Book: Машина



Геман Ричард

Машина

РИЧАРД ГЕМАН

МАШИНА

Перевод В. Генкина

Мы с Джо только что обсудили ситуацию, и я еще больше запутался., Хочу разозлиться и не могу. Я так напуган, что все время думаю только о том, чем кончится вся эта история. "Эл, - повторяю я себе, - ты должен все хорошенько обдумать". Вот я и решил обо всем написать, чтобы привести мысли в порядок.

С Джо Максуином мы друзья еще со школы. Живем в одном квартале, и оба работали в механических мастерских Крага, пока нас не призвали - Джо в армию, а меня в морскую пехоту. Но мы переписывались до самого конца службы, а вернувшись домой, решили опять устроиться куда-нибудь вместе.

Сразу же после войны в пригороде открылся большой завод пластмасс "Торнбулз фабрикейшн" - может, вы о нем слышали? Платили там прилично, и мы решили попытать счастья. Нас взяли без разговоров. Теперь-то мне ясно, что с этого и начались все наши неприятности.

Прежде чем продолжать, я должен сказать пару слов про Агнес Слейтер. Джо решил пойти на этот завод из-за Агги. Они и до войны встречались, а когда Джо вернулся домой, так дело у них и вовсе приняло серьезный оборот. Джо прикинул, что "Торнбулз" - самое подходящее место, потому что после свадьбы лишние деньги им с Агги здорово пригодятся.

На заводе меня посадили в отдел перевозки грузов - не велика радость, но мне все-таки повезло больше, чем Джо. Он угодил на Икс. Там много таких больших машин - называются они фабрикаторы, а Икс больше всех остальных. Что он фабрикует, понятия не имею. Наверное, какие-нибудь виды пластмасс. Во всяком случае, то, что выдает Икс, отправляется на другой завод и там используется для каких-то изделий. Те, кто обслуживают Икс, знают только, что они работают на закрытой со всех сторон громадине в семь этажей с круговыми галереями на каждом этаже.

Джо возненавидел эту машину с самого начала.

- От этого Икса сбеситься можно! - говорил он мне, когда мы ехали домой после первого дня работы. - Меня посадили за пульт в стеклянной кабинке на третьем этаже. Работе обучили за десять минут: несколько движений - это все, что от меня требуется. Там сплошная автоматика.

Видите ли, Джо из тех, кто любит шевелить мозгами. Ему нравится решать всякие задачи. И, конечно, работа на Иксе была совсем не в его вкусе.

- Что же ты там делаешь, Джо? - спросил я.

- Ты только послушай, Эл, - раздраженно начал он. - Я вхожу в эту конуру в восемь утра. В восемь десять устанавливаю диск N на цифру сорок. В восемь двадцать нажимаю кнопку Q. В восемь двадцать три возвращаю диск N на нуль. В восемь тридцать две поднимаю руку, достаю с полки масленку и вливаю две капли масла-ровно две-в маленькое отверстие у основания пульта. В восемь сорок шесть перевожу на себя какой-то рычаг. В восемь сорок семь возвращаю рычаг на место. В восемь пятьдесят три снова нажимаю кнопку Q, В восемь пятьдесят девять перевожу диск N на цифру десять и через секунду снова возвращаю его на нуль. В девять начинаю все сначала.

- Опять то же самое?

- В точности. И так каждый час до полудня. Потом часовой перерыв на обед, потом я возвращаюсь на место, и та же история продолжается до пяти. - Джо вздохнул. - Вот тебе моя новая работа, Эл.

- Послушай, Джо, а что происходит в машине, когда ты проделываешь все это? - поинтересовался я.

- Насколько я могу судить - ничего, - ответил Джо.

- Ну, а вообще что она делает?

- Будь я проклят, если знаю. Мне не сказали.

- Ну, а ты сам не слышишь никакого шума внутри - когда крутишь эти диски и нажимаешь кнопки?

Джо покачал головой.

- Нет, Эл, ничего не слышу.

Этого я не мог понять.

- Тут что-то не чисто, Джо.

- Вот и я так думаю, - сказал он. - У Крага ведь не было ничего подобного.

Я понял, что Джо не хочет продолжать этот разговор, и перестал его расспрашивать. Вместо этого я рассказал ему про свою работу: целый день я только и делал, что выписывал накладные. Это я-то, механик, - накладные!

Вечером Джо и Агги пошли в кино. По дороге они на минутку заглянули ко мне. Агги нельзя назвать очень хорошенькой, но есть в ней что-то привлекательное. Я имею в виду не внешность. Тут что-то другое - наверное, ее энергия. А может ее деятельный характер. Она постоянно в движении.

В этот вечер Агги была в наилучшей форме. Выглядела она просто красивой - алое платье очень шло к ее черным волосам, и настроение у нее было отличное.

- Эл, - заявила она, - Джо рассказал мне о своей работе. Это же замечательно!

Джо, судя по его виду, даже растерялся от неожиданности.

- Нет, правда, - продолжала Агги, - ведь это же чудесно, что вас взяли на такой большой завод. Уж там-то у вас будут все шансы выдвинуться.

- Само собой, - проворчал Джо. - Через пять лет мне доверят крутить на два диска больше.

- Агги, нас смущает одно, - сказал я. - Мы не знаем толком, что там делают. Какую-то пластмассубольше нам ничего не известно.

- Теперь, кажется, засекречивают все подряд, - заметил Джо. - Хуже чем во время войны. Я сегодня прочитал в "Курьере", что прошел этот билль... Как они его окрестили?

- Закон Челлендора - Колландера - Уингла - Уонгера, подсказала Агги. Такие вещи Агги знает назубок. По этой части у нее голова хорошо работает.

- Ага, - сказал Джо. - Так вот, по новому закону армия получает право забирать себе для нужд обороны все, что ей может понадобиться. Похоже, что и "Торнбулз" работает на армию.

- Пожалуй, - согласился я.

- Это все пустяки, - заявила Агги. - Я уверена, Джо, что тебе там понравится. И тебе, Эл.

Агги, конечно, соображает хорошо, но на этот раз она попала пальцем в небо. После первой недели работы Джо совсем закис - таким я его никогда не видел. Утром, покаехали на работу, всю дорогу он молчал. То же повторялось на обратном пути. Видимо, он ни о чем другом и думать не мог. Мало того, после двух недель Джо стал еще угрюмее. А через три недели я решил поговорить с ним начистоту.

- Джо, - сказал я ему, - что за чертовщина с тобой происходит? Это совсем на тебя не похоже.

- Со мной? Да ничего.

- Джо, ты должен мне рассказать, - настаивал я. - Это все Икс, да?

Минуту-другую Джо молчал. Потом сказал:

- Да, Эл. Пожалуй, это Икс. Я сижу там целый день. Нажимаю кнопки, кручу диски, смазываю его - и все это время чувствую, что я просто нахожусь при машине. Она не шумит, в ней ничего не движется - черт, да может она вообще не работает? И она такая дьявольски громадная - целых семь этажей!

У Джо было очень странное выражение лица. Я просто не знал, что сказать.

- И это еще не все, - продолжал он. - Помнишь у Крага? Машины там были настоящие - с шестеренками, кривошипами, шкивами, ремнями - словом, с механизмами. И все было без обмана: машины работали, шумели, изготовляли детали. На такую машину достаточно посмотреть - и сразу ясно, что к чему. Если она ломается, ее можно исправить. Когда ты ее включишь, она работает, когда выключишь - останавливается.

Джо помолчал. Затем медленно продолжал:

- В этом Иксе все непонятно. Все упрятано. А я просто сижу в стеклянном курятнике, как и сотня других, и делаю, что мне велят. Если машина ломается, я об этом ничего не знаю. Я только без конца повторяю свои движения. Черт возьми, Эл! Я вовсе не управляю машиной, я часть этой проклятой машины. Просто какой-то рычаг. - Джо посмотрел мне в лицо. - Ты меня понимаешь, Эл?

- Если хочешь знать мое мнение, Джо, - ответил я, - тебе лучше убраться оттуда, и поскорее. Почему ты не уходишь, Джо?

- Нет, Эл, - сказал он. - Это не так просто.

В первую минуту я не понял, но потом вспомнил про Агги. Позже Джо рассказал мне, что он пытался ей все объяснить, но у него ничего из этого не получилось. Говорил он с Агги уже после того, как рассказал мне, до чего скверно ему работать на Иксе, и, судя по его словам, их разговор был примерно следующим.

- Знаешь, Агги, - сказал Джо, - может, нам лучше будет встречаться не шесть раз в неделю, а два?

Женщины - они такие. Агги тут же подумала бог весть что и превратилась в сосульку.

- Конечно, Джо! Если ты так хочешь.

- Просто меня постоянно угнетает одна мысль, - объяснял Джо, - и, чтобы избавиться от нее, я делаю одну штуку.

- Если ты считаешь, что тебе лучше проводить вечера дома, Джо, то уж я-то не буду тебя отговаривать.

- Агги! - сказал Джо. - Мне трудно это объяснить. Понимаешь, мне необходимо как-то отвлечься от работы - вот я и обдумываю одно изобретение. Все уже почти готово, но мне нужно еще немного времени. Совсем немного, Агги.

Джо рассказывал, что, услышав про изобретение, Агги совсем было оттаяла. Но когда она начала расспрашивать о нем, а Джо все отмалчивался, Агги опять решила, что он врет. Уж эти женщины! Обязательно им надо все знать! Вот с этого вечера у Джо с Агги и начались неприятности.

Поначалу Джо ничего не сказал про свое изобретение даже мне. Но что-нибудь к середине второго месяца нашей работы на заводе настроение у него начало подниматься. Сначала я подумал, что он просто свыкается с новой работой, но потом решил: не иначе, как что-то произошло. Теперь он всю дорогу до завода весело насвистывал, болтал и шутил. И по дороге домой тоже. Он все больше и больше походил на прежнего Джо.

А потом в один прекрасный вечер все объяснилось. У Джо на лице было загадочное выражение, насвистывал и улыбался он больше обычного. Когда мы затормозили у его дома, Джо сказал:

- Эл, ты не торопишься? А то зайдем ко мне. Я хочу тебе кое-что показать. Обалдеешь.

И я-таки обалдел.

Когда мы вошли в дом, его мать возилась с ужином.

- Эл! - сказала она. - Ты тоже участвуешь в этой глупости?

- Какой глупости? - начал было я, но Джо уже спустился в подвал и кричал, чтобы я шел к нему.

- Подобной глупости я еще не видывала, - сказала миссис Максуин.

Я спустился вслед за Джо в мастерскую, которую мы устроили, когда еще учились в школе. Мы тогда неплохо все оборудовали. Деньги у нас были: разносили газеты, а по субботам еще подрабатывали доставкой заказов из магазинов. В общем мастерская получилась что надо. Правда, вернувшись с войны, мы туда редко заглядывали, и я почти забыл о ней. Спускаясь в подвал, я, по правде говоря, не ожидал увидеть там ничего, кроме... - я и сам не знаю, чего я ожидал. Во всяком случае, ничего похожего на то, что увидел.

- Вот, смотри, - сказал Джо с гордостью. - Ну, как?

Я не ахти какой оратор, но обычно могу выразить свою мысль словами. Почти всегда. Однако на этот раз я словно язык проглотил.

Посреди подвала на деревянных чушках стояла машина. И какая машина! Восемь на восемь футов у основания и четыре фута в высоту. Такого сложного скопления механизмов мне еще не приходилось видеть. Здесь было все: шестеренки, маховики, кривошипы, шкивы, приводные ремни, поршни, краны, рычаги, лампочки, диски, кнопки, циферблаты, рубильники - словом все. Даже гудок.

В машине было столько деталей, что описать ее и думать нечего. Наверное, такие машины представляются механикам в бреду.

Пока я смотрел на машину, гадая, что это такое, Джо нажал кнопку. Два больших маховика начали вращаться, медленно набирая обороты. С левой стороны показался рычаг, который двинулся вправо, повернул на пути с десяток кулачков и возвратил их на место. Вспыхнула зеленая лампочка, потом красная. Джо повернул диск - машина заработала быстрее, еще быстрее. От грохота содрогался весь дом. Загудел гудок. Где-то в глубине запрыгал челнок. Блестящий от смазки вал скользнул через всю машину, высунулся наружу, дважды повернулся и снова исчез. Вспыхнула синяя лампочка, и стрелка ближайшего ко мне циферблата поползла к красной отметке. Кошмар какой-то!

- Джо, - спросил я, - что это за чертовщина?

Взгляд Джо яснее всяких слов говорил, что от конторского служащего другого вопроса и ждать нельзя.

- Это секрет, - усмехнулся он.

- Секрет? - переспросил я.

- Еще бы! - Джо рассмеялся. - Да что ты, Эл, тут нет никакого секрета. Просто я так отвечаю, когда меня про это спрашивают. Помнишь, мы говорили, что сейчас все засекречивают. Вроде Икса. Ну, а в этой машине нет ничего секретного. По правде говоря, в ней вообще ничего нет. Это просто машина.

- Но какая, Джо?

- Черт, - сказал он, - ну, просто обычная сложная машина.

- Конечно, Джо, - терпеливо продолжал я, - я и сам вижу, что она сложная. Но что она делает?

- Что делает? Да ничего. Она работает. Вот и все. Просто работает. - И прежде чем я успел что-нибудь сказать, Джо продолжал:

- Что со всеми вами происходит? Ты, мама, наш сосед - все в один голос спрашивают: "Что она делает?". Так вот, она ничего не делает. Это просто машина, которая работает. Моя машина. Я ее хозяин, а не придаток к ней, Эл.

Мне было показалось, что я начал понимать, в чем тут дело, но, задав Джо еще два-три вопроса, я вконец запутался. Теперь-то я, кажется, разобрался во всем: работа на Иксе, а вернее при Иксе, вызывала у Джо желание построить машину, которой управлял бы он сам. А разговоры о секретности были просто шуткой. В тот вечер я еще не вполне это понял. Я ушел, а Джо продолжал стоять столбом, глядя на свою машину глазами гордого папаши.

На крыльце я столкнулся с Агги.

- Эл, ты видел? - она была явно расстроена. - Что это такое, Эл?

- Агги, - ответил я, - а я-то считал тебя умной девушкой.

Ее взгляд стал колючим.

- Эл, ты должен мне сказать!

Я обозлился.

- Это секрет, Агги. Я знаю только то, что сказал мне Джо. Это машина, которая работает.

Агги гордо вскинула голову и вошла в дом.

"Да, такие-то дела," - подумал я, сел в машину и поехал домой.

Как оказалось, главные события были еще впереди. Конечно, в таком городке, как Парксайд, обо всем становится известно. То ли мамаша Джо рассказала о машине кому-нибудь из своих приятельниц и те зашли посмотреть на нее, то ли кто-нибудь с завода прослышал об изобретении - во всяком случае, слухи пошли гулять по городу. Одни рассказывали другим, те в свою очередь передавали третьим, и довольно скоро прохожие стали оборачиваться на дом Джо. Не успел Джо опомниться, как к нему явился репортер из парксайдского "Курьера", чтобы увидеть изобретателя и его машину.

Мне не известно, знал ли Джо, что говорит с репортером. Десять против одного, что не знал, - так много людей заходило в дом с утра до вечера. Репортер задал множество вопросов, на которые Джо отвечал как обычно. Шутки ради он сказал: "Это секрет", а потом продолжал: "Это просто машина, которую я построил в свободное время - машина, которая работает". И Джо попробовал осторожно объяснить, почему ему захотелось ее построить.

Ответы Джо не вполне удовлетворили репортера. И он кое-что добавил от себя. Для живости. Во всяком случае, "Курьер" вышел с таким заголовком на первой странице:

АТОМНАЯ ЭНЕРГИЯ? ЭТО СЕКРЕТ

А дальше наш приятель помчался, закусив удила:

"У жителя нашего города Джозефа Максуина в подвале его дома (Парксайд-авеню, 378) имеется устройство, которое, вполне возможно, даст сто очков вперед всем последним научным достижениям. Это - машина, но что это за машина, Максуин отказывается сообщить. Он ограничился заявлением, что устройство является секретной машиной, "которая работает". Как бы светилам из Ок-Риджа и Ханфорда * не лишиться своих лавров. Я буду не я, если наш парксайдский Джо Максуин не построил в своем подвале атомную машину. Его отношение к своему изобретению говорит об этом яснее всяких слов. Максуин работал над своей машиной в течение..."

Я думаю, этого достаточно, хотя в статье было еще двенадцать абзацев. На первой странице красовалась фотография Джо. Они раскопали ее в архиве нашей школы. В статье не был забыт и я. Сообщалось, что я работал над машиной вместе с Джо.

Что произошло дальше, вам известно. Статья послужила спичкой, брошенной в сухой хворост. Вечером сообщение о машине уже передавалось по радио, а на следующее утро появилось во всех газетах страны. "КЛЮЧИ ОТ ВСЕЛЕННОЙ - У ИЗОБРЕТАТЕЛЯ ИЗ МАЛЕНЬКОГО ГОРОДКА", - писала одна из нью-йоркских газет. "ATOM КРИЧИТ: "КАРАУЛ!" - вопила другая. Скажи вы мне раньше, что произойдет, я бы подумал, что вы рехнулись.

Джо позвонил мне в тот вечер около девяти.

- Эл, - спросил он, - ты видел?

- Видел, - ответил я. - И слышал по радио.

- У меня нет времени слушать радио, - сказал Джо. - С тех пор как вышел "Курьер", телефон не перестает трезвонить. Даже мэр звонил. Эл, я, кажется, свихнусь - ну как этот кретин мог написать такую чушь?

- Джо, не все понимают шутки. Он, должно быть, думает, что напал на золотую жилу.

- Еще бы! - буркнул Джо. - Черт подери! Репор

* Центры атомных исследований в США. - Прим. перев.

теры не перестают звонить и задавать вопросы. Я говорю им, что все это ошибка, но они и слушать не желают. Спрашивают меня бог знает о чем, а когда я отвечаю, что ничего не смыслю в этом, думают, будто я разыгрываю скромника. Подожди минутку, Эл, опять принесли телеграмму. Я получил уже тридцать две телеграммы.

- Что ты думаешь делать, Джо? - спросил я.

- Сам не знаю. Что бы я ни сказал, они добавляют что-нибудь от себя. И я не могу... Эл, мне надо открыть дверь телеграмма. Позвони мне утром, Эл.

Позвонить оказалось не так-то просто. Около восьми утра я пробовал это сделать дважды, и оба раза номер был занят. Пора было отправляться на работу, и я по .обыкновению заехал за Джо. Дурацкая мысль! Я подъехал как можно ближе, но возле дома стояло множество машин, а у самого подъезда собралась небольшая толпа. Я вылез из машины и пошел к дому.



- Из какой газеты? - поинтересовался человек, оказавшийся рядом со мной.

Я заметил, что не меньше половины мужчин да и некоторые женщины были вооружены фотоаппаратами. Репортеры явились в полном составе. Были представлены все значительные газеты страны.

- Я просто приятель Джо, - ответил я. И конечно же дал маху.

- Так вы друг Джо Максуина? - завопил он. - Эй, все сюда!

Они взяли меня в кольцо и засыпали вопросами:

- Где сейчас Максуин?

- Как ему удалось построить такую машину?

- Правда ли, что ему достаточно двух капель воды, чтобы обеспечить топливом линейный корабль?

- Правда ли, что его хозяин предложил ему три миллиона за четвертую долю в деле?

- Давно ли вам известно об этом?

Я терпел сколько мог, потом повернулся и побежал. Вскочив в машину, я проехал несколько кварталов и зашел в аптеку, чтобы позвонить. Номер Джо был все еще занят. Через пять минут я снова позвонил. И снова неудачно. Я сделал еще три попытки - и на четвертый раз услышал усталый голос Джо.

- Ну? - злобно буркнул он.

- Джо, это Эл. Я хотел зайти за тобой, но...

- Знаю. Я видел тебя через щелку в ставнях. Эл, я не спал всю ночь. Где ты сейчас?

Я сказал ему.

- Подожди меня, - попросил Джо. - Попробую к тебе пробраться.

Я повесил трубку и подошел к стойке. По радио передавали танцевальную мелодию, но она вдруг оборвавась, и заговорил диктор.

Передаем специальный бюллетень из Парксайда, штат Нью-Йорк, - объявил он. - В то время как вся страна платит дань восхищения таланту и изобретательности молодого Джозефа Максуина, который, как предполагается, построил первую действующую атомную машину нашего атомного века, городскими властями Парксайда получены известия, что изобретением без промедления займутся представители армии. Полковник Джордж Трикс, прославившийся своим вкладом в работу над атомной бомбой, уже вылетел в Парксайд специальным самолетом. Полковника сопровождают...

- Армия! - закричал я, вскакивая.

Бармен зевнул.

- Бывает, - заметил он.

- Они окончательно спяти... - Я замолчал - надо было слушать дальше.

- ...в соответствии с законом Челлендора - Колландора Уингла - Уонгера, - продолжал диктор, - представители армии уполномочены расследовать любой проект, имеющий оборонное значение. По-видимому, машина молодого Максуина перейдет в ведение правительства.

Правительства! Это было невероятно. Я покачал головой.

- А как же! - заметил бармен. - Все-таки атом, сами понимаете.

- ...сегодня утром в сенате, - продолжал бубнить диктор, - сенатор Бэрдж Фулсом заявил, что он намерен предложить законопроект, предусматривающий ассигнование одного миллиона долларов для обеспечения охраны этого новейшего оружия страны. Член палаты представителей Хейден Кретчер собирается внести законопроект о предоставлении аналогичной суммы на развитие службы безопасности. "Мы должны всеми средствами оберегать тайну нового оружия, - заявил Кретчер сегодня утром представителям прессы, - и хранить его в лоне демократии, давшей ему жизнь".

- Какого черта... - Я снова замолчал и принялся слушать дальше.

- ...пока еще не отпущены средства для дальнейшей работы над изобретением Максуина. Один сенатор, не пожелавший, чтобы его имя было названо, заявил, что соответствующий законопроект, возможно, будет внесен уже в следующем месяце, добавив, однако: "Мы не хотим принимать поспешных решений". Сообщение о машине Максуина имело большой резонанс. Несколько голливудских кинокомпаний добиваются преимущественного права на экранизацию биографии изобретателя. Нью-йоркское издательство "Только для мужчин" намерено выпустить в свет книгу "Вот оно!" - повесть об эре атомных машин. Наконец, мэр города Парксайда Э. Риско объявил сегодня утром, что он намерен запросить у муниципального совета ассигнования в тридцать семь тысяч долларов для возведения памятника Адольфу Максуину, отцу молодого изобретателя. Старший Максуин погиб в первую мировую войну. Он будет изображен в военном мундире с крошкой сыном на руках. В кулачке ребенка будет зажат атом, выполненный в натуральную величину.

Я потрогал стойку - не мерещится ли она мне.

- ...мы предприняли несколько попыток, - продолжал диктор, - получить интервью у самого Максуина, однако нам удалось связаться лишь с матерью изобретателя. "Я знала, у Джозефа в подвале что-то есть", - сообщила миссис Максуин.

В аптеку вошла женщина и села рядом со мной.

- Эл, - сказала она басом. - Уйдем отсюда.

Я подскочил - нервы начали сдавать.

- Джо, - сказал я, - что это ты на себя напялил? - Я посмотрел на его украшенную цветами шляпку, платье и пальто с меховым воротником. - Как тебе удалось выбраться?

- Я влез в мамину одежду и через черный ход проскользнул к соседу, - объяснил Джо. - А потом вышел из его подъезда. Наверное, они приняли меня за его мать. Пойдем отсюда, Эл.

Я хотел было расплатиться, но вспомнил, что ничего не пил. Мы вышли на улицу и сели в машину. Уже трогая, я заметил, что улицу переходит девушка.

- Постой-ка, Джо, - сказал я. - Это же Агги!

- Верно, - сказал Джо, вылез из машины и в одну секунду очутился рядом с ней. Я поплелся за ним, на случай если понадобятся объяснения.

Они понадобились. Агги отвернулась от Джо и зашагала дальше. Джо поглядел ей вслед, потом догнал и попытался взять ее под руку.

- Агги, дай мне только сказать, - попросил он. - Я тебе все объясню.

Агги повернулась и влепила Джо пощечину.

- Агги, ради бога...

- Ради бога! - возмутилась она. - Этого я от тебя не ждала!

- Чего "этого"?

- Подумать только! Все это время ты работал над атомной машиной и не сказал мне ни слова. Я никогда...

- Агги, это же не...

- Джо Максуин, вы решительно самый низкий, самый подлый...

Начинала собираться толпа. В конце концов, не так уж часто приходится видеть на улице, как парень в женском платье ссорится с девушкой. Да и девушку с язычком, как у Агги, не часто встретишь.

Некоторое время Джо стоял и слушал. Потом он, видно, понял, что толку от этого не будет. И тут кто-то завопил:

- Это же Максуин! Изобретатель атомной машины!

Мы с Джо рванули через улицу, вскочили в машину и помчались прочь. Я оглянулся, но Агги даже не посмотрела нам вслед.

Джо долго молчал. Потом сорвал с головы шляпу, растегнув молнию, стащил платье и швырнул все это на заднее сиденье, а сам остался в одних трусах.

- Знаешь, Эл, - сказал он немного погодя, - изобрети я в самом деле атомную машину, мне бы никто не поверил.

- Пожалуй, - сказал я. К этому времени я уже готов был поверить во что угодно.

Мы въехали в Седар-Хилл, маленький городок милях в пятнадцати от Парксайда. Я остановил машину возле универсального магазина, и Джо купил себе комбинезон. Хорошо еще, что он захватил бумажник. Мы двинулись дальше, но Джо по-прежнему сидел молча, закрыв глаза.

Когда мы проехали миль тридцать пять, Джо вдруг сказал:

- Эл! Надо бы попытаться еще раз. Остановись у следующей бензоколонки.

Так я и сделал. Джо вошел в будку, позвонил в парксайдский "Курьер" и попросил редактора. Редактор подошел.

- Говорит Джо Максуин, - начал Джо. Затем его лицо вытянулось. Он повернулся и взглянул на меня.

- Повесил трубку! Не поверил, что это я. И сказал, чтобы я бросил заниматься дурацкими розыгрышами.

- Черт знает что! - сказал я. - Попробуй еще раз!

- Нет, Эл. Едем обратно. Я заставляю их выслушать меня!

Когда мы вышли, паренек-заправщик попросил:

- Мистер Максуин, вы не дадите мне автограф?

- Не дам, - огрызнулся Джо. - Отвяжись.

Впервые в жизни Джо был так груб с мальчишкой. "Бедняга Джо, что с ним творится", - подумал я. Обратно мы ехали не торопясь, и за всю дорогу Джо произнес только одну фразу:

- Никак не возьму в толк, чего это Агги на меня так взъелась?

Когда мы выходили из аптеки в Парксайде, было что-то около десяти, а теперь мои часы показывали почти два. Я свернул на Парксайд-авеню, гадая, что еще может произойти. Долго гадать не пришлось.

Еще издали можно было заметить какое-то оживление в нашем квартале. Сначал я было подумал, что это та же толпа у дома Джо. Однако я ошибся. Знай я, что нас ожидает, я бы развернулся и гнал без остановки, пока мы не оказались бы в сотне миль от города. Но я ничего не знал, и мы продолжали двигаться вперед, пока, подъехав поближе, не заметили, что дорогу перегородил то ли барьер, то ли шлагбаум, и движение по улице перекрыто. Мы прочли надпись на заграждении и сначала не поверили своим глазам:

ВОЕННАЯ ЗОНА. ВХОД ВОСПРЕЩЕН

Сержант военной полиции с пистолетом на боку и дубинкой в руке подошел к машине.

- Что вам надо? - спросил он.

- Я здесь живу, - ответил Джо. - Что происходит?

- Ваша фамилия? - потребовал сержант и вытащил из кармана какой-то листок.

- Максуин. А это - Эл Найлс.

Сержант внимательно оглядел Джо, а меня удостоил мимолетным взглядом.

- Предъявите какое-нибудь удостоверение личности. Вы оба.

Мы извлекли бумажники и показали ему водительские права, фотокопии свидетельств о демобилизации и пропуска на завод.

- Гм, - промычал сержант. Затем, уделив еще некоторое время изучению бумаг, он добавил:

- Как будто все в порядке. Идите прямо к себе, Максуин. И вы с ним, Найлс. Вас обоих хочет видеть полковник.

Проехать на машине нам не разрешили, поэтому мы вылезли и дальше пошли пешком.

- Эл, что здесь творится? - спросил Джо. - Мы в самом деле на Парксайд-авеню?

Я не ответил, поглощенный тем, что происходило у дома Джо. Рядом с домом стояли три военных грузовика, а вокруг толпились солдаты военной полиции. Вид у них был очень деловой. Один приколачивал к подъезду табличку с надписью:

ЗАПРЕТНАЯ ЗОНА

Другой сделал шаг нам навстречу.

- Документы! - прорычал он.

Мы предъявили ему те же бумаги, что и сержанту, и он вошел в дом. Вернувшись минуты через две, он объявил:

- Полковник Трикс разрешил вам временный допуск. Вам надлежит спуститься в подвал и ожидать там. Полковник сможет поговорить с вами через час.

- Что все это значит? - спросил Джо. - Какой еще полковник?

- Полковник Джордж Трикс, руководитель операции. Идите. И постарайтесь не шуметь, проходя по коридору. Полковник очень занят.

- А жевать резинку можно? - осведомился я.

- Но-но, - отозвался он, - без шуток.

Мы вошли в дом. Дверь в гостиную была закрыта, и мы побрели к двери, ведущей в подвал. Там нам пришлось показать документы еще одному стражу, и мы начали спускаться. Пройдя половину лестницы, Джо вдруг обернулся.

- Эл, - сказал он, хватая меня за руку, - а что они сделали с мамой?

- Черт возьми! - воскликнул я. Мы бросились вверх по лестнице и начали колотить в дверь.

- Эй вы!.. Где моя мать? - спросил Джо полисмена, открывшего дверь. Но тот был невозмутим.

- Полковник решил, что ей следует ненадолго уехать отсюда, - ответил он. - Миссис Максуин в настоящее время проживает в отеле "Парксайд" - разумеется, за счет государства.

- Очень любезно со стороны государства, - заметил Джо.

- Еще что-нибудь? - спросил полисмен.

- Да. Позвоните в "Курьер" и скажите, чтобы сюда прислали репортера с головой, - попросил Джо. - Такого, чтобы понимал нормальный язык.

- Сожалею, но полковник не разрешил впускать сюда ни одного газетчика.

Джо покачал головой и посмотрел на меня, а я на него, потом мы оба повернулись спиной к полисмену и стали спускаться в подвал.

В мастерской было светло как днем: горели все лампы, в том числе несколько новых. Посредине спокойно возвышалась машина Джо, как бы ожидая дальнейших событий. Мы сели на верстак и уставились на проклятую машину. "И натворила же ты дел, - думал я. - Ох и натворила!"

- Эл, - сказал Джо, - ну как бы мне объяснить им это?

- Тебе просто нужно рассказать им все еще раз. Больше ты ничего не можешь сделать. Расскажи все полковнику.

- Эл, ведь ты знаешь полковников, - пробурчал Джо.

- Еще бы, - сказал я.

А через минуту мы узнали, каков был этот полковник.

- Эй там, внизу! - крикнул голос сверху. Секунду-другую стояла тишина, затем по лестнице застучали тяжелые шаги. В следующее мгновение перед нами предстал полковник Джордж Трикс.

Да, это был полковник что надо. Вроде горы со снежной вершиной, только с тремя подбородками. У него было четыре ряда лент и медалей, и среди них награда за меткую стрельбу. Мы с Джо встали. У нас есть нюх на военное начальство.

- Рад познакомиться с вами, мистер Максуин, - сказал полковник, обращаясь ко мне.

- Вот Максуин, - указал я на Джо. С этого момента и до конца разговора полковник ни разу не взглянул на меня. Он торопливо пожал Джо руку, как будто хотел поскорее покончить с этой процедурой, затем отступил назад и окинул подвал таким взглядом, словно инспектировал казармы.

- Послушайте, полковник, - начал Джо, - прежде всего я хотел бы сказать вам, что вся эта история просто...

Полковник не слушал. Он рассматривал полки над верстаком.

- С этих полок, - сказал он, - необходимо стереть пыль. Такая пыль может быть чрезвычайно опасна.

Джо вытаращил глаза.

- Ну да, - подтвердил я. - У нас на заводе люди мрут от пыли как мухи.

Полковник не замечал моего существования.

- Ну, мистер Максуин, - обратился он к Джо, - где ваши чертежи? Мне необходимо с ними ознакомиться. Будьте любезны вручить их мне.

- Чертежи? - переспросил Джо. - Но у меня нет...

- Не беспокойтесь, мистер Максуин, я имею все полномочия, - прервал его полковник. - Меня послал сюда сам шеф, который действует по распоряжению министра. Будут приняты все необходимые меры безопасности. Разглашение тайны исключено. Вы можете передать мне ваши чертежи, ничего не опасаясь.

- Полковник, - сказал Джо, - пусть вас сюда послала хоть тень Исаака Ньютона - мне до этого нет дела. - У Джо был странный вид. Таким я его еще никогда не видел.

- Прошу вас, мистер Максуин, - сказал полковник. - У меня еще столько дел... Необходимо выяснить, можно ли окружить дом противорадарным экраном; необходимо... Поймите, я очень, очень занят. Так что, будьте любезны, дайте мне ваши чертежи.

- Нет, полковник, - ответил Джо. - По той простой причине, что...

Полковничьи подбородки затрепетали.

- Как, вы отказываетесь, мистер Максуин? Вы сомневаетесь в моих полномочиях?

- Я ни в чем не сомневаюсь, - ответил Джо. - Я просто объясняю вам, что у меня нет никаких чертежей. И, кроме того, я хочу...

- Как вы сказали? - вид полковника Трикса выражал недоверие. - У вас нет чертежей? Но какие-нибудь схемы, наброски?

- Никаких набросков. Ничего.

- Не понимаю. Я ждал совсем другого, мистер Максуин, сказал полковник, пытаясь изобразить нечто вроде улыбки военного образца. - У меня, право же, нет времени для шуток. Шеф ожидает доклада. Не мог бы я в таком случае увидеть машину в работе? Только чтобы получить общее представление.

Джо направился к машине.

- Ладно, - сказал он. - Хотите посмотреть, как она работает? Сейчас увидите. Может, хоть тогда вы поймете, что все это... - Джо включил ток, сначала послышался оглушительный треск, потом грохот, в котором потонул конец фразы.

Приводные ремни пришли в движение. Заскрежетали зубчатые колеса. Вспыхнули и погасли лампочки. Слева направо двинулся рычаг, поворачивая кулачки... Стоял адский шум. Пожалуй, даже самая настоящая атомная машина не могла бы грохотать так основательно.

На полковника машина явно произвела впечатление.

- Какова ее производительность? - прокричал он сквозь шум.

- Какая производительность? - крикнул Джо.

- Сколько она вырабатывает? - завопил полковник.

- Нисколько! Она ничего не вырабатывает!

Полковник не расслышал. Он жестом попросил Джо выключить машину.

- Я говорю вам, она ничего не вырабатывает, - повторил Джо, когда шум затих. - Это совсем не то, что вы думаете, полковник. Это просто машина - машина, которую я сделал шутки ради. Она просто работает, вот и все.

Полковник пожал плечами и подошел к лестнице.

- Майор Стаутон! - крикнул он. - Майор Браун! Лейтенант Уэйнберг! Лейтенант Борст! Сержант Инглиш!

Вызванные спустились и стали в ряд, как оловянные солдатики.

- Слушаю, полковник, - произнес один из лейтенантов.

- Оцените-ка производительность этой машины, - приказал полковник.

Лейтенант извлек из кармана трубку, похожую на медицинский термометр, и, прищурив один глаз, посмотрел сквозь нее на машину.

- Около сорока, - сказал он наконец. Остальные офицеры достали карандаши и торопливо застрочили в маленьких блокнотах.

Полковник кивнул.

- Это близко к истине, мистер Максуин?

- Сорок чего? - спросил Джо.

- Мистер Максуин, - начал полковник, - прошу вас, будьте серьезны. Я...

- Заткнитесь! - Джо вдруг побагровел и тяжело задышал. С той самой минуты, как вы пришли сюда, я пытаюсь вам все объяснить, а вы не даете мне слова сказать! Хорошо, я буду серьезен. Я... - Джо схватил с верстака большой гаечный ключ и поднял его как палицу.

Офицеры перестали строчить.

- Я вам покажу! - закричал Джо. - Я вам покажу вашу чертову атомную машину!

И, прежде чем кто-нибудь успел опомниться, Джо прыгнул и что было силы обрушил гаечный ключ на машину. Он сокрушил приборный пульт, разорвал ремень, сломал маховик, расколол шестерню...

Полковник быстро оправился от изумления. Он, а вернее его подчиненные, уже действовали. Трое схватили Джо, двое держали меня. Кто-то крикнул: "Измена!". Они вопили во всю мочь, а Джо надрывался:



- Вы не смеете! Это моя машина, я могу делать с ней что захочу! Пустите меня! Вы все помешались, это же не атомная машина!

Джо Максуина им пришлось выносить на руках. Я пошел сам с помощью двух полицейских. Нас привели сюда, в комнату Джо, и заперли.

Теперь Джо успокоился. Как я уже сказал, мы с ним только что обсудили ситуацию, а теперь я еще записал все, что с нами случилось. Кое-какие мелочи я мог упустить, но за основное ручаюсь.

По мнению Джо, все произошло потому, что некоторые люди вечно ищут то, чего нет. Наверное, он зря пошутил насчет секретности - ведь когда он сказал правду, ему никто не поверил. "Некоторые люди просто не умеют видеть то, что есть на самом деле, - сказал Джо. - Мне вовсе не хотелось поднимать такую шумиху. Я построил машину просто, чтобы отвлечься от этого Икса, а теперь ее у меня забрали. Они привезут сюда ученых и докопаются до истины, но это ничего не изменит. Тогда они заявят, что я их обманул. Вот увидишь".

Джо вовсе не злится, а просто смотрит на вещи философски. Жалеет он только об одном - что не дал автографа мальчишке с бензоколонки.

Вот как обстоит дело. Мы с Джо сидим здесь взаперти, а они в подвале пробуют починить машину, которую все еще принимают за атомную. Пожалуй, они так и будут думать до скончания века. А может быть, все кончится хорошо: мы с Джо выпутаемся из этой истории; Джо помирится с Агги; его мать вернется из отеля "Парксайд", где она пока еще живет за счет государства; а мы с ним уйдем с завода и вернемся к Крагу. Я говорю - может быть. Я ведь ни в чем не уверен, совсем сбит с толку и не знаю, что еще может произойти.


home | my bookshelf | | Машина |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу