Book: Водный мир (быль)



Этот гнилой осиновый лес равномерно покрыт бассейнами с коричневой стоячей водой. Ямы остались от страшной войны. В стоячей воде живут лягухи с нежными белыми животиками, красноватые червячки и недоделанные комариные дети. В жаркие дни мы шли к заветной воронке от полутонной авиабомбы и забирались по горло в теплый пряный кисель. Яичное солнце било столбами сквозь листву, и от вечно-влажной земли в небо поднимались колонны болотных испарений. Мы отхаркивали водяных жуков из пересохших глоток, когда пили из первой попавшейся лужи, и никогда не мыли руки после счастливых эксгумаций. Плесень расползалась по спальникам, дни становились короче, и с каждым днем все сильнее ныли больные зубы. Я чувствовал, -- скоро появятся первые вши...

За этот сезон мы сделали все, что смогли - наша касса, немецкий жировой контейнер из оранжевого бакелита, теперь закрывался с нехилым усилием. Кросс, друг мой неразлучный, непрерывно бурча убил целый вечер освобождая чьи-то плохие зубы от золотых чехлов. Я, на соседнем пеньке, аккуратно плющил выпотрошенные желтые шапочки обухом топора. Несколько коронок выпало из моих кривых рук на хлюпающую землю. Фонарик давным-давно сел, и в неверном свете костра я навсегда затоптал золото в болотную жижу.

Но следующий день неописуемо порадовал. Быстро, в две лопаты, мы взяли наполовину выбитый немецкий лежак в излучине Глушицы. На кладбище, в мелких зимних ямках отдыхали престарелые жертвы тотальной мобилизации. Десяток ломаных смертных жетонов с одинаковой маркировкой "INF. ERS. BATL.", "тухлые" знаки за ранения 2-й и 3-й степени, расшитые кошелечки с пфеннигами, унылое обручальное колечко стремной 333-й пробы, серебряная стопка со съеденной позолотой и халтурно чеканенным бегущим кабаном, дешевые перстни с монограммами, жестяная ладанка раздавленная временем, и, наконец - чудо! Три десятиграммовых зубных протеза, весьма приятных на вес. Добро уже не влезало в коллективную кассу, и мы начали не спеша сворачивать лагерь.

Сейчас, пытаясь восстановить ход событий, я не могу вспомнить - почему мы с Кроссом разошлись в тот день по разным углам? Кажется, у меня было свое, сугубо личное дело возле разрушенной узкоколейки "Море шпиц", и подхватив щуп с лопаткой я откланялся.

Кросс, любитель демисезонного подводного плавания, отправился в наш бассейн. Еще в начале сезона, расчищая воронку от коряг, я вытащил крюком черную лучевую кость, пустую пулеметную ленту и зенитный прицел от МГ. В яме было что-то еще, желанное, но, увы-недоступное. Воображение рисовало сладостные картины - патинированный пулемет с обрывком отстрелянной ленты с одной стороны, и длинной, тяжелой, зеленой змеей уползающей в распахнутый патронный ящик. Или, засосанный синей глиной парафинированный труп в "фельдграу". Грудь в значках, глупая желтая голова скатилась между ног, в раскисшей, хлопающей кобуре - люгер соскучившийся по теплу человеческой руки. Что делать? Откачать яму ведрами? Проще удавиться. Может быть, выморозить воронку чуть позже, зимой, когда перестанут фонтанировать грунтовые воды? Но, скорее всего, заморачиваться с этим не стоило.

Кросс сделал ход конем. Мотаясь в город за продуктами и новостями, он привез стеклянные жабьи глаза на ленточке из перепрелой резины. Очки сдавливали виски так, что звенело в ушах, а после десятка энергичных погружений в голове появлялась музыка. Армейский, гнусно-зеленый комплект "химзащиты",

Кросс не снимал с тех пор, как похолодало. Он спал в нем, ел, бродил по болотам как зеленое чудовище, и грелся у костра. Пахло от моего компаньона интригующе... Кросс не любил стирать специально.

Осторожно выставляя зеленые слоноподобные ноги, Кросс зашел по пояс в воду. Постоял, пробуя мягкое дно ступнями, и туго стянул на шее резиновый капюшон. Разумеется, Кросс понимал, что из "химзащиты" сухой гидрокостюм не выйдет -- хоть тресни. Стремительно и неотвратимо ледяная жидкость должна заполнить и намочить все: изнанку клеенчатых штанов с припаянными галошами и холщовыми подтяжками, грязные трусы и носки. Синтетический свитер сожженный потом, и внутренности балахона падут последними жертвами широкой струи просочившейся под горло. Эффект обратный мочеиспусканию в брюки. Сначала противно затем - тепло. Главное, не делать резких движений разгоняющих воду прогретую телом.

Кросс нагнулся, оттянул с лица очки, прополоскал их водой, сделал глубокий вдох и вдруг энергично нырнул к центру ямы. Первые погружения, сведенные холодом пальцы, бессмысленно отгребали в сторону гнилые ветки и черную прессованную листву. Кросс, желая найти материк, скреб дно сорванными ногтями, пытаясь добраться до слоя кембрийской глины. Из затонувшей дряни выползали снопы метановых пузырей. Пузыри с приятным лимонадным шипением обтекали скользкое зеленое тело и рвались к небу.

Первый ящик (кажется, это была минная упаковка) Кросс нащупал в тот момент, когда в кромешной подводной тишине мужской хор грянул "Варяга". По телу заходили стаи мурашек, каждая -- с кулак величиной. Непроходящий свищ на нижней десне вдруг запульсировал ритмичной болью... Но пальцы нашли и вцепились в проволочную ручку с раскрошившейся деревянной оплеткой. Ящик упирался изо всех сил-ему так сладко было лежать во мраке, под слоем вечной тишины. О замершем Времени Кросс знал не меньше ящика, молодость победила...

И в этот момент, дурной грибник, вторые сутки плутавший по нашей земле, выдрался из комариного ельника в десятке метров от купающегося Кросса. Единственное совпадение из одного миллиона. В большом лототроне осталось всего два билета. Пустой достался чужому...

О чем может думать человек, окончательно заблудившийся в северных джунглях? Кто ходит за мной по пятам и пристально смотрит в спину так, что сводит лопатки? Сколько осталось сигарет и жратвы? Почему так тихо, что жутко до дрожи?

Возможно, обостренным нюхом грибник почуял дымок тлевшего костра. Радость качнула поседевшие яйца...Возможно, он уже видел драные лоскутья бересты и еле заметную тропку пробитую к купальне. Ему оставалось лишь обогнуть гигантскую яму вдруг преградившую путь, но в этот момент коричневое зеркало вдруг раскололось на части, и из мутной болотной воды с ревом встало гигантское зеленое существо. Оно шумно дышало и красноватое вечернее солнце сверкало в огромных выпуклых глазах...

Я побежал на чужой, душераздирающий вопль. У края воронки валялась перевернутая корзинка с грибами. Потерянная в паническом бегстве галоша разинула выношенную розовую пасть. Вдалеке хрустел валежник и падали вместе с корневой системой хилые болотные дерева. В полном изнеможении, сверкая стеклянными окулярами, Кросс полулежал в воде не выпуская из рук минного ящика. Смеяться он уже не мог - просто хрипел и сучил ногами. Осознав мое присутствие, задыхаясь, Кросс пролаял: --Бля! Грибника повстречал! Лось, лось очкастый! Видел? Ломанулся! А-а-а-а-а-а!

Я понял почти все, и выбрав сухой бугорок слег от дикого хохота рядом.

Еще раз, этот грибник попался нам на глаза только следующей весной. Он не ушел далеко -- разорвалось сердце. Деревянное тело, иней в складках драпового пальто, оскаленный рот с синими тонкими губами. Под стекло старой "Победы" затекла ржавчина, золотое колечко так прикипело к пальцу, что пришлось

рубить топором... Оставшаяся на ноге галоша вздулась от замерзшей воды. Совестливый энтузиаст Кросс поволок тело за полтора десятка километров и, наконец, сбросил несчастливого мертвеца в кювет у стоянки дальнобойщиков. Кажется, грибник так и лежит там. Куда он пойдет, босой?





home | my bookshelf | | Водный мир (быль) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу