Book: Ящик на объекте No 1



Гант Мэтью

Ящик на объекте No 1

Мэтью Гант

ЯЩИК НА ОБЪЕКТЕ № 1

Перевод с англ. Н. Савиных

Ветер со свистом носился по долине, и под его порывами трепетало обозначающая Объект № 1 брезентовая палатка, напоминающая пирамиду. Караульный Рудд как всегда поднес ладонь к пламени масляной горелки, слабо освещающей интерьер палатки, защищая желтоватый огонек от то и дело прорывающихся внутрь сквозь рваный брезент хлестких ударов стихии. И как всегда при этом, он украдкой бросил взгляд на караульного Деннисона, лежащего в полном обмундировании на узких походных нарах в глубине.

- Не потухнет, не бойся ты. - Деннисон лежал на спине, руки за головой, глаза смотрели в одну точку на потолке. Время от времени он изображал что-то пальцами и с интересом следил за игрой теней на брезенте.

- Я знаю. - Рудд закусил губу и отвернулся.

- Знаешь, а делаешь. Зачем? - спросил Декнисон.

- Не знаю. - Рудд беспомощно развел руками.

Снаружи ветер на мгновение стих и откуда-то издалека донесся собачий вой. Рудд, поежившись, плотнее затянул на шее основательно потертый воротник парки *. Он еще раз незаметно взглянул на напарника, а затем глаза сами уставились в левый от прикрывающего вход драного лоскута угол.

Ящик по-прежнему стоял на месте.

- Чего ты боишься? - спросил Деннисон. - Он никуда не убежит.

- Не знаю. - Вдруг неожиданно для себя Рудд вспылил: - Но это наша обязанность. Мы должны охранять ящик.

Он рывком поднялся и с вызывающим ведом подошел к ящику. Тот прочно лежал на полу, четыре фута высотой, четыре в длину и столько же в ширину. Цельнодеревянный, крышка надежно прибита гвоздями.

Рудд хорошо помнил, как прибивали крышку в последний раз. Стола теплая погода, и они пришли и голыми руками вырвали ржавые старые гвозди. Один даже закричал, когда гвоздь обломился и проткнул ему руку, а главный забивающий был самым большим человеком, какого Рудд когда-либо видел. Он вгонял блестящие новенькие гвозди прикладом винтовки, и в считанные секунды ящик снова выглядел как только что сделанный.

А пока меняли гвозди, старший наряда с двумя шевронами наблюдал за выполнением приказа и его винтовка тускло поблескивала в мерцающем полумраке палатки.

Рудд успел повидать много нарядов для забивания гвоздей, они приходили и уходили. С первого дня их высадки на этом островном Объек+е им с Деннисоном было дано задание охранять ящик.

- Ты можешь спокойно наблюдать за ним с койки, - прервал его размышления Деннисон, - нигде не указано, что нельзя это делать, лежа на нарах.

- Мне плевать, - огрызнулся Рудд, - для меня так легче.

- А-а-а, - протянул Деннисон, и звук "а" перешел в длинный зевок, - разбуди, когда придут Два Шеврона.

Рудд вздрогнул. Он хотел сказать Деннисону, что на службе спать запрещается. Рудду не полагается охранять Объект одному. Когда старший с двумя шевронами объяснял порядок несения службы, то подчеркнул это несколько раз: "Никогда нельзя охранять ящик поодйночке. Вы всегда должны быть уверены, что следите за ним оба одновременно. Одному человеку доверять нельзя".

Деннисон и Рудд тогда угрюмо кивнули.

Но всегда получалось одно и то же. Деннисон спал до тех пор, пока двухшевронный не подходил к палатке и не начинал, ругаясь, расстегивать пуговицы входного лоскута. И каждый раз Деннисон

* Парка - первоначально одежда эскимосов, теплая меховая куртка.

успевал вскочить на ноги и взять винтовку к тому моменту, когда старший с двумя шевронами проходил в центр палатки и инспектировал караул.

Однажды, впрочем, Деннисону не повезло. Двухшевронный закончил с пуговицами очень быстро, а густая грязь перед входом заглушила его шаги. Он уже был в палатке, а Деннисон так и не проснулся и в наказание потом простоял на ногах много часов.

В тот раз старший с двумя шевронами прочитал им целую лекцию.

- Скажи, солдат, известно ли тебе, зачем ты здесь находишься? - спросил он Деннисона.

- Так точно,- ответил тот, - охранять ящик.

- А почему нужно охранять ящик? - не унимался двухшевронный.

- Для того, чтобы никто им не завладел, - Деннисон покраснел как рак, но вопросы на этом не прекратились.

Двухшевронный говорил тихо и спокойно.

- А почему никто не должен им завладеть?

Деннисон начал заикаться, и Рудд уже хотел было прийти ему на помощь, но потом решил, что это окончится долгим стоянием на ногах и для него, и промолчал. А кроме того, он не знал ответа.

- Потому! - рявкнул двухшевронный. - Вот почему, болван!

- Потому, - послушно повторил Деннисон. Старший с двумя шевронами назначил наказание и ушел.

Позднее, уже ночью, Рудд шепотом обратился к Деннисону, который стоял, крепко сжимая в руках винтовку:

- Ты не спишь?

- Нет, - ответил тот.

- Мне просто интересно. Хочется кое-что спросить.

- Тебе всегда хочется кое-что спросить и всегда тебе что-то интересно. Сколько сейчас времени?

- Мне хочется знать, почему "потому"? - все так же шепотом спросил Рудд в кромешной темноте палатки.

- Почему "потому" что? - хрипло огрызнулся Деннисон. Почему "потому" что, идиот?

- Ничего. - Рудд продолжал надзирать за ящиком, хотя было слишком темно, чтобы можно было что-нибудь нормально видеть.

Но постепенно он собрался с духом, спросил напрямую, и Деннисон, а он находился на службе намного дольше и одно время сам даже был старшим с двумя шевронами, в конце концов рассказал.

- Потому что когда-то давно ящиком владел враг. Очень давно.

Сказав это, даже Деннисон, который не боялся спать в то время, когда должен был охранять ящик, даже сам Деннисон осторожно взглянул на откидной лоскут брезента на входе - не кружит ли поблизости двухшевронник, или еще хуже - желтошевронник?

- Враг, - невольно отозвался Рудд, изо всех сил напрягая зрение.

- Заткнись, дурень, - тут же прошипел Деннисон.

С той ночи прошло много-много периодов тепла, сменяемых периодами холода, прежде чем Рудд осмелился задать следующий вопрос, за ним еще и еще, пока не узнал, почему ящик необходимо охранять.

Всю историю с ящиком Деннисон не знал, как не знал ее, по его словам, ни один человек.

Но факты были таковы: в ящике хранилось вражеское оружие, оружие древнее и необычайно мощное. Ни в коем случае и ни при каких обстоятельствах нельзя было допустить, чтобы оно снова попало ему в руки. Вот почему в худые времена, такие, как сейчас, когда воют и лают псы, почуявшие запах врага, ящик должен охраняться денно и нощно. Никто не должен его выкрасть.

Вот и все. Просто и ясно.

С того дня, когда Рудд узнал это, он начал испытывать гордость за доверенную ему работу и теперь еще больше удивлялся, как это Деннисон может спать в то время, когда следует надзирать за ящиком.

Особенно в худые времена, когда воют и лают псы.

В последние несколько ночей псы лаяли так, как Рудд никогда еще не слышал. Иногда ему хотелось, чтобы он был вместе с другими, а не на Объекте № 1. Однажды, во время последнего теплого периода, Рудд заболел, и к нему пришел доктор, одношевронник. Перед уходом доктор обмолвился о тех, других:

- Все они больны страхом. Говорят, что враг приближается.

Несмотря на то, что на какое-то мгновение Рудд тоже заболел страхом, он расхохотался доктору в лицо. Доктора мало что знают, особенно о передвижениях солдат.

Но Деннисон, когда узнал об этом от Рудда, не засмеялся, а сел и долго молчал, глядя через открытый входной проем палатки на садящееся за дальние горные пики солнце.

А сейчас вот собаки лаяли как никогда, и двухшевронник вместо того, чтобы проверить их, как обычно, один раз за ночь, приходил дважды и даже выделил им дополнительное количество масла для горелки, потому что полученная ими ночная норма уже кончилась.

- Охраняйте ящик, - коротко бросил он, уходя.

И Рудд охранял. И даже Деннисон, хотя и лежал на нарах, глаз не закрывал.

На следующий день их сменили, когда солнце было уже высоко в небе.

А ночью, снова заступая на пост в палатке, они оба получили от двухшеврониика по одной пуле для своих винтовок. И обоим держать в руках заряженную винтовку было впервой.

- Охраняйте ящик! - неистово скомандовал он. - Охраняйте ящик!!! - И Рудд заметил под глазами у двухшевронника темные круги.

- Совсем плохие времена настали, - посетовал Рудд, с тревогой ожидая реакции Деннисона.

- Плохие, ты прав, - повторил тот.

- Как ты считаешь... - начал было Рудд, но, испугавшись, осекся.

- Что я считаю? Ты о чем, дурак? - Но голос у Деннисона был вовсе не грубый.

- Как ты считаешь, враг приближается?

Снаружи снова завыл ветер, завыл громко, но даже и эти завывания не заглушали тявканья собак.

- Не знаю, - произнес наконец Деннисон.

Рудд быстро протянул вперед ладонь, прикрывая от ветра пламя горелки, но на этот раз Деннисон ничего не сказал. Дела плохи. Рудд знал это.

Он стоял и думал: "Я сделаю то, что от меня требуется". Подойдя к ящику, он оперся на него.

- Не прикасайся, болван, - сказал Деннисон.

- Но почему? - Рудд озадаченно замер. Он много раз касался этого ящика раньше, давил пальцами на скрипящее дерево, а иногда даже отколупывал щепочки, которыми потом рисовал на грязи снаружи.

- Э-э-э, - протянул Деннисон, - не прикасайся, и все тут.

Рудду стало стыдно, и он отошел.

Неожиданно шум по ту сторону палатки резко усилился. Собаки лаяли совсем рядом, их там были дюжины и дюжины - тявкающие, лающие, воющие.

- Слушай, - сказал Деннисон.

Рудд слушал.

- Громко лают.

- Нет, я не про лай. Я слышу, как они скрежещут зубами.

Рудд прислушался и тоже услышал. Звуки эти повергли его в трепет.

- Врагу до нас не добраться. Никогда. С нашими псами мы в безопасности, - хвастливо заявил он.

Сквозь шум ветра донеслись шаги человека, бегущего по густой грязи в тяжелых ботинках.

- Враг! - Одна рука Рудда крепче сжала приклад, другая потянулась к рукоятке затвора.

Но это оказались свои. Одношевронник, посыльный от остальных.

Огромного роста, чернобородый, он, пошатываясь, стоял в центре палатки, а вокруг покрасневших глаз образовались такие же темные круги, как и у старшего с двумя шевронами, только глубже и чернее.

- Этот? - задыхаясь спросил он, показывая на ящик. Рудд видел посыльного в течение многих теплых и холодных периодов, посыльный здорово постарел, и Рудду стало жалко его и неловко от того, что тот уже даже и не помнил ящик.

- Да, этот.

Посыльный стоял, и все в палатке замерло. Один раз он слегка наклонился и сделал движение рукой в сторону ящика, но тут же ее отдернул. Повернувшись на массивных каблуках, посыльный встал к ним лицом.

- Вам надо бежать. Мы разбиты.

- Разбиты? - переспросил Рудд. - Я не верю.

Деннисон впился в посыльного глазами.

- Давай, - кивнул он наконец Рудду и, сбросив ноги на пол, принялся натягивать ботинки, - или ты думаешь, у нас вся ночь впереди?

- Но...

- Мы разбиты, - еще раз повторил посыльный.

- А ящик? - спросил Рудд. - Как же ящик?

- Уничтожьте его. Быстро. Времени почти нет. Когда закончите, уходите в горы. Масла достаточно?

Рудд перевел взгляд на горелку, пламя было высокое и сильное.

- Да нет же, тупица, - крикнул Деннисон, - не для нее, для ящика. Ящик не должен попасть в руки врага.

Посыльный сунул Рудду банку с маслом и, орудуя штыком, разрезал крышку. Задержавшись во входном проеме, он поднял руку к глазам.

- До свидания. И поторапливайтесь.

Рудд какое-то время тупо смотрел на открытую банку, потом начал лить масло на деревянные поперечины на крышке ящика. Псы, казалось, надрывают глотки уже в нескольких ярдах от палатки.

Деннисон вырвал банку у Рудда из рук.

- Не так. Под деревом наверняка есть что-то, что так просто не уничтожить. Водостойкая прокладка или металл, или еще что-нибудь. Крышку с ящика надо снять. - Он ухватился за поперечины и стал их отдирать.

- Нет, - запротестовал Рудд, - нам запрещено. Мы обязаны надзирать за ящиком, а не за тем, что внутри.

Но Деннисона было уже не остановить. Рудд смотрел, а деревянные дощечки скрипели, стонали, отлетали в стороны, некоторые ломались, пока наконец не отскочили, обе сразу, две последние, и крышка открылась.

Они невольно отпрянули назад. Под крышкой ящика показалась пожелтевшая бумага, в которую было завернуто его содержимое, а на ней - какие-то пять черных значков. Деннисон протянул руку, сдернул бумагу, и они наклонились вперед.

Рудд и Деннисон обменялись взглядами. Оба нахмурились. В ящике находились похожие на маленькие коробочки свертки, большинство из них длиной с ладонь человека, может быть, чуть длиннее, примерно с ладонь же шириной, а толщина достигала двух-трех пальцев. Каждая коробочка отдельно обернута материей.

Снаружи отчетливо доносились шаги. Псы убежали куда-то дальше в долину, лай стал тише.

Издав вопль страха и ярости, Деннисон бешено тряс над ящиком банкой, и масло брызгало на обернутые в материю плоские коробочки, на пожелтевшую бумагу, на пять черных значков. Он оторвал клочок обертки, сунул его в горелку и подождал, пока загорится.

Затем швырнул этот пылающий клочок в ящик и они, выскочив из палатки, побежали по направлению к горам.

И когда Рудд бежал, скованный страхом, как болезнью, и потом, много-много холодных периодов спустя, когда прятался в лесах, он в раболепном ужасе вспоминал, а на всю жизнь запомнив, постоянно рисовал в грязи то, что увидел - те пять черных значков, выведенных на пожелтевшей от старости бумаге, в которую было завернуто содержимое ящика на Объекте № 1: КНИГИ.






home | my bookshelf | | Ящик на объекте No 1 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу