понимаешь, - сказал он и отодвинулся, чтобы взглянуть на нее. - Если ты веришь хоть одному сказанному мной слову…

- Я все понимаю. - Ее лицо выглядело таким мягким, таким сострадательным, что казалось почти ангельским. - И верю каждому твоему слову… но не согласна с выводами, к которым ты пришел. - Уин дотронулась ладонями до впалых щек любимого. - Ты хороший человек, один из тех, кто умеет любить. Цыганский барон пытался убить это в тебе, но не преуспел. Потому что ты сильный. Потому что у тебя есть сердце.

Она откинулась на подушки и потянула его за собой. - Отдохни, Кев, - прошептала она. - Твой дядя был нехорошим человеком, но то, что он сделал, следует захоронить вместе с ним. «Пусть мертвые хоронят своих мертвецов». Знаешь, что это означает?

Кев покачал головой.

- Оставь прошлое позади и смотри только вперед. Только так ты сможешь найти новую дорогу. Новую жизнь. Так говорят христиане, но, я думаю, это имеет смысл и для цыгана.

В этом было даже больше смысла, чем Уин могла предположить. Цыгане всегда отличались особым суеверием по отношению к смерти и к мертвым. Они уничтожали все имущество ушедшего и как можно реже произносили его имя. Для пользы умершего и для своей пользы, чтобы не позволить ему вернуться в мир живых несчастным призраком. «Пусть мертвые хоронят своих мертвецов». Вот только сможет ли он?

- Это очень трудно, - хрипло сказал он. - Очень трудно забыть.

- Да, - крепко обняла его Уин. - Но мы наполним твою память более приятными воспоминаниями.

Кев долго молчал, прижимая ухо к сердцу Уин, слушая его биение и ее ровное дыхание.

- С самой первой встречи я знала, что ты будешь значить для меня, - наконец тихо проговорила Уин. - Ты был диким, сердитым мальчишкой, но я влюбилась в тебя с первого взгляда. Ты ведь тоже что-то почувствовал, правда?

Кев слегка кивнул, наслаждаясь прикосновением к ее телу. Кожа Уин сладко пахла изюмом с возбуждающей женской ноткой мускуса.

- Сначала я решила тебя приручить, - продолжала девушка. - Не полностью. Только чтобы подойти поближе. - Уин провела пальцами по его волосам. - Возмутительный мужчина. Позволить себе украсть девушку, хотя прекрасно знал, что она пойдет за тобой по доброй воле!

- Мне нужны были доказательства, - приглушенно ответил он.

Уин усмехнулась и провела рукой по его волосам. От прикосновения острых женских ноготков Кев чуть не замурлыкал. - Ты их получил сполна. Не пора ли возвращаться обратно?

- А ты хочешь?

Уин отрицательно покачала головой. - Хотя… я бы не отказалась что-нибудь перекусить.

- Я принес немного еды до того, как пошел за тобой.

Маленький шаловливый пальчик обвел контур его уха.

- Какой предусмотрительный злодей! Тогда мы можем остаться здесь на целый день?

- Да, можем.

Уин с удовольствием потянулась.

- За нами не придут?

- Сомневаюсь. - Кев немного спустил простыню и зарылся лицом в ложбинку между ее грудей. - Я убью всякого, кто приблизится к порогу.

Послышался тихий смех.

- Что такое? - спросил Кев, не двигаясь с места.

- Просто я вспомнила обо всех тех годах, когда выбиралась из кровати, просто чтобы увидеть тебя. А когда возвращалась домой, мечтала только вернуться в кровать. С тобой.

На завтрак у них были тосты с сыром: сыр таял на толстых кусках поджаренного хлеба. Завернувшись в рубашку Меррипена, Уин сидела в кухне на низком табурете и с удовольствием наблюдала за игрой мускулов на его спине. Кев наполнял водой небольшую сидячую ванну.

Уин улыбнулась и отправила в рот последний кусочек тоста.

- Похищение и изнасилование пробуждает у девушки аппетит.

- У насильника тоже.

Казалось, маленький и тихий коттедж, это ничем не примечательное место, окружала почти мистическая аура. Уин чувствовала себя зачарованной волшебными заклинаниями. А вдруг ей снится чудесный сон, и она вот-вот проснется в своей девичьей постели? Однако для сна присутствие Меррипена было слишком ощутимым и реальным. Неудобство и небольшая боль служила еще одним доказательством, что мужчина взял ее, обладал ею.

- Теперь всем все известно, - отсутствующим голосом сказала Уин, думая о людях в поместье Рэмси. - Бедный Джулиан. Должно быть, он взбешен.

- А может, его сердце разбито?

Меррипен, одетый в одни штаны, отставил ведро с водой и направился к ней.

Уин сосредоточенно нахмурилась.

- Скорее, он будет разочарован. Думаю, он переживает за меня, но сердце останется при нем.

Девушка прислонилась к любимому: Кев гладил ее волосы, а она прижималась щекой к гладкому, твердому, животу.

- Он никогда не хотел от меня того, что хотел ты.

- Не хотеть мог только евнух. - Дыхание мужчины прервалось, так как Уин поцеловала его в пупок. - Ты ему рассказывала о том, что сказал лондонский доктор? Что ты достаточно здорова, чтобы иметь детей?

Уин кивнула.

- И что ответил Хэрроу?

- Джулиан сказал, что я могу посетить целый легион докторов и получить различные мнения, включая нужное мне. Но с его точки зрения, мне лучше остаться бездетной.

Меррипен поставил ее на ноги и глянул сверху вниз с непроницаемым выражением лица.

- Я не хочу тобой рисковать, но не доверяю ни Хэрроу, ни его мнению.

- Потому что он соперник?

- Частично, - согласился он. - Но это же мне подсказывает инстинкт. Чего-то в нем… не хватает. Что-то в нем не так.

- Возможно потому, что он доктор, - предположила Уин, вздрагивая от прикосновений Меррипена, который снимал с нее свою рубашку. - Мужчины его профессии часто кажутся равнодушными. Иногда даже слишком. Но это необходимо, потому что…

- Дело в другом, - Меррипен повел ее к ванной и помог разместиться в ней. Уин тяжело задышала не только из-за высокой температуры воды, но и из-за своей наготы. В одиночестве в такой ванной было приятно откинуться, но приходилось широко развести ноги для упора. В присутствии другого человека эта поза казалась убийственно неприличной. Скромность девушки пострадала еще раз, когда Кев встал рядом с ванной на колени и начал мыть Уин. Но в его поведении не было ничего похотливого, только забота, и ей оставалось расслабиться от удовольствия, доставляемого этими сильными и успокаивающими руками.

- Догадываюсь, что ты до сих пор подозреваешь Джулиана относительно его первой жены, - сказала Уин, пока Меррипен ее купал. - Но он лекарь, он не может причинять вред, и меньше всего своей жене. - Она замолчала и попыталась прочесть выражение его лица. - Ты мне не веришь. Намерен подозревать его в самом худшем.

- Я думаю, что он считает себя вправе играть жизнью и смертью. Как боги в мифах, по которым вы с сестрой сходите с ума.

- Ты не знаешь Джулиана так, как знаю его я.

Меррипен не ответил, продолжая свое дело.

Через завесу пара она рассматривала его темное лицо - прекрасное и неумолимое, как у вырезанного из дерева древнего вавилонского воина.

- Зря я трачу усилия на его защиту, - уныло произнесла Уин. - Ты ведь никогда не будешь хорошо думать о нем?

- Нет, - признался Кев.

- А если бы ты считал его хорошим человеком, ты бы разрешил ему на мне жениться? - спросила она.

Перед ответом мышцы его горла напряглись:

- Нет. - В словах угадывалась ненависть к себе. - Я слишком эгоистичен для этого. Никогда бы не позволил такому случиться. Если бы до этого дошло дело, я бы украл тебя в день свадьбы.

Уин хотела сказать Кеву, что никогда не мечтала о его великодушии. Она была счастлива - счастлива до дрожи - быть любимой именно так, со страстью, которая не оставляла места ни для чего более. Но прежде чем она успела сказать слово, Меррипен намылил руку и скользнул к самому чувствительному и больному месту между ее бедрами.

Он прикасался к ней с любовью. И с чувством собственника. Ее веки наполовину опустились. Один его палец скользнул внутрь, свободная рука подхватила под спину, и она оказалась в колыбели его твердой груди и плеч. Даже легкое прикосновение вызывало боль. Рана была слишком свежа, тело не привыкло к вторжению, но горячая вода успокаивала, а Меррипен так осторожно шевелил рукой, что она расслабилась в теплой воде.

Она вдыхала утренний воздух, наполненный паром, запахом мыла, дерева, нагретой меди и опьяняющим ароматом возлюбленного. Уин провела губами по плечу Кева, смакуя богатый вкус солоноватой кожи.

Теплые, мягкие, тянущие движения напоминали ленивое покачивание речного тростника. Умелые пальцы быстро обнаружили места, где она больше всего хотела прикосновений. Он играл ее плотью, разделял, исследовал мягкую выпуклость, самые чувствительные точки. Уин вслепую потянулась, схватила его сильную кисть и почувствовала замысловатые движения костей и сухожилий. Он скользнул в нее двумя пальцами, а большим начал описывать круги по внешней плоти.

В ванной захлюпала вода, когда она ритмично задвигалась, прижимаясь к его руке. Третий палец проник вовнутрь. Уин напряглась и всхлипнула, возражая, что для нее это слишком, что она не выдержит. Но Кев прошептал в ответ, что она сможет, осторожно и настойчиво действуя рукой и ловя ртом ее стоны.

Извиваясь и вздрагивая, Уин расслабилась и открылась чувственным движениям пальцев, забравшихся глубоко внутрь. Она чувствовала себя жадной и дикой, пытаясь волнообразными движениями вобрать как можно больше наслаждения. Она даже слегка царапала его, руки не желали отрываться от обнаженной тугой кожи. Кев зарычал от удовольствия. При первой дрожи освобождения с ее губ сорвался короткий вскрик. Уин старалась сдержать стоны, но вырвался еще одни, а потом еще… Ее дрожь сотрясала ванну, кульминация сопровождалась деликатными движениями бедер, которые продолжались до тех пор, пока Уин не ослабла и не задышала спокойнее.

Меррипен осторожно уложил девушку в ванну и оставил на несколько минут. Она без движения лежала в парящей воде, слишком пресыщенная, не в состоянии спросить, куда он собрался. Кев вернулся с большим полотенцем и поднял девушку из ванной. Затем, словно ребенка, завернул расслабленную Уин в полотенце. Наклонившись к нему, она заметила на его коже красные полосы - не глубокие, но достаточно различимые. Она должна была бы почувствовать вину и шок от собственного поведения, но ей хотелось только одного - снова сделать так же. Пировать на нем. И это настолько было на нее не похоже, что заставило уйти в себя и хорошенько обдумать.

Меррипен принес ее в спальню и уложил на свежие простыни. Уин скользнула глубже под одеяло и в полусонном состоянии стала ждать Кева, пока он мылся и освобождал ванну. Она испытывала ощущение, которое не приходило долгие годы: нечто похожее на сияющую радость ребенка, открывшего глаза рождественским утром. Неподвижно лежа в постели, она наслаждалась предчувствием приятных событий, которые скоро произойдут, и ее сердце замирало в предвкушении.

Уин приоткрыла глаза, когда он, наконец, забрался в кровать. Матрас прогнулся под тяжестью, и удивительно теплое тело прижалось к прохладной коже Уин. Уютно устроившись в его объятиях, девушка глубоко вздохнула. Его рука выводила рисунки на ее спине.

- У нас когда-нибудь будет такой коттедж? - тихо спросила она.

Меррипен не был бы самим собой, если бы сразу же не начал строить планы.

- Год или даже два мы будем жить в Рэмси, пока не закончится ремонт, и Лео не встанет на ноги. Затем я найду подходящее место и построю для тебя дом. Немного попросторнее этого, как мне думается. - Рука Кева скользнула на ее живот и закружилась над ним легкими движениями. - Нашу жизнь нельзя будет назвать богатой, скорее - достаточно обеспеченной. Наймем кухарку, лакея и кучера. Мы будем жить рядом с твоей семьей, поэтому ты сможешь навещать родных в любое время.

- Звучит мило, - смогла произнести Уин, хотя ее так переполняло счастье, что перехватывало дыхание. - Как в раю.

Не было ни сомнений в его способности позаботиться о ней, ни в ее способности сделать его счастливым. Вместе они проживут замечательную жизнь, хотя она была уверена, что эта жизнь не будет обыкновенной.

Он трезво смотрел вперед.

- Если ты выйдешь за меня замуж, то никогда не сможешь по положению считаться леди.

- Для меня нет лучшего положения, чем быть твоей женой.

Его большая рука легла на ее голову и легким нажатием прижала к плечу.

- Я всегда хотел для тебя большего, чем могу дать.

- Обманщик, - прошептала Уин. - Ты всегда хотел меня только для себя.

Из его груди вырвался смех.

- Да, - честно признался Меррипен.

Потом они замолчали, смакуя удовольствие от того, что лежат в кровати вдвоем рано утром. До этого они были близки разными способами. Знали друг друга так хорошо… и не знали совсем. Физическая близость создала новое измерение чувств Уин, словно она впустила в себя не только часть его тела, но и часть его души. Она не могла представить, как люди вступали в такие отношения без любви. Какой пустой и бессмысленной такая близость была по сравнению с их чувствами.

Голая женская ступня исследовала поросшую волосами поверхность его ноги, пальцы прижимались к выпуклым сильным мышцам.

- Ты думал обо мне, когда был с ними? - осторожно спросила Уин.

- С кем?

- С женщинами, с которыми спал.

По напряжению Меррипена Уин догадалась, что вопрос ему не понравился. Последовал тихий и виноватый ответ:

- Нет. Когда был с ними, я не думал ни о чем.

Уин позволила своей руке погладить гладкую мужскую грудь, найти маленькие коричневые кружки сосков и подразнила их. Поднявшись на локти, она честно призналась:

- Когда я представляю тебя занимающимся этим с другими, я едва держу себя в руках.

Кев положил руку поверх маленькой ладони, прижимая ее к гулко бьющемуся сердцу.

- Они ничего для меня не значили. Это была просто сделка. То, что нужно закончить как можно быстрее.

- Думаю, это еще хуже. Использовать женщин таким способом, без чувств…

- Они за это получали достаточное вознаграждение, - язвительно ответил Меррипен. - И всегда были к услугам.

- Тебе следовало найти ту, о ком ты мог бы заботиться, и кто мог заботиться о тебе. Это было бы намного лучше, чем связь без любви.

- Я не мог.

- Почему?

- Я не мог заботиться ни о ком другом. Слишком много места в моем сердце отдано тебе.

Уин задумалась, говорит ли о ее ужасном эгоизме то, что подобный ответ ей понравился.

- Ты уехала, - сказал Меррипен, - и я подумал, что сойду с ума. Не было на свете места, где я бы почувствовал себя лучше. Я ни с кем не хотел общаться. За то, чтобы тебе стало лучше, я был готов отдать жизнь. В то же время, я ненавидел тебя. Я все ненавидел. Даже свое сердце за то, что оно бьется. У меня была одна причина жить - увидеть тебя снова.

Уин тронула строгая простота его слов. Он был силой, которую никто не сможет усмирить, как никто не может справиться с грозой. Этот мужчина будет любить ее так, как хочет сам, а все остальное… пусть катится к дьяволу.

- Женщины помогали? - нежно спросила она. - Тебе становилось легче после близости с ними?

Меррипен покачал головой.

- Только хуже, - последовал его мягкий ответ. - Потому что они - не ты.

Уин склонилась ниже, и волосы мерцающими длинными лентами легли на его грудь и руки. Она пристально смотрела в черные как терн глаза.

- Я хочу, чтобы мы были верны друг другу, - серьезно попросила она. - Начиная с этого дня.

Ненадолго установилась тишина, вызванная не сомнениями, а уверенностью. Как будто их клятвы были услышаны и засвидетельствованы чьим-то невидимым присутствием.

Грудь Меррипена поднялась и опала в глубоком вдохе и выдохе.

- Я буду верен тебе, - произнес он. - Всегда.

- И я буду тебе верна.

- Обещай, что ты не покинешь снова.

Уин оторвала руку от центра его груди и прижалась к этому месту губами.

- Обещаю.

Девушка с нетерпением ожидала, что они скрепят свои клятвы, но он не позволил. Он хотел дать ей отдохнуть, дать зажить ране. А когда Уин попыталась возражать, поцелуем заставил замолчать.

- Спи, - прошептал он.

Девушка повиновалась, провалившись в самое сладкое и темное забвение в своей жизни.


Дневной свет нетерпеливо пробивался через приоткрытые занавески на окнах, превращая их в яркие прямоугольники цвета масла. Кев уже несколько часов держал Уин в объятьях. Он не заснул ни на минуту. Удовольствие наблюдать за ней превышало желание спать. В его жизни были моменты, когда он вот так же смотрел на нее. Во время болезни Уин. Но теперь все было по-другому - она принадлежала ему.

Кев всегда боролся с безысходной тоской от любви к Уин и пониманием, что из этого ничего не получится. А теперь, обнимая ее, он чувствовал себя непривычно - внутри разливалось радостное тепло. Он не смог удержаться и не проследить губами блестящую арку брови, передвинуться на румяную щеку, на бесконечно обожаемый кончик носа, который, безусловно, заслуживал целого сонета. Каждая ее частичка была им горячо любима. Тут он вспомнил, что не целовал нежные местечки между пальцами ее ног. Упущение, которое срочно должно быть исправлено!

Во сне Уин сунула одно колено между его ногами. Он почувствовал кожей бедра мягкое прикосновение светлых волос ее интимного места. Его плоть ожила, отвердела и начала пульсировать, задевая льняные простыни, под которыми они отдыхали.

Девушка выпрямила руки и ноги, потянулась и приоткрыла глаза. Проснувшись в его объятиях, сначала она вспыхнула от удивления, но потом вспомнила, что произошло ранее, и удовлетворенно расслабилась. Уин обняла Кева и начала его нежно изучать. Он был твердым во всех местах, возбужденным, но не двигался, позволяя мягким рукам делать все, что они желают.

Невинная страсть Уин, с которой она знакомилась с мужским телом, невероятно возбуждала. Губы оставляли поцелуи на туго натянутой коже груди и боков. Дойдя до нижнего ребра, Уин осторожно прикусила кожу зубами, как привередливый маленький каннибал. Одна маленькая ручка блуждала по бедру, пока не добралась до паха.

С трудом выговорив ее имя между прерывистыми вздохами, он протянул руку и сжал пальцы-мучители. Но Уин оттолкнула преграду и звучно шлепнула его по руке. Этот шлепок возбудил его до предела.

Девушка сложила ладонь чашечкой и приподняла тяжелую, мягкую плоть, словно взвешивая. Потом осторожно сжала, исследуя округлую форму, пока он стискивал зубы под пыткой ее прикосновений и решал, на что это похоже, на четвертование или вспарывание живота.

Она продвинулась вверх и легонько сжала его окаменевший орган. Слишком легко. Ему осталось только затаить дыхание и ждать. Уин наклонилась ниже, золотые волосы окутали его тело мерцающей паутиной. Несмотря на желание оставаться неподвижным, Кев не сумел побороть инстинктивного движения бедрами вверх, к ней навстречу. К бесконечному изумлению, он почувствовал, как Уин опустила голову и прижалась к его плоти губами. И проложила цепочку поцелуев от основания до вершины. Кев стонал от удовольствия, но не верил своим чувствам.

Ее прекрасный ротик… Кев терял рассудок, умирал. Слишком неопытная, чтобы знать все приемы, она не втягивала его глубоко, только ласкала языком, как он делал это с ней. Боже, и этого более чем достаточно. С губ Кева сорвался мучительный стон, когда он почувствовал сладкое, влажное посасывание и услышал этот звук. Путая цыганские и английские слова, он подхватил девушку под бедра, подтянул вверх и зарылся в них лицом. Его язык работал быстро и жадно до тех пор, пока она не забилась в его руках, как плененная русалка.

Пробуя на вкус ее возбуждение, Кев глубоко погружал язык снова и снова. Ее ноги напряглись в ожидании облегчения. Но он хотел быть в ней, когда это случится, чтобы почувствовать сокращение ее внутренних мышц своим естеством. Кев осторожно перекатил ее на живот и подложил подушку под бедра.

Уин застонала и развела колени. Другого приглашения не потребовалось, и он расположился над ней. Напряженная плоть поблескивала влагой ее рта. Кев рукой нашел у нее между ног небольшой возбужденный бугорок и осторожно его потер, одновременно начиная входить в нее. Пальцы двигались быстрее с каждым следующим движением бедер, с трудным проникновением на каждый дюйм. Наконец, когда он вошел во всю свою длину, Уин с прерывистым криком достигла кульминации.

Кев мог бы кончить одним движением, но должен был продолжать. Если бы это было возможно, он бы продолжал бесконечно. Одной рукой Кев провел по изящной линии ее спины, и девушка выгнулась дугой, шепча его имя. Он полностью лег на нее, изменив угол проникновения, но руку с ее интимного места не убрал. И продолжил толчки. Тело Уин содрогнулось от новых спазмов. На ее спине и плечах алели метки страсти. Каждое пятнышко удостоилось отдельного поцелуя, пока он раскачивался, проникая все глубже, сильнее, и, наконец, замер, излившись в ее глубины.

Кев скатился с любимой, прижал к своей груди и постарался восстановить дыхание. Несколько минут биение сердца ударами молота отдавалось в ушах, поэтому он не сразу обратил внимание на стук в дверь.

Уин дотронулась до его щеки и заставила повернуть лицо в свою сторону. Ее глаза стали круглыми.

- Кто-то пришел.


Глава 19 (перевод: Elfni, бета-ридинг: Оксана-Ксю, вычитка: Фройляйн)


Ругаясь себе под нос, Кев натянул штаны и рубашку и босиком прошел к двери. Открыв ее, он увидел Кэма Роана, невозмутимо стоящего там с саквояжем в одной руке и накрытой корзиной в другой.

- Привет. - В ореховых глазах Кэма танцевали озорные смешинки. - Я принес вам кое-какие вещи.

- Как ты нас нашел? - без запала поинтересовался Кев.

- Я знал, что далеко бы вы не уехали. Вся ваша одежда была на месте вместе с сумками и дорожными сундуками. И, поскольку сторожка у главных ворот была слишком явным вариантом, то это было следующим местом, о котором я подумал. Ты не собираешься пригласить меня?

- Нет, - коротко отрезал Кев, и Кэм ухмыльнулся.

- Думаю, если бы мы поменялись местами, я был бы точно также негостеприимен, phral. В корзине еда, а в саквояже - одежда для вас обоих.

- Благодарю тебя. - Кев забрал поклажу и поставил ее сразу же за дверью. Выпрямившись, он уставился на брата, ища любой признак неодобрения. Но их не было.

- Ov yilo isi? - спросил Кэм.

Это было старое цыганское выражение, означавшее: «Все в порядке?» Но дословно оно переводилось как «Сердце на месте?», что казалось более подходящим к случаю.

- Да, - тихо ответил Кев.

- Ты ни в чем не нуждаешься?

- В первый раз в жизни, - признал Кев, - мне ничего не нужно.

Кэм улыбнулся.

- Хорошо. - Невозмутимо засунув руки в карманы куртки, он оперся плечом на дверной косяк.

- Как ситуация в Рэмси? - поинтересовался Кев, частично страшась ответа.

- Этим утром, когда обнаружилось, что вы оба сбежали, на пару мгновений возникла полная неразбериха. - Образовалась дипломатическая пауза. - Хэрроу утверждал, что Уин забрали против ее воли. В какой-то момент он грозился пойти к приходскому констеблю. Харроу заявляет, что если ты не вернешь Уин к сумеркам, он примет радикальные меры.

- Что бы это означало? - хмуро осведомился Кев.

- Не знаю. Но ты можешь призадуматься о тех из нас, кто обязан оставаться с ним в Рэмси, пока ты находишься здесь с его fiancйe.

- Сейчас она моя fiancйe. И я привезу ее обратно, когда, черт побери, пожелаю.

- Понял. - Губы Кэма дернулись. - Надеюсь, ты вскоре собираешься на ней жениться?

- Не вскоре, - ответил Кев. - Немедленно.

- Слава Господу. Даже для Хатауэев все это слегка непристойно. - Кэм оглядел взъерошенного Кева и улыбнулся. - Приятно видеть тебя, в конце концов, спокойным, Меррипен. Если бы это был кто-то иной, а не ты, я бы сказал, что он выглядит по-настоящему счастливым.

Было нелегко избавиться от привычки держаться особняком. Но Кева и в самом деле привлекла возможность довериться брату в вопросах, для которых сам не был уверен, что сможет подобрать слова. Таких как открытие, что любовь женщины может заставить весь мир казаться новым. Или его изумление, когда выяснилось, что Уин, всегда казавшаяся такой хрупкой и нуждавшейся в защите, даже сильнее его.

- Роан, - тихо спросил он так, чтобы не услышала Уин, - у меня есть вопрос…

- Да?

- Ты живешь в браке по традициям gadje или цыган?

- Главным образом - gadje. - Без колебаний откликнулся Роан. - По-другому бы не получилось. Амелия едва ли тот тип женщины, с которым можно было бы обращаться как со вторым сортом. Но как цыган я всегда буду оставлять за собой право защищать и присматривать за ней так, как считаю необходимым. - Он слабо улыбнулся. - Ты найдешь срединный путь точно также, как и мы.

Кев провел рукой по волосам и осторожно поинтересовался:

- Хатауэи рассердились из-за того, что я сделал?

- Ты имеешь в виду, умыкнул Уин?

- Да.

- Единственное недовольство, которое я слышал, заключалось в том, что ты слишком долго тянул.

- Кто-нибудь из них знает, где мы?

- Нет, насколько мне известно. - Улыбка Кэма стала кривоватой. - Я могу довериться тебе еще на несколько часов, phral. Но верни ее к вечеру хотя бы для того, чтобы заткнуть рот Хэрроу. - Он слегка нахмурился. - Он странный парень, этот gadjo.

Кев бросил на него внимательный взгляд.

- Почему ты так говоришь?

Кэм пожал плечами.

- Большинство мужчин на его месте к этому моменту уже что-нибудь сделали бы. Сломали какую-нибудь мебель. Вцепились в чье-нибудь горло. К этому времени я бы перевернул весь Гемпшир верх дном, чтобы найти свою женщину. Но Хэрроу только треплет языком.

- О чем?

- Он много рассуждает о том, каковы его привилегии, на что он имеет право, о предчувствии измены… но ему так и не пришло на ум выказать хоть какой-нибудь интерес к благополучию Уин или задуматься над тем, чего она хочет. В общем и целом, Хэрроу ведет себя как ребенок, у которого забрали его игрушку, а он желает, чтобы ее вернули обратно. - Кэм скорчил гримасу. - Чертовски стеснительный, даже для gadjo. - Он повысил голос и окликнул невидимую Уин. - Я уже ухожу. Доброго дня тебе, сестренка.

- И вам того же, мистер Роан! - донесся в ответ ее радостный голосок.


Они распаковали из корзинки деликатесы: холодное жареное мясо птицы, разнообразные салаты, фрукты и толстые ломтики кекса с тмином. Уничтожив большую часть запасов, они уселись на лоскутное одеяло перед очагом. Одетая только лишь в рубашку Кева, Уин сидела между его ног, пока он приглаживал спутанный клубок ее волос. Он раз за разом проводил пальцами сквозь шелковистые пряди, сиявшие в его руках подобно лунному свету.

- Сейчас, когда у меня есть одежда, мы пойдем гулять? - спросила Уин.

- Если хочешь. - Кев отвел ее волосы в сторону и поцеловал затылок девушки. - А позже вернемся в кровать.

Она затрепетала и издала изумленный возглас.

- Я никогда не представляла, что ты проводишь так много времени в постели.

- До сих пор у меня никогда не было достойной причины. - Отложив щетку в сторону, он поднял ее себе на колени и стал укачивать, лениво целуя. Она дернулась вверх с возрастающей требовательностью, заставляя его улыбнуться и податься назад. - Успокойся, - отозвался он, поглаживая ее по скуле. - Мы не будем начинать снова.

- Но ты только что сказал, что хочешь вернуться в кровать.

- Я намеревался отдохнуть.

- Мы не будем больше заниматься любовью?

- Не сегодня, - нежно ответил он. - Тебе достаточно. - Он провел большим пальцем по ее губам, припухшим от поцелуев. - Если я займусь с тобой любовью еще раз, ты не сможешь завтра ходить.

Но, как он уже обнаружил, любое сомнение в физической выносливости встречало у Уин немедленный отпор.

- Я вполне здорова, - упрямо заявила она, выпрямляясь на его коленях. Она покрыла поцелуями его лицо и шею, каждое местечко, куда смогла дотянуться. - Еще разочек до того, как мы вернемся. Мне нужен ты, Кев, мне нужен…

Он унял ее прикосновением губ и получил такой пылкий и нетерпеливый отклик, что не смог удержаться от того, чтобы не хохотнуть. Она отпрянула назад и потребовала:

- Ты смеешься надо мной?

- Нет. Нет. Только… ты восхитительна, ты так сильно меня радуешь. Моя порывистая маленькая gadji… - Он поцеловал ее снова, пытаясь успокоить. Но она настойчиво продолжала, стягивая его рубашку, притягивая его руки к своему обнаженному телу.

- Почему ты так беспокоишься? - прошептал он, откидываясь с ней на одеяло. - Нет… подожди…Уин, скажи мне.

Она затихла в его объятиях, ее маленькое нахмуренное личико приблизилось к нему.

- Я боюсь возвращаться, - призналась она. - Я чувствую, будто случится что-то плохое. Кажется нереальным, что теперь мы на самом деле можем быть вместе.

- Мы не можем скрываться здесь вечно, - пробормотал Кев, поглаживая ее волосы. - Ничего не случится, любимая. Мы зашли слишком далеко, чтобы возвращаться. Теперь ты моя, и никто не сможет этого изменить. Ты боишься Хэрроу? Так?

- Совсем не боюсь. Но я не готова встречаться с ним лицом к лицу.

- Конечно, нет, - спокойно заметил Кев. - Я помогу тебе пройти через это. Я поговорю с ним первым.

- Не думаю, что это будет мудро, - засомневалась она.

- Я настаиваю. И не откажусь от своего права. Я собираюсь принять ответственность за то, что сделал. И не оставил бы тебя справляться с последствиями одну.

Уин опустилась щекой на плечо мужчины.

- Ты уверен, что не случится ничего такого, что изменит твое мнение относительно женитьбы на мне?

- Ничего в мире не смогло бы этого сделать. - Чувствуя напряжение в ее теле, он провел по нему руками, задерживаясь на груди, где каждый удар сердца был яростным, беспокойным толчком. Потер круговыми движениями кожу, чтобы утешить. - Что я могу сделать, чтобы заставить тебя чувствовать себя лучше? - нежно спросил он.

- Я уже говорила тебе, но ты не станешь, - заявила она тихим угрюмым голосом, вызвавшим у него придушенный смешок.

- Тогда ты получишь желаемое, - прошептал он. - Но медленно, так, чтобы я не причинил тебе боли. - Он поцеловал местечко у нее за ушком и двинулся вниз к гладкой белизне плеч, пульсу у основания шеи.

С самым нежным спокойствием он целовал округлый изгиб ее груди. От предыдущего внимания соски стали яркими и заострившимися. Он был заботлив с ними, его рот - нежен, когда накрывал поднимающиеся пики.

Уин чуть двинулась, издав слабое шипение, и он понял, как болезненны были они. Но ее руки потянулись к его голове, прижимая. Медленно он описывал языком круги на коже, посасывая только так, чтобы удержать нежную плоть в кольце губ. Он уделил много время ее грудям, оставляя легкость прикосновений рта до тех пор, пока она не начала стонать и двигать бедрами в желании чего-то большего, чем слабая как касание перышка стимуляция.

Опустившись вниз к ее бедрам, Кев припал губами к жаркому шелку, находя чувствительный бугорок клитора, пользуясь бархатной поверхностью языка, чтобы обрисовать его и приласкать. Уин стиснула его голову еще сильней и со всхлипом произнесла его имя - гортанный возбуждающий возглас.

Когда ответные движения женских бедер приняли постоянный ритм, он оторвался от нее, широко разводя ее колени в стороны. Ему потребовалась вечность, чтобы успокоиться в сочной стиснутой плоти. Полностью войдя, он обвил ее руками, прижимая к своему телу.

Уин заерзала, подстегивая его к выпаду, но он сохранял неподвижность и самообладание. Прижавшись ртом к ее ушку, Кев прошептал, что заставит ее кончить даже так, просто оставаясь твердым внутри столько, сколько потребуется. Уши Уин стали малиновыми, она сжалась и запульсировала вокруг него.

- Пожалуйста, двигайся, - шептала она, а он мягко говорил «нет».

- Пожалуйста, двигайся, пожалуйста…

- Нет.

Но в тоже время он начал в неуловимом ритме покачивать бедрами. Она захныкала и затрепетала, когда он вонзился в нее, продвигаясь чуть глубже, безжалостный в своей сдержанности. В конце концов, кульминация захлестнула ее, срывая низкие крики с губ, вынося на поверхность дикие содрогания. Кев молчал, испытывая такое острое и иссушающее освобождение, что оно отняло у него голос. Ее стройное тело поглощало его, вытягивало силу, заключало в изысканный жар.

Удовольствие было таким огромным, что мужчина ощутил непривычное покалывание в глазах и носу, которое до самого основания потрясло его. Твою мать, думал Кев, понимая, что что-то в нем изменилось, что-то, что никогда не станет прежним. Все его оборонные рубежи покорились неясной силе одной маленькой женщины.


Солнце уже спустилось в чашу лесистой долины к тому времени, как они оделись. Огни были погашены, оставляя коттедж холодным и темным.

Уин беспокойно цеплялась за руку Меррипена, когда он вел ее к лошади.

- Меня удивляет, почему счастье всегда кажется таким хрупким, - проговорила она. - Я думаю о том, что перенесла наша семья… потеря наших родителей… Лео лишился Лоры, пожар, моя болезнь…заставили меня сознавать, как легко могут быть отняты вещи, которые мы ценим. Жизнь может измениться в мгновение ока.

- Не все меняется. Некоторые вещи остаются прежними навсегда.

Уин остановилась и, повернувшись к нему лицом, обвила руками шею. Он тотчас же отозвался, крепко стискивая ее, прижимая к своему сильному телу. Уин зарылась лицом в его грудь.

- Я надеюсь на это, - произнесла она через мгновение. - Теперь ты по-настоящему мой, Кев?

- Я всегда был твоим, - прошептал он ей на ушко.


Напряженная из-за ожидания шумных протестов сестер, Уин была успокоена тем, что по возвращению их с Кевом в Рэмси они обнаружили в доме тишину и спокойствие. Такую необычную безмятежность, что было ясно, что все договорились вести себя так, будто ничего необычного не произошло. Она обнаружила Амелию, Поппи, мисс Маркс и Беатрикс в верхней гостиной, причем первые три занимались рукоделием, а Беатрикс читала вслух.

Когда Уин осторожно вошла в комнату, Беатрикс замолчала, и женщины посмотрели вверх с радостью и любопытством.

- Привет, дорогая, - тепло начала Амелия. - Славно погуляли с Меррипеном? - Как будто произошедшее было не более чем пикником или поездкой в экипаже.

- Да, благодарю тебя. - Уин улыбнулась Беатрикс. - Продолжай, Беа. Чтобы ты ни читала, но звучит это восхитительно.

- Это детективный роман, - заявила Беатрикс. - Очень возбуждающий. Там есть темный и мрачный особняк, странно ведущие себя слуги и тайная дверь за настенным ковром. - Она эффектно понизила голос. - Кто-то будет убит.

Когда Беатрикс продолжила, Уин села возле Амелии и почувствовала, как старшая сестра протянула ей руку. Маленькую, но такую умелую ладошку. Ободряющее прикосновение. Столь многое выражалось преданным пожатием Амелии и ответным стискиванием пальцев Уин… забота, одобрение, утешение.

- Где он? - прошептала Амелия.

Уин ощутила острый приступ беспокойства, хотя и сумела сохранить при этом безмятежное выражение лица.

- Он пошел поговорить с доктором Хэрроу.

Хватка Амелии усилилась.

- Ну, - пробормотала она, - это, должно быть, будет занимательная беседа. У меня создалось впечатление, что твой Хэрроу приберег немало такого, что пожелает высказать.


- Ты грубая бестолковая деревенщина, - Джулиан Хэрроу побелел лицом, но держал себя в руках, когда они с Кевом встретились в библиотеке. - Ты не представляешь, что натворил. В спешке потянувшись и хватая то, что возжелал, ты не принял во внимание последствия. И не остановился бы, пока не стало слишком поздно. Пока ты не убил бы ее.

Довольно отчетливо представляя, что Хэрроу скажет ему, Кев уже решил, как он будет вести себя. Ради Уин Кев стерпит любые оскорбления и обвинения. Доктор получит возможность высказаться… а Кев пропустит все это мимо ушей. Он победил. Сейчас Уин принадлежала ему, а все остальное не имело значения.

Между тем, это было не легко. Хэрроу был безупречным воплощением оскорбленного романтического героя… стройный, элегантный, с бледным и негодующим лицом. По сравнению с собой он заставлял Кева чувствовать себя смуглым туповатым крестьянином. А последние слова о том, что он убьет ее, вообще заморозили его до костей.

Столь много ранимых существ пострадали от его рук. Никто с прошлым Кева не мог быть достоит Уин. И даже если она простила его жестокие деяния, он никогда бы не смог позабыть.

- Никто не собирается обижать ее, - ответил Кев. - Очевидно, что в качестве вашей жены о ней бы хорошо заботились, но это не то, что она хочет. Она сделала свой выбор.

- Под давлением!

- Я не принуждал ее.

- Конечно, заставил. - С презрением заявил Хэрроу. - Ты похитил ее, выставляя напоказ животную силу. И будучи женщиной, она, конечно же, посчитала это волнующим и романтичным. Женщинами можно управлять и убедить согласиться почти со всем, чем угодно. А в будущем, когда она умрет в родах, в нелепых страданиях, она не упрекнет тебя за это. Но ты будешь знать, что ответственен за это. - Хриплый смешок вырвался у него, когда он увидел выражение лица Кева. - Ты действительно такой наивный, что не понимаешь, о чем я говорю?

- Вы полагаете, что она слишком хрупкая, чтобы выносить ребенка, - ответил Кев. - Но она консультировалась с другим врачом в Лондоне, который…

- Да. Уиннифред сказала тебе имя этого врача? - Глаза Харроу были враждебно мрачны, а тон снисходительно колок.

Кев мотнул головой.

- Я упорно стоял на своем, - заявил Хэрроу, - до тех пор, пока она не сказала мне. И я сразу же понял, что это вымышленное имя. Ненастоящее. Но для уверенности я проверил списки, в которые внесен каждый легально работающий медик в Лондоне. Доктора с именем, который она назвала, не существует. Она лгала, Меррипен. - Хэрроу провел руками по волосам и прошелся туда-сюда. - Женщины также неискренни, как и дети, когда дело касается их действий. Господи, а тобой легко манипулировать, правда?

Кев не смог ответить. Он верил Уин по одной причине - она никогда не лгала. Насколько он помнил, за всю свою жизнь она один-единственный раз обманула его, с помощью уловок заставив принять морфий, когда он страдал от ожогов. Позднее он понял, почему она так сделала, и сразу же простил. Но если она солгала сейчас… Боль, как кислота, запылала в его крови.

Сейчас он понял, почему Уин так беспокоилась о возвращении.

Хэрроу остановился у стола и облокотился на него.

- Я все еще хочу ее, - тихо произнес он. - Я все еще готов получить ее. При условии, что она не зачала. - Он оборвал фразу, когда Кев устремил на него смертоносный взгляд. - О, ты можешь сердито смотреть, но не в состоянии отрицать истину. Посмотри на себя… как ты можешь оправдать то, что совершил? Ты грязный цыган, которого, как и всех остальных существ твоего сорта, привлекают симпатичные побрякушки.

Хэрроу внимательно оглядел Кева, после чего продолжил.

- Я уверен, что на свой собственный лад ты любишь ее. Не в той утонченной манере, которая ей требуется на самом деле, а так, как способен кто-то твоего типа. И я нахожу это в какой-то степени трогательным. И достойным жалости. Без сомнений, Уиннифред полагает, что узы детской дружбы дают тебе больше прав на нее, чем какому-либо иному мужчине. Но она слишком долго была укрыта от мира. У нее нет ни здравого смысла, ни опыта, чтобы иметь представление о своих собственных нуждах. Если она выйдет за тебя замуж, то это будет только лишь вопрос времени, когда она устанет от тебя и захочет большего, чем ты сможешь когда-либо ей предложить. Пойди и найди крепкую деревенскую девчонку, Меррипен. А еще лучше цыганку, которая будет счастлива от той простой жизни, которую ты сможешь ей дать. Ты возжелал соловья, тогда как тебе намного больше подходит славная крепкая голубка. Соверши верный поступок, Меррипен. Отдай ее мне. Пока не слишком поздно. Она будет в безопасности со мной.

Кев мог только слышать сквозь барабанящий от смятения, безысходности и ярости пульс свой скрежещущий голос.

- Может быть, я должен спросить у Лэнхемов, согласны ли они, что она будет с вами в безопасности?

И не взглянув, чтобы оценить эффект от своих слов, Кев большими шагами покинул библиотеку.


Когда вечер опустился на дом, беспокойство Уин возросло. Она оставалась в гостиной вместе с сестрами и мисс Маркс до тех пор, пока Беатрикс не утомилась от чтения. Единственным утешением в растущем напряжении было наблюдение за ужимками хорька Беатрикс, Доджера, который, казалось, был без ума от мисс Маркс вопреки, а возможно и благодаря, ее явному отвращению. Он постоянно подкрадывался к гувернантке и пытался стащить вязальные спицы, пока она прищуренными глазами следила за ним.

- Даже не затевай это, - с ужасающим спокойствием обратилась мисс Маркс к полному надежд хорьку. - Или я отрежу твой хвост разделочным ножом.

Беатрикс ухмыльнулась.

- Я думала, что такое случается только со слепыми мышками, мисс Маркс.

- Это сработает на любом надоедливом грызуне, - мрачно заметила гувернантка.

- На самом деле, хорьки - это не грызуны, - сказала Беатрикс. - Их относят к семейству куньих. Ласок. Так что можно сказать, что хорек - это дальний кузен мышей.

- Это не то семейство, с которым я бы хотела познакомиться ближе, - отозвалась Поппи.

Доджер украсил собой подлокотник канапе и вперил взгляд сраженного любовью в мисс Маркс, проигнорировавшую его.

Уин улыбнулась и потянулась.

- Я устала. Желаю всем доброй ночи.

- Я тоже утомилась, - сказала Амелия, скрывая широкий зевок.

- Возможно, всем нам необходимо разойтись на отдых, - предложила мисс Маркс, проворно укладывая вязание в маленькую корзинку.

Все отправились по своим комнатам, в то время как в угрожающем безмолвии коридора нервы Уин напряглись до предела. Где Меррипен? Что было высказано между ним и Джулианом?

Лампа слабо мерцала в ее комнате, ее сияние тускло пробивалось сквозь вторгающиеся тени. Уин заморгала, увидев в углу неподвижный силуэт… Меррипен, занявший кресло.

- О, - удивленно выдохнула она.

Он проследил взглядом за ней, приблизившейся к нему.

- Кев? - нерешительно позвала она, в то время как холодок скользнул по ее спине. Разговор прошел неудачно. Что-то случилось. - Что? - хрипло спросила она.

Меррипен встал и навис над ней с непонятным выражением лица.

- Кто был тот доктор, с которым ты встречалась в Лондоне, Уин? Как ты его нашла?

И тогда она поняла. В животе все оборвалось, и она сделала несколько успокаивающих вздохов.

- Доктора не было, - сказала она. - Я не видела в том надобности.

- Ты не видела надобности, - медленно повторил он.

- Да. Поскольку, как позднее сказал Джулиан, я могла ходить от доктора к доктору до тех пор, пока не нашла бы того, кто дал бы мне тот ответ, который я хотела.

Меррипен испустил вздох, прозвучавший как скрип. Он тряхнул головой.

- Господи Иисусе!

Уин никогда не видела, чтобы он выглядел таким опустошенным, далеким от воплей или злости. Она двинулась к нему, протянув руку.

- Кев, пожалуйста, позволь мне…

- Нет. Пожалуйста. - Он делал заметные усилия, чтобы держать себя в руках.

- Мне жаль, - со всей искренностью произнесла она.- Я так сильно хотела тебя, при этом собираясь замуж за Джулиана, что подумала, если скажу тебе, что встречалась с другим доктором, то это… ну, подтолкнет тебя немного.

Он отвернулся от нее, сжав кулаки.

- Нет никакой разницы, - продолжила Уин, пытаясь говорить спокойно, стараясь отрешиться от отчаянного биения сердца. - Это ничего не меняет, особенно после сегодняшнего дня.

- Разница есть, если ты лгала мне, - гортанно произнес он.

Цыганские мужчины не поощряли манипулирование со стороны своих женщин. А она разрушила доверие Меррипена именно в тот момент, когда он был особенно уязвим. Он ослабил свою бдительность, пропустив ее в душу. Но как иначе она смогла бы получить его?

- Я не предполагала, что у меня есть выбор, - сказала она. - Ты невозможно упрям, когда принимаешь решение. Я не знала, как его изменить.

- И тогда ты просто снова солгала. Поэтому ты не сожалеешь.

- Я сожалею, что ты обижен и рассержен, и понимаю, как много ты…

Она прервалась, когда Меррипен с поразительной стремительностью переместился, схватив ее за предплечья и пригвождая к стене. Его скривившееся лицо близко склонилось к ней.

- Если бы ты хоть что-нибудь понимала, то не надеялась, что я дам тебе ребенка, который убьет тебя.

Напрягшись и дрожа, она пристально вглядывалась в его глаза, пока не утонула в их темноте. Она сделала глубокий вдох прежде, чем ухитриться упрямо заявить:

- Я встречусь со всеми докторами, с какими ты захочешь. Мы соберем все разнообразие мнений, и ты сможешь подсчитать вероятности. Но никто не сможет с полной уверенностью предсказать, что случится. И ничто из этого не изменит того, как я собираюсь провести остаток жизни. Я проживу ее на своих условиях. А ты… ты можешь получить либо всю меня, либо ничего. Я больше не буду инвалидом. Даже если это означает потерять тебя.

- Я не принимаю ультиматумов, - отозвался он, слегка ее тряхнув. - И менее всего от женщины.

Зрение Уин затуманился, и она прокляла навернувшиеся слезы. В яростном отчаянии она задумалась о том, почему судьба, казалось, решила отказать ей в обычной жизни, которую другие люди воспринимали как должное.

- Ты, заносчивый цыган, - хрипло произнесла она. - Это не твой выбор, он - мой. Мое тело. Мой риск. И может быть уже слишком поздно. Я уже могла зачать…

- Нет. - Он стиснул ее голову и прижался лбом к ней, обжигая дыханием ее губы. - Я не могу так поступить, - измученно пробормотал он. - Я не заставлю тебя испытать боль.

Уин не сознавала, что плачет, пока не ощутила его губы на своем лице, его горло, вибрирующее от тихого рычания, когда он слизывал ее слезы. Он безоглядно целовал ее, жестко терзая ее рот с яростью, заставившей ее затрепетать с головы до ног. Когда он вжался в нее телом, она ощутила подрагивание его возбуждения даже несмотря на многие слои их одежд. Это послало по ее венам ответный толчок, и она почувствовала, как покалывает ее внутренняя плоть, как она становится влажной. Она желала его внутри себя, ворвавшегося глубоко и плотно, наслаждающегося, пока его жестокость не будет ублажена.

Она потянулась к его жесткой длине, массируя и стискивая ее, пока он не застонал ей в рот.

Уин освободила губы только для того, чтобы, задыхаясь, произнести:

- Забери меня в постель, Кев. Забери меня…

Но он со злобным проклятием отпрянул от нее.

- Кев…

Обжигающий взгляд, и он покинул комнату, оставив от резкого удара покачиваться на петлях дверь.


Fiancйe - невеста (фр.).

Ссылка на популярную детскую песенку «Three Blind Mice» - «Три слепых мышки», написанную Томасом Рейвенскрофтом и впервые опубликованную в 1609г. Главные герои - три слепых мышки мечутся, спасаясь бегством от жены фермера, отрезавшей им хвостики ножом для разделки мяса. Жестокость песенки, предназначенной вроде бы для детей, может объясняться тем, что на самом деле стишки задумывались как сатира на королеву Марию I Кровавую(старшую сестру Елизаветы I).


Глава 20 (перевод: Elfni, бета-ридинг: Оксана-Ксю, вычитка: Фройляйн)


Воздух раннего утра, обещая дождь, был прохладен и вязок, свежий ветерок просачивался сквозь полуоткрытое окно в спальне Кэма и Амелии. Кэм медленно просыпался, ощущая, как уютно прижимается к нему роскошное тело жены. Она всегда спала в ночных рубашках, сшитых из скромного белого батиста, с бесконечным числом складок и крошечных оборочек. Знание того, какие великолепные изгибы скрываются под пристойным одеянием, провалило бы любые попытки притушить его интерес.

За ночь рубашка задралась до коленей. Одна из обнаженных женских ножек была закинута на него, оставляя колено поблизости от паха. Легкая округлость живота прижималась к его боку. Беременность сделала ее женственные формы еще более пышными и очаровательными. Все эти дни вокруг нее можно было увидеть сияние распускающейся ранимости, наполнявшее его непреодолимым желанием защитить ее. А осознание того, что причиной изменений в ней послужило его семя, что часть его внутри нее… было бесспорно возбуждающим.


Он совсем не ожидал, что будет так увлечен состоянием Амелии. С точки зрения цыган, роды и все связанные с ними вопросы считались mahrime, нечистыми. А поскольку ирландцы были печально известны своей подозрительностью и ханжеством, когда дело касалось размножения, то любой ветвью родословной было трудно оправдать его удовольствие от беременности жены. Но его не стоило за это винить. Она была самым прекрасным и обворожительным созданием, с которым он когда-либо встречался.

И когда Кэм сонно погладил ее бедро, желание заняться с ней любовью стало слишком сильным, чтобы противиться ему. Он медленно задрал ее рубашку вверх и погладил обнажившуюся попку, при этом целуя ее губы, подбородок, смакуя нежность кожи.

Амелия зашевелилась.

- Кэм, - сонно пробормотала она. Ее ноги раздвинулись, приглашая к дальнейшему нежному изучению.

Кэм улыбнулся, уткнувшись ей в щеку.

- Что за чудесная маленькая женушка, - прошептал он по-цыгански. Она потянулась и издала удовлетворенный вздох, когда его руки скользнули по ее теплому телу. Он осторожно развел ее ноги, лаская и хваля, целуя грудь. Его пальцы стали играть меж ее бедер, озорно дразня до тех пор, пока она не начала издавать тихие стоны. Ее руки вцепились в его спину, когда он накрыл ее своим телом, изголодавшимся по жаркому, влажному радушию ее…

Раздался легкий стук в дверь, за ним приглушенный голос:

- Амелия?

Они оба застыли.

Нежный женский голосок попытался снова:

- Амелия?

- Одна из моих сестер, - прошептала Амелия.

Кэм пробормотал проклятие, которое недвусмысленно описывало, что он сделал бы, но был, очевидно, не в состоянии закончить.

- Твоя семья… - начал он мрачным тоном.

- Я знаю, - она отбросила одеяла. - Мне жаль. Я… - Она замолкла, увидев степень его возбуждения, и слабо выдавила: - О, дорогой.

Хотя обычно он выказывал терпимость, когда это касалось выходок и капризов Хатауэев, но в настоящее время Кэм был не в настроении проявлять чуткость.

- Избавься от любого, кто бы это ни был, - заявил он, - и возвращайся сюда.

- Конечно. Я попытаюсь. - Амелия натянула на ночную рубашку пеньюар и поспешно застегнула его на три пуговицы. Когда она заторопилась в примыкающую гостиную, белое одеяние развевалось за ней как грот на шхуне.

Кэм остался на боку, внимательно прислушиваясь. Звук открывающейся в коридор двери, кто-то вошел в маленькую гостиную. Размеренный ритм вопрошающего голоса Амелии и озабоченный ответ какой-то из сестер. Уин, решил он, поскольку Поппи и Беатрикс поднялись бы так рано только в случае какой-то значительной катастрофы.

Одним из тех качеств, которые Кэм обожал в Амелии, была ее заботливость и неослабевающий интерес ко всем делам, большим и малым, брата и сестер. Она была маленькой наседкой, ценящей семью также сильно, как и жена-цыганка. Что радовало его. Это перекликалось с его ранним детством, когда ему еще было позволено жить с табором. Семья была равно важна для них. Но это также означало и разделение забот Амелии, что в подобные моменты было чертовски раздражающим.

После нескольких минут женское щебетание все еще не прекратилось. Сделав вывод, что Амелия не собирается в скором времени возвращаться в постель, Кэм вздохнул и выбрался из кровати.

Он натянул что-то из одежды, прошел в гостиную и увидел Амелию, сидящую на маленьком канапе с выглядящей несчастной Уин.

Они были так погружены в беседу, что едва обратили внимание на появление Кэма. Усевшись на соседнее кресло, мужчина слушал, пока не понял, что Уин солгала Меррипену о встрече с доктором, что Меррипен пришел в ярость, и что отношения между этими двумя оказались в полном беспорядке.

Амелия повернулась к Кэму, в беспокойстве наморщив лоб.

- Возможно, Уин и не должна была обманывать его, но это ее право - принимать решения касательно себя. - Говоря, Амелия держала Уин за руку. - Ты знаешь, что я ничего так не желаю, как навсегда оградить Уин от боли… но даже я должна признать, что это невозможно. Меррипен должен смириться с тем, что Уин хочет с ним нормальной супружеской жизни.

Кэм потер лицо и подавил зевок.

- Да. Но способ, каким можно заставить его смириться, - явно не манипулирование. - Он в упор уставился на Уин.- Сестренка, ты должна понять, что ультиматумы никогда не действовали на цыганских мужчин. Выслушивать от женщины, что делать, идет полностью вразрез с цыганским характером.

- Я не говорила ему, что делать, - несчастно запротестовала Уин. - Я просто сказала ему…

- Что не имеет значения, о чем он думает и чувствует, - проворчал Кэм. - Что ты намереваешься прожить свою жизнь на своих условиях несмотря ни на что.

- Да, - еле-еле выговорила она. - Но я не имела в виду, что меня не заботят его чувства.

Кэм печально улыбнулся.

- Я восхищаюсь твоей силой духа, сестренка. Я даже согласен с твоей позицией. Но это явно не способ обращения с цыганом. Даже твоя сестра, в большинстве случаев незнакомая с дипломатией, достаточно умна, чтобы не подступаться ко мне в такой бескомпромиссной форме.

- Я достаточно дипломатична, когда желаю быть таковой. - Нахмурившись, запротестовала Амелия, на что получила от него короткую усмешку. Повернувшись к сестре, Амелия с неохотой признала:

- Как бы то ни было, но Кэм прав.

Уин мгновение помолчала, постигая сказанное.

- Что мне теперь нужно сделать? Как можно исправить?

Обе девушки уставились на Кэма.

Втягивать себя в проблемы Уин и Меррипена было последней вещью, которую он желал. И только Господь знал, что этим утром Кэм был, пожалуй, также очарователен, как затравленный собаками медведь. Все, чего он желал, - вернуться в постель и взяться за жену. И, возможно, еще чуть подольше поспать. Но когда сестры уставились на него умоляющими голубыми глазищами, он только вздохнул.

- Я поговорю с ним, - невнятно пробормотал он.

- Весьма вероятно, что он уже проснулся, - с надеждой произнесла Амелия. - Меррипен всегда рано встает.

Кэм хмуро кивнул ей, едва ли наслаждаясь перспективой общения со своим угрюмым братом на тему женских вопросов.

- Он поколотит меня как пыльный ковер из гостиной, - заявил Кэм. - И я ни капли его не упрекну.


Одевшись и умывшись, Кэм спустился в утреннюю гостиную, где всегда завтракал Меррипен. Пройдя к буфету, Кэм увидел «жабу в норе» - обжаренные в тесте сосиски, блюдо с беконом и яйцами, филе палтуса, тосты и чашу с тушеной фасолью.

Кресло у одного из круглых столиков было отодвинуто. Там же стояли пустая чашка, блюдце и горячий серебряный чайничек. В воздухе витал аромат крепкого черного кофе.

Кэм взглянул на стеклянные двери, ведущие на заднюю террасу, и заметил темный силуэт Меррипена. Он, казалось, пристально вглядывался во фруктовый сад, расположенный за разбитым регулярным парком. Положение его головы и плеч говорили о раздраженности и мрачности.

Кошмар. Кэм совершенно не представлял, что сказать брату. Они долго шли к тому, чтобы хотя бы приблизиться к зачаткам доверия. Любой совет, который попытался бы дать Меррипену Кэм, скорей всего, будет брошен обратно ему в лицо.

Захватив кусочек тоста, Кэм зачерпнул полную ложку апельсинового конфитюра и прошествовал на террасу.

Меррипен бросил на Кэма беглый взгляд и вновь обратил свое внимание на пейзаж: цветущие поля за землями поместья, густые леса, питающиеся от широкой артерии реки.


С дальнего берега реки поднимались несколько слабых дымков, там было одно из мест, где разбивали свой лагерь цыгане, когда путешествовали по Гемпширу. Кэм лично вырезал на деревьях опознавательные метки, чтобы указать, что здесь расположено дружественно настроенное к цыганам селение. И каждый раз, когда прибывал новый табор, Кэм отправлялся навестить их, пользуясь небольшим шансом, что там будет кто-нибудь из его давней семьи.

- Прибыла еще одна kumpania, - мимоходом заметил он, присоединяясь к Меррипену на балконе. - Почему бы тебе не пойти и не навестить их со мной сегодня утром?

Тон Меррипена был сух и недружелюбен.

- Рабочие делают лепные карнизы в восточном крыле. И после того, что они натворили в последний раз, я должен быть здесь.

- В последний раз не были соответствующим образом выровнены гипсовые маяки, которые они приколотили, - отозвался Кэм.

- Я знаю, - отрывисто произнес Меррипен.

- Прекрасно. - Ощущая сонливость и раздражительность, Кэм потер лицо. - Слушай, я не испытываю страстного желания совать нос в твои дела, но…

- Тогда и не суй.

- Тебе не повредит выслушать мнение со стороны.

- Я и гроша не дам за твое мнение.

- Если бы ты не был так чертовски сосредоточен на себе, - едко выдал Кэм, - тебе на ум могло прийти, что ты не единственный, кто беспокоится примерно о том же. Считаешь, я не думал, что может случиться с Амелией теперь, когда она забеременела?

- Ничего с Амелией не случится, - отмахнулся Меррипен.

Кэм нахмурился.

- Все в этой семье предпочитают думать об Амелии как о самой стойкой. Да и сама Амелия считает также. Но она подвержена всем трудностям и слабостям, обычным для любой другой женщины в ее положении. Правда такова, что это всегда риск.

В темных глазах Меррипена медленно закипела враждебность.

- Для Уин в большей степени.

- Возможно. Но если она хочет пойти на такой риск, это ее решение.

- И в этом мы различаемся, Роан. Потому что я…

- Потому что ты не возьмешь на себя риск ни за кого, правда? Очень жаль, что ты влюбился в девушку, которую не удержишь на полочке, phral.

- Если ты еще раз так назовешь меня, - зарычал Меррипен, - я оторву твою проклятую башку.

- Начинай пытаться.


Возможно, Меррипен и принялся бы за Кэма, если бы стеклянные двери не открылись, и на террасу не шагнула еще одна персона. Искоса взглянув в сторону незваного гостя, Кэм про себя застонал.

Это был Хэрроу, выглядящий сдержанным и собранным. Он подошел к Кэму, проигнорировав Меррипена.

- Доброе утро, Роан. Я просто пришел сообщить вам, что позже днем я оставляю Гемпшир. Если я не смог уговорить мисс Хатауэй опомниться, пусть будет так.

- Конечно, - отозвался Кэм, вызвав на лице заученное выражение милой смущенности. - Будьте так любезны и позвольте узнать, есть ли что-либо, что мы можем сделать, чтобы помочь вам с отъездом?

- Я только лишь хотел бы, чтобы он являлся для нее лучшим вариантом, - пробормотал доктор, все еще не смотря на Меррипена. - Я буду продолжать считать, что поездка со мной во Францию была бы самым мудрым выбором для всех заинтересованных лиц. Но это решение мисс Хатауэй. - Он помолчал, его серые глаза помрачнели. - Я надеюсь, вы будете оказывать любое влияние, чтобы обязательно удостовериться, что все заинтересованные стороны осознали, какой это повышенный риск.

- Думаю, у всех нас есть достаточно правдоподобное понимание ситуации, - мягко заметил Кэм, маскируя жало сарказма.

Хэрроу с подозрением уставился на него и коротко кивнул.

- Тогда я предоставляю вас вашей дискуссии. - Он сделал едва различимое скептическое ударение на слове «дискуссия», как будто бы зная, что они находились на грани откровенной драки. Он покинул террасу, закрыв за собой стеклянную дверь.

- Ненавижу этого ублюдка, - под нос пробормотал Меррипен.

- У меня он тоже в любимчиках не ходит, - согласился Кэм. Он устало потер шею, пытаясь ослабить в мышцах щемящую боль. - Я собираюсь спуститься к цыганскому лагерю. И если не возражаешь, приму чашечку того дьявольского варева, что ты пьешь. Презираю это пойло, но мне требуется что-то, что поможет не заснуть.

- Забирай все, что осталось в чайнике, - пробормотал Меррипен. - Я проснулся больше, чем хотел бы.

Кэм кивнул и направился к французским дверям. Но на пороге он помедлил и, пригладив на затылке волосы, тихо произнес:

- Наихудший недостаток любви к кому-то, Меррипен, - это то, что всегда будут вещи, от которых ты не сможешь ее защитить. Вещи вне твоего контроля. В конце концов, ты поймешь, что есть нечто худшее, нежели смерь… и это - что-то, случающееся с ней. И всегда будешь жить с этим страхом. Но ты должен принять этот минус, если желаешь заполучить и выгодную часть.

Кев уныло посмотрел на него.

- И что это за достоинство?

Улыбка коснулась губ Кэма.

- Все остальное и есть достоинство, - ответил он и вошел в дом.


- Мне под страхом смерти запретили говорить о чем-либо, - было первой репликой Лео, когда он присоединился к Меррипену в одной из комнат в восточном крыле. В углу копошились два штукатура, измеряющие и делающие пометки на стенах, и еще один сооружал леса, которые будут помогать добираться до потолка.

- Хороший совет, - сказал Кев. - Ты должен ему следовать.

- Я никогда не принимаю советов, хороших или плохих. Иначе их поток никогда не иссякнет.

Несмотря на свои размышления, Кев почувствовал, как его губы растягиваются в невольной улыбке. Он жестом указал на близстоящее ведро, наполненное светло-серым вязким веществом.

- Почему бы тебе ни взять палку и ни размешать комочки вон там?

- Что это?

- Смесь известковой штукатурки и ворсистой глины.

- Ворсистая глина. Мило. - Но Лео послушно поднял оставленную палку и начал ковыряться в ведре со штукатуркой. - Женщины уехали с утра. - Заметил он. - Они отправились в Стоуни-Кросс-Мэнор навестить леди Уэстклифф. Беатрикс предупредила меня быть настороже с ее хорьком, который, кажется, потерялся. И мисс Маркс осталась здесь. - Задумчиво помолчал. - Странное маленькое существо, ты так не считаешь?

- Хорек или мисс Маркс? - Кев внимательно отрегулировал на стене деревянную планку и прибил ее.

- Маркс. Я бы подумал… Она мизандрист или ненавидит вообще всех?

- Что такое мизандрист?

- Мужененавистница.

- Она не ненавидит мужчин. Она всегда обходительна со мной и Роаном.

Лео выглядел искренне озадаченным.

- Тогда… она ненавидит только меня?

- Кажется так.

- Но у нее нет причин!

- А как же твои заносчивость и распущенность?

- Это часть моего аристократического шарма, - запротестовал Лео.

- Кажется, твой аристократический шарм пропадает втуне, когда дело касается мисс Маркс. - Кев выгнул бровь, увидев хмурый взгляд Лео. - А почему это должно иметь значение? У тебя ведь нет личного интереса к ней, да?

- Конечно, нет! - с негодованием отозвался Лео. - Я бы скорей забрался в постель с ручным ежиком Беа. Вообрази эти маленькие острые локти и колени. Все эти резкие углы. Мужчина может причинить себе непоправимый ущерб, спутавшись с Маркс… - Он начал мешать штукатурку с новыми силами, очевидно поглощенный мыслями о несметном числе опасностей разделения ложа с гувернанткой.

Уж слишком поглощенный, подумал Кев.


Что за стыд, размышлял Кэм, проходя по зеленому лугу, засунув руки в карманы, что быть частью связанной крепкими узами семьи означает невозможность насладиться своим собственным счастьем, когда у кого-то другого проблемы.

В это мгновение было множество вещей, в которых Кэм находил удовольствие… благословение солнечного света на по-весеннему грубоватом пейзаже, и все это пробуждение, гул, трепетание растений, пробивающихся сквозь влажную землю. Ветерком доносился многообещающий привкус дымка от цыганского бивачного костра. Возможно, сегодня он, в конце концов, сможет найти кого-нибудь из своего старого табора. В такой денек все казалось возможным.

У него есть прекрасная жена, носящая его ребенка. Он любит Амелию больше жизни. И у него есть много того, что можно потерять. Но Кэм не позволит страху навредить или помешать ему всей душой любить ее. Страх… Он замедлил шаги, сбитый с толку внезапно ускорившимся сердцебиением, как будто без остановки пробежал несколько миль. Окинув взглядом поле, он заметил, что трава необычно зелена.

Удары сердца стали болезненными, как если кто-то раз за разом пинал его. Приведенный в замешательство Кэм напрягся, как человек, удерживаемый на острие ножа, и положил руку на грудь. Господи, солнце было таким ярким, пронзая его глаза до тех пор, пока на них не выступили слезы. Он стер влагу рукавом и удивился, внезапно обнаружив себя на земле на коленях.

Мужчина ждал, пока боль стихнет, сердце замедлится, как это непременно должно быть, но стало только хуже. Он старался изо всех сил вдохнуть, попытался встать. Но тело не слушалось. Навалилась постепенная слабость, и в щеку внезапно ткнулась зеленая трава. Все больше и больше боли, его сердце грозило лопнуть из-за чрезмерной силы своих ударов.

С каким-то удивлением Кэм осознал, что умирает. Он думал не о том, почему или как это случилось, а о том, что никто не позаботится об Амелии, и что она нуждается в нем, что он не мог оставить ее. Кто-то должен присматривать за ней, кто-то должен растирать ей ножки, когда она устает. Так устает. Он не мог поднять ни голову, ни руки, не мог двинуть ногой, только мышцы самостоятельно подергивались, дрожь сотрясала его как марионетку на веревочках. Амелия. Он не хотел покидать ее. Господи, не позволяй мне умереть, еще слишком рано. И, тем не менее, боль продолжала разливаться по телу, захлестывая его, подавляя каждое дыхание и удар сердца.

Амелия. Он хотел произнести ее имя, но не смог. То, что он был не в состоянии оставить этот мир с драгоценными словами на губах, было непостижимой жестокостью.


После часа забивания реек и испытания разнообразных смесей извести, гипса и ворсистой глины, Кев, Лео и рабочие добились правильных пропорций.

Лео проявил неожиданный интерес к процессу, даже разработав усовершенствование к трехслойному оштукатуриванию путем улучшения основного слоя или обрызга.

- Положим больше шерсти в этот слой, - предложил он, - и сделаем шероховатым с помощью мастерка, что даст большее сцепление со следующим слоем.

Кеву было ясно, что хотя у Лео существовал совсем незначительный интерес к финансовым аспектам работы поместья, его любовь к архитектуре и всему остальному, относящемуся к вопросам строительства, возросла еще сильнее, чем когда-либо.

Когда Лео спустился с лесов, в дверь вошла домоправительница, миссис Барнстейбл, с мальчишкой на буксире. Кев стал рассматривать его с острым интересом. На вид мальчику было лет одиннадцать или двенадцать. Даже если бы он и не был одет в яркую одежду, четкие черты и медный цвет лица указали бы на него как на цыгана.

- Сэр, - извиняющимся тоном обратилась к Кеву экономка, - прошу прощения за то, что прерываю вашу работу. Но этот парнишка появился на пороге, неся всякую тарабарщину, и отказался убираться прочь. Мы подумали, что, может быть, вы сможете понять его.

Тарабарщина оказалась совершенно четким цыганским.

- Droboy tume Romale, - вежливо произнес мальчик.

Кев кивком подтвердил приветствие.

- Mishto avilan. - Он продолжил разговор на цыганском языке. - Ты из vitsa у реки?

- Да, kako. Меня отправил rom phuro, чтобы передать, что мы нашли лежащего в поле цыгана. Он был одет как gadji. Мы подумали, что он может иметь отношение к кому-нибудь отсюда.

- Лежащего в поле, - повторил Кев, в то время как внутри него поднялась холодная, едкая волна. Одновременно он понял, что случилось что-то ужасное. Сделав усилие, он сохранил снисходительный тон. - Он отдыхал?

Мальчик покачал головой.

- Он болен и без сознания. И он трясется вот так… - Он изобразил дрожь руками.

- Он сказал вам свое имя? - спросил Кев. Хотя они все еще говорили по-цыгански, Лео и миссис Барнстейбл пристально смотрели на Кева, сделав вывод, что произошло что-то чрезвычайное.

- Что там? - нахмурившись, спросил Лео.

Мальчишка ответил Кеву:

- Нет, kako, он не может ничего сказать. А его сердце… - мальчик сделал маленьким кулачком по своей груди несколько выразительных ударов.

- Отведи меня к нему. - У Кева не было сомнений, что ситуация ужасна. Кэм Роан никогда не болел и был в великолепной физической форме. Что бы с ним не приключилось, это выходило из ряда обычных заболеваний.

Перейдя на английский, Кев обратился к Лео и экономке.

- Роана свалила болезнь… Он в цыганском лагере. Лео, я предлагаю тебе послать лакея и кучера в Стоуни-Кросс-Мэнор, чтобы немедленно забрать Амелию. Миссис Барнстейбл, пошлите за доктором. Я привезу сюда Роана, как только смогу.

- Сэр, - смущенно спросила экономка, - вы имеете в виду доктора Хэрроу?

- Нет, - тотчас же отозвался Кев. Все его инстинкты предупреждали держаться от Хэрроу подальше. - Будет лучше, если вы не позволите ему узнать, что происходит. Пока он тут, продолжайте хранить спокойствие так, как это только возможно.

- Да, сэр, - хотя домоправительница не понимала причин Кева, она была слишком хорошо выучена, чтобы подвергать сомнениям его авторитет. - Утром казалось, что мистер Роан находится в великолепном здравии, - заметила она. - Что могло с ним случится?

- Мы выясним. - Не дожидаясь дальнейших вопросов и протестов, Кев стиснул мальчика за плечо и повлек его к двери. - Пойдем.


Vitsa оказалось маленьким и преуспевающим семейным табором. Они разбили хорошо устроенный лагерь из двух vardos, нескольких прекрасно выглядящих лошадей и ослов. Глава табора, которого мальчишка представил как rom phuro, оказался привлекательным мужчиной с длинными черными волосами и жаркими темными глазами. Хотя и не высокий, он был ладным и стройным с аурой непоколебимой властности. Кев был удивлен относительной молодостью вожака. Слово phuro обычно относилось к мужчине, выделяющимся возрастом и мудростью. Для мужчины, чей возраст, казалось, вплотную приблизился к четвертому десятку, это означало, что он необыкновенно уважаемый глава.

Они обменялись небрежными приветствиями, и rom phuro повел Кева к своему собственному vardo.

- Он твой друг? - с очевидным интересом спросил вожак.

- Мой брат. - По некоторой причине ответ Кева заслужил пристального взгляда.

- Тогда хорошо, что ты здесь. Это может быть твоим последним шансом увидеть его на этом свете.

Кев был изумлен своей внутренней реакцией на замечание: поток возмущения и горя.

- Он не умрет, - резко заявил Кев, ускоряя шаг и аккуратно запрыгивая в vardo.

Внутри цыганская кибитка была приблизительно двенадцати футов в длину и шести футов в ширину, с обычной печкой и металлическим дымоходом, установленных сбоку от двери. Пара поперечных коек располагались в другом конце vardo: одна выше, другая ниже. Длинное тело Кэма Роана растянулось на нижнем лежаке, обутые ноги свисали с края. Он судорожно подергивался и дрожал, голова непрерывно перекатывалась по подушке.

- Ад и все дьяволы, - хрипло выругался Кев, неспособный поверить в такую перемену, произошедшую с мужчиной за такой краткий промежуток времени. Здоровый румянец исчез с лица Роана до такой степени, что оно стало белым как бумага, губы потрескались и посерели. От боли он стонал, дыша тяжело, как собака.

Кев сел на край койки и положил ладонь на ледяной лоб Роана.

- Кэм, - настойчиво позвал он. - Кэм, это Меррипен. Открой глаза. Расскажи мне, что случилось.

Роан приложил усилия, чтобы сдержать дрожь, сфокусировать взгляд, но это явно превышало его возможности. Он пытался произнести что-нибудь, но все, что смог издать - бессвязные звуки.

Распластав ладонь на груди Роана, Кев ощутил дикое и нерегулярное сердцебиение. Он выругался, понимая, что ни одно человеческое сердце, не имеет значения, каким бы сильным оно ни было, не сможет долго продолжать в таком маниакальном темпе.

- Должно быть, он съел какое-то растение, не зная, что оно вредно, - заметил выглядящий озабоченным rom phuro.

Кев мотнул головой.

- Мой брат весьма хорошо знаком с лекарственными травами. Он никогда бы не сделал такой ошибки. - Посмотрев вниз на искаженное лицо Роана, Кев ощутил смесь ярости и сострадания. Он желал бы, чтобы его собственное сердце вместо сердца брата могло взять на себя этот труд. - Кто-то отравил его.

- Скажи, что я могу сделать, - тихо спросил вожак табора.

- Во-первых, мы должны избавиться от как можно большей части яда.

- Его желудок опустел прежде, чем мы принесли его в vardo.

Это было хорошо. Но то, что реакция была столь сильной даже после удаления яда, означало, что это было крайне токсичное вещество. Казалось, что сердце под ладонью Кева было готово вырваться из груди Роана. Вскоре у него начались бы судороги.

- Что-то нужно сделать, чтобы замедлить пульс и избавить от дрожи, - отрывисто произнес Кев. - У вас есть лауданум?

- Нет, но у нас есть сырой опиум.

- Даже лучше. Быстрей несите его.

Rom phuro отдал распоряжения двум женщинам, подошедших ко входу vardo. И менее чем через минуту они принесли крошечную баночку с густой коричневой пастой. Это был подсушенный сок из недозрелых маковых головок. Соскоблив капельку пасты кончиком ложки, Кев попытался скормить ее Роану.

Зубы того яростно стучали по металлу, голова моталась до тех пор, пока ложку не убрали. Кев упрямо обхватил рукой Роана за шею и приподнял его.

- Кэм. Это я. Я пришел помочь тебе. Съешь это ради меня. Съешь сейчас. - Он пихнул ложку обратно Роану в рот и держал там, пока тот не задохнулся и дернулся в хватке. - Вот так, - пробормотал Кев, убирая через мгновение ложку. Он положил теплую ладонь на горло брата, нежно потирая. - Глотай. Да, phral, вот так.

Опиум подействовал с чудодейственной скоростью. Вскоре дрожь начала стихать, а неистовое дыхание успокоилось. Кев, пока не испустил вздох облегчения, даже не понимал, что задерживал дыхание. Он положил ладонь на сердце Роана, чувствуя отрывистый медленный ритм.

- Попытайся дать ему воды, - посоветовал глава табора, вручая Кеву резную деревянную чашу. Тот прижал край чашки к губам Роана и начал уговаривать сделать глоток.

Тяжелые веки приподнялись, и Роан с усилием сосредоточился на нем.

- Кев…

- Я здесь, маленький братец.

Роан пристально вгляделся и заморгал, потом потянулся вверх и как утопающий вцепился в распахнутый ворот рубашки Кева.

- Голубое, - прерывисто прошептал он. - Все… голубое.

Кев просунул руку под спину Роана и крепко стиснул его. Он мельком взглянул на rom phuro и с отчаянием попытался собраться с мыслями. Он слышал о таком симптоме и раньше: голубизна, туманящая взор. Она вызывалась принятием слишком большой дозы сильнодействующего сердечного лекарства.

- Это может быть дигиталис, - пробормотал он. - Но я не знаю, из чего его добывают.

- Наперстянка, - отозвался rom phuro. Его тон был сух, но лицо тревожно напряглось. - Абсолютно смертоносна. Убивает домашний скот.

- А каково противоядие? - резко спросил Кев.

Ответ вождя был тих:

- Я не знаю. Я даже не знаю, существует ли оно.


Грот - парус на судне.

Утренняя гостиная (morning room) - комната, занимаемая до ланча, в то время как гостиная/салон (drawing room) используется для приема гостей и послеполуденного чаепития. Как правило, эти комнаты размещают в противоположных сторонах дома для того, чтобы с выгодой воспользоваться естественным освещением. Утренняя гостиная - на востоке, гостиная - на западе. Таким образом, леди могут без проблем заниматься своим рукоделием, чтением и т.д.

Регулярный парк (formal garden) - «английский» парк. Отличается четкостью и упорядоченностью, использованием строгих геометрических форм и симметричности.

Гипсовые маяки - направляющие рейки, по которым производят выравнивание раствора на оштукатуриваемой поверхности с целью получения ровной плоскости, расположенной строго вертикально на стенах или горизонтально на потолках.

Обрызг - первый слой трёхслойной штукатурки по дранке или сетке.

Лауданум - настойка опия, применяемая в лекарственных целях.


Глава 21 (перевод: Kalle, бета-ридинг: Оксана-Ксю, вычитка: Фройляйн)


Послав лакея за доктором в деревню, Лео решил отправиться к цыганам и посмотреть, как Роан. Он не мог больше выносить бездействия и ожидания. И очень боялся, что что-нибудь случится с Роаном, на котором, похоже, держалась вся семья.

Быстро сбегая вниз по широкой лестнице, Лео как раз добрался до холла, когда к нему подошла мисс Маркс. Она вела горничную, обхватив несчастную за запястье. Горничная была бледна, глаза покраснели.

- Милорд, - строго сказала мисс Маркс, - прошу вас немедленно пройти с нами в гостиную. Вам нужно срочно…

- Если вы, как вы якобы утверждаете, мисс Маркс, и в самом деле знаете правила этикета, вам должно быть известно, что только хозяин дома может чего-либо требовать.

Чопорно поджатые губы гувернантки нетерпеливо дернулись.

- К черту этикет. Это важно.

- Очень хорошо. По-видимому, придется вас выслушать. Но расскажите все здесь и сейчас. У меня нет времени на глупую болтовню.

- В гостиной, - настойчиво повторила она.

Закатив глаза, Лео последовал за гувернанткой и горничной по коридору.

- Предупреждаю, если это - какой-нибудь мелкий домашний вопрос, я вам голову оторву. У меня очень срочное дело, и…

- Да, - перебила Маркс, пока они быстро шагали в гостиную. - Я знаю.

- Вот как? Погодите-ка, миссис Барнстейбл не должна была никому об этом рассказывать.

- Среди прислуги сложно хранить секреты, милорд.

Пока они шли в гостиную, Лео смотрел прямо на напряженную спину гувернантки и чувствовал то же раздражение, что и всегда в ее присутствии. Она была словно зудящее место, до которого невозможно дотянуться. Наверное, это все ее светло-каштановые волосы, которые так туго стянуты на затылке. Маленькая грудь, тоненькая, затянутая корсетом талия и сухая, чистая, бледная кожа. Он не мог перестать думать о том, какой она будет, если распустить волосы, развязать корсет и каким-то образом заставить ее расслабиться. Снять с нее очки. Делать с ней такие вещи, от которых она раскраснеется, забудет о сдержанности и потеряет покой.

Да. Ему хотелось заставить ее волноваться.

И неоднократно.

Боже правый, да что же с ним такое?

Как только они оказались в гостиной, мисс Маркс закрыла дверь и похлопала по руке горничной тонкой белой ладонью.

- Это Сильвия, - сообщила она Лео. - Она видела кое-что неприятное сегодня утром и боялась кому-нибудь рассказать. Узнав о болезни мистера Роана, она пришла с этим ко мне.

- Зачем было ждать? - нетерпеливо спросил Лео. - Обо всех неприятностях нужно докладывать сразу.

Мисс Маркс ответила с раздражающим спокойствием.

- Ничто не защитит служанку, которая случайно увидела то, что видеть не следовало. Будучи разумной девушкой, Сильвия не хочет, чтобы вина за произошедшее легла на нее. Вы можете пообещать, что ей не придется столкнуться с последствиями того, что она собирается рассказать?

- Даю вам слово, - сказал Лео. - Что бы то ни было. Говорите, Сильвия.

Горничная кивнула и для поддержки прислонилась к мисс Маркс. Сильвия была настолько тяжелее хрупкой гувернантки, что было удивительно, как это они обе не повалились на пол.

- Милорд, - служанка запнулась, - сегодня утром я почистила вилки для рыбы и понесла их в буфетную к филе палтуса. И когда я вошла в маленькую столовую, то увидела мистера Меррипена и мистера Роана. Они разговаривали на террасе. А доктор Хэрроу стоял в комнате и наблюдал за ними…

- И? - подтолкнул Лео, когда у девушки задрожали губы.

- И мне показалось, что доктор Хэрроу подсыпал что-то в кофейник мистера Меррипена. Он достал что-то из своего кармана - это походило на одну из этих странных маленьких стеклянных бутылочек, как у аптекаря. Но все произошло так быстро. Когда я вошла в комнату, он обернулся и посмотрел на меня. Я притворилась, что ничего не видела, милорд. Я не хотела, чтобы у меня были неприятности.

- Мы думаем, что мистер Роан выпил кофе, в который что-то подмешали, - сказала гувернантка.

Лео покачал головой.

- Мистер Роан не пьет кофе.

- Неужели он не мог сегодня сделать исключение?

Саркастические нотки в ее голосе невыносимо раздражали.

- Мог. Хоть это и маловероятно. - Лео шумно вздохнул. - Проклятье. Если уж на то пошло, то я попытаюсь выяснить, что сделал Хэрроу. Благодарю, Сильвия.

- Милорд. - Горничная с облегчением вздохнула.

Выйдя из комнаты, Лео с раздражением обнаружил идущую за ним мисс Маркс.

- Вы не идете, Маркс.

- Я вам нужна.

- Пойдите займитесь вязанием. Просклоняйте какой-нибудь глагол. Ну, чем там еще занимаются гувернантки.

- Я бы так и поступила, - сказала она ядовито, - если бы была хоть немного уверена, что вы сможете разрешить ситуацию самостоятельно. Но из того, что мне известно о ваших способностях, я очень сомневаюсь, что вы справитесь без моей помощи.

Лео задумался, осмеливаются ли другие гувернантки так разговаривать со своим хозяином. Почему, черт возьми, его сестры не могли выбрать какую-нибудь тихую, приятную женщину вместо этой маленькой осы?

- Вы никогда не будете настолько удачливы, чтобы увидеть все, на что я способен, мисс Маркс.

Она презрительно фыркнула и продолжила идти за ним.

Добравшись до спальни Хэрроу, Лео небрежно постучал в дверь и вошел. Шкаф был пуст, на постели лежал открытый чемодан.

- Простите за вторжение, Хэрроу, - сказал Лео, безуспешно притворяясь вежливым. - Но у нас кое-что случилось.

- О? - Похоже, доктору было глубоко плевать.

- Кое-кто заболел.

- Какая незадача. Хотелось бы вам помочь, но, если я собираюсь попасть в Лондон до полуночи, мне нужно срочно ехать. Придется вам найти другого доктора.

- Вы же не можете бросить того, кто нуждается в вашей помощи, - недоверчиво сказала мисс Маркс. - А как же клятва Гиппократа?

- Клятва - не обязательство. В свете недавних событий у меня есть полное право отказаться. Вам придется найти другого доктора, чтобы помочь ему.

Ему.

Лео не нужно было смотреть на мисс Маркс, чтобы понять, что она тоже заметила эту оплошность. Он решил заставить Хэрроу говорить дальше.

- Меррипен честно завоевал мою сестру, старина. И то, что свело их вместе, началось задолго до вашего появления. Вы несправедливы.

- Я не обвиняю их, - резко ответил Хэрроу. - Я обвиняю вас.

- Меня? - возмутился Лео. - В чем? Я не имею к этому никакого отношения.

- Вы так мало заботитесь о ваших сестрах, что позволили не одному, а двум цыганам проникнуть в вашу семью.

Краешком глаза Лео увидел, как хорек Доджер крадется по устланному ковром полу. Любопытное создание добралось до кресла, на которое был накинут темный сюртук. Поднявшись на задние лапки, хорек стал рыскать по карманам сюртука.

Мисс Маркс резко бросила:

- Мистер Меррипен и мистер Роан - очень хорошие люди, доктор Хэрроу. Лорда Рэмси можно обвинять во многом, но только не в этом.

- Они - цыгане, - презрительно бросил Хэрроу.

Лео начал что-то говорить, но остановился, так как мисс Маркс продолжила свою лекцию.

- Мужчину нужно судить по тому, что он из себя представляет, доктор Хэрроу. По тому, что он делает, когда никто не видит. И живя рядом с мистером Меррипеном и мистером Роаном, я могу с уверенностью сказать, что они оба замечательные, благородные люди.

Доджер достал что-то из кармана сюртука и радостно подпрыгнул. Он стал медленно отступать к выходу из комнаты, настороженно наблюдая за Хэрроу.

- Простите, если я не поверю словам женщины вроде вас, - сказал Хэрроу мисс Маркс. - Судя по слухам, в прошлом вы жили рядом с еще одним джентльменом.

Гувернантка побледнела от гнева.

- Да как вы смеете?

- Я нахожу ваше замечание абсолютно неуместным, - сказал Лео Хэрроу. - Совершенно ясно, что ни один здравомыслящий мужчина не станет даже пытаться скомпрометировать мисс Маркс. - Увидев, что Доджер пробирается к двери, Лео взял неподвижную гувернантку за руку.

- Идемте, Маркс. Оставим доктора, пусть укладывает вещи.

В этот самый момент Хэрроу заметил хорька, который нес в зубах стеклянный флакон. Хэрроу вытаращил глаза и побледнел.

- А ну-ка отдай! - закричал он и кинулся за хорьком. - Это мое!

Лео бросился на доктора и повалил того на пол. Хэрроу удалось застать его врасплох резким хуком справа, но челюсть Лео пережила немало кулачных драк. Он ответил ударом на удар, и они с доктором покатились по полу.

- Что, черт возьми…, - прохрипел Лео, - ты подсыпал в кофе?

- Ничего. - Сильные руки доктора сомкнулись на его горле. - Не понимаю, о чем вы…

Лео со всей силы ударил его кулаком в бок, хватка доктора ослабла.

- Черта с два, не понимаешь, - прошипел Лео и стукнул того коленом в пах. Это был грязный трюк, которому Лео научился в одной из своих захватывающих эскапад в Лондоне.

Хэрроу со стоном повалился на бок.

- Джентльмен… никогда бы… такого не сделал.

- А еще джентльмен не стал бы травить людей. - Лео схватил его.- Отвечай, что это было, черт тебя подери!

Несмотря на явную боль, Хэрроу злобно усмехнулся.

- Меррипен не получит от меня помощи.

- Меррипен не пил эту дрянь, ты, идиот! Ее выпил Роан. А теперь говори, что ты положил в кофе, или я тебе глотку перегрызу.

Доктор казался ошеломленным. Он захлопнул рот и замолчал. Лео ударил его сначала правой рукой, затем левой, но ублюдок продолжал молчать.

Сквозь слепящую ярость прорвался голос мисс Маркс.

- Милорд, остановитесь. Сейчас же. Мне нужна ваша помощь, чтобы достать флакон.

Подняв Хэрроу, Лео дотащил его до пустого шкафа и закрыл внутри. Заперев дверь, он повернулся к мисс Маркс. Его лицо заливал пот, грудь тяжело вздымалась.

На долю секунды их взгляды встретились. Ее глаза стали такими же круглыми, как линзы очков. Но странное понимание между ними было тут же разрушено ликующей трескотней Доджера.

Чертов хорек поджидал на пороге, радостно пританцовывая и прыгая из стороны в сторону. Очевидно, он был в восторге от своего нового приобретения, и в еще большем от того, что мисс Маркс, похоже, тоже хотела его заполучить.

- Выпустите меня! - послышался приглушенный крик Хэрроу, и из шкафа раздался громкий стук.

- Чертов проныра, - пробормотала мисс Маркс. - Для него это игра. Он будет часами дразнить нас этим флаконом, чтобы мы не могли достать его.

Следя за хорьком, Лео присел на ковер и понизил голос.

- Иди сюда, блохастый комок шерсти. Ты получишь сколько угодно сахарного печенья, если отдашь мне свою новую игрушку. - Он тихо присвистнул и пощелкал языком.

Увещевания не помогали. Доджер просто смотрел на него блестящими глазками, сидя на пороге и сжимая флакон крошечными лапками.

- Дайте вашу подвязку, - сказал Лео, все еще разглядывая хорька.

- Что, простите? - холодно спросила мисс Маркс.

- Вы меня слышали. Снимите подвязку и предложите ему обмен. Иначе мы будем гоняться за чертовой зверушкой по всему дому. И сомневаюсь, что Роан обрадуется заминке.

Гувернантка бросила на Лео многострадальный взгляд.

- Я соглашаюсь на это только ради мистера Роана. Отвернитесь.

- О, ради Бога, Маркс, вы действительно думаете, что кому-то захочется глядеть на тощие спички, которые вы называете ногами? - Лео все-таки подчинился и уставился в противоположную сторону. Он услышал громкий шелест, когда мисс Маркс присела на стул и приподняла юбки.

Так получилось, что Лео оказался как раз напротив большого овального зеркала. Так что ему было прекрасно видно мисс Маркс, сидящую на стуле. А потом произошла престраннейшая вещь - он вдруг увидел удивительно красивую ножку. Лео изумлено моргнул, и юбки опустились на место.

- Вот, - резко сказала мисс Маркс и бросила подвязку Лео. Обернувшись, он сумел поймать ее на лету.

Доджер с интересом вылупился на них глазками-бусинками.

Лео соблазнительно накрутил вещицу себе на палец.

- Погляди, Доджер. Голубой шелк с кружевной отделкой. Неужели все гувернантки крепят чулки таким очаровательным манером? Может, слухи о вашем непристойном прошлом все-таки правда, Маркс.

- Буду вам очень благодарна, если вы воздержитесь от подобных замечаний, милорд.

Доджер, качая головой, следил за каждым движением подвязки. Держа флакон в зубах, словно маленькая собака, хорек очень медленно приблизился к Лео.

- Это обмен, приятель, - сказала ему Лео. - Ты не можешь получить все за просто так.

Доджер осторожно положил флакон и потянулся за подвязкой. Одновременно с этим Лео бросил ему кружевную вещицу и схватил флакон. Он был до половины полон каким-то светло-зеленым порошком. Лео внимательно рассматривал флакон, перекатывая его между пальцев.

В ту же секунду мисс Маркс оказалась рядом с ним, опустившись на четвереньки.

- На нем что-нибудь написано? - спросила она, затаив дыхание.

- Нет. Черт возьми. - Лео пришел в ярость.

- Дайте его мне, - гувернантка отобрала у него флакон.

Лео тут же вскочил на ноги, бросился к шкафу и ударил по нему обоими кулаками.

- Черт бы тебя побрал, Хэрроу, что это? Что это за дрянь? Говори, или будешь сидеть там, пока не сгниешь.

Из шкафа не доносилось ни звука.

- Клянусь Богом, я… - начал Лео, но его перебила мисс Маркс.

- Это дигиталиновый порошок.

Лео растерянно поглядел на нее. Она открыла флакон и настороженно понюхала его.

- Откуда вы знаете?

- Моя бабушка принимала его для сердца. Пахнет как чай, да и цвет легко узнать.

- Есть ли от него лекарство?

- Не имею никакого представления, - сказала мисс Маркс, с каждой секундой она казалась все более расстроенной. - Но это очень сильное средство. Большая доза может запросто остановить сердце.

Лео повернулся к шкафу.

- Хэрроу, - прошипел он, - если хочешь жить, то говори, где противоядие, сейчас же.

- Сперва выпустите меня, - послышался приглушенный ответ.

- Никаких условий! Отвечай, что нейтрализует яд, черт побери!

- Ни за что.

- Лео? - Внезапно в их диалог вплелся еще один голос. Он поспешно оглянулся и увидел стоящих в дверях Амелию, Уин и Беатрис. Они смотрели на него так, словно он спятил.

Амелия заговорила с завидным самообладанием.

- У меня два вопроса, Лео: зачем ты посылал за мной, и почему ты споришь со шкафом?

- Там Хэрроу, - ответил он.

Выражение ее лица изменилось.

- Почему?

- Я пытаюсь заставить его сказать, что делать при передозировке дигиталина. - Он бросил мрачный взгляд на шкаф. - И я убью его, если он не скажет.

- Что-то случилось? - спросила Амелия, и лицо ее побледнело. - Кто-то отравился? Кто?

- Он предназначался Меррипену, - тихо сказал Лео и приобнял ее, прежде чем продолжить. - Но по ошибке его принял Кэм.

Из ее горла вырвался сдавленный крик. - О, Господи. Где он?

- В лагере цыган. С ним Меррипен.

На глазах у Амелии выступили слезы.

- Я должна пойти к нему.

- Без противоядия ты ему не поможешь.

Уин проскользнула мимо них к прикроватному столику. Двигаясь очень осторожно, она подняла масляную лампу, коробок спичек и подошла с ними к шкафу.

- Что ты делаешь? - спросил Лео, задаваясь вопросом, уж не спятила ли она окончательно. - Ему не нужна лампа, Уин.

Не обращая на него внимания, Уин сняла стеклянный колпак и бросила его на кровать. То же самое она проделала с медной горелкой, открыв масляный резервуар. Уин без колебаний плеснула маслом на дверцу шкафа. Резкий запах парафина наполнил комнату.

- Ты что с ума сошла? - изумился Лео, пораженный не только ее действиями, но и спокойной решимостью.

- У меня есть спички, Джулиан, - сказала она. - Скажите, что вы подсыпали мистеру Роану, или я подожгу шкаф.

- Ты не посмеешь, - крикнул Хэрроу.

- Уин, - сказал Лео, - ты спалишь весь дом к чертовой матери, а его только перестроили. Отдай мне спички.

Она решительно покачала головой.

- Мы начинаем новую весеннюю традицию? - спросил Лео. - Ежегодное-сожжение-дома? Приди в себя, Уин.

Уин отвернулась от него и уставилась на дверцу шкафа.

- Мне рассказывали, Джулиан, что вы убили свою первую жену. Возможно, ядом. И теперь, зная, что вы сделали с моим зятем, я верю этому. Если вы нам не поможете, я поджарю вас как гренок по-валлийски. - Она открыла коробок со спичками.

Поняв, что она просто не может в самом деле сделать нечто подобное, Лео решил подыграть ей.

- Прошу тебя, Уин, - сказал он наигранным тоном, - не делай этого. Не нужно… Боже правый!

В эту секунду Уин чиркнула спичкой и шкаф вспыхнул.

Она вовсе не блефовала, изумленно подумал Лео. Она действительно собирается поджарить ублюдка.

Как только первые яркие языки пламени охватили шкаф, изнутри раздался перепуганный крик.

- Хорошо! Выпустите! Выпустите меня отсюда! Это - дубильная кислота. Она в моем саквояже с лекарствами; выпустите меня!

- Очень хорошо, Лео, - сказала Уин слегка напряженным голосом. - Можешь потушить огонь.

Несмотря на панику, растекавшуюся по венам, Лео не смог сдержать хриплый смешок. Она говорила так, словно просила его задуть свечу, а не потушить громадный пылающий предмет мебели. Сорвав с себя сюртук, он бросился вперед и начал с силой сбивать огонь с дверцы шкафа.

- Ты сумасшедшая, - сообщил он Уин, проносясь мимо нее.

- Иначе бы он нам ничего не сказал, - отозвалась Уин.

Взволнованные суматохой, появились несколько слуг. Один из них - лакей - тоже снял сюртук и поспешил на помощь Лео. А женщины тем временем пытались отыскать черный кожаный саквояж Хэрроу.

- Дубильная кислота - это разве не то же самое, что и чай? - спросила Амелия. Руки ее тряслись, пока она неуклюже пыталась открыть замок.

- Нет, миссис Роан, - сказала гувернантка. - Думаю, доктор имел в виду дубильную кислоту из листьев дуба, а не танин, который содержится в чае. - Она поспешно протянула руку, когда Амелия чуть не опрокинула саквояж. - Осторожно, не переверните. Он не клеит ярлыки на флаконы. - Справившись с непослушной застежкой, они обнаружили несколько рядов аккуратно составленных стеклянных пузырьков с порошками и жидкостями. Хотя на пузырьках не было надписей, отделения, в которых они стояли, были помечены буквами. Изучив флаконы, мисс Маркс достала один, наполненный желто-коричневым порошком. - Этот.

Уин взяла флакон. - Я отвезу его, - сказала она. - Я знаю, где лагерь. А Лео немного занят.

- Лекарство Кэму повезу я, - резко сказала Амелия. - Он - мой муж.

- Да. И ты носишь его ребенка. Если ты упадешь по дороге, несясь сломя голову, он никогда не простит тебе, что ты рисковала вашим ребенком.

Амелия бросила на нее полный отчаяния взгляд, губы ее задрожали. Она кивнула и хрипло выговорила:

- Поспеши, Уин.


- Вы можете сделать носилки? - спросил Меррипен у rom phuro. - Мне нужно отвезти его обратно в Рэмси.

Барон кивнул, позвал нескольких мужчин, которые ждали у входа в vardo, бросил им несколько указаний, и те немедленно исчезли. Повернувшись обратно к Меррипену, он пробормотал:

- Через несколько минут что-нибудь придумаем.

Кев кивнул, разглядывая мертвенно-бледное лицо Кэма. Конечно, нельзя было сказать, что тот в порядке, но хотя бы конвульсии и остановка сердца пока ему не грозили. Лишенное свое выразительности, лицо Кэма казалось молодым и беззащитным.

Так странно было знать о том, что они - братья и все же провели свою жизнь, не подозревая друг о друге. Кев долго жил в добровольном одиночестве, но в последнее время оно как будто стиралось, словно изношенный костюм, расходившийся по швам. Ему хотелось узнать побольше о Кэме, обмениваться с ним воспоминаниями. Хотелось иметь брата. «Я всегда знал, что не должен быть один», - сказал ему Кэм в день, когда они узнали о своем родстве. Кев чувствовал то же самое. Просто не мог признаться в этом.

Взяв обрывок ткани, он обтер пот с лица Кэма. Тихий стон сорвался с его губ, как у ребенка, которому снился кошмар.

- Все хорошо, phral, - прошептал Кев, кладя руку на грудь Кэму, слушая медленное и неровное сердцебиение. - Скоро тебе станет лучше. Я тебя не оставлю.

- Вы очень близки с братом, - тихо произнес rom phuro. - Это хорошо. У вас есть еще родные?

- Мы живем с gadje, - сказал Кев, вызывающе глядя на мужчину. Выражение лица барона оставалось дружелюбным и заинтересованным. - Одна из них - его жена.

- Надеюсь, она некрасива, - заметил rom phuro.

- Красива, - возразил Кев. - Почему нет?

- Потому что жену нужно выбирать ушами, а не глазами.

Кев едва заметно улыбнулся.

- Очень мудро. - Он снова поглядел на Кэма, ему показалось, что тот выглядит хуже. - Если им нужна помощь, чтобы сделать носилки…

- Нет, мои люди - очень быстрые. Они скоро закончат. Но носилки должны быть большими и крепкими, чтобы выдержать мужчину его размеров.

Руки Кэма начали подрагивать, длинные пальцы судорожно стискивали одеяло, которым его укрыли. Кев поймал одну холодную ладонь и крепко сжал, пытаясь согреть и успокоить брата.

Rom phuro уставился на татуировку на предплечье Кэма. Четкие очертания черной крылатой лошади.

- Когда вы с Роаном познакомились? - тихо спросил он.

Кев бросил на него удивленный взгляд, его рука оберегающе сжала пальцы Кэма.

- Откуда тебе известно его имя?

Барон улыбнулся, взгляд его был теплым.

- Мне известно не только это. Вы с братом долгое время жили порознь. - Он коснулся татуировки указательным пальцем. - А эта метка… у тебя тоже есть такая.

Кев уставился на него немигающим взглядом.

Приглушенные звуки поднявшейся снаружи суматохи стали громче, и кто-то открыл дверь. Женщина. С изумлением и тревогой, Кев разглядел блестящие светлые волосы.

- Уин! - воскликнул он, осторожно выпуская руку Кэма и поднимаясь на ноги. К несчастью, он не мог выпрямиться в полный рост внутри фургона. - Скажи, что ты приехала сюда не одна. Это небезопасно. Зачем ты…

- Я пытаюсь помочь. - Юбки амазонки Уин громко зашелестели, когда она вошла в vardo. Одна рука была без перчатки, пальцы что-то сжимали. Она даже не взглянула на rom phuro, так торопилась добраться до Кева. - Вот. Держи. - Она запыхалась от напряженной поездки в лагерь, щеки раскраснелись.

- Что это? - шепотом спросил Кев, осторожно взяв то, что она сжимала в ладони. Свободной рукой он погладил ее по спине. Он опустил глаза на маленький флакон с каким-то порошком.

- Лекарство, - сказала она. - Нужно немедленно дать его Кэму.

- Ты уверена, что это поможет?

- Я заставила Хэрроу сказать.

- Он мог солгать.

- Нет. Я уверена, он сказал правду, потому что в тот момент я собиралась его… то есть, он был вынужден.

Пальцы Кева стиснули флакон. Выбора у них не было. Они могли дождаться хорошего доктора, но судя по всему, времени у Роана оставалось немного. И ждать они тоже не могли.

Кев взял несколько кристалликов и стал размешивать в воде, решив, что правильнее будет начать со слабого раствора, чем отравить Кэма очередной дрянью. Он усадил брата, прислонив его к своей груди. Без сознания и в бреду, Кэм издал протестующий звук, так как от этого движения на его напряженное тело обрушилась новая волна боли.

Хотя Кев не мог видеть лица Кэма, он видел сочувствующее выражение на лице Уин, когда она протянула руку и сжала подбородок зятя. Она потерла занемевшие мышцы и приоткрыла ему рот. Влив жидкость с ложки ему в рот, она стала растирать его щеки и шею, уговаривая его глотнуть. Кэм глотнул лекарство, вздрогнул и тяжело повалился на Кева.

- Спасибо, - прошептала Уин, убирая влажные волосы Кэма со лба и прижимая ладонь к его холодной щеке. - Теперь тебе станет лучше. Лежи тихо и дай лекарству подействовать.

Кев подумал, что она никогда еще не казалась такой красивой, как в этот момент, ее лицо было нежным и серьезным. Несколько минут спустя Уин тихо сказала:

- Цвет лица у него стал получше.

Дыхание его тоже стало легче, неровный ритм начал замедляться. Кев почувствовал, как тело брата ослабло, сведенные судорогой мышцы расслабились.

Кэм зашевелился, словно приходя в себя после долгого сна.

- Амелия, - пробормотал он непослушными от опия губами.

Уин взяла его за руку.

- С ней все хорошо, и она ждет тебя дома, дорогой.

- Дома, - повторил он и устало кивнул.

Меррипен осторожно опустил Кэма на постель и внимательно оглядел его. Похожая на маску бледность сходила с каждой секундой, на его лицо возвращались краски. Скорость этого превращения просто ошеломляла.

Янтарные глаза приоткрылись, и Кэм посмотрел на Кева. - Меррипен, - сказал Кэм таким четким голосом, что Кева затопило облегчение.

- Да, phral.

- Я умер?

- Нет.

- Должно быть, все-таки умер.

- Почему? - с улыбкой спросил Кев.

- Потому что… - Кэм замолчал и облизнул пересохшие губы. - Потому что ты улыбаешься… и я только что видел кузена Ноа.


Глава 22 (перевод: Kalle, бета-ридинг: Оксана-Ксю, вычитка: Фройляйн)


Rom phuro сделал шаг вперед и опустился на колени рядом с постелью.

- Здравствуй, Кэмло, - прошептал он.

Кэм посмотрел на него с задумчивым удивлением.

- Ноа. Ты стал старше.

Кузен усмехнулся.

- Еще бы. Последний раз, когда я тебя видел, ты был мне едва по грудь. А теперь ты, похоже, почти на голову выше меня.

- Ты так и не вернулся за мной.

Кев напряженно добавил.

- И не сказал ему, что у него есть брат.

Улыбка Ноа стала печальной, когда он посмотрел на них обоих.

- Я не мог сделать ни того, ни другого. Чтобы защитить тебя. - Взгляд его скользнул к Кеву. - Нам сказали, что ты мертв, Кев. Я рад, что мы ошибались. Как ты выжил? Где ты был все это время?

Меррипен хмуро поглядел на него.

- Какая разница. Роан много лет искал вас. Искал ответы. Так расскажи ему теперь, почему его сослали из лагеря, и что означает чертова татуировка. И подробно.

Ноа казался несколько удивленным властной манерой Кева. Как глава vitsa, он не привык получать ничьих приказов.

- Он всегда такой, - сообщил Кэм Ноа. - Так что привыкай.

Протянув руку к постели, Ноа вытащил деревянную шкатулку и стал рыться в ее содержимом.

- Что тебе известно о нашей ирландской крови? - спросил Кев. - Как звали нашего отца?

- Я многого не знаю, - признался Ноа. Очевидно, найдя то, что искал, он вытащил это из шкатулки и посмотрел на Кэма. - Но твоя бабка перед смертью рассказала мне все, что могла. И дала вот это…

Он поднял почерневший серебряный клинок.

Кев молниеносно перехватил запястье кузена и крепко стиснул. Уин испуганно вскрикнула, пока Кэм безуспешно пытался приподняться на локтях.

Ноа решительно посмотрел Кеву в глаза.

- Спокойно, кузен. Я никогда не причиню вреда Кэмло. - Он разжал пальцы. - Возьми. Он принадлежит вам; это клинок вашего отца. Его звали Брайан Коул.

Кев взял клинок и медленно отпустил запястье Ноа. Он стал разглядывать клинок. Сапожный кинжал с двойным лезвием, примерно дюйма четыре. Рукоятка была серебряной с гравировкой по бокам. Он казался старым и дорогим. Но что удивило Кева, так это гравировка на плоской рукоятке… это было стилизованное изображение ирландской pooka.

Он показал его Кэму, который на секунду задержал дыхание.

- Вы - Кэмерон и Кевин Коулы, - сказал Ноа. - Это изображение было фамильным знаком вашей семьи… Оно было на ее гербе. Когда мы вас разделили, то решили сделать каждому по татуировке. Не только чтобы узнавать вас, но и чтобы попросить о помощи второго сына Moshto, чтобы тот охранял и защищал вас.

- Кто такой Moshto? - тихо спросила Уин.

- Цыганское божество, - пояснил Кев. Казалось, его собственный голос доносится откуда-то издалека. - Бог Удачи.

- Я искал… - начал Кэм, все еще разглядывая клинок, и покачал головой, словно не в силах объяснить.

Кев заговорил за него.

- Мой брат нанял экспертов по геральдике и исследователей, чтобы пересмотреть все книги по ирландским фамильным знакам, но они так и не нашли это изображение.

- Насколько мне известно, Коулы удалили pooka с герба около трехсот лет назад, когда король Англии объявил себя главой ирландской Церкви. Пука была языческим символом. Они считали, что символ угрожает их положению в реформатской церкви. Но Коулы продолжали любить его. Помню, у вашего отца было большое серебряное кольцо с изображением pooka.

Бросив взгляд на брата, Кев понял, что Кэм чувствует то же, что и он. Словно они всю жизнь провели в запертой комнате, и внезапно дверь распахнулась.

- Ваш отец, Брайан, - продолжал Ноа, - был сыном лорда Кавана, ирландского представителя в Британской Палате Лордов. Его единственным наследником. Но ваш отец совершил ошибку: он влюбился в цыганку. Девушку по имени Соня. Довольно красивую. Он женился на ней, вопреки желаниям их семей. Они довольно долго жили вдали от всех, Соня успела родить двоих сыновей. Она умерла при родах, когда родился Кэм.

- Я всегда думал, что моя мать умерла, когда рожала меня, - тихо сказал Кев. - Я не знал о младшем брате.

- Она отправилась к Праотцам после второго сына, - Ноа казался погруженным в раздумья. - Я был уже достаточно взрослым и помню день, когда Коул принес вас двоих к вашей бабке. Он сказал Mami, что это настоящее мучение - пытаться жить меж двух миров, и что он хотел вернуться в тот мир, которому принадлежит. Поэтому он оставил детей в лагере и больше не возвращался.

- Зачем вы нас разделили? - спросил Кэм. Он все еще выглядел усталым, но уже гораздо больше походил на самого себя.

Ноа плавным движением встал и направился к печке в углу. Отвечая, он ловко готовил чай, отсыпая сухие листочки в маленький дымящийся чайник.

- Несколько лет спустя ваш отец снова женился. А потом другие vitsas рассказали нам, что какие-то gad¬jos приходили вас искать и предлагали деньги за сведения. Когда им ничего не сказали, они стали оскорблять цыган. Мы поняли, что ваш отец хочет избавиться от сыновей-полукровок, которые оказались законными наследниками его титула. У него была новая жена, которая могла родить ему белых детей.

- А мы ему мешали, - мрачно заметил Кев.

- Похоже, что так, - Ноа нацедил чаю в чайник, налил его в чашку, добавил сахара и подал Кэму. - Выпей немного, Кэмло. Тебе нужно вымыть из себя яд.

Кэм сел и прислонился спиной к стене. Он взял чашку дрожащей рукой и осторожно хлебнул горячий напиток.

- Значит, чтобы уменьшить риск того, что нас обоих отыщут, - сказал он, - вы оставили меня, а Кева отдали нашему дяде.

- Да, дядюшке Пову. - Ноа нахмурился и отвел глаза от Кева. - Соня была его любимой сестрой. Мы думали, что из него выйдет хороший защитник. Никто не ожидал, что он станет винить детей в ее смерти.

- Он терпеть не мог gadje, - шепотом сказал Кев. - Так что у него был еще один повод меня ненавидеть.

Ноа заставил себя посмотреть на него.

- Когда мы услышали, что ты мертв, то подумали, что оставлять Кэма слишком опасно. Поэтому я отвез его в Лондон и помог найти работу.

- В игорном клубе? - скептически спросил Кэм

- Иногда лучше прятаться на самом видном месте, - спокойно отозвался Ноа.

Кэм сокрушенно покачал головой.

- Готов поспорить, пол-Лондона видели мою татуировку. Удивительно, что лорд Каван до сих пор ничего не слышал.

Ноа нахмурился.

- Я говорил тебе никому ее не показывать.

- Нет, не говорил.

- Говорил, - повторил Ноа и положил ладонь ему на лоб. - О, Moshto, ты никогда никого не слушал.


Уин тихо сидела рядом с Меррипеном. Она слушала, как разговаривают мужчины, но ее слишком занимало то, что их окружало. Vardo был старым, но очень аккуратным, мебель чистой и опрятной. Слабый, терпкий запах дыма словно сочился из стен, из досок, пропахших тысячами блюд, которые когда-то готовились здесь. Снаружи играли дети, смеялись и спорили. Было странно думать, что этот фургон - единственное укрытие семьи от всего остального мира. Нехватка таких мест вынуждала цыган жить в основном на открытом воздухе. И хотя такая жизнь была для нее в новинку, в ней было столько свободы…

Уин могла представить себе Кэма, живущего такой жизнью, он бы привык к ней, но не Кев. В нем всегда будет что-то, заставляющее его все контролировать и руководить тем, что его окружает. Строить, организовывать. Слишком долго прожив с такими как она, он научился их понимать. А поняв, стал все больше походить на них.

Она задумалась над тем, что же он чувствует теперь, когда его цыганское прошлое, наконец, раскрыто, а всем догадкам дано объяснение. Он казался абсолютно спокойным и бесстрастным, но любой почувствовал бы себя выбитым из колеи, пережив подобное.

- … столько времени прошло, - говорил Кэм, - интересно, грозит ли нам все еще опасность? Жив ли наш отец?

- Это довольно легко узнать, - ответил Меррипен и мрачно добавил: - Пожалуй, он не обрадуется, если обнаружит, что мы все еще живы.

- Вы более-менее в безопасности, пока остаетесь цыганами, - сказала Ноа. - Но если Кев назовется наследником Кавана и попытается занять это место, у вас начнутся неприятности.

Меррипен презрительно фыркнул.

- С какой стати мне это делать?

Ноа пожал плечами.

- Ни один цыган не стал бы. Но ты наполовину gadjo.

- Мне не нужен ни титул, ни то, что к нему прилагается, - твердо заявил Меррипен. - И я не желаю иметь никакого отношения к Коулам, лорду Кавану или еще каким-нибудь там ирландцам.

- И забудешь про часть себя? - спросил Кэм.

- Я провел большую часть жизни, не зная о своей ирландской половине. Так что мне совсем не трудно забыть о ней сейчас.

В vardo вошел мальчик, чтобы сказать, что носилки готовы.

- Хорошо, - решительно сказал Меррипен. - Я помогу ему выйти, а он…

- О, нет, - простонал Кэм, нахмурившись. - Я не позволю, чтобы меня несли в Рэмси-Хаус на носилках.

Меррипен нахмурил брови.

- Ты не в том состоянии, чтобы ехать верхом. Ты упадешь и сломаешь себе шею.

- Я смогу, - упрямо повторил Кэм. - Это недалеко.

- Ты свалишься с лошади!

- Я не поеду на носилках. Это перепугает Амелию.

- Ты сильнее тревожишься не об Амелии, а своей задетой гордости. На носилках, и хватит споров.

- Да пошел ты, - огрызнулся Кэм.

Уин и Ноа обменялись встревоженными взглядами. Казалось, братья готовы перейти к рукопашной.

- Как барон, я могу помочь разрешить этот спор…, - осторожно начал Ноа.

Меррипен и Кэм в один голос ответили:

- Нет.

- Кев, - прошептала Уин, - он может поехать со мной? Он мог бы сесть сзади и держаться за меня, чтобы не упасть.

- Да, - тут же вступился Кэм. - Так и сделаем.

Меррипен сердито поглядел на них обоих.

- Я тоже поеду, - сказал Ноа со слабой улыбкой. - На своей лошади. Пойду скажу сыну, чтобы оседлал ее. - Он замолчал. - Подождете еще пару минут? Вам нужно увидеть ваших кузенов. И у меня жена и дети, которых я хотел бы с вами познакомить, и…

- Позже, - сказала Меррипен. - Мне нужно как можно скорее отвезти брата к его жене.

- Ясно.

Когда Ноа вышел, Кэм невидящим взглядом уставился в мутные остатки чая.

- О чем ты думаешь? - спросил Меррипен.

- Интересно, есть ли у нашего отца дети от второй жены. И если есть, то сколько? Есть ли у нас сводные братья и сестры, о которых мы не знаем?

Меррипен прищурил глаза.

- Какая разница?

- Они - наша родня.

Меррипен театральным жестом стукнул себя по лбу ладонью.

- У нас есть Хатауэи, а теперь и больше дюжины цыган, которые, скорее всего, наши кузены и кузины. Сколько еще треклятой родни тебе надо?

Кэм лишь улыбнулся.


Вовсе неудивительно, что поместье Рэмси было охвачен волнением. Хатауэи, мисс Маркс, слуги, местные констебль и доктор - все собрались в холле. Так как короткий путь лишил Кэма последних сил, ему пришлось опереться на Меррипена, пока они шли к дому.

Их тут же окружила семья, а Амелия сквозь толпу пробралась к мужу. Она с облегчением всхлипнула, добравшись до него, и борясь со слезами, не в силах остановиться, стала гладить его грудь и лицо. Отпустив Меррипена, Кэм обнял Амелию, почти положив голову ей на плечо. Они молча стояли посреди поднявшейся суматохи. Одна ее ладонь скользнула в его волосы, пальцы зарылись в темные пряди. Кэм прошептал что-то ей на ухо, что-то нежное и утешающее. А потом пошатнулся, так что Амелии пришлось обнять его покрепче, а Кеву придержать за плечи.

Кэм поднял голову и посмотрел на жену.

- Я выпил немного кофе сегодня утром, - сообщил он ей. - Мне не понравилось.

- Я слышала, - сказала Амелия, гладя пальцами его грудь. Она украдкой обеспокоено глянула на Кева. - У него взгляд какой-то рассеянный.

- Он немного не в себе, - сказал Кев. - Мы дали ему необработанный опий, чтобы успокоить сердце, прежде чем Уин принесла лекарство.

- Давайте отведем его наверх, - сказала Амелия, краем рукава вытирая заблестевшие глаза. Подняв голову, она обратилась к немолодому мужчине с бородкой, который стоял в стороне от толпы. - Доктор Мартин, пожалуйста, пойдемте с нами наверх, чтобы вы могли определить состояние моего мужа в без свидетелей.

- Мне не нужен доктор, - запротестовал Кэм.

- На твоем месте я бы не жаловалась, - сказала ему Амелия. - Мне очень хочется вызвать по меньшей мере с полдюжины докторов, не говоря уж о специалистах из Лондона. - Она замолчала и бросила взгляд на Ноа. - Вы тот джентльмен, который помог мистеру Роану? Мы в долгу перед вами, сэр.

- Для моего кузена все, что угодно, - ответил Ноа.

- Кузена? - повторила Амелия, глаза ее расширились.

- Я все объясню наверху, - сказал Кэм, и пошатываясь побрел вперед. Ноа тут же взял его под руку с одной стороны, Меррипен - с другой, и они почти понесли Кэма по главной лестнице. Семья последовала за ними, взволнованно переговариваясь.

- Это самые шумные gadje, которых я когда-либо встречал, - заметил Ноа.

- Это еще ничего, - сказал Кэм, тяжело дыша от напряжения, пока они поднимались. - Обычно они гораздо хуже.

- Moshto! - воскликнул Ноа, качая головой.

Остаться без свидетелей им так и не дали. Кэма усадили на кровать, и доктор Мартин начал осмотр. Амелия несколько раз пыталась выдворить семью и родных из спальни, но все упорно продолжали протискиваться обратно, чтобы видеть, что происходит. Когда Мартин проверил пульс Кэма, размер зрачков, частоту дыхания, температуру, цвет лица и рефлексы, он заявил, что, по его мнению, пациент полностью оправится. Если ночью проявятся какие-нибудь опасные симптомы, вроде учащенного сердцебиения, их можно легко успокоить капелькой лауданума на стакан воды.

Еще доктор сказал, что Кэму нужно пить много воды и есть только легкую пищу и что следующие пару дней ему следует отдохнуть. Возможны потеря аппетита и почти наверняка головные боли, но когда остатки яда выйдут из организма, все снова придет в норму.

Довольный тем, что брату лучше, Кев подошел к Лео, стоящему в уголке комнаты, и тихо спросил:

- Где Хэрроу?

- Далеко, - ответил Лео. - Его забрали в тюрьму как раз перед тем, как вы вернулись. И не стоит пытаться до него добраться. Я уже предупредил констебля, чтобы тот не подпускал тебя и на сотню ярдов.

- Я думал, что ты захочешь добраться до него первым, - сказал Меррипен. - Ты презираешь его не меньше моего.

- Верно. Но я верю в торжество справедливости. И не хочу, чтобы Беатрикс расстроилась. Она очень надеется на суд.

- Почему?

- Она хочет, чтобы Доджер выступил свидетелем.

Закатив глаза, Кев отошел в сторону и прислонился к стене. Он слушал, как Хатауэи обмениваются версиями событий сегодняшнего дня, а констебль задает вопросы. Даже Ноа оказался втянутым в беседу, отчего все перешли к откровениями о прошлом Кева и Кэма, и так далее. Непрекращаемый поток информации. Казалось, это никогда не кончится.

Тем временем Роан, похоже, был более чем доволен лежать в кровати, пока Амелия ухаживает за ним. Она откидывала ему волосы со лба, приносила воду, поправляла покрывала и постоянно гладила его. Он зевнул, с трудом держа глаза открытыми и повернул голову, зарывшись щекой в подушку.

Кев посмотрел на Уин, которая сидела на стуле у кровати, как всегда очень прямо. Она казалась тихой и благопристойной, за исключением нескольких прядей волос, выбившихся несмотря на шпильки. Никому бы и в голову не пришло, что она может поджечь шкаф. С Хэрроу внутри. Как заметил Лео, может, подобный поступок и не делал ей чести в том, что касается ума, но в том, что касается безжалостности, она даст фору любому. И ведь она добилась своего.

Кев очень расстроился, услышав, что Лео вытащил Хэрроу, слегка пропахшего дымом, но невредимого.

Вскоре Амелия заметила, что всем пора расходиться, потому что Кэму нужно отдохнуть. Констебль уехал, как и Ноа, в комнате осталась только семья.

- По-моему, Доджер под кроватью. - Беатрис села на пол и стала вглядываться в темноту.

- Я хочу получить обратно свою подвязку, - хмуро заявила мисс Маркс, опускаясь на ковер рядом с Беатрикс. Лео поглядывал на мисс Маркс со скрытым интересом.

А Кев думал о том, что же делать с Уин.

Ему казалось, любовь непреклонно пробирается ему в душу, волнующая, сладкая и кружащая голову, сильнее чистого опия. Окутывающая его со всех сторон как воздух. Он так устал с ней бороться.

Кэм был прав. Никогда не знаешь наверняка, что произойдет. Все, что тебе остается - это любить.

Очень хорошо.

Он сдастся ей, не пытаясь что-либо оценивать или контролировать. Он сдастся. Он наконец-то выйдет из тени. Меррипен медленно глубоко вдохнул и выдохнул.

Я люблю тебя, подумал он, глядя на Уин. Люблю каждую твою частичку, каждую мысль, каждое слово… всё завораживающие тайны, что есть ты. Я люблю тебя тысячами разных способов. Я хочу тебя любую, такую, как сейчас, такую, какой ты станешь через несколько десятков лет. Я люблю тебя, потому что ты ответ на любой вопрос, который может задать мое сердце.

И как только он сдался, все вдруг показалось таким простым. Естественным и правильным.

Кев не был уверен, сдается ли он Уин или собственной страсти к ней. Теперь ничто его не сдерживало. Она будет принадлежать ему. И он отдаст ей все, что у него есть, всю свою душу, до самой крохотной ее частички.

Он не мигая смотрел на нее, опасаясь, что ее малейшее движение заставит его сделать что-то, чего он не сможет контролировать. Он мог просто наброситься на нее и утащить из комнаты. Ожидание было восхитительно чувственным, особенно теперь, когда он знал, что скоро Уин будет его.

Почувствовав его взгляд, Уин посмотрела на него. То, что она увидела, заставило ее моргнуть и покраснеть. Пальцы вспорхнули к шее, словно она хотела успокоить свой бешеный пульс. Все это лишь усугубило его отчаянное желание обнять ее. Он хотел почувствовать вкус ее кожи, вобрать в себя ее жар губами, языком…

Он пристально посмотрел на нее, взглядом уговаривая встать.

- Простите, - пробормотала Уин, поднимаясь грациозным, сводящим с ума движением. Ее пальцы снова слегка дрогнули, на этот раз скользнув к бедру, словно она никак не могла прийти в себя, и ему захотелось поймать ее руку и поцеловать. - Оставляю вас отдыхать, дорогой мистер Роан, - неровным голосом сказала она.

- Спасибо, - невнятно отозвался Кэм. - Сестренка… спасибо за…

Когда он замешкался, Уин коротко улыбнулась.

- Я понимаю. Крепких снов.

Улыбка исчезла, когда она рискнула бросить взгляд на Кева. Словно подталкиваемая чувством самосохранения, она спешно вышла из комнаты.

Не прошло и секунды, как Кев последовал за ней.

- Куда они так спешат? - спросила Беатрикс из-за кровати.

- Триктрак, - тут же сказала мисс Маркс. - Уверена, я слышала, как они планировали сыграть партию или две в триктрак.

- Я тоже, - добавил Лео.

- Должно быть, это весело - играть в триктрак в постели, - невинно заметила Беатрикс и фыркнула.


Ей сразу стало ясно, что они будут вовсе не разговаривать, скорее заниматься чем-нибудь более примитивным. Уин быстро и молча шла к своей комнате, не осмеливаясь оглянуться, хотя чувствовала, что он идет за ней. Застеленный коврами пол приглушал шаги, одни - торопливые, другие - крадущиеся, словно у хищника.

Все еще не глядя на него, Уин остановилась у закрытой двери, пальцы ее стиснули дверную ручку.

- Мои условия, - тихо сказала она. - Те же, что и раньше.

Кев все понял. Между ними ничего не будет, пока Уин не добьется своего. И он любил ее за эти упрямство и силу, и в то же время его цыганская половина ощетинилась. Она могла приручить его до некоторой степени, но не полностью. Он толкнул дверь плечом, втянул ее в комнату, закрыл дверь и повернул ключ в замке.

Прежде чем она успела вдохнуть, он сжал ее голову руками и стал целовать, открывая ее рот губами. Ее вкус сводил его с ума, но он продолжал медленно целовать ее, все глубже, все настойчивее, втягивая ее язык. Он чувствовал, как ее тело прижималось к его, по крайней мере, насколько позволяли тяжелые юбки.

- Больше никогда не лги мне, - хрипло сказал он.

- Не буду. Обещаю. - Ее голубые глаза светились любовью.

Ему хотелось коснуться ее нежной кожи под всей этой одеждой и кружевами. Он начал стягивать спинку ее платья, расстегивая витиеватые пуговицы, отрывая те, что не желали расстегиваться, стягивая платье все ниже, пока оно не соскользнуло на пол. Уин ахнула. Сминая ткань ногами, он стоял вместе с ней посреди розовых волн испорченного платья, словно в сердцевине гигантского цветка. Он протянул руку к ее сорочке, развязывая ленточку на вороте, а затем тесемки на панталонах. Она стала помогать ему, освобождаясь от смятой одежды.

От вида ее нежной наготы у него перехватило дыхание. Стройные, сильные икры, обтянутые простыми белыми чулками. Это было невыносимо эротично, такой контраст теплой гладкой кожи и строгого белого хлопка. Собираясь отстегнуть чулки, он опустился на колени посреди массы мягкого розового муслина. Помогая ему, она слегка согнула колено, и это робкое предложение тут же заставило его отвлечься. Он наклонился и поцеловал ее ногу, шелковистую кожу с внутренней стороны бедра, и, когда она что-то прошептала и попыталась уклониться от его губ, он обхватил ее бедра и удержал на месте. Он нежно зарылся носом в светлые кудряшки, вдыхая ее аромат, раскрывая ее языком. Она тихо, умоляюще застонала.

- У меня колени дрожат, - прошептала она. - Я сейчас упаду.

Кев не обратил внимания на ее слова, зарываясь глубже. Он продолжал лизать и сосать ее, его голод лишь усиливался от вкуса ее кожи. Ее плоть пульсировала вокруг него, когда он глубоко погрузился в нее языком, и Кев почувствовал, как по ее телу пробежала дрожь. Еще раз вдохнув ее запах, он лизнул сначала одну складочку, потом другую и прямо между ними, в то самое место, где скапливалось удовольствие. Воодушевляясь, он ласкал ее снова и снова, пока она не зарылась руками ему в волосы, выгибаясь ему навстречу.

Он смог наконец оторваться от нее и встал. Лицо ее казалось смущенным, взгляд рассеянным, как будто она не видела его. Девушка дрожала с головы до ног. Он обнял ее, прижимая обнаженное тело к своему, полностью одетому. Коснувшись губами нежного изгиба шеи, он поцеловал ее кожу и потрогал языком. В то же время он потянулся к застежкам на брюках и расстегнул их.

Уин приникла к нему, он приподнял ее и прижал к стене, одной рукой защищая ее спину от шершавой поверхности. Ее тело было податливым и на удивление легким, спина напряглась, когда Кев прижал ее к себе и она поняла, что он собирается сделать. Он полностью опустил ее на свою плоть, видя, как рот ее сложился буквой «о» от удивления, когда медленным, уверенным движением он оказался внутри нее.

Ноги в чулках обвились вокруг его талии, и она отчаянно вцепилась в него, словно оказавшись на корабле в шторм. Но Кев крепко и надежно держал ее. Пояс его брюк вырвался из зажимов подтяжек, и они соскользнули к коленям. Он отвернулся, чтобы спрятать короткую усмешку, моментально обдумав идею остановиться, чтобы снять остатки одежды… но ему было слишком хорошо, желание нарастало, пока все мысли о веселье не вылетели из головы.

Уин тихо ахала от каждого настойчивого, влажного толчка, чувствуя как он наполняет ее. Он замер, чтобы жадно поцеловать ее, его нежные пальцы коснулись набухших складок ее плоти. Когда ритм возобновился, каждый резкий, глубокий выпад задевал маленький бугорок. Глаза ее закрылись, словно во сне, плоть бешено пульсировала вокруг него.

Глубже, глубже и еще глубже, он подводил ее все ближе к краю. Ее ноги крепко обвили его талию. Она на мгновение замерла и закричала, а он стал целовать ее, вбирая крики. Но тихие стоны от затопившего ее удовольствия все равно срывались с губ. Настигнутый собственной разрядкой, Кев погрузился в мягкость ее тела, постепенно спазмы перешли в слабую дрожь.

Резко втянув воздух, Кев опустил ее на ноги. Они стояли вдвоем, прижавшись друг к другу влажными телами, касаясь губ успокаивающими поцелуями. Руки Уин забрались ему под рубашку и одобрительным движением скользнули по бокам. Он осторожно вышел из нее и стянул остатки одежды с разгоряченного тела.

Каким-то образом они смогли добраться до постели. Кев закутал их обоих в льняные простыни и шерстяные одеяла и прижал Уин к себе. Запах ее кожи, их обоих, словно аромат духов щекотал ему нос. Он втянул его, взволнованный этим ароматом.

- Me voliv tu, - прошептал он и коснулся ее улыбающихся губ своими. - Когда цыган говорит своей женщине «Я люблю тебя», он не помнит о целомудрии. Это означает лишь желание. Жажду.

Уин это понравилось.

- Me voliv tu, - прошептала она ему в ответ. - Кев…

- Да, любовь моя?

- А как женятся по цыганским обычаям?

- Двое просто берут друг друга за руки перед свидетелями и дают обеты. Но мы сделаем это и по обычаям gadje. И по всем остальным, какие я только смогу придумать. - Он снял с нее подвязки и по очереди скатал чулки, растирая пальцы на ногах, пока Уин не замурлыкала от удовольствия.

Протянув к нему руку, они притянула его голову к груди, соблазнительно изогнувшись. Он послушно подчинился, втянув розовый кончик соска в рот и обводя его языком, пока тот не превратился в твердый бутон.

- Я не знаю, что теперь делать, - сказала Уин сонным голосом.

- Просто лежи. Я позабочусь об остальном.

Она хмыкнула.

- Нет, я о том, что делают люди, когда наконец наступает счастливая развязка?

- Они превращают ее в долгую счастливую развязку. - Он погладил ее вторую грудь, нежно обхватив пальцами.

- Ты веришь в «и жили они долго и счастливо»? - спросила она, тихонько ахнув, когда он игриво укусил ее.

- Как в детских сказках? Нет.

- Не веришь?

Он покачал головой.

- Я верю в двоих, которые любят друг друга. - Губы его изогнулись в улыбке. - Наслаждаются самыми простыми вещами. Гуляют вместе. Спорят о том, сколько времени готовить яйца, или как управлять прислугой, или о том, сколько платить мяснику. Каждую ночь спят вместе, и вместе же встают каждое утро. - Подняв голову, он прижал ладонь к ее щеке. - Каждый день я начинал с того, что подходил к окну и смотрел в небо. Но теперь мне это не нужно.

- Почему нет? - тихо спросила она.

- Потому что, вместо этого я могу смотреть в синеву твоих глаз.

- Какой ты романтичный, - прошептала она с улыбкой и нежно поцеловала его. - Но не тревожься. Я никому не скажу.

Меррипен снова занялся с ней любовью, он был так увлечен, что, по всей видимости, не заметил, как дверной замок тихо задребезжал.

Поглядев Кеву через плечо, Уин увидела длинное, худое тельце хорька Беатрикс, который подпрыгнув выдернул из замка ключ. Губы ее приоткрылись, чтобы сказать об этом, но Меррипен поцеловал ее и раздвинул бедра. Позже, подумала она беспечно, не обращая внимания на Доджера, который пролазил под дверь с ключом во зубах. Пожалуй, лучше сказать об этом позже.

И вскоре она совсем позабыла про ключ.


Глава 23 (перевод: Muffy, бета-ридинг: Оксана-Ксю, вычитка: Фройляйн)


Хотя, pliashka, или церемония обручения, традиционно продолжается несколько дней, Кев решил, что она будет длиться только одну ночь.

- Мы заперли серебро? - Спросил он Кэма чуть раньше, когда цыгане, вставшие лагерем у реки, начали просачиваться в дом, одетые в разноцветные одежды и позванивающие украшения.

- Phral, - весело сказал Кэм, - в этом нет необходимости. Они же семья.

- Как раз потому, что они семья, я и хочу запереть серебро.

По мнению, Кева, Кэм слишком уж сильно наслаждался процессом помолвки. Несколькими днями ранее, он устроил настоящее шоу, объявив себя представителем Кева и ведя переговоры о выкупе за невесту с Лео. Они вдвоем устроили пародию на переговоры, обсуждая соответствующие достоинства жениха и невесты, и то, сколько семья жениха должна заплатить за привилегию приобретения такого сокровища как Уин. И обе стороны, причем с немалым весельем, пришли к заключению, что это того стоит, чтобы найти женщину которая смогла бы терпеть Меррипена. А Кев все это время сидел и сердито смотрел на них, казалось, забавлявшихся тем, что выставляли его невероятно пустоголовым.

Когда с формальностями было покончено, pliashka была быстро спланирована и с энтузиазмом организована. Огромный банкет, который устроили после церемонии помолвки, включал зажаренного поросенка и говяжьи ноги, все виды домашней птицы и блюда из жареной картошки с травами, обильно сдобренные чесноком. Из уважения к Беатрикс, в меню не вошли ежи.

Музыка, исполняемая на гитарах и скрипках, заполнила бальный зал, пока гости становились в круг. В центр круга вошел Кэм, одетый в свободную белую рубашку, кожаные брюки и туфли, и с завязанным на боку красным кушаком. В руках он держал бутылку, обернутую ярким шелком, а у горлышка обвязанную ремешком с золотыми монетами. Жестом он попросил всех успокоиться, а музыканты любезно сделали паузу.

Наслаждаясь красочной суматохой собравшихся, Уин стояла рядом с Меррипеном и слушала, как Кэм сделал несколько замечаний на Romany. В отличие от своего брата, Меррипен был одет как gadjo, за исключением того, что не надел галстук и воротничок. Мелькание его обнаженного загорелого горла отвлекало Уин. Ей хотелось прижаться губами к тому месту, где притаилась пульсирующая жилка. Вместо этого, она удовлетворилась осторожным соприкосновением их пальцев. Меррипен очень редко проявлял чувства на людях. Наедине, естественно…

Она почувствовала, как его рука медленно обхватила ее руку, а его большой палец слегка поглаживал нежную кожу запястья.

Закончив короткую речь, Кэм подошел к Уин и, проворно сняв монеты с бутылки, обернул их вокруг ее шеи. На ее коже они были тяжелыми и холодными, опускаясь с радостным звоном. Это ожерелье сообщало всем, что она теперь помолвлена, и любой другой мужчина кроме Меррипена не мог приблизиться к ней без риска для своей жизни.

Улыбаясь, Кэм крепко обнял Уин, прошептав ей на ухо что-то нежное, и передал ей бутылку, из которой надо было выпить. Она сделала осторожный глоток крепкого красного вина и передала бутылку Меррипену, который выпил после нее. Тем временем, вино лилось рекой, наполняя бокалы, которые подавались всем гостям. Слышались различные выкрики «Sastimos», что означало доброго здоровья, когда они пили в честь помолвленной пары.

Празднование началось всерьез. Музыка возобновилась, а кубки быстро опустели.

- Потанцуй со мной, - удивив ее, прошептал Меррипен.

Уин покачала головой и слегка рассмеялась, наблюдая, как пары кружились и волнообразно двигались вокруг друг друга. Женщины мерцающее двигали руками вокруг своих тел, в то время как мужчины притоптывали каблуками и хлопали в ладоши, и все это время они кружились, удерживая пристальный взгляд друг друга, как можно дольше.

- Я не знаю как, - сказала Уин.

Меррипен встал позади нее, обхватив руками и притянув спиной к себе. Еще один сюрприз. Сколько она знала его, он никогда не притрагивался к ней так открыто. Но никто из окружающих, казалось, этого не заметил и не проявил интереса.

Его голос около ее уха был горячи и мягким.

- Посмотри минуту. Видишь, как мало места требуется? Как они кружатся вокруг друг друга? Когда цыгане танцуют, они поднимают руки к небу, но они и топают ногами, выражая этим свою связь с землей. И к земным страстям. - Он улыбнулся, касаясь губами ее щеки и повернул лицом к себе. - Пойдем, - прошептал он, и, обхватив рукой за талию, подтолкнул вперед.

Уин смущенно последовала за ним, очарованная той его стороной, которую до этого незнала. Она не ожидала, что он может быть таким дерзким, увлекая ее в танце с животной грацией, смотря на нее с озорным светом в глазах. Он убедил ее поднять руки вверх, разведя пальцы, и даже размахивать перед ним своими юбками, в то время как он двигался вокруг нее. Казалось, она не могла прекратить хихикать. Они танцевали, и он был настолько хорош в этом, превратив танец в игру «кошки-мышки».

Она вертелась по кругу, и в один обжигающий момент он поймал ее за талию, притягивая ближе к себе. Ощущение его кожи, движение его груди напротив ее, наполнило Уин желанием. Прижавшись своим лбом к ее, Меррипен смотрел на нее до тех пор, пока она не начала тонуть в глубине его глаз, таких темных и ярких как дьявольский огонь.

- Поцелуй меня, - неровно прошептала она, не заботясь, где они находятся, и кто их может увидеть.

Улыбка коснулась его губ.

- Если я сейчас начну, то буду неспособен остановиться.

Их разговор был прерван деликатным покашливанием, раздавшимся поблизости.

Меррипен бросил взгляд туда, где стоял Кэм.

Лицо Кэма было полностью непроницаемым.

- Простите, что прервал вас. Но миссис Барнстейбл подошла ко мне с сообщением, что прибыл неожиданный гость.

- Еще один член семьи?

- Да. Но не со стороны цыган.

Меррипен озадаченно тряхнул головой. - Кто это?

Кэм нервно сглотнул.

- Лорд Каван. Наш дедушка.


Было решено, что Кэм и Кев встретятся с Каваном без присутствия других членов семьи. В то время как pliashka была в самом разгаре, братья удалились в библиотеку и стали ждать. Два лакея бегали взад и вперед, вынося вещи из экипажа: подушечку, подставку для ног, обитую бархатом, одеяло для коленей, обогреватель для ног, серебряный поднос с чашкой. После множества приготовлений, один из лакеев объявил Кавана, и тот вошел в комнату.

Старый ирландский граф физически не впечатлял, был старым, невысоким и субтильным. Но Каван вел себя как свергнутый монарх, чье былое величие смешалось с утомленной гордостью. Концы волос белого цвета были подстрижены и окружали его голову, подбородок обрамляла эспаньолка подобно львиным усам. Его проницательные карие глаза хладнокровно оценили молодых людей.

- Вы Кевин и Кэмерон Коул, - сказал он больше утверждающе, чем вопросительно с легким англо-ирландским акцентом, звуки которого были привлекательными, но слегка суховатыми.

Никто из них не ответил.

- Кто старше? - Спросил Каван, усаживаясь на обитом тканью стуле. Лакей тотчас же поставил под его пятки скамеечку для ног.

- Он, - сказал Кэм, услужливо указывая на Кева, который в свою очередь бросил в его сторону острый взгляд. Проигнорировав взгляд, Кэм мимоходом спросил: - Как вы нас нашли, милорд?

- Недавно в Лондоне ко мне обратился геральдических дел мастер с информацией, что вы его наняли для поиска особого рисунка. Он идентифицировал его как древний герб Коулов. Когда же он показал мне эскиз рисунка, сделанного с татуировки на вашей руке, я сразу же понял, с какой целью вы ведете поиски.

- И с какой же? - мягко спросил Кэм.

- Вы хотите социальной и финансовой выгоды. Вы хотите быть признанными как Коулы.

Кэм улыбнулся без всякого удивления.

- Поверьте мне, милорд, я не желаю ни выгоды, ни признания. Я вполне доволен тем, кто я есть. - Его глаза блестели от раздражения. - И я заплатил этой проклятой ищейке за то, чтобы он передал информацию вначале мне, а не вам. За это я сдеру с него шкуру.

- Зачем вы хотели видеть нас? - резко спросил Кев. - Нам от вас ничего не надо и вы от нас тоже ничего не получите.

- Во-первых, вам должно быть интересно будет узнать, что ваш отец умер. Он скончался несколько недель назад в результате падения с лошади. Он никогда не умел обращаться с лошадьми. В итоге это привело его к смерти.

- Наши соболезнования, - безразлично сказал Кэм.

Кев лишь пожал плечами.

- И это все, что вы можете сказать о смерти своего отца? - потребовал Каван.

- Боюсь, что мы недостаточно хорошо знали его, чтобы реагировать иначе, - сардонически заметил Кев. - Извините за отсутствие слез.

- От вас я хочу нечто другое, нежели слезы.

- И почему я встревожен? - Удивился вслух Кэм.

- После моего сына осталась жена и три дочери. Ни одного сына, кроме вас. - Граф сложил свои бледные скрюченные пальцы домиком. - Земли передаются только по мужской линии, и ни одного представителя мужского пола не было найдено ни в роду Коулов, ни в его ответвлениях. Сейчас все выглядит так, что титул Кавана и все что с ним связано, угаснут после моей смерти. - Его челюсть сжалась. - Я не допущу, чтобы родовое имени было потеряно навсегда, из-за неспособности вашего отца произвести потомство.

Кевин выгнул бровь.

- Очень трудно назвать «неспособностью произвести потомство» двух сыновей и трех дочерей.

- Дочери не важны. А вы двое полукровки. Едва ли можно утверждать, что ваш отец преуспел, способствуя интересам семьи. Но это неважно. Ситуация должна быть разрешена. Вы законные потомки. - Резкая пауза. - И мои наследники.

В этот момент громадная культурная пропасть раскрылась перед ними во всей своей полноте. Одари лорд Каван подобной щедростью любого другого мужчину, это было бы воспринято ни с чем иным как с восторгом. Но знакомя пару цыган с перспективой высокого социального статуса и огромного материального состояния, Кавана не получил ту реакцию, на которую рассчитывал.

Вместо этого они оба казались не особенно - даже скорее - невыносимо невпечатленными.

Каван раздраженно обратился к Кеву.

- Вы виконт Морнингтон, наследник поместья Морнингтон в графстве Мит. После моей смерти вы также получите замок Нотфорд в Хиллсборо, поместье Фэйруол в графстве Даун и Уотфорд-Парк в Хартфордшире. Это что-нибудь значит для вас?

- Не особенно.

- Вы последние в роду, - упорствовал Каван, его голос усилился, - в семье, истоки которой ведут к клану, основанному Ателстаном в 936 году. Более того, вы наследник графства, чье происхождение более выдающееся, чем у трех четвертей всей аристократии Короны. Вам что, нечего сказать? Вы хотя бы понимаете всю значимость обрушившейся на вас удачи?

Кев все это понимал. Он также понимал, что старый властный ублюдок, в свое время желавший убить его, теперь ожидает, что он из кожи вон вылезет ради непрошеного наследства.

- Разве однажды вы не искали нас, с намерением избавится, словно от двух нежелательных щенков?

Каван нахмурился.

- Этот вопрос не имеет никакого отношения к теме разговора.

- Это означает «да», - пояснил Кэм брату.

- Обстоятельства изменились, - сказал граф. -Вы стали для меня более полезны живыми, нежели мертвыми. Факт, за который вы должны быть мне благодарны.

Кев только собрался сказать Кавану, куда он может засунуть свои поместья и титулы, когда Кэм резко оттолкнул его плечом.

- Извините нас, - бросил он старику через плечо, - нам с братом надо поговорить.

- Я не хочу разговаривать, - пробормотал Кев.

- Ты можешь хоть раз выслушать меня? - спокойным тоном спросил Кэм, хотя его глаза сузились. - Хоть раз?

Сложив руки на груди, Кев наклонил голову.

- Прежде чем ты выбросишь его старую сморщенную задницу, - мягко сказал Кэм, - ты должен быть уверен в нескольких пунктах. Во-первых, он уже не будет жить долго. Во-вторых, арендаторы на землях Кавана возможно отчаянно нуждаются в хорошем управлении и помощи. Ты можешь сделать многое для них, даже если предпочтешь жить в Англии и приглядывать за ирландскими землями майората издалека. В-третьих, подумай об Уин. У нее должно быть богатство и положение. Никто не посмеет отозваться неуважительно о виконтессе. В-четвертых, очевидно у нас есть мачеха и три единокровных сестры, о которых некому будет позаботиться после того как старик откинет ноги. В-пятых,…

- В-пятых нет необходимости, - сказал Кев. - Я сделаю это.

- Что? - Кэм поднял брови. - Ты согласен со мной?

- Да.

Все пункты были убедительны, но Кеву хватило бы всего лишь упоминания об Уин. Она заслуживала лучшей жизни и отношения, которое будет более уважительным к виконтессе, чем к жене цыгана.

Старик рассматривал Кева с кислым выражением лица.

- Вы, кажется, находитесь под неверным впечатлением, что я даю вам выбор. Я ни о чем вас не спрашиваю. Я просто информирую вас о вашей удаче и ваших обязанностях. Более того…

- Прекрасно, все улажено, - поспешно перебил Кэм. - Лорд Каван, теперь у вас есть наследник, а также один про запас. Я предлагаю, чтобы мы расстались и обдумали эти новые обстоятельства. Если вас устроит, милорд, мы могли бы завтра встретиться снова и обсудить все подробности.

- Согласен.

- Мы можем предложить вам и вашим слугам остаться на ночь?

- Я уже договорился с лордом и леди Уэстклифф, что останусь на ночь у них. Не сомневаюсь, что вы слышали о графе. Невероятно изысканный джентльмен. Я был знаком с его отцом.

- Да, - серьезно ответил Кэм. - Мы слышали об Уэстклиффе.

Губы Кавана сжались.

- Я думаю, что когда-нибудь представлю вас ему. - Он скользнул презрительным взглядом по обоим. - Если мы сможем что-то сделать с вашим стилем одежды и манерами. И вашим образованием. Господь, сохрани нас. - Он щелкнул пальцами и два лакея стремительно собрали все, что принесли сюда. Поднявшись со стула, Каван позволил укутать свои узкие плечи пальто. Сердито покачав головой, он взглянул на Кева и пробормотал: - Как часто я напоминаю себе, что вы лучше, чем никто. До завтра.

Когда граф покинул помещение, Кэм подошел к буфету и налил две щедрые порции бренди. Выглядя потрясенным, он подал один из бокалов Кеву.

- Что ты думаешь? - спросил он.

- Похоже он действительно наш дедушка, - ответил Кев, и Кэм чуть не подавился бренди, так он захохотал.


Намного позже этим же вечером Уин лежала поперек груди Кева, ее волосы рассыпались по нему подобно ручейкам лунного света. На ней не было ничего, кроме ожерелья из монет. Мягко распутав его от ее волос, Кев расстегнул ожерелье и положил на ночной столик.

- Не надо, - запротестовала она.

- Почему?

- Мне нравиться носить его. Оно напоминает мне о том, что я замужем.

- Я напомню тебе, - прошептал он, переворачиваясь и обхватывая ее рукой. - Так часто, как потребуется.

Она улыбнулась ему, притрагиваясь кончиками пальцев к уголкам его губ.

- Ты сожалеешь, что лорд Каван нашел вас, Кев?

Он поцеловал мягкие подушечки пальцев, обдумывая вопрос.

- Нет, - наконец ответил цыган. - Он резкий старый кретин, и я не собираюсь проводить много времени в его компании. Но теперь у меня есть ответы на вопросы, которые я искал всю свою жизнь. И… - помедлил он, прежде чем робко признаться, -…я не возражал бы в один прекрасный день стать графом Каван.

- Ты бы не возражал? - Она рассматривала его с лукавой усмешкой.

Кев кивнул.

- Я думаю, что хорошо бы справился, - сознался он.

- Я тоже, - сказала Уин заговорщицким шепотом. - Фактически, я думаю, что многие люди были бы удивлены твоим блестящим успехам.

Кев усмехнулся и поцеловал ее в лоб.

- Я говорил тебе, что сказал Каван перед тем как уйти сегодня вечером? Он сказал, что часто напоминает себе, что лучше я, чем никто.

- Что за глупый старый пустозвон, - сказала Уин, обхватывая рукой Кева за шею. - И он ошибся, - добавила она, перед тем как их губы встретились. - Потому что, ты, любовь моя, лучше, чем кто-либо.

После этого не было произнесено ни слова в течение длительного времени.


Эпилог (перевод: mshush, бета-ридинг: Оксана-Ксю, вычитка: Фройляйн)


По словам доктора, это были первые роды в его практике, во время которых ему больше проблем доставил будущий отец, нежели мать и младенец.

Кев старался вести себя разумно во время большей части беременности Уин, хотя иногда он просто не выдерживал. Естественные приступы и боли вызывали у него настоящую панику, и во многих случаях он настаивал на том, чтобы послать за доктором даже по незначительному поводу, не обращая внимание на сердитые отказы Уин.

Но было нечто невероятное и изумительное в этом процессе. Например, тихие вечера, когда Кев отдыхал рядом с женой, кладя руку ей на живот, чтобы почувствовать, как шевелится ребенок; летние дни, когда они гуляли по Гемпширу, ощущая единение с природой и жизнью, которая чувствовалась повсюду; и выяснилось, что брак, вместо того, чтобы заполнить их отношения серьезностью и ответственностью, приятным образом сделал жизнь легкой и радостной.

Кев теперь часто смеялся, не боясь поддразнивать, играть и открыто выражать свою привязанность. Он обожал сына Кэма и Амелии, Ронана, и с готовностью участвовал в общем стремлении членов семьи избаловать темноволосого мальчугана.

Однако, в течение последних нескольких недель беременности Уин, Кев не мог справиться и с растущей паникой и скрыть свои чувства. И когда посередине ночи у Уин начались схватки, его объял такой леденящий душу ужас, что ничто на свете не могло его успокоить. Каждая новая схватка, каждая сильная потуга, которая скручивала ее, превращали лицо Кева в пепельную маску. И тогда Уин поняла, что ей намного лучше, чем ему.

- Пожалуйста, - тихо шепнула Уин Амелии так, чтоб никто не услышал ее, - сделайте с ним что-нибудь.

Кэм с Лео вытащили Кева из спальни, и повели вниз в библиотеку, накачивая его хорошим ирландским виски большую часть дня.

Когда родился будущий граф Каван, доктор сказал, что младенец совершенно здоров, и выразил сожаление по поводу того, что не все роды проходят так же хорошо. Амелия и Поппи искупали Уин и помогли ей надеть свежую длинную ночную сорочку. Они также вытерли и завернули ребенка в мягкие хлопковые пеленки. Только после этого Кеву разрешили войти в спальню и увидеть их. Убедившись, что его жена и ребенок были в добром здравии, у него от облегчения на глазах выступили слезы, которые его нисколько не смутили, и он, уставший и измученный, рухнул на кровать и заснул возле Уин.

Она перевела свой взгляд от своего красивого, дремлющего рядом мужа на ребенка, которого держала на своих руках. Ее сын был маленьким, но восхитительно сложенным, со светлей кожей и с небольшим пушком темных волос. Трудно было понять, какого цвета у него глаза, но Уин была уверена, что его глаза в будущем окажутся синими. Она приподняла малыша настолько высоко у груди, чтобы его маленькое ушко оказалось у ее губ и согласно цыганским традициям, она назвала ему его тайное имя:

- Ты - Андрей, - прошептала она. Это было имя воина. Сына Кева Меррипена должны звать не менее внушительно. - Твое имя для гаджо - Джейсон Коул. И твое имя для табора… - она замолчала, задумавшись.

- Джадо, - раздался сонный голос ее мужа рядом.

Уин опустила голову на Кева и протянула руку к нему, чтобы погладить густые, темные волосы. Жесткие, страдальческие черты его лица разгладились, он смягчился и казался спокойным.

- Что оно означает? - спросила она.

- Это тот, кто живет вне табора, вдали от цыган.

- Чудесно подходит. - Ее пальцы зарылись в его волосы. - Ov yilo isi? - мягко спросила она.

- Да, - проговорил Кев, отвечая по-английски на вопрос: "С тобой все в порядке?" - Теперь мое сердце спокойно.

И Уин улыбнулась, когда он потянулся, чтобы поцеловать ее.


home | my bookshelf | | Соблазни меня на рассвете |     цвет текста   цвет фона