Book: Прочь из сумасшедшего дома



Прочь из сумасшедшего дома
Прочь из сумасшедшего дома

Кристофер Голден, Нэнси Холдер


Прочь из сумасшедшего дома

Посвящается Лисе и Лиз

Да исполнится воля твоя

К.Г., Н.Х


Аннотация

Саннидейл осаждают темные силы. Баффи и ее друзья вынуждены отправиться за помощью в Бостон к Привратнику. Магией и колдовством ему удавалось держать в узде самых страшных монстров, однако силы его на исходе. Лишь в волшебном особняке Привратника Баффи узнает страшную правду об истинном положении дел…

Пролог

Все сумасшедшие, скрывавшиеся в тенях Хеллмута, были бессильны той ночью, и все собрались в одной комнате для чудовищного ритуала.

Он был назван «Ночь любителей в «Бронзе».

Баффи Саммерс, Избранная, смотрела в темноту, становившуюся еще мрачней из-за освещения: луч падал то на одну музыкальную группу, то на другую. Баффи с надеждой смотрела на сцену, однако каждая последующая группа оказывалась еще более безнадежной, чем предыдущая. Она еще никогда не видела в «Бронзе» такого количества людей. У каждой группы были свои последователи, некоторые заслуживали внимания, другие были просто фанатами. Все они собирались в этом небольшом клубе.

Было шумно. Баффи и ее друзьям посчастливилось найти свободный столик. Музыка играла неплохая, зрелище было просто потрясающим, а компания подобралась, как всегда, очаровательная.

Вечер обещал быть восхитительным, о чем говорили лица ее друзей. Оз, одетый в одну из своих старомодных рубашек, крепко сжимал руку Ивы и бормотал что-то о сумасшедшем Риккенбакере, бассисте играющей группы.

Ива кивала в ответ. Их отношения до сих пор были на той стадии, когда все, о чем бы они ни говорили друг другу казалось привлекательным. Баффи помнила это состояние и тосковала по нему.

Она задавалась вопросом, сложатся ли у нее когда-нибудь длительные отношения. Однако ее не устраивала любовь, со временем становящаяся обыденностью. Баффи отогнала от себя грустные мысли. Она всегда наряжалась только для себя, никогда не чувствовала восхитительной неопределенности ожидания, знакомой всем молодым людям.

За столом сидели рядом Корделия и Ксандр и были намного ближе, чем Корди обычно позволяла на людях; оба потягивали кофе, слушая то Оза, то группу, игравшую на сцене. Они наслаждались друг другом. Телефон Корделии лежал на столе, и она то и дело поглядывала на него. Вдруг, повернувшись к Ксандру, она что-то ему сказала, затем положила телефон в сумочку.

Все четверо время от времени оглядывали клуб. Ходил слух, что здесь могли быть известные исполнители А и Р, появляющиеся раз в месяц, и все пытались вычислить, кто бы это мог быть. Оз, помимо всего, думал и о своей группе. Остальные пытались составить конкуренцию группе «Динго съели мою малышку. Небольшая, но все же конкуренция.

Друзья замечательно проводили время. В конце концов, они были только старшеклассниками. Казалось, весь мир принадлежит им, почему бы не насладиться этим моментом?

Баффи, глядя на друзей, думала, что вечер действительно удался. Но было немного грустно, оттого что она разучилась просто наслаждаться жизнью. Несмотря на то что Баффи бывала в «Бронзе» чаще, чем на занятиях по математике, она чувствовала себя не в своей тарелке, как будто впервые попала в город.

Это слегка кружило ей голову и смущало.

Все они такие наивные, думала она. Такие юные.

Баффи мрачно улыбнулась. Пусть она не была уже такой наивной, но все еще была молодой, хотя иногда и не ощущала этого. Для остальных же жизнь только начиналась. И кто знает, что для них уготовано судьбой.

Что же касается самой Баффи, то ее судьба была окончательно предрешена. Ксандр взглянул на девушку, почувствовав, что она наблюдает за ними, и улыбнулся, удивленно приподняв бровь.

- Хорошо, мисс Саммерс, - сказал Ксандр. - Плачу за твои мысли, выкладывай.

Его волосы снова отросли, они стали даже длиннее, чем три года назад, когда они встретились впервые.

Он похудел и выглядел бы старше, если бы не навернутые рукава рубашки и мешковатые штаны. Корделия, всегда прекрасно чувствовавшая моду - сегодня на ней было черное китайское платье, вышитое яркими пурпурными бабочками, и заколки в волосах, - все же не могла перевоспитать его.

Баффи пожала плечами.

- Убери деньги, Ксандр. Это не те мысли, за которые стоит платить.

Он взглянул на нее. Медленно кивнул.

- Да, - протянул он, - музыканты меня скоро достанут. Их можно оправдать только тем, что они девушки.

Он повернулся к Корделии.

- С твоей стороны не может быть претензий. Я видел, как ты болтала с тем рыжим барабанщиком из предыдущей группы.

Корделия широко распахнула глаза:

- Перестань!

- Неужели это была не она? - Ксандр уставился на Иву, взглянувшую на него из-под удивленно поднятых бровей. Очевидно, она даже не слушала. Это было обычным явлением в последние дни, ему это было хорошо знакомо.

Он раздраженно покосился на Баффи.

- Ерунда, правда?

Баффи пожала плечами.

- Женщины, - вздохнул он. - Вы прилипли друг к другу, как ворс к ореховому маслу. - Глаза Ксандра озорно заблестели. - Но кто же, делая бутерброд, думает об этом?

- Это глупо, - сказала Корделия. - Ты отвратителен.

- По твоим глазам этого не скажешь. - Он подмигнул ей.

Корделия посмотрела куда-то вверх. Было понятно, что ее терпение истощается, его становится меньше и меньше, подобно тому как сокращается жизнь мотылька, летящего на свет.

Баффи усмехнулась, ей было скучно, и она чувствовала себя непривлекательной в джинсах и черном топе на тонких бретелях. Музыканты продолжали играть.

Улетай, убегай,

Все с начала начинай.

Мы будем время убивать,

Нити судьбы распутывать…

Оз, пожав плечами, заметил:

- Они не так уж и плохи.

- Да, для группы, от которой тошнит, - сказала Корделия. - И где они достали такую одежду? Это же стиль семидесятых.

Она взглянула на Баффи.

- К тебе это не относится.

Баффи наклонила голову. Она хотела обидеться. Хотела встать и принять вызов, сказав что-нибудь резкое в ответ. Но не могла собраться с духом. И лишь слегка улыбнулась, сделав маленький глоток ледяного напитка. На столе рядом с ней было маленькое светлое пятно от обезжиренного молока… Да, мама говорила, что она сильно похудела.

- Ого. - Корделия нахмурилась. - Ты заболела или что-то случилось?

Баффи вопросительно посмотрела на нее.

- Ну, я не хотела тебя обижать, обычно ты всегда даешь отпор.

Мы будем время убивать…

- Что-нибудь слышала о Джайлсе? - спросила Ива у Баффи.

Баффи покачала головой.

- Я велела ему звонить только в случае крайней необходимости. - Она наконец широко улыбнулась. - Знаешь, как будто кто-то пытается налить спиртное в имбирное пиво…

Все посмеялись. Джайлс уехал на ежегодную встречу Американской ассоциации библиотек. Баффи была уверена, что он наберется там дикой ерунды и потом будет всех сводить с ума своими рассуждениями.

- Я скучаю по нему, - сказала Ива. - Сегодня утром думала об окончании учебы и о том, что будет потом. Не могу представить, что мне больше не нужно будет ходить каждое утро в библиотеку, чтобы найти что-то новое об очередном монстре.

- Мы все равно будем зависеть от агентов ФБР, - казал Ксандр быстро. Слишком быстро. Баффи взглянула на Ксандра, и до него вдруг дошло, что он сказал.

После выпуска каждый из них пойдет своим путем. Дружба дружбой, но у каждого своя жизнь. Трудно смириться с тем, что однажды они должны будут, расстаться.

- Мы все равно будем видеться, - сказала Баффи. - Каждое утро.

- Нет, потому что ты будешь… о… - Ива с жалостью посмотрела на Баффи. - Я думаю, будешь.

- Значит, ничего не заканчивается после получения диплома Истребителя? - спросил Оз у Баффи. - Еще есть продолжение?

- Да, работать придется постоянно.

Баффи прочертила пальцем полоску на деревянной поверхности стола.

- Вечный двигатель под названием Баффи, вот кто я.

- Тоска зеленая, - заметил Оз. - Иногда «Динго устают играть одни и те же старые песни.

- Назови эту мелодию, - сказала Баффи и тут же продолжила: - В каждом поколении есть Избранная, только она одна противостоит вампирам, демонам и силам тьмы. Она - Истребительница вампиров.

- Кстати, о демонах, - медленно проговорил Ксандр. - Привет, дружище.

Баффи оглянулась. У нее было плохое настроение, жизнь складывалась хуже некуда, и вдруг все изменилось. Сердце ее радостно екнуло. Она увидела Ангела, одетого в расписанные черные джинсы, темную шелковую рубашку и плащ. Приглушенный свет в «Бронзе» подчеркивал бледность его кожи, темные глаза и высокие скулы. Он был очень красив. Сейчас он был сдержан, а раньше положил бы руки на плечи Баффи и склонился, чтобы поцеловать ее в знак приветствия в лоб, щеку, а может, и в губы.

Да, сейчас он был сдержанный. Осторожный. Он не знал, какое положение занимает среди них.

В этот вечер Баффи думала, что и ей знакомо это чувство.

- Ангел, - прошептала она. - В чем дело? Что-то должно произойти?

- Только если эту группу вызовут на бис, - ответил он сухо с самым невозмутимым выражением лица и кивнул в сторону сцены.

Баффи повеселела. Ее жизнь была странной, полной опасностей, но были и свои плюсы. Она хотела, чтобы Ангел всегда был рядом, и не желала потерять его во тьме. Через несколько месяцев ее друзья могли покинуть Саннидейл, покинуть ее, Баффи. Разве были у кого-то причины, чтобы остаться? Однажды и Ангел может уйти. Но сейчас они здесь, и они вместе.

- Потанцуем? - спросила она Ангела, в предвкушении танца соскальзывая со стула.

Она подошла к нему и протянула руку. Он взял ее холодными пальцами, и Баффи повела его танцевать. Он обнял ее, она положила голову ему на плечо и закрыла глаза.

- Бедняжка Баффи, - прошептала Ива.

Все молча поддержали ее. Они понимали, как ей трудно, как тяжело. Они собирались разъехаться по колледжам, рассказывали о своих планах. Двигались вперед. Росли. А что предстояло Баффи?

Проводя некоторые исследования для Джайлса, Ива нашла статью в журнале для Хранителей, датированную началом XX века, в которой рассказывалось о продолжительности жизни Истребителя. Она не сказала о своей находке Баффи. На самом деле Ива и сама пыталась забыть об этом.

Это была информация, о которой она предпочла бы совершенно ничего не знать.

Ксандр наклонился вперед, как будто хотел открыть секрет, ему казалось, что его, голос звучит слишком громко. Однако оглушительные звуки песен группы «Резные гитары», доносившиеся со сцены, помогали сохранить любой секрет. Ива едва могла расслышать слова Ксандра, хотя находилась всего в нескольких футах.

- Ты сказала, что думаешь о выпуске, - сказал Ксандр, глядя на Иву. - Я тоже об этом думал.

- Мы все об этом думаем, - насмешливо заметила Корделия. - Это единственный важный день в нашей жизни. Пока что.

Ксандр серьезно взглянул на нее. Она знала этот взгляд, говорящий: не сейчас, Корди. Этого было достаточно, Корделия не стала вмешиваться.

- Но это не самый важный День в жизни Баффи, - объяснил Ксандр.

- Для нее это обычный день. Иногда я думаю, что она не осталась бы в школе, если бы не желание матери. Хорошо, если бы Джайлс был рядом с ней.

- И мы, - добавила Ива.

- И мы, - повторил за ней Ксандр. - Может, я и не прав, но, по-моему, она… увязла в этой охоте. Хотя то, что она делает, став Избранной, очень важно для всего мира, но, когда мы закончим школу, Баффи останется одна и никто не поможет ей.

Сначала они удивленно посмотрели на него. Раньше даже намек на то, что Ксандр философствует, выглядел бы нелепо. Сейчас это тоже изредка случалось. Но не сегодня.

Ива пожала плечами.

- Изменимся ли мы? - спросила она. - Я имею в виду нас, ребята. - Она взглянула на Оза. - Ты новичок среди нас. Что ты думаешь?

Оз поднял брови.

- Не уверен, что существует единственный верный ответ на этот вопрос, - искренне сказал он.

- А я не уверена, что хочу это знать, - вмешалась Корделия. - Раньше я молилась о том, чтобы уйти от вас и от всей вашей сверхъестественности, и вы знаете об этом. Но если бы я потеряла вас…

- Или сбежала бы, - пробормотал Ксандр… Ее глаза округлились.

- В любом случае этого не случилось. И теперь я попалась так же, как и вы, ребята. Так что же нам делать? Может, пополним список Истребителей или банды Скуби в «Книге года» и вернемся в реальный мир?

- На самом деле это не реальный мир, - сказал Ксандр.

Корделия поправила волосы и пристально посмотрела на него.

- Да, - медленно проговорила она, - это так. Ксандр ущипнул ее за руку

- Ай!

- Не будь ребенком, я слегка дотронулся, - сказал он, Продолжай, Кор, ты говоришь, что все это неважно?

- Нет. Она пожала плечами. - Только так не может продолжаться. - Она оглядела стол. - Я имею в виду нас. У каждого своя жизнь.

А на площадке неподалеку от них Баффи танцевала с Ангелом.

- Бедная Баффи, - тихо прошептала Ива. Оз услышал и обнял ее.

- Но сейчас мы еще здесь, - сказал он. - Давай потанцуем.

Ангел приподнял подбородок Баффи и заглянул ей в глаза с нежностью и заботой.

- В чем дело, Баффи? - спросил он.

Она опять положила голову ему на плечо, не осмеливаясь долго смотреть в его в глаза. Было приятно, что рядом есть плечо, на которое можно опереться, пусть лишь на мгновение, пусть это просто иллюзия.

- Баффи? - тихо позвал он.

Она, подняв голову, попыталась улыбнуться, но выдала себя - не смогла.

- Они уедут от меня, - порывисто произнесла она, стараясь подавить эмоции.

Он кивнул.

- Не сейчас, может, даже не скоро. - Она пожала плечами, - Но я не могу их винить. Они должны двигаться вперед.

Некоторое время они танцевали молча, потом он вдруг сказал:

- Я знаю, как это больно. Поверь мне.

Она слегка покраснела, скорее потому, что боялась заплакать.

- Откуда ты знаешь, Ангел? Ты переживешь всех. Ты единственный, кто движется вперед.

Он покачал головой:

- Когда ощущаешь скорую разлуку, то очень переживаешь, но мне было еще больней. Ты не знаешь, что произошло, тебя не было здесь три года. А со мной произошло страшное. Представь, что шестьдесят или семьдесят лет ты живешь с любимым человеком, видишь, как он растет и радуется жизни. А потом он вдруг умирает. Так вот, чувство этой потери не сравнить ни с чем.

- О! - тихо воскликнула она.

Когда музыка затихла, они вернулись к столу. Баффи увидела вытянувшиеся лица друзей и сказала:

- Эй! Где ваши счастливые лица? Похоже, это моя вина, пора мне отправляться домой и уносить с собой нею вашу грусть.

- Нет, Баффи, не уходи, - бодро сказала Ива. - Мы хотим еще повеселиться.

Да, пока мы не задохнулись совсем, - добавил Ксандр, похлопав ее по плечу. - Оставайся и ты, Ангел. Хлебни положительного заряда. Расскажи нам веселые истории про вампиров. Заходит кровопийца с попугаем на голове в бар и… Ну, продолжай!

Ксандр, - с упреком произнесла Баффи. Подняв сумочку, она непроизвольно нащупала в ней оружие. Она всегда держала при себе очень острый деревянный кол. - Спокойной вам ночи, мальчики и девочки.

Ива встала.

- Пойдем и мы, Оз. Мои родители все еще следят, чтобы я не возвращалась поздно со школьных вечеринок.

Оз кивнул.

- Баффи, подвезти тебя? Баффи взглянула на Ангела.

- Я провожу тебя домой, - предложил тот. Корделия похлопала Ксандра по руке.

- Мы тоже пойдем, - добавила она. - Я же теперь в группе поддержки и мне приходится подниматься на рассвете. - Она округлила глаза. - Почему они всегда намечают подобные вещи вне школьных занятий? Это просто ужасно. Что, нельзя придумать что-нибудь посерьезнее? Трудно в семь тридцать утра хорошо выглядеть и быть переполненной энергией.

- Но только не тебе, - нежно сказал Ксандр.

Корделия уже было открыла рот, чтобы напуститься на него, но тут же успокоилась, поняв, что Ксандр сделал ей отличный комплимент.

Друзья вышли все вместе, Баффи с Ангелом - впереди. На сцене несколько придурков затевали драку, не понимая, насколько это неуместно, так как в зале были маленькие дети, некоторые даже в подгузниках. Они прошли мимо нового вышибалы, парня, который заменил Бруно несколько месяцев назад, и затем повернули направо, к аллее, единственному месту, где Корделия и Оз всегда могли найти свободный уголок для парковки.

Баффи подставила лицо ночному бризу. Вдыхая запах океана, она на мгновение вспомнила Лос-Анджелес и свою жизнь. Да, несколько лет назад быть Избранной означало получить бриллиантовую диадему и букет красных роз, а не святую воду и огромное количество чеснока, достаточное, чтобы открыть собственный итальянский ресторан.

Оз пел: «Время, время убивай…» Баффи подумала, что, хотя оркестр играл отвратительно, песня быстро запоминалась. Ей стало грустно.

Они уже прошли половину аллеи, когда что-то зашуршало на крыше «Бронзы». Они увидели фигуру, которая бросилась вперед, оставляя за собой размытую тень.

Вдалеке раздался женский крик.

Без колебания Ангел и Баффи устремились туда, пытаясь как бы закрыть собой остальных. Баффи вытащила из сумки острый кол. Она было протянула его Ангелу, но увидела, что тот достал из-под плаща свое оружие. Баффи одобрительно кивнула.

Джайлс не раз говорил, что хороший работник приходит со своими инструментами.

- На помощь! - кричал кто-то. - О господи!

Баффи бежала быстро, не отставая от Ангела. Вместе они обогнули угол и увидели кричащую женщину. Ангел подбежал первым, и женщина, испугавшись, кинулась прочь. Наверное, он был похож на вампира, Но Баффи успокоилась. Если женщина может бежать, значит, не пострадала. Необходимо было найти существо, напавшее на нее.



Баффи услышала прямо над собой скрежет. Ангел велел ей отойти немного в сторону, и тут они увидели существо в плаще, бегущее по крышам зданий. Казалось, что оно летит или прыгает подобно белке-летяге.

Это Бэтмен, - сказал Ангел.

И так не думаю, - мрачно ответила Баффи.

Существо направлялось в ту-сторону, где находились друзья Баффи.

Заметив это, Ангел и Баффи бросились туда. Обогнув угол, они увидели, что ребята все стоят на том же месте и разговаривают.

- Бегите! - закричала Баффи, сокращая расстояние с предельной скоростью.

Существо повисло над ними в воздухе, его плащ развевался, словно огромные крылья летучей мыши. Оно откинуло голову, облако газа и синего пламени вырвалось из его пасти.

- Ух ты! - воскликнул Ксандр. - Что это за демон?

Чудовищное создание тяжело село на крышу с другой стороны улицы. Раздался ужасный скрежет, как будто ногтем провели по классной доске. Баффи следила за ним, но было почти невозможно разглядеть его в темноте. Казалось, оно тоже разглядывало их. Вдруг существо ринулось к краю крыши, через ряд нависающих: над аллеей огней.

- Бегите! - закричала Баффи. - Сейчас же!

Корделия побежала первой. С тихим криком она развернулась и кинулась в сторону «Бронзы», допустив две ошибки.

Первой было само бегство. Второй было то, что она убегала от Баффи и Ангела.

Существо спрыгнуло с крыши и бросилось за Корделией. Пламя снова вырвалось из его пасти. Чудовище напоминало человека с отвратительной клыкастой пастью, черными глазами, казавшимися лишь дырами, и заостренными ушами; лицо было покрыто белым маслянистым панцирем.

Да, отнюдь не привлекательное зрелище.

- Корди! - закричал Ксандр и бросился за Корделией.

- Нет, Ксандр! - крикнула Баффи и побежала еще быстрее. Ее легкие, казалось, горели. Она успела перехватить Иву и Оза, не знавших, что делать дальше. Баффи решила за них.

- Не двигайтесь! - приказала она. Корделия оглянулась на Ксандра, догонявшего ее, и закричала.

Ксандр настиг Корделию в тот момент, когда Баффи была уже рядом. Она схватила его руку, сдерживая, и оттолкнула с дороги. Она была Истребительницей. Она хотела спасти его. Она хотела спасти всех. Ксандр потерял равновесие и тяжело рухнул. Баффи, зацепившись за него, тоже упала. Потребовалось всего мгновение, чтобы освободиться. Баффи торопливо вскочила на ноги, но существо уже стояло между ней и Корделией.

Оно раскрыло пасть, будто пытаясь зареветь, поток пламени вырвался из его глотки и охватил голову Корделии. Ее волосы сразу же вспыхнули. Корделия дико закричала, заметавшись в панике. Существо рванулось к ней, когти, вцепившиеся в платье, разрывали ткань. Корделия пыталась сбить пламя с волос, из царапин на ее спине начала сочиться кровь.

Aнгел кинулся за Баффи. Подбежав к Корделии, им повалил ее на землю и, накрыв своим телом, потушил пламя.

Монстр тем временем повернулся к Баффи. Нечеловеческие глаза раскрылись во всю ширь, казалось, он изучал ее. Он поднял правую руку ко рту и слизал кровь Корделии с когтя. Баффи подняла кол. Существо не обращая па нос внимания, вновь направилось к Корделии.

- Эй, урод! - прорычала Баффи, следуя за ним. - Ты сильно разозлишь меня, если не остановишься.

Каким- то образом Ксандр оказался между Баффи и монстром. Протянув руку, он схватил того за плащ и резко дернул. Существо повернулось, раскрыв пасть…

- Ксандр! - в отчаянии закричала Баффи.

Синее пламя, потрескивая, вырывалось из пасти и прожигало воздух. Секундой позже лицо Ксандра тоже было бы охвачено огнем.

- Черт побери! - завопил он.

Но Баффи уже поднялась, покачиваясь. Она была готова к схватке с монстром. Каждый раз, когда он разевал свою пасть, она направляла сильный удар ему в лицо. Существо выло и отступало назад, хватая воздух руками-лапами с крепкими металлическими копями, и пламя вырывалось из его рта. Так продолжалось довольно долго. Вдруг Баффи резко отклонилась в сторону и схватила монстра за левую ногу.

Монстр моментально потерял равновесие. В это время Ангел притащил кусок металлической обшивки со склада, находившегося неподалеку.

Существо упало на бок, в кучу мусорных баков.

Баффи и Ангел быстро зажали монстра с двух сторон Баффи взглянула на Ангела, он кивнул ей, и они одновременно начали атаку. Но они поспешили: монстр поднялся на ноги, отбросил их и подпрыгнул, взлетая в воздух. Он приземлился на крыше «Тойоты» на расстоянии пятнадцати ярдов от них. Металл сминался и скрипел под его весом.

- О боже! - воскликнула Ива, когда они с Озом увидели, что происходит.

Существо перепрыгнуло на стену стоящего рядом здания и передвигалось подобно ящерице, со злостью стуча когтями.

Перебравшись через край крыши, оно вскоре вовсе исчезло из виду.

Все стихло.

Отдышавшись, Баффи подбежала к Корделии.

- С ней все в порядке? - спросила она, опередив Иву и Оза, которые также спешили к Ксандру и Корди.

Ксандр, стоя на коленях, держал голову Корделии.

- Да, но не благодаря тебе, - резко ответил он, гляди на нее. - Господи, Баффи, я был там. Зачем ты сбила меня?

- Я волновалась, что… - пробормотала она и запнулась. Это был рефлекс, самый простой рефлекс, именно он заставил се оттолкнуть Ксандра с дороги. Баффи даже не задумалась об этом. Она просто сделала так. Во второй раз она спасла его от ожога. Но в первый вела себя как Истребительница.

- Если бы ты позволила мне помочь ей, волосы Корди не стали бы маленькими дымящимися клочьями. Но благодаря тебе и мои руки похожи на мясо из гамбургера, - продолжал Ксандр.

- О нет! - завопила Корделия, сжимая голову. - Нет!

Ксандр пристально взглянул на Баффи.

- Нет, - попыталась защититься Баффи. - Я должна была… - Она нервно сжимала руки. - Я никогда прежде не видела ничего подобного. Я не хотела, чтобы кто-то из вас пострадал.

- Я все делал правильно. Я беспокоился не только о себе. Ксандр зло смотрел на нее, поглаживая голову Корделии. - Господи, Баффи, почему бы тебе не жить простой жизнью. Ну да ладно. Это и есть твоя жизнь.

- Ксандр! - взволнованно позвала Ива. Она только что подбежала к ним.

Ксандр впился взглядом в Баффи.

Она смотрела вдаль, в темноту, туда, куда отступил монстр.

Ангел подошел к Баффи.

- Ты сделала то, что должна была сделать, - сказал он ей.

Она резко встала, повернулась, и пошла домой. Одна.

ГЛАВА 1

Тела двигались по кругу, из жалких микрофонов лилась музыка, напитки наливали, пили и проливали в огромных количествах. В дальнем углу комнаты, с разбавленным джин-тоником в руке стоял Руперт Джайлс, стараясь сдерживать эмоции и не демонстрировать свое презрение, что было бы непростительно грубо. В Нью-Йорке, столице грубости, это было совершенно нормальным, но вовсе не значит, что Джайлс может вести себя столь же невоспитанно здесь. Хотя, если подумать, и в Лондоне много хамов.

К своему удивлению, он вынужден был признать, что скучает по Южной Калифорнии. Немного. Конечно, он скучал по Баффи и ребятам, с которыми так хорошо проводил время. И хотя ему очень нравилось на Западном побережье и он уже начал привыкать, но все же скучал.

По правде говоря, потребовалось много сил, чтобы выбраться в Манхэттен в конце зимы. Трудно было противостоять давлению директора средней школы Саннидейла, пришлось приложить усилия и стать более компетентным в современном библиотечном деле. Оказалось, что десятичная система Дьюон была недостаточно хороша для некоторых людей. В каком-то смысле даже книги не могли дать ответа на этот вопрос. Все дело в информации, грустно размышлял он. И большая часть этой информации была неполной и необоснованной, хотя и хранилась на компьютерах.

Его интерес к компьютерам зародился под влиянием Дженни Кэлендар, женщины, которую он любил, но даже этот скудный интерес умер и был похоронен вместе с ней.

Другой причиной, по которой Джайлс согласился посетить мероприятие «Библиотеки 2000», спонсируемое Американской ассоциацией библиотек, стало то, что церемония должна была проходить в Уорикской гостинице, огромном старом здании, гранит и горгульи которого смотрели вниз, на 57-ю улицу, со всей надменностью, присущей британским гордым строениям. Он останавливался в Уорике в один из своих первых визитов в Соединенные Штаты и с удовольствием вспомнил большую фреску в столовой, на которой была изображена королева Елизавета, посвящавшая сэра Фрэнсиса Дрейка в рыцари.

Несмотря на неприятные предчувствия, Джайлс наслаждался этими деньками, исследуя город и в одиночку, и вместе с другими библиотекарями. Это удивительный город. Здесь можно найти все, что угодно, если только знать, где искать. И хотя он был далеко от Саннидейла, семинар стал его спасением от угнетающей роли Куратора.

Он чувствовал себя немного виноватым в том, что оставил Баффи пусть даже па неделю, но она почти вынудила его поехать, даже помогла собраться. Джайлс был уверен, что разочаровал ее, отказавшись «идти дальше» и «оставить все, что похоже на непритязательный библиотечный материал». Она также уговорила Корделию отвезти его в аэропорт. Это было ужасно, девушка постоянно проверяла свой макияж и зеркале заднего обзора. Баффи даже снабдила его древней, потрепанной книжкой «Нью-Йорк за пять долларов в день», специально отметив достопримечательности, которые он мог бы посетить: музеи и множество книжных магазинов. Казалось, Баффи действительно хотела, чтобы Куратор уехал.

Но кто бы стал обвинять ее? Он очень много значил в ее жизни, но иногда было неплохо отправить его куда-нибудь на некоторое время. Однако Джайлс с нетерпением ждал возвращения домой и знал, что Баффи будет рада видеть его. До сих пор ничего, видимо, не случилось, домой его пока не вызывали. Джайлс вынужден был признать, пусть и с неохотой, что он неплохо проводил время.

Так было, пока он не зашел в эту комнату. Приглашение па какого-то stacks.com, вероятно, места встречи библиотекарей в Интернете, на прием в «Кэри Грант Сьюит» и Уорикской гостинице. Возможность увидеть, апартаменты «Кари Грант» стала приманкой для Джайлса, да и вообще там было на что посмотреть.

С обеих сторон комнаты для приемов находились большие спальни. Номер размещался в юго-западном крыле гостиницы, в нем было две пары французских дверей и совершенно шикарный балкон. Джайлс не видел еще такого, тем более на двадцать седьмом этаже. Огромное каменное сооружение больше походило на большую террасу, которую можно встретить разве что в величественном доме в Котсволде. Не двадцати пяти футов шириной, балкон тянулся вдоль внешней стены «Кэри Грант». Цвет гранита хорошо сочетался с цветом неба. На улице было довольно холодно, обещали снег, но пока ни одна снежинка не упала.

Джайлс задавался вопросом, стоит ли выходить на балкон. Это было бы долгожданным освобождением от вечеринки, где почти все библиотекари были моложе его и к тому же - американцы. Мужчины были одеты и синие джинсы, рубашки на пуговицах и теннисные туфли; женщины воспользовались возможностью приодеться: маленькие черные платья или шелковые брючные костюмы.

Джайлс понимал, насколько неуместны были его костюм из габардина и бордовый галстук, которые он носил еще в школе. Уже это одно было причиной, по которой он чувствовал себя неуютно. Он провел рукой по слегка седеющим каштановым волосам и в сотый раз поправил очки.

О господи, подумал он, и это библиотекари? Но на самом деле не одежда и не поведение этих людей вызывали и в нем отчаянное желание уйти. И даже не то, что ему нравились пыльные старые книги и книгохранилища, а не вечеринки stacks.com; и не то, что он чувствовал себя стариком, хотя даже самый молодой человек здесь был моложе его не более чем на десять лет.

Нет. Хуже всего было то, что все они напоминали ему о Дженни они были стильными, обладали специальными знаниями, в них чувствовалась самоуверенность, когда они говорили, двигались, танцевали, даже дышали. Вот почему люди, собравшиеся в «Кэрри Грант Сыоит», давали ему повод для недовольства.

Это не была печаль или траур. Прошло достаточно времени, и раны начали заживать. Он даже подумал, что мог бы когда-нибудь встретить ту, которая вошла бы в его жизнь, мог бы кого-то полюбить.

Но он все еще ужасно тосковал по Дженни. Ему было больно оттого, что он хотел поделиться с ней некоторыми мыслями, но не мог. Не было того, кто мог бы оценить столь важные для него мелочи. Ему все еще было больно.

Вздохнув, Джайлс прошел мимо гостей, громко спорящих о «чате», где они общались с Фрэнком Гербертом, автором «Дюны». У Джайлса не было желания рассказывать им о том, что Герберт умер несколько лет назад, но его встревожило, что те этого не знали. Встревожило, но не особенно удивило. В конце концов разговор свелся к сайтам и адресам в Интернете, а не фронтисписам и рукописям. А жаль.

Он открыл одну из французских дверей и вышел на каменный балкон, где уже собралась большая группа. Сильный ветер доносил запах табака. Джайлс сразу же оценил своих товарищей. Большинство из них были курильщиками и выходили па воздух, потому что уважали интересы остальных.

Дрожа, Джайлс поднял воротник пиджака и засунул руки глубоко в карманы брюк. В комнате у него была очень хорошая пара кожаных перчаток, которые он сейчас был бы не против надеть. Джайлс наблюдал за паром изо рта (как будто он тоже закурил сигарету) и рассматривал городской пейзаж, огни и движение далеко внизу. Шестая авеню была ярко освещена, каждая ее частица пылала возбуждением и неистовством большого скопления людей. Вот с чем ассоциировался у Него Нью-Йорк.

- Захватывает дух, не так ли?

Голос был мягкий, тон вкрадчивый, без единой резкой ноты, присущей городским жителям. Джайлс обернулся, не будучи уверенным, что женщина говорит именно с ним. На мгновение у него перехватило дыхание.

Она была божественна. Высокая гибкая женщина с невообразимо изящными чертами. Ее лицо пылало. Может быть, причиной был неоновый свет, но Джайлс решил, что это неземное сияние. В любом случае сияние делало ее взгляд почти ангельским. Прядь ее медово-белокурых волос упала мягкой волной на лицо, в то время как остальные волосы были собраны в длинный сложный жгут, спадавший на плечи. Волосы незнакомки были не по моде длинные, но Джайлсу они казались прекрасными.

На ней было ярко-красное бархатное платье с узкими рукавами, подчеркивающее золотой цвет волос. Это было не самое смелое платье, которое он когда-либо видел, но не на многих женщинах оно сидело бы так хорошо. Она носила его мастерски.

Куратор понял, что пристально разглядывает ее.

- Я… извините. - Он запнулся. - Вы что-то сказали?

Женщина улыбнулась, и Джайлс почувствовал, что в ответ его губы скривились в глупой усмешке.

- Вы, кажется, оценивали город, - ответила она. - Я просто сказала, что захватывает дух.

Американка, предположил он из-за отсутствия акцента. Но американка, так складно говорящая … Джайлс чувствовал, что увлекается ею.

- Действительно, - наконец ответил он после невероятно длинной паузы. - Даже такой порочный город определенно обладает неким обаянием.

Женщина тихо, приятно рассмеялась. Нежные переливы ее смеха придавали ему звонкость. Она хорошо это знала.

- В развращенности всегда есть какое-то обаяние, - подтвердила она, дерзко и широко улыбнувшись Джайлсу.

Заметив, что он покраснел, она отвела пристальный взгляд и обратила его на город, которым он восхищался мгновение назад.

- Это замечательное место, - сказала она. - Хотя я подозреваю, что большинство тупиц, сюсюкающих друг с другом в соседней комнате, редко смотрят в окно, если вообще когда-либо это делают.

Джайлс хихикнул, отвернулся и поправил очки, чтобы не уронить их с двадцать седьмого этажа. Он оглядел ее боковым зрением и подумал, что очень странно, но это скорее всего любовь .

- Руперт Джайлс, - представился он, поворачиваясь, чтобы протянуть ей руку.

Она уверенно пожала ее.

- Микаэла Томази, - представилась и она в свою очередь. - Очень приятно.

- Вы, должно быть, замерзли.

Женщина кивнула.

- Вы правы, я замерзла.

Он отдал ей свой пиджак и ощутил, что ему стало теплее, чем когда-либо.

Это было только начало. Почти целый час они говорили о Нью-Йорке, его культуре, музеях и о порочности этого города, а затем о других городах, в которых они были или очень хотели побывать. Они говорили о книгах и книжных магазинах. Джайлс был удивлен, что она знала его любимые книжные магазины, в том числе те, которые он почти забыл, от авеню Виктора Гюго в Бостоне до «Коб-вебз» на Грэйт-Рассел-Роуд, напротив Британского Музея в Лондоне. Микаэла знала их все.

Вечерника закончилась, остальные библиотекари неохотно расходились. Бармены в белых рубашках и черных жилетах оставили свои посты. Какой-то мужчина пришел с пылесосом, гул был слышен даже через закрытые двери балкона.

А Джайлс и Микаэла все разговаривали. У них было много общих тем. Около полуночи Джайлс с сожалением посмотрел на часы.

- Мне бы не хотелось об этом говорить, но…

- Да, - согласилась она. - Уже поздно. Придется прервать нашу беседу.

Куратор чуть не рассмеялся вслух. С ним до сих пор не случалось ничего подобного. Никогда он не испытывал неловкости, намекая женщине первым, что пора уходить.



- Трудно решиться предложить, - сказал он, тем не менее, весьма уверенно. - Но, может, встретимся в девять часов в холле?

Я приду, - ответила она. - Даю слово.

Они вместе вошли в лифт. Когда Джайлс нажал номер 16, она тихонько засмеялась.

- Что? спросил он. - Я что-то пропустил?

- Mы живем на одном этаже, - сказала она. - Интересно, может, мне заказали место в вашей комнате?

Джайлс моргнул, снова покраснел, но промолчал. Он не исключал такой возможности. Однако когда они вышли на шестнадцатом этаже и Микаэла повернула в противоположном направлении, то почувствовал небольшое разочарование.

- Доброй ночи, мисс Томази, - сказал Джайлс. - Спокойных снов.

- И вам того же, мистер Джайлс, - ответила она почти чопорно. Потом озорная искорка блеснула в ее глазах, и она сказала: - Приятных сновидений.

Джайлс спускался из холла к себе в комнату, тихонько насвистывая что-то, мышцы болели от улыбки, которая играла на лице весь вечер. Он слышал, как где-то зазвонил телефон. Слышал звук открываемой за углом двери. На углу его чуть не сбил широкоплечий мужчина в бейсбольной кепке.

- Извините, - пробормотал мужчина, но не поднял головы; его лицо было скрыто козырьком.

- Ничего, сказал обиженно Джайлс. - Если бы вы смотрели, куда идете…

Но мужчина не услышал его упрека, он уже повернул за угол. Ворча, Джайлс пошел дальше по коридору. И только теперь он заметил, что телефон все еще звонит. Звук шел из открытой двери комнаты 1622.

Это была его комната.

Телефон смолк. Джайлс осторожно подошел к открытой двери, распахнул ее и быстро щелкнул выключателем. Кто-то побывал здесь. Многие его вещи были разорваны в клочья, одежда разбросана по комнате, ящики открыты, зеркало разбито.

Вор, была первая мысль. Искали ценные вещи. А телефонный звонок? Возможно, это был сигнал сообщника, который предупреждал грабителя о возвращении хозяина комнаты.

Это случилось. Телефон, звук открываемой двери. Мужчина в кепке.

Джайлс выскочил из комнаты и кинулся по коридору за угол.

Дверь на лестничную клетку с надписью «выход» захлопнулась. Гнев, который начал зарождаться в нем, был не частым, но все же знакомым явлением. Руперт Джайлс был склонен к вспышкам гнева. Не имело значения, украл вор что-то или нет, у Джайлса не было особо ценных вещей, только несколько старинных книг.

Но это было оскорблением.

Гнев назревал в нем, и сердце бешено колотилось, когда он подбежал к двери лестничной клетки. Джайлс схватил ручку, повернул ее и яростно распахнул дверь, так что она громко стукнулась о бетонную стену. Он начал быстро спускаться вниз, держась за перила. На следующем пролете он приостановился, шаги бегущего впереди человека стихли. На пятнадцатом этаже он опять остановился, внимательно прислушиваясь.

Дверь позади него с грохотом захлопнулась, и, оборачиваясь, Джайлс ощутил мощный удар в спину.

Взмахнув руками, он упал вниз на каменные ступени, несколько раз ударившись головой.

Он закричал.

Но его крик оборвался. Джайлс потерял сознание!

- Руперт? - Голос звучал издалека.

Джайлс на мгновение пришел в сознание. Он попробовал рассмотреть лицо говорящего. Женщина золотистыми волосами. Он знал ее, но не мог вспомнить имя.

- Дорогая, - прошептал он, снова взглянув на ее волосы.

- Я позвала на помощь, Руперт, - сказала она. - скорая помощь уже выехала.

Внезапная боль вновь накатила, и он опять потерял сознание.

Баффи не любила ходить в библиотеку без Джайлса. Неважно, что они находились на территории школы ночью без чьего-либо разрешения. Если бы Джайлс был с ними, они нашли бы способ как-то объяснить это. Но Баффи не хотела ничего объяснять и не хотела ни с кем здесь встретиться, хотя мало беспокоилась, о последствиях. Она попадала в переделки и похуже.

Возможно, ее волнение было связано с чувством голода. Библиотека была территорией Джайлса. Он был Хранителем знания, человеком с книгами. Пребывание здесь в одиночестве навело Баффи на размышления о том, что все кажется серым без него.

Он был ей нужен, ее Куратор, он был источником энергии Истребительницы. Баффи понимала, что, пока Джайлс рядом, она не останется совсем одна. Библиотека казалась заброшенной без него, сейчас никто не заботился о пыльных кожаных томах.

Баффи долго сидела за столом с лампами под зеленными стеклянными колпаками. Потом вздохнула и захлопнула книгу под названием «Драконы и огнедышащие демоны». Она нашла информацию для поиска того странного существа, с которым они столкнулись прошлой ночью.

Нам нужен Джайлс, - сказала она вслух уже не первый раз.

Оз сидел напротив за дубовым библиотечным столом, скользил взглядом по страницам, а потом поднял брови и кивнул.

- Он тот, кто нам нужен.

- Эй! вмешалась Ива.

Она сидела на твердом деревянном стуле, который Джайлс поставил перед маленьким столом с библиотечным компьютером. Джайлс когда-то называл его «чудовищной машиной», а Ива - лучшим хакером. И сейчас этот превосходный хакер с ужасом впился в них взглядом.

Иногда я могу быть той, кто вам нужен, - сказала Ива, поколебавшись. - Если бы… я была мужчиной. Вы понимаете, что я имею в виду. Конечно, Джайлс знает очень многое о монстрах, и мы могли бы смело применять его знания. Но я ведь тоже ничего, правда, исследователь из меня плохой.

Баффи покачала головой, улыбнувшись.

- Ты меня поражаешь, Ива, - сказал Оз. - Ты много раз помогала нам, когда Джайлс не мог. Но он вед Куратор, и ты это знаешь.

- Она знает, Оз, - сказала Баффи и снова обратилась к Иве. - Не переводи все на Ксандра и меня. Знай, ты - главное звено в команде.

Ива усмехнулась.

- Правда?

- И была бы просто умницей, если бы смогла выяснить, что это за огнедышащий идиот, - добавила со вздохом Баффи. '

- О, и это все? - наивно спросила Ива. - Это проще простого.

Она отодвинула стул, чтобы дать им взглянуть на монитор, откуда на них смотрела точная копия существа с которым они сражались.

Глаза Баффи расширились:

- Это он.

- Согласно легенде, он называется Прыгающий Джек , объяснила Ива. - Впервые его обнаружили в Лондоне в 1837 году. Обычно он нападал на женщин. Этот рисунок из лондонской газеты «Таймс» от 22 февраля 1838 года. Нападения продолжались довольно долго. В 1845 году он напал днем на проститутку. Были свидетели.

- Не очень осторожный монстр, да? - спросил Оз.

- Или он просто не боится, что его поймают, - ответила Баффи.

Воцарилась тишина. Потом Ива продолжила:

- В 1877 году он напал на целую деревню в Англии. Есть записи о его появлении в Ливерпуле в 1904 году. Затем он исчез почти на пятьдесят лет и появился, если верить данной информации, в Хьюстоне, штат Техас. Сейчас уточню дату… - Она повернула монитop к себе. - Вот, 18 нюня 1953 года. С тех пор его никто не видел.

задумалась, Ива и Оз наблюдали за ней, ожидая что она скажет.

- Почему он выбрал Саннидейл? - спросила Баффи.

Ива пожала плечами.

- Это же Хеллмут. Разве вся нечисть не сползается сюда?

- Угу, настоящий курорт для демонов-туристов, - согласился Оз.

- Да, но он не появлялся с 1953 года, - возразила Баффи. - И что заставило его вернуться теперь?

Вдруг они замолчали: среди стеллажей послышался какой-то шорох, там кто-то шевелился. Они вошли через черный ход, чтобы их никто не заметил, не хотелось бы встречаться с кем-то и сейчас. Но это был Ксандра.

- Привет, - сказал он подавленно.

- Привет, Ксандр, - ответила Баффи.

- Как Корделия? - спросила Ива.

Ксандр медленно кивнул.

- Все будет в порядке. Доктора хотят понаблюдать за ней некоторое время, чтобы удостовериться, что она вышла из шокового состояния. Они так и не поняли, как она смогла так сильно опалить волосы. У них, должно быть, нет дочерей-подростков. Так или иначе, с ней все хорошо. Она выглядит уже намного лучше. И она уже записалась к парикмахеру.

- Это радует, - сказал Оз.

Баффи взглянула на него, не понимая, съязвил он насчет парикмахера или нет. Иногда с ним трудно разговаривать, настолько странное у него чувство юмора.

Когда Ксандр спустился по лестнице в читальный зал, Баффи подошла к нему. Несколько секунд она просто стояла и смущенно смотрела на Ксандра.

- Послушай, Ксандр, я сожалею о том, что произошло, - сказала она. - Я только… слишком много думала в последнее время и поняла, что не хочу терять вас.

Ксандр молчал, не глядя на Баффи. Когда он поднял глаза, Баффи поняла по его взгляду, что он все еще злился.

- Я понимаю, Баффи, - сказал он. - Это не значит, что мне все безразлично. Но Джайлс не возражает, чтобы ты везде таскала нас за собой, именно потому, что не считает нас обузой для тебя. Мы можем сами о себе позаботиться. Все, что ты сейчас сказала, - всего лишь слова.

Глаза Баффи расширились.

- Вовсе нет! - возразила она. - Я только… Я не Могу поверить, что должна объяснять это тебе.

- Объясни это себе, - ответил Ксандр злобно. - И думал, что мы - одна команда, Баффи. Возможно, мы и не Истребители, но у нас тоже есть задание. Ты думаешь, только о своих обязанностях и не позволяешь работать, нам. Но мы тоже кое-что можем.

- Ксандр, - осторожно попыталась прервать его. Ива, - Баффи столько раз спасала нам жизнь…

- Я знаю! - Ксандр раздраженно развел руками. - И только идиот или сопляк не был бы ей благодарен. Я благодарен. Но я хочу сказать, что мы - команда. И Баффи должна действовать как один из игроков.

Он смотрел на нее без злобы, но с раздражением, глубоко ее задевавшим. Она знала, что Ксандр - ее друг, знала, что он заботится о ней. И именно от этого было особенно обидно. Баффи выдохнула.

- Я постараюсь, - сказала она, пытаясь быть непринужденной, но Ксандр только с сомнением покачал головой в ответ.

- Если вы заняты, ребята, - раздался голос сверху, - я вернусь позже.

Все обернулись к стеллажам: там стоял Ангел в порванном и сильно потрепанном плаще.

- Что случилось? - спросил Ксандр.

- Опять столкнулся с непробиваемой белкой-летягой, - объяснил он. - Он быстр, скажу я вам. Было еще два нападения. Он, кажется, работает в городе. Будет нетрудно с ним встретиться.

Баффи обменялась взглядом с Ксандром, который на мгновение отвел глаза. Когда он посмотрел снова, гнев в его взгляде уже угас. Он кивнул Баффи, между ними все было выяснено.

- Чего мы ждем? - спросила Баффи.

- Только без меня, - сказала Ива.

Баффи посмотрела на нее.

- Извини, Баффи, но я уже достаточно разозлила своих родителей и должна идти домой.

Баффи поглядела на Оза.

- Вы справитесь, ребята? - спросил Оз.

- Уж попробуем, - ответил Ксандр с очевидным сарказмом.

Оз проигнорировал его слова, Ива одарила тяжелым взглядом. Затем они ушли.

- Так, - сказал Ксандр, - какой будет план?

Баффи прикусила губу:

- Хорошо, похоже, есть единственный cпocoб поймать этого парня - надо подкрасться к нему незаметно.

- Подкрасться, - согласился Ксандр. - Превосходный план. И наш Покойник нам поможет.

Когда они выходили из задней двери библиотеки, Ангел остановил Ксандра.

- Не называй меня так, - с угрозой произнес он.

- Что сказал наш Покойник? - переспроси Ксандр с язвительной улыбкой.

Роберт Ханрэн мирно спал на борту рыболовецкого траулера «Лайза К.». Морт Пингри был у штурвала, и Ханрэн задремал под шум волн. Запах Тихого океана и покачивание волн были такой же частью его жизни, как и земля. Даже большей. Океан был действительно единственным местом, где Роберт всегда чувствовал себя дома.

Морт Пингри также чувствовал себя немного сонным. Он иногда дремал во время дежурства, но Ханрэн никогда не знал об этом, что было, конечно, здорово, если бы босс это обнаружил, Морта давно бы списали на берег.

Ворча, Морт налил себе еще один стакан отвратительной черной гадости, которую Ханрэн называл кофе. Скоро уже надо будет будить босса, чтобы успеть подготовиться к спуску сетей и попробовать получить первый улов. Пока же были только Морт и Море. Он посмотрел на далекий берег и увидел огни Саннидейла.

Главным образом уличные фонари, подумал он. Все, у кого была приличная работа, крепко спали.

Морт Пингри ненавидел работу рыбака. Он ненавидел море и океан. Но они приносили доход, а у него не было необходимого образования, чтобы заниматься чем-то другим. Но больше всего он ненавидел запах рыбы. Потребуется много дней, чтобы избавиться от него полностью, к тому же Морт и не помнил, когда последний раз у него были выходные.

- Проклятая рыба, - ворчал он, потягивая кофе.

Внезапно он пролил кофе на себя, поскольку «Лайза К.» на что-то натолкнулась. Морт негромко выругался. Но кофе остыл еще на закате и не был горячим, поэтому рыбака больше интересовало, на что они натолкнулись. Поставив чашку и потерев пальцами пятно на рубашке, Морт подошел к правому борту. Океан был черным, ничего не было видно.

- Морт? - услышал он голос Ханрэна снизу. Старый рыбак поднимался на палубу. - Что, черт побери, ты натворил? Ты хотел сесть на мель?

- Может, мы и около берега, - огрызнулся Морт. - Посмотрите сами, если что увидите!

Морт был прав. Ханрэн глядел в темноту и ничего не видел. Ничего вообще.

Что- то ударило лодку снова, и она начала крениться па правый борт. Ханрэн потерял равновесие, поскользнулся на рыбьих потрохах, которые Морт никогда не убирал, и, перелетев через правый борт «Лайзы К.», упал в воду.

Морт Пингри закричал, когда огромные щупальца с присосками и острыми краями начали хлестать поперек палубы, захватывая траулер в смертельные объятия. Одно из щупалец ударило Морта, присоски разорвали ему живот. Когда спустя некоторое время «Лайза К.» опускалась под воду, Морт Пингри был уже мертв.

Мелани Абрамс продолжала говорить себе, что это был всего лишь очередной год. Очередной год работы официанткой в «Фиш Танк», полный страданий от происков окружающих и хитрых взглядов. Скоро у нее будет достаточно денег, чтобы оплатить дорогу и уехать в Лос-Анджелес, возможно, даже поступить в колледж. Куда угодно уехать. Только подальше отсюда.

Куда- нибудь, где она могла бы начать все сначала.

Чувственные мелодии раздавались из-за двери позади нее, когда Мелани выходила из бара. Оставалось только несколько клиентов, так что Дикки позволил ей уйти немного раньше. Даже заплатил ей сегодня вечером, так что она не должна была тратить следующий день на получение чека. Возможно, Дикки не такой уж плохой, подумала Мелани. Пусть он и приставал к пей каждый день..

А чего я ожидала? - спрашивала сама себя Мелани. Он, в конце концов, мужчина. По собственному опыту она знала, что все они пытаются .

Покачав головой, Мелани пошла к стоянке, где был припаркован ее красный «Форд Гранада» 1982 года. На нем она могла с легкостью уйти от погони, даже если бы ее преследовали на машине с реактивным двигателем.

Но она никогда не ездила слишком быстро.

Дребезжащий звук, раздавшийся сзади, привлек внимание Мелани. Обернувшись, она увидела, что на расстоянии приблизительно в двадцать футов от нее поит человек. Это был самый странный мужчина из всех, кого она когда-либо видела. Его тело и лицо были болезненно белого цвета, а глаза напоминали пулевые отверстия (за время работы в «Фиш Танк» Мелани видела пару пулевых ранений).

Человек выглядел неряшливо, его голову прикрывал капюшон.

- Отвали, мешок с дерьмом, - сказала она смело. - Я не нуждаюсь в провожатых. Понятно?

Он открыл рот и засмеялся жутким смехом, а из его рта вылетело синее пламя.

Мелани закричала и опрометью кинулась к своей машине.

Характерный звук раздался снова, она оглянулась - существо исчезло. Мелани неуверенно замедлила шаг - звук донесся снова, и что-то с шумом приземлилось перед ней, преграждая путь.

Все произошло необычайно быстро. Он схватил девушку, одна рука опустилась на горло, другая, с когтями, подобными иглам, разорвала на ней одежду.

Он вырвал ей сердце.

- Нет! - закричала Баффи. Но было слишком поздно что-либо делать.

Когда существо повернулось к ней, мощные руки Ангела схватили убийцу, и запавшие черные глаза расширились от удивления.

- Ты, ненормальный садист! - закричала Баффи и залепила Прыгающему Джеку самый сильный удар слева, на который только была способна. Неестественная, маслянистая, белая кожа на щеке треснула при ударе, в черной дыре показались кости, и через нее просочилось немного синего пламени.

- Тебе не стоит быть настолько предсказуемым, заметил Ксандр и затем спустил крючок арбалета Баффи.

Прыгающий Джек пытался вырваться из рук Ангела, когда стрела арбалета ударила его в грудь… и отскочила от сверхъестественной брони, которой была покрыта тварь.

- Что за… - начал было Ксандр.

Но монстр только улыбнулся им, показав ряд зубов, и открыл рот, чтобы выпустить пламя.

Баффи снова нанесла твари сильный удар.

- Остановись! - приказала она, доставая кол. - Возможно, ему необходимо более чуткое отношение.

- Поторопись, Баффи, - простонал Ангел. - Это создание намного сильнее, чем кажется.

Баффи схватила лицо Прыгающего Джека, отводя его пасть подальше от себя, и подняла кол, надеясь, что силы Истребительницы будет достаточно, чтобы пробить панцирь. Если не получится, она просто сломает ему шею.

Существо присело, подминая под себя Ангела. Баффи ослабила хватку и на мгновение потеряла равновесие.

- Баффи, хватай его! - кричал сзади Ксандр.

Прыгающий Джек рванул вверх с такой скоростью и силой, что Баффи ничего не успела сделать. Но Ангел держал его изо всех сил, и монстр взвился в воздух вмместе с ним. Описав дугу, он тяжело опустился на крыше «Фиш Танка».

- Ангел! - в ужасе закричала Баффи.

На крыше было тихо.

- О господи, - прошептал Ксандр.

- Ангел! - снова крикнула Баффи.

В этот момент Ангел появился на крыше, почесал затылок и отряхнул брюки.

- Он ушел, - мрачно сообщил вампир. - Просто исчез.

Оз припарковал свой фургон и пошел проводить Иву. Вдруг в совершенно безоблачном небе что-то

загрохотало, так что они оба были вынуждены закрыть уши. Воздух ревел, будто кто-то стрелял над ними из ста орудий.

Этот грохот отдавался у Оза в груди.

- Не слабо, правда, цыпленок, - сказал он, когда эхо чудовищного грома раскатилось волной по городу.

- Да уж, - согласилась Ива. - Похоже, небо падает.

ГЛАВА 2

Двор Франциска I, короля Франции,

Фонтенбло, 1539 год

Она была женой Генриха, наследника французского трона, но для Ричарда Рене, алхимика, Екатерина Медичи всегда была всего лишь маленькой флорентийкой. Ее двор в Фонтенбло полностью состоял из итальянцев, главным образом из таких же флорентийцев, высланных с родной земли ее родственником Козимо. Придворными Екатерины были ее кузены Медичи: Лоренцо, Роберто, Леон и Пьер. Ее трубадур пел ей по-итальянски.

Екатерина любила и ненавидела со всей страстью, присущей ее нации. Рене никогда не видел таких глубоких страданий, такой сильной ярости. Ее характер волновал и гипнотизировал Рене, стоявшего в ее личной часовне и наблюдавшего за ней. Екатерина лежала обессиленная перед статуей Святой Девы, вырезанной из кедра, рыдая и умоляя. Она была одета в прекрасную итальянскую парчу, на ней сверкали драгоценности, украшавшая ее темные волосы диадема расстегнулась. Рене был невольным свидетелем событий, разбивших сердце этой отчаявшейся женщины.

Она действительно была в отчаянии. Астрологические карты были разорваны в клочья и разбросаны в порыве гнева по мозаичному полу. Груда пепла тлела на маленьком мраморном столике слева от статуи Святой Девы, хотя таинственный ритуал жертвоприношения был запрещен Церковью и законом Его Величества Короля. В воздухе пахло злом, предательством и богохульством. Дуновение греха ощущалось и часовне, подобно ледяному зимнему бризу. Но Екатерина Медичи не чувствовала ничего. Она была принцессой, а не алхимиком и не волшебником. Она была невинна.

Всю свою жизнь она была заложницей. Дочь легендарного Лоренцо Медичи, она потеряла обоих родителей, когда ей не исполнился еще и месяц от роду. В свой восьмой день рождения она была отправлена и женский монастырь, где не с кем было играть, не было маленьких девочек, игрушек и кукол.

Гражданская война ворвалась во Флоренцию, когда ей было одиннадцать, и враги ее семейства стремились убить ее или, по крайней мере, исключить возможность королевского брака, запятнав ее репутацию. Ночью она была отправлена родственниками в другой женский монастырь, а затем - в Рим.

Там она испытала невинную молодую любовь к человеку по имени Джулиано. Как только ее опекуны услышали об этом, они вернули ее во Флоренцию, где она и прожила до четырнадцати лет. Потом поехала во Францию, чтобы стать женой сына короля. Это должно было послужить началом новой жизни, свободной от политических интриг Флоренции. Началом жизни принцессы. Но после свадьбы ей частично отказали в приданом. Франции этот брак давал незначительное политическое преимущество, но в нем не было никакой финансовой выгоды. Тогда ее хотели отправить назад, во Флоренцию, и придворные не скрывали презрения к бедной и уродливой маленькой сироте. Только благодаря доброте ее свекра, Франциска I, она не была отвергнута. Король объявил, что она покорная, милая девочка, без амбиций и гордости. Такая приятная молодая леди могла остаться при его дворе.

Но все шесть лет брака ее муж Генрих безумно любил другую женщину, и у Екатерины не было детей.

Теперь, по наблюдению алхимика, обстоятельств сорвали маску покорности и радости с лица Екатерины. Это действительно была маска, принцесса в течение многих лет просто играла роль, чтобы выжить. Это удивляло Рене, который считал себя единственным молодым человеком с таким самообладанием.

Нащупав жезл, спрятанный в просторном рукаве из черного бархата, Рене вновь обратил взгляд на груду пепла. Его сердце бешено колотилось. Возможно, это был кролик или какое-то другое маленькое и беспомощное существо. Обряд был мерзкий, проведенный по всем правилам черной магии. Его потрясло, что она занималась этим. Однако кто же не отходил от Бога в периоды отчаяния, когда Господь не отвечает па молитвы?

Рене угрюмо положил руку на рукоять рапиры, висевшей у талии. Он знал, кто посвятил леди в запретный ритуал, кто вел ее по предательской дорожке темных сил, обещая ей то, чего она желала больше всего. Кто разрушил ее разум и веру и зашел так далеко, чтобы убедить ее убить Рене в его собственной кровати.

Колдун Фулканелли. Он был жесток и бессердечен. Но он был флорентийцем и как прежний советник умершего отца Екатерины оказывал влияние и на нее.

Он был в некотором смысле всем, что осталось у нее от одинокого страшного детства. Ее единственной связью с родителями, которых она никогда не знала.

Бедная, бедная Екатерина.

Рыдания принцессы перешли в крики агонии, почти безумия, и Рене поспешно вышел из укрытия и положил руки ей на плечи. Он не стремился выдавать своего присутствия, поскольку она обиделась бы. Алхимик пришел в часовню, чтобы избавить Екатерину от злых сил, как делал каждую ночь до празднования ее совершеннолетия. Она ничего не знала, так как он никогда не говорил ей об этом. Рене был ее настоящим другом и всегда стремился защитить маленькую флорентийку потому, что так было нужно, и потому что он жалел ее. Но поскольку Ричард Рене был француз и дальний родственник любовницы Генриха, принцесса никогда не доверяла ему.

- Мадам, - обратился он к ней по-французски, - пожалуйста, я прошу вас, успокойтесь.

- Рене, - воскликнула Екатерина, явно потрясенная, - что вы здесь делаете? Выйдите! Выйдите, или я лишу вас головы!

- Ваша Светлость, я прошу вас, - пробормотал Рене мягко, убеждая ее сесть. - Даже у стен есть уши. Ваши враги скрываются повсюду.

- Мой враг - мое тело, - вопила принцесса, ударяя кулаками себя в живот. - Это бесплодное, предательское тело.

Она вырвалась из его рук, упала на мраморный пол и снова разрыдалась.

Рене упорствовал:

- Позвольте мне позвать служанок. Вам нужно отдохнуть, вы утомлены.

На мгновение Екатерина затихла. Когда ее плечи затряслись, алхимик понял, что она тихо смеется.

- Утомлена? Мой муж стремится избавиться от меня, потому что я не родила ему детей. Меня отправят в один из женских монастырей… или, хуже того, я буду прислуживать той, которая окажется на моем месте. Я буду словно рабыня. А вы говорите, что я утомлена.

- Несмотря на это, вы все же его супруга, - сказал Рене.

- И все же я бездетна.

В голосе принцессы чувствовались горечь и разочарование:

- Лишившись матери и отца, скоро я останусь и без мужа.

- Нет, этого можно избежать, - возразил он.

- Вы собираетесь мне в этом помочь? - Екатерина глухо засмеялась. - Вы - собака у ног короля. Простой алхимик и никто больше. - Она опять расплакалась. - Хотя вы сотни раз обещали помочь мне, но так и не сделали ничего.

Ему стало стыдно. Рене не знал, почему заклинания, которые он произносил для ее защиты, не действовали. Он постился, молился старым богам, чтил надлежащих святых, выполнил больше ритуалов, чем Папа Римский отслужил месс. И тем не менее, у этой бедной леди не было маленьких наследников . Рене подозревал, хотя и не имел никаких доказательств, что Фулканелли мешал ему. Он также подозревал, что именно колдун и был повинен в несчастиях принцессы. Возможно, Фулканелли решил, что, когда настанет время, он позволит этой женщине зачать ребенка.

- Вы даже не похожи на алхимика, - добавила Принцесса. - Вы очень отважно играете эту роль.

В голосе Екатерины был вызов, как будто она стремилась высказать все, что о нем думала. И она была права: обычно Рене носил одежду французского дворянина, как и другие придворные короля Франциска. Только в исключительных случаях он надевал синюю одежду и остроконечную шляпу, украшенную блестками со звездами и кометами.

- Нет, леди, я все же обладаю некоторой силой, - уверил ее Рене. - И я - ваш покорный слуга. Вы должны взять себя в руки и защититься от опасности.

Он коснулся своего рукава и вытащил красивый золотой шар, покрытый драгоценными камнями. Щелчком ногтя большого пальца он открыл шар. Внутри лежали свитки пергамента, сложенные в форме креста.

- Это талисман, - объяснил Рене, доставая бумажный крест, - который я приготовил специально для вас. На нем написаны молитвы на латинском и французском языках, а также на иврите. Я прошу вас, носите его всегда с собой.

- Будет ли это?… - Екатерина опустила глаза, будучи не в силах продолжать. Затем все же заставила, себя договорить: - Это поможет мне зачать?

Ему было искренне жаль принцессу.

- Это защитит вас и ничего больше.

- Нo чтобы быть защищенной, я должна… Я должна выполнить снос предназначение, - проговорила Екатерина медленно. - Уверена, сам Бог понимает это. - Она посмотрела на алхимика полными слез глазами. - У меня нет ни малейшей надежды иметь детей.

- Разве Бог не услышал просьбу Рахиль? - мягко спросил Рене. - «Дай мне детей, иначе я умру».

Слезы снова потекли у нее из глаз.

- Вам известны ответы на все вопросы, мсье. Сколько раз уже мой священник читал мне эту молитву!

Он опустил голову.

- Прошу прощения. Я вовсе не хотел опекать вас.

Екатерина положила руку ему на голову, как бы благословляя.

Это был величественный жест, который заставил Рене еще сильнее пожалеть женщину. Она обладал всеми качествами прекрасной королевы, однако он не был уверен, что Екатерина когда-либо станет ею.

- Очень любезно с вашей стороны, что вы беспокоитесь обо мне, - неуверенно произнесла принцесса. Но, быть может, вас подослали, чтобы подготовить меня к отречению. Сделать более послушной, чтобы не взывала к помощи моих горячих родственников. Вы ведь знаете, мы, итальянцы, знамениты своей кровной местью.

Рене был огорчен. Неужели он показал свое нерасположение к итальянскому королевскому двору?

- Совсем нет, мадам. - Рене колебался. - Хотя я предостерег бы вас от действий против короля Франции. Вы знаете, что народ не в восторге от вашего брака.

- А кто от него в восторге? - спросила принцесса с презрением. - Дайте мне ответ, и я отправлюсь к своему свекру просить, чтобы он сделал вас герцогом.

Ему хотелось сказать: «Я», но это не соответствовало действительности. Рене должен был сказать это, он был закаленным придворным, и такие заявления слетали с его губ весьма непринужденно. Но Екатерина была слишком сообразительна. Она слишком много времени наблюдала за Рене, чтобы позволить ему успешно соврать.

- Не знаю, - ответил он.

- Я думаю, что вы - мой друг, - сказала принцесса, изучающе глядя на него.

Рене приложил руку к груди.

- Я желаю быть им, мадам. По крайней мере, жизнь моего короля была бы легче, если бы я мог помогать его невестке.

- Вы и так помогаете. - Екатерина с трудом поднялась, отклонив его предложение помочь.

- Нет, - сказала она. - У меня есть ноги, и я должна справляться сама.

- Мое восхищение вами растет.

Рене был абсолютно искренен.

- Тогда вы - единственный человек во Франции, который восхищается мной.

Екатерина тяжело вздохнула. Она действительно была некрасива.

Бедняжке не повезло. Любовница ее мужа, Диана де Пуатье, была настоящей богиней по сравнению с ней.

- Оставьте меня, - с достоинством произнесла Екатерина. - Я должна успокоиться. Никто не узнает о том, что касается только меня.

Она многозначительно посмотрела на Рене.

- В течение шести лет я была покорной женой. Я никогда не повышала голоса, никогда не просила своего мужа любить меня, я не причиняла никаких неприятностей.

- Я тоже не причиню вам никаких неприятностей, - уверил ее алхимик. - И любыми способами буду пытаться вам помочь.

Принцесса протянула ему руку. Рене поцеловал, не коснувшись руки губами, и с поклоном удалился.

Мгновение Екатерина стояла в сгущающемся мраке, пристально глядя в том направлении, куда ушел Рене. Потом она задрожала, внезапно мороз пробежал по плечам. Когда солнце скрылось за самыми высокими деревьями леса, комната погрузилась во мрак. Екатерина почувствовала, как страх овладевает ею, и осмотрелась, пытаясь определить причину. Принцесса дрожала, не понимая - от страха или от холода.

- Он просто дурак и не сделает ничего, чтобы помочь вам, - раздался голос из-за статуи Святой Девы.

Одетый в черную мантию, украшенную серпами полумесяцев, с рукавами до пола, отороченными

ярко- красной тканью, Джакомо Фулканелли спешил к ней. Безбородое лицо колдуна было все в шрамах и следах побоев, но его черты были четкими и правильными. У Фулканелли был большой рот и темные

брови, которые резко контрастировали с белыми волосами, струящимися по плечам. Его глаза были необыкновенного синего цвета. Иссохшую левую руку он держал перед собой. Фулканелли когда-то рассказывал, что рука высохла из-за того, что левый желудочек его сердца, где содержится магия, был переполнен кровью, и вены не справлялись. Екатерина верила ему, она видела проявления его власти.

В правой руке Фулканелли нес цилиндрический предмет, задрапированный черной тканью. Внутри что-то отчаянно скреблось.

- Маэстро, - выдохнула Екатерина, приседая в реверансе. - Я не знала, что вы здесь.

- Я слышал достаточно.

Он пересек комнату и поставил закрытый цилиндр на мраморный стол, где уже был пепел. Принцесса, нахмурившись, глядела на закрытый предмет, не имея никакого желания повторять жертвоприношение, совершенное за час до этого. Истерика, случившаяся после ритуала, совсем лишила ее сил.

- Итак, - продолжил Фулканелли, снимая покрывало, - вы хотите заменить меня им.

- Нет, вовсе нет! - Екатерина была поражена его обвинением. - Он явился без приглашения.

Фулканелли насмехался над ней:

- И вы плакали в его руках. Вы потеряли веру в меня?

Принцесса нервно играла кольцами на пальцах.

- Конечно нет, мэтр. Просто господин Рене предложил помочь. Разве я не должна принять помощь от того, кто мне ее предлагает? - Она колебалась. - Голодающий человек съел бы и инжир, и кусок мяса, не так ли?

Фулканелли закрыл глаза и тяжело вздохнул.

- Как мало вы понимаете, Екатерина. - Он и только он смел говорить с ней так дерзко. Даже муж называл ее не иначе как мадам .

Колдун продолжал:

- Магия сложна, и только Мастер может должным пиратом использовать ее. Если вы позволите этому несведущему придворному вмешиваться, он может сильно помешать моим действиям. - Фулканелли впился в принцессу взглядом. - Думаю, он уже сделал это.

- Как? - спросила она тихо. - Что вы имеете в виду?

- Душа шепчет мне на ухо. - Он поднял голову и потрогал свою серьгу. - «Я хотела, чтобы у нее родился ребенок, - говорит она мне. - Но мне помешали». Его глаза расширились. - И теперь дитя покидает нас, летя к Небесам.

- Нет! - закричала Екатерина, глядя в потолок. Нет, призовите его обратно!

- Он ушел. - Фулканелли протянул к ней руки. Бедный ребенок. Это был мальчик.

Принцесса закрыла лицо руками. Он стремительно притянул ее в свои объятия и прижал ее голову к груди.

- Отвергните этого человека. А лучше - убедите вашего свекра выслать его из дворца. Он является угрозой для вас.

Екатерина плакала на груди у Фулканелли. Он погладил ее по волосам. Замечательно, когда есть кто-то, кто может обнять, приласкать, утешить.

- А лучше - убейте его, - сказал Фулканелли. - Это самое лучшее, что вы могли бы сделать. Конечно если вы действительно хотите детей. Вы ведь хотите, маленькая принцесса?

Она пристально глядела на него со слезами на глазах.

- Да, вы же знаете.

- Тогда хорошо. Фулканелли улыбнулся ей, легко отстранил и положил руку на плечо. Вместе они подошли к задрапированному цилиндру.

С приходом рассвета он показал ей жертву. Крошечный котенок бился за решеткой круглой клетки.

- Нет! - воскликнула Екатерина. Кровь застыла у нее в жилах.

- Ну же. Давайте перестанем колебаться, хорошо? - Фулканелли улыбнулся. - На улицах города много котов. Но в королевской детской нет ни одного королевского ребенка. - Он начал открывать клетку. - Я прав?

- Si, - выдохнула принцесса. - Правы.

Фулканелли вытащил котенка за шкирку. Котенок был серый и худой.

Бездомный, утешала себя Екатерина. Он бы все равно голодал на улицах. Так или иначе, он вскоре бы умер.

На следующий день Баффи с друзьями собрались после занятий в библиотеке, чтобы поговорить о Прыгающем Джеке.

Возникли споры по поводу того, квалифицировать ли Джека как демона, или он был неким не демоническим монстром, либо древней его разновидностью. Ксандр даже высказал предположение о его инопланетном происхождении.

Все это время Баффи думала о Джайлсе. Она пробовала звонить, посылала ему сообщения - все безуспешно. Баффи начала беспокоиться, последние два звонка она сделала со школьного телефона, чтобы Джайлс понял, что они в библиотеке. Он должен был перезвонить.

Так что когда телефон действительно зазвонил, примерно около четырех часов дня, Баффи спрыгнула со стула и, не обращая ни на кого внимания, помчалась к нему. В конце концов, кто еще мог звонить в библиотеку после уроков?

- Алло? - Баффи подняла трубку.

- Баффи?

- Джайлс. Слушайте, я думала, что мы вне досягаемости мобильников. Поэтому и оставила этот номер. Где вы были весь день? Я пыталась…

- Баффи… - голос Джайлса звучал очень слабо.

- Плохая связь, - сказала она, прижимая трубку к уху. - Я еле слышу вас. Слушайте, мне жаль прерывать ваш отдых с остальными сумасшедшими библиотекарями, но тут случилось кое-что сверхъестественное, Ива думает, что небо падает, и…

- Баффи, - повторил Джайлс.

Что- то в его тоне заставило ее замолчать. Она посмотрела на остальных, все насторожились.

- Что случилось?

- Я в больнице, - сказал он просто. - Я был… Меня столкнули с лестницы.

- О боже! - Баффи медленно опустилась стул. Ее тело оцепенело. - Джайлс, с вами все в порядке?

Остальные уставились на нее, беспокойство на лицах граничило со страхом.

- Боюсь, что не смогу быстро приехать, - произнес он медленно. - Я… должен остаться здесь. Джайлс вздохнул. - Должен признаться, я слегка запутался. Мне вкалывают морфий в предплечье. Мерзкая штука, но весьма эффективная.

откашлялась.

- Морфий? Боже! Джайлс, - она закрыла глаза, - все так плохо?

- Я в порядке. Немного синяков. Несколько сломанных ребер. И ужасная головная боль.

Сотрясение мозга, подумала Баффи, пошатнувшись. Операция. Он мог умереть на столе. О господи…

- Но хватит об этом. У вас что-то произошло? - спросил он.

- Что? А, это неважно. Что доктора говорят о…

- Скажи Джайлсу о Прыгающем Джеке, - попросил Ксандр, беспокойно глядя на девушку.

- Ни в коем случае, - отрезала Баффи, на секунду прикрыв телефон ладонью. - Джайлс? У нас все в порядке. Мы справимся. Вы только поправляйтесь.

- Но, Баффи, - возразил Джайлс, - если ты в опасности, я должен помочь тебе, расскажи…

- Мы все сами решим. Если появятся серьезные проблемы, то позвоним вам снова, хорошо?

Баффи расспрашивала Джайлса о его состоянии в течение нескольких минут и только потом повесила трубку. Она ничего не сказала о Джеке. Совсем. Хотя и знала, что помощь Джайлса им бы очень помогла. Но она не хотела беспокоить его. Он бы немедленно отправился домой и, вероятно, навредил бы себе больше, чем тот сопляк, который столкнул его с лестницы. Баффи не могла этого допустить. Куратор был ей нужен.

- Какой диагноз? - обеспокоенно спросила Ива.

- Говорит, что несколько переломов, не более того, Но я не уверена, - ответила Баффи, нахмурившись. - Он заснул, разговаривая со мной. - Она прикусила нижнюю губу. - Но прежде Джайлс успел сказать, что кто-то рылся в его гостиничном номере.

Все переглянулись.

- Я еду в Нью-Йорк, - объявила Баффи. Ксандр сделал нетерпеливый жест:

- Баффи? А как же Прыгающий Джек - наша главная головная боль? А падающие небеса?

- В больницах есть охрана. Конечно, не такая, как в тюрьме. Но все же охрана. - Оз пожал плечами.

- У нас здесь кое-что случилось, - уверенно добавил Ксандр. - Мы должны выяснить, что именно.

- Я думала, что вы можете позаботиться обо всем сами, - огрызнулась Баффи. - Для чего нужна вам я.

Ксандр моргнул и вздернул подбородок.

- Ты опять начинаешь? - остановила его Баффи и обернулась к Иве: - Позаботься о них.

Ива уверенно кивнула в ответ и указала на себя.

- Баффи… - начал было Ксандр.

Но та уже была за дверью.

Мать Баффи еще не вернулась домой с работы. В том, что Джойс не оказалось дома, были и плюсы, и минусы. Баффи были нужны деньги, чтобы купить билет на самолет, но пришлось бы мягко объяснять почему ей необходимо отсутствовать в городе в течение целой учебной недели.

Джойс свыклась с тем, что Баффи - Истребительница, но с ее точки зрения дочь все еще была маленькой девочкой. А большинство матерей не любят записок типа: «Дорогая мама, улетела в Нью-Йорк повидать Джайлса. Он болен. С любовью, Баффи». А что еще могла сделать Баффи? Джайлс был не просто ее Куратором, он был другом.

Хотя… Что именно она могла сделать для него в Ныо-Йорке? Удостовериться, что никто снова не столкнул его с лестницы? Попытаться узнать, кто ворвался в комнату? Выяснить, был ли этот кто-то из Хеллмута или из Нью-Йорка? В конце концов, возможно, Джайлс был всего лишь случайной жертвой.

Она позвонила в авиакомпанию и начала собираться. Сидя на кухне, пыталась найти одну из кредитных карточек мамы, чтобы прочитать номер, - не очень хороший поступок, но выбора не было. Потребуется целая вечность, чтобы объясниться, но мама должна будет понять.

Баффи ждала долго, злилась и только успела подойти вместе с телефоном к холодильнику, чтобы чем-нибудь перекусить, как дом начало яростно трясти. Будучи коренной жительницей Южной Калифорнии, Баффи в первый момент подумала о землетрясении и побежала к проему кухонной двери, хватаясь за косяки, поскольку ее бросало из стороны в сторону.

Гром потряс воздух таким грохотом, что Баффи упала на пол, заткнула уши и зажмурилась. Казалось, будто в комнате только что взорвалась граната. Пол накренился. Тонкая трещина образовалась в одной из стен. Разбился стакан. Тело завибрировало, Баффи чувствовала себя так, как будто ее били в грудь и в живот.

Потом все стихло.

Подняв голову и открыв глаза, Баффи повесила трубку и осмотрела кухню. Чайник, стоявший на дальней конфорке, упал на пол. Стойка со специями тоже упала, и запах тмина наполнил комнату.

Она все убрала, чувствуя себя очень странно, будто была гостьей в собственном доме. Чувство отчужденности преследовало Баффи в последнее время, сперва в «Бронзе», теперь здесь, и ей это не нравилось.

Потом она услышала звук дождя за окном. Возможно, это был гром, подумала Баффи, настоящий гром, а может, и гром Хеллмута.

Она нехотя выглянула из окна.

Странные круглые существа падали с неба.

Существа, ноги которых судорожно дергались

- Так, - прошептала Баффи и открыла дверь кухни.

Это были жабы. Десятки… нет, сотни больших зеленых жаб шлепались на траву, тротуар и асфальт.

Это было неестественно, и нужно было найти причину такого явления. Но Баффи не была уверена, что справится без Джайлса. Бедняга Джайлс.

ГЛАВА 3

Ксандр стоял перед открытой дверью офиса мистера Франкеля, неловко переминаясь с ноги на ногу. За столом у окна мужчина перебирал какие-то документы. Тени на улице вытянулись. Была почти половина шестого, скоро стемнеет.

Наконец, потеряв терпение, Ксандр откашлялся. Главный консультант резко обернулся, будто ожидая неприятностей. На мгновение Ксандр задался вопросом, было ли это только потому, что тот являлся главным, или потому, что они живут в Хеллмуте и никто не знает, что может случиться в этой школе после уроков. Воспоминания об убийстве Дженни Кэлендар были свежи даже спустя год. И он не мог не думать о том, как уже в этом учебном году мистер Платт, адвокат, был жестоко убит в своем кабинете, расположенном чуть ниже.

- А, Ксандр, входи! - сказал наконец мистер Франкель с явно преувеличенным гостеприимством в голосе. Он убедился, что ему ничто не угрожает. - Рад, что ты пришел вовремя. И вообще рад тебя видеть.

Пожав плечами, Ксандр вошел в офис и плюхнулся па стул перед столом Франкеля, невысокого, похожего па мышь мужчины, с пушистыми усами, какбуд-то компенсирующими лысину.

Ксандру он никогда не нравился, может, потому, что был адвокатом, может, из-за его идиотских выходок. Но Ксандру и раньше приходилось иметь дело с придурками, когда его еще волновало, что люди о нем думают. С тех пор он понял, что в мире есть нечто более важное, чем мнение окружающих.

- Я… м-м-м… сильно болел в течение нескольких недель, мистер Франкель, - пробормотал он, запинаясь.

- Да, однако, это кажется, не отражено в вашем отчете о посещаемости, не так ли? - спросил адвокат, уставившись на Ксандра.

- Мои родители не любят, когда я пропускаю занятия, но они хотели, чтобы я приехал домой. Так или иначе, я не знаю, в чем проблема. Я не виновен, мистер Франкель. Я не ограбил банк, не покупал оружия, так что… - Ксандр уже поднимался.

- Пожалуйста, сядь, Ксандр. - Франкель указал на стул. - Знаешь, еще двое учащихся не явились, чтобы поговорить со мной о своих планах относительно дальнейшего обучения, и одна из них - ваша подруга мисс Саммерс.

- Ну, теперь держись, - пробормотал Ксандр.

- Я обязан поговорить со всеми студентами, Ксандр, это моя работа. Ты откладывал разговор слишком долго и потом просил меня встретиться с тобой в то время, которое, как ты думал, будет неудобным для меня. Действительно, обычно в шесть часов я обедаю. Вместо этого сейчас сижу здесь с тобой. Но я пришел так же, как и ты, так что давай поговорим. Зачем тратить время?

- Этого я и хотел, ответил Ксандр.

Мистер Франкель взял со стола какую-то папку. Ксандр сделал вывод, что это его школьный отчет,

так как на обложке было его имя и слово «Копия».

- Знаешь, сказал адвокат, - и его брови поднялись, - твои оценки не так уж плохи, как ты думаешь. И я смотрю, тебя согласились принять несколько школ, в которые ты посылал запрос. Может, тебе трудно выбрать?

- У меня есть план, - солгал Ксандр.

Адвокат пристально посмотрел на него.? Ты не хотел бы поделиться со мной своими планами, Ксандр?

- Нет. Совершенно не хотел бы.

Франкель пожал плечами.

- Не могу принуждать тебя, но ты осознаешь, что ограничиваешь свои перспективы на будущее, если решил не…

Ксандр встал. Адвокат прищурился.

- Послушайте, мистер Франкель, я ценю вашу заботу. Вы сделали все, что в ваших силах, понимаете? Вы встретили меня здесь, мы поговорили о моем будущем, и все встало на свои места. Вы представления не имеете, на что похожа моя жизнь, каков я на самом деле и каковы мои планы на будущее. Это означает, что Вы не обладаете достаточной информацией, чтобы высказывать свое мнение по поводу того, что я дол жен делать.

Адвокат уставился на Ксандра, его рот смешно застыл в форме буквы О. Он приподнялся, бессвязно ч го-то бормоча.

Ксандр вышел. Выпуск через несколько месяцев, и он собирается получить высшее образование, это решено.

И на данный момент этого вполне достаточно.

Так он говорил сам себе. Но образ Баффи преследовал его. Ксандра мучил вопрос: что же будет с ней? И что будет со всеми нами?

- Баффи, что происходит?

Голос Джайлса был слабым, но уже не таким, как раньше. Очевидно, доктора перестали колоть морфий.

Баффи все еще переживала за Куратора, но была рада, что теперь ему достаточно позвать на помощь, если кто-то снова нападет. Рядом с ним будет друг.

- Это неважно, Джайлс, - сказала она, проглотив последний кусочек французского жаркого, которым ужинала.

- Мне совершенно не понравилось то, что произошло вчера, - натянуто произнес он. - Если ты мне ничего не объяснишь, я стану еще больше волноваться.

Баффи вздохнула.

- Я больше беспокоюсь о вас, чем о Саннидейле, сказала она. - У вас все еще нет никаких соображений насчет того, кто и почему столкнул вас с лестницы?

- Нет никаких улик, - признался Джайлс. - Но что…

- Я хотела бы побывать на том месте, только не могу. Не сейчас. Сделайте одолжение, постарайтесь, чтобы вас не убили. Знаете, будет трудно найти нового Куратора, - съязвила Баффи.

- Да, конечно, - довольно грубо прервал ее Джайлс. - Я бы не хотел подвергать нового Куратора тем испытанием, через которые прошел с вами.

Баффи вздрогнула. Она начала дерзить, надеясь отвлечь его, а также предупредить о возможной опасности. И она была рада, что к Джайлсу вернулось чувство юмора. Но комментарий по поводу ее легкомыслия задел Баффи, она расстроилась. Они прошли вместе через многое, но Джайлс очень страдал после жестокого убийства Дженни Кэлендар, погибшей от рук Ангела.

Глубоко в душе Баффи чувствовала, что была отчасти виновата в этом. Иногда она задавалась вопросом, обвинял ли ее Джайлс. Его слова порой заставляли Баффи так думать, и эта мысль причиняла страдания. Джайлс, должно быть, почувствовал ее настроение.

- Я пошутил, Баффи, - сказал он, голос его звучал слабо. - Теперь скажи, пожалуйста, что происходит?

Баффи вздохнула.

- Происходит что-то сверхъестественное. Ива называет это «странными физическими явлениями». А вообще ничего нового. Это случалось и прежде, ученые просто не знают, как все объяснить.

- Что именно?

- Появилось сообщение о шаровой молнии, прошел дождь из жаб (было довольно забавно), было сильное землетрясение.

Баффи не упомянула о Прыгающем Джеке. И не собиралась этого делать. Подобное явление было серьезной угрозой и опасностью, что обязательно обеспокоило бы Джайлса. Несомненно, ей необходим Куратор, но нужно, чтобы он мог действовать, чтобы его не надо было тащить за собой.

- Странно, что все это опять случилось, - размышлял Джайлс. - У нас было достаточно времени. Но мы не смогли исследовать вид магнитного напряжения, возникающего в Хеллмуте, когда случается нечто подобное.

- А Ива говорит, что в этом нет ничего необычного, по крайней мере, некоторые люди так думают, - возразила Баффи.

- Действительно, никто не доказал сверхъестественную природу этих событий, так как наука не имела возможности изучить их. Ты действительно абсолютно уверена, что больше ничего не произошло?

- Я не смогу приехать в больницу Когда они постараются вас выписать? - спросила Баффи. - Нет, я не тороплю. Самое важное, для вас - отдохнуть, поправиться и быть осторожным на случай, если этот хулиган снова попробует напасть.

- Скорее всего, я пробуду здесь еще несколько дней, - сказал Джайлс. - Сообщу после разговора с врачами.

Они попрощались, и Баффи повесила трубку. В голове был хаос, и она знала, что есть только один способ разобраться в этом. Ужасное слово на И: исследование. Вечером в библиотеке она обсудит это с остальными.

Думая о Джайлсе, противостоящем сверхъестественности Хеллмута, Баффи упаковывала свою черную сумку. За последние дни произошло так много событий, что никто не мог знать, с чем еще предстоит столкнуться. Кроме того, умный Истребитель должен быть всегда и ко всему готов. Поэтому рядом с двумя записными книжками, учебником истории и целым набором шариковых ручек, большинством которых она, конечно, так и не воспользуется, Баффи положила флакончик со святой водой, пару кольев и кастет с шипами.

Закончив сборы, Баффи собрала волосы в хвостик. Не зная, что ее ожидает, она решила надеть рабочую одежду, в которой часто ходила на тренировки с Джайлсом. Теннисные туфли, брюки в морском стиле и светло-голубой топ с легкой трикотажной рубашкой сверху.

Баффи выключила свет, выходя из комнаты, и уже почти спустилась по лестнице, когда услышала голос мамы, доносящийся из кухни. «О, Мерили, так рада тебя слышать!» - с радостью воскликнула Джойс Саммерс.

Баффи улыбнулась. Ее мать говорила с Мерили Моуди, подругой по колледжу, которая все еще жила Лос-Анджелесе и всегда нравилась Баффи. Она была рада, что мама поддерживает контакт с Мерили.

- Да, первый учебный год был сумасшедшим, - говорила мама, и нотки радости все еще звучали в ее голосе, - Как звали того парня, который всегда ходил в шляпе? Точно, Лунный Пес! Вы постоянно кидали в него яйца! Не лги мне, Мерри, я была там!

Спустившись по ступенькам, Баффи повернулась, чтобы войти в кухню, но то, что мама сказала в этот момент, тон ее голоса тотчас же остановили девушку.

- О, я так рада, что дочь Джанет поступает в Университет Южной Калифорнии. Где они собираются брать деньги? Стипендия? О, это очень хорошо. Она прекрасная девочка. - Возникла пауза. - Нет, я пока не знаю, чем собирается заняться Баффи. Голос Джойс Саммерс стал холодным:

- Ну, ты же знаешь, она взрослая девочка. Я предполагаю, что она уже приняла решение. Сдержанно:

- Знаешь, это - ее жизнь, правда. Я могу подать пример, дать хороший совет, но дальше…

Баффи вошла в кухню. Мама тотчас же приободрилась, улыбнулась.

- Привет, дорогая. Это Мерили. Ты не хочешь поздороваться?

- Нет времени, - мягко ответила Баффи, делая все, чтобы мама не услышала в ее голосе грусти. - Я должна встретиться с Ивой в библиотеке.

Недоуменно подняв бровь, Джойс осмотрела одежду дочери, затем закрыла рукой телефонную трубку.

- Ты действительно туда направляешься? - спросила она. - Мы договорились, что ты будешь честна.

- В библиотеку, - кивнула Баффи, затем подняла пальцы, скрестив их в воздухе чуть выше груди

в виде X. - Клянусь.

Джойс улыбнулась:

- Желаю хорошо провести время.

Выйдя в коридор, Баффи услышала слова ее материи, адресованные Мерили.

- Она идет в библиотеку, - сказала Джойс Cаммерс, ее голос немного потеплел. - Это хороший знак.

И затем она рассмеялась, но смех был очень похож на всхлипывание.

Баффи вздохнула. Мама не верила ей с тех пор, как Баффи рассказала ей правду. Джойс просто не могла принять тот факт, что дочь рождена, чтобы стать Истребительницей, что это не какая-то сумасшедшая прихоть и что она сама не может ничего изменить в судьбе дочери. Такова была жизнь Баффи и ее будущее. Она была тем, кем она была.

Судьба. Какая гадость.

Средняя школа Саннидейла по ночам превращалась в жуткое место; как и любое здание, обычно наполненное жизнью, людьми, школа становилась страшной, когда все живое уходило. Огни все еще горели в некоторых классах и офисах, и этого было достаточно, чтобы отбрасывать зловещие тени, а из окон будто исходил жар, подобно слабому мерцанию фонарей из тыквы во время Дня Всех Святых.

Ксандр бывал и школе после наступления темноты десятки раз.

Возможно, даже сотни. Но редко один.

Он был рад, что у него нет ключа. Но было также неприятно стоять в темноте позади школы и ждать, когда покажется Баффи с ключом. Это даже было опасно, несмотря на то что школа охранялась. Ксандр начал вспоминать разные случаи.

- Теперь в любое время, - произнес Ксандр в темноту.

- Что, нервничаешь? -послышался из темноты голос.

А- а! -закричал Ксандр и отшатнулся, отступив на несколько шагов. Из тени вышел Ангел. Озорная улыбка играла на его лице.

- Извини, я напугал тебя? - спросил он. Ксандр смотрел на вампира сердито и смущенно.

- Не делай этого больше! - рявкнул он.

- Где Баффи?

- Ты видишь ее? - Ксандр оглянулся вокруг.

- Нет.

- Тогда, наверное, ее здесь нет, а ты как думаешь?

Ангел впился взглядом в Ксандра, но тот не испугался. Он перестал бояться Ангела, как только понял, что Покойник действительно перешел на их сторону. Его можно было сравнить с питбулем, который разгуливает вокруг и может рассвирепеть в любое время, но пока еще остается ручным.

- У нас неприятности, - мрачно сообщил Ангел.

- Насколько серьезные?

- Ты знаешь, где Дорадо-Роуд пересекает 17-е шоссе? - спросил Ангел.

- Да. Я видел, как некоторые бездомные возили свои тележки с продуктами под мост в этом районе, - ответил Ксандр.

- Больше не возят, - мрачно заметил Ангел. - Я слышал по радио, что некоторые из них переехали в другие места, а остальные исчезли. Тех, которые были недостаточно проворными, вероятно, съели. Те, которые ушли, заявляют, что там, под мостом, живет монстр. Сегодня вечером он опять затянул под мост одного из путников.

- Его съели? - хмыкнул Ксандр.

- Где Баффи? - опять сердито спросил Ангел.

- Что? - Ксандр всплеснул руками. - Я могу возмутиться, когда человека сжирает какая-то тварь?

- Возможно, это тролль, - предположил Ангел. - Они живут под мостами.

- Кто бы ни был! - Ксандр выразительно посмотрел на него. - Пошли.

Он собрался уходить.

- А как же Баффи? - удивился Ангел.

- Она и так волнуется за целый город. - Ксандр обернулся. - У нее намного больше неприятностей, чем один грязный тролль. Мы можем справиться с этой тварью или нет?

Ангел на минуту задумался.

- Думаю, смогли бы, если бы у тебя было оружие.

Но Ксандр уже удалялся. Ангел догнал его.

Потребовалось более получаса, чтобы добраться до Дорадо-Роуд. Пришлось еще зайти домой к Ксандру и взять его биту. Наконец они дошли, улица была пустынной. Полиция уже сделала обход после нападения.

- Удивительно, что нет никого с прожекторами и пулеметами, - заметил Ксандр.

Ангел взглянул на него.

- Полиция Саннидейла? Если нам повезет, они появятся утром и найдут откушенные головы.

Ксандр погладил бейсбольную биту и вздохнул:

- У них есть оружие. Не то, что у нас. Да и пригодится ли нам такое?

Он перешел на другую сторону Дорадо-Роуд и перекинул ногу через перила, собираясь соскользнуть вниз, под мост и пересечь 17-е шоссе. Автомобили и грузовики грохотали далеко внизу, свет их фар разрезал ночную тьму.

Ангел схватил Ксандра за плечо и удержал от прыжка.

- Ты хочешь пойти в его логово в темноте, без прожектора? - спросил он.

Ксандр прищурился.

- Нет?

- Нет, - ответил Ангел.

- А как же?

- Подразним его и выманим, - объяснил Ангел.

- Как ты собираешься дразнить его? Оскорбить его мать или еще что-то в этом роде?

Ангел с отвращением покачал головой:

- Еще что-то в этом роде. Ты оставайся здесь, я зайду с другой стороны.

Он перешел Дорадо-Роуд, встал у перил, приложил рупором руки ко рту и закричал:

- Я перехожу твой мост, ты, уродливый болван!

Ксандр посмотрел через перила со своей стороны, туда, где дорога поворачивала в сторону 17-го шоссе. Там, под мостом, была только темнота. Ничто не шевелилось, не двигалось, и Ксандр задавался вопросом, был ли Ангел уверен в том, о чем рассказывал. Может, это был обыкновенный серийный убийца, или эти пьяницы сами падали с моста на дорогу. Кто знает…

- Что за чертовщина, - пробурчал Ксандр себе под нос.

Потом он закричал:

- Эй, ты, вонючий, уродливый маленький тролль! Топ-топ, я иду по твоему мосту. Билли здесь, дружище!

Ксандр ждал, наблюдая за тенью под мостом. Пока там все было тихо. После долгой паузы он повернулся, чтобы посмотреть на Ангела, все еще кричавшего с моста.

- Покойник! - крикнул Ксандр. - Ты уверен относительно этой твари? Если ты просто хотел пообщаться со мной, то должен был предварительно записаться, знаешь об этом?

Ангел прищурился.

- Я же просил тебя не называть меня так.

С оглушительным, разъяренным ревом тролль выпрыгнул из-за перил прямо перед Ангелом. Вампир покатился, выскальзывая из-под него. Потом оба вскочили и принялись драться с переменным успехом.

Тролль, как и предупреждали, был действительно грязный, уродливый и вонючий. Он был одет в самую рваную одежду, которую Ксандр когда-либо видел, и в прорехах можно было рассмотреть его кожу - жесткую шкуру, покрытую отвратительной свалявшейся шерстью и наростами. Ужасно грязный. К огорчению Ксандра, он совсем не был маленьким. Напротив, совершенно не маленький.

- Ксандр! - позвал Ангел и в очередной раз сильно ударил тролля кулаком по морде. Тролль заревел от боли и гнева и, опустив тяжелые кулаки на плечи Ангела, повалил вампира на тротуар. Он уже поднял огромную волосатую ногу, намереваясь наступить на голову Ангела, но тот был достаточно проворным.

- Как насчет того, чтобы слегка отвлечь его, Ксандр? - спросил Ангел, приняв облик вампира.

Ксандр не отвечал, он чувствовал, как взмокли его руки, державшие бейсбольную биту. Ангел и тролль продолжали лупить друг друга, и это выглядело ужасно. Щека вампира была разбита и окровавлена, хотя, вероятно, уже начала заживать. У тролля изо рта текла кровь. Ангел ударил его в живот, что на мгновение вывело монстра из строя. Ангел попробовал использовать это мгновение, но мощный удар тролля отбросил его назад.

Борьба происходила на Дорадо-Роуд, в переходе, и Ксандр следовал за ними, выжидая подходящий момент. Удары становились все более жестокими, и Ангел был вынужден на мгновение отступить.

- Чего, черт возьми, ты ждешь? - закричал он Ксандру. Его желтые глаза пылали в темноте.

Тролль кинулся на вампира, Ангел схватил его за спутанную шерсть на голове и сильно ударил в челюсть. Тролль тотчас же вскочил, воя от боли и досады.

- Вот этого! - ответил Ксандр.

С бейсбольной битой, поднятой к плечу, поставив ноги так, как его всегда учили, Ксандр замахнулся, собираясь ударить сверху вниз. Бейсбольная бита рассекла воздух и опустилась на череп тролля с приятным для Ксандра хрустом. Кровь брызнула из толстого расплющенного носа, и луисвилльская бита раскололась на две части.

Тролль, качаясь от удара, хватаясь за лицо и нос, подался назад. Он ударился о перила и упал вниз.

- Вот так, - пробормотал Ксандр, когда они с Ангелом подошли к перилам и увидели, как тролль грохнулся на тротуар 17-го шоссе, где так и остался лежать с неестественно выгнутыми конечностями.

- Всему свое время. Вот и тебе тоже пришел конец, - проговорил Ангел со злостью.

Ксандр не поднял глаз. Он уставился на мертвого тролля.

- Ты уверен? - спросил он.

- Так это был твой план? - в свою очередь спросил Ангел. - Использовать меня как приманку до момента, подходящего для удара?

- Теперь ты знаешь, - серьезно ответил Ксандр, поднимая голову.

Когда он взглянул на Ангела, тот посмотрел на него, гневно нахмурив брови. Ксандр ничего не мог с собой поделать и рассмеялся.

Сперва он только хихикал, затем начал хохотать во весь голос. Ангел говорил что-то, но его мрачная гримаса постепенно тоже расплылась в улыбке. В этот момент лицо его стало приобретать человеческие черты. Никогда еще оно не было настолько похожим на человеческое.

Наконец Ксандр перестал смеяться.

- Слушай, - сказал он. - Ты понимаешь, как все это ужасно?

Но Ангел не слушал. Он снова посмотрел через перила, и его брови поднялись от удивления.

- Что? - спросил обеспокоенный Ксандр.

- Он поднимается, - ответил Ангел.

И правда, когда Ксандр поглядел вниз, тролль вставал па ноги. Покачиваясь, он впился в них взглядом. Расстояние между ними было сто пятьдесят футов. Монстр открыл пасть и заревел. Рев прервался, когда силуэт тролля осветил фарами приближающийся огромный грузовик с прицепом.

Ксандр и Ангел, морщась, отвернулись, но Ксандр и не подумал закрыть уши. Прозвучал сигнал грузовика и когда он проехал под ними, послышался влажный хруст. Грузовик, столкнувшись с троллем, размазал монстра по тротуару, и хруст был слышен на всем мосту Дорадо-Роуд.

Мысленно Ксандр почти слышал голос Корделии, кричащей «Ура!».

В конце концов, когда они снова глянули вниз, от тролля не осталось ничего, кроме лужи крови. Чуть дальше по 17-му шоссе грузовик съезжал с дороги. Ксандр не завидовал парню, которому придется чистить решетку радиатора.

Он собрал части биты, тщательно их осмотрел, и через минуту с грохотом бросил на тротуар.

- Проклятье, - тихо выругался он.

- В чем дело? - спросил Ангел.

- Еще одна часть моего детства отправилась к чертям, - с легкостью ответил Ксандр. - Я думаю, что наступит время, и я с грустью буду вспоминать резню демонов, кровопийц и вонючих троллей. Ведь раньше я думал, что прогулки на велосипедах, ночевки под открытым небом на заднем дворе и игра в мяч с отцом остаются в памяти навсегда.

По дороге назад в школу они молчали. Но вдруг Ангел нарушил тишину.

- Хорошее завершение, - сказал вампир.

- Все когда-то заканчивается, - ответил Ксандр.

- Ты можешь призвать всю свою магию сегодня вечером, Ива? - спросила Баффи.

Ива пожала плечами и уставилась на экран компьютера.

- Мне кажется, что вся магия моей волшебной палочки израсходована.

Оз сочувствующе поднял брови:

- Вес высосали, да?

- Хорошо, - пробормотала Корделия дрожащим голосом, - Вы, ребята, избегали этой темы достаточно долго. Как вам мои волосы? Только честно?

Баффи посмотрела на нее. Волосы стали короче, и Корделия сделала укладку - прическа действительно смотрелась неплохо. Волосы укоротились на несколько дюймов, но скоро отрастут. Баффи подумала было, подразнить Корделию, чтобы приободрить ее, но поняла, что тема волос запретна.

- Они выглядят просто прекрасно, Корди, правда, - сказала Баффи совершенно искренне. - Тебе очень идет. Кажешься гораздо взрослее.

Корделия лишь уставилась на нее, чуть не плача, и попробовала рассмотреть свое отражение в стеклянной двери комнаты Джайлса.

- О, ты говоришь так только, чтобы меня успокоить. Они ужасны, не так ли?

- Говорит, чтобы тебя успокоить? - переспросила Ива. - Баффи? Тебе? - Она прищурилась, обдумывая слова. - Гм, я имею в виду, что…

Но Корделия не слушала.

- Давайте дальше, а? - попросила Баффи. - Мы нашли заметки о большинстве сверхъестественных случаев, когда-либо происходивших, но их ничто не связывает между собой.

- Было бы гораздо лучше, если бы мы рассказали Джайлсу о Прыгающем Джеке, - заметила Ива.

- Пока в этом нет необходимости, - сказала Баффи.

- Я думаю, что «нет необходимости» находится рядом с «у нас ничего нет», как выдумаете, парни? спросил Оз. Его лицо абсолютно ничего не выражало.

- Хорошо, сегодня мы уже ничего не можем сделать, - согласилась Баффи. Она помассировала себе шею. - Мы все равно ничего не успеем. Поэтому предлагаю закончить. Я выйду и сделаю небольшой обход.

- Ты не должна идти одна, - заметила Ива. - Мы пойдем все вместе, но лучше подождать еще и Ангела с Ксандром.

- Можете не ждать, красавицы, - произнес Ксандр сверху, куда они с Ангелом проникли через черный ход. - Точнее говоря, красавицы и небритый оборотень.

Оз провел рукой по щетинистому подбородку.

- У меня закончились лезвия, - сказал он.

- Ну же, щенки. Вы должны пройти через это, как боров по камням, - весело ответил Ксандр, спускаясь в читальный зал, где собрались остальные. Все уставились на него.

- Он наблюдал марафон «Беверли Хилл-биллис» па Ниле, - объяснила Ива.

- Господи, помоги нам всем, - сухо проговорила Баффи.

Корделия устремилась к Ксандру, спрашивая что-то о своих волосах; он, воспользовавшись моментом, успокоил ее, уверяя, что она не выглядит, как тролль.

- Верь мне, - сказал он. - Я знаю.

Баффи взглянула на Ангела, тот кивнул.

- Мы были там, - пояснил он. - Тролль охотился па людей из-под моста Дорадо-Роуд.

- Но вы уничтожили его, так ведь? - спросила Баффи.

Ангел на мгновение замолчал, потупив взгляд.

- На самом деле, - продолжал он медленно, -

Ксандр убил его.

- С копьем и в волшебном шлеме! - прокричал Ксандр в духе Элмера Фадда.

Баффи подняла руку.

- Хорошо, герой-победитель, помолчи минуточку. Мы только что обсуждали, что делать дальше. Я голосую за патрулирование, так как расследование пока не сдвинулось с места. Ваша встреча с троллем только доказывает правоту Ивы. Путь слишком длинный. Полагаю, что мы должны разделиться.

- Мы с Ангелом останемся здесь, - сказал Ксандр, похлопывая того по спине. - Вместе мы - отличная команда.

Корделия решила остаться с Ксандром, а Баффи только удивленно моргнула. Ксандр ненавидел Ангела, но будет скорее работать с ним, чем с ней. Это было невероятным открытием.

Очевидно, подумала она, какие бы споры ни возникали у нас с Ксандром, они все еще не решены,

Баффи поглядела на Оза и Иву.

- Хорошо, - сказала она, - надеюсь, вы, ребята, со мной.

После безумств нескольких предыдущих дней остаток ночи выдался на удивление спокойным. Баффи вернулась домой довольно рано, мама одобрительно кивнула и сказала, что приготовила на ужин энчилады; потом Баффи немного посмотрела телевизор.

Позже, уже лежа в постели, она вдруг почувствовала: хоть и ничего не происходит, что-то не так. Она не была спокойна. Смутная тревога мучила ее. Что же будет дальше? - задавалась вопросом Баффи, уже засыпая.

А в пятнадцати милях к югу от ее дома на красивый общественный пляж море выбросило останки Морта Пингри и «Лайзы К.».

ГЛАВА 4

Угнетающим фактором жизни Куратора является то, что ему приходится довольно много времени проводить в больнице и как посетителю, и как пациенту.

Еще более угнетало то, что все больницы похожи одна на другую, находятся ли они в Лондоне или на Манхэттене, а именно здесь, в палате 327, лежал Джайлс. В больницах было все одинаково: ярко-бежевые полы, стены унылых пастельных тонов, серые металлические кровати и пульт дистанционного управления для телевизора, принимающего два или три отвратительных канала.

Все программы были о молодых людях, вступающих в брак с кузенами, или о жертвах маньяков. Это были основные утренние передачи. Если их смотрела мать Ксандра, то Джайлс сочувствовал парню.

Книга, книга была его единственным утешением.

На соседней кровати, отделенной ширмой, его сосед по комнате, выздоравливающий после операции, разговаривал и стонал во сне. Этого человека только что привезли.

Тяжело вздохнув, Джайлс защелкал пультом, затем остановился, заинтересовавшись объявлениями в новостях. Пожары, автомобильные катастрофы… хм, в полдень интервью с человеком, который утверждал, что он потерпел кораблекрушение на «Луизитании» и понятия не имел, как оказался в Нью-Йорке. Возможно, это стоило посмотреть.

- Руперт? - позвал нежный голос.

Он повернулся.

Появившаяся в дверях Микаэла Томази была похожа на видение: в тонком темно-красном платье, сужавшемся к икрам, белокурые волосы распущены по плечам. Она остановилась на пороге.

- Я помешала тебе?

- Вовсе нет. Он не сдержался и поправил волосы и очки. До того

как Баффи и друзья стали дразнить его за эту привычку, он и не подозревал о ней. Теперь, когда вошла Микаэла с букетом красных гвоздик, он с волнением думал о каждом своем движении.

- О, как прекрасно, - сказал он, улыбаясь.

- Спасибо.

Она слегка поправила прическу, хотя они оба сделали вид, будто речь идет о цветах.

- Медсестра пошла за вазой. У меня для тебя есть еще кое-что.

Микаэла открыла черную сумку, похожую на сумку Истребительницы Баффи, и достала книгу.

- Боюсь только, она не в твоем вкусе.

Джайлс взял книгу. Это был сборник историй о Шерлоке Холмсе.

- Большое спасибо. - Он пролистал книгу. - Прошло много времени с тех пор, как я читал Холмса.

Очень мило с твоей стороны.

Джайлс выключил телевизор, а Микаэла полодии пула стул к его кровати. Запах ее духов был просто восхитителен.

Как проходит конференция? Если я хорошо помню график, ты пропускаешь программную речь кого-то из Смитсониана.

- Как ты? - спросила она, игнорируя его вопрос. - У них есть какие-нибудь улики?

- Улики, - произнес Джайлс неуверенно. Он не сообщал ей, что его столкнули, не так ли? Говорил только, что упал… А может, и рассказывал, но уже не помнит. А говорил ли он, что она невероятно красива? Сейчас как никогда.

Микаэла вздохнула. Она помахала пальцами и взглянула на них, затем сложила руки на коленях и наклонилась немного вперед.

- Мы не одни, - сообщила она спокойно, как буд-то предполагая причину его молчания.

- Мой сосед по комнате спит, - заверил Джайлс. Покосившись в сторону ширмы, он подождал очередного стона и кивнул, услышав его. - Видишь? Он без сознания.

Микаэла вздохнула.

- Мне нужно поговорить с тобой.

Он удивленно посмотрел на нее, затем поднял брови, без слов умоляя продолжать.

- Руперт, меня прислал Совет, - сказала Микаэла, как будто исповедуясь. - Я здесь, чтобы предостеречь тебя.

На мгновение его разочарование стало ощутимым. Возникло небольшое замешательство (она поощряла его ухаживания, даже начала отвечать на них), переходящее в гнев. Дженни тоже не была той, кем казалась. Преподаватель, красивая женщина, атеистка. Цыганка, приставленная следить за Ангелом, чтобы удостовериться, что он страдал от преступлений, которые совершил против ее людей.

- Чтобы предостеречь меня от чего? - спросил он сурово.

- Пожалуйста, - сказала она и накрыла своей ладонью его руку. - Не сердись, что я не открываю тебе правду. Знаешь… - Она пожала плечами и улыбнулась. - Совет настолько скучен и специфичен, что, ну, в общем, я не ожидала… что так быстро… увлекусь тобой.

Джайлс сердито фыркнул, не глядя на нее.

- Ты фантазерка, - заметил он раздраженно.

- Нет. Я действительно увлеклась. Подумай об этом, Руперт. Я работаю на Совет Хранителей и сама - Хранитель. Но пока только учусь, - добавила она с оттенком смирения в голосе. - У меня нет возможности разговаривать с интересными мужчинами па балконах гостиниц в городах, подобных этому. Я была… Я только хотела побыть обыкновенной девушкой, прежде чем мы начали работать.

- И каков характер этой работы? - перебил Джайлс. Ему не хотелось разговаривать, но в то же время хотелось ей верить, ведь ее улыбка была такой искренней, манящей. Притом ему тоже хотелось оказаться на некоторое время обычным человеком.

- Характер, - сказала Микаэла грустно, и показалось, что она вдруг отдалилась. - Хранителей разыскивают и на них нападают. Мы не думаем, что это случайность.

- Господи! Кто умер? - спросил он быстро.

Люди, которых ты знаешь и о которых заботишься. Мэри Ламонтейн. Джулиан Спринг.

- Боже мой!

Джайлс покачал головой, оплакивая уход коллег, дорогих ему людей. По молодости они вместе с Джулианом несколько раз выползали из паба, в прямом смысле слова. А Мэри была самым лучшим Хранителем, которого он когда-либо знал; она была способна попомнить все незначительные детали из истории Истребителей и Совета Хранителей, даже упомянутые вскользь.

- Поскольку ты - Хранитель и Куратор действующей Истребительницы, мы полагаем, что ты - главная цель.

Джайлс согласился:

- Меня уже столкнули с лестницы.

Микаэла кивнула:

- Кто знает, что еще могло случиться, если бы я не услышала шум?

- Действительно, хорошо, что ты остановилась на том же этаже, что и я. - Джайлс вдруг задумался. Может, это было не так уж и хорошо. По ее лицу он понял, что она думала о том же.

Медсестра, женщина средних лет с ярким букетом, быстро вошла в палату. Микаэла тотчас же поднялась и как бы случайно столкнулась с ней. Как Куратор Истребительницы, Джайлс отлично знал этот прием, медсестра же не обратила никакого внимания.

- Мне нужно узнать, у нас знаменитость в отделении. Вы знаете, кто такой Т-Минус-Айс? - спросила она, мило улыбаясь. У нее был чистый бруклинский акцент. - Он поступил вчера вечером с многочисленными огнестрельными ранениями. Ему прислали много цветов, сейчас мы переправляем их на четвертый этаж. Это отдел онкологии. - Она взяла цветы Микаэлы и бесцеремонно воткнула их в вазу. - Очень серьезный случай.

- Понятно, - протянул Джайлс, уставившись на криво стоящий в зеленой стеклянной вазе букет.

- Я не собиралась сообщать вам о мистере Айсе, сказала медсестра заговорщически. - Но вы не похожи на того, кто хотел бы взять автограф, вы же англичанин, так что я полагаю, - все будет в порядке.

Джайлс вежливо улыбнулся, начиная чувствовать боль в боках. Он устал и был сильно обеспокоен не давней скрытностью Баффи. Доктора не торопились выписывать его, и Джайлс хотел просто подняться и уехать.

- Да, конечно, все будет в порядке, - подтвердил он, а медсестра улыбнулась в ответ.

Она прошла мимо Микаэлы и проверила внутривенную капельницу.

- Болит? Нужен укол?

Она как будто хотела склонить его к этому. С тех пор как ему перестали колоть морфий, он получал порцию болеутоляющего в наиболее мягкую часть тела.

- Нет, спасибо, сестра, - сказал он, затем поправил себя, - я имею в виду, медсестра.

В Великобритании медсестер называют «сестрами», как будто они монахини.

С другой кровати послышался стон. Внимание медсестры переключилось на соседа Джайлса, и она сказала:

- Нажмите кнопку вызова, если будет что-то нужно.

- Спасибо. Я так и сделаю.

- Итак, мистер Руссо, как мы себя чувствуем? - спрашивала медсестра, суетясь за ширмой.

Ответа не было.

- Он все еще без сознания, - объявила она вслух. - К счастью для вас. Когда он проснется, то станет настоящей проблемой.

Она вышла из-за ширмы и оставила их одних.

После паузы Микаэла сказала:

- Я буду твоим телохранителем. Как ты думаешь, что они искали в твоих вещах? Что-то определенное?

Джайлс задумался.

- Я купил вчера две книги, старые тексты.

- Ты можешь сказать мне названия? - спросила она, голос ее звучал очень официально.

- «Проклятые предметы». Издание Ковей. Я долго искал ее, - ответил он. - А также брошюра о наиболее часто посещаемых местах в Нью-Йорке. Вероятно, не слишком нужная, в стиле Ганса Хольцера, если ты знаешь, о чем я говорю.

- Для общего пользования, - добавила она.

- Да, но никогда не знаешь, где найдешь драгоценный камень.

Микаэла улыбнулась.

- Хорошо сказано. Джайлс улыбнулся в ответ.

- Но ни один из них не был еще найден.

- Хорошо, хорошо. Было бы ужасно потерять Ковей, - Она взглянула на часы. - Я должна вернуться, жду факс из Совета, мне должны рассказать о полицейском отчете.

Микаэла подошла к цветам и расправила их в вазе, затем отошла в сторону и придирчиво осмотрела букет.

- Вернусь через пару часов.

- Буду ждать с нетерпением, - искренне сказал Джайлс, прижимая книгу к груди.

- Я тоже. - Микаэла наклонила голову. - Ты знаешь, не было иного способа встретиться с тобой, - сказала она, дерзко посмотрев на Джайлса.

Она была просто очаровательна.

- Несмотря на все, я очень рада, что встретила тебя. В конце концов, ты тоже знаменитость. В какой-то степени. - Она засмеялась восхитительным, нежным смехом. - Возможно, я еще попрошу у тебя автограф. Джайлс усмехнулся в ответ.

- Или свидание. Когда все это закончится. - Микаэла наклонилась и поцеловала его. - В конце концов, нам так и не удалось позавтракать вместе.

- Это всего лишь мечты, - сопротивлялся он. Губы его дрожали.

- Да перестань. - Она широко улыбнулась и поднялась. - Я скоро вернусь. Будь осторожен.

- Буду. Ты тоже. В конце концов, ты - Хранитель.

- Да. - Она с нежностью посмотрела на него.

Микаэла вышла, а запах ее духов все еще витал в палате.

Джайлс лежал, улыбаясь.

Потом он положил книгу на тумбочку, взял телефон и сказал в трубку:

- Внешнюю линию, пожалуйста. Междугородный звонок.

Джайлс звонил в штаб-квартиру Совета в Лондон и был немного раздражен, обнаружив, что ни один из фактических членов Совета не мог говорить с ним. Вместо этого он поговорил с человеком по имени Ян Вильямс, ассистентом, совсем недавно работающим в основном филиале.

Джайлс не знал, расскажет ли Совет или этот Вильямс Микаэле о его звонке. Если он действительно ей небезразличен, для нее это будет неважно. Однако ему хотелось для начала убедиться, что ей можно доверять.

Вильяме сообщил, что Микаэла действительно находится там для охраны Куратора. И действительно Хранители, которых Джайлс знал и о которых беспокоился, убиты.

В Совете считали, что ему угрожает серьезная опасность.

Джайлс набрал еще одни номер, он звонил Баффи.

- Как вы? - спросила Баффи, прижав трубку к щеке и расхаживая по комнате.

- Они что-то говорят… О внутреннем кровотечении и еще о каких-то пустяках.

- Пустяках?

- Я повторяю, Баффи, - продолжал он, не слушая се. - Если я в опасности, можно предположить, что вы тоже скоро окажетесь в опасности.

- Знаете, Джайлс, - сказала она, шагая по комнате, - это мое обычное состояние.

ГЛАВА 5

Конец недели был очень спокойным, суббота из воскресенье прошли без потрясений. Рано утром в воскресенье прошел небольшой дождь, но грома не было, и, кроме капель воды, с неба ничего не падало. Баффи была свободна, могла отдохнуть.

Но все было не так просто.

Для нее это было подобно затишью перед бурей. Она сидела молча, закрыв глаза, на заднем сиденье автомобиля Корделии. Впереди, также молча, сидели Корди и Ксандр. По радио, популярная рок-певица пела о своих проблемах. Ксандр подпевал ей. Враждебность между ними утихла и превратилась в неудовлетворенность жизнью вообще. Тишина в автомобиле не имела к этому никакого отношения. Это было больше похоже на беспокойство, чем на гнев.

Новости быстро распространялись по городу в виде слухов… по радио и наконец по телевидению. Нечто ужасное случилось в доках. Нечто страшное.

Фары автомобиля Корделии прорезали темноту. В небе висел полумесяц. Полнолуние наступит только через несколько недель. Баффи думала об Озе.

Фары машины осветили полицейский автомобиль, нагородивший им дорогу. Полицейский вышел на середину дороги и, подняв обе руки, приказывал им остановиться. Через мгновение Корделия притормозила и опустила стекло.

- Что происходит? - спросила она беспечно. Баффи улыбнулась. Корделия не любила лгать, но ей не составляло труда выглядеть абсолютно искренней и честной, когда необходимо. Она была гораздо сильней и храбрей, чем могла показаться.

- Простите, мисс, - сказал офицер недовольно. - Дорога к докам закрыта до утра. Там кое-что произошло, и мы пропускаем только специальные транспортные средства.

Почти в тот же миг санитарная и пожарная машины с ревом промчались мимо, сопровождаемые громыхающим подъемным краном, ехавшим намного медленнее.

- Ничего себе, это серьезно, - сказала Корделия, наблюдая, как огни машин исчезают за поворотом.

- Там ужасное происшествие, - повторил офицер.

Баффи похлопала Корделию по плечу и сказала тихим голосом:

- Мы поедем в объезд.

- Хорошо, спасибо, - поблагодарила Корди полицейского.

Она развернула автомобиль и поехала назад, к центру города. Через четверть мили они повернули на север, на Шор-Роуд, и проехали там.

- Ты уверена, что здесь безопасно? - спросила Корделия, с тревогой оглядывая улицу, когда они припарковались. - Если мой автомобиль украдут…

- Я уверена, что все будет нормально, - заверила ее Баффи. - Но если тебя это беспокоит, оставайся в машине.

Баффи и Ксандр вышли, а Корделия осталась в машине. Двигатель работал тихо. На Шор-Роуд не было никаких уличных фонарей. Доки были недалеко, всего через несколько домов. На подъеме, к западу, находились склады и океан, но здесь… ничего.

- Подождите! - крикнула вдруг Корделия и поспешила покинуть автомобиль. Баффи оглянулась, поскольку Корделия хлопнула дверью позади нее и включила сигнализацию. Сигнализация чирикнула, подтверждая свое рабочее состояние. Затем Корди поспешила присоединиться к Баффи и Ксандру, они поднялись на пригорок и скоро вышли за длинный ряд складов и зданий консервного завода, закрытого еще до их рождения.

Вдали они слышали сирены и рев двигателей грузовика.

Один из них был высоким и жилистым, с темными полосами и бородой с проседью. Другой - лысый, с аккуратно подстриженной бородой и поразительным лицом: один глаз бесцветный, молочно-белый, окруженный шрамами, будто солнечными лучами, другой темно-коричневый, почти черный. Одежда на обоих была подобрана так, чтобы ее владельцы легко забывались: высокий, брат Гален, был в рыбацком свитере и джинсах. Лысый со шрамами, брат Люпо, надел простую рубашку и серый комбинезон работника дока.

Они стояли рядом в темноте на маленьком возвышении недалеко от Шор-Роуд. Отсюда они могли видеть Истребительницу и ее друзей как три точки, движущиеся к месту вчерашней катастрофы.

Гален и Люпо могли наблюдать, как она повела остальных между двумя большими зданиями к причалу, потом все трое свернули и направились к океану. Вдалеке небо было освещено мерцанием пожаров и вспышками огней аварийных машин.

- Что теперь? - спросил брат Гален с уважением.

- Идем, - ответил Люпо. - Но помни, Маэстро потребовал, чтобы Истребительницу взяли живой. Нам необходимы ее знания, нам нужна ее сила.

Люпо схватил Галена за подбородок и повернул его голову к себе, чтобы видеть его глаза - они мрачно мерцали.

- Ты любишь насилие, Гален, - твердо сказал он. - Но сейчас не время и не место, чтобы потворствовать твоим страстям.

- Да, брат Люпо, - тихо ответил Гален. - Вы говорите от имени Маэстро, а я повинуюсь его приказам.

Брат Люпо поднял бинокль, хотя мог видеть только через один окуляр, и высматривал между зданиями Истребительницу. Он никого не нашел.

- Быстро, - сказал он. - Но молча, брат. Вместе они быстро прошли вниз по небольшому склону к тылам огромного серо-зеленого склада и затем почти беззвучно понеслись по перерытой автомобильной стоянке. За следующим зданием оба свернули к воде. Справа был еще один склад, слева - заброшенный консервный завод с давно выбитыми окнами.

Изнутри донесся шелест крыльев - это могли быть летучие мыши или чайки, но никому до них не было дела.

Океан накатывал на причал волны. Было тихо. Дойдя до дороги перед складами, они остановились. Медленно повернув за угол, посмотрели на юг, туда, где около воды пылал склад. Большой рыболовецкий траулер со сломанной мачтой и разбитым корпусом выступал на фоне горящего склада, как будто он был приколот там. В какой-то степени так и было.

- Во имя Хаоса!…

Брат Люпо вздохнул и в страхе оглядел эту картину. Они увидели Истребительницу и ее друзей, спешащих к этому месту, и отправились за ними, придерживаясь стены старого, заброшенного консервного завода.

- Красиво, не так ли? - прошептал голос в темноте.

Люпо даже не успел обернуться, как брат Гален завопил в агонии. Тварь, которая это прошептала, когтями разорвала ему живот.

- Ты! - воскликнул пораженный Люпо, уставившись на существо. Он знал его или, по крайней мере, видел прежде. Белая, масляная плоть, черные глаза, подобные ранам… Прыгающий Джек.

- Этого не должно было случиться, - произнес Люпо, качая головой, широко раскрыв рот от ужаса, когда увидел убийцу и тело брата Галена, соскользнувшее на тротуар.

- Так все говорят, - прошептал удовлетворенно Прыгающий Джек.

Монстр открыл огромный рот, обнажая клыки, похожие на иглы, и струя сине-белого пламени устремилась в лицо Люпо.

- Нет! - закричал тот, его руки быстро задвигались, мелькая, будто плели что-то. Они сплетали заклинание, создавая щит, отклонивший синее пламя в сторону.

- Как ты это сделал? - удивился Джек. - Как ты сделал… А, неважно…

- Именем Хаоса, нет! - воскликнул напуганный. Люпо, увидев отблеск лунного света на когтях убийцы.

Затем донесся крик: «Эй!»

Прыгающий Джек обернулся, Истребительница так мощно ударила его по лицу, что Джек покачнулся. За ней и ее помощник, Ксандр, кинулся к злодею-убийце, размахивая деревянной доской, которую он, должно быть, подобрал по дороге около одного из зданий. Доска опустилась на монстра с громким хрустом, и даже брат Люпо вздрогнул.

Истребительница двигалась легко, каждый ее мускул был готов к сражению, как у уверенного воина, настроенного на победу. Она могла не беспокоиться, ее друг держался позади Прыгающего Джека. Ксандр наносил удары доской с обеих сторон, сначала в одном направлении, затем в другом. С каждым ударом монстр раскачивался, заваливаясь назад. Он открыл рот, пытаясь извергнуть пламя, но нападавший ударил его доской сверху по голове. Монстр отступил назад к краю дока. Понимая, что не может бороться, он присел, собираясь отпрыгнуть подальше.

- Ух ты, - сказал помощник Истребительницы и стал с дикой силой колотить злодея по ногам.

Прыгающий Джек рыкнул. Падая, он резанул парня когтями. Но когти только разорвали рубашку, потому что на помощь уже пришла Истребительница. Крутясь и прыгая, она била Джека в грудь с огромной силой. Злодей кувыркнулся назад с причала и со всплеском погрузился в воды океана.

- Я справился с ним! - сказал Ксандр, поворачиваясь к Истрсбительнице.

- Да, ты, - согласилась она. - Но он поцарапал тебя. Ты все сделал замечательно, Ксандр. Работа в команде - прекрасная штука, помни это.

- Ничего себе. Вы думаете, он мертв? - спросила девушка, сопровождавшая Истребительницу и Ксандра. Люпо вспомнил, что ее зовут Корделией. Подходящее имя для такой красавицы.

- Не похоже, - ответила Истребительница, наконец обернувшись к Люпо, которого она спасла. - Но я не думаю, что он скоро вернется. Как насчет вас, мистер? Вы в порядке?

Ксандр сказал:

- Я проверю другого парня. Возможно, санитарная машина… Корди, достань мобильник на всякий случай.

Истребительница сказала Люпо:

- Мне кажется, у вас шок.

Сначала Люпо только в страхе уставился на нее. Она была удивительной, такой, как рассказывали легенды. Но когда он увидел ее так близко, у него перехватило дыхание. Истребительница. В мире, где так много легенд исчезло в тумане времен, видеть ее перед собой было одним из самых грандиозных моментов в его жизни.

- Эй, - подтолкнула его девушка, - не хотите присесть?

Он все еще молчал.

- Все к порядке?

- Конечно, Баффи, он потрясен, - с насмешкой сказала красивая Корделия, вытащила из сумочки мобильный телефон. - Он только что видел монс… бандита в маске монстра, напавшего на его друга. - Корделия посмотрела на Ксандра. - Так, 9-1-1?

- Я так не думаю, - ответил Ксандр, поднимаясь.

Он остановился перед трупом брата Галена, ограждая изящную молодую женщину от кровавого зрелища.

- Мне очень жаль, - сказал Ксандр Люпо. Его темные глаза были грустны, губы сжались в мрачную линию. - Я думаю, ну, в общем, фактически я знаю, что ваш друг мертв.

- О милосердные небеса! - Люпо стонал, акцент был сильно заметен даже в этот момент. Слышали ли они недостаток горя в его голосе? - Дорогой брат… мой брат, - сказал он отрывисто.

- Ваш брат? О, ничего себе, мне действительно очень жаль. - Истребительница говорила вполне искренне. - Я… мы правда торопились, хотели успеть.

- Да, я знаю, - согласился Люпо, - иначе моя жизнь была бы тоже кончена. - Он опустил голову. - Из-за этого… бандита.

- Гм, слушайте, пойдемте, расскажем полицейским о том, что случилось. Только расскажите им, и они успокоятся, хорошо? - предложил Ксандр, касаясь его руки.

- Спасибо, - просто сказал Люпо.

Истребительница уставилась на него, и Люпо подумал, что она догадалась, кто он. Он опустил голову, надеясь, что принял подходящий вид, свидетельствующий о тяжелой утрате. По правде говоря, он совершенно не беспокоился о брате Галене, а вместо горечи утраты чувствовал гнев. Он знал, что Прыгающий Джек был в Саннидейле - Хеллмут притягивал его, - но было ли простым совпадением то, что он натолкнулся на них так далеко от главного жилого района города? Монстр, должно быть, охотился, а поэтому должен был остаться в местах наибольшего скопления людей.

Брат Люпо прищурился, его надежды рухнули, поскольку он понял, что Истребительница и ее друзья быстро уходят, перешептываясь, оборачиваясь и глядя на него с сочувствием. Когда они исчезли в ночи, брат Люпо досчитал до ста. Потом он подошел к остывшему трупу брата Галена, взял его за ноги и потянул к краю дока. Всплеск от тела, упавшего в воду, был едва различим из-за шума, доносившегося снизу с берега.

Хаос прекрасен, подумал он и отправился следом за Истребительницей. Теперь это было сложнее, так как она видела его, но он знал, что не должен потерять ее след, или Маэстро отправит его в ад навеки.

Истребительница, подумал брат Люпо. И затем прошептал:

- Ты прекрасна.

- Ну, Баффи, - весело сказала Корделия, как будто они не направлялись к месту катастрофы, - ты действительно думаешь, что Прыгающий Джек все еще жив?

- Я думаю, что он лишь искупался, - мрачно ответила Баффи.

- Что? - возмутился Ксандр. - Я надрал ему задницу! Он - призрак, девчонки. Он исчез. Фюйть!

Баффи слегка пожала плечами.

- Будем надеяться, что так.

К тому времени они подошли уже достаточно близко к главной области доков, чтобы видеть масштаб разрушений; зрелище было настолько впечатляющим, что они прекратили дальнейшие препирательства. От пары длинных доков, которые когда-то выступали далеко в воду, не осталось ничего, кроме, обломков. Два судна, которые Баффи могла видеть, были погружены в воду, одно - носом по направлению к городу, другое было разбито на две большие, почти затонувшие части.

Дальше был виден пожар на складе, а также лодка, выступавшая на фоне пламени подобно сломанному мечу в груди павшего воина. Там было пять пожарных машин, три санитарные и много полицейских автомобилей. Пожарники держали пламя под контролем, и оно быстро затухало. Баффи со страхом наблюдала это зрелище. Она всегда думала о пожарниках как о настоящих современных героях, людях, которые часто сталкивались со смертью, чтобы спасать жизнь и имущество других людей.

Ничего себе.

Они шли к тому месту, где было много полицейских машин. Ксандр и Корделия приостановились на мгновение, очевидно, не зная, как пройти. Баффи указала им дорогу кивком головы, и они начали пробираться между автомобилями. Как только Баффи увидела седого полицейского, показавшегося ей знакомым, и темнокожего работника дока лет тридцати, с очень мускулистыми руками, она остановилась. Ей не хотелось, чтобы ее узнали. Справа в окне мелькнуло лицо старого моряка с трубкой, слегка, видимо, перебравшего.

- Давайте поговорим о том, что вы на самом деле видели, но не рассказывайте мне дикие истории, - решительно сказал полицейский.

- Я похож на пьяного? - допытывался у полицейского мужчина, и Баффи улыбнулась, думая, насколько его слова повторили ее мысли. - Нет, действительно. Я работаю в этих доках с четырнадцати лет. Я слышал выдуманные истории всех рыбаков и моряков, заходивших в порт в течение почти двадцати лет. Я знаю, что это небылицы, офицер. Но это было на самом деле, понимаете? Это действительно случилось.

- Ну, мистер Куртис, не увлекайтесь, - сказал полицейский снисходительно. - Я уверен, что это было очень травмирующим происшествием.

- Вы чертовски правы, очень травмирующим! - ухватился за эту мысль мистер Куртис. - Но это не значит, что оно не случилось. Оглядитесь вокруг, вы, идиот! Вы когда-либо видели что-то подобное? Кроме урагана или торнадо, что могло сделать такое? Черт, я не знаю, как это чудовище называют, но оно огромное, и щупальца у него достаточно сильные, чтобы сотворить такое!

Мистер Куртис указал па лодку, выступающую теперь из-за тлеющего здания. Глаза Баффи расширились, когда она услышала его слова. Щупальца? Это звучало как бред, но он не был похож на сумасшедшего. И в Саннидейле…

- Как вы разговариваете с представителем закона! - сказал сердито старый полицейский. - И пока эти бредни…

Взгляд полицейского упал на Баффи, Ксандра и Корделию.

- А вы, ребята, что здесь делаете? - закричал он. - Упирайтесь отсюда, пока я не занялся вами!

Он собирался вновь обратиться к Куртису, когда вдруг прищурился, глядя на Баффи.

- Эй, - сказал он, - не ты ли…

- Уходим! - закончил Ксандр.

- Точно. Сейчас же. Отличная идея.

Схватив за руку Баффи, Ксандр другой рукой обнял Корделию за талию и, поцеловав ее, потащил обеих назад. Назад, к автомобилю Корделии.

- Вы слыхали, здесь появился морской монстр? - спросила Баффи, когда они отошли уже на приличное расстояние и слышен был только шум океана, мягко плескавшегося о деревянные столбы причала.

- Похоже на то.

- Подождите минуту, ребята, - сказала Корделия, и они оба остановились, глядя на нее. Она смотрела на небольшую лужицу крови, от которой тянулся к краю причала тонкий кровавый след.

- Разве не здесь Прыгающий Джек убил того парня? - спросила она.

Ксандр и Баффи осмотрелись. Даже после того как Ксандр подтвердил предположение Корделии, Баффи присела, чтобы рассмотреть след крови.

- Скажите мне, что это кровь Прыгающего Джека, - взмолился Ксандр.

- Я так не думаю, - сказала Баффи. - Или кто-то пришел на помощь тому парню и оказался плохим человеком, или Прыгающий Джек вернулся.

- Или парень, которого вы спасли, просто сбросил тело брата в воду, - добавила Корделия.

- Ну конечно. У этих путешественников забавный акцент, а одного из них выпотрошил монстр. Какое паршивое время! - сказал раздраженно Ксандр.

- Он думал, что Прыгающий Джек был бандитом, - напаивала Корделия. - Вы же видели, он не

бился и истерике, правильно?

- Нет, потому что все реагируют по-разному, - язвительно заметил в ответ Ксандр. - Знаешь, не каждый бегает кругами с дикими воплями при виде внезапно появившегося демонического существа.

- О, неужели это был Мистер Мачо - Крутой? - огрызнулась Корделия.

Баффи нахмурилась, поглядев на них. Она не хотела признавать, но в некотором смысле Корделия была права. Если эти двое были нелегальными иммигрантами - мачо, то вполне возможно, оставшийся в живых не пошел в полицию и хотел скрыть от властей все следы происшествия.

Прежде чем она смогла ответить, небо разразилось громом, подобным штормовой волне, которая в любой момент может обрушиться с ужасным грохотом на голову. Несколько минут они просто стояли, закрыв уши руками.

Взгляд Баффи бесцельно блуждал по потемневшему Тихому океану, где лунный свет мерцал на гребнях волн. Вдруг что-то показалось па поверхности воды. Что-то огромное, с массивными щупальцами или руками, какое-то отвратительное существо, самое большое из всех когда-либо виденных Баффи.

- О боже! - только и смогла она произнести, когда грохот в небе немного стих.

Ксандр и Корделия проследили за ее взглядом и увидели то, на что она смотрела.

- Ну как, черт побери, я смогу убить его?

Сон Джайлса был беспокойным, и он проснулся с нехорошим чувством только в два часа дня в воскресенье. Затем опять уснул, а когда открыл глаза, было почти половина четвертого. Джайлс с трудом сел на больничной койке. Быстро высчитав разницу во времени между Нью-Йорком и Лондоном - там половина девятого, - он взял бежевый больничный телефон и попросил внешнюю линию. Набрав нужный номер, Джайлс услышал гудки на другом конце провода: два, четыре, восемь гудков. Совет не был бы столь неуважителен, там должен быть автоответчик. Кто-то же должен передавать сообщения, в конце концов! По крайней мере, должен быть дворецкий или секретарь.

После одиннадцатого гудка раздался низкий мужской голос. Куратор подумал, что это голос Яна Вильямса, нового помощника, с которым он разговаривал ранее.

- Алло, здравствуйте. Это Руперт Джайлс, - сказал он быстро. - Извините за беспокойство в столь ранний час…

- Ранний здесь, но неподходящее время для звонка там, где находитесь вы, мистер Джайлс, - сказал Вильямс. - Что-то случилось?

- Об этом я и хотел спросить, - ответил Джайлс. - Ваша мисс Томази была здесь вчера днем. Она уехала примерно без четверти два и должна была вернуться вчера вечером, в семь. Она так и не появилась, но и не позвонила. Не было никаких сообщений. Я звонил ей в гостиницу, оставил сообщение, но она и там не появлялась. Так что, учитывая новости, которые она мне сообщила, я немного обеспокоен. Поискал бы ее сам, но завтра мне предстоит еще один курс обследований, прежде чем доктора выпишут меня.

На другом конце провода была тишина. Наконец раздалось сдержанное «хм».

- Ян? - спросил Джайлс.

- Тревожные новости, мистер Джайлс, - ответил голос. - Действительно тревожные. Думаю, нужно ждать худшего! Вам лучше всего обследоваться как можно быстрее, учитывая предписания врачей, разумеется. Если Микаэла не появится в ближайшее время, вы должны будете сразу же отправиться домой. Забота об Избранной - ваша основная задача.

- Конечно, - согласился Джайлс, в его голове уже крутились самые плохие предчувствия, касающиеся Микаэлы и Баффи. - Как всегда.

Он повесил трубку и никак не мог заснуть. Слова эхом отзывались в его памяти.

Думаю, нужно ждать худшего.

Джайлс думал о блеске глаз Микаэлы, о сиянии ее волос, даже когда нет солнца. Ее понимающий смех.

Думаю, нужно ждать худшего.

Все это казалось Джайлсу ужасным, потому что он уже испытал худшее. Он знал, что это могло повлечь за собой. Его беспокойство о Микаэле было больше, чем просто страх. Одно ужасное предчувствие накладывалось на другое, ужас все больше и больше овладевал им. И, учитывая, как странно вела себя Баффи и как немного рассказала ему о происходящем в Саннидейле, он все больше беспокоился о безопасности Истребительницы и ее друзей.

Решение пришло внезапно. Джайлс больше не мог оставаться здесь. Он аккуратно вытащил внутривенную иглу из руки и подвинул йоги к краю кровати. Все еще чувствуя себя немного одурманенным, сначала передохнул. Потом, глубоко дыша, не обращая внимания па боль в голове и спине, Джайлс встал. Ему было неуютно в хлопковой больничной пижаме.

Мгновение он колебался, затем осторожно направился к чулану, где хранилась его одежда. Остальные вещи были все еще в гостинице, но одежду, в которой он был той ночью, постирали и принесли сюда.

Джайлс дотянулся до ботинок, нагнулся, чтобы ваять их. Он почувствовал, как резкая боль прошла через спину и шею в голову. Джайлс вскрикнул и положил руку на голову. Ноги как будто парализовало, и они еле двигались, сгибаясь под его весом. Он тяжело упал, очки полетели на холодный пол.

Когда Джайлс снова очнулся, он был уже на кровати и незнакомый доктор светил каким-то предметом ему в глаза.

- Микаэла, - прохрипел Джайлс.

- Кем бы она ни была, она может подождать, - грубо сказал доктор. - Возможно, вы слишком взволнованы, мистер Джайлс, я вас не виню. Но существует веское основание тому, что вы все еще находитесь в больнице. Нужно прислушиваться к врачам.

Джайлс снова потерял сознание и очнулся только на следующее утро.

В красивом саду, который тянулся вдоль роскошного имения в Киото, одного из самых прекрасных городов мира, кричал Кобо Сенсей.

Он лежал в грязи в собственном саду, питая землю и растения своей кровью, своей жизнью. Время, когда Кобо Сенсей был Хранителем, закончилось много десятилетий назад. Теперь он состарился и часто мечтал о смерти в саду, и в мечтах он мягко улетал далеко от этого мира, которому служил долго и хорошо.

Ничего подобного.

Лезвие разрезало кожу его запястья и прошло слегка под кожей, вспарывая его так, как он потроши рыбу десятки тысяч раз в жизни. Кобо Сенсей еще раз закричал.

Но он не дал им то, что они хотели. Он не отвечал на их вопросы, хотя знал ответы на некоторые из них.

Кроме этих криков боли Кобо Сенсей не издал ни звука.

Вокруг него полукругом стояли семь человек в темных плащах с капюшонами, закрывавшими большую часть лица. При тусклом свете солнца он немногое мог рассмотреть, нечего было сказать о них, исходя из их внешности. Они различались цветом кожи, ростом и имели разное телосложение, но все явно были людьми. Кроме того, было ясно, что они знакомы с магией.

Боль была невыносимой.

Лезвие опустилось снова, на сей раз к точке, находящейся на несколько дюймов ниже пупка. Его край, приставленный к животу Кобо Сенсея, разрезал кожу, и лезвие снова продолжило свою работу.

Разум и тело цепенели, Кобо Сенсей стиснул зубы и впился взглядом в скрытых под капюшонами мучителей. Он поклялся себе, что не закричит снова, и сдержал клятву.

Он умер молча.

ГЛАВА 6

Ива сидела в школьной библиотеке, чувствуя себя немного неуютно. Она была одна. Только книги окружали ее. И верный библиотечный компьютер. Ее единственными компаньонами были свет от зеленой стеклянной ученической лампы и успокаивающее щелканье клавишей. Ей пришло в голову, что… если бы она могла вспомнить название больницы, где лежит Джайлс, она могла бы найти в компьютере медицинские записи и точно узнать, что с ним случилось.

Она не была знакома с медицинской терминологией, но любая терминология становится доступной при помощи сети.

Работа оказалась сложной. Было довольно легко обнаруживать природу каждого явления или информацию о монстре, с которыми они столкнулись за прошлую неделю, но Ива хотела узнать, одновременно ли появлялись все эти монстры раньше. Она пыталась найти только ту информацию, которая соответствовала бы следующим пяти словам: Прыгающий Джек, Гром, Морской монстр. Она по очереди задавала эти слова поисковой системе.

Информация не найдена.

- Ой, как мне надоело, - расстроено сказала она и удалила сочетание «Морской монстр». Возможно, проблема была в «Громе». Возможно, существовал

какой- то другой термин.

Ива бросила поиск и щелкнула по закладке «Библиотека Конгресса». «Грома» не было в списке вообще.

Зевая, она нахмурилась и искоса посмотрела на экран. Это должно быть в списке. Она проверяла.

Ива отклонилась и на минуту задумалась. Набрала слово «Гром» с пробелами.

Ничего не произошло.

Потом поглядела на часы. Было намного позже, чем ей казалось. Нужно ехать прямо сейчас, чтобы вовремя добраться домой. В конце концов, она могла возобновить поиски на домашнем компьютере, как только родители уснут. Но у местной школьной сети была защита, и Ива не могла получить доступ туда с домашнего компьютера. Значит, она должна сохранить побольше поисковых файлов на завтра.

Задвинув стул, Ива схватила портфель и выключила компьютер. Потом, поколебавшись мгновение, выключила лампу. Библиотека погрузилась в темноту, свет горел только в зале. Ночью школа была не очень дружелюбным местом.

Однажды ночью Ива чуть не погибла здесь. Тогда Ангел еще был на стороне Темных Сил, он заманил ее в ловушку и убил бы, не вмешайся Баффи.

Но сегодня вечером Ангел был с Баффи, вместе с ней разыскивал нежданных гостей. Хотя Ива теперь твердо была за то, чтобы принять Ангела в компанию, эта мысль не особо успокоила ее, когда она проходила мимо того места, где он держал ее как заложницу, смеясь и пытаясь задушить.

Оказавшись снаружи на верхней ступеньке, она глубоко вздохнула. Библиотека всегда пахла пылью и немного плесенью. Иногда и чаем. Ива с нежностью улыбнулась, представив себе Джайлса, держащего чашку дымящегося чая в одной руке и листающего книжные страницы другой.

Она скучала по нему. Куратор был им нужен.

Она хотела, чтобы сейчас он был дома.

И чтобы ничего плохого с ними бы не случалось.

Корделия вышла на воздух и произнесла:

- Ксандр, это серьезно.

- Я знаю, - заверил Ксандр, - и отношусь к этому именно так.

Они припарковались у Мэйкаут-Пойнт, подальше от других автомобилей. Да, она назначила встречу Ксандру, но не должна была вешать неоновый знак на шею, не так ли? Но, как обычно, Ксандр не слушал ее.

Сердясь, Корделия слегка толкнула его в грудь. Ее дорогая помада «Смеш Бокс» размазалась по его лицу.

- Что? - спросил он, немного задыхаясь.

- Колледж, - сказала она. - Сколько раз мы об этом говорили? Ксандр, если ты не поступишь, то закончишь тем, что будешь пахать за гроши.

- Нет, нет, Корди, - улыбнулся он ей. - Я хочу поступить по-другому. Я стану жить на улице. Я потеряю все зубы, но буду писать тебе любовные стихи на стенах общественных туалетов. Только подожди чуть-чуть, хорошо?

- Слушай, идиот, - Корделия уставилась на него, - мои родители собираются отправить меня в Швейцарию. Возможно, в Сан-Диего. Было бы хорошо, если бы ты отправился вместе со мной. Но ты не сможешь, если не подашь заявление в колледж.

- Эй, я посылал запрос во многие колледжи. И меня приняли в несколько, в два.

Девушка состроила гримасу.

- Все колледжи, в которые ты обращался, не подходят. Мои родители никогда не позволят мне учиться там.

- Швейцария? - Ксандр смотрел на нее так, как будто она была сумасшедшей.

Корделия пожала плечами…

- Да.

- Мои родители не могут отправиться даже в Маттерхорн в Диснейленде. Как же я поеду в Швейцарию? Кроме того, я не знаю швейцарского языка.

- К тому же это школа для девочек, - размышляла Корделия, видя его реакцию. Она повеселела. - Хорошо. Сан-Диего. Или хороший частный колледж на Восточном побережье.

- Хорошо, я подумаю, - ответил Ксандр, глядя на нее. - А может, останешься здесь со мной и пойдешь в государственный колледж?

- Это слишком просто. Почему ты так занижаешь планку? - спросила Корделия. - Ты способен на большее.

- Да, и я хотел бы доказать тебе это прямо сейчас. - Ксандр обнял ее и притянул к себе. Девушка почувствовала его теплое дыхание на своей щеке, ее сердце бешено забилось. - И что касается занижения планки…

- Ксандр, - покачала она головой. - Даже я пытаюсь.

Внезапно усмешка исчезла с лица Ксандра, он посмотрел на нее очень серьезно. На мгновение воцарилось молчание. Затем он сказал:

- Корделия, я очень рад, что ты пытаешься. Мне помогает то… то, что ты веришь в меня.

- Я не говорила этого, - ответила Корделия, защищаясь.

Ксандр улыбнулся. Поцеловал ее. Она ответила поцелуем. В конце концов, оставалось всего несколько месяцев до окончания учебы.

У Корделии было сложное дело - восстановить макияж при тусклом освещении, а в это время Ксандр отбивал дробь пальцами на панели. Было трудно понять, что она говорила, поскольку она красила помадой губы, но Ксандр понял: она заставляла его пообещать снова сходить к мистеру Франкелю, адвокату.

- Хорошо? - спросила Корделия, закрывая помаду и убирая ее в косметичку.

- Он ненавидит меня, - ответил Ксандр полушутя.

- Уверена, это не так. Кроме того, это не имеет значения. Его дело помогать тебе. Он слуга налогоплательщиков.

- Правильно. Только на самом деле он хотел стать астронавтом, но не было мест.

Девушка поправила волосы.

- Как я выгляжу?

- Невинно и обманчиво.

- Хорошо, - улыбнулась она Ксандру. - Поехали домой.

- Как пожелаешь, мой командир. Мисс Чейз, включайте мотор.

Корделия вставила ключ зажигания и повернула его. Двигатель заревел.

- О тигрица! - сказал Ксандр. Она, прищурившись, посмотрела на него.

- Еще одна шутка - и ты идешь пешком. Ксандр поднял обе руки.

- Умолкаю.

- Видишь? - сказала она весело, притормаживая на спуске с горы. - Ты достаточно сообразителен для колледжа.

ГЛАВА 7

Двор Франциска I, короля Франции

Фонтенбло, 1539 год.

Легкий бриз принес прохладу в сад Фонтенбло, и когда Ричард Рене отправился прогуляться в глубь сада, он почувствовал почти навязчивое желание вернуться. Быстро взглянув на решетки и арки, которые делали лабиринтообразный сад круглым, Рене стиснул зубы и зашагал прочь. Возможно, его ждет мрачная судьба, но он не будет прятать лицо от ветра перемен.

Он хорошо знал, куда направляется. По этим дорожкам он ходил почти всю жизнь. Посыльный принес письмо с личной печатью самой дофины. Екатерина Медичи требовала его присутствия в розарии сразу после заката. В их землях было много мест, где выращивали розы, но Рене знал пристрастия принцессы. Место, которое она выбрала, было частью сада, открытой овальной площадкой, окруженной плотной живой изгородью из кустов роз, с маленькой укромной беседкой в самом центре, подобной алому зрачку глаза. Да, Рене знал дорогу достаточно хорошо. По этому, он быстро шагал по тропинке. Разум и тело его были готовы действовать и защищаться, ведь письмо очень смахивало на ловушку, несмотря на печать дофины.

Высокая решетка, обвитая свисающими виноградными лозами, закрывала розы. Рене, не замедляя шага, вошел в решетчатую арку, ведущую на открытую площадку; здесь ветер был сильным. Он прошел через арку, только луна освещала его путь. Розы росли по обе стороны и соединялись, подобно рукам влюбленных, напротив входа в арку. В центре, в алькове, кто-то стоял.

Рене выдохнул с облегчением, когда увидел, что дофина действительно прибыла на встречу. Екатерина Медичи никогда не была красавицей, но ее печальное сердце и беспокойная душа всегда вызывали симпатию окружающих. Теперь же ее внешность казалась просто уродливой. Что-то изменилось в выражении глаз. Рене пытался понять, о чем они сейчас будут говорить. Прежде чем маленькая флорентийка заговорила, он увидел ярость в ее глазах и понял, что уничтожен.

- Спасибо, Волшебник, что пришли, - сказала она. Ее французский был великолепен и поражал необыкновенной чистотой. - Мое приглашение было странным, я это знаю.

Но кажущаяся благосклонность не успокоила Рене.

- Пожалуйста, мадам, - возразил он. - Я не знаю, какие глупости Фулканелли нашептал в ваши очаровательные ушки, но по вашему поведению видно, что вы очень встревожены.

Екатерина Медичи рассмеялась, и Рене понял, что ему не на что надеяться. Но прежде чем он смог решить, продолжать дискуссию или отступить как можно быстрее, он почувствовал чье-то присутствие позади, но, обернувшись, увидел за розовой аркой Фулканелли. Сухая рука колдуна была прижата к телу, но даже эта очевидная слабость придавала ему значимость. Из-за розового куста, возле которого стояла Екатерина, появились двое помощников Фулканелли.

- Вы - главный обманщик, самый отвратительный бес, Ричард Рене, - произнесла Екатерина Медичи с плохо скрываемым гневом. - Вы выслушивали мои тайные просьбы и искажали их, переча мне. Я думаю, что вы в союзе с ведьмой, которая совершенно околдовала моего мужа.

Рене поднял руки вверх, собираясь возразить снова, но передумал. Вместо этого он обернулся к Фулканелли и гневно нахмурил брови.

- Демон! - прошипел он. - Ты пристал к этой женщине, клянешься в верности дому Медичи и все время плетешь самые дерзкие заговоры, которые твой злой ум только может придумать. Она уже находится под твоим влиянием! Ты имеешь всю власть, о которой мечтал! Чего же ты добьешься, лишив ее простой радости материнства?

Фулканелли опустил голову, печально покачал ею и пригладил воображаемые складки на своем темно-красном плаще.

- Дорогой безумный Ричард, - вздохнул Фулканелли. - Вы стремитесь переложить свою вину на другого, но всем нам не составило труда понять это.

Мадам уже предопределила вашу судьбу, и, поверьте мне, это решение намного милосерднее, чем то, которое мог бы предложить я.

Какое- то время Рене, открыв рот, мог только смотреть на колдуна. Затем он медленно обернулся, чтобы взглянуть на Екатерину. Но в это мгновение помощники Фулканелли накинулись на него. Правая рука Рене извергла жуткое пламя, однако, слишком поздно. Тяжелая дубинка ударила его в висок, и он замертво упал на землю. Так в первый момент показалось Екатерине Медичи.

- Я приказала, чтобы его не убивали! - тотчас же запротестовала дофина.

- Прошу вас, мадам, - мягко произнес Фулканелли, подходя к ней. - Преданные друзья не могли ошибиться подобным образом. Они никогда не убьют по случайности.

Екатерина встала на колени рядом с Рене и приложила руки к его груди. Она успокоилась, почувствовав, как грудь поднимается и опускается. Фулканелли, нахмурившись, наблюдал за ее заботой.

- Вы доставите его невредимым на торговое судно и передадите капитану кошелек, который я приготовила, для того чтобы Рене пропускали везде, куда последует это судно, - сказала дофина.

Фулканелли только покорно склонил голову.

- Как вы прикажете, так и будет сделано, Ваше Высочество, - согласился он. - Хотя я не знаю, зачем вы пожалели такого злого и двуличного человека.

Принцесса холодно взглянула на советника. Ее взгляд не отрывался от помощников, когда они начали поднимать Рене с земли. Оба, дофина и колдун, стояли молча, пока эти люди не вышли через розовую арку из беседки. Наконец, когда они остались вдвоем, Екатерина, прищурившись, впилась взглядом в Фулканелли с недоверием, которого она прежде никогда не позволяла себе выказывать.

- Я уже пресытилась убийствами, Джакомо, - сказала она спокойно. - Отправив Рене, вы добились своего. Но у меня тоже есть желания. И я не буду покупать свое будущее и будущее моего ребенка ценой моря крови. Если Бог не считает целесообразным давать мне малыша, я отказываюсь искать утешение в ином. Как бы то ни было, с меня хватит убийств.

- Ни один из нас не может зарекаться от этого, пока не испустит последний вздох, Екатерина, - мрачно произнес Фулканелли. - Но я буду учитывать ваши пожелания и не стану беспокоить вас такими предложениями в дальнейшем. И клянусь, вы принесете наследника, которого так желает ваш муж.

Когда о ее проблеме было заявлено так открыто, Екатерина рассердилась, вспыхнула, но ничего не сказала. Она оттолкнула Фулканелли и пошла прочь из сада по извилистой дорожке. Колдун смотрел ей вслед, его верхняя губа скривилась с отвращением. Однако постепенно выражение его лица изменилось, и на нем воцарилась улыбка.

- Вы дадите вашему принцу сына, моя дорогая, - прошептал Фулканелли. - Но не сейчас. Только когда будет необходимо мне, и это рождение посеет Хаос.

Спустя несколько часов Фулканелли уже шагал по залитой лунным светом земле к старым конюшням, где содержались лошади принца. Вскоре Генрих должен будет продать их или отдать армии, в чем Фулканелли был заинтересован. Генрих был достаточно мягок и пока только отправил лошадей на пастбище, что укрепило веру колдуна в его неспособность управлять государством. Но отец Генриха, Франциск, все еще сидел на троне. У Фулканелли было достаточно времени, чтобы изменить ход французской истории

Пастбище с конюшней находилось довольно далеко, поэтому стало одним из мест для некоторых наиболее сомнительных опытов Фулканелли. Там всегда дежурил парень, даже поздно вечером, особенно когда шел дождь и конюшня оказывалась таким образом единственным убежищем. Бутылки вина и ломтя хлеба обычно было достаточно, чтобы заплатить юному сторожу, и тот отходил на некоторое время подальше. Эта плата и скрытая угроза - вот чем пользовался Фулканелли. Он был колдуном, и парень его боялся.

Этой ночью, когда Фулканелли приблизился к массивной двери конюшни, сторожа нигде не было видно. Колдун открыл замок и вошел; его окружила полная тишина. Когда же он прошел внутрь, лошади заволновались и жалобно заржали в своих стойлах, но Фулканелли не обращал на них внимания. То, что он искал, находилось в глубине конюшни, где было достаточно свободного места, чтобы мыть и чистить одновременно несколько лошадей.

Двое его помощников, Джованни и Франческо, выступили из темноты и молча поклонились.

- Где Рене? - спросил он.

- На борту судна. Ваша клятва дофине выполнена, - сообщил Франческо. - Капитан был очень рад получить пассажира на борт, и он пообещал, что, как только они окажутся в открытом море, пленник умрет.

Фулканелли сцепил руки под подбородком и медленно кивнул.

- Очень хорошо. - Он опустил руки, поднял голову и поглядел мимо них в темноту. - А что насчет другого вопроса, который мы обсуждали?

Двое мрачно переглянулись. Заговорил Джованни.

- Лучано мертв, - сказал он прямо. - Она забрала его голову прежде, чем я смог развеять по воздуху пепел, который вы дали.

- Заклинание сработало? - забеспокоился Фулканелли. - Пепел усыпил ее?

- Она спокойно спит, - продолжил рассказ Франческо и отступил в сторону, чтобы дать дорогу Фулканелли.

Колдун прошел вглубь конюшни. На стене висел фонарь.

Он провел над ним рукой, и свеча внутри загорелось, сверкая пламенем и бросая отсвет в стойла. Впереди, где коридор расширялся, лежало тело с раскинутыми руками и ногами, напоминая звезду. Пентаграмму.

Девушка была красива, ее волосы были огненно-красного цвета, который необычен для Франции и еще реже встречается в родной для Фулканелли Флоренции. Она была раздета, но Фулканелли с безразличием смотрел на обнаженную плоть. Она не производила на него никакого впечатления. Он пристально вглядывался в лицо девушки, в обеспокоенное выражение, которое появилось на нем, хотя она и была без сознания.

Его усохшая левая рука дрожала и зудела, он с усилием приподнял ее. Правой же рукой вытащил кинжал. Каждую ночь в течение двадцати семи лет читал заклинания, дожидаясь подходящего момента. В глубине души он даже никогда и не верил, что это на самом деле произойдет, но вот она здесь. Сердце Фулканелли бешено билось.

- Сыновья мои, вы оба будете хорошо вознаграждены, - сказал он спокойно, не отводя глаз от обнаженной девушки, лежащей на холодном полу.

Он сделал несколько шагов по направлению к ней, и как зачарованный, упал на колени. Осторожно, почти любовно, он положил лезвие на грудную клетку прижимая острие между возвышениями, созданными двумя верхними ребрами. Потом он начал петь. Ритуал занял несколько минут, в течение которых девушка не двигалась; было заметно, как вздымается при дыхании ее грудь. Когда Фулканелли закончил, он склонил голову в молитве.

- Во имя Хаоса, - прошептал он. Слезы потекли по его щекам. - Ради Энтропии.

Со всей силой колдун и алхимик Фулканелли воткнул кинжал в тело. Кровь ударила струей из раны забрызгала его одежду, добавив на ней темно-красных пятен. Глаза девушки широко раскрылись, но она не закричала.

Затем сила, текущая по лезвию бритвы, устремилась в него. Его плоть пела в унисон с ней, потрескивая, как если бы он был поражен молнией. Фулканелли откинул голову назад и начал кричать, но не от боли, а от ощущения своего триумфа. Благодаря этому ритуалу он получал кровь, он обретал такую силу, о которой мог только мечтать. Эта сила позволит ему продолжить закладывать основы плана, по которому однажды вернется на Землю Хаос, бесконечный Хаос.

- Восхитительно, - прошипел Фулканелли.

Он спокойно убрал рыжие локоны с красивого лица мертвой Истребительницы.

Оз праздно почесывал свой щетинистый подбородок, сидя в «Старбаксе». Ледяного капуччино было недостаточно для завтрака, но после вчерашней ночи было необходимо хоть как-то подкрепиться. Оз потер руками лицо, желая проснуться. Вместо этого он только сильнее почувствовал, насколько устал. Три ночи в месяц быть оборотнем и помогать друзьям охотиться на монстров, - рано или поздно это становится довольно утомительным.

Когда около девяти раздался телефонный звонок, Оз подумал, что это Ива. Было бы неплохо.

Но голос на другом конце принадлежал Девону.

- Пижон, ты спишь? - спросил Девон.

- Ты имеешь в виду прямо сейчас? - переспросил Оз.

Девон не отреагировал. Он не извинился, а вместо этого пробормотал, что необходимо встретиться. Оз предложил встретиться в «Старбаксе», поскольку это было недалеко от его дома. Ему просто необходим был кофеин, а Девон просто не мог жить без него.

И вот он на месте. На часах - двенадцать минут одиннадцатого, двенадцать минут как Девон должен был появиться. Ни намека на его присутствие. Вероятно, увидел какую-нибудь девушку на улице и не смог удержаться, чтобы не сыграть ей, спокойно думал Оз о солисте рок-группы. Такой уж он, этот Девон.

Шесть минут спустя, когда Оз допивал последний капуччино со льдом, Девон появился в дверях. Оз наблюдал, как он быстро оглядел «Старбакс». Увидев его, певец кивнул головой и, подойдя к столику, выдвинул стул. Девон заказал самую большую чашку черного кофе. Ни один из них даже не вспомнил про опоздание Девона, потому что на самом деле это никого не волновало.

- Что случилось? - спросил Оз.

- Оз, дружище, мы должны поговорить о нашей группе, - произнес Девон серьезно, все еще оглядываясь по сторонам.

- Почему? Студия записи наконец обнаружила ошибку и потребовала огромную компенсацию?

Девон нахмурился и посмотрел на Оза так, как если бы эта идея была самой идиотской на свете.

- Хорошо, - сказал Оз. - Известность и благосостояние не тема для разговора. Говори, Дев. Что заставило тебя втянуть меня в ваш кофеиновый мир в стол неподходящий час?

Девон еще раз оглянулся и провел рукой по волосам, заправляя их за уши.

- В прошлые выходные в Крествуде проходи музыкальный фестиваль, - сказал Девон. Его глаза блуждали повсюду, не смотрели только на Оза. - Приз был двенадцать тысяч долларов. Я там был, друг. Парни, которые забрали себе приз, - полное дерьмо.

Оз поднял брови, все еще не понимая, но начиная немного волноваться, так как догадывался, к чему это шло.

- Те наличные должны были достаться нам, Оз, - сказал Девон. - Но ты знаешь, почему мы не стали богаче на двенадцать тысяч долларов?

- Нельзя победить, не участвуя, - честно признался Оз.

Девон только указал на него пальцем, подтверждая, что ответ правильный. Озу показалось, что этот жест был прямым обвинением. В группе играли его братья. После Ивы работа с группой «Динго» была самым важным делом в его жизни. Но из-за того, что он был оборотнем, он должен был работать три ночи, только чтобы убедиться, что убийств не произойдет. Добавьте к этому моральную ответственность и защиту города от демонов и вампиров… У него просто не было выбора, когда ужасы стали опускаться на Хеллмут. Он не мог вырваться из этого. Но это никак не вписывалось в планы «Динго», да они просто ничего не знали.

Возмущение среди других членов группы росло. Он чувствовал это, но был простоват и полагал, что они привыкнут к его постоянному отсутствию. По возможности Оз всегда предупреждал ребят заранее, за две или три недели. Но время шло, он все больше отдалялся от них. А теперь еще и это.

- Пижон, мы все думаем, насколько важна для тебя группа, ты не скажешь? - спросил Девон. - Я думаю, что это справедливый вопрос.

Теперь была очередь Оза оглядываться.

- Очень справедливый, - согласился он. - Мой ответ: очень важна. Я в группе уже давно, Девон. Просто у меня сейчас кое-что происходит…

- Это «кое-что» продолжается уже год, - сказал Девон, и впервые Оз ощутил некоторую враждебность с его стороны. - С тех пор, как ты встретил свою Йоко.

Оз впился в него взглядом.

- О, я хотел сказать, Иву. - Девон растягивал слова.

Ворча, Оз отодвинул пустую чашку и встал.

- Разговор окончен, приятель. Вы хотите на нового гитариста? Что же, я не возражаю. Без обид, хорошо? Мое постоянное отсутствие - моя ошибка. Я думаю, что обвинять Иву - значит оскорбить ее, оскорбить меня. И, честно говоря, это ниже твоего достоинства.

Оз повернулся и собрался уходить. Девон вскочил, чтобы остановить его.

- Эй, Оз, остынь, - сказал он. - Это не похоже на тебя.

Оз вздохнул.

- Хороню, но не похоже, чтобы ты был таким глупым. - На мгновение он замолчал, затем пожал плечами и снова сел за стол. - Послушай, Дев, это личное, понятно? Несколько ночей в месяц я… у меня программа. Вид терапии, но с довольно строгими условиями.

Глаза Девона расширились от удивления. Казалось, он застыл на месте. Затем в его лице начало проявляться что-то вроде сочувствия, понимания, которого Оз никак не ожидал. Это означало, что Девон вовсе не так глуп. Но он проводил большую часть времени в споем маленьком коконе и редко был способен понять мнение, которое не разделял. Наконец, Девон начал снова оглядываться.

- Мы классные? - спросил Девон.

- Просто супер. Девон выпил кофе, вскочил на ноги и отставил стул.

- До встречи на репетиции, хорошо? - сказал он так, будто их разговор был просто представлением, которое теперь закончилось.

- Хорошо, - согласился Оз, поглядев на часы. Было почти одиннадцать. - Мне нужно идти. Я уже опаздываю в школу.

Девон засмеялся и вышел, пританцовывая буги-вуги. На тротуаре он обернулся и с улыбкой помахал рукой. Улыбнувшись, Оз покачал головой в изумлении: кризис миновал. Девон и остальные ожидали от него чего-то определенного, и пока он владеет ситуацией, все отлично.

Это заставило его подумать об Иве, обо всем, что ей с родителями предстояло пройти, о колледже. Он подумал, что Ксандр и Корделия, вероятно, столкнулись с той же проблемой. Так называемые взрослые уже все рассчитали. Они строили планы для своих детей, даже если те сами еще не знали ничего о собственных планах. Родители возлагали на них надежды, и дети жили с чувством долга, обязывающим их осуществить эти надежды. Баффи в некотором смысле было еще хуже. У нее была мама, но у нее еще был Джайлс. Каждый представлял ее будущее по-своему. Каждый возлагал на нее свои надежды, и она не хотела разочаровывать ни одного из них. А Оз? У Оза были «Динго».

- Я не знаю, - сказал Ксандр, пожав плечами. - Я имею в виду, что не хочу выглядеть как Доусонс Крик, а может, я просто выпендриваюсь перед вами, и меня беспокоит что-то другое.

Баффи рассмеялась и покачала головой.

- Ладно, мистер Самоанализ, что тебя беспокоит?

Они сидели за маленьким столиком в «Бронзе». Стемнело уже около часа назад, но остальных все еще не было. Баффи было приятно общаться с Ксандром.

Они решили хотя бы несколько часов отдохнуть от битвы на том настоящем минном поле, которым стал Саннидейл, им давно было что сказать друг другу.

- Возможно, я только самоутверждаюсь, - произнес Ксандр.

Баффи, пытаясь сдержать смех, нежно улыбнулась.

- Забудь, - отрезал Ксандр.

Она сделала над собой усилие и сказала:

- Нет, слушай, прости. Серьезно, тебе не нужно прилагать усилий, чтобы самоутвердиться. Больше не нужно.

- Вот видишь, в этом-то и проблема. Это все из-за моего будущего. Я только… Я пока еще не знаю, что мне нужно от жизни. Я не совсем уверен.

Баффи пристально посмотрела на него и увидела, что все это на самом деле очень сильно беспокоит Ксандра. Он был гораздо серьезнее, его мысли не всегда были заняты едой или изобретением очередной колкости, но он предпочитал казаться всем имени таким. Ксандру всегда нравилось быть «первым клоуном» в классе, и он действительно был весьма забавным. Но те, кому он не был безразличен, понимали, что его остроумие - это просто защитный механизм, чтобы скрыть сомнения, страхи, неудовлетворенность жизнью.

Обычное явление среди подростков.

Однако сейчас маска была снята. Баффи накрыла своей ладонью его руку.

- Никто этого не знает, - сказала она. - Правда. Несмотря на все ужасы, которые мне предстоят, в каком-то смысле я счастлива. Я не чувствую себя растерянной. У меня есть цель. Вероятно, на очень короткий отрезок жизни, но все же, цель.

- Предполагается, что у всех есть цель, - возразил Ксандр. - Ну хорошо, кроме парней, подобных Джону Богарту и Дейву Рейнгольду. Дело в том, что мои родители знают, что я еще ничего не решил для себя. Они ведут себя так, как будто я все еще ребенок, и собираются решить все за меня. Но я им не позволю. Я буду сам думать за себя.

Баффи молчала, позволяя Ксандру выговориться. Она спрашивала себя, был ли выпускной год в школе трудным для всех. И подумала, что хотя бы Ива знает, чем собирается заниматься в дальнейшем. Но затем вспомнила про Оза и вдруг поняла, что и у Ивы не было еще ничего определенного.

- Не понимаю, я-то тут при чем, - сказала Баффи через некоторое время.

Ксандр пожал плечами, скромно улыбнувшись.

- Я тоже. Я думаю, скоро и ты окажешься за бортом. Не слишком много энтузиазма для NFL. Возможно, я принимаю это близко к сердцу. Но мне кажется, ты тоже много об этом думаешь.

- Мы все думаем об этом, Ксандр, но это не значит, что меня не в чем упрекнуть.

- Не льсти себе, дорогуша, - сказал он, подражая Элвису. - Никто тебя ни в чем не обвинял.

- Ну спасибо, - сказала Баффи.

Они посмеялись, а потом просто сидели и наслаждались молчанием… в то время как музыканты новой группы под названием «Черная Роза» пытались изобразить что-то на сцене с помощью своих инструментов.

- Неплохо звучит, - заметил Ксандр спустя некоторое время.

- Они еще не начали играть, - ответила Баффи. - Они все еще настраивают инструменты.

- Это ты так думаешь.

Снова наступило приятное молчание.

- Знаешь, я хотел спросить тебя кое о чем, - внезапно сказал Ксандр. - Появление всех этих новых гостей, не говоря уже о колокольчиках и свистках, тебе не кажется, что это похоже на отсчет времени в новогодний вечер?

Баффи смотрела на него, нахмурившись.

- Ты хочешь сказать, что увеличение числа происшествий в Хельмуте означает, что нас ожидает что-то грандиозное?

- Ну да.

Баффи открыто улыбнулась.

- Что же заставило тебя об этом задуматься? Мне эта мысль никогда не приходила в голову.

- Спасибо, - сказал Ксандр. - Твоя искренность успокаивает. Ты хотела выяснить, как остановить того морского монстра. Предлагаю вежливо попросить его уплыть, заверив, что в другом месте ему будет намного лучше.

Внезапно улыбка слетела с лица Баффи. Она увидела человека, стоявшего у входа в «Бронзу», и без труда узнала его.

- Что случилось? - спросил Ксандр, пока Баффи наблюдала, как лысый мужчина повернулся и прошел мимо вышибалы клуба.

- Пошли, вундеркинд. - Она схватила Ксандра за руку и потащила за собой. - Ты хотел действовать? Этой ночью у тебя появится шанс.

- Так, с кем мы сражаемся? - спросил он, потир; ладони. - С призраками, злодеями, друзьями вампиров или существами, нападающими по ночам?

- Как насчет лысого парня со шрамом, который исчезает после нападения Прыгающего Джека, спрятан труп своего брата? - спросила Истребительница.

- Такой богатый выбор? Можно попытаться. Много возможностей для импровизации.

Но к этому времени Баффи уже вела его к выходу из «Бронзы». Она огляделась и увидела отблеск бледной лысины таинственного человека, скрывшегося за углом.

- О нет, только не это, - взмолился Ксандр. - Ты же знаешь, что это ловушка?

Баффи снова невинно улыбнулась.

- Ловушка? Ты шутишь.

Ксандр немного поворчал, а затем произнес:

- Ладно, я ведь сам просил об этом.

Они медленно шли в сторону склада, к которому была пристроена «Бронза». В переулке они остановились, чтобы осмотреться.

- Ушел, - заметил Ксандр.

- Да, - поддержала Баффи. - Точно.

Держась рядом, они вошли в переулок. За грудой деревянных досок и огромной синей мусорной машиной на расстоянии приблизительно в тридцать ярдов был припаркован автомобиль с включенными фарами.

Ксандр нахмурился.

- Может, стоит подождать…

- И подвергнуть опасности наших друзей? Думаю, что мы сами справимся.

- Это твоя идея, - сказал Ксандр.

Он подошел к куче деревяшек и выбрал одну из них. На самом деле Ксандр ничего не имел против драки, и, если собираешься разбить чью-то голову, надо иметь толстую дубинку в руках. Опасность была реальной. Она нависла над ними, подобно грозовому облаку перед штормом, подобно сырости, которая пропитала воздух и грозит не просто дождем, а сильным ливнем. Все же, несмотря на это, Ксандр, чувствуя дубинку в своих руках, присутствие Баффи за спиной, ощущая напряжение своих мышц, подумал, что все нормально. Так и должно быть.

Она Истребительница; И пусть он не останется в Саннидейле навсегда, но пока он здесь, они - команда. Они должны помогать ей.

Вдруг дверцы «седана» распахнулись. Стекла были тонированы, и свет не проходил сквозь них, но полная луна была достаточно яркой, чтобы осветить слепой белый глаз и лысую голову человека, которого они преследовали, человека, которого они спасли от Прыгающего Джека. Этот человек сидел на водительском месте. Трое других были ничем не примечательны на вид, за исключением того, что, как и лысый были одеты в длинные темно-синие пальто, казавшиеся слишком теплыми для такой погоды.

Это было странно. Было странно и то, что человек вышедший из машины с пассажирской стороны, был очень похож на…

- Вампир, - прошептала Баффи.

Прежде чем Ксандр успел ответить, она засунула руку под шелковую рубашку защитного цвета, которую носила расстегнутой поверх топика. Сзади из-за пояса брюк она вытащила кол.

- У тебя было предчувствие? - спросил он, и в этот момент все четверо двинулись по направлению к ним.

- Хороший работник всегда приходит со своим инструментом, - ответила Баффи.

- Спасибо Джайлсу, - сказал Ксандр, держа дубинку перед собой.

- Вот мы и встретились снова, Избранная, - сказал лысый, и в его голосе звучала угроза.

- В прошлый раз я спасла вам жизнь, - напомнила Баффи, думая, что это может что-то изменить.

- Верно, взамен я дарю тебе твою, - сказал мужчина. - Если ты пойдешь с нами добровольно, не сопротивляясь.

- А если не пойду?

Молочно- белый глаз человека, казалось, пытался смотреть туда же, куда и другой. Он уставился на Истребительницу.

- Ты или пойдешь с нами по собственному желанию, или нет. Но если будешь сопротивляться, твой друг умрет.

Баффи, казалось, мгновение колебалась. Ксандр насмешливо фыркнул. Они могли бы захватить ее, угрожая его жизни, но в его планы не входило сдаваться. Он двигался достаточно быстро на удивление самому себе. Прежде чем те четверо осознали, что на них напали, Ксандр кинулся вперед и ударил вампира дубинкой по голове. Зубчатый край разорвал кожу. Кровь хлынула из раны, вампир взревел и закрутился на месте.

- Люпо?! - зарычал вампир, очевидно, ожидая приказа.

Люпо наклонил лысую голову.

- Истребительницу взять живой. Мальчишка - ваш ужин.

Вампир расхохотался. Это было тощее, неуклюжее существо, но Ксандр знал, что не стоит его недооценивать.

- Вампир, - тепло сказал Ксандр. Существо устремилось к нему.

- Познакомься с Истребительницей, - добавил он и отскочил в сторону. Баффи развернулась в прыжке и нанесла удар прямо в челюсть вампира. Послышался треск ломающейся кости, и вампир крякнул от боли. Он повернулся к ней, но было слишком поздно. Баффи уже вонзила кол обеими руками и отпрянула.

Вампир взорвался, превратившись в облако пыли, а Баффи и Ксандр смело встретили трех остальных, которые оказались обычными людьми. Двое мужчин позади Люпо направились вперед: один к Баффи, другой к Ксандру. Ксандр съежился и закричал:

- Нет, пожалуйста, не убивайте меня. Человек усмехнулся и двинулся вперед. Он расслабился, заметив страх Ксандра, но тот подпрыгнул и, ударив изо всей силы… промахнулся. Получив удар кулаком в живот, Ксандр согнулся пополам от боли. Бандит с силой швырнул его о стенку здания, и Ксандр увидел блеск кинжала. Он резко поднял левую руку, схватил нападавшего за запястье и, сжав правую руку в кулак, ударил того в челюсть.

Кинжал со звоном упал на землю, Ксандр подобрал его. Владелец кинжала уже поднимался на ноги и со злой ухмылкой подходил к Ксандру.

Неожиданно Баффи, уже разобравшись с другим бандитом, схватила его сзади и ударила о радиатор «седана», разбив при этом одну фару и, вероятно, проломив негодяю череп.

Затем они оказались лицом к лицу с тем, кого называли Люпо. Ксандр думал, что тот наверняка испугался Баффи, понимая, что ввязался в то, чего не мог контролировать. Однако даже если Люпо и боялся, то не показывал этого. Он стоял, улыбаясь.

- Мне понравилось наблюдать за твоими действиями, Истребительница, - сказал Люпо. - Рад видеть, какую храбрость ты внушаешь тем, кто рядом с тобой.

- Замечательно, - сказал Ксандр. - Сейчас, когда я уже собираюсь пнуть твою задницу, ты все еще пытаешься делать комплименты.

Баффи не отвечала. Она смотрела на Люпо, и Ксандр понял почему. Его изуродованный, белый глаз начал пылать магическим синим светом.

- Шшш, - прошипел Ксандр. - Опять колдовство?

Ненавижу магию.

- Вообще-то я не великий маг, - сказал Люпо. - Но все же, советую вам сдаться.

Баффи двинулась к нему. На мгновение она остановилась, затем перелетела примерно дюжину футов, разделявших их, и схватив Люпо одной рукой за пальто, другой, сложенной в кулак, яростно ударила.

Рев сверху заставил ее остановиться.

Баффи быстро отбежала, а рядом с ней приземлилось огромное животное с белым мехом и длинным хвостом. Увидев его, Ксандр подумал, что кто-то спарил горную гориллу и белого медведя. Когда животное откинуло голову назад и открыло рот, чтобы зареветь, Ксандр почувствовал приступ тошноты, его охватил страх.

Вот почему кроманьонцы жили в пещерах, подумал он и отступил в переулок в поисках какого-нибудь оружия, чтобы помочь Баффи.

- Истребительница, - радостно сказал Люпо. - Это Вендиго. Я вызвал его сюда, чтобы забрать тебя. У него только основные инстинкты. Он знает одно: ты не должна умереть - это его задание. Больше он мне не подчиняется ни в чем.

Затем он указал на Баффи:

- Она!

Вендиго снопа заревел, зеленые глаза засветились на фоне белого меха. В пасти у него был ряд пожелтевших клыков, хвост хлопнул по капоту «Лексуса» - седана и разбил его.

- Ксандр, беги! - закричала Баффи. - Найди Ангола!

Он хотел возразить, ведь он собирался сам защищать ее! Но затем здравый смысл взял верх. Баффи нужна была хорошая поддержка, и он совсем не собирался лишать ее этого.

Ксандр Гаррис еще никогда в жизни не бегал так быстро.

Через секунду он выбежал из переулка, а Вендиго прыгнул к Баффи. Его руки были невероятно длинными, когти острыми, как бритва, хвост грозно хлестал из стороны в сторону. У Баффи был только один путь… вперед. И она ринулась вперед. Возможно, это и было смертельно опасно, но, тем не менее, перед ней было животное, а животное можно застать врасплох.

Но только один раз.

Она сделала шаг вперед, ударила кулаком в челюсть и услышала хруст. Голова зверя откинулась назад. Баффи отвела его лапы в стороны, затем нанесла смертоносные удары в грудь: один, второй, третий. Существо подалось назад. Баффи знала, что это был ее единственный шанс. Ей и нужен-то был всего один, и она приготовилась сломать шею Вендиго.

Все происходило очень быстро.

Зверь схватил ее за ногу и поднял в воздух, пальцы сжались на лодыжке так сильно, что Баффи почувствовала, как кости затрещали, готовые, казалось, сломаться. Вендиго ревел от боли и триумфа и держал ее в воздухе за ногу. Она видела, как сузились его глаза, когда он смотрел на нее, пытаясь решить, что делать. Баффи не знала, насколько голодным было животное; несмотря ни на что, она продолжала бороться, отчаянно пытаясь освободиться.

Но вскоре она поняла, что это невозможно. Ее ждала смерть.

Звук горна расколол ночь. Вендиго посмотрел вверх одновременно с презрением и ужасом и бесцеремонно бросил Баффи на тротуар. Она удачно упала, избежав черепной травмы. Зверь повернулся и рванул вниз по переулку.

Баффи медленно, с трудом поднялась, но тотчас же ей пришлось спрятаться за мусоровоз, потому что в переулке раздался рев седана, исчезнувшего в ночи. Она подумала о возможности преследования, но быстро осознала, насколько смешной была в тот момент эта мысль. Баффи снова встала, отряхнулась и огляделась в надежде увидеть Ангела или Ксандра.

Перед ней был тот, кого она меньше всего ожидала увидеть, - огромный косматый человек с рогами на голове. Он сидел на черном коне, из ноздрей которого вылетал огонь

- Роланд? - пробормотала она, ошеломленная, увидев Лесного Царя, с которым когда-то уже сталкивалась.

Потом Истребительница подумала о горне и страхе в глазах Вендиго. Он испугался звука, означавшего начало Дикой Охоты, прибытие сверхъестественных охотников, которые загонят его и возьмут его голову в качестве трофея.

- Что… что происходит? - недоверчиво спросила Баффи. - Пожалуйста, скажи мне, что Охота не…

Роланд заговорил. Его голос был очень глубоким и больше походил на рычание, но она поняла все достаточно хорошо.

- Я здесь один, - заверил он ее. - Дикая Охота теперь выезжает реже, но несмотря, ни на что, мы не вернемся в Саннидейл.

- Тогда как ты оказался здесь? - Баффи уставилась на него. Она опять видела яркие огоньки, горевшие в глазах Роланда, и с дрожью вспомнила его еще мальчиком.

- Я пришел следом за Вендиго, - сказал Лесной Царь. - И я прибыл, чтобы предупредить тебя. Его вызвали, да, но он ни на что не способен, потому что все рушится, Баффи. Все рушится. Энтропия требует, чтобы все происходило своевременно. Сейчас же барьеры между мирами падают. Ты борешься с пришельцами из Ада, но ты узнала, что есть и другие миры, ставшие теперь мифами и легендами, однако все еще существующие. Тонкая завеса отделяет мир, который ты знаешь, от всего того, во что больше никто не верит, что не должно или не может существовать, и чего никогда не было.

- Я ни слова не поняла из того, о чем ты говоришь, - сказала Баффи. - Это слишком сложно.

- Запомни следующее, - ответил Роланд, склонив голову, как будто прислушивался к какому-то далекому звуку. - Бывают существа, не принадлежащие этому миру.

- Такие, как Вендиго.

- Да, - согласился Роланд. - И такие, как я.

На минуту воцарилось неловкое молчание, потом он продолжил:

- Я попробую поймать Вендиго. И буду держать Охоту под контролем. Они не будут беспокоить вас. Все остальное - на твое усмотрение.

- Но я не понимаю, - пожаловалась Баффи. - Чем это вызвано? Как отправить всю эту нечисть обратно? Я не могу просто продолжать убивать, их слишком много. Я должна запретить им переходить границу нашего мира.

- Легенды, которые мой отец рассказывал мне, когда я был мальчиком, гласят, что быть Избранным - это больше, чем просто убивать, - ответил Роланд. - Каждый из нас должен исполнить свое предназначение, Баффи. Твое - стоять между вашим миром и тьмой, убеждаться, что солнце всходит каждый день. Ты - Избранная. Ты найдешь способ.

Не произнося больше ни слова, Роланд вскочил на своего коня. Огнедышащий жеребец цвета черного дерева проскакал галопом мимо Баффи в тупик переулка и просто исчез.

ГЛАВА 8

Спустя два дня после того, как попытка сбежать из больницы провалилась, Джайлс валялся на больничной койке. Его охватила странная апатия, он беспокойно дремал, часто пробуждаясь с кошмарным чувством, что случилось что-то ужасное.

Он спал и в некоторых снах видел себя в другой жизни, свободной от ограничений, свойственных должности Куратора. Он видел себя рядом с красивой женщиной с волосами цвета меда - Микаэлой, они гуляли с прекрасными мальчиками-близнецами на воскресном пикнике в Лондонском зоопарке. Он выглядел моложе, беззаботнее, ел фруктовое эскимо на палочке и восхищался животными вместе со всей семьей.

Другие сны были кошмарами: монстры всех разновидностей прилетали из Хеллмута и наводняли сначала Саннидейл, а затем весь мир. Десятки тысяч невинных людей были убиты отвратительной армией бессмертных. Не армия, а целые легионы воплощенного Зла, орды бессмысленных существ, уничтожающих все на споем пути.

Пока Джайлс лежал весь в поту и стонал, он видел убитых друзей Баффи: Ксандр, повешенный и выпотрошенный; Ива, сожженная возле кола; Корделия, разрезанная на ленты, с кожей, снятой дюйм за дюймом; Оз, опутанный цепями и брошенный в ледяную реку.

И затем самое ужасное: сама Баффи, привязанная к пентаграмме, с ножом в сердце, и склонившаяся над ей смеющаяся фигура.

- Нет, - Джайлс задыхался, пробуждаясь. Он изо всех сил пытался сесть, но это требовало слишком больших усилий. Как будто что-то тяжелое сдавило ему грудь; ему мерещилось отвратительное существо, взгромоздившееся на него и душившее его. Мягкий смех раздался в комнате. Джайлс прислушался, его сердце бешено забилось. Через несколько мгновений смех стих. Джайлс пробовал дотянуться до очков, затем до кнопки вызова медсестры, но не мог пошевельнуться. Он едва мог дышать.

Время шло, он задремал, но снова услышал смех, кто-то царапнул его по ноге, будто задев кончиками пальцев, и проскользнул мимо кровати. Он попробовал произнести слово «сестра», затем вспомнил, что здесь они были «медсестрами». И промолчал.

Потом ему показалось, что он услышал звуки борьбы.

С. огромным усилием Джайлсу удалось повернуть голову.

Подсвеченные как будто лунным светом, за ширмой вырисовывались силуэты двух фигур. Одна склонилась над кроватью мистера Руссо, пытаясь отнять у него жизнь, а тот отчаянно боролся. Джайлс моргнул, и фигуры исчезли.

- Нет, - прохрипел он.

Комната бесшумно закрутилась, когда он протянул руку в сторону ширмы. Единственным звуком, за исключением его собственного вымученного шепота, был звук удушения.

Где- то глубоко внутри Джайлс нашел силы. Он резко вскочил с кровати и схватился за ширму руками. Но это потребовало слишком много сил, и он упал на пол, потянув ширму за собой.

Больничная койка мистера Руссо была пуста.

Из коридора донеслись шаги. Зажегся верхний свет.

Кто- то тронул его рукой. Он обернулся, ожидая увидеть дежурную медсестру. Однако увидел молодого человека с волосами песочного цвета, который спрашивал:

- Мистер Джайлс, мистер Джайлс, с вами все в порядке?

- Что… что случилось с мистером Руссо? Кто вы?

Именно в этот момент кто-то еще ворвался в комнату. Когда молодой человек помог Джайлсу встать на ноги, пришедшая, невысокого роста женщина, сказала:

- Мистер Джайлс, вы не должны вставать с кровати.

Потом она поглядела мимо него на упавшую ширму и воскликнула:

- О господи! Вам нужно было в ванную? Почему вы не нажали кнопку вызова?

- Нст, мне ничего не надо, - возразил он.

Она подошла с другой стороны, и вместе со светловолосым парнем они уложили Джайлса обратно в постель.

- Я видел человека, нападавшего на… - Он затих, сработало чувство благоразумия. - У меня был кошмар.

- Неудивительно, с вашей-то лихорадкой, - сказала женщина с раздражением.

Она ловко расправила простыни. А парень, взбив подушки Джайлса, осторожно сел на край кровати. Джайлс хмуро посмотрел на него, но тихий пристальный взгляд умолял его молчать. Медсестра продолжала:

- Теперь ложитесь, а я позову доктора. Пусть вас осмотрит, вы сильно ушиблись.

- У меня ничего не болит, - заверил Джайлс. - Я в полном порядке.

Действительно, он чувствовал себя намного лучше. Апатия рассеялась, кошмары и видения отступили.

- Ну, это уж не вам судить, - женщина встряхнула электронный градусник, сняла с него пластмассовый колпачок и засунула градусник ему в рот. - Подержите это, хорошо? Я вернусь через минуту.

Как только она вышла из комнаты, Джайлс вытащил градусник и спросил молодого человека:

- Кто вы такой, черт побери?

- Советник Хранителей, - шепотом ответил юноша. - Они послали меня, чтобы заменить Микаэлу. Ян Вильямс объяснил мне, в чем дело.

- Все еще отсутствует? - грустно спросил Джайлс. Парень кивнул. Джайлс только теперь заметил, что он выглядел уставшим. Его лицо было одутловатым, под глазами чернели круги.

- Мы думаем, кто-то пытается во что бы то ни стало удержать вас здесь.

- Пытается… - Джайлс нахмурился. - Пожалуйста, дайте мне мои очки. - Он не мог думать, не видя.

- С помощью магии или яда, - продолжал Советник, подавая Джайлсу очки. - Они пытаются постепенно ослабить вас и убить, чтобы это не привлекло ничьего внимания. Кстати, меня зовут Мэтт Палламэри, - добавил он, протягивая руку. - Встретиться с вами - большая честь для меня.

Джайлс вздохнул и пожал руку парня.

- Мне тоже очень приятно, - ответил он вежливо и указал на пустую больничную койку. - Я абсолютно уверен, что видел, как убили этого человека.

- Он умер вчера, - сообщил Палламэри. - Его тело вывезли, пока у вас был жар.

- Бедняга. Есть ли основания предполагать, что это было подстроено?

- Нет. Я слышал одного доктора, шепчущего «ППСГОК» медсестре.

Когда Джайлс удивленно пожал плечами, мужчина расшифровал:

- Пожалуйста, поставьте сосновый гроб около кровати. Иными словами, с ним все кончено, - он повел плечом. - Моя тетка врач. Она рассказывает мне о таких вещах.

- Как омерзительно, - прокомментировал Джайлс. Палламэри продолжал.

- Я принес вам розовый кварц. На самом деле, - он неловко запнулся, - я… я вернулся сюда в тот момент, когда вы упали. Я не смог помочь, мне кажется, это моя ошибка, сэр. Если бы я не уехал, чтобы получить это…

- Ерунда, - отрезал Джайлс более жестко, чем хотелось бы. По правде говоря, упоминание о розовом кварце вызвало кучу негативных воспоминаний.

После смерти Дженни Ива отдала ему розовый кварц, принадлежавший Дженни, и сказала, что камень обладает защитными свойствами. Его нужно было взять с собой в Нью-Йорк.

- Я должен выбраться отсюда, - сказал Джайлс. - Должен немедленно вернуться в Саннидейл. Если кто-то пытается удержать меня здесь, это может плохо закончиться для Истребительницы.

- Конечно, сэр.

- Скажите сестре, чтобы меня выписали немедленно.

С твердым намерением он откинул одеяло.

- Но, мистер Джайлс, сейчас глубокая ночь.

Он уже начал спускать ноги с кровати.

- Я могу уйти и без выписки.

Палламэри нахмурился.

- Пожалуйста, сэр, осталось всего несколько часов до рассвета, тогда они будут посговорчивее. Кроме того, вы упали и сильно ушиблись.

- Это не имеет никакого значения, - сказал Джайлс.

Палламэри мягко преградил ему дорогу.

- Весьма сожалею, что приходится останавливать вас, но это необходимо. Как вы сами говорите, Истребительнице может угрожать смертельная опасность, и вы должны быть в хорошей форме, чтобы мочь ей.

Джайлс сделал паузу. Да, это правда. Он не знал, подозревал ли Палламэри о странных происшествиях в Саннидейле. Баффи все меньше рассказывала о себе в телефонных беседах, и Джайлс уже понял, что все очень серьезно. Принимая во внимание убийства Хранителей и странные происшествия в Хеллмуте, он думал, что Баффи нуждается в его помощи. Происходило что-то страшное, и Джайлсу было необходимо немедленно узнать все, однако он был реалистом по натуре.

- Ладно. - Джайлс тяжело вздохнул. - Я подожду до утра. Но потом уйду. А вы отвезете меня в аэропорт, хорошо?

Палламэри склонил голову.

- С удовольствием, сэр.

Стоя на Тропе Мертвецов, выходившей к океану, Ангел думал о приближающемся восходе солнца и боролся с желанием задержаться и встретить его. Боролся не в буквальном смысле. Это не было непреодолимым желанием, и он склонялся к тому, что есть более захватывающее зрелище.

Ангел знал, что ему вреден солнечный свет, но кое-что ему нравилось гораздо больше. Яркость синего летнего неба, мерцание цветной росы на паутине, искры солнечных лучей на белых шапках морской пены - ничто не могло сравниться с блеском души. И пока большая часть мира суетилась, игнорируя тот факт, что душа реальна, Ангел пытался постичь ее сущность и возможность обладать ею. Он познал наслаждение бытием за гранью человеческой жизни и знал силу бессмертия вампиров. Этому состоянию была присуща определенная красота, так же как и неумолимому одиночеству. Мраку ночи и рассвету.

Взглянув еще раз на горизонт, он решительно отвернулся. Морское чудовище не собиралось сегодня высовываться на поверхность. Ангелу очень хотелось увидеть своими глазами то, с чем они боролись, он подошел и в последний раз с надеждой взглянул вниз. Исчезающая луна все еще отбрасывала свет на ночную воду. Пусто. Он пошел назад по дорожке, ботинки иногда раскалывали кусочки льда, попадавшиеся в песчаной почве. Легкий ночной бриз доносил сильный запах соли; Ангел расслабился и подумал о дневном отдыхе в темных комнатах особняка.

Потом он услышал почти нереальное рычание; оно грохотало, как будто исходило из-под земли.

Ангел остановился и огляделся. Рычащий звук доносился, как будто достигая поверхности. Звук доносился слева, и он решил идти в ту сторону. Потом оказалось, что направление изменилось и звук, отдаваясь эхом, уже раздавался из-под обломков, которые когда-то были разрушенным маяком. Ангел перестал прислушиваться, у него не было на времени. К тому же он помнил, что многие погибали, совершив такую ошибку. Он продолжал с еще большей осторожностью спускаться по тропинке, каждый мускул его тела был напряжен, готов к сражению.

Поглядев в сторону, он присел и нагнулся вперед, песке отпечатались длинные, высокие гребни, похожие на следы от шин вездеходов, но гладкие, без рисунка. Во вмятинах что-то искрилось; Ангел встал на одно колено, выкопал блестящий предмет и рассмотрел его. Вроде осколка стекла.

Он пожалел, что у него совсем не остается времени восхода солнца. И хотя очень хотелось пойти по следам, Ангел не сделал этого. С сожалением он повернул прочь, оставив позади на Тропе Мертвецов зловещее рычание и странные следы.

Лечащий врач Джайлса решительно протестовал против ухода пациента из больницы. Он попробовал поговорить с упрямым англичанином, но в конце концов сдался.

- Вы сумасшедший, если думаете выписываться, еще не оправившись после лихорадки, но здесь не Бельвью. Даже сумасшедших не держат насильно, - сказал доктор.

Джайлс не почувствовал юмора в словах доктора и довольно неуклюже поблагодарил его за заботу. Потом обратился к Мэтту Палламэри, которого ценил немногим больше, чем просто искреннего молодого человека, желавшего стать Хранителем:

- Сначала в гостиницу, а затем в аэропорт, понятно? Палламэри подогнал свою машину - вездесущий «Камри» - и, подойдя к пассажирской дверце, широко распахнул ее, в то время как санитар, подкативший Джайлса, услужливо закреплял тормоз инвалидного кресла и фиксировал скамеечки для ног. После стольких дней в больнице воздух Манхэттена казался освежающим, даже приятным; Джайлс решил сказать об этом Палламэри, когда они усядутся в машину. Он осторожно скользнул на пассажирское место впереди и позволил санитару пристегнуть ремень безопасности. Но он забыл обо всем, когда заметил маленькую пластмассовую коробочку под магнитолой. Па этой коробочке был фирменный ярлычок, выдаваемый при каждой покупке в одном из книжных магазинов, который регулярно посещал Джайлс.

Пока Палламэри обходил машину, чтобы занять, место водителя, Джайлс отцепил ярлычок. На обратной стороне было написано: «Комната 1622». Номер комнаты Джайлса. Прежде чем Палламэри открыл дверь, Джайлс положил ярлычок назад. Палламэри сел, пристегнул ремень безопасности, закрыл дверь и с облегчением произнес:

- Ну, наконец, все закончилось.

- Да, - сказал Джайлс. - Послушайте, я буду вам очень признателен, если вы отвезете меня прямо в аэропорт, затем вернетесь в гостиницу, соберете мои вещи и перешлете мне. Я хочу как можно скорее вернуться к Истребительнице.

- Мм, - Палламэри занервничал, - но, гм, те вещи - ваши личные вещи, сэр, в вашей комнате, я имею в виду. Разве вам хочется, чтобы посторонний в них копался?

- Посторонний уже делал это, - сказал Джайлс, изображая удивление, - разве они не говорили вам? Из моей комнаты было украдено весьма редкое издание. Книга называлась «Конвергенция: массовые сверхъестественные явления».

Палламэри свернул с обочины, и автомобиль выехал на оживленную нью-йоркскую улицу. Вокруг них слышались звуки автомобильных сигналов, а велосипедисты с удивительным проворством избегали столкновения с бамперами машин.

- Но я думал, что ничего не украли, - медленно проговорил Палламэри.

- О да, большинство вещей не тронули, - уверил его Джайлс. - Разве Микаэла не говорила?

- Ах, теперь припоминаю, - признался Палламэри, - она действительно что-то говорила о той книге.

У Джайлса кровь застыла в жилах. Этот человек не был из Совета Хранителей. Джайлс не знал, кем он был, но абсолютно точно знал, кем не был.

- Смотрите, - сказал он, указывая на «Пончики Данкина». - Я мечтаю о чашке приличного кофе. А как вы? Должно быть, сыты по горло больничной кухней так же, как и я?

- Да, - неопределенно сказал Палламэри, все же соглашаясь. - Да. Это была ужасная еда.

- Давайте тогда заглянем сюда, - предложил Джайлс. - Сливки и сахар?

- Да, - Палламэри выглядел заинтересованным. - Было бы здорово. - Он нахмурился. - Если вы чувствуете себя нормально.

- Я чувствую себя прекрасно. Честно, - объявил Джайлс. - Только кушать очень хочется.

Палламэри повернул, припарковался во втором ряду, как было принято в Манхэттене.

Джайлс вышел из автомобиля и неторопливой походкой направился к кафе. Он улыбнулся и помахал Палламэри, с беспокойством наблюдавшему за ним, что заставило Джайлса призадуматься. Может, за ними была погоня? Он вошел и спросил у молоденькой продавщицы:

- Прошу прощения, здесь есть запасной выход? Она уставилась на Джайлса, как будто ожидая объяснений, но ничего больше так и не услышав, ответила:

- Ну есть, тот, для поставок.

- Превосходно. Я хотел бы им воспользоваться, - он любезно улыбнулся. Он давно уже заметил, что в Америке его акцент открывает двери, запертые для других. - Пожалуйста.

- Гм, хорошо. Это там, сзади, - она указала налево.

Джайлс повернулся, помахал рукой Палламэри и указал в том направлении, куда пошел. Тот должен был подумать, что он пошел в туалет. Но Джайлс не знал, видел ли его Палламэри или откинулся на спинку сиденья. Солнце блестело на ветровом стекле «Камри». Джайлс медленно пошел к запасному выходу.

В здании аэропорта стоял гул множества голосов. К счастью, Баффи и Ксандру не пришлось ждать приземления самолета Джайлса.

- Привет, - сказала Баффи, подбегая к Куратору, как только он отделился от толпы пассажиров нью-йоркского рейса. Она запнулась, увидев ушибы на лице Джайлса и порез над правым глазом, а затем обняла его. Джайлс выглядел не слишком хорошо, но, с другой стороны, он никогда не выглядел лучше, чем сейчас: ведь он был здесь, а она очень нуждалась в нем. Баффи тосковала без него и волновалась о нем больше, чем представляла себе.

- Уф, - застонал Джайлс, когда она быстро сжала его, затем слабо улыбнулся. Баффи пристально, с беспокойством поглядела на него и отпустила.

- Хорошо дома. - Он посмотрел мимо нее на Ксандра. - Где Корделия?

- У вас дома. Мы планировали вечеринку, только для вас. - Баффи светилась от счастья. - Вам придется раскошелиться, мы кое-что сломали.

- Эй, агент ФБР, - сказал Ксандр, подходя и протягивая руку. - Добро пожаловать домой.

- Я просил тебя никогда не называть меня так. - Джайлс покачал головой.

- Да, - Ксандр улыбнулся. - Просил. Извините.

Ксандр взял сумку Джайлса, а Баффи пристроилась рядом с ним.

- Вы так и не сумели выяснить, на кого работает Палламэри?

Джайлс позвонил ей из аэропорта и рассказал все на случай, если с ним что-нибудь произойдет по пути в Саннидейл. Он хорошо помнил тот случай, когда его самолет взорвался в воздухе.

- К сожалению, нет. Вам тоже не удалось узнать, кто напал на вас около «Бронзы»?

- Нет, - Баффи пристально поглядела на него. - Вы нормально себя чувствуете? Или вы сбежали, потому что здесь происходит нечто сверхъестественное?

- Эй, послушай, он выглядит хорошо? - спросил Ксандр. - Ну же, Баффи. Никогда не смотри Джайлсу в рот. Что бы там ни было.

Они вышли наружу и пошли к тому месту, где припарковался Ксандр. Когда они подходили к фургону, появилась Ива и подбежала к Джайлсу.

- Вы здесь! - закричала она. - Я так счастлива! Баффи быстро предупредила:

- Не обнимай его слишком крепко.

- О, - Ива выглядела смущенной, - я вообще не собиралась обнимать его, хотя, конечно, хотела бы. - Она взглянула на Джайлса. - Я думала, что это будет невежливо.

- Я рад тебя видеть, Ива, - сказал тот. Ива спросила:

- Где ваш багаж?

- В Нью-Йорке. Это длинная история.

Ива кивнула. Баффи подумала, что Ива уже привыкла к длинным историям. Она надеялась, что Джайлс не потерял ничего ценного.

- Ну, Баффи, тебе не кажется, что теперь самое время рассказать мне о том, что здесь происходит? - спросил Джайлс. - Дожди из жаб, дрожание неба, таинственные нападающие, Вендиго… но я уверен, что ты ничего не пропустила?

- Хорошо, здесь еще Прыгающий Джек, - выпалил Ксандр.

- Боже мой! - воскликнул Джайлс, широко раскрыв глаза. - Что еще?

Баффи разозлилась на Ксандра. Она повернулась к Джайлсу:

- Ангел думает, что он столкнулся с Татзельвурмом, хотя непонятно, что это такое.

Джайлс прижал указательный палец к губам.

- Татзельвурм, говоришь?

Баффи вопросительно взглянула на Иву. Та подтвердила.

- Да, точно. Грохот, рычание, следы, стекло в песке.

- О господи! - Джайлс ударил себя по лбу. Баффи хотела предупредить его, чтобы он так больше не делал, его уже достаточно били по голове. - Гейтхаус.

Когда Баффи и Ива уставились на него, он объяснил:

- Татзельвурм, а он один-единственный, находится внутри Гейтхауса.

- А сейчас его там нет, - догадалась Баффи. - Это совсем просто, Джайлс. Я посмотрю в «Наблюдениях странных явлений» за двести лет. Ты думаешь, там можно это найти?

- Конечно, - вспыхнул Джайлс. Его глаза сияли. Баффи испугалась, что он забыл выпить какое-нибудь лекарство, так странно он себя вел.

Он пошел вперед, помахав Озу. С шумом открыв дверцу и заняв место Ивы, он сказал:

- Оз, привет. Пожалуйста, отвези меня в библиотеку.

- Джайлс, - запротестовала Баффи. - У нас вечеринка.

- Нет. Мне срочно нужно в библиотеку. Я думаю, что у меня есть ответ, Баффи.

Куратор усмехался. А может, он все-таки не забыл ничего принять? У него опять появился бойкий, бодрый взгляд, говорящий об активной работе мысли.

Они вошли вслед за Джайлсом. Ксандр отправился искать закуску. Ива и Оз стояли вместе, а Баффи праздно крутилась у того закутка, где Джайлс держал книги с самыми секретными материалами и оружие. Она с интересом разглядывала новый, сверхмощный арбалет, пока он рылся в книгах. Наконец Джайлс сказал:

- Боже! Их нет. - Он вышел из закутка. - У меня были два издания «Легенды о Привратнике», и ни одного здесь нет.

Баффи пожала плечами.

- Возможно, вы положили их куда-нибудь еще?

- Может, забирали их домой почитать? - предположила Ива.

Джайлс покачал головой.

- Нет. Я отчетливо помню, что они были в коробке с правой стороны на этой полке. У одного из изданий на обложке есть рисунок Гейтхауса, весьма симпатичный. Сам Гейтхаус - точная копия флорентийского дворца времен Медичи. Шестнадцатое столетие, насколько я помню.

- Да, я тоже так думаю, - лукаво сказала Баффи. - Шестнадцатое. Я уверена в этом.

Он, не отвечая, прошел в кабинет. Сгорая от любопытства, Баффи последовала за ним, помахав Озу и Иве, чтобы не отставали. Они встали в дверях. Джайлс вытащил карту телефона NFL из ящика стола и начал набирать номер.

- Он ставит на лошадь, - сказала Баффи Иве и Озу. - Гейтхаус в шестнадцатом веке.

Ива посмотрела на Баффи и попробовала улыбнуться. Но тут же перевела взгляд на Джайлса и пробормотала:

- Я пробовала различные комбинации ключевого слова в вашей базе данных, даже Татзельвурм, но никогда Гейтхаус.

- Даже в этом случае я приветствую твои усилия, которые, я уверен, были образцовыми, - сказал Джайлс, затем сел на стул и откашлялся. - Да, доброе утро, - сказал он по-немецки. - Фрау фон Форш? Это говорит Джайлс.

Маргарет фон Форш была Хранителем во втором поколении, и она глубоко восхищалась Рупертом Джайлсом, Хранителем в третьем поколении. Она была несколько рассеянным почтенным немецким академиком, утомившимся от ожидания возможности помогать Истребительнице, похоронившим себя среди изданий фольклора в Университете Гете во Франкфурте-на-Майне. Некоторые из ее собственных трудов украшали частную библиотеку Совета Хранителей. Этим достижением она очень гордилась.

Теперь, очнувшись от глубокого сна, она внимательно слушала Джайлса, который расспрашивал ее о легенде Гейтхауса.

- Согласно легендам, Татзельвурм был захвачен Привратником и помещен внутрь дома, - отвечала она, кивая, хотя красивый англичанин не мог ее видеть. И, слава богу, ведь в это время она сидела с увлажняющим кремом на лице и старомодными бигуди в волосах.

- В Бостоне, - сказал он.

- Ja. Верно. Все указывает на это.

- Очень хорошо. Vielen Denk. Большое спасибо.

- Подождите! Вы должны сообщить мне эту фишку, - сказала она несчастным голосом, храбро используя американский сленг. - Я до смерти хочу узнать, что происходит.

- Не сейчас, фрау фон Форш. Сожалею, но у меня очень много дел.

- Вы обещаете, что расскажете? - спросила она.

- Обещаю.

- Тогда до встречи.

- Договорились, - ответил он и положил трубку.

- Так-так, дружище Джайлс, - пробормотала она, кладя трубку в свою очередь, - с чем ты столкнулся на этот раз?

- Нас тоже это очень интересует, - раздался голое в комнате.

Она вскрикнула, когда из тени появилась фигура высокого человека, одетого в монашескую рясу, скрывающую лицо. Он скользнул к ней, как будто не имел ног. Воздух вокруг него потрескивал синим пламенем. В правой руке он поднял тонкое сужающееся зубчатое лезвие.

- И вы нам это расскажете, - прошипел он.

Джайлс повесил трубку и посмотрел на троих молодых людей, стоящих позади его стула. Баффи стояла немного ближе других.

- Хорошо, - сказал он. - Некоторые из нас отправятся в Бостон. Баффи - в первую очередь.

Баффи прищурилась.

- В Бостон?

- Да, - Куратор утвердительно кивнул.

- В середине учебного года…

- Я знаю, причем это может затянуться, - признал он.

- А зачем туда ехать?

- Наша помощь нужна там.

Он смотрел на них и думал о странной двойной жизни, которую они вели. Ему нужно было убедить Баффи в необходимости этой поездки и придумать отговорки для ее друзей из Саннидейла, которые не могли сказать правду своим родителям и школьным учителям - правду о том, что Истребительница должна остановить сверхъестественное Зло, угрожающее всем. Об этом не могло быть и речи.

- Кто еще поедет? - спросил Ксандр. - Мы нужны? Вы знаете, меня можно прекрасно использовать как бессловесный инструмент. Представьте: налетает монстр, Баффи хватает меня и бьет его до смерти моим твердым кричащим телом.

Джайлс закрыл глаза.

- Ксандр, пожалуйста. У меня нет времени, чтобы объяснять, что случилось с Гейтхаусом и тешить твое больное юношеское самолюбие. Ангел должен остаться, это решено. Для него слишком опасно путешествовать самолетом. Ива тоже должна остаться Саннидейле, чтобы замещать меня. Я не могу взять с собой всю библиотеку, лучше всего оставить ее здесь в качестве домашней базы данных, - сказал Джайлс. Ива просияла:

- И знаете, если будет много огромных привидений, я смогу применить некоторые заклинания, которые сейчас изучаю.

Джайлс нахмурился.

- Тебе лучше быть поосторожней с такими вещами, Ива. Я знаю, что не должен предупреждать тебя. Ты разумная девушка. Но к магии нельзя относиться несерьезно. Будь осторожна и используй только те заклинания, в которых ты уверена, к которым готова.

Ива кивнула.

- Конечно, Оз захочет остаться с тобой, - сказал Джайлс, скорее, самому себе. - Я полагаю, что только Баффи сможет отправиться со мной. Жалко. Если Гейтхаусу угрожает столь большая опасность, как я думаю, было бы неплохо отправиться туда всем вместе.

- Гм, привет! Так что там с моим больным юношеским самолюбием? - напомнил о себе Ксандр.

- Ах да, Ксандр, прошу прощения, - ответил Джайлс. - Твоя помощь очень пригодится.

- Тогда все в порядке, - кивнул Ксандр. - И хотя этот план - явно не лучший вариант, я чувствую, что прекрасная мисс Преследовательница не захочет пропустить такого. Она сможет отпугивать плохих парней, показывая им свою карточку Американ Экспресс.

Голова Джайлса кружилась от подозрений и опасений, забот и чудес, и когда он поднял глаза, то увидел, что Баффи выжидающе смотрит на него. Он был озадачен.

- Баффи? - спросил он. - В чем дело?

Она подняла брови. Он узнал ее саркастический взгляд.

- Вы слишком увлеклись, строя эти грандиозные планы насчет путешествия, и кое-что упустили. Поему именно Бостон?

- Что-то ужасное происходит в Гейтхаусе, - сказал он.

- О, в таком случае я начну упаковывать вещи, - сухо заметила она.

- Как я понимаю, вечеринка отменяется, - осмелилась сказать Ива.

- Мне еще нужно зайти домой, - улыбнулся ей Джайлс. - И у меня есть еще один вопрос к фрау фон Форш. Позвольте мне сделать один звонок, и мы пойдем. Хорошо?

- Ну конечно, - сказала Баффи.

Она повернулась и вышла из комнаты. Ива и Оз последовали за ней. Джайлс слышал, как Ксандр дольно громко спрашивал:

- Бостон? И что мы скажем? Думает ли кто-нибудь о бостонской резне? Можно сказать, что намечается вечеринка в Бостоне - это довольно правдоподобно. Или что мы все едем совершать революцию. Или на большой конкурс проверки грамотности.

Джайлс был в замешательстве. Не революция, конечно, и не что-то в этом роде, а например, конкурс по истории. Он мог бы убедить в этом директора школы, сказав, что конкурс спонсирует ALA или еще кто-нибудь. И родителям это понравилось бы.

Джайлс набрал номер фон Форш в Германии, надеясь, что она еще не спит. Он хотел попросить фрау фон Форш отправить ему факсом всю имеющуюся у нее формацию о Гейтхаусе, так как его собственные исследовательские материалы утеряны. А может, украдены, он ни в чем не был уверен. Может, именно это искали в его гостиничном номере в Нью-Йорке.

Он прослушал гудков десять, но так и не получил ответа. Подождав минуту, набрал номер снова.

Никакого ответа.

Он подождал еще несколько минут. Трубку никто не брал.

Наконец он набрал номер международного оператора телефонной связи. После бесконечного ожидания Джайлс узнал о прекращении обслуживания по тому номеру, с которым пытался соединиться.

Он закрыл глаза, почувствовав, как его охватил страх.

Он набрал номер Совета Хранителей.

- Алло, это Джайлс, - сказал он, услышав голос на другом конце провода. - Пожалуйста, проверьте, все ли в порядке с Маргарет фон Форш. Немедленно. Я боюсь…

Ему не дали закончить.

Пока он слушал, кровь холодела у него в жилах. Ему сообщили о смерти Кобо Сенсея, японского Хранителя, потерявшего Истребительницу. Сострадательный старик помог Джайлсу, когда китайский вампир по имени Чираюй захватил Иву. Теперь Сенсей был мертв.

Его медленно и жестоко замучили до смерти. А теперь еще фрау фон Форш не брала трубку.

- Джайлс? Пора в последний раз прокричать ура, - позвал его Ксандр. - У нас есть мини-пицца, только что из пиццерии.

- Да, иду, - сказал Джайлс срывающимся голосом. Он поднялся, чтобы присоединиться к остальным.

Корделия была на седьмом небе или где-то недалеко. Вы не поймете, если не были в «Нейман Маркусе»: на проспекте Саннидейла была гигантская распродажа и Корделия нашла восхитительную пару туфель в магазине, куда обычно не могла себе позволить зайти. Но сегодня вечером совершенно случайно она зашла туда и нашла их: ее размер, ее цвет, и стоили дешево.

- Да, Святая Дева и Санта Клаус существуют, - выдохнула она, сбегая по эскалатору.

Корделия прихорашивалась. Она знала, что выглядит прекрасно в черных джинсах и красном бархатном топике с лямками крест-накрест. Ксандр сказал, что красный ей очень идет. Так же, как синий, зеленый и желтый. Она подошла к месту стоянки автомобилей и щелкнула пультом сигнализации, Корделия уже собиралась открыть дверь, как вдруг вспомнила, что в последнее время происходят очень странные события, более странные, чем обычно. Она помнила, что Баффи советовала всем быть настороже. Мороз пробежал у Корделии по коже. Она знала, что земля может разверзнуться прямо под ногами и поглотить ее, тролль может схватить ее и утащить к близлежащему мосту, или автомобиль может взорваться, если она сейчас откроет дверь. С ума можно сойти. Внезапно Корделия почувствовала, что за ней кто-то наблюдает.

Она с тревогой обернулась, нервно сглотнув слюну. Несколько минут стояла, не шелохнувшись. Она не могла решить, сесть в автомобиль или остаться снаружи, вернуться на проспект или сделать что-то еще. На стоянке не было ничего подозрительного, кроме группы мужчин в темной одежде, стоявших около выхода и уставившихся на нее. Возможно, они просто ждали автобус.

Она заглянула в машину: сначала на переднее сиденье, затем на заднее. Все, вроде бы, нормально. Нужно сесть и ехать за Ксандром, а то распродажа скоро закроется.

А вообще… мурашки побежали у нее по спине… те парни в темной одежде не могли ждать автобус. На них дорогая одежда, в Южной Калифорнии такие люди не ездят на автобусах. Автобусы существуют для людей, не имеющих средств на покупку автомобиля. Исключений не бывает.

Испугавшись теперь еще больше, Корделия открыла машину, села, хлопнув дверцей, и быстро заперла ее. Она вставила ключ зажигания и рванула с места, понимая, что привлекла внимание, но была слишком испугана, чтобы ехать медленно. Девушка остановила машину, когда доехала до конца проспекта. Только сейчас она поняла, что дом Ксандра находится в противоположной стороне. Корделия вдруг почувствовала себя совсем разбитой и без сил откинулась на сиденье.

Потом, взяв себя в руки, она поехала назад вниз по дороге, внезапно поняв, что разозлилась на Баффи. Если бы она никогда не встречалась с Истребительницей, то ей сейчас ничего бы не угрожало. Неважно, что Баффи спасала ее жизнь много раз и что Хеллмут притягивал злых существ к Саннидейлу, а Баффи истребляла их.

Но если бы она не дружила с Баффи…

Внезапно Корделия в ужасе закричала.

…Монстр с одутловатым лицом и черными дырами вместо глаз скользил головой вперед с крыши ее машины на ветровое стекло. Монстр, изрыгающий языки пламени, расплавляющего стекло.

Мужчины, стоявшие на автостоянке около проспекта Саннидейла, разглядывали пылающие знаки на камне: черная галька мерцала и крутилась на ладони брата Дандо. Она светилась фиолетовым, серебряным и сине-белым светом, определяя местонахождение Истребительницы. Наконец камень остановился и запульсировал темно-красным глубоким цветом.

- Северо-восток, - сказал брат Изимо, кивая другим. Это был темнокожий человек с длинными седыми волосами, спадавшими на плечи, и большим шрамом на щеке.

- Истребительница выходит ночью. - Брат Дандо улыбнулся. Он был очень маленький, почти карлик, но все же самый сильный среди них. Он мог изничтожить человека, только пожелав этого. -Хорошо. Мы можем отправляться.

Брат Изимо кивнул.

- Ее мать с ней не заодно, а ее Куратор в больнице.

Брат Дандо прошептал, обращаясь к камню:

- Да не найдет она покоя. Да не найдет она приюта. Да не найдет она спасения. Да не найдет она убежища от нас. Везде будем мы.

- Да не найдет она убежища, - повторили все.

- Мы должны поторопиться, - рискнул вставить во брат Какофф. Он был среди них самым молодым, если говорить о способностях. Хотя ему исполнилось почти шестьдесят восемь лет. - Маэстро ждет победы.

- Ты прав, брат, - сказал брат Дандо. - Мы должны радовать Маэстро всем.

- Радовать всем, - раздались голоса.

- О боже мой, боже мой! - кричала: Корделия; она потеряла управление автомобилем, проехала по тротуару и сбила ряд мусорных баков.

Распластавшись перед Корделией, Прыгающий Джек тянулся к ней сквозь расплавленное стекло. Он хотел добраться до нее, об этом говорила его усмешка и ужасные черные глаза.

- Ты меченая! - прошипел сквозь огонь Прыгающий Джек. - Если я оставил метку на добыче, добыча должна умереть!

Корделия вздрогнула, и впервые за все эти дни боль вспыхнула в заживающей царапине на спине. Потом девушка снова вскрикнула: отцепив одну руку, монстр пытался прорваться сквозь расплавленное стекло.

Автомобиль резко повернул налево; Корделия, охваченная ужасом, не способна была управлять машиной, ее нога застыла на педали газа, девушка лишь старалась не сворачивать с дороги. Время от времени Прыгающий Джек изрыгал огонь, но она крутила руль так, что выводила его из равновесия. Огонь все же прожег пассажирское сиденье. Корделия закричала и в слепой панике ударила по тормозам.

Прыгающий Джек свалился с крыши автомобиля.

Корделия не видела, как он упал, но поняла, что должна прорваться.

Она развернула автомобиль и остановила его. Вонь от горевшего каучука смешалась со зловонием плавящихся окон. Она безрезультатно сбивала огонь, слезы лились из глаз. Корделия решительно нажала на педаль газа и круто развернулась. Она надавила педаль до упора, и автомобиль рванул вперед.

Если монстр там, она собьет его. Она должна переехать это отвратительное создание, даже если это будет последнее, что она сделает в своей жизни.

Автомобиль зажужжал и заревел, когда понесся на полной скорости вниз по улице. Корделии пришлось опустить стекло, чтобы выветрилась гарь; она с трудом видела дорогу перед собой; в голову пришла ужасная мысль: «Что если я задавлю кого-то еще?» Но она никого не задавила. Она мчалась вперед, ожидая, что монстр появится на дороге.

Однако впереди было пусто.

И все же Корделия не чувствовала никакого облегчения. Она все еще видела пустые черные впадины, которые были глазами монстра.

Он все еще был где-то здесь.

ГЛАВА 9

Ива красила ногти на ногах лаком «Розетта Стоун» и слушала новый компакт-диск Кеб Мо, пробуя расслабиться. От всей этой суеты, связанной с Бостоном, и от давления родителей, которое они оказывали в последнее время, настаивая, чтобы она выбрала колледж, девушка была немного не в духе. У нее было два способа расслабиться: ухаживать за своими ногтями, сидя в комнате в полном одиночестве, либо провести выходные с девчонками в Лас-Вегасе, веселясь на диком шоу «Тельма и Луиза». Но поскольку поездка в Вегас могла бы вызвать неприятные последствия в виде серьезного разговорах родителями, она остановилась на «Розетте Стоун».

Мысль о колледже и об отъезде заставила Иву оглядеться. Она была уже почти взрослой. Но никто не понял бы этого, глядя на ее комнату. Кружева. Цветочки. Куда бы она ни поступила, Ива обещала себе одну вещь: никаких мягких игрушек.

Хорошо, может быть, только одна. И шлепанцы в виде кроликов.

Да, думала она, я мятежник.

Мятежник. Тогда почему она всегда скрывается в своей комнате после краткой обличительной беседы с родителями? Мама Ксандра как-то обмолвилась матери Ивы, что Ксандр едет в Бостон на национальный конкурс по истории. Джайлс придумал замечательный повод - Ива даже помогала ему, - но обернулось так, что этот повод ударил по ней же. Ее родители теперь думали, что она или недостаточно хорошо училась, чтобы ехать на конкурс, или намеренно оставалась дома, чтобы побыть с Озом.

Ничего хорошего не вышло.

По правде говоря, она чувствовала себя немного униженной тем, что ее оставляют дома «держать оборону». Она не хотела никакой ответственности, это верно. Но у нее было задание. Как всегда. И у нее был Оз, который мог помочь. И потом, рядом был Ангел. Ива не чувствовала себя с ним так уж легко, она все еще немного робела перед ним, но, по крайней мере, он силен, надежен, и его действительно трудно убить. Конечно, Оза тоже непросто убить, когда он становится оборотнем.

Ива стала сушить лак и посмотрела на часы. Она планировала проводить остальных в аэропорт; времени оставалось мало. Вот-вот Баффи со своей мамой заедут за ней.

Ива столкнулась с мамой в прихожей, но не остановилась. Это только вызвало бы новые намеки на учебу в колледже или выяснение, почему она не едет в Бостон. Со вздохом она пронеслась вниз по лестнице, послала отцу воздушный поцелуй и выскочила за дверь.

Уличные фонари, горящие над автомобилем, бросали тени на приборную панель и сиденья. Баффи через окно разглядывала лица прохожих. Молодой парень в спортивной одежде и с наушниками бежал в противоположном направлении. Он был весьма мил. Седовласая пара, держась за руки подобно юным влюбленным, выгуливала пару черных пуделей. Женщина В темном костюме шла, лениво покачивая кожаным дипломатом.

Люди ночью похожи на тени. Они не задумываются, на что похожа настоящая темнота, не представляют, какая реальная опасность скрывается в ней.

Расстроившись, Баффи взглянула прямо перед собой и поняла, что они уже почти рядом с домом Ивы. Мама повернула налево в переулок. Баффи поглядела на нее, отметила, как мрачно сжаты мамины губы, и снова подумала, что попросить маму отвезти ее в аэропорт, было самым мудрым решением. Баффи думала, что сказать матери правду было самым трудным делом на свете. Аэропорт находился в двадцати минутах езды, они уже опаздывали. Оставалось надеяться, что самолет не улетит без них.

Джойс Саммерс чуть не пропустила поворот на улицу, где жила Ива. Поняв это и повернув назад, Джойс выругалась про себя. Баффи взглянула на мать, услышав, как та глубоко вздохнула.

- Мама? - произнесла Баффи, вложив в это слово все свои эмоции.

Стараясь не пропустить нужный номер дома, Джойс снова вздохнула и сказала:

- Баффи, это становится настолько серьезным. Вот уже на Корделию напали .

Баффи услышала вопросительные нотки в голосе мамы.

- Я вернусь, мама, я обещаю, - сказала Баффи.

Джойс кивнула.

- Я знаю, дорогая. Я знаю. Но только в этот раз… хорошо, ты уезжаешь. Я не могу притворяться, я рада этому.

- Мама, все в порядке, понимаешь? Ты отвезешь меня в аэропорт, где я буду не одна. Там будут Джайлс, Корделия, Ксандр, который будет нас здорово развлекать. У тебя есть номер сотового телефона Корделии. Кроме того, это всего на несколько дней, максимум на неделю. Иначе Джайлс не сможет объяснить наше отсутствие, и его слова начнут проверять. Поверь мне. Мы вернемся. Я вернусь, и скоро.

Джойс слабо улыбнулась. Она начала говорить, только чтобы прервать Баффи.

- Мы у Ивы. Мы за квартал от ее дома, - сказала Джойс. - Я надеюсь, у нее все нормально.

- Ты хочешь знать мои соображения? Не существует ничего необычного для подростка, оканчивающего среднюю школу, - предположила Баффи.

- Окончание… какое красивое слово, - сказала Джойс мечтательно. - Ты не представляешь, сколько раз я боялась, что ты так и не окончишь школу.

Баффи улыбнулась: мама хотела того же, что и Баффи, - чтобы ее дочь была нормальной девочкой. Единственное различие в том, что Баффи была намного более реалистичной, думая о тех возможностях, которые когда-либо ей представятся. И она знала, что ничего хорошего ее не ждет.

- Я буду на выпускном, мама, - сказала она. - Я могу опоздать. Я могу надеть платье наизнанку, но я буду там.

- Тебе лучше знать, - отозвалась Джойс, но на этот она не смотрела на дочь.

Автомобиль затормозил и остановился, Баффи вышла и открыла дверцу Иве, которая забралась на заднее сиденье. Миссис Саммерс помчалась в аэропорт, и Баффи, оглянувшись, увидела, какое облегчение испытала Ива, уезжая из дому.

- Спасибо, что заехали за мной, - сказала Ива матери Баффи.

- Не за что, Ива, - ответила Джойс.

- Прекрасно, - сказала Баффи. - Теперь в любое время, когда ты захочешь погулять с Озом, моя мама может заехать за вами и подвезти!

В ответ на шутку Джойс покачала головой, а Ива только грустно улыбнулась.

Ангел сидел на водительском месте в разбитом «Ситроене» Джайлса, припаркованном в конце улицы, и выстукивал пальцами синкопы песни Перла Джема, звучавшей по радио. Музыкальный вкус Ангела был весьма разносторонним, и хотя он предпочитал классику, но мог оценить почти любой вид музыки. Он шепотом напевал песню, опережая певца.

Джайлс расспросил Ангела о том, что он думает относительно людей, убивавших Хранителей и охотившихся на Баффи. Так как Джайлс уезжал из города, он разрешил Ангелу пользоваться своим автомобилем. Они договорились, что первой задачей Ангела, имеющего теперь автомобиль, будет наблюдение за Баффи. И, как ожидалось, не только его задачей.

Нужно было удостовериться, что Баффи добралась до аэропорта без слежки: поездка в Бостон должна остаться тайной для их врагов, тогда все пройдет более гладко. К тому же у них будет время выяснить имена своих врагов. Но, как Ангел объяснил Джайлсу, эта затея легко могла провалиться.

Свет фар вспыхнул на лице Ангела, и в их белом блеске он выглядел, как ходячий труп. Которым он вообще-то и был.

Постарайтесь, чтобы вас не увидели, брат Таггарт, - сказал Люпо, подводя итог беседе. Таггарт был хорошим водителем и замечательно выполнял задание, преследуя Истребительницу, но в маленьких переулках было почти невозможно оставаться незамеченным. До сих пор, Таггарт, казалось, делал невозможное. Оставаясь довольно далеко позади машины Истребительницы, он незаметно приближался, когда было необходимо.

Таггарт хорошо выполнял свою работу. Он служил в MI5 какое-то время и убивал людей на Фолклендских островах, не всегда имея на это приказ. Люпо наслаждался его компанией. Просто удовольствие общаться с человеком, который так Легко относится к жизни. Таггарт был убийцей. Наемным киллером. Просто выполнял заказанную ему работу. Никакой суеты. Никаких лишних разговоров. Никакого чувства вины.

Брат Люпо чувствовал, что если бы Маэстро имел тысячу таких подчиненных, его планы осуществились бы уже давно.

Далеко впереди виднелись задние фары автомобиля Истребительницы, одна из них ярко светилась - это Таггарт разбил стекло, чтобы отличать машину на расстоянии. Машина повернула налево за угол и затем исчезла.

- Не потеряй их, Таггарт.

- Конечно, я не потеряю их, - ответил тот на своем жутком английском языке.

В конце улицы был знак остановки. Таггарт, не желая рисковать и привлекать внимание, остановился под знаком.

Вдруг чья-то рука разбила окно водителя, брат Люпо в ужасе завопил. Он чувствовал себя беспомощным, он не привык к такому чувству. Прежде чем Таггарт смог отреагировать, сильные руки, порезанные стеклом, вытащили его из-за руля. Люпо увидел ноги Таггарта, мелькнувшие в разбитом окне, и прыгнул за руль.

- На кого ты работаешь? - прорычал Ангел. Желтые глаза пылали на его диком лице.

- Ты хочешь что-то узнать? Тогда ты, идиот, напал не на того. Можешь идти к черту, а то я повыбиваю все твои красивые, сияющие маленькие зубки, - отвечал Таггарт.

«Лексус», из которого вытащили Таггарта, с визгом рванул вперед и поехал прочь от Ангела. Но вампир не переживал. Он сделал свою работу. Ангел достаточно задержал их, теперь они не смогут следить за Баффи. Они поняли бы, что она отправилась в аэропорт. Лучше ничего нельзя было придумать.

- Говори! - Ангел схватил и потряс парня, явно настроенного воинственно. Но вампир его совершенно не боялся.

- Говори, или я перережу тебе горло! - потребовал Ангел.

Вдруг послышался визг шин. Ангел оглянулся и увидел, что «Лексус» сделал обманный маневр и теперь несется на него. Фары ослепили его на мгновение, и покрасневший головорез, которого он душил, воспользовался моментом, чтобы вырваться из его рук.

Но усилия Таггарта ни к чему не привели. Ангел ударил головореза в лицо, сильным пинком отбросил его назад, а затем отлетел в противоположном направлении, надеясь, что неожиданность нападения даст ему драгоценную секунду и машина не задавит их.

Автомобиль резко остановился, раздался визг тормозов. Ангел поднялся и увидел, что тощий человек с оливковой кожей высунулся в пассажирское окно «Лексуса», в руке он держал пистолет.

- Таггарт! - закричал он.

Головорез, которого Ангел вытащил из автомобиля, вскочил на ноги и побежал к машине. Вампир, зарычав, помчался следом. Он прекрасно знал, что такое пистолет, в него уже и раньше стреляли. Сейчас было важно одно: узнать, кто эти парни, решившие убить Баффи.

Убить Баффи… Нет, Ангел не позволит, чтобы это случилось.

Он догнал Таггарта, схватил его за шею и беспощадно сжал горло.

- Отвечай мне, ты, сукин сын.

Бандит в автомобиле нажал спусковой механизм, пистолет выстрелил, и лоб Таггарта взорвался, разбрызгивая кровь и серое вещество по лицу Ангела. Шины седана взвизгнули в последний раз, и автомобиль исчез вдали.

Ангел остался стоять, разъяренный и замерший от удивления. Бандит сделал это нарочно, подумал он убить своего человека, чтобы тот ничего не сказал! Иногда он сомневался, что люди лучше вампиров. Но демоны, вселяющиеся в вампиров, сотворены для зла, а у людей есть выбор.

Ангел хотел отбросить Таггарта на тротуар, но остановился, пораженный запахом свежей крови. На его одежде. На его лице. На его губах. Кровь была повсюду, и Ангел почувствовал, как сильно голоден. Он уставился на разбитое лицо Таггарта, на его горло.

Где- то поблизости заревела полицейская сирена. Ненавидя самого себя, Ангел отбросил труп Таггарта на тротуар, стер рукавом кровь с лица и побежал к автомобилю Джайлса.

- Баффи, нам уже нужно идти, - просил Джайлс. - Это последнее объявление нашего рейса.

Маленький аэропорт был совершенно пуст. Служащий, объявивший посадку, уставился на них. Вероятно, эта глупая синяя форма придавала ему уверенности в себе. Баффи кивнула Джайлсу. Все были в сборе, все, кроме Ангела. Оз, Ива и мать Баффи прибыли, чтобы проводить ее, Корделию и Ксандра. Джайлс торопил Баффи.

- Я не хочу лететь на этом небольшом самолете, - сказала она Иве.

Та улыбнулась и подняла брови, как будто говоря: «Да уж, большая удача».

- Большое спасибо, что ты меня понимаешь, - сказала ей Баффи.

На этот раз они обе улыбнулись.

- Если вы хотите добраться до Лос-Анджелеса, нужно спешить, - заметила Джойс Саммерс.

Баффи взглянула на мать с удивлением. Джойс не проронила ни слова с тех пор, как они прибыли в аэропорт, и намеренно держалась подальше от всех остальных. Теперь они посмотрели друг на друга мать и дочь, и своего рода молчаливая связь установилась между ними. Через мгновение, когда все стало ясно, Баффи сообразила, что это были те же самые безмолвные напутствия, которые отцы давали своим сыновьям на протяжении многих веков, отправляя их на войну. Я люблю тебя. Будь осторожна. Возвращайся ко мне.

Баффи ступила вперед в порыве неожиданно нахлынувших чувств и, обняв мать, поцеловала в щеку.

- Я люблю тебя, - прошептала она.

- Ива, если у тебя есть вопросы… - начал Джайлс.

- Она знает, как связаться с нами, Джайлс. Ты повторил ей это двадцать семь тысяч раз, - в тоне, которым Корделия произнесла эти слова, слышалось раздражение. - Теперь, пожалуйста, давайте, побыстрее закончим. Господи, кто-нибудь слышал о летающем автобусе?

- Гм, это девяносто девять процентов летающего на самолетах населения, которые не могут позволить себе первый класс? - предположил Ксандр.

Корделия уставилась на него.

- Должно быть, хорошо иметь ответ на все вопросы, - фыркнула она.

- В общем, да.

Они продолжали препираться. Джайлс вздохнул, взял сумку и пошел к открытой двери. Корделия и Ксандр также взяли свои вещи.

- Ксандр? - позвала Ива.

- Ксандр повернулся, она порывисто обняла его, понимая, что остальные все видят.

- Будь осторожен, - попросила Ива.

- Эй, - сказал Ксандр, смягчившись, - ты тоже. Мы отправляемся в полевую поездку. Ты остаешься здесь с призраками, - он оглянулся на Оза. - Эй, парень-волк, присмотри за ней, хорошо?

Оз только улыбнулся, что совсем не удивило Баффи. Он не взрывался от каждой шутки Ксандра.

- Ну, пойдемте же! - Корделия потянула Ксандра за собой.

- Хорошо вам развлечься, детки! - крикнул Оз им вслед.

Тогда Ива снова оказалась перед Баффи, обе девушки молча посмотрели друг на друга, понимая все без слов. Наконец они обнялись. На Баффи нахлынуло все, что случилось на прошлой неделе и даже раньше. Они знали, что неудержимо летели к концу. Окончание школы. Все скоро изменится, и мысль об этом не покидала их.

Баффи видела, как Ива обнимала Ксандра, будто готовилась сказать «прощай». И вот теперь…

- Пока, - прошептала Ива.

- Да, - согласилась Баффи и в последний раз обняла подругу. - Пока.

В самолете Баффи заметила, что Джайлс чем-то озабочен. Хотя Ксандр изо всех сил старался поднять всем настроение, Куратор часто замыкался в себе, его взгляд уносился куда-то прочь и сосредоточивался на каких-то дальних краях. Баффи сидела рядом с Джайлсом, Корделия с Ксандром - позади них. Через некоторое время Ксандр и Корди начали тихо разговаривать. Еще раз взглянув на Джайлса, Баффи всерьез забеспокоилась.

- Хьюстон контролирует Джайлса, - сказала она после паузы. Когда он не ответил, Баффи толкнула его. - Джайлс!

- М-м-м? - подняв брови, он повернулся, чтобы взглянуть на нее.

- Хорошо, вы по причине болезни не пришли в школу, на урок, посвященный умению вести беседу, но это уже выходит за все рамки. Вы уверены, что не рано ушли из больницы? - спросила Баффи, искренне обеспокоенная.

- Да не в этом дело, - успокоил ее Джайлс и посмотрел в темное окно.

- Тогда что?

Сначала Джайлс не отвечал. Только смотрел в темноту. Через несколько минут он вздохнул и повернулся к Баффи.

- Это глупо, - грустно сказал он. - Видишь ли, Хранитель, которого я встретил в Нью-Йорке, мисс Томази…

- Этот цыпленок Микаэла?

Джайлс улыбнулся.

- Да. Цыпленок Микаэла. Я знал ее совсем недолго, но успел увлечься ею за это время. Теперь, когда на исчезла… мне даже не хочется думать о том, что с ней могло случиться.

Баффи наклонила голову и смотрела на Джайлса пониманием, но пыталась не показывать своих ценных чувств. После убийства Дженни Кэлендар, женщины, которую Джайлс очень любил, Баффи беспокоилась, что он не сможет оправиться настолько, чтобы заинтересоваться кем-либо еще. И теперь появился кто-то, кто, возможно, мог заинтересовать, если бы был рядом.

- Может, ее отозвали по делам Совета. Если этот парень, Палламэри, был подсадным, то, скорее всего, не знал, где она на самом деле, - предположила Баффи.

Джайлс поднял брови.

- Это хорошая мысль. Но мне кажется, что она либо была в союзе с нашими врагами с самого начала, либо они убили ее так же, как нескольких других Хранителей.

Он снова отвернулся и уставился в окно, а Баффи попробовала не смотреть на его взволнованное лицо, отражавшееся в стекле.

- Я не знаю, какой из этих вариантов беспокоит меня больше.

ГЛАВА 10

Бостон, октябрь 1666 года

Итак, покинул ли он этот ад и добрался ли невредимым до отдаленных берегов?

Ричард Рене, теперь старый человек, по годам, а не состоянию души, стоял, одетый в мрачный, но изящный черный плащ, длинные рукава которого были перетянуты черными лентами. Брюки тоже были черные, выделялся лишь белый парик. Он носил траур по своей молодой жене, красавице Джулиане, умершей семь месяцев назад. Он стоял там, где скоро бурно растущих лоз будет возвышаться его дом, и наклонив голову, пытался осмыслить новое ощущение, наполнявшее его. Сначала он не мог дать ему названия, но постепенно осознал, что это чувство должно быть умиротворением. Прибытие в Новый Свет было бы хорошим началом для новой жизни, если бы только здесь можно было найти ту истину, которую он искал. Вечером, выйдя на холм и посмотрел на гавань, он мог бы с помощью своей волшебной силы увидеть призрак темно-красного огня над Атлантикой. Несколько недель назад Большой Пожар сжег город Лондон до основания. Перед пожаром на население обрушилась чума, убив десятки тысяч человек.

Спасало Европу только то, что Фулканелли погиб в том Хаосе, который он сам же и вызвал. Власть монстра закончилась.

В 1559 году маленькая флорентийка, став королевой Франции, овдовела. Ее пятнадцатилетний сын, король Франциск II, набрался храбрости и избавился от навязчивого покровительства колдуна, открыто совершавшего жертвоприношения и совратившего половину девственниц при дворе. Франциск выслал Фулканелли, публично унизив его, так же как Екатерина Медичи когда-то выслала с позором Рене. Однако Франциск скончался всего два года спустя. Из-за инфекции уха, как было официально заявлено…

Месть Фулканелли осуществилась, он оставил Францию и набросил сеть Хаоса и разрушения на весь континент. Бушевали войны, эпидемии выкашивали население. Многие были уверены, что растущий ужас возвещал о конце мира и триумфе сатаны над Богом.

Рене полагал, что они правы. Он не знал о великой схеме Фулканелли, несущей беды и опустошение. Но даже тогда ему было ясно, что колдуна необходимо остановить, иначе мир будет окончательно разрушен. Француз преследовал своего могучего соперника по горам и ледникам, искал его в степях и пещерах, столь же глубоких и безнадежных, как вход в ад. При каждом столкновении они вступали в бой, меряясь силами, как физическими, так и магическими.

Наконец, спустя почти столетие после того как Фулканелли был выслан из, Франции, Рене остановил его.

Однако когда Фулканелли умер, Рене почувствовал себя потерянным в Европе. Был уже открыт Новый Свет, и он решил провести там остаток своих дней. Волшебники вроде него проживали долгую жизнь. Фулканелли было почти двести лет, когда он умер. И даже тогда он был переполнен энергией. Рене не исполнилось еще ста тридцати.

Новый Свет, размышлял он, пристально глядя на гавань и чувствуя соленый бриз, дующий в лицо. Это означает новую жизнь.

Хотя строительство его дома было начато недавно, он решил уже сейчас проводить ночи на своей земле в своем маленьком доме. Слуга зажег огонь, и Рене отослал его домой, так как с удовольствием ждал одинокого вечера среди книг.

Конечно, он привез с собой все свои ценные вещи: тайные волшебные книги и медальон, подаренный им Джулиане, красивой венецианке, которую любил и на которой женился… и кости которой лежат в итальянской земле, столь далекой от него теперь.

Он открыл дорожный сундук. Медальон филигранной работы лежал сверху. Его сердце забилось чаще, когда он открыл медальон. Пальцем он прослеживал овал ее лица, ямочки на щечках. Необыкновенная красота, тем более, что в то время синими глазами и белокурыми волосами обладали самые красивые женины. В Италии блондинки ценились больше всех.

Джулиана, его Джулиана… Ее зарезали… Фулканелли, позорное и мерзкое существо, чтобы отомстить ему, погубил невинную душу…

Покой покинул сердце Рене, как будто знал, что для него там нет места. Он сжимал кулаки, и слезы бежали по его щекам при воспоминании о потерянной любви. Он никогда не полюбит снова, в этом он был уверен.

Все еще плача, Рене достал журнал, тщательно уложенный в боковой карман дорожного чемодана. Постепенно успокаиваясь, Рене открыл журнал, ища утешение среди страниц. Хотя он и потерял все самое ценное в этом мире, все же, по большому счету, он выиграл.

2 сентября 1666 г.

Весь город охвачен ужасным пламенем. Собор Святого Павла разрушен до основания. Крики и причитания народа тяжко слышать: дети вопят в панике, матери стенают из-за своих малышей, мужчины кричат, приказывая уничтожить здания, которые все еще стоят, взывая к Богу, чтобы огонь угас.

Но этот пожар кормится Злом. И самому злому созданию пожар приносит выгоду. Я видел Фулканелли, стоявшего на верхушке лондонского Тауэра в черном плаще колдуна, и по его широкой, торжествующей улыбке было ясно, что он ожидал, когда я замечу его. Я погрозил ему кулаком и извлек свою волшебную палочку. В другой раз я буду более осмотрительным, но тогда наступал конец мира. Я вызвал молнию и услышал ропот недоумения среди окружавших меня людей, но он отвел ее движением руки. Мгновение спустя он исчез из виду, скрывшись за дымом, повалившим от горящих зданий.

Я был в отчаянии. Он насмехался надо мной. В течение почти столетия меня преследовал Фулканелли, главный слуга Падшего!

3 сентября

Долгие дни и ночи я оттачивал свое искусство. Сегодня я найду Фулканелли, поскольку уверен, что он все же остался в городе. Найду и убью его.

4 сентября

Преследуя злодея, я был свидетелем многих ужасов, но ни один не был столь сильным, как огненная буря в Лондоне. Я рыскал по адским местам более решительно, чем когда-либо, чтобы лишить жизни того, кто был причиной этого ужасного пожара.

Я видел его мельком, а потом снова потерял в огромном облаке дыма.

Но моя ярость была столь велика, что я помчался в дым, произнося заклинания, чтобы не сбиться с пути, так как был ослеплен пожаром. Мое сердце подсказывало, что я всего лишь в нескольких шагах от него, но стены пламени вновь взвились вокруг меня. Я был весь охвачен огнем, но не испугался, поскольку огонь был синий, а значит, это он пытался остановить меня. Я поклялся, что в этот день убью Фулканелли.

Но в том несчастном, обреченном городе он сбежал от меня. По Тауэр-стрит, по Фен-черч-стрит и по многим другим улицам и дорогам бежал я с невероятной скоростью, мне помогала магия. Я прибежал к Темзе: по ней плыли лодки, наполненные людьми и товарами, в нее прыгали люди, на которых горела одежда.

И там, на большой изящной барже из черного дерева, я увидел его. Около дюжины людей монашеского вида, окружавших его, гребли веслами. На них были закрытые черные одежды и не было видно их лиц. Я понял, что это - его верные последователи и помощники, члены секретного ордена, созданного им.

Фулканелли стоял спиной ко мне. Но я заметил его иссохшую руку, седые волосы и узнал его, как мою Немезиду.

Прежде чем он начал действовать, я вызвал огонь из своих кулаков, и он образовал дугу на воде. Огонь охватил его волосы и плащ, и почти сразу он стал корчиться в столбе яростного пламени.

Его последователи с воплями кинулись врассыпную. Я слышал, как один из них просил на родном итальянском языке дать воды Фулканелли. Колдун был полностью охвачен пламенем и вертелся по кругу, как горящий столб.

Он повернулся и увидел меня. Я крикнул:

- За Джулиану и всех невинных, что ты загубил!

Один- единственный синий язык пламени слабо выстрелил в меня, и больше ничего не осталось, только дым и пепел.

Половина его проклятой банды упала на палубу судна, вопя и стеная. Другие повернулись ко мне, и я мог видеть едва различимые жесты их рук: они готовились направить свою собственную черную магию против меня.

Помолившись Богу и ветру, я опрокинул их судно. С удовлетворением наблюдал я, как они упали в воду. Их тяжелые черные одежды начали топить их… Я хотел побежать к ним, чтобы убедиться, что погибли все, но в этот момент прекрасная девочка протянула ко мне руки. Ее лицо было покрыто сажей, длинные темные волосы были спутанными и тусклыми. На ней была подпаленная ночная рубашка.

Я поднял ее и, бросив тяжелый взгляд на тонувшую баржу, покинул это место. Фулканелли был мертв; в этом я был уверен. Если один или двое из его развращенных слуг выжили, что из этого? Они ничего не значили для меня

21 сентября

Завтра я уезжаю из Англии и оставляю Европу. Новый Свет манит меня.

Многие мои родственники прибыли уже в город Бостон, и мои рунические камни направляют меня туда же.

Уезжаю с волнением и грустью. Вчера я поместил потерявшегося ребенка в приют в сельской местности, и монахини там были счастливы принять такую симпатичную и милую душу. Я говорил с матерью-настоятельницей этого прекрасного монастыря. Невероятно, но ее власть простирается до женских монастырей в Венеции, и она слышала от своих сестер о смерти моей обожаемой жены (Джулиану многие любили - она занималась благотворительностью).

Поэтому мы решили переписываться. Она обещала, что будет писать мне о жизни сироты, которую назвала Джульеттой, в честь моей жены. От последователей Фулканелли я не получил никакого знака и, таким образом, полагаю, что они рассеялись по свету

Джулиана, ты отомщена.

И мое сердце, хотя оно разбито и никогда не излечится, довольно этим.

Ричард М. Рене, Кавалер и Волшебник

Дувр, Англия .

Рене закрыл журнал и спрятал его в карман плаща. Он замерз, сумерки были холодными. Его новые соседи также отмечали, что было слишком холодно для этого времени года. Рене вспомнил, что во Франции холода часто наступали несвоевременно. А в Италии никогда. Где улыбалась Джулиана, там солнце растапливало все ледяные поля и замерзшие сердца.

Он смотрел на недостроенный фундамент дома. Это будет роскошный дом; даже теперь те бостонцы, которые следовали верному примеру полковника Винтропа, отбрасывая показную роскошь и живя простой жизнью, обсуждали «дворец», который скоро облагородит склон. Рене улыбнулся сам себе: это не будет дворцом. Он жил во дворцах. На его взгляд, это больше похоже на виллу, прекрасный итальянский загородный дом, который понравился бы Джулиане. Действительно, художественное оформление и сады напоминали о Тоскане и Венеции… и всегда, всегда о Джулиане.

Но пока что Рене строил другой, гораздо более скромный дом из камня и древесины, с камином, дающим тепло и уют. Ему пришло в голову, что он мог бы завести небольшую собаку, чтобы она составила ему компанию на новом этапе его жизни.

Усмехнувшись, Рене наклонился, поднял дорожный сундук и понес его в дом.

В течение двух часов он читал при свечах восхитительный рассказ о путешествиях Марко Поло. Он чувствовал себя так, как будто находился на замечательном празднике: не надо больше бдительности, ответственности. В этом необычном городе он мог бы стать обычным гражданином.

А стал волшебником.

Улыбаясь, Рене почувствовал, что голова склоняется к груди; он знал, что скоро задремлет. Впервые за десятилетие он не рассматривал сон как опасное снижение обороноспособности. Однако в силу привычки соткал вокруг себя заклинание защиты, чтобы отвратить спрятавшихся в темноте.

Рене знал, что нужно встать и переодеться в пижаму, а потом лечь в скромную постель.

Еще чуть- чуть, сказал он сам себе и зевнул, засыпая в мире и покое.

Слушай, как холодно, - громко сказала Баффи, глядя на Корделию.

- О да, очень холодно, - согласилась она, наклоняясь и с очевидным презрением исследуя ряд снежных глыб.

- Нам нужны открытки, - продолжала Баффи. - много чего еще. Мы пробудем здесь некоторое время.

Она подошла к витрине с открытками, изображавшими различные известные пейзажи и достопримечательности Бостона - Старую Северную Церковь, памятники Бункер-Хилл, Конституции США и другие. Ни одного памятника они фактически не видели с момента высадки в аэропорту Логана. Информационный центр для приезжих, кое-какие исторические организации и большое количество бензоколонок, автомобильных стоянок и кофейных магазинов оставались основными пунктами их назначения в первый день пребывания в городе, который был сердцем революционной эры в американской истории.

Баффи была утомлена ездой в автомобиле и еще больше устала от постоянного чувства страха. Джайлс ужасно вел машину: он фактически летел, если не сказать больше, стремился осуществить какой-то свой замысел прежде, чем они начали работу. Автомобиль стал скорее неудобством, чем помощью. Бостон представлял собой лабиринт из зданий, которые постоянно приходилось объезжать, и улиц с односторонним движением, извилистых переулков и парковок во втором ряду. Понятие свободного и законного места стоянки оказалось почти смехотворным, и Баффи склонялась к мысли, что лучше отправиться пешком. Бостон имел обширную систему подземки, которую местные жители назвали «Т», и, похоже, легче было добраться до места назначения на поезде метро.

Но сейчас им не везло. Вместо этого они припарковывались во втором ряду, возле лужайки, покрытой травой, или напротив ряда домов из бурого песчаника, напротив ресторанов или магазинов. Это действительно был лабиринт, хотя, по всеобщему признанию, выглядел он весьма неплохо.

Несмотря на то, что в Бостоне в это время года все еще было холодно, Баффи хотелось путешествовать пешком, чтобы иметь возможность посмотреть на город.

Но нет.

Джайлс установил, в какой области города должен находиться Гейтхаус, на основании возраста этого сооружения и того факта, что он должен быть построен на холме. Кроме этого, они ничего не знали наверняка. Но Джайлс не сдавался. Автомобиль был незаконно припаркован в зоне буксировки, в то время как они вошли в необычный магазинчик, работающий допоздна и предлагающий сувениры и подарки. Джайлс пытался расспросить плохо одетую женщину, стоящую за прилавком, о существовании Гейтхауса, он описал его и назвал имя Рене, но ничего не добился. Баффи с остальными блуждала между прилавками почти пять минут, и их быстро одолела скука. Взглянув на открытки, Баффи нашла одну с картинкой и небольшой информацией о Бостонском Компьютерном Музее и подумала об Иве. С тех пор как самолет взлетел, она все думала о подруге. И о маме. И об Ангеле.

Ксандр подошел к ним с парой сувениров фирмы «Пауль Ревер» - солонкой и перечницей.

- Все бессмысленно, ворчуньи, - печально проговорил он, обращаясь к перечнице как к марионетке, которая будто бы, говорила с ними. - Джайлс абсолютно уверен, что Гейтхаус находится в ближайших кварталах, в этом самом месте, и мы должны убраться отсюда побыстрее.

- Он не утверждал ничего подобного, - возразила Баффи, затем пожала плечами и покрутила шеей. - Клянусь, когда стану достаточно взрослой, чтобы арендовать автомобиль, слово «малолитражный» никогда не слетит с моих губ.

- Это слово уже слетело с моих губ, - продолжила Корделия. - Я вот думаю, почему не лимузин?

Ксандр посмотрел на нее:

- Корди, ты имеешь понятие, сколько получает школьный библиотекарь за вычетом налогов? - его глаза расширились, поскольку он посмотрел на стойку с открытками и увидел фотографию гавани. - Ох, налоги! «Бостонское чаепитие»! Это то самое место, где все и приключилось.

- Да, это весьма захватывающе, не так ли? - радостно сказал Джайлс. Он нес большую карту, которую изо всех сил пытался свернуть. - История окружает нас. И это не просто парк, посвященный какому-то событию, и не какой-нибудь ужасно реконструированный бюргерский дом.

- Бюргерский дом? - Баффи растягивала слова. - Вы это сказали, правда?

Джайлс подмигнул ей. Прежде чем он смог ответить, Ксандр сказал:

- Они находятся в той части Бостона, где проживают голландцы. Я про бюргерские дома.

- Вряд ли мы видели хотя бы один, - продолжала Баффи. Тут она взяла себя в руки и расправила плечи. - Что очень хорошо потому, что мы находимся здесь с определенной миссией.

- Я только надеюсь, что это посильная миссия, - заметил Ксандр, потягиваясь и зевая. - Я мало спал в самолете. Ребята, вы понимаете, что дома все еще ночь? Мы могли еще поспать.

- Если бы мир не висел на ниточке, - сказала Корделия. Она потянулась к солонке и перечнице Ксандра. - Ты купил их для мамы?

Ксандр кивнул. Хотя госпожа Гаррис не имела никакого пристрастия к кухне, она собирала солонки и перечницы. Баффи не видела в этом смысла. Зачем собирать разные вещицы, чтобы просто положить их на полку? Другое дело арбалеты. Мачете. Красивые колья ручной работы. Эти вещи были ценностями и покупались в трех экземплярах.

- Именно так, Ксандр, - сказал Джайлс, складывая карту. - Пожалуйста, поспешите и сделайте свое дело. Дежурный уверил меня, что там есть дом, похожий на описанный мной, в котором проживает сумасшедший старик. Нет, как же он сказал? Да, сумасшедший старый простак. Похоже, он именно тот, кто нам нужен.

- Наш простак.

Баффи улыбнулась ему.

- Ура!

Джайлс не улыбнулся в ответ.

- Баффи, - начал он, - что-то страшное случилось в этом Гейтхаусе.

Она пожала плечами.

- Мы все узнаем. Скоро. Но сначала осмотрим достопримечательности. Мы в трех тысячах миль от дома. Мы должны получить какое-то удовольствие.

- «Бостонское чаепитие», - согласился Ксандр.

- Посещение магазина, - сказала Корделия немного сиплым голосом. - Я должна привезти домой что-нибудь, или мама убьет меня.

Баффи недоверчиво покачала головой.

- Эй, хочешь поторговаться для мамы?

- О моей ты бы так не говорила, - сказала Корделия. - Поверь.

- Да, Баффи, потому, что твоя мама фактически любит меня, - сказал Ксандр. Корделия выглядела возмущенной.

- Моя мама любит тебя.

- О да. Как целлюлит. - Он искоса глянул на нее. - Я думал, что ты не поверишь в эту ложь.

- Хорошо. - Она пожала плечами. - Возможно, она не любит тебя как моего друга, но нельзя сказать, что она не любит тебя как человека.

- О, я уже танцую на потолке. - Он указал на окно магазина. Баффи обернулась и посмотрела. Все еще сверяясь с картой, Джайлс был на полпути к автомобилю.

- Я пойду куплю эти семейные реликвии. Потом предлагаю последовать за нашим организатором развлечений, - сказал Ксандр.

- Следующая остановка - сверхъестественность, - объявила Корделия.

Баффи кивнула сама себе. - Будем надеяться.

Бостон, октябрь 1666 года

Ричард Рене вздрогнул и проснулся.

В доме было темно и очень, очень холодно. Свеча догорела, тлели умирающие угольки. Вполне естественно, когда кто-то спит слишком долго. Но не холод и не тени вызвали дрожь у Рене.

Это было устойчивое чувство, развитое за целую жизнь, посвященную магии. Он чувствовал неладное.

Рене щелкнул запястьем и сотворил маленький светящийся шар, повисший перед ним на расстоянии вытянутой руки. Он осторожно встал, пристальным взглядом ища что-то необычное. В комнате не было никого, по крайней мере, он никого не увидел.

Однако Рене не мог избавиться от чувства опасности и проклинал себя за то, что бросил привычку всегда держать при себе волшебную палочку - со смертью Фулканелли он расслабился. Рене стремительно пошел по глиняному полу к дорожному чемодану, расстегнул застежку и схватил палочку. Рене был способен на большое волшебство и без нее, но палочка давала ему возможность осуществлять главные магические действия. Послышался далекий грохот, как будто глубоко из недр земли. Рене посмотрел вниз, под ноги.

Грохот становился все громче. Стены дома начали дрожать, а затем яростно сотрясаться. Глубокие трещины появились в камнях, из которых были сложены стены. Тлеющие в камине угольки прыгали за решетку. Рене упал на пол, ударился головой об угол стула и на мгновение потерял сознание.

Пока он медленно пытался сесть на качающемся полу, что-то темное сформировалось в грязи. Это было нечто более темное, чем ночные тени в комнате, более темное, чем любая чернота, которую он когда-либо видел. Это нечто поглощало свет вокруг себя, но он все еще мог видеть. Хотя Рене не касался этого, он ощущал его, оно имело форму, сущность.

Грохот становился все громче. Он склонился над лужей грязи, если это было лужей, и, держа над ней свою волшебную палочку, произнес на латыни заклинание, требующее не причинять вреда.

Внезапно сильный, холодный ветер засвистел доме так громко, что заложило уши. Вещи отлетели стене. Страницы книг трепетали, подобно встреченным птицам. Холод проник в Рене, как будто кто-то нанес ему удар замороженным мечом. Он закричал и повторил свое заклинание.

Не тронутая бурей грязная лужа поднялась над полом и парила, описывая круги под его палочкой. Рене увидел это и отодвинулся на приличное расстояние, пытаясь различить природу этого явления.

Раздался громкий хлопок, напоминающий раскаты грома. Комната наполнилась светом, подобным солнечному. Рене отбросило назад. Он упал на спину, разу же перекатился на бок, закрывая глаза руками. Ветер продолжал бушевать, Рене решился убрать руки и посмотреть на свет.

Черный круг висел вертикально в центре комнаты.

Воздух вокруг мерцал, как вода, потревоженная камнем или движениями жизни под ее поверхностью. Структура мира, природа бытия представлялась теперь, так или иначе, ложной. Круг был плоским, неподвижным, маслянисто-черным, и от мерцания вокруг него все в мире казалось лишь обрывками, ошметками, струпьями.

Рене вскочил на ноги и попытался сделать шаг к этому явлению, но не мог подойти ближе. Круг расширился. Колеблющийся воздух вокруг него переливался разными цветами, прозрачная радуга обрамляла изображение, будто вырезанное из самого черного дерева. Воздух вокруг этого рубца, эта новая рана на сердце действительности, пылал теперь синим бриллиантом, дрожащим и вибрирующим. На дом еще раз напали. Мускулы Рене напряглись, все кости болели, и он чувствовал, что может развалиться на части.

В центре круга появилась странная, неповоротливая фигура, она вылилась из масляной черноты, как малыш, принудительным образом вытащенный из чрева матери. Это существо завопило ужасным голосом и затем упало на пол, вывалившись из круга. Круг сразу исчез, унося весь Хаос с собой, спасал извергнутое им существо. Грохот прекратился. Ветер стих.

Все было тихо, не считая вопля новорожденного чудовища. Рене медленно приблизился к нему, дернувшись, когда оно подняло три главы на одной шее и встало на ноги. Существо впилось в него взглядом трех пар красных, светящихся глаз и начало угрожающе рычать. Его тело походило на тело собаки, очень черное, даже чернее круга, из которого оно выпрыгнуло. Фиолетовые и черные змеи корчились на его спине, их пасти шипели на Рене. Хвост чудовища, кобра с капюшоном на шее, поднялся над телом, и змея бросилась на волшебника, выплевывая яд.

- Цербер? - спросил Рене удивленно. Это была собака Гадеса, собака, которая сторожила Царство Мертвых и запрещала живым входить туда.

Собака задрала все три головы и залаяла на него. Потом осмотрелась, явно испугавшись.

Рене был потрясен. Грязная лужа была в некотором смысле дверью, впустившей это существо туда, где оно никак не должно было находиться.

Без всякого предупреждения собака вдруг прыгнула на него, злобно обнажив клыки. Рене увернулся и немедленно установил магический защитный барьер. Цербер столкнулся с невидимым щитом и, ошеломленный, свалился на пол.

Со слабым дрожанием лужа цвета черного дерева начала вновь видоизменяться в дюйме от правой ноги Рене. Он отступил, ожидая, что она затвердеет, поднимется и переместится, как это произошло прежде.

Вместо этого лужа, казалось, раскалывалась на две с грозовым грохотом, и обе половины заскользили в противоположных направлениях. Пол дома изменился вместе с ними, стены, казалось, перестроились, что бы уместить это неестественное явление. В пространстве образовалась трещина, и все же здание стояло.

С раскатом грома двойные двери стали еще шире. Из одной створки влетело в дом странное существо, прекрасное и гибкое, с большим количеством тончайших крыльев. Оно разбрызгивало блестящую пыль, которая тянулась за ним вослед.

Из другой створки двери вырвалось пламя. Волшебник ступил ближе, чтобы заглянуть внутрь. Пот лил по лицу Рене, поскольку перед ним был порог Ада.

1 января 1668

В руке я держу письмо. Сегодня я должен был бы быть доволен, но все же, наполнен отчаянием.

Я получил письмо от матери Мэри Джон; я переписывался с ней по поводу сиротки Джульетты, для которой организовал специальный благотворительный фонд. Это последнее послание, однако, касается оно не Джульетты, а другого ребенка. Мальчика. Моего собственного сына.

В то время как я преследовал Фулканелли на земле Турков, Джулиана обнаружила свое счастливое положение. Ко времени моего возвращения она уже легла в могилу. Когда помощники Фулканелли наводнили нашу виллу и нашу страну, я думал, что все слуги были вырезаны. Меня не известили, что Джулиана наняла синьорину Алессандру, которая должна была позаботиться о новорожденном.

Синьорина Алессандра выжила и недавно поступила в женский монастырь Матери Мэри Джон как послушница, надеясь скоро принять монашество. При упоминании моего имени в связи с девочкой, Джульеттой, синьорина рассказала историю ее службы моему семейству.

Мой сын все еще жив. Он был спасен, и по приказанию моей жены синьорина Алессандра увезла его далеко от родного крова. Католический приют во Флоренции - вот единственный дом, который он знает.

Я напишу этой ночью и попрошу, чтобы синьорина Алессандра оставила свою мечту о женском монастыре и вместо этого забрала бы моего сына из Флоренции и привезла сюда, ко мне, оставаясь при нем гувернанткой.

Но мое отчаяние очевидно. Мальчик никогда не имел настоящего дома, а этот дом теперь совсем не такой, каким я представлял его в своих мечтах. Строительство моего «дворца» остановилось, его комнаты заполнены монстрами. Если бы только я был способен возвратить монстров туда, откуда они прибыли, без риска сломать барьер между нашей реальностью и потусторонним миром! Или если бы я нашел способ закрыть дыру еще при ее появлении, пятнадцать месяцев назад! Но эта возможность была упущена, если она вообще существовала. Дыра оказалась слишком большой для такого волшебника, как я, мне не удалось закрыть ее навсегда.

Вместо этого я был вынужден использовать необыкновенную магию, чтобы запечатать эту дыру, и все же должен вечно оставаться настороже. С помощью той же самой магии я запер Цербера в ту первую, ужасную ночь. Эти магические барьеры приняли форму комнаты, в пределах моего большого дома, я вкладывал свою магию в каждый камень и в каждый брус, стараясь запечатать Зло.

. Но я должен охранять эту печать всю оставшуюся жизнь, поскольку это очень хрупкая вещь. Моя мечта о мирной жизни обычного человека исчезла.

Вдохновленный присутствием Цербера, я называю себя Привратником.

И мой маленький сын, Анри, который приехал ко мне теперь, невинный и радостный, однажды, унаследует ужасную мантию Привратника.

Таким образом, я оплакиваю его, сына Джулианы.

Моего сына.

Ужасно его наследство.

Но это - его судьба. Судьба выбрала Рене, чтобы охранять мир от этого Зла. Ад нашел меня еще раз.

Мерцающий золотой купол Государственной резиденции штата Массачусетс сиял у подножия Бикон-Хилл в сверкающем свете полуденного солнца. Небольшой арендованный автомобиль объезжал центр Бостона уже в четвертый раз. Сидящая на пассажирском месте Баффи поглядела на Джайлса и заметила темные круги у него под глазами. Он недавно вышел из больницы, но уже совершил два перелета на самолете и занимался напряженным поиском в этом городе, где улицы, наверное, планировал сумасшедший.

Справа, вдоль домов центрального Бостона, тянулись зеленые лужайки, уводя в так называемый густонаселенный деловой район. Но слева…

- Эй, мы только что проехали Чирз! - крикнул Ксандр. Никто не ответил.

Через мгновение Ксандр вздохнул.

- Да, было бы неплохо заехать. Это лучше, чем круглосуточный магазин.

Слева располагались очень узкие улицы, чуть шире переулков, они тянулись к Бикон-Хилл. На улицах стояли старые здания из песчаника. Они напомнили Баффи о картинах, которые она видела в Париже.

- Это там, - сказала она, поскольку Джайлс притормозил, чтобы осмотреться. - Мы уже поднимались по многим улицам, но эта, кажется, ведет к самой высокой точке.

Позади загудели сигналы.

- Джайлс, поворачивайте же, - сказала Корделия раздраженно.

Джайлс повернул.

Во всех старых домах здесь отдельные квартиры, думала Баффи. Тротуары разбиты, улицы кое-где вымощены булыжником. Автомобили были припаркованы с обеих сторон так, что две машины не могли разъехаться.

Здесь одностороннее движение, подумала Баффи, хотя не видела никакого знака.

Каменно- известковые дома были красивы и, несомненно, очень дороги. Через большие окна она могла видеть, что многие из них отделаны деревом и безупречно украшены. Но все они были прилеплены друг к другу или построены прямо один на другом, и казалось маловероятным, что какое-то из них окажется Гейтхаусом, который они искали.

- Это напоминает хороший район, - сказала Корделия, больше сама себе.

- Слишком близко расположены, - отозвался Джайлс. - Некоторые районы Лондона похожи на эти, люди живут очень скученно.

- Что-то здесь не так… - пробормотал Ксандр, Узкий переулок ответвлялся немного влево, и Джайлс притормозил. Они почти добрались до вершины Бикон-Хилл и скоро начали бы спуск на другую сторону. Здесь было много дорожек, и Баффи чувствовала, что они уже где-то рядом.

- Я чувствую это, - прошептала она.

- Хм-м?… - Джайлс поглядел на нее.

Баффи указала через ветровое стекло.

- Джайлс!

- О боже! Ксандр! - выдохнула Корделия.

- О господи! - эхом отозвался Куратор.

Джайлс остановил машину. На вершине Бикон-Хилл дома из песчаника уступили место тяжелым черным воротам из кованого железа. Они примыкали к дому с обеих сторон, огораживая каждый дюйм собственности на этом ценном участке недвижимого имущества. Но позади ворот, укрывшихся в густых зарослях бирючины, возвышался чудовищный и в то же время красивый архитектурный ансамбль, отличающийся от всего, что Джайлс когда-либо видел. Это было нечто, сочетавшее в себе различные стили - королевы Анны, королевы Виктории и даже некоторого средневекового безумия типа Стробери Хилл в Великобритании. Дымоходы возвышались на крыше, виднелась остроконечная часть кровли и изящная башенка.

Ряд окон на верхнем этаже дома напоминал глаза, безумно смотрящие вниз, на них.

Внутренний голос подсказывал Джайлсу, что нужно повернуть машину назад и увезти отсюда Баффи. Здесь было Зло, огромное, необузданное Зло. Что бы ни находилось в этом доме, оно отличалось от всего, с чем Истребителям приходилось сталкиваться раньше.

Там, внутри, была смерть.

- Пойду, открою ворота. - Баффи отстегнула ремень безопасности.

Джайлс поднял стекла.

- Нет! Они могут быть заперты.

- Думаете, это остановит супердевушку? - спросил Ксандр.

- Я посигналю, - ответил Джайлс.

- Я сама могу обо всем позаботиться, - настаивала Баффи несколько удивленно. Она одарила Джайлса ленивой полуулыбкой и открыла дверцу машины.

И тут они услышали крик. Нечеловеческий крик, раздавшийся из-за черных ворот. Джайлс был почти уверен, что этот отчаянный крик доносился из дома.

Молочный глаз брата Люпо пылал синим светом, когда он впился взглядом в руны, дрожащие на вытянутой ладони брата Дандо. Его ярость была молчаливой, но брат Какофф ясно чувствовал неудовлетворенность, окружавшую его подобно наэлектризованной ауре.

Они стояли кружком на тротуаре, недалеко от дома Истребительницы, под горбатой желтой луной. Он устал от этого места, устал от беготни и поисков. Он хотел домой. Но без Истребительницы они вернуться не могли.

Брат Дандо послал рунам инициирующий сигнал. Они не запульсировали, даже не шелохнулись.

- Истребительница не вернулась, - сказал брат Дандо.

Брат Люпо не ответил, Дандо взглянул на него. Лысина на макушке Люпо напоминала обесцвеченный череп, его глаз устрашающе пылал на темной пустоте лица. С рычанием Люпо сильно ударил ничего не подозревающего Дандо слева. Руны загремели по асфальту. Сдерживая крик, брат Дандо отступил, инстинктивно выставив руки перед лицом и осторожно касаясь кровоточащей щеки.

Другие с трудом сглотнули. Время от времени каждый из них испытывал на себе необузданный характер брата Люпо.

- Да не будет ей покоя, - сказал брат Люпо низким, страшным голосом, имитируя брата Дандо. - Да не будет приюта. Да не будет убежища. Твои слова, брат Дандо. Но мы даже не знаем, где она, не так ли?

Брат Дандо стал белее мела.

- Брат Люпо, мое колдовство не сработало. Но…

- Но что? - Брат Люпо надвигался на него. - Ты говоришь, что я ошибаюсь?

- Нет, нет, конечно, нет, - быстро ответил брат Дандо.

В этот момент звук, подобный раскату грома, заставил их всех вздрогнуть. Они тревожно огляделись вокруг. Что это было на сей раз? Другой тролль?

Брат Какофф спокойно сказал:

- Истребительница не возвратилась, и по этой причине Хеллмут извергает монстров всех видов.

- Прыгающий Джек, - согласился брат Изимо. - Ходячие мертвецы. И много других.

- Они не поэтому прибывают. - Брат Люпо явно сердился. Он пронзил взглядом каждого по очереди. Все вздрогнули, как будто он ударил их, даже Какофф, который был последним и знал, что никакого удара не будет. Брат Люпо повернулся на каблуках и стал спускаться вниз по улице. Другие, немного поколебавшись, гуськом двинулись за ним.

- Тогда - почему? - прошептал брат Какофф брату Дандо, когда они поспешили вдогонку. - Почему так много существ появляется? Не потому, что она ушла и не может защитить это место?

Потерев разбитую челюсть, брат Дандо положил камень с рунами в маленький красный мешочек из атласа и сунул его в карман своей морской куртки.

- У Маэстро много планов, - ответил он.

Й Маэстро не делится планами со всеми нами. Наши задача состоит в том, чтобы схватить Истребительницу.

Брат Какофф не успокоился;

- Но мы не можем управлять всеми этими монстрами. Даже брат Люпо не может, и брат Изимо тоже. И если мы не можем защитить себя, они придут за нами так же, как приходят за всеми жителями этого города. - Он дрожал, размышляя о Прыгающем Джеке. - Мы сами находимся в серьезной опасности.

Дандо скривился.

- Лучше столкнуться с ордой монстров и демонов, чем вернуться к Маэстро с пустыми руками.

- Быстрее! - крикнул брат Люпо. Он размахивал в воздухе кулаком. Какофф почувствовал удар по голове так отчетливо, как будто брат Люпо уже ударил его. Он ускорил темп.

- Истребительница должна вернуться, - обратился Какофф к брату Дандо.

Тот выглядел совершенно несчастным и очень, очень взволнованным.

- Истребительница должна вернуться, - согласился он.

- «На легких крыльях любви я перемахну эти стены», - шептал Прыгающий Джек, перепрыгивая через ворота перед домом Чейзов. Потом он взлетел прямо на крышу и приземлился там с глухим стуком. Его не беспокоило, что кто-нибудь может услышать и увидеть его. Ему необходимо было схватить девушку, которая живет здесь.

- Корделия, - шептал он. Ничего, что ее еще нет, он может и подождать.

Джек совсем не возражал против ожидания.

Он услышал, как внизу открылось окно и голос мужчины ясно прозвучал в ночном воздухе:

- Это, наверное, птица. Или белка.

- Нет. Кто-то бросил что-то, - ответила ему женщина. - Что-то большое. Поднимись и посмотри…

- На крышу? Сейчас? - удивился мужчина.

- Да. Немедленно.

- О, ради всего святого, - в голосе мужчины слышалось раздражение.

Окно закрылось.

Джек улыбнулся. Он решил поиграть. Если мужчина останется в доме, то не умрет.

ГЛАВА 11

Ива подняла рюкзак.

- Розмарин, тимьян, мои испытанные самодельные наплечники и зеркало.

Оз слегка нахмурился.

- Зеркало - для…

Ива пожала плечами.

- Тебе не понять.

Ангел вышел на лужайку перед домом. Автомобиль Джайлса стоял рядом с фургоном Оза, в котором плохо работали тормоза. И хотя езда на машине Джайлса напоминала передвижение на осле, это было лучше, чем заниматься сломанными тормозами.

- У тебя все в порядке? - спросил Оз, когда Ива надевала жакет.

Она кивнула.

- Только устала. - Трудно скрывать от них то, что действительно происходит. Баффи повезло, она решилась сказать все маме.

- Я не уверен, что Баффи согласилась бы с тобой, - мягко произнес Ангел.

Все трое спустились по дороге к автомобилю Джайлса.

- Сколько обязательных участков мы теперь имеем? - спросил Ангел.

Инн вздохнула и понюхала жимолость. Запах был очень сладким и напомнил ей о чем-то тропическом. О Гавайях. Если бы они играли где-нибудь еще, Гавайи были бы ее любимым местом.

- Тринадцать, - ответила она.

- Неудачное число, - сказал Оз и взял ее за руку.

Ива покачала головой.

- Не всегда. Это магическое число. Я не удивлю тебя, если скажу, что у него есть несколько значений.

- Тринадцать мест, где мы поймали монстров и демонов, - сказал Оз. - Ты думаешь, что сможешь научиться обуздывать меня? Цепи изнашиваются от старости.

Щеки Ивы порозовели. Она сказала:

- Я могу поработать над этим.

Он улыбнулся:

- Моя Сабрина.

- Я не ведьма, - возразила Ива.

- И мисс Кэлендар не была ею.

Девушка задумалась.

- Но мы могли использовать одно заклинание. Сказать по правде, я не уверена, что гожусь для этого.

Спустя некоторое время Ангел уже поднялся по набережной из-под моста и покачал головой.

Ничего, - сообщил он Иве и Озу. Ангел вытер руки и засунул их в карманы.

- Троллей нет, - сказал Оз, опуская рабочий конец бейсбольной биты своего кузена.

- Троллей нет, - согласился Ангел.

Ива поскользнулась, опустила свою бейсбольную биту и заметила:

- Плохо.

- Да, плохо, - вздохнул Ангел.

Где- то они все же были и угрожали Саннидейлу. Из-за обычной необходимости горожан все отрицать никто, кроме них троих, не признавал, что всю семью Нието -маму, папу, бабушку и маленького Хосе - скорее всего утащила банда уродливых волосатых существ, ночевавших под открытым небом под мостом на 17-м шоссе. Описание «похитителей» на телевидении было просто: «невысокие, плотного телосложения и очень опасные».

- И единственный способ заставить их вылезти - оскорбление? - засомневался Оз.

- Это лучше, чем лезть в их логово, - пожал плечами Ангел. - В прошлый раз сработало. - Он указал на бейсбольные биты. - Тогда Ксандр кричал им всякие гадости.

- У нас нет троллей, - сказала Ива.

- Следовательно, некого и оскорблять, - добавил Оз.

- Может, лучше пойти к Татзельвурму, - предложила Ива. - Или… ох, за Прыгающим Джеком, хотя, если честно, мне это не по душе. - Она состроила гримасу.

- А как насчет Кракена? - предложил Оз,

Ангел и Ива одновременно с удивлением посмотрели на него и покачали головами.

- Да, - произнес Оз с самым серьезным выражением лица. - Мы не хотим уничтожать всех монстров. Мы должны оставить некоторых для Баффи.

Хотя Ангел и пытался скрыть это, он разделял беспокойство Ивы. Все больше сверхъестественных существ появлялось в Саннидейле, и они с Ивой и Озом не могли обезопасить (обезвредить?) всех монстров.

Неприятности заключались в том, что семья Нието в полном составе все еще отсутствовала, равно как и еще два малыша, и несколько учеников средней школы, а на улицах появилось множество убитых домашних животных.

Уже случилось шесть серьезных пожаров и рухнуло одно здание. Считалось, что это произошло из-за разрушения фундамента.

Не говоря уже о нашествии ядовитых пауков, которое они сумели остановить, устроив несколько пожаров умышленно.

А еще была огромная жаба, размером с дом Баффи, которая опередила их и уклонилась от всех заклинаний Ивы.

Потом, конечно, были мужчины в длинных пальто, постоянно мелькавшие рядом, которые с удовольствием поубивали бы друг друга и избавили бы Ангела от лишней работы. Они находились в самом конце вереницы злых монстров.

Беспорядок и разрушения напомнили Ангелу о его прежней жизни… Он вспомнил и о том времени, когда, потеряв душу вторично, он с удовольствием пытался уничтожить мир.

Ангел не любил эти воспоминания.

Но если раньше он тряхнул бы головой и засмеялся, то теперь очень, очень волновался. Ива произнесла главное заклинание, которое препятствовало проникновению темных сил. Но те монстры, которые уже нашли путь в Саннидейл, не были «схвачены» заклинанием, и Ива была вынуждена использовать то же самое заклинание снова и снова, запечатывая отверстия в стене, отделявшей их мир от другого.

Чтобы быть в безопасности, они начали регулярно патрулировать те участки, где совершались нападения, надеясь предотвратить возможные проблемы. Частью этого маршрута был и район, где они впервые столкнулись с Прыгающим Джеком. Дойдя до этого места и побродив там несколько минут, все трое решили вернуться к автомобилю.

Ангел уже собирался предложить Озу сесть за руль, когда его заинтересовало одно обстоятельство. Он обратил внимание на странного прохожего в длинном пальто, который наблюдал за ними. За кем-то из них. Казалось, прохожий держал в руках сотовый телефон, но, неожиданно, он поднял руку, и в какое-то мгновение Ангел подумал, что мужчина приветственно помахал ему.

Но затем он понял, что это был сигнал кому-то на другой стороне улицы. На той стороне, где находился Ангел. Не поворачивая головы, Ангел посмотрел в том же направлении.

В нескольких ярдах от «Ситроена» Джайлса был переулок. Ангел понимал, что просто так люди не скрываются в переулках.

Ива, - тихо позвал Ангел, боясь, что девушка не услышит его. Но она услышала и незаметно подошла. Ангел был доволен: она не была Истребительницей, но проводила достаточно времени около Баффи и Джайлса, поэтому очень осторожно вела себя на улице.

- Тот, кого мы ищем, рядом, - пробормотал он. - Возьми ключи, - он положил их ей в карман, - и садись в машину. Оз, ты тоже. Доедете до того переулка. Там я к вам подсяду. Но имейте в виду: я могу вернуться не один.

- Сделай глубокий вдох, - сказала Ива.

Ее друг выглядел удовлетворенным, как будто был рад, что не вышел из игры. Ангел это понял. Он тоже любил чувствовать себя полезным.

- Проверьте заднюю дверцу с пассажирской стороны, - добавил Ангел. - И заприте другую.

- Уже все проверила, - пробормотала Ива, открыла пассажирскую дверь и села в машину. Оз сделал то же самое с другой стороны.

В то время как они садились в машину, Ангел перешел улицу и побежал в переулок, куда сразу следом за ним устремилось около дюжины мужчин.

Оз запустил двигатель и посмотрел на Иву.

- План В?

Ангел был силен, и он был вампиром, но они превосходили его численностью.

- Едем в переулок, - решительно заявила Ива.

- Я тоже так думаю.

Оз выжал педаль газа до упора, потому что автомобиль Джайлса по-другому нельзя было заставить сдвинуться с места. Машина покачнулась, подобно прикованному к постели инвалиду, пробующему встать с кровати, затем собрала все свои так называемые силы и понеслась вниз по улице.

Ива закричала, поскольку какой-то мужчина бросился к ее окну и начал стрелять. Тощая фигура и лицо оливкового цвета, искаженное гневом.

Не колеблясь ни минуты, Оз вывернул руль направо - негодяя отбросило назад. Автомобиль рванулся вперед.

И заглох.

Человек немедленно поднялся. Он посмотрел на них и сжал кулаки. Когда он раскрыл ладони, над ними пылали сферы зеленой энергии. Внезапно, как залп из орудия, сферы устремились к автомобилю Джайлса.

- Оз! - закричала Ива. - Вылезай!

- Что? - Он глянул через правое плечо. - О!

Оз отпустил ключ зажигания и выпрыгнул из автомобиля вместе с Ивой. Магические сферы обрушились на машину, разбив заднее ветровое стекло. Но разбить автомобиль не было их целью. Еще две потрескивающие зеленые сферы взвились в воздух. Ива прищурилась и сосредоточилась. Предупреждение Джайлса не использовать заклинания, которые она не подготовила, было свежо в ее памяти, и сейчас, не придумав ничего другого, она решила ответить прежним.

Оз, не теряя времени, обежал автомобиль с другой стороны и напал на парня. Ударив его коленом в живот, а затем, сильно врезав в челюсть, Оз свалил колдуна на землю. Тот с хрипом рухнул на асфальт.

Ива подняла брови.

Круто, - сказала она, подражая Озу.

К тому времени, когда первый из нападавших забежал в переулок, Ангел был уже на вершине здания, присев, он насчитал по крайней мере двадцать головорезов в длинных плащах - некоторые из них колдуны, если оценка Баффи и Ксандра была верной.

Спотыкаясь друг о друга, они заполнили переулок и осматривались.

- Дандо, руны! - крикнул кто-то.

Один из головорезов вытащил из кармана маленький красный мешочек.

- Брось на камнях заклинание для обнаружения вампира, - сказал мужчина, пробираясь сквозь толпу. Он был лысый; один его глаз был молочно-белым.

- Да, брат Люпо, - ответил тот, кого называли Дандо.

- Если не найдете вампира, - продолжал Люпо, - один из вас умрет вместо него.

Преследователи серьезно переглянулись. Ангел улыбнулся и вновь сосредоточился на группе.

Внезапно в конце переулка послышался визг шин. Спустя секунду машина Джайлса вылетела на самое узкое место, сбив несколько человек, другие разбежались.

- Нет! - закричал Люпо. - Не убегайте!

В ночи заревели полицейские сирены, и люди в темных плащах исчезли.

- Bastardi! - вопил Люпо.

Вероятно, итальянец, отметил про себя Ангел.

Оз и Ива вылезли из автомобиля. Ива размахивала руками и произносила заклинания защиты.

Ангел спустился вниз по каким-то трубам на фасаде здания. Сирены приближались.

Позади автомобиля лежали двое мужчин, которых сбил Оз. Ангел подбежал к ним. Один был без сознания. Другой пробовал уползти подальше.

- Помоги мне затащить их в машину, - обратился Ангел к Озу.

Оз схватил за руки человека, который был в сознании: темнокожего, с длинными седыми волосами и странным шрамом на щеке. Человек метнул на них дикий взгляд и сказал:

- Я убью вас моей магией.

Его глаза засветились болезненно желтым светом.

- Ива! - позвал Оз.

Ива, нервничая, проговорила что-то, явно не будучи уверенной, что это сработает.

Тогда Ангел обошел вокруг Оза и ударил колдуна кулаком по голове. Тот ослаб и обмяк.

- Лучше спастись, чем извиняться, - сказал Ангел. Он указал на другой конец переулка. - Мы сильно шумим, полиция будет здесь в любую секунду. Давайте все же затащим этих парней в машину. Одного - назад, ко мне, другого - в багажник.

Ива открыла багажник, и они запихали туда бандита. Он был старше того, которого обезвредил Ангел.

Помогая Ангелу затащить колдуна в салон машины, Оз сказал:

- Как будто мы отбраковали стадо. Забрали самого старого и самого медленного.

- Прекрасно, - заметила Ива с тревогой в голосе. - Все равно опасно садиться в автомобиль вместе с колдунами, даже если они без сознания, старые или медлительные.

- Отвезем их в особняк, - сказал Ангел. - Возможно, мы сумеем выяснить, как они все здесь оказались. Это поможет быстрее от них избавиться.

Ива кивнула.

Подъезжая к особняку, Оз думал, скорее, не о плохих парнях в автомобиле, а об Иве. У нее были проблемы е родителями, и Оз был уверен, что некоторые из этих проблем возникли из-за него. Конечно, можно сказать им, что «Динго» постоянно гастролируют и Ива вместе с ними. Но в таком случае, куда уезжает их друг, оборотень, каждую ночь в полнолуние?

- Оз? - спросила Ива. - Все хорошо? Он улыбнулся ей:

- Я с тобой.

- Ты говоришь так, потому что надеешься, что я надену для тебя эскимосский костюм.

Именно в нем Ива была, когда Оз впервые увидел ее. Она сводит меня с ума, подумал он, а вслух сказал:

- Сначала колдуны. Потом эскимосский костюм.

Ива подумала, что начался рассвет, хотя Ангел закрыл окна, и определить это точно было невозможно. Никакого солнечного света не могло быть здесь по вполне понятным причинам.

Девушка забилась в угол между стеной и странным камином Ангела и дрожала. Двоих негодяев привязали к стульям, они выглядели обиженными и испуганными. Неудивительно: они имели дело с Ангелом в обличье вампира.

Ива думала, что больше не выдержит. Видимо, они тоже.

Оз крепко держал ее за руку. Ни один из них не заговорил. Лицо Оза приобрело зеленоватый оттенок, но он был спокойнее, чем Ива. Он еще не был помощником Истребительницы, когда Ангел, под видом Анжелюса, вновь стал служить темным силам. Но Оз видел, что Анжел юс сделал Джайлсу, когда выпытывал у него сведения о высылке демонов с планеты в Ад. Они все знали, на что способен Ангел, но в последний раз именно Ива столкнулась с его жестокостью.

Внезапно Ангел посмотрел прямо на Иву.

- Ива, я все понимаю. Но ведь они сделают то же самое с Баффи. Ты ведь не хочешь этого?

Она сглотнула и опустила глаза. Возможно, у нее не было больше того, что требуется от настоящего помощника Истребительницы. Она убила бы для Баффи. Такое уже было. Но это… было отвратительно. Ангел поднял искореженную руку старшего из нападавших. Три пальца сломаны. Разбитое лицо кровоточило, нос распух. Губа была глубоко разорвана, он потерял несколько зубов. Однако были и похуже…

- Еще несколько минут, и, я думаю, придется вытащить циркулярную пилу, - мрачно произнес Ангел.

Он не улыбался. Ива не была уверена, что это шутка, и не знала, что хуже: мысль, что он это сделает, или то, что он находит это забавным.

Внезапно Ангел схватил левую руку мужчины своими мощными руками и стремительно согнул ее. Человек закричал.

- Пожалуйста, - взмолился пожилой. - Перестаньте.

Ива почувствовала, что слезы начали жечь ее глаза.

- Не будь глупым, Какофф, - сказал другой человек. - Маэстро убьет тебя.

Какофф мрачно засмеялся.

- Брат Изимо, мы уже мертвы. Даже если не скажем, ничего, Люпо убьет нас вместо Маэстро. Если, конечно, этот вампир не укокошит нас до того. Он взглянул на Ангела и гордо поднял подбородок.

- Мы - Сыновья Энтропии, - объявил он. - Предветники Хаоса. Слуги Апокалипсиса.

Ангел присел перед тем, чье имя было Какофф и уставился на его оскорбленное, разбитое и кровоточащее лицо.

- И что же, черт возьми, вы делаете в Саннидейле? - спросил он.

Брат Какофф опустил голову, казалось, стыдясь чего-то.

- Маэстро не раскрывает всех своих планов помощникам. Мы всего лишь маленькая часть его плана. А план грандиозный. Придет Хаос - и даже вампиры должны будут поклоняться Властителям Хаоса, Сыновьям Энтропии.

- Какой план? - рычал Ангел.

Ива отвернулась, закрыв лицо руками. Брат Изимо взглянул на Какоффа, смеявшегося над Ангелом.

- Я… Я не боюсь умирать, - сказал Какофф. Ангел зарычал, глаза его засверкали желтым огнем.

Он быстро схватил сломанную руку мужчины… и скрутил ее. Какофф кричал так громко, что у Ивы заложило уши. Она тихо плакала, уткнувшись в Оза. Он крепче прижал ее к себе, и девушка знала, что он тоже отвел взгляд.

- Просыпайся! - резко сказал Ангел, и послышался удар.

Ива поняла, что Какофф, должно быть, упал в обморок от боли. Очнувшись, он сплюнул кровью, а Ангел рявкнул на него.

- Я никогда не говорил, что собираюсь убить вас, - прошептал Ангел достаточно громко, чтобы все услышали. - Я не такой добрый.

- Мы… - начал Какофф.

- Предатель! - завопил Изимо. Ангел ударил его, тот потерял сознание.

- Мы ничто, - сказал Какофф. - Вторичная сила, посланная, чтобы выполнить одну маленькую часть плана Маэстро. План известен полностью только Маэстро, но когда он будет выполнен, Хаос затопит мир.

- Подобно… Аду? - спросил Оз.

- Нет, неосведомленный дурак, - ответил Какофф, хотя его голос был слаб. - Демоны уничтожат Землю. Господство Хаоса отбросит цивилизацию и культуру, назад на тысячу лет, Две тысячи лет. Вся мерзость природы придет на Землю еще раз - дети Хаоса. И Сыновья Энтропии станут королями.

Ива на мгновение уставилась на человека, похожего на монаха. Что-то всплыло в ее памяти: беседы с Джайлсом, и то, о чем читала во время своих исследований. Да, это было очень страшно.

- О господи! - прошептала она.

- Что? - спросил с тревогой Оз.

- Гейтхаус, - с ужасом произнесла она. - Они собираются завладеть им, или… или взорвать, или что-то еще.

Ангел ударил Какоффа по голове. Кровь забрызгала пол.

- Что? - потребовал он. - Что будет с Гейтхаусом?

- Я не знаю, - ответил Какофф. - Ключ - вот что требует Маэстро. Мы должны найти его. Сейчас. Привратник быстро слабеет, и мы заполучили его сына, Жака, его единственного наследника… увезли.

Ива подошла к Какоффу и Изимо. Она сама была готова избить их. Гнев овладел ею, она едва была способна говорить.

- Где мальчик сейчас? - потребовала она ответа.

- Он еще жив? - спросил Оз, вставая позади нее.

- Я… Я не знаю, - признался Какофф.

- Но можете быть уверены, что Маэстро убьет его, когда придет время, - гордо добавил Изимо.

Ива почувствовала желание ударить его, но увидена кровь в его правом глазу и рубец на лбу, и ей стало плохо, захотелось уйти.

- Нет, - сказал Какофф. - Он будет пытаться склонить Жака Рене на свою сторону. Обратить в нашу веру.

Ива посмотрела на Ангела, тот пожал плечами. Оба были сбиты с толку этим разногласием. Очевидно, человек, который прислал сюда Сыновей Энтропии, действительно держал свои настоящие планы в тайне.

Глаза Изимо сияли.

- Вы не сможете остановить нас. Вы можете убить меня, но наши идеи будут жить.

- Вы все еще не сказали, почему находитесь в Саннидейле, - предупредил Ангел.

Какофф пожал плечами.

- Но я уже сказал. Наша миссия не очень важна, хотя жизненно необходима для плана Маэстро.

Ангел уставился на Какоффа. Ива посмотрела в глаза мужчины, наблюдая хитрую улыбку, исказившую его черты. Наконец Какофф снова заговорил.

- Все просто. Мы должны вернуть Истребительницу Маэстро, он остановит ее сердце и съест его. В девочке есть сила, необходимая ему.

- Баффи еще жива, так что забудем об этом! - взволнованно сказала Ива.

- Конечно, - ответил Оз и кивнул ей.

- Ты такой дурак, - глумился Изимо над Какоффом. - Такой трус. Я умер бы прежде, чем сказать что-то, кроме своего имени.

- Ну, все еще впереди. - Ангел подошел ближе к негодяю. Тот сжался, вздрогнул, поскольку вампир поднял руку, а затем провел ею по своим темным волосам.

Внезапно снаружи ворвался ветер, свистя по широким коридорам особняка Ангела. Ветки бились в хлопающие окна, как будто были живыми и хотели войти. Грохотал гром.

Сразу же огонь замерцал, и комната погрузилась в темноту.

- Ива, - сказал Ангел.

Ива собралась с мыслями и произнесла:

- Старым богам я отдаю всю мольбу, и уважение, и честь.

Послышалось громкое хлопанье огромных крыльев и ужасный, искаженный визг птицы.

- Нет! - завопил Какофф. - Спасите меня!

Хлопанье становилось громче. Почувствовалось присутствие чего-то высшего, кого-то смертельно холодного и злого. Шум хлопающих крыльев послышался справа, далеко от пленников. Оз схватил Иву и потянул к стене, оба прижались к ковру.

- Я призываю вас защищать все в пределах этих комнаты, - запела Ива.

- Нет! Оно прилетело за мной! Оно забирает меня! - кричал Какофф. - Остановите его!

Существо завизжало снова. Крылья захлопали в отдалении.

Свет зажегся, Какофф пропал.

Брат Изимо остался.

У него были выклеваны глаза, а язык вырван.

То, что он умер, стало в его случае благом.

Ива с трудом сглотнула. Оз медленно встал на ноги и помог ей подняться. Он посмотрел на Ангела.

- Чего только они не наговорили, - заметил Оз. - Особенно та часть, о правлении Хаоса. Паршиво. А как тебе нравится, что этот парень хочет съесть сердце Баффи?

Ангел поглядел на Иву.

- Ты должна позвонить Корделии на сотовый.

Из Гейтхауса слышался крик.

Адское смешение воплей поднялось на высокие ноты и обрушилось в безумном взбешенном хоре - и все это исходило от дома. Хруст раскалывающихся древесины и камня, вырываемых из стен гвоздей был слышен издалека. Дом мучился.

Ксандра охватила невольная дрожь. Он вышел из автомобиля, подошел к Баффи, покачал головой и сказал:

- Возможно, мы должны были сначала позвонить. Я не уверен, что они готовы принять нас.

- Кажется, ты прав, - согласилась Баффи.

Ксандр продолжал:

- Я, конечно, не знаю, но им нужно что-то сделать. Например, изгнать дьявола.

Он посмотрел на Джайлса, подошедшего к ним.

- Итак, вопрос номер один: почему никто больше не замечает происходящего? И вопрос номер два: мы что, собираемся заходить туда?

- На твой первый вопрос я могу ответить так: может быть, Гейтхаус закрыт для тех, кто не знает о его существовании, - ответил Джайлс, рассматривая дом с большим интересом.

- Замечательно, - вздохнула Баффи. - Значит, несведущие будут просто проходить мимо.

- Подозреваю, что так, - согласился Джайлс. - Мощная магия. Должно быть, потребовались Десятилетия, чтобы создать такое заклинание.

- А другой мой вопрос, Джайлс, - напомнил Ксандр. - О тех глупцах, которые врываются внутрь, подвергая себя огромной опасности и не обращая внимания на то, что дом… ну, в общем, просто вопит!…

Джайлс поправил очки и пожал плечами.

- Боюсь, нам придется сделать это. В общем, у нас нет выбора. Мы должны войти.

- Тогда - вперед, - сказала Баффи.

Она влезла на забор, спрыгнула, чтобы открыть ворота для других, и вернулась.

Внезапно в пронзительном гудящем шуме послышался звонок, телефон Корделии завибрировал.

Сначала никто не заметил, но звонок раздался еще раз. Ксандр и Баффи остановились и посмотрели на Корделию. Джайлс поднял бровь.

- Что? - спросила Корделия.

- Ты хочешь, чтобы я ответил? - удивился Ксандр.

- О господи! - сказала Корделия, с трудом переключаясь на мысли о чем-то другом, кроме Гейтхауса. - Я не понимаю это… о, не имеет значения. Она вытащила маленький мобильный телефон из сумочки и, щелкнув, открыла его.

- Привет? Эй, Ива! Мы в таком ужасном месте…

- Что происходит? Что-то не так? - спросила Баффи.

Джайлс подошел к Корделии, он явно хотел вырвать телефон у нее из рук и как можно скорее. Но Корделия, широко открыв глаза, начала нервно вышагивать, остальные следовали за ней.

- Это похоже на какой-то дом Карнавала Ужасов, - продолжала Корделия. - Он находится на вершине Бикон-Хилл, в центре города, но он заколдован, и если ты не ищешь его, то не видишь.

Корделия на мгновение сделала паузу. Баффи, Ксандр и Джайлс прошли в ворота Гейтхауса, в мерцающую магическую область, которая сделала дом и его землю невидимыми для всех с внешней стороны, кроме тех, кто знал, что именно ищет.

Баффи впилась в Корделию взглядом.

- Боже мой! Дай мне телефон!

Раздраженным взглядом дав понять, что ей не дали нормально пообщаться, Корделия сказала:

- Ива, держись! Кое у кого здесь истерика, думаю, ты поняла, кого я имею в виду.

Она протопала через ворота и вручила телефон Баффи. Истребительница приложила крошечный мобильник к уху.

- Ива, что происходит… - Баффи посмотрела на Корделию и нахмурилась. - Она отключилась. Нет даже помех.

- Возможно, она не захотела говорить с тобой, - предположила Корделия.

- Или какой-нибудь жуткий монстр съел ее, - добавил Ксандр. - Шучу, конечно.

Дом позади них закричал.

- Она сказала, почему звонила? - спросил Джайлс.

Корделия выглядела озадаченной.

- Я не спрашивала. Думаю, Ива только проверяла нас. Там, дома, уже утро, правильно?

Разочарованные, Джайлс и Баффи направились к дому. Ксандр посмотрел на Корделию, и она стрельнула взглядом в ответ. Когда он тоже отвернулся, Корделия попробовала позвонить, но ей не удалось это сделать. Пожав плечами, она положила телефон назад в сумку.

Все четверо приблизились к дому. Когда они поднялись наверх, Ксандр крикнул:

- Эй, народ! Тут открыто.

- Одна проблема уже решена, - ответила Баффи.

Взяв инициативу в свои руки, она толкнула прикрытую дверь.

Ива уставилась на телефон.

- Нас разъединили, - сказала она, набирая номер снова.

Час спустя они все еще не могли дозвониться. Внезапный обрыв разговора и последующее отсутствие связи довели всех троих просто до белого каления.

- У них могут быть неприятности, - повторила Ива в двенадцатый раз.

- Но наша информация нужна им, кто-то должен предупредить, - сказал Ангел, - и как можно быстрее. Если невозможно дозвониться, один из нас должен отправиться туда.

- Я поеду, - сказал Оз.

Ангел кивнул.

- У меня припрятано много наличных денег, возьмешь их и купишь билет. Можешь припарковать твой фургон в аэропорту.

- Подождите. Нет, - быстро сказала Ива, - я поеду.

Ангел отрицательно покачал головой.

- Я не могу в одиночку бороться со всем, что появляется здесь. И ты не сможешь объяснить свое отсутствие так легко, как Оз.

- Тем более что на меня махнули рукой, - сказал Оз.

- Но… - Она взглянула на Ангела. - Почему ты не поедешь?

Он любезно улыбнулся ей.

- Ив, нет гарантии, что я не приземлюсь в Бостоне при солнечном свете. А поездом или автобусом еще дольше. И, кроме того, ты должна остаться здесь и работать со своей магией. Оз - единственный, кого мы можем отправить прямо сейчас.

Ангел направился к выходу.

- А что делать с ним? - спросила Ива, указывая на изуродованного мертвеца в гостиной Ангела.

- Я позабочусь о нем позже, - сказал Ангел. - Он никуда не денется.

- Если не… шлеп, шлеп, - захихикал Оз.

Ива взяла его за руку.

Гейтхаус обволок Баффи и ее спутников. Другого слова не подберешь: интерьер дома не имел ничего общего с действительностью. Стены то появлялись, то исчезали. Огромный клыкастый демон возник над ними и скрылся. Языки пламени вырвались, затем закристаллизовались, осыпались на пол, разбились, превратившись в лепестки роз.

Над ними не было никакого потолка, только свободно ниспадающий навес из комет и звезд.

За мгновение, пока дверь была открыта, дом поглотил их, окутав магическим светом. Баффи крепко держалась за руку Ксандра и попросила Корделию и Джайлса тоже держаться вместе.

Волна магии протекла по комнате, и помещение исказилось. Потрясающе. Затем они стояли во вращающейся палате, окруженной зеркалами, которые вдруг взорвались, и они оказались в подвале, где пол был усыпан соломой и кусками древесины. Грязное человекоподобное существо со спутанными волосами до пояса, прикованное к полу, невнятно что-то бормотало и смеялось.

При всем этом дом не прекращал кричать.

- Это не Дом-Врата, это сумасшедший дом, - сказала Корделия, крепче прижимаясь к Ксандру.

- Действительно, сумасшедший дом, - согласился Джайлс.

Баффи взяла его за руку, и все четверо стали в круг.

- Не место для школьного бала, - прокричала Бафии. Она дернула Джайлса за рукав. - Ребята, вам надо уйти.

- Что? И пропустить такую забаву? - сказал Ксандр.

- Но я хочу это пропустить! - завопила Корделия. Она пыталась казаться легкомысленной, но Баффи видела страх в ее глазах. Нет, не страх. Ужас. Корделия была готова заплакать.

Раздался раскат грома. Пол задрожал, затем яростно закачался, затем взорвался, как будто что-то проломило его. Корделия закричала, поскольку Баффи сильно оттолкнула ее.

Чудовище семи футов длиной неслось прямо на них. Его тело было цилиндрическим, а голова, казалось, состояла из одних зубов.

- Как удивительно. Это - другой Татзельвурм, - сказал Джайлс. - Будьте осторожны. Он может… - Существо подскочило в воздухе с причудливым свистящим звуком. - Прыгнуть, - закончил Джайлс.

- Наклонитесь! - закричала Баффи.

Она бросилась к Джайлсу и толкнула его на пол. Червь проплыл над ним и грохнулся с глухим стуком. Немедленно развернувшись, он бросился на них снова.

- Боже мой! - закричал Ксандр.

- Джайлс, как мы остановим его? - спросила Баффи, помогая Куратору встать на ноги.

- Мы можем попробовать связать его, - ответил Джайлс.

Часть пола, на которой он стоял, резко наклонилась. Прямо перед ними появилась стена. Куратор пролетел сквозь нее и исчез.

- Джайлс! - закричала Баффи. - Джайлс, вы слышите меня?

- Баффи! - крикнула Корделия.

Истребительница обернулась. Татзельвурм поднялся на задние лапы и угрожал Корделии, в то время как Ксандр метался вокруг него. Место, где монстр скользил по подвальному полу, расплавилось, узкая полоса цемента таяла и затвердевала снова, принимая новую форму. Татзельвурм скользнул по человеку, прикованному к полу, и тот мгновенно перестал быть живым существом. То, что осталось от него, дымилось и пузырилось.

Баффи с трудом сглотнула и поглядела на Ксандра.

- Забери Джайлса! - взволнованно закричал он.

Она слегка кивнула головой. Он, нахмурившись, поглядел на Баффи, наклонился, схватил острый кусок дерева и ткнул им в Татзельвурма. Живот чудовища стал горячим и запылал, как блестящий апельсин.

- Баффи, беги! Джайлс - твой Куратор, - убеждал ее Ксандр; сверхъестественная смесь страха и храбрости внезапно овладела им. - Я разберусь здесь сам.

- Нет, ты не сможешь, - сказала Баффи и увидела разочарование в его глазах. - Я не могу оставить вас, - добавила она.

Наконец и Корделия не выдержала:

- Мы с Ксандром справимся с этим. Иди на помощь Джайлсу.

Слезы струились по ее щекам, но она должна была так сказать.

Баффи повернулась, и тут Корделия зарыдала:

- Нет, подожди, я беру свои слова обратно! Не уходи!

- Баффи, иди! - закричал ей Ксандр.

Прежде чем она могла ответить, решение было принято. Пол накренился сильнее. Баффи скользнула на край наклонного пола и, скатившись вниз, также проскользнула сквозь стену.

Немного погодя мир в пределах Гейтхауса начал налаживаться. Подвал, где Ксандр и Корделия столкнулись с Татзельвурмом, оставался подвалом. Или темницей, неважно чем, но пол был усыпан сухой соломой, а около одной из стен были сложены плетеные корзины.

Там, где проползал Татзельвурм, все горело. Его живот пылал, раскаленный добела. Солома вокруг ордалии и Ксандра тоже горела.

- Кто-нибудь хочет рассказов у походного костра и жаркого? - язвительно заметил Ксандр.

- Замолчи, замолчи! - закричала Корделия, отчаянно пытаясь убрать с пола вокруг себя солому, прежде чем она загорится.

Ксандр схватился с Татзельвурмом, который сразу стал осторожным. Он, казалось, понимал, что острая палка, которую держал Ксандр, могла навредить ему.

- Почему он не подпрыгнул? - спросил Ксандр.

- Возможно, на разогрев уходит много энергии, - предположила девушка. - Должно быть, это маленький Татзельвурм.

Вдруг существо ринулось на них, Корделия завопила. Ксандр ткнул в воздух палкой, и Татзельвурм, испугавшись, снова остановился. Из-под него повалил пар, пол запузырился от жары.

- Только береги глаза! - крикнула Корделия.

Ксандр кивнул.

- Ну вот. - Он потер глаза. - Дым достал и меня.

- Да, и меня тоже.

Корделии казалось, что ее ударили по лицу, настолько было горячо. Дым разъедал глаза, слезы текли по щекам. Она хотела, чтобы Баффи вернулась. С Джайлсом. Она хотела, чтобы дом снова сотворил что-нибудь сверхъестественное и они оказались бы в другой комнате.

Червь поднялся на задние лапы, обвиваясь сам вокруг себя, подобно змее.

- Он собирается прыгнуть! - закричала Корделия.

- Назад! - предупредил Ксандр.

Вдруг червь оттолкнулся, подбрасывая себя в воздух, Корделия кинулась назад, но она уже знала, что было слишком поздно. Нападающий червь все равно сбил бы ее. Когда тлеющий живот Татзельвурма оказался перед лицом Корделии, она поняла, что совершила ошибку..

- Корди! - Ксандр был рядом с палкой в руке. Он поднял палку, но даже если бы Ксандр не пронзил червя, тот все равно погиб бы от перегрева.

Корделия почувствовала ужасное зловоние Татзельвурма; ощутила жар, исходящий от него, когда он резко упал перед ними. Раздался взрыв.

…Они оказались в крошечной, душной комнате. Стены были оклеены древней пожелтевшей бумагой с цветочным рисунком. В углу стояло старое, шаткое деревянное инвалидное кресло. Тихо играл вальс.

- Да, ужасная смерть, - заметила Корделия, с отвращением сморщив нос.

Ксандр впился в нее взглядом.

- Я уверен, что могу придумать что-то более приятное для тебя, Корди.

Корделия разозлилась на него, как обычно.

Инвалидное кресло начало двигаться.

Они встретились в аэропорту, когда полуденное жаркое солнце светило в окна. Оз пытался успокоить Иву:

- Послушай, я же скоро вернусь. Почти плача, Ива попробовала смело улыбнуться, у нее ничего не вышло. Ей казалось, что никто из тех, кто отправился в Бостон, не возвратится.

- Будь осторожен, - попросила она. - Пожалуйста, позвони нам.

Оз поцеловал ее и крепко обнял. Она слышала биение его сердца и чувствовала пульс на его шее.

- Прости, - начал он, затем пожал плечами. - Ты сама понимаешь за что.

- Ты никогда не должен просить прощения за то, что ты не просто человек.

Ива коснулась его волос. Слезы потекли по ее щекам.

Потом он поспешно ушел вниз к воротам, чтобы успеть на последний рейс до Бостона. Когда самолет взлетел, Ива еще несколько минут стояла неподвижно, пока мама Баффи не подошла к ней. Ива слабо улыбнулась.

- Оз нормально улетел? Ива кивнула.

- Мы приехали вовремя. Большое спасибо, что привезли нас. Оз оставил свой фургон Ангелу, вдруг понадобится.

- Правильно сделал, - ответила миссис Саммерс.

- Угу… - И вдруг она поняла, что случилось. Она отсутствовала всю ночь и не произнесла перед этим обязательные заклинания! А ее родители, вероятно, уже обратились в полицию.

Она, должно быть, изменилась в лице, поскольку миссис Саммерс пробормотала:

- Ох, Ива! - И обняла ее.

Ива, не сдержавшись, разрыдалась, и Джойс Саммерс терпеливо успокаивала ее.

- Я отвезу тебя домой, - сказала она.

В машине Джойс предложила замечательную отговорку, объяснившую бы все родителям Ивы: подруга сбежала из дома и жила на улице, а Ива пыталась убедить ее пойти в дом Конни де Марко.

- Это лучшее, что можно придумать, - сказала миссис Саммерс, мягко улыбаясь. - Родители не очень удивятся.

Ива неловко пожала плечами. Они остановились на красный свет и автоматически высматривали через окно мужчин в длинных плащах, у которых теперь было имя. Сыновья Энтропии. Так или иначе, это делало их еще более ужасными.

- Да, это, конечно, неправда, - сказала Ива. - Но я не могу выложить все начистоту. Все, что я могу сказать им, так это то, что Оз… - Она затихла: говорила ли Баффи своей матери об Озе? - То, что он действительно хороший гитарист.

Миссис Саммерс покачала головой.

- Вы, дети, определенно более сообразительны, чем взрослые. - Она усмехнулась. - Но тогда как я узнала, что моя дочь - Истребительница вампиров? Когда девочки еще маленькие, они мечтают стать балеринами или участвовать в группе болельщиц. Правильно? - Джойс поглядела на Иву. - Кем ты хотела бы быть, когда вырастешь?

- Мари Кюри, исследовательницей радия, - мечтательно сказала Ива.

Миссис Саммерс засмеялась и покачала головой.

- Ну, я, конечно, нет. А Баффи… - Она вздохнула. - Никто не знает, кем хотела стать Баффи.

Загорелся зеленый.

- Не будь слишком жестокой со своими родителями, Ива. Они просто дети, которые выросли. Ты - их мечта, ставшая реальностью.

Ива была озадачена.

- Я об этом никогда не думала.

- Только ты можешь воплотить их мечты, реализовать надежды. - Джойс поморщилась. - Это тяжелая ответственность, я понимаю. И несправедливая.

Ива пожала плечами.

- Я полагаю, мы тоже ожидаем кое-чего от наших родителей.

Джойс кивнула.

- Чтобы мы всегда поступали правильно, были сильными и справедливыми и так далее. Боюсь, что я никогда не была такой. - Она понизила голос. - Ангел приказал мне уехать из Саннидейла. Он говорит, что ситуация может ухудшиться прежде, чем они исправят ее. Это правда?

- Возможно, - рискнула предположить Ива. - А вы… вы собираетесь уезжать?

Женщина вздохнула и поправила волосы.

- Как я могу? Я должна быть там, где Баффи. Или где она может найти меня. Когда вернется.

Джойс взглянула на Иву, и по ее щеке скатилась слеза.

- Ты правда думаешь, что она вернется, а?

- Ну да, конечно, - заверила ее девушка. Наступила пауза.

- Послушай, я могу выполнять какую-то работу для вас. - Джойс застенчиво пожала плечами. - Я брала несколько уроков по Интернету. Уверена, что смогу чем-нибудь помочь.

- О, большое спасибо, - поблагодарила Ива, когда они уже подъехали к дому. - Кстати, о той беглянке. Вы думаете, они мне поверят? Я действительно не хочу лгать.

Джойс пригладила волосы девушки.

- Иногда правда слишком жестока, чтобы говорить ее, - произнесла она мягко. - Если ты думаешь, что это поможет, я пойду с тобой и поговорю с твоими родителями.

- О, я… - Ива кивнула с благодарностью. - Я думаю, поможет. Немного.

Но на самом деле это помогло всерьез.

Джойс чувствовала себя усталой, когда вернулась домой. В Саннидейле все было как-то не так. Ее дочь находилась в большой опасности. Ива ужасно нервничала. Даже Ангел был напряжен.

Ее раздражал сам факт существования Истребительниц. Если бы только у Баффи была возможность вырваться из этого круга!

Джойс припомнился один- случай. Баффи тогда была еще совсем ребенком. Они с Хэнком устроили ужасную ссору - ничего нового. Она устала и расстроилась, но едва задремала, как закричала Баффи - требовала есть.

Джойс выбралась из постели и отправилась вниз в холл. Толкнув открытую дверь в комнату Баффи, она пробормотала:

- Я уже иду.

И тут она увидела своего ребенка, свою дочку, которая через слезы улыбнулась ей. Сердце матери наполнилось любовью. Она сделала бы все для этого ребенка.

Она убила бы любого за этого ребенка.

Так поступила бы любая мать.

Так поступила бы и мать Истребительницы.

ГЛАВА 12

- Джайлс! - Баффи звала Куратора, но напрасно. Она пробовала последовать за ним, но этот сумасшедший дом мешал ей снова и снова. В итоге она просто свалилась на покрытую ковром лестницу. Оглядевшись, Баффи поняла, что упала из ниоткуда, из какого-то туманного хаоса, наполнившего дом.

Дом немного успокоился. Она слышала уже не крик, а лишь какой-то шепот или шипение - так дом дышал. Ему требуется время, чтобы оправиться и собрать силы для следующего нападения.

Все же, как бы то ни было, пол и стены казались достаточно твердыми. Потолок был просто потолком. Поглядев в окно в конце коридора, Баффи поняла, что наступила ночь. Она очень надеялась, что хаос, царящий в доме, не проник наружу.

- Джайлс! - снова позвала она. Она не могла понять, на каком этаже находится. С лестницы не было видно ничего, кроме площадки и поворота на другую лестницу. Коридор был красивый, но очень старомодный. В каждую комнату вела дубовая дверь, украшенная потрясающей резьбой. Все двери были закрыты.

- Ксандр! Корделия!

Кто- то отозвался эхом. Вместо своего голоса Баффи услышала еще чей-то, монотонный, подражающий ей. Трудно было понять, откуда он доносился.

Баффи замерзла. Она села на пол, скрестив ноги, и закрыла лицо руками.

- Господи, я хочу домой, - прошептала она. Некоторое время она сидела неподвижно, надеясь

на чудо. Ей хотелось, чтобы Джайлс, Ксандр или Корделия внезапно появились, упали бы с потолка и шлепнулись на ковер рядом с ней.

Ничего подобного.

Со вздохом, чувствуя ужасную боль в плече, ушибленном при падении, Баффи поднялась с пола и снова пошла вниз по коридору, зовя Куратора. Было слишком тихо. Баффи не могла поверить, что находится в том же самом доме, который окружил их, захватив в водоворот хаоса и безумия. Все казалось… слишком реальным.

- Джайлс! - Баффи сделала паузу. Коридор был гораздо длиннее, чем казался поначалу. Возможно, мое восприятие изменилось, подумала она. Наверное, при падении я получила сотрясение.

Она оглянулась назад. Дом был большой. Но она видела его снаружи - коридор в этом доме не должен быть таким длинным, и здесь не может быть так много комнат. Это невозможно… Но в этом доме все было возможным. Колдовство сделало все реальным. Внутри дом намного больше, чем снаружи, заключила она.

Потрясающе. Значит, найти друзей в этом сумасшедшем доме стало еще менее вероятным.

Ну и черт с ним, решила она и схватилась за ручку ближайшей двери.

Баффи было страшно открывать дверь, но ей нечего было терять.

Она повернула ручку и толкнула дверь. Ветер подул в лицо. Сильный ветер принес песок и жар, иссушающую пыль Запада. Внутри комнаты сверкало солнце.

Это была не просто комната. Баффи потеряла равновесие, покачнулась и шагнула вперед… на твердо утрамбованную землю с одним-единственным кустом, стоящим прямо перед ней. Западные равнины протянулись на многие мили вокруг. Баффи посмотрела на солнце и почувствовала, как кожу пощипывает от беспощадно высокой температуры, затем она закрыла глаза, ощущая руками твердую дверь.

Где- то рядом будто прогремел гром. Звук, казалось, приближался. Баффи прикусила губу и заставила себя открыть глаза.

Пыльные равнины были все еще здесь. Потребовалось немало самообладания, чтобы, держась за дверь, просунуть через нее голову и посмотреть в коридор. Она поглядела налево, поглядела направо и поняла, что дверной проем, в котором она стояла, был только отверстием в мире. Дырой в ткани действительности.

Грохот становился все громче, и Баффи посмотрела вдаль. Пыльная буря усиливалась, и что-то приближалось. Земля заколебалась. Дверь дрожала под ее пальцами. Она прищурилась, пытаясь разглядеть, что скрывается в огромном облаке пыли. Оттуда донесся звук, и не один звук, а много. Тысячи.

Это было паническое бегство.

Баффи с восторгом наблюдала, как приближалось пыльное облако, и пыталась разглядеть его. Темное, чрезвычайно огромных размеров, двигающееся очень быстро. Потом она увидела, что облако - пыль, поднимаемая копытами тысяч бизонов.

Бизоны, размышляла она. Но большинство бизонов вымерло.

Стадо приближалось с немыслимой скоростью. Она могла уже различать кое-какие подробности. И вдруг Баффи увидела, что все бизоны были окровавленные и гниющие.

Эти бизоны были мертвы.

- О боже… - начала Баффи. Твердая рука легла на ее плечо, толкнула в спину и опрокинула на землю. Баффи вскочила на ноги и резко обернулась, чтобы столкнуться с нападавшим и снять с него голову ударом наотмашь.

- Достаточно, я думаю, - спокойно сказал Джайлс, перешел в другой мир, схватил ручку и закрыл дверь, грохот копыт был слышен еще некоторое время, потом совсем затих.

- Джайлс! - вздохнула Баффи с облегчением.

Потом она бросилась к нему и обхватила руками. Я думала, что потеряла вас, - сказала она дрожащим голосом.

- Да, верно, на несколько мгновений, - согласился Джайлс. - Я услышал ужасный шум и побежал вверх по лестнице, так и нашел тебя. Дом, кажется, успокоился хотя бы на некоторое время, хм-м?

- Баффи вздохнула и пристально посмотрела на него.

- Прекрасно. Что теперь? Что, черт возьми, это за место? Вы сказали нам, что Привратник должен был закрыть проломы в это царство неопределенности, отгородить от нас все сверхъестественные явления.

- Они, очевидно, остались здесь, - ответил Джайлс, неторопливо оглядываясь. Потом кивнул на дверь, которую только что закрыл. - То паническое бегство, например. В неопубликованных дневниках Билл Кодай писал о видении, которое посещало его в пожилом возрасте. Он видел стада мертвых бизонов, дух которых не успокоится, пока равнины снова не станут дикими. Бизонов истребили во второй половине девятнадцатого столетия. До этого они были столь же распространены, как и олени.

- Значит, это больше, чем просто видение? - удивилась Баффи.

- Очевидно. И, вероятно, Привратник не просто закрыл те бреши, он… собрал их, скажем так. Предлагаю пока не открывать двери.

Баффи взглянула на дверь, затем на Джайлса.

- Хорошая идея.

В конце коридора вдруг вспыхнул свет. Баффи посмотрела мимо Джайлса и замерла. Окно пропало. Ночное небо превратилось в циркулирующий водоворот серого мерцающего серебра сверхъестественных синих и фиолетовых оттенков. Водоворот, быстро расширяясь, простирался от пола до потолка через весь коридор.

- Джайлс, - растерянно прошептала Баффи.

Но Куратор уже повернулся, поймав ее взгляд. Они уставились на водоворот. Неожиданно возникла темная фигура, как будто вышедшая из водопада. Серебряные нити обвивали фигуру подобно бусам для украшения занавесок.

Тело этого существа было белым и маслянистым. Клыки блестели в тусклом свете коридора. Глаза зияли темными отверстиями, окнами в бездну.

Существо смотрело па них.

- Превосходно, - прошептало оно, а когда засмеялось, синее пламя вылетело из открытого рта.

Вдруг существо повернулось и исчезло в открытом дверном проеме. Баффи услышала шаги на лестнице, потом - тишина и громкий хлопок.

- Это же… - начал Джайлс.

- Прыгающий Джек, - подтвердила Баффи.

- Но как он смог добраться сюда так быстро? - громко спросил Джайлс.

Баффи внимательно посмотрела на него и нахмурилась.

- Вы же сами говорили, что существа, которые должны находиться в этом доме, часто появляются и в Саннидейле. Как, например, этот Татзельвурм. Возможно, их вообще здесь нет. Понимаете, о чем я? Это ведь Хеллмут, правильно? Но за его пределами находится большая страна, большой мир, и Саннидейл лежит в трех тысячах милях отсюда.

Глаза Джайлса расширились, он кивнул, как бы убеждая сам себя.

- Действительно. Это казалось бы невозможным, если бы не экстраординарное количество магической энергии, содержащейся в доме. Я бы предположил, что это наиболее сконцентрированный интенсивный источник магической власти в мире, запутанная сеть заклинаний, колдовства и защиты, которые постоянно изменяются. Кое-что из этого станет Абсолютным Хаосом, если не принять меры. - Он обернулся и серьезно взглянул на Баффи. - Мы должны найти Привратника.

Баффи моргнула.

- Джайлс, слушайте, я все еще не понимаю. Я вижу, что в Хеллмуте происходят жуткие вещи. Но в чем дело?

- Хорошо, - проговорил Джайлс в раздумье.

Я сам только начинаю формулировать свою гипотезу, и это весьма сложно. Мы знаем, что существует царство демонов и что Хеллмут - самая тонкая и наиболее уязвимая часть барьера между нашим миром и этим царством. Согласно легенде о Гейтхаусе, есть по крайней мере еще одно царство, иногда называемое Другим Миром, где до сих пор существуют мистические и мифические существа и явления, которые когда-то существовали на Земле, но с тех пор, скажем так, исчезли. Естественные законы развития нашего мира просто отбросили их прочь, в этот Другой Мир. Привратник - если мои выводы верны - отвечает за сбор и эффективное «заключение в тюрьму» существ, которые так или иначе покинули Другой Мир - разрушили естественные законы, можно сказать.

Джайлс казался весьма довольным собой. Баффи, хотя голова у нее все еще кружилась, думала, что она фактически уловила большую часть его объяснений. Но многого так и не понимала.

- Хорошо, - кивнула Баффи. - Но как эти беглецы ИЗ сумасшедшего дома попадают в Саннидейл и возвращаются обратно?

Джайлс нахмурился.

- Это, очевидно, один из вопросов, на которые мы должны найти ответ.

- Понятно, - сказала Баффи. - Теперь мы можем найти Ксандра и Корделию?

- Да, - ответил Куратор. - Пора найти их, прежде чем они попадут в настоящую переделку. Дом, кажется, затевает большое дело. Возможно, само наше присутствие здесь без посторонней помощи так или иначе наводит порядок относительно магической матрицы. Настойчивое заблуждение разума, что Хаоса не существует. Хм-м, мы должны будем исследовать это явление.

- Вы будете исследовать, - сказала Баффи резко. - Я убью все, что попытается остановить вас или помешать вам.

Баффи с Джайлсом достигли конца коридора. Окно опять стало просто окном. Где-то далеко над ними закричала Корделия.

Баффи и Джайлс поднимались по лестнице, казавшейся бесконечной.

- Это невероятно, - наконец сказала Баффи. - Дом никогда не кончится.

- Или он появляется, - сказал Джайлс. - Сомневаюсь, что мы слышали бы крик, если бы он был намного выше. Думаю, мы должны исследовать следующий этаж, если не услышим ее снова.

Дойдя до лестничной площадки, они повернули коридор. На полу лежал красивый восточный ковер. Баффи стало интересно, что она увидит, если посмотрит из окна: сколько этажей осталось внизу?

- Баффи, - позвал ее Джайлс.

Одна из многих дверей, находящихся в этом коридоре, была открыта, и бледный лавандовый свет освещал стены и ковер.

- Мы должны проверить, - сказала Баффи уверенно. - Мы никуда не попадем, Джайлс. Мы должны.

- Согласен, - ответил он.

Тут они снова услышали крик Корделии. Наверху.

- Проклятье! - проворчала Баффи.

Она развернулась и зашагала назад на площадку к ведущей вверх лестнице. Джайлс направился за ней, но перед тем, как пойти к лестнице, бросил последний взгляд в открытую дверь.

Когда он обернулся, он понял, что лестница пропала. На пороге, который только что вел на лестничную площадку, появилась стена, обои и красивая картина, изображающая шхуну, потерпевшую крушение на каких-то камнях в шторм, несмотря на то что рядом возвышался маяк.

Баффи ушла.

- Черт возьми, нет! - воскликнул Джайлс. - Должен же быть какой-нибудь путь к… Он снова подумал о теории, которую только что предложил. Они так или иначе наводили порядок в этом доме, но не были единственной силой, способной делать это. Было так много сил, борющихся в Гейтхаусе и обычно обуздываемых в соответствии с желанием Привратника. Если он хочет найти Баффи, необходимо сперва найти Привратника.

Проклиная все на свете, Джайлс повернулся и зашагал по коридору. Он подошел к двери, из которой струился фиолетовый свет, в надежде узнать у кого-нибудь местонахождение Привратника, и замер на месте.

Они были красивы, и их было так много - крошечных существ, с искрящимися, как у бабочек, крыльями, порхавших с цветка на цветок, с воды на ветки дерева. Они прыгали по большим камням и танцевали на мерцающей поверхности водоема

Эльфы, подумал он. Или что-то вроде того. Маленькие обнаженные женщины, перед которыми Джайлс стоял, почти загипнотизированный, словно это были сирены из греческой мифологии.

Такая живописная картина заставила его вспомнить о встрече с Микаэлой на балконе в Нью-Йорке, ее волосах цвета меда, падающих на плечи. Но там был неприятный город, а здесь был… был рай.

Джайлс почувствовал, что отчаяние овладело им, когда он подумал о Микаэле, и о том, что, по всей вероятности, она уже мертва.

Как будто ощутив перемену в его настроении, одна из женщин, хихикнув, мелькнула перед ним. Джайлс улыбался, пока ее крошечные когти не оцарапали его щеку. Кровь потекла по подбородку, Джайлс вскрикнул от внезапной боли и хлопнул рукой по лицу.

Очарование ушло. Он увидел их такими, какими они были на самом деле. А они были ужасны.

Баффи не могла возвратиться. Коридор, где находился Джайлс, теперь исчез, и ей оставалось идти только на крик Корделии и надеяться, что в конечном счете все они встретятся. Джайлс - Куратор, он позаботится о себе. По крайней мере, лучше, чем Корди. Кем была, в конце концов, Корди?

Кроме того, человек, которого они действительно должны найти, - Привратник. Встреча с Корделией - первый шаг. Если они хотят выйти из этого места вместе, то должны найти человека, от которого, как предполагалось, зависит их возвращение.

- Надо увидеть волшебника, - пробормотала она.

Этот лестничный пролет отличался от двух предыдущих. Так же, как и в коридоре, идущем параллельно лестничной клетке, там была единственная ступенька наверх, затем коридор шел непосредственно от лестницы прямо вперед. Он был широкий, по всем стенам висели портреты. Это напоминало причудливую гостиницу столетней давности, или что-то вроде этого. В дальнем конце коридора находилось окно.

За окном светило солнце. Небо было ясное и совершенно синее. Баффи знала, что в реальном мире сейчас, вероятно, девять или десять часов вечера. Она решила не смотреть в окно. Ничто в этом доме не было реальным, это была не та действительность, которую она знала.

Однако это не значило, что ее не могут убить.

В конце коридора находилась другая лестничная клетка, за ней невероятно широкий, изогнутый ряд ступенек, ведущий вниз, в комнату, напоминавшую огромный холл размером с танцзал. Хрустальные люстры висели на потолке, под ногами сверкали полы из полированного мрамора.

Это, должно быть, четвертый или пятый этаж.

Но это был и первый этаж: сквозь длинные ряды стеклянных дверей и окон было видно, что снаружи земля покрыта снегом. Зимняя Страна Чудес.

В Гейтхаусе не было ничего невозможного.

Позади громко заскрипели дверные петли. Баффи обернулась и увидела, как из комнаты появляются несколько человек. Двое мужчин и женщина, все трое абсолютно обнаженные. Мужчины были совсем разными: один высокий и тощий, другой низкий и очень, очень мускулистый. Превосходный, сказал бы Ксандр. А женщина была гибкая, у нее было полное и женственное тело. У всех троих были густые черные волосы, а глаза темные и тускло блестящие, напоминающие сумерки.

- Привет, маленькая девочка, - сказала женщина. - Я думаю, у тебя есть желание поиграть.

- Или нет, - ответила Баффи, впиваясь взглядом во всех троих. - Почему бы вам не отправиться назад в Райский Сад и не взять какие-нибудь листья, чтобы прикрыться, а?

Высокий мужчина зарычал на нее, обнажая клыки. Большой низенький парень шипел, как кот. Женщина только смеялась.

Все трое начали изменяться, шипя, черная шерсть выросла на их телах. Баффи даже не отвернулась. Она приготовилась к борьбе.

Это красивый дом, чего он действительно никогда не сознавал, пока был здесь пленником. И как только он вырвет бьющееся сердце из груди владельца, дом будет принадлежать ему. Множество комнат обеспечат ему развлечения на долгие столетия.

Но что такое дом без жены? Или, по крайней мере, любовницы. Эта девушка, Корделия Чейз, была первой из запланированных жертв, вырвавшейся из го рук.

Наметив цель, он никогда не позволял ей убежать. Эта охота длилась дольше, чем любая другая, но он получит ее. Все же кое-что изменилось. Сначала планировал убить ее. Он мог бы сделать это и сейчас. Но было кое-что… возбуждающее в женщине, которая могла ускользнуть от него.

Ручеек зловонных слюней потек по подбородку Прыгающего Джека, и он усмехнулся сам себе. Откуда-то сверху слышался крик возлюбленной, и он перепрыгивал сразу через девять или десять ступенек, не учитывая, что в доме, возможно, и не было такого количества этажей.

Это не было важно. Имел значение только приятный аромат, доносившийся до него. Он уловил залах Корделии в тот момент, когда вернулся в Гейтхаус, и теперь его тело дрожало от возбуждения, чего с ним никогда раньше не случалось. Да, ее аромат. Ее запах и густой аромат ее ужаса

Именно это он и любил больше всего.

- Ксандр! - закричала Корделия.

- Двигайся! - крикнул в ответ Ксандр, а затем оттолкнул ее в сторону, так как инвалидное кресло понеслось прямо на него. Ксандр попятился так быстро, как только мог, оглядывая чердак в поисках чего-нибудь, чем можно защититься. Здесь были тяжелые, пыльные дубинки и металлические стойки, на которых висела древняя одежда, из-за которой это место напоминало магазин. Старая прялка стояла в углу, а рядом с ней - зеркало в человеческий рост на деревянной опоре.

В зеркальном изображении Ксандр увидел, что в инвалидном кресле сидит пожилая женщина. Она казалась испуганной и протягивала к нему руку, другой рукой отодвигая стул. На мгновение он остановился, но лотом понял - старуха, очевидно, была мертва. Он мог видеть сквозь нее. Это было привидение.

- Ааааах! - закричал Ксандр и потянулся за чем-нибудь, чтобы защититься, стараясь держаться по дальше от инвалидного кресла

Корделия поднялась на ноги и встала рядом с ним.

Его пальцы ухватили что-то толстое и холодное - металлическая жердь? Он потянул изо всех сил, и, только когда это упало на пол между ним и инвалидным креслом, Ксандр понял, что схватил старую птичью клетку на металлической подставке.

Он ожидал, что инвалидное кресло остановится.

Но оно двигалось вперед и ударилось о металлическую клетку. Ксандр отскочил назад, на что-то натолкнулся правой пяткой, и опрокинулся навзничь, размахивая руками.

Корделия закричала.

Ксандр почувствовал мгновенное сопротивление непосредственно перед тем, как вылетел в ближайшее застекленное окно. Острые осколки осыпали все вокруг. Его разум работал с бешеной скоростью, Ксандр вскинул руки, надеясь за что-нибудь ухватиться, чтобы остановиться и избежать резкого падения с третьего или четвертого этажа на жесткую землю.

Он упал на скошенную крышу, дважды перекатившись назад. Ноги пронеслись к краю и повисли в воздухе, а руки царапнули край крыши.

Схватил. Уцепился за край.

Но только на мгновение, а затем Ксандр полетел с пятнадцати футов и хлопнулся на второй, выступающий уровень крыши, над каким-то подъездом или внутренним двориком, который возник позже. Ноги Ксандра подкосились, когда он ударился о наклонную крышу, и он упал еще раз, но теперь вперед, отчаянно пытаясь остановить падение.

Он увидел кирпич. Дымоход.

Потом сильно ударился о него, боль пронзила колено, да так, что в глазах потемнело, а правую щеку он сильно оцарапал о кирпич.

Но ему удалось остановиться.

- Проклятье! - Ксандр отодвинулся от дымохода. Да, он ударился о кирпич и оцарапал щеку, но все же был жив. Он потрогал языком зубы, и, хотя почувствовал вкус крови, понял, что все они на месте.

- Здорово, - пробормотал он. - И как я теперь попаду обратно? - Он вздохнул. - Не то чтобы я сильно хотел вернуться…

Он услышал над собой отчаянный крик. Глаза Ксандра расширились, поскольку он вспомнил, как вылетел в окно.

- О боже! - воскликнул он. - Корделия!

Ксандр покрутил головой, вытянул шею, чтобы поискать, за что схватиться на дымоходе, и скользнул боком с края крыши, падая в никуда. При этом он ругнулся так грубо, что заставил бы покраснеть даже Ангела.

Он упал в какой-то кустарник, ветки даже через рубашку оцарапали живот и спину. На руках были порезы и царапины, колено и лицо болели, но, когда он вылез из кустов, то был счастлив, что остался жив.

Теперь он должен был удостовериться, что с его подругой тоже все в порядке. Ксандр взглянул на окно чердака, которое разбил, вылетая. Отсюда казалось, что оно находится довольно высоко. Быстро оглядевшись, Ксандр решил, что стоит во внутреннем дворе. Дом возвышался со всех четырех сторон, наверху было только небо.

Кустарники и деревья в темном дворе переросли стены, ничего не было видно. Услышав журчание воды, он обнаружил закрытый виноградной лозой фонтан. Каменные дорожки вились среди кустов, но они сильно заросли, и Ксандр с трудом находил их.

Дорожки, извиваясь, вели к четырем дверям, служившим входами в дом. Была вероятность, что хотя бы одна из них будет открыта. Если ему вдруг взбредет в голову вернуться, он наверняка сможет это сделать. Ощупав поврежденное колено, Ксандр начал с ближайшей двери.

- Как будто у меня есть выбор, идти или нет, - пробормотал он. - А вообще-то я бы захватил с собой сотню друзей-головорезов.

Из- за деревьев позади послышался стон. Кто-то двигался сквозь густые заросли кустов, причем их было несколько. Затем он уже слышал звуки, доносящиеся со всех сторон. Ксандр прошел по дорожке прямо в центр внутреннего двора, далеко от кустов. Луна освещала, подобно прожектору, тех, кто вышел из темноты дикого сада. Это были еще не разложившиеся мертвецы, больше похожие на грязных, почти пещерных людей со спутанными волосами.

Они горбились и смеялись безумным смехом. Когда они приблизились, Ксандр понял, что их кожа обрела зеленовато-коричневый оттенок, и еще понял, что это уже не люди. Если вообще когда-от ими были. Ближе всего к нему оказался старик с испачканной кровью бородой.

Я хочу его глаза, - сказало бородатое грязное существо булькающим голосом. - Я люблю, когда они лопаются на моих зубах.

Ксандр вздохнул.

Вампиры, подумал он. Почему это обязательно плотоядные вампиры?

Инвалидное кресло не двигалось с тех пор, как Ксандр выпал из окна. Какое-то время Корделия была слишком напугана, даже чтобы подойти к окну. Когда, наконец, она собрала всю свою храбрость, то не увидела ничего, кроме крыши нижнего этажа с разбитым стеклом и вершин деревьев в каком-то внутреннем дворе.

Девушка прошептала имя Ксандра, затем повернулась и помчалась к лестнице, ведущей с чердака вниз. Дверь не сдвинулась с места. Толкая, пиная дверь, безумно крутя ручку, Корделия расплакалась. Слезы заструились по щекам, она тихо рыдала. В мыслях она представляла худшее: Ксандра, с переломанными костями, истекающего кровью, с торчащими из тела осколками стекла, на земле во внутреннем дворе.

- Нет! - закричала она. - Пожалуйста, кто-нибудь!

Она толкнула дверь и прикусила губу, почувствовав, как горячие слезы бегут вниз по лицу.

- Кто-нибудь! - взмолилась она.

Что- то ударилось о дверь.

Корделия взглянула на еще закрытую дверь и с надеждой позвала:

- Баффи?

Дверь с треском вылетела из косяка. Корделия попятилась назад. В дверном проеме показался Прыгающий Джек.

Он усмехнулся и прошептал единственное слово:

- Дорогая!

ГЛАВА 13

Ксандр незаметно отошел подальше от вампиров, которых собралось уже, по крайней мере, шесть. Он оглядывался в поисках оружия, запасного выхода или хотя бы дружелюбного соседства Привратника. Ничего похожего.

Тогда он сказал, обращаясь к вампирам:

- Вы случайно не на специальной диете, а? Камни тючках? Избавляетесь от лишнего веса?

- Я хочу его язык, - пробормотал другой старый вампир, выползший из-за ствола дерева. Длинная борода зацепилась за кору, и он дергал головой, чтобы освободить ее; мертвые насекомые вываливались из спутанных волос и падали на землю.

- И жир с его щек.

- Хорошо, победитель соревнования, - сказал Ксандр.

Он повернулся и побежал прочь от центра внутреннего двора к противоположной двери.

Но не успел, ногой зацепился за толстые корни дерева и упал в кучу гнилых листьев и серых, раскисших грибов. Позади слышались шаги. Он сказал громко:

- Эй парни, а вы слышали о… о…

Когда его схватила чья-то рука, Ксандр затих. Ему нечего было сказать.

- О боже, - пробормотала Корделия, отступая к чердаку.

- Нет, я не бог. Просто твой возлюбленный, - сказал Прыгающий Джек, безумно улыбаясь. - Теперь иди сюда, моя любимая. Я хочу поцеловать тебя.

Он открыл рот. Зубы-иглы мерцали во тьме, и девушка почувствовала смрад его дыхания. Корделия продолжала пятиться, но вдруг на что-то наткнулась.

Обернувшись, она поняла, что это инвалидное кресло.

То, с призраком.

Прыгающий Джек уже начал подниматься по лестнице, ведущей на чердак. Корделия с трудом сглотнула и постаралась отпихнуть кресло бедром, убирая его с пути. Оно не двигалось. Девушка толкнула что было сил, ее охватил ужас, так как Прыгающий Джек уже протягивал руку.

- Пожалуйста! - взмолилась Корделия в отчаянии. И тут внезапно инвалидное кресло подвинулось назад.

Люблю вежливых молодых леди, вдруг прошептал ей на ухо призрак.

Мое имя Антуанетта, дорогая моя. И я думаю, что смогу помочь тебе.

Корделия поглядела в зеркало и увидела там старуху с седыми волосами, собранными в шиньон.

Прыгающий Джек покидал этот дом много раз, я думаю, это надо прекратить. Ты должна направить его огонь против него самого, девочка. Используй свое остроумие, чтобы поймать в его ловушку.

- Я? - спросила Корделия.

Дверь , сказал призрак из зеркала, голос звучал уже слабее. Огонь .

Корделия повернулась, чтобы посмотреть назад, на лестницу, ведущую на чердак. Дверь была уже разбита. Но потом она увидела то, о чем говорила старуха-призрак: в углу над головой Прыгающего Джека висела дверь, очень напоминающая дверь гаража. К ней была прикреплена веревка, протянутая по перекладинам потолка и падающая вниз прямо позади зеркала - там она была привязана к старому швейному манекену.

- Моя милая! - произнес Джек и устремился к Корделии.

Она забежала за кресло, чувствуя себя ужасно из-за того, что приходилось использовать старую леди как щит, но та была призраком, и Корделия полагала, что Джек не сможет навредить ей.

Девушка все еще не догадывалась, как можно использовать огонь Джека против него же. Вокруг было невероятное количество старого барахла, но у Корделии не было времени, чтобы обдумывать все возможные варианты. Как могла помочь ей старая одежда? Она же от старости превратилась фактически в тряпье и могла лишь хорошо гореть. Корделия, наконец, догадалась.

Она только не знала, хватит ли у нее храбрости, чтобы сделать это.

- Корделия, дай я поцелую тебя! - уговаривал ее Прыгающий Джек, глубоко дыша, и улыбка расплылась на его искаженном лице.

Ну, хорошо! Корди, наконец, сообразила, как использовать огонь монстра против него самого. Она положила руки на бедра и стала насмехаться над ним:

- Ты сошел с ума? Видел себя в зеркале? Тебе нужна серьезная косметическая операция.

- Что ты сказала? - медленно и недоверчиво переспросил он.

- Я сказала, что ты слишком уродливый для меня, - резко ответила Корделия. И затем сделала то, что с трудом удалось ей в этот момент. Она засмеялась.

- Как ты смеешь! - воскликнул Прыгающий Джек, и огонь появился у него изо рта.

Корделия почувствовала, как воздух за спиной стал нагреваться. Собрав всю храбрость, она поглядела на него через плечо.

- Как я смею что? Делать из тебя клоуна?

- Клоуна? - бормотал он. - Клоуна?

Он уставился на нее, разинув рот. Затем сузил темные глаза и изрыгнул еще больше пламени.

Находящаяся около Корделии стойка с ветхой старой одеждой запылала. Мгновенно огонь перекинулся на другую одежду и на ряд шляп. За считанные секунды половина комнаты была охвачена огнем. Кровать сгорела. Зеркало треснуло.

Огонь почти добрался до веревки, державшей дверь чердака.

Корделия поняла план старой леди-призрака. Довести Джека до безумия, чтобы он сам поджег комнату, затем заманить в ловушку, прежде чем он мог бы добраться до нее. Но если огонь доберется до веревки быстрее, чем сама Корделия сможет спуститься…

- С тобой все в порядке? - крикнула она ним инвалидному креслу. Оно откатилось вперед немного раньше, чем под ним загорелся пол и теперь тоже горело. Корделия отдышалась. Она должна была позаботиться о призраке.

- Послушай! - глумилась она над Прыгающим Джеком, застывшим в полном изумлении посреди огненной бури. - Возможно, ты найдешь девочку своего типа, когда отправишься в Ад!

Корделия повернулась и побежала. Но прежде чем она добралась до ступенек, чердачная дверь захлопнулась со скоростью удара ножа гильотины и закрыла вход, заманив ее в ловушку внутри горящей комнаты и оставив наедине с Прыгающим Джеком.

Корделия закричала и, отступив немного, оглянулась. Огонь достиг конца веревки, висевшей позади зеркала, и она загорелась слишком быстро.

- Наконец мы одни, моя любовь. Приди ко мне, Корделия, - сказал Джек мягко.

Слезы полились по щекам девушки. Она уже собралась умереть. Над головой неистово пылали стропила, огромная деревянная доска сместилась и кренилась в ее сторону. Корделия завопила и отскочила. Теперь она была ближе к Прыгающему Джеку, который улыбнулся ей и сказал:

- Мы должны спешить, моя любимая. Мы же не хотим сгореть, не взявшись за руки.

- Черт возьми, только не это, - пробормотала Корделия.

Дым начинал окружать ее, она уже еле различала предметы. Единственным спасением было окно. Может быть, Джек понял это. Если Корделия хотела добраться до окна, ей пришлось бы встретиться с чудовищем, стоящим у нее на пути.

Кашляя от дыма, она сделала еще один шаг к нему. Нога зацепилась за что-то, и Корделия поглядела вниз. Это был железный стержень от сгоревшего швейного манекена. Немного тяжел для нее, но больше ничего подходящего не было.

Она подняла железяку и попробовала принять ту же самую боевую позицию, которую, как она видела, Баффи занимала тысячу раз. Только теперь Корделия сама была Истребительницей, борющейся с монстром. Она не закричит. Ни за что на свете.

- О моя храбрая красавица! - восхищенно сказал Прыгающий Джек. - Какую прекрасную пару мы составим!

Он бросился к ней. Корделия вскрикнула и качнула шест, но Джек был слишком далеко. Она качнула снова, захрипев от усилия. Широко раскрыв глаза, она увидела, что поразила его, сильно ударив в левое бедро.

- Ты… сука, - проговорил ошеломленный монстр и разинул пасть.

Корделия качнула шест снова.

Металлический стержень ударил Джека по лицу, его голова откинулась назад, он потерял равновесно,

Прыгающий Джек обернулся, зарычал и выпустил в нее пламя. В это время пол под ним провалился, и он исчез с диким криком. Огонь бил сквозь горящий пол подобно гейзеру. Испуганная Корделия зарыдала, все еще держась за свое оружие. Потом осторожно прошла через горящую комнату к окну, поднялась на подоконник и попробовала удержаться. Но она слишком устала, и держаться было почти не за что. Девушка поняла, что скоро упадет.

- Ксандр! - закричала она. - Ксандр, где ты, черт побери? Ты втянул меня в это, и ты должен помочь мне теперь. Ты же не умер, ведь правда?

- Вы, наверное, много еды так добываете, да? - спросил Ксандр, когда к нему через мгновение вернулось сознание.

Вампиры притащили его далеко в глубь разросшегося сада. Он лежал на земле и боролся с собой, чтобы не закричать, поскольку понял, что усмехающаяся белая штука, на которую он уставился, была человеческим черепом.

Теперь их стало больше, около дюжины, включая двух неприятных на вид согбенных существ, гораздо меньших по росту, чем остальные. Дети вампиров, подумал в ужасе Ксандр. Целое семейство.

- Давненько мы не ели свежей плоти, - пробормотал старый вампир с кровью на бороде. Он уже потирал руки.

- Я разочарую вас, - пообещал Ксандр. - Я просто так не сдамся.

Они схватили его за руки и за ноги, и самый старый вампир попытался первым укусить его. Ксандр желал бы, чтобы они сначала проломили ему череп, но ничто не предвещало такой удачи. Один из вампиров сказал:

- Это что, дым?

И внезапно пошел огненный дождь. Огромные деревянные доски падали вниз, взрываясь сверкающими гранатами над их головами. Вампиры, державшие Ксандра, закричали и отпустили его. Хотя он был истощен и ранен, но подпрыгнул и побежал со всех ног. Он посмел только один раз взглянуть назад через плечо, следя за огнем, полыхающим вслед убегающим вампирам. Нависающее крыло дома было в огне, и разрушенная секция уже падала во внутренний двор.

Если он ориентировался правильно, это было как раз то крыло дома, где ему и Корделии угрожал призрак… то, с окном, через которое он вывалился.

- Корди, - выдохнул Ксандр.

Спотыкаясь, он добежал до дверей и, схватившись за ручки, потянул изо всех сил. Они были заперты.

- Нет! - Ксандр ударил всем телом. - Корделия!

Он бился о двери снова и снова. И уже хотел оставить их, чтобы бежать к другим дверям, когда они вдруг открылись. Очень старый человек в черном свитере и брюках оливкового цвета стоял па пороге дома. Всклокоченный,, с одутловатым лицом, с черными кругами под глазами и густой седой щетиной на подбородке. Он выглядел ужасно. Возможно, еще хуже, чем Ксандр.

- Злодей, ты с Сыновьями? - сурово спросил он, затем согнулся пополам в приступе кашля, сотрясавшего все его тело. Пальцы старика были подобны палкам, на которых лабиринтом выпирали синие и фиолетовые вены.

- Злодей? Я? Вы выглядывали в сад в последнее время? - резко ответил Ксандр, толкая открытую дверь.

Мужчина отер рот. На его пальцах была кровь, но он не замечал, поскольку впился взглядом в Ксандра. Внезапно он расправил плечи и стал выглядеть на много моложе.

- Сын Энтропии, я тот, кого вы ищете. Я Жан-Марк Рене. Я - Привратник.

Баффи оказалась перед тремя огромными зверями, присевшими в дверном проеме. Двое мужчин и женщина полностью преобразились в черных пантер, смертельно опасных и хитрых. Их покрывала короткая черная бархатная шерсть, у них была мощная мускулатура животных из джунглей. Высокий мужчина стал огромным зверем, по спине его более жесткошерстного компаньона проходила серая полоса. Женщина была самой маленькой, но именно она опередила других, когда они ползли вперед, прижавшись к земле. Желтые глаза в упор смотрели на Баффи.

Все три огромных зверя, издавая низкое рычание, обнажили длинные, острые клыки. Женщина подпрыгнула в воздух, показывая дикие когти, способные оторвать руку одним-единственным движением. Инстинкт самосохранения велел Баффи держаться подальше от них, но она не знала, куда бежать в этом сумасшедшем доме. Животные прыгнули в дверной проем.

Не колеблясь ни секунды, Истребительница ударила женщину-пантеру ногой и отбросила ее в сторону. Потом она подпрыгнула и обрушилась всем своим весом на большого мужчину. Он повернулся к ней, яростно рыча, и низко присел, готовясь к прыжку.

Баффи изменила тактику битвы, она смотрела на пантер и рычала в ответ.

- Не знаю, можете ли вы понять меня, - сказала, - но если вы трое не оставите меня в покое, я убью вас всех.

Как, она понятия не имела. Она только надеялась, пантеры поверят ей. К сожалению, этого не произошло. Животное, на которое напала Истребительница, было ранено, хотя она и знала, что не сильно. Зверь холодно посмотрел на нее и попытался подняться. Двое других продолжали смотреть и рычать.

- Эй, я с вами говорю! - прокричала Баффи.

Бусинки пота собрались на ее висках, когда она вытянула кол из-за пояса. Истребительница, как ей и полагалось, не показывала своих страхов, но у нее не было другого оружия, и она прежде никогда не боролась с пантерами. С людьми-гиенами - да. Но не с настоящими дикими животными.

Она подняла кол, направила его на них и медленно сделала шаг навстречу. Потом другой. Большой мужчина зашипел на нее. Баффи сунула руку за пояс, достала другой кол и взяла в левую руку. Ее мозг отчаянно работал, составляя план на тот случай, если они нападут одновременно.

У нее не было времени.

Они бросились на нее будто по команде. Баффи почувствовала острое жало укуса, вызвавшее оцепенение, но не поняла, в каком месте ее пронзила эта боль. Голова девушки откинулась назад, и пантера с серой полосой ударила ее передней лапой в подбородок. Если бы она не была Истребительницей, животное, вероятно, сломало бы ей шею.

Баффи нанесла удар острием кола по лапе прежде, чем зверь отскочил. Он заревел от боли и наклонил голову, его пасть широко открылась, и он вновь кинулся на Баффи.

Она отклонилась влево, затем прыгнула и вытянула кол вперед, чтобы ударить зверя по голове. Момент был выбран удачно: острый конец попал в пасть пантеры, пронзив язык и внутреннюю часть горла. Животное неистово забилось в судорогах, но Баффи успела отскочить в сторону. Пантера отчаянно мотала огромной головой, издавая рев, сотрясавший стены. Однако Баффи знала, что через секунду она оправится и снова прыгнет на нее.

Женщина- зверь прыгнула, целясь прямо в голову Баффи. Истребительница пригнулась -животное пролетело над ее головой и ударилось о стену. Падая, пантера перевернулась, так чтобы приземлиться на лапы. Баффи успела подставить кол под ее живот - кровь хлынула струей, забрызгав лицо девушки. Животное рухнуло на пол.

Раненая пантера лежала вдоль коридора, отвернув от Баффи морду. Из раны на животе на ковер текла кровь. Оставшиеся звери приближались к Баффи.

Баффи попятилась. Неожиданно она наткнулась на что-то твердое, как камень. Ее пальцы метнулись назад и быстро обследовали предмет. Еще один барьер!

Быстро, но в то же время спокойно она начала шарить руками по барьеру, пытаясь найти замок, ручку двери - все равно что. Надо что-то делать…

Пока двое мужчин-зверей неторопливо готовить к атаке, женщина-пантера перевернулась на спину. Животное подняло голову: медленно исчезала черная бархатная шерсть, а рот женщины сжимался.

- Не вздумай бежать, - прохрипела она. Потом закашлялась и рухнула на ковер. Через секунду пантера полностыо превратилась в человека. Две другие пантеры запрокинули головы и завыли в унисон, а потом, впившись взглядом в Баффи, напряглись для прыжка.

Глаза Джайлса были залиты кровью, поэтому он почти ничего не видел. Отвратительные крошечные монстры, с черными, сучковатыми телами, щипали его длинными, как иглы, пальцами и острыми зубами, и запихивали частицы кожи в рот с такой жадностью, словно голодали столетия. Их животы росли и, наконец, многие монстры начали лопаться, извергая гнилую плоть, оставшуюся от предыдущих жертв.

Джайлс бил их, но монстров было слишком много. Пожалуй, проще было бы освободиться от роя ос.

Он сумел засунуть руки в карманы твидового пиджака - рука наткнулась на розовый кварц, который Палламэри дал ему в больнице.

Джайлс забыл о кварце. Может, камень проклят и разрушает все вокруг? Возможно, если избавиться от него, монстры исчезнут.

Собравшись с силами, Джайлс бросил кварц в толпу монстров. Воздух будто раскололся надвое. Вихрь синей энергии с треском поднялся в центре комнаты, сосредоточившись в круге. В нем открылся вход - Джайлс видел это ясно, - и черно-фиолетовый свет засиял внутри.

Монстров начало засасывать в черно-фиолетовый круг. С пронзительными воплями они беспомощно крутились в воздухе, цеплялись за одежду Джайлса, за волосы, уши и пальцы. И все же один за другим они исчезали. Розовый кварц исчез вместе с ними.

Через несколько секунд монстров не стало.

Джайлс пытался отдышаться. Значит, розовый кварц был защитным талисманом. Странно, что Палламэри дал ему камень. Возможно, тогда его хотели просто поймать, а не убить. Но почему убили других Хранителей? Превозмогая боль, Джайлс продвигался к дверному проему. Переступив через порог, он захлопнул дверь.

Здесь, по крайней мере, непосредственной опасности для жизни не было. И, как всегда, он сразу же подумал о Баффи.

- Я убила вашу подругу, - сказала Баффи двум пантерам, крадущимся к ней. - Вас я тоже убью, к мальчикам у меня нет снисхождения.

Пантера с серой полосой заревела и прыгнула. Баффи повернулась в воздухе и ударила наотмашь, попав прямо в челюсть. Зверь разгневался; он махнул левой лапой, потом правой, но Баффи отскочила в сторону, как профессиональный боксер.

Зверь, злобно рыча, кинулся на нее. Баффи успела отскочить, зубы пантеры щелкнули буквально в миллиметре от нее. Истребительница огляделась, пытаясь держать зверей в поле зрения.

- Баффи!

Это был Джайлс.

Она закричала;

- Я в коридоре! - и поняла, как это глупо: здесь, вероятно, миллионы коридоров…

- Лестница!

…и миллиарды лестниц…

- Пантеры!

…может, он нашел схему помещений?

Смущенный Джайлс стоял перед дверью, держась ручку.

Судя по звуку голоса Баффи, она там. А вдруг это уловка дома? Какие-то неверные наборы магических переменных - и потом придется пожалеть, что доверял им?

Если он откроет эту дверь, возможно, кто-то опять попробует убить его?

Джайлс поправил очки и расправил плечи. Если его смерть спасет Истребительницу, он с радостью умрет… Нелегко рисковать, зная, что все может закончиться твоей смертью.

- Джайлс!

Он открыл дверь.

Большая пантера наблюдала, как Баффи и пантера с серой полосой борются; она ждала, чтобы жертва утомилась.

У Баффи не было времени, чтобы вытереть кровь и пот с лица. По щекам ручьями текли слезы отчаяния. С одной пантерой Истребительница справилась бы. Но их две. Значит, рано или поздно Баффи умрет.

Позади красивой двери вишневого дерева была другая красивая дверь вишневого дерева.

Джайлсу они напомнили об американских играх, где правильный выбор дверей обеспечивает игроку приз. Это было также похоже на приключения Алисы в Стране Чудес. Он открыл дверь номер два. Забрызганная Кровью Баффи боролась с огромным черным котом джунглей.

Джайлс пробормотал:

- О боже…

Переступив порог, он потащил ее, схватив за рубашку.

- Баффи, это я, - сказал он, когда она обернулась к нему, готовая защищаться.

Не говоря ни слова, она выбежала из комнаты и захлопнула дверь в тот момент, когда огромный кот бросился на нее. Дверь задрожала и слегка прогнулась. Потом все стихло.

- Спасибо, что зашли, - с трудом проговорила Баффи, не потеряв чувства юмора.

- Ты не… ранена? - спросил Джайлс испуганно.

- Что? О… - Она осмотрела себя: вся в крови, над коленом зияющая рана. Укус пантеры.

- Все хорошо, что хорошо кончается.

Рана саднила.

Джайлс принюхался:

- Ты чувствуешь дым?

- Что-то горит, - сказала Баффи встревожено. - Надо найти Ксандра и Корделию.

Она двинулась вперед, затем остановилась и, нахмурившись, поглядела на Джайлса.

- Где мы?

Он покачал головой:

- Не имею понятия.

- Что же делать?

Он задумался.

- Кажется, наше присутствие немного упорядочило Гейтхаус.

- Но только немного, -сказала Баффи.

- Да. Только немного.

- Угу. - Она расправила плечи. - Я так и думала.

- Этот дом стремится к Хаосу.

- Пойдем.

- Баффи, - Джайлс вздохнул, - я знаю, ты пытаешься восстановить равновесие, как и я. - Он моргнул. - Возможно, так и должно быть. Знаешь, когда я убежал в Лондон, пытаясь изменить собственную судьбу, мы довольно многого добились путем медитации. Ты когда-либо слышала о трансцендентальной медитаций?

Она решительно кивнула.

- Это такая игра в «Бронзе».

Джайлс усмехнулся:

- Мне нравится твое чувство юмора, Баффи. Но иногда оно совершенно не к месту.

- Не стоит грузить меня лишней информацией. Ладно, что там с вашей трансовой дентальной медитацией, а?

Куратор поправил очки.

- Думаю, мы должны установить в своих умах ощущение мира и спокойствия, как будто мы находимся в центре порядка и гармонии. Возможно, на некоторое время это воздействует на дом, и мы сможем найти Ксандра и Корделию.

- И потушить пожар, - быстро добавила Баффи.

- И найти Привратника.

- Который сможет и сам потушить пожар.

- Ты готова? - спросил Джайлс, прикрывая глаза - Закрой глаза, сосредоточься и глубоко дыши, прислушиваясь к себе.

Он нахмурился.

- Ты дышишь ужасно тяжело, Баффи.

Она устало улыбнулась.

- Виной этому дом, Джайлс.

- О, дорогая. - Он выглядел взволнованным.

Баффи погладила его руку окровавленной ладонью.

- Ничего, мы наведем здесь порядок.

- Хорошо. Закрой глаза.

Глава 14

Ива, в пушистом полосатом свитере и желтом вельветовом комбинезоне, который она надевала в школу, подошла к Ангелу, стоявшему недалеко от ее дома. На нем была черная водолазка и плащ.

- Извини, я опоздала, - сказала девушка. - Отец опять захотел поговорить о моем будущем. Меня же больше интересует, есть ли у меня вообще это самое будущее.

- Я терпеть не мог нравоучения отца, когда был мальчишкой. А он не любил моих друзей, - сказал Ангел. - Наверное, потому, что большинство из них были пьяными мужланами, проматывающими свое наследство. Думаю, он был прав.

- Да уж, а Оз унаследовал от своего кузена облик оборотня, что и проявляется три раза в месяц, - сказала Ива. - Кроме того, он музыкант, которого можно назвать мужланом. Но он не пьет.

Фонарик погас, Ива шла в темноте рядом с Ангелом, едва различимым во тьме. Странно, что она с ним осталась в городе. Иву не покидало чувство, что она замещает здесь Баффи.

Ей не нравилось это ощущение. Но так как друзья разъехались, оставив их с Ангелом одних в Саннидейле, она решила тоже действовать.

Они присели у зарослей толокнянки. Ангел, наклонив голову, внимательно прислушивался. В желтом лунном свете его лицо выглядело особенно бледным, а глаза просто черными.

Ангел коснулся ее руки и указал на пустынное здание, за которым они наблюдали. Они находились на территории, прилегающей к разрушенному дому братства Каппы Зэты Дельты, где Баффи и Корделия чуть не стали жертвами богу Рептилии, обитавшему в подвале. Когда Баффи убила это божество, братство распалось; большинство членов попали в тюрьму, другие покончили жизнь самоубийством или были убиты.

Все случилось после работы Истребительницы, подумала Ива.

Никто не захотел жить в этом доме, и он начал потихоньку разрушаться, потом кто-то его поджег. Теперь руины возвышались над окрестностями, освещаемые полной луны. Место это славилось бесчисленными историями о призраках. Джайлс добросовестно собирал их, перепроверяя по разным источникам.

- Клянусь, там что-то есть, - сказал Ангел. - Какой-то шум, слышишь?

- Может, это просто бездомные или… - Ива взглянула на Ангела с надеждой, а затем вздохнула. - Хорошо, это огромное голодное животное. Но я могу побыть немного оптимисткой, а?

В мрачных руинах что-то промелькнуло. Ива и Ангел насторожились. Может, качнулась ветка дерева или пробежал енот?

Но Ангел уже был в полной готовности. Ива немного приподнялась, чтобы лучше видеть. Мысленно она проговорила заклинание, которое недавно разучила. Это было новое заклинание, и оно должно сработать быстрее. Для полной безопасности Ива вытащила из-за пояса и держала наготове кол. Ангел одобряюще кивнул, мрачно улыбнувшись, и вытянул такой же кол из внутреннего кармана пиджака.

Внезапно раздался шум, затем пронзительный крик. Потом тишина.

Ангел сказал:

- Пойдем. Только тихо.

Как и было решено, Ива повернула налево, а Ангел направо. Укрываясь в кустарнике, они приблизились к дому с двух сторон.

Ангел, прячась в тени деревьев, направился к разрушенному зданию, дошел до сгнившего подъезда. На месте парадной двери зияла дыра. Он, осторожно нащупывая ногами пол, вошел в помещение. Ива поспешила за ним, и они вместе вошли в гостиную. Одна стена полностью отсутствовала: теперь ее заменяли ветви деревьев, обвитые виноградными лозами, и кустарник. Лучшего места, чтобы спрятаться, не придумаешь.

.Стараясь держаться спиной друг к другу, они обыскали комнату. Из-под ног в воздух поднималась пыль и зола. Ива с трудом сдерживала кашель. Через некоторое время она спросила:

- Что-нибудь нашел?

- Нет.

Они посмотрели друг на друга. Ангел был в полном обличье вампира: его глаза светились золотистым огнем, рот был искривлен.

- Хорошо, но кто-то же кричал.

Ангел кивнул и пошел в северо-западном направлении. Пробравшись через развалины, он остановился около сломанного мягкого стула, наклонился и сказал:

- Это был енот.

- Был?

Он кивнул.

- Да. И очень большой.

- Можно взглянуть?

- Нет. Я потом приготовлю его на обед.

Ангел поднялся.

Ива щелкнула фонариком.

- Тот, кто убил енота, уже знает, что мы здесь, - сказала она. - А с фонариком мы хотя бы будем видеть, куда идем.

Она осветила лестницу, ведущую в спальни. Лестница немного сохранилась - сгнили только несколько ступенек и перила.

Громкий звук из подвала заставил их замереть. Они переглянулись и направились к дверям, ведущим в подвал. Лестница была каменная, поэтому прочная. Ангел побежал, вниз. Ива тащилась позади. Пол подвала был завален рухлядью, сильно пахло гнилью.

Кто- то зарычал:

- Мертвые, вперед.

- Вот оно, - воскликнула Ива, выхватывая фигуру лучом фонаря. Существо напоминало присевшего человека. Казалось, он сидит лицом к ним, правда, голова его была в тени. Ива медленно подходила к нему, держа перед собой кол, Ангел прикрывал ее.

Подняв руки, Ива запела заклинание. Они подошли к существу почти вплотную, и тут оно подпрыгнуло и закружилось в воздухе, направляясь к Ангелу. Рот чудовища был заполнен клыками, глаза на раздутом красном лице пылали зеленым огнем, вызывая отвращение. Голова была неестественно вывернута, как будто шея сломана; повсюду распространялся запах уксуса. Зубы засветились, когда монстр подлетел к Ангелу. Тот с ревом кинулся вперед. Монстр уклонился и прыгнул на разрушенную стену, за которой были покои бога Рептилии. Затем подпрыгнул снова, взлетая в воздух, зубы лязгнули.

- Это что, вампир? - спросила Ива, не сводя глаз с монстра.

- Почти, но не совсем вампир. - Это пеннанглан, - ответил Ангел. - Не знал, что они водятся за пределами Малайзии. Он высасывает спинной мозг…

Монстр летел на них, и Ангел с Ивой отскочили в разные стороны.

- Что он здесь делает? - спросила она.

- Ищет десерт.

Ива пропела заклинание еще громче и подняла кол перед собой.

- Кол сработает? - спросила она.

- Его надо поразить в голову, - ответил Ангел.

- Не хочется подходить к нему близко.

Ива снова запела заклинание, хотя оно, похоже, не имело большого эффекта

Существо напало на Ангела. Тот наклонился. Пеннанглан проплыл над головой вампира, срикошетив от противоположной стены. Ива огляделась. Цепи, которыми члены братства связывали своих жертв, все еще свисали с каменных стен, высеченных в скале. Она подбежала, схватила цепь, уперлась ботинком в стену и изо всех сил потянула.

На удивление легко цепь вышла из стены, и Ива кувыркнулась назад, упав на спину. На мгновение у нее перехватило дух.

- Ива! - закричал Ангел.

Пеннанглан взлетел прямо над ней. Существо было отвратительно. Собрав силы, девушка замахнулась цепью, как кнутом. Когда существо подлетело к ней, она принялась размахивать цепью. Удар достиг цели - звенья обернулись вокруг шеи монстра.

Ива потянула цепь.

Голова оторвалась очень легко, с отвратительным хлюпающим звуком сломанного позвоночника. Тело пеннанглана рухнуло на пол, но истекающая слюнями голова с остатками позвоночника продолжала летать, снова и снова нападая на нее.

- Ангел! - закричала Ива. - Что это за штука?

- Я же сказал, - крикнул Ангел. - Ему не нужно тело. Когда охотится, он отбрасывает его. Надо уничтожить голову.

Говоря так, Ангел приближался к голове монстра, на шее которого все еще моталась цепь. Приготовившись к атаке, пеннанглан натянул цепь подобно собаке, проверяющей дозволенные ей пределы. Иву затошнило от омерзения.

Монстр накинулся на Ангела, злобно скрежеща зубами и двигаясь так стремительно, что Ива чуть не пропустила его. Ангел поднял кол и ударил прямо в лоб. Пеннанглан замертво упал на пол.

Только теперь Иве стало по-настоящему страшно. Ангел подошел к ней и положил руку на плечо.

- Баффи будет тобой гордиться, - сказал он.

- Теперь он точно мертв? - спросила Ива, все еще со страхом глядя на существо.

- Надо сжечь его, - ответил ангел. - Лучше перестраховаться.

Так они с сделали. Вонища была ужасная.

ГЛАВА 15

Корделия крепко держалась за дымоход, слезы текли, оставляя дорожки на грязном от копоти лице. Самый верхний этаж дома пылал. Языки пламени вырвались из оконных проемов, огонь уже съел часть крыши. Черный дым застилал глаза. Огонь полз по внешней стороне дома к крыше второго этажа, где и находилась Корделия. Он медленно подбирался к девушке, как будто охотился на нее, - как будто рассчитывал на что-то. Расчет хищника.

Огонь надвигался. Корделия попробовала кричать, но, только закашлялась в дыму и зарыдала.

Баффи и Джайлс мысленно образовали своего да круг. Они отрешились от своих чувств - опасений, гнева - отдалились от Хаоса, дома и сосредоточь на упорядоченности своего внутреннего мира. Баффи подозревала, что Джайлс мысленно копается в карточках каталога библиотеки. Сама же она представляла, как убирает свою комнату, это она делала, когда была еще маленькой девочкой.

Всему свое место, любила говорить ее мама. И вот она сосредоточилась на этом, мысленно убирала в шкафу, сворачивала белье для прачечной, заправляла постель.

- Баффи.

Голос Джайлса звучал тихо, как будто он только что пробудился от долгого сна. Она открыла глаза и увидела Куратора, пристально смотрящего вверх. Но случилось нечто очень странное. Они были уже не в коридоре.

- Что… Мы снова куда-нибудь переместились? - спросила она недоверчиво. - Я думала, что все окружающее просто изменится к лучшему.

- Ты неправильно истолковываешь, - ответил Джайлс. - Мы никуда не перемещались. Скорее, это дом изменился. Полагаю, все изменилось к лучшему. Разве ты не чувствуешь это, Баффи?

Удивительно, но она почувствовала это. Баффи осмотрелась. Они находились в теплой уютной спальне с кирпичным камином в углу, стульями с высокими спинками и кроватью под балдахином. Баффи поняла, что так и должно было быть. Из окна она увидела большой внутренний двор, заросший диким садом. В центре тихо журчал фонтан.

Дом был еще больше, чем они думали. Он занимал огромную площадь, опоясывая внутренний двор. Первые два этажа были несколько шире, чем верхние, и когда Баффи посмотрела вниз, она увидела блестящую крышу более низкой части дома.

И никакого волшебства.

Справа из окна вырвались языки пламени, клубами валил черный дым. Крыло дома горело. Нужно срочно найти Ксандра и Корделию.

Баффи уже собиралась идти, как вдруг услышала крик. Она присмотрелась и за дымоходом, на крыше, охваченной огнем, увидела Корделию.

- Неизвестно, как долго будет продолжаться это затишье, - начал Джайлс.

Но Баффи, пробежав мимо него, бросилась к двери, открыла ее и вылетела в коридор. Он освещался лампами, которые, вероятно, когда-то были керосиновыми, но теперь в них горели обыкновенные лампочки. На стенах висели картины, в основном портреты и европейские городские пейзажи. Деревянный пол был покрыт ковровой дорожкой с восточными мотивами.

Только теперь Баффи смогла представить себе, что здесь кто-то живет. Что останется от дома, когда сюда дойдет огонь?

Джайлс с трудом поспевал за Истребительницей. Баффи направилась к лестнице, чтобы найти кратчайший путь. Иначе они не успеют, и Корделия сгорит заживо.

Ксандр оказался в какой-то комнате со старинной обстановкой. Он с облегчением захлопнул за собой дверь. Похоже вампиры и не собирались гнаться за ним - они попросту исчезли.

- Слушайте, - обратился он к неряшливо одетому старику, стоящему перед ним, - очевидно, вы ожидали кого-то не очень приятного. Я совсем не тот. Если вы Привратник, то мы действительно ищем вас, но только потому, что Джайлс, наш Куратор, думает, что здесь, так сказать, утечка Хаоса. Я уже побывал в вашем доме, приятель. Джайлс прав. Ваша магия должна быть изменена.

На морщинистом лице Привратника отразилось подозрение. Белые брови старика сошлись на переносице, а глаза сузились до щелочек.

- Вы не один из Сыновей Энтропии? - спросил он. Его голос звучал, как сухая терка.

- Они, конечно, очень сожалеют об этом, но я сын Гарриса из Саннидейла в Калифорнии, - ответил Ксандр. - Кстати, к вашему сведению, у вас в доме пожар.

Когда Ксандр произнес это, Жан-Марк Рене, Привратник, задрожал. Его голова склонилась на бок, глаза закатились, веки затрепетали, и он свалился на пол с глубоким вздохом.

- Что я такого сказал? - воскликнул Ксандр, становясь на колени рядом со стариком.

Губы Рене зашевелились, и Ксандр наклонился поближе, чтобы расслышать. Привратник прошептал одно слово:

- Котел.

Ксандр не успел попросить у него разъяснений, - крик ужаса нарушил тишину. Он узнал этот голос.

- Корди! - закричал он. Через дверное стекло он увидел ее на краю горящей кровли второго этажа Гейтхауса.

- О боже! - прошептал Ксандр.

Он быстро повернулся и помчался к дверному проему, ведущему в просторный холл. Подбегая к сводчатому проходу, он почувствовал, что кто-то преградил ему дорогу. Ксандр попробовал остановиться, но не смог. Он несся прямо на старуху, но, к своему удивлению, проскочил сквозь нее.

Неожиданно страшный холод буквально сковал Ксандра. Он с трудом устоял на ногах; глубоко вдохнул несколько раз, пытаясь согреться. Надо было ударить старуху в бок, подумал он. Как мог…

- Помоги ему.

- Аааааааа! - закричал Ксандр и отпрянул, когда призрак вновь возник перед ним. - У меня нет времени, - пробормотал Ксандр, в ужасе уставившись на старуху. - Давайте поговорим позже, хорошо?

Он попятился и, обернувшись, убедился, что там широкая лестница, ведущая на первый этаж.

- Другие уже в пути, они помогут Корделии, - прошептал призрак.

Ксандр остановился, внимательно рассматривая тень старухи. Кажется, он видел ее на портрете где-то в этом сумасшедшем доме. На портрете она была изображена в полный рост. И, конечно, у нее были ноги.

А у призрака на месте ног не было ничего, кроме странного тумана чуть ниже колен. Она парила в прихожей и смотрела на Ксандра очень серьезно, как сердитая бабушка.

- Это вы были в том инвалидном кресле? - спросил он, нахмурившись. - Не хотелось бы, чтобы вас оказалось двое.

- Вы не сможете спасти ее, вы опоздаете, - прошелестел призрак. - Даже ваши друзья не придут к ней вовремя. Единственный способ спасти ее - спасти его.

- Его? - спросил Ксандр. - Этого старичка?

- Он мой сын, - прошептала старуха-призрак. - Только он может управлять домом. Только он может спасти ваших друзей. Но вы должны отнести его к Котлу.

Ксандр прикусил губу, уставившись на призрак и кивая головой, как если бы был в «Бронзе» и слушал хорошую группу. Он почувствовал прилив, энергии и одновременно беспокойство. Как поступить?

Ну ладно, она призрак, думал Ксандр. Можно ли ей доверять?.

Испуганный внутренний голос подсказывал Ксандру, что старуха права в одном. Добежать до Корделии вовремя через лабиринт дома практически невозможно. Разве есть у него выбор? Бегом он вернулся в комнату и стал на колени рядом с лежавшим Привратником. Не тратя времени впустую, Ксандр легко поднял Рене.

Он повернулся, чтобы посмотреть на призрак, который мерцал теперь, переходя из состояния существования в небытие.

- Где Котел?

Призрак, казалось, улыбнулся, потом на лице старухи снова отразилось беспокойство о Привратнике, ее сыне, если она говорила правду. Стены вокруг пришли в движение. Пространство мерцало. Привратник стонал. Ксандр никогда не ладил с математикой, но мог сложить два и два. Все стало понятно: старик охранял это место, соблюдал порядок. Поскольку он ослаб, действительность почувствовала себя свободнее и пошла на перерыв попить кофейку, который оказался плохим. Если все вокруг станет неустойчивым, Ксандр никогда не найдет путь к Корделии.

Призрак, словно прочитав его мысли, прошептал:

- Закрой глаза, дорогой мальчик. Они будут лгать тебе. Мои слова и мой голос поведут тебя.

Комната начала вращаться. Ксандр вздохнул, вытаращил глаза, а затем закрыл их.

- Почему я чувствую, что пожалею об этом? - громко спросил он.

Призрак не ответил.

- Быстрее, - прошептала старуха. - Двадцать шагов вперед, затем налево и вниз по лестнице. Я предупрежу тебя, когда мы доберемся.

- Да, если вы не большая шутница. Я видел падение Чарли Брауна из-за Люси, шутившей слишком много раз, леди.

Призрак молчал. Ксандр пошел вперед, крепко закрыв глаза. Ему показалось, он слышал, как Корделия крикнула еще раз.

Джайлс с грохотом несся вниз по ступенькам на площадку третьего этажа. Он крепко держался за перила и просто перепрыгнул последние ступеньки, чтобы успеть. Баффи двигалась быстрее: она просто спрыгнула с первой ступеньки четвертого этажа на лестничный пролет между четвертым и третьим. Потом сделала то же самое, переходя на третий этаж, рассердилась, подвернув ногу, и была внизу, в прихожей, прежде чем Джайлс миновал пролет между этажами.

Вот Джайлс уже повернул направо и побежал через прихожую. Огни на стенах начали мерцать. Все слегка колебалось, как если бы реальность не была устойчивой, затем все выправилось. Но нельзя было сказать, надолго ли.

Огонь мало повредил прихожую. Баффи остановилась в коридоре и наклонилась, чтобы посмотреть в окно.

- Баффи? - окликнул Джайлс.

О боже! - В ее голосе прозвучала тревога.

- Пожар, должно быть, уже сжег дом с внешней стороны, возможно, и верхний этаж… - Джайлс замолчал, когда увидел, что дым просочился сквозь расщелины деревянного потолка.

Баффи не заметила этого. Она смотрела в окно. Джайлс нагнулся, чтобы тоже выглянуть.

На кровле крыла дома, выдававшейся во внутренний двор, висела Корделия, зацепившись за кирпич дымохода, защищавшего ее от огня. Она пыталась погасить пламя вокруг себя, но у нее ничего не получалось. Джайлс не мог понять, почему бедняжка не прыгнула с крыши в сад.

Огонь приближался. Крыша пылала, облицовка дома должна была тоже скоро загореться. Дым пополз в коридор.

- Это невозможно, Баффи, - проговорил он с тревогой в голосе. - Здесь даже огонь горит неестественно, ведь обычно пламя не загорается выборочно.

- Вы правы, - ответила Истребительница.

Она повернулась, сорвала со стены большой портрет в тяжелой деревянной раме, разбила им окно и выглянула.

- Баффи, нет! - закричал Джайлс, но было уже слишком поздно.

Окно разбилось, и кислород ворвался в прихожую, втягивая вместе с воздухом пламя. Огонь взревел в коридоре, но Баффи успела отскочить. Пожар стрелял языками пламени, которые, казалось, впивались в деревянный потолок коридора. Послышался треск разгоревшейся древесины, и потолок обрушился в зал, неся с собой пылающую мебель с верхнего этажа. Две части огня соединились подобно влюбленным, бывшим слишком долго в разлуке. Огонь разгорался в зале.

Снаружи слышались отчаянный крик и сдавленные рыдания Корделии.

Джайлс сорвал с себя пиджак. Огонь нашел вход. Надо попробовать дать ему выход. Джайлс обернул пиджак вокруг кулака и ударил в ближайшее окно, Баффи помогла ему. Окно разбилось, и Истребительница ногой выбила оставшуюся часть стекла. Окно в конце зала было далеко от горящей кровли, но ничего устойчивого под ногами не было. Все могло обвалиться в любую секунду, пламя распространялось снаружи так же быстро, как и внутри.

- Туда не дойти! - сказал Джайлс и повернулся к окну. - Корделия! Мы здесь! Ты должна добраться до этого окна, или тебе придется прыгать!

Она только закричала еще громче. Баффи перебросила ногу через край оконной рамы.

- Туда не дойти! - повторил Джайлс, на сей раз лее серьезно и сжал рукой ее плечо.

Баффи вздрогнула, взглянула на Куратора и печально наклонила голову.

- Разве не для этого я здесь, Джайлс? Разве не это мы должны делать? Мы, Истребители. Моя мама хотела, чтобы я выросла и сделала что-нибудь достойное в своей жизни, и ты хочешь, чтобы я рисковала своей жизнью, чтобы спасти мир. Нельзя угодить всем, правильно?

Джайлс почувствовал боль в животе, но не от дыма.

- Баффи! - воскликнул он, ошеломленный. - Как можешь… Ты знаешь, что это убило бы меня… если что-нибудь случилось…

Она схватила его за руку, чтобы остановить.

- Это судьба, Джайлс. Я знаю. Кто-то умирает и зовет на помощь. Может, я и не хочу так поступать, но я должна.

Сказав это, она скользнула через окно и стала осторожно пробираться по кровле к Корделии.

- Баффи? О господи, спасибо! Что нам делать? - закричала Корделия.

Джайлс видел, как Баффи уже открыла рот, чтобы ответить. Она была всего в двадцати футах от Корделии, как вдруг с громким треском в кровле образовалось сразу несколько трещин. Там, где был огонь, крыша стала рушиться.

Дымоход, за который цеплялась Корделия, наклонился к дому и начал обваливаться в расширяющийся круг пламени и обугленной древесины.

Он немного начал привыкать к ходьбе с закрытыми глазами. Ксандр вспомнил игру в Марко Поло (прятки с закрытыми глазами) - они играли с Ивой, когда были детьми. Именно тогда она получила небольшой шрам под подбородком. Они играли в эту игру, когда мать Ивы попросила ее сходить за почтой, и она пошла… с закрытыми глазами. Споткнувшись обо что-то в гараже, Ива упала и сильно ушиблась. Шла кровь.

А Ксандр всегда врезался в Иву во время этой игры.

Призрак шептал ему в ухо, куда идти. Ксандр чувствовал холод присутствия старой леди. Он прошел но коридорам, затем вниз по лестнице, ведущей, скорее всего, в подвал. Он ударился головой о косяк двери только однажды, дважды стукнулся пальцами правой ноги так, что почувствовал боль даже через ботинок, и с недвижимым Привратником на руках свалился на что-то, громко загремевшее.

Но он все сделал.

- Открой глаза, - прошептал призрак. Ксандр открыл. Страшная комната… Большая спальня, кровать под балдахином, старинный письменный стол и серебряное зеркало в человеческий рост. Через окна виден сад во внутреннем дворе и часть дома с другой стороны, объятая пожаром.

- Но мы спустились… - начал Ксандр.

- Все в этом доме не является тем, чем кажется, - прошептал призрак. - Если только мой Жан-Марк не пожелает этого.

Ксандр увидел движение на горящей крыше, за дымоходом. Корделия была еще жива. Больше ничего не имело значения.

Он осмотрелся. На стене висело длинное копье и несколько картин. Стояли полки с замысловато вырезанными коробочками, которые напоминали головоломки, статуэтками и кристаллами, тут же было нечто, напоминающее скипетр.

- Хорошо, где…

Он хотел сказать «Котел», но прежде чем договорил, увидел огромный черный железный горшок в самом темном углу комнаты, вдалеке от двери и окна. Сосуд был наполнен какой-то жидкостью, от которой почему-то шел пар.

- Опусти его в Котел, - потребовал призрак. - Ну, давай же!

Она уже не шептала.

В другое время Ксандр, возможно, и отпустил бы какую-нибудь шуточку. Уж как-то ему было не по себе.

Он, конечно, сомневался в том, что стоит выполнять приказ. Но времени на размышления не было.

Он подошел к Котлу и осторожно положил Привратника в воду. Жан-Марк Рене скользнул в железный горшок, его голова ушла под воду, и пузыри воздуха появились па поверхности. Ксандр хотел вытащить его.

- Остановись! - крикнул призрак.

- Он тонет! - ответил Ксандр. - Он умрет!

- Нет. Он будет жить!

Корделия даже не слышала, как Баффи позвала ее. Она ничего не слышала, она только пронзительно кричала. Дымоход под ней обрушился, и она пожалела, что не нашла в себе храбрости спрыгнуть во внутренний двор.

Когда Корделия свалилась вниз на кирпичи и оказалась в окружении сверкающих языков огня, горькая мысль мелькнула в ее сознании: мать была бы разочарована, если бы Корделия умерла, сгорев. Ведь в таком случае пришлось бы хоронить в закрытом гробу и не имело бы значения, как одет труп.

Огонь лизнул ее тело - Корделия закричала.

Потом все исчезло.

Больно ударившись, Корделия упала на персидский ковер перед камином, в красиво обставленной комнате, скорее всего, в библиотеке. Несмотря на боль, она села и осмотрелась.

- Я… Я не… как это могло случиться…

Она засмеялась. Именно такой увидели Корделию Джайлс и Баффи, сбежав вниз по лестнице и ворвавшись и комнату.

- Корделия! - удивленно воскликнул Куратор.

- Джайлс, как это случилось? - спросила Баффи. - Ведь был пожар. Мы чувствовали это. Он полностью…

- Да, был, - согласился Джайлс. - Я тоже ничего не понимаю.

- Это чудо, - сказала Корделия, и ее глазах еще трепыхался страх. - Или просто магия.

Баффи и Джайлс помогли ей встать. Они стояли спиной к двери, поэтому неожиданно прозвучавший голос заставил их взвизгнуть:

- Прошу не путать. Это была совсем не «просто магия».

Все трое обернулись. В дверном проеме стоял красивый мужчина со строгими чертами лица и седыми волосами. Баффи предположила, что ему чуть больше пятидесяти, но он выглядел молодо и был очень энергичен. Оливковые брюки и черный свитер только подчеркивали его приятную внешность.

- Хотя вы появились неожиданно, - сказал мужчина, - я очень рад вас видеть. По правде говоря, если бы не вы, Гейтхаус все еще находился бы в Хаосе, а я был бы мертв.

Джайлс откашлялся.

- Спасибо. Позвольте мне представиться для начала, - сказал он. - Мое имя - Руперт Джайлс.

- Да-да, вы Куратор, - произнес мужчина, потом перевел взгляд на Баффи, и его взгляд смягчился. - А вы, должно быть, Истребительница. Примите мою благодарность и мое самое глубокое уважение. Я Жан-Марк Рене, Привратник.

- Вы не очень-то хорошо выполняете свою работу, не так ли? - сердито сказала Корделия. - Весь город наполнен чудовищами, которые убежали из вашего зоопарка, а что касается этого места, то сумасшедшие просто отдыхают…

Привратник только улыбнулся в ответ.

- А вы, должно быть, Корделия. Моя мать и ваш друг Ксандр много рассказывали о вас.

- Ксандр? - спросила Корделия, оглядываясь. Баффи тоже заинтересовалась местонахождением Ксандра, но упоминание о матери Привратника заинтриговало ее. Скоро им предстоит увидеть кого-то еще в… Баффи моргнула. Позади мужчины в прихожей легко парила призрачная женщина. Потом она исчезла, а в дверях показался Ксандр.

Корделия выдохнула его имя и бросилась к нему. Он обнял ее и поцеловал в макушку. Потом Корделия отстранилась и сильно ударила его кулаком в грудь. Глаза Ксандра округлились.

- Как ты мог бросить меня одну на том чердаке? - негодовала она. - Господи, я не знаю, почему терплю тебя!

- Корделия, я выпал из окна, - резко сказал Ксандр. - Меня почти съели вампиры! И мы все были бы мертвы, если бы этот парень не принял ванну!

Все уставились на него. Ксандр пожал плечами.

- Это длинная история, - сказал он. - Спросим старую леди-призрака.

- Хмм, - вмешался Привратник. - Хорошо, что вы упомянули вампиров в саду. Пожалуйста, извините меня, мне нужно о них позаботиться. А то это действительно… «сумасшедшие отдыхают».

При этих словах он ехидно улыбнулся Корделии. Потом Привратник поднял руку, и она начала пылать темным зеленым светом.

Быстро потрескивающий зеленый свет окутывал тело Привратника. Он поднял другую руку и протянул обе ладони перед собой. Потом вытащил что-то невидимое для остальных. В Гейтхаусе захлопали двери, потом загрохотал сам дом.

Скоро все стихло.

Баффи с удивлением осмотрелась вокруг и повернулась к Привратнику.

- Они вернулись в свои комнаты, - объяснил Привратник. - Хотя я понятия не имею, как долго смогу продержать их там. Мне придется погружаться в Котел с отрубями по крайней мере раз в день, просто чтобы остаться живым и продолжать следить за порядком.

Джайлс пробормотал что-то, посмотрел на Рене и спросил:

- Благословенный Котел с отрубями?

- Он самый, - согласился Привратник.

- Замечательно! - сказала с улыбкой Баффи. - Ваша жизнь вернулась в свое русло. Теперь вы можете помочь нам в нашем городе. В последнее время все стало немного более…

Взглянув на Привратника, Баффи замолчала. Глаза мужчины потеряли свой блеск, исчезла упругость кожи… Как будто он старел па глазах.

- Месье Рене? - позвал Джайлс.

- Мне нужно отдохнуть, - быстро ответил Привратник. - Поговорим утром. Вы прибыли ко мне за ответами и помощью. Раньше я мог бы вам это дать. Теперь, боюсь, должен буду просить помощи у вас. Но это подождет. Моя мать проследит, чтобы у вас были комнаты, - тихо закончил Жан-Марк Рене.

Из комнаты выходил человек, постаревший больше чем на десятилетие. Но дом был спокоен.

- В чем дело? - спросила Баффи.

- Возможно, магия истощает его способность сохранять молодость, - предположил Джайлс.

- Я знаю точно, что это будет и моей проблемой, - печально сказала Корделия. - Это вопрос времени.

- Прекрасно, - сказала Баффи. - Но что относительно его «матери»? Кто-нибудь видел, как она тут блуждает?

- Да, я встретил мамочку Привратника, - сказал Ксандр, кивая с очевидным удовольствием. - Вам, ребята, она понравится.

Еще только светало, а Микаэла Томази уже проснулась и сидела, свесив ноги с кровати и протирая зудящие, отекшие Глаза. Сон не баловал ее ночью, дразнил своей близостью, слегка касался и затем отступал. Ночь была теплая и влажная, легкий ветер, влетавший в открытое окно, не приносил прохладу.

Однако не здешний климат мешал ей заснуть, а раздавшийся крик. Микаэла взяла шелковую одежду цвета лаванды с края кровати, удивилась, что не скинула ее в течение ночи, и надела, туго затянув пояс вокруг талии. Она выглянула из окна. Земля вокруг виллы заросла сорняками. Слишком долго ею не занимались. Вдалеке виднелись купола и шпили Флоренции, жемчужины Италии, и ей захотелось прогуляться по этим улицам еще раз.

Но нет, Сыновья Энтропии не позволили бы ей уйти. Не сейчас… После доклада Мэтта Палламэри, когда он вернулся из Нью-Йорка, ей не доверяли.

Маленький подлец. Если бы он добился своего, думала Микаэла, она была бы уже мертва. Ей дали отсрочку лишь потому, что Маэстро любил ее. Он лично взял ее под свою опеку, когда она, будучи еще ребенком, осиротела. Благодаря его стараниям ее приняло семейство, связанное с Советом Хранителей. Все соответствовало великому плану Маэстро, и она должна была стать Хранителем.

Теперь, когда она выполнила свою роль, ее увезли домой, во Флоренцию, где жил человек, которого она считала отцом. Конечно, он им не был, и, учитывая его возраст, она вообще сомневалась, что кто-то из его детей жив. Но для нее он был больше, чем Маэстро. Он был Отцом.

Однако взгляд ребенка отличается от взгляда взрослой женщины. С тех пор как она вернулась при таких необычных обстоятельствах, ей все виделось в другом свете. Совет Хранителей многому научил ее. Она уважала традиции и с трепетом относилась к ним. Для нее это имело огромное значение. Конечно, ее долг перед Маэстро был превыше всего остального. По крайней мере, она так думала, пока не встретила Руперта Джайлса.

Это вовсе не означало, что она полюбила его. Нет. Хотя она, конечно, увлеклась им на какое-то время, а он был привлекателен, без сомнения. Очаровательные глаза, гордый подбородок, мужественные черты лица, а его ум… Он был человеком необыкновенного интеллекта и храбрости.

Микаэла еще не любила Куратора. Но она не хотела, чтобы он пострадал. Все, о чем рассказывал ей Отец, само существование Сыновей Энтропии было для нес теперь под вопросом. Совет Хранителей стремился сохранить порядок в мире, а Сыновья Энтропии жили только одной целью - разрушить созданный порядок, кирпичик за кирпичиком.

Вспомнив об этом, Микаэла зарыдала, закрыв рот руками, чтобы ее рыдания не были слышны. Каменные стены древней виллы были плохой защитой от тех, кто подслушивает и доносит.

Ноги замерзли на холодном камне, но, не замечая этого, она вышла в узкий коридор. Сюда едва проникал тусклый спет приближающегося восхода солнца, поэтому Микаэла продвигалась почти в темноте. Несколько агентов. Сыновей, встретили ее в зале. Все наклонили головы из уважения к ней, любимице Маэстро. Когда она дошла до площадки длинной каменной лестницы, ведущей вниз, в подвал, охрана даже не подняла глаз, чтобы взглянуть ей в лицо.

Из глубины холодной, как лед, виллы раздался крик, как бы встречая и отгоняя солнце. Микаэла спускалась.

Здесь была темница. Она узнала об этом, только когда вернулась сюда два дня назад. Существовала ли темница раньше, Микаэла не знала. Но теперь все стало ясно. Камень и известковый раствор со всех четырех сторон, лестница, встроенная в стену. Факелы, мерцающие в железных стойках, выступающих из стен, освещали помещение неприятным ярко-оранжевым светом.

Микаэла дрожала. Она словно очутилась в прошлом. Ей вспомнилась Инквизиция, и она вздрогнула от ужаса. Но ошибки быть не могло, она была уверена. Эта уверенность вызывала отвращение.

Прикованная к стене, в дальнем конце подвала находилась фрау фон Форш, плохо одетая немка лет пятидесяти, одна из преподавателей Микаэлы, желавшей стать Хранительницей. Два крепких Сына в черных одеждах стояли около нее с длинными сужающимися кинжалами. Кровь текла из многочисленных порезов на груди женщины. Другие раны уже подсохли, покрылись коричневой коркой.

Фрау фон Форш кричала.

- Остановитесь! - спокойно приказала Микаэла. Мучители не слышали ее из-за крика женщины.

Микаэла закрыла руками уши и зажмурилась, слезы струились по ее лицу. Она завопила во все горло:

- Перестаньте! Перестаньте! Перестаньте!

Ее крик стал невнятным, более отчаянным, чем крик пленной Хранительницы.

Мучители уставились на нее. Когда один из них поднялся и откинул капюшон, перед ней предстало невинное лицо Мэтта Палламэри.

- Привет, Микаэла, - любезно сказал Мэтт. - Мы разбудили вас?

- Ми… Микаэла? - прохрипела старая женщина. Она попыталась сказать что-то еще, приказать Микаэле уйти, но не хватало голоса. Ее губы шевелились, и Микаэла поняла слово, которое они шептали: «Беги».

Микаэла только заплакала, затем отвела взгляд. Ее вина была огромна.

- Отведите ее вниз, - велела Микаэла. - Отведите ее вниз немедленно. У нее нет голоса. Она не сможет больше ничего сказать.

В тишине Микаэла услышала, как где-то поблизости капает вода. Или это капли крови, падающей на каменный пол? Цепи пленной Хранительницы скребли по стене. Мучители спокойно наблюдали за Микаэлой, и через мгновение на лице Мэтта расплылась широкая ироническая усмешка.

- Глупая девочка, сказал он. - Мы получили все ответы больше часа назад. Теперь мы просто забавляемся.

По его глазам Микаэла поняла, что он не шутит. Вопль, вырвавшийся из ее груди, был криком ее души во имя спасения, поскольку в тот миг она поняла, что действительно проклята. Она рванулась к Мэтту, согнув пальцы, как дикий зверь когти. Видеть это смеющееся лицо было невыносимо. Он поднял руку, чтобы оттолкнуть Микаэлу, но недооценил ее. Она легко откинула его руку в сторону и ногтями правой руки процарапала глубокие борозды на его левой щеке. По лицу Мэтта заструилась кровь.

- Дрянь! - закричал Мэтт и бросил Микаэлу на пол зверским ударом слева, кулаком разбив ей нос. Кровь била струей из ноздрей, женщина упала, а он прыгнул на нее. Его пальцы сжались вокруг ее горла. Микаэла все еще кричала, хотя теперь это был хрип и ничего больше. Она продолжала бороться, даже когда он приставил кинжал к ее сердцу.

- Безвольная шлюха, - зарычал Мэтт. - Жаль, что я не вырвал твое сердце, когда тебе было еще десять лет.

Лезвие начало опускаться. Микаэла хрипло закричала, Мэтт усмехался, предвкушая ее кончину.

Но вдруг его рука окаменела, став фиолетово-черного цвета. Мэтт застыл на мгновение, уставившись на свою руку с кинжалом. Раздался хруст, словно что-то хрупкое было раздавлено под ужасным весом. Палламэри закричал высоким и безумным голосом. Кинжал звякнул, упав на каменный пол, и Мэтт свалился набок, скорчившись от боли. Он захныкал, его глаза расширились, и Микаэле показалось, что он вот-вот потеряет сознание.

- Здравствуй, Отец, - прошептала Микаэла в темноту камеры.

Глубокий, знакомый голос донесся из мрака:

- Он больше не тронет тебя, моя дорогая. Но я сильно обеспокоен.

Она повернулась, чтобы увидеть его, но ее Отец, Маэстро, все еще скрывался в темноте - он мог окружать себя тенями, как будто накинув плащ. Или, более точно, саван, поскольку был самым настоящим мертвецом. Его сердце все еще билось, но оно было холодно как лед.

- Вы знаете, что я люблю вас, - сказала Микаэла, ничуть не лукавя.

- Это не значит, что ты не предашь меня, - ответил Маэстро. - У меня были такие великие планы относительно тебя, Микаэла. Пожалуйста, не заставляй меня убивать тебя.

Из темноты Маэстро обратился к мучителю, который с ужасом наблюдал за происходящим:

- Вы уже узнали, где находится Истребительница. Это был не вопрос, а утверждение.

- Она и Хранитель уехали в Бостон, чтобы найти Привратника, - ответил мучитель, не снимая капюшона.

Вздох послышался из самого темного угла темницы.

- Этого я и боялся, - сказал Маэстро. - Свяжитесь с моими помощниками в Бостоне. Скажите им, что действовать надо безотлагательно. И еще: если они убьют Истребительиицу прежде, чем она попадет ко мне, я приготовлю их души на обед.

- Да, Маэстро.

Сердце Микаэлы забилось. Она знала, что должно случиться.

- Иди наверх, дочь, - сказал Маэстро. Подозрение все еще жило в его голосе. - Не покидай земли, не обсудив это со мной. И в тот момент, когда твое сердце начнет затуманивать разум, вспомни, что это я взял тебя из ниоткуда и помог тебе стать человеком. Я дал тебе жизнь, девочка. И я могу лишить тебя ее так же легко.

Взглянув еще раз на кровоточащее тело фрау фон Форш, Микаэла пошла вверх по лестнице, рыдая. Не успела она вернуться в спальню, как вновь услышала крики пленной Хранительницы.

Но на сей раз, кричала она недолго.

Это был последний звук, который Микаэла услышала из подвала.

Позже, в тот же день, Отец позволил ей похоронить останки старой преподавательницы. Но он не разрешил ей помолиться.

30 октября 1713 года

Я умираю. В конце концов, призрак смерти простирает свою любящую руку ко мне, и я охотно хватаюсь за его костлявые пальцы.

Почти пятьдесят лет я жил в этом доме, путешествуя Дорогами Призраков к далеким странам или по булыжным улицам Бостона. За эти долгие годы я собрал много странных существ и теперь храню их в этом доме. Неумирающие существа и нереальные жители мифов, не находящие больше места в этом мире, но избежавшие конца света.

Дороги Призраков помогали мне, но путешествия со смертью приводят к глубокому отчаянию и - да! - даже страху. Освободившись от телесной тюрьмы, душа путешествует по Дорогам Призраков к своему пункту назначения, к Дому Ангелов или Дому Демонов, к Небесам или в Ад. Вся Земля оплетена такими тропами, запутанной сетью дорожек для призраков человечества. Но не только призраки путешествуют по дорогам, соединяющим мир людей, дьяволов и святых. Дороги Призраков принадлежат также Другому Миру, который я изо всех сил старался изолировать, хотя у меня не так много опыта, чтобы сделать это. Путешествуя по Дорогам Призраков, я способен перемещаться по Земле, но Небеса и Ад закрыты для меня, как и Другой Мир.

Много раз я пытался войти в Другой Мир, чтобы вернуть сбежавших оттуда опасных монстров. Но даже если бы я был способен открыть дверь в то царство, то оказался бы неспособным контролировать ее. Существа из Другого Мира заполонили бы Землю.

Всюду воцарился бы Хаос.

Таким образом, я вынужден был держать беглецов из Другого Мира там, где они не могут причинить никакого вреда. Но поскольку именно я собрал и пленил их, мне пришлось поместить их в свой дом. Каждый мой новый гость требовал повой комнаты, поэтому дом пришлось расширить, хотя это и незаметно снаружи. Пять десятилетий я творил заклинания и колдовство, и теперь дом буквально опутан магией.

Я старался ничего не упустить. Мир должен быть огражден от существ Другого Мира. И если Совет Хранителей в Лондоне следит, чтобы Ад не заполонил весь мир, то Привратник старается, чтобы Хаос Другого Мири не сокрушил Землю.

Но Привратник умирает.

Мой бедный сын Анри будет рядом, чтобы принять мантию Привратника. Я бы хотел дать ему выбор, но на мне лежит слишком большая ответственность. Анри хорошо учится, я послал его учиться в Англию, и он решил построить там дом. Совсем недавно он вернулся. Я начал готовить его к тому, с чем он должен столкнуться. Ведь ему надо еще найти себе жену.

Я проклял все мое семейство, всех моих родственников, и проклятие будет длиться до времен Апокалипсиса.

После моей смерти все мои знания и вся моя власть перейдут к Анри. А после его смерти - к его ребенку. И так далее, к каждому наследнику будут переходить обязанности Привратника.

Сейчас я сожалею только об одном - о том, что злое семя Фулканелли не умерло вместе с колдуном. Всю Европу потрясли деяния банды колдунов, жуликов и убийц, продолжающих дело Фулканелли и называющих себя Сыновьями Энтропии. Говорят, они потомки помощников Фулканелли, основавших секту носителей Хаоса и положивших в основу его ужасную философию.

Все это я объяснил Анри. Я складываю меч и щит - теперь к сражению приступят другие.

Ричард М. Рене, Кавалер и Волшебник

Бостон, колония штата Массачусетс.

Джайлс закрыл журнал и вдруг услышал шепот:

- Жан-Марк хочет повидать вас. Пораженный, он быстро оглянулся, книга упала на пол. Корешок немного порвался, и Джайлс почувствовал себя виноватым. То, что он только что читал, не простая семейная реликвия или какой-то древний экспонат, это путеводитель для Привратника. Быстро нагнувшись, Куратор поднял книгу и осторожно положил ее на дубовый стол.

Когда он снова поднял глаза, то увидел, что леди-призрак улыбается ему.

- Прошло очень много времени с тех пор, как мы принимали гостей. Приятно видеть здесь вас и ваших молодых друзей, господин Джайлс.

Джайлсу показалось, что она стала больше походить на человека, чем на призрак. Он не мог понять, было ли это волшебство Привратника, омолаживающее призрак матери, или присутствие большого количества людей положительно влияло на нее.

Стоило поразмыслить об этом на досуге.

- Спасибо, мадам Рене, - сказал он с немного обеспокоенной улыбкой.

Призрак Антуанетты Рене выплыл через дверь библиотеки в прихожую. Рядом никого не было, все устраивались в своих комнатах. А может, пытались дозвониться до Ивы или Оза и узнать, что случилось в Саннидейле в их отсутствие. Мобильник Корделии не работал, Джайлс предположил, что это из-за магической паутины, опутывающей дом. Он посоветовал выйти на улицу. Джайлс был уверен, что ребятам также захочется осмотреть дом, и надеялся, что они будут осторожны.

Призрак скользил по большой центральной лестнице, укапывая путь. Джайлс следовал за леди, пытаясь попутно рассмотреть роскошную обстановку дома, ре:н.6у по дерену и гобелены, картины и окна.

Будучи Куратором и Хранителем, он сталкивался со многими призраками, но они не переставали очаровывать его.

- Я должна проследить, чтобы всем вам было здесь уютно, - прошептала Антуанетта. Или, точнее, сказала, и призрачный ее голос, казалось, звучал прямо за спиной Джайлса. - Если вам что-то понадобится, пожалуйста, вызовите меня. Я никогда не сплю.

Они остановились перед тяжелой дверью спальни Привратника, Антуанетта приложила палец к губам, делая знак Джайлсу замолчать, и прошла прямо сквозь дверь, не открывая ее. Джайлс стоял у двери, чувствуя себя весьма глупо.

Что ему делать? Постучать? Просто войти? Решив сделать и то и другое, он дважды постучал, затем нажал ручку и ступил в комнату. На высоком матрасе лежал умирающий Привратник. Кожа на его лице обвисла, руки как плети лежали вдоль тела. Джайлс решил, что Привратник уже не может двигаться.

- Спасибо, что пришли, господин Джайлс, - сказал Привратник. Его речь постоянно прерывалась кашлем. - Простите, не могу должным образом приветствовать вас. Я и так слишком долго жил с помощью магии. Скоро я уйду.

Джайлс поглядел на огромный черный котел в дальнем углу комнаты и на длинное деревянное копье или пику со старинным разбитым металлическим наконечником, которое Привратник держал в руке.

- А Котел? спросил он и кивнул на огромный железный горшок.

- Да, - согласился Рене. - Одно погружение раньше даровало мне двадцать лет. Теперь оно продлевает мою жизнь лишь на считанные часы, поэтому я и разговариваю с вами. Но даже в этот момент я настолько слаб, что способен контролировать волшебную матрицу дома лишь с помощью копья.

Джайлс внимательнее посмотрел на копье. Вдруг какая-то мысль пришла ему в голову, и он неосознанно отступил.

- Это же не… - начал он, качая головой, как будто хотел отогнать ужасную правду.

Привратник слабо улыбнулся.

- Послушайте, это не то, о чем вы подумали. Вам стало спокойнее?

Куратор нервно сглотнул, протер глаза и поправил очки. Две вещи, которые он увидел в этой комнате, затмили все. Согласно мифу, Благословенный Котел с отрубями придавал силы умирающему человеку и даже возвращал жизнь мертвым. Единственное упоминание о Котле было в Гюндестуре, в Дании. Привратник, должно быть, привез его оттуда.

Копье обладало совсем другими свойствами. Когда-то, почти две тысячи лет назад, копье принадлежало римскому солдату по имени Лонгинус. Говорили, что, когда Иисус умирал на кресте, Лонгинус проколол его этим копьем.

Любой, кто держал копье в руках, не мог быть побежден в сражении и убит противником. Легендарный император Константин, согласно легенде, выиграл тридцать семь военных кампаний подряд и умер только тогда, когда случайно уронил копье.

С помощью копья нельзя было выиграть войну, но оно помогало владельцу внушить страх противнику. И, очевидно, могло дать немного сил больному.

- Мистер Джайлс! - позвал Привратник.

- Хмм? Ах, да. Извините. Я немного… поражен.

- Понимаю. Но у нас мало времени.

Джайлс кивнул:

- Да, конечно. У вас нет семьи, наследника, и я не совсем понимаю, что могу сделать, чтобы сохранить целостность Гейтхауса.

Старик слегка наклонил голову, соглашаясь:

- Так значит, вы читали журнал моего дедушки.

- Да. И учитывая то, что происходит сейчас в Саннидейле и в вашем доме, могу предположить, что Сыновья Энтропии продолжают действовать, - сказал Джайлс и замолчал, уставившись на Привратника. - Вы сказали «дедушки»? - спустя мгновение переспросил он.

- Рене живут долго, - ответил Привратник.

- Это заметно, - согласился Джайлс.

Внезапно слабый, но отчаянный стон слетел с губ Привратника, он зарылся глубже в постель. Его глаза были крепко закрыты, зубы сжаты. Когда Привратник вновь взглянул на Джайлса, он, казалось, постарел еще лет на пять, в его глазах было отчаяние.

- Вы должны помочь мне, мистер Джайлс, - сказал Жан-Марк. - Вы ошибаетесь, сэр. На самом деле у меня есть наследник. Мальчик, которому недавно исполнилось одиннадцать лет. Я послал его в школу в Англию так же, как мой отец послал туда меня сто сорок лет назад. Они забрали его. Мой мальчик, Жак, находится в руках Сыновей Энтропии. Они готовы вернуть его, если я отдам им этот дом со всеми его тайнами. Но этого я никогда не сделаю.

Все еще никакого звонка от Ивы? - спросила

Баффи Корделию.

- Ну, - сказала Корделия, - я не собираюсь просиживать на улице, только чтобы уйти от магии, направленной против мобильного телефона.

- Мы послали ей сообщение еще вчера вечером, - отметил Ксандр. - Она знает, что мы живы и пробуем дозвониться до нее. Но сейчас слишком рано, чтобы звонить туда, Баффи. Ее мама захочет узнать, почему мы звоним в пять утра, понимаешь. Давайте подождем пару часов.

Баффи нахмурилась, беспокойство отразилось на ее лице:

- Я просто начинаю волноваться. Я не хотела уезжать из Саннидейла, и если что-нибудь случилось с Ивой…

- Ива большая девочка, - успокоила ее Корделия. - Она может постоять за себя. Вздохни свободнее, Баффи. Скоро мы выйдем отсюда и позвоним, или… Я хочу сказать, что ты можешь позвонить сама в любое время.

Корделия вздохнула. На самом деле ей не хотелось давать кому-то свой мобильный телефон. Еще позвонят куда-нибудь в Грецию, а потом расплачивайся. С другой стороны, вроде бы у Баффи нет знакомых в Греции, только в Южной Калифорнии.

Она сделала большой глоток кофе и попробовала забыть события предыдущей ночи. Корделия все еще была сильно напугана. Хорошо, что у Ксандра хватило смекалки выйти и принести для них завтрак. Конечно, рогалики, сливочный сыр и сок - уж точно не завтрак чемпионов, но хоть что-то. В ближайшее время, наверное, придется ограничиться этим.

Ксандр был, как обычно, всем доволен и язвителен, а вот Баффи очень тихая. Корделия выпила последний глоток сока, соскользнула со стула и пошла вниз в зал. Они нуждаются в думающем Кураторе, с хорошо работающими серыми клеточками, что в восемь часов утра практически невозможно без чашечки кофе.

Корделия направилась к комнате Привратника и была поражена внезапным появлением призрака Антуанетты Рене на лестнице. Дух мертвой женщины внимательно смотрел на девушку. Корделия задрожала, но не отвела взгляд.

- Я могу вам помочь? - спросила она.

- Если случится худшее, Гейтхаус не должен пасть. Жан-Марку понадобится наследник, - прошептала Антуанетта.

Брови Корделии сошлись по переносице. Она подняла руку и медленно проговорила:

- Даже. Не. Ходи. Туда.

Она прошла мимо призрака. В коридоре за дверью комнаты Привратника услышала голоса старика и Джайлса.

- Они идут! - отчаянно крикнул Рене. - Слишком поздно. Они сейчас придут. Сыновья Энтропии… Они уже близко. В любой момент они могут…

По Гейтхаусу внезапно разнесся перезвон: кто-то звонил в дверной звонок огромного особняка.

- Нет! - закричал Привратник. - Не впускайте их!

Корделия обернулась, сердце сжалось от страха. Джайлс ринулся прочь. Кофейная чашка выпала у девушки из рук и разбилась, кофе пролился на ковер.

Джайлс, ни на мгновение не задержавшись, помчался вниз по лестнице. Корделия последовала за ним, стараясь не отставать.

- Что случилось? - кричала она. - Джайлс, что это? Кто пришел? Мы должны…

- Нет! - заревел Джайлс.

Баффи спокойно отпирала замки высоких двойных парадных дверей особняка, Ксандр потягивал из стакана сок. Баффи потянула ручку, и дверь начала открываться.

- Баффи, нет! - закричал Джайлс. - Не впускай их!

Слишком поздно. Корделия в ужасе смотрела на открывающуюся дверь.

- Ксандр! Баффи! Отойдите! - крикнул Джайлс. Стоящий на пороге Оз удивленно поднял брови внимательно посмотрел на своих друзей.

- Кажется, я что-то пропустил?

ГЛАВА 16

- Привратник умирает, - повторил Джайлс. Это была правда, и все поняли, что правда была страшной. Последствия будут тяжелыми.

- Несмотря на средства, которые у него есть, смерть неминуема. Это - лишь вопрос времени, - продолжал Куратор. - К тому моменту, когда он покинет свой пост, здесь уже должен быть его наследник.

Баффи поглядела на Корделию: у той расширились глаза, и она, протестующе подняв руку, сказала:

- Даже не думайте.

- Народ, - грустно сказал Оз, - чувствую, я зря приехал. Лучше бы я помогал дома Иве. Я… мне не нравится, что она там осталась одна.

- Ангел с ней, - успокоила его Баффи.

- Только ночью, - сказал Оз. - Но после звонка Ивы у Корделии был отключен телефон и мы понятия не имели, что вы получите эту информацию из другого источника.

- Как ты нашел этот дом? - спросил Ксандр. - Нюх, что ли, подсказал?

Оз покачал головой, слегка улыбнувшись.

- Корделия сказала Иве, что дом находится наверху Бикон-Хилл и его можно увидеть, только если ищешь именно его. Я побродил вокруг, но как только увидел это место, сразу понял… ну что здесь еще могло быть?

Джайлс откашлялся, привлекая к себе внимание.

- Оз, - сказал он, - мы благодарны тебе. Твоя информация более полезна, чем тебе кажется. Она многое подтверждает. Теперь понятно, что Фулканелли, о котором я узнал из журналов первого Привратника, создал Сыновей Энтропии столетия назад, а некий Маэстро продолжил его дело. - Если то, что я говорю, верно, Сыновья Энтропии постараются использовать Гейтхаус, чтобы уничтожить барьер между нашим и Другим Миром. Если это случится, все мифические существа, монстры и противоестественные явления наводнят наш мир, отсылая человечество в новый Темный век, и на Земле воцарится Хаос. Это уничтожит тысячелетия человеческого развития.

- Джайлс, - сказал Ксандр, хмурясь. - Почему они все хотят этого? По-моему, это бессмысленно.

- Понимаешь, Ксандр, когда все разрушится, эти парни станут властителями мира. Подобно древним военачальникам или феодальным лордам старой Европы, - продолжал Джайлс. - Маэстро, очевидно, дал своим людям какие-то обещания на этот счет. Но интересно, зачем им нужно захватить Баффи или меня?

- Ну, вы им нужны, чтобы заставить Баффи делать то, что они хотят, - предположила Корделия. - Мы уже не раз говорили, правда?

- Всегда ты напоминаешь о неприятном, Корделия, - упрекнула ее Баффи. - Так вот, мы поняли, зачем им нужен Джайлс. Они убивали Хранителей либо для того, чтобы понять, насколько те слабы, либо чтобы отвлечь их от Гейтхауса. Джайлс прав. Если наследник им необходим, чтобы управлять домом, почему они хотят схватить меня?

- Думаешь, им нужно еще что-то? - спросил Ксандр, и хитрая усмешка расплылась на его лице.

Корделия ударила его кулаком по руке.

- Действительно, что им нужно? - задумался Джайлс.

- Знаете, - сказал Оз, - когда Ангел заставлял этого парня… заговорить, тот сказал, что его босс получит от Баффи большую власть. Но мне показалось, что он имел в виду что-то большее. Он не просто пускал нас по ложному следу. Он рассказал всю правду.

Когда все удивленно посмотрели на него, Оз торопливо добавил:

- Так или иначе, я думаю, что этот Маэстро не много рассказывает своим преемникам.

- Может быть, - согласился Джайлс, - эти Сыновья Энтропии оперируют несколькими уровнями плана, которые мы должны различать. Жан-Марк уже ощутил их присутствие. Они могут находиться прямо за этими стенами.

Ксандр и Оз огляделись. Они впятером сидели за столом, который вызвал бы зависть Короля Артура. Шестой была Антуанетта Рене, которая время от времени то появлялась, то исчезала. Она держалась поближе к сыну, надеясь продлить его жизнь, прежде чем он присоединится к ней.

- Как долго Привратник будет жить? - спросила Баффи, прищурившись. Джайлс протянул правую руку, чтобы поправить очки и помассировать переносицу. Все очень мало спали, и им нескоро удастся наверстать упущенное.

- Трудно сказать, - ответил наконец Куратор. - Думаю, несколько дней. Возможно, неделю, хотя сомневаюсь. Помните, что власть Привратника - это все, что держит в сохранности сложную мистическую сеть этого дома. Поэтому он теряет много сил. Если Сыновья Энтропии действительно близко, невозможно угадать, что именно может вызвать… их посещение.

- Поправьте меня, если я ошибаюсь, - предложил Ксандр, - но если весь дом будет держаться только на наследнике, нельзя ли выбрать кого-то еще? Как это обычно делают у Хранителей?

- В случае с Привратником наследник должен быть из рода Рене, - прошелестел призрак. - Нет других Рене. Сын Жан-Марка, Жак, последний.

- А если ребенок уже умер? - не подумав, спросила Корделия.

Джайлс закрыл глаза рукой. Ксандр нахмурился, а Баффи покачала головой.

- Корди, ты всегда очень тактична, - отметил Ксандр недовольно.

- Если бы мой внук был здесь, вы думаете, я не узнала бы? - прошептал призрак.

Оз пересел на другое место и поднял брови. Вообще-то обычно он отмалчивался, если ему нечего было сказать.

- Вы, конечно, сочтете меня сумасшедшим, но почему бы нам не отправиться в Европу и не найти ребенка, - сказал он, пожав плечами. - Ведь у нас нет выбора.

- Ты когда-нибудь был в Европе? - недоверчиво спросил Ксандр. - Ты хочешь найти одиннадцатилетнего ребенка на континенте?

- А ты когда-нибудь был в Европе? - удивленно спросила его Корделия.

- Не обо мне речь! - возразил Ксандр.

Оз снова пожал плечами:

- Это только вариант. Если Сыновья Энтропии собираются убить Баффи, то будут продолжать преследовать ее. Мы разыщем их и получим необходимую информацию. Неважно, что для этого потребуется. Мы продолжим поиск, пока не получим ребенка или пока не наступит конец света.

Джайлс холодно добавил:

- Несмотря на довольно прямолинейное описание нашего затруднительного положения, Оз, кажется, прав - это единственный выход.

В комнате воцарилась тишина. Баффи даже показалось, что она слышит тихий вздох призрака Антуанетты Рене, словно кто-то оставил открытым окно в ее душе. Впрочем, может Баффи просто почувствовала печаль и беспокойство.

- Я пойду, - сказала она. - Одна.

Джайлс начал было возражать, и Баффи заметила разгневанное лицо Ксандра.

- Хорошо, кто-то должен остаться на дежурстве в Хеллмуте, и это будет Джайлс, - проговорила она быстро, затем серьезно взглянула на Ксандра. - Ты, Корделия и Ива не можете отправиться в Европу, не объясняя ничего родителям. У меня такой проблемы нет. - Потом она посмотрела на Оза. - Мы не знаем, сколько это будет продолжаться, а ты оборотень. Несомненно, на поездку у нас еще есть несколько недель, но опять-таки, кто знает, как долго это продлится. И Ангел…

- Ангел не может рисковать. Ему нельзя находи находиться на солнце, - вступил в разговор Джайлс.

Ксандр отодвинул дубовый стул, встал, подошел к высоким, до потолка, окнам с тяжелыми шторами, взглянул в окно и решительно произнес:

- Ты не можешь отправиться одна, Баффи. Это точно.

Он замолчал, затем повернулся и обвел всех взглядом. Не в первый раз Баффи заметила в строгом выражении его лица и гордо выступающем подбородке черты мужчины, которым Ксандр когда-нибудь станет.

- Неважно, что думают мои родители, действительно, это не имеет значения. Если мы не вернем этого мальчика, целый мир перевернется вверх тормашками. В Саннидейле вряд ли понимают, какое сумасшествие здесь творится. Но если Другой Мир ворвется в наш, наводнит его монстрами, чудовищами и принесет с собой сверхъестественные события, это будет намного хуже, чем банальный побег в Европу на не сколько недель.

- Ксандр, ты не успеешь поступить в высшее учебное заведение вовремя, - предупредила Баффи.

Корделия хихикнула:

- Подумаешь проблема! Если мы не вернем мальчика, то школы вообще больше никогда не будет.

Баффи с нескрываемым удивлением взглянула на нее. Чего только в характере Корделии не намешано: и храбрость, и легкомыслие, и эгоизм.

- Значит, назад, в аэропорт? - спросил Оз.

Ответил ему призрак. Антуанетта Рене приплыла к центру комнаты. С центрального места за столом она говорила властно, и впервые ее голос звучал громче шепота.

- Есть более быстрый путь, - объявила она. - Этот способ путешествовать открыт не для всех, но Истребительница может им воспользоваться.

Потом Антуанетта перевела взгляд на Оза:

- И ликантропы. Только существа, обладающие сверхъестественными качествами, могут путешествовать Дорогой Призраков и Живых.

- Дорога Призраков? - переспросила Баффи. Ей не очень-то хотелось услышать объяснения.

Стоя перед высоким окном, Ксандр разглядывал высокий металлический забор вокруг Гейтхауса.

- Извините меня, леди-призрак, - сказал он. - У вас здесь часто появляются члены секты Свидетелей Иеговы?

Баффи тут же оказалась у окна рядом с ним. Она положила руку на плечо Ксандра, хотя не знала, себя или его хотела ободрить. За окном множество приспешников Сыновей Энтропии уже перелезли через забор и шли по лужайке к дому.

- Похоже, мы останемся, - сказала Баффи спокойно.

Погода внезапно изменилась. В начале дня небо было ясным и синим, веял теплый ветерок, по крайней мере, в Бостоне, но вот над Бикон-Хилл начали почти из ниоткуда формироваться облака. Темные и переполненные влагой, они в считанные секунды закрыли солнце, и в это время брат Джулиан провел дюжину других помощников па территории Гейтхауса.

- Он знает, что мы здесь, - сказал брат Джулиан.

- Что ты подразумеваешь под «он»? - спросил брат Кардифф, стоявший в нескольких шагах позади него у забора. - Ты имеешь в виду Привратника?

Брат Джулиан проигнорировал его. Англичанин идиот. Привратник и его прародители сплели сеть, но реальной мощью был сам дом. Сыновьям Энтропии потребуются десятилетия, чтобы изучить то немногое, что они узнали о доме непосредственно. Маэстро так долго ждал этого момента. Привратник умирает, его сила тает с каждым часом.

Без мальчика Гейтхаус принадлежал бы им. Мальчик еще может получить магию своих предков - Маэстро предусматривал такую возможность, - но дом падет под их атакой, и вскоре воцарится Хаос. Таков был план.

Истребительница и Куратор, прибывшие на помощь Привратнику? Об этом никто и не подумал. Нападать надо было раньше!

Когда последний из помощников во главе с братом Джулианом перелез через забор - чудовищный дом через двор смотрел на них вниз разъяренными глазами-окнами, - облака надвигались и приветствовали их молнией, град размером с кулак посыпался с неба.

- Нападайте! - закричал брат Джулиан.

Брат Кардифф бросился вперед, когда земля загрохотала и раскололась. Брат Джулиан перепрыгнул трещину, которая открылась в земле подобно водосточному колодцу, и брат Кардифф помог ему встать на ноги. За предводителем последовали все, кроме брата Стефана, который упал в колодец, внезапно появившийся и снова закрывшийся за ним. Крики прекратились в тот момент, когда земля засыпала голову брата Стефана.

Брат Кардифф подбежал к ступеням дома, доказывая Джулиану, какой он идиот. Магический огонь затрещал, когда Кардифф ударился о волшебный барьер, который был частью системы защиты дома. Мужчина закричал, колени его подкосились, он руками закрыл лицо, вырывая куски тлеющей плоти.

Град сек плечи и голову Джулиана, но он не обращал внимания на боль. Молния ударила с неба и сожгла брата Лучано на месте, превратив в груду костей и пепла, чего никогда не случилось бы при ударе обычной молнии. Они умирали.

- Довольно! - закричал Джулиан.

Маэстро возложил на него эту обязанность за его разум. Теперь пришло время доказать, что Маэстро сделал правильный выбор. В этот день кровь Привратника потечет по его пальцам, и он окрасит лицо этой кровью.

Руки Джулиана вспыхнули темно-фиолетовым пламенем. Барьер, который растопил плоть брата Кардиффа, был на мгновение освещен. Джулиан громко пел на латыни, и фиолетовый огонь, казалось, креп, становясь оружием в его руках. Сосредоточившись, Джулиан удерживал потрескивающую энергию магии над головой, как если бы это был меч, и сбивал ее, крича от гнева и боли. Скрип древесины, звон разбитого стекла - дом словно мучительно вскрикнул, и барьер взорвался ливнем магической энергии, резко изменившей все вокруг. Брат Франсуа обратился в камень.

Джулиан оградил себя и направил большую часть энергии вниз, в землю, - земля заколебалась. Магическое поле, окружавшее собственность Рене и делавшее Гейтхаус невидимым для внешнего мира, замерцало, но осталось неповрежденным. Это был не оборонительный барьер, а простое заклинание, заклинание безопасности. Оно падет последним, или почти последним.

Не приближаясь, Джулиан снова ударил в пролом, который сделал в защитном барьере, на сей раз оборачивая магию Гейтхауса против самой себя. Потрескивающее лезвие магической энергии, которой он владел, хлестнуло вниз, в землю. Комья земли полетели прямо к двойным парадным дверям Гейтхауса. Лестница раскололась пополам.

Двери в Гейтхаусе взорвались и упали внутрь. Сыновья Энтропии закричали от радости.

Брат Малахай побежал к дверному проему. Он хвастал, что возьмет голову Привратника, и размахивал правой рукой с блестящим кинжалом, поднимаясь по расколотой лестнице. В этот миг Истребительница ступила через разрушенный дверной проем, держа длинную, толстую деревянную палку - ножку от большого стола. Брат Малахай поднял руку и попробовал оттолкнуть ее.

Истребительница быстрым движением сломала ему руку, а следующим движением проломила череп. Позади Истребительницы темноволосый молодой человек, брат Джулиан, которого все знали по фотографиям, сжимал в руках вторую ножку стола.

- Ни с места, - резко произнесла Истребительница.

- Берегись Баффи, - сказал молодой человек.

- Некоторые Сыновья Энтропии владеют магией, - сказал Джайлс. - Привратник не сможет отразить все их атаки, ему понадобится помощь. Наших сил маловато. Баффи даст им настоящее сражение, но она нуждается в ком-то, кто будет ее поддерживать, кого столь же трудно убить, как и ее. Кроме того, если Привратник сможет выполнить Ритуал Пожертвования, присутствие Ангела будет очень кстати. После самого себя он больше всего любит Баффи. В этом есть магическая власть.

Оз медленно кивнул.

- Я пойду, - согласился он. - Хотя не очень-то верю во всякие заклинания и колдовство. Но как найти дорогу? - Оз с надеждой посмотрел на Джайлса.

Обычно Джайлс находил ответ на любой вопрос.

Но не на сей раз. Сегодня совет они получили от мертвой женщины, и он был отнюдь не обнадеживающим.

- Как Прыгающий Джек находил свой Путь? - прошептал призрак Антуанетты Рене. - Сосредоточьтесь на желании вашего сердца, на цели, которой вы должны достигнуть, и вы найдете свой Путь.

- Хорошо, - ответил Оз. - Но… как?

- Мертвые будут вести вас, если вы заблудитесь.

Джайлс прокашлялся:

- Не хочу вмешиваться, мадам, но в литературе говорится, что мертвые могут оказаться довольно ненадежными.

- Для человека - да, - ответил призрак. - Но мальчик не человек, не так ли, Куратор? Они не сделают ему ничего плохого, поскольку он проклят. Во многом он страдает гораздо больше, чем большинство из нас, кто может отдохнуть, если захочет. Нет отдыха для тех, кто носит метку волка, у кого есть сверхъестественные силы.

- Не дадим передышки злодеям, - сказал Оз главным образом самому себе. - Развлекайтесь!

Потом он хлопнул в ладоши, поднялся с улыбкой на лице, удивившей Джайлса, хотя Оз непрерывно удивлял его, и сказал с воодушевлением:

- Давайте устроим шоу на дороге.

- Моему сыну больно. Я возвращаюсь, - сказал призрак и испарился.

- Мальчик, ты хотел бы, чтобы она была твоей мамой? - пробормотал Оз. - Такое давление! Мама Ивы по сравнению с ней просто шелковая.

Джайлс поправил очки на переносице. Он понял, что Оз волнуется, и сочувствовал ему. Но следовало торопиться. Они нуждались в подкреплении.

- Оз? - произнес Джайлс.

Оз кивнул.

- Порядок. Я иду, захвачу Ангела, скажу Иве, чтобы она держала позиции, и вернусь сюда, как Кролик Рикошет.

- Что? - Джайлс нахмурился.

- Неважно. Американские мультики.

Оз двинулся к двери, на которую указал призрак Антуанетты, затем остановился и обратился к Джайлсу:

- Что там с Ивой, Джайлс? Ничего не случится, если она останется дома одна?

Джайлс обдумывал, стоит ли лгать. Через мгновение он сказал:

- Я не знаю, Оз. Но если мы потерпим неудачу здесь, нам всем конец.

Взгляд Оза стал напряженным. Джайлс это сразу же заметил. Блеск и живость исчезли из глаз юноши, и Джайлсу показалось, что он увидел волка глубоко в его душе.

Повернувшись, Оз сильно нажал ручку, открыл дверь и ступил внутрь. Джайлс подошел к тяжелой деревянной двери, но когда заглянул за нее, увидел только маленькую спальню. Оз ушел.

Оз сходил с ума.

По крайней мере, в те первые мгновения ему так казалось. Вокруг был вакуум, совсем ничего, и слезы навернулись на глаза. Он зарыдал, паника мешала соображать, как будто он должен получить что-то, дающее ему ощущение пространства, движения, времени… просто существования.

Если это Небеса… подумал он, но не закончил свою мысль. Не было никого, кто мог бы услышать его слова.

Он не ощущал ни холода, ни жары, не слышал ни одного звука, даже собственного дыхания. И сначала, когда еще пробовал кричать, не слышал собственного голоса. Никаких ощущений: ни падения, ни перемещения, ни твердой поверхности под ногами. Воздух вокруг не был ни темным, ни светлым, ни белым, ни черным - своего рода вечная серость, как будто шел дождь, но без грозы.

Оз крепко зажмурил глаза и закричал в пустоту, слезы струились по щекам. Он знал, что все это - часть неопределенности, о которой говорил Джайлс, часть серого мира, соединяющего Землю и Небеса, Ад и Другой Мир. Это была Дорога Призраков, по крайней мере, так думал Оз.

Дорога Призраков. Подумав об этом, он почувствовал что-то под ногами, услышал свое тяжелое дыхание и открыл глаза.

Дорога Призраков протянулась перед ним, появившись неизвестно откуда. Но она была твердой, и для него это было очень важно. Серый воздух сгущался, и Оз не видел, что происходит вдали. Дорога была твердой и изрытой колеями, цветом напоминающая мел или бетон.

Послышались звуки музыки. Отдаленная музыка с периодическим потрескиванием, напоминавшим плохо настроенное радио.

Он видел только дорогу и серую пустоту вокруг. Никаких блуждающих душ, никаких гниющих трупов. Оз не знал, чего ожидать от Дороги Призраков, но готовил себя к худшему. На самом же деле первые мгновения пустоты ужаснули его больше, чем все остальное. Даже Истребительница не могла бороться с этим чувством.

Оз был уверен: то, что он чувствует в эти мгновения пустоты, - не что иное, как сама смерть. Возможно, смерть просто должна была удостовериться, что он еще жив. Но сейчас это не имело значения. Неважно, что случится с ним в этой холодной, отвратительной неопределенности, но пока он жив, все будет в порядке. Оз медленно пошел по дороге.

В квартире Джайлса Ива старательно изучала книги, которые не смела открывать в библиотеке. Она надеялась найти более сильные заклинания, чтобы наложить их на Хеллмут и Саннидейл. Она отчаянно пыталась использовать магию, чтобы определить места фактических нарушений, но ничего не получалось. Возможно, Привратник оказался более знающим человеком или обладал каким-то шестым чувством. По мнению Ивы, он должен был поставить более сложную защиту.

Ангел, занимавшийся предыдущей ночью истреблением опасных существ, согласился с Ивой, что защита все же действует неплохо. Появлялось очень мало новых монстров.

Приемник Джайлса был настроен на старомодную джазовую станцию, но Ива не посмела переключить волну, боясь, что не сможет больше найти ее и расстроит Джайлса. Кроме того, музыка ей нравилась. Она хорошо успокаивала и раскрепощала интуицию, на которую Ива зачастую не обращала никакого внимания.

Она ни за что не рассталась бы со своим собранием компакт-дисков, но и эта древняя джазовая музыка была ей по душе.

Оз чувствовал себя так, как если бы прошел через многие эры. Спать не хотелось, ноги не устали, но разум был истощен. Хорошо бы просто лечь и закрыть глаза. Земля твердая, но если бы он отклонился от дороги в это серое ничто, возможно, нашлось бы удобное место для отдыха.

Что? Оз помотал головой. Это не был голос его сердца, говорящий с ним. Мысли пришли из другого места, находящегося вне его разума.

Пусть он будет один, пусть потеряется.

- Кто здесь? - закричал он, крутя головой. Никакого ответа. Этот страх пустоты вынуждал его сдаться - потеряться. Серая и бесконечная пустота…

Потеряться. Голос сказал, что он потеряется.

- Пожалуйста! - закричал Оз. - Я не могу потеряться. Возможно, вас не беспокоит, что случилось в… другом мире. Просто не имеет для вас значения. Но ведь если моих друзей постигнет неудача, ваш мир также изменится - все рухнет. Кто-то заинтересован в этом. Если я не выберусь отсюда, весь ваш порядок исчезнет. Не останется ничего, кроме…

Все вокруг него преобразилось, серое исчезло и белом ослепительном свете. Дорога под ногами стала подобной песку, белому и светящемуся. Оз прикрыл глаза, моргнул несколько раз, но свет уже начинал таять. Он моргал, и радуга сетчатки глаз была первым реальным цветом, который он увидел с тех пор, как попал на Дорогу Призраков… Когда это было? Несколько часов назад, по крайней мере. Возможно - дней.

Не говори так! Голоса слились в один, но все же их были миллионы. Эхо отозвалось в голове Оза, скользя от ячейки до ячейки в мозгу, информируя на самом примитивном уровне.

Его взгляд становился все более сосредоточенным… Оз присмотрелся и увидел их. После яркого огня, после вспышки, когда все погасло. Они тоже, казалось, угасли и стали различимы. Лица и тела, шепчущие и блуждающие, некоторые уставились на него, некоторые закрыли глаза. Одни кричали, другие смеялись. Сначала он думал, что их совсем немного, но, присмотревшись, увидел стоящих позади. А за ними еще и еще.

- Здесь может воцариться Хаос, - прошептал Он.

Потом он закрыл руками уши, поскольку призраки начали сердито шипеть. Это продолжалось только мгновение, но оно показалось вечностью. Оз также зашипел. Может, его впустили в этот мир?… Он должен оставаться на дороге.

Видение не исчезло, оно было неясным… Он снова взглянул на призрачные лица мертвых душ и привлек к себе их внимание.

Вдалеке от дороги он увидел знакомую фигуру, оглянувшуюся на него. Он узнал ее. Ее кожа и волосы, такие темные при жизни, теперь поблекли, как и все вокруг. Ее голос звучал, как шепот, но глаза не изменились - все такие же огромные, любопытные и грустные.

Когда ее губы зашевелились, он увидел их очень ясно. Даже рассмотрел улыбку, свет в глазах.

- Я освободилась от своего проклятия, - двигались губы. - Его проклятие - навсегда. Но если он освободится, он не даст Хаосу прийти. Освети его путь.

Оз прошептал ее имя, имя Истребительницы, которая жила, потому что Баффи умерла, и которая умерла, чтобы Баффи могла жить:

- Кендра!

Мертвые ушли. Все вокруг вновь стало серым, и дорога под ногами опять затвердела. Вдалеке заиграла музыка, и только сейчас он вспомнил, что ее не было слышно при ярком свете. Впереди становилось темно, и Оз видел только солнечный свет - и наконец-то крошечное зеленое пятно.

Он побежал.

Мгновение спустя показался проход, открытый в мир.

Вот она трехмерная жизнь! Небо, солнце, трава, деревья! Он справился! Перед ним был Саннидейл. Уже не торопясь, Оз зашагал к проходу. Позади слышался шепот, и ему показалось, что кто-то произнес слово «хаос», но Оз не оглянулся. Мертвые помогли ему, теперь он был уверен в этом. Он остановился перед проходом, немного большим, чем тот сводчатый проход, который привел его к земле. Что-то было не так.

Оз взглянул налево. Там виднелась школа, где он учился уже пятый год. Много автомобилей. В школе еще шли занятия. Возможно, был тот же самый день, несмотря на то, что время прошло.

Но что- то было неверно.

Оз наклонился вперед и сильно ударился носом о невидимый барьер. Из носа потекла кровь. Он ощупал лицо, чтобы понять, не разбито ли оно. Ошеломленный, Оз почувствовал, что барьер невозможно убрать. Он видел свою цель, но не мог достичь ее. В чем дело? Вдруг до него дошло. Оз прошептал:

- Ива!

Хотя Джайлс и не пополнил запасы на кухне после возвращения из Нью-Йорка, Ива нашла-таки один чайный пакетик «Эрл Грей», завалявшийся в буфете. Чай был слабым. Горячая вода. Немного молока. Пакетик трав. Она теперь поняла, что магия - это не слишком трудно.

Но были и серьезные последствия.

Ива старалась избегать их.

Книга «Защита и Талисманы древних народов» лежала открытой на маленьком столе, недалеко от крошечной кухни Джайлса. Ива не смела подняться на чердак, в спальню Джайлса. Не только потому, что это была его спальня, но еще и потому, что там Ангел оставил труп Дженни Кэлендар после того, как он… Ива задрожала. Она не хотела об этом вспоминать.

Но здесь, в квартире Джайлса, трудно не думать об этом. Прочитанная книга, лежащая на столе, посвящена сфере, которая называется Шар Фессула. Именно эту сферу можно использовать, чтобы вернуть Ангелу его душу, снова наложив проклятие.

Иногда Иве казалось, что было бы проще, если бы Баффи убила его. Тогда она представляла себе, что чувствовала бы сама, если бы Баффи позволила Истребителю Джибу Каину убить Оза только для того, чтобы тот не стал оборотнем. Превращаясь в зверя, Оз становился не менее диким, чем вампир. Именно поэтому он уходил в себя. Нет, Иве был необходим Оз. Ужасные события прошлого года изменили их отношения, их дружбу, но все равно Баффи необходим был Ангел.

Ива вздохнула.

- Метафизика какая-то, не так ли, Розенберг? - пробормотала она.

Когда ее имя произнесли первый раз, она не услышала.

Джазовая музыка трещала по радио, Ива потягивала горячий чай, устроившись за столом.

- Ива!

- О господи! - Ива вздрогнула, пролила чай на колени и испуганно осмотрела комнату.

Никого не было. Если этот кто-то не скрывался в тени.

- Ангел? - спросила она с надеждой, и впервые ей захотелось, чтобы это был именно он.

- Ива!

Она прикусила губу. Глаза наполнись слезами, когда она прошептала:

- Оз?

- Не знаю, что ты сделала, но теперь здесь преграда. Ты должна опустить ее, хотя бы на секунду. Я не смогу вернуться, пока ты не сделаешь этого.

- О боже! - Ее сердце бешено стучало. - Ты… ты умер?

- Не больше, чем Прыгающий Джек. Я путешествую тем же способом, что и он. Впусти меня.

Ум быстро заработал, Ива потянулась к стопке книг и, вытаскивая нужную, уронила несколько на пол. В зале отбили время часы, стало совсем душно. Комната Джайлса не проветривалась, потому что в квартире не было окон. Ива ничего не замечала и упорно продолжала свое дело. Вот она замерла на секунду, палец остановился наверху страницы. Надо снять защиту хотя бы на мгновение.

- В чем дело? Ты должна найти Ангела. Он нужен нам прямо сейчас. Он должен возвратиться со мной. Ива, что не так? Впусти меня!

Она нервно глотнула, прикусила губу - на сей раз ей стало интересно, пойдет ли кровь.

- Как я узнаю, что это ты? - спросила она наконец.

- У нас нет времени, Ива. Все зависит от этого. Я им нужен, я должен вернуться, но что еще важнее, им нужен Ангел. Не только из-за его силы, но и для некоего ритуала. У нас только нет…

- Оз, если это ты, то знаешь, что это невозможно, твердо сказала Ива, и сердце ее упало. - Я не могу снять защиту. Ведь тогда монстры проникнут в наш мир. Если я буду знать, что это ты, то сделаю все, о чем ты просишь, и все-таки я должна быть уверена.

Ива села и уставилась на приемник, чувствуя себя глупо, потому что поняла, что говорит со старой «Моторолой». Радио снова затрещало от помех, и голос Луи Армстронга запел что-то о домашнем очаге.

Оз исчез.

Целую вечность, которая длилась всего секунды, Ива пыталась понять, был ли это действительно Оз и не опоздала ли она. Если они потерялись, то все напрасно. Скоро воцарится Хаос.

Ива заплакала.

И тут она услышала четыре коротких слова:

- Эти французы все обезьяны.

- Оз! - закричала Ива, и в голосе чувствовалась искренняя радость, хотя червячок опасения все же остался. Это был действительно Оз! Но что теперь? Она быстро начала произносить заклинание. Барьер был ослаблен всего на несколько секунд. Но нельзя было узнать, что проникнет в щель за это время.

Оз выскочил на лужайку перед холмом Саннидейла. Сердце ухало в груди. Он вскочил на ноги и только теперь понял, что сделал это - преодолел больше трех тысяч миль за час. Хотя, может, чуть меньше. Несмотря на усталость, Оз побежал.

Он добрался до дома Ангела, все еще не зная, как доставить вампира в Гейтхаус и при этом не сжечь его. Потом вспомнил и пошел к месту, где оставил фургон.

Ангел надел чистую черную футболку, взял длинный кожаный плащ, который Оз не видел прежде, и натянул капюшон на голову, словно прячась от дождя.

- Пойдем, - сказал вампир.

- Прямо так? - спросил Оз озадаченно. Я имею в виду, это круто, но… там довольно солнечно.

Ангел остановился на мгновение у двери, взглянул на Оза:

- Ты сказал, что я нужен Баффи, правда?

- это довольно сложно…

- Неважно, - прервал его Ангел. Укутавшись в плащ, он широко распахнул дверь.

Наклонив голову, Ангел запрыгнул в задние двери фургона Оза. Оз захлопнул сначала двери особняка, затем черные дверцы фургона. Он закрыл окна как можно плотнее, чтобы Ангел оставался в темноте.

Дорогой Ангел время от времени рычал низким голосом. Когда доехали до места назначения, Оз понял, что это было не рычание, а стоны. Ангел мучился от боли. Ива ждала на стоянке автомобилей.

- Иди в дом Баффи, - велел Оз. - Возможно, ты им понадобишься. В любом случае она тебя прикроет. Хотя бы на несколько часов. Если к тому времени ты не получишь известия от нас… Значит, все кончено.

Ива мрачно кивнула и тихо произнесла заклинание.

Внезапно появился провал, который оставался видимым достаточно долго. Ангел быстро вошел туда. Его нелегко было чем-то напугать, он уже повидал всякое.

Оз подошел к Иве, взял ее руки в свои, поцеловал сначала в губы, затем в лоб. Их глаза встретились.

- Возвращайся домой, - прошептала Ива.

- Мой дом там, где ты, - ответил Оз. Потом он ушел.

- Ты не видишь их? - спросил Ангел, украдкой оглядываясь и стараясь не останавливать взгляд ни на одном лице.

- Я вижу их. Но трудно сосредоточиться на чем-то, - ответил Оз.

- Пока еще они, наверное, не хотят, чтобы ты видел их. Когда же подойдут ближе и попробуют связаться с нами, тогда станут более видимыми.

Ангел видел бесконечные толпы духов, блуждающих по Другому Миру в поисках своего пути: на Небеса или в Ад, или в Пустоту.

Он видел их всех так же ясно, как они видели его. Оз тоже их видел, но не столь отчетливо. Они заметили его, но не пытались ему мешать. Ангел же был плохо знаком с ними. Они тянули к нему свои руки, проходящие сквозь плоть и заставляющие дрожать от холода, которого он не чувствовал уже давно. Они думали, что Ангел один из них. В конце концов, он тоже был мертв.

- Убирайтесь! - сердито закричал вампир. - Назад!

Тогда один из духов, вздрогнул, уставился на него в ужасе и шепнул что-то другому. Голос отозвался эхом, как будто разом заговорили все они.

- Проклятый.

Ангел почти улыбнулся. Они не знают и половины…

Потом улыбка исчезла с его лица. Вперед вышел призрак. Белый туман сгустился вокруг него

- Ангел!

Мертвая назвала его имя, ее губы двигались, но только он слышал ее голос. Ее звали Тереза Класмейер. Она умерла в его руках, она была здесь, это он сделал ее вампиром. Из-за него она все еще искала свой Путь на Дороге Призраков к Небесам или в Ад.

- Я… Я сожалею, - сказал Ангел мягко, осторожно. Оз остановился, вернулся назад и схватил Ангела за плечо:

- Пойдем, приятель, пойдем.

Ангел пошел и скоро понял, что его имя узнали остальные призраки. Другие убитые им стояли вдоль дороги. Он знал, что должно случиться. Она здесь.

Она действительно здесь!

Темные блестящие волосы обрамляли ее лицо. Взгляд нежный, понимающий. Дженни не проронила ни слова. Ангел попытался остановиться, но Оз подтолкнул его.

- Мы почти пришли! - закричал он. - Иди, Ангел, пожалуйста! Ты нужен Баффи!

Ангел бросил последний взгляд на Дженни и устремился вперед.

Ледяные кровавые слезы потекли по его щекам, но Ангел не вытирал их. Это ничтожная расплата за печаль и ужас, которые он приносил своими близким.

- Почти пришли, - сказал Оз.

- Они пришли! - крикнула Баффи. - Джайлс, вернитесь!

Когда Сыновья Энтропии начали бить окна па фасаде дома, Корделия закричала. Тот светловолосый, бородатый, похожий на святого просто вошел через парадную дверь, не обращая внимания на фиолетовую магию.

- Вверх по лестнице! - скомандовал Ксандр. - Доберитесь до Привратника!

Он толкнул Корделию, и она, застонав, побежала по лестнице на второй этаж. С верхнего пролета лестницы ей махал рукой призрак Антуанетты Рене, подзывая ближе к Привратнику, чтобы воспользоваться его защитой.

Ксандр, Джайлс и Баффи бежали позади нее. Она слышала их шаги, слышала проклятия Джайлса и крик Баффи, насмехавшейся над нападавшими.

- Джайлс! - вдруг закричала Баффи.

Корделия обернулась.

Джайлс, цепляясь за край второго лестничного пролета, держал за левую руку Баффи, висевшую в двадцати футах над мраморным полом холла первого этажа. Под ней стоял светловолосый волшебник, его руки пылали: он вызывал магическое оружие, которое использовал и прежде. Другие кричали на Баффи, даже бросали в нее обломки двери.

Лестницы исчезли. Дом просто стер их. Возможно, это сделал Привратник.

- Ксандр! - заревел Джайлс. - Дай мне руку, быстрее!

Ксандр рванул к ним. Но было слишком поздно. Баффи упала на разбитый мраморный пол, где Сыновья Энтропии ожидали ее, чтобы уничтожить.

ГЛАВА 17

Так вот как я умру, подумала Баффи, когда твердый мраморный пол несся ей навстречу. Мужчины в мантиях помчались к тому месту, куда она должна была приземлиться, и протягивали руки, будто собирались разорвать ее на части.

Это будет больно…

Кто- то, одетый не в мантию, пробрался сквозь толпу мужчин и подбежал прямо под ее падающее тело. Она успела рассмотреть пятна краски на его рубашке -темно-коричневые, зеленые, красные - и упала на спину этого человека. Этот некто шлепнулся на пол, раздался хруст сломавшейся кости, но у Баффи повреждений не было.

Сыновья Энтропии помчались к ней. Почти мгновенно придя в себя, она перекатилась на спину и вскочила на ноги. Человек, который смягчил ее падение, неподвижно лежал на полу. Истребительница взглянула на него.

- Оз! - прошептала она испуганно.

Она схватила его за руку, чтобы оттащить с места борьбы, и услышала голос:

- Баффи, они идут к тебе!

Это был Ангел, в обличье вампира. Он уже уничтожил одного из Сыновей Энтропии, поэтому лицо его было измазано кровью.

Баффи встревожилась, но не могла ничем помочь. Помощники бросились к ней со всех сторон. Она ударила, угодив в челюсть плотному мускулистому мужчине со стрижкой ежиком, и тот тяжело осел на пол. Потом на нее напали сзади, схватив за запястье. Истребительница увернулась и ухватила свободной рукой руку нападавшего. Потянув за нее, присела и перебросила его через себя. Голова нападавшего ударилась о мраморную колонну - он вышел из борьбы.

Однако нападающих было слишком много.

- Не убивайте ее! - закричал светловолосый мужчина в мантии из другого угла комнаты. - Она нужна Маэстро!

Моя популярность стала мне надоедать! - прохрипела Баффи, ударив пяткой в лицо атакующего.

- Баффи, бери старика! - крикнул Ксандр. - Он лидер!

Баффи отразила удары другого противника и отправила его в бессознательном состоянии на пол, светловолосый человек с отброшенным на спину капюшоном мрачно улыбнулся ей, закатывая рукава.

- Сдавайся, Истребительница! - предупредил он ее. - И я оставлю твоих друзей в живых.

- Обещания, одни обещания, - парировала Баффи, уворачиваясь от другого нападавшего. - Странно, но когда я доверяю вам, у меня возникают неприятности. Кстати, прежде вы не предлагали оставить моих друзей в живых.

Он пожал плечами.

- Что ж, поступай как знаешь.

И поднял руки. Сфера синей магии начала формироваться между его ладонями. Голос повышался, повторяя раз за разом заклинания. Горящая сфера вылетела из рук. Баффи вздрогнула и помчалась вверх по лестнице. Наверху Корделия закричала от ужаса.

Светловолосый мужчина поднял голову, на мгновение отвлекся, и Баффи воспользовалась моментом, чтобы напасть. Мужчина отскочил назад.

Баффи собиралась схватить его, но натолкнулась на невидимый барьер. Сильный удар потряс ее от головы до пальцев ног. Было больно. Очень.

Истребительница покачнулась и, вероятно, упала бы, если бы не самодовольная ухмылка светловолосого. Гнев закипел в ней, и она, собрав все силы, попыталась снова добраться до него.

Вверху раздался взрыв. Инстинкт самосохранения советовал не отводить взгляд от светловолосого колдуна, но Баффи не выдержала: там были Джайлс, Корделия и Ксандр. Привратник, поддерживаемый Джайлсом, парил на заново созданном лестничном пролете. Зеленая энергия потрескивала в его ладонях. Остатки синей шаровой молнии зашипели и вспыхнули, подобно догорающей римской свече. Наконец он указал на невидимый барьер и закрыл глаза.

- Попытайся теперь ты, Истребительница, - сказал он дрожащим голосом.

Баффи бросилась к барьеру.

Он быстро восстанавливался, посылая толчки энергии сквозь ее тело. На сей раз она упала на колени, а двое Сыновей Энтропии схватили ее за руки.

- Нет, Баффи! - закричал Ангел. Один помощник обхватил его колени, другой рванул к нему с длинным, острым ножом.

- Ангел! - закричала Баффи, изо всех сил пытаясь освободиться, чтобы помочь ему.

Один из схвативших ударил Баффи кулаком в лицо - на мгновение все вокруг потемнело.

Когда ее глаза снова открылись, она увидела что-то невозможное. Ангел летел.

- Что вы делаете? - спросил Ксандр у Привратника, когда тот притянул к ним Ангела. - Он нам необходим, потому что его трудно убить! Баффи не может выиграть эту битву самостоятельно. Вы оставляете ее беззащитной!

- Я ничем не могу помочь, - ответил Привратник, с усилием произнося слова. Ксандр еле расслышал его. Старик выглядел ужасно. Лицо стало цвета цемента, и он с трудом держался на ногах. Джайлс поддерживал его, перекинув руку Привратника себе через плечо.

- Мы должны выполнить Ритуал Пожертвования, если хотим спасти ее.

- Можете больше не беспокоиться. - Корделия потрясла его за плечо, показывая, что Баффи освободилась сама, но тут на нее напали трое с закрытыми лицами. Она отшвырнула их и с тревогой посмотрела на лестничную площадку.

- Но теперь ей нужно помочь!

Все видели, как Ангел был притянут наверх, на лестничную площадку, при помощи магии Привратника. Старик кашлял и хрипел.

- Моя сила исчезает, - сказал он. Его лоб был усыпан бисеринками пота. - Их слишком много. Она - Истребительница, но не может пользоваться магией и потерпит поражение.

- Тогда позвольте мне вернуться и биться вместе с ней! - закричал на него Ангел. Все еще находясь в облике вампира, он схватил Привратника за плечи и сильно встряхнул. - Или вы потеряли свой разум вместе с вашей силой?

- Ангел, - произнес Джайлс. - Привратник прав. Баффи будет побеждена, и Гейтхаус погрузится в безумие. Конечно, если мы не исполним Ритуал как можно скорее.

Привратник согнулся в приступе кашля. Когда он выпрямился, Ксандр заметил на его руке кровь. Он испугался. Человек умирает у него на глазах!

Рене сказал Ангелу:

- Вы плакали слезами крови. Это превосходно. - Он обратился к Джайлсу. - Следуйте за мной, все вы. Нам надо сконцентрироваться.

- Я не оставлю Баффи, - объявил Ангел.

- Я тоже, и никто из нас. Это неправильно, - Ксандр упрямо смотрел на Ангела. - Если я доберусь туда, не сломав ногу, я сломаю им спины.

- Оз - тоже внизу, - напомнил Ангел и посмотрел на Ксандра.

Ксандр напрягся, словно готовясь к прыжку.

- Превосходно, превосходно, - бормотал Привратник. - Именно это ей и нужно. Именно это она должна получить. Ваша преданность. Ваша готовность умереть за нее.

- Хорошо, давайте не будем уходить отсюда, - сказала Корделия с тревогой. - Смерть не входила в мои планы на сегодня.

- Пойдемте, - убеждал Привратник, показывая жестами, чтобы они следовали за ним. - Вы можете спасти ее, только если сделаете то, что я говорю. Иначе она умрет. Так же, как и все вы.

- Нет! - сказал Ангел, хватаясь за перила и слегка кивнув Ксандру. - Я не оставлю их там. Я не оставлю ее.

Джайлс схватил Ангела за плечо, и вампир повернулся к нему, рыча. Глаза его сверкали желтым светом. Но Джайлс не испугался. Он схватил Ангела за плечи и твердо встретил его пристальный взгляд.

- Слушай меня! Я знаю, что твой мозг говорит тебе, но послушай меня! Они слишком сильны. Они используют магию как оружие, поэтому только с помощью магии мы можем попытаться одолеть их! Привратник слабеет с каждой минутой. Если он не исполнит Ритуал Пожертвования теперь, позднее ему просто не хватит сил. Ты хочешь спасти ее? Я тоже! Я отдал бы жизнь, если бы это дало ей хотя бы мгновение для борьбы. Но есть иной путь! Это наша единственная надежда, Ангел!

Куратор повернулся к Ксандру и впился в него взглядом:

- Это - единственный путь.

- Да, правда, - сердито согласился Ксандр, положив руку на перила. - Спокойно, пока еще никто не умер.

- Оза посылали за Ангелом, потому что нужна его помощь. Ритуал объединит силы и поможет ей победить. Думаю, вам попятно, что надо делать.

- Выгляните! - завопила Корделия.

Сполохи потрескивающей синей энергии, рассекающие воздух, застыли на секунду и выстрелили прямо в них. Подняв руки, Привратник подготовился контратаковать, меч и щит зеленого электричества дрожали в его руках. Синий столкнулся с зеленым, И ливень энергии рикошетом отскочил от потолка и стен. Все, кроме Привратника, упали на пол.

Призрак Антуанетты Рене появился около Ксандра, голос был едва слышен:

- Дом вот-вот треснет, Жан-Марк. Мы исчерпали свое время.

Воздух сотрясся от череды взрывов. Куски штукатурки обрушились прямо на голову Ксандра, прикрывающего собой Корделию, потолочная балка упала буквально в миллиметре от них. Позади раздался глубокий низкий рык, и непохожий на человеческий голос произнес:

- Привратник, я жажду.

- Закрытые места разрушились, - объявила Антуанетта Рене. - Монстры и демоны вышли на прогулку.

- Возвращайтесь, - прошептал Привратник. Когда Ксандр искоса посмотрел на него, умирающий волшебник сделал какое-то движение в воздухе. - Возвращайтесь, я приказываю вам!

Ксандр поднял голову. Большая черная пантера кралась вниз по коридору восточного крыла дома, ведущему на лестничный пролет, где они стояли. Бросив взгляд вниз, на первый этаж, он увидел, что лестница полностью разрушена. Пролет выглядел как Т-образный перекресток трех коридоров со смертельным спуском у пересечения.

Еще несколько взрывов сотрясли дом. Стекла вылетели. Пантера подползала все ближе.

Корделия вцепилась в Ксандра:

- Что происходит? Что случилось?

- Чего только не происходит. - Ксандр, прижав девушку к себе, почувствовал, как быстро стучит ее сердце. Рычание повторилось. Ксандр с трудом сглотнул и сказал:

- Корди, я хочу, чтобы ты побежала, когда я скажу тебе, хорошо?

- Что?

Раздался визжащий звук от чего-то большого, чего-то ужасного. Сильное колебание сотрясло воздух.

- Что это? - закричал Ксандр. К его удивлению, Привратник побледнел и закрыл глаза. - Эй! Супер Марк! Не бросай нас теперь! Говори со мной!

Жан- Марк Рене встал на колени около Ксандра и схватил его за плечо. Он выглядел испуганным.

- Это демон, посланный, чтобы похитить ее, - сказал Привратник. - Надо действовать немедленно!

Баффи слышала душераздирающие вопли, пока боролась с тремя помощниками в капюшонах. Куски дерева и штукатурки сыпались на место сражения.

Большая тень появилась высоко над головой Баффи и как туман расползлась по всей комнате.

Что- то новое, подумала Истребительница.

- Мсье Рене? - закричала Баффи. - Что происходит?

Никакого ответа. Она взглянула наверх и не увидела своих друзей. Она была одна. На мгновение Баффи запаниковала. Потом вздохнула и стиснула зубы. Неважно. Она - Истребительница.

И когда раздался шум огромных крыльев, Баффи погрузилась в леденящий холод, и тьма окутала комнату.

Привратник пробормотал что-то - лестницу и коридор накрыла тьма. Он нарисовал темноту вокруг них.

- Идите по главному коридору к задней части дома, - сказал Жан-Марк.

- Привратник, не имеет значения, что я не вижу их, - прорычал безумный голос, теперь намного ближе. - Я их чувствую.

Ледяная дрожь страха коснулась спины Джайлса, когда он во тьме медленно начал подниматься на ноги.

- Вы должны связать его, - сказал он. - Баффи уже попадала к ним. Она убила женщину.

- Какую женщину? - Голос Корделии дрожал. - Ксандр, что там происходит?

Ксандр не ответил.

Джайлс сказал:

- Поднимайтесь осторожно. Темно. Будьте внимательны.

- У меня достаточно энергии для Ритуала, но не для того, чтобы связать их, - прохрипел Привратник. - Если я свяжу пантер…

- Пантеры? - завопила Корделия. - Теперь еще и пантеры?

Привратник сказал:

- Если я свяжу пантер, то умру.

- Мы доберемся до Котла, чтобы прибавить тебе сил, - прошептала Антуанетта и обратилась к Ангелу: - Вы должны обойти пантеру. Она в комнате…

- Нет, мама. Это - для Ритуала, - проговорил Жан-Марк и упал на руки Джайлса.

- Нет, для тебя, - умоляла она. - Мой сын, ты не можешь умереть.

Джайлс не на шутку встревожился. Он понятия не имел, как выполнить Ритуал Пожертвования. Баффи боролась за свою жизнь, а дом уничтожал себя сам.

- Не спорьте, chere maman. Мне не хватит энергии для этого, - прохрипел Жан-Марк, пытаясь встать. - Даже на то, чтобы держать это место в порядке, уходит много сил.

Джайлс моргнул. Он забыл, что площадка магически создана заново. Куратор сказал, понизив голос:

- У меня есть идея.

Оз со стоном открыл глаза. На секунду ему показалось, что он смотрит кино: Странные фигуры в синем свете окружали его. Но это было не кино. Медленно он поднялся на ноги и увидел, что отвратительный демон летит к нему сверху. Это существо - то ли птица, то ли лев - схватило Оза в когти и устремило огромный клюв к его лицу.

- Е-у-о! - закричал Оз.

- Оз! - позвала Баффи.

Она была плотно окружена головорезами Сыновей Энтропии и не могла помочь Озу. Вообще-то ей самой нужна была помощь. Оз понял это и начал сопротивляться как только мог.

Корделия и Ксандр медленно двигались по коридору. Ксандр затаил дыхание.

Словно плавая в мягком синем жаре, Джайлс и Привратник стояли на площадке и смотрели на пантеру, присевшую в нескольких шагах от Ксандра и Корделии. Они шли по главному коридору, ведущему с севера на юг, и зверь приближался к ним. Ангел стоял с другой стороны перехода в позе боксера. Когда Корделия громко сглотнула, пантера повернула огромную голову в ее сторону.

- Иди ко мне и оставь тех молодых, - уговаривал Привратник, стоя наверху магической площадки. - Иди ко мне и к этому человеку. Он Куратор.

Пантера склонила голову и дико закричала.

- Истребительница убила вашего помощника, не так ли? - сказал Джайлс. - Ее научил я. Если хочешь отомстить, иди ко мне.

Пантера заревела и качнулась вперед, к Корделии и Ксандру, размахивая лапой. Корделия вскрикнула, хотя Джайлс велел ей молчать.

- Прекрати свои игры! - крикнул Джайлс. - Как только Привратник умрет, ты будешь свободна. Только он держит вас здесь.

Куратор повернул голову к Жан-Марку.

- Возможно, она не понимает нас.

- Она понимает, - сказал волшебник. - Она продлевает мгновение. Смакует победу.

Пантера заревела снова, на сей раз, обернувшись в сторону Ангела. Потом бросилась вперед, как черная вспышка, и накинулась на Джайлса и Привратника. Корделия закричала. Ангел бросился за пантерой, пытаясь остановить ее. Она резко мотнула головой и ударила Ангела по руке, тот закричал от боли. Потом она потащила Ангела, как это делал волшебник, заключивший ее в тюрьму своего дома.

Привратник закричал:

- Вперед!

Он и Джайлс пролетели мимо пантеры с разных сторон, и на мгновение она замешкалась. С ними улетел и Ангел. Вспыхнув, площадка исчезла.

Огорченно завывая, пантера проплыла по выступу.

- Быстрее! - закричал Ксандр, заставляя Корделию отступить в коридор…

Ангел и Джайлс несли Привратника. Антуанетта Рене шла впереди. Наконец они вошли в комнату.

Комната была круглая, с деревянным полом и множеством зеркал в позолоченных рамах, закрывающих стены. Картины были задрапированы полотнищами тяжелой белой ткани.

В центре комнаты размещались предметы, которые призрачная мать Привратника, очевидно, собрала, помогая магии сына: Котел, копье, блюдо соли, водяной шар и кучи белых поясов или лент. Привратник был без сознания. Снаружи комнаты послышался грохот, сопровождаемый восклицанием. Ангел стремился покинуnm комнату, чтобы отправиться на помощь Баффи.

- Кладите его, - сказал Джайлс. - Ксандр, сделай вокруг него священный круг. Используй соль. Ксандр взял блюдо.

- Нет, - глаза Рене замерцали. Он уже пришел в себя. - Кровь. Каждого.

- Что-то? - переспросила Корделия, потрясенная до глубины души.

- Как ее собрать? - спокойно спросил Джайлс.

Корделия с ужасом посмотрела на него:

- Собрать?

- Я исполню эту обязанность. - Рука Рене зашевелилась, и он посмотрел на Корделию. - Молодая леди, принесите Котел с отрубями.

- Да, сэр, - сказала она и побежала к большому черному чугунному котлу. Три его ножки были в виде лап грифона. Больше ничего - никаких украшений.

Рене сжал руку Джайлса.

- Надо использовать истинное лезвие - копье Лоигинуса.

Корделия вздрогнула и опасливо дотронулась до шеи.

Сейчас жизнь Истребительницы - единственное, что может помешать миру упасть в пропасть Хаоса. Она не может победить самостоятельно, и ни один из вас не может помочь ей физически. Таким образом, вы должны разделить с ней свою жизнь. От каждого из вас она будет требовать крови жизни, любви, преданности и доверия, но даже этого недостаточно. Ясно, что вы все беспокоитесь о ней, но если есть еще кто-то, чья любовь к Истребительнице еще не раскрыта, обратитесь к этой любви.

Привратник сделал паузу, вздрогнул и на мгновение закрыл глаза. Когда он открыл их, то казался немного более бодрым.

- Теперь кровь, - сказал Рене. - Кровь вампира самая нужная. Он плакал алыми слезами. Его кровь особенно ценна. - Привратник посмотрел на Ангела. - О ком вы плакали, монстр? О себе или о ваших жертвах?

Ангел моргнул, взглянул на Джайлса, но промолчал. Он не знал, что сказать. Он не был уверен ни в чем, даже в том, что видел на Дороге Призраков Дженни Кэлендар. Но теперь не время обсуждать это.

- Для Ангела это, скорее всего, одно и то же, - сказал Джайлс, и Ангел был благодарен ему за эти слова. Ведь Куратор так и не простил ему смерть Дженни, любимой женщины.

- Я думал, что Куратор - один из самых близких людей Истребительницы, - сказал Рене. - Но теперь я вижу ее лицо в ваших золотых глазах. Я слышу биение ее сердца в ваших венах. Вы любите ее. Все здесь любят ее.

Он указал на груду предметов.

- Режьте, - сказал Рене Ангелу.

- Нет, - сказала Корделия с тревогой.

- Я сделаю это, - предложил Ксандр. - Это занятие не для Ангела.

Жан- Марк покачал головой:

- Кровопускание не для вас. Круг должен быть нарисован чистосердечным молодым человеком. Не вами.

Ксандр огорченно хмыкнул.

- Позже я подумаю об этом и, вероятно, обижусь.

Привратник взглянул на Джайлса.

- Если я умру прежде, чем мы закончим эту работу, безумие моего дома овладеет не только Сыновьями Энтропии.

- Как это произошло с нами? - спокойно спросил Джайлс.

Рене медленно наклонил голову.

- Истребительница стоит за порядок, и вы могли навести порядок в доме. Они - фавориты Хаоса и несут с собой безумие.

- Поэтому они наложат безумие на дом, ваш небольшой зоопарк выйдет в Саннидейл, произойдет большой прорыв, и Другой Мир войдет в наш мир навсегда! - выкрикнул Ксандр в порыве гнева. - Не очень хорошая идея, господин Привратник!

- Мы сделаем все, что сможем, - ответил Привратник. Он кивнул Ангелу: - Надрежьте их ладони поперек и молитесь вашим богам, если они у вас есть.

- Не думаю, что ему разрешают молиться, - пропищала Корделия.

- Для Баффи я могу сделать все, - мрачно сказал Ангел.

Он взял копье Лонгинуса. Когда острие с шипением обожгло его кожу, он поднес копье к остальным.

Джайлс расправил плечи и протянул руку. Он пристально поглядел на Ангела и прошептал:

- Кого ты оплакивал на Дороге Призраков?

Ангел на мгновение опустил глаза и пробормотал:

- Вы знаете кого.

Из глаз Джайлса хлынули слезы. Он протянул руку. Все молчали, пока Ангел вел лезвие поперек ладони Джайлса.

- Соберите, быстро, - велел Жан-Марк Корделии. Он кашлял, и в горле слышался скрежет. Ангел знал, что смерть стоит на пороге.

Он подошел к Ксандру и взял у него кровь.

Пантера и демон боролись, когти светились, расщепляясь. Каждый выл от ярости. Тело демона сильно кровоточило, пантера выглядела лишь немногим лучше. Светловолосый колдун пробовал было вмешаться, но по каким-то причинам его магия не действовала на пантеру. Увлеченные борьбой пантеры,, напавшие на Баффи чуть-чуть ослабили захват. Стоявший рядом Оз подмигнул Баффи.

Баффи слегка кивнула в ответ.

Дом закачался. Монстры появились в зале. Привратник был едва жив. Ксандр кровью рисовал круг. Ангел крепко держал руку Корделии. Она была привязана одним концом белого пояса к нему, а другим - к Джайлсу. Каждый из них должен был быть привязан к другому.

И все они были привязаны к Истребительнице. Антуанетта склонила голову, волшебник пел на латыни:

Созерцайте тех, кто будет принадлежать Истребительнице.

Они - ее последователи, те, кто любит ее больше всего.

Пусть они отделены от нее тысячей лиг, их дух остается с нею.

Их сердца остаются с нею.

Их души остаются с нею.

Внезапно лицо Привратника задергалось, и он широко раскрыл глаза.

- Что? - закричал Джайлс. - Что случилось?

- Этого недостаточно, - ответил Привратник. Корделия захныкала. Ксандр громко чертыхнулся.

- Что насчет Оза? - быстро спросил Джайлс.

- Ритуал уже нашел его. Оз уже помогает, хотя и не понимает этого. Но этого недостаточно.

В глазах Ксандра мелькнула догадка.

- Корди! - сказал он. - Дай мне твой телефон!

Корделия посмотрела на него, словно на сумасшедшего, но без слов пошла к сумке и вытащила телефон.

- Слушайте, мы пробовали звонить отсюда, но сигнал не проходит через стены дома. Заставьте его пройти, - обратился Ксандр к Привратнику.

- Я попробую… Я справлюсь, - ответил тот слабым голосом.

- Ксандр, - сказал Джайлс, - что ты… - и тут же понял. - Ива! - произнес он взволнованно.

Ксандр начал набирать номер.

- Ее нет дома! - внезапно воскликнул Ангел. - Оз велел ей идти к маме Баффи. Позвони туда.

Ксандр чертыхнулся, разъединился и начал набирать снова.

В летней гостиной Ива сидела, уставившись в телевизор, но только смутно понимала то, что происходило на экране. Она устала и начала дремать. Джойс позвонила матери Ивы и сказала, что ее дочь собирается помогать в галерее, распаковывать экспонаты для выставки. Оправдание сработало, но Ива не знала, сколько это может продолжаться.

Они вместе наблюдали бессмысленную кабельную тарабарщину, пока Джойс не заснула. Женщина спала неспокойно. Она бормотала во сне, и, наблюдая, как меняется ее лицо время от времени, Ива думала, что ей снится кошмар. Возможно, несколько кошмаров. Но она не хотела будить миссис Саммерс, лишь сожалела, что сама не может немного поспать. Хотя Ива и закрывала глаза время от времени, сон долго не приходил к ней.

А затем это произошло. Через несколько минут после того, как Ива наконец заснула, зазвонил телефон и грубо вытянул ее из сновидений. На втором звонке Ива взяла трубку. Она поглядела на часы: не совсем поздно для ее мамы, чтобы позвонить и выразить недовольство.

- Летняя гостиная, - сказала она спросонок.

- Ива! Слава богу! - закричал в телефон Ксандр.

- Ксандр? Что случилось? - воскликнула Ива, сильно напуганная его тоном.

Миссис Саммерс проснулась и шла через гостиную к Иве.

- Это Ксандр? - спросила она. - Что такое? Что-то случилось с Баффи?

Ива сердито остановила ее, подняв руку, чтобы предотвратить дальнейшие расспросы. Она слушала Ксандра, ее лицо бледнело, глаза раскрывались все шире. Джойс продолжала жестикулировать, и через мгновение Ива накрыла рукой трубку и посмотрела на нее.

- Вы бы все для Баффи сделали, правильно? - спросила Ива.

- Я ее мать, Ива, - сказала Джойс с тревогой. - Я умерла бы за нее.

Ива только кивнула. С испуганным выражением на лице она сказала:

- Найдите что-нибудь острое.

Мобильный телефон лежит на полу в ногах Ксандра, дорога в Саннидейл все еще открыта. Они заново соединили руки. На расстоянии в три тысячи миль Джойс Саммерс и Ива Розенберг отдавали кровь для Баффи. Где-то внизу Оз боролся на ее стороне. Привратник начал Ритуал снова.

Созерцайте тех, кто будет принадлежать Истребительнице.

Они - ее последователи, те, кто любит ее больше всего.

Пусть они отделены от нее тысячей лиг, их дух остается с нею.

Их сердца остаются с нею.

Их души остаются с нею.

Они честны друг перед другом ради нее.

Их верность - одно живое существо среди них, независимо от будущего, независимо от прошлого.

Их узы - самое сильное оружие Истребительницы, самый дорогой подарок.

- Вы должны чувствовать это всем телом, - прошептал Привратник. - Вы должны быть ее светом. Вы доказали ваше мастерство и вашу храбрость в борьбе против монстров и демонов, но теперь вы должны сдаться. Вы - Истребительница, и вы будете всегда принадлежать ей. - Он закрыл глаза. - Даже если вы никогда не увидите ее снова.

Джайлс, Ангел, Корделия и Ксандр стояли, соединив руки. Синий свет потрескивал вокруг мобильного телефона и, казалось, прыгал в воздухе к Привратнику. Жестокий, жгучий ветер завыл в комнате.

Рука Корделии дернулась, глаза расширились. Ангел крепче сжал ее руку. Она закрыла глаза и пробормотала сама себе:

- Я не двигаюсь, я храбрая, я не двигаюсь.

Пока ветер жег лицо Ангела, потолок обрушился вокруг них. Змеи извивались на полу. Призрачные видения корчились в зеркалах. Затем зеркала разбились, и дюжина темных существ ступила в комнату: тролли; тяжелый скелет с гниющей плотью; безголовая женщина, из шеи которой извергалась кровь; пантера.

Корделия шептала:

- Баффи, Баффи, Баффи, Баффи.

Существа начали сходиться к кругу.

- Вставайте быстро! - командовал Привратник. - Не шевелиться!

Раздался крик. Это был голос, который Ангел знал хорошо.

Это была Баффи.

Ангел увидел, что Ксандр потянулся к поясу, чтобы развязать его.

Вставайте быстро! - кричал Привратник удивительно сильным и звенящим голосом.

- Но мы нужны ей! - возразил Ксандр.

- Правильно, нужны, - сказал Ангел. - И именно поэтому мы должны остаться здесь, Ксандр. Это - наше сражение. Другое - для нее.

- Он прав, Ксандр, - Джайлс побледнел. - Мы должны верить. Мы должны знать.

И вновь раздался крик.

Глаза Ангела кровоточили.

Пантера лежала мертвой в ногах крылатого демона. Светловолосый колдун, ликуя, указал монстру на Баффи:

- Возьми ее для Маэстро!

Истекая кровью, огромное черное существо захлопало крыльями и поднялось в воздух, борясь с порывами ветра и пламени, которые извергались из разрушенной прихожей дома.

Потом монстр полетел на Баффи. Нападавшие отпустили Истребительницу, и она вскрикнула от неожиданности. Она подняла вверх кулаки, когда существо приблизилось, услышала крик Оза, но монстр отклонился назад и схватил Баффи когтями, сильно расцарапав тело.

Хотя ее рот был закрыт, но крик разносился далеко. Демон сжимал ее все сильнее, и теперь она не могла даже дышать. Он поднялся в воздух и вырвался через потолок. Наступила ночь, в небе светила луна.

- Лети! - кричал снизу светловолосый колдун. Внизу толпы злых существ заполняли комнату.

Черные фигуры в капюшонах взрывали их магическом энергией. Через несколько секунд возникла большая свалка. Баффи безмолвно искала Оза среди этого Хаоса. Вот он - израненный, он все еще сражался. Он посмотрел ей вслед и крикнул:

- Борись, Баффи! Ты сможешь убить его!

В Саннидейле Ива и Джойс одновременно вскрикнули.

- Боже! - прошептала Джойс. - Что происходит? О господи, пожалуйста, позволь моей маленькой девочке вернуться домой.

Они держались друг за друга, и каждая чувствовала такое напряжение, будто бы они там, с Баффи.

- Она победит, - сказала Ива. - Она вернется.

Скелет, приблизившийся сзади, обхватил Корделию за талию. Она завопила:

- Ксандр, останови его!

- Не двигайтесь, - приказал Привратник. - Не шевелитесь.

- Но… - начал Ксандр, пытаясь развязать пояс.

- Сделаешь это - и Баффи умрет, - сказал Джайлс. - Верь в нас. Верь во всех нас, Ксандр. Но больше всего верь в Баффи.

Ксандр закрыл глаза. Он видел Истребительницу так ясно, как будто она стояла рядом. Видел ее большие синие глаза, улыбку. Понимал, как сильно он любит ее и будет любить всегда.

Корделия кричала. Ветер выл. Монстры все прибывали. Ксандр слышал крик Баффи. Он помнил, сколько раз она рисковала жизнью ради него. Помнил, сколько раз она хотела уйти. Как разрывалась она между долгом и желанием. Между ответственностью перед миром и перед собой. Знал, что он был частью всего этого…

Ветер выл. Существа спускались в круг, хватая каждого из них. Даже Джайлс вскрикнул от страха.

- Я верю! - шептал он.

И вдруг наступила тишина.

Как только демон пролетел через дыру в крыше, потолок восстановился. Когти демона немедленно расцепились и выпустили Баффи. В полете она изменила угол падения, чтобы приземлиться на верхнем этаже.

Светловолосый колдун, посмотрев наверх, закричал:

- Нет!

Огонь образовал дугу от его пальцев. Но его магия была бессильна - он рухнул вниз. Баффи наблюдала как зачарованная. Колдун попытался бежать. Слишком поздно: острые, изогнутые когти вонзились в его спину. Магическая синяя энергия потрескивала вокруг. Она набирала силу, извивалась и гудела, подобно живому проводу. Что-то прыгнуло к ближайшей фигуре в капюшоне.

То же самое произошло с остальными. Баффи поняла, что это не магия Привратника, а власть Гейтхауса. Он очищался.

Когда друзья Баффи подбежали к ней, все Сыновья Энтропии уже были мертвы.

Снизу, с лестничной клетки, медленно поднимался Оз. Он подмигнул и сказал:

- Если это не слишком сложно… может, вытащите меня отсюда?

ЭПИЛОГ

Они стояли в коридоре Гейтхауса. Мрамор искрился. Прохладный бриз скользил по дому. Люстра освещала недавно восстановленную широкую лестницу, ведущую на площадку второго этажа.

Все это сделал Привратник.

Теперь он лежал в укрепляющем Благословенном Котле с отрубями. Джайлс поговорил с призрачной Антуанеттой Рене. Она сообщила, что ее сын пролежит в Котле несколько дней, прежде чем будет в состоянии бороться дальше. С надлежащим отдыхом и с погружением в Котел, по крайней мере, раз или два в день он способен продолжать свое дело еще некоторое время. Но Котел не может помогать вечно. Если наследник не возвратится, Хаос все же наступит.

Джайлсу показалось странным, что призрак жаждет соединения с сыном в загробной жизни. Антуанетта улыбнулась в ответ на это. Не надвигающаяся смерть сына печалила ее, а боль, которую он переносил каждое мгновение.

- У нас только один выход, - объяснил Куратор. - Мы должны отправиться в Европу, найти молодого Жака Рене и вернуть его прежде, чем умрет его отец.

Все уставились на него.

- Хорошо, мне эта идея нравится не больше, чем любому из вас, - сказал он обиженно.

Дело обстояло не совсем так. Джайлс не забыл о Микаэле Томази, тайна ее исчезновения не давала ему покоя. Он надеялся, что поездка решит эту загадку раз и навсегда.

- Итак, когда же? - Он пристально посмотрел на Истребительницу.

Баффи нежно улыбнулась Джайлсу и поглядела на остальных. Это настоящие друзья. Они столько для нее сделали.

Прекрасно, отметила про себя Баффи и небрежно поправила трикотажную рубашку. Они все облачились в чистую и удобную одежду, когда Хаос закончился.

- Некоторые останутся здесь, Джайлс, - сказала Баффи. - И я не оставлю Иву одну в Саннидейле, так что кому-то необходимо отправиться домой и поддержать ее. Что касается остальных… Не знаю, как долго продлится поиск наследника, но… или мы найдем его вовремя, или…

Все уставились на нее. Баффи переводила взгляд от одного к другому. Джайлс, Корделия, Оз, Ксандр. И Ангел. Дорогой Ангел. Как редко им удавалось побыть вместе!…

- Сначала мы поспим, - сказал Джайлс. - От нас не будет никакого прока, если мы не отдохнем.

Баффи кивнула, соглашаясь:

- Хорошо. Сон. Только немного. И затем безумие начнется снова.

Когда- то виноградник был гордостью его виллы. Но Маэстро давным-давно потерял интерес к винограду, к вину. Теперь он пьянел только от власти. От власти и Хаоса.

- Маэстро?

Голос дрожал от страха. Отведя глаза от далеких огней Флоренции, он повернулся спиной к разоренному винограднику и увидел брата Альдо, стоявшего на почтительном расстоянии и удрученно смотревшего на него.

Маэстро сухо хмыкнул, черный огонь почти незримо загорелся на кончиках пальцев, когда он развел их в стороны. Француз, научивший его самому темному колдовству, называл это Черным огнем. И теперь этот огонь пополз по рукам, окутывая Маэстро сверкающей темнотой.

- Вы прибыли, чтобы сказать мне, что Гейтхаус все еще стоит.

Брат Альдо заплакал.

- Что Истребительница все еще свободна.

Альдо зарыдал.

- Что наследник все еще не у нас.

Альдо слегка кивнул, прикусив губу.

- Что Хеллмут был приведен… в порядок.

Хныкая, молодой колдун повернулся и с криком бросился бежать через виноградник.

Маэстро хмыкнул. Он не потрудился израсходовать энергию, которую требовало поднятие руки. Черная молния потекла по его телу, потрескивая, потом достигла бегущей тени и слегка «приласкала» тело брата Альдо. Тот замер на месте и задрожал. Черные усики танцевали на его коже и одежде - обугленная плоть Альдо рассыпалась кровавым пеплом. Маэстро наклонил голову.

- Какое расточительство, - прошептал он.

Он не ожидал услышать голос, который раздался позади него:

- Мои соболезнования.

Встревоженный, Маэстро обернулся и поглядел сквозь ночь и мертвый виноградник на странную фигуру. Седые волосы развевались по ветру. Человек был тощий, как скелет, но держал себя властно и высокомерно, что не поправилось Властелину Сыновей Энтропии.

- Вы не справились со своей частью задания, - сказал посетитель, и в голосе его послышались опасные нотки.

- Мне нужен мальчик, - ответил Маэстро. Его тон не допускал никаких возражений.

Посетитель только улыбнулся, показав клыки.

- Вы обещали нам копье Лонгинуса, - сказал он. - Пустяки, сказали вы. Игрушка по сравнению с великим планом. Мой малыш не любит разочарований. Если ему что-то обещают, обещание должно быть выполнено.

Он быстро подошел к Маэстро, не обращая внимания на окруживший их черный огонь.

- А обещал я, между прочим, - прошептал он с усмешкой. - Я не очень беспокоюсь о судьбе младшего Привратника. Нам вскоре не придется заботиться о нем. Вы достанете нам копье Лонгинуса - и мы отдадим вам мальчика.

Маэстро был разгневан, но вынужден был молчать. Ему нужен этот мальчик. Наследник дома Рене был недоступен его магическому ощущению, и вампиры пользовались этим. Как и раньше, он использовал их как оружие, чтобы похитить мальчика в обмен на тот небольшой пустяк. Сначала это была приятная сделка. И тогда он был абсолютно уверен, что копье будет у него в руках.

- Сколько у нас времени? - спросил Маэстро. Седовласый вампир беспечно пожал плечами. Он вынул сигарету и металлическую зажигалку, щелкнул ею и прикурил. Наступила длинная пауза.

- Ну, пока мне не надоест, или пока не проголодается Друзилла, - небрежно сказал он.

Через несколько секунд Спайк ушел.


This file was created

with BookDesigner program

[email protected]

01.02.2010


home | my bookshelf | | Прочь из сумасшедшего дома |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу