Book: Тимур и его бригада



Тимур и его бригада

Анатолий Сарычев

Тимур и его бригада

Купить книгу "Тимур и его бригада" Сарычев Анатолий

Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам.

Шекспир. «Гамлет»

Пролог

Понимаешь это странно, очень странно,

Но такой уж я законченный чудак.

Я гоняюсь за деньгами, за большими,

И с собою мне не справиться никак! —

звучным баритоном негромко пропел человек за соседним столиком.

Гомон вокруг не давал возможности сосредоточиться, но отдельные слова были слышны:

– Излучатели газов уже прошли полевые испытания в Керябе и показали отличные результаты! Столько смертей одновременно, и все от разных причин! Ни одна экспертиза не докажет! – сказал сидевший в небрежной позе усатый небритый брюнет в тюбетейке, одетый в синий джинсовый костюм. Брюнет ковырял зубочисткой в зубах, на его длинном породистом лице застыла брезгливая мина.

Мужчина явно косил под азиата, но Игорь, много лет проживший в Средней Азии, сразу распознал подделку. Только русские люди, жившие с рождения в Средней Азии, так чисто говорят по-русски, без акцента, ударений на первых и последних слогах.

– Вся документация вот на этой компьютерной дискете. Давай деньги и хоть завтра начинай производство боевого отравляющего вещества! – приблизив лицо к своему собеседнику, громко вещал мнимый азиат, не обращая внимания на окружающих.

Толстый киргиз, одетый в черную тройку, воровато оглянувшись, протянул пухлую руку за дискетой, но собеседник не дремал.

Хлопнув правой ладонью по руке киргиза, он громко заявил, разом перекрыв ресторанный шум:

– Так дело не пойдет! Сначала деньги, а потом стулья!

– При чем тут стулья? – удивился киргиз, отдергивая руку, на которой от удара заалело пятно.

– Классиков надо читать, дорогой! – засмеялся продавец и кинул быстрый взгляд вокруг.

Игорь еле успел сделать безразличную физиономию и перевести взгляд на толстую блондинку, танцевавшую в окружении азербайджанцев. Блондинка поднимала юбку, демонстрируя толстые ляжки. Азербайджанцы радостно гоготали, выкрикивая непристойности.

– Пойдем в туалет, там спокойно поговорим! – по губам прочитал Игорь последнюю фразу киргиза.

Мнимый азиат досадливо сморщился, мотнул головой и поднялся, сунув дискету в задний карман джинсов.

Заинтересованный разговором Игорь, дождавшись, пока странная парочка отойдет, тоже поднялся и направился следом за ней.

– Ты понимаешь, что химическое оружие нам нужно как воздух! – громко заговорил киргиз, обернувшись перед дверью туалета.

– Заткнись, козел! Нельзя кричать о таких вещах! – зашипел мнимый азиат и, сдернув с головы тюбетейку, под которой обнаружились короткие сивые волосы, закрыл ею лицо киргиза.

Странно дернувшись, киргиз обмяк.

Воровато оглянувшись, мнимый азиат подхватил своего собеседника за талию и потащил в туалет, рывком открыв высокую белую дверь с изображением мужской шляпы.

Игорь шмыгнул за угол коридора.

Сверху раздались громкие пьяные голоса. Игорь заметался, беспомощно оглянувшись, заметил узкую деревянную дверь, выкрашенную под цвет стены, и быстро открыл ее. В кабинке находились ведра, две швабры и куча тряпок на полу.

С трудом втиснувшись в узкое пространство, Игорь согнулся наподобие вопросительного знака и, вцепившись ногтями в шляпку гвоздя, потянул на себя дверь.

Едва Игорь закрыл за собой дверь, как по коридору загрохотали быстрые шаги.

– Ты берешь мыша в тюбетейке, а я второго черного! – сказал молодой басовитый голос.

– Какого мыша? – сказал второй писклявый голос с капризными интонациями.

– Ты идиот! Мышами мы называем пьяных, которых можно обобрать. Бьешь своего бабая в челюсть, он вырубается, а ты спокойно вытаскиваешь лопатник из кармана мужика.

– Это же грабеж! За это срок дадут! – попробовал возмутиться писклявый.

– Ты в казино штуку баксов проиграл, а я ее за тебя отдал. Спас не только тебя, но и твоего папашу! Весь город над твоим отцом будет смеяться, сыночек пошел в казино и не смог найти тонну зелени! Не хочешь идти на дело, гони две штуки баксов и свободен! – напер басок.

– Почему две штуки? – снова удивился писклявый жалобным тоном.

Чувствовалось, что ему до смерти не хотелось идти на грабеж.

– Месяц прошел, вот штука и выросла в цене вдвое! – сообщил басок.

– Хорошо, только ты иди впереди! – сдался писклявый.

– Не плачь, девочка! Охрана в конюшне ручная, если что не так, прикроет! – успокоил басок.

«Хорошая молодежь выросла нам на смену!» – промелькнула быстрая мысль, когда Игорь открывал дверь подсобки.

В коридоре никого не было. Скользящим шагом Игорь добежал до двери туалета и остановился. Из-за двери слышалось шумное сопение.

Рванув на себя дверь, Игорь увидел большое, метров в двадцать, квадратное, облицованное зеленым кафелем помещение и катающиеся по полу три фигуры. Четвертый участник – высокий тощий молодой человек – сидел у стены, обхватив голову руками. Из-под правой ладони струей текла кровь.

Азиаты, вдвоем навалившись на крепкого парня в белом костюме, катались по полу.

В боку киргиза тоже зияла рана.

Брюнет схватил крепыша за длинные волосы и с силой ударил его о кафельный пол. Киргиз обхватил парня за туловище, не давая крепышу развернуться.

Резкое движение локтем, и киргиз вдруг неожиданно отлетел в сторону, дернулся и затих в неестественной позе, склонив голову набок.

Крепыш выгнулся дугой и, неожиданно захватив руку псевдоазиата, перекинул его через себя.

«Только не разбей дискету!» – взмолился про себя Игорь, наблюдая, как тело псевдоазиата летит через середину помещения.

От такого кульбита нетренированный человек обязательно разбился бы, но псевдоазиат ловко, как кошка, извернулся в воздухе и легко приземлился на ноги. Легкое движение, и в правой руке упавшего появилась длинная блестящая цепь, которую он тут же неуловимым движением послал в голову крепыша.

Крепыш глухо ойкнул и застыл на полу.

Еще один удар цепью, и сидящий у стены парень улегся на пол, открыв лицо, на котором вместо правого глаза зияла кровоточащая рана.

Игорь не стал медлить и с разворота нанес удар ногой псевдоазиату по почкам. Вскинувшись, как впервые взнузданный жеребец, тот широко открыл рот и упал лицом вниз.

Вытащив дискету из заднего кармана брюк псевдоазиата, Игорь окинул помещение в поисках места, куда ее можно было бы спрятать.

Рукав шикарной черной тройки киргиза задрался, и Игорь увидел узкий нож, прикрепленный поверх рубашки прозрачным скотчем.

В коридоре раздались голоса, и Игорь решился.

Сорвав две узкие полоски скотча с руки киргиза, он заскочил в туалетную кабинку и приклеил дискету к стене, отогнув сливной бачок от стены. Для этого Игорю пришлось встать ногами на унитаз.

Закончив работу, он спустил штаны до колен и уселся на унитаз.

– Какая скотина это сделала? – заорал мощный бас, и сразу несколько голосов невнятно заговорили.

К кому относились слова, Игорь не понял, так как приятный голос быстро сказал:

– Смотри, Серега, сколько денег!

– Бабок не было, мы ничего не видели. Витек! Проверь кабины! – приказал бас.

Игорь уронил голову на грудь, сделав вид, что спит.

– Тут алкаш дрыхнет! – удивленно крикнул сочный баритон. Дверца туалетной кабины открылась шире, и следом сильнейший удар обрушился на склоненную голову Игоря.

Глава 1

Неожиданный поворот судьбы

На губе было несладко. Страшно болела голова. Как он попал на губу, причем дореволюционную? Зачем его сюда привезли и почему он находится в толпе молодняка? Молодняком он про себя назвал окружающую его толпу в камуфляже без ремней и с чистыми погонами.

«Чистые погоны – чистая совесть», – вспомнил он армейскую поговорку. Прошло семь лет после окончания службы, и вот опять на нем военная форма. Тяжелый, вонючий воздух проник в легкие. Вдохнув его, Игорь почувствовал, как заболели ребра, отдаваясь тупой болью в голове.

«Похоже, поломали пару ребер, – определил Игорь, ощупывая правую сторону тела. – Почему все вокруг говорят по-узбекски?» – промелькнула мысль.

Напрягая память, Игорь начал вспоминать недавние события.

Вспомнилась драка в ресторане на набережной Волги, возле речного порта.

– Ты, парень, попал! – раздался голос. – Дал в глаз сынку главы администрации Ленинского района. Глаз-то у него вытек! Так что ты приплыл! Червонец, минимум, тебе придется отсидеть, а то и больше.

– Ничего не помню. – Игорь с трудом поднял голову. Он хотел вытереть пот, обильно выступивший на лбу, и только тут заметил, что правая рука пристегнута никелированным наручником к трубе парового отопления.

Он потряс головой, огляделся и увидел рыхловатого невысокого мужика в расстегнутом камуфляже с погонами полковника. Из-под куртки полковника виднелась в черно-зеленых маскировочных разводах майка. От мужика резко и едко пахло сложной смесью давно немытого тела, водки, пива. Да еще пахло застарелыми тюремными запахами, запомнившимися Игорю с тех самых пор, когда он проверял вентиляцию в ташкентской тюрьме.

В этой комнате с топчаном в одном углу и металлическим унитазом в другом пахло так же. Сомнений не было – Игорь находился в ПКТ.

– Помню – не помню… Эти разговоры для дефективных из дурдома, – продолжал «пухлый», так про себя окрестил полковника Игорь. Отметив его бугристое опухшее лицо и тяжелые черные мешки под глазами, неожиданно для себя молодой человек спросил:

– Проблемы с почками?

– При чем тут мои почки?! – закричал «пухлый».

С неожиданной для его возраста и телосложения живостью он вскочил с табуретки. Резво перебирая коротенькими ножками, забегал по камере и, не дождавшись ответа собеседника, продолжил:

– Понимаешь ли ты, придурок, что десять, а то и двенадцать лет строгого режима тебе обеспечены? – Брызгая слюной, он размахивал правой рукой, в которой были зажаты какие-то листочки казенного образца. – Вот тут протоколы осмотра места происшествия, медицинское заключение по потерпевшему, протоколы опроса свидетелей – полный пакет документов, с которыми тебя хоть сейчас можно отправлять в суд.

«Почему бумаги у него в руках, а не в папке? Почему он принимает такое «живое» участие в моей судьбе? Какие планы вынашивает этот «пухлый» в отношении меня? Ни одного слова про труп киргиза, а ведь он наверняка погиб. Так шею мог вывернуть только мертвый человек», – как-то отстраненно размышлял Игорь, про себя отмечая неглаженые брюки, нечищеные ботинки и откровенную нервозность полковника, и лениво спросил:

– Полковник! А ты знаешь, откуда взялось слово «мент»?

От такой откровенной наглости у полковника в горле от злости заклокотало.

– Чего? Чего?

Не давая ему опомниться, Игорь начал рассказывать, за словесной шелухой пытаясь спрятать свое беспокойство и подспудно чувствуя, что у «пухлого» с ним что– то не клеится.

– До Великой Октябрьской революции очень много русских людей жили и работали в Австро-Венгрии. Со стороны полиции к ним было негативное отношение. Ей не всегда нравилась их деятельность. Ну… лишние неприятности, хлопоты… Вы же сами милиционер и понимаете, какой контингент обитал в русских кварталах… – неторопливо рассказывал Игорь, наблюдая за тем, как дергается лицо «пухлого». – Я продолжу, с вашего позволения? – задавая этот риторический вопрос, Игорь видел, что уже довел полковника до белого каления и, стараясь предотвратить взрыв, скороговоркой закончил: – Так вот, накидка у австро-венгерских полицейских называлась мент. Так люди их и прозвали. А так как революционеры систематически перетекали в Россию, то слово «мент» перешло вместе с ними и стало синонимом русских полицейских, потом советских милиционеров и, как видите, дожило до наших дней.

– Я тебе, козел, покажу мент! – завизжал полковник и, подскочив к Игорю, ударил кулаком о ладонь своей левой руки.

На всякий случай Игорь скорчился в углу нар, подтянул к себе левую ногу, а правой приготовился выстрелить в широкий бугристый лоб полковника. Закрыв голову руками, он сквозь пальцы наблюдал за своим противником, который почему-то не ударил, хотя страстно желал этого.

Полковник подошел к Игорю и, присев, вытащил пачку сигарет. Протянув сигарету Игорю, закурил сам и, глубоко затянувшись, будничным голосом проговорил:

– В общем, парень, попал ты в очень нехорошую историю. Червонец, который тебе светит, – это ерунда по сравнению с теми неприятностями, которые у тебя будут. Папаша парнишки, которому ты глаз выбил, рвет и мечет, и, по нашим сведениям, у него хорошие концы с блатными ребятами. Он грозится, что ты до суда не доживешь, так что поразмысли над тем, что тебе делать.

– А что, есть выход? – спросил Игорь, чувствуя, что именно этого вопроса и ждет от него «пухлый».

– Сейчас к тебе придет один человек и поговорит с тобой. Я настоятельно советую принять его предложение. Ты только что приехал из Узбекистана: ни связей, никаких концов у тебя здесь нет. Так что в случае чего искать тебя особенно никто не будет. – С этими словами полковник быстро поднялся и вышел из камеры. А вместо него в дверях возник высокий черный человек.

Для непосвященного он мог вполне сойти за негра, настолько у него была смуглая кожа, но для Игоря, жителя Средней Азии, такой цвет лица не казался необычным. Цвет кожи у узбеков бывает разных оттенков, и, будь на его месте даже человек с ослепительно белой кожей и голубыми глазами, Игорь все равно безошибочно признал бы в нем узбека.

Человек подошел к нарам, вежливо сказал:

– Ассалом алейкум! – и протянул ключ от наручников.

– Алейкум ассалом! – так же по-узбекски ответил Игорь. Он быстро отомкнул наручники и, прижав правую руку к груди, слегка поклонился.

– Чай будете? – осведомился «черный» и, подойдя к двери, два раза стукнул в нее. Приняв в приоткрытую дверь поднос, накрытый чистой салфеткой, он быстро поставил его на нары и выжидательно посмотрел на Игоря.

– Сейчас, одну минуту, – ответил тот и, помня правила хорошего тона, как младший по возрасту, снял салфетку с подноса.

На черном железном подносе с небольшим бортиком по краям стоял чайник, из носика которого вился парок, три пиалы и стопка лепешек. В одной из пиал лежал мелко наколотый сахар, две были пустыми. От свежих лепешек шел такой одуряющий аромат, что Игорь невольно сглотнул слюну.

Налив чай, Игорь с интересом уставился на «черного». Заостренное, в оспинах лицо выдавало в нем уроженца долины и рек Сырдарьи или Амударьи, возможно, с примесью туркменской крови. Физиономия пришельца была спокойной и ничего не выражала.

Игорь размышлял про себя: «Мужику лет сорок пять – пятьдесят. Пальцы тонкие – наверняка не кетменем работал…».

Его размышления прервал неожиданно низкий, с хрипотцой голос «черного»:

– У тебя хорошие нервы, дорогой! Но мы в России, а тут принято брать быка за рога. У меня к тебе дело. – И, сделав многозначительную паузу, он продолжил: – Ты очень похож на моего сына, только немного старше. Но это не очень заметно. Предлагаю прослужить за него срочную службу.

– Сколько? – быстро спросил Игорь, внимательно всматриваясь в лицо своего собеседника.

– Десять, – так же быстро ответил тот, уперев ладони в подбородок.

Игорь заметил бисеринки пота, внезапно выступившие на смуглом лице гостя.

– Двадцать тысяч баксов, чистые документы на другую фамилию и уничтожение уголовного дела сейчас же, на моих глазах, – попробовал поторговаться Игорь.

«Черный», подняв руку, жестко сказал:

– Пятнадцать и все как ты просишь. Это мое последнее слово.

– Договорились, – сказал Игорь и тут же добавил: – Но есть некоторые условия: деньги положите сейчас на мою кредитную карточку, а документы отдадите мне в руки. Я думаю, это в ваших силах. Выезжать нужно сейчас и не под своей фамилией, так ведь?

– Ты удивительно догадлив, – презрительно сказал «черный», достал трубку и, нажав на кнопку, быстро заговорил.

Игорь жестом попросил у него ручку и быстро написал расчетный счет кредитной карточки, умолчав, что она у него с собой и лежит под стелькой правой туфли.

– Тебе надо привести себя в порядок. Через пять часов у нас самолет из Самары, – приказал «черный», внимательно всматриваясь в дисплей сотового телефона.

Игорь спокойно продолжал пить чай, не обращая никакого внимания на своего соседа.

Услышав пиликанье мобильника, «черный» приложил его к уху, немного послушал и, презрительно глядя на Игоря, проговорил:

– Деньги уже переведены в твой банк.

– Сейчас узнаем, – пообещал Игорь. Он бесцеремонно взял из рук «черного» телефон, отчего тот высоко поднял брови, набрал номер своего банка и сказал: – Леночка! Здравствуй, дорогая! Посмотри, пожалуйста, поступили ли деньги на мой счет. «Орал», – проговорил он кодовое слово и, услышав утвердительный ответ, быстро, пока его собеседник не опомнился, набрал еще один номер: – Серега! Привет! К тебе через четыре часа возле памятника Чернышевскому подойдут и передадут для меня пакет, возьми и припрячь его до моего возвращения. Ладно? Роджер.

Слово «Роджер» у американских радистов означает конец связи, но у них оно означало сигнал опасности, по которому надо было, выполнив задание, быстро оторваться от людей, передавших пакет. Сергей служил вместе с Игорем в спецназе, и на этого человека он мог положиться, как на самого себя.



Услышав нужный ответ, Игорь, передавая трубку, пояснил:

– Там будет ждать человек с красной тряпкой в руках, которому вы и передадите мои документы.

– Быстро вы освоились, – уважительно проговорил «черный».

– Здесь Россия, а не Средняя Азия, поэтому надо шустрить и не хлопать ушами, – пояснил Игорь, с сожалением глядя на пустой чайник.

– Возьмите бритвенные принадлежности, тональный крем – замажьте свои синяки. Костюм и чемодан с необходимыми вещами вам сейчас принесут. Фамилия ваша теперь Зеленин, зовут Сергей Леонидович. Вот билет, а это наденьте на руку, – и правую руку Игоря оплел массивный пластмассовый браслет. – Чтобы вы не сбежали. Тут и радиомаяк, и заряд взрывчатки. Браслет – наша страховка от побега и здесь, и в Ташкенте. После прилета возле старого аэропорта подойдете к серой «Волге». Там получите документы моего сына, переоденетесь и поедете в часть. Меня вы больше не увидите. Вот телефон. Если будут какие-то накладки – в памяти мобильника под номером восемь точка три высветится мой номер. Но звонить только в случае крайней необходимости. Пока будете лететь в самолете, изучите свою новую биографию, – закончил «черный» инструктаж и протянул электронную записную книжку.

Небольшая, чуть меньше ладони, плоская черная коробочка удобно легла в правую руку. Игорь ткнул пальцем в кнопку «Вкл», и на экране высветилось главное меню. Он так увлекся изучением этой новинки, что чуть не прозевал контрольное время передачи документов Сергею.

– Все в порядке. Документы получил, – услышал он короткую фразу по телефону.

– Оставь их на нашем месте. Меня не будет примерно год. Забери в верзошнике{Верзошник – туалет (сленг).} игру. На стене за бачком в третьем номере. Обязательное выполнение «цито»{«Цито» – срочно (лат.).} и сбрось телефон, – быстро сказал Игорь, надеясь на сообразительность своего товарища.

– Допер. Рыгаловка на берегу, где мы постоянно зависали? – уточнил Сергей.

Напарник по разведке соображал мгновенно. Несмотря на обилие сленговых и иностранных слов, Сергей с ходу вычленил ключевые слова и понял общий смысл задания.

Игорь надеялся, что уже сегодня Сергей заберет дискету, на которой была записана информация по новому химическому оружию. Как санитарный врач, Игорь ясно и четко представлял, какие могут быть последствия бесконтрольного применения химического оружия нового поколения.

– Ты все правильно понял! – коротко бросил Игорь и только хотел напомнить, что надо после разговора сменить номер телефона, как Сергей коротко бросил:

– Это сканер. Номер узнаешь у Галки. Роджер.

Значит, с этой стороны он прикрыт и Сергей заберет сегодня дискету.

Из районного отделения милиции Игоря вывел все тот же пухлый полковник. Он критически осмотрел физиономию недавнего пленника и довольно хмыкнул.

Судя по беспрепятственному выводу задержанного из отделения милиции, полковник пользовался большими правами. Уточнять служебное положение полковника Игорь не стал, а спокойно сел в синий «жигуленок», который за пять минут домчал до аэровокзала прямо к открытой двери рейсового междугородного автобуса.

Всю дорогу полковник искоса поглядывал на Игоря, намереваясь что-то сказать, но так и не решился и по своему обыкновению только хмыкнул.

Дождавшись, когда Игорь войдет в салон автобуса, он резко развернул свою машину и укатил прямо по встречной полосе, не обращая никакого внимания на сигналящие и мигающие фарами автомобили.

Усевшись на свое седьмое место, Игорь сразу включил карманную записную книжку, разом отключившись от окружающего мира.

Восемь часов непрерывной езды с тремя десятиминутными остановками, и перед Игорем встало плоское здание аэровокзала города Самары.

Всю дорогу он изучал биографию человека, в шкуру которого ему предстояло влезть.

Глава 2

Биография

С фотографии на него смотрело почти его лицо.

В принципе парень повторял тот же жизненный путь, что и он, только с разницей в четыре-пять лет. Школа, институт. Только у Игоря была сто десятая школа с математическим уклоном, а у человека с фотографии – пятидесятая, тоже весьма привилегированная школа с техническим уклоном.

Перед глазами мелькали имена одноклассников. Увидев знакомую фамилию девочки, он вспомнил свою одноклассницу, с которой плавал, тогда еще совсем пацаном, в ДВС. ДВС – это сокращенное название великолепного Дворца водного спорта имени Митрофанова. Вспомнить, кто такой Митрофанов и за какие заслуги его именем назван бассейн, Игорь с ходу не смог, да и особого желания вспоминать не было. Бассейн располагался в самом центре Ташкента.

Черненькая, с выцветшими на солнце бровями худенькая девочка восторженно смотрела на них – призеров чемпионата тогда еще могучего государства СССР. Они хотели помочь государству, за которое они – тогдашняя молодежь – были готовы отдать не только все силы на водных дорожках, но и жизнь, если потребовалось бы. Они – спортсмены, достигшие приличных результатов, были чуть ли не богами, спустившимися с Олимпа, и ради них девушки были готовы на многое. Но в тот момент самого Игоря интересовали девушки и женщины постарше, с опытом и более сговорчивые.

А эта девочка запомнилась ему, во-первых, своим именем Анжелика. Тогда на устах у всех была «Анжелика – маркиза ангелов». А во-вторых, своим феноменальным стартом. За счет него она выигрывала почти все короткие дистанции. А на пятьдесят метров кролем обгоняла даже мужчин, в том числе и Игоря.

Начала набирать обороты перестройка, появились первые кооперативные кафе, первые придурки, которые на экранах телевизоров демонстративно сдавали по сто тысяч рублей партийных взносов.

Отвлекшийся воспоминаниями, Игорь вновь вернулся к страницам записной книжки.

Спортивная биография у парня была пестрая: бокс, борьба, большой теннис. Но все это как-то несерьезно.

Вот пошли приводы в милицию: первый раз – за кражу школьного имущества, потом – за драку, снова кража… Тут страница закончилась, и показалось здание аэровокзала Самары.

Таможня, посадка, и, только когда самолет уже взлетал, Игорь понял, что так его волновало: прочитав более десяти страниц биографии, он так и не понял, из какой семьи происходил Амир Сейджаков – так звали паренька, неудавшегося спортсмена.

Судя по номеру домашнего телефона, он жил не на окраине, а в центре города – пятьдесят четвертая АТС обслуживала район, где жили не самые бедные граждане Узбекистана.

В общем, самая обычная биография избалованного сынка богатых родителей: школа, пьянки, гулянки, может, чуть-чуть наркотиков. А там, где чуть-чуть, там и еще чуть-чуть. Обычно богатые родители хотят отмазать своих чад от армии. А тут еще служить надо в обычной части, в бригаде обслуживания ПВО под небольшим районным городком Джизаком… Что-то тут непонятное.

Обычно родители таких деток пускают в ход все свои связи, чтобы устроить своих чад служить поблизости от родного города – Алмалыке, Ангрене и так далее, чтобы отпрыски имели возможность каждый выходной проводить дома, в кругу семьи. В общем, есть над чем подумать.

Пытаясь вычислить «хвост» и «черного», Игорь два раза, туда-сюда, прошел в туалет. Но или у него было маловато опыта обнаружения слежки, или ее не было вообще, но кого-либо, кто интересовался бы им, вычислить Игорь не смог. С тяжелым сердцем он принялся за дальнейший просмотр «своей» биографии.

Судя по видеоматериалам, Амир длительное время употреблял наркотики. Расхлебанная походка, нарушенная координация движений. Неожиданно для себя Игорь поднял рукав левой руки. Вены на ней были исколоты.

«Хорошо же меня обработали!» – только успел подумать Игорь, как запиликал телефон.

– Ты поменьше рассматривай свои вены, а то прямо с самолета пойдешь в тюрьму, – посоветовала трубка. – У нас не любят наркоманов.

– Но я пока еще подданный России, даже по этим документам, – огрызнулся Игорь.

– Нажми на электронной книжке цифру восемьсот пятнадцать, – приказал знакомый голос «черного».

На дисплее высветилась картинка с фотографией Игоря. На ней ярко мигала красным цветом надпись: «За совершение пяти убийств разыскивается особо опасный преступник Зеленин Сергей Леонидович».

«Это, конечно, туфта. Они не будут так рисковать», – начала формироваться мысль. Игорь не успел ее додумать, так как стюардессы начали разносить еду, и он с удовольствием принялся за маленькую самсу{Самса – пирожок с мясом. Обычно приготавливается в специальных жаровнях – тандырах.}.

Просматривая досье Амира дальше, Игорь все больше и больше проникался неприязнью к парню: четыре грабежа, драки, даже изнасилование, правда, недоказанное. И эдакой скотиной Игорю предстоит быть.

С удивлением на пятидесятой странице он обнаружил фотографию диплома об окончании автодорожного института по специальности инженер-механик.

«Да. Конечно же, инженер-механик по автомобилям и санитарный врач – очень похожие профессии. Будем надеяться, что особых знаний от меня не потребуется. Слава богу, водить автомобиль, мотоцикл и трактор умею. Но как мне выбираться из Узбекистана?» – обожгла Игоря мысль, и он отметил для себя, что этот вопрос еще не поднимался.

Нажав на телефоне кнопку обратного вызова, он услышал голос «черного» и задал интересующий его вопрос, на что получил заверение, что все будет хорошо.

Оно Игоря не успокоило, но натолкнуло на мысль, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. С этими мыслями Игорь вновь углубился в биографию своего двойника.

Фотографиями, иллюстрирующими жизнь Амира, досье было не богато. Судя по тщательному подбору материалов, он находился под постоянным надзором профессионалов.

«Интересно, что же еще натворил этот кадр?» – мелькнула мысль, и в это время раздался голос стюардессы:

– Пристегните ремни, пожалуйста. Через десять минут наш самолет совершит посадку в столице Республики Узбекистан – городе Ташкенте.

Мысли Игоря сразу потекли в другом направлении. Вспомнилось – слово «Ташкент» состоит из двух узбекских слов: «таш» – «камень» и «кент» – «город». «Каменный город». Ташкент – жемчужина Востока. Игорь любил этот город, где прошли его детство, юность и становление личности. Но надо было и о себе позаботиться.

Когда самолет еще катился по рулежной дорожке, Игорь уже шагал к выходу. Багажа у него не было, так что таможенный досмотр он прошел быстро.

Шагая от здания аэропорта, Игорь оглянулся. За ним следовали двое высоких, плотных, спортивного телосложения мужчин.

Март в Ташкенте – это уже поздняя весна. Температура под тридцать градусов тепла. Игорь скинул куртку, теплую шапку и свитер.

Миновав автостоянку, он по тротуару направился к старому аэропорту.

В Ташкенте два аэродрома, которые стоят рядышком, – старый и новый. Новый обслуживает международные авиалинии, а старый – местные. Старый аэропорт построен лет пятьдесят назад.

Не доходя до серой «Волги» с приветливо открытыми дверцами метров сто, Игорь резко свернул вправо и побежал к зданию аэропорта. Добежав по гранитной лестнице до вестибюля на первом этаже, он снова свернул направо и уже по мраморной лестнице с деревянными перилами, перешагивая сразу через две ступеньки, взбежал на второй этаж.

Бросив взгляд назад, он увидел, что преследователи успели добежать до входной двери. Они в недоумении остановились и, вертя головами во все стороны, периодически оглядывались на «Волгу», видимо, ожидая указаний.

За попытку побега Игорю, конечно, попадет, но появился шанс хоть что-то успеть сделать, пока его снова не взяли в плотное кольцо наблюдения.

Когда-то, работая в санэпидемстанции, Игорь часто бывал в аэропорту и отлично знал расположение его служебных помещений. Он быстро юркнул в служебный проход, где, как Игорь помнил, за второй дверью без таблички находился мужской туалет. О еле державшейся в нем вентиляционной решетке, закрывавшей вытяжной канал, Игорь вспомнил еще в самолете.

Все было на месте. Решетка так же едва держалась на квадратном жестяном коробе, покрытом синей облезлой краской, и один из болтов так же не был прикручен, а просто вставлен в отверстие короба. Игорь сам его сорвал, показывая главному инженеру аэропорта, что вентиляция не работает и с установленной решеткой, и без нее. Никто так и не удосужился закрутить болт за прошедшее время.

Встав ногами на унитаз и дотянувшись до решетки, он сдвинул ее вниз, достал из кармана паспорт, вытащил изо рта жвачку и быстро склеил ею страницы. Прилепив остаток жвачки на заднюю сторону паспорта, он приклеил его к металлической поверхности воздуховода, засунув в него руку по самый локоть.

Вытаскивая руку, он за что-то зацепился пуговицей рубашки. Игорь дернул руку, вытащив при этом прилипший к пуговице рубашки небольшой, размером с сигаретную пачку, пакет, обмотанный крест-накрест скотчем.

Недолго думая, он вскрыл пакет. В нем он обнаружил запечатанную пачку сигарет «Ява». Открыв и ее, Игорь увидел похожие на сигареты с фильтром цилиндры, в фильтре которых торчали тоненькие, еле видные проводки. Также в пачке была металлическая зажигалка и свернутые в трубочку три сотни долларов.

Одну бумажку Игорь сунул в носок. Затем выдернул усик, на конце которого находился красный цилиндр размером со спичечную головку. Цилиндр крепко держался, намертво припаянный к усику.

Осторожно положив выдернутое устройство в унитаз, начал рассматривать зажигалку. Рядом с впускным клапаном заметил маленькую белую, под цвет металла, кнопку, которую он и нажал. Тут же рядом начала пульсировать яркая красная кнопка. Проклиная себя за глупое любопытство, Игорь вытащил из оставшихся «сигарет» остальные усики и переложил их в сигаретную фольгу. Свернул их в тугую трубочку. Отнес пачку с «сигаретами» в один угол туалета и положил ее на подоконник, а фольгу с усиками засунул обратно в воздуховод.

«По идее, такая фольга плюс металл воздуховода должны экранировать радиоволны!» – прикидывал Игорь, вспоминая уроки взрывного дела, данные ему в войсках специального назначения.

Осторожно подойдя к двери, он прислушался – в коридоре было тихо.

Зайдя на всякий случай за выступ стены, нажал красную мигающую кнопку. Сильный хлопок раздался в унитазе. В воздухе запахло чем-то едким.

И тут Игоря осенило.

Он набрал номер телефона главного эпидемиолога республиканской санэпидемстанции и, услышав знакомый с легкой хрипотцой голос, сказал:

– Эльмира Ибрагимовна! Доброе утро! Извините, но только один вопрос. Вы разобрались со случаем странного отравления в Керябе?

– Ты, Игорь, даешь! Ты не появляешься два года, неожиданно звонишь, задаешь серьезные вопросы!

– Мне очень некогда, и я очень прошу вас ответить! – взмолился Игорь.

– Десять человек умерло сразу после демонстрации, а еще сорок в течение десяти дней в больнице! К сожалению, никакой зацепки по поводу причин их смерти нет, – вздохнула главный эпидемиолог республики.

– Посмотрите этиологии отравления боевыми газами, но только никому ни слова, если не хотите закончить свои дни в тюрьме, – посоветовал Игорь.

– Ты, как всегда, прав. Я сейчас живу у зятя, так что позвони денька через три, я тебе более подробно скажу.

– Большое спасибо, – сказал Игорь и попрощался.

Быстро открыв дверь, Игорь вышел из туалета. Спустившись вниз, в газетном киоске он купил пачку «Явы» и газету «Звезда Востока» на русском языке.

Выходя из здания аэровокзала, увидел маячившие возле машины мужские фигуры. Подходя к ним, извиняюще развел руками, жестами объяснив, что живот прихватило.

– Садись быстрее! – приказали из машины.

Едва Игорь забрался внутрь, как машина сорвалась с места и, набирая скорость, понеслась по узкой дороге, обсаженной тополями.

Игорь во все глаза смотрел по сторонам, отмечая приметы времени, которые тоже не обошли стороной столицу Узбекистана. Появилось много магазинов с яркими вывесками на узбекском языке, но уже написанные латинским шрифтом. Почти исчезли надписи на русском языке. Дорога из аэропорта, как помнил Игорь, всегда была неплохой. Сейчас она стала еще лучше: ни одной выбоины, ни одной ямы.

Глава 3

Прозрение

– Давай, быстрее переодевайся! – прозвучала команда, и Игорю на колени упали новые камуфляжные армейские штаны.

– Ребята! Я не могу так быстро! – сказал Игорь, нарочито неловко ворочаясь на заднем сиденье «Волги» и стараясь скомкать свою рубашку так, чтобы незаметно переложить найденные в воздуховоде «сигареты» в форму.

Переодеваться в форму в автомобиле сложно, особенно когда в нем сидят три человека. Игорь, не мудрствуя, разложил одежду на коленях и плечах окружающих его парней.

С трудом одевшись, он бесцеремонно протянул руку вперед и повернул зеркало заднего вида к себе. Посмотрев на свою физиономию, с неудовольствием отметил синяки.

– И так сойдет, – констатировал справа звероподобный парень, лениво пережевывая жвачку. Не раздвигая губ, от чего слова выходили неясно, бык добавил: – Вот твои военные документы. Ты сильно рисковал, задерживаясь в старом аэропорту. Хотел улететь обратно? – И вся троица загоготала, обдавая Игоря запахами кислого молока и прогорклого бараньего жира. Несмотря на такое амбре, все трое были аккуратно подстрижены и тщательно выбриты, что выдавало в них представителей каких-то госслужб.



– Давай старые документы, они тебе больше не понадобятся, – командным тоном проговорил рядом сидящий парень-узбек, габаритами немного уступавший первому, сильно смахивающий на гориллу, одетую в рубашку и брюки. Парень недвусмысленно поднес к носу Игоря кулак размером с детскую голову. По сбитым костяшкам пальцев и многочисленным шрамам на них Игорь сразу признал в парне опытного рукопашника.

В этот момент перед ними показались зеленые ворота с красной звездой посередине, и тотчас острие шприца вонзилось в плечо Игоря. Он попытался что-то сказать, но не смог. Игорь почувствовал, как немеют руки и ноги и черный туман заволакивает сознание.

Очнувшись, Игорь прежде всего пошевелил ногами, проверяя, на месте ли взрыватели. Их не было. Он находился в полутемной комнате с бетонными стенами. Лежал прямо на полу, а рядом с ним стояло ведро, из которого несло свежими отходами человеческого организма.

С трудом поднявшись, Игорь повел плечами, повернул шею, поднял руки и осмотрелся. Находился он в тюремной камере с грубыми трехъярусными нарами.

В помещении было много людей. Одни лежали, другие сидели, а в дальнем углу, около окна, забранного решеткой, за столом сидела кучка парней и играла в карты. Зная, что по тюремным правилам положено представляться старшему камеры, Игорь подошел к играющим. Тут он заметил две свои пачки сигарет «Ява», стоявшие на кону.

– Мужики! Надо было хотя бы спросить сигареты. А то это беспредел! – просительно сказал он и сразу же вспомнил заповедь старого зэка из-под Алмалыка: «Не верь, не бойся, не проси». И как иллюстрация к данному изречению молодой, лет двадцати, парень со шрамом на лысой голове по-узбекски спросил:

– Ты что, наркоша, забыл, как мусульмане разговаривают? – слово «наркоша» он произнес по-русски, издевательски засмеялся и сильно толкнул Игоря.

Игорь упал на спину и увидел, что босая ступня обидчика выстрелила, целясь ему в лоб. Уйдя чуть в сторону, Игорь поймал большой палец ноги и скрутил его. От боли обидчик завыл.

– Тебе палец как, просто сломать или совсем оторвать? – встав на ноги, спокойным тоном спросил Игорь.

Увидев подкрадывавшегося справа худенького востроносого парня в зеленых трусах и с гвоздем в руке, он ударил парня ногой в грудь. Стукнувшись головой о стену, тот медленно сполз на пол возле двери.

– Ты, друг! Быстренько сигаретки мне передай. И зажигалку не забудь, – ласково сказал Игорь и ткнул пальцем в сидящего посредине комнаты и смотрящего на него восхищенным взглядом парня. Чувствуя, что надо ковать железо, пока оно горячо, приказал: – Налей стакан воды, – и кивнул на двухлитровую бутылку минеральной воды, стоявшую на столе.

Усевшись на нижнюю полку нар, он вылил на руки немного воды, сполоснул их и с удовольствием выпил оставшуюся в стакане воду, чувствуя приятное покалывание газированных пузырьков.

Но не успел Игорь обжить свое новое место, как зычный голос из коридора выкрикнул:

– Рядовой Сейджаков! На выход!

Группа у окна провожала его ненавидящими взглядами. Остальные продолжали заниматься своими делами: кто читал, кто негромко разговаривал друг с другом, кто иголкой подшивал белый воротничок… И тут Игоря осенило: он же не в тюрьме, а на гауптвахте, потому-то все в камере были в военной форме или нижнем белье зеленого цвета.

Спокойно, не торопясь, заложив руки за спину, Игорь шагал по длинному коридору, чувствуя за спиной присутствие конвойного с автоматом на изготовку.

После команды «Лицом к стене!» остановился около обычной деревянной двери с табличкой на русском языке «Дознаватель».

«В какое же дерьмо я влез!» – подумал Игорь. Зайдя в комнату, он сразу почувствовал антипатию к толстому, расплывшемуся на стуле человеку, который сразу начал на него кричать:

– Все твои друзья по роте признались! Пойдешь паровозом! Самое малое, если трибунал пойдет тебе навстречу, ты вместо расстрела получишь двадцать лет рудников! – И он расплылся в самодовольной улыбке.

Игорь опешил, тут же понял: что бы он ни говорил, никто ему не поверит. Воспользовавшись внешним сходством, на него повесили такое преступление, за которое расстреливают и в мирное время.

– Хозяин! Что можно сделать? – спросил Игорь, демонстрируя полную покорность и подавленность. Он хотел потянуть время и хоть что-то выяснить.

Он начал униженно кланяться, прижимая руку к сердцу, и тут обнаружил у себя на руке браслет. Лампочка на нем не горела. Одернув рукав, Игорь спрятал браслет и искательно взглянул на дознавателя.

Надо было спасаться, причем в темпе, иначе смерть. «Черному» не нужен лишний свидетель!

– Хозяин! Извините, не знаю вашего звания, но хотелось бы поговорить с прокурором республики об офицерском заговоре. Этим я, наверное, смогу немного улучшить свою участь? – от фонаря ляпнул Игорь.

Глаза толстого загорелись. Не ответив на вопрос Игоря, он переспросил:

– У тебя точно есть информация об офицерском заговоре?

– Не только информация, но и часовая запись переговоров трех офицеров в ресторане «Анхор». Я все записал на лазерный диск, – напропалую врал Игорь, стремясь выиграть немного времени.

Собеседник Игоря от перспективы раскрыть заговор весь прямо засветился.

– Вот тебе, раскумарься. – Он протянул Игорю запечатанный шприц и маленький пакетик из фольги. – Но если ты меня обманул, на земле тебе места не останется. На ремни порежу. Ни папа, ни мама не помогут! – И глаза его полыхнули такой злобой, что, будь Игорь пацаном, а не тридцатилетним человеком, он бы до смерти испугался.

То, что он молодо выглядит, в очередной раз сыграло с ним мерзкую шутку.

– Пока посиди в карцере, а я постараюсь привезти заместителя генерального прокурора. Если ты сказал правду и у тебя есть доказательства, то получишь всего пару лет и свободен. Отмажем уж как-нибудь. – И толстый так лживо улыбнулся, что стало ясно – обманет, как пить дать.

Карцер представлял собой клетку метр на метр, всю выложенную четырехугольными металлическими пирамидками, остриями направленными наружу. Дверь, захлопнувшаяся за ним, была тоже выложена такими же пирамидками. Не успел Игорь занять место, как на пол начала литься вода, так, что ни облокотиться, ни присесть не было никакой возможности.

Маленькая дырочка на уровне глаз была просверлена в точно такое же помещение справа от Игоря, в котором маялся здоровый, по пояс голый детина явно восточной внешности. Он выполнял упражнения из комплекса у-шу, и Игорю были видны его хорошо натренированные мышцы, которые так и перекатывались под смуглой кожей.

– Ты кто? – спросил Игорь, приблизившись к стенке.

– Меня зовут Тимур, – ответил новый знакомый, легко сгибая мощную шею, на которой сидела чуть приплюснутая, скошенная голова. Своим видом он напоминал одного из героев детского мультфильма «Черепашки ниндзя».

– Что-то ты не похож на узбека, – по-русски заметил Игорь, стараясь завязать знакомство. Пригнувшись к отверстию, принялся рассматривать доморощенного Геракла. На его теле он увидел татуировки в виде змей, драконов и экзотических цветов, которые при игре мышц создавали все время меняющуюся картинку.

– А я и не узбек. Я туркмен, из рода Теке, – гордо ответил «ниндзя».

Он выпрямился во весь рост, так что дырочка, в которую глядел Игорь, пришлась на уровень его солнечного сплетения. В этом здоровяке росту было никак не меньше двух с лишним метров.

– Что это за место? Где мы сидим? – спросил Игорь и, приложив ухо к дырочке, приготовился слушать.

– Это старая гарнизонная гауптвахта, построенная еще до революции. Состоит из пяти камер, плаца, хозпостроек и трех комнат для управленцев. Сидят здесь, в основном за тяжкие воинские и еще непонятно какие преступления, приговоренные к смерти и к срокам не менее пятнадцати лет ребятки, – легко, не путаясь ни в падежах, ни в ударениях, практически без акцента начал рассказывать Тимур. – Судя по твоему цветущему виду, тебя только что привезли?

– А сам-то ты за что сюда попал? – быстро спросил Игорь, не ответив на вопрос соседа, который, видимо, здорово соскучился по общению.

– Прибил трех пограничников, когда они пришли в мой дом, – равнодушно сказал Тимур, разом потеряв интерес к разговору.

Пытаясь снова разговорить своего соседа, Игорь как бы нехотя произнес:

– Я много раз бывал в Туркмении: Геок-Тепе, Бахарден, Красноводск, Челекен, Ургенч.

– Мой кишлак находится недалеко от Куня-Ургенча. Ты знаешь, там ведь сохранился уникальный археологический комплекс.

– Нет, не знал. Я много где бывал, но до Куня-Ургенча не добирался.

Тимур воодушевился, чувствовалось, что разговор о родных местах ему приятен.

– Это уникальное место. Оно расположено в ста двадцати километрах от Ташауза, несколько в стороне от железной дороги, и поэтому там мало кто бывает, только археологи да местные жители, которым в принципе не очень-то и нужна эта старина.

– Ты очень любишь свою землю! – сказал Игорь и ударил в стену, которая загудела, как живая.

Неожиданно Тимур вернулся к рассказу о совершенном им преступлении:

– Короче, сцепились мы с пограничниками из-за девок. Ну, сам понимаешь, слово за слово, и пока меня не стукнули по голове, я с ними махался. Потом сюда привезли. Предок мой был секретарем райкома партии, так что концы остались. Вот я здесь уже третий месяц загораю – спрятали от людских глаз. Тут много блатных, не в смысле бандитов, а в смысле того, что у них за спиной хорошая мохнатая лапа. Вот у тебя родитель работает в администрации президента, а ты, сдуру нажравшись героина, уложил весь караул и спокойно лег спать. Присудили тебе вышку, так что скоро помажут зеленкой лоб и на Луну, где нет ни судов, ни трибунала, ни конвоя. Кстати, здорово ты эту кучку картежников по камере разметал! Они после тебя ко мне полезли. Ну, еще пара калек в доблестной узбекской армии прибавилась, – пояснил Тимур свое появление в карцере.

– А когда мой приговор приведут в исполнение? – с дрожью в голосе спросил Игорь, осознав всю глубину пропасти, в которую попал.

– Этого никто не знает. Твои предки наверняка нажали на все рычаги, чтобы отсрочить приговор, но пока президент не отклонит или не утвердит прошение о помиловании, будем загорать здесь.

– Почему «будем»? Разве ты тоже? – автоматически спросил Игорь, еще не до конца переварив информацию.

– Конечно, за смерть трех пограничников никто меня по головке не погладит и пловом не угостит. Так же, как ты, жду решения вашего президента.

– Отсюда никто не пробовал бежать? – с надеждой спросил Игорь.

– Нет, что ты! Тут тройная система охраны. А мы находимся в середине воинской части.

Все еще на что-то надеясь, Игорь спросил:

– Тимур! Если мы попадем в Туркмению, там можно будет отсидеться месяца два-три?

– Хоть всю жизнь. Уедем в пустыню к пастухам, а там ни наш президент, ни узбекский, ни даже российский не хозяин. Там идет родовой расчет. Почему, ты думаешь, меня до сих пор не расстреляли? Да потому, что иной раз, чтобы попасть из одной точки Узбекистана в другую, приходится ездить через Туркмению, а взорвать железнодорожный путь в пустыне проще простого. Вот и не хотят ваши с нашими ссориться. А вообще надоело изо дня в день жить ожиданием смерти. Иногда хочется, чтобы все кончилось – раз и все!

– Я тебе ничего не говорил, ты ничего не слышал, но если что, помни про три месяца, – и только успел Игорь сказать последнюю фразу, как из-за двери послышалось:

– Рядовой Сейджаков! На выход!

Глава 4

Побег

Сделав первый шаг по коридору, Игорь опустился на пол, так как ноги не держали. Трехчасовое нахождение в карцере, где нельзя было ни присесть, ни прислониться к стене, дало о себе знать. Два солдата подхватили его под руки и поволокли по коридору. До знакомой двери с табличкой «Дознаватель» было метров пять, но его пронесли дальше и прислонили к стене возле высокой, обитой коричневым дерматином двери.

После почтительного стука из-за двери раздалось повелительное «Войдите!», и Игоря почти внесли в комнату.

Комната была большая, но обставлена крайне скудно. Большой стол из древесностружечной плиты унылого коричневого цвета, шкаф с томами, на которых было написано «Ленин» и «БСЭ», и сейф. Каменный век, и только компьютер, установленный на столе, говорил о том, что мы все же на пороге двадцать первого века.

Усадив, вернее, бросив Игоря на стул, стоящий посередине комнаты, солдаты застыли по стойке «смирно» справа и слева от Игоря.

Игорь начал растирать ноги, внимательно всматриваясь в сидящего за столом толстого, как две капли воды похожего на дознавателя человека в генеральском мундире. Сам дознаватель сидел в углу комнаты, поджав руки к груди, и выглядел испуганным. Присмотревшись к генералу, Игорь заметил нездоровую желтизну на щеках и белках глаз. «Похоже на гепатит», – решил он. Продолжая внимательно рассматривать сидевших людей, он все так же с силой растирал ноги, ощущая, как восстанавливается кровообращение.

На столе, кроме черной кожаной папки, ничего не было. Компьютер был выключен.

Пауза затягивалась.

Седой генерал, сидевший за столом, вытащил сигарету, размял ее. Игорь не торопясь достал из нагрудного кармана зажигалку и медленно встал с протянутой вперед рукой. Дав прикурить, он остался стоять на ногах, чувствуя, что вполне может владеть своим телом. Когда прозвучала команда «На место!», он решился. Четко повернувшись через левое плечо, он сделал шаг вперед к стулу и с ходу, резко ударил ногой в промежность солдату, стоящему от него справа. Той же ногой, без замаха, пяткой ударил в солнечное сплетение второго. Не теряя ни мгновения, он скользнул к дознавателю и ладонями резко хлопнул его по ушам. Тот собрался было взвыть от боли, но Игорь приложил палец к его рту и тихо сказал:

– Крикнешь – умрешь. – Оглохший дознаватель вряд ли что слышал, и его слова скорее относились к типу в генеральских погонах.

– Кстати, руки на стол, – рявкнул Игорь и, перегнувшись через стол, резко задвинул ящик, прищемив руку генерала.

Открыв ящик, Игорь вытащил пистолет и положил его в свой карман. Затем снял с себя браслет и ловко защелкнул его на руке седого. При этом пояснил:

– Этот браслет сделали сионисты. Знаешь, о чем я говорю? Да, у меня в кармане дистанционный взрыватель. Мы сейчас спокойно поговорим, но вначале ты позвонишь и пригласишь на допрос еще одного смертника – Тимура, он сидит в карцере. – Сунув руку в карман, Игорь сделал вид, что произвел там какие-то движения. – Не волнуйся, это я просто активизировал браслет. Если против нас будут совершены какие-либо действия, то в лучшем случае тебе оторвет руку, в худшем вместе с рукой голову.

Подойдя к потерявшему сознание следователю, Игорь вытащил из пачки обычную сигарету, сунул в нее взрыватель, нажал на зажигалке кнопку и засунул сигарету в карман полуживого дознавателя.

– Ну вот, теперь и твой родственник заминирован. Одной этой сигаретки хватит, чтобы взлетел на воздух весь этот домик. Но если между мной и зарядом будет такая туша, как ты, то, скорее всего, я останусь жив, а может, и нет. Но ведь уже сейчас можно сказать, что я мертвец? Ведь ты принес отказ в помиловании? – на ходу импровизировал Игорь, а когда генерал кивнул, добавил: – Позвони и прикажи привести Тимура. Не знаю его фамилии.

Пока седой звонил, Игорь проверил состояние двух солдат и, когда первый заворочался, несильным ударом по сонной артерии снова его отключил. Посмотрев на второго, он по чуть дрожащим векам понял, что тот тоже или уже очнулся, или вот-вот очнется, и повторил операцию с ударом. Потом Игорь подошел к следователю и, мимоходом вытащив из папки чистый лист бумаги, крупно по-русски написал: «Ты заминирован. Дернешься – взлетишь на воздух!!!»

Сунув листок в лицо дознавателя, он дождался, пока тот прочтет, и виновато развел руками.

Оттащив солдат за дверь в непросматриваемое пространство, Игорь скомандовал генералу:

– Когда приведут Тимура, скажешь, чтобы завели одного, без конвоя, а потом решим, что делать.

Тимур вошел на своих, правда, подгибающихся ногах и сразу же вытянулся перед сидящим генералом по стойке «смирно».

– Сиди и молчи, – обратился Игорь к генералу. – Когда надо будет говорить, я скажу. Отказ в помиловании этого человека тоже в папке?

Генерал снова кивнул, а Игорь обратился к Тимуру:

– Найди наши отказы и почитай вслух, а я пока буду с генералом разбираться, – и, снова обращаясь к хозяину кабинета, продолжил: – Представьтесь, пожалуйста. Фамилия, должность, звание. Не вынуждайте меня применять силу и выбивать из вас нужные сведения.

– Генерал-лейтенант Анвар Хамидов. Начальник отдела Службы безопасности Республики Узбекистан. А у тебя, я смотрю, далеко идущие планы.

Игорь озабоченно потер лоб и прямо спросил:

– Вы хотите остаться в живых сами и не погубить следователя?

– Если это не связано с потерей чести и достоинства, – напыщенно ответил седой генерал.

– Какая честь?! Какое достоинство?! Вы тут занимаетесь всякими махинациями, подлогами, осуждаете невинных людей. В общем, сделаем так, вы помогаете нам покинуть благословенный Узбекистан, а мы вам сдаем такую информацию на людей из ближнего окружения президента, что если их подоить на бабки, то их хватит на весь ваш род.

Глаза седого заблестели. Он вытащил сигарету и опять вопросительно посмотрел на Игоря, который снова дал ему прикурить и закурил сам.

– Ты, конечно, зайчонок, белый и пушистый, можно сказать, невинный, как новорожденный ребенок, – с сарказмом сказал генерал, глубоко затягиваясь сигаретой. Но, увидев, как задергались губы Игоря, решил сменить тему: – Как вы планируете пересечь границу? Вы, конечно, здорово похожи на Амира, но тот помоложе и никогда не занимался восточными единоборствами. Теперь понятно, почему приговор должны были привести в исполнение через час после беседы со мной. Ну а этот богатырь пойдет за компанию, – при этих словах он кивнул на Тимура.

– Самый простой вариант – это бежать через аэропорт, тем более что до границы тут минут двадцать лету, но если все завязано на таком высоком уровне, то твой папашка постарается, чтобы мы не долетели до места назначения, – предположил до сих пор молчавший Тимур.

– У вас есть самолет? – спросил Игорь у генерала, лихорадочно размышляя.

– Есть. Служебный «Ан-2». Прикреплен к нашему отделу. Но куда на нем можно долететь? – недоуменно спросил седой.

– Сейчас нам надо скорее отсюда свалить и где-нибудь в чайхане спокойно обо всем поговорить. Вы сможете нас отсюда вытащить? – закончил разговор Игорь и начал стаскивать с лежащих на полу солдат обмундирование, жестом показав Тимуру, чтобы он сделал то же самое.

– Без проблем. Моя машина не подлежит досмотру, – уверенно ответил генерал.

– Тогда вперед! – решительно сказал Игорь.

– В кабинет не входить. Опечатать, – приказал генерал, проходя мимо караульных к белому «Мерседесу», стоящему на подъездной дороге около крыльца.

Обняв за толстую талию дознавателя, еле передвигавшего ноги, Тимур почти тащил его на себе. Подсадив его в машину, он влез в нее сам и сел рядом с Игорем. На переднем сиденье разместился седой. Он внимательно смотрел вперед, вцепившись руками в ручку двери так, что костяшки пальцев побелели.

– Ваш водитель по-русски понимает? – задал неожиданный вопрос Игорь, оборачиваясь к зеленым воротам с красными звездами на створах.

– Нет. Он из молодых, которые считают, что русский язык им ни к чему, – ответил седой.

– Когда мы приедем в Ташкент? – на всякий случай спросил он у водителя, но на каменном лице того не дрогнула ни одна мышца.

– Минут через сорок, – ответил хозяин машины и добавил, полуобернувшись к Игорю: – Куда вас отвезти?

– В старый аэропорт. А пока позвоните в справочное бюро и узнайте расписание всех самолетов и поездов, отправляющихся из Ташкента в ближайшие два-три часа.

Когда они подъезжали к району «Рисового» базара, расписание поездов и самолетов уже лежало на коленях Игоря.

– Давай к зданию старого аэровокзала. И пойдешь со мной, – скомандовал Игорь по-узбекски, дотронувшись до плеча водителя.

– Выполняй, – буркнул генерал.

– Он понадобится мне для страховки, ведь у нас никаких документов с собой нет, а на нас военная форма, – пояснил Игорь и попросил Тимура: – Посмотри за обоими. Не надо им никуда звонить и выходить из машины.

Выскочив из машины, Игорь с водителем, оба в военной форме, припустились в вестибюль старого аэропорта. Забежав на второй этаж, не переводя дыхания, Игорь скомандовал:

– Стой здесь и никого не пускай!

– Есть! – ответил шофер и, широко расставив ноги, встал перед дверью туалета.

В туалете стоял какой-то мужчина с портфелем. Невысокого роста, худощавый, он испуганно взглянул на Игоря, и глаза его начали бегать по сторонам, в то время как руки судорожно прижали портфель к груди.

– Откройте портфель и покажите, что там внутри! – тоном, не допускающим возражения, сказал Игорь, протягивая руку за портфелем.

И тут худощавого будто подменили. Повернувшись на месте, он классическим ударом Брюса Ли ударил Игоря в грудь ногой. Игорь не ожидал такого поворота событий и не успел среагировать. В тот момент, когда худощавый занес руку, чтобы его добить, у двери негромко сказали:

– Стоять! – и раздались глухие выстрелы.

Подняв голову, Игорь увидел, что водитель прячет в подмышечной кобуре необычного вида маленький пистолет с глушителем.

– Вам помочь? – вежливо спросил водитель, невозмутимо смотря на Игоря. Услышав отрицательный ответ, вышел за дверь.

– Хорошо вышколили работничков, – сквозь зубы сказал Игорь, с трудом вставая на ноги.

Он просунул руку в воздуховод, нашел пачку сигарет, паспорт и продолговатый сверток. Обыскав худого мужчину, который без признаков жизни лежал на грязном полу, Игорь забрал у него документы и пистолет. Услышав деликатное постукивание в дверь, схватил портфель и завернул его в газету, которую нашел рядом.

Затащив в свободную кабинку худого, который начал мычать и прижимать руку к груди, где расплывалось красное пятно, Игорь резко ударил мужчину по сонной артерии. Тот сразу потерял сознание.

Не обращая внимания на раненого, Игорь захлопнул дверь туалетной кабинки и выскочил из помещения.


– Тут каких-то два типа ломились в туалет, но я их не пустил, – доложил шофер, и они быстрым шагом, стараясь не привлекать к себе внимания, спустились по лестнице.

Военный патруль стоял на первом этаже в середине вестибюля! Колени предательски дрогнули, Игорь бросил взгляд на водителя. Тот невозмутимо шел прямо на патруль. Не снижая скорости, он что-то быстро сказал, после чего военные расступились и посмотрели на них с каким-то немым ужасом.

– Давайте быстрее, пока они не очухались, – скороговоркой произнес водитель, направляясь к машине.

Отъехав метров на триста от аэропорта, Игорь попросил остановиться у небольшого одноэтажного магазина, на котором висела вывеска «Супермаркет», и, выскочив из машины, крикнул на бегу:

– Буду через пять минут!

По всему периметру стеклянных окон стояли мужские и женские манекены, одетые в национальные одежды: женщины в платья из ханатласа, из-под длинного подола которых кокетливо выглядывали штанишки с разноцветными завязочками на щиколотках; мужчины – сплошь в европейских костюмах, но в обязательных стеганых халатах поверх них. На головах красовались неизменные тюбетейки. На мужчинах черные с белыми узорами, а на женщинах разноцветные, усыпанные бисером и даже кое-где отделанные золотым шитьем.

Быстро поднявшись по ступенькам, Игорь вошел внутрь и сразу окунулся в прохладу кондиционированного воздуха, с резкими запахами красок, пыли и женской парфюмерии. Увидев симпатичную девушку, блондинку со скучающим видом, сидящую в отделе одежды, он подошел к ней и сказал:

– Девушка! Хотите хорошо заработать?

– Хочу! – быстро ответила та, подняв на Игоря разом просветлевшие глаза.

– Нужна одежда на четырех человек. Джинсы хорошего качества, рубашки, пиджаки, спортивные костюмы. Размер пятьдесят второй, рост третий. Кроссовки, туфли – три пары сорок четвертого размера и одна самого большого, какой есть. Если справитесь за пять минут, получите премию. Все сложить в пару сумок.

– Гузаль! Зайнаб! Подойдите ко мне! – окликнула девушка своих напарниц, и работа закипела.

Через пять минут две туго набитые сумки стояли перед Игорем. Открыв одну из них, он попробовал засунуть в нее свой газетный сверток, но ничего не получилось. Перед ним мигом появилась черная сумка с длинным ремнем через плечо и надписью «Адидас».

– Девочки, в баксах возьмете? – спросил Игорь, и блондинка, не моргнув глазом, ответила:

– Триста. – По ее загоревшимся глазкам было видно, что цена названа несусветная. Но Игорь не стал торговаться и отсчитал три зеленые бумажки. Отдавая деньги, он поманил пальцем продавщицу и, когда она наклонилась к нему, засунул еще сто долларов ей в карман и негромко произнес:

– Для вас будет лучше, если вы про меня забудете.

– Уже забыли, – так же негромко ответила блондинка и, сразу же отвернувшись к своей товарке, нарочито громко сказала: – Лола! Перевесь вон то платье на первый ряд.

Усаживаясь в машину, Игорь услышал, как генерал говорил Тимуру:

– Вас ловят по всему городу! Неужели вы думаете, что можно обмануть всех?

– Надо пробовать! – ответил на это Игорь и, когда машина влилась в транспортный поток, спросил: – На нас объявили перехват?

– Да, и только что был отдан приказ стрелять на поражение. Все машины, поезда, самолеты будут проверяться до последнего пассажира. Сам президент сказал, что не допустит в республике захвата заложников.

– У вас есть поблизости конспиративная квартира, на которой можно было бы отсидеться часа два-три? – спросил Тимур, до сих пор молча сидевший на заднем сиденье машины.

– Есть, в Авиагородке.

– Ты знаешь, где это? – спросил Игорь у шофера и, когда тот кивнул, скомандовал: – Вези туда.

– Понимаете, я не та фигура, из-за которой президент будет отменять свои приказы, тем более что в последнее время он не очень-то меня жалует, – попытался объясниться генерал.

Игорь нетерпеливо прервал его:

– То есть вы хотите сказать, что прикрываться вами, как живым щитом, не имеет никакого смысла?

– Вы правильно меня поняли, и барахтаться не стоит.

– А мы все-таки попробуем. Терять нам все равно нечего, – закончил разговор Игорь. Обратившись к шоферу, он спросил: – У тебя есть лейкопластырь?

– В аптечке, – невозмутимо ответил тот и рукой показал, что аптечка лежит за спинкой переднего сиденья.

– Сверни в этот переулок и остановись, – попросил Игорь, едва они въехали в Авиагородок.

Оторвав две узкие полоски пластыря, он вышел из машины. Оглянувшись по сторонам, прилепил их на номерах спереди и сзади, сделав из восьмерки тройку.

Через десять минут, когда они остановились у подъезда старого хрущевского дома с облезшей штукатуркой по всему фасаду и развешанным разноцветным бельем на балконах, Игорь задумчиво сказал:

– Вы знаете, что-то меня не тянет идти на вашу конспиративную квартиру, – и тут же скомандовал водителю: – Выезжай на магистральную улицу и двигай к транспортному институту.

Выехав на магистральную дорогу, машина осторожно переехала переезд, около которого стоял наряд милиции, вооруженный автоматами, и, свернув направо, вдоль трамвайной линии доехала до перекрестка.

Покосившись на шикарную машину, милиционеры подтянулись и бодро отдали честь. Маскировка сработала.

По грунтовой дороге, усаженной высоченными вязами по обеим сторонам от нее и разросшимся кустарником высотой выше человеческого роста, они проехали к стадиону, который представлял собой футбольное поле, покрытое чахлой зеленой травой, с частыми проплешинами голой земли и разбросанными по всему периметру старыми разбитыми деревянными трибунами. С обратной стороны одной из них они остановились.

Выйдя из машины, Игорь осмотрел место и сел на деревянную скамейку, вся спинка которой была изрезана ножами и испещрена надписями.

– Здесь мы и будем приводить себя в порядок. Я сделаю пару звонков, а дальше будет видно, что делать, – продолжал командовать Игорь, скидывая с себя военную форму. Переодевшись в гражданку, он превратился в обычного парня лет двадцати пяти и, достав из сумки мобильный телефон, ранее реквизированный у генерала, набрал номер.

– Привет, Искандер! Как где? В Ташкенте. Только что приехал и сразу тебе звоню! У тебя ноутбук есть? Через десять минут буду! – закончил разговор Игорь. Наблюдая за тем, как переодевается до-знаватель, он достал из нагрудного кармана сигарету с взрывателем, завернул ее в обрывок белой бумаги и, заботливо вложив в нагрудный карман гражданской одежды, застегнул пуговицу.

– Это пластиковая экспериментальная взрывчатка со вставленным радиодетонатором. Радиовзрыватель у меня, так что в окно моего товарища, который живет в этом доме, будет хорошо видно, что вы делаете. А вы, господин генерал, помните о пятистах метрах, – и, поймав недоуменный взгляд Тимура и шофера, он пояснил: – Я заминировал генерала и следователя. На генерала надет израильский радиобраслет, который невозможно снять. При удалении от радиодетонатора более чем на пятьсот метров автоматически происходит взрыв. Ну а про взрывчатку в кармане следователя вы уже слышали, – закончил Игорь свой монолог и, подхватив газетный сверток, в который был завернут портфель, побежал к дому, на ходу крикнув Тимуру: – Не позволяй им говорить по телефону.

Валиев Искандер Абдуллаевич был проректором по науке Ташкентского института инженеров железнодорожного транспорта, а также потомственным ученым. Тридцать пять лет, а уже профессор. Его отец, тоже профессор и доктор наук, также работал в этом же институте и возглавлял кафедру «Детали машин». Игорь познакомился с ним в клубе подводного спорта, который был организован на базе медицинского института. И дружили они уже около десяти лет. Отец и сын могли кое-чем им помочь.

Дверь открыл отец Искандера Абдулла Нигматович. Обнявшись с Игорем, он провел его в знакомую Игорю гостиную, все стены которой были в книжных полках, на которых в два-три ряда стояли и лежали книги, испещренные пометками. В пятикомнатной квартире жили и работали уже три поколения ученых, которые не прекращали своих научных изысканий вот уже лет, наверное, шестьдесят. Женщины быстро накрыли на стол и исчезли в глубине квартиры. Несмотря на всю просвещенность, в семье Валиевых женщинам не разрешалось садиться за один стол с мужчинами.

Сейчас Игорь был этому обстоятельству даже рад. Лишние уши в данной ситуации были совершенно ни к чему.

– Отец! Можно, я буду работать на компьютере, пить чай и одновременно рассказывать? – спросил Игорь, усаживаясь за стол.

– Давай, давай. Желание гостя – закон для хозяина, – согласился Искандер – невысокий широкоплечий мужчина, одетый в синий тренировочный костюм.

– Все началось в ресторане русского города… – пальцы Игоря забегали по клавиатуре в такт словам. – Как у тебя в Интернет выйти? – спросил Игорь у Искандера и, получив ответ, начал соединяться с провайдером.

– Как зовут твоего «благодетеля», который так быстро переправил тебя в Ташкент? – спросил Абдулла Нигматович.

Игорь назвал имя, и профессор переспросил:

– Высокий, худой, с ястребиным носом и пронзительным взглядом? – и, услышав утвердительный ответ, продолжил: – А генерал – жирный, противный, морда как у жабы?

– Вот его служебное удостоверение. – С этими словами Игорь протянул бордовую книжечку.

– Тебе сильно «повезло», сынок. Ты заимел самых могущественных врагов в республике. Вместе эти двое могут почти все.

– То есть вы хотите сказать, что у меня нет никакой надежды на спасение? – спросил Игорь, не переставая стучать по клавиатуре.

Отправляя зашифрованный рассказ о своих злоключениях на электронный адрес Сергея, у которого были приятели в самых разных средствах массовой информации, включая радио, газеты и телевидение, Игорь был уверен, что файл не затеряется. При невостребованости этого сообщения через месяц оно автоматически попадает на сайты газет «Комсомольская правда» и «Московский комсомолец».

– Ты знаешь, сынок, что долг гостеприимства на Востоке превыше всего. У меня в Фергане есть приятель, который очень не любил турок-месхетинцев. По какой причине – неважно, это чисто коммерческая ненависть… Искандер, вызови мне «Скорую помощь», – дал указание старик сыну. Проследив взглядом за поднявшимся Искандером, он отщипнул виноградинку от кисти и пояснил: – Машина будет минут через десять, я ведь пациент правительственной «Скорой помощи». – Отхлебнув глоток чая, продолжил рассказ про своего ферганского приятеля: – А сосед у него был как раз турок-месхетинец. Он пришел к нему за помощью как раз в тот момент, когда резали турок. Я тогда был у него в гостях и сам видел, как он прятал этого соседа со всей его семьей у себя дома две недели. При этом он все это время рассказывал ему, как его ненавидит.

– Это тот заросший мужик, которого я вывозил из Ферганы? – спросил Игорь.

– Да. Он сейчас работает в Сырдарьинском рефрижераторном депо и завтра с утра уезжает в командировку. Не знаю, куда и с каким грузом, но из нашей местности он тебя вывезет.

– То есть мы повторим старый финт со «Скорой помощью», которая везет инфекционного больного, – обрадованно сказал Игорь, и на душе сразу полегчало.

Абдулла Нигматович в это время уже набирал номер телефона.

После короткого разговора на таджикском языке, которого Игорь практически не понимал, он радостным голосом сказал:

– Ну все, я договорился. Кстати, как у тебя с деньгами?

– Ну, более или менее, – осторожно ответил Игорь и, вспомнив, что он еще не посмотрел, что находится в портфеле, попросил разрешения зайти в ванную.

Открыв портфель и высыпав все его содержимое, он обнаружил двадцать пачек стодолларовых купюр в банковской упаковке, пять гранат «Ф-1», десять штук каких-то небольших, с запалами, как у обычных гранат, и пять совсем маленьких, похожих на мячики для настольного тенниса.

Наскоро умывшись, он переложил все это богатство в старую потрепанную сумку с длинным ремнем и, уже выходя из ванной, услышал завывание сирены «Скорой помощи».

– Я не хочу подставлять вас под подозрение, – сказал Игорь и слегка ударил Искандера ладонью снизу вверх по носу, от чего у того сразу пошла кровь. – Свяжите друг друга и измажьтесь кровью, как будто я вас ограбил. Я забрал сумку из ванной. Кстати, Искандер, у тебя есть ребята, которые смогут быстро разобрать машину так, чтобы от нее и следа не осталось? – И он пальцем показал на «Мерседес», стоящий под деревом.

Искандер отрицательно покачал головой:

– Почему? – не унимался Игорь.

– У нас нет угонов автомобилей, а значит, угонщиков, так что извини.

– Ладно, черт с ней, пусть стоит. Механика рефрижераторной секции, кажется, зовут Фахритдин?

Шепелявя разбитыми губами и шмыгая носом, из которого все еще обильно текла кровь, Искандер проговорил:

– Рефсекция с желтой полосой и двумя телевизионными антеннами. Фахритдин сказал, что она стоит в депо, на четвертом пути, около котельной на станции Сырдарья.

– Спасибо большое. Если я выберусь, то постараюсь сбросить сообщение на твой электронный ящик или просто позвоню, – сказал Игорь, собирая в коричневый бумажный пакет еду со стола.

– Сюда больше не звони. Позвони лучше Галине. У нее изменились первые цифры телефона, теперь номер начинается на сто пятьдесят два.

– Значит, ты ее… уболтал? – Игорь с трудом подобрал удобное слово. Он знал, что Искандер долгие пять лет ухаживал за своим референтом, но безуспешно. Судя по мимолетной улыбке, промелькнувшей на лице Искандера, на любовном фронте у него был полный порядок. Игорь втайне порадовался за друга.

Услышав звонок, Искандер подошел к двери. Вошла миловидная женщина лет сорока в белом халате и со стетоскопом на груди.

– Где больной? – профессионально-участливым тоном спросила она, останавливаясь в середине коридора.

– Я больной, – ответил Игорь и, вытащив из кармана пистолет, негромко произнес: – У вас есть два варианта поведения. Первый – вы беспрекословно выполняете все мои указания и через два часа получаете десять тысяч долларов. Второй вариант – я нажимаю на курок, убиваю вас и все равно выполняю то, что задумал.

Надо отдать должное самообладанию врача. Ни капли не изменившись в лице, ровным голосом она проговорила:

– Через двадцать минут я должна отзвониться и доложить о состоянии больного, – было ясно, что она выбрала первое предложение.

– Что-нибудь придумаете. Скажите, что проводите противошоковые мероприятия. Сколько человек в машине? – спросил Игорь, обматывая голову бинтом, взятым из чемоданчика врача, и стараясь ни на мгновение не выпускать ее из виду.

– Еще двое. Шофер и санитар.

– Чтобы вы не подумали, что я болтун, возьмите половину денег сразу. – И Игорь, разорвав банковскую упаковку, не считая взял половину пачки денег и протянул врачу.

Женщина сбила купюры в кучку и, положив их в карман, печально произнесла:

– За такие деньги мне пять лет работать надо.

– Кстати, у меня, помимо пистолета, есть еще и граната, – и, вытащив из кармана гранату, он продемонстрировал ее врачу. И тут же добавил: – А про те деньги, которые у вас в кармане, можете своих коллег не информировать.

– Вы врач? – спросила женщина, уже спускаясь по лестнице.

– Да. Надеюсь продолжить работу по специальности после здешних разборок.

Подойдя к стоящему около подъезда белому «рафику» с мигалкой и красным крестом на крыше, Игорь открыл боковую дверцу и, пропустив женщину вперед, залез следом за ней в тесное нутро автомобиля. Закрыв за собой дверцу, он с облегчением вздохнул: первая часть задуманного плана прошла успешно.

В салоне санитарной машины сидели двое: шофер – коренастый мужчина лет пятидесяти, в байковой рубашке, и в зеленом халате фельдшер – худощавый парень лет двадцати. Они с увлечением играли в карты на листе картона, положенного на носилки, покрытые белой простыней. Увидев их недоуменные взгляды, Игорь вытащил пистолет и, немного рисуясь, почесал дулом нос.

– Машина захвачена, – сказал он негромко, – а жизнь многоуважаемого пациента находится целиком в ваших руках. Мои коллеги, которые взяли в заложники его и его сына, ничего не сделают им плохого, если вы вывезете нас из города.

– А если мы откажемся? – спросил фельдшер.

– Это будет крайне прискорбно для всех, – произнес Игорь и достал из кармана гранату. – Также у меня в кармане находится радиовзрыватель еще для двух взрывных устройств. Где они расположены – вы не знаете, так что не делайте резких движений и строго выполняйте все мои указания. Сейчас вы подойдете вон к той машине. В ней сидят четыре человека. Попросите пересесть их в ваш автомобиль, – кивком Игорь указал на машину, стоявшую невдалеке, ткнув пистолетом фельдшера. – Вперед.

Посадка в микроавтобус прошла относительно спокойно. Только при виде генерала у врача округлились глаза, и она попыталась что-то сказать. Но Игорь резко прервал ее:

– Никаких вопросов! Общаться будете потом, когда все закончится!

Из Ташкента удалось выехать без приключений. Когда машина оказалась на некотором удалении от границы города, Игорь приказал водителю остановиться.

«Что же делать со всеми этими людьми, которые волей судьбы оказались втянуты в эти шпионские игры?» – устало подумал Игорь.

Увидев злобный взгляд генерала, обращенный к врачу, и ее испуганное лицо, он жестом подозвал к себе Тимура и негромко спросил у него совета.

– Сдать в дурдом, – последовал немедленный ответ.

– У меня есть идея получше, – неожиданно сказал генерал. – Давайте отойдем в сторону, – предложил он Игорю и, когда они вышли из машины, сказал: – Я давно понял, что вы блефуете. И со взрывчаткой, за которую вы выдали обычную сигарету, и с вашими друзьями в профессорском доме. Но почему-то судьбе угодно, чтобы вам все удавалось. Даже этот нелепый побег из-под стражи.

– Да нет. Не все блеф. Во-первых, браслет, который у вас на руке, настоящий, и он активизирован. Во-вторых, если взрывчатка была действительно муляжом, то взрыватель на самом деле настоящий. То есть у меня действительно есть эта взрывчатка, но тратить ее на дознавателя – слишком много чести.

– Дознаватель мой родной брат, – думая о чем-то своем, произнес генерал.

– Это не меняет дела, – заметил Игорь.

– Пусть так, – согласился седой и, на что-то решившись, заявил: – Есть деловое предложение. Вы отпускаете меня и брата, а взамен я организую вам коридор перехода в любую страну.

– Это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Учитывая методы и репутацию спецслужб, их слова и заверения не стоят и ломаного гроша, – заметил Игорь, гадая, как поведет себя дальше генерал.

– А если я предложу вам денег?

– Деньги – это хорошо, особенно если сумма с шестью нулями. Но мертвым деньги не нужны. Они бы пригодились живым.

– Миллиона я вам предложить не могу, но четыреста тысяч американских долларов – это тоже неплохая сумма.

– И где же вы ее прячете? – с иронией спросил Игорь.

В ответ генерал достал из заднего кармана брюк записную книжку, одним быстрым движением разорвал ее обложку и вытащил из-под нее пластиковую карту с надписью «Виза».

Повертев ее в руках, Игорь увидел на ней выдавленную надпись «Салимов Алишер» и протянул карту обратно генералу.

– Это не деньги! Это красивая картинка, на которой что-то написано. Здесь невозможно определить, стоит или нет четыреста тысяч долларов этот глянцевый кусочек картона.

– Вы можете позвонить в мой банк, и там сообщат сумму на счету, – с презрительной усмешкой проговорил генерал.

– Ладно, допустим, что я принимаю ваше предложение. И что я должен сделать за эти деньги?

– Моему брату нужна срочная медицинская помощь. Вы так ударили его по ушам, что, похоже, у него порвана барабанная перепонка.

«Скорее две. Не надо было попадаться под руку», – промелькнула мысль в голове Игоря.

Генерал тем временем продолжал наседать, чувствуя, что собеседник проявил интерес:

– У моего приятеля недалеко отсюда есть маленький домик на острове. Там вы можете нас оставить, а сами выбираться отсюда как хотите.

– Давайте проверим вашу карточку, а потом вернемся к предложению. Вы знаете, в каком банке она зарегистрирована? – спросил Игорь, вновь получая пластиковую карту.

– «Экономбанк» города Москвы. Она зарегистрирована на моего сына, имя которого вы видите на карточке. Деньги на счету есть, за это я отвечаю.

– Сейчас проверим. Вы помните телефон банка, счет и кодовое слово? – спросил Игорь, вынимая из кармана сотовый телефон. Услышав цифры, он быстро набрал код Москвы, номер телефона.

Деньги на счету действительно оказались, правда на семьдесят тысяч меньше, чем говорил генерал, видимо, его отпрыск их истратил.

При помощи генерала Игорь перевел деньги с пластиковой карты сына седого на свою карту.

– Тимур! Пересади водителя «Скорой» в салон и свяжи генеральского водилу, он опасен! – скомандовал Игорь и, пока тот занимался пленниками, еще раз перевел половину денег на еще одну пластиковую карту – уже сбербанковскую, справедливо рассудив, что хранить все яйца в одной корзине чревато непредсказуемыми последствиями. Затем, незаметно сунув в карман врачу оставшуюся часть гонорара, причитавшегося ей за вывоз их за границу города, Игорь посадил генерала на переднее сиденье, а сам сел за руль.

Когда он начал разворачиваться, чтобы выехать на трассу, генерал сказал:

– Не надо туда! Можно проехать по этой грунтовке, – и он показал рукой вправо.

Тряска была неимоверной. Игорь чувствовал, как скрипит и трясется микроавтобус, непривычный к сельским дорогам, как пищат рессоры и бьются о днище камни. Он уже сам был не рад тому, что сел за руль. Опыта вождения по грунтовым дорогам у Игоря было явно маловато.

Показалась развилка. Игорь взглянул на генерала, и тот скомандовал:

– Направо!

Они обогнули густой кустарник, все листья которого были припорошенными пылью. Машина выехала на узкую, вившуюся между кустов саксаула и тамариска асфальтовую дорогу, которая затем стала резко снижаться.

– Дайте, пожалуйста, телефон. Надо позвонить, а то охранники не пропустят нас к домику, – попросил генерал и взял из рук Игоря телефон.

После приветствий генерал сказал в трубку:

– Ахмед! Я тут с друзьями еду, пусть нас пропустят.

После крутого поворота машина неожиданно выехала на берег неширокой реки, где перед небольшой бетонной плотиной на островке в середине реки стоял самый настоящий средневековый замок с башенками, зубчатой стеной, огромными крепостными воротами и подъемным мостом. Вокруг него стояли охранники в камуфляжной форме. Около моста покачивался на плаву ярко-красный гидроцикл, в простонародье – водный мотоцикл, с необычайно длинным седлом, на котором вполне могли поместиться три-четыре человека.

– Как я понимаю, вы подстроили мне ловушку? – спросил Игорь, показывая на невысокого черноволосого человека в белой рубашке, который с распростертыми объятиями спешил к ним навстречу. За ним шли человек десять мужчин с короткоствольными автоматами на изготовку.

– Это мой племянник, который очень меня любит, – самодовольно сказал генерал, берясь за ручку дверцы автомобиля.

– Не торопитесь, мой генерал, – попросил Игорь и слегка шлепнул его по руке.

Выйдя из автомобиля, Игорь подобрал с земли кусок глины и стал разминать его в своих сильных пальцах. Затем достал из сигаретной пачки палочку взрывчатки и, вставив в нее взрыватель, закатал взрывчатку в глину. Размахнувшись, Игорь с силой бросил комок глины на середину моста. Глина прилипла к металлическому полу метрах в десяти от человека в белой рубашке и метрах в пятнадцати от Игоря.

– Отойдите к воротам. Все, кроме Ахмеда. Вы один подойдите ко мне. Перед вами очень сильная взрывчатка. Взрыватель у меня в руке, – скомандовал Игорь, поднимая руку с зажигалкой. – Вы двое, – обратился он к охранникам, – оружие на пол и бегом к тем воротам. Не вздумайте трогать глину. Сразу взлетите на воздух.

Жестом позвав из машины генерала, Игорь стал ждать, когда подойдет Ахмед.

Когда тот приблизился, играя накачанными мышцами, Игорь увидел, что он до боли сжимает скулы, еле сдерживая себя.

Не давая сказать Ахмеду ни слова, Игорь начал первым:

– Короче. У меня в заложниках ваши родственники – генерал и его брат. Они оба заминированы. Ваш дядя заманил меня в ловушку, но я постараюсь из нее выбраться. Эта речка впадает в Сырдарью? – неожиданно спросил Игорь, обращаясь непосредственно к Ахмеду, который быстро ответил:

– Да. Примерно через четыре километра ниже по течению она с ней сливается.

– Предлагаю такой вариант. Мы вон с тем человеком, – Игорь показал на Тимура, – всех оставляем здесь, а сами возьмем генерала и потихонечку поплывем вон на том гидроцикле. Я дам вашему дяде сотовый телефон, и, когда мы приплывем к ближайшему населенному пункту, он вас вызовет.

– У меня около сорока вооруженных человек. Вы надеетесь уйти отсюда живыми? – скептически спросил Ахмед, стараясь приблизиться к Игорю на расстояние, с которого можно нанести удар. Судя по мышцам Ахмеда, он был довольно силен.

– Не надо устраивать состязаний в единоборствах. Если бы я хотел, то уже уничтожил бы половину ваших людей вместе с вами, – заметил Игорь, незаметно нажимая в кармане кнопку на зажигалке.

Взрыв взметнул над рекой обломки моста. Когда воздушная волна докатилась до микроавтобуса, то чуть не перевернула его, заставив всю троицу отскочить подальше.

Выскочив из-за машины, Игорь увидел, что мост разрушен от берега до самых ворот башни.

До них долетела водяная пыль.

Отвернувшись от реки, Игорь жестом попросил Ахмеда, сжимавшего побелевшие кулаки, отойти подальше. Он заговорил тоном, не допускающим возражений:

– Хватит разговоров. Мы оставляем микроавтобус. Там ваш больной родственник, и ему необходимо оказать медицинскую помощь. Кстати, в машине находится хороший врач. Сами мы уходим. Тимур! – только успел крикнуть Игорь, как из машины выскочил его товарищ по несчастью и с сумками побежал к воде.

Сев на гидроцикл, он включил мотор, медленно отплыл от берега и, сделав круг, снова пристал к берегу.

– Можно ехать!

Игорь, протянув Ахмеду сотовый телефон, попросил позвонить:

– Прикажите своим не стрелять, а то я еще пару взрывов устрою!

Дождавшись, когда тот закончит говорить, Игорь забрал у Ахмеда телефон. Затем он поднял с земли глину, засунул в нее сразу две сигареты и с силой запустил ее в стену замка, где она и прилипла.

Достав еще один цилиндрик со взрывчаткой, он на глазах Ахмеда прикрепил его к гранате. Покачивая ее на ладони и подталкивая в спину генерала, Игорь пошел к гидроциклу.

– Вы можете, конечно, снарядить за нами погоню, – на ходу объяснял он, – но прежде чем это сделать, подумайте над таким вопросом. Что же будет с вами, когда раскроется вся эта история с нашим побегом из-под стражи. Да еще с взятием в заложники боевого генерала! Вся ваша хваленая служба безопасности не смогла поймать двух молодых людей! Ну а в случае, если нас и поймают, всплывут два очень интересных файла, которые здорово подпортят репутацию Узбекистана на мировой арене. Генерал при этом, конечно же, лишится своего поста. Я думаю, вам это невыгодно, – закончил свой монолог Игорь и стал устраиваться на гидроцикле.

– Вы его точно отпустите? – задал вопрос Ахмед.

– Конечно. Зачем он нам нужен? – крикнул в ответ Игорь, привязывая генерала веревкой к своей спине.

Глава 5

Водная одиссея

Проскочив через протоку, гидроцикл выскочил на середину речки, оба берега которой были сплошь оплетены кустарниками. Кое-где росли плакучие ивы, опустив до самой воды свои ветви с изумрудными листьями. Гидроцикл легко нес троих человек, и, когда Тимур поворачивал ручку газа, скорость возрастала до того, что растительность по берегам сливалась в одну зеленую полосу.

Хлопнув рукой по могучему плечу Тимура, Игорь пальцем показал направо, на обрывистый берег, где три ивы тесно переплели свои ветки и образовали сплошной зеленый полог, под которым мог укрыться не только гидроцикл, но и небольшой катер.

Осторожно раздвигая руками ветви, на малых оборотах они проникли в пещеру, образованную кронами деревьев. Тимур выключил мотор, и сразу стало так тихо, что казалось, будто в уши вставили пробки. На них тут же набросился рой комаров.

– Пожалуй, надо отсюда быстрее бежать, – неуверенно сказал Тимур, прихлопнув на щеке сразу двух маленьких кровопийцев.

– Я скоро буду! – крикнул Игорь и, ухватившись за ветки, полез по ним наверх.

Выбравшись на крутой берег, Игорь с удовольствием подставил лицо освежающему ветерку. Огромный карагач, росший метрах в двадцати от берега, сразу же привлек его внимание, как превосходный наблюдательный пункт. Взобравшись на него, Игорь поудобнее устроился на одной из ветвей и стал осматривать окрестности.

Мост через Сырдарью возвышался километрах в пяти справа, и по нему в обе стороны бесконечной чередой мчались похожие на игрушечные разноцветные автомобили. Грунтовая дорога, проходящая параллельно речке, по которой они плыли, казалась пустынной, но когда Игорь перевел взгляд выше, то заметил на ней в том месте, где дорога выныривала из зарослей, три машины. Машины были дорогими иномарками, и Игорь понял, что неспроста они так гонят по грунтовке. Они разыскивают Игоря и его напарника.

Какой-то гул заставил его поднять голову и присмотреться. Чуть правее яркого солнца он заметил небольшой вертолет, неподвижно висевший в воздухе.

«Уже и вертолет направили», – самому себе сказал Игорь и, быстро спустившись вниз, подбежал к гидроциклу.

Взглянув на генерала, он понял, что сердце кабинетного работника дает сбои. Синюшная бледность и частое дыхание показывали на сердечную недостаточность.

– Давай, хватай его, пока он без сознания, и потащили, а то еще копыта отбросит! – скомандовал Игорь, и они с Тимуром потащили генерала вверх по склону.

Двум здоровым мужикам дотащить генерала до дороги было делом пяти минут. Едва они положили кабинетного работника на обочине, как за поворотом послышался рев нескольких моторов.

Притаившись за раскидистыми кустами, Игорь с Тимуром стали наблюдать за дорогой, из-за поворота которой выскочил огромный, черный, с оскаленной мордой-радиатором джип. Заскрипев тормозами, он резко остановился. Из джипа выскочили три человека с укороченными автоматами и, озираясь по сторонам, осторожно подошли к генералу. Прочитав записку, они начали вертеть головами.

Из остановившейся второй машины выскочил Ахмед и закричал:

– Срочно врача!

Появились вооруженные люди. Построившись в цепь, они начали прочесывать территорию, спускаясь к речке.

– Давай быстрее отсюда сматываться, а то мы с тобой не обучены крупномасштабной войне, – сказал Тимур и потихоньку стал отползать от дороги.

– Почему не обучены? – удивился Игорь и достал из сумки две гранаты. Развязав на поясе спортивных штанов Тимура длинный белый шнурок, рывком выдернул его. Пучок грязных листьев быстро превратил его в зеленый. Аккуратно протянув его поперек тропы и замаскировав листьями, он привязал его к чеке гранаты, активизировав ручную артиллерию в последний момент.

– Пошли быстрее. Нам надо выйти на асфальтовую дорогу и поскорее убраться из этих мест, – пояснил Игорь, идя быстрым шагом по узкой тропинке, петлявшей между колючих кустов.

– Тебе нужна еще веревка? – спросил Тимур, поднимая с земли обрывок шпагата, длиной метра два.

Натянув его на высоте сантиметров десять от земли, Игорь накидал на него листьев и веточек, замаскировав так грубо, что веревку было заметно даже метров с десяти.

– Наткнувшись на первую растяжку, они уже ни за что не пропустят вторую, и это здорово замедлит их движение, – пояснил Игорь, убыстряя ход. Неожиданно сзади они услышали резкий заливистый лай.

– У тебя сигареты есть? – спросил Игорь, останавливаясь и с трудом переводя дух.

– «Прима». – Тимур протянул ему пачку сигарет.

Вытащив из пачки все сигареты, Игорь разломал их и начал посыпать табаком вокруг.

Дорога, которую Игорь видел с дерева, была довольно узкой, но зато хорошо заасфальтированной. Игорь с Тимуром быстро пошли по ней, зачастую сбиваясь на бег.

Раздался взрыв, и сразу же за ним истошный собачий визг. У ребят аж уши заложило.

– Готова собачка, – заявил Игорь. – Если у них нет второй собаки, то найти нас без следопыта довольно проблематично. Ну а если вторая собака и есть, то табак ее со следа собьет. Так что в запасе у нас минимум полчаса, а то и больше.

Послышался гул приближающейся машины. Тимур стал посередине дороги, широко расставив ноги и засунув большие пальцы рук под ремень, а Игорь нырнул в кусты.

Темно-синий микроавтобус «Дамас», выскочив из-под двух пирамидальных тополей, на большой скорости несся прямо на Тимура. В руках парня вдруг появился пистолет.

Затормозив так, что на дороге остался широкий черный след от шин, автомобиль, не доехав пару метров до Тимура, остановился и, резко переключив скорость, попытался уехать задним ходом, но тут сзади «Дамаса» возник Игорь, и водитель остановился.

– Не трогайте меня! У меня семья, семеро детей! – запричитал вывалившийся из машины невысокий худенький черноволосый мужчина лет сорока пяти, прижимая руки к груди и униженно кланяясь.

– В машине еще кто-нибудь есть? – спросил Игорь, не обращая внимания на скулеж водителя.

– Нет, никого. Один еду.

– Довезешь до Сырдарьи и свободен. Еще денег дадим. А если язык распустишь, то вырежем всю семью, – на всякий случай постращал Игорь шофера, открывая боковую дверцу микроавтобуса.

Через минуту машина мчалась по дороге. Шофер гнал на автомобиле, стараясь быстрее избавиться от опасных пассажиров.

– Давай рули в Янги-Ер, – скомандовал Игорь, когда шофер остановился перед выездом на магистральную дорогу, выложенную бетонными плитами, не зная, куда повернуть. – Когда переедем мост, уходи сразу направо, к базе рефрижераторного депо, – приказал Игорь, прерывая свой рассказ.

– Хорошо, начальник, – ответил шофер, снижая скорость перед постом ГАИ. На машину с местными номерами никто не обратил внимания.

Вскоре были на месте. Открыв дверцу, Игорь вышел из машины.

Перед ним находились скромные железные ворота с красной звездой посередине. Неприметная калитка, сама собой открывшаяся перед ним, показывала, что за входом ведется наблюдение. Кинув взгляд на заросшую тропинку, тянущуюся вдоль асфальтовой дороги, обсаженной тополями, Игорь увидел высокого толстяка, спешащего к нему с распростертыми объятиями.

Махнув рукой водителю, чтобы тот не уезжал, он побежал к толстяку навстречу и, обняв его, долго хлопал по спине, что-то говоря ему в ухо.

– Как я рад тебя видеть! Какими судьбами?! Твои друзья – мои друзья! – наконец провозгласил толстяк, и ворота гостеприимно распахнулись.

Перед глазами Тимура открылся огромный, метров двести, двор, вся середина которого была засажена розами, Среди них возвышалась беседка, увитая виноградом. Добродушный толстяк в нее гостей и пригласил.

По пути Игорь придержал толстяка и, показав на водителя большим пальцем правой руки, попросил:

– Водила пусть побудет пока в холодном месте.

Толстяк поднял руку и щелкнул пальцами. Мгновенно рядом с ними выросли два плечистых молодца в белых рубахах навыпуск, и, когда им пальцем указали на водителя, они подхватили того и, приподняв, быстро куда-то понесли.

– Денек подержи и отпусти домой вместе с машиной, но предупреди, чтобы держал язык за зубами, – попросил Игорь. – И вот еще что, – он достал из кармана сто долларов и протянул хозяину. – Отдашь водителю за услуги.

– Договорились. Кстати, хорошо, что ты наконец-то здесь. Такая удача. У меня для тебя сюрприз! – И толстяк отодвинул лозу, пропуская Игоря и Тимура в беседку.

На ковре, постеленном посередине беседки, кто-то лежал. Когда глаза привыкли после яркого солнца к полумраку, Игорь узнал в полулежавшей перед ним женщине Елену.

– Ну здравствуй, беглец! – сказала она хорошо знакомым с хрипотцой голосом.

Глава 6

Новый поворот событий

– Чаем напоишь, начальник? – с блатной интонацией, присаживаясь к низкому столу и отщипывая виноградинку от огромной кисти, лежащей на лягане, спросил Тимур, как-то сразу определив, что перед ним какое-то начальство.

За прошедшие десять лет Лена немного располнела, бедра ее раздались, но лицо почти не изменилось.

Что-то неуловимое выдавало в ней большого милицейского начальника.

– Кстати, где можно помыть руки? – спросил Игорь, стараясь выиграть время, и, не дождавшись ответа, вышел из беседки.

Он направился к небольшому белому двухэтажному зданию, где, как он помнил, десять лет тому назад находились туалет, сауна и гостиничные номера для особо уважаемых гостей.

– Подожди! – чуть виновато сказал толстяк, направляя Игоря к рукомойнику, расположенному в глубине аллеи и придерживая его за локоть. – Не торопись мыть руки. Вся зона отдыха оцеплена спецназовцами и людьми из службы безопасности. Такое ощущение, что ждут кого-то очень важного. Постарайся не особенно их злить. Ты давно у нас не был, и за это время в нашей жизни многое изменилось, – со вздохом сказал толстяк и показал пальцем на беседку и на свое ухо, из чего Игорь сделал вывод, что все вокруг прослушивается.

– Забудь о том, что мы с Леной приезжали сюда, – свистящим шепотом приказал Игорь.

– Об одной женщине из пятидесяти, с которыми ты тут баловался, я могу и не помнить, – с плутовской улыбкой сказал негромко хозяин территории, протягивая Игорю красное махровое полотенце, и уже громко добавил: – Плов будет готов минут через десять.

Тут Игорь увидел подходящего к ним Тимура. Его сопровождал какой-то мужчина, который был на полголовы ниже Тимура, но шире его в плечах. Он двигался чуть впереди парня с какой-то тигриной грацией.

– Здесь зона отдыха ташкентского завода «Фотон», который выпускал более тридцати процентов всех электрических лампочек в СССР, ну, и еще кучу электротехнического оборудования, – рассказывал Игорь Тимуру, делая вид, что человека рядом с ними не существует.

– Поэтому в советское время они горели так часто, что не успевали их менять, – сыронизировал Тимур.

– Можно подумать, что сейчас они стали долговечнее, – огрызнулся Игорь, лихорадочно размышляя, каким ветром принесло сюда Елену и какое место в своей структуре она занимает.

Тимур повернулся к сопровождающему их мужчине и спросил:

– Скажите, уважаемый! Где тут туалет?

Махнув рукой в сторону двухэтажного дома, мужчина остановился посередине аллеи, прислонился к дереву плечом и, достав пачку сигарет, закурил, не выпуская их из вида.

– По-моему, мы попали из огня да в полымя, – задумчиво сказал Тимур, неторопливо идя по аллее.

– Ты уже понял, что здесь все прослушивается? – спросил Игорь.

– Это была твоя идея сюда ехать, – равнодушно ответил Тимур, внимательно рассматривая двухэтажное здание из белого кирпича под шиферной крышей.

– Похоже, нас кто-то неплохо просчитывает из аналитиков спецслужб, – как бы про себя, сказал Игорь и решительно зашагал в сторону входной двери в здание.

Туалет находился справа от входа, и, зайдя в него, Игорь на мгновение остолбенел. Весь покрытый метлахской плиткой под малахит, с зелеными же писсуарами в рост человека, и зелеными унитазами, он производил впечатление уголка морского дна, где-то в районе Саргассова моря, сплошь увитого, по слухам, водорослями, в которых в древности застревали парусные корабли.

– Я думаю, что надо собрать побольше информации, а потом уже смотреть, что делать дальше, – сказал Тимур, едва они оправились от увиденного в туалете великолепия.

– «Торопись медленно», – говорили китайцы. Так что последуем их совету и сначала пообедаем. Тем более что у меня уже живот к спине прилип, – ответил Игорь, покидая туалет для VIP-персон.

Выйдя на крыльцо, они не увидели своего широкоплечего провожатого. Не торопясь пошли в сторону беседки.

Вдалеке раздался еле слышный рокот мощных моторов, и снова все стихло.

– Похоже, произошли какие-то непредвиденные изменения. Видишь, никого нет. Ни охраны, ни Исмаила, – и, отвечая на недоуменный взгляд Тимура, Игорь пояснил: – Исмаил – это тот толстяк, директор этой базы.

– Зачем обижаешь? Не директор, а хозяин, – сказал возникший на пороге беседки Исмаил. – Я ее год назад выкупил и теперь сдаю хорошим людям. Пока вы ходили в туалет, все уже уехали. Так что можно гулять хоть неделю. – И толстяк гостеприимно отступил в сторону, пропуская Игоря с Тимуром в беседку.

Внутри никого не было.

– А где… – только успел произнести Игорь, как толстяк дернул его за рукав и, приложив палец к губам, сказал:

– …плов? Уже несут. – И он многозначительно покачал головой.

Плов был выше всяких похвал. Из красноватого риса с черными бисеринками барбариса, весь усыпанный ярко-красными зернышками граната – он источал такой аромат, что у всех потекли слюнки.

– Я теперь понимаю, почему ты такой толстый. Когда каждый день ешь такой плов, сложно похудеть, – заметил Игорь, присаживаясь по-турецки возле низкого столика, на котором установили блюдо с пловом, салатами из тонко нарезанных помидоров, лепешками, маргиланской, толсто нарезанной зеленой редькой и огромную тарелку, на которой лежала всевозможная зелень: укроп, базилик, кинза, райхон, мелкий лук.

Открыв запотевшую бутылку водки, толстяк разлил ее в три маленькие пиалы и, вытерев обильный пот, покрывавший его лоб, сказал:

– Давайте выпьем за то, чтобы все хорошо кончалось, как бы плохо ни начиналось!

И, не дожидаясь остальных, лихо выпил водку, запив минеральной водой прямо из горлышка бутылки.

– А что говорил Аллах по поводу водки? – шутливо спросил Игорь, с удовольствием поедая плов, каждая рисинка которого светилась, будто драгоценный камень.

– В Коране по этому поводу ничего не написано, – усмехнулся Исмаил и, налив себе вторую пиалу, ни с кем не чокаясь, выпил.

– Кстати, в нем вообще нет упоминания о спиртном. Только о соке перебродивших ягод. А насколько мне известно, технология изготовления водки совсем другая, – поддержал Исмаила Тимур.

– Ну все, все. Я сдаюсь. Мне ли спорить с вами, знатоками Корана! – сказал Игорь, поднимая руки, как бы отгораживаясь от собеседников.

– Вот здесь ты прав. Как-никак, а я окончил три курса Исламского университета в Исламабаде, – скромно сказал Тимур и, не торопясь, разлил водку по пиалам.

– Извините! У меня был очень тяжелый день. Приезжали от президента, осматривали мой санаторий. Не понравилось, – произнес Исмаил, как бы оправдываясь за свое пристрастие к алкоголю, и потянулся к пиале. – Ну и слава Аллаху! – закончил он и с удовольствием выпил водку.

– Почему не понравилось? – переспросил Игорь, с интересом уставившись на Исмаила.

– А у нас сейчас, как в феодальные времена. Что хан захочет, то и отнимет, – ответил хозяин и обеими руками провел себя по подбородку, имитируя поглаживание бороды. – По базару ходят стражники, смотрят за порядком. Изюм возьмут – спасибо не скажут. Грязными пальцами зачерпнут плов, схватят палочку шашлыка, завернут лепешку – а все им кланяются. Если бы им понравился мой санаторий, то можно было бы с ним попрощаться.

– Без компенсации? – уточнил Тимур.

– Это уже как повезет. Могли бы заплатить, а могли и нет.

– Кстати, если узнают, что мы у тебя были, то могут возникнуть неприятности, – между прочим напомнил Игорь о своем незавидном положении.

В этот момент зазвонил телефон. Извинившись, Игорь встал из-за стола и вышел из беседки.

Звонил Фахритдин.

– Я стою на станции Чиназ под погрузкой хлопка и виноградного масла. Хлопок на станции уже загружают, а масло должны привезти из Коканда. Когда привезут, неизвестно, – в телеграфном стиле сообщил Фахритдин и, когда Игорь сказал, что понял, сразу же отключился.

Когда Игорь вернулся в беседку, Исмаил многозначительно показал глазами на то место, где часа два назад лежала женщина.

– Она оставила тебе записку, которую желательно было прочитать сразу. К ней еще имеется довесок. – И, встав с матраца, которым был застелен пол, он протянул руку, представляя девушку, возникшую в проеме двери.

Глава 7

О пользе и вреде старых знакомств

Сказать о том, что она была красива, – значит не сказать ничего. Девушка была прекрасна. Лет восемнадцати, с роскошными золотыми волосами, кукольным личиком, на котором наивно светились огромные зеленые глаза. Одетая в простенькое ситцевое платье, она стояла в дверном проеме на свету так, что все прелести девичьей фигурки были как на ладони. Стройные длинные ноги были в меру упитанные, и там, где они начинались, ясно были видны оборки трусиков. Талию можно было охватить двумя ладонями.

Дав полюбоваться на себя, прекрасное создание надуло губки и капризно сказало:

– Воспитанные люди для приличия красивой девушке предлагают сесть. Кто здесь Игорь? Вам письмо.

– Садись, прелестное дитя, – сказал Игорь и протянул руку за письмом.

– Может, нальете девушке минералки? – опять жеманно протянула девица, резко присев на длинные тонкие матрацы, отчего подол платья взметнулся вверх.

– Давайте письмо, – попросил Игорь.

Девушка, нисколько не смущаясь присутствия трех мужчин, расстегнула платье до пупка, явив взорам присутствующих упругие грудки, и, засунув руку под мышку, с силой за что-то дернула. Зашипев от боли, она достала из-под мышки узкий конверт, который был прикреплен к телу девушки лейкопластырем, и протянула его Игорю.

– Вы сначала его в воду окуните, иначе не прочтете, – посоветовала она и начала медленно застегивать платье.

– Мужики! Вы тут за девушкой поухаживайте, а я пойду покурю, – сказал Игорь и, облив письмо минеральной водой из бутылки, направился к выходу.

Выйдя на тропинку, он присел на скамейку, стоящую слева от беседки, и, сунув сигарету в рот, вскрыл конверт.

«Привет, борец с шумами и наркоторговцами! Пишет тебе женщина, которая несколько лет назад смотрела на тебя влюбленными глазами».

«Хм… Не замечал. По-моему, все было наоборот», – подумал Игорь, прикуривая сигарету.

Он внимательно рассмотрел листок. Бумага была хорошая, текст напечатан не на матричном принтере. Очевидно, у Исмаила есть приличный персональный компьютер и неплохой лазерный принтер. Или же Елена заранее заготовила это письмо…

«О ваших приключениях сегодня говорят все более или менее серьезные люди. Под серьезными людьми я понимаю как милицию, так и всякие спецслужбы и мафию, которой вроде бы нет, но обольщаться на этот счет не стоит. Она вас тоже ищет. По старой дружбе могу помочь, но тоже в обмен на услугу. Извини, время такое. Приходится заниматься чем только можно, чтобы заработать деньги и нормально жить.

Мне надо вывезти эту девушку из Узбекистана. Взамен я дам вам с ней коридор для прохода границы с Казахстаном и еще кое-что, от продажи чего ты станешь далеко не бедным человеком.

Открываю мою страшную тайну. Девушка, которая передала тебе это письмо, – моя дочь. Она наркоманка, крепко подсевшая на героин. Она наделала много глупостей и долгов. Сумма долга превышает сто тысяч долларов, но не это самое главное. Она где-то нашла, где, не говорит, торговцев осмием и взялась переправить за бугор десять граммов. Стоит он больших денег. Речь идет о цифрах с шестью нулями, так что, сам понимаешь, куда она влезла.

Кстати, читай быстрее. Бумага специальная и через пять минут она рассыплется в труху.

Я нашла у нее этот осмий, он зашит под пряжкой ее пояса, и договорилась с покупателями. Половина денег твоя. Так что мне есть за что требовать спасения моей дочери.

Тебе надо доехать до станции Пахтаарал. Оттуда тебя на машине довезут до Чардарьи. Там есть водная граница с Казахстаном, ну а в бескрайних казахских степях тебя никто не найдет.

На станции Пахтаарал подойдешь к дежурному по станции. Его зовут Мамед. Скажешь, что от Керима. Пароль – «эски», отзыв – «ошна». Он все организует: и транспорт и охрану. Поясок ему отдашь только тогда, когда он скажет твое любимое слово «шум» на английском языке.

Я думаю, все будет хорошо.

Я специально сказала, что мне не понравился санаторий. Хотя у меня связаны с ним не самые плохие воспоминания. Надо было быстрее увести отсюда всех людей.

Машина, которая отвезет тебя на станцию, придет в одиннадцать часов вечера.

До встречи. Очень надеюсь на тебя.

P.S. Когда тебя увидела, страшно обрадовалась, но и очень за тебя испугалась. Хотела тебе многое сказать, но ты слишком долго мыл руки. Может, оно и к лучшему. Нельзя два раза войти в одну и ту же воду.

P.S. И самое главное я оставила напоследок. Мы лечили мою дочь с помощью очень старой методики, которую описал еще Ибн Сина. У нее в крови находится вещество, с помощью которого можно излечить почти от любой зависимости, вызванной наркотиками натурального происхождения. Надо только выделить эту сыворотку из ее крови. Так что подумай, какое сокровище я дала тебе в руки».

Глава 8

Нелегкая дорога в дюнах

Старый разболтанный «уазик» трясся по грунтовой дороге вот уже второй час, и сидеть на приставном стуле сзади у окна было далеко не самым большим удовольствием на свете.

Но надо было следить за дорогой, и поэтому Игорю и Тимуру ничего не оставалось, как молча сидеть и наблюдать.

Сиденья за спиной водителя были завалены какими-то мешками, коробками и свертками, но, несмотря на шум мотора и неудобства, здесь можно было спокойно поговорить.

– Не знаю, как и разговор начать, – замялся Игорь. – Девушку нам навязали в попутчицы. И нам надо ее вывезти из республики.

– Почему именно нам? – спросил Тимур, внимательно всматриваясь в лицо Игоря.

– Понимаешь, тут такое дело… Я очень обязан этой женщине, которую мы встретили в зоне отдыха, – начал мямлить Игорь, и тут машина резко затормозила.

Перед капотом стоял черноволосый парень. В руке у него был пистолет. Им парень показывал, что надо выходить из машины.

– Ребята! Тут девушке плохо, нужно срочно до больницы подбросить! – почти закричал парень, испуганно оглядываясь по сторонам.

Симпатичная девушка, одетая в джинсовый костюм синего цвета, лежала на пыльной обочине дороги, свернувшись калачиком. Ее спутанные волосы разметались по земле, а около живота виднелась струйка крови.

– Что случилось? – спросил Игорь, осматривая девушку. Он заметил, что кровь уже почти не идет, а грудь девушки равномерно вздымается.

– Ткнули в бок ножом, – ответил парень, опуская пистолет, но все так же озабоченно посматривая по сторонам.

– Давайте посмотрим рану, а потом решим, что делать, – спокойно сказал Игорь, наклоняясь над девушкой.

В этот момент он почувствовал, как его шею перехватил шнурок. Все произошло так быстро, что он даже не заметил, как к его шее взметнулись руки девушки. Тут же со стороны машины раздались два выстрела. Руки, стягивающие удавку, моментально разжались, и сквозь красную пелену Игорь услышал, как Тимур спокойно, не торопясь, цедил слова в сторону обидчиков:

– Отошел от пистолета! Два шага назад! Правильно. Теперь мордой вниз. Эй, коза! – грубо обратился он к девушке. – Тебя это тоже касается! Не надо скулить! – на одном дыхании командовал Тимур. Убедившись, что нападавшие уже не опасны, он обратился к Игорю, пытавшемуся подняться на ноги: – Ну как ты, отошел? Как там на том свете?

– Не успел разглядеть, – сквозь зубы, с трудом проталкивая воздух сквозь нещадно саднившее горло, ответил Игорь.

– Ты посмотри за пленниками, а я пока по одному обыщу их, – предложил Тимур.

Передав пистолет Игорю, он направился к лежащим на земле парню и девушке.

У парня была прострелена правая рука, и из нее толчками била кровь. Похлопав парня по карманам и вытащив из них темно-красное удостоверение, пачку денег, запасную обойму от пистолета и сотовый телефон, Тимур рывком перевернул его на спину и выдернул из брюк парня ремень. Из него он сделал петлю, надел на раненую руку выше локтя и крепко затянул.

С девушкой он обошелся так же лихо. Она попыталась его оцарапать, но Тимур ударил ее пальцем в ключицу, после чего пленница сразу же успокоилась. Подняв полу ее джинсового костюма, он обнаружил под ней бутылку с томатным кетчупом. Он и был ее «кровью».

Тимур открыл удостоверение и вслух прочитал:

– Капитан милиции Алишер Каюмов. Старший следователь отдела внутренних дел Пахтааральского хакимията. Как говорил один мой друг, здорово, но непонятно! Что делает на пустой дороге вечером старший следователь, да еще с пистолетом? Почему его подруга, у которой тоже красные корочки, инсценировала ножевое ранение? Почему она пыталась убить моего товарища?

– Ты ничего не докажешь! У тебя нет свидетелей, а применение огнестрельного оружия против сотрудников милиции у нас карается смертной казнью! Ты, скотина… – И не успел он закончить фразу, как прозвучали два выстрела. Тимур выстрелил по ногам парня. После чего он подошел к девушке, без памяти лежавшей на земле, ногой перевернул ее на спину и вложил пистолет в ее правую руку.

– Что вы хотите сделать? – заверещал чернявый, стараясь отползти от направленного на него пистолета.

– Я уже задал три вопроса. Ты решил, что можно на них не отвечать. Это твое право. Но если сейчас ты все-таки не станешь на них отвечать, я начну убивать тебя. Спокойно и неторопливо. Сначала прострелю коленные чашечки, потом пах, потом еще что-нибудь… Итак, повторяю: что вы тут делаете? – с металлическими нотками в голосе повторил свой вопрос Тимур.

– Мы ловили бандита, который подозревается в рэкете и грабеже на железной дороге.

– Ну и как, поймали?

– Да. Вон в кустах лежит, – сразу же ответил чернявый, кивнув на противоположную сторону дороги.

– Ты в состоянии посмотреть? – спросил Тимур у Игоря, и тот понял, что командование на этом этапе перешло к нему. Морщась от боли в горле, на ватных ногах Игорь пересек дорогу.

Пробираться сквозь кусты ему не пришлось. Узкая тропинка, петлявшая между деревьями, привела его к небольшой поляне, на опушке которой, возле муравьиной кучи, распятый на спине лежал мужчина лет сорока. Руки его были вытянуты в стороны и привязаны к двум колышкам, наискосок вбитым в землю. Ноги, раздвинутые шире плеч, тоже были привязаны. Обнаженный до пояса, он был сплошь облеплен муравьями. Игорю показалось, что перед ним труп.

Он рывком вырвал колья, к которым были привязаны руки несчастного. И тут увидел, что «труп» зашевелился. Мужчина схватился за лицо и сорвал повязку, которой был перевязан рот. Он вскочил на ноги и, отчаянно матерясь на разных языках, стал скидывать с себя одежду и муравьев.

Игорь стал помогать ему. Чем больше лысый мужик раздевался, тем больше Игорь убеждался, что перед ним представитель уголовного мира. Татуировки в виде куполов церквей, эполет и тигров украшали тело мужчины.

Через пять минут, когда муравьи были более или менее счищены, а одежда вновь заняла свое место на теле несчастного, он проговорил:

– Вовремя вы подошли! Еще немного, и от меня остался бы один скелет. Я ваш должник. Ох, попались бы мне эти ребята из Службы безопасности… – мечтательно произнес мужчина, и его широкое лицо, все покрытое синяками, озарилось звериной улыбкой.

– А они тут недалеко. Если хочешь поговорить с ними, нужно поторопиться, пока мой друг не сделал с ними что-нибудь.

– Куда идти? – решительно спросил незнакомец, и они направились к месту, где Игорь недавно чуть было не лишился жизни.

– Вот тебе мой номер телефона в Ташкенте, – сказал лысый, вытащил из заднего кармана брюк визитку и подал ее Игорю. – Спросишь Ильяса. А тебя как зовут? – перешел он на «ты».

– Амир, – ответил Игорь, поражаясь той легкости, с какой недавний «труп» превратился в весьма деятельного человека.

– А по-русски? – спросил Ильяс, пытливо вглядываясь в его лицо.

– Тоже Амир, – ответил Игорь, решив пока не делиться всей правдой с новым знакомым.

– Ну, ты такой же Амир, как я Вася, хотя ты и хорошо говоришь по-узбекски, – не унимался Ильяс. – Но… Как говорится, вольному воля.

Пройдя некоторое расстояние, Ильяс остановился и, немного отдышавшись, попросил:

– Не так быстро. Эти менты отбили мне все почки. – И он болезненно сморщился.

– Откуда ты знаешь, что это менты? – подозрительно спросил Игорь.

– А они показали свои ксивы. Да и вели себя как менты, – быстро ответил Ильяс, и глаза его забегали. – Я по гроб жизни тебе благодарен. Если тебе понадобятся деньги, помощь с «крышей» или надо будет разрулить какие-то проблемы, включая в России, обращайся.

«Да, мафия всесильна», – подумал Игорь. В этот момент они вышли к дороге.

– О! Какая встреча! Какие люди в Голливуде! Как я рад, вонючий мент! – закричал Ильяс на одном дыхании и, подбежав к лежащему окровавленному мужчине, начал избивать его ногами.

Секунд через десять, дав попинать чернявого, Тимур ловко обхватил за пояс Ильяса и так его сжал, что у того от боли глаза вылезли из орбит. Чувствуя, что еще немного и Тимур раздавит Ильяса, Игорь закричал:

– Тимур, они избили его, связали и бросили в муравейник!

– А, ну тогда я его, пожалуй, отпущу. Пусть еще немного с тобой позабавится, – сказал Тимур, обращаясь к корчащемуся от боли сотруднику милиции, и сделал вид, что отпускает Ильяса. – Слушай, красавец! Дай мне поговорить с этим недоноском, а сам пока займись девушкой. Хорошенько надери ей задницу. Договорились? – закончил Тимур, обращаясь к Ильясу, и, когда тот кивнул, отпустил его. – Так, теперь ты! – накинулся на чернявого Тимур. – Быстренько рассказывай, что, как и почему. Если не можешь, я сам буду задавать вопросы, а ты коротко отвечай. Первый вопрос: как ты нас вычислил?

В этот момент поляну огласил истошный визг. Ильяс, поняв указание Тимура буквально, уложил милиционершу лицом к земле и с видимым удовольствием гибким прутом лупил ее по заднице.

Видимо, вид экзекуции над своей сотрудницей «вдохновил» капитана на признание, и он, захлебываясь, начал рассказывать:

– Вы своим похищением поставили всех на уши. Вас ловит вся милиция, Служба национальной безопасности и охрана президента. Да и криминалитет не остался без дела. Тому, кто вас поймает, помимо денег достанется куча наград и признательность сильных мира сего. В вашу машину вмонтирован радиомаяк. Мы вели вас по спутниковому сигналу, так что никуда вам от нас не деться. – И капитан бросил опасливый взгляд на Ильяса, который с упоением продолжал издеваться над девушкой. Игорь понял, что при нем он говорить боится.

– Ильяс! Ты кончай девушку-то бить. А то если придется идти, она ведь не сможет. Придется тащить ее на себе, – крикнул Тимур.

Дикий крик раздался со стороны машины. Из распахнувшейся двери выскочила навязавшаяся на голову Игоря и Тимура попутчица.

Не обращая ни на кого внимания, она бросилась к Ильясу, схватила его за плечи и затрясла с неимоверной силой.

– Дядя Ильяс! – закричала девушка. – Дай дозу! Герика, хоть миллиграмм!

Ильяс от неожиданности остолбенел. Он выпустил из рук прут и, на миг смутившись, забормотал:

– Ну что ты, Светочка! Какой героин? Откуда?

– Вот ты и прокололся, сука! – заорала милиционерша, переворачиваясь на спину. – В присутствии свидетелей! Ты – продавец наркоты!

В это время Света, упав на землю, конвульсивно содрогалась.

– Дядя Ильяс! Дай хоть марафета! Сил нет! Ломка доконала! Если помру, мамка тебе кишки выпустит! – Она забилась в истерике, разрывая на себе платье и царапая грудь.

Пока внимание всех было привлечено к девушке, Ильяс попытался улизнуть. Он побежал к кустарнику, но тут его нагнал Тимур и, положив руку на плечо Ильяса, рывком развернул его к себе:

– Подожди, товарищ! Давай поговорим.

– Тамбовский волк тебе товарищ! – воскликнул Ильяс и нанес молниеносный удар в промежность. Парень согнулся от боли.

В руке Ильяса невесть откуда появился пистолет, и сразу же раздались два выстрела. Первая пуля ушла в землю рядом с головой Светы. Вторая ушла в воздух. Краем глаза Игорь заметил, что милиционерша нагнулась.

Он издал истошный крик, отвлекая внимание Ильяса. Тот растерянно оглянулся. Что-то черное мелькнуло в его сторону. Ильяс схватился рукой за горло и упал на землю.

– Вы спасли нам жизнь, – сказал Игорь, обращаясь к милиционерше.

– Мы вам очень обязаны, – добавил Тимур.

– Меня зовут Альфия. Я старший лейтенант отдела борьбы с незаконным оборотом наркотиков Министерства внутренних дел Республики Узбекистан. За Ильясом мы охотились более двух лет, но ничего не могли сделать, так как не было доказательств. В последнее время он занялся еще и золотом. В республике его добывается много. Охотников погреть на нем руки хватает. Мы примерно знаем, сколько ходит левого золота по Ташкенту. Но в последнее время на черном рынке начали появляться и другие металлы. Мы получили сведения, что в одном из пластов Навоийского месторождения обнаружили осмий и готовится его передача с помощью Ильяса. Он куда-то ехал с целью его получения и дальнейшей транспортировки. Ильяс – бывший работник спецслужб, соответствующим образом обученный и закодированный. Так что обычные методы допроса к нему неприемлемы.

– Поэтому вы посадили его в муравейник, – высказал догадку Игорь, протягивая девушке сигарету.

– При задержании он убил троих и тяжело ранил еще двоих оперативников. Мы остались вдвоем с капитаном. Вообще, с этим Ильясом темная история. Он окончил Академию Генерального штаба – и вдруг бандит. Как-то не стыкуется. – Альфия посмотрела по сторонам и, убедившись, что все занимаются своими делами и никто не прислушивается к их разговору, продолжила: – Молодой многообещающий офицер, в тридцать два года уже подполковник – это же здорово! Между прочим, Мирсаидов – его родственник. Да, да, тот самый Мирсаидов – бывший начальник горплана Узбекистана. У Ильяса была прямая дорога в генералы. Он в совершенстве знал восемь языков. В общем, полный набор, необходимый для блестящей карьеры. Но в дальнейшем начались проблемы. Его серьезно готовили для работы за рубежом. В качестве кого – не знаю, но из-за знания языков и учитывая его подготовку – скорее всего резидента. Что-то не срослось, и его кинули обратно в Узбекистан. Тогда был конец восьмидесятых, набирала обороты перестройка, и его род уже не был в фаворе. Пришлось срочно линять в Москву. А там своих спецов девать некуда. Но за старые связи на улицу его не выкинули и пристроили куратором в мафиозную структуру.

Тут сзади нее подошел Тимур и хотел что-то сказать, но Игорь выражением глаз дал понять, что надо помолчать.

– Были такие прецеденты и у нас, но в России, говорят, их было намного больше, – продолжала Альфия. – Как это происходило? Человека официально выводили из состава органов, но они продолжали числиться в них вне штата. Считалось, что если мафию направить в нужное русло, то она может принести пользу, ну и деньги соответственно. Тут в России начали наводить порядок, и эти кураторы стали никому не нужны. А так как Ильяс был не на родной земле и еще что-то натворил, он получил срок. Не как офицер, а как простой уголовник. Но калач он тертый, так что сделал себе наколки и прошел зону под чужой фамилией, как честный фраер. Отсидел два года и быстрее в родной Узбекистан. Связи у него были, деньги и окна на границе тоже, так что он раскрутился на славу и стал одним из богатейших людей республики.

И в этот момент Тимур ловко накинул шнурок на шею Альфии. Он немного приподнял ее так, что лицо начало синеть, а глаза вылезать из орбит.

– Пока она тебе тут сказки про Шахерезаду рассказывала, ее напарник по рации, которая была спрятана в кустах, связался с центром. Менту пообещали прислать вертолет с десантом. Здесь он сесть не может, так как будет слышно. Поэтому он сядет около станции Пахтаарал. Она, оказывается, в четырех километрах отсюда. Слушай, коза! – обратился он к Альфии. – Какой сигнал вы должны подать вертолету, чтобы он сел?

– Зеленый, красный, зеленый, – последовал немедленный ответ, после чего Тимур подтянул веревку повыше. Он не поверил ей.

Когда лицо девушки посинело, он снова спросил:

– Какой сигнал?

– Зеленый, красный, зеленый, белый, – просипела она.

– Ну, вроде сходится. Но мы еще проверим. Там у них какая-то нестыковка, поэтому у нас в запасе еще три часа. Правда, если это не какой-то шифр.

– Привяжи ее к бамперу машины, а сами пойдем пошепчемся, – попросил Игорь Тимура.

Глава 9

Маленькое путешествие

Связав пленных, в том числе и водителя «уазика», Игорь сделал еще и самозатягивающуюся удавку. Он надел ее на шеи пленных и предупредил, чтобы они не особо дергались, так как можно друг друга задушить. Поправив кляпы, он направился к машине, возле которой Тимур и Альфия миролюбиво беседовали. Правда, девушка была привязана к двум плакучим ивам, росшим сбоку от поляны.

Отведя Тимура в сторону, Игорь вытащил из кармана поясок от платья Светы, который возле нее и нашел. На нем посередине было небольшое утолщение.

У Игоря сразу возник план, и он поделился им с Тимуром.

– Сейчас возьмем Свету – она до сих пор без сознания, вещи и пойдем на станцию. Нам надо передать этот чертов осмий человеку Елены, и он организует нам проезд за границу республики.

До станции они дошли минут за сорок. К территории железнодорожной станции прилегало большое поле, где и мог бы сесть вертолет.

– Не знаю, как в Узбекистане, – за-явил Тимур, который безропотно тащил на плече бесчувственную девушку, – а в Туркмении на станции всегда полно народа: железнодорожники, местные жители, бомжи, бродяги. А здесь пусто.

– Вот и мне показалось, что народу мало, – согласился Игорь и, увидав заходящий на станцию поезд, схватил Тимура за руку. – Не будем привлекать к себе внимания.

Парни полезли под стоящий состав. Было темно.

Тимур охнул, ударившись головой об днище вагона, но девушку не выронил. Игорь потянул Тимура к грузовому вагону, в конце которого виднелись поручни.

Они поднялись на тормозную площадку, и Тимур сел на откидной стульчик, который непонятно каким образом на ней оказался. Девушку он положил прямо на пол. Игорь встал рядом, облокотившись руками на ограждающий барьер.

– Состав пришел с севера, – стал рассуждать он, – а значит, из России. Стоять долго ему никто не даст. Сейчас появятся осмотрщики вагонов, слесаря, составители поездов… Знаю я эту систему, пока в санэпидемстанции работал, изучить многое пришлось. – И в этот момент зазвонил мобильный телефон.

– Я загрузился и стою у южной горловины станции Пахтаарал. Метрах в трехстах от нее есть маневровый тупик – нас загнали туда, – прозвучал голос из трубки.

Звонил Фахритдин. Тот самый, о котором говорил друг Игоря Искандер.

– Я понял. Постараемся быть в течение максимум двух часов. – Игорь отключил телефон и, кивнув в сторону маячивших неподалеку двух огоньков, шепнул Тимуру: – Вон осмотрщик со слесарем появились.

Когда шедший впереди человек приблизился, Игорь прямо с тормозной площадки прыгнул на осмотрщика, и через минуту тот, оглушенный, сидел на полу рядом с девушкой, которая все так же не подавала признаков жизни.

– Когда подойдет слесарь, давай его тоже сюда, – скомандовал Игорь Тимуру. – А ты, дядя, отвечай, – уже в адрес осмотрщика прозвучала фраза, и Игорь сунул ему под нос ствол пистолета. – Что на станции? Облава?

– Пригнали кучу солдат, прочесали всю станцию. Всех, кто не имеет непосредственного отношения к безопасности движения поездов, погрузили в машины и увезли.

– Понятно. Как зовут дежурного по станции?

– Мамед.

– Когда будет дежурить Исмаил? – назвал первое пришедшее на ум имя Игорь.

– Я не знаю никакого Исмаила, – пролепетал пленник. В этот момент Тимур напал на подошедшего слесаря и потащил его к остальным. – Не убивайте моего племянника, – взмолился осмотрщик.

– Ничего с ним не сделается, – равнодушно ответил Тимур.

– А может, и сделается. Если ты не выполнишь одну маленькую просьбу, – вмешался Игорь. – Сейчас мы вместе с тобой пойдем на вокзал, и ты позовешь дежурного ко второму пути. Причину придумаешь сам. Сделаешь все как надо, получишь две тысячи долларов. Вот одна. Вторую получишь, когда приведешь Мамеда. – И Игорь, не считая, положил в карман осмотрщику пачку долларов.

Пока Тимур связывал слесаря, Игорь перебрался на раму цистерны, откуда открывался великолепный обзор. Коренастый невысокий мужчина с красной фуражкой на голове неторопливо прогуливался по перрону, орлом посматривая во все стороны. Когда к нему подошел осмотрщик, он свысока взглянул на него и что-то небрежно сказал, махнув рукой – мол, не мешай занятому человеку.

Сгорбившись и шаркая ногами, осмотрщик пролез под составом и направился к Игорю с Тимуром.

– Это не Мамед, – сказал он, приблизившись к ним. – Очень на него похож, но не он, – осмотрщик взял у Игоря еще несколько купюр и, повернувшись к свету, произнес: – Получилось, по-моему, больше двух тысяч. Сейчас со второго пути пойдет состав на юг. Я могу вам помочь доехать до южной горловины станции, а там уж выбирайтесь сами.

– Там в запасном тупике стоит рефрижераторный состав. Нам на него попасть нужно, – сказал Игорь.

– Я вам помогу. Пойдемте, – произнес осмотрщик и кивнул, приглашая следовать за ним.

Оставив девушку и связанного слесаря на тормозной площадке, они направились к стоящему на втором пути составу. Со сноровкой, которую трудно было предположить в человеке преклонного возраста, осмотрщик взобрался на засыпанную доверху песком платформу с высокими бортами.

– Быстро закапывайтесь в песок, – сказал осмотрщик, когда Игорь и Тимур влезли на платформу. – Километров через десять будет крутой подъем. На нем все поезда замедляют ход. Если хотите остановить следующий поезд, положите поперек рельсов проволоку. Движение сразу заблокируется. Дальше делайте что хотите. Успеха вам!

– Подожди, отец! Хочешь еще тысяч пять долларов заработать? – Игорь достал из кармана пачку долларов и продолжил: – Девушка, что на тормозной площадке осталась, – родственница одного большого человека, поэтому мы таскаем ее с собой. Она здорово нас задерживает. Если возьмешься ее приютить – деньги твои.

– Ладно, я о ней позабочусь! – Взяв деньги, осмотрщик спрыгнул с платформы и бодро пошел назад к пленнику и девушке, а парни стали закапываться в песок.

– Скорость поезда примерно километров шестьдесят-семьдесят, – несколько минут спустя сказал Тимур и ловко, как черепаха, вылез из песка. Он стал сгибать и разгибать проволоку, которой были закреплены борта.

Чтобы вылезти из песка, Игорю потребовалось немногим больше времени, чем Тимуру. А когда он окончательно отряхнулся и уселся на песке, тот уже отломал кусок проволоки метра два длиной. Взяв в руку сумку, Тимур напряженно вслушивался в перестук колес, который становился все реже и реже.

Поезд стал замедлять ход. Перед самым светофором, горевшим зеленым огнем, они спрыгнули с платформы. Так ловко, как у осмотрщика, у них не получилось. Перекатившись пару раз по щебню, прибавив тем самым себе еще ссадин и ушибов, парни поднялись. Не успели они как следует отдышаться, как вдали показался локомотив, буравивший темноту лучом прожектора.

Вытащив мобильный телефон, Игорь набрал номер Фахритдина и спросил:

– Это твой поезд идет со станции на юг?

– А вы где? – вопросом на вопрос ответил Фахритдин.

– Рядом. Сейчас будет остановка поезда, и мы пересядем к тебе. Открой дверь. У тебя какая секция по счету?

– Вторая. Жду вас, – быстро ответил Фахритдин, и связь прервалась.

Не успел Тимур положить проволоку поперек рельсов, как на светофоре зажегся красный свет и состав, скрипя тормозами и сыпля искры из-под колес, начал тормозить. Проехав метров триста, разрезал проволоку и остановился.

– Черт! Опять дети балуются! – Из левой двери тепловоза выскочил парень. Схватив проволоку, лежащую поперек рельсов, он размахнулся и закинул ее далеко в сторону.

Увидев открытую дверь в десятом вагоне, Игорь с Тимуром побросали в нее сумки и сами шмыгнули следом.

Глава 10

Старый знакомый

– Сейчас попьем чай и спать, – проговорил огромный мужчина в клетчатой рубашке и полосатых пижамных штанах и закрыл за ними металлическую дверь вагона.

– Хорошо бы душ принять, – мечтательно протянул Тимур, опасаясь присесть на чистые стулья.

– Сейчас все организуем. Потом вы можете с комфортом поспать. Границу с Туркменией будем проезжать только завтра. Точно сказать не могу, это ведь не пассажирский поезд.

– Значит, придется опять прятаться? – спросил Тимур, внимательно всматриваясь в физиономию начальника рефрижераторной секции, а по-простому «рефа».

– Вы один едете? – задал вопрос Игорь.

– Механик должен догнать нас после Чарджоу. А пока ты займешь его место, – и указательный палец, толщиной с детскую руку, ткнул в Тимура. – Вы с ним даже чем-то похожи. Он тоже туркмен. Ладно, ребята, давайте мойтесь и спать. Утром уже будем решать, что делать дальше.

Когда Игорь проснулся, солнце стояло высоко. Его лучи били сквозь раздвинутую занавеску окна купе, высвечивая скудную обстановку железнодорожного типового купе. Запросто можно было предположить, что едешь в пассажирском поезде куда-нибудь к Черному морю.

В дверь просунулась голова с торчащими во все стороны волосами. Лицо «рефа» было ему знакомым. Где-то он уже видел эту реденькую щеточку рыжих усов, узенький нос, внезапно резко расширяющийся книзу, щелочки бегающих глаз.

Довольно громко и внятно, стараясь, чтобы его было слышно сквозь стук колес и шум работающего двигателя, «реф» проговорил:

– Скоро будет станция Навои, так что не высовывайтесь. Менты злые как черти. Трясут всех подряд.

Неожиданно «реф» улыбнулся, и Игорь вспомнил, где именно и когда он видел своего временного начальника. Но до поры до времени решил помалкивать о том, что узнал «рефа».

– У нас вроде все в порядке, но на всякий случай спите, – заявил тот. – Даже если не хотите, все равно спите. Это самое лучшее, что вы сейчас можете себе позволить, – с этими словами он захлопнул дверь, закрыв ее на ключ.

Из-за чуть приоткрытой занавески Игорь наблюдал, как по перрону напротив одноэтажного здания вокзала вышагивали парами милиционеры. Одетые по всей форме, в бронежилетах, они были вооружены автоматами.

Щелкнул ключ, и в открывшуюся дверь осторожно протиснулся «реф». Плюхнувшись на противоположный диван, он, нервничая, защелкал выключателем софита и сказал:

– От станции Навои, которую мы вот-вот покинем, – и, действительно, поезд плавно тронулся, быстро набирая скорость, – до станции Бухара-1 ехать еще часа три-четыре. Потом, если не будет никаких задержек, еще часа два до Чарджоу. Переедем мост – и мы в Туркмении.


– Как вас зовут? Неудобно, что механик не знает имени начальника, – внезапно спросил Игорь, поудобнее усаживаясь на своем диване. Он внимательно всматривался в рыхловатое, с большими мешками под глазами лицо начальника рефрижераторной секции.

– Гайрат. А вас, если не ошибаюсь, Игорь? Мы вместе были в стройотряде, строили путь с двадцать первого до двадцать второго разъезда, помните? Я был комиссаром самого большого отряда транспортного института, – самодовольно сказал Гайрат, выпятив вперед жирную грудь.

– Да, да, точно. Как у тебя дела? – ради приличия спросил Игорь, переходя на «ты».

Игорь задал вопрос из вежливости. Гайрат же, посчитав, что парень всерьез интересуется его судьбой, принялся, размахивая руками и брызгая слюной, живо рассказывать:

– Какие сейчас дела! Как началась эта долбаная перестройка – так и сидим на одном тарифе. Ни поездок, ни премиальных, ничего, – прибеднялся Гайрат. Только вот ухоженная секция с дорогим набором шведского инструмента, японским телевизором, да и сама лоснящаяся физиономия Гайрата говорили о том, что живет он неплохо.

Игорь на всякий случай решил не слишком откровенничать со своим старым знакомым. Когда-то он сталкивался с Гайратом, лечил его от венерической болезни. Душонка у бывшего комиссара стройотряда была подленькой.

Нужно было о чем-то говорить – не сидеть же в тишине и пялиться друг на друга. Игорь решил напомнить Гайрату события тех дней. Тот оживился. Видно, ему приятны были воспоминания о днях своей молодости. Хотя лечение гонореи, как казалось Игорю, не тот случай, о котором приятно вспомнить.

– Да, вы меня тогда до смерти напугали, – хмыкнул собеседник Игоря. – Год не мог на женщин смотреть. Хотя кто старое помянет – тому глаз вон, – закончил Гайрат, и его глаза как-то нехорошо ушли в сторону.

Повинуясь шестому чувству, которое никогда его не подводило даже в самых трудных ситуациях, Игорь неожиданно спросил:

– Где нас будут брать? – и полез в карман.

Глаза у Гайрата округлились, когда он увидел появившийся в руках парня пистолет.

– На той стороне границы, в Чарджоу, – пробормотал он, зачем-то поднимая руки.

– И тебе не жалко своего товарища Фахритдина? Ведь ты его круто подставляешь. А у него ведь семья, дети, родители… – попробовал воззвать к совести сидящего перед ним мерзавца Игорь.

В ответ Гайрат неожиданно взорвался и заорал так, что своим криком перекрыл стук колес и гул мотора рефрижераторной секции.

– Товарищ?! Какой я ему товарищ! Наркоту возит центнерами, а мне один килограмм только дал! Сколько он получит, а сколько я! Деньги-то разные! Ездим с ним на одинаковых машинах, только моей двадцать первый год пошел, еще от отца досталась, а у него новехонькая совсем!

Видя, что словами Гайрата не проймешь, Игорь, перегнувшись через стол, резко ударил его по сонной артерии. Тот закатил глаза и, завалившись на бок, сполз вниз. Игорь, не мешкая, пошарил по карманам своего собеседника и нашел маленькие никелированные китайские наручники на большие пальцы рук.

Набрав номер Фахритдина, Игорь без всяких вступлений произнес:

– Надо срочно увидеться. Появилось слабое звено. У нас серьезные проблемы.

– До Бухары осталось минут тридцать. Можно подождать? – озабоченно спросил Фахритдин.

– Нет. Может быть поздно, – настаивал Игорь.

– Хорошо, жди. Не забудь открыть наружную дверь.

Не успел Игорь отпереть дверь, как поезд начал притормаживать и через минуту остановился.

Когда Фахритдин показался в проеме двери, Игорь пропустил его вперед и хотел было пойти следом, но тут показался еще один мужчина. Он был невысокого роста с широкой бородой и очень широкими плечами. По коридору он шел боком и жестом показывал Игорю, чтобы тот следовал за Фахритдином. Когда последний скрылся в дверях купе, поезд резко дернулся вперед, а Игорь отлетел назад, наткнувшись на бородатого. Ощущение было такое, как будто он ударился о бетонную стену.

– Заходи, Игорь! – сделал приглашающий жест показавшийся в дверях купе Фахритдин. – А почему у вас Гайрат со скованными руками?

Усевшись за стол, Игорь отхлебнул из пиалы остывший чай и, пригладив волосы, начал рассказывать:

– Вы этого урода, видите ли, обделили. Сами дурь центнерами возите, а ему только килограммчик разрешили провезти.

– Откуда ты это знаешь? – удивился Фахритдин.

Игорь заметил, как бородатый бросил на Гайрата далеко не дружелюбный взгляд.

– Он обижен на весь мир, в том числе и на твою машину, которая, в отличие от его, совсем новая, – рассказывал Игорь и по мере приводимых им подробностей, которые никто, кроме Гайрата, знать не мог, видел, как у только что прибывших глаза лезли на лоб.

– В общем, Гайрат заложил не только меня и Тимура, но и весь ваш груз, – закончил Игорь.

– Значит, будут искать и перевернут все сверху донизу, – задумчиво произнес Фахритдин.

Набрав номер по мобильному телефону, он сказал:

– Камил! У нас проблемы. Надо снять груз еще до «Фараба», – и, выслушав ответ и повеселев, добавил, обращаясь к Игорю: – Я твой должник. Все будет хорошо. Посмотри за этим козлом с полчасика, – с этими словами Фахритдин, а за ним и бородач покинули купе.

Выпутавшись из переплетения рельсов, поезд опять пошел по полупустыне, расцвеченной россыпями алых маков. Однообразный пейзаж изредка оживляли редкие островки зелени возле невзрачных запыленных поселков.

Автомобильная дорога, тянущаяся параллельно железной дороге, стала все ближе и ближе подбираться к поезду. По ней шел огромный грузовик с накрытым брезентом кузовом. Неожиданно брезент дернулся и поехал вверх, собираясь в середине крыши в гармошку и открывая внутренности кузова. Пол в фуре был уложен поролоновыми матами.

В вагоне Фахритдина открылась дверь, и из нее в машину полетели металлические ящики. Машина прибавила скорость, догнала следующий вагон, и из него опять полетели такие же ящики. Четверо здоровых мужиков подбирали их с пола фуры и складывали в ровные стопки.

У Игоря зазвонил телефон. Звонил Фахритдин, который скороговоркой приказал:

– Сейчас машина подойдет к твоему вагону. Быстро соберите вещи и прыгайте. Не бойтесь, в кузове мягко.

Машина снова начала замедлять ход и поравнялась с открытой дверью вагона Игоря. Первым решился прыгать Тимур. Кинув в машину сначала сумки, он последовал за ними. Подошла очередь Игоря. На какое-то время он замешкался, глянув на мелькающий внизу щебень, осознав, с какой скоростью они несутся. И только крик Тимура заставил его прыгнуть.

Пока они ехали, Тимур рассказал Игорю, что успел пообщаться с Фахритдином и выяснить кое-что интересное.

– А ты знаешь, почему Фахритдин разрешил Гайрату провезти только один килограмм наркотиков? – таинственным тоном начал он.

– Ну… Может, не хотел делиться… – предположил Игорь.

– Нет. Ничего подобного. Он так поступил для отвода глаз. Это Гайрат думает, что везут они дурь. На самом деле в этих ящиках не наркотики. В них золото. Представь себе, – заявил Тимур в ответ на изумленный взгляд Игоря. – Чистое золото, девятьсот девяносто девятой пробы.

– Но каким образом у них получилось поставить дело на поток? Такие дела не решаются в сугубо узком кругу. Слишком со многими надо делиться.

– По этому поводу ничего сказать не могу. Знаю только, что они в пустыне нашли рудничок. Разрабатывали его целый год. Скорее всего, он один из старых рудников бухарского эмира. Так что пока это золото никто искать не будет.

– Свежо предание, но верится с трудом. Я как-то был с проверкой у Гулямова. Это кокандский бай. Дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии и так далее. Он подсказал мне одну дельную мысль о том, что больших денег не бывает ничьих. У него, по слухам, был свой золотой прииск, но, к сожалению, он мне его не показал, – размышлял вслух Игорь над поступившей неожиданной информацией.

– Слушаешь тебя и диву даешься, – завистливым тоном протянул Тимур. – У тебя огромный круг знакомых и такие серьезные знания. Откуда это?

– Есть такая профессия – санитарный врач, – усмехнулся Игорь. – Это нечто среднее между недоучившимся врачом и недоделанным инженером. Мне приходилось общаться с очень грамотными людьми, у которых было чему поучиться. Да и работать приходилось в самых разных сферах: в промышленности, торговле, на транспорте, – вдруг разоткровенничался Игорь. Скорее всего, на него подействовала смена обстановки – из экстремальной до вполне мирной.

– Слушай, Амир, выглядишь ты молодо, а сколько тебе лет на самом деле? – заинтересованно спросил Тимур.

– Я просто талантливый от природы, – попробовал отшутиться Игорь, но парень не отставал.

– Судя по отдельным фразам, которые у тебя проскальзывали, ты имеешь высшее медицинское образование. Это шесть лет учебы и один год ординатуры. Итого уже двадцать четыре года. Знаком с военным делом, значит, служил в армии – плюс еще два года. Еще чувствуется по разговорам приличный производственный опыт, накинем лет пять-шесть. Итого, тебе за тридцать, – констатировал Тимур и с довольным видом достал сигарету.

– Кстати, аналитик ты наш, какие дальнейшие планы с нашей транспортировкой? – пропуская мимо ушей заключения Тимура, спросил Игорь, про себя удивляясь аналитическим способностям парня.

– Нас сейчас довезут до Амударьи и вечером на блатном пароме переправят на другую сторону. Там уже моя страна, и пусть попробуют нас тронуть, – мечтательно сказал Тимур, потянувшись всем своим мощным телом.

– А как же Гайрат? – вспомнил Игорь, подозрительно посматривая на четверку мужиков, сидящих рядом возле аккуратно сложенных металлических ящиков.

– А он исчез. Потерялся по дороге. Как говорят моряки, от неизбежных на море случайностей. В нашем случае от неизбежных на железной дороге приключений. Для одних они кончаются удачно, а для других не очень. Кстати, как ты ухитрился так быстро его расколоть? – поинтересовался Тимур.

Радуясь тому, что разговор ушел в сторону от его личности и возраста, Игорь ответил:

– Глаз наметан. У меня нюх на людей, которые что-то недоговаривают. Ладно, хватит о нем говорить. Чем раньше мы о нем забудем, тем лучше.

– Да. Тем более что о покойниках или хорошо, или ничего, – констатировал Тимур. – Нам бы только до Туркмении до-браться, а там я знаю столько мест, что ни одна разведка не найдет.

Игорю самому очень хотелось поскорее добраться до спокойного места, где нет никакого золота и людей вокруг. Туда, где нет ни бандитов, выдающих себя за милиционеров, ни милиционеров, выдающих себя за бандитов. И где жизнь человека стоила бы гораздо больше, чем килограмм наркотика.

Философствуя на тему бытия, Игорь не заметил, как заснул. Тимур тоже решил немного поспать. Он понимал, что наверняка им еще предстоят приключения, поэтому надо было хоть немного набраться сил.

Глава 11

Переправа

Фура выехала на пологий песчаный берег Амударьи недалеко от железнодорожного моста и остановилась. Четверо грузчиков, два водителя и Игорь с Тимуром вылезли из машины и устроили пикник. Они расстелили на земле поролоновые маты, сверху – брезент. Около воды, на переносной треноге, подвесили небольшой казан. В приготовлении ужина участвовали все: кто-то носил сучья, кто-то разжигал костер, кто-то резал мясо, кто-то чистил морковь.

– Я всю жизнь прожил в Средней Азии и не устаю с интересом наблюдать за процессом приготовления плова, – лениво сказал Тимур, глядя на мчавшуюся к их стоянке желтую «копейку», за которой тянулся длинный шлейф пыли.

Игорь ответить не успел. Подлетевшая к ним «копейка» лихо развернулась и остановилась прямо перед их носом. Когда осела пыль, они встали и, отряхиваясь, приготовились высказать водителю все, что о нем думают. Но, увидев, кто за рулем, остолбенели. Открылась дверца, и из «Жигулей» вылезла улыбающаяся Света.

– Вам как, челюсти вправить или сами сможете? – произнесла девушка и, не спрашивая разрешения, плюхнулась на брезент рядом со стоящими, как столбы, Игорем и Тимуром.

– Как же так?! Ведь мы видели тебя полуживой. Я сам щупал у тебя пульс, – заикаясь, сказал Тимур, а Игорь подхватил:

– Ты была почти мертва. Я врач, я не могу ошибаться, у тебя была жестокая ломка.

– Не дергайтесь, мужики. Любая поверхностная экспертиза признала бы меня мертвой. Это действие специальных препаратов из арсенала государственной разведки. Мне становилось жарко в Узбекистане, надо было срочно рвать из него когти. Кроме Ильяса, я в должниках еще у доброго десятка дяденек. А так девочка померла от передозировки, и ее похоронили в вонючем кишлаке. Нет человека – нет проблемы.

– Как ты нас нашла? – немного придя в себя, спросил Тимур.

– Переедем на ту сторону, расскажу. А пока пусть это будет моей тайной, – ответила Света и, потянув носом в сторону готовящейся пищи, капризно добавила: – А бедную несчастную девушку пловом угостите? Я вам холодненького пива привезла!

Пиво было действительно холодным. Три упаковки «Балтики» быстро привели всю компанию в благодушное настроение. Даже оба водителя выпили по паре банок. Но, судя по раскрасневшимся физиономиям всех мужчин, дело обошлось не только пивом. Но так как Игоря с Тимуром никто не приглашал выпить чего-нибудь более крепкого, чем пиво, они обо-шлись им.

Включили магнитофон.

Светлана была в ударе. Она танцевала то с бригадиром грузчиков, то с Тимуром, который увивался вокруг нее, как муха вокруг сладкого, то с водителями.

Быстро стемнело, и, когда съели плов, раздалось гудение мотора. К их стоянке причалил огромный металлический плот размером с небольшое школьное футбольное поле.

Все судно и ходовая рубка были погружены в кромешную темноту.

Машина, несмотря на свои немаленькие размеры, быстро заехала на паром, как про себя назвал это судно Игорь. После того как Света о чем-то пошепталась с горбоносым бригадиром, на борт въехала и ее машина.

Стояла кромешная темень, и только уменьшающийся расцвеченный мост через Амударью показывал, что они плывут по течению. Мерно шумели мощные моторы, передвигая это необычное судно по реке. Отойдя в сторону, Игорь заметил, что от машины метнулась черная тень, неясно видимая на фоне воды. Посмотрев вправо, он увидел человека, наклонившегося над бортом. На голове у него было надето нечто похожее на старинные мотоциклетные очки. Подойдя ближе, Игорь тронул очкастого за плечо, на что тот воскликнул:

– Не мешай! Иди в машину и посиди в ней!

Рассудив, что мужчина прав, ибо сесть на палубе было негде, Игорь пошел в грузовик подремать.

Не успел он поставить ногу на лесенку, расположенную на заднем борту машины, как чья-то рука властно потянула его в сторону. Тимур прошептал на ухо:

– Пойдем, переговорим в Светкиных «Жигулях». Заодно и перекурим.

Как Тимур ориентировался в полной темноте, Игорю было непонятно, но когда пару раз он спотыкался о скобы, которыми изобиловала палуба, крепкая рука товарища каждый раз поддерживала его.

Дверь «Жигулей» оказалась открытой. Когда Игорь влез на заднее сиденье машины, он заметил, что на переднем сидит Света.

– Будем считать совещание открытым, – объявила Света, затягиваясь сигаретой.

– Ты был прав, когда говорил, что с нами очень уж откровенны по поводу транспортировки драгоценных металлов и людей, этим занимающихся, – заявил Тимур. – Самый лучший свидетель – мертвый. Грузчики все таджики, и я немного понимаю их язык. Насколько я понял из отдельных реплик, нас хотят хлопнуть. Как только выгрузимся и паром уйдет, с нами быстренько разберутся, а трупы сбросят в воду, на корм пресноводным рыбкам.

– Мне уже предложили идти в наложницы, – добавила Света, зябко передернув плечами от предполагаемой перспективы.

Игорь был так ошарашен известием, которое свалилось на него именно тогда, когда казалось, что все беды кончились, осталось переждать какое-то время в Туркмении и спокойно уехать в Россию, что надолго замолчал. Никто из сидящих в машине не прерывал его молчания.

– На всякий случай я перенес наши сумки сюда, в «Жигули», – произнес наконец Тимур, и Игорь тут же принял решение.

– Светочка, ты стрелять умеешь? – обратился он к девушке.

– Ну, конечно, не как Вильгельм Телль, но метров с двадцати в голову человека попаду, – последовал незамедлительный ответ.

– Очень хорошо. Тимур, как думаешь, мы сможем проехать на машине куда-нибудь в заброшенное место сразу после того, как причалим? – спросил Игорь, переключаясь на парня, который уже начал рыться в сумках, вытаскивая из них оружие.

– Конечно. Я знаю одно место – заброшенное железнодорожное депо. До него идет неплохая дорога.

– Отлично. Как только съедем на берег, сразу ноги в руки и ходу. Пустим очередь по колесам грузовика, а пока они будут их менять, мы уже будем далеко, – решил Игорь.

– Постарайтесь не ходить с оружием по палубе, – неожиданно вмешалась Света.

– Почему? – удивился Тимур.

– У них приборы ночного видения, – пояснила девушка.

– Это такие консервные банки на глазах? – спросил Тимур, и не успел Игорь что-либо сказать, как парень бесшумно открыл дверь и исчез в темноте.

Не прошло и пяти минут, как Тимур вернулся обратно, протягивая Игорю необычные очки.

– А где их хозяин? – спросила Света и, выхватив очки, тут же надела их.

– Отдыхает в кузове грузовика, – равнодушно сказал Тимур.

– Все как в фантастическом фильме! В бледно-розовых тонах, и видно все, как днем, – восхищенным шепотом сказала Света, но Игорь не дал ей как следует рассмотреть пейзаж. Он проворно сдернул очки и надел на себя.

Его глазам открылся ночной мир, где тусклым розовым пятном виднелась невысокая постройка на носу судна и прозрачный силуэт человека, стоящего в ней за штурвалом. Он увидел еще одного, который в таких же очках внимательно всматривался вперед. Впереди мелькнула резкая вспышка. От нее у Игоря сразу заболели глаза, а когда он снова открыл их, шум мотора стал тише. Переведя взгляд, он увидел широкую полосу пляжа, к которому и направлялся их паром. Едва понтон ткнулся в берег, как сразу включился двигатель грузовика и он начал прогревать мотор. Широкая дорога от берега уходила прямо в пустыню.

Сдернув с себя очки, Игорь тут же одел их на Свету и сказал:

– Давай тоже прогревай мотор. Как только грузовик начнет двигаться и съедет колесами на землю, сразу обгоняй его и уходи по дороге. Тебе все хорошо видно? – Он опустил руку на плечо девушки и почувствовал, что она дрожит. Он еще раз спросил, так крепко сжав плечо Светы, что она зашипела от злости:

– Пусти! Мне ведь больно!

Игорь почувствовал, что девушка перестала дрожать, и в этот момент грузовик начал двигаться.

– Пошла! – скомандовал Игорь, и машина рванула вперед с такой скоростью, что колеса завизжали, прокручиваясь по металлу палубы. Выехав под самым носом у грузовика, который только передними колесами съехал на песок, «Жигули» выровнялись перед ней и помчались прямо по грунтовой дороге в темноту.

Глава 12

Погоня

Грунтовая дорога была на удивление ровной и укатанной, кое-где даже присыпанной щебенкой и мелкой галькой. Ширина ее была такова, что на ней без труда могли разъехаться четыре легковых автомобиля. По свежим отвалам песка и земли на обочинах дороги было видно, что за ней постоянно ухаживали. Заросли кустарников и каких-то мелких скрюченных деревьев, неясно видимых в призрачном свете луны, проносились рядом.

Игорь вытащил из сумки фонарик и хотел было включить его, чтобы посмотреть, с какой скоростью они едут, но Тимур схватил его за руку и сказал:

– Не надо включать свет! Вспышкой ты сразу же ослепишь водителя встречной машины и, возможно, выведешь из строя прибор ночного видения. Я, правда, не знаю, наши это очки или импортные, но если импортные, то наверняка они выходят из строя даже от света зажженной спички.

– Километров девяносто идем, – с гордостью сообщила Света.

В этот момент Игорь, что-то вспомнив, хлопнул себя по лбу.

– Черт! Мы же хотели прострелить колеса! – воскликнул он.

– Не упоминай ночью имя врага бога, – философски сказал Тимур, а Света прибавила скорость автомобиля, отчего сильнее затрясло на выбоинах.

– Накаркали! – добавил Тимур. – Вон сзади догоняют!

Сзади появились маленькие огоньки фар, в зеркале заднего вида казавшиеся не больше теннисных мячиков.

– Чего уж тут маскироваться! – выдохнула Света и, сорвав с головы очки, врубила дальний свет, отчего пейзаж, утратив необычный вид, сразу стал реальным.

Дорога неслась под колеса «Жигулей» черной полосой, и только частое постукивание камешков по днищу автомобиля показывало, что они едут не по асфальту, а по грунтовке.

– Дороги здесь, конечно, получше, чем в России. Там на такой скорости по грунтовке далеко не уедешь, – констатировал Игорь, на что Света заметила:

– Если уважаемые мужчины что-нибудь не придумают, то воспоминания о хороших дорогах Туркмении будут последними воспоминаниями в их жизни, так как вон тот мастодонт нас скоро догонит и проедет по нам, как асфальтовый каток.

– Смотри! Вон развилка! Надо ехать направо! – закричал Тимур.

– Нет, налево! – возразил Игорь.

– Едем налево! – решила Света.

Она вырубила фары, затем включила на пару секунд правый поворотник, а сама свернула налево, загнала машину под огромное развесистое дерево, стоящее на самом краю дороги.

– Быстро вылезайте наружу и ломайте ветки. Надо замаскировать машину, – снова взял на себя бразды правления Игорь.

Едва последняя охапка зелени упала на багажник машины, как на повороте показался грузовик, который, почти не снижая скорости, свернул направо.

– Они сделали большую ошибку, включив фары. Если бы они ехали в приборах ночного видения, то имели бы все шансы увидеть нас, несмотря на всю нашу спешную маскировку, – «порадовал» всех Тимур, грея ладони о теплый капот автомобиля.

– Как это? Получается, что через прибор ночного видения можно увидеть машину даже сквозь такую охапку зелени? – Света подняла большой куст, лежавший на заднем стекле «Жигулей».

– Да. Дело в том, что этот прибор улавливает невидимые части спектра, так называемые инфракрасные лучи, и преобразует их в оптические, видимые нашему глазу. Все видно и сквозь ветки и листву, и даже через одежду и металл. Но, будем надеяться, что у наших преследователей не хватит мозгов снова воспользоваться этими волшебными очками. Кстати, уже начало светать. Через пару часов эти приборы будут бесполезны, – закончил Тимур свою лекцию.

– Мне кажется, они уже не вернутся. Им надо выполнять главную задачу по транспортировке золота к месту назначения, а не гоняться за троими беглыми, которых не сегодня, так завтра все равно поймают, – заключил Игорь.

– Тогда не будем переливать из пустого в порожнее и поедем, – решительно сказала Света, усаживаясь за руль.

– Нет, так дело не пойдет. Вы все-таки в Туркмении – менее эмансипированной стране, чем Россия. Здесь женщина за рулем – это великолепный способ привлечь внимание к нашей компании, – авторитетным тоном заявил Тимур, останавливаясь около передней дверцы. А когда Света с сиденья водителя начала перебираться на соседнее пассажирское, он снова остановил ее: – Не надо. Если на переднем сиденье едут два мужика – это нормально. Если в машине едут мужчина и женщина и она сидит впереди – это не совсем правильно, но терпимо. А если в машине едут двое мужчин и женщина, то она просто обязана сидеть на заднем сиденье. Извините, Светочка, мы понимаем, что вы сегодня спасли нам жизнь, но здесь такие правила, – в иронично-уважительной форме произнес Тимур.

– Дикость какая-то! – фыркнула Света. – Но как скажете… Дайте мне минут десять и немного воды привести себя в порядок. – Света вышла из машины и стала пристраиваться к боковому зеркальцу автомобиля.

– Давай и мы приведем себя в порядок, – предложил Игорь Тимуру, и они, отойдя в сторону, занялись утренним туалетом.

Умывшись, они переоделись в лежавшую в сумке одежду и обувь. Осмотрев друг друга, они остались довольны своим внешним видом. Новые джинсы и клетчатая ковбойка у Игоря и гладкая пакистанская рубашка у Тимура. Плюс остроносые черные туфли, правда, не очень удобное для их путешествия. Но ничего, кроме этой обувки, в сумке не осталось. В общем, вид у них был не очень богатых, но и не бедных горожан, едущих по своим делам.

– Прикид у вас прямо отпад! – деланно восхитилась Светлана, которая, закончив заниматься своим туалетом, вышла из-за машины. Стянутые в конский хвост волосы, темные неброские очки овальной формы и чуть подкрашенные губы делали ее немного старше своих лет.

Компания уселась в машину и тронулась в путь.

– С приходом Туркмен-паши у нас началась счастливая жизнь, – стал рассказывать дорогой Тимур, сидевший за рулем. – Все бесплатно: газ, электричество, за квартиру не платим. Бензин стоит копейки, – заливался он соловьем, не отрывая взгляда от грунтовой дороги, которая при дневном свете оказалась еще более ровной и укатанной.

– Кстати, о бензине. Надо бы заправиться, – напомнила с заднего сиденья Света.

– У нас на каждом шагу бензоколонки, – не унимался Тимур. Радуясь воздуху родины, он ни на минуту не закрывал рта.

Едва они выехали с грунтовой дороги на не менее широкую асфальтовую, справа показалась заправочная станция.

Ярко раскрашенная, с домиком под черепичной крышей, она казалась игрушечной. Стены со светящимися неоновыми вывесками «Shell», ярко-красная надпись «Cafe», огромные витринные окна, сквозь которые видны чистые пластмассовые столики, – все говорило о том, что даже такую консервативную страну, как Туркмения, не обошла цивилизация.

– Давайте заправимся, а заодно и кофе попьем, а то глаза слипаются, – предложила Света, и Тимур без разговоров свернул в сторону заправки.

Остановившись около колонки с цифрами «92», он, решив продемонстрировать своим друзьям культуру местного обслуживания, картинно расположился в кресле, дожидаясь, когда к нему кто-нибудь подойдет. Но не дождался. Заправка была пустынна. Пять минут спустя Тимур вышел из машины, по широким бетонным ступеням, покрытым кафелем ярко-желтого цвета, поднялся на крыльцо кафе и, открыв дверь, вошел внутрь.

– Пойдем и мы, – предложил Игорь Свете.

Девушка открыла дверцу и первая выскочила из машины.

Положив в карман брюк «беретту», Игорь степенно вылез из автомобиля. Рубашка навыпуск надежно скрывала пистолет, который придавал Игорю уверенность.

Поднимаясь по ступенькам, Игорь неожиданно поскользнулся на гладком кафеле и упал. Но, вовремя сгруппировавшись, он ловко перекатился через бедро и намеренно остался лежать на полу, делая вид, что сильно повредил руку. Тут в дверях кафе появилась фигура горбоносого мужчины, вооруженного коротким десантным автоматом, ствол которого был направлен на Игоря.

– А вот и третий беглец. Кажется, он ручку повредил? – язвительно начал мужчина, не сводя глаз с Игоря. – Нельзя быть таким неаккуратным! Не зря я литр масла на пол вылил! – И он дико захохотал. – Осторожненько поднимайся и на четырех своих костях медленно ползи вниз по ступенькам, – продолжал издеваться горбоносый и ткнул Игоря дулом автомата в область селезенки.

Игорь застонал от боли и снова получил удар, уже по почкам. Он горько пожалел о том, что вчера, когда у них были в руках автоматы, они не расстреляли машину вместе с грузчиками.

– А если на трех костях? – миролюбиво спросил Игорь.

Перевернувшись на живот и прижимая к нему руку, которая и вправду немного болела, он пополз по ступенькам, краем глаза высматривая Тимура и Свету. Когда он сполз, увидел, что они стоят, прямо как в кино, оперевшись ладонями в капот «Жигулей» и широко расставив ноги. Сзади стоял один из грузчиков с направленным на них автоматом.

– Постереги! – скомандовал горбоносый, пинком отправляя Игоря к Свете и Тимуру.

Когда грузчик заорал «Встать!» – он с трудом поднялся, сделав вид, что ему плохо, и упал сзади на ноги Тимура, отчего тот потерял равновесие и тоже упал.

Грузчик отбежал на пару шагов назад и, наставив на них дуло автомата, завопил:

– Козел! Руки на капот!

Тимур мигом вскочил и встал в прежнюю позу. На крик горбоносый высунул голову из салона машины и, видя, что все в порядке, попросил:

– Не ори так громко, в ушах звенит!

И тут Игорь решился. Схватив горбоносого за пышную курчавую шевелюру, рывком выдернул его из машины и загородился им от грузчика. Тот выпучил от удивления глаза и судорожно схватился за автомат, но стрелять не решился.

Выставив ствол пистолета из-за плеча горбоносого, Игорь рявкнул:

– Ствол на землю! Одно лишнее движение, и я стреляю!

Когда грузчик положил автомат на землю, Игорь указал на него Тимуру кивком. Забрав автомат, парень заставил грузчика принять такую же позу, в какой он сам только что стоял.

– Амир, я не знаю, что там произошло, не было времени расспрашивать, но в кафе гора трупов. Все – наши сопровождающие и еще человек пять неизвестных. Среди них одна женщина, вероятно, оператор или кассир.

– Будешь говорить? – спросил Игорь горбоносого, который смотрел на него выпученными глазами. – Отвечай быстро, иначе свидание с Аллахом у тебя будет через минуту. Сколько ваших осталось в живых?

– Двое.

– Ты и этот? – Игорь указал стволом пистолета на грузчика. Горбоносый кивнул, и Игорь продолжил допрос: – Где ваша машина?

– Отогнали за станцию, за ней есть большой ангар.

– Если хочешь жить, делай, как я скажу. – Игорь потерял интерес к своему собеседнику, отпустил его волосы и тут же ударил рукой по шее, отчего горбоносый обмяк и упал.

– Теперь вопрос к тебе, – обратился он к грузчику. – Где вы должны встретить Фахритдина?

Испуганный грузчик запираться не стал.

– На сто тридцатом разъезде, – тотчас признался он.

– Света, Тимур! Пригоните сюда машину, а я пока осмотрюсь. Надо быстрее отсюда сматываться. – Ударом по сонной артерии он отключил грузчика.

Глава 13

Путешествие продолжается

Игорь отправился посмотреть, что случилось в кафе. Зал был пуст, и только белая с черными пятнами кошка при появлении человека скрылась в дальнем углу.

Вдоль стен стояли стеллажи с товарами как промышленного, так и продовольственного назначения. Содержимое шкафа, прилегающего к барной стойке, было скинуто на пол, а в кирпичной стене виднелось несколько аккуратных дырочек. Опустив глаза, Игорь остолбенел: все пространство за стойкой было наполнено трупами. Приложив руку к шее ближайшего покойника, Игорь не почувствовал никакого тепла и определил, что смерть наступила приблизительно часа три назад.

Внимание Игоря привлекли труп мужчины в милицейской форме и трупы двух крепких парней невысокого роста. «Засаду здесь спецслужбы устроили, что ли?» – подумал Игорь, и, прихватив на всякий случай пару бутылок с минеральной водой, он покинул стены кафе.

Тимур сидел за рулем грузовика, Света – «Жигулей». Связанные пленники находились в кузове грузового автомобиля. Показав жестом девушке, чтобы она следовала за ними, Игорь влез к Тимуру в кабину машины и сказал:

– Жми обратно на грунтовку. Не ровен час, подъедет какой-нибудь водила на заправку, а мы тут с горой трупов.

Проехав полтора километра, они свернули на обочину и остановились. Втроем устроили допрос с пристрастием горбоносому. Покочевряжившись, тот в конце концов согласился ответить на интересующие компанию вопросы.

– Где находятся заброшенное депо и станция? – задал Игорь первый вопрос.

– Вы их проехали. Сразу после развилки надо было свернуть направо. По грунтовке километров через двадцать будет заброшенный аул, а за ним дорога к станции, – заговорил горбоносый. – На станции один сторож, Ахмед. Он знает только меня, я часто вожу ему грузы.

– Он там постоянно живет? – задал вопрос Тимур, и горбоносого, который больше всего побаивался именно здоровяка, от испуга аж передернуло.

– Да. Выполняет работу и осмотрщика вагонов, и слесаря, и сцепщика, и крановщика.

– А еще там кто-нибудь живет? – уточнил Тимур.

– Приезжают разные люди. На день, на два, на неделю. Прием-передача груза, формирование состава, потом уезжают. Там не принято задавать вопросы: занимайся своим делом и не лезь с вопросами. Если будешь любопытным, то твои родные могут вскоре тебя не найти.

– Неужели эта станция никому не нужна? – заинтересовалась Света.

– Тут целые заводы закрывают. Кому нужна тупиковая станция? И потом, Ахмед приватизировал ее, и теперь она его частная собственность. Я мельком слышал, что он и вагонное депо прикупил. Километрах в десяти южнее есть пара рудников с минеральной солью. Там ее добывают, тарят в огромные мешки и вывозят. Еще есть щебенка – отходы от соли, все в дело идет. В общем, работы хватает, – соловьем заливался горбоносый.

– Ты хочешь сказать, что всю эту работу делает один Ахмед? – недоверчиво спросила девушка.

– Ну почему один. Там и слесаря, и сварщики, и механики работают.

– Тебя же, скотина, по-человечески спрашивали о том, сколько человек там живет, и ты сказал, что один, – вдруг разозлился Тимур, занося руку, чтобы отвесить пленнику оплеуху.

– Я всю правду сказал, – вновь задрожал горбоносый. – Станцию и депо он один сторожит. А рабочие живут в заброшенной шахте. Если нужен какой-то специалист или рабочий, то его привозят на машине. Закончит работу и обратно в шахту.

– Сколько же надо денег, чтобы держать такое хозяйство в работоспособном состоянии? – протянул Игорь озабоченно. Кажется, они влипли в скверную историю. Не зря же их хотели убить.

– Много, очень много денег! – продолжал горбоносый. – Там большие люди крутятся, в основном иностранцы.

– А в машине действительно золото? – спросил Игорь, размышляя о том, что с ним делать.

– Да, и довольно много. Вы расстроили все наши планы, а тут еще эти менты появились.

– Откуда они взялись?

– Сам не понимаю. У нас в этом кафе точка связи. Буфетчик должен был передать мне инструкции и указать дальнейший маршрут. Но когда мы вошли в кафе, менты и двое в гражданском сразу начали стрелять. Хорошо, что сзади мой напарник шел. Он их всех одной очередью положил. А вас мы не ждали, сами пришли.

– Значит, еще одна конкурирующая фирма. Ты инструкции взял? – спросил Игорь у пленного.

– У меня в заднем кармане карта и записка. Ребята, развяжите мне руки, а то совсем затекли, и дайте, пожалуйста, сигарету, – осмелился горбоносый.

– Сейчас посмотрим, стоит ли твоя информация сигареты, – с этими словами Игорь повернул пленного спиной к себе и вытащил из заднего кармана его брюк вчетверо сложенную карту и записку, в которой было всего три строчки на арабском языке, который Игорь не знал.

– Как вас зовут? – поинтересовался Игорь.

– Умид.

– Что ж, Умид, будем считать, что сигарету ты заработал.

Игорь вытащил нож, разрезал веревки, стягивающие запястья пленника, и протянул ему пачку сигарет.

Закурив, Умид принялся растирать кисти рук. Тимур в это время изучал карту, на которой были нанесены грунтовая и магистральная дорога, депо, станция и железнодорожный путь. На плавной кривой, соединяющей станцию с главным ходом, кусок железнодорожного полотна был густо заштрихован.

– Итак, что написано в записке? – спросил Игорь Умида, который рассматривал листок бумаги.

Глаза горбоносого бегали, руки подрагивали. Игорь почувствовал, что сейчас должно что-то произойти.

– И что значит этот штрих на карте? – поинтересовался, в свою очередь, Тимур.

– Это часть железнодорожного полотна, которая уходит в укрытие, примерно метров на двести. Конструкция была сделана еще до нас. Рельсы обрываются прямо посередине пустыни, а когда надо, они выдвигаются и пропускают состав на главный путь или на нашу станцию, – охотно пояснил Умид. – А записка… Я не такой хороший знаток арабского языка, как Фахритдин. Записка предназначалась ему. Но кажется, в ней говорится о том, что мы должны прибыть в аул сегодня к вечеру.

– Можно мне посмотреть записку? – попросил Тимур.

Умид нехотя протянул ему листок бумаги. Взглянув на него, Тимур неожиданно быстро схватил Умида за шею и так крепко сжал, что у горбоносого закатились глаза.

– Быстро свяжи ему руки, – скомандовал Тимур, и, когда Игорь снова связал руки Умиду, он вытащил из его пальцев небольшую стрелку размером в две спички. Он расстегнул пленнику рукав рубашки и, осторожно сняв с его руки кожаный браслет с небольшой блестящей трубочкой, тут же пристегнул его к своей руке. Стрелка уже начала расплываться и потеряла свои четкие очертания.

Увидев валявшуюся на полу веревку, Тимур сделал из нее петлю и, надев ее на шею пленника, крепко привязал второй конец веревки к его связанным рукам. Теперь при малейшем натяжении рук или попытке освободиться веревка больно впивалась в горло.

– Эта стрелка – боевое оружие диверсантов высокого класса, – пояснил он Игорю и Свете. – Она под действием теплоты растворяется в теле человека, не оставляя никаких следов. И если бы мы не связали этого козла, то были бы уже покойниками. У него отекли руки, и он не смог прицелиться с достаточной точностью, поэтому вытащил только одну стрелку. Обычно они пропитаны каким-нибудь ядом растительного происхождения, вызывающим мгновенную смерть.

Тимур дернул за веревку на шее Умида и, увидев, как сморщилось лицо пленника, удовлетворенно хмыкнул.

– А записку мы и сами прочтем, – заявил он и, развернув листок бумаги, принялся читать: – «Попутчиков убей сразу, как уйдет паром. В кафе перегрузи золото на «КамАЗ». На двести тридцатом километре тебя будет ждать другая машина. Указатель с черной точкой в нуле». Хм, интересно. Ответь мне на один вопрос: кто тебя должен был ждать в заброшенном ауле? Можешь не отвечать, только кивни. Иностранцы? Русские? Блатные? – и, не дождавшись ответа, он обратился к Игорю и Свете: – Ребята! А давайте привяжем этого козла в кузове и оставим. Если в ауле будет перестрелка, а она наверняка будет, то первая пуля достанется ему. Верить Умиду нельзя. – И Тимур первым выпрыгнул из кузова машины.

– Надо устроить военный совет и выработать план действий, – объявил Игорь. – Против нас играет слишком много неизвестных сил. Но в любом случае нужно уходить, причем на одной машине. Света! У тебя в машине нет ничего ценного?

– Тряпки я соберу в один момент, а больше ничего нет. Просто машину жалко.

– Я тебе новую куплю, – уверенно пообещал Игорь.

– А мне? – невинно спросил Тимур, подбегая к «Жигулям». – Давай к тому холму! А ты помогай! – обратился он к Свете. – Надо как можно дальше отогнать машину в сторону от дороги. – И, показывая пример, Тимур с силой уперся в багажник легковушки. – Теперь быстрее в машину. Кажется, начинается афганец.

Глава 14

О пользе военных советов

– Поехали в сторону станции. По дороге проведем военный совет, – предложил Игорь, когда все уселись в кабину грузовика и автомобиль тронулся в путь. – Итак, судя по рассказу этого Умида и по нашим с Тимуром рассуждениям, мы влезли в дела очень мощной международной мафиозной структуры, которая занимается контрабандными перевозками каких-то крупногабаритных грузов, в том числе и золота. Она содержит станцию, пункт технического осмотра, десятка два вагонов и ремонтную базу в виде вагонного депо, где происходит мелкий ремонт и оборудование тайников для переброски грузов в сопредельные с Туркменией страны. На мой взгляд, нам нужно убраться из этого района подальше, например, к родственникам Тимура. Но проедем ли мы половину страны без документов в машине с узбекскими номерами – вот в чем вопрос.

Тимур неожиданно нажал на тормоз и, сдав автомобиль назад, стал выкручивать руль, разворачивая грузовик.

– У меня дельная мысль появилась, – громко сказал он.

– Может, объяснишь, какая? – спросил Игорь.

– Тут недалеко, в городке Нефтекамске, живет мой дядя. Он нотариус и за скромное денежное вознаграждение нарисует нам любые документы. Мы будем свободны, как ветер.

– Правда, остаются два вопроса, – подала голос Светлана, – куда девать пленников и что делать с золотом.

– Хорошие вопросы. Надо бы подумать, но времени нет. Ветер что-то поднялся. Может так занести песком, что и за неделю не откопают, – высказался Тимур и остановил машину. – Значит, так. Высаживаем пленников прямо здесь, и, если Аллах будет к ним милостив, они выживут. А с золотом решим позже, что делать.

Когда Тимур с Игорем залезли в кузов машины, они увидели, что Умид почти перегрыз зубами веревку.

– Такого не страшно оставлять в пустыне. Он выживет, – объявил Тимур, рывком подняв Умида на ноги, поставил перед собой. – Радуйся, гнида, что некогда с тобой разбираться, а брать грех на душу не хочу, – и с этими словами он вытолкал пленника из кузова автомобиля. Точно так же парни поступили и со вторым пленником.

Забравшись в кабину, они быстро отряхнулись от пыли, которой припорошил их ветер, и поехали по дороге в сторону шоссе.

– А с золотом поступим так, – объявил Тимур, не отрывая взгляда от дороги, по которой то тут, то там высились кучи песка, росшие прямо на глазах. Мотор натужно ревел, преодолевая песчаные наносы. – У Нефтекамска есть небольшой заброшенный бетонный завод. Там есть хороший подвал, в нем и спрячем золото.

Выехали на трассу. Она была более или менее чистой, только кое-где у обочины виднелись небольшие кучи песка. Порывы ветра были такими, что грузовик, несмотря на его приличный вес, изредка потряхивало.

Показался поворот, машина, притормозив, свернула направо и покатилась по узкому асфальтовому шоссе. Вскоре въехали в широкие заводские ворота, от которых, правда, сохранилась только одна покореженная створка, раскачивающаяся от порывов шквального ветра.

Тимур свернул на дорогу между двумя стенами цехов. Проехав по ней метров триста, он повернул налево и остановился перед бетонным спуском, уходящим под стену цеха.

– Вот, это и есть подвал. Мой дядя рассказывал, что тут прятали по два десятка фур с хлопком, когда шла его уборка.

– Зачем? – недоуменно спросила Света.

– Из-за денег. В начале сезона сбор чистого хлопка стоил четыре копейки за килограмм, а в конце сезона цена могла подняться до двадцати-тридцати копеек. Подержи тут хлопок три-четыре месяца, пока идет сбор, а потом продай и сразу станешь миллионером. Все делали деньги именно на хлопке, а за невыполнение плана можно было потерять не только партбилет и должность, но и голову, – рассказывал Тимур, включив дальний свет и осторожно въезжая в подвал.

В подвале не было ни ветра, ни песка. Он оказался неожиданно чистым, и только большая куча мусора в дальнем конце подвала портила его ухоженный вид.

– Маскировка! – пояснил Тимур, кивнув в сторону мусора.

Развернувшись, он задом подогнал машину к этой куче и, включив задние фонари, выскочил из кабины.

– Придется поработать грузчиками, – сказал парень Игорю, оттаскивая в сторону большой ржавый лист железа.

Не задавая вопросов, Игорь с ходу включился в работу.

Через десять минут ударной работы, в которой принимала участие и Светлана, расчистили от мусора большой квадратный, примерно два на два метра, железный люк, в проушины которого была заткнута изогнутая арматура.

– Вроде все в порядке, – сказал Тимур, выдергивая арматуру и поднимая крышку люка.

В открывшемся проеме был виден металлический желоб, уходящий полого вниз, и ржавая металлическая лестница, сваренная из железных прутьев.

Зарычав, мотор грузовика завелся. Машина остановилась над самым люком. Из кабины выскочил Тимур и, откинув заднюю стенку полога, полез в кузов. Игорь полез следом. Парни начали подтаскивать ящики к заднему борту машины и сбрасывать их на желоб. Двадцать минут – и в кузове не осталось ни одного ящика.

Когда люк был закрыт и на него вновь был навален мусор, Тимур махнул рукой, и они снова сели в машину. Выехали из подвала и заехали в цех. Тимур заглушил мотор. Взяв у Игоря телефон, он набрал номер дяди и быстро заговорил с ним по-туркменски. Потом разговор неожиданно перешел на арабский.

– Все нормально. Дядя на месте. Все, что надо, он сделает. Он предлагает поменять наш грузовик на более незаметную машину, например, на «Волгу» с туркменскими номерами… Они скоро приедут, – сказал Тимур, закончив телефонный разговор.

– Почему «они»? Их что, будет много? – удивился Игорь.

– Дядя без охраны никуда не ездит, – не совсем уверенно ответил Тимур, из чего Игорь сделал вывод, что с этим добрым дядюшкой не все так просто и держать с ним ухо надо востро.

Глава 15

Ох, рано встает охрана

Ветер по-прежнему завывал за стенами цеха, ударяясь в стекла, которые, как заметил Игорь, все до одного были целыми. Чтобы скоротать время до прибытия дяди Тимура, молодые люди решили прогуляться по заводу. Тимур на нем когда-то работал и сейчас выступил в качестве гида.

– Я проработал на этом заводе без малого три года, правда, довольно давно, но не думаю, что он сильно изменился, – рассказывал Тимур. – Вот здесь находится арматурный цех, – и через небольшую железную дверь в стене он провел их в соседнее помещение.

На одном из пультов управления станка горела красная лампочка, и Игорь, озорства ради, нажал на грибовидную кнопку синего цвета. Щелкнули контакты, из-под желтого стержня выскочил сноп искр, и от удивления у Игоря расширились глаза. Завод не был обесточен! Все сразу стало на свои места. Стало понятно, почему так чисто в цехах.

Послышался резкий гул, открылись ворота, и в цех въехал бронетранспортер, из которого, не успел он остановиться, посыпались солдаты, одетые в полевую форму. Они сразу стали занимать места в цеху около электролизных ванн. Все солдаты были вооружены автоматами с металлическими прикладами, которые они, упирая в животы, держали направленными в разные точки цеха.

Так как место, где засели Игорь и компания, располагалось на возвышенности и было загромождено со всех сторон мотками проволоки и еще множеством всякой дребедени, молодые люди имели возможность наблюдать за происходящим, оставаясь незамеченными.

Из переднего люка транспортера выпрыгнул еще один военный и не спеша направился к ваннам. Подойдя к одной из них, он начал крутить вентили двух трубопроводов. Из них хлынула жидкость.

По цеху разнесся резкий запах концентрированной азотной кислоты. Офицер нажал кнопку на щитке. Завыла вентиляция, и Игорь лишний раз убедился в том, что завод не такой уж и брошенный, как им казался на первый взгляд и как уверял Тимур.

Сразу стало легче дышать.

– Если мы не хотим отравиться парами азотной кислоты, нужно отсюда выбираться, – сказал Игорь, осматривая цех в поисках выхода, так как у двери, через которую они пришли, стоял солдат с автоматом на изготовку.

– Этот завод – собственность моего дяди. Что тут делают военные на бронетранспортере? – недоуменно спросил Тимур, явно не собираясь уходить с удобного наблюдательного пункта.

А у ванн между тем начали развиваться события.

Подгоняемые криками офицера, солдаты начали вытаскивать из бронетранспортера серые бруски металла. Эти бруски, видно, были довольно тяжелые, так как солдаты носили их по двое. Осторожно, стараясь не забрызгаться кислотой, они начали погружать их в ванну, обмотав цепью по две штуки. Вся работа заняла минут пять времени.

Взглянув на часы, офицер опять что-то скомандовал, и из открытых ворот те же солдатики начали носить большие стеклянные бутыли, упакованные в круглые пластиковые бочки черного цвета. На них по-русски было написано «Осторожно! 100 % Азотная кислота! Не кидать! Верх!», а две черные стрелки указывали на горлышко бутыли.

При помощи специального насоса солдаты начали заполнять жидкостью из ванны бутыли и уносить их за ворота.

Наполнилась жидкостью последняя бутыль. Солдат неловко дернул за шланг, вытаскивая его из горлышка бутыли. Струя под давлением окатила двух стоявших рядом парней с ног до головы. Они так громко и пронзительно закричали, что у Игоря, Тимура и Светы мороз пробежал по коже. Солдаты стали срывать с себя одежду, но было уже поздно. Когда один повернулся в сторону Игоря, тот увидел, что половины лица у него уже нет, а сквозь клочья кожи и обуглившегося мяса торчат черные кости.

Офицер невозмутимо, жестом скомандовал солдатам унести последнюю бутыль и, когда те скрылись за воротами, подошел к насосу и, нагнувшись, выключил его. Все это время из насоса прямо на пол била струя черной жидкости. Бедные парнишки корчились на полу, а офицер, вытащив из кобуры пистолет, хладнокровно пристрелил их. Приказав что-то одному из солдат, он отошел в сторону.

Солдат же, сбросив трупы в ванну, вновь заполнил ее азотной кислотой.

Через несколько минут военные погрузились в бронетранспортер, и он, пятясь, быстро выехал в открытые ворота. Вскоре все стихло.

– Я смотрю, у вас в Туркмении заброшенные места живут бурной жизнью! – нарушил молчание Игорь и, не таясь, первым вышел из-за станков и направился к электролизной ванне.

Схватив лежащий под ногами кусок арматуры, чуть более метра в длину, Игорь засунул его в ванну и попробовал там поворошить, но прут, истончавшийся прямо на глазах, не встретил никакого сопротивления.

– Что и требовалось доказать. Органическая и неорганическая материя без следов растворяется в концентрированной кислоте. Желаете попробовать? – с кривой ухмылкой на лице спросил Игорь, идя навстречу друзьям. – Давайте найдем более спокойное местечко в этом «заброшенном» строении и спокойно обдумаем, что делать дальше.

Выйдя на улицу, они сразу же оказались в объятиях песчаной метели, несшей мириады песчинок в лицо. Они больно секли кожу, не давая открыть глаза, посмотреть, куда их ведет Тимур.

На ощупь добрались до вестибюля перед стеклянной будкой, в которой тускло горел свет. Узкий проход к лестнице перегораживал турникет, в конце которого сначала застрял Игорь, а теперь и Света. Тимур, прошедший раньше, стоял у подножия лестницы и призывно махал рукой. Сделав шаг назад, Игорь освободил девушку, и она подбежала к Тимуру. Пока Игорь оглядывался по сторонам, они куда-то исчезли.

Игорь поднялся по лестнице на второй этаж и направился по пустынному коридору. Все двери в нем были закрыты, кроме одной, на которой было написано «Приемная».

Он толкнул ее и тут же очутился в крепких мужских руках, которые его сноровисто ощупали, вытащили оружие и сразу же сковали наручниками. Сопротивляться было бесполезно. Незнакомцы, одетые в камуфляж, накинули ему на шею петлю из тонкой капроновой веревки или рояльной струны.

Подталкиваемый в спину, Игорь вошел в кабинет директора, о чем свидетельствовала табличка, привинченная на дверях. Его усадили за длинный стол, покрытый зеленым сукном. Напротив него уже сидели Тимур и Светлана. На их шеи также были накинуты петли из струн, концы которых держали в руках двое людей, стоявших за спинами парня и девушки.

– Хотите воды? – неожиданно спросил человек с большими залысинами, сидящий за директорским столом. На вид мужчине было лет сорок. Держался он уверенно. Его тонкие губы презрительно кривились, когда он разговаривал с Игорем. Одетый, как и остальные незнакомые, в камуфляжную форму, он вальяжно развалился в директорском кресле.

– Вы находитесь на территории суверенного Туркменистана без документов и въездных виз. А также обвиняетесь в убийствах… – С этими словами он щелкнул пультом дистанционного управления, и на экране большого телевизора Игорь увидел себя, берущего бутылки со стойки бара, за которой лежали трупы убитых в кафе у заправочной станции людей.

– Да. Не могли бы вы распорядиться, чтобы нам принесли воды? – невозмутимо попросил Игорь.

– Если вы дадите слово не делать глупостей, то с вас можно было бы снять наручники. Вы предпочитаете минеральную воду или чай? – спросил лысый.

– Все равно, – кивнул Игорь.

С пленников сняли наручники, однако петли с шеи снимать не спешили.

Принесли чай и воду. Потирая запястья, Игорь взял стакан и, наполнив его до краев водой, протянул Светлане, которая испуганно смотрела на него. Казалось, еще секунда, и она разрыдается. Игорь пошел дальше:

– Не могли бы вы снять с шеи петли? Что за отношение к военнопленным?

– Кто вам сказал, что вы военнопленные? – спросил лысый, однако щелкнул пальцами, и проволочные петли были тотчас сняты с шей пленников. – Между нашими странами не ведутся военные действия, и относиться к вам как к военнопленным мы не можем. Вы скорее принадлежите к другой категории людей – шпионам, пойманным с поличным. – Вновь засветился экран телевизора, и Игорь увидел себя и своих друзей, рассматривающих военных, столпившихся около электролизных ванн. – Это секретный военный объект, на который вы проникли, пользуясь беспечностью охраны. И должны отвечать по всей строгости законов Туркмении, – напыщенно сказал лысый, и Игорь понял, что у него что-то не складывается, раз он в течение пятиминутного разговора два раза упомянул об ответственности перед законом.

– Где-то я твою рожу уже видел, – по-туркменски сказал Тимур, пристально всматриваясь в лысого.

Тот заерзал.

– Вспомнил! Ты племянник хокима{Хоким – высокопоставленная должность в Средней Азии. (Прим. автора.)} Сейджакова. Заместитель начальника его личной охраны! Ты, грязь подзаборная, как ты посмел своими грязными ручонками дотронуться до гостей уважаемого Саидова, который вот-вот должен приехать сюда?

В кабинет вошел маленький, толстенький, с выпирающим животиком человек. Ему было лет шестьдесят на вид, одет он был в темный костюм, белоснежную рубашку и галстук. Вокруг крупной головы мужчины красиво была уложена пышная седая шевелюра. Не обращая ни на кого внимания, он сразу же подошел к Тимуру и, обняв его, долго стоял, похлопывая по спине.

Потом он пожал руку Игоря, мимоходом кивнув Свете. Прошел на место директора, небрежным движением кисти руки выпроводил лысого из кресла и уселся на его место.

Приняв из рук Игоря пиалу с чаем, он негромко произнес:

– Спасибо, – и обратился к Свете: – Ты, наверное, хочешь с дороги принять душ. Тебя проводят.

Мгновенно в дверях появилась женщина, которая увела Свету.

– Ребята, у нас очень мало времени, а решить надо многое. Вы столько дел натворили! Кто тебя просил, дорогой племянник, убегать из тюрьмы? Только я договорился с нужными людьми о твоем освобождении, как ты сбежал. Ты ухитрился засветиться с контрабандистами перед службой безопасности президентов Узбекистана и Туркменистана. А вы, молодой человек, вообще уникум! – обратился он к Игорю, наверное, затем, чтобы дать Тимуру возможность переварить все сказанное. – За два дня поставили на уши всю милицию, службу безопасности, бандитов Узбекистана! У вас редчайшая способность находить врагов. Вы за два дня засветили три канала переброски из Узбекистана в Туркмению и обратно товаров, стоимость которых по сравнению с вашей жизнью… тьфу! Вас сейчас не ищет только ленивый. Эту девицу еще за собой потащили! Ее тоже серьезные люди ищут. Мало того, что она за наркоту денег должна кучу, девушка еще и вылечилась за счет торговцев. Обула их, по-моему, миллиона на два долларов.

– И что, ничего нельзя сделать? – прикидываясь дурачком, спросил Игорь, стараясь подвести дядю к вопросу, ради которого тот сюда пожаловал.

– Я, конечно, мог бы вам помочь, но в обмен мне тоже нужна от вас одна услуга, – начал издалека дядя, и было видно, что он очень волнуется.

– Мы на все согласны! Только вытащите нас отсюда! – патетически воскликнул Игорь и бросил косой взгляд на Тимура. Тот в знак того, что согласен с ним, на мгновение прикрыл глаза. У Игоря мелькнула мысль, что раз Тимур за все время беседы не сказал ни одного слова, значит, все пока идет правильно и главная их задача – вырваться с этого с виду безобидного завода и уже на свободе обсудить создавшееся положение.

– У меня есть враг, который мешает мне в прикаспийской области. Собственно говоря, я ему тоже мешаю в Чарджоу. Он уже отдал за мое убийство двести тысяч долларов. Киллеров мы схватили, кстати, они тоже из Узбекистана приехали. Но у него денег много, он может других нанять. Я вам дам на всех троих чистые документы и двести тысяч долларов наличными и окажу любую помощь, какая вам потребуется. Вилла моего «друга» очень хорошо укреплена с берега, но со стороны моря нет почти никакой охраны. Она находится на полуострове. Тимур занимался подводным спортом и охотой, да и вы служили в морской пехоте, а ваша прекрасная наркоманка имеет звание кандидата в мастера по подводному спорту.

– Если мы возьмемся за это дело, то нам понадобятся чертежи виллы, план местности с прилегающей акваторией, карта рельефа дна и оружие, – высказал свое мнение Игорь, и в этот момент зазвучал зуммер одного из телефонов, установленных на столе.

Выслушав сообщение, дядя резко бросил телефонную трубку и негромко сказал:

– Наблюдатели сказали, что сюда двигается военная колонна. Минут через сорок она будет здесь. По всей видимости, этот хорек вызвал. Ладно. У меня только один вопрос: вы беретесь или нет? – И он впился взглядом в лицо Игоря.

– Взяться, конечно, можно, тем более за такие деньги. Но как мы потом выберемся из Туркмении? – стараясь не выказывать своего возбуждения, спокойно спросил Игорь.

– Там на месте есть ребята, которые ходят в Дагестан и Россию. За пятьдесят баксов вас в любое место добросят, например, в Астрахань или Каспий.

– А как мы выберемся отсюда? – вновь спросил Игорь.

Дядюшка заторопился.

– Вот пятьдесят тысяч долларов на первое время и документы на троих с туркменским гражданством. Мой человек вклеит в паспорта ваши фотографии. Он же выведет вас с завода и довезет до виллы.

С этими словами дядюшка вытащил из-под стола небольшой кожаный чемоданчик и, открыв его, показал плотно уложенные пачки долларов, небольшой ноутбук и два лазерных диска, вложенных в один из паспортов. – Помните! За ваши дела отвечают родственники! – крикнул он напоследок и выбежал из кабинета.

Секунду спустя в кабинет вошла Светлана, посвежевшая, в новом платье. Следом за ней вошел невысокий, худенький, лет сорока, туркмен, в руках которого были сумки всей троицы.

– Надо спешить! – проговорил он неожиданно низким и густым, не вяжущимся с его худощавой фигурой голосом.

Глава 16

Путь до Каспия

Спустившись в подвал заводоуправления, провожатый длинным сейфовым ключом открыл железную дверь. Они вошли в нее и очутились в длинном, слабо освещенном туннеле, сплошь заставленном деревянными ящиками высотой метра два.

– В них новое оборудование, – пояснил худощавый.

– Послушайте, а вы не работали раньше на заводе инженером по охране труда? Ваша фамилия Ибрагимов, имени, к сожалению, не знаю, – сказал Игорь, быстро двигаясь за худощавым по узкому проходу.

– Откуда ты знаешь мою фамилию? – искренне удивился мужчина, останавливаясь и поворачиваясь к Игорю. – Послушай, а ты случайно не тот врач из санэпидемстанции, который проверял как-то наш завод и заставил нашего тогдашнего директора установить целый кузнечно-прессовый цех на виброопоры.

– Я, – со скромным видом признался Игорь.

– Ты нам здорово тогда помог, – сказал худощавый. – Показал, что можно работать по-новому. А зовут меня Рустем.

Он дернул ближайший ящик, который неожиданно легко сошел со своего места, открывая небольшое пыльное окно. Взглянув в него, Рустем произнес:

– Все. Буря уже кончается. Давайте отодвинем этот ящик. – И он рукой указал на деревянный ящик, примерно два на три метра, стоящий на бетонном полу.

Упершись ногами в дверь, Игорь с Тимуром толкнули ящик, и тот, проломив штукатурку, ушел в стену, явив взорам присутствующих новенький, еще в масле, «Запорожец».

– Сейчас откроем двери и поедем, – радостно сказал Рустем, возясь с замками дверей. Он уселся за руль и повернул в замке зажигания ключ. Мотор завелся сразу и ровно заработал, наполняя помещение отработанными газами.

Пока Тимур прогревал мотор, Игорь загрузил в багажник машины сумки, а Рустем открыл ворота в большое подземное складское помещение.

Когда все расселись в машине, Тимур выехал из бокса. Пропетляв по складу, «Запорожец» выскочил во двор завода, а затем через пролом в стене – на длинную извилистую улицу, всю засыпанную песком.

Улица окончилась неожиданно. За ней тянулся небольшой пустырь, за ним начинался переулок.

Когда Тимур вогнал в него «Запорожец», Рустем попросил остановиться.

– Наша машина имеет двигатель воздушного охлаждения, – заявил он, – и при такой буре фильтра хватит максимум на два часа. Пока буря не кончится, ехать дальше нельзя. Давайте постоим и подо-ждем часа два. Она уже стихает.

Действительно, порывы ветра стали не такими сильными, и можно было рассмотреть дорогу впереди.

– А пока я вас сфотографирую и вклею ваши фотографии в паспорта.

– А вы с нами поедете до Каспийского моря? – вмешалась Света.

– Конечно, поеду, девушка, – чему-то улыбнувшись, сказал Рустем и, достав фотоаппарат, обратился к Игорю: – Игорь Алексеевич! Вам первому сниматься!

Щелкнул фотоаппарат, и снизу из него показалась фотография.

Через две минуты, кончив фотографировать, мастер на все руки сложил стопкой фотографии и поднял голову.

– Ребята, вы пока погуляйте, а я тут поработаю, – попросил Рустем, открывая свой старый потертый «дипломат» с пластмассовой крышкой.

Троица вылезла из машины.

– Я в туалет, – сказала Света и, помахивая сумочкой, пошла вдоль стены.

Парни направились в противоположную сторону.

– Тебя зовут Игорь Алексеевич, а не Амир, – сказал Тимур. – Я давно предполагал, что ты не мусульманин.

– Какое это имеет значение? Мусульманин, христианин или иудей. Надо просто быть человеком. Сейчас мы в одной связке, и надо идти в ней, помогая друг другу. Хорошо бы без приключений до-браться до Каспия, а там уйти или за бугор, или в Россию.

– Тебе хорошо говорить, Россия. А мне что делать? У себя на родине я не могу найти спокойного места, всюду меня ищут! – воскликнул Тимур.

– Дядюшка сказал? – поинтересовался Игорь.

– Ну да, сказал, что меня, тебя и Свету ищут по всей Туркмении, и появляться в родных местах нельзя. – Вид у парня был удрученный.

Игорь протянул Тимуру мобильный телефон.

– Звони.

– Куда позвонить? Зачем? – недоуменно спросил Тимур, но трубку взял.

– Домой звони, в свой кишлак, и узнавай, как дела. Звони, не бойся. Телефон зарегистрирован в Ташкенте. Все переговоры по нему будут вестись через базовую станцию в столице Узбекистана. Значит, нас не засекут.

– Между прочим, у нас поселок городского типа, – не без гордости сказал Тимур, набирая номер. Телефон в его огромной руке казался крохотным.

– Алло! Мама! Здравствуй, как дела? – торопливо спросил он, и его лицо при разговоре с домашними просветлело. – У меня все в порядке… Нормально… Не знаю… Не от меня зависит, – отрывисто говорил он, отвечая на вопросы матери.

– Хватит, хватит. Хорошего понемножку, – забрал телефон у Тимура Игорь. – О чем рассказали родные?

– Никто нами не интересовался с того самого времени, как меня посадили в тюрьму в Ташкенте. Все здоровы. Ждут, когда я приеду, – немного смущенно проговорил Тимур.

– Видишь, я был прав. Твой дядя играет в какую-то игру, в которой мы пешки. Ладно, давай будем решать проблемы по мере их возникновения. Кажется, пора ехать. Видишь, Рустем машет, а вон и Света идет.

Они развернулись и пошли к машине. Открыв дверцу, Игорь подождал, пока Тимур и Света пролезут на заднее сиденье, и влез в автомобиль сам.

– Вот вам ваши документы. Чтобы не путаться, я оставил те же имена, исправил только фамилии и отчества. – Рустем подал парням и девушке немного потрепанные паспорта. – Теперь вы полноправные граждане Республики Туркменистан. Вот ваше служебное удостоверение заместителя главного государственного врача дорожной санэпидемстанции туркменских железных дорог, – обратился он к Игорю. – Вы, Тимур, будете врачом этой же санэпидемстанции, а вы, девушка, лаборантом. Вот еще командировочные удостоверения, выписанные до станции Копетдаг, и местные деньги.

Пухлая пачка денег из рук Рустема перекочевала в карман Игоря.

Они выехали из поселка ближе к вечеру, как только закончилась буря. Солнце еще вовсю пекло, и ветер, дующий в окна, не приносил никакой прохлады. Грунтовая дорога, засыпанная песком, представляла жалкое зрелище, но «Запорожец», несмотря на свою кажущуюся неуклюжесть, ловко взбирался на небольшие холмики песка.

– Еще километров семьдесят – и мы приедем на станцию, – сказал Рустем. – На ней и сядете в поезд.

Все молча наблюдали за жизнью пустыни. После бури на свет вылезло все, что может ползать, бегать и летать. Стоило только остановить машину, и в тишине были слышны звуки, которые издают обитатели пустыни. Сновали ящерицы и скорпионы, а узкие полоски чуть примятого песка показывали, где проползли змеи.

Только они хотели тронуться в путь после очередной стоянки, как с противоположной стороны дороги выехал огромный запыленный джип и, подняв кучу песка, резко остановился. Из него выскочили четверо вооруженных автоматами людей. Бойцы были бородатые, в длинных шароварах с мотней до колен и белых, подпоясанных тканевыми платками рубахах. Они вели себя решительно и были готовы при малейшем непослушании применить оружие.

– Игорь Алексеевич! Давайте отойдем на минутку в сторону, – попросил ничуть не испугавшийся приезжих Рустем.

Выбравшись из машины, он отвел Игоря метров на двадцать назад.

– Когда приедете в Копетдаг, то загляните по адресу улица Махтумкули, дом номер семьдесят пять, и получите остальные инструкции. Сейчас мы заберем у вас Тимура и переправим его в город на самолете. Так будет безопаснее для всех. До станции доедете сами, и помните, через два дня я жду вас в Копетдаге. Все инструкции получите на месте. Машину оставите где захотите, нам ее передадут. Выедете на шоссе и направо, не заблудитесь. Дорога идет прямо до Ашхабада и дальше до берегов Каспийского моря. А пока постойте здесь. – И он поднял руку.

В тот же момент к нему подъехал джип, мягко урча мощным мотором. Открылась передняя дверца, и Рустем сел в машину. Игорь в недоумении остался стоять посередине дороги.

Подойдя к «Запорожцу», парень увидел плачущую Светлану, которая была пристегнута наручниками к дверце автомобиля.

– Интересно, у нас есть монтировка, чтобы сорвать ручку? – поинтересовался он, осматривая салон автомобиля.

– Ключи от наручников лежат на капоте, хотя я могу и так их снять, – сказала Света и гибким движением вывернула руки из колец наручников. – Меня мама этому приему научила. Возьми ключи от наручников, они могут нам пригодиться. А еще мама меня научила приемам рукопашного боя, немного у-шу.

В это время Рустем показал жестом, что им можно ехать, и Игорь включил двигатель автомобиля.

По дороге Света стала рассказывать свою историю:

– Потом я связалась с наркотиками. Сначала экстази, затем марихуана, опий, героин. Когда мама меня поймала, я уже два года сидела на героине. Снять с иглы было очень сложно. В Маргилане есть старый китаец, который взялся за меня и за полгода поставил на ноги, без всяких современных медикаментов, переливания крови и тому подобного. Но, наверное, все-таки что-то он со мной сделал, потому что от него я вернулась совсем другим человеком. – Девушка прослезилась. – Это Ильяс посадил меня на иглу. Когда я увидела его, пришлось притвориться мертвой – китаец научил. Я могу останавливать сердце. Хочешь, покажу? – И она схватила правую руку Игоря, лежащую на рычаге коробки скоростей, и прижала ее к своей груди.

Грудь у девушки была упругой с большим острым соском. Света не носила бюстгальтер. Испытывая возбуждение, он почувствовал частые удары сердца, которые становились все реже и реже и, наконец, прекратились совсем.

– Да верю я тебе, верю! – закричал Игорь и лихорадочно стал вспоминать, где находится аптечка с лекарствами и есть ли в ней сердечное.

– Испугался! Испугался! – захлопала в ладоши Светлана, и под пальцами Игоря сердце стукнуло раз, два и забилось с обычным ритмом.

– Так можно и до инфаркта довести, – со вздохом облегчения сказал Игорь.

На правой стороне дороги они заметили табличку с указателем названия места, куда им наказал прибыть Рустем. Но Игорь не стал сворачивать с трассы.

– Куда мы едем? Нам же на станцию, – сказала девушка, и на ее лице по-явилось озабоченное выражение.

– Ты знаешь, что-то не хочется мне здесь появляться. Лучше проедем немного дальше, там есть другая станция, на которой происходит смена локомотивов и локомотивных бригад. Оттуда и уедем.

Станция, как всегда, была плохо освещена. Еще в свою бытность санитарного врача Игорь не раз штрафовал ее начальника и энергетиков за плохие условия труда, и в том числе за недостаточное освещение.

Подогнав машину к одноэтажному зданию дома отдыха локомотивных бригад, Игорь вышел из автомобиля и знаком показал девушке, что ей тоже пора выходить. Взойдя на невысокое крыльцо, он с силой затарабанил в закрытую дверь.

– Иду, иду! – послышался старческий голос, и Игорь, заволновавшись, замер, гадая, кто же откроет дверь.

Щелкнул замок, открылась дверь, и перед глазами парня предстал сгорбленный старик, всматривающийся в лицо гостя.

– Игорь? – неуверенно произнес он.

– Рахматулла-ата!{Ата – в Средней Азии уважительная приставка к имени человека, старшего по возрасту. (Прим. автора.)} – сразу же вспомнил Игорь старика.

– Такой гость – радость в доме, – воскликнул хозяин дома, обнимая Игоря и похлопывая его по спине. Отстранившись, Игорь увидел, что по морщинистым щекам старика текут слезы. – Сейчас барана резать будем, плов готовить, – снова воскликнул он, и лицо его сразу помолодело.

– Давай я сумки принесу, а потом и поговорим, – сказал Игорь, поворачиваясь, чтобы уйти.

– Я помогу, – негромко сказал дед, выходя следом на крыльцо.

Открыв багажник, Игорь начал доставать сумки, при этом заметив, что сумка Тимура тоже лежит в багажнике.

– Ты знаешь, сейчас звонил мой зять с той станции, которую вы проехали. Он там начальником служит. Сообщил, что вся станция оцеплена милицией, ждут молодого мужчину лет тридцати, и девушку, блондинку лет восемнадцати. Что же ты, сынок, натворил, если столько милиции за тобой гоняется? – с участием спросил старик.

– Ничего такого, за что меня можно было бы так преследовать. Но вы правы, нас ловят.

– Хватит слов, дело нужно делать. Сколько ни говори «халва»{Халва – восточная сладость. (Прим. автора.)}, во рту слаще не станет, – сказал Рахматулла-ака, посматривая на машину.

– Можешь забрать ее себе, только она без документов, – проговорил Игорь, и старик засуетился.

– Спасибо за подарок. Какие у нас в пустынях документы, лишь бы ездила железяка, – скороговоркой сказал он и тут же, вытащив из нагрудного кармана мобильный телефон, начал быстро говорить в него. Закончив разговор, он вновь обратился к Игорю: – Хорошая штука этот мобильник! Внук подарил. Сейчас сын прибежит и уберет отсюда машину. А ты пока иди ко второму пути, к южной горловине. Мне надо закрыть комнаты и забрать твою девушку, – распорядился Рахматулла и, круто повернувшись, пошел обратно к крыльцу.

Повесив сумки на плечи, Игорь, не торопясь, пошел по ровной асфальтовой дорожке, которая была освещена невысокими плафонами.

Сзади раздались торопливые шаги, и, оглянувшись, Игорь увидел, что Рахматулла и девушка почти бегом догоняют его.

– Все складывается как нельзя лучше, – начал старик. – Девушка говорит, что вам нужно к морю, вот я и решил прокатиться вместе с вами, тем более что можно сделать это на халяву, как говорят у вас, у русских.

Они подошли к новому пассажирскому купейному вагону, стоящему на аккуратной платформе. К вагону был прицеплен одиночный локомотив с работающим дизелем. Дверь вагона была гостеприимно распахнута, в тамбуре стоял по всей форме одетый проводник.

– Прошу вас, заходите, – пригласил он, и не успели они пройти внутрь, как вагон тронулся, и станция стала уплывать назад.

Что это был за вагон! Просто загляденье! В конце вагона были снесены створки трех или четырех купе, и на их месте был зал, в середине которого стоял стол, уставленный дарами природы Средней Азии.

– Я помню твою болезненную любовь к чистоте, поэтому можешь пойти помыть руки и, если хочешь, принять душ. Мыло и два полотенца там висят, – объяснил Рахматулла.

Обрадовавшись возможности помыться, Игорь кивнул Свете:

– Я быстро. Потом ты, – и устремился в дальний конец коридора.

Отделанный белым кафелем душ сверкал чистотой. Раздевшись и повесив вещи в шкафчик с наглухо закрывающимися дверцами, Игорь с наслаждением встал под горячие струи воды.

После Игоря в душ впорхнула Света.

– Чей это вагон? – спросил Игорь, усаживаясь за стол.

– Начальника Чарджоуского отделения железной дороги. Он сейчас отдыхает на берегу Каспийского моря. Но его срочно вызвали на работу. А так как он не один отдыхает, а с семьей и свитой, приходится посылать за ним целый вагон. Сейчас ты расскажешь, что с вами случилось.

Усевшись поудобнее за столом, Игорь вкратце рассказал о своих приключениях, умолчав о золоте, осмии, побеге из узбекской тюрьмы и прочих деталях, о которых старику знать было необязательно.

– Я думаю, что ты многого недоговариваешь. Но и то, что вы успели натворить в Туркмении за один день, многим людям хватило бы на целую жизнь. Дядю вашего Тимура я знаю, очень серьезный человек, вокруг него крутятся большие деньги. Деньги – это, конечно, хорошо, но старая дружба лучше. Я выручу тебя, Игорь. В Копетдаге тебя встретит мой человек. Он даст вам с девушкой приют, а если нужно, окажет помощь.

– Спасибо, отец, – с чувством сказал Игорь. – Только вот проводник…

– Его не бойся, – усмехнулся старик. – Он мой младший сын. Не выдаст.

Вернулась Света – чистенькая, умытая и такая ослепительно красивая, что Игорь не мог не залюбоваться ею.

После ужина, который состоял из вкусно приготовленного мяса молодого барашка, Игорь со Светой отправились спать. Им досталось одно купе на двоих.

– Не надо выходить в коридор, пока будем укладываться, – попросила девушка, глядя на Игоря лукавыми глазами.

– Почему? – проговорил Игорь, слыша, как за спиной шуршит снимаемое платье.

– Они должны думать, что я твоя женщина, а то подумают, что я ничейная, и украдут. Я тебе совсем не нравлюсь? – неожиданно спросила девушка.

Повернувшись, Игорь увидел, что она, закрывшись до горла простыней, лежит на противоположном диване.

– Нравишься, не нравишься – какое это имеет значение! Сейчас надо думать о том, как выбраться из того положения, в которое мы попали, – проговорил Игорь, стеля постель.

Быстро раздевшись, он тоже лег на диван и укрылся простыней. Закинув руки за голову, он лежал, уставясь широко открытыми глазами в потолок и прислушиваясь к быстрому перестуку колес.

– Ты не ответил на мой вопрос. Нравлюсь я тебе или нет? – вновь спросила девушка.

– Нравишься, – притворно зевнув, признался Игорь и, желая уйти от фривольной темы, ибо девушка, которую он считал еще ребенком, кажется, нахально клеила его, перевел разговор на другое: – Ну-ка, просвети меня насчет одного вопроса, который уже несколько дней не дает мне покоя. Как ты нас нашла?

– Открою тебе одну страшную тайну, которую ты давно должен был отгадать, – усмехнулась Света. – В мобильник, который ты реквизировал у генерала, вмонтирован радиомаяк, который шлет постоянный сигнал о местонахождении хозяина в любой точке земного шара. Высокие чины спецслужб в нашем государстве все с такими телефонами ходят.

– Черт! Как я раньше не догадался! – хлопнул себя по лбу Игорь.

– Ну так что? – не унималась Света. – Я должна танец живота исполнить, или ты без него сможешь возбудиться?

– Сегодня обойдемся без танцев, – неожиданно для себя шепнул Игорь и, встав с дивана, скользнул к девушке под простыню.

Утром в дверь купе деликатно постучали.

– Пойдем, чай попьем и поговорим заодно, – негромко сказал Рахматулла, когда Игорь, наспех одевшись, выскользнул из купе.

Вдвоем они вошли в салон. На столе стоял большой синий чайник, стопка лепешек и блюдечко со свежей сметаной.

– Ночью я кое-кому позвонил, – сообщил старик, усаживая Игоря за стол и наливая ему чай, – и мне сказали, что по отделениям милиции разосланы ориентировки с фотографиями на парня и девушку. Девушка блондинка, а парень с каштановыми волосами. Придется вам перекраситься. Краску для волос я вам дам.

– Что ж, раз надо… – вздохнул Игорь. Уж очень ему не хотелось красить волосы. – У меня просьба к вам, отец, – Игорь макнул в сметану кусок лепешки и отправил его в рот. – Я дам вам мобильный телефон, пусть его завезут куда-нибудь подальше и выбросят. В нем спрятан радиопередатчик, по которому нас можно найти.

– Мы сделаем проще. Отдадим кому-нибудь твой телефон, и пусть он им пользуется, – внес предложение старик.

– Ага, потом его вычислят, а вслед за ним и тебя. Ладно, сам что-нибудь придумаю.

Хлебнув чаю, Игорь пошел будить Свету.

Девушка уже проснулась. В ажурных трусиках она сидела перед зеркалом, расчесывая свои прекрасные белокурые волосы, распущенные по обнаженным плечам. Она была так свежа, мила и прелестна, что Игорю с трудом удалось подавить вновь вспыхнувшее в нем желание. Он подошел сзади к девушке и зарылся в ее пушистые, пахнущие сеном волосы.

– Жалко такие волосы перекрашивать, – сказал он, вдыхая аромат волос.

– Что такое? – повернувшись, удивленно произнесла Света.

Игорь объяснил, в чем дело.

Час спустя девушка превратилась в рыжую красотку, а Игорь в пегого парня.

На остановке Игорь выпрыгнул из вагона. Перейдя два пути, подошел к платформе, груженной песком. Сделав вид, что она его очень заинтересовала, он вскарабкался на нее и встал во весь рост, обозревая окрестности. Кроме этого состава и их вагона с новым локомотивом, других поездов видно не было. Людей тоже.

Набрав код Ташкента и номер телефона, Игорь с волнением стал ждать, когда на другом конце телефонной цепочки возьмут трубку. Услышав знакомый голос, он облегченно вздохнул.

– Эльмира Ибрагимовна! Доброе утро! Это снова Игорь вас беспокоит! Как с моим вопросом? – торопливо заговорил он.

– Ты был абсолютно прав! Люди умерли от производного газа по имени «Л», полностью не буду его расшифровывать. Сам не маленький, догадаешься. Когда провели необходимые анализы и взяли пробы ткани у умерших, результаты те же, что описаны в старых учебниках, ты понимаешь, о чем я говорю. Большое тебе спасибо. Наши нашли лабораторию, в которой газ производили, но чуть-чуть не успели. Лабораторию уже взорвали. Все люди и оборудование погибли. Слава Аллаху милосердному, что больше нет этой заразы на земле!

– Больше не могу говорить, время поджимает! – закончил разговор Игорь.

Выкопав в песке ямку, Игорь нагнулся и, опустив в нее злополучный телефон, ладонью зачерпнул горсть песка. Поднявшись, он сделал вид, что внимательно рассматривает его на свету.

Резкий толчок, и платформа сдвинулась с места. Пока Игорь примерялся, куда и как прыгать, поезд успел увезти его метров на пятьдесят от своего вагона.

Поднявшись на ноги, он обернулся и увидел, что его вагон тоже неторопливо двинулся вперед. Игорь быстро догнал вагон и запрыгнул на подножку.

Не доезжая до Копетдага, машинист остановил поезд. Игорь спрыгнул на насыпь и принял от проводника багаж.

Не успел Игорь подхватить Свету, как поезд, дав короткий гудок, стал набирать скорость. Скоро красные огоньки вагона скрылись из виду, а к ним подошел невысокий широкоплечий усатый мужчина лет шестидесяти, одетый, по местному обычаю, в длинный темный халат, подпоясанный платком.

– Вы Игорь? Рахматулла просил встретить вас. Машина стоит внизу, за насыпью. Давайте я помогу донести сумки.

Дорогу Игорь не запомнил. В городе его поразило отсутствие пешеходов, хотя время было не позднее, и отсутствие освещения. Лишь кое-где на дверях подъездов многоэтажных зданий горели тусклые лампочки. Дом, к которому они подъехали, тоже был практически не освещен. На торце Игорь увидел мелькнувшие в свете фар большие цифры «41».

Глава 17

Волшебство акустики

Пробуждение было тяжелым. Казалось, по голове проехали асфальтовым катком. Покрутив головой, Игорь попытался прогнать надоедливый гул, который то нарастал, то утихал.

– Что ты так рано встал, сынок? – участливо спросил усатый мужчина, в одиночестве пивший чай на кухне. – Садись, чай попьем, поговорим. Спать не могу, голова болит.

– Вот и у меня тоже, – удивился Игорь тому обстоятельству, что не только у него головные боли. И вдруг его осенила идея. – Давайте попробуем боль убрать, – предложил он, шагнул к висевшему на стене радиоприемнику и включил его.

Из динамика донеслись бравурные звуки какого-то военного марша. И сразу гул в голове пропал.

– Ну как, полегчало? – спросил Игорь, хотя и так по разгладившимся морщинам на лбу мужчины было ясно, что ему полегчало.

– Действительно! – обрадованно сказал мужчина и, налив в пиалу зеленого чая, начал рассказывать: – У всех людей, которые живут в округе, голова болит. У одних сильнее, у других слабее, а у некоторых даже кости болят. Давление у всех повышается, сердце ноет. Никто ничего понять не может.

– А у стариков, наверно, боль еще сильнее, и нередки случаи инфарктов и инсультов? – предположил Игорь.

Незнакомец был так заинтригован тем, что Игорь, по всей видимости, знал причину их бед, что даже забыл представиться. В этот момент музыка кончилась, и местный диктор начал рассказывать новости.

У Игоря снова начала болеть голова. У усатого, судя по тому, что он начал массировать виски, – тоже. Игорь подошел к радиоприемнику и, покрутив ручку настройки, поймал волну, где играла музыка. Голова болеть перестала.

– Почему это происходит? – спросил усатый изумленно.

– Долго и сложно рассказывать. Но музыка ведь снимает боль? Снимает. Лучше всего классическая.

– Ну ты и молодец, – восхищенно сказал усатый, – лекарство от боли нашел. Рахматулла по телефону говорил, тебе помощь нужна?

– Моего друга, туркмена, держат в заложниках в вашем городе, и я приехал, чтобы освободить его, – признался Игорь.

– Ты знаешь адрес, где его держат? – спросил усатый, отставив пиалу с чаем.

– Улица Махтумкули, семьдесят пять, – сказал Игорь, и хозяин дома надолго замолчал.

– Там живут не очень хорошие люди, – наконец произнес он, – и просто так в этот дом нам не попасть. У них отличная охрана, система сигнализации, видеодомофон. Но там работает мой дядя, он садовник. Покажем ему фокус с радио. Я думаю, он нам поможет. Сейчас я схожу к нему домой и, если он еще не ушел на работу, попрошу присмотреться что к чему. Ты пока поднимай девушку. – И усатый встал из-за стола.

– На всякий случай: моего друга зовут Тимур, он туркмен, широкоплечий, высокий, почти два метра ростом или даже выше. Его ни с кем не спутаешь.

Усатого не было больше часа. За это время Игорь привел себя в порядок, умылся, оделся. Привела себя в порядок и Света. Когда она, цветущая, благоухающая душистым мылом, вышла из ванны, Игорь обрадовал ее:

– Ты хорошеешь с каждым днем! Если так будет продолжаться и дальше, то с тобой скоро можно будет гулять только с автоматом.

– Почему именно с автоматом, а не с пистолетом? – удивилась девушка.

– Только с автоматом можно будет отбиться от толпы твоих поклонников, – подмигнул Игорь и рассмеялся. – Но ты бросаешься в глаза своей внешностью. Когда придет наш гостеприимный хозяин, мы поедем по магазинам и купим тебе такую же одежду, в какой ходят местные женщины.

Послышался скрежет открываемого замка, и в комнату вошел усатый.

– Здравствуйте! – первой поздоровалась девушка.

– Дядя Юнус, – наконец-то представился хозяин дома.

– Я Игорь, это моя девушка Светлана. При ней можно говорить спокойно, она свой человек.

Успокоенный последними словами Игоря, Юнус начал рассказывать:

– Итак. Дом собственный, двухэтажный, с большим подвалом, в котором находятся восемь или десять камер, где одновременно могут содержаться до тридцати человек.

– Откуда ваш родственник это знает? – быстро спросил Игорь.

– Повар – друг моего дяди, и он часто бывает на кухне, где для заключенных готовится пища. Чем больше людей сидит в подвале, тем большего размера казан стоит на плите, – последовал резонный ответ.

– А Тимур, он там? – нетерпеливо спросил Игорь.

– Да, вашего Тимура он видел. Он днем помогает моему дяде ухаживать за садом, а ночью сидит в подвале. Относятся к нему неплохо, хорошо кормят, но с ним всегда один или два вооруженных охранника. Он такой здоровяк, что его опасаются.

– Спасибо за информацию. Нам надо съездить в город, купить кое-какую одежду, и я хотел бы взглянуть на этот дом, – попросил Игорь.

– Без проблем. У меня племянник держит торговую секцию с одеждой прямо напротив интересующего тебя дома. Собирайтесь, и поехали.

Огромное четырехэтажное здание стояло на перекрестке двух улиц, Горького и Махтумкули. Оно было современной постройки: сталь, стекло, бетон. Огромные, метра в два высотой пыльные окна из закаленного стекла были обклеены всевозможными плакатами, рекламирующими все на свете, начиная от памперсов для новорожденных и заканчивая престижными автомобилями. Перед входом красовалась хвастливая надпись, выполненная готическим шрифтом на туркменском и русском языках: «У нас есть все. Чего нет, найдем».

– Это самый крупный магазин в нашем регионе. Крупнее есть только в Ашхабаде и Ташкенте, – горделиво сообщил Юнус.

– Неужели действительно все можно достать? – недоверчиво спросил Игорь.

– Сейчас придем к моему племяннику и проверите. Сюда приезжают за покупками со всей Туркмении, и не было ни одного покупателя, который остался бы недоволен, – не без хвастовства произнес усатый.

Игорь хотел подняться на второй этаж по узкой обшарпанной лестнице, но Юнус придержал его.

– Нам сюда, – открыв своим ключом незаметную дверцу, он вывел Игоря и Свету на площадку с двумя лифтами и нажал еле заметную кнопку около дверей лифта.

В динамике щелкнуло, и густой уверенный голос сказал:

– Дядя! Поднимайся на крышу. У меня перерыв, и гостей я приму наверху. – Динамик сразу отключился, и Юнус принялся объяснять:

– Только самых дорогих гостей мой племянник принимает на крыше. Вы сами сейчас все увидите, – и, нажав три раза кнопку с надписью «Подвал», замолчал.

Лифт быстро и мягко поехал вверх, постукивая при проходе через этажи. Кабина остановилась, открылись дверцы, и вся троица попала в буквальном смысле сказочную страну.

Ее взору предстал одинокий белый войлочный шатер, стоящий перед небольшим, примерно в двадцать квадратных метров, овальным водоемом с лазурной водой, которая еле слышно плескалась об ослепительно белый песок. Несколько одиноких натуральных пальм разной величины, самая маленькая из которых была высотой не более метра, а самая большая вымахала аж за пять, росли прямо из песка. Между ними прогуливался, флегматично жуя жвачку, верблюжонок, который поднял аккуратную головку, равнодушно посмотрел на вновь прибывших и снова ее опустил.

Перед водоемом был расстелен туркменский ковер, на котором на черной скатерти стоял чайник, лежали стопка лепешек и сладости.

Не успели гости сделать по паре шагов по направлению к водоему, как приемная шахта лифта с легким жужжанием ушла вниз, пластины с песком встали на ее место, и они оказались в центре стилизованной пустыни, где под ногами мелкими барханами лежал белоснежный, похожий на сахар или соль песок.

Здание супермаркета было самым высоким в этом районе, крыш соседних домов видно не было, поэтому ощущение того, что они находятся в пустыне, было полным.

На ковре, положив подушку под голову, полулежал худощавый, абсолютно лысый мужчина с таким длинным заостренным носом, что Игорь про себя сразу окрестил его «Носатиком».

– Извините, пожалуйста, – сказал тот, – за то, что встречаю вас лежа, но дико болит голова и даже сильные болеутоляющие уже не помогают. Только здесь немного отхожу. Впереди еще столько работы. Страшная текучка кадров. Только научишь, а он от головной боли сбегает, и приходится снова учить новых людей. – И, приподнявшись на локте, Носатик страдальчески скривился от приступа острой боли.

– Если я помогу вам избавиться от головной боли, то я могу рассчитывать на вашу помощь? – с ходу взял быка за рога Игорь.

– Конечно, – оживился мужчина. – У меня через два часа серьезная встреча, и мне надо обязательно быть в форме. Ребята будут крутые, и до конца переговоров никому нельзя ни войти в мой кабинет, ни выйти из него, такая у нас с ними договоренность. Так что, если поможете мне провести совещание – просите все что угодно.

– Тогда вызови своего главного менеджера и дай ему команду быстро выполнять все мои приказания, какими бы странными они ни показались, – сказал Игорь, напрочь забыв о том, что пришел сюда с девушкой для того, чтобы купить ей одежду.

Нажав на кнопку переговорного устройства, Носатик сказал:

– Ахмед! Срочно ко мне!

Через минуту на лифте прибыл высокий, пузатый мужчина, который подобострастно смотрел на Носатика, не обращая никакого внимания на присутствующих.

– Ахмед! Все, что скажет этот человек, срочно, не считаясь с затратами, выполняйте, – приказал хозяин.

Вместе с Ахмедом Игорь и Света спустились на четвертый этаж в просторный кабинет Носатика.

– У вас есть дешевые ковры на резиновой основе? – поинтересовался Игорь, окидывая взглядом помещение.

– Зачем? Можно взять туркменские или персидские, – недоуменно ответил Ахмед.

– Нужны обязательно толстые, на резиновой основе, и тяжелые. Чем тяжелее, тем лучше. И столько, сколько потребуется, чтобы завесить все стены, – пояснил Игорь, чувствуя, что голова болит все сильнее и сильнее. – И принесите в кабинет магнитофон с записями классической музыки, – добавил он.

Прислонившись к столу, он почувствовал еле заметную вибрацию, налил в стакан минеральной воды, поставил его на стол. Присев на корточки таким образом, чтобы глаза находились на одном уровне с водой в стакане, он стал смотреть на поверхность жидкости.

Вода была подернута рябью. Удовлетворенно хмыкнув, Игорь взял стакан и отпил из него. Как только Ахмед вышел за дверь, Света насмешливо спросила:

– Ты что, дизайном решил заняться?

В кабинет вошел Ахмед с четырьмя рабочими, везущими полную тележку ковров.

– Пусть рабочие завесят стены и застелют пол коврами, – распорядился Игорь и, ухватив своего собеседника за рукав, потянул из кабинета. Дождавшись, когда в коридор также вышла Света, Игорь прикрыл дверь и сказал Ахмеду: – Для работы нам необходимо помещение, выходящее окнами вон туда, – и он пальцем указал в сторону улицы Махтумкули. – Также, через час, нужен любой шумомер и желательно виброметр. Думаю, что их можно взять за деньги в местной санэпидемстанции. Если нет здесь, то в Ашхабаде или Кизил-Арвате наверняка найдутся. Нужны два мощных полевых бинокля, желательно цифровые, направленные микрофоны, а также хороший цифровой фотоаппарат и компьютер с выходом в Интернет. Проводите нас в помещение.

Они вошли в соседнюю комнату с обшарпанным столом и стеллажами, заставленными пакетами с одеждой.

– Пойдет, – сказал Игорь, усаживаясь за стол. – Еще надо два хороших компьютерных кресла и надувной матрац, ну такой, который все время рекламируют по телевизору.

Ахмед ушел, а через час вернулся и доложил:

– Ковры повесили на стены и настелили на пол.

– Ты пока посиди, осваивай помещение и наведи порядок, – распорядился Игорь, обращаясь к девушке, а сам быстро вышел вслед за Ахмедом.

Войдя в кабинет и оглядев его, Игорь удовлетворенно хмыкнул. Все стены, от потолка до пола, были увешаны коврами, а на полу, поверх дешевых ковров, были постелены дорогие текинские, в которых утопала нога по самую щиколотку. В углу кабинета стоял большой магнитофон со стопкой аудиодисков. Игорь долил в стакан, все еще стоявший на столе, минеральной воды. Воду на сей раз только время от времени чуть подергивала рябь. Включив магнитофон в сеть, он поставил его на подоконник рядом с креслом, и нажал кнопку воспроизведения. Сидя в кресле, он отрегулировал звук. Добавив больше низких частот, он облегченно вздохнул, встал и, еще раз оглядев кабинет, приказал Ахмеду позвать хозяина.

Когда Носатик вошел в кабинет, на лице его было страдальческое выражение, но уже через минуту лицо мужчины разгладилось.

– Вы кудесник. Кто вы? Откуда?

– Я санитарный врач, немного занимающийся условиями труда, и, как следствие, человек, изучающий патологию человеческого организма, возникающую при воздействии неблагоприятных факторов. К ним относятся шум, вибрация, запыленность, загазованность и многое, многое другое, в том числе и такие новые факторы, как, допустим, электромагнитные излучения и даже информационные поля.

– Почему у меня сейчас не болит голова? – поинтересовался Носатик.

– Из-за магнитофона и ковров, – улыбнулся Игорь.

– Давай вернемся к разговору после моей встречи, – попросил Носатик. – Извини, дела! – И он развел руками.

Зайдя в соседний кабинет, Игорь случайно задел один из лежащих на установленных вдоль стен стеллажах пакет с одеждой. Он упал на пол, разорвался, и из него посыпались небольшие яркие пластмассовые коробочки с надписями на английском и японском языках.

– Знаешь, что это такое? – спросил Игорь у Светы, уже внимательно смотревшей в цифровой бинокль на небольшой двухэтажный из красного жженого кирпича домик с большим приусадебным участком и высоким забором, поверх которого была натянута колючая проволока. Это и был тот дом, в котором в заточении находился Тимур.

– Ты насчет коробочек? – спросила девушка, оглянувшись.

– Они или продают, или хотят начать продавать «жучков», и довольно серьезных. Комплект этих «насекомых» в Японии стоит от тысячи до трех тысяч долларов. – Игорь раскрыл коробочку и выложил себе на ладонь пластиковый запаянный пакетик с «жучками». – Тут есть для установки в квартире, крепления на одежде, и даже для установки в автомобиле. – определил он.

Сидевшая у окна в кресле Света покачала головой.

– Носатик-то не прост. Тут Юнус приходил. Он сказал, что договорился с садовником пообедать в час дня в чайхане, которая находится за углом, и если ты захочешь написать записку Тимуру, то он ее передаст. Еще он рассказал, что, оказывается, Носатик является не только хозяином секции, но и хозяином всего супермаркета. Заведующий секцией – это только прикрытие. Кстати, у него кличка Нос, – засмеялась девушка. – Приходил еще Ахмед. Сказал, что договорился с санэпидемстанцией и приборы вот-вот привезут.

– Что насчет Тимура? – поинтересовался Игорь.

– В общем, из собранных мной данных складывается такая картина. Тимур ходит, цветочки поливает, а за ним здоровый шкаф таскается, больше его в два раза. У ворот стоят два человека, меняются каждые два часа. Хозяин утром уехал на «Мерседесе». Повез дочь в школу. В доме есть охрана, обходит каждый час все вокруг, – доложила Света об итогах своих наблюдений за домом и о том, что ей удалось узнать от Юнуса. Откинувшись в кресле, она закрыла глаза. – Тяжело с непривычки долго пялиться в бинокль. В глазах чертики начинают бегать и муравьи ползать.

Выслушав девушку, Игорь поднял с пола еще две пластмассовые коробочки. Он выгреб из них самые маленькие микрофончики, пересыпал их в один из валявшихся на полу полиэтиленовых пакетиков и сунул его в карман. Собрав рассыпавшиеся коробочки в пакет, он вновь положил его на стеллаж.

Игорь приготовился выйти из комнаты, чтобы разыскать Юнуса. Но как только он открыл дверь, столкнулся с ним нос к носу.

– Я иду обедать! Хотите что-нибудь передать своему товарищу? – спросил Юнус.

– Пакетик. Пусть твой дядя, когда будет работать во дворе, раскидает «жучков» по всему саду и, если можно, где-нибудь в доме, где не так часто убирают. На словах передайте Тимуру привет с губы, он поймет, – сказал Игорь и сунул в руку Юнусу пакет с «жучками».

Усевшись в кресло перед окном, Игорь в цифровой бинокль стал наблюдать за домом. Действительно, охрана несла свою службу исправно, но без особого рвения. Чувствовалось отсутствие хозяина. Камеры внешнего наблюдения, установленные под крышей, были направлены в разные стороны, и определить, какие участки территории не просматривались, не было никакой возможности.

– Наблюдаешь за домом моего врага Искандера? – неожиданно раздался голос Носатика над ухом, и Игорь вздрогнул от неожиданности. – Ты меня спроси, и я тебе сам все про него расскажу. Этот человек хочет прибрать наш город к рукам, невзирая ни на что и ни на кого, – сказал Нос. По его порозовевшему лицу было видно, что его физическое состояние почти пришло в норму.

– Как прошли переговоры?

– Все отлично. Даже лучше, чем я мог предполагать. Я твой должник, проси все, что хочешь. Ну, конечно, в разумных пределах, не зарывайся. А я постараюсь решить твои проблемы, – сказал Носатик.

– Проблема у меня одна. Мне надо вытащить друга из лап вашего конкурента. – Игорь выразительно взглянул на собеседника.

– Мои люди и деньги в твоем распоряжении! – с пафосом сказал Нос. – Но учти: на открытую войну с Искандером я не пойду. И еще, не сегодня, так завтра все мы переедем на берег Каспийского моря. Тут начнется такая жара, что не продохнуть, а там можно жить. Так что поторапливайся.

– Заключенные тоже переезжают на курорт? – спросил Игорь.

– Нет, конечно. Обычно к этому времени их стараются куда-нибудь убрать. – И он весьма красноречиво чиркнул себя ладонью по горлу.

– Нет ли какого-нибудь события, где ваши с Искандером пути могут пересечься? Большая сделка, женщина, выборы, приезд большого начальника? – допытывался Игорь.

– Есть одно дельце, где мы сталкиваемся, вернее, должны столкнуться. И если один из нас или заболеет, или умрет, то другому все легко будет прибрать к рукам, – признался Нос. – Так ты мне объяснишь, почему у меня то болит, то не болит голова?

– Сейчас должны принести приборы, с помощью которых я надеюсь определить, правильны ли мои догадки, – сказал Игорь. – Потерпи, и я все объясню.

В дверь осторожно постучали, а затем в нее протиснулась фигура в белом халате.

– Меня главный врач санэпидемстанции попросил привезти шумомер и виброметр. Это очень дорогие приборы, и на них надо уметь работать. У нас только «ВШВ», он измеряет и шум и вибрацию.

– Ясно. Поставьте прибор сюда, а сами идите, – попросил Игорь.

Но худощавый невысокий мужчина средних лет возразил:

– Главный врач сказал, чтобы я не выпускал прибор из рук.

– Это ты попросил принести сюда этот ящик? – поинтересовался Нос, развернув кресло на девяносто градусов и с интересом наблюдая за Игорем.

– Ну да, кто же еще. – Игорь открыл крышку прибора, достал микрофон, от которого тянулся черный шнур. – Садитесь все вон там в уголке и молчите. Света, ты садись за стол и записывай цифры, которые я буду диктовать, – распорядился он.

Игорь начал работать. Быстро щелкали переключатели, мигали лампочки, а пальцы рук так и мелькали над панелью прибора. После десяти минут работы Игорь вытер пот со лба и сказал:

– Теперь надо на пять минут обесточить все здание.

Нос, не спрашивая, для чего, вытащил мобильный телефон, отдал распоряжение, и свет везде погас.

В течение пяти минут Игорь снова проводил измерения. Когда свет снова включился, объявил, что врач свободен. Схватив свой прибор, тот выскользнул за дверь, а Игорь начал рассказывать:

– Такие головные боли, как у вас, возникают при облучении инфразвуком направленного действия, которое и имеет место в вашем кабинете, на крыше и на всем, похоже, четвертом этаже. Кто-то, кому вы очень «дороги», решил таким образом с вами поквитаться и облучает инфразвуком довольно значительной мощности. Страдают и местные жители.

– Что?! – заревел Носатик. – Ты хочешь сказать, что меня и мой магазин кто-то целенаправленно травит? – Его глаза сверкнули так, что Игорю стало не по себе.

Парень развел руками.

– Выходит так! В этом здании, рядом с ним, а может, и довольно далеко отсюда находится источник низкочастотных колебаний. Его необходимо найти.

– Ищи! – вскричал Нос. – Внакладе не останешься.

– Договорились, – улыбнулся Игорь. – Я продолжу. Затем, когда вы сказали о важном совещании в кабинете, я попросил завесить все стены коврами на резиновой основе, которые служат так называемым резонансным поглотителем звука, и включил магнитофон. Музыка также произвела экранирующее действие на инфразвук, и эффект от него исчез. Вот вкратце история целого дня работы, – закончил Игорь свою лекцию.

– Давайте, вы пока пообедайте, а я подумаю, и мы еще раз встретимся, чтобы выработать план действий, – закончил обсуждение Нос и так же внезапно исчез, как и появился.

Оставшись наедине, Света сразу же начала спрашивать:

– Откуда ты все это знаешь?

– То, что я сейчас делал, было моей работой, – ответил Игорь и неожиданно разоткровенничался: – До института, когда я еще служил в армии…

– Как ты мог служить, если окончил медицинский институт? – быстро спросила девушка.

– Спокойно, в морской пехоте я отдавал долг родине в течение двух лет.

В этот момент в дверь негромко постучали, и в помещение с заговорщицким видом просочился Юнус.

– Я все сделал, как вы велели, и даже больше. Попросил одну штучку из пакетика отдать Тимуру, чтобы он смог кое-что вам сказать без лишних ушей. Говорить он будет в девять часов вечера, постарайтесь, чтобы никого рядом не было. Если передачу приняли, то три раза подряд зажгите и потушите свет в этой комнате. Окно в его камере выходит на вашу сторону. – Что-нибудь еще нужно? – деловито спросил Юнус, собираясь снова убегать.

– Нам надо просидеть в этом помещении еще день, а то и два, чтобы подготовиться к освобождению Тимура. А может быть, они сами нам его приведут, – загадочно сказал Игорь, обращаясь к Свете.

Дверь снова отворилась, и в комнату с важным видом вошел Нос.

– Я обдумал вашу информацию, – сказал он. – Сейчас придет мой начальник охраны, который вместе с вами займется поисками излучателя.

– Тогда мне понадобятся еще шумомер и виброметр, только современные, – поставил свое условие Игорь.

– Разве этих будет недостаточно? – недоумевал Нос.

– Нет, – довольно резко сказал Игорь, показав тем самым, что торг неуместен. – Я же сказал, современные. Стоят они десять тысяч долларов. В Москве у меня есть приятель, и я гарантирую, что если человек с деньгами вылетит в Москву, то ему прямо в аэропорту вручат приборы. Он рассчитается и тут же улетит обратно.

– Звони, – коротко приказал Нос.


– Привет, Миша! Это Игорь! Мне срочно нужно два комплекта: шумомер и виброметр. Ты прав. Вопрос жизни и смерти, – отрывисто, без лишних слов, говорил по телефону Игорь. Прикрыв ладонью трубку, он спросил у Носа: – Когда в Москве будет ваш человек?

– Через пять часов, – последовал незамедлительный ответ, и Игорь снова начал разговаривать с невидимым собеседником:

– Оплата наличными на месте. Приготовь таможенные документы на вывоз аппаратуры в Туркмению. Человек в большой туркменской папахе и халате будет около пятой кассы. Эти предметы среднеазиатской национальной одежды возьмешь себе в подарок от меня. До встречи, – и, вернув телефон, Игорь снова продолжил разговор: – Как я уже говорил, излучатель может быть и в этом здании, и в здании напротив, и на удалении от него. – Тут Игорь немного погрешил против истины, он знал, что излучатель находится в супермаркете, но не хотел об этом говорить раньше времени, чтобы у Носатика не пропал интерес оказывать ему содействие. – Возможно, дом Искандера тоже придется обследовать. Может быть, даже надо будет выйти в море для проверки акустического излучения. Но твердо знаю одно: вас специально облучают, чтобы вывести из строя или убить. Ведь никто не докажет, от чего вы умерли.

– Ладно, давай действуй. Все что надо, ты получишь. Если ты прав, то пусть мои враги завидуют мертвым!

Глава 18

Трудно найти черную кошку в темной комнате

Начальник охраны оказался невысоким жилистым мужичком с загорелой дочерна лысиной и светлыми, будто выгоревшими глазами на испещренном морщинами лице.

– Алексей! – представился он, протягивая короткопалую руку.

– Игорь. Давайте не будем ходить вокруг да около, а сразу перейдем к делу. Мне нужен список всех работ, которые проводились в супермаркете на протяжении последнего года. Когда я смогу его получить? – с начальническими нотками в голосе спросил Игорь, с силой пожимая протянутую руку.

– Сегодня уже вечер и технический отдел закрыт, но по своим каналам я могу получить информацию о том, кто выписывал пропуска на работы в нашем магазине. Примерно часа через два я принесу вам список, – предложил Алексей, с уважением взглянув на Игоря.

– Потом мы пройдем по помещениям магазина, которые я выберу. Их придется открыть, – предупредил Игорь.

– Без проблем.

– А пока можно мы с моей помощницей просто походим по коридорам и посмотрим?

– Через час подойдет работник охраны, и вы с ним пойдете по зданию, – согласился Алексей и вышел из комнаты.

– Сколько сейчас времени? – спохватился Игорь и включил маленький пульт на крошечном, размером с половину спичечного коробка, дисплее, на котором возникли цифры от единицы до десяти.

Перебрав несколько комбинаций цифр и букв, он наконец нашел нужную. Послышался голос Тимура:

– Тимур на связи, сигнал! Тимур на связи, сигнал!

Игорь вскочил с кресла и быстро дал условный сигнал, три раза включив и выключив свет. Из динамика донеслось:

– Здравствуй, Игорь! Говорит Тимур, вновь заключенный в специальной частной тюрьме для особо одаренных зэков, которые необходимы моему хозяину в настоящее время. За время моего нахождения здесь контингент резко сократился. Когда меня привезли сюда, то нас было больше двадцати человек, а сейчас осталось человек пять, и, как говорят охранники, через пару дней мы все должны быть ликвидированы. Со мной сидит очень интересный человек, как и ты, акустик, которого сегодня здорово избили. Не знаю, доживет ли он до утра, у него отбиты почки, легкие и, по-моему, сломан позвоночник. У него обе ноги и одна рука не действуют вообще. Говорит с трудом, с каждым часом ему все хуже и хуже. Сегодня хозяин с горя так напился, что его увезли откачивать в областную больницу, вся охрана тоже расслабилась и гудит в комнате отдыха. Охраны тут много, но ведется она бездарно. Два человека на входе, в караулке, у них там пульт дистанционного управления воротами и монитор наблюдения за улицей, двором и подъездной дорогой. В доме тоже четыре поста охраны, один на веранде, второй в вестибюле. Третий – у дверей апартаментов хозяина, они на втором этаже, и четвертый пост внизу, перед коридором тюрьмы. Судя по тому, что уже больше часа никто не заглядывал в глазок, дежурный тоже принял в празднике участие. Комната отдыха охраны находится на первом этаже, вторая дверь после входа налево, с витой ручкой, не ошибешься. Мой сосед по камере придумал и смонтировал какую-то установку в магазине напротив, которая, как я понял, воздействует на психику людей. Установили ее в вентиляционной камере, и работает она от электричества. Извини, кажется, сюда идут, и если смогу, поговорю еще через час-полтора.

В динамике послышался лязг открываемой двери, шум голоса. Потом послышались еще какие-то непонятные звуки, похожие на падение тяжелых предметов, удар захлопнувшейся двери, звук бегущих ног и снова грохот металла о металл дверей, противный скрежет и следом задыхающийся голос Тимура:

– Я этих козлов, которые умеют бить беззащитных людей, в коридоре закрыл. Сам я заперся в какой-то комнате, тут есть внутренний засов и тяжелая металлическая дверь, которую танком не вышибить, но гранатой все-таки можно, так что думай быстрее, что делать.

Открылась дверь, и вошел Алексей с двумя звероподобными мужиками в камуфляжной форме.

– Извините, ребята, но ситуация в корне изменилась, – начал Игорь. – Я только что получил сведения о том, что в доме напротив находится человек, который организовал все эти пакости вашему хозяину, и сейчас я должен его спасти, чтобы получить от него необходимую информацию для лечения вашего хозяина. Он конструктор той установки, которая вызывает головную боль. Спрашивать разрешения у Носа некогда, да я и не буду. Если вы пойдете со мной, то хорошо, нет – один справлюсь.

– Подожди. Сейчас мы устроим короткий военный совет, доложим обстановку, а потом будем решать, как действовать, – невозмутимо скомандовал Алексей.

– Да здесь и докладывать нечего, – заявил Игорь. – Сосед в больнице, охрана пьяна, у изобретателя паралич. Если его не спасем, потеряем единственный источник информации и важного свидетеля.

– Понятно. Умид, беги на подстанцию, отключи свет во всем районе. Ночью все кошки черные, – и первый звероподобный мужчина сорвался с места и бесшумно исчез за дверью. – Надир, два комплекта камуфляжа для меня и Игоря, на всех очки ночного видения и автоматы с глушителями. Еще пару одеял, придется лезть через колючку.

Второй человек так же бесшумно сорвался с места, а Игорь, подойдя к девушке, ошарашенно смотревшей на происходящее, нагнулся к ее уху и негромко проговорил:

– Скинь на дискету все переговоры в том доме. Сможешь?

– Попробую.

Заметив нетерпеливо топтавшегося около дверей Алексея, Игорь громко добавил:

– Света, ты сиди на телефоне, будешь координировать наши действия.

Алексей быстро свернул в узкий проход и через дощатую невысокую дверь скользнул в темный проем, в котором тотчас вспыхнул неяркий синий свет, осветивший деревянную лестницу, уходившую круто вниз. Игорь бросился следом за охранником.

Добежав до первого этажа, они поднялись на площадку и очутились перед железной некрашеной дверью, которая открылась перед ними и привела в квадратную комнату с высокими, выше трех метров, потолками. На столе стояло пять мониторов, и на вертящемся кресле сидел человек, который при появлении Алексея развернулся к ним лицом.

Игорь отметил про себя, что его фигура перекошена и одна рука висит до пола, в то время как нога с той же стороны странно подергивается.

На столе уже лежали приготовленные Надиром одежда, оружие и приборы ночного видения. Пока они переодевались, Алексей пояснил:

– Ребята из дома напротив немного позабавились с моим братом, сделав из него калеку, который еле передвигается. Поэтому у меня еще личные счеты с тем козлом!

– Как ты предлагаешь проникнуть в дом? – спросил Игорь, решив, что не стоит заострять внимание на том, за что именно с ним так разделались.

– Подставим лестницу, накинем одеяла на колючую проволоку и перелезем на ту сторону, а там как получится, – последовал быстрый ответ.

– Давай сделаем по-другому. Только нужны две девушки, – и Игорь изложил свой план.

– Твоя девушка подойдет для этой роли? – выслушав парня, спросил Алексей.

– Я ее и имел в виду, – ответил Игорь.

Алексей развил бурную деятельность. Он куда-то позвонил, послал сотрудника за Светланой, потом за еще одной девушкой, за одеждой на склад, и через десять минут перед ними стояли две легкомысленно одетые девушки. Они были в очень коротеньких юбочках и кожаных куртках.

Когда мужчины закончили инструктаж, Алексей скомандовал:

– Надир! Проводи девушек через третий выход. Девочки! Через десять минут выключат освещение во всем районе, – напомнил он и повернулся к Игорю: – Вот микрофон постоянной связи. Пошли быстрее, надо успеть приготовиться к работе, тем более что до второго входа еще бежать пару минут.

И снова потянулись коридоры, переходы, проходы через складские помещения, все двери в которых по чьей-то доброй воле оказались открытыми. И вот они стоят возле некрашеной железной двери.

Взглянув на часы, Алексей вытащил из кармана небольшую коробочку и пощелкал кнопками. Когда зажегся экран, Игорь увидел на нем «Жигули», подъезжающие к воротам дома напротив. Из него выскочили две девушки, одна из которых была с аэрозольным баллончиком, а вторая с рулоном бумаги, похожим на обои. Они начали работать, наклеивали на ворота плакаты с изображением какого-то мужика с гитарой. Но ничего не происходило. Вдохновленные безнаказанностью, девушки прямо на дверь караулки наклеили плакат, и только тогда, когда они начали из озорства обрызгивать из баллончиков окна караулки, резко распахнулась дверь, и из нее выскочили двое рослых мужиков с резиновыми дубинками в руках. Они огромными шагами помчались за вовсю улепетывающими девушками.

Когда мужики почти их догнали и занесли резиновые дубинки над головами, на улице погас свет, из темноты вынырнули двое мужчин и короткими натренированными ударами уложили охранников на асфальт.

Добежав до караульного помещения, мужчины быстро пробежали через него и выскочили во двор, погруженный в кромешную темноту, где метались темные фигуры.

– Очки! – последовала команда Алексея, и, сбив пару фигур, казавшихся сиреневыми призраками, они вбежали на веранду.

Игорь дернул Алексея за рукав и, увлекая его за собой через открытую дверь вестибюля, вбежал в большой холл, где никого не было. Добежав до торцовой стены, он свернул направо и по лестнице начал спускаться вниз, в подвал, из которого доносились громкие крики. Взломав дверь, они заскочили в коридор, увидели толпу людей в конце его и открытую дверь одной из камер. Там на полу лежал человек и еле слышно стонал.

– Ты постой на стреме, а я посмотрю, что с ним, – сказал Игорь.

Он наклонился над мужчиной, еле видимым в сиреневом свете прибора ночного видения.

– Что с вами? Вам можно помочь? – растерянно спросил Игорь.

– Вы врач? Вы не из банды Кузнеца? – прошелестел еле слышный голос.

– Я не знаю никакого Кузнеца, я друг Тимура, – торопливо ответил Игорь.

– Я акустик, работал в НИИ. Мне предложили хорошую работу в Туркмении, и я, как дурак, согласился, создал им инфразвуковой излучатель, установленный в магазине напротив.

– Я знаю, мне Тимур говорил. Излучатель сделан по французскому типу? – спросил Игорь.

– Похоже, вы разбираетесь в проблеме. Но хозяин сильно разозлился, когда прошло совещание, которое он всеми силами старался сорвать.

– Это моя работа. Я вибродемпфировал гибкими экранами кабинет и включил музыку, поэтому излучение сильно ослабло.

– Здорово. Красивое техническое решение. Меня все равно не спасти, я скоро умру. Постарайтесь уничтожить инфразвуковой портативный излучатель или хотя бы его середину, – шептал умирающий все более слабеющим голосом.

– Там свисток? Где он находится? – быстро спросил Игорь.

– В соседней камере. Если два-три раза по нему стукнуть, то собьете настройку. Восстановить ее не будет никакой возможности.

– Могу я что-нибудь для вас сделать?

– Передайте жене, что все деньги, которые я тут заработал, находятся на карточке, спрятанной в Релее. Номер счета – год рождения Белла. Она живет… в Москве. Улица Вавилова, двенадцать, квартира восемь. – С этими словами он сделал глубокий выдох и затих.

– Все, что нам нужно, я узнал, надо только заглянуть в соседнюю камеру, – негромко сказал Игорь, обращаясь к Алексею, который стоял около приоткрытой двери и напряженно прислушивался. – Давай, я выйду и попробую сбить их в кучу, а ты из-за двери страхуй, – предложил Игорь, отодвигая напарника от двери.

Выйдя из камеры, Игорь присел на корточки и сказал:

– Внимание! Всем лечь на пол и медленно ползти на мой голос. Кто вынет оружие, сразу стреляю на поражение! – и сразу же лег на пол.

С противоположной стороны коридора отделилась одна фигура и, вытянув две руки вперед, по стеночке двинулась к Игорю. Сухо кашлянул автомат Алексея, и идущий выпустил из рук пистолет, который с лязгом упал на бетонный пол.

– Разница в том, что мы вас видим, а вы нас нет, – продолжал напирать Игорь. – У нас бесшумные автоматы, и поэтому стрелять на звук бессмысленно, так что выполняйте, что приказано, и останетесь жить.

Все охранники разом легли на пол и стали медленно приближаться к Игорю.

– Теперь сдвинулись все вправо и прижались к стене! – скомандовал Игорь, когда охранникам оставалось до него метра полтора.

Переместясь в их сторону и подойдя к ближайшему охраннику, Игорь с удовольствием врезал ему носком ноги по шее. Охранник взвыл и вскочил на ноги, трясясь от боли. Опять сухо треснул выстрел, и охранник упал на пол, зажимая здоровой рукой раненое плечо.

Быстро проскочив по свободной стороне коридора до закрытой двери, Игорь легонько постучал в нее костяшками пальцев и негромко сказал:

– Тимур! Это я, Игорь. Выходи! – Услышав лязг отодвигаемого запора, заорал на весь коридор: – Руки на затылок! Всем лежать!

В дверном проеме показалась массивная фигура Тимура, напряженно вытянувшая вперед руки.

– Держи меня за куртку сзади, и осторожно выбираемся отсюда. Я вижу в этой темноте, – негромко сказал Игорь, продвигаясь к выходу.

Вдруг у него в наушнике прозвучал знакомый голос Светы:

– В двух кварталах отсюда милицейские машины с мигалками.

– Выстави на дороге заслон из грузовой машины, – командовал кому-то в микрофон Алексей и тут же крикнул Игорю: – Пошевеливайтесь!

– Тимур! Где находится установка? – спросил Игорь.

– Справа от нашей камеры, – последовал ответ.

Бросив взгляд на охранников, Игорь заметил, что они начинают подниматься. Один даже принял стартовую позу, готовясь броситься к выходу.

– Спортсмен! Если не ляжешь, умрешь, – и для лучшего восприятия команды Игорь звонко передернул затвор автомата.

Он открыл дверь справа от бывшей камеры Тимура, а в наушниках прозвучало:

– Менты прошли заграждение. Будут у вас через минуту.

– Алексей! Бросай в камеру гранату и – на выход, – приказал Игорь мужчине и сам вместе с Тимуром стал карабкаться вверх по лестнице.

Выбежать из вестибюля и домчаться до ворот было делом нескольких секунд.

Едва они выскочили из проходной, как вдали показались огни милицейских мигалок.

Возле Игоря, Тимура и Алексея затормозил «жигуль», распахнулась дверца, и они, не тратя времени на расспросы, влезли в нее.

«Жигуль» моментально сорвался с места.

Алексей снова взял командование в свои руки. Он начал переговариваться со своими сотрудниками по микрофону:

– Третий, пару дымовушек на улицу!

Из отворившегося окна супермаркета на улицу, сзади «Жигулей», упали две металлические банки, и из них повалил густой дым, ясно видимый даже ночью. Он скрыл и милицейские мигалки, и супермаркет.

Выехав на улицу Махтумкули, они, не торопясь и придерживаясь правой стороны, проехали метров пятьсот. Затем машина дисциплинированно включила правый поворотник и въехала во двор пятиэтажного дома. Через детскую площадку мимо мусорных контейнеров, стоящих в конце двора, машина, проскочив бетонную арку, въехала на автостоянку, где аккуратно встала в ряд с другими автомобилями. Над стоянкой горела единственная лампа, подвешенная на высоко натянутой проволоке.

– Теперь спокойненько выходим, все оружие оставляем в машине и не торопясь идем за мной, – скомандовал Алексей. – Не задаем никаких вопросов.

Алексей быстро вел всю команду по узким проходам между домами, сворачивая то вправо, то влево мимо сараев и проржавевших остовов автомобилей. Если бы не очки ночного видения, то все давно бы сломали себе шеи.

– Вот и пришли, – коротко сказал Алексей, выводя их на точно такую же автостоянку, как и та, на которой они оставили свое средство передвижения. – Нам сюда, – снова коротко скомандовал он, подводя их к светлому микроавтобусу «Газель». – Сейчас поедем на разбор полетов к папе. Игорь! Садись рядом, поговорим, – и, уже обращаясь ко всем, он снова проговорил: – Где-то там должна быть минеральная вода. Кто желает, может попить.

– Пей побольше, – сказал Алексей Игорю, когда тот приложился к пластиковой бутылке с водой. – Скоро придется здорово попотеть. Наш папа Нос в ярости. До сих пор было хрупкое равновесие сил в городе. Половину города контролируем мы, половину люди Искандера. А тут ты свалился на нашу голову.

– Но ведь польза от меня тоже была? – невинно спросил Игорь, отрываясь от бутылки с водой.

– Это решать не мне, а нашему Буратино, так мы его зовем в нашем узком круге. Хотя кто его знает, в каких еще кругах он вращается. Вся эта катавасия из-за большого газового месторождения, открытого Носом. Эта зона наша: тут находятся наши санатории, наши дома отдыха. Но Искандер вбил себе в голову, что мы должны отдать ему шестьдесят процентов, впрочем, это высокая политика и не мне о ней рассуждать. Эта затея с излучателем – очень хороший ход, но и тут ты вмешался, – уже сожалеющим тоном добавил Алексей. – Расскажи, что там толком с этим излучением.

– Рассказывать особо нечего. Все же происходило на твоих глазах. Конструктор установки не успел сказать, где именно находится устройство. Только то, что где-то на море и оттуда воздействует прямо на ваш супермаркет. У меня есть кое-какие догадки. Завтра, если подвезут приборы и мы проведем измерения на море, будет ясно, что делать дальше.

– Мне тоже все ясно, – раздался в наушниках голос Носа, и стало понятно, что тот все это время был на связи. – А за удачно проведенную операцию, – обратился он к начальнику своей охраны, – у нас не погиб, не ранен ни один человек, спасибо, премирую. Здорово мы надрали задницу Искандеру и нигде не засветились! А за Буратино накажу. Тебя, Игорь, со всей твоей компанией завтра в семь утра жду у себя для разговора. Пока отдыхайте. – И Нос отключился от связи.


Завтрак не отличался особой роскошью: лепешки, черная икра, чай и кофе. Ровно в семь утра они уже входили в апартаменты Носа-Буратино. К дому на берегу моря, в котором он жил, был пристроен «островок». Метрах в пятидесяти от берега на бетонных столбах, уходящих в воду, были один над другим, в три этажа, установлены сваренные между собой железнодорожные контейнеры. С берега к ним был протянут подвесной мостик, по которому гости и перешли на островок.

Поднявшись на верхний уровень, составленный из нескольких десятков контейнеров, они обнаружили точную копию крыши супермаркета. Здесь был такой же бассейн, юрта, песок и пальмы. Только размеры немного уступали первому экземпляру, да и верблюжонка не было видно.

На пушистом ковре с длинным, в ладонь, ворсом возлегал и попивал чай Буратино.

– Присаживайтесь, гости дорогие. А это, по всей видимости, наш знаменитый пленник, – он окинул взглядом Тимура, – из-за которого разгорелся весь сыр-бор, – и, уже обращаясь к Игорю, продолжил: – Не будешь же ты меня убеждать, что полез в пасть крокодилу из любви к моей персоне, которую вчера ты видел первый раз в жизни.

– Вы знаете, сколько примерно стоит ваша жизнь? – задал неожиданный вопрос Игорь.

– Примерно около миллиона баксов, если учесть подготовку и организацию моего устранения, – немного напыщенно проговорил Нос.

– Нет, намного меньше. Примерно пятьдесят тысяч, – с ухмылкой ответил Игорь.

– Не понял юмора! – вскинул брови Нос.

Подложив под бок две подушки и поудобнее устроившись, Игорь начал рассказывать:

– Мы трое попали в очень сложное положение. На данный момент мы зависим от некоторых людей, которые находятся не здесь, а в России, но имеют тут какие-то свои интересы, – при этих словах Игорь вскользь глянул на Тимура и, заметив в его глазах одобрительное выражение, продолжил: – За то, чтобы вытащить нас отсюда и переправить в Россию, нам предложили стать киллерами и убить одного человека, на которого укажет Искандер. Я думаю, вас. Как гарантию того, что мы выполним их требование, они взяли Тимура в заложники и обещали выпустить непосредственно перед самой акцией.

– Да, но конкретное имя человека вам же не назвали? – с надеждой в голосе спросил Буратино.

– Нет, не назвали, – пришлось согласиться Игорю. – Но это легко проверить. Работает ли Искандер с Интернетом?

– Сейчас все работают с Интернетом, – быстро ответил Буратино.

– А название искандеровского сайта вы знаете? Продиктуйте, пожалуйста, – попросил Игорь.

– Пошли в кабинет, у меня там записано. Вы, ребята, пока тут посидите, – на ходу сказал Буратино, обращаясь к Тимуру и Свете. Направляясь к мостику, он махнул рукой Игорю, приглашая следовать за собой.

Нос побаивался ребят. Все же они были потенциальными киллерами, и он хотел разделить компанию. При необходимости поодиночке, как казалось ему, справиться с парнями и девушкой будет проще.

Кабинет Носа размещался на втором этаже, куда они попали, спустившись на открытую веранду. Он, не в пример крыше, был скромным: большой длинный стол для заседаний, покрытый светлым пластиком, и металлические стулья с кожаными сиденьями, установленные вдоль стен.

На столе стояли системный блок и большой плоский монитор.

– Сейчас придет программист, включит аппаратуру, и ты свяжешься с Искандером. А пока расскажи более подробно о человеке, заказавшем меня.

– Вас или не вас – это мы скоро узнаем. Конечно, если Искандер захочет сказать, – немного неуверенно произнес Игорь. – Человек, который нас нанял, заплатил нам пятьдесят тысяч долларов. Я думаю, напасть на вашу резиденцию можно только с моря, правильно?

– Но кругом охрана, – возразил Буратино.

– Охрана не видит того, что происходит под водой. Пара хороших пловцов запросто может ночью незаметно подплыть к вашему бунгало и прикрепить к нему мину. В нашей троице все знакомы с подводным плаванием, поэтому задача по уничтожению конкурента возлагалась именно на нас. Кроме вас и вон той платформы, которая стоит километрах в двух отсюда, здесь больше нет никого? – спросил Игорь.

– Ходят корабли, лодки, катера милиции, пограничников и рыбнадзора, но стационарных установок нет. Только моя дача и та платформа. Это разведывательная буровая установка Искандера.

В дверь постучались, и после громогласного «Войдите!» в кабинете появился невысокий, худенький, с квадратными очками на длинном носу паренек лет семнадцати.

– Выйди в Интернет и помоги с сайтом Искандера, – приказал Буратино и встал за спиной Игоря, который уже сидел в кресле хозяина кабинета.

Когда на экране возникла персональная страничка Искандера, Игорь начал работать. Первая депеша, которую он послал, звучала так: «Искандер! Это я вчера освободил заложника, так как вы не выполнили свои обязательства по отношению ко мне. Игорь».

– Интересно, сколько времени придется ждать ответа? – сказал Нос. Подтащив к столу спинкой вперед стул, он сел рядом с Игорем и скрестил на груди руки. – Почему вы мне помогаете?

– Я врач по образованию, когда-то давал клятву Гиппократа и обязан помогать всем, кто нуждается в медицинской помощи, а вы в ней нуждаетесь – вас облучают. Хотя взялся помочь не совсем бескорыстно, я надеялся на оказание с вашей стороны ответной услуги при спасении моего друга.

– Может ли быть излучатель на платформе? – последовал новый вопрос.

– Не знаю, но скорее всего. По-моему, это единственное место на побережье, которое вы не контролируете, к тому же оно, наверное, находится в пределах прямой видимости вашего супермаркета.

– Платформа хорошо охраняется. Там базируются три катера на подводных крыльях. На них человек десять персонала, которые проводят разведывательное бурение. Внимание! Послание! – резко сказал Буратино, так как Игорь, отвернувшись от экрана, раздумывал над его словами. В голове парня зародился план действий.

На дисплее всплыла оранжевая надпись, и завязался разговор. Искандер писал:

«Зачем надо было нападать? Он ведь не был пленником, он был гостем. Ты ранил шестерых моих людей».

Игорь ответил:

«Гостя не заставляют работать в саду. Его не держат в камере и не избивают. Если бы я не пришел вчера, твои нукеры его бы забили насмерть, как убили еще одного русского».

«Извини за причиненные неудобства. У меня вчера был не слишком удачный день. Расстроилась сделка, которую я готовил почти год, я потерпел большие убытки. Надо встретиться, чтобы обсудить интересующие нас вопросы».

Повернувшись к Буратино, Игорь увидел на его физиономии торжествующую улыбку. Он снова перевел взгляд на монитор, по которому продолжали бежать строчки текста:

«Есть интересное коммерческое предложение на сумму, в десять раз превышающую первоначальный взнос. Назови время и место нашей встречи. Готов встретиться на твоих условиях».

– Соглашайся быстрее, и мы его прижучим, – пригнувшись к уху Игоря, зашептал Нос.

– Не надо шептать, это же компьютер, а не микрофон. Говорите спокойно, – сказал Игорь, со скоростью ЭВМ просчитывая варианты. – У вас есть акваланги?

– Назначай свидание на платформе. Я недавно купил резиновую лодку с мотором, ее еще никто не видел, на ней и поплывете, – как о чем-то решенном сказал Буратино.

– Но я еще не дал своего согласия.

– Если не поедешь, у тебя и у твоих друзей могут возникнуть большие неприятности.

– Значит, у меня нет другого выхода? – якобы изумился Игорь и напомнил: – Я заказал антенны для исследований и приборы.

– Их привезут сюда в течение часа.

– Определение экзистационального излучения довольно сложная вещь, и для того, чтобы его определить, нужно установить эти экраны на прямой линии между вашей дачей и платформой. Я тем временем проведу измерения. Вы правы, надо назначать свидание именно там, – закончил Игорь, про себя усмехаясь.

«Все-таки я вынудил Носа отправить меня на платформу вместе с друзьями!»

Нос был доволен решением Игоря. Парень написал Искандеру:

«Встреча состоится на вашей платформе. Приплыву я один, на резиновой лодке. У меня довольно мощная подстраховка, так что постарайтесь обойтись без сюрпризов. Встреча через четыре часа один на один. Удалите, пожалуйста, с платформы лишних свидетелей».

Через минуту пришел ответ:

«Согласен».

– Я должен быть уверен, что наши сумки будут доставлены сюда не позднее чем через час, – обратился Игорь к Носу.

– Вы не могли бы посвятить меня в свой план? – заискивающе спросил Нос, разом растеряв весь свой гонор.

– План прост. Я отправляюсь один на лодке на платформу. Мои друзья под водой направляются туда же. Мы берем его в плен и передаем вам. Одновременно я провожу измерения излучения. По моему сигналу, который я передам по мобильному телефону, поднимутся три экрана, и в этот момент я точно смогу определить, где находится излучатель. Когда я приведу Искандера, то вы сами, один на один, будете решать свои дела. У вас есть о чем поговорить. За работу прошу двести тысяч долларов, которые, если согласны, переведете сразу же на мой расчетный счет. – И он быстро написал счет кредитной карты на листке бумаги.

– Я могу заплатить вам триста тысяч за ликвидацию моего соперника, – глядя перед собой, произнес Буратино.

– Мы не убийцы, – закончил разговор Игорь.

– Я согласен. Деньги будут переведены на ваш счет в течение часа, – пообещал Нос и принялся отдавать приказания.

Глава 19

Встреча

Платформа стояла в двух километрах от берега. Игорь с друзьями готовились к предстоящей встрече. Сидя на втором этаже контейнерного острова, в маленькой комнате они проверяли оружие и снаряжение. Игорь взял бинокль и посмотрел в большое, во всю стену, окно. От платформы начали отходить катера с людьми. На берегу их ждали два больших автобуса.

Акваланги были новой конструкции, однобаллонные, на них выбито «Scuba». Взяв загубник в рот, Игорь попробовал подышать. Воздух поступал легко.

В комнату вошел Алексей и, показывая на часы, рукой поманил Игоря на выход.

– Тимур! Как только я отойду от берега, сразу уходите под воду, – стал давать последние указания Игорь, – и метров через сто – сто пятьдесят от дачи выкинете наверх буек. – Он подобрал с пола кусок пенопласта и передал его Тимуру. – При помощи веревки привяжете его к себе. Я подберу буек и возьму вас на буксир, а то плыть до платформы далековато.

Спустившись на берег, Игорь с Алексеем сели в большой черный джип с затемненными стеклами и быстро поехали в сторону шоссе. Проехав по шоссе километров пять, они свернули с него и прямо по пескам, которые автомобиль преодолевал с завидной легкостью, подкатили к бухточке между скал. На берегу, усыпанном рыжим чистейшим песком без единой соринки и камешка, был вбит колышек, к которому за веревку был привязан резиновый катамаран с подвесным мотором.

– Будь очень осторожен. Буратино совсем тебе не верит. Я бы на твоем месте не очень торопился возвращаться к нему, – дал совет Алексей.

– Спасибо, – поблагодарил Игорь.

Сев в лодку, Игорь завел мотор и включил заднюю скорость. Лодка на малых оборотах потихонечку отошла от берега на середину бухточки, где остановилась и, переключив скорость, также не торопясь, пошла к выходу из бухты.

Сориентировавшись, Игорь прибавил обороты и поплыл к платформе. Вскоре он заметил выкрашенный в темно-зеленый цвет пенопластовый буек. На поверхности сверкающей в лучах солнца зеленой воды он был еле виден.

Остановившись около него, Игорь заглушил мотор и, делая вид, что копается в моторе, вытащил буек из воды и незаметно привязал его к кранцу с левого борта. Он медленно поплыл к платформе, давая возможность пловцам под водой не слететь с «привязи».

Когда до платформы оставалось метров двадцать, Игорь одним движением руки распустил узел веревки, предоставив Тимуру и Свете самостоятельно плыть к платформе, заглушил мотор и взялся за весла. Услышав шум подлетающего вертолета, он поднял голову.

Вертолет, сделав круг над платформой, начал снижаться, и в этот момент Игорь начал свое восхождение по сваям платформы. Когда он опустил голову, то увидел, что рядом с ним вынырнули две головы.

Игорь и вертолет одновременно оказались на платформе. Немного погодя, когда винты вертолета перестали вращаться, из дверцы показался невысокий мужчина лет сорока, плотного телосложения, с коротким ежиком черных волос на голове, одетый в белоснежный костюм. Он важно сошел с трапа и, кивнув Игорю, прямо с места начал говорить неожиданно высоким для его телосложения голосом.

– Давайте отойдем в сторону и приступим к выяснению наших отношений, – не поворачивая головы, сказал Искандер и направился к трапу, ведущему внутрь станции.

– Не надо торопиться, – попросил Игорь, и тот от неожиданности остановился. – Пусть все твои люди, включая летчиков, выйдут из вертолета и сядут на палубе. Мы с тобой в неравном положении, я пришел один, а ты привел с собой неизвестно сколько людей.

Искандер отдал приказание, и из вертолета один за другим вылезли четыре человека – двое вооруженных автоматами охранников и двое в летной форме пилотов.

Внимание Игоря привлек второй охранник, который неловко сел на палубу платформы и неуклюже вытянул правую ногу.

– Дайте, пожалуйста, ваши автоматы, – попросил Игорь у охранников.

Один из них, бородатый, зыркнув глазами на второго, который еле заметно кивнул, протянул Игорю оружие.

– Положите на палубу и толкните ко мне, – снова попросил Игорь, и два автомата заскользили к его ногам. – Вы, Искандер, тоже садитесь к ним, – добавил Игорь, отсоединяя магазин автомата бородатого.

Заскочив в вертолет, рассчитанный на шестерых человек, Игорь обнаружил, что он пуст. Когда парень выскочил обратно, то увидел Тимура и Свету, державших под прицелами своего оружия Искандера и его людей.

– Быстро же вы меня просчитали, – с досадой проговорил хозяин платформы. – Ладно, перейдем к делу. Вы, я вижу, спелись, и я хочу предложить вам поработать на меня. Всем троим. У вас все равно нет другого выхода. Если не согласитесь, вас обязательно убьют, – и, вытащив из кармана белоснежный платок, он принялся тщательно вытирать вспотевшую под толстой тканью военной рубашки шею. – Вам все равно не скрыться. Либо мои люди, либо люди Буратино вас достанут. Если вы надеетесь на то, что он проявит благородство и не тронет вас, когда вы уберете меня, то зря.

– Нет, что вы! – выслушав Искандера, стал высказываться Игорь. – В благородство, и тем более в благородство людей ваших профессий, я давно не верю. Я, конечно же, подстраховался. Посмотрите вон туда, – и Игорь рукой показал в направлении дачи Носа.

Когда Искандер повернулся в ту сторону, Игорь ловко защелкнул на его руках наручники.

– Теперь вы потеряли свободу и в полной моей власти. Вам придется забрать меня и моих людей с платформы! – Игорь втолкнул Искандера в вертолет.

Тимур и Света сковали наручниками охранников.

– Кто из вас пилот, а кто механик? – вел в это время допрос Игорь.

– Я пилот, – представился полноватый парень.

– Можно ли поднять с поверхности воды резиновую лодку и привязать ее снизу к шасси вертолета?

– Можно. Только за счет ухудшения аэродинамических свойств вертолета возрастет расход топлива и снизится дальность полета, – ответил пилот.

Техник в это время уже разворачивал кран-балку, вытягивая ее хобот за пределы платформы.

Через минуту лодка уже лежала на палубе, и Игорь убирал из нее ставшие ненужными приборы.

Погрузка лодки в грузовой отсек заняла немного времени, и когда Света с Тимуром влезли в вертолет, Игорь подошел к скованным пленникам и, показав ключи от наручников, размахнулся и закинул их в открытое окно какого-то помещения, расположенного на платформе.

– Когда улетим, освободитесь, а вашего шефа мы возьмем с собой.

Один из охранников попросил:

– Только не оставляйте его в России. Он там в федеральном розыске.

– Как только довезет нас до места назначения, сразу отправим обратно, – пообещал Игорь, заскакивая в вертолет, который уже раскрутил свои винты и готовился взлетать.

Поднявшись в салон, Игорь сел рядом с пилотом и спросил:

– Мы сможем долететь до Астрахани?

– Только до Каспийска, – покачал головой пилот. – Топлива не хватит.

– А если вы нас высадите в дельте Волги, там, где она впадает в Каспийское море? Это ближе до Астрахани километров на двести, а дальше до какого-нибудь населенного пункта мы пойдем на резиновой лодке, – предложил Игорь.

– Вы нарушите государственную границу России, а у них там истребители. Сейчас, когда у всех на уме война с террористами, запросто могут сбить. Можно, правда, сесть на нефтедобывающий корабль Искандера и дозаправиться, если хозяин, конечно, разрешит посадку. Только не говорите ему о том, что я вам про корабль рассказал. А то мне попадет.

– Пойду поговорю с ним. Может, он разрешит. – Игорь перелез на пассажирские сиденья.

Усевшись напротив прикованного наручниками к боковой стойке пленника, Игорь громко спросил, приблизив губы к самому уху своего собеседника:

– Искандер! Где нам лучше высадиться, чтобы быстрее попасть в Россию, а вам вернуться обратно?

– Самый простой вариант – это лететь в Астрахань или на станцию Аксарайскую, там уже можно спокойно уйти в центральную Россию. Но у меня, как ты слышал, свои заморочки, и следовать туда мне пока не стоит. Можно высадить вас в Каспийске, там Дагестан. Но там могут возникнуть проблемы у вас. – Он на минуту задумался и, в конце концов, предложил тот вариант, о котором говорил пилот: – У меня тут есть один корабль, который стоит на якоре, в мелководье. Он вроде и около берега, но в нейтральных водах. Можно вечером сесть на него, заправиться и долететь до Аксарайской.

– А как же пограничники? – задал резонный вопрос Игорь.

– Это мои проблемы, – последовал уверенный ответ.

Примерно через час внизу показался корабль, неподвижно стоящий посередине моря, и вертолет сел на желтый посадочный круг, нарисованный на корме. Сразу же подбежали люди. Вышедший в дверной проем Искандер отдал несколько команд, и тотчас к вертолету протянулись заправочные шланги.

Вернувшись в салон вертолета, Искандер попросил Игоря:

– Ты, пожалуйста, никому не говори, как взял меня в заложники. Это же позор!

– Мы еще можем все поправить. Ты же редкоземельными металлами занимаешься? – спросил Игорь.

– Я много чем занимаюсь, главное, чтобы дело приносило хороший доход, – ответил Искандер с усмешкой.

– Почем возьмешь осмий? – решив взять быка за рога, спросил Игорь.

– Это действительно осмий? – лениво поинтересовался хозяин вертолета, но даже в полутьме салона видно было, как у него алчно вспыхнули глаза.

– Если ты действительно держишь в руках всю торговлю или хотя бы часть ее, то должен знать дежурного по станции Пахтаарал, – развивал свою мысль Игорь.

– Мир праху его, – набожно ответил Искандер.

– Я должен был передать ему металл и получить деньги, а он должен был переправить меня в Казахстан. Но когда мы прибыли на станцию, его не было, там стоял другой человек, и мы ушли.

– Была договоренность с одной женщиной, – Искандер показал двумя пальцами на свое плечо, имея в виду погоны, – но вмешалась служба безопасности и обломала всю операцию. Значит, металл теперь у тебя? – задумчиво произнес он, массируя себе голову.

Игорь кивнул.

– Даю пятьдесят тысяч за грамм, – предложил Искандер.

– Хочу миллион за все десять граммов, – назвал свою цену Игорь.

На том и порешили.

Искандер тут же перевел деньги на указанный Игорем счет. Игорь позвонил в Москву и, убедившись, что деньги перечислены, передал Искандеру Светин поясок с зашитым в нем осмием.

– Я могу не проверять, но порядок есть порядок, – и, высунувшись из люка, он громко позвал одного из своих людей.

В дверном проеме показалась чья-то усатая физиономия. Взяв поясок, человек исчез.

Все притаились в напряженном ожидании, но ждать не пришлось долго. Минут через пять по железной лесенке вновь затопали шаги, и в салон просунулась мужская рука с бумажкой, которую Игорь, прочитав, передал Тимуру, а тот, в свою очередь, Искандеру.

– Все в порядке, можно лететь, – сказал Искандер.

Полет проходил в полной темноте. Пилот ориентировался только по приборам и звездам, которые высветили все небо.

Вертолет начал снижаться, и только тут Игорь заметил, что летели они выше облаков.

– До конца полета осталось двадцать минут, – предупредил пилот, и Игорь набрал номер справочной железнодорожного вокзала Астрахани.

– Алло, девушка! Скажите, пожалуйста, какие поезда сегодня идут в северном направлении через Аксарайскую станцию? – спросил он и, услышав ответ, взглянул на часы.

Внизу светилась огнями железнодорожная станция, а правее нее шла автомобильная дорога, вся усеянная огоньками идущих машин. Игорь не стал никого посвящать в то, что по железнодорожному пути, ясно видимому сверху, к станции уже шли два нужных им пассажирских поезда.

– Ну что, будем прощаться? – спросил Игорь у Искандера, снимая с его запястья наручники. – Если ты занимаешься металлом, то, наверное, знаешь, что три дня назад у вас пропала большая партия золота. – В это время он мельком взглянул на Тимура и увидел, что тот мимикой умоляет его ничего не говорить. Но тем не менее Игорь продолжал: – Я его спрятал в одно не очень надежное место, но надеюсь, что до того времени, когда мы доберемся до места назначения, оно долежит в полной сохранности.

– Так это опять ваши дела! – радостно воскликнул Искандер, радуясь тому, что отыскались концы пропавшего груза, и хлопнул себя по коленям.

– Я хорошо понимаю, что такой груз на дороге не валяется и у него обязательно должен быть хозяин и что, если я его присвою, меня обязательно найдут. Но хочу сказать, что золото в наших руках оказалось случайно. На караван было совершено нападение, и мы просто чудом отбились.

– Или имитация нападения, – сквозь зубы проговорил Искандер.

– Может, ты и прав, по всей видимости, это была имитация. Но тут появился неучтенный фактор, то есть мы. Мы всего лишь спасали свои шкуры.

– Груз вы спрятали где-то по дороге? Пустой грузовик мы нашли, – азартно блестя глазами и хватая Игоря за руки, воскликнул Искандер.

В этот момент вертолет сильно тряхнуло, они приземлились. Отводя руки Искандера от своей куртки, Игорь встал и, накинув на плечи сумки, похлопал того по руке.

– Конечно, по дороге, – на прощание сказал Игорь. – Только в каком месте именно, тебе не узнать. Доберусь до места, позвоню.

– Зачем тебе трястись в поезде! Сейчас же летим обратно, я вызываю свой самолет, и через несколько часов тебя с комфортом доставят в любую точку России! Только скажи, где золото!

Двинувшись вслед за Тимуром и Светой к выходу, Игорь сказал:

– Золото – наша страховка. Но хотелось бы знать, какая доля положена мне за спасение металла?

– Три десятых процента, – откликнулся Искандер.

– Лучше пять десятых! – остановившись в дверях, предложил Игорь.

– Договорились, только позвони! – воскликнул Искандер.

– Завтра, в крайнем случае послезавтра я обязательно позвоню или сброшу сообщение на твой сайт, – пообещал Игорь.

– Возьми мой телефон. – Искандер протянул миниатюрный, не больше спичечного коробка сотовый телефон. – Звони в любое время!

Игорь вышел к своим друзьям, которые с нетерпением ждали его. Вертолет же заревел двигателем и, оторвавшись от земли, взмыл вверх.

– Пойдемте быстрее, – сказала Света. – Надо выбираться отсюда, а то еще ненароком милиция прихватит. И надо срочно позвонить маме, она уже два дня как в России с новыми документами для всех нас, – сказала девушка.

Подчиняясь ее словам, Игорь и Тимур взвалили на плечи сумки и пошли на шум автомобильной дороги, проходящей метрах в ста от места их посадки.

Глава 20

…и их осталось двое

Автомобильная дорога, которая с воздуха казалась сплошь забитой транспортом, преподнесла очередной сюрприз. Никто не останавливался рядом с тремя неизвестно откуда взявшимися посреди трассы людьми. Тогда Свету, как наживку, одну выставили на дорогу. И вдруг одинокий «ГАЗ-69», прадедушка современных джипов, неторопливо тащившийся посередине шоссе, наплевав на все правила дорожного движения, затормозил.

– Девушка, вас подвезти? – высунувшись чуть ли не наполовину из окна, заплетающимся языком спросил одетый в телогрейку абориген.

Им оказался смешной старичок с широкой бородой. Увидев Игоря с Тимуром, вышедших из камышей, он совершенно не испугался, а даже обрадовался.

– Мужики! Выпьете? – И не тратя времени даром, он выскочил из машины с литровой бутылкой какой-то мутной жидкости.

Игорь молча взял бутылку и поднес ее к губам. Сделав глоток, он поперхнулся, выдохнул, глотнул еще и молча передал бутылку Тимуру, который не так отважно, но все-таки отхлебнул из бутылки. Света тоже немного выпила.

Самогон был крепким, и все сразу же немного захмелели, чувствуя, как спадает напряжение. День сегодня был тяжелым.

Дедок глянул на часы и заторопился.

– Мужики, мне ехать пора. Через десять минут на станцию придет поезд, а стоянка всего минута. За это время мне надо успеть пять мешков рыбы загрузить.

– Ерунда, мы тебе поможем, – отозвалась девушка. – Смотри, какие здоровые ребята!

Вся троица села в машину. Света устроилась впереди, а Игорь с Тимуром приютились на заднем сиденье, откуда торчали пружины и давили мешки с рыбой.

Машина, несмотря на свой почтенный возраст, неслась по шоссе со скоростью более ста километров в час, как показывал древний стрелочный спидометр.

– Ребята! А вам куда, собственно, надо? – поинтересовался дедок, глянув на девушку.

– Мы хотели сесть на новгородский или питерский поезд, – сказал из-за спины дедка Игорь.

– Нет проблем! Скажу Сереге, это мой проводник, и езжайте с ним хоть до самого Питера. Больше возможности у вас сегодня все равно не будет. Новгородский уже прошел, – обнадежил дедок. – Сейчас зарулим прямо на перрон. Вы выскакивайте, как только поезд остановится, и сразу грузите, – начал командовать он.

Машина подъехала к открытой двери купейного вагона.

Быстро закидав мешки в тамбур и сунув на прощанье дедку деньги за проезд и бутыль самогона, которую они у него прихватили, Игорь последним заскочил в тронувшийся поезд. Проводнику он спокойно сказал:

– Довезешь до Москвы, хорошо подогреем.

Проводник против нелегалов не возражал.

Отдельное купе с чистыми простынями на застеленных койках было предо-ставлено в течение десяти минут, и уже через час, напившись чая, вся троица мирно спала, уносимая в центральную Россию.


– Вставайте быстрее! Идет контроль, проверка! Ревизоры с милицией! – неожиданно раздался испуганный голос проводника, а когда поезд внезапно остановился, они очутились на пронизывающем холодном ветру на перроне.

Они с тоской глядели на красные огоньки уходящего поезда.

– Станция Корючка, – прочитал вслух Игорь поцарапанную надпись на навесе.

– Следующий поезд можно ждать до скончания века, – произнесла Света, с грустью оглядываясь.

К станции примыкало редколесье, состоящее из тополей и берез. Метрах в ста стоял высокий забор, огораживающий аккуратные, будто игрушечные, домики. Из труб некоторых вился дымок.

На часах было семь утра. У девушки запиликал телефон, о наличии которого Игорь даже не предполагал. Достав телефон, Света повернулась к парням спиной и начала говорить. Ветер усилился, уносил фразы в сторону, и до них долетали только отдельные слова.

– Да. Приехали. Станция Корючка. Сейчас передам. – Девушка подошла к Игорю и передала маленький, чуть больше спичечного коробка, телефон, из которого послышался голос Елены:

– Рада, что ты довез мою дочь до России. Сейчас вам надо как можно быстрее добраться до Сызрани. На вокзале подойдете к камерам хранения. Ячейка номер триста семьдесят пять, код восемьдесят четыре пятнадцать. Возьмете документы и поедете в Москву. В столице сдашь мою дочь человеку по имени Сергей. С рук на руки. Он тебя встретит возле администрации Балашихи завтра в пять часов вечера. Очень высокий и худой парень. Пароль – ноль, отзыв – два ноля. – И в трубке запиликали гудки отбоя.

В это время к станции подъехала шикарная иномарка и лихо развернулась, представив взорам троицы аккуратный приподнятый багажник. На заднем стекле красовалась надпись «Митцубиси Галант». Боковое стекло поползло вниз, и из него высунулась веснушчатая физиономия парня лет двадцати, который спросил:

– Вам случайно ехать не надо?

– Надо, и далеко, – без запинки ответил Игорь, присматриваясь к парню.

– Что значит «далеко»? До Саратова, Самары, Волгограда?

– А если дальше?

– Любой каприз за ваши деньги, – самоуверенно ответил парень.

– До Москвы через Сызрань сколько будет стоить? – небрежно спросил Игорь.

Сторговались быстро, и компания расселась в машине.

До Сызрани домчались часа за четыре. На отдельных участках машина шла под двести километров в час. Остановившись один только раз для того, чтобы выбросить оружие в реку, незаметно для глаз водителя, разумеется.

В Сызрани, попросив парня остановиться у вокзала, Игорь сбегал в автоматические камеры хранения, находившиеся в подвальном помещении, и, открыв названную Еленой ячейку, забрал оттуда бумажный пакет. На первом этаже вокзала он купил минеральную воду, две аппетитно пахнувшие курицы и хлеб.

Путешественники быстро перекусили и двинулись дальше.

Опять же незаметно для водителя Игорь разорвал пакет, взятый в камере хранения, и достал оттуда документы. Также в пакете была пачка долларов. Игорь разделил ее на три части, одну отдал Тимуру, вторую – Свете, третью взял себе. Отдал парню и девушке документы.

До Москвы доехали без приключений. По Кольцевой добрались до Балашихи. Было четыре часа сорок пять минут.

Мужчину, которого описала Елена, они узнали сразу. Он был действительно высоким, выше двух метров. Он неторопливо подходил к трехэтажному зданию, на котором было написано: «Администрация Балашихинского района». Остановившись около коммерческого ларька, мужчина купил пачку сигарет, бутылку минеральной воды и, наклонившись к окошечку ларька, стал о чем-то говорить с продавщицей.

Наказав Тимуру и Свете оставаться на месте, Игорь направился к ларьку, где дядя-жердь, как про себя окрестил его Игорь, вовсю любезничал с миловидной продавщицей.

– Дядя, отодвинься. Дай человеку пачку сигарет купить, – нарочито грубо произнес Игорь, отодвигая тощего, похожего на дистрофика человека. Протягивая деньги, он негромко сказал: – Ноль.

– Два ноля, – последовал ответ, и в карман Игоря что-то положили. – Верочка! Так я сегодня вечером позвоню? – спросил дядя-жердь и, сделав один широкий шаг, сразу же оказался на расстоянии почти полутора метров от Игоря.

Мужчина неторопливо зашагал к припаркованной «Волге» белого цвета. Остановившаяся рядом с Игорем Света поцеловала парня и, ни слова не говоря, побежала за длинным. Сев на переднее сиденье, она о чем-то сразу с ним заговорила, при этом быстро жестикулируя руками. Игорь резко повернулся и направился к остановившему такси Тимуру.

Усевшись на заднее сиденье такси, он, взглядом провожая «Волгу», сказал:

– Тимур! Дай дедовского самогона. Давай глотнем, у нас осталось еще одно, очень тяжелое дело.

– С твоим коллегой? – догадался Тимур, протягивая Игорю литровую бутыль.

Игорь кивнул.

– Отец, давай нас в Москву, – обратился он к водителю, – улица Вавилова, двенадцать.

Глава 21

Неприятный разговор

Дом, куда их привезли, был старой добитой пятиэтажной хрущевкой. Остановившись перед деревянной дверью на четвертом этаже, Игорь нажал кнопку звонка. Глянув по сторонам, он отметил, что соседи, должно быть, зажиточные люди. У двух квартир, расположившихся рядом на площадке, были шикарные металлические двери. А у одной даже была установлена камера наблюдения.

Из этой квартиры и вышел пузатый детина и, прислонившись к косяку, стал ковырять зубочисткой в зубах, с интересом наблюдая за попытками Игоря извлечь из звонка хоть какие-то звуки.

– Стучать надо! Я этой курве электричество и телефон перерезал, пусть быстрее квартиру освобождает. Гы-гы-гы, – заржал толстобрюхий, и в такт смеху его живот начал ходить вверх-вниз. – Вас Витек прислал? Опять будете бабку стращать? Правильно, так ей и надо!

– Слышь, дружбан! – зло сказал Игорь. – Ты бы зашел в свою квартиру! А то бабка пугается тебя, наверное, думает, что мы с тобой заодно. Совсем дверь не откроет. – Игорь надвинулся на пузатого, заставив того отступить в квартиру.

Захлопнув за ним дверь, он повернулся к Тимуру и попросил:

– Сверни голову этой видеокамере и встань спиной к двери пузана, загороди глазок. Как зовут жену твоего сокамерника? А его самого-то как звали?

Кинув сломанную камеру в угол площадки, Тимур отряхнул руки и ответил:

– Ее – Вера Петровна, а его – Олег, по отчеству не знаю.

Осторожно постучав в дверь, Игорь негромким голосом произнес:

– Вера Петровна! Мы пришли от Олега!

Дверь сразу же распахнулась, и на пороге квартиры возникла заплаканная сухонькая женщина в халате, из-под которого виднелась длинная холщовая рубашка.

– Ну что вы, Вера Петровна! – стал успокаивать женщину Игорь.

– Извините меня, – вытирая слезы рукавом халата, сказала она. – От Олега уже месяц нет известий. Обычно он через два-три дня звонит. Меня соседи выживают, отрезали телефон, свет. Говорят, зачем тебе, старая, одной три комнаты, хватит и коммуналки.

– Тимур! Сможешь наладить свет и телефон? – обратился Игорь к другу, который все это время стоял в коридоре и сжимал кулаки.

Понимая, что если чем-то не займется, то наломает дров, Тимур спросил:

– Вера Петровна! У вас какие-нибудь инструменты есть?

– Конечно, ведь Олег был физиком. – С этими словами она кивнула на металлический ящик с инструментами, стоявший в коридоре. Тимур схватил его и быстро вышел за дверь.

– Олег умер, – собравшись с духом, выпалил Игорь. Женщина разрыдалась, и Игорю вновь пришлось успокаивать ее.

– Я чувствовала, – всхлипнула Вера Петровна. – Как это произошло?

Игорь решил не травмировать женщину историей о тяжелой кончине ее супруга и коротко рассказал:

– Его взяли в плен, держали в тюрьме. Во время освобождения он погиб. Трагическое стечение обстоятельств.

В это время зажегся свет, а еще через минуту тихо звякнул телефон, стоящий в коридоре на старенькой тумбочке. Когда Игорь поднял трубку, то услышал длинный гудок. Сунув руку в карман, он достал клочок бумаги, сунутый ему в карман длинным в Балашихе, и прочитал: «Вам забронирован номер в гостинице «Зарница», что на Савеловском вокзале».

В этот момент в квартиру вошел Тимур и доложил:

– Все сделал, как ты велел. – Он поставил ящик с инструментами на место.

– Давайте чаю попьем, – предложила Вера Петровна. – Правда, особо угощать вас нечем, денег нет.

– Вот деньги, которые передал вам муж, – и Игорь вложил в руку женщины пачку долларов, которую вместе с запиской сунул ему в карман высокий.

– Что вы! – всплеснула руками женщина. – Не надо!

Но Игорь ее уже не слушал.

– Осталось еще одно дело. Где кабинет мужа? – спросил он, проходя в квартиру.

Вера Петровна проводила приятелей в комнату, заставленную книгами. У окна стоял письменный стол, на котором был установлен старенький компьютер.

Оглядев полки, Игорь нашел на них знакомые книги по акустике. Здесь были труды таких авторов, как Скучик, Колесников, Иориш, Никифоров, Боголепов, а в самом углу полки стоял коричневый томик Релея. Сняв его, он осторожно сдул пыль и, открыв книгу, пролистнул страницы. В середине книги лежала пластиковая карта.

– Сейчас мы проверим, сколько денег на счету этой карты, – сказал Игорь и позвонил знакомому банковскому оператору.

– Оксаночка! Здравствуй. Это Игорь говорит. Посмотри, пожалуйста, сколько денег на счету карты, номер восемьсот тридцать два сорок четыре двенадцать, кодовое слово «Белл», пин-код – восемнадцать шестьдесят семь, – и, зажав микрофон трубки рукой, он начал объяснять раскрывшей от удивления глаза женщине:

– За работу вашему мужу платили хорошие деньги, и он их складывал на пластиковую карту. Да? – снова сказал он в трубку. – Спасибо. Торт с меня.

Вера Петровна и Тимур вопросительно смотрели на Игоря, и он сказал:

– На карточке восемьдесят три тысячи долларов. И деньги ваши. В любом банке вы сможете получить эту сумму. – Он положил карточку на стол и повернулся, собираясь уходить.

– Никуда вы не пойдете. Уже ночь, и где вы будете в Москве искать ночлег? Оставайтесь у меня. Вы, если не ошибаюсь, по специальности тоже акустик? – спросила она у Игоря.

Тот кивнул.

– Я вам с работой помогу, – сказала она и тут же позвонила по телефону..

– Виктор Семенович! Я вам тут грамотного акустика нашла на работу. Молодой. Конечно. В поле сможет ездить. Московская прописка? – Она прикрыла трубку и шепотом спросила: – У вас есть московская прописка?

– Не знаю, – ответил Игорь, доставая из заднего кармана недавно полученный паспорт. Вера Петровна взяла его и, открыв, посмотрела отметку о прописке.

– Да, прописка есть, но только областная. Еще инженер нужен? Да, есть один, – и она взглянула на Тимура. – Договорились. До завтра. – Вера Петровна положила трубку.

– Завтра вы пойдете со мной в мой НИИ, где, кстати, работал и Олег. Вас примут на работу. Жить будете пока у меня.

Глава 22

Месть

Виктор Семенович оказался мужчиной лет пятидесяти. Он был невысокого роста и обладал густой, черной, без единого седого волоска, шевелюрой. Лицо у него было добродушное, мясистое. При виде двух молодых людей особой радости он не выказал.

Первым делом Виктор Семенович попросил дипломы о высшем образовании, а когда выяснилось, что таковых в наличии ни у Игоря, ни у Тимура не имеется, то укоризненно покачал головой.

– Диплома нет, но знаний немного нахватались, – не отступал Игорь, немного иронически глядя на заведующего лабораторией.

– Хорошо. Что вы можете рассказать о существующей аппаратуре для измерения шума? – поинтересовался завлаб.

И Игорь прочитал лекцию о существующей аппаратуре по измерению шума и вибрации. Начал он с самого начала, когда эти приборы еще только появились в Советском Союзе.

Выслушав, Виктор Семенович остался доволен знаниями Игоря.

– Не знаю, как вы умеете мерить шум и вибрацию, но историю вопроса вы знаете неплохо.

Он еще немного погонял Игоря по интересующим его темам и заключил:

– Хорошо. Вы зачислены в штат. Мы все сегодня выезжаем на натурные измерения, так что придете через десять дней. Постарайтесь за это время найти ваши дипломы и подучить своего товарища, который, я уверен, тоже является акустиком.

Неожиданно из-за двери вышел плотный человек лет тридцати пяти и, внимательно посмотрев на Игоря с Тимуром, предложил:

– Давайте поговорим.

– Давайте, – недоуменно произнес Игорь, окидывая мужчину взглядом.

– Ваши документы сделаны, конечно, хорошо, но серьезную проверку не выдержат. Так, легкий поверхностный осмотр для сельского милиционера, – презрительно заметил вошедший, едва раскрыв паспорт Игоря.

– Что же нам делать? Других документов у нас нет, – удрученно сказал Игорь.

– Есть другой вариант работы по специальности, и, по-моему, вы с работой справитесь, господин санитарный инженер, – весело сказал мужчина, протягивая бордовую книжечку.

«Полковник Сергеев Иван Михайлович. Главное разведывательное управление Генерального штаба России», – вслух прочитал Игорь, раскрыв протянутое им удостоверение и недоуменно подняв брови».

– Чем мы могли заинтересовать такую серьезную контору? – встрял в разговор Тимур.

– Вам, Тимур, задавать такие вопросы не полагается! – усмехнулся полковник ГРУ. – Молоды еще.

– Так в чем дело? – нетерпеливо произнес Игорь.

– Есть предложение руководства организовать на базе этого института хозрасчетный участок, лабораторию, малое предприятие, которое будет заниматься решением специальных задач на промышленных предприятиях. Объем работ мы вам дадим, крышей обеспечим, проследим, чтобы деньги вам выплачивали в срок.

– Надо подумать, – произнес Игорь.

– Значит, согласны, – заключил с улыбкой полковник. – Завтра все документы на наше бюро будут готовы. Куратор вас обоих будет ждать в пять часов вечера по адресу вашего офиса, Графский переулок, 22. Офис найдете по табличке! – Полковник встал и направился к двери.

– Один момент, Иван Михайлович! – сказал Игорь в спину взявшемуся за ручку двери человеку.

Встретившись с серьезными глазами гэрэушника, Игорь решился:

– Ко мне случайно попали документы по новым разработкам химического оружия и их испытаниям. Я их спрятал в своем городе. Мне они не нужны, а для вас, думаю, представят определенный интерес.

Полковник чуть не подскочил на месте.

– Мы все на ушах стоим, а вы держите у себя такие документы! – воскликнул он.

– Я просто случайно оказался в туалете, когда на хозяина материалов напали хулиганы, и решил забрать материалы.

– Быстро садись в машину и в Чкаловский. Там тебя будет ждать спарка. Двадцать минут лету, и ты в городе. Все материалы лично мне! – приказал полковник, доставая из кармана сотовый телефон.

Когда Тимур привстал со своего места, полковник жестом остановил его:

– Мы вместе подождем твоего друга.


Выйдя на улицу, Игорь с Тимуром посмотрели друг на друга и рассмеялись.

– Здорово нас полковник в оборот взял, – сказал Тимур, и не успел Игорь ответить, как зазвонил сотовый телефон.

– Здравствуйте, Игорь! Это Искандер вас беспокоит, – послышался в трубке вкрадчивый голос. – Вы обещали позвонить мне насчет презренного металла, но я так и не дождался вашего звонка и решил позвонить сам.

– Одну минутку. Сейчас я в дороге. Перезвоните, пожалуйста, минут через двадцать, – попросил Игорь. – Звонил Искандер, – обратился он к Тимуру. – Напомнил о золоте. Что будем делать?

– Надо быстрее с ним развязаться, а то Светочка может открыть ротик и где-нибудь не там о нем рассказать, – стал размышлять вслух Тимур, идя рядом с Игорем по улице.

– Давай зайдем в какое-нибудь кафе и там спокойно обсудим все дела, – предложил Игорь.

На небольшом заасфальтированном пятачке стояли пластмассовые столики под большими разноцветными зонтиками. Усевшись за один из них около фонтана, Игорь попросил принести кофе.

Когда официантка в кокетливой наколке ушла, Тимур спросил:

– Ты не хочешь отомстить своим обидчикам руками Искандера? Я много слышал о нем и хорошего и плохого, но этот человек всегда держит свое слово.

– Я что-то плохо тебя понимаю, – тряхнув головой, сказал Игорь.

– Давай отплатим нашим «друзьям», Сейджакову и полковнику, той же монетой.

В этот момент снова зазвонил телефон, и Тимур, не спрашивая разрешения, взял его и начал говорить по-туркменски. Собеседники о чем-то говорили, спорили, и, наконец, Тимур передал трубку Игорю со словами:

– Опиши внешность своего полковника и как его найти.

Игорь подробно описал Искандеру, как выглядит и где работает полковник из РОВД, подставивший его Сейджакову.

– Я все понял. Максимум через неделю все будет сделано, – закончил разговор Искандер, и в трубке послышались короткие гудки отбоя.

Прихлебывая кофе, Тимур начал передавать разговор:

– Я снизил нашу долю на одну десятую процента, а взамен попросил Искандера провести точно такую же операцию с твоим обидчиком Сейджаковым, которого переправят в Россию и посадят в специальный частный лагерь. Лагерь находится в Сибири и занимается добычей металла в шахте. Лет пять в нем он посидит. Полковника обещал перевезти в Туркмению, будет пасти овец. Если откроет рот, то попадет в точно такой же лагерь, но уже в Иране. За все это мы заплатили чужим золотом. Место складирования я сказал. Извини, что не посоветовался с тобой. – Тимур поднял палец и попросил подбежавшую официантку: – Девушка! Два кофе, лимон, колбаски копченой, икорки красной, зелени и бутылочку хорошего коньяка.

Эпилог

Звонок от Искандера раздался в семь часов утра.

– Извините, что звоню так рано, но ведь радостные вести надо приносить с утра, чтобы весь день было хорошее настроение. Позвоните своему банковскому оператору и проверьте поступление денег на свой расчетный счет. В камере хранения номер восемь на Казанском вокзале, в триста сорок четвертой ячейке для вас посылка. Немного фруктов, зелени и кусок курдючного сала, внутри которого находится лазерный диск с записью. Кодовое слово – имя вашей девушки наоборот, без первой буквы. Постарайтесь открыть диск в течение трех дней. На четвертый день информация сотрется. Принесите мои извинения вдове вашего коллеги, которого я у себя держал. На ее счет я также положил немного денег.

Вставив в компьютер диск и введя пароль, Игорь с Тимуром уставились на экран. Сначала пошла заставка – бескрайняя сибирская тайга и извилистая дорога, тянущаяся между сопками, закрытая до самого верха вековыми соснами и кедрами. Потом на экране возник забор из колючей проволоки в два ряда и охранники, стоящие на вышках. Они равнодушно смотрели на колонну заключенных, выстроившихся на плацу.

В первой шеренге Игорь заметил знакомое лицо. Высокий человек со знакомым дочерна загоревшим лицом стоял в первом ряду. Одет он был в синюю робу, на которой были большие белые цифры.

– Заключенный номер 5698! – раздался зычный голос за кадром.

– Статья двести двадцать вторая, пункт «б», восемь лет строгого режима! – быстро ответил «черный», испуганно втянув голову в плечи.

Затем на экране завихрился ветер, поднявший песок, и на бархане Игорь увидел знакомую рыхлую фигуру полковника, одетую во все тот же камуфляж, но уже сильно обветшавший. В руке у него была камча, и он с тоской смотрел на огромное стадо овец, сгрудившихся вокруг бетонного кольца с водой.


Купить книгу "Тимур и его бригада" Сарычев Анатолий

home | my bookshelf | | Тимур и его бригада |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу